Book: Ты лишила меня сна



Ты лишила меня сна

Карен Хокинс

Ты лишила меня сна

Глава 1

Нет ничего хуже мужчины, считающего себя всегда правым, если не считать женщины, которая думает так же.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Запрещаю тебе уезжать. — Несмотря на то что Уильяму Херсту было всего двадцать лет, он считал, что в отсутствие отца отвечает за дела в Уитберне, усадьбе викария. — Я тебя предупредил, Триона, — добавил он самым грозным тоном. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы поставить точку в этом безумии!

Его старшая сестра не подняла головы и не прервала своего занятия. Она копалась в гардеробе, откуда пыталась выудить поношенный саквояж. Катриона, а для близких Триона, поставила саквояж на свою кровать, щелкнула замочком, открывая его, и принялась укладываться.

— Ты меня поняла? — спросил Уильям, повышая голос. — Я запрещаю…

— Что? О, конечно, дорогой. Но кто-то ведь должен поехать в Лондон. Надо поговорить с Кейтлин и вразумить ее.

— Да, но…

— Раз отец с матерью задерживаются у дяди Трэверса еще на две недели, а ты занят подготовкой к экзаменам, то этим «кем-то» стану я.

Уильям нахмурился. Будучи красивым молодым человеком внушительного роста, он привык к особому вниманию. Все в графстве считались с ним, кроме членов семьи.

— Ты не опекунша Кейтлин.

— Но я ее сестра-близнец, и потому на меня падает эта миссия — помочь ей выпутаться из хаоса, который она сама же и создала.

— Уильям, оставь Триону в покое, — подал голос восемнадцатилетний Роберт.

Он стоял у двери с толстой книгой в руках, и с усмешкой глядел на старшего брата.

— Отец, уезжая, оставил Триону за старшую и выразился достаточно ясно. Я слышал.

Уильям снова нахмурился.

— Но отец вовсе не имел в виду, что она помчится в Лондон. Я старший из мужчин и потому должен поехать сам.

Триона попрочнее пристроила очки на носу и рассмеялась:

— Ах! Понимаю. Ты не хочешь дать мне развлечься. Но я обещаю, что буду вести себя разумно.

Она скрестила пальцы и подняла руку, торжественно произнося:

— Даю твердое слово. И обещаю проявлять осторожность. Я ведь единственная, к чьим словам Кейтлин прислушается. Поэтому ехать должна я.

— Да, но хорошо ли подумала?

— Уильям!

Семнадцатилетняя Мэри отложила вязанье с раздраженным вздохом.

— Это исключительный случай, критическая ситуация! Кейтлин повела себя так скверно, что бедная тетя Лавиния была вынуждена обратиться к нам за помощью! — Губы ее дрожали: — После этого тетя Лавиния никогда не пригласит никого из нас провести сезон в ее доме!

Уильям вздохнул:

— Я не говорю, что мы не должны спасать Кейтлин, несмотря на ее шалости. Я только хочу узнать мнение отца насчет того, как нам поступить.

— Нет, ты не должен ей препятствовать, — решительно вмешался Майкл, сидящий у огня, завернувшись в одеяло. В комнате было прохладно. Тонкий и бледный слабогрудый мальчик в свои пятнадцать лет обладал не по годам острым умом. Подцепив ту же лихорадку, что и Триона, помешавшую ей провести вместе с Кейтлин этот сезон в Лондоне, он еще не оправился от нее, и на его худых щеках горел нездоровый румянец. — Отец последний, кому следует это сообщать. Если он узнает, как скверно ведет себя Кейтлин, то никогда не разрешит ни одному из нас навестить тетю Лавинию.

Мэри тут же поддержала его:

— Потребовались месяцы на то, чтобы добиться его согласия отпустить Кейтлин и Триону, а когда Триона заболела, он попытался вообще отменить эту поездку, и матушке пришлось вмешаться.

— Помню! — сказал Уильям, сильно раздосадованный. — Я ведь тоже здесь был.

— В таком случае ты должен знать, что сообщать отцу дурные вести — колоссальная ошибка.

Майкл кивнул:

— Мэри права. Отец бы…

Он закашлялся с такой силой, что, казалось, его сейчас вывернет наизнанку.

Триона замерла, перестала складывать свою шаль, вышитую серебром, и с тревогой посмотрела на брата. Усадьба викария в Уитберне представляла собой дряхлый, продуваемый сквозняками дом, который издавал таинственные скрипы и давал течь в разных местах. В дополнение к покосившимся лестницам и вздыбленным доскам пола, которые не могли заставить лежать, ровно никакие гвозди, сколько бы их ни вбивали, порывы холодного ветра сотрясали двери и окна, и от этого самые сырые уголки дома никогда не просыхали.

Она нахмурилась, глядя на своего младшего брата:

— Ты не забываешь принимать лекарство?

— Оно действует на меня усыпляюще.

— Сон тебе полезен.

— Я только и делаю, что сплю. Уже достаточно отдохнул.

Уильям нахмурился:

— Я слышал, как ты кашлял рано утром.

Триона указала на флакон, стоящий возле локтя Майкла:

— Прими лекарство!

— Но…

Она уперлась руками в бока:

— Майкл Джон Херст, не вынуждай меня принимать крутые меры. Я могу начать петь!

Уильям повернулся к брату:

— Майкл, делай, что тебе говорят.

— Пожалуйста! — с жаром взмолилась Мэри.

Роберт, продолжая сжимать свою книгу, тоже указал на флакон:

— Ради нас всех!

Майкл отозвался слабым смехом, и тело его сотряс новый приступ кашля. Когда снова обрел способность дышать, он взял в руки бутылку и ложку:

— Ладно, но только потому, что мне вас жаль. Я не возражаю, если Триона споет для меня.

— И ты на это соглашаешься? — ужаснулась Мэри. Он усмехнулся:

— От этой лихорадки у меня заложило уши. Ваши слова доносятся до меня будто издалека.

Триона выждала, чтобы убедиться, что он принял всю положенную дозу, потом продолжила укладываться.

— Если все пойдет хорошо, я вернусь из Лондона до возвращения отца. И если мне удастся убедить тетю Лавинию молчать, он и не узнает ничего.

Мэри просияла:

— Тогда он не станет возражать против того, чтобы еще кто-нибудь из нас навестил тетушку в следующий сезон!

Триона кивнула. Если бы Мэри не злоупотребляла тортами с кремом, то когда-нибудь смогла бы соперничать красотой с Кейтлин. А та расцвела и превратилась в очаровательную девушку.

Хотя Триона и Кейтлин были двойняшками и между ними существовало некоторое сходство, имелось и много различий. Кейтлин была мала ростом и стройна. Волосы ее были золотыми, а чуть раскосые глаза — темно-карими, и двигалась она с такой завораживающей грацией, а скорее даже плыла по комнате, что мужчины останавливались и долго стояли с раскрытыми ртами.

Триона была высокой и обладала более округлыми формами. Волосы же ее были скорее рыжеватыми, чем золотыми, а глаза орехового цвета прятались под очками.

Но было и еще кое-что: Кейтлин умела по-особому смеяться и очаровывать и еще много такого, чего не выразить словами. Как не могли бы сделать это и десятки влюбленных в Кейтлин молодых мужчин, пытавшихся разгадать секрет ее обаяния.

— До того как Триона уедет, нам следует сделать одну вещь, — сказал Майкл, и тон его был непререкаемым. — Мы все должны поклясться, что ни слова не пророним отцу о ее поездке.

Он многозначительно посмотрел на Роберта.

— Да, — тотчас же согласился Уильям, тоже буравя Роберта взглядом. — Дадим слово держать рты на замке.

Роберт слегка покраснел:

— Не стану я давать такой клятвы! Отец не хотел, чтобы у нас были от него тайны.

Роберт добился отцовского расположения и одобрения успехами в науках, и успехи эти были таковы, что его братья и сестры с изумлением и почтением взирали на него с разных концов стола, когда он на безупречном греческом или латыни отвечал на самые заковыристые вопросы отца с самым самоуверенным видом.

— Возможно, ты не сознаешь, в каком положении мы оказались, — сказала Триона, взяла с постели письмо и вручила Роберту: — Тетя Лавиния в затруднении. Она не знает, как повлиять на нашу сестрицу. Я должна вам напомнить, какой иногда бывает Кейтлин и как трудно с ней справиться. Вам всем это известно.

Мэри кивнула:

— Нет большей упрямицы!

— Ее не удержишь в узде. — Голос Майкла был уже немного сонным, потому что лекарство начало действовать.

Роберт прочел послание и презрительно фыркнул:

— Тетя Лавиния не может придумать, как заставить Кейтлин подчиняться. Но приказы тут не помогут! Это может только все усугубить, и она станет вести себя еще хуже.

Уильям вздохнул:

— Как бы скверно ни вела себя Кейтлин, у нас нет средств поехать в Лондон всем вместе.

— Но взгляните на все это с иной точки зрения, — сказала Мэри серьезно. — Если Кейтлин удачно выйдет замуж, то сможет пригласить нас погостить у нее в Лондоне, сможет вывозить нас на балы и в театры и развлекать всеми возможными способами!

Триона усмехнулась:

— Пусть лучше Кейтлин выйдет замуж за человека с очень, очень большим домом, чтобы мы все в нем поместились.

— И конечно же, она позволит нам жить с ней, потому что очень добра, — сказала Мэри.

— И глуповата, — добавил Роберт. — И импульсивна к тому же.

Видя, что руки Уильяма сжались в кулаки, он поспешил исправить оплошность:

— Да, это так. Ну впрочем, это не ее вина. Поведение Кейтлин — следствие растлевающего влияния лондонского общества…

— О, пожалуйста! Не будь таким занудой.

Триона аккуратно укладывала ночную рубашку:

— Кейтлин всегда была порывистой и легкомысленной, даже когда жила здесь, в деревне.

— Но не была такой вертихвосткой, — продолжал гнуть свою линию Роберт.

— Была, — сказала Триона с сожалением. — Бедный мистер Смит-Лафтон впал в уныние, когда она укатила в Лондон, а ведь еще был мистер Линдон и лорд Хавершем-старший. И… да их всех и не перечесть.

— Их были десятки, — согласилась Мэри, не в силах скрыть зависть. — Отец несколько раз предостерегал ее. Я слышала, как он говорил матушке, что Кейтлин не сознает, какое действие оказывает на мужчин. Он считает ее склонность к флирту безобидной, но не может скрыть беспокойства.

Роберт фыркнул:

— Отец был к ней слишком снисходителен.

— Не премину сообщить ему твое мнение, — пообещала Триона сухо.

— Пожалуйста, не делай этого! — попросил Роберт так пылко, что она рассмеялась. Брат усмехнулся в ответ.

— Возможно, я слишком сурово сужу, но ты должна согласиться, что Лондон оказывает на Кейтлин нежелательное воздействие.

Правду сказать, она и здесь флиртовала напропалую, но никогда не придавала такого значения внешнему блеску и, уж конечно, не заявляла прилюдно на балу, что «любой ценой выйдет замуж до конца года».

— Нет, если только ее не подначивали, — заметил Майкл. — Кейтлин обидчива, и скорее всего причина в том, что сказал или сделал Александр Маклейн.

Триона завернула в коричневую бумагу пару туфель и уложила в саквояж.

— Бабушка постоянно твердит нам о гордости Маклейнов. Иногда мне кажется, что было бы лучше, если бы она предостерегала нас от гордости, свойственной Херстам. Наша гордость порой просто чудовищна.

— Мамушка любит поговорить о проклятии Маклейнов, — сказала Мэри, имея в виду их бабушку, которую они ласково называли именно так. — Вся природа из-за этого проклятия начинает бушевать, как только их что-нибудь разгневает! Подумать только!

Глаза Уильяма заблестели, он сложил ладони так, что пальцы его стали похожи на когти, сгорбился и заговорил, имитируя голос и шотландский акцент старой женщины:

— Не забывайте, мои дорогие, что на Маклейнах проклятие! Проклятие, говорю я вам, и все это из-за таинственной белой ведьмы! И как только они выходят из себя, начинается буря!

Рассмеялись все, кроме Мэри.

— Нечего высмеивать Мамушку. Она мудрая старая женщина. Отец говорит, что полдеревни бы вымерло, если бы не ее знания и умение обращаться с целебными травами. К тому же кто станет утверждать, что не существует такой вещи, как проклятие?

— Отец один из первых, — возразил Роберт. — Он убежден, что все это чепуха, а ведь Мамушка приходится ему матерью. Думаю, уж он-то кое-что понимает в этом.

Майкл беспокойно зашевелился на диване:

— Да Бог с ними, с Маклейнами, зачем Кейтлин устраивает публичные спектакли?

Триона поставила свой саквояж у двери, потом взяла плащ, шарф и изящную шляпку:

— Слышу, к парадному входу подъехал экипаж, и, полагаю, Нянюшка уже ждет меня.

Майкл сонно улыбнулся:

— Удачи, Триона. И помни, что отец должен вернуться через неделю, считая от пятницы.

— Вот почему я и собираюсь вернуться домой по крайней мере двумя днями раньше. И отец никогда не догадается, если мы все будем держать рты на замке, — сказала она, обращаясь к Роберту.

— А если ты проговоришься, — добавила Мэри сурово, — я расскажу ему, кто пролил молоко на его любимое издание «Одиссеи».

Роберт вздрогнул:

— Откуда ты узнала, Мэри…

При виде ее загадочной улыбки, он покраснел.

— Поэтому или держи язык за зубами, или тебе придется принять на себя его гнев, — предупредила она.

Роберт поднял руку:

— Отлично! Но если это путешествие окажется неудачным, я скажу отцу, что пытался отговорить Триону.

Триона вытащила пару перчаток из кармана плаща и надела.

— О, Роберт, не будь таким мрачным. Ничего дурного не случится. К тому же отец обещал мне поездку в Лондон, как только вернется. Можно сказать, что это произойдет немного раньше, чем было запланировано.

— Отец собирался сопровождать тебя.

— Так и будет в следующий раз. — Триона посмотрелась в зеркало и заправила под шляпку выбившуюся прядь: — Пора.

Уильям наклонился взять ее саквояж:

— Если бы я не был уверен, что мистер Олсон доложит отцу, что я пропустил назначенные занятия с ним, я сам бы поехал с тобой.

Триона улыбнулась брату:

— Мое сердце греет мысль о том, что ты готов принести такую жертву.

Уильям усмехнулся:

— Это было бы потрясающим приключением.

Триона рассмеялась и повернулась к Роберту:

— Перестань ворчать и обними меня на прощание. Я буду скучать по тебе!

Выражение его лица утратило суровость, и он подчинился.

Следующим был Майкл. Она склонилась к нему и обняла особенно крепко.

— Не выходи на улицу и принимай лекарство. За тобой присмотрит доктор Фелтерс.

Майкл сморщился. На его худом лице карие глаза казались огромными.

— Если это необходимо…

— А ты сомневаешься?

Она посмотрела на Мэри, та, в свою очередь, обняла Триону и прошептала:

— Я присмотрю за Майклом. Не беспокойся о нем.

— Благодарю тебя.

Триона улыбнулась младшей сестре и сказала вслух:

— Ты несешь за них ответственность, Мэри. Позаботься о том, чтобы Уильям не пропустил встречу с наставником, Майкл принимал лекарство, Роберт не разливал молоко на книги и…

Мэри рассмеялась, слыша заверения братьев:

— Так и сделаю. Слушаюсь.

— Блестяще! Прощайте, мои дорогие. Вернусь, как только немного приведу в чувства Кейтлин.

Триона начала спускаться вниз по лестнице. Уильям следовал за ней с саквояжем.

Она приветствовала улыбкой Нянюшку и поспешила к экипажу, уже предвкушая поездку в Лондон. Несмотря на бодрые слова, обращенные к братьям и сестре, Триона не могла справиться с беспокойством.

Самое первое воспоминание Трионы о Кейтлин было связано с тем, что та пыталась съехать с лестницы вниз по перилам, хотя ей настоятельно рекомендовали не делать этого. Позже, когда нога Кейтлин уже была надежно упакована в гипс, она сказала отцу с матерью, что все-таки рада, что не послушалась их: ведь это было так весело и забавно.

Даже в возрасте пяти лет Кейтлин была сущим наказанием. А вот Триона отличалась послушанием и никогда не давала родителям повода беспокоиться за нее. Родители даже не представляли, сколько раз Триона удерживала Кейтлин от неприятностей.

Триона лучше всех понимала свою сестру-двойняшку. Она знала, насколько беспокойным характером обладает та и к чему может привести ее тяга к приключениям. И разумеется, саму маленькую Кейтлин любили, несмотря на то что, где бы ни появлялась девочка, как по мановению волшебной палочки, вызывала неразбериху и хаос.

В отличие от сестры Триона превыше всего ценила порядок и всегда старалась делать что-нибудь полезное для своих родных. И потому спасение Кейтлин от еще одной неприятности не представляло для нее ничего необычного и нового. И все же Триона не могла избавиться от ощущения, что на этот раз все не так просто.

Кейтлин, во что ты вляпалась?




Глава 2

Ох, мои девочки! Вам и невдомек, какие беды может принести мужчина, особенно тот, которому вы безразличны.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Что ты имеешь в виду, говоря, что она сбежала? — Тетя Лавиния прижала платок к дрожащим губам. Утопая в розовом диване с бахромой, со своей пышной фигурой, затянутой в шелк цвета тутовой ягоды, она, казалось, вот-вот лопнет. — Это трагедия! — скулила она. — Недавно я зашла в комнату Кейтлин — а я, видишь ли, поселила ее в Голубую комнату, потому что из нее открывается самый лучший вид, — и…

— Тетя Лавиния, пожалуйста, не отвлекайтесь.

— Да-да. Прошу прощения. — Глаза тети Лавинии, обычно веселые, теперь были полны слез.

— Я пошла спросить Кейтлин, что она предпочитает на обед — баранину или говядину. Наша кухарка приготовила и то и другое, потому что по средам она всегда ходит на рынок…

— Тетя Лавиния!

Триона взяла себя в руки и мысленно сосчитала до десяти.

— Прошу прощения, моя дорогая. Как уже сказала, я зашла в ее комнату и увидела… — тетя Лавиния с трудом перевела дух, — что комната пуста.

Триона ждала продолжения:

— И?..

Тетя Лавиния заморгала, по-видимому, разочарованная столь прозаической реакцией:

— И все. Она просто сбежала, и я понятия не имею о том, где она может быть. Поэтому я пошла отдохнуть, прихватив свои нюхательные соли, и попыталась решить, что делать.

— А потом?

— Должно быть, я уснула, потому что, когда проснулась, здесь оказалась ты.

— Но почему ты решила, что она сбежала, чтобы выйти замуж без благословения? Возможно, она просто вышла погулять с друзьями? — спросила Триона.

— О нет! Я узнавала: никто к ней не приходил, никто о ней не спрашивал. К тому же она не брала карету, не просила, чтобы для нее оседлали лошадь. Ничего подобного!

Триона попыталась вспомнить многочисленные письма, полученные ею от Кейтлин за последние несколько недель.

— Кейтлин не прочь пройтись по магазинам. Не могла ли она отправиться на Сент-Джеймс к своей модистке? Или в Британский музей? Она любит зал, где выставлены портреты.

Тетя Лавиния вздохнула:

— О Господи! Я и не подумала о том, чтобы поискать ее. Полагаю, мне следовало это сделать, но раз в записке было сказано…

— В записке? — Голос Трионы дрогнул.

— Конечно, есть записка, — сказала тетя Лавиния, смущенно моргая. — Как бы иначе я узнала, что она сбежала и собирается выйти замуж?

— В самом деле, как же иначе? — процедила Триона сквозь стиснутые зубы. — Не могу ли я посмотреть ее?

Тетя Лавиния махнула пухлой ручкой, унизанной огромным количеством колец, показав на письменный стол в углу перегруженной мебелью гостиной.

— Она где-то там. Я просто не могла больше выносить ее вида! Ах, как ужасно со мной поступила твоя сестра! И это после того, как я была так добра и щедра к ней, после того, как дала ей возможность провести этот сезон в Лондоне! Как жаль, что ты не смогла приехать с ней, Триона! Я уверена, ты смогла бы обуздать свою Кейтлин!

— Я бы, во всяком случае, попыталась это сделать. — Трионе удалось выжать слабую улыбку. — Может быть, в этой записке находится ключ к ее местонахождению.

Триона пересекла комнату и подошла к небольшому письменному столу, ощущая ломоту в ногах и спине. Они мчались в Лондон, лишь ненадолго останавливаясь в почтовых гостиницах, и спали на кроватях с бугристыми матрасами. Путешествие заняло более двух дней. Они с Нянюшкой подпрыгивали вместе с каретой на каждом ухабе, при каждом толчке на скверной дороге. Они были вымотаны до предела. А здесь их ждал такой сюрприз. И это еще слабо сказано!

Среди наваленных горой визиток и пригласительных билетов Триона увидела сложенную в несколько раз бумажку и что-то написанное на ней знакомым почерком.

«Дражайшая тетя, — гласила записка Кейтлин, написанная, судя по всему, в большом волнении, — прости меня, но ко времени, когда ты будешь читать это послание, меня здесь не будет. Ничего не могу объяснить, кроме того, что когда я вернусь, вы все будете очень рады меня видеть и мы вместе посмеемся над этим приключением».

Сердце Трионы упало. Похоже, что побег Кейтлин был всего-навсего проказой. Неужели она совсем потеряла здравый смысл и забыла о правилах приличия?

«Можешь не сомневаться, что, когда я вернусь, все будет хорошо».

Кейтлин с такой силой подчеркнула слово «хорошо», что перо прорвало в этом месте бумагу.

«А пока что остаюсь вашей и т. д. Мисс Кейтлин Херст».

Слово «мисс» тоже было подчеркнуто. Означало ли это, что по возвращении она уже станет «миссис»?

Триона передала записку Нянюшке, которая просмотрела ее и сказала кислым тоном:

— Здесь не сказано, где она, но не говорится также и где ее нет.

Тетя Лавиния издала стон и принялась махать перед носом ароматическими солями.

— Мы приехали слишком поздно, — добавила Нянюшка. — Мисс Кейтлин уехала и наверняка опозорила себя…

— Не говори так!

При этой мысли в животе у Трионы забурлило.

— Мы должны ее найти, пока не случилось непоправимое. Где дядя Бедфорд? Он скажет, что нам теперь делать.

Тетя Лавиния шумно захлюпала носом:

— Он в «Уайтсе». Я отправила ему послание, но готова поклясться, что привратники не обращают внимания на записки жен мужьям, которые там развлекаются и просаживают деньги…

— Отлично. Начнем розыски сами. Сколько времени прошло с момента исчезновения Кейтлин?

Пожилая дама бросила взгляд на маленькие позолоченные бронзовые часики:

— Два часа.

— Только два часа? — приободрилась Триона.

— У нас был поздний ленч и приятный разговор: мы обсуждали ее ближайшие планы до того, как она отправилась наверх вздремнуть.

— Планы?

— О да. И я убеждала ее, что все зависит от счастливого случая. Тут и без слов ясно.

Триона опустилась на диван и сжала пухлую ручку тетки обеими руками. Ей потребовалась изрядная доля выдержки, чтобы не сдавить эту руку.

— Тетя Лавиния, если мы хотим найти Кейтлин, ты должна рассказать нам об этом плане. Что она собиралась сделать?

— О, конечно же, женить на себе Александра Маклейна!

Триона раскрыла рот, но тут же закрыла, так и не произнеся ни слова.

Тетя Лавиния кивнула, и ее мягкие каштановые кудряшки заплясали под кружевным чепчиком.

— Когда она впервые сказала мне об этом, я была так же потрясена, как ты теперь. Но позже она объяснила, что Маклейн заключил пари, что никогда не предложит ей брак — ни при каких обстоятельствах.

— И все это только ради спора, ради пари?

— Как тебе известно, она не любит проигрывать. Тетя Лавиния испустила тяжкий вздох.

— Признаюсь, что терпеть в гостях твою сестру было настоящим испытанием. В доме никогда не наступало покоя, визитеры приходили и уходили. Не говоря уже о ворохах цветов. И колокольчик не переставал звонить, и все это пагубно сказалось на моих нервах! И…

— Тетя Лавиния, так как насчет этого пари?

— Я как раз и подхожу к этому.

Тетя Лавиния бросила взгляд на открытую дверь, потом подалась вперед и сказала громким шепотом:

— Твоя сестра хотела узнать, когда Маклейн уезжает из города, чтобы спрятаться в сундуке под сиденьем его кареты.

— Что?

— Именно то, что я говорю. Как только карета тронется, она выскочит из сундука, и это станет для него сюрпризом. Если бы она скрывалась там достаточно долго и они отъехали бы настолько далеко, что он не смог бы вернуться до ночи, ее репутация была бы погублена и Маклейну пришлось бы сделать ей предложение. Тогда она выиграла бы пари.

Триона сидела с раскрытым ртом:

— Тетя Лавиния, умоляю тебя сказать мне, что ты призывала ее не совершать ничего столь скандального!

Тетя Лавиния бросила на нее смущенный взгляд, прежде чем произнести следующую тираду:

— Конечно, призывала. Хотя должна признать, что если бы план сработал, то это было бы удачей. — Внезапно она захихикала: — Можешь себе представить изумление Александра Маклейна, когда он обнаружил бы Кейтлин под сиденьем кареты? О Боже! Мы так веселились, обсуждая, как потрясен бы он был. Он ведь такой гордец, что…

— Господи, спаси нас от всех дураков, обитающих на этой земле! — взорвалась Нянюшка.

Тетя Лавиния вспыхнула:

— Я и помыслить не могла, что она и в самом деле способна на такое!

Нянюшка повернулась к Трионе:

— Твоя сестра несносна с самой колыбели. Только не пойму, с чего она вообразила, что ее дурацкий план сработает? Маклейн просто отправит ее в Лондон с почтовой каретой и продолжит свой путь.

— О нет! — возразила тетя Лавиния уверенно. — Уж если есть что хорошее в Маклейнах, так это то, что они люди чести. Но… Кейтлин вовсе не собиралась принимать его предложение. Она просто хотела выиграть пари.

— Но ведь она погубит себя!

— Я и пыталась ее убедить в этом, но Кейтлин возразила, что все пройдет тихо и гладко. Я предупреждала ее, что иначе и быть не должно, потому что она приглашена на раут к Девонширам, этакими приглашениями нельзя пренебрегать.

— И все-таки это безумие!

Триона была согласна. Это было проявлением не только пагубного пренебрежения светскими условностями. Похоже, Кейтлин не до конца продумала свой план. К тому же воображать, что ей удастся сохранить в тайне свою безумную затею, означало не считаться с фактами. Даже принимая во внимание, что в некоторых каретах имелось место под сиденьями для одеял, подушек и грелок, в большинстве роскошных карет это место было слишком тесным для человека. Триона содрогнулась, представив себя пойманной в подобную ловушку.

Нянюшка покачала головой:

— Кейтлин на этот раз загнала себя в угол и плохо кончит. Помяните мое слово. Нельзя играть с огнем и не обжечься.

Пухлое лицо тети Лавинии сморщилось и выразило неодобрение:

— А я прекрасно могу понять Кейтлин. — Заметив удивленный взгляд Трионы, она продолжила: — И ты бы поступила так же, если бы видела, как грубо Александр Маклейн обращался с Кейтлин. А ведь она гвоздь сезона и признанная красавица!

Триона вздохнула. Она была ничуть не удивлена. Кейтлин всегда была готова ответить на вызов, действительный или вымышленный.

— Я была уверена, что за развлечениями в этом сезоне ей будет не до шалостей подобного рода.

Тетя Лавиния оживилась:

— Мы были просто завалены приглашениями! Герцоги, графы, виконты и бароны — все были не прочь встретиться с твоей сестрой. Сам Бо Браммел прогулялся с ней по Бонд-стрит и нашел ее очаровательной.

Не хватало слов, чтобы описать восторг на пухлом лице тети Лавинии. Триона поняла, что ее тетка переживала успехи Кейтлин как свои собственные.

— Даже доброго слова Браммела будет недостаточно, если моя сестра скомпрометирует себя.

Лицо тети Лавинии вытянулось:

— Боюсь, что ты права. Все шло так хорошо до того, как в город прибыл Александр Маклейн. С тех пор твоя сестра стала сама не своя.

— А что такое он сделал?

— Он сразу показал, что она ему безразлична, в тот самый день, когда они познакомились в Гайд-парке! Лошадь понесла ее. Она каталась на призовой кобыле Бедфорда. Кейтлин только начала учиться верховой езде.

— Итак, она встретилась с лордом Маклейном, и он не был ею восхищен.

— Более того! Он не обратил на нее внимания и кое-кому даже сказал, а ведь в свете полно ужасных сплетников, что при всей красоте в ней не чувствуется характера.

Триона вспыхнула:

— Как грубо!

— Верно! — с энтузиазмом согласилась тетя Лавиния. — А потом в город приехал его брат Хью, и стало еще хуже. Если Александр проявлял к ней холодность, то Хью просто не замечал ее, будто девушки и не было.

— Он уязвил ее?

— Да! Люди стали болтать о ней, потом смеяться. Естественно, Кейтлин не могла этого стерпеть! Я убеждала ее не принимать все это близко к сердцу, и говорила, что он всегда холоден с женщинами. — Тетя Лавиния бросила взгляд на открытую дверь, прежде чем продолжить. При этом она понизила голос: — Хью Маклейн вообще не питает уважения к женщинам. Говорят, у него не меньше дюжины незаконнорожденных детей!

Нянюшка прищелкнула языком:

— Уж эти мне ваши Маклейны. На них проклятие, а с женщинами они ведут себя как сущие дьяволы.

Тетя Лавиния бросила настороженный взгляд на Нянюшку.

— Похоже на то. Как бы то ни было, Кейтлин была в ярости и имела глупость показывать это, а Александр открыто смеялся над ней, и об этом начали судачить на одном из самых пышных балов сезона! Оба они наговорили вещей, которые говорить не следовало, а позже он начал утверждать, что ей не удастся привязать его к себе, как бы она ни старалась.

— Боже милосердный! Кейтлин никак не могла принять это спокойно!

— Да, и ни одна женщина не смогла бы, — с жаром добавила тетя Лавиния. — Естественно, ей захотелось отплатить ему, и она поклялась, что поставит его на колени. Конечно, не в буквальном смысле слова.

— Ты не пыталась отговорить ее от подобной глупости?

Тетя Лавиния фыркнула:

— Я убеждала ее проявлять скромность, хотя девочка была вправе потребовать сатисфакции.

Удивительно! Как раз когда Кейтлин требовался разумный и хладнокровный совет, чтобы обуздывать ее импульсивность и бездумные порывы, она получала самую явную и открытую поддержку.

И все же действия Кейтлин казались из ряда вон выходящими даже для такой непредсказуемой девушки. Триона помрачнела:

— Тетя Лавиния, Кейтлин ведь не влюблена в Александра Маклейна?

Тетя Лавиния смущенно заморгала:

— О Боже! Нет! Ее всякий раз трясет при одном упоминании о нем!

— Для меня ясно, что это любовь, — мрачно заметила Нянюшка.

— О нет. Вовсе нет. Это просто глупая гордость.

Триона вздохнула:

— Я бы хотела с ней поговорить. Меня обеспокоила ее записка, но, судя по твоим словам, пока Маклейн не покинул город, она все еще в Лондоне и нет нужды беспокоиться.

Тетя Лавиния прижала ко рту платок. Триона нахмурилась:

— Ведь он еще не уехал? Да?

— Он собирался уехать сегодня днем. Так мне сказала за ленчем твоя сестра. Но в тот момент я не подумала, не придала значения… Да и кто мог бы это предвидеть? А теперь, когда я размышляю об этом…

— Значит, они уже уехали, — решительно возразила Триона. — Но как бы там ни было, я не собираюсь отступать! Я найду Кейтлин, пока не поздно, если даже мне придется последовать за ней до ворот ада и обратно!


Возле городского дома Маклейнов в модном районе Лондона Мейфэре Хью Маклейн натягивал перчатки.

— Ты оставил конюшню незапертой, как я тебя просил?

— Да, милорд, — ответил грум тихо, бросая нервный взгляд на карету. — И в центре конюшни поставил любимый экипаж лорда, чтобы он сразу был замечен и другой по ошибке не приняли за него.

— Благодарю. Ты поступил правильно.

Фергюсон подался вперед и зашептал:

— Я посыпал землю вокруг двери опилками, как вы велели, и нынче днем заметил на них следы.

Хью ответил мрачной улыбкой. Он собирался преподать урок наглой девчонке. С тех самых пор как она объявила, что решила завлечь в свои сети Александра, Хью сделался подозрительным, проявлял хитрость и изобретательность. Александр мог ее высмеивать, но Хью кое-что знал о каверзных женщинах, что, возможно, было неизвестно Александру.

Поэтому Хью заплатил своему груму за то, чтобы тот присматривал за действиями мисс Херст и таким образом узнал о ее планах спрятаться в дорожном сундуке кареты Александра, чтобы вынудить того сделать девушке предложение. При мысли об этом Хью стиснул зубы: какое бесстыдство!

Не ставя Александра в известность о своих намерениях, Хью убедил его посетить их поместье возле Стерлинга, чтобы совершить выгодную сделку с землей. В ночь, когда отбыл Александр, Хью привел свой план в действие. Он посетил светский обед и в присутствии мисс Херст сказал, что его брат собирается на следующее утро уехать из города и, конечно, в своем любимом экипаже.

Итак, ловушка была расставлена.

Фергюсон бросил взволнованный взгляд на карету.

— Милорд, вы не собираетесь причинить вред этой девчушке?

Хью улыбнулся, но улыбка его была недоброй.

— Мисс Херст получит в полной мере то, чего заслуживает, но не более того.

— Это звучит не особенно утешительно.

— Будь спокоен. Я только хочу попугать ее.

Похоже, это не убедило Фергюсона. Лицо его выразило сомнение:

— Надеюсь, вы сами не угодите в расставленные сети?

Хью фыркнул:

— Последнее, чего желала бы мисс Херст, это оказаться связанной узами брака с младшим сыном. Она потребует, чтобы ее немедленно отправили назад в город, что я с радостью сделаю, когда моя цель будет достигнута.

Лицо Фергюсона помрачнело:

— Я не осуждаю вас, милорд, за ваши проделки. Но ведь с ней хлопот не оберешься.

Хью кивнул. Многие считали его самым спокойным из братьев Маклейн, и, по правде говоря, он таким и был. Он не имел обыкновения взваливать свои проблемы и неурядицы на других и редко выходил из себя, а это уже было достоинством, если принять во внимание вспыльчивость остальных членов семьи.



Давно ходили слухи о том, что белая ведьма наложила проклятие на род Маклейнов, и потому, как только они выходили из себя, небеса разверзались и изрыгали потоки дождя. Однако слухи о проклятии оставались всего лишь слухами. Хью умел обуздывать свой характер, и требовалось нечто неординарное, чтобы вывести его из себя. Но его братьям не так повезло. Они были страстными и вспыльчивыми и бранились с такой же пылкостью, как и любили, и за ними тянулась целая вереница разбитых сердец и яростных ссор.

За всеми, кроме Александра. Он старался держать всех на расстоянии вытянутой руки от себя, включая собственных братьев. И только Каллум, младший из них, умерший юным при подозрительных обстоятельствах, умел находить с ним общий язык. После его смерти Александр еще больше замкнулся в себе. Он теперь мог говорить о делах и обсуждать общие для всех семейные проблемы только с Хью.

Хью пытался предупредить Александра об этой девчонке Херст, но тот только пожал плечами и сменил тему разговора. Александр не видел опасности так ясно, как ее видел Хью, и потому тот был вынужден принять меры.

Он надеялся, что брат оценит его усилия, хотя скорее всего Александра только рассердит вмешательство в его дела. И это было скверно. Хью решил действовать на свой страх и риск, хотя было бы много лучше, если бы брат высказался более ясно относительно своих чувств и планов. Уж Каллум знал бы, как вызвать Александра на откровенность и узнать его мнение о девчонке Херст. Но это мог только он.

Воспоминание о покойном младшем брате, таком смешливом и отзывчивом, вызвало тягостное чувство в сердце Хью. Каллум был центром семьи, и каждый из них остро ощущал его отсутствие, а Александр в особенности. И в самом деле, долгие недели после смерти Каллума были мрачными и горькими.

После смерти Каллума их сестра Фиона изо всех сил пыталась вывести Александра из его мрачной задумчивости, идо известной степени ей это удалось. Но вскоре она вышла замуж и у нее появились дети, и Александр почувствовал себя еще более одиноким, чем всегда.

И сердце Хью болело при мысли об одиночестве и замкнутости брата. Хью стиснул зубы. Наименьшее, что он могдля него сделать, это оградить его от таких интриганок, как Кейтлин Херст, убрать их с его пути.

Фергюсон посмотрел на небо:

— Уже поздно. Не отправиться ли нам сейчас, милорд?

— Пожалуй, пора. Надо преподать леди урок: постарайся не пропустить ни одного бугорка, ни одной рытвины по дороге в Стерлинг. Не стоит заботиться о том, чтобы ее путешествие было приятным.

В глазах грума заплясали смешинки:

— Но ведь и вам тоже перепадет от этой тряски.

— Да, но я подложу под зад подушку, а она будет сидеть скорчившись в своем сундуке, как в тюрьме. — И, ободренный этой мыслью, Хью направился к карете.

— Да, милорд!

Грум распахнул перед ним дверцу экипажа.

Карета Александра была роскошной. Снаружи она сверкала черным лаком и серебром, под одним из ее окон гордо красовался семейный герб, внутри же была обита красным бархатом, богато отделана деревом и серебряным галуном.

Хью опустил глаза на пол и увидел следы опилок возле сиденья, обращенного вперед по ходу движения. Защелка на двери тоже была сдвинута вбок. Эта женщина была до тошноты предсказуемой.

Он опустился на мягкое сиденье и громко приказал груму:

— В Стерлинг!

— Да, милорд!

Фергюсон подмигнул ему, ухмыльнулся и захлопнул дверцу.

Хью откинулся на мягкие подушки, как только карета тронулась. Александр обладал такой каретой, что и принц мог бы позавидовать. Хью больше заботился о пользе и комфорте, и потому его экипаж был много скромнее, хотя и снабжен хорошими рессорами и широкими колесами. Этот человек знал себе цену, хотя и не стремился никого удивлять показной роскошью. Александр же как глава и лорд клана демонстрировал свое положение и очевидное богатство. К тому же он был хорош собой, находчив и остроумен, и все это вызывало у женской половины общества отчаянное желание пойти с ним под венец.

Хью тоже пользовался успехом в обществе, но, будучи младшим сыном, не вызывал у женщин такого интереса, что, впрочем, вполне его устраивало.

Когда карета загромыхала и затряслась по булыжнику, Хью с удовольствием представил неудобство мисс Величие-и-Высокомерие Херст и усмехнулся. Он надеялся, что к тому времени, когда они доберутся до Кэйдслидса, она проголодается, захочет пить и ее сильно растрясет.

До сих пор никому не удавалось обыграть Маклейнов. Никому. Вполне удовлетворенный, он надвинул шляпу на глаза, поудобнее уселся и погрузился в сон.


Нянюшка вцепилась обеими руками в кожаный ремень и застонала; лицо ее обрело зеленый оттенок.

— Неужто этот кучер должен гнать как безумный?

Триона выглянула в окно, подставляя голову ласковому ветерку, перебиравшему пряди ее рыжеватых волос:

— Мы должны догнать Кейт. Она нас опережает на добрый час. Слуга Маклейна сказал, что карета отбыла в четыре.

— Ох! Знаю, но…

Карета снова попала в ужасную выбоину, и Нянюшку тряхнуло изо всей силы так, что голова ее ударилась о низкий потолок древнего экипажа.

Триона, державшаяся за раму окна, потеряла опору и упала на боковую деревянную панель.

— О!

Нянюшка снова заняла место на сиденье. Ее бледное лицо было мрачным.

— Эта дорога проклята самим дьяволом!

Триона уселась поудобнее, чтобы получить возможность снова смотреть в окно. Они приближались к небольшой гостинице. Хотя слуга на крыше кареты должен был высматривать приметный экипаж Маклейна, она не очень доверяла его бдительности. Триона устремила пристальный взгляд на двор гостиницы, когда они с ветерком промчались мимо, но в поле зрения не появилось ни одной кареты, заслуживающей внимания. Она вздохнула.

— Ты ее заметила? — спросила Нянюшка.

— Нет, но лакей тети Лавинии сказал, что на этом участке пути есть несколько излюбленных джентльменами придорожных гостиниц.

В сгущающихся сумерках пасмурного дня Триона вглядывалась в огни приближающегося постоялого двора и вдруг вскрикнула:

— Вот она!

Девушка привстала и принялась барабанить кулачком по потолку кареты.

Кучер тотчас же сбавил скорость и съехал с дороги в рощицу низкорослых деревьев, и сквозь просветы в их стволах можно было различить двор гостиницы.

— Вот она, эта карета! Нянюшка, я вижу как раз такой герб, как описывала тетя Лавиния!

— Слава тебе Господи!

Нянюшка закрыла глаза и принялась молиться. К дверце коляски подошел кучер:

— Верно, мисс, это именно та карета! Я увидел ее одновременно с вами!

— Можешь ли ты сказать, где сейчас находится Маклейн?

Флетчер прищурился, вглядываясь во двор гостиницы сквозь деревья:

— Мне кажется, что карета пуста… Ой! Я вижу Маклейна, стоящего возле гостиницы со своим слугой.

Нянюшка с тревогой посмотрела на Триону:

— Сразимся со зверем в его логове?

Солнце уже опустилось за линию горизонта, и в его последних лучах предметы отбрасывали длинные тени. Триона, прищурившись, оглядывала карету. Она почти физически ощущала присутствие Кейт.

— Похоже, все спокойно, — сказал Флетчер. — Должно быть, мисс Кейтлин никак не проявила себя.

— Мы еще слишком близко от Лондона, и лорд успеет вернуть ее назад. Сестра им не покажется, пока они не отъедут достаточно далеко.

Нянюшка покачала головой:

— Ох уж эти женские хитрости!

— Смотрите!

Флетчер кивнул в сторону гостиницы:

— Они собираются менять лошадей, мисс. Теперь они не станут мешкать.

Триона открыла дверцу кареты и выпрыгнула на мягкую влажную землю. Запах гниющих палых листьев, скрытых под тонким слоем свежевыпавшего снега, защекотал ноздри.

— Думаю, мне стоит поговорить с Кейтлин, пока карета пуста. Уверена, что смогла бы убедить ее в том, что ее план наивен.

Что делать? Кейтлин была совсем рядом, а она, Триона, не могла допустить, чтобы карета тронулась и все осталось по-прежнему. Но что делать?

— Мне придется войти внутрь.

— Ты не сделаешь ничего подобного! — отрезала Нянюшка.

Флетчер покачал головой:

— Это рискованно, мисс. Вас могут застигнуть там.

Триона пожала плечами:

— Маклейн не хочет иметь с Кейтлин ничего общего. Если я расскажу о ее намерениях женить на себе Маклейна, он будет мне только благодарен. — Она задумчиво оглядывала карету. — Если я приняла решение увезти Кейтлин отсюда с незапятнанной репутацией — а в этом случае Маклейн не должен узнать о ее плане, — надо убедить ее покинуть его экипаж, пока меняют лошадей. Это самое разумное, что мы можем сделать. И тогда вернемся в Лондон и все уладим с моей теткой.

— Думаю, вы правы, — решил Флетчер.

— Ну а мне это не по душе! — сердито бросила Нянюшка.

— Других вариантов нет, — подытожила спор Триона, поворачиваясь к своим спутникам. — Оставайтесь здесь. Я проскользну через рощицу и подберусь к карете достаточно близко, чтобы поговорить с Кейт.

Триона задрожала, когда внезапный порыв холодного ветра закрутил вокруг ее лодыжек плащ и юбки.

Няня переглянулась с Флетчером и неохотно кивнула.

Триона нацепила налицо улыбку, выражающую надежду:

— Я пошла. Наблюдайте за мной.

Поплотнее запахнув плащ, она торопливо зашагала к гостинице. Сердце ее бурно колотилось. «О, Кейтлин, ты мне за это заплатишь!»


Глава 3

Херсты известны своей честностью, благородством, а также вспыльчивостью и нетерпением. И позвольте мне сказать вам, девочки, что всей нашей семье это принесло много неприятностей.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

С опушки рощи Триона увидела карету Маклейна у самой двери гостиницы.

Блестяще! Она сможет проскользнуть к карете и пробраться в нее так, что никто и не заметит.

С другой стороны кареты доносился громкий голос кучера, обращавшегося к хозяину:

— Милорд, вы уверены, что стоит ехать дальше? Скоро пойдет снег. Я это чувствую.

Голос Маклейна звучал насмешливо, и в нем слегка ощущался шотландский акцент:

— Чувствуешь? И даже ощущаешь его запах?

Триона прикрыла глаза, чтобы насладиться оттенками этого голоса. Он будто обволакивал ее, согревая кожу и волнуя кровь. Она могла представить, как Кейт реагирует на этот голос. Любовь Кейт ко всему красивому могла сделать ее пешкой в руках обладателя этого бархатного баритона, способного пленять и очаровывать. И если внешность его обладателя соответствовала… Триона вздрогнула. У ее сестры не было шанса на спасение.

И все же она должна была сделать серьезный шаг. Хотя этот шелковый голос вызывал трепет в ее сердце, искушение не могло заставить ее бросить на ветер свою репутацию.

Как только Триона приготовилась совершить перебежку через двор гостиницы, появился мальчик-грум с кожаным мешком овса и направился к карете. Она испустила вздох разочарования, от которого затуманились ее очки. Девушка протерла линзы краем плаща, снова оглядела двор гостиницы и заметила, что теперь маленький грум находится за передком кареты. Ей был виден и один из лакеев, помогающий груму запрягать свежую пару лошадей. Оба они стояли спиной к ней.

Наконец-то ей выпала удача! Она добралась до дверцы и легко опустила вниз задвижку. Во внезапно наступившей тишине щелчок показался очень громким, и она замерла. Слышали они? Пальцы ее, сжимавшие медную ручку, закоченели, уши ловили малейший шум.

В роще за ее спиной треснул сучок, потом ветка упала на землю, разбрасывая комья снега по лежащему древесному стволу и камням. Триона вздрогнула, и ее очки соскользнули с мокрого носа на землю.

Черт возьми! Она тихонько открыла дверцу кареты и оглядела грязную землю, но не увидела их. Шум со стороны козел вызвал у нее осознание своей уязвимости.

Скрепя сердце она снова потянулась к дверце кареты. Поищет очки после того, как выручит сестру.

Когда Триона потянула за ручку дверцы и открыла ее, с другой стороны кареты раздался озабоченный голос Маклейна:

— Если пойдет снег, дорога испортится.

— Да, особенно если выпадет снега на фут, о чем меня предупреждает боль в колене.

— Возможно. Давай-ка проверим упряжь коренника. Он, кажется, слегка хромал, когда его выводили из конюшни, а тут еще снежная буря.

Их голоса отдалились, когда они снова отошли к передку кареты.

Триона со всей осторожностью проскользнула внутрь, стараясь не раскачивать экипаж.

Внутри он был так же роскошен, как и снаружи. Сиденья были обиты плотным бархатом, а стены обшиты дубовыми панелями, и каждый угол украшал тяжелый серебряный светильник. Занавески на окнах были опущены, а на полу покоилась ножная грелка, и исходившее из нее тихое шипение свидетельствовало о том, что ее только что наполнили горячими углями.

Триона наклонилась к одному из сундуков, находившихся под сиденьями.

— Кейт? — позвала она шепотом.

Ответа не последовало. Должно быть, сестра находилась под другим сиденьем. Триона передвинулась, прижалась к нему щекой и позвала громким шепотом, насколько позволяли обстоятельства:

— Кейт? Ты меня слышишь?

В карете по-прежнему царила тишина. Она потянулась к защелке на сиденье, в то же время напрягая слух, чтобы не пропустить звуков, доносившихся снаружи, — звона упряжи и дуновения слабого ветра, иногда проносившегося по верхушкам деревьев. Но, кроме того, она услышала нечто такое, отчего кровь застыла у нее в жилах: близкие шаги.

Они возвращались! Она попыталась открыть защелку, но та застряла.

Голос кучера, стоявшего у дверцы, показался ей неестественно громким:

— Можете насмехаться надо мной сколько угодно, милорд. Вы убедитесь, что я прав.

Маклейн негромко рассмеялся, и от его бархатистого смеха Триону снова пробрала дрожь.

— Да, Фергюсон, теперь и я чувствую, что снегопада нам не избежать.

— Можете доверять моей несчастной ноге, милорд. Она никогда не обманет.

Наконец-то защелка поддалась. Триона приподняла сиденье и заглянула внутрь. Кейт там не было. Хотя похоже было, что ее сестра здесь побывала, потому что в углу она заметила ее любимую теплую муфту, а рядом — шляпную картонку и серебристый плащ для выходов в оперу, подбитый горностаем.

Триона нахмурилась. Ей показалось, что все эти вещи кто-то трогал. Если бы Кейтлин спряталась в карете, разве не был бы ее плащ помят, муфта сплющена, а шляпная коробка раздавлена? Там и для одной-то Кейтлин едва хватало места, не говоря уж о ее багаже.

Триона опустила крышку на место и переместилась к другому сиденью. Она подняла крючок и осторожно открыла крышку, защелка лишь едва слышно скрипнула. Снаружи в разговоре наступила краткая пауза, потом мужчины возобновили его — на этот раз речь пошла о выборе наилучшей дороги.

Переведя дух, Триона заглянула в сундук. Он до краев был заполнен толстыми одеялами, подушками. В нем находился также кожаный несессер для письменных принадлежностей. Рядом лежал комплект дорожных шахмат.

Хмурясь, Триона молча закрыла крышку и снова опустилась на корточки.

«Кейт, где ты?» Она должна быть здесь. Кто-то ведь положил в сундук ее муфту, плащ, шляпную картонку и…

— Мы готовы, милорд! — крикнул один из лакеев откуда-то спереди.

— Тогда поехали, — раздался голос Маклейна. — Фергюсон, приведи мою лошадь. Я хочу немного проехаться верхом, пока не стемнеет.

— Да, милорд.

Грум окликнул кого-то. Потом Триона услышала звук приближающихся шагов и хруст снега под сапогами.

Триона потянулась к дверце кареты, собираясь бежать, но стоило ей дотронуться до ручки, как карета накренилась вперед и ее бросило на дверцу. При этом она ударилась коленом о жесткий пол. Боль была острой и пронзила всю ногу.

Глаза ее затуманились от выступивших слез, но она смахнула их и поползла к сиденью, в то время как карета тронулась и покатила.

Боже милостивый! Что ей оставалось делать? Обнаружить себя? Но как объяснить свой непрошеный визит и чужую карету?

Стиснув зубы, она вцепилась в кожаный ремень, встала и постучала в крышу экипажа.

Ничего не произошло. Хмурясь, она постучала снова, на этот раз сильнее. Возможно, кучер не расслышал ее стука из-за скрипа кареты, набиравшей скорость.

— Черт, черт, черт!

Все еще держась за ремень, она опустилась на сиденье и приподняла с окна занавеску, чтобы выглянуть. В сгущающейся темноте они неслись по узкой заснеженной дороге, обрамленной с двух сторон деревьями с шапками снега на кронах, сливавшимися в одно пятно. Карета ехала так быстро, что она не смогла бы выпрыгнуть на ходу — можно убиться.

Когда она попыталась опять поднять занавеску, в поле ее зрения попала лошадь золотистой масти. Цвет лошади был необычным, но вид всадника мгновенно отвлек ее внимание.

Он был высоким и широкоплечим, и даже в скудном освещении она смогла разглядеть черты его лица: мощный подбородок, чувственный рот и нос с едва заметной горбинкой. Все в нем изобличало властность и мужественность. Такого красавца мужчину она еще не видела.

Он проскакал мимо, и должен был бы удивиться, увидев в своей карете незнакомку. В брошенном на нее взгляде Триона заметила только ленивую насмешку, будто ему было известно, что она там, но нежданная гостья не заслуживала внимания.

Руки Трионы непроизвольно сжались в кулаки.

— Остановите карету! — закричала она, но ветер и грохот колес заглушили ее голос. Хотя он, возможно, и заметил ее попытку заговорить, тем не менее ее тюремщик проехал мимо с холодной улыбкой на губах.

Не веря себе, Триона снова опустилась на сиденье, поставив ноги на грелку. Она ничего не понимала. Маклейн посмотрел на нее так, будто ожидал увидеть ее здесь. Но как…

И вдруг правда обрушилась на нее как удар молота — с ужасающей быстротой. «Он думает, что я Кейтлин». Триона закрыла лицо руками. Он знал, что Кейтлин будет здесь, в его карете.

Она уронила руки и невидящим взором уставилась куда-то вдаль.

Но если так, почему он продолжает движение? Почему удаляется от Лондона? Если он заранее знал, что Кейтлин окажется в его карете, почему не поспешил вернуть ее поскорее домой? Триона испуганно заморгала. А что, если шутка превратилась в настоящее похищение? И не обернутся ли сложившиеся обстоятельства против Кейтлин? Может быть, Маклейн решил соблазнить ее?

Триона потерла лоб дрожащей рукой. Ну и каша заварилась! Холодный ветер надувал кожаные занавески, и они отчаянно хлопали. Зубы Трионы выбивали дробь, она потянулась, опустила занавеску на окно и закрепила ее, чтобы сохранить в карете хоть немного тепла, потом открыла сундук под сиденьем, вытащила плащ сестры и завернулась в него. Карета неслась во весь опор, так, что ее бросило на соседнее сиденье, и она снова ударилась ушибленным коленом.

Наконец Трионе удалось вклиниться в угол и прижать ногу к сиденью напротив, а обеими руками она изо всей силы держалась за ремень на двери.

Становилось все холоднее, и она поняла, что плащ ее сестры непригоден для подобной цели.

— Надо же было Кейтлин положить сюда такую никчемную вещь, — бормотала Триона.

Решив взять судьбу в свои руки, Триона сбросила плащ на пол, открыла ящик под другим сиденьем и извлекла из него два толстых одеяла. Надеясь, что они ее согреют, закуталась в них.

Стараясь сохранить спокойствие, она попыталась оценить свое положение. Сейчас Нянюшка, наверное, обезумела от тревоги за нее. Попытаются ли они с Флетчером следовать за этой каретой? Нет, едва ли старая карета отца смогла бы выдержать такую бешеную скачку. И дело не только в том, что заменить старых лошадей другими у них не представлялось никакой возможности, но и в том, что их карета не годилась для подобных гонок.

Вне всякого сомнения, Нянюшка вернется к тете Лавинии и поднимет тревогу. Помощь придет, и потому единственное, что ей остается, — ждать.

Она пощупала саднящее колено сквозь юбки и нахмурилась, заметив, что оно оказалось необычно горячим. К. тому же распухало. Она уже ощутила это на ощупь. Стиснув зубы, Триона осторожно приподняла ногу и поставила на подушки противоположного сиденья.

Сейчас она больше ничего не могла сделать. Единственное, что ее утешало, это то, что лошади не могут долго нестись с подобной скоростью и их владельцу придется менять их.

Эта мысль ее немного успокоила. При первой же остановке она объяснит Маклейну свое присутствие. А поняв, что она не Кейтлин — ведь при ярком свете это сразу же станет очевидным, — Маклейн распорядится отправить её в Лондон. Возможно, она прибудет в дом тети Лавинии даже раньше Нянюшки, которой придется тащиться в старой отцовской развалюхе.

Свет за окнами начал меркнуть, и теперь Триона оказалась в почти полной темноте. «Конечно, мы скоро остановимся, — думала она. — Мы не можем…»

Внезапно карета накренилась на один бок, и Триону бросило через проход, а больное колено ударилось о противоположное сиденье. Она вскрикнула, и из глаз ее брызнули слезы.

Карета остановилась. Триона смахнула слезы и испустила вздох облегчения, когда дверца кареты открылась и внутрь ее пролился лунный свет.

Маклейн взобрался внутрь и захлопнул дверцу за собой. Снова стало темно. Она услышала, как он сорвал с головы шляпу и, бросив ее на сиденье рядом с ней, устроился напротив.

— Милорд, произошла ошибка, — начала Триона. Тем временем кучер тронул лошадей и карета снова помчалась.

— Нет! Подождите!

Но было уже поздно. Они уже неслись с почти прежней скоростью.

Триона цеплялась за ремень на двери, вглядываясь в фигуру Маклейна. В узком пространстве кареты он казался даже крупнее.

И при взгляде с такого близкого расстояния все в нем казалось чрезмерным. Казалось, он заполнил собой все пространство внутри кареты, а его длинные ноги уперлись в ее сиденье и давили на нее. Не видя выражения его лица, Триона остро ощущала опасность, будто раскалявшую воздух вокруг них.

— Милорд, произошла ужасная ошибка.

Ответа не последовало.

Триона сделала глубокий вдох и попыталась успокоиться:

— Милорд! Я не та, за кого вы меня принимаете.

— Что вы говорите?

В его голосе она уловила недоверие и насмешку.

— Так вы не мисс Херст?

— Нет. То есть я хочу сказать — да, но не та. Я хочу сказать, что я мисс Херст, но не та мисс Херст, что вы думаете.

Даже в темноте она смогла разглядеть блеск его зубов, когда он улыбнулся.

— Понимаю, — сказал он вежливо. — Вы мисс Херст и в то же время не она.

— Нет, нет, нет. Я не мисс Кейтлин Херст. Я мисс Катриона Херст. Кейтлин — моя сестра, точнее сказать — сестра-близнец.

— О, разумеется.

Она немного успокоилась и расслабилась. Слава Богу, он оказался разумным человеком.

— Произошла ужасная ошибка. Видите ли, я думала, что Кейтлин прокралась в вашу карету и попыталась… О Господи, это так невежливо…

Он перегнулся через сиденье, и Триона, почувствовав на своей талии большие теплые руки, очутилась у него на колени.

— О!

Он тотчас же замер, удерживая ее.

— В чем дело?

— Мое колено, — смогла она процедить сквозь стиснутые зубы. — Я ударилась о сиденье, когда карету тряхнуло, и теперь оно распухло.

— Вы можете им пошевелить?

— Да, но чувствую при этом боль.

Он хмыкнул, устроил ее поудобнее, и она ощутила твердость его мускулов.

— Мы его осмотрим при первой же возможности.

Триона процедила сквозь зубы:

— Мы ничего не будем делать. Вы отпустите меня и сделайте это поскорее.

— Вы настаиваете?

— Да, именно так. Если же этого не произойдет, когда мы наконец остановимся, я потребую, чтобы вас арестовали.

— Арестовали? За что же?

— За похищение.

Его сильные руки сжали ее, и она ощутила исходившее от него тепло, от чего сама почувствовала жар вместо недавнего озноба.

— Как только мы остановимся, я осмотрю ваше колено. Что же касается остального, то можете делать все, что угодно.

— Я так и поступлю!

Он усмехнулся, приблизив к ней свое красивое лицо, она почувствовала его дыхание на щеке и пьянящий запах его одеколона.

— Раз уж я поймал птичку, то смогу насладиться ее обществом. Но прежде надо согласовать ваш и мой рассказы.

— Милорд, вы не понимаете. Я не Кейт…

И тут он совершил нечто совершенно немыслимое. В полутьме роскошной кареты, несущейся с безумной скоростью сквозь снежную ночь, грудь Трионы оказалась крепко прижатой к его груди. А потом с улыбкой, сияющей даже в темноте, Маклейн наклонился и поцеловал ее.


Глава 4

Хоть женщины и не такие сильные, как мужчины, зато намного умнее. И смекалка может помочь им больше, чем вы думаете.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером


Поцелуй, казалось, длился вечно, лишая ее разума. И это ощущение не имело ничего общего с тем идеальным нежным поцелуем, который она рисовала в воображении. Она никак не ожидала, что ее тело станет охотно отвечать на ласки Маклейна.

Внезапно она вынырнула из тумана и принялась отталкивать Маклейна, изо всех сил упираясь руками в его грудь. Он неохотно поднял голову и выпустил ее из объятий.

Триона сползла с его колен на противоположное сиденье, скрежеща зубами от боли в колене. Тело ее содрогалось от гнева и еще какого-то непонятного чувства, столь сильного, что она даже не пыталась понять и оценить его.

— Вы не джентльмен! — сказала она голосом, дрожащим от ярости.

Он хмыкнул, и этот звук, раздавшийся в темноте, был низким и хриплым.

— Я никогда и не пытался им стать, и вы очень заблуждаетесь на этот счет.

Ее руки непроизвольно сжались в кулаки:

— Прекратите! Это было ужасной ошибкой!

— Значит, вы ошибочно собирались вовлечь Маклейна в брак?

Она проглотила вспышку ярости. Этот мужчина все еще принимал ее за Кейтлин, а дерзкие слова и поступки ее сестры были достойны всяческого осуждения.

— Позвольте мне представиться, милорд, раз и навсегда. Я сестра Кейтлин Херст, Триона Херст.

Его низкий тихий смех прозвучал неприятно.

— Да, удобная загадочная сестра-близнец. Право же, вы считаете это самой лучшей своей выдумкой, не так ли?

— Это правда. Я согласна с тем, что поведение Кейтлин было ужасным. Я тоже была шокирована, когда узнала о ее легкомысленном плане.

Он рассмеялся, и его смех окатил ее как ведро холодной воды.

— Послушайте, мисс Херст, мы оба знаем, что у Кейтлин нет никакой сестры Трионы.

— Нет, есть, — ответила она самым язвительным тоном, сжимая руку в кулак. — Если вы зажжете эту чертову лампу, сами убедитесь в этом.

Продолжая смеяться, он устроился в углу громыхающей и кренящейся на ходу кареты.

— Нет нужды в подобных уловках, моя дорогая. Сейчас я веду свою игру. — Он зевнул. — Из-за вашего глупого плана прошлой ночью мне не хватило одного часа сна. Я поднялся с рассветом. Вы сможете потешить меня своими баснями, когда я проснусь.

Триона заскрежетала зубами. Этот мерзавец собрался спать?

— Слушайте, Маклейн, я не собираюсь здесь сидеть, пока вы…

— У вас нет выбора, — возразил он, и в голосе его послышалась нотка нетерпения.

— Я не собираюсь соглашаться с этим только потому, что вы…

— Хватит.

Его таящий опасность тихий и ровный голос подстегнул ее раздражение и придал ей холодной решимости. Она была одна в темной карете с мужчиной, о котором знала очень мало, а то, что ей было известно, не внушало оптимизма. Рассказы ее бабушки, повествовавшие о бурном характере клана Маклейнов, и высказывания тети Лавинии о гордости этого человека убедили ее в том, что бросать ему вызов прямо было бы неправильно.

До известной степени она оказалась беззащитной, хотя женщина с умом всегда могла бы найти против него какое-нибудь оружие. Она согнула ногу, полагая, что острый носок ее ботинка мог бы утихомирить прыть Маклейна. Это ее немного успокоило.

Если она хочет выпутаться из этого приключения невредимой, ей все-таки следует воспользоваться мозгами. Она собиралась сделать решительный шаг, как только карета остановится, а рядом окажутся люди, и, как она надеялась, порядочные люди, способные помочь женщине в беде.

— Милорд, я надеюсь, мы найдем ближайшую гостиницу и продолжим там обсуждать это злополучное происшествие.

— На этом участке дороги нет гостиниц, но я думаю сделать остановку через час. Чувствую себя усталым, потому что в пути весь день, и собираюсь поспать. — Его голос прозвучал чуть ниже и выразительнее, когда он сказал: — Если вы, конечно, не собираетесь развлечь меня чем-то более интересным, чем этот бессмысленный лепет.

— Развлечь? Да как я могу…

Внезапно до нее дошел смысл его намека, и ее затопило жаркое смущение:

— Да скорее я соглашусь замерзнуть на снегу.

Он хмыкнул, и этот звук выразил больше, чем она ожидала.

— Помолчите и дайте мне поспать. — Он устроился в углу поудобнее, хотя его длинные ноги заполняли более половины пространства кареты. — Поспите и вы, Кейтлин, или Катриона, или как там вы называете себя. Поспите и помолчите.

Кипя от негодования, Триона все же решила, что этот мужлан будет в лучшем настроении, когда отдохнет. Она закуталась в одеяла, завернувшись в них от шеи до пяток, и устроилась поудобнее в своем углу.

Как только они доберутся до какого-нибудь места, где будет светло, Маклейн заметит свою ошибку и отошлет ее домой. А пока что ей оставалось только одно — отдыхать. Бешеная скачка в Лондон, потом постигшее ее разочарование — отсутствие Кейтлин, двойное разочарование, потому что обе попытки найти ее не увенчались успехом, — все это вымотало ее. И к тому же тело ее болело от тряски.

Она положила голову на одну из бархатных подушек, подложила сложенные ладони под щеку и позволила себе расслабиться.

И все-таки ловила себя на том, что прислушивается к глубокому дыханию своего тюремщика и размышляет, где может находиться Кейтлин. Не могла ли ее сестра передумать в последнюю минуту? Или с ней что-то случилось?

Волнуясь за Кейтлин и за себя, Триона чувствовала такое изнеможение, что была даже не в состоянии отдыхать. Колено ее болело, все тело продолжало вибрировать после поцелуя Маклейна, а губы были припухшими и особенно чувствительными. Она поднесла руку ко рту и вздрогнула.

До сих пор никто никогда ее не целовал. Ей уже исполнилось двадцать три года, но до сих любовная страсть не коснулась ее.

Триона нахмурилась, осознав, что ее огорчает отсутствие опыта. Женщина с моральными устоями была бы возмущена. Она же только испытывала слабую досаду.

Поцелуй был… волнующим. Маклейн оказался опытным и умелым. Это могла распознать даже совсем неопытная девушка, и в иных обстоятельствах она бы получила удовольствие от поцелуя.

Она зевнула. Покачивание кареты, мягкие подушки, в которых она утонула, убаюкали ее. Глубокое и ровное дыхание Маклейна успокаивало. И скоро сон предъявил свои права, обволакивая ее и погружая в блаженный покой.

Триона проснулась и медленно приходила в себя: услышала скрип кожаных ремней над головой, ощутила мягкое покачивание кареты и приятную теплоту, обволакивающую все тело. Она пошевелилась и потрогала пальцами подушку под щекой. Вдруг ее пальцы наткнулись на что-то твердое. Она открыла глаза, обнаружила, что находится в карете, что ее омывает тусклый свет едва горящего фонаря, и заморгала, ощутив кончиками пальцев… пуговицу.

Она смутилась, подняла голову и увидела смеющиеся глаза Маклейна. Триона вздрогнула и решительно оттолкнула руку, обнимавшую ее.

Хью наслаждался, наблюдая смену настроений на ее лице. Потом усмехнулся:

— Потише, моя прелесть. Ударитесь головой о потолок кареты.

Его смущенная спутница покраснела, и во взгляде ее засверкал гнев. Она возмущенно фыркнула и отодвинулась в самый дальний угол кареты.

— Что вы делаете на моем сиденье?

Он пожал плечами, забавляясь ее смущением:

— Вы чуть было не упали. Я всего лишь принял меры, чтобы не допустить этого.

Ее брови сошлись над переносицей, в глазах запылал гнев. Хью был рад, что зажег светильник, хотя постарался умерить его свет, чтобы не разбудить свою пленницу. В слабом свете он все же мог различить выражение ее лица.

Как ни странно, но в тех нескольких случаях, когда он встречал Кейтлин Херст, он упустил многое — главным образом потому, что положил за правило не обращать на нее ни малейшего внимания. Он не разговаривал с ней, не смотрел в ее сторону и словно не замечал ее присутствия.

Он знал, что это ее уязвляет, и от души наслаждался этим.

Теперь он понял, что упустил.

Во-первых, он ошибочно считал ее хрупкой, даже субтильной, похожей на эльфа, но когда усадил на колени, сразу же ощутил ее приятные округлости. К тому же, насколько он помнил, ее голос был намного выше и звучал более звонко.

Но как же он не ощущал, какое притяжение она излучала? А его старший брат оставался к нему нечувствительным. Может быть, все дело в том, что он никогда не оказывался в такой близости к ней? Какой бес заставил его скользнуть к ней на сиденье и устроить ее голову на своем плече? И ведь ее реакция не разочаровала его.

Его удивила собственная реакция на близость этой девушки. Когда он привлек ее к себе, ему стоило больших усилий не дотрагиваться до нее, спокойно сторожить ее сон. Впрочем, ему не стоило особенно беспокоиться. Она будет, судя по всему, рада положить конец этому фарсу. Они расстанутся, и возможно, навсегда.

Как ни странно, его охватило сожаление.

Он готов был поклясться Зевсом, что повел себя неосторожно, и сознавал, что ему следует поостеречься. Эта женщина была насквозь фальшивой, как и ее улыбка. Ему уже доводилось страдать от женского коварства, и он решил, что впредь не потерпит этого.

Она даже попыталась убедить его, что невинна, отказываясь отвечать на его поцелуй. Ей очень хорошо удавалось разыгрывать потрясенную девственницу, подумал он с раздражением. К счастью, он хорошо знал, кто и что она такое, и понимал, что это не имеет никакого отношения к невинности.

Внезапно ее взгляд сфокусировался на лампе, и она оживленно повернулась к нему:

— Теперь-то вы видите мое лицо!

Он поднял брови. Она напрашивается на комплименты?

— И что же?

Она нетерпеливо возразила:

— Но вы же поняли, что я не Кейтлин!

Его взгляд скользнул по ее рыжевато-золотистым волосам.

— Вы все еще принимаете меня за дурака, мисс Херст?

Она сжала руки в кулаки:

— Да посмотрите же на меня внимательно!

Карета замедлила движение, и он повернулся, чтобы приподнять край занавески. В этот момент она увидела его лицо и вздрогнула.

Он бросил на нее взгляд и заметил, что она пристально рассматривает его.

Запинаясь, Триона произнесла:

— Вы не Александр Маклейн! Вы его брат Хью!

Она разглядела прядь седых волос, которую он отвел со лба, — памятку былых горьких времен в его жизни, которые он не любил вспоминать.

— Перестаньте валять дурака. Вам это не к лицу. Вы, черт побери, прекрасно знаете, кто я.

— О! — Она на мгновение прижала сжатые кулаки к глазам, потом ее руки снова упали на колени. — Вы просто издеваетесь надо мной — не верите ни единому моему слову…

Его губы сжались в ниточку, глаза сузились. Он готов был поклясться, что видит ее насквозь.

«Клянусь Зевсом, никогда прежде не встречал такого выразительного лица».

Ее губы тронула легкая улыбка, а взгляд остановился на белой пряди у его виска.

— В этой ситуации нет ничего смешного.

Она подняла брови, и в ее миндалевидных глазах заплясали смешинки.

— О, как раз есть! Я приняла вас за другого, как и вы… — Она негромко засмеялась. — Да, ситуация вышла пикантная.

Он нахмурился, испуганный собственными мыслями.

— Прекратите молоть чепуху, — нетерпеливо перебил он. — Я отказываюсь…

Карета замедлила движение, потом завернула за угол.

— А вот и гостиница. Как раз вовремя!

Ее глаза, казавшиеся огромными и темными в тусклом свете, теперь сияли весельем.

— Теперь, когда мы оказались на ярком свету, вы, возможно, поймете свою ошибку.

У нее вырвался смешок, и сейчас она смотрела на него с таким лукавством, что у Хью возникло искушение ответить ей улыбкой.

Почти возникло.

Наконец он понял, почему Александр увлекся ею, даже сознавая опасность. Было что-то невероятно привлекательное во всем ее облике, в том, как густые ресницы затеняли огромные глаза, в ее искренности и в том, как она не стыдилась показывать свои чувства, отражавшиеся на ее выразительном лице.

Было чертовски досадно, что она натянула на себя столько одежды, что он не мог разглядеть ее фигуру. Он знал, чего ожидать, и все же она оказалась отнюдь не хрупкой…

Хью пробрала холодная дрожь.

Господи! Он не знал, что и думать. Кто же перед ним?

Карета качнулась, перед тем как остановиться, и Хью расслышал возглас кучера и звук другой приближающейся кареты.

Потом дверца распахнулась, Хью повернулся и получил удар кулаком в подбородок.

Хью ошеломленно уставился на обидчика — на вид тщедушного маленького пожилого человечка.

— Лорд Галлоуэй! — только и смог произнести он.

— Негодяй!

Лицо Галлоуэя пылало от ярости. Спутница Хью бросилась в его объятия.

— Дядя Бедфорд! — закричала она. — Как я рада вас видеть!

— Тише, тише, успокойся, моя дорогая! — сказал лорд Галлоуэй, не сводя сурового взгляда с Хью. — Это испытание окончено, Катриона.

«Катриона? Не Кейтлин?» Сердце Хью тоскливо сжалось, и он закрыл глаза, не в силах посмотреть в лицо правде. Да поможет ему Бог! Это была другая девушка!


Глава 5

Время от времени наступает момент, когда судьба наносит тебе такой удар, что ты мгновенно теряешь представление о том, как жить дальше. Ты стараешься увернуться, избежать удара. А тебя разят прямо в лоб.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Взгляд лорда Галлоуэя продолжал буравить молодого человека, и вдруг глаза его широко раскрылись:

— Боже мой! Вы… не Александр Маклейн! Вы его брат.

Хью потер подбородок:

— Да, так мне всегда внушали.

Галлоуэй гневно воскликнул:

— Кем бы вы ни были, как вы посмели похитить мою племянницу?!

— Я не делал ничего подобного! Она оказалась в моей карете по доброй воле! Господь свидетель, не я посадил ее туда!

— Я знаю, что вы этого не делали, — сказал лорд Галлоуэй с кислой физиономией. — Триона догнала вас, когда вы собрались менять лошадей. Она пыталась спасти сестру и потому проскользнула в вашу карету в надежде убедить Кейтлин отказаться от глупой затеи. Конечно, Кейтлин там не было, но бедная Триона не могла об этом знать.

Хью был потрясен. Он не поверил, что она говорит правду. Хуже того, обращался с ней как с уличной девкой. Господи! В какую чертову неразбериху он вляпался!

Похоже, лорд Галлоуэй понял, какие мысли осаждают Хью.

— Няня Трионы вернулась в Лондон в спешке и рассказала, что карета с моей племянницей уехала. К счастью для Трионы, мне был известен кратчайший путь, и я сумел перехватить вас.

Дверца кареты лорда Галлоуэя распахнулась, и из нее вышли две женщины. Первая оказалась низкорослой и полной, одетой в платье ярко-розового цвета. В ней он мгновенно узнал леди Галлоуэй. Вторая дама, последовавшая за ней, была закутана с головы до пят и отличалась изяществом и грациозностью движений.

Ветер откинул капюшон ее плаща, и Хью увидел ее прелестное лицо в форме сердечка, обрамленное золотыми локонами. Кейтлин Херст.

Хью перевел взгляд на женщину, которая оказалась его пленницей. Ее лицо было такой же формы, как у сестры, но щеки оказались более округлыми, волосы не золотые, а цвета меда, глаза, опушенные густыми ресницами, были такими же огромными, но светлее.

Лорд Галлоуэй сунул руку в карман и извлек оттуда какую-то вещицу:

— Триона, мы нашли твои очки. — Он окинул Хью яростным взглядом и добавил: — Чудо, что их не растоптали.

Триона приняла от дяди аккуратно сложенные очки в тонкой оправе и надела. И сразу стала похожа на примерную школьницу. Эти аскетического вида очки невольно контрастировали с чувственным блеском ее шелковистых волос.

К нему мгновенно вернулось воспоминание о поцелуе, о ее потрясении и сопротивлении. Поцелуй невинной девушки. «Черт меня возьми! Что я наделал!»

Тем временем дядюшка все никак не мог успокоиться.

— Это неслыханно! Да будет вам известно, что отец Трионы — викарий!

Несмотря на пикантность ситуации, Хью нашел в себе силы ответить иронически:

— Полагаю, мне следует радоваться, что хоть она не монахиня!

Лицо лорда Галлоуэя приняло багровый оттенок:

— Сейчас не время для фривольных шуток!

— Конечно, — неохотно согласился Хью. — И я не понимаю, как… — Он замолчал, потому что заметил заинтересованные взгляды нескольких лакеев, и процедил сквозь зубы: — Я бы предпочел вести эту беседу в более уединенном месте.

Взгляд лорда Галлоуэя неотступно следовал за ним:

— Пойдемте в гостиную.

Он повернулся, чтобы отдать распоряжения слуге, уводившему Триону. Она сопротивлялась и будто хотела что-то сказать, но, прежде чем успела раскрыть рот, тетка, сестра и еще одна женщина, только теперь выбравшаяся из кареты, засуетились вокруг нее. Последняя — особа с крючковатым носом, похожая на дракона — злобно посмотрела на Хью.

Вероятно, это была ее няня. Хью испытал облегчение, когда они все скрылись в гостинице.

«Черт возьми! Как же я совершил такую ошибку? И все же она так похожа на Кейтлин Херст, особенно когда я заметил ее выглядывающей из окна кареты».

Хью остановился у двери, чтобы в последний раз глубоко вдохнуть холодный ночной воздух и успокоить мучительное сердцебиение. Его намерения были так понятны, цель так ясна. Почему же все обернулось столь неприятным образом? Возможно, всему виной излишняя гордость и самоуверенность. Теперь придется пожинать горькие плоды этого поступка.

— Милорд! — бросился к нему верный Фергюсон. — Надо ли поставить лошадей в конюшню?

— Нет, просто дай им прогуляться. Я не задержусь долго.

Железный обруч все больше сдавливал грудь Хью.

— Слушаюсь.

Фергюсон оглядел запруженный повозками и полный людей двор гостиницы, прежде чем наклонился к хозяину и сказал:

— Если пожелаете, я велю держать карету в готовности, чтобы двинуться в путь, как только вы подадите знак. Мы могли бы тронуться, не ставя никого в известность.

Искушение было велико. Хью неохотно покачал головой.

— Фергюсон, — выговорил он с трудом, — похоже, в нашей карете оказалась не та девица.

Кучер удивленно ахнул.

— Произошла ошибка, — сказал Хью, потирая шею.

— Как это могло случиться, милорд?

— Оказалось, у мисс Кейтлин Херст есть сестра-близнец.

— Не может быть!

Глаза Фергюсона округлились при виде краткого кивка Хью. Рот его был широко раскрыт.

— Увы, может, — подтвердил случившееся Хью. — И это, черт возьми, позор для нас всех.

Хью обратил взор к окну на фасаде гостиницы. Широкое и глубоко утопленное в стене, теперь оно сверкало, освещенное лампами изнутри, и видно было, как за ним двигаются туманные фигуры, появляясь то там, то тут в разных концах комнаты. В комнате его ожидала драматическая сценка.

Из гостиницы послышался пронзительный голос леди Галлоуэй, что-то настойчиво требовавшей: возможно, голову Хью на блюде.

Он вздохнул:

— Ничего иного не остается, я иду на заклание. Держи лошадей наготове, Фергюсон. Как только наша встреча окончится, надо как можно скорее вернуться в Лондон.

— Да, милорд. — Фергюсон бросил мрачный взгляд на окно. — Вы уверены, что не стоит вас сопровождать, милорд? Там их пятеро, а вы один.

— Я смогу с ними управиться… Меня может сломить только их нравственная непогрешимость.

Хью расправил плечи и вошел в гостиницу.

— Сюда, милорд, — пригласил его хозяин тоном, который он считал светским и самым подходящим для людей высокого ранга. — Ваши друзья в парадной гостиной. Я развел для них огонь в комнате, и скоро там станет уютно и тепло.

— Благодарю вас. — Хью остановился у двери. — Не найдется ли у вас чего-нибудь выпить?

— Я подал леди херес, как они потребовали, а джентльмен заказал пинту моего лучшего эля. Не желаете ли того же самого?

— Я бы предпочел что-нибудь покрепче.

Глазки упитанного хозяина заблестели, он бросил взгляд через плечо, потом подался вперед и сказал громким шепотом:

— У меня в погребах найдется кое-что, предназначенное для достойных людей.

— И что же это?

— Портвейн. Самый лучший, какой только можно сыскать и какой вы пробовали!

— Принеси бутылку. — Хью помедлил: — Нет, пожалуй, две. Одну разопьем здесь, а вторую я возьму в дорогу.

Хозяин просиял:

— Да, милорд.

Больше медлить не стоило, и Хью вошел в гостиную.

Как он и ожидал, леди Галлоуэй, Кейтлин и суровая старая Нянюшка окружили Триону, сидевшую на диване. Леди Галлоуэй, устроившись рядом, похлопывала ее по руке и сердито говорила:

— Кто бы мог подумать — случилась такая ужасная вещь! Клянусь, когда Кейтлин вошла в комнату, я глазам своим не поверила! А уж когда появилась Нянюшка и закричала, что тебя похитили… К счастью, твой дядя прибыл домой из «Уайтса» вовремя. Никогда за всю свою жизнь я не была так рада его видеть! Он тотчас же понял, что надо делать, и решил, что мы все должны отправиться в погоню за тобой…

— Я вовсе не кричала, — возмущенно возразила Нянюшка. Она заметила Хью и инстинктивно сделала движение, будто собиралась защитить Триону от его взгляда. — Не смотрите на нее, вы, шельмец!

— Ваша подопечная может меня не опасаться.

Хью снял перчатки и отошел как можно дальше от них к камину, от которого исходило приятное тепло. Глядя на Кейтлин и Триону, сидящих рядом, Хью решил, что Кейтлин намного красивее. Черты ее лица были совершенны, а движения исполнены грации.

Но его взгляд приковала к себе именно Триона. Глаза светло-орехового цвета были опушены неправдоподобно длинными ресницами, а губы будто напрашивались на поцелуй. В то время как Кейтлин была настоящим произведением искусства, в Трионе чувствовалась земная притягательность, которая никого не может оставить равнодушным.

Она подняла бровь, будто спрашивая, почему он так пристально нанес смотрит. Он отвесил ей насмешливый поклон, вызвавший у нее румянец смущения. Триона отвела глаза. Теперь наконец он мог хорошенько рассмотреть ее и понял, что не ошибся. У нее была роскошная фигура, полная соблазнительных изгибов, высокая упругая грудь. Что и говорить, Триона Херст обладала женскими прелестями в избытке.

Лорд Галлоуэй вышел вперед и встал между Хью и Трионой.

— Милорд, — рявкнул пожилой джентльмен, и лицо его еще больше побагровело, — нам следует поговорить об этом прискорбном инциденте и о том, что нам сделать, чтобы исправить положение. — Он оглянулся на женщин: — Здесь мы говорить не можем. Подойдем к окну.

И, не позаботившись проверить, следует ли за ним Хью, лорд Галлоуэй направился в дальний конец гостиной.

Хью стиснул зубы. Он не привык, чтобы с ним разговаривали как с мальчишкой, стащившим из кухни пирог.

— Маклейн! — Лорд Галлоуэй повелительно повысил голос.

Хью почувствовал, что гнев его разгорается, и сжал кулаки. Снаружи налетел ветер, и от его внезапного порыва задребезжали двери и ставни на окнах уютной гостиницы. Лошади во дворе ветревоженно заржали.

— Господи! — воскликнула Нянюшка скрипучим голосом, глядя, как ветер швыряет хлопья снега в окна, а над головой трещит крытая сосновой дранкой крыша.

— Господи! — вторила ей испуганная леди Галлоуэй. — Что происходит?

Кейтлин обняла тетку, и глаза ее округлились от страха.

И только Триона оставалась спокойной и смотрела на него укоризненно, отчего мысли его смешались.

«Успокойся, Маклейн! От волнения все неприятности только усугубляются». Если не умерить свой гнев, он будет подпитывать ветер, и тот разбушуется не на шутку. От этого развалится дом, а деревья окажутся выкорчеванными с корнем. Реки и ручьи выйдут из берегов и затопят дороги, поля и деревни. Бурные воды сорвут амбары и дома с каменного фундамента и разбросают их как детские игрушки.

Как только ветер достигнет определенной силы, он обретет собственную волю и окажется способным убивать. Поэтому Маклейн попытался обуздать свой гнев. Легенда гласила, что если хотя бы один член семьи из одного поколения совершит доброе дело, то проклятию придет конец. Но пока что никому из них этого не удалось. И Хью гадал, есть ли в самом деле способ покончить с этим наваждением. Однако попытаться постигнуть суть древнего проклятия, якобы наложенного на семью таинственной белой ведьмой, было непросто: по истечении нескольких столетий трудно было отделить правду от мифа.

Ветер стучал в окна. Лорд Галлоуэй бросил опасливый взгляд на Хью, яростно сжавшего челюсти. За всю свою жизнь только раз тот позволил гневу одержать верх — когда умер его брат Каллум.

Но при виде последовавшего буйства стихий и разрушений он поклялся никогда больше не давать себе воли, особенно когда понял, что его гнев в отличие от гнева братьев таил в себе особую опасность. Но об этом, кроме него, знал только один человек.

Хью закрыл глаза и глубоко вздохнул, мысленно представив при этом небольшой вихрь. Он разжал ладонь, а потом с силой сжал. Его сердцебиение замедлилось, а в глазницах усилилось давление. Он сжал ладонь сильнее. Потом еще сильнее.

В висках у него отчаянно застучало, но он не обращал на это внимания.

Его мускулы заболели от напряжения, а на лбу выступила испарина.

И ветер за окном медленно стал стихать. Когда снаружи они услышали только легкое дыхание слабого ветерка, Хью разжал кулак и дал своим мускулам расслабиться. В голове у него шумело, а отчаянное напряжение сменила тошнота; он чувствовал себя полностью разбитым.

— Слава Богу, буря стихает! — выдохнула леди Галлоуэй.

— Конечно, — согласился лорд Галлоуэй. — Это всего лишь обычный порыв ветра, и ничего больше.

Он пристально посмотрел на Хью:

— Идемте, Маклейн, нам надо кое-что обсудить.

Хью проглотил готовую прорваться вспышку и подавил желание ответить резкостью. Он не мог позволить себе снова гневаться, потому что утихомирить ветер во второй раз у него бы не хватило сил. Он бросил на Триону быстрый взгляд, но она не сводила глаз с окна. Там играла поземка, завивая снежные вихри вокруг карет. Триона посмотрела на Хью, и по ее глазам было видно, что девушка убедилась в его тайных способностях.

«Она верит в силу проклятия». Это понимание удивило его и на мгновение почему-то успокоило. «Она верит, но не боится».

Если бы только он не чувствовал себя как выжатый лимон, то мог бы даже улыбнуться. Но колени его дрожали, и ему пришлось взять себя в руки, чтобы не выказать слабость. Он повернулся, подошел к стоящему у окна стулу, и тут же рухнул на сиденье.

Лорд Галлоуэй смотрел на него хмуро, вне всякого сомнения, считая, что со стороны Хью было бы любезнее предложить сначала сесть человеку пожилому.

Хью указал на стул напротив своего:

— Милорд! Прошу вас.

Он потер виски. Ощущение было такое, что по его голове ритмично стучал дятел.

Лорд Галлоуэй сел и сурово воззрился на Хью.

— Вам придется за все ответить, сэр. Моя племянница оказалась скомпрометированной из-за вас.

— Я думал, что в карете ее сестра, иначе отвез бы леди Катриону обратно.

Хью хотел бы, чтобы его голос звучал спокойнее и увереннее.

— Как видите, этого не случилось. Триона невинна. Готов согласиться, что ее действия могли показаться необдуманными, но они были совершенно безобидными.

Казалось, Галлоуэй предполагал, что Хью станет возражать, и, пока от него ожидали ответа, принял воинственную позу.

Хью пожал плечами:

— Полностью с вами согласен.

Старик прищурился:

— Вы довольно долго пробыли в карете наедине с моей племянницей. И я должен спросить… — Галлоуэй наклонился к нему, понизив голос: — Вы прикасались к ней?

Разумеется, прикасался, но совсем не так, как воображал и опасался Галлоуэй. И все же, если бы Хью посмотрел на случившееся в карете трезво — как посадил Катриону себе на колени, как страстно целовал, — ответ был бы: «Да, черт возьми!»

Было просто позором, что он не позволил себе большего, если уж этой эскападе суждено было обойтись ему дороже, чем любая другая оплошность.

Галлоуэй нахмурился:

— Ваше молчание говорит само за себя.

Хью ответил ему пристальным взглядом, потом полузакрыл глаза, стараясь побороть боль, разрывавшую виски.

— Отлично. Я смею предположить худшее. Хотя ей двадцать три года, я все-таки несу ответственность за благополучие своей племянницы. Она еще девица, вы похитили невинную молодую леди! — Галлоуэй поджал губы.

— У меня не было такого намерения, уверяю вас.

— Но в ваши планы входило похитить ее сестру, а это было бы столь же бесчестно.

— Я хотел лишь напугать Кейтлин Херст, чтобы она оставила в покое моего брата. Она болтала о том, что попытается заманить его в ловушку и женить на себе. — Хью прямо встретил взгляд Галлоуэя: — Она не раз заявляла в присутствии свидетелей, что ни перед чем не остановится, чтобы достичь цели. Когда увидел светловолосую женщину в карете брата, я решил, что Триона — это Кейтлин. Любой на моем месте впал бы в такое заблуждение.

Лицо лорда Галлоуэя стало почти пурпурным:

— Кейтлин, возможно, имела подобное намерение, но ее сестра не должна за это расплачиваться. Триона была воспитана в любви и строгости. Осмелюсь сообщить, что за свою жизнь она не удалялась более чем на двадцать миль от усадьбы викария.

Хью поймал себя на том, что снова смотрит на нее. Она отвернулась, потому что с ней как раз заговорила сестра и лица их сразу стали серьезными.

— Девушки очень похожи одна на другую.

Галлоуэй проследил взглядом за Хью, и выражение лица пожилого джентльмена смягчилось.

— Они близнецы, но отличить их довольно легко, особенно когда находятся рядом.

— Но этого же не было.

— Это не важно. Вы не имели права пугать девушку всего лишь из-за нескольких ее дерзких слов.

— Кейтлин Херст с момента появления в Лондоне вела себя вызывающе. Кто-то должен был приструнить ее.

Галлоуэй поджал губы:

— Мы с ее теткой, так же как и Триона, пытались обуздать Кейтлин. Триона приехала в Лондон как раз для того, чтобы убедить сестру вести себя как подобает леди.

Чудесно! Девушка была невинна и добродетельна и имела благочестивых покровителей. Слово за слово его толкали к самому краю утеса.

Хью потер шею. Глаза его щипало. Они болели. Ничего сейчас он не желал больше, чем обещанной ему бутылки портвейна, а также мира и тишины в карете Александра. И чтобы ни одно обольстительное невинное существо не искушало его.

— Итак, Маклейн? — заговорил лорд Галлоуэй, и от его голоса смолкла беседа в другом конце гостиной. — Что вы намерены сказать по поводу своего поведения с моей племянницей?

Черт побери этого старого сводника! Он явно вел дело к единственно логичному концу — свадьбе. Но у Хью не было желания жениться. Однажды в прошлом он чуть не совершил подобную ошибку, и был готов пойти на любые жертвы, чтобы избежать ее теперь.

— Я извинюсь перед вашей племянницей за то, что причинил ей неудобство, но осмелюсь заметить, что никто не видел, как она вошла в мою карету, кроме ее няни. Если вы и леди Галлоуэй сопроводите ее назад в Лондон, это будет самым мудрым поступком.

Галлоуэй внезапно ощутил смущение и беспокойство:

— Хотел бы, чтобы это было так.

Хью, казалось, обрел надежду, но уже следующая фраза старого лорда дала ему понять, что он загнан в угол.

— Как только няня поняла, что Триона оказалась в вашей карете, она помчалась обратно в Лондон, чтобы сообщить об этом нам, а лорд и леди Колчестер и их дочь Кассандра находились в гостиной вместе с нами. Они проводили Кейтлин к нам по пути с Бонд-стрит.

— Черт возьми! Леди Колчестер — злостная сплетница.

— Согласен. Ко времени, когда мы вернемся в Лондон, всем уже будет известно, что произошло.

Вот, значит, как обстояло дело. Как бы Хью ни желал, чтобы все было иначе, он не мог не считаться с тем бесспорным и прискорбным фактом, что по его вине репутация Трионы Херст оказалась погубленной. Скрежеща зубами, Хью ответил:

— Завтра утром я приду к вам в дом, чтобы все уладить.

— Не смотрите на меня так сердито, милорд. Вы сами заварили эту кашу.

— Я всего лишь пытался защитить брата. За это я не намерен извиняться.

Лорд Галлоуэй сдвинул брови:

— Я много раз встречал Александра, милорд, и не могу представить, чтобы он нуждался в вашей защите.

Когда Хью открыл было рот, чтобы дать резкую отповедь, лорд Галлоуэй поднял руку.

— Сейчас меня ничуть не интересует мнение лорда Маклейна. — Он бросил взгляд на молчаливую группу женщин, потом отвернулся от них и добавил вполголоса, но очень убедительно: — У мисс Херст есть младшая сестра и несколько младших братьев. Вполне возможно, что и ее отец потеряет свое положение, если разразится скандал. Они все пострадают, если ее репутация не будет восстановлена немедленно.

Итак, Хью оказался ответственным за будущее счастье целой семьи. Не так ли?

В эту минуту ему очень захотелось двинуть кулаком в физиономию сэра Галлоуэя. И к черту светские приличия!

Галлоуэй выпрямился:

— Вам придется обратиться незамедлительно за особой лицензией на брак, а свадьба должна состояться не позже чем через три дня, начиная с сегодняшнего. Вы понимаете?

Хью скрестил руки на груди.

Старик сквозь зубы медленно произнес:

— Договорились. Жду вас завтра утром в девять.

Он поднялся со стула. Хью встал вслед за ним. Что ему оставалось делать? Вступить с ним в спор, препираться и отказаться действовать по его указке? Но в другом конце комнаты сидела печальная Триона, и ее сумрачный взгляд был обращен к нему.

— Итак, дело улажено. Желаю вам спокойной ночи.

Отдав неловкий поклон, лорд Галлоуэй направился к женщинам.

К облегчению Хью, хозяин гостиницы появился с долгожданными бутылками портвейна. Хью не хотел смотреть на Триону, пока хозяин наливал вино в его стакан.

Когда Хью потянулся за стаканом, хозяин заметил, что его остальные гости надевают дорожные плащи. Он повернулся, все еще держа в руке стакан со своим драгоценным портвейном:

— Уже собираетесь отбыть? Так скоро? Я собирался подать леди говядины и паштета…

— Упакуйте все это в корзинку, — поспешил распорядиться Галлоуэй. — Мы съедим по дороге.

Хью выхватил стакан с портвейном из рук хозяина и выпил, надеясь, что тепло вина поможет растопить холод в его груди.

Леди Галлоуэй окинула Хью ледяным взглядом, означавшим крайнюю степень возмущения, в то время как муж провожал к выходу ее и остальных.

У двери Триона остановилась:

— Лорд Хью, я хотела сказать…

— Триона! — окликнула ее леди Галлоуэй. — Я запрещаю тебе разговаривать с этим человеком!

— И я тоже, — согласилась с ней Кейтлин, окидывая Хью презрительным взглядом.

Во взгляде Трионы засверкал гнев, но заговорила она спокойно:

— А если я хочу с ним поговорить?

— Но он же сам дьявол, — попыталась ее урезонить Нянюшка.

— Триона, — строго обратился к ней дядя. — Мы сейчас же уезжаем.

Он попытался заставить ее выйти из комнаты, но она вырвалась. Лицо ее пылало негодованием.

Хью тотчас же распознал в ее поведении признак бунта, потому что и сам ощущал нечто подобное — отчаяние, смешанное с неистовым желанием сохранить свободу. Ему было жаль, что Триона Херст оказалась, по-видимому, в той же самой западне, что и он. Однако, как бы она ни бунтовала, спасения не было. Ее семья собиралась позаботиться об этом.

Внезапно Триона обратила к нему взгляд своих ореховых глаз:

— Маклейн, мой дядя не несет ответственности за мои действия. За них отвечаю я сама.

Лорд Галлоуэй легонько похлопал ее по плечу:

— Триона, Маклейн и я все уладим. Тебе не стоит ломать голову над процедурными мелочами.

Хью заметил на ее лице явное раздражение и что-то еще, чего пока не мог разгадать: не было ли это страхом?

В груди Хью возникла слабая надежда. Она, так же как и он, не хотела этого союза. Если она воспротивится…

Но нет. Возможно, он и сохранит свободу, но ее репутация все-таки будет загублена и пострадает вся ее семья. Хью не мог избавиться от чувства ответственности за все произошедшее. Он знал за собой много недостатков, но всегда считал себя порядочным человеком.

Теперь Триона стояла перед ним, и в ее темных глазах за стеклами очков можно было прочесть миллион чувств. Она сказала, понизив голос:

— Маклейн, я не позволю своему дяде втянуть вас в эту авантюру.

В ответ он лишь улыбнулся:

— Похоже, мне не требуется поддержка для того, чтобы совершить глупость. Я ухитрился сделать это без посторонней помощи.

— Триона! — окликнул девушку дядя.

Она скорчила гримаску, но не оглянулась:

— Мы оба виноваты. Вы были так же обеспокоены судьбой брата, как я — судьбой сестры. И ни один из нас не должен расплачиваться за совершенно очевидное недоразумение. Мы можем найти какой-нибудь иной способ выпутаться из этой истории, не жертвуя своей свободой.

Хью был тронут и одновременно раздражен, но теперь следовало высказаться прямо:

— Спасибо за великодушный жест, но, как бы мне ни хотелось принять ваше предложение, ваш дядя прав насчет того, во что может вылиться эта комедия ошибок. Ваша репутация будет погублена, да и вашей семье придется за это расплачиваться. Это неприемлемо.

Она сдвинула брови:

— Надо попытаться найти выход.

— Мы не можем сделать ничего. Общество непримиримо в таких вопросах. Остается только одно — брак.

Он заметил, что его рука, сжимавшая бокал с портвейном, слегка дрожит от усталости. Если он не доберется до кареты через минуту-другую, кому-то придется его туда нести.

Она сжала губы:

— Н о я не хочу выходить замуж.

— По крайней мере, в этом мы единодушны.

Хью усилием воли заставил себя двигаться и прошел через комнату к камину. Хотя было нетактично садиться, в то время как женщины стоят, он с облегчением опустился на мягкие подушки дивана.

— Поверьте мне, мисс Херст, если бы я мог придумать иной способ выпутаться из этой истории, я бы это сделал. Но, похоже, мы оказались в ловушке.

— Триона, ты получила ответ, — холодно сказал ее дядя. — А теперь пойдем.

Она смущенно остановилась и замерла.

Хью оценил ее присутствие духа и кивнул:

— Предоставьте договориться обо всем, включая детали, вашему дяде и мне.

— Но я просто не знаю, что делать.

— Доброй ночи, мисс Херст, — твердо сказал Хью. Он отвернулся, чтобы снова наполнить свой стакан, но даже это далось ему нелегко. Он ощущал присутствие Трионы, но не повернул головы, чтобы увидеть выражение ее лица. В этом не было необходимости. Он чувствовал ее ярость так же отчетливо, как и жар от камина. Ведь ее согласия на этот брак так никто и не спросил.

За спиной его послышались легкие шаги.

— Идем, Триона. Оставь в покое этого негодяя! — произнесла Кейтлин.

Естественно, и Нянюшка решила высказаться.

— Ох, что за печальный день, когда невинное дитя не может даже войти в карету, чтобы какой-нибудь шельмец не воспользовался этим к своей выгоде!

Хью проглотил добрую толику портвейна, и взгляд его остановился на сучковатой деревянной панели. Снаружи снова начинался ветер, но, к счастью, Хью был слишком измотан, чтобы разгневаться по-настоящему, поэтому ветер скоро стих.

— Триона, уже поздно, и нам пора ехать, — сказал лорд Галлоуэй, и в голосе его прозвучала такая же усталость, какую испытывал Хью. — Жестоко держать твою бедную тетю на ногах целый день.

За этим последовала тишина, и во время этой паузы Хью даже показалось, что он слышит голос Трионы, требовавшей, чтобы он вместе с ней воспротивился свадьбе. Но если она не слишком хорошо знала образ мыслей света, то он-то его знал отлично. Хью с мрачным видом старался не смотреть на нее и молча позволил ей удалиться. Внезапно до него донеслось легкое движение воздуха от взмаха плаща Трионы — она вышла, и все остальные последовали за ней.


Глава 6

Слушайте внимательно, мои девочки. Люди из клана Маклейнов заслуживают того, чтобы вы доверили им свои деньги, свою жизнь и свое будущее, но берегитесь отдать им ваше сердце.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Да я скорее съела бы живую жабу!

Тетя Лавиния только недоуменно моргала:

— У тебя нет выбора, Триона. Ты обесчещена.

— Мне все равно! — Триона, вышагивавшая перед камином по гостиной туда и обратно, резко повернулась. — При таких обстоятельствах я не выйду замуж!

— Но тебе придется! А раз уж это неизбежно, мы должны позаботиться о цветах и свадебном наряде.

— Тетя Лавиния, пожалуйста, — попросила Кейтлин, сидевшая на стуле у окна. Она впервые заговорила за все это утро. — Трионе есть о чем подумать, и не стоит напирать на нее и требовать ответа, предпочитает она розы или лилии для свадебного букета!

Тетя Лавиния, казалось, была смущена и подавлена.

— Я просто хотела сказать, что, возможно, это поможет ей увидеть нечто положительное во всей этой истории.

Триона прекратила мерить комнату шагами.

— Тетя Лавиния, эта свадьба не должна состояться. Ни Хью Маклейна, ни меня принуждать не следует.

— Моя дорогая, приговор общества в этих случаях однозначен…

— Мне тысячу раз плевать, что думает на этот счет общество!

— Триона! Достойные леди не говорят ничего подобного!

— И напрасно! Мужчина и женщина должны сами решать — вступать им в брак или нет.

— Чушь! — Тетя Лавиния прижала к груди руку, унизанную кольцами: — У меня начинается сердцебиение! Кто-нибудь, позовите Френсиса!

Кейтлин повернулась к тете Лавинии. В глазах ее застыл упрек.

— Но ведь это неправда. Может наступить день, когда у вас и в самом деле начнется сердцебиение, но никто вам не поверит.

Губы тети Лавинии задрожали, взгляд заметался между Трионой и Кейтлин.

Видя, что тетя вот-вот заплачет, Триона поспешила ее успокоить:

— Тетя Лавиния, мне жаль, что нынче утром я в таком скверном настроении. Просто когда сегодня я проснулась, все происшедшее на меня навалилось, и я почувствовала себя полной дурой. — Она с трудом улыбнулась: — Вчера я так устала, что была не в состоянии осознать все случившееся. Глупее трудно придумать.

На самом деле она проснулась с ощущением ужаса, спустилась вниз к завтраку и нашла дядю Бедфорда уже бодрствующим в кабинете в ожидании Маклейна. Тем временем тетя Лавиния волновалась в предвкушении грядущей свадьбы и была склонна обсуждать туалеты и цветы — так что Триона в конце концов не выдержала и взорвалась.

Кейтлин нынче утром была на удивление тиха, плечи ее поникли, а лицо выражало смесь раскаяния с упрямством. Трионе это выражение было хорошо знакомо: оно появлялось всякий раз, когда Кейтлин мучилась раскаянием в связи с одним из своих экстравагантных поступков.

— Кейт, не надо так хмуриться. Это еще не конец света.

Кейтлин ответила почти истерическим смехом:

— Триона, пожалуйста, не пытайся быть ко мне снисходительной именно сейчас! Я наделала кучу глупостей! Если бы я могла повернуть время назад…

Конец ее фразы потонул в рыданиях. Она закрыла лицо руками.

— Кейтлин, не плачь!

Триона прошла через комнату, опустилась на колени перед сестрой и протянула ей носовой платок:

— Перестань убиваться, глупышка! Когда сегодня утром явится Маклейн, я скажу ему, что не принимаю его предложение. Никто не заставит меня выйти замуж, если я не захочу.

Кейтлин промокнула глаза носовым платком:

— Но ты должна!

— Чепуха. Мне плевать на мою репутацию. Кстати, и на следующий лондонский сезон мне тоже наплевать.

— Все не так просто, Триона. Распространятся сплетни и рано или поздно достигнут Уитберна. Все от тебя отвернутся и начнут судачить у тебя за спиной. Ты не представляешь, насколько это унизительно! Люди станут к тебе очень жестоки и станут болтать ужасные вещи. О, Триона, ты не должна этого допустить!

Тетя Лавиния откашлялась и вступила в беседу:

— Моя дорогая, со временем ты узнаешь достаточно о своем предполагаемом муже, и тебе будет легче принять существующее положение вещей. Кейтлин, что ты можешь сказать о Хью Маклейне?

Кейтлин прикусила губу:

— Ну… Хью похож на старшего брата, чуть шире в плечах, если не выше. И улыбается гораздо реже.

— У него есть чувство юмора, — сказала Триона с отсутствующим видом. — Но он очень холоден и сух.

В те несколько раз, что он улыбнулся, его усмешка вызвала у нее странное ощущение, будто ей стало тепло, и тепло это распространилось по всему ее телу.

Кейтлин продолжила:

— Возможно, он похож на Александра, который на публике улыбается нечасто, но охотно смеется и шутит, когда остается с кем-нибудь наедине.

Тетя Лавиния нахмурилась:

— И когда это ты оставалась с ним наедине?

Кейтлин вспыхнула:

— Ну возможно, раз или два. — Она посмотрела на Триону: — Во многих бальных залах есть альковы, скрытые драпировками и растениями в горшках. Они дают возможность отдохнуть от шума и жары…

— Кейтлин! — Тетя Лавиния чуть не задохнулась от возмущения: — Люди используют их для тайных любовных свиданий, и тебе там вовсе не место! Господи, ты меня доведешь до исступления! Когда твои мать и отец узнают обо всем, что здесь произошло… — Она потянулась за своими ароматическими солями. — Я думала, что ты здесь под присмотром и в безопасности, а ты все это время тайно встречалась с Маклейном!

— Не так уж часто! — с жаром возразила Кейтлин.

Триона смотрела на сестру, сдвинув брови и прищурившись.

— Так ты все-таки встречалась с ним?

Кейтлин вздрогнула:

— Если бы я знала, что Триона окажется замешанной в эту историю, ничего бы не стала предпринимать. Я не хотела никому доставлять неприятности.

— Кроме себя самой и Александра Маклейна, — заметила Триона. — Кейт, ты должна знать, что, если бы тебе удалось добиться от Маклейна предложения брака, ты легко могла бы оказаться в такой же ситуации, как я сейчас.

— Нет-нет! Я была очень осторожна, и потому решила отказаться от своего плана пробраться в карету.

— Жаль, что ты не сообщила об этом тете Лавинии.

Кейтлин поморщилась:

— Я тоже жалею. Триона, клянусь тебе, что я не собиралась рисковать своей репутацией. Я хотела быть уверена, что об этом не узнает никто, кроме него.

Триона удивленно подняла брови. Кейт закрыла глаза ладонями.

— Не смотри на меня так! — сказала она и уронила руки на колени. — С моей стороны было глупо верить, что я смогу провернуть такое дело без скандала. Теперь я это вижу. Но в тот момент я не могла мыслить ясно.

— Если бы все пошло не так, как ты задумала, в конце концов тебе пришлось бы выйти замуж за Маклейна, он бы возненавидел тебя, и ваш брак стал бы несчастьем.

Именно так она представляла теперь свое будущее.

— Знаю, — ответила Кейтлин тихо. — Но когда я приехала в Лондон и познакомилась с Александром, я не смогла с собой справиться. Мамушка (а точнее, бабушка девушек, известная всем под именем Норы Херст) всю жизнь так много нам рассказывала о проклятии Маклейнов, что я загорелась желанием увидеть его в действии. Я просто хотела узнать, что оно существует. Ну как вчера, когда я почувствовала гнев Хью.

Она вздрогнула.

Триона вспомнила, как все здание гостиницы содрогалось от ветра, как звенели стекла в окнах и яростно трещали ставни. «И за этого человека я должна выйти замуж?» Ей стало не по себе.

Кейтлин посмотрела на Триону.

— Теперь ты знаешь, почему я дразнила Александра, хотя он воображает, что я всего лишь флиртовала с ним. Я долго пыталась заставить его держать пари, зная, что он его проиграет и настолько разозлится, что потеряет контроль над собой. Но он все время выигрывал и торжествовал.

Триона нахмурилась:

— Кейтлин, когда ты держала пари с лордом Маклейном, на что ты спорила? У тебя же не было ничего.

Она пожала плечами:

— Все это было совершенно невинно.

— Слава Богу, — вмешалась тетя Лавиния.

— Все, на что мы спорили, это несколько поцелуев.

— Какой ужас! — возопила тетя Лавиния и едва не лишилась чувств.

— Ну, было еще кое-что, кроме, поцелуев, но только один раз…

Тетя Лавиния застонала, и Кейтлин поспешила добавить:

— Мы поспорили. И знаешь на что? Смогу ли я заставить его сделать мне предложение. — Она нахмурилась: — Я все прекрасно спланировала. Собиралась спрятаться под сиденьем его кареты, а потом выскочить оттуда на первой же станции, когда он станет менять лошадей. И тогда он должен будет признать, что я выиграла пари.

Тетя Лавиния недоуменно заморгала:

— И… ты вышла бы за него замуж?

— Еще чего! Ни за что я не согласилась бы, чтобы моим мужем стал такой хвастун! — фыркнула Кейтлин.

— Ну а если бы ты была по-настоящему скомпрометирована? — спросила Триона.

Кейтлин посерьезнела:

— До вчерашней ночи я не думала, что такое может случиться, пока не увидела дядю Бедфорда с Хью Маклейном. Лучше бы ты не приезжала в Лондон спасать меня.

Тетя Лавиния принялась обмахиваться носовым платком:

— Предоставь все твоему дяде. Хью Маклейн вот-вот будет здесь. — Она посмотрела на часы и нахмурилась: — Он должен был приехать десять минут назад. Твой дядя, наверное, уже вне себя.

Триона опять вскочила на ноги и принялась ходить по комнате.

— Но это неслыханно! Я едва знаю этого человека!

— О, дитя, я уверена, что, как только вы с лордом Хью поженитесь, у вас окажется столько общего, что вы будете вполне удовлетворены. Я тоже едва знала твоего дядю Бедфорда, прежде чем он попросил моей руки, но за долгие годы очень привязалась к нему. — Тетя Лавиния улыбнулась: — Трудно было бы пожелать более нежного и доброго мужа. Мне очень повезло, и, возможно, тебе тоже повезет.

Триона с тревогой во взгляде повернулась к ней.

— А вдруг у него окажется скверный характер? Может быть, он вор? Или бьет собак, или ненавидит сельскую жизнь? Что, если… — Сердце ее сжалось от тяжкого предчувствия. — Что, если он влюблен в другую женщину?

— Он ни в кого не влюблен, — уверенно заявила тетя Лавиния. — Если бы что-то было, я бы знала. Каждый раз, как только он или его брат бросают взгляд на женщину, весь свет говорит об этом. Хью Маклейн старается избегать женщин, достойных брака. Он не скрывает, что не собирается жениться.

— Прелестно. Он питает отвращение к брачным узам вообще.

— Как и ты, — заметила бескомпромиссная Кейтлин.

— Я вовсе не против брака, даже наоборот. Я против этого брака и тех обстоятельств, которые нас к нему вынуждают!

В прошлом, когда она думала о замужестве, то предполагала, что он будет основан на отношениях, подобных тем, что связывали ее родителей. Мать и отец были безмерно счастливы. Это можно было заметить по тому, как они смотрели друг на друга.

Тетя Лавиния сказала бодрым тоном:

— Да, я уверена в том, что Хью Маклейн теперь станет другим.

— О да. Когда тебя насильно заставляют что-то делать столь «приятным» образом, самое время изменить мнение и послушно сунуть голову в петлю.

Триона потерла лоб:

— И как бы мало я ни знала о нем — ну, что он избегает достойных женщин и обладает темпераментом, способным стереть с лица земли любую гостиницу, — все это доказательство того, что он будет ужасным мужем.

Кейтлин нахмурилась:

— Я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь отзывался о нем плохо.

— Я тоже, — согласилась тетя Лавиния. — В самом деле, единственно дурное, что я слышала о Хью Маклейне, это что у него есть незаконнорожденные дети. Говорят, их немало. Тетя Лавиния пожала плечами: — Я уверена, что люди преувеличивают. Их не может быть так много, как говорят, потому что он слишком молод и едва ли у него более пяти или шести детей. Если, конечно, среди них нет близнецов или если он не встречался одновременно более чем с одной женщиной, что, как я полагаю, вполне возможно.

Наконец она встретилась взглядом с Трионой, уже впавшей в панику, и бодро добавила:

— О Господи! Во всем следует видеть светлую сторону! Говорят, он привязан к своим детям и тратит на них кучу денег.

— И что же?

— То, что он, должно быть, очень богат! Конечно, твой дядя сможет разузнать больше, но и так ясно, что тебе не придется испытывать недостатка в средствах на булавки и ты не будешь жить в холодном доме из-за нехватки угля для отопления.

— Итак, все, что мы знаем о Хью Маклейне, это что его финансовое положение неясно, что у него куча незаконнорожденных детей и что семейное проклятие действительно существует. Я получаю в мужья настоящее сокровище!

Тетя Лавиния поморщилась:

— Не надо смотреть на дело так мрачно…

— Прошу прощения, миледи, — послышался голос дворецкого. — Лорд Хью Маклейн желает видеть мисс Катриону Херст.


Глава 7

О, мои дорогие! Большинство мужчин приносят только неприятности, когда начинают говорить или действовать, но на то мы и женщины, чтобы проявлять остроту ума.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Триона вскочила на ноги, руки ее были сжаты в кулаки, лицо пылало.

«Он приехал повидаться со мной, а не с дядей». Триона сочла это добрым знаком. Ее сердцебиение слегка успокоилось, и ей удалось восстановить ритм дыхания.

У тети Лавинии был смущенный вид.

— Лорда Хью ожидает Бедфорд. Почему он направляется сюда, хотела бы я знать?

Крупная фигура Хью заполнила весь дверной проем. Он был одет безукоризненно, в соответствии с требованиями этикета, предписывающего особенности утреннего туалета. На нем был темно-синий сюртук, красиво облегавший его широкие плечи, а галстук можно было счесть произведением искусства. Он вошел в гостиную и отвесил поклон.

Глядя на него из-под ресниц, Триона вдруг почувствовала, что не может дышать. В карете и в гостинице был тусклый свет, и потому она не смогла как следует разглядеть Хью Маклейна.

Теперь же яркий солнечный луч из окон играл на его темных волосах и касался мощного подбородка. Мало того, его зеленые глаза походили на изумруды, и это завораживающее зрелище заставило ее остановиться на месте и сделало неспособной произнести хотя бы словечко.

Седая прядь, ниспадавшая ему на лоб, отливала серебром. Но именно выражение его глаз заставило ее остановиться и замереть. Он казался суровым и разгневанным, хотя ему и удавалось сдерживать свои чувства.

Воспоминания о вчерашней буре вызвали у нее дрожь.

Тетя Лавиния начала было подниматься со стула.

— Пожалуйста, — произнес он низким голосом. — Не вставайте. Я пришел только поговорить с мисс Херст.

Девушка вскинула подбородок:

— Не думаю, что нам есть что сказать друг другу.

Хью окинул ее взглядом, от которого она таяла, когда он держал ее в объятиях. Он бросил равнодушный взгляд на ее тетку.

— Мадам, я хочу просить вас оставить нас на одну минуту наедине с вашей племянницей.

Тетя Лавиния смущенно зашевелилась на своем стуле:

— Я не уверена, что должна вас послушать.

Кейтлин схватила тетку за руку и заставила подняться на ноги:

— Конечно, мы предоставим лорду Хью возможность поговорить с Трионой.

Кейтлин, взяв под руку тетку, направилась с ней к двери.

— Я не могу оставить их одних. Это было бы неприлично!

— Чепуха. Репутация Трионы уже погублена. Что изменит один разговор?

Кейтлин потащила тетку еще дальше — в холл.

— Но твой дядя Бедфорд…

— Он очень скоро прервет их беседу. — Кейтлин обернулась и сказала, глядя в лицо гостю: — Я могу предоставить вам всего несколько минут. Как только дядя Бедфорд узнает, что вы здесь…

— Благодарю вас, — сказал Маклейн продолжая смотреть на Триону.

Кейтлин кивнула:

— Сделаю что смогу, чтобы задержать его.

Она закрыла дверь и повысила голос, убеждая тетю Лавинию, что позволить лорду Хью поговорить с Трионой без свидетелей вполне пристойно, раз его намерения не вызывают сомнения.

Триону же в это время посетила удивительная мысль. За последние годы она привыкла находиться в тени признанной красавицы Кейтлин, и лишь немногие мужчины обращали на нее внимание, словно ее и не было в природе. Но как ни странно, яркая внешность Кейтлин не производила ни малейшего впечатления на Хью Маклейна. В обществе он почему-то был больше расположен смотреть на нее, чем на ее сестру.

Трионе это было приятно, и сознание, что она наконец-то оказалась предметом внимания мужчины, согревало ее душу. Пусть он содержал кучу незаконнорожденных детей и мог в силу родового проклятия вызвать бурю, но по крайней мере замечал ее, Триону, а это уже было кое-что.

Хью скрестил руки на груди:

— Я предпочел бы побеседовать с вами наедине, прежде чем события начнут развиваться по единственно возможному сценарию.

— Наверное, это было бы разумно.

Его губы дрогнули:

— Похоже, ваш дядя не успокоится, пока не увидит нас за завтраком беседующими как жених с невестой.

— Уверена, что стечением времени никто и не вспомнит об этом глупом происшествии. Не опережаем ли мы события?

Хью вытащил из кармана сложенный в несколько раз листок и передал Трионе:

— Это «Морнинг пост».

Сердце ее упало, когда она развернула газету.

«Похищение с целью брака или грязная игра? Прошлой ночью мисс X., племянница лорда и леди Г. и сестра мисс К.Х., покинула Лондон в обществе лорда X. Макл.

Курсируют слухи о похищении, особенно после того как лорд и леди Г. опрометью помчались спасать своевольную племянницу…»

— Боже милосердный! — воскликнула Триона слабым голосом, снова опускаясь на диван. — Об этом знает уже весь город.

Хью смущенно кивнул:

— В клубе «Уайтс» уже держат пари, и это зафиксировано в его книгах.

Триона прижала дрожащую руку ко лбу. Она ощущала на своем лице мрачный взгляд зеленых глаз Хью Маклейна, и ей захотелось хоть немного ободрить его.

— Надеюсь, по крайней мере это пари положительное?

— Десять к одному, что я женюсь на вас. — Его губы сложились в горькую улыбку: — Думаю, мне следует радоваться, что меня считают таким порядочным и ответственным.

Сердце Трионы болезненно сжалось. Ей с трудом удалось заставить раскрыться непослушные губы:

— Нет и речи о том, чтобы спасти мою репутацию. Но ведь это я совершила ошибку и не хочу, чтобы вы за нее расплачивались.

— Мисс Херст, как я уже говорил, мы оба допустили промах. Вы оказались в карете из самых чистых побуждений, хотя это выглядело наивно. Я там появился, главным образом чтобы защитить брата, но также и для того, чтобы проучить вашу сестру за то, что она заставила весь город говорить о пари. И из нас двоих я виноват больше.

Триона прижала ладони к щекам.

— Милорд, надо что-то придумать. Брак… настолько необратимое явление.

Хью усмехнулся, и она посмотрела на него с удивлением. Его зеленые глаза искрились подлинным весельем, а лицо теперь казалось совершенно спокойным — впервые с того момента, как она с ним познакомилась. «До чего красивый мужчина! На удивление! — Она с трудом отвела от него глаза. — Осторожнее! Я должна ясно мыслить. Красивый он или нет, пока я не знаю о нем ничего, кроме сплетен».

У нее промелькнула мысль о том, что, наверное, неплохо быть замужем за таким потрясающим мужчиной, видеть его каждое утро за завтраком и проводить весь день, гуляя рука об руку, возвращаться домой обедать. А потом оказаться рядом в спальне…

— Мисс Херст, я должен задать вам вопрос.

Его лицо все еще оставалось расслабленным, а взгляд казался добродушным и ободряющим. Тело девушки невольно окатило приятной теплой волной.

— И что это за вопрос? — спросила она, почти не дыша.

Маклейн подошел к ней и остановился. Колени его чуть не касались ее юбок, и он смотрел на нее сверху вниз.

— Вы в кого-нибудь влюблены?

Бешено бьющееся сердце Трионы подпрыгнуло к горлу, и она запрокинула голову, чтобы видеть его лицо.

— Нет. А вы?

Его губы дрогнули в полуулыбке, одновременно чувственной и чарующей.

— Нет. Я тоже не влюблен.

Она и не предполагала, что эти слова окажутся для нее такими важными, дарующими облегчение. «По крайней мере, с соперницей не придется иметь дело».

Он сел на стул рядом с ней. Движения его были мягкими и плавными, как у льва, а по контрасту с широкими плечами стул показался маленьким и хрупким.

— Мисс Херст, позвольте мне быть откровенным. Я не верю в любовь. И никогда не верил.

Ее щеки вспыхнули румянцем, когда она осознала, что не сводит глаз с его мускулистых ног, обтянутых облегающими бриджами. За всю жизнь она не встречала такого привлекательного человека. Господи, ей следовало остановиться. Что он сказал? О да!

— Увы, тут наши мнения расходятся. Я верю в любовь. Мои родители очень сильно любят друг друга. Их пример для меня убедителен.

Она с трудом заставила себя посмотреть ему прямо в лицо.

— Я не вполне точно выразился. Разумеется, я верю, что некоторые люди способны любить, но я не из их числа.

— Почему же?

— У меня не настолько горячая кровь, чтобы испытывать столь высокие чувства.

— Ну по крайней мере вы были откровенны. К сожалению, я всегда хотела выйти замуж по любви. Это еще одна причина, почему мы не можем позволить себе быть вместе.

Он нахмурился:

— Боюсь, вы не осознаете всей серьезности вашего положения. Хотя это неудивительно, принимая во внимание то, что вам могут давать советы только ваша тетя, дядя и сестра.

Она замерла:

— Что вы имеете в виду?

— Как ни хороши и благородны намерения вашей тети, я не уверен, что она способна трезво оценивать ситуацию.

Трионе трудно было не согласиться. Даже мать называла свою сестру глупышкой.

— При всех недостатках у моей тети доброе сердце. Более того, едва ли можно счесть пустоголовыми моего дядю и сестру.

— Ваш дядя — самодовольный осел. Он вряд ли возьмет на себя труд раскрыть вам глаза на происходящее.

Нынче утром Триона не видела дядю, потому что он укрылся в библиотеке в ожидании лорда Хью. И при этом не счел нужным сказать ей хоть словечко. Это было досадно, но она не собиралась посвящать в свои размышления Маклейна.

— Мнение дяди вам известно, — ответила она равнодушно.

Хью скептически поднял бровь.

— И ваша сестра не выказала здравого смысла. А ведь ей известны светские нравы.

— Обычно Кейтлин не поступает столь безрассудно. Но вам следует благодарить ее за порыв вашего брата. Он побился об заклад, что ей не удастся заставить его сделать ей предложение.

Брови Хью сошлись над переносицей:

— Неужели?

Это не было вопросом, скорее недоуменным замечанием.

— Я тоже была удивлена и не могла понять, почему он так поступил, сознавая, каковы могут быть последствия. А моя сестра не могла не ответить на вызов, и, отбросив всякую осмотрительность, объявила во всеуслышание то, что думала.

Хью мог заметить по выражению лица, что эти слова только подтверждают его мнение о ее сестре как о девушке, презревшей светские правила. Глаза Трионы за стеклами очков потемнели, полные губы скривились.

Хью ответил скептической улыбкой.

— Давайте пока не будем обсуждать сопутствующие обстоятельства. Если бы у меня был способ каким-то образом разрядить ситуацию, я бы прибег к нему. Но такого способа я не вижу.

Прошлой ночью вместо блаженного отдыха, в котором он отчаянно нуждался, Хью почти не спал, пытаясь придумать приемлемый и лучший выход. Но с рассветом вместе с газетой «Морнинг пост» пришло горькое разочарование: выхода нет.

И тогда он позволил себе поспать пару часов и проснулся с тяжелой головой и полным отсутствием аппетита — его желудок отказывался принимать пищу, что было вполне нормально после обильного возлияния накануне. Это явилось также расплатой за его способность совладать с ветром. Только раз много лет назад он попытался справиться с проклятием, после того как оно проявилось в полной мере, но это чуть не убило его.

И он поклялся никогда больше не повторять этого.

К тому же когда-то Хью дал слово никогда не жениться. В свое время он дорого заплатил за то, что впустил женщину в свою жизнь, и решил никогда не повторять этой ошибки. И вот оказался на пороге того, чтобы в силу сложившихся обстоятельств отправиться к алтарю. Жизнь обладает жестоким чувством юмора и горькой иронией.

Хью наблюдал за девушкой из-под ресниц, видел ее бледное лицо и руки, сжатые в кулаки. Она выглядела решительной, готовой на дерзкий поступок.

— Мисс Херст, у вас, кажется, есть еще одна сестра.

Она нахмурилась:

— Да, наша младшая — Мэри.

— Если вас волнует судьба сестер и их будущее, вы не вернетесь домой, пока благополучно не сочетаетесь браком. Если не выйдете немедленно замуж, общество — в соответствии со своими понятиями — отвергнет вас, а заодно и ваших сестер. Сначала о них станут шептаться, потом перед ними закроются двери гостиных.

— Но ведь ни одна из них не совершила ничего плохого! Да и я тоже!

Господи, она была прелестна, особенно когда возмущалась! Ее кожа цвета сливок разрумянилась и пылала, глаза за стеклами очков сверкали от гнева.

Хью силой заставил себя отвести от нее взгляд, чтобы вспомнить свой очередной аргумент.

— Общество — суровый судья. Оно осуждает за любой намек на соучастие в том, что принято считать непристойным, и делает это без промедления, точно также как и за реальные действия. — Его взгляд снова остановился на ней. — Вам, может быть, безразлично, что о вас будут говорить, но вашим сестрам это будет не все равно, как и другим родственникам.

Она промолчала, но губы ее сжались в ниточку.

— А ваш отец — викарий, — продолжал Хью безжалостно. — Он лишится места и средств к существованию, как только его дочери будут осуждены молвой за несоблюдение приличий. И за вашими братьями станут постоянно наблюдать и комментировать каждый их шаг в отрицательном смысле. Есть еще и ваша мать. Не представляю, как она справится со всем этим…

— Прекратите! Я не могу больше слушать! — Она покачала головой, глядя прямо перед собой: — Это так несправедливо!

— Всецело с вами согласен.

Ее дрожащие пальцы скользнули под очки и прикрыли глаза.

— И это все, что вы можете сказать?

— Могу только добавить, что лорд Галлоуэй уверен, что мы с вами решили продать свою свободу за то, чтобы пресечь поток слухов и погасить к нам интерес. Уж он-то знает светские нравы.

Она опустила руки:

— Я вас не понимаю.

— Нет ничего менее интересного для сплетников, чем женатые люди, — ответил он сухо.

Триона смотрела на Хью, и мысли ее беспорядочно роились в голове. Она представила разочарованное лицо отца и огорчение матери. Ведь они привыкли видеть своих дочерей на светских приемах, где обе считались признанными красавицами. Она представила, что будет, когда перестанут их посещать, перестанут присылать им приглашения и в обществе начнут перешептываться. Ни у отца, ни у матери не было честолюбивых устремлений. На приглашение тети Лавинии они откликнулись неохотно и чуть не отказали ей, а сдались только после отчаянных просьб Кейтлин. И все же она не могла отрицать вред, который скандал мог бы нанести ее родителям, столь дорожившим доброй репутацией семьи.

Триона опустила взгляд на свои руки, которые держала на коленях плотно сжатыми. Остается ли у нее выбор?

— А с браком всему этому будет положен конец?

— Если мы объявим, что вчера вы собирались ехать на встречу с моим братом, чтобы сообщить ему о нашей помолвке, тогда с этим будет покончено. Мы скажем, что ваша Нянюшка не поняла смысла нашей поездки и что ваш дядя, узнав о нашем намерении, не только охотно присоединился к нам, но и благословил наш союз.

— Неужели кто-нибудь поверит этому?

— Не сомневайтесь. К тому времени, когда мы поженимся и окажемся на пути в поместье, эта новость утратит новизну. Если же мы не сочетаемся браком, нам будет нечего противопоставить слухам и они будут распространяться и расти как снежный ком.

У Трионы возникло желание куда-нибудь убежать. Она встала и пересекла комнату, подошла к окну и невидящим взглядом уставилась на раскинувшийся внизу сад. Похоже, у нее не было выбора. Никакого.

Хью внимательно наблюдал за ней. Выражение ее лица было столь ясным, что он мог без труда читать ее мысли. Солнечный луч высветил ее ореховые глаза.

Он никогда не считал, что очки на лице женщины могу выглядеть привлекательно, но на лице Трионы они были уместны, потому что подчеркивали красоту ее удивительных глаз, увеличивая их так, что можно было разглядеть золотые точки на радужке орехового цвета, и придавая взгляду яркость и живость. Его взгляд скользнул ниже, к нежной линии шеи, к изящной ямочке на подбородке, к высокой груди.

Черт возьми, она была вполне привлекательной, ион невольно представлял ее прелести, скрываемые одеждой. В конце концов, кто сказал, что их брак окажется неудачным? Благородство мужчины имеет свои пределы, и он должен был получить что-то за свою невольную жертву. В нем было намешано много разных качеств, но он никоим образом не был лицемерным и циничным. Раз все это стало угодным Господу, о чем говорить?

Она потерла руки, будто пыталась их согреть.

— Больше обсуждать нечего. Мы должны пожениться. Нынче утром я получил специальную лицензию на брак. Поэтому мы можем сочетаться через три дня.

— А потом?

Он пожал плечами:

— Потом мы поедем ко мне домой в деревню и будем демонстрировать картину безоблачного счастья и блаженства до тех пор, пока слухи не утихнут. Через несколько месяцев в обществе о нас забудут.

Она прикусила губу и от вида ее ровных зубов, впившихся в эту полную нижнюю губу, с телом Хью произошло нечто странное — он весь напрягся, не в силах отвести взгляд от ее лица.

— Но… — Ее внезапно охрипший голос пресекся, и она кашлянула. — Но что же будет потом?

— Вы сможете вернуться к родителям и своей жизни дома, а я продолжу свою жизнь.

— Но мы все еще будем женаты?

Он снова пожал плечами:

— Формально — да.

— А если через год я встречу и полюблю кого-нибудь?

— Заведете роман. Меня это не особенно затронет, если вы поведете себя достаточно благоразумно.

Казалось, она задыхается от возмущения.

— Звучит как-то абсурдно…

— Мисс Херст, — сказал он нетерпеливо, — вы придаете случившемуся слишком большое значение. Признаюсь, что я вообще никогда не собирался жениться.

— В самом деле?

— Да. Уверен, что у вас иные намерения, потому что все женщины хотят замуж, но нам обоим придется пойти на жертвы. Когда все это закончится, мы сможем спокойно вести свою дальнейшую жизнь. Если будем осторожны, конечно. И я не вижу причин, почему бы нам не получать удовольствие от жизни в полной мере.

Она, казалось, была удивлена:

— У вас есть сердце?

— По-видимому, нет.

Она нервно засмеялась:

— Не знаю, жалеть ли вас или стараться на вас походить.

— Прошу вас, не связывайте свои поступки с чувствами, — возразил он спокойно. — Я думаю, будет справедливо, если мы все обговорим с вами заранее.

Она сжала руки на коленях:

— Маклейн, я знаю, что развод будет невозможен без публичного процесса и особого постановления парламента…

— И это вызовет еще худший скандал, чем теперь.

— Да, но как насчет того, чтобы аннулировать брак? Мы могли бы это осуществить, когда слухи улягутся.

— Есть только три приемлемые причины для того, чтобы аннулировать брак, и каждая из них вызовет скандал, сопоставимый с тем, который нам угрожает теперь.

Она сняла очки и потерла переносицу.

— Мы могли бы притвориться, что ничего неприличного не произошло, и каждый из нас мог бы продолжать жить своей жизнью.

— Я бы тоже этого хотел, но такое невозможно. Мы должны постараться сделать так, чтобы все выглядело правдоподобно, а иначе сплетни не прекратятся. Триона, как только мы вступим на этот путь, мы будем связаны обязательствами. Вы будете жить со мной в Гилмертон-Мэноре в Шотландии до тех пор, пока о нас не перестанут болтать. Потом вы вернетесь домой и все станет, как было прежде.

— Но мы будем женаты.

Она вздохнула, и от дыхания груди ее приподнялись, обрисованные тканью платья.

Он наблюдал за ней, не в силах отвести от нее взгляда, будто прикованный. Черт возьми! Что было в ней такого, отчего сердце его вдруг ощутило предательский трепет.

Стоило ей всего лишь произвести какое-нибудь движение, как оказывалось, что он смотрит на нее, ждет и удивляется или… восхищается? Да, возможно, так и было. Скоро она будет принадлежать ему, и он получит право на эти чувственные губы, на эту нежную шейку, на соблазнительно выглядывающие из декольте груди.

— Лорд Маклейн? — окликнула она, вторгаясь в его размышления.

— Мы обо всем договорились, — поспешил он ответить, и взгляд его потеплел: — Я вернусь в пятницу. Уложите свои вещи, и мы одни отправимся в церковь.

— Одни? А как же моя семья? Нам ведь потребуются свидетели.

— Уверен, что церковь обо всем позаботится. — Поколебавшись, он добавил: — Я бы предпочел скрыть это от ваших тети и дяди. У меня такое чувство, что они не одобрят наш простой план.

Триона тоже помешкала, потом кивнула:

— Нынче утром моя тетя говорила только о свадьбе и о том, как прелестно все это будет.

Он поморщился.

— Я полностью согласна с вами, — торопливо сказала она. — Не нужно лишнего шума.

Хью оценил ее трезвый и разумный подход к делу. Большинство женщин стали бы настаивать на пышной свадьбе, цветах и роскошных туалетах, к чему она, кажется, была равнодушна, и это добрый знак.

— Ну и хорошо. Мы оставим им письмо и уедем в пятницу.

Он помолчал и спросил:

— А как насчет ваших родителей?

— Они гостят у моего дяди в Озерном крае. Тетя Лавиния нынче утром послала им весточку, но потребуется минимум три дня, чтобы посланец разыскал их, и еще три или четыре дня на то, чтобы они прибыли в Лондон.

— Тогда мы поженимся без них.

— Придется. Мои родители, конечно, будут огорчены таким оборотом дела, и лучше все объяснить им в письме. — Она бросила на него неуверенный взгляд. — Мне бы хотелось потом пригласить их в гости, если вы не возражаете.

— Конечно. Гилмертон- Мэнор ведь станет и вашим домом.

На ее лице чувства стремительно сменяли друг друга, и одним из них была неуверенность.

— Я человек чести, Триона. Вам следует это знать.

Она прищурилась, и выражение ее лица стало холодным:

— Ваше поведение по отношению ко мне в карете не было подтверждением этому.

Он хотел бы сказать, что забыл о том поцелуе, но помнил его слишком отчетливо. Она была нежной и сладкой, губы ее оказались пухлыми и горячими и на мгновение ответили на его поцелуй. Тело Хью внезапно охватило бурное желание повторить его. «Успокойся, болван. Для этого будет еще много времени».

Об этом он был способен позаботиться.

Триона скрестила руки на груди, бессознательно приподняв груди до выреза платья.

— Тот поцелуй не был поступком честного человека. Вы хотели наказать и напугать мою сестру.

Так и было до тех пор, пока его губы не прикоснулись к губам Трионы и не зажгли в нем удивительное пламя. И единственное, чего он желал, — это продолжения начавшегося в карете.

Ему пришлось взять себя в руки и преодолеть это, загасить вспыхнувший было огонь. Он знал, что сильные страсти быстро сгорают. Ну и что? Зато как только окажется в брачной постели, он сможет утолить свое физическое томление, свое влечение к ней. Все-таки преимущество брака — полное и вполне законное обладание объектом желания. Париж стоит мессы!

Она облизнула губы, что еще больше взволновало его.

— Лорд Маклейн, наш брак будет фиктивным?

Черта с два! Взгляд Хью пропутешествовал от темно-золотых волос, нависавших крылом над ее лицом, до густых длинных ресниц и полного розового бутона губ, и полной груди, приподнятой скрещенными на ней руками, и соблазнительного изгиба бедер. Ноги ее были скрыты под юбками, но он мог себе представить…

— Нет, — ответил он твердо. — Это будет настоящий брак во всех отношениях, или его не будет вообще. Было бы глупо отказываться от единственного, что может сделать его немного счастливее.

— Что же вы предлагаете?

Голос ее был глухим, и казалось, она задыхалась, произнося этот вопрос, и это еще больше взволновало его.

— Физическое наслаждение, моя прелесть.

Он подошел к ней, мгновенно преодолев расстояние, и взял ее лицо в ладони. Провел большим пальцем по влажным губам, отчего по телу ее пробежала дрожь, а он ощутил томление плоти и трепет, возникшие между ними.

Она крепко зажмурила глаза, а когда открыла, взгляд ее был трезвее, холоднее и решительнее.

— Не понимаю, какое значение будет иметь физическое наслаждение, если мы все равно расстанемся.

Он вспомнил, сколь невинной она показалась ему, когда он ее поцеловал, и тело его снова охватил огонь.

— Дорогая моя, уверяю вас, вы все поймете.

Чтобы доказать свою правоту, он взял ее за подбородок и приблизил ее губы к своим.

Он только собирался показать ей, каким приятным и чувственным может быть поцелуй. Но едва их губы соприкоснулись и она на мгновение заколебалась, прежде чем податься и подарить ему снова свою сладость, случилось нечто странное, как тогда, в карете.

Хью забыл, где находится, что он собирался сделать и почему. Осталось лишь одно желание ощущать нежность ее губ, прикосновение упругой груди и чудесное тепло.

Но на этот раз пламя взметнулось выше и разгорелось жарче, достигнув опасного уровня. Скоро он сможет обладать этой девушкой. Она будет принадлежать ему целиком и полностью.

Его затопило примитивное чувство, и страсть его была столь яркой и могучей, что он и не подумал сопротивляться.

Он провел руками по всему ее телу, пробуя на ощупь его изгибы, восхищаясь округлостями, и, завладев ртом, ощутил ее сладость. Она прижалась к нему, казалось, он ощущал жар сквозь тонкую ткань платья, движения ее были решительными, но неловкими. Она даже не понимала причины своего томления и желания, но для него все это было очевидно.

Эта страсть в сочетании с невинностью воспламенила его, как ничто прежде, и только звук шагов в коридоре вернул его к действительности. Он быстро осознал всю неловкость ситуации. Хью сделал над собой усилие и попытался отстраниться.

Очки ее сползли и теперь сидели криво, припухшие губы слегка приоткрылись, а взгляд она не могла сосредоточить.

— О да… — Голос ее прервался, когда она попыталась заговорить. Она сделала глубокий вдох и попыталась начать свою речь снова. — Теперь я понимаю вашу мысль, лорд Маклейн, и готова уступить.

Он чуть не рассмеялся, услышав столь деловую и практичную оценку происшедшего. Что за загадка таилась в этой девушке! Даже с трудом, придя в себя после поцелуя, она ухитрилась высказать свою позицию ясно и разумно. И пожалуй, ему это понравилось!

— Пожалуйста, называйте меня Хью. В конце концов, мы собираемся пожениться. Какой я для вас «лорд»?

Она кивнула:

— Да, теперь вы для меня Хью. А я Триона.

— Я предпочитаю имя Катриона. — Он поправил ее очки так, чтобы они сидели ровно. — Но пожалуй, приду к тому, чтобы называть вас Кейт.

Он отвел от щеки прядь шелковистых волос цвета меда и восхитился девичьей нежностью ее кожи.

Их взгляды встретились, его рука замерла, кончики пальцев погладили щеку. У нее были самые удивительные глаза на свете: миндалевидные, орехового цвета с вкраплениями золотого и коричневого.

Она вспыхнула и отпрянула:

— Я привыкла к имени Триона.

Он выпустил ее руку и пожал плечами:

— Как пожелаете. А сейчас мне пора откланяться.

Триона бросила взгляд на закрытую дверь. Она не представляла, как удается Кейтлин так долго удерживать от вторжения тетку и дядю, но была ей от души благодарна.

— Да, пожалуй.

— Мне придется уладить кучу дел, прежде чем покинуть город. Вы сумеете собраться и уложиться к утру пятницы?

Триона кивнула, но мысли ее метались.

— Постараюсь. У меня с собой не много одежды, потому что я не собиралась оставаться в городе долго.

— Как только мы доберемся до Гилмертона, сможете заказать все, что угодно. В городке есть несколько искусных модисток и белошвеек.

Триона вздохнула:

— Хотела бы я владеть иглой так, как Кейтлин.

— А она умеет шить?

— Лучше, чем большинство модисток. Я тоже пытаюсь, но не обладаю ее талантом.

Он сверкнул улыбкой, от которой по всему ее телу до кончиков пальцев ног пробежала дрожь.

— Не сомневаюсь, что вы обладаете иными, еще более интересными, талантами.

Прежде чем Триона успела спросить, что он имел в виду, Хью сказал:

— Я должен удалиться. Предлагаю держать наш план в тайне.

— Я ни словом не упомяну о нем никому, кроме Кейтлин. Она умеет хранить секреты.

— Хочется в это верить. — Он мельком посмотрелся в зеркало над камином, поправил сбившийся на сторону галстук и снова повернулся к ней. — Я буду очень занят, но если понадоблюсь вам, просто отправьте записку в дом Маклейна, и я приеду как только смогу.

— Сомневаюсь, что мне это потребуется, но все равно благодарю вас. — Поколебавшись, Триона добавила: — Хью, яочень надеюсь…

На что она надеялась? Что их брак не окажется таким ужасным, как можно было предположить? Что они приняли правильное решение? Что по истечении нескольких месяцев, которые они проживут вместе, оба смогут идти каждый своим путем, не испытывая ни горечи, ни боли, не изменившись и не страдая? Что, несмотря на жгучее желание испытать страсть, которую он с такой легкостью предлагал ей, она все-таки опасалась этой самой страсти?

Все эти вопросы и еще множество других буквально висели на кончике ее языка, и все же, когда она смогла заговорить, ей удалось сказать только:

— Тогда до пятницы.

Он провел кончиками пальцев по ее щеке, и это прикосновение удивило и взволновало ее.

— До встречи, милая.

Он окинул ее последним внимательным взглядом и нежно поцеловал в губы.

Триона закрыла глаза и подалась к нему. Она смаковала это нежное теплое прикосновение, и все мысли ее испарились. Но в то время как ум и чувства впали в летаргию и получили передышку, тело, напротив, было полно жизни. Ей хотелось приблизиться к нему, обвить руками шею, прижаться и оставаться так долго-долго. Он поднял голову и отстранился:

— Мне действительно пора.

Ей пришлось проглотить укол разочарования и казаться спокойной и равнодушной:

— Я понимаю.

Он приостановился, держась за дверную ручку:

— Не позволяйте вашим родным свести вас с ума предсвадебной суетой.

— Сделаю для этого все возможное, — ухитрилась она произнести спокойным голосом. — Уверена, что мне придется выдержать бой, но я выдержу.

Он хмыкнул:

— Не сомневаюсь. Насчет вас я знаю одну вещь наверняка: вы так же упрямы и тверды, как я. До свидания, моя дорогая.

И с этими словами он закрыл наконец за собой дверь.


Глава 8

Никогда не следует гладить судьбу по шерстке. Каждый раз, когда я это делала в надежде на благо, она давала мне пощечину, да еще и смеялась надо мной. Если вы хотите чего-то добиться, хватайте судьбу за горло и вытряхивайте из нее желаемое!

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Следующие несколько дней текли мучительно медленно. Дядя Бедфорд разгневался, узнав, что Маклейн говорил с Трионой, а не с ним. Он в ярости выбежал из дома и не возвращался допоздна, а вернувшись, сказал, что «нигде не мог найти этого негодяя».

Как и следовало ожидать, слухи росли и множились с угрожающей быстротой. Требовались немедленные меры, чтобы любопытство сплетников было удовлетворено. Понимая, что его жена не способна ничего решить сама, дядя Бедфорд запретил всем принимать кого бы то ни было и появляться на публике, пока ситуация не разрешится. Когда же в дверь стучались те, кого принято называть «сливками общества», тетя Лавиния, сидя в гостиной и обливаясь слезами, была вынуждена слушать, как слуга Доббинс объявлял, что ее нет дома.

Триона была рада этому запрету, потому что не сомневалась в том, что тетушке Лавинии было бы не под силу успокоить потоки сплетников, рвавшихся в дом. Но дядю ее не пощадили, и он был вынужден выслушивать намеки друзей и знакомых. Однажды поздно вечером, заглянув в гостиную за забытой книгой, она случайно подслушала нелестные высказывания дяди о ее поведении, которые он излагал тетке в самых грубых выражениях. И во всем этом инциденте с Маклейном он обвинял ее, а Хью выражал сочувствие.

Она вернулась в свою комнату в ярости и провела там не менее получаса, колотя кулаками подушку и изрыгая проклятия по адресу лондонского общества, в котором злословие всегда ставилось во главу угла.

Настроение дяди Бедфорда еще ухудшилось, когда, проведя весь день в поисках лорда Хью, он вернулся домой и нашел записку от этого джентльмена, принесенную утром, в которой тот без обиняков сообщал, что занимается их общими делами и свяжется с лордом Галлоуэем «в ближайшем будущем». Дядя Бедфорд скомкал бумагу и бросил в камин, а потом дал волю своему бурному гневу.

Оставшись без визитеров и развлечений, тетя Лавиния была полна решимости устроить грандиозную свадьбу. По всему дому теперь струились реки лент и кружев и были разбросаны эскизы изысканнейших свадебных туалетов. Триона притворялась, что ничего не замечает, хотя это было тяжким испытанием ее терпения. Что было еще хуже, тетя Лавиния с мрачным видом смутно намекала на то, что они с дядей Бедфордом озабочены тем, собирался ли Маклейн идти до конца и «выполнить свой долг». Всего этого было достаточно, чтобы свести Триону с ума.

Если бы не сочувствие Кейтлин, Триона не сомневалась в том, что отправила бы Маклейну записку с просьбой забрать ее отсюда до пятницы, невзирая на все последствия.

Конечно, у Кейтлин на этот счет было свое мнение. Она считала низким и возмутительным, что Маклейн не является к ним ежедневно, чтобы успокоить их и убедиться, что все в порядке. К своему удивлению, Триона не разделяла ее возмущения. Маклейн обещал позаботиться обо всем, и она ему верила. Хотя он и согласился следовать диктату общества, но предпочел действовать по-своему, а не по подсказке.

Она не могла не оценить этого и была рада возможности подумать. На этот раз и на этот счет они придерживались одного мнения. А что было бы, если бы они не пришли к согласию? Его спокойное пренебрежение мнением других она воспринимала равнодушно, пока это не коснулось ее.

Чем дольше тянулись часы ожидания, тем больше времени оставалось у Трионы на то, чтобы огорчаться по поводу возникших обстоятельств. Сама идея этого брака была чудовищна. У ее родителей были идеальные отношения: они редко расставались, уважали друг друга и имели одинаковые мнения относительно нравственности и духовных ценностей. Их любовь представлялась ей истинной.

А у нее? Согласившись выйти за Маклейна, она скорее всего отказывалась от возможности такого же счастливого брака, как у ее родителей. Навсегда отказывалась.

Она потерла виски, где гнездилась боль. Возможно, псе сложится и не так ужасно, как она опасалась. Возможно, они могли бы найти приемлемые отношения и общие интересы. По крайней мере Маклейн обладал всеми качествами, чтобы стать порядочным мужем. Он производил впечатление образованного человека, был интересным собеседником. И, что немаловажно, обладал мужской красотой, которая обычно в первую очередь пленяет женщин. Разумеется, не существовало ни малейших сомнений в его благородном происхождении. К тому же у него была способность лишать ее дара речи одним только поцелуем.

И все же… хорошо это или плохо, что он умел так ловко обращаться с дамами? Если так, то не означало ли это, что ее будущий муж продолжит обольщать понравившихся ему женщин? Он сказал ей, что никого не любит, что не считает себя способным испытывать подобные чувства, но она и не подумала поинтересоваться, есть ли у него любовница. А она была не из тех, кто довольствуется малым. И эта мысль угнетала ее.

Наконец наступила пятница, и утро этого дня было серым и пасмурным, под стать настроению Трионы. Она оделась с особой тщательностью и пожалела, что не может надеть лучшее платье, поскольку боялась возбудить подозрения тети Лавинии. И потому довольствовалась своим любимым утренним туалетом из бледно-голубого муслина перехваченным под грудью и украшенным на рукавах темно-синими и зелеными лентами. Этот цвет подчеркивал ореховый оттенок ее глаз, от него они казались зеленее.

Триона застегнула саквояж и поставила на пол, когда раздался тихий стук в дверь.

— Войдите.

Дверь открылась, и вошла Кейтлин. Взгляд ее тотчас остановился на битком набитом саквояже. Она обратилась к сестре голосом, прерывающимся от волнения:

— Не могу поверить, что этот день наконец настал. Прошлой ночью я не смогла уснуть.

— Я тоже. Я все думала и думала…

И сомневалась и сомневалась, чуть не добавила она. Кейтлин нахмурилась:

— Маклейн мог бы приехать навестить тебя хоть раз за эти три дня.

— Рискуя раскрыть дяде Бедфорду наши планы? Так легче для нас обоих, поверь.

Труднее всего было побороть собственные сомнения без обсуждения их с теткой и дядей. За последнее время внутренний голос Трионы, обычно спокойный и разумный, теперь становился все более настойчивым и требовал найти решение, исключающее брак. Каждую ночь перед рассветом она часами лежала, уставившись в потолок, но ни одна новая мысль не посетила ее, на ум не приходило ни одно решение, способное избавить от неприятностей ее сестер и всю семью.

Кейтлин прикусила губу. Глаза ее подозрительно заблестели.

— О, Триона, если бы не мое сумасбродство…

Триона сжала сестру в объятиях:

— Если бы я не проявила такого нетерпения найти тебя, если бы тетя Лавиния не принимала гостей, когда приехала Нянюшка и рассказала обо всем в присутствии старой сплетницы, и особенно если бы Маклейн не был таким ослом… О, давай не будем начинать все сначала!

Кейтлин натянуто улыбнулась:

— Он ведь гордец! Да?

— Боюсь, что так. — Триона покачала головой. — Я знаю о нем только то, что рассказывала Мамушка.

Кейтлин ответила вздохом:

— Наша Мамушка полагает, что изучила Маклейнов с ног до головы.

— Ну и что с того? Ведь уже ничего не изменишь.

— Мамушка говорила нам также, что излишняя поспешность ведет к неприятностям. Поспешишь — людей насмешишь. — Кейтлин взяла руки Трионы в свои. Лицо ее приняло серьезное выражение. — Триона, я все думала о тебе… Может быть, лучше было бы повременить и сыграть настоящую свадьбу?

— Это тетя Лавиния настроила тебя?

— Вовсе нет. Ну допустим, что в некотором роде она пыталась на меня воздействовать, но я и сама теперь думаю так же. Дело в том, что свадьба — это особое событие, Триона. Его обязательно надо отпраздновать. Купить новое красивое платье, украсить твои волосы цветами и подождать маму с папой, чтобы они могли увидеть все это…

— Нет. Нет и нет! Я не хочу никакого платья, во всяком случае, по такому поводу. К тому же цветы в это время года очень дороги. Я уже смирилась с тем, что мама с папой узнают об этом, когда уже все будет позади и я надежно и прочно поселюсь в Шотландии. Папа опечалился бы, узнав о моем недостойном поведении — как я прокралась в чужую карету. Мама тоже рассердилась и огорчилась бы. Откровенно говоря, это благословение Господне — выйти замуж и уехать из города без шума. — Она попыталась улыбнуться, но ей это не удалось. — Знаю, что они бы попытались отговорить меня, хотя я действую в интересах семьи и с лучшими намерениями.

— Но забываешь о себе. Я беспокоюсь только за тебя, поверь.

— Прекрати! Это наилучший выход для нас всех, как тебе отлично известно. Сейчас нет времени на то, чтобы трусить и менять решения. — Триона обняла сестру, чувствуя себя лучше, оттого что высказалась. — Пойдем вниз, чаю попьем. Я выпью целый чайник, чтобы согреться в эту непогоду.

В обеденной комнате они застали тетю Лавинию сидящей за столом в облаке лилового шелка. Вздыхая, она сообщила им, что дядя Бедфорд снова отправился на розыски Маклейна.

— Он занимается этим уже три дня, — сказала Кейтлин, накладывая себе яичницы.

— Почему бы ему не подождать, пока Маклейн приедет сам? Он ведь прислал записку.

— Ваш дядя не верит ему. Как и я, впрочем. — Тетя Лавиния начала намазывать свой тост маслом с такой силой, что крошки разлетелись по полированному столу красного дерева. — Мы не доверяем Маклейну! Он отпетый плут и…

— Мой будущий супруг. — Триона посмотрела на тетку с вызовом и приподняла бровь. — Только вчера вечером, когда мы с вами обсуждали, какой цвет больше подходит для свадебного платья, бледно-голубой или бледно-розовый, вы мне сказали, что в Маклейне есть порода и что из него выйдет прекрасный муж.

Тетя Лавиния покраснела:

— Уверена, что это так! Я не то хотела сказать… Но, возможно, слово «отпетый» слишком грубое, однако этот человек не ответил ни на одно из отправленных ему посланий, в которых ваш дядя просил его приехать! Более того, он…

Вдруг тетя Лавиния выпрямилась на стуле, широко раскрыв глаза:

— Слышите! Это карета!

Сердце Трионы гулко застучало.

— Вы уверены? — спросила она с нарочитой небрежностью.

Тетя Лавиния встала, едва не опрокинув свою тарелку выступающим животом. Она выглянула в окно, выходящее на улицу:

— Это он! Поспеши, моя дорогая! Ступай в гостиную! — И устремилась туда, опередив всех. — О! Как жаль, что Бедфорда нет дома! Что, ради всего святого, я скажу этому человеку?

Ее голос пресекся и стал почти не слышен, когда она метнулась через коридор.

Триона и Кейтлин переглянулись и последовали за теткой, так и не притронувшись к завтраку. Они как раз достигли двери гостиной, когда дверной молоток на парадной двери настойчиво и властно застучал.

Кейтлин шмыгнула к креслу возле камина и упала в него, Триона же села на стул у двери.

Ее юбки еще колыхались от быстрого движения, когда вошел Доббинс и доложил:

— Лорд Хью Маклейн просит принять его, миледи.

Он исчез, и его место заняла знакомая фигура, заполнив собой весь дверной проем.

Тетя Лавиния начала было вставать со своего места.

— Пожалуйста, не трудитесь, — жестом остановил ее Маклейн, и его низкий глубокий голос раскатился по всей изящной, но небольшой гостиной. — Я всего на несколько минут. Лорд Галлоуэй дома?

— Нет.

Маклейн нахмурился:

— Жаль.

— Он уехал искать вас! — выпалила тетя Лавиния с удивительной и непривычной для нее резкостью.

Его брови сошлись над переносицей:

— Я послал записку, в которой сообщил, что нанесу ему визит, как только улажу дела. Разве он не получил ее?

— Да, но он думал… Погодите! Почему вы пробудете здесь всего несколько минут? К чему такая спешка?

— Я приехал сюда за вашей племянницей. Нынче утром мы поженимся.

Глаза тети Лавинии, казалось, вот-вот выкатятся из орбит.

— Но…

— В церкви все готово. Поэтому нельзя мешкать. Сам архиепископ совершит обряд венчания. Он ждет нас через полчаса.

Триона лишилась способности говорить и даже глотать. Всего через тридцать минут она станет женой этого человека.

Тетя Лавиния заморгала:

— Но ведь должно быть свадебное платье и кольца… Венчаться без всего этого — просто варварство!

На лице Маклейна появилась слабая улыбка, когда он повернулся к Трионе и протянул ей руку. Она помедлила, потом вложила в нее свою. Он поднял ее на ноги.

— Вы готовы?

Его глаза, столь темные сейчас, что казались почти черными, выражали нетерпение.

— Да. Сейчас пошлю лакея в свою комнату, чтобы он принес мой саквояж.

Тетя Лавиния пришла в изумление:

— Ты уже упаковала вещи? Когда же ты успела?

Маклейн поднес руку Трионы к губам и поцеловал пальчики:

— Тогда мы отправляемся.

— Н-но… Так быстро?

— Триона, что это значит? А как же свадебный наряд?

Кейтлин взяла тетку за руку:

— Тетушка, за три дня вы с дядей Бедфордом не предприняли ради свадьбы ничего. Только волновались, что лорд Хью не выполнит своего обещания. А теперь нет причины для беспокойства. Он делает именно то, что должен.

— Да, но ваш дядя захочет обсудить с ним положение дел! А как же все-таки свадьба? — ныла тетушка.

— Я не хочу ничего обсуждать, — спокойно возразил Маклейн. — А свадьба будет частной и скромной.

— Но как же насчет свидетелей и всего, что сопутствует…

— Об этом уже позаботились, меры приняты. После того как мы с мисс Херст поженимся, сразу же уедем в мое поместье в Шотландии.

Тетя Лавиния осела на стуле:

— Вы все это спланировали заранее! Ох! — Она прижала руку ко лбу: — Пожалуйста, кто-нибудь, принесите мои нюхательные соли! Моя голова сейчас лопнет!

Кейтлин похлопала тетку по плечу:

— Тетя Лавиния, только подумай, как приятно будет рассказывать всем, что Триона и Хью безумно влюбились друг в друга, поженились и уехали в Шотландию.

После минутного молчания тетка посмотрела на Кейтлин из-под пухлой ручки, которой закрывала лицо:

— Рассказывать? Мы сможем обо всем этом поведать людям? — Она уронила руку на колени: — Но твой дядя предупредил, что мы должны оставаться дома и не принимать ни одного человека.

— Это было раньше. А теперь наш долг — сообщить о грядущей свадьбе свету. Всем не терпится об этом услышать, и мы расскажем, что Триона и Хью очень счастливы.

— О, это звучит романтично!

— Конечно. И естественно, каждый захочет узнать подробности, тебя будут всюду приглашать. Приготовься, надо нанести столько визитов.

— Господи! — сказала потрясенная тетя Лавиния. — Я об этом не подумала!

— Ты окажешь Трионе услугу. Мы должны создавать в обществе впечатление, что это романтическая любовь и они романтическая пара! По правде говоря, раз они с Хью собираются пожениться прямо сейчас, нам следует найти наши лучшие перчатки и шляпы и сегодня же навестить кое-кого из друзей.

— Прямо сейчас?

С каждой минутой тетя Лавиния выглядела все более счастливой.

— Конечно! Чем скорее мы сообщим в городе о новом повороте дела, тем скорее устареет шокирующая новость. Ее сменит сообщение о счастливом событии. — Она хлопнула в ладоши: — Я знаю, кому надо все это рассказать! Этой ужасной леди Оглторп, самой большой сплетнице на свете. Да, и если мы попросим ее не повторять этого, то, как тебе известно, она сделает обратное.

Тетя Лавиния уже почти лучилась радостью:

— Когда молва распространится, мы будем просто завалены приглашениями, потому что каждый захочет узнать об этом событии!

— У нас не будет ни одного свободного дня. По крайней мере, до тех пор пока не приедут мама и папа, — сказала Кейтлин, поморщившись. — Смею надеяться, что тогда я смогу вернуться домой, в усадьбу викария. — Она повернулась к Трионе: — Пойду попрошу лакея принести твой саквояж.

— Спасибо, Кейтлин.

Кейтлин одарила всех мимолетной улыбкой и исчезла. Маклейн повернулся к тетушке Лавинии:

— Леди Галлоуэй, надеюсь, что вы и лорд Галлоуэй в ближайшем будущем навестите Гилмертон.

— О да! Благодарю вас.

Совершенно успокоенная и приободрившаяся, она поднялась с места и протопала к Трионе, чтобы заключить ее в свои благоуханные объятия.

— Моя дорогая, скоро ты станешь хозяйкой огромного поместья. Подумать только! Уверена, что ты нам напишешь, и не забудь рассказать, как вы добрались и обо всем остальном. — Она смахнула внезапно набежавшие слезы. — Я так рада за тебя!

Триона прильнула к тетке и тоже обняла ее. Она подумала, что начинает походить на нее: только что печалилась и вот уже чуть ли не танцует.

— Благодарю тебя, тетя Лавиния. Я уверена, что ты представишь все в наилучшем свете, когда станешь рассказывать новости.

— Не беспокойся, моя дорогая. Мы с твоим дядей объясним им, каково было положение вещей и какой счастливой ты выглядишь перед вступлением в брак!

Они услышали, как Кейтлин в холле дает указания лакею укрепить саквояж Трионы на задке кареты Маклейна, и вскоре все покинули гостиную.

Расставание с тетей Лавинией не было тяжким, но гораздо труднее было сказать «прощай» Кейтлин. Во время всех этих хлопот Маклейн был внимателен и держал наготове носовой платок, в то же время намекая на то, что пора отправляться. Вскоре он усадил Триону в карету, и они отбыли в церковь.

Следующий час прошел как в тумане — круглолицый служка, хлопотавший вокруг них и пытавшийся найти перо, сухопарая фигура архиепископа в развевающемся облачении, сиявшего такой радостью, что Триона начала было гадать, во что обошлась эта скоропалительная свадьба ее мужу. Однако больше всего обращало на себя внимание нетерпение Хью, спешившего поскорее подписать необходимые бумаги и скороговоркой произнесшего необходимые обеты. Она пыталась убедить себя, что все это происходит в действительности, что она и на самом деле выходит замуж, но происходящее казалось ей похожим на причудливый сон, потому что ее рациональный ум отказывался принимать это. И спустя неполный час они уже были на пути в Шотландию, в поместье Маклейна.

Кутаясь в накидку, Триона сидела в карете напротив Хью, пока их экипаж громыхал по городским улицам. Она смущенно и робко разглядывала огромное кольцо на своем пальце. Оно было украшено не менее огромным рубином, окруженным бриллиантами, и сверкало даже в тускло освещенной карете.

И все-таки это было правдой. Они поженились, их союз благословила церковь, в то время как ее тетка, должно быть, носилась по городу, сообщая новость всем знакомым.

Она гадала, о чем следует говорить новобрачной. Наверное, необходимо что-то сказать, но ей в голову не приходило ни одной дельной мысли.

Их взгляды встретились, и долгое время они оба молчали. Триона не могла поверить, что этот человек, этот великолепный мужчина теперь ее супруг. Сейчас он только назывался ее мужем, но скоро должен был стать им во всех отношениях.

Она покашляла и решила прервать молчание.

— Надеюсь, вы не истолкуете этого в дурном смысле, но, право, я не чувствую себя замужней дамой.

Его губ коснулась тень улыбки:

— А что должна чувствовать замужняя дама?

— Не знаю. Возможно, ощущать себя этакой степенной матроной?

Он поднял руку, коснулся ее лица и заглянул в глаза. Его зеленые глаза мягко светились, а чувственные губы изогнулись в улыбке.

— О вас можно сказать многое, но никак не то, что вы выглядите матроной.

— Благодарю вас.

Он рассмеялся и убрал руку с ее подбородка:

— Яхотел сделать вам комплимент.

Она ответила улыбкой:

— Все случилось так быстро. Уверена, что скоро я стану настоящей замужней дамой, когда мы устроимся в вашем доме.

Маклейн пожал плечами, по-видимому, ничуть не обеспокоенный:

— Не думаю, что это имеет значение, раз вы пробудете там всего несколько месяцев.

«Верно. Мы женаты, но только ради приличия. Почему мне так трудно в это поверить?»

Ей было незачем считать своим домом Гилмертон и обосновываться там. Она будет только гостьей. И все же не в ее характере было жить в каком-нибудь месте и не стать его частью. Даже в доме тети Лавинии она помогала выбрать меню, надзирала за сменой постельного белья и выполняла другую домашнюю работу, которую ее тетка не любила. Она полагала, что и в Гилмертоне будет делать не меньше. Это поможет скоротать время.

Триона гадала, какой это дом, расположен ли он на холме или у озера, холодно ли там зимой, и если холодно, то так ли, как в усадьбе викария, и сколько слуг там может быть.

Внезапно она вспомнила высказывания тети Лавинии о том, что у Хью Маклейна несколько незаконнорожденных детей. Будут ли и они там? Если так, то у нее по крайней мере появится общество.

«Гм. Нельзя ли повернуть беседу в этом направлении?»

— Итак… расскажите мне о Гилмертон-Мэноре.

Взгляд его заметался, он сдвинул брови, но только на долю секунды. Почти тотчас же к нему вернулось обычное спокойствие и лицо его приняло непроницаемое выражение. Но слишком поздно — Триона подметила этот яростный взгляд, хотя терялась в догадках, что бы это могло значить.

«Почему он нахмурился? Неужели я сказала что-то неподобающее? Черт возьми, имею же я право задавать вопросы!»

Прежде чем она успела облечь свои мысли в слова, он заговорил:

— Гилмертон — большое и богатое поместье. Большая его часть была построена в тринадцатом веке, и это объясняет, почему каждый год нам приходится заменять какую-то часть кровли.

— Она разрушается?

Его смех, низкий и раскатистый, будто окатил ее всю:

— Частично, хотя там есть участки достаточно прочные.

— Я жду с нетерпением, когда увижу все сама. Хотя для нас двоих это, должно быть, слишком большой дом.

Она ожидала ответа.

Он поднял брови, и внезапно лицо его приняло отстраненное и несколько отчужденное выражение:

— Да, по большей части он пустует.

От такой реакции ее пробрала дрожь.

— Вы замерзли. Где еще одно одеяло?

Он взял ее обнаженные руки в свои и перетянул ее к себе на сиденье. Потом открыл ящик под сиденьем, вытащил толстое шерстяное одеяло и закутал Триону. При этом его руки, теплые и нежные, коснулись ее шеи.

Она с трудом поборола неуместное и необъяснимое желание прильнуть к Маклейну. Новоиспеченный муж состоял из противоречий, из смеси льда и огня — в какую-то минуту мог обдать ее холодом в ответ на невинный вопрос, а в следующую заботливо укутать в одеяло. Ей хотелось надеяться, что доброта характера и есть нечто подлинное, но поверить в это не могла. Скорее всего в нем причудливо сочеталось и то и другое. Как понять такие странности?

Она вымученно улыбнулась:

— Я не привыкла к такому климату. Хотя усадьба викария находится к северу от Лондона, кажется, что там значительно теплее.

— Если вы считаете, что холодно сейчас, подождем, что вы скажете, когда мы продвинемся дальше на север.

— И сколько нам еще ехать до места?

— Дня четыре, если мы поедем с приличной скоростью. Многое зависит от погоды. В Шотландии нет таких дорог, как в Англии, и сильный дождь или снегопад может замедлить наше движение. — Поколебавшись, он добавил: — Если не возражаете, мы поедем ночью. Сейчас полнолуние, и мы сможем путешествовать спокойно и безопасно. Когда вам захочется поспать, то к вашим услугам подушки вон в том ящике, а сиденья мягкие.

— Конечно. Как скажете.

— Блестяще! — Его глаза заблестели. — Мне не терпится попасть домой. Думаю, вам понравится Гилмертон.

Она взглянула на его рот, внезапно на нее нахлынуло воспоминание о поцелуях. По телу распространился жар, пламя заплясало по коже, и от этого в груди возникло ощущение, будто он прикасается к ней.

«Неужели все это от одного только воспоминания?» Лицо ее так вспыхнуло, будто она и в самом деле оказалась у огня, и на одно ужасное мгновение Триона заподозрила, что он читает ее мысли. Быстрый взгляд, брошенный на него, подтвердил ее подозрения. Его глаза блестели так, что, по-видимому, и он думал, о чем не следовало.

Он стянул с рук перчатки и засунул в карманы плаща.

— Если вы не согреетесь, мы можем остановиться на каком-нибудь постоялом дворе, чтобы в качестве грелки для ног взять там горячий кирпич. — Он кивком указал на металлическую грелку на полу кареты.

— Нет, благодарю вас. Отложим это на будущее, когда станет холодно по-настоящему.

Она поплотнее запахнула на себе одеяло.

Хью чуть не рассмеялся при виде горестного взгляда, брошенного ею на ножную грелку. Он уже кое-что усвоил относительно своей нежданно обретенной жены. Во-первых, она была молодцом, не собиралась жаловаться в отличие от большинства женщин, постоянно готовых впадать в истерику. Ее мгновенно выраженное согласие ехать ночью удивило его. Это дало ему возможность увидеть ее с неожиданной стороны. У него почти не было сомнений в том, что своевольная и привыкшая быть в центре внимания Кейтлин Херст при одной только мысли о таком испытании разразилась бы слезами.

Он оценил покладистость и бодрый настрой Катрионы, и это вселило в него надежду на то, что их путешествие пройдет без особых проблем. Она будет некоторое время наслаждаться его гостеприимством в Гилмертоне, потом спокойно вернется в родной дом, к прежнему образу жизни.

Глядя на нее, свернувшуюся рядом с ним калачиком под одеялом, на ее дерзкий носик, порозовевший от холода, и очки, поблескивающие в послеполуденном свете, он не мог избавиться от чувства вины.

Жаль, что жизнь не приготовила для нее ничего лучшего, чем роль символической жены. Она заслуживала большего… но не могла получить этого от него.

Триона чихнула, и очки подпрыгнули у нее на носу.

Хью нахмурился:

— Вы все еще не согрелись.

— Нет-нет. Право, мне тепло.

И тотчас же чихнула снова.

— Черта с два!

Его рука скользнула к ней, он привлек ее к себе, потом закутал в одеяло их обоих.

— Хью, не надо со мной нянчиться! Если стану замерзать, скажу вам.

Он снова устроился в углу, крепко прижимая ее к себе. Возможно, с ней и не стоило нянчиться, но будь он проклят, если позволит ей захворать, пока она находится на его попечении.

Она сидела рядом с ним прямая и скованная, отвернувшись и глядя куда-то в сторону. Хью готов был усмехнуться при виде ее своеволия, хотя это давало ему возможность как следует рассмотреть ее профиль.

В ее лице было что-то завораживающее. Он не знал, была ли тому причиной решительная и твердая линия подбородка, в то же время изящного и женственного, или изгиб ее нижней губы, но что бы это ни было, он нашел это интригующим. В ее лице так отчетливо проявлялся характер — ум, чувство юмора и спокойная уверенность, и все это очаровывало его. Он знал ее всего несколько дней, но уже видел ее реакцию на многие события, скрывавшуюся под напускной сдержанностью. Он заметил это сначала в карете, когда принял ее за ее сестру, потом в гостинице, когда она так решительно воспротивилась воле тетки и дяди и выразила желание поговорить с ним, и на следующий день, когда предложил ей сделать выбор или отказаться от него. И каждый раз, даже оказавшись перед дилеммой, она вела себя с удивительной твердостью и почти царственным спокойствием. Она не напоминала нежную фиалку, готовую увянуть при малейшем дуновении ветерка, не походила и на светскую вертушку, думающую только о развлечениях. Перед ним была девушка, полная изящества, ума и очень хорошенькая.

Хью крепче прижал ее к себе, повернув голову так, что подбородок его оказался прижатым к ее шелковистым волосам. После минутной скованности она расслабилась и прильнула к нему. Некоторое время они так и сидели, укрытые толстым одеялом, и тепло их тел смешивалось, а громыхающая и кренящаяся то в одну, то в другую сторону карета уносила их все дальше на север.

Он вдыхал ее теплый аромат и закрыл глаза, смакуя это благоухание, напоминающее о свежести весеннего дня. В его жилах кровь потихоньку начинала кипеть от вожделения.

Рука Хью скользнула по ее плечу, и он склонился к ней, чтобы глубже вдохнуть запах ее волос, щекотавших ноздри. Она вздохнула и поудобнее угнездилась рядом, уткнувшись лицом в его грудь, отчего все его тело заныло от томления. Так они сидели довольно долго, а потом вдруг начали страстно, даже отчаянно, целоваться.

Кровь бурлила в жилах Хью, когда он впивался в ее губы и впитывал близость этого нежного тела, прижатого к нему. Страсть разгоралась все жарче, он приподнял ее и посадил себе на колени.

Ее руки обвились вокруг его шеи, она притянула его ближе к себе, что еще больше взволновало его. Она была для него загадкой, потому что представляла одновременно страсть и прагматизм, благородство и честь, сладострастие и рассудительность. Он едва понимал, что делает, и не знал, что думать, а сжимая ее в объятиях, уже не мог думать ни о чем.

Она обвивала его все крепче, а его руки блуждали по ее спине. Природа щедро одарила ее, сделав нежной и гибкой — мечтой мужчины. Мысль о возможности научить ее радостям любовного общения вызвала в нем чувственную дрожь. У него до сих пор завязывались отношения с искушенными женщинами, наслаждавшимися радостями любви и не вкладывавшими в эти отношения чувств. Вот почему близость невинной девушки так кружила ему голову.

Его рука скользнула по ее округлому бедру, поднялась кверху и обхватила грудь. Она захлебнулась воздухом и оторвала губы от его рта. Глаза ее широко раскрылись, очки свалились, и теперь ничто не обрамляло ее глаз и не затеняло их богатого орехового оттенка, кроме густых трепетных соболино-черных ресниц.

Хью на мгновение приостановился, чувствуя, как все его тело вибрирует от ее близости. Медленно, не отрывая от нее взгляда, он принялся поглаживать ее грудь сквозь платье, его большой палец нашел ее сосок с безошибочной точностью. Ее глаза еще больше расширились, а дыхание почти со стоном вырывалось из припухших губ.

— Вам приятно?

Он прихватил пальцами ее отвердевший сосок.

Она изогнулась под его ласками, полузакрыв глаза и чуть приоткрыв рот.

Рука ее упала с его шеи, сжала его запястье, и, к его удивлению, она еще крепче прижала его руку к своей груди.

Черт возьми! Она оказалась горячей штучкой! Он пожирал взглядом ее раскрасневшееся от страсти лицо, порозовевшие щеки, волосы цвета меда, освободившиеся от шпилек и разметавшиеся. Триона казалась даже вполне искушенной женщиной, хотя он знал, что это не так. И этот контраст между ее обычной сдержанностью и нынешней страстностью оказался на удивление соблазнительным, и он ощущал это каждой клеточкой тела.

Хью прикусил ее губы, потом подбородок, мочку уха. Она затрепетала и зашевелилась, сидя у него на коленях, и заставила его руку снова погладить ее грудь. Давая ей время воспрепятствовать ему, если бы она пожелала, он медленно расстегнул ворот ее платья и развязал шнурки нижней сорочки.

Она затихла в его объятиях. Дыхание ее сделалось прерывистым. Он продолжал нежно покусывать мочку ее уха, в то время как рука скользнула под сорочку и обхватила ее обнаженную грудь. Упругая и теплая, она заполнила его ладонь.

Он принялся нежно ее массировать, потом его пальцы нащупали тугой сосок.

Она застонала, и тело ее выгнулось, а бедра и ягодицы заскользили по его напряженному мужскому естеству. Он высвободил руку и дотянулся до ее лодыжки. Не прерывая поцелуя, продолжая исступленно целовать, он позволил своему языку скользнуть между ее полуоткрытых губ, в то время как его рука заскользила вверх по ее обтянутой чулком ноге до колена, а потом и выше. Он стремительно поднял мешавшие ему юбки и сорочку, и рука его скользнула выше по ее обнаженной плоти. Он нежно погладил ее бедро. Рука его поднялась еще. Его пальцы ощутили ее влажность…

Она выпрямилась и сжала колени. Волосы рассыпались по плечам, губы припухли от поцелуев.

— Нет! — выдохнула она, и он увидел в ее глазах страх.

Хью перевел дух, закрыл глаза и с трудом подавил страсть, бушевавшую в его жилах. Черт возьми! Не годится так обращаться со своей девственной женой! Он был не из тех грубых увальней, что получают наслаждение, не заботясь о том, чтобы и партнерша получила свою долю радости. Было глупо пытаться приобщить невинную девушку к наслаждениям плоти в карете, несущейся по неровной дороге и кренящейся то туда, то сюда.

Она заслуживала лучшего, и он решил во что бы то ни стало предоставить ей самое нежное обхождение. Пусть обстоятельства заставили ее выйти за него замуж, но для них обоих это означало познание блаженства, а скамья в карете была для этого не самым подходящим местом.

Для обольщения гораздо лучше подходила большая спальня с роскошной периной, застеленной тонкими льняными простынями, и чтобы поленья потрескивали в камине и огонь бросал отблески на большую медную ванну. В такой обстановке он мог бы преподать ей уроки интимных наслаждений. Но не здесь, не так, не на дороге. И не в первое ее знакомство с супружеской жизнью. Он не мог так обращаться со своей женой.

Почему это было так важно, он не мог объяснить, но не хотел и пренебречь этим. Хью осторожно высвободил руку из-под ее юбок и опустил их до щиколоток. Потом поправил ее платье на плечах. Она дрожащими руками помогала ему. При этом лицо ее так пылало, что об него можно было зажечь спичку.

— Катриона, нам это предстоит, но не здесь.

Она, кажется, старалась даже не смотреть на него и ответила охрипшим и прерывающимся голосом:

— Я растеряла шпильки для волос.

Он помог собрать их. В какой-то момент одеяло свалилось. Хью поправил одеяло и заметил, что ее очки упали. Он вручил их Трионе, а она водрузила очки на нос, потом поправила и заколола шпильками длинные волосы, и эти шелковистые пряди приковали к себе его взгляд.

— Вот так.

Он снова закутал ее в одеяло, подоткнув его со всех сторон, потом протянул руку к потолку кареты и постучал. Карета замедлила движение.

Триона скорчилась под одеялом, ощущая смущение и неловкость, но все так же желая его прикосновений.

— Что… что вы делаете?

— Собираюсь проехаться верхом. Моя лошадь привязана к карете сзади, и ей не повредят физические упражнения. — Он улыбнулся Трионе, и улыбка эта показалась ей натянутой и почти болезненной. — Я не из тех, кто делает что-нибудь наполовину, но лишить вас невинности в карете на большой дороге… на это я не способен. Нам лучше подождать, но, должен признаться, вы сводите меня с ума.

Он потер рукой лицо, и она с удивлением заметила, что это было повторением ее собственного жеста.

— Сказать по правде, мне надо побыть на холоде, подышать свежим воздухом, подвигаться… — Он перехватил ее взгляд и печально улыбнулся: — Вы ведь не понимаете? Верно?

— Вы устали сидеть в карете со мной?

— Нет! Вовсе нет! Катриона, ну как вам объяснить? — Он перехватил ее смущенный взгляд и вздрогнул: — О, черт возьми! Вот… — Он взял ее руку и прижал к своему паху. Его мужское естество выпирало сквозь ткань, длинное и отвердевшее.

Она вырвала руку, и лицо ее вспыхнуло еще сильнее.

Карета качнулась, когда кучер слез с козел. Маклейн подался вперед и тихо произнес:

— Я остановился не потому, что вы перестали меня волновать. Как раз наоборот. Я приказал остановиться, потому что не хочу, чтобы в первый раз это произошло с вами на жесткой скамье в карете.

О! Отлично. Раз он был так добр, она решила оценить по достоинству его предупредительность. И все же… Она получала такое наслаждение от его прикосновений.

— Разве это важно? Сиденья вполне подходят…

Он тихонько рассмеялся и быстро поцеловал ее:

— Можете мне поверить: вы заслуживаете лучшего.

Послышался стук в дверцу кареты. Дверца приоткрылась, и кучер просунул голову внутрь:

— Вы стучали, милорд?

— Да, Фергюсон. Оседлайте мою лошадь. Хочу немного проехаться верхом.

— Слушаюсь, милорд.

Кучер исчез, и они услышали, как он отдает распоряжения другим слугам.

Маклейн подмигнул Трионе и вышел из кареты. Внутрь ворвался порыв холодного воздуха.

Триона невольно поежилась и спросила:

— Вы поедете верхом весь остальной путь до Шотландии?

— О нет. — Его глаза заискрились юмором: — Я собираюсь скакать, пока не устану до такой степени, что буду способен только смотреть на вас. На это уйдет час-другой. Не больше.

По крайней мере она не должна была оставаться одна слишком долго. Триона улыбнулась.

— Ну что ж, прекрасно. Полагаю, верховая прогулка доставит вам удовольствие.

— Не слишком на это надеюсь, но это как раз то, что требуется. А вы пока немного отдохните. Нам предстоит еще несколько дней путешествия, пока мы доберемся до Шотландии. Но как только мы окажемся там…

Он охватил ее всю жарким взглядом и закрыл дверцу кареты.

Скоро карета тронулась снова, и они продолжили свой путь. Триона выглянула в окно и увидела Маклейна, трусящего рысью рядом. Ветер ерошил его темные волосы, забираясь под шляпу. Глаза сверкали ярко, линия подбородка выдавала решительность и твердость. У нее возникло впечатление, что он не привык отступать. Никогда и ни перед чем.

Триона удобнее устроилась на сиденье. Сначала она гадала, почему Маклейн делал такой упор на физической стороне их брака, и ни на чем другом. Хотя казалось маловероятным, что она выйдет замуж снова, было совсем неплохо испытать физическую любовь. Ведь грустно не узнать этого никогда.

Пока что она наслаждалась его близостью больше, чем считала возможным. Улыбнувшись, она уютно свернулась в углу калачиком, одеяло нагрелось, и под ним стало тепло. Вскоре, последовав совету Хью, она уснула.


Следующие несколько дней прошли почти так же, как первый. Каждый новый день в карете Маклейн начинал также, но страстное напряжение, возникшее между ними, становилось все более ощутимым. Обычно через короткое время он выходил из кареты и скакал верхом рядом с ней, останавливаясь только, когда выматывался до предела настолько, что все, на что оказывался способен, это уснуть, как только оказывался внутри.

Конечно, это никак не влияло на состояние ума и чувств Трионы. Она даже выяснила, что можно хотеть мужчину, даже если он крепко спит и похрапывает во сне. Оказалось, что вожделение — престранная вещь.

Через некоторое время Триона привыкла сидеть в карете в одиночестве, покачиваясь от ее движения. Хуже было то, что дорога становилась каменистой, еще более неровной, и местность выглядела теперь более дикой. В этих условиях Триона начала томиться от тоски по сестрам и братьям. Ей недоставало их шумных завтраков, добродушных споров и подначиваний.

Беспокоило также то, насколько уютно она станет себя чувствовать в Гилмертон-Мэноре. Будет ли ей там так же хорошо, как дома, в усадьбе викария?

Она уже не раз пожалела, что не прихватила с собой книгу, потому что отчаянно нуждалась в том, чтобы отвлечься и направить свои мысли на что-нибудь другое.

Первые две ночи они мчались, делая только краткие остановки, чтобы наскоро перекусить. Один раз ей удалось принять блаженно-горячую ванну. Продвигались они быстро, меняя лошадей из конюшен Хью, которые он держал вдоль всей дороги. Третья ночь оказалась облачной, и обложенное тучами небо удержало их от спешки. Они заночевали в гостинице, чему она очень обрадовалась. Ее спина и ноги болели от езды, и даже когда они останавливались, она все еще чувствовала, будто едет в тряской карете и земля у нее под ногами ходит ходуном. Измученная Триона дважды засыпала прямо за обедом и не помнила даже, когда Маклейн перенес ее в их комнату, уложил в постель и подоткнул под ней одеяло. Она проснулась рано утром в постели, согретой его телом, хотя он уже встал и оделся. И, как только рассвело, они тронулись в путь.

На четвертый день уже затемно они наконец прибыли в Гилмертон-Мэнор. Когда карета сделала последний поворот на извилистой сельской дороге, взору Трионы открылось впечатляющее зрелище — ее будущий дом, освещенный луной, придававшей ему призрачно-серебристый вид.

Гилмертон-Мэнор был расположен на вершине холма, лишенного деревьев, и все его три этажа украшали высокие окна. Под холодным светом луны дом казался темным и выглядел даже угрожающе. Она поежилась, заметив, что всего несколько окон нижнего этажа манят приветливым светом.

Хью, сидевший в седле на своем любимом коне Сумраке, смотрел на Гилмертон-Мэнор с совершенно иным чувством. Он был дома. Наконец-то.

Сумрак, судя по всему, чувствовал то же самое, потому что принялся взбрыкивать и приплясывать, а потом бодро затрусил по подъездной дорожке. Хью рассмеялся, побуждая коня остановиться возле широкой красной двери и ловким движением спешился. Дом был просторным, ладно построенным и крепким, как раз таким, как нравилось Хью. Это было величественное здание в классическом и простом стиле.

Дверь распахнулась, и высокая женщина, по виду домоправительница, суетливо выбежала им навстречу. За ней следовали лакеи Ангус и Лайам с фонарями на шестах, чтобы освещать портик.

Миссис Уоллис нахмурилась:

— О, милорд! Мы вас не ожидали раньше чем через две недели! Хорошо, что ваша спальня готова и в порядке!

— Я бы послал весточку, но некоторые обстоятельства ускорили мое возвращение.

Карета остановилась у самого портика. Фергюсон спрыгнул и помог Трионе выйти. Глаза миссис Уоллис широко раскрылись. Хью никогда не приезжал в Гилмертон-Мэнор с гостями.

Триона, казалось, не заметила жадного внимания домоправительницы. Бледная и измученная, с волосами, свисавшими вдоль спины и не заколотыми шпильками, в помятом платье, она казалась настолько вымотанной, что не видела ничего. Девушка выглядела такой утомленной и хрупкой рядом с этим домом.

Хотя Фергюсон помогал Трионе спуститься, она все-таки споткнулась, оказавшись на земле. Хью подошел к ней, обнял за талию и повел по ступенькам:

— Миссис Уоллис, это леди Катриона Маклейн, ваша новая госпожа.

— Что? — Миссис Уоллис застыла с раскрытым ртом, а оба лакея уставились на них. Однако она быстро пришла в себя и присела в глубоком реверансе: — Миледи, приятно с вами познакомиться! Добро пожаловать в Гилмертон!

Трионе удалось улыбнуться, когда она оперлась на руку Хью.

— Благодарю вас. Я немного утомлена путешествием, а иначе попросила бы вас показать мне дом. — Она тяжело вздохнула. — Боюсь, что сейчас у меня нет сил подниматься по всем этим лестницам. Я просидела в карете четверо суток.

— Вы добрались из Лондона за четверо суток? — Домоправительница посмотрела на Хью укоризненно: — Неужели вы мчались без остановок?

— Мы спешили.

— Да, вижу. Бедняжка, должно быть, совсем без сил! Почему бы вам не проводить ее в спальню, а я принесу вам чаю и рулетиков.

— Рулетиков? — спросила Триона.

— Да, это наш любимый десерт, — пояснил Хью.

Триона смотрела на него и, казалось, была способна только удивляться.

Миссис Уоллис пояснила:

— Такие сладкие мягкие рулеты. Вам непременно понравятся. — Она критически оглядела Триону с головы до ног: — Да, видно, лондонские барышни вообще ничего не едят, хотя, глядя на вас, пожалуй, можно сказать, что вы чуть полнее большинства из них.

— Благодарю вас.

Хью прижал ее к себе и улыбнулся:

— Миссис Уоллис считает, что мы погибаем от истощения. И старается нас хорошенько кормить.

— Гм. Если вы будете питаться как следует, я ничего не буду говорить! Не переживайте, миледи. Мы вас живо поправим.

Триона посмотрела на Хью:

— Я бы охотно приняла ванну.

— Конечно! — сказала миссис Уоллис, обернувшись по пути к лестнице через огромный холл. — Ангус, живо на кухню! Скажи людям, что у нас новая госпожа и она желает принять ванну немедленно.

Хью и Триона последовали вверх по огромной лестнице за домоправительницей, объяснявшей по пути, кто изображен на портретах. Но Хью замечал, что Триона не обращает на них внимания. Лицо ее казалось осунувшимся и бледным, плечи поникшими, а каждый новый шаг давался с большим трудом.

Когда они добрались до площадки второго этажа, Триона споткнулась и упала бы, если бы Хью не подхватил ее на руки. Она едва слышно пробормотала слова протеста, но голова ее покоилась при этом на его плече, а рука обнимала за шею.

Бросив обеспокоенный взгляд назад, миссис Уоллис кивнула, демонстрируя свое одобрение, и поспешила опередить Хью, чтобы открыть дверь спальни.

Джентльмен в первую ночь в новом доме должен дать уединение и покой своей молодой жене после столь напряженного и утомительного путешествия, но она была его женой перед Богом, а он уже проявил большее терпение, чем любой известный ему мужчина. Если уж ему приходилось примириться с условиями брака, которые ему не нравились, то по крайней мере он имел право насладиться теми его сторонами, которые находил приятными.

Миссис Уоллис взбила подушку на диване возле огромного камина.

— Пойду позабочусь о рулетиках и чае.

— Благодарю вас.

Знакомая большая комната с ярко-синими занавесками, уютным камином, красно-зеленым ковром и тяжелой добротной мебелью темного дерева выглядела приветливо. Не обращая внимания на диван, Хью опустил Триону на кровать.

— Отдыхайте, пока не принесут еду и горячую ванну.

Она расслабилась, устроившись на подушках, закрыла глаза, и ресницы полукружиями легли на ее щеки. Хью не отрывал взгляда от ее подбородка и изящной линии шеи, потом его взгляд переместился на мягко приподнимающуюся и опускающуюся от дыхания грудь.

Его окатила волна желания, и он поспешил отвернуться, чтобы не поддаваться соблазну.

Постепенно ее дыхание стало ровным, губы приоткрылись, и она повернула голову набок. Угнездившаяся среди подушек, со спутанными волосами, разметавшимися вокруг лица, и глазами, оттененными темными кругами, свидетельствовавшими о крайней степени усталости, она казалась совсем юной.

Хью опомнился, только когда отвел волосы с ее лба. Когда его пальцы заскользили по гладкой коже, сердце его дрогнуло. «Она измучена, и ее волнует будущее. Я рассчитываю, что когда она поймет истинное положение вещей, то не станет разрушать ни мою, ни чью-либо еще жизнь». На это он надеялся больше, чем на что-нибудь иное.

Хью вздохнул, чувствуя себя усталым до мозга костей, но спать не собирался. Ему следовало сообщить миссис Уоллис, что следует повременить с рулетами и горячей ванной, пока Катриона не отдохнет. Подремав с час, она будет в состоянии поесть и принять ванну, прежде чем отойти к глубокому и крепкому ночному сну.

Возможно, пока он сам будет на нижнем этаже, стоит отправиться на некоторое время в библиотеку, перед тем как лечь спать, а иначе ему едва ли удастся уснуть. Если и было что-то, в чем он нуждался, то именно в глубоком сне, похожем на обморок, особенно когда эта невинная искусительница-жена оставалась в пределах досягаемости. Но утром, когда она проснется…

Он улыбнулся, подоткнул под ней одеяло и, все еще улыбаясь, тихонько вышел из комнаты.


Глава 9

Если вы когда-нибудь окажетесь рядом с Маклейном, не смотрите в его зеленые глаза. Говорят, что от одного взгляда этих глаз женщина попадает к нему в плен и отдает ему сердце. Потому всегда следует быть с ним настороже.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Часом позже, выйдя из библиотеки, Хью заметил, что дверь гостиной открыта настежь, а внутри мягко теплится свет. Он заглянул туда и остановился при виде пары ботинок на ногах, вытянутых перед камином.

Это были очень хорошие ботинки из мягкой итальянской кожи, поблескивающие лаком, которые обычно можно было видеть в магазинах на Сент-Джеймс-стрит. Их каблуки были изготовлены по-особенному и отделаны серебром, а с белых носков свисали черные как смоль кисточки, что подтверждало мысль о том, что они принадлежат денди. Насколько можно было судить по блестяще сшитым бриджам, и остальная одежда этого человека была под стать обуви и штанам.

Хью вошел в комнату:

— Что ты здесь делаешь? Что случилось?

Мужчина на стуле потягивал портвейн из стакана, который согревал в ладонях.

— Неужто так следует приветствовать родного брата? — послышался томный голос.

Хью помрачнел:

— Где девочки?

— В постели, как им и положено.

— Значит, ничего не случилось?

— Твои дочери в порядке. Даже сейчас они под охраной семерых моих лучших людей.

Хью вздохнул и провел рукой по волосам, приглаживая их:

— Прошу прощения, Дугал. У меня была трудная неделя. К тому же, перед тем как уехать, я получил это письмо…

— Знаю! Оно и меня обеспокоило. Вот почему все мои лучшие люди там. Я никогда бы не допустил, чтобы с племянницами случилась беда.

Хью ухитрился улыбнуться:

— Спасибо. Извини меня за нервозность. — Он огляделся: — Где София?

— Моя милая женушка отбыла в Эдинбург нынче днем, чтобы сопровождать отца к врачу.

— Ред болен?

— У него приступ подагры, но Софи суетится вокруг него, будто он младенец. — Дугал улыбнулся, и его взгляд смягчился: — Она уехала ненадолго. Без меня ей всегда плохо.

— Ты хочешь сказать, когда она расстается с Макфарлан-Мэнором? Никогда не встречал женщины, которая так любила бы свой дом.

— Кто же ее осудит? Он не так впечатляющ, как эта чудовищная громада, но, несомненно, гораздо элегантнее.

— И заметно дороже.

Дугал поднял брови:

— Что я слышу? Ты страдаешь от недостатка средств? Я-то считал, что ты отнюдь не беден.

— Самый богатый из нас — Александр. У него денег больше, чем у нас всех, вместе взятых.

— Он унаследовал состояние, а нам пришлось делать его самим. Тебе — благодаря твоим лошадям, благослови их Господь, а мне — используя сноровку за игорным столом.

— Никогда не думал, что сноровка имеет значение при карточной игре.

— Но ведь ты никогда не играл со мной в карты.

— И не собираюсь.

Дугал разгладил рукав своего синего сюртука из дорогой ткани.

— Не доверяешь мне?

— Только когда речь идет о картах, женщинах и моем портвейне.

— Похвальная осмотрительность.

Хью предпочел вернуться к исходной теме:

— Если не привез девочек, почему ты здесь?

— Я видел, как ты проскакал галопом мимо, и подумал, что дома меня ждет теплый прием.

— Ты не мог меня видеть, потому что было темно.

Хью подошел к низкому буфету, взял пустой стакан с серебряного подноса и щедро налил себе портвейна. Дугал пожал плечами и отхлебнул глоток вина.

— Тогда, возможно, я услышал звук приближающейся кареты.

— И не исключено, что ты все еще пользуешься услугами этого гнусного лакея, который шпионит за мной.

— Лайам — хороший человек, — возразил Дугал.

— Для тебя прежде всего.

Сложность заключалась в том, что Дутал даже сомнительные свои делишки умел подать в самом выгодном свете. Когда оба они были молоды, Дугал время от времени доставлял Хью неприятности.

— Если бы ты был более открытым, мне не пришлось бы нанимать шпиона, чтобы узнавать о тебе новости. Например, о таком интересном факте, что мой брат возвратился из Лондона женатым человеком.

Хью сжал челюсти, но промолчал. Последний час он провел, стараясь не думать о Трионе, ставшей на время его женой и почтившей своим присутствием его спальню. Ему было неприятно внимание Дугала к этой ситуации.

Хью уже пропустил стакан портвейна в библиотеке, пытаясь избавиться от усталости. Дугал поднял брови:

— Зная тебя, скорее поверил бы, что ты вернулся домой мертвым, чем женатым.

— Жизнь — сложная штука.

Хью сел на стул напротив Дугала, вытянув ноги. Дугал с интересом наблюдал за ним:

— Кажется, Лайам считает, что тебя заставили жениться после того, как застали в пикантной ситуации с дочерью викария. Насколько это близко к правде?

Хью сделал большой глоток портвейна.

— Это вульгарное, но довольно точное изложение фактов.

Брови Дугала снова удивленно поднялись:

— Но ты кажешься совершенно спокойным.

— Я покорился. А что мне оставалось?

— М-да. Как же ее зовут?

— Катриона Херст.

— Херст? Не та ли это девица, что флиртовала с Александром, когда я был в Лондоне в прошлом месяце?

— Нет, то ее сестра Кейтлин. Моя жена откликается на имя Триона, хотя оно ей не идет.

Дугал с любопытством посмотрел на брата:

— А какое же имя ей подходит?

— Не знаю, но «Триона» звучит слишком… по-простому.

— Ах, так она красавица?

— В своем роде.

Дугал ожидал продолжения, но Хью молчал. Устроившись на стуле поудобнее, Дугал ободряюще заметил:

— Херст… Кажется, она из почтенного шотландского рода.

— Возможно, но в ее речи я не заметил акцента. Ее семья живет в усадьбе викария в Уитберне, к северу от Лондона.

Дугал подался вперед, уперев локти в колени:

— Так как это случилось? — спросил он тихо.

Хью потер лицо ладонью:

— Я предупреждал Александра о том, чтобы он не флиртовал с ее сестрой, но тот только посмеивался. Он на неделю уехал из города, и я воспользовался твоим трюком с подкупом кучера, чтобы выследить девчонку и понаблюдать за ней. Выяснил, что Кейтлин приготовила ловушку для Александра, чтобы заставить его сделать ей предложение, и решил расстроить ее планы. Тем временем Катриона, в свою очередь, попыталась сорвать замысел своей сестры. В итоге мы оба оказались в дураках.

— И ты не смог найти другого выхода? Хотел помешать Кейтлин, а в результате оказался в объятиях Катрионы.

Лицо Хью приобрело мрачное выражение:

— По городу поползли сплетни. На нас даже держали пари в «Уайтсе».

Дугал негромко присвистнул:

— И конечно, желая сохранить репутацию, ты счел за благо жениться на этой девчонке.

— Моя вина была серьезнее, чем ты воображаешь. Если бы я не был так озабочен тем, чтобы наказать сестру Катрионы, курьеза можно было бы избежать. Всему виной — мой вспыльчивый нрав.

— Александр в курсе?

Хью покачал головой.

— Он придет в ярость, когда узнает о твоем вмешательстве в его дела.

— Теперь у меня есть заботы посерьезнее.

— Думаю, ты прав. К примеру, что подумают твои дочери, оказавшись в обществе нежданно появившейся мачехи?

Хью сдвинул брови:

— Эти девочки — мои дети. Ответственность за них лежит на мне одном. Катриона останется здесь всего на несколько месяцев, а потом вернется к своей семье.

— Что? — Дугал возвысил голос. — И она согласна с такой участью?

— Я не предоставил ей выбора.

Дугал вздохнул:

— Хью, ты не можешь судить обо всех женщинах по Клариссе…

Хью стремительно вскочил на ноги, и тотчас же порыв ветра ударил в стену дома. Оконные рамы затрещали.

— Никогда не произноси в моем доме имя этой женщины! Я этого не потерплю.

Дугал поднял руки:

— Хорошо, хорошо! Прошу прощения!

Как только Хью сел в кресло, ветер утих. Лицо Хью оставалось мрачным.

— Катриона не похожа на нее. Если бы была такой же, я бы ни за что на ней не женился, невзирая на скандал.

— Я удивлен тем, что ты привез ее сюда.

— У меня не было выбора. Ты знаешь, что я не люблю уезжать отсюда надолго.

Дугал откинулся на спинку стула:

— Ты оказался между молотом и наковальней. Верно?

— Пожалуй… И не очень-то понимаю, что делать дальше.

— Ты не должен меня спрашивать. В последнюю нашу встречу я дал тебе совет по поводу покупки хромой кобылы. Ты оскорблял и бранил меня много месяцев и сказал, что никогда больше не будешь спрашивать моего мнения.

— Но ты ведь не разбираешься в лошадях, зато по части женщин обладаешь отменным вкусом. Софи — просто чудо.

Дугала захлестнула волна гордости. Он невольно приосанился и выпятил грудь:

— Я сделал хороший выбор. Согласен? — Хотя, если быть до конца честным, Дугал не знал, кто кого выбрал: он ли Софи или она его. — Я не вполне понимаю, какой совет ты хотел бы получить. Если эта женщина ничуть не похожа на ту, чье имя ты не желаешь слышать, то что тебя беспокоит?

Хью не сводил глаз со своего пустого стакана, и выражение его лица было мрачным. Наконец он сказал:

— Когда я встретил будущую мать моих девочек, я был без ума от нее: не мог ни есть, ни спать, не мог думать ни о чем, кроме нее. — Губы его изогнулись в презрительной усмешке: — Не знаю, как вы могли меня терпеть в то время.

— Ты был молод и слишком влюблен, но, конечно, все это очень раздражало. — Дугал пожал плечами: — Но мы знали, что все это рано или поздно закончится, так и случилось.

— И все-таки — пусть на время — это нарушило жизнь нашей семьи, потому что месяцами мы не разговаривали друг с другом. — Хью покачал головой: — Теперь здесь мои дочери. Я их люблю и не могу допустить, чтобы кто-нибудь разрушил их жизнь. Они уже и так натерпелись. Я несу за них ответственность и не допущу, чтобы они страдали снова.

Дугал налил в свой стакан портвейна. Черт возьми! Как бы он хотел, чтобы София оказалась здесь. Она была источником мудрости и знатоком человеческого сердца во всей его сложности. Дугал многих тонкостей не понимал и даже не пытался делать вид, что ему это доступно.

И вот теперь Хью, очень редко обращавшийся за помощью к кому-либо, если не считать того, что иногда просил приглядеть за девочками во время своих деловых поездок в Лондон, спрашивал мнение Дугала на этот счет.

Дугал некоторое время молчал, обдумывая ситуацию, потом спросил:

— У тебя есть основания плохо думать о своей молодой жене? Какая она?

Хью пожал плечами:

— Она очень привлекательна, мне по плечо. — Он поднял руку, чтобы показать приблизительный рост Трионы. — Темная блондинка, носит очки.

— Пока что я не услышал ничего, способного внушать тревогу.

Хью ответил слабой улыбкой:

— Она ведет себя достойно, но упряма как мул.

Не расслышал ли Дугал в тоне брата восхищение, отчасти смешанное с досадой? Хью взъерошил волосы.

— Дугал, я должен быть уверен, что Катриона уедет через несколько месяцев и мы сможем вернуться к нормальному образу жизни безболезненно.

— Чем же вызван столь скоротечный брак?

— Я не хочу, чтобы девочки привязались к Катрионе.

— Хью, это какая-то головоломка. Скажи честно: тебя тянет к этой женщине?

К своему удивлению, Хью залился краской. Дугал недоуменно заморгал. Его брат краснеет?

— Думаю, да. Она очень хорошенькая, и, конечно, я нахожу ее привлекательной! Откровенно говоря, я жду не дождусь, когда она окажется в моей постели. Но этот факт не лишил меня рассудка. Я опасаюсь, что девчонки окажутся подвластны обаянию Катрионы. Им нужна настоящая мать. А что хорошего, если они привяжутся к ней, а она пробудет здесь всего несколько недель?

— И начнут скучать по ней, когда она уедет, — продолжил мысль брата Дугал. — В таком случае не позволяй им сблизиться.

— Как? Если я скажу девочкам, чтобы они держались подальше от нее, это только возбудит их любопытство. А попрошу Катриону, чтобы она с ними не общалась, она поступит как раз наоборот, чтобы доказать, что способна это сделать.

— Трудное положение. — Дугал задумался. — Может быть… тебе следует все время что-то поручать Катрионе, чтобы она была постоянно занята? Ведь тогда у нее не будет возможности развлекать девочек и их отношения не сложатся.

Хью тотчас же взбодрился, и Дугал мысленно похвалил себя за удачный совет.

— Хорошая идея. Я мог бы попросить Катриону присматривать за домашним хозяйством. Обычно все трудоемкие работы приходятся на весну, и я беру девочек поработать со мной в конюшне всякий раз, когда это возможно.

Дугал откинулся на спинку стула и молча поздравил себя с успехом. София могла бы им гордиться. Она всегда твердила ему, как важно, чтобы они побольше общались друг с другом.

Хью долго сидел с задумчивым видом:

— Надо попробовать.

— Ты тренируешь лошадей. Женщины мало чем от них отличаются.

Хью покачал головой.

— Лошади по натуре тоже норовисты.

— Скорее эмоциональны.

Хью подытожил:

— Но в принципе можно провести между ними параллель.

— Не делись только с ней этим открытием, если не хочешь до конца своих дней спать в одиночестве.

Хью усмехнулся:

— Боишься, что я наябедничаю Софии?

— Вовсе нет, — возразил Дугал. — К тому же мы говорим не о нас с Софией. Речь ведь идет о твоей жене?

— Я дам ей список работ, за которыми она должна приглядывать, и это должно занять ее и всю прислугу на несколько самых трудных недель. Девочки жаждут обрести настоящую мать. Если наш план провалится, они прикипят к Катрионе. И я не знаю, что тогда делать.

— Может быть, ей незачем уезжать через три месяца? — предположил Дугал.

Хью помрачнел:

— В моей жизни нет места для женщины, тем более для жены. Более того, я поклялся защитить своих дочерей от любой боли, а их глубоко заденет разлука с Катрионой, если они подружатся.

Дугал добавил портвейна в свой стакан и подлил вина Хью.

— А что сказала Катриона, когда ты сообщил ей о детях?

Хью молчал. Дугал опустил свой стакан:

— Ты ведь сказал ей? Или нет?

— Нет еще.

— Господи! Почему же?

— Сначала потому, что мы были чужими и я не из тех, кто откровенничает в таких обстоятельствах. Потом я был занят — улаживал дела с этим неожиданным браком. И… просто забыл.

— А когда вы ехали сюда? Ведь было же время.

— Мне показалось, что в тряской карете, на ходу неуместно говорить о таких вещах. — Хью вздохнул: — Черт побери! Я не собирался жениться! Никогда! Если бы я мог придумать лучший способ покончить со скандалом, я сделал бы это, но у меня не оказалось выбора. — Он вспыхнул: — Скажу ей завтра утром. Это будет первое, что я сделаю.

— Правильно. Только не забудь.

Хью допил свое вино и встал:

— Я знаю, что мне надо делать, — проворчал он. — Но это чертовски неловко.

— Муки совести причиняют нам массу неудобств.

Хью направился к двери:

— Да. Было бы намного проще запереть совесть где-нибудь в шкафу.

— Чепуха. Девочкам необходимо знать, что их отец — образец порядочности. К тому же это снимет часть тяжкого груза с меня.

— Самодовольный надутый осел.

Дугал только ухмыльнулся.

Дойдя до двери, Хью заколебался.

— Дугал, я благодарен тебе за совет. Ты дал мне пищу для размышлений. Мудрый ты человек.

— Если бы здесь была София, не сомневаюсь, что она посоветовала бы то же самое. — На мгновение Дугал задумался, потом добавил: — Если не считать того, что я посоветовал тебе тренировать женщин, как лошадей. — Он поставил стакан: — А пока что я предлагаю тебе найти наиболее тактичный способ ознакомить твою жену с правилами этого дома, включая и сведения о том, что у тебя есть три прелестные дочери, которых ты ей посоветуешь оставить в покое. Будь тверд, но справедлив. Ты же знаешь, как это делается. Твои лошади натренированы лучше всех в этой стране. Так привезти девочек утром?

— Если не возражаешь, после завтрака. Мне понадобится некоторое время, чтобы поставить мою жену в известность обо всем.

— В таком случае я отбываю.

С подчеркнуто учтивым поклоном Дугал вышел из гостиной.

В холле он принял плащ из рук лакея, бросив тому блестящую монетку.

Лайам просиял:

— Спасибо, милорд.

— Не стоит благодарности. Ты это честно заработал. Сейчас, когда его светлость обзавелся молодой женой, я еще больше буду нуждаться в твоих услугах.

Лайам охотно кивнул и многозначительно подмигнул Дугалу.

Дугал хмыкнул:

— Славный парень! Жду от тебя вестей.

Он понимал, что плавание Хью по неизведанным морям супружеской жизни окажется нелегким. Дугалу было хорошо известно, что любая женщина с характером, достойная того, чтобы ее принимали во внимание, воспримет список правил поведения, предложенный ей, как оскорбление или по крайней мере как вызов. Именно так начинали развиваться его отношения с Софией — с вызова.

Его прелестная жена была заядлым игроком в карты и однажды бросила Дугалу дерзкий вызов за карточным столом, пытаясь отыграть дом, проигранный ему ее отцом. Естественно, Дугал не смог уклониться от такого предложения, особенно когда оно исходило от существа с золотыми волосами, каких он никогда еще не видел в жизни.

Теперь он сознавал, что его согласие проистекало вовсе не из гордости, но в то время был готов поклясться, что все началось из-за того, что София бросила ему вызов.

И для Хью, и для Катрионы будет непросто жить вместе, потому что подлинная жизнь полна неожиданными ситуациями.

Дугал вышел из дома и направился к коновязи, где ждала лошадь. Его сразу окутал холодный ночной воздух. По крайней мере, у него теперь появится интересное занятие, пока Софи в Эдинбурге. Когда он привезет девочек домой, возможно, и сам задержится здесь на несколько дней.

Наблюдать за взрывом чувств, подобным фейерверку, весьма занятно.


Глава 10

Не все сюрпризы приятны, знайте это: Некоторые представляют собой жестокие холодные факты, которые клонят вас долу и оставляют потрясенными.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Триона медленно просыпалась. Ей было тепло и уютно под пахнущим свежестью плотным одеялом. Она улыбнулась, наслаждаясь этим восхитительным ощущением, и пошевелила ногами, стараясь выпутаться из постельного белья. И тут почувствовала, что как бы попала в ловушку.

Глаза ее широко раскрылись, и она поняла, что крепко-накрепко прижата к Хью Маклейну и что одеяло окутывает их обоих. Ее спина оказалась у его груди, а рука упиралась в его тело, и ноги их были переплетены.

Она думала, что у них будут отдельные спальни, потому что у многих известных ей женатых пар было именно так. И все-таки девушка наслаждалась этим уютом и чувствовала себя защищенной. Его рука, вес которой она ощущала на плечах, давала чувство успокоения, ладонь его лежала на ее груди, и от этого дыхание ее участилось. Но то, что их ноги переплелись, а ее ночная рубашка поднялась выше колен и сбилась, вызвало у нее желание угнездиться в его объятиях поуютнее и поглубже.

Его кожа была такой теплой. Она ощущала мощные мускулы на его икрах и бедрах и жесткие волосы на груди…

Неужели он спал обнаженным?

Она села, выпрямилась, стараясь высвободиться из простыней, и выпрыгнула из постели. Тотчас же ее ноги утонули в мягком ковре.

Маклейн приподнялся, опираясь на локоть, волосы упали ему на лоб.

— В чем дело?

Простыня соскользнула с него, и Трионе представилась возможность любоваться его широкой грудью с красиво выделяющимися мускулами и плоским животом с рябью мышц на нем.

Он начал было сбрасывать с себя одеяло.

— Пожалуйста, не надо!

Он замер:

— Чего не надо?

— Не вставайте! На вас… на вас же нет никакой одежды!

Последовала минута изумленного молчания, потом он разразился раскатистым смехом. Все еще улыбаясь, он снова упал на подушки и скрестил руки под головой:

— Я всегда сплю нагишом.

Разве ему не было холодно? Возможно, и так, потому что его кожа была теплой, будто он постоял перед камином. И все же ей это казалось гадким и недостойным. И совершенно безнравственным.

Он все еще улыбался, окидывая ее взглядом.

— Я вижу, вы свято верите в преимущества плотной ночной рубашки. Да здесь хватит ткани на две ночные рубашки, а возможно, и на три.

Она оправила свое ночное одеяние.

— В Уитберне холодно. Печи дают больше дыма, чем тепла, поэтому мы все спим в теплых ночных рубашках, что весьма практично.

Воспоминание о сестрах и братьях вызвало у нее тоску по дому, сжавшую горло спазмом, но она тотчас же попыталась побороть его.

— Я боялась подцепить лихорадку.

Он ответил самодовольной улыбкой:

— Я не болел ни разу в жизни.

Она была готова держать пари, что это так. Этот мужчина, несомненно, выглядел на диво здоровым.

Хью потянулся, и простыня с ее стороны кровати натянулась, приоткрыв при этом узкую полоску мускулистого бедра и ногу.

— Идите в постель. В комнате все-таки холодно. Предоставьте войскам миссис Уоллис некоторое время на то, чтобы разжечь огонь в каминах.

Стоять на толстом ковре было и в самом деле холодновато. А Хью казался таким теплым.

Она смотрела на его широкие плечи, на то, как его тело сужалось от груди к бедрам, едва скрытым простыней.

Внезапно ей стало трудно дышать. Сердце ее болезненно застучало, а соски отвердели и напряглись самым необычным образом.

— Идите в постель, Триона. Не упрямьтесь.

Она нахмурилась:

— Я, право же, не привыкла…

Вдруг налетел порыв ветра — ветер застонал, сотрясая окна и вздувая занавески. Это был нудный монотонный стон. Холодный воздух засвистел в каминной трубе с такой силой, что поднялись фонтаны золы, и Триона задрожала в своей ночной рубашке, затрепыхавшейся вокруг ног.

Она с подозрением посмотрела на Маклейна. Он все еще лежал в расслабленной позе, подложив сомкнутые руки под голову, но в лице его появилось напряжение, а взгляд стал таким, будто он страдает от приступа головной боли.

Она пристально посмотрела на него:

— Это ваша работа.

Он рассмеялся, потирая висок.

— Вы сообразительны.

— Я всегда слышала, что Маклейны управляют погодой не просто так. Эта сила к ним приходит, когда они разгневаются.

— Гм. Похоже, у вас неверные сведения.

Она продолжала недоверчиво смотреть на него, скрестив руки на груди, чтобы защитить себя от холода, вихрями распространявшегося вокруг, и не вполне понимая, как относиться ко всему этому.

— И все ваши родственники это умеют?

Он самодовольно усмехнулся:

— Нет, только я. А теперь иди сюда, моя прелесть. Еще нет и семи, и я не хочу упускать такое прекрасное утро.

Постель выглядела соблазнительно, а ветер выдул все тепло из комнаты. Потребовалось бы разжечь камин и топить его долгие часы, чтобы согреть ее снова. Она крепче обхватила себя руками, зубы ее начинали выбивать дробь.

Улыбка Хью исчезла:

— Черт возьми! Я вовсе не собирался тебя заморозить! Иди под одеяло.

Она покачала головой, все еще стуча зубами.

С приглушенным проклятием он стряхнул с себя простыни и поднялся. На одно ослепительное мгновение свет из окна, расположенного возле постели, осветил его с головы до ног.

Триона не могла не испытать восторга при виде его прекрасной и мужественной фигуры. Он представлял собой восхитительную статую, самое совершенное мужское тело, какое она когда-либо видела, — с широкой и могучей грудью, узкими бедрами, плоским животом.

Она смогла рассматривать его всего лишь секунду, потому что он сгреб ее в охапку и отнес на постель, где укрыл простынями и одеялами и устроился рядом.

Триона закрыла глаза, смакуя тепло, распространявшееся от него.

— Упрямая женщина, — пробормотал он, прижимая ее к себе. Его рука обхватила ее грудь, правда, не очень крепко.

— Тебе это тяжело дается?

— Что именно? — спросил он ленивым голосом, похожим на мурлыканье.

— Ну, то, что ты заставляешь ветер дуть с такой силой?

— Нет. Хотя трудно заставить его утихнуть, после того как он разыгрался.

Она повернулась в его объятиях, чтобы видеть лицо. Теперь они оказались лицом к лицу, грудь к груди. Руки Хью обнимали ее за талию.

— Но это не соответствует легенде. Если ты способен повелевать ветром, это ведь не может быть проклятием, верно?

— Если я впадаю в ярость, начинается буря, но если напрягаюсь изо всех сил, то могу заставить стихию смириться. Иногда.

Что-то в его мрачном тоне заставило ее спросить:

— И какой ценой?

Маклейн запечатлел на ее лбу нежный поцелуй.

— Это моя забота, а не твоя.

Она положила ладони ему на грудь и попыталась оттолкнуть его.

— Я хочу знать больше. Моя бабушка постоянно рассказывала нам о проклятии и о том, как оно действует.

Он усмехнулся, и от этого его грудь завибрировала и соприкоснулась с ее грудью.

— Ты любопытна, как кошка, которую интересует любой шорох.

Она дотронулась пальцем до его подбородка.

— Как давно ты знаешь, что владеешь исключительными способностями?

От его хитрой улыбки сердце ее затрепетало.

— Я всегда мог совладать со строптивой стихией… — Его рука скользнула вокруг ее талии, и он привлек ее ближе к себе, так, что она ощутила его возбуждение… — Хочешь, чтобы я продемонстрировал тебе это?

Триона подалась к нему, наслаждаясь этой близостью и впитывая ее. Настроение немного улучшилось.

— Здесь, у себя дома, ты совсем другой.

— Здесь я дома, — ответил он лаконично.

Он нежно обхватил ладонью ее лицо, потом его рука скользнула вниз по ее шее к плечу:

— Я хочу тебя спросить… Ты всегда так много говоришь по утрам?

— А ты всегда по утрам проявляешь такое любопытство и трогаешь все, что окажется под рукой? — возразила Триона. Его руки неустанно гладили ее спину, плечи, спускались ниже, поглаживая грудь, отчего внутри у нее все невольно замирало. Она не могла думать ни о чем, кроме него.

В глазах его заплясали смешинки:

— Иногда по утрам я делаю и больше.

Он поцеловал ее в щеку.

Было нечто новое и по-особому волнующее в том, как его обнаженные ноги переплетались с ее ногами, как тяжелели и напрягались ее груди, когда он накрывал их ладонями.

Все ее тело потеплело и расплавилось и изнутри, и снаружи, а в его глубине нарастало желание изведать то, что она еще не испытывала. Ведь он был ее мужем, и эта постель — их брачное ложе. Значит, все идет правильно.

Она осторожно провела пальцами по его твердым мускулам от плеча к предплечью и ниже, потом погладила грудь. Осмелев от собственной дерзости и от того, как глаза Маклейна затеплились от все возрастающей страсти, она продолжила изучать его тело.

Прикосновение к нему было таким же волнующим, как и его прикосновения к ней. Мужественная красота его тела вызывала в ней трепет. Ее завораживало чувственное соприкосновение кончиков ее пальцев с его кожей.

Внезапно Триона почувствовала, что он замер и не двигается.

— В чем дело?

Он поймал и удержал ее ладонь на своем бедре.

— Я должен держать себя в руках, любовь моя. Не хочу причинить тебе боль.

— Боль?

Ее голос походил на писк.

— В первый раз такое бывает.

Он заметил ее изумление и нахмурился:

— Разве твоя мать ничего тебе не говорила?

— Она говорила мне, что быть с мужчиной, которого любишь, приятно. — Триона закусила губу. — Она сказала, что, когда придет время, мой муж покажет, что и как надо делать.

Хью поморщился, удивляясь девичьей наивности. Почувствовав внезапно свою беспомощность и неумелость, она поспешно добавила:

— Я, правда, видела, как спариваются животные, если тебя беспокоит то, что мне незнакома механика любви.

Он, казалось, был удивлен, потом рассмеялся и поцеловал ее руки по очереди — сначала одну, потом другую.

— Я рад, что ты знаешь хотя бы это. Значит, у нас все получится. — Выражение его лица стало более мягким. — Не хочу, чтобы первый для тебя любовный опыт оказался болезненным. Я слышал, что это может быть неприятно.

— Ты когда-нибудь уже соблазнял девушек?

— Нет, — поспешил он заверить ее.

— Тогда кто тебе сказал?

Он вспыхнул:

— Это не имеет значения.

— И все же?

Хью поцелуем заставил ее замолчать и прекратить расспросы, ответы на которые давать было неудобно, но, как только их губы соприкоснулись, все их мысли улетучились. Триона доводила его до безумия с того самого момента, когда он проснулся и видел, как она выпрыгнула из постели — стройные щиколотки и облако муслина, взметнувшееся вокруг нее. Когда она делала движение, ткань, ласкавшая и обрисовывавшая ее тело с особой четкостью, давала возможность увидеть то длинную ногу, то упругие девичьи груди, то округлое бедро, тотчас же исчезавшие в мягких складках ткани. Теперь, когда он держал ее в объятиях, Хью ощущал каждый дюйм ее тела под ночной рубашкой, и это сводило его с ума.

О, как он жаждал ее! Она была одновременно вызовом, сладостью и чем-то еще, чему он не находил слов.

Хью поцеловал ее в губы, потом в шею, в плечо. Раздвинул складки сводившего его с ума ночного одеяния, уткнулся лицом в ее шею и почувствовал, что она затрепетала от наслаждения.

И это было именно то, чего он хотел! Его бедро скользнуло между ее ногами, а губы переместились к ее уху.

Он нежно обхватил ее грудь ладонью, а большим пальцем принялся слегка потирать сосок, пока тот не приподнялся и не отвердел.

Было столько всего, что Хью хотел бы сделать, столько мест на ее теле, которые он хотел бы поцеловать, но для этого еще не наступило время. Он хотел пробудить ее чувства, разжечь в ней страсть, при этом не напугав ее. Он нежно подул на ее кожу за ухом. Ее движения становились более беспокойными, и это вызывало в нем все новые приступы страсти.

Наконец Триона задвигалась вдоль его бедра, дыхание ее стало порывистым, она схватила его за руки, когда он потянул ее еще ближе к себе. Она была почти готова… Он это чувствовал.

Хью стиснул зубы, стараясь сдержать свою бешеную страсть. Пока еще он не мог дать ей волю. Ну не пришел еще момент!

Он начал осторожно приподнимать подол ее ночной рубашки и, к его удивлению, она стала ему помогать, поднимая бедра. Лицо ее пылало, губы были припухшими и влажными от его поцелуев, волосы рассыпались каскадом. Видеть ее такой возбужденной и такой невинной для Хью было самым волнующим эротическим опытом за всю его жизнь. Чтобы успокоиться, он прижался влажным лбом к ней и попытался обуздать свое разыгравшееся воображение. Ради нее. Только ради нее.

Она извивалась в его объятиях. Теперь ее ночная рубашка собралась складками вокруг талии, а тугие завитки волос между бедер касались его живота, становились влажными, и это еще сильнее волновало его.

Хью осторожно выбрал удобную позицию, и ее ноги самым естественным образом раздвинулись ему навстречу, потом он приподнялся, опираясь на локти, чтобы видеть ее лицо. Медленно, дюйм за дюймом, он позволил себе войти в нее. Она была такой тугой и сладостной! «Не напугай ее!» — напоминал он себе свирепо. Он продвинулся глубже, ощущая ее упругую влажность, обволакивавшую его. Тело его взмокло от испарины, мускулы отзывались болью, когда он старался сдержать себя и хоть немного остудить нарастающий жар тела.

Хью приостановился, встретив на пути хрупкий барьер, но она обхватила его плечи руками, побуждая продолжать.

— Хью! — задыхаясь, пробормотала Триона. — Пожалуйста! Я хочу…

Ее ноги сомкнулись у него на талии, и она заставила его войти в нее глубже.

Голова ее откинулась назад, и на мгновение лицо исказилось от боли. Хью продвигался быстро и плавно, продолжая ласкать ее груди, целуя ее и постепенно наращивая темп, пока не почувствовал, что она задыхается и кожа ее становится влажной, приобретая нежно-розовый цвет.

Она была так прекрасна и теперь принадлежала ему полностью.

Внезапно она изогнулась, с придыханием выкрикивая его имя и дрожа всем телом. Он повторил ее движение, чувствуя, как ее мускулы напряглись и сжали его, и ощутил ее жар и влажность. Эта минута, казалось, растянулась до бесконечности, и тело его заболело от напряжения и восторга. Наконец она затихла, ее руки обвились вокруг его шеи. Продолжая крепко сжимать ее в объятиях, он позволил себе шагнуть через край наслаждения.


Много позже Триона открыла глаза и чуть вздрогнула, почувствовав слабое жжение между ног. Но вместе с этим она ощутила радость удовлетворенной страсти. «Так вот как это бывает! Неудивительно, что об этом написано столько стихов!»

Рядом с собой она слышала глубокое и ровное дыхание Хью. Его рука снова лежала поверх ее тела, совершенно расслабившаяся во сне.

Триона с улыбкой оглядела спальню, ставшую теперь ее комнатой. Она была залита солнечным светом. Богатые и теплые тона убранства очень подходили ей: потоки золотистого солнечного света, изливавшегося на кобальтово-синий полог постели, ковер ярко-зеленого и красного цветов, украшавший пол, и мебель красного дерева.

Ее любимым предметом мебели стала кровать. Триона снова улыбнулась. Занятия любовью оказались чрезвычайно увлекательным делом, и она подумала, что у них с Хью это получилось отлично. В первый раз это закончилось довольно быстро по сравнению с двумя последующими, и она могла посетовать только на глубоко гнездящуюся слабую боль и некоторый дискомфорт в промежности, которые почему-то тоже, как ни странно, были ей приятны.

Она вздрогнула при воспоминании об этом и осторожно заставила себя подняться из постели, подложив подушку под руку Хью. Он слегка пошевелился, еще глубже и уютнее зарылся в одеяла.

Во сне он выглядел как мальчишка с этими своими на зависть длинными ресницами. И он был ее мужем. Триона несколько раз пробормотала это слово — «муж», стараясь вникнуть в его изначальный смысл.

Чувствуя себя как-то необычно и глупо, она натянула на него простыни и подошла умыться к тазу возле постели. К ее восторгу, пока она спала, ее одежду вычистили и выгладили, и теперь она была аккуратно развешена в огромном платяном шкафу. Благослови Боже миссис Уоллис!

Триона оделась, сунула ноги в башмачки, потом нашла свои очки на маленьком столике возле умывальника. Она водрузила их на нос и принялась обдумывать ситуацию. Этот утро было началом ее законного брака.

Она пережила скандал, свадьбу и путешествие в Гилмертон, и теперь уже несколько часов пыталась справиться с новым положением госпожи Гилмертон-Мэнора.

Если не считать тоски по дому, она была вполне удовлетворена своим положением. Все, что от нее требовалось, это понять, как управлять таким домом, чтобы найти в нем место для себя на те несколько месяцев, пока не настанет время возвращаться к своей семье.

Домой. Обратно в Уитберн, где братья и сестры встречаются за столом, накрытым к завтраку, смеясь и болтая о планах на день. Вернутся родители, узнают о ее браке и, возможно, начнут беспокоиться о ней. «Сегодня же напишу им письмо и еще одно — Мамушке. Извещу ее о том, что я здесь и скоро позабочусь о ее визите сюда». Триона не представляла, на каком расстоянии находится дом ее бабушки от Гилмертона, но, возможно, не так уж далеко.

Она огляделась в поисках письменного стола, гадая, где найти бумагу и перо. Внезапно кожу на затылке будто закололо, она обернулась и увидела, что Хью смотрит на нее, и от его взгляда все ее тело охватил трепет.

Хью заставил себя сесть, при этом простыня сползла с него до талии. Он потер лицо и зевнул. Потом потянулся и ослепил ее сонной и ленивой улыбкой:

— Доброе утро, жена. Надеюсь, ты спала хорошо.

Триона заметила, что такое обращение ей понравилось.

— Доброе утро. Я спала как убитая. А ты?

От его медлительной чувственной улыбки внутри у нее что-то оборвалось и затрепетало, и это не имело никакого отношения к тому, что она была голодна.

— Я тоже, — сказал он, и в голосе его она различила особую нотку интимности. — Ты отняла у меня все силы. Но их можно снова пробудить. — Он многозначительно улыбнулся.

Она ответила ослепительной улыбкой, хотя ощущала неловкость. Подойдя к дивану, Триона принялась завязывать шнурки своих полуботинок.

— Знаю, что еще рано, но сейчас было бы самое время поговорить о наших планах.

Брови его поднялись, а улыбка потускнела.

— Сказать по правде, я хотел предложить то же самое, потому что… — Он бросил взгляд на часы: — Господи! Уже почти девять!

— Да, — ответила Триона, и щеки ее порозовели. — Мы встаем поздно!

Он отбросил простыни и одеяло, прошел через комнату к окну, раздвинул занавески и выглянул. Должно быть, то, что он там увидел, успокоило его, потому что он издал вздох облегчения прежде, чем подошел к тазу с водой, чтобы умыться.

— Ты кого-то ждешь?

Хью не смотрел на нее.

— После завтрака вернется мой брат Дугал.

— Вернется?

— Он был здесь вчера вечером, но ты уже спала.

— Жаль, что я его не видела.

— Ты познакомишься с ним сегодня. Он часто здесь бывает, когда его жена отлучается в город, а сейчас она уехала на неделю в Эдинбург.

— С нетерпением жду встречи. Он похож на тебя?

— Да, если не считать того, что он блондин. В каждом поколении нашей семьи всегда бывает один золотоволосый ребенок. — Он набросил мокрое полотенце на край умывальника. — Он явится, вероятно, через час или около того.

Маклейн подошел к гардеробу, совершенно не стесняясь своей наготы. Триона поймала себя на том, что бесстыдно глазеет на мускулистую спину своего мужа. Почувствовав, что щеки ее обдало жаром, она поспешила зашнуровать свои башмаки в надежде на то, что он этого не заметил.

Когда она подняла голову, то, к своему облегчению и некоторому разочарованию, увидела, что Хью уже полностью одет. Он надел коричневые бриджи, которые аккуратно заправил в черные сапоги для верховой езды, и через голову натянул чистую белую рубашку. На спинке кровати висел простой шейный платок.

— У тебя нет слуги? — спросила она.

— Нет. Терпеть не могу, когда кто-нибудь суетится рядом и трогает мои вещи.

Хью заправил рубашку за пояс штанов и завязал платок. Потом надел темно-коричневый жилет и взял из шкафа темно-синий плащ для верховой езды.

— Ты ездишь верхом? — спросил он, перехватив ее взгляд.

— Нет. Мы никогда не держали верховых лошадей, если не считать пары, которую запрягают в экипаж.

— А! Ну, это нам придется исправить.

Триона расслышала разочарование в его голосе.

— Я всегда любила лошадей, и мне хотелось бы обучиться верховой езде.

— Хорошо. Я сам займусь этим. Я езжу верхом каждый день. Должен это делать, потому что развожу и тренирую лошадей. Именно так я собрал средства на то, чтобы купить Гилмертон. Это отняло у меня почти десять лет, но я добился своего: Теперь я владею несколькими самыми лучшими табунами в Шотландии.

Грудь Трионы сдавило. Совсем недавно она была близка с этим человеком, и вот только теперь он сообщал ей о важных, основополагающих событиях своей жизни. Ситуация казалась ей нелепой и смехотворной. Она заставила себя улыбнуться.

— И каких лошадей ты разводишь?

— Красивых. Дорогих. Редких.

Она попыталась это осмыслить:

— Арабских, скаковых и… каких еще?

Он усмехнулся:

— Самые редкие в моем табуне — ахалтекинцы. Это тюркские лошади, выведенные кочевыми племенами. Сейчас у меня их десять и среди них несколько жеребых кобыл.

Он подошел к одному из широких окон на дальней стене, поднял фрамугу и высунулся в окно, чтобы видеть дальние поля.

— Сейчас они вон там. Утром табун пригнали к воротам.

Триона подошла и встала рядом с ним. Вдали можно было разглядеть лошадей, собравшихся у ворот.

— О! Они золотистые! Какие красивые!

Он снисходительно улыбнулся ей.

— Они получили призы за свой золотистый окрас. Я увидел одну такую в Италии и решил разводить их. Это замечательные лошади. Их в течение веков разводили тюркские воины, и они не уступают в скорости гончим.

Триона смотрела, как к воротам приблизился человек, толкающий перед собой тачку. Лошади принялись гарцевать и бить копытами.

— Кажется, они очень голодны.

— Как и я.

Хью посмотрел на нее. Взгляд его пробежал по всему ее телу сверху донизу.

Триона была одновременно польщена и разочарована этим. Ей польстило его внимание, но разочаровало то, что, как она осознала, в этом взгляде не было ничего, кроме неприкрытого вожделения. Конечно, она не надеялась, что в его глазах загорится любовь. Ведь согласно их планам она отбудет из его дома через некоторое время.

И все же у нее было несколько месяцев на то, чтобы оставить о себе добрую память в Гилмертон-Мэноре. Хорошо бы и хозяин поместья ее вспоминал. Но для того чтобы осуществить это, она нуждалась в его поддержке. Она бросила на него взгляд из-под ресниц.

— Хью… не можем ли мы…

Было трудно объяснить, чего она желает, когда сама Триона не была вполне уверена, чего хотела.

— Было бы славно, если бы мы стали партнерами, а не только мужем и женой.

Выражение его лица изменилось. Оно утратило некоторую часть напряженности и жара.

— Я не вполне понимаю, что ты имеешь в виду.

— Большинство пар знают друг друга достаточно долго, прежде чем решают вступить в брак. Мы не располагали таким временем. Я подумала, что, может быть, мы могли бы установить некие новые отношения, чтобы чувствовать себя свободнее друг с другом… Я полагаю, что эти отношения можно было бы назвать дружескими. Мы могли бы стать людьми, поддерживающими друг друга и помогающими друг другу… О! Я, наверное, не очень точно выразилась.

— Я не собираюсь уступать свои права мужа в обмен на неопределенный статус друга.

Она непонимающе смотрела на него:

— Я и не думала их оспаривать. По правде говоря, я вполне удовлетворена этой стороной наших отношений.

Самодовольная и удовлетворенная улыбка коснулась его губ:

— Надеюсь.

Ее щеки вспыхнули, но ей удалось дерзко фыркнуть:

— Ну и хвастун!

— Да нет. Я наслаждался каждым восхитительным мгновением. Так объясни мне, что ты имеешь в виду, говоря о дружеском партнерстве.

— Возможно, я пробуду здесь всего несколько месяцев, но за это время я хочу как можно больше узнать о тебе и стать частью твоей жизни и дома.

Он скрестил руки на широкой груди, и одна его бровь надменно приподнялась:

— Нет. Мы здесь только с одной-единственной целью — восстановить твое доброе имя, чтобы и ты, и твоя семья могли продолжать свою дальнейшую жизнь. И я хочу, чтобы это как можно меньше отразилось на нашей судьбе.

— Я вполне согласна, но почему бы нам по крайней мере не получать удовольствие от общества друг друга?

Его брови взметнулись еще выше, он смотрел на нее вопросительно. Она вспыхнула:

— Ну, не только в постели. Почему бы тебе не посвятить меня в свои дела? Я хотела бы как можно больше узнать о тебе и… — Она поймала себя на какой-то мысли, на мгновение замолчав, продолжила: — Я просто… Я хочу быть в курсе твоих интересов. Хочу научиться верховой езде и… О, столько еще вещей! Я хочу помочь тебе, насколько это возможно. Именно так я представляю себе брак.

— При нормальных обстоятельствах я бы согласился с тобой, но наши обстоятельства не назовешь таковыми. Поэтому ты ограничишься только домашними делами и не будешь вникать во все остальное.

Он сказал это тоном, не допускающим возражений.

Триона сжала руки в кулаки и поборола желание возражать, потому что чувствовала, что в этом споре она обречена на проигрыш.

Как, впрочем, должны были проиграть они оба. Но она не могла отделаться от ощущения, что что-то упустила, и не знала даже, о чем его спросить.

Черт возьми! Этот разговор принял совсем не такой оборот, на какой она рассчитывала! Она попросила его сделать ее участницей его повседневной жизни, позволить ей помогать в делах поместья и в уходе за лошадьми, вызывавшими ее восхищение. А он в ответ на ее пожелание возразил, сказав, что ее участие ограничится только делами в доме, будто она могла стать потенциальной помехой, которую следует удерживать в четырех стенах. И вести дальнейший спор было бессмысленно. Следовало с кем-то посоветоваться. Но с кем? Она силой заставила свои кулаки разжаться.

— Отлично. Поговорим об этом позже. Если можно, я хотела бы сегодня же посетить модистку, чтобы заказать несколько платьев, потому что с собой у меня их слишком мало. У меня есть несколько фунтов и…

— Я оплачу все, что тебе потребуется.

— Маклейн, наш брак ненастоящий.

— Катриона, ты моя жена. И раз так, я имею право и привилегию покупать тебе все, что пожелаю. После завтрака я поручу Фергюсону снарядить экипаж, и миссис Уоллис отправится вместе с тобой. Я держу открытый счет у модистки. Поэтому ты можешь заказывать что захочешь.

Почему это он держит открытый счет у модистки? Не содержится ли в этом намек на то, что у него есть любовница? Она стиснула зубы, и ей вдруг расхотелось заказывать новые платья.

Он отвернулся от окна и добавил через плечо:

— Следующие несколько недель я буду очень занят. Как я уже сказал, несколько кобыл готовы ожеребиться, мои люди и я должны неусыпно наблюдать за табуном. Поэтому тебе придется ограничить свою деятельность домом…

— И только? — Она ударила кулаками по бедрам: — Не знаю, как представляешь себе дело ты, Маклейн, но мои родители ведут дела в усадьбе викария вместе. Когда папа не может чем-то заняться, этим занимается мать. А когда дел слишком много, как бывает на Михайлов день или когда слишком много свадеб, то папе помогает вся семья. Я умею вести счета. Я умею также…

— Мне не нужен партнер. — Внезапно его зеленые глаза стали холодными, и он окинул ее отнюдь не любезным взглядом. — Даже на месяц или на два.

Она с трудом перевела дух. «Мне не следует обижаться. Он только напоминает мне о положении дел — следует об этом помнить».

Выражение его лица смягчилось.

— Я не безрассудный человек, Катриона. Смею сказать, что есть много вещей в доме, нуждающихся в хозяйском глазе и в усовершенствованиях. Долгое время слуги оставались здесь без присмотра.

— Искренне признательна, — ответила Триона не без сарказма.

— Рад это слышать. — Он бросил на нее суровый взгляд. — Есть один важный вопрос, который нам следует обсудить. Я предоставляю тебе карт-бланш в стенах этого дома, но тебе не следует вмешиваться в остальные мои проблемы.

Внезапно послышался топот бегущих по лестнице ног, и он был таким громким, будто в дом ворвался дикий вепрь.

— Что случилось? — тревожно спросила Триона.

Дверь широко распахнулась, и в комнату вбежали трое детей.

Тоненькая молодая девушка лет пятнадцати появилась первой. У нее были прямые светлые волосы, убранные в тугой узел на затылке. Лицо ее сияло улыбкой, пока она не увидела Триону. Она тотчас же остановилась. По пятам за ней следовала девочка удивительной красоты, помладше — вероятно, лет тринадцати, с черными волосами и густыми черными ресницами, оттенявшими темно-карие глаза. Она двигалась так стремительно, что чуть не столкнулась со старшей. За ее руку держалась большеглазая девочка лет шести, со светлыми кудряшками, обрамлявшими круглое личико.

Все три уставились на Триону с озадаченным и потрясенным видом, и она полагала, что выражение их лиц отразилось на ее лице как в зеркале.

Потом взгляды девочек скользнули мимо нее, и лица их просветлели и вновь расцвели улыбками.

— Папа! — закричали они и бросились вперед, столпились вокруг Хью и принялись осыпать его поцелуями и душить в объятиях.


Глава 11

О, мои девочки! Вам не дано узнать силу вашего гнева до тех пор, пока он не начнет бушевать в ваших жилах.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Дугал последовал за братом в библиотеку:

— Ты должен был сказать ей!

Хью бросил мрачный взгляд на Дугала, выбравшего самый удобный стул в библиотеке и завладевшего им.

— Я как раз и начал ей рассказывать, когда вбежали девочки. Я думал, ты задержишь их и привезешь после завтрака.

— Я так и сделал! Тебе еще повезло, что они дождались, пока я не собрался их отвезти. Как только они узнали, что ты дома, начали меня просить и умолять о скорейшей встрече с тобой, — возразил Дугал. — Я рад возвратить их тебе.

Хью вздохнул и потер шею, опускаясь на стул напротив брата.

— Черт возьми! Ну и история!

— Меня удивило, что ты еще не встал. Было уже больше девяти. И я решил, что у тебя более чем достаточно времени.

Глаза Дугала подозрительно сузились, а Хью покраснел под его взглядом.

— Ах да! Новобрачные! Как я мог забыть? Надеюсь, вы оба были в приличном виде, когда в спальню ворвались дети?

— Почти.

Дугал поморщился:

— Сожалею. Я не подумал.

— Если бы у меня нашлось в запасе еще десять минут, я бы все успел объяснить Катрионе.

По крайней мере, так он подумал. Сказать по правде, до того как прибыли девочки, их разговор пошел совсем иначе, чем он хотел.

Он начал беспокоиться, сознавая, что брак, даже такой, как у него, окажется много сложнее, чем он подозревал.

— И что сказала твоя молодая жена, познакомившись с твоими детьми?

— Не много. За завтраком она все время молчала. — Хотя и сверлила его взглядом.

— А девочки?

— Они тоже молчали, но дулись.

Хью потер лицо обеими руками:

— Что же делать? Теперь все несчастны! Мне следовало раньше сказать о детях Катрионе, но я был так чертовски занят и озабочен, пытаясь объяснить ей, чего жду от нашего брака, что как-то упустил возможность упомянуть о девочках. И даже не подумал о том, что мне следует сказать о них Катрионе, как и о том, что я должен и им сообщить о ней. Как они воспримут ее появление здесь, не зная о том, что я женился? — Хью откинул голову на спинку своего стула и закрыл глаза. — Как же быть? Я все запутал.

— Да уж! Натворил дел.

Хью вспылил:

— Я думал, что ты здесь для того, чтобы помочь.

— Я? Надеюсь только на то, что Софи не станет осуждать меня за эту неразбериху. Она привыкла считать меня ответственным за все, к чему я не имею отношения.

— Мы можем поговорить о сложностях твоего брага в другой раз. А сейчас у меня своих забот полон рот. — Хью поморщился: — Я не подумал, что они так болезненно воспримут это. Женщины — такие занозы! Дугал, если бы тебя вынудили вступить в брак и ты привез бы домой молодую жену, я бы не огорчился. Я бы приветствовал ее и вел себя должным образом. Что бы потом ни произошло между вами, меня бы это ничуть не затронуло, потому что мужчины поступают так, каким повелевает долг чести. Но женщины… — Он покачал головой. — О, они совсем другие. Мне плевать, если ты забудешь о моем дне рождения. Я и сам с трудом о нем вспоминаю. А если я забуду о ее дне рождения? Ты представляешь, что будет?

Дугал пожал плечами:

— Я предпочел бы, чтобы меня вываляли в смоле и перьях.

Хью кивнул с отсутствующим видом. Черт бы побрал все на свете! Нынешнее утро обещало так много! Ему хотелось бы снова оказаться в постели и обнимать Катриону. Сейчас, задним числом, его удивляло то, как охотно она отвечала на его ласки, какой восхитительно покорной была, какой свободной и раскованной чувствовала себя. Представить только, какой обольстительной она могла бы стать через несколько недель, когда брачное ложе стало бы для нее более привычным. От этих мыслей сердце его так сильно забилось, что его удары отозвались в ушах и…

— Ты не слушаешь!

Хью переключил внимание на брата:

— Прошу прощения. Ты что-то сказал?

Дугал мрачно покосился на брата:

— Я сказал, что, пожалуй, тебе стоило бы начать с извинения.

— За что? Я ведь собирался поставить в известность Триону. У меня просто не хватило на это времени.

Дугал поднял брови. Хью вздохнул:

— Ты прав. Я буду просить прощения.

— А что ты скажешь девочкам?

— Правду. Они разгневаны еще больше, чем Катриона, и…

Внезапно Дугал выпрямился, и теперь его взгляд был направлен куда-то за спину Хью.

Хью медленно повернул голову. В комнате возле двери стояли его дочери.

Кристина пронзила его серьезным взглядом:

— Отец, мы хотели бы поговорить с тобой.

Дугал поднялся с места:

— Может быть, мне лучше вас покинуть?

— Сядь! — приказал Хью.

Дугал помедлил. Взгляд его перебегал с одной девочки на другую. В выражениях их лиц, по-видимому, было что-то такое, что побудило его снова занять свое место.

Хью с расстроенным видом смотрел на своих дочерей.

— Я рад, что вы пришли сюда. Я тоже хочу поговорить с вами.

Девочки переглянулись. Потом Кристина кивнула, подошла и села на край дивана, Девон примостилась на другом краю, Агги — посередине, и все трое с немым укором уставились на Хью.

— Ну? — спросила Девон, и ее темные глаза гневно засверкали.

— Ты не сообщил нам перед отъездом о том, что собираешься жениться! — сказала Кристина укоризненно.

— Я не собирался жениться. Для меня это стало таким же сюрпризом, как для вас и Катрионы.

Кристина и Девон обменялись недоверчивыми взглядами.

Хью вздохнул:

— Вот что произошло. Одна молодая леди попыталась заставить жениться на себе вашего дядю Александра. Вот я и отправился в Лондон, чтобы помешать этому. Мне было неизвестно, что Катриона отправилась в Лондон с такой же целью — предотвратить скандал.

Глаза Кристины недоверчиво сузились:

— Как она узнала об этом?

— Она и та молодая леди — сестры.

— Ага! — кивнула Девон, будто это все объясняло.

Хью бросил на нее хмурый взгляд.

— Никаких «ага»! Случайно оказалось, что Катриона и я попались в ловушку, расставленную ее сестрой, в которую она рассчитывала поймать Александра. И в результате нам пришлось пожениться.

— Как можно кого-нибудь заставить сделать что-то против его воли? — спросила Девон недоверчиво. — Ты не похож на дядю Александра. Ты выше.

Дугал подавился смехом.

— Из-за моих опрометчивых действий погибла репутация Катрионы. Мне пришлось жениться на ней, а в противном случае и ей, и ее семье пришлось бы дорого расплачиваться за это.

Девон нетерпеливо покачала головой:

— Уверена, что, если бы ты постарался, смог бы что-нибудь придумать.

— Как человек чести я не мог поступить иначе, — возразил он резко. — Вы ведь не могли ожидать, что я поступлю по-другому?

От его упрека щеки Девон вспыхнули румянцем, а губы сжались.

— Конечно, нет, — согласилась Кристина. — Если ты говоришь, что у тебя не было выбора, мы верим тебе.

— Но мы не хотим, чтобы она жила здесь! — взорвалась Девон.

Агги, почувствовав себя исключенной из разговора, энергично кивнула:

— Нам не нужна мать!

— Мы были вполне счастливы с тобой, — заявила Кристина.

Хью сделал нетерпеливый жест:

— Иногда жизнь принимает решения за нас. И это один из таких случаев. Надо только постараться извлечь из него максимум пользы.

Кристина замерла и сжалась:

— Я не стану обращаться с этой женщиной как с матерью.

— Никто тебя и не просит об этом, — заметил Хью, хмурясь. — Но ты будешь с ней вежлива в течение того короткого времени, что она останется с нами.

Девон впилась глазами в Хью:

— Так она к нам не насовсем?

— Только на пару месяцев, а потом вернется к себе домой. И все эти дни вы будете с ней любезны. Никаких фокусов! Никаких! Ясно ли я выразил свои мысли?

Девон и Кристина выглядели упрямыми и несговорчивыми.

Брови Хью сошлись над переносицей:

— Кристина?

Она вздохнула:

— Да, папа. Я буду вежлива.

— Благодарю тебя. — Он перевел взгляд на Девон и Агги: — А вы?

Девон пробормотала нехотя:

— Да, папа.

Агги строптиво выпятила нижнюю губу, но все-таки кивнула.

— Хорошо. Нравится вам это или нет, но Катриона — моя жена, и с ней следует обращаться с уважением. Она будет оставаться моей женой все то время, что пробудет здесь, занимаясь хозяйством.

Девон заморгала:

— Но… это обязанность Кристины и моя!

— А теперь она станет вам помогать. — Хью посмотрел на Дугала: — Может быть, теперь у девочек освободится время для занятий.

Дугал кивнул и улыбнулся:

— Уверен, что им это понравится. Я предлагаю, чтобы они изучали латынь, как и греческий.

— Латынь? — пискнула Девон.

Кристина скрестила руки на плоской груди:

— Я не хочу изучать латынь!

— Я тоже не хочу! — присоединилась к ней Девон.

Хью не обратил внимания на их возражения:

— Наша жизнь ни на йоту не изменится оттого, что я женился. Через несколько месяцев мы даже и не вспомним, что она была здесь.

— Обещаешь? — спросила Девон.

— Даю слово! — торжественно ответил Хью. — Разве я когда-нибудь нарушал обещания, данные вам?

Наконец Девон кивнула:

— Ладно, раз уж так.

Кристина сказала:

— Мы беспокоились, что будет так, как при матери… — Лицо ее стало напряженным, и она уставилась в пол.

— Хоть я и не так давно знаю Катриону, уверяю вас, что она честная, добрая и хорошая. Можете мне поверить.

Агги уточнила:

— А как нам ее называть?

— Мы не станем называть ее мамой! — предупредила Девон.

— Вы будете говорить ей «миледи», как и положено, — сказал Хью. — А теперь смотрите повеселее, а не так, будто вас всех приговорили к смертной казни! День прекрасный, и мы могли бы покататься верхом, а не сидеть здесь в унынии и наводить друг на друга тоску. — Он посмотрел на Агги: — Готова поехать со мной?

Та опустила глаза на свое утреннее платье, потом, удивленная, посмотрела на него:

— На мне ведь ни амазонки, ни сапог — ничего!

Он рассмеялся:

— Я совершенно упустил это из виду. Надеюсь, твой пони не разучился трусить рысцой, пока меня не было.

Агги улыбнулась, показав щербинки между зубами:

— Япоскачу быстро!

— Только если одна из твоих сестер поедет впереди.

— И еще, — добавил Дугал, бросив на нее суровый взгляд. — Не вздумай перескакивать через изгородь!

Хью нахмурился, глядя на свою младшую дочь:

— Кто позволил тебе сделать это?

Агги ответила смущенной улыбкой:

— Только раз в твое отсутствие.

— Если ты еще раз попытаешься сделать что-нибудь подобное без соответствующей подготовки, я на месяц лишу тебя возможности кататься верхом. Ты могла сломать себе шею во время этих глупых лихачеств.

Улыбка Агги потускнела:

— Я больше не буду.

— Вот и хорошо. Славная девочка! А теперь я отправляюсь в конюшни. Переоденьтесь, и встретимся там. Мне надо поехать посмотреть табуны, и вы можете мне помочь.

Они подошли обнять его. Хью прижал дочерей к себе и вдохнул сладкий запах свежевымытых детских волос.

Что-то внутри, похожее на сжатую пружину, теперь расслабилось, и сердцу стало почти больно от внезапно нахлынувшей нежности. Ему показалось, что любить их сильнее — невозможно.

Дугал отвел глаза, заблестевшие от непролитых слез.

Наконец Хью откашлялся и поцеловал в лоб каждую из дочерей.

— Поторопитесь!

— Да, папа.

Кристина взяла Агги за руку и вышла из комнаты. За ними уже спешила Девон.

Как только дверь за ними закрылась, Дугал сказал:

— Они очень любят тебя.

Он тоже их любил. Его жизнь была разделена на две части: до того, как девочки поселились у него, и после этого. Впрочем, время «до» он едва помнил. Но теперь, проснувшись утром, знал, что его ожидают улыбки трех девчонок, ожидавших его за столом, накрытым для завтрака.

И эти улыбки придавали смысл новому дню, жизни в целом.

Конечно, сначала все это было трудно для них всех. Потребовалось время для того, чтобы привыкнуть друг к другу и обрести в конце концов любовь, которая усиливалась и крепла постепенно. Сначала девочки отказывались ему доверять, а он и не предполагал, насколько они своеобразные. Но за последний год их маленькая семья сложилась, и он ценил это превыше всего. Он посмотрел на Дугала и сказал просто:

— Они моя жизнь.

— Это хорошо… до поры до времени.

— Что ты хочешь сказать?

— Хью, ты не можешь постоянно держать их в стороне от происходящих событий. Неизвестно, что готовит нам судьба.

— Но могу хотя бы попытаться.

— И проиграешь.

Дугал подался вперед. Лицо его стало серьезным.

— Не спеши раздавать им обещания. Они ведь верят тебе. Как можно утверждать, что ничего не изменится, когда здесь поселилась Катриона? Раз вы женаты, многое должно измениться. И это вполне естественно.

Хью покачал головой.

— Я никому не позволю поставить здесь все с ног на голову. Детям нужна стабильность. У них в жизни было так мало хорошего.

— Надеюсь, твоя жена с этим согласится.

— Если начнет возражать, придется ее поучить. — Он самодовольно улыбнулся. — Точно так же, как я учу своих призовых лошадей. Я спокойно изложу свои пожелания и, если она их не примет, твердо поставлю ее на место. И она скоро поймет, кто в доме хозяин.

Дугал смущенно заерзал на стуле. Прошлой ночью, одурманенный неожиданным известием и портвейном, он решил, что его дельный совет поможет разрешить все проблемы. Теперь, при ярком свете дня, он уже не был так в этом уверен. Не ошибся ли он?

— Хью, я не помню в точности, что сказал вчера вечером, но ты не можешь обращаться со своей женой как с лошадью.

— Почему же?

— Потому что так поступать неправильно…

— Ты уверен?

Дугал всем сердцем желал, чтобы здесь была София. Уж она бы сумела ответить на все вопросы Хью.

— Не знаю уж, как объяснить тебе.

— Дугал, я не болван. Я не стану объяснять ей свои поступки.

— Катрионе не понравится, если ты начнешь на каждом шагу указывать ей, что делать.

— Мы с женой едва знаем друг друга. Найдется много всего, чем мы оба окажемся недовольны. Но она ведь скоро уедет.

— Ничего у тебя не получится.

— Посмотрим.

Найдет ли он с ней общий язык? Хью вспомнил, как нежна она была утром, а несколькими днями раньше рисковала ради спасения сестры. Катриона ничуть не походила на мать его девочек. Кларисса была холодной и эгоистичной.

Дугал потер лоб:

— Жалею, что упомянул о лошадях. Черт бы побрал твой портвейн! У меня до сих пор болит голова, а я ведь выпил всего два стакана. Старею, наверное…

Дугал нахмурился, подыскивая верные слова, и это удивило Хью. Его младший брат был известен своим красноречием больше, чем другими талантами.

— Хью, а что, если в Катрионе есть нечто такое, о чем ты не подозреваешь? Что, если она предназначена для того, чтобы сыграть важную роль в твоей жизни и в жизни девочек?

— Чепуха! Мы прекрасно справлялись и без нее. Кристину теперь редко мучают ночные кошмары, и Агги перестала мочиться в постель. И Девон теперь уже не такая худышка. Они все постепенно выздоравливают.

— Это не значит, что нельзя сделать их жизнь еще лучше. Катриона может оказать на всех вас благотворное влияние.

Внезапно Хью овладело смутное беспокойство, и он зашагал по комнате, потом подошел к окну. Зимнее солнце согрело траву, на которой паслись лошади у глубокого ручья, извивающегося среди гряды покатых холмов.

Это зрелище успокоило его, как бывало всегда. Все шло, как и должно было идти, и он не станет что-либо менять.

Никогда. Как только он вспоминал о пережитых в прошлом году ужасах…

Хью прикрыл глаза. Дугал не понимает, потому что не знает всей правды. Может быть, пора рассказать ему?

Набрав полную грудь воздуха, он повернулся к брату:

— Девочки никогда не рассказывали тебе о своей жизни до того, как приехали сюда? — Дугал покачал головой. — Кларисса водила их по местам, которые дети видеть не должны, и на долгие дни оставляла в крошечных съемных лачугах, где часто совсем было нечего есть. В холодное время они замерзали, а засушливым летом погибали от жажды. Она таскала их из одних грязных меблированных комнат в другие, в развалюхи, в сырые и покрытые плесенью разрушающиеся сельские поместья. Дети были вынуждены находиться среди людей, которые не должны были их окружать. В зависимости от того, кому в этот момент Кларисса продавала себя, их скрывали или демонстрировали, как лошадей на рынке. — По мере рассказа лицо Дугала мрачнело. — Они постоянно подвергались опасности, им редко удавалось вдоволь поесть. Они были лишены мало-мальски нормальной жизни. — Хью стиснул зубы со скрежетом. — Я обращаюсь лучше со своими лошадьми, чем Кларисса со своими детьми. — Дугал молча кивнул. — Когда они приехали сюда впервые, Девон прятала еду и копила запасы под кроватью. Она все еще делает это, хотя с каждым месяцем все меньше. Кристина не умела ни читать, ни писать и вздрагивала от малейшего шума или движения, будто каждую минуту ждала, что ее ударят. Не думаю, что Агги хоть раз в жизни принимала ванну, потому что она кричала благим матом, когда миссис Уоллис и горничная купали ее. Девочки были тощими, покрытыми с головы до ног струпьями и синяками. Вокруг рта Хью обозначились горькие складки. — Когда девочки приехали сюда, я обещал им, что кошмарные дни для них закончились. Мы привыкли к очень простому образу жизни, и теперь они оправились и расцвели.

Выражение лица Дугала смягчилось:

— Они любят этот дом и тебя. И все же я считаю, что Катриона могла бы внести в вашу жизнь свой вклад.

— Я даю девочкам все, что им требуется.

— Кроме матери. В их жизни должна быть женщина, — сказал Дугал мягко. — Это надо всем девочкам. Черт возьми, да и мужчинам тоже!

Хью стиснул зубы:

— У них уже была мать, и она не принесла им ничего, кроме страданий. Для меня на первом месте мои дети, и так будет всегда.

К парадной двери подъехала коляска.

— Это вернулась Катриона. После завтрака она поехала с миссис Уоллис в город за покупками.

Дугал испустил тяжкий вздох. Он понимал, что девочки попали сюда из ужасной жизни, но подробностей их существования не знал. Но уж таков был Хью: всегда застегнут на все пуговицы до горла. В обществе он мог быть приятным и веселым, но никогда никого не подпускал к себе по-настоящему. До тех пор пока здесь не появились девочки. После этого многое изменилось.

Черт возьми! В аргументах Хью чего-то не хватало, но он никак не мог сообразить, чего именно. Наконец Дугал пожал плечами:

— Поступай, как считаешь правильным.

— Да. Я так и сделаю.

Хью старался подавить раздражение. Дугал хотел ему помочь, но его попытки не приносили плодов. Бывают времена, когда затруднительно жить бок о бок с таким неуступчивым братом.

Послышался легкий стук в дверь, и в комнату вошла Катриона. Щеки ее порозовели от свежего воздуха, а темно-золотые волосы нимбом стояли вокруг лица, когда она стянула шляпку.

Дугал поднялся со стула, и глаза Катрионы округлились под очками:

— Прошу прощения. Я не хотела вам мешать.

— Ты и не помешала, — сказал Хью и поспешил представить их друг другу.

Дугал отвесил поклон с обычным для него изяществом:

— Рад познакомиться с вами. Добро пожаловать в семью.

Она низко присела в реверансе:

— Благодарю вас.

Ее взгляд упал на золотистые волосы Дугала, потом она перевела его на Хью, ухмыльнувшегося ей в ответ.

— Знаю, что он ничуть не похож на меня.

— На самом деле он точно такой же, как ты, если не считать цвета волос.

Дугал хмыкнул:

— Возможно, мы и похожи, но я одеваюсь намного лучше. Изящнее. Если вам удастся усовершенствовать гардероб моего увальня братца, то вся наша семья будет навеки у вас в неоплатном долгу.

В глазах Катрионы заплясали смешинки:

— Подумаю, что можно сделать.

— Не пора ли тебе отправляться? — спросил Хью брата.

— Выставляешь меня? Ну что ж.

Дугал разгладил рукава сюртука, исподволь наблюдая за своей новой родственницей. Высокая, полноватая, она ничуть не походила на женщин, обычно нравившихся Хью. Но волосы ее блестели, как темное золото, кожа была молочно-белой, губы — полными и яркими, а глаза за стеклами очков казались светло-ореховыми.

Но главное — выражение ее лица свидетельствовало о спокойном и сильном характере. Она была явно не из тех женщин, с кем можно позволить вольности и кого не стоило бы принимать всерьез.

Дугал улыбнулся. У него возникло ощущение, что следующие несколько месяцев обещают стать интересными. Он взял руку своей невестки и поцеловал ее пальчики.

— Мне пора отправляться, но я скоро вернусь и посвящу вас во все семейные тайны.

Она рассмеялась и снова присела в реверансе, будто ей было приятно общество этого учтивого и обходительного члена клана Маклейнов.

— Я приготовлю перо и чернила, чтобы записывать за вами. Мне жаль, что вы уезжаете. Вы живете неподалеку?

— Менее чем в миле, если ехать прямо по дороге. Моя жена София в Эдинбурге, и пробудет там со своим отцом всю неделю, но после ее возвращения мы будем счастливы принять вас.

— Так вы один дома? Вы должны приехать на обед! Хью, скажи, что мы будем ждать.

Хью фыркнул:

— Вот еще! Он и так слишком часто здесь бывает.

Дугал ухмыльнулся:

— Я непременно вернусь к обеду. Благодарю вас, миледи.

Он поклонился и вышел.

Лицо Хью стало непроницаемым.

— Катриона, — с грустью начал он, — мне следовало бы раньше рассказать тебе о девочках. Все получилось неловко, я сожалею. — Он поморщился: — Ты осуждаешь меня?

Триона помолчала, собираясь с мыслями.

— Могу себе представить, насколько тяжело заводить разговор на эту тему, особенно когда мы вообще так мало общались.

— Я как раз собирался поставить тебя в известность, но они приехали раньше, чем я ожидал. — Поколебавшись, он добавил: — Я все оттягивал объяснение, пока мы не прибудем сюда, где могли бы поговорить без помех наедине и ты не была бы так измучена путешествием.

Это было непросто принять.

Она обратила к нему спокойный взгляд:

— Если бы ты сказал, что у тебя есть дочери, я бы просто попросила тебя познакомить нас.

Взгляд его темных глаз все еще был прикован к ней. Потом с неловким поклоном он добавил:

— Прости меня, Катриона. Больше между нами не будет никаких тайн.

— Благодарю. Я понимаю, требуется время, чтобы стать ближе. Мы еще не слишком доверяем друг другу, и это прискорбно.

— Я готов сделать все, чтобы в дальнейшем избежать сложностей. — Он сделал шаг вперед. Его теплые пальцы сжали ее руку. Он подвел ее к мягкому дивану, потом взял стул для себя и сел на него лицом к ней. Их колени почти соприкасались. — Нам надо закончить разговор, так грубо и внезапно прерванный нынче утром.

— Я бы хотела поговорить о девочках. Я ничего о них не знаю.

— Они мои дочери. Что еще ты хочешь узнать?

Триона положила руки на колени и подалась вперед:

— Маклейн, если ты именно так представляешь себе беседу, то нас ожидает разочарование. Односложные ответы ничего не прояснят.

Он собирался возразить, но, помедлив с минуту, вздохнул:

— Что ты хочешь узнать?

— Все, что ты можешь рассказать мне о них. Они прелестные девочки. Я считаю, что за завтраком они вели себя очень хорошо, даже показались мне слишком тихими.

— Они были удивлены.

— Как и я. Уверена, что они привыкнут к моему присутствию здесь и мы подружимся. Думаю, мы найдем общий язык.

— Нет.

Она нахмурилась:

— Что это значит?

— Хочешь стать их мачехой? Не уверен, что они разделяют твое желание.

— Откуда ты знаешь?

— Начнем с того, что наш брак необычен.

— И что? Какое отношение это имеет к детям?

— К моим детям, следует уточнить.

Сердце ее упало. У нее возникло ощущение, что она стоит перед запертой дверью, а ключа у нее нет. Как проникнуть внутрь?

На самом деле все обстояло еще хуже. Тревожная мысль зародилась у нее в голове. У Маклейна за несколько лет появились трое детей от одной женщины. Должно быть, он оставался неравнодушен к этой женщине. Был только один способ узнать это:

— Ты любил ее?

Его брови сошлись над переносицей.

— Да, одно время думал, что люблю, но это было давно.

Его ответ прозвучал так поспешно и показался таким естественным, что Триона успокоилась.

— Понимаю. Она еще… жива?

— К сожалению. — Этот ответ он будто выплюнул. — Когда я был зеленым юнцом, она меня околдовала. Но она скверная женщина. Долгие годы девочки жили с Клариссой. Когда ее жизнь оказалась разрушенной, это сказалось и на них. Пока они не поселились со мной год назад, они не понимали, что значит «дом». У них его никогда не было.

Как, должно быть, это было тяжело для них! Триона попыталась представить, какой была бы ее жизнь без знакомой и привычной обстановки в доме викария, и не смогла.

— Я помогу…

— Нет.

Ее ошеломила жесткость его тона.

— Катриона, ты останешься здесь всего на несколько месяцев.

— Да, но…

— Никаких «но». Для девочек будет лучше, а для всех нас спокойнее, если ты станешь выдерживать дистанцию и держаться на расстоянии от них. Я не хочу, чтобы они страдали, когда ты уедешь.

Каждое произносимое им слово отдаляло ее от него все больше и больше. Нынче утром она решила, что их любовь и близость что-то значили, что начинается их совместная жизнь как мужа и жены, пусть ненадолго, пусть на несколько месяцев. Теперь она осознала: то, что произошло в спальне, вовсе не гарантировало всего остального.

Но она не могла винить его за то, что он старался защитить собственных детей, хотя внезапно ощутила свое одиночество.

— Конечно, дети — самое главное, и в первую очередь следует думать о них, — сказала после минутного молчания Триона.

— Благодарю тебя за понимание. — Он подался вперед, сидя на стуле, и лицо его немного утратило прежнюю угрюмость. — Все не так уж сложно. Ты будешь видеть девочек за столом. Остальное же время они станут проводить со своей гувернанткой и наставником, и на это уйдет большая часть утра, а день они проводят со мной.

Она опустила глаза на свои руки и сжала их на коленях.

— А где теперь мать девочек?

Его взгляд будто затуманился, стал замкнутым, и вокруг рта обозначились жесткие складки.

— Ты решила узнать все? Не думаю, что это облегчит дело, но могу сказать, что ее имя Кларисса Бофорт. Она дочь мелкого ирландского дворянина. И на удивление красива. Думаю, Девон пошла в нее. Кларисса была единственной дочерью, и отец внушал ей, что она лучше всех, хотя на самом деле все было далеко не так. Она использует свою красоту, чтобы наслаждаться жизнью. — Его губы изогнулись в презрительной гримасе. Было очевидно, что ему тяжело продолжать, но он с этим справился. — Не имело значения ее поведение, не важно было, что ее поступки безнравственны. Мужчины вились вокруг нее толпами и продолжают виться, и она это приветствует. Где уж тут думать о семье.

— Понимаю, — сказала Триона тихо.

— Несколько лет назад Кларисса вступила в лондонское общество триумфаторшей, едва ли не под звуки фанфар. За ней ухаживали герцоги, графы, даже принцы. Почти каждый завидный жених в Лондоне оказывался у ее ног. Тогда я и встретил ее. Я думал, что мы… — Он покачал головой: — Стоит ли говорить, что я ошибался?

— Ты ее любил, а она тебя нет.

— Я любил ее так, как может любить неопытный юнец восемнадцати лет свою первую женщину. Тем временем ее отец был в восторге от успехов дочери и надеялся, что ее брак станет вложением в семейное состояние. Он не понимал, что Кларисса не собиралась выходить замуж вообще. Для нее внимание мужчин было как наркотик. Как только она добивалась любви мужчины, тут же бросала его и переходила к следующему. Я был частью ее свиты, глупый мальчишка, которого она, без сомнения, презирала и над которым смеялась, хотя тогда я был слишком молод, чтобы понимать это. К счастью, прежде чем я успел выставить себя дураком в полной мере, понял, откуда дует ветер, и уехал из Лондона. Неделей позже ее застали в ее же карете с лакеем, и оба они были без одежды.

— О!

— Но, что еще хуже, ее застал там герцог Ричмондский, приехавший сделать ей предложение. Он не стал замалчивать скандал, и весь свет отшатнулся от Клариссы. Отец ее был раздавлен и выкинул ее на улицу. Не думаю, что после этого он хоть раз заговорил с ней.

— И что с ней случилось?

— О, не волнуйся. Она всегда приземляется на все четыре лапки. Связалась с богатым человеком много старше себя. Выпотрошив его кошелек, нашла другого. Потом еще одного.

— По крайней мере, она последовательна, — сухо заметила Триона.

Маклейн вяло улыбнулся:

— Да, в этом ей не откажешь. Но она выбрала ужасный, порочный образ жизни и всюду таскала за собой девочек. Они столько пережили…

Голос его пресекся. Он отвернулся, и глаза его подозрительно заблестели.

— Думаю, на их долю выпало более чем достаточно.

Триона попыталась скрыть свое огорчение. Ситуация, судя по всему, была сложнее, чем она могла предположить.

— Ты любишь своих дочерей, и они, как я теперь понимаю, любят тебя. Это все, что мне надо было знать.

— В таком случае ты будешь вести себя так, как я прошу, и оставишь их в покое.

Триона подумала о нежности своих родителей, о любовном поддразнивании братьев и сестер, и горло ее сжала спазма.

— Я сделаю все, что смогу.

Услышанное усугубило ощущение ее одиночества, которое она попыталась побороть все утро. Внезапно Гилмертон-Мэнор показался ей огромным и пустым.

Должно быть, отчасти ее чувства отразились на ее лице, потому что Хью подался вперед и взял ее руку в свою большую ладонь.

— У тебя будет чем себя занять. Миссис Уоллис все тебе расскажет и покажет. Не сомневаюсь, ты многое сделаешь, чтобы жизнь дома была благополучной.

Похоже, ей объяснили обязанности жены. Но настоящая жена принимает участие во всех сферах жизни дома, а не только следит за состоянием постельного белья. И все же это было началом, выступом на первом участке склона очень высокой горы, куда можно было поставить ногу.

К счастью для всех, кого это могло коснуться, Триона умела выполнить хорошо, даже очень хорошо, любую задачу, в том числе восхождение на гору. Пока что она была рада заниматься хозяйством и следить за тем, чтобы жизнь в доме шла обычным порядком, чтобы все винтики вертелись в нужном направлении и темпе. Но у нее была и другая цель. Она хотела, чтобы ее пребывание здесь приобрело какую-то ценность. К тому времени, когда, как ей объяснили, наступит пора уезжать, Триона хотела стать для Хью настолько близким человеком, чтобы он хотя бы скучал по ней.

Она бросила на него взгляд из-под ресниц. Могла ли она в достаточной мере вызвать его интерес? Неужели она нужна ему только в постели? Пока что только там она ощутила близость с ним.

Триона не могла позволить ему оттеснить ее от всех важных дел, происходящих в доме, и в то же время сознавала, что не может ничего требовать. Было очевидно, что он очень любит своих дочерей, и едва ли она могла винить его за столь похвальные чувства. Она должна была заслужить его доверие и добиться этого ценой собственных усилий. Отец всегда говорил, что реальное дело важнее тысячи слов.

Она разгладила юбки на коленях:

— Я поступлю, как ты скажешь, и буду держаться в стороне от девочек, насколько это возможно, но взамен попрошу тебя кое-что обещать мне.

Он помрачнел:

— И что это?

— Я хочу, чтобы мы продолжали… — щеки ее вспыхнули, и она закончила дрожащим голосом: — делать то, что делали нынче утром.

В глазах его появился блеск, а губы изогнулись в медлительной улыбке:

— Мне следовало бы сказать «конечно»!

Он встал и приподнял пальцем ее лицо за подбородок, заставив его приблизиться к собственному, потом склонился к ней, и дыхание его нежно коснулось ее губ. Триона закрыла глаза, ожидая его поцелуя, полная желания вновь изведать сладкие чувства. Но он прошептал ей на ухо:

— Ты никогда не будешь испытывать недостатка в том, что произошло нынче утром. — Он потерся щекой о ее щеку: — Обещаю.

По телу Трионы разлился жар, и она инстинктивно подалась ближе к нему, но он уже выпрямился. Хью подмигнул ей:

— Я вернусь к обеду, и тогда мы возобновим разговор. Согласна? — На лице его мелькнула лукавая дразнящая улыбка: — Надо повторить «нынешнее утро» нынешним вечером.

— Ты сможешь?

Его смех окутал ее, и на мгновение она забыла, что находится в новом чужом доме, полном людей, от которых должна была держаться на расстоянии, и слуг, которых едва знала. Это длилось одно краткое мгновение, полное тепла, нежности и восторга, и оба они улыбнулись. Вспомнили утро, интимность минут, когда они покоились в объятиях друг друга, когда их обнаженные ноги были переплетены, а сердца медленно успокаивались и обретали нормальный ритм.

О, как ей хотелось вновь прочувствовать, просмаковать эти минуты! Она затрепетала от возбуждения и улыбнулась ему:

— Буду ждать.

В его глазах снова вспыхнули искры, и на миг ей показалось, что сейчас он привлечет ее к себе и их губы сольются в страстном поцелуе, но он повернулся к двери.

— Мне надо присмотреть за лошадьми. Если тебе что-нибудь понадобится, попроси экономку. Я оставил ей на этот счет инструкции, чтобы она исполняла все твои поручения.

— Благодарю… но когда ты вернешься?

Он ответил ей нежным взглядом:

— Как только смогу.

— Трудно готовить обед, когда не знаешь, как распределить время: к какому часу блюда должны быть готовы, а стол сервирован.

Он рассмеялся и открыл дверь:

— Очень хорошо, жена. Я вернусь к шести.

Он вышел, притворив за собой дверь. Она слышала, как Хью что-то говорит лакею. Потом последовал звук открываемой наружной двери. По мраморным ступеням простучали его сапоги.

Триона подбежала к окну, раздвинула занавески, стараясь не привлечь его внимания. Она смотрела, как ее супруг направляется к конюшне, пока тот не скрылся из виду, потом упала на стул, дрожа, потрясенная собственной отчаянной храбростью.

Улыбнувшись своим мыслям, она сказала вслух:

— Погоди, Хью Маклейн!

Пусть говорит что хочет, пусть надеется, что она исчезнет из его жизни, — мы еще посмотрим. Не слишком ли он самонадеян? Она выиграет, она завоюет положение жены и в спальне, и во всем остальном. Она была одной из Херстов, а, слава тебе Господи, они никогда не сдавались.

И все же Триона сознавала, что нуждается в помощи. И точно знала, где ее найти. Она вскочила и выбежала в холл, чтобы попросить перо и бумагу.


Глава 12

Ох как мило, что ваш отец всегда присылает вас сюда на Михайлов день. При виде таких хорошеньких девочек мое старое сердце тает!

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Я думала, что она останется здесь всего на несколько дней, — заметила Девон, снимая костюм для верховой езды. — Папа, кажется, так говорил.

Одетая только в сорочку, она бросилась на кровать и уставилась в потолок.

Кристина стягивала сапоги:

— Он сказал, на пару месяцев, а прошла всего неделя. Девон перекатилась на живот. Брови ее были сдвинуты.

— Сегодня во время верховой прогулки он был очень молчалив.

— Едва улыбался, — согласилась Агги. — Пока она не явилась в амбар.

Дети уже усвоили привычку называть Катриону «она». Слово «миледи» застревало в горле Кристины, девочка не могла произнести его.

— У отца много забот, вот она ему и помогает, — сказала Девон мрачно. Потом добавила ворчливым и агрессивным тоном: — Она мне не нравится.

Кристина бросила на Девон раздраженный взгляд:

— Важно, чтобы она нравилась нашему отцу.

Агги, одетая в синее платье, оттенявшее цвет ее глаз, уселась на табуретку. На стуле лежала сапфирового цвета амазонка в ожидании момента, когда горничная заберет ее, чтобы почистить. Она держала в руке шпильки и щетку.

Кристина должна была причесать ее.

— Она мила с нами. Разве не так?

Триона и в самом деле была добра к ним, но пока держалась в стороне. Конечно, Кристина ожидала, что новая «мама» прежде всего заинтересована в папе, но никак не в них. Точно так же как мама настоящая.

Агги в счастливом неведении продолжала свой монолог:

— Папе она нравится больше, чем он хочет показать. Она довольно хорошенькая.

Девон перекатилась на бок и уставилась на Агги:

— Почему ты так считаешь?

— У нее славная улыбка, — упорствовала Агги.

— Она носит очки, — заметила Девон с отвращением.

— Да, но зато у нее очень длинные мягкие волосы.

Агги дотронулась до своих крутых завитков и задумчиво сказала:

— Я бы хотела, чтобы мои волосы были такими же мягкими и гладкими.

— А я считаю, что она совершенно обыкновенная, ужасно бесцветная, — сказала Кристина. — И я не ожидаю от нее никаких добрых чувств к нам.

— Я тоже, — согласилась Девон, упираясь локтем в постель и подпирая ладонью подбородок. — Я думаю, она хитростью вынудила папу жениться на ней.

— Мне и самой это показалось подозрительным, — сказала Кристина, расчесывая волосы Агги, — Наверное, она использовала папу.

— Я тоже так считаю, — согласилась Агги, хотя было очевидно, что она просто старается не отстать от сестер.

Кристина бросила взгляд на Девон поверх головы Агги:

— Хотела бы я найти средство помочь папе. Она, похоже, чувствует себя как дома.

Лицо Девон помрачнело:

— Она уже перетянула на свою сторону миссис Уоллис, Лайама, Ангуса, а также Энни и Мойру.

— Обеих горничных? — ахнула Кристина.

Девон кивнула:

— И нынче утром кухарка сказала, что она считает, что «новая миссис» такая, как надо.

Все обстояло гораздо хуже, чем полагала Кристина.

— С ней в доме стало приятнее, — заметила Агги. — Еда у нас теперь лучше, в доме чище, да и дышится легче.

— Все и так шло своим чередом, когда мы с Девон помогали миссис Уоллис, — возразила с жаром Кристина.

Впрочем, миссис Уоллис только позволяла Кристине и Девон выбрать меню, не более того. И все же было неприятно, что и миссис Уоллис, и все слуги, похоже, были рады присутствию в доме Катрионы. Кристина была старшей: разве не могла она управлять домом так же, как теперь Катриона?

Но гораздо хуже предательства слуг было то, что папа начал смотреть на нее как-то иначе. Первые несколько дней ее пребывания в доме он был с ней всего лишь вежлив и приветлив, но в последнее время в его глазах все чаще появлялось какое-то новое выражение, когда он возвращался домой, и это страшно пугало Кристину. Мать точно так же действовала на мужчин: она выбирала какого-нибудь, и на лице избранника появлялось точно такое же выражение, а потом она исчезала. Иногда на несколько дней, иногда на недели. Кристина старалась не смотреть на сестер, чтобы не показать девочкам, как напугана.

Девон села, опершись локтем о колено, а подбородком на руку.

— Эта ведьма околдовала его.

Глаза Агги округлились:

— Она ведьма?

— Самого худшего сорта, — сказала Девон. — Из тех, кто околдовывает мужчин и отторгает от семьи…

— От нас? — спросила Агги, затаив дыхание.

— Да, от нас, — твердо заверила ее Девон. — Такие ведьмы, как она, обманом завлекают беспомощных мужчин и женят на себе.

Губы Агги задрожали:

— Но он наш папа! Мы не можем его потерять!

Кристина обняла младших сестер:

— Не волнуйся, Агги. Мы найдем способ помочь ему.

— Конечно, — подтвердила Девон. — Я хочу только придумать как…

Она заморгала снова и подняла вверх руку, требуя внимания.

— Ну? — спросила Кристина. — У тебя появилась идея?

— И очень хорошая идея. Мы докажем папе, что она не та, за кого себя выдает.

— Расскажи нам!

Кристина закончила расчесывать длинные волосы Агги и заплетать в косы, потом свернула их в аккуратный пучок.

— Папа обещал нам, что ничто не изменится, поэтому наверняка разозлится на нее, когда окажется, что она стала устанавливать в доме новые порядки. — Кристина воткнула последнюю шпильку в волосы Агги и отступила на шаг, чтобы полюбоваться своей работой. — Пожалуйста, дорогая. А теперь найди эту красивую шпильку с сапфиром, которую подарила тебе тетя София. Мы украсим ею твою прическу.

Агги вскочила со скамейки и принялась за поиски, а Кристина подошла и присела на постель рядом с Девон.

— Не понимаю, как это нам поможет.

— Если отец разозлится очень сильно, не думаешь, что он захочет отослать ее раньше?

Это дало бы папе меньше времени, чтобы влюбиться в Триону, чего Кристина особенно опасалась.

— Мне это нравится. Тогда все останется по-прежнему. Будем только мы с папой.

Агги, копавшаяся в маленькой шкатулке с драгоценностями, подняла глаза на них:

— Не понимаю, Девон! В чем состоит твой план?

— Все очень просто. Мы подождем и посмотрим, что она собирается изменить в доме, и сделаем все наоборот. Папе надоест, что все идет кувырком, и он прикажет ей уехать.

Агги улыбнулась:

— И мы сможем это?

— Не знаю, — ответила Кристина, и в голосе ее прозвучало беспокойство. — Это не кажется мне… правильным.

— А то, что она женила на себе папу против его воли, правильно? — спросила Девон.

— Нет.

— В таком случае она получит то, чего заслуживает. К тому же, чем дольше она здесь останется, тем больше вероятность, что он ее полюбит, а ты понимаешь, что это значит.

Кристина очень хорошо ее понимала. Каждый раз, когда мать исчезала, это означало, что она «влюбилась».

— Думаю, ты права.

— Я уверена в этом, — сказала Девон. — Мы просто должны дождаться удобного случая и не упустить его.

— Вот она, — сказала Агги, протягивая сестре красивую шпильку для волос, украшенную сапфиром.

Кристина поднялась с постели и вколола ее в волосы Агги возле виска.

— А теперь ступай! — Она подмигнула и сказала тоном светской дамы: — Моя дорогая мисс Агата, вы выглядите бесподобно! Как принцесса!

Агги захихикала и обхватила Кристину руками за шею. Кристина крепко сжала сестренку в объятиях. Она слишком хорошо помнила сырые комнаты и заплесневелый хлеб прежних дней, помнила, как они прятались за запертой дверью в жалком грязном пансионе, пока там кричали, бранились, дрались постояльцы, а возможно, происходило и что-то худшее. Она помнила долгие часы, когда молилась, чтобы мама вернулась поскорее, надеясь вопреки всему, что она будет на этот раз трезвой.

Чувство вины сжало сердце Кристины. Она была не очень хорошей дочерью, если питала такие чувства к своей матери, и понимала это. Особенно когда папа объяснил ей, что мама больна и именно поэтому так ведет себя. Хорошая дочь должна была бы любить мать, несмотря ни на что. Кристина закусила губу и еще сильнее обняла Агги.

Девон права: надо избавиться от папиной новой жены. Было бы предательством, если не чем-то худшим, если бы они допустили, чтобы кто-то нанес вред папе — после всего, что он сделал для них. Этот долг им никогда не суждено выплатить.

— О! — заерзала в объятиях сестры Агги. — Перестань так сжимать меня. Я не могу дышать!

Кристина выпустила Агги:

— Прости. Я задумалась. — Она повернулась к Девон: — Хорошо. И когда, по-твоему, мы начнем?


Дворецкий держал большой серебряный поднос с двумя письмами.

— Они прибыли нынче, когда вы выходили, мадам.

Нора Херст нахмурилась:

— О, Макнэр! Почему ты всегда используешь этот серебряный поднос — даже если писем так мало? — Она бросила шитье в корзинку, стоявшую у подлокотника кресла. — Это уж чересчур!

— Да, мадам, — согласился Макнэр, ухитрявшийся сохранить долгую стоическую приверженность хорошим манерам безотносительно к точке зрения своей госпожи.

Нора бросила взгляд на портрет над каминной доской, и выражение ее лица смягчилось.

— Джон никогда не мирился с подобной чепухой, и я не стану.

Взгляд дворецкого проследовал за взглядом хозяйки, и его лицо приняло точно такое же выражение, как у нее: нежности и глубокой печали.

— Нет, мадам. Он не стал бы с этим мириться. — Макнэр поставил поднос наклонно, снял с него письма и подал хозяйке. — Так лучше, мадам?

Глубокие морщины на тонкой коже щек старой дамы обозначились еще сильнее, когда она усмехнулась:

— Намного лучше, ты, старый негодник. Благодарю тебя, Макнэр.

Она приняла письма пальцами, узловатыми от старости.

— Они от Трионы и Кейтлин! Надо же! Письма от моих любимых внучек в один и тот же день! Это хороший знак!

Макнэр с нежностью наблюдал за ней, пока она вскрывала первое письмо. Сорок лет назад мистер Джон Херст, самый богатый человек в графстве, связанный узами родства с графами и герцогами всей Шотландии, удивил всех соседей, женившись на самой обычной девушке. В свои двадцать пять эта женщина была на добрых десять лет моложе его и не обладала ни состоянием, ни красотой, к тому же не блистала образованием. Ходили слухи, что, когда она поселилась в Херст-Холле, первые полгода их брака мистер Херст потратил на то, чтобы научить свою леди читать.

Но и до брака с Джоном Херстом Нора Макдоналд была известна в обществе. Во-первых, она обладала даром целительницы. Во-вторых — гипнотической притягательностью для особ противоположного пола.

В Норе было нечто такое, отчего мужчины слетались к ней как мухи на мед, и потому к тому времени, когда Нора вышла замуж за своего дорогого Джона, она уже успела трижды побывать замужем и трижды овдоветь. Ходили даже слухи о том, что она отравила своих мужей, хотя двое из них погибли во время несчастных случаев на шахте, а последнего сбросила лошадь и он сломал себе шею на глазах у всей деревни.

Но люди продолжали шептаться, особенно после того как мистер Херст женился на Норе и поселил ее на холме, в шикарном особняке, носившем имя Херст-Холл. И высшие, и низшие классы были уязвлены их браком, потому что Джон Херст женился на самой простой из простых женщине, немногим более высокого происхождения, чем его слуги.

Как ни странно, но лакеи, прислуживающие своим господам в верхних эшелонах общества, имеют тенденцию к снобизму и нередко более чувствительны к общественному положению тех или иных лиц, чем их хозяева.

В комнатах, где обедают слуги, вопросы приличий и пристойности часто обсуждаются более горячо, чем восшествие короля на престол, поэтому потребовалось немало времени для того, чтобы их новая добросердечная и жизнерадостная госпожа была принята слугами. Но за долгие годы она завоевала их уважение и преданность.

Мистер Херст называл ее своей наградой, своим выигрышем в жизни и очень радовался тому, что Нора проявляла не только сверхъестественные способности исцелять больных, но и недюжинный здравый смысл в житейских делах. Именно благодаря ее смекалке и сноровке мельницы его светлости процветали в самые неурожайные годы.

Можно было, конечно, сожалеть о ее невысоком происхождении и не самой изысканной речи, о том, что она не принесла своему мужу ни богатства, ни положения, но никто не мог бы сказать, что она не сделала супруга счастливым на все годы их совместной жизни.

Как и следовало ожидать, мистер Херст оставил все свое имущество и состояние ей, а она очень осмотрительно с ним обращалась. Никто не удивлялся тому, что она продолжала управлять домом так же умело и обстоятельно, с разумной бережливостью. Доходило даже до того, что слугам приходилось ограничивать себя и экономно жечь свечи, а в суп им редко попадало мясо. Она имела обыкновение повторять, что нет ничего дурного в бережливости. Хотя с годами обивка мебели износилась и обветшала, мадам постоянно заменяла старые участки ткани, уже не подлежавшие починке, как, например, на занавесках в парадной гостиной, где они истончились до того, что и штопать их было уже невозможно.

На этот случай у нее были очень красивые красные бархатные драпри, которые постоянно украшали комнату и обещали украшать еще по крайней мере добрый десяток лет.

Макнэр тем не менее желал, чтобы мадам чуть больше прислушивалась к велениям моды. Она очень редко надевала что-нибудь, кроме простых серых платьев, почти скрытых под многочисленными шалями, и носила самые прочные башмаки на свете. Макнэр и другие слуги также сожалели о том, что больше не давалось изысканных обедов, во время которых некогда занимал почетное место за столом их господин. Теперь мадам питалась скромно, считая, что держать двор и принимать гостей означает потакать снобам и самодовольным членам местного дворянства. С пышными обедами было покончено после смерти Херста, почившего в бозе в возрасте семидесяти восьми лет.

Хотя речь мадам выдавала в ней простолюдинку, манеры ее не вызывали возражения. И духом она была сильна, и разум ее был светлым и не подводил ее. А уж от ее острых голубых глаз ничто не могло укрыться.

— Ну не стой же истуканом! Прочти его мне.

Мадам протянула одно из писем Макнэру.

— Как только мы с этим покончим, я отправлюсь в деревню и помогу больному дитятку миссис Брюс. Она думает, что у него лихорадка, а я полагаю, что режутся зубки.

К сожалению, ее медицинское искусство не простиралось настолько далеко, чтобы улучшить собственное ухудшающееся зрение.

Макнэр развернул письмо:

— Это от мисс Кейтлин.

Мадам поставила свою чайную чашку:

— И что же пишет девчушка?

Макнэр прочел вслух:

— «Дорогая Мамушка, надеюсь, это письмо застанет тебя в добром здравии. Как ты, возможно, уже знаешь, меня изгнали из Лондона и…»

— Изгнали? Ты уверен, что она написала именно так?

— Да, мадам.

— Ох! Что еще она там учудила на этот раз? Она славная девочка, но нрав у нее горячий что твое солнце. Читай дальше, пожалуйста.

Макнэр взял письмо и прокашлялся:

— «Я была изгнана из Лондона, потому что ошиблась в своих планах. Но, что еще хуже, за это пришлось расплачиваться бедной Трионе…»

— Боже милостивый! Что же натворила бедная девчушка?

Слуга еще раз кашлянул:

— «Все началось, когда я познакомилась с Александром Маклейном…»

Нора схватилась за грудь:

— Скажи, что это не так! Я предупреждала девчушку не смотреть в его зеленые глаза, чтобы они ее не околдовали!

Макнэр продолжил чтение:

— «…но прежде чем ты скажешь, что я не должна была смотреть в его зеленые глаза, позволь тебя заверить, что он не обращал на меня ни малейшего внимания…»

Руки Норы упали на колени, а брови сошлись над орлиным носом.

— Негодяй! Не обращать внимания на мою внучку! Могу поверить, что она не пожелала с этим смириться.

— Не смогла, мадам! Читать дальше?

Она выразительно кивнула.

— «Я очень огорчена тем, что позволила себе вести себя таким образом и причинить неприятности и себе, и семье…»

— Да-да, девочка! Ты уже говорила об этом. Что же случилось дальше?

Макнэр улыбнулся и продолжил:

— «Трионе я причинила непоправимый ущерб. Мне следовало лучше подумать, потому что мама и папа вырастили меня для…»

— Фу! Я успею умереть, и меня похоронят, прежде чем девчушка доберется до сути. Пробеги письмо глазами и изложи мне суть.

Макнэр провел длинным пальцем по странице сверху вниз:

— Гм. Когда Александр Маклейн так обошелся с мисс Кейтлин, она решила привлечь внимание лорда, поставив его в невыгодное положение, в компрометирующую ситуацию…

— Нет!

— Да, именно так. Однако, — дворецкий смущенно нахмурился, — там говорится, что она на самом деле не собиралась принимать его предложение, а только хотела заставить его попросить ее руки. Это едва ли правильно.

— О, а я-то думала, что она обладает здравым смыслом. — Нора хмыкнула: — Никто никогда не поймет, о чем думает женщина.

— Вы правы, мадам.

Макнэр перевернул страницу и продолжил чтение:

— Она выражает глубокое сожаление и раскаяние, оттого что разработала такой опасный план, а потом… — Макнэр испуганно заморгал: — Похоже, что мисс Катриона бросилась на помощь сестре, и вместо мисс Кейтлин ее застали вместе с братом лорда Хью в карете. — Его рот раскрылся, а челюсть отвисла: — Боже милостивый!

Нора вцепилась в подлокотники стула:

— Да вываливай все как есть. Черт возьми! Что там случилось?

Макнэр обратил изумленный взгляд к своей госпоже:

— Мадам… они поженились!

— Кейтлин и Александр Маклейн?

— Никак нет, мадам! Мисс Триона и Хью Маклейн.

Нора недоумевающе заморгала. Повторила это снова и снова:

— Ну уж это новость так новость, похлеще всех остальных! Там сказано, где они теперь?

— Да, мадам. В Гилмертон-Мэноре.

— О, так ведь это не более чем в часе езды отсюда!

— Да, мадам. Прочесть письмо мисс Трионы?

Она вручила дворецкому второе письмо, откинулась на спинку стула и сложила письмо Кейтлин.

— Ах, Кейтлин! Я предупреждала ее о дьявольском характере и гоноре Херстов, но она не слушала.

Макнэр развернул письмо Трионы:

— «Дорогая Мамушка! Надеюсь, это письмо застанет тебя в добром здравии. Мне хотелось бы навестить тебя, потому что я оказалась в сложном положении и нуждаюсь в твоем совете.

Я всего в часе езды от тебя. Поэтому пришли весточку в Гилмертон-Мэнор, и я приеду сколь возможно скоро. С любовью, Триона».

— Это все?

— Да, мадам.

— Приготовь коляску!

— Но, миледи, уже почти стемнело. Нет уверенности, что вы сможете добраться до мисс Трионы в безопасности в это время суток. Вы сможете отправиться рано утром.

Она взяла оба письма и помахала ими в воздухе:

— Безобразие! У нас назревает семейная драма, а ни одна из моих внучек не может написать мне толковое письмо, чтобы было понятно, что происходит!


Хью натянул перчатки и позволил Лайаму помочь ему надеть плащ.

В другом конце коридора Катриона, одетая в одно из своих лучших платьев, совещалась с миссис Уоллис относительно обеда. Свет из окон играл на парадной двери, приплясывал на отполированном до блеска деревянном полу, Переливался в складках ее синего платья и ласкал золотистые волосы.

Хью застегнул плащ, как раз когда Катриона посмотрела в его сторону. Их взгляды встретились, и она покраснела. Он усмехнулся, поняв, о чем она подумала. Каждое утро с момента ее приезда, пробудившись, они основательно исследовали возможности, предоставляемые брачным ложем, и предавались наслаждениям. Это утро не было исключением, и Хью испытал глубокое удовлетворение, оттого что трижды заставил ее задыхаться от страсти и выкрикивать его имя от восторга.

Она казалась ненасытной, и каждое утро он просыпался с улыбкой, так же жаждая ее, как она его. Страсть была восхитительной, удивительной и просто сказочной. Хью чувствовал себя очень счастливым.

— Очень хорошо, миледи, — сказала миссис Уоллис. — Я скажу кухарке, что сегодня вы желаете жареного ягненка.

Она ушла, а Катриона прошла через холл в гостиную.

Хью заметил и оценил красоту ее движений и грациозное покачивание бедер под тканью платья. Он решил, что должен отправить благодарственное письмо модистке вместе с дополнительной оплатой ее труда. Никогда прежде он не сознавал, какая она мастерица.

Катриона вошла в комнату, когда Ангус полировал канделябры. Она посмотрела на его работу и похвалила ее, подбодрила слугу добрым словом и вернулась в коридор.

Увидев Хью, заколебалась, потом с улыбкой подошла к нему.

— Собрался в конюшню?

— Да. Ночью ожеребились две кобылы, и мне не терпится посмотреть, как они чувствуют себя нынче утром. Когда девочки соберутся днем на верховую прогулку, не будешь ли ты так любезна проследить, чтобы им принесли круглые бандажи? Миссис Уоллис где-то держит целую корзину таких. Я использовал все, что были в амбаре.

— Конечно.

— Благодарю тебя.

Он заколебался, удивленный внезапным желанием поцеловать ее еще раз. Это было почти рефлекторным порывом, и он с трудом удержался от своего намерения. Хью повернулся к двери:

— Постараюсь вернуться домой к обеду.

И, одарив ее лучезарной улыбкой, ушел, оставив свое искушение в коридоре.

Холодный воздух остудил его разгоряченное тело. Он не должен был так воспламеняться после столь страстно проведенного утра, но одного взгляда на ее рот было достаточно для того, чтобы Хью снова возбудился как изголодавшийся по близости юнец.

Он тихонько рассмеялся, дивясь собственной глупости. Пока что, к его удивлению, присутствие Катрионы не нанесло серьезного ущерба его налаженной жизни, как и жизни девочек.

В доме стало чище, полы были отполированы до блеска, камины топили аккуратнее, обеды стали разнообразнее и вкуснее, но больше он не замечал никаких признаков ее присутствия в доме. Впрочем, один все-таки был — никогда еще он не чувствовал себя столь удовлетворенным физически.

Хью усмехнулся, оглянулся назад, и шаги его замедлились. Может быть, следовало вернуться и удивить ее своим поцелуем… Это было бы…

В окне верхнего этажа приподнялась и тотчас же опустилась занавеска. Его улыбка увяла, когда он заметил, что у окна больше никого нет, и понял, что забыл задержаться у двери детской и пожелать доброго утра девочкам, как обычно. Его отвлекла страсть Катрионы и добрые перемены в доме, а потом внезапно пришедшая мысль, что нынче утром ему не хочется идти в конюшню. А хотелось ему больше всего на свете вернуться в дом, закинуть Катриону на плечо и отнести обратно в постель.

Ее страсть была как наркотик. Это не значило, что он не мог уйти, если бы пожелал… Дело было в том, что он не хотел никуда уходить. Что мог еще желать мужчина? Она была изобретательна, сладостна, игрива и полностью завладела его телом и душой. Ни один мужчина не мог бы пожелать большего.

Все шло очень хорошо. Катриона согласилась держаться подальше от его дочерей, и выполняла это условие. Конечно, девочки облегчили задачу, потому что изо всех сил старались не замечать ее. С момента приезда Катрионы это было единственным, что изменилось: девочки становились все более молчаливыми. Было впечатление, что они держатся вместе, стараясь противостоять грядущей буре.

Он вздохнул. Дети должны доверять ему. Он посмотрел с раскаянием на парадную дверь, получше запахнул ворот плаща, под который старался проникнуть холодный ветер. У него не было времени возвращаться домой: появились два жеребенка, и надо было осмотреть их и двух обессиленных родами кобыл.


Триона тоже вздохнула, как только Хью отвернулся. Он на мгновение, на секунду, приостановился, и она подумала, что он хочет вернуться. Неизвестно почему она была настолько в этом уверена, но сердце ее сделало прыжок, а это означало, что, как только он удалится в сторону конюшен, ее настроение резко упадет.

«Вот что ты получаешь за то, что хочешь большего, — сказала она себе. — Учись быть благодарной за то, что имеешь. В этом секрет счастья. У тебя красивый дом и добрые слуги. Девочки вежливы, а Хью…»

Она вздрогнула и потерла руки, повернувшись спиной к коридору и парадной двери.

«Мне не на что жаловаться. По правде говоря…»

Триона остановилась. Поперек лестницы выстроились девочки.

Девон хмурилась из-под упавших на лоб темных волос:

— Где папа?

— Он только что ушел в конюшни.

— Не попрощавшись с нами? — спросила Кристина на одном дыхании. Ее бледное лицо казалось напряженным.

— Может быть, он подумал, что встретит вас после ленча на верховой прогулке.

— Он никогда не уходит, не поцеловав нас, — сказала Девон, и в тоне ее прозвучал укор.

— Наверное, он спешил из-за новорожденных жеребят, — предположила Триона.

Девон с минуту смотрела на нее сверкающими гневом глазами, потом залилась прерывистым смехом.

— Прошу меня простить. Право же, это не имеет значения.

— Новые жеребята? — спросила Агги с интересом и воодушевлением, сбегая вниз по лестнице. — И сколько их?

Катриона улыбнулась, видя ее нетерпение:

— Двое.

Агги захлопала в ладоши:

— Он не сказал, ожеребилась ли уже Клеопатра?

— Он не назвал их имен. Ни одного, — усмехнулась Катриона. — А у них всех есть имена?

— Конечно, — сказала Кристина, тоже спускаясь по лестнице и недоверчиво оглядывая Триону. — Как бы он мог узнать, кто есть кто, если бы не знал их имен?

— Здравая мысль. Я просто подумала, что у него их слишком много, чтобы проявлять беспокойство.

Агги захихикала:

— Да он уже исчерпал все имена к тому времени, когда мы сюда приехали. Одну из лошадей он назвал даже Старая Ложка.

— И тогда начал давать им имена, выбирая для них названия предметов из своего гардероба, — поведала Кристина. — Одна лошадь стала именоваться Башмак, а другая — Сапог.

Впервые Катриона увидела, как улыбается эта худенькая серьезная девочка, и это зрелище было захватывающим. В одно мгновение из ничем не примечательной девчушки она превратилась в настоящую красавицу; немного «конфетная» внешность Девон не шла ни в какое сравнение с ней. Имея сестру, которая всегда ее затмевала, Катриона испытала особенно теплое чувство к Кристине.

— Думаю, что имена Первая и Вторая Лошадь уже были использованы, а иначе он не стал бы прибегать к названиям предметов обуви.

Девон уже оказалась на нижней ступеньке:

— Да, папа такой. Иногда он кажется слишком практичным, а иногда…

Она пожала плечами:

— Например, он любит мармелад.

— Неужели?

Это было интересное открытие. Возможно, в следующее свое путешествие в город следует купить это лакомство.

— Больше всего на свете, — подтвердила Агги. — И когда он его ест, все вокруг становится липким.

Кристина сморщила носик:

— Он даже сует палец в горшочек, чтобы достать то, что не поддается ножу.

Триона улыбалась девочкам, радуясь тому, что они немного оттаяли.

Она знала, что ей не полагается много времени занимать их, но едва ли редкие разговоры могли принести им вред. К тому же она чувствовала себя одинокой. Хью столько времени проводил с лошадьми, что редко бывал дома. Она же выполняла свое обещание не приближаться к девочкам, и потому очень мало их видела. Иногда огромный дом казался ей мучительно пустым.

— Куда вы ездите с отцом, когда совершаете верховые прогулки?

Кристина пожала плечами:

— Куда он захочет. Иногда он желает проверить какой-нибудь табун или перегнать его с одного пастбища на другое.

— Вы ему помогаете?

— Стараемся, — сказала Девон, и в голосе ее прозвучала гордость. — Мы едем верхом за лошадьми, а он скачет впереди. Могу смело сказать, что мы изучили каждый дюйм этого поместья.

— Потрясающе!

Агги подпрыгнула:

— А вчера мы видели лису!

— Правда?

— О да. И она была очень-очень рыжая. Папа говорит, что это признак того, что зима будет суровой.

— Если судить по тому, как уже холодно, это неудивительно.

Кристина добавила:

— Мельничный пруд уже замерз, и лед на нем такой толстый.

— Боюсь, зима будет холодной. Я проверила бочки с углем, чтобы посмотреть, сколько осталось, и заказала еще дров. Не хочу, чтобы мы остались без топлива.

Триона оглядела девочек:

— Я не имею намерения вмешиваться, но… разве вы не должны быть со своей гувернанткой?

Выражение лица Девон стало еще более холодным и отчужденным:

— У нее болит голова, и она дала нам задание проспрягать греческие глаголы на целую неделю.

— Что мы уже и сделали, — вмешалась Агги.

— Ваш отец будет очень доволен.

Стоя рядом с детьми, она заметила, что Кристину будто окутывает облако отчаяния, а Агги подалась вперед и, пока говорила, казалось, хотела обнять сестру, в то время как Девон смотрела на всех с выражением недоверия. Триона пожалела о том, что дала Хью обещание находиться в стороне от детей. Конечно, ей следовало подумать, чтобы чем-то помочь этим бедным девочкам, пока она здесь.

Девон скрестила руки на груди и устремила на Триону осуждающий взгляд:

— Что вы делаете сегодня утром?

— Составляю меню на неделю и устанавливаю очередь слуг на уборку.

— Раньше этим занимались Кристина и Девон, — пискнула Агги.

— Вот как?

Маклейн ни разу не упомянул об этом. Господи! Неудивительно, что дети были к ней так холодны! Она появилась неизвестно откуда и заняла в доме их место.

— Я не знала, что кто-то из вас выполнял эти обязанности.

— Зато папа знал, — пояснила Девон кратко.

— Да, но он забыл сказать об этом мне! Скорее всего просто не подумал. Он чудесный человек, но не обращает внимания на такие мелочи. Когда мы поженились, я думала… Ну, не важно, что я думала. Я поговорю об этом с вашим отцом.

— Постойте, — сказала Кристина. — Что же вы все-таки думали?

— О, достаточно сказать, что ваш папа настоял на том, чтобы свадьба была скромной, без всяких цветов и поздравлений. Все произошло очень быстро.

— Это соответствует всему, что он делает, — сказала Кристина. — Папа очень… — Внезапно она осеклась и сжала губы: — Нет, не буду критиковать его.

Триона усмехнулась:

— Это не критика, дорогая. Просто размышления по поводу его характера и некоторых поступков.

— О! — Кристина слегка расслабилась и серьезно посмотрела на Триону: — В таком случае можно сказать, что ему свойственны аскетизм и суровость. И это страшно злит дядю Дугала.

— Дядя Дугал — фат, — фыркнула Девон. — Даже тетя София это признает.

Агги захихикала:

— Она часто это говорит.

Триона улыбнулась и снова почувствовала, как ей недостает ее сестер и братьев. Хотя она написала по письму каждому из них, это не могло заменить их общества и привычки собираться всем у камина и болтать о всякой всячине. И при этой мысли у нее защемило сердце.

— Вы… вы в порядке?

Заметив пристальный взгляд Кристины, Триона вынула из кармана платок и отерла глаза:

— Спасибо, со мной все хорошо. Я просто подумала о своих братьях и сестрах. Мне их недостает.

— И сколько их у вас? — спросила Агги.

— Трое братьев и две сестры.

Кристина уставилась на нее широко раскрытыми глазами:

— Вас так много!

— Ода. Мы все делали вместе — готовили, убирали…

— У вас нет слуг?

— Очень немного. Да нам и не требуется много слуг, раз нас столько и мы сами можем сделать все, что требуется. Я, например, могу прекрасно приготовить пастуший пирог.

Агги снова подпрыгнула:

— Вкуснятина!

— О да! И дома у нас всегда очень шумно. А здесь очень тихо. Я к этому не привыкла.

Кристина и Агги переглянулись. Девон сказала:

— Думаю, вы ничего не имеете против тишины и покоя. Бывают времена, когда мне хочется, чтобы Кристина и Агги помолчали.

Щеки Кристины вспыхнули румянцем:

— Девон!

— Не притворяйся, что у тебя не возникает такого желания. Это совершенно естественно.

Девон наклонилась и подняла с пола клочок бумаги. Посмотрев на него, она вручила его Трионе:

— Кажется, это ваше. Меню на неделю.

— А что у нас сегодня? — спросила Агги с интересом.

— Жареный ягненок.

— Хорошо!

Агги похлопала себя по животу в предвкушении трапезы:

— Надеюсь, не с мятным соусом. Папа его ненавидит.

Триона молчаливо приняла к сведению эту скудную информацию. Никогда для нее не было более очевидно, что она, по сути, вышла замуж за незнакомца. Опираясь на основные сведения о блюдах, обычно приготовляемых в Гилмертоне, а также о том, что ей могла рассказать о вкусах Хью миссис Уоллис, Триона до конца не выяснила, насколько Хью нравятся некоторые новые блюда, введенные ею в обиход дома.

И сегодняшний разговор показал, сколько она еще не знает о своем муже. Было мило, что дети так хорошо изучили его вкусы, и это избавило Триону от необходимости спрашивать его об этом, когда он вернется домой.

— Да, — подтвердила Девон. — Он так же ненавидит мятный соус, как любит морковь. Особенно морковь, запеченную в пастушьем пироге.

Кристина недоуменно заморгала:

— Но…

Девон потянула сестру к лестнице:

— Пожалуй, нам лучше заняться греческим; пока мисс Эпплтон не проснулась.

Агги капризно захныкала:

— Я не хочу заниматься греческим!

— Если собираешься нынче днем покататься с папой верхом, надо закончить уроки. Ты же знаешь его, — напомнила Девон.

Опустив плечи, Агги медленно побрела по лестнице вслед за сестрами.

Значит, Маклейн любит морковь, запеченную в пастушьем пироге. Вот как?

Может быть, лучше заменить жареного ягненка этим блюдом? Уж если Триона и умела что хорошо готовить, так это пастуший пирог.

Она задумалась о том, есть ли у них все необходимое для пирога. Или…

К крыльцу подъехала карета. Триона услышала ее грохот, а потом Лайам открыл дверь в ответ на звонок.

Расправив складки платья, Триона пошла к двери, когда услышала ворчливый голос:

— Отпусти мою руку, болван! Неужели я выгляжу так, будто не могу идти сама?


Глава 13

Женщина имеет право менять свое мнение, мужчина же — сохранять его.

Старая Нора — своим трем любимым Внучкам холодным зимним вечером

— Мамушка! — Пробежав по коридору, Триона поспешила обнять свою бабушку.

Нора смахнула слезы:

— Ох, как ты, мое дитятко?

— Мамушка, как я рада тебя видеть! Не пройдешь ли в гостиную? Там разведен жаркий огонь в камине, и я могу распорядиться, чтобы тебе подали горячий чай и ячменные лепешки.

— Да, мне было бы полезно согреть свои старые косточки.

Триона распорядилась насчет угощения, усадила бабушку в уютное кресло в гостиной и с улыбкой опустилась в другое, напротив.

— Тебе следовало подождать, пока я сама не приеду к тебе.

— Но как я могла ждать, получив толстенное письмо от твоей сестры, в котором ничего нельзя понять, а потом ты прислала мне клочок бумаги, который назвала запиской? Я узнаю наконец, что случилось, или так и умру, не дождавшись объяснений?

Триона не смогла удержаться от смеха:

— Кейтлин может написать больше, а сказать меньше, чем все остальные.

Бабушка устремила на Триону пронзительный взор:

— Так выкладывай все начистоту!

— О, Мамушка! Произошло столько всего — и все случилось так быстро!

— Как тебя угораздило выйти замуж так внезапно и таким странным образом? И что обо всем этом думал твой па?

— Его же не было в городе. А дядя Бедфорд и тетя Лавиния…

Нора презрительно фыркнула:

— Не говори больше ничего! Эти самодовольные болваны не нашли бы выхода из трех сосен, а тем более из такой неразберихи, какую устроила твоя сестрица!

— Кейтлин не думала ни о чем дурном. Лорд поддразнивал ее и насмешничал, а ты ведь ее знаешь.

— Она немного похожа на свою бабушку, если хочешь знать мое мнение. Но я не могу понять, почему ты не написала мне! Я бы тотчас же прилетела и все устроила! Распутала бы этот клубок!

— У нас не было на это времени. Пошли ужасные слухи. Люди начали болтать вздор, и не только обо мне. Наши имена могли вывалять в грязи, а для папы, раз он викарий…

— Понимаю.

Пронзительные голубые глаза бабушки встретились с глазами Трионы:

— Так… как ты?

— Прекрасно. Конечно, я скучаю по своим.

— Да, я тоже скучала, когда вышла замуж в первый раз. Это нормально. — Нора похлопала Триону по руке: — А теперь расскажи мне, дитятко, что заставило тебя прибегнуть к моей помощи? Что сделал этот твой муж такого, что тебя расстроило?

— Скорее — чего он не сделал!

— Ох, ну и дела! Не говори мне, что он не прикоснулся к тебе со свадьбы, потому что я видела Хью Маклейна, а он не из тех, кто позволит такой милашке, как ты, ускользнуть, не дотронувшись до нее, не поставив на ней своего клейма.

Триона вспыхнула:

— Нет, это-то как раз самое лучшее. Я о своем положении в этом доме. Это не вполне нормальный брак, и потому я не знаю, как…

— Постой, девочка. Ты ведь его жена или нет?

Губы Трионы задрожали, и она неуверенно кивнула.

— Да, разумеется.

— И ты хочешь улучшить его жизнь, а значит, и свою?

— Ну… да.

— По моему разумению, это звучит так, будто у вас нормальный брак. — Нора не спускала с внучки внимательного взгляда. — Или станет таким, как только ты перестанешь считать его ненастоящим!

На мгновение Триона погрузилась в молчание.

— Думаю, ты права. Беда в том, что мы мало знаем друг друга. Приехав сюда, я узнала, что у Хью есть три дочери.

— Сколько?

— Я тоже была потрясена.

Нора задумчиво покусывала губы:

— Три, говоришь? Когда же это случилось?

— Ну, старшей из них пятнадцать, а младшей около шести. Сначала я думала, что Хью все еще питает чувства к их матери, потому что, судя по всему, он жил с ней долгое время, но он сказал, что это не так. И каждый раз, упоминая о ней, сердился.

— Н у, так что тебя так смущает?

— После свадьбы мы с Маклейном договорились, что, как только слухи улягутся, я вернусь в Уитберн.

— Нет!

— Мамушка, ни я, ни Маклейн не собирались вступать в брак, но…

— Тихо! Вы женаты, и забудь о том, что было раньше. Вы дали клятвы друг другу, и следует это уважать.

— Он не хочет, чтобы я вмешивалась в его жизнь, а довольствовалась лишь хозяйственными хлопотами.

— Ох, все эти ваши новомодные идеи — чепуха!

Триона покачала головой:

— Мамушка, все не так просто. Обстоятельства вынудили нас к этому, и нам пришлось подчиниться. Чтобы пресечь светские сплетни. — Ей было трудно подбирать слова. Наконец она с усилием выговорила: — Надо было свести ущерб для моей репутации к минимуму.

Старая Нора побагровела:

— Ущерб? С каких это пор брак стал называться таким словом?

— Я имела в виду вовсе не это.

— Ваша проблема, твоя и лорда Хью, заключается в том, что вы придаете большое значение пустякам. Вы поженились — с охотой или без, не важно, — и чем скорее оба примете это как неизбежность, тем скорее ваш брак станет нормальным и здоровым. И не говори об этой чепухе, о том, что вы поженились, чтобы «свести к минимуму ущерб».

— А вдруг окажется, что мы не подходим друг другу?

— Тогда вы поступите как все супружеские пары — постараетесь приспособиться.

— Мамушка, все гораздо сложнее, чем ты думаешь. Хью попросил меня держаться подальше от девочек, чтобы они не тосковали обо мне, когда я уеду.

— Так он беспокоится о девчушках?

— Да, и он прав. У них была тяжелая жизнь, и если окажется, что мы привязались друг к другу, а потом я уеду, тогда это будет тяжело для нас всех, но для них особенно.

— Тогда не уезжай.

— Нет выбора. Мы поженились с одной целью: положить конец сплетням и спасти репутацию моих сестер, которая могла бы пострадать из-за меня.

— Глупцы вы оба, — сказала бабушка, поднимая бровь. — А как же сейчас?

— Я знаю, что, когда настанет время уезжать, буду к этому готова, но… мне хотелось бы получше узнать детей, проводить с ними время. Если им сказать прямо, что я уезжаю, не думаю, что они почувствуют себя покинутыми, когда это произойдет. А позже я смогла бы поддерживать с ними связь с помощью писем или пригласить их навестить меня в Уитберне.

— Ну так и дай знать об этом девчушкам, скажи им.

— Но Маклейн просил меня не делать этого.

— Послушай меня, дитятко. Случается, что мы принимаем «умные» решения только для того, чтобы позже понять, что были не правы. Ты должна проявить твердость и мужество, чтобы жить собственной жизнью и иметь право на собственные ошибки. Ты неизбежно будешь их совершать. Но это лучше, чем сидеть, чувствовать себя несчастной и желать, чтобы кто-нибудь сделал твою работу за тебя.

Триона вздохнула:

— Брак такое трудное дело! Я думала, что у нас с Маклейном все будет проще, раз мы поженились не по любви.

— Вот тут ты заблуждаешься. Любовь — это то, что смазывает колеса повозки, которая везет нас по жизни.

Триона улыбнулась:

— Я начинаю это понимать. Мне трудно примириться с меньшим, чем я видела у своих родителей.

— Да, но при хороших отношениях твоя рука держит поводья и в зависимости от обстоятельств направляет повозку вперед или слегка придерживает. Мне кажется, что твоей повозкой сейчас никто не управляет.

Триона некоторое время размышляла над ее словами, потом медленно кивнула:

— Возможно, я слишком опасалась сделать что-нибудь не так или ранить чьи-нибудь чувства.

Бабушка испустила глубокий и многозначительный вздох:

— Ох, ты не застала времен, когда я выступала против подобного образа мыслей. Женщины слишком часто воображают себя хранительницами всего мира, и если ты спросишь меня, я скажу, что это большая ошибка. Пусть и мужчинам перепадет какая-то доля бремени! Они всегда толкуют о собственной доблести. Так пусть используют ее по назначению, занимаются серьезным делом. Вот что я скажу!

Бабушка покачала головой с явным осуждением:

— Я думаю, на тебя подействовали волшебные чары Маклейна, и потому ты лишилась дара ясно мыслить.

— Нет никаких чар. Есть только родовое проклятие. Ты знаешь, я всегда считала, что это ты придумала насчет их способностей вызывать бурю.

Лицо бабушки выразило удивление:

— Зачем мне было придумывать?

— Не знаю. Наверное, я считала это сказкой.

Но пока что единственной сказкой оказалось то, что Маклейн сумел сотворить с ней в постели. И волшебство такого рода действовало на Триону значительно сильнее и интриговало ее гораздо больше, чем способность вызывать бурю.

— Мне надо найти способ лучше выражать свои мысли. Хью рассуждает логично. В его речах столько здравого смысла и говорит он так убедительно, что его мнение кажется единственно правильным. Как в случае с девочками. Он очень спокойно объяснил, почему считает, что я не должна с ними общаться, и в тот момент ему удалось убедить меня. Мне это показалось правильным и разумным. Потому я и согласилась. Позже, когда я начала об этом размышлять, поняла, что мне не следовало этого делать. Я нужна девочкам, а сейчас и они мне стали нужны.

— Верно! Именно так! Ты должна делать то, что находишь правильным, а иначе твой партнер не будет доверять тебе принятие серьезных решений.

— Итак… Значит, если я решу, что наше соглашение относительно девочек было неправильным, я должна сказать ему об этом.

— Да. Возможно, это вызовет у него раздражение, но подумай только: он женился на тебе, потому что хотел спасти твою репутацию. Значит, он честный человек.

— Ты права. Я поговорю с ним.

— Следует принять во внимание еще одну вещь. Как только ты вошла в этот дом, он сказал тебе, во что ты не должна вмешиваться. И скорее всего дело вовсе не в девочках, а в самом Маклейне. Возможно, что на самом деле он защищает не их, а себя, но не сознает этого.

Триона нахмурилась:

— На этот счету меня не сложилось мнения, но в нем есть некоторая надменность. Уж такой гордец!

— Этим грешат все Маклейны.

— Я тоже пришла к такому мнению. Но не знаю, как убедить его, что насчет отношений с девочками права я, а не он. Он занимает непримиримую позицию, как только я заговариваю о них.

— Потребуется некоторое время, но прежде ты должна завоевать его доверие.

Триона вздохнула:

— Знаю. Пытаюсь доказать ему, что я человек слова, но не уверена, что он это замечает.

— Просто будь самой собой и веди себя непринужденно. Тебе удастся завоевать его, если останешься здесь, а не уедешь. В конце концов, Маклейн сдастся.

— Я не хочу ждать слишком долго! Я привыкла к тому, что моя семья рядом. Мне здесь одиноко, пойми, Мамушка.

Голос Трионы задрожал. Бабушка сжала ее руку:

— Когда тебе грустно, ты можешь навещать меня и утешать свое сердечко лепешками и джемом, чтобы у тебя оставались силы противостоять грозному мужу. — Глаза старой дамы блеснули. — Не думаю, что ему удастся долго тешить свои мужские амбиции.

— Надеюсь, что нет.

Лицо бабушки приняло задумчивое выражение.

— Я слышала, что Маклейн разводит лошадей, и думаю, девочка, тебе надо начать брать уроки верховой езды.

Она уже думала об этом. Главный грум Маклейна Фергюсон был вполне способен поучить ее, и тогда она смогла бы удивить Хью своими новообретенными ловкостью и сноровкой.

— Я так и сделаю. Благодарю тебя. И поговорю с Хью о девочках, хотя не уверена, что он станет слушать.

— Прибегни к состраданию, дорогая. Он, как петух, защищающий своих кур, надувается, выпячивает грудь и готов пустить в ход острый клюв. Когда он поймет, что ты не представляешь опасности ни для него, ни для его курятника, он все будет видеть в ином свете.

Трионе удалось выжать бледную улыбку:

— Мне бы твою уверенность. И все же ты дала мне пищу для размышлений. Думаю, я научусь ездить верхом. Это будет доказательством того, что я готова идти ему навстречу. А потом через некоторое время в удобный момент заведу речь о девочках. А пока что буду вести себя в Гилмертоне так, как если бы он и в самом деле был моим домом. И начну с сегодняшнего вечера. Думаю приготовить свой знаменитый пастуший пирог.

Бабушка просияла:

— Узнаю свою Катриону!

— Благодарю тебя.

— А потом? Что будет потом, дитятко? Ты не можешь только уступать, девочка, ты должна получать что-то взамен. Чего ты потребуешь?

Она задумалась и наконец решительно произнесла:

— Права самой решать, когда мне уехать.

— Вот это моя внучка! И не беспокойся о Маклейне: ни один мужчина не выдержит долго в одиночестве. Это не в их природе.

Бабушка заключила Триону в объятия, пахнувшие пудрой и лавандой.

— Только обещай как можно скорее навестить меня. Хочу задать тебе кое-какие вопросы. Меня всегда интересовали Маклейны, а теперь вот одна из моих внучек замужем за одним из них! Кто бы мог подумать!

— В самом деле! Чудеса, да и только.

Триона улыбалась, когда миссис Уоллис внесла блюдо с лепешками и чайник с горячим чаем.

— Миссис Уоллис, это моя бабушка, миссис Нора Херст. Она…

— Ох, — перебила ее бабушка, не сводя глаз с экономки. — Так это на вас лежит ответственность за пыль на подоконниках!

Миссис Уоллис, судорожно сглотнув, ринулась к ближайшему окну и провела пальцем по гладкой поверхности подоконника. То, что она увидела, заставило ее залиться краской.

— Почему эта лентяйка… — Она не закончила фразы. — Я сейчас же пришлю девчонку закончить работу.

Триона предпочла бы, чтобы бабушка не вмешивалась в дела дома и не пыталась моментально исправить все огрехи.

— Благодарю вас, миссис Уоллис. Сегодня не стоит этого делать. Кстати, не скажете ли вы кухарке, что сегодня ужин буду готовить я?

— Вы, миледи?

Бабушка поморщилась.

— Она отличная кулинарка. Все мои внучки умеют готовить, — с гордостью заявила Нора.

Миссис Уоллис присела в реверансе:

— Прошу прощения! Я нисколько не сомневалась… Конечно, я предупрежу кухарку, что сегодня у нее будет свободный вечер. Она с радостью навестит сестру.

Впервые за неделю Триона почувствовала, что она на своем месте и знает, что делать. Улыбаясь, она налила бабушке чашку чаю.

Большие войны выигрывают в маленьких сражениях, и она решила начать свою войну с лучшего пастушьего пирога, какой Хью Маклейну доводилось пробовать в жизни.


Хью передал свой плащ Лайаму:

— Где леди Катриона?

— Думаю, она переодевается к обеду, как и девочки, милорд.

Хью кивнул и пошел к лестнице. Он как раз добрался до площадки, когда на пути у него оказались дочери, одетые к обеду и направлявшиеся в столовую.

— Попридержите коней! — приказал он.

Они мгновенно остановились. Девон отвела волосы с лица и нахмурилась:

— Слушаем тебя, папочка!

Позади нее Кристина пыталась завязать пояс. Локти ее были раздвинуты по бокам. Агги же прыгала на одной ноге, поправляя чулок.

— Куда вы спешите?

Кристина подняла голову:

— Ужинать.

Он посмотрел на часы:

— Так рано?

Девон снова помрачнела:

— Ты ведь не велел нам опаздывать.

— Я твердил это много раз, но никогда не видел, чтобы вы спускались вниз так рано.

— Мы просто взволнованы, — пояснила Агги.

Девон бросила строгий взгляд на сестру, и малышка покраснела.

— Да нет, — попыталась она поправить оплошность Агги. — Мы просто проголодались.

— Это верно, — согласилась Кристина. — Мы просто умираем от голода. Нынче днем мы катались с тобой верхом добрых два часа.

— И играли с новорожденными жеребятами, — добавила Девон.

Он снова посмотрел на них. Происходило что-то непонятное, но по лицам всех трех нельзя было понять, в чем дело. Он дал им дорогу.

— Тогда ступайте. Но соберитесь с силами и дождитесь ужина спокойно. Леди не должны показывать, что голодны.

— Да, папа!

Они мгновенно скрылись. Он только слышал, как стучат по ступенькам их башмаки.

Хью улыбнулся и направился в спальню. Еще есть время, чтобы отшлифовать их манеры. Пусть немного подрастут. Хорошо, что они оттаяли и чувствуют себя свободно в его доме.

Он открыл дверь спальни и огляделся, но в комнате было тихо. Каждый раз, когда на прошлой неделе он возвращался домой, Катриона была здесь и одевалась к обеду. Он удивился тому разочарованию, которое его охватило, когда убедился, что ее здесь нет.

Черт возьми! Он избаловался! Хью помылся и переоделся к трапезе, продолжая гадать, где она может быть. Он не стал терять время на то, чтобы настроиться должным образом, и помчался вниз по лестнице.

Войдя в столовую, Хью услышал, как Девон говорит:

— Это не моя вина! Я не думаю, что она может войти и…

Девочка перехватила взгляд Хью и замолчала.

У Кристины и Агги был, несомненно, виноватый вид.

Хью пересек комнату и подошел к дочерям, одарив каждую подозрительным взглядом. Потом внимательно поглядел на Девон:

— В чем не твоя вина?

Щеки Девон вспыхнули, но она вызывающе вскинула подбородок:

— Я говорила…

Вошла Катриона. За ней следовали Лайам и Ангус. Оба лакея несли по большому подносу и тотчас же поставили их на стол.

Хью смотрел, как Катриона здоровается с девочками, а потом занимает свое место за столом напротив. На ней было одно из новых платьев, на этот раз светло-желтого цвета и очень простого покроя. Оно очень шло Катрионе.

На другой женщине такое платье выглядело бы простоватым и неброским, но оно подчеркивало прекрасную фигуру Катрионы и потому казалось роскошным.

Лайам снял крышки с блюд.

— Ах! — выдохнул Хью. — Пастуший пирог. Мой любимый!

— Его приготовила мисс Катриона, — пискнула Агги. Хью смотрел на пышную запеканку, вдыхая ароматный пар, поднимавшийся от нее.

— Это правда?

Щеки Катрионы окрасились румянцем, и она застенчиво улыбнулась:

— Кейтлин, возможно, самая лучшая швея в нашей семье, но я лучшая кухарка. Я уже знала этот рецепт, только убедилась, что надо добавить мор…

— Папа! — закричала Девон. — Пожалуйста, скажи Агги, чтобы она перестала меня лягать под столом.

Глаза Агги округлились:

— Не ври! Мне до тебя отсюда не дотянуться!

— Прекратите шалить, вы обе!

Хью положил себе большой кусок запеканки, и от аппетитного запаха рот его наполнился слюной. Щедро откусив от него, он закрыл глаза, чтобы насладиться вкусом еды.

— Ты просто кудесница!

Кристина благодарно улыбнулась в ответ.

— Я очень старалась.

Агги хмыкнула:

— Мисс Катриона все устроила сама, отпустила кухарку на этот вечер. Но на самом-то деле та не пошла к сестре. Она в деревне накачивается джином.

Девон хмуро посмотрела на сестру:

— Откуда ты знаешь?

— Мне сказала Мойра, когда чистила камин в нашей комнате.

— Тебе не следовало бы сплетничать с горничной, — мягко попеняла ей Кристина.

— Особенно с Мойрой, — усмехнулась Катриона. — Вчера она уверяла, что видела тролля, вылезающего из повозки возле двери в кухню, но позже разглядела, что это был всего лишь Фергюсон.

— Гм, — фыркнула Девон. — Мойра сказала это только потому, что он ей нравится, но он не собирается с ней водиться.

Хью обратил внимание на неуверенную улыбку Кристины, обращенную к Катрионе, и это вызвало в нем неприятное предчувствие. Она держалась на расстоянии от девочек, как обещала, но похоже было, что те почему-то подобрели к ней.

Он нахмурился. Следовало ли положить этому конец? И мог ли он это сделать?

— Вот, папа, — сказала Девон, перекладывая на его тарелку со своей еще кусок запеканки. — Для меня одной здесь слишком много. Поэтому можешь это съесть.

Расправляясь с запеканкой, Хью почувствовал слабый зуд между лопатками, которого постарался не замечать. Возможно, сегодня вечером он поговорит с Катрионой о девочках.

— Папа, ты чем-то недоволен? Сердишься? — спросила Агги.

Хью потер руку:

— Нет. В чем дело?

— Ты очень красный.

Он пожал плечом, стараясь избавиться от назойливого зуда.

— Не пойму, в чем дело.

— Хью!

Взгляд Катрионы не отрывался от его лица:

— Агги права. Ты становишься красным как свекла.

Он потер рукой лицо, которое сильно чесалось в приступе аллергии. Господи! Что происходит? У него возникло ощущение, будто по нему ползают сотни муравьев. И губы, кажется, распухли.

Взгляд его упал на пустую тарелку:

— Катриона, этот пастуший пирог? В нем была морковь?

— А что? Ведь ты любишь морковь.

Взгляд ее метнулся к Девон, поглощавшей запеканку.

— Проклятие!

Он вскочил со стула, потирая одновременно шею и плечо.

— Я ее терпеть не могу. У меня от нее появляется сыпь.

Он повернулся к двери:

— Лайам! Сейчас же принеси в мою комнату ванну с «холодной водой!

Кристина смотрела, как отец исчезает за дверью. Его лицо совсем расплылось, а губы распухли. Она видела, как Лайам устремился на кухню, за ним следовал Ангус.

Кристина взглянула на Катриону и тотчас же пожалела об этом. Та строго посмотрела на всех троих.

— Я знаю, что это неопасно, а иначе вы бы не посоветовали мне положить в запеканку морковь. Вы слишком любите отца, чтобы желать нанести вред его здоровью.

Кристина положила вилку, охваченная чувством вины.

Девон попробовала хлебный пудинг:

— Некоторое время он будет страдать от зуда, но к утру все пройдет. — Она хмыкнула: — Но, думаю, он не допустит, чтобы вы снова занимались стряпней.

Кристина украдкой снова бросила взгляд на Катриону, ожидая, что та начнет отчитывать их. Вместо этого Катриона только смерила Девон долгим взглядом.

Кристина крепче сжала вилку. Хотя она согласилась с Девон, что следует что-то предпринять, чтобы защитить папу от этой женщины, обманом заставившей его жениться на ней, существовала некоторая опасность в том, чтобы раздражать взрослых.

Кристина знала это слишком хорошо.

— Понимаю, — сказала Катриона.

Она встала, и ее ореховые глаза теперь казались ярче, чем всегда.

— Итак, молодые леди, вы не оставили мне выбора.

Агги заморгала, но не сказала ничего.

Кристина положила вилку, чувствуя, как сильно бьется ее сердце.

— Что вы имеете в виду?

— Мне не нравится, когда меня ставят в дурацкое положение, но должна признать, что ваш маленький заговор удался на славу. — На ее губах появилась слабая улыбка. — Дело в том, что я из очень большой семьи. Там частенько подшучивают друг над другом.

Девон посмотрела на Кристину, потом перевела взгляд на Катриону:

— И что?

Катриона положила руки на стол и подалась вперед:

— Поэтому на вашем месте всю следующую неделю я ходила бы на цыпочках.

Когда Катриона вышла из комнаты, Кристина почувствовала, что они затеяли войну, которую обречены проиграть.

Девон казалась более бесстрастной:

— Что она может нам сделать?

Агги прикусила губу и изрекла:

— Она может подложить нам в постель змей.

— Ну, это детские сказки, — фыркнула Девон. — Она не посмеет, а не то мы пожалуемся папе.

Но Кристина вспомнила, каким блеском загорелись глаза Катрионы, и это поубавило ее уверенность. Одно было несомненно: она теперь будет проверять состояние своей постели, прежде чем лечь в нее, чтобы убедиться, что там нет ни змей, ни пауков, ни муравьев. Зачем они все это затеяли?


Глава 14

Когда я была вот такусенькой девчушкой, каждое Божье утро носила воду из колодца у подножия холма до нашей хижины на его вершине. И хотя там было много ступенек, мне все равно приходилось одолевать их одну за другой.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Клеопатра не вернулась.

Голос Фергюсона был встревоженным. Хью бросил взгляд на породистых лошадей у изгороди и нахмурился.

— Думаешь, она ожеребилась?

— Если и так, то раньше срока. И возможно, в этом проблема.

Хью похлопал жеребца по кличке Кашмир, любуясь золотистым окрасом его боков, освещенных солнцем. Изо всех выведенных и выращенных им лошадей Хью больше всего ценил ахалтекинцев. Ему нравились их грациозная поступь, миндалевидная форма глаз и то, как они умели выразить взглядом свой нрав, резвость и ум. Он восхищался также их силой и выносливостью. Их изящные бока, узкие головы напоминали ему гончих невероятной выносливости.

Шеба, пегая кобыла с белой гривой, оттеснила более сильного Кашмира, чтобы получить свою долю ласки. Если бы такую дерзость проявила другая лошадь, Кашмир куснул бы ее. Но у них с Шебой была давняя дружба. Поэтому он только заржал, выражая свое недовольство, и игриво толкнул ее.

Шеба оскалила зубы, потом, довольная, повернулась к Хью.

Хью рассмеялся и нежно погладил ее:

— Кашмир готов простить Шебе любую шалость.

— Лошади ценят дружбу. К тому же Шеба произвела на свет семерых жеребят от него, и, возможно, это не предел.

Хью заметил, что Шеба оглянулась, будто хотела убедиться, что Кашмир здесь. Возможно, она собиралась указать жеребцу, что его место у изгороди, но не хотела его прогонять.

Хью задумался о двойственности поведения: хотеть, чтобы кто-то был рядом, и в то же время желать, чтобы этот кто-то оказался в другом месте.

Он сам испытывал нечто подобное, а за последние две недели это чувство усилилось.

С отсутствующим видом Хью потер подбородок, все еще чесавшийся из-за моркови в пастушьем пироге. Прошло целых два дня, пока сыпь не побледнела и не исчезла, хотя кое-где зуд все еще сохранялся. Неделей позже от него должно было остаться одно воспоминание. Катриона выглядела настолько потрясенной и так беспокоилась о нем, что ему было ясно, что это всего лишь неумышленное действие и невинная ошибка. И все же он не мог отделаться от чувства, что за этим что-то крылось. С этого момента каждое утро за завтраком он замечал растущее день ото дня напряжение между ней и девочками. Что-то произошло между ними, хотя никто из них не признавался в этом.

Он решил поговорить с девочками, когда вернется домой. А пока, сколько он ни спрашивал Катриону, она сразу же меняла тему разговора.

Хью с удовольствием оглядел Шебу. Если жеребенок окажется здоровым, он станет хорошим подарком для Катрионы.

Фергюсон погладил нос кобылки по имени Флора.

— Вероятно, мне имеет смысл отправиться верхом по следам табуна. Обычно он останавливается в конце Дунканнон-Глен. Возможно, я найду там Клеопатру. Думаю, она искала место на своем любимом пастбище, чтобы ожеребиться.

— Хорошая мысль. Я поеду с тобой. Если мы ее найдем, придется побыть с ней, пока она не окрепнет и не сможет двинуться с места. Там поблизости есть хижина одного фермера-арендатора, где мы можем переночевать.

— Не исключено, что мы там задержимся. Я упакую припасов на три дня.

— А я попрошу миссис Уоллис дать нам еще несколько упаковок бинтов. На всякий случай.

— Да, милорд. Когда желаете отправиться?

— После того как покатаюсь с девочками. Они вернутся через час.

Хью хотел также выкроить время, чтобы попрощаться с женой, и по многим причинам ждал этого момента с нетерпением.

Он похлопал Шебу по загривку. Позор, что Катриона не умеет ездить верхом. Он предлагал поучить ее, но она заупрямилась, отговорившись, что пока не готова к этому.

Хотя она и не высказала отказа напрямую, он расслышал это в ее тоне. Он был не таким человеком, чтобы расстраиваться по пустякам, но отсутствие ее интереса к верховой езде разочаровало его.

Хью начинал злиться на себя. Он был волен ездить верхом когда пожелает, проводить сколько угодно времени с лошадьми и брать с собой на верховые прогулки дочерей когда угодно. Если не считать ежеутренних упражнений в постели, Катриона не предъявляла к нему никаких требований и, казалось, была вполне довольна, хотя большую часть дня проводила без него.

Ну что ж. Это было как раз то, чего он желал. Черт возьми, собственно, он и не скрывал этого от нее. И все же мысли о ней отвлекали его, потому что он гадал, что она делает, о чем думает и довольна ли, а также почему не согласилась обучаться верховой езде.

Никогда еще он не встречал столь скрытной женщины. Даже когда она соглашалась с ним и делала все, как он хочет, он почему-то чувствовал себя проигравшим. Но если Катриона была сдержанной и нетребовательной во многих сферах жизни, в постели она никогда его не разочаровывала. Ее страсть и готовность заниматься с ним любовью завораживали.

Каждое утро он просыпался и находил ее свернувшейся рядом с ним, и ее длинные шелковистые волосы струились на его плечо, а нежное теплое дыхание просто гипнотизировало. И всякий раз он был уверен, что она знает, что он не спит, и обычно она давала ему это понять самым соблазнительным образом. Она отвечала ему с такой неподдельной жаркой страстью и раскрывалась навстречу с такой готовностью, от которой захватывало дух, и каждый раз он воспринимал это как чудо. Но гораздо приятнее было, что она усваивала на лету науку страсти и с каждым разом привносила в нее что-то новое. А этим утром именно она затеяла эту волнующую игру, с которой они начинали каждый день.

Это воспоминание вызвало в нем мгновенный отклик, и он был рад тому, что длинный плащ прикрывал очевидный результат его реакции. С этим он ничего не мог поделать. Одной мысли о ней, воспоминания о выражении ее лица, когда она трепетала в его объятиях, о ее ногах, крепко обвивающих его бедра, о том, как она…

— Милорд?

Хью стремительно обернулся.

Ферпосон хмуро взирал на него, и выражение его широкого лица выражало досаду, что хозяин его не слушает.

Хью попытался заговорить с подчеркнутым спокойствием:

— Да, Фергюсон? Я думал о том, что нам следует дополнительно захватить для Клеопатры.

Слуга расслышал нотку смущения в голосе Хью.

Хью поспешил продолжить:

— Пригодятся овес, бинты, и то успокаивающее снадобье, что ты использовал, когда лечил Хириама.

— О, я и забыл об этом! Там чуточку осталось!

— Давай-ка вернемся в конюшню, соберем и упакуем все, пока не пришли девочки.

— Как прикажете.

Фергюсон высыпал остатки овса из ведра в торбу и последовал за Хью в конюшню.

Конюшни были построены так же основательно, как и сам дом Гилмертон-Мэнора. Хью лично наблюдал за работой и гордился своими конюшнями, так же как и домом. Они включали сорок отдельных денников, три пристройки для фуража, два просторных помещения для готовых ожеребиться кобыл и лечения больных лошадей и чердак, на котором хранился запас сена на год для целого табуна.

Хью распахнул дверь главной пристройки и вошел в комнату для хранения фуража. Вдоль одной из стен располагались многочисленные полки. Он нашел необходимое снадобье и повернулся, собираясь выйти из конюшни.

— Фергюсон, — послышался звонкий голос Катрионы, разнесшийся по всему амбару. — Вот ты где! Я надеялась, что мы сможем…

— Тсс! — Свистящий шепот Фергюсона заставил Хью замереть.

— Что случилось? — спросила Катриона.

А действительно, что тут происходит? Хью, невидимый за дверью, наклонился и заглянул в щель между петлями двери.

Триона с волосами, убранными в узел, и очками на кончике носа стояла перед Фергюсоном. Грум отчаянно жестикулировал, чтобы заставить ее понизить голос, и кивал на дверь пристройки.

Катриона посмотрела, куда он указывал, и глаза ее округлились.

— О! — произнесла она одними губами. Потом кивнула и указала на маленькие часики, приколотые к карману, подняла палец и сделала им движение в сторону первого денника.

Фергюсон бросил тревожный взгляд в сторону комнаты с фуражом и покачал головой.

Лицо Трионы вытянулось, и все же она произнесла еле слышно:

— Благодарю.

Фергюсон кивнул, но сделал Катрионе знак поскорее удалиться.

Она повернулась, собираясь уйти, но вздрогнула.

Хью нахмурился, вспомнив, что и нынче утром она сделала подобный жест. Он спросил ее, хорошо ли она себя чувствует, она же ответила, что у нее немного ноют ноги, оттого что приходится подниматься по многочисленным ступенькам.

М-да. Хью вышел из комнаты с фуражом и подошел к Фергюсону.

— Ох! Вы здесь, милорд. Вижу, что вы нашли это зелье. Я сейчас упакую несколько тряпок и…

— В том первом деннике мы ведь держим Колокольчика? Не так ли?

Лицо Фергюсона будто окаменело.

Хью выступил вперед, направляясь к деннику, и заглянул в дверь. Миниатюрная лошадь стояла спокойно и дремала.

— Кажется, на ней ездила Агги, когда училась верховой езде?

Фергюсон стоял неподвижно, как вкопанный.

— А вот висит седло, как будто его только что сняли с нее.

— Да. Но оно висит здесь целый день, милорд. К тому же я не могу запомнить всех, кто ездит верхом.

— Но эту даму ты помнишь. Я в этом уверен.

Хью прошел через помещение и взял в руки одно из стремян.

— Я бы сказал, что оно приспособлено для особы немаленького роста… О, вероятно, вот такого. — Он показал рукой чуть ниже плеча, потом отпустил стремя. — И как ты полагаешь, кто у нас такого роста?

Фергюсон зажмурился.

Хью оперся локтем о дверцу денника:

— Фергюсон, ты учишь мою жену ездить верхом?..

Фергюсон ответил нервным смехом:

— Что за мысль, милорд!

Хью вопросительно поднял брови. Фергюсон сгорбился под его взглядом:

— Ох, я не хотел соглашаться, но она отчаянно желала научиться ездить верхом! Я пытался ее отговорить, но так и не сумел ей отказать.

— Ее должен был обучать я, а не ты.

— Я так и сказал ей, милорд! Но она ответила, что не смеет учиться у вас на глазах и на глазах у ваших девочек. Это было бы для нее слишком тяжело.

Хью нахмурился. Тяжело? Почему? Фергюсон смотрел на Хью умоляюще:

— Она несколько раз падала.

— И ушибалась?

— Нет! Это происходило в первые несколько дней. Но теперь она ездит лучше. И это внушает надежду.

— И как долго она это практикует?

— С неделю, наверное.

Фергюсон кивнул с серьезным видом:

— О, милорд, на нее приятно посмотреть, когда она в седле. И она так старается. Вчера ездила два часа кряду! Я пересадил ее с Колокольчика на Старину Уинстона, а ведь он норовистый и упрямый.

— И как она с ним управлялась?

— Я ей сказал: «Не дрейфить! Голову держать прямо!» Она так и сделала. Точно так!

Неудивительно, что она вздрогнула, когда он утром притрагивался к ее ноге.

Должно быть, у нее болят бедра.

— Надеюсь, милорд, вы не гневаетесь, но, думаю, она сделала это, чтобы произвести на вас впечатление.

— Зачем?

— Она однажды сказала, что ей хотелось бы удивить вас по-настоящему.

Хью снова нахмурился:

— Ей незачем было беспокоиться на этот счет. Она и так хороша для меня. Я никогда не стал бы подшучивать и насмехаться над ней.

— Нет, но…

Фергюсон прикусил губу.

— Но что?

— Я не хотел проявить недостаточную почтительность, милорд, но нельзя быть уверенным на этот счет в девочках. Они ездят верхом лучше многих мужчин. Это так. И похоже, им не очень-то нравится их новая мать.

— С чего ты взял?

Лицо Фергюсона приняло оттенок вареной свеклы:

— Простите! Уверен, что я все это вообразил. Они… Просто я слышал, как девчушки говорят… Ох, не заставляйте меня сказать больше.

— Продолжай.

Фергюсон вздохнул:

— Я слышал, как мисс Девон говорит, что, если бы нужно было намазать жиром ступеньки, чтобы поскорее избавиться от новой миссис, она бы лично намазала каждую.

У Хью возникло ощущение, что на плечи ему навалилось по мельничному жернову. Неужели это было следствием того, что он попросил Катриону держаться от них подальше?

Проклятие! Хью передал груму бутылку с успокаивающим средством.

— Упакуй все для нашего путешествия. Я вернусь через полчаса, и мы отправимся.

— Но вы еще не совершили свою каждодневную верховую прогулку с девочками…

Хью махнул рукой, вышел из конюшни и зашагал к дому. Будь все проклято! Ей следовало попросить именно его поучить ее ездить верхом! Он никогда не стал бы смеяться над ней и никогда не позволил бы этого девочкам.

Хью вошел в дом и увидел Лайама:

— Где госпожа?

— Попросила приготовить ей горячую ванну, милорд. Мы с Ангусом отнесли ванну в ее комнату, и она сказала, что будет отмокать в ней до ленча.

Глаза Хью сузились:

— Она часто просила об этом?

— Каждый день, милорд. Говорит, это помогает ей избавиться от боли в ногах.

Хью кивнул и направился вверх по лестнице, приостановившись, только когда услышал голоса девочек в гостиной. Он подошел к двери и замер, держась за ручку двери.

И услышал хихиканье Девон:

— Она снова принимает ванну!

— Неудивительно, — ответила Кристина, и в голосе ее он расслышал веселую насмешку. — Должно быть, она вся в синяках. Видели, как нынче утром она свалилась прямо в грязную лужу?

— Ага, — согласилась Девон, по-видимому, вне себя от восторга. — Я так хохотала.

Хью распахнул дверь. Челюсти его были сурово сжаты.

К нему повернулись три испуганных личика. Девочки, одетые в амазонки разных цветов, в высоких шляпах, с волосами, аккуратно заплетенными в косы, являли собой очаровательную картину. Ноги их были обуты в удобные сапоги для верховой езды самого лучшего покроя. Он не мог не испытать гордости за них, и ему пришлось приложить некоторое усилие, чтобы напомнить себе, зачем он сюда явился. Общение с ними преподнесло ему полезный урок: он понял, что, какими бы благонравными ни выглядели эти девочки, в них таилась изрядная доля своеволия и время от времени они вели себя неподобающим образом.

— Папа! — Девон вскочила с радостным лицом. — Если ты хочешь сегодня выехать пораньше, мы уже готовы!

Кристина кивнула и отложила книгу с изображениями красивых и модных платьев.

— Мы только ждали тебя. Поехали?

Он вошел в комнату и оглядел каждую из них по очереди.

Их улыбки потускнели.

— Папа, — начала Кристина, — в чем дело? Что-то не так?

Хью скрестил руки на груди:

— Я слышал из-за двери ваш разговор.

Наступила минута потрясенного молчания. Щеки Кристины вспыхнули ярким румянцем, Агги опустила голову, одна только Девон не дрогнула. Она вскинула подбородок:

— И что? Мы не сказали ничего дурного. Мы просто рассуждали о том, как Катриона пытается ездить верхом и у нее ничего не получается. У медведя и то вышло бы получше.

Хью обратил взгляд к средней дочери:

— Что ты сказала?

Девон хмыкнула:

— Я сказала, что она пытается ездить верхом. Нынче утром мы видели ее из окна.

Улыбка Агги обнаружила щербинку между зубами: один молочный зуб выпал.

— Она падала. Четыре раза.

Хью с трудом перевел дыхание и набрал полную грудь воздуха:

— Она упала с лошади, а вы находите это забавным?

Кристина кивнула, но улыбка ее была неуверенной.

— Это выглядело очень смешно… — Но при взгляде на Хью голос ее пресекся.

— Похоже, вы очень рады этому.

Девон воинственно выпятила подбородок:

— Да. Всю прошлую неделю она вела себя с нами гадко!

Руки Девон, покоившиеся вдоль боков, сжались в кулаки:

— Она… эта женщина вымазала наши подушки медом!

— Что?

Агги кивнула:

— Нам пришлось принять внеочередную ванну, чтобы отмыться.

— К тому же она вывернула наизнанку пододеяльники на наших постелях! — продолжала Девон свою обличительную речь.

Он нахмурился:

— Зачем?

— Чтобы мы запутались в постельном белье, когда станем ложиться спать. Нам пришлось перестилать постели.

— А было холодно, — подтвердила Агги.

Кристина держалась подозрительно тихо.

— Мне трудно поверить, что Катриона способна на такое.

— Но она это сделала, — сказала Девон, явно раздраженная. — А нынче утром, когда мы попытались надеть панталоны, оказалось, что она сшила все штанины вместе! Я чуть не порвала свои, прежде чем поняла, что случилось.

Хью переводил взгляд с возмущенной Девон на мрачную Агги и на потупившуюся Кристину.

— Кристина!

Она подняла на него глаза. Щеки ее порозовели.

— Да, папа?

— Зачем это Катрионе понадобилось делать такие вещи? Они в общем-то безобидные, но в них чувствуется желание дать сдачи, отомстить.

Кристина с трудом сглотнула.

— Это… это потому, что мы тоже кое-что сделали.

Девон нахмурилась, но Кристина упрямо продолжала:

— Мы сказали Катрионе, что ты любишь морковь.

В комнате наступила тишина, пока Хью переваривал это сообщение.

Значит, они обманули Катриону, намеренно ввели ее в заблуждение, и она, вместо того чтобы прийти к нему и пожаловаться, решила сама вершить правосудие. Хотя его разочарование в дочерях было сильным, у него внезапно возникло побуждение рассмеяться.

— И вы решили, что я рассержусь на нее из-за моркови.

Кристина кивнула:

— Или по крайней мере не будешь доверять ей стряпню. Папа, мне очень жаль, что мы это сделали.

— А мне нет, — фыркнула Девон. — Она здесь лишняя, и чем скорее уедет, тем будет лучше для всех.

На душе у Хью стало тяжело. Теперь он понял, почему Катриона решила учиться верховой езде тайно от него. Причиной тому было его собственное поведение.

— Идите-ка все сюда.

Брови Девон сошлись над переносицей:

— Но…

— Садитесь на этот диван. Сейчас же!

Они подчинились. Девон была последней.

— Я собираюсь вам кое-что сказать: Катриона вам не мать, но она моя жена и вы будете проявлять к ней учтивость. Это ясно?

— Да, но… — попыталась возразить Девон.

— Никаких «но». Вы будете обращаться с ней с таким же уважением, как со своей тетей Софией, если не с большим.

Кристина и Агги медленно кивнули, но Девон в ответ скрестила руки на груди и сжала губы.

— Девон, я достаточно ясно выразился?

Хотя весь вид ее выражал непокорность и даже готовность к мятежу, она в конце концов тоже кивнула.

— Больше я не желаю слышать насмешек в адрес Катрионы. Кристина, когда вы сюда приехали, ты совсем не умела ездить верхом и падала столько раз, что и не перечесть. А ты, Агги, всего четыре месяца как научилась управляться с поводьями. И я помню самые впечатляющие из твоих падений.

Обе девочки опустили головы. Взгляд Хью остановился на Девон:

— Что же касается тебя, Девон, то я припоминаю, что, когда однажды мы поехали верхом к дяде Дугалу, ты упала…

— Это была не моя вина!

— …и приземлилась прямо в середину ручья.

Щеки девочки запылали:

— Моя лошадь споткнулась.

— Хороший наездник умеет управляться с лошадью. А ты держала поводья кое-как.

Она сжала губы, но ничего не ответила.

— И я никогда не смеялся над вашими ошибками, потому что на них вы учились. Всадник, который скажет вам, что никогда не падал с лошади, всегда ездит только шагом.

Кристина и Девон старались не встретиться с ним взглядом, а нижняя губа Агги задрожала.

— Катриона пытается научиться, — тихо сказал Хью. — И значение имеет только это.

Это и в самом деле было так. На сердце у него потеплело, когда он понял, как старалась Катриона научиться ездить верхом и наладить отношения сего дочками. И делала это она на свой лад — достаточно смело, но мягко и ненавязчиво. Он с трудом удерживался от улыбки, думая о том, как они отнесутся к тому, что их фокусы обернулись против них.

— Да, но у нее ничего не получается, — сказала Девон, и голос ее прозвучал от гнева напряженно. — Она вообще едва держится на лошади!

— По крайней мере она старается приобрести нужные навыки в отличие от других моих знакомых молодых леди, скачущих галопом, невзирая на состояние и благополучие своих лошадей!

Лица Девон и Агги стали пунцовыми, а Кристина попыталась их урезонить, бросив им предостерегающий взгляд исподтишка.

— Что касается еще одной молодой леди, то, кажется, она не умеет держать пятки как полагается, если ей все время не напоминать об этом.

Теперь и лицо Кристины стало таким же красным, как у сестер.

Хью нахмурился:

— Это ваш дом, и пока Катриона здесь, она член нашей семьи. Я ведь объявил вам об этом несколько недель назад, но не предполагал… — Он предпочел не закончить фразы: — Поговорим об этом в другой раз. Я уезжаю на два-три дня искать пропавшую кобылу.

Они подняли на него глаза.

— Вы на это время останетесь у дяди Дугала.

Девон уперлась руками в бока:

— Мы хотим остаться здесь.

— И собираетесь каждое утро распарывать швы на своих панталонах? — Он поднял бровь. — Я не могу доверять вам и опасаюсь за ваше поведение в отношении Катрионы. А раз я не могу остаться и наблюдать за вами, вам придется поехать к Дугалу. Когда я вернусь, мы обсудим все это подробнее.

Все три девочки поникли.

Хью смотрел на них, подняв брови:

— Вы ведь любите гостить у дяди Дугала. Поэтому не делайте вид, будто я приговорил вас к смертной казни.

Кристина вздохнула:

— Тети Софии нет уже несколько недель.

— И дядя Дугал из-за этого стал очень раздражительным.

— Он слишком любит свою жену, — фыркнула Агги.

— Не сомневаюсь, что ваше общество пойдет ему на пользу.

— Не думаю, что это так, — пробормотала Девон.

Он сурово посмотрел на каждую из них по очереди:

— Если дядя Дугал пригласит Катриону на обед, пока меня не будет, а, по всей вероятности, он это сделает, вы будете паиньками и проявите себя с лучшей стороны. Если, вернувшись, я узнаю, что вы не были с ней отменно вежливыми, пеняйте на себя. Я ясно выразился?

Все три девочки кивнули.

— Хорошо. Пойду укладываться. А вы возвращайтесь в свою комнату и переоденьтесь. Сегодня не будет верховой прогулки.

Кристина и Агги кивнули, но губы Девон по-прежнему были плотно сжаты.

Глаза Хью сердито сузились:

— Я не шучу. Теперь ступайте укладывать свои вещи.

Он повернулся и направился к двери.

— Папа!

Он обернулся и увидел Кристину в нескольких шагах от себя — она бежала, стараясь догнать его.

— Мы… мы не хотели рассердить тебя.

Он смотрел на нее, и в нем все еще бурлило раздражение.

Ее большие глаза были полны слез, и так же внезапно, как гнев в нем поднялся, теперь он улегся, оставив после себя разочарование. Он вздохнул, привлек ее к себе и обнял:

— Девочка, я знаю, что вы не собирались причинить мне неприятность. К тому же не случилось ничего непоправимого, но я был лучшего мнения обо всех вас.

Кристина отступила на шаг:

— Пожалуйста, не сердись на нас.

— Я больше сержусь на себя, чем на вас.

Брови Девон сдвинулись, как будто она пыталась решить сложную задачу и не могла, а Хью улыбнулся, чувствуя себя таким усталым, будто весь день провел в седле.

— Мы все уладим, когда я вернусь. А сейчас я собираюсь поговорить с Катрионой. Переоденьтесь, и я приду повидаться с вами перед отъездом.

Он обнял каждую из них и вышел. Поднимаясь по лестнице, Хью размышлял, что и как сказать Трионе.

Ни разу в моменты их близости она не упомянула о том, что у нее возникли трения с детьми. Она вела себя так, как он убедил ее себя вести, держалась поодаль от них и была настолько отчужденной, что девочки привыкли считать ее не членом семьи, а посторонней женщиной.

«Это то, чего я хотел. Господи, какой же я болван!»

А потом дети зашли слишком далеко. И она пыталась справиться с этим в одиночку.

Так не могло продолжаться. Он подошел к двери их спальни и на мгновение приостановился, думая, что сказать. Следует ли начать с извинения? Необходимо ли оно? Дать ли ей понять, что он узнал о том, что Фергюсон учит ее верховой езде, или предоставить ей возможность удивить его, сделать ему сюрприз? В каком-то смысле то, что она делала, было подарком для него, и он не хотел умалять важность ее поступка.

Но как убедить Катриону быть с ним более откровенной и при этом не сделать самому никакой уступки? Они выработали хрупкий баланс сил, и ему претило нарушать это равновесие.

Всплеск, донесшийся из комнаты, напомнил ему, что Катриона попросила приготовить горячую ванну. Его жена была там, обнаженная, и ее прелестное тело было погружено в ароматную воду. Приняв решительное выражение лица, Хью повернул ручку двери и вошел в комнату.


Глава 15

Если вы готовы дарить, делайте это с открытым сердцем и обеими руками.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Триона закрыла глаза и положила голову на бортик огромной медной ванны с высокими стенками. В Уитберне их ванна была вчетверо меньше. В ней можно было только стоять. Однажды, много лет назад, Мэри попыталась сесть в ней, но застряла. Кейтлин, Катриона и матушка тщетно пытались вытащить ее. В конце концов они прикрыли ее простыней и позвали на помощь Уильяма, чтобы освободить ее из ванны. При воспоминании об этом происшествии Триона хмыкнула.

Мэри бы понравилась эта ванна. Триона подумала, сможет ли она пригласить сестру погостить. Несколько дней назад бабушка предложила ей сделать это, и ей показалось, что это хорошая мысль. Катриона переменила позу в ванне и вздрогнула. Никогда еще тело ее так не болело, но эти страдания не были напрасными. Дело того стоило. Теперь у нее не только появилась возможность разделить интересы Маклейна, но это должно было сблизить ее и с девочками.

Именно нынче утром она перехватила их взгляд из окна верхнего этажа, когда Фергюсон давал ей ежедневный урок верховой езды, и она видела, как они зло смеялись каждый раз, когда она делала что-нибудь не так.

Катриона улыбнулась. Она была уверена, что они чувствовали свое превосходство по отношению к ней и находили ее неумение ездить верхом основанием для насмешек. Трудно сердиться на кого-то, кто считает тебя несведущим и неумелым.

То, что над ней смеялись, она считала наименьшей ценой за возможность преодолеть преграду, разделяющую девочек и ее, а также ее и Хью.

В целом Триона была уверена, что добилась некоторых успехов, особенно после их каверзы с пастушьим пирогом. Именно нынешним утром она вызвала смех Агги и искреннюю улыбку Кристины. Девон была самой подозрительной и несговорчивой из них и больше других сопротивлялась ей, и Триона сочла, что эти качества она унаследовала от отца. Маклейн обладал многими достоинствами, но такого, как доверие, среди них не числилось.

Триона шла к успеху медленно, но считала, что постепенно их отношения улучшаются. Ведь прошло всего несколько недель. Она вздохнула и пошарила в воде в поисках мыла, скрытого под густым слоем пены на поверхности воды. Лавандовое мыло миссис Уоллис было самым душистым и давало больше пены, чем…

Внезапно дверь открылась, и Триона повернула голову. Хью вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Он был необычно красив в своем костюме для верховой езды и черных сапогах до колен, а вязаные бриджи туго обтягивали его мускулистые бедра. Простота одежды подчеркивала его мужскую притягательность.

Взгляд его зеленых глаз задержался на ней, и ей потребовалась вся ее воля, чтобы не попытаться прикрыть себя. Он был ее мужем и ей приятно было смотреть на него. Могла ли она лишить его такой возможности?

Чтобы сгладить неловкость, она намылила мочалку, которой терлась, и бросила взгляд на часы на каминной полке.

— Удивлена твоему появлению. Девочки будут ждать своей ежедневной верховой прогулки.

— Сегодня я с ними не поеду.

— Они будут разочарованы.

— Это пойдет им на пользу. Возможно, они больше будут ценить эти поездки, когда я вернусь.

Ее сердце упало:

— Ты уезжаешь?

— Я должен отлучиться на пару дней. Пропала одна из моих лошадей, и мы считаем, что она вот-вот ожеребится, если этого уже не произошло.

Удивляясь своему разочарованию, Триона все-таки сумела ответить:

— Понимаю. С ней будет все в порядке?

— Скорее всего, но у меня все-таки тревожное предчувствие.

Она смотрела на него с любопытством:

— Любовь к лошадям — одно из ваших семейных пристрастий?

Он усмехнулся и прищурился:

— Думаю, теперь ты лучше осведомлена о них.

Ее щеки вспыхнули румянцем, а телу стало горячо. Впрочем, она привыкла радоваться его появлению. Даже теперь, когда тело ее онемело и мышцы болели, она ощутила знакомый трепет глубоко внутри и жажду его ласк. Триона подняла намыленную мочалку к плечу, и всю нижнюю часть ее тела заломило от боли.

Маклейн, должно быть, заметил ее гримасу и в ту же секунду предложил:

— Позволь мне.

Одним движением плеч он освободился от плаща и бросил его на диван, встал на колени возле нее и засучил рукава.

— Ох нет! Ты не должен…

Он окунул мочалку в ванну, выжал ее и принялся тереть ее руки нежными медленными круговыми движениями. Глаза его мягко светились:

— Ну как?

— Прекрасно, — пискнула она. — Хотя я и сама могу…

— Я это заметил.

Он осторожно наклонился, чтобы вымыть ей спину.

— Никогда не встречал женщины, которая бы так часто принимала ванну.

Он принялся тереть ей спину такими же медленными круговыми движениями, неосознанно массируя ее чувствительные натруженные мышцы. Ощущение было непередаваемым.

Она закрыла глаза, время от времени вздрагивая и морщась, когда он прикасался к особенно болезненным местам, и все же испытывая наслаждение, оттого что мышцы медленно расслаблялись под его магическим прикосновением. Она испустила блаженный вздох.

Он хмыкнул, и в этом тихом звуке она расслышала нечто завораживающее. Потом принялся натирать ее плечи, его длинные пальцы задержались на ее шее, такие же теплые и влажные, как и мочалка.

При каждом его прикосновении она вздрагивала и груди ее волновались, будто он касался и их.

Хью поцеловал ее в мочку уха, и от его поцелуя по всему ее телу пробежала дрожь.

— Отклонись назад, — прошептал он.

Она подчинилась и опустилась поглубже в горячую воду, так что вода покрыла ее плечи.

Он снова намылил мочалку, глядя на нее лукаво, с озорным видом:

— А знаешь, мне кажется, мы оба можем поместиться в этой ванне.

— Хочешь попробовать?

Глаза его блеснули:

— Если бы мне не надо было уезжать, я провел бы в ней с тобой часок-другой.

— Но за это время вода бы остыла.

Он склонился к ней и зашептал ей на ухо, обдавая щеку теплым дыханием:

— Мы могли бы нагреть даже самую холодную воду.

Ее лицо вспыхнуло, и она подумала, что оно теперь могло поспорить цветом с этим красным ковром.

Он выпрямился и окунул мочалку в воду. Глядя в глаза Трионы, он принялся натирать ей грудь, проводя пальцами по обнаженной коже.

Триона прикусила губу, стараясь сдержать стон.

Хью медленно проводил по ее телу мочалкой, возбуждая и дразня сосок, и от этого прикосновения по ее жилам распространялось огненное наслаждение.

Она закрыла глаза и беспокойно задвигалась в ванне. Ощущение было одновременно возвышенным и греховным.

— Катриона, — сказал Хью, и голос его прозвучал глухо и раскатисто. — Подними ногу на бортик ванны.

В обычном своем состоянии она могла бы справиться с этим легко, но сегодня ноги ее болели от верховой езды и она вздрогнула от прикосновения Маклейна. Чтобы сделать, как он сказал, ей потребовалось усилие воли.

Холодный воздух коснулся ее ноги, и она вздрогнула. Внезапно Триона заметила, что прикрывавшая ее пена истончилась, пузырьки лопнули, а ее поза предоставила ему возможность созерцать ее обнаженную плоть, и это ее смутило. Она попыталась опустить ногу в ванну, но Маклейн не дал ей это сделать.

— Оставь ногу на краю ванны.

Хью обмакнул влажную мочалку в воду и принялся массировать ее ногу от щиколотки до икры… рука его поднялась до колена, потом до бедра. Каждое его прикосновение повергало ее в экстаз. Она вцепилась в края ванны, поглощенная восхитительным предвкушением.

Его рука нырнула глубже, и ткань коснулась кожи между ее ног.

Она вздохнула со всхлипом, и по всему ее телу пробежала дрожь. А от его лукавой дразнящей улыбки, означавшей «попробуй мне помешать», сердце ее забилось бешено.

Он снова окунул мочалку в теплую воду и опять провел ею между ног Трионы. Она прикусила губу, он же повторил это. Снова. Быстрее, еще быстрее.

Его глаза горели темно-зеленым огнем.

— Позволь мне доставить тебе удовольствие, — прошептал он.

Как она могла помешать ему, если была не в силах обуздать себя сама?

— Это кажется таким… волнующим.

Его губы дрогнули:

— Потому, моя любовь, мне это так нравится.

«Моя любовь»! Пусть эти слова были произнесены бездумно, но они согрели ее.

Он поцеловал ее в мочку уха и продолжал ласкать, отчего дрожь вновь и вновь пробегала по ее телу. В какой-то момент Триона почувствовала, что в его руках больше нет мочалки и он действует только своими умелыми ловкими пальцами.

Он легонько прикусил мочку ее уха, потом его губы прошлись по шее Трионы. Каждый его поцелуй вызывал в ней взрыв страсти.

Его рука не переставала ласкать ее, гладя и дразня. Она зашевелилась, побуждая его продолжать игру. Это так возбуждало — лежать совершенно голой в ванне перед одетым мужчиной с бесстыдно раздвинутыми ногами и обнаженной упругой грудью. Триона прерывисто дышала. Он довел ее до края бездны и отправил в рай наслаждения.

Каждое его прикосновение волновало до безумия и отвечало ее глубочайшим и сильнейшим желаниям. Она задыхалась, тело ее напрягалось. Ощущая его руку, она изгибалась, и груди ее выступали из воды. Он тотчас же захватил ее сосок губами, лаская его, этот тугой напряженный бутон, пока она не выкрикнула его имя и не обхватила его голову руками, притянув к себе. Казалось, время растянулось надолго до того момента, когда она уже больше не могла сдерживаться. И когда, миновав границу, Триона рухнула в бездну, он наклонился вперед и завладел ее губами, будто хотел поглотить ее страстные выкрики.

Триона упала назад в ванну, а Маклейн подхватил ее и привлек к себе. Все ее тело еще содрогалось, пока она медленно приходила в чувство.

Наконец, когда ее бешено бьющееся сердце немного успокоилось, а мозг начал работать нормально, она оторвалась от него и, краснея, встретила его взгляд:

— Твоя рубашка промокла.

— Бриджи тоже, потому что из ванны вылилось довольно много воды. — Глаза его светились. — Мне придется переодеться перед отъездом.

О да. Ведь он собирался уехать. Сердце ее упало, но она не хотела, чтобы он это заметил.

— Эксперимент с водой удался?

— Всегда готов тебе служить. В следующий раз, когда я стану принимать ванну, ты отдашь мне долг, окажешь такую же услугу.

Ох! Какая чудесная мысль!

— Я сделаю это с радостью!

Он рассмеялся, видя ее несомненный энтузиазм.

— Но все-таки не с такой, как я.

Когда он встал, она заметила, что мокрая рубашка облегает его тело как вторая кожа, а бриджи потемнели от воды.

— Тебе и в самом деле следует переодеться.

— Я рад, что снял хотя бы плащ и жилет, прежде чем начать помогать тебе мыться.

Он вынул из платяного шкафа свежую рубаху и черные бриджи, бросил их на диван и начал раздеваться.

Триона наблюдала за ним: как он стянул рубаху, обнажив плоский мускулистый живот и грудь, влажно поблескивавшую на свету, кое-где оттененную черными курчавыми волосами, образовывавшими четкую линию у пояса.

Ей нравилось то, что на груди у него были волосы: она бессчетное количество раз проводила пальцами по мягкой поросли.

Он бросил мокрую рубаху на пол и стащил бриджи.

Триона не могла отвести от него взгляда.

— Это, — сказала она, указывая пальцем, — никогда не поместится в твои бриджи.

Он рассмеялся:

— Придется постараться.

Она нахмурилась:

— И тебе не больно?

— Нет. Хотя если думаешь, что это поможет, поцелуй меня.

Ее губы дрогнули:

— Ты должен подойти поближе. Там, снаружи, мне будет слишком холодно.

— В обычных обстоятельствах я бы перенес тебя сюда и кое-что предложил, но мне пора идти.

Она сделала над собой усилие, чтобы не показать своего разочарования, но, должно быть, ей это плохо удалось, потому что он добавил более нежным тоном:

— Постараюсь вернуться как можно скорее.

Она кивнула и молча смотрела, как он заканчивал одеваться, как сменил галстук на простой шейный платок. Потом достал удобный жилет из толстой тяжелой шерсти, застегнул его и следом надел плащ.

— Там, куда ты отправляешься, холодно?

— Да. Лошади поднимаются в горы и выбирают одну долину, и это много выше, чем здесь.

— Тогда ты правильно оделся.

Она оперлась о бортик ванны, наблюдая, как он достает несколько свежих рубашек из гардероба. Хью свернул их в узел и взял под мышку.

— Ты не хочешь взять с собой саквояж?

— Только седельную сумку. В ней одежда будет защищена от непогоды.

Он провел рукой по волосам и повернулся к ней. Внезапно лицо его помрачнело:

— Катриона, должен попросить тебя об услуге.

— Хочешь, чтобы я присмотрела за девочками? Конечно, я это сделаю.

— В этом нет надобности.

Улыбка Трионы поблекла:

— Почему же?

— Девочки отправятся к Дугалу. Я уже поговорил с ними об этом, прежде чем прийти сюда.

Триона нахмурилась:

— Тебе незачем просить брата об одолжении. Я бы присмотрела за ними.

— Нет. Это решено.

Триона замерла:

— Почему ты так упорствуешь?

— Нынче утром я подслушал их разговор — что-то насчет панталон, у которых были сшиты штанины.

— Ах это! — Она вздохнула. — Я должна объяснить…

— Не надо. Они уже все мне рассказали, и поэтому отправятся к Дугалу. Сейчас они упаковывают вещи. У меня нет времени разбираться во всей этой ерунде. Я должен извиниться перед тобой, Катриона. Я имею в виду свою просьбу держаться подальше от девочек. Я не думал, что это вызовет столько проблем. Они раздражены и настроены против тебя, считают тебя чужой, непрошеной гостьей и вбили себе в голову, что должны избавиться от тебя, заставить уехать.

— Я поняла это.

Он покачал головой.

— Они вели себя возмутительно.

— Хью, они проявляют характер и просто защищаются таким образом. Из-за этого я не стану относиться к ним хуже. — Она ухитрилась улыбнуться. — К тому же я не осталась в долгу. Подожди до завтра, когда они станут причесываться.

Его губы дрогнули:

— Ты забрала их шпильки?

— Это было бы слишком просто. Я намазала крахмалом их щетки для волос.

Он рассмеялся:

— Решила действовать их методами.

— Да, но… тут нечто большее. Хью, я не могу оставаться здесь и не быть частью их жизни. Мы подначиваем друг друга, что тут плохого? — Она с трудом перевела дух: — Больше я не могу этого терпеть. Или я буду общаться с тобой и с девочками на равных, или покину этот дом.

Его лицо мгновенно утратило веселость, а смех замер:

— Что ты такое говоришь? — спросил он почти грубо. — Еще не время.

— Мы ведь так и планировали, что я пробуду у тебя не более месяца или двух. Пока что месяц еще не прошел, но…

— Прошу тебя, замолчи. — Он бросил взгляд на часы: — Сейчас у меня нет времени, я тороплюсь. Мы обсудим это после моего возвращения.

Он взял свою одежду и направился к двери, чувствуя какую-то странную пустоту в груди.

— Хью?

Он остановился у двери:

— Да?

— Пожалуйста, не отсылай девочек к Дугалу. Оставь их со мной. Я позабочусь о них. Обещаю!

Он расслышал боль в ее голосе и не смог не отреагировать.

— Катриона, уезжая, я всегда оставляю девочек с Дугалом. Это вовсе не из-за тебя, а из-за их матери.

Лицо Катрионы выразило недоумение, и он заколебался. Если бы он покинул ее сейчас, не дав объяснений, она могла вообразить худшее. Хью не хотел вдаваться в излишние подробности, но она заслуживала того, чтобы знать, почему его так тревожит безопасность девочек. Он со вздохом бросил на кровать узел с одеждой:

— Как раз перед тем, как уехать в Лондон, чтобы урезонить твою сестру, я получил письмо от Клариссы.

— Что же она пишет?

— То же, что во всех остальных письмах: хочет забрать девочек обратно и скоро приедет за ними.

— Думаешь, она в самом деле способна на это?

— Она уже пыталась это сделать раньше. Она знает, какие чувства я питаю к ним, что я готов на все, чтобы защитить их… Я заплачу сколько угодно, чтобы оставить их у себя.

Никогда еще Триона не видела столь холодного и решительного выражения на лице мужа.

— Но ведь это шантаж.

— Да. Я совершил ошибку, позволив Клариссе понять, что значат для меня девочки. В то время она сочла это забавным. Позже увидела в этом возможность поживиться.

— Но как она могла насмехаться над твоими чувствами?

— Я был убежденным холостяком и не проявлял никакого интереса к детям, но позже привязался к девочкам, — он бросил на нее суровый взгляд, — к моим девочкам. И тогда все изменилось.

— Ты полюбил их.

Он кивнул:

— Думаю, в этом есть некая ирония. Кларисса предложила оставить их здесь, если я заплачу ей за это две тысячи фунтов.

Кровь Трионы закипела от возмущения:

— И потом она стала просить еще денег?

— Несколько раз. Однажды я отказал, и она явилась сюда со своим поверенным требовать, чтобы я отдал детей.

Его губы сжались в тонкую жесткую линию:

— Я отдал десять тысяч фунтов, чтобы заставить ее убраться.

— Ты должен перестать платить ей!

— Она готова обратиться в суд, а я не могу этого допустить.

— Как отец ты имеешь на них больше прав, чем она. И в суде тебя поддержат.

— Это не факт.

— Почему?

Он взял в руки полотенце:

— Позволь мне вытереть тебя.

Она поднялась, и он закутал ее в полотенце, потом отнес на постель.

— Благодарю тебя. — Она с благодарностью взяла у него пеньюар.

— Значит, ты хочешь оставить девочек с братом, на случай если вернется Кларисса?

— Да. Скоро они повзрослеют, и она не сможет угрожать их благополучию. Тогда ее требования ничего не будут значить. А пока я должен проявлять осторожность. — Он замолчал и добавил страдальческим тоном: — Но даже если она и не подаст в суд, то все равно постарается похитить их, увезти силой. Она знает, что я заплачу любую сумму, чтобы вернуть их.

— Она бессердечна.

Хью кивнул. Лицо его было мрачным.

— Это так. Вот почему за девочками следует внимательно наблюдать. УДугала есть люди, охраняющие дом, потому что он беспокоится за безопасность Софии. Она и ее отец — известные игроки в карты, и порой у них бывает в наличии много денег.

Триона кивнула:

— Конечно, им стоит остаться с Дугалом. Спасибо за то, что все разъяснил мне.

— Не стоит благодарности.

Он снова взял свой узел с одеждой:

— Я сказал девочкам, что Дугал, возможно, пригласит тебя на обед, и приказал проявлять учтивость по отношению к тебе. Скажи мне, если они не станут слушаться, и по возвращении я с ними разберусь.

Она нахмурилась:

— Спасибо, но мне бы не хотелось, чтобы ты им приказывал быть вежливыми со мной. Я сама могу справиться с этим, и мой метод сработает. Теперь девочек будет угнетать то, что ты принуждаешь их. А ведь известно, что насильно мил не будешь.

Его глаза подозрительно сузились:

— Твой метод? Значит, ты пытаешься добиться их привязанности?

— Я хочу, чтобы они доверяли мне.

В глазах Хью сверкнул гнев.

Значит, она не подчинилась его распоряжению держаться подальше от девочек. Раздраженный ее непокорностью, похожей на вызов, Хью не отрывал взгляда от ее лица. В ее ореховых глазах загорелся зеленый огонек, засверкали золотые искры. Волосы ее, влажные после купания, теперь потемнели и обрели светло-каштановый цвет.

Внезапно в сознании его забрезжила мысль о том, что через несколько недель она уедет и эта минута останется всего лишь в его памяти.

Грудь его сжала неожиданная боль, когда он понял, каким потрясением для него станет ее отъезд.

Она твердо встретила его взгляд:

— Я никогда бы не причинила боль этим детям.

— Это можно сделать ненамеренно.

— Ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах.

Голос ее звучал тихо, но каждое слово было окрашено сильным чувством.

Если он будет тосковать по Катрионе так сильно, проведя с ней всего несколько недель, как будут скучать по ней девочки? Он старался выглядеть строгим.

— Я знаю, что лучше для моих детей.

Триона ответила непримиримым взглядом. Увлеченная их спором, она не заметила, что пеньюар ее сполз, обнажив порозовевшую грудь.

Поспешный отъезд уже не казался Хью столь необходимым, и он даже подумывал! отправить Фергюсона с кем-нибудь из грумов на поиски пропавшей кобылы. Но в то же время, если с лошадью случилась беда, никто лучше его не знал, как ее выхаживать. Значит, надо ехать.

— Я скоро вернусь.

В голосе его звучала жесткость, потому что желание настолько отуманило его, что ему стало трудно соображать.

— Можешь не спешить с возвращением, — фыркнула она. — Уверена, что все мы вполне справимся без тебя.

— Катриона, ты должна понять…

— Нет, — возразила она, запахивая пеньюар, — это ты должен понять. Я часть вашей семьи, нравится тебе это или нет. Женившись на мне, ты сделал это свершившимся фактом. И не можешь требовать, чтобы я покорно соглашалась со всем, что ты скажешь. У меня есть собственное мнение, и в некоторых случаях оно разумнее твоего.

Он помрачнел:

— Я вовсе не ждал, что ты будешь покорно соглашаться со всем.

— Понимаешь, Хью, каждый раз, когда ты заговариваешь со мной, твои слова звучат как приказ. Ты никогда ничего не просишь. А я, пытаясь быть вежливой с тобой, слишком часто безропотно со всем соглашаюсь. Но больше этого не будет. Я не твоя дочь, которую можно отшлепать, поэтому тебе лучше пересмотреть свое отношение ко мне.

Хью сжал кулаки, и тотчас же стекла завибрировали от сильного порыва холодного ветра.

— Я объяснил тебе положение дел и высказал свое мнение.

— А я высказала тебе свое. И речь не только о твоих дочках. Речь о тебе. Ты никому не позволяешь приблизиться к тебе. Разве не так, Маклейн? Даже мне. Исключение ты делаешь только для детей, — сказала она тихо. — Я рада, что они не так одиноки, как я.

Он принял ее в свой дом, представил ее своим детям и пригласил в свою постель. Как она смеет утверждать, что чувствует себя одинокой?

— Этот разговор ни к чему не приведет нас, — попытался он утихомирить ее. — Поговорим, когда оба остынем.

Она вскинула подбородок:

— Нет. Поговорим сейчас. Ты, Хью Маклейн, — самый большой трус, какого я только видела в жизни.

Хью сжался и замер:

— Думай, что говоришь.

— Трус, когда речь заходит о том, чтобы стать мне настоящим мужем.

Эти ее слова будто воздвигли между ними стену. Он не мог поверить, что она сказала нечто подобное, и, глядя в ее широко раскрытые глаза, понял, что она и сама потрясена своими словами.

Хью до боли сжал челюсти.

— У тебя нет оснований так думать, — возразил он твердо.

Она посмотрела на него, как смотрела бы королева на своих придворных, а не как девчонка, еще не остывшая после ванны и завернутая в пеньюар, не скрывавший ее прелестей.

— Я думаю именно так. Настоящий муж рад видеть в своей жене партнера, товарища во всем, а не только в постели.

— Если это из-за девочек, то мы ведь обсудили это раньше и ты согласилась со мной!

Теперь за окном послышались раскаты грома, раздававшиеся после каждого его слова и будто отдалявшие их друг от друга.

— Мы оба ошибались. Мне не следовало соглашаться держаться подальше от девочек. Они знают, что я уеду, и потому не будут ни удивлены, ни расстроены этим обстоятельством.

— Будут, если успеют привязаться к тебе!

«Как привязался я». От этой внезапно пришедшей ему в голову мысли он застыл на месте, потому что она потрясла его сильнее любых слов. Он слушал ее будто сквозь туман.

— Хью, люди появляются в нашей жизни и исчезают, но оставляют о себе добрую память. Я бы хотела, чтобы твои дочери помнили, что я их любила.

Хью сжал руки в кулаки: кровь его медленно закипала, а в сердце он ощутил боль. Противоречивые чувства охватывали его. Он так и не определил, как относиться к возможности ее скорого отъезда. Раздражение вызывало то, что он пообещал Фергюсону ехать с ним искать пропавшую лошадь, из-за чего он не может закончить этот разговор должным образом. Гнев закипал оттого, что она посмела усомниться в правильности его решения насчет дочерей. Он стиснул зубы, и тотчас же раскаты отдаленного грома послышались ближе.

Триона бросила взгляд на окно, потом перевела его на Хью, и брови ее сошлись:

— Не грози мне непогодой. Путешествовать во время бури придется тебе, а не мне.

— Я прекрасно это знаю, — огрызнулся он. — И был бы очень тебе признателен, если бы ты воздержалась от таких дерзких замечаний, которые выводят меня из себя!

Глаза ее засверкали.

— Если то, что я говорю, вызывает у тебя злость, это может значить только одно: я говорю правду и ты это понимаешь.

Ярость бушевала в нем, но она продолжала:

— Ты потерпел неудачу на личном фронте и боишься новой любви. И всю свою жизнь проводишь в страхе от возможных душевных потрясений, Маклейн. И твои девочки, и я заслуживаем лучшей участи. Очнись же наконец. Взгляни на жизнь иначе.

Хью зашелся от ярости. Глаза его застлало красной пеленой. Огонь в камине отчаянно заметался, в комнату повалил дым. Оконные стекла задрожали и застонали, и внезапно холод ворвался в комнату, будто ее стены покрыла невидимая корка льда.

Катриона продолжала смотреть на него, не отводя взгляда. Лицо ее побледнело, а тело сотряс озноб, но она подошла к нему и остановилась совсем близко, так что пальцы их ног соприкоснулись.

— Ну? Что ты можешь сказать в свое оправдание?

— Не смей подвергать сомнению мою любовь к детям. Никогда!

Ее подбородок взметнулся, и она продолжала говорить сквозь стиснутые зубы:

— Наверное, ты их по-своему любишь, но это не значит, что ты готов отдать им частицу себя. А это разные вещи.

— У них есть все, что им надо.

Она не отвела глаз, и он сжал зубы, а взгляд его остановился на ее руке, которой она придерживала пеньюар. Он сосредоточил всю силу на ее руке, рисуя в воображении ветер, способный сорвать с нее пеньюар. Медленно подол ее одежды начал приподниматься. Потом ветер усилился и заставил его подняться выше. Над их головами загремел гром, порыв ветра сотряс крышу. По ней забарабанил дождь.

Боль в голове Хью усилилась, и, щелкнув пальцами, он заставил ветер подуть сильнее. Тот с ревом пронесся по дому.

Сердце Трионы болезненно застучало, когда ее чуть не сбил с ног отчаянный порыв стихии. Она согнула ноги в коленях, цепляясь за подол своего пеньюара. От холода пальцы ее онемели.

Губы Хью были плотно сжаты, а в уголках рта появились глубокие складки. Волосы его поднялись дыбом и начали хлестать его по лицу. Новый порыв ветра промчался по комнате, вырвав подол пеньюара из ее руки и заставив ее с трудом выдохнуть воздух. Она задыхалась, пытаясь сделать вдох, обхватывая себя руками, чтобы защититься от этого холодного потока. Зубы ее выбивали дробь.

По полу пополз густой туман, а воздух в комнате стал еще более влажным и ледяным. Пол под ее босыми ногами казался совсем холодным, новый порыв ветра сорвал со стола огромную китайскую вазу, она упала на пол и разбилась. С полки свалился целый ряд книг, будто их столкнула с нее невидимая рука.

Один из стульев, стоящих у камина, опрокинулся, а диван дрогнул и встал под немыслимым углом.

Триона обхватила себя руками и опустила голову, борясь с ветром. Но он не утихал, а продолжал толкать ее в спину все сильнее и сильнее. Она споткнулась и упала на кровать.

Стало слышно, как по всему дому бьются стекла и опрокидываются стулья.

Снаружи гремел гром и сверкали молнии. Кто-то издал придушенный крик, а потом…

Все это кончилось так же внезапно, как и началось. И теперь слышался только размеренный стук дождя по крыше.

Глаза Хью сверкали непривычным зеленым огнем, а губы побелели. Напряжение было заметно в каждой черте его лица.

— Надеюсь, теперь ты доволен, — процедила Триона сквозь стиснутые зубы, страдая от холода и испытывая ярость. Ее пеньюар обвился вокруг одного из столбов кровати, и ей пришлось потянуться через всю постель, чтобы добраться до него. Она натянула его на себя, строго глядя на мужа.

Хью потер лоб, разглаживая морщины и глубокие линии, прорезавшие его лицо от носа ко рту.

— Катриона… я не знаю, почему сделал это. Что-то на меня нашло.

Он провел дрожащей рукой по лицу. Лицо у него было потрясенное.

— Уходи!

Он сделал шаг к ней, но она отступила. В его глазах мелькнуло что-то, что трудно было понять.

— Ну извини меня.

Она не ответила, будучи не в силах собрать свои чувства и мысли воедино, не в силах даже понять, что испытала: боль, разочарование, гнев, страх? Она не могла облечь эти ощущения в слова. Все перепуталось в ее голове, но в то же время она не испытывала ничего, кроме холода в душе, будто переполняющих чувств не хватало, чтобы согреть ее.

— Катриона, послушай…

Она покачала головой и опустилась на кровать, прижимая к себе подушки.

Наконец он вышел, и лицо его при этом было искажено болью.

Катриона слушала, как стихает звук его шагов, пока они не стихли совсем. Тогда она зарылась лицом в подушку и заплакала.


Хью остановился у подножия лестницы, сжимая и разжимая кулаки. Что, черт его возьми, он натворил? Он никогда не терял присутствия духа. Ни разу с того самого дня, когда был убит его младший брат и когда он позволил гневу взять верх. На этот раз он не потерял контроль над собой, он вызвал и направлял ветер сознательно, и это не оставило в нем ничего, кроме мучительной головной боли и ужасной пустоты в груди, что было результатом его отчаянных усилий сдержаться.

Хью оглядел коридор: портреты попадали со стен, занавески были разорваны. Большая ваза, стоявшая в углу, оказалась разбита вдребезги. Гораздо хуже было то, что Ангус и Лайам уставились на него с недоумением. Одежда сидела на них косо, волосы свисали космами, и все это было следствием вызванной им бури.

Его охватил приступ раскаяния:

— Лайам, приведи сюда девочек и снеси вниз их вещи. Они поедут на несколько дней к моему брату.

— Сию минуту, милорд.

Лайам помчался по лестнице вприпрыжку, перескакивая сразу через две ступени, будто был рад поскорее убраться подальше от хозяина.

Ангус будто окаменел и стоял неподвижно, полный почтения и внимания.

— Пусть подадут экипаж.

— Да, милорд.

Он тоже сорвался с места, будто только й ожидал приказа и хотел поскорее унести отсюда ноги.

Хью чувствовал себя разбитым: его тошнило, и в голове гудело так, словно он долго кружился на одном месте. Он знал, что будет чувствовать себя так несколько дней кряду, если не отдохнет.

Он ненамеренно впал в такую ярость. Его гнев вызвало то, что Катриона обвинила его в неспособности отдать девочкам какую-то часть себя. Он любил Кристину, Девон и Агги безгранично. Как она могла усомниться в его чувствах к ним!

Но она осмелилась. Она бросила ему упрек. Она по-своему, чисто по-женски, наказала девочек за их проделки. Измученный, он поднял голову и посмотрел на лестницу, ведущую вверх, гадая, что она делает сейчас. Она показалась ему потрясенной. Должен ли он пойти к ней? Еще раз поговорить?

«Зачем? Что ты ей скажешь? Ты ведь даже не понимаешь собственных чувств». Он покачал головой и пошел к двери подождать детей.

Ему требовалось время, чтобы распутать этот узел страсти и других чувств, вызванных Катрионой. Ему надо было хорошенько все обдумать.

Слава Богу, он знал, где обрести душевное равновесие.


Глава 16

Печален тот день, когда ты ущипнешь себя, чтобы понять, пробудился ты или все еще находишься во власти ночного кошмара. Но особенно грустен тот день, когда тебе приходится делать это дважды.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

Миссис Уоллис наклонилась и, щурясь, всматривалась в темноту.

— Я точно не помню… — сказала она, хмурясь. — Может быть, это и не здесь. Но надо проверить.

Она снова прищурилась.

Триона, стоявшая за ее спиной, терпеливо ждала. Снаружи бушевал ветер — следствие ярости Хью. Время от времени он сотрясал стекла окон так, что они начинали дребезжать, и холодный воздух просачивался в щели между стеклами и подоконниками.

Сердце Трионы колотилось при воспоминании о ее размолвке с Хью два дня назад. С тех пор она плохо спала. Если быть честной, то причина была в том, что она привыкла чувствовать рядом его теплое тело, а без него постель казалась слишком большой и холодной.

Миссис Уоллис выпрямилась и головой чуть не задела низко расположенную балку.

— Осторожно! — предостерегла ее Триона, поднимая фонарь выше.

— Да, стропила здесь расположены низко.

— Зато они прочные. — Триона огляделась: — Дом построен на совесть. А вот у нас в Уитберне потолки ужасно протекают.

— Да, хозяин постарался. Когда поденщики закончили со строительством дома, он отправил их к лорду на ремонт замка. Они и там поработали на совесть.

Триона много раз видела этот замок. Он величественно возвышался на гребне холма, отделенного долиной от просторного дома бабушки. Девочкой, навещая ее, Триона видела два внушительных строения — древний замок проклятых Маклейнов и новый дом бабушки, где всегда находились лакомства для ее маленьких внучек. Эти два здания, будто часовые, стояли на страже возле сонного городка, расположенного внизу у реки.

— Поднимите лампу повыше. Думаю, тот сундук, что нам нужен, может оказаться вон в том углу.

Триона последовала совету домоправительницы и была вознаграждена радостным восклицанием миссис Уоллис:

— Ага! Вот он! Пошлю Лайама, чтобы отнес его вниз. — Она улыбнулась Трионе: — Славное дело вы задумали — сшить новые шерстяные нижние юбки для девочек, чтобы они могли носить их под костюмами для верховой езды. Его светлость не думает о холоде и заставляет этих бедных малюток ездить на лошадях в любую погоду. Чудо, что они до сих пор не подхватили лихорадку!

У Трионы были свои соображения насчет его светлости, но она не собиралась выносить их на обсуждение.

Миссис Уоллис взяла фонарь и направилась вниз по лестнице. Триона, следуя за ней, не смогла удержаться от стона:

— У меня все тело болит от верховой езды. Когда-нибудь мне полегчает? Сил никаких нет.

Миссис Уоллис хмыкнула:

— Неудивительно! Нынче утром вы так долго катались без Фергюсона! Я даже беспокоилась, потому что вас не было целых два часа.

— Теперь я сожалею о каждой минуте, проведенной в седле.

Миссис Уоллис ответила ей понимающей улыбкой:

— Я считаю, что это пойдет вам на благо. Его светлость будет очень доволен. Вся его жизнь в лошадях. Он живет и дышит ими.

Помолчав, миссис Уоллис добавила:

— Хуже то, что он заставляет этих необузданных девчонок делать то же самое. Он берет их на верховую прогулку каждый день, какая бы ни была погода, светит ли солнце или идет дождь.

«Потому что он их любит». После отъезда Хью Триона снова и снова переживала их ссору. И каждый раз вздрагивала, вспоминая тот момент, когда она обвинила его в неспособности отдавать себя чувствам, а не только заботам. Это, конечно, было сказано в запальчивости. Она наговорила ему тогда много неприятных слов, и слова эти достигли одной цели — огорчили его и восстановили против нее. А она, в свою очередь, была разгневана и обижена им.

Горло Трионы сжалось от этих воспоминаний, и ей пришлось откашляться, прежде чем она заговорила снова.

— Почему вы называете девочек «необузданными»?

— Они избалованы. Будь они моими дочерьми, я бы задала им хорошую трепку. Его светлость не замечает, сколько с ними хлопот. Когда он дома, они шелковые, но стоит ему отлучиться на десять минут… — Она поморщилась: — На прошлой неделе одна из них насыпала соли в сахарницу, но, к счастью, я это обнаружила прежде, чем поставить ее на стол!

Триона усмехнулась:

— Мои братья тоже немало бедокурили. Особенно Уильям. Тот постоянно придумывал все новые проказы и вечно попадал впросак.

Она на мгновение поддалась тоске по дому. Что сейчас делают ее братья и сестры?

Должно быть, ее чувства отразились на лице, потому что, взглянув на нее, миссис Уоллис смягчилась:

— Что поделаешь, дети всегда остаются детьми.

— Если не считать того, что Уильяму двадцать и ему пора бы уже повзрослеть.

Сегодня она напишет очередное письмо своим родным. Кейтлин писать не любила, как и Уильям, как и Роберт. Но на Майкла и Мэри можно было рассчитывать, и она ожидала от них длинных и подробных писем — отчетов о том, что происходит в Уитберне. Она представляла, как сейчас все они сидят возле небольшого камина. Мэри вяжет или вышивает, потому что она никогда не сидела без дела. Роберт, возможно, читает какую-нибудь приглянувшуюся ему книгу, чтобы подольститься к отцу, в то же время успевая посмеиваться над Кейтлин, не читающей ничего, кроме дамских модных журналов. Уильям, должно быть, прохлаждается, стоя у каминной полки, и рассуждает о лошадях, охоте или о каком-нибудь своем новом хобби, а Майкл, все еще чувствующий себя неважно, сидит на старом красном диване, закутанный, как куль, потому что в доме холодно.

Она скучала даже по вечному нытью и жалобам Роберта! Ведь в Гилмертоне было так пусто, что казалось, будто во всех его залах и коридорах любой звук отдается эхом. А то, что они с Хью повздорили и разошлись во мнениях на столь сложный вопрос, как отношение к детям, только усугубляло ее тоску.

— Вы, наверное, собираетесь навестить свою бабушку, миледи? Правда, сегодня Лайам поедет в город с поручением от кухарки и не сможет отвезти вас, а Фергюсона, как вы знаете, нет дома.

— Нет, — ответила Триона, — по средам бабушка всегда ездит с визитами. Поэтому я поеду к ней завтра.

— Очень хорошо, миледи. Как мило, что вы навещаете ее.

— Она для меня так много значит. К тому же бабушка должна объяснить мне, как вылечить эту боль в мышцах.

Триона последовала по лестнице в коридор за миссис Уоллис. Лайам и Ангус чистили серебро в столовой, достаточно близко от парадной двери, чтобы услышать, если кто-нибудь постучит.

— Замечательно, что ваша бабушка разбирается в травах, — сказала домоправительница.

— Она всю жизнь умела лечить. К тому же еще управляет мельницами, которые муж оставил ей в наследство.

— О! — Глаза миссис Уоллис округлились. — Это и есть знаменитые мельницы Херста!

— Да, они самые.

— Вы никогда не упоминали, что ваша бабушка и есть та самая старая Нора из Херст-Холла.

— Это именно так.

Лицо миссис Уоллис просияло:

— Если бы я только знала, что ваша бабушка и есть старая Нора! Мне всегда хотелось с ней познакомиться, но никогда я не удостаивалась такой чести. Она принимала роды у двух моих дочерей. У моей Мэри были ужасно тяжелые роды с младшей, но когда приехала старая Нора, она сделала все возможное, чтобы малышка выжила.

— Уверена, ей будет приятно узнать, что ее помнят.

Миссис Уоллис улыбнулась и покачала головой:

— Подумать только, что его светлость однажды поедет в Лондон, и все это окончится браком с внучкой старой Норы. Вас свела вместе сама судьба!

Трионе хотелось бы верить этому. Неплохо иметь в своих союзниках судьбу. Она подавила вздох.

— Хочу написать письмо своим, а чернильница на письменном столе в гостиной пуста — чернила в ней высохли.

— Простите, миледи. Я сейчас же об этом позабочусь. — Миссис Уоллис бросила взгляд на Триону и добавила: — Господи! Ну и буря была недавно!

— Разве? — спросила Триона, изображая недоумение.

— Да, это до смерти напугало бедную кухарку. На нее полетела целая куча ножей, ей даже пришлось укрыться под скамьей.

— Я рада, что никто не пострадал.

Если бы такое несчастье случилось, она бы сочла себя ответственной за это, потому что сама довела Хью до греха.

Это послужило ей хорошим уроком. Если она хотела чего-нибудь добиться от Хью, надо искать к нему более тонкий подход. К тому же она предпочитала гневу его необузданную страсть в постели.

Они уже оказались у двери гостиной, и домоправительница сказала:

— Сейчас принесу чернила.

— Благодарю вас, миссис Уоллис. Я очень ценю вашу помощь.

— Ох, и не думайте об этом! Вы нынче утром ездили верхом да еще поднимались по лестнице. Могу только сказать, что свежий и здоровый деревенский воздух явно идет вам на пользу. Мойра говорит, что нынче вы поднялись с постели на час раньше меня!

На самом деле Триона встала еще раньше. Она проснулась с рассветом, замерзшая и одинокая, тоскуя по теплому обнаженному телу Хью. Каждое утро, еще полусонную, ее пробуждали жаркие ласки мужа.

Но она скучала не только по их любовным объятиям. За последние несколько недель он стал частью ее жизни. Она наслаждалась их разговорами за завтраком до пробуждения девочек. Они рассказывали друг другу о своем детстве и надеждах, а иногда просто болтали о пустяках. Это было приятным дополнением к их физической близости.

Если бы только она могла убедить Хью позволить ей проявлять свою страсть не только в постели… Но после их ссоры он вряд ли станет обсуждать с ней эту скользкую тему.

Что еще хуже, она начинала осознавать, что его поведение сказывалось и на дочках. Они противились ей не только потому, что их раздражало ее появление в их доме, но и потому, что чувствовали нежелание отца подпустить ее ближе, и их пугало возможное влияние Трионы на него. Если бы только они знали правду! Ведь она не имеет на него вообще никакого влияния. Ей не удается вовлечь его ни в какие иные отношения, кроме физической близости! К тому же, судя по всему, она обладала сомнительным талантом доводить его до бешенства, до точки кипения.

Она потерла руки, ощутив внезапное беспокойство. С тех пор как Хью уехал, эти мысли приходили снова и снова. То, что она осталась одна в этом огромном доме и сокрушалась по поводу своих последних слов, обращенных к мужу, начинало сказываться на ее настроении, ей было нелегко. Надо было сообразить, чем занять себя, что придумать, чтобы находиться в напряжении с утра и до того момента, когда солнце скроется за горизонтом и огромный дом внезапно покажется еще более пустым, а она почувствует себя усталой до изнеможения.

— Будут ли еще какие-нибудь указания, миледи? — спросила домоправительница.

— Миссис Уоллис, сколько лет вы работаете у лорда Хью?

— Уже пятнадцать, — ответила та с гордостью.

— Значит, вы очень хорошо знаете Маклейнов.

Серые глаза миссис Уоллис бестрепетно и твердо встретили ее взгляд:

— Да. Достаточно хорошо, чтобы знать, при каких обстоятельствах один из них вспылит.

— Ну, этот момент трудно не заметить, — сухо возразила Триона.

— А почему вы поинтересовались?

— Потому что подумываю кое-что изменить здесь. Конечно, ничего радикального. Просто мне было бы приятно добавить что-нибудь в Гилмертоне от себя. — «До того как я отсюда уеду».

— Хорошая мысль. А что вы предлагаете?

— Мне хотелось бы удивить его светлость, как-то улучшив обстановку. Но здесь все так хорошо налажено, что, право, трудно придумать, какие усовершенствования можно внести.

Миссис Уоллис просияла:

— Благодарю вас, миледи. Я не знаю, что предложите вы, но я уже давно думаю, что, может быть, имеет смысл переставить мебель. Если она долго стоит на одном месте и в определенном порядке, то люди ходят по комнате всегда привычным путем, а от этого пол портится.

— Прекрасная мысль. Может быть, мы займемся этим после ленча…

Послышался громкий стук в дверь, и Лайам пошел открывать.

Бабушка, одетая в свой лучший воскресный наряд, в платье цвета лаванды и серый плащ благородного мягкого оттенка, вплыла в комнату. Ее седые локоны прятались под самым огромным чепцом с цветами, какой только Трионе приходилось видеть в жизни. Опираясь на трость, она оглядывала Триону с головы до ног.

— Ну? Не желаешь ли предложить чашечку чаю? Я ехала сюда добрый час, и у меня все во рту пересохло от жажды.

Миссис Уоллис низко присела в реверансе:

— Я сейчас же принесу вам чаю. Кстати, миссис Херст, я сожалею, что не знала прежде, что вы и есть та самая Нора-целительница, а иначе поблагодарила бы вас за излечение моих крошек.

Бабушка заинтересованно подняла бровь:

— О! А кто они, ваши крошки?

— Мэри Уоллис и Клара Керкленд.

— Да, я припоминаю их обеих! Как поживают ваши прелестные дочери?

Миссис Уоллис вспыхнула от удовольствия. Она провела несколько минут, рассказывая Норе о них, потом поспешила, чтобы принести чай и лепешки.

— Не забудьте мармелад! — крикнула бабушка ей вслед. — Во время визитов к друзьям я люблю полакомиться. — Она бросила на Триону виноватый взгляд: — Не люблю заказывать его для себя. Он слишком дорогой.

Триона рассмеялась и обняла старушку.

— Как хорошо, что ты приехала!

— Я так и рассудила, что тебе понадобится излить душу. И я поспешила сесть в карету.

Бабушка снова подняла серебристую бровь, и Триона повела ее в гостиную.

— Кажется, эта мысль пришла мне в голову не случайно.

Триона вздохнула:

— Ты имеешь в виду ветер?

— Да. Это мог сделать только его светлость, и никто другой.

Бабушка устроилась на диванчике у камина и похлопала рукой по подушке рядом с собой:

— Иди сюда, дитя, и расскажи мне, что случилось.

И скоро Триона уже исповедовалась бабушке — она выложила ей все свои печали. Бабушка выслушала все, время от времени поражая внучку проницательными замечаниями и вопросами. Они замолчали, только когда миссис Уоллис внесла поднос с лепешками, мармеладом и чаем.

Наконец, выждав, когда удалится домоправительница, Триона закончила свой рассказ.

С минуту бабушка сидела, погрузившись в молчание, потом спросила:

— Вы оба вспылили?

— Я была так удручена.

— Понимаю.

Бабушка сделала шумный глоток из своей чашки:

— Девочка, чего ты ждешь от Маклейна?

— Чтобы он полностью принял меня в качестве жены.

— А! Ты жаждешь, чтобы он не только умом, но и сердцем участвовал в этом браке. — Она похлопала Триону по руке. — Ты хочешь, чтобы он любил тебя.

— Нет, нет, нет. Я думаю о другом.

А о чем, собственно, она мечтает? Чтобы он принял ее всерьез? Объяснился в любви?

Может быть, бабушка права? Она желала, чтобы он… сознавал обязательства по отношению к ней… и не только из чувства долга, но и по велению сердца. Могла ли она требовать этого?

— Полегче! Твоя головка лопнет, если ты будешь так напрягаться. Это не такой уж сложный вопрос. Из того, что ты сказала, явствует, что вы оба показали друг другу зубки. И потому каждый из вас обязан извиниться перед другим.

— Я боялась, что ты так и скажешь.

Бабушка снова похлопала ее по руке.

— Ах, девочка! Что в этом худого?

Взгляд ее блестящих глаз сцепился со взглядом Трионы.

— Скажи мне, потому что это важно, скажи мне… Ты его любишь?

«Господи! Что заставило бабушку задать такой вопрос?»

— Нет! Конечно, не люблю! Я хочу сказать… он мне небезразличен, но…

Она заморгала. И наконец выговорила нерешительно:

— Возможно. Думаю, это возможно. Но, конечно, надеюсь, что это не так.

— Почему?

— Потому что не хочу страдать. Не хочу, чтобы эта любовь была только с моей стороны.

— А! Да, это может оказаться проблемой.

— Я много о нем думаю и не могу не признать, как добр он к дочкам и как их любит.

В сердце ее возникло сложное, еще не осмысленное до конца чувство.

— Я бы хотела, чтобы он уделил и мне частицу этой любви.

— Так и будет, девочка. Просто он из тех людей, кому нелегко примириться с переменами.

Бабушка помолчала и продолжила:

— Одна из проблем — в этом проклятии. Все, на кого оно наложено, старательно оберегают свои чувства и свою независимость. Не забывай об этом, дитя. Если его гнев способен вызвать бурю в океане и потопить корабли, тебе следует проявлять осмотрительность относительно своих собственных чувств.

Триона задумчиво кивнула:

— Я не подумала об этом.

— Это огромная ответственность. Сильное чувство может изменить человека, и порой не в лучшую сторону.

Бабушка похлопала Триону по колену.

— Прежде чем ты решишь, как относиться к Маклейну, должна, как говорится, примерить на себя его обувь и походить в ней.

— Ты права. Я хотела спросить его об этом и еще о многом другом, но пока что хожу вокруг него на цыпочках и не знаю, как найти свое место в доме.

— О, это ничего хорошего не принесет! Что ты сделала, когда Маклейн вспылил и попытался тебя урезонить?

— Я сказала, что сержусь на него.

— А он?

— Он уехал к своим лошадям.

— Что? И ты не заставила его остаться и выслушать твои жалобы?

— Сначала пыталась, но он так разгневался. Я тоже вспылила, и мне захотелось, чтобы он поскорее ушел.

— Наверное, это естественно, что вы оба рассердились друг на друга, как два шершня. А что ты будешь делать, когда он вернется, а ты уже успокоишься?

Триона уже размышляла над этим.

— Я собираюсь попросить… нет, потребовать, чтобы он позволил мне участвовать во всех сторонах жизни дома, включая и отношения с детьми.

— А если он забудет, что ты зеница его ока, и по глупости ответит отказом?

Она улыбнулась:

— О, я уже дала ему понять, что он не единственный может сотрясать все вокруг, когда окажется не в духе.

— Отлично, девочка! Вот это сила духа! — Бабушка улыбнулась, и по ее лицу побежали морщинки. — Ссора иногда бывает ко благу.

— Я не помню, чтобы мои родители ругались.

— Согласна. Твоя мать терпеть не может ссор, и очень жаль. Люди были бы счастливее, если бы время от времени позволяли себе очистительную ссору. Для очищения атмосферы в доме. Ссоры позволяют высказать все, что необходимо, чтобы покончить с разногласиями. Главное, чтобы на этом дело и кончалось, чтобы не всплывали старые обиды и чтобы вы ни в чем не обвиняли друг друга напрасно. Это никогда не приносит пользы.

— Но не разгневает ли это Маклейна еще сильнее?

— Все зависит оттого, какая это ссора. Маклейн обладает большей властью над стихией, чем его братья.

— Да, это верно. — Триона посмотрела на бабушку с любопытством: — И ты знаешь, что он способен себя сдерживать?

— Да, девочка, знаю.

— Как?

— Был еще один Маклейн, о котором они не говорят. Это младший брат Хью, которого хладнокровно убили. Когда он умер, сотряслись небеса, и буря бушевала несколько дней.

При воспоминании об этом глаза бабушки потемнели:

— В долине произошло наводнение, молнии сверкали, пока весь воздух не насытился озоном, подули ледяные ветры. Большая часть деревни была смыта или сгорела дотла. Деревенские жители схоронились в своих домах, напуганные до смерти, и не смели вздохнуть. И тогда я увидела твоего мужа на крыше замка. Он оставался там целых два часа, а когда спустился, буря стихла.

Его братья обратились ко мне за помощью. Он был слишком слаб и не мог сам идти. Они чуть не лишились его в тот раз и потому послали за мной, чтобы я его выходила. Я знала, что случилось, но он не хотел, чтобы я поведала об этом хоть одной живой душе, даже его родным. — Бабушка нахмурилась — Такова природа проклятия — наказывать тех, кто ищет способ обойти его. Поэтому, когда он находит силу противостоять ему, проклятие мстит. Я думаю, оно даже могло бы убить Хью, если бы он сопротивлялся ему слишком сильно.

Триона почувствовала, что ей трудно дышать.

— О, не надо так пугаться! — Бабушка снова похлопала Триону по руке. — Твой муж — хороший человек, и ты должна это знать. Но не пытайся заставить его признать, что ты права, а он — нет. Нужна подлинная любовь, чтобы раскрыть свое сердце истине.

«Подлинная любовь». Триона никогда не считала себя романтической особой, и все же… Может быть, она идеализировала отношения своих родителей? Иногда она замечала напряженность в отношениях между матерью и бабушкой, и отец чувствовал неловкость, оттого что оказывался между двух огней. И все же она никогда не слышала, чтобы он на это жаловался. Это заставило Триону призадуматься о других случаях, которые, возможно, были ей неизвестны.

Может быть, истина состояла в том, что не бывает идеальных браков, а бывают только приемлемые, терпимые. А чего же еще желать, если не по-настоящему устойчивого брака? И внезапно Триона осознала, что ее цель изменилась. Ей показалось до обидного мало — оставить в Гилмертоне воспоминания о себе, отпечаток своей личности. Она решила вообще не покидать его, хотела добиться нормальных и полноценных отношений с Хью и его дочерьми. Она не знала, удастся ли ей убедить мужа согласиться с ней, но была полна решимости попытаться.

— Благодарю тебя, Мамушка. — Триона обняла бабушку. — Ты дала мне пищу для раздумий.

— Хороша. Люди не так часто размышляют над жизнью — обычно им некогда, — и, проживая день за днем по инерции, совершают множество ошибок.

Триона согласилась. Пока еще было слишком рано говорить, смогут ли они с Хью полюбить друг друга по-настоящему, но, живя бок о бок день за днем, уделяя больше внимания друг другу и будучи искренними и открытыми, обсуждая все, что их волнует, возможно, даже вслух, они смогли бы продвинуться в этом направлении.

Бабушка улыбнулась ей широко и лукаво:

— А теперь, девочка, поговорим о более важном.

Триона подалась вперед:

— Что же может быть важнее?

— Если ты не собираешься съесть эту лепешку, не положишь ли ее на мою тарелку? Мне предстоит долгий путь домой, и я не хочу по дороге умереть от голода.

Триона рассмеялась и положила последнюю лепешку на тарелку старушки, с улыбкой глядя, как та щедро намазывает на нее мармелад.


— Вот она, — прошептала Девон, подглядывавшая в окно гостиной, — с какой-то старухой.

Кристина заняла место рядом с Девон. Катриона сидела рядом с женщиной, которой можно было бы дать на вид не меньше ста лет. Лицо ее было исчерчено массой морщин, нос был большим и крючковатым, а седые волосы росли пучками.

— Она похожа на ведьму!

Девон опустилась на колени и оперлась на руки.

— Нам надо зайти с другой стороны. Они сидят слишком близко к этим окнам.

Кристина кивнула и ответила шепотом:

— Тогда пойдем через розарий. И смотри не порви платье о шипы. У дяди Дугала возникнут подозрения, если мы явимся перепачканные и в порванной одежде.

Девон шла впереди и, пробираясь сквозь кустарник к окну, в которое лучше был виден диван, сгибалась почти вдвое. Она заняла позицию по одну его сторону, Кристина — по другую. Но они опоздали и не смогли подслушать, о чем разговаривали Катриона и ее гостья, потому что старушка уже уходила.

Они слышали, как Катриона прощалась с ней, а потом в комнату вошла миссис Уоллис:

— Как приятно было познакомиться с вашей бабушкой!

— Она тоже обрадовалась вам.

— Не начать ли передвигать мебель прямо сейчас?

Девон негодующе поморщилась.

— О да! — согласилась Катриона. — Что вы предлагаете?

— Прежде всего я хочу попросить Ангуса и Лайама помочь нам!

Девон заглянула через край подоконника и увидела двух женщин, болтавших и смеявшихся. Сначала они передвинули секретер на то место, куда падало солнце, а потом поставили диван сиденьем к камину, а не сбоку от него. С первого взгляда казалось, что ничто — ни стулья, ни столы, ни коврики — не осталось нетронутым.

— Что она делает? — зашипела Девон, и губы ее побелели от бешенства. Она отвернулась и принялась яростно продираться сквозь кусты.

Кристина надеялась, что женщины в комнате были слишком заняты, чтобы расслышать их, потому что Девон производила много шума. Покачав головой, она последовала за сестрой.

Они пробрались через сад и вышли за ворота на прогалину, скрытую деревьями. Там стояли стреноженные, привязанные к низко растущей ветке лошади, а рядом Агги с довольным видом жевала яблоко.

Как только они добрались до деревьев, Девон резко повернулась к Кристине:

— Ты видела? Она делает как раз то, что я и предположила, — старается все здесь изменить!

Кристина ответила хмурым взглядом:

— Она всего лишь передвигает мебель.

— Но это только начало.

Руки Девон сжались в кулаки:

— Она на этом не остановится.

Кристина не ответила. Она согласилась на это небольшое путешествие только из любопытства: ей было интересно узнать, чем занимается Катриона после папиного отъезда. Она и сама не знала, чего ожидает, но надеялась увидеть Катриону за каким-нибудь по-настоящему скверным делом. Это было бы славно, потому что тогда бы Кристина избавилась от неприятного чувства, что они были несправедливы к новоиспеченной жене папы.

И ведь он вовсе не хотел, чтобы она здесь оставалась, — все его действия яснее ясного говорили сами за себя. Или так было до тех пор, пока он не рассердился на них за то, что они смеялись над неумением Катрионы ездить верхом и ее неуклюжими попытками удержаться в седле. Даже теперь Кристина могла представить рассерженное папино лицо. Может быть, всего лишь может быть, папа был неравнодушен к Катрионе, но не хотел, чтобы кто-нибудь узнал об этом, даже сама Катриона?

Кристине все это не нравилось. Еще хуже было то, что Девон почувствовала себя униженной тем, что папа их так отчитал, была полна ярости и жаждала отомстить Катрионе.

Кристина тяжело вздохнула и присоединилась к Агги.

Девон сердито вышагивала, юбки ее развевались от быстрых движений при каждом шаге.

— Не могу поверить, что она на это решилась!

— А что она делала? — спросила Агги, не выпуская яблока изо рта.

— Всего лишь передвигала мебель, — ответила Кристина.

Агги помолчала, потом спросила:

— И что?

— И все, — сказала Кристина. — Но Девон считает, что в этом кроются дьявольские козни.

— Она и есть дьявол, то есть дьяволица, — отрезала Девон перед сестрами: — Может быть, мы и не застали Катриону за чем-то ужасным, но ведь мы наблюдали за ней всего несколько минут.

Кристина вздохнула:

— Не знаю. У меня возникло чувство, что мы занимаемся ерундой. Может быть, предоставим действовать папе? Иногда мне кажется, что она ему нравится. К тому же он просил нас быть с ней вежливыми. А ведь раньше он никогда не просил нас об этом? Разве не так?

Девон нахмурилась, стоя лицом к Кристине:

— Видишь, что получается? Она медленно, но неуклонно перетягивает его на свою сторону и заставляет думать и действовать по-своему. У нее ведь нет детей. Она считает нас лишними, помехой.

Сердце Кристины упало. Неужели Катриона так к ним относится? Неужели они мешают ее жизни с папой?

— Она будет и дальше оттеснять нас от него, — продолжала Девон голосом, скрежещущим как наждак. — Она заставит папу считать, что мы способны только делать пакости, а потом, когда у них появится собственный младенец, для нас больше не останется места.

У Кристины до боли сдавило грудь, будто кто-то сел на нее.

Агги недоуменно заморгала:

— Ты… ты правда думаешь, что она этого добивается?

— Я уверена!

Внезапно Кристина вскочила и повернулась лицом к Гилмертон-Мэнору — она не могла больше сидеть спокойно. Дом возвышался на гребне холма как драгоценный камень в оправе кольца. Солнце светило в его окна, и они блестели, а плющ заботливо обвивал здание со всех сторон. Это было место, которое она считала домом. В горле ее образовался комок. Она не вполне поверила словам Девон, но одно было ясно: многое изменится, когда у папы и его жены появится свой малыш! Останется ли тогда в его жизни место для них?

Она закусила губу, едва сдерживая слезы. Нахлынули воспоминания о скверно пахнущих жалких комнатах и вечном ожидании матери, которая далеко не всегда возвращалась. Кристина вспомнила о тех двух неделях, когда, доведенная до отчаяния голодным плачем сестер, отправилась на холодные улицы Парижа, чтобы добыть хоть какую-нибудь еду. Это заняло у нее долгие часы, но ей все же удалось стащить кое-что, чтобы хватило на несколько дней. Она вернулась промокшая и грязная. Платье ее было изорвано мужчиной, от которого разило джином и который пытался затащить ее в укромный уголок. Она понимала, чего он хочет. Отчаяние придало ей сил вырваться и убежать так быстро, как только хватило сил, и вернуться на холодный чердак, который был в то время их временным приютом.

Теперь их домом стал Гилмертон. Она посмотрела на него сверху вниз, любуясь, как солнце играет на стеклах решетчатых окон, на крепких каменных стенах, на надежных мощных дверях.

Это был их дом, и она была готова на все, чтобы сохранить его. Они с сестрами не должны утратить Гилмертон, потерять папу.

У нее из груди вырвалось рыдание, и тотчас же ее сжали в яростном объятии тонкие руки Девон. К ним присоединились округлые ручки Агги. Они оставались в таком положении довольно долго, пока воспоминания об их бесприютности не потускнели и Кристина не пришла в себя.

Когда Девон ее выпустила, Кристина вытерла глаза и попыталась улыбнуться.

— Нам пора возвращаться. Дядя Дугал заметит наше отсутствие.

Девон смахнула слезы тыльной стороной руки:

— Мы поедем вдоль озера. Так будет быстрее.

Тропа вилась вокруг небольшого озерца. Оно располагалось в конце долины, а потом раздваивалось, и два ответвления шли в разных направлениях. Одно из них вело к изящному, современной постройки дому дяди Дугала, другое — к замку Маклейнов. Папа рассказывал, что было время, когда эта тропа была главной дорогой в замок, но теперь, когда часть ее оказалась размытой, а спуск к озеру очень крутым, никто из путников сюда больше не сворачивал. Отец предостерегал их, чтобы они не пользовались этим путем, но было так удобно ради экономии времени срезать дорогу, что они все чаще и чаще ездили именно здесь. Кристина считала, что папа преувеличивал опасность. Пока им удавалось удерживать своих лошадей в повиновении и не спеша продвигаться по самой узкой части тропы, все они чувствовали себя на ней уверенно.

— Поехали, Агги. — Девон привела лошадь Агги и подождала, пока сестра сядет в седло. Потом она оказала такую же услугу Кристине. Когда пришло время ей садиться на лошадь, она уцепилась за короткую веревку, свисавшую с седла, и взлетела в него.

Кристина смотрела на нее с завистью. Девон была отчаянной, независимой девчонкой. Она не упускала возможности подчеркнуть, что не нуждается ни в чьих советах. Кристина хотела бы позаимствовать немного воинственного духа Девон. Если им снова придется самим заботиться о себе, ей это потребуется.

С тяжелым сердцем она понуканием заставила свою лошадь идти вровень с лошадью сестры.

— Что нам делать?

Девон сжала губы:

— Мы должны воспрепятствовать еще большему сближению Катрионы и папы.

— Но как? Пока что все, что мы предпринимали, приводило к обратному результату.

— Дай подумать.

Кристина кивнула и направила свою лошадь вниз по тропе, пока Девон мысленно перебирала всевозможные варианты противоборства с Катрионой.

Когда они добрались до самого узкого места тропинки, Девон заставила свою лошадь идти вровень с лошадью Кристины. На лице ее появилось лукавое выражение.

— Ха! Я знаю, что нам делать.

— Что же? — спросила Кристина.

— Кажется, папа должен вернуться сегодня поздно вечером. Дядя Дугал послал одного из своих людей, чтобы уточнить время его прибытия.

— И что?

— То, что перед его возвращением мы улизнем и тайком вернемся в Гилмертон. Уже начнет смеркаться, но мы ведь хорошо знаем дорогу и темнота нам не помешает. А потом мы переставим мебель.

— И как это нам поможет? — спросила Кристина.

— Увидишь.

И она поехала вниз по тропинке.

Какой бы ни была мысль Девон, но если бы их проделка принесла желаемый результат, Кристина была готова принять участие в ней.

Почувствовав себя обнадеженной, она поспешила за сестрой.


Глава 17

Любовь — любопытная штука, мои дорогие. Временами она красуется на белом коне, вызывая восхищение. А порой крадется и производит не больше шума, чем капля дождя, и уносит ваше сердце прежде, чем вы успеете опомниться.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Вот так! — Триона устало потерла спину. Потребовалось почти два часа, чтобы привести гостиную в ее теперешний вид, который она одобрила. — Мне нравится. Теперь здесь гораздо просторнее и уютнее.

Миссис Уоллис кивнула, выражая свое одобрение:

— Я тоже так думаю, миледи.

Домоправительница обратилась к Ангусу и Лайаму:

— Отнесите этот стол в гостиную и поставьте там в угол. Здесь он лишний. По утрам будем ставить на него горячий чайник. Ой! А время-то! Попрошу кухарку подавать ужин.

— Если не трудно, я бы предпочла, чтобы мне принесли еду в спальню. — Меньше всего Триона хотела бы есть в одиночестве за длинным столом в столовой. — Я немного устала.

«И слава Богу! Может, крепче буду спать».

— Решили лечь пораньше, миледи? Очень хорошо. К тому же его светлость скоро вернется, приедут дети и ваша спокойная жизнь кончится.

Триона рассмеялась:

— Я бы так не сказала. Пожалуй, я приму горячую ванну.

Миссис Уоллис кивнула:

— Сию минуту, миледи.

Она в последний раз оглядела результаты проделанной ими работы и удовлетворенно улыбнулась:

— Много лучше! Если его светлости не понравится, значит, у него не все в порядке со зрением.

Триона улыбнулась. Завтра все встанет на свои места. Она не сознавала, насколько ей было приятно то, что ее окружают люди, до тех пор пока не осталась в одиночестве в огромном великолепном доме. И теперь она с нетерпением ждала утреннего свидания с Хью, которое, казалось, предваряло грядущий счастливый день. Ей недоставало его улыбки, щебета девочек, когда они спускались по лестнице на послеполуденную верховую прогулку с отцом, и низкого голоса Хью, отвечавшего с легким подтруниванием на их болтовню, и ее поездок с Фергюсоном, и возможности совершенствоваться в верховой езде, и разговоров с миссис Уоллис, обычно сопровождавшихся шутками и смехом.

Жизнь состояла из череды простых событий и явлений, но, соединенные вместе, они образовывали крепкую ткань. И даже то, что она преобразовала гостиную, придавало ей ощущение слитности с этим домом, единения с ним.

После того как ей принесли поднос с хлебом и сыром, нарезанным кусками яблоком и большим апельсином и она съела свой ужин, Триона погрузилась в ванну. Потом, одетая в ночную рубашку, отдыхала на диване перед камином с чашкой свежезаваренного чая. Скоро должен был вернуться Хью, и она с трудом могла заставить себя усидеть на месте.

Чтобы отвлечься, Триона попыталась было читать, но не могла сосредоточиться. Ее взгляд то и дело обращался к постели, а потом к окну, будто Хью мог чудесным образом материализоваться из тьмы, войти в окно второго этажа, схватить ее в объятия и отнести в постель. При этой мысли ее пробрала дрожь.

Хотя Хью и был расстроен перед отъездом, но теперь он, возвратившись домой, конечно, должен был успокоиться. В конце концов, она же пережила колкости, которые он бросил ей в лицо.

По правде говоря, брак оказался совсем не таким, каким она его представляла. Во-первых, она не думала, что он связан с таким количеством компромиссов и уступок. Нередко он хотел одного, а она — другого. Особенно это касалось отношений к детям, а также к ведению домашнего хозяйства. Что поделаешь, не всегда им удавалось найти общий язык.

Ей часто приходилось идти на компромиссы в отношениях с братьями и сестрами, но, похоже сейчас она была единственной, кто должен уступать, в то время как Маклейн упрямо продолжал придерживаться того образа жизни, который вел до брака.

Бабушка была права: так продолжаться не может. Она жалела, что не может спросить совета у Кейтлин: уж если кто и знал, как заставить мужчину слушать тебя, то именно она. Кажется, сестра всегда знала, что сказать и как, чтобы добиться нужного ей решения. Взгляд Трионы обратился к письменному столу. Почему бы не написать Кейт и не спросить ее совета?

Возможно, пройдет не меньше недели до тех пор, пока она получит ответ, но дело того стоило. Кейтлин наверняка найдет, что посоветовать.

Триона подошла к письменному столу и окунула перо в чернила.

Сначала она спросила о здоровье членов семьи, особенно Майкла, кашель которого не выходил у нее из головы, потом поинтересовалась, не сердится ли отец на Кейтлин из-за ее лондонского фиаско, и, наконец, рассказала сестре о своих усилиях наладить семейную жизнь.

Пока она писала письмо, ее тоска по дому усиливалась. Отсутствие семейного тепла и дружбы, царивших в Уитберне, повернуло ее мысли к Хью. Она призналась, что желала бы всем сердцем, чтобы их отношения с мужем изменились к лучшему, что она растеряна и не знает, как поступить. Она писала и писала и не могла остановиться, перо ее скользило по бумаге, слегка царапая ее.

Когда она закончила, почувствовала себя опустошенной, но все ее чувства были обострены и сосредоточены на одной цели — она была готова к возвращению Хью и девочек.

Отдаленный глухой звук насторожил ее. Это походило на стук открываемых и закрываемых ворот. Но она знала, что Хью никогда не возвращается домой этим путем.

Внезапно она вспомнила опасения Хью насчет матери девочек. Не могло ли случиться, что кто-нибудь проник в дом, чтобы причинить им вред?

Сердце Трионы зачастило, и она подбежала к окну. Полная луна струила свой свет в сад, освещая дорожку, выложенную белым камнем. В конце ее она увидела надежно закрытые ворота. От ее взгляда не укрылось какое-то движение, а потом Триона заметила две фигурки, стремительно убегавшие вверх по холму, расположенному позади сада. Та, что была впереди, обернулась, и Триона увидела слабо светящий фонарь, затененный абажуром.

Она вцепилась в оконную раму и наблюдала за тем, как свет постепенно тускнеет и исчезает за деревьями. «Черт возьми! Слуги спят в дальнем конце дома. Наверное, надо выбежать и посмотреть, куда эти люди направляются?»

Триона стремительно повернулась к платяному шкафу. Она нашла там тяжелый теплый плащ и сунула босые ноги в сапожки. Через минуту она уже бежала по черной лестнице, придерживая полы плаща и ночную рубашку, чтобы не мешали двигаться.

Добравшись до задней двери, открыла замок и выскользнула в сад.

Триона вглядывалась в склон холма, но не могла разглядеть ничего. «В каком направлении они скрылись?» Она осторожно открыла створки ворот и принялась неслышно подниматься на холм, стараясь держаться в тени кустарника. Услышав приглушенные голоса, Триона замерла и нахмурилась. Голоса показались ей похожими на женские. Две женщины? Эти закутанные в плащи незнакомки выглядели миниатюрными.

Приблизившись к небольшой рощице, Триона различила силуэты двух людей на лошадях. Она попыталась еще приблизиться к ним.

— Девон, — послышался приглушенный голос. — Подними фонарь повыше.

«Кристина! Что она делает в лесу ночью?»

— Не могу, — послышался ответ Девон. Она говорила настолько тихо, что Трионе пришлось напрячь слух, чтобы расслышать ее. — Кто-нибудь из дома может нас заметить.

— В это время все спят, и никто не может нас увидеть.

— В спальне папы свет. Возможно, его зажгла Катриона — писала письма. Миссис Уоллис говорит, что никогда не видела, чтобы писали так много.

— Да пусть хоть сотню напишет. Ей это не поможет.

В голосе Девон слышалось мстительное удовлетворение. Ошибки быть не могло.

Триона еще больше встревожилась. Что бы это могло значить?

— Нам лучше поспешить, — сказала Кристина.

— Да мы окажемся в доме дяди Дугала так скоро, что и опомниться не успеешь. Луна полная, и лошади знают дорогу.

Голоса отдалились и теперь были едва слышны, потому что девочки углубились в рощу. Триона, дрожа от холода, плотнее запахнула плащ. Должна ли она последовать за ними и попытаться узнать, что они задумали? Она не думала, что Дугал знает о том, что они не спят в своих постелях, а бродят по лесам. По крайней мере, у них хватило ума не тащить с собой Агги.

Фонарь мигнул — девочки двигались дальше по тропе. Поколебавшись мгновение, Триона направилась за ними. Когда они добрались до опушки рощи, то первым делом потушили светильник и прикрепили к седлу. Девон и Кристина повернули на восток. Во время своих поездок с Фергюсоном Триона узнала от него, что широкая дорога на запад ведет к дому Дугала. Может быть, эта тропа укорачивает путь?

Вскоре они скрылись из виду. Что же девчонки здесь делали? Должно быть, задумали какую-то каверзу. Но что на этот раз?

Вернувшись домой, Триона взяла лампу из своей спальни и направилась в комнату девочек.

На первый взгляд там все было так, как прежде. Они могли что-то взять с собой, но Триона не знала, что именно.

Она спустилась вниз, в холл. Там было жутковато, темно и тихо. Триона остановилась у подножия лестницы. Все двери были закрыты, лампы висели на своих местах. В воздухе витал слабый запах воска.

Все выглядело как всегда.

Она вздохнула, потому что не могла даже понять, что ищет и где могли побывать девочки — в кухне, в винном погребе, в библиотеке. Кто мог это знать?

Все, что она могла заметить, это что в доме было холодно, да и рыскать одной в темноте ей было страшновато. Как бы то ни было, завтра утром она все узнает, обыскав дом от чердака до погреба.

В своей спальне Триона поставила лампу возле кровати, повесила промокший плащ на спинку стула, сняла башмаки и поморщилась, заметив грязь на кайме своей ночной рубашки. Она сняла и ее и принялась за тщетные поиски другой. Должно быть, ее забрали в стирку.

Со вздохом она прошлепала по холодному полу до кровати, задула лампу и скользнула в холодную постель, натянув одеяло на голову.

Постель согревалась медленно. Триона зарылась в нее глубже, жалея, что рядом нет Хью, чтобы согреть ее. Наконец она зевнула и погрузилась в сон.


* * *


Часом позже Хью закрыл за собой дверь конюшни, радуясь теплу.

— Вот так. Теперь все в порядке.

Он смотрел на кобылу, стоящую на свежей соломе, и усталого жеребенка, льнувшего к ее ногам.

— Мы его назовем Докукой.

— Неплохое имечко.

Фергюсон повесил фонарь на стену:

— Не припомню ни одной кобылы, которая умела бы так искусно прятаться. Я никогда и не подумал бы искать ее на гребне холма.

— Хорошо, что мы вообще ее нашли, не важно где. Еще несколько часов промедления, и лошадь с жеребенком могли погибнуть.

Понадобилась вся сноровка Хью и Фергюсона, чтобы спасти их обоих.

Хью открыл дверь конюшни и стал оглядывать дом, выискивая окно спальни.

«Должно быть, Катриона спит. Обрадуется ли она мне?»

Уезжать из дому теперь было тяжелее, чем когда бы то ни было в прошлом.

Он понимал, что станет скучать по девочкам, но никак не думал, что будет так тосковать по Трионе. Все ему напоминало о ней: дуновение свежего ветра заставляло вспомнить о ее шелковистых волосах, изгиб холма напоминал о ее груди, как раз умещавшейся в ладони, шелест травы под копытами лошадей походил на шелест ее юбок, колыхавшихся вокруг длинных ног, — и все эти воспоминания доводили его до исступления.

Он уже не мог любоваться дикой красотой этих холмов, не подумав о том, какое впечатление они произвели бы на нее. Он не мог забыть ее улыбку, такую застенчивую, но волнующую и чувственную, когда утром при пробуждении целовал ее. Он вспоминал, как их ноги переплетались утром, вспоминал лавандовый запах воды в ее ванне и то, с какой решимостью каждое утро она училась с помощью Фергюсона верховой езде.

Она была потрясающей женщиной и решительно не походила ни на одну из тех, кого он знал прежде. Когда она не сердилась на него, то оставалась спокойной, прямой и безыскусной. А еще она была сильной личностью, чарующей и страстной женщиной.

Каждое утро, будучи в разлуке с ней, он пробуждался в полной готовности, потому что ему снилась обнаженная Триона, которую он держал в своих объятиях, и он ощущал ее вкус и всю ее. Похоже было, что чем больше он вкушал ее, тем больше желал. И хотя они расстались не самым лучшим образом, он сознавал, что его страсть к ней ничуть не уменьшилась. Это его удивляло. Он тогда был так разгневан, но, хоть и не согласился с Трионой, не следовало терять контроль над собой. И даже теперь он испытывал чувство стыда, когда вспоминал о том, какая буря случилась по его вине.

Хью со вздохом повернулся, чтобы помочь разгрузить телегу.

Фергюсон запротестовал:

— Спасибо, милорд. Я разбужу кого-нибудь из грумов, мы справимся сами.

Хью снова посмотрел на дом. Она уже легла в постель и, должно быть, пахла свежестью и сладостью лаванды, а ее ночная рубашка окутывала ноги, и кожа ее была теплой и…

Через пару минут Хью оказался в доме. Он снял плащ, бросил его на стул в коридоре и принялся потирать озябшие руки. Может быть, следовало согреться, прежде чем лечь в постель, а иначе проснувшейся от прикосновения его холодных рук жене едва ли будет приятно.

При этой мысли все его тело напряглось. О, как он желал разбудить свою жаркую и страстную Катриону. Но при этом ему следовало согреться, чтобы тело его было теплым, располагающим к нежным объятиям.

Чуточку портвейна перед горящим камином с потрескивающими в нем поленьями было как раз то, что нужно. А утром, когда все уладится, он привезет дочерей, и все вернется на круги своя. Особенно если Триона простит его.

Он открыл дверь библиотеки и в темноте двинулся к письменному столу, чтобы зажечь лампу.

О! Хью зацепился за что-то и качнулся вперед, добрался до дивана, но его рука провалилась в пустоту и он с оглушительным грохотом свалился, врезавшись в маленький столик. Потом услышал звон разбитого стекла, когда что-то хрупкое упало на пол.

Мгновение, ошарашенный, он лежал на полу, уставившись в потолок, и в нем закипал гнев. «Что за черт?» Он осторожно поднялся на ноги, стараясь не коснуться разбитого стекла. Что произошло? Этому столику полагалось находиться возле камина. Почему он оказался посреди комнаты?

Хью поморщился: палец на ноге болел, рука поцарапана. Он с трудом мог разглядеть очертания предметов в комнате, но, похоже, ни один из них не стоял там, где полагается. Что тут натворила эта женщина?

Он выставил руки вперед и начал осторожно пробираться к письменному столу, но по дороге наткнулся на другой стол и чуть не упал, споткнувшись о стул. Наконец Хью нашел лампу и зажег ее. Нежный золотистый свет залил комнату.

Он огляделся, не в силах поверить своим глазам. Вся мебель, каждый ее предмет, кроме письменного стола, оказался сдвинутым с места. Все, кроме него, было поставлено в полном противоречии со здравым смыслом, как будто сотворивший все это проказник поставил целью свести его с ума. Не раздумывая он взревел дурным голосом, призывая на помощь слуг.

Вскоре послышался шум в холле, и в дверях появилась миссис Уоллис в халате, наброшенном поверх ночной рубашки, с лампой в руке и половой щеткой в другой, которую она, вероятно, рассчитывала использовать в качестве оружия. За ее спиной, сжимая в руке то, что при ближайшем рассмотрении оказалось ножкой стула, стоял Ангус.

Миссис Уоллис схватилась за грудь:

— О! Вы нас напугали, милорд! Мы не знали, что вы уже вернулись…

Она оглядела комнату:

— Господи! Что здесь произошло?

— Спросите свою хозяйку, — мрачно ответствовал Хью.

— Но мы здесь ничего не трогали. Мы переставили мебель только в гостиной. И все получилось очень хорошо. Там стало намного красивее, если позволите мне высказать свое мнение.

Он уставился на домоправительницу:

— Вы ей помогали?

— Конечно, милорд. И Ангус, и Лайам тоже!

Ангус согласно кивнул.

Хью усталым жестом потер шею:

— Возможно, она позже спустилась, чтобы переставить мебель в этой комнате.

Миссис Уоллис принялась собирать осколки стекла, но, похоже, Хью не убедил ее.

— Не думаю, милорд. Миледи не лишена здравого смысла. — Она посмотрела на Ангуса: — Принеси помойное ведро, и поскорее.

Он кивнул и скрылся с ножкой стула на плече. Миссис Уоллис сказала, продолжая подметать с пола осколки стекла:

— Это было блюдо для конфет, которое ваша сестрица Фиона подарила вам на Рождество. Какая жалость!

Она помолчала, оглядывая комнату и качая головой:

— Неудивительно, что вы его опрокинули. Полная нелепость расставлять мебель подобным образом.

Хью прошел к низкому буфету, обогнув два стула, стоявшие спинка к спинке, и налил себе портвейна из графина.

— Черт ногу сломит. Кто же тут похозяйничал? — Он вдруг помрачнел, не донеся стакан до рта. Потом отхлебнул глоточек и задумчиво покачал головой: — Девочки не были в доме после моего отъезда?

— Нет. И это меня удивило. Обычно, когда вы уезжаете, они делают здесь остановку во время верховой прогулки.

Значит, это дело рук девчонок. Наверное, прокрались сюда тайком. Он не мог себе представить Триону за подобным занятием. Особенно в библиотеке. Но зачем им понадобилось передвигать мебель? Они, видимо, решили, что это его рассердит.

Так вот в чем дело. Они хотели, чтобы он пришел в ярость? Но на кого она должна была обратиться? Не думали же они, что он во всем обвинит Триону?

Но ведь так почти и случилось, признался Хью себе с досадой.

Вернулся Ангус с помойным ведром, и миссис Уоллис закончила уборку.

— Я разбужу Лайама, и мы приведем комнату в порядок, милорд.

— Нет. Оставьте все как есть.

Она обменялась взглядами с Ангусом:

— Ничего не трогать?

— Да. — Хью поставил стакан. — Отправляйтесь спать. Уже поздно.

— Но ведь вы только что приехали, милорд.

— Я и сам пойду вздремну. Девочек привезу завтра. Нам всем пора отдохнуть.

— Как прикажете.

Хью подождал, пока они уйдут, потом осмотрел столовую и гостиную. Здесь мебель теще была передвинута, если не считать самых тяжелых вещей, но в этих комнатах перестановка была удачной. Он попытался открыть дверь в смежную комнату, но не смог: что-то там застряло и помешало это сделать.

— Маленькие разбойницы! — пробормотал Хью и отправился наверх с лампой в руках. Утром он серьезно поговорит с девчонками. А пока пойдет к жене, ожидающей его в постели. Эта мысль не покидала его, и он настолько ускорил шаг, что почти побежал вверх по лестнице.

Хью приблизился к двери спальни и приостановился, чтобы перевести дух и умерить сердцебиение. Потом глубоко вздохнул, погасил лампу и осторожно открыл дверь. Лунный свет неясно струился в комнату и слабо освещал ковер у постели. Хью поставил лампу возле камина, разделся и подошел к постели.

Мгновение он стоял, глядя на Катриону. Ее длинные волосы веером раскинулись на подушках. От них исходило слабое сияние. Он и сам не знал, почему для него важно, что она лежит в его постели, спит под его одеялом… Что она его жена!

Он никогда не испытывал потребности жениться. Сестра его была замужем и, кажется, счастлива. Дугал расхаживал при встречах с ним с самодовольным и счастливым видом с тех пор, как стал мужем Софии. И даже их брат Грегор, считавшийся убежденным холостяком, женившись, тоже был счастлив в браке. Но Хью думал о женитьбе лишь в отдаленной перспективе, полагая, что это событие произойдет когда-нибудь в будущем, но не сейчас. Не сегодня и не завтра.

Когда оказалось, что он вынужден жениться на Трионе, Хью далеко не сразу понял, насколько изменится его жизнь — и внешне, и внутренне.

Все то, что доставляло ему радость прежде: дом, работа, лошади и даже чувства к дочерям, — теперь казалось важнее, потому что все это он хотел бы разделить с Трионой.

Она вздохнула, пошевелилась во сне и подложила согнутую руку под щеку. От этого движения простыня соскользнула, обнажив плечо, и лунный свет заиграл на ее кремовой коже.

Все тело Хью напряглось. Дрожащей рукой он приподнял с нее одеяло. Сноп лунного света теперь ласкал ее упругие груди, высвечивал очертания округлых бедер и ног. Во сне она нахмурилась и зарылась поглубже в подушку. Сердце его зачастило. Хью скользнул под одеяло и оказался рядом с ней.

Когда он привлек ее к себе, ее глаза широко распахнулись и в лунном свете показались ему темными и бездонными. С улыбкой, от которой его сердце сделало скачок, она обвила его шею руками.

— Добро пожаловать домой, — прошептала она. — Ты нашел кобылу?

Он приподнялся, опираясь на локоть, и провел ладонью по всей длине ее руки, а потом прикрыл рукой ее грудь.

Она ощутила волнение.

Он усмехнулся:

— Да, нам повезло. Она и жеребенок чувствуют себя нормально.

— Поздравляю.

Триона подложила руку под его щеку, и он поцеловал ее в ладонь, прикусив при этом кончики пальцев. Ее глаза потемнели. Он усмехнулся:

— Домой-то я пожаловал, но кто-то передвинул мебель в библиотеке. И я чуть не расшибся насмерть, наткнувшись на что-то в темноте.

— Что? Но мы там ничего не переставляли!

— Кому-то это понадобилось.

И тут она задумчиво прищурила глаза:

— Кажется, я догадываюсь.

— Точно. Поговорим об этом завтра. А пока что кто-то должен обработать мои раны.

Она приподнялась на локте. Их лица оказались вровень:

— Тебе больно?

Он пожал плечами и потер ее сосок большим пальцем.

Она прикусила губу.

Он попытался скрыть усмешку:

— Я, кажется, ударился и головой.

Триона подалась вперед и надолго прижалась губами к его лбу.

Хью закрыл глаза, купаясь в ее нежности. Он ощутил нарастающую тяжесть в паху, потом дотронулся до своей щеки:

— Вот здесь еще.

Она подалась вперед поцеловать его в щеку, и ее шелковистые волосы защекотали его руку.

— И здесь, — сказал он, дотрагиваясь до своей нижней губы.

Ее рука скользнула вокруг его шеи, и ее губы прижались к его губам.

И тут Хью потерял контроль над собой — самообладание покинуло его окончательно. И он овладел ею, горячей и сладостной, полной потребности в нем и желания. И это продолжалось до тех пор, пока у него не перехватило дух. Он овладел ею, потому что желал ее, нуждался в ней, хотел ее. Но главным было то, что она принадлежала ему.

Много позже, взмокшие от напряжения, они лежали рядом, и его руки обвивались вокруг нее, а ее ноги были переплетены с его ногами. Он нежно поцеловал ее в лоб и закрыл глаза.

Потом мягко соскользнул в теплые объятия сна, смутно сознавая, насколько необходимой она стала ему, как важна для его жизни и счастья. Он не был уверен в своих чувствах на этот счет, но в эту минуту, умиротворенный и измученный, был рад, что вернулся домой.

И пока что этого было вполне достаточно.


Глава 18

Нет ничего, что неподвластно любви.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Ты так и сказал ему? — спросила София, с возмущением глядя на мужа.

Дугал вздохнул. Всего минуту назад она источала улыбки и восторг по поводу того, что вернулась туда, где ей и следовало быть, — в его объятия.

Теперь же она уже не сидела, уютно расположившись у него на коленях, а стояла перед ним, уперев руки в бока, а ее синие глаза сверкали гневом.

— София, любовь моя, я вовсе не хотел, чтобы это прозвучало именно так…

София рубанула воздух рукой:

— Постой! Ты «нечаянно» сказал своему брату, что наилучший способ обеспечить счастье с молодой женой — это обращаться с ней как с лошадью?

Изложенный подобным образом, его совет и в самом деле звучал чудовищно.

Взгляд Софии приковал его к месту:

— И это было лучшее, что ты мог ему посоветовать?

— Ну, я не подумал, как это может прозвучать.

— А как насчет того, чтобы сказать Хью, что счастливая жена означает счастливый дом?

— Ты права, разумеется.

— Или что он должен потратить время на то, чтобы узнать ее получше, потому что обстоятельства столь неожиданно столкнули их?

— Это было бы хорошей мыслью…

— Или что ему следует позаботиться о том, чтобы ей было уютно в его доме, а иначе она будет чувствовать себя чужой? — Глаза Софии пылали огнем: — А о чем ты вообще думал? У тебя, мой друг, большое самомнение. Но человек ты на самом деле невежественный.

Шотландский акцент Софии усилился, а это было верным признаком того, что Дугал оказался в беде. Он широко развел руками:

— София, как только я это произнес, понял, что совершил ошибку. Но мне показалось, что Хью понравился мой совет. Потому, возможно, это и принесло определенную пользу.

— Ты навещал их в последнее время?

Дугал заерзал на стуле, размышляя о вполне довольном виде Хью в последние дни.

— Да, хотя порой трудно понять, как себя чувствует человек.

— Да ничего трудного в этом нет. Выглядят ли счастливыми Хью и его жена? Улыбаются ли друг другу? Держатся ли за руки?

— Ну, он часто на нее смотрит…

— И что бы это могло значить?

— Что он ею интересуется.

— Ну, это естественно! Он ведь на ней женился! Не так ли?

— Он был вынужден это сделать. Так сложились обстоятельства. А ведь Хью не собирался идти под венец.

— Как благородно с его стороны! — усмехнулась София. — Значит, он венчается с ней, привозит к себе в дом и начинает дрессировать, как своих лошадей. Прикажи заложить карету — мы сейчас же отправляемся к ним.

— Но Хью ведь обещал заехать за девочками чуть позже…

— Мы выезжаем немедленно. Вместе мы попытаемся исправить тот вред, что нанесла им твоя бесценная мудрость.

София собралась уже выйти, но Дугал оказался проворнее. Он подался вперед и схватил ее за талию, повернул к себе и снова усадил на колени. И удерживал в этом положении, хотя она казалась неподвижной и неподатливой.

— София, я не собирался навредить им.

— Но как у тебя язык повернулся давать подобные советы?

— Ты же знаешь, как он относится к своим лошадям — трепетно и нежно. Вот я и подумал, что такие чувства следует проявить и к жене, чтобы стать хорошим…

— Наездником?

— Я хотел сказать «мужем». — Дугал вздохнул: — София, я признаю, что выразился неудачно. Я только хотел ему сказать, что если он будет терпеливым и станет проводить с ней много времени, как он это делает со своими чертовыми лошадьми, тогда, возможно, ему удастся создать хорошие отношения в семье. Я понимаю, что наломал дров, но ведь я желал ему такого же счастья, какое обрел с тобой.

Выражение лица Софии отчасти смягчилось:

— Ты очень находчивый человек.

— И вдобавок самый счастливый, — ответил он, наслаждаясь тем, что она находится в его объятиях. Господи! Как ему недоставало ее! — Он захватил один из ее золотых локонов и пропустил сквозь него пальцы по всей его шелковистой длине. — О, София, — сказал он тихо. — Мне жаль, что я рассердил тебя, но я ужасно скучал…

Она фыркнула.

Он скрыл улыбку и поцеловал ее в щеку, добавив шепотом:

— Я только хотел, чтобы Хью нашел то, что смогли найти мы. Ты, Софи, — весь мир для меня.

Ее густые ресницы мягко прикрылись, и тело стало более податливым в его объятиях.

— Мы ведь счастливы? Правда?

Он снова поцеловал ее в кремовую щеку.

— Больше, чем я мог себе вообразить. Согласна? — Он прижался лицом к ее шее. — Я так скучал по тебе.

Она вздрогнула и, прильнув к нему, положила голову ему на плечо, и ее светлые волосы защекотали его шею.

— Я тоже по тебе скучала. Сожалею, что задержалась так надолго, но путешествие оказалось слишком тяжелым для бедного отца.

— Рад, что ему теперь лучше.

Он крепче сжал ее в объятиях.

На мгновение София замолчала, потом вздохнула и выпрямилась:

— Мне жаль, что я так вспылила и набросилась на тебя, но ты дал глупейший совет своему брату.

— Я это понял, как только произнес эти слова. Если бы ты была рядом, ты бы точно знала, что следует говорить в таких случаях, но тебя не было, а из меня советчик оказался никудышный.

Лицо ее приняло задумчивое выражение:

— Какие же у них отношения сейчас?

— Он гораздо больше захвачен чувством к ней, чем сознает. И похоже, с каждым днем все больше к ней привязывается. — Дугал помрачнел: — Но он опасается стать ближе к ней, сказать ей о своей любви. Ведь это очень обязывает. Согласись. А если им придется расстаться, как он первое время предполагал? Видимо, он опасается причинить тем самым боль и себе, и девочкам.

— Конечно. Он столько труда положил на то, чтобы защитить их от беспутной матери, что предпочел бы запереть в четырех стенах.

Дугал поцеловал ее ладонь:

— И это напоминает кое-кого хорошо мне известного.

— Да, но ведь ты тоже боялся увлечься мной, потому что считал, что столь сильные чувства могут вынудить тебя сдерживать твой характер. Однако этого не случилось. Вот и Хью похож на тебя. Не умеет себя обуздывать.

Дугал надолго погрузился в молчание.

— Было время, когда мы все обезумели от горя, вызванного общей утратой.

Внезапно в глазах Софии появилось скорбное выражение:

— Когда умер Каллум?

Горло Дугала сжала судорога. Он не мог выговорить ни слова, только кивнул. Его младший брат, любимец всего клана, бессмысленно погиб, а оставшиеся в живых пятеро братьев впали в отчаяние.

И их общая ярость вызвала столь сильные ветры, что они поднимали дома с фундаментов, вызывали такие сильные дожди, что ручьи выходили из берегов и превращались в бурные реки, сносившие строения, амбары и все, что попадалось на пути. Гром и молния обрушивались с небес, разя все, что двигалось, а за ними следовали ураган и смертоносный град.

Когда началась такая буря, это привело их в чувство, однако уже было слишком поздно. И никто из них не мог совладать со стихийными бедствиями… В период самого отчаянного буйства стихии Дугал нашел Хью, лежащего без чувств на парапете замка. Это всех их отрезвило.

При воспоминании о Хью, промокшем насквозь и столь бледном, что они сочли его мертвым, грудь Дугала защемило. Только слабое биение пульса, которое они с трудом нащупали, убедило их в том, что их брат жив. Они уложили Хью в кровать, но он начал быстро угасать. Это продолжалось до тех пор, пока не прибыла старая Нора и не принялась выхаживать его. Со своим знанием трав и отваров она ухитрилась вернуть его к жизни, но истек почти год, прежде чем здоровье его восстановилось.

Дугал потер лоб, задумавшись о том, остался ли Хью прежним после стольких испытаний.

София склонила голову набок:

— А как девочки ладят с Трионой?

— Они не горят желанием подружиться с ней. Я пытался поговорить с ними, но, похоже, они приняли твердое решение не общаться с ней. — Поколебавшись, Дугал добавил: — Я опасаюсь, что они что-то задумали.

— Почему ты так считаешь? Что они натворили?

— Не знаю. Просто несколько последних дней они выглядят таинственно. Я случайно слышал, как они шепчутся, а когда спросил их, о чем, они с самым невинным видом отделались от меня, сказав, что говорят о лошадях.

— Значит, они и в самом деле что-то задумали. — София поцеловала мужа в щеку. — Идем. Нам надо ехать в Гилмертон. У меня такое чувство, что там все прояснится.


Триона спустилась к завтраку, задержавшись, только чтобы положить на поднос письмо к сестре в парадном холле. Дворецкий должен был отправить его. Когда она поднялась с постели, Хью даже не шевельнулся. Он был совершенно измучен. Если его не доконали поиски кобылы, то лишили последних сил упражнения в постели. Эта мысль вызвала у нее улыбку, но она тотчас же исчезла. В постели у них с Хью всегда были отличные отношения, но она жаждала большего.

С тяжелым сердцем Триона направилась в гостиную, но в дверях встретила Ангуса. Ей это показалось странным.

— Завтрак готов? — спросила она.

Лицо Ангуса было мрачным:

— Да, миледи. Но войти в комнату затруднительно. Лайам отправился привести двоих грумов, чтобы помочь передвинуть буфет. Там все оказалось вверх дном.

Послышался стук в парадную дверь. Пробормотав слова извинении, Ангус поспешил открыть ее.

Вошла бабушка:

— О, вот ты где, девочка! В чем дело? У тебя озадаченный вид!

— Я просто хотела войти в смежную с гостиной комнату, но пройти туда не смогла.

Снова послышался стук в огромную тяжелую парадную дверь.

Триона попыталась скрыть нетерпение и подала знак Ангусу.

Вошли Кристина, Девон и Агги, разрумянившиеся от холода, но Ангус продолжал придерживать дверь открытой для лорда Дугала.

На сердце у Триона стало веселее:

— Вот и вы! А я гадала, когда вы приедете.

Девочки держались вместе: у Девон и Кристины был смущенный вид.

— Папа вернулся? — возбужденно спросила Агги.

— О да! Он спит.

Плечи Агги поникли:

— Ну и соня!

В коридор вошел Дугал, а с ним — невысокая миловидная женщина, которая показалась Трионе самым красивым созданием, какое она когда-либо видела в жизни.

Женщина ласково улыбнулась ей и выступила вперед:

— Моя дорогая! Мне так жаль, что меня здесь не было, когда вы приехали.

Триона вежливо протянула руку, но женщина заключила ее в самые нежные объятия.

Изумленная Триона мгновение стояла молча и неподвижно, но потом рассмеялась и ответила на объятие женщины.

— Вы ведь София Макфарлан? Не так ли? — спросила бабушка.

Женщина обернулась и с восторженным восклицанием бросилась обнимать Нору.

— Господи Боже! — сказала Триона. — Нынче утром, кажется, у нас собрался весь свет.

Улыбка бабушки стала шире, и она заключила Софию в горячие объятия:

— Я так и подумала, что это вы! Как ваш папаша, хоть он и плут, прости Господи?

— Прошу прощения, — поправил ее Дугал с шутливой серьезностью, — теперь фамилия Софии Маклейн, и уже довольно давно.

Бабушка только шутливо отмахнулась и снова обратилась к Софии:

— Никогда не думала, что этот ваш бездельник станет хорошим мужем, но, как видно, ошиблась. Он вошел в эту роль с такой же легкостью, как утка в воду.

Дугал отвесил изысканный поклон, и когда наклонил голову, волосы его блеснули золотом.

— Я прекрасно себя чувствую под этой кошачьей лапкой и очень счастлив.

Бабушка хмыкнула:

— Так и должно быть.

Триона задумчиво наблюдала за Дугалом и Софией, обменявшимися выразительными взглядами. Выражение их лиц было нежным, они выглядели любящими супругами. Как ей добиться, чтобы и Хью смотрел на нее так же?

Дугал повернулся к Трионе:

— Вы можете не знать этого, но однажды ваша бабушка спасла нашу сестру Фиону. И, по правде говоря, у нее хлопот был полон рот с нами, Маклейнами. Она лечила нас и поправляла наше здоровье долгие годы.

Триона перехватила взгляд Девон, шептавшейся с Кристиной.

— О, я и не подумала о завтраке для детей. Вы уже поели?

— Нет, — поспешил с ответом Дугал. — И мы просто умираем от голода.

София рассмеялась:

— Я так спешила познакомиться с вами, что мы позабыли про завтрак. Но надеемся все же не лишиться его.

— Я уверена, что еды у нас вдоволь, — сказала Триона. — Хватит на всех. — Она повернулась к слуге: — Ангус, не скажешь ли миссис Уоллис, что у нас гости к завтраку.

Слуга, помогавший гостям снять верхнюю одежду, взял с собой плащи и с поклоном удалился исполнять поручение.

Триона заметила, что Кристина мрачно уставилась на дверь соседней комнаты:

— Кристина, ты ела сегодня?

Девочка вздрогнула, и лицо ее залила краска:

— Нет-нет! Я хочу сказать, что ничуть не голодна!

Кристина и Девон обменялись взглядами, и Девон спросила вызывающим тоном:

— Где папа?

— Как я уже сказала Агги, он спит наверху. Он вернулся очень поздно, но я уверена, что не рассердится, если вы его разбудите.

Глаза Девон загорелись:

— Нам не требуется ваше разрешение на то, чтобы сделать это.

Наступило ошеломленное молчание.

София бросила на Девон неодобрительный взгляд, а бабушка прищелкнула языком.

Кристина, щеки которой все еще пылали, сказала примиряюще:

— Если вы не против, мы направимся к нему.

— Папа! — закричала Агги. Она метнулась мимо них и оказалась на лестнице, прежде чем кто-либо из них успел сдвинуться с места.

На лестничной площадке появился Хью. Не останавливаясь, он схватил в объятия младшую дочь. Две другие девочки оказались за ее спиной, и он со смехом обнял их всех.

Его лицо озарилось любовью, когда он нежно заговорил с ними. Девочки смеялись, щебетали и тянули его каждая в свою сторону, перебивая друг друга. Триона смотрела на них с подножия лестницы. Было глупо подвергать сомнению чувства Хью к дочерям. Он любил их — это было очевидно и заметно во всем, что бы он ни делал. Почему же он не мог включить и ее в этот круг любви? Она впилась ногтями в ладони, чтобы побороть желание разрыдаться.

Внезапно рядом с ней оказалась бабушка:

— У тебя славная семья, девочка.

— Дети не хотят признать меня своей, — сказала Триона, чувствуя, как каждое произносимое слово жжет ее, а глаза застилают слезы.

— Они твои, деточка. Разве может быть иначе? — Бабушка положила руку ей на плечо: — Иногда судьба играет тобой и заставляет ждать того, чего ты хочешь больше всего на свете. Но если ты будешь терпеливой и не бросишь все на полпути, награда найдет тебя.

Триона кивнула. Бабушка была права — она не собиралась сдаваться.

— Прошу прощения, — раздался нежный голос.

Триона обернулась и увидела Софию, подошедшую к ней с другой стороны.

— Простите, я невольно подслушала ваш разговор. Ваша бабушка верно заметила. Девочки привыкнут к вам, но это займет время. Они хорошие дети, но своевольные. Откровенно говоря, я рада, что вы здесь. Это хорошо. Им нужен кто-то еще, кроме Хью. — Ее взгляд обратился к лестнице. — Увидите, все наладится, — добавила она.

Хью, не выпуская девочек из объятий, перехватил взгляд Трионы, и улыбка исчезла с его лица. Он заметил в ее взгляде напряжение и инстинктивно почувствовал: что-то случилось.

Девон потянула его за руку:

— Можем мы наконец поесть? Умираем с голоду.

— Пора бы уже, — подтвердила Агги.

Хью посмотрел на Кристину, но та покачала головой. Это было странно. Совсем недавно она отличалась здоровым аппетитом.

Девон снова потянула отца за руку:

— Дядя Дугал и тетя София тоже голодны.

Хью стал спускаться вниз и сделал знак следовать за ним.

— Кажется, к завтраку у нас собралась целая толпа голодных гостей.

— Надеюсь, ты не возражаешь? — спросил Дугал. — София приехала домой нынче утром и решила привезти тебе детей как можно скорее.

Нора хмыкнула:

— Хотела поскорее от них избавиться?

Она посмотрела на девочек и подмигнула:

— Ну что, непоседы? Не слушаетесь?

— Вовсе нет, — возразила Кристина, покраснев. — Ничего подобного.

София поспешила внести ясность:

— Я готова держать их у себя вечно, но им всегда не терпится вернуться домой. Потому-то я и привезла их сразу же. К тому же хотела познакомиться с твоей женой, Хью.

Тот бросил взгляд на Катриону:

— Я очень рад этому.

Нынче утром его жена выглядела особенно прелестной — с волосами, забранными кверху, и сияющими, орехового оттенка, глазами. Было большим разочарованием проснуться и не застать ее рядом. Должно быть, он устал больше, чем думал, потому что спал как бревно и не слышал ничего, пока не прибыл Дугал.

Миссис Уоллис появилась в коридоре:

— Сейчас принесут завтрак. Комната вот-вот будет готова. Мне пришлось заставить Ангуса и Лайама проникнуть туда через окно.

Послышался громкий скрип со стороны соседней комнаты, и все повернули головы в ту сторону. Хью нахмурился:

— Что за черт…

Триона откашлялась и многозначительно посмотрела на девочек.

И тут дверь открылась и они увидели улыбающихся Ангуса и Лайама. Миссис Уоллис казалась озабоченной, глядя на собравшихся в таком количестве едоков.

— Завтрак готов. У нас есть яйца и ветчина, овсяная каша и сливочное печенье!

Рука Хью проскользнула под сгиб локтя Трионы, и он повел ее к двери. Но на пороге комнаты все вынуждены были внезапно остановиться. Точно так же как и в библиотеке, все предметы здесь были переставлены за исключением тяжелого стола и огромного буфета, стоявшего у стены. Стулья были составлены в ряд вдоль другого буфета, меньшего размера, который, судя по царапинам на полу, по-видимому, был недавно придвинут к входной двери. Ангус и Лайам расставляли вещи по местам, но беспорядок еще не был устранен.

— Господи помилуй! — воскликнула Нора. — Что здесь произошло?

Дугала все это, как видно, забавляло. У него был вид человека, который от души развлекается увиденным.

— Вы чистили ковры или перестилали полы?

— Нет, — раздался ясный громкий голос. Все головы повернулись к Девон.

Держа голову высоко, с бледным лицом она твердо произнесла:

— Папа сказал Трионе, что она может делать с мебелью все, что пожелает. — Девочка оглядывала комнату с удовлетворенным видом: — Хотя раньше было лучше. А теперь мне все здесь не нравится.

Миссис Уоллис покачала головой:

— Миледи и я переставили мебель только в гостиной.

Хью снова повернулся к Девон, которая, казалось, была готова к бою. Она дерзко выдержала взгляд отца, Кристина же старалась не встретиться с ним глазами.

Должно быть, его раздражение было очевидно, потому что Кристина побледнела и отступила на шаг, но руки Девон, которые она держала вдоль боков, были сжаты в кулаки.

Хью начал было сурово:

— Девочки, вы…

Катриона сжала его руку и потянула его к себе:

— Хью, поговорим об этом после. Все проголодались.

Он ответил хмурым взглядом.

— Мы можем поставить остальную мебель на место после завтрака. Раз у нас гости…

Спокойные глаза Трионы смотрели прямо на него. Она явно не хотела, чтобы он отчитывал девочек в присутствии их тетки и дяди. Он неохотно согласился, поняв, что она права.

— Я умираю от голода, — весело сообщила София. — И мне нравится, как выглядит этот маленький столик у окна. Там теперь уютный уголок, где можно славно посидеть в отсутствие гостей.

— Да, — согласилась Нора, меряя девочек острым взглядом. — В этой новой расстановке мебели есть свой смысл. Возможно, кое-кто это не учел.

Хью кивнул. Он отложит разговор с девочками, но уж когда наступит время, ему найдется, что им сказать.

Он прикрыл руку Катрионы своей и натянуто улыбнулся:

— В таком случае давайте наконец поедим.

Несмотря на то что от Девон и Кристины исходило напряжение, завтрак проходил весело, и беседа была интересной — главным образом благодаря усилиям Софии и Норы. Они болтали, обращаясь друг к другу, задавали вопросы Катрионе, обменивались светскими сплетнями и волей-неволей заставляли всех улыбаться. Хмурились только Кристина и Девон, хранившие упорное молчание. А Хью тем временем размышлял: почему дочки старались настроить его против жены? Он наблюдал за Софией, пытавшейся побудить Триону рассказать о своем детстве. Лицо Катрионы оживилось, когда она принялась рассказывать, как она и ее братья и сестры по ошибке использовали одну из постельных простыней в качестве занавеса для пьесы, которую разыгрывали, и как случайно пролили на нее краску и как пришли в ужас и попытались спрятать ее от матери. Все сидевшие за столом заходились от смеха, кроме девочек.

За окнами моросил мелкий дождь, и было холодно, но в комнате, залитой мягким светом ламп, где звенел мелодичный смех Катрионы, все казалось теплым и золотистым. И все это она привнесла в его жизнь.

Как только это стало возможным, девочки извинились и встали из-за стола. Хью спокойно сообщил им, что скоро поднимется к ним наверх, чтобы поговорить. Они обменялись быстрыми взглядами, но кивнули и попрощались со всеми.

Хью смотрел, как они уходят, и чувствовал себя виноватым: столько сил приложил к тому, чтобы защитить их, но не подумал о том, что и Катриона нуждается в защите. Однако с этой минуты Гилмертону предстояло стать королевством мира и покоя.

Катриона приложила к этому столько усилий, и остальные должны были делать то же самое.

В детской огонь в очаге уже догорал. Кристина бросила совок угля, приоткрыв железную дверцу очага, потом снова плотно прикрыла ее. Немедленно взметнулось пламя, распространяя тепло. Девочка улыбнулась сестрам:

— Мне нравятся эти новые печи, которые распорядился поставить папа.

Агги, занявшая дальний конец дивана, сидела в окружении любимых кукол, завернувшись в пушистый плед. Она взъерошила свои светлые кудряшки:

— Так намного теплее.

Девон примостилась на другом конце дивана. Она скрестила руки на груди, углы ее губ были опущены.

Кристина посмотрела на сестру и прищурилась. Через минуту она присела рядом с ней:

— Выкладывай, что тебя беспокоит. Ведь я не ошиблась?

Девон искоса бросила взгляд на сестру, но не двинулась с места:

— Может быть.

— И чем же ты недовольна?

— Мы так славно потрудились, что папа должен был бы прийти в ярость и выгнать Катриону, — выпалила Девон мрачно. — Эта женщина — ведьма. Она его околдовала.

— Глупости!

Агги подняла голову от своих кукол:

— Я не думаю, что она ведьма. Ей просто очень грустно.

— Что ты вообще о ней знаешь? — огрызнулась Девон.

Агги продолжала упрямо:

— Больше, чем ты! Я знаю, что у нее трое братьев и две сестры и что она старшая и всегда заботилась обо всех. А потом вышла замуж за папу! И очень тоскует по дому.

Кристина посуровела:

— Откуда тебе все это известно?

— Ничего ей не известно, — фыркнула Девон.

— Известно! Еще как известно! Я много о ней знаю. В отличие от вас. — Агги сердито оглядела сестер: — Ведь это вы вдвоем передвинули мебель. Да? Ничего умнее не придумали?

— И что, если и мы? — спросила Девон с вызовом. — Она этого заслуживает.

Агги сдвинула брови:

— Я так не считаю. Вы почему-то решили, что она плохо обошлась с папой… А если вы ошибаетесь?

Она провела пальчиком по кружевной оборке на нарядном платье своей куколки, потом подняла на сестер полные слез глаза:

— Кристина, мы поступаем с ней низко, подло, а ведь это причиняет ей боль.

Удивленная сестра подвинулась ближе к Агги и обняла ее:

— Почему, ради всего святого, ты так решила?

Агги пожала плечами и опустила глаза. Кристина с минуту смотрела на сестренку, потом убрала руку:

— Прекрасно. Если ты не скажешь мне, что тебе известно, то и я не стану тебе говорить, что знаю сама.

Агги резко вскинула голову, будто ее потянули за веревочку:

— Ну и не надо!

— О, кое-что я подслушала, когда папа разговаривал с дядей Дугалом. Но тебе ведь это не интересно, да? А ведь речь идет… — она сделала драматическую паузу, — о проклятии.

Глаза Агги округлились:

— О проклятии Маклейнов? Но ведь папа никогда о нем не говорит.

Кристина выжидала.

Агги снова принялась водить пальцем по кукольному платью:

— Думаю, я могу сказать, как узнала кое-что любопытное о папе и его жене. Я взяла без разрешения и прочитала вот это письмо. — Агги сунула руку в карман и вытащила смятую бумажку: — Катриона почти каждый день пишет письма своим. Я увидела это письмо в главном холле, готовое к отправке, и не удержалась.

— Как ты могла?

У Девон был такой вид, будто она не верила, что Агги на это способна.

Агги кивнула с несчастным видом, и глаза ее вновь наполнились слезами.

— Я не должна была этого делать, но подумала, что, может быть, она там рассказывает о своих планах, как обвести папу вокруг пальца, и потому начала читать, а потом в холл пришел лакей, я испугалась и сунула письмо в карман… — Губы Агги задрожали: — О, Девон, боюсь, что мы поступили неправильно!

Девон посмотрела на письмо, потом медленно протянула руку, взяла его, прочла и побледнела.

Кристина наблюдала за ней, и у нее сдавило горло от волнения:

— Дай мне, пожалуйста.

Девон молча протянула ей письмо.

Кристина развернула бумагу и принялась молча читать, потом после долгой паузы уронила руки на колени и уставилась в пространство.

Девон беспокойно задвигалась, а Кристина испустила душераздирающий вздох:

— Она тоскует по дому.

Агги кивнула:

— Нам тоже было нелегко, когда мы приехали сюда.

Девон, проглотив комок в горле, сказала:

— Она вовсе не хочет, чтобы нас здесь не было.

— Нет, не хочет, — согласилась Агги. — Она хочет подружиться с нами.

— Все это время она скучала по дому, а мы только усугубляли ее тоску, — сдавленным голосом произнесла Кристина.

Губы Девон задрожали:

— Я просто хотела, чтобы папа держался подальше от нее. Я никогда не пыталась причинить ей вред. — По ее щеке скатилась слеза. — Я не хотела… потерять папу. Если он нас оставит, нам придется вернуться к маме, и наши страдания возобновятся. — Она содрогнулась от рыданий.

— Нет! — Кристина обхватила Девон за плечи. — Что бы папа ни чувствовал к своей молодой жене, он не перестанет нас любить. Это разные вещи.

Агги потерлась щекой о волосы своей куклы:

— Ты в самом деле так считаешь?

— Да, — ответила Кристина твердо.

Девон нарушила молчание:

— Я знаю, что папа всегда так говорит, но ведь каждый раз, когда мама встречала нового мужчину, она о нас забывала.

Кристина углубилась в размышления.

— Между мамой и папой всегда была большая разница. Мама никогда не любила нас по-настоящему. Она не способна на это. Ее любовь похожа на быстрый бурный ливень, после которого надолго наступает засуха.

— А папа? — спросила Девон.

Кристина улыбнулась:

— Он как долгий мелкий дождичек, освежающий сады и орошающий зелень свежестью. — Она прихватила пальцами кудряшки Агги: — Мама не умела нас любить, мы были ей не нужны. А папа сделал все возможное, чтобы нам наконец-то стало хорошо.

Агги кивнула:

— Иногда он сердится на нас, но ведь только когда мы бываем виноваты, правда?

Девон обдумывала слова сестры:

— Впрочем, это бывает не слишком часто. Обычно он всегда был в хорошем настроении.

— Пока не появилась Катриона.

Кристина задумалась:

— Мы же знаем, что он сначала не хотел на ней жениться и был недоволен, что ему пришлось это сделать. А теперь он редко сердится. Не то, что раньше, когда мы переехали жить к нему. Ты помнишь то время?

— Он был очень молчалив, частенько выходил из себя.

— Как и мы. Мы еще не очень хорошо его изучили, мало общались.

Кристина оперлась локтем о колено и подперла подбородок кулачком:

— Взрослые порой ведут себя непредсказуемо. Не знаешь, чего от них ждать.

Она снова уставилась в пространство, но ее синие глаза казались невидящими.

Девон дала сестре пищу для размышлений. Кристина отличалась блестящими мыслительными способностями. Папа в шутку называл ее Сократом. Если кто и мог разобраться в непростом поведении взрослых, то это именно Кристина.

Она вскочила с места и принялась шагать по комнате:

— Папа временами сердится на Катриону, хотя ее вины в том, что им пришлось пожениться, ведь нет.

Девон пожала плечами:

— И что?

— А то, что, возможно, он не знает, как с ней общаться, и потому напускает на себя строгость. Может быть, на самом деле он неравнодушен к ней, и это его пугает.

— Папа ничего не боится, — уверенно заявила Агги.

— Это не совсем так. Сначала даже мы его немного напугали. Думаю, он опасается сильно привязаться к ней и потому порой старается казаться разгневанным.

Девон уставилась в окно.

Агги подняла глаза на Кристину:

— Думаешь, поэтому мама в свое время отдалилась от нас? Потому что тоже не хотела привязываться к нам слишком сильно?

Кристина опустилась на диван рядом с Агги:

— Мы ей не были нужны, вот в чем дело. Она жила только для себя.

Агги принялась серьезно обдумывать сказанное. Потом вспомнила прошлое:

— Но ведь ее жизнь не назовешь счастливой.

— Таков был ее выбор. Но хватило ней. Сейчас нам надо извиниться перед папой.

Кристина посмотрела на Девон:

— И перед Катрионой.

Девон не поднимала глаз, хотя знала, что сестра добивается от нее именно этого. Если уж кто и был виноват перед папой и Катрионой, то именно она. Она подначивала сестер и подстегивала их к поступкам, способным причинить вред Катрионе и представить ее в нелестном виде перед папой. Кристина пыталась не соглашаться с ней, но Девон умела настоять на своем. В определенном смысле она очень походила на свою мать.

Эта мысль вонзилась в ее сознание как осколок стекла, и от этого ее сердце сжалось. Стало трудно дышать, и Кристина с озабоченным видом подалась к ней.

— Что с тобой, Девон? Ты не заболела?

— Со мной все в порядке, — уклончиво ответила девочка.

Но на самом деле ей стало не по себе.

Она частенько бывала такой же злой, как мама. Из них троих она больше всех походила на маму и внешностью. Возможно, потому и была такой эгоистичной. Впервые горькая правда закралась к ней в душу.

Девон ощутила укор совести. Она причинила боль Катрионе, но что еще хуже, нанесла ущерб папе. Глаза ее обожгли набежавшие слезы, и она с трудом подавила их. Нельзя допустить, чтобы Кристина или Агги увидели их. Она не могла показать им свою слабость. Из-за нее папа теперь так рассердится на них.

Конечно, Девон поняла, что он догадался обо всем, что произошло в его отсутствие, но решил подождать с разговором. Это было дурным знаком, потому что ждать было не в его обычае. Ведь они явно перестарались, пытаясь навредить Катрионе. Неужели он отошлет их из дома из-за их бесконечных проказ?

«О Господи! Только не это!» Он отправит их назад, к матери, и у них никогда больше не будет дома.

Ее взгляд скользнул по лицу Кристины, спокойно разговаривавшей с Агги.

Иногда Кристину посещали грустные мысли и воспоминания. Девон знала это, потому что спала в одной комнате с ней и слышала, как она иногда разговаривает во сне. Как она кричит и просит маму вернуться домой, как выпрашивает еду у незнакомых людей, как это нередко случалось в детстве.

Когда у Кристины бывали такие кошмары, Девон накрывалась одеялом с головой и плакала, уткнувшись лицом в подушку. Но шли месяцы в доме папы, и кошмары Кристины случались все реже.

А теперь из-за эгоизма Девон папа пострадал и, вполне вероятно, отошлет их всех прочь. Тогда кошмары у ее сестры возобновятся. Девон не могла этого допустить. Она уедет, пока на них не обрушился гнев отца.

— У меня болит голова. Хочу поспать.

Кристина посмотрела на сестру с удивлением.

— Ладно. Я побуду с Агги, пока папа не придет поговорить с нами.

Девон вышла из комнаты, едва волоча ноги, и бросила на сестер виноватый взгляд.

Через несколько минут она уже переоделась в амазонку, собрала кое-какую одежду в узел, положила его в наволочку и выскользнула из дома по черной лестнице.


Глава 19

Когда свет гаснет и ты не можешь найти свой путь в темноте, следуй велению своего сердца. Любовь — никогда не меркнущий свет.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Ну, мне пора.

Триона последовала за бабушкой в коридор. Остальные гости уже отбыли, а Хью ушел наверх поговорить с девочками.

Бабушка обняла ее:

— Не надо беспокоиться из-за Маклейна. Он не обидит детей.

— Надеюсь. За завтраком он был очень мрачным.

— Да. Они сыграли с тобой скверную шутку.

— Мы с Уильямом откалывали кое-что похуже.

— Но без злого умысла. — Пронзительные глаза бабушки прищурились. — Они хотели унизить тебя в глазах мужа и потому нуждаются в строгом разговоре. Я бы сочла, что ошиблась в Маклейне, если бы он не воспользовался случаем вправить им мозги.

— Я не хочу нового напряжения в моих отношениях с девочками. То, что они натворили, в сущности, такая мелочь. Я и сама бы с этим справилась.

— Да, вы ведь одна семья, и надо относиться к ним как к родным. Маклейну следует поговорить с ними, потому что именно его поведение подвигло их на все эти фокусы.

Внезапно по всему дому разнесся громкий крик Хью:

— Ангус! Лайам!

Катриона резко повернулась, когда увидела Хью, поспешно сбегающего вниз по лестнице. За ним следовали Кристина и Агги. Обе девочки были в слезах.

— В чем дело?

— Девон исчезла. — Он повернулся к Лайаму, входящему в коридор: — Оседлайте мою лошадь, и поскорее!

— Да, милорд!

Лакей тотчас же помчался выполнять приказание.

— Вы представляете хоть смутно, куда она могла отправиться? — спросила бабушка.

Хью покачал головой:

— Девон сбежала из дома. Кое-какой ее одежды нет на месте, и, похоже, она переоделась в костюм для верховой езды. — Он сжал зубы, глаза его грозно сверкнули. — Если кто-нибудь из моих грумов был настолько глуп, чтобы оседлать для нее лошадь в такую погоду…

Он не закончил фразу.

Кристина принялась заламывать руки. Лицо ее было бледным. Агги давилась рыданиями. Триона обняла младшую из девочек, глядя на Хью поверх ее головы.

— Почему она сбежала?

Он заколебался, прежде чем ответить:

— Она оставила записку.

Кристина подняла руку со скомканной в ней бумажкой:

— Это мы передвинули мебель. Девон подумала, что папа осудит нас за это, потому что это была наша вина, но она…

Триона протянула руку и обняла старшую из сестер, сжав в объятиях так крепко, что у той брызнули слезы.

— Не о чем жалеть! Ведь это была всего лишь шутка! Мои братья, сестры, да и я делали вещи похуже. Можешь мне поверить.

Кристина отпрянула:

— Это не было шуткой. Мы хотели, чтобы вы уехали. Мы не хотели, чтобы папа отослал нас.

— Что? — спросил Хью обескураженно.

— Мы думали, что ты можешь отослать нас обратно, если полюбишь Катриону. Мы боялись, что у вас появится ребенок, и тогда мы станем помехой…

Он положил руки на плечи девочки и наклонился так, что его глаза оказались вровень с глазами Кристины:

— Послушай меня, Кристина. Что бы ни случилось, кто бы ни появился в моей жизни, я никогда вас не покину!

— А я и не позволила бы ему это сделать, — сказала Триона сурово. — Что это за мужчина, который бросает своих детей?

— Но… — лицо Кристины исказила гримаса, — мы не его дети!

Ошарашенная Катриона только моргала и с изумлением смотрела на Хью.

— Я, выходит, неспроста недоумевала… — пробормотала бабушка.

На сердце Хью было тяжело. Неужели Девон сбежала поэтому?

— Кристина, мы ведь говорили об этом раньше! Вы мои дети, потому что так распорядилась судьба, и никто, а меньше всех Катриона, не собирается что-либо изменить.

Он посмотрел на Триону поверх головы Кристины.

— Я прав?

Он не намеревался говорить в таком вызывающем тоне, но каждое слово звучало как вызов.

Катриона не дрогнула. В глазах ее появилась особенная мягкость, а полные губы задрожали:

— Они твои дочери, а теперь и мои. И конечно, Гилмертон им такой же дом, как и нам. — Она крепко сжала Агги в объятиях. — Я из большой семьи. И там для всех нас хватало внимания и нежности. Даже если у нас с Хью будет дюжина детей, тебя и твоих сестер будут любить нисколько не меньше.

Ее взгляд встретился с глазами Хью, и в эту секунду его вдруг озарило: ведь Триона создала то, чего у него никогда раньше не было, — семью. Настоящую семью. И делала это терпеливо, с любовью.

С любовью! Она любила его! Это удивительное откровение омыло его волной радости с неожиданной силой. Он не мог бы сказать, когда именно это произошло, но знал, что любит ее. Едва ли не с момента их встречи.

Хью хотел сказать об этом, но в этот момент дверь открылась, и вошел Фергюсон, закутанный в плащ, с которого стекала вода.

— Я привел вашу лошадь, милорд, а заодно и свою. Надеюсь, мы найдем Девон, — заметил он решительно. — Один из грумов примерно с час назад оседлал для нее лошадь.

— Ну что за болван!

— Да, и он получит взбучку. Но сейчас, к счастью, еще утро, и нам надо найти ее до наступления темноты.

— Нам понадобятся все наши люди, — решительно заявил Хью.

— Это уже сделано, милорд. Я сказал Ангусу и Лайаму собрать грумов и остальных слуг — всех, кто окажется под рукой.

— Хорошо. — Хью обнял Кристину и нежно подтолкнул ее в объятия Катрионы: — Я заеду за Дугалом, подниму его и его людей, и мы направимся в сторону деревни. Она не могла уехать далеко. — Он посмотрел на Нору: — Вы побудете с ними, пока я не найду Девон?

— Конечно.

Катриона пыталась перехватить его взгляд. Глаза ее сверкали от слез:

— Пожалуйста, поезжай скорее!

Хью ответил поцелуем, надеясь на то, что сумеет прочесть в ее глазах любовь.

— Мы не вернемся, пока не отыщем девочку.

Он повернулся и направился к двери. Надо поговорить с Катрионой сразу после возвращения. Пора было расставить все на свои места и начать жизнь заново. Он поднял ворот повыше, опустил голову и вышел из комнаты.

Из окон у парадной двери Триона и девочки наблюдали, как Хью и Фергюсон отъезжают. Снаружи бушевал ветер, разбрасывая пригоршни дождя во все стороны, и, казалось, люди растворились в этом потоке.

В комнату вошла миссис Уоллис. Лицо ее было озабоченным.

— Ох уж эти дети!

Триона кивнула, а бабушка сказала:

— Маклейн поехал искать дочь.

— Он ее найдет, не беспокойтесь! В гостиной я сервировала чай с печеньем. Можете подкрепиться, пока будем ждать возвращения его светлости с дочкой.

— Чай сейчас в самый раз, — согласилась Нора. — Пойдемте, мои дорогие. Оттого, что мы будем стоять посреди холла, вряд ли что-то изменится.

Кристина шмыгнула носом и рванулась из объятий Трионы:

— Хоть чем-то займемся.

Триона заставила себя улыбнуться:

— Идемте и съедим все печенье, чтобы потом, когда отец привезет Девон, мы могли ее подразнить: лишилась такого удовольствия.

Агги ответила вымученной улыбкой:

— Я нарочно съем два лишних.

Вскоре они все расположились в гостиной — перед ними остывал чай, и печенье так и осталось несъеденным. Снаружи дождь продолжал хлестать с еще большей силой.

Медленно тянулись минуты. Прошел час. Триона старалась не смотреть на окно слишком часто, но это давалось ей с трудом. Кристина тоже бросала взгляды в окно, вздрагивая при каждом ударе грома. Трионе приходилось стискивать зубы, чтобы не вскочить с места и не приказать заложить экипаж. Но какую пользу это могло принести? Она не знала, куда направилась Девон, а коляска не всегда могла проехать по узкой тропе, предназначенной для лошади.

Агги ковыряла несъеденное печенье:

— Мне бы хотелось поучаствовать в поисках Девон.

— Мне тоже, — сказала Кристина, нервно потирая руки. — Едва ли она отъехала слишком далеко в такую погоду, — повторила она в сотый раз.

— Она могла найти пристанище, — высказала свое мнение Триона. — Какой-нибудь выступ скалы, под которым сухо, или даже пещеру.

Хорошо бы все так и было, чтобы все поскорее разрешилось самым благоприятным образом.

Кристина встала, подошла к окну и выглянула наружу. Она вглядывалась в завесу дождя, всей душой желая, чтобы Девон появилась в поле зрения.

— В такой дождь дорога может оказаться опасной. Папе следовало бы взять с собой одну из нас. Мы знаем все тайные места, где можно укрыться.

Триона повернулась к Кристине:

— Вы знаете еще одну дорогу, кроме той, что идет мимо рощицы за садом? Это ведь правда?

— Как вы это поняли?

— Прошлой ночью я последовала за вами после того, как вы произвели перестановку мебели.

Щеки Кристины вспыхнули:

— У нас есть тайные места и в доме дяди Дугала. Одно из них — за амбаром, другое — старая беседка у озера. — Кристина помолчала, потом добавила задумчиво: — Эту беседку не видно из дома, а она довольно большая. Хорошее убежище, чтобы переждать непогоду, да и для лошади там место найдется.

В словах Кристины был резон. Девон отнюдь не глупа. Уж ради лошади она нашла бы местечко, чтобы укрыться от дождя, если себя ей было не жаль.

Триона прошла через комнату и встала у окна рядом с Кристиной. Надо было сообщить об этом Хью, но как это сделать? Он собрал всех грумов и лакеев, и все они отправились на поиски.

Она прикусила губу. Триона знала тропинку, ведущую к дому Дугала, потому что видела, как девочки уезжали по ней. Она могла бы попросить миссис Уоллис помочь ей оседлать лошадь, и тогда можно было бы отправиться на поиски самой. Главное, знать, где искать.

Приняв решение, Триона объявила:

— Пойду переоденусь.

— Но вы… не можете уехать!

— Я должна. Твой отец ведь не знает об амбаре и беседке, ваших тайных убежищах. А я теперь знаю.

Глаза Кристины наполнились слезами:

— Я волнуюсь.

— Я тоже, — согласилась Триона. — Но мы ее найдем.

Она поцеловала Кристину, и на сердце у нее потеплело, когда девочка подалась вперед и прижалась к ней:

— Все будет хорошо, — добавила она шепотом.

Получасом позже Триона ехала, склонившись к холке лошади и стараясь защитить лицо от дождя. Поля шляпы едва защищали глаза. Сплошной ливень уже промочил ее одежду, и юбка амазонки казалась теперь тяжелее на несколько стоунов.

Ее крепкая лошадка Колокольчик шлепала копытами по грязи, опустив голову.

Триона ехала намного медленнее, чем она рассчитывала, а дневной свет уже начинал меркнуть. Она выбрала тропу между Гилмертоном и домом Дугала, но не предполагала, что та окажется такой скользкой и узкой. Дождь усугублял положение, затрудняя видимость: края дорожки не было видно вовсе. В некоторых местах она исчезала, и за ее краем зияло глубокое ущелье.

Мысль о том, что Девон могла поскользнуться и упасть вниз, скатиться по крутому склону заставляла сердце Трионы болезненно сжиматься. Но она твердо продолжала свой путь. Когда все это будет окончено и Девон окажется в безопасности, она надеялась, что девочкам больше не позволят пользоваться этой дорогой. О чем только думал Хью?

Что-то бросилось Трионе в глаза. В центре тропинки она заметила шляпу Девон и ее сапфирово-синий шарф, теперь грязный и промокший насквозь. Лошадь тоже это заметила, потому что с трудом заскользила по узкой тропе и глаза ее стали бешеными, едва не выкатываясь из орбит. Триона сжала коленями бока лошади, как ее учил Фергюсон, и та немного успокоилась.

Как только Трионе удалось совладать с лошадью, она прижала ко рту ладони, сложенные ковшиком, и позвала:

— Девон!

Ответа не последовало. Ветер хлестал, барабанил дождь, но больше не доносилось ни звука.

Триона крепче сжала поводья и снова крикнула что было сил:

— Девон!

Но снова никто не отозвался. Когда Триона выкрикнула имя Девон в третий раз, над головой молния расколола небо. Лошадь рванулась вперед, но Триона была к этому готова и сумела ее удержать.

Триона вглядывалась в даль и заметила, что тропинка в этом месте частично обвалилась. Неужели Девон сорвалась вниз? Неужели ее лошадь испугалась удара грома и блеска молнии и понесла? Или она просто потеряла шляпу и поехала дальше? Был только один способ узнать это.

Сердце Трионы бешено стучало. Она спешилась и стряхнула капли влаги с лица. Но это было бессмысленно, потому что дождь хлестал немилосердно и заливал лицо. Триона подошла к лошади и похлопала ее по холке, уговаривая:

— Нам надо найти Девон.

Она набросила поводья на какой-то куст, привязала их к нему как можно крепче и отправилась дальше пешком исследовать тропу у самого ее края.

Сквозь косые струи дождя она могла разглядеть склоны и дно ущелья, усыпанные острыми камнями и поросшие густым кустарником. На одном склоне вперед выдавался плоский уступ, но края его были зазубренными и острыми. Дождь все набирал силу, образуя ручейки, исчезавшие в тумане на дне ущелья. Ветер бушевал наверху, на холме, бросая косые струи в лицо Трионе и пытаясь сорвать шляпу. Ей с трудом удалось поймать ее прежде, чем та улетела.

Где же Девон? Триона снова принялась выкрикивать ее имя, и повторяла это без конца — ответа не было. «Господи! Пусть она останется невредимой!»

Раздался оглушительный удар грома. Животное шарахнулось, сорвав поводья с куста. Триона сделала отчаянную попытку схватить их, но обезумевшая от ужаса лошадь сопротивлялась. Ее копыта молотили воздух прямо перед носом Трионы.

Триона увернулась и отступила. Край подался под ее сапогами для верховой езды, и с криком ужаса она рухнула вниз, распластавшись на плоском выступе скалы.

Кругом царила тишина, если не считать стука копыт лошади, возвращавшейся в свою конюшню.

Дождь барабанил по бесчувственному телу Трионы, смывая с лица ручейки крови.


* * *


— Наконец-то мы дома. — Хью спрыгнул с лошади и потянулся за Девон. Она соскользнула в его объятия, дрожащая от холода и усталости. — Тебе повезло, что дядя Дугал догадался обыскать все заброшенные строения в своем поместье.

Девон что-то пробормотала непослушными губами. Дугал бросил поводья Фергюсону и спешился:

— Ну и денек! Я умираю с голоду. Надеюсь, миссис Уоллис что-нибудь приготовила.

— Я тоже не прочь бы подкрепиться.

Хью крепче сжал в объятиях Девон:

— После того как поставишь лошадей в конюшню, Фергюсон, приходи в дом и поешь.

В одежде, с которой стекала вода, Хью внес Девон в дом и снял с нее промокший плащ.

Первой навстречу им выбежала Нора:

— Вы нашли ее!

В коридоре появилась миссис Уоллис:

— Слава тебе Господи!

— Ей нужна горячая ванна и еда, — сказал Хью.

— Особенно еда, — добавил Дугал.

— Сию минуту! — Миссис Уоллис повернулась к Ангусу. — У меня уже готов суп. Принеси полотенца и приготовь поскорее ванну с горячей водой.

Ангус тотчас же побежал выполнять поручение, она же снова обратилась к Хью:

— Где же была девчушка?

— Пережидала бурю в амбаре моего брата.

— Я рада, что у нее хватило ума не мокнуть под дождем.

Лицо Девон сморщилось:

— Я не хотела причинять такие н-не-приятности. Поверьте, очень жалею об этом.

— Успокойся! — Хью поцеловал ее в щеку. — Я рад, что мы тебя нашли. Если бы с тобой что-нибудь случилось… — Его голос пресекся, и он крепко сжал ее в объятиях.

— Девон!

Вниз по лестнице сбегали Кристина и Агги, и Хью предоставил девчонке возможность порадоваться встрече с сестрами.

Девочки бросились к Девон и принялись прыгать, выражая свою радость.

— Мы так беспокоились! — сказала Кристина, обнимая сестру. — Где она была? — спросила она Хью.

— В доме вашего дяди.

— Я так и думала! Я рада, что Катриона нашла вас!

— Катриона?

Улыбка Кристины потускнела:

— Разве не она?

Нора выступила вперед:

— Катриона отправилась в Макфарлан-Мэнор, чтобы сказать тебе, где находятся тайные места, которые выбрали девочки, чтобы прятаться там.

Сердце Хью остановилось во второй раз за этот день.

Парадная дверь широко распахнулась, и вбежал Фергюсон:

— Милорд! В конюшню вернулась лошадь без всадницы!

Пол закачался под ногами Хью.

Дугал помрачнел:

— Катриона не могла поехать в мой дом. Мы бы ее встретили.

— Должно быть, она отправилась по другой дороге! — сказала Кристина.

Все они с тревогой обернулись к ней.

— Накануне она видела, как мы с Девон двигались по старой тропе через долину.

— Я ведь запретил вам ездить по ней! Она опасна, — вскрикнул Хью.

— Мы пользуемся ею, только когда опаздываем, — она посмотрела на Дугала, — или когда у нас неприятности.

— Черт возьми! Катриона поехала по этой тропе. — Хью бросился к двери.

— Постой! — Дугал схватил брата за рук. — Сперва поешь. День и так был тяжелым.

Хью рывком высвободил руку:

— Мы должны ее найти!

Дугал кивнул:

— Не волнуйся. Мы найдем ее. Надеюсь, буря немного успокоится.

Нора посмотрела в окно:

— Она разыгралась не на шутку. Мои старые кости чутко реагируют на непогоду.

Ее глаза тут же подозрительно сузились:

— Это не твоя работа?

— Нет, — возразил Хью.

Он бросил взгляд на клубящиеся на небе черные тучи и молнии, прочеркивающие небо все ближе…

— В этом случае дело обстоит хуже.

Дугал еще больше нахмурился:

— Что ты хочешь сказать?

Нора нахмурилась:

— Именно также бушевала непогода, когда погиб ваш брат Каллум.

— Это когда мы нашли Хью на парапете почти без чувств?

— Да. Он потратил все силы на то, чтобы усмирить бурю. — Ее сморщенное лицо побледнело: — Мы ведь чуть не потеряли его той ночью. Верно? За дарованную нам силу и расплачиваться приходится дорого.

Дугал повернулся к брату, но Хью уже вышел из дома — туда, где бушевала буря.

Бормоча проклятия, Дугал плотнее запахнул плащ у горла и отправился вслед за братом.

Дождь тем временем припустил еще сильнее. Молнии чертили зигзаги над головой. Яростный ветер валил с ног, застилая глаза.

Лошадям приходилось двигаться медленно, осторожно выбирая, куда поставить ногу на предательской узкой тропе, переступая через камни и минуя скользкие края оврагов, полных жидкой грязи. В двух местах дождь начисто смыл грунт под ногами и им пришлось понукать лошадей, чтобы те перепрыгнули разверзшиеся на пути трещины.

Сердце Хью мучительно сжималось в груди. «Где ты, Катриона? Я должен тебя найти». Если с ней что-то случилось, это стало бы вечной болью, которую и описать-то было невозможно, и мысль эта была невыносимой. Он любил ее.

И ни разу не сказал ей об этом. Не признался, как она изменила всю его жизнь к лучшему. Никогда не говорил, какое счастье просыпаться рядом с ней.

— Смотри! — крикнул Дугал и указал вперед.

На краю тропинки лежала шляпа Девон. Может быть, Катриона тоже заметила ее? Она остановилась здесь и…

— Давай-ка поглядим там, внизу! — Дугал указывал на ущелье.

Хью спрыгнул с лошади, и тотчас же его сапоги погрузились в жидкую грязь. Он остановился на краю тропинки, всматриваясь в ущелье.

Сначала он не увидел ничего. Потом что-то зацепило его взгляд. Морщась и щурясь, чтобы лучше видеть сквозь непрерывный дождь, он разглядел Катриону на узком выступе скалы. Юбка прилипла к ногам, голова Катрионы свесилась и поток воды заливал ее всю.

Его грудь чуть не разорвалась от тревоги. Он бросил поводья Дугалу.

— Дай мне веревку, Хью. Ты не сумеешь…

Но Хью уже спускался вниз по крутому склону холма. Было чудом то, что мокрые кусты, за которые он цеплялся, не вырвались с корнем, а размокшая от дождя земля на склоне не обрушилась. Вскоре Хью оказался на выступе скалы рядом с Трионой.

Она лежала, прижимаясь щекой к поверхности камня, и мутная вода образовала коричневатый нимб вокруг ее головы. Дождь заполнил углубление в скале, и этот водоем грозил поглотить ее. Хью склонился над ней, стараясь защитить от дождя.

— Катриона! Она не двигалась.

Он дотронулся до нее, ощупал тело в поисках ран. Похоже было, что их нет, но одна ее рука застряла в трещине. Как он ни пытался ее освободить, ничего не выходило. Дождь продолжал барабанить, и яма, в которой лежала Катриона, становилась все глубже.

Она может захлебнуться!

— Как она? — крикнул Дугал сверху.

— Она в ловушке! Дождевая вода заполняет углубление в скале. Это опасно!

Он уставился на свою руку в перчатке, которой ощупывал ее голову, гладил волосы и лоб. На ее голове была не только грязь, но и кровь.

О Господи! Нет!

Хью сорвал перчатки, потрогал ее голову и обнаружил рану над ухом.

«Столько крови и столько воды! Она может захлебнуться, пока я смотрю на нее! О Господи! Помоги мне!»

Казалось, мир замер. Ветер бушевал и ревел над его головой, дождь лил как из ведра, а он ничего не слышал и не видел. Все, что он мог ощутить, это бешеное биение своего сердца. И где-то глубоко почувствовал ее слабое сердцебиение.

И в эту минуту он понял, что надо делать. Он не мог освободить ее руку из трещины, когда дождь лил как из ведра. Чтобы спасти Катриону, он должен был заставить бурю стихнуть.

Он стоял над ней, раскинув руки и обратив лицо к небесам, и всем своим существом пытался совладать с дождем и ветром.

— Хью! Нет! — Дугал сделал шаг вперед и остановился, когда огромный пласт земли обрушился с тропы и тяжело скатился вниз, прыгая по склону холма, и едва не задел выступ, на котором застряли Хью и Катриона.

Смутно сознавая присутствие брата, Хью сосредоточил все свои силы и волю на черноте над головой, на потоках воды, на раскатах грома и молниях, вспарывающих небо. Он напрягся, направив на преодоление бури всю свою душу, каждый удар сердца. Он старался успокоить, утихомирить стихию, а та, в свою очередь, продолжала бушевать, казалась неистощимой и гневной. Но он не мог этого допустить. Готов был жизнь свою положить, чтобы одолеть ее буйство.

Боль пронзала плечи Хью, но он заставлял свои руки оставаться поднятыми к небесам, будто хотел впитать, вобрать в себя всю силу бури и оттеснить ее назад, будто старался побороть силой воли эту черную клубящуюся массу. Где-то поблизости ударила молния, но Хью не дрогнул.

«Замри! — кричал он буре. — Утихни и оставь нас в покое!»

С сердцем, бьющимся где-то в горле, Дугал наблюдал сверху, как его брат сражается с ураганом. Дождь хлестал по поднятому кверху лицу Хью, молнии сверкали где-то совсем рядом, так близко, что казалось, хотели сразить смельчаков наповал.

И медленно, очень-очень медленно ветер начал стихать, сменил направление, а дождь постепенно прекратился. Молнии теперь уже сверкали не так часто, а гром громыхал где-то вдалеке.

Хью победил. Как только дождь ослабел, Дугал смог спуститься вниз по мокрому склону, оступаясь, скользя и обдирая руки и ноги.

Он добрался до выступа, как раз когда руки Хью упали вдоль тела как мокрые тряпки, и он опустился на колени. Лицо его стало белым как мел, да и седины, пожалуй, прибавилось, но он нашел в себе силы улыбнуться.

— Помоги мне освободить Катриону, — произнес он, задыхаясь. — Ее рука застряла в трещине.

Дугал наклонился и заметил воду, скопившуюся вокруг ее головы:

— Она чуть не захлебнулась.

Хью встал возле нее на колени:

— Но этого, к счастью, не случилось. — Он приподнял ее плечо: — Осторожнее, осторожнее…

Они трудились изо всех сил, но прошло много времени, прежде чем им наконец удалось освободить Катриону. Дугал предложил помощь, но Хью отверг ее. И осторожно, будто фарфоровую вазу, понес свою жену вверх, по длинному извилистому склону — к дороге.


Эпилог

Любовь не всегда означает бурные вспышки страсти. Иногда это всего лишь ровное биение ваших сердец, когда они бьются рядом каждый день.

Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Сейчас ты можешь его увидеть, — сказала Нора Трионе.

— Самое время! — Она уже начала подниматься с дивана, где уютно устроилась, но тотчас же сморщилась и прижала руку к забинтованной голове: — Еще болит! Ты меня предупреждала.

— И как всегда, ты не обратила ни малейшего внимания на мое предупреждение.

— Да ведь прошло столько времени!..

— Всего два дня…

— Я еще не видела Хью.

— Его невозможно добудиться. К тому же и тебе требовался отдых. Вам обоим надо восстановить силы.

Бабушка подала Трионе руку, и они осторожно проделали весь путь до двери гостиной. Триона шла медленно: колени у нее подгибались, голова казалась чугунной.

— Как ты, Катриона?

Кристина, Девон и Агги спускались по лестнице. Триона улыбнулась им:

— Вы видели отца?

Они кивнули.

— Он очень бледный, — сказала Кристина. — Но недавно проснулся и выглядит неплохо.

— С ним все в порядке, — сказала Девон, застенчиво улыбаясь Трионе. — Папа тоже спрашивал про вас.

Кристина хмыкнула:

— По правде сказать, он грозился сжечь дом, если бабушка сейчас же не приведет вас.

Триона бросила на бабушку удивленный взгляд: когда это Нора успела стать их бабушкой?

Та просияла и ответила девочкам улыбкой:

— Вы молодцы, знаете, как обращаться с болящими. Право слово, умницы, что не виснете на нем и не утомляете всякой чепухой.

— Мы принесли ему подарки, — сказала Агги. — Кристина вышила его старые шлепанцы, чтобы они казались новыми, Девон сшила саше для платяного шкафа, а я нарисовала картинку.

— Я уверена, что он это оценил, они ему понравились, — сказала Триона.

Бабушка обратилась к девочкам:

— Знаю, что вы многое хотите сказать Трионе, но она еще слаба и не может долго стоять. Позвольте мне отвести ее к вашему папе, а потом вы придете и поболтаете с ними обоими.

Лицо Агги просветлело:

— Скоро?

— Сначала дайте им побыть с полчаса наедине. Девочки ответили улыбками и собрались уйти, но Девон замешкалась:

— Бабушка не позволила мне прийти к вам, но… благодарю вас за то, что вы меня искали.

Триона оперлась о плечо бабушки и сделала еще один шаг:

— Я сделала то, что сделала бы любая мать. Ты пропала, и я отправилась искать тебя. А как же иначе?

Глаза Девон наполнились слезами:

— Я бы обняла вас, но бабушка станет ругаться.

— И то правда, — согласилась Нора. — Для выражения чувств еще будет много времени. А теперь марш отсюда, а не то я передумаю и не позволю вам обедать с родителями.

Девон ответила радостной улыбкой, и девочки убежали, весело щебеча.

Старая Нора помогла Трионе одолеть остальные ступеньки. Но когда они добрались до площадки, колени ее подгибались. Триона оперлась о стену:

— Мои волосы, должно быть, в ужасном состоянии.

— О, у тебя именно такой вид, какой бывает у больных, потому что ты еще недостаточно окрепла.

Триона ответила вздохом:

— Жаль, что у меня нет гребня…

Старая Нора открыла дверь и ввела ее в комнату:

— Твоему мужу все равно, в порядке сейчас твоя прическа или нет.

— Она все равно самая красивая, — послышался низкий голос с дивана, стоящего возле камина.

Триона смотрела в зеленые глаза Хью и не могла оторвать взгляда.

Он усмехнулся и похлопал по диванной подушке:

— Моя сиделка намекнула, что разрывается на части, ухаживая за двумя больными.

— Да, — согласилась старая Нора. — Я утомилась, без конца бегая вверх и вниз по лестницам.

Она помогла Трионе сесть на диван. И тотчас же Триона оказалась в теплых объятиях Хью.

— Ну вот, — сказала старая Нора с очевидным удовлетворением. — А теперь прошу меня извинить. Мне надо приготовить овсяную кашу для ленча.

Хью застонал:

— Не надо больше каши!

— Это все, что ты будешь есть, пока окончательно не выздоровеешь от лихорадки.

Она взяла со стола небольшой стеклянный стаканчик:

— Через двадцать минут я вернусь с твоим ленчем. Думаю, и девчонки захотят побыть с вами. — Она остановилась у двери: — И постарайтесь не ссориться: человеку, страдающему от лихорадки, вредно возбуждаться.

С этими словами она вышла.

Триона разглядывала Хью: он был очень бледным и похудел. И седых волос на голове прибавилось. Она провела по ней пальцами.

Хью завладел ее рукой и поцеловал в ладонь.

— За что это? — спросила она, задыхаясь.

— За настоящее.

В его глазах теперь горело пламя, вызванное вовсе не лихорадкой:

— Позже я покажу тебе за что, но это станет возможным, только когда наша стражница ляжет спать.

Она усмехнулась:

— Ты еще не готов к таким подвигам. Бабушка же сказала, что возбуждение вредно для тебя.

— Катриона, любовь моя, я обожаю твою бабушку, но есть вещи, о которых она не подозревает. На самом деле мы должны ухаживать за тобой и пестовать тебя.

Его взгляд скользнул по повязке у нее на голове, и глаза потемнели от беспокойства:

— Как твоя голова?

— Всего несколько швов, и я опять как новенькая.

— И не болит?

— Время от времени голова немного кружится. Гораздо большее беспокойство у меня вызываешь ты. Дугал говорил, что ты свалился без сознания, как только добрался до дома, и не просыпался до вчерашнего дня. Он… сказал, что ты сумел усмирить бурю и… У нее вырвалось рыдание.

— Ну что ты, Катриона! Не надо! — Он привлек ее ближе и поцеловал в лоб: — Я в порядке!

Она старалась не заплакать, но не могла справиться с собой.

— Вот. Сейчас я покажу тебе, как прекрасно себя чувствую.

И он прижал ее ладонь к своему паху. Катриона с улыбкой кивнула.

— Ты прав. Вижу, что идешь на поправку.

Он усмехнулся:

— Дай мне неделю, и я окончательно приду в норму. В прошлый раз мне потребовалось несколько месяцев, чтобы поправиться. — На его губах появилась нежная улыбка. — Похоже, твоя бабушка считает, что я так быстро поправляюсь из-за тебя. На этот раз у меня есть веская причина выздороветь.

Сердце Трионы отчаянно забилось:

— И в чем же дело?

Его улыбка была обезоруживающе нежной:

— Я люблю тебя, Катриона. Мне обидно, что я был так слеп. Я просто боялся тебе признаться, трусил…

— Хью, и я тебя люблю. Я никогда бы не причинила ни малейшего вреда ни тебе, ни девочкам.

— Теперь я это знаю.

Она дотронулась до его щеки:

— А знаешь, когда я поняла, что люблю тебя?

Он покачал головой, а она улыбнулась:

— Когда увидела девочек. Тогда я поняла, что ты тот человек, с которым можно остаться навсегда.

Глаза его засветились, он потянул ее к себе и посадил на колени. Потом уткнулся лицом в ее шею и задышал часто-часто.

— Как я тосковал без тебя! Без твоего аромата, без вкуса твоей кожи…

Она затрепетала и обвила руками его шею, но тут же вздрогнула от боли.

— Твоя рука?

Она кивнула.

Он приподнял ее рукав и увидел повязку.

— Это всего лишь ссадина.

Его руки сжали ее крепче, а голос стал глухим от страсти.

— Я чуть не потерял тебя. Не знаю, как сумел бы выжить.

Она прильнула к нему:

— Понимаю. Я чувствую то же самое.

Снизу до них донесся звон тарелок, а также шотландский выговор миссис Уоллис и оживленный щебет девочек, болтавших с ней, когда она несла еду по широкой лестнице.

Все было привычным, как и всегда. Довольно улыбаясь, Триона устроилась поудобнее на коленях у Хью и зашептала ему на ухо:

— Держи меня крепче, потому что скоро придет Мамушка и заставит нас вести себя прилично.

Его руки сжали ее сильнее, и он ответил ей шепотом:

— Я всегда буду крепко держать тебя, любовь моя. И ничто не вырвет тебя из моих объятий.


home | my bookshelf | | Ты лишила меня сна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу