Book: Сороковая жемчужина в короне принца



Сороковая жемчужина в короне принца

Аграфена

«Сороковая жемчужина в короне принца»

«Какая же ты красавица, — мурлыкал принц. — Красивее тебя в целом мире нет. Ты — свет и тьма, ты — холод и жар. Все в тебе смешалось и сочеталось, явив миру прелесть неземную. Ты единственная и неповторимая. И ты моя!

Крепкие руки обхватили меня за плечи и рывком прижали к горячей, твердой груди говорившего. Яростный поцелуй опалил губы мои и лишил способности видеть, слышать и ощущать окружающий мир. Осталось только одно чувство — жажда прикосновений, потребность в них до боли.

Я растворяюсь от желания быть с этим мужчиной, любить его, оберегать. Он — единственный и неповторимый. И он мой!»

Громкая телефонная трель прозвучала так неожиданно, что я подпрыгнула в кресле и уронила на пол книгу. При этом уставилась на нарушителя моего спокойствия с огромной надеждой на то, что он немедленно заткнется. Но не тут-то было! Телефон замолчал на мгновение, но тут же затрезвонил снова.

А вот не буду я снимать трубку! Еще чего? Может, сплю я — ночь уже, почти без четверти одиннадцать. Наоборот, подниму книгу и продолжу чтение.

Как решила, так и сделала. Подняла и продолжила. Вернее, попыталась продолжить, так как нахальный аппарат не унимался.

Каков наглец! Никакого уважения к своей хозяйке! Сколько раз намеревалась отнести треклятый аппарат к мастеру, чтобы он заставил его звонить нормально, а не так, как будто пожарная сирена орет. Теперь точно отнесу, если не выброшу из окна. А живу я на восьмом этаже, между прочим.

Телефон затих, наверное, испугался моих кровожадных мыслей. Я облегченно вздохнула и снова уверенно потянулась к книге. Какая любовь, везет же кому-то! Хочется-хочется-хочется и мне такую же! Хочется быть единственной — для единственного. Ан нет, как раз такой любви у меня и не получается…

Чертова тарахтелка!

Я сорвалась с кресла и метнулась к возобновившему свои вопли телефону. Схватила трубку и рявкнула в нее со всей мочи:

— Кому тут жить надоело? Сплю я!

— Дашка, ты совсем уже в своей избе-читальне офигела? — спокойно поинтересовалась трубка голосом моей бывшей (с сегодняшнего дня) подруги Зойки.

— Библиотека у нас, — в который раз сердито поправляю.

Хотя размерами наша библиотека действительно больше похожа именно на избу, чем на что-либо другое, о чем периодически и напоминает мне Зойка.

— Без разницы, что библиотека, — запела свою песню Зоя. — Изба, она и в Каракумах — изба.

Любит все-таки подружка щегольнуть своим высшим образованием.

— В Каракумах не избы, а юрты.

Хоть из образования у меня только техникум, но знаниями я тоже могу щегольнуть. Пять лет работы в библиотеке — это вам не хухры-мухры, тем более для человека, так обожающего читать, как я.

— Короче, — не дала мне подруга пообижаться за оскорбление моей любимой избы… тьфу ты! Библиотеки! — в субботу с утра мы выезжаем на природу, и ты с нами!

— Чего? Никуда я не собираюсь. Свои законные выходные законно проведу, валяясь с книжечкой в кроватке.

— Дашка, в твоем возрасте валяться в кроватке нужно с кем-то более материальным, чем книжный герой, — ехидно заявила девица, которую я наивно считала своей подругой.

И чем ей мой возраст не угодил? Подумаешь, самой-то меньше всего на год от моих двадцати пяти.

— Биологические часики не остановить, — продолжала нудить подруженька. — Нечего дома штаны просиживать! В половине шестого у твоего подъезда будет ждать тебя машина. Отказ не принимается.

— Не хочу и не буду, — прорычала упрямо нахалке на другом конце провода, так беспардонно оторвавшей меня от любовных переживательств из книжки по имени «Невеста полночного принца».

Еще один повод полыбиться надо мной, который обнаружила Зойка. Книги у меня исключительно по именам, а не по названию.

«Подруга, ты — нечто, — посмеивалась Зойка. — Книги у тебя с именами, а люди, наоборот, — без имен».

Это она так тонко намекает, что я частенько забываю, как зовут парней, с которыми она меня с упорным постоянством знакомит, и которым не посчастливилось меня заинтересовать. А не везет почти всем. Те же, кем заинтересовалась я, в обязательном порядке как на мебель смотрят на меня. Такая вот непростая ситуация.

— Эй! — напомнила о себе Зоя, когда я притихла, — Ты еще тут?

— Тут, — не возражаю, но продолжаю более сурово: — и тут же пробуду до понедельника.

— Не пробудешь, — обрадовала подружка. — В полшестого как часы чтоб нарисовалась у подъезда, или последуют репрессии.

— Какого рода репрессии? — интересуюсь.

— Типа сигнала машины, который на моей малютке, сама знаешь, на что похож…

Знаю, конечно. Он круче, чем у моего телефона. Скорее напоминает гудок паровоза, чем автомобиля. Но сдаваться я не намерена, поэтому перехожу к угрозам:

— Ментов вызову.

— Вызывай, — подозрительно быстро соглашается Зойка, — а я им жалобу подам и потребую справедливости и компенсации.

— За что? — поразилась я.

— За бриллиантовое колье, что ты у меня похитила.

— Ты что, спятила? Да у тебя сроду такого колье не было!

— А они это знают???

Чистой воды шантаж на шантаже и шантажом погоняет.

— Зойка! Такой нахалки как ты в природе больше не существует. Ты совсем обнаглела наглостью, — заявляю, пылая гневом праведным.

Справедливо рассудив, что моя тирада является ничем иным, как началом капитуляции, подруга твердо повторила:

— В половине шестого. Еще спасибо скажешь.

Вот поганка! И за что Господь наградил меня такой подружкой? Просто ума не приложу. Вроде бы мы с ней разные, как небо и земля. Даже скорее — огонь и вода. А сдружились сразу же, с первой встречи потянулись друг к другу.

Произошло это шесть лет назад, когда мы с ней обе надумали посещать компьютерные курсы. Облюбовав один столик, который был последним в среднем ряду, мы обе направились к нему и одновременно достигли. Упс!!! Комп на нем был один, а мы в количестве две штуки уцепились за стул с двух сторон.

— Леди, — насмешливый голос черноусого красавчика, слегка смахивающего на Бандераса, заставил нас обернуться к преподавательскому столу. — Не займет ли одна из вас другое место? — Мы согласно покивали головами.

— А как же, займет, вот она, — и одновременно ткнули пальцами, указывая друг на дружку, потихоньку продолжая заниматься перетягиванием стула.

— М-да… — глубокомысленно протянул Бандерас. — Такое у нас впервые.

Красавчик оглядел помещение, где все, кроме нас с рыжей девчонкой уже сидели за столами, готовые к работе, и едва сдерживали смех. Спор наш разрешился самым простым способом. Бандерас, оказавшийся по жизни просто Русланом Викторовичем, поставил на облюбованный нами стол второй компьютер, притащил еще один стул, и проблема перестала существовать.

Домой мы с рыжей врединой уже шли вместе.

Как выяснилось, мы и жили недалеко друг от друга. С тех пор много воды утекло, и живем мы уже не очень близко. Но двухместная «малышка» Opel Astra с паровозным гудком, которая досталась Зойке после развода со вторым мужем, делает расстояние между нами абсолютно незначительным.

Дважды выходившая замуж Зоя никак не могла смириться с тем, что я ни разу там не побывала. Вероятно, и это предложение провести выходные вместе было из той же категории: пристроить меня к какому-нибудь мужчинке под бок.

Тяжко вздохнув (вставать рано не входило в мои планы, потому я и засиделась с книжкой), поплелась в кровать, с сожалением расставшись с любовными переживаниями невесты и ее принца.

Перед тем как увалиться в постель, поставила будильник на полпятого, чтобы успеть собраться и выпить кофе. А то с моей подружки станется, вполне может разбудить полгорода, если меня не окажется в указанном месте в указанное время.

* * *

Первая неожиданность поджидала меня уже с первых минут, как мы отъехали от моего дома.

— Горы? Какие горы? Как полетим? Ты, никак, совсем сбрендила? — в шоке уставилась я на чокнутую, иначе и не скажешь, девицу. — А ну, выпусти меня! — и схватилась за ручку дверцы.

— Дашка, не ори под руку, если в аварию не хочешь загреметь.

А ведь и правда, машина тем временем вырулила на центральную магистраль. И выяснять отношения с взбалмошной дамочкой чревато нехилыми последствиями. Поэтому я сразу же заткнулась. Ничего, по приезде на место выскажу ей все, что думаю о ее недостойном леди поведении.

— Дашка, ну не сердись, — мельком бросив на меня взгляд, виноватым голосом прервала затянувшуюся паузу Зоя. — Хоть развеешься, а то тебя уже пылью начало присыпать в твоей избе-читальне.

— Послушай, Зоя… — начала было я.

— Да знаю я, библиотека у вас, — не дала мне договорить нахальная девица. — Ты что, в этой своей библиотеке похоронить себя собралась?

— Я живу как все, — с достоинством ответила я.

— Да не так, не так как все, дорогая моя подруженька, — я с досадой фыркнула, на что девушка не обратила никакого внимания и продолжила: — Извини, не предупредила, что в горы поедем, ты бы ни за что не согласилась, знаю я тебя.

Я только головой кивнула. Конечно, не согласилась бы, и так понятно. Так ведь и сейчас еще не поздно отказаться. Не станет же она меня силой в самолет тащить.

— Кстати, а самолет-то откуда взялся? — заинтересовалась я.

— Какой самолет? — удивилась Зойка.

— Как какой? — теперь изумилась я, — ты ж сама сказала: «полетим в горы».

— А-а-а, так на вертолете лететь будем, — объяснила подруга.

— А вертолет откуда?

Щеки подружки подозрительно порозовели. К чему бы это?

— Ты помнишь Никиту? — Зоя повернулась ко мне, а я отрицательно покачала головой. — Ну, Никита, друг моего первого мужа. Помнишь, мы еще в ресторан вместе ходили?

— Ага, помню, низенький такой брюнет, — один из тех, с кем подружка меня знакомила.

— Это не он низенький — не согласилась Зойка, — это ты высокая.

Не такая уж я и высокая. Правда, Дюймовочкой меня тоже не назовешь. Но мои 1,75 все же обязывают более требовательно относиться к выбору кавалера. Ну не нравится мне, когда парню приходится смотреть на меня снизу вверх.

— Ну и что там с этим Никитой? — возвращаюсь к разговору.

— Все хорошо с ним. Женился недавно, на свадьбу меня приглашал.

— И… — подталкиваю я ее.

— На свадьбе познакомилась с его одноклассником, Кириллом зовут… Вот вертолет как раз его.

Ясненько все. Значит, у подруги нарисовалась очередная любовь неземная — похихикала я про себя. Озвучить свои мысли вслух не рискнула. Зойка ко всем своим любовям относится чрезвычайно серьезно и попытки пошутить по этому поводу воспринимает как личное оскорбление. Поэтому только и говорю:

— Понятно.

— Послушай, Даш, — заискивающе начала Зойка. — Я прошу тебя, не отказывайся. Сто процентов гарантии, что ты еще спасибо мне скажешь. Я видела несколько фоток с того места, Кирилл мне показывал, так это красота такая, что ни в сказке сказать, ни пером описать, как говорится. Ты же любишь все такое. Посмотришь на настоящее природное великолепие, еще и уезжать оттуда не захочешь.

— Ладно, — буркнула я, — Рассказывай, давай.

— Да нечего рассказывать. Сама посмотришь, и я гарантирую, что тебе понравится.

— А как там фоткать, если еще и по горам карабкаться надо? — сердитым голосом высказываю Зойке. — Разве что с вертолета?

— Можешь и с вертолета. Пилот приостановится, где тебе понравится, а можешь на лету видео снять. Только мой фотик возьмешь, если что. Мой — круче.

— Ну, ты и лиса! — сообщаю своей подружке.

— Я знаю, — смеясь, соглашается Зойка, — Да и карабкаться никуда не нужно, если только сама не захочешь. Мы полетим на высокогорное плато. Там у хороших друзей Кирилла ферма есть.

— И что там на ней? — заинтересовалась я сразу же.

— Ну вот! — констатировала хитрая девица. — Еще ничего серьезного и не началось, а глазки у тебя уже загорелись! А представляешь, что в горах будет?!

Смирившись с судьбой, я покорно стала ожидать своей встречи с природой. Хотя вру, конечно, с огромным нетерпением стала ждать. Только ни за что этого Зойке не скажу!

Как же она была права! Ну, не всегда права, а в этом частном случае. Я действительно сказала ей спасибо. И даже не единожды.

Загрузились мы очень быстро, так как ждали только нас с Зоей. Ребята в количестве шести штук уже закинули свой багаж в вертолет и прохаживались неподалеку, ожидая припоздавших дам. На этот раз подружка превзошла саму себя. Две девочки и шесть мальчиков! По всей видимости, решила, что из такого цветника я что-нибудь, да подберу себе.

Парни были как на подбор: крепкие, мускулистые. Рассказали, что работают все в одном НИИ, в качестве кого, не расспрашивала. В свободное время занимаются альпинизмом, потому такие крепыши. Кирилл — подтянутый, высокий мужчина лет сорока, как впрочем, и Никита. Они же одноклассники.

Остальные ребята моложе, в районе 23–27 лет. Зовут парней: два Сергея, два Васи и Максим. Кто из них кто, запомнить не успела, потом по ходу дела разберусь, а пока мне некогда.

Не успели мы подняться в воздух и покинуть границы города, как я отобрала у Зойки фотоаппарат и прилипла к окну.

Я снимала на видео и фотографировала все, что нам в пути попадалось. Удивляюсь, как это меня еще дружной компашкой не раскачали за руки-ноги и не отправили в свободный полет к месту назначения без парашюта?…

А вот пилот какой-то нервный попался. Когда я всего лишь раз двадцатый попросила его приостановиться, чтобы запечатлеть во-о-он то кудрявое деревце, послышался отчетливый зубовный скрежет.

Да, нервы у молодежи ни к черту. Кто только таких пускает в воздух? Они же социально опасны, такие неуравновешенные. Своими психологическими заключениями я поделилась с окружающими парнями.

Со стороны пилота раздался кашель, как будто он внезапно воздухом подавился.

— Надо же, еще и, наверное, температуру не меряют перед полетом. Явно же товарищ на грани заболевания, вон как натужно кашляет.

Пилот кашлять перестал и дышать, наверное, тоже. Потому как притих, как мышка. Секунду — другую в салоне стояла гробовая тишина, а потом весь вертолет содрогнулся от мужского хохота.

— Зоя! Ты была сто раз права, когда говорила, что мы все от нее без ума будем, — едва отсмеявшись, сказал самый молодой на вид парень. Максим, по-моему. — Мы уже без ума от нее.

— Конечно, — спокойно подтвердила моя подруженька, — я ничуть и не сомневалась, что так и будет. Если Дашку вытащить из ее избы-читальни, отряхнуть пыль веков, которую она там собрала с полок, и ткнуть носом в то, что настоящая жизнь не только в книгах встречается, то она сразу становится нормальным человеком, интереснее которого просто не найти.

Ребята, доброжелательно поглядывая на меня, закивали головами, соглашаясь с нахальной девицей, которая меня тут обсуждает.

— Послушай-ка Зо-о-оя… — начала медленно, оглядывая нахалку с головы до ног. — Ты не в курсе, парашюты тут есть?

— Обязательно, — отрапортовал преодолевший тяжелый приступ кашля пилот. — Как и на любом летательном средстве, спасательные парашюты предназначены для аварийного покидания самолётов и вертолётов.

— Ага, ну так вот, Зоечка, самое время надевать парашют, иначе просто не успеешь, если еще раз назовешь…

— Знаю-знаю! — подняла обе руки, как бы сдаваясь, подружка, — Клянусь! Это было в последний раз, когда я назвала избу-читальню избой-читальней.


— Зоя!!!

— Библиотека, Дашенька, библиотека, — взглянув на мою угрожающую физиономию, запричитала девица. — К тому же я и прыгать с парашютом не умею.

— Постарайся разозлить меня посильнее и сразу же научишься.

Салон потряс очередной взрыв мужского хохота.

— Да ну вас, — возмущаюсь, — ничего смешного не вижу.

Состроив из себя оскорбленную невинность, отвернулась к окну и вскрикнула:

— Мамочки! Красота-то какая! — вертолет слегка дернулся, и со стороны пилота донеслось отчетливое бормотание на предмет того, кому следует срочно парашют надевать. Иначе этот кто-то, не стал он указывать пальцем на меня, полетит без парашюта и без остановки туда, куда собственно и таращится в данный момент. Ну или как-то так.

Наплевав с вершины высокой горы на высказанные в мой адрес угрозы, я именно таращилась на раскинувшуюся передо мной картину. Как и говорила Зоя, настоящее природное великолепие, из тех, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Вертолет уже начал снижение, а я не могла глаз оторвать от ошеломляющего пейзажа.

Ровное как стол плато обрывалось с одной стороны почти отвесной стеной, внизу которой желтела полоска земли, что-то типа небольшого пляжика, на который набегали искрящиеся на солнце синие волны моря. С другой стороны ввысь уходили горы. На поверхности плато были раскиданы строения разной величины, очевидно, фермерские хозяйства.

Огромные загоны, в которых двигались животные (при ближайшем рассмотрении оказалось, что это лошади, овцы, коровы и еще что-то такое, что я не смогла идентифицировать). Вертолет держал курс на ближайшую к краю плато ферму, очевидно, именно там обитали друзья Кирилла.



Когда мы пролетали над пляжиком, который оказался не таким уж и маленьким, каким смотрелся с высоты, на нем обнаружились еще и люди.

Несколько мужчин, одетых во что-то типа комбинезонов, подняли головы вверх и проводили взглядом наше средство передвижения, а один, похоже, молодой парень, еще и помахал нам приветливо рукой. На солнце блеснули светлые волосы. О! Блондинчик, моя слабость.

Сама я темноволосая, вернее, черноволосая. Цвет шевелюры мне достался от прабабушки-испанки, поэтому с особым трепетом отношусь к блондинам.

— Они там что, купаться собрались в одежде? — интересуюсь я. — Аквалангисты, наверное?

— Нет, Даша, — отозвался скромно молчавший до этого Зойкин ухажер Кирилл. — Это спелеологи.

* * *

Вертолет коснулся своими колесиками травы, и мы двинулись к выходу.

— Кирилл, а почему мы так далеко от дома приземлились? — поинтересовалась подружка. — Дальше тоже есть площадки неплохие для посадки.

— Зо-о-о-енька, — повернул голову мужчина, к которому она обратилась. (Одновременно с ним на Зоеньку взглянули все, я в том числе). — Чтобы над загонами не лететь, животные пугаются.

Вот это да! У здорового, плечистого мужика, дни юности которого уже миновали некоторое время назад, голос прозвучал, как у влюбленного мальчишки. Даже я при этом его «Зоенька» ощутила, как будто широкая, сильная рука проскользнула легким поглаживанием по моему позвоночнику и несколько ниже.

Д-а-а… — отсутствие личной жизни сказывается негативно на моем восприятии окружающего. Реагирую уже просто на мужской голос. Тем более на тот, который ко мне совершенно никакого отношения не имеет. Может, права Зойка, хватит мне уже все выходные дома просиживать с книжкой, а то еще корни пущу?

Тем временем Кирилл вылез первым и на руках вытащил Зою, аккуратно поставил ее рядом с бортом вертолета. Двигаюсь следом за ней. Не успела! Перед самым выходом Максим отодвинул меня от входа и быстро спустился сам. Я даже остановилась от удивления. Чего это он? Спешит, что ли, так, что даже даму пропустить не желает?

Максим, уже стоящий на траве, бросил свой рюкзак и повернулся.

— Иди сюда, девочка, — протянул он свои крепкие руки ко мне, — я помогу тебе.

И помог! Не успела я подать руки, как была подхвачена и прижата к крепкой груди парня. Серые смеющиеся глаза молодого человека оказались как раз напротив моих. Высокий, однако, как раз в моем вкусе. Жаль, что молодой и не блондин.

— Зоя, ты не права, — тон Максима сейчас подозрительно был похож на тот, который прозвучал в голосе Кирилла. — Какая еще пыль веков? Девочка — высший класс!

— Как я рада, что ты так думаешь, — опередила я Зойку, которая уже рот открыла, чтобы что-то ответить, — Значит, могу надеяться, что ты меня и дальше на руках понесешь, раз такое дело?

Я подняла ногу и продемонстрировала туфельку на довольно высоком каблучке. Не шпилька, конечно, но и для туристических походов не вполне подходит.

— Трава и камни, знаешь ли, как-то не входили в мои планы на сегодня.

— С превеликим удовольствием, — Максим снова засмеялся. Не испугался и даже не отговорился радикулитом или еще чем, чтобы отказаться. Перекинул меня в другое положение, подхватил одной рукой под колени, другой — за спину и, оглянувшись, бросил одному из парней: — Серый, рюкзак мой возьми, — и понес.

Я мысленно чуть-чуть позлорадствовала над самоуверенностью молодого мужчины. Посмотрим, надолго ли его хватит? Шагов на пять, десять? Не угадала. Его хватило как раз доставить меня к дому и поставить на ноги уже возле ожидающей нас семейной пары.

— Добрый день, — вежливо приветствовала я удивленную способом моей доставки чету. — Как поживаете?

— Спасибо, очень хорошо, — муж и жена перевели взгляд мне за голову, и через пару секунд рядом со мной стояла Зоя, аккуратненько поставленная на землю Кириллом.

О как! Ладно, Макс — молодой парень, кровь играет, а ведь Кирилл несколько старше моего носильщика, а стоит рядом, даже не запыхался.

Ну и мальчики! Что там за НИИ такое, где воспитывают подобных мальчуганов?

— Дина, Артем, привет, — коротко поздоровался Кирилл, — Принимаете гостей? С нами сегодня дамы.

— Принимаем, конечно, — радушно произнесла хозяйка, — Проходите в дом, — а потом как-то странно посмотрела на Кирилла: — Вы не одни решили сегодня посетить наши места.

— Да, мы видели. Ничего, авось обойдется, — совсем непонятно выразился Зоин ухажер и, подхватив мою подружку под руку, повел к дому. Мы все отправились следом.

Потратив около часа на размещение, переодевание и осмотр большого двухэтажного дома, мы с подружкой вышли на крыльцо.

На ногах у меня красовались новенькие мокасины, о которых заблаговременно позаботилась Зойка, зная мое пристрастие к довольно высоким каблукам. А так как размер обуви у нас был не одинаков (маленькая Зойка — маленькая ножка), то она приобрела обувь специально для меня.

Мне, и правда, понравилась удобная и красивая обувка. Темно-синие замшевые туфли с плоской подошвой идеально подходили для загородных прогулок. Я подвигала ногой по дорожке, подошва с мелким рифлением немного скользковата, но ничего, сойдет.

В проеме двери показалась хозяйка дома:

— Девочки, что хотите посмотреть, куда сначала пойдем?

Зойка глянула на меня, предоставляя выбор. Ну, я и выбрала.

Уверенно повесив Зойкин фотоаппарат на шею, выдохнула:

— К животным! Вон туда, — указала я рукой к дальним загонам, где находились нераспознанные мною звери. Когда мы приблизились к указанным загонам, я в полном восторге рассматривала невысоких лохматиков с пятачками, тут же бегали полосатые поросята, похожие на диких.

— Это то, что я думаю? — спрашиваю, в принципе уже зная ответ, хоть видела этих животных только на картинках. — Это мангалица?

Дина улыбнулась:

— Она самая.

— А там? — показала я рукой на соседний загон.

— Там яки.

— Вот как? — уже не обращая никакого внимания на своих спутниц, рассеянно ответила я и пропала для общества на следующий час. Надо же мне было все это запечатлеть для потомков, если они у меня когда-либо появятся.

* * *

Я с чувством выполненного долга отошла от загона, в котором резво перемещались кони, напоследок чуть не расцеловавшись с изящной белой лошадкой, которая почему-то решила мне попозировать.

Сначала она несколько раз прошлась вдоль загородки, высоко поднимая ноги, потом внезапно побежала, резко остановилась и взвилась на дыбы. Я вовремя фотик переключила в режим «видео».

Затем красотка покосилась на меня большим влажным глазом и, отметив, что привлекла мое внимание, покивала головой, а после этого поклонилась, выставив стройную ножку вперед.

— Даша, ты ей очень понравилась, — раздался позади голос, и я, совсем забывшая, что нахожусь здесь не одна, вздрогнула, — иначе бы она этого не делала.

Я обернулась назад. Дина и Зоя сидели в густой траве метрах в десяти от меня и, по-видимому, уже давно.

— Прошу прошения, — без тени сожаления извинилась я. — Увлеклась. — Снова повернулась к блондинистой красотке, которая уже стояла у загородки, положив голову на перекладину, и улыбалась(!) мне.

— Зой! Я тебе уже говорила спасибо, что позвала меня сюда?

— Ага, примерно тридцать раз, последний — пять минут назад.

— Дина… — начала я.

— Мне тоже говорила и не меньше раз, — прервала меня хозяйка фермы.

— Ну что, девочки, пойдем назад?

— Вы идите, а я еще погуляю, я так давно отдыхала на природе, что мне совсем не хочется возвращаться.

— А может, с нами? — нерешительно начала Дина и оглянулась по сторонам. — Скоро обед.

— Спасибо, мне не хочется есть, я поброжу еще. Приду, когда устану, — выпроваживала я девушек. — Идите-идите!

Дина еще немного помедлила, как будто не хотела меня одну здесь оставлять, потом-таки двинулась к дому. Зоя, помахав мне рукой, присоединилась к молодой женщине.

Я же, облегченно вздохнув, снова придвинулась к загородке и боязливо погладила сегодняшнюю фотомодель по бархатному носу. Цапнет или нет? Не цапнула, даже легонько потерлась носом мне о ладонь, щекотно так. Махнула коняшке на прощание рукой и отправилась бродить по ферме.

Вблизи поверхность плато не казалась такой уж ровной. Здесь уже были видны небольшие холмы, покрытые травой, и обломки скал. Некоторые были довольно высокими, метров семь-десять высотой. Во время полета я их не видела. А может, по сравнению с крутой стеной горы, полукругом обрамляющей плато, на это не обращалось внимания?

Я гуляла еще около часа, пока не дошла почти до края земли. Вернее, это так выглядело.

Совершенно случайно я попала туда, где ровная поверхность резко обрывалась, уходя вниз, а внизу как раз был пляжик, который мы видели с вертолета. Правда, людей там уже не было. Я осторожно приблизилась к краю. Однако не так уж и высоко, метров десять всего.

Поверхность песка казалась золотисто-розоватой, так и хотелось попробовать его на ощупь. И тут я отшатнулась от края. Внезапно внизу как будто из стены вышел человек, по-видимому, как раз там была одна из пещер, которые исследовали спелеологи.

Еще подумает, что я подглядываю за ними! Уже собралась рвануть подальше, но что-то меня удержало. А человек, вышедший на пляж, просто застыл на месте. Потом медленно повернулся, снял с головы небольшую шапочку и уставился на меня. На солнце блеснули его светлые волосы.

Я метнулась от края обрыва, даже не успев толком разглядеть лицо блондина, и помчалась к дому Дины. Что меня так всполошило, сама толком не поняла. Может, мысль, что этот парень как-то почувствовал, что я стою у него за спиной?

Видеть он меня по-любому не мог, и тень моя со скалы на него не падала. Тогда почему он знал, что за спиной у него кто-то есть? А он знал, это точно. Даже знал, в каком месте я стою, потому что сразу же на меня уставился. «Экстрасенс, — подумала я, подбегая к дорожке, ведущей к крыльцу, — или телепат». Кем еще он может быть? Только вряд ли от взгляда телепата у меня так вскипела бы кровь, как у изголодавшейся по мужской ласке нимфоманки.

Я подбежала к двери и остановилась отдышаться, а то видок у меня сейчас, наверняка, как у загнанной волками кобылы. Пока приходила в себя, припомнила, что даже не спросила у хозяев, водятся ли поблизости хищные животные? Вдруг я стою тут маленькая, беззащитная, а оно на меня прыг сзади! Резко обернулась — никого нигде нет. Вот это я даю! Сама себя испугала.

Несколько раз глубоко вдохнула-выдохнула и толкнула тяжелую деревянную дверь.

Заглянула в гостиную и обнаружила там всех обитателей фермы, постоянных и временных, уже пообедавших, а сейчас просто беседующих за чаем.

— Даша, случилось что-то? — это обратился ко мне, внимательно вглядываясь, то ли Вася, то ли Сергей, — ты от кого бежишь?

— А что, тут есть от кого убегать? — ответила я вопросом на вопрос. — Хищники здесь есть?

Парни переглянулись, потом дружно посмотрели на Кирилла, как бы предоставляя право отвечать ему.

— Смотря кого ты считаешь хищником, — после небольшой заминки ответил Зойкин ухажер. Потом притянул соседний стул вместе с сидящей на нем подружкой и положил руку ей на плечи, как бы утверждая на нее свои права. Причем сделал он это, как мне показалось, совсем неосознанно, раздумывая над тем, что мне ответить. — Например, здесь живут кошки. Если ты относишь их к хищникам, то да, хищники есть.

— Дашенька, выпьешь чайку? Только заварила, — преувеличенно жизнерадостным голосом предложила хозяйка дома, меняя тему разговора.

— Не откажусь.

* * *

Поселили нас с Зойкой в одной комнате с двумя кроватями. После обеда мы, как и все остальные, включая хозяев дома, разбрелись по нашему гостеприимному жилищу. Переодевшись в халатики, любезно предоставленные нам хозяйкой, мы увалились каждая на свою кровать.

— Зой, — позвала я прикрывшую глаза рукой подружку.

— Что?

— Сколько вы с Кириллом вместе?

— Неделю, а что?

— А тебе ничего не кажется странным в этих ребятах? — я даже голову подняла, с нетерпением ожидая ответа.

— Что именно ты считаешь странным? — Зоя отняла руку от глаз и тоже приподняла голову, удивленно глядя на меня.

— Ну, к примеру, сильные они очень, вон как легко донесли нас с тобой до дома.

— Подруга, ну ты даешь, — засмеялась девушка, — они же альпинисты, у них без сильных рук долго не проживешь. Ты спать будешь? Артем обещал отвести ребят после ужина к речке, форель ловить. Я тоже напросилась. Ты с нами?

— Конечно с вами, что ж мне тут одной сидеть?

— Тогда поспим немного. Кто его знает, во сколько вернемся назад?

Зойка отвернулась носом к стене и вскоре засопела. Я же, переполненная впечатлениями, никак не могла уснуть. Мне стало душно. Пришлось встать и открыть посильнее едва приоткрытую форточку. Снова вскарабкалась на постель, на этот раз сон надо мной сжалился, и я начала засыпать, еще успев услышать, как где-то рядом замурлыкала кошка.

* * *

Проснулась я бодрая и отдохнувшая, повернула голову в сторону кровати Зои. Подружка еще спала. Тихонько, чтобы не потревожить ее сон, поднялась и резко обернулась к окну, что-то мелькнуло снаружи так быстро, что я даже не поняла, на что оно было похоже. Тюлевая гардина покачивалась от легких порывов ветерка, проникающих в форточку.

«Кошка! Здесь мурлыкала кошка!» — вспомнила я. Бегло оглядела комнату, не наблюдая никакого присутствия кого-либо из семейства кошачьих. Дверь заперта на щеколду. Это я ее заперла. Не потому, что кому-то здесь не доверяю, а просто по привычке человека, проживающего в одиночестве. Я уже автоматом это делаю, где бы ни была.

Форточка затянута мелкой капроновой сеткой, нигде не повреждена. Неужели мурчание доносилось с улицы? Это каких же размеров должна быть кошка, чтобы издавать звуки такой громкости?

Проснулась Зойка, и я забыла и думать о какой-то там кошке. Зоя — болтушка, каких свет не видывал — сразу отвлекла меня. Она умела разговаривать обо всем и сразу, перескакивая с темы на тему.

Мы поболтали, пока переодевались, причем я сперва задернула шторы под удивленным взглядом подруги и только потом сняла халат. Сама не знаю, почему это сделала?

Когда мы вышли в гостиную, там уже собрались все гости и хозяева. Кирилл сразу же поспешил навстречу Зое, а Максим отодвинул мне стул за большим столом, стоящим в центре помещения.

— Даша, ты не голодная? — поинтересовалась у меня хозяйка. — Ты не обедала с нами, а ужин будет уже у реки. Может, бутерброд тебе сделать?

— Нет-нет, я поужинаю со всеми, а сейчас, нельзя ли мне воспользоваться вашим компьютером? Хочу посмотреть, что я тут наснимала.

— Конечно, можно. Макс, — повернулась она к парню, который примостился на соседнем стуле, — проводи Дашу в мою комнату, там комп как раз включен.

— Пойдем? — протянул руку уже подхватившийся парень.

Мы поднялись на второй этаж и прошли по коридорчику к двери в конце коридора. Я открыла дверь в комнату, вошла и только повернулась поблагодарить провожатого, как подлетела вверх и была прижата спиной к стене. В следующую секунду мои губы были захвачены таким яростным поцелуем, что я даже воспротивиться не успела.

А потом мне было уже все равно, что я целуюсь с парнем явно моложе меня, которого первый раз в жизни увидела. Да еще и происходит это в чужом доме, где в любой момент меня могут увидеть хозяева или гости дома. Мне все было пофигу!

Кончилось это тем, что я словно через вату услышала какой-то посторонний звук. Максим сразу же отпустил меня и выругался сквозь зубы.

— Макс! Я кого зову? — из-за поворота на лестницу показался Кирилл. — Иди вниз.

— Послушай… — начал парень.

— Я. Сказал. Иди. Вниз, — нарочито раздельно произнося каждое слово, ледяным голосом проговорил Кирилл. И мой кавалер повиновался старшему другу. Потом нарушивший наш тет-а-тет мужчина перевел взгляд на меня: — Даша, ты тоже можешь идти.

Совершенно ничего не понимая, я стояла и хлопала глазами, аки блондинка. Что это такое было сейчас? Почему я стояла и даже не пыталась заехать наглецу куда побольнее? Мало того, я ответила на поцелуй и в тот момент считала, что поступаю совершенно правильно.

— Даша, — я перевела глаза на Зоиного жениха, — с тобой все в порядке?

— Вроде бы да, а что? — отвечаю, немного придя в себя. Не говорить же постороннему мужчине, что со мной совсем не все в порядке? Что по всему моему телу разливается неудовлетворенность, а в прояснившейся голове зарождается стыд от совсем несвойственного мне поведения, только что продемонстрированного мной.

Я, не раздумывая, захлопнула дверь, закрываясь от Кирилла и его пытливого взгляда. С грехом пополам отдышавшись, приоткрыла дверь и выглянула. В коридоре никого, но снизу доносится нечеткий разговор. На цыпочках прокравшись до угла, прислушалась.

— Сам-то долго ждал? — раздался сердитый голос Максима. — Минут пятнадцать прошло, как ты уже затащил свою женщину в кровать?



— Вот именно, что свою женщину, — слегка повысил голос Кирилл, потом видно опомнившись, продолжил уже потише, — Зоя — моя пара. Сам знаешь, сопротивляться этому невозможно. А Дашу я взял с собой только по ее просьбе, чтобы девочка развлеклась и отдохнула.

— Вот и пусть бы развлеклась со мной, — пробурчал парень. — Так тебя принесло не вовремя.

— Потише, когда разговариваешь с вожаком, иначе пожалеешь, — твердый голос Кирилла снова повысился. — Если она сама захочет, я препятствовать не буду. Но ты применил внушение и не оставил ей выбора. Такого я не потерплю. Можешь попытаться ее уговорить или соблазнить. Попробуешь еще раз ее заставить и сразу схлопочешь по шее. Я не собираюсь потом выслушивать жалобы своей женщины, что кто-то обидел ее подругу. Тебе ясно?

— Ясно.

Я бесшумно двинулась назад в комнату хозяйки и тихонько прикрыла за собой дверь. Вот оно как повернулось! Внушение применил. Что за внушение, тут и козлику понятно! Ведь тело мое еще полностью не пришло в норму, желая продолжения начатого наглым парнем, даже несмотря на то, что я знала причину этого желания.

Далее мысль моя затормозила еще на одном моменте. Кирилл сказал, что он вожак. Вожак кого или чего? Тут какая-то коммуна или секта? На секту вроде не очень похоже, там за тебя вряд ли кто заступится. На коммуну — не знаю, похоже или нет, никогда этим не интересовалась.

Да и вопрос этот сейчас не главный. Самый главный на сегодня вопрос, который одно время заинтересовал и Чернышевского, а именно: «Что делать?»

Немного поразмыслив, решила все же не устраивать публичный скандал. Мало ли что тут происходит. Вдруг еще хуже сделаю? Но поговорить с Зоей все же необходимо. Почему Кирилл сказал, что она — его пара? Не невеста, не подруга, а пара?

Я огляделась. Из-за слегка озабоченного парня я даже сначала не обратила внимания на комнату, в которой оказалась. Вот это ничего себе! Помещение выглядело совершенно не так, как я представляла комнату молодой женщины. Скорее, оно было похоже на кабинет профессионального хакера.

Кровать-двухспалка, сервант, журнальный столик и шкаф для одежды, несомненно, тоже присутствовали здесь. Но мое внимание привлекли не эти предметы мебели.

Большой угловой компьютерный стол с выдвижной полкой для клавиатуры. А вот на нем стоит монитор раза в четыре больше, чем мой старенький LG. Мышка и клавиатура беспроводные. Рядом примостился принтер. Дальше на блестящей лаком столешнице стоит выключенный ноутбук и лежат два планшета.

Назначение еще двух предметов я просто не смогла вычислить. На небольшой стойке, которая крепилась к краю стола, висели с десяток шнуров. Я умостилась в кресло и подключила Зойкин фотик.

Через несколько минут я и думать забыла про Макса и его запросы. Внимательно просматривала отснятое и убирала особенно неудачные кадры.

— Даша, — раздался позади мужской голос.

Я подпрыгнула от неожиданности и чуть прямо с креслом не свалилась на пол. Удивленно вытаращилась на стоящего позади парня.

— Я стучал, — предупреждая ругательства, уже готовые сорваться с моего языка, сказал Василий. Этот спокойный, неторопливый мужчина немного отличался от остальных. Он был самым старшим в группе Кирилла. За исключением самого главы. Или как он там говорил, «вожака’’?

— Мы уже собираемся на рыбалку. Ты не передумала идти с нами?

— Нет, не передумала, — я вскочила, отключила фотоаппарат и направилась к двери.

Зоя была уже в холле первого этажа. Там же сновали все ребята, только хозяев не было. Одета подружка была в джинсы и бежевую водолазку. В руке держала две курточки-ветровки.

— Даш, собирайся быстрее, — сказала она, протягивая мне одну ветровку. — Возьми, ночью холодно будет. Дина тебе куртку свою приготовила.

А я сразу вспомнила, что хотела поговорить с подругой. Только вот отзывать теперь ее неудобно было. Подошел Кирилл и стал рядом с ней, при этом обнял Зою за плечи.

— Ребята, все собрались? — у входной двери стоял Артем. — Выходите, нужно засветло добраться. Машины уже готовы.

— Вася, — позвал Кирилл парня, все еще стоявшего за моей спиной. — Проводишь Дарью, когда она соберется. — Даша, не задерживайся.

Я кивнула головой и понеслась в нашу временную комнату. Позади кто-то возмущенно фыркнул.

Василий, в отличие от своего невоздержанного товарища, провел меня к комнате и спокойно ждал в коридоре, пока я лихорадочно собиралась. За пять минут я уже была в джинсах, блузке из тяжелого щелка сиреневого цвета и мокасинах. Схватила ветровку, выделенную мне Диной, и поспешила к выходу.

Когда я подскочила к площадке, где были припаркованы две машины, все уже разместились в них.

Мне было оставлено место во второй машине с Василием и двумя Сергеями. Второй Вася уже находился за рулем первой машины. Рядом с ним сидел недовольный Макс. На заднем сиденье расположились Кирилл и Зоя.

Я скользнула на сиденье возле водителя. Позади уже оккупировали места оба Сергея. Василий сел рядом со мной за руль машины. Васей его просто язык не поворачивается называть. Слишком уж он серьезный.

Дорога заняла не менее часа, и приехали мы к месту уже почти затемно. И кто же виноват был в том, что мы задержались? Не буду показывать пальцем. Это не достойно леди. Тем более, если указывать приходится на себя.

Зато я теперь совершенно уверена, что второй раз они меня с собой не возьмут. Так хоть нафотографировалась вволю.

* * *

Парни организованно разбили лагерь. Поставили две палатки, разожгли костер. Мы с Зоей распаковали сумки и начали готовить поздний ужин.

Поговорить о странном разговоре Кирилла с Максом у меня так и не получилось. Рядом постоянно кто-нибудь крутился. А шепотом здесь не поговоришь, шум быстро несущейся по камням речки заглушал все звуки вокруг.

Несколько раз подходил Кирилл. Я не сразу, но обратила внимание на еще одну странность. Мне показалось, что Зоя чувствует его приближение. И чем больше я наблюдала за ними, тем больше убеждалась, что это на самом деле так.

Кирилл тоже несколько раз оборачивался, когда подружка останавливала взгляд на крепкой широкой спине своего мужчины.

А вскоре и форель подоспела. Спустя всего час мы сидели вокруг костра и ужинали. Аппетитный запах жареной рыбки, приправленный дымком, пробудил зверский аппетит. Настроение у всех было отличное.

Я весь вечер присматривалась к ребятам, но так ничего подозрительного не заметила. Парни, как парни. Как тысячи таких же молодых мужчин.

Несколько раз за вечер я ловила на себе взгляд Максима. Никаких попыток навязывать свое общество он больше не делал. Наверное, решил не приставать. А может, присутствие Кирилла его останавливало.

На улице уже было довольно прохладно, а меня почему-то бросило в жар. Костер тому виной или половина рюмочки сухого вина, только лоб у меня покрылся мелкими капельками пота. А потом появилось ощущение, что на меня кто-то смотрит.

Если бы я не знала, что светловолосый спелеолог сейчас внизу, то решила бы, что он где-то рядом.

Разговор у костра уже затихал. Ребята договаривались, кто пойдет рыбачить на рассвете.

Я повернулась к Зойке.

— Зоя, к реке не хочешь сходить?

Все сразу замолчали, а подружка удивленно уставилась на меня.

— Даш, какая речка? Что ты там забыла?

— Ничего не забыла. Просто хочу умыться. Спать уже пора.

— Даша, давай я тебя провожу — подал голос Максим.

Кирилл, прищурив глаза, взглянул на своего молодого друга.

— Я просто провожу девочку, — упрямо произнес Макс. — Нечего на меня глазами зыркать.

Я поднялась и пожала плечами.

— Ну, проводи.

Захватила с собой полотенце и направилась в сторону реки.

Когда мы уже отошли на несколько метров от костра, позади кто-то едва слышно сказал:

— Фонарик включи, — и яркий желтый лучик осветил землю у наших ног.

Почти у берега я попросила Макса подождать меня. Неловко мне было умываться при постороннем мужчине. Он кивнул и уселся на камень, которых здесь было в изобилии. Когда я взяла у него фонарик и уже собралась двигаться, парень меня остановил.

— Малышка, ты прости меня, — не поднимая глаз, сказал Макс. — Сам не знаю, что на меня нашло.

— Ладно, проехали.

— Ты мне нравишься, Даша, — все так же не глядя мне в глаза, продолжил парень. — Может, позовешь меня в свою постель?

Сказать, что я удивилась, — это вообще ничего не сказать.

— Макс, ты пошутил сейчас?

— Даша, я не требую от тебя ответа прямо сейчас. Подумай, потом скажешь.

У меня от возмущения даже слов никаких не нашлось! Я молча повернулась и пошла к реке.

Выбрала самое ровное местечко на берегу, рядом с большим валуном, и направилась к нему. Река шумела и пенилась. Вода, разбиваясь о подводные камни, разлеталась брызгами и сверкала в свете мощного фонарика, как драгоценные камни.

Прилепила фонарик на камушек и осторожно подобралась поближе. Здесь камни были уже влажные, а обувь у меня не особо подходила для путешествий по пересеченной местности.

Поплескала себе в лицо холодной водой, но это не очень помогло. Щеки у меня все еще пылали. Я снова набрала воды в ладони, поднесла к лицу и замерла. Сквозь шум речного потока я расслышала мурлыканье кошки.

Почти вся вода из ладоней пролилась мне в рукава, но мой непонятный жар как рукой сняло.

* * *

— Зоя, ты ничего не хочешь мне объяснить?

— Ты о чем?

Мы наконец остались одни, и я начала разговор на волнующую меня тему.

— Не прикидывайся, ты прекрасно поняла, о чем я. Что с этими ребятами не так?

Подружка застыла.

— Даша, ты ошибаешься, — с деланным спокойствием сказала она.

Ага! Только вот мне так не показалось.

Я смотрела, как Зойка сжимает только что снятую водолазку. Даже пальцы побелели от захвата.

И она еще мне говорит, что я ошибаюсь!

— Тебя здесь кто-то обидел? — не дождавшись, что я отвечу на ее странное утверждение, спросила Зоя.

— Никто меня не обижал, но я чувствую, что здесь что-то не так.

— Не обращай внимания. Завтра вечером мы вернемся домой, ты и думать забудешь об этих парнях. Ты всегда так делаешь, когда я тебя с кем-то знакомлю. Давай лучше спать.

Вот значит как? Разговаривать на чистоту мы не захотели! Ну ладно, надеюсь, что все так и будет. Спать, так спать. Утро вечера мудренее.

* * *

Трели невидимых в сумраке птиц и гомон горного потока пробудили меня на заре. В мерцании крохотного светильника очертания палатки расплывались. У стен залегли таинственные тени.

Моя соседка по палатке еще сладко спала, прикрыв рукой глаза. Я же чувствовала себя бодрой, как никогда. Потихоньку оделась и выползла из душного помещения на волю. Ветровку тоже захватила. Весьма свежий ветерок заставил поежиться и побыстрее надеть тонкую куртку.

Предрассветное небо на востоке начало сереть, а ранние пташки на все голоса выводили свои рулады. Мужская половина нашей группы увлеченно рыбачила. Силуэты парней уже хорошо были видны на мелководье реки.

Я ненадолго вернулась в палатку, чтобы захватить фотик. Фонарик брать не стала. С улыбкой огляделась вокруг. С минуты на минуту утро полностью вступит в свои права. Осторожно ступая по дорожке, я двинулась в сторону гор, до которых было рукой подать. Когда из-за высоких вершин покажется краешек солнца, вид для съемки будет изумительный.

Не успела я добрести до края плато, а уже почти рассвело. Такая красота вокруг! Вот в подобных случаях и говорят: полное единение с природой.

Свирепое рычание неожиданно разнеслось на всю округу, отразилось от скал, раздробилось и умножилось.

Ноги у меня задрожали и ослабли. Я увидела ее! Эту неуловимую кошку. Мало того, их было две…

На небольшом уступе, на расстоянии не более тридцати метров от меня стояли, оскалившись и припав на передние лапы, две кошки. Обе огромные, пятнистые и длиннохвостые. Не походили друг на друга они только цветом и размером. БОльшая кошка имела ржаво-желтый окрас, в отличие от своей соперницы, выделявшейся густым светло-серым мехом. На темном горном фоне она выглядела почти белой.

Я охнула. Медленно попятилась назад в надежде, что они меня не заметят. Не получилось. То ли они услышали мой возглас, то ли почувствовали, только две лобастые головы мгновенно повернулись в мою сторону.

Я стояла словно оглушенная, пока не раздался еще один леденящий кровь рык. Серая кошка без усилий оторвалась от земли и прыгнула в мою сторону.

Не чуя под собой ног, я понеслась прочь от опасности. Позади кто-то кричал, звал меня по имени. Только я не могла остановиться.

— Даша, ради бога, не беги! Остановись! Не беги туда!

Куда туда? Как я могу остановиться, если кошка за мной гонится?

— Даша! — вопль подруги, объятой страхом, заставил меня затормозить и оглянуться.

И вдруг земля исчезла из-под моих ног! Я еще успела заметить, как несущуюся ко мне изо всех сил Зою подхватывает на руки Кирилл. А на скальном выступе, где прежде стояли готовые к драке животные, замер Максим.

Потом я почувствовала сильнейший рывок, треск и жесткое приземление. Ногу пронзила острая боль. В голову словно тысяча иголок воткнулись. Упав навзничь, в ужасе смотрю вверх. Над дырой, в которую я провалилась, качается большой камень, постепенно сдвигаясь вниз.

Обливаясь слезами, приподнялась и начала отодвигаться от опасного места, упираясь здоровой ногой. Одновременно с силами меня покинуло и сознание.

* * *

Пришла в себя я довольно быстро. Хотя возможно, мне так просто показалось. Поднялась и посмотрела на потолок пещеры. Опасный булыжник замер в одном положении и больше не двигался.

В голове шумело, как после грандиозной попойки. К моему огромному удивлению, нога больше не болела. Я подняла ее, осторожно покрутила стопой. Не болит! А я уверена была, что сломала кость.

— Зо-о-оя! — задрав голову к отверстию в потолке, закричала я.

По пещере разнеслось эхо. Неужели за время моего бесчувственного состояния никто из ребят не дошел до провала в земле?

— Кири-и-илл! — сложив ладошки рупором у рта, уже громче завопила я.

Никакой реакции не последовало, только шум в ушах усилился. Твою ж маму! Потерла пальцами виски, не особо надеясь, что это поможет унять гул в голове. Абсолютно не помогло. Оглядела пещеру на наличие другого прохода в скале. К моему огромному облегчению, совсем неподалеку обнаружился вход в тоннель, из которого исходил неяркий свет.

Не задумываясь, рванула к выходу и, на полной скорости проскочив каменный коридор, вылетела на улицу.

Вот это да! Под ногами у меня оказался золотисто-розовый песок на том самом пляжике, который мне уже посчастливилось наблюдать сверху.

Я мысленно прикинула время, которое мы затратили на поездку к горной речке с обитающей там форелью. После этого припомнила расстояние от обрыва, с которого я наблюдала за блондинистым спелеологом, до дома Дины и весьма удивилась. Почему я попала так далеко от места нашего пикника?

От размышлений меня отвлек мелодичный звук. Невдалеке как будто зазвонил колокольчик. Вслед за звуком появилось изображение. Я так и застыла от восторга. Вне себя от изумления во все глаза вытаращилась на происходящее на моих глазах действо.

Практически у самой кромки воды воздух задрожал и сгустился, формируя очертания высокого, с мой рост, предмета. В итоге получилось нечто вроде огромной рамки для выдувания пузырей, затянутой блестящей на солнце пленкой.

Вдруг пленка заколыхалась, ее поверхность подернулась рябью и выгнулась. Под моим совершенно обалдевшим взглядом из рамки выступил человек. Потом еще один. Одетые во все черное, лица закрыты шарфами такого же цвета. Оба мужчины отступили от своеобразной двери и встали на колено, устремив свои взоры на рамку.

И тут я просто ахнула. Пред мои ясны очи явился принц! В короне! Не на белом коне, но от этого не менее прекрасный. К тому же блондин! Высокий, широкоплечий, гибкий!

Яркий наряд, состоящий из голубого, расшитого серебряными узорами камзола, синих лосин и бело-голубых высоких сапог, явно демонстрировал все достоинства фигуры пришельца. А эти волосы! Густые и длинные, блестящие на солнце. Они шевелились, развеваемые ветром, и манили прикоснуться, запустить пальцы в шелковую массу, пройтись ладонью по всей длине.

Я обалдело таращилась на мужчину. Скользила изумленным взглядом по его лицу, шее, груди… То что ниже, перечислять не буду.

Парень полюбовался на мое растерянное лицо, потом повернулся к своим людям и приказал:

— Забирайте, это она.

— Позвольте, — попыталась воспротивиться я. Ну и что с того, что он красавчик и в короне? Забирать себя я разрешения не давала!

— Что еще? — величественно выгнул бровь потрясающий мужик.

— Я никуда с вами не пойду! — как можно тверже выдала я. — С какой стати?

Две пары глаз, принадлежащие «людям в черном», уставились на меня.

— Чего вылупились? Женщину не видели? — гордо выпятив подбородок, грозно прорычала я.

— Милочка, — насмешливо покосился на меня блондинчик, — тебя никто не спрашивает, согласна ты или нет. Жемчужина выбрала тебя.

Пока я в полном офигевании переваривала сказанное, парень сурово сдвинул брови и рукой указал на рамку, которая переливалась всеми цветами радуги:

— Туда ее!

Яростные попытки отбрыкаться от двух качков не принесли никакого положительного для меня результата. Крепко скрученную по рукам и ногам меня поволокли к двери, ведущей в неизвестность.

* * *

Пришла я в себя уже в огромном зале, куда меня притащили помощники блондина. Остановилась у двери и огляделась. Розовые текстурированные стены с вывешенными на обзор дорогими картинами в тяжелых золотых рамах. Сводчатый потолок, расписанный яркими цветами. Светло-бежевая мебель.

Под потолком висят, образуя правильный квадрат, красивые хрустальные люстры. Огромный камин, украшенный резьбой и росписью. По обе стороны от него установлены две точеные мраморные скульптуры обнаженных девушек. Просто прелесть! И живые, разряженные в пышные платья, блистающие драгоценностями девицы, которые меня быстро окружили со всех сторон и начали разглядывать. Я не менее внимательно рассматриваю их. Все разной комплекции, роста и цвета волос, но с одинаковым выражением презрения в глазах.

— В конце концов он ее нашел, — скривила губы самая высокая из цветника. — Теперь дома будет чаще бывать.

— Как жемчужина могла указать на ЭТО? — изящный пальчик худющей дамочки едва не уткнулся мне в щеку.

Я очень сильно обиделась. Почему я — это? Прищурила глаза и уставилась на девицу в упор:

— Если еще раз протянешь руки, то сразу вытянешь ноги.

Палец, указывающий на меня, мгновенно спрятался за спину своей хозяйки.

— Да она простолюдинка! — обвиняющее выдала круглая пышка в лиловом платье, чудом не разлезающимся по всем швам.

— Сама дура, — спокойно отвечаю я, презрев все мыслимые и немыслимые правила поведения в светском обществе.

Даже не знаю, чем бы закончился наш диалог, если бы в это время не открылась дверь и не вошел принц.

— Что за шум? — насмешливый взгляд принца обвел всех присутствующих. — Ругаетесь?

— Нет-нет, ваше высочество! — защебетали дамы, окружая парня в короне со всех сторон.

Девицы чуть из платьев не повыпрыгивали, демонстрируя принцу свои прелести. Ну точно комнатные собачки, виляющие хвостом перед своим хозяином. Одни демонстративно отталкивали, другие незаметно оттесняли друг друга, чтобы оказаться как можно ближе к блондину.

Я только головой покачала, глядя на этот цирк. Он, конечно, принц, красавец и все такое, но так себя вести недопустимо. Я тоже, может быть, мечтала, чтобы меня принц полюбил больше жизни, но превращаться в озабоченную курицу не собираюсь!

— Девочки, подготовьте свою будущую подругу к ритуалу, — улыбка не сходила с чувственных губ мужчины, тем не менее меня пробрала дрожь.

— Что еще за ритуал?

— Я тебе потом объясню, — со вздохом произнес мужчина, повернулся ко мне спиной и взялся за ручку двери.

Я обиженно поджала губы. Почему сразу все не рассказать? Не очень мне такая таинственность по нраву. Но высказать все это я не успела. Дверь уже захлопнулась с обратной стороны.

Внимание девиц снова переключилось на меня.

— Нужно ее готовить, — глубокомысленно изрекла пышка. — Иначе его высочество рассердится.

— Идем в купальню, простолюдинка, — присоединилась к беседе любительница указывать на людей пальцами. — Мы тебя вымоем.

— Бегу и тапочки теряю! Еще не хватало, чтобы на меня полсотни баб смотрело, когда я купаюсь. Без посторонней помощи обойдусь.

— Нас здесь тридцать девять, — поправила меня пышка. — Ты — сороковая.

— А что, есть какая-то разница: тридцать вас или сорок?

Девицы переглянулись, потом снова уставились на меня.

— Ты — сороковая, ясно тебе, — назидательно, как профессорша, проговорила мужеподобная девица с широкими плечами. Для полного сходства с мужиком у нее даже усики имелись. — Ты — последняя жемчужина! На тебе круг замкнется.

— Во-первых, у меня имя есть. Во-вторых, третьих, четвертых и пятых — плевать я хотела на ваш круг, жемчуг и ритуал. Я все равно домой вернусь, тебе ясно?

Разнокалиберные красотки снова переглянулись.

— Никуда ты не вернешься. Теперь твое жилье здесь, потому что твой хозяин — принц Рокинид, — просветила меня темноглазая малышка. Как и для нас всех.

Только я открыла рот спросить, что она имеет в виду, когда говорит «хозяин», как пышка, презрительно скривив губы, спросила:

— Ну и как же тебя зовут?

— Дарья.

— Странное имя, никогда такого не слышала. Как будто рвется что-то, когда его произносишь. Нужно попросить принца Рокинида изменить ей имя, — бросила она взгляд на своих подружек. Весь цветник в полном составе важно покивал головой, поддерживая ее.

— Вот как? А как же зовут тебя? — язвительно поинтересовалась я.

— Спирофета, — гордо задрав картофелевидный носик, выдала леди.

И это у меня странное имя! Я в полном шоке!

— Послушай, Спиро… короче, леди. Если ты только попросишь своего принца, чтобы дал мне другое имя, я сразу скажу, что мне напоминает твое. И, будь уверена, тебе не понравится.

Дородная дамочка только челюстью щелкнула и заткнулась. Эстафету перехватила леди с фигурой Аполлона. Косая сажень в плечах, грудь вперед, номер бюста — минус первый.

— Это и твой принц тоже! — рявкнула она. — Вернее, после ритуала он станет твоим. Все, хватит болтать! Девочки, ведите ее в купальню.

Я попятилась назад от воинствующих леди. Когда отступать стало некуда, выставила руку вперед, останавливая пеструю толпу и угрожающе прорычала:

— Тем, кто только посмеет прикоснуться ко мне, глаза выдеру и физиономии нафиг расцарапаю!

— Ха! — «Аполлон» в платье ничуть не испугался. — Тебе со всеми не справиться! Силенок не хватит!

— Зато у меня память хорошая, — прошипела я, зло прищурив глаза и обводя взглядом девиц, как бы пытаясь запечатлеть их всех в своей памяти. — Не будете же вы меня вечно держать?

Даже еще не успела договорить, как поняла — этот раунд за мной.

— Купальня там, — указала своим пальчиком малышка с темными глазами.

Я гордо задрала нос и проследовала по проходу между расступившимися дамами.

* * *

Купальня оказалась совсем не такой, как я ее себе представляла. Большое помещение, в центре которого я увидела бассейн с высокими бортиками. Посередине бассейна — фонтан. Капельки воды в нем переливались, искрились и сверкали сотней ярких цветов как праздничный фейерверк. Я остановилась, завороженная необычным зрелищем.

Мне однажды довелось увидеть светомузыкальный фонтан, но там было все понятно. Прожекторы с цветными фильтрами освещали бьющие струи воды. Здесь же не было ни прожекторов, ни музыки, а только вот это чудо чудное.

Я, наверное, так бы и стояла с раскрытым ртом, если бы позади меня не раздался тихий голос:

— Госпожа?

Я резко развернулась и уставилась во все глаза на девушку в трех метрах от меня. Из одежды на ней были только широкие вишневые шаровары и белый кружевной топ. Когда я обернулась, она низко поклонилась.

— Приветствую Вас во дворце принца Рокинида, — не повышая голоса, продолжила она. — Угодно ли Вам, чтобы я помогла с омовением?

— А почему ты не с теми тетками? — задала я встречный вопрос, кивнув головой в сторону только что закрытой двери.

— Я — рабыня, — спокойно пояснила девушка. (Глаз она так и не подняла). — Они — жемчужины. Гарем его высочества принца Рокинида.

— Не улавливаю разницу, — удивленно посмотрела я на девушку. По внешнему виду скорее ее нужно было называть жемчужиной, а не то, с чем я недавно имела сомнительную честь общаться. Стройная фигурка, плавные движения, но самое главное, — настоящая красавица! — Они по собственной воле здесь оказались?

— Нет, не по собственной. Но теперь они уже никогда не захотят покинуть дворец.

— А почему? — мне очень любопытно, чем принц мог их всех здесь удерживать. То, что он красавчик, каких мало, еще не причина для того, чтобы делить его с толпой разномастных девиц.

— Я не могу этого сказать, — красотка вскинула взгляд на меня, и я чуть не ахнула. Поразительно зеленые, как первая весенняя трава, глаза. — Но не беспокойтесь, после ритуала Вам будет уже все равно. К тому же, Вы даже не пожелаете больше смотреть в мою сторону.

О, как! Только я попыталась уверить ее, что вряд ли я так поступлю с единственным человеком, который отнесся ко мне по-дружески, как она оглянулась на вход и сказала:

— Вам лучше поторопиться. Не стоит испытывать терпение принца. Последствия Вам не понравятся.

Красотка машинально потерла свое предплечье, на котором длинной полоской белел шрам.

Вот теперь мне стало страшно. Что же это за принц такой?

— Госпожа… — напомнила о себе рабыня.

— Нет-нет, помогать мне не нужно. Я сама справлюсь.

Быстро сбросила с себя одежду (но нижнее белье все-таки оставила на всякий случай) и прыгнула в бассейн. Если что, то хоть умру чистой!

* * *

Когда я на скорую руку вымылась и вылезла из бассейна, девушка с поклоном положила мне на край бортика стопку полотенец и направилась к выходу из купальни. Даже в руки мне их не отдала, как будто я чумная! Одежды моей, там где я ее оставила, уже не наблюдалось.

— Эй, — окликнула я красотку, — как тебя там?

Девушка обернулась:

— Госпожа, Вы что-то хотели?

— Как тебя зовут?

— Я — рабыня, — удивленно глядя на меня, произнесла девушка. — Нет у меня имени.

О как! Что тут вообще за дурдом творится?

— А где моя одежда?

— Унесли, она Вам больше не понадобится. Жемчужины надевают только то, что прикажет принц Рокинид.

Я припомнила пышку в расползающемся лиловом платье и едва не застонала. Я тоже должна буду носить нечто подобное?

— А сейчас мне что надеть? — стараясь, чтобы прозвучало не слишком жалобно, спрашиваю я.

— Вам уже приготовили одеяние. Я не могу осквернить его своим касанием. Пройдите в зал, там оденетесь, — рабыня отступила, давая мне дорогу, и поклонилась.

И я должна идти куда-то в мокром белье? Решили насморк мне организовать или что-нибудь похуже? Но делать нечего — плюнула на отсутствие сервиса и прошла в дверь.

Весь комплект обитательниц гарема был налицо. Они всегда целой толпой ходят, или это я удостоилась великой чести наблюдать их всех одновременно?

В центре зала я обнаружила вешалку с висящим на плечиках воздушным и прозрачным нечто.

— Надевай это, — скомандовала дама с усиками.

— Ты что, совсем офигела? Да сквозь него мое нижнее белье как на ладони видно будет, — возмутилась я.

— Никто его не увидит, потому что ты его снимешь. Для ритуала оно тебе не понадобится.

— Что это за ритуал, мне кто-нибудь объяснит наконец? — рявкнула я.

Мы с принцем прошествовали по широкому коридору с высокими потолками, украшенными лепниной. Я ничего не разглядывала, мне впервые было наплевать на окружающую меня красоту.


Пришли мы в небольшую комнатку, дверь в которую принц самолично отпер. Там открыл сейф и вытащил из него переливающуюся в лучах света корону — широкий обруч нежно-розового цвета с резными листообразными зубцами. Даже не поняла, из какого материала эта вещица сделана?! На каждом ее зубце — по три жемчужины.

Принц Рокинид осторожно надел эту красоту себе на голову, и тогда я заметила, что на переднем зубце короны между тремя бусинами есть выемка. Одной жемчужины явно не хватает! Наверное, именно той, которую блондин как раз протягивает мне на ладони.


Я уставилась на маленький искрящийся шарик.

— Зачем? — губы меня совершенно не слушаются.

— Если ты такой могущественный, — снова спрашиваю я, наверное, инстинкт самоубийцы у меня изначально заложен, — то почему гарем у тебя… как бы это помягче сказать?


В тот же миг случилось невероятное — из середины волнующейся субстанции взметнулась созданная из огня рука, раз в пять превышающая человеческую размерами. Энергетический барьер, созданный связывающими рунами, очевидно рассчитанный в основном на то, чтобы сдерживать элементалей внутри, лишь слабо вспыхнул голубым светом, в том месте, где жемчужина пронизала его и огненная ладонь легко поймала самый последний элемент, отделявший бессердечного принца от мирового господства.

Я оглянулась. Рокинид с искаженным от ужаса и ярости лицом, так и застыл на месте, у подножья ступеней с обратной стороны жертвенного алтаря. Потом заметил, что я смотрю на него и снова заорал:

— Ах ты, тварь такая!

Я слетела со ступеней и кинулась к месту заточения духов стихий. Неслась, не чуя под собой ног, слыша за собой страшные проклятия. Я прямо спиной чувствовала, что мой преследователь уже совсем рядом. Последним отчаянным рывком я влетела за импровизированный бассейн, в полной уверенности, что элементали больше не попытаются на меня давить. Над переливающейся субстанцией сначала взметнулся огонь, заслонивший мне на миг обозрение, потом все затихло.

Не добежав около метра до каменной тюрьмы элементалей, принц резко затормозил и, застонав, прижал пальцы к вискам.

Слева от меня, что-то громко звякнуло и я быстро повернулась в ту сторону, откуда донесся звук. Стоящий между статуями жрец, уронил меч и сбросил капюшон с головы. Сейчас он стоял, ухватившись за свои седые космы обеими руками, и раскачивался из стороны в сторону. Остальные храмовники своими позами ничуть не отличались от своего главы. Шум в зале нарастал. Я удивленно повернула голову теперь в другую сторону.

Ряды невозмутимых наложниц дрогнули и сейчас они ошеломленно переглядывались друг с другом и о чем-то оживленно переговаривались. «Очевидно, отнятая у них энергия саритуни, возвращается к своим законным хозяйкам», предположила я. И это почти сейчас же подтвердилось: сначала одна жемчужина, находящаяся на переднем зубце короны, так и не ставшей кроваво-красной, как рассчитывал принц, сверкнула ярко-белым огнем и пропала, потом все остальные. Одновременно с этим девушки гарема начали исчезать из храмового зала.

— Ты… — просипел Рокинид. — Сдохнешь сейчас.

С огромным усилием он оторвал свою руку от виска и потянулся к ножнам на поясе. Но в этот момент лишенная жемчужин корона полыхнула горячим пламенем. Мой похититель снова закричал и мгновенно сбил корону со своей головы. Только к его огромному сожалению не выбрал направление, в котором нужно было это делать. Вспыхнул энергетический барьер и огненная рука благодарно приняла подношение. И тут же начался настоящий ад: пол вздрогнул, весь храм затрясся, с потолка вниз посыпался град каменных обломков. А потом стены сдвинулись. Казалось, что сама земля пытается выскользнуть у меня из под ног. Весь остров содрогнулся… А секунду спустя Рокинид с диким воем и с поднятым вверх кинжалом метнулся ко мне.

Я сорвалась с места, прикрыв голову руками и стараясь не попасть под все чаще падающие обломки кровли, побежала к выходу из храма. Однако до двери я не добралась. Прямо передо мной грохнулся огромный кусок гипсовой лепнины и я, шарахнувшись в сторону, споткнулась обо что-то. Я упала на пол на спину и закричала от невыносимой боли. Ногу как будто кто-то раскаленным прутом ударил. Подняла голову и сквозь слезы увидела, что на ногу мне приземлился каменный обломок. А надо мной уже стоял зло усмехаясь мой личный кошмар. Он медленно поднял руку с зажатым в ней кинжалом. А я крепко зажмурилась, чтобы не видеть его в последний момент своей жизни.

— Милая, иди ко мне, — и я в полном отчаянии протянула руки и сама всем телом потянулась к нему. Этому мужчине с бархатным голосом и потрясающими синими глазами.

* * *

Рядом со мной кто-то плачет. Посмотреть бы, да глаза не открываются. Ресницы, как клеем склеены. Нога болит сильно. Голова тяжелая, как будто к ней гиря привязана.

— Даша, — знакомый голос зовет меня по имени. Кто это интересно? Меня так называли, кажется, уже лет сто назад.

— Дашка, пожалуйста, приди в себя, — Это женщина и она плачет почему-то. Почему? Ей что, меня жалко? Мешает она мне.

— Отстань, — пытаюсь недовольно проговорить я.

К сожалению, с моих губ сорвался только тихий шепот. И все же женщина его услышала. Теперь она просто закричала во все горло:

— Доктор! Она вернулась!

Где-то что-то хлопнуло и я услышала, как ко мне приближаются быстрые шаги. На лоб мне легла чья-то прохладная ладонь и я почувствовала, как от нее в меня, переливается сила. Через несколько секунд я уже смогла открыть глаза и посмотреть на человека, который делился со мной своей энергией. Пронзительные желтые глаза, добродушно прищуренные, сразу привлекли мое внимание. Впрочем, доктор сразу же прикрыл их большими очками с затемненными линзами.

— С возвращением, красавица.

— Дашка! — закричал кто-то рядом со мной, и я даже подпрыгнула на кровати, на которой собственно и находилась.

— Зоя… — недоверчиво уставилась я на свою подружку.

Девушка стояла рядом с кроватью и утирала льющиеся из глаз слезы.

— Даша, подружка, как же ты нас всех напугала.

— Общайтесь, девочки, — улыбнулся доктор, — я скоро вернусь и займемся больной ногой Дашеньки.

Я изумленно посмотрела на закрывшуюся за врачом дверь.

Дашка заползла ко мне на кровать и обняла меня за плечи.

— Дорогая моя подружка, — прижавшись ко мне простонала она, — как же мне тебя не хватало.

— Так я вроде бы и недолго…

— Даш, ты трое суток лежала неподвижная, как статуя, — огорошила меня Зойка. — Доктор сказал, что ты попала в какой-то пространственный карман, что-то произошло и ты куда-то отправилась. Я не поняла, что он тут нагородил. Поняла только то, что от тебя здесь осталась только оболочка и ты сама должна решить: возвращаться тебе или нет.

— Чего? — я удивленно уставилась на Зойку. — Какой врач может такое сказать?

— Здесь не очень обычная клиника, — напряженно взглянув на меня, сказала Зоя, после небольшой паузы. — Мне нужно раньше было тебе все рассказать.

Виновато шмыгнув носом, она снова вытерла слезы и начала говорить о том, что мне давно нужно было уже знать:

— Я позвала тебя с собой на отдых, так как надеялась, что ты, наконец, выберешь себе парня хотя бы ненадолго. Даш, ты постоянно сидишь дома. Нельзя же так, тебе уже двадцать пять. Когда ты думаешь налаживать личную жизнь?

Так как вопрос был часто повторяющийся, то и ответа не требовал. К тому же Зоя и не ждала его.

— Ты правильно поняла — это не простые ребята. Я не сказала тебе об этом потому, что никому из них ты не оказалась парой. Думала мы просто уедем, и ты забудешь о них. Ты всегда так делала.

— Парой? — переспросила я.

— Да, Дашенька, именно парой. Кирилл — оборотень, а я — его пара. — Зоя замолчала и замерла, подняв на меня глаза, в ожидании моего ответа.

Наверное думала, что я посоветую ей к психиатру обратиться или еще что-либо подобное. Я же только спросила:

— А кто он?

Зойка никак не ожидала, что я так спокойно отреагирую на ее заявление, поэтому пару секунд похлопала глазами и только потом ответила:

— Леопард.

Знала бы она, что со мной произошло, не хлопала бы так глазками.

— Но это еще не все, — Зоя снова помедлила, — я понимаю, ты всегда мечтала о принце, — при этих ее словах меня ощутимо передернуло, только подружка этого не заметила и продолжила: — только, Даш, поверь мне, эти парни лучше всяких принцев. Они своих женщин просто на руках носят.

— Ага, — задумчиво проронила я, — примерно раз в два месяца…

И вдруг мы с Зойкой синхронно повернулись к двери. Она потому что почувствовала за спиной своего мужчину, а я… Я потому же.

В дверях стояли Кирилл и он, тот самый блондин, которого я не рассмотрела на пляже.

— Даша, — улыбнулся мне Кирилл, заходя в помещение, — с пробуждением тебя! Познакомься — это Андрей. Он нашел тебя в той пещере и вынес на улицу.

— Здравствуй…те, Андрей, — вежливо поздоровалась я, не отводя от него взгляда.

— Здравствуй, девочка моя, — бархатным голосом сказал парень, глядя на меня неправдоподобно синими глазами.

— А… — начала было я, и замолчала не зная что сказать, потом все же нашлась, — а почему твоя?

— Ну, — начал парень улыбаясь, — после того что между нами было, ты просто обязана меня сделать честным мужчиной.

— А что между нами было? — никак не могу прийти в себя, после такого заявления.

Объяснила Зойка:

— Даш, ты была несколько не одета, когда он тебя нашел. Очевидно свободная куртка зацепилась за какой-то выступ и задержала падение. Это тебе жизнь спасло.

— А несколько, это сколько? — подозрительно спросила я.

— Милая, — протянул голос, который помог мне решиться дать отпор принцу, — на тебе были только джинсы. Как я мог не рассмотреть поближе такую жемчужину?

Я чуть с кровати не слетела.

— Ради Бога, не называй меня жемчужиной!

Блондин посерьезнел и вполголоса спросил:

— А как к тебе обращаться, милая? Можно, я буду называть тебя своей парой?

Час от часу не легче! Зойка же сказала, что я не оказалась парой никому из ребят или…?

— Зоя?

— Даш, я имела в виду наших ребят, а не тех, что внизу были.

— А ты кто? — повернулась я к синеглазому.

— А я барс, милая, снежный барс.

* * *

Когда ногу мне подлечили, мы снова вернулись на уже знакомое плато, в гости к Дине и Артему. Только теперь уже все вместе. Не знаю, в чем раньше у двух стай кошек были разногласия, только вожакам срочно пришлось эти разногласия устранять, так как жены вожаков оказались самыми близкими подругами, а расстраивать своих женщин альфы не собирались.

И все-таки, моя мечта сбылась на сто процентов! Правда, это случилось в два этапа. Сначала в моей жизни появился принц, а потом и он — единственный и неповторимый. И он мой!


Конец


home | my bookshelf | | Сороковая жемчужина в короне принца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 19
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу