Book: Истинная пара



Истинная пара


Веста Вилке

      - Как я могла быть такой глупой? - в сотый раз спрашивала себя Луки Уит, покидая душный офис с неработающим кондиционером, где последние несколько месяцев ей довелось создавать видимость бурной деятельности. Но так же, как и предыдущие девяносто девять раз, она так и не нашла ответа.


      Покачав головой, девушка оказалась на одной из людных улиц Суэйта. Визуально она уже ориентировалась в том, где находится. Но останови её случайный прохожий и спроси, как эта улица называется – вряд ли смогла бы сказать даже примерно. Она переехала в этот город всего три месяца назад. И откровенно говоря, это был побег от семьи и друзей.


      Как не старалась, Луки не могла объяснить им, что должна... должна быть в Суэйте. Это было все, о чем бедняжка могла думать в течение последнего года. Она пыталась игнорировать одержимость этим городом. Но это был так себе способ избавиться от навязчивой идеи, пленившей её ум и сердце. И случилось это внезапно, всего год назад, когда Луки жила с семьей в одном из самых крупных городов страны – Локханне. И чему девушка сейчас больше всего удивлялась – с ранних лет она обожала свою малую родину, знала каждый закоулок, имела любимые кофейные и закусочные, места развлечений и шопинга. Но самое главное – там было море. Луки жила с родителями возле него и частенько прогуливалась вдоль дикого пляжа, когда хотела побыть одна или подумать. Нередко даже делала уроки под звуки набегающих волн. После переезда, она не переставала тосковать по морю. И это чувство было столь же сильным, как и тяга в этот проклятый, вечно покрытый смогом Суэйт.


      Год назад, когда жизнь Луки была, что называется, полная чаша, это проклятое место ворвалось в её мысли и поселилось там, кажется, навеки. Девушка как раз полным ходом готовилась к свадьбе с чудесным парнем, Брендоном. Родители были от него без ума. Ещё бы! Воспитанный. Обходительный и из хорошей семьи. Да и Луки его искренне любила. Чего ещё хотеть?


      И вот, в один из дней, кажется, девушка как раз выбирала свое платье, она увидела фотографию Суэйта на плакате. И её словно молнией пронзило. Луки должна попасть в этот город! Она должна туда переехать. Это желание было таким сильным, что девушка начала всем об этом говорить: жениху, своим родителям, его родителям, друзьям и пр. Как то она даже поймала себя на том, что рассказывает о желании отправиться в Суэйт кассиру в продуктовом супермаркете.


      Поначалу эту навязчивую идею списывали на последствия стресса перед свадьбой. Но когда Луки начала просыпаться среди ночи и паковать вещи, все забили тревогу. Вскоре девушка узнала, что родители у неё за спиной подыскивают лечебное заведение, в котором их дочь смогут избавить от паранойи. Хоть Луки в какой-то степени и понимала, что окружающие желали ей только добра, но для бедняжки это было уже слишком. Поэтому, собрав все свои вещи и те немногие сбережения, которые удалось поднакопить, девушка сбежала в Суэйт. Не оставив родным адрес.


      Это было, что называется прыжком веры. Денег, которые были у неё при себе, должно было хватить лишь на первое время и то, если очень экономить. Но она не могла иначе. Только когда девушка приехала в Суэйт, наконец, исчезли и постоянное чувство тревоги, и зияющая пустота внутри. Осталась только снедающая её изнутри потребность в чем-то… или в ком-то.


      Отчаянным людям улыбается судьба, и Луки практически сразу удалось устроиться на работу. Это была низкооплачиваемая работа в отделе маркетинга небольшой консалтинговой компании. Денег, которые она здесь зарабатывала, едва хватало на оплату квартиры и на жизнь.


      Помимо неё в этом отделе работало всего три человека. Её гиперактивная сверстница Терри, оказавшаяся сексуально озабоченной похуже многих подростков. У неё была всего одна тема для разговора – двое мужчин, с которыми у неё самый лучший секс за всю её жизнь. Тот факт, что Луки такие разговоры не радовали и не привлекали, болтливую коллегу не останавливал. В итоге приходилось каждый день, краснея выслушивать, где Терри имели, и в каких позах. Где-то через неделю Луки научилась абстрагироваться от этих разговоров, просто кивая навязавшейся в подруги девушке в ответ. И, слава богу, что это произошло, иначе она бы точно сошла с ума. Кроме Терри приходилось делить рабочее время с двумя коллегами мужчинами. Семьянин Уолт, давно разменявший пятый десяток, мог разговаривать только на две темы – успехи его детей и то, как же разжирела его жена, сидя дома. А худощавый Барри, хвала всему сущему, редко разговаривал с ней на темы, не касающиеся работы, поэтому спустя почти четыре месяца работы в консалтинговой компании, Луки о нем практически ничего не знала. Плакать по ночам от этого девушка не начала и вообще никаких особых сожалений не испытывала.


      Луки надеялась, что ей удастся поменять эту работу на другу, более высокооплачиваемую, и навсегда выкинуть из головы и Терри, с её необузданной и беспорядочной половой жизнью, и Уолта, с его семейными проблемами, и Барри с его… Ну, вот Барри, пожалуй, можно было бы время от времени вспоминать. Если бы было что.


      Добравшись до перекрестка, девушка юркнула в одно из припаркованных на обочине такси и сказала водителю куда ехать.


      Все о чем она мечтала - это поесть и отдохнуть. Луки испытывала некоторое волнение, если не сказать больше, в связи с предстоящей корпоративной вечеринкой. Мало того, что руководство затеяло маскарад, так его ещё и устроили в Хардери холле. Этот особняк был одним из самых старых в городе. Ходили слухи, что после того, как в ходе революции обезглавили последнего монарха, правившего этой страной, его тело не исчезло бесследно, как гласит официальная история, а было надежно спрятано в подземельях Хардери холла.


      Луки подавила дрожь и заплатила водителю. Она выдохнула, посмотрев на высокое серое здание с ярко-белой отделкой, служившее ей домом. Оказавшись внутри, девушка прислонилась к двери и зевнула. Ещё одним последствием переезда стало то, что бедняжка уже не могла вспомнить, когда последний раз спала всю ночь. Большинство людей не возражали бы, если бы их будили эротические сны о человеке, который любит их, но нехватка сна давала о себе знать.


      Сбросив туфли и повесив пальто у двери, девушка вошла в кухню, чтобы захватить бутылку вина. Наполнив стакан, она перешла в гостиную и буквально упала на диван. Что-то странное произошло с Луки, стоило сойти с траппа самолета. Она возненавидела этот город до глубины души, едва вдохнув здешний воздух полной грудью. И в то же время, девушка обожала, практически боготворила его. Было ощущение, словно она приехала домой. Вот такое вот раздвоение личности. Хотя чего ещё ждать от одержимой, последовавшей в Суэйт за внутренним чутьем? Только поразительных, ярких и чувственных эротических снов, появившихся в первую же ночь. Каждый раз, когда Луки закрывала глаза, к ней приходил самый потрясающий любовник из всех, кого ей доводилось видеть. Она никогда не видела лица мужчины, как ни старалась. Все всегда происходило по одному сценарию: он ублажал ее всевозможными способами, касаясь не только ее тела, но и души, а Луки просыпалась удовлетворенная, пресыщенная и… эмоционально опустошенная. Она чувствовала холод без его объятий и пустоту, без него самого.


      Не раз и не два девушка задумывалась над происходящим. Выход из сложившегося положения ей виделся всего один:


      - Мне необходимо свидание. У меня просто давно не было мужика.


      И в то же время сама мысль о том, что её будет касаться другой мужчина, вызывала отторжение на физическом уровне. Кажется, даже тело Луки признало этого любовника из снов своим господином.


      Девушка осушила свой бокал и включила телевизор. Несколько минут спустя, она уснула. Луки была бессильна бороться с соблазном страсти, звавшим ее каждую ночь, стоило закрыть глаза. Сознание скользнула во тьму, в надежде снова увидеть своего таинственного любовника.


      ******


      - Мы на месте, - коротко сообщил Фингел и взглянул в серьезное, сосредоточенное лицо Девлина.


      Ему вспомнилась поговорка со своей родной планеты: если друзья начинают работать вместе, то они, скорее всего, рассорятся навсегда, а если двое, начиная работать, вместе становятся друзьями, то эта дружба будет длиться вечно. У них с Девлином было именно так. Когда то их, двух молодых следопытов, только закончивших обучение в военном корпусе, поставили в пару, для охоты на обратившихся тварей. Обычно к этому моменту, напарники сменяются по вполне естественным причинам, главная из которых – высокий процент смертности. Но Девлин и Фингел так хорошо сработались, что их уже давно приводят в пример молодому поколению. А их репутация, бежит впереди них самых и пугает обращенных больше, чем возникшая на горизонте парочка следопытов. Потому, что, судя по слухам, они самое ужаснейшее из порождений генной инженерии, монструозные создания, один вид которых многих доводит до смерти. Если бы напарникам давали по монетке каждый раз, когда на лицах поверженных врагов возникало разочарование, стоило узнать, кто их собственно поверг, то парочка уже прилично разбогатела бы. Ну, не похожи сэйтоу и нойт на двух чудовищных следопытов, свирепых охотников, всегда настигающих свою дичь! Первый, высокий, стройный, светловолосый ангелочек, а второй темноволосый, сильный и широкоплечий, хоть и больше походил на исчадье тьмы (особенно с похмелья), но все равно до установленной слухами планки не дотягивал.


       - Да. Я тоже чувствую это, - не отвлекаясь от своего занятия, подтвердил Девлин.


      В течение трех месяцев его тянуло в Суэйт, и с каждым днем все сильнее. Девлин не был уверен, что именно привело его в это место, но был начеку, так как прорвавшиеся в этот сектор заповедника «Земля» обернувшиеся твари обосновались именно в этом городе. Планеты, на которых возникают цивилизации, подобные человеческой, находящиеся на раннем этапе развития – это заповедные, охраняемые зоны. В первую очередь их охраняют от представителей других внеземных цивилизаций. Во-вторую, хотя лично Девлин поставил бы этот пункт первым, человечество и им подобные виды охраняют от обернувшихся тварей.


      Раньше эти создания принадлежали к различным галактическим расам. Но в ходе одной из войн был выпущен вирус, который одну часть пораженных им убивал, а вторую … обращал в тварей, главными желаниями которых было убивать и спариваться. Обращенных не привлекало почти ничего из того, что ценили не попавшие под действие вируса: любовь, дружба, забота и пр. Вирус пробуждал в обращенных самые худшие черты. На планетах, захваченных этими тварями, царствовали жестокость и преклонение перед силой. Не было и не могло быть речи, ни о какой цивилизации. Жили они за счет грабежей, мародерств и убийств.


      У Девлина и Фингела не раз возникали жаркие споры, касательно обращенных. Первый считал их тварями, которых нужно уничтожать любой ценой. Просто взять и отутюжить тот сектор галактики бомбами. Фингел считал, что обращенные – это определенный этап эволюции, и результатом станет появление совершенно новых особей на свет.


      - Все-таки, - приводил сэйтоу свои любимые доводы, - они не превратились в зверей, у них осталось самосознание. Исковерканное, жестокое, но все-таки самосознание. И они обрели многие полезные качества: физическая силы, выносливость, скорость или даже способность изменять свое тело.


      Девлин всегда отвечал с ухмылкой:


      - Что ж ты к ним с мечами да ружьями идешь, а не с предложением поговорить?


      - Потому, что не дурак, - всегда огрызался Фингел. – Я же не говорю, что они сейчас могут стать какой-то адекватной расой. Я говорю о том, что это может произойти в будущем. Посмотри, они уже на пути к этому: у них ярко проявляется иерархия, большинство из них моногамны, как, например, те же нойты или мы, сэйтоу. У них присутствует понятия семьи…


      - А я-то думаю, - губы Девлина в этом месте всегда растягивались в саркастичной ухмылке, - почему после того, как вирус завладеет их разумом, многие из вновь обращенных начинали новую жизнь с того, что уничтожали родственников, оказавшихся поблизости! А оно потому, что у них есть понятие семьи!


      - Не передергивай! – в этом месте Фингел начинал выходить из себя, и даже его длинные уши начинали подрагивать. – Я говорил не о вновь обращенных, а о тех, кто является обращенными как минимум во втором колене!


      Дальше следовали не менее жаркие споры о том, что провоцировало вторую и третью вспышки вирусной активности и почему столь продвинутое галактическое сообщество не может найти от него лекарство. А на планетах, подобных заповеднику «Земля», никакого вируса и в помине не было. То есть, вирус присутствовал, но человечество имело к нему стопроцентный иммунитет.


      Сегодня было не до таких вот умных разговоров. Два гуляющих по оживленному человеческому городу обращенных, могут создать много проблем и наделать много жертв среди простого населения. Особенно, если учесть, что у этих тварей есть уникальная способность маскироваться под местных.


      - Суэйт изменился с тех пор, как мы были здесь последний раз, - сказал Фингел, прислонившись к кирпичной стене здания.


      Девлин фыркнул.


       - Нас не было здесь сколько? Лет четыреста? Конечно. Прогресс не стоял на месте. Только не уверен, что эти изменения к лучшему.


      Сэйтоу прекрасно понял, о чем говорит напарник, но не удержался от саркастического вопроса:


      - Что? Неужели тебе пришелся не по нраву столь бурный рассвет науки?


      Девлин поморщился:


      - Ну, хватит тебе. Через этот этап все проходили. Они загрязнят атмосферу, выкачают все ископаемое топливо и либо их цивилизация развалится, либо они найдут альтернативный источник энергии для выживания.


      Фингел покачал головой, выражая полное непонимание такой точки зрения. Для сэйтоу это было сродни тому же, что и дать ребенку в руки заряженный пистолет и посмотреть, чем все закончится. Авось, выживет.


      - Что дальше? – деловито поинтересовался красавец-блондин у напарника.


      Девлин дернул подбородком в сторону восходящей луны.


       - Здесь полнолуние. Зная необъяснимое влияние полных лун на всех обращенных, можно быть уверенными, что скоро наши детки пойдут шалить.


      - Ты думаешь, они пришли сюда из-за этого? – немного громче, чем следовало, спросил сэйтоу.


      Девлин неодобрительно показал подбородком в сторону обернувшегося на шум прохожего:


      - Тише, Фингел. Не стоит привлекать внимание.


      - Обращенные здесь из-за полнолуния? – не унимался его напарник.


      - Вероятнее всего, - вздохнул нойт.


      Фингел потер руки.


      - Почему именно Суэйт? Они могли выбрать любой другой город.


      Этот вопрос не давал покоя и Девлину:


      - Именно, - широкоплечий нойт, кажущийся рядом с простыми людьми просто гигантом, оттолкнулся от здания и подошел к ограде небольшой, когда-то бывшей полноводной и доступной для кораблей реке. Он ещё помнил те времена. Но сейчас Суэйт сильно разросся. И для удовлетворения нужд горожан из реки забирают так много воды, что она стала похожа на почти засохший ручеек. Немного посмотрев в задумчивости на грязную воду внизу, Девлин серьезно сказал: - Что-то здесь не так. Обращенные ведут себя странно, и чутье подсказывает мне, что добром это все не кончится.


      Фингел как всегда был не склонен смотреть на дело с пессимизмом, который нойт называет реализмом. Сэйтоу ко всему относился с оптимизмом и старался решать проблемы шаг за шагом. Поэтому предложил самое разумное решение:


      - Если мы найдем обращенных, найдем и ответы.


      Девлин продолжал смотреть на воду. Его не покидало предчувствие, что обращенные пришли в Суэйт по той же причине, что и он. Знать бы только что или кто призвал нойта...


      Хотя о чем он? Девлин прекрасно знал, кто его призвал.


      Нойт не мог выкинуть из головы прекрасную женщину, чьи нежные крики удовольствия вторгались в его сны. Незнакомка была его наркотиком, Девлин никак не мог насытиться её восхитительным телом. Ему так хотелось, чтобы это был её зов!


      Но была одна существенная загвоздка, о которую спотыкался его разум: люди не способны установить ментальный контакт с нойтами.


      - До восхода полной луны шесть часов, - постарался вернуться в реальность Девлин


      Фингел расстегнул свое черное пальто и стал перебирать набор серебряных метательных звездочек на своей талии. Оружие было изготовлено лучшими мастерами их мира, и четырехконечные звездочки Фингела были смертоносным оружием. От огнестрельного оружия напарники отказались, так как оно слишком привлекает внимание, да и малоэффективно против обращенных. А вот серебро, как ни странно, да. Ещё одна странность, связанная с этим треклятым вирусом и его воздействием на заразившихся.




      - Думаю, нам лучше разделиться, - предложил Фингел. - Суэйт значительно вырос. Мы бы охватили больше территории.


      Девлину не нравилась эта идея, но у них не было выбора.


      - Хорошо. Будь осторожен, Фингел. Обращенные будут голодны.


      - Они всегда голодные, - самоуверенно улыбнулся ему напарник.


      Фингел помахал на прощание, прежде чем слился с толпой горожан. Девлин же задержался еще на несколько минут. Нойт попытался всесторонне обдумать сложившуюся ситуацию. Что-то привлекло обращенных в эту часть галактики. Что-то манило их так сильно, что они презрели опасность быть пойманными стражами. Девлин не верил в совпадения. То, что обращенные оказались в одном городе с притягивающей его восхитительной девушкой – связанно между собой. Если нойт найдет незнакомку из своего сна, то найдет и обращенных. Мысли, незаметно перетекли с задания на прекрасную девушку из сна. Сильное желание затопило его, вызывая ноющую боль в паху. Нужда найти ее была слишком велика, чтобы сопротивляться.


      Девлин закрыл глаза, сосредотачиваясь на призыве. Мужчина глубоко вдохнул, ощутив, как на него нахлынула волна желания. Как и тысячу раз до этого, нойт увидел красавицу из снов, ее обнаженное тело под ним. Девлин видел себя, ритмично входящего в неё. Мужчина не смог отказать себе в удовольствии ласкать пышную девичью грудь, прокатывая ее темные соски между пальцев, с удовольствием глядя на то, как она застонала и выгнула спину.


      Девлин почувствовал, что его члену стало тесно в штанах, но постарался совладать с собой, чтобы оторваться от видения. Каким бы огромным не был соблазн продолжить начатое, нойт должен был сосредоточиться на главном.


      Пришло время найти тебя.


      Нойт оттолкнулся от ограды и последовал за незримой связью. Девлин уже предвкушал, как будет ласкать восхитительное тело из плоти и крови, чувствовать его податливую мягкость, ощущать его запах и тепло. Каждую ночь это тело взывало к нему, молило о том, чтобы соединиться. Каждую ночь красавица молила взять её.


      И каждую ночь Девлин поддавался искушению.


      Сегодня он, наконец, узнает кто эта прекрасная незнакомка из его сна и главное, как ей удалось призвать его сюда.


      ******


      Луки облизнула пересохшие губы, когда желание стало сильнее. Она чувствовала, как усилилась пульсация в лоне, а ее чувствительная, пылающая плоть изнывала от желания почувствовать прикосновение его рук, его бесстыдные, но мучительно-приятные ласки. Девушка застонала, чувствуя, как набухла грудь, соски отвердели, а дыхание сбилось, то и дело, срываясь на хриплые стоны. Больше, чем кончить, Луки желала увидеть его лицо и услышать голос.


      Луки провела всего день без этих ласк, но её тело уже скучало по ним. От каждого прикосновения таинственного любовника, по венам вместо крови текла раскаленная лава. Луки вскрикнула от восхитительного ощущения и опустила бедра.


      Мужчина знал, чего она жаждет, знал, как доставить ей наивысшее удовольствие. Девушка тихо вскрикнула, чувствуя, как он ввел в неё один палец и неторопливо, почти лениво начал им двигать. Луки тихо захныкала, желая большего, и любовник её не разочаровал, добавив второй палец. Одновременно с движениями пальцев, он ритмично ласкал ставшие чрезвычайно чувствительными соски, удваивая удовольствие Луки.


      Чувствуя, что девушка близка к оргазму, он сменил пальцы на свой член. Мужчина двигался неспешно, с каждым толчком проникая все глубже и глубже, растягивая её, наполняя, даря восхитительные ощущение себе и ей. В какой-то момент он почувствовал, как сжимается вокруг него лоно девушки, и почти сразу услышал полный наслаждения стон, когда она достигла оргазма.


      Но этого было недостаточно, ни ему, ни ей. Мужчина пошевелил бедрами, когда ощущения девушки от оргазма немного схлынули, и начал двигаться в ней, совершая длинные, размеренные толчки.


      Схватив его за спину, она подняла бедра навстречу его движениям. Желая полнее ощутить его в себе, Луки подняла ноги и скрестила их у него за спиной. По-прежнему не издавая ни звука, он увеличил темп, сильнее разжигая желание, пульсирующее в ней, заставляя кровь вскипать. Сдерживаться дальше было выше её сил.


      Он наклонился к Луки. Ее сердце екнуло, когда она увидела правильные черты лица любовника, и его неправдоподобно черные глаза. Пока девушка любовалась красотой и совершенством мужчины над собой, желание затопило его взгляд. До того, как провести языком по ее губам, он прошептал ее имя. Из горла Луки вырвался хриплый стон, когда она в очередной раз достигла оргазма. Он сделал последний толчок и уткнулся лицом в ее шею.


       «Я иду, Луки. Проснись. Сейчас!»


      Луки распахнула глаза. Она смотрела в потолок над собой, ее сердце колотилось в груди, а лоно до сих пор пульсировало от невероятного оргазма. Это был первый раз, когда он с ней заговорил, и первый раз, когда она увидела его. Она могла смотреть на него вечность, до того ошеломляюще красивым и сексуальным оказался любовник из сна. Его красота была зрелой и мужественной. Тело – будто любовно вылеплено неизвестным скульптором. Луки испытала что-то похожее на комплекс неполноценности, думая об этом мужчине.


      До этого ей казалось достаточно безобидным, иметь такие яркие эротические сны. Но, чтобы он предупреждал ее, что идет? Луки была больше, чем немного взволнована, потому что не была уверена, что это значило. Очередная фантазия из-за того, что она совсем одна в чужом городе? Или она, наконец, сходит с ума? Что ж, к этому все шло…


      Не успела эта мысль окончательно сформироваться в ее голове, как в дверь позвонили. Луки даже подскочила и уставилась через арку на входную дверь. Она встала на шаткие ноги и прошла по ковру к двери.


      Девушка приподнялась на цыпочки, чтобы заглянуть в глазок. Все, что она увидела, была спина человека с волосами, черными, как смоль, растрепанными как от сильного ветра. Луки втянула воздух, чтобы успокоиться и, потянулась к ручке.


      Она открыла дверь на дюйм и выглянула.


       - Да?


      Мужчина повернулся, и она утонула в его черных глазах. Все внутри у нее перевернулось, когда она посмотрела на лицо, которое только что видела во сне.


      - Невероятно, это действительно ты, - пробормотал мужчина.


      Луки хотела захлопнуть дверь и спрятаться в своей комнате. Но этот мужчина слишком долго преследовал ее во снах. Она хотела знать, кто он и чего хочет от нее.


      - Могу я войти, Луки? Я не причиню тебе зла.


      Его акцент не был британским. Он был слишком правильным, слишком ... экзотичным.


      - Откуда ты знаешь мое имя?


      - Позволь мне войти внутрь, и я объясню.


      Она подняла брови.


      - Я не думаю, что правильно будет с моей стороны впускать незнакомого мужчину...


      Небольшая улыбка появилась на его соблазнительных губах.


      - Мы раньше встречались.


      - Всего несколько минут назад, - слова сами собой соскользнули с языка Луки.


      Мужчина смотрел на неё своими греховно-чарующими глазами, а его голос казалось, касался невидимых струн в её душе, когда он заверил:


      - Я здесь не для того, чтобы причинить тебе зло. Даю слово.


      По какой-то необъяснимой причине Луки поверила ему. Девушка отступила назад, давая дорогу. Закрыв дверь, она проводила его в гостиную. Здесь мужчина на мгновение замер, а его лицо напряженно замерло.


      - Что-то не так? - спросила Луки.


      - Я до сих пор чувствую этот запах, - с легкой хрипотцой в голосе ответил он.


      - Запах чего? – недоуменно сдвинула брови она. У неё в квартире поддерживалась чистота и ни о каких плохих запах речи быть не могло.


      Его черные глаза пристально смотрели на собеседницу, изучая её реакцию на ответ:


      - Секса.


      Ее соски затвердели от его слов, а дыхание участилось.


      - Кто ты? – постаралась совладать с эмоциями Луки.


      - Меня зовут Девлин. Девлин Роурк.


      Она взглянула на его черные, цвета воронова крыла, длинные волосы, черные глаза, черные брови. Легкая небритость украшала безупречную линию челюсти. Под верблюжьего цвета пальто он носил черные штаны и черный джемпер, который облегал грудь, словно вторая кожа.


      Луки скрестила руки на груди:


       - Ну, Девлин Роурк, расскажешь, наконец, откуда ты меня знаешь?


      Нойт невольно подумал, что девушка пытается защититься от него. Роурк улыбнулся и шагнул к ней.


       - Я узнал твое имя, так же, как узнал, что твой голос слаще мёда, когда ты стонешь подо мной.


      Колени Луки подогнулись. Она опустилась на диван и покачала головой.


       - Это невозможно. Это были просто сны. Эротические сны, но только сны. Ты не можешь быть настоящим. Все это не может быть реальным. Это просто другой сон.


      Девлин понимал, что происходящее может быть неслабым потрясением. Логично, что девушка пытается найти рациональное объяснение. И ему хотелось бы найти другие слова, иметь больше времени для этого разговора. Но, сейчас ему было крайне важно расставить все точки над и, пока он ещё мог сохранять над собой контроль:


      - Луки Уит, ты должна понять и принять, что происходящее не сон, я настоящий и никуда не исчезну. А ещё ты должна объяснить, зачем позвала меня.


      Девушка моргнула, будто очнувшись ото сна, и недоуменно сдвинула брови:


       - Я? Позвала?


      Нойт кивнул:


      - Ты привела меня сюда.


      Луки уже совершенно ничего не понимала. Было такое чувство, что Роурк просто издевается над нею:


      - Это не я тебя привела, - девушка даже не пыталась скрыть раздражение. – Ты сам сюда пришел и вполне самостоятельно нажал на кнопку звонка.


      Девлин понял, что беседа принимает не совсем тот оборот, что ему хотелось. Поэтому решил сменить тему. Окинув её изучающим взглядом, нойт подытожил увиденное всего одной фразой:


       - Ты не местная.


      Луки покачала головой:


       - Нет. Это что, проблема?


      Он засмеялся. Услышав в её голосе подозрительность:


       - Нет, конечно. Это даже к лучшему. Уроженцы Суэйта… - он задумался, подбирая подходящее слово. – Похожи на ветер. Так же постоянно куда-то бегут, суетятся, такие же непостоянные. А ты другая. Ты похожа… на море.


      - На море? – сердце Луки ухнуло где-то рядом с горлом, но она старалась выглядеть спокойной.


      - Ты такая же спокойная, неспешная… но в один момент все может измениться: в твоей душе разыграется нешуточный шторм, а то и ураган, сметающий все на твоем пути.


      Луки сглотнула. От такого жаркого взгляда черных глаз могли бы плавиться стены, не говоря уже о сердце простой девушки. Ещё немного – и ей попросту не устоять. Поэтому Луки решила прервать беседу, которая явно шла во вполне определенном направлении:


      - Я думаю, тебе лучше уйти.


      Нойт медленно покачал головой, не отрывая от девушки взгляда:


      - Я не могу. Если я сейчас уйду, то не смогу защитить тебя.


      Луки облизнула губы и встала, стараясь не смотреть на него:


      - Защитить от кого?


      Девлин на мгновенье замешкался с ответом, подбирая такое определение, которое бы отразило суть, и было понятно ей:


      - От монстров.


      Луки посмотрела в окно. Ей нужно было отвлечься. Слишком много всего за раз. Любовник из сна постучал в двери, теперь угрожает ей монстрами. Ей нужен был перерыв:


       - Девлин, я думаю, на этом лучше остановится. Я не верю, в монстров и не знаю, как относится к твоему появлению. Дай мне время все обдумать.


      Нойт поднялся и сделал шаг к ней:


      - Нам нужно поговорить ещё о кое-чем, очень важном, Луки Уит.


      Кажется, она понимала о чем, но не удержалась от саркастичной шпильки:


      - И что бы это могло быть?


      Девлин то ли не понял, то ли сделал вид, что не понял. Но ответил без тени намека на раздражительность, своим тихим, рокочущим баритоном:


      - Огонь страсти, в котором мы оба горим.


      Девушка судорожно вздохнула, почувствовав сильную волну желания.


       - Это... это ты сейчас сделал? - облизав мгновенно пересохшие губы, спросила Луки. В её жизни ещё не было такого, чтобы она вот так заводилась с полуоборота.


      Девлин не ответил на вопрос, сказав вместо этого:


      - Между нами есть незримая, сильная связь. Я не могу это объяснить, не могу противиться твоему зову.


      Он сделал неуловимое движение и остановился перед ней. Его палец прошелся вниз по ее шее, посылая тысячу искорок в каждую клеточку.


       - Ты очень красивая, Луки, - прошептал нойт ей в ухо.


      Никто и никогда не называл ее красивой. Особенно, такой потрясающий мужчина. Глаза девушки медленно закрылись, и он склонился к ней. Губы Девлина мягко прикоснулись к ее и слились в обжигающем поцелуе. Чувствуя отклик Луки, мужчина низко зарычал и, взяв её за бедра, притянул девушку к себе. Она на мгновение замерла, чувствуя, как бешено колотиться сердце. Это было лучше, чем во сне. Ощущения были такими пьянящими, такими… настоящими, что кровь будто превратилась в кипящую лаву.


       Руки Девлина медленно двинулись вверх по её спине и обхватили затылок.


      - Ты тоже чувствуешь это? - прошептал он. – С этим невозможно бороться… Это желание сильнее меня… тебя… нас… мы должны быть едины!


      Губы Девлина нашли губы Луки в медленном, чувственном поцелуе, лишившем бедняжку способности думать. Девушка проиграла эту битву. Все чего она хотела – почувствовать его в себе, не во сне, а наяву. Но, чертов Девлин не торопился, наслаждаясь, поцелуем. Луки была бессильна что-либо сделать, как-то подтолкнуть его. Девушка была пассивным участником, чья воля, чем дальше, тем сильнее таяла в умелых руках любовника. Ей оставалось только наслаждаться его грешным, но от того не менее сладким вкусом.


      Когда он, наконец, прервался и поднял голову, в его черных глазах горел неистовый огонь желания. Тело Луки отреагировало мгновенно. Ее груди набухли, и влага собралась между ног.


      - Я чувствую запах твоего желания, - прошептал он. - Это разжигает мой голод.


      Луки все ещё не верила, что это по-настоящему, что этот мужчина не растает через мгновение из-за очередного звонка будильника. Она прикоснулась к его лицу, чтобы почувствовать теплую кожу под своей рукой. Ей очень хотелось запустить пальцы в его чудесные волосы, цвета воронова крыла. Желание почувствовать действительно ли они такие же шелковистые, какими выглядят было практически неодолимо. Сильнее него было только желание исследовать его тело руками, языком. Ощутить твердые, будто вылепленные из камня мышцы под своими пальцами, почувствовать, как ногти впиваются в эту мощную, широкую спину.


      - Как я могу быть такой…изголодавшейся по тебе, Девлин? – тяжело дыша, спросила Луки. – Последние несколько месяцев мы занимались с тобой любовью каждую ночь.


      - Это были сны, - прошептал он. – Я тоже по тебе скучал.


      Ее грудь вздымалась в ожидании ласки. Девлин не стал отказываться от приглашения. Вздох сорвался с губ Луки, когда его рука обхватила упругую девичью грудь, а палец начал потирать сосок. Удовольствие пронеслось по телу, собираясь в центре её естества. Девлин знал, какое удовольствие она испытывает от таких ласк. Но также и знал, что этого мало, мало им обоим.


      Одним рывком нойт разорвал надетый на девушку топ, вторым движением разорвал юбку, застегнутую на пуговицы спереди. Туда же последовал и бюстгальтер. Луки не протестовала. Одежда уже давно казалась ей слишком тесной, слишком неудобной, слишком… лишней. Никогда прежде она не чувствовала такого возбуждения. Потребность прикоснуться быть с ним была так велика, что девушка начала торопливо стягивать пальто с его плеч. Покончив с ним, взялась за брюки, пока мужчина самостоятельно сбросил обувь и стянул рубашку через голову. Когда последняя одежда упала на пол, он прижал ее к стене и накрыл рот в жестком, изголодавшемся поцелуе, сильнее разжигая огонь желания в них обоих. Накрыв ладонью ее киску, он выругался на непонятном языке, прежде чем разорвал все ещё остающиеся на девушке трусики.


      Когда последняя преграда, отделяющая его от прекрасного вожделенного тела, исчезла, пальцы Девлина нежно пробежались по открывшимся для ласк кудряшкам, и коснулись, легко поддразнивая пульсирующей плоти. Луки часто задышала, стоило ему задеть ее жемчужину, а когда один палец проник внутрь, не сдержала протяжный стон. Девушка рефлекторно вцепилась руками в его плечи, стоило Девлину начать двигать им. Луки не без оснований боялась, что ещё немного, и она либо упадет, потому, что ватные ноги не удержат её, либо воспарит от ни с чем несравнимого удовольствия.




      Девлин снова заставил Луки застонать, наклонившись к груди и обхватив ее ставший невероятно чувствительным сосок своим ртом. Он умело лизал, сосал, покусывал крошечный бутон. Чувствуя, что девушка готова, Девлин добавил еще один палец, поглаживая Луки так умело, что она могла очень скоро достигнуть оргазма, уже от этих ласк. Нойт не мог этого допустить. Ему нужно было видеть её глаза, когда это произойдет, быть внутри.


      Поэтому Девлин поднял Луки, чтобы она могла обвить ногами его талию. Он улыбнулся, глядя на то, как девушка без подсказки, почти привычным жестом выполнила желаемое. Все же в том, что три месяца до этого они постоянно занимались сексом во снах, были свои преимущества. Девлин потерся об неё своим твердым, как кол членом, с удовлетворением чувствуя, как Луки нетерпеливо трется об него бедрами в ответ, подталкивая его к решительным действиям. В её глазах отражалось такое же сильное желание, как и в его. Это было больше, чем мог вынести один нойт и, поцеловав, он одновременно вошел в нее. Луки откинула голову, чувствуя, что наслаждение стало слишком сильным и ей не хватает воздуха. Девлин двигался неторопливо, хоть и сгорал от желания пуститься в сумасшедшую скачку, с удивительной девушкой в своих руках. Мужчина входил в нее глубоко и медленно, и каждый толчок подводил все ближе к оргазму. Ногтями девушка вцепилась в его плечи, и исступленно застонала, когда ее тело сотряс мощный оргазм.


      - Луки, - прошептал он. Его движение стали в два раза быстрее, прежде чем Девлин откинул голову назад, и закричал, кончая.


      Ее дыхание было учащенным, а тело пульсировало.  Ей подумалось, что от такого удовольствия можно и умереть. Это был не просто секс. Это было… единение. Её тело узнало Девлина, подчинилось ему, и хоть Луки и не хотела этого признавать, видимо сердце тоже.


      Девлин почувствовал, что Луки для него, как наркотик, на который он подсел самостоятельно и вряд ли по доброй воле захочет от него отказаться. Нойт не мог описать это ощущение. Как будто он стал целостным с Луки, как будто чего-то не хватало и вот оно стало на свое место.


      - Луки… - Девлин хотел рассказать ей об этом, но девушка приложила палец к его губам.


      - Не надо слов.


      Он отпустил ее ноги и помог Луки стать. Затем взял за руку и повел к дивану, где лег и притянул несопротивляющуюся девушку к себе.


      - Луки, есть вещи, которые нам нужно обсудить.


      Девушка капризно поджала губы. Ей казалось, что если сейчас начать обсуждать что-то важное, чудесное чувство единения куда-то пропадет. И пусть простит её бог, но это чувство было так ей нужно! Без него Луки была потерянной и одинокой. Даже когда так себя не чувствовала. Раньше она иногда вспоминала Брендона, думая, не совершила ли ошибку, бросив жениха. Теперь думала только о том, как вообще могла позволять другому мужчине себя касаться.


      - Они могут подождать, - настойчиво повторила Луки.


       У нее только что был самый потрясающий секс за всю жизнь, и она не хотела все портить разговорами. Мужчины всегда подбирали неудачное время для серьезных разговоров, и именно сейчас было важно, чтобы Девлин не продолжал.


      Словно читая ее мысли, нойт кивнул.


       - Сейчас, я уступлю тебе, но потом мы должны поговорить.


      - Да, позже, - очень легко согласилась девушка.


       Он доверчиво положила голову ему на грудь и закрыла глаза, позволяя гладить себя по спине. Девлин пытался совладать с все ещё не угасшим желанием, но это было трудно сделать с Луки в объятиях, чувствуя ее умопомрачительный запах. Приятно было ощущать его на себе. Девлин смотрел на ее темно-каштановые локоны и светлую кожу. Их глаза встретились, и он с удивлением увидел, что голубые глаза Луки также горели желанием. Это привело нойта в восторг. Луки, такая маленькая и тщедушная, не уступала ему в силе желания и по темпераменту.


      Но Девлин также чувствовал, что девушка устала, ей нужен отдых. И каким-то непостижимым образом, нойт смог поставить её потребности выше своих. Он нашел в себе силы отступить. Луки, будто ощутила это. Слегка разочарованно вздохнув, девушка прикрыла глаза, позволяя любовнику баюкать себя, как маленькую. Не прошло и минуты, дыхание её выровнялось, а тело обмякло. Девлин с удовлетворением услышал тихое сопение.


      Луки спала очень тихо. В какой-то момент девушка пробормотала что-то во сне, и Девлин не удержавшись, протянул руку, чтобы погладить спящую красавицу по щеке. Он не переставал удивляться тому, какая же она красивая: потрясающие полные губы, созданные для поцелуев, и высокие скулы, за которые так и цепляется взгляд. Нежные арки бровей дополняли большие глаза, похожие по цвету на первые васильки.


      Тело Девлина желало её с такой силой, что неудовлетворенное желание ощущалось как физическая боль. Это был первый раз, когда он занимался любовью с человеком, и мужчина задался вопросом, что его останавливало ранее. И сам себе отвечал: эта планета – заповедник, а существа живущие на ней – неприкосновенны.


      Но Луки была другой. Для людей нереально было сделать то, что сделала Луки Уит, связав себя с нойтом незримой нитью, которая неотвратимо соединила их вместе. Ни у одного разумного существа в галактике не возникает такая связь с человеком. Как один из лучших следопытов в галактике, Девлин был в этом уверен. Это была его работа – заботиться, чтобы этого не случилось. И вот он сам нарушил установленные правила. И да простит его вселенная, но Девлин Роурк нуждался в том, чтобы снова нарушить эти дурацкие правила больше, чем в кислороде или еде.


      В течение получаса нойт держал ее в своих объятиях. Это время мужчина потратил на то, чтобы подобрать подходящие слова, для разговора об обращенных. Но как только у него начало хоть что-то получаться, зазвонил телефон, сбив его с мысли. Девлин осторожно встал, чтобы не потревожить сон Луки и, подойдя к пальто, рывком вытащил настырный аппарат из кармана. Он приобрел сотовый телефон как у людей, чтобы сильно не выделяться. Опять же человечество неплохо постаралось, создавая разветвленную сеть вышек и спутников связи. Так что этот шаг был ещё и весьма практичным.


      Увидев, что звонит Фингел, Девлин заставил себя собраться и говорить спокойно, чтобы друг по голосу не понял, чем нойт занимался не так давно:


      - Что ты обнаружил?


      Оказалось, сэйтоу не до того:


      - Здесь обращенные, - прошептал Фингел.


      Девлин мгновенно превратился в того, кем был столько веков – вышколенного профессионала:


      - Ты уверен? Сколько их?


      - Двое, - четко отрапортовал Фингел. – Я потерял их из виду, но иду по следу и думаю, что в ближайший час настигну их.


      Девлин взглянул на Луки. Ему не хотелось оставлять девушку одну и без защиты. Но чувство долга по-прежнему было сильно в нем:


      - Где ты? – повторил он свой вопрос напарнику.


      Фингел шепотом ответил:


      - Я в доках на заброшенном складе. Это там, где я нашел их корабль.


      Девлин вспомнил план города и понял, о каком месте тот говорит:


      - Жди меня там.


      Девлин закрыл телефон. Он помедлил, посмотрев на Луки. Ей нужно было знать об обращенных, чтобы защитить себя и своих друзей. Но у него и Фингела был шанс покончить со всем этим до того как ситуация станет опасной для людей.


      Нойт решил не будить Луки.


      Последний раз посмотрев на мирно посапывающую во сне девушку, он решил, что независимо от того, что произойдет этим вечером, Девлин вернется к ней. Сильное влечение и желание, между ними нельзя было не заметить.


      Девлин побил все возможные рекорды скорости, стараясь добраться до пристани как можно быстрее. Чем быстрее он покончит с обращенными, тем быстрее сможет вернуться к Луки. Это была постоянная борьба, которую вели он, Фингел и других следопыты. И из-за того, что помимо зараженных вирусом, были те, кто с ним родился, сросся и мутировал, отдаляясь от того, к какому виду относились до заражения его родители, работы с каждым годом становилось все больше. Побродив десять минут, Девлин увидел напарника.


      После короткого приветствия сэйтоу коротко обрисовал ситуацию: обращенные непостижимым образом ушли от него. Но ему удалось обнаружить их корабль.


       - Отведи меня, - сосредоточенно попросил Девлин. Что-то в этой ситуации казалось ему неправильным. Обращенные не ушли бы далеко от корабля. Да и следов их пребывания в городе пока не видно.


      Он последовал за Фингелом на заброшенный склад. За исключением грязи и мусора, склад был совершенно пуст. Сэйтоу повел его дальше к коридору. Миновав его, напарники попали в большой зал, где их взору предстал гладкий черный космический корабль, явно отобранный у кого-то из расы шанти. Такая конструкция и двигатель в основном используется только ими для транспортных перевозок.


      - Где же его хозяева? – пробормотал вопрос Девлин, рассматривая остатки надписи на боку корабля. Новым хозяевам она не понравилась, и они решили её сцарапать чем-то острым. Что удивительно – им удалось.


      - Мне тоже это интересно, - поддакнул Фингел, и со свойственной ему легкомысленность бесшабашно улыбнулся: - Мои кулаки давно не здоровались с лицами обращенных.


      Девлин улыбнулся:


       - Этой ночью ты получишь возможность исправить это, друг мой.



       Глава 2



       Луки спасла так хорошо, как не спала уже давно. Впервые за последние несколько месяцев ей ничего не снилось. Но это чудесное, удивительное мгновение было прервано телефонным звонком. Девушка, не открывая глаза, потянулась к телефону и, открыв его сонно спросила:


      - Что вам нужно?


      И поморщилась от громкого визга по ту сторону линии:


      - Луки! Подруженька! Ты что забыла, что у нас сегодня корпоратив?


      Спать, когда под ухом орет эта бензопила невозможно в принципе. Поэтому зевнув, девушка села и ответила:


      - Да, я про него забыла, - и, взглянув на часы, показывающие без пяти девять вечера, добавила. – И вряд ли уже приеду. Развлекайтесь без меня…


      - Но ты обещала!!! – заверещала Терри.


      - Извини, - мягко, но твердо ответила Луки. – Но я не приду…


      - Но явка обязательна! – затараторила её гиперактивная коллега. – Тех, кто не придет – уволят!


      Луки на несколько секунд задумалась. С одной стороны – ей сейчас было не до развлечений. Так много всего свалилось, что все, чего хотелось – просто отдохнуть. После появления Девлина все остальное стало вдруг несущественным и малозначительным. Как будто всю жизнь стремилась к тому, чтобы встретить его. С другой стороны, Луки не знала, что у них за отношения. Хоть все естество девушки и тянулось к черноволосому гиганту, ворвавшемуся в её жизнь так стремительно, но разум все же говорил: ты не знаешь его, ты не знаешь, как сложатся ваши отношения и сложатся ли они вообще, тебе не стоит отказываться от сякой-такой стабильности в жизни из-за того, что так чешется между ног. В конце концов, это всего лишь вечеринка. Что может произойти?


      Луки вздохнула в трубку:


      - Хорошо. Я приеду к десяти.


      И едва успела отодвинуть трубку от уха, чтобы не оглохнуть от радостного визга Терри.


      ******


      Девлин глубоко вздохнул и скривил губы, когда учуял вонь обращенных.


      - Корабль выглядит брошенным, - задумчиво сказал Фингел, осматриваясь вокруг.


      Нойт вспомнил, зачем он здесь и присоединился к осмотру:


      - Они торопились добраться сюда и не хотели быть замеченными, - сказал он, немного погодя. – К тому же неплохо так спрятались. Как будто не хотели быть замеченными или не планировали быстро уезжать отсюда.


      Фингел остановился посреди звездолета, скрестил руки на груди, а ноги поставил на ширине плеч. Дурацкая поза, больше похожая на то, что он сейчас будет спортом заниматься. Но когда сэйтоу так становился, Девлин начинал изображать мебель, потому, что это значило, что его башковитый друг анализирует информацию и его никак нельзя беспокоить.


       - Мы шли по следу обращенных так, как делаем это всегда, - начал рассуждать вслух Фингел и это обычно ни о чем хорошем не говорило. – Так, по хлебным крошкам, оброненным тут и там, мы нашли сначала это логово, затем и корабль.


      - Что ты пытаешься мне сказать? – напряженно спросил Девлин.


      - Следы, оставленные обращенными, были… - сэйтоу попытался объяснить. – Были едва заметными, но такими, чтобы тот, кто знает, что искать, нашел их. Девлин, мне неприятно это говорить, но, кажется, обращенные провели нас. Они специально заманили нас в этот брошенный корабль. Думаю, это какая-то ловушка…


      - Или отвлекающий маневр, - лицо нойта вдруг побледнело от неожиданной догадки. Какой же он дурак! Захотелось хорошенько врезать самому себе! Ну, конечно! Его первая догадка – что он, Луки и обращенные оказались в одном месте не случайно – была абсолютно верной. Обращенные тоже охотились на Луки! Но по какой-то причине не могли найти. Или не могли добраться. А он привел их к ней! А потом оставил без защиты.


      Видимо, его эмоции весьма живописно отразились на лице, потому, что напарник тут же встревоженно спросил:


      - Что с тобой, Девлин? Я не хотел лезть не в свое дело и ни о чем тебя не спрашивал, хотя ты вел себя странно с самого нашего прилета сюда.


      Девлин знал, что может положиться на своего товарища, поэтому рассказал ему о своих догадках:


      - Я думаю, они искали вполне конкретного человека.


      - Кого? – хмуро спросил Фингел.


      - Её зовут Луки Уит, - коротко ответил Девлин.


      - Почему ты думаешь, что это она?


      Глубоко вдохнув, нойт выдавил из себя признание:


      - Потому, что она призвала сюда меня, - и тут же выставил руки вперед, в защитном жесте, и сказал, пытаясь прояснить ситуацию и оправдаться заодно: - Не спрашивай меня, как ей это удалось и почему именно меня. Мне известно не более твоего. Но я точно знаю, что Луки единственная среди людей, кому удалось вызвать нас. А ещё я точно знаю, что сейчас она одна в своей квартире, не знает о существовании обращенных, и абсолютно беззащитна, ведь они выманили меня сюда.


      Фингел молчал довольно долго. Девлин физически чувствовал, как утекает время, но не торопил напарника.


      - Тогда мы обязаны обеспечить ей защиту, пока все не проясниться, так или иначе.


      - Я знаю, - Девлин первый повернулся и пошел из корабля. Им следовало поторопиться. Тревога за Луки становилась все больше.


      Нойт глубоко вздохнул, чтобы успокоить свое сердце.


      Вдруг по дороге до квартиры, где Девлин оставил Луки, Фингел осторожно задал вопрос, которым, судя по быстрым, настороженным взглядам, которые бросал в его сторону напарник, давно мучился:


      - Девлин, а может так быть, что эта ловушка в действительности для нас с тобой, а девушка заодно с обращенными? Что если все это – хорошо разыгранный спектакль?


      Нойт, не сбавляя шага, медленно покачал головой в ответ:


      - Я так не думаю. Ее удивление при виде меня было неподдельным.


      Фингел покачал головой:


      - Мне не нравится вся эта ситуация. Слишком много совпадений, Девлин. Обращенные знают, что мы преследуем их. Если они здесь из-за этой женщины, то, скорее всего, знают, что она может связаться с тобой.


      - Возможно, - не стал отрицать очевидное нойт.


      - Это может быть ловушкой для нас, - не унимался Фингел.


      Девлин кивнул.


       - Я думал об этом, и поэтому хотел встретиться с Луки лично. Доверься мне, Фингел. Я ставлю свою жизнь на то, что она не в сговоре с обращенными.


      Сэйтоу, эти слова убедили. Когда ты веками работаешь в паре с кем-то, учишься доверять ему и его чутью, как своему собственному.


      - Лучше бы ты был прав, - для галочки все же побухтел Фингел, прежде чем спросить: - Знает ли твоя Луки, что не надо высовываться?


      Девлин даже споткнулся, от этого простого вопроса. Конечно, она не знает! Ведь он не то, что её номер телефона взять, даже записку написать не соизволил. Нойт со злостью сжал кулаки, когда понял, что Луки может покинуть свой дом.


      - Нам надо добраться до нее, - прошипел он и ускорил темп.


      Сумевший сохранить больше здравомыслия Фингел, положил руку на его плечо:


      - Нам понадобится больше оружия. Я принесу его с корабля.


      - Тогда жду тебя у Луки.


      - Будь осторожен, - крикнул Фингел через плечо.


      Девлин лишь беспечно отмахнулся. Нужно хорошенько попотеть, чтобы убить нойта.


      ***


      Луки поставила личный рекорд по скорости сборов на вечеринку. Видимо, потому, что та уже не казалась такой же важной, как всего несколько часов назад. Если бы в гардеробе не висел взятый напрокат костюм какой-то супергероини, состоящий из черных сапогов, на трехдюймовых шпильках, темных кожаных бриджей и почти вульгарно откровенного топа, то Луки просто надела бы любимые джинсы и рубашку, нацепила бы ковбойскую шляпу, и этого бы хватило за глаза. Этот костюм Луки выбрала именно из-за сапогов, несмотря на то, что в них у нее болели ноги. Просто они давали ей несколько лишних дюймов к ее пяти футам и двум дюймам роста. Луки всегда мечтала быть немного выше, чем сейчас.


      Девушка наскоро причесалась, сделала себе соответствующий костюму макияж и посмотрела на себя в зеркало. В голове появилась мысль: «А понравится ли этот костюм Девлину?». И тут её словно током ударило. Боже. Всего одна ночь с этим таинственным любовников из сна, и вот Луки уже его с потрохами. Ей хотелось хорошо выглядеть для него. А ведь она даже будучи с Брендоном не беспокоилась, нравится ли ему то, как она выглядит. Как же так? Ведь Луки даже не знает этого мужчину!


      Что-то внутри шепнуло: ты знаешь его.


      И дело было совершенно не в эротических снах. Она чувствовала его, чувствовала ту незримую связь, о которой он говорил. Не потому ли Луки так легко поддалась прикосновениям и поцелуям Девлина? Девушка чувствовала себя совершенно беззащитной перед этим черноволосым гигантом. Не из-за его силы, нет! Она была уверенна, что Девлин скорее отгрызет себе руку, чем поднимет её на неё. У Луки не было сил противиться его соблазнению, она желала этого мужчину так, как никого до него и знала, что не сможет так желать хоть кого-то другого.


      От этих размышлений её оторвал звонок от подъехавшего таксиста.


      Луки встала и потянулась за кожаной курткой, что висела на двери. Надев ее, она взяла сумочку, ключи и взялась за ручку двери. Вскоре её каблучки уже стучали по мостовой, перебегая дорогу, потому, что таксист почему-то стал по ту сторону дороги. Прежде. Чем сесть в машину, девушка посильнее укуталась в курточку. Ночь выдалась холодная, зато светлая, благодаря огромной полной луне. Дрожь пробежала по ее позвоночнику, когда она увидела слабое красноватое свечение, которое окружало яркий шар.


      - Прекрати, - пробормотала она себе. – Это просто луна.


      Но вот такая луна с детства пугала её.


      Вскоре мысли о небесном светиле покинули Луки. Такси везло её загород на корпоративную вечеринку. Девушка планировала ненадолго показаться там, и уехать пораньше. Это был компромиссный вариант. Чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Смутная тревога коснулась её сердца, но Луки заставила себя успокоиться. В конце концов, она будет в людном месте, на большой вечеринке. Что самое страшное может там случиться? Уолт привезет своих детей и толстуху жену?


      Девушка фыркнула.


      ***


      Запыхавшийся Фингел стучал в дверь Луки. Но это было бесполезной тратой сил. Ещё до того, как напарники поднялись на нужный этаж, Девлин, каким-то непостижимым образом уже знал, что её здесь нет. И чем дальше, тем ощутимее была потребность найти её, обнять, почувствовать, что эта маленькая женщина под защитой его сильного тела.


      Девлин посмотрел в одну сторону, затем в другую, пытаясь определить, в каком направлении девушка ушла. Мысли, которые то и дело лезли к нему в голову, не улучшали ситуацию. Ушла ли она по доброй воле? Или её вынудили? Что если обращенные на неё напали и сейчас бедняжка где-то там, медленно умирает? Нойт стиснул зубы и сжал кулаки. Если обращенные найдут Луки, если они прикоснуться к ней, он ничего не сможет сделать, чтобы спасти ее. А самой девушке не отбиться. Любой, самый слабый, больной и немощный обращенный сломает Луки позвоночник, даже не запыхавшись.


      Мужчина клял себя за неосмотрительность. Он должен был рассказать ей все. Но один взгляд на нее, запах ее желания, и он был не в состоянии контролировать неистовую похоть. Нойт должен был контролировать себя. Жизнь Луки зависела от этого. В конце концов, он же профессиональный следопыт! Как же так получилось, что веками спасая жизни разумных существ и защищая их от опасности, он не смог защитить ту единственную, что смогла тронуть его сердце?


       Ему вспомнилось, как то невероятное ощущение единения, когда он держал ее в своих объятиях.


      Нет! Девлин найдет и спасет Луки!


      Уже когда напарники спускались вниз по лестнице, Фингел хмыкнул:


      - Вот смеху то будет, если окажется, что все это – и правда всего лишь совпадение, а твоя Луки просто спустилась в магазин за хлебом.


      Девлин крякнул в ответ что-то невразумительное. Он понимал, что друг лишь пытается его подбодрить, но получалось не очень. На улице Фингел достал из-под пальто два меча и подал товарищу:


       - Это должно тебя взбодрить.


      Девлин сжал рукоять меча. Будучи воином до мозга костей, он чувствовал себя лучше, когда его оружие было с ним. Сняв пальто, нойт надел свой меч так, чтобы он лег на спину, между лопаток. Почувствовав привычную тяжесть от веса оружия, Девлин облегченно вздохнул. Без него он был словно голый.


      - Как думаешь, куда она пошла? - спросил Фингел, наблюдая за процессом.


      - Я не знаю, - пожал плечами он в ответ.


      - А связь между вами? – осенило сэйтоу. - Ты все еще чувствуешь ее?


      Девлин и сам подумывал об этом, хотя и не хотел использовать связь. В нагрузку к ней шла необузданная страсть, желание, с которым невозможно было бороться. Но теперь у него не оставалось выбора. Нойт закрыл глаза и сосредоточился на Луки.


      - Она жива, - сказал он, немного погодя, чувствуя, как желание затапливает его и в паху начинается знакомая пульсация. Девлин открыл глаза, прежде чем связь зайдет слишком далеко. - И направилась к выходу из города.


      Фингел уточнил:


      - В каком направлении?


      - Север.



       Глава 3



      Такси домчало свою пассажирку по указанному адресу и уехало, оставив Луки на длинной темной дороге, ведущей к входу в особняк. Девушка повернулась к дому. Она ждала, что там будет громыхать музыка и прожекторы со всех сторон. Но в доме было очень тихо. Луки оглянулась на удаляющиеся огни задних фар автомобиля и в очередной раз усомнилась в своем здравомыслии. Верила или нет, но она знала, что ничего хорошего в этом доме ее не ждет. Она проклинала себя за то, что сглупила, не попросив водителя отвезти ее обратно домой. Он выхватил деньги и дал газу, прежде чем он успела закрыть дверь. Теперь придется идти пешком пять миль обратно в Суэйт. На каблуках и при свете полной луны.


      Луки сунула руку в сумочку и взяла в руку перцовый баллончик. Он не даст пасть духом, и поможет дать отпор хулиганам, которые могут напасть на нее.


      И тут же почувствовала себя полной дурой. Какие хулиганы? Это же корпоративная вечеринка, пусть и небольшой компании, но никак не студенческого братства. Да, скорее всего, там внутри все уже пьяны в хлам, или разбились на кучки по интересам или отделам. Вот и вся вечеринка. Нужно войти, поздороваться, чтобы её все увидели и быстро сбежать.


      И все же дурное предчувствие не покидало Луки, даже когда она потопала к особняку.


      Взяв себя в руки, она прошла по дорожке, ведущей к главному дому, поражаясь, что он настолько огромен, и позвонила во входную дверь. Пока она размышляла, на какие деньги была организована эта туса, ведь компания, в которой Луки трудилась каждый день, была довольно небольшой, откровенно говоря, лучше бы то состояние, что потратили на аренду этого старого монстра, потратили на прибавку к зарплате, входная дверь открылась и приветливо улыбающаяся Терри, пригласила:


       - Луки. А мы тебя заждались! Входи.



      ******


      Девлин уверенно двигался по направлению на север. Он понимал, что этот путь может привести его прямиком в ловушку, но не сбавлял темп. Больше всего на свете нойт боялся, что не успеет или связь оборваться.


      У Фингела были свои соображения на этот счет. В какой-то момент, видя, что друг идет вперед, как под дурманом, он испугался за его разум и попытался остановить:


      - Девлин, стой! С чего ты взял, что мы идем правильно?


      - Она была здесь. Я чувствую ее запах, - нехотя остановился и ответил нойт, понимая, что пришло время поговорить.


      Фингел обошел его, чтобы видеть лицо, когда спросит о том, о чем давно и сам подозревал:


      - Сначала ты говоришь, что связан с ней, а теперь, что чувствуешь ее запах?


      - Это трудно объяснить.


      - Нет, не трудно, - Фингел подавил желание врезать другу хорошенько. - Ты хоть представляешь, что это означает?


      К сожалению, Девлин представлял.


      - Мы поговорим об этом после того, как найдем Луки.


      Девлин обошел вокруг друга и пошел дальше туда, куда его тащила незримая связь.


      Фингел не готов был закончить разговор:


      - Девлин, ты же следопыт! Ты же знаешь, что союзы с людьми вне закона! Господи, парень, да мы же почти всю свою жизнь потратили, заботясь о том, чтобы такого не случалось!


      Нойт не потрудился ответить. Для себя он уже все решил. Фингел не испытывал того, что Девлин и ему не понять. Рядом с Луки нойту открылся целый новый мир. И он от него не откажется, ради долга.


      - Девлин! – зло рыкнул разозленный Фингел и нойт не выдержал:


      - Что ты хочешь от меня услышать? Что я жалею об этом? Я не жалею. Как только я найду Луки, сразу же увезу её к себе домой и закроюсь с ней в спальне на год, не меньше!


      - Ты же не серьезно… - пораженно покачал головой сэйтоу. – Тебе этого не простят! Тебя посадят!


      - Прямо сейчас, мне все равно, - равнодушно отмахнулся Девлин. - Прямо сейчас, это не имеет для меня никакого значения. Мы должны найти Луки!


      Фингел внимательно посмотрел на друга. Девлин никогда себя так не вел. Он был словно одержим этой Луки. У него был такой взгляд, будто если прямо сейчас эта девушка не окажется у него в объятиях, мир развалится на куски. Фингел будет решать по одной проблеме за раз. Сначала избавится от обращенных, затем спасти девушку, затем разобраться с одержимостью Девлина.


      Сэйтоу провел рукой по своим белокурым волосам:


      - Хорошо, Девлин, тогда давай мыслить логически, - сэйтоу старался говорить уверенно и рационально. – Мы не можем блуждать вслепую. Попробуй снова установить связь, пойми, где она.


      Девлин закрыл глаза, но каждый раз, когда он думал о Луки, она исчезала, как будто что-то блокировало ее от него. Напряжение от попыток связаться с ней вызывало у него в голове пульсацию. Чем больше он пытался, тем сильнее становилась боль, пока он не потерял ее совсем.


      Он глотнул воздуха и посмотрел на Фингела.


      - Луки не в городе, - запыхавшись, сообщил Девлин.


      Фингел закатил глаза.


      - Это сужает зону поиска, - саркастичный ответ сам сорвался с губ.


      Девлин пропустил его тон мимо ушей:


      - Она не могла далеко уехать, - сказал он. - Я видел деревья и вид старого дома.


      Сэйтоу оживился:


      - Что ты имеешь в виду? Ты не связался с ней?


      Девлин засунул руки в карманы пальто.


      - Что-то блокирует меня.


      - Не что-то, друг мой, - мрачно ответил сэйтоу, - а кто-то. Это обращенные.


      ******


      Луки перешагнула порог дома, сделала пару шагов внутрь и осмотрелась. Если здесь и проходила костюмированная корпоративная вечеринка, то её участники неплохо это скрывали.


      Она повернулась к Терри и, нахмурившись, спросила:


      - А где все?


      То, что вокруг ни души, мягко говоря, настораживало, и Луки готова была рвануть пешком в город на шпильках. Но Терри успокоила её:


      - Все кто приглашен, уже собрались в главном зале. Пойдем?


      Не дожидаясь ответа, девушка первой пошла вперед. Луки ещё несколько мгновений поколебалась. Интуиция просто вопила, что не стоит идти внутрь, отсюда нужно бежать. Но с другой стороны, не запугала ли она сама себя? В самом деле. Это же огромный особняк. А компания у них небольшая. Логично, что все могли веселиться где-то в глубине дома. Опять же в доме тепло, светло и наверняка есть телефон, чтобы вызвать такси где-то через полчасика.


      Решив, что нужно меньше смотреть фильмы ужасов, девушка пошла следом за подругой.


      Терри действительно провела её сначала по холлу, затем по довольно большому залу, выложенному мраморной плиткой, и Луки приняла было его за «тот самый» зал, но к её удивлению, подруга миновала его и пошла дальше. Неужели в этом доме может быть зал ещё больше этого? Особняк не показался Луки таким уж большим.


      Радостно улыбаясь, Терри открыла очередную дверь, ведущую не в большой зал, как та говорила изначально, а в самое большое откровение в жизни Луки Уит. Когда открылись эти двери, она узнала несколько важных вещей: интуиции нужно доверять и если что-то выглядит подозрительно и потенциально опасным, таким оно и есть.


      Двери открылись, и оттуда вышел высокий, рослый мужчина, с безумными глазами. Девушка попятилась, но тот с просто неподдающейся пониманию скоростью, оказался у неё за спиной и схватил её за плечи. Страх парализовал Луки, бедняжка даже закричать не могла. Она даже руки поднять не могла, не то, что вырваться из цепкой хватки.


      - Луки, - услышала она до боли знакомый голос.


      - Брендон?- изумленно вытаращила глаза на своего бывшего жениха Луки. – Что… что ты тут делаешь?


      Вместо ответа мужчина подошел и поцеловал неспособную сопротивляться бывшую невесту.


      - Милая моя, милая сладкая Луки, - его пальцы в нежном ласковом касании пробежались по её щеке. – Я соскучился.


       - Брендон! - теперь голос Луки был полон негодования. – Что здесь происходит? Что ты устроил? Как ты меня нашел? А главное ЗАЧЕМ?


      Последнее слово она выделила интонацией. Все вокруг вдруг стало походить на глупый розыгрыш, устроенный избалованным мальчиком из богатой семьи. И меньше всего ей хотелось в этом участвовать.


      Брендон не торопился отвечать. Он наклонился ближе к Луки и с нескрываемым удовольствием вдохнул запах её волос, затем наклонился к шее и тоже шумно вдохнул, прежде чем лизнуть. Ощущения Луки при этом были странные, как будто ей было и противно и приятно одновременно. Что-то в этих ощущениях было совершенно неправильно. Умом девушка четко сознавала, что не хочет Брендона, что влюблена в Девлина и хочет только его. Но тело… тело казалось, предавало её, потому, что в нем медленно, но уверенно начинал разгораться огонь желания.


      - Брендон, хватит! – как можно тверже воскликнула Луки. – Отпусти меня!


      Мужчина нехотя отодвинулся от неё, но только для того, чтобы смотреть в глаза, когда произнесет:


      - Никогда, милая, сладкая Луки. Ты моя, предназначена для меня. Стоило огромных трудов найти тебя. Ещё больших трудов влюбить в себя. И ты чуть было все не испортила, сбежав в этот тухлый городишко.


      - Что значит, ты нашел меня? – побелевшими губами спросила Луки, мучительно пытаясь сдвинуться хоть на миллиметр. Для неё вдруг стало совсем очевидно, что бывший жених сошел с ума. Он обезумел!– Что значит я твоя?


      Брендон наблюдал за её попытками освободиться с легкой усмешкой. Так дрессировщик смотрит на только что посаженного в клетку дикого зверя, которого будет укрощать. Он погладил её волосы. Вновь ласково коснулся щеки и только после этого ответил:


      - Сладкая моя, Луки. Ты себе даже не представляешь, какая ты особенная, - его руки опустились ниже, к краю футболки, и, скользнув под неё, медленно, очень медленно поползли вверх. От его касаний по телу побежали мурашки. И хотелось бы её сказать, что это страх. К несчастью для неё – это было желание. – Я веками искал свою пару, женщину, которая разделит со мной вечность.


      Его руки, наконец, достигли груди, и когда это случилось, девушка не смогла сдержать стон. Как же её тело хотело этих прикосновений! Как же предательски радостно на них откликалось, хоть Луки все ещё и пыталась сопротивляться все более возрастающему желанию.


      Брендон улыбнулся, глядя на её реакцию, и начал рассказывать, пока его пальцы ласкали и пощипывали соски:


      - Луки… Я даже не думал, что ты будешь такая… Хотя много о тебе фантазировал. Мысли о том, как я буду тобой обладать, буду в тебе не дали мне сойти с ума, когда я проходил стадию безумия. Это такой период, который проходят все, кто был рожден обращенными. И далеко не каждый, войдя в стадию безумия, снова становится нормальным…


      Его рассказ прервал ещё один стон Луки, который она пыталась удержать за стиснутыми зубами, но не смогла. Происходящее казалось страшным сном, разум заволокло пеленой желания. Но бедняжка продолжала упрямо сопротивляться, напоминая себе о Девлине и стараясь найти происходящему разумное объяснение. Брендон что-то с ней делает, воздействует на неё каким-то гипнозом или феромонами… или её заставили принять какой-то афродезиак. Да! Это вполне могло бы объяснить, почему этот псих, считающий себя реинкарнацией Дункана Маклауда, превращает Луки в похотливую мартовскую кошку!


      Видя, что дыхание Луки участилось, Брендон, опустил руку ниже и, расстегнув молнию на кожаных штанах, засунул руку к ней в трусики. Девушка застонала, закусив губу, но ничего не могла поделать. Не могла ни сопротивляться, ни хотя бы слово сказать, чтобы его остановить, когда почувствовала, как его палец проник внутрь и начал ритмично двигаться.


      - Я почти остался там, за гранью безумия, Луки, - его шепот стал горячим, и на мгновение открыв глаза, девушка увидела, что Брендон уже успел освободить свой член из штанов и сейчас мастурбирует в такт движениям пальца. – Но потом вдруг вспомнил рассказы родителей, о тех временах, когда они ещё были нойтами, а не обращенными. Отец говорил, что его и мать связала невидимая нить, которая возникает между истинными парами. И я понял, что где-то есть и моя истинная пара. Ты… Луки…


      Девушка чувствовала приближение оргазма, и от этого хотелось плакать. Она не хотела Брендона, не хотела его ласк, но бессильна была помешать происходящему. Брендон казалось, тоже был на грани. Но не смолкал ни на минуту:


      - Но тебя было трудно найти. Нойты были вне досягаемости. Чертовы следопыты охраняли их. Мне пришлось придумать, как обойти их. И я придумал…


      Низкий стон вырвался из его груди, подтверждая, что мужчина вот-вот кончит. И Луки вдруг поняла, почему тот не затыкается. Эта болтовня… рассказы о том, какой он умный и сильный возбуждают его!


      Правда, чем ближе он был к кульминации, тем бессвязнее была его речь. Или это Луки, находясь на пике, чувствуя, что вот-вот кончит, уже не воспринимала его речь целостно.


      - Я.. нашел пару планет… их иногда посещали следопыты… и у местных был иммунитет… я искал… мы проверяли кровь… и я нашел тебя!


      Брендон, наконец, бурно кончил. Луки была на грани. Ей не хватало совсем немного и, проклиная все на свете, обретя свободу движения, вместо того, чтобы попытаться вырваться и убежать, она, со слезами на глазах, начала двигаться, буквально насаживая себя на его палец, чтобы кончить. Брендон удовлетворенно улыбнулся, добавил к пальцу ещё один, а большим пальцем принялся массировать ставшую слишком чувствительной небольшую жемчужинку. Несколько секунд и Луки кончила, со слезами на глазах.


      Мужчина подхватил враз обмякшее тело.


      - Ненавижу тебя, - сквозь слезы тихо прошипела Луки. Это без преувеличения самое страшное из того, что когда-либо с ней происходило. Это было изнасилование, по-другому случившееся не назвать. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы Девлин сейчас оказался рядом, вырвал его хребет и оторвал ему член.


      - Сегодня ночью я обращу тебя, Луки, - доверительно сообщил Брендон. – И ты полюбишь меня, сможешь разделить со мной страсть. Это единственная причина, почему я до сих пор не в тебе.


      Брендон внес её в комнату, где множество людей занимались сексом. Мужчины с женщинами, женщины с женщинами или мужчины с мужчинами… Кажется, этим людям было все равно. Все, чего им хотелось – заниматься сексом. Все вокруг пропиталось этим запахом, их стоны и крики смешались. Луки отвернулась, не желая смотреть на этот ужас и увидела, что мужчина, которого она увидела первым, удерживающий её, пока Брендон делал свое дело, тоже идет рядом. Только его взгляд уже не безумный, он… голодный!


      - Ваяртер, - почти лениво сказал Брендон, и мужчина посмотрел на него, ожидая приказов. – Ты сегодня был молодцом. Выбирай себе кого хочешь.


      Мужчина огляделся по сторонам и, увидев пышногрудую блондинку, которую партнер имел, прижав к стене, бросился к ним. Отбросив мужчину в сторону, он без церемоний вошел в женщину во всю немаленькую длину. Та закричала от боли, но Ваяртер продолжал двигаться, прижимая женщину к стене. Несколько сильных толчков и вот уже блондинка двигается с ним, лаская свою грудь одной рукой и клитор другой.


      Луки отвернулась. Это зрелище было ужасным и почему-то возбуждающим одновременно. Желание снова возникло в ней, и девушка боялась, что окажется среди этой толпы обезумевших от секса.


      - Не бойся, сладкая моя, - словно прочитал её мысли Брендон. – Ты только моя.


      - Я не хочу тебя, - прошептала Луки, не зная, что хуже.


      - Пока нет, - рассмеялся, но по-доброму, так, как обычно смеются над очевидной глупостью, сказанной несмышленым ребенком. – Но я клянусь тебе, сладкая моя, Луки, что сегодня в полночь я обращу тебя. Это будет особенное обращение, ведь я вколю тебе вирус, синтезированный из моей крови. Мы с тобой будем связаны! И когда это случиться, ты растерзаешь этих нелепых людишек, а затем, когда мы будем лежать на остатках их тел, купаясь в их свеженькой крови, ты будешь умолять меня, чтобы я имел тебя, снова и снова, сильнее, глубже… И я буду утолять твой голод, любой твой голод!


      Луки отвернулась от него, отвернулась от ужаса, который вызывал в ней этот мужчина, которого она оказывается, совершенно не знала. И увидела, как Ваяртер, уже повернув блондинку к себе лицом и закинув её ноги себе на пояс, чтобы глубже проникнуть, все сильнее вбивается в неё. Толчок, ещё толчок, и вот он кончил, его лицо вытянулось, превращаясь в морду, клыки в пасти удлинились и чудовище, в которое он превратился, впилось в горло женщины, вырывая его.


      Луки в ужасе закричала, теряя сознание. Последняя связная мысль в её голове была о Девлине.



       Глава 4



      Девлин остановился и обхватил голову руками, когда вопль Луки эхом отразился в его голове. Ужас от ее крика пронзил его тело. Он упал на одно колено и зажмурил глаза, пока боль не утихла.


       «Девлин!»


      Нойт посмотрел на напарника и поднялся на ноги.


       - Обращенные схватили, Луки.


      Фингел заковыристо выругался, прежде чем спросить:


      - Она снова тебя зовет?


      - Луки кричит, - ответил нойт. – Она в большой беде и время тает. Если я правильно уловил обрывки мыслей-воспоминаний, пока Луки не отключилась, в полночь её попытаются обратить.


      - Ты увидел, где она? - быстро спросил Фингел.


      Девлин улыбнулся.


       - Да, - его улыбка превратилась в оскал. – И это не сулит ничего хорошего тому ублюдку, который напал на мою Луки.


      Фингел впервые немного испугался своего напарника. Девлин всегда отличался спокойствием, когда охотился, но ярость, захватившая мужчину сейчас, требовала мести и уничтожения любого обращенного, что встанет у него на пути.


      - Тогда предлагаю сменить тактику. Пешком мы не доберемся на место до полуночи, - сэйтоу оглянулся и ткнул пальцем в припаркованные шагах в двадцати от них машины. – Это сэкономит нам время и увеличит её шансы не превратиться в обращенную.


      Девлин остался стоять на месте, поглядывая, чтобы случайный прохожий не вмешался, пока его напарник будет вскрывать наиболее подходящий, по его мнению, автомобиль. Все-таки хорошо иметь напарника, который не теряет голову, в критических ситуациях.


      А вот Девлин не мог мыслить разумно. Одна мысль не давала ему покоя с тех самых пор, как девушка пропала: если до неё доберутся обращенные, если её обратят, то Девлину придется убить Луки. Своими руками. Сможет ли он сам жить после этого?


       ***


      Луки пришла в себя в себя в странной комнате без окон и мебели. Она лежала на полу, прикованная к стене кандалами. Обстановка настолько поразила её, что бедняжка даже не сразу поняла, что совершенно голая. Захотелось прикрыться, но длинна наручников не позволяла этого сделать.


      Дернув несколько раз кандалы, девушка осознала, что её сил не хватит, чтобы самостоятельно вырваться и расплакалась. Это должен был быть устроенный компанией корпоратив… гребанный корпоратив… с толстыми женами и скучными беседами про детей… Как такое могло случиться с нею?


      В комнату вошел Брендон и, увидев, что Луки плачет сел возле неё, вытирая слезы:


      - Ш-ш-ш… Милая моя, не плачь, сладкая….


       - Отпусти меня, - в отчаянье взмолилась девушка. – Пожалуйста!  Я никому ничего не скажу…


      - Луки, Луки, Луки… - Брендон расплылся в улыбке. – Конечно, я тебя не отпущу. И после обращения, ты ещё будешь благодарить меня.


      Луки прорычала какое-то ругательство, но бывший жених лишь рассмеялся в ответ.


      - Извини за это, - сказал он, показывая пальцем на кандалы. – Это временная мера. Обращение весьма… болезненно.


      Деликатным словом «болезненно», мужчина заменил жуткую агонию, если не назвать хуже. Кости ломаются и срастаются в новом порядке, тело трещит по швам, как ткань, органы перестраиваются внутри, чтобы превратить вновь обращенного в выносливого и живучего носителя. Далеко не каждый выдерживал процесс. Но Брендон верил, что Луки это под силу. Он поможет ей пройти через это, ведь в конце его будет ждать награда. Те, кто родился с вирусом в крови, имеют власть над вновь обращенными благодаря тому, что происходит сразу после процесса обращения. Сначала приходит физический голод и Брендон побеспокоился, чтобы Луки от него не страдала. Внизу достаточно свежего мяса. Ну и что, что оно сейчас активно спаривается? Это даже к лучшему. Сразу после секса они такие мягкие, сочные! Просто объедение! А если попробовать во время оргазма – так и вовсе деликатес! А когда Луки утолит физический голод, наступит сильнейший сексуальный голод. Брендон улыбнулся, вспомнив, как нашел Ваяртера. Тот был одним из жителей космической станции – небольшого поселения. Когда Брендон и его команда ступили на борт станции, то нашли всего одного выжившего. Все остальные были либо съедены, либо затраханы до смерти. И неизвестно, чья смерть была милосерднее. И вот странная особенность обращенных – первый, кого они видят, после того, как утолят первый и второй голод, становятся для них предметом обожания. Ваяртер не просто покорный слуга и телохранитель, он предан и живет лишь для того, чтобы служить своему господину. И Луки, увидев его, будет принадлежать только ему, всегда любящая, всегда покорная и преданная.


      - Отпусти меня, - снова попросила Луки, даже понимая всю тщетность этого.


      Брендон улыбнулся и вместо ответа подсел ближе и странная неподвижность, владевшая девушкой при встрече в холле, снова появилась, сковав её движения настолько, что она даже говорить не могла:


      - Ты слишком напряжена, Луки, - он руками раздвинул её ноги. – Я помогу тебе расслабиться…


      Он наклонился и обхватил губами её сосок, с удовольствием посасывая его. Одна его рука тут же легла на второй сосок, играя с ним, а вторая коснулась уже начавшего пульсировать лона.


      Луки закрыла глаза и сжала губы, стараясь отстраниться от происходящего. «Это не со мной… это не со мной…» - твердила она себе как мантру. Удавалось плохо, тело снова предавало её, снова радостно принимало ласки насильника. Луки вспомнила, что чувствовала, когда была с Девлином. С ним была чистейшая страсть, желание быть ближе. С ним было единение. Даже оргазм с ним был во сто крат сильнее, чем когда-либо с Брендоном, включая и тот, в холле. То, что она чувствовала сейчас, было ... принуждением. Луки хотела отстраниться от мужчины, кричать и осыпать проклятиями, но ее тело не повиновалось ей.


      - Хватит, Луки, - Брендон резко оторвался от неё. – Я не потерплю другого. Ни в тебе, ни в твоих мыслях!


      Брендон сжал ее подбородок, заставляя смотреть в свои глаза.


      - Ты видишь, только меня, ты не думаешь ни о чем, кроме меня.


      Луки сопротивлялась несколько секунд. Но вот она моргнула и… вдруг все вокруг словно перестало существовать. Был только Брендон, наклонившийся к ней и вдохнувший приказ ей практически в губы:


      - Ты хочешь только меня.


      Стон слетел с ее губ, когда он снова ввел в неё палец. Ему хотелось заменить его на член, но приходилось сдерживаться. В этой форме Луки слишком… хрупкая и не сможет ощутить все прелести секса с ним. Но вот после обращения… что это будут за недели!


      Брендон посмотрел на свою суженную. Ему не потребовалось прикладывать много усилий, чтобы проникнуть в ее разум и подчинить своей воле. Людишки слабы. Когда потребовалось собрать пищу для Луки, Брендону достаточно было просто зайти в ближайший из ночных клубов и подчинить своей воле достаточно народу. Они пошли за ним беспрекословно. Вчера Брендон привез их с этот дом и приказал всем заниматься сексом. Едва слышные стоны снизу говорили ему о том, как прилежно людишки, у которых не осталось собственных мыслей, выполняют его приказ. Ему вспомнились первые встречи с Луки. Без принуждения тоже не обошлось. Но он старался сдерживаться, поэтому не навредил ей. Хотя желание всадить в неё зубы на пике было просто запредельным.


      А потом её родители позвонили и сказали, что из-за более чем странного поведения дочери они расторгают помолвку и отправляют свою плоть и кровь в лечебницу. Брендон тогда посчитал это, в общем-то, неплохим поворотом событий. Луки будет постоянно у него под боком и чтобы он не говорил или не делал – все будет сочтено бредом её разыгравшейся фантазии. Опять же у него будет круглосуточный доступ к её великолепному телу, пока не придет время обращения.


      Изучив анализ крови Луки, Брендон понял, что она человек лишь наполовину. А на вторую половину она нойт. Видимо, кто-то согрешил с человеком втихаря. Но самое главное – о ней не знали. Это была редчайшая удача – найти красивую и молодую девушку полукровку, которую он сможет обратить и сделать своей. Но после изучения анализа крови, его радость слегка померкла. Пришлось ждать ещё почти год, чтобы Луки достигла половой зрелости как нойт и могла вынести обращение.


      За пару месяцев до этого, она вдруг сбежала. Пришлось бросить все силы на то, чтобы найти её и вернуть. Луки нашлась довольно быстро. А Ваяртер быстро нашел способ привести девушку к своему хозяину, когда придет время. Терри была такой милой, что согласилась не только помочь с Луки, но и удовлетворять потребности Ваяртера. Брендону на последний пункт было плевать. Главное, что ему нужно было – чтобы слуга не загрыз и не затрахал до смерти эту человеческую женщину, пока та не выполнит свой приказ. Так все и произошло.


      Дверь спальни открылась, впуская Ваяртера:


      - Господин!


      Брендон повернулся к нему, не прекращая руками ласкать Луки:


       - В чем дело?


      Хриплый стон сорвался с ее полных губ, и Брендон наклонился, чтобы поцеловать ее. Она ответила ему, но в этом поцелуе не было ни той страсти, что она испытывала к Девлину, ни того желания. Это было четкое выполнение инструкций: приказано желать и она желала.


      - Господин, следопыты в доме! – Ваяртер казался напуганным. – Там следопыты!


      Брендон оторвался от губ Луки, и встал на ноги, игнорируя её разочарованный стон.


      - Как следопыты? Откуда они здесь? Кто их привел?


      Ваяртер сглотнул и ответил:


      - Девушка, они ищут её! Нойт выкрикивает её имя. Я задержал их, натравил на них людей. Но долго удерживать их они не смогут.


      - Нужно действовать, - решил Брендон.


       Глава 5



      Девлин резко остановился, найдя дорогу, которая вела к особняку. Луки была внутри. Он чувствовал ее запах, но не мог нащупать ту нить, что их связывала. Девлин даже не мог понять, жива ли ещё девушка. И это было все равно, что позволить себе вырвать сердце наживо. Да что там! Девлин сам вспорол бы себе грудную клетку, если бы это помогло луки оказаться живой и невредимой в полной безопасности.


      - Что произошло? - спросил Фингел, поравнявшись с ним.


      - Что-то случилось с Луки, - хрипло выдавил из себя Девлин. – Я не могу до неё дотянуться.


      Фингел покачал головой.


      - Нельзя медлить, нужно прорываться с боем и надеяться, что ей не навредили.


      - Фингел, они не тронут Луки, - Девлин не узнавал свой голос. – Тот, кто у них главный считает, что она его пара.


      Фингел повернулся к нему:


       - Такое возможно?


      Девлин старался оставаться спокойным:


      - Не знаю.


      Фингел старался мыслить рационально:


      - Твоя Луки смогла связаться с одним из нойтов. Может и обращенный как-то услышал этот зов и решил, что он обращен к нему.


      - Да, вполне возможно, - отрешенно ответил Девлин и добавил: - Луки больше, чем просто человек. Я ощущаю её иначе, как другого нойта, но это чувство… слабое. Как с детьми до инициации.


      Фингел покачал головой:


      - Сейчас не время. Мы разберемся с этим потом, пойдем сначала спасем твою зазнобу.


      Он снял свое пальто и бросил его на низкую ограду, затем обнажил свой меч.


      - Внутри люди, - острый слух сэйтоу улавливал движение и крики.


      Девлин понял, что это значит:


      - Пища, - про себя добавил «для Луки после обращения». Напарник его и без того понял.


      Он кивнул Фингелу, и они двинулись в сторону особняка, держась в тени. Благодаря полной луне и безоблачному небу всё было залито светом. Это было до тех пор, пока они не оказались в десяти шагах от дома, в котором заметили движение.


      Девлин вышел на свет и улыбнулся, когда голый человеческий мужчина загородил вход в дом. Обращенные контролировали сознание мужчины, но каждая клеточка в теле Девлина кричала о том, чтобы он убил его и нашел Луки. А долг следопыта требовал спасти жизнь человека, ведь это то, что делают следопыты.


      Когда мужчина напал, Девлин легко уклонился от кулака, нацеленного в его лицо. Один удар меча и мужчина рухнул на землю.


      Фингел встал рядом с ним и фыркнул.


       - У него даже не было оружия.


      - Обращенные хотят отвлечь нас. Если мы не найдем Луки все будет кончено.


       - Ты думаешь, будут еще люди, которые попытаются остановить нас?


      Девлин застонал, когда десять человек окружили дом.


       - Да, мой друг, это именно то, о чем я думаю.


      - Твою мать.


      Девлин перехватил меч поудобнее, как и Фингел, и они встали спина к спине.


       - Убивай только в крайнем случае.


      - Будь осторожен, некоторые вооружены.


      Девлин глубоко вдохнул, когда пятеро мужчин напали на него. Он зашипел, когда клинок задел его руку. Боль пронзила его, когда кровь заструилась вниз по руке. Когда он поднял руки, блокируя удар булавы, другой мужчина ударил его по почкам. Девлин потерял свое оружие и согнулся пополам.


      - Девлин! - прокричал Фингел.



      ******



      Луки передернула плечами и услышала, как загремели цепи над головой. Она не знала, зачем они связали ее. У нее не было возможности сбежать, и она не была уверена, хочет ли вообще сбегать.


      Девушка поджала пальцы на ногах на холодном деревянном полу, задаваясь вопросом, почему она не была смущена. Может, это из-за желания, горящего в ней?


      Ей было все равно, все, чего она желала, чтобы кто-нибудь прикоснулся к ней и помог кончить. Ей нужно было достичь оргазма, чтобы ослабить сжигающее изнутри желание. Луки было недостаточно того, что Брендон ласкал ее.


      - Ты хочешь меня? - спросил он.


      - Да.


      Мужчина схватил свою рубашку за воротник и разорвал. Она шумно втянула воздух от вида его огромных, накаченных мышц. Он снял ботинки и стянул пояс.


      - Осталось немного, любовь моя


      Брендон вколол ей что-то в шею, пока целовал. Затем прервался, чтобы спросить:


      - Ты чувствуешь это, сладкая?


      Было ли это то, что переливалось по ее венам? Луки ощущала себя так, словно внутри течет раскаленный огонь.


      - Да, - сказал он, улыбаясь. - Ты действительно чувствуешь это.


      Как во сне Луки смотрела на то, как его ногти удлинились, прежде чем он разорвал свои брюки. Огромный член Брендона был освобожден, и Луки даже удивилась, ведь она не помнила, чтобы он был таким большим. Девушка облизала губы, желая ощутить, как он входит в нее.


      Луки закатила глаза, когда Брендон наклонился к ней и руками за бедра подтянул к себе, чтобы она могла сесть на него. Она передвинула свои бедра, в поисках члена Брендона. Ей уже было все равно, что Ваяртер стоял рядом и смотрел на них.


      Он зашипел, как его член потерся об ее киску. Она застонала, ожидая, когда он заполнит ее. Ничто не могло остановить страстное желание, которое охватило ее.


      ***


      Девлин оттолкнул от себя последнего человека, и поднялся на ноги.


      - Как ты, сильно пострадал?


      Он повернулся к Фингелу и покачал головой, покрытый кровью и грязью.


       - Я чувствую себя лучше, чем ты выглядишь.


      - Это утешает. Как ты думаешь, есть ещё?


      - Возможно в доме.


      - Я готов, если ты готов.


      Девлин перехватил свой меч поудобнее. Луки там! Он чувствовал её запах! Чувствовал её возбуждение.


      Девлин взял на себя инициативу и первым проник в дом. Он остановился в холле, прислушиваясь к стонам, которые становились все громче. Он показал Фингелу на лестницу, тот кивнул, и, взмахнув ладонью, они помчались вверх по лестнице. На удивление, в тени не прятались мужчины, чтобы остановить их.


      Когда они добрались до второго этажа, то пошли на свет, который привел их к большой комнате. Первым он увидел Ваяртера. Тот попытался его атаковать, но Девлин уклонился, оставив разбираться с обращенным Фингела. Девлин сделал шаг вперед и у стены увидел прикованную к стене Луки и мужчину между её бедер. Они с Брендоном были обнажены, и, судя по желанию в глазах Луки, обращенный собирался овладеть ею.


      - Ты опоздал следопыт! – расхохотался обращенный. – Теперь она моя! Я обратил её!


      Луки перевела взгляд на Девлина. Мгновение она смотрела на него. Потом моргнула, словно получив контроль над своим разумом, и отодвинулась от обращенного.


      Брендон оскалился:


      - Ничего, скоро твоя трансформация закончится! А я позабочусь, чтобы в нужный момент никого кроме меня рядом не было, сладкая Луки Уит.


      Девлин встал напротив Брендона. Сегодня вечером не будет спасения для этого обращенного.


      Луки резко дернула цепями. Ее голова была затуманена и болела. Она была рада увидеть Девлина, но боялась, что тот не справится с Брендоном. А ещё испытывала стыд за то, в каком положении он её нашел, и за то, что происходило между нею и Брендоном перед этим.


      Ей вспомнилось, что при первой их встрече Девлин говорил, что будет защищать её от монстров. Кто теперь спасет его от этих монстров?


      Не успела она обдумать эти слова, как Ваяртер откинул голову назад и испустил вопль. Брендон с отвратительным треском костей и звуком рвущейся плоти превратился в огромного зверя с удлиненной мордой, массивными когтями, больше похожими на лезвия мечей и когтями, подтверждая сказанное внушительным набором клыков.


      Четверка стояла тихо, словно ожидая, когда кто-нибудь сделает первый шаг. Луки хотела отвернуться, но из-за страха за Девлина, ее взгляд оставался прикован к ним. Она боялась пошевелиться и нарушить молчание, повисшее в комнате.


      Внезапно все пришло в движение.


      Она закричала и рванулась, когда Брендон прыгнул на Девлина. Ваяртер, не теряя времени, напал на другого мужчину. Кажется, даже дом шатался - с такой силой ударялись о стену тела. Она вздрагивала каждый раз, когда когти Брендона прорезали кожу Девлина, и ликовала, когда меч Девлина ранил обращенного.


      Ваяртер выбросил друга Девлина из комнаты, и они скатились в холл, что позволило ей сосредоточиться на Девлине. Брендон взобрался сверху на Девлина, прижав его к полу. Зверь поднял лапу, удлинив свои когти.


      - Нет, - закричала Луки.


      Но, как оказалось, испугалась она зря. Ситуация была у Девлина под контролем. Он извернулся, подхватил оброненный ранее меч и всадил его обращенному между лопаток. Тот начал метаться по всему дому и в какой-то момент сбросил Девлина с себя. Тут он увидел Луки и пополз к ней.


      Девушка со всей силы оттолкнула его, но тот схватил её за лодыжку. Луки только собралась снова испуганно закричать, как словно из ниоткуда возник Девлин и одним ударом отрубил Брендону голову. Кровь брызнула на Луки. Вот тут она закричала. Она так истошно вопила, что даже не сразу поняла, что Девлин её обнимает и успокаивает.


      Луки была рада, что могла прижаться лицом к его шее. Она повернулась к Девлину и заглянула в черные глаза своего спасителя.


      Он быстро поцеловал ее, прежде чем перерезать цепи мечом. Ее руки безвольно упали.


      - Он ранил тебя? – обеспокоенно спросил Девлин.


      - Нет. Я не могу поверить… Девлин, я же чуть не вышла за него замуж!


      - Что? – тупо спросил нойт.


      - Это Брендон! – Луки была слишком взволнована, чтобы волноваться о том, какими её слова покажутся со стороны. – Я была с ним помолвлена, до того, как неведомая сила заставила меня бросить все и переехать в Суэйт. Наверное, я знала, что здесь встречу тебя. Но я клянусь тебе, что не знала, что такое Брендон! Я не хотела быть с ним! Поверь мне Девлин!


      Слишком много этим вечером произошло для Луки, и когда Девлин прижал ее к своей груди, чтобы обнять, девушка доверчиво прильнула к нему. Вдруг она опомнилась:


      - Девлин! Он же вколол мне что-то! – Луки побелела от ужаса. – Я стану такой как он?


      Нойт мягко и успокаивающе улыбнулся:


      - Вряд ли. Если бы ты заразилась, трансформация уже началась бы.


      -Девлин, - окликнул его кто-то.


      - Я в порядке, Фингел, - отозвался он. Девлин погладил ее по голове и сказал: - Фингел друг. Луки, ничего не бойся, я обо всем позабочусь.


      Послышались шаги на лестнице, прежде чем Фингел вошел в комнату и бросил пальто Девлину.


       - Я подумал, что ей, возможно, потребуется это.


      Луки благодарно улыбнулась высокому блондину, когда Девлин помог ей надеть пальто. Слишком большое для неё, но сойдет, чтобы прикрыть наготу.


      - А что с Ваяртером? - спросила она у Фингела.


      Фингел посмотрел на Девлина.


      - Он больше никого не побеспокоит.


      Луки почувствовала невероятную усталость:


      - Я хочу домой, Девлин.


      - Да. Домой, - мужчина взял ее за руку и вывел наружу.


      К удивлению Луки, там была припаркована заведенная машина. Она посмотрела на Девлина.


      - Что мне сказать? Фингел молодец.


      Луки была благодарна, так как ей не хотелось идти пять миль пешком до Суэйта. Усевшись на заднем сиденье и дождавшись, пока Девлин обнимет ее, она спросила:


      - Девлин, Брендон говорил, что я не человек, - Луки старалась говорить спокойно, но голос дрожал. – Что я наполовину кто-то там еще, и он давно искал такую как я. Сказал, что если бы я была со своими, они бы меня защитили. А так обо мне даже не знали.


      - Это логично, - подал голос Фингел. – Если содружество про тебя не знает, то следопыты не могли тебя защитить. Но как он тебя нашел? Как выяснил, что именно ты полукровка?


      - Он сказал, что исследовал мою кровь, - Луки выглядела беспомощной. – Это могло произойти в любой момент! Я несколько раз болела и лежала в больнице в детстве, или когда проходила ежегодную медкомиссию для страховки родителей…


      Она облизала губы и встретилась взглядом со Фингелом в зеркале заднего вида:


      - Я такая как он? Как Брендон? – почему-то она боялась спрашивать это у Девлина. – Он сказал, я такая, как были его родители…


      Ей трудно было сформулировать услышанное тогда словами, главным образом потому, что она этого не понимала. Но жутко боялась, что станет такой, как Брендон.


      - Луки, - попросил Девлин. – Я прошу твоего разрешения заглянуть в твой разум, чтобы увидеть, что точно он тебе сказал.


      - Нет! – резко ответила Луки. Она боялась, что он увидит, при каких обстоятельствах это произошло. Увидит и не захочет больше с нею видится.


      - Хорошо, не будем об этом, - поспешно согласился Девлин, видя, как болезненны воспоминания. Впрочем, от этой затеи он не отказался. Просто проникнет в разум Луки тогда, когда она будет спать. Безболезненный способ, который её не травмирует.


      Молчание затягивалось, и Луки снова заговорила первой:


      - Я думаю, что вы не люди. Но кто же вы тогда?


      - Мы - следопыты, - ответил Фингел. – Что-то вроде галактической армии, защищающей людей от таких существ, как обращенные.


      Она повернулась к Девлину:


      - Но вы выглядите в точности как люди!


      - Да, но мы совершенно разные виды и находимся на разных ступенях эволюции.


      - И у нас девайсы круче, - добавил Фингел.


      Луки взглянула на раны Девлина, отметив, что почти все зажили.


      - Восхитительно, - сказала она, проведя по ним рукой.


      Внедорожник припарковался у обочины, напротив ее квартиры. Девлин открыл дверь и вышел. Когда ее босые ноги коснулись бетона, она вспомнила о своей сумочке и одежде.


      - О, боже! Мои вещи остались в том ужасном доме!


      - Я вернусь за ними, - сказал Фингел.


      Девлин и Луки проводили уезжающий внедорожник взглядом, затем он взял ее за руку.


       - Тебе нужна компания?


      Луки была так рада, что он захотел остаться, что не доверилась своему голосу. Она кивнула, и Девлин проводил её в дом. После этого, она направилась прямиком в ванную, принять душ. Хотелось смыть с себя запах и касания Брендона, смыть с себя воспоминания, о недавних событиях.


      Она успела дважды вымыться, прежде чем дверь душевой кабинки открылась, и Девлин вошел внутрь. Он притянул девушку к себе и наклонился к ее губам. Его поцелуй был медленным и чувственным. Несмотря на пережитое, в Луки медленно разгорался огонь желания.


      Когда он поднял голову и погладил ее лицо, девушка ждала, пока мужчина заговорит.


      - Ты не спросила, кто я?


      - Девлин, ты пришел ко мне из сна и спас от чудовищ. Мне этого достаточно.


      Он улыбнулся.


       - Если бы все было так просто, Луки. Я не шутил, когда сказал, что ни один человек раньше не мог призвать таких как я.


      - И что это означает для меня? – нахмурилась она.


      - Я думаю, что это зависит от того, кто ты.


      Луки устала бояться. Если у неё есть всего одна ночь с этим восхитительным мужчиной, то она не будет терять её даром. Она положила руку на его возбужденный член.


      - Девлин, я больше не хочу сложностей и тайн, я хочу, чтобы было как раньше – ты и я!


      - Это я могу тебе дать, - пробормотал он, прежде чем его губы впились в её в страстном поцелуе.


      Луки повернула краны, выключив душ, когда Девлин повел ее из ванны в комнату. Он бросил девушку на кровать и улегся сверху.


      - Я никогда не чувствовала раньше такого... обжигающего желания, - призналась Луки. - Это потому, что ты не человек?


      Он покачал головой.


      - Нет.


      - Хорошо.


      Она забыла о других вопросах, крутившихся в ее голове, когда его рука спустилась к ее киске и начала ласкать клитор. Она закусила губу, когда желание возросло. Он опускался вниз, пока его голова не оказалась у нее между ног, и язык нашел ее жемчужину.


      Луки хрипло застонала от восхитительного удовольствия. Она скомкала одеяло, стараясь не достигнуть оргазма так скоро. Но руки и рот Девлина знали, как прикасаться к ней. Желание становилось все интенсивнее с каждым ударом его языка, пока тело не дернулось, и она не закричала от накатившего оргазма.


      Ее киска пульсировала от удовольствия, когда Девлин вошел в нее одним толчком. Она застонала, ощутив его внутри себя. Когда мужчина начал двигаться, Луки отвечала на его толчки. Их тела блестели от пота, когда он просунул руку между ними и начал перекатывать ее жемчужину двумя пальцами.


      - Кончи со мной, - прошептал он перед очередным толчком.


      Луки была ослеплена силой своего оргазма. Она вцепилась в Девлина, когда он вошел в нее последний раз и прокричал ее имя. Несколько долгих минут они просто обнимали друг друга, купаясь в лучах своей любви.


      - Девлин.


      - Все хорошо, Луки, - прошептал он. - Спи. Когда ты проснешься, я буду здесь.


      Луки перестала бороться и провалилась в сон.


      Девлин подождал, пока она уснет, прежде чем приступить. Он не собирался надолго откладывать единение разумов. Используя их связь, нойт проник в разум Луки и коснулся то одного воспоминания, то, другого. Пока не нашел нужное – там, где она говорила с Брендоном. Он слушал, что ей говорит этот ублюдок, чувствовал, что он с ней делает и жалел, что не может убить его дважды.



       Глава 6



      Луки проснулась, отметив, что комната залита светом. Она улыбнулась, вспомнив, как накануне вечером Девлин любил ее. Перевернувшись на бок, она обнаружила, что кровать пуста. Страх сковал ее грудь, словно железо. Как же так! Девлин же обещал, что будет здесь, когда она проснется!


      Луки поднялась с кровати. Даже одежды Девлина нигде не было. Будто он сам никогда в этой комнате не бывал. Может, это все было очередным сном? Повернувшись и войдя на кухню на деревянных ногах, она остановилась.


      - Девлин?


      Он поднял взгляд от газеты и улыбнулся ей.


      - Доброе утро, соня. Выспалась?


      - Я думала, ты ушел.


      Сложив газету и бросив ее на барную стойку, он подошел к ней и встал напротив.


       - Как я мог оставить того, кто так ко мне прикасается? Ты не понимаешь, что делаешь для меня Луки, но с тобой я становлюсь тем, кем всегда хотел быть. С тобой я становлюсь мужчиной, которым всегда должен был быть.


      Слезы покатились по ее щекам.


       - Девлин я… не надо… там в доме… Брендон… он, - Луки хотела сказать ему правду, чтобы этот потрясающий мужчина не говорил ей таких слов, не смотрел на неё так, как она не заслуживает.


      Он обнял её:


      - Прости меня Луки, но я должен был знать, что вчера произошло, поэтому заглянул в твои воспоминания. Я знаю, что он сделал.


      Луки дернулась, чтобы вырваться из объятий, но Девлин её удержал:


      - Прости меня, - тихо сказал он. – Прости, что меня не было, когда я должен был тебя защитить и прости за это вторжение. Но это помогло мне узнать кто же ты на самом деле.


      Медленная улыбка преобразила его


       - Ты наполовину человек, наполовину нойт. Я думаю, что смешанная кровь двух наших видов, заставила Брендона поверить, что ты - его пара. Родители Брендона тоже были нойтами, но он родился уже обращенным. И ему хотелось получить пару, такую же, как он. Поэтому Брендон синтезировал из своей крови вирус и ввел его тебе, надеясь, что человеческий иммунитет не сработает, раз ты лишь полукровка. К счастью для нас, он просчитался.


      - Я думаю, мне нужно присесть, - тихо попросила Луки.


      Девлин помог ей сесть, затем сел на корточки рядом так, чтобы смотреть ей в глаза, когда будет говорить:


      - Благодаря тому, что ты наполовину нойт, ты смогла со мной связаться…


      - Но я не связывалась с тобой, - слегка раздраженно ответила Луки, не понимая, почему он все время её в этом упрекает.


      Девлин улыбнулся и взял ее руки в свои.


      - Так представители нашего вида находят свою пару, Луки.


      - О, - сказала она, когда смысл того, что он сказал начал полностью доходить до нее. - О!


      - Ты моя истинная пара, Луки Уит.


      - Что это значит для нас? - с легкой тревогой спросила она.


      - Я все еще следопыт для своей планеты, - как бы оправдываясь, сказал он. – Я не могу отказаться от этого. Но если ты согласишься отправиться со мной… если ты окажешь мне честь… Луки, мы с тобой… это больше чем любовь! Для меня больше никогда не будет никого другого. Твой покой и благополучие значат для меня намного больше, чем собственные, я всегда буду любить тебя и заботиться о тебе…


      Луки молчала, и взгляд её совершенно ничего не выражал.


      Девлин облизнул губы и посмотрел в пол.


      - Я прошу тебя пойти со мной.


      - Даже после всего, что ты видел? – тихо спросила она.


      - Луки, - Девлин сел рядом с ней и пересадил её к себе на колени. – в этом нет твоей вины, только моя. Прошу, не наказывай меня за это. Я умру без тебя.


      Волнение растеклось по ее телу.


       - Ты, правда, хочешь, чтобы я отправилась с тобой куда-то в космос? – она все ещё не могла поверить в то, что происходящее – это правда.


      - Да, - нойт улыбнулся. - Я мог бы показать тебе столько вселенных, Луки. Я хочу показать тебе все, в том числе и нашу планету. Ты пойдешь со мной?


      В ее душе был только один ответ.


       - Да.


      Девлин встал первым.


      - Готова? - спросил он и протянул руку


      Луки доверчиво вложила свою руку в его. Новая жизнь с любимым мужчиной, который положил к её ногам целый новый мир, ждала, и Луки робко ответила:


       - Да



home | my bookshelf | | Истинная пара |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 3.2 из 5



Оцените эту книгу