Book: Любовница по ошибке



Любовница по ошибке

Мэгги Робинсон

Любовница по ошибке

Глава 1

Лондон, Джейн-стрит, 1820 год


— Ну, давай по-честному, Шарли! Твоя жизнь все равно уже разрушена. Так какая тебе разница?

Всякий раз, когда Шарлотта слышала слова «по-честному» и «Шарли», ее голова начинала болеть. Честность — одно из качеств, которое напрочь отсутствовало у Деборы Фэллон. Дебора слыла искусной интриганкой и… если ставить все точки на i — куртизанкой.

Шарлотта Фэллон посмотрела на сестру — младшую, любимую красавицу сестренку, но такую упрямую и эгоистичную. Сколько она себя помнила, ей всегда приходилось вызволять Дебору из разных передряг, и, к сожалению, не все истории заканчивались удачно. Шарлотта очень жалела о том, что не бросила письмо в огонь.

— Мне не следовало приезжать.

— Чепуха! Это единственно верное решение. Артур хочет жениться на мне, Шарли. Знаешь ли, с годами я не становлюсь моложе. Собственно, так же, как и ты. Поэтому вместо того, чтобы злиться и отказывать мне в личном счастье, просто помоги.

Ни один человек, представляющий хоть какой-либо интерес для Деборы Фэллон, никогда не мог ни в чем ей отказать. При одном взгляде на облако черных волос и озорные небесно-голубые глаза, пухлые губки и великолепную грудь мужчины теряли головы и бросались к ее ногам. Начиная с шестнадцати лет, младшая сестренка умело пользовалась своими достоинствами и меняла одного толстосума на другого. К своим двадцати шести годам она по-прежнему была очаровательна и успела сколотить приличное состояние, которое в последнее время значительно увеличилось благодаря вливаниям сэра Майкла Ксавье Байяра. Он должен был прибыть в Лондон из поместья в Дорсете в один из ближайших дней и броситься в постель к Деборе Фэллон. Вообще-то в свою собственную постель. Этот прекрасный дом, вся мебель, ковры, шелковые занавески — все принадлежало сэру Майклу, так же, как и женщина, которая сейчас торопливо паковала новенький кожаный саквояж.

Шарлотта Фэллон не принадлежала никому. У нее тоже были черные волосы, только их скрывал чопорный чепец. В этот момент ее небесно-голубые глаза не светились озорным блеском, как у сестры, а выражали ужас. Красивые полные губы дрожали, а пышная грудь нервно вздымалась от негодования.

— Нельзя брать деньги сэра Майкла и бежать с Артуром Баннистером!

Дебора, не обращая внимания на слова сестры, продолжала складывать одежду в саквояж. Шарлотте ничего не оставалось, как сосредоточить свое внимание на вызывающем гардеробе Деб. Нижнее белье из тончайшего шелка, украшенное лентами и кружевом. Платья с глубоким декольте, всех цветов радуги. Украшенные вышивкой туфельки. Прозрачные чулки. Бархатные коробочки с драгоценностями.

— Я оставлю тебе что-нибудь из одежды. И нитку жемчуга. Да, и сапфировое колье. — Дебора тяжело вздохнула. — Видишь, я не все забираю. Думала прихватить картины, но потом, поразмыслив, решила, что не могу так поступить с человеком. Он без ума от этих работ, хоть они и плохонькие, да и художники неизвестные. К тому же я оставляю ему тебя.

— Я не хочу, чтобы меня оставляли! Ты не можешь вот так взять и засунуть меня в его постель! Думаешь, сэр Майкл не заметит подмены?

— Конечно, он все увидит. Он очень наблюдательный. Ох уж эти его глаза — черные, проникающие в самую душу. У меня от его взгляда всегда мурашки бегут. Но мы с тобой очень похожи, ты только не веди себя, как синий чулок. Ну в самом деле, Шарли, что здесь такого страшного? Он прекрасный любовник, и, Господь свидетель, ты хоть немного развлечешься.

Шарлотта почувствовала отвращение.

— Ты что, уже спала с ним?

Дебора отбросила со лба черные кудри.

— Не говори глупостей! Он и пальцем до меня не дотронулся, Я не позволила ему даже поцеловать себя. Вот поэтому он и потратил на меня так много денег. До заключения контракта я была для него недосягаема, но, — продолжила Деб, щелкнув, наконец, застежкой саквояжа, — я дружу с Хеленой Кольбер, моей предшественницей. Это она оформляла комнату. — Дебора оглядела спальню, щедро украшенную розовощекими купидонами. — Она сказала — а с воображением, как видишь, у нее не очень, — что спать с Бэем было совсем не трудно. Он искусный любовник.

— Если это правда, тогда почему ты выбрала Артура? — Шарлотта видела Артура Баннистера. И сильно сомневалась, что его «искусность» могла хоть кого-нибудь удовлетворить, за исключением разве что Деборы. С ранними залысинами, третий сын пэра должен был стать священником, что явно ему не светило после свадьбы со знаменитой куртизанкой.

— Артур очень милый. Он любит меня. Go временем его семья примет выбор сына. — Дебора уверенно улыбнулась. Ее всегда все любили. Другого отношения к себе она и представить не могла.

— Ты же его не любишь? — В устах Шарлотты вопрос прозвучал утверждением.

— Ну, ей-богу, Шарли! В конце концов, что такое любовь? Вот ты была влюблена. И к чему все это привело? Тебе уже тридцать, а ты живешь одна в деревне. — Дебора натянула светлые лайковые перчатки. Они совершенно не подходили для дальних путешествий, зато составляли прекрасный ансамбль с туфельками и полосатым легким платьем. Шарлотта представила, как ее сестре придется избавиться от прекрасного наряда в карете по пути в Дувр, чтобы Артур не останавливался и продолжил свое путешествие. — У нас мало времени. Слава Богу, у Бэя заболела и умерла бабушка, и ему пришлось уехать на ее похороны.

Только Дебора могла говорить такие вещи и выглядеть при этом сущим ангелом. Шарлотте хотелось схватить сестру за тонкую белую шею и придушить.

— Ты собираешься обмануть человека и обокрасть его, Деб. А вдруг он меня упрячет за решетку?

— Да нет. Бэй от меня без ума. И если ты вдруг ему не понравишься, всегда можно объяснить происходящее. В такой ситуации с моей стороны было бы очень неразумно просто оставить записку на подушке. — Здесь Деб явно себя недооценивала. Она всегда поступала неразумно и никогда не думала о последствиях. Сестра с легкостью разбила сердца родителей, убежав в Лондон с Джорджем, хотя деньги, которые она им потом время от времени присылала, отец с матерью не брезговали тратить. Шарлотте стыдно было признаться самой себе, что без помощи Деб ее кошки голодали бы. Вообще-то они были не ее. Добрая дюжина этих бродячих кошек обитала в полях и приходила к ней в дом, скорее, по привычке, нежели из-за привязанности. Ни одна из них не стремилась забраться к Шарлотте на колени или улечься на ее подушке. А охотиться на мышей они даже и не помышляли. Нет, наглые животные просто орали под кухонной дверью, выклянчивая объедки и молоко, когда погода не позволяла раздобыть пропитание на улице.

Дебора похлопала рукой по перине.

— Иди сюда. Сядь. Мне надо еще многое тебе разъяснить.

Шарлотта зарделась, словно юная девица, хотя это уже давно не соответствовало истине. Она не собиралась слушать наставления младшей сестры, если той вздумалось поделиться своими секретами в искусстве куртизанки. Потому что Шарлотта никак не планировала заменять Деб, она хотела только поговорить с сэром Майклом, который заслуживал хоть каких-то объяснений по прибытии в город.

Сколько Шарлотта себя помнила, так происходило всю жизнь — Дебора ввязывалась во всякие истории, а она потом все расхлебывала. На этот раз Шарлотта надеялась, что воздыхатель Деборы не очень влюблен, потому что врачевать разбитые сердца она не умеет. Свое ей так и не удалось вылечить. Шарлотта рассеянно слушала скучный перечень разных приемов и позиций. Она чувствовала приближение очередного приступа головной боли. Разговоры с младшей сестрой всегда приводили к одному и тому же. Но на этот раз ее спасла Ирен, служанка, нанятая сэром Майклом. Она объявила, что мистер Баннистер уже ждет внизу, а его кучер поднимается за багажом.

Шарлотту потащили вниз и вновь представили Артуру, который, несмотря на то, что был на несколько лет моложе Деб, уже начал лысеть и обзавелся небольшим брюшком. Но все эти легкие недостатки с лихвой окупались завещанием, в котором недавно почивший дядюшка Артура помянул любимого племянника. К сожалению, старик умер после того, как Дебора заключила договор с сэром Майклом Ксавье Байяром. Но вскоре еще одна болезнь и неожиданно своевременная кончина заставили баронета на шесть недель уехать в Дорсет.

— Пойдем, любовь моя. Карета уже ждет, и у меня с собой специальное разрешение. — Артур самодовольно похлопал себя по нагрудному карману. Дебора говорила, что он потратил огромные суммы, чтобы заполучить самую красивую куртизанку Лондона. К тому времени, когда сэр Майкл вернется, она уже превратится в миссис Баннистер. Конечно, сначала они отправятся на континент, чтобы дать время семье Артура и сэру Майклу свыкнуться с новостью и успокоиться. А потом Дебора станет хозяйкой поместья в Кенте, которое отошло Артуру по завещанию его дяди. Дебора чмокнула сестру в щеку и пожелала ей спокойной ночи. Шарлотта с ужасом почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. Она действительно хотела, чтобы младшая сестра была счастлива. Если бы только Артур Баннистер мог совладать с неуправляемым характером Деб, Шарлотта бы по-другому отнеслась к поспешной свадьбе сестры. Из Деборы вряд ли получится добропорядочная жена, но, по крайней мере, хоть одна из дочек Фэллонов стала невестой.

Наконец Дебора, источая аромат лаванды и шурша шелковыми юбками, покинула дом. И неожиданно вокруг стало очень тихо. Где-то внизу Ирен и миссис Келли, кухарка, готовили для Шарлотты ужин. Но она сомневалась, что сможет хоть что-нибудь проглотить. Хотя, возможно, бокал шерри немного успокоил бы ее нервы и подготовил к предстоящей встрече. Шарлотта до краев наполнила бокал и залпом его выпила.

Только подумать, сестра хотела, чтобы она превратилась в проститутку! Как будто она могла подойти на эту роль, которую Деб определила себе еще лет десять назад. Мысль, что сестра бросила ее на откуп совершенно неизвестному человеку, перед которым ей придется оправдываться за Дебору, приводила Шарлотту в ужас. Она должна была догадаться, когда читала письмо сестры, написанное с ошибками, что все, что та считала чрезвычайной ситуацией, на самом деле было самой настоящей катастрофой.

Шарлотта вновь наполнила бокал. Да, напиться было не лучшей идеей. Алкоголь стал проклятием для их семьи.

Старшие Фэллоны топили все финансовые неурядицы на дне бутылки, а затем и сами оказались на дне реки, когда решили в последний раз в полночь сплавать на лодке, которую должны были забрать за долги. Шарлотта продала разваливающийся родительский дом, оплатила долги и на оставшуюся сумму уехала как можно дальше, в деревню. Она честно выслала Деб ее половину денег. Однако, судя по содержимому саквояжа, который младшая сестра увезла с собой, та не нуждалась в грошах Шарлотты. Покровители Деб всегда были щедры.

Шарлотта вздохнула. По большому счету младшая сестренка была не так уж и неразборчива. За последние десять лет у нее было всего лишь четыре любовника, которые осыпали ее деньгами, драгоценностями, покупали платья и меха. Однако Деб так и не удалось ни одного из них женить на себе. Шарлотта понимала, что нужно срочно бежать из этого дома к себе в деревню. Ее невразумительные объяснения по поводу отъезда сестры ничем не лучше, чем оставленная Деб записка на подушке.

Шарлотта лежала в спальне, наводненной купидонами, нервно теребя в руках край атласного покрывала. Она не хотела распаковывать чемодан, а потрепанный халат и платье можно было достать и попозже. Ей не хотелось основательно располагаться в комнате сестры. Даже ужин не вызывал аппетита. Однако уже через час в дверях появилась миловидная Ирен и сообщила, что ужин на столе. Шарлотта представляла, насколько вкусной и изысканной должна быть еда, но встать с постели уже не могла. Несмотря на свою нелюбовь к алкоголю, Шарлотта выпила много вина, надеясь, что оно поможет ей заснуть в кровати Деб. Чувствуя слабость во всем теле и головокружение, она с удовольствием позволила Ирен раздеть себя и искупать в ванне, а затем быстро забралась под простыни, улыбнувшись купидонам перед тем, как закрыть глаза. Как Дебора выносила их целых шесть недель, для Шарлотты оставалось загадкой.

Она сразу же крепко уснула, погрузившись в самые приятные за последние годы сновидения. Однако когда наступило утро, и Шарлотта обнаружила ночную рубашку, свисавшую с головы упитанного ангелочка, а рядом — голого мужчину, который крепко прижимался губами к ее левой груди, она поняла, что ее эротические сны оказались не чем иным, как кошмарной явью.

Бэй исполнил свой долг. Как только он получил известие о болезни бабушки, тотчас отправился в свое поместье на берегу океана, где провел детство. Грейс Байяр вырастила его, и баронет был обязан ей всем. Бабушка была немного экстравагантна, но обладала острым язычком и умом. Грейс все сделала для того, чтобы наставить внука на правильный путь. В том, что он пару раз оступился, не было ее вины. Она хотела, чтобы Бэй остепенился и стал, наконец, отцом. Возможно, в будущем так оно и будет. Но сейчас в Лондоне, в маленьком доме на Джейн-стрит его ждала одна из самых прекрасных куртизанок во всей Англии, Дебора Фэллон. Деб была третьей по счету любовницей, которую он поселил в этот дом. Первая, Анжелика Дюбуа, ничем не напоминала ангела, да и от француженки у нее было только имя. Последняя возлюбленная по имени Хелена Кольбер прожила здесь целый год. Он был ею доволен, но под конец их отношения подошли к логическому концу, и он благополучно передал ее другу, виконту Марлоу. Тот был весьма рад приобретению и при встрече с сэром Майклом всячески выражал свою благодарность.

Бэй чувствовал, что готов к переменам, и в результате его выбор пал на самую соблазнительную куртизанку — Дебору Фэллон. Эти чувственные губы, пышная грудь, эти небесно-голубые кошачьи глаза!.. Она была похожа на маленького, игривого котенка. Дебора была умна и если и вела себя, как примадонна, то только потому, что знала себе цену. Ее предыдущий покровитель вынужден был жениться, и никакие посулы не заставили Деб стать частью любовного треугольника. У куртизанки были свои принципы — ее любовники должны были быть богатыми и свободными от брачных уз. Сначала, как и другие мужчины, он ангажировал Дебору на несколько недель, а потом перевез ее в дом на Джейн-стрит, но так и не успел до своего отъезда побывать с ней в постели.

Бэй отправился сначала домой, чтобы привести себя в порядок после долгого путешествия. Он с удовольствием отметил, что кто-то из слуг предусмотрительно повесил на дверь траурный венок. Байяр действительно очень скорбел по ушедшей из жизни бабушке, но умерла она в очень солидном возрасте девяноста пяти лет. И он, будучи тридцатитрехлетним молодым человеком, хотел надеяться, что, дожив до такого же возраста, сохранит ту же гибкость ума и твердость памяти. Грейс Байяр сразил удар, когда она гуляла у себя в саду среди любимых розовых кустов. Доктор сказал, что она пережила сразу несколько микроинфарктов, к тому времени, когда приехал Бэй, бабушка уже не вставала и практически все время спала. Когда появился внук, жизнь ненадолго вернулась к ней, но потом наступил день, когда она больше не проснулась. Бэй задержался на некоторое время, чтобы рассчитаться со слугами и закрыть большую часть каменного дома. Отныне он стал горожанином. Возможно, когда-нибудь Бэй вернется в поместье вместе с семьей и будет растить детей на лоне природы, но сейчас он мечтал только об одном — оказаться в объятиях Деборы Фэллон.

Быть может, он поступил глупо, сразу же вернувшись в Лондон. Каждый сантиметр тела ныл от усталости, но, черт бы его побрал, если бы он стал ждать еще, чтобы встретиться с Деборой. Он не раз думал о том, чем Деб занималась в его отсутствие. Наконец Бэй вошел в спящий дом, отперев дверь собственным ключом, и поднялся по ступенькам наверх. Дверь в спальню Деборы он мог найти с закрытыми глазами. Она поменяла духи, и теперь комнату наполнял изысканный, свежий аромат апельсина и лимона. Бэй встал около кровати и тихо разделся, стараясь не разбудить Деб, чтобы не испугать ее неожиданным появлением. Конечно, он не так представлял себе первую ночь с Деборой, но в тот момент Бэй так ее вожделел, что соблазнение клубникой и шампанским отложил на потом.

Отвратительные статуэтки амурчиков, которыми Анжелика украсила комнату, тускло светились в лунном свете. Хелена, будучи суеверной, не стала их убирать. Вместо этого она купила еще парочку своих. Бедная Дебора, вероятно, решила дождаться его приезда и ничего не поменяла в спальне. Бэй был уверен, что Деб обставит комнату на свой вкус, хотя остальное убранство дома его абсолютно устраивало.

Их отношения начались не совсем удачно. Слуги не успели внести чемоданы Деб в дом, как Бэю пришлось оставить ее одну, всю в слезах. Конечно, он посылал ей каждую неделю письма и цветы и написал о смерти бабушки. А однажды, в приступе глупой страсти, отправил в Лондон рубиновое ожерелье, которое нашел в шкатулке бабушки. Бэй мечтал увидеть рубины на ее мраморной шейке — и чтобы на соблазнительном теле больше ничего не было.



Грейс Байяр относилась к тому редкому типу женщин, которые равнодушны к драгоценностям. Поэтому он никогда не видел этого ожерелья на бабушке. Бэй похоронил ее с простой золотой цепочкой на шее, которую восемьдесят лет назад подарил ей дедушка. Их брак не был особо счастливым. Бабушка выходила замуж очень молодой, практически ребенком, по моде того времени. Муж Грейс был намного старше ее и оказался к тому же человеком весьма амбициозным. Большую часть их супружества он проводил за пределами Англии: как результат, в семье появился только один ребенок, отец Бэя.

Однажды бабушка рассказала ему, что дедушка подарил ей рубиновое ожерелье, чтобы загладить свою вину. Судя по всему, супруг провинился изрядно. Размеры рубинов и бриллиантов поражали воображение. Не говоря уже о стоимости украшения. Это ожерелье было достойно принцессы. Нет, черт побери, даже королевы. Бэй надеялся, что не совершил ошибку, одолжив на время такое украшение молодой любовнице. Он собирался утром обсудить этот вопрос с Деб со всем тактом и осторожностью, на которые был способен.

Забравшись в постель, Бэй обнаружил на Деборе милую, девичью ночную рубашку, которую стянул с нее в ту же секунду. Деб удовлетворенно вздохнула и крепко обняла его. Прекрасные волосы были заплетены в две девичьи косички — она явно не ждала Бэя этой ночью. Скромность Деборы приятно удивила сэра Майкла. Впрочем, так же, как и ее жадные, горячие поцелуи. От девушки пахло ванилью и вином. Этот аромат кружил голову и навевал воспоминания о жарком лете в Испании. Деб ухватила Бэя и уверенно направила к своему лону, куда он без лишних раздумий и погрузился. И если в этот момент она казалась ему юной школьницей, себя он почувствовал настоящим зеленым юнцом, который, сгорая от страсти, сразу же достиг пика. Но Бэй успокоил себя тем, что утром он уделит больше времени ее нуждам: Бэй слыл внимательным любовником. Кстати, это была одна из причин, по которой Дебора согласилась стать его любовницей. Даже жена Бэя никогда не жаловалась на него, пока они были женаты.

Ночь, проведенная в объятиях Деборы, показалась Бэю восхитительной. И поэтому, когда первые лучи восходящего солнца начали пробиваться сквозь тяжелые портьеры, он вновь приник к пышной груди Деб. Куртизанка застонала, и Бэй не услышал в ее голосе протеста. При слабом утреннем свете Бэй с удивлением отметил, что Деб оказалась не такой молодой, какой выглядела еще шесть недель назад. В иссиня-черных локонах, разметавшихся по подушке, серебрилась пара седых нитей. Наверняка Дебора подкрашивала волосы и, естественно, привела бы себя в порядок, если бы заранее знала о его приезде.

За этими размышлениями Бэй вдруг осознал, что вновь хочет заняться с ней любовью. Ночь прошла великолепно, и в преддверии праздного дня дьявол внутри его мечтал получить райское блаженство, и не один раз. Нет, он совсем не жалел о потраченных астрономических суммах, которые ему пришлось выложить, чтобы соответствовать высоким запросам Деборы Фэллон. Если ночь с полусонной Деб оказалась фееричной, то чего можно ожидать от такой женщины в дальнейшем? Ради подобных ночей Бэй готов был разориться. Он провел языком по бледному соску, который тут же затвердел и стал нежно-розовым. «Интересно, — рассеянно думал Бэй, — могла ли Деб забеременеть от меня?» Ему везло с предыдущими любовницами, подобных осложнений не возникало. Но Бэй в любом случае готов был взять на себя ответственность за ребенка. Он был джентльменом, а настоящие джентльмены всегда отвечают за свои поступки. Неожиданно мысль о ребенке, сосущем соблазнительную грудь Деб Фэллон, показалась Бэю очень эротичной. С распущенными иссиня-черными волосами, каскадом спускавшимися по ее мраморным плечам, она была бы похожа на порочную Мадонну.

Господи, она сводит Бэя с ума. Ее запах, шелковая кожа пьянили лучше вина, лишая сэра Майкла здравого рассудка. Никто не держит любовниц для создания домашнего очага. Они нужны для греха, и чем грешнее фантазии, которые они пробуждают, тем лучше. Бэй прекрасно знал Дебору Фэллон. Ее, кроме собственной драгоценной персоны, не интересовал больше никто. Ребенок от Деб — сама мысль казалась абсурдной. Словно услышав его мысли, куртизанка напряглась под тяжестью его тела, а затем раздался крик. Пронзительный.

Возможно, Деб не узнала его, когда проснулась. Но, в конце концов, кого еще она могла ожидать в своей постели? Ведь сейчас она принадлежит ему.

Бэй с подозрением воззрился на нее. Во взгляде Деборы читалось отчаяние поверженного противника, который намерен защищаться до последнего, зная, что терять ему уже нечего. Бэй очень надеялся, что Деб не держит под матрасом ружья со штыком.

— Вы, вы! — выпалила она.

— Да, моя красавица, это я. Знаю, что заранее не предупредил о своем приезде. Но прошлой ночью ты оказала мне очень радушный прием. Эти долгие шесть недель разлуки не прошли даром! — С этими словами Бэй вновь вернулся к прерванному занятию — покусыванию восхитительно твердого и розового соска.

И тут же получил кулаком по голове.

— Слезьте с меня! Немедленно! Вы очень ошибаетесь, сэр Майкл. Я не Дебора.

Это что, какая-то игра? Может быть, ей нравится грубая сила? Она — скромная девственница, а он — жестокий варвар? Насколько Бэй помнил, Анжелика любила поиграть в разбойника и жертву. В роли жертвы, к слову сказать, весьма похотливой, выступал он. Тогда нужно было просто держаться как можно дольше, а затем кончить.

— Милая, я буду звать тебя любым именем, которым ты захочешь, только, пожалуйста, больше не бей меня. Это немного раздражает, когда не знаешь правил игры. Но я очень хочу их узнать.

— Это не игра, идиот! Ой, простите меня! Но вы сильно заблуждаетесь, сэр!

Деб, ерзая и пихаясь, отчаянно пыталась выползти из-под тяжелого тела Бэя, отчего тот возбуждался еще больше. Кожа Деборы полыхала огнем, а разрумянившееся от усилий лицо приятно радовало глаз. А он-то считал Фэллон холодноватой и расчетливой.

— Тихо, милая. — Бэй закрыл рот Деборы поцелуем. Деб страстно застонала. «Скоро ты будешь стонать, не переставая», — удовлетворенно подумал сэр Майкл. Тело Деборы сразу обмякло в его руках. Губы раскрылись, и Бэй почувствовал тепло и аромат ее дыхания. Их языки сплелись в страстном, старом, как само время, танце. Бэй готов был ринуться к заветному месту промеж упругих бедер, когда Деб укусила его.

Рот наполнился железным привкусом крови. Что за чертовка! С трудом сдержав возглас, Бэй продолжил яростно целовать Дебору. Он хотел заставить ее понять, кто хозяин положения. Та все еще пыталась слабо сопротивляться, но когда Бэй начал активно тереться о ее лоно, потеряла всякий контроль и вся отдалась дикому желанию, содрогаясь под его ритмичными движениями. Деб впивалась губами в Бэя, словно занималась с ним любовью в последний раз. Пальцы Деборы неистово ласкали разгоряченное лицо любовника, его мускулистую спину и упругие ягодицы. Бэй, в свою очередь, ни на что не отвлекаясь, продолжал делать свое дело.

Он умел быть терпеливым. Прошлая ночь была восхитительна, но весьма сумбурна. Он вспомнил жар ее лона, который заставлял его погружаться все глубже. От этих мыслей Бэй сразу захотел оказаться внутри Деб, но усилием воли он сосредоточил внимание на поцелуе и работе рук. Пальцы Бэя знали свое дело, так же, как и язык. Исходя из своего богатого опыта, он понимал, что Дебора близка к кульминации. Деб поразительно легко откликалась на все его ласки. Она была сама чувственность и сексуальность, которые глубоко скрывались под красивой, но холодной упаковкой. И Бэй дюйм за дюймом терпеливо открывал эти сокровища.

Он понял, что Деб окончательно сдалась, по ее замершему телу. Она страстно желала его. Казалось, что жар, исходивший от белоснежной кожи, вот-вот сожжет их сплетенные тела. Бэй заглушил крик Деборы поцелуем, не обращая внимания на горящие царапины, которые оставляли на его спине ее ноготки. Наконец бедра Деборы раздвинулись в немом приглашении. Бэй не заставил себя долго ждать и сразу ринулся в бой. Через несколько секунд он почувствовал, как ее ноги крепко обхватили его тело.

И в этот раз чудо повторилось. Его мечты воплощались в реальность. Во время отсутствия желание росло в нем, словно снежный ком, И наконец, он получил желаемое. Ничто не могло сравниться с ощущениями, которые он испытывал, находясь внутри Деборы Фэллон. Неудивительно, что за этой куртизанкой охотится много мужчин. Однако ничто в ее репутации не предвещало такого исключительного эротического артистизма. Она заставила его почувствовать, что впервые открыла для себя греховную сторону секса и пыталась наверстать упущенное. Казалось, в ней боролись девичья добродетель и жажда плотских удовольствий. Последнее явно побеждало. Очередной поцелуй заставил Бэя забыть обо всем на свете. Как же легко он теряет голову в объятиях этой куртизанки. Ему казалось, что еще немного, и он полностью растворится в ее восхитительном теле. Бэю пришлось напомнить себе, что хозяин положения он и что подпадать под чары опытной куртизанки не входит в его планы. С него хватило тех лет, что он провел в рабстве у жены. Женщины хороши только для одного — для развлечения. И, Господь свидетель, в эти секунды Бэй развлекался на полную катушку — удобно расположившись в содрогающемся от оргазма теле Деборы. Да, прекрасный вариант для нескучных ночей, но не более того. Хотя, конечно, и не менее.

Бэй, дабы развеять чары, открыл глаза, устремив взгляд на лицо Деб. Девушка застонала, прикусив нижнюю губу. Густые ресницы дрожали. Очаровательное зрелище и верный признак того, что она достигла пика во второй раз. И, как истинный джентльмен, Бэй, наконец, позволил себе получить свою долю удовольствия. Он начал двигаться интенсивнее и с большим напором. Горячее тело Деборы двигалось ему в такт, заставляя отбросить в сторону все отвлекающие мысли и раствориться в наслаждении. В эти секунды Бэй перестал ощущать себя как личность, он превратился в грубого самца, жаждущего получить свое. Мир вокруг перестал существовать. Краем сознания он понимал, что должен остановиться, но ему казалось невозможным разрушить единение их тел. К тому же ноги Деб крепко держали его, а она была опытной куртизанкой и должна была знать, к чему это могло привести. Да, было бы преступлением прервать эти восхитительные объятия. И в эту секунду Бэй, наконец, достиг верха блаженства. Он выкрикнул ее имя и тут же в изнеможении рухнул на нее.

В комнате стояла тишина, в которой слышны были лишь тяжелое дыхание любовников да тиканье часов, заключенных в фарфоровый живот очередного кошмарного ангела. Бэй вяло подумал, что ему не мешало бы слезть с Деб, которую он рисковал раздавить тяжестью своего тела, хотя он готов был оставаться в таком положении всю жизнь. Цитрусовый аромат стал ярче, смешавшись с запахом пота и секса. Бэй с силой втянул воздух, наслаждаясь благоуханием Деборы Фэллон. Если бы ей удалось запечатать свой запах во флаконы и продавать их, она бы заработала миллионы.

— Сэр Майкл…

Бэй откатился в сторону и усмехнулся:

— Моя дорогая Дебора, мне кажется, мы можем обойтись без формальностей. Я просил тебя называть меня Бэем. Так зовут меня друзья. А мы с тобой, без всякого сомнения, друзья, не так ли?

— Нет, не так, сэр Майкл. — С этими словами Дебора попыталась натянуть на себя простыню, которую Бэй с легкостью откинул обратно.

— Не прикрывайся. Мне нравится смотреть на тебя.

Дебора метнула на сэра Майкла яростный взгляд.

— Я не желаю, чтобы на меня смотрели, если бы вы хоть на минуту прислушались к тому, что я говорю…

Бэй тяжело вздохнул. Он не ожидал, что Деб окажется такой болтливой, да к тому же еще и упрямой. Раньше, еще до того, как он приобрел на нее «права», она была игривой и кокетливой, словно шаловливый черно-белый котенок. Но в этот раз, судя по всему, Деб выпустила коготки. Бэй надеялся, что куртизанка не окажется занудой. Даже если, она и является лучшей на свете любовницей, сэр Майкл не готов выслушивать скучные нотации после каждого акта любви.

Бэй решил использовать безотказное оружие — свой шарм.

— Я весь внимание. Каждый сантиметр меня полностью в твоем распоряжении, мой ангел.

— Не называйте меня ангелом. — Она с отвращением оглядела комнату.

— Как же мне тебя звать, Деб?

— Я не Деб! Я как раз пыталась объяснить вам, когда вы… вы… фривольно повели себя…

Ее лицо покраснело от злости, и ее это совсем не красило. Бэю больше нравилось, когда прозрачно-белая кожа светилась, словно жемчуг. Он никогда не слышал, чтобы о Деб говорили, как о любовнице со скверным характером. Тщеславная — да. И это вполне объяснимо. Возможно, немного капризная, если не сразу получает желаемое. Идеальная в постели. И это она уже доказала. Все утверждали, что Дебора Фэллон — это яркий бриллиант среди любовниц. Не могла же она водить за нос всю эту толпу мужчин? Бэй почувствовал раздражение. Если бы ему нужна была зануда в постели, он бы просто заново женился.

— Мне показалось, мадам, что мои знаки внимания к вам были приняты с благосклонностью. Немалая сумма на вашем счете в банке, этот дом, в котором вы прожили последние полгода. На вас одежда, которую я вам купил. Ею завалены шкафы. У вас ожерелье моей бабушки, моя верность и дружба. Неужели вы хотите расторгнуть нашу договоренность?

— Это то, что я пытаюсь вам объяснить, сэр Майкл. Я не Дебора Фэллон. Дебора — моя сестра, и как только я с ней встречусь, задушу собственными руками.

— Что за ерунда? — Бэй вытаращил глаза. Перед ним лежала Дебора Фэллон, немного усталая, но довольная. Вот розовые пятна от его пальцев на прекрасном теле куртизанки. Царапины от ее коготков у него на спине. Блестящие волосы, голубые глаза, пышная грудь — все это принадлежит женщине, о которой он мечтал целых полгода. Бэй в замешательстве смотрел, как лже-Дебора поднялась с постели и открыла шкаф. Там висело всего несколько платьев. Куда, черт подери, делась вся одежда, которую он заказал у мадам Дюкло?! Дебора достала из шкафа уродливое серое платье. Старомодный фасон и обильная отделка декоративными кружевами скрывали соблазнительные формы Деб, убирая любой намек на чувственность.

— Меня зовут Шарлотта. Дебора — моя младшая сестра. К сожалению, я вынуждена сообщить вам неприятные новости. Она сбежала с мистером Артуром Баннистером. Может, вы его знаете? Такой склонный к полноте молодой человек… Недавно ему повезло. Он разжился наследством, получил дом в Кенте и оказался настолько глуп, что решил жениться на Деборе. Ей удалось затащить сюда обманом меня. — В голосе Шарлотты звучала ярость. — Оказывается, я должна была сыграть роль громоотвода. Сообщить вам эту ужасную новость и попытаться как-то смягчить удар. Кажется, с последним я немного переборщила. — С этими словами Шарлотта гордо вздернула подбородок. Очень, кстати, миленький подбородок с едва заметной ямочкой. У Деб, насколько он помнил, ее не было.

Бэй понял, что Шарлотта говорит правду. Боже милостивый! Он практически изнасиловал совсем незнакомую девушку!

Нет, не изнасиловал. Она сама его желала. И не один раз. И эта Шарлотта так походит на свою сестру… они вполне могли сойти за близнецов. Бэй сразу попытался отогнать видение, в котором он нежится в постели с обеими сестричками. Сэр Майкл открыл было рот, но Шарлотта остановила его движением руки. Той самой белой руки, которая еще совсем недавно ласкала его тело.

— Не извиняйтесь за сегодняшнее утро. Как, впрочем, и за прошлую ночь. Значит, это был все-таки не сон, да? — Вопрос звучал риторически. — Мы оба были введены в заблуждение. Но мне кажется, что вы увидели наше главное с ней отличие: она легкомысленна.

Бэй разразился громким хохотом. Доживи он даже до годов своей бабушки, вряд ли в его жизни могло произойти что-нибудь более абсурдное, чем последние события.

— И, тем не менее, я приношу свои искренние извинения, мисс Фэллон. Вы же «мисс», не так ли?

Шарлотта кивнула. Она явно чувствовала себя крайне неловко. Бэй помрачнел.

— Простите меня за грубость, но я надеюсь, вы не были девственницей? Мне бы очень не хотелось… чтобы эта ошибка обернулась для вас утратой девственности.

Шарлотта выпрямилась и крепко сцепила руки.

— Я давно перестала быть девушкой, сэр Майкл. А теперь, если вы не возражаете, я бы хотела привести себя в порядок и собраться в дорогу.

— Конечно. Я рад помочь вам и сделать все, что в моих силах. — Бэй потянулся к валявшимся брюкам. — Я полагаю, что сестрица уехала, прихватив с собой всю купленную мной одежду.

— Возможно, — уклончиво ответила Шарлотта.

— А как насчет ожерелья?

Она подошла к туалетному столику и взяла в руки что-то блестящее. Шарлотта поднесла предмет к свету, отчего тот заискрился и засиял всеми цветами радуги.



— Я так и знала. — Девушка повернулась к Бэю. — Боюсь, что это подделка, сэр Майкл. К тому же низкосортная. Я надеюсь, вы немного заплатили за это ожерелье.

— Что?! — Бэй в два прыжка преодолел расстояние между ними и вырвал из рук Шарлотты украшение. — Нет!

Я говорил не об этой дешевке, а о рубиновом ожерелье с бриллиантами и огромным рубином в центре.

На минуту перед глазами Шарлотты всплыла картина прошедшей ночи, когда она с таким жаром отдавалась этому человеку. Но видение тут же погасло. Страстная женщина, каковой она была еще несколько часов назад, исчезла под уродливым серым платьем.

— Я… я не знаю. Деб брала с собой несколько коробок с украшениями. Но я не думаю, что она могла взять фамильную драгоценность.

— Неужели? — хмыкнул Бэй, открывая ящики в шкафу и туалетном столике. Все они оказались пустыми. Ему удалось найти лишь пару шпилек, порванный чулок и пачку романтических писем, которые он наивно слал, надеясь компенсировать ими свое отсутствие. — Черт бы меня побрал! Куда она могла его положить? Оно очень ценное.

— Может, она его запрятала в какое-нибудь безопасное место? — Шарлотта нервно теребила кончик косы. Бэй невольно представил, как волосы каскадом рассыпаются по ее спине. Эта картина на пару секунд отвлекла его от переполнявшей злости. Бэй подавил страстное желание схватить щетку для волос и высвободить эту черную шелковистую волну.

И потом эти седые прядки. Дебора Фэллон никогда бы не допустила на своей голове такого безобразия. Каким же он был глупцом! Просто осел! Настоящий осел!

— Я бы попросил вас, мисс Фэллон, немного повременить с отъездом и помочь мне найти ожерелье бабушки.

На этот раз Шарлотта выглядела испуганной.

— А что, если его здесь нет? — еле слышно прошептала она.

Никто в жизни не поверил бы, что эта Фэллон могла предпочесть сэру Майклу какого-то Артура Баннистера с его жалким имением в Кенте. Если только куртизанка не собиралась подправить благосостояние молодой семьи продажей практически бесценного ожерелья. Но в жизни у всего есть своя цена.

Будь оно все проклято! Эта маленькая ведьма знала, что Деб украла ожерелье. Она скорее всего сама и упаковала его в чемодан младшей сестренки. Они все продумали заранее и специально поменялись местами. Шарлотта играла очень убедительно. Настоящая актриса. И такая же шлюха, как и ее сестрица.

Бэй вплотную подошел к Шарлотте и угрожающе произнес:

— Значит, вам придется задержаться здесь до тех пор, пока ожерелье не найдется.

Шарлотта в изумлении приоткрыла пухлый ротик. Ему Бэй собирался найти применение чуть позже.

— Что, я не поняла?

— Вы слышали, что я сказал. Судя по всему, место моей любовницы временно оказалось свободным. Так что вам придется отрабатывать за младшую сестренку. Возможно, Деб захочет спасти вас и вернет мою собственность. Если нет, тогда мне придется обвинить вас в мошенничестве и воровстве, а затем сдать в полицию.

На глазах Бэя Шарлотта медленно осела на пол. Какая банальность. Да, Шарлотта — отменная актриса. Но сестрицы Фэллон недооценили его, сэра Майкла, устроив подобную комедию. Однажды в своей жизни он уже сильно обжегся, и у него на лице до сих пор, как вечное напоминание, красуется глубокий шрам.

Глава 2

Шарлотта неотрывно смотрела в потолок. Там тоже были нарисованы херувимы и купидоны, скачущие с кем-то, весьма похожим на сатану в белой меховой куртке. Она прищурилась и поняла, что все перепутала, приняв за Князя Тьмы намалеванное облако. Она потрогала затылок и нащупала на затылке увеличивающуюся шишку. Мама пыталась научить своих дочерей утонченному искусству красиво падать в обморок. Дебора отлично усвоила его и чувствовала себя в светском обществе как рыба в воде. Однако Шарлотта открыла для себя, что настоящий обморок вряд ли можно разыграть. Она всего два раза в жизни лишалась чувств и оба раза набивала шишку.

Шарлотта попыталась сесть. Нет, она все же ошиблась. Сатана был-таки здесь, рядом, разве что на нем не было меховой куртки. В сущности, на сэре Майкле Байяре не было ничего, кроме штанов буйволовой кожи, а мощный торс был слегка покрыт легкой порослью рыжеватых волос. Широкие плечи с рельефными мускулами, длинные ноги без сапог, а на лице — пугающая улыбка. Его глаза казались чернее самой преисподней, на какой-то момент они будто пригвоздили Шарлотту к полу. Зад сильно болел от удара об пол, старая ночная рубашка задралась, обнажив, словно специально, напоказ, каждый дюйм ее ног и даже несколько больше. Шарлотта одернула рубашку. Слишком поздно. Он и без того уже успел увидеть все. Эти самые ноги всего полчаса назад в экстазе обнимали его торс.

Ох!.. Да она ничуть не лучше Деборы. Даже хуже ее. У Деборы по крайней мере хватает здравого смысла заключать деловой договор, прежде чем падать в объятия мужчины. Сэр Майкл и прочие поклонники годами тратили целые состояния за исключительное право доступа к ее телу. Деб однажды объяснила непреклонной Шарлотте, что мужчины не ценят того, что достается им даром. С самого начала каждой своей любовной связи она требовала скандально огромную сумму, щедрое месячное содержание, конечно же, жилище, питание, платья и драгоценности, и что-нибудь еще, что могло вдруг взбрести ей в голову. Обе комнаты на втором этаже небольшого коттеджа Шарлотты были битком набиты излишками щедрости джентльменов — любовников Деб. Там были сундуки, полные нарядов на любой сезон, некоторые ни разу ненадеванные. Отделанный перламутром лорнет для оперы, хотя Деб терпеть не может оперу. А еще нелепый, чистого серебра канделябр. И даже чучело попугая, чьи блестящие перья уже начали засыхать. Если Шарлотта продаст всю эту мишуру и безделушки, этого хватит, поделом будет Деб за то, что втянула ее в такую историю.

Судя по всему, денег, массы подарков и даже возможного предложения руки и сердца оказалось недостаточно. Деб взяла именно то ожерелье, что привело Байяра в ярость. Шарлотта знала: она может перерыть весь дом сверху донизу, поднять каждую подушку и ковер, но все равно ничего не найдет. Деб любит драгоценности, и у нее наметанный глаз. Достаточно цепкий, чтобы понимать, что ожерелье, которое она оставила сестрице, было ничего не стоящей, никудышной подделкой. Шарлотта абсолютно не удивилась еще одному свидетельству коварства Деб.

Возможно, Деб посчитала, что ожерелье — это подарок. Или же увезла его по ошибке. Но это уж совсем невероятно. Только впавшая в полное отчаяние идиотка вроде нее может еще искать оправдания для своей сестры.

Баронет так и буравил ее взглядом, словно вдруг обнаружил слизняка на шелке своего персидского ковра.

Шарлотта поднялась с таким достоинством, которое только удалось наскрести.

— Вы не можете удерживать меня силой.

Он одарил ее самодовольной ухмылкой.

— Не думаю, что мое общество окажется для вас столь суровым испытанием. Ведь чуть раньше вы просто наслаждались им, мисс Фэллон.

— Не льстите себе! В первый раз я просто спала.

Его темные брови взлетели вверх.

— А во второй?

— Я пыталась сказать вам! — выпалила Шарлотта. — Но вы целовали меня. — Она ощутила, как лицо залила краска. — И я не смогла произнести ни слова, мешал ваш язык у меня во рту. Все произошло так быстро…

— Едва ли это то, что хочет слышать покровитель, моя дорогая. Любовнице следует весьма экономно употреблять слово «быстро».

— Я не ваша любовница, несносный вы человек. — Она ухватила край своего потертого бархатного халата, пытаясь удержаться и не ударить сэра Майкла, не то ее обвинят не только в воровстве, но еще и в нападении. — Сожалею, что моя сестра разочаровала вас, но уверяю, что я не участвовала в похищении этого проклятого ожерелья. Я никогда даже не слышала о нем. Не видела его.

Он пожал широченными загорелыми плечами.

— Если вам не хочется оказаться в Ньюгейтской тюрьме, придется до конца выполнить условия нашей сделки с вашей сестрой.

— Я не куртизанка… и не шлюха, сэр Майкл. Я порядочная женщина. Старая дева. Я живу в коттедже в Малом Иссопе. С кошками.

Он взглянул на нее с издевкой. Возможно, упоминание о кошках было не совсем к месту.

— Вы сможете доказать, что невиновны?

— А вы сможете доказать, что виновна?

Он подошел к туалетному столику.

— Возможно, и нет. Но я могу доказать, что ваша сестра — воровка, или в лучшем случае просто невежда. — Он порылся в пачке писем. — Ага, вот оно. «Моя дражайшая Дебора, бла, бла, бла…» — полагаю, вам не очень хочется выслушивать свидетельство моей столь неуместной привязанности.

Шарлотту охватила дрожь, она покачала головой.

— «…Посылаю тебе эти знаки моей любви и обожания специальным курьером. Но, к сожалению, должен предупредить, что эти драгоценности я отдаю лишь на время — они принадлежали еще моей бабушке и должны оставаться в семье, на случай, если я когда-нибудь вдруг найду женщину, более соблазнительную, чем ты, чтобы жениться на ней. Хотя скажу тебе правду, я и представить себе не могу такое создание, ибо ты воспламеняешь меня превыше…» — Он откашлялся. — Хм, эту часть мы пропустим…

— Нет, — заявила Шарлотта, ее губы искривились в улыбке. — Я просто очарована этим посланием. Никогда бы не подумала, что вы можете быть столь красноречивым, сэр Майкл. Итак, продолжайте.

Он ответил ей кривой улыбкой.

— Что ж, прекрасно. «Я просто без ума от тебя. С нетерпением жду той минуты, когда смогу застегнуть ожерелье из рубинов и бриллиантов на твоей шейке, чтобы свет свечей отражал каждую их грань на мраморной белизне твоего тела. Поскольку, моя дражайшая Дебора, тебе не понадобится других украшений, кроме этих одолженных драгоценностей и бархата твоей собственной нежной кожи. И единственное мое желание — это заниматься с тобой любовью до изнеможения, пока мы оба не свалимся без сил, а потом все начать сначала и вновь обладать тобой. Говорят, что отложенный, отсроченный грех — это более сладкий грех, и мы проверим истинность этого, когда я вернусь на Джейн-стрит. Храни это ожерелье в безопасном месте. Если тебе оно понравится, я изыщу возможность купить для тебя несколько рубинов. Твой наипокорнейший слуга, Бэй».

Шарлотта ощутила слабость в коленях. Слушая, как он негромким голосом читает письмо, она вспомнила, как однажды плеснула бренди в пылающий камин. От жара и света у нее закипела, забурлила кровь. Она закрыла глаза, представив кроваво-красное, сверкающее колье на своей шее, а по всему телу повсюду хозяйничают руки Бэя.

— Итак, что вы думаете на этот счет, мисс Фэллон? Ваша сестра умеет читать? Я однажды видел ее с книгой на коленях, но, возможно, это было сделано напоказ?

— Она умеет читать. Мы обе умеем, — тихо ответила Шарлотта.

— Мои намерения были понятны? Я не имею в виду плотские утехи. Я имею в виду ожерелье. — Он вновь пробежался по строкам письма» акцентируя каждый слог. — «Только на время… должны остаться в семье… Одолженные драгоценности… несколько рубинов».

— Вы здорово сглупили, послав ей ожерелье. — Шарлотта рухнула на скамью у туалетного столика, глянула в зеркало и с трудом подавила в себе желание немедленно выпрыгнуть из окна спальни. Вместо этого она схватила щетку для волос и принялась пальцами расплетать и распускать волосы.

— Полностью согласен. Полагаю, вы считаете меня настоящей скотиной, но вы — мой аргумент в споре. Мой козырь в торговле. Я уверен, что ваша сестрица не хочет, чтобы вас засадили в каталажку.

Шарлотта дернула себя за волосы.

— Я очень сомневаюсь, что ее это озаботит. Она не беспокоится ни о ком, кроме себя самой. И уж конечно, не о бедняге Артуре. Знаете, она ведь уплыла на континент. Я и понятия не имею куда. И когда она вернется. С моим-то везением пакетбот вполне мог утонуть, и она вместе с беднягой Артуром и вашим чертовым ожерельем уже на дне Ла-Манша.

Он встал позади нее, в зеркале отражалась сардоническая улыбка.

— Что ж, это избавит вас от необходимости придушить ее собственными руками.

Шарлотта хмыкнула. Он считает себя очень остроумным. Он забрал у нее щетку и принялся распутывать пряди. Шарлотта сохраняла бесстрастное выражение лица, пока он точно рассчитанными движениями распускал и разглаживал волосы на голове. Его рука скользнула от шеи к затылку, подушечки на кончиках пальцев нежно щекотали кожу. Размеренный ритм убаюкивал Шарлотту. Она потеряла счет, сколько раз щетка прошлась по ее волосам, веки расслабленно сомкнулись. Из сэра Майкла получилась бы прекрасная горничная, если бы он не обладал столь великолепным мужским снаряжением.

— У вас чудесные волосы.

Шарлотта состроила гримаску.

— Я начинаю седеть. — Она поморщилась, когда он выдернул серебристый волосок и намотал его на палец.

— Видите? Был… и нет его.

— Тогда я скоро просто облысею. — Она встретила его взгляд в зеркале. — Пожалуйста, не делайте этого.

Он со стуком отложил щетку.

— Ладно.

— Я не имела в виду расчесывание волос. Просто вы не можете удерживать меня здесь за прегрешения моей сестры.

Он поджал губы.

— А откуда мне знать, что это не ваши общие прегрешения? Без всякого сомнения, вы договорились обмануть, ограбить и выставить меня дураком. Пусть Деб останется с деньгами, которые она получила за неоказанные услуги, но ожерелье я хочу получить обратно. Нет, мисс Фэллон, вы сейчас здесь, здесь же и останетесь, пока мы все это не уладим. Ночью все кошки серы. И ваши обязанности не будут слишком обременительны.

Шарлотта схватила щетку и швырнула в него. Его реакция оказалась превосходной. Одной рукой он легко поймал летящую ему прямо в голову щетку и швырнул ее в противоположную стену. Наверное, неплохо играл в крикет.

— Не пытайтесь снова причинить мне вред! Вы уже и без того достаточно натворили.

Шарлотта почувствовала, как в ней закипает ярость.

— Я… да я еще не начинала, сэр! Вы… да вы бесчеловечны. Просто злодей!

— Это я уже слышал, — с угрожающей улыбкой парировал он. Потом вытащил из кармана часы. — Я вернусь в четыре пополудни. Как вам известно, я планировал провести весь день в постели с вами. Лакать и слизывать охлажденное шампанское у вас с кожи и подбирать губами ягоды с… самых разных мест. Но планы меняются. Полагаю, я покажусь вам достаточно податливым.

— Да мне наплевать, даже если вы гнетесь, как ивовый прутик! Вы не затащите меня постель и не будете поливать меня спиртным и обмазывать едой! Когда вы вернетесь, меня здесь не будет!

— Обратно в Малый Иссоп? Судя по названию, это маленькая деревушка.

Черт бы побрал ее глупый язык. Она же сама сказала сэру Майклу, где живет. Шарлотте больше некуда податься, да и в любом случае у нее нет денег, чтобы отправиться куда-то еще. Деб послала ей ровно столько, чтобы хватило до Лондона, а Шарлотта оказалась слишком глупа, чтобы вчера, в царившей суете и неразберихе попросить у нее денег. Шарлотта повернулась, чтобы высказать несколько колкостей и бросить еще несколько резких слов, но увидела, что сэр Майкл натягивает через голову измятую рубашку.

Она могла бы напасть на него, пока он ничего не видит, и шарахнуть, как дубинкой, каким-нибудь гипсовым купидоном. Но его темноволосая голова уже торчала из рубашки, и момент был упущен. Шарлотта действительно убьет Дебору, когда они снова увидятся, если, конечно, к тому времени не окажется в тюрьме за убийство сэра Майкла Ксавье Байяра.

Четыре часа. В ее распоряжении несколько часов. Ясно, что ожерелье Деб ей не заложить, пусть оно и стоит гроши. Возможно, удастся убедить горничную Ирен или миссис Келли помочь в побеге. В доме в каком-нибудь кувшине с сахаром должна быть припрятана приличная сумма наличными на хозяйственные расходы. Она попросит. Она будет умолять. Они же должны знать, какой злой и нехороший их хозяин. А если он приедет в Малый Иссоп, она застрелит его из старого папиного мушкета, а потом заявит, что это был ночной грабитель. Она улыбнулась.

— Вы должны делать это почаще. — Сэр Майкл стоял в проеме двери, бесстыдно прекрасный даже в одежде, всю ночь провалявшейся на полу.

— Что?

— Улыбаться. Я уже начал думать, что у вас нет зубов. Ох ты, совсем забыл. Ведь вы же покусали меня. В нескольких местах. — Он провел пальцем по шее.

О, небеса милосердные. Действительно, за язык она его укусила в гневе, но остальные, любовные укусы, когда она щипала и покусывала его восхитительно соленую кожу, были плодом совершенно других эмоций. Она отправится в ад, а проводником у нее будет сам сатана.


Бэй в нетерпении потер лоб. Мистер Малгру что-то нечленораздельно бубнил, совершенно не замечая того, что Бэю ужасно хочется нагнуться над столом и хорошенько встряхнуть его.

— Так да или нет? — спросил Бэй, наконец прервав болтуна. Это уж слишком. Шарлотта Фэллон нанесла ему серьезный ущерб. Точнее, ее сестра. — Вы предпримете хоть что-нибудь, чтобы найти Баннистера, или мне придется обратиться к кому-нибудь другому? У меня на четыре назначена встреча.

Тучный собеседник залился краской, добавив цвета к тому, что было результатом нескольких пинт эля, выпитых в обед. Бэй уже начал подумывать, что напрасно последовал совету и обратился к мистеру Малгру, хотя у того были отличные рекомендации. Ведь, в конечном счете, и о Деборе он слышал массу хорошего, а посмотрите, к чему все это привело — к пререканиям с подвыпившим мистером Малгру, каждый выдох которого говорил о количестве выпитого дешевого эля и жареной рыбы.

— Прошу прощения, милорд. Моя жена говорит, что я слишком многословен.

— Называйте меня сэром Майклом. Я всего лишь баронет, а не член палаты лордов.

— И все же, все же, ваша светлость, — произнес собеседник, продолжая лебезить перед ним, — вы мне дали не слишком много сведений. Континент велик, как вы понимаете.

Бэю это было хорошо известно. Он обошел пол-Европы на службе его величества, пока выскочка-корсиканец не был разгромлен окончательно. Гражданская жизнь вполне устраивала Бэя, и он просто жаждал поскорее избавиться от сестриц Фэллон и продолжить наслаждаться жизнью на свой манер.

— Баннистер собирался оформить брак вчера. Возможно, они еще в городе. Проверьте списки пассажиров всех отплывающих кораблей. Впрочем, не мне учить вас. — Наверняка Дебора еще не успела продать ожерелье бабушки. Возможно даже, ей захочется поносить его какое-то время, хотя бы в течение медового месяца. Странно, что Дебора не пригласила на свадьбу Шарлотту, даже если это и было сугубо тайное, не слишком афишируемое мероприятие. Бэй схватил графитовый карандаш и начал рисовать на листке бумаги ожерелье. Будь у него время, он мог бы нарисовать ожерелье акварелью. Он — отличный художник, точнее, был им прежде, пока искусство не выколотили из него барабанным боем.

Малгру похлопал по карманам своего твидового сюртука, нащупывая очки. Великий Боже! Частный сыщик, который ничего не видит без очков. Бэй все равно передал ему бумажку, и тот поднес ее к самому носу.

— Хм… Рубины и бриллианты, говорите? Должно стоить кругленькую сумму.

— Это уж точно. Подобные вещицы не появляются каждый день. Опросите солидных, внушающих уважение ювелиров, да и не очень солидных тоже. Мне наплевать, что будет с Баннистерами, но ожерелье я хочу вернуть.

Малгру напыжился.

— Послушайте, я не занимаюсь убийствами. Найти молодую пару — это пожалуйста. Но если вам требуется убийство…

Бэю вдруг ужасно захотелось треснуть собеседника головой об стол.

— Вы неправильно меня поняли, мистер Малгру, — ледяным тоном произнес он. — Я слышал, что вы хороши в розыскных делах, возвращаете людям пропавших родных. Я вовсе не хочу, чтобы вы привели Артура Баннистера и его жену в наручниках.

Малгру просиял.

— A-а! Заблудшая дочка лорда Эгремона. Одно из самых сложных дел. Настоящий сатана в юбке, ей-ей! Но я, — поспешно добавил он, — весьма осмотрителен и сдержан. Клянусь вам, я и слова не скажу об этом деле. Не стоит держать в руках целый мир, если знаешь, что не можешь удержать одну женщину. Грустно, что тебя могут бросить ради блестящей безделушки.

Бэй скрипнул зубами. Жаль, что он не сумел скрыть этого.

— Спасибо за сочувствие, мистер Малгру. — Он подтолкнул банкноту через стол красного дерева. Этот сыщик обходится почти столь же дорого, что и Деб, Бэй надеялся в этот раз получить большую отдачу от своих вложений. Он как бы случайно посмотрел на часы.

— Намек понят, сэр Майкл, — весело заявил Малгру, пряча деньги в карман. Он протянул красную потрескавшуюся руку. Бэй пожал ее. — Что ж, пожелаем удачи нам обоим? Надеюсь, я найду вашу прежнюю подружку, а вы тем временем обзаведетесь новой. Хотя, знаете, может, стоило бы подумать о женитьбе? О детишках? Они заставляют остепениться.

С этим непрошеным советом Малгру, шаркая, вышел из кабинета Бэя — дюжий детина, которому при всем желании нипочем не остаться незамеченным. Бэй гадал, какие методы он применяет, но, в конечном счете, это не имеет значения, если рубины окажутся в сейфе. Он порылся в бумагах, затем приказал приготовить ванну, вторую за сегодняшний, столь не задавшийся день.

Возможно, он слишком привередлив, но в армии Бэю слишком часто приходилось ходить немытым, в грязной изношенной форме. Горячая ванна, чистое бритье и чуть-чуть одеколона дают возможность снова почувствовать себя человеком. Как многоопытный, утонченный любовник, он стремится взывать к женскому обонянию так же, как и ко всем остальным чувствам. Шарлотте не придется жаловаться, когда она будет корчиться и извиваться под грузом его тела.

Он рассмеялся. Конечно же, он не собирается удерживать Шарлотту Фэллон по контракту ее сестры, но ничего страшного не случится, если она поверит, что именно так он и поступит. Для старой девы, живущей с кошками, она оказалась поразительно страстной и почти столь же красивой, как Дебора. Конечно, не столь изысканной, отшлифованной до алмазного блеска, но именно поэтому в чем-то более привлекательной. Более реальной, настоящей. И если не считать потери ожерелья, подумал Бэй, смена сестер может оказаться вполне удачной.

Пока он не женится снова. Что нужно сделать хотя бы для того, чтобы доставить удовольствие мистеру Малгру.

Глава 3

Она привезла с собой в Лондон два платья, еще одно было на ней. Одно было серое, другое тоже, а третье — сероватое, с голубоватым оттенком, что очень шло ей, придавая какую-то особую прелесть глазам. Она выбрала последнее. Ирен была в ужасе, помогая ей облачиться в него.

— Вы уверены, что не хотите надеть одно из платьев вашей сестры? Они такие красивые.

— Да, но она увезла их с собой. — Деб вообще-то оставила четыре платья. На одном, прямо на лифе, была рваная дыра, словно кто-то очень нетерпеливый страстно рвался заполучить то, что скрывалось под ним; на двух других, очень уж открытых, был просто скандальный вырез, а четвертое вообще казалось слишком вызывающим для четырех часов пополудни. К тому же еще вишнево-красного цвета. Проще повесить на шею значок «Я — шлюха» и дефилировать так по Ковент-Гарден. Шарлотта никогда в жизни не имела в своем распоряжении сразу семь платьев, и у нее едва голова не пошла кругом. Ирен сотворила что-то очень профессиональное с ее волосами, но Шарлотта тут же прикрыла их накрахмаленным чепцом.

Если бы Шарлотта так не спешила воссоединиться с сестрой, то привезла бы свои коклюшки и продолжила бы работу. Ей страшно хотелось чем-нибудь заняться, чтобы скрасить томительное ожидание. Она сплела уже столько кружев, что их хватило бы, чтобы покрыть алтари всех церковных приходов в радиусе десяти миль от Малого Иссопа, и потихоньку продавала свои лучшие работы одной лондонской модистке, которую ей порекомендовала Дебора. Шарлотта выживала благодаря капризам и причудам светских модниц. Она, конечно, не собиралась состязаться со слепыми французскими монашками, но все равно кружева у нее получались тонкими и изысканными. А сейчас она не знала, чем заняться, куда приложить праздные руки. Позолоченные часы на каминной полке тикали, неумолимо приближая стрелки к четырем. Шарлотта порылась в ящике карточного столика под окном и нашла потертую колоду карт. Теперь она могла раскладывать пасьянс и следить за происходящим на улице. Надо держать свой разум в боевой готовности на тот момент, когда сэр Майкл, словно хищник, крадучись подберется к дому.

Она не хотела противостоять ему в открытой схватке. Деб рассказывала, что он служил в армии, в нем чувствуется большая грозная сила, что делает его беспощадным. Он — высокий, широкоплечий, стройный, каштановые волосы коротко пострижены, а глаза — такие темные, что кажутся черными. Он красив мужской красотой, без намека на смазливость, и у него сабельный шрам на щеке. Она не успела заметить других шрамов, поскольку, к стыду своему, была слишком занята, переживая оргазм за оргазмом. Ее очень удивляло, что сэру Майклу еще приходится платить женщинам за их общество.

Она начала открывать карты. Король червей подмигнул ей, на нем, кроме короны и улыбки, ничего не было. Шарлотта быстро пробежалась пальцами по столу. Все короли, королевы и валеты оказались голыми. С возмущенным возгласом она сгребла карты и быстро сунула их обратно в ящик стола.

А чего еще можно было ожидать от дома на Джейн-стрит? Даже похороненная в сельской глуши, она слышала об этой улице. Деб была на седьмом небе от радости, заполучив покровителя, владеющего домом по этому сказочному адресу. В этом небольшом «cul-de-sac»[1] обитали лучшие куртизанки — дюжина домов, дюжина женщин, которые предельно дороги и предельно совершенны. Если содержанка живет на Джейн-стрит, это уже подтверждает ее высочайшую цену. А быть владельцем собственности на Джейн-стрит — значит стать предметом зависти каждого светского джентльмена. Документы на владение передаются только вследствие смерти владельца или продаются за баснословную цену. Интересно, подумала Шарлотта, как сэр Майкл заполучил этот дом?

Сам по себе дом оказался небольшим и ухоженным. На первом этаже располагались прихожая и столовая; небольшая гостиная, спальня Деб и туалетная комната — на втором этаже, а наверху три комнатки, где спят Ирен и миссис Келли. Визит Шарлотты на кухню оказался бесполезным. Ни Ирен, ни миссис Келли не собирались помогать ей в побеге. И вообще они полагали, что надо быть просто сумасшедшей, чтобы жаловаться на характер сэра Майкла. Не нашли они и ни единого доброго слова о Деборе. Шарлотта вышла в хорошо ухоженный, огороженный стеной сад и со злостью пнула ногой ближайшее дерево.

И вот теперь она сидит у окна, у всех на виду, по крайней мере, на виду у падших женщин с Джейн-стрит и их покровителей. Ирония и здесь не обошла одну из падших сестриц Фэллон. Если эта ситуация могла пойти на пользу репутации Деб, то Шарлотта провела последние десять лет в заброшенном Малом Иссопе, и ее образ жизни весьма отличался от безнравственного поведения сестры. Преждевременная смерть родителей позволила Шарлотте начать новую жизнь, и вот сейчас этот презренный тип, сэр Майкл Ксавье Байяр, носящий имена двух святых, может эту жизнь полностью разрушить.

Она сразу же увидела его, едва он появился из-за угла. Джейн-стрит находилась на расстоянии пешей прогулки от светских клубов и жилых кварталов Лондона — самое подходящее место, куда может ускользнуть мужчина, когда карты легли неудачно или слишком уж достала жена. Шарлотта вынуждена была отдать должное сестре. Та, по крайней мере, не спала с женатыми мужчинами. Значит, сэр Майкл — свободный мужчина, хотя просто загадка, как мужчине его возраста так долго удается избегать брачного рынка.

Шарлотта отошла от окна и устроилась в кресле перед пустым камином. Оно оказалось очень удобным. Она представила, как уютно сидеть здесь зимой, перед ярко пылающим камином, плести кружева или читать роман. Но если к тому времени она все еще будет здесь, то, ей-богу, прибьет Дебору. Уже июнь на пороге. У Шарлотты маленький садик, требующий ухода, и кошки, которых надо кормить. Сколько времени потребуется Артуру, чтобы потихоньку, поджавши хвост, вернуться и пережить гнев своего отца графа?

Бэй не тронул дверной молоток, а вошел, воспользовавшись своим ключом. Она сложила руки на коленях, стараясь выглядеть безразличной. Позже придется попрактиковаться перед зеркалом, совершенствуя самые отталкивающие выражения лица. Пренебрежительное. Высокомерное. Снисходительное. Дерзкое. Она всегда сможет должным образом ответить ему взглядом на взгляд.

— Что за чертовщина у тебя на голове, детка?

— Добрый вечер, сэр Майкл, — чопорно парировала она.

— Ты выглядишь… просто нелепо, как какая-нибудь старушенция. Кстати, сколько тебе лет?

Шарлотта выбрала из своего «лицевого» репертуара высокомерие.

— Джентльмен не спрашивает леди о возрасте. — Она решила проигнорировать его усмешку на слово «леди». Впрочем, и он тоже не джентльмен. — Позвонить, чтобы подали чаю?

— Не хочу я дурацкого чая. Как по-твоему, осталось у меня хоть немножко бренди, или Баннистер вылакал все?

Шарлотта почувствовала, что щеки ее запылали. Деб действительно придется за многое ответить.

— Я точно знаю, что есть херес. — Вчера Шарлотта явно перебрала его, к тому же на него наложилось вино, выпитое за ужином. Неудивительно, что она позволила незнакомцу заняться с ней любовью. После кивка сэра Майкла она пошла к буфету с напитками и принесла бутылку и пару бокалов.

— Ты сказала, что твоя сестра моложе. Сколько же тогда тебе? Тридцать пять? Сорок?

Шарлотта замерла, не долив бокал.

— К вашему сведению, мне всего лишь тридцать! — По его торжествующей ухмылке Шарлотта поняла, что он сознательно спровоцировал ее назвать свой возраст. Она подала сэру Майклу бокал, неосторожно плеснув вина на девственно чистый бутылочного цвета рукав. Опа!

Он, похоже, не заметил этого.

— Боюсь, что ни одной из моих любовниц, независимо от того, как давно она попалась на мой крючок, я не позволю напялить на голову такую пыльную тряпку. Будь любезна, сними ее.

— Не сниму. — Шарлотта сама сшила этот чепец, отделав его кружевами, и искренне верила, что получился он весьма пристойным.

— Снимешь. И это платье тоже. Ему вместе с чепцом самое место на помойке. Неужели Дебора не оставила тебе ничего из одежды? Мадам Дюкло прислала мне астрономический счет за наряды. — Сэр Майкл закинул ногу за ногу, явно чувствуя себя как дома. Черт бы его побрал.

Шарлотта со стуком поставила бокал на инкрустированный столик.

— Я не буду носить платья, которые оплатил мужчина, если это не мой будущий муж. У меня есть свои принципы, несмотря на репутацию моей сестры.

— Что ж, ладно. — Его темные брови сошлись на лбу, губы поджались. — У меня тоже есть кое-какие принципы, мисс Фэллон. А также, полагаю, отличное решение для устранения наших разногласий. Вам просто придется раздеться и пройтись голой.

— Никогда! Вы никогда больше не увидите и не коснетесь моего тела! Разве что я умру, а вы будете на похоронах помогать могильщику.

— Весьма неприятное занятие. Но я был на войне, мисс Фэллон. И повидал достаточно трупов. Допускаю, что было бы жаль пристукнуть вас, чтобы досыта насмотреться на ваши соблазнительные формы, но вообще-то мне приходилось и убивать.

Шарлотта зашипела, брызгая слюной.

— Сначала вы угрожаете мне тюрьмой, а теперь грозитесь убить, если я не выполню ваши требования. Да вы просто изверг!

— И это я слышу от женщины, которая пускает в ход зубы и использует щетку для волос самым неподходящим, можно сказать, жестоким образом? Ты — страстная женщина, как в постели, так и вне ее, Шарлотта, несмотря на все твои напрасные потуги казаться другой.

— Я не давала вам позволения называть меня по имени, — заявила Шарлотта, впившись ногтями в обитые кожей ручки кресла.

— Ладно уж. Прошлой ночью и этим утром ты позволила мне использовать твое тело. Между нами была близость, мы занимались любовью. И мы снова займемся ею. Зови меня Бэй, а я буду звать тебя Шарлоттой, Хотя Шарлотта — это звучит ужасно занудно. — Он вдруг просиял. — Ба! Да ведь ты — та самая Шарли, о которой столько говорила Деб! Дерзкая девчонка! Знаешь, она ведь использовала тебя, чтобы заставлять мужчин ревновать. А все эти басни о детских приключениях, которыми она потчевала нас! Мы думала, что Шарли— это какой-то друг Харфилда.

Джордж. Виконт Харфилд. Их сосед в детстве и соблазнитель Деб. Правда, если честно, то, скорее всего это Деб соблазнила его. Она была достаточно юна и наивна, чтобы надеяться на брак с ним. Джордж быстро опомнился, стоило его отцу пригрозить бедностью и нищетой, однако продолжал щедро обеспечивать Деб, пока, в конце концов, не женился на другой. Если у Деб и было когда-то чувствительное, легкоранимое сердце, то, скорее всего именно Харфилд и разбил его. С тех пор Деб пошла по рукам, она регулярно меняла мужчин, причем каждый последующий был богаче и влиятельнее предыдущего. Шарлотта никогда не слышала о сэре Майкле Ксавье Байяре, но, чтобы заинтриговать ее сестру, он должен был обладать еще чем-то, кроме красивой физиономии.

— Ша-а-рли! — Сэр Майкл — ладно, про себя она будет звать его Бэем, — причмокивая, нараспев произносил ее имя, словно смакуя хорошее вино.

Шарлотта фыркнула. С каждой минутой почва все больше и больше уходила у нее из-под ног. Все, что она весь день собиралась сказать ему, разбилось на мелкие кусочки и было свалено в кучу на задворках ее разума. Обрывки фраз вроде «богобоязненная женщина» и «благоразумный мужчина» боролись друг с другом, причем никто не мог одержать верх. В конце концов, она предпочла не раскрывать рта.

— Шарли, дорогая моя, я тут подумал, что мы могли бы принять основные правила для нашего союза, пока будем ждать возвращения твоей сестры-преступницы Деборы. Ты уверена, что она не упоминала название места, куда они отправились?

Шарлотта покачала головой. Молчание не было золотом.

— Я вполне разумный человек. — Шарлотта поперхнулась своим хересом. Неужели он не только сатир, но еще и умеет читать мысли? — Я никогда не буду требовать от тебя того, что покажется тебе неприятным или отвратительным. У меня есть излюбленные способы занятий любовью, и уж я постараюсь, чтобы ты быстро освоила их.

Уши у Шарлотты покраснели, она знала это. За ними последует все остальное. Пока сэр Майкл — Бэй, черт бы его побрал, — излагал свои предпочтения в постели, она, униженная и оскорбленная, чувствовала себя словно шаровая молния, готовая вот-вот взорваться тысячью алых огней. Возможно, пришла пора упасть в обморок. Конечно, в притворный обморок, чтобы положить конец этой проповеди разврата. Мама всегда рекомендовала обморок, чтобы не слышать того, чего не хочется слышать. Призывы торговцев, например. Гневные тирады отца Харфилда, графа Трента, когда тот обнаружил, что его сын сбежал с Деборой. И последовавшие затем нравоучения викария. Обморок — полезный женский трюк, эффективный, когда применяется вовремя. Но поскольку Бэй вчера ничего не предпринял, чтобы помочь ей подняться с пола, мало того — вместо этого похотливо разглядывал неприкрытые части ее тела, Шарлотта решила отказаться от этой идеи.

Бэй помахал рукой.

— Тебе все понятно? Ты выглядишь слегка ошарашенной. И покрасневшей. Если хочешь, я могу повторить.

Если она сейчас услышит еще хоть слово, ему придется-таки иметь дело с могильщиком. Лучше уж соглашаться на все и искать способ сбежать. Мама говорила, что иногда проще закрыть глаза и терпеливо выполнять неприятные обязанности. Шарлотта подозревала, что она имела в виду супружеские обязанности в постели, но ведь она не блюдет себя для замужества.

— Что ж, прекрасно. Пойдем сейчас наверх, и я все покажу.

Бэй был уже готов признаться, что он разыграл ее, что он нанял частного детектива и что она в любой момент может вернуться в свой Малый Укроп… или как там он еще называется. Но тут она сдернула с головы свой уродливый чепец и швырнула его в угол. Вскинув пухлые белые руки, выдернула шпильки, и каскад черных локонов накрыл неказистое платье. Вот оно, Бэй пропал. Кто бы мог подумать, что грубый, откровенный разговор мог подтолкнуть и вознести маленькую серую мышку-гувернантку до высот чувственности? Он никогда не мог сказать женщине «нет», а тем более — отказать Шарли Фэллон. Он не был уверен, что смог бы и дальше продолжать разговор, но готов был пойти на любые жертвы, если это подарит ему еще вечера, подобные нынешнему.

Она была изысканна, утонченна. Сейчас, впервые увидев ее при свете дня, он понял, что у нее более округлые формы, чем у сестры, а черты лица мягче. Он называл Дебору пушистым котенком, но именно Шарли была теплой и уютной, а ее алебастровая плоть достойна быть запечатленной на итальянских полотнах, которые он коллекционирует. Некоторые не самые ценные произведения он хранит внизу, в этом доме, но большая часть коллекции находится в городском доме, на расстоянии в несколько улиц отсюда. Он очень любит обнаженные фигуры, и ему очень нравится Шарли Фэллон. Пока она не начинает говорить и швыряться в него чем попало.

Сейчас он выдавал ей полной мерой, вряд ли ей было на что пожаловаться. Он даже проделал с ней несколько особенно извращенных трюков. Сейчас она выглядела полностью удовлетворенной, ее глаза были подернуты поволокой, а розовые губы распухли от поцелуев. Его рука покоилась на одной из полных грудей, большой палец поглаживал торчащий сосок-ягодку. Если бы на Шарлотте было рубиновое ожерелье, картинка была бы совершенной.

Он посасывал ее грудь, предварительно размяв сосок пальцами, пока она вновь не издала стон.

— Похоже, я несколько проголодался, Шарли. Нам обоим надо хоть что-то съесть, если мы хотим проделать по моей программе все. Скажу-ка я миссис Келли, пусть приготовит нам поднос.

Он встал и направился в туалетную комнату. Прямо перед камином стояла медная ванна, специально рассчитанная, чтобы с комфортом вместить двоих, а когда Бэй был в настрое — то и троих. Он вытащил из комода, где хранилась запасная одежда, черный шлафрок и заглянул в шкафчик Деборы. Тот был пуст. Она оставила в комоде лишь несколько платьев. Будь он проклят, если вновь пойдет на такие расходы, чтобы одеть новую любовницу, но ему больно смотреть на Шарли в ее унылом сером облачении.

Он выскользнул из спальни мимо дремавшей Шарли и спустился вниз для разговора с миссис Келли. Она давно привыкла к его неустойчивому распорядку дня и беспорядку в одежде и, не моргнув глазом при виде его дезабилье, хотя еще было далеко до захода солнца, представила на утверждение меню на предстоящую неделю. Распорядившись купить еще бренди, он прихватил с собой бутылку шампанского и пару бокалов. Возможно, не помешала бы и земляника со сливками, но это уже в другой раз.

Остановившись на лестнице, он разглядывал милую картинку неизвестного художника, изображающую соблазнение прелестной юной девы. Ее одежды развевались на ветру, открывая взгляду обольстительные формы. Выражение вожделения на страждущем лице ее возлюбленного говорило само за себя. Вполне возможно, что Шарли столь же виновна в этом деле, как и ее сестра. Только то, что она в любой момент может заставить себя покраснеть, еще ничего не значит. Вероятно, их мамаша научила обеих сестер искусству завлекать мужчин — падать в обморок в нужный момент, плакать, ронять платки, В конечном счете, что он знает о Шарли?

В свое время он постарался разузнать все о Деборе, которая десять лет назад появилась в городе с виконтом Харфилдом. Бэй однажды встретился с ней на шумной вечеринке, когда приезжал домой на побывку, и был поражен, как и все остальные, ее красотой и остроумием. Казалось, ее сердце принадлежало лишь Джорджу, но потом она живенько, без излишних колебаний, перебралась к барону Перхэму, вдовцу, известному своими сексуальными аппетитами. За Перхэмом последовали Феллоус и Стюарт — молодой маркиз и еще более юный герцог. Бэй испытывал даже некоторую гордость, став преемником герцога.

И тут она предпочла Бэю Артура Баннистера.

Конечно, Артур предложил ей замужество. Кто бы мог вообразить, что Божественная Дебора интересовалась семейной жизнью? И предпочла стать просто миссис. Женщины — это загадка, на разгадку которой Бэй затратил последние двадцать лет жизни, так и не добившись особых успехов. Его жена была ярким тому примером.

Шарли больше не валялась в постели, словно опьяненная бабочка. Она сидела в кресле, безобразное платье цвета слоновьей шкуры скрывало ее роскошные формы. Она даже попыталась привести в порядок волосы, но Бэй подобрал большую часть ее шпилек, разбросанных по полу гостиной. Если потребуется, попозже он спустится вниз и вышвырнет их на улицу. Ничто не должно сдерживать его дикую кошечку, ничто не должно мешать ей мурлыкать и выпускать коготки.

— Я принес шампанского. Миссис Келли подаст нам ужин сюда.

— В спальню? — спросила изумленная Шарли.

— Это сбережет нам время. Избавит от всей этой ходьбы по лестницам вверх-вниз. А так, покончив с едой, мы можем тут же вернуться в постель. Мы даже можем захватить с собой остатки сладкого…

Шарлотта поморщилась. Она же ясно выразилась, что не склонна заниматься любовью после еды, на полный желудок. Так, глядишь, скоро он обратит ее в свою веру, приучит мыслить на свой манер. Мысль о том, что он слизывает мед с ее тела…

— Теперь моя очередь установить кое-какие основные правила, — колючим голосом заявила она.

Он поставил бутылку. Не имеет смысла стрелять пробкой в потолок, если Шарли не в настроении. Он с трудом мог поверить, что это та же самая женщина, каждый дюйм бархатистого тела которой только что доставлял ему такое наслаждение.

— Я приняла ваши условия, хотя они отвратительны. Я согласилась ждать здесь, пока Дебора не вернется, или по крайней мере до тех пор, пока мы не получим от нее вестей, тогда я сообщу ей, что вы меня похитили.

— Мне кажется, что термин «похищение» в данном случае употреблен неверно. Обычно это подразумевает увод из дома с применением силы. Я же обнаружил тебя в моей постели в моем доме, Шарли. Может, мне следовало бы к твоим остальным преступлениям добавить «вторжение и нарушение границ частной собственности»? Я же не применял силы. Уж если на то пошло, это ты применила насилие. Это ты самым безнравственным способом удерживала меня под собой — вот почему я не мог высвободиться, не причинив себе телесных повреждений. — Он смотрел, как краска начала заливать ей лицо. Он отсчитывал секунды, пока лицо не стало совсем пунцовым.

— И, тем не менее, я здесь против воли. Я буду соблюдать условия вашей договоренности с моей сестрой, поскольку, похоже, она захватила принадлежащую вам вещь — случайно, я уверена, — а я не желаю идти в тюрьму вместо нее. Но вы не можете приходить ко мне, когда вам вздумается. Мы должны составить своего рода расписание для… для занятий любовью. Скажем, каждое шестое воскресенье месяца. — Она вздрогнула, словно любое его прикосновение было анафемой для нее, хотя он твердо знал, что это не так, наслушавшись чуть раньше ее воплей вроде «О Боже, да… еще…» — И я не желаю принимать пищу ни с вами, ни на вас. А если уж нам придется ужинать вместе, это должно происходить в столовой внизу, причем я буду сидеть на одном конце стола, а вы — на другом.

Бэй спрятал ухмылку, что только еще больше распалило Шарлотту. Она была восхитительна в своем негодовании. Пожалуй, можно еще чуть-чуть поиграть на этом.

— Каждое шестое воскресенье? А ты уверена, что сможешь так долго ждать? — Он коснулся пальцем ее подбородка. — К тому же в каждом конкретном месяце не может быть больше пяти воскресений. И вообще, этот день предназначен для отдыха. А наши занятия сегодняшним вечером отнюдь нельзя назвать отдыхом, Шарли. Заявляю, что ты меня просто измотала.

— Ну, тогда каждую субботу.

— Каждую ночь каждого божьего дня. Включая воскресенье. А по возможности, и после обеда тоже, если я не буду занят делами.

Она побелела от ярости.

— Понедельник, среда и пятница. И только по вечерам.

— Еженощно всю неделю. Я дам тебе выходные, если будешь хорошо вести себя. — Ему придется есть сырые бифштексы и обливаться мясным бульоном каждую субботу и воскресенье, чтобы восстановить к понедельнику молодецкую удаль. Шарлотта Фэллон просто тигрица.

Похоже, ей хотелось еще много чего сказать. Вместо этого она лишь коротко кивнула:

— Очень хорошо. Я не хочу ни есть, ни пить. Прошу, передайте это миссис Келли.

Отлично, маятник качнулся в другую сторону, и тигрица на время превратилась в капризную блохастую кошку. Бэй не стал уговаривать ее отправиться прямо в постель. Вероятно, она страдает какой-то странной болезнью мозга, позволяющей ей моментально превращаться из страстной и пылкой девы во фригидную, из пунцово-красной — в ледяную и бледную, из куртизанки — в старую деву. Существует вероятность, что он ошибся, бросив ей столь неоднозначный вызов, и теперь она жалеет, что согласилась участвовать в этом.

— Что ж, ладно, увидимся завтра вечером. А сейчас, если ты не против, я оденусь и поужинаю внизу. Мне не хотелось бы разочаровать миссис Келли, поскольку она взяла на себя труд приготовить нам ужин. Не следует раздражать женщину, у которой под рукой острые ножи.

Глава 4

Каков, однако, наглец! Он был все еще внизу и курил сигару в доме, а не в саду, если верить носу. Что на нее нашло? Шарлотта никогда еще не вела себя так и даже понятия не имела, что можно заниматься любовью такими способами. Много лет она отметала «полезные советы и подсказки» Деб, поклявшись после Роберта никогда не ложиться в постель с другим мужчиной. Но всего лишь пара дней на Джейн-стрит — и она уже законченная шлюха.

Шарлотта очень проголодалась. Домик был достаточно мал, она могла чувствовать все запахи, стук ножей, а издаваемые Бэем громкие стоны удовольствия и чавканье просто бесили ее. Он специально старался, чтобы его было слышно, хотел заставить ее пожалеть о своем гордом отказе разделить с ним трапезу. Когда, ну когда же он уедет, чтобы она могла добраться до кухни?

Он самый настоящий злодей. Архизлодей. Страшный демон в образе обаятельного баронета, заражающий общество похотью и грехом. Заразивший ее, это точно. Она провела последние десять лет, изо всех сил отгоняя от себя грех похоти и вожделения.

Шарлотта повесила платье в шкаф и вытащила с полки ночную рубашку. Потом бросила взгляд на саквояж в углу. Наверное, ей следовало бы распаковать все, что она в спешке засунула в него, садясь в почтовый дилижанс до Лондона, когда она лихорадочно рванула сюда, чтобы выручить Дебору. Ха! А кто будет спасать ее? Кому захочется вызволять ее из лап сэра Майкла Ксавье Байяра?

Шарлотта засунула свои немногочисленные вещи в ящики Деб. Нет, не Деб. Деб уступила ей роль постоянной любовницы и как-то сумела убедить Шарлотту согласиться. Она чувствовала отвращение к человеку, называющему себя Бэем, так на селе могли назвать гнедого коня или завывающего бешеного пса. Без малейших колебаний Бэй решил наказать ее за прегрешения сестры — если, конечно, можно считать наказанием несколько часов высшего чувственного наслаждения.

Шарлотта приложила ухо к двери спальни и вслушивалась в каждое движение. Приятный аромат дымящейся сигары ударил ей в нос, но дом был погружен в темноту и тишину, за исключением назойливого тиканья часов. Часы, вмонтированные в живот херувима у изголовья кровати, подсказывали, что время близится к одиннадцати. Бэй, по-видимому, уже ушел. Спускаясь на цыпочках, со свечой в руке, по укрытой коврами лестнице, Шарлотта задержалась у картины, изображающей полуодетую деву, спасающуюся бегством от распутника, который имел несомненное сходство с владельцем картины. Ведь совсем недавно она видела эту улыбку прямо над собой.

И тут Шарлотту вдруг как громом поразило. Деб шутила, советуя ей прихватить картины Байяра. Она сказала, что они довольно ценные. Видит Бог, стены комнат внизу просто увешаны картинами. На них изображены груди и попки, соски и некоторые укромные места. Но они вполне доступного размера. Шарлотта может снять их, вырезать полотно из рамы и продать. Ей лишь необходимо достаточно денег, чтобы надежно спрятаться на несколько недель. Не в Малом Иссопе, а в каком-нибудь совершенно незнакомом месте, где бы она никого не знала, и никто не знал ее.

Но все опасности этого безумного плана тут же стали очевидными. В этом случае она станет воровкой, и если ее поймают, то могут повесить. Бэй, похоже, не из тех, кто прощает или забывает. Стоит лишь посмотреть, каким мучениям он подверг ее за безумства Деборы. А если Шарлотта окажется в каком-нибудь удаленном селе, ее могут опознать по объявлению в газете. Чужаки и незнакомцы сразу становятся объектом пристального внимания. Она не сможет остаться незамеченной. У нее ушло десять лет, чтобы прижиться и завоевать добрую репутацию в Малом Иссопе. Но больше всего беспокоило то, что Деб не сможет связаться с ней… или если, чудо из чудес, сестра вернет это проклятое ожерелье, а Шарлотта даже не узнает об этом. Ведь она может находиться в бегах ближайшие полгода.

Свеча задрожала, когда Шарлотта тяжело вздохнула. На полный желудок думаться будет лучше. Но когда она ступила на последнюю ступеньку лесенки, ведущей в кухню, то едва не споткнулась и не упала, услышав смех. Его смех. Чуть хриплый, словно он отвык от этого. На лестнице замелькали свет и тени.

И тут послышалось хихиканье Ирен, такое чистое и наивное…

Великий Боже! У Шарлотты внутри все сжалось. Он занимается этим с горничной, такой юной, что она ему в дочери годится. Все мужчины — животные, отвратительные, грязные псы. А когда Шарлотта услышала голос миссис Келли: «Вполне достаточно для одного вечера, сэр Майкл. Вы хотите всю ночь продержать нас здесь ради собственного развлечения? У вас еще будет шанс попытать удачи завтра», — она поняла более чем достаточно. Если Ирен достаточно юна, чтобы быть, по меньшей мере, его племянницей, то миссис Келли вполне могла быть его бабушкой.

Схватив свечу обеими руками, она бросилась вниз по лестнице. Три пары глаз воззрились на нее. Бэй с прислугой сидели за длинным сосновым столом, перед ними была разбросана колода карт. Перед миссис Келли лежала горка грецких орехов, у Ирен и Бэя не было ничего. Шарлотта тупо смотрела на них.

— Шарли, может, ты составишь мне компанию? Эти двое хотят уйти спать и отказываются дать мне отыграться.

— Ох, да ну вас, сэр Майкл. Не будьте таким азартным. Чем могу вам помочь, мисс Фэллон? Надеюсь, вы передумали насчет ужина? Там еще остался вкусненький цыпленок и вишневый пирог. — Экономка поднялась из-за стола и направилась в кладовку.

У Шарлотты заурчало в желудке.

— Нет, нет. Я всем довольна, миссис Келли. Не утруждайте себя. Я услышала голоса и подумала, что сюда мог забраться вор. — Ее объяснение прозвучало жалко и неубедительно даже для ее собственных ушей.

— Не волнуйтесь насчет безопасности, мисс Фэллон. Сэр Майкл почти каждую ночь будет проводить здесь, охраняя вас. А еще джентльмены с Джейн-стрит нанимают ночного сторожа. Никто посторонний сюда не придет, если вы понимаете, что я имею в виду.

О да, она поняла. Никто не может прийти сюда незамеченным, да и уйти тоже. Она уже в тюремной камере, правда, со вкусом украшенной — за исключением картин.

Бэй встал и опустил закатанные рукава.

— Ладно, раз у меня нет больше партнеров, я, пожалуй, удалюсь. Увидимся завтра, леди. Не слишком рано. Боюсь, что мисс Фэллон не захочет ужинать со мной, миссис Келли, но я, возможно, перехвачу чего-нибудь в полночь. Спокойной ночи. — Он послал им воздушный поцелуй и вышел через заднюю дверь.

Миссис Келли неодобрительно сжала губы.

— Этот джентльмен нуждается в нормальном питании после всего того, что ему пришлось пережить, мисс Фэллон. Он без ума от француза — повара в соседнем доме. Тот готовит всякие гадости и называет это gourmet.

Шарлотту позабавило, что миссис Келли произнесла букву «т» в конце слова. Было очевидно, что она не любит ни самого повара, ни его язык.

— Тогда я, пожалуй, передумаю насчет того, чтобы он обедал здесь, — сказала Шарлотта, вспомнив шутку о ножах. Миссис Келли выглядит мягкой и доброй, но ведь наверняка ничего не известно. — Я сейчас иду наверх, а вы можете отправляться спать.

Миссис Келли всполошилась.

— О, сидите, дорогая! Возможно, я и стара, но еще не глуха, У вас от голода бурчит в животе. Ирен, пошевели там огонь в печке. Здесь вечерами бывает сыровато, мисс Фэллон, но сэр Майкл все равно любит спускаться сюда. Это напоминает ему родной дом.

Шарлотта собрала карты.

— Вы знаете его с самого детства?

— О нет. Не я. Но моя сестра много лет готовила для его бабушки. Ирен, кувшин с молоком, будь любезна.

— Уже так поздно. — Шарлотта чувствовала себя неловко, видя, что причинила столько хлопот, — Вообще-то я сама умею управляться на кухне и могу приготовить себе еду.

— Чепуха! Сэр Майкл нанял нас, чтобы мы о вас заботились, и мы все сделаем. Садитесь.

Шарлотта села и сглотнула.

— И вы согласны работать здесь? Ведь Джейн-стрит и ее женщины очень… в некотором смысле… известны.

Миссис Келли намазала масло на кусок хлеба.

— Каждый должен чем-то зарабатывать, милая моя. Все леди сэра Майкла были очень приятными в общении, за исключением вашей сестры, надеюсь, вы простите меня за эти слова. И мне не нравится, что в это дело влез мистер Баннистер.

— А как он сюда попадал, минуя ночного сторожа? — Шарлотта украсила кусочек цыпленка ломтиком сыра и чатни[2].

— Он приходил днем. Это-то и есть слабое место в их распрекрасной охранной схеме. Они решили, что до наступления темноты мужчины якобы могут контролировать себя и то, что у них в штанах. Конечно, большая часть обитательниц Джейн-стрит уважают джентльменов, которые водворили их сюда, и не флиртуют с другими, если только сами джентльмены не желают этого. Но у вашей сестры были свои соображения. — Миссис Келли положила пирог на полотняную салфетку. — В общем-то, я не могу винить ее. Ей представился шанс отхватить мужа. Видит Бог, сэр Майкл вряд ли женится еще раз, и уж точно не женится на шлюхе. Только без обид.

Кусок застрял у Шарлотты в горле.

— Бэй женат?

— Нет, теперь он снова холост. Чем меньше мы будем говорить об этом, тем лучше.

Черт побери. Сейчас не самый лучший момент, чтобы проявлять сдержанность и благоразумие. Но миссис Келли продолжала молча и спокойно убирать чашки и тарелки. Она уже отправила Ирен спать и сама откровенно зевала.

— Пожалуйста, позвольте мне помыть посуду, — предложила Шарлотта, выпив остатки молока и съев последний кусочек. — Знаете, я ведь живу одна.

— Ну, если вы хотите…

— Хочу. И скажите Ирен, пусть не беспокоится обо мне утром. Мне не надо подавать шоколад в постель или что-то еще. Вам обеим нужно отоспаться.

Миссис Келли фыркнула:

— Еще чего. Я всю жизнь вставала до первых петухов. Но все равно спасибо вам, мисс Фэллон. Увидимся утром.

Шарлотта стояла в тускло освещенной кухне. Значит, Бэй был женат. Интересно, когда и от чего умерла его жена? Если Шарлотта узнает, то, возможно, сумеет лучше понять мужчину, поразительно изменчивые настроения которого абсолютно непредсказуемы и неуправляемы. С прислугой он был веселым и шутливым, но Шарлотта уже успела испытать на себе его гнев и острый язык. Она шагнула к мойке, чтобы помыть свою тарелку и сполоснуть стакан.

О чем, черт возьми, она раздумывает? Ведь уже завтра она украдет несколько картин и сбежит отсюда подальше.

Глава 5

Миссис Келли отправилась за покупками. Шарлотта дала ей целый список своих «излюбленных» яств — на поиски продуктов для их готовки даже в таком огромном городе, как Лондон, потребуется масса времени. От уголков глаз миссис Келли разбежались лучики морщинок, когда Шарлотта заявила, что жаждет устроить с Бэем особенный обед, чтобы возместить ему предыдущий вечер. Миссис Келли, романтичная дура, была готова на все, когда это касалось баронета.

От Ирен избавиться было труднее. У нее была масса обязанностей по дому, которыми приходилось заниматься постоянно. Содержать в порядке дом, даже такой маленький, как этот, — нелегкая задача для двух женщин. Если бы Шарлотта решила остаться, у нее явно появилось бы большое искушение, засучив рукава, тут же взяться за работу. Она подозревала, что Деб вконец загоняла служанок.

Мама пришла бы в ужас, если б узнала, как Шарлотта живет в Малом Иссопе. Даже когда у родителей совсем не было денег, чтобы платить прислуге, в доме ее всегда было предостаточно. Шарлотта же живет в полном одиночестве. Она сама подметает полы. Сама занимается стиркой. Сама готовит, консервирует, делает соленья и маринады. Пару раз, когда у нее кончались деньги, она испытывала искушение совершить налет на «музей» Деборы наверху, но все же не решалась отдать в залог хоть что-нибудь из хранившихся там сокровищ. По счастью, Шарлотта не испытывала подобных угрызений совести, когда это касалось сэра Майкла Ксавье Байяра.

Ирен отправилась со своим собственным списком покупок, а Шарлотта вооружилась одним из острых ножей миссис Келли. Открытая дорожная сумка лежала у ее ног. Шарлотта засунула в нее две скатанные в рулон картины, защелкнула застежку и окинула взглядом холл. Здесь вполне можно чувствовать себя как дома, подумала она. Но ей в ближайшем будущем придется побыть бездомной. Она черкнет пару слов Деборе, если только сумеет вспомнить название имения умершего в Кенте дядюшки. Какой-то там Энд. А начинается на «Б», хотя точно не Баннистер. Как жаль, что она была так невнимательна, когда Дебора давала ей наставления.

Шарлотта совершила очень постыдный поступок, в некотором роде он даже хуже, чем кража картин. Письма Бэя Деборе были засунуты в ее саквояж. Они больше всего отвечали представлениям Шарлотты о романтической переписке, и ее просто поразило, как такой злодей может так мило обращаться со словами. А тот пассаж насчет лучистых рубинов показался ей просто чудесным. И все это было понапрасну растрачено на Дебору, у которой полностью отсутствует романтическая жилка. Расправив плечи, она порадовалась, что слишком спешила и упаковала совсем немного. Сумка оказалась очень легкой.

Шарлотта точно знала, куда пойдет. Ее папа постоянно поддерживал деловые отношения с неким мистером Пичтри, который в свое время заполучил в собственность больше предметов искусства семейства Фэллон, чем оставалось у них самих. По словам папы, он резкий, но справедливый, и они в некотором смысле даже подружились. По крайней мере, она смогла вспомнить адрес мистера Пичтри и немедленно направилась к нему.

Несколькими часами позже Шарлотта сидела в кабинете мистера Пичтри в одних чулках. На одном из них была дырка, из которой выглядывал розовый пальчик, и это ее очень огорчало. Мистер Пичтри запер ее старые изношенные ботинки в сейф, предварительно заставив Шарлотту снять их. Под дулом пистолета. Пистолет был маленький, серебряный, но мистер Пичтри заверил, что размер в данном случае значения не имеет. Картины также были заперты в сейфе. Мистер Пичтри презрительно фыркнул, взглянув на фальшивое ожерелье Деб, но на всякий случай бросил туда и его.

Мистер Пичтри в пятый раз повторял, что он добропорядочный бизнесмен с безупречной репутацией, что сэр Майкл постоянно делает ему заказы на приобретение итальянских этюдов, что именно он продал сэру Майклу одну из тех картин, что она принесла. И что любой торговец в Лондоне узнает, что картина принадлежит сэру Майклу, а Шарлотта — маленькая воровка. И как хорошо, что ее родители умерли еще десять лет тому назад и все это время не видели, как она живет. Единственная причина, по которой он не вызвал полицию, — это дружба с ее отцом. Каким позором было бы для него узнать о бесчестном поведении дочери, не говоря уж о милой матушке, пытавшейся, несмотря на постоянное безденежье, воспитать дочерей как леди. Одна сестра шлюха, возмущался мистер Пичтри, а другая продает то, что ей не принадлежит. Дебора, по крайней мере, продает свое.

Он привел несколько библейских стихов, на случай если Шарлотта не все поняла из его обличительной речи.

Наконец приехал Бэй, великолепный в темно-коричневом сюртуке и песочного цвета брюках. Его высокие сапоги были начищены до ослепительного блеска. Шарлотта готова была держать пари на то, что в его чулках дырок нет.

— Добрый день, Пичтри, Шарли. — Бэй, похоже, был спокоен и уравновешен, что ужасно напугало Шарлотту. Мистер Пичтри вытащил из кармана жилетки ключ и направился к сейфу. Он разложил перед Бэем картины, ее ботинки и фальшивое колье. Шарлотта решила, что не скажет ничего, пока они не окажутся вне досягаемости ушей мистера Пичтри. Пусть она останется для него воровкой, лгуньей и шлюхой.

Мистер Пичтри ни на минуту не поверил, что «кузен» Бэй поручил ей продать картины.

Шарлотта дрожащими руками застегнула ботинки. Любезное обращение Бэя нервировало ее. Она даже подумала, что он опустится на колено и поможет ей натянуть ботинки. А когда краем уха услышала, как он спокойно объясняет, что кузина из провинции неправильно поняла его намерения насчет картин, то не знала, радоваться ей или всерьез тревожиться.

Мистер Пичтри вернул серебряный пистолет в ящик письменного стола.

— Тогда я приношу мои извинения, сэр Майкл. У меня было такое впечатление, что у мисс Фэллон, кроме сестры, не оставалось других родственников. Видите ли, ее отец никогда не говорил о вас. И когда она пришла сюда с виноватым видом, я решил, что лучше сообщить вам. Нервничала, как длиннохвостая кошка в комнате с креслами-качалками. Я повидал на своем веку достаточно проходимцев и мошенников, как вы понимаете. Я знаю все их повадки.

— Вы правильно поступили, Пичтри. И я всегда буду благодарен вам, что вы не вызвали полицию. Мне бы не хотелось спровоцировать еще один семейный скандал. Сестры Фэллон всегда были для нас сущим наказанием.

Мистер Пичтри бросил на Шарлотту торжествующий взгляд, но оказался достаточно благоразумным, чтобы не сказать ни слова.

Бэй натянул перчатки.

— А вы продолжайте следить за рынком и подыскивать интересные для меня картины, хорошо? Я не успокоюсь, пока не заполучу еще одного Маньеро. Этот художник знал своих женщин? Пойдемте, кузина Шарли. Вам пора принять лекарство.

Шарлотта с упавшим сердцем последовала за ним из кабинета. Бэй подал сигнал своему экипажу, другой рукой придерживая Шарлотту за локоть.

— Так куда именно ты собиралась отправиться, кузина Шарли? В Малый Джессап? Во Францию? Ты, конечно же, знаешь, что могла бы оплатить путешествие в Индию и целый год жить в роскоши, если бы Пичтри попался на твою уловку?

— Деб говорила, что картины в доме не слишком ценные.

— Ага. Деб. Мне бы следовало догадаться, что и здесь замешана она. Шарли, ты продолжаешь разочаровывать меня. Что могло показаться мелочью для Деб, на самом деле представляет ценность, уверяю тебя. — Он помог Шарлотте подняться в экипаж, применив при этом излишние силу и настойчивость.

— Тогда почему вы храните столь ценные вещи на Джейн-стрит? — Шарлотта понимала, что продолжает упорствовать в своей неправоте. Сэр Майкл никогда не оправдает ее попытку воровства.

— Потому что, милая моя, у меня никогда не было ни малейшего повода подозревать своих любовниц в преступном поведении, пока я не встретил тебя и твою сестру. Я провожу на Джейн-стрит достаточно много времени. Почему я не могу окружить себя красивыми вещами?

— Я… простите меня. Я просто хотела вернуться домой. Мне не место на Джейн-стрит.

— Это уж точно, в такой-то уродливой шляпе и в этом позорище под ней. Я сожгу все эти чепцы.

Шарлотта провела рукой под полями шляпки и ощутила тепло собственных кружев.

— Вы не посмеете! Я сделала их сама, собственными руками.

— Ладно, больше ты их делать не будешь. У тебя больше не будет времени. И рук.

Шарлотту охватило ужасное чувство. Библия призывает продавать воров в рабство, а вот Коран предписывает отрубать ворам руки. Она услышала об этом в Женской гильдии в Малом Иссопе, когда там выступал с беседой один миссионер. В любом случае Шарлотту вряд ли ожидает веселое времяпрепровождение. Но ведь не окажется же Бэй таким варваром?

— Ч-что вы хотите этим сказать?

— Я хочу сказать, дражайшая Шарли, что собираюсь привязать тебя к кровати и держать там, пока не устану от тебя. — Указательным пальцем он дотронулся до ямочки у нее на подбородке. — Но я не уверен, что это произойдет очень скоро.

Значит, все-таки рабство. А ведь оно может иметь приятные стороны.

Бэй начал всерьез жалеть, что однажды положил глаз на Дебору Фэллон. Если бы он, позавидовав Харфилду, которому удалось сбежать с прелестной юной соседкой, не почувствовал к Деборе некоторое плотское влечение лет восемь или девять тому назад, возможно, ему не пришлось бы сейчас возиться с ее занудой сестрицей. Подумать только, он почти убедил себя в невиновности Шарлотты. Стоило ему отвернуться, и она тут же сбежала, прихватив кое-что из его собственности. Бабушкино ожерелье — это одно, но его картины — совсем другое, Они успокаивают, умиротворяют. Они необходимы ему как воздух. Они вдохновляют его, заставляя видеть совершенство женских форм — с выразительными телесами и с ямочками на щеках, в жемчугах и абрикосовом цвете. Запечатленные в расцвете красоты, они постоянны, неизменны. Идеальные женщины, которые не лгут, не крадут и не предают. Натурщицы, возможно, были шлюхами, но художники находили в них чистоту, невинность и человечность. В этой жизни, когда женщины — и мужчины — слишком независимы, Бэй любит находиться в компании своих прелестных двухмерных незнакомок.

Он подумал, не снять ли все со стен, чтобы избавить себя от необходимости снова гоняться за Шарли. Нет. Почему он должен убирать картины? Это его дом, обустроенный по его вкусу и для его комфорта и уюта, И потом, в ближайшем будущем ей не представится возможности покинуть дом. Узлы на шелковых шнурах достаточно крепкие и надежные.

Бабушка всегда говорила, что ему следовало выбрать морской флот, а не пехоту. Она любила океан, волны, бившиеся прямо у порога, и предпочитала морскую форму любой другой. Но Бэй приобрел офицерский патент, с твердым намерением встретиться лицом к лицу с врагом и в открытой схватке перерезать ему глотку. Или погибнуть самому. В то время он был так зол и взбешен, что ему было на все наплевать. Когда тебе двадцать и у тебя разбито сердце, ты мыслишь с полным безрассудством, если вообще мыслишь.

Когда Шарли вновь издала леденящий кровь вопль, он заткнул уши пальцами. Он очень опасался, что придется заткнуть ей и рот, чтобы не столкнуться с неодобрением соседей. Впрочем, маркиз Коновер пока еще не разместил в соседнем доме свою любовницу. Прислуга там меняется, как перчатки, а сам маркиз приезжает лишь изредка. Бэя больше волновала леди Кристи, соседка с другой стороны, которая воображала себя крестной матерью всей улицы. Ей может не слишком понравиться, что Бэй привязал свою абсолютно голую и сопротивляющуюся любовницу к кровати. Он последовал примеру мистера Пичтри и выбросил сапожки Шарли из окна прямо в сад, на тот маловероятный случай, если она все же найдет возможность сбежать.

Ну что ж, Шарли заслужила все эти неудобства. Но он знал, что миссис Келли не слишком одобряет действия, какими он пытается заставить повиноваться Шарли Фэллон, а бедная малышка Ирен была так обескуражена, что он отпустил ее навестить матушку. Бэй сам обслужит Шарли — будет умывать ее, расчесывать темные волосы, кормить деликатесами миссис Келли. Вот только придется освобождать ее, чтобы она могла воспользоваться ночным горшком. Ведь, в конце концов, он же не совсем лишен чувства сострадания. Как, впрочем, и брезгливости.

Когда он закончит с наказанием, Шарли не придет в голову взять даже чайные ложки из буфета в столовой. Он глянул на карманные часы. Достаточно времени, чтобы вернуться домой, принять ванну и переодеться к ужину. Плевок маленькой искусительницы, попавший точно на лацкан пиджака, уже высох, но сам факт ужасно раздражал его. Скорее всего, к его возвращению она так охрипнет, что не сможет использовать свой милый ротик для того, чтоб браниться дальше. У него совсем другие планы на этот ротик, и в его планы не входит выслушивать ее иногда чрезвычайно выразительные эпитеты.

— Я ухожу, миссис Келли! — крикнул он с лестницы. — Если вам понадобится вата, чтобы заткнуть уши, сходите в лавку.

Миссис Келли, вытирая руки о свой чистый, без единого пятнышка фартук, заспешила наверх.

— Еще раз прошу простить меня, сэр Майкл. Мне и в голову не могло прийти, что мисс Фэллон окажется такой хитроумной, чтобы отправить меня за «райскими зернами», когда вполне сгодился бы обычный перец. Я уж и не припомню, когда я была так огорчена.

— Тут нет вашей вины. Сестры Фэллон могут казаться ангелами, а на самом деле они хитры и нечестивы, просто воплощение дьявола. Не обращайте внимания на ее кошачий концерт. Я вернусь к ужину. Что у нас на вечер?

— Ну, это именно она сказала мне, что ужин должен быть романтическим. — Она потыкала испачканными мукой пальцами в список продуктов. — Устрицы. Спаржа. Вареный сельдерей. Копченый лосось. Цыпленок в имбирном соусе. Миндальный торт. Свежий инжир со сладким соусом. Шоколадные птифуры. Малиновый кисель со взбитыми сливками. И, конечно же, шампанское. Целый ящик с какого-то виноградника, о котором я и слыхом не слыхивала.

Бэй ухмыльнулся. Маленькая негодница отправила миссис Келли за продуктами, которые обычно считаются афродизиаками, стимулирующими половое влечение, и рассчитывала, что все это он съест один. «Что ж, Шарли, тебе придется составить мне компанию и пожать плоды своих рецептов». Не то чтобы ему требовались помощь или стимулирование. Когда дело доходило до Шарли Фэллон, он становится тверд, как мрамор, и телом и духом.

Глава 6

Слезы злости оставляли сухие соленые следы на ее пылающем, залитом краской лице. Нет, ей не было жарко. Наоборот, ее тело покрылось гусиной кожей, пока она лежала, кусками белой шелковой веревки привязанная за руки и ноги к резной деревянной кровати. Кто бы мог подумать, что у сэра Майкла Ксавье Байяра все инструменты для пытки окажутся прямо под рукой. Он не стал завязывать ей глаза, и кляп не понадобился. После всех ее бесполезных воплей она едва могла хриплым голосом выразить свое недовольство тем, что проделал с ней этот изверг.

Маленький купидончик на ночном столике подсказал Шарлотте, что приход Бэя скор и неминуем, что очень хорошо. Ибо если она в ближайшее время не облегчится, этот день превратится из безумия в адские мучения.

Как она могла хоть на мгновение подумать, что его наказание может быть приятным, оставалось для нее тайной. Ее лишили одежды и достоинства. Он швырнул ее чепец в огонь камина, отчего спальню наполнил неприятный запах. Бэй открыл дверцу на маленький балкончик, чтобы проветрить комнату, и швырнул туда ботинки, теперь тонкий тюль развевался, подгоняемый на вечернем ветерке. От прохладного воздуха розовые соски Шарлотты затвердели. А поскольку в ярости она долго ерзала и извивалась на постели, прическа превратилась в беспорядочно спутанный клубок волос. Ее мамочка не ответила бы, что хуже — нагота или такой беспорядок на голове.

Да, мистер Пичтри прав. Очень хорошо, что ее бедная матушка умерла, не дожив до этого. У мамы были амбициозные планы в отношении обеих дочерей. Ей не довелось узнать, что после всего случившегося Деб так и не смогла выйти замуж за Джорджа, а Шарлотта в своих невзгодах и несчастьях преуспела гораздо больше своей сестры.

Стук в дверь возродил утраченную робкую надежду. Когда несколько минут спустя демон вошел в комнату, Шарлотта встретила его жалкой улыбкой.

— Пожалуйста, — прошептала она, — развяжите меня. Мне срочно нужен ночной горшок.

Темные брови злодея взметнулись вверх.

— А откуда я знаю, что ты не врешь? Если я развяжу тебя, ты вполне можешь шарахнуть меня горшком по голове.

О, небеса милосердные. Он ведь не собирается наблюдать за ней? Она закрыла глаза, слезы отчаяния побежали по щекам.

— Ну ладно, — сжалился он.

Почувствовав, что путы на руках ослабли, она с трудом удержалась, чтобы не ухватить его за голову и не свернуть ему шею. Заехать кулаком в красивый прямой нос. Добавить еще один шрам на другой щеке. Вместо этого Шарлотта растирала ладони и локти, пока Бэй стоял рядом, глядя на нее так, словно готов был испепелить взглядом.

— Пообещай, что не ударишь меня и не попытаешься сбежать.

— Обещаю, — просипела она.

Когда ее ноги были освобождены, она проковыляла в туалетную комнату. Там она могла найти что-нибудь, что можно было бы использовать как оружие. Полдня она провела, изобретая самые изощренные и жестокие способы мести. Шарлотта всегда считала себя человеком мирным, но теперь легко могла понять людей, совершивших убийство. Однако если он и раньше был зол на нее, то разозлится еще больше, если она нападет на него. Это должен быть яд. Медленный. Мучительный. Ее матушка говорила, что терпение — это добродетель, и у Шарлотты еще будет шанс поставить сэра Майкла Ксавье Байяра на колени.

Она взглянула на свое отражение в стенном зеркале. Даже приглядевшись, она не нашла очень уж заметных следов того, что ее держал в заключении сумасшедший или что она сама была на грани безумия. Она выглядела так, словно только что хорошенько покувыркалась в постели с любовником.

Шарлотта быстро протерла губкой лицо и тело, поскольку кто знает, когда она снова будет свободна? Вздернув подбородок и распрямив спину, она вернулась на сцену и вытянула перед собой руки.

— Видите? Никакого оружия.

— Я бы так не сказал, Шарли. От одного взгляда на тебя мужчина может растерять все свои мозги. — Он выдвинул ящик комода и бросил ей ночную рубашку. — Видишь? Я уже подобрел. Надень ее. Знаешь, я собирался всю неделю держать тебя привязанной.

— Неделю! — вскрикнула она, кутаясь в потертый батист. Он не слишком скрывал ее тело. Основательно застиранный, он был практически прозрачным. Уж если она видела очертания сосков, то точно так же их мог разглядеть и Бэй. Она прижала руку к груди.

— Да. Но я нахожу, что не могу так поступить.

Она взглянула вниз на свои босые ноги. Пожалуй, это было бы уж слишком — просить его вернуть ей ботинки.

— С-спасибо.

— Не стоит пока благодарить. Я еще придумаю какой-нибудь вариант, но, пожалуй, трудно размышлять на пустой желудок. Миссис Келли через пару минут подаст ужин, который ты так тщательно продумала.

Шарлотта вдруг поняла, как она голодна. Утром она слишком нервничала и почти не ела за завтраком, а потом ей пришлось смотреть, как мистер Пичтри поглощает свой обед, держа ее под прицелом маленького пистолета. Резать одной рукой мясо ему было явно трудно. А сейчас она услышала звон посуды и шаги миссис Келли, поднимавшейся по лестнице.

— Сейчас, миссис Келли, я помогу вам. — Бэй выскочил из комнаты, чтобы взять из рук домоправительницы тяжелый поднос. Шарлотта схватила медный канделябр с каминной полки, сунула его под просторную ночную рубашку и устроилась за маленьким столиком в углу. Кто знает, когда она сможет достать столько яда, чтобы свалить с ног мужчину таких габаритов? Кто не рискует, тот не выигрывает, как говаривала мама. Бэй вернулся с подносом, уставленным всякими вкусностями, которые она заказывала. Шарлотта крепко сжала губы, чтобы удержать сочившиеся слюнки.

Миссис Келли стояла в дверях, устремив на нее обвиняющий взгляд.

— Сэр Майкл, надеюсь, вы простите, что я подала все сразу. Женщине в моем возрасте тяжело подниматься по лестнице. Десерт остывает. Позвоните, пожалуйста, когда он вам понадобится.

— Я могу спуститься и забрать десерт, — осипшим голосом предложила Шарлотта.

— Ну да, а потом пырнуть меня одним из ножей и сбежать.

— Вам я никогда не причиню вреда, — искренне заверила ее Шарлотта.

Бэй начал накладывать еду на ее тарелку. Он все разрезал на мелкие кусочки, как будто Шарлотта была маленькой. Она надеялась, что ей будет дозволено взять вилку, но была так голодна, что согласилась есть даже руками.

— Я собирался кормить тебя с ложечки, пока ты лежала привязанная к кровати. — Он передал ей серебряную вилку.

— Я выплюнула бы все вам в лицо. — Шарлотта сунула в рот кусочек спаржи. Хрустящая зелень. Божественный вкус.

— Этого-то я и боялся. Откуда у тебя такие манеры?

— У меня безукоризненные манеры! — с набитым ртом возмутилась Шарлотта, пережевывая кусок семги со слойкой. Точнее, они были бы такими, не будь она заточена здесь. Мама была ярым сторонником хороших манер и благопристойности.

Бэй, удерживая двумя пальцами ракушку, вытряхнул в рот устрицу. Зажмурившись от удовольствия, звучно обсосал ее языком. Пожалуй, у него самого отвратительные манеры. Она сжала бедра, пытаясь смягчить предательскую ноющую боль между ними. Она отлично знала, что еще Бэй может проделывать языком. И даже надеялась, что он повторит это снова.

С этим романтическим ужином миссис Келли превзошла самое себя. Каждая порция была маленькая, но безупречная — шесть сочных устриц, филе цыпленка, нежный пирожок с лососем. Шампанское пенилось в бокалах, завернутых в накрахмаленные салфетки. Шарлотта пощупала материал. Если Бэй уничтожит все ее чепцы, она сможет что-нибудь смастерить из салфеток и скатерти.

Еда была столь восхитительна, что времени на разговоры почти не оставалось. Бэй наслаждался каждым кусочком, делая паузу лишь для того, чтобы бросить на Шарлотту полный вожделения взгляд. Когда тарелки опустели, он сложил их на поднос.

— Принесу десерт. Ты ведь не натворишь никаких глупостей?

Шарлотта потерла холодный, прижатый к бедру, подсвечник.

— Конечно же, нет, — ответила она самым презрительным тоном. Пусть себе думает, что завоевал ее вкусной едой и несколькими пылкими взглядами.

Едва он вышел, она тут же встала за дверью, оценивая тяжесть своего оружия. Для этого дела Шарлотте потребовались обе руки. Она собиралась не убивать Бэя, а лишь оглушить и на время вывести из строя, чтобы успеть одеться и убежать. Затем ей придется заскочить в сад за домом, чтобы найти свою обувь. Конечно, сейчас уже совсем темно, но, если придется, она сможет побежать по лондонским улицам и босиком.

Она напрягала мозги, обдумывая, к кому бы могла обратиться в случае крайней нужды. Может, к Джорджу? Вообще-то он давно женат, имеет нескольких детей, однако это он косвенно виноват в том, что она оказалась на Джейн-стрит. Если бы он не погубил репутацию Деборы, она бы не выбрала карьеру куртизанки и не увлекла бы за собой Шарлотту.

К Роберту она не сможет обратиться никогда.

Свист! Бэй, насвистывая, поднимался по лестнице. Как неосмотрительно с его стороны так открыто предупреждать ее о своем появлении. Она подняла подсвечник над головой. Через мгновение он опустится наголову Бэя.

— Шарли? Откуда ты знаешь мое самое любимое…

С яростным воплем она опустила канделябр. Она бы ударила точнее, если бы не закрыла глаза, но она всегда боялась вида крови и увечий. И в результате получился скользящий удар по плечу, достаточно сильный, чтобы по полу покатились инжир и земляника со сливками. А сама Шарлотта оказалась прижатой к стене серебряным подносом, резные края которого врезались ей в живот.

— Ой!

— Вижу, — хмуро глядя на нее, произнес Бэй, — я ошибся, поверив, что ты больше не будешь делать глупостей. Что ж, посмотрим. Попытка мошенничества и жульничества, две попытки хищения, а теперь еще и покушение на убийство. Я начинаю думать, что ты очень невысокого мнения обо мне, Шарли.

— Я не собиралась убивать вас, я хотела лишь слегка оглушить, — мрачно возразила Шарлотта. — И вы этого заслуживаете за то, что удерживаете меня здесь силой, да еще и пыткам подвергаете.

— Пыткам? — Он расплылся в широкой пугающей улыбке. — Ты еще не видела и намека на пытку. Я тебе не говорил, что целую неделю был гостем одной французской банды? Очень долгую неделю. Она была весьма поучительной. — Ткнув ее еще раз подносом, он со злостью швырнул его на стол. Затем сунул в рот птифур и с удовольствием пожевал.

Шарлотта стояла как вкопанная, сознавая, что если она бросится бежать, он в мгновение ока догонит ее. Она вдруг поняла, что все еще держит в руках подсвечник. Бэй был настолько уверен в ее неловкости, что даже не позаботился отобрать оружие. Вздернув подбородок, она гордо прошествовала и вернула подсвечник на каминную полку, чуть смазав эффект, поскользнувшись на фиге и едва не шлепнувшись на пол.

— Уж лучше пусть меня арестуют, — заявила она. — Ньюгейтская тюрьма покажется просто гаванью респектабельности по сравнению с Джейн-стрит. Составить компанию самым гнусным преступникам гораздо предпочтительнее, чем провести еще хоть один день с вами.

— Ты ранишь меня в самое сердце. — Теперь он ел ломтик миндального торта, облизывая пальцы. — Тебе не хочется десерта? Миссис Келли — настоящее сокровище.

— Мне от вас ничего, кроме свободы, не нужно! — воскликнула она. — Вы бесчеловечны! Уверяю вас, что я абсолютно невиновна и в сговоре с Деборой не состояла. А она и пальцем не шевельнет, чтобы вызволить меня отсюда. Она уже получила все, что хотела. Сомневаюсь даже, помнит ли она вообще, что у нее есть сестра.

— Ну, ну, Шарли, не принижай. Я знаю тебя всего два дня, но уже никогда не смогу забыть. Немедленно сними эту отвратительную ночную рубашку.

— П-прошу прощения?

— Не притворяйся глухой. Хотя я вовсе не против немоты. Никому не нужна любовница-мегера. Ночную рубашку, будь любезна.

С большой неохотой Шарлотта стянула через голову рубашку и протянула ее Бэю. Он скатал ее в комок и швырнул в окно, где поздней ночью у рубашки состоится тайное свидание с ботинками. Спасибо, что хоть не сжег. Комната только-только проветрилась. Шарлотта поежилась, стоя перед ним совершенно обнаженной. Никогда прежде она не обнажалась перед мужчиной, даже перед Робертом.

— Ложись в постель, Шарли. Боюсь, что мне придется снова привязать тебя. — Он имел наглость изобразить сожаление.

Шарлотта прикусила губу.

— Ну пожалуйста, не надо. Я буду хорошей.

— В этом я не сомневаюсь. Ты едва ли не лучшая из всех, кто у меня был. — Он одарил ее самодовольной улыбкой. Чудовище. Сравнивать ее с другими женщинами! Возможно, с сотнями женщин по всей Европе! Все у него сводится к постели. И именно потому, что он так изощренно совершенен и искушен в любовных играх, она не уступит ему, не попадется на его уловки ни этой ночью, ни когда-либо в будущем. Она будет лежать как бревно, абсолютно бесчувственная, невосприимчивая к его прикосновениям. Она раскинулась на белых простынях, подобно языческой жертве, и сомкнула глаза, пока он покрепче затягивал каждый хитроумный узел.

Она не будет смотреть на Бэя. Она не будет разговаривать с ним. Она не будет…

— Ох! — Что-то холодное шлепнулось ей на живот. Не будь у нее грудь такой до нелепости большой, она смогла бы увидеть, что он там сделал.

— Я без ума от тебя, Шарли, — произнес он восхитительно тихим шепотом. Потом склонился над ней и принялся слизывать малину и взбитые сливки у нее с живота. Шарлотта старалась лежать тихо, не шевелиться — и ей это почти удавалось, но когда его язык обогнул пупок, а затем погрузился в него, она подскочила. По-видимому, покончив с ее животом, он зачерпнул десерт из миски и растер розовый комок на соске, затем отступил назад, чтобы полюбоваться своим творением.

— Это возмутительно! Это неправильно!

— Полностью согласен. Я тут кое-что упустил. — Он украсил и другую грудь, соорудив на самом венчике холмик из густых сливок с прослойками малины. Шарлотта чувствовала, как от холода и возбуждения у нее твердеют соски. Затем Бэй продолжил возбуждать ее, слизывая, буквально высасывая у нее с груди сладкую смесь, а его липкий палец неторопливо прокладывал дорожку в низ живота, к заветным завиткам. Сообразив, куда он теперь собирается пристроить малиновый мусс, Шарлотта открыла рот, чтобы высказать свой протест. Не может быть, чтобы он сделал что-то столь скандально непристойное.

Но он сделал это. Порочный блеск в его глазах мог сравниться с блеском серебряной ложки. Шарлотта задохнулась от приступа холода и осознания того, что вскоре последует. Ее напрасные попытки сопротивления вызвали у него лишь довольную ухмылку и смешок.

— Так уже лучше. Много лучше. Розовое на розовом. Лежи тихо. Если сможешь. — Он держал теперь уже опустевшую ложку и рисовал что-то на бедре, пока малиновый мусс сползал вниз. Край ложки звякнул, когда Бэй дописал свое тайное послание. Что он там пишет? Чего ждет? Она не будет умолять его остановиться. Она не будет умолять его начать.

Он отступил на шаг и окинул ее оценивающим взглядом. Она была полностью открыта, раскинувшись настолько широко, насколько он смог привязать ее, не причинив особых неудобств. Она залилась краской, в полном замешательстве оттого, что он увидит, как она желает, жаждет его. Бесполезно было притворяться равнодушной — ее твердые соски смотрелись, как спелые, свежие ягодки. Да она сама была десертом, роскошным банкетом, накрытым для плотских наслаждений и утех.

И тут он склонился над ней. Наконец-то. Ей ничего не оставалось, как принять его порочные действа, да и не хотелось ничего другого. Он раздвинул ее складки, просунул сначала один теплый палец, затем другой и задвигал ими вверх-вниз, словно обмывая сердцевину. Холодок сливок, жар его губ, сомкнувшихся на бутоне, все шире и глубже распространяли спирали вожделения. А сам он был еще одет, отказывая ей в доступе к тому, что ей хотелось заполучить больше всего на свете.

Шарлотта закрыла глаза, полностью, безоглядно позволяя увести ее через край. Она отдалась на милость мастера соблазнения, чье изощренное умение и сноровка начисто вымели из спальни всякие признаки окружающей реальности. И не имело никакого смысла разглядывать намалеванные небеса на потолке, когда Бэй увлекал ее в собственные, ни с чем не сравнимые райские кущи. Шарлотта чувствовала каждое прикосновение его языка и губ, каждое поглаживание, дыхание и дрожь их тел. Ее кожа пылала, голос охрип. А он никак не мог остановиться, хотя надо быть слепым и уж несомненно глухим, чтобы не заметить, что она уже бессчетное количество раз отрывалась от грешной земли, уносясь в неземную даль. Даже если бы у нее были свободны руки, она не смогла бы оттолкнуть его ни за какие рубиновые ожерелья в мире. Утонченные ласки многократно превзошли все когда-либо испытанные ею ощущения. Его губы, зубы, пальцы трудились в извращенном сатанинском согласии. Это был злодей. Гениально талантливый злодей, который точно знал, как отпереть все запоры, извлечь чопорную Шарлотту из ее добровольного заключения и сделать свободной. Слишком свободной. Она утонет и растворится в этой свободе, унесенная прочь силами, которые никогда и вообразить себе не могла.

Волны накатывали все сильнее, одна за другой, пока она окончательно не потеряла голос. Как она смогла дожить до тридцати лет, не подозревая, что подобные вещи возможны и что они так необходимы? Два дня с Бэем полностью разрушили, изменили ее, сделав совершенно непригодной для коттеджа с кошками.

Когда Бэй был еще мальчиком, сестра миссис Келли частенько делала мусс из малины со взбитыми сливками, очевидно, используя тот же рецепт. Он слизывал крошки торта и сладкое варево с белоснежной кожи Шарли, наслаждаясь ее дрожью и воспоминаниями о временах собственной наивности и невинности. Конечно же, он давно перестал быть наивным, что вполне отвечало нынешней ситуации, ибо он собирался своими зубами и языком пометить, оставить невыводимое клеймо на теле Шарли Фэллон. И она больше не будет думать, как бы снова треснуть его медным канделябром, сбежать или украсть что-нибудь. Он намеревался сделать ее рабыней страсти и, судя по вскрикам и учащенному дыханию, был уже на полпути к этому.

Он отбросил в сторону мысли о требовательном вожделении, полностью сконцентрировавшись на ее удовольствии, жадно слизывая сливки с каждого облепленного сладкой массой соска, втягивая ее груди в рот. Ее глаза были сомкнуты, но губы полуоткрыты, словно внимая необыкновенной сказке. Милый крольчонок. Он растирал ладонями живот, руки скользили вниз, пальцами расправляя тугие черные завитки. Контраст между иссиня-черными завитками и жемчужной кожей вызывал в нем самые эротические эмоции, делал Шарлотту совершенно неотразимой. Она была воплощением крайностей, превращаясь из служанки в богиню. Из кролика в пантеру. Он зачерпнул еще малинового мусса из хрустальной чаши и залил нижние губки и ягодку промеж них.

И тут уж он устроил себе настоящее пиршество. Терпкий аромат ее тела, смешанный со вкусом десерта, сделал его почти неуправляемым. Он зарылся носом в ее буйных завитках, вдыхая малину и присущий ей цитрусовый аромат, неустанно смакуя ее набухший бутон, и, наконец, был вознагражден, когда она вся напряглась, едва не срывая тугие узы, выкрикивая его имя с каждым приступом оргазма. Вот где была настоящая пытка! Шарлотта взлетала все выше и выше, пока не взмолилась прекратить это. Но он не прекращал. Не мог.

Убедившись, что у нее больше не осталось сил к сопротивлению, он обрезал веревки и стал сбрасывать с себя одежду, пока не оконфузился, как зеленый юнец. Она кошечкой обвилась вокруг, потираясь об него всем телом. Он проник, наконец, в сладостное жаркое лоно, он припал к ней поцелуем, одарив собственной влагой. По телу пробежала дрожь, он еще сильнее впился в губы, почувствовав, что теперь уже она клеймит его, превращая в своего раба. Он стремительно падал, кружась, теряя точку опоры.

Но теперь она поймала его. Удерживала в медовом плену. Обвивала ногами, приподнималась ему навстречу. Самообладание дрогнуло, и теперь уже она, крепко прижимая к себе, заставляла его войти глубже. Теперь уже она лишила его разума, ритмично сотрясая его тело, словно из них двоих именно она была мастером.

Предполагалось, что все будет просто, примитивно. Но было что-то в Шарли Фэллон, что осложняло их единение. Она — воплощение всего, к чему он питает отвращение: ловкая, изворотливая женщина, — и все же он никак не мог насытиться ею. С малиновым вкусом или без него. С присущим только ей апельсиновым запахом, заставлявшим снова и снова жадно целовать каждый дюйм ее тела.

Она воровка. Лгунья. Шлюха. Но только сейчас эти слова не имели абсолютно никакого значения.

Глава 7

Все тело Шарлотты болезненно ныло, словно ее жестоко избили, но истина заключалась в том, что всю ночь напролет она подвергалась испытанию блаженством. Когда она проснулась, все следы Бэя и всего того, чем они вместе занимались, исчезли — за исключением шоколадного пятна на наволочке. В какой-то момент он размазал на ее губах птифур, а затем начисто вылизал их. Остатки мусса тоже не пропали даром. Она сбилась со счета, сколько раз они доводили друг друга до полного восторга.

Шарлотта попыталась сесть. Поднос и даже раздавленные финики исчезли. Должно быть, она спала мертвым сном. Нет, в самом деле, надо перестать пить, хотя каждый пузырек шампанского сладостным взрывом отзывался у нее во рту. Вторую бутылку они с Бэем выпили в полночь, во время короткой передышки в любовных играх. Шарлотта не помнила точно, когда уснула, но, судя по ярким солнечным лучам, заливавшим комнату, полдня она проспала точно.

Нет, нельзя винить вино за собственное распутство. Во всем виноват Бэй. Он — неутомимый соблазнитель. Это ей полагалось соблазнять его, как любовнице, но он почти не предоставил такой возможности.

Теперь она смирилась со своей ролью, возможно, даже наслаждалась ею. Бедная Деб не знает, что она упустила. Конечно же, брак и респектабельность — все это очень хорошо, полагала Шарлотта, но сама она ни за что не поменялась бы местами с сестрой, не сменила бы свою новую жизнь на ее. Кто бы мог подумать, что из сестер Фэллон именно Шарлотта окажется порочнее?

Вздохнув, она поднялась с постели и надела халат. В туалетной комнате была свежая вода, правда, уже совсем остывшая. Но именно это необходимо сейчас прежде всего. Она вся липкая. Когда Ирен поднимется, она распорядится приготовить ванну.

Нет. Ирен получила непредвиденный отпуск. Шарлотте придется самой таскать воду для ванны. Ей не хотелось перенапрягать миссис Келли. Грех потерять такую непревзойденную кухарку.

Бэй просунул голову в туалетную комнату.

— Ага, Спящая красавица наконец встала.

Шарлотта не ожидала увидеть его. При свете дня проведенная вместе ночь казалась ей еще более восхитительно распутной.

— Доброе утро, Бэй. — На нем все еще был черный костюм, но выглядел баронет гораздо свежее, чем она.

— Миссис Келли подаст нам завтрак в столовой. Подходи, как только будешь готова. Мы не будем церемониться и соблюдать все приличия. А потом я искупаю тебя.

Шарлотта потрясенно вытаращилась. Никто не купал ее с самого детства. Скромность была одной из основных черт ее характера, пока она не встретилась с сэром Майклом Ксавье Байяром. Конечно же, предполагалось, что в дневное время покровитель будет уходить из дома, чтобы заниматься клубными делами, финансами или чем-либо еще, предоставляя любовницу самой себе.

— В этом нет необходимости.

Бэй приблизился к ней с ухмылкой на лице. Он вытащил засахаренный миндаль из ее запутанных волос и сунул себе в рот.

— Ох, Шарли, это крайне необходимо. Мы с тобой оба жутко грязные. И ты сама видишь, что ванна достаточно велика, хватит места для двоих.

Боже милостивый! Неужели она будет лишена уединения? Но возможно, ему просто хочется, чтобы она постоянно была на виду и не пыталась снова убежать… В желудке заурчало, напомнив, что первым на очереди завтрак. А насчет купания и побега она подумает позже.

Шарлотта последовала за Бэем по устланной коврами лестнице. Ее ботинки скорее всего окончательно испорчены после ночи на улице под дождем, а теперь у нее к тому же и ночной рубашки нет. Было еще кое-что, что ей хотелось бы обсудить с Бэем, но мама всегда говорила, что мужчина должен поесть, прежде чем начинать думать. Буфет был уставлен достаточным количеством еды, чтобы накормить всех содержанок на улице. Шарлотта положила себе яйца, тост и фруктовый салат. Она увидела, как Бэй нагружает свою тарелку мясом, и передернулась. По утрам мясо не едят. Но тут она услышала, как стенные часы в холле пробили один раз, и поняла, что можно есть все, что захочется.

Она никогда в жизни не просыпалась так поздно. Впрочем, никогда прежде у нее и не было столь уважительных причин спать так долго. Поднеся чашку к губам, она наблюдала за Бэем, читавшим газету и с удовольствием поедающим колбаски. Он вдруг перестал жевать.

— Объявление в «Таймс».

— Что за объявление?

— Последняя новость. Бракосочетание Артура Алистэра Баннистера, эсквайра, Бардз-Энд, Элхем, Кентербери, Кент, с мисс Деборой Элизабет Фэллон, по особому разрешению.

Бардз-Энд! Вот оно.

— Говорится еще что-нибудь?

— Ни слова. Ни малейшего упоминания о его отце, графе Кранморе, и, само собой, никакого намека на Джейн-стрит. Рискну предположить, что графа тут же хватил удар.

— Выбор Артура мог быть и хуже, — преданно заметила Шарлотта.

— Но мог быть и лучше, ладно, не будем спорить. Хотел бы я знать, где они сейчас. Ты уверена, что она не оставила ни малейшего намека?

Шарлотта почти не слушала, что там болтала Дебора четыре дня назад. Неужели это было всего четыре дня назад? Столько всего произошло!.. Единственное, что Шарлотта твердо запомнила, — это «континент», на котором находится слишком много стран, если верить ее школьному учебнику географии. Она покачала головой.

— Ладно, рискну предположить, что они где-нибудь объявятся. Я уже почти решил нанести визит Кранмору. — Бэй отложил газету.

Она отодвинула яйца, аппетит тут же пропал.

— Зачем?

— Может, ему удастся образумить своего сына?

— Ох, Бэй. Если ты расскажешь графу Кранмору, что его новоявленная невестка украла твое ожерелье, семья Артура никогда не примет Деб. Пожалуйста, не надо, не делай этого.

— У тебя слишком доброе сердце! После всего того, что натворила твоя сестрица, не понимаю, как ты можешь защищать ее. Если только…

Она увидела, как у него сжались губы.

— Если только я не помогла ей обмануть тебя, ты это хотел сказать?.. Когда же ты, наконец, поверишь, что я ничего общего с этим не имею? Я думала лишь о своих собственных проблемах и быстро уснула…

— В моей постели.

Шарлотта отмахнулась от него.

— Быстро уснула и видела самый чудесный сон. А потом сон сменился кошмаром, от которого я до сих пор не могу очнуться.

Его глаза загорелись.

— Кошмар? У меня отнюдь не создалось впечатления, что прошедшей ночью твои чувства были таковы.

Шарлотта встала.

— Возможно, я немного тронулась, после того как провела несколько часов привязанная голой к кровати. Похоже, я совсем лишилась рассудка.

— Я буду счастлив помочь тебе вновь обрести его. — Бэй со звоном бросил вилку.

— Сомневаюсь, сможешь ли ты найти хоть что-нибудь, поскольку твои мозги заклинило на… — Шарлотта поперхнулась, поскольку Бэй подхватил ее на руки и понес вверх по лестнице. — Опусти меня!

— С превеликим удовольствием. В мою постель. Где тебе самое место. — Она колотила его по плечам, но он лишь крепче сжал ее. Сменив тактику, она расслабилась, ее тело безвольно повисло.

— Изображаем мертвую, да? Ну, это ненадолго.

Он даже не запыхался, неся ее на руках, а ведь она далеко не пушинка. Как же она ненавидит его. Он не верит ей — и в то же время вожделеет. Шарлотта просто не могла этого понять. Но очень скоро она перестала анализировать загадку его мужского мышления.

Он спиной чувствовал ее взгляд, пока ходил туда и обратно с ведрами воды. Если им и раньше нужна была ванна, то сейчас она была абсолютно необходима. Облако чувственного запаха, исходящего от Шарлотты, просто пропитало его. Он не чувствовал столь сильного аромата женщины со времен военных действий в Испании, когда, будучи в армии, частенько посещал один чрезвычайно приятный бордель. Те времена, к счастью, остались позади. Он выжил, не получив ни единой царапины.

За исключением этого шрама на щеке. Это ранение он получил не на поле боя, а на побывке, дома. Бэю говорили, что шрам лишь подчеркивает его красоту. Но красота внешняя и красота внутренняя не всегда совпадают. В Шарли Фэллон есть что-то, что будит в нем зверя.

Скорее всего, она невиновна, по крайней мере, была поначалу. Но она это наверстала, когда попыталась украсть картины и шарахнуть его по голове. Он ни на йоту не верил ей. Ему надо найти ее сестрицу и отправить Шарлотту назад, в ее Малую Икоту, пока она окончательно не поработила его.

Он боялся слишком привязаться к маленькой воровке, несмотря на всю ее накрахмаленную чопорность. Шарли Фэллон, пожалуй, женщина почти того типа, на которой он мог бы жениться, если б имел к этому склонность. Но раз уж она не была девственницей, то как может строить из себя девицу строгих правил? Если в ее прошлом была печальная история, он не желал ее слышать. Чем скорее он избавится от нее, тем лучше.

После ванной он отправится домой и проверит, нет ли вестей от Малгру. Ну а прямо сейчас Бэй намерен отмыть каждый блестящий дюйм кожи Шарли. На столик у ванны он водрузил мыло, губки и кувшины. Почесав подбородок, решил, что побреется, позже, дома. И речи быть не могло, чтобы оставить бритву в пределах досягаемости Шарли.

Она не поднималась с постели, хотя уже не спала. Ее василькового цвета глаза были устремлены на потолок, расписанный, по настоянию Анжелики, изображениями ангелочков. Не самое лучшее его творение, к тому же он ужасно растянул мышцы шеи, пока рисовал.

Как Микеланджело сумел управиться с Сикстинской капеллой? Бэя куда больше устроило бы зеркало над кроватью.

— Все готово.

Шарлотта завернулась в простыню.

— Начинай первым. Я приму ванну после тебя.

— Ну конечно же, нет. — Он шагнул вперед и вытащил ее из постели.

— Прекрати таскать меня, как мешок с углем! Я должна быть полностью в твоей власти даже во время омовений?

Он бросил ее в ванну, подняв фонтан брызг.

— Именно так. Ты полностью в моей власти, и я буду делать с тобой что хочу. — Она отползла в самый угол ванны, когда он принялся расстегивать ширинку бриджей.

Она закатила глаза.

— Пожалуйста! Не надо снова.

— Нет? Я предоставлю тебе возможность передумать. — Ее груди колыхались на воде в глубокой ванне, два белоснежных полушария, увенчанные бледно-розовыми сосками. Он забрался к ней и, вытянув ноги, пощекотал нежный округлый животик кончиками пальцев. — Двигайся ко мне.

— Мне и здесь хорошо. — Она прикрыла грудь руками. Бэй ощутил разочарование.

— Ладно. — Он схватил кусок пахнущего лимоном мыла и принялся намыливать руки. Затем натер голову, шею и лицо, зная, что все это время она надеялась, что мыло попадет ему в глаза. Он сполоснулся водой из кувшина, затем поднялся, твердо упираясь ногами в дно медной ванны. Намылил грудь, живот, бедра. Шарли не отводила глаз от небольшого мраморного камина, хотя огня в камине не было, поскольку на дворе стоял теплый весенний вечер. Но Бэй знал, как привлечь ее внимание.

Сидя на бортике ванны, он растирал тело скользкими от мыльной пены руками. Его член вдруг вновь воспрянул, хотя после недавних подвигов вполне мог подремать до вторника. Бэй закрыл глаза и представил себе Шарлотту на коленях перед ним, капли воды бисером сбегают с груди.

— Прикоснись ко мне, Шарли, — хрипло приказал он.

Она взяла губку, окунула ее в воду. Придвинувшись к нему, легко провела губкой по члену, чтобы смыть мыло.

— Сильнее!..

Ее синие глаза распахнулись. Он сам в буквальном смысле отдается ей в руки.

Она провела губкой по животу, обогнула головку и провела вдоль все более набухающего ствола. Но этого было недостаточно. Бэю требовалось больше. Он вырвал у нее губку и нетерпеливо швырнул ее в сторону. У Шарлотты потемнели глаза. Они оба знали, чего ему хочется.

Вскоре она была в положении, которое ему представлялось, и ее язык неуверенно скользил вдоль восставшего древка. Сейчас он не был подслащен малиновым муссом, и Бэй чувствовал, что у нее явно недостает опыта в таком деле. Яркая краска на щеках свидетельствовала о некотором внутреннем сопротивлении, однако все остальное было обезоруживающе ангажировано. Он бормотал ободряющие слова, пока она не сунула древко в свой пылающий рот, и он окончательно не утратил способность говорить. То, что не было окружено чудесной влагой, ублажалось нежными поглаживаниями языка. Она нашла свой способ заводить, мучить его, унося в такие выси, что пришлось бороться, чтобы удержаться на грани сознания. Она оказалась просто воплощением мечты любого мужчины. Или в любом случае его мечты, а это единственное, что сейчас имело значение. Ее губы коварно сомкнулись, груди вздымались и опадали в такт прерывистому дыханию, а язык предавался восхитительному занятию.

Словно чувствуя, что пик совсем близко, она подняла глаза, синеву которых затмевало желание. Она ни в чем не откажет ему. Безмолвно и благодарно. Его пальцы зарылись в копну распущенных волос, а сам он эгоистично удерживал ее на месте. Она лишь чуть-чуть вздрогнула, когда он нашел свое завершение, и не разочаровала его, не попыталась отодвинуться. Сквозь тяжелые веки он смотрел на ее дергающееся горло, пока он изливался в нее. Никогда в жизни он не видел или не испытывал ничего более чувственного и сладострастного.

Да, она совершенно неотразима. И Бэй был окончательно порабощен. Приподняв ее влажное тело, он прижал ее к себе и приник к ней требовательным, ищущим поцелуем. Ее темные ресницы трепетали, пока он слизывал лимонную пену с соблазнительных округлостей и изгибов живота и бедер. Подстегиваемый неудержимой потребностью попробовать ее на вкус, Бэй вновь забрался в воду, усадил ее на колени спиной к себе, чтобы отмыть волну черных как смоль волос. Шарли поместилась идеально, нежные формы сливались с твердыми мускулами его тела. Словно доверчивое дитя, она откинула голову назад, пока он поливал ее водой.

Они сидели вместе в водяном царстве, пальцы одной руки теребили ее сосок, а другая рука ласкала набухший клитор. Он давил и щипал, поглаживал и теребил его, пока она не рассыпалась на части. Казалось, это невозможно, но его член был вновь твердокаменным. Без единого слова Бэй не спеша приподнял ее за бедра и насадил на свой ствол. Она стала послушной и уступчивой, всякое раздражение было забыто. Ее мускулы сжимались и сокращались в головокружительном темпе, заставив его без видимых усилий излиться в нее. Она прижалась к нему спиной, тело обмякло. Единственным недостатком оказалось то, что в момент излияния и полного опустошения он не мог целовать ее губы, а вода уже сильно остыла. Шарли дрожала.

— Так мы превратимся в ледышки. — Бэй поцеловал ее висок, отодвинув в сторону мокрые волосы. Затем неохотно отпустил их и повернул ее лицом к себе. Голубые глаза были покрыты поволокой блаженства, и Шарлотта прижалась губами к его шее.

Если бы только они могли всегда оставаться в мире друг с другом! Но Бэй понимал, что это маловероятно.

— Мне придется оставить тебя на несколько часов. Вздремни немножко, любовь моя, чтобы к тому времени, когда я вернусь, ты была свежей и бодрой.

— Ты просто злодей. — Сейчас это прозвучало не как оскорбление, а скорее как комплимент.

Бэй помог ей вылезти из ванны и завернул в банное полотенце. Если он не поторопится вытереть ее досуха, то оба неминуемо тут же окажутся в постели. Для двух людей среднего возраста они ведут себя, как полные пыла юнцы.

Он быстренько оделся и отправился домой. Домой. Странно. Сейчас, когда Шарли здесь, Джейн-стрит кажется ему домом больше, чем любой другой, где он когда-либо жил.

Глава 8

Городской дом Бэя был весьма скромным. Поскольку баронет был холост, ему не нужно было иметь много спален и прислуги. Он жил в холостяцких апартаментах, проводя большую часть ночей в объятиях либо очередных любовниц, либо страждущих вдовушек. Чуть больше двух лет назад он выиграл аренду дома на Джейн-стрит в результате удачной партии в карты. Маркиз Энглтон был страшно удручен, а его любовница и того больше. Прошел слух, что она так разозлилась на Энглтона за свое выселение с Джейн-стрит, что пырнула его вилкой. Несколько недель он ходил с рукой на перевязи. Колотые раны чертовски долго заживают.

Но в прошлом году Бэй ощутил потребность в большем постоянстве и уединении. Ему нужен был дом, где он мог бы разместить коллекцию картин, которые из-за нехватки места штабелями лежали у стен его холостяцкой квартиры. Он не мог проводить все свое свободное время, путаясь под ногами у обитательниц Джейн-стрит. Анжелике, а потом и Хелене требовалось какое-то личное пространство. Часть секрета привлекательности любовниц заключается как раз в том, что тебе не приходится видеть их целыми днями, пока они занимаются тем, чем обычно занимаются нормальные любовницы. Чистят зубы. Накладывают на лицо медовые маски и поливают волосы лимонным соком. Читают готические романы. Стригут ногти на ногах. Если видеть, как самое необычайное творение природы занимается самыми ординарными банальностями, оно скоро теряет свою привлекательность.

И тем не менее, ему понравилось принимать ванну вместе с Шарли. И расчесывать ее волосы. Ему было ужасно интересно, как она проведет остаток вечера. Похоже, она любит читать. Возможно, ему следует заказать у Хэтчарда несколько романов.

Не успел Бэй ступить на первую ступеньку крыльца, как парадная дверь его дома распахнулась. Его прежний денщик, а ныне дворецкий и по совместительству камердинер тут же увлек Бэя вниз.

— Что-то случилось, Фразьер?

— Да, майор. Ваша жена в гостиной.

— У меня нет жены. — Была когда-то. В течение почти пяти месяцев. А потом очень не вовремя и не к месту воскрес из мертвых ее считавшийся погибшим муж. В любом случае Бэй был слишком юн, чтобы жениться. Всего двадцать лет. Анне было двадцать два, и она была самым прелестным на свете созданием. Черные как смоль волосы. Голубые глаза. И гладкая белоснежная кожа. Только утром она лежала в его объятиях, а уже вечером была препровождена отцом назад, в имение Уитли. Разразился громкий скандал. Примерно через месяц после этих событий Бэй поступил на военную службу и обратил всю свою ярость на французских воинов.

Он схватил Фразьера за руку, не позволив ему утащить себя на улицу.

— Постой. Я не собираюсь убегать.

— Майор, после прошлого раза вы сказали мне, что я не должен позволять вам совершать глупость. И сейчас я просто исполняю свой долг.

Бэй отпустил его и растрепал свои еще влажные волосы.

— И давно леди Уитли здесь?

— Больше часа, сэр. Я попытался выставить ее, но леди просто не сдвинуть с места.

Бэй хотел упрекнуть Фразьера за его враждебность, но он знал, когда стоит спорить со старым шотландцем, а когда нет. Если быть честным, то у Фразьера более чем достаточно причин не любить Анну. Сколько раз после встреч с ней ему приходилось тащить на себе пьяного в стельку Бэя. С годами Бэй лучше научился управлять собой, но Анна всегда заставляла его чувствовать себя увлеченным юнцом.

— И чего она хочет?

— Чего и всегда, хотя, конечно, мне она об этом не сообщила. Осторожнее, майор. С тех пор как тот ее муж умер, она жаждет вернуть вас. И в этот раз она настроена серьезно.

Бэй прикрыл глаза, надеясь, что соседи не подглядывают из окон напротив. Ему уже тридцать три года. Солдат с боевыми наградами, можно сказать — герой. Владелец трех поместий и солидных капиталов. И он не позволит, чтобы прошлое забрало лучшие годы жизни, как бы ни шевелились в мольбе губы Анны, и как бы ни манило ее роскошное тело. Для всего этого у него есть любовница.

— Вот что я тебе скажу, Фразьер. Встань за дверью в гостиную. Как только услышишь, что я произнес… — Он задумался. Какое слово могло послужить подходящим паролем, который легко вставить в разговор?

— Чертова корова, — предложил Фразьер.

Бэй наградил его суровым взглядом.

— Гайд-парк. Войди и скажи, что мне пришло срочное сообщение. Кстати говоря, есть новости от мистера Малгру?

— Ага. Я как раз собирался сказать и об этом. Он просил передать, что нанес визит графу и что у него появился след. Его человек готов отправиться во Францию. Он посетит вас завтра утром.

Проклятие! Бэй от всей души надеялся ради Шарли, что от Малгру не просочилась информация о том, что Дебора забрала ожерелье. Теперь-то уж ему несомненно под тем или иным предлогом придется побеседовать с отцом Артура. Ведь, в общем-то, они вращались в несколько разных кругах общества.

Бэй кивнул и повернулся к дому. Фразьер снова дернул его за рукав.

— Держитесь, майор! У вас бывали схватки и посерьезней!

Бэй выдавил из себя смешок. Пожалуй, он предпочел бы вновь надеть военную форму, чем в собственной гостиной встретиться лицом к лицу с Анной Уитли.

Он расправил плечи и отворил маленькую дверь. Анна совсем не изменилась с их последней встречи. Конечно, это было всего лишь несколько недель назад, вскоре после смерти ее мужа. Она великолепно смотрелась в черном, как самая совершенная шахматная королева, вырезанная отличным мастером. Еще великолепнее она выглядела без вдовьего наряда. Ей ничего не стоило сбросить его, и Бэю не потребовалось бы много времени, чтобы убедить ее отправиться наверх. Не будь он столь измотан своей интерлюдией на Джейн-стрит, вполне мог бы поддаться искушению вспомнить былые времена. С годами это стало уже привычкой, и он почти боялся приезжать домой. Анна твердо знала, что он объявится, а он был уверен, что окажется там, где ему не следовало быть.

Но Уитли очень плохо обращался с ней, по крайней мере, она так говорила, и это в какой-то степени облегчало его чувство вины, когда он в очередной раз наставлял рога мужу, но не приносило успокоения душе.

— Вы прекрасно выглядите, леди Уитли. Чем могу служить?

— Бэй, не строй из себя идиота. Пойди сюда, сядь рядышком. Я ведь так долго, целую вечность ждала тебя. — Она похлопала по дивану рукой в черной перчатке, приглашая занять место рядом с собой, но шляпку уже сняла. Ее волосы были аккуратно уложены, капризные, якобы случайно выбившиеся локоны будто специально обрамляли лицо в форме сердца. Глаза были цвета осеннего неба. Когда-то он на надел ей на палец сапфир точно такого же цвета.

— Боюсь, что я зашел ненадолго.

Никакой дуэньи не было и в помине. Бэй устроился в красном парчовом кресле напротив. Даже сюда, через всю комнату до него доносился запах розовых духов, сопровождавший Анну повсюду.

— Ну, для меня у тебя наверняка найдется время. — Она улыбнулась, на щеках тут же появились ямочки. Она не выглядела на свои тридцать пять лет и отлично знала это.

— Чего ты хочешь, Анна? Тебе нельзя находиться здесь.

Она нахмурилась.

— Что-то ты не слишком гостеприимен сегодня. Я думала, ты обрадуешься, узнав, что я вернулась в город. В Уитли-Эбби все так уныло и мрачно. И хотя я в трауре, неужели я должна лишать себя мелких радостей жизни и удовольствий?

Боже милостивый! Она захлопала ресницами, проведя пальцем по кромке черного платья у шеи, явно указывая на слишком глубокий вырез для дневного времени, тем более для скорбящей вдовы.

Бэй как будто впервые увидел ее такой, какая она есть. Она больше не та юная, неискушенная вдова, на которой он женился и в которую был по уши влюблен. И не его эротическая фантазия, ожившая после многих месяцев, проведенных в боях и перестрелках, когда спать приходилось на голой земле. Она еще красива, просто он больше не чувствует волнения в душе, как это всегда случалось прежде. Возможно ли, что он, наконец, пришел в себя? И время, когда она годами правила им, вертела им, как хотела, привлекала и отталкивала, закончилось?..

— Ты могла бы написать. А я успел бы ответить тебе, предупредить, что у меня уже назначена встреча. В Гайд-парке.

Словно по сигналу в комнату влетел Фразьер.

— Майор, срочное послание для вас. Нельзя терять ни минуты. Вам придется извинить его, леди Уитли. Я провожу вас.

Анна перевела взгляд с одного на другого и тут же разразилась хохотом.

— Ну, вы даете! Прямо как во французской комедии. Но меня вам не провести! Я никуда не уйду, Фразьер, и сэр Майкл тоже.

Физиономия Фразьера стала кирпичного цвета, но он ушел, угрожающе хлопнув дверью. Бэю показалось, что стены еще не перестали дрожать, когда он, вскинув бровь, воззрился на свою бывшую жену.

— Ты же знаешь, все это ради твоего же блага. Ты рискуешь своей репутацией, находясь в доме джентльмена. Уитли умер всего два месяца тому назад. Даже если ты решила стать легкомысленной вдовой, то для общества это слишком скоро.

— Как мило с твоей стороны проявлять обо мне такую заботу. Ты всегда был чрезвычайно осмотрителен и благоразумен, когда наставлял рога Уитли. Но он все знал о нас.

— Потому что ты рассказала ему, Анна. Чтобы причинить боль нам обоим. В прошлый раз я сказал тебе, что между нами все кончено.

Анна опустила взгляд на собственные колени, разглаживая складки на платье.

— Да, ты сказал. Но я этим утром прочла в газете, что твоя новая любовница вышла замуж. Как это случилось?

— Насколько я помню, ты строил насчет нее грандиозные планы. — Она подняла взгляд и мило улыбнулась.

Бэю следовало бы догадаться, что объявление в «Таймс» обязательно заинтересует ее. Он припомнил в деталях громкую ссору в конце их прошлой встречи, когда он похвастался, что для любовных утех обеспечил себе услуги Деборы Фэллон.

— Не волнуйся за меня, дорогая. Я уже все устроил. — Бэй подошел к столику с напитками и налил себе виски. Своей гостье выпить он не предложил.

— Надо же, ты не теряешь времени даром. И кто же эта нынешняя счастливица? — В ее голосе послышались резкие нотки. Что ж, теперь ее очередь ревновать.

— Ты о ней не слышала. — Бэй глотнул виски.

— Она тоже похожа на меня?

Он со стуком поставил стакан. Бэй прекрасно сознавал, что предпочитает белокожих женщин с черными волосами и голубыми глазами. Он говорил себе, что это просто дело вкуса и что он выбирает своих любовниц вовсе не потому, что они напоминают ему бывшую жену.

— Все еще присматриваешь за мной, Анна? — Он сунул руки в карманы, чтобы унять дрожь.

— Чего уж там, вряд ли ты вел слишком тайную жизнь с тех пор, как купил дом на Джейн-стрит. Любому известно, чем и с кем ты там занимаешься. Джентльмены с Джейн-стрит являются предметом зависти любого. И именно поэтому я здесь. Я хочу сделать тебе предложение.

— Делай его поскорее. У меня действительно назначена встреча. — Со стаканом и бутылкой. Анна вынуждает обманывать ее самым наихудшим образом.

— Когда я потеряла нашего ребенка, я была просто убита горем, Бэй. Ребенок сделал бы мой брак более сносным и терпимым.

— Только не для ребенка. — Уж если Уитли был жесток с Анной, то жизнь сына или дочери Бэя стала бы сущим адом. Так что к лучшему, что выкидыш случился даже раньше, чем Анна сама узнала, что беременна.

— Я бы сделала все, что угодно, чтобы защитить твоего сына, Бэй. Но увы, этому не суждено было случиться. — Она вздохнула. — Я хотела иметь ребенка тогда и хочу сейчас. Уитли явно был не способен на это. Но я знаю, что уж ты-то способен.

У Бэя пересохло в горле.

— Что ты говоришь?

— Я прошу тебя помочь мне. Я хочу ребенка, пока еще не слишком состарилась для этого.

Комната закружилась.

— Ты с ума сошла!

— Разве? Меня скоро вышвырнут из аббатства во вдовий дом. Опять. А тот дом сейчас в гораздо худшем состоянии, чем тринадцать лет назад, когда Кларенс решил, что унаследовал его. Судя по всему, его жена считает, что я, как и в прошлый раз, послужу ей развлечением. Я не собираюсь зимовать в той убогой лачуге. И вообще, я предполагаю отправиться попутешествовать. Там, за границей я якобы усыновлю подкидыша. Но это будет твой ребенок, Бэй. Нечто, что мы сотворим с тобой в память о былых временах.

Бэй схватил стакан с виски и осушил его одним долгим глотком.

— Ты можешь снова выйти замуж, как только завершится год траура. Можешь завести ребенка с новым мужем. Но это буду не я.

— Я не прошу тебя жениться на мне, Бэй. — У нее искривились губы. — По правде сказать, я больше не хочу выходить замуж.

— Не все мужчины подобны Уитли, Анна.

Уитли слегка тронулся умом, узнав, что его юная жена, которая, как он надеялся, будет ждать его с войны, уже снова вышла замуж. Он выжил в кораблекрушении, пережил болезни и всяческие злоключения, но не смог пережить удара, нанесенного его гордости. Анна страдала и мучилась столь же сильно, как и Бэй, если не сильнее. Это очень изменило ее, но Бэю потребовались годы, чтобы осознать это.

Она поднялась с дивана и взяла свой черный в перьях капор.

— Подумай об этом. — Она завязала под подбородком черный бант. — Ты знаешь, где меня найти. Если согласишься, обещаю больше никогда не беспокоить тебя.

Едва она вышла, Бэй снова плюхнулся в кресло. Она явно свихнулась. Несомненно. Он же не племенной жеребец, которого держат на конном заводе для размножения. И она слишком умна, чтобы предположить, что он может просто сделать ребенка и умыть руки. Было время, когда она знала каждую его мысль, прямо-таки читала их. Бэй вдруг задался вопросом, а представлял ли он хоть когда-то, о чем она думает?..

После того как их силой разлучили, Анна желала иметь свой кусок пирога. На протяжении нескольких лет Бэй умолял ее бежать с ним. Что значит еще одна глава в их книге скандала? Они могли бы начать новую жизнь в Америке или вновь осесть на морском берегу в Дорсете. Но она была женой виконта и хозяйкой Уитли-Эбби. По большому счету Бэй ей был нужен лишь в постели.

Фразьер вошел в комнату и по-хозяйски, как полноправный член семьи, плюхнулся на диван. В некотором смысле так оно и было. Без него Бэя бы здесь не было.

— Я смотрю, вы все еще одеты.

— Ненадолго, если Анна добьется своего, — промямлил Бэй.

— Что ж, вы представительный мужчина. Она должна быть слепой, чтобы не заметить этого. Но вам настало время подумать о своем будущем, а не о прошлом. Остепениться. Обзавестись потомством.

— Ты говорил с мистером Малгру?

Фразьер был просто воплощенная невинность.

— Ну да. Я же сказал, что он уже приходил повидаться с вами.

— Надо же, у тебя с мистером Малгру и даже с леди Уитли есть кое-что общее.

— И что же это?

— Мистер Малгру посоветовал мне жениться. Леди Уитли хочет, чтобы я обзавелся потомством.

Косматые рыжие брови Фразьера сошлись на лбу.

— Прошу прощения?

— Леди Уитли ощутила потребность в материнстве. И похоже, отцом должен быть я.

Фразьер подскочил.

— Только не говорите, что вы женитесь на этой женщине! Она не годится для вас, майор! Признаю, что она эффектная и фигуристая, но вы заслуживаете лучшей! Женщины, которая сможет вытерпеть вас и остаться вам верной, а не играть с вашей любовью. Простите за мою откровенность…

— Как будто я смог бы остановить тебя.

— …но эта женщина не для вас. Возможно, она была другой тогда, в юности, когда вы женились на ней. Но посмотрите, как она обращалась с вами все эти годы, то поощряя, то отталкивая. Используя вас, чтобы наказать своего мужа. И ведь однажды он чуть не убил вас! И все же стоило ей поманить пальчиком, вы тут же возвращались.

— Я любил ее, — просто сказал Бэй. — Она была моей женой, независимо от всяких юридических формальностей.

— Вы любили то, что она проделывала с вашей женилкой. Вы были совсем мальчишкой. Что вы знали о любви? И потом, после того, как вы смотрели в глаза смерти, которая могла настичь вас в любой момент, ничего удивительного, что вы мечтали об утешении. Но сейчас у вас прекрасная жизнь и прелестная новая любовница, о которой я слышал, хотя миссис Келли утверждает, что она просто маленькая воровка. Вам действительно нужна жена, cap. Кто-то, кто спасет вас от хитроумных, злокозненных женщин. — Фразьер остановился, чтобы сделать глубокий вдох, но у Бэя было ощущение, что он еще не закончил. — Вы же славный парень. С хорошей хваткой, вы достойно послужили своей родине. Старый скандал давно похоронен и всеми забыт. Если вы будете проводить больше времени на приемах и раутах и меньше на Джейн-стрит, полагаю, к Рождеству вы найдете себе жену.

— Я тронут твоей откровенностью, Фразьер. И как же, по-твоему, должна выглядеть она, этот образец совершенства?

Слуга хитро усмехнулся:

— Это должна быть блондинка. С большими карими глазами.

Глава 9

Шарлотта сидела в лучах позднего утреннего солнца, письма Бэя лежали у нее на коленях. Он не пришел прошлой ночью, хотя она надела одно из самых вызывающих платьев Деб и ждала его, придав лицу самое дерзкое и игривое выражение. Его слуга, Фразьер, рыжий задиристый коротышка, лично передал извинения Бэя, твердо глядя ей в глаза, а не на грудь. Потом он отправился на кухню навестить миссис Келли. Судя по количеству проведенного там времени, он все, до мельчайших подробностей, узнал о злосчастной попытке бегства с Джейн-стрит. И о том, как его зловредный майор связал любовницу и потчевал ее малиновым муссом. Шарлотта ощутила непривычно болезненное томление. Она понимала, что ей не должно нравиться это пленение, но ощущение предательски нарастало в ней.

Раз так, она решила и дальше терзать себя, читая, любовные письма Бэя Деборе. Ладно, пусть не совсем любовные письма, скорее, их можно назвать похотливыми, полными вожделения посланиями. Всего их было двенадцать, по два письма каждую неделю, проведенную вдали от нее. Рубиновое ожерелье она отложила на конец, словно последнюю засахаренную розу на шоколадном торте.

Она разложила письма в порядке их написания. Похоже, Бэй был аккуратен и методичен, датируя каждое послание, и почерк у него был вполне разборчив. Она откинулась на спинку металлической садовой скамейки и развернула листок, пытаясь не обращать внимания на шум за кирпичной стеной. Новый сад был разбит прямо перед соседней дверью, рабочие сажали уже подросшие деревья и цветущие кусты. Кто-то тратил солидные суммы, чтобы сад выглядел так, словно был разбит и благоустроен много лет назад. Чуть раньше Шарлотта наблюдала за их работой с балкона и в ужасе увидела, как один из работавших снял рубашку, обнажив большой черный крест, вытатуированный на загорелом плече. Итого за всю жизнь она видела всего двух джентльменов без рубашки, а ведь провела на Джейн-стрит всего четыре дня. Кто знает, что она увидит — и сделает — дальше? Залившись краской от собственной дерзости, она принялась читать.


«Божественной Деборе.

Два дня назад я в добром здравии прибыл в этот древний особняк. Полагаю, что ты, девушка из Дорсета, чувствовала бы себя здесь, как дома. Лужайка перед домом — это расстилающийся перед тобой океан, усеянный белыми «барашками». Всегда хорошо возвращаться домой, хотя вынужденный отказ от твоего общества лишает меня сил.

Бабушка моя, как ты сама понимаешь, очень слаба. Ведь ей девяносто пять, но когда ее спрашивают о возрасте, она отвечает, что ей не больше восьмидесяти. Доктор не дал мне ни малейшей надежды на ее скорое выздоровление, так что я должен просить тебя проявить терпение. Я не знаю, когда смогу вернуться на Джейн-стрит, но надеюсь, ты уже обосновалась там. Миссис Келли и Ирен получили указания исполнять любое твое желание. Если тебе потребуется мужская помощь, мой старый ординарец Ангус Фразьер в полном твоем распоряжении. Просто попроси миссис Келли послать за ним.

Я постоянно думаю о твоем прелестном ротике, Деб, о пухлых и спелых губках цвета нежнейших розовых лепестков. Ты бывала жестока со мной неделями, не позволяя даже самые целомудренные поцелуи. Уверяю тебя, когда ты наконец окажешься в моих объятиях, ни о каком целомудрии и речи не может быть.

Остаюсь твой самый покорный и пылкий слуга,

Бэй».


Шарлотта смахнула со щеки слезу. Деб не заслуживает такого письма. В нем наилучшим образом проявился весь Бэй — поэт и прагматик в одном лице. Шарлотта сунула письмо в карман серого, невзрачного платья. В качестве уступки Бэю она оставила чепец в ящике комода. Волосы, еще хранящие аромат лимонного мыла, беспорядочной копной падали ей на спину. Она схватила следующее письмо. Оно было короче, но все равно в строках письма сквозь озабоченность прорывалось страстное желание.


«Дражайшая Дебора!

Просто коротенькая записка, чтобы сказать тебе, что даже в это тяжелое время ты постоянно в моих мыслях, я не перестаю думать о тебе. Положение остается неизменным. Но я знаю, одна-единственная ночь с тобой поможет мне забыть все ночи, что мы провели в разлуке. Мечтаю скоро увидеть тебя в голубом неглиже, которое так идет к твоим глазам. А затем я надеюсь увидеть тебя без него.

Твой покорнейший и страждущий слуга,

Бэй».


То неглиже Дебора увезла с собой. Вполне возможно, что Артур Баннистер именно в этот момент снимает его на каком-нибудь постоялом дворе во Франции. Почему-то эта мысль заставила Шарлотту заплакать еще сильнее. Она перевязала все письма голубой ленточкой и сунула в карман, чтобы не размазать чернила. Теперь она уже довольно громко рыдала, позабыв о потных, чертыхающихся рабочих в соседнем саду за забором.

Шарлотта никогда не была плаксой. Даже когда ее бросил Роберт, она упрямо отказывалась присоединиться к стенаниям и причитаниям её матушки. Через месяц родители умерли, и Шарлотта позволила себе несколько слезинок в церковном дворе. Дебора, висевшая на плече Харфилда и прелестно смотревшаяся в новом траурном наряде, оплаченном тем же Харфилдом, рыдала за них обеих. Только вот очень мало людей могли увидеть или услышать ее — в глазах окружающих семейство Фэллон опустилось совсем низко, ниже шли лишь откровенные уголовники. Жители Бексингтона были рады избавиться от них всех. Отец Харфилда, граф Трент, за бесценок купил их дом, а затем сровнял его с землей.

И вот теперь она здесь, живет на самой известной улице Лондона и влюбляется в мужчину, который жаждал ее сестру, в мужчину, который немедленно отправит ее к кошкам, как только заполучит назад свое ожерелье. Шарлотта горько зарыдала, уткнувшись лицом в ладони.

— Боже милостивый, что случилось, моя дорогая?

Шарлотта сглотнула, затем быстро вытерла нос. Деревянная дверь в стене была открыта, но не с той стороны, где трудились рабочие. В дверном проеме стояла элегантно одетая женщина с корзинкой свежей рассады. Поверх зеленоватого шелкового платья на ней был чистенький, без единого пятнышка фартук. Темно-рыжие волосы, затянутые в узел на макушке, удерживались зеленовато-голубыми гребнями, отражавшими солнечные лучи, а распахнутые серые глаза смотрели озабоченно.

— Ох, простите, что потревожила вас.

— Чепуха! Надеюсь, вы не сердитесь, что я побеспокоила вас? Анжелика и Хелена не запирали дверь, и мы иногда навещали друг друга. Мне только не довелось познакомиться еще с одной девушкой, что была перед вами. Я уезжала на несколько недель. Сэр Майкл не слишком жесток с вами? Я умею управляться с подобными делами, знаете ли.

— О нет. Нет, он совсем не жесток. — Если не считать того, как он принуждал ее тело послушно исполнять его требования, словно она была безмозглой дурой. Шарлотта вытерла мокрые от слез руки. — Добрый день, я Шарлотта Фэллон.

— Вы, должно быть, сестра Божественной Деборы? Мы с ней никогда не встречались, но я видела ее, когда она проходила мимо. Вы очень похожи на нее… Вы могли бы быть просто близнецами.

— Я старше на четыре года. — Шарлотте этот разговор казался ужасно неловким. Но ведь эта незнакомка находится в той же лодке, что и она. Шарлотта прогнала неловкость прочь.

— Вы ведь понятия не имеете, кто я, мисс Фэллон?

Шарлотта попыталась рассмеяться.

— Вы живете на Джейн-стрит, так что отчасти мне известна ваша история.

— Ага. Вот тут-то вы и ошибаетесь. Я — баронесса Кристи, но вы зовите меня просто Кэролайн. Мой муж Эдвард — барон Кристи.

— Л-леди Кристи?

И у нее здравствующий муж?

— Совершенно верно. Могу я присесть к вам на скамейку? Боюсь, что, наклоняясь за сорняками, я повредила спину.

Шарлотта вдруг осознала, что она все еще сидит с разинутым от удивления ртом.

— Ну конечно! — поспешила ответить она, сдвинувшись на край скамьи. Письма Бэя зашелестели в кармане.

Кэролайн поставила корзинку между ними, густой аромат пионов разнесся в воздухе. Шарлотта тронула пальцем теплый, шелковистый розовый лепесток. Это были ее любимые цветы. Такие же должны цвести у ее коттеджа, только цвета слоновой кости. И их тяжелые головки теперь опущены, потому что хозяйки нет и некому их срезать. Кэролайн потерла поясницу.

— Я страшно зла на своего садовника. Вот уж действительно, кот ушел, мышам раздолье. Цветочные клумбы без моего присмотра просто в ужасающем состоянии. И ведь ладно, если бы ему приходилось заботиться об огромном парке Кристи. Бога ради, здесь ведь всего лишь клочок земли. — Она сняла садовые перчатки. На ее обручальном кольце сверкал огромный бриллиант в окружении более мелких камешков. Шарлотта изо всех сил старалась не таращиться. — Ну, расскажу немного о себе. Мы с мужем разошлись пять лет назад после одного ужасного недоразумения. Ужасного для меня, во всяком случае. Он купил этот дом для меня. Без моего согласия, разумеется. Я старалась все уладить. Конечно же, в глазах общества я погублена, но это не повод растрачивать себя на слезы. А вас что так расстроило, Шарлотта?

— Я… по правде сказать, и сама не знаю. У меня случилось тоже что-то вроде недоразумения. Моя сестра, известная как Божественная Дебора, убежала, чтобы выйти замуж. И вышла. Она оставила меня здесь, чтобы я разъяснила сэру Майклу ситуацию, но так получилось, что ситуация вышла из-под контроля.

— Старая как мир история — наживка и подсечка. Я знала когда-то сестер Кондон, которые постоянно проделывали со своими ухажерами такие штучки. Мужчины никогда точно не знали, кого из них они целуют.

— Уверяю вас, я никогда не собиралась целовать его. И, конечно же, у меня и в мыслях не было занимать место Деборы в постели сэра Майкла. И вот тебе раз — это случилось. Я… я была добропорядочной женщиной. По большей части. — Но только не в последнее время.

Кэролайн рассмеялась.

— А разве мы все не такие? Если вам нужна подруга, прямо здесь, за этой дверью. Я принимаю по четвергам, после обеда. Большинство девиц заходят, если только они не заняты со своими джентльменами. Вам следует прийти и познакомиться с вашими новыми соседками.

Шарлотта ощутила, как ее мир зашатался. Баронесса — женщина, лишенная всех условностей. Поднявшись со скамейки, Кэролайн подмигнула ей.

— Сегодня в постели у меня будет горячий кирпич. И это все, что побывало в моей постели за последние пять лет, за исключением кота Гарольда.

Запинаясь, Шарлотта пробормотала слова прощания. За стеной послышался грохот, за ним — ругань и проклятия.

— Маркиз Коновер, — зашептала Кэролайн. — Известный как Безумный маркиз. Говорят, потерял душу в пустыне.

— У него на плече татуировка? — тоже шепотом отозвалась Шарлотта.

— Не могу сказать наверняка, но меня это не удивило бы. Значит, в четверг. В любое время между тремя и пятью пополудни. Надеюсь увидеть вас.

Боже милостивый. Она приглашена на чай с куртизанками. Ее мама грациозно упала бы в обморок — замертво.

Глава 10

Бэю начинало казаться, что удача покинула его. Он стоял перед зеркалом туалетного столика, стирая с подбородка капли крови, которые одна за другой стекали вниз, на обнаженную шею. Этим утром он был крайне неловок. От бессонной ночи, сдобренной бутылкой виски, сильно дрожали руки. Под черными, как уголь глазами залегли глубокие тени, отчего взгляд казался еще более пронзительным и тяжелым. Надо было позволить Фразьеру закончить бритье, но в эти минуты Бэй не горел желанием выслушивать его разглагольствования.

Вчера вечером он был не в настроении видеть Шарли. Его любовница поневоле служит ярким примером того, как далеко в отношениях с женщинами он ушел от идеалов юности.

В двадцать Бэй верил в любовь. Верил, что брак — это навсегда. И что когда-нибудь он сможет отомстить за смерть своего ребенка.

Но дни шли, а в жизни Бэя так и не появилось ни детей, ни любви. Как бы сильно он ни рисковал, смерть обходила его стороной. За все эти годы он ни разу не думал о браке. Его интересовали лишь плотские утехи. Теперь у него появился шанс изменить свою жизнь. Но Бэй не собирался этого делать.

Только не с Анной. Она по-прежнему волнует его, но он не может дать ей того, что она хочет.

В дверь постучали, и на пороге возник Фразьер.

— Не откусите мне голову. Внизу вас ждет мистер Малгру, майор.

— Черт его подери! Я даже еще позавтракать не успел. — На самом деле Бэй не чувствовал особого голода.

— Сейчас полдень, сэр. Самое время подумать о ланче. Может, проводить его к вам в кабинет и принести поднос с едой?

— Наверное. — Бэй натянул через голову чистую рубашку, стараясь не задеть пораненный подбородок. Затем повязал шейный платок и накинул темно-синий сюртук.

Спускаясь по лестнице в кабинет, Бэй чувствовал, как каждая ступенька острой болью отдавалась в голове.

Мистер Малгру сидел в кресле в том же твидовом сюртуке, который Бэй имел счастье лицезреть в их последнюю встречу, и держал на коленях ту же сплющенную шляпу.

— Добрый день, милорд. Простите, что не смог прийти раньше.

— И слава Богу, — пробурчал под нос Байяр. Он не стал поправлять сыщика, опять назвавшего его «милордом».

— Думаю, вам доложили, что я заходил вчера. Имел приятную беседу со старым графом Кренмором. Он думает, что его сын и миссис уехали во Францию.

— Ну, этого и следовало ожидать. Надеюсь, вы не рассказали ему об украшении?

Мистер Малгру выглядел оскорбленным.

— Я профессионал, ваша светлость. Я сказал, что должен его сыну денег и хочу вернуть их. Ну, что-то вроде свадебного подарка. Кажется, у Артура есть школьный дружок, владелец замка в долине Луара. Зовут его виконт Бьенвиль. Бинз.

— Не понял…

— Приятель. Известен как Бинз. Вы же знаете эти глупые прозвища, которые мальчишки дают друг другу в школах. Если бы меня звали Патрис, я бы, наверное, тоже предпочел Бинза. Ну так вот, я собираюсь отправить туда кого-нибудь с посланием от Кранмора. И от вас, естественно.

Бэй представил, как мистер Малгру берет из рук графа Кранмора еще один гонорар, но в данный момент его это мало волновало.

— Так когда вы что-нибудь узнаете?

— Через день-другой. Я буду держать вас в курсе дела. Извините, что говорю это, но мне кажется, сегодня вы выглядите несколько усталым. Я вам вот что скажу: мера во всем — вот залог успеха. Пинта пива за обедом — только польза здоровью. А вот перебор с этими напитками до добра не доведет.

— Я учту ваши советы. — В эту минуту в комнате появился Фразьер с подносом в руках. Бэй надеялся, что горячий кофе спасет его от обеих бед — от похмелья и от непрошеных советов мистера Малгру. На подносе рядом с кофейником располагался внушительных размеров бутерброд с говядиной и сыром. Французский шеф-повар Бэя никогда не позволил бы себе накормить хозяина таким прозаичным блюдом.

— Прощения просим, майор. Месье Дэвид ушел вырывать зуб. Надеюсь, это подойдет.

Мистер Малгру уважительно посмотрел на гигантский сандвич.

— Ну, мне пора, лорд Байяр. Приятного вам аппетита.

Бэй вздохнул и впился зубами в бутерброд. Да, похоже, такая еда может поспособствовать его выздоровлению. В такую минуту это было крайне необходимо.

Шарлотта вымыла лицо и руки, а затем легла на кровать, положив влажное полотенце на опухшие, красные глаза. В саду она выглядела ужасно. И что только подумала о ней леди Кристи? К счастью, баронесса придерживалась либеральных взглядов, хотя спутанные волосы и заплаканное лицо Шарлотты вряд ли могли кому-нибудь понравиться. Она заплела волосы в косу и спрятала ее под свой обычный чепец. Скорее всего, Бэю Шарлотта уже надоела, раз он не пришел к ней вечером. Да и утром сэр Майкл к ней не заглянул. Шарлотта больше не видела смысла в том, чтобы выглядеть привлекательно. Она вновь ощутила себя старой девой. Чудес не бывает, и нужно посмотреть правде в глаза. Только то, что дьявол по имени Байяр раскрыл в ней огромные запасы нерастраченной страсти, вовсе не означает, что он собирается идти вместе с ней по жизни дальше. Мужчин так же легко возбуждает пикантное изображение женщины, как и сама женщина. Шарлотта — всего лишь живая картина в его коллекции.

Ей уже почти удалось убедить себя в собственной никчемности, когда за дверью послышались чьи-то шаги. Шарлотта быстро стянула с лица полотенце и села в кровати, сцепив на коленях руки. Она знала, что похожа на молящуюся. В эти минуты она действительно молилась.

Она просила Бога, чтобы Байяр отправил ее домой, и чтобы она смогла вырвать его из своего сердца. Еще десять лет сожалений Шарлотта просто не вынесет.

В комнату вошел Бэй, в его движениях отсутствовала обычная энергия. Он выглядел бледным и хмурым, глаза казались потухшими. Он болен! Вот почему он не пришел прошлым вечером. Если бы Шарлотта была дома, она смогла бы напоить его своим фирменным отваром из трав, которые собственноручно собирала в саду. Возможно, у того маркиза по соседству найдется несколько листочков, которые она могла бы сорвать. В его саду, похоже, есть все на свете.

— Ты себя плохо чувствуешь, Бэй?

— Как и ты. Наверное, мне следовало бы надеть на голову мешок. — Вместо того чтобы присесть к ней на кровать, Бэй прошел к креслу у камина. — Сними с себя этот ужасный чепец. Я же говорил тебе, что терпеть его не могу.

Бэй говорил грубо, но Шарлотта не собиралась с ним ссориться. Теребя завязанные под подбородком ленточки, она заметила:

— Я же не знала, когда ты придешь. Мы изначально договаривались о каждом вечере. Вчера ты сказал, что появишься, а сам так и не пришел.

Бэй приподнял бровь.

— Что, скучала?

— Конечно, нет, — фыркнула в ответ Шарлотта. — Просто миссис Келли ждала тебя. Ужин, кстати, был восхитителен.

Бэй вытянул перед собой длинные ноги. Хотя лицо его было изможденным, одежда выглядела, как всегда, безупречно.

— Боюсь, я свой ужин выпил. Неожиданная встреча с одной дамой из прошлого.

— О? — Шарлотта постаралась, чтобы ее голос прозвучал безразлично. Однако сердце забилось чаще. Она понимала, что в жизни Бэя всегда было много женщин.

— У тебя были любовники, Шарли? Что скрывает твое прошлое?

— В моем случае речь идет о возлюбленном, — презрительно ответила Шарлотта. — Ты так говоришь, словно я меняю мужчин, как перчатки. И вообще не понимаю, каким образом мое прошлое касается тебя. Мы друг друга совсем не знаем.

Бэй воззрился на нее, а затем разразился громким смехом. Шарлотта порадовалась, что меланхолия сэра Майкла развеялась, однако ей не улыбалось быть мишенью его шуток.

— Я имела в виду, что мы знаем друг друга в библейском смысле, но ты не знаешь обо мне ничего, а я — о тебе. Кроме того, что у тебя была целая вереница любовниц. И еще, что ты служил в армии.

«И что ты был женат, и что ты, на удивление, поэтичен».

— Ты права. Я думаю, что сегодня мы это исправим. Зададим друг другу по десять вопросов. Ты можешь спросить меня о чем угодно. И я тоже.

— Откуда мне знать, что ты ответишь честно?

Бэй погрозил ей пальцем.

— Будь справедлива, Шарли. В нашей ситуации под вопросом стоит не моя честность.

— До встречи с тобой моя честность никогда не стояла под вопросом. — За единственную ложь в своей жизни Шарлотта уже давно заплатила.

— Тогда я начну. Жизнь и характер Деборы мне хорошо известны. Я наводил о ней справки. Все мои любовницы проходят тщательную проверку. А поскольку ты свалилась как снег на голову, то, естественно, я о тебе ничего не знаю. И это надо исправить.

— Насколько я помню, «свалился» на меня ты, — с ехидством заметила Шарлотта.

— Как скажешь. Но ты прекрасно помнишь, что меня ввели в заблуждение. Итак, с какого вопроса мне начать?

— Как насчет такого: когда бы вы хотели поехать домой, мисс Фэллон? Ответ, если интересно, следующий: прямо сейчас.

— Что ж, у тебя осталось девять вопросов. Знаешь, в разговорах с самой собой нет никого смысла. Ты не получишь ответа.

Шарлотта швырнула в Бэя маленькую подушку, но промахнулась.

— И как у тебя получается быть таким противным?

— Ц-ц-ц. Осталось восемь. Отвечаю — практически никто никогда не считал меня противным. Бабушка меня просто обожала.

— Она умерла.

— О! С твоей стороны довольно жестоко напоминать мне о тяжелой утрате. — Бэй выглядел по-настоящему расстроенным. Шарлотта взяла на заметку купидона с часами вместо живота, в следующий раз она запустит его Бэю прямо в голову.

— Сколько у тебя было мужчин, Шарлотта?

Она закусила губу. Меньше всего она хотела обрадовать Бэя своим ответом.

— Двое.

На лице Байяра не дрогнул ни один мускул.

— Теперь твоя очередь.

— Со сколькими женщинами ты переспал? — На самом деле она не слишком хотела знать, но на ум больше ничего не приходило.

Бэй сделал вид, что считает, загибая пальцы. Через минуту он усмехнулся, отчего Шарлотта разозлилась еще больше.

— Да предостаточно. Но настоящий джентльмен не хвастается своими победами. Я никогда не встречался с двумя дамами одновременно, если тебя это волнует. Так что успокойся, сейчас ты вне конкуренции.

Гнусный, несносный тип. Как будто ей есть до этого дело.

— Кто та женщина из твоего прошлого, с которой ты встречался вчера?

— Моя очередь задавать вопросы, Шарли. — Голос Бэя звучал спокойно, но Шарлотта поняла, что задела его за живое.

— Жертвую еще одним вопросом, если ты ответишь прямо сейчас.

На лице Бэя появилось странное выражение.

— Моя жена.

Перед взором Шарлотты заплясали черные точки, прежде чем она закрыла глаза. Слава Богу, в этот раз она была на кровати и не ударилась головой об пол, как в прошлый раз, когда потеряла сознание.

Он поступил глупо, сообщив это Шарли вот так. Бэй нашел влажное полотенце и вытер ей лоб. Ее веки затрепетали.

Байяр расшнуровал корсаж, с тревогой отметив прерывистое биение пульса. Господи, он надеялся, она не испустит дух в его постели. Это сильно подмочило бы его репутацию. Кроме того, он будет скучать по ней.

Значит, в своей жизни она спала всего с двумя мужчинами, один из которых — он. Хотя глагол «спать» не очень подходил к его с Шарлоттой отношениям. Бэй удивлялся, как они только не сгорели за последние четыре дня от страсти и не спалили все вокруг.

Она действительно совсем не походила на Деб, хотя реальная Дебора тоже отличалась от представления о ней, как о милой кошечке, которое сложилось о ней в обществе.

Насколько Бэю известно, Божественная Дебора жила всего с четырьмя мужчинами. Вернее, с пятью, если включить в список безмозглого Артура, которому посчастливилось сбежать с ней, пока Байяр навещал бабушку в Дорсете. Но час, проведенный в компании Деб, заставлял мужчин почувствовать, будто они побывали с ней в постели.

Она флиртовала, дразнила, дотрагивалась. И поклонники сразу подпадали под ее чары. Они считали, что Дебора оказывала им великую честь, позволяя находиться рядом. Таким образом, росла ее популярность.

В отличие от сестры в Шарлотте нет ни капли жеманства. Она типичная, острая на язык старая дева, которой кто-то причинил боль. Бэй не хотел добавлять ей боли, но и не хотел пока избавляться от Шарли. Он — худший из подлецов. Он довел бедняжку до полного отчаяния и воровства. Но намерен все ей возместить, и в самое ближайшее время.

— Очнись, Шарли. А то я воспользуюсь твоей беспомощностью.

— Как в первый раз, ты — изверг, — пробормотала она.

Ага. Вот и наши зубки.

— Именно. Давай-ка я посажу тебя. — Бэй взял ее за плечи и прислонил к подушкам. Шарлотта походила на безвольную куклу с мертвенно-бледным лицом.

— Я не хотел тебя шокировать. — Бэй расправил складку на ее платье.

Шарлотта резко отшвырнула от себя его руку.

— Но сделал это. — Глаза Шарли походили на две холодные льдинки. — Дебора никогда в жизни не соглашалась на отношения с женатым мужчиной. Ты обманул и ее, и меня. Одно то, что я живу с мужчиной, не будучи за ним замужем, уже очень плохо. А теперь ты меня сделал еще и прелюбодейкой! Совратительницей чужих мужей!

— Подожди, дай мне объяснить.

— Да что тут объяснять?! Вчера ты весь вечер провел с законной женой! А я в это время, как идиотка, ждала тебя. Я не собираюсь разбивать сердце и семью несчастной женщины!

Бэй усмехнулся:

— Тебе не стоит беспокоиться об Анне. Она прекрасно может позаботиться о себе сама.

— Да что ты понимаешь? Ты же мужчина! Ты даже не представляешь, как женщины зависят от воли отцов и мужей. Мы не можем распоряжаться нашими деньгами, собственностью. Мы не имеем права голосовать! Даже собственные дети не принадлежат нам. О Господи! У тебя есть дети?

Бэй схватил ее за руку.

— Шарли, я неправильно выразился. Я уже давно не женат. Официально я вообще не был женат. Свадьба оказалась недействительной, так как невеста была уже замужем. Мы думали, что ее муж умер. Но это оказалось не так.

Она вернулась к мужу, а я пошел на войну.

— О! — Шарлотта прикусила губу, пытаясь осмыслить невероятную историю, которая даже для Бэя казалось фабулой какого-то готического романа. Уитли-Эбби с его горгульями как нельзя лучше подходило для этой истории, где перемешались соблазн, грех и интрига. А виконт Уитли прекрасно подходил на роль злодея. Бэй рассеянно потер шрам на подбородке. Большинство людей думают, что он получил его на войне. Но это не так.

— Это было давно. Но мы с Анной не теряли друг друга из виду. Ее муж недавно умер, и она… — Бэй не мог произнести вслух причину, по которой Анна пришла к нему. — Ей нужен друг…

— Ты еще любишь ее?

Байяр резко встал и подошел к камину.

— Это один из твоих шести оставшихся вопросов?

— Не знаю, я сбилась со счета.

Что ответить? Он всегда будет любить Анну. Он давно был безнадежно влюблен в нее, еще когда жил рядом с поместьем ее семьи. В шестнадцать лет она удачно вышла замуж и исчезла с горизонта Байяра. О жизни Анны он мог узнавать только из колонок светской хроники, которые читала его бабушка, да из сплетен, которые сопровождали блестящую пару. «Общество ликует — молодая леди У. вернулась в столицу, посчитав пасторальную жизнь в Уитли-Эбби слишком скучной. В четверг вечером леди У. и ее супруг были замечены на суаре в Сомерсете». Бэй дождался своего шанса, когда спустя пять лет она вернулась домой — прекрасная, одинокая, с печатью пережитой трагедии на лице. Байяр изо всех сил боролся с бабушкой за право жениться на Анне, он тогда был еще несовершеннолетним. Если бы Бэй подождал всего несколько месяцев, его жизнь могла бы сложиться совсем по-другому.

— Шарли, мне сложно ответить на твой вопрос. Потому что я не уверен, что знаю на него ответ.

— Не бери в голову. Это действительно меня не касается. — Шарлотта сидела на кровати, крепко обхватив колени, которые скрывала уродливая серая юбка. Бэй подумал, что надо будет решить вопрос с гардеробом Шарли. Если она, конечно, останется у него.

Бэй вернулся к кровати, взял в руки ладонь Шарли и, нежно поглаживая, произнес:

— Я поведал тебе свою грустную историю. Теперь ты расскажи свою.

Она выдернула руку.

— Моя история не похожа на трагедию. Когда-то я была обручена… или, скорее, думала, что обручена. А потом помолвка была расторгнута.

— Что произошло?

— В какой-то степени свою роль сыграла Дебора. Она сбежала с Харфилдом. И Роберт испугался ее поступка. Я думаю, сначала он надеялся, что Деб и Джордж поженятся и это укрепит положение моей семьи. Но свадьбы не случилось. И тогда Роберт неожиданно обнаружил в себе необычайную принципиальность. К сожалению, так случилось, что мой отец потерял на неудачном вложении много денег. Это печально отразилось на приданом. И мой жених решил не связывать себя с опозоренной семьей Фэллон.

— После того как лишил тебя девственности.

Щеки Шарлотты залил румянец.

— Да.

И не один раз.

Она покраснела еще больше.

— Да.

— Негодяй!

— Полностью с тобой согласна. Но, в конце концов, мистер Чейз нашел свою миссис Чейз.

— Роберт Чейз?!

Шарлотта вскинула голову:

— Ты его знаешь?

Бэй сжал кулаки. Если бы Роб сейчас стоял перед ним, этому парню не поздоровилось бы.

— Дорсет не такой уж большой. Мы сталкивались пару раз. — Бэй взял Шарли за подбородок. — Интересно, как я мог упустить из виду сестер Фэллон?

— Мы жили в небольшой деревушке, Бексингтоне. Отец Джорджа был самым крупным землевладельцем в тех местах. В основном он жил за границей. У нас не было практически никакой светской жизни. А стесненные обстоятельства моих родителей не давали нам возможности ездить в Дорчестер, не говоря уже о Лондоне, где я могла появиться на балу дебютанток и быть представленной обществу. В любом случае я уже лет десять как не живу в Бексингтоне.

Бэй чувствовал, что Шарлотте неприятно говорить о родных местах, и она хочет сменить тему.

— А как давно ты вернулся в Англию?

— После Ватерлоо я подал в отставку, и дорога домой заняла у меня довольно много времени. Сначала я оказался в Италии.

— Где и накупил картин с обнаженными девами?

Бэй усмехнулся:

— Тебе не нравятся мои пристрастия в живописи?

— Думаю, что в окружении полуголых девиц предаваться греховным наслаждениям легче, чем под взглядами святых, умерших мученической смертью.

Бэй оглядел комнату.

— А, купидоны. Признаюсь, что когда Анже… когда статуэтки заполонили спальню, это несколько поубавило мой пыл. Фарфоровые уродцы нагоняли на меня тоску.

— Сомневаюсь, что что-то может долго угнетать вас, сэр. Насколько я помню, зато короткое время, что мы знакомы, вы вели себя, как похотливый козел.

— Козел? Козел! — Бэй схватился за сердце. — Не помню, когда еще меня так оскорбляли.

— Я говорила о классическом образе распутника, о мифологическом Пане, которым восхищаются за его ярко выраженные мужские атрибуты, — сухо ответила Шарлотта, поджав губы. Бэю захотелось поцеловать ее, чтобы вновь вытащить из скорлупы старой девы.

Он наклонился к Шарлотте.

— А тебе нравятся мои мужские атрибуты, Шарли?

Она нервно моргнула, а затем посмотрела Бэю прямо в глаза.

— Думаю, да. И на сегодня это последний твой вопрос мне.

Байяр нежно провел пальцем по пухлым губам Шарли.

— Мне очень понравился твой ответ, Шарли. Пожалуй, я даже прощу тебя за то, что ты назвала меня похотливым козлом. И если я правильно помню мифы Древней Греции, Пан только и делал, что распутничал с менадами. Сплошные оргии, с утра до вечера.

— Они были сумасшедшими. Пьяными. — Губы Шарлотты предательски дрожали под пальцем Бэя.

— А ты такая рассудительная и… трезвая. Пожалуй, от этого ситуация становится только интереснее. Позволь мне немножко свести тебя с ума, Шарли. — Бэй поцеловал ее в уголок рта, который приподнялся в печальной улыбке. На какое-то время они помогут друг другу забыть прошлое.

Шарлотта обвила руками шею Бэя.

— А куда ты дел свои рога?

— Туда же, куда и копыта. Помоги мне снять сапоги и увидишь.

Глава 11

Это было ошибкой. Бэй не только вожделел Дебору, он все еще любит свою жену. Анну. Возможно, Шарлотта и заменила Дебору просто потому, что оказалась в его постели. Деб — Бог знает где, а Шарлотта — под рукой. В его распоряжении. Жаждущая его ласк. По тому, как его рот искал ее губы, у Шарлотты были все основания поверить, что он столь же полно отдается этому исследованию, как и она сама. Его губы и язык были в полном согласии, проникая и выходя с нежной свирепостью. У Шарлотты было такое чувство, будто он пожирает ее кусочек за кусочком. И скоро она совсем исчезнет.

И тогда Бэй сможет вернуться к жене. Жене Бэя не нужен друг. Ей нужно именно это, это требуется каждой женщине. Эта искусная, изощренная атака на все ее чувства и ощущения. Вкус кофе на языке Бэя, его возбужденное дыхание. Запах лайма и пота. Видеть, как его глаза закрываются в блаженном облегчении. Каждая женщина, которая когда-либо отдавалась Бэю, захочет этого снова и снова. И Шарлотта — блестящий тому пример. Сколько бы она ни спорила с собой, стоит ему переступить порог, и она тут же теряет всякое благоразумие и превращается в распутницу.

Анна была замужем за Бэем, ей хорошо известно, что такое его любовь. Как же она должна была страдать, когда ей пришлось вернуться к своему не погибшему на войне мужу. Как же будет страдать Шарлотта, когда вернется к своей прежней жизни.

Бэй одним рывком вошел в нее, двигаясь туда и обратно с живостью и пылом, сводившими ее с ума. Он, словно языческий Пан, ее языческий бог, ее дьявол-искуситель, доводил музыку тела до дикого крещендо. Ее ногти впились ему спину, пока она змеей извивалась под ним, приподнимая бедра. Он достиг пика, затем перевернул Шарлотту на бок, оставаясь соединенным с ней. Она содрогалась всем телом, прижавшись к нему, липкая от пота кожа горела. Он поцелуями снимал влагу с ее волос и слезы с уголков глаз.

— Ты несчастна со мной?

Шарлотта покачала головой:

— Нет. — Она ни за что не скажет ему, что чувствует. Она сама едва понимает это. Половину времени ей хочется задушить его, а в остальное время хочется… того, что они только что делали.

— Я не хочу, но, похоже, мне придется отлучиться на несколько дней.

У нее замерло сердце.

— Чтобы найти Дебору?

— Да. Человек, которого я нанял, вышел на ее след.

Шарлотта откинулась назад.

— Ты нанял сыщика?

— Несколько дней назад. Чем скорее я верну ожерелье, тем скорее ты сможешь вернуться в твою маленькую конуру. Я знаю, что поступил неправильно, Шарли. Удерживал тебя здесь. Я и не предполагал, что это зайдет так далеко. — Он заправил прядь волос ей за ухо. — Поначалу я был в ярости. Но ведь ты согласна, что на это были кое-какие причины?

Теперь он просил ее оправдать то, что сделал с ней. Она не может. Да, он привязывал ее к кровати, но гораздо страшнее оказалось то, что одним прикосновением он превращает ее в безвольную массу, разрушая все барьеры, что она возвела, потеряв Роберта. Какая же она дура! Она могла остаться его пленницей навсегда, ей хочется оставаться на Джейн-стрит так долго, как он позволит. Но, похоже, она сама вручила себе conge[3]. Шарлотта накрылась простыней.

— Я поеду с тобой. Если у тебя возникнут трудности с Деборой…

Он прижал палец к ее губам.

— Нет. Я уверен, она проявит благоразумие. И Баннистер тоже. Забавно будет находиться во Франции и не бояться, что тебе перережут глотку. Не думаю, чтобы Дебора умело обращалась с ножом, верно?

— Рискну утверждать, что главное оружие Деборы — это ее тело, — спокойно отозвалась Шарлотта. Это, впрочем, оружие и самого Бэя. Ее он скрутил в узел без всякой веревки.

Он поцеловал Шарли в нос, словно родную племянницу.

— Значит, я уезжаю. Я напишу. Если ты останешься здесь еще на несколько дней, по возвращении я в целости и сохранности доставлю тебя домой.

Шарлотта была не в силах смотреть, как он одевается. Вместо этого она принялась разглядывать намалеванных на потолке ангелочков с серебристыми и позолоченными крылышками, играющих на лютнях и витающих в облаках. Райские кущи над ней казались полными счастья, но у Шарлотты почему-то было такое чувство, словно она попала в ад.

Бэй целеустремленно шагал по улице. Ему предстояло уладить массу дел. Упаковать вещи. Купить билет на корабль. Найти на карте городок Вувре. Так будет лучше. Он не решался уехать, пока не увидел слезы у нее на глазах. Уехав, он разом убьет трех зайцев. Шарлотта сможет вернуться к прежней жизни, он найдет рубины и избежит оков Анны, и все это одним броском через Ла-Манш. Он ни на минуту не поверил, что Анна будет чинно сидеть дома, в Уитли-Хаусе, и ждать, когда Бэй придет навестить ее. Скорее всего, сейчас она достает Фразьера, требуя впустить ее через парадный вход.

Внезапно Бэй остановился. Он не трус. Годы службы в армии и куча орденов и медалей, которые он хранит у себя в сейфе, — свидетельство тому. Ему незачем бегать за человеком мистера Малгру. Он не знаком с ним, не знает его в лицо. И, конечно же, у Бэя нет ни малейшего желания снова увидеть физиономию Деборы, хотя и хотелось бы поблагодарить ее за то, что она оставила вместо себя Шарли.

Вот уже два месяца, как он принял твердое решение не поддаваться Анне, даже если та будет свободна. Особенно если свободна. Настало время окончательно, порвать с ней. И он не будет привязывать себя к ней ребенком. Даже если их любовь сделала ее брак несчастным, Бэй не в силах изменить прошлое. Или возродить его.

Он отправится домой, отужинает. Еще хотя бы один сандвич. А затем вернется на Джейн-стрит, чтобы застать Шарли спящей, теплой и уютной. Но будить ее он станет потихоньку, чтобы она не треснула его каменным херувимом. Похоже, она весьма вспыльчива и предрасположена к насилию. Престарелая дама с бесполезным зонтом в руках, проходя мимо с горничной и лакеем, бросила на него ледяной взгляд. Бэй очнулся от своих грез. Джентльмены обычно не стоят столбом на углах улиц, погруженные в раздумья. Большинство его знакомых вообще предпочитают не думать и не размышлять, не важно, где бы они ни находились. Но какой-то настойчивый внутренний голос в голове у Бэя требовал: пора начать думать, хватит бездействовать, пора что-то предпринимать. Если бы этот голос звучал чуть громче, возможно, Бэй заметил бы человека, следившего за ним.

Он обещал писать. Шарлотта сползла с постели, ноги после акробатических подвигов еще сводили судороги. Она накинула халат и подобрала платье, которое Бэй так небрежно швырнул в угол. По счастью, слишком поглощенный идеей ублажить ее, он не стал рыться в карманах. Она вытащила маленькую связку писем. По крайней мере, ей будет с чем сравнивать его слова. Он писал Деборе, когда еще не затащил ее в постель. Хотя его желание и намерения были совершенно очевидны. Как он будет обращаться к Шарлотте, тело которой он теперь знает лучше, чем она сама? Он поставил перед собой задачу исследовать каждый укромный уголок ее тела, и она была добровольной спутницей в его любовной экспедиции. Она чувствовала себя обследованной, выверенной, каждый дюйм тела был замерен и взвешен.

Теперь она поняла, что ее тайные интимные встречи с Робертом не были должным знакомством с тем, что происходит между мужчиной и женщиной в постели. Прежде всего, она никогда не видела Роберта, целиком, только часть бедра, промелькнувшую белую ягодицу, волосы на груди, когда он снимал галстук. Сами по себе их свидания были поспешными и неловкими, обремененными чувством вины с ее стороны и избытком энтузиазма с его. Деб с горящими глазами описывала, что проделывал с ней Джордж, но Роберт — это не Джордж. А уж с сэром Майклом Ксавье Байяром его и близко нельзя сравнить.

В двадцать лет Шарлотта ощутила, как воспылали ее эмоции. Деб удачно распорядилась своей девственностью и жила, как принцесса, в Лондоне, в полной уверенности, что рано или поздно там объявится отец Джорджа. Ее полуграмотные, полные орфографических ошибок письма пестрили восклицательными знаками и описаниями, заставлявшими Шарлотту краснеть до ушей. Она не понимала и половины того, что читала. Они с Робертом достигли согласия и понимания еще со времен детства, и их отношения ни в малейшей степени не походили на то, что было между Деб и виконтом Харфилдом. Все было очень робким, сдержанным, и Шарлотта решила, что хочет большего.

Роберт практиковался в адвокатской конторе отца, делая всю ту работу, которой не хотел заниматься его отец, а она плела кружевные скатерти в свой сундук для приданого. Он просил ее быть терпеливой, однако у самого недостало терпения дождаться брачной ночи. Поцелуи были нежными и трепетными, а его желание льстило ее самолюбию. Она чувствовала в его объятиях что-то, требовавшее дальнейшего познания. Она надеялась, что стоит ей принести в дар свою девственность, он отбросит в сторону все возражения и тут же женится на ней. Она знала, что сможет жить экономно, жизнь с родителями научила ее этому сомнительному достоинству. Но после нескольких месяцев, в течение которых они тискали друг друга в экипажах и пещерах, Роберт разорвал помолвку. «Сельский адвокат, — заявил он, старательно избегая смотреть ей в глаза, — не может позволить себе ни скандала, связанного с ее сестрой, ни бедности ее родителей». А если вдруг она обнаружит, что носит ребенка, ей не следует рассчитывать на его помощь, поскольку он будет полностью отрицать их связь. Шарлотта слушала его с открытым ртом, похожая на выброшенную из воды рыбу.

Но это было еще не все. Мама Шарлотты на неделю закрылась в спальне с ящиком бренди и даже не узнала самого худшего. Спустя три недели родители отправились в свое плавание под парусами. Иногда Шарлотта задавалась вопросом, а не был ли их несчастный случай преднамеренным? Может, все эти невзгоды и трудности сломили их? Но она никогда не позволяла себе думать о подобной возможности всерьез. Когда граф Трент предложил выкупить дом, Шарлотта ухватилась за его предложение и вскоре обосновалась вдали от Бексингтона, Роберта и любого скандала.

Ее коттедж в Малом Иссопе — маленький, построенный на скорую руку, но он целиком принадлежит ей. Она сомневалась, что Бэй смог бы встать во весь рост под низким косым потолком. Жители поселка называют Шарлотту миссис Фэллон, поскольку несчастный выдуманный мистер Фэллон якобы тоже утонул вместе с ее родителями. Овдовевшая и осиротевшая, она вызывает сочувствие и пользуется определенной свободой. В целом Шарлотта вела тихую, мирную, пусть и немножко скучноватую жизнь, пока Бэй не решил взять ее в заложницы.

Шарли вновь забралась на постель и улеглась на живот. В этот раз она не будет плакать или жалеть себя, ведь скоро она получит письмо, адресованное ей самой. Она пробежала глазами несколько писем, пока не наткнулась на краткую, немногословную записку, где он сообщал о смерти бабушки. В ней не было чувственных прелюдий и отступлений. Интересно, а Дебора потрудилась хотя бы послать письмо с соболезнованиями? Она взяла из связки следующее письмо.


«Дражайшая Дебора!

В церкви сегодня было полно народу. Бабушка Грейс была бы очень рада увидеть старых друзей и врагов, хотя последних было немного, несмотря на ее острый язык. Отточенный, он зачастую бывал меток, и игнорировать бабушкины советы можно было только на свой страх и риск. Говорят, часто бывает, что человек, в очередной раз осознав, что смертен, начинает искать утешение в объятиях женщины. Я слышал даже, что многие дети были зачаты как раз накануне похорон. Если бы ты была здесь этой ночью, мы могли бы проверить эту легенду. И хотя я много больше опечален, чем ожидал, я счастлив, что я жив, и жажду изо всех сил показать тебе это. Я буду думать о тебе всю ночь напролет.

Любящий тебя,

Бэй».


Шарлотта сглотнула. Она не верила, что Бэй собирался сделать Деборе ребенка. Любовницы существуют не для того, чтобы рожать мужчинам детей. Но вдруг до нее дошло, что последние несколько дней она не предохранялась. Бэй уже доказал ей, насколько он жив и полон сил, и вдруг она уже носит в животе дитя? Она попробовала сосчитать, сколько дней прошло со времени ее последних месячных, но она никогда не уделяла слишком большого внимания календарю. Со времен Роберта в этом не было необходимости. Тогда все, к счастью, обошлось.

Мама всегда говорила, что не стоит будить лиха, пока оно тихо. Незачем переживать из-за того, что она все равно не в силах изменить, остается только ждать. Возможно, она уже слишком стара, чтобы забеременеть. И серебристые пряди, которые тонкими змейками проскальзывали у нее в волосах, лучшее тому доказательство.

Она вернула письма Бэя в пустой ящик стола и села за туалетный столик. Стиснув зубы, она принялась выдергивать каждый из противных седых волосков, которые досаждали ей в последние десять лет. Ах, если бы вот так же можно было с корнем вырвать все ее страхи. И желания.

Глава 12

Месье Дэвид оправился и приготовил на ужин уйму вкуснейших деликатесов. Бэй воздал должное ужину у себя в кабинете, бросая взгляд на стенные часы. На всякий случай время от времени он поглядывал еще и на карманные. Решив, что Шарли уже должна уснуть, он потянулся, расправил плечи, опустил закатанные рукава и надел сюртук. Письменный стол он оставил в полном беспорядке, повсюду были разбросаны бухгалтерские книги, карандаши и перья; приберется завтра, когда вернется с Джейн-стрит. Он и так слишком долго ждал.

Вечер был теплый и тихий, небо — ясное, прогулка предстояла короткая. Весна пришла в фешенебельные районы Лондона вместе с началом цветения деревьев и буйством цветов в приоконных ящиках. Бэй глубоко вдохнул ночного воздуха и ощутил сладкий аромат цветов, столь отличающийся от вони в других частях города. Словно озорной мальчишка, он сорвал из-за железной изгороди ветку сирени и несколько бутонов из каменного горшка у парадного подъезда какого-то лорда. Этот импровизированный букет он через несколько минут положит на подушку Шарли.

Мисс Шарлотта Фэллон производит на него непредсказуемый эффект, несмотря на все ее безвкусные чепцы и острый язычок. И хотя она вовсе не та разбитная девица, какой он считал ее поначалу, но она оказалась весьма подходящей подругой в постели. И если Роберт Чейз еще когда-нибудь встретится на его пути, Бэй сначала скажет ему спасибо и лишь потом двинет в челюсть. Насколько Бэй помнил, ему никогда не приходилось лишать женщину невинности. Ему еще придется столкнуться с этим, когда он женится снова, но эта перспектива не вызывала у него какой-то особенной тревоги.

Разумеется, он справится с этим лучше, чем Роберт Чейз. Бедная Шарли. Соблазненная и покинутая. Роберт теперь женат на смазливой дочери виконта, за которой давали солидное приданое. Приличный шаг вверх для простого провинциального адвоката. Контора, которую Роберт делит со своим отцом, сейчас куда обширнее, как и клиентура. Бэй вместе со своей бабушкой присутствовали на свадьбе, как друзья отца жениха. Старший Чейз неоднократно помогал бабушке Грейс в самых разных местных делах. Интересно, знает ли жена Роберта, как постыдно использовал он подругу детства? Роберт ни разу не упоминал имени Шарли за те несколько лет, что Бэй учился с ним в одной школе, хотя часто и подолгу хвалился другими победами на любовном поприще. По-видимому, в отношении Шарлотты Фэллон ему нечем было похвастаться.

Бэй в очередной раз подивился тому, что ни разу не сталкивался с сестрами Фэллон. Они жили меньше чем в двадцати милях от Байяр-Корта. Конечно, его старый приятель Джордж, виконт Харфилд, увел Дебору прямо со школьной скамьи, тогда Бэй был занят в боях с наполеоновской армией в Испании. Юношей он мог пересечься с Шарлоттой где-нибудь на рынке в Дорчестере. Но тогда его глаза видели только Анну.

А сейчас он, определенно, видит только Шарли, свою случайную, ни на кого не похожую любовницу. Он надеялся, что сможет убедить ее побыть в этой роли еще немного, пока это доставляет удовольствие им обоим. Бэй был уверен, что он привлекательнее, чем Малый Иссоп, само название которого нелепо прозаично. Несмотря на все ее благие намерения, в Шарлотте гораздо больше поэзии, чем прозы, а ее тело с роскошными формами — неземное воплощение плотской чувственности. Да, Дебора вполне заслужила похвалы за то, что так своевременно вышла замуж, оставив сестру в его постели.

Все его мысли были полностью сосредоточены на том, чем он займется с Шарли в течение ближайшего часа. Он не слышал шороха осторожных шагов за собой, но не мог не обратить внимания на трех громил, преградивших ему дорогу, когда завернул за угол Джейн-стрит. Нанимать сразу трех ночных сторожей — это, пожалуй, многовато, К тому же ни одного из них он прежде не видел. Остается надеяться, что они не оттаскают его за уши. Ему крайне необходимо срочно увидеть Шарли.

— Добрый вечер, джентльмены, — весело приветствовал он их. — Меня зовут сэр Майкл Байяр. Из дома номер восемь.

— Привет, парень. Жаль, конечно, твою шлюху, но у нас на сегодня другие планы.

Бэй открыл было рот, но после удара в челюсть спорить стало трудно. Он рванулся вперед, схватил за грудки одного из громил и повалил его на тротуар.

— Ах, ты так?!

От этого типа воняло табаком, элем и немытым телом. Бэй не смог ухватить его за глотку, пришлось пустить в ход кулаки. Понимая, что численный перевес на их стороне, он перекатился на другой бок и попытался вскочить, но получил удар дубинкой. Последнее, что он увидел, была пара истертых сапог, затем его лицо закрыл капюшон.

После третьего, последнего, удара мир для него померк надолго.

В сером свете утра он обнаружил, что находится в захудалой, убогой комнатенке. Голый. Привязанный к кровати.

Каким образом, черт возьми, Шарли умудрилась нанять тех головорезов и подбить их преподать ему урок? Он же извинился перед ней. Принес самые искренние извинения. Насколько ему известно, у нее совсем нет денег, разве что она пообещала в уплату одну из его картин. Однако, судя по краткому знакомству с громилами, они вряд ли принадлежат к ценителям или собирателям живописи. И как у нее хватило времени осуществить эти гнусные планы, ведь он все последние дни удерживал ее в постели…

Она наверняка не ждала его «как последняя дура» всю прошлую ночь, а договаривалась с этими ублюдками, задавшими ему такую трепку. Бэй наморщил лоб и почувствовал засохшую кровь, прилипшую к коже. Шарли Фэллон оказалась маленькой кровожадной сукой. Как он позволил ей так провести его? Его первые впечатления оказались правильными.

Пока эти мысли проносились у него в голове, он натягивал свои путы. Этот канат не шел ни в какое сравнение с шелковой веревкой, которой он привязывал Шарли, канат был гораздо грубее и больно врезался в запястья и лодыжки. Он мог бы, конечно, закричать, позвать на помощь, но грязный кляп, которым ему заткнули рот, позволял издавать лишь неразборчивое мычание.

Вне всякого сомнения, маленькая злючка решила, что с ее стороны будет очень умно подвергнуть его такой пытке. Она недооценила его. Он был в плену у французов, по счастью, всего неделю, и они не были к нему милосердны. И хотя от той встречи у него не осталось заметных рубцов и шрамов, ранения оказались достаточно серьезными, чтобы на какое-то время его отправили на короткую побывку домой для лечения. Побывку, оказавшуюся достаточно долгой, чтобы муж Анны едва не завершил начатое французами. Бэй оказался достаточно глуп, чтобы проверить, осталось ли его мужское начало дееспособным после всех унижений, через которое ему пришлось пройти. И Анна, как всегда, стала его любвеобильной партнершей. В конце концов, дело благополучно замяли, но шрам на лице Бэя служил ежедневным напоминанием о глупости и безрассудстве.

По его оценке, он пробыл без сознания не менее четырех-пяти часов. Вряд ли это было лишь следствием удара по голове. Он сделал глубокий вдох, гадая, что с ним сделали, и надеясь, что его ничем не одурманили. Он прикусил тряпку кляпа, пробуя ее на вкус, но не заметил привкуса наркотика. Нет, он еще не умер. Но Шарли Фэллон будет болтаться в петле, как только ему удастся избавиться от своих веревок.

Он внимательно осмотрел комнату, выискивая взглядом что-нибудь полезное, чтобы выбраться отсюда. Его одежды видно не было, и никто, разумеется, не удосужился оставить ему ружье или на худой конец какой-нибудь меч. Похоже, Бэю остались только его мозги, хоть и слегка затуманенные, и безумное желание сбежать. Этого должно хватить.

В доме царила мертвая тишина. Бэй напряг слух, пытаясь услышать хоть какой-нибудь шум по соседству, но ставни, похоже, были заколочены наглухо. Ему оставалось только лежать и ждать.

Фразьер сообразит, что что-то не в порядке, когда хозяин не вернется домой. Даже если денщик думает, что Бэй сейчас с Шарли, он все равно рано или поздно отправится на Джейн-стрит, чтобы посплетничать с миссис Келли и получить кусок ее вкуснейшего земляничного пирога. Есть ведь еще счета и всякие дела. Бэй оставил на письменном столе полнейший, несвойственный ему беспорядок, что, несомненно, тут же привлечет внимание Фразьера. И если Шарли еще дома, Фразьер запугает ее, требуя сказать правду о местонахождении хозяина.

Но Шарли скорее всего сбежала, бросив все на своих приспешников. Бэй искренне надеялся, что они не забыли о нем на несколько дней, если не навсегда, оставив тухнуть в собственных испражнениях. Это был бы самый неприятный и неподходящий способ покинуть этот мир.

Он продержал Шарли привязанной всего несколько часов, если не считать их интерлюдии с малиновым муссом. Если бы ее целью было лишь воздать равной мерой, ему пора, бы уже оказаться на свободе. И насколько ему известно, никаким десертом или сладостями тело его не обмазывали. В сущности, он просто умирает с голоду.

Будучи практичным человеком, Бэй закрыл глаза от слабых лучей света. Еще в армии он приучил себя спать в самых неподходящих условиях, сытым или голодным. Это его заключение все равно на порядок лучше мокрого испанского окопа. По крайней мере, он лежит на матрасе, хоть и старом и заплесневелом. Ему надо отдохнуть и набраться сил до того, как появятся тюремщики. Если они вообще появятся.

Шарлотта поднялась рано и бродила по дому, пока не забрезжило утро. День был столь же серый и мрачный, как и ее настроение. Ей не хватало Бэя, она тосковала без него, но когда он вернется, их связи придет конец. Он без лишнего шума, не привлекая чужого внимания, отвезет ее домой. Он не выгрузит ее в центре Малого Иссопа из сверкающего нового фаэтона. Скорее всего, верному Фразьеру будет поручено проделать с ней последний отрезок пути в скромном экипаже. В любом случае ее приезд взбудоражит соседей. Что бы такого сказать им насчет ее поездки к сестре? — размышляла Шарлотта.

Да, ее маленькое приключение почти завершилось. Казалось бы, ее должна переполнять радость. Вместо этого Шарлотта смахнула со щеки слезу, заработав презрительный взгляд миссис Келли, которая носилась по дому со щеткой для смахивания пыли.

Шарлотта чувствовала себя бесполезной и никому не нужной. Она смотрела в окно на улицу, разглядывая джентльменов, покидавших любовные гнездышки, и порочных леди, с важным видом вышагивающих по тротуару. Но тут появился просвет в облаках, и она решила глотнуть свежего воздуха в садике за домом, чтобы не видеть явное неодобрение в глазах миссис Келли. Глупость и безрассудство поступков обернулись против нее, едва она села на мокрую скамейку, Шарлотта тут же подскочила, почувствовав, что юбки промокли. Вот и еще один повод пожалеть себя, и слезы полились ручьем. Для женщины, всегда гордившейся тем, что она не льет слез по пустякам, это уж слишком.

— Опять мы плачем.

Шарлотта подняла глаза, увидела леди Кристи в платье цвета лаванды и жалко улыбнулась ей.

— Вы, наверное, думаете, что я самая настоящая плакса.

— Что я думаю, не имеет значения. Что он выкинул на этот раз? — Она протянула Шарлотте изысканно вышитый платочек и присела рядышком на скамейку.

— Ой, не садитесь! Здесь так мокро.

— Плевать. У меня сотня платьев, и не только те, что купил муж. У меня есть небольшая работа, которой я зарабатываю на булавки. Но скажите же, что вас так расстроило сегодня?

— С-сэр Майкл уехал. Он отправился во Францию. — Шарлотта всхлипнула.

— Но ведь это же прекрасно! Вам не придется удовлетворять его потребности. Хотя… — Леди Кристи элегантно вскинула медно-рыжую бровь. — Я слышала, что сэр Майкл ох как хорош в спальне.

Шарли почувствовала, как ее лицо заливает румянец. Неужто на Джейн-стрит всем обо всем известно? Все садовые калитки помогают куртизанкам поверять друг другу свои тайны, впрочем, леди Кристи — не куртизанка. Интересно, являются ли чаепития по четвергам еще одним источником информации для леди Кристи? Возможно, содержанки приносят с собой для сравнения линейки и точные анатомические рисунки. Эта мысль была довольно странной и в то же время захватывающей, и Шарлотта прыснула.

— Так-то лучше, хотя я не знаю, чем это вызвано. — Леди Кристи в упор посмотрела на нее, но Шарлотта не собиралась признаваться.

— Я… я уеду домой, как только сэр Майкл завершит свою войну во Франции.

— Дорогая, вам наверняка говорили, что война давно кончилась.

Шарлотта фыркнула.

— Только не для Бэя. Ему придется сражаться с моей сестрицей за драгоценное ожерелье. А она вполне способна поцарапать ему физиономию. Она ну очень любит блестящие безделушки.

Леди Кристи поднесла руку к алмазной броши в форме цветка фиалки и жемчужной заколке на корсаже. В центре сиял огромный бриллиант, лиловые лепестки обрамляла россыпь алмазов.

— Я тоже их люблю. Драгоценности не должны годами храниться в темном сейфе. Эдвард постоянно ругался со мной по этому поводу. Теперь, слава Богу, мне не приходится выслушивать его бесконечные нравоучения. Он такой зануда. Скажите, а как ваша сестра заполучила это ожерелье?

— Бэй одолжил его ей, дал поносить. То есть… сэр Майкл, ну, вы знаете. В спешке она упаковала ожерелье со своими вещами… ох, кого я обманываю? Она украла его, а Бэй хочет вернуть. Это ожерелье его бабушки. Поначалу он думал, что я в сговоре с Деб, но сейчас я уверена, он знает, что я не имею к этому ни малейшего отношения. Мы начинали очень плохо, а теперь… теперь он стал мне небезразличен. Прошло всего несколько дней, и я злюсь на себя, что так легко потеряла бдительность.

Леди Кристи вздохнула.

— Бедняжка. Как бы мы ни сопротивлялись в этом мире, всегда найдутся мужчины, которые так или иначе сумеют найти дорогу в наши сердца. Ублюдки они, все без исключения. Может, вам подыскать нового покровителя? Сэр Майкл еще пожалеет, что позволил вам уйти.

— О нет! — От этой мысли Шарлотту снова бросило в жар. — Я не из таких. Если бы вы знали, какая я скучная. Я живу в крошечном домишке в маленькой деревне. Я плету кружева.

Леди Кристи потрепала ее по руке.

— Тогда вы обязательно должны прийти ко мне на чай. Вам это будет весьма полезно. Девицы Джейн помогут вам взбодриться.

Вот уже во второй раз Шарлотта услышала, как обитательниц Джейн-стрит называют «девицами Джейн». Такое заурядное название для группы экзотических, чувственных женщин. Назвался груздем — полезай в кузов.

— Мне бы хотелось прийти.

— Отлично! — Леди Кристи встала, отряхивая мокрую юбку. — Полагаю, мне придется переодеться. Бирюзовое платье с сапфировым колье будет в самый раз. До завтра, моя дорогая.

— Спасибо, леди Кристи.

— Пожалуйста, зовите меня просто Кэролайн. Мы будем добрыми друзьями, пока вы здесь.

Она выплыла в деревянную калитку, правда, мокрое пятно сзади сделало ее уход чуть менее царственным. Шарлотте самой надо было переодеться, а затем продумать, как провести оставшиеся дни в ожидании Бэя.

Сможет она убедить его оставить ее на Джейн-стрит? Шарлотта сознавала, что не отвечает требованиям стандартных любовников. Она понятия не имела как минимум о половине постельных трюков репертуара Бэя, хотя они оказались весьма приятными. Она способная ученица. Малиновый мусс лишний раз доказал это. Мама пришла бы в ужас, но Шарлотта все равно надеялась, что Бэй передумает и оставит ее здесь. Она хочет оставаться в постели Бэя, и у стены, и на ковре, и даже в той порочной ванне. Это полнейшее безумие, но ей это нравится.

Бэй резко проснулся, услышав шаги за дверью, хотя это и не был топот тяжелых сапог его тюремщиков. Он замер, услышав звон ключей, предшествующий повороту замка. В комнате еще царил полумрак, но он был готов одним, полным презрения взглядом показать Шарли Фэллон, что думает о ней. Хотя, возможно, презрение может подождать — ему срочно необходимо облегчиться. А как он сделает это, если она откажется развязать его, даже думать не хотелось.

Дверь тихо отворилась, и женская, фигура с закрытым вуалью лицом, с головы до ног закутанная в черное, скользнула внутрь, остановившись рядом с кроватью. Никаких признаков апельсинового запаха, свойственного Шарли. Вместо этого он ощутил аромат розы. Господи! Анна… Значит, это Анна попросила, чтобы его избили и привязали к кровати. Анна, которая не пожелала принять его «нет». Анна, которая явно сошла с ума.

Его мозги лихорадочно работали, переоценивая все мысли. Конечно, это Анна, которой досталась приличная вдовья часть наследства от мужа, оговоренная и оформленная при заключении брака, задолго до того, как Уитли обнаружил, что Анна была ему неверна. У нее есть деньги, чтобы нанять этих громил. Чтобы снять дом и держать его там под замком. Почти наверняка это не Уитли-Хаус и не какой-либо дом в Мейфэре, если верить обонянию. Аромат роз, смешанный с запахом капусты и сточной канавы. Бэй замычал. Она подняла вуаль, окинула его взглядом и одарила так хорошо знакомой ему отработанной улыбкой.

— Прости, что я так поздно. Мне только сейчас сообщили об успехе вчерашней операции.

Анна жеманно сложила на груди руки в черных перчатках. Судя по всему, она не собиралась вытаскивать кляп у него изо рта или развязывать его путы. И уж конечно, не могло быть и речи о том, чтобы одеть его или хотя бы накрыть одеялом. Он лежал, чувствуя, как его охватывают ярость и стыд.

— Ты был не слишком склонен принять мое предложение, о котором мы говорили в прошлый раз. И я решила сама создать условия для того, чтобы ты передумал. — Она протянула руки в черных перчатках и обхватила его член. Несмотря на все его усилия, тот среагировал на ее многоопытное прикосновение. — Как приятно. — Она склонилась над ним, какую-то долю секунды подразнила губами, а затем принялась работать руками.

Он скосил глаза, вспоминая испанские окопы и холодный дождь. Ту неделю, что он провел в плену, захваченный группой французских солдат-перебежчиков. Когда пришлось есть хлеб с червями. Лежать в собственных испражнениях. Умываться, чтобы быть в кровь избитым сменяющимися караульными. Похороны бабушки и старенькую миссис Пул, которая привела в церковь своего злого, вонючего пса. Зимнее утро, когда ему пришлось пристрелить своего любимого коня, когда тот, тяжело дыша, лежал в снегу, глядя на него такими доверчивыми глазами, а дрожащий Бэй стоял над ним. День, когда узнал о потере своего ребенка. Все было бесполезно. Анна ласкала его до тех пор, пока он не кончил на грязные простыни.

— Я пришлю одного из охранников помочь тебе. А может, нескольких. Они рассказали мне, что ты вчера задал им хорошую трепку.

Он ничего не помнил об этом, осталось лишь чувство унижения. Столько лет он сражался и убивал, и вот его инстинкты притупились, размягчились. Чего нельзя сказать о плоти — к его ужасу, она была твердой как камень.

— Я вернусь завтра. И поговорю с кем-нибудь, чтобы прибрали комнату. Здесь отнюдь не идеальные условия, чтобы зачать нашего ребенка. Всего лишь месяц, Бэй. Это все, что я прошу. Если мы не сможем выполнить нашу задачу, я отпущу тебя обратно, к твоей маленькой шлюхе на Джейн-стрит. — Она вышла из комнаты, не забыв запереть ее на замок.

Месяц. Целый месяц быть привязанным к этой кровати. Шарли думает, что он во Франции. Может, Фразьер заинтересуется, если Шарли столкнется с ним на первом этаже и спросит насчет его путешествия? Денщик посмотрит и увидит, что Бэй не взял с собой даже зубную щетку. Судьба Бэя зависит от случайной встречи его любовницы со слугой. Что ж, шансы невелики. Едва не взвыв от отчаяния, он принялся ждать, что будет дальше.

Глава 13

Шарлотта гадала, как принято одеваться на чаепитие куртизанок. Скорее всего, ни одно из ее серых платьев не годится. И уж конечно, никаких чепцов. Она крутила в руках вишнево-красное платье Деб, шикарное в своем роде.

Шарлотта удивлялась, что Дебора не увезла его с собой, пока не попыталась влезть в него. Платье оказалось очень тесным, слишком тесным даже для ее сестры. Деб всегда любила чувствовать себя в одежде комфортно. А Шарлотта всегда любила надежность. Ладно, к черту комфорт и надежность. На один вечер она вместе с другими райскими птичками выставит свое тело напоказ. Правда, она не сможет много есть у леди Кристи, а то швы лопнут.

После утреннего дождя день выдался погожим. По-видимому, на прием у соседки не жалели ни сил, ни денег. Шарлотта наблюдала из окна в спальне, как прислуга леди Кристи накрывала в саду столики с полотняными скатертями, устанавливала зонты для тени. Серебряные чайные и кофейные сервизы сверкали в лучах солнца, а изящные китайские костяные фигурки украшали центры столиков. Несколько гостей уже пили чай и вели беседы, леди Кристи порхала между ними, словно небесно-голубая бабочка, ее шею украшало усеянное жемчугами и сапфирами ожерелье. Несомненно, настоящее — в отличие от ожерелья Деб. Леди Кристи вывела свой сад из заброшенного состояния, и ее розы, как и она сама, буйно цвели.

Жаль, что не оказалось под рукой Ирен, которая непременно соорудила бы из волос что-нибудь пристойное, подходящее куртизанке. Шарлотта сделала все, что смогла. Она подобрала перчатки и накинула шаль, оставив потрепанную соломенную шляпку дома. Шарли заметила, что большая часть гостей предпочла не надевать шляпки, а те, что надели, высмеяли бы ее старомодный колпак.

— Я отправляюсь с визитом к леди Кристи, миссис Келли, — крикнула она вниз, на кухню. — Обещаю, что не сбегу!

Шарлотта терпеливо ждала, пока экономка не появилась у лестницы.

— Вы можете следить за мной через садовую дверцу.

Миссис Келли чихнула.

— Чертов перец. Не испортите себе аппетит, у меня запланирован на сегодня чудесный ужин.

— Вы знаете, что Бэй… то есть сэр Майкл отправился во Францию?

Миссис Келли нахмурилась.

— Впервые об этом слышу.

— Он сказал об этом вчера. Извините. Я думала, он предупредил вам.

— Это объясняет, почему он не явился вчера, а вы так хандрили.

— Я не хандрила! — воскликнула Шарлотта. — Ну, разве что чуть-чуть. И вам больше не придется заботиться обо мне, когда он приедет. Я вернусь домой.

Миссис Келли снова чихнула.

— Не могу сказать, что буду скучать по вас, хотя вы значительно лучше вашей сестрицы.

— Спасибо, — сухо ответила Шарлотта. — Думаю, осталось уже недолго.

Миссис Келли бросила на нее сердитый взгляд.

— Вы выглядите, как настоящая продажная девица.

— Ну да, в этом ведь вся суть, не так ли? Я встречаюсь с другими содержанками. Я думала, вы немного симпатизируете женщинам с Джейн-стрит.

— Да, конечно, когда они честные.

Шарлотта вздохнула. Она, ей-богу, не понимала, зачем вообще завела этот разговор.

— Я честная, миссис Келли. Просто тогда мне ужасно хотелось бежать отсюда. Теперь я больше не ворую картины.

— Так-то лучше. — Миссис Келли, казалось, готова была вооружиться одним из своих ножей, но затем развернулась и ушла на кухню.

Шарлотта нервно натянула перчатки, затем так же нервно подтянула корсаж платья. Она выглядит как настоящая шлюха. Руки у нее прикрыты больше, чем грудь. Но сегодня она «девица Джейн», провозглашенная куртизанка, дама полусвета. Она будет вращаться в обществе действительно падших женщин, отнюдь не новичков вроде нее. Возможность, подобная этой, не представляется каждый день. Она вышла в сад и, вскинув подбородок, шагнула за деревянную калитку.

— Шарли, дорогая! — Кэролайн обняла ее. Шарлотта была рада увидеть, что платье ее новой подруги имело даже более скандальный вырез, чем у нее. — Вам идет красное. Как же я люблю этот цвет, но считается, что рыжим, таким, как я, красное не идет. По крайней мере, так всегда говорил Эдвард. — Глаза ее вспыхнули. — Но почему меня должно волновать, что подумает Эдвард? Последние шесть лет я отказывала себе, не носила красных платьев. Ну так к черту все это! Завтра я отправлюсь к мадам Дюкло и закажу себе целый гардероб новых платьев! Красное. Алое. Малиновое. Пурпурное. Рубиновое. Кумачовое. Ну и позабавлюсь же я! Проходите, познакомьтесь с другими моими гостьями.

Шарлотту подвели к столику, где сидели две девицы, одна — темноволосая испанская красотка по имени Виктория Кастельяно, а другая — белокурая и воздушная Софи Ридель. Они были полной противоположностью друг другу, различаясь не только цветом волос. Виктория была оживленной и разговорчивой, с присущим ей очаровательным акцентом она засыпала Шарлотту вопросами. Софи же оказалась спокойной, деликатной и ужасно утонченной. Обе были явно моложе тридцати.

— Со стороны леди Кристи было очень мило пригласить меня. — Шарлотта вертела в руке серебряную вилку и, как могла, отвечала на вопросы Виктории. Обе куртизанки уже были в курсе ее случайного появления в резиденции на Джейн-стрит.

— Если вы еще будете здесь в следующую среду, когда я устраиваю карточную вечеринку, — сказала Софи, — непременно приходите.

Следующая среда казалась страшно далекой. К тому времени Бэй может вернуться, а Шарли, возможно, уже уедет.

— Карточные вечеринки, чаепития. Похоже, у вас здесь, на Джейн-стрит, подобралась теплая компания близких по духу людей.

— Это все благодаря Кэролайн, — пояснила Виктория. — Я думаю, поначалу она скучала, ей недоставало общества светских друзей. Ее муж, барон, нанес ей оскорбление, поселив здесь. Но она — сильная, волевая женщина. Она не может сидеть просто так, сложа руки.

Софи со вздохом наклонилась над столом.

— Мы помогаем ей быть постоянно занятой. Мы рассказываем ей обо всем, а она все это использует в своих книгах.

Шарлотта в замешательстве переспросила:

— В книгах?

— Не волнуйтесь. Она все изменяет, людей, имена, цвет волос, — успокоила Виктория. — Но ее романы, знаете ли, чрезвычайно популярны. Как обычно, сильный богатый мужчина и невинная девушка вступают в грешную связь. Но каждый раз все завершается самым счастливым образом, — с мечтательной улыбкой добавила Виктория.

Боже милостивый! Шарлотта не желала читать книгу о том, как не та сестра спит с тем самым мужчиной. Это отдавало дешевой мелодрамой.

— И не забывайте о чувственных и эротических сценах. — Софи лукаво улыбнулась, отбросив свои утонченные манеры. — Кэролайн умеет владеть словом. Женщины всех слоев общества покупают эти книги, дабы выведать секреты нашего чувственного мастерства. Кэролайн говорит, что мы оказываем обществу добрую услугу.

Черные глаза Виктории блеснули.

— А когда джентльмен с Джейн-стрит ведет себя неподобающим образом, Кэролайн превращает его в негодяя. И после этого ему бывает очень трудно найти новую любовницу, уверяю вас. Лорд Поуп вынужден теперь подбирать девиц с улицы: ему даже пришлось продать свой дом. Мы все предупреждены насчет него.

Шарлотта ничего не слышала о таких книгах. Судя по их содержанию, вряд ли они есть в публичной библиотеке Малого Иссопа. Она решила при первой возможности попросить парочку у Кэролайн. По ходу чаепития ее представили еще четырем содержанкам, и ей пришлось нарушить данную себе клятву не есть слишком много сандвичей и пирожных. Придется попросить миссис Келли отложить ужин на несколько часов. Прощалась Шарлотта под симфонию шелка и аромата духов. Каждая куртизанка не преминула поцеловать ее в щечку и дать практичный профессиональный совет. Она получила ни с чем не сравнимое удовольствие от общения, напрочь выбросив из головы все матушкины наставления и предостережения. Эти женщины помогут ей выработать стратегию общения с Бэем. Пришло время стать порочной.

Бэй лежал на свежих простынях. Он немного освежился, ибо ему позволили умыться в окружении четырех громил, причем один стоял с пистолетом в руках, двое — с дубинками, а четвертый — со сжатыми кулаками, похожими на солидные окорока. Бэй был не слишком расположен к сотрудничеству вчера, когда ему помогали управиться с ночным горшком, когда развязали руки, чтобы он мог съесть приготовленные для него помои. Его тюремщики были так злы на него, что сегодня забыли про завтрак и обед, но зато не забыли после омовений крепко привязать его к кровати, и его голое тело вновь было выставлено напоказ в тусклом свете дня. Поскольку бритву Бэю не доверяли, лицо у него покрылось щетиной, вызывавшей зуд. Незадолго до этого они запихнули ему в глотку какую-то гадость, тело у него обмякло, как у котенка, а глаза видели все как в тумане. Громилы не стали снова затыкать ему рот. Его язык был слишком неповоротлив, чтобы выговаривать что-либо членораздельно.

Но при этом он ждал Анну. Представлял, как она задирает свои черные юбки и седлает его. Ему ничего другого не оставалось, кроме как исполнять роль жертвы, приносимой на алтарь ее материнских амбиций.

Если бы все это происходило не с ним, подумал Бэй, он нашел бы ситуацию даже забавной. Он — раб любви, или, во всяком случае, — раб чувственности, ибо к любви это больше не имело ни малейшего отношения. Его так пылко желали, что ему ничего другого не оставалось, кроме как исполнять свое предназначение, причем, не прилагая никаких усилий со своей стороны. Здесь не нужны ни нежные слова, ни случайные ласки, ни деликатность. Функционировать должен лишь его член. Хотя, если Анна поймает его в капкан отцовства, ему придется снова жениться на ней. Он никогда не позволит, чтобы его ребенок остался в руках безумной матери. Бэй постепенно погружался в сон, явно ускоренный подмешанным снотворным, слишком утомленный своими размышлениями, Когда она пришла к нему, он был слишком обессилен, чтобы ответить ей словесно или физически. То, что они подмешали ему в еду, вызвало слабость, сделало практически импотентом, несмотря на самые беспощадные и безжалостные усилия Анны. В ярости она влепила ему пощечину, вышла из комнаты и позвала своих громил.

Он получил временную отсрочку. По крайней мере, еще на день, пока не пройдет эта слабость. Завтра он вновь обретет способность мыслить, а пока лучше снова уснуть.

Бэй потерял представление о времени. Его снова помыли, весьма умеренно покормили и вновь добавили дозу наркотика. Они что-то подмешивали в кофе, он знал это. Бэй задумался, а знает ли Анна, что они продолжают подсыпать ему наркотик. Он вовсе не жаждал видеть ее ярость.

Анна ни за что не позволит Бэю связаться с Фразьером. Она терпеть его не может и наверняка заподозрит, что у них существует свой шифрованный язык. Бэй пожалел, что это не так. Но они с Фразьером были на самой настоящей войне, им не нужны были тайные коды и секретные шифры. Единственная короткая вылазка Бэя в разведку навсегда излечила его. Фразьер помог Бэю выбраться из той заварухи, и Бэй знал, что может всегда рассчитывать на своего денщика. Если удастся каким-то образом послать записку Шарли, у нее хватит сообразительности прочитать между строк.

Шарли знает его почерк. Бэй читал ей то письмо насчет ожерелья и готов был держать пари, что она прочла все, до последней строчки из того бреда в духе Байрона, что он писал Деборе в течение шести недель, проведенных в Дорсете. Ему нетрудно было представить себе, как Шарли поспешит к нему на выручку и треснет Анну по голове. Но Анна столь непредсказуема, что ему не хотелось подвергать Шарли опасности. Зато Шарли могла бы обратиться к Фразьеру. А Фразьер с удовольствием пристукнет Анну чем-нибудь тяжелым или просто придушит голыми руками.

Услышав звон ключей, он закрыл глаза и притворился спящим. Вошла Анна, лишь шелест шелковой юбки нарушал тишину мрачной комнатенки. Он почувствовал, как Анна потерла его щетину.

— Господи, да у тебя растет рыжая борода. Завтра я пришлю кого-нибудь, чтобы побрить тебя.

Бэй что-то неразборчиво проворчал, словно еще продолжал спать.

— Только не говори мне, что эти идиоты опять неправильно рассчитали. Проснись, Бэй! — Ее голос звучал резко и настойчиво. Интересно, подумал Бэй, насколько ее хватит на этот раз, прежде чем она вновь потеряет самообладание?

Он продолжать лежать с закрытыми глазами и ровно дышать. Если бы она не тронула его, возможно, план и сработал бы.

Но она дотронулась до него рукой в перчатке.

Он не будет добровольно участвовать в этом фарсе. Не доставит ей удовольствия своей полной капитуляцией. Он лежал совершенно неподвижно, пока она, щекоча его кожу шелковыми юбкам, залезала на него.

Было время, когда оказаться внутри ее было пределом его мечтаний. Он подумал, что, возможно, как раз сейчас он несет кару за все те годы адюльтера, когда ему лучше было бы смириться с выпавшими на его долю испытаниями и убраться подальше от леди Анны Уитли.

Перед глазами возник образ Шарли, ее шелковистая белая кожа, ее колыхающиеся полные груди. Ее блаженная, восхищенная улыбка, когда их тела соединялись в едином порыве. Ее выгнутая дугой спина, когда она достигала кульминации. Трепет ее густых темных ресниц на зардевшихся щеках, когда она полностью отдавалась восхитительным ощущениям. Он почувствовал облегчение, излив струю спермы в Анну и продолжая все это время видеть перед собой Шарли.

Он не издал ни звука, притворяясь спящим, до крови прикусив язык, чтобы его учащенное дыхание не выдало, что он полностью осознает происходящее. Анна рухнула на его липкое от пота тело, а колкие накрахмаленные, гофрированные манжетки платья царапали кожу, раздражали его.

— И не пытайся убедить меня, что ты еще спишь, — промурлыкала она. — Ты, как всегда, великолепен.

Он не ответил. И не ответит. Все это очень уж смахивает на некрофилию. Их любовь умерла, и никакие сексуальные уловки и старания не смогут оживить ее. Пока его будут пичкать наркотиками, он будет извлекать из этого всю возможную выгоду.

Бэй услышал ее вздох, и тут она со злостью ущипнула его сосок. Бэй изо всех сил постарался не закричать, и это ему удалось. Вместо этого он попробовал захрапеть. Очень натурально и правдоподобно.

— Проклятие! Завтра ты будешь бодрствовать. Уж я позабочусь об этом, — пробурчала она, сползая с постели. — И мне наплевать, разговариваешь ты или нет. Я получила все, что хотела.

Анна с такой силой захлопнула за собой дверь, что в окнах задребезжали стекла. Его ребенок будет зачат в этой лачуге. Как он это объяснит?

Жаль, что нет хотя бы простыни, чтобы накрыть влажную кожу. Завтра он попросит простыню, а это значит, что ему придется пробудиться от этого кошмара и попытаться урезонить Анну. Если ему удастся убедить ее, что он принимает ее планы и даже, да поможет ему Господь, приветствует их, она, возможно, позволит ему передвигаться чуть свободнее. И тогда, если уж другого ничего не останется, он выпрыгнет в окно.

Решено, завтра он будет уговаривать, умасливать, льстить и лгать.

Не прошло и суток, как Бэй получил шанс применить свои способности к притворству и лицемерию. Бабушка Грейс всегда видела его насквозь, она видела правду за любой фальшью, но он верил, что Анна окажется достаточно доверчивой и поддастся его мужскому шарму. В этот раз, когда она вошла, он встретил ее взгляд и одарил самой обольстительной улыбкой.

— Мне приснился самый чудесный сон, Анна. В нем была ты, а я был в тебе.

Даже в тусклом свете дня он смог разглядеть, как она зарделась, словно юная школьница. Сегодня вместо вуали на ней была изящная шляпка с перьями, державшаяся на шпильках. Она положила шляпку на шаткий туалетный столик и придвинула кресло ближе к кровати. Интересно, почему она не сбросила с себя всю одежду, подумал Бэй, ни в коем случае, впрочем, не сожалея об этом.

Он поинтересовался самым что ни на есть небрежным тоном:

— Может, ты позволишь написать записку моей любовнице? Она думает, что я во Франции. Я обещал написать ей, и если она не получит весточки от меня, то может начать наводить справки.

— Твое письмо могло затеряться. Такое часто случается. Почтовая служба между нашими странами очень ненадежна. — Анна пожала плечами, поигрывая когда-то подаренным им медальоном. Интересно, а прядь его каштановых волос еще хранится в нем? Когда-то она была особенно неравнодушна к его кудрям, что послужило для Фразьера еще одной причиной каждый месяц коротко стричь его.

Бэй сменил тактику.

— По крайней мере, позволь мне хотя бы избавиться от нее, Анна. Ее содержание на Джейн-стрит обходится мне в кругленькую сумму. Я буду рад избавиться от нее. Сплошные неприятности с тех пор, как я положил на нее глаз.

Анна прищурилась.

— Знаешь, я ведь прочту все, что ты напишешь.

— Да ради Бога. Все будет совершенно невинно. — Бэй сглотнул комок чуть затеплившейся надежды. — Знаешь, ты ведь убедила меня, Анна. Мне не нужна любовница, раз у меня есть ты. — Он изобразил на лице фальшивую улыбку.

— Не думаю, что мне стоит доверять тебе.

— Мне достаточно освободить одну руку, чтобы написать. Можешь оставить меня связанным, если это беспокоит тебя. Я не собираюсь никуда убегать. Зачем, когда я наконец могу быть с женщиной, которую всегда любил? — Он надеялся, что она не заметит, насколько странна такая внезапная смена настроения. Но похоже, она полностью отошла от реальности. Скорее всего, считает, что он просто воздает ей должное за все годы, лишенные любви и надежды.

— Правда? Ты действительно так считаешь? — Сейчас она походила на девчонку, на ту, за которую он когда-то готов был отдать жизнь.

— Да, именно так. Мне хочется снова и снова повторять: «Я люблю тебя, Анна». И больше нет причин откладывать нашу свадьбу.

Он наморщила носик.

— Мне вовсе не хочется выходить за тебя или за кого-либо еще. Я тебе уже говорила. У меня достаточно собственных средств, а ты лишь отберешь их у меня.

— Не говори глупостей. Ты же знаешь, мне не нужны твои деньги. Мы можем все обговорить в условиях брачного договора.

— Еще несколько дней назад ты так не считал. Что заставило тебя передумать?

— Ты, любовь моя. Могу предположить, что вчерашнее не было сном. И хоть я жалею, что не мог активно участвовать во всем, ты не могла не заметить, что я испытал наслаждение. И как же мне хочется испытать его снова. — Господи, он был противен себе, но если ему удастся убедить ее освободить его…

— Боюсь, что тебе придется подождать несколько дней. Сегодня рано утром у меня начались месячные.

Бэй вознес молитву милостивому Господу.

— Мне искренне жаль, что ты не в форме. — Он вспомнил, как она переживала эти дни с бокалом бренди и горячим кирпичом в постели. Должно быть, этот визит дался ей нелегко.

— Я подумаю над твоим предложением. Но тебе придется оставаться здесь, где мы сможем приглядывать за тобой.

— Ну что ты, Анна, — обиженно произнес Бэй, — ведь я человек слова. И сейчас хочу начать нашу с тобой жизнь с белого листа. — Это прозвучало так искренне, что он едва не поверил в это сам.

— Я велю Карлу принести несколько листков бумаги, и ты сможешь написать твоей шлюшке. Но предупреждаю — я все прочту.

— Как пожелаешь. Мне нечего скрывать, Анна. — А впереди у него еще целый день, чтобы сочинить самое важное письмо в жизни.

Глава 14

Миссис Келли вошла в комнату с запачканным листком в руках. Шарлотта отложила вилку. Перемирие между ней и экономкой было весьма зыбким, и сейчас миссис Келли смотрела на нее так хмуро, что омлет чуть не застрял у Шарли в горле.

— Для вас письмо, мисс Фэллон. От сэра Майкла, полагаю. Мальчишка, что принес его к кухонной двери, не сказал от кого, и даже не стал дожидаться монетки. Значит, так, я вам отдаю письмо, а вы обещаете мне, что не выкинете ничего этакого, никаких фокусов. Мне надо уйти из дома на часок-другой по всяким делам, а сэр Майкл мне голову оторвет, если вы вновь что-нибудь натворите. — Экономка держала письмо за спиной, словно пряча от ребенка конфету.

Письмо! Шарлотта чуть ли не до дыр зачитала дюжину писем к Деб, мечтательно повторяя про себя неожиданно романтические обороты во фразах Бэя.

— Обещаю, что вы найдете меня здесь, когда вернетесь. Может, вы мне поручите что-нибудь сделать, пока вас не будет? — мило спросила она.

— Значит, теперь мы подлизываемся, да? Тогда если вам хочется свежих цветов в вашей комнате и в гостиной внизу, можете нарезать их в саду. — Она положила письмо на противоположный край обеденного стола.

Шарлотта тут же вскочила, позабыв о незаконченном завтраке. Дрожащими пальцами она сорвала красную сургучную печать с письма Бэя.

«Дорогая Дебора…»

Шарлотта резко опустилась на стул. Дорогая Дебора! Дорогая Дебора? Как он мог написать подобное? Она едва не поддалась искушению разорвать письмо на миллион кусочков. Даже если его мысли полностью заняты поездкой, он должен помнить ее имя. Он достаточно громко выкрикивал его раз за разом, изливаясь в нее. Лицо ее пылало в гневе, пульс забился учащенно.

«Надеюсь, у тебя все хорошо».

Нет, у нее не все хорошо. И если бы Бэй был сейчас с ней, с ним тоже было бы не хорошо, ибо она вцепилась бы ему в глотку.

«Пожалуйста, сохрани это письмо с остальными, что я написал тебе. Во Франнции очень жарко. Я видел твою сестру, изумрудное ожерелье в целости и сохранности. Я связан делами по рукам и ногам, и мне пришлось отложить возвращение домой. Поэтому обратись к Фразьеру за деньгами и возвращайся к себе в Малые Тыквы. Отнеси это письмо Фразьеру как можно скорее, он знает, что делать.

Сэр Майкл Ксавье Байяр, Барт».

Письмо выпало из рук Шарлотты. Это было самое омерзительное послание в истории человечества. Он мог бы отпустить ее мягко, выдав на прощание пару комплиментов. Но Бэй грубо велел ей убираться из своего дома. Малые Тыквы! Да, она при первой возможности вернется в свои Малые Тыквы и будет надеяться, что он никогда не вспомнит правильное название ее деревни. Глаза б ее больше никогда его не видели.

Подумать только, она надеялась, что они найдут взаимопонимание. Компромисс. Она убедила себя, что быть любовницей Бэя — это хорошо. Дебора была права насчет перемен — Шарлотте крайне требовалось какое-нибудь развлечение, хотя совращение, возможно, было бы более подходящим определением. Последние десять лет она провела, оставаясь столь чертовски праведной, что уступить соблазнению Бэя было для нее едва ли не облегчением.

Какой же дурой она оказалась. Ей больше никогда не следует уезжать из своего домика в Малых Тыквах, поскольку она слишком беспомощна в окружающем мире. Она поддалась обману дьявола.

Шарлотта глянула на тарелку с омлетом, страстно желая швырнуть ее о стену с цветочными обоями. Это было бы в высшей степени нечестно по отношению к миссис Келли. Но, будь все проклято, Шарлотта была в таком настроении, что ей было просто необходимо что-нибудь разбить.

И вдруг ей в голову пришла шальная мысль. А почему бы и нет? По крайней мере, она хотя бы убережет будущих любовниц Бэя от безобразных и безвкусных следов пребывания Анжелики и Хелены на Джейн-стрит.

Она решительно поднялась по лестнице. Первыми будут часы. Пусть следующая несчастная отмеряет дни в ожидании Бэя другим способом. Шарлотта собрала несколько мелких статуэток с туалетного столика и вышла в сад. Швырнула часы с купидоном о кирпичную стену и улыбнулась, когда статуэтка разбилась, а пружинки и кусочки металла разлетелись по воздуху. Как легко швырять об стену фигурки одну за другой, просто детская игра.

Звук разбивающихся фигурок доставлял удовлетворение и действовал успокаивающе.

— Вот! Так тебе и надо, ублюдок! — Кровь так бурно шумела в ушах, что Шарлотта с трудом расслышала за соседней дверью встревоженный женский голос.

— Послушайте, что-то случилось? Вы в порядке?

— Теперь да. — Шарлотта поправила свой кружевной чепец и сбросила со щеки прилипший кусочек гипса. Жаль, что у нее нет защитных очков. Ей приходилось зажмуриваться, когда она расколачивала очередного ангелочка, а это в какой-то степени уменьшало чувство удовлетворения. — Кто там?

— Ваша соседка. Меня зовут Лоретта.

— Здравствуйте. А меня — Шарлотта. Когда он вспоминает, как меня зовут, — пробормотала она.

Повисло долгое молчание, затем последовал неуверенный вопрос:

— Вы так же сходите с ума, как и я?

Не самый обычный вопрос. Но с другой стороны, вся жизнь Шарлотты в последнее время необычна. Она бы не слишком удивилась, если бы свиньи вдруг начали летать или гора пошла к Магомету, камень за камнем.

— Все зависит от того, насколько вы уже свихнулись. Я всегда считала себя вполне нормальной и уравновешенной, но в последнее время у меня появились причины сомневаться в этом. В общем-то не совсем удобно беседовать через стену. Ведь здесь есть деревянная дверь. — Шарлотта услышала шорох шагов по опавшим листьям. По-моему, она заросла плющом и не видна с вашей стороны, но я постучу по дверной ручке.

— Это она? Мне придется обрезать часть плюща, — сообщила Лоретта. — Подождите. — Послышались режущие звуки, затем скрип петель, но дверь открылась недостаточно, чтобы Шарлотта могла пройти. — Вот черт! Можете толкнуть?

— Сейчас попробую. — Шарлотта хихикнула, полная какого-то головокружительного предвкушения. Она с удовольствием встречалась с другими содержанками, а эта, судя по всему, была симпатичной и умной. — Если не получится, я могу просто пройти по улице и позвонить в дверной колокольчик.

— Это сразу же лишит все привкуса приключения. Ага, давайте, я дерну, а вы толкайте.

В результате совместных усилий Шарлотта вдруг оказалась в самом волшебном саду, который она когда-либо видела. Куда там саду этого ублюдка Бэя. Здесь были все виды знакомых ей цветов и масса таких, которых она никогда не видела. Над головой порхали и чирикали крохотные желтые птички. Журчал фонтан. Все было ослепительно.

Все, кроме Лоретты. Лоретта не была похожа на любовницу, по крайней мере, на любовницу с Джейн-стрит.

Она была достаточно красива, но казалась измотанной. Ее густые светлые волосы были заколоты сзади беспорядочной копной, а лицо усыпано веснушками. Мама Шарлотты настоятельно рекомендовала бы ей мазаться лимонным соком.

— Ах, как же здесь чудесно! — Шарлотта окинула взглядом сад. — Я смотрела из окна спальни, как они все здесь обустраивали. Они работали как дьяволы. Даже лорд Коновер копал. — Она понизила голос. — Он даже снимал рубашку. Вам чертовски повезло.

Лоретта фыркнула.

— Он и есть дьявол.

— О, дорогая моя, вы еще не видели настоящего дьявола. Портрет сэра Майкла Ксавье Байяра вставлен рядом с этим словом в словаре доктора Джонсона.

— Но тогда почему же… — Лоретта покраснела. — Простите меня. Это не мое дело.

Шарлотта села на каменную скамейку и повернулась лицом к солнцу. Ее мамы здесь нет, хотя Лоретта может служить живым примером дурного воздействия солнечных лучей на цвет лица.

Это довольно долгая и невеселая история. Скажем так, семейная преданность порой вынуждает нас совершать неприятные, просто отвратительные поступки.

— Именно так. И как долго вы уже здесь?

— Достаточно долго. Такое ощущение, будто я жила здесь всегда. Но, по крайней мере, мне больше не придется смотреть на этих мерзких херувимов и купидонов.

— Что, простите?

— Но вы же слышали грохот. Я только что разбила несомненно ценные, но очень уж вульгарные голые статуэтки, принадлежавшие моим предшественницам. Их еще полно в моей спальне. Не хотите помочь мне разделаться с остальными?

Лоретта взглянула на нее с легким испугом, и неудивительно. Какая нормальная женщина станет уничтожать вещи, которые к тому же ей не принадлежат? Шарлотта ободряюще улыбнулась.

— По правде сказать, обычно я не такая кровожадная, впрочем, в этом золоченом гипсе крови нет. Но когда вы увидите их, вы меня поймете. Идемте.

Лоретта кивнула в сторону своего дома.

— Я не уверена… они могут хватиться меня.

— Ох, бедняжка. Я слышала о странном и таинственном Коновере. Видела его татуировку. Значит, он держит вас в заточении? — Возможно, между ними больше общего, чем она думала. Сестры по принудительному совращению. Хотя, если быть честной, бывали моменты, когда это она совращала Бэя.

— Нет! Не совсем.

— Ну что ж. Тогда пошли. — Шарлотта подхватила Лоретту под руку. — Он скупердяй, ваш лорд Коновер? Ваше платье кажется несколько старомодным.

Лоретта рассмеялась.

— Это потому, что оно и есть старомодное. Это мое собственное платье. Уверяю вас, Коновер заполнил мой гардероб. Но сегодня я решила не поддаваться искушению.

— Очень мудро. Я тоже не буду носить то, что купил сэр Майкл. — Купил для ее сестры, но не сообщать же это каждому при первом знакомстве. И вообще это неприятная тема. — Это раздражает его. — В качестве прощального подарка она оставит ему на подушке один из своих чепцов.

Они нырнули в кухонный коридорчик.

— Моя прислуга сегодня отдыхает, иначе я не отважилась бы бить всех этих ангелочков. Идите за мной. — После инцидента с картинами миссис Келли следила зорко. Шарлотта поклялась, что усвоила урок. Быть привязанной к постели не так уж плохо, но повторения этого лучше избежать. Хотя через день-другой она покинет этот дом с полного одобрения сэра Майкла Ксавье Байяра.

Шарлотта резко остановилась, залюбовавшись картинами на стенах коридора. На ее взгляд, героям и героиням этих сюжетов не мешало бы иметь чуть больше одежды. Она уже начинала уставать от пышных грудей и попок, но понимала теперь, что коллекция Бэя знаменита. Каждый делец, торгующий произведениями искусства, знает Бэя и его картины. Ей повезло, что он не засадил ее в Ньюгейтскую тюрьму после той неудачной попытки воровства, но его наказание оказалось почти столь же суровым. Картины будут по-прежнему висеть на стенах, искушая ее, заставляя твердеть соски.

— Я к этому не имею никакого отношения. Сэр Майкл — большой знаток. У него отличный вкус во всем, кроме любовниц. Во что они превратили спальню… впрочем, вы сами увидите.

Когда они остановились в дверном проеме наверху, Лоретта замерла, удивленно распахнув глаза.

— Теперь вы понимаете меня, правда? Как можно жить в комнате, где на тебя смотрят столько гипсовых глаз. И взгляд у них отнюдь не невинный. Они далеко не ангелы. Посмотрите только на их похотливые мордашки. — Шарлотта ткнула пальцем в щечку с ямочками и передернулась.

— Я помогу вам. Жаль, что у нас нет тачки, чтобы загрузить и разом спустить все вниз.

— Смею заметить, разминка пойдет нам на пользу, но я рада, что вы здесь. Вместе мы проделаем эту работу в два раза быстрее. — Шарлотта принялась складывать в подол амуров и купидонов. Лоретта последовала ее примеру.

Это было увлекательное занятие — хватать гипсовых ангелочков за головы и вдребезги разбивать их о кирпичную стену. Крылышки разлетались во все стороны. Шарлотта хватала за тонкую шейку, представляя себе, что это шея Бэя, и душила купидона, прежде чем швырнуть его на пол. Лоретта быстро вошла во вкус, сопровождая каждую фигурку мстительными криками. Она научила Шарлотту швырять маленьких ангелочков как камни. Лоретта отлично справлялась со своей задачей, отправляя каждого малыша на неминуемую гибель.

В конечном счете, все ангелочки унеслись на небеса.

Шарлотта и ее новая подруга блестели от пота. Мощенная кирпичом дорожка походила на поле боя, усыпанное оторванными ангельскими ручками и ножками. Проводив Лоретту до дверцы в стене, Шарлотта смела гипсовые осколки в траву. Перед уходом Лоретта пригласила Шарлотту на чай, который станет ее прощанием с Джейн-стрит. Она не будет торопиться с отъездом, и к черту Бэя. Какая разница, уедет она днем раньше или днем позже, ведь сам он, вне всякого сомнения, проводит время в объятиях какой-нибудь французской шлюхи.

Шарлотта уже собралась было отправиться на чай к соседке, когда в дверь спальни постучала миссис Келли.

— Леди Кристи ждет вас, мисс Фэллон.

— Вот как? — Крайне неожиданно. Для женщины, которая десять лет провела в одиночестве со своими кошками, в последнее время у Шарлотты появилось что-то уж слишком много подруг.

Поверх привычного чепца она надела привычный капор. Может, настало время отказаться от них, но они так сильно раздражают противного Бэя. Ужасно жалко, что он не увидит ее в них еще раз.

Она последовала за миссис Келли вниз по лестнице. Кэролайн сидела в гостиной с небольшим блокнотом на коленях. Она что-то вычеркивала серебряным карандашом.

— Кэролайн! Вот уж никак не ожидала, но ужасно рада вас видеть.

— Вы куда-то собираетесь? Но, простите меня за откровенность, на вас просто кошмарная шляпка.

Шарлотта плюхнулась на диван рядом с ней.

— Знаю, но это все, что у меня есть. Я приглашена на чай в дом Безумного маркиза. Мы с его любовницей Лореттой предавались вчера вандализму. — Шарлотта поделилась с Кэролайн подробностями, но пришла в некоторое замешательство, заметив, что Кэролайн делает записи в своем блокноте. Шарлотта очень опасалась, что свежий некролог по херувимам войдет в один из скандальных романов леди Кристи. И подвиг Шарлотты будет прославлен, или, скорее, ославлен. Надо надеяться, что никому в Малом Иссопе не придет в голову связать спокойную и уравновешенную миссис Фэллон с разбушевавшейся дикаркой, перебившей кучу статуэток на Джейн-стрит и спавшей с любовником своей сестры.

— Просто замечательно. Похоже, эта Лоретта — очень милая девушка. Как по-вашему, могу я пойти с вами?

— Думаю, да. Она кажется очень одинокой. Она проводит дни, дожидаясь очередного визита лорда Коновера. А когда он появляется, ей хочется послать его к черту.

Кэролайн вскинула брови.

— Еще одна несчастная любовница? Вы вдвоем создадите для Джейн-стрит дурную репутацию.

— Не стоит беспокоиться на этот счет. Над номером восемь не соберутся черные тучи. Я со вчерашней почтой уже получила отставку. Я вызвала мистера Фразьера, денщика Бэя. Чем скорее мне удастся уладить детали отъезда, тем лучше.

Из руки Кэролайн выпал карандаш.

— Ох… нет!

— Увы, да. — У Шарлотты задрожали губы.

— Я ведь только начала узнавать вас. — Кэролайн похлопала ее по руке. — Знаете, мне нравятся все здешние девушки, по крайней мере, большинство из них. Хотя мне, к примеру, пришлось проявлять осторожность с Люси Деламар. После ее визитов некоторые вещи имеют обыкновение пропадать. Говорят, что ее покровитель ужасно скуп, и бедная девочка просто пополняет свои доходы. Но в один прекрасный день ее цепкие пальчики могут доставить ей большие неприятности. А я, видите ли, стараюсь им всем помочь. — Кэролайн поправила довольно эффектный браслет с топазами, надетый поверх перчатки. — Но дело не в этом. Вы мне кажетесь такой милой. Утонченной. Давно уже у меня не было такой подруги.

Шарлотта проглотила слезы.

— Но ведь я — падшая женщина.

— Ну, все мы не без греха. Ваши родители из мелкопоместных дворян?

— Да, но под конец они совсем разорились. Когда родители погибли, они были в шаге от работного дома.

— Значит, у нас есть кое-что общее. У моего отца всегда было больше чванства, чем фунтов. Папа был бы в восторге, узнай он о предложении Эдварда. Родственникам до смерти надоело годами выплачивать за него залоги и долги. Папа до последнего пенса растратил мамино приданое. Отца уже нет в живых, иначе он недоумевал бы, почему я до сих пор не нашла богатого любовника, чтобы ссудить ему пятисотенную.

— А действительно, почему? — полюбопытствовала Шарлотта.

Кэролайн смутилась.

— Да я и сама толком не знаю. Может, однажды и решусь. В общем-то, дело не в отсутствии предложений. — Она вдруг резко сменила тему. — Давайте не будем заставлять ждать Лоретту! Раз уж вы уезжаете, мне придется заменить вас.

Шарлотта рассмеялась.

— На какую-нибудь блондинку. Думаю, Лоретта, как и я, чувствует себя здесь не в своей тарелке.

— Я привыкла к этому, — мягко проговорила Кэролайн.

Они не пошли через садовую дверцу, а вышли на улочку, повернули направо и подняли блестящий медный молоток.

Открывший им дворецкий оказался иностранцем, весьма элегантным и учтивым. Он объявил их обеих, и Шарлотта увидела, как побледнела Лоретта. Шарлотте, конечно же, следовало заранее послать ей записку с предупреждением о том, что она приведет еще одну гостью. Увы, ее манеры были безнадежно утрачены вместе с добродетелью и целомудрием.

Но Кэролайн тут же взяла бразды правления в свои руки. За недолгое время Шарлотта успела убедиться, что на Кэролайн можно положиться во всем. Она, сияя обворожительной улыбкой, уже держала руки Лоретты в своих.

— Пожалуйста, простите Шарлотту, это я сама напросилась. Ваше появление на нашей улице в доме Безумного маркиза наделало столько шума, и когда Шарли сказала, что идет к вам на чай, я не смогла удержаться и не поддаться искушению. Меня зовут Кэролайн Кристи.

— Добрый день, леди Кристи.

— Зовите меня просто Кэролайн. Чем меньше мы будем слышать фамилию моего мужа, тем лучше. — Она устроилась на софе, улыбнулась и похлопала рукой по подушке. Лоретте ничего не оставалась, как сесть рядом, пока Шарлотта расправляла в кресле свои унылые серые юбки. Лоретта нервно сжимала руки.

— Я же говорила, что вы испугаете ее, — сказала Шарлотта. — Может, я налью чаю, Лоретта? Я уже привыкла к Кэролайн. Она спасительница.

— Не волнуйтесь, я ничего не расскажу другим нашим соседкам. Я могу быть сдержанной и не болтливой, если очень постараюсь.

Лоретта выглядела изумленной.

— Вы живете здесь, на Джейн-стрит?

— Ну конечно же. Мой муж купил мне здесь дом пять лет назад, когда мы с ним расстались. Ему хотелось дать мне понять, что он обо мне думает. Но оказалось, что улица меня вполне устраивает.

— Кэролайн живет по соседству со мной. Однажды утром она услышала, как я плачу в саду, и с тех пор мы подружились, — пояснила Шарлотта. — Похоже, я очень шумная соседка. — Она подмигнула Лоретте и передала чашку Кэролайн.

— Все мужчины — скоты. Мне жаль, что я не участвовала в уничтожении противных ангелочков. Мне наверняка доставило бы удовольствие сжимать в руках их тощие шейки.

— Это было забавно. — Лоретта ухмыльнулась.

Лед тронулся, и следующий час они провели, вводя Лоретту в курс личной жизни прочих обитательниц Джейн-стрит. Шарлотте даже стало жаль, что она уезжает.

Она оставила Кэролайн и Лоретту бурно обсуждающими последние сплетни. Ей пора собирать вещи. Правда, на этот раз в ее багаже не будет ворованных картин. Завтра утром придет мистер Фразьер, чтобы организовать ее отъезд. Она и глазом моргнуть не успеет, как снова окажется в своем маленьком домике. Пора возвращаться к своей привычной, скучной жизни.

Глава 15

Шарлотта никак не могла справиться с тесемками своего капора. Мистер Фразьер с хмурой физиономией изучал письмо, словно путаясь заново научиться читать. Возможно, он вообще не собирался помогать ей покинуть Джейн-стрит. Он с подозрением смотрел на Шарлотту, когда она передавала ему указания Бэя, и не поверил, пока она не вытащила из ящика стола письмо.

Фразьер озабоченно почесывал рыжую макушку, наверное, в шестой раз перечитывая отвратительное послание.

— Что-то мне это не нравится. — Его шотландский акцент становился все ярче.

— Ну, это меня не слишком волнует! — довольно резко ответила она. — Но вы же убедились, что он хочет, чтобы я уехала, и чтобы вы помогли мне в этом.

— Погоди минутку, детка. Когда миссис Келли сообщила, что вы посылаете за мной, я был здорово озадачен. Я пребывал в полной уверенности, что все это время майор был здесь, с вами.

— Как видите, его здесь нет. И уже несколько дней. Он отправился во Францию! — выпалила она.

Фразьер покачал головой:

— Он не уезжал. Вся его одежда на месте. Расческа, носки. Его чемодан лежит на чердаке, — Он на мгновение замолчал. — Его письменный стол в полнейшем беспорядке. Майор — очень аккуратный и организованный человек, он во всем любит порядок. Он никогда не уезжает, не прибравшись или не оставив мне распоряжение.

— Да, но сейчас он явно уехал. В дороге он всегда может купить зубной порошок и смену белья. — А вдруг разозленный слуга не выдаст ей хоть немного денег, чтобы она смогла уехать отсюда? Шарлотта не просила сопровождать ее.

— А теперь припоминайте. Каковы были его последние слова?

Шарлотта фыркнула:

— Он сказал, что нанял сыщика, чтобы найти мою сестру. И это дурацкое ожерелье.

— Мистера Малгру. И рубины, да. Тогда почему же, мисс Фэллон, он называет ожерелье изумрудным?

— А вот этого я вам сказать не могу. Он мне про него все уши прожужжал. — И написал весьма красноречиво.

— Он упоминает другие письма. Это письмо похоже на те, что он писал Деборе?

Шарлотта ощутила, как краснеет до корней волос.

— Нет.

— И вас он тоже называет ее именем. Во всем этом есть что-то подозрительное.

— Как бы там ни было, но он хочет, чтобы я вернулась домой, и просит вас помочь мне. Как можно скорее, — подчеркнула она.

— Ну да. А вы связались со мной в тот же день, как получили письмо? — Его пронзительные карие глаза буквально впились в нее. Она неловко поерзала в кресле, вспомнив свою первую реакцию на письмо Бэя. Все разбитые статуэтки и последующую эйфорию.

— Практически да. Вчера я не могла отменить другие неотложные встречи.

— А он тем временем ждет, что мы придем ему на выручку. — Фразьер положил письмо на стол и встал, крепко сжав кулаки.

— О чем, Бога ради, вы толкуете?

— Мисс Фэллон, простите, но вы туговато соображаете. Разве майор не знает вашего имени?

Шарлотта огрызнулась:

— Сначала они столковались с моей сестрой. Я уверена, в его мире одна любовница вполне может сойти за другую.

— Нет. Майор в этом отношении человек аккуратный. Обратите внимание, он называет вас чужим именем, путает рубины с изумрудами, говорит о Малых Тыквах. Могу предположить, что ваша деревня называется не так?

— Нет, но он всегда подшучивает над ее названием. И не забудьте, он и писать-то правильно не может. Зато ясно дает понять, что я ему больше не нужна.

Фразьер снова взял письмо.

— Ф-Р-А-Н-Н-Ц-И-Я. Будь я проклят!

Шарлотта была уверена, что именно так и случится — он будет проклят, если продолжит работать на отвратительного сэра Майкла Ксавье Байяра.

— Боже милостивый! Его схватила она.

— У моей сестры масса недостатков, но теперь она замужняя женщина. И я очень сомневаюсь, что Бэй настолько привлекателен, что она бросит Артура в разгар медового месяца.

— Да нет же, маленькая кретинка. — Он зарылся лицом в ладони. Когда он вновь поднял взгляд, его брови походили на растревоженных гусениц. — Ох! Простите меня! Это Анна. Леди Уитли. Он каким-то образом вновь попал в ее когтистые лапы.

Шарлотта откинулась на спинку кресла.

— Его… его жена?

Он фыркнул.

— Он никогда не написал бы письма вроде этого, если бы мог справиться сам. Майор умеет пользоваться словом.

Он всегда мягко расстается с женщинами. А это… это письмо не в его духе.

— Он убежал с собственной женой? Что ж, это лишний повод уехать. Пожалуйста, мистер Фразьер, умоляю вас. Я просто хочу вернуться домой. У меня нет денег. Ни пенса. Если вы не поможете, мне придется вновь заняться воровством картин. Наверняка Бэю это не понравится. — Шарлотта бросила на Фразьера суровый взгляд, но денщик не обратил на нее внимания.

— Нет, нет, милая моя. Он никогда не сбежит с Анной. Он потратил чертовски много времени, чтобы усвоить этот урок, но усвоил его твердо.

— Он говорил иначе. Мне он сказал, что его чувства… сложные. Что он пытается остаться ей другом. Может, эта дружба в конечном счете обернулась чем-то совсем другим? — Она увидела, как лицо Фразьера стало столь же красным, что и его волосы.

— Я не могу поверить в это! И никогда не поверю! — Он упрямо ткнул в нее пальцем. — Вы остаетесь здесь. А я отправлюсь к этому Малгру, выясню, что стало с его человеком и тем чертовым ожерельем. Может, ему известно, действительно ли майор уехал во Францию.

— Я больше не хочу оставаться здесь! — возопила Шарлотта. Она схватила пустую китайскую вазочку и швырнула ее об стену. Фразьер не шелохнулся.

— Сколько пыла, а? Что ж, немножко этого пыла нам может пригодиться. — Он подошел к ней вплотную и понизил голос. — А теперь слушайте внимательно, мисс Фэллон. Я знаю майора, знаю его уже больше десятка лет. Он попал в беду. Если вы обдумаете все, отбросив вашу гордыню, то поймете, что я прав.

Шарлотта закрыла глаза. Ей не хотелось слышать его слова или видеть искренность в его глазах. Это правда, когда они расставались, Бэй обещал сам отвезти ее домой. Но у богатых джентльменов свои причуды — из письма было ясно, что он передумал, и не оставалось ни малейшего сомнения, что он развлекается с какой-то французской шлюшкой. Или с двумя. А все эти ошибки скорее всего он налепил по пьяни, торопясь поскорее вернуться в постель.

Впрочем, никакого вреда не будет, если она останется здесь еще ненадолго, пока Фразьер не убедится, что его хозяин на самом деле вовсе не шутил. Дом на Джейн-стрит обставлен со всей возможной роскошью, а миссис Келли, похоже, больше не испытывает желания отравить Шарлотту, она познакомилась и подружилась с близкими по духу, приятными соседками, и, если быть честной перед собой, ей самой не слишком хочется возвращаться домой.

— Ладно. Пусть будет по-вашему. Делайте все необходимое.

К великому удивлению Шарлотты, Фразьер ласково похлопал ее по щеке.

— Спасибо, детка. Я вернусь как можно скорее. Пожалуйста, расскажите все миссис Келли, покажите письмо и скажите о моих сомнениях. У нее найдется пара слов, чтобы подбодрить вас.

Шарлотта очень сомневалась на этот счет. Фразьер чуть ли не опрометью выскочил из комнаты, а Шарлотта неохотно встала, взяла это ужасное письмо и перечитала его еще раз. И задумалась. Нет, она еще не понимала, что так насторожило Фразьера. Письмо по-прежнему казалось ей ясным и прямолинейным. Он даже о погоде упоминает. Как банально! Но Шарлотта покорно спустилась на первый этаж и поведала обо всем миссис Келли.

Пожилая кухарка раскатывала тесто для пирога. Шарлотта взяла у нее скалку и продолжила раскатывать тесто на мраморной доске. Она любила печь. Ее пирожки всегда хорошо продавались на приходской ярмарке в Малом Иссопе.

— Хм! Миссис Келли подняла глаза. — Сэр Майкл говорит, что он связанно рукам и ногам. Вам не кажется, что эти слова весьма многозначительны?

— Я не могла бы утверждать это с уверенностью. — Шарлотта не скоро сможет забыть свое восхитительное унижение, но не собирается обсуждать это с прислугой Бэя.

— Я согласна с Ангусом. За этим явно скрывается что-то серьезное. — Миссис Келли аккуратно сложила письмо, — Когда вы сообщили мне, что он отправился во Францию, не сказав мне ни слова, признаюсь, я была удивлена. Он внимательный мальчик.

— Бэй давно уже не мальчик, — напомнила Шарлотта.

— Когда вы доживете до моего солидного возраста, то запоете по-другому. К тому же он ни за что не уехал бы без Ангуса. Тут в самом деле что-то не так.

— Ха! — Шарлотта раскатала кусок теста. — Если он не во Франции, значит, с леди Уитли. В любом случае я все еще торчу здесь вопреки его желанию. И моему тоже. Но не моя вина, если мистер Фразьер получит нагоняй. Кстати, а что за пирог мы печем?

— С курицей. Пожалуйста, принесите картошки.

Обе трудились над обедом, занятые дружеской беседой. Шарлотта получила порцию смешных историй о юности Бэя, почерпнутых миссис Келли из писем сестры. Ее описания бабушки Бэя заставили Шарлотту пожалеть, что она уже никогда не увидит ее. Неудивительно, что он так стремится вернуть ожерелье своей чудесной бабушке. Когда пирог вытащили из духовки, поджаристый и соблазнительно пузырящийся, Шарлотта вместе с миссис Келли расправились с ним тут же, за кухонным столом.

Они зарыли топор войны в землю и заключили мир.

Анна сегодня не пришла, чему Бэй был ужасно рад. Тюремщики слегка ослабили его путы после того, как Анна вчера пожаловалась, что кожа у него стала грубой и потертой. Он жил по строгому расписанию, как грудной ребенок. Еда доставлялась с регулярными интервалами, его развязывали, чтобы он облегчился в окружении четырех головорезов, которые стерегли его. Остальное время он проводил лежа, разглядывая потрескавшийся потолок. Окажись у него под рукой кисти, он нарисовал бы видение ада, соперничающее с райскими кущами на потолке в спальне Шарли.

Похоже, здесь Бэй потерпел неудачу. Судя по всему, она не поняла его намеки в том письме, так же, как и Фразьер. А может, она даже не показала ему письма, а в сердцах укатила в свои Малые Задворки. Пошел уже третий день, как было доставлено его послание, если только Анна не соврала и не выкинула письмо. Бэй был уверен, что у Фразьера его внезапное исчезновение вызовет подозрения и денщик займется поисками.

Что ж, волей-неволей придется привыкать к своему положению. В конце концов, Бэй сбежит. Он просто обязан это сделать. Сама мысль о том, что он на всю жизнь останется привязанным к Анне, была слишком ужасной. Тени из-за заколоченных ставней подсказывали ему, что время идет к вечеру, но еще слишком рано, чтобы спать. Тем не менее, он заставил себя погрузиться в полудремоту, вполуха прислушиваясь к каждому звуку в доме. Просто поразительно, к чему приводят крайняя скука и бездействие. Бэй уже исчерпал весь запас хранившихся в его памяти стихов и библейских заповедей. Надежнее было дремать и покоиться во сне в объятиях Шарли.

Из приятных снов его вырвало прикосновение руки Анны в кожаной перчатке. В комнате царила полнейшая тьма.

Он заставил себя обиженно воскликнуть:

— Где ты была?

— На скучнейшем музыкальном вечере. Ничего интересного. Я ведь в трауре, но моя старая тетушка пригласила меня послушать ее протеже. От ее воплей у меня едва не лопнули барабанные перепонки. А как ты провел время, Бэй? — с хитрой кошачьей улыбочкой спросила она.

— Анна, нет необходимости держать меня в оковах. Я мог бы составить тебе компанию и тоже послушать эту певчую птичку. Уверен, мы нашли бы подходящий альков или ложу, чтобы заняться нашей собственной музыкой. — «Пожалуй, тут я переборщил». Он смотрел, как она прихорашивается, явно довольная собой.

— Ладно, ладно. Может, через недельку-другую, когда ты снова проявишь свой пыл. — Она провела кончиком пальца по его губам. — Меня почему-то не слишком убеждают твои слова. Может, поцелуй поможет?

Она наклонилась к Бэю, и удушливый аромат роз ударил в ноздри. Он открыл рот, чтобы запротестовать, но она быстро накрыла его своим. У нее был вкус шерри и решимости. Бэй отвечал с искренностью, вызванной отчаянием. Анна должна убедиться в его намерениях… это единственный шанс вновь обрести свободу. Наконец она выпрямилась с пылающим лицом.

— Когда мы уже сможем покончить с этой чепухой, Анна? Я хочу тебя. Хочу быть в тебе.

— Скоро. Еще день-другой, обещаю.

Она ушла. Услышав стук закрывшейся парадной двери, Бэй испустил вопль отчаяния. Пусть головорезы думают, будто он ужасно разочарован, что не поимел ее.

Шарлотту разбудил громкий стук в дверь. Она натянула серый халат. Миссис Келли безмятежно похрапывала в своей комнате. Ирен должна была вернуться со дня на день, поэтому Шарлотта сама пошла к двери.

— Кто там? — крикнула она, стараясь перекрыть непрекращающийся стук.

— Ангус Фразьер! Открывайте скорей, мисс Фэллон!

Шарлотта повернула толстый медный ключ и дернула за ручку. Ангус буквально ввалился в холл. Взъерошенные рыжие волосы и брови стояли дыбом, а одежда была жутко измята.

— Она захватила его! Я проследил за ней вечером до какого-то домишки в Ислингтоне.

Шарлотта с трудом понимала его шотландский выговор.

— Входите, мистер Фразьер, и переведите дух.

— У меня нет времени переводить дух! Анна Уитли держит майора под замком и с четырьмя охранниками.

Шарлотта заморгала. Фразьер походил на разъяренного быка.

— Пройдите в гостиную. Я вам дам чего-нибудь выпить — шерри или бренди, и мы все как следует обсудим.

— Да что тут обсуждать?! — Он заметался по холлу, с такой силой хлопнув рукой по обоям, что картины Бэя подпрыгнули. — Утром, выйдя от вас, я тут же отправился прямо к Малгру. Он получил сообщение от своего человека на континенте. Ваша сестра отдала ему ожерелье… но только после того, как ее новый муж сообразил, в чем суть дела и проявил достаточно понимания… сейчас тот агент с ожерельем возвращается в Англию. Малгру как раз собирался обо всем доложить майору Байяру, когда я пришел к нему в контору. Малгру ничего не известно о поездке майора во Францию, и мы вместе отправились в порт. Майор Байяр никуда не уезжал. Мы с Малгру досконально проверили это. Он большой дока в своем деле. Вечером я добрался до Уитли-Хауса и увидел, как леди Уитли отправлялась в экипаже к своей тетушке. Я слонялся вокруг, пока она не уехала. И вы думаете, она поехала домой?! — почти прорычал он. — Как бы не так! Я вскочил на запятки кареты, и она прикатила к тому домишке. Двое громил впустили ее. Прямо на пороге они заговорили о плохом поведении «пленника». Анна поднялась по лестнице. Я увидел мигание свечи, затем слабый свет в комнате наверху, потому что все ставни были плотно закрыты. Я тайком прокрался по аллее, там трое головорезов курили и подсмеивались над четвертым, у которого рука болталась на перевязи, он был зол как черт. Они похитили его, мисс Фэллон! Майор связан и находится в полной власти Анны Уитли!

Шарлотта присела на ступеньку лестницы.

— Мистер Фразьер, — тихо проговорила она, — возможно, этому есть какое-нибудь другое объяснение? Они называли Бэя… майора… по имени?

— Да им и не нужно было его называть! Кто другой может там быть? Эта женщина, Уитли, хочет заполучить семя майора Байяра, вот так. Он сам сказал мне это.

— Прошу прощения? — Шарлотте вдруг захотелось, чтобы кто-нибудь принес ей большой стакан бренди.

— Эта женщина пришла к майору несколько дней назад с совершенно безумным предложением, чтобы он зачал ей ребенка. Я поругался с ним по этому поводу.

— Бэй хочет жениться на ней?

— Еще чего, само собой, нет. Но если она забеременеет, ему придется жениться на ней.

Шарлотта плотнее завернулась в халат, внезапно почувствовав холод, несмотря на теплую весеннюю ночь.

— Мистер Фразьер, простите меня, но это какая-то бессмыслица.

— Гм-гм… — Он перестал расхаживать по комнате и запустил руку в рыжую шевелюру, еще больше разворошив ее. — Завтра на рассвете я перехвачу Малгру, возможно, он поможет нам. Мы должны вытащить майора оттуда. Шарлотту охватила дрожь.

— Вы продолжаете говорить «мы».

Он удивленно взглянул на нее.

— А разве вы мне не поможете? Вы ведь живете в его доме, едите его еду, верно?

Шарлотта почувствовала, как у нее запылало лицо.

— Вы можете не знать этого, мистер Фразьер, но я против воли стала участницей этого безумства, и я просила вас помочь мне вернуться домой. Из всего того, что нам известно, выходит, что Бэй и Анна свили себе любовное гнездышко и не желают, чтобы им мешали. А люди, которых вы видели, могут быть просто слугами.

— Нет, тысячу раз — нет. Это наемные головорезы. Уж я-то достаточно повидал их на своем веку. Вы поймете, что я прав, когда увидите их. — Он стукнул кулаком об стену. — Возможно, вам придется посмотреть на них. Отвлечь их, пока я буду вызволять майора. Мы поговорим с Малгру и послушаем, что он думает на этот счет.

Шарлотта поднялась.

— Послушайте, мистер Фразьер, если эти люди столь опасны, полагаю, я вряд ли смогу отвлечь их. Ведь я отнюдь не роковая женщина.

Фразьер окинул ее взглядом с ног до головы, словно впервые увидел. Шарлотта остро сознавала, как она выглядит в своем старом сером халате, с заплетенными в косы волосами и в ночном чепце.

— Ну так станете ею. А сейчас возвращайтесь в спальню и отдохните. Я вернусь в Ислингтон и продолжу следить за домом. Хоть кто-то должен иметь завтра ясную голову. — Парадная дверь захлопнулась за ним.

Шарлотта оперлась о стену. Уж ее-то голова точно не отличается ясностью. Мистер Фразьер вбил себе в голову, что Бэй подвергается опасности. Только то, что Фразьер и этот Малгру не смогли найти подтверждения отъезда Бэя во Францию, еще не означает, что Бэй не находится в каком-то другом месте, развлекаясь на всю катушку. Могут быть сотни других объяснений его долгого отсутствия.

Тяжело вздохнув, Шарлотта поднялась по лестнице. Вряд ли ей удастся заснуть этой ночью, хотя миссис Келли еще храпит в своей комнате. Мистер Фразьер, с его криками и хлопаньем по стенам, здорово взбудоражил Шарлотту. Она подумала, что его вообще трудно воспринимать спокойно, будь то день или ночь. Что ж, до утра осталось совсем немного.

Глава 16

Несмотря на все злоключения, Шарлотта снова уснула, и ей снились чувственные сны. Кажется, она только-только смежила веки, и вот уже миссис Келли трясет ее.

— К вам там пришли. Ангус… мистер Фразьер и еще один джентльмен.

Шарлотта застонала.

— Который час?

— Около семи. Почему вы не разбудили меня вчера вечером?

Миссис Келли произнесла это обиженным тоном. Она явно поверила, что по указанию леди Анны Уитли Бэя держат в заложниках четверо бандитов. Шарлотта не собиралась соглашаться с этим.

— Я сейчас оденусь. Пожалуйста, спуститесь и предложите им завтрак.

— А чем же, по-вашему, они занимались целый час, пока дожидались вас, мисс Лежебока? Нельзя терять ни минуты! — С этим предостережением миссис Келли развернулась и удалилась, оставив Шарлотту с бадьей горячей воды. Через четверть часа на Шарлотте был ее привычный серый наряд, чистенький чепец прикрывал голову. Она ничего не могла поделать с бледными губами и темными кругами под глазами, но, возможно, чашка крепкого чая поможет освежить голову и прочистить мозги. Она двинулась на кухню, откуда доносился гул мужских голосов. Мистер Фразьер был еще больше взъерошен и возбужден. Он мерил комнату большими шагами, в то время как высокий тучный мужчина мирно потягивал кофе из чашки. Единственным признаком раннего часа был упрямый хохолок седых волос, торчавший на макушке. Увидев Шарлотту, гость тут же поднялся.

— С добрым утром. Мистер Малгру, я полагаю? — Она протянула руку.

Боксер-профессионал, подумала Шарлотта, глядя на его умное лицо со сломанным носом, а может, ему просто не повезло, когда он нарвался на чей-то кулак. Малгру перехватил ее взгляд и задумчиво почесал нос.

— Дочка герцога Эгремона, — несколько сконфуженно пояснил он. — Одно из моих самых громких дел, но, увы, маленькая с… ведьма владеет великолепным хуком справа. Ангус убедил меня, что его светлость попал в переплет.

— Сэр Майкл, — поправила Шарлотта.

— Ага. Жаль, что мой помощник еще не вернулся из Франции, а то у нас были бы лишние козыри. — Он прищурился, затем вытащил очки из кармана твидового сюртука. — Ангус, в подходящей одежде мисс могла бы стать ответом на наши молитвы.

Шарлотта хмыкнула, но от комментариев ее избавила миссис Келли, с громким стуком водрузившая на стол поднос с тостами и яичницей.

— Итак, таков наш план, мисс Фэллон. Миссис Келли попросит леди Уитли о свидании и будет удерживать ее так долго, как сумеет. Вы со мной и Ангусом пойдете в Ислингтон, там мы проникнем в дом, где держат лорда Байяра.

— Сэра Майкла, — с набитым ртом пробормотала Шарлотта.

— Верно. Вы будете одеты как уличная девка, разумеется, войдете через заднюю дверь и будете отвлекать мужчин, пока мы не вызволим сэра Майкла.

У Шарлотты в горле застрял кусок тоста. Она подавилась и так громко закашлялась, что мистер Малгру был вынужден постучать ее по спине своей огромной красной ручищей. Лишь после этого она смогла возразить:

— Послушайте, почему бы мне не пойти с визитом к леди Уитли, а миссис Келли тем временем отнесет корзинку с едой для тех мужчин? Мне кажется, так будет лучше.

Косматые рыжие брови Ангуса сошлись на лбу.

— Хмм. Пожалуй, недурно. Они как раз жаловались на местную пекарню. Розмари, никто не заподозрит, что тут может таиться какой-то подвох, а ваша выпечка — просто пища богов. Что вы скажете на это?

Миссис Келли порозовела от удовольствия.

— Я буду рада войти хоть в ворота ада, если это поможет вырвать сэра Майкла из лап Анны Уитли. Моя сестра никогда не любила ее.

Малгру хлопнул в ладоши.

— Отлично. Один из нас поможет вам донести продукты: скажем им, что леди Уитли решила сделать запас на несколько дней или что-нибудь в этом духе. — Он взглянул на Ангуса, который, несмотря на ярко-рыжую шевелюру, казался гораздо менее заметной фигурой, чем Малгру. — Вы можете надеть колпак. Ну, такую штуковину, которую носят повара. Впустите меня в дом, когда все будет чисто, а дальше разберемся на месте.

Шарлотта поспешно допила чай, надеясь, что выбрала наименее опасное задание. Прислуга Бэя не слишком высокого мнения о леди Анне Уитли. Шарлотта призналась себе, что ей любопытно увидеть и оценить выбор Бэя, даже если их брак оказался не совсем законным. Она смотрела, как миссис Келли суетилась на кухне, складывая еду в корзинки и коробки. Малгру вытащил из кармана часы.

— Вы сможете быть готовы к десяти часам, мисс Фэллон? С одной стороны, еще рановато для визита, но в такой час леди Уитли вряд ли куда-нибудь уйдет.

— Я уже готова.

Миссис Келли перестала заворачивать кусок сыра и нахмурилась.

— О нет, дорогая. Ведь вы же хотите вызвать ревность леди Уитли и вывести ее из равновесия. В конечном счете, вы же любовница Бэя. Она ни за что не поверит, что он предложил вам свое покровительство, если увидит вас в таком виде. Вы похожи на учительницу воскресной школы.

— А я и есть учительница воскресной школы, — буркнула Шарлотта.

— Красное платье, — твердо заявила миссис Келли. — Наденьте его. Оно весьма броское. Я помогу вам с прической. А вы оба… — она указала пальцем на Фразьера и Малгру… — уложите остальное. И сходите в винный погреб. Я накормлю этих бандитов таким завтраком, который они не скоро забудут.

Шарлотта не успела даже смахнуть крошки с губ, а миссис Келли уже начала подталкивать ее вверх по лестнице. Она снова втиснулась в красное платье, для дневного времени ее грудь была слишком вызывающе выставлена напоказ. Миссис Келли сотворила небольшое чудо с ее волосами, создав впечатление, будто Шарлотта только что вылезла из постели, где кувыркалась с любовником. У Шарлотты не оказалось подходящей шляпки для визита к леди Уитли, но миссис Келли поднялась наверх и вернулась с лентой, отрезом тюля, куском бахромы и заколкой со стразом, которые она каким-то образом пристроила на голове. В дополнение ко всему она принесла косметику, оставшуюся от предыдущих любовниц Бэя. Губы и щеки Шарлотты были нарумянены, ее и без того темные веки подкрашены, а над уголком рта появилась мушка. Миссис Келли могла соперничать с любой модисткой из «Друри-Лейн». Шарлотта с трудом узнала себя.

— А это… все это не слишком?

— Именно так. Сейчас вы выглядите, как настоящая шлюха, мисс Фэллон, простите, что я так выражаюсь. Леди Уитли будет оскорблена вашим визитом, но не сможет удержаться от соблазна поиздеваться над вами. И если Ангус прав, она наверняка заставила сэра Майкла написать то письмо, чтобы избавиться от вас. А вы скажете ей, что не покинете Джейн-стрит, пока не услышите это из его собственных уст. — Она подтянула корсаж Шарлотты еще на дюйм. — Вот так. Отлично.

Шарлотта чувствовала легкое головокружение, и не только потому, что платье было таким тесным. Было решено, что они поедут на двух экипажах, мистер Малгру высадит Шарлотту в Мейфэре. Он напичкал ее инструкциями, напомнив ей тот самый, не столь давний день, когда Дебора поучала сестру насчет Бэя. Сколько же всего произошло с тех пор!..

Шарлотта вышла из экипажа почти в бессознательном состоянии, закутавшись в шаль до самого подбородка. Уитли-Хаус оказался особняком среднего размера, но зато с самым упрямым дворецким, которого она когда-либо встречала. Было очевидно, что он с большой неохотой впустил ее в холл, введенный в заблуждение культурным выговором, столь не соответствовавшим наряду.

— Пожалуйста, сообщите леди Уитли, что к ней с визитом пришла мисс Шарлотта Фэллон. — Шарлотта смотрела на Деннинга, дворецкого, сверху вниз — немалое искусство, поскольку он был намного выше ее.

— Ваша визитная карточка, мисс? — Он протянул руку, в белоснежных перчатках.

Простенький ридикюль Шарлотты был пуст, а кеб уже вернулся на Джейн-стрит.

— Сейчас слишком рано для визитных карточек, сэр, как вам должно быть известно. И если бы не дело чрезвычайной важности, мне бы и в голову не пришло побеспокоить ее светлость в столь ранний час, — блефовала Шарлотта. Бахрома ее головного убора подрагивала, пока она говорила.

— Могу я сообщить леди Уитли, что это за срочное дело?

— Нет, не можете! — отрезала Шарлотта.

Дворецкий презрительно фыркнул. Шарлотта оказалась заперта в маленькой комнате рядом с холлом, несомненно, предназначенной для назойливых торговцев или просителей подаяний на благотворительность. Она отбросила в сторону шаль и села на единственный стул — жесткую, неудобную конструкцию, явно рассчитанную на то, чтобы как можно скорее выставить визитера из Уитли-Хауса. Комната была белая, лишенная украшений. Шарлотта пожалела, что нет зеркала, чтобы взглянуть, не сыплется ли черная пыльца с ее ресниц на малиновые щеки. Ее лицо так пылало, что румяна сейчас были совершенно излишни. Она вытащила носовой платок и стерла наиболее вызывающие части макияжа. Она очень сомневалась насчет того, что ей следовало выглядеть такой уж распутной, какой ее разрисовала миссис Келли. Бэй — мужчина со вкусом.

Шарлотта не могла определить, как долго она просидела в ожидании. Чем дольше она ждала, тем сильнее нервничала. Она подумала о сестре. У Деборы не возникло бы трудностей в общении с Анной Уитли. Дебора умеет быть оживленной, весёлой и игривой даже с другой женщиной. Она обладает большим обаянием и острым умом, несмотря на то, что их школьные годы были не слишком продолжительны. Дебора много читала, ловила каждое слово, произнесенное ее могущественными покровителями. Она умеет выгодно преподнести не только свою внешность, но и свой ум. И, наоборот, при желании может предстать прелестной, очаровательной простушкой.

Самообладание Шарлотты слегка дрогнуло, когда леди Уитли открыла дверь. Сказать, что Шарли была потрясена, — значит ничего не сказать. Это было все равно что смотреться в кривое зеркало. С черными, как смоль волосами и синими глазами, полногрудая Анна очень походила на саму Шарлотту. Неудивительно, что из коллекции имевшихся куртизанок Бэй выбрал Дебору. Каждая любовница, которую он выбирал, оживляла то время, когда он был с Анной. Миссис Уитли подтвердила это первыми словами, сорвавшимися с ее губ.

— Я вижу, Бэй по-прежнему верен себе. Вы похожи на всех остальных его шлюх с Джейн-стрит. На Анжелику, Хелену и других. Но ни у одной из них не хватило наглости заявиться в мой дом. Что вам нужно?

За ее внешней грубостью Шарлотта отметила некоторую настороженность и опаску. Шарли сглотнула и встала, расправив плечи и выставив грудь вперед. Если она не ошибается, в этом отношении она одарена несколько щедрее, чем Анна Уитли.

— Спасибо, что вы согласились принять меня, леди Уитли. Я не знала, к кому еще обратиться. Бэй столько рассказывал мне о вас. Так много… хорошего, Я очень волнуюсь за него. — Она нервно потерла руки, придавая достоверность своим словам. Она была воплощенная Деб, растерянная и беспомощная. Может, леди Уитли пожалеет ее.

Анна окинула взглядом комнатку, словно ожидая, что по мановению волшебной палочки появится стул.

— Давайте обсудим это в гостиной.

Шарлотта проследовала за ней через холл в милый бело-голубой салон, в обстановке которого леди Уитли выглядела в гораздо более выгодном свете. Тем временем Анна по-царски уселась на синем кресле, указав Шарлотте на место напротив.

— У меня очень мало времени. Итак, зачем вы здесь?

Задачей Шарлотты было как можно дольше удерживать Анну Уитли вдали от Ислингтона. Если Анна смогла нанять четырех головорезов, значит, у нее достаточно средств, чтобы нанять еще. А Фразьеру и Малгру требуется время.

— Какая прелестная комната, миледи. Отделана с таким вкусом. Очень подходит вам. — Шарлотта выдала самую почтительную улыбку.

— Переходите к сути, мисс Фэллон.

Лесть не срабатывала. Шарлотта положила руку на сердце, стараясь выглядеть как можно жалостнее.

— Хорошо. Мне не хотелось бы вмешивать вас, миледи, но я не знаю, к кому еще обратиться. Я совершенно одинока в Лондоне. Без семьи и друзей. И я очень опасаюсь, что сэр Майкл пропал. Может, вам что-то известно о его местонахождении?

— Пропал? Что за чушь? — Анна удивленно вскинула брови. — Он во Франции, насколько я знаю. Разве он не написал вам?

Шарлотта, следуя своему сценарию, смахнула со щеки воображаемую слезу.

— Нет, мадам. Я не получила от него ни слова.

— Этого не может быть! Я точно знаю… — Анна залилась краской и захлопнула рот. Шарлотта поняла, что она что-то скрывает. Обоснованы страхи Фразьера или нет, но здесь явно что-то не так.

— Он обещал писать, да, — доверительно поведала Шарлотта, часто моргая распухшими веками. — Читать его письма — истинное наслаждение. Впрочем, о чем я говорю? Полагаю, вам это хорошо известно. — За прошедшие годы Бэй наверняка написал Анне сотни писем.

Анна разгладила руками юбку.

— Может, он просто очень занят?

Шарлотта затрясла головой, бахрома свалилась, прикрыв уголок глаза. Ей вдруг захотелось сорвать с головы эту финтифлюшку миссис Келли.

— Его слуга, мистер Фразьер, приходил ко мне вчера. Очень маловероятно, чтобы Бэй отправился в поездку без него. Он считает, что Бэй влип в какую-то историю, стал жертвой чьей-то грязной игры.

Анна прыснула.

— Какая нелепость! Человек просто отправился поразвлечься. И, — продолжила она, устремив на Шарлотту презрительный взгляд, — перед отъездом он сказал, что очень привязан ко мне. Связи с вами, мисс Фэллон он собирается положить конец. Он больше не нуждается в услугах любовницы.

— Я не могу поверить в это. Он не может оказаться столь жестоким. Мы так много значили друг для друга.

— Я сама видела, как он писал вам письмо! Он полностью порвал с вами и хочет, чтобы вы вернулись в эти свои Малые… Малые, ох, ну какие-то там овощи. — В глазах Анны появился торжествующий блеск.

Но если Анна видела, как Бэй писал это письмо, значит, он точно находится не во Франции.

— Но я не получала никакого письма. Я ни за что не уеду, пока не прочту это своими глазами, — упрямо возразила Шарлотта.

— А что, если вы услышите это из его собственных уст?

О Боже. Ведь Анна не собирается отвезти Шарлотту в Ислингтон, туда, где держит Бэя?

— Ну, тогда… полагаю…

— Подождите здесь. Я вернусь через несколько минут. Шарлотта не должна предоставить Анне возможность предупредить тех, кто держит Бэя в заложниках. Судя по поведению, у Анны Уитли явно не все в порядке с головой, похоже, она совсем свихнулась. Шарлотта протянула руку, и Анна отпрянула.

— Что вы собираетесь делать?

— Как что? Конечно, я пошлю за Бэем! Я знаю, где он сейчас. У нас с ним состоялась очень милая встреча, без этого несносного, вечно во все вмешивающегося Фразьера. И без вас. Бэй приедет сюда и прикажет вам уйти и оставить нас в покое. — Она одарила Шарлотту злобной улыбкой.

Ох, кажется, задание провалено. Шарлотта огляделась вокруг, словно надеясь найти завалящий пистолет или медный канделябр. В полном расстройстве она принялась молиться, чтобы посланец Анны прибыл, когда Бэй уже будет освобожден, а его тюремщики обезврежены. Бэй приедет прямиком сюда и все исправит. Ей же остается продолжать свою беседу с Господом в ожидании Анны.

А когда Анна вернулась, Шарлотта в ужасе увидела, что она-то как раз нашла пистолет и целится из него прямо в растрепанную голову гостьи. Беседа Шарлотты с Господом стала еще насущнее.

— Мы еще посмотрим, кого из нас выберет Бэй, — самодовольно заявила Анна. — И это поможет ему поскорее принять решение.


Миссис Келли убрала пустую винную бутылку. Никогда прежде она не получала столько удовольствия на кухне. Масса разбросанной еды покрывала разгромленный стол. Опрокинутые стулья и трое связанных по рукам и ногам громил, словно цыплята для жарки, валялись на полу. Пустая бутылка помогла одному из бандитов отключиться после того, как он разразился особо непристойной бранью. Четвертый в данный момент был наверху, раздетый догола, поскольку сэру Майклу надо было чем-то прикрыть наготу, пока он не вернется домой. Искать его собственную одежду не было времени.

Ангус и мистер Малгру действовали расторопно, расправившись с громилами, когда те набросились на еду, словно голодные волки. Миссис Келли было приятно думать, что ее пирог с кроликом сыграл свою роль. Одно упоминание о нем так увлекло громил, что они утратили всякую осторожность. Они старательно помогали ей переносить еду из экипажа на кухню, что позволило Фразьеру в суете незаметно проскользнуть на лестницу с черного хода. Она завладела их полным и безраздельным вниманием, отвлекая беседой, распаковывая коробки и корзинки со всякой снедью, а Фразьер тем временем впустил в дом мистера Малгру. Вскоре оба они появились на кухне, при оружии и в полной боевой готовности. Прежде чем хоть один из бандитов успел двинуться с места, мистер Малгру выстрелил одному из них в ногу и спросил, кто хочет получить следующую пулю. Тем не менее, завязалась потасовка, и лишь несколько выстрелов смогли усмирить бандитов. Ангус заранее запасся длинными кусками веревки, которые и использовал, чтобы связать парней. Мистер Малгру отправился за констеблем. Миссис Келли смотрела на разбросанную еду, но не делала попыток спасти хоть что-нибудь. Она надеялась, что бандиты наелись досыта, поскольку вряд ли кто-нибудь из них скоро снова полакомится домашним ужином.

Она обернулась, услышав скрип и шарканье ног на лестнице. Бледный сэр Майкл с трудом спускался, опираясь на Ангуса. Он выглядел довольно комично в истрепанной старой одежде, мешком висевшей на нем, а исходивший от него запах был и того хуже, но миссис Келли подлетела к нему и поцеловала.

— Ах, миссис Келли, вы просто свет в моем окошке. — Один из бандитов на полу что-то прорычал, но тут же замолк, встретив ее грозный взгляд. — Я хотел спросить, где ваш знаменитый яблочный пирог?

— У нас нет времени на еду, майор. Чем скорее мы уберемся из этой чертовой дыры, тем лучше.

— Потише, Ангус. Нам все равно надо дождаться констебля. Может, еще кусочек сыра к нему, сэр Майкл?

Миссис Келли смотрела, как Бэй подцепил вилкой и отправил в рот солидный кусок пирога.

— Божественно! А то эти джентльмены не больно искусные кулинары.

Бэй моментально очистил тарелку и собирался уже попросить следующее блюдо, когда раздался стук в дверь.

— Черт возьми! Малгру не стал бы стучать. Это не он. Передай-ка мне один из своих пистолетов, Фразьер.

Бэй прижался к стене.

— Миссис Келли, ответьте вы. Не открывайте дверь слишком широко, чтобы гость не увидел на полу этот хлам.

Миссис Келли чуть приоткрыла дверь.

— Да?

— Письмо от леди Уитли для мистера Смита.

— А кто вы такой?

— Я — Джеймс. Второй лакей в Уитли-Хаусе.

Бэй шагнул вперед и, ухватив юношу за шейный платок, втащил его внутрь. Белый парик Джеймса свалился, открыв мягкие светлые кудри.

— Эй, послушайте, — возмущенно зашипел Джеймс. — Уберите руки! — Тут он увидел пистолет и рухнул без чувств.

— Слизняк бесхребетный, — проворчал Ангус.

Бэй опустил парня на пол.

— Свяжи и его. Он выглядит, как невинная овечка, но ведь никогда наверняка не знаешь… — Бэй подобрал упавшее письмо и сломал сургучную печать. — Похоже, что меня должны были на время освободить и под охраной мистера Смита и его громил отвезти в Уитли-Хаус. Мы опередили приказ на несколько минут. — Он ткнул Джеймса мыском одолженного, залатанного сапога. — Быстрее! Надеюсь, экипаж Анны еще ждет. Признаюсь, мне тоже хочется увидеться с ней.

— Вы не поедете один!

— Успокойся, Фразьер. Не думаю, что мне угрожает что-либо еще. Очень сомневалось, что она подрядила для этой авантюры и прислугу Уитли-Хауса, ты останешься здесь для охраны миссис Келли. Я никогда себе не прощу, если с ней что-то случится. Мой французский шеф-повар ей и в подметки не годится, когда Малгру вернется, объясни ему ситуацию. — Бэй сунул пистолет в карман драной куртки. Видно, за преступления не слишком хорошо платили — в подошве каждого сапога тоже были дыры.

Бэй не хотел, чтобы Анну арестовали, даже если именно она задумала и организовала это похищение. Если ему удастся убедить ее поскорее — или даже немедленно, не откладывая, — отправиться в путешествие на континент, он сочтет себя удовлетворенным. Ради того, что они когда-то значили друг для друга, он готов поскорее забыть последние несколько дней. Хотя Бэй не мог объяснить ее действия своеобразной формой скорби по ненавистному мужу, но предполагал, что она все-таки скорбит по тому, что когда-то было между ними в то время, когда они были юны и по уши влюблены друг в друга. Во всяком случае, уж Бэй-то точно был влюблен. Но теперь все это осталось в прошлом.

Кучер Анны бросил на него скептический взгляд, когда он зашагал к экипажу, стоявшему у тротуара. Джеймс сделал глупость, приехав в карете с гербом на дверце. Все соседи очень скоро будут обсуждать события в доме. Кучер прищелкнул языком, услышав команды Бэя, произнесенные с безукоризненным аристократическим выговором, и узнав в нем джентльмена, который многие годы состоял в связи с его хозяйкой.

Фразьер сказал, что они послали Шарли, чтобы удержать Анну в стороне от заварухи. Он надеялся, что сейчас Шарли уже благополучно вернулась на Джейн-стрит. И как бы ему ни хотелось еще разок заняться с ней любовью, чтобы окончательно стереть из памяти постыдные моменты с Анной, он должен вернуть ее домой, в этот ее Малый Сорняк. Она и так уже достаточно натерпелась.

Теперь ему предстоит заново пройти весь нудный процесс поиска новой любовницы. А может, лучше послушаться совета мистера Малгру, обзавестись женой и остепениться? Мысль о какой-нибудь чистой, юной девственнице не нашла отклика в его душе. Для юной мисс он слишком стар. Значит, требуется добродетельная вдова, достаточно молодая, чтобы нарожать ему детей, и достаточно опытная и умелая, чтобы удовлетворять его в спальне. Бэй даже подумал, что именно сейчас самое время заняться этим делом.

Последний раз он был в Уитли-Хаусе совсем недавно, вскоре после смерти мужа Анны. Тогда он устоял перед ее мольбами, а уж после событий последних нескольких дней и вовсе не могло ничего возникнуть. Бэй был готов пригрозить ей арестом, хотя и не планировал подвергать ее судебным преследованиям. Было бы чистым безумием предать гласности все то, через что она заставила его пройти. Он живо представил себе многозначительные ухмылки присутствующих всякий раз, как он переступит порог бального или игорного зала, если станет известно, что слабая женщина удерживала его голым в плену целую неделю. Джентльмены будут удивляться его сопротивлению, поскольку в свете Анна все еще славится своими чарами. Женщины будут видеть в нем слабака, с такой легкостью укрощенного одной из них. Бесполезно рассказывать о четырех головорезах, стороживших его, подобно псам из преисподней.

Экипаж остановился, и Бэй спрыгнул на землю, едва не споткнувшись в слишком больших сапогах. Отвратительный запах чужой одежды забивал ноздри, но его собственная одежда пропала, скорее всего, была продана, а деньги потрачены на покупку эля. Анна будет поражена, увидев его в таком виде и без сопровождения. Он ожидал увидеть потрясение в ее глазах.

Но потрясение ждало его, едва Деннинг объявил о нем и захлопнул двери гостиной. Шарли, побледневшая, но внешне спокойная и сдержанная, сидела на синем кресле, а Анна держала ее под прицелом.

Анна наморщила нос, но не опустила пистолета.

— Бэй! Что ты здесь делаешь в таком жутком тряпье?

И где мои слуги?

— Что все это значит, Анна? — Бэй надеялся, что голос его не выдаст.

— Ну как же, я подумала, ты будешь рад меня увидеть. И эту маленькую шлюху. Скажи ей все, Бэй. Она не получила то чертово письмо… или по крайней мере так утверждает. Повтори ей все, что ты говорил мне. Скажи ей, что ты любишь меня и мы снова вместе.

Бэй сохранял бесстрастное выражение на лице, но внезапно почувствовал удовлетворение, коснувшись в кармане пистолета Фразьера. Он сунул его туда, не задумываясь, когда лакей упал в обморок, вовсе не считая, что к Анне надо идти вооруженным.

— Отпусти ее, Анна. Пусть она вернется домой паковать свои вещи. Не думаю, что она собирается вновь устроиться на Джейн-стрит. — Он видел, как судорожно сморщилось и пошло пятнами бледное лицо Шарли. Для извинений найдется время потом. А сейчас он должен вызволить ее отсюда как можно скорее.

— Вот! Я же говорила тебе! — торжествующе воскликнула Анна. — Я передумала, Бэй. Я выйду за тебя замуж, и тогда у нашего ребенка будет нормальный дом.

— Ребенок? — прошептала Шарли. — Вы беременны?

— Пока нет, но, уверяю тебя, скоро буду. Бэй — настоящий мужчина во всех отношениях, впрочем, я полагаю, тебе и самой это хорошо известно.

— Все это очень лестно, конечно, — протянул Бэй. — Но все же позволь маленькой шлюхе уйти, дорогая. Она абсолютно ничего не значит для меня. Ведь она всего лишь твоя жалкая копня. Волосы, глаза… я с ума сходил по тебе, когда был еще совсем мальчишкой. Пошли наверх. Мне срочно требуется горячая ванна и смена белья. Похоже, твои люди куда-то запрятали мою одежду. — Улыбаясь, он медленно приближался к Анне. — И убери пистолет, Анна. Мы же не хотим никого случайно ранить, даже неудачливую куртизанку.

Какой-то момент Анна упрямо не опускала оружие. Бэй постарался изобразить на лице похотливое обожание.

— Твой маленький трюк убедил меня, дорогая. Ты привела меня в чувство. Ни одна женщина в мире никогда не сможет сравниться с тобой. Я жду не дождусь, когда ты вновь окажешься в моих объятиях.

Он не обернулся, услышав придушенный крик Шарли, не шелохнулся, услышав ее торопливые шаги, и не задышал снова, пока пистолет Анны не оказался у него в кармане.

— Ну вот, так-то лучше. — Он коснулся пальцем щеки Анны. — А теперь позволь мне убедиться, что у этой девицы достаточно денег, чтобы уехать. Я отлучусь совсем ненадолго.

Анна нахмурилась.

— Пусть этим займется Фразьер.

— Приготовь для меня ванну. Я не могу лечь с тобой в постель в таком виде. Я вернусь, клянусь тебе.

Он поцеловал ее в надежде, что его губы и язык сумеют солгать. Анна повисла на нем, несмотря на его грязную одежду, вынуждая терять мгновения, столь нужные, чтобы догнать Шарли. Наконец Бэй высвободился и спокойно вышел из комнаты, словно ему принадлежало все время в мире. Но едва за ним захлопнулась дверь, он бросился вниз по лестнице и выскочил на улицу.

Нигде не было видно проблеска или мелькания красного, лишь назойливая серость модных каменных особняков выстроилась вдоль улицы. Проклятие! Неужели она уже поймала кеб? Хотя Джейн-стрит совсем недалеко от Уитли-Хауса. Шарли вполне могла добраться пешком. Бэй стремительно несся по тротуару, не обращая внимания на собственный вид, полы драной куртки развевались, пистолеты цеплялись за бедро. Остановившись, он сунул пистолеты в горшок с алой геранью, затем свернул за угол и был вознагражден видом спины Шарли, удалявшейся решительными шагами.

— Шарли!

Ее сооружение на голове размоталось и развевалось на ветру. Шарли продолжила свой яростный марш.

— Шарли! Пожалуйста, остановись!

Конечно же, она не остановилась, упрямая девчонка. Он не бегал так с самого детства, но все же догнал ее и схватил в свои объятия. Слезы бежали по ее лицу, но все равно она была самой милой, самой чудесной из всех, кого он видел в последнее время. Правда, он не обрадовался ее кулачкам, которые выбивали на его груди барабанную дробь.

— Уходи! Отпусти меня! Ты пришел, чтобы еще больше оскорбить меня?

— Тише, любовь моя. Послушай. Анна совсем свихнулась. Наверняка ты поняла это. Все, что я говорил ей, неправда. Мне нужно было, чтобы она отпустила тебя.

Шарли на мгновение затихла, затем оттолкнула его изо всех сил. Бэй споткнулся и вдруг обнаружил себя самым позорным образом сидящим посреди тротуара в Мейфэре.

— С того самого момента, как я впервые увидела тебя, мою жизнь преследовали кошмары, один за другим. Я возвращаюсь домой! И ничто из того, что ты можешь сказать или сделать, меня не остановит! — Тюлевая бахрома на голове затрепетала от возмущения.

— Все, что пожелаешь, Шарли. — Бэй даже не пытался подняться. Он почувствовал полное изнеможение. Супружеская пара, направлявшаяся к ним, поспешно перешла на другую сторону улицы. Они с Шарли в своих нарядах представляли собой зрелище, явно не соответствующее этой привилегированной части города. А если их публичная ссора не закончится в ближайшие несколько минут, наверняка тут появится констебль и положит ей конец.

— Я просидела там несколько часов. А она продолжала улыбаться, держа меня под прицелом пистолета. — Ее голос дрожал.

— Я знаю, Шарли. Она сумасшедшая. Мне жаль, что ты оказалась втянутой в это дело. Я и представить себе не мог, как далеко она может зайти.

В полном смятении он смотрел, как Шарлотта шагнула вперед, явно намереваясь уйти. Но она вдруг развернулась.

— Фразьер был прав? Она держала тебя в плену?

Бэй вздохнул.

— Разве это важно? Ты теперь свободна. Я дам тебе все необходимое и даже больше, чтобы ты вернулась в Малый Иссоп.

Шарли вскинула брови.

— Так ты знаешь, как называется моя деревня?

— Конечно, знаю. Но мне так нравилось поддразнивать тебя.

Шарли что-то тихо пробурчала себе под нос. Бэй подумал, будь у нее в руках зонтик, она бы наверняка треснула его по голове. И решил, что лучше все-таки подняться. Тротуар предназначен для того, чтобы по нему ходили, а не сидеть на нем, хотя, по правде сказать, ноги отказывались повиноваться. Бэй несколько дней провел без движения, за исключением тех минут, когда ему разрешали сходить облегчиться.

— Ладно. Иди прямо на Джейн-стрит. Скажи Фразьеру, что я велел дать тебе все, что попросишь.

Шарлотта фыркнула.

— Как будто он мне поверит. Я ему совсем не нравлюсь.

— Анна нравится ему еще меньше, уверяю тебя. Скажи ему, что я утрясу все с Анной и к вечеру буду дома. И еще скажи, пусть пришлет в Уитли-Хаус полный комплект одежды для меня, ладно?

Шарлотта изумленно взглянула на него.

— Ты собираешься вернуться туда? Да ты такой же чокнутый, как и она!

— Очень возможно. — Он выдернул из обшлага куртки болтавшуюся нитку. — Никаких моих извинений не хватит после всего, что тебе пришлось пережить по моей вине. Я имею в виду не только этот случай с Анной. — Он поднял глаза в надежде увидеть, что ее лицо смягчилось. Но нет. Шарлотта Фэллон по-прежнему оставалась маленькой фурией, и Бэй пожалел, что не сможет поцелуями стереть с ее лица презрение. — Отправляйся домой, Шарли. И да пребудет с тобой Господь.

Какое-то мгновение Бэй ждал, что она заговорит. Вместо этого она сорвала свисавший с головы тюлевый убор. Тот покатился по тротуару, в складках блеснула последняя заколка. Резко развернувшись, Шарли зашагала прочь с напряженно выпрямленной спиной. Бэй сидел, пока фигурка в красном платье не скрылась за углом. С трудом поднявшись, он подобрал головной убор Шарли и сунул его в карман. А потом зашагал обратно, остановившись лишь для того, чтобы вынуть из горшка с геранью пистолеты и завернуть их в тюлевую тряпку.

Глава 17

Ее разбудил кошачий вой. Вскоре к нему присоединился еще один голос, потом еще, пока это не стало походить на какой-то дьявольский хор. Было еще совсем темно, сыро и мрачно, ибо дождь лил и лил, не прекращаясь, уже несколько дней подряд. Погода стояла как раз под стать настроению Шарлотты. После возвращения ее не радовал ни уютный маленький домик, ни внезапное изобилие цветов и овощей в саду. Она видела лишь голые побеленные стены и заросли сорняков, которым придется подождать до того, как выглянет солнце. Если оно когда-нибудь выглянет. Быть может, Деб оставила наверху какие-нибудь картины, которыми можно украсить ее скромный дом? Не обнаженные тела, разумеется, хотя в ящиках, которые Деб переправила ей за эти годы, можно найти абсолютно все. Надо бы сесть и написать сестре, предложить отослать все это в имение Артура в Кенте. Бардз-Энд. Теперь она знает адрес.

Интересно, вернулась ли Деб домой или все еще совершает свадебное путешествие со своим мужем? Поспешное исчезновение Шарлотты из Малого Иссопа было должным образом отмечено и обговорено. На расспросы в деревенских магазинах Шарлотта решительно отвечала пересказом подробностей свадьбы сестры, на которой не присутствовала. Она обнаружила в себе способности выдумывать и описывать все подряд, вплоть до цвета свадебного платья сестры (нежно-розовое, решила она, потому что сама выбрала бы такое на свою свадьбу, если б таковая состоялась, что, разумеется, маловероятно) и букетов цветов (белые лилии — по той же причине). Вымышленная версия ее лондонской поездки, похоже, удовлетворила местных кумушек, которые всегда находили время посплетничать вволю, даже если главные действующие лица им неизвестны. Шарлотта же потрусила домой со своими скудными запасами и обвисшими от дождя полями соломенной шляпы, с которых стекала вода, но удар молнии не поразил ее за ложь. Хотя мистер Фразьер и всунул ей в руку довольно большую сумму денег, гораздо больше, чем она просила, Шарлотта отложила деньги на черный день и была твердо намерена, как и прежде, жить тихой, скромной жизнью на строго ограниченный бюджет.

Теперь она самая настоящая шлюха, купленная и оплаченная, даже если не намерена тратить деньги, врученные ей мистером Фразьером. Деньги лежат в щербатом глиняном кувшине на каминной полке. Ни один уважающий себя вор не соблазнится на этот горшок. А если в ее домике вдруг случится пожар, она заставит себя спасти горшок с деньгами.

Иметь некоторый неприкосновенный запас на всякий пожарный случай — совсем неплохо. Теперь, когда финансами распоряжается Артур, она не может зависеть от Деб. Да и Деб не всегда была щедра, ибо сама зависела от щедрот и прихотей своих бывших покровителей. Иногда проходили месяцы, прежде чем она вспоминала, что у нее есть сестра, похороненная в деревенской глуши. Последние десять лет были для Шарлотты серьезным испытанием, ибо приходилось жить на исключительно скромные средства. То немногое, что она выручала за кружево, обеспечивало ей еду, хотя в Малом Иссопе мало кто знал, что миссис Фэллон снабжает высший свет кружевом для нижнего белья и вечерних платьев.

Несмотря на ранний час, Шарлотта поднялась. Нет смысла ворочаться и метаться в постели, когда коты устроили целую оргию прямо под окном ее спальни. С тех пор как она вернулась, эти чертовы коты каждую ночь устраивают шумные драки, наказывая ее за то, что бросила их. Когда они не дерутся, то сидят возле двери в кухню и орут, выпрашивая еду. Может, если она бросит в темноту несколько сардин, эта банда утихомирится?

Шарлотта открыла платяной шкаф и потянулась за серым халатом. Ее рука задела вишнево-красное платье, которое она по необъяснимой причине упаковала, уезжая из Лондона. Разумеется, она больше никогда не наденет его. Малый Иссоп не из тех городков, которые одобрили бы женщину в красном. Поскольку сегодня воскресенье, она несколько часов будет стоять на коленях в церкви, молясь о прощении. Она снова совершила очень большую глупость. Господь наверняка недоволен ею, ибо, конечно же, теперь она достаточно взрослая и опытная, чтобы не попасться на удочку льстивых речей привлекательного мужчины. Она тяжело вздохнула. А Бэй действительно очень привлекателен.

Ее маленькая спальня располагалась сразу за кухней. Шарлотту вполне устраивало, что она живет на одном этаже, к тому же гораздо дешевле и экономнее отапливать только комнаты внизу.

Шарлотта на ощупь прошла в темную кухню. Угли в плите едва-едва теплились. Она высунула голову из кухонной двери и была вознаграждена порывом ветра и колючим дождем. Трудно поверить, что на дворе июнь.

Она помчалась босиком по холодной, мокрой траве в туалет, ибо не намерена была портить свои туфли. Запах мокрых от дождя роз, плетущихся по стенке маленького сарайчика, был приятным. Выйти на улицу сегодня утром — все равно, что принять душ, пусть и ужасно холодный. Шарлотта на секунду задержалась на дорожке, позволяя дождю омыть ей лицо и шею. Коты наконец-то утихомирились, вероятно, отдыхая от любовных утех под кустом гортензии. Что ж, обойдутся без сардин.

Вбежав в дом, Шарлотта сбросила мокрый халат и, расшевелив угли, подкинула дров. Она подтащила табурет к греющейся плите, расчесала и заново заплела волосы. Когда пламя хорошо разгорелось, зажгла толстую сальную свечу в центре стола, наполнила чайник и вскипятила себе чаю. Она собиралась на причастие, поэтому есть не следовало, но она так окоченела, что не могла отказать себе в чашечке горячего напитка. Она позволила себе только один маленький кусочек сахара, нарушая дурную привычку класть три. Шарлотта — ужасная сладкоежка, а миссис Келли совсем разбаловала ее.

Когда небо просветлело, Шарлотта задула свечу и отрезала кусочек запретного хлеба. Она съела его без масла и джема, в качестве наказания. Если она как следует почистит зубы, викарий Кембл, возможно, не поймет, что она завтракала. Впрочем, дорога в ад ей и без того уже обеспечена, так что завтрак — незначительный проступок в сравнении со всем остальным. Она подколола свои все еще влажные волосы и в сером свете облачилась в серое платье, сегодня ее очередь украшать цветами алтарь. У нее хватило ума нарвать их во время короткого перерыва в дожде еще вчера днем, и бадьи с поникшими цветами выстроились в ряд по краю ковра в ее уютной гостиной. Шарлотта выудила цветы и сложила их в плоскую корзину, потом покрыла волосы своим обычным чепцом и видавшей виды шляпой и решительно зашагала по аллее к церкви, крепко сжимая зонт, который ветер так и норовил вырвать из рук. Юбки хлопали по ногам, пачкаясь в грязи. Сегодня ей уж точно не выиграть приза за красоту.

Войдя в тихую, прохладную церковь, Шарлотта поежилась и схватила с алтаря пустые медные вазы, чтобы поставить их в ризницу. Верный своему слову, викарий оставил кувшин с водой. Шарлотта услышала стук церковной двери и ждала, когда викарий Кембл громко прокричит «доброе утро», но, к ее удивлению, до нее донеслись лишь звуки шагов по каменному проходу и царапанье ножек скамеечки для коленопреклонения. Ранняя грешная пташка с солидным грузом грехов, которые надо замолить, подумала Шарлотта и продолжила свою работу. Дождь стучал по крыше и колотил в рифленое стекло окна. Мир снаружи казался размытым, серо-зеленым пятном. Она ни капельки не скучает по Джейн-стрит. И по Бэю тоже.

Она зарылась носом в цветы, чтобы вдохнуть насыщенные запахи, и отступила назад, критическим взглядом окидывая вазы. Слишком много желтого слева. Она безжалостно оторвала несколько цветков от стеблей кореопсиса. Ну вот. Идеальный баланс, радуга цветов и ароматов. Подняв одну тяжелую вазу, Шарлотта понесла ее на алтарь.

Над высокими спинками одного из задних рядов церкви виднелась только макушка джентльмена. Свет был слишком тусклым, чтобы разобрать цвет волос, но они были явно темные, возможно, каштановые. Шарлотте не хотелось тревожить джентльмена, погруженного в молитву, поэтому она на цыпочках прошла по каменным плитам, чтобы забрать вторую вазу. Когда обе вазы были водружены на положенные им места, Шарлотта проскользнула на свою скамейку, стянула с рук перчатки и закрыла глаза. Не далее как неделю назад она смотрела в дуло пистолета. И все еще жива. Ущипнув себя, чтобы убедиться в этом, она зашевелила губами в безмолвном повторении «Отче наш». Вошли несколько соседей и кивнули ей, затем появился мистер Кембл, который широко улыбнулся и исчез, чтобы переодеться в сутану.

На протяжении короткой заутрени дождь равномерно барабанил по шиферной крыше. Эти звуки были такими же убаюкивающими и мирными, как и молитва. Шарлотта чуть не задремала во время чтения, и пришлось еще раз ущипнугь себя. Ей надо быть в хорошей форме, чтобы обучать детей, которые придут в воскресную школу. Она поднялась для причастия, присоединившись к другим прихожанам. Мистер Кембл замешкался, потом взглянул куда-то поверх их голов. Через секунду послышались твердые шаги по каменному полу. Шарлотта из вежливости не обернулась, но она была уверена, что это тот самый мужчина, который пришел, когда она была занята в ризнице. Он опустился на колени в конце очереди к причастию, но лицо его закрывала похожая на подстриженный куст шляпа миссис Бичем.

Незнакомец среди нескольких верующих, которые приходят к заутрене. Шарлотта еще раз выглянула из-под полей своей соломенной шляпки, но была вознаграждена лишь зрелищем воистину необычного головного убора миссис Бичем. Получив свою облатку и причастившись из потира, Шарлотта вернулась на место. Заинтригованная, она разглядывала широкие плечи, обтянутые тонкой темно-коричневой шерстью, непотертые подошвы сапог. Кто бы ни был этот джентльмен, деньги у него водятся.

Шарлотта увидела, как он слегка наклонил голову. Было что-то в этих коротко подстриженных волосах…

Бэй! Шарлотта уронила молитвенник. Он упал со стуком, который эхом прокатался по почти пустой церкви. Она торопливо наклонилась, чтобы поднять его, и не разгибалась, пока Бэй проходил мимо. Кровь прилила к голове, и, несмотря на прохладу и сырость, Шарлотту бросило в жар. Ей надо немедленно уйти отсюда.

Миссис Кембл вполне справится сама. Когда придут дети, она почитает им Библию. С лихорадочно колотящимся сердцем Шарлотта бочком продвинулась вдоль ряда.

Мистер Кембл сошел е алтаря и зашагал по проходу.

— Да пребудет с нами любовь и заступничество Господа нашего, Иисуса Христа, навеки. Во имя Отца, и Сына, и Святого духа. Аминь.

Шарлотта подпрыгнула, когда зазвонили колокола, сердце едва не выскочило из груди. Бэй ждал в холле, теребя в руках высокую бобровую шапку. Они с мистером Кемблом увлеченно беседовали о чем-то. Лицо Бэя осветилось озорством, когда он увидел Шарлотту. Она стиснула свой зонт и молитвенник, гадая, чем бы лучше стереть с его физиономии эту противную ухмылку.

— А! Миссис Фэллон! Цветы, как всегда, прелестны, — пророкотал мистер Кембл. — Вот и джентльмен только что отметил это. Я сказал ему, что у вас один из самых красивых садов в деревне. Даже саду миссис Кембл с ним не сравниться, да.

— Б-благодарю вас, мистер Кембл, — заикаясь, пробормотала Шарлотта.

— Мне хотелось бы взглянуть на ваш сад. Сады представляют для меня особый интерес, — вкрадчиво проговорил Бэй, — Они из меня просто веревки вьют, если можно так выразиться.

— Н-но ведь дождь льет! — Шарлотта бросила на него испепеляющий взгляд, и пусть мистер Кембл думает что угодно.

— Что ж, дождиком меня не испугать. Мне довелось пережить и кое-что похуже, уверяю вас. Похищение. Пытки. Я человек военный. Мистер Кембл, не могли бы вы оказать мне честь и представить этой юной леди?

У Шарлотты так и чесался язык устроить ему хороший нагоняй: юная леди! Да после ее лондонских злоключений у нее еще прибавилось седых волос, и все по его вине. Ему больше не удастся обаять ее.

— Разумеется, сэр. Сэр Майкл, не так ли? Боюсь, имена плохо удерживаются у меня в голове — недостаток при моей работе, но миссис Фэллон-то я знаю. Опора церкви. Это она сделала алтарную завесу, да. Миссис Фэллон, позвольте представить вам сэра Майкла… — Викарий беспомощно взглянул на, Бэя.

— Сэр Майкл Ксавье Байяр. Приятно познакомиться с вами, миссис Фэллон.

Шарлотта покраснела и нервно затеребила край ленточки, которой была завязана шляпа.

— Как поживаете? — спросила она свои ноги.

— Прекрасно. Умоляю, скажите, что проведете меня по своему саду. Быть может, у вас найдется время прямо сейчас? Доброго вам утра, мистер Кембл. Отличная служба. — Бэй положил руку в перчатке Шарлотте на локоть и практически вытолкал ее в дверь. Одним стремительным движением он подхватил ее зонт и раскрыл его над их головами. У Шарлотты не было возможности отпроситься с занятий в воскресной школе. Оставалось лишь надеяться, что мистер Кембл извинится за нее перед миссис Кембл, поскольку ее буквально утащил прочь властный и сильный мужчина с доселе дремавшей страстью к садоводству.

— Зачем ты здесь? — выпалила Шарлотта.

Он взял ее под руку. Уют и тепло этого жеста были крайне тревожащими.

— Лондон мне несколько прискучил, захотелось ненадолго съездить домой. В Байяр-Корт. Знаешь, он прямо на побережье. Июнь. Лето. Купание в море и катание на лодке. Я надеялся уговорить тебя поехать со мной.

Шарлотта вырвала свою руку.

— Не будь смешным! Наша связь закончилась. Окончательно и бесповоротно. — Шарлотта наступила в лужу и покачнулась в сторону. Бэй притянул ее к себе, не дав упасть в грязь.

— Не вижу почему.

— Ах, не видишь? К твоему сведению, я говорила правду, сказав, что я — респектабельная женщина! Это мой дом, и я не намерена давать деревенским кумушкам повод для сплетен. Как ты посмел явиться в церковь?

— Осмелился, потому что беспокоюсь о своей бессмертной душе. И твоей. Я часто хожу в церковь.

Шарлотта фыркнула.

— Это так, и можешь не фыркать. Моя бабушка настаивала на этом. Ты все еще считаешь меня злодеем, да?

Шарлотта решила, что лучше промолчать. Она не была уверена, что сможет говорить членораздельно. Они пошли по тропинке. Похоже, Бэй точно знал, куда идет, что заставило Шарлотту занервничать еще сильнее.

Бэй прищурился, вглядываясь сквозь завесу дождя.

— Малые Грязи — квинтэссенция английской деревни. В солнечный день здесь, должно быть, очень мило. Крытые тростником коттеджи. Плетистые розы. И ты, расставляющая цветы у алтаря и плетущая кружево. Как уютно, по-домашнему. Есть еще и кошки, насколько я помню?

Шарлотта не удержалась и ткнула его локтем в ребра.

— Не насмехайся надо мной! Я здесь очень счастлива! А ты все испортишь! — Они свернули на ее улочку. Она не впустит Бэя в свой дом, ни за что не впустит. Он может хоть целый день бродить под дождем по саду, дабы подтвердить свою выдумку насчет того, что он заядлый садовод. Ее соседи не увидят сэра Майкла Ксавье Байяра, переступающего ее порог.

— Я был в высшей степени осмотрителен. Вчера вечером я поселился в «Свинье и свистке» и был умерен в выпивке, хотя, должен сказать, местный эль весьма хорош. Даже когда хозяин — мистер Брэддок, да? — попытался выведать у меня историю моей жизни, я не поддался на провокацию. Я попросил вашего викария представить нас друг другу. Никто нипочем не догадается, что мы уже знакомы.

— Знакомы?! — Шарлотта топнула ногой, еще больше забрызгав юбки грязью. — Ты шантажом вынудил меня стать твоей любовницей! Надеюсь, ты вернул ожерелье?

Они уже были у ее калитки. Один из котов метнулся под куст. Бэй вручил Шарлотте зонт, сунул руку в карман и вытащил ожерелье с рубинами и бриллиантами, великолепнее которого она никогда и ничего не видела. Зонт выпал из ее рук. Шарлотта захлопнула рот.

— Полагаю, ты понимаешь, почему я так хотел вернуть его. Мистер Малгру отдал мне его три дня назад.

— О!.. — Как глупо с ее стороны. Как будто драгоценности что-то значат для нее. Она же не Дебора. Вот уж нет! Ей не вскружить голову сверкающими, холодными камнями…

Слова из письма Бэя незваными гостями прокрались в ее мысли.

«Не могу дождаться, когда застегну рубины и бриллианты на твоей шейке и буду любоваться тем, как свет свечей отражается от каждой грани на мраморной белизне твоего тела. Ибо, моя дражайшая Дебора, тебе не понадобятся никакие другие украшения, кроме этого одолженного ожерелья и бархата твоей нежной кожи. Я жажду любить тебя до изнеможения».

Она мысленно вычеркнула слова «дражайшая Дебора» и почувствовала, как по телу побежали мурашки. Это просто от сырости, заверила она себя, ничего больше. Она читала эти глупые письма слишком часто, если с такой готовностью может цитировать их. Почему она положила их к себе в сумку, а не оставила на Джейн-стрит, наглухо заперев в темном ящике? Она сегодня же сожжет их в печке. Да, сожжет.

Бэй стер дождевую каплю с кончика ее носа и поднял зонт.

— Мы насквозь промокнем, Шарли. Как думаешь, могу я выпросить у тебя чашечку чаю? И возможно, кусочек хлеба? Трудно поверить, что сейчас лето.

Он говорит о погоде, нахал этакий. Как будто их отношения можно хотя бы отдаленно назвать нормальными. Как будто они не основываются на запугивании, греховном соитии и чистейшем ужасе.

Губы Шарлотты вытянулись в тонкую линию.

— Ты должен уйти. Насколько мне известно, у Брэддоков прекрасно кормят.

Бэй поцокал языком.

— Я проделал такой путь, чтобы увидеть тебя, а ты не чаешь от меня избавиться. Признаюсь, Шарли, я уязвлен.

— Вот и прекрасно! Ты был бельмом у меня на глазу, сэр Майкл, с той самой секунды, как ты… ты…

— Унес тебя в рай под всеми теми херувимами? О да, я помню, Шарли. Ни про какое бельмо и речи не было, зато было много вздохов наслаждения и учащенного дыхания. И любовных укусов. — Он выглядел таким самодовольным, что ей хотелось закричать.

— Предлагаю начать сначала, — продолжил он. — Как будто той недели, которую мы провели вместе, никогда и не было. Я только сегодня утром познакомился с тобой в церкви и заинтересовался твоим садом. Садоводство — мое увлечение.

— Ты никогда раньше не упоминал об этом, — пробормотала Шарлотта.

— Ты еще очень многого обо мне не знаешь, — улыбнулся Бэй. — Идемте же, миссис Фэллон, иначе вы совсем промокнете и простудитесь. Вы же не пожалеете для меня кружки горячей воды и несколько чайных листиков?

— Если я напою тебя чаем, ты обещаешь оставить меня в покое?

Бэй покачал головой:

— Никогда не даю обещаний, которые не могу выполнить. — Он толкнул калитку и зашагал к двери. — Веселенький красный цвет. Подходит к твоим розам. Ты сама красила дверь? Полагаю, она не заперта. Знаешь, я хотел прийти вчера вечером, но это бы слишком напомнило наше первое знакомство, а мы начинаем заново.

Шарлотта поймала себя на том, что бежит за ним следом. Он повернул ручку раньше, чем она успела притвориться, будто достает из кармана ключ.

— Ага, я был прав. — Бэй нырнул под притолоку. Ее потолки были недостаточно высокими для его роста. Она надеялась, что он как следует треснется своей упрямой головой. — Восхитительно. Все это кружево. Полагаю, ты сплела его сама?

Он стоял посреди ее маленькой гостиной, руки в карманах, без сомнения, проверяет, на месте ли его проклятое ожерелье. Зачем он вообще носит его с собой? По-видимому, не доверяет постояльцам «Свиньи и свистка», что просто смешно. Приезжие в Малом Иссопе чисты, как первый снег. За исключением Бэя.

— Где твоя жена? — язвительно поинтересовалась она.

— Леди Уитли на континенте. Надеюсь, она не столкнется с твоей сестрой. Вы так похожи, что у нее может случиться помрачнение рассудка.

— Как будто ее рассудок уже не помрачен! Она держала пистолет возле моей головы! И наняла головорезов, чтоб тебя избили и похитили! — Шарлотта еще могла разглядеть слабые следы синяков под подбородком Бэя и вокруг левой щеки.

— Я очень сожалею. Искренне, Шарли. — Взгляд его черных глаз был пронизывающим и тревожащим, Шарлотта отвернулась.

— В кухне теплее. Если это не уронит твоего достоинства, то можешь позавтракать там.

— Не уронит, — мягко отозвался он. — Сестра миссис Келли всегда была рада видеть меня на своей кухне.

— Ну, теперь ты вырос. Осторожнее, не ударься головой. — Как будто ей не все равно, ударится он или нет, хотя будет нелегко вытаскивать из дома его тело.

Бэй поднырнул под балку и оказался в уютной квадратной комнатке. Старая печь источала приятное тепло. Отвратительная погода следовала за ним из самого Лондона. Он горячо надеялся, что когда доберется до Байяр-Корта, наконец, выглянет солнце, и ноги будут утопать в мягком песке. После маленького приключения в Лондоне пора сменить обстановку.

Он представил пикник с Шарли, как ее черные волосы, освобожденные от этого кошмарного чепца, развевает морской бриз. Уединенная бухточка у основания скалистого утеса идеальна для купания. Жемчужная кожа Шарли мерцает на солнце, восхитительные груди подпрыгивают в воде. Она — его собственная русалка, и он ждет не дождется, когда сможет прижать ее к теплым камням и порезвиться с ней в воде.

— Ты умеешь плавать?

Она, упрямо сдвинув брови и сжав губы, со стуком выставляла на стол чайные чашки и сахарницу.

— Конечно. Но я, — она отрубила полбуханки хлеба угрожающего вида ножом, — не поеду с тобой ни в Байяр-Корт, ни куда-либо еще.

— Я дам тебе пять тысяч фунтов.

Нож с грохотом упал на стол. Он понимал, что это чистое безумие. План заключался в том, чтобы добиваться ее согласия постепенно, с помощью ухаживаний и уговоров, а он взял и с наскоку предложил ей целое состояние — совершенно немыслимую сумму, в пять раз больше той, что он дал Деборе, когда они заключали договор. Что на него нашло? Не что, а кто — Шарли. Она завладела им полностью, телом и душой. Он хочет ее так, как не хотел после Анны ни одну женщину. Ему не удалось избавиться от мыслей о Шарли, а, видит Бог, он пытался.

Сначала ему никак не удавалось прогнать из памяти ее испуганное лицо. Он видел, как она, оцепеневшая, сидит на том стуле, и ее красное платье, как мазок крови. В тот день прошел не один час, прежде чем его сердце стало биться нормально, но потом он был по горло занят тем, чтобы убедить Анну отправиться на континент. Последующее чувство вины перед Шарли оказалось подавляющим, и он решил, что должен предпринять что угодно, чтобы возместить ей все, что пришлось пережить по милости свихнувшейся Анны. Шарли приняла от Фразьера лишь ничтожную сумму, хотя за все те беды, которые принесло ей их знакомство, она заслуживает гораздо большего. Бэй проконсультировался со своим банкиром, планируя успокоить чувство вины солидной суммой наличных.

Но потом Бэй мысленно представил ее, не напуганную, но розовую, теплую и сладко тающую в его объятиях, трепещущую от наслаждения, всхлипывающую его имя. Этот образ быстро перехлестнул первый и несколько ночей преследовал его в одинокой постели. Бэй решил сам увидеть ее и убедиться, что с ней все в порядке. Это было по-джентльменски.

Вот только его обуревали совсем неджентльменские мысли. Даже несмотря на отвратительное серое платье и угрюмое лицо, ему хотелось отыскать ближайшую мягкую кровать и зацеловать Шарли до потери сознания. Всю, с головы до ног.

— Ты просто ненормальный. Тебе не удастся купить меня ни за какую цену. — Она стала носиться по кухне с еще большим раздражением, чем раньше, начав скучное перечисление его недостатков. Бэй откинулся на спинку стула, с восхищением наблюдая за ней. Не каждая старая дева откажется от пяти тысяч фунтов. К тому же такая красноречивая, хотя он перестал слушать где-то после девятого или десятого «злодея». Шарли — крайне необычная женщина. Он правильно сделал, что приехал, даже если его благородные побуждения были сейчас засунуты подальше, а все мысли переместились в штаны.

— Ну? — несколько визгливо спросила она.

Бэй не без труда вырвал себя из фантазий.

— Прошу прощения… Что ты спросила?

— Молоко или лимон? Если лимон, у меня его нет. Уверена, что в «Свинье и свистке» лимоны есть. Целый ящик. — Она шлепнула на стол белую керамическую кружку. В кухонном шкафу стояли красивые бело-голубые тарелки и чашки, но ему дали эту грубую, уродливую кружку с отколотым краешком.

— Просто сахар, Шарли. Мне понадобится что-нибудь сладкое, если придется сидеть здесь и выслушивать бес конечные нотации.

— Бесконечные? Да я еще даже не начала! — Шарли буквально швырнула ему сахарницу, а следом за ней — щипчики. — Ты погубишь мою репутацию! Не удивлюсь, если все соседи сейчас смотрят в свои окна, дожидаясь, когда ты выйдешь. Не знаю, зачем я впустила тебя, просто не знаю! — Она резко села и закрыла лицо руками.

Они были немножко шершавые, заметил он, возможно, от работы в саду и в доме. В ту первую ночь, когда он почувствовал их на своей спине, ему следовало бы понять, что это не руки изнеженной любовницы. Но он был слишком занят, чтобы думать.

— Шарли, — осторожно проговорил Бэй, — у тебя нет причин расстраиваться.

— Нет причин? Да меня из-за тебя чуть не убили!

— Ну, — отозвался он, бросая маленький кусочек сахара в свою кружку, — полагаю, я мог бы сказать то же самое. Но вот мы здесь, целы и невредимы, мирно пьем чай. — Он сунул в чай палец и помешал, поскольку она не соизволила дать ему ложку. Чай в лучшем случае был чуть теплым. Она, должно быть, пытается прогнать его отсюда.

Шарли встала и подошла к буфету. Взяла чашку с блюдцем и, все еще обеспокоенно хмурясь, налила себе холодного чаю. Бэю хотелось разгладить крошечную морщинку, которая появилась между темных бровей, прогнать тучи из ее голубых глаз, заставить розовые губки улыбаться.

— Шесть тысяч, — сказал он.

Шарли поперхнулась чаем. Она со стуком поставила свою чашку.

— Ты не слышал ни слова из того, что я говорила?

Бэй улыбнулся:

— Боюсь, что нет. Я был слишком занят, наблюдая за тем, как ты в возмущении носишься по кухне. Ты такая обворожительная, когда злишься.

Шарли фыркнула.

— Ох, Бога ради, придумай что-нибудь пооригинальнее.

— Но это правда. Ты так полна возмущения и страсти, ты произвела на меня неизгладимое впечатление. Иначе меня бы здесь не было.

— Давай посмотрим, правильно ли я тебя поняла. Ты уплатишь мне шесть тысяч фунтов, если я поеду с тобой в Дорсет?

Бэй сложил руки на груди и кивнул. Не совсем так он хотел убедить ее поехать с ним в Байяр-Корт на романтические каникулы. Предлагать деньги — это так грубо и пошло. Но он нуждается в утешении, и, похоже, Шарли единственная, кто может ему в этом помочь. Чем скорее он сотрет из своего сознания Анну Уитли, тем счастливее будет.

— Ты правда намерен выбросить шесть тысяч фунтов за несколько дней любовных утех?

— Вообще-то я надеялся, что ты проведешь со мной лето, — спокойно молвил Бэй.

Шарли поднялась, двигаясь, словно лунатик. Она вернулась к столу с банкой золотистого сливового джема, водрузив ее перед собой. В животе у Бэя заурчало. Не собирается же она есть, не предложив ему? Нож все еще лежал на полу. Бэй встал, поднял его и отрезал еще ломоть хлеба.

— Где у тебя посуда?

Она молча указала на кухонный шкаф. Он выдвинул ящик и взял ложку из скромной коллекции дешевого серебра и олова. Схватив две тарелки, вернулся к столу и стал делать бутерброды с джемом. Он проглотил бутерброд в три приема, а она таращилась на свой так, словно не понимала, что перед ней.

— Почему?

Бэй проглотил последний кусок. Джем оказался невероятно вкусным, просто пальчики оближешь. Он видел сливы у нее в саду, он ведь действительно интересуется садоводством. В конце концов, он же внук Грейс. Эта банка, вероятно, последняя из запасов прошлого лета. Еще несколько таинственных стеклянных емкостей стояли в ряд на полке буфета. Наверное, Шарли сама консервировала.

— Что — почему?

— Ты мог бы выбрать любую куртизанку Лондона. Ты же владеешь домом на Джейн-стрит, а это гарантия того, что ты можешь заполучить лучшую из лучших. Я знаю, что говорю, потому что немножко познакомилась с соседками. Они… они просто изумительные.

Бэй улыбнулся, представив Шарли среди куртизанок. Он знал про регулярные развлечения на Джейн-стрит, но просто не мог вообразить, что его Шарли будет присутствовать на них.

— Я предпочитаю тебя, Шарли. Мы уже неплохо приспособились, привыкли друг к другу и, должен добавить, отнюдь не в скучном смысле. Если ты беспокоишься о своей репутации, то не стоит. Байяр-Корт довольно изолирован. Обслуживать нас будут Фразьер, миссис Келли и Ирен — проверенные слуги, которые умеют держать язык за зубами. Большую часть бабушкиной челяди я распустил, когда закрывал дом, и всем им нашел работу, поэтому можете стереть с лица эту свою презрительную ухмылку, миссис Фэллон. Соседи с уважением отнесутся к тому, что я в трауре, и не будут ждать от меня участия в светской жизни. У нас будет время лучше узнать друг друга.

— С чего ты взял, что я хочу узнать тебя лучше? — Лицо Шарли опять покраснело — не слишком добрый знак.

Бэй пожал плечами.

— Ты должна признать, что под конец мы неплохо ладили. Знаешь, в ту ночь, когда меня похитили, я ведь шел к тебе.

— Чушь! Ты собирался во Францию, чтобы увидеться с моей сестрой.

— Нет. Я передумал. Я решил дать мистеру Малгру отработать свой гонорар. Я не хотел оставлять тебя, Шарли. Не хотел покидать твою постель.

Она молчала, и руки, держащие чашку, дрожали. Должно быть, она услышала искренность в его голосе, должно быть, поняла, что он пока не готов навсегда оставить ее в Малых Кущах. Летняя идиллия — именно то, что нужно им обоим. Они пережили трудное время и заслуживают некоторого восстановления духа. Даже если это будет стоить ему кучу денег.

Он оглядел простую комнату, большую часть которой занимала внушительная печь. Полоска сажи на побеленной стене показывала, что печь дымит, но в остальном кухня была безупречно чистой. На плите стоял до блеска начищенный медный чайник. Даже без намека на какие-либо украшения кухня радовала глаз, как и гостиная, в которой он с трудом мог выпрямиться в полный рост. Возможно, ее голову не вскружить деньгами — она совсем не такая, как ее сестра.

— Ты искушаешь меня, — наконец сказала Шарли.

— Это хорошо. — Он широко улыбнулся.

— Ох, не ты! — негодующе фыркнула она, снова раздражаясь. — Почти невозможно отказаться от такой суммы денег. Я могла бы сделать для деревни много хорошего.

— Но эти деньги для тебя, Шарли, для твоего будущего.

— Малый Иссоп и есть мое будущее. Ведь ты же не предлагаешь мне брак.

Холодок тревоги пробежал у него по позвоночнику. Конечно, он не может предложить ей выйти за него, хотя это не значит, что она не сделает какого-нибудь мужчину счастливым мужем. Судя по состоянию коттеджа, она отличная домохозяйка, хотя, разумеется, его жене не пришлось бы шевелить и пальцем об этом позаботился дед, денежный мешок. И Бэй по опыту знает, что ее поведение в спальне — мечта каждого мужчины. Каждую ночь с тех пор, как они расстались, он мучился, терзался по ней.

Она собрала и отнесла тарелки в оловянную раковину. Он отодвинул от себя холодный чай и встал.

— Подумай о моем предложении, Шарли. Я буду в «Свинье и свистке» до тех пор, пока ты не дашь мне знать о своем решении.

Она продолжила мыть посуду, как будто его тут и нет. Что ж, прекрасно. Пусть поварится в собственном соку день, неделю, сколько потребуется. А он побродит по окрестностям, изучая местные сады, покуда она не образумится и не придет в его объятия.

Глава 18

Шарлотта провела бессонную ночь, считая дождевые капли, которые стучали по крыше. Бэй просто невозможен, он — сам дьявол, дразнить ее такой огромной суммой денег. Она была бы устроена в жизни, и не пришлось бы никогда мучиться вопросом, продать или не продать что-нибудь из присланных Деб вещей, и не пришлось бы плести ни дюйма кружева. Банкноты, которые она спрятала в глиняном кувшине, могли бы сгореть в огне, и ей не понадобилось бы обжигать пальцы, чтобы спасти их.

Да еще и лето у моря. Она осознала, что скучает по своему дому детства, по плеску волн о камни, по ощущению порывистого ветра на лице, по позолоченной ленте лунного света на воде в тихую ночь. Когда родители утонули, она отвернулась от океана, возненавидев то, что когда-то любила. Но прошло десять лет. Ей бы хотелось провести каникулы на побережье, может, даже поплавать под парусом, если представится такая возможность.

Но если она чувствовала себя неловко, беря деньги у мистера Фразьера, то как же ей смириться с предложением Бэя? Тогда она будет настоящей проституткой, всецело в его распоряжении. Нельзя будет отказать ему ни в каком требовании после того, как он заплатил такую непомерную сумму. Она будет полностью в его власти. Нелепая ситуация!..

Пусть себе торчит в деревенской гостинице. Ему скоро надоест ждать от нее ответа. Ему просто придется найти какой-нибудь другой объект для своих чар. Шарлотта не поддастся его обаянию. Больше не поддастся.

Раздражённая, она выбралась из постели и застелила ее. Шарлотта всегда первым делом убирала постель, У нее был свой распорядок, которого она придерживалась. Сегодня понедельник, значит, она будет убирать свою чистую кухню, а потом пойдет по магазинам. День для разнообразия выдался погожим, Наконец-то она сможет заняться своим заросшим садом, как следует поработает и избавится от раздражения на Майкла Ксавье Байяра. Она повязала голову чистым платком, надела фартук поверх своего старенького ситцевого платья и вошла в кухню.

Да так и застыла на пороге. На столе все еще стояла кружка с чаем, из которой пил Бэй. Шарлотта была настолько выбита из колеи, когда он вчера ушел, что отправилась прямиком в гостиную и остервенело плела кружево до тех пор, пока не заболели руки и не стемнело настолько, что стало плохо видно. Она пошла спать без ужина, за весь день съев только бутерброд с вареньем, так что сейчас умирала с голоду.

Схватив кружку со стола, Шарлотта открыла заднюю дверь и зашвырнула ее в сад, где та покатилась по траве. Все равно ею больше нельзя пользоваться. Иногда она держала в ней монеты и шпильки. Быть может, Бэй проглотил одну.

Подбросив угля, она пошуровала в печке кочергой, вскипятила воды и пожарила яичницу. Закончив завтракать, убрала на кухне и стала отскребать пятно сажи на стене. Если б у нее было шесть тысяч фунтов, она могла бы купить новую плиту, которая не дымит. Если б у нее было шесть тысяч фунтов, она могла бы нанять миссис Финч, чтобы отскребать стены и подметать полы, а сама бы на скамейке в саду читала один из пикантных романов Кэролайн.

Нет, она этого не сделает.

Она переоделась в платье получше, взяла корзину и вышла из дома. Ветки слив были увешаны зелеными плодами. Через несколько недель пора варить варенье. Если она будет в Байяр-Корте, все эти вкусные сливы попадают на землю, где их поклюют птицы и съедят червяки, и что же тогда она будет намазывать на хлеб зимой? И малину с черной смородиной она пропустила. Она как раз делала заготовки из клубники, когда пришло письмо от Деб, так что у нее по крайней мере, есть клубничное варенье, хотя она обещала миссис Кембл дюжину баночек для церковной ярмарки в августе.

Но если у нее будет шесть тысяч фунтов, она сможет сама накупить баночек с джемом на любой церковной ярмарке.

Шарлотта мысленно шлепнула себя по щеке. У нее есть гордость. Есть достоинство. У нее, несмотря ни на что, есть скромность. Одно дело — стать любовницей по ошибке и в результате шантажа, и совсем другое — согласиться на это по доброй воле.

Озабоченная своей возрожденной добродетелью, она уже почти прошла мимо деревянной калитки мистера Трамбулла, когда услышала, что старый джентльмен окликает ее. Он опирался на свою трость. Сад мистера Трамбулла был его гордостью и радостью, хотя в последние несколько лет, после смерти жены, ему пришлось сильно урезать размеры сада. В особенности его розы были предметом всеобщего восхищения. Поскольку он хромал, Шарлотта частенько приносила продукты и ему, когда ходила по магазинам. Она умела поторговаться и купить товар подешевле, что прекрасно устраивало обоих в их стесненных обстоятельствах.

— Здравствуйте, миссис Фэллон!

— Доброе утро, мистер Трамбулл. Я иду по магазинам. Купить вам что-нибудь?

— Не нужно, не нужно. Здесь у меня ваш знакомый, который уже сходил в лавку и вернулся. Появился у меня на пороге рано утречком. Хороший парень. Наотрез отказался взять хоть пенни за хлопоты, но просит несколько черенков китайских роз. Я так прямо и сказал ему, что сделка неравная. Бог мой, да он накупил столько всего, что мне и до конца жизни все не съесть!

Сердце Шарлотты заколотилось.

— Знакомый?

— Ага. Сказал, викарий представил вас вчера в церкви. Сэр Майкл Ксавье Байяр. Служивый человек, но сейчас на отдыхе, ездит по деревням, смотрит сады. Хочет заложить сад в память о своей покойной бабушке. Старушка любила розы, вот оно как. Не знаю уж, что привело его в наш медвежий угол, но рад помочь. — Мистер Трамбулл гордо просиял, обнажив несколько желтых зубов. — Он сейчас позади дома, расчищает поросль, с которой я не смог справиться. Я уж не тот, что прежде, и это факт.

Что же это такое? Зачем Бэю работать у ее соседа, если не для того, чтоб шпионить за ней?

— Я бы не назвала сэра Майкла знакомым, мистер Трамбулл. Он хотел посмотреть мой сад вчера после церковной службы, но дождь помешал. Ему очень понравились цветы, которыми я украсила алтарь.

— Уверен, они были прелестны, как всегда. Сам-то я не мог пойти посмотреть на них, никак не мог. Слишком сыро. Мои старые кости болят. Викарий Кембл заходил вчера после вечерни, так что, полагаю, я все еще на хорошем счету у Господа. Скажу сэру Майклу, что вы примете его после того, как вернетесь из магазинов. Он весьма интересуется вашим садом. Похоже, ему нравятся ваши «Ножки нимф». — Старик усмехнулся. Что ж, «Ножки нимф», как название сорта роз, и в самом деле звучит довольно пикантно. Но как бы они ни назывались, это очень красивые, пышные розовые розы.

Сегодня у Шарлотты не было повода запретить осмотр сада. Небо было чистым и ярко-голубым. И даже если она задержится в пяти маленьких магазинчиках Малого Иссопа, ей не удастся отсрочить неизбежное, не вызвав подозрений. Нельзя же до бесконечности разглядывать нитки или спорить о преимуществах бараньей отбивной перед свиной.

— Пожалуйста, скажите сэру Майклу, что у меня будет время увидеться с ним в четыре часа. Полагаю, я смогу угостить его чашечкой чая.

Старый джентльмен кивнул:

— Ну да, ну да, так у парня будет время почиститься. А он красавчик, миссис Фэллон. Ну, полагаю, вы это уже заметили, — сказал он, лукаво поблескивая своими слезящимися глазами. Для старого, почти слепого человека мистер Трамбулл слишком уж наблюдателен.

— Не заметила! — вздернув нос, отрезала Шарлотта. — Единственный мужчина, которого я замечала, был мистер Фэллон, упокой, Господи, его душу. — За последние десять лет ее вымышленный покойный супруг обрел довольно мифические пропорции. Порой Шарлотта спрашивала себя, не перебарщивает ли она. Ни один мужчина не мог сравниться с ним, но в том-то и была суть. Ей успешно удалось отвергнуть горстку нежелательных поклонников, которые проявляли интерес к хорошенькой молодой вдовушке. Она не собиралась связываться с еще одним Робертом, ибо все мужчины в душе те же «Роберты» — честолюбивые, непостоянные, вечно поглядывающие на сторону.

Она попрощалась с мистером Трамбуллом и отправилась в центр деревни. Если Бэй придет к четырем часам, надо напоить его чаем, на этот раз горячим. Не было времени испечь печенье, поэтому она купила полфунта в булочной вместе со свежей буханкой хлеба. Она выставит хорошую посуду и за столом будет вести приятную беседу, вежливо откажет ему и пожелает всего наилучшего. Если повезет, он упакует свои вещи и черенки роз, покинет Малый Иссоп завтра утром, и она больше никогда не увидит его.

Остальное время Шарлотта посвятила тому, что готовила себя и дом к визиту нежеланного гостя. Пусть это глупое тщеславие, но она надела свое лучшее синее платье, окаймленное сплетенным собственными руками кружевом, и повязала на голову новый чепец. На поставленном в гостиной чайном столе красовался материнский сервиз, а аккуратно порезанные треугольники сандвичей и горку печенья прикрывали накрахмаленные салфетки. На решетке маленького камина медленно закипал чайник. После целой недели дождей в доме все еще было сыровато и прохладно. Чтобы успокоить нервы, она взяла свои коклюшки и щелкала ими до тех пор, пока не услышала стук в дверь точно в тот момент, как ее часы на каминной полке пробили четыре раза.

Бэй слегка пригнулся, когда она впустила его в узкий коридор. Сэр Майкл был намного выше ее, что давало ей чувство спокойствия и безопасности в его объятиях. Но только не теперь, ибо она рискует остаться с разбитым сердцем, если согласится на его план.

Бэй наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, и она отскочила.

— Мистер Трамбулл может подглядывать, — быстро проговорила она. — Спасибо, что помог ему.

— Он милый старик. Вот. Это тебе. — Бэй вручил ей сверток в коричневой оберточной бумаге.

— Что это?

— Открой и увидишь.

Шарлотта нахмурилась.

— Тебе необязательно дарить мне подарки. Я не собираюсь принимать твое предложение, и что бы ты мне ни подарил, это не убедит меня передумать. — Она разорвала бумагу и обнаружила ту самую щербатую белую кружку, которую выбросила в сад. Внутри была красная бархатная сумочка на завязках.

— Я спас твою кружку. Она лежала там, как снежок на траве. Согласен, ее уже нельзя использовать по прямому назначению, но она послужила сосудом для другого подарка.

Шарлотта поставила кружку на высокий стол, открыла сумочку и ахнула.

— На этот раз я не хочу его возвращать, — проговорил Бэй голосом тягучим и ровным, как шоколадный крем. — Ты заслуживаешь его после всех неприятностей, которые я причинил тебе. Я собирался отдать его тебе вчера, но обстоятельства показались мне неподходящими. Ты была так сердита, что могла задушить меня.

Шарлотта растерялась, она ничего не соображала. Рубины и бриллианты оттягивали ей руку. Если вчера она была ослеплена ожерельем, то сегодня оно заворожило ее. Не может же Бэй в самом деле подарить его ей после всего того шума, который поднял, когда Деб увезла ожерелье?

Губы ее онемели.

— Но оно же принадлежало твоей бабушке.

— Да, и, честно говоря, она совсем не любила его. Никогда не носила. Боюсь, его история — отнюдь не история вечной любви. Мой дед был шельмец, каких еще поискать. Он сколотил свое состояние на Востоке, нарушая все мыслимые правила. И свои брачные обеты. Ожерелье было подарком, предназначенным загладить вину. Полагаю, я просто продолжаю традицию. Я искренне сожалею обо всех унижениях, которым подверг тебя. Но я не жалею о том, что встретил тебя, Шарли, твое приглашение на чай все еще в силе? После нескольких часов махания топором и щелканья садовыми ножницами меня мучит жажда.

Бэй прошел мимо нее и преспокойно расположился на обитом выцветшим ситцем стуле. Ей ничего не оставалось, как последовать за ним в гостиную, неся ожерелье, которое утяжеляло каждый шаг. Она положила ожерелье ему на колени.

— Я не могу это принять. Ты же знаешь, что не могу.

— Почему? Ты его заслужила, Шарли. Каждый камень.

Вдруг почувствовав головокружение, она осторожно залила крутым кипятком заварку и поставила чайник на подставку перед камином. Села за чайный стол и занялась ситечками и дребезжащими чашками, жалея, что она не в своей простой кухне, где Бэй не маячил бы так грозно. Нет, он не пытался подавлять ее — он сидел, расслабленно откинувшись на стуле, темные очертания на фоне светлых стен. Волосы его казались чуть длиннее, чем обычно. И, кажется, Шарлотта заметила медную прядку возле виска. Квадратная челюсть потемнела от пробивающейся щетины, и на мгновение Шарли захотелось протянуть руку через стол и дотронуться до нее.

— Бэй, — заявила она с раздражением, — я уже не раз говорила тебе, что я — добродетельная женщина. По крайней мере, старалась ею быть. В юности я совершила ошибку и с тех пор каждый божий день расплачиваюсь за нее, Мне не нужны ни драгоценности, ни деньги для той жизни, которой я живу сейчас. Мистер Фразьер был более чем щедр, когда я уезжала из Лондона. Я не могу стать игрушкой богача, даже если этот богач — ты.

Бэй отхлебнул чаю.

— Значит, я все-таки немножко нравлюсь тебе.

Шарлотта почувствовала, как щекам стало жарко.

— Что я чувствую или не чувствую, не имеет значения.

— Шарли, чувства — это все. Жизнь коротка, знаешь ли. Если ты не знала этого до встречи со мной, то с тех пор-то должна была убедиться. Такая женщина, как ты, не должна всю оставшуюся жизнь прозябать в глуши. Это… это грех.

— Я не Дебора!

Бэй поставил свою чашку и наклонился вперед. Он выглядел подозрительно серьезным, черные глаза пылали.

— Разумеется, нет. Ты лучше. Полная жизни и неподдельной страсти. Дебора — сплошь сверкающая поверхность, ты же светишься изнутри, Шарли. Я дурак, что не заметил разницу раньше.

Он помолчал, давая ей время осмыслить комплимент. Он и вправду мастер убеждения. Если тебя не очарует его внешность, то голос убаюкает и уговорит на что угодно.

— Если ты так решительно настроена похоронить себя в Малых Задворках, — продолжал он, — то какой тебе будет вред от того, что ты проведешь три месяца со мной в имении? Считай это своей лебединой песней. Прощанием с той женщиной, которая, как мы оба знаем, живет в тебе. Я буду баловать тебя так, как ты того заслуживаешь. Тебе ни о чем не придется беспокоиться. А потом возвращайся и твори добро с помощью моих денег. Надевай мое ожерелье под свою наглухо застегнутую ночную рубашку, где его никто никогда не увидит.

Шарлотта с трудом подавила дрожь. Она чувствовала себя змеей, извивающейся под гипнотическую музыку заклинателя. Ей следовало бы придумать какой-то находчивый ответ, что-нибудь резкое и обескураживающее, чтобы он залпом проглотил свой чай и ушел навсегда. Но вместо того, чтобы укусить Бэя, она откусила сандвич, сражаясь с подступившим к горлу комом.

— Я говорил со своим банкиром. Согласишься ты поехать в Дорсет или нет, на твое имя будет переведена значительная сумма. Тебе удалось заставить меня раскаиваться, а я из тех людей, которые редко в чем-то раскаиваются или о чем-то жалеют, Шарли. Но я неподобающе обращался с тобой, навлек на тебя всяческие беды и хочу успокоить свою совесть.

Итак, он в любом случае предлагает целое состояние. С ней и в самом деле неподобающе обращались с того самого момента, как она проснулась в его объятиях. Ее лишили свободы, хотя это было более чем приятное заключение. И ее до смерти напугала его сумасшедшая жена. Но снова оказаться в его объятиях было бы совсем не трудно.

О нет, напротив.

У нее в жизни было так мало любви, хотя вряд ли Роберт по-настоящему любил ее. Да и Бэй тоже. Они оба любили ее тело. Она все еще достаточно молода, чтобы испытывать желание, несмотря на годы вынужденной непорочности. Сможет ли она прожить следующие тридцать лет, не пожелав еще хотя бы одной ночи с Бэем?

Еще одна ночь может у нее быть. Во всяком случае, день. Она может позволить ему это прямо сейчас, может сосредоточиться на каждом поцелуе, ласке, объятии. А потом хранить их в закромах памяти для предстоящих холодных зим, как фунты стерлингов в глиняном кувшине.

Дать Бэю хотя бы малую толику того, что он хочет, за те деньги, которые он, похоже, твердо намерен пожаловать ей. Позволить себе эту лебединую песню, как он выразился. Почувствовать его на себе и в себе, его руки, язык, зубы на своем теле.

Она поднялась, и он быстро встал, озабоченно сдвинув брови.

Она облизнула губы.

— Я не могу дать тебе три месяца, Бэй. Но могу дать тебе три часа. Сейчас. Это все, на что я осмелюсь. — Она протянула к нему дрожащую руку.

Он прижался поцелуем к ее руке.

— А вдруг я смогу убедить тебя подарить мне чуть больше времени? Скажем, месяц?

— Попытка не пытка. — Шарлотта почувствовала, как приподнимаются уголки ее рта. Должно быть, она такая же ненормальная, как и Анна Уитли, но он такой неотразимо соблазнительный!..

— Что ж, принимаю вызов. В сущности, уже принял. — Он прижал ее ладонь к своим бриджам. — Видишь? Я тверд с тех пор, как вошел в твою дверь. Пойди задерни шторы в спальне. Мы же не хотим удивлять мистера Трамбулла.

Шарлотта и сама была удивлена. Но она отбросила осторожность, мысленно отгородилась от всех сомнений и повела Бэя к себе в спальню.

Он развязал ее дурацкий чепец. Это же просто преступление — скрывать такие волосы. Блестящие волнистые локоны растеклись по спине, когда он осторожно вытащил все шпильки до единой. Шарлотта стояла тихо, опустив глаза, словно боялась встретиться с ним взглядом. Ресницы казались неестественно темными на бледной коже.

Шарли боится его! И боится себя, боится того, что происходит между ними. Ему придется подготавливать ее нежно, не спеша, если еще есть надежда превратить три часа в тридцать дней. Он с удовольствием предвкушал целый месяц восхитительных баталий как в постели, так и вне ее. Он умеет быть убедительным и на словах, и на деле. Она упадет со своего пьедестала прямо в его объятия.

Но, если честно, это она убедила его приехать за ней сюда, не приложив к этому ни малейших усилий.

Комната ее была маленькой, простой, девичьей, с белоснежным, без единой складочки бельем. Скоро он это изменит. В Байяр-Корте у него массивная елизаветинская кровать, на которой может поместиться целая небольшая семья. Он представил себя и Шарли, занимающихся любовью там, словно в каком-то экзотическом восточном шатре. Сегодня ему придется сдерживать свое желание, иначе они окажутся на покрытом домотканым ковриком полу. Он расстегнул ее простое синее платье, надеясь, что она, по крайней мере, протянет руку к его шейному платку, но она продолжала стоять совершенно неподвижно. Как христианская мученица, покорно дожидающаяся на фарфоровом блюде, когда лев придет за своим ужином. Так не пойдет. Она серьезная и скованная, как монашка. Неужели уже забыла, что сама предложила заняться любовью прямо здесь и сейчас? Он просто пришел на чай, ожидая очередного отпора.

Он всунул один палец ей под мышку и пощекотал. Она дернулась, закусила губу, но ничего не сказала. Он пощекотал еще, на этот раз обеими руками, и она тихо вскрикнула. Платье упало на пол. Она повалилась спиной на кровать, а его пальцы продолжили свое озорство. Теперь она, беспомощная, смеялась и извивалась. Лицо немножко порозовело от гнева и… удовольствия.

— Прекрати немедленно! — закричала Шарли, прежде чем взвизгнуть. Пока она безрезультатно отбивалась, грудь ее под корсетом вздымалась и опадала. Губы приоткрылись, чтобы запротестовать. Ему пришлось прекратить эту взаимную пытку, поэтому он поцеловал ее, как хотелось сделать с самой первой-минуты, когда он чуть не лишился головы, входя в ее домик.

У Шарли был вкус кресс-салата и масла. Такая сладкая. Мягкая. Он обхватил ее лицо одной рукой, а второй развязал шнуровку, чтобы освободить пышную грудь. Она идеально легла в его ладонь, само желание и соблазн. Он скучал по апельсиновому запаху, по бархату кожи. Скучал по всему, даже по ее вспыльчивому нраву и безобразным чепцам. Он хотел признаться в этом, но время умолять прошло. Пора воспользоваться другими методами.

В этом ему помог язык, рисующий влажные круги вокруг потемневшего соска. Бэй пировал не спеша, намеренно смакуя каждую секунду этого изысканнейшего удовольствия, доставляя наслаждение себе и, надо надеяться, ей тоже. Он понял, что добился успеха, когда услышал ее вздох и почувствовал, как пальцы скользнули ему в волосы. Ее вкус, куда более божественный, чем все деликатесы мира, вместе взятые, наполнил рот. Бэй ощутил, как она тает под его ласками, как раздвигаются ее ноги. Он потянул вверх край шемизетки, скользя кончиками пальцев по гладкой коже. Ее белые бедра, чувствительное местечко под коленями, прекрасный живот — они удостоятся его внимания позже. Сейчас же единственное, чего он хотел, — это прикоснуться к ее сердцевине. Попасть внутрь и никогда не уходить. Заставить ее умолять остаться на ночь. Она была горячей, влажной, манящей.

Но он может подождать, хотя и недолго. Он стал легонько потирать чувствительную кожу, доставляя этим удовольствие не только ей, но и себе. Он извлечет пользу из каждого прикосновения, из каждой ласки, из каждого кусочка то натягивающейся, как струна, то расслабляющейся плоти. Шарли задрожала под ним, когда он подвел ее к самому краю, чувствуя, что и сам готов взорваться.

Взяв сосок, он втянул его в рот и почувствовал, как ее мир сместился. Шарли вскрикнула, вонзив ногти ему в плечо. Он на время набросил узду на собственное желание, продолжая гладить, ласкать, покусывать ее, пока она распадалась в его объятиях на тысячи кусочков. А потом Шарлотта удивила его, красочно описав все то, что он и сам собирался с ней сделать.

Это было все равно что приказ, а он, как солдат, привык подчиняться приказам. Вот вам и нежно, вот вам и постепенно. Она была такой же необузданной и страстной, как и он. Ему придется утолить их обоюдную жажду, и как можно скорее.

По-видимому, она чувствовала тоже самое. Не было времени ни на какую прелюдию. Не было времени даже на то, чтобы снять сюртук или ее рубашку. Чьи-то руки — он даже не понял, его или ее — лихорадочно расстегивали ширинку бриджей, и в следующую секунду он вошел в Шарли одним мощным движением. Она восхитительно сжалась вокруг него. Он настолько затерялся в ощущениях, что забыл поцеловать ее, только зажмурился и вонзился глубже. Это было так прекрасно, так божественно, почти невыносимо. Она приподнялась навстречу ему и увлекла вниз, легонько куснув в шею.

Накал страсти между ними плясал на его коже. Он открыл глаза, думая, что увидит свой сюртук, объятый пламенем, но вместо этого увидел возлюбленную со спутанной массой волос, пылающей нежной кожей и приоткрытыми в радостном удивлении губами. Его язык скользнул внутрь, и она сделала ответный выпад, как будто умирала с голоду, впервые пробуя его. Он мог бы целовать ее до бесконечности, упиваясь этой сладостью. Их слияние было таким правильным, таким естественным. Не надо было ни о чем задумываться, не надо было говорить какие-то пустые слова — она открывалась навстречу ему с готовностью, не уступая ни в нетерпении, ни в страсти. Волнообразные спазмы окружили, сжали его плоть, когда она добралась до высшей точки наслаждения, коротко вскрикивая между поцелуями. Это было как в ту, первую ночь, когда Шарли думала, что это сон. Возможно, это ему сейчас снится сон, ибо наверняка все это слишком идеально, чтобы быть реальным.

Но реальность все же вторглась в эту ожившую фантазию, поэтому Бэй вышел из Шарли и выплеснул семя ей на живот. А потом лежал, прижавшись к ней, слушая лихорадочный стук их сердец. Ее белая грудь мягко пружинила под его ладонью. Все его одежды внезапно показались обременительными. Он овладел ею как грубое животное, но судя по ленивой улыбке, она не возражала.

— Прости, это было слишком грубо, слишком поспешно. Я даже не снял сапоги.

Она дотронулась до шрама на его щеке.

— У нас есть еще почти все наши три часа. — Голос ее был игривым и сладострастным. Как быстро Шарли привела его к завершению. Но это было так хорошо. А в следующий раз будет еще лучше. Бэй отодвинулся и потянул свой шейный платок. Она села и стянула через голову рубашку.

Ее тело было еще желаннее, чем он помнил. Она вся блестела от любовной испарины, а ее запах пробуждал в нем желание слизнуть каждую капельку влаги. Она воспользовалась рубашкой, чтобы обтереться. Если б они были на Джейн-стрит, то могли бы вместе искупаться. Он избавился от своей помятой одежды и вернулся в постель, с изумлением заметив, как его плоть снова возрождается к жизни.

Бэй почувствовал, как Шарли снова превращается в чопорную и правильную старую деву, отдаляясь от него и телом, и душой. Ее лицо утратило часть своей прелестной мягкости, как будто она очнулась от грез. Он хотел, чтобы Шарли вернулась, хотел, чтобы они оба вернулись туда, где мир сужается до размеров кровати, на которой они лежат, где жизнь проста и понятна. Он заставит ее послать к черту эту ее напускную скромность, и, если повезет, завтра утром они уже будут на пути в Дорсет.

Он опрокинул ее на подушки и провел языком от ямочки у горла к восхитительной горячей щелке. Шарли не скажет «нет». Не сможет сказать «нет». Она принадлежит ему вся, от макушки до пят, по крайней мере, на какое-то время.

Глава 19

Карета Бэя катила по подъездной аллее. Порывистый ветер пригибал высокую траву открытых полей. Впереди показался большой каменный дом, выходящий фасадом на серо-зеленое море. Грозовые тучи висели на горизонте, обещая продолжение плохой погоды, которая следовала за ними всю дорогу от Малого Иссопа. Редкие чахлые деревца торчали то тут, то там по обе стороны подъездной аллеи, но по большой части зеленое море травы встречалось с небом и океаном повсюду, куда хватало глаз. Шарлотта сделала глубокий вдох, наслаждаясь запахом соленого воздуха и дождя. Она дома впервые за десять лет, совсем не так далеко от того берега, где играла ребенком. Бэй пообещал ей плавание в море и катание на лодке, равно как и дни и ночи страстной любви.

Нет, не любви. Она не должна обманываться на этот счет. Не должна принимать их взаимную похоть за нечто большее. Да, похоть, и с этим ничего не поделаешь. Она словно забыла все советы и наставления, которые давала ей бедная матушка. «Нельзя… Неприлично… Не подобает…» Так много предложений начинала мама с этих слов! «Настоящая леди никогда…» Настоящая леди с бездумной несдержанностью никогда бы не отдавалась Бэю на постоялых дворах и в движущейся карете. Настоящая леди никогда бы не стояла коленями на подушке, лаская ртом плоть своего любовника. Настоящая леди никогда бы не приходила в экстаз от того, как он теряет самообладание. Настоящая леди не жаждала бы вкусить этой власти над ним. Шарлотта стыдилась того, с какой легкостью принимала каждый порок. Но как же приятно сбиться с пути, когда тебя ведет Бэй.

Она намеревалась сказать «нельзя», намеревалась сказать «нет». А вместо этого в вялом оцепенении смотрела, как Бэй при свете свечей укладывает ее вещи в саквояж. Он унес его прежде, чем в «Свинье и свистке» заперли двери. Он даже ни на минуту не сомневался в том, что сможет убедить ее поехать, коварный искуситель. На следующее утро она обнаружила, что стоит на пороге дома мистера Трамбулла и бормочет, что сестра снова вызвала ее в Лондон. Она проехала в почтовой карете три городка, прежде чем Бэй встретил ее во дворе трактира «Кузнечик». И хотя она не знала там ни души, все равно была под густой вуалью, как недавно овдовевшая матрона. Бэй почти сразу же вышвырнул в окно своей кареты и эту вуаль, и чепец под ней. А когда Шарлотта полезла в свой саквояж, то с раздражением обнаружила, что он каким-то образом избавился и от всех остальных ее чепцов. Но зато купил ей прелестную соломенную шляпку, сказав, что голубые ленточки такого же цвета, как ее глаза, поэтому она уже почти простила его.

Последний час он проявлял беспокойство, ерзал на сиденье, когда возница направлял карету по извилистой дороге вдоль скал, как будто тоже нервничал. Он говорил о своем доме с гордостью, и теперь Шарлотта увидела, что не без причины. Ее взору предстали многочисленные фронтоны и трубы якобинского фасада, изящные арочные окна. Высокая стена, увитая плющом и плетистыми розами, защищала бабушкин сад с восточной стороны дома. Где-то в багаже лежат черенки мистера Трамбулла. Бэй на каждой остановке аккуратно обертывал стебли во влажную вату.

Проезжая по длинной отмели, окруженной морем, они уже давно не встречали ни одного жилища. Бэй спрыгнул с высокого сиденья, чтобы отпереть ворота в конце подъездной аллеи. Карета проехала, затем Бэй снова запер ворота, «чтобы отбить охоту у какого-нибудь случайного визитера», как он сказал. Почему-то Шарлотта почувствовала себя в ловушке, не очень-то ей хотелось рисковать своей репутацией и бродить по имению. Примерно в миле отсюда они проезжали деревню, очень похожую на ту, в которой она выросла, с пивнушкой «Приют контрабандистов», само название которой говорило за себя. Правда, теперь, когда война закончилась, большинство свободных торговцев вынуждены были зарабатывать на жизнь честным трудом. Бэй во время поездки кратко изложил Шарлотте историю этой части дорсетского побережья.

Мальчишкой Бэй был очарован романтикой жизни контрабандистов, что его дед твердо пресек. Сам дом когда-то принадлежал видному семейству, которое на протяжении сотен лет занималось торговлей. Бэй из окна своей спальни часами мог наблюдать в дедушкину подзорную трубу за огнями на воде. Сейчас контрабандистов уже нет, но в его подвалах все еще имеется превосходный бренди. Он обещал Шарлотте маленькую рюмочку, как только их ноги ступят на плиточный пол Байяр-Корта.

В этой короткой поездке она чувствовала себя неважно, ее все время тошнило. Дороги были ухабистыми и грязными, а ненастная погода лишь усугубляла дело, вынуждая держать окна кареты плотно закрытыми. Она была заперта в душном воздухе кареты, хотя его запах — накрахмаленного белья, вишнево-лавровой воды и чувственности — был очень приятным. За последние две недели Шарлотта только один раз видела солнце, да и то провела часть того дня в объятиях Бэя за закрытыми шторами.

Сад к ее возвращению ужасно зарастет. Перед отъездом из Малого Иссопа она сунула деньги в артритную руку мистера Трамбулла, попросив нанять пару местных мальчишек для работы в их садах. Овощи и фрукты должны пойти бедным. Став богаче на шесть тысяч фунтов, она сможет заказать себе столько лакомств в «Фортнам и Мейсон», что хватит до конца жизни.

Шесть тысяч фунтов за тридцать дней. Двести фунтов за каждый день. Сумма немыслимая, но Бэй заверил, что для него это сущий пустяк. Судя, по дому, он баснословно богат. Шарлотта недоумевала, почему он пошел в армию. Как баронет и единственный сын, наверняка он мог остаться дома.

Но потом она вспомнила Анну и его незаконный брак. Бэй отправился на войну искать смерти. Шарлотта поежилась. Надо надеяться, что Анна теперь далеко, что ее тайные замыслы пресечены его преданными поверенными.

Они вынырнули из кареты под зонт, предоставленный верным мистером Фразьером. Миссис Келли приветливо и радостно улыбалась, когда они ступили на выложенный каменными плитами пол просторного холла. Очевидно, Шарлотта была прощена за свое прежнее поведение и теперь пользовалась благосклонностью экономки. Извинившись, Бэй почти тут же исчез с мистером Фразьером, предоставив Шарлотте осматривать дом без него.

Если на Джейн-стрит было мило, то отчий дом Бэя был в сотни раз величественнее и внушительнее. Резные дубовые панели покрывали стены. На первом этаже нигде не было никаких признаков художественной коллекции Бэя; наверняка она бы потрясла его старую бабушку. Миссис Келли сказала, что многие комнаты в доме все еще закрыты, они были закрыты, даже когда леди Байяр была еще жива, но все, что Шарлотта осмотрела, было изящным, со вкусом подобранным, сияющим и без единой пылинки. Немногочисленная челядь Бэя потрудилась на славу, подготавливая дом для того, что будет ее первым и последним медовым месяцем. Только вместо брачных обетов и обручального кольца она, покидая Байяр-Корт, будет иметь финансовую независимость и бесценное рубиновое ожерелье, которое Бэй все-таки заставил ее принять. Оно и сейчас было под ее серым платьем с высоким воротником.

Ожерелье было единственным, что он разрешал ей оставить на себе, когда они занимались любовью во время остановок в придорожных гостиницах. То, о чем он писал в своем письме, осуществилось, пусть и не с той сестрой, но все, что он предлагал, всегда выходило лучше обещанного, а Шарлотта порадовалась, что большая часть дома закрыта, ибо вряд ли сумела бы запомнить, что где, и не заблудиться. Миссис Келли слегка запыхалась, показывая ей гостиные, столовую, утреннюю комнату, комнату для завтрака, библиотеку и оранжерею — изысканное стеклянное сооружение, которое смотрело на огороженный стеной сад и свинцовое море. Сейчас зимний сад был пуст, и дождь беспрерывно стучал по стеклу. Шарлотта могла представить за окнами иней и снег, а внутри тропические растения, долетающие до самого потолка, но бабушка Бэя уже давно оставила свое увлечение.

Шарлотта и сама запыхалась, когда вошла в предназначенную ей спальню. Она была рада, что миссис Келли и Ирен не поселили ее в покои леди Байяр, которые все еще несли на себе отпечаток болезни. Нет, миссис Келли повела ее дальше по коридору.

Мы поместили вас рядышком с сэром Майклом. Он так и не переселился в дедушкины апартаменты, когда унаследовал дом. Не хотел тревожить старую бабушку.

— Возможно, переселится, когда снова женится, — тихо заметила Шарлотта.

Миссис Келли взглянула на нее с некоторым сочувствием. Дверь в покои Бэя была открыта. Комната, оклеенная синими обоями, казалась безошибочно мужской. Шарлотка не смогла побороть любопытства и шагнула через порог. Широкая кровать повернута лицом к освинцованным окнам, выходящим на море. Шарлотта тут же представила, как лежит на ней, а синий парчовый балдахин скрывает все те грешные вещи, которые Бэй с ней делает.

— Это его детская комната. Мистер Фразьер говорил, что его бабушка велела оформить ее по-новому, когда сэр Майкл вернулся с войны.

Шарлотта выглянула в окно.

— Бэй рассказывал мне, что наблюдал отсюда за контрабандистами.

— Очень может быть. Они вовсю промышляли на побережье. Моя сестра, бывало, присылала мне кружево, когда удавалось достать.

— Я плету кружево, миссис Келли. Возможно, у меня будет время сплести немножко и для вас. — На этот раз она специально взяла с собой нитки и коклюшки. Ничегонеделание действует ей на нервы.

— Ах, ну это было бы чудесно. Никогда не откажусь от ленточки кружева.

У Шарлотты еще будет предостаточно возможностей поводить носом среди вещей Бэя. Вслед за миссис Келли она спустилась на три ступеньки в другое крыло.

Кровать у него больше, зато вид из ее спальни оказался таким же великолепным. Словно невидимой рукой влекомая к окну, Шарлотта опустилась на мягкое сиденье в оконной нише, чтобы полюбоваться на ритмичную пляску белых «барашков» на воде. Шарлотта подумала, что вполне согласна хоть целый день сидеть вот так и смотреть на море.

Чары разрушила миссис Келли.

— Вам что-нибудь нужно, мисс Фэллон?

Шарлотта покачала головой. Позже она более тщательно рассмотрит свою комнату. Сейчас же единственное, чего ей хотелось, — это упиваться роскошью возвращения в Дорсет.

Ирен уже распаковала ее немудрящие пожитки. Миссис Келли посоветовала Шарлотте отдохнуть, а через час спуститься к чаю. Слишком взволнованная, чтобы спать, Шарлотта умылась и без помощи Ирен сняла свою дорожную одежду. Служанка — чудесная девушка, но Шарлотта уже так давно обходится без горничной, что привыкла все делать сама.

Она облачилась в очередное серое платье, но голова без привычного чепца старой девы казалась неестественно голой. Разумеется, ее соседи в Малом Иссопе думают, что она носит вдовий чепец. Она и в самом деле будет чувствовать себя вдовой, когда между ней и Бэем все закончится. У нее всего тридцать дней, чтобы насладиться этим браком понарошку.

Шарлотта вздохнула. То, что есть у них с Бэем сейчас, лучше, чем большинство браков. Люди часто женятся ради собственности и положения. Ради титулов и богатства. Если жена в состоянии без особого отвращения вытерпеть внимание своего мужа раз в неделю, то может считать, что ей повезло. Шарлотта же, напротив, не может дождаться, когда сорвет с себя платье и повалится с Бэем на его огромную кровать. Ей нравится разговаривать с ним, нравится любоваться его мужской красотой. Она понимает, почему Анна так решительно настроена заполучить его вновь. Он из тех мужчин, которых невозможно забыть.

Но забыть его придется, придется вернуться к реальности, в свой маленький домик.

Боже, да ведь теперь Шарлотта сможет позволить себе что-нибудь чуть пороскошнее. Дом с большим садом. Собственная оранжерея, где она будет плести свое кружево в тепле и сиянии солнца, в окружении цветущих растений. Ей, возможно, даже придется переехать из Малого Иссопа. Бэй обещал помочь ей хорошо вложить деньги, так, чтобы она могла увеличить свой капитал.

Но финансовый пузырь может лопнуть, и тогда она останется ни с чем, как ее родители. Она должна быть осторожной и осмотрительной, как со своими деньгами, так и с сердцем.

Шарлотта сняла рубиновое ожерелье и аккуратно завернула его в обшитый кружевом платок. Выйдя из комнаты, она пожалела, что не оставляла за собой след из хлебных мякишей, как Гензель и Гретель, чтобы найти обратную дорогу. Несколько раз свернув не туда, она наткнулась на миссис Келли, которая катила чайный столик в одну из гостиных на первом этаже. Огонь, пылающий в камине, разгонял сырость огромной комнаты. Бэй уже сидел в одном из двух вертящихся кресел в алькове. Незашторенные французские окна выходили на подстриженную лужайку со скамейкой. Дождевые капли скользили по стеклу, но ослепительная улыбка Бэя заменяла солнце. Он поднялся и поцеловал Шарлотте руку.

— Надеюсь, ты хорошо устроилась, и все пришлось тебе по вкусу?

— Да, конечно. — Ей пока не на что было жаловаться, разве что на отвратительную погоду, но с этим Бэй ничего не мог поделать. — Миссис Келли, благодарю вас. Все выглядит восхитительно вкусно. Я сама разолью чай.

Миссис Келли присовокупила даже стеклянную вазу с малиной, хотя Шарлотта не собиралась использовать ее, как в прошлый раз. По правде говоря, она была совсем не голодна.

— Извини, что оставил тебя одну и исчез. У меня были кое-какие дела с Фразьером. — Бэй проглотил сандвич и схватил еще один, как будто они не завтракали и довольно существенно не подкреплялись в середине дня.

— Как поживает мистер Фразьер? Сварлив, как всегда?

Бэй усмехнулся:

— Думающему скучно после всех недавних приключений.

— Не могу сказать то же самое о себе. Я предпочитаю тихо-мирно жить в деревне. Кстати, твой дом очень красивый. — Она из вежливости откусила маленький кусочек булочки.

— Все это заслуга моей бабушки. А это была ее любимая комната. В ясный день вид отсюда потрясающий. — Он зачерпнул ложку ягод, положил себе на тарелку и озорно вскинул бровь. Шарлотта сделала вид, что ничего не заметила.

— Могу себе представить. Даже сейчас он довольно величественный.

Ветер хлестал по кустам, вспенивал воду.

— Я и сам люблю хорошую бурю. Может, именно поэтому ты мне и нравишься. — Он нахально подмигнул ей.

— Да будет тебе известно, до встречи с тобой я была крайне сдержанная. Ты здорово умеешь провоцировать.

Он прожевал и проглотил ложку ягод, уж слишком наслаждаясь этим процессом. Язык его высунулся и облизал губы. Он был ярко-розовым. Шарлотта представила, как этот язык пробует на вкус ее.

— Да, мне это говорили. Посиди у меня на коленях, Шарли. У меня возникло желание спровоцировать тебя прямо сейчас, не откладывая в долгий ящик.

Шарлотта почувствовала, что вся краснеет. Пожалуй, надо сделать так, как он просит. Он ведь платит ей более чем достаточно. Она соскользнула со своего кресла к нему на колени. Его рука пробралась под юбки, под которыми не было ничего, поскольку он не упаковал не только чепцы, но и панталоны. Нет, ну злодей, как есть злодей!

— Ах!.. — счастливо вздохнул он, найдя ее бесстыдно доступной. Она откинулась назад, к нему на плечо, закрыла глаза. Не было ничего, кроме его рук и ее тела. Он крепко удерживал ее одной рукой, а другой делал несдержанной, свободной. Натянутой как струна — и в то же время расслабленной. Скоро она уже извивалась под его пальцами, желая большего.

Частью своего сознания она беспокоилась, не вернется ли миссис Келли за чайной тележкой, а другая часть трепетала под его умелыми ласками. Шарлотта балансировала на острие опасности и восторга. Бэй держал ее железной хваткой, словно боялся, что Шарли сбежит. Невозможно. Никакая сила не могла заставить ее отказаться от этой чувственной пытки. Все закончится слишком быстро, и она вернется в свой маленький домик, богатая и одинокая. Несчастная. Неприкаянная.

Шарлотта понимала, что счастье — это иллюзия, поэтому сосредоточилась на прикосновениях. Ей нужны прикосновения Бэя. Везде. Прямо сейчас. Она принялась целовать пахнущие малиной губы. Рот его присоединился к пальцам, чтобы смягчить ее тревоги и подарить блаженство. А когда Шарлотта подумала, что лучше уже просто быть не может, он подтолкнул ее с края скалы и поймал, чтобы она распалась на части в его руках.

Глаза ее были все еще закрыты, когда он сдвинул ее и завозился со своей ширинкой, удерживая реальность на расстоянии. Широкие ладони приподняли Шарлотту. Она ухватилась за ручки кресла, когда он опустил ее на себя, наполняя сзади. Она легко приняла его, ощущая каждый восхитительно пульсирующий дюйм внутри себя. Они оба затихли, дыхание Бэя резко вырывалось в агонии блаженства.

А потом Шарли завладела ситуацией. Оттолкнулась вверх, опираясь на ручки кресла, резко опустилась. Он погрузился в нее глубже, чем когда-либо, доставая до прежде запретных мест. Изысканнейшие ощущения омыли их обоих, как проливной дождь за окнами.

Соприкосновения. Примитивные, ничем несдерживаемые, неукротимые. Очищающие душу и подтверждающие, что ты воистину не один во вселенной.

Шарлотта чувствовала каждое покалывание медных волос на своей коже, каждый отпечаток кончиков пальцев, каждый судорожный вдох у себя на затылке.

Она едва не лишилась чувств от потрясающего великолепия всего этого, но хорошо, что не лишилась. Она не умеет красиво падать в обморок, хотя в этот раз Бэй, наверное, не дал бы ей упасть, удержал бы в своих руках. Они сейчас обнимали ее, помогая приподниматься и опускаться, повторяя ритм снова и снова, пока ей не стало казаться, что еще чуть-чуть, и она умрет от его прикосновений. Она присоединилась к нему в фейерверке ослепительных ощущений, таких же неистовых и бурных, как и волны, которые били о камни.

Его ладонь собственническим жестом легла ей на живот. Вся во власти сладкой истомы, Шарлотта прислонилась спиной к его тяжело вздымающейся груди. Губы его были у нее на шее, у ушка, нашептывая слова, смысла которых Шарлотта не понимала. Она вообще ничего не соображала. Бэй заставил ее совсем потерять голову. Они опять не предохранялись. Шарлотта играет в опасную игру, которую уже, вероятно, проиграла.

Но она не может сказать ему. Не скажет, что несколько недель назад — возможно, в ту самую первую ночь — они создали новую жизнь. Говорить еще слишком рано, но Шарлотта почти уверена.

Она не могла думать о ребенке как об ошибке, ибо жаждала материнства, даже если и отвергала своих немногочисленных поклонников, которые были у нее за эти годы. Разумеется, это означает, что ей придется продать домик и снова переехать в какую-нибудь другую часть страны, на этот раз как вдова, носящая ребенка своего покойного мужа. У нее большой опыт игры и притворства, хотя нет особого желания снова менять серые платья на черные.

У нее будет достаточно денег, и, видит Бог, в ней достаточно любви, чтобы вырастить ребенка. Она знает, что Бэй не оставит своего сына или дочь, но боязнь стать для него обузой, нахлебницей на следующие двадцать лет разрывала ей сердце. Ему нужно жениться на милой юной девушке и жить нормальной жизнью. А она не сможет стоять рядом и наблюдать за этим. Она должна исчезнуть.

Но быть может, она просто выдает желаемое за действительное?

Он провел пальцем по щеке, стирая слезинку, которую она не собиралась проливать.

— Прости, я был таким животным, Шарли. Это было слишком грубо?

— О нет. Это было бесподобно. — Она тихонько шмыгнула носом, а потом отпустила свой острый язычок. — Бесподобно, как всегда, хотя твоя голова раздуется до размеров воздушного шара, если я и дальше буду так расхваливать тебя.

Бэй усмехнулся:

— Мужчину перехвалить нельзя, любовь моя. Скажи что-нибудь еще.

— И не подумаю! — Она попыталась слезть с колен, но его руки держали ее как железные обручи, а плоть внутри ее дернулась с возрожденным интересом. — Отпусти же меня! Миссис Келли может вернуться в любой момент, — взмолилась Шарлотта.

— Сомневаюсь. Но если и вернется, то просто увидит тебя сидящей у меня на коленях. А спереди ты полностью прикрыта, к моему глубокому сожалению. Из-за спешки у меня не было времени уделить должное внимание твоей великолепной груди. Думаю, — пробормотал он, проводя губами по шее, отчего по коже побежали мурашки, — это надо исправить.

Его руки быстро справились с пуговицами. Он легко освободил одну грудь из лифа и наклонился, чтобы подразнить и пососать. Ощущения были одновременно и пыткой, и экстазом. Вдруг его губы прекратили свою сладкую пытку, и он снял Шарлотту с колен.

— Что… почему?

Он приложил палец к ее губам.

— Я хочу смотреть на тебя, Шарли. Хочу видеть твое прелестное лицо. — Бэй повел ее к мягкому дивану с горой подушек на нем. Если б не рука, поддерживающая ее за талию, ноги Шарлотты подкосились бы. Она была пьяна от желания. Бэй снял с нее платье и уложил на бархат, но Шарлотта была слишком охвачена страстью, чтобы возражать. А потом его темный пылающий взгляд затянул ее в водоворот неистовых эмоций, и ей стало все равно.

Что, во имя всего святого, с ним такое? Правда, его слуги прекрасно сознают и принимают тот факт, что он страстный мужчина. Они и глазом не моргнули, когда он поселил любовницу в доме на Джейн-стрит или когда бесстыдно волочился за бойкими вдовушками и спал с ними в своем городском доме. У его шеф-повара француза даже имелось стандартное меню для романтического ужина, которое никогда не менялось, несмотря на смену гостий Бэя.

Но чтобы заниматься любовью среди бела дня прямо в гостиной — такое бывало с ним редко. Очевидно, он не способен контролировать себя, когда дело касается Шарли. За какой-то час он гордо довел ее до оргазма столько раз, что и не счесть. Сейчас она лежала под ним, пылающая и теплая, и ее белая кожа разрумянилась, а тяжелая масса волос стекала по дивану до самого ковра. Он накрутил локон на пальцы и поднес к носу. От ее волос пахло апельсиновой кожурой и лимонами. Насколько ему известно, у нее нет дорогих духов, только какие-то брусочки мыла, которые она взяла с собой в дорогу. Мыло, которое она сделала сама, своими покрасневшими от работы руками.

По крайней мере, у нее есть целый месяц, чтобы отдохнуть от забот и тревог. Если это проклятое ненастье когда-нибудь прекратится и выглянет солнце, будут прогулки по берегу, пикники, катание под парусом. Его маленькая лодка спрятана в бухточке под скалами. Он уже сто лет не пользовался ею. Фразьер сказал, что она все еще годна для плавания. Но Бэй не хотел, чтобы что-то тревожило покой Шарли, тихо дышащей с ним рядом.

Глаза ее были закрыты, ресницы подрагивали. На них снова блестели слезы, но она не казалась несчастной. Отнюдь. Похоже, она плакала больше от радостного освобождения, чем от грусти. Вся эта тряска по грязи в наглухо закрытой душной карете стоила того, чтобы залучить Шарли сюда. Впрочем, нельзя сказать, чтобы поездка была такой уж тягостной, ибо Бэй делал все для ее комфорта. Ну, возможно, комфорт — не совсем подходящее слово. Удовлетворение было бы более точным. Он нашел Шарли податливой, гибкой и пылкой даже в тесноте кареты. Она исключительная любовница и стоит той астрономической суммы, которую он пообещал ей.

Он почувствовал угрызения совести из-за того, что прибег к такому подкупу. Ни одна здравомыслящая женщина, как бы она ни превозносила свою добродетель, не отказалась бы от такой суммы. Но какое-то время Бэй был уверен, что именно это она и сделает и даст ему от ворот поворот. В ее упорядоченном, несколько убогом мирке Малых Задворок не было места ни ему, ни его предложению. У нее есть гордость и характер. Но каким-то образом за чаем в тот понедельник он преодолел ее сопротивление и добился отсрочки. В тот вечер он воспользовался ее вялой расслабленностью после секса и уложил большую часть одежды в саквояж — унылые, бесцветные платья, которые ему следовало бы сжечь вместе с ее отвратительными чепцами. Ему хотелось одеть ее с ног до головы в новые наряды, но он рассудил, что все равно будет избавлять ее от одежды так часто, как только возможно. Месяц — не такой уж большой срок, можно потерпеть серые цвета и вдовий стиль ее гардероба.

Однако месяца может быть недостаточно, чтобы исчерпать свою страсть к ней. Бэй коснулся губами ее век, почувствовав вкус слез. Шарли прикусила пухлую нижнюю губу, словно удерживая себя от того, чтобы заговорить.

— Ты как, Шарли?

Она еще теснее прильнула к нему, устраиваясь поудобнее в его объятиях.

— Прекрасно.

Ее теплая ладошка лежала у него на сердце. Его кровь забурлила в ответ. Бархат спинки дивана и безупречного рта Шарли убаюкивали, но Бэй подумал, что им все же лучше встать и привести себя в порядок. Он даже не потрудился попросить миссис Келли запереть дверь гостиной, хотя и был уверен, что она не войдет без стука. Чай давно остыл, крошки от сандвичей подсыхали. Небо снаружи потемнело от грозовых туч, дождь колотил по стеклу, вспенивающийся океан ревел. Это не был обычный, теплый июньский день. Он отражал борьбу, которая шла у Бэя в душе.

Он быстро чмокнул Шарли в нос. Там была веснушка, которую он не замечал раньше, в иссиня-черные волосы прокрались еще несколько серебристых волосков. Он представил ее через двадцать лет, в одном из этих ее отвратительных чепцов, покрывающих жемчужно-белые локоны. Она будет стариться красиво, подумал он, мягкость ее женственного тела смягчит любые морщинки, которые дерзнут появиться. Интересно, где она будет через двадцать лет и с кем? Наверняка она собирается стать женой и матерью. То, что она прекрасная хозяйка, видно по ее маленькому аккуратному домику.

А где будет Бэй? Вероятно, здесь. Соблазны Лондона скоро перестанут манить его — уже не манят. В Байяр-Корте есть несколько проектов по усовершенствованию имения, которые он отложил, не желая беспокоить бабушку. Он знает, что сможет выгодно продать дом на Джейн-стрит. Выстроится целая очередь джентльменов, желающих приобрести один из дюжины домов. А если его сварливой малышки Шарли там не будет, то дом ему ни к чему, ибо нечего и думать о том, чтобы заменить ее кем-то другим.

Бэй сомневался, что ему удастся уговорить ее на каких бы то ни было условиях вернуться на Джейн-стрит. В конце концов, она и в самом деле раздражающе приличная и правильная, несмотря на неоспоримо греховное тело. Он надеялся, она не захочет посетить церковь — ее присутствие привлечет нежелательное внимание. Всем известно, что у него нет никаких родственниц. И у мужчины его класса не может быть «подруг», которые гостят без дуэньи. Даже если он выдаст ее за вдову армейского товарища, пойдут разговоры, и репутация Шарли окажется под угрозой. Чем меньше людей будут знать, что он вернулся, тем лучше.

— Ты что-то вдруг ужасно посерьезнел.

Глаза ее ярко блестели, но слезы высохли. Он улыбнулся, отгоняя прочь свои тревоги.

— Это все проклятая погода. Как я могу покатать тебя на лодке при луне, когда нас скорее всего, унесет прямиком во Францию?

— Ну, с погодой ничего не поделаешь. Но уверена, мы сможем найти другие развлечения. — Она игриво поерзала на нем. Это была та Шарли, которую он любит.

Он снова поцеловал ее, наслаждаясь неповторимым вкусом. Он мог бы целовать ее часами, но бой часов в холле напомнил о времени.

— Думаю, моя дорогая, нам надо помочь друг другу одеться, а потом помочь переодеться к обеду. Насколько я знаю миссис Келли, она наверняка готовит нам что-нибудь соблазнительное.

Она расслабленно вздохнула в его объятиях.

— Боюсь, меня не соблазнить. Едой, во всяком случае.

— Дерзкая девчонка. За чаем ты почти ничего не ела. Не вздумай отказывать себе в еде, чтобы похудеть. Мне нравятся твои женственные формы. — Он погладил рукой ее живот. Она округлая во всех нужных местах. Его никогда не привлекали тощие и костлявые дамочки.

Она хлопнула его по руке.

— Щекотно.

— Все удовольствие испортила, — шутливо проворчал он, затем со стоном сел и поднял Шарлотту. Ее соски заострились у него на груди. — Замерзла?

— Вообще-то сейчас лето. Как я могу замерзнуть? — Она потянулась за чулком на ковре. — Ты разбросал мои шпильки по всей комнате. Как же мне привести в порядок волосы, чтобы пройти мимо слуг?

— Ох, ты так вскружила мне голову, что я совсем забыл. Мы поднимемся по потайной лестнице, так что одеваться необязательно.

Шарлотта заморгала.

— Тут есть потайные лестницы? Ну и ну, не хватает только привидения.

— Ничего особенного. Но есть потайной ход, ведущий из этой комнаты в одну из спален наверху. — Он поднялся с дивана и взял их одежду в охапку.

— Я не пойду наверх голая.

— Ну хорошо. — Он бросил ей рубашку. — Наденьте это, мисс Чопорность. А теперь, если я смогу найти нужную панель…

— Бога ради, надень хотя бы брюки.

— Ты права. На лестнице могут быть пауки. — Он увидел, как она передернулась, и натянул штаны и сапоги. Она присела и обула туфли на босу ногу. — Этот дом очень старый, и он не всегда принадлежал моей семье. Мой дед купил его, когда разбогател, и сменил название.

— Это ведь к неудаче?

— Вполне может быть, но мой дед не верил в удачу, он верил в упорный труд. — Он прошел в угол и стал простукивать панели. Заинтересованная, Шарлотта подошла поближе.

— Ты ведь это серьезно, да? И что, дверь распахнется?

— Если мне улыбнется удача. Я уже давным-давно не пользовался этим ходом. Дом был построен семьей, которая вечно была не в ладах с церковью или законом. Отсюда и потайной ход. Есть еще ступеньки и ход, который ведет к морю. Отец показывал мне, когда я был мальчиком, но после его смерти бабушка строго-настрого запретила мне пользоваться им. Она боялась, что я сбегу.

— И ты слушался?

Бэй ухмыльнулся:

— Иногда. Думаю, последний раз я пользовался этим ходом еще в школьные годы. Было так весело пугать друзей, неожиданно выскочив посреди ночи, как черт из табакерки.

— Полагаю, ты был в простыне.

— Бывало и такое. А! — Он толкнул плечом, и узкая деревянная панель со скрипом открылась.

Шарлотта заглянула в пустоту.

— Темно.

— Зажечь свечу, или ты хочешь прошествовать перед слугами в одной рубашке и с распущенными волосами? Хотя, конечно, ты выглядишь весьма соблазнительно.

— Д-далеко нам идти?

— Да нет, всего несколько дюжин ступенек. Я буду держать тебя за руку и не дам упасть. — Он зажег свечу от пламени в камине и вставил в подсвечник. — Но тебе придется нести нашу одежду.

Шарлотта прижала к груди ком одежды. От холода кожа уже покрылась мурашками. Сейчас ничего так не хотелось, как горячую ванну и лучик солнца. Чего ей определенно не хочется, так это бродить по темному, заросшему паутиной коридору. Но Бэй крепко взял Шарли за руку и потянул наверх по стертым деревянным ступенькам. Она вскрикнула только один раз, когда что-то коснулось ее щеки.

— Тише, а то люди и правда поверят, что в доме водится привидение, — поддразнил Бэй. — Ну, вот мы и пришли.

Перед ними была настоящая дверь с настоящей ручкой. Бэй повернул ручку и ввел Шарли в комнату, мебель которой была закрыта пыльными чехлами. Шарлотта принюхалась и чихнула.

— Мыши, — сказала она.

— Без сомнения. Это крыло закрыто еще с того времени, как я ушел на войну. Мыши, наверное, уже превратились в крыс.

— Брр! — Шарлотта почувствовала, как невидимые зубы впиваются ей в лодыжку. В комнате был полумрак, ставни закрыты. Она подбежала к двери и выскочила в коридор. — В какую сторону?

— Направо.

Она почти бежала, а усмехающийся Бэй следовал за ней.

— Еще раз направо. Пришли.

Шарлотта оказалась у своей двери.

— Не будет ли слишком хлопотно для слуг, если я попрошу перед ужином ванну? — Она была убеждена, что целая армия пауков вьет у нее в волосах свою паутину.

— Моя дорогая, мы все к твоим услугам. Я позабочусь об этом. Завернись в свой дурацкий серый мешок, который ты называешь халатом, и терпеливо жди.

Шарлотта привстала на цыпочки и поцеловала его.

— Спасибо, Бэй. Жаль, что у меня нет ничего красивого, чтобы надеть к обеду.

— Будь моя воля, мы бы обедали нагишом в постели. Ты же знаешь, как я это люблю. — Он вскинул руку, останавливая ее протесты. — Но не сегодня. Сегодня мы будем паиньками. Не могу обещать этого на все время наших каникул.

Шарлотта захлопнула дверь перед его ухмыляющейся физиономией, схватила щетку и стала с остервенением раздирать спутавшиеся волосы. Все ее тело покалывало, ныло, пульсировало. И сегодня они еще будут заниматься любовью на огромной кровати Бэя.

Она достала из платяного шкафа халат и обхватила себя руками. Раскат грома напугал, но молния поразила ее уже давно.

Глава 20

На секунду Шарлотта испугалась, что Бэй останется, и тогда они никогда толком не вымоются. И не оденутся, если уж на то пошло. Все закончится тем, что они будут ужинать в ее или в его комнате, утоляя другой свой голод.

Бэй помог организовать небольшую процессию служанок, которые поднимались по лестнице с горячей водой и пушистыми полотенцами, и даже лично принес большущую бадью, полную исходящей паром воды. Ирен представила двух служанок, сестер Мэри и Китти Гутакер, и объяснила, что они приходят только на день, и каждый вечер возвращаются к себе домой в деревню.

Шарлотта выглянула из окна. Небо было шиферно-серым, дождь лил как из ведра.

— Но сегодня вам лучше остаться, девочки. Наверняка в таком большом доме найдется место, где вы сможете переночевать.

— Наша мама будет волноваться, мисс, — сказала Китти, более темненькая из двух сестер. Она была невысокая, тоненькая и выглядела слишком хрупкой для того, чтобы таскать ведра с водой. Хороший порыв ветра мог бы унести ее. Она может подвернуть тонкую лодыжку и свалиться в канаву.

— Не думаю, что она захотела бы, чтоб вы одни в темноте ходили под таким дождем.

— Мистер Фразьер провожает нас, мисс Фэллон, у него есть большой фонарь. — Мэри поймала взгляд сестры и захихикала. Китти покраснела под оборками своего чепца.

— Мистер Фразьер? — Шарлотта подумала, что вспыльчивый солдат — последний человек, которого она могла бы представить в качестве чьего-то ухажера. Но Китти юна, свежа и значительно ниже весьма невысокого мистера Фразьера.

— Тише, Мэри! Вы не подумайте, мисс Фэллон, ничего такого. Ангу… мистер Фразьер просто провожает нас домой. Всю эту неделю он вел себя как настоящий джентльмен.

Шарлотта спрятала улыбку.

— Я немного знакома с мистером Фразьером. Он очень храбрый и преданный. Возможно, если вы заночуете здесь, то сможете узнать его получше. Ирен, пожалуйста, дай знать миссис Келли о моем желании. — Если они все к ее услугам, то почему бы ей не воспользоваться этим?

— Но наша мама…

Мэри ткнула Китти локтем в ребра.

— Она все равно будет дрыхнуть и не хватится нас. Любит прикладываться к бутылке, да.

Китти хмыкнула, не одобряя неблагоразумное поведение своей сестры, но промолчала.

Шарлотта знала, каково это иметь пьющую мать. И отца тоже.

— Значит, решено. Ирен, пойди с девушками вниз и посоветуйся с миссис Келли. Как только поужинаете, можете заниматься, чем пожелаете. До утра ты мне не понадобишься, Ирен.

— Даже не надо помочь вам одеться к обеду?

Шарлотта рассмеялась.

— Ирен, дорогая, ты ведь распаковывала мою одежду. Я не собираюсь ко двору.

— Вам надо было взять с собой то красное платье.

— Мои вещи собирал сэр Майкл и, должно быть, пропустил его. — Шарлотта почти ничего не видела из-за слез, когда бросала свои вещи в саквояж на Джейн-стрит в тот день, когда бежала от Анны Уитли. Главной задачей было как можно быстрее уехать из города. Вернуться в свой домик. К своей жизни. Но она все же взяла непрактичное платье и письма Бэя. Романтическая дура.

Когда служанки ушли, она опустилась в лохань и стала энергично скрести себя мочалкой. Что ж, подумала Шарлотта, потайная лестница могла быть и хуже. Она ужасно не любила пыльные, замкнутые пространства, но Бэй прокладывал ей путь через паутину, таща по лестнице.

Теперь он никогда не заставит ее войти в туннель, ведущий к морю. Когда-то Байяр-Корт был домом контрабандистов. Это привлекало деда Бэя, который и сам любил рисковать. Он купил дом для своей юной жены и исчез, чтобы богатеть дальше.

Шарлотта подумала, что Грейс Байяр была одинока. Она растила сына, а потом внука в этом изолированном великолепии. Дом, с его бесконечными извилистыми коридорами легко мог бы вместить дюжину детей. Шарлотта могла понять, почему Бэй после возвращения с войны предпочел лондонскую жизнь — с плещущимися волнами и колышущейся травой особенно не разговоришься. Куда как веселее окружить себя куртизанками, чем наблюдать, как стареющая бабушка ухаживает за своим садом, хотя он очень сильно любил ее.

Шарлотта вымыла и подсушила волосы, обернув голову полотенцем, порадовавшись бодрому огню в камине. Если б на дворе не стоял июнь, она совсем не удивилась бы, увидев снежные хлопья. Снова закутавшись в халат, она стала расчесывать спутавшиеся пряди пальцами.

Тело ее было теплым и расслабленным, воспоминания о Бэе отпечатались на каждой выпуклости, на каждой впадинке. Она надеялась, что сможет найти в себе силы отсечь чувства, когда закончится их месяц, но это будет нелегким делом. Возможно, самым трудным в ее жизни.

Бэй стоял у окна в утренней комнате, глядя на сплошную пелену дождя. Шарлотта сидела за столом, ее руки мелькали с коклюшками и нитью. Он понаблюдал за ней, и у него чуть не закружилась голова от быстроты и ловкости, ее движений. Узор был приколот к маленькой подушечке. Ему точно было бы обеспечено косоглазие, если б он попытался разобраться во всем этом. Раньше он никогда не задумывался о кружеве или других женских занятиях, если уж на то пошло. Бабушкины интересы были ограничены садоводством и сплетнями. А его главным делом в течение целых десяти лет было таскаться по грязи с тяжелым ранцем и убивать врага. После наградой стало распутство и азартные игры.

— Как ты научилась плести кружево? — спросил он, склоняясь над ее плечом и намеренно выдыхая ей в шею.

Ее умные руки замерли, потом возобновили свою работу.

— В Бексингтоне у нас была соседка. Мы с Деб навещали ее, когда наши родители были заняты другим. — Она уныло вздохнула. — Они пили. Вначале забавы ради, как и все. Все это было так весело — домашние вечеринки, развлечения. Поездки в город. У них была куча друзей. Мой отец мог обаять кого угодно. Мама была истиной леди, она всегда наставляла нас, но мало-помалу в ее чай стал подливаться бренди, а по утрам появилось шампанское, со стен начали исчезать картины. Мистер Пичтри стал практически членом нашей семьи. Деб пустилась во все тяжкие, да и я, в конце концов, тоже.

— Шарли. — Его голос прозвучал хрипло. — Ты была помолвлена. Роберт, свинья, воспользовался тобой.

— Возможно, это я воспользовалась им. — Коклюшки неутомимо щелкали. — Знаешь, я хотела сбежать. Как Деб. Думала, если отдам Роберту свое тело, он скорее женится на мне. Я ошиблась.

Он положил ладонь ей на плечо, и ее руки наконец затихли. Что бы она ни говорила, Шарли стала жертвой Роберта. Какая жалость, что женская чистота важнее, чем мужская, но таково главнейшее предписание общества.

Бэй начинал чувствовать его несправедливость. Десять лет назад волосы Шарли не были пронизаны серебристыми нитями. Она была полна надежд. Она действовала из ошибочной веры, из любви, направленной на недостойный объект, и вот куда ее это привело — к одинокой жизни старой девы. Шарли заслуживает лучшего. Много лучшего.

Она пожала плечами:

— В любом случае все это уже в прошлом. Я давно это пережила. — Коклюшки снова с головокружительной скоростью замелькали в ее руках.

Бэй гадал, сколько же лет ей понадобилось, чтобы перестать винить себя. То, что она считала себя, виноватой, нелепо. Он никогда не жалел о своих любовных приключениях, разве что с той испанской маркитанткой, которая расцарапала ему спину, как взбесившаяся пантера. Фразьер потом несколько недель смазывал царапины мазью, ворча, что женские ногти убьют майора скорее, чем штык. Фразьер никогда особенно не одобрял его похождения. Но если то, что говорит Шарли, правда, Фразьер сам сейчас ухаживает за одной из горничных. С ума сойти.

— Ты права. Нет смысла говорить о прошлом. Как насчет того, чтобы спланировать наше будущее?

Коклюшки выскользнули из пальцев Шарли.

— Ч-то ты имеешь в виду?

— Наш день. В такую погоду никуда не выйдешь. И, разрази меня гром, если я буду сидеть здесь целый день, наблюдая, как ты плетешь ярды кружева, каким бы завораживающим ни был этот процесс.

— Это мой заработок, Бэй. — Она подцепила нитку, которая выскользнула из узора.

— Теперь у тебя нет нужды в заработке. Ежемесячное пособие, которое я назначил тебе, прекрасно обеспечит тебя всем необходимым, останется еще и на благотворительность, и на всех бездомных кошек, которых ты захочешь приютить. Ты можешь вести праздную жизнь.

Ее нижняя губа выпятилась. Этот упрямый взгляд Бэй видел уже много раз, и он ему не нравился.

— Праздная жизнь не по мне.

— Откуда ты знаешь, если никогда не пробовала?

— Я не создана для того, чтобы прожигать жизнь, как ты.

Бэй приложил руку к сердцу.

— Прожигать жизнь? Я смертельно оскорблен.

— Извини, если правда глаза колет. Чем ты занимаешься помимо развлечений?

Она смотрела на него так, как, бывало, смотрела его старая гувернантка, насуплено и неодобрительно.

— Я управляю своими капиталовложениями. И собираю картины.

Шарли фыркнула.

— Картины, которые служат опять же для того, чтобы принести тебе удовольствие.

Как она догадалась, что разглядывание обнаженных фигур на картинах возбуждает его? Бэй почувствовал, что краснеет.

— Ты забыла, что я десять лет провел на службе его величеству? В условиях, которые, уверяю тебя, были далеко не приятными.

— Не пытайся почить на лаврах. Что ты сделал в последнее время?

— Я… я… — Что же он делает? Ну, конечно же, посылает деньги в благотворительные ветеранские общества. Хотя, надо признаться, церковь посещает редко. Он добр к детям и животным, когда они встречаются на его пути. Не так уж много, но все же есть чем похвастаться.

— Чем ты хотел заниматься, когда был мальчиком? Помимо контрабанды.

Он хотел быть художником. Его карикатуры в школе были убийственно точными, пока один старшеклассник не возмутился своим изображением в виде быка и только доказал сходство, отколошматив Бэя. После этого Бэй спрятал все свои кисти и мелки и принялся зубрить латинские глаголы. Анна позировала ему, когда они поженились, но те карандашные наброски он давно уничтожил. До тех пор, пока Анжелика не настояла на потолочных фресках, он предпочитал восхищаться искусством, вместо того чтобы создавать его.

— Я покажу тебе. Оставайся здесь.

Перескакивая через две ступеньки, он помчался в свою комнату. В гардеробной стоял видавший виды сундук. Внутри обнаружились высохшие акварели, несколько пожелтевших альбомов для набросков и тупые цветные мелки. Бэй взял нож и заточил кончики, порезавшись при этом. Не слишком воодушевляющее начало для возобновления карьеры художника.

Он ненадолго заскочил в комнату Шарли и через несколько минут уже был внизу с альбомами под мышкой.

— Раздевайся, моя дорогая.

Шарлотта недоуменно взглянула на него. Он льстил себя надеждой, что она с нетерпением ждет повторения их утренней интерлюдии перед завтраком, но дело прежде всего.

— П-прямо здесь, в утренней комнате? — заикаясь, пробормотала она.

— Да, ибо здесь хороший свет, во всяком случае, то, что от него осталось из-за этого треклятого дождя.

— Наверняка ты уже знаешь наизусть, как я выгляжу.

— Действительно, знаю каждый прелестный дюйм. Твое тело восхитительно. И я хочу увековечить его.

Шарлотта, казалось, только сейчас заметила альбом.

— Ты хочешь нарисовать меня? — Это прозвучало так, словно он намеревался поджарить ее и скормить диким зверям.

— Не могу придумать более стоящего объекта. Ты дашь всем моим итальянкам сто очков вперед.

— Ты — художник? — В ее голосе прозвучали неприятные нотки сомнения.

— Помнишь потолок на Джейн-стрит? Всех тех ангелочков, облака и все прочее?

— Так это ты нарисовал?

Ее потрясение было воистину комичным. Впрочем, вряд ли это потому, что она считает его следующим Микеланджело.

— Сюжет выбирал не я, и исполнение так себе, признаю. Но у нас полно времени. Во всяком случае, есть двадцать девять дней. Я готов работать, пока не добьюсь полного сходства. Даже пририсую тебе крылья, если хочешь.

— Я определенно не ангел. — Она бросила плести кружево и встала. — Дай взглянуть на твои рисунки.

Бэй пожал плечами.

— Я уже сто лет не прикасался к ним, но бабушка их тщательно сохраняла. Считала, что я подаю надежды. — Он вручил ей старую коллекцию рисунков. Она улыбнулась, когда увидела первый — карандашный набросок его спаниеля Гомера. Быть может, Бэю следует подумать над тем, чтобы снова приобрести собаку? Собаки забавные, а если он собирается жить в этом огромном доме, хорошая компания ему не помешает.

Шарли осторожно переворачивала страницы.

— Она была права. Почему ты перестал рисовать?

— Полагаю, я перерос это. Когда был в армии, сослуживцы то и дело просили меня нарисовать то лошадь, то портрет, но свободного времени было не много.

— Дай мне взглянуть на остальные.

Он подал ей второй альбом. Страницы по большей части оказались пустые, а часть листов была вырвана.

— Что случилось с рисунками?

Бэй сглотнул ком в горле. Он надеялся, она не заметит.

— Видишь ли, это были рисунки с медового месяца. После того как медовый месяц и мой брак закончились, казалось неправильным хранить их.

— Ох, Бэй. — Она положила ладонь ему на рукав. — Прости. Как все это ужасно.

— Но сейчас я начинаю думать, что счастливо отделался. — Бэй посмотрел на Шарли. Волосы ее были уложены слишком аккуратно. Скоро он это исправит.

— Леди Уитли, возможно, не повредилась бы умом, если б все эти годы была леди Байяр.

— Ты очень добра и великодушна, Шарли. — Он наклонился, чтобы коснуться ее губ.

— Едва ли, — пробормотала Шарлотта. Она ответила на его поцелуй, безыскусно углубив его. Если так будет продолжаться, то Бэй бросит бумагу в огонь и уложит Шарли на оттоманку. Она пробуждает его страсть, как не удавалось еще ни одной женщине после Анны.

Он мягко отстранился.

— Позже, любовь моя. Давай-ка я расшевелю угли. Не хочу, чтоб ты подхватила простуду.

— Ты серьезно насчет наброска? Но почему бы тебе не нарисовать меня в одежде?

— Какой же в этом интерес? Кроме того, это платье явно не стоит увековечивания.

— У меня нет ничего лучшего. Да мне и не надо ничего лучшего.

— Какая жалость, что твоя сестра умыкнула всю одежду, но, по крайней мере, у нас есть это. — Он вытащил из кармана рубиновое ожерелье. Она схватила его.

— Я же его спрятала! Как ты нашел?

— Милая, от меня ничто и никто не скроется. Нашел ведь я тебя в Малом Укропе, не так ли?

— Ты рылся в моих вещах! — Ее рот упрямо сжался. «Интересно, — подумал Бэй, — что еще она прячет от него?».

— Всего лишь в стопке носовых платков и в парочке чулок. Больше не буду, обещаю. Все твои секреты в безопасности, стой спокойно. — Он стал расстегивать крючки, развязывать шнуровку, вытаскивать шпильки. Щеки ее пылали, соски сморщились и потемнели. Забрав рубиновое ожерелье из ее вялой руки, Бэй застегнул его вокруг шеи. Центральный камень лег прямо в ложбинку между грудей. Бэй отступил назад. — Идеально!

— Едва ли…

— Ох, не возражай мне, все равно не переубедишь. — Он по-другому расставил мебель, подтянув оттоманку поближе к окнам. Выбрал удобный стул для себя и сорвал штору.

— Это для кое-какой необходимой драпировки.

— Я же буду чихать, не переставая.

— Глупости. Я совершенно точно знаю, что все шторы этой весной снимались и вытряхивались. Я же был здесь.

— О! — Без своего отвратительного серого мешка, прикрывающего ее, она выглядела очень неуверенно. — Что я должна делать?

— Превратись в пудинг, такой однородный и бескостный. Я буду прикасаться к тебе повсюду. Постарайся не вздрагивать. Сядь на кушетку, пожалуйста.

Он ловко усадил ее, гладя руками атлас кожи. Он знал, что ведет себя, как проказник. Обхватил ладонью одну грудь, погладил сосок, наблюдая, как ее кожа покрылась мурашками. Приподнял ногу, погладил стопу, слегка прикрыл бедра тканью.

— Тебе все видно! Ты совсем не задрапировал меня, — пожаловалась Шарли.

— В следующий раз. А теперь постарайся молчать, пока я буду работать. — Он вытащил из кармана мелок и приступил к наброску.

— Это будет нетрудно. Мне нечего сказать. Ты ведь запер дверь, да?

— М-м.

— Бэй! А вдруг кто-то из служанок войдет, чтобы стереть пыль или еще что? Твоя челядь, конечно, уже ко всему привыкла, но Мэри и Китти еще совсем дети. Пожалуйста, сию же минуту запри дверь.

Пальцы Бэя летали над бумагой, мелок был продолжением его руки. Он не задумывался над тем, как идет творческий процесс, только понимал, как приятно и успокаивающе снова рисовать. Ну, было бы приятно и успокаивающе, если б его натурщица так не хмурилась и не пыталась встать.

— Лежи и не двигайся. Я закрою через минуту. — Он добавил нежный изгиб лодыжки, большой палец ноги. Сама же нога спустилась на пол. — Ну ладно, ладно.

Бэй громко щелкнул дверным замком, чтобы успокоить Шарли, затем вернулся на свой стул. Она снова приняла нужную позу, хотя в теле было почти осязаемое напряжение.

— Расслабься.

— Легче сказать, чем сделать. Я чувствую себя жуком под увеличительным стеклом.

— О, ну, ты определенно не жук. Скорее, цветок. Белая роза.

— Чья первая пора цветения давно миновала.

— В цвету, в полном цвету, со множеством солнечных дней впереди. Не напрашивайся на комплименты, Шарли. Это тебе не идет.

— Я не напрашиваюсь! — Она скорчила кислую рожицу.

Прекрасно. Он покажет ей, как именно она выглядит. Набросок был быстрым и черновым, но Бэй только-только начал входить во вкус.

— Нос чешется.

— Должно быть, это паук со шторы.

В мгновение ока она с визгом соскочила с оттоманки, подпрыгивая и вытирая лицо обеими руками. Он сдержал смех, любуясь ее подпрыгивающими грудями и беспорядочно рассыпавшимися волнистыми волосами.

— Да не сиди же ты там! Сними его с меня!

Бросив альбом на пол, он заключил ее в объятия и поцеловал в кончик носа.

— Ну вот, теперь все в порядке.

Ее глаза сузились.

— Ах ты, злодей. Не было никакого паука, да?

— Я же сказал тебе, что шторы чистые, — мягко проговорил он. — Я бы никогда не подверг тебя такой опасности. Ну что, попробуем еще разок? Теперь ты уж точно прогнала всех насекомых.

— Ты просто невозможен. Как бы тебе понравилось, если бы это ты лежал раздетый, а я глазела на тебя? — Она вновь устроилась на кушетке, прижимая к груди подушку. Он вырвал ее и расположил Шарли в нужной позе.

— Я бы счел себя счастливчиком. Ты имеешь надо мной невероятную власть. Я и сам не совсем ее понимаю.

Шарли фыркнула и состроила одну из своих мин.

— Эй, перестань смотреть так надменно и снисходительно. — Он взял рисунок и показал ей. — Прелестно все, кроме выражения лица. Как будто ты лимон проглотила.

Шарлотта прищурилась.

— О Боже. Мне жаль, что я испортила рисунок. Но я чувствую себя так… так неловко…

— Представь, что меня здесь нет. — Он откинулся на спинку стула и взял чистый лист. — Представь, что ты в гареме султана. На дворе ослепительно светит солнце, но ты в затемненной, прохладной половине дома. К твоим услугам любая роскошь, потому что ты — любимица султана. В доказательство он подарил тебе это украшение.

Шарлотта потрогала ожерелье.

— Я была продана в рабство?

— О нет. Ты — наследная принцесса. Твой отец, король, получил за тебя несколько баранов. — Он увернулся от подушки, которую она запустила в него. — Правда, у тебя ужасно вспыльчивый нрав, но сегодня ты счастлива. Полна неги. Не гримасничай так. Я хочу увидеть естественную улыбку.

— Почему я счастлива?

— Потому что султан исполнил твое самое заветное желание. Да-да, вот лицо, которое я люблю. Эта загадочная улыбка. Скажи мне, чего ты просила?

— Свободы, разумеется. И не только для себя, но и для своих сестер в гареме.

Бэй покачал головой:

— Невозможно. Султан очень любит тебя, но он никогда тебя не отпустит. Кроме того, куда ты пойдешь?

— Я поймаю верблюда и поскачу в пустыню.

— Но там ты только попадешься в лапы кочевникам: по сравнению с ними твой шелудивый верблюд покажется тебе ароматным цветком. А их зубы? — Бэй передернулся. — Нет-нет, спасения нет. Просто откинься на подушки и дай волю своему телу и чувствам.

— Я не собираюсь быть игрушкой какого-то султана.

— Ты опять выглядишь сердитой. Вспомни, он предпочитает тебя всем другим. Он лично заботится, чтобы твои финики были слаще, твой вуали прозрачнее, твои драгоценности ярче. Султан здоровый, привлекательный мужчина. Воин.

— Мускулы — это хорошо, но есть ли у него мозги?

— Разумеется. Стихи, которые он слагает, восхваляя твои достоинства, заставляют всех других жен зеленеть от зависти, и сам Байрон хочет покончить с собой, зная, что ему никогда не сравниться с таким талантом. — Бэй получал удовольствие от этой игры, наблюдая за эмоциями, мелькающими на лице Шарли. Холодный дождь снаружи барабанил непрерывно, но они были далеко, в вымышленной чувственной гавани, теплой, экзотической, эротичной. Ресницы Шарли отяжелели и опустились. Он легко мог представить ее любимой женой султана. Легко мог представить ее своей женой.

Иисусе, откуда взялись подобные мысли? Ему надо выйти под дождь и остудить свое разгулявшееся воображение. Он сосредоточился на рисунке, добавив несколько штрихов к обстановке.

— Ну вот, открой глаза.

Шарлотта приподнялась и села. Она начала воспринимать слова Бэя всерьез, убаюканная теплом огня и мыслями о нескончаемой роскоши в каком-то воображаемом восточном дворце. Когда она бросала вызов его праздности, то никак не ожидала обнаружить этот его скрытый талант. Может, она и не была в восторге от вульгарных ангелочков на потолке в доме на Джейн-стрит, но Бэй определенно умеет рисовать.

Она разглядывала рисунок. Вальяжная наложница возлежит на диване под шелковым пологом. Блюдо со сластями стоит на низком, изысканно украшенном столике, и наложница выглядит так, словно уже полакомилась ими. Тело ее пышное и спелое, как финик.

— Я такая толстая! — вскричала она.

— Не говори чепухи. Ты идеальная. Женственная.

В голосе Бэя послышались оскорбленные нотки, и Шарлотта поспешила добавить:

— Я не критикую твою работу. Она прекрасна. Более чем прекрасна — бесподобна. Просто я не знала, что выгляжу… вот так.

Она выглядела не только пышнотелой. Она выглядела греховной. Глаза чуть приоткрыты, на губах играет улыбка кошки, съевшей канарейку. Такая расслабленно самодовольная, словно ее только что страстно любил султан, великолепный любовник. Возможно, лучший любовник во всем Дорсете. Или, точнее, в Оттоманской империи.

— Э… красиво. Очень лестно.

Бэй забрал у нее рисунок.

— Тебе не нравится?

— Нравится! Он чудесный, правда. Все детали выписаны так исключительно. Просто… эта женщина выглядит такой роскошной.

Он скептически вскинул бровь. Шарлотта торопливо продолжила:

— Я обыкновенная. Скучная. Совсем не такая роскошная. И, конечно же, моя грудь не такая большая.

Бэй взглянул на портрет, потом на ее грудь.

— Ну, не знаю. Мне кажется, я был предельно точен. Попробуем еще раз?

Шарлотта почувствовала, что покраснела до корней волос. Ей бы следовало сослаться на головную боль и закончить этот художественный эксперимент. И чего-нибудь поесть. Но после обильного завтрака, который она съела, Бэй не поверит, что она уже проголодалась. Сегодня утром у нее, наконец, проснулся аппетит. Скоро она растолстеет еще больше, если будет есть все, что готовит миссис Келли.

— Но на этот раз я хочу быть задрапирована. — Она знала, что это прозвучало раздражительно, но ничего не смогла с собой поделать. Это как-то неестественно, когда ты лежишь обнаженной среди бела дня, и довольно ухмыляющийся мужчина рисует тебя.

— Ну хорошо. Располагайся.

Шарлотта вернулась к кушетке. Она завернулась в штору как в саван и легла.

— Нет, нет и нет. — Бэй дергал и тянул до тех пор, пока не обнажились груди и половина живота. Он подпер ей щеку кулаком, подсунул подушки под локоть и разложил волосы. — Вот так лучше. Если тебе не нравится история про султана, выбирай сама. Скажи мне, кто ты.

— Я — Шарлотта, — проговорила она сквозь зубы. Костяшки пальцев впились в скулу.

— Что, обыкновенная, скучная женщина?

— Не будь таким противным. Я не могу говорить, моя рука должна оставаться неподвижной. — Она устремила взгляд на серый дождь и серое море.

— Ну хорошо. Значит, придется тебе доверить следующую фантазию мне.

Краем глаза Шарлотта видела быстрые движения руки Бэя, летающей нал альбомом, который лежал на коленях.

— Ты — женщина, дожидающаяся возвращения своего мужчины с моря. Его не было очень долго, и ты не уверена, что он вообще когда-нибудь вернется. Иногда по утрам, просыпаясь, ты чувствуешь себя слишком одинокой, чтобы вставать с постели.

Шарлотта слишком хорошо знала, каково это. Неделя перед появлением Бэя была ужасной.

— Ты хранишь все его письма и читаешь их, когда на тебя накатывает уныние.

Она резко повернулась, чтобы посмотреть на него, но он был поглощен работой и ничего не заметил.

— Он морской капитан?

— Вообще-то пират. Довольно известный.

— С женщиной в каждом порту, — сухо заметила Шарлотта.

— О, он предан тебе всей душой — пират-пуританин, если хочешь. Это рубиновое ожерелье — из зарытых на одном тропическом острове сокровищ. Он не может дождаться, когда приплывет домой и подарит его тебе.

— А где он сейчас? Накачивается ромом?

— Он попал в шторм. Мачта сломана, и паруса разодраны в клочья. Он может никогда не вернуться домой.

— Ох, какой же ты несносный! Это ужасная история! — Она села и прикрылась портьерой. Бэй присел к ней на оттоманку.

— Именно. Быть может, ты одобришь этот вариант?

Эта Шарлотта выглядела совсем не пресыщенной, но невыносимо печальной, выглядывая в окно в надежде увидеть корабль своего пирата. Теперь она была меньше выставлена напоказ, но все равно смущающе пышная.

— Что ты думаешь?

— Думаю, это грех, что ты отказался от рисования. Ты отвратительно талантлив.

— Что ж, спасибо. Правда, не уверен насчет определения «отвратительно». — Он провел испачканной мелками рукой по волосам. — Черт, мне надо подстричь волосы. Интересно, удастся ли оторвать Фразьера от… кто там, Китти или Мэри?

— Китти. Я могу подстричь тебя. — Хотя жаль будет отрезать прекрасные локоны.

— Ага! Далила в моем доме! Ни за что. Я серьезно отношусь к своему мужскому достоинству. Не хочу искушать тебя острыми ножницами.

— Я бы ни за что не причинила тебе вреда, — сказала Шарлотта. За последнее время она поумнела, усвоила кое-какой урок. В следующий раз она вспомнит мамин совет и сосчитает до десяти, прежде чем выходить из себя.

— Очень приятно слышать. Пожалуй, тебе следует одеться к ленчу. Давай-ка я помогу.

Он размотал штору, в которую она была завернута, словно разворачивал подарок, затем взглянул ка кучку одежды, аккуратно сложенную Шарлоттой.

— Нет, — бросил он. — Пожалуй, не сейчас.

Он опрокинул ее назад, на оттоманку, на этот раз уложив не для позирования, а для удовольствия. По обыкновению, его рот и пальцы довели Шарли до завершения прежде, чем он вошел в нее. Она давно утратила всякое самообладание в руках своего султана-пирата. Теперь в ней сливались отчаянное желание тоскующей жены и чувственное мастерство гурии, она прижималась в его горячему, твердому телу, обхватив ногами, растягивая и сжимая мышцы, пока его семя не выплеснулось глубоко внутри ее. Не было в мире ничего, кроме них двоих, их неровного дыхания, влажной и ароматной кожи. Шарлотта благословила непогоду за то, что она держит их в доме. Когда бы еще Шарли так радовалась ненастью?

— Я знаю, о чем ты думаешь, — прошептал Бэй.

— Глупый. — Она взъерошила ему волосы. — Тебе нипочем не догадаться.

— Ты очень счастлива, что вернулась в Дорсет.

— Это правда, но не это главенствовало в моих мыслях.

Он привлек ее еще ближе.

— Тогда расскажи.

Шарлотта испытала непреодолимое желание рассмеяться.

— Не обижайся, Бэй, но я думала о погоде. В конце концов, я же обыкновенная, скучная англичанка.

Глава 21

Дождь шел больше недели, день за днем одно сплошное мрачное свинцовое небо и бурлящий океан. Рука Бэя уже увереннее держала мелок. Вскоре он перешел на тушь и акварель, послав в Лондон за свежими красками. Он никогда не был мастером рисования масляными красками, но твердо вознамерился совершенствоваться, пока у него есть такая восхитительная натурщица. Шарли научилась расслабляться, и их фантазии вышли далеко за пределы пиратов и султанов. Каждый сеанс заканчивался пылким актом любви. Почти половина его времени с Шарли прошла, и Бэй уже скучал по ней.

Но однажды утром сверкающий солнечный луч пронзил кокон его кроватного полога. Комната купалась в свете настолько ярком, что Бэй подумал, что сейчас ослепнет. Шарли с тихим стоном отвернулась от ослепительного сияния и продемонстрировала ему свою белую спину. Бэй стащил с нее одеяло. Она была неотразима, как одалиска, которую он видел в музее, ее волосы цвета воронова крыла разметались по подушкам. Он тихонько соскользнул с кровати, чтобы взять альбом, и вернулся, желая нарисовать ее пленительные изгибы.

Она была невероятно, восхитительно чувственной. Он изобразил ее плещущейся в море русалкой. Возможно, сегодня они устроят пикник на берегу. На небе не видно ни облачка.

Если он подсчитал правильно, сегодняшней ночью будет полная луна. Хорошо заниматься с Шарли любовью под жемчужным сиянием луны, слушая убаюкивающий плеск волн. Бэй подумал, что с нетерпением ждет сегодняшнего дня и сегодняшнего вечера.

Он отбросил альбом в сторону и вернулся к кровати.

Какая поза устроит его сегодня утром? Они с Шарли неистощимо, без устали исследовали дом и друг друга. Он решил прильнуть к ней сзади, прижавшись плотью к хорошенькой попке. Скользнул рукой на мягкий живот и погрузился пальцами в шелковистые завитки, ласками пробуждая Шарли. Она ахнула и плотнее вжалась в него, словно мечтала именно об этом. Он направил себя, соединяя кусочки чувственной мозаики, пока его не обволокли влага и жар.

— Доброе утро, — прошептал Бэй.

Он поцеловал Шарли в плечо, такая поза давала ему лучший доступ к ее груди и нежной, пылающей плоти. Он обхватил одну полную грудь и обвел сосок, который тут же заострился. Она всегда делалась такой восхитительно живой и страстной в его руках, и дело тут не в его мастерстве, а в ее жизненной силе, слишком долго погребенной под серыми платьями и накрахмаленными чепцами. Шарли создана для страсти даже больше, чем ее знаменитая сестра. Создана для любви.

Откуда, скажите на милость, взялась эта мысль? Шарли всецело его. По крайней мере, пока. Каждая прелестная белая выпуклость, каждый волнистый черный волосок. Он улыбнулся ей в спину. И все серебристые тоже. Ее невинные голубые глаза, ее хорошенький, умелый ротик. Маленькая, огрубевшая от работы ладошка, сейчас прижимающая его руку.

— О! Я больше не могу ждать. Пожалуйста, Бэй!

Он тоже больше не мог ждать, но и остановиться не мог. Не мог отстраниться от этого тугого, влажного, горячего совершенства. Никогда ни одна женщина не давала ему такого невероятного ощущения силы, когда кажется, что способен почти на все.

Она пробормотала что-то, но это был, скорее, стон, чем слово. А потом дрожь ее экстаза заставила Бэя потерять власть над собой. Он выплеснул в нее свое семя, давно перестав беспокоиться о последствиях. Он позаботится о ней. Будет заботиться всегда.

Когда они наконец вернулись на землю, Шарлотта сощурилась в полосе света.

— Неужели это возможно? Неужели солнце и вправду светит, или ты унес меня на небеса?

— И то, и другое, — усмехнулся Бэй. — Как и ты унесла меня. — Он поцеловал ее. — И нам надо воспользоваться хорошей погодой, пока опять не наползли тучи. Но сначала завтрак в постели.

Шарлотта покачала головой:

— Я совсем не хочу есть. Ну, разве что чашечку чаю выпила бы.

Бэй приподнялся на локте. Теперь он заметил, что она несколько бледна.

— Ты не заболела?

— Ох нет, со мной все прекрасно. Просто миссис Келли ужасно балует меня своими вкусностями. В меня уже просто ничего не лезет, вот и все.

— Шарли, я сто раз говорил тебе, что люблю твое тело. Не вздумай заниматься ерундой и худеть. Я этого не позволю.

— Что-то вы сегодня уж слишком раскомандовались, майор. Я не ваш солдат, чтоб приказывать мне. — Она быстро села и так же быстро повалилась обратно на подушки.

— Шарли? Что такое?

— Готова закружилась. Пройдет.

— Вот что выходит, когда не ешь, дурочка, — отчитал ее Бэй. — Я спущусь вниз и сам принесу поднос, и ты съешь все до крошки.

Он завязал пояс халата и вышел. Шарлотта соскочила с кровати и как раз вовремя добежала до ночного горшка, а потом повалилась на пол.

— Черт!.. — Она чувствовала себя слишком слабой. Проковыляв к окну, она вывернула содержимое на кусты вниз, потом в изнеможении повалилась на пол. Блики сверкали на воде, словно мириады светлячков. Ей даже пришлось закрыть глаза от этого блеска.

У нее будет ребенок, теперь в этом нет сомнений. Ее тошнит от одной мысли о еде, и не только во время завтрака. Грудь так увеличилась, что она с трудом утягивает ее, влезая в платье. Живя в Малом Иссопе, она всегда во всем помогала соседям и прекрасно знала симптомы беременности. Но и Бэй может заметить. Как однажды сказала Дебора, Бэй из тех, кто все замечает.

Как бы он поступил, если б узнал ее секрет? Ей осталось продержаться всего лишь две недели и больше никогда не придется его видеть.

Что буквально разрывает ей сердце, ведь она так любит его.

Она не хотела влюбляться. Но, несмотря на все его поддразнивания и подначивания, он — лучший мужчина из всех, кого она когда-либо встречала. Он внимательный, заботливый и совсем не тот беспутный повеса, каким она его когда-то считала. Шарлотта то проклинала, то благодарила Деб за то, что она обманула ее и сбежала с Артуром. Насколько легче была бы ее жизнь, если б она никогда не просыпалась от греховного поцелуя Бэя в то утро на Джейн-стрит.

Шарлотта распахнула все окна спальни, чтобы проветрить комнату, а затем обратила внимание на свою внешность. Зеркало в позолоченной раме на стене не сказало ей ничего хорошего. Шарлотта поплескала водой налицо, пощипала щеки, чтобы вернуть им хоть немного румянца, и одолжила зубного порошка Бэя, чтобы избавиться от отвратительного привкуса во рту. Прежде чем надевать платье, она повернулась боком и изучила свое отражение в зеркале. Живот, который никогда в общем-то не был плоским, казался чуть-чуть круглее. Но быть может, ей это только кажется.

Услышав позвякивание посуды, она села за круглый стол в углу спальни и сделала глубокий вдох, приготовившись к виду и запаху еды.

— А вот и я. — Поднос был заставлен тарелками и баночками со специями. Шарлотта почувствовала, как желудок запротестовал, но заставила себя успокоиться. Бэй налил ей чаю и хотел бросить в него сахар. Он знает, что она сладкоежка, но ей хочется горького, черного и терпкого.

— Сегодня без сахара, пожалуйста. Я же сказала, что мое пищеварение еще не совсем наладилось после вчерашней обильной еды. — Она притворилась, что сделала глоток. — Ах, какой же чудесный сегодня день!

— И ветер бодрящий. Идеальный день для прогулки на лодке. Послушай, Шарли, наш завтрак сейчас сдует и унесет в открытое окно. Можно, я закрою?

— Я сама. — Она вскочила, чтобы закрыть окно. Она вовсе не была уверена, что ее желудок готов к катанию на лодке, подпрыгивающей и раскачивающейся.

Шарлотта вернулась к тарелке с ветчиной, тостом и яйцами и начала крошить все это на малюсенькие кусочки.

— Ты действительно хочешь выйти в море? Я не плавала в лодке с тех пор, как утонули мои родители.

Ох, нехорошо с ее стороны использовать такую отговорку. Если ее затошнит, она всегда может списать это на простую морскую болезнь.

— Прости, Шарли, я не подумал.

— Может, не сегодня? Но было бы чудесно прогуляться по берегу. — Она положила кусочек бутербродно-яичной массы в рот и решительно прожевала.

— Это может вернуть румянец твоим щекам.

Он смотрел на нее внимательно, испытующе. Он наблюдательный. Она выдавила улыбку.

— Если бы ты хоть немного давал мне поспать, похотливый дьявол, я, может, и не выглядела бы такой уродиной. Женщине моего возраста нужен хороший сон.

— Не слышал никаких возражений на свои авансы, моя дорогая. И я по опыту знаю, что когда ты не удовлетворена, твой язычок может больно жалить. Все, что я помню из разговоров прошлой ночи, так это: «Пожалуйста, пожалуйста» и «О да», и еще «О Боже». — Он намазал булочку маслом и принялся жевать, весьма довольный собой.

— Видишь? Должно быть, я была полусонной, если спутала тебя с Богом.

Бэй устремил взгляд на лепнину потолка.

— Я жду удара молнии.

— Не сегодня. — Шарлотта глубоко вдохнула свежий воздух, упиваясь его солоноватым запахом. — Сейчас, когда погода прояснилась, ты, наверное, хочешь навестить своих арендаторов?

Бэй отложил салфетку. Его тарелка была чистой, а Шарли почти ни к чему не притронулась.

— Знаешь, пожалуй, я так и сделаю. Ты не против несколько часов побыть одна?

— Буду только рада отдохнуть от твоих шалостей. Побездельничаю, как настоящая праздная дама.

— Вот и хорошо. Можешь делать это в бабушкином саду. Не стесняйся вносить любые улучшения, какие посчитаешь нужными. Надеюсь быть засыпанным цветами, когда вернусь. Думаю, с моего последнего приезда там все заросло.

— Как, должно быть, и в моем саду.

Он встал и ласково потрепал ее по щеке.

— В твоем голосе слышится тоска по дому. Я наскучил тебе?

— Не глупи. Ты никогда не можешь наскучить. — Как же она будет скучать по нему, когда уедет. И как будет скучать по своему маленькому домику. Вдова Фэллон не может остаться в Малом Иссопе и через семь месяцев родить ребенка.

— У нас будет романтический вечерний пикник на берегу. Полюбуемся закатом. Как тебе такое предложение?

Шарлотта согласилась, что предложение прекрасное. За какие-то несколько минут он побрился и оделся для верховой езды в седле. Шарлотта решила, что пора и ей привести себя в порядок, и позвонила, чтобы приготовили ванну в ее комнате. Хорошенько отмокнув, она станет мыслить яснее.

Она провела остаток дня в блаженном уединении за высокими каменными стенами сада. Розы буйно разрослись, свешиваясь с решеток и подпорок. Шарлотта нашла старую пару перчаток и занялась обрезкой, гадая, посадил ли Бэй черенки мистера Трамбулла. Она заглянула в пустую оранжерею и увидела четыре одиноких горшочка на деревянном столе. К следующей весне саженцы будут готовы присоединиться к остальным кустам. Она вошла внутрь с корзиной цветов и ножницами, представив, как пышно цвели здесь растения и какие ароматы витали в воздухе. Горячие от солнца кирпичи согревали подошвы туфель. Одинокое плетеное кресло притулилось в уголке, и она подтащила его к стеклянной стене, чтобы полюбоваться на океан, простирающийся за изумрудной лужайкой. Шарлотта так увлеклась завораживающим покачиванием волн, что забыла поставить срезанные розы в воду. Вероятно, через несколько часов и она будет резвиться там, внизу, как какая-нибудь упитанная русалка, пить вино и упиваться ласками Бэя.

Солнечный свет просачивался сквозь стеклянную крышу, делая Шарлотту вялой и сонливой. Пусть служанки сами позаботятся о цветах, а она лучше вздремнет, чтобы приготовиться к ночи.


Арендаторы были рады видеть Бэя и от всей души угощали его кто чем мог: корзинка лесной земляники, коробка печенья, толстый кусок дорсетского черничного пирога, буханка хлеба прямо из печи. Миссис Келли занялась приготовлением корзинки для пикника, а мистер Фразьер и служанки, отправились подготовить место в уютном укрытии под скалами. Бэю пришла в голову блажь заночевать вместе с Шарли под звездами. Как только Фразьер сочтет, что все устроено как нельзя лучше, он отведет девушек в деревню и проведет вечер по своему усмотрению.

В конце концов, есть же паб… и гостиная Китти, если Фразьер наберется смелости встретиться с неуживчивой миссис Тутакер.

Бэй отметил, что в холле полно роз — верный признак того, что Шарли тоже была занята. Шлейф аромата привел его к ее спальне. Дверь была приоткрыта, и Бэй заглянул. Ряд разнокалиберных ваз стоял на каминной полке, наполняя комнату сладким и нежным благоуханием. Окруженная облаком аромата, Шарли лежала под покрывалом и крепко спала. Как бы ни было соблазнительно забраться к, ней в постель, Бэй подумал, что ему надо принять ванну, чтобы избавиться от запаха пота и лошади, который не перебить всем розам в саду.

Он много размышлял, объезжая свои земли, и пришел к удивительному заключению, что слишком долго уклонялся от своих обязанностей. Бабушка даже в преклонном возрасте была отличным управляющим имения, и у него больше нет предлога попусту растрачивать время в Лондоне. Его почтенная карьера в армии давно завершилась. А если он до сих пор не поборол своих демонов с помощью женщин и выпивки, то уже не поборет никогда. Давно пора принять на себя обязанности мирового судьи в этом принадлежащем ему маленьком уголке мира.

Но он не хочет жить в Байяр-Корте один.

В сущности, без Шарли он не хочет жить нигде. Бэй не знал, когда именно ее исключительное присутствие стало так необходимо ему. Она сварливая, вспыльчивая и непокорная. Но едва ли его можно назвать Петруччо, укротившим свою Катарину[4]. Скорее, это она покорила его, заставив вновь соприкоснуться со своими детскими мечтами и стремлениями. Искусство для него теперь первостепенно, и Шарли — его муза. Ясное дело, никто никогда не увидит все те наброски, которые он сделал с ее обнаженной натуры за последние дни, — это было бы крайне неприлично. Эти рисунки лишь для их собственного удовольствия. Но они согрели его и дали выход реке творчества, которая в течение долгих десяти лет была перекрыта. У него вполне достаточно денег, чтобы заниматься своим хобби, и будет еще больше, если он осуществит в своем имении некоторые усовершенствования. И, разумеется, Шарли не слишком стара, чтобы родить ему одного-двух детей. Голова гудела от возможностей. Но главное — навсегда сделать Шарли своей.

Сегодня же вечером он попросит ее выйти за него замуж.

Тут не может быть никаких возражений. Даже если бы была жива его бабушка, она бы согласилась, что Шарли из респектабельного семейства. Вымышленная миссис Фэллон легко может исчезнуть из Малых Колдобин и вновь появиться здесь, как вернувшаяся домой заблудшая овечка. Божественная Дебора теперь замужняя женщина в далеком Кенте, слишком занятая своей ролью миссис Баннистер, чтобы беспокоить их.

А Роберт Чейз будет держать рот на замке. У Бэя так и чесались руки набить ему морду. Роберту больше никогда не удастся причинить Шарли боль.

Бэй насвистывал, довольный своими планами. Единственной ложкой дегтя в бочке меда была Анна Уитли, которая сейчас не во Франции, несмотря на тот факт, что несколько недель назад Бэй сам лично посадил ее на корабль. Сегодня он узнал от одного из своих фермеров, что ее видели в деревне вместе с матерью. Фермер явно думал, что теперь, когда ее муж на самом деле умер, Бэй с Анной воссоединятся. Бэй быстро вывел его из этого заблуждения. Не бывать их второй свадьбе в деревенской церкви, сколько бы раз Бэя ни похищали. Только через его труп.

Родительский дом Анны находился неподалеку от Байяр-Корта. Долгие годы она была объектом его юношеского восхищения. Затем соседство переросло в нечто большее, а потом — в нечто меньшее. Сегодня днем они с Фразьером посовещались по этому вопросу, и в результате были наняты несколько деревенских парней, дабы отгонять непрошеных гостей, в особенности леди Уитли. Если она и дальше станет чинить Бэю неприятности, он готов отдать ее под арест. Шарли вполне может взять дело в свои руки, если узнает, что Анна где-то поблизости, а такой встречи Бэй никак не может допустить.

Если потребуется, он женится на Шарли по специальной лицензии, просто чтобы до Анны наконец дошло, что между ними все кончено, раз и навсегда.

Но сегодня Бэю предстоит сделать предложение своей будущей жене — перспектива, которая заставляла его немного нервничать. Он всегда гораздо лучше выражал свои мысли на бумаге, безо всяких усилий кропая всякий романтический вздор. Шарли заслуживает романтического вздора, но Бэй уже представляет себе ее упрямо вздернутый подбородок и недоверчивый взгляд. Она — практичная женщина, которая, без сомнения, не поверит в то, что он любит ее.

Он и сам почти не верит себе. Он считал, что не способен на еще одну великую страсть, пока им с Шарли не пришлось чуть ли не две недели безвылазно сидеть в доме. Но вместо того чтобы раздражаться из-за ограничений, он наслаждался каждой минутой в ее обществе. Даже когда она горячо возражала против какой-нибудь позы, в которую он укладывал ее на диване, или смущалась своих вскриков, когда он доставлял ей наивысшее наслаждение, она была его радостью, усладой, восторгом. Бабушка полюбила бы ее, разглядев в ней женщину, у которой хватит характера держать Бэя в узде.

Он не хотел влюбляться и, как мог, сопротивлялся этому, но Шарли с ее честностью и восхитительным телом совершенно покорила его. Он осознал это сегодня, когда встретился с простыми фермерскими семьями и позавидовал их счастью. Жилища их не такие величественные, как Байяр-Корт, и все же их связывает общая цель в жизни, дети, любовь. Скоро и у него все это будет. В следующий раз, когда он отправится навестить своих арендаторов, Шарли поедет с ним, с ярдами своего кружева и букетами цветов. Им больше нечего будет скрывать.

Однако у него нет обручального кольца: когда бабушка умерла, он отправил все ее драгоценности на хранение в лондонский банк. Не осталось ничего, кроме рубинового ожерелья, а он уже убедил Шарли оставить его себе. Она сможет иметь все, что пожелает — рубины, бриллианты или сапфиры под цвет глаз. По возвращении в Лондон они первым делом отправятся в ювелирную лавку Гарранда. Хочешь-не хочешь, но что-то надо сделать с домом на Джейн-стрит и с коллекцией картин. Возможно, если он пообещает Шарли, что все прелестные итальянки будут размещены в пустой комнате в Байяр-Корте, она не станет слишком возражать. Все равно она затмевает их всех.

Чувствуя себя посвежевшим и приободрившимся, Бэй отправился на поиски Шарли. Она, к его удивлению, все еще крепко спала, по-детски подсунув ладошку под щеку, и слегка посапывала. Вполне изящно и по-женски, но тем не менее… Он изматывал бедняжку каждую ночь и продолжит делать это всю оставшуюся жизнь. Такая жена, как Шарли, никогда не даст ему состариться.

Он наклонился над ней и подул на веки. Ее ресницы затрепетали, брови насупились, но она продолжала спать. Солнце еще не скоро спрячется за скалы, а до этого он твердо намерен увидеть ее обнаженной в морской пене.

— Солнышко, проснись.

Она с ворчанием повернулась.

— Шарли, на улице тепло и чудесно, давай проведем остаток дня вместе.

— Уходи, — пробормотала она.

— Ну же, соня. — Он потянул с нее покрывало. К его разочарованию, она была в одной из своих чопорных белых рубашек, не показывающей ни дюйма восхитительной кожи. Щеки ее были помятыми со сна и такими разрумянившимися, какими он их давно не видел. День, проведенный в саду, и сон пошли ей на пользу. — На берегу нас ждет ужин, достойный самой принцессы. Ты голодна?

— М-м.

— Я воспринимаю это как «да». Пришлю Ирен помочь тебе одеться, если только не желаешь, чтобы в роли горничной выступил я.

— Как будто ты станешь одевать меня. — Она потянулась, как ленивая кошка. — Который час?

— Около шести. Я подумал, мы могли бы искупаться перед едой.

— У меня нет купального костюма.

Бэй вскинул бровь, но ничего не сказал.

— Ох, ну ты и злодей. — Она произнесла это мягко, словно очень любит злодеев, в особенности его.

— Встречаемся в саду через тридцать минут. Хочу посмотреть, какие чудеса ты там сотворила.

— Я только обрезала розы. — Она потерла руки. Бэй заметил царапину и поцеловал ее.

— В доме пахнет чудесно, прямо как тогда, когда жива была бабушка. Ты бы ей понравилась.

— Ты не можешь этого знать.

— Еще как знаю. Но даже если бы не понравилась, ты нравишься мне за двоих или за троих, — поддразнил он.

Шарли покраснела.

— Ой, уходи и дай мне одеться. И Ирен мне не понадобится.

— Как пожелаешь. — Он снова поцеловал руку и привлек ее к себе, найдя губы теплыми и мягкими — соблазнительное обещание того, что будет. — Не задерживайся. Мне не терпится приступить к нашему уроку плавания.

— Может статься, я научу тебя парочке приемов — с озорным блеском в глазах пообещала Шарлотта.

— Что ж, вполне возможно. — Бэй с нетерпением ждал этого.

Солнце висело над горизонтом ярким оранжевым шаром. Бэй повел Шарли через мягкую лужайку на берег, держа за руку, когда они осторожно спускались по каменистому склону. Шарлотта изумилась, увидев импровизированную комнату, устроенную в укромном местечке под навесом из скал. Тут был большой, побитый молью ковер, расстеленный на песке, два складных стула, гора подушек, разложенных там и тут, натянутые между шестами одеяла для защиты от ветра. Маленькая походная плита была уже разожжена, рядом стояло железное ведро с углем. Коробки и корзины с провизией занимали один угол ковра, а рядом в песок был воткнут фонарь. Бэй — или кто-то другой — подумал обо всем.

— Какая прелесть!

— Далеко не такая прелесть, как ты. Садись сюда. — Он указал на плоский камень.

Озадаченная, Шарлотта подчинилась. Бэй опустился перед ней на колени, и ее сердечко ёкнуло. Он же не собирается делать предложение?

Разумеется, ничего такого у него и в мыслях не было. Он начал сосредоточенно расшнуровывать ее ботинки.

— Я сама могу. — Она постаралась не выдать своего испуга. Но это был не испуг, это была мечта. Причем глупая.

— Не порть мне удовольствие. — Она наблюдала, как его пальцы медленно распутывают узел, который она в спешке затянула, стараясь вовремя поспеть к пикнику.

— Дьявольщина! Не возражаешь, если я разрежу шнурок?

— Разумеется, возражаю! Это мои единственные ботинки. — Шарлотта хотела вырвать ногу, но Бэй держал ее за лодыжку.

— Я куплю тебе новые. Или, по крайней мере, новые шнурки. — Он вытащил из кармана складной ножик и разрезан неподатливый узел. Как только ее нога освободилась, Бэй пощекотал обтянутую чулком подошву.

Шарлотта легонько стукнула его по голове.

— О нет, никакой щекотки. Ты обещал.

— Что верно, то верно. Придется мне найти другое развлечение. — Он повел ладонью вверх по икре. Невидимый под юбками, дернул за ленточку, и подвязка развязалась. Он спустил оба чулка, при этом уделяя слишком много внимания оголяющейся плоти. Шарлотте это напомнило дождевые капли, скользящие по оконному стеклу. Каждый кончик пальца оставлял свой след.

Бэй взглянул на нее, Своей самодовольной ухмылкой подтверждая, что прекрасно знает, какое действие оказывает на нее.

— Ну вот! Разве не приятно почувствовать песок голыми ногами?

Шарлотта погрузила стопы в нагретый солнцем песок. Она не ходила босиком по берегу с тех пор, как ребенком гонялась за Деб.

— Приятно. Но не проси меня снять с тебя сапоги, чтобы ты сделал то же самое. Я не могу.

— Не беда. Подвинься.

Шарлотта отодвинулась, давая ему место на камне.

— Думаю, Фразьер очень увлечен Китти. Ему стоило бы жениться на ней.

— Жениться?! — Бэй стащил сапог и бросил его на ковер. — Все зашло уже настолько далеко? Что ты думаешь о девушке?

— Она очень тихая. Настоящая труженица. Думаю, она была бы благодарна ему по гроб жизни.

Бэй нахмурился.

— Что-то не похоже на историю большой и прекрасной любви.

— Такие девушки, как Китти и Мэри, не могут позволить себе большой и прекрасной любви. — «Как, впрочем, и я», — с грустью подумала Шарлотта. — Она очень юна, но, думаю, относится к нему с уважением. Она краснеет до корней волос, когда сестра подшучивает над ней.

— Ай да старина Фразьер! Седина в бороду — бес в ребро, а? Что ж, надо будет сказать ему, что я это одобряю. В Лондоне для них обоих найдется предостаточно работы.

У Шарлотты перехватило дыхание.

— Значит, ты не собираешься жить в Байяр-Корте?

Бэй развязал шейный платок.

— Мне надо будет решить кое-какие срочные дела после того, как закончится наш месяц.

— О! — Шарлотта представляла себе Бэя владельцем имения, делающим наброски, рисующим. Надо полагать, одним из его срочных дел станет водворение очередной любовницы на Джейн-стрит. Шарлотта чуть было не сказала, что готова служить в этой роли, как и в любой другой, но затем вспомнила о ребенке. Кому нужна беременная любовница? Она не желает ни жалости Бэя, ни его благотворительности. Суммы, которую он предоставил ей, более чем достаточно.

Но скоро она уже не могла ни думать, ни говорить. Он снял с нее платье, расшнуровал корсет, стащил рубашку вниз, чтобы прильнуть губами к груди. Медные пряди его волос блестели в угасающем солнечном свете, длинные пальцы казались темными в сравнении с белизной ее кожи. Шарлотта закрыла глаза, отгораживаясь от его красоты, когда он сомкнул губы вначале вокруг одного соска, затем вокруг второго. Руки и ноги стали вялыми, тяжелыми, пока его теплый, влажный язык творил свое волшебство.

Бэй резко остановился, глядя на нее непроницаемым взором.

— Ч-что случилось? — промямлила она.

— Ровным счетом ничего. Мне пришло в голову, что если мы собираемся искупаться, то надо сделать это сейчас, пока не село солнце и не поднялся ветер. Продолжим это в воде.

Шарлотта задрожала в предвкушении. Они оба сбросили с себя одежду и оставили ее сложенной на камне. Судя по возбужденному состоянию Бэя, он намеревался овладеть ею немедля. Шарлотта не могла представить, как это можно сделать, но была совсем не прочь поэкспериментировать. Она и охнуть не успела, как он схватил ее на руки и бросил в воду.

— Холодно! — взвизгнула Шарли. Она забыла, какой холодной бывает вода в начале лета.

— Только поначалу! Лучше окунуться сразу, чем входить постепенно. Сейчас согреешься. Ну-ка, иди ко мне. — Он заключил ее в кольцо рук и привлек к себе на грудь. Его ободряющие слова оказались бравадой — даже у него соски сморщились от холода. Он распустил ее волосы, расшвыряв шпильки.

— Новые шпильки, новые ботинки, — сказал он, отражая ее не слишком горячее, возмущение. — Новое все. Поцелуй меня, Шарли.

Как будто она могла отказаться. На какое-то время они затерялись друг в друге, в волшебстве рук и губ, и вкус солоноватой кожи и воды был сладким как вино. Он, наконец, приподнял ее, приноравливая к себе. Она без усилий слилась с ним в единое целое, и они отдались на волю ласкающих волн. Ощущение единения с ним и абсолютной свободы было чем-то новым. Скользящие вначале ленивыми кругами, его руки, в конце концов, сжали ее бедра, и Шарлотта закрыла глаза, позволив блаженству овладеть ею. Его движения, такие легкие и все же неумолимые, подвели их обоих к ослепительному завершению. Этот день ей никогда не забыть.

— Русалка, — прошептал он, играя с ее волосами. Они плавали вокруг нее, словно атласные черные ленты. Шарлотта гадала, положил ли неоценимый Фразьер в корзинку щетку для волос, ибо она будет похожа, скорее, на Медузу, чем на русалку, когда волосы высохнут.

Она улыбнулась Бэю.

— Я должна спеть песню и околдовать тебя?

— Необязательно. Ты уже околдовала. Я ударился о камни и разбился. На мелкие осколки. Надежды нет. Возьми меня в свое царство на дне морском.

— Вот еще! — Шарлотта оттолкнулась от него и закачалась на воде. — Какой мне от тебя прок, если ты утонешь?

— Я? Утону? — Бэй решительно поплыл, размахивая руками, как ветряная мельница.

Шарлотта не собиралась отставать. Она оттолкнулась от дна и сделала серьезную попытку догнать его, подныривая под волны. Бэй позволил ей поравняться с ним, и вместе, рука об руку, они покачивались на волнах, лежа на спине, и наблюдали, как небо становится бирюзовым и лавандовым, а облака окрашиваются в серебристо-розовый цвет.

— Как красиво, — пробормотала Шарлотта.

— Русалки и потерпевшие кораблекрушение моряки не могут прожить на одной красоте. Я умираю с голоду.

— Интересно, что русалки едят? Уж точно не рыбу. Это кажется неправильным.

— Да, все равно, что каннибал, отгрызающий себе ноги. Кстати, о ногах… — Он перевернулся, схватил ее за талию и поставил. К своему удивлению, она почувствовала песок и камни.

— Как здесь мелко!

— Идеальное место, чтобы учить детей плавать. Можно без опаски заплывать довольно далеко. Я практически жил в этой бухточке, когда был мальчишкой. Мы с моим приятелем Джейми каждое лето устраивали здесь что-то вроде лагеря. Ночевали прямо под открытым небом, обуреваемые жаждой приключений. Это была, — с грустным лицом сказал он, — отличная тренировка для армии. Ни палаток, ни подушек, ни ковров.

— Слава Богу, что тебя не похитили! Твоя бабушка с ума бы сошла.

Бэй рассмеялся.

— Ты не знаешь и половины всего! Она на всякий случай поставила в конце туннеля походную кровать. Я ничего об этом не знал, дворецкий рассказал мне уже годы спустя. Либо она, либо он, либо кто-то еще из несчастных слуг несли дежурство в пещере, чтобы присматривать за нами.

— О, как сильно она любила тебя.

— Да. Баловала ужасно, как видишь. Идем, я покажу тебе, где она пряталась.

Они побрели к берегу. Выйдя из воды, Шарлотта задрожала от холода. Бэй открыл старый сундук, вытащил толстое полотенце и подвел ее к маленькой печке. Тщательным образом обтер ее, уделяя внимание каждой впадинке и выпуклости. Шарлотта послушно стояла, недоумевая, как сможет жить без его прикосновений. Потом он завернул ее в темно-синий кашемировый халат, который был как теплое облако на коже.

Рука Шарлотты прошлась по мягким складкам.

— Бог ты мой! А что еще в том сундуке?

Бэй наклонился, по-прежнему великолепно нагой.

— Халат для меня. А тебе, полагаю, понадобится вот это. — Он бросил ей черепаховый гребень. — Кое-какая обувка для нас обоих. Всякая всячина. Я надеялся, что ты согласишься провести со мной ночь под звездами.

Шарлотта ахнула, когда увидела, что еще он достал из сундука.

— На случай нападения контрабандистов. Или Джейми. Никому не разрешается вторгаться к нам этим вечером.

Она посмотрела на пистолет, и ее желудок нервно скрутило. Последний случай, когда она видела такое оружие, был слишком свеж в ее памяти.

— По-моему, ты говорил, что контрабандистов в этих местах больше не осталось.

— Так оно и есть. Просто Фразьер, благослови его Бог, слишком мнительный. Просчитывает любые случайности. Надеюсь, Китти его угомонит. Просто удивительно, что он не засунул сюда еще и рапиру. — Бэй положил пистолет назад и натянул через голову восточный халат в разноцветную полоску, в котором выглядел безрассудным и беспутным. — Давай расчешем тебе волосы и пойдем обследовать пещеру.

Шарлотта послушно присела на складной походный стул. В этот раз складного ножа можно было не бояться. Бэй был искусен в распутывании узелков и разделении прядей. Она заподозрила, что у него большая практика в расчесывании женских волос, и почувствовала вспышку ревности. Скоро какая-нибудь другая черноволосая, голубоглазая счастливица будет его спутницей, если только он не изменит своему обычаю и не сделает ее своей женой. В «Олмаке», должно быть, целая уйма семнадцатилетних брюнеток выстроилась вдоль стен в ожидании его возвращения.

Шарлотта отогнала прочь неприятные мысли и сосредоточилась на настоящем. Небо становилось дымчато-пурпурным, а розово-оранжевые облака низко висели на горизонте. Океан поблескивал в последних лучах света, а равномерный плеск волн был таким же успокаивающим, как и скольжение щетки по ее волосам. Тело расслабленно отяжелело, но Шарлотта вспомнила, что впереди еще обследование пещеры и ужин.

Очевидно, удовлетворенный результатами, Бэй бросил щетку на старый ковер. Шарлотта видела, что когда-то ковер был очень красивым. Алые маки и пальмовые ветви образовывали сложный узор, окаймляющий полуночно-синее поле, усеянное золотыми звездами. Сейчас посредине он был сильно порван, и нитки торчали во все стороны.

— Этот ковер… я никогда не видела ничего подобного.

— Мой дед прислал его аж из Индии. Долгие годы он лежал в бабушкиной спальне, пока она не стала постоянно спотыкаться о протершиеся места. Я уговорил ее убрать его, но выбросить ковер у нее не хватило духу. А он придает некоторый шарм, нашему биваку, а?

— Вообще-то я не соглашалась провести здесь с тобой ночь. Я никогда такого не делала.

Бэй легонько куснул ее за шею.

— Я буду поддерживать огонь. И поблизости есть ночной горшок, если это то, что тебя беспокоит.

Шарлотта почувствовала, что ее обдало жаром. Как непринужденно он говорит об их телесных потребностях. Есть вещи, которые она все еще стесняется обсуждать или делать в его присутствии.

— Знаешь, я все это видел. В Португалии не было туалетов, — напомнил он, словно почувствовав ее сомнения.

— Да, но мы в Англии, и моя мама в гробу бы перевернулась, если б услышала, что мы ведем подобный разговор. — Шарлотта поплотнее закуталась в халат и потуже затянула пояс. Мама наверняка не одобрила бы и ее теперешней одежды и недавнего времяпровождения. — Поэтому давай сменим тему. Отведи меня лучше в свою пещеру.

Бэй взял фонарь и предложил ей руку.

— Ты уже знаешь о потайном ходе в гостиной. Повернешь налево, и перед тобой лестница наверх. Свернешь направо, и там еще одна лестница, которая ведет в подвалы и подземный туннель — очень удобно, когда выгружаешь на берегу контрабанду. Вот она, тут.

Он указал на узкую щель между двумя огромными камнями.

— Бог мой! Не очень широкая, да?

— Не спеши с выводами.

Бэй положил ладонь на выемку в камне, который вовсе и не был камнем, и послышался скрип петель. Камень был рассечен и прикреплен к деревянной панели. Они оказались в маленькой каменной комнате. Тут и в самом деле были протершаяся парусиновая койка, брошенный заржавелый фонарь и блестящий белый ночной горшок с аккуратно сложенными рядом с ним белыми тряпочками.

— Видишь? Не о чем беспокоиться. Фразьер бесподобен.

Шарлотта рассмеялась.

— А как насчет летучих мышей и пауков?

— Разбежались. Они бы не осмелились остаться. Ну, что теперь скажешь, моя русалка? Готова ты провести со мной ночь, считая звезды?

Чтобы сосчитать звезды, потребуется определенно не одна ночь, но Шарлотта понимала, что у нее есть только эта.

— Да.

Глава 22

Бэй наблюдал за Шарлоттой. Великолепные волосы рассыпались по плечам. Халат распахнулся, и всякий раз, когда она наклонялась, чтобы взять еще какое-нибудь угощение из корзины, виднелась пышная белая грудь. Небо было усеяно звездами, и теплый бриз надувал самодельный навес. Идеальнее времени для того, чтоб сделать предложение, и придумать нельзя.

Бэй пил вино, но весьма умеренно, желая иметь ясную голову, делая самое решительное и решающее в своей жизни заявление. Шарли же ни о чем таком не думала. Она была слегка навеселе, такая восхитительно раскрепощенная. Куда подевалась чопорная старая дева в чепце? На ее месте была дерзкая соблазнительница, каждое движение которой подстегивало его необузданную страсть.

Но Бэй чувствовал нечто большее. Гораздо большее. И надеялся найти слова, чтобы рассказать ей.

Он не думал, что она поверит ему после такого весьма непростого начала и бурной середины.

Разумеется, у него нет большого опыта в том, как предлагать руку и сердце, не то что у его старого армейского товарища и друга баронета Гарри Чалмерса. Гарри был помолвлен четыре или пять раз. Ему удивительно не везет в любви, но, по крайней мере, он имеет подход к женщинам и сладкоречив, как соловей. Гарри, похоже, делает предложение всякий раз, как выпрыгивает из постели. Что ж, его небольшой совет Бэю сейчас бы не помешал.

Разумеется, Бэй и сам один раз делал предложение, тринадцать лет назад. Он сейчас уже не мог припомнить, что сказал Анне, чтобы убедить ее выйти за него замуж, но в любом случае не хотел бы повторить тот опыт. Он был зеленым юнцом, годами боготворившим ее на расстоянии, а она — одинокой молодой вдовой, которой не терпелось снова выпорхнуть из родительского гнезда. Тогда любой бы сгодился, угрюмо подумал Бэй, вот только теперь она почему-то одержима им, как когда-то он ею. То, что Анна не осталась за границей, вызывало беспокойство, но он решительно выбросил все эти мысли из головы. Сейчас не время сожалеть о прошлом, как о далеком, так и о недавнем. Пришла пора вскружить Шарли голову романтикой, обаять, околдовать.

Шарли полулежала в неосознанно соблазнительной позе на горе подушек. Глаза ее были прикрыты, в мерцающем свете ресницы отбрасывали длинные тени на щеки. Алебастровая кожа светилась как будто изнутри, губы были красными от ягод и первосортного портвейна, который упаковал Фразьер. Бэю захотелось поцеловать эти губы, вкусить ягод, вина, тартинки и Шарли, что он и сделал. Она со вздохом прильнула к нему.

— Это было бесподобно.

Он погладил ее руку, поднеся к своим губам.

— Лучшее еще впереди.

— Что? Ты организовал какое-то увеселение? Танцующие красавицы из гарема, быть может? Все это напоминает мне какой-то восточный сон: навес, ковер, трапеза на подушках.

— Я не оскорбил бы тебя другими женщинами, Шарли. Ты единственная, кто мне нужен.

Он почувствовал, как она застыла под ним. Должно быть, думает, что это просто красивые, ничего не значащие слова. Что ж, сейчас или никогда.

— Шарли, я хочу с тобой кое о чем поговорить. — Он пригладил ладонью свои слишком отросшие волосы. Господи, да он нервничает. — Не знаю, с чего начать…

Она отодвинулась от него, спрятав ноги под синий халат. Лицо ее скрывала сейчас завеса волос. Именно тогда, когда он больше всего хочет видеть ее, Шарли прячется в тень.

— Шарли, посмотри на меня. Обещаю, что это совсем не страшно. Тебе может даже понравиться.

— Прошу тебя, не надо все портить, Бэй. — Ее голос был колючим. — Просто оставь этот вечер мне. Мы можем завтра обсудить мой отъезд.

— Отъезд! О чем, черт побери, ты говоришь?

— Это… эти каникулы… или как ты там предпочитаешь их называть. Наше время вместе почти закончилось. Но я могу уехать домой раньше. Видит Бог, меня ждет куча работы. Да мой сад, наверное, уже превратился в джунгли! Эти деревенские мальчишки не знают…

Он снова поцеловал ее, чтобы заставить замолчать. Она была неподатливой и не отвечала на поцелуй. А когда он подумал было, что смягчил ее, она вырвалась с удивительной силой. Слезы, словно бриллианты, блестели, на щеках.

— Шарли, милая, не плачь. Пожалуйста, не плачь. — Ему надо было написать слова заблаговременно и теперь прочитать их. У него всегда прекрасно получалось выразить свои чувства в письме, наполнить каждую строчку милыми пустяками и всяким романтическим вздором. Но все эти красивые словеса на самом деле мало что для него значили — всего лишь способ проложить гладкую дорожку к постели. Сегодня же все по-другому, и ясно, что Шарли понятия не имеет, что у него на уме.

— Выходи за меня! — выпалил он.

— Что?

Она воззрилась на него, разинув рот, похожая на вытащенную из воды рыбу.

— Ты окажешь мне честь стать моей женой, Шарлотта Фэллон? — Он улыбнулся. Ну вот. Так гораздо лучше.

— Что?

— Иисусе, Шарли, ты делаешь это воистину трудным. Тебе не попала в уши вода?

— Вода?

Что ж, уже прогресс по сравнению со «что», хотя интонация та же. Он взял ее руки в свои.

— Шарли, я делаю тебе предложение. Без сомнения, у меня вышло не слишком красиво. Но думаю, тебе не хотелось бы, чтоб у меня была целая вереница бывших жен и невест, верно? Одной мне хватило с лихвой. Ну вот, — сказал он, заметив, как она сдвинула брови, — я напомнил тебе об Анне, чего надеялся никогда не делать. Черт!..

Шарли уже не так походила на рыбу, но руки ее были холодными как лед.

Давай сядем поближе к печке. Ты замерзла.

Он протащил ее по ковру и усадил поближе к бивачной печке. Чего бы он только не отдал за такую печку на Апеннинах. Было время, когда он думал, что окоченеет до смерти. Но вот он тут, все еще живой, проваливающий самое важное в своей жизни дело.

— Ты хочешь жениться на мне?

Она проговорила это, словно в каком-то трансе, но, по крайней мере, способность соображать, похоже, вернулась к ней.

— Да, — твердо отозвался он, — хочу.

— П-почему?

— Потому что. — Ей придется довольствоваться этим. Он и сам еще не до конца все осмыслил. О, он мог бы много говорить о ее восхитительно греховном теле и остром язычке, но, взятые вместе, они как-то не согласовывались. И он не собирается молоть вздор о том, что любит ее. Что она околдовала его. Она сочтет его дураком.

— Так почему?

Иисусе, ну и упрямица. Он предложил ей жизнь в сравнительной роскоши, а она изводит его вопросами. Он откашлялся и сосредоточил взгляд на висящем в небе полумесяце. Вот кому не надо ничего объяснять.

— Мы подходим друг другу, ты и я. Ты должна согласиться, нам с тобой здорово вместе. Я знаю, тебе нравится Байяр-Корт, а ему нужна хозяйка. Я решил жить в деревне, и ты можешь составить мне компанию.

— И все?

— А разве этого мало? Я переведу на твое имя много денег, если хочешь, хотя не собираюсь скупердяйничать. И ты любишь садоводство. Мы можем возродить зимний сад и насажать там растений со всего королевства.

— Я не собираюсь выходить за тебя ради сада, — сказала она, слегка повысив голос. — Или ради домашнего хозяйства. Или ради денег, дурак ты несчастный! Ты… ты любишь меня? — Она уже почти кричала.

Бэй напомнил себе, что язык — это часть ее тела, которое он действительно любит. Ну какой будет вред, если он скажет ей? Она не Анна и не собирается контролировать и порабощать его за слабость. Шарли совсем другая, но он намерен удерживать верх любой ценой.

— Что такое любовь? Ты мне очень дорога. Ты совсем не такая, какой я считал тебя вначале.

Бэй вдруг ни с того ни с сего оказался спиной на песке. Шарли нависла над ним, держа дрожащий кулачок очень близко к его носу. Он знал, что она вполне способна использовать его, поэтому отполз в сторону.

— Что я такого сказал? Разумеется, я люблю тебя, злючка ты эдакая! Почему бы еще я просил тебя выйти за меня? Денег у тебя нет, и ты уже не первой молодости. Зрелая, я имею в виду, не юная барышня, — поспешно добавил он, отползая в сторону, как краб.

— Ну, ты и негодяй! Как ты смеешь?! — Волосы ее растрепались, напоминая Бэю шипящих черных змей. Змей, которые с радостью готовы выпустить в него свой яд.

— Ну, давай же будем честными. Ты старая дева, — попытался он рассуждать логически. — У нас обоих было несчастливое прошлое, но вместе мы можем построить хорошую жизнь. — Он не успел увернуться, когда она швырнула песок ему в лицо. — А это уж совсем ни к чему. — Он выплюнул изо рта песок, радуясь, что она не целилась в глаза. В данную минуту Шарли была истинным воплощением высшей жрицы страсти. Пояс халата волочился по песку, и она, похоже, не замечала, что тело ее полностью обнажилось в лунном свете. Соски сморщились от гнева и холода, вызывая у Бэя горячее желание погладить их.

— Милая, — сделал он еще одну попытку, — я неуклюже выразился, но…

— Неуклюже?! Какое преуменьшение! Где мужчина, который писал: «Ты являешься мне во сне, и я прихожу в отчаяние, когда солнце будит меня, ибо во тьме ты ближе, твои губы — малиновая бабочка, порхающая по мне, услаждающаяся моим нектаром».

Слова были нелепыми и все же смутно знакомыми.

— Какой вздор! О чем ты толкуешь?

— О-о! — Она повернулась в порыве раздражения, подняв целую песчаную бурю. — Дура, самая настоящая дура! Ты прав, я «зрелая», достаточно немолодая, и пора быть умнее. И если ты думаешь, что мне нужен какой-то там брак по расчету — по твоему расчету! — тебе придется хорошенько подумать!

— Глупая! Я же только что сказал, что люблю тебя! Чего еще ты хочешь? Присяги на верность? Клятвы на крови? Найди в корзине нож, и я это сделаю. — Он тут же пожалел о своих словах. Вооруженная Шарли не из тех, кого можно не воспринимать всерьез. Она способна вырезать его печень и без малейших сожалений подать ее ему в качестве полночной закуски.

Вот вам и благодатная ночь под звездами. Шарли решительно зашагала в сторону туннеля, спотыкаясь о свой распахнувшийся халат. Бэй увидел, как она негодующе топнула ногой и снова туго затянула пояс. Это хорошо, что она отправилась в прохладную пещеру, чтобы остудить свой гнев. А ему надо придумать что-нибудь блестящее, дабы умиротворить ее, когда она выйдет.

Очевидно, тщательно продуманной романтической обстановки оказалось недостаточно, и, наверное, выбор слов был менее чем удачным. И уж конечно, нельзя напоминать женщине о возрасте. Но как Шарли может не знать, что он испытывает к ней? Он поднялся с влажного песка и отряхнулся. Ох уж эта Шарли, маленькая ведьмочка, отшлепать бы ее за такие выходки. Нрав у нее — дай Бог, даже в лучшие времена. И с чего это ему вдруг захотелось взвалить на себя такое наказание?

Но Бэй знал ответ. Он сидел у него в сердце словно маленький кулачок. Кулачок Шарли. Он воистину как воск в ее руках, он в ее власти, и негоже жить так всю оставшуюся жизнь. Но если вырвать этот кулачок, он вырвется вместе с сердцем, ибо они — единое целое.

Бэй улегся на спину, недоумевая, что ее так задержало. Фонарь она не взяла, но он слышал, как она чертыхается в темноте. Он даст ей время побыть одной.

Бэй сунул под голову подушку и устремил взгляд в безоблачное бархатное небо. Над ним мерцали мириады звезд, впрочем, даже их яркость не могла соперничать с яркостью луны. Ему была видна приоткрытая каменная дверь. Конечно же, Шарли не придет в голову пойти домой по темному подземному ходу, потому что он попросил Фразьера очистить от пыли и пауков только маленькую пещеру, которая должна послужить в качестве импровизированной уборной. И если Шарли все же достанет глупости рискнуть, ее ждут неприятные сюрпризы. Через пару минут Бэй возьмет фонарь, как бы невзначай приблизится к пещере и поинтересуется, как Шарли себя чувствует. В конце концов, она выпила чересчур много вина. Ему хотелось бы думать, что ее гневная вспышка вызвана хмелем, но он понимал, что переборщил с предложением руки и сердца.

Волны плескались о берег в гипнотическом ритме, хотя Бэй чутко улавливал все звуки ночи. Сова медленно и низко пролетела над берегом в поисках добычи, и размах ее крыльев просто поражал. До Бэя донесся бодрый совиный крик, птица пристально изучала его, лениво летая по кругу.

Бэй бросил на песок хлебную корку.

— Проваливай! Остальное нам самим пригодится для завтрака.

Сова, видно, сочла ниже своего достоинства спускаться за жалкой подачкой, зато два кулика выскочили из-за дюны и затеяли нелепую драку за корочку. Бэй сел, чтобы понаблюдать за баталией, затем вытащил часы из кармана халата — армейская привычка, которую он никогда не нарушал.

На него упала тень. Улыбаясь своей самой обаятельной улыбкой, он обернулся.

— Фразьер сказал мне, где тебя найти.

Бэй удержал улыбку на лице, но горло его перехватило. Леди Анна Уитли, одетая с головы до ног во вдовье черное, мелкими шажками приближалась к ковру, и серебряное дуло пистолета поблескивало в лунном свете. Бэй сделал глубокий вдох, чутко ловя запах пороха. Из пистолета недавно стреляли, но он не слышал ничего, кроме птиц, волн и ветра.

— Он не хотел говорить мне. Преданный до безобразия.

— Надеюсь, ты не сделала никакой глупости, Анна? — Бэй сохранял голос ровным, но говорил так громко, как только осмеливался, надеясь, что Шарли останется в пещере.

Анна пожала плечами, и капюшон ее накидки соскользнул с головы.

— Он выживет, те глупые девицы позаботятся об этом. Это всего лишь царапина.

Фразьер, должно быть, шел в деревню, провожал домой сестер Тутакер. Возможно, они вдвоем доведут Ангуса до ближайшего дома, а потом у них хватит ума отправить за Анной мужчин, пока она не подстрелила кого-нибудь еще. Если что-то случится с Фразьером…

Или с Шарли…

Бэй сам убьет Анну. Убьет, не задумываясь. Женщина, которую он когда-то любил, исчезла.

Он увидел, что рука, держащая пистолет, дрожит. Анна нервничает так же, как и он.

— Где она? — Яд сочился из каждого ее слова.

— Кто? — Бэй прикинулся дурачком.

— Твоя шлюха, Бэй. Та потаскушка, с которой ты сбежал в Дорсет. Та Шарлотта. — Она выплюнула имя, словно у него был отвратительный вкус. — Ты обманул меня в Лондоне, Бэй, услал меня прочь. Но я вернулась.

Он никогда не освободится от нее. Шарли никогда не будет в безопасности. Знают ли родители Анны, как далеко она зашла? Смогут ли удерживать ее под присмотром, чтобы она не совершила ничего по-настоящему ужасного? Они панически боятся скандала, они сделали все возможное, чтобы скрыть двоемужество Анны, они закрывали глаза на то, как с ней обходился Уитли. Ей не к кому было обратиться, кроме Бэя, и то были украденные у разбитой жизни мгновения.

— Мы повздорили. Она куда-то ушла. Ты наверняка слышала?

— Какая жалость, что пропустила такое. — Анна оглядела созданный им маленький сераль. — Очень романтично. Впустую растрачено на такую потаскуху, как она. Ты никогда не научишься! Глупые письма, экстравагантные жесты!..

Письма! Вот откуда тот вздор про бабочку и нектар. Из писем, которые он написал Деб, чтобы сохранить ее благосклонность. Шарли, должно быть, прочла не только то, где говорится про ожерелье. Он представил ее в накрахмаленном белом чепце, хмуро и сосредоточенно разглядывающую небольшую связку, перетянутую голубой лентой. Если он умрет, у нее, по крайней мере, будут эти письма, написанные не ей, но, тем не менее, предназначенные как будто для нее.

Бэй незаметно пододвинулся на ковре к сундуку, в котором лежал его пистолет. Они использовали сундук как обеденный стол, и бутылка портвейна и два бокала все еще стояли на крышке.

— Ты собираешься пристрелить меня, Анна? Послушай, я бы хотел допить с тобой это вино. Если мне суждено вот-вот встретиться с Создателем или, скорее всего с дьяволом, то, по крайней мере, боль притупится.

— Какой прок мне от тебя мертвого?

— Никакого, надо думать. Ты все еще хочешь осуществить свой план по зачатию? Если так, то пистолет, направленный на мужчину, изрядно гасит тот пыл, который он мог бы наскрести. Признаюсь, что, несмотря на романтическую обстановку, я сейчас слаб, как котенок. Не лучшая для меня ночь. Сначала та маленькая шлюшка удалила меня своим ядовитым язычком, теперь ты угрожаешь мне пистолетом — откуда ж взяться силам?

— Ты больше не обманешь меня, Бэй. Не трудись. Ляг на спину. — Взведя курок, она торжествующе, самодовольно ухмыльнулась.

— Ох, Анна. — Бэю не удалось скрыть отчаяние в голосе.

Он может сделать, как она хочет, надеясь, что, сосредоточенная на исполнении своего дьявольского плана, она не заметит Шарли, которая потихоньку выскользнет из пещеры и побежит к дому за помощью, если таковую можно найти. Защищая репутацию Шарли, он специально сократил персонал до минимума. Миссис Келли. Ирен. Еще мальчишка, помощник на кухне. Фразьер ранен и, надо надеяться, отведен в деревню, где о нем позаботятся, два конюшенных — зеленые юнцы, которые, вероятно, крепко спят. Старый кучер. Подкрепление прибудет завтра, слишком поздно, чтобы вызволить Бэя из этой передряги.

— Ты откажешь мне в бокале вина? — Он может опрокинуть бутылку, сделать вид, что достает из сундука другую, и схватить оружие.

А потом пристрелить Анну. Быть может, не убить, но вырвать у нее пистолет и зашвырнуть в воду. Это хороший план.

— Довольно с тебя. Расстегивай штаны, Бэй. Быстро!

Шарлотта стояла в прямоугольнике света и наблюдала с колотящимся где-то в горле сердцем.

Она кипела от негодования после худшего в истории человечества предложения руки и сердца. Немного посидев в темноте, подумала было пойти по потайному ходу, ведущему к дому, но было темно, хоть глаз выколи, да и маршрут незнакомый. Было бы крайне неразумно продираться в кромешной тьме сквозь десятилетний слой паутины, чтобы попасть в такой же темный подвал.

Поэтому Шарлотта присела на старую походную кровать, чтобы подумать, поплотнее завернувшись в кашемировый халат. Бэй не знает о ребенке и все же попросил ее выйти за него замуж. Что ж, это хорошо, рассудила она. Не было никаких разговоров о долге или чувстве вины. Может, она и не первой молодости, но еще достаточно молода, чтобы родить. Он удивится, когда узнает, но она пока не скажет ему. Не сегодня. Сегодняшний вечер должен принадлежать ей и только ей. Она пойдет к Бэю и заставит его сделать предложение заново, на этот раз с несколькими высокопарными фразами, с чем-то, что будет согревать ей душу в холодную ночь, когда серебристых прядей в ее волосах станет больше, чем черных, а голубые глаза потускнеют и посереют. Да, на бумаге он выражается гораздо изящнее чем на словах.

Она поднялась, подошла к секретной двери и увидела угрожающее черное привидение, стоящее над Бэем, с блестящим в лунном свете серебряном пистолетом. Услышала браваду Бэя. Увидела его попытку подобраться к сундуку. Раздался угрожающий щелчок курка. Голоса теперь сделались глуше, их уносил ветер.

В углу стоял старый заржавелый фонарь. Шарлотта молча попятилась вдоль стены, вытянула босую ногу. Вот он. Шарли коснулась холодного металла. Когда наклонилась, чтобы взять его, ручка выскользнула из руки, и фонарь полетел на каменный пол и развалился на части, загрохотав, словно пушечный выстрел. Благодарение Богу, Анна не услышала и не пришла посмотреть. Шарлотта не сомневалась, что леди Уитли пристрелила бы ее не задумываясь. Но возможно, шум океана, крики чаек и стук черного сердца Анны заглушили звук.

Шарлотта подняла изогнутый кусок железа. Сумеет ли она использовать осколки в качестве ножа? Нет, у нее ни за что не хватит духу воткнуть кусок гнутого железа в другого человека, даже если он этого заслуживает. Но она должна что-то сделать.

У нее не будет времени нырнуть в сундук и достать пистолет, да к тому же она и не знает, как с ним обращаться. Она вполне может случайно застрелить Бэя. У ее халата есть пояс — использовать его как удавку? Мысль о том, чтобы придушить Анну, была весьма соблазнительной, но Шарлотта знала, что утратит либо мужество, либо опору. Нет, из этой затеи ничего не выйдет.

Она вернулась к ночному горшку, вылила содержимое в прибрежную осоку и дрожащими руками вытерла сосуд насухо. Бэй теперь лежал на спине, халат задран, подошвы босых ног как-то странно беззащитны. Анна сидела на нем верхом, спина прямая, пистолет не виден, но, без сомнения, нацелен на Бэя. Анна больна. Одержима навязчивой идеей. И если кто-то и заслуживает того, чтобы получить по голове ночным горшком, так это Анна Уитли.

Шарлотта ждала. Она услышала бормотание, увидела неуклюжее ерзанье, потом ритмичное движение. Она оцепенела, в полной мере осознав, что видит. Но ей надо набраться храбрости, правильно выбрать время и прервать это дьявольское действо, когда Анна будет слишком занята, чтобы ожидать чего-то другого, кроме исполнения своей непристойной фантазии.

Шарлотта обеими руками сжимала керамический горшок, бесшумно скользя по влажному песку. Луна подмигивала и ухмылялась ей. Если у нее получится, история будет слишком хороша, чтобы кому-то ее рассказывать. Об этом будут знать лишь она, муж и луна. Если же Шарли потерпит неудачу, то тучи навсегда закроют ей свет.

Она была уже близко. Анна стонала, ее черные волосы разметались на ветру. Шарлотта приблизилась уже настолько, что могла видеть бледное лицо Бэя, его закрытые глаза, рот, сжатый в угрюмую складку. Это хорошо. Если б ему это доставляло удовольствие, Шарлотта, возможно, треснула бы и его. Подняв руки, она со всей силы обрушила горшок. Анна покачнулась и повалилась на бок, прогремел оглушительный выстрел.

Пистолет не причинил никому вреда, выстрелив в песок. Шарлотта подняла его и зашвырнула в набегающие волны.

— Рад тебя видеть. Отличный удар. — Несмотря на ослепительную улыбку, сиплый голос Бэя выдавал тревогу.

— Я выйду за тебя, — сказала Шарлотта. — Но хочу, чтоб ты сделал предложение как положено. Предыдущее никуда не годится.

— Завтра я исправлюсь. — Он вытащил из сундука длинную веревку и ловко связал Анне руки. Подавив желание зашвырнуть ее в море, крепко привязал к шесту навеса. Пусть кто-нибудь другой разбирается с ней. С него довольно.

И, между прочим, вовремя, ибо его храбрая Шарли упала в обморок, кулем повалившись на ковёр, точно как в тот первый день, когда они познакомились. На этот раз он знал, что она не притворяется: он поднял ее на руки и понес по камням и траве, не обращая внимания на свои босые ноги. Плечом открыл дверь в пустую оранжерею.

Луна и звезды светили сквозь стеклянный потолок, омывая помещение призрачным светом. Бэй положил Шарли на один из деревянных столов и легонько похлопал по щекам.

— Проснись, Спящая красавица. Твой принц здесь, и он никогда, ни за что на свете тебя не отпустит.

Глава 23

Шарлотта проснулась под утренние звуки Байяр-Корта: грохот угольного ведра, стоны и скрипы лестниц. Другая сторона кровати выглядела нетронутой. Бэй даже не пришел к ней в постель, в которую уложил ее около полуночи. Он оставил ее с теплым кирпичом, рюмкой бренди и поцелуем и отправился в деревню узнать, как там Фразьер, а также позаботиться, чтобы Анна Уитли не отделалась только шишкой на голове. Шарлотта осторожно дотронулась до своего затылка. Мама была бы разочарована, что у нее опять не получилось с изяществом упасть в обморок.

Шарлотта попробовала встать и тут же повалилась обратно на пуховые подушки. Головокружение и тошнота, и не только из-за вчерашних приключений. Она чувствовала, что слаба, как котенок, хотя гордилась тем, что вчера нашла в себе силы разделаться с Анной Уитли.

Господи, как же болит голова, хотя, наверное, у Анны болит сильнее. Шарлотта осторожно повернулась, чтобы дотянуться до сонетки, затем закрыла глаза, прогоняя пляшущие перед глазами круги. Вчера она перебрала вина.

Вскоре Ирен постучала в дверь и вошла. Шарлотта с облегчением увидела, что горничная принесла два кувшина с водой — один для питья, другой для умывания. Ирен не сказала ни слова, но понимала, что Шарлотте сейчас слишком плохо, чтобы проглотить хоть что-то, кроме глотка воды.

— Доброе утро, мисс Фэллон! Мать честная, ну и ночка была! Вы у нас настоящая героиня. — Ирен налила воды в высокий стакан и принесла его Шарлотте. — Бог мой, да вы совсем зеленая. Хотите тазик?

— Пока нет. Ты принесла крекеры?

Ирен полезла в карман фартука и вытащила салфетку.

— Вот. Сэр Майкл сказал, что вы не должны вставать.

Шарлотта глотнула воды.

— Где он?

— Внизу с мистером и миссис Бакленд. Это родители леди Уитли.

Шарлотта передернулась.

— А где она?

— В доме доктора Диксфилда, в деревне. Из-за нее вам тоже незачем беспокоиться. Он запер ее на замок. И напоил снотворным, — сказала Ирен, довольно сверкнув глазами. — После того, что она сделала с беднягой Ангусом, он не выпустит ее из виду.

— С мистером Фразьером все будет в порядке?

— О да, конечно. Он уже дома, и Китти не отходит от него ни на шаг. Доктор сказал, прострелены только мягкие ткани руки, кость не задета. Ангус говорит, если лягушатникам не удалось убить его, то какой-то сумасшедшей и подавно не удастся. Все будет хорошо, мисс Фэллон, вот увидите.

— Надеюсь. — Шарлотта откусила кусочек печенья. Она не думала, что Бэй захочет сделать события вчерашней ночи достоянием гласности. Но сестры Тутакер были свидетелями отчаяния Анны — смогут ли они держать язык за зубами? — Сэр Майкл совсем не спал, да?

Ирен покачала головой:

— Какое там! Он был занят вами, потом отправил парней из конюшни присмотреть за леди Уитли, а сам пошел в деревню взглянуть на Ангуса и сообщить Баклендам. Ну а затем вернулся и увел сумасшедшую. Сегодня парни по очереди охраняют дом доктора. Они сказали, что леди Уитли всю ночь вопила не своим голосом. Перепугала их до смерти, ага, орала и ругалась, что твой сапожник. Им теперь не один год будет о чем порассказать в пабе. — Ирен отдернула занавески и распахнула створчатое окно. Свежий морской бриз влетел в комнату. Похоже, наступал еще один прекрасный летний день.

Теперь еще и конюшенные вовлечены в это дело, не говоря уж о том, что, наверное, понадобятся настоящие дюжие охранники чтобы защитить мир от Анны Уитли. Бедный Бэй. Какой будет скандал! Даже если никто не узнает, как именно Анна провела свои последние минуты на свободе, слухов и сплетен не оберешься. А Шарлотта слишком хорошо знает их силу. Как они с Бэем смогут пожениться и обрести покой в Байяр-Корте, когда живут всего в нескольких милях от Баклендов?

Шарлотта предприняла вторую неразумную попытку встать с кровати, но Ирен подхватила ее прежде, чем она свалилась на пол.

— Лежите-ка вы лучше. Давайте я вас умою и причешу, мисс Фэллон. По словам моей матушки, вам станет лучше через месяц-другой. — Ирен покраснела, опустив глаза. — Простите мою дерзость, мисс, но я не могла не заметить.

Шарлотта тоже вспыхнула.

— Ты ведь ничего не сказала сэру Майклу? Я… я пока еще не уверена.

Ирен окунула губку в теплую воду и стала обмывать пылающее лицо Шарлотты.

— Бог с вами, конечно, нет. И миссис Келли тоже не сказала, но, думаю, она знает. Она всегда все знает.

Шарлотта молчала, пока Ирен расчесывала и заплетала ей волосы. Не помешало бы смыть с волос морскую соль. Да и все тело тоже чешется.

— Мне бы хотелось принять ванну, Ирен, если это не слишком обременит девушек. Но не забирай Китти от мистера Фразьера. Бог мой, сестры Тутакер, должно быть, валятся с ног. Да и напуганы.

— Да ничего, потом поспим. Но вы не знаете! Во всей этой кутерьме со стрельбой и прочим Ангус сделал Китти предложение, и она на седьмом небе от счастья. А сэр Майкл всем дает завтра выходной и денежные премии в придачу.

Шарлотта улыбнулась, представив, как суровый Ангус Фразьер изливает свои чувства. Она надеялась, что у него получилось лучше, чем у его хозяина.

— Пожалуйста, попроси сэра Майкла прийти ко мне, когда сможет. И пока не беспокойся насчет завтрака. Только вода для купания.

— Хорошо, мисс. Я мигом.

Шарлотта подождала, пока Ирен уйдет, и вылила свою воду в ночной горшок. Если предстоит терпеть такое еще два месяца, то нелегко придется. Но это стоит любых неудобств и неприятностей. Она положила ладонь на живот, представляя внутри крошечного малыша — ребенка, у которого все же будет отец, если Бэй как следует сделает предложение.

Собравшись с силами, она доковыляла до окна и выплеснула содержимое горшка на куст внизу, затем высунулась наружу, чтобы полюбоваться на чудесный день. Бедный куст не поблагодарит ее за регулярное утреннее оскорбление. Пушистые белые облака чуть приглушали ослепительное сияние моря. Идеальный день для того, чтобы поплавать на лодке, если она осмелится довериться своему желудку. Но Бэй, вероятно, захочет немного отдохнуть после того, как уладит дело с родителями Анны Уитли.

Что же с ней будет? Шарлотта решила, что ей ничуть не жаль Анну, несмотря на то, что рассказал ей Бэй, быстро укутывая в одеяло прошедшей ночью. Как бы виконтесса ни страдала в руках виконта Уитли, она перешла все границы. Похищение, попытка убийства, по существу, изнасилование, если женщина вообще может изнасиловать мужчину. Шарлотта не думала, что такое возможно, пока не увидела своими глазами. Благодарение Богу, было слишком темно, чтобы разглядеть подробности.

Если Анну не изолировать где-нибудь, им никогда не освободиться от нее. Она представляет опасность для них — и для ребенка. Перед глазами Шарлотты встало ужасное видение: фигура в черном бросает ребенка в море.

Рука стиснула подоконник. Если так, она уедет из Байяр-Корта, и всех самых достойных предложений в мире не хватит, чтобы остановить ее.


До предела измотанный Бэй вполуха слушал мистера Бакленда, продолжающего нести какую-то бессвязную чушь. Миссис Бакленд хранила молчание, словно серое привидение: посеревшая кожа и седые волосы сливались с серым платьем, которое она второпях натянула ночью. Они оба своими глазами видели дочь в кабинете доктора Диксфилда. Бэю вновь пришлось отрывать ее от себя, когда она в истерике кинулась на него, а потом держать ее, когда она в приступе ярости начала швыряться медицинскими книгами и безделушками. Доктор Диксфилд заставил Анну проглотить настойку опия, пока Бэй крепко держал се.

Бэй знал Джейми Диксфилда всю жизнь. Они одногодки, вместе играли, вместе пили, вместе распутничали. Подростками они оба издалека боготворили Анну Бакленд.

Ее родители видели сумасшествие своей дочери. Так почему же они так упорно не желают признавать правду? Потеряв терпение, Бэй вытащил рубашку из бриджей и задрал ее. В четырех дюймах выше пупка красовался круглый синяк. Миссис Бакленд из серой сделалась ярко-розовой.

— Прикройся, приятель! — прикрикнул растерянный мистер Бакленд.

— Видите? Это от дула пистолета. Это метод, которым она убеждала меня вчера вечером, когда решила добиться того, чего не получила в прошлый раз. Что ж, мне следует радоваться. Тогда она наняла четверых головорезов, которые похитили меня и избили до потери сознания. Вы не можете и дальше находить для нее оправдания, сэр. Они бесчестят вас и преуменьшают болезнь Анны.

— Ее единственная болезнь — ты! Сначала опозорил ее тем скоропалительным браком — Бог мой, да она даже еще из траура не вышла, — а потом никогда не оставлял ее в покое! Ты… ты заставил ее нарушить брачные обеты!

Мать Анны наконец заговорила. Из розовой она стала пунцовой. Бэй послал ей кривую улыбку.

— Кому? Мне или Уитли? Заверяю вас, свои я воспринимал так же серьезно, как и он. И был к ней добрее, чем он. Посмотрите на себя — я знаю, Анна приходила к вам время от времени, когда он заставлял ее страдать. И ни один из вас ничего не предпринял.

— Он был виконтом, — возразил честолюбивый отец Анны, как будто это все объясняло.

— А я — простой баронет. Хотя и богатый. Я могу заплатить за лечение Анны. Диксфилд наверняка знает, где…

— Нет! — Лицо миссис Бакленд теперь побелело. — Я не позволю упечь ее в сумасшедший дом! Там она не будет в безопасности.

— Мадам, мы с моей невестой мисс Фэллон — да и вся моя челядь — не успокоимся, пока Анну не посадят под замок. Она не может и дальше стрелять в моего камердинера. — В конце концов, он не станет этого терпеть. — А не дай Бог, что случится с Шарлоттой, мне придется взять дело в свои руки.

Он устремил на миссис Бакленд непреклонный взгляд, не оставляя сомнений в серьезности своих намерений. Она отвела глаза.

— Мы с Диксфилдом все обсудим. Вам останется… только подписать бумаги.

Супруги Бакленд вдруг состарились прямо на глазах. Анна — их единственный ребенок, родившаяся, когда они уже оставили надежду иметь детей. Ее баловали с той самой минуты, как она открыла в колыбели свои голубые глазки. Они хотели для нее только самого лучшего, что, к несчастью, включало и брак в шестнадцать лет с виконтом, у которого было обширное имение и склонность к жестокости. Без малого двадцать лет Анне пришлось расплачиваться за родительскую слепоту.

Мистер Бакленд кивнул:

— Ну хорошо. Скажите Диксфилду… скажите Диксфилду, что мы согласны.

— Кеннет! Почему мы не можем держать ее дома? Н-Нанять кого-нибудь?

Муж мягко дотронулся до жены, словно знал, что она уже сломлена.

— Марджори, ты же знаешь, что он прав. Эти последние несколько недель с тех пор, как она снова вернулась, были неспокойными. Ты должна согласиться. — Он повернулся к Бэю. — Спасибо, сэр Майкл. Мне очень жаль, что все так обернулось. Знай я… впрочем, что уж теперь, сделанного не воротишь. Скажите Джейми Диксфилду, чтоб сделал все возможное. Это будет нелегко.

Да, нелегко. Но уж если на кого и можно уповать в этом деле, так это на старого друга, который тоже любил Анну.

Единственное, чего сейчас хотелось Бэю, — это завалиться в кровать. Когда он увидел Ирен, скромно стоящую в коридоре, пока он провожал Баклендов за дверь, сердце его ёкнуло.

— С ней все хорошо?

Ирен покраснела.

— Да, сэр. Немного устала. Она принимает ванну и хотела бы видеть вас, как только это будет удобно.

Бэй подумал, что Джейми Диксфилд может немного подождать. Он одолжил доктору двух парней из конюшни, чтобы дежурить посменно, и попросил племянницу миссис Келли, которая живет в деревне, помочь его пожилой экономке в уходе за трудной пациенткой. У доктора есть доступ к наркотикам и приспособлениям, ограничивающим движение, посему он лучше подготовлен для того, чтоб иметь дело с Анной Уитли.

Воображение нарисовало ему Шарли в ванне. Бадья почти такая же большая, как и на Джейн-стрит. Вчера вечером в суматохе он где-то потерял свой шейный платок, но, поднимаясь по лестнице, начал расстегивать рубашку. Горячая вода. Атлас чистой кожи Шарли у него на груди. Шаги Бэя ускорились.

Он не дал себе труд постучать в дверь, а устремился прямиком в гардеробную. Спина Шарли была покрыта мыльной пеной, волосы закручены в высокий небрежный узел на макушке. Одним быстрым движением руки он выдернул шпильки и полюбовался тем, как волосы рассыпались по плечам и спине.

— Ой! Я не слышала, как ты вошел! Так ведь можно и разрыв сердца получить, — проворчала Шарли, взглянув на Бэя, и он увидел, что под глазами у нее залегли голубоватые тени.

— Ты ведь немножко поспала? — озабоченно спросил он.

— Урывками. Мне не хватало тебя. — Она протянула к нему руку. Бэй скинул помятые брюки и со стоном удовольствия опустился в воду.

— Я был немного занят.

На несколько минут между ними воцарилась тишина, пока Шарли намыливала ему грудь, своими шаловливыми пальчиками пощекотав подмышки и очерчивая мышцы торса. Она ничего не сказала про фиолетовый круг под ребрами, но провела по нему в легчайшей ласке. Что она могла подумать о его чести и намерениях, когда обнаружила вчера вечером с Анной? Бэй накрыл ее руку. Он должен сказать. Сейчас, когда слова пенятся на поверхности, как мыльные пузыри. Слова, которые у него не хватило смелости вымолвить вчера.

— Я люблю тебя, Шарли, люблю только тебя. Вчера ты спасла мне жизнь. Если б я отобрал пистолет у Анны, то, думаю, застрелился бы. Это был единственный способ остановить ее.

Он увидел, как вся краска отхлынула от ее лица, даже в губах не осталось ни кровинки.

— Я не могу убить ее. О, я думал об этом, даже говорил об этом, пригрозил этим ее родителям, но я не могу. Слишком много всего было между нами. А теперь мне жаль ее. Но если ты сможешь простить меня, я буду возмещать тебе прошлую ночь до конца наших дней. Пожалуйста, выходи за меня, Шарли. Я не могу жить без тебя.

Она моргнула… или, быть может, это он моргнул. В глазах у него стояли слезы, слезы отчаяния, невозможной тоски и желания. Он уж и забыл, когда в последний раз плакал. Но единственное, чего ему хотелось, — это прижать к себе мокрое тело Шарли и выплакаться в ее пахнущие морем волосы. Он так устал, так ужасно, ужасно устал.

Бэй услышал ее вздох, затем произнесенное шепотом слово, которое ему необходимо было услышать. А потом вопросе Анной, казалось, уплыл прочь, когда чудо любви Шарли омыло Бэя. Ее поцелуй был невинным. Полным надежды. Устоять было так трудно, да и не нужно. Почему ему потребовалось так много времени, чтобы осознать, что любовь — не то же самое, что одержимость и поражение? Шарли никогда не пристегнула бы его к себе, чтобы дергать за поводок, повинуясь собственному капризу. Она отдается ему безо всяких оговорок. Анна, как препятствие, удалена из его сердца и с их пути.

Пальчик Шарли погладил шрам на щеке — вечное напоминание о глупости. Но Бэй не изменил бы ни одной минуты своего прошлого, ведь тогда они с Шарли не встретились бы… Ведь каждый его шаг, верный он был или нет, вел его вот сюда, где он и должен быть, в этой остывающей ванне с этой упрямой, любящей Шарли. С Шарли, которая спасла ему жизнь с помощью ночного горшка. Посреди самого восхитительно, самого обезоруживающего поцелуя Бэй начал смеяться.

И не мог остановиться. Облегчение растекалось в его крови, как превосходнейшее вино. Глаза Шарли распахнулись, темные брови нахмурились. Вид у нее был такой же чопорный, как тогда, когда она носила на голове свои нелепые кружевные чепцы. Она шлепнула его по груди.

— Нет, ты просто не в состоянии как следует сделать предложение! Ну что такого смешного?

— Ох, любовь моя! Ну сама подумай! Некоторое время назад я вошел в темный дом и согрешил, по ошибке приняв тебя за другую. Ты должна признать, начало у нас было весьма сомнительное. Припоминаю подсвечники и похищение картины, ну и пару-тройку укусов. Но нет ни малейших сомнений: ты была создана именно для меня, и я благодарю Бога за это.

— Ну… э… — Похоже, ее несколько успокоило его объяснение, но она не знала, что сказать. Он запутался пальцами в ее волосах, и она поморщилась.

— Как твоя голова?

— Болит. Боюсь, наука моей бедной мамы, как правильно падать в обморок, не пошла мне на пользу.

Бэй улыбнулся:

— Она учила вас падать в обморок? А чему еще учила вас мама?

— Я была плохой ученицей. Она пришла бы в ужас, если б увидела, до чего дошли мы с Деб.

— Ну-ну! Твоя сестра — почтенная замужняя дама, а скоро и ты будешь замужем.

Она устремила на него ясный взгляд голубых глаз.

— Ты правда хочешь жениться на мне?

— Разве я не сделал уже целых два бестолковых предложения? Если ты скажешь, что Бог любит троицу, я попробую еще, но только один раз. Больше мужчина унижаться не может.

Шарли отодвинулась, выплеснув воду на ковер.

— Унижаться? Ты это воспринимаешь так, да? Значит, это ниже твоего достоинства?

— Ты глубоко заблуждаешься, Шарли. Я на коленях.

Шарли взглянула вниз и так же быстро вскинула глаза к его лицу. Его возбужденный член гордо торчал из воды.

— М-мне надо помыть волосы, — промямлила она.

Бэй наклонился ближе.

— Я это сделаю, если ты сделаешь кое-что для меня.

— Все, что угодно, — прошептала она. — Ты же знаешь, я сделаю для тебя все.


Послышался нетерпеливый стук в дверь. Шарлотта выпуталась из-под одеяла и тяжелой во сне руки Бэя и накинула свой серый халат. Пригладив руками волосы, пожалела, что Бэй не дал ей высушить их. Но спутанные волосы — ничто в сравнении с сытым блаженством тела. Она приоткрыла дверь.

На пороге стоял бледный Фразьер, рука на перевязи.

— Зачем вы поднялись? Ох, простите, просто я думала, что вам следует оставаться в постели. Как вы, мистер Фразьер?

— Как нельзя лучше, мисс Фэллон. Мисс Китти Тутакер согласилась стать моей женой. — Он улыбался от уха до уха, и от ворчливого шотландца не осталось и следа. — Но сэра Майкла ожидают внизу. Приехал доктор Диксфилд, он, похоже, несколько взволнован.

— Который час? О нет! Надеюсь, леди Уитли не сбежала? — Шарлотта с испугом выглянула в коридор, словно в любую секунду ожидала увидеть Черную вдову.

— Около четырех. Нет, не сбежала. Это первое, о чем я спросил. Он говорит, что она в доме, под надежной охраной, и он счел вполне безопасным ненадолго оставить ее.

— Если выдадите нам несколько минут, я разбужу сэра Майкла, мы оденемся и спустимся вниз. Попросите миссис Келли приготовить поднос с чаем. Что-то я проголодалась. — Они проспали ленч. Впрочем, проспали — не совсем правильное слово.

Ангус Фразьер блаженно улыбнулся:

— Да, конечно. Вам в вашем состоянии следует больше есть.

Шарлотта закрыла дверь. Неужели уже все в доме знают ее тайну? Все, кроме Бэя.

А вдруг она не беременна, а просто подходит к концу ее детородный период? Она знала женщин одного с ней возраста, которых тошнило и месячные прекратились. Но ей также известны женщины, которые родили детей далеко за сорок. А миссис Кинг в Малом Иссопе родила аж в пятьдесят один, в тот же год, когда одна из ее дочерей подарила ей седьмого внука. Возможно, ей следует посетить доктора.

Ну что ж, доктор как раз ждет внизу. Она склонилась над своим любимым, растянувшимся на кровати, как Гулливер, с неотразимой улыбкой на лице. Ей придется прервать весьма приятный сон.

— Бэй, проснись. Приехал доктор Диксфилд.

— М-м. — Бэй перевернулся, продемонстрировав ей свою широкую голую спину и все остальное. Все остальное, кстати, тоже было просто неотразимым, смуглым и тугим, так и хотелось протянуть руку и погладить. Но ей надо было видеть его черные глаза. Широко открытые.

— Бэй! — на этот раз громче позвала она.

Он резко сел, хватаясь за невидимое оружие. Потом сообразил, где он, и послал Шарли чувственную улыбку.

— Извини, я отключился. Возвращайся в постель, и мы продолжим начатое.

— Бэй, тебе надо одеться. Внизу ждет доктор Диксфилд.

— Проклятие! Она сбежала? — Он просунул ногу в свои помятые штаны раньше, чем Шарлотта успела дойти до шкафа.

— Говорит, что нет. Я распорядилась насчет чая и сандвичей. Ты еще ничего не ел.

Бэй бросил на нее сардонический взгляд, и она почувствовала, как румянец заливает ее от макушки до кончиков пальцев. Бэй был очень, очень основателен, «делая предложение» снова и снова, пока не осталось ни малейших сомнений в том, что она согласна стать его женой. Неудивительно, что, потеряв его, Анна сошла с ума.

Он сунул расческу в тазик с водой и причесал свои каштановые волосы. Чем длиннее они отрастали, тем больше приобретали медный оттенок. Даже с отросшей за день щетиной Бэй был так красив, что у Шарлотты просто дух захватывало.

Он быстро поцеловал ее.

— Не торопись. Я не стану решать без тебя ничего важного.

И ушел.

Джейми Диксфилд — один из его старых друзей. Бэй много раз говорил о нем за последние несколько недель, вспоминая то одну мальчишескую выходку, то другую. Он доверил Анну заботам Джейми, и не только потому, что тот доктор. Шарлотте хотелось произвести хорошее впечатление, но все ее платья такие блеклые. Какое же надеть, серое или коричневое? Она натянула через голову светло-серое муслиновое, быстро заплела косу, пощипала щеки и покусала губы. Что ж, сойдет, пожалуй.

Но ей не стоило беспокоиться. Когда она вошла в гостиную, ни один из мужчин не взглянул на нее. Оба стояли перед рядом окон, но не любовались видом, а излучали некоторую угрозу по отношению друг к другу. Угощения на чайном столике оказались нетронутыми. Шарлотта нервно кашлянула.

Доктор первым оторвал глаза от буравящего взгляда Бэя. Джейми был привлекательным мужчиной, разве что несколько растрепанным, с вьющимися светлыми волосами и угловатым лицом. У него был такой вид, как будто он боролся с аллигаторами на Ниле, но Шарлотта знала, что он всего лишь весь день боролся с обезумевшей Анной Уитли. Доктор улыбнулся, обнажив ровные белые зубы.

— Вы, должно быть, Шарли? Позвольте мне быть одним из первых, кто пожелает вам счастья!

Он взял ее руки в свои, длинные, изящные и теплые. Хорошие, надежные руки.

— Вообще-то Шарлотта. Никто не называет меня Шарли, кроме Бэя. — И еще сестра, но сейчас не место и не время упоминать о ней. — Как поживаете, доктор Диксфилд?

— Просто Джейми, но если вы должны быть Шарлоттой, я могу быть Джеймсом. — Он подмигнул ей. Краем глаза она увидела, что Бэй сжимает и разжимает кулаки, словно у него чешутся руки поколотить своего старого друга за то, что тот демонстрирует перед его невестой такое обаяние.

— Что происходит? — напрямик спросила Шарлотта. — Что бы это ни было, будет лучше, если вы оба вначале попьете чаю с бутербродами. Прошу, присаживайтесь и составьте мне компанию.

— Чаем этого не решить, — огрызнулся Бэй.

— Скорее всего, нет. — Джейми снова улыбнулся, но улыбка не затронула спокойных серых глаз. — Боюсь, у нас со старым другом весьма существенное разногласие. Как бы ни было приятно познакомиться с вами, пожалуй, мы могли бы продолжить наше знакомство в другой раз.

— Ты не будешь выставлять Шарли из моей гостиной в моем доме!

— Ну что ты, Боже сохрани. Мне бы и в голову не пришло вмешиваться в твои отношения с женщиной, которую ты любишь. — Диксфилд присел на краешек ближайшего к себе стула, разглядывая болтающуюся пуговицу на своем помятом сюртуке.

Шарлотта быстро села, когда Бэй заметался по комнате, размахивая руками, как ветряная мельница. Она никогда не видела его таким взвинченным, даже когда их жизни были в опасности.

— Не говори мне о любви! Ты такой же ненормальный, как и она!

— Прошу прощения, — с чувством проговорила Шарлотта, но то, что я только что согласилась выйти за тебя, вовсе не значит, что я ненормальная.

— Не ты.

— Не вы, — в один голос произнесли друзья.

— Ох, Бога ради, сядь, Бэй, у меня от тебя голова идет кругом. С чем вы хотите чай, Джейми?

— Тебе не удастся превратить эту катастрофу в светский прием, Шарли. Ничего не выйдет.

Но, по крайней мере, Бэй плюхнулся на диван, правда, слишком далеко, чтобы передать ему чай или что-то еще.

— С сахаром, пожалуйста, без молока и без лимона.

Друзья молчали, пока она наливала чай и вручала чашку доктору.

— Итак, — сказала Шарлотта, для храбрости отхлебнув чаю, — может, кто-нибудь из вас расскажет мне, что все это значит?

Часы на каминной полке отсчитали полную минуту, прежде чем Бэй заговорил голосом, насквозь пропитанным сарказмом:

— Похоже, у нашего доктора имеется весьма своеобразный план, как вернуть леди Уитли некое подобие здравого рассудка. Может, сам расскажешь ей, Джейми? Я нахожу, что как-то не готов к этой задаче.

Шарлотта слышала о богадельнях для несчастных, повредившихся умом. Кое-кто в свете даже ездит поглазеть на тамошних обитателей — в Бедлам, например, — исключительно забавы ради. Какая жестокость! Не может быть, чтоб этот добрый, милый человек хотел подвергнуть Анну Уитли такой судьбе.

Но нет. То, что он сказал дальше, оказалось куда более пугающим.

— Похоже, любовь витает в воздухе — вначале Ангус Фразьер, потом вы с Бэем, а теперь и я. Я попросил леди Уитли стать моей женой.

Шарлотта уронила чашку. Ее содержимое вылилось ей на туфли и растеклось мокрым пятном по толстому обюссонскому ковру. Шарлотта была слишком потрясена, чтобы обратить на это внимание.

— Ты видишь? Ненормальный, — угрюмо бросил Бэй.

— Я любил Анну Бакленд чуть ли не с детства. Бэй первым заполучил ее, теперь моя очередь. Мы с ней проговорили несколько часов, когда она проснулась. Она просто хочет того же, чего хочет любая женщина: дом, детей, мужчину, на которого можно положиться. На меня она может положиться. У меня были женщины, но я так и не женился. Потому что всегда любил только Анну.

— Но… но… — Обретя дар речи, Шарлотта открыла недавнюю постыдную историю. Она была совершенно уверена, что несколько раз упомянула слово «пистолет». Бэй поведал про головорезов, похитивших его. Но ничто не могло поколебать уверенности Джейми Диксфилда, он считал, что сможет сделать Анну Уитли счастливой.

— Я понимаю, было бы неловко продолжать практиковать здесь. Мой отец отошел от дел, но у него еще вполне хватит сил и здоровья, чтобы подготовить для этих мест нового доктора. У Бэя, как вы знаете, денег куры не клюют, поэтому я пришел взять взаймы. Он может помочь мне устроиться в каком-нибудь городе, где никто не знает ни Анну, ни то, что она натворила. Не так давно я слышал от одного своего знакомого доктора, что в Шотландии есть работа. Новая страна. Новое начало.

Бэй заколебался.

— Если бы я считал, что из этого что-то выйдет, я б отдал тебе все свое состояние, Джейми, но ты не знаешь, какая она сейчас.

— О, думаю, что знаю. Я ведь был там утром, когда с ней случилась истерика, помнишь? Она все мне рассказала, Бэй, — что делал с ней муж, и что делала она, чтобы пережить это. Она так сильно хочет ребенка, что это затуманило ей разум. С некоторыми женщинами такое случается. Мне доводилось видеть такое и раньше.

— Бьюсь об заклад, тебе при этом никогда не приходилось лежать под дулом пистолета! — огрызнулся Бэй.

— Нет. Ей не пришлось держать меня под прицелом. Я был более чем согласен. — Диксфилд покраснел, осознав, что сказал. Бэй вытаращился на друга, разинув рот. — Я женюсь на ней, одобряешь ты или нет, дашь ты мне денег или нет.

— Боже милостивый! Она же была одурманена, Джейми. Я же видел, какую дозу ты ей дал. Нельзя принимать в расчет то, что она сказала или сделала.

— Это был всего лишь мед с бренди. Я знал, что ей нужно поспать, и она поспала. Она сожалеет, Бэй, искренне сожалеет о том, что причинила вам обоим такие неприятности. Она как будто находилась во власти каких-то чар и теперь стряхнула их.

— Это ты во власти чар, несчастный! — Бэй снова заметался по комнате, с каждым седьмым шагом ероша рукой волосы. Шарлотта считала — он был точен, как метроном.

— Ты прав, — отозвался Диксфилд. — И тебе, как никому другому, известно, что это такое. Ты пошел дальше, Бэй, и нашел свое счастье. Не отказывай же мне в моем.

Бэй негодующе фыркнул и с треском распахнул французскую дверь. Шарлотта увидела, как он зашагал по зеленой лужайке в сторону берега, оставив ее наедине с влюбленным доктором.

— Я понимаю, Анна видит во мне просто пристанище в бурю, — тихо проговорил Джейми. — Но у меня есть надежда, что со временем она привяжется ко мне, даже полюбит. Она… она очень отзывчивая. — Щеки его горели пунцовым румянцем, но он продолжал свое признание. — У нее была тяжелая жизнь. Единственное время, когда она жила спокойно, — ее короткий брак с Бэем. Даже меньше шести месяцев. Я знаю, она причинила Бэю много боли и неприятностей, но, клянусь, больше она не побеспокоит вас.

Во рту у Шарлотты пересохло.

— Откуда вы это знаете?

— Я намерен подарить ей ребенка — детей, если посчастливится, и она будет слишком занята, чтобы думать о прошлом. Я ждал ее полжизни.

Если не считать очевидной красоты, Шарлотта не понимала, за что можно любить Анну Уитли. Однако же эти двое старых друзей любили ее почти два десятка лет. Возможно, ее мнение ошибочно, и они знали другую Анну, не такую, какая она сейчас.

— Я не могу доверять ей, — наконец сказала Шарлотта. — Особенно теперь.

— Тогда убедите Бэя ссудить мне денег, чтобы мы смогли уехать в Шотландию. Мы поженимся в Гретна-Грин, по дороге туда. Как только моя практика здесь будет продана, я смогу вернуть ему долг.

— Не думаю, что его сомнения связаны с деньгами. Бэй — самый щедрый из всех, кого я знаю. Как же вы не понимаете? Вы его лучший друг. Он не хочет, чтобы Анна использовала вас.

Диксфилд улыбнулся:

— Я хочу быть использованным, Шарлотта. Грустно, не так ли? Без ложной скромности, у меня есть и внешность, и профессия, и я знаю себе цену, но единственный, кто мне нужен, — это сумасшедшая, запертая у меня в доме. Я думал, мое сердце почернеет от ревности, когда Бэй женился на ней. Я радовался, когда ее муж воскрес из мертвых — радовался, что мой друг больше не имеет на нее прав. Вы единственный человек, которому я это говорю.

Шарлотта сочувствовала ему, но болезнь Анны слишком сложна, чтобы исцелить ее с помощью меда, бренди и одного дня в постели с Джейми Диксфилдом. Судя по состоянию его одежды, он даже не потрудился раздеться. Шарлотта отогнала прочь нежелательные образы.

Пойду поговорю с ним, но не могу ничего обещать.

Диксфилд поднялся.

— Спасибо. Я собираюсь отвезти Анну домой, к родителям. Неприлично ей оставаться со мной.

О Боже! Кулак страха стиснул ей сердце. Анна снова заявится к ним, и в следующий раз у нее может получиться. Ребенок Бэя будет в опасности, пока Анну не посадят под замок, Шарлотта рассеянно попрощалась и устремила взгляд на обманчиво спокойное море. Она должна что-то предпринять, вот только что?

Глава 24

Он шел по усеянному галькой берегу, пока не дошел до неприступного скалистого массива, потом назад, навстречу ветру, направляясь к дому. Он был все еще слишком расстроен, чтобы вернуться домой, поэтому сел на прогретый солнцем валун, оглядывая покинутое место обольщения. Шесты навеса упали, корзина с едой перевернулась, и остатки подобрали прожорливые чайки. Темное продолговатое пятно от вина засохло на испорченном ковре.

И еще тут был ночной горшок, блестящий белым на полуденном солнце. Губы Бэя дернулись, когда он вспомнил. Но серьезность ситуации быстро положила конец его веселью. Джейми — такой же ненормальный, как и Анна, если хочет жениться на ней и сбежать в Шотландию. Что подумают родители Анны, можно только догадываться. Жизнь в качестве жены доктора — это вам не жизнь в качестве виконтессы, но все же лучше, чем жизнь в сумасшедшем доме, какими бы хорошими ни были там условия.

И еще он не мог представить, чтобы Анна перекинулась с него на Джейми меньше чем за двадцать четыре часа. Это говорило о такой степени отчаяния, которая возможна, только если человек совершенно неуравновешен. Как Джейми хочет жить с такой женой, да еще далеко от дома, далеко от старого отца и друзей? Они с Анной оба одержимые.

Бэй знает, каково это — жаждать прикосновения Анны. Потеряв ее, он потерял годы жизни, подвергал себя бессмысленному риску, заморозив сердце для новой любви. Шарлотта растопила его жаром своей страсти. Своей нежностью. Он не может представить жизни без нее.

А он оставил ее дома расхлебывать кашу, которую сам заварил. Малодушный дурак!..

Стеклянная дверь в гостиную оставалась распахнутой настежь.

Шарлотта сидела за чайным столиком, и ветерок развевал белую накрахмаленную скатерть. Засохший сандвич лежал перед ней нетронутым.

— Прости, — сказал Бэй, прежде чем Шарлотта успела вымолвить хоть слово. — Мне не следовало убегать и оставлять тебя с Джейми, просто я был в таком… замешательстве.

— Бэй, я хочу уехать домой. В Малый Иссоп.

Он решил, что ослышался. Потянулся к руке, которая была стиснута в кулачок, но она крепко вцепилась в платье.

— Почему?

— Джейми сказал, что отвезет Анну домой, к Баклендам, пока все не решится. Думаю, тебе следует дать им денег и отослать подальше. Как можно дальше. А до тех пор я просто не могу оставаться здесь.

— Я защищу тебя, клянусь. Мы с Фразьером как раз нанимаем людей из деревни, которые будут круглосуточно охранять имение.

— Слишком поздно. — Ее голубые глаза заблестели от слез. Бэй проклинал себя, что оставил ее одну и подверг опасности. Анна вполне могла шагать сейчас по подъездной аллее, вооруженная одним из ночных горшков Джейми, чтобы отплатить той же монетой.

Бэй не хочет, чтобы Шарли уезжала. Не хочет даже отпускать ее дальше соседней комнаты. Но по ее лицу ясно, что она напугана до полусмерти.

— Ты права. Я отправлю с тобой Фразьера. И Китти.

— Фразьера?! Разве он уже оправился?

— Ангус Фразьер — крепкий орешек. Поверь мне, ему доводилось переживать и не такое. Рана неглубокая. Думаю, он носит перевязь, просто чтобы вызывать сочувствие у своей невесты.

Ее улыбка была дрожащей.

— Ты, должно быть, считаешь меня ужасной трусихой.

— Нет, любовь моя, ты разумная, респектабельная женщина. А любой, у кого хватило ума и мужества воспользоваться ночным горшком, как оружием, — это сила, с которой приходится считаться. Я не знаю женщины храбрее тебя.

— Она могла застрелить тебя. Когда пистолет выстрелил… — Шарлотта проглотила всхлип.

Бэй быстро привлек ее к себе, и посуда на чайном столике задребезжала. Да, ночью Шарли упала в обморок, но весь ужас произошедшего доходит до нее только сейчас. Бэй видел такое на войне: люди делают свое дело, потому что это их долг, а потом ломаются. Бэю невыносимо было видеть ее страдания или неуверенность. Он разберется с Джейми и Анной, а потом наконец заявит свои права на Шарлотту.

— Ну, ну, не надо, — прошептал он ей в висок. — Все будет хорошо, вот, увидишь. Я обо всем позабочусь, а потом приеду за тобой. Ты можешь уехать сегодня вечером, как только мы соберем твои вещи. Фразьер счастливчик: две такие хорошенькие девушки поедут с ним. А я сейчас же поговорю со своим кучером. Он тоже старый вояка и умеет быстро собираться.

Бэй бормотал всякие успокаивающие пустяки, пока она мало-помалу не расслабилась в его руках. Он готов был сделать все, что угодно, лишь бы успокоить ее страхи. Бэй признавался, что его страхи тоже усилились. Пока он своими глазами не увидит Анну, он будет сомневаться в любом решении, предлагаемом Джейми.

Он расстается с Шарли не навсегда, а лишь на тот срок, который понадобится ему, чтобы разрешить вопрос с Анной Уитли. У Шарли больше никогда не будет причин беспокоиться о чем бы то ни было, за исключением выбора блюд к обеду или цвета стен детской.

* * *

Из угла кареты Шарлотта наблюдала за стыдливым румянцем и хихиканьем, за тайными взглядами и «случайными» прикосновениями своих спутников. Экипаж катил по проселочным дорогам, подпрыгивая на ухабах. Она, конечно, чувствовала себя третьей лишней в компании этой влюбленной парочки. Но Шарлотта не могла сердиться на них за такую эйфорию, будь ситуация иной, она была бы точно так же увлечена Бэем. В сущности, даже забавно видеть сурового Фразьера, влюбленного, как мальчишка, в маленькую служанку. Шарлотта с нетерпением ждала их свадьбы, как и своей.

Но сейчас перед ней стояла более насущная задача, чем свадебные приготовления. Она просто не знала, где разместить мистера Фразьера и Китти, когда они приедут к ней домой. У нее нет комнат для слуг, потому что и слуг-то никогда не было, а комнаты наверху забиты до самого потолка всякими безделушками от джентльменов, которые Дебора присылала и привозила на протяжении тех десяти лет, что была куртизанкой. Китти будет спать на кровати вместе с Шарлоттой, а бедному мистеру Фразьеру придется довольствоваться комковатым диваном. Карета с кучером вернется, как только они благополучно доберутся до Малого Иссопа, и Шарлотта останется под защитой мистера Фразьера, пока Бэй не решит все с Анной.

Во время поездки мистер Фразьер весьма серьезно относился к своим охранным обязанностям, но чем больше они удалялись от Байяр-Корта, тем спокойнее становилось на душе у Шарлотты. Маловероятно, чтобы Анна каким-то образом обнаружила их местонахождение. Если б не ребенок, Шарлотта ни за что не оставила бы Бэя. Она ужасно скучала по нему, особенно все время имея перед глазами двух воркующих влюбленных голубков.

Теперь, отделенная от Байяр-Корта несколькими днями и многими милями, Шарлотта вынуждена была признать, что вела себя глупо и неразумно, не сказав Бэю о ребенке.

Карета с грохотом прокатилась по последнему мосту и въехала в деревню. На Шарлотту снизошло чувство покоя, когда она увидела знакомые каменные дома с пышно цветущими цветами в ящиках и чисто выметенными ступеньками крыльца. Кучер Бэя знал, куда ехать, это он привозил сюда своего хозяина на «осмотр садов». Но карета почему-то остановилась в начале улочки.

— Ох ты, Боже мой, это же дом мистера Трамбулла! Мистер Фразьер, не могли бы вы выпрыгнуть и сказать Джону, чтобы проехал до конца?

Фразьер выполнил просьбу, но тут же вернулся.

— Дорогу перекрыла какая-то повозка, мисс Фэллон. Доверху нагруженная мебелью и коробками. Вас что, выселяют?

— Разумеется, нет! Коттедж принадлежит мне. — Не могли же воры воспользоваться ее отсутствием, чтоб обчистить дом? — Китти, оставайся здесь. — Шарлотта вышла из кареты, радуясь, что ей не придется встретиться один на один с теми, кто ворует ее вещи. Хотя у нее в общем-то нет ничего ценного, кроме надбитого кувшина с деньгами да барахла Деб.

Деб! Сестра вылетела в открытую дверь, подпоясанная одним из фартуков Шарлотты, и, что уж совсем удивительно, в одном из ее чепцов, приколотых к блестящим черным волосам.

— Ну наконец-то! Ты хоть знаешь, как я беспокоилась? Просто извелась вся. Писала письмо за письмом. Когда ты не ответила, я убедила Артура разрешить мне поехать и посмотреть, что случилось. А потом тот старичок по соседству сказал, что ты отправилась ко мне в гости, чего, разумеется, быть не могло, иначе зачем бы я искала тебя, если б ты была со мной в Кенте? Осторожнее с этим! — вскричала она, обращаясь к двум мужчинам, вы носящим зеркало. — Это, пожалуй, следовало бы завернуть в одеяло. Послушай, Шарли, нет ли у тебя лишнего одеяла? Не хотелось бы накликать семь лет невезения, когда удача только повернулась ко мне лицом. Шарли, я — счастливейшая женщина в мире! Ты даже не представляешь! Просто чудо! У меня будет ребенок! И дом Артура премилый, но мне будет гораздо уютнее, когда в нем появятся мои любимые вещи. Боюсь, его дядя не отличается хорошим вкусом. — Тут из дверей вышел Артур, держа в руках уродливого попугая. — Нет, не это, дорогой. Я передумала. Шарли, я хочу, чтоб ты оставила его себе, как символ моей любви. Ну так где ты была, проказница ты этакая, и с кем? — Она свысока взглянула на Ангуса Фразьера, который смотрел на нее, разинув рот.

Шарлотта не сомневалась, что выглядит ничуть не менее ошеломленной. В то время как мистер Фразьер, по-видимому, удивился ее сходству с сестрой, Шарлотта была потрясена, увидев Дебору в домашней одежде, трещащую как сорока и довольную своей беременностью. Просто конец света, ей-богу. Чудеса, да и только!

Деб стиснула сестру в объятиях и прошептала на ухо:

— Скажи же что-нибудь. Перестань глазеть, как дурочка. Только не говори мне, что этот человек — твой покровитель. Я же оставила тебя с Бэем.

— Все не так просто. — Шарлотта высвободилась из объятий. Она не была уверена, что готова внятно объяснить все происшедшее. Воровство картины, ее заключение на Джейн-стрит, похищение, вооруженное домогательство и психическое расстройство — не совсем типичные темы для беседы. — Поздравляю с женитьбой и хорошей новостью, Артур.

Артур покраснел.

— Спасибо, Шарлотта. Дебора, дорогая, иди в дом и посиди. Не хочу, чтобы ты переутомилась.

Судя по тому, что Шарлотта уже успела увидеть, единственная часть тела Деб, которая могла переутомиться, — это язык. Небольшой батальон мужчин сновал по лестнице вверх-вниз, загружая повозку.

— Мистер Фразьер, быть может, вы с Китти и кучером могли бы отдохнуть и освежиться в «Свинье и свистке»? Там подают очень недурной ленч.

— Вы уверены, мисс Фэллон? — Похоже, Фразьер не особенно доверял Деборе, наслушавшись тирад миссис Келли и Ирен. Деб не завоевала особых симпатий за время своего короткого пребывания на Джейн-стрит.

— Абсолютно. А потом можете пройтись по магазинам. Нам понадобится что-нибудь для обеда и завтрака.

— Мне не хочется оставлять вас одну с этими людьми, — тихо пробормотал Фразьер.

— Не волнуйтесь, со мной все будет в порядке, — заверила его Шарлотта. В конце концов, Артур всегда может треснуть любого незваного гостя попугаем по голове.

— Вы в дороге много тряслись, да еще и недосыпали, так что тоже поберегите себя, — проворчал Фразьер.

Шарлотта и вправду устала, По ночам ей не хватало тепла Бэя. Спасть на постоялых дворах с Китти — не то же самое.

Артур неуклюже сунул попугая под мышку и повел Деб назад, в дом, словно она сахарная. Идя за ними следом, Шарлотта про себя улыбалась, видя, как беззастенчиво Деб пользуется своим положением будущей мамы.

К счастью, в гостиной все было так, как оставила Шарлотта, не считая попугая, которого Артур плюхнул на каминную полку. Злобные глазки-бусинки чучела впились в противоположную стену, словно хотели пробуравить в ней дырку. Деб скинула свои модные туфельки с вышивкой и прилегла на диван, положив ноги на диванную подушку.

— Артур, пожалуйста, помассируй мне ноги. Ну, рассказывай. Кто этот смешной рыжий тип? И кто такая Китти? Ты никогда не говорила мне, что путешествуешь с одной из своих кошек. Ну и надоели же они, кстати, своим бесконечным воем и мяуканьем, да еще и путаются под ногами у грузчиков. Ужасные создания. Не понимаю, как ты терпишь этих попрошаек.

— Я тоже предпочитаю собаку, — встрял Артур, массажируя ноги Деб через чулки. — Хорошую гончую. У меня была такая в детстве.

— Да-да. — Деб слабо махнула рукой. — Можешь снова завести себе пса, как только мы вернемся в Бардз-Энд, но он не должен заходить в дом и пачкать мои ковры. А тем более пугать моего дорогого малыша. Артур, ты должен будешь позаботиться о дрессировке.

— Да, любовь моя.

Шарлотта с трудом удержалась, чтоб не захихикать. Деб, несмотря на всю ее «одомашненность» командует мужем направо и налево. Артур целиком и полностью у нее под каблуком и, без сомнения, щипает себя несколько раз в день, чтобы убедиться, что это не сон и он действительно женат на самой модной лондонской куртизанке.

— Что случилось, Шарли? Я даже заезжала на Джейн-стрит и спрашивала о тебе твою соседку, леди Кристи. Какая элегантная женщина, даже если ее жизнь — сплошной скандал. Жаль, что я не познакомилась с ней, когда жила там. Она сказала мне, что ты просто исчезла, дом закрыт. О! И еще она просила передать тебе, что купила красное платье, и ее мужа едва не хватил удар. Странно это как-то. Ну в общем, расскажи мне все.

Шарлотта гадала, как поведет себя Деб, когда она расскажет ей о помолвке. Артур значительно проигрывает в, сравнении с сэром Майклом Ксавье Байяром, и Деб подумает, что если бы она правильно разыграла свои карты, то могла бы быть леди Байяр, а не миссис Баннистер. Ну что ж, сказать все равно придется.

— Я была с Бэем в его имении в Дорсете. Он предложил мне стать его женой, и я дала согласие.

Деб выдернула ногу из руки супруга.

— Ты, конечно же, шутишь? Где ты была на самом деле?

— Я только что сказала, Деб.

Дебора села.

— Не могу поверить! А где твое кольцо?

Шарлотта взглянула на свои руки.

— Я… у меня его пока еще нет. В любом случае кольцо — это не важно.

— Ох, как же ты наивна. Взгляни, что мне подарил Артур. — Она наклонилась и сунула Шарлотте под нос кольцо с большим мерцающим сапфиром.

Шарлотту это немножко задело. Она отстегнула ворот, открыв великолепное рубиновое ожерелье.

— Мое ожерелье! — воскликнула Деб.

— Мое ожерелье, — возразила Шарлотта. — И ты знаешь, что взяла его без разрешения.

— Это произошло случайно. Я так спешила выйти замуж за Артура, что не обращала внимания на то, что беру. Сколько беспокойства из-за какой-то несчастной вещицы! Тот человек, который прервал наш медовый месяц в шато Патриса, он нам просто покоя не давал. Кстати, на тебе оно смотрится очень мило, — ворчливо признала Дебора. — Но это платье… у тебя что, нет ничего более подходящего?

— Ты же знаешь, что нет. Послушай, Деб, я счастлива за тебя, порадуйся и ты за меня.

— Почему же нет? У меня есть все, о чем я мечтала: мой собственный дом и ребенок, который скоро родится. — После многозначительной паузы смущенный Артур прочистил горло. — И ты, конечно же, Артур. Это само собой разумеется. Но, Шарли, ты уверена, что Бэй женится на тебе? Он не из тех, кто женится.

— Уверена, — сказала Шарлотта, молясь, чтобы это было правдой.

В течение следующего часа Деб раздавала приказания, а Шарлотта заваривала чай, потирая ноющую поясницу. Она вздохнула с облегчением, когда повозка укатила и увезла топающих грузчиков. Артур с Деб отправились в «Свинью и свисток», поскольку при первых лучах рассвета намеревались отбыть вместе со своими сокровищами в Кент. Шарлотте не пришлось делиться с ними своим ужином — свежим хлебом, ветчиной и горохом из сада, буйно оплетающим шесты. Они с Китти и Ангусом пообедали на уютной кухоньке, и пара сейчас готовила к ночлегу две освободившиеся мансардные комнаты, хотя Шарлотта и подозревала, что сегодня они воспользуются всего одной кроватью. Шарлотта не возражала, лишь бы только они не слишком шумели. Ей не терпелось, наконец, как следует выспаться в собственной кровати под собственным шерстяным одеялом.

К этому времени мельница слухов Малого Иссопа наверняка уже работает без сна и отдыха. Вначале внезапный отъезд Шарлотты, потом приезд ее сестры и вывоз целой горы каких-то странных вещей из крошечного домишка, а теперь возвращение Шарлотты с двумя слугами. Утром ей многое придется объяснять, поэтому надо хорошенько отдохнуть.

Она прошла в маленькую спальню за кухней и открыла окно в летнюю ночь. Ее штокрозы выросли и почти полностью закрывали вид на звезды. Но она все равно загадала желание, разделась и забралась в постель. Потрогав тяжелое ожерелье у себя на шее, немного успокоилась. Пусть у нее и нет кольца, но есть кое-что получше — Бэй, который поклялся, что любит ее и всегда будет защищать.

Она проснулась посреди ночи от каких-то громких звуков. Они совсем не походили на издаваемые кошками и доносились откуда-то из дома, а не с улицы. Напуганная, она схватила подсвечник и на цыпочках прошла в темноте к гостиной. Ангус Фразьер поставил диван поперек коридора и с громким храпом охранял ее от ночных гостей. Или же Китти выгнала его из-за оглушительного храпа. По пути назад в спальню Шарлотта отметила, что кухонная дверь заблокирована стулом. Сегодня ночью никому из жителей Малого Иссопа не пробраться в ее дом. Она вновь уснула с улыбкой на лице и проснулась от запаха жареного бекона, желудок запротестовал только чуть-чуть. Значит, утро обещает быть хорошим. Шарлотта набросила серый халат и вышла в кухню.

Солнечный свет струился через открытую кухонную дверь. В центре стола стоял кувшин со свежесрезанными цветами, Китти уже полностью освоилась. Кастрюлька с яйцами кипела на плите, ломтики хлеба были намазаны маслом.

— Доброе утро, мисс. Хорошо спали?

— Как убитая. Все выглядит чудесно, Китти. И еда, и цветы. Спасибо. — Она села, как настоящая праздная дама, и Китти налила ей чашку чая.

— Ой, ваш сад — просто чудо, мисс Фэллон. Я была бы на седьмом небе, если б жила в таком доме. Он прелесть.

— Да, согласна. Не роскошно, но я была здесь счастлива.

Насколько можно быть счастливой, живя в одиночестве и в относительной бедности.

Она будет скучать по своему дому, как это ни глупо. Байяр-Корт прекрасен, и она уверена, что городской дом Бэя с непревзойденным шеф-поваром французом тоже, но Малый Иссоп десять лет был ее домом. Шарлотта взглянула на сияющее лицо Китти, пока та доставала яйца из кастрюли.

— Послушай, я хочу подарить вам его в качестве свадебного подарка.

Китти уронила деревянную ложку.

— Вы шутите!

— Ничуть. Но быть может, я слишком спешу. Возможно, мистеру Фразьеру тут не нравится. Не знаю, чем бы он мог заняться в Малом Иссопе.

— О, теперь, когда сэр Майкл женится на вас, Ангус хотел бы отойти от дел. Он получает небольшую армейскую пенсию. Нам хватит на жизнь. И, я уверена, сэр Майкл будет щедр. Он обязан Ангусу жизнью. Он один спас его от банды разбойников-французов. Они вместе перебили их всех.

Шарлотта поежилась. Трудно представить Бэя, использующего руки художника, чтобы убивать людей. Но, конечно же, это было на войне. А на войне либо ты убьешь, либо тебя убьют. Если б он не убивал, его бы сегодня здесь не было.

Конечно, здесь его и нет. Но быть может, от него есть письмо? Он обещал писать. Шарлотта быстро позавтракала, умылась и отважилась на прогулку в деревню. На это должно было уйти не больше пяти минут, но, похоже, все ее соседи, как один, решили этим утром поработать в палисаднике перед домом, и прогулка несколько затянулась. Шарлотта отклоняла большинство вопросов, упорно придерживалась замечаний о погоде и оказалась в маленькой табачной лавке, выполняющей также роль почты в Малом Иссопе, только через полчаса. Глаза мистера Форреста осветились, когда она вошла под звон дверного колокольчика.

— Ну наконец-то! У меня для вас целая стопка писем накопилась за месяц, что вас не было. Ваша сестра заходила вчера, обвинила меня в том, что я не отдавал вам письма, потому что от вас не было ни слуху ни духу. Какое-нибудь тайное приключение, а?

— Можно и так сказать. Я заберу свою почту и возьму несколько унций трубочного табака. Выберете сами — что-нибудь не слишком крепкое, но ароматное. — Она надеялась, что мистеру Фразьеру понравится.

— Только не говорите мне, что такая славная леди, как вы, приобрела эту дурную привычку. — Он терпеливо ждал, но Шарлотта лишь покачала головой, просматривая письма. На большинстве конвертов был почерк сестры, но одно вызвало у нее на губах улыбку.

Письмо от Бэя. Ей, не Деборе. Шарлотта спрятала письма в сумочку, заплатила за табак и чуть ли не бегом припустила домой. Она прошла прямиком к скамейке позади дома и осторожно сломала печать.


«Дорогая Шарли! Еще и дня не прошло, как ты уехала, а я уже скучаю так, что не выразить словами. Пожелай мне удачи. Завтра у меня назначена встреча с Баклендами и Джейми. Если дело пойдет так, как я рассчитываю, нам удастся все решить за месяц-два. А до тех пор я буду каждую ночь видеть тебя во сне.

С любовью, Бэй».


Шарлотта откинулась на спинку скамейки и перечитала письмо. Оно и вполовину не так романтично, как она надеялась, и весьма туманно. Хотя приятно, что он написал еще до того, как она пересекла границу Дорсета.

Но два месяца! Это же целая вечность. Отправка Джейми и Анны в Шотландию не может длиться так долго. Шарлотта хотела тут же написать ему ответ, но отвлеклась, когда одна из бродячих кошек с особенным усердием потерлась о ее чулок. Опять голодная, даже после того, как Китти отдала им остатки завтрака. Вздохнув, Шарлотта отправилась в дом, чтобы заглянуть в кладовую. Но сначала сунула письмо Бэя между страниц своей Библии, туда, где будут вписаны строки о ее замужестве. Когда-нибудь.

Глава 25

У Шарлотты уже скопилась целая коллекция писем, и она держала ее в ящике прикроватной тумбочки. К ее огорчению, в них не было ни слова об алых бабочках, пьющих нектар, или о рубинах, мерцающих в свете свечей, но каждое письмо было тем не менее дорого ей. В целом письма были такие, какие муж мог бы писать своей жене, хотя они с Бэем были по-прежнему всего лишь парой, состоящей в незаконной связи. К сожалению, Бэй пропустил свадьбу Фразьера, которую сыграли на прошлой неделе. Мистер Кембл сидел во главе стола. И хотя Ангус и Китти еще совсем мало прожили в Малом Иссопе, к ним на свадьбу в тот жаркий сентябрьский день пожаловала вся деревня.

Бэй одобрил идею Шарлотты о передаче домика счастливой паре и дополнил ее денежным подарком от себя. Молодожены отправились в короткое свадебное путешествие в Шотландию, чтобы навестить старенькую маму Фразьера и его братьев. Шарлотта подумала, что приятно снова заполучить дом в единоличное пользование, хотя Китти теперь считает его своим. Она попереставляла всю посуду, и Шарлотта с трудом отыскивала нужные вещи. Но скоро, даст Бог, она будет в Дорсете. Бэй абсолютно ничего не оставлял на волю случая. Его последнее письмо вселило в ее сердце надежду.


«Дорогая Шарли! Целый океан будет отделять нас от Диксфилдов после того, как я лично посажу их на корабль, направляющийся в Бостон. Они поженились в прошлую субботу в деревенской церкви, после самых длинных в истории человечества трех недель помолвки. Я все время ждал, что Анна в любую минуту воспротивится, но ее отец с матерью сидели по обе стороны от нее и, должно быть, толкали ее в бок. Я выступал в роли шафера Джейми, если ты можешь в это поверить. Он шепнул мне у алтаря, что Анна, кажется, забеременела. Я знаю, Джейми был весьма усерден в «лечении» своей невесты. Ты будешь рада узнать, что Анна даже ни разу не взглянула на меня. Это так задело мою гордость, что просто и не знаю, как переживу.

Скоро, моя дорогая, я буду стучать в твою дверь, усталый с дороги и голодный. Я знаю, ты с радостью предоставишь страждущему путнику пищу, которая ему требуется.

С любовью, Бэй».


Каким-то образом Бэю удалось найти для Джейми место доктора в новом штате Мэн в Америке, а его подарком невесте была меховая накидка, ибо там суровые зимы. Шарлотта не знала, как Бэй все это устроил и сколько это ему стоило, но ей не терпелось устроить собственную свадьбу. Она положила руку на растущий живот и попыталась поудобнее улечься в постели. Хорошо, что ее платья старые и немодные; завышенная талия еще скрывает ее положение. Но сегодня было слишком жарко для какой бы то ни было одежды. В Малый Иссоп пришло бабье лето, и ее весенние луковичные — теперь не ее, а Китти — перепутали времена года и снова вылезли из земли. Ночная рубашка осталась аккуратно сложенной в комоде, а Шарлотта лежала под тонкой простыней бесстыдно нагая.

Она уже почти уснула, когда услышала какой-то глухой стук. Схватила было подсвечник с прикроватной тумбочки, но тут же поставила его и улыбнулась, когда до нее донеслось знакомое чертыхание. Китти все-таки передвинула тот стул в гостиной так, чтобы незваный гость, если таковой пожалует, налетел на него. Но этого гостя она звала. Звала и с нетерпением ждала.

Шарлотта притворилась спящей, накрывшись простыней так, чтобы одна полная грудь была обнажена. Это зрелище должно подсказать ему кое-какие идеи.

Шарлотта слышала, как он с каждым шагом сбрасывает с себя одежду. Ее старый матрас прогнулся. Как смело с его стороны ложиться с ней рядом, когда она спокойно могла бы огреть его чем-нибудь по голове. Она ждала, когда же наконец почувствует его прикосновение, на вместо этого была вознаграждена почти мгновенным тихим похрапыванием.

Злодей! Плевать ей, что он устал. Они были в разлуке целую вечность, и она не позволит ему спокойно дрыхнуть как ни в чем не бывало. Шарлотта повернулась на бок, разглядывая его грудь, которая вздымалась и опадала с каждым вдохом. Прикосновения к медному плоскому соску было совсем недостаточно, поэтому она прижалась к нему губами и лизнула.

— М-м.

Он лежал тихо, слишком тихо. Шарлотта скользнула рукой к паху, где жизнь била ключом, даже если он спал. Если только не притворяется, хотя похрапывания звучали вполне натурально. Она взгромоздилась на него и лизнула губы, упрашивая их раскрыться, чтобы скользнуть языком в тепло рта, Бэй легонько куснул ее, и она поняла, что он делает.

Это воссоздание их первой ночи. Он — невинный, сонный и почти девственный. А она — агрессор. Опытная. Жаждущая. Отчаянная. Она — злодейка.

Ей не потребовалось много времени, чтобы целиком и полностью отдаться действу. Сейчас Бэй был таким же неотразимым, как и тогда, в ту их первую ночь. Ошибка, которую он совершил, обернулась для нее величайшим счастьем в жизни. Шарлотта познала любовь, и внутри ее растет ребенок.

Но сейчас она не станет об этом думать, Нет, время соблазнить соблазнителя. Она углубила поцелуй, вновь медленно провела пальцами от груди к восставшей плоти. Невероятно, но он был тверже, чем несколько минут назад.

Бэй застонал. Она гадала, продолжит ли он притворяться спящим или, как всегда, возьмет инициативу в свои руки. Его черные глаза резко распахнулись, и на лице сверкнула хищная улыбка. Сегодня он пират, вернувшийся домой из долгих странствий по морям. Она и глазом не успела моргнуть, как он схватил ее за бедра, скользнул в заветную пещеру и отыскал свое сокровище. Их слияние было мгновенным и полным. Настоящим.

— Добро пожаловать домой, — прошептала она. Он смотрел на нее в лунном свете, и она знала, что он заместит. Он ведь наблюдательный. Его руки скользнули по волосам, обхватили набухшие груди, погладили везде… и наконец, легли на живот. В то мгновение, когда он осознал, рука замерла, а прикосновение стало таким нежным, что она едва не расплакалась. Он медленно, ослепительно улыбнулся.

А когда они достигли освобождения, он стиснул ее бедра и в экстазе откинул голову назад. И они вместе воспарили к звездам.

Потом его ладонь в изумлении вернулась к ней на живот.

— Бог мой! Шарли, почему ты мне не сказала?

— Ты ведь не сердишься? — Она попыталась сдвинуться, но он не отпустил. Тепло его ласковых ладоней проникало в самую душу.

— Конечно, нет! Но зачем проходить через это одной?

Она заправила за ухо прядь волос.

— Я хотела сказать тебе в тот день, когда уезжала. Но тогда я была ужасно напугана и подумала, что ты не отпустишь меня, если узнаешь. Я боялась, что она что-нибудь сделает, как-то навредит нашему ребенку, — поспешно объяснила Шарлотта, не сумев произнести имя Анны. Пусть она замужем и на полпути в Америку, но страх перед свихнувшейся Анной Уитли останется в душе Шарли навсегда.

— Ох, милая. — Бэй привлек ее к груди и крепко обнял. — Тебе ничего не грозит. Нашему малышу тоже. Ты даже не представляешь, как я надеялся, что этот день когда-нибудь настанет. Я добыл специальное разрешение. Никакого оглашения. Когда?

— Доктор считает, в феврале. Должно быть, это случилось еще в самом начале.

— Когда я не знал тебя. Но теперь знаю. Утром я повидаюсь с викарием Кемблом. — Он поцеловал ее в лоб, в обе щеки. Потом в губы, потратив чуть больше времени на этот обручальный поцелуй. Поцелуй, который обещал им счастье. — Ты ведь не хочешь устраивать для Малого Потопа пышную свадьбу?

— У нас только что была такая. Я составляла букеты. Они получились очень красивыми. Ты действительно не сердишься?

Он сжал ее крепче.

— Я бы извелся от нетерпения, если б знал. Сходил бы с ума. Там и без того был сущий ад. Как-нибудь я все тебе расскажу. Боже, как я скучал по тебе, Шарли! Скучал даже по тому, как ты меня бранишь.

— Могу побранить тебя сейчас, если хочешь. — Она зарылась лицом ему в плечо.

— Завтра, любовь моя. У нас есть завтра и вся оставшаяся жизнь, чтоб ты бранила меня, сколько твоей душеньке угодно. А сейчас единственное, чего я хочу, — это держать тебя в объятиях.

— Что ж, полагаю, это очень неплохой план.

Недели ожидания закончились. Она уже почти засыпала, когда он вновь заговорил:

— Однако у меня есть к тебе одна просьба.

Она зевнула.

— Только одна?

— Эти твои кош…

— Не волнуйся, Китти с Ангусом позаботятся о них.

— Нет-нет, я хотел сказать, эти твои кошмарные чепцы. Эти дурацкие кружевные штуковины. Ты не возьмешь их в Дорсет. Я их не потерплю.

— Они вполне благопристойные.

— Но ты — нет. Моя жена — самая неблагопристойная женщина в Дорсете. И я люблю ее больше жизни!..

Примечания

1

Тупик (фр.)

2

Индийская кисло-сладкая фруктово-овощная приправа к мясу.

3

Уход, увольнение (фр.).

4

Персонажи комедии В. Шекспира «Укрощение строптивой».


home | my bookshelf | | Любовница по ошибке |     цвет текста   цвет фона