Book: Приговоренная



Приговоренная

Приговоренная

Olie

Аннотация:

Казалось бы, жизнь закончилась, вскоре костер сожжет все несбывшиеся мечты. Но… Нежданно-негаданно появился спаситель. Какую же плату он потребует за спасение? Что принесет новая жизнь в новом теле? Какие тайны раскроются? Сможет ли приговоренная обрести свое счастье?


Пролог

Ночь. Сырая камера, в которой на цепях висела девушка. Ее одежда была порвана, лицо распухло от побоев. На руках, плечах и животе — кровавые подтеки. Длинные, некогда красивые каштановые волосы с легкой рыжиной свисали жирными немытыми прядями, сбившись в колтуны, которые наверняка уже ни одна расческа не возьмет. Девушка висела, опустив голову. Ее исполосованные ноги подкосились; создавалось ощущение, что они ненастоящие, настолько поза приговоренной была неестественной — ноги были вывернуты в разные стороны. Ногти были обломаны, из-под них сочилась кровь.


В камере раздался сдавленный вздох. Прикованная стала приходить в себя. Ее глаза медленно открылись. Она обвела безумным взглядом темницу. Горько усмехнулась. Попыталась пошевелиться, но тут же застонала от боли. Горело все тело, кости выворачивало. В голове стоял гул. Несколько раз ее ощутимо приложили головой об стену — наверняка сотрясение, так как тошнота подкатывала к горлу.


Девушка попыталась облизать потрескавшиеся и разбитые в кровь губы. Снова застонала. Даже такое нехитрое движение причиняло боль. На миг в ее глазах полыхнула ненависть. Она вспомнила, что с ней произошло. Собственная мать отдала дочь на растерзание жрецам: развратным, похабным и дурно пахнущим. А все из-за чего? Из-за молодого супруга, которого успела заарканить, стоило дочери отлучиться по делам: ее вызвали к больному ребенку.


Девушку звали Миара. Она была магичкой первой степени. Это самая последняя ступень на пути к архимагу. Только чтобы ее получить, необходимо было пройти обучение в Магической Школе Юных Волшебниц. А на это нужны были деньги, которых у Миары не было.


Отец погиб в войне с демонами, которые хотели получить бесплатную пищу для себя, а именно: жизненную энергию. Люди, эльфы и зандары оказались против. Именно зандары — крылатые прекрасные создания — и развязали войну, втянув в нее всех магов мира, среди которых был и отец Миары. Он смог спасти тысячи жизней, применив одно-единственное заклинание, ценой собственной жизни. Демонов запечатали на их небольшом материке, с которого они не могли выбраться. Война закончилась, но семья девушки оказалась без кормильца.


Пока жив был отец, он помогал Миаре учиться, настояв на том, чтобы дочь ходила в начальную школу магии, так как потенциал в ней был большой, но нераскрытый. Отец надеялся, что Миара во многом превзойдет его, так и не получившего степень архимага, поскольку ему не хватило силы сдать экзамен. Он его провалил, так и оставшись обычным магом первой степени, которую получила и его дочь, закончив начальную школу. У них двоих были далеко идущие планы. Миара мечтала стать сильной магичкой и служить во дворце. Отец даже договорился с Его Величеством насчет дочери. Только его смерть спутала все планы.


Миара была потрясена гибелью отца. Несколько дней она не могла ни есть, ни пить. Ей не хватало ободряющих слов родителя, его поддержки, его моральной близости, советов. С матерью у девушки с самого детства не сложились отношения. Миара старалась избегать вечно занятую собой родительницу, которая постоянно прикрикивала на Миару, чтобы та не путалась под ногами. Дочь вообще перестала волновать женщину, которая по ошибке считалась ее матерью.


Стоило отцу погибнуть, родительница даже не потрудилась выдержать положенный год траура и сразу же усиленно занялась поисками нового мужа. И ведь нашла: молодого богатого отпрыска княжеской семьи. Миару ее решение сильно покоробило, но возразить она не смела, так как давно считала эту женщину чужим человеком. А значит, вмешиваться в ее дела не имела права.


Миара старалась больше времени проводить вне дома. Благо работы было невпроворот: кому хворь подлечить, кому порчу снять, а кто вызывал ее защиту на дом да на семью поставить. Такая работа нравилась Миаре больше всего. Она любила наблюдать за счастливыми семьями. Ее душа в такие моменты парила, наполнялась радостью.


Пока Г'ан не увидел вернувшуюся с очередной работы Миару, у него с матерью девушки все было чудесно. А вот потом… Его глаза загорелись похотью к падчерице. Естественно, та была категорически против. Миара пыталась поговорить с отчимом, объяснить ему, что он для нее — не более, чем супруг женщины, с которой она живет под одной крышей — на свое жилье у девушки пока не было денег. Только Г'ан и слышать не хотел ничего, пытаясь уложить падчерицу в кровать.


Мать, заметив повышенный интерес Г'ана к дочери, даже думать не стала: отправилась к жрецам, сообщив, что ее дочь — ведьма, занимается «лечением» без лицензии. За это предусматривалась смертная казнь. Именно на такой приговор и рассчитывала женщина, сошедшая с ума от ревности.


Миару арестовали. Она пыталась сопротивляться, показав диплом школы магии. Но его быстро сожгли. Естественно, никто не стал церемониться с девушкой, когда ее мать отсыпала золотых.


Жрецы выбивали признание в колдовстве, но Миара стояла на своем: невиновна. Она спасала чужие жизни на законных основаниях, окончив начальную школу магии. И копила деньги на степень архимага. Слушать ее никто не стал.


Избитую и истерзанную морально, ее втащили в камеру и приковали к стене, сообщив, что утром ее сожгут на костре, как ведьму. Миара горько усмехнулась. Она бы никогда в жизни не поверила, что ее собственная мать способна на такой поступок. Будучи слишком доброй, никогда ни на кого не держащей зла, Миара пожалела мать.


— Я прощаю тебя за все, — прошептала она в пустоту темницы. — Будь счастлива. Надеюсь, у тебя будет ребенок, которого не постигнет моя участь.


Эхо повторило слова Миары. Цепь звякнула. Девушка снова попыталась встать. Не получилось. Ноги отказывались держать. Они были сломаны. Ужас охватил Миару. Она хотела взойти на эшафот с гордо поднятой головой, посмотреть в глаза матери, которая обязательно явится; проверить, избавилась ли она от головной боли окончательно, или нет, а придется… Даже думать не хотелось о том, что ее будут тащить волоком, обнажая и так кровоточащие раны, которые неимоверно болели.


Лязгнул засов. Дверь открылась. В камеру вошли двое стражников. Их немытые тела воняли настолько сильно, что Миару затошнило. Она едва сдерживала рвотные позывы.


— Какая милаха, — подходя ближе, загоготал один из стражников, плотоядно разглядывая девушку. Второй в это время нагло разорвал и так висевшее на честном слове платье, запуская руку внутрь и грубо теребя грудь Миары. Ее захлестнуло отвращение пополам со страхом. — И ведь завтра огонь сожрет это тело. Может, мы им воспользуемся?


— Не-а, нельзя, я уже думал об этом, — хмуро глядя на приговоренную, с досады аж сплюнул второй. — Она ведьма, а им нельзя лишаться невинности, иначе сила выйдет из-под контроля. Ици… Ицаи… В общем, фигня какая-то произойдет — и бац, она может тут все разнести в щепки.


— Ты идиот? — поинтересовался первый. — Какие щепки? Тут металл кругом. Да и на ней браслетики, которые не выпустят ее магию, они ее поглощают.


— Стремно мне, — сделал шаг назад второй, со страхом смотря на Миару. — Хочешь, пользуй ее, но без меня. Я-то знаю, что говорю, читал много.


Миара затаила дыхание, слушая перебранку стражников. Она пыталась не показать охватившего ее ужаса. Быть изнасилованной этими сволочами — не самое страшное, что ее ожидало после этого. Стражник был не совсем прав. Если инициация происходит против воли, сила действительно становится слишком мощной, никакие антимагические браслеты ее не удержат, а вот потом человек, которого магия покинула принудительно, становится нежитью. Ему суждено скитаться по мирам бестелесным духом, не находя упокоения. При этом единственное, что в состоянии такие сущности делать — это убивать. Страшная участь, особенно если учесть то, что возвращаться дух будет всегда в то место, где его покинула сила, то есть в эту грязную, сырую и вонючую камеру. Миару передернуло от отвращения.


— Он прав, — прохрипела Миара. — Никакие антимагические браслеты не удержат силу, вырвавшуюся после принужденной инициации. Это доказанный факт. Она вырывается с такой мощью, что сносит все на своем пути. И разрывает тех, кто находится рядом. Вы готовы умереть за несколько минут удовольствия?


Такая длинная фраза отняла у приговоренной последние силы. Она снова потеряла сознание, ее голова склонилась. Стражники посмотрели на девушку, на ее голую грудь, видневшуюся в прорехе разорванного платья, и с сожалением покинули камеру. Что толку облизываться, если невозможно дотянуться до желаемого объекта.


Миара снова пришла в себя под утро. Солнечный луч робко пробивался в решетчатое окно камеры, находящееся под потолком. Приговоренная вздохнула.


— Я бы все отдала, лишь бы это оказался страшный сон, — с горечью прошептала она. До нее доносились крики проснувшихся стражников. Еще немного времени — и они придут за ней. Жить ей осталось каких-то полчаса-час. А потом…


— Чем ты готова пожертвовать, чтобы спастись? — прервал ее мысли мужской шепот над ухом. Миара дернулась от неожиданности, вскрикнув от боли в потревоженном теле.


— Кто вы? — спросила она, пытаясь рассмотреть собеседника, но он оставался невидим.


— Я тот, кто может тебя спасти из этой темницы и от костра, — пояснил голос. — Только я хочу услышать ответ на свой вопрос: чем ты готова пожертвовать ради своего спасения?


— А что надо? — поинтересовалась Миара. Она не могла однозначно ответить на конкретно заданный вопрос, не зная, что потребуют взамен.


— Я многого не попрошу. В свое время всего лишь одну маленькую просьбу. Если ты ее не выполнишь, тебя ожидает смерть. Но будет это нескоро. У тебя есть десять лет, — пояснил голос.


— Если мне никого не надо будет убивать, то я исполню твою просьбу, — сразу же выдала согласие Миара.


— Не спеши, это еще не все условия, — остановил ее собеседник. — Ты должна знать…


— Но ты же сам сказал, что только одно условие, — перебила Миара, заслышав, как засуетились стражники.


— Дай мне договорить, — жестко осадил ее собеседник. — Все дело в том, что ты, исчезнув отсюда, лишаешься своей доброты и любви к ближнему. Теперь твоими качествами будут трезвый ум, расчетливость, жестокость и непримиримость. Хотя радоваться жизни ты по-прежнему сможешь, но не так, как было до твоего попадания в камеру. Это теперь будет другая радость: от побед и достижений. К тому же тело тебе тоже придется сменить.


— Как-то мне уже страшно от твоих слов, — прошептала Миара. — Я напрочь лишусь сердца? И что значит «сменить тело»? Я тебя не понимаю.


— Сердце? Зачем оно тебе? — удивился голос. — Ты видишь, к чему тебя твое сердце привело? Ты ведь еще по доброте душевной простила мать, которая отправила тебя на смерть из-за любовника. А что касается второй части твоего вопроса, то здесь все просто: ваши души поменяются. Та, которая отказалась выполнить мою просьбу, умрет в твоем теле, ее сожгут вместо тебя. А ты займешь ее место.


— Да, простила, — ответила Миара, хотя собеседник ее не спрашивал, он утверждал очевидное. — Я не знаю… Занять место другого? А моя сила? Что станет с ней?


— Все твои навыки, умения, магия, в конце концов, останется с тобой. Со временем ты прекрасно сможешь получить желаемое — степень архимага. Тебе это будет вполне по средствам, — хохотнул собеседник. — Плюс ко всему, с чужим телом ты получишь много чего нового: умение драться, владеть всеми видами оружия и богатство.


Миару охватила паника. Все было слишком хорошо, кроме того, что вместо себя она обречет на гибель другую душу. Ее доброта и любовь к ближнему не могли позволить такой жертвы.


— Она все равно умрет, но и ты погибнешь на костре, спасти ее ты все равно не сможешь, — словно прочитав мысли Миары, произнес голос. — Так что решайся. Так ты сможешь спасти себя и облегчить работу мне. Искать приемлемое наказание для провинившейся мне влом. А тут как раз именно то, что подходит мне больше всего.


За дверью раздался грохот. Стражники приближались к двери. Миара напряженно застыла, размышляя. Она хотела избежать участи быть сожженной, но и перспектива остаться бессердечной ее совершенно не радовала.


— Решайся быстрее, они сейчас войдут, и я ничем не смогу тебе помочь, — поторопил ее голос. — В их присутствии перемещение будет невозможно. Ну же…


Засов загрохотал, стражники заржали между собой. Видимо, кто-то рассказал похабщину, только с нее могут так громко и неприятно ухохатываться эти блюстители порядка. При мысли о том, как ее сейчас потянут по улицам города — избитую, практически обнаженную, Миаре стало мерзко и противно.


— Я согласна, — твердо выдала девушка. А в следующую секунду у нее в глазах потемнело, и она провалилась в темноту.


Глава 1

Миара

— Мира! Мира! Просыпайся! На горизонте корабль! — доносилось до меня, но глаза не желали открываться. Я что, вчера напилась до чертиков? И что мы отмечали?


— Заткнись, иду я, встать только надо, — рявкнула я, пытаясь сползти с кровати. Но нормально встать не получилось, я кулем свалилась на пол. Раздался лязг оружия.


Оружия?! Корабль?! Какой корабль?! Мои глаза распахнулись сами собой. Я огляделась. Покачнулась. Каюта? Небольшая койка, прибитая к стене, несколько открытых сундуков: в одном были свалены штаны, камзолы, корсеты, рубахи и жилетки; второй был доверху полон оружием. Я нервно сглотнула. Глянув на третий, зажмурила глаза, потерла их, снова открыла. Золото, драгоценности, монеты разного достоинства и предметы интерьера из чистого золота. Все валялось в сундуке слишком небрежно.


На полу — пушистый дорогой ковер. На стенах тоже ковры: яркие, красочные, такие только эльфы плетут, а стоят они, как пяток домов каждый.


— Мира! Да где, гудлон тебя дери, ты подевалась? Корабль близко! — продолжал орать настырный тип.


Тряхнув головой, я с удивлением заметила длинные рыжие пряди. Подошла к зеркалу на всю стену — и обомлела. Это была не я. Другая девушка. Красивая, гордая. Взгляд ее изумрудно-зеленых глаз был холоден как льды материка, где живут вампиры. Я прислушалась к себе. Ничего не осталось от прежней Миары. Но теперь я ни о чем не жалела.


Окинув себя придирчивым взглядом, я поправила корсет, подтянула высокие ботфорты, щелкнула каблуком, схватила саблю и пистолет. И только после этого выскочила наружу.


— Дрэн, чего орешь, как потерпевший?! — рявкнула я, на миг поразившись тому, что я знала имя крикуна. — Корабль далеко, все успеем, — на моем лице появилась предвкушающая ухмылка.


Вокруг меня столпилось человек двенадцать. Парни были как на подбор: красивые, спортивные, в одних жилетках на голое тело. В подобных нарядах легко было оценить силу и мужественность их обладателей. Я сглотнула слюну. Интересно, незнакомая мне Мира с ними спала? Ответ на этот вопрос я не смогла извлечь из памяти тела.


В следующую секунду мысль о красавцах перебилась другой: что с моей силой? Осталась ли она со мной? А тут как раз и корабль появился в зоне доступа. Сотворив огненный шар и добавив к нему ледяных стрел, я запустила всем этим в подошедший ближе фрегат. На нем раздались крики. Мои парни зашумели, загоготали, стали перекидывать крюки и веревки, по которым ловко, как канатоходцы в бродячем театре, перебирались на соседнюю палубу.


— Мира, что с тобой сегодня? — подхватив меня одной рукой как пушинку, весело спросил один из парней, ловко лавируя по канату. — Ты никогда не говорила, что владеешь магией.


— Берегла для особого случая, — держась одной рукой за крепкое плечо, а во второй удерживая саблю, небрежно бросила я. — Тут, как мне кажется, случай как раз особый. Это же королевский фрегат, хороший барыш сорвем.


— Естественно, как-никак дары в честь мировой, ахах, только они не прибудут по назначению, а значит, и мира не будет, — хохотнул Дайро. Оп-па! Как легко я вспоминаю имена, которых никогда в жизни не слышала. Ведь это была жизнь другой девушки, которая… Нет, сейчас нельзя об этом думать.


— Нам до их мировой нет никакого дела, — индифферентно заметила я. — Наша стихия — море. А в нем мы не смотрим, кто кому друг, а кто враг, мы облегчаем суда всех без разбора.


— Точно сказано, — поднял палец вверх Дайро. — Вперед, мой капитан! — аккуратно ставя меня на палубу, выкрикнул юноша.


Я прислушалась к себе. Такая ситуация должна была меня покоробить, но в груди был только азарт и предвкушение хорошей драки и огромного куша после нее. В поражение не верилось, я знала, что мы выиграем — всегда так было, есть и будет — это плата за жизнь от невидимки, подарившего мне новую судьбу.




Со всех сторон доносился лязг оружия, стоны раненых. Убивать было запрещено. Мы не убийцы, мы пираты. Моя команда ловко орудовала арканами, веревками и саблями, раня, но не смертельно. Ко мне бросились сразу несколько военных — охрана, наверное. Я извернулась, отбила атаку одного, припала вниз, подкатилась под другого, заставив его упасть. Первый, не рассчитав траекторию побега, споткнулся о товарища, придавливая его своим весом. Я спокойно встала, отряхнула штаны и, перепрыгнув через двоих барахтающихся, проследовала в трюм.


Там тоже шел бой. Один из моих парней кивнул на запертую каюту. Ручка была из золота, сама дверь, казалось, могла бы выдержать самый мощный таран. Я прислушалась к своей магии. Медленно запустила огонек в замочную скважину, туда же отправила воздушный поток, за ним последовал ледяной, трансформировавшийся в ключ. Дверь с шумом распахнулась. И… я остолбенела. Но только на секунду. В моей душе поднялась волна ненависти и ярости.


Среди богатств каюты — кучи рулонов дорогих тканей, нескольких сундуков с золотом и драгоценностями, прекрасных ковров и кучи ненужного, но дорогого хлама — на цепях висел прикованный юноша в одной тунике, надетой на голое тело. А вот само тело вызывало нервный трепет. Мускулистое, загорелое, без единой лишней складки. Хотелось прикоснуться и провести рукой, чтобы проверить, такая ли бархатная у него на ощупь кожа, как кажется.


Я тряхнула головой. Что за чушь в нее лезет? Никогда не замечала за собой такой тяги к мужчинам. Сколько себя помню, они меня волновали мало, я была слишком занята учебой.


— Ты как здесь оказался, угроза женской психики? — широко улыбнулась я, разглядывая начавшего приходить в себя пленника. В мозгу промелькнула мысль о некой неестественности ситуации, но я списала все на то, что парень висит среди роскоши и богатства — какая уж тут естественность? Шикарная темница досталась заключенному, не то, что было у меня…


— Ты кто? — слабо прошелестел красавец, пытаясь сфокусировать на мне свой взгляд. — Моя новая хозяйка? Красивая, — мечтательно прищелкнул языком он.


— Интересно, как ты смог разглядеть меня таким мутным взором? — подозрительно вздернула бровь я. — Говорить заученные и навязанные фразы не советую, я от них зверею, — предупредила я пленника на всякий случай.


— Ты правда красивая, но не живая, — взгляд парня уперся в меня. По моему телу прошла дрожь. Ментал. И он пытается меня заворожить. Так-так, голубчик, а ты непрост. Совсем непрост. И явно не тот, кем пытаешься казаться.


— Зато ты — все в одном флаконе, — продолжая улыбаться, стараясь раньше времени не выдавать своей осведомленности о его способностях, произнесла я, и захихикала для пущего эффекта, создавая эффект не обремененной интеллектом особы. Краем глаза заметила удивленные физиономии своих парней. Бросив в их сторону предостерегающий взгляд, снова нацепила улыбку до ушей и повернулась к пленнику. — Может, поведаешь нам, кто тебя в цепи-то заковал? Ревнивая женушка? Чтобы не сбежал? Или чтобы тебя на составляющие поклонницы не порвали?


— Его Величество, — хмуро ответил юноша. — Я предназначен в дар Ее Высочеству, принцессе Аринтийской, вместе с остальными подношениями, — он окинул взглядом каюту. — Вы освободите меня? Заберете с собой? Я не хочу к принцессе, уж лучше к пиратам, особенно когда среди них такая красавица.


И снова я почувствовала ментальное вмешательство. Он решил навязать мне свое мнение, подталкивая к решению, выгодному для него. Я усмехнулась. Кто же тебя к нам послал? Я приставила палец к губам, изображая активную мозговую деятельность. Внутри загорелся огонек предостережения. Я и сама поняла, что тут не все — то, чем кажется. Нас здесь определенно ждали. Интересно, насколько он силен? Может ли передавать информацию на расстоянии?


— Мира, время, — ворвался в каюту Дайро. — Ого, да тут богатый улов, — присвистнул мой помощник, после чего ревниво уставился на красавца-пленника. — А это еще кто? Это из-за него заминка?


— Ага, вот думаю: забрать эту угрозу женской нравственности с собой или оставить его тут висеть? Вы пока выносите все, а я приму решение, — продолжая строить из себя глупую особу, широко улыбалась я.


«Эй, невидимка, ты ведь рядом?» — позвала я своего спасителя, шестым чувством осознавая, что он всегда рядом.


«Конечно, и ты это прекрасно знаешь, — тут же ответил мне голос. — Да, он слишком силен и вполне может передавать инфу на расстоянии. Ты правильно угадала, вас здесь ждали, и расчет был как раз на ваше благородство по отношению к пленникам. Они были уверены, что вы заберете его с собой», — пояснил невидимка.


«А если я его не заберу? Не внушает он мне доверия», — отозвалась я. Эта красота парня вызывала опасения, отталкивала. С чем связано мое отношение к нему, я и сама не могла бы сказать.


«Тогда они будут знать о твоей силе, поймут, что ты владеешь магией не только на бытовом уровне», — пояснил собеседник, ясно давая понять, что красавчика придется брать — ну, то есть, забирать — с собой.


— А теперь сделайте что-нибудь с его цепями, надо его избавить от живодеров, решивших отдать такого красавца принцессе. Он нам самим пригодится, — приказала я парням, которые как раз пришли доложить, что весь груз доставлен на наш корабль.


— Нам что, и его еще тащить? — мрачно поинтересовался Дайро. Но цепи с парня снял быстро.


— Нет, он сам прекрасно дойдет, — уверенно выдала я, разворачиваясь к выходу. — А сейчас нам пора. Уходим.


Я выпорхнула из каюты, ставшей пустой после того, как мои парни вынесли оттуда всю роскошь и богатства. Так же и у меня на душе было в этот момент. Мне казалось, что с пленником мы еще огребем по полной программе. Не нравился он мне, особенно когда я заметила, с какой легкостью он передвигается. Те, кто пробыли в цепях, меня поймут. Невозможно так быстро восстановить приток крови после долгого висения. Слабость не позволит двигаться настолько легко. Делаем вывод: красавчик изображал пленного не больше часа. А именно столько, сколько нам понадобилось на штурм. Получается, они сами нам сдались. Заметив мой фрегат, быстро подвесили пленника и фактически сдались без особого боя. То-то мне показалось, что все слишком ненатурально произошло: и захват корабля, и встреча с пленником, и его освобождение. А учитывая его ментальную «помощь» в принятии моего решения — картина вырисовывается отвратная.


— Мира, зачем тебе пленник сдался? — около меня нарисовался Дайро и Грэд. Парни недоуменно смотрели на меня, чувствуя, что все неспроста.


— Не сейчас, чуть позже, — я бросила короткий взгляд на освобожденного. Несмотря на то, что он пытался смотреть в другую сторону, я заметила напряжение в его теле — он явно прислушивался к нашему разговору. — К тому же это прекрасная услада для моих глаз, — нацепив на лицо выражение глупой красотки, с придыханием выдала я, еще и сделав умильные глазки и поморгав для наглядности.


Дайро и Грэн уставились на меня, как на чудо чудное, диво дивное. Еще раз прошептав одними губами: «Все потом», я резко развернулась и скрылась в своей каюте, где сразу же позвала своего невидимого спасителя:


— Эй, ты тут? Что мне с пленником-то делать? Может, притопить его по-тихому, да не мучиться? Зачем мне головная боль и собственная подстава?


— Нельзя, проблем потом не оберешься, — произнес голос. — Постарайся усыпить его бдительность и показать себя пустоголовой красоткой. Хотя твои ребята этого не поймут, — вздохнул собеседник.


— Ничего, переживут, — жестко ответила я. — Расскажи, что произошло… — я на миг запнулась. В душе проснулось раскаяние.


— Я тебе лучше покажу, — ровно ответили мне, и перед глазами слишком явно проступили картины.


…В темнице стоял жуткий ор. Пленница вдруг сошла с ума. Она безумными глазами обводила сырую камеру, не понимая, где находится. Заметив входящих стражников, она вдруг закричала:


— Вы кто? Где я? Что происходит?! Это ошибка! Выпустите меня сию минуту! Я голову откручу шутнику, закинувшему меня в эту вонючую дыру! У меня в трюме после трупов и то приятнее пахнет.


Стражники переглянулись, не понимая, о каком трюме и трупах говорит ведьма. Наверняка от ужаса крыша поехала. Они не обратили внимания на то, что и голос девушки изменился. В обессиленном теле появилась странная резвость. Пленница пыталась достать стражников, только на переломанных ногах оказалось тяжело устоять, и уж тем более драться. Неудивительно, что ведьма как подкошенная рухнула на пол, не прекращая ругаться и доказывать всем, что это не она.


Миру вытащили из темницы, не особо заботясь об ее истерзанном теле. Девушка пыталась кричать, утверждать, что это не ее тело, но, понятное дело, стражники только сочувствующе смотрели на, как они думали, свихнувшуюся ведьму. Естественно, ей никто не поверил.


Приговоренную протащили по всему городу. Ее и так сбитые в кровь ноги стали кровоточить еще больше. Боль была адской, Мира кричала до хрипоты, пока не сорвала голос. Ее доволокли до эшафота и сгрузили на дощатый помост, где тело подхватил палач и привязал к шесту, под которым сложили сухие ветки.


— Тебе предоставляется последнее слово, — к привязанной подошел один из жрецов с факелом в руке.


— Идите к горнаку в пасть, — выплюнула Мира. — И пусть горит в бездне тот шутник, который закинул меня в это немощное тело. Я Мира Дангратская, известная, как гроза морей, проклинаю на веки вечные… — договорить ей не дали, поджигая хворост. Около эшафота началась суета. Народ шептался, не понимая, что произошло. Откуда взялась Мира, за голову которой назначена награда в тысячу катаров? Куда же делась ведьма Миара?


Кто-то из присутствующих, как и стражники, решил, что ведьма сошла с ума, кто-то подумал, что это намеренная сцена, чтобы повеселить народ. И только трое поверили в переселение душ. Одной из них была мать Миары: уж она-то прекрасно поняла, что перед ней находится чужой человек. Эта девушка не была Миарой. Но тогда где она?


Обеспокоенная мать неказненной дочери в смятении покинула площадь, даже не взглянув на то, как огонь сжирает тело совсем другого человека…


Я очнулась. Посмотрела вокруг. Схватилась за голову. До меня дошло, что я натворила. Ведь из-за меня погибла невиновная. В груди защемило, но всего на миг. Откуда-то изнутри вылезло мое второе я.


— Из-за чего кипишь? Ты жива? Жива! Здорова? Здорова! Так что уймись. У тебя дела еще с красавчиком.


— А ты еще кто? Без чужих советов обойдусь, — фыркнула я, быстро приходя в норму и избавляясь от самокопания.


— Я — это ты. Иногда кто-то из нас должен быть умным и рациональным, ну, а кому-то и одной красоты достаточно, — язвительно заметило мое внутреннее я.


— Может, ты уже закончишь диалог сама с собой? — поинтересовался мой спаситель. — Я, конечно, понимаю, что приятно поговорить с умным собеседником, но именно для этого здесь есть я.


— Ага, умный, скромный и дальше по списку, — саркастично выдала я. — Жаль, что видеть я тебя не могу, а то бы список был ого-го какой, фантазия у меня отменная.


— Не сомневаюсь, но пока показываться рано, да и ни к чему, мы и так прекрасно находим общий язык, — ровно, с холодцой ответил голос.


— Но имя хотя бы свое ты скажешь? Не стану же я тебя невидимкой называть, — улыбнулась я. — И еще мне интересно, о каких трупах говорила Мира. Они же не убивают пленников.


— Х'яш, — представился собеседник. — Что касается трупов… Это сейчас они не убивают, а еще год назад все трюмы были ими полны. Одним из моих условий для нее стало: или прекращение убийств, или она раньше времени отправится на покой, а для нее это означало поход в Бездну.


— И она согласилась? — удивилась я, успев немного изучить властный и непримиримый характер капитана пиратов.


— Ей ничего другого не оставалось, поэтому, да, ей пришлось согласиться. Команда была весьма удивлена приказу, но ослушаться они не могли, уж больно скорой на расправу была Мира.


— Мне интересно, откуда у нее в команде все парни, как на подбор, словно только с конкурса красоты пришли?.. И как они ее слушаются? Чем она их приворожила? Ведь к женщине в подчинение не каждый мужчина пойдет, считая это ниже своего достоинства, — задумчиво протянула я.


— Она специально подбирала команду по всем портам, городам и селениям, — стал рассказывать Х'яш. — Мира очень сильна, хотя на первый взгляд этого и не скажешь. В ее руках оружие будто оживает, никому не под силу с ней справиться. На спаррингах со всеми членами команды девушка это доказала, поэтому команда теперь и слова против сказать не может, слишком уважают капитана, показавшего себя, как отличного бойца.


— Это ведь не ее, а твоя заслуга? — снова проявила любопытство я. — А зачем ты так поступаешь? Спасаешь, даешь силу, власть, неуязвимость, а потом… — я вспомнила казнь девушки, которую приговорил мой спаситель. — Ведь я уверена, когда-то ты и ее спас? Сколько же душ побывало в этом теле? — последнее я буркнула для себя, содрогаясь от такого переходящего дома-тела для искалеченных душ.


— В этом теле только две души было, твоя — вторая, так что выброси из головы ненужные мысли. А делаю я это для того, чтобы потом получить свою награду, всего лишь исполнение моей маленькой просьбы, — холодно заметил Х'яш. — На сегодня все. Тебе еще тюки сортировать, добычу делить и с пленником разбираться. Команда ждет тебя.


Вздохнув, что так и не удалось толком удовлетворить свой интерес, я взбила длинную копну волос, улыбнулась отражению, расстегнула две пуговицы рубашки, обнажая ложбинку груди, и, высоко задрав голову, резво выскочила из каюты.


На палубе меня ждала команда, враждебно зыркающая на пленника. Я удивленно приподняла бровь, не понимая пока причины такой открытой вражды. Сам же пленник, завидев меня, улыбнулся — фальшиво-фальшиво, что у меня аж скулы свело от такой приторности — и сделал шаг ко мне, протягивая руки.


— Госпожа, вы так обворожительны, — пропел лицемер. — Я тут пытался влиться в вашу команду, но они, — кивок на моих парней, — категорически против. Даже общаться со мной отказались.


— Слишком уж интересные вопросы он задавал, — зло процедил Дайро. — Ему, видишь ли, интересно, где наши дома, куда мы добычу складываем до продажи, где отсиживаемся, если на нас охота начинается…


— Дайро, милый, ну так и ответил бы, что в гроте тритонов, — предостерегающе зыркнув на своих парней, встав спиной к пленнику, мило пропела я. Команда едва сдержала улыбки: не вязался мой ангельский голосок с выражением лица. Потому они только согласно кивнули, опуская головы, чтобы наш гость не заметил хитрого блеска их глаз. До моих парней дошло, что я задумала какую-то игру, о которой они пока не знают. — Вот скоро мы туда поплывем, нам как раз предстоит сбросить груз, не таскаться же с полными трюмами по морю. Нам некуда будет складывать следующую добычу.


— А где он находится, этот странный грот? — красавчик так и источал патоку и мед. Я продолжала в ответ идиотски улыбаться. Скулы болели страшно, но игра есть игра.


— Между прочим, по правилам этикета тебе не мешало бы представиться, — перевела стрелки я и недовольно надула губы: ни дать ни взять, самая настоящая профурсетка на службе Его Величества.


— Ох, простите мне мою забывчивость, моя королева, ваша красота меня настолько покорила, что из головы вылетели даже правила приличия, — склонился передо мной красавчик. Как и любой другой девушке, мне было бы приятно услышать такие комплименты в свой адрес, но только в том случае, когда они звучат искренне, а не лицемерно и фальшиво, как сейчас. — Можете звать меня Ша… — юноша запнулся, сделал вид, что закашлялся. — Простите, воздухом подавился. Шахаз, — низкий поклон головы, прищелкиванье каблуками сандалий. Я осмотрела парня. Красив, зараза.


— Ну, а я Мира, — назвала я имя, которое носила сейчас. — С парнями познакомишься чуть позже. Сейчас пока нет времени.


— Госпожа, вы хотели рассказать о гроте тритонов, — мягко, но настойчиво попытался вернуть меня к прерванной теме Шахаз.


— Правда? — фальшиво удивилась я. — Наверное запамятовала. Но все равно, я о нем расскажу чуть позже, пока дела зовут. А ты отдыхай, набирайся сил, ведь наверняка столько времени провисел без еды и воды?


— Да, трое суток, как из порта отбыли, так и начались мои мытарства, — закивал головой гость. Хм, такая открытая ложь? Что он хотел показать ею? А может, это проверка? Но в любом случае стоит ответить на провокацию.


— Трое суток?! Какой ужас! — я округлила глаза, прижав руки к щекам. — Хотя странно, мне показалось, если судить по твоему виду, что ты там не больше суток — слишком свеж и бодр был для висящего несколько дней.




Я пристально посмотрела на спасенного, он ответил мне открытым, немного придурковатым, малость сконфуженным и чуть-чуть ироничным взглядом. Наша игра в гляделки длилась всего несколько секунд, я продолжала идиотски улыбаться, наивно хлопая ресницами и ожидая…, а чего, собственно, я ожидала? Но команда застыла вместе со мной, хотя несколько человек и пытались создать видимость работы: протирали пыль на поручнях палубы. Я едва не расхохоталась: умнее ничего не придумали?!


— Моя госпожа, как вы проницательны, — снова сладкоголосо запел Шахаз. — Вы абсолютно правы. Мне помогал юнга, он периодически отвязывал меня, кормил и поил, пока команда была занята. Как вы заметили, меня никто не охранял, я ведь не преступник, а подарок, чего меня охранять?


— Какой благородный юнга, — восхитилась я. — Зря ты мне не сказал о нем еще там, на корабле, мы бы и его с собой забрали. Нам нужны такие отважные парни.


— Вряд ли он согласился бы, — махнул рукой гость. — Там ему намного привычнее и комфортнее: привычная обстановка, хорошо знакомая команда, устоявшиеся отношения. А здесь со всеми придется знакомиться заново.


«Хорошо поет, складно-то как», — ехидно пронеслось в голове. Я продолжала наблюдать за собеседником. Интересно, когда же он проколется? Ведь не бывает полностью продуманных ситуаций, всегда все мошенники на чем-нибудь горят.


Шахаз, заметив мой отстраненный вид, резко замолчал. Я вскинула на него взгляд, вопросительно вздернув бровь. Чего молчим, кого ждем? Или мне надо ответить что-то?


— Я утомил мою госпожу? — добавив дрожи в голос, поинтересовался гость. Я отрицательно мотнула головой, пытаясь сотворить улыбку еще шире. Хотя куда уж больше, не знаю.


— Что ты, как ты можешь меня утомить? Я любуюсь такой красотой, — с придыханием произнесла я. Несколько человек моей команды закашлялись. А после моего убийственного взгляда вообще поспешили покинуть палубу. — Я не поняла, вам заняться нечем? — не выходя из образа наивной пустышки, спросила я своих парней. Те быстро разбрелись кто куда. Мы остались одни с Шахазом.


— Теперь вы мне расскажете о гроте тритонов? — собеседник смотрел мне прямо в глаза, впору было растаять и выдать все тайны — и какие знала, и о каких ведать не ведала. К тому же ментально он ощутимо меня подталкивал. А я не люблю, когда меня заставляют что-то сделать. Я высвободила руки из загребущих лап гостя, встала, потянулась и нежно произнесла:


-


КОГДА ОН УСПЕЛ ВЗЯТЬ МИРУ ЗА РУКИ? И КОГДА ОНА УСПЕЛА СЕСТЬ?


-


— Я так устала, этот бой был таким выматывающим. Мы, пожалуй, завтра поговорим. А сейчас неплохо бы отдохнуть.


— Моя госпожа, я с радостью составлю вам компанию, — встал рядом со мной Шахаз. Я едва не подавилась от такой наглости. Усиленно моргая ресницами, в надежде, что его сметет ветром от этих хлопков, я пялилась на гостя, делая вид, что не понимаю его предложения.


— Мира, ты обещала помочь мне с картами, — около меня, как черт из табакерки, появился Дайро. Я его готова была расцеловать. — А ты погуляй пока, а еще лучше осмотри каюту, которую тебе выделили. Нечего на палубе все время тусоваться, ты многих раздражаешь, — честно признался мой помощник.


Шахазу ничего не оставалось, как последовать совету Дайро. Бросив на меня взгляд, полный печали и сожаления, опустив голову — ни дать ни взять, оскорбленная невинность — гость последовал по пути, который ему указали. Я же, облегченно выдохнув, наконец смогла стереть эту идиотскую улыбку со своего лица. Скулы свело так, что пришлось делать мимическую гимнастику. Зато моим помощникам было весело наблюдать за мной.


Показав всем кулак, я взяла Дайро под руку, позвала еще пару человек, и мы смогли уединиться в моей каюте, на которую я предварительно навесила охранку от подслушивания. Ведь неизвестно, насколько силен наш гость.


— Шахаз — ментал, он тут из-за нас! — выдала я своим парням, как только наш маленький совет начался.


Глава 2

— В каком смысле — ментал? — не сразу сообразил Грэд. — Он что, тут специально?


— Да, Шахаз — сильный маг, может передавать информацию на расстоянии. Более того, он умело манипулирует сознанием, подталкивая к «правильному» для него решению. Советую вести себя с ним осторожно, — предупредила я, пытаясь сообразить, как оградить своих людей от ментального вмешательства в разум. Уверена, наш гость задумал подорвать команду изнутри — именно так я сама поступила бы, окажись я в стане врага.


— Ему обещанная награда за твою поимку так голову вскружила? — нахмурился Дайро.


— Скорее, его просто наняли, — словно прочитал мои мысли Алид. — Таким магам, которых в нашем мире — раз-два и обчелся, ни к чему тратить время и силу ради тысчонки. Да, для многих это огромная сумма, а для него наверняка нет.


Я воззрилась на тихоню-Алида, поражаясь его монологу. Память Миры выдала мне спокойного, всегда молчаливого парня, который делал все быстро, четко и без лишних слов. Видимо, ситуация так на него повлияла, что он разговорился.


— У меня странное предчувствие, что я его раньше где-то видела, — вдруг задумалась я. Лицо нашего гостя мне и впрямь было знакомо. Но откуда? А главное, чья это память: моя или Миры? Определить оказалось сложно. Я решила чуть позже разложить на составляющие и свои воспоминания, и бывшей хозяйки тела, к тому же сделать это в любом случае придется, чтобы узнать о ее жизни намного больше.


— И где ты могла его видеть? — теперь на меня подозрительно смотрели три пары глаз.


— Если бы вспомнила — сразу и сказала бы, а так я ясно выразилась — пред-чув-стви-е! — холодно процедила я сквозь зубы. — Сейчас перед нами задача: мы должны убедить его в том, что наша перевалочная база — грот тритонов.


— А если он в голову залезет? — задал резонный вопрос Грэд. Теперь задумалась я. Помешать Шахазу считывать разум я не смогу, хотя прекрасно знаю, что это запрещенная процедура. За нее могли бы и казнить. Только мы пираты, подать в суд не сможем, да и не знаем, какого полета наша птаха. Придется играть по его правилам. И делать вещь не менее запрещенную — ставить защиту на разум.


Когда-то в детстве отец научил меня этому приему. Чтобы впредь я могла сама им воспользоваться, когда будет острая необходимость. Ведь никто из нас не может знать, куда занесет его судьба, в какие дебри и лабиринты. А навыки всегда и везде пригодятся. И ведь прав был отец, как всегда, впрочем.


— Придется нарушить закон и защитить ваш разум, — я подмигнула парням, подошла к каждому из них и, прошептав коротенькое заклинание, закрыла их рассудок. То же самое я намеревалась проделать и с другими членами команды.


— Мира, ты определенно изменилась, — подозрительно осмотрел меня Дайро. Грэд согласился с товарищем кивком головы.


— Решила открыть вам кусочек тайны о своей силе — и меня возвели в ранг изменившейся? — притворно обиделась я. — Если я никогда ей не пользовалась, то это не значит, что ее нет и не было. К тому же у меня вчера был день рождения, а никто из вас о нем и не вспомнил. В свое двадцатипятилетие я получила полную силу, которая до сего момента была просто в спящем режиме, — пояснила я, вводя в краску товарищей.


Дайро вскочил и бросился вон из каюты, Грэд живо последовал за ним. Я только глаза округлила. Вот это прыть. И куда это они поскакали горными козлами, перепрыгивая препятствия в виде сундуков, тюков и ковров, сваленных в кучи? Естественно, другого места, кроме моей каюты, не нашлось. Трюмы были полны, а в дальние помещения матросы поленились нести награбленное, вот и сгрудили у меня как попало.


Через несколько минут парни вернулись с бутылками эля, большими стаканами и кучей барахла, стянутого из трюма. Вот тут я расхохоталась. Я, конечно, понимаю, что мои матросы хотели меня порадовать, но тащить драгоценности, которых и у меня в каюте полно — это уже слишком.


— Отметим на палубе, надо всю команду позвать, — предложила я, выходя наверх. В лицо мне подул влажный солоноватый ветерок, принося прохладу и умиротворение. Я устремила взгляд на водную гладь океана, который был спокоен. Невдалеке блеснул огонек. Я улыбнулась, обернулась к матросам: — Ребят, праздник пока отменяется. Все быстро по своим каютам! Брысь с палубы, чтобы через минуту ни одного человека здесь не видела, — скомандовала я, вглядываясь вдаль.


Все члены команды прекрасно знали, что сейчас будет. Достав из карманов затычки для ушей, они быстро воткнули их и покинули палубу. Я осталась ждать гостей. Уже через пару-тройку секунд на перила взгромоздились три сирены. Они улыбнулись, приветственно махнув хвостом.


— Миара, непривычный образ, — пропела одна из них. — Как ты оказалась в теле Миры? И где она сама?


— Хотя с тобой всегда приятнее иметь дело, чем с пираткой — так и норовит облапошить, — вторила подруге вторая сирена.


— А ты всегда честно выполняла условия сделки, — подхватила третья. — Ты надолго в этом теле?


— Теперь уже навсегда, — печально ответила я. — Моего прошлого тела больше нет, оно сгорело на Наврской площади сегодня утром.


Сказала, а сама задумалась: неужели еще и суток не прошло, как я примерила на себя чужую жизнь? Слишком быстро я в нее вошла — влилась, растворяясь, словно всегда была Мирой, жестокой пираткой без моральных принципов.


— Ты поможешь нам? — стараясь больше не касаться темы перемены «места жительства» души, спросила сирена, которая имела ярко-синий хвост с золотыми разводами. Она была самой старшей из троицы.


— Какие у вас проблемы? — я присела на бочку, стоящую недалеко от девушек, и приготовилась их внимательно слушать.


— У нас появился слушатель. Интересная личность. Может, споем, девочки? — хитро предложила синехвостая. Две другие согласно закивали. Сирены запели. Я старалась почувствовать Шахаза, что с ним происходит, но не смогла, он оказался полностью закрыт.


На палубу он так и не вышел, что еще больше утвердило меня в мысли о его непомерной силе. Вон, даже мои гаврики как зомби повыползали из наглухо закрытых кают, да еще и с затычками в ушах. Зов сирен слишком силен, чтобы его можно было проигнорировать, Шахазу же это с легкостью удавалось.


— Девочки, хватит! Вы мне сейчас команду до сумасшествия доведете, — резко остановила я пение гостей. Они замолчали. Мои матросы как сомнамбулы развернулись и поплелись обратно.


— Прости, Мира, мы хотели выманить только одного, а твоих парней мы правда не собирались трогать, — покаянно заметила синехвостая. — Клянусь, мы не станем больше заманивать твою команду.


— Проехали, — отмахнулась я. — А теперь давайте вашу просьбу. Какого рода помощь вам нужна? Если я в состоянии буду помочь, то, естественно, помогу.


— Как раз ты в состоянии, с твоим-то даром, — убежденно закивала синехвостая. — Мы сразу ведь именно тебя и искали, у Миры-то магии почти не было — так, бытовуха, от которой ни горячо, ни холодно. А тут такая удача!


— Девочки, ближе к телу, у меня тут праздник души намечается, — подмигнула я сиренам.


— С каких это пор пьянка стала праздником души? — не поняла синехвостая. — Хотя вам, людям, виднее. Вы готовы пить это дрянное пойло и без повода.


— Какое у вас ко мне дело? Уж явно не морали читать, как мне жить, что пить и как развлекаться? — нахмурилась я, сдвинув брови и строго глядя на сирен. Синехвостая улыбнулась и кивнула головой.


— У нас в пещере появился странный камень. Никто не знает, откуда он там взялся, но русалки, тритоны и прочие морские жители начинают сходить с ума. Они становятся агрессивными, лезут в драки, плетут интриги и пытаются истребить друг друга. Кто бы ни пытался подойти к камню, чтобы разбить его, ничего не получается, он зачарованный. Приблизиться к нему невозможно, бьет током не хуже нашего ската. Герои, попытавшиеся приблизиться к камню, умирают. Их кожа морщится, хвост сохнет и отпадает. Это страшно. Помоги нам, у тебя это получится. Он наверняка действует только на водных, — попросила сирена. — Любую цену проси, ни в чем отказа не будет.


Я задумалась, прислушиваясь к собственной интуиции. Никакого чувства опасности не было, так же, как и тревоги. В помощи Х'яша я не сомневалась, он не даст мне умереть. А помочь сиренам надо обязательно, так как они слишком мстительны. В случае отказа могут извести мою команду. Они прекрасно показали, что даже затычки в уши не спасут от их пения и зова. Лишаться команды у меня не было желания.


— Как я под водой смогу находиться? — задала я вопрос, уверенная, что и этот момент они продумали.


— Вот, возьми, — протянула синехвостая бутыль. — Выпьешь зелье — сможешь три часа находиться под водой. Если что, я еще принесу. Оно позволяет людям дышать под водой, не испытывая неудобства.


— Сначала мы хотели просто надеть на тебя воздушный шар, но решили, что тебе с ним будет неудобно, — влезла в разговор красноволосая сирена. До этого момента она долго и напряженно о чем-то размышляла. И наконец пришла к какому-то решению. В ее руке появилась ракушка. — Это тебе оберег. Мы никогда не дарили людям такого. Но тебе пригодится. С ее помощью можно общаться мысленно, слышать любое существо на расстоянии. Она и потом останется у тебя, это мой личный подарок за твое согласие.


— Спасибо, — я низко поклонилась. Подарки сирен редки и практически невозможны, оттого и ценны. Они никогда не подарят безделушку, только нужную и полезную вещь. — Когда мне начинать? Сейчас ведь под водой темно, я ничего не увижу.


— Увидишь, у тебя ведь есть ночное зрение, — усмехнулась синехвостая, напомнив мне очевидные вещи. Я чертыхнулась — забыла о такой способности. Они правы, лучше все сделать сейчас, тогда и погулять можно до самого утра. Команда желает праздника, и она его получит!


— Тогда идем, нечего зря время терять, — твердо произнесла я, выпивая жидкость из протянутой склянки. В голове зашумело, в глазах на миг потемнело. Я тряхнула головой, разгоняя темные круги, и прыгнула следом за сиренами в воду, сразу же перестраиваясь на ночное зрение.


Мои провожатые плыли впереди, я — за ними. Под водой бурлила жизнь. Русалки пытались атаковать тритонов — у них брачный сезон начался. Тритоны искали укрытия, чтобы сбежать от настойчивых девиц. Я засмеялась, наблюдая за игрой в догонялки и прятки. Плыть долго не пришлось. Мои сопровождающие резко остановились и застыли с хмурыми выражениями на лицах.


— Вон, видишь, пещера? — указала мне синехвостая на небольшой грот метрах в пятидесяти от места, где мы остановились. Я кивнула. — Именно там находится камень. Мы не можем ближе подплыть. Он уже сейчас действует на нас.


Я прислушалась к своим ощущениям. Ничего не изменилось. Никакой агрессии или неконтролируемой злобы я не чувствовала, о чем и сообщила сиренам. Но в следующую секунду меня поразило странное тепло в груди и чей-то слабый зов. Я удивленно уставилась на зев пещеры. Неужели камень зовет меня? И что ему от меня понадобилось? Что же, не буду терять времени, сейчас все и узнаю. Я махнула сиренам и поплыла к гроту.


Внутри оказалось светло. Посреди пещеры стоял небольшой белый камень, который светился изнутри. Мне даже на миг показалось, что он дышит. Я подплыла ближе и решила проверить свое ощущение. Камень был теплым и действительно дышал.


— Что ты от меня хотел? — задала я ему вопрос. И пусть меня назовут сумасшедшей, разговаривающей с предметами, но я была уверена: он действительно звал и ждал именно меня. Теперь мне стало интересно, зачем?


Я уселась напротив него, положив руку на гладкую поверхность. В меня медленно потекла сила. Я впитывала ее как губка, чувствуя, как вокруг все наэлектризовалось. Но мне было уютно и хорошо, неудобств или агрессии, как водные жители, я не испытывала.


— С тобой что-то произошло, — уверенно произнесла я. — И виноваты в этом водные, за это ты им и мстишь. А ты знаешь, что месть разрушает? Она убивает свет, который еще остался внутри?


— Знаю, но ничего поделать с этим не могу, — прошелестело в голове. — Я плыл на корабле к своей невесте, мы столько пережили вместе: ненависть ее родных, склоки, попытки нас рассорить, женить меня на других, а ее выдать замуж… не за меня. Но мы преодолели все преграды, наша любовь смогла устоять. Мне оставался всего день пути, когда появились сирены. Они смогли то, чего за пять лет не сумели обе наши семьи — разлучить нас на веки вечные. Они потопили мой корабль, мою команду, и меня вместе с ними. Адара теперь не дождется меня. Моя душа обратилась в камень, вознамерившись уничтожить водных за содеянное.


— Это можно как-то исправить? — приглушенно спросила я, понимая, что сирены сами виноваты в происходящем. Но это их суть — топить корабли. Они делают все ненамеренно. Это их жизнь. Каждый потопленный корабль делает их сильнее, каждая загубленная душа — моложе и красивее. Только красота у них убийственная.


— Если только отвезти мою душу Адаре, — тихо произнес голос. — Она живет на Айтаке, недалеко отсюда. Только так я смогу быть с ней рядом всегда.


— Ты слишком большой, — осмотрев камень со всех сторон, с сожалением протянула я. — В воде я тебя еще подниму, но на корабль затащить не смогу, даже применив силу.


— Тебе не придется этого делать, — уверил меня голос. Камень стал уменьшаться в размерах, пока не стал настолько маленьким, что прекрасно умещался в ладонь. Я сжала его, почувствовав пульсацию, будто чужое сердце в руке держу. — Ты отдашь меня Адаре?


— Конечно, — удивилась я его вопросу. — Для чего тогда я здесь? Просто поговорить я, конечно, люблю, но не до такой степени, чтобы бросать свою команду и мчаться под воду ради праздного интереса. Уже завтра ты будешь вместе с ней, — пообещала я, выплывая из пещеры и направляясь к своему кораблю.


Сирены ждали меня на том же месте, где я их и оставила. Заметив меня, они сначала ринулись ближе — расспросить обо всем, но тут же, зашипев, быстро отплыли на безопасное расстояние, почувствовав всплеск агрессии. Я махнула им рукой, пообещав рассказать обо всем позже, когда доставлю груз по назначению. Сейчас им лучше ко мне не приближаться. Все три девушки кивнули, махнули хвостами и исчезли в потоках воды.


Вынырнув на поверхность, я взобралась на палубу и застыла в напряжении. Передо мной стоял Шахаз, в упор разглядывая мокрую меня. Я видела, как сузились его глаза, расширились зрачки, губы вытянулись в тонкую нитку. Он злился, хотя причину его злости я пока не понимала.


— Тебе не спится? — поинтересовалась я, выкручивая свои длинные волосы. Вода стекла на палубу с отжатых волос.


— Не лучшее время для купания, — стараясь говорить ровно, попенял мне наш гость. — Скоро начнется шторм. К тому же тебя могли утащить тритоны на дно, они любят таких красавиц.


— Ого! А ты, никак, ревнуешь? К тому же кто-то потерял свой подобострастный тон? — с усмешкой заметила я. Шахаз нисколько не смутился. Пожал плечом, не сводя с меня глаз, и ответил:


— Конечно, ревную! Ты — госпожа моего сердца и моей души, и я ни с кем не хочу делиться. Мы предназначены друг другу. Разве ты этого еще не поняла? — в его тоне проскальзывала такая самоуверенность, что я содрогнулась. Да, Шахаз красив, этого не отнять. Более того, он прекрасно осознает свою красоту, знает, как ей пользоваться. Наверняка разбил не одно сердце. Да только я немного не из той категории. Не ведусь на одну внешнюю красоту. Для меня главное — внутренний мир моего избранника. А у этого внутри явно одни болота и гниль.


— Пока не поняла, — мне надоело с ним играть, потому ответила я ему жестко и холодно. — И вряд ли пойму. А сейчас я хочу устроить праздник для души. Так что твое дело — остаться с нами, или отправиться к себе и отдохнуть.


— Я остаюсь. Праздник, так праздник, — я видела разочарование на его лице, чувствовала, как он пытался накинуть на меня петлю привязки, но его постигла неудача — она сгорела, так и не коснувшись меня. Шахаз насторожился, еще раз внимательно осмотрев меня. Затем я почувствовала, как мне попытались навязать мысль довериться, раскрыться и… отдаться. От последнего я едва не расхохоталась, вовремя удержавшись. Иначе наш гость догадался бы о моей силе, а ее пока нельзя было демонстрировать. Должна же я сначала узнать, кто он такой на самом деле, и для чего пробрался на мой корабль?


Я позвала своих парней. Про сирен они ничего не помнили. Мой мокрый вид их весьма удивил. А отговорка про купание еще больше поразила. Но рассказывать о камне и пещере я пока не стала. Рядом все время крутился Шахаз. Он все вынюхивал, расспрашивал, надеясь, что эль развяжет команде языки. Не тут-то было. Я даже хохотнула. Плохо же он знает пиратскую братию. В каком бы подпитии ни были парни, они никогда не скажут правду. Ложь и изворотливость у них в крови. Дайро и Грэд первыми просекли попытки гостя втереться в доверие и выведать нужную информацию. Парни веселились, рассказывая ему байки, в которые наивный тип отчего-то поверил.


В разгар вечера я отвела Дайро в сторону и попросила изменить курс, сообщив, что завтра нам надо быть на Айтаке, у меня там дело первостепенной важности. Мой помощник по обыкновению ничего спрашивать не стал, только согласно кивнул, растворившись в толпе. Курс он изменил быстро. Только от гостя не укрылось резкое изменение направления корабля.


— И куда мы направляемся? Какая-то срочность заставила тебя поменять направление? — вроде бы невинно поинтересовался он, но я остро почувствовала в его голосе напряжение.


— Не забивай голову, меня просто потянуло на развлечения, — улыбнулась я. — Женщина я или где? Мне тоже свойственно развлекаться. Хочу попасть на карнавал на Айтаке. Мы на сутки там задержимся, а потом отправимся к себе в грот. Надо будет несколько дней отдохнуть.


Шахаз только кивнул. Ничего не отвечая, он отошел. Мои глаза наблюдали за ним. И тут я почувствовала, как ракушка, подаренная сиреной, начала нагреваться. Вытащив ее, сжала в руке. До меня донеслись едва слышные слова нашего гостя, разговаривающего в приказном порядке. Хм, открылась еще одна черта спасенного: умение повелевать. Кто же он? Так, пока не отвлекаемся, надо послушать, о чем он говорит.


— На карнавале в Айтаке мы сможем их всех перехватать, там народу будет тьма, ни у кого не вызовет подозрения похищение нескольких людей. Я буду вас там ждать. Отбой.


Эх! Жаль, что голоса второго собеседника я так и не услышала. А вот информация заставила задуматься. Значит, нас решили похитить? Но для чего? Чтобы потом продать властям, которые уже много лет охотятся за мной. С каждым годом награда за мою голову растет все больше. Шахазу нужны деньги? А если предложить ему намного больше? И тут я поняла — не клюнет. У меня была уверенность, что не в деньгах дело, и у нашего гостя этого добра немеряно. Вот зараза! Кто же он? В какой раз бился в голове этот вопрос. На миг мне показалось, что я знаю ответ. Но он оказался настолько нереальным, что я отогнала от себя эту мысль.


Развлечение затянулось почти до утра. Моя одежда высохла, в крови бурлил адреналин. Хотелось совершить какую-нибудь пакость. Но пришлось воздержаться. Зачем давать лишний повод меня укокошить? Оставив команду, я побрела к себе. Приняла душ, расчесала волосы, спутанные после воды, и завалилась спать, предварительно повесив защиту, чтобы без разрешения ко мне никто не мог войти.


Ветер был попутным. До Айтаки мы доплыли к обеду. Я нашла в сундуках приличное платье, заплела волосы в косу. Я была готова. Причаливать к берегу не стали. На шлюпке Дайро доставил меня на берег. Я его попросила предупредить команду быть готовой к немедленному отплытию сразу по моему возвращению. Помощник согласно кивнул.


Петляя по улицам города, я шла в направлении, которое указывал мне камень. Очень быстро дорога привела меня к высокому дому с квадратной крышей. Дом был огорожен высоким каменным забором. Увидеть, что происходит внутри, не представлялось возможным. Пришлось стучать в ворота. Открыл мне хмурый мужик, заспанный, злой и взъерошенный. Я удивилась: время за полдень, а он сонный. Что же тут за охрана такая?


— Чего надо? — зло процедил он. — Шляются тут всякие, покоя не дают. Мы ничего не покупаем и не продаем, — предупредил он на всякий случай.


Я демонстративно оглядела свой богатый наряд, скептически приподняв одну бровь в недоумении. И только после этого — довольно холодно, стараясь поставить наглеца на место — поинтересовалась:


— Любезнейший, а что, я похожа на торгашку? У меня в руке вы видите корзины?


Мужик стушевался, тут же кланяясь:


— Простите, госпожа, это я спросонья не разглядел. Что угодно милостивой госпоже?


— Мне угодно увидеть Адару, — скорее приказала, чем попросила я. — И желательно побыстрее, у меня мало времени.


— Да-да, госпожа, сию секунду, — еще раз поклонившись, мужик резво помчался в дом, несмотря на его немаленький вес. Жир колыхался, когда его короткие ноги быстро перебирали одна за другой.


Мужик не соврал. Уже через несколько минут на пороге показалась миловидная девушка. Ее лицо было опухшим от слез. Она безучастно двинулась ко мне. Подойдя ближе, склонилась в реверансе. Ее тихий голос прошелестел, будто ветерок по листьям:


— Я Адара. Что угодно милостивой госпоже?


— Идем, — приказала я, двинувшись в направлении небольшого уединенного пятачка земли под большим раскидистым деревом. Я, конечно, могла отдать камень сразу, но заметила недалеко от дома движение. Не люблю, когда нас подслушивают. Девушка безропотно последовала за мной. Спрятавшись в тени дерева, я достала камень и вручила ей.


Сначала на лице девушки проступило непонимание. Она неуверенно взяла камень из моих рук, сжав его в ладони. И тут же по ее щекам потекли слезы. Она упала передо мной на колени и зашептала:


— Спасибо, госпожа, спасибо за то, что вернули мне его, пусть и в таком виде. Я ваша вечная должница.


— Адара, встань. Не стоит благодарностей. Я бы с радостью вам помогла, но не знаю… — начала я, и тут в голове пронеслись видения. Я радостно рассмеялась, чем удивила девушки. — Я знаю, как вам помочь.


Быстро достав из складок платья нож, с которым никогда не расставалась, я проколола палец девушки, вычертив своеобразные руны на камне. Потом положила его на землю, достала из воздуха один поток, обвязала девушку и булыжник, добавила в плетение немного капель слез Адары, присыпала все землей. И только после этого прочла заклинание, всплывшее в памяти. Камень начал расти. Через несколько минут на его месте стоял юноша. Пара горячо обнялась. Я счастливо рассмеялась, сотворив голубя и отправив послание Дайро. Еще минут через пятнадцать к дому подкатила упряжка, на которой восседали Дайро и Грэд. Они выгрузили сундук с драгоценностями.


— Это наш подарок, — шепнула я молодым. — Счастья вам и удачи, — бросила я, уходя. — Нам пора.


Молодые были настолько потрясены, что и слова вымолвить не могли. И только много позже до меня донесся их радостный смех и слова благодарности. Я была нереально счастлива.


Стоило нам подняться на корабль, как перед нами возник недовольный Шахаз. Он рассматривал мое довольное лицо, наряд и прическу. Только в деталях изучив весь мой облик, поинтересовался:


— А где вы были? Почему меня с собой не взяли? Надеюсь, на карнавале мне не придется скучать в одиночестве?


— На карнавале? — притворно удивилась я. Он кивнул. — Ах, да, я же хотела на карнавал! Вспомнила! — восторженно воскликнула я, но потом резко сменила тон на спокойный и равнодушный: — Я передумала, не хочу развлечений. Хочу домой, надо отдохнуть немного.


Злость, вспыхнувшая в его глазах, порадовала и принесла чувство удовлетворения. Что же ты еще придумаешь, мой соглядатай, в попытке похитить меня?


Глава 3

— Я так хотел увидеть мою госпожу в карнавальном костюме; посмотреть, как она танцует, — разочарованно протянул Шахаз. — У тебя должна быть прекрасная пластика, ты двигаешься, как хищник — так же плавно и осторожно, но вместе с тем уверенно.


— Шахаз, мне, конечно, приятна твоя лесть, но на карнавал мы не останемся, — категорично заметила я. — А может, у тебя личные причины имеются затащить нас на сушу? — я подозрительно сузила глаза.


— Конечно, — нисколько не смутившись, сразу же откликнулся он. — Я ведь уже сказал, что хотел бы посмотреть, как ты танцуешь, как веселишься и как расслабляешься.


— Увидишь еще, — отмахнулась я. — Дома мы часто устраиваем себе праздники. Вот как раз по прибытию ты сможешь лично лицезреть праздник с песнями и танцами.


— Ты так и не сказала, где находится ваш дом, — включив все свое обаяние, попенял мне гость.


— А зачем? Скоро сам все увидишь, — ответила я, разворачиваясь. Этот разговор начал меня утомлять. — К тому же… — я резко развернулась обратно. — В грот все равно никому не под силу попасть, кроме нас. Даже сильнейший маг не пробьет защиту, опоясывающую то место.


Оставив Шахаза в размышлениях над моими словами, я быстро отыскала глазами своих помощников, едва заметно кивнув им головой. Уже через пару минут у нас был небольшой совет в моей каюте.


Первое, что я сделала — достала ракушку и положила ее на стол, предварительно поведав, откуда она у меня взялась, и что мы делали на острове. Дальше я рассказала о разговоре нашего гостя с неизвестным. Не успела я закончить рассказ, как ракушка засветилась. Мы затаили дыхание, прислушиваясь.


— Айтака отменяется, она передумала, — донесся до нас властный голос Шахаза. Дайро и Грэд присвистнули в один голос, пораженные такой резкой сменой имиджа нашего гостя. — Сейчас мы плывем в грот — там их дом. Нет, я не знаю, где это, меня пока держат в неведении. Миара говорила о защите острова. Подождем и посмотрим, что это за место. У нас еще есть время.


О чем Шахаз говорил еще, я уже не слышала. В голове билась одна-единственная мысль: МиАра! Он знает, кто я на самом деле. Он прекрасно осведомлен, что я не Мира-пиратка, а именно Миара — приговоренная к сожжению ведьма. Но тогда он прекрасно знает и о моей силе? Но откуда?


Голова разболелась. Я сжала виски руками. Около меня тут же оказался Дайро, делая расслабляющий массаж. Я блаженно откинула голову назад, отдаваясь на волю таких чудесных рук. Боль стала проходить, и я уже начала различать голоса.


— Мира, что с тобой? Ты побледнела. Тебе плохо? — беспокойство так и сквозило в голосе Грэда.


— Уже все хорошо, — слабо улыбнулась я. — Не нравится мне эта ситуация. Совершенно не нравится, — повторила я. — Ему явно что-то надо, и это не награда за мою голову. И золото его не интересует. Это из разряда интуиции, — поспешила добавить я, заметив недоумение во взглядах парней. — Человеку с таким властным голосом, привыкшему повелевать, драгоценности ни к чему, уверена, у него их как грязи, — парням пришлось со мной согласиться.


— Мы будем пристально наблюдать за ним, — пообещал Грэд, а Дайро кивнул в знак согласия с товарищем.


— А сейчас идите, мне необходимо подумать, — произнесла я, стараясь побыстрее избавиться от помощников.


Они встали, кивнули и вышли из каюты, оставляя меня в одиночестве. Я обхватила голову руками, напряженно размышляя. И тут вспомнила о своем невидимом спасителе.


— Х'яш, ты здесь? — позвала я, ответом мне был едва слышный смешок. — Отлично, ты ведь тоже заметил то же, что и я? Он назвал меня моим настоящим именем, получается…


— Что ему нужна именно несожженная ведьма Миара, а совсем не пиратка Мира, — закончил мою фразу невидимка. — У тебя самой есть какие-нибудь мысли на этот счет? — я мотнула головой. — Так я и думал. А что по поводу отца? Он никому не мог перед смертью проговориться о твоей силе? Насколько я помню, он вроде бы договаривался о твоей стажировке во дворце?


Я кивнула, не понимая, как одно связано с другим. Что мой отец договорился, но затем умер, и тем самым не подкрепил этот договор — это одно, но то, что какой-то тип совершенно точно знает о моей настоящей сущности — это же совершенно другое! Для чего я ему нужна? Судя по перехватам его разговоров, меня определенно собрались похитить.


— Не переживай, я в любом случае не позволю ему так легко избавить тебя от себя, — я почувствовала в голосе Х'яша улыбку. Сама ответила тем же, еще раз пожалев о его невидимости. — Не торопись, скоро я смогу тебе показаться, пока еще не время. Кстати, иди на палубу, тебя сирены хотят видеть.


— Там же мои парни, — испугалась я, быстро подскакивая со стула, едва не навернувшись, так как нога зацепилась за рулон ткани, который никто не удосужился убрать из моей каюты.


— Не спеши, голову свернешь, ничего они не сделают твоей команде! Сирены ведут себя очень смирно: не поют и не зовут за собой — они умеют быть благодарными, — хохотнул спаситель.


Я перевела дух. Глянула на себя в зеркало, взбила волосы и чинно ступила на палубу. Сирены сидели на бортике, мило переговариваясь с парнями, которые на всякий случай отошли подальше от хвостатых девиц. Кто знает, что им на ум взбредет в следующую секунду? Это пока они настроены миролюбиво, а вдруг…


— Здравствуй, Мира! — махнула хвостом розоволосая, остальные последовали ее примеру. — Расскажешь, что произошло? — я кивнула, быстро оглядываясь. — Не переживай, они нас не слышат, мы об этом позаботились, — улыбнулась синехвостая.


— С нами маг, причем сильнейший, — кисло выдала я, пытаясь отыскать на палубе Шахаза, но его нигде не было. — Я не хочу, чтобы и он услышал наш разговор.


— Я его чувствую, но не вижу, а слышать нас даже он не сможет, — равнодушно ответила розоволосая.


— Хорошо, — наконец согласилась я, поведав им историю, которую рассказал мне камень. Также я просветила сирен о дальнейшей судьбе камня, снова вернувшего свою истинную сущность. Напоследок я предупредила их, сидевших к концу рассказа с офигевшими лицами, чтобы впредь они сначала исследовали своих жертв на предмет истинной любви, которая для одних творит чудеса, а другим приносит боль и страдания — как, собственно, и было в случае с водными жителями.


— А ведь еще немного, и он бы истребил всех нас, — задумчиво протянула синехвостая. Я согласно кивнула: именно этого и добивался юноша, насильно разлученный с возлюбленной. — Спасибо, Миара. Цену ты не назначила, поэтому мы всегда в твоем распоряжении, только позови. Каждая из нас будет должна тебе услугу.


Я согласно кивнула, и сирены исчезли в водах океана. Я подняла голову к небу, счастливо вдыхая свежий воздух. Запахло дождем. Приближался шторм. Но для нас он был не страшен. Морской царь не даст в обиду наш корабль. Спасшему его королевство не светит умереть от стихии, с которой, кстати, я прекрасно могу договориться.


— Мира, домой? — ко мне подбежал юнга, паренек лет пятнадцати. Но это только внешне. На самом деле он намного старше, только знала об этом лишь я. Зан — оборотень, но так как люди терпеть не могут нелюдей, то о сущности Зана никто до сих пор не знал. Полная луна на него никогда не действовала, он перекидывался в пантеру в те редкие моменты, когда мы находились на суше. Я отпускала его резвиться на природе, бегать в свое удовольствие, охотиться и получать удовольствие. Иногда носилась по лесам вместе с ним. Все это выдала мне память тела. Я улыбнулась. Как бы лично я хотела вот так же побегать с пантерой по лесам.


— Да, Зан, домой, — сжала я его руку. — Скоро ты сможешь ощутить вкус свободы в своей истинной форме, — одними губами прошептала я. Юнга открыто улыбнулся, кивнул, всего на миг бросив на меня странный оценивающий взгляд. Но я сделала вид, что не заметила его.


— Здесь были сирены? — позади меня раздался голос Шахаза. — И они не пели? Довольно странно.


— Что странного? — я резко обернулась к нашему гостю, пристально глядя ему в глаза. — Они приходили поговорить, мы часто сотрудничаем с водными жителями. Это своеобразная плата за спокойствие и неприкосновенность, — отчеканила я. — Надвигается шторм, тебе лучше переждать его в каюте.


— Ты не боишься шторма? — удивленно воззрился на меня гость. — Обычно его все страшатся.


— Ты меня вообще слушал? — я начала раздражаться, что приходится объяснять очевидные вещи во второй раз. — Я же сказала, что нам шторм не страшен. За сотрудничество с водными они дают нам защиту. Шторм тоже относится к этой категории. Иди к себе, — резко бросила я, направляясь к парням, проводившим работу по укреплению парусов. Если море способно нас сохранить, то с ветром мы ни о чем не договаривались, эта стихия — сама по себе, и чисто из вредности ветер мог нанести урон нашему кораблю. Не ощутимый, но неприятный. Например, порвать паруса, или размотать крепления и погонять нас по волнам. Потом неизвестно, в какой стороне мы окажемся. Не факт, что не под носом у стражников, циркулирующих по морю-океану в поисках нас, пиратов.


— Уже ухожу, — как-то слишком легко согласился Шахаз. Я подозрительно сузила глаза. Явно что-то задумал. Ну и фиг с ним. Сейчас нам не до него. К тому же наш гость начал меня неимоверно раздражать. Играть с ним не было никакого желания, напротив, хотелось побыстрее узнать, что ему от меня надо.


Как только собеседник исчез, я машинально достала ракушку. Сжала ее в ладони. Меня охватило предчувствие разгадки. Почему-то именно сегодня, в ночь разбушевавшейся стихии, мне показалось, что я узнаю правду. Пока ракушка оставалась холодной. Я медленно направилась к штурвалу. Именно в такую погоду мне хотелось лично вести корабль. Несмотря на дождь и ветер, бивший в лицо и трепавший волосы, я вдруг счастливо рассмеялась. Команда, глядя на меня, облегченно выдохнула. Несмотря на уверения в защите, они все же волновались. И немудрено. Что наш корабль в сравнении со стихией, которая то возносила судно до неимоверных высот, поднимая на огромной волне, то со всей дури бросала его вниз, грозя накрыть толщей воды?


Мои руки уверенно лежали на штурвале. Я смотрела вперед. Ветер усиливался, волны становились все больше и выше. Нас подкидывало как пушинку. Оглянувшись, никого не заметив рядом, я протянула одну руку, стараясь впитать в себя потоки воздуха, приручить их, подружиться с ними. Поймав один из них, поманила пальцем. И он послушно намотался на руку, легким пощипыванием по коже показывая свое одобрение моим действиям. Ветер носился вокруг меня, недовольный тем, что я пытаюсь подчинить его себе. Но я улыбалась, впитывая в себя все больше и больше потоков. Дождь, ливший как из ведра, успокаивал. На миг оторвав вторую руку от штурвала, я поймала несколько капель, выуживая из них энергию воды, впитывая в себя: аккуратно и ненавязчиво.


Прекрасно. Теперь и воздух, и вода — в моей власти. Ветер начал стихать рядом с нашим судном. Он умчался дальше, развлекаться с теми, кому не повезло оказаться в море в такую погоду. Шторм тоже начал стихать. И в этот момент ракушка нагрелась. Я приложила ее к уху, застыв в напряжении.


— Поздно, — донесся до меня злой голос Шахаза. — Она получила дополнительную силу двух стихий. Теперь придется ее ликвидировать. Никто не потерпит сильнейшего мага рядом, к тому же женщину. Я не знаю, сколько нам еще плыть, и что будет в гроте, но действовать необходимо немедленно. На нее не действует моя сила, я пытался ее приворожить, пытался изменить ее разум. Он оказался мне неподвластен. Мне! Сильнейшему магу Империи. Ее защиту не удалось пробить даже мне.


— Ваше Высочество, не забывайте о магическом контракте с отцом Миары. Вы лично его подписали, — наконец мне удалось услышать второй голос. — И если бы мать девушки знала о нем, она никогда бы не отправила дочь на костер, соответственно, у нее никогда бы не было защиты демона, и Миара давно была бы вашей личной ручной собачонкой. А так…


— Зачем ты мне рассказываешь очевидные вещи? — окончательно разозлился Шахаз. — Если бы да кабы… У нас сейчас этого нет. Лучше посоветуй, как мне провести обряд и забрать ее силу на правах супруга. А там можно и избавиться от девицы. Естественно, в качестве настоящей супруги она мне не нужна, у меня есть Лания, мне ее вполне достаточно.


— Сами вы не сможете ее убить, — задумчиво протянул собеседник. — А обряд можно провести там, где есть огонь. Ведь это ваша стихия, пока не подвластная Миаре. Она и понять ничего не сможет, главное, успейте нацепить на нее браслеты. Ее согласие в свете подписанного контракта не столь важно. Но сам обряд должен состояться, чтобы подтвердить свершившийся факт передачи силы. И еще, задайте ей какой-нибудь глупый вопрос, чтобы в течение нескольких минут после обряда она ответила согласием. Вот тогда сила девицы будет вашей.


— Отлично. Надеюсь, нам недолго осталось мотаться по морю, меня от него уже тошнит. Я хочу домой, на твердую землю, в объятия красавицы Лании. Да и дела государственной важности ждать не будут, их тоже необходимо разгрести. Кроме меня никто же не додумается заняться ими.


— Ваше Высочество, вы ведь прекрасно знаете, что ваш отец неважно себя чувствует в последнее время, ему точно не до дел. Они подождут вашего возвращения. Кристаллы переноса у вас с собой?


— Естественно, со мной. После выполнения миссии я не собираюсь здесь ни на секунду задерживаться.


Разговор закончился. Я стояла в полнейшем ступоре. Дыхание сперло. Меня душили гнев и обида. Ну спасибо, папуля, удружил! А я-то, наивная, так радовалась тогда сообщению отца о договоре с дворцом на мою стажировку. А тут вон, оказывается, как обстоят дела. Принц решил прикарманить мою силу. А меня саму вышвырнуть, как ненужную и использованную вещь. Хм, что ж, Ваше Высочество, поиграем? На меня напал азарт хищника.


— Х'яш, ты слышал? — тихо прошептала я. В ответ сначала была тишина, потом до меня донеслось едва слышное:


— Да.


И больше ничего в ответ. Но отголоски злости и ненависти к принцу я остро ощутила. Что же, хорошо, что у меня есть невидимый спаситель. Кажется, Шахаз назвал его демоном? Ну и что? Хоть демон, хоть вампир — мне все одно — он мне помог, поэтому плевать мне на сущность. Этот демон намного человечнее принца.


Шторм окончательно закончился. Вдали показалась земля. Я предвкушающе улыбнулась. Наш остров. Его никто не может увидеть, кроме нас, так как это место зачаровано настолько, что любой корабль просто проплывет мимо, не увидев суши, соответственно, не сможет нанести его на карту. Нам ни к чему, чтобы наше пристанище оказалось раскрыто. Что же касается принца, то ему я надеялась прочистить мозги перед отправкой домой. И сделать это я намеревалась в самое ближайшее время.


А пока я разрабатывала план прочистки мозгов принца, мы приближались к острову. На палубе столпилась вся команда. Многие с нетерпением ожидали встречу с женами и детьми, а кто-то — с подругами и любовницами. Я осмотрела свою команду. Практически все были в предвкушении, и только один Зан не спускал с меня глаз. Он будто пытался проникнуть внутрь, рассмотреть мою суть. Я улыбнулась юнге. Но ответной улыбки так и не дождалась. Интересно, какая муха его укусила?


Я задумалась. Неужели он понял, что я не Мира? И ведь неудивительно. Несмотря на обещания спасителя, что я фактически лишусь души, стану стервой без чести и совести, я все же осталась сама собой, только более ожесточенной по отношению к сильным мира сего. Почему именно к ним, сказать сложно. Может быть потому, что образчик высшей иерархии сейчас находился с нами на корабле и придумывал гадость, как лишить меня силы? А расставаться с ней мне совершенно не хотелось.


Наше судно медленно вползло в бухту. Красиво как! У меня захватило дух. Мы протиснулись между двух скал, входя в небольшой залив, со всех сторон скрытый горами, нависшими над нами. Этакий купол, спасающий от непогоды. Берег бухты украшали зеленые растения, кое-где виднелся песчаный пляж. С одной горы спускался огромный водопад, чьи воды, падая с высоты, метали искры брызг в разные стороны. Якорь был брошен, шлюпки спущены на воду. В первой плыли я, Дайро, Грэд и Зан. Как ни рвался с нами Шахаз, я наотрез отказалась брать его с собой.


На берегу нас встречали. Народ оказался разномастный. Кого только не увидела я в толпе: пара вампиров, несколько оборотней, девушки с младенцами на руках в длинных цветастых юбках, слишком юные леди, чинно поправляющие шляпки и стоящие под руку с важными господами. А еще множество детей от семи до четырнадцати лет. Они носились по берегу с визгами и криками, предвкушая много интересного.


Первым выскочил из шлюпки Дайро. Он помог мне сойти на берег, отдал распоряжение разгрузить корабль и раздать каждому его долю. А сам повел меня домой. Помощник жил по соседству, нам было по пути. Я обернулась к Зану, кивнув, чтобы он приблизился. Понурив голову, юноша подошел ближе. В глаза мне он не смотрел.


— Зайдешь ко мне? Мне кажется, нам необходимо поговорить, — предложила я. Оборотень вскинулся. Я видела, что он собирается ответить отказом, но все же кивнул. — Дайро, определи куда-нибудь нашего гостя, но подальше от меня, пока я не хочу его видеть, мне необходимо подумать, что с ним делать, — парень кивнул.


Позади нас раздались крики, шум и гам. Ага, вспомнила. Принц уже права качать начал, требуя, чтобы его проводили к госпоже. Сейча-а-а-ас! Сдался он мне, как зайцу стоп-сигнал. У меня нет никакого желания жить вместе с ним. Пусть как-нибудь без меня обойдется.


Мы с Заном вошли в дом. Я огляделась. Небольшой, но уютный домик: две комнаты и кухня. Ничего лишнего: стол, три стула, кровать, тумбочка и шкаф — в одной комнате; кресло, диван, книжный шкаф и скамейки у стены — во второй. Мило. Ничего особенного, если не считать нескольких сундуков, набитых драгоценностями.


— Присаживайся и рассказывай, — начала я без всякого перехода. — Что тебя смущает и почему?


— Ты не Мира, — глядя на меня исподлобья, буркнул Зан. — В тебе магии, как капель во время сильнейшего дождя. Меня от нее лихорадит. В Мире не было столько, всего лишь немного. А ты — архимаг.


— Нет, я так и не успела его получить, — опускаясь рядом с юношей на стул, бросила я. — И здесь я не совсем по своей воле, обстоятельства были сильнее меня. И теперь тебе придется выбирать: или ты уходишь, куда вздумается, или остаешься со мной, потому что Мира уже не вернется никогда.


— Ее срок вышел? — с тоской поинтересовался Зан, я кивнула. — А твой когда выйдет?


— Мне сказали, десять лет у меня в запасе есть, — подмигнула я пареньку, заметив, что он перестал хмуриться. — Надеюсь, за это время мы успеем подружиться. Хотя я прекрасно знаю, насколько оборотни осторожны и принципиальны.


— А почему ты здесь? Что с тобой случилось? Должна быть очень веская причина, чтобы ты пошла на подмену, — поинтересовался юноша, пытливо склонив голову набок.


Я задумалась, рассказывать или нет. Но голос в голове дал добро. Значит, мой невидимый спаситель и здесь со мной? Прекрасно. Я вздохнула и начала рассказ. По мере повествования глаза Зана увеличивались. Он не мог поверить, как родная мать могла пойти на такую подлость, и все из-за супруга, который явно не страдает комплексом верного мужа. Когда я дошла до спасения принца, Зан подскочил, заходил по комнате, воодушевляясь все больше. Стоило мне закончить на моих дальнейших планах по мозговыносу венценосной особы, как оборотень сразу предложил помощь. Естественно, я согласилась. Какой же идиот откажется от помощи зверя? Явно не я.


— Давай проведем свой обряд? — заулыбался юноша. — Он хотел лишить тебя силы, а мы лишим его, и отправим с помощью королевских кристаллов-порталов домой абсолютно пустого! — выдал подросток.


— Ты знаешь, как это сделать? — удивилась я. Сама я ни одного подходящего обряда не знала, просто потому, что не интересовалась этой стороной магии, делать пакости было не для меня. Но сейчас многие приоритеты изменились — такие, как принц, требовали наказания.


— Знаю. И я поражен, что ты элементарного не знаешь, — подмигнул Зан. — Теперь я не удивлен, что ты не сдала на архимага — кто ж тебя возьмет туда без таких необходимых знаний?


Я видела, что оборотень шутит, потому отвесила ему легкую затрещину, улыбаясь вместе с ним. Мы носились по дому, пытаясь достать друг друга. Хм, интересно, на кого я сейчас похожа? Великовозрастная девица бегает и гоняет подростка, а потом — наоборот.


— Зан, а сколько тебе лет? — резко остановившись, вдруг спросила я. Память Миры — это одно, но мне хотелось самой уточнить этот вопрос.


— Я в три раза старше тебя, — подмигнул оборотень. — Мне семьдесят пять лет. А к чему тебе мой возраст?


— Да так, интересно стало, — пожала я плечами, вспоминая, что совершеннолетие наступает у них в девяносто, потом же они резко меняют внешний облик. Жаль, что я этого уже не увижу. На мое лицо набежала тень, и я постаралась отогнать мрачные мысли прочь.


— Ладно, я пошел готовить место для обряда, а ты пока почитай, как и что необходимо делать, — предложил Зан, вытаскивая книгу из шкафа и бросая ее на скамью. — Вечером я вернусь, и мы подумаем, как все красиво обставить. И да, — обернувшись около выхода, заметил Зан. — Ты помнишь, что обещала со мной побегать по лесу?


Я кивнула. Оборотень широко улыбнулся и сказал готовиться еще и к ночной пробежке. Сегодня в лесу должно быть красиво. Полнолуние и какой-то праздник, но я прослушала, какой именно. В голове уже вырисовывался план мести принцу.


Напевая незамысловатый мотив, я отправилась в душ. И только стоя под упругими струями воды, вдруг почувствовала на себе взгляд: ласкающий, нежный и слишком пристальный. Меня бросило в жар. Я ведь и забыла о своем бессменном страже и спасителе. А он, оказывается, всегда рядом. Но ведь я думала, что уж душ-то принять смогу в гордом одиночестве.


— Х'яш, совесть имей, выйди вон. Тебе здесь делать нечего. Я не люблю, когда за мной подсматривают, — непререкаемым тоном заметила я. А в следующую секунду испытала облегчение: ощущение чужого взгляда исчезло, так же как и постороннее присутствие.


Выйдя из душа, замотанная в одно полотенце, я села в кресло и сходу начала свою речь, которая сводилась к одному: в душе я предпочитаю одиночество, и нечего, пользуясь своей невидимостью, на меня постоянно пялиться. Говорила я минут десять. И только потом осознала, что все это время я разговаривала сама с собой. Х'яш совсем ушел из дома, его тут не было. Вот зараза невидимая! Ему удалось сделать из меня идиотку. Ну какой нормальный человек станет разговаривать сам с собой? Правильно, только я.


— Все равно явишься, тогда-то я с тобой и поговорю, — мстительно пригрозила я в пустоту.


А пока необходимо проинспектировать шкаф Миры. Для пробежки с оборотнем необходимо что-то легкое и удобное, чтобы не сковывало движений и не утяжеляло ног.


Одежда отыскалась быстро. Короткие штаны чуть ниже колен, легкие сандалии на мягкой подошве. В таких бегать — одно удовольствие. И рубашка, завязывающаяся узлом под грудью. Вообще то что надо! Осталось собрать волосы в хвост, и теперь полный ажур. А теперь, когда я готова и вся в ожидании, можно и прочесть то, что достал для меня Зан.


Открыв книгу, я уже с первой страницы погрузилась в изучение обрядов, заклинаний и ритуалов вызова. Ого! А Мира, оказывается, увлекалась магией, сама не будучи особо одаренной. Для чего, интересно, ей это надо было?


Я долго думала над этим, но ни к каким выводам так и не пришла. Спросить бывшую хозяйку тела я уже не смогу, память ничего конкретного не выдавала. Поэтому я решила, что нечего забивать голову такой ерундой, главное, что этот талмуд мне сейчас пришелся очень кстати.


Я так зачиталась, что пропустила момент прихода Зана. Только когда мне на плечо легла его рука, я вздрогнула и расфокусированным взглядом посмотрела на гостя.


— Идем? — спросил оборотень. Я кивнула. Отложила книгу, находясь под впечатлением от изученного. Тряхнула головой, освобождая мысли и разум. Наша пробежка началась.


Глава 4

Мы шли мимо домов, откуда раздавались радостные крики. Жители острова приветствовали меня, как самую настоящую королеву. Приятно, однако. Народ любил и уважал Миру, это было заметно по их теплым взглядам, радостным и светящимся лицам. Она давала им достойную жизнь и пищу. Как я поняла, все награбленное распределялось поровну всем островитянам. Они ни в чем не нуждались. Редко кто из них выбирался на другие материки. Им здесь было хорошо и комфортно. Никаких ссор, никакой вражды. Я улыбнулась. Самый настоящий кусочек рая на земле.


Единственное, что меня поразило: на острове жили не только люди! Я еще на пристани заметила вампиров и оборотней, сейчас рядом с несколькими домами обнаружила семью гайров — крылатых существ с длинными, загнутыми назад, рогами и длинными хвостами. Муж с женой и пара ребятишек, у которых только прорезались крылья, приветственно махнули мне руками. Я ответила теплой улыбкой и таким же жестом. Мы двинулись дальше. У меня еще будет время рассмотреть весь остров. Мы решили отдохнуть неделю.


Перед нами показалась лесополоса. Зан оглянулся. Людей и нелюдей поблизости не было. Его тело начало меняться. Завораживающее зрелище. Только что был человек — и вдруг он плавно перетек в форму зверя. Рядом со мной стояла красавица-пантера. Я присела, благоговейно провела рукой по гладкой шкуре. Зверь довольно заурчал. Я уткнулась лицом в основание его шеи, вдыхая неповторимый запах свежести, который исходил от пантеры. Необычно и так притягательно. А главное, спокойно и умиротворяюще.


— Бежим? — спросил Зан мысленно. Я кивнула. Встала. Потянулась, разминая конечности.


Мы побежали. Деревья мелькали, словно расступаясь перед нами. Мы неслись так, что дух захватывало. Ветерок теребил выбившуюся прядь волос, но я не обращала на это внимание. Было так легко и хорошо. Чувство свободы пьянило. С ней могло сравниться только море, когда можно стоять на палубе, раскинув руки в стороны, и слушать шум волн, шепот ветра и гомон пролетающих мимо чаек, которые возвещают о скором прибытии к земле.


Наш бег продолжался. Лес, казалось, не кончался. Тропа стала уже, но бежать нам это не мешало. Но наш путь закончился около реки. Мы остановились очень резко. Я постаралась выровнять дыхание. Глянула на Зана. Глаза пантеры блестели от азарта. Мне на миг показалось, что зверь улыбается.


— Купаться? — спросил он ментально, и я кивнула. Как была, в одежде, только скинув сандалии, я вошла в реку следом за зверем. Хорошо, что додумалась надеть непрозрачную рубаху. Представляю, какой обзор сейчас представился бы оборотню. Вода была прохладная, но оттого более приятная. Разгоряченное после бега тело требовало срочного остужения. Мы плескались долго. До тех пор, пока наши желудки в унисон не заурчали. Я расхохоталась.


Огляделась вокруг. Красиво-то как! Около реки росли плодовые деревья и ягодные кусты. Небольшой пятачок около воды был покрыт мягкой травой, которая так и манила присесть на нее и отдохнуть. Но времени у нас уже не было. Пора было готовиться к празднику.


— Неплохо было бы перекусить. Домой? — спросила я. Зверь кивнул, словно нехотя вышел из воды и стал дожидаться меня. Я вышла, спокойно высушила магией одежду — здесь меня никто не мог видеть, а значит, и почувствовать мою силу. Зверь наблюдал за мной, дожидаясь, пока я закончу. А потом наш бег продолжился, только в обратную сторону.


— Это было чудесно, — остановившись на опушке леса, довольно выдохнула я, наблюдая за обратным превращением Зана.


— Завтра повторим? — склонив голову набок, поинтересовался юноша. Было хорошо заметно, что наша прогулка ему понравилась. Он больше не куксился и не таил на меня зла за Миру.


— Обязательно повторим, — пообещала я. — А сейчас идем, надо перекусить и обсудить ритуал.


— Я позже подойду, надо с родителями побыть немного, они соскучились, — улыбнулся оборотень. Я сконфузилась. Как же я не подумала об этом! Поэтому только согласно кивнула.


Около моего дома мы разошлись в разные стороны. Я зашла к себе и направилась сразу на кухню. Продукты лежали в холодильном шкафу. Интересно, кто их сюда запихнул? Не могли же они лежать столько времени, сколько мы плавали? Или могли? Холодильный шкаф оказался магическим. Неважно, сколько хранятся в нем продукты — они в любой момент будут свежими.


Достав индюшку, я быстро помыла ее, заправила специями и засунула в духовой шкаф. Следом достала муку, яйца и стала месить тесто. На полках нашлось варенье, которым я обмазала будущий пирог, и засунула его вслед за индюшкой в духовой шкаф. Эту конструкцию Мира случайно увидела на одном из разграбленных кораблей. Ей понравилось в плане комфорта и быстроты приготовления пищи. Намного лучше, чем очаг, который у нее был до этого. Теперь осталось ждать, пока все приготовится. А пока можно еще разобраться с книгой.


Не успела я удобно устроиться в кресле, как входная дверь открылась и в нее влетел разъяренный Шахаз. Следом за ним, словно на буксире, тащились Дайро и Грэд.


— Мира, его невозможно было удержать, — зло процедил Дайро, зыркая на гостя, кулаки моего помощника то сжимались, то разжимались. Я видела, каких усилий стоило ему сдержаться.


— Проходите, скоро обед сготовится, — широким жестом пригласила я, быстро пряча книгу обратно в шкаф и зачаровывая его, чтобы никто не сунул туда свой любопытный нос.


— М-м-м… Пахнет вкусно, — тут же заулыбался Грэд, падая в кресло, где еще недавно сидела я. Мне пришлось моститься на стуле, ожидая, пока все сготовится. При этом я разглядывала Шахаза. Его глаза сверкали, он был взвинчен и напряжен.


— Шахаз, что за срочность? Тебя плохо устроили? Ты чем-то недоволен? С чем связана твоя агрессия? — спокойно поинтересовалась я. А в груди бушевал ураган. Хотелось схватить надменного хлыща и вытолкать его вон.


— Моя госпожа, я должен находиться рядом с тобой, мне необходимо видеть тебя каждую минуту, каждую секунду, — начал Шахаз. Я нахмурилась. — Ты — свет очей моих, моя отрада, ты…


— Достаточно! — рявкнула я. Создалось ощущение, что меня вымазали в меду: липко, приторно, противно и гадко. Столько лести и лицемерия, что меня начало мутить. Захотелось срочно помыться. — Шахаз, скажи мне, ты в своем уме? Или ты считаешь, если я пиратка, то спокойно поселю тебя в своем доме? Незамужняя девица и красавец-ловелас? А ты подумал, как это будет выглядеть со стороны? Мне, конечно, плевать на моральные устои, но не так же открыто. Я знаю, что ты сейчас можешь возразить, — я подняла руку вверх, останавливая начавшего говорить гостя. — Я одна на корабле, где туева хуча мужиков. Но… — я подняла палец. — Моя команда — это моя семья. В своих парнях я полностью уверена. К тому же в каюте я нахожусь одна. Поэтому никаких разговоров! О совместном проживании не может быть и речи.


— А если я предложу тебе свое сердце на блюдечке, — приподняв бровь, выдал Шахаз. — Супружеская пара просто обязана жить вместе.


— Если бы да кабы… Во-первых, ты еще не предложил, а во-вторых, не трудись, я все равно не выйду за тебя замуж. Ты не в моем вкусе, я не люблю тебя, впрочем, так же, как и ты меня.


Я пристально наблюдала за его реакцией. Малейшее изменение на холеном лице красавчика воспринималось как вызов. Его глаза превратились в щелочки, скула слегка подергивалась. В какой-то момент мне даже показалось, что он вот-вот набросится на меня. Но надо отдать должное его выдержке — он сдержался. Да, я видела, какой удар был нанесен по его гордости: еще бы, отказать самому принцу! Ха! Иногда и такое случается. К тому же несмотря на внешнюю красоту, я видела всю его внутреннюю неприглядную суть.


Шахаз кипел. Он пытался сдержаться, остаться невозмутимым, но получалось у него слабо. Я с усмешкой наблюдала за его попытками. Наконец мне это надоело. Я встала и отправилась на кухню. Стоило проверить пирог и индейку, а заодно приготовить гарнир и салаты.


Мне на помощь пришел Дайро. Он живо покрошил овощи, заправил их и выставил на стол. Мы делали все молча. Я видела, что парень хочет о чем-то спросить, но не решается. Правильно делает. Сейчас я совершенно не настроена разговаривать, и уж тем более на тему Шахаза.


Через полчаса у нас все было готово. Мы пригласили к столу остальных. Принц успокоился. Теперь он расточал улыбки, при этом я остро почувствовала магию соблазнения. Вот гад. Решил хоть таким способом добиться своего. Я сделала вид, что поддаюсь его влиянию, стала идиотски улыбаться, кокетничать, при этом ненавязчиво уводила разговор о замужестве в сторону, чем доводила Высочество до бешенства. Он не мог понять, почему его магия дает сбой. Ведь она действует абсолютно на всех, даже на магов, обладающих огромной силой. Если честно, я и сама не могла бы объяснить, почему я все чувствую, но ни мое тело, ни мой разум не поддаются его уловкам.


Обед подошел к концу. За столом возникла неловкость. Каждый хотел что-то сказать, уже открывал рот, но тут же закрывал его и ждал, пока начнет кто-нибудь другой. Я молча наблюдала за всем этим. И тут ко мне ворвался Зан. Он с порога успел крикнуть:


— Мира, я нашел то, что нам поможет… — заметив гостей, юноша резко замолчал.


— Поможет в чем? — сразу подобрался Дайро. — Мира, что вы задумали? Надеюсь, остров останется цел? А то после ваших шалостей мы уже однажды отстраивали его заново, когда ты хотела всем продемонстрировать вызов… э-э-э… Кого ты там вызывала? Я запамятовал. Только вместо прихода конкретной личности, которую ты хотела иметь рядом, тогда подчистую снесло весь поселок.


— А когда упражнялась в усилении магии с помощью какого-то заклинания? — подхватил Грэд. — Наша бухта имела вид, будто ее стадо наортов (смесь слона и носорога) истоптала, да еще и брачные танцы там устроило.


— Нормально все будет, — буркнула я, опустив голову. — Все, поели — топайте отсюда, нам с Заном необходимо составить программу на вечер. И, кстати, Шахаза с собой заберите, мы готовим сюрприз, нам соглядатаи не нужны.


Шахаз попытался возмутиться, вызывался помочь, но я настойчиво вытолкала всех за дверь. Облегченно выдохнув, повернулась к Зану. Оборотень хитро улыбался. Как только щелкнул замок, он быстро вытащил из-за пазухи книгу. Подошел к камину, который был скорее для красоты и уюта, чем для обогрева, чиркнул огнивом, поджигая поленья. Я наблюдала за его действиями, но пока не понимала, что он делает.


— Тебе надо приручить огненную стихию, — не оборачиваясь, а завороженно глядя на языки пламени, произнес парнишка. — Тебе только ее не достает. Воздух, земля и вода у тебя уже есть. Садись на пол. Читай, — он открыл книгу на нужной странице и вручил мне.


Я села рядом с камином, протянула одну руку к огню, второй держа талмуд. И как только он его протащил почти незаметно? Стоило начать читать призыв к стихии, как все мысли разом вылетели из головы. Я находилась один на один с огнем. В данный момент были только он и я. По мере чтения я ощущала, как жар становится все сильнее. Создавалось ощущение, что языки пламени подбираются ближе, норовя лизнуть руку. Но я ее не убирала. Нельзя показывать страха, стихия это хорошо чувствует, и тогда мой призыв может закончиться весьма печально для меня.


Первый осторожный язычок пламени прошел по руке, едва касаясь ее. Я закрыла глаза, отрешившись от реальности, чтобы не ощущать боли. Заклинание я по-прежнему видела перед собой, как будто страница все еще была у меня перед глазами. Не отрываясь ни на секунду от чтения, перестала обращать внимание на происходящее. Еще бы, много ли увидишь с закрытыми глазами? Остались только ощущения, довольно острые, надо сказать.


— Ух ты! — выдохнул рядом Зан, как только я закончила и замолчала. Прислушалась к собственным ощущениям. Руку жгло, но вместе с тем было нечто приятно-согревающее, ласкающее и нежное, как касание крыла бабочки.


Я приоткрыла один глаз. Второй распахнулся сам от удивления. Огонь обволакивал мою протянутую конечность, покрасневшую от ожогов. Несмотря на легкое пощипывание, было все-таки приятно.


Я отложила книгу на пол. Протянула вторую руку к огню. И в следующую секунду языки пламени заплясали на ладони второй руки. Я счастливо рассмеялась.


— Зан, у меня получилось! Это же просто чудо! Смотри, как красиво! — я радовалась, как ребенок, получивший долгожданный подарок на свой день рождения.


— Я нисколько в этом не сомневался, — довольно произнес оборотень, присаживаясь рядом со мной. — А теперь рассказывай.


— Что ты хочешь узнать? — напряглась я, пока совершенно не понимая, чего от меня хочет мой товарищ.


— Ты ведь знаешь, что задумал этот красавчик? Его магию принуждения даже я почувствовал. Вот мне и стало интересно, что ему от тебя понадобилось? Мне кажется, он тут неспроста. Ты ведь обратила внимание, что он очень хотел попасть именно на наш корабль.


— Да, все именно так и было, — согласилась я, непроизвольно выдохнув с облегчением. Я-то подумала, что оборотень попросит меня рассказать о моей настоящей жизни — кто я и откуда явилась, а он всего лишь принца имел в виду.


Следующие полчаса были потрачены на подробный рассказ о личности Его Высочества, о его намерениях и о путях отхода. Правда, чтобы окончательно прояснить общую суть, пришлось все-таки вскользь упомянуть, кем был мой отец. Без этой информации неясно стало бы, о каком контракте идет речь. Зан слушал внимательно, не перебивая.


Как только я закончила, он задумался. Я тоже. И тут мне пришла в голову мысль, совершенно нелицеприятная. Я обернулась к оборотню с вытаращенными глазами. Он сразу напрягся.


— Что случилось? — не понял он моего шока.


— Зан, а ведь если во время своего обряда он спросит, люблю ли я своих друзей, свою команду, свой остров, наконец — я ведь не смогу ответить отрицательно. Да у меня непроизвольно вырвется согласие! И тогда… — я закрыла лицо руками. Мне стало нереально плохо.


— Хм… Действительно… Принц слишком умен, он ведь действительно может задать именно такой вопрос, будучи уверенным в получении положительного ответа. Рисковать чем-то или кем-то другим он не станет. Ему необходимо услышать твое «да», — задумчиво протянул оборотень. — Что же придумать, чтобы и народ не обидеть, и не давать согласия?


— Я не представляю, что тут можно придумать, друзья явно не поймут, если я отвечу «нет», — с тоской выдохнула я.


— Подожди, не кипишуй раньше времени, — осадил меня товарищ. — Мне надо подумать.


Я замолчала, давая ему возможность поработать извилинами мозга. Он хмурился, кусал губы, щелкал пальцами, словно пытался что-то вспомнить. Я сидела рядом, напряженно следила за его мимикой и, казалось, забыла, как дышать. Наконец, еще раз щелкнув пальцами, Зан повернулся ко мне. Его глаза радостно сияли.


— Выдохни, — предложил он и засмеялся. — А то только твоего бездыханного тела мне тут не хватало.


— Зан, не томи, я ж сейчас сойду с ума, — попросила я. Тот кивнул. Взял книгу, которую он недавно принес, и стал судорожно ее листать, пока не отыскал необходимый обряд. Ткнул в него пальцем и предложил: — Читай! Только очень внимательно. Тебе необходимо опередить его. И тоже добиться его согласия. А это будет проще простого, всего лишь спроси — он по-прежнему желает, чтобы ты стала его женой? Ему в любом случае придется ответить «да».


— Это просто здорово, — я чуть в ладоши не захлопала. — У нас должно все получиться.


— Обязательно получится! Читай, а я пока порыскаю в твоих нарядах. Ты сегодня должна быть на празднике по поводу нашего возвращения самой обворожительной, — подмигнул мне оборотень. Мне захотелось показать ему язык и ответить что-нибудь шуточно-ехидное, но я воздержалась. Ведь Зан ради меня старается, а мои высказывания могут его обидеть.


Обряд я выучила наизусть. Еще раз протянула руки к огню и поинтересовалась у стихии, которая ластилась ко мне:


— Ты мне поможешь? Я должна выиграть этот раунд у надменного принца. И отослать его домой.


Ответом мне были несколько искорок, быстро впитавшиеся в ладонь, оставив вместо себя небольшой рисунок в виде точек с хвостом. Интересно-то как! И что это означает? Впрочем, сейчас не время забивать лишней информацией голову. Главное, что огненная стихия согласилась мне помочь, а большего мне и не надо.


Наряд оборотень выбрал потрясающий. Когда он вытащил из сундука это платье, я открыла рот от изумления. Плотный корсет, слишком низкий вырез на груди, по бокам пышной юбки шли еще несколько разрезов, предназначенных оголять ноги до самого бедра. Рукава короткие, плечи открытые. Представив себя в этом, я смутилась.


— За-а-а-ан, на кого я буду похожа в таком наряде? Не подскажешь? — хитро прищурившись, спросила я.

— Ой, ладно, — отмахнулся парень. — Как рассекать в штанах и в полуголом виде, так это нормально, а лишние разрезы на платье — так сразу себя в куртизанки записала. Оно тебе неимоверно пойдет, огненный цвет определенно твой, к твоим волосам. А зеленые разводы по платью — в тон твоих глаз, они выгодно оттенят их цвет.


— Глаза оттенят цвет разводов на платье? — пошутила я, и сама расхохоталась. Зан тоже улыбнулся и согласно кивнул. Бросив мне платье, мельком глянул в окно и присвистнул:


— Ого! Смотри, солнце уже садится. Скоро начнется праздник. Иди, одевайся, если ты не против, сегодня я побуду твоим сопровождающим? — я согласно кивнула, заскочив с платьем в руках в другую комнату, где можно было переодеться и рассмотреть себя во всех деталях в огромное зеркало на стене. Что сделать с волосами, я пока не решила, потом подумаю.


— Зан, поищи в сундуках заколки, надо что-то в тон платью, — попросила я, пыхтя. Самой такое платье оказалось слишком сложно натягивать. — И еще мне нужна будет твоя помощь в затягивании корсета. Поможешь? Только не удуши меня, оставь немного воздуха, чтобы я смогла дышать.


— Ты, главное, не забудь: как только окажешься около огня, тащи за собой Шахаза и начинай обряд. Главное, как-нибудь неаккуратно поранься, чтобы твоя кровь попала на тело принца. Это, если помнишь, необходимо, — давал последние наставления юноша.


— Да, я все помню, ничего не забуду. А для крови мне как раз и нужна какая-нибудь заколка с острыми краями. И еще на всякий случай брошь — если не выйдет с заколкой, просто оцарапаюсь о брошку, — ответила я, выдыхая. Платье было надето. Воздуха катастрофически не хватало. И как придворные дамы такое каждый день носят? Да еще и затягивают себя так, что вдохнуть не в состоянии. Хм, интересно, а как они едят? Ладно мне Зан оставил немного места — поесть я люблю много и вкусно, а зажми он этот чертов корсет потуже — с едой пришлось бы распрощаться. Не влезла б точно.


— Ты готова? — найдя и заколку, и брошь, поинтересовался оборотень, протягивая мне руку.


— Всегда готова, мой кавалер, — отчеканила я, скрепив волосы и прицепив на грудь украшение. — Мы можем идти шокировать народ.


Я еще раз оглядела себя в зеркало, обула сандалии — в них было удобнее танцевать — и мы вышли из дома, направляясь к месту, откуда уже доносились громкие голоса, смех и шутки.


Мы подошли ближе. Собравшиеся держали в руках кто кружки, кто бокалы, а кто стаканы. Нам отсалютовали емкостями. Зан взял сидр себе и эль для меня. Я сделала глоток, оглядываясь вокруг. Множество накрытых столов. В центре — огромный костер. Бросив мимолетный взгляд на оборотня, заметила его согласный кивок. Тихо ступая, подошла к пламени и протянула руки. Огонь тут же попытался ластиться ко мне.


— Ты что творишь? — зашипел на ухо Зан. Я дернулась от неожиданности и хотела уже отчитать парня, чтобы не подкрадывался так неожиданно, и вообще, капитана пугать чревато. Но потом решила, что мне вполне и моря хватает, где я могу покомандовать, а на суше можно побыть обычной женщиной. Поэтому только отдернула руки и спрятала их за спину, улыбнувшись языкам пламени. Так меня и нашел Шахаз.


— Моя госпожа, ты прекрасно смотришься на фоне огня со своими яркими волосами и платьем в тон к ним, — сладкоречиво запел принц. Я молча кивнула, начиная читать про себя заклинание обряда. Он еще что-то говорил, но я его почти не слушала.


Закончив, я резко повернулась к принцу, кокетливо улыбнулась. Показала заколку из сокровищницы с его корабля, а также брошь. Сообщила, что эти предметы я решила оставить себе. В процессе демонстрации я уколола палец, споткнулась, хватаясь за Шахаза и пачкая его своей кровью.


— Шахаз, вот скажи, ты все еще имеешь желание жениться на такой растяпе? — тыкая в него окровавленным пальцем, захныкала я, едва ли не повиснув на мужчине. Тот расплылся в похабной улыбке, считая, что я ее не замечу.


— Да, моя госпожа, и сейчас много больше, чем когда-либо, — он даже голову склонил, демонстрируя свое почтение. А я… От радости засмеялась, особенно когда почувствовала, как меня коснулся огонь, мгновенно залечивая ранку, а сила принца медленно начала перетекать в меня.


Он схватил меня за плечи, встряхнул. Вот тут-то и проявился его истинный характер: властный, надменный, решительный и своенравный. Продолжая трясти меня так, что моя голова болталась в разные стороны, он завопил:


— Что ты сделала? Отвечай! Как тебе это удалось? Огонь подвластен единицам, ты не могла… У тебя не хватило бы силы его укротить!


Вокруг нас стал собираться народ. Многие попытались было броситься к наглецу и оторвать его от меня. Но я только едва заметно мотнула головой своим людям, показывая, что лезть не стоит. Но они недоумевали, почему я бездействую. А я ждала, пока приток силы принца станет больше. До него дошло, что процесс необратим, если только он сию минуту не исчезнет из этого места, с моего острова.


— Ваше Высочество, — я чинно поклонилась, отступая назад. — Ваша игра была слишком хороша, но насквозь фальшива. Вы хотели получить то, что имею я, а вместо этого отдали свое.


По толпе прошел ропот. Островитяне пораженно смотрела на Шахаза, который усмехнулся и зло процедил:


— Миара, земля круглая, и мы обязательно встретимся. Тогда ты не только вернешь мое, но и сама на блюде отдашь свое.


Высказавшись, принц достал из кармана кристаллы, бросил их на землю и раздавил каблуком сапога. Его окутала легкая дымка, и он исчез, испарился. А дымка пропала вместе с ним. Я смотрела на то место, где еще пару минут назад стоял принц, а в душе поднималась уверенность: да, мы встретимся, и эта встреча ничем хорошим для меня не обернется. Но… Прорвемся, и не в таких переделках бывали.


— Мира? Мы пропустили самое интересное? — ко мне подбежали запыхавшиеся Дайро и Грэд. Народ продолжал галдеть, возмущенный выходкой принца. Ко мне протиснулся вождь оборотней. Оглядев меня, он довольно прищелкнул языком. С немым укором посмотрел на сына, стоящего рядом и открыто глядящего на родителя.


— Да, ребят, пропустили, я немного выкачала силы из нашего гостя — ему от этого не убудет, а мне пригодится, — я подмигнула товарищам. — Ваш сын мне очень помог, и вообще он незаменимый помощник, — это было сказано оборотню. — Так что не сердитесь на него за книгу, она мне сослужила хорошую службу. Благодаря знаниям книги я смогла поставить на место зазнавшегося принца, не дала ему насильно жениться на мне, как он и планировал, да еще и магией разжилась.


— Мира, а о побочных эффектах этого обряда ты, надеюсь, удосужилась прочесть? — мы с Заном переглянулись недоуменно. — Я так и думал. Конечно, не додумались. Зачем лезть в конец книги, где находятся списки последствий. Вы прочли самое главное. Но ведь любой, даже ребенок, знает — каждая услуга имеет цену, и прежде, чем на что-то решаться, сначала стоило обдумать, готова ли ты заплатить.


— За этот обряд я в любом случае смогу заплатить любую цену, так как без него я сейчас была бы безвольной куклой в руках власть имущего. А мне этого не надо. Он сильнее меня магически, он властнее на всех материках. Тягаться с ним я могу только в море, а этого мало, — ответила я, гордо вскинув голову. Моя речь вызвала улыбку одобрения у вождя оборотней. Он кивнул чему-то, одному ему известному, и произнес:


— Цена за обряд — венец безбрачия сроком на десять лет, — он изрек это с такой скорбью, что я только засмеялась. Меня определенно не поняли, так как весь вид оборотня, казалось, спрашивал: не сошла ли я с ума? Все девушки мечтают выйти замуж, а я, напротив, радуюсь, что надо мной повис венец безбрачия.


— Вождь, это самая чудесная новость за последнее время. Ведь даже если принц найдет меня или поймает, он уже не сможет жениться на мне против моей воли. Да и по моей тоже, — выдала я на одном дыхании. Оборотень задумался, но потом согласно кивнул, подтверждая мои слова.


Выяснив все необходимое, разобравшись с силой Высочества, я подхватила Зана и Дайро, уволакивая их в центр круга, где играла музыка. За нами последовали остальные. О принце больше никто не вспоминал. Веселье набирало обороты. Народ отмечал наши удачные набеги. Я танцевала и веселилась. У меня было чудесное настроение. Пару раз я чувствовала на себе невидимые руки моего спасителя. Он рядом. Осознание его близости пьянило и еще больше поднимало настроение. Я была просто уверена: когда рядом Х'яш, мне ничего не могло грозить. А он, насколько я поняла, стал моей тенью с момента моего согласия по обмену душ и тел.


Праздник длился до самого утра. Повеселились мы на славу. Каждый получил отдых души и тела. Я так натанцевалась, что до дома меня фактически тащил на себе Грэд, бурча о безбашенности капитана, не знающего меры ни в чем. Я только смеялась над словами товарища. Дома, завалившись спать, забыла, о чем хотела поговорить с Х'яшем. Ничего, завтра вспомню, тогда и поговорю.


Мне казалось, моя голова только коснулась подушки, как меня кто-то начал тормошить. Вскочила я резко. Привычка. Обводя безумными глазами пространство, пытаясь разобраться, где я, сфокусировала взгляд на Зане и еще одном подростке, прибежавшем вместе с ним. Парни немного напряженно ждали моего окончательного пробуждения.


— Что случилось? — протирая глаза и пытаясь отогнать сон, спросила я у ребят. — Что за срочность такая? У нас пожар? Наводнение? Нет? Тогда зачем меня разбудили в такую рань? — на меня напала зевота. — Сколько мне поспать-то хоть удалось?


— Полтора часа, — прошептал Зан. — Идем, нам надо в бухту, только быстрее. Иначе мы ее лишимся.


— Ты можешь толком сказать, что такого произошло? Из-за чего мы лишимся бухты? — раздраженно спросила я. Не люблю я этих загадок, они меня нервируют. — Там кто-то есть? — Зан согласно кивнул. — Что за таинственность? — быстро обувшись, я выскочила из дома, помчавшись в бухту. Еще издали я услышала вой и гомон множества голосов. Но один, басовитый и громогласный, перекрывал все.


Запыхавшись — вот нельзя столько пить, есть и танцевать — я влетела на берег бухты и застыла, разглядывая морского Владыку. Он возвышался над водой, держа в руках трезубец. Отвечать другим от отказывался напрочь, дожидаясь меня. Я вздохнула. На Владыку не наорешь и в неведомые дали не пошлешь. Как-никак он наш покровитель в океане.


— Ваше могущество, чего изволите? — я почти поклонилась. Хотела даже честно сделать реверанс, но нога уехала в сторону, и я едва не свалилась в воду, споткнувшись. — Упс… Реверанс не удался, — покаянно произнесла я. Морской Владыка расхохотался. Подхватил меня за талию и поднял к себе. А возвышался он над водой метров на семь-восемь — это точно. Жуть. Как-то мне не по себе стало. — Ваше могущество, может, вы все-таки скажете, чего вам надобно-то? — не оставляя надежды получить ответ, еще раз повторила вопрос я.


— Пей, скоро все узнаешь, — ответил Владыка, протягивая мне склянку, которую недавно я уже пила. Значит, мне предстояло отправиться в подводное царство. Ладно, хоть посмотрю дворец изнутри, всегда мечтала в него попасть.


Я выпила. И мы резко погрузились в воду, у меня даже уши заложило. Но потом все прошло. Открылось второе дыхание. Видимо, меня ожидает еще одно задание. Что ж, даже дома, на отдыхе, покой мне только снится. Это чтобы форму не потеряла и не расслаблялась?


Глава 5

Погружение было стремительным. Я едва успела крикнуть друзьям, что волноваться не стоит, я скоро буду. Мы с Владыкой неслись как на пожар. Никогда не думала, что можно так плавать. Для Царя толщи воды не были преградой, он словно летел, зажимая меня в руке так, что я едва могла дышать, хоть и это получалось через раз.


Впереди показался дворец. Не останавливаясь ни на секунду, Владыка влетел внутрь и помчался по коридорам. Морская живность шарахалась от него в стороны из опасения быть сметенными напором Царя. Правильно, я бы тоже побоялась стоять у него на пути. Он же как торнадо, прет не глядя.


В одной из комнат, куда мы влетели и резко замерли, висела люлька, покачиваясь на одном из водных потоков. Я присмотрелась. Внутри лежал младенец. Только удивил меня не сам ребенок, а отсутствие у него хвоста. Вместо него были ноги. Обычные человеческие ноги. Я даже подошла ближе, чтобы получше рассмотреть младенца. На теле поблескивала чешуя, он спокойно дышал под водой, но… русалом или тритоном он никак не являлся. Смесь человека с водным жителем. Но как такое возможно?


Кажется, свой вопрос я произнесла вслух, так как Морской Владыка, приблизившись ко мне, с нежностью посмотрел на малыша, улыбнулся и ответил:


— Возможно, когда один из родителей — человек. Вот только на земле он жить не сможет, только под водой. Дышать воздухом ему противопоказано, иначе внутри него образуется вакуум, который его убьет.


— Подождите, он совсем-совсем не сможет подниматься на поверхность? — удивилась я, разглядывая младенца.


— Сможет, конечно, но ненадолго — час-два, может быть, часа три в день — этого, думаю, будет достаточно, чтобы он смог полюбоваться на надводный мир, на людей, пообщаться с матерью, ей ведь нельзя находиться под водой.


— А почему вы не сделаете ее Морской Царицей? — удивилась я. — Всего-то и нужна капля вашей крови и брачный…


— Потому что это мое решение, — рыкнул Владыка. Я смутилась. Да, нехорошо лезть в чужие дела, особенно касающиеся монархов. Они не привыкли обсуждать свои поступки с кем попало, особенно с людьми, такими, как я. — Она мне не ровня — это раз, я ее не люблю — это два, она была всего лишь достойным и единственным сосудом, способным выносить моего ребенка. На этом ее миссия закончена, — смилостивился Владыка, объяснив свои поступки.


Н-да, видимо, ему что-то очень серьезное от меня надо, если он пошел на такие жертвы, как поделиться мотивацией своих отношений с матерью малыша. Но почему же он не переходит к делу? Я уже прониклась историей до печенок. Теперь изнываю от любопытства. Одно я поняла — его просьба о помощи явно будет связана с малышом. Но он кажется вполне себе здоровым. А с ногами, думаю, явно проблем у него не будет. В конце концов, хвост можно и намагичить. Для Морского Владыки нет ничего невозможного.


— Ты наверняка думаешь и гадаешь, зачем я тебя позвал? — нарушил мои мысли Царь подводного мира. Я только кивнула. — Присмотрись внимательно к малышу. Ничего необычного не замечаешь? — я начала разглядывать ребенка со всех сторон, даже склонилась над кроваткой, чтобы получше рассмотреть. Но ничего такого, к чему бы прицепился взор, не нашлось. — Протяни ему руку, только не бойся ничего и не делай резких движений, — предложили мне.


Я аккуратно протянула руку ребенку. И вздрогнула от неожиданности, когда он, не открывая глаз, схватил меня за кисть и тут же укусил за палец, высасывая кровь. Мои глаза увеличились раза в три. Но дальнейшее заставило зажать рот, чтобы не вскрикнуть. Напившись моей крови, малыш вдруг обернулся сначала белоснежным барсом, потом превратился в черного орла. Ни одно из превращений ему не понравилось, и он перекинулся в странную рыбу, которую я и идентифицировать-то не смогла. И только накувыркавшись с обращениями, он вновь стал младенцем-человеком и засопел. За все время малыш ни в одной из форм не открыл глаз.


— Вампир, оборотень, русал и человек, — выдохнула пораженно я, едва находя в себе силы оторвать взгляд от необычного ребенка. Такого я не только никогда еще не видела, но и не слышала. Ни в одной летописи не упоминалось о таких смесках. Особенно учитывая давнюю вражду вампиров и оборотней, и их полную несовместимость: кровь клыкастых смертельна для оборотней, и наоборот. Так как же могло получиться, что в этом младенце они прекрасно совместились? — Но как? Неужели та женщина была…


— Нет, она действительно обычный человек. Такова была ее месть мне, когда она узнала, что никогда не станет Морской Владычицей. А об этом я ей сообщил на последних месяцах, когда избавляться от ребенка уже поздно, — пояснил Царь. Потом продолжил: — Эта идиотка нашла клан вампиров и попросила одного из них укусить ее и обратить в вампиршу. Но случился сбой, у клыкастого ничего не вышло, что поразило не только женщину, но и древнего. С такой же просьбой она обратилась и к оборотням — та же история. Если бы не преждевременные схватки — неизвестно, до чего бы эта полоумная еще додумалась. Но факт налицо: все укусы отразились на ребенке, сделав из него такого вот смеска.


— Но я все еще не понимаю, от меня-то вы чего хотите? — обернулась я к Владыке. Оторвать взгляд от малыша оказалось очень сложно, он словно магнитом притягивал к себе. Мне даже на миг стало страшно, каким он станет, когда вырастет. Сколько разбитых сердец окажется у его ног.


— Мне нужен амулет Аята, — произнес Морской Царь, а я забыла, как дышать. Сначала неверяще разглядывала Владыку, пытаясь сообразить, что я ему плохого сделала, если он решил отправить меня на верную смерть. Потом на всякий случай уточнила:


— Ваше могущество, вы ведь наверняка в курсе, что ни одному человеку не под силу даже близко подойти к амулету — разорвет мгновенно. Я и не говорю о том, чтобы коснуться его, и тем более, принести вам.


— Миара, не заговаривай мне зубы, я прекрасно знаю, о чем говорю, — начал злиться Морской Царь. — Обычному человеку — да, не под силу. Ты — маг. Причем сейчас, когда в тебе еще и сила принца, ты вполне в состоянии добыть мне этот амулет.


— Простите за нескромность, но зачем он вам? У вас и так достаточно могущества, на которое никто не вправе претендовать. Да никто и не смог бы занять ваше место, даже если бы очень захотел.


— Миара, вспомни, каково еще назначение амулета Аята, помимо дарованного могущества? — мягко попросил Владыка. Я напряглась. На ум ничего не приходило. Хорошо вспоминать то, чего и не знала. Именно об этом я и поведала собеседнику. Владыка расхохотался. — И чему вас в школах магических учат только?


— Нас учат не подходить близко к таким мощным артефактам, способным убить на расстоянии, — буркнула я. — А еще учат не желать того, чего не сможешь осилить. В данном случае имеется в виду как раз того самого могущества, которое и дает талисман Аята.


— Хм, значит, никто не знает о его еще одном свойстве, ради которого он мне и нужен, — тихо произнес Владыка, обращаясь, скорее, сам к себе, чем ко мне. — Может, это и к лучшему. Тогда на моего сына не будет объявлена охота, если вдруг кому-то станет известно о его особенности, — Царь бросил на меня украдкой взгляд. Я вскипела.


— Ваше могущество, я понимаю, что вы считаете всех женщин болтливыми и никчемными существами, но скажите мне на милость, зачем же вы тогда обратились за помощью к ничтожной человечишке, да еще и болтливой к тому же? — меня захлестнула обида. — Сами бы пошли за ним — и никаких проблем бы не было. А то вдруг я всем разболтаю о…


— Миара, не кипятись! — рявкнул Владыка. Я чуть не присела от силы, исходящей от него. — Я совсем не тебя имел в виду, у меня и русалок болтливых хватает, которые иногда крутят шашни с людьми. Заставить их молчать — это равносильно тому, чтобы одним залпом выпить море. А амулет мне нужен для того, чтобы скрыть сущность Г'ала, — Морской Царь с любовью посмотрел на сына. — И не только скрыть от людских глаз, но и от него самого. Он не должен чувствовать в себе другие сущности. Может быть, лет через сто-сто пятьдесят я и сниму с него талисман, а пока мой наследник должен быть полностью скрыт.


— Хорошо, Ваше Могущество, — склонила голову я. — Но передо мной еще одна проблема: я ведь даже не знаю, где находится амулет. Не предполагаю, с кем придется иметь дело. Наверняка там охрана такая, что мама не горюй. А помощников, как вы понимаете, я не смогу с собой взять. Никого из своих ребят я не стану подвергать риску. Их расплющит еще на подходе к месту сокрытия артефакта.


— А никого и не нужно брать. Ты должна одна добыть эту игрушку. Где она находится, я тебе расскажу, и даже покажу и доставлю в лучшем виде на берег острова, на котором хранится талисман. А дальше все будет зависеть только от тебя. Воевать и драться за вещицу ни с кем не придется, если только… — Владыка на миг запнулся, разглядывая меня, будто впервые видит.


— Если — что? — не поняла я такой запинки. Неужели он меня в чем-то подозревает? Тогда хотелось бы и мне знать, в чем именно. Интересно, мне расскажут о причинах подозрения? Или оставят в неведении?


— У тебя будет много соблазнов, — наконец начал Владыка. — Тебя станут склонять воспользоваться амулетом в своих корыстных целях, станут сулить несметные богатства, власть и выгоду, которую даст тебе артефакт. И если невидимые стражи почувствуют хотя бы каплю сомнения —, а они обязательно почувствуют — то тогда ты не получишь амулета, и сама останешься навечно на острове.


Меня передернуло от такой перспективы. Но я твердо решила отправиться за артефактом только для того, чтобы хоть одним глазком взглянуть на реликвию нашего мира. А еще очень хотелось уберечь безмозглых девиц от наследника. Ведь благодаря талисману его притяжение ослабнет. Уже сейчас даже меня тянет к нему, а на мне несколько слоев защиты и венец безбрачия, который притупляет влечение к особям мужского пола. Тогда что можно говорить об остальных?


— Когда мне отправляться? — поинтересовалась я, заметив, что так и спала в откровенном платье, в котором гуляла всю ночь. — Мне необходимо переодеться и прихватить оружие на всякий случай.


— Конечно. К тому же сейчас уже поздно. На остров Аята можно попасть только на восходе солнца. Потом он становится недоступен. Завтра на рассвете я буду ждать тебя в бухте. А сейчас тебе пора.


Владыка подхватил меня и так же стремительно понес обратно. На берегу в бухте островитяне ждали меня. Здесь собрался весь народ. Моя команда мерила шагами берег. Коротко переговаривались. Лица у всех были хмурыми и настороженными. Морской Владыка, резко вынырнув, аккуратно поставил меня на берегу, кивнул и снова исчез под водой.


— Мира, ты где была? Почему так долго? Что он от тебя хотел? Когда мы отправляемся и куда? — я не успевала ответить на один вопрос, как за ним следовало три других. Я молча ждала, пока первая волна беспокойства схлынет. И только тогда, осмотрев своих товарищей, заявила:


— Завтра я отправляюсь одна. Вам туда нельзя. Я не хочу ваших смертей, потому с этим заданием справлюсь сама, оно легкое, нам всем там делать нечего, — я храбрилась, пытаясь убедить команду в легкости задания, а у самой колени подтрушивало от страха. В голове еще стояли слова Владыки о сомнениях. Их не должно быть. Я ведь не хочу могущества. Мне хватает того, что у меня есть. А есть у меня немало: свобода, море, корабль, но самое главное — люди и нелюди — моя семья, которая меня любит и ценит. Это самое главное.


В голове противный голосок тут же поправил: «Они ценят Миру, любят ее, а не тебя. Подумай, как бы они отнеслись к известию о смерти Миры, виновницей которой являешься ты?». Меня передернуло. Я задумалась. Но тут же тряхнула головой, отгоняя плохие мысли. Даже думать не хочу. Сейчас я — это я, а не Миара. И надеюсь, островитяне поняли бы и приняли именно меня. Сейчас узнавать это я не хотела, но по возвращении обязательно спрошу, хотя бы у своей команды.


«Ты сумасшедшая? Да они утопят тебя вместе с твоим признанием», — снова влез противный внутренний голос. Ну и пусть. Морской Царь заберет меня к себе. Стану русалкой и буду жить под водой. Он-то прекрасно знает, кто я на самом деле. Моему внутреннему «Я» нечего было возразить. Больше никаких пререканий не было.


Пока я находилась в собственных раздумьях и вела интеллектуальную беседу сама с собой, мои парни разбушевались. Они грозили посадить меня на цепь и никуда одну не отпускать. Хорошо, что я не сказала, когда и во сколько отправляюсь. Или сказала? Что-то я путаться начинаю, а это не есть хорошо. Мне нужен твердый и рациональный разум.


С огромным трудом у меня получилось заговорить зубы своим товарищам. Я пообещала, что очень хорошо подумаю над своим безответственным поведением. А именно — о том, чтобы взять их всех с собой. Сработал мой дар убеждения. Народ стал расходиться, увидев целую и невредимую меня. Когда на берегу остались только члены моей команды, Зан дернул меня за руку и спросил:


— Ну что, сегодня побегаем? — я только кивнула. Мы отправились ко мне, чтобы я смогла переодеться. Не бежать же в платье. Парни с неохотой стали тоже расходиться. Каждый из них счел своим долгом напомнить мне о просьбе не забыть о них. Я всем кивала, думая о том, смогу ли я уйти незамеченной. С них станется просидеть всю ночь в бухте, карауля меня.


От быстрого бега мысли немного пришли в норму, но опасения остались. Почему-то именно мысль о разоблачении засела прочно в голове, не желая покидать разум. Около реки, искупавшись, я все-таки упала на траву и раскинула руки в стороны. Зан в человеческом облике упал рядом. Несколько минут мы разглядывали облака, медленно проплывающие по небу. Наконец оборотень нарушил молчание:


— Мира, что тебя тревожит? Ты все время о чем-то так напряженно думаешь, что ничего не слышишь и не видишь.


— Зан, как ты думаешь, как бы отреагировали островитяне, и моя команда в частности, если бы узнали, что я не Мира? Ведь они уважали и любили ее, а не меня. А тут явилась самозванка и заняла тело… — договорить мне не дал звонкий и искренний смех оборотня. Я обернулась на бок, приподнялась на локте, с недоумением уставившись на парня.


— Мира, неужели ты считаешь, что они ничего не знают? Ты же видела, в поселке много нелюдей, уж они-то хорошо чувствуют изменение ауры. Поэтому все давно приняли именно тебя, ни капли не сожалея о Мире. Это же касается и команды. Парни еще в первый день заметили изменения. И если они молчали, то просто приглядывались к тебе. Поэтому прекращай забивать свою хорошенькую голову глупостями. От прежней владелицы тела осталось только имя. Но и оно, как я уже понял, практически идентично твоему собственному. И только от тебя зависит, оставить его или добавить букву и быть самой собой, — Зан подмигнул, а я наконец смогла расслабиться. Его речь вдохновила меня на подвиги. Вот теперь я была уверена — с заданием я справлюсь. Больше меня ничего не тревожило.


Мы еще несколько раз купались, носились по лесу и много веселились. Домой я вернулась уставшая, но счастливая. Спать легла пораньше. Ко мне никто не заходил, никто не тревожил. Сны мне тоже не снились. Я проснулась ночью, бодрая и отдохнувшая. Начала собираться. До рассвета оставался час. Я успела одеться, пристегнуть к поясу кинжалы, выпить кофе, заплести волосы в косу и настроиться морально. В бухте я стояла с первым показавшимся лучиком солнца. Как я и предполагала, вся команда была здесь. Мне повезло, что они крепко спали. Только Зан, приоткрыв один глаз, мельком осмотрел меня, поднял палец вверх и помахал мне рукой на прощание, одними губами пожелав удачи. Я кивнула.


Вынырнувший Морской Царь подхватил меня и, как и в прошлый раз, рассекая воды океана, помчался так, что дух захватывало. Я прикрыла глаза. Можно еще подремать, пока плывем. И мне даже удалось поспать. Разбудил меня внезапный толчок и обжигающий жар в теле. Я распахнула глаза и замерла. Неужели я умерла и сейчас нахожусь в чертогах богов?


— Иди прямо по тропе, дойдешь до дома. Не останавливайся, следуй внутрь. Стучать и звать хозяев не стоит, действуй уверенно. Сразу бери амулет и поворачивай обратно. Глазеть и рассматривать ничего не стоит, это все равно иллюзия. Задерживаться нельзя. Времени на все про все у тебя три часа, с учетом испытания. Торопись. Удачи! — быстро выдал мне инструкции Морской Владыка, подталкивая к берегу. Я кивнула и побежала вперед.


Вокруг меня низко склонялись ветви деревьев, предлагая рассмотреть фиолетовые листья и голубые плоды. На ветвях прыгали неведомые пестрые и разноцветные птицы, распевая свои песни. Мягкая трава качалась под малейшим дуновением ветерка, словно приглашая испытать ее мягкость. Но я бежала, смотря только вперед, пока передо мной не оказался красивый двухэтажный домик. Быстро забежав внутрь, не останавливаясь и не переходя на шаг, я сразу, будто меня кто-то вел, свернула налево и попала в комнату, где на стене висел обычный круглый амулет на черной веревке. В голове сначала было пусто, ни одной мысли. Я сорвала талисман со стены и зажала его в руке, намереваясь повернуть обратно. Не тут-то было.


Меня остановила неведомая сила. Тихий, на грани слышимости, шепот многих голосов, сквозь которые пробился один-единственный:


— Зачем тебе такой мощный артефакт, человек? Для каких целей ты намерен его использовать?


— Он нужен не мне, а Морскому Владыке. Скрыть сущность своего наследника, — ответила я правду, как и советовал Царь. Скрывать или лгать было нельзя. Это могло стоить жизни.


— Глупая, — прошелестел второй голос. — Зачем отдавать могущество другому? Ты вполне можешь воспользоваться им сама. Станешь всесильной, будешь повелевать всем миром. Перед тобой все будут преклоняться. Не об этом ли мечтает каждый человек?


— Мне вполне хватает моей команды и моего острова, — счастливо улыбнулась я, вспоминая слова Зана, что жители действительно ценят и уважают именно меня, а не бывшую хозяйку тела. Хотя и прошло так мало времени с нашего знакомства.


— Что такое остров в сравнении с целым миром? — подключился третий голос. — Ты смогла бы по достоинству отомстить принцу, который желал тебе зла. Ведь ты же сама знаешь, он не успокоится, пока не поймает тебя, чтобы забрать силу.


— Это жизнь! Сегодня я на коне, а завтра в сточной канаве, — пожала я плечами. — Мне не нужна месть. Это удел слабых, а сильные или прощают, или спокойно живут дальше, стараясь забыть о плохом. Я пиратка, живу одним днем. Мне нравится море, нравится опасность, которая подстерегает при каждом нападении. Но это моя жизнь, и менять ее я не намерена.


— А могла бы жить во дворце, иметь слуг, не думать о хлебе насущном. Не надо было бы тянуть столько ртов, которые живут на острове. Не надо думать о том, как их прокормить. Ведь они все только и ждут, пока им доставят все на блюдечке, — снова включился второй голос. Первый пока молчал, будто наблюдал за мной со стороны.


— Фу, какую скучную жизнь вы описали, — нахмурилась я. — А как же свобода, море, взрыв адреналина от хорошей драки? Вы предлагаете мне сменить мою интересную жизнь на дворцовые интриги? Зачем? Я задохнусь в таком водовороте лжи, лицемерия и лести. Благо смогла на себе прочувствовать, какими виртуозными могут быть люди, воспитывающиеся при дворе. Я такой жизни себе не хочу.


— Не обязательно жить во дворце, — пошел на попятную третий голос, видимо, почувствовав, насколько негативно мое отношение ко двору. — Ты можешь управлять миром со своего острова. Повелевать Владыкой Морским, Ветром, Огнем, Матерью-землей, Водой. Все стихии будут в твоем подчинении. От тебя будут зависеть жизни всего живого на земле и под землей. Не это ли мечта любого человека и нечеловека?


— Заманчивая, конечно, перспектива, — усмехнулась я, почувствовав легкое напряжение в комнате. — Да только я прекрасно знаю магические законы: за все надо платить, особенно за обращение к стихиям. У меня жизни не хватит, чтобы с ними расплатиться. Даже если благодаря вашему амулету я стану бессмертной, все равно не хватит. Жить не ради удовольствия, а ради платы за пользование услугами стихий мне совершенно не хочется.


— Как только ты наденешь на себя амулет, никому и ни за что платить не придется. Все стихии будут у тебя в услужении. Не ты станешь платить за их услуги, а они станут все делать для тебя не только бесплатно, но и с огромной радостью.


— Во-первых, бесплатный сыр бывает только в мышеловке, об этом знают даже дети, — усмехнулась я. — Во-вторых… Хм… А сами стихии знают о том, что они вдруг переходят в разряд слуг? Почему-то у меня ощущение, что они явно будут недовольны такой позицией. Как можно приручить ветер? Он свободолюбив, и поймать его в силки равносильно тому, как удержать воду в решете. Да и не хочу я власти над стихиями. Мне вполне хватает той малости, что у меня есть. Они мне помогают, что еще надо? Любая помощь должна быть добровольной, в противном случае она обернется против просящего или, как вы тут пытаетесь меня убедить, против приказывающего. А я хочу жить и ни от кого, ни от чего не зависеть.


— С амулетом ты точно не станешь зависимой. Это путь к власти и могуществу. Ты сможешь носиться по морю в свое удовольствие. По щелчку твоего пальца любой корабль будет добровольно отдавать свои трофеи, — продолжали убеждать меня. Этот разговор начал утомлять. Я села на пол, прикрыла глаза, продолжая сжимать в руке талисман.


— Корабль не сможет отдать свои трофеи. Он неживой. Это могут сделать только люди или нелюди, находящиеся на нем, — менторским тоном произнесла я. — Но в этом случае я потеряю порцию адреналина от хорошей драки. А это уже скучно. Я устала вас в чем-то убеждать. Давайте с этого момента я просто буду говорить «Нет» на все ваши доводы? Вы можете предлагать мне все что угодно, ответ будет один. Этот талисман очень нужен ребенку, на которого в любой момент может открыться охота. Но не это главное. Уже сейчас, находясь еще в младенческом возрасте, он сильно притягивает к себе всех без разбора. Это я сужу по себе. Даже я прониклась. А что говорить об остальных? Да уже к своему совершеннолетию путь от дворца Владыки и на много миль вокруг будет усеян разбитыми сердцами. Не факт, что в очередное посещение подводного царства я сама не окажусь его жертвой. Именно поэтому я отдам талисман ему, это намного важнее, чем вся власть, вместе взятая. Да, мой меркантильный интерес тут присутствует — моя безопасность и сохранность собственного сердца.


Пока я говорила в комнате стояла тишина. Меня слушали очень внимательно. В какой-то момент я даже ощутила ментальное давление, подстегивающее меня согласиться на могущество. Ага, сейчас! Получить могущество и стать зависимой от наследника? Велика радость. Зачем мне такое счастье? Я тогда потеряю и свободу, и себя. Не говоря уже о своей команде, которой предстоит любоваться на влюбленного безответно зомби.


— Иди, — вдруг раздался громогласный голос первого. Он вынес свое решение. Я резво подскочила на ноги и бросилась к выходу, пока они не передумали. Чувствовала я себя разбитой, но счастливой. На мне словно тюки с тяжелым грузом таскали. Тело налилось тяжестью, к ногам будто камни привязали, но я бежала, насколько хватало сил, обратно к морю, где меня ждал Владыка. — Ты заслужила подарок, — донеслось до меня. Сил хватило на короткую благодарность. Подарком было уже то, что мне позволили уйти и забрать с собой амулет.


С разгона упав в раскрытые объятия Морского Царя, я отключилась, успев передать ему амулет. Очнулась я в покоях подводного царства. В теле все еще чувствовалась слабость. Но я встала и осмотрелась. Как оказалось, меня оставили в комнате наследника, который за сутки заметно подрос. Сейчас ему на вид уже было лет шесть-семь. Ого! Я удивилась. Интересно, до какого периода будет такая стремительность?


— До двадцати лет, — ответили мне. Я так сильно задумалась, что не обратила внимание на проснувшегося наследника, который сейчас немыслимо голубыми глазами разглядывал меня. У меня дух захватило. — Ты слишком громко думала, — между тем, продолжая разговор, обворожительно улыбнулся ребенок. — Как тебя зовут?


— Миара, — ответила я машинально, назвав настоящее имя. — А ты Г'ал? — уточнила я. Ну, а что? Вдруг это другой ребенок. Хотя его магнетизм явно показывал, что это именно он. Но почему на него до сих пор не надели амулет?


— Да, меня так зовут, — чинно склонил голову ребенок. В этот момент я готова была найти любую твердую поверхность и побиться об нее головой, чтобы вытравить все мысли, касающиеся наследника. Его притяжение становилось нестерпимым.


— Ты уже очнулась? — в комнату вплыл Владыка. Он протянул мне талисман Аята. Я в недоумении уставилась на него. — Надень его на Г'ала, — попросил Морской Царь.


— А почему вы до сих пор не сделали этого сами? — удивленно поинтересовалась я.


— Надеть амулет может только тот, кто смог его добыть. И это был не я, а ты. Сейчас у тебя, можно сказать, последнее испытание. Что ты решишь: оставить артефакт себе или отдать его моему сыну? Снять с него эту вещицу сможешь тоже только ты, — пояснил мне Владыка.


Я даже колебаться не стала. Взяла из рук Морского Царя талисман, подошла к ребенку и, не раздумывая ни секунды, надела на него вещицу. В следующую секунду я облегченно выдохнула. Магнетизм Г'ала рассыпался на миллионы частиц. Теперь я смотрела на него, как на обычного малыша, хоть и очень красивого и необычного.


— А теперь отнесете меня домой? — попросила я, представив, что меня сейчас ожидает от моих парней.


Владыка подхватил меня, я успела попрощаться с малышом, после чего наш стремительный подводный полет начался. В бухту меня доставили за считанные секунды. Я вышла на берег и удивилась, что ко мне не бегут со всех сторон с криками. Только сделав несколько шагов, я заметила свою команду, все еще спящую. Присев рядом с ними на песок, стала дожидаться их пробуждения. Самое интересное, что я отсутствовала всего два часа. Еще было раннее утро, поэтому мои парни продолжали сладко посапывать.


Дурной пример заразителен. Сидеть и просто смотреть на парней мне надоело. Я прилегла на песок и задремала вместе с ними. А вот пробуждение было малоприятным. Очнулась я от пристальных взглядов. Не люблю, когда на меня так смотрят. Резко открыв глаза, я шарахнулась в сторону. Надо мной склонилась вся моя команда, пораженно что-то разглядывая, будто впервые видели.


— Вы чего это? Привидение увидели? — буркнула я. — Разве ж можно так будить нежную, хрупкую и ранимую меня? — я встала, пытаясь понять, что произошло. Все молчали. — Зан, может, хоть ты объяснишь мне, с чего такой интерес к моей скромной уставшей персоне?


Оборотень подошел ближе, принюхался, закрыл глаза, открыл. Только после этого улыбнулся, открыто и радостно.


— Мира, ты только не злись, просто мы не знали, что и думать. Ты себя в зеркало видела? — я на него глянула, как на чудо чудное.


— Зан, я только недавно вернулась. И еще дома не была. Где ж я тебе зеркало возьму? Да и как-то мыслей не возникло смотреться в зеркало. Что я там могу увидеть нового?


— А ты подойди к воде и посмотри на свое отражение, — хитро подмигнул оборотень. Я осторожно ступила к воде, оглядываясь на застывших парней, которые напряженно следили за мной.


— Мама дорогая, роди меня обратно! — вырвалось у меня, когда я увидела «подарки», оставленные после посещения острова Аята.


Глава 6

Мои руки взметнулись к лицу, ощупывая то место около левого виска, на котором появилась странная татуировка, уходящая по скуле вниз, на шею, и дальше к плечу. Нимало не смущаясь, я стянула рубаху, разглядывая рисунок. Его вязь тянулась по всей левой руке и по боку, доходя до поясницы, где заканчивалась странным подобием кинжала, смотрящего острием вниз.


— Вот это да! — выдохнула я, а вместе со мной и парни. Но и это было еще не все. Мои глаза из изумрудных стали карими с красной радужкой по краям. А зрачок оказался янтарным и вертикальным. Немудрено, что меня так рассматривали. Осталось только рогам появиться и хвосту для полного счастья. Только я об этом подумала, как мои руки непроизвольно ощупали сначала голову, потом пятую точку. Кто их знает, этих стражей, с них станется прилепить мне лишние детали. Вдруг им одной татушки и изменения глаз мало показалось бы.


— Может расскажешь, с чем связаны такие изменения? — поинтересовался Дайро, подходя ближе и рассматривая рисунок тату. — Ты все-таки отправлялась без нас? Не доверяешь? — с обидой в голосе поинтересовался товарищ.


— Напротив, слишком ценю, чтобы позволить вам умереть, — отозвалась я, продолжая разглядывать свой чуток подправленный облик. Интересно, что все это означает?


— Мира, из тебя клещами тянуть слова надо? — влез еще и Грэд. Моя команда нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Я быстро соображала, что именно могу им рассказать. Решила выложить всю правду, но не касаясь деталей, связанных с наследником Владыки.


— Ребят, что вы знаете об амулете Аята? — склонив голову набок и рассматривая пораженные лица, невинно поинтересовалась я.


— Только не говори, что именно за ним ты и ходила, — выдохнули Дайро и Грэд одновременно. На меня смотрели, как на умалишенную. — Мира, скажи, ты головой нигде не стукалась? — слишком ласково и нежно спросил Дайро.


— Зан, ты ее на пробежке не ронял? — обернувшись к оборотню, спросил Грэд. — Кажется, наш капитан потерян для общества.


— Так, я не поняла, это что за наезды? — насупилась я, уперев руки в бока. — Не хотите слушать — и не надо, — я отвернулась, намереваясь идти домой. Подумаешь, не взяла их с собой, так они на меня сразу ярлык сумасшедшей повесили!


— Мира, подожди, мы же волнуемся за тебя, — пошел на попятный, хватая меня за руку, Таймир, наш верхолаз-смотрящий. — А ты сразу огорошила таким известием. Всем известно, что ни один из охотников за амулетом Аята не вернулся живым.


— Все зависит от того, для каких нужд его хотят получить, — отмахнулась я. — У меня были благие цели, я не для себя его брала. А значит, никаких проблем и быть не могло. Хотя, признаюсь честно, стражи талисмана меня утомили. Чего они только ни предлагали. Но одна скука смертная.


— А ты нам его покажешь? — шепотом спросил оборотень. — Какой он, легендарный артефакт?


— Не покажу, потому что у меня его нет. Но это обычный кругляш, наверное, из золота, на обычной черной веревке. Ничего сверхъестественного и супероригинального, — ответила я. А потом в деталях поведала, что со мной произошло. Вскользь заметила, что артефакт нужен был наследнику Морского Владыки. Но для чего именно, говорить не стала. Это не моя тайна.


— А почему ты нас не взяла? — никак не желал успокоиться Дайро. В нем продолжала бушевать обида.


— Потому что любого человека испепеляет, стоит даже близко подойти к острову. А мне ваша жизнь слишком дорога. К тому же испытание было бы наверняка для всех, а когда такая большая толпа народа, очень сложно убедить стражей в отсутствии меркантильности по отношению к артефакту, — пояснила я.


— А откуда все эти украшения? И что они означают? — полюбопытствовал Зан, для наглядности еще и потыкав пальцем в мою шею, проверяя на ощупь.


— Без понятия, — пожала я плечами. — Мне об этом забыли рассказать, или не посчитали нужным — потом сюрприз будет. Зан, ты бы ее еще на зуб попробовал, — отшатнулась я, когда оборотень начал прочерчивать дорогу вслед за тату по моему боку. — Все, ребят, сейчас по домам. В ближайшее время только отдыхаем и набираемся сил перед очередным плаваньем.


Я пришла домой, скинула с себя одежду и стала разглядывать в зеркале свои изменения. Напрочь позабыв про Х'яша, я вздрогнула, когда услышала его хриплый голос:


— Если б я не чувствовал твоего равнодушия, подумал бы, что ты меня соблазнить пытаешься.


У меня мгновенно включилась вампирская скорость. За доли секунды я нацепила на себя одежду и плюхнулась в кресло, бездумно глядя вокруг себя. Ага, наивная, попыталась увидеть своего спасителя. Он же сказал, что еще рано. Покажется только тогда, когда сочтет нужным. И не раньше.


— Я забыла про тебя, — покаянно призналась я ему. — Меня занимала только татушка, невесть откуда взявшаяся на моем теле. Кстати, ты не знаешь, что она может означать? И с чем связано изменение моих глаз? Я так привыкла к своим изумрудным глазам. А карие, да еще и с красными разводами — слишком дикое сочетание.


— Скоро сама все поймешь, — ответил невидимка. Я надулась. Что за тайны? Показаться — не может. Толком объяснить хоть что-то — ему сложно. Приходится все делать и узнавать самой!


— Ну и ладно, — вконец разобиделась я. — Можешь и дальше молчать. Сама все узнаю. Отправлюсь к Морскому Владыке — и узнаю. Уж он-то должен рассказать. А то скончаюсь от любопытства.


— Не советую идти в море, пока, во всяком случае. Если не хочешь повесить себе на шею груз в виде супруга, — равнодушно заметил Х'яш, за что мне захотелось треснуть его чем-нибудь тяжелым, да посильнее. Вот зараза, еще больше любопытства нагнал!


— А на тебя, значит, это не действует? Хотя подожди, о каком супруге речь, если я на десять лет безбрачная? Сам-то понял, что сказал? Или забыл о плате за обряд? — ехидно поинтересовалась я. В ответ послышался тяжкий вздох, будто я сказала некую чушь.


— Ты не хочешь сходить проветрить голову? — мило спросил собеседник, чем еще больше разозлил меня. Я вскочила, заходила по комнате туда-сюда. Пока думала, чем бы его ужалить, он сообщил: — Ну, раз ты не желаешь проветриться, это сделаю я. Хорошего тебе дня и вечера. Надеюсь, у тебя больше не возникнет желания искать приключений на свою пятую точку. Уж очень она у тебя привлекательная, чтобы ей жертвовать.


— Хам, — рявкнула я, запустив в дверь подвернувшейся под руку вазой. — Специально найду что-нибудь. Не сидеть же мне в четырех стенах только для твоего спокойствия!


И тут кровь взыграла. Захотелось разнести что-нибудь, устроить головомойку и потасовку. Выскочив из дома, как угорелая, я помчалась искать хоть кого-нибудь из команды. Во мне кипела кровь, злость и раздражение огненным вихрем рвались наружу. Все парни находились в таверне, куда я влетела фурией, оглядывая зал.


— Пинту эля, — рявкнула я, быстро присаживаясь за стол. Парни застыли. — Нам надо на материк. Без разницы какой, что ближе. Мне нужно спустить пар. А здесь потасовки устраивать не хочу, так же как и копить в себе. Поплыли? К утру управимся. Попросим Владыку домчать нас с ветерком.


— Мира, что с тобой? — осторожно поинтересовался Грэд. — Хорошую драку можем организовать, не обязательно мчаться к черту на кулички. Мы давно спарринги не устраивали. Будет возможность размяться.


Трактирщик поставил перед нами кружки, быстро удалившись. Не знаю, что он прочел в моем взгляде, но его пробрала дрожь. Хотя старый хитрец никогда и ничего не боялся. Да и ребята как-то странно посматривают. Над предложением Грэда я задумалась. Может и правда спарринг поможет выпустить пар? В крайнем случае, на материк мы всегда сможем сорваться.


— Идет, спарринг так спарринг, — согласилась я. — Пошли? — я осушила кружку в два присеста. Ребята сделали то же самое. Мы кинули несколько монет на стол и быстро покинули таверну. — На пустырь? — спросила я, несколько человек согласно кивнули.


Толпой мы отправились на место, где часто устраивались тренировки. Надо сказать, что наш остров был небольшим. Поселок насчитывал около трех сотен человек и нечеловек, и занимал треть острова. Горы, которые тянулись на добрую половину, защищали подходы с востока и севера, а непроходимый лес — с запада. За поселком на небольшом пятачке между горами и лесом как раз и находился пустырь. Сколько бы на нем ни пытались возделывать землю и сажать пшеницу или другие злаки — все было бесполезно. Уже на следующий день вспаханная земля превращалась в утоптанный пятачок земли, ничем не напоминая обработанную землю. После нескольких безуспешных попыток островитяне оставили затею засеять там хоть что-то, зато мы прекрасно нашли ему применение: устраивали тренировки и спарринги. Сделали из пустыря полигон для разминок. И сейчас мы направлялись именно к этому месту.


Кровь бурлила, тело подрагивало, так мне не терпелось размяться. Парни только искоса поглядывали на меня, не понимая причины такого взрыва эмоций. Ага, пообщались бы и они с невидимкой, я бы на них посмотрела. Он и мертвого способен вывести из себя.


Не успели мы войти в центр площадки, как меня будто подкинуло, и я предложила сразу троим, а то и четверым вступить в схватку. Было бы предложено: они кружили вокруг меня, делали подсечки. Дайро, перекувырнувшись и сделав немыслимое сальто, оказался позади меня, но я предвидела его маневр: присела, выставив ногу вперед, и ударила его под колени, как только он приземлился. Сразу же встала, развернулась и, подпрыгнув, ударом ноги в грудь отбросила от себя Грэда, успевшего зацепить меня за плечо. Еще двое попытались достать меня с боков, но они ломанулись на меня слишком быстро и прямолинейно, мне только и оставалось подпрыгнуть и уйти в сторону, чтобы эти двое столкнулись лбами.


Им на смену пришли другие. Наш танец продолжался. Левая рука стала нерабочей, кому-то удалось меня зацепить. Ничего, силы у меня пока есть, прорвемся. Мы танцевали хороших часа три. И только полностью измотанные, но счастливые, упали на землю, радостно улыбаясь. Азарт схлынул, злость ушла, ее место заняли спокойствие и расслабленность. Я повернула голову к парням — они лежали вповалку, закрыв глаза, и мерно дышали.


— Отличная разминка получилась, — довольно произнесла я. — Все живы и относительно здоровы? Никто не покалечился?


Мне ответил нестройный гул голосов. Все действительно оказалось отлично. Полностью восстановив силы, встали. Тут-то нас и настиг вестник-страж, сообщивший о королевской галере, курсирующей недалеко от нашего острова. Найти нас не могли, но приблизительные координаты принц хорошо запомнил. Сейчас он наверняка желает вернуть свою силу. И я больше чем уверена, что там не одна галера. Только непонятно, почему страж не заметил остальные? Неужели у него еще осталась сила, чтобы тщательно скрыть остальные суда? Или ему кто-то помогал?


— Что делать будем? — обратилась я к команде. Сейчас выступать навстречу противнику было нельзя, мы еще не до конца восстановили свои силы после тренировки.


— Пусть поплавают, понервничают, а мы пока отдохнем и приготовимся, — внес предложение Дайро. С ним согласились остальные.


— Необходимо узнать точное количество галер, — задумчиво протянула я. — Принц не мог явиться сюда только на одной. Он должен быть уверен в своей победе. А одним кораблем нас не возьмешь.


— Даже скрытые магией страж бы увидел, — откликнулся Зан. — Ведь для него нет ничего тайного. Они не чувствуют магии, соответственно, от их зоркого ока невозможно утаить ничего.


— Именно это меня и смущает, — буркнула я. — Просто не верится, что Шахаз явился практически один. Команда не в счет. И даже если он притащил на одной галере целую армию, все равно шансов у них нет. Что же он задумал? Пока не выступим против них — не узнаем.


— Значит, завтра на рассвете? — скорее не спросил, а внес предложение Грэд, я отрешенно кивнула. Мои мысли витали далеко. Я пыталась разгадать замысел принца. Но в голову ничего не приходило. Придется действовать наобум и в зависимости от обстоятельств. И исходить из того, что корабль все-таки один. Уже на подходе к поселку ко мне обернулся Рэйт. Поскреб затылок, а потом неуверенно спросил:


— Мира, ты понимаешь, что этот бой не такой, как всегда? Мы не грабим корабль и не захватываем товары? — я кивнула, пока еще не совсем понимая, куда он клонит. — Значит, просто отделаться легкими ранениями не получится, будут жертвы и… — он запнулся, а до меня дошло.


— Да, убивать на этот раз придется, — сквозь зубы процедила я. Несмотря на мое отношение к убийствам — я была категорически против — в данном случае стоял вопрос: или мы их уничтожим, или они нас. Щадить они точно не намерены. — Прихватите завтра весь арсенал и установите на бригантину дополнительные пушки, они нам понадобятся. А перед выходом в море я попытаюсь договориться со стихиями.


— Мира, плата, — прошептал Зан, округлив глаза. — Тебе мало венца безбрачия? Ты же не знаешь, что потребуют взамен стихии.


— Что бы ни потребовали, — упрямо отмахнулась я. — Они это получат. Жизнь команды намного важнее даже нескольких отданных лет жизни. Все! Все по домам, отдыхать и готовиться к завтрашнему.


Весть о бое быстро облетела остров. Целый день и целый вечер слышался гомон бегающих островитян. Плотники устанавливали дополнительную защиту на корабле, кузнецы ковали оружие из заговоренной стали, ткачихи плели броню из прочной проволоки, которую сложно проткнуть ножом или кинжалом. Каждый был занят делом. На нашей бригантине установили дополнительные пушки дальнего боя. К утру все было готово. Мы, обрядившись в тончайшие, но прочные кольчуги, вышли в море. Корабль принца заметили издалека. Первыми огонь открывать не стали. Сначала решили узнать, зачем они пожаловали. Узнали. С галеры принца вылетело первое пушечное ядро и едва не угодило в наш корабль. Воздушная стихия отнесла его в море. Что же, они прибыли для нашего уничтожения. Можно наносить ответный удар.


С помощью ветра мы быстро обошли корабль противника и пристроились в кильватер, так что стали недоступны для их пушек. Умело сманеврировав, мы «погасили» для корабля принца ветер, захватывая его своими парусами. Скорость галеры Шахаза резко упала. Она и так не была большой, а сейчас их корабль и вовсе застыл, что еще больше разозлило нападающего.


На носу нашего корабля выдвинулись специальные мостки, нечто вроде абордажных трапов. В нас попытались пульнуть пушкой, только без толку, позиция нашего корабля была вне зоны полета ядер. Пока они пытались развернуть пушки, мы дали точный залп из пушки, установленной на носу корабля. Нескольких человек на корабле противника снесло картечью. В нас полетели сразу несколько ответных залпов, но вреда нам не причинили.


Вокруг все заволокло дымом. Мои парни воспользовались этим, кидая «кошки» на корабль противника и намертво скрепляя два корабля. Теперь на абордаж. Но… Как только моя команда собралась прыгать, я издала клич не торопиться. В голове созрела идея, как перехитрить команду противника. Около меня все застыли, приготовившись в любой момент прыгать на соседнюю палубу.


Солдаты принца, между тем, не собирались сдаваться. Их галера была отлично вооружена. Мы прекрасно осознавали, что перед нами страшные противники. У них на палубе достаточно вооружённых мушкетами солдат. Борт корабля у них выше. Опасаясь нового залпа картечи, они чуть отступают, ожидая нашей атаки в мёртвой зоне. Корабли ударяются друг о друга, дым становится гуще, похоже, что мы их зацепили хорошо, и там что-то горело. Пока дым окончательно не рассеялся, я издала громкий боевой клич, и над трапом противника оказались с десяток человеческих фигур. Мушкетёры дали залп, разорвавший тела храбрецов в клочья. Ошметки полетели в разные стороны. Я усмехнулась, давая знак команде прыгать. Моя хитрость удалась. Чтобы отвлечь солдат принца, я создала фантомов и отправила вместо своих парней. Несколько минут мы выиграли. Пока солдаты станут перезаряжать мушкеты, мы сможем беспрепятственно попасть на их корабль. Так и получилось.


Плохо было одно: из-за количества дыма сложно было разглядеть, где свой, где чужой. Но, с другой стороны, нам и это было на руку, так как солдаты от ужаса резали своих же, считая, что это мы. Я ворвалась в толпу противников, пробираясь к центру корабля. Мне нужен был принц. В моих руках были кинжал и короткий меч, которыми я орудовала слишком быстро: кого-то заколола, кого-то зарубила, несколько человек свалились с перерезанным горлом. Я чувствовала, как по моей кольчуге проходил скрежет металла, солдаты пытались достать меня. И тут же от моей руки падали замертво. Перепрыгивая через мертвых, я напрягала зрение, всматриваясь в лица, насколько это было возможно. Но принца нигде не было. Неужели он решил отсидеться в каюте, отправив солдат на верную смерть? Я бы не удивилась, если бы так и произошло.


Солдаты стали отступать в носовую часть. Дым рассеялся. Я видела, как несколько членов команды принца перезаряжают мушкеты, кто-то пытался зарядить пушку. Наивные. Я быстро подскочила к ним, схватила ядро и швырнула в толпу солдат, предварительно проверив, нет ли там моих парней. Раздался взрыв и грохот. Я едва успела поставить защиту на себя и свою команду. Иначе и нас бы разорвало от такой ударной волны. Через несколько минут после того, как рассеялся дым, солдаты принца сдались.


— Где Его Высочество? — спокойно поинтересовалась я, быстро оглядев своих парней на предмет ранений. Трое оказались ранены и, кажется, слишком серьезно. Тела их покрылись потом, они с трудом стояли на ногах. В мгновение ока я оказалась рядом и зашептала заклинание исцеления. Пока окончательно вылечить я их не смогу, но опасные и глубокие раны затянутся. А это значительно облегчит боль.


— Его здесь нет, — вперед вышел статный мужчина с легкой сединой на висках. — Нам приказано атаковать, а потом доставить рыжеволосую пиратку в порт Даргана, там нас дожидается Его Высочество.


— Ты лжешь, — спокойно констатировала я, прекрасно ощутив фальшь в словах солдата. — Зачем? Вам ведь не удалось нас захватить. Какой смысл в твоей лжи?


И тут капитан усмехнулся, что меня насторожило. Он пристально вглядывался в меня. Я подобралась, предчувствуя подвох. Но с какой стороны он должен проявиться, сложно было понять. А в следующую секунду произошло сразу две вещи: из глубин океана поднялся Владыка, собираясь забрать на дно корабль принца, посмевшего нарушить его покой стрельбой, а меня затянуло в воронку портала, из которого я не смогла выбраться. Оказывается, капитан успел кинуть мне под ноги переносные кристаллы, на которые я по неосторожности наступила, не заметив их. Потому он меня и разглядывал так пристально, ожидая, пока я подамся к нему, сделав один неосторожный шаг. И я его сделала.


Несколько моих парней пытались меня схватить и не дать исчезнуть в портале, но его сила притяжения оказалась намного больше силы даже пятерых членов моей команды.


Не знаю, что это за перенос, но меня накрыла темнота, будто кто-то вырубил меня чем-то тяжелым по голове. Последней мыслью было: «Куда, черт его дери, исчез Х'яш? Неужели он так обиделся, что не оказался в трудную минуту рядом?».


Глава 7

Глаза распахнулись резко. В нос ударил запах сырости и вони немытых тел. Я огляделась и горько усмехнулась. История повторялась: я снова находилась в сырой и вонючей камере, прикованная цепями. Прислушавшись к себе, облегченно выдохнула: до пыток еще не дошли. Видимо, решили оставить развлечение до того момента, как я приду в себя.


— Х'яш, ты тут? — тихо позвала я, и не узнала своего голоса: хриплый, осипший и писклявый. Ответа не было. Я опустила голову, рассматривая свою одежду. Кольчуги не было, рубаха оказалась порвана. Вот извращенцы, наверняка пока я была без сознания, меня детально рассматривали. Но кто и зачем? Обряд провести, пока я не в себе, они не могли. Зачем тогда одежду портить?


— Очнулась? — передо мной появился принц собственной персоной. И когда только войти успел, что я не услышала?


— Нет, сплю я еще, — отозвалась я. — Зачем ты меня сюда притащил? Убить ты меня не сможешь, тогда твоя сила уйдет со мной безвозвратно; силой жениться на мне тоже уже не выйдет, на мне венец безбрачия. Тогда что тебе от меня надо?


— Ни убивать, ни жениться на тебе я и не собираюсь, — презрительно скривился Высочество. — Я хочу получить то, что по праву принадлежит мне — твою силу, а заодно и мою, которую ты у меня украла. И отдашь ее ты мне добровольно, — от его оскала меня перекосило. В этот момент стало страшно. Наверняка припас, гаденыш, какой-то козырь в рукаве. Иначе не был бы так уверен в своей победе и моем согласии.


— Правда? Я? Добровольно? Ты умом-то не двинулся? Я тебе воды в ливень не подам, а ты о моей силе говоришь. Я быстрее сожгу ее в себе, чем делиться с тобой, — высказавшись, я отвернулась, рассматривая слизь на стене — она в тот момент показалась мне намного интереснее, чем принц.


Ответа Шахаза я не услышала, вскрикнув от резкой боли. На мою спину обрушился кнут. Значит, эта сволочь явился не один. И он думает, что пытками вытащит из меня согласие? Наивный. Я не такие истязания пережила, сравниться со жрецами в их извращенной фантазии никому не под силу. На спину обрушился еще один удар. Концы кнута с острыми наконечниками обвились вокруг талии, оставляя на ней красные отметины. Я сцепила зубы, чтобы не дать повода злорадствовать. Хотелось орать во все горло. Вот была бы радость для Шахаза.


Я с трудом скосила глаза на обнаженное плечо. Меня удивило то, что принц никак не отреагировал на тату. Ведь раньше ее не было, и про нее он должен был спросить в первую очередь. А не заметить ее трудно, вон, мои парни сразу увидели. К тому же сейчас моя рубашка была разорвана, и она должна была быть видна во всей красе. Но разглядев плечо, я не заметила на нем рисунка. Исчез? Или спрятался от глаз принца?


«Незачем всяким извращенцам раскрывать все карты», — буркнула у меня в голове темная личность. Ага, ясно, значит, татуировку Шахаз не увидел. Хоть какая-то радость в жизни, а то бы порезал меня на лоскутки для исследования. А так обойдусь малой кровью.


Принц что-то говорил, в чем-то меня убеждал, но его слова не долетали до меня, я пыталась отрешиться от боли. Это было сложно и практически невозможно. Попытки сдерживать рвущийся наружу крик рассыпались прахом. Губы от натуги были прокушены до крови. Скулы свело от напряжения.


Удары стали чаще. Перед моими глазами уже плясали темные круги. От боли свело все тело, казалось, я горю в огне, который не согревает, а пытается уничтожить своим жаром. Обратиться к стихиям не вышло, на меня нацепили антимагические браслеты. Еще и Х'яш где-то шляется. Всегда придерживалась правила: на друга надейся, но сам не плошай. Стоило один раз от него отступить — и результат налицо. Я слишком расслабилась, чувствуя безмолвную поддержку невидимки. А он вдруг исчез и оставил меня одну. Теперь впредь буду умнее… если выживу после пыток.


Видимо, я стала отключаться, так как на меня вылилось ведро ледяной воды. Я мотнула головой. Мозг прояснился. Я ненавидящим взглядом уставилась на принца, который невозмутимо стоял около двери, скрестив руки на груди. Красив, зараза. Надменен и жесток. А какие у него губы… Разжать бы их и… Стоп! Опять эта тварь полезла в мои мысли? Снова магию принуждения решил применить? Сволочь! Вот только освобожусь — и я устрою тебе «ночь любви»!


«Ты сначала освободись», — прорезался внутренний голос.


«Обязательно освобожусь… ай! Больно», — дальше спорить сама с собой я не стала. Разжигая в себе злость, я старалась вызвать хоть немного магии. В данный момент малейшая искра будет за счастье.


Удары становились сильнее и чаще, сдерживаться я уже не могла. Когда первый крик вырвался из моего горла, принц победоносно усмехнулся. Я бросила на него злой взгляд. Посмотрим, кто из нас будет смеяться последним. Думаешь, смог укротить меня? Черта с два. Еще один крик. Шахаз сделал знак палачу остановиться. Сделал ко мне шаг. Его изображение расплывалось перед глазами.


— Я могу остановить экзекуцию, тебе всего лишь надо дать свое согласие, — равнодушно произнес он.


— Я лучше удовлетворю твои извращенные сексуальные фантазии, — выплюнула я. — Небось уже несколько раз кончить успел, пока наблюдал, как меня секут. Ты ведь по-нормальному не можешь, извращенец…


— А ты, я смотрю, так торопишься проверить мою мужскую силу? — оборвал меня принц, не дав закончить фразу. — Так и быть, я осчастливлю тебя один раз, но после того, как ты дашь свое согласие на передачу силы. И у тебя будет возможность сравнить, кто лучше в постели: я или твоя команда.


Не сразу до меня дошел смысл, а когда дошел… из моего горла вырвался каркающий смех. Этот идиот считает, что я сплю со своими парнями? Какого же низкого он обо мне мнения. Хотя мне на это ровным счетом плевать. Пусть думает что хочет.


— А если не согласишься, завтра утром перед прилюдной поркой я отдам тебя солдатам, тогда простор для сравнения у тебя будет гораздо больше, — мерзко хохотнул Шахаз.


— Как только первый солдат до меня дотронется, простора для фантазий, и уж тем более для сравнения, ни у кого не будет, — на автомате выдала я. — Моя сила после принудительной инициации разнесет все на много миль вокруг, — теперь пришел мой черед ухмыляться, заметив его вытянутое лицо.


— Мерзкая ведьма, ты пытаешься мне доказать, что еще не инициирована? — Шахаз подскочил ко мне, схватил меня за волосы и, запрокинув мою голову, зашипел мне в лицо не хуже змеи.


— Тебе? Доказывать? Да ни за что, — язык отказывался ворочаться, в голове шумело, меня начало тошнить. — Можешь делать, что душе угодно, а результат потом сам увидишь. Надеюсь, тебя разнесет первого.


Такая длинная для меня речь отняла последние силы. Мое тело скрутило сильной болью, словно внутри некто вознамерился завязать в узел кости, суставы и прочие органы. Блаженная темнота снова накрыла меня. Не помогло даже вылитое ведро воды, которое напоследок мелькнуло перед глазами.


На этот раз в темноте показался свет, на который я смело пошла, несмотря на то, что ноги вязли в чем-то густом и липком. Что это было, я не видела, так как вокруг меня все еще была тьма. Свет появился резко, будто не я к нему шла, а он ко мне. В первую секунду пришлось зажмуриться. А когда распахнула глаза, усмехнулась: передо мной был уже знакомый остров Аята. И что меня снова сюда занесло? Зачем я здесь?


— Откройся для нашего дара, — прошептал один из уже знакомых стражей. — И тебе не придется терпеть боль, она пройдет, и ты окажешься свободна.


— Если б вы еще и подсказали, как мне это сделать, — пожала плечами я, не понимая, как я должна открываться и для чего или для кого.


— Очисти свое сознание и прислушайся к себе, твой разум и внутренний голос подскажут, что надо делать, — подхватил второй страж.


— Ага, эта злыдня точно подскажет, он только и может критиковать меня да спорить все время не по теме, — сдала я с потрохами… саму себя? Ведь мое «второе я» — это моя же сущность, только более рациональная, в отличие от безбашенной меня.


— А ты постарайся примириться с ним, — хохотнул первый страж. — И он поможет тебе обрести свободу.


— Хорошо, — согласилась я, чувствуя, что все расплывается, линии теряют четкость. Остров стал пропадать, а боль — возвращаться с утроенной силой. Я застонала, пытаясь пошевелиться. Не смогла. В тело словно иголок натыкали, малейшее движение причиняло нестерпимую боль.


Осторожно приоткрыв глаза, непроизвольно вздохнула с облегчением. Я была одна. Значит, у меня есть возможность договориться с самой собой. Я даже хихикнула от такой мысли. Скажи я кому-нибудь о таком, меня бы посчитали свихнувшейся. Но хорошо, что тут кроме меня никого не было. Я сосредоточилась и… четко поняла, что надо делать. Представила всю татуировку, которую видела сразу после прибытия с острова Аята, и которая потом исчезла с моего тела, вернув мне мой прежний облик. В том месте, где она проходила, начался сильный жар. Левая половина тела онемела. Глаза начали слезиться, из них полился свет, который в темноте камеры хорошо был виден. Браслет соскочил с левой руки. Я сжала и разжала кулак и вскрикнула, когда смогла разглядеть, что вся левая сторона потемнела и покрылась чешуей, а на руке выросли когти.


Одним таким коготком я поддела браслет на правой руке, сняв его с себя. С оковами на ногах разобралась быстро. Вздохнула. Свобода! И куда теперь? Домой? Надо бы и принца прихватить и наказать. Разрезать его на куски и слушать, как он орет и просит пощады…


Я мотнула головой. Что это было? Я никогда не была кровожадной. Так откуда сейчас вылезли эти странные мысли? Кого я в себя впустила? И как потом снова стать самой собой? Ладно, с этим потом разберемся, сейчас другая проблема: как выбраться из темницы. И куда, черт его дери, подевался Х'яш? Он ведь все время был моей невидимой тенью. Что же могло произойти, что он вдруг исчез?


Я почувствовала, как боль из израненного тела волнами уходит прочь. Магия растекалась по венам, наполняя тело силой, восстанавливая повреждения, излечивая, теплой волной облегчения омывая все внутренности. Слух обострился, зрение обрело яркость и четкость. Мне показалось, что я вижу даже малейшие частицы пыли, застывшие в воздухе. Интересно, в этой камере когда-нибудь убирались? Вот о чем я думаю? Естественно, никто не станет утруждать себя таким неблагодарным трудом. А у заключенных не спросят, где им удобнее висеть, страдать и корчиться от боли.


Откуда-то снаружи раздался шум и лязг оружия. Я напрягла слух. Улыбнулась. Знакомые голоса донеслись до меня. А в следующую секунду одна из стен моей камеры и еще штук пяти соседних рухнули с ужасным грохотом. Я зажала уши руками, так как звук сильно ударил по мозгам, на миг оглушив и заставив потерять ориентацию в пространстве. Меня кто-то подхватил на руки. Пока я приходила в себя после шума, мы с моим спасителем оказались на свободе. Я с удовольствием вдохнула чистого и свежего воздуха. После вонючей камеры это было блаженством. Вокруг была суета. Стражники носились с оружием, не зная, куда кинуться в первую очередь: или ловить сбегающих преступников, или драться с теми, кто смог взорвать стену тюрьмы.


— Мира, уходим, нам надо успеть покинуть город, пока… — начал было Дайро, который и вытащил меня из темницы, но его перебил громогласный звук рога и последующий за ним приказ опустить ворота и никого не выпускать за пределы города, пока преступники не будут пойманы.


— Идем скорее, зови остальных, — приказала я, быстро направляясь к соборной площади, вспомнив, что в данный момент в городе должен проходить турнир.


— Ты куда? Выход в другой стороне, — попытался остановить меня подошедший Грэд.


— Мы не сможем покинуть город, у нас только один шанс выйти отсюда целыми и по возможности почти невредимыми — это записаться на турнир. И чем быстрее мы это сделаем, тем скорее обретем статус неприкосновенных. Так что вперед! Наверняка принц уже понял, что мы сможем предпринять, и он сделает все возможное, чтобы не дать нам стать участниками, — на бегу изложила все я. Несколько раз нам приходилось укрываться в подворотнях, так как мимо неслись стражники, явно ищущие именно нас. Они хватали всех девушек, сравнивая их лица с гравюрами. Ого! Принц настолько проникся моим обликом, что даже нарисовал гравюры? И когда только успел, да еще и в таких количествах, чтобы раздать стражникам?


С трудом мы попали-таки на соборную площадь. Хорошо, что когда-то давно, еще в детстве, я этот город облазила вдоль и поперек: прав был отец, когда говорил, что знание улочек всегда пригодится в жизни. Иногда чтобы попасть к цели, необходимо идти окольными путями, сворачивая в потайные ходы, а не переть напролом у всех на виду. Так оно и оказалось.


Подбежав к стражнику, записывающему всех желающих попасть на турнир, я схватила у впереди стоящего рыцаря шлем и плащ, сообщив, что позже все верну. Спорить, когда вокруг меня толпа оскалившихся парней, он не стал, только плечами пожал и отвернулся. Подошла моя очередь. Я назвала свое имя, не став говорить род. Стражник поднял голову и пробасил:


— Сними шлем, женщина! Турниры только для мужчин! — его слова разбудили во мне злость. Выхватив у него его собственный меч, я приставила его к горлу опешившего стражника и глухо поинтересовалась:


— А если я сейчас проткну твою глотку — как думаешь, следующий после тебя рискнет назвать женщину слабым существом, не способным сразиться на турнире? — мужика затрясло. Его глаза вращались в разные стороны, я даже поразилась, что так бывает. Он искал того, кто сможет оказать ему помощь, но стоящая вокруг нас толпа только с интересом наблюдала за происходящим. Никто не двинулся с места на помощь стражнику. — Записывай! — приказала я, немного ослабляя хватку.


Только он записал меня, а на моей ладони появилась метка рыцаря, участвующего в турнире, как на площадь въехали трое всадников. Его Высочество без труда узнал меня, несмотря на плащ и шлем. Он подъехал ближе, толпа перед ним расступилась. Я же не сдвинулась с места. Моя команда подобралась. Народ вокруг затаил дыхание, не понимая, что понадобилось их принцу здесь, на соборной площади.


— Миара, твоя маскировка не сработала, снимай шлем. Ты идешь со мной, — надменно произнес Шахаз. Я сняла шлем, отдала его хозяину, а сама насмешливо уставилась на Высочество.


— И ты готов нарушить закон, действующий во всех государствах? Только ради того, чтобы арестовать меня и получить желаемое? — толпа загудела недовольно. А я ее еще и подначила: — Конечно, он же принц, и ему плевать на законы, которые устанавливались не им. Главное — цель, а способы ее достижения не важны. Это простому люду уже бы давно снесли голову и осудили, а принцу…


— Хватит паясничать! — рявкнул Шахаз. — О каких законах ты говоришь? Что я собрался нарушать?


Вместо ответа я подняла руку так, чтобы он увидел на моей ладони светящийся знак рыцаря турнира. Принц нахмурился. Он, как никто другой, обязан был знать о неприкосновенности. Я заметила его взгляд, брошенный на моих товарищей, и тут же поспешила предупредить:


— Они — моя команда, арест любого из них приравнивается к нарушению закона. Моя команда и я — одно целое. Поэтому, Ваше Высочество, в ваших интересах проводить нас с почестями на место дислокации, где нас устроят со всеми удобствами. Можете еще и слуг выдать, мы не обидимся. А если ты сам исполнишь эту роль, цены тебе не будет в базарный день.


— Как-то слишком быстро ты отошла от знакомства с палачом, — перевел разговор в другое русло принц. — Как ты смогла освободиться? Антимагические браслеты может снять только тот, кто их надел.


— Вот наивный, — усмехнулась я. — Ты всерьез считаешь, что я тебе сейчас правду на блюдечке преподнесу? Должна же в женщине быть хоть какая-то загадка. Мне еще предстоит не раз тебя удивить. Вот бы до смерти, — мечтательно выдохнула я.


— До твоей? — невинно поинтересовался Шахаз. — Это я только с радостью, но не забудь вернуть то, что тебе не принадлежит.


— Мечтай! Все свое забираю с собой и делиться ни с кем не намерена. И вообще, я устала. Негостеприимный у тебя был прием, мне еще раны обработать надо. А то вдруг какая зараза в них попала, твой палач наверняка кнут даже смазать не удосужился после порки других. А вдруг они чем-нибудь больны были?


— Ты все равно не сможешь покинуть город, даже после турнира, — зло прошипел принц, вскакивая на коня. — Я прикажу арестовать тебя после него. И тогда тебе уже никто и ничто не поможет.


— Мне уже начинать дрожать от страха? — с вызовом посмотрела я на будущего монарха. Толпа в этот момент замерла, все напряженно следили за нашей перепалкой. Никто и слова не вымолвил, тишина стояла такая, что пролети сейчас муха — слышен был бы шелест ее крыльев.


Ни слова не говоря, Шахаз со своими спутниками быстро покинули площадь. Я выдохнула, только сейчас почувствовав, насколько была напряжена. А от вынужденной улыбки скулы свело так, что я едва смогла убрать ее с лица. Выдохнула. Кивнула головой своим спутникам. Потом, вспомнив, что нам еще не дали жетон на один из шатров для рыцарей, обернулась к стражнику и протянула руку. Тот вздрогнул и вложил мне в ладонь требуемое.


Толпа расступилась, когда мы прошествовали к месту нашей временной остановки. Нам выделили огромный шатер. Мы вошли внутрь и разместились прямо на полу, обсуждая дальнейшие действия. Одно было ясно: мне кровь из носа надо было победить.


— Ребят, кто знает, какой главный приз турнира? — вдруг заинтересовалась я. Если он, как всегда, на желание победителя, то нам нереально повезет, так как я все же надеюсь на победу. Но у меня возникли сомнения. Я была уверена — принц все переиграет на свой лад.


— Пока не объявлялось, — отозвался Зан. — Я пытался узнать, пока сюда шли. Никто ничего не знает, все удивлены, что не объявлялось заранее. Думаю, нам об этом скажут завтра, на самом турнире.


— Это плохо, — я задумалась. — Ладно, сейчас надо придумать, где раздобыть лошадь, копье, шлем и латы. Почему-то у меня ощущение, что нам тут ничего не дадут, по приказу Его Высочества.


— Я сбегаю на пристань, возьму деньги, и все купим, — предложил Зан. Я с сомнением покачала головой, но он хитро усмехнулся и вышел из шатра, напоследок заговорщически подмигнув мне. Точно, я ж забыла, что он оборотень и для него преград нет, он и через городскую стену сигануть может.


Пристань находилась за городскими воротами, потому чтобы на нее попасть, надо было предъявлять пропуск. Как Зану удалось попасть на корабль, он не рассказал, но вернулся через пару часов, уже ведя лошадь, а в руке у него были шлем и латы. Копье было пристегнуто к луке седла, там же висела сумка с моими вещами. Зан как чувствовал, что мне просто необходимо переодеться — не пугать же народ своей рваной рубашкой. Что ж, одна проблема решена.


— Пройдемся по лагерю? Послушаем, о чем народ судачит? — предложила я, заставив всех отвернуться, пока я переодевалась. Парни согласились. В чистой одежде я почувствовала себя увереннее. Взбила и расчесала волосы. Теперь не стыдно перед людьми показаться. Мы разделились, чтобы не идти толпой и не привлекать особого внимания. На нас почти никто особо не смотрел. Только около одного рыцаря вышла заминка. Он все рычал на слугу, который ему что-то втолковывал, его все раздражало. Заметив нас, он обратился к Дайро:


— Поделишься красоткой? — первым моим желанием было проткнуть его насквозь, но Дайро, притянув меня к себе, с милым оскалом ответил:


— Тебе не по зубам эта красавица, если жить хочешь — слишком большая плата за ночь любви.


— Сколько? — самодовольно усмехнулся рыцарь, уже в своих фантазиях поимев меня много раз.


— Жизнь, — вместо Дайро ответил Грэд. — Ты готов расстаться с жизнью за ночь любви с красавицей?


— Ты рехнулся? Никто столько не стоит, — рыкнул рыцарь. Мои парни, пожав плечами, двинулись дальше. Отойдя немного, мы рассмеялись, вспомнив выражение лица мужчины. Н-да, посмотрим, что он запоет, когда завтра увидит меня на ристалище.


Мы ходили от одного рыцаря к другому, присматривались, прислушивались. Я изучала доспехи соперников, выискивая слабые места. Но у всех были прочные латы, которые ни одно копье не возьмет. И тут мы услышали условия:


— Суть турнира заключается в том, чтобы с первого забега выбить соперника из седла. Не зацепить, не покалечить, а только выбить, сбросить с лошади на землю.


Я готова была хлопать в ладоши, но тут меня посетила мысль, что меня выбить из седла вообще труда не составит. Черт, что же делать? Единственная надежда была на магию. Но и тут принц решил навести свои порядки. Следующий глашатай объявил:


— Самое главное условие: никаких использований магии. Кто будет замечен в ее применении, будет сразу арестован и доставлен в темницу!


В этот момент я словно воочию увидела презрительную ухмылку Шахаза. Вот гад, все предусмотрел. Даже о магии вспомнил. Еще бы, он ведь прекрасно понимает, что без нее я и одного тура не продержусь. Я схватилась за голову. Время-то мы выиграли. Но сколько? Сутки? Завтра нас всех арестуют, и тогда…


Куда же Х'яш делся? Что происходит? И мое состояние мне совершенно не нравится, словно мое тело мне не принадлежит и им пытается завладеть кто-то другой. Неужели я тронулась умом? Или это сила себя так ведет? Но почему? Должна быть веская причина для этого. А я ее в упор не видела.


Через некоторое время нас пригласили к столу. Оказывается, тут еще и кормили бесплатно. Сервис на высшем уровне. За столом на меня поглядывали косо. Несколько рыцарей недоуменно поинтересовались, по какому праву женщина находится за одним столом с рыцарями, когда ее место явно в постели или на кухне. Я едва сдержалась. Скрипнув зубами, подняла ладонь, молча показала метку и отвернулась. Зато излишняя агрессия насторожила. Мне стало казаться, что я теряю себя, свою личность, свою суть. Что же происходит, в конце-то концов?


После еды, не имея возможности выйти за пределы лагеря, нам пришлось слоняться между кучей народа. Мне быстро все это наскучило, мои парни хотели развлечься в силовых конкурсах. Я оставила их забавляться, а сама отправилась в шатер. Хотелось побыть одной и попытаться разложить по полочкам свои ощущения. Мне очень не нравилось мое раздвоение личности. Одно дело — общаться с внутренним голосом, и совсем другое — ощутить в себе чужую суть, которая пытается вытеснить меня, занять мое место. И все бы хорошо, но я прекрасно чувствовала ее властность, жестокость, агрессивность, а самое главное — жажду убийства. Нельзя было позволить захватить власть надо мной.


— Я — это ты, ты — это я, — раздалось внутри меня, тату нагрелась и явственно проступила на коже. Глаза начали гореть, щипать, в них будто песка насыпали. — Если хочешь победить, ты должна отдать власть мне. Иначе после первого же тура отправишься обратно в темницу. Соглашайся.


— Нет, — категорично ответила я. — Да что ж это такое? Почему все, кому не лень, пытаются склонить меня к отдаче силы? Только если принцу всего лишь магия нужна, то ты вообще желаешь захапать меня всю? Кто ты? Как вообще оказалась во мне?


— Я — твоя сила, твоя вторая, скрытая темная сторона. И сейчас, если хочешь победить, ты должна отдать контроль под мою ответственность. Тогда мы точно победим и сможем разделать принца.


— Разговор окончен, никакой власти я тебе не дам. Мне она самой нужна. Я не хочу даже думать, как ты собираешься побеждать. Все. Тема закрыта. Не мешай мне думать, — огрызнулась я.


В шатре я ходила туда-сюда и все время звала Х'яша. Создавалось ощущение, что именно из-за татуировки пропал мой невидимый спаситель. Но чем она могла ему помешать? И почему он не сказал, что уходит? Мог попрощаться хотя бы ради приличия.


Я была удручена и расстроена. За то время, что невидимка был рядом со мной, я успела к нему привыкнуть. Он интересный собеседник, надежный помощник. А самое главное, с ним я чувствовала себя защищенной. А сейчас — будто меня раздели и повели сквозь толпу обнаженной. Куда же он делся и как его вернуть?


В таких мрачных мыслях я и провалилась в сон. Я не слышала, как пришли парни, я не видела никаких снов, просто легла, а утром открыла глаза, пытаясь понять — я вообще спала или только прилегла? Оказалось, что уже утро. Я довольно неплохо выспалась. Израненная недавно спина окончательно исцелилась, не оставив никаких отголосков бывшей боли. Я чувствовала силы и бодрость духа. Меня распирало от адреналина, руки так и чесались сделать гадость. Что? Какую гадость? Я тряхнула головой, понимая, что стоит немного расслабиться — и вторая сущность начинает медленно занимать тело, захватывая в тиски и мою душу.


Отвратительное ощущение. Надо же, с утра настроение уже испорчено. Я вышла на свежий утренний воздух. Может, мозги проветрятся? Х'яш, где же ты, когда так нужен? Я уже и не надеялась на возвращение невидимки.


Надела на себя доспехи, оседлала лошадь. Моя команда помогала как могла, не понимая моего удрученного состояния. Объявили пары, кто с кем будет соревноваться. Я должна была идти третьей. Также разъяснили условия: победитель дерется трижды. Если всех побеждает — выходит во второй тур, который состоится завтра. Всего туров пять, так как народу в этот раз прибыло очень много. Что ж. Да помогут мне стихии. Турнир начался.


Глава 8

В начале турнира, когда все стояли наготове, на середину ристалища вышел высокий подтянутый человек в длинном плаще. Протрубив в рог и привлекши внимание, он открыл свиток и зачитал его всем присутствующим.


— Внимание! По указу Его Высочества, принца Шахниара Валейского, приз победителя будет определен после окончания турнира! Пусть для всех это будет сюрпризом! А сейчас мы открываем наш ежегодный турнир! Всем участникам удачи!


Народ зароптал в недовольстве. Еще бы. Соревнуешься, когда знаешь, за что;, а когда вслепую, к тому же вдруг и приз-то окажется не таким, какой хотелось бы — тогда какой смысл рисковать головой? Такой поворот не понравился не только участникам, но и зрителям. Шум и гам стояли еще некоторое время. Было заметно — первая пара вышла на старт с недовольными лицами. Лязгнули забрала на шлемах, все приготовились. Звук рога возвестил о начале.


Я наблюдала за первыми двумя парами. Рыцари с такой силой били копьями, что без ранений не обошлось. Падающие с лошадей летели через ограду, разделяющую две полосы, по которым скакали наездники. Одного из рыцарей унесли на носилках, он оказался серьезно ранен. Мне на миг стало страшно, особенно когда я поймала взгляд того, с кем мне предстоит состязаться: он смотрел на меня снисходительно, уже в мыслях празднуя победу. Я усмехнулась.


Всего на одно мгновение мелькнул соблазн: может, действительно передать управление темной сущности? Но я сразу же отогнала эту мысль, зато «второе я» сама высунулась и начала настаивать. Еле-еле удалось запихать ее в самый дальний угол души. Обойдусь своими силами.


Мой выход. Я стояла на старте и ждала сигнала. Страх прошел, появился азарт, как перед захватом очередного судна. Перекинув из рук в руку копье, проверила его балансировку и вес. Отлично. А теперь, вперед! Раздался сигнал рога. Лошадь сорвалась с места одновременно с соперником. Скорость все увеличивалась, расстояние сокращалось. Сближение…


Я не успела занести копье, как заметила, что оружие соперника уехало в сторону, а сам он уже свалился с лошади. Что? Но я до него почти не дотронулась! Как он на земле оказался?


Народ взревел. Я опешила. Конечно, в своей победе я не сомневалась, но не так же. А вдруг кто глазастый смог углядеть, что соперник вывалился из седла без моей помощи? Я напряженно оглядывалась по сторонам. Народ бушевал, радостно воздевая руки в небо. Я выдохнула. Внутри меня недовольно заворчала темная сущность, я приказала ей заткнуться. Но остро ощутила, что она выжидает момент.


Ну и шут с ней, пусть выжидает, а у меня Х'яш вернулся. Я поспешила в шатер, чтобы скрыться от всеобщих глаз и спокойно обсудить с невидимкой его исчезновение. Надуться, что ли? Обидеться на него, за то, что исчез и ни слова не сказал? Мог бы и предупредить, я же волновалась.


Как только я влетела в шатер, сразу скинула шлем и грозно поинтересовалась у спасителя, прекрасно чувствуя, что он здесь:


— Я могу узнать, куда ты вдруг так резко пропал? Мог бы и предупредить, что покидаешь меня. Я волновалась, места себе не находила, а ты… — договорить мне не дал возмущенный вопль спасителя:


— Что?! И это говоришь ты? Когда сама хотела избавиться от меня. Тебе это почти удалось, меня действительно вышвырнуло из этого мира, и пришлось приложить максимум усилий, чтобы вернуться обратно. Тебе ли говорить о волнении, когда ты только и мечтаешь остаться без уплаты долга за свое спасение.


— Ты… рехнулся? — слов не было, одни ругательства, готовые сорваться с языка. Глаза отчего-то защипало. От несправедливого обвинения внутри все сжалось. Мотнув головой, я с вызовом посмотрела в одну точку, где, судя по голосу, должен был находиться Х'яш. — Я много раз звала тебя, ты должен был слышать мой зов. И избавляться от того, кто мне помогает, не в моих правилах. А вообще, я не собираюсь больше перед тобой отчитываться. Но незаслуженных обвинений терпеть тоже не собираюсь.


Отвернувшись, я собралась выйти на улицу, чтобы еще больше не нагнетать обстановку. Меня остановил вопрос:


— Разве не ты просила татуировку? Ты хоть знаешь, что она означает? Или просто рисунок понравился?


— Ты идиот или прикидываешься? — невинно поинтересовалась я. — Я о ней и знать не знала, пока мои парни не указали на нее после прибытия с острова Аята. Одно могу сказать, мне не нравится то, что со мной происходит. Я не знаю, что за темную сущность в меня подселили, но я хочу ее выселить, она портит мне жизнь, да еще и очень значительно. Требует власти над телом, пытается убедить в невероятном. А я хочу снова быть самой собой. Но второй раз на остров я вряд ли попаду. Сама я туда не доплыву, а просить Владыку — неслыханная наглость.


— Тебя наградили против твоего желания? — удивился Х'яш. — Ничего не понимаю. Зачем стражам превращать тебя в монстра?


— Может, они хотели таким образом отомстить за артефакт? — подала я идею. — Они ведь явно остались недовольны, что он ушел из-под их контроля. А штука мощная, и неизвестно, как себя с ней поведет новый владелец, — я на миг задумалась и тут же вскинула голову. — Точно! Смотри, если я потеряю себя и моя темная сущность возьмет верх, то она ведь захочет вернуть амулет себе, чтобы получить власть. И тогда стражи с чистой совестью смогут уничтожить меня и забрать обратно свой талисман. Сходится?


— Ну да, наверное, так и есть, — с сомнением протянул невидимый собеседник. — Хотя я сомневаюсь немного. Они не провоцируют обычно. И после проверки забывают о гостях.


— Значит, времена изменились, им стало скучно, и они решили развлечься, — продолжала я гнуть свою версию. — Ничего другого мне в голову не приходит. Но сейчас надо думать о том, как избавиться от нее. Я не хочу в одно утро проснуться полностью порабощенной темной стороной. А она, я чувствую, только и ждет момента, чтобы полностью захватить власть над моим разумом. Вот попала, так попала.


— Не забивай себе голову, тебе о турнире надо думать. Выходи, скоро твой тур, тебе на сегодня осталось победить еще двоих соперников, — я почувствовала, как Х'яш улыбается. Скорее интуитивно, ведь видеть я его не могла. Но на душе потеплело: он не бросил меня и не ушел, он рядом. И я снова ощущаю прилив бодрости. Он рядом, и моя уверенность в собственных силах возросла во много крат. Все страхи покинули меня.


Нацепив шлем, с гордо поднятой головой я вышла из шатра и, запрыгнув на лошадь, встала на старт. Напротив мой противник стоял с непокрытой головой. Он настолько самоуверен? Идиот. Но нет. Стоило только затрубить рогу, он быстро надел шлем и бросился вскачь. И снова как в первый раз: лошади набирают разгон, мы сближаемся, я замахиваюсь копьем — и противник падает, даже не коснувшись меня. Трибуны ревут, соперника уносят за руки и за ноги. Хм, для него носилок пожалели. А может, он в норме, просто оглушен падением? Скоро узнаем.


Мне остался третий на сегодня, последний забег. После двух побед на меня смотрят уже по-другому. Рыцари, еще недавно отпускающие сальные шутки, пристально разглядывают меня, не совсем понимая, как мне удалось справиться с такими сильными противниками. Я выискиваю глазами друзей. Но они уже сами спешат ко мне, поздравить и пожелать удачи. Меня дергает за руку Зан. Бросив взгляд в сторону, он шепнул:


— Принц что-то затевает. Не сегодня. На последний тур. Недаром он не объявил сразу главный приз турнира. Мне кажется, он уверен в твоей победе. Потому что я хорошо слышал, как он кому-то говорил, что в финале за место победителя будет драться сильнейший, и тебе не выиграть. Кого именно он имел в виду, не сказал. Но он знает, что ты дойдешь до финала.


— К ристалищу стягиваются все стражники. Мне даже показалось, что Шахаз сюда всю армию собирается притащить. Интересно, как мы будем прорываться? — усмехнулся Грэд.


— И не из таких переделок выбирались, — хлопнул товарища по плечу Дайро. — И из этой выберемся. Не знаю, как, но обязательно прорвемся.


Пока мы беседовали, оглядывались вокруг, подсчитывая количество стражи, объявили последний на сегодня забег. Я кивнула товарищам и направилась к старту. Все произошло, как и прежде. Я выиграла. С той лишь разницей, что на этот раз мой соперник после падения быстро вскочил на ноги и завопил во всю глотку:


— Она пользовалась магией! Ее копье меня даже не коснулось! Я вылетел из седла, снесенный потоком воздуха! Она ведьма! Ее надо сжечь!


К нам тут же вышли трое старцев. Ничего не говоря, они взяли мое копье, сверили острие с отметинами на латах соперника, после чего один из них поводил над телом рыцаря руками, считывая ауру и проверяя, было ли магическое вмешательство. Проделав все манипуляции, один из магов строго посмотрел на рыцаря.


— Многоуважаемый рыцарь, вам никогда не говорили, что честь для вашей братии превыше всего? Ты сейчас ею поступился, оклеветав соперника только потому, что она женщина. Поэтому ты изгоняешься из рядов рыцарей сроком на три года. Да, эта женщина пиратка и преступница, мы ее не защищаем, и была бы возможность — сию минуту упекли бы в тюрьму. Но… — старец поднял палец вверх. — Законы для всех одинаковы, к тому же те из них, которые создавались предками.


— Вот отметина от ее копья, — продолжил второй маг, показывая смутьяну на царапину вдоль его лат. — Она слишком быстра, именно поэтому ты и не почувствовал ничего. Только это не дает тебе права на обвинение соперника, находящегося под защитой. Можешь забрать свои вещи и покинуть город.


Третий маг все время молчал, не сводя с меня взгляда. Он смотрел мне в лицо и о чем-то напряженно думал. У меня даже создалось ощущение, что он пытался что-то вспомнить. Я обворожительно улыбнулась ему. И тут третий маг широко раскрыл глаза от удивления. Он сделал шаг ко мне навстречу, легко коснулся плеча, от него ко мне пошли маленькие искры, от которых стало тепло и хорошо. Я вздрогнула. Старец отдернул руку, кивнул чему-то, только ему известному, и, резко развернувшись, направился на выход с ристалища. Я еще несколько секунд смотрела ему вслед. Изгнанный рыцарь пытался испепелить меня взглядом, но к нему я потеряла интерес, меня больше интересовал маг. Что же он во мне увидел?


— Х'яш, ты не знаешь, почему он так рассматривал меня? — шепотом поинтересовалась я, быстро оглядевшись, чтобы рядом никого не было. — Странный маг, у меня ощущение, что я его видела раньше.


— Этого я не знаю, но согласен с тобой, такой пристальный интерес неспроста, — отозвался собеседник. И тут же зашипел: — Осторожно!


Я настолько глубоко ушла в себя, что не заметила на пути препятствия в виде… собственной матери и ее мужа. Я застыла. Мое тело сковало от ужаса. Не так я мечтала с ней встретиться. Женщина бросила презрительный взгляд на мой внешний вид: обтянутые штаны, высокие сапоги, латы. Отвернулась. Я хотела уже было выдохнуть с облегчением, но она вдруг резко обернулась и уставилась на мое лицо. Узнать она меня не могла, так как внешность у меня сейчас была совершенно другая. Но ее взгляд мне не понравился.


— Миара? — с сомнением, будто ругательство выплюнула она. Меня передернуло. Ее супруг, плотоядно улыбнувшись мне, взял женщину под руку и нежно заворковал, склонившись к ней:


— Дорогая, ты слишком болезненно восприняла смерть дочери. Эта девушка даже отдаленно не напоминает Миару, она совсем другая. Ты только посмотри, в ней ни кротости, ни скромности, один сплошной вызов. А Миара… Она была сама доброта.


— Меня зовут Мира, — с вызовом произнесла я, вскинув голову. Первое потрясение прошло. На смену ему пришла злость и разочарование. И эта женщина была моей матерью? — У меня нет родителей.


— К тому же она, как я слышал, та самая пиратка, за голову которой назначена огромная награда, — я увидела, как вспыхнули глаза типа, по какому-то недоразумению оказавшемуся моим отчимом.


— Не советую, если мечтаете продлить собственную жизнь, — грубо бросила я. В этот момент меня и нашла моя команда, встав так, словно защищая, готовясь наброситься по первому неосторожному движению парочки, стоящей напротив. Женщина с ненавистью глянула на моих парней.


— Мира, чего хотят от тебя эти люди? — поинтересовался Дайро, неприязненно оценивая отчима. — Что они от тебя хотят?


— Ты знаешь этого франта? — добавив в голос ревности, подхватил Грэд. — А то мы ж и разозлиться можем, он тебя так и пожирает глазами. Была бы его воля, он прямо здесь бы…


— Грэд, он не меня пожирает глазами, он уже барыши подсчитывает от моей поимки, — расхохоталась я. — Ты ведь знаешь, какая награда назначена за мою голову? Этот тип уже в своих мечтах получил за меня награду и наверняка даже распределил, на что ее потратит.


— Мертвым деньги не нужны, — зарычал Зан, зло оскалившись. — Идем отсюда, пусть и дальше помечтают.


Мы отошли подальше от той парочки. Спиной я чувствовала их взгляды, полные ненависти. Но оборачиваться не стала. Появилось предчувствие, что мы еще встретимся с ними. Уверена, поколебать уверенность матери мне не удалось, она прекрасно меня узнала, и не успокоится, пока не доведет свою затею до логического завершения, а именно, пока не уничтожит меня окончательно. Хотя кому скажи, что родная мать пытается истребить собственную дочь — никто не поверит. Я постаралась отогнать мысли о матери на задний план, но они упорно лезли в голову, не желая оставлять меня в покое.


— Мира, ты их знаешь? — заметив мою задумчивость, спросил Зан, когда мы отошли подальше и рядом не оказалось никого постороннего. — Эта женщина странно на тебя смотрела. Словно она ненавидит тебя всей душой.


— Так и есть, — печально выдохнула я. — Эта женщина — моя мать, которая отправила меня на костер, на котором была сожжена Мира, а я заняла ее тело, — честно призналась я, наблюдая за реакцией парней. Все равно мне пришлось бы рано или поздно сказать правду. А сейчас как раз наступил подходящий момент. И у парней будет выбор: остаться со мной или уйти. Они беспрепятственно поодиночке смогут покинуть город, ведь основной упор по выходу из города сделан на рыжеволосую девушку в компании парней. Никто не подумает, что они рискнут бросить меня.


— За что она с тобой так? — удивился Грэд. — Должна быть веская причина не только отказаться от дочери, но и желать ей смерти.


— Да, причина была очень веская, — горько усмехнулась я. — Ее новый супруг, который мне проходу не давал. А она заметила его интерес ко мне. Но не пожелала смириться. И когда я решила уехать от нее, мне тогда предложили работу на другом конце мира, она сдала меня жрецам, как ведьму. Жрецы уничтожили все мои документы из школы магии, обвинив в нелицензионном использовании силы.


— Вот это номер! — воскликнул Дайро. — Из-за супруга уничтожать дочь! Но это немыслимо!


— Меня интересует другое, как она сейчас тебя узнала? — задумался Зан. — Ты наверняка ни грамма не похожа на себя прежнюю. Как она смогла распознать под чужой оболочкой твою душу? Это невозможно, если не обладать каким-то даром. Твоя мать маг?


— Нет, в ней никогда не было силы, именно поэтому она и злилась на нас с отцом, когда мы часто и надолго уходили тренироваться. Отец многому меня научил. Он прочил меня в придворные маги. И, как оказалось, заключил магический контракт с принцем. Но что-то он пропустил, так как контракт был составлен на брак с передачей силы супругу. Именно из-за нарушения планов Высочества он сейчас и охотится за мной. Тогда, на острове, мне удалось разрушить магический контракт и забрать часть силы принца, но теперь меня волнует, какие планы он вынашивает. Не зря он за мной охотится, — поведала я товарищам, которые задумались после моих слов.


— У нее есть магия, — огорошил меня Зан. Не будь он оборотнем, я бы посмеялась над его предположением, а так, прекрасно зная, насколько их раса чувствительна к любому проявлению силы, мне ничего не оставалось, как поверить. — И ее супруг — это только предлог, чтобы тебя уничтожить. Она и узнала-то тебя именно по магии. После твоей смерти вся сила перейдет к ней, как к единственному оставшемуся члену вашей семьи.


Я застыла статуей самой себе. Теперь картинка полностью сложилась. И неприязнь матери к нашим с отцом занятиям, и его шутки по поводу ее неприязни и непримиримости. Единственная встреча ректора магической школы, в которой я училась, с моей матерью. Он тогда был весьма удивлен, хотел даже что-то у нее спросить, но она грубо его оборвала, сказав, что женщинам магия ни к чему, и она надеется запечатать во мне силу. Ректор тогда удивился. Не дал провести запечатывание отец. Они тогда с матерью первый и единственный раз сильно поссорились. А я не понимала причины — была слишком мала. И вот сейчас осознала, из-за чего собственная мать невзлюбила дочь.


После запечатывания магии ее невозможно распечатать, если только сила одного из родственников не перейдет к запечатанному. Родственник может отдать ее добровольно или принудительно, но после смерти. Естественно, добровольно я бы ей ничего не отдала, вот она и решила получить все принудительно. В какой момент мать пожалела о своем решении — сейчас сложно сказать, но факт остается фактом: она вознамерилась распечатать магию с моей помощью.


— Хм, что мы имеем? Не считая толпы жаждущих получить награду за мою голову, у нас двое, которые всеми силами стремятся меня уничтожить — это собственная мать, желающая распечатать собственную силу с моей помощью, и принц, вознамерившийся не только вернуть свое, но и захапать мое, — подвела я итог. — Какие планы? Как станем действовать?


— Призвать стихию и покинуть город, — внес предложение Зан, его поддержали несколько согласных кивков.


— Этот вариант мы оставим на крайний случай, — согласилась я. — Мне интересно, какой приз достанется победителю. Хочу узнать, что задумал принц.


— Мира, твое любопытство тебя погубит, — поправляя повязку на лбу, произнес Дайро. — Не лучше ли сейчас, когда к нам не такое повышенное внимание, уйти по-тихому?


— Дайро, от нашего побега ничего не изменится, нас снова выманят с острова или достанут в море. Рано или поздно принц снова сможет схватить меня. Сейчас перед нами стоит цель: полностью нейтрализовать Высочество, чтобы он обо мне и думать забыл. Или чтобы одно воспоминание обо мне вызывало у него нервный тик, — ответила я, хотя прекрасно понимала, насколько рискую. Но это был единственный выход.


— И как ты намерена действовать? — тут же задал вопрос Грэд. Я пожала плечами, удивив парней.


— По обстоятельствам. Честно? У меня и плана-то пока нет. Одна надежда именно на окончание турнира. Я чувствую, что он решит исход нашего поединка с Шахазом. Не могу сказать, чем именно, но все решится именно в последнем забеге.


Я не знала, с чего такая уверенность, но чувствовала, что я права. На миг нахмурившись, я осмотрела по очереди каждого из членов своей команды, вдохнула, набираясь сил перед тем, что намеревалась предложить. Но сделать это я была просто обязана.


— Ребят, вам нет нужды оставаться со мной. Поодиночке вам удастся покинуть город, попасть на корабль и поднять паруса. Никто не погонится за вами, и вы сможете вернуться домой.


От взгляда парней, которым они меня одарили, захотелось втянуть голову в плечи и закрыть глаза. В их глазах сквозили обида, боль, страх, решительность и… злость. Кажется, пора делать ноги, иначе команда сейчас придушит своего капитана. Я сделала шаг назад, парни двинулись на меня. На их лицах появилось зверское выражение.


— Ой, кажется, мне пора переодеться, помыться, подкрепиться… — не договорив, я бросилась бежать, парни — за мной. В латах было сложно маневрировать, особенно обходить толпы народа, стоящие на пути. Парням было проще, не обремененные тяжелой амуницией, они легко виляли между народом. Естественно, меня догнали, закинули на плечо и понесли в шатер. Со всех сторон раздавались смешки, хлопки, свист и неприличные высказывания. Но мне на них было плевать. Тут самой бы выжить, парни явно оказались настроены решительно. Обидела я их своим предложением знатно.


Как только мы оказались в шатре, меня поставили на пол. Я тут же пошла на попятный, объяснив, что просто обязана была это предложить. Ведь я в ответе за их жизни. Вперед вышел Грэд. Взял меня за плечи и пристально уставился в глаза. Несколько секунд гляделок, после которых раздался его твердый и уверенный голос:


— Никогда, слышишь, никогда даже не заикайся больше о таких вещах. Ни один из нас не покинет город в одиночестве. Мы уйдем отсюда все вместе. Способ покинуть город мы обязательно найдем. Но здесь точно не останемся, — парень подмигнул мне, опустил руки. Махнув остальным, на миг обернулся ко мне: — Переодевайся, мы ждем тебя снаружи.


Я улыбнулась, кивнула парням и стала стягивать с себя латы. Уф! Прямо легче дышать стало. А какое облегчение избавиться от лишних килограмм амуниции. Про Х'яша я в данный момент и не подумала. В конце концов, чего он не видел? Ведь даже в душ за мной ходит.


Только я умылась, как снаружи послышался недовольный ропот моей команды. Приподняв в удивлении бровь, выглянула наружу. Мои парни стеной стояли около шатра, не пропуская посетителя. Им оказался тот самый маг, который слишком пристально меня разглядывал. Меня охватило любопытство, зачем он пожаловал?


— Мальчики, пропустите мага, — попросила я, парни как по команде расступились, пропуская старца. При этом они не сводили с него предупреждающего взгляда. Старик чинно прошествовал ко мне, я придержала полог, впуская его внутрь.


Пару минут мы смотрели друг на друга, не отрываясь и не отводя взгляда. Старец усмехнулся и первым отвел глаза. Заметив кресло, легко опустился в него. К чему-то прислушался. И только потом едва слышно произнес так, что мне пришлось напрячь слух:


— Истинная дочь своего отца. Только я не понимаю, что с тобой произошло? Откуда другое тело взялось? Да и душа претерпела изменения, причем кардинальные. Где та добрая девочка, которую я с детства таскал на руках? Куда она пропала?


— Сгорела на костре, — жестко ответила я. Да, теперь я вспомнила старца, он был другом отца и часто учил меня тому, чего не знал отец. — Вместе со всеми подтверждающими документами об окончании школы магии.


— На костре? — старец был удивлен и безмерно поражен. — Тебе предъявляли обвинения? В чем? На каком основании?


Мне пришлось второй раз за день рассказывать, что произошло. Сейчас чувства от прошлого притупились, и я смогла ровным и безэмоциональным голосом поведать о подлости матери. Не забыла я упомянуть и о сегодняшней встрече. А также поведала о затее отца, и чем она для меня обернулась.


— Так это была твоя работа — лишить силы наше Высочество? — улыбнулся старик. Я кивнула. — То-то я думаю, что он помешался на поимке пиратки. Сначала думал, что он влюбился без памяти, а тут, оказывается, дело в другом. Нам пришлось приложить немало усилий, чтобы восстановить принцу треть его былой силы.


— А вы знали, какой контракт заключал отец с ним? — переводя тему, быстро спросила я. — Я не верю, что он мог так опростоволоситься и вместо контракта на работу подписать брачный магический с передачей силы.


— Я тоже сомневаюсь, что твой отец хотел для тебя такой участи, — задумался маг. — Здесь что-то другое. Наверняка это сделал кто-то другой. Ты видела подпись? — Я мотнула головой.


— Нет, об этом рассказал принц, — пояснила я. — А какой смысл ему врать? К тому же никто кроме отца не мог подписать такой контракт. Просто необходимо понять, как и для чего он это сделал.


— Его могла подписать твоя мать. Запечатанная сила не является преградой для контрактов, главное — ее наличие. А у твоей матери было очень много магии, она ее пугала, именно поэтому и попросила, чтобы ее избавили от нее. Но женщина не учла того факта, что распечатать ее она не сможет. И когда та решилась снова вернуть силу, оказалось, что это невозможно. Она обозлилась. Твоя же магия все росла. Твою мать это бесило. Может быть поэтому она и пошла на такой шаг? — задумчиво протянул старец. Я засомневалась.


— Не сходится, — резко оборвала я его речь. — Если она прочила меня в супруги принцу, то зачем сожгла? Точнее, отправила на казнь? Зачем позволила уничтожить все упоминания о магической школе?


— Обо всем этом мы может узнать только у нее, сейчас нет смысла пытаться домысливать самим, — строго заметил маг. — Да и пришел я сюда совсем по другому поводу, — я заинтересованно приподняла одну бровь, ожидая продолжения. — Принц не даст тебе победить, он твердо намерен арестовать тебя на последнем туре. А я хочу помешать ему это сделать, но прежде, чем принимать решение, мне необходимо было узнать правду, для чего он пытается тебя уничтожить. Теперь я знаю, что нам надлежит сделать.


— Что? — от интереса я даже вперед подалась, но старец мотнул головой, встал и направился к выходу. Я недоуменно застыла. — Э? Вы издеваетесь? А мне рассказать? — попросила я, получив еще один отрицательный жест. Да что ж это такое?


— Мне нужна естественность, — около входа, обернувшись, соизволил просветить меня маг. — А если я тебе расскажу свою задумку, ты сможешь выдать себя, а соответственно, и меня. Поэтому все будет идти своим чередом. В последнем туре я поведу свою игру, — подмигнув мне напоследок, старец вышел, оставив меня в глубоком раздумье.

— И куда я вляпалась на этот раз?


Глава 9

Как только маг покинул шатер, вошли мои пираты. Они вопросительно смотрели на меня, ожидая рассказа о приходе старца. Пришлось обстоятельно поведать все то, что он мне говорил. Зан начал шагать туда-сюда, пока вдруг резко не остановился напротив меня.


— Мира, мне кажется, что твоя мать не успокоится, она найдет способ убить тебя. А так как ей нельзя делать это своими руками, то нам придется повысить бдительность. Ей нужна показуха, и она придумает, как этого добиться. Вот только меня смущает тот факт, что она сначала подписала брачный контракт, а потом отправила тебя на костер. Какой во всем этом смысл? Я его не вижу, — слишком рассудительно для своего возраста выдал оборотень.


— Именно это смутило и мага, который меня почтил своим присутствием. Логику в своих поступках может видеть только она, мне неподвластны ее мысли. Но такое ощущение, что контракт и казнь как-то должны быть связаны между собой. Иначе она не пошла бы на такое, — теперь пришла моя очередь мерить шагами шатер. Снова наружу пыталась выползти темная сущность, предлагая уничтожить всех разом: и мать с ее меркантильным супругом, и принца с его намерениями, и до кучи — всех магов, чтобы остаться единственной носительницей силы. Я мысленно на нее зашипела: «Сгинь! И не появляйся больше! Мне не нужны твои советы. Прочь!».


Той ничего не оставалось, как снова затаиться. А я вздохнула — только ее еще до кучи не хватало. Тут и мать, и принц висит на хвосте, так еще и самой с собой разбираться! Никаких сил не хватит.


«Приняла бы меня, и сил бы во много крат прибавилось», — не унималась темная зараза.


«Я уже сказала: поди прочь и не отвлекай меня от мыслей. Все, заткнись и больше не высовывайся, а иначе брошу все и найду способ вытравить тебя к едрене фене», — зло приказала я.


«Ладно-ладно, сама еще обратишься ко мне за помощью, а я подумаю, удовлетворить ли твою просьбу», — буркнула моя вторая темная половина и замолчала. Наконец-то, теперь можно сосредоточиться на делах.


Мы разрабатывали разные линии поведения, но в итоге ни к чему не пришли. Решили отложить все на последний день турнира, ведь как мне тогда казалось, все произойдет именно тогда. Ребята со мной согласились. К тому же предугадать чужие поступки не просто сложно, а практически невозможно, а значит, и способ защиты сообразить нереально. Да, знал бы, где упадешь — соломку бы подстелил, но мы этого знать не можем. Приходится падать, набивая шишки, главное, чтобы не до смерти.


Спали мы прямо на полу. Ночи теплые, замерзнуть оказалось нереально. Единственное, чего мне не хватало — это душ. Умывание и обмывание в тазу удовольствия не приносило. Видимо, рыцари привыкли по году не мыться, может поэтому они такие вонючие? Но это их проблемы, а я мечтаю постоять под струями теплой воды. В крайнем случае, окунуться в море. Это намного лучше, чем плескаться в тазу.


Но к морю нас однозначно не выпустят, вот и приходилось только мечтать о нем. Ладно, пора вставать. На улице ярко светило солнце, оно пробивалось сквозь неплотно задвинутую драпировку шатра. Я привстала, потянулась. Аккуратно перелезла через спящих парней и подошла к пологу. Но только собралась одернуть его, как услышала снаружи голоса. Они говорили тихо, пришлось напрячь слух.


— Как мы ее оттуда выманим? Наверняка она вместе со своими трахарями, а они не выпустят ее одну.


— Нам же сказали, сейчас разбрызгаем эту жидкость, она и выглянет наружу, а нам останется ее только захапать, мешок на голову и…


— Ты идиот, а вдруг кто увидит? Она сама должна с нами пойти, тогда и проблем не будет ни у кого.


— А какие могут быть проблемы? Эту телку все государства ищут, а она тут спокойно рассекает по ристалищу. Никто и не заметит ее отсутствия. Ну, кроме ее команды, а с ними и без нас разберутся.


— Ты придурок, она рыцарь на этом турнире, у нее на ладони метка. Если мы попытаемся забрать ее силой, тут такое поднимется… Все маги соберутся, ее освободят, а нас — на плаху за похищение. Сказал же, она должна добровольно пойти с нами. И зелье, что нам дали, поможет. Оно парализует волю. Только… это… доставай платок, не хватало еще и нам его нанюхаться. Неизвестно, кто кого тогда уведет, и куда.


Мимо меня прошелестел ветерок. Х'яш? Я слегка приоткрыла щелку полога, увидев двух небритых мужиков в простых рубахах, подпоясанных толстыми поясами. На лицах полное отсутствие интеллекта. Так я и думала. Один из них пытался вытащить пробку из небольшой бутылочки, но она не поддавалась. И тут склянка взметнулась вверх, сам мужик отлетел в сторону, словно его треснули по лбу. Второй, обернувшись на шум, недовольно скривился:


— Да что ж ты такой неуклюжий-то? Где бутыль? Куда ты ее дел? Да вставай ты, чего разлегся?


Но напарник не подавал признаков жизни, он валялся на земле, закрыв глаза и как-то блаженно улыбался. Не сразу поняв, что происходит, мужик склонился над товарищем, и в следующую секунду получил порцию брызг в лицо из склянки, которую искал. Осев на землю, несостоявшийся похититель уставился в одну точку.


— Мира, иди сюда, пока все еще спят, попробуем узнать, кто их послал, — позвал меня невидимый спаситель. Я быстро подбежала к мужикам. Один таки продолжал валяться с закрытыми глазами, а второй сидел, словно кукла, и немигающе смотрел вперед.


— Кто послал тебя ко мне? Кто дал склянку? — начала я задавать вопросы. На меня даже не посмотрели.


— Мужик в плаще. Он послал и дал зелье. Сказал, что оно подавляет волю, и ты пойдешь, куда скажут.


— Куда надо было меня доставить? Тебе сказали адрес? — решила зайти я с другого бока, вдруг хоть какая-то ниточка появится.


— На соборную площадь, там должна ждать карета. Велено доставить к трактиру и там оставить. Все.


Мужик отключился. Больше добиться от него ничего не получилось. Интересно, кто же этот загадочный мужик в плаще? Кому я понадобилась? У меня было подозрение, что это отчим. Почему именно он, объяснить сложно, может быть, просто интуиция. Именно об этом я и сказала невидимке. Он настойчиво подтолкнул меня к шатру.


— Пока не проснется команда, из шатра ни шагу — неизвестно, какое количество людей нанято для твоей поимки. Я — на соборную площадь, посмотрю, что там за мужик в плаще, может быть удастся услышать о его планах. Иди, — настойчиво повторил Х'яш. Пришлось повиноваться, быть похищенной мне не улыбалось. Невидимка прав: неизвестно, какое количество народа подключил загадочный незнакомец в плаще.


— Слушаюсь и повинуюсь, мой невидимый господин, — спаясничала я, тряхнув кокетливо головой. Около уха раздался вздох, после чего я ощутила, что осталась одна. Но внутрь все-таки зашла, решив подождать пробуждения парней и рассказать им о двух мужиках. Да они и сами их увидят, когда проснутся. Несостоявшиеся похитители расположились аккурат в метре от входа, как сторожевые псы. Хм, а что, интересное сравнение, я даже заулыбалась своим мыслям.


— Мира? Ты чему это так улыбаешься? Опять что-то задумала? — приподнял голову проснувшийся Зан, сонно глядя на меня. Остальные тоже начали проявлять признаки жизни. Дождавшись, пока все окончательно проснутся и будут в состоянии меня выслушать, я подошла к пологу, откинула его и показала двух, все еще продолжавших валяться на земле, мужиков.


— Они приходили за мной, только кто их послал, выяснить не удалось. Они видели только мужика в плаще, который должен был ждать на соборной площади, — пояснила я. Дайро быстро вскочил на ноги и ринулся было на выход. Я успела его перехватить.


— Ты куда это собрался? Да еще так резво? Время посмотри, даже если кто-то и ждал, то сейчас точно понял, что не дождется.


— Да я из этих гадов сейчас правду вытрясу, — зарычал товарищ. — Я им покажу «мужика в плаще», свои сказки они будут червям в земле рассказывать. А мне все как на духу выложат.


— Дайро, они и так рассказали все, — не давая парню покинуть шатер, начала я. — Под действием зелья врать и лукавить невозможно, оно поглощает волю, заставляя раскрывать все секреты. Они и правда не видели лица. Тот, кто их нанял, был в плаще с капюшоном. Видимо, только по голосу они определили, что это мужчина. Потому что не видели абсолютно ничего.


Дайро присел. Задумался. Потом нехотя согласился. Но тут же снова вскочил и заходил внутри шатра. Я пристально наблюдала за ним, как и остальные. Но еще больше я прислушивалась к собственным ощущениям: не появился ли Х'яш? Меня трясло от нетерпения. Удастся ли ему хоть что-то узнать?

Метания товарища и мои мысли прервал звук рога. Только сейчас я начала по-настоящему беспокоиться. Если невидимый спаситель вовремя не появится, то турнир придется покинуть в сопровождении стражи. Черт! Черт! Черт! Отмазаться не выйдет. Надо готовиться.


Нас накормили и дали час времени на сборы. Хоть какая-то отсрочка. Но куда пропал невидимка? До соборной площади и обратно можно успеть за час, а прошло уже три. Больше тянуть нельзя. Я нацепила латы, взяла в руку шлем и вышла. Лошадь переминалась с ноги на ногу, ожидая хозяйку. Я запрыгнула на нее и направилась к месту. Х'яша не было. Я сперва разволновалась, испугалась, а потом в душе поднялась буря. Да что ж это такое? Столько лет жила, ни на кого не надеясь, а тут спасовала?


Тряхнув головой, отгоняя все страхи прочь, уверенно нацепила шлем, откинула забрало, взяла в руку копье. Звук рога, лошадь сорвалась на бег. В удар я вложила всю свою злость и агрессию. Да! У меня получилось! Соперник свалился с коня спиной, еще и перевернулся через голову. Отлично! И этот раунд мой. Причем именно мой! Без чьей-либо помощи.


Довольная и счастливая, я направилась к товарищам, которые скандировали вместе с толпой. По дороге несколько раз позвала Х'яша. Вот куда он снова мог запропаститься? Неужели снова его от меня отшвырнуло?


— Я сейчас ополоснусь и выйду, — предупредила свою команду и побежала к нашему временному месту проживания. Влетев внутрь, уже громче позвала невидимку. Ответа не было. Меня стала бить дрожь. А вдруг он что-то увидел такое, или его кто-то смог увидеть или, что еще хуже, заарканить? Но ведь такое вряд ли возможно. Я как могла успокаивала сама себя. Только дрожь в теле не проходила. А волнение нарастало все больше.


Даже возникло желание сбегать на площадь и поискать невидимку там. Но я сразу отбросила эти мысли, осознав, насколько они абсурдны. Да что ж это такое? Кто за кого переживать должен? Это ведь он фактически мой хранитель, а я его даже в глаза не видела. К тому же уж кто-кто, а Х'яш прекрасно выпутается из любой ситуации. Немного успокоившись, ополоснулась, снова нацепила латы, будь они неладны, и вернулась к команде.


Мы наблюдали за остальными рыцарями. Один очень сильно бросался в глаза: высокий, массивный — его, казалось, ничто не способно сдвинуть с места. Я представила свой с ним поединок, и мне стало не по себе. Уж его-то мне так легко победить не удастся. Да что там победить, его наверняка и галерой с места не сдвинешь. Не говоря уже о копье. Какая должна быть недюжинная сила для этого громилы?


— О чем задумалась? — ткнул меня в бок Зан. — Что-то у тебя выражение лица кислое.


— Да вот думаю, как мне с тем громилой соревноваться? Он же одним мизинцем меня снесет с лошади, я и пикнуть не успею, — ответила я, кивком головы указывая на великана. Даже конь был ему под стать — такой же тяжеловес, как и хозяин. Еще бы, попробуй удержать на себе такую тушу.


— Нашла из-за чего переживать, — отозвался Дайро. — Это он с виду такой грозный и устрашающий, именно этим и пользуется, от него же все просто шарахаются, даже не попытавшись его сбить. Вот понаблюдай в следующем туре, и сама поймешь, о чем я. Его соперники уже заранее трясутся, потому и теряются на подходе и сближении, а он спокойно выбивает их из седла. А если б хоть один двинул его хорошенько, он бы выпал.


— Потому что позиция у него неудобная, — подхватил Грэд. — Конь намного ниже, чем у всех, хотя и мощнее. Но главное не мощность, а маневренность, тебе ли этого не знать? — он подмигнул мне. — Просто представь, что наша легкая бригантина штурмует тяжеловесный фрегат. Ты испугаешься? Дашь задний ход только потому, что другой корабль лучше оснащен?


— Нет конечно, напротив, азарт станет только выше, — не раздумывая, ответила я. И тут до меня дошло, о чем они толковали. А ведь действительно, все именно так и происходило: соперники уже при сближении терялись, конфузились, и громила легко вышибал их. Что ж, попробуем не опростоволоситься. Неизвестно, появится ли к тому времени Х'яш.


Но в этот день мне не довелось сражаться с громилой. Наш поединок оставили на предпоследний или на последний день, я не очень поняла. А сегодня я выиграла у всех троих рыцарей самостоятельно. Да, злость, азарт и слова Грэда подстегнули к действиям. Я смогла победить, хотя и не очень представляла, как оно так получилось.


После окончания второго тура мы решили пройтись по городу. Я внесла предложение прогуляться и осмотреться, вдруг найдем где лазейку на всякий случай. Всегда должен быть дополнительный план спасения. На удачу уповать, конечно, хорошо, но на себя — надежнее.


Не успели мы выйти за ворота ристалища, как перед нами выросли три фигуры стражников. Мы удивленно переглянулись.


— Не поняла, мы что, не имеем права прогуляться по городу? Или мы уже арестованы? Почему нас не выпускают? — стражник молчал, а я начала звереть. Попытавшись обойти одного из них, была остановлена копьем, которое страж поставил поперек моей груди, но не коснулся. — Объяснить ничего не хотите? — я уперла руки в бока, заметив, что несколько рыцарей беспрепятственно покинули ворота. — Значит, запрет на выход касается только нас? — стражник удостоил меня кивком.


— Смотри-ка, Мира, ты у нас птица высокого полета, как тебя берегут, каждый шаг контролируют, — хохотнул Грэд. — Может, ты у нас скоро личной стражей обзаведешься?


— Не смешно, — рявкнула я. — Я бы предпочла, чтобы мне все объяснили, а не стояли, как столбы, словно воды в рот набрали. На них что, наложили безмолвие? — и тут, к моему удивлению, один из стражников кивнул. Я опешила. Вот это меры предосторожности! Я была поражена до глубины души. А главное, пока не могла понять, к чему такая усиленная охрана.


— Хм, тебя сторожат похлеще казны Его Величества, — хохотнул Дайро, Грэд ему вторил. — Теперь дальше ворот выйти не получится.


Пока они перекидывались репликами, отвлекая внимание стражников, я изловчилась и, поднырнув под скрещенные копья охраны, попыталась выскочить за ворота. Почему попыталась? Потому что будто натянутой рогаткой меня откинуло обратно. Я упала на землю, а на меня сверху навалилось еще одно тело. Я едва не заорала. Только спустя пару минут сообразила, кто на меня свалился. В ухо раздался шепот:


— Тихо, не ори, мне и так едва удалось проникнуть внутрь. Если б ты не попыталась сбежать, так бы и маялся за воротами.


На меня накатило облегчение. Значит, Х'яш просто не мог попасть внутрь. Никуда он не сбегал. Но как же другие спокойно проходят? Их ничего не сдерживает. Я приподнялась, Х'яш скатился с меня. А я уставилась в пораженные лица товарищей.


— Это что только что было? — приподняв бровь, спросил Зан. — Тебя из рогатки запустили?


— Похоже на то, — подавая обе руки, чтобы меня подняли, выдохнула я. — Защита, получается, стоит только на меня. Но как им это удалось? И с чего такие меры предосторожности?


— Чтобы не сбежала? — внес предложение Грэд. — Хотя маловероятно. Ворота охраняются так, что и мышь не проскочит. Чего же они боятся?


— А может, кто-то волнуется за тебя? — сам от себя не ожидая такой догадки, выдал оборотень. — Чтобы ты раньше времени не исчезла с лица земли. Смотри, на тебя уже открыли охоту. И если здесь ты вполне защищена, то за пределами ристалища тебя могут уничтожить.


— Если захотят, меня и тут убьют, — ответила я, а стражник вдруг замотал головой, чем удивил меня очень сильно. Я недоуменно уставилась на него. Чтобы подтвердить свои слова, он приставил копье к моей шее, и в следующую секунду его откинуло от меня метра на два. — Ничего себе! — в один голос выдохнули парни и я вместе с ними.


— Так, одна проблема решена. Здесь тебе точно ничего не грозит. И почему-то у меня уверенность, что я знаю, кто предпринял такие меры защиты, — улыбнулся Трайг. — Скорее всего, тот самый маг, который недавно заходил к тебе в гости.


Меня хватило только на кивок. Именно на него я тоже сразу подумала. Значит, он решил всерьез заняться моей защитой. Но ведь это всего на два дня, потом турнир закончится, и нам предстоит решить, как беспрепятственно покинуть город.


Нашей компании ничего не оставалось, как вернуться обратно. За моей спиной многие рыцари шушукались и обсуждали мою персону. До моего слуха доносились нелицеприятные реплики. Все было бы нормально, к молве я привыкла, если б самый наглый и развязный не оказался передо мной с похабной усмешкой. Мои парни напряглись. Недоумок, кивком головы указав на кинжал, висящий на моем поясе, громко, явно работая на публику, произнес:


— Детка, не боишься пораниться? Или у тебя такие извращенные сексуальные фантазии? Только с кинжалом возбуждаешься? А твои любовники не против? Наверняка потом долго приходится их лечить? Говорят, ты еще и ведьма.


— Говорят, что кур доят, — ответила я, улыбаясь и сдерживая взглядом свою команду, готовую разорвать наглеца голыми руками. — А ты никак решил испытать мои навыки владения оружием? Так я только «за». Разминка мне не помешает, а то калечить своих парней мне не хочется, а потрепать некого. Или ты боишься?


— Да я тебя и без оружия скручу, ты и пискнуть не успеешь, — громко заржал, бахвалясь, наглец. Я усмехнулась, сделала невинное выражение лица, кокетливо похлопала ресницами и приглушенно, добавив в голос соблазнительности, предложила:


— Разомнемся? Места здесь много, турнир на сегодня закончен. В город выйти мне не суждено. Так почему бы не устроить себе разминку?


— С удовольствием, — поигрывая бицепсами, согласился парень. Он первым направился на место разминки, которое выбрал. Толпа народа последовала за нами, всем было интересно посмотреть, как самоуверенный тип будет крутить пиратку.


Вокруг нас сомкнулось кольцо из человеческих тел. Я с усмешкой наблюдала за действиями наглеца. Он бахвалился, показывая всем себя, демонстрируя мускулы и гибкость. Я же продолжала спокойно стоять и ждать окончания позерства. Его рывок был стремительным. Только-только он мило улыбался публике — и вдруг ринулся на меня. Мое тело среагировало быстрее: я плавно ушла от его нападения, резко развернувшись и придав ему ногой ускорения по пятой точке. Народ заржал. Парень покраснел от злости.


Надо отдать ему должное, он оказался хорошим воином. Вот только хитрости и сноровки ему не хватило. Он действовал слишком открыто и предсказуемо. Чтобы его проверить, я сделала несколько ложных выпадов, сместившись влево, он ожидаемо двинулся следом. Я усмехнулась, резко упала на землю, перекатилась так, что оказалась между его широко разведенными ногами. Кинжалом быстро вспорола ему ширинку. Парень заорал.


— Как видишь, твое хозяйство я пощадила, а могла бы сделать тебя евнухом, пришлось бы всю жизнь исполнять роль девочки, — хохотнула я, мгновенно перекатываясь и вставая на ноги. Моя цель была достигнута, ярость охватила соперника, он больше не обдумывал своих действий, нападал бездумно, оттого и совершал кучу ошибок. Правда, один раз ему удалось меня зацепить. Я слишком уверилась в своей победе — допустила ошибку, которая стоила мне дополнительного шрама на боку.


— Вакхнар! — выругалась я. Вот тебе и неуязвимость. Я-то считала, что мне точно ничего не грозит, и меня никто не сможет зацепить. А тут… Хотя, может у него оружие зачарованное было, что смогло пробить защиту? Так откуда у обычного человека такое может быть? Значит, просто ему удалось найти брешь. В любой защите есть слабые места, наверняка и у меня такое отыскалось.


Не дав злости прорваться наружу, быстро постаралась успокоиться. Очистила разум и сгруппировалась. Пора было заканчивать этот фарс. Раненый бок начал доставлять неудобства, движения стали медленнее. Потому, подпрыгнув, сбила парня ногой в грудь, перевернулась через голову, сев ему на грудь и приставив к горлу клинок, слегка надавила острием, пока не показалась кровь. Он захрипел.


— Все. Бой окончен, ты проиграл, — жестко констатировала я. Но вставать не спешила. — Признаешь поражение?


Парень молчал. Он пока еще не осознал факта своего проигрыша. Несколько раз дернувшись, в надежде освободиться, добился только того, что я сильнее нажала на его горло.


— Не рыпайся, иначе проткну насквозь. Шансов у тебя нет. Был бы это реальный бой, я бы уже давно лишила тебя головы. Еще раз спрашиваю: ты признаешь поражение? — ровно и в то же время достаточно уверенно произнесла я, показав всю свою жестокую сущность пиратки.


— Приз-на-ю… — по слогам выдавил он, заметив, видимо, в моих глазах приговор для себя. Мелочиться я бы не стала. Одно неосторожное движение — и его горло было бы проткнуто насквозь.


Несколько минут стояла тишина. Я успела вскочить с наглеца. Толпа передо мной расступилась. Мы с парнями, словно тяжеловесный фрегат, рассекающий острой кормой льды, прорезали сомкнутые ряды зрителей. Как только мы удалились на несколько метров, толпа отмерла и взревела. Никто не ожидал моей победы. Как оказалось позже, мои парни выиграли кучу денег, делая ставки. Они-то ставили на меня, а вот остальные — на того типа. И проигрались подчистую. Так им и надо, нечего считать женщин слабыми существами. Впредь будут умнее.


Моя команда поздравляла меня с победой, я только кивала, улыбаясь. Их обсуждения наших действий во время спарринга я не слушала. Мне не терпелось остаться одной и расспросить Х'яша, что ему удалось узнать. Нетерпение было столь велико, что я только бросила парням:


— Мне необходимо помыться. Ждите снаружи, — и опрометью бросилась в шатер. Над ухом захихикал невидимка. Лиц опешивших парней я не видела. Как оказалось, я кого-то из них прервала на полуслове.


— Н-да… — протянул Х'яш. — И что за спешка? Ты так быстро сбежала от товарищей, что они до сих пор в недоумении.


— Переживут, — отмахнулась я. — Х'яш, не томи. Ты видел того, кто ждал меня с каретой? Кто это был?


— Видел, — признался невидимка. — Более того, мне даже удалось подслушать планы твоего похитителя. Они совсем не радужные. Он слишком большую программу для тебя придумал. Фантазия у него ого-го какая, даже я позавидовал и проникся.


— Гр-р-р-р… — зарычала я от нетерпения. — Ты решил меня добить? У того типа не получилось, так ты решил перенять эстафету? Говори уже, не тяни русалку за хвост.


— Да ты ведь и сама наверняка догадалась, кто это, — усмехнулся Х'яш. — И обработай уже рану, заражение может быть. Неизвестно, чем он обрабатывал свой клинок, — предложил невидимый спаситель.


— Это ведь отчим? — спросила я, решив последовать совету невидимки и действительно обработать рану. Она саднила и причиняла неудобства. Края покраснели и на них выступил зеленоватый налет. — Что это? — удивилась я, разглядывая припухлость непонятного цвета.


— Яд, — ответил Х'яш. — Неужели ты думаешь, что этот тип просто так ввязался в драку с тобой? У него была цель, но он ее не достиг. Никто и предположить не мог, что ты его победишь. Расчет был на другой исход. И сейчас ты должна была в бессознательном состоянии валяться под ногами своего отчима. Ты правильно догадалась, это он все затеял. Скажу сразу, твоя мать ни о чем и не догадывается. Она сделала непоправимую ошибку, рассказав ему о твоей и своей силе, об их взаимодействии. А тот и рад стараться, обернуть все в свою пользу.


— Мне интересно, зачем он женился на моей матери? — задумалась я. — Денег у него своих полно, связей при дворе — тоже. Так зачем ему женщина в два раза старше него? Естественно, ни о какой любви речи идти не может, — я даже скривилась от такого предположения.


— Он вынужден был на ней жениться, она его вынудила шантажом, — поведал мне невидимый собеседник, чем несказанно удивил меня. Я слабо представляла мать, связанную с шантажом. Да и чем она могла его взять, что он даже на брак согласился?


— Ему грозила смертная казнь за попытку нелегального использования силы в запрещенном ритуале, — пояснил невидимка. — А твоя мать помешала исполнению обряда, так как знала о его последствиях, о которых не имел представления молодой человек. Его глаза застило желание власти и огромного количества магии, с помощью которой он надеялся свергнуть нынешнюю власть и занять престол. Вот только он не учел того, что король является хранителем силы в этом мире, и свергнуть его никому не под силу.


— Очень интересно, только я все еще не понимаю, каким боком тут я? С какого перепуга он вцепился в меня клещами? Нанимает людей для моего похищения, устраивает стравливание. Какая ему от этого выгода? — я честно пыталась сопоставить факты и найти связующую нить, но у меня ничего не выходило. Концы не сходились с концами.


— Он нашел еще один запрещенный обряд, с помощью которого двух женщин можно полностью обессилить, забрав их магию себе. На его стороне тот факт, что в твоей матери она запечатана. С твоей помощью он сможет ее распечатать и перетянуть на себя. А тогда убьет сразу двух зайцев: станет более могущественным и избавится от жены, — пояснил мне Х'яш, я заскрипела зубами от злости.


— Может, его прикончить по-тихому, чтоб под ногами не путался? А? — внесла предложение я, и тут же вскрикнула от резкой боли. Тошнота резко подкатила к горлу, а в голове зашумело. Все вокруг поплыло. — Что это со мной? Ужасное состояние.


— Действие яда, сейчас все пройдет, — пообещал Х'яш. Я почувствовала на месте раны прохладу, стало действительно легче. Область вокруг ставшей зеленой кожи засветилась. До носа донесся тошнотворный запах гнили. Фу, какая гадость. Легкий зеленоватый дымок начал подниматься от раны. Я закрыла глаза. Стало совсем дурно. Все пропало так же резко, как и накатило. Я открыла глаза.


Рубец стал едва заметен, края затянулись. На них больше не было зеленого налета. Я облегченно выдохнула. В мозгах прояснилось, и я продолжила задавать свои вопросы:


— А почему ты не смог пройти защиту? Как она могла тебя удержать? А главное, почему?


— Потому что она настроена на тебя, так же, как и я. Именно поэтому, с легкостью выйдя за пределы ристалища, когда ее еще не было, я не смог попасть внутрь, когда ее установили. Только твоя попытка проникнуть в город помогла мне ухватиться за тебя, отыскав небольшую прореху. Теперь и я не смогу выйти до тех пор, пока ее не снимут, — объяснил Х'яш. — А произойдет это не раньше послезавтра.


— Ее поставил тот старец, что приходил ко мне? Но зачем ему такие предосторожности? — не поняла я смысла всех этих действий.


— Потому что он прекрасно понял, кому понадобилось тебя похищать и с какой целью. Он решил обезопасить тебя от нападков отчима. Думаю, у него появился некий план, который поможет избежать загребущих рук как супруга твоей матери, так и принца. Нам же остается только ждать.


Ждать нам пришлось совсем недолго. С противоположной стороны от входа показалось острие кинжала. Я завороженно наблюдала, как разрезают ткань шатра. И отмерла только тогда, когда невидимый собеседник шепнул мне в самое ухо, чтобы его не услышали снаружи:


— Быстро! Притворись бессознательной. Кто бы это ни был, он рассчитывает на действие яда. Как раз сейчас и узнаем, кто похититель, и куда он намерен тебя отнести. Надо поймать его на горячем и подвести к плахе. Я проследую за тобой, а потом приведу твою команду к тому месту, где тебя будет держать похититель.


— А как ты приведешь ко мне парней? — не поняла я, но на меня зашикали, этот вопрос так и остался без ответа.


В прорези показалась нога в тяжелом ботинке. Я откинулась на спинку кресла, прикинувшись бессознательной. Только сквозь полуприкрытые веки наблюдала за появлением фигуры в плаще. Голова была скрыта капюшоном. Разглядеть незваного гостя не представлялось возможным. Зато он, склонив голову набок, на несколько минут застыл, наверняка разглядывая меня и прислушиваясь к тому, что происходит снаружи.


У входа в шатер послышалась возня. Именно это обстоятельство подстегнуло его к действиям. Схватив меня на плечо, он вылез в ту же прореху, в которую вошел, и быстро помчался прочь. Оказывается, с ристалища существовал еще один выход, но… я едва не расхохоталась, когда, попытавшись покинуть место турнира, мой похититель врезался в невидимую стену и выругался. Несколько последующих попыток никакого результата уйти из данного места не дали. Похитителю ничего не оставалось, как развернуться и со мной на плече кинуться обратно в один из шатров, где находился мой недавний противник. При нашем появлении он вскочил и огромными глазами уставился на гостя.


— Ты рехнулся?! Зачем ты ее сюда притащил?! — заорал хозяин шатра. — Неужели мозгов не хватило сообразить, что тут ее будут искать в первую очередь?


— Нет, не будут, я поставил вокруг твоего шатра отвод глаз, сюда никто не сунется. А мы пока перекантуемся пару дней. Выйти с ней я не могу, защита не пропускает, — глухо ответил похититель, явно скрывая свой настоящий голос.


— Да тут уже через час такая суматоха начнется, что твой отвод глаз не поможет, — скривился хозяин шатра. — Вызовут магов и по метке ее быстро отыщут.


— Значит, проведем обряд прямо сейчас и здесь, — скидывая меня на пол, как мешок, категорично заметил тип в плаще.


Первым моим порывом было вскочить и выцарапать глаза твари, посмевшей за мой счет пополнить свои резервы силой. Но постепенно я успокоилась и решила: дам парням несколько минут времени. Как запахнет жареным, стану действовать на свой страх и риск. А пока понаблюдаю, в чем же суть обряда, который мой отчим, а это оказался именно он, вознамерился провести.


Глава 10

Скинув плащ, Г'ан остался в одной тонкой рубашке с закатанными рукавами. На поясе висел кинжал странной формы, лезвие было зигзагообразным: с одной стороны покрытое золотым напылением, с другой — серебряным. Ручка инкрустирована камнями, образовывающими некий рисунок, характер которого я пока не понимала. Эфес кинжала венчала голова дракона с раскрытой пастью.


— Ритуальный кинжал драконов-Хранителей, — благоговейно выдохнул мой недавний противник. Я как завороженная наблюдала за оружием, не в силах отвести от него взгляда. Даже едва не прокололась, на миг распахнув глаза, но вовремя успела их прикрыть, никто не заметил, что я «пришла в себя». Внутри меня заворочалась темная сущность. Поразил ее ужас, который я хорошо почувствовала.


— Именно он, — с гордостью и нескрываемым превосходством ответил Г'ан. — Только благодаря ему я смогу получить силу двух сильнейших ведьм. И тогда… — раскинув руки в стороны, супруг матери страшно и мерзко захохотал.


Мое тело сковало. Только сейчас я осознала, насколько самоуверенно поступила. Никто и ничто не сможет помешать этому гаду исполнить задуманное. Стоит ему вонзить в меня ритуальный кинжал, и процесс окажется необратим. Спасти меня не сможет даже Создатель. Первым порывом было вскочить на ноги и бежать. Только я собралась так и поступить, как мое тело вдруг окаменело. Я не заметила, как отчим приблизился ко мне, склонился над моим лицом и зашипел:


— Неужели ты думала провести меня? Я прекрасно знал, что ты задумала. Твоя самоуверенность загнала тебя в ловушку. Ты думала, я не видел, что ты притворяешься? Ха-ха-ха… — он смеялся мне в лицо, а у меня не было сил даже пошевелиться. Хотя возникло очень сильное желание вцепиться в его лицо ногтями и разрывать его в клочья. — Не трудись, ты ничего уже не сможешь сделать, — продолжал глумиться похититель. — Ни твои любовники, ни твой демон тебе не помогут. Поздно. А когда я заберу вашу с матерью силу, я развлекусь с тобой сам, а потом отдам на потеху рыцарям.


— Что ты намерен делать с таким количеством силы? — едва выдавила я из себя, говорить было очень сложно, мне казалось, в горло напихали камней и песка. А ведь он еще ничего не начал делать, а меня уже так сковало. Что же будет, когда он начнет обряд?


«Идиотка, он его уже начал. Куда ты смотрела?!» — завопила внутри темная сущность. Я поразилась. Когда он успел его начать, если еще ничего не делал? Но тут я заметила, что вокруг нас начало распространяться сине-фиолетовое сияние. Клинок в его руке засветился, на кончике появилось темное пятно, которое ползло по всему лезвию. Я закрыла глаза, чтобы не видеть мерзкого лица отчима. А он продолжал хохотать и рассказывать мне все те мерзости, которые вознамерился со мной сотворить.


В тот момент, когда я почувствовала, что моя душа словно отделяется от тела — стало слишком легко, я наблюдала за всем будто со стороны — меня резко вернуло обратно. На меня навалилась туша отчима. Я и хотела бы его скинуть с себя, но ничего не получалось, руки не двигались, так же, как и тело. Меня словно превратили в статую: все вижу и слышу, а двинуться не могу.


— Миара, девочка, потерпи немного, сейчас попробуем вернуть тебя в нормальное состояние, — голос старца-мага еле-еле пробился в сознание. Я хотела кивнуть, но и это нехитрое действие у меня не получилось. Мои мозги будто расплавили. Страх исчез, мне вдруг захотелось смеяться, хотя спроси кто-нибудь, что меня насмешило, я бы не смогла ответить. А смех между тем так и рвался из меня.


— Что с ней? Что это за булькающие звуки? Она умирает? — наперебой заговорили мои парни. Меня разобрало еще больше.


— Она смеется, а не умирает, — недовольно произнес маг, продолжая совершать манипуляции, от которых стало еще смешнее. Я уже захлебывалась смехом. Наверняка бы задохнулась, если бы позади кто-то не вырубил меня точным ударом ребра ладони по основанию шеи. Я отключилась.


И в следующий момент меня будто выкинуло на уже знакомый остров Аята. Не успев оказаться перед знакомым домом, я вприпрыжку забежала внутрь и сходу потребовала:


— Эй, господа хорошие, избавьте меня от этой злыдни языкастой. Мне не нужна темная сущность, и мириться с ней я не собираюсь. Я не просила о таком подарке, мне хватало того, что у меня есть. Верните все как было. Если хотите сделать подарок, то просто оставьте меня в покое.


В ответ — тишина. У меня возникло ощущение, что в доме никого нет. Я подождала. Результата ноль. Уходить добровольно я и не думала даже. Сев прямо на пол, скрестила ноги и… запела. Учитывая, что голоса у меня сроду не было, мои творческие таланты оказались пыткой для некоторых личностей.


— Заткнись! — раздалось над ухом, я упорно мотнула головой, заревев еще громче. Так как пением мои потуги назвать было сложно, то и выходило, что я ревела — именно такие звуки выходили из горла. — Уймись ты, наконец! — закричали сразу три голоса, я снова мотнула головой, завопив во всю мощь своих легких. — Да избавим мы тебя от твоей второй половины, только уймись!


Заткнулась я резко. Облегченный тройной выдох вызвал улыбку на губах. Я терпеливо ждала. Один из стражей, заметив, что я не собираюсь вставать, произнес:


— Возвращайся к себе, мы исполним свое обещание. Здесь тебе нельзя долго находиться.


— А вы вышвырните меня, — хитро ухмыльнулась я, прекрасно зная, что пока сама не решу уйти, они меня не смогут прогнать. Откуда я это знала — непонятно. — Пока я не почувствую свободу, с места не сдвинусь, — пригрозила я. — Знаю я ваши уловки. Я уйду, а вы и не подумаете исполнять обещание, вместо этого, когда темная сущность займет мое место, вы с радостью вышвырнете меня же из моего тела. Тут и оракулом не надо быть, чтобы раскусить ваши планы.


— Ты слишком догадливая, — недовольно буркнул один из стражей. — Наверняка амулет, который ты у нас выторговала, отразился и на тебе. Ты потеряла страх.


— Хорошо терять то, чего и не было, — усмехнулась я. — Если хотите от меня избавиться побыстрее — вынимайте из меня темную личность, а то я тут с вами застряну надо-о-олго, — пропела я. — Время, когда я могу вас покинуть, на исходе. Скоро проход закроется.


— Глупая, подумай о друзьях, о своем демоне. Они ждут тебя, волнуются. А ты застрянешь тут, с нами, — начал увещевать меня страж.


— Ничего, подождут, — отмахнулась я и тут же спросила: — Слушайте, уже который раз я слышу о каком-то демоне. Кто это? Откуда бы ему взяться?


Наступила тишина. Я вдруг почувствовала, что абсолютно свободна от своей второй половины. А меня саму затягивает в воронку, возвращая в реальность. Вот гады, и как им удалось от меня избавиться? Хотя глупый вопрос — они выполнили обещание, и теперь меня там ничего не держало. Я возвращалась в свое тело.


— Мира! Ты меня слышишь? Ответь хоть что-нибудь! — меня трясли, меня теребили, меня звали. Так хотелось накричать, попросить заткнуться и не вопить над ухом, но… я даже пошевелиться не могла. И тут я выключилась. Нет, не отключилась, не потеряла сознание, я просто выключилось. Перед глазами будто провели чистым листом, показывая мою жизнь. На нем ничего не было. Мира? Это я? Осознание того, что я не помню, кто я, затопило волной. Я пыталась вспомнить, чему совсем недавно радовалась — и не смогла. А отголосок радости еще остался внутри меня.


— Почему она не приходит в себя? Она даже не дышит. Что с ней? — доносились до меня чужие голоса. Я их не знала, но хорошо чувствовала волнение. — Вы же обещали сделать все возможное и невозможное. Так делайте, клык акулы вам в печень! Что вы стоите?


И чего они так кричат? Интересно, а если воткнуть зуб акулы кому-нибудь в печень, какая реакция будет? У акулы, я имею в виду. Она получит свой обед? Хм, конечно получит, раз печень уже будет проткнута. И о чем я думаю? Что за ерунда в голову лезет? Мне надо встать и… И что потом? Куда мне идти? Кто все эти люди? Почему я их не вижу, а только слышу. В голове были какие-то голоса, они доносились будто издалека и едва различались:


— Зря поторопились с выполнением обещания, еще бы каких-то несколько минут — и она бы отключилась от реальности…


— И тогда вторая ее суть смогла бы спокойно занять свое место, а сейчас уже поздно, дважды один подарок не дарится, да мы и сами закрыли канал для темной.


— А если через амулет? Главное надеть его на Миару. И тогда мы можем быть уверены…


— Нет, не получится, сейчас мы ни в чем не можем быть уверены, потому что она под действием кинжала драконов, который вытягивает из нее не только силу, но и разум. Она сейчас немощнее младенца и просто не перенесет силы амулета.


— Ее можно спасти? Маг с этим не справится. Кинжал драконов-Хранителей еще никогда не отдавал то, что уже принадлежит ему. И сейчас не отдаст.


— В любой ситуации можно найти выход, но зачем? Эта человечка нам больше не интересна, она никогда не станет прежней. И спасти ее может только…


Голоса исчезли. Кто может спасти эту странную «ее», мне так и не удалось узнать. Но было жалко бедолагу. Кому ж она так дорогу перешла, что ее проткнули тем кинжалом дракона, о котором вещали голоса? Или не проткнули? Что-то я запуталась окончательно. И вообще, зачем мне думать о неизвестной проткнутой девице? Мне бы вспомнить, кто я такая, и куда моя память исчезла?


Я пыталась сосредоточиться, закрыла глаза, заглядывая внутрь себя. Но там все было белоснежным и чистым. Мысли кружились только вокруг странной девицы, о которой кто-то судачил. О кинжале… Стоп! Кинжал! Перед глазами вспыхнула картинка: зигзагообразное оружие, с одной стороны лезвие золотое, с другой — серебряное. Голова дракона с раскрытой пастью довершала великолепие оружия. Я затаила дыхание. Какой красивый. Хочу себе такой же. Интересно, а я умею обращаться с оружием?


— Мира! Мира, очнись, открой глаза. Не пропадай, — вот настырные. Чего меня теребить. Зовут какую-то Миру, пусть и дальше зовут. Я-то тут при чем? У меня тут кинжал такой красивый. Вот точно, если не уймутся — встану и заткну им глотки чем-нибудь. Не дают насладиться красотой. А еще лучше я им кишки на лоб намотаю, будут с повязкой ходить. А что, может так сейчас модно?


Кинжал продолжал маячить перед глазами. Он манил, привлекал, притягивал к себе, так и соблазняя дотронуться, почувствовать на ощупь тяжесть оружия, погладить сталь. Я протянула было руку, чтобы коснуться его, ощутить холод стали, подержать эту красоту в руке, но тут что-то с силой ударило по кисти. Ай! Больно! Что за зараза такое творит? Эй, ты! Кто бы ты ни был, зачем отбираешь мою красоту? Хм, кажется я сошла с ума. Ну кто может быть в моем сознании, кроме меня? Никого. Но и сама у себя я не могу ничего отобрать. Дилемма.


— Кто тут такой наглый? — на всякий случай поинтересовалась я, уходя глубоко в себя.


— Мира, тебе нельзя касаться оружия, оно и так тянет из тебя силу, — передо мной замаячила фигура беловолосого рогатого существа. С его пальцев слетали искры, рассыпаясь вокруг разноцветными брызгами. — Ты помнишь, что произошло? — вдруг резко поинтересовался он, пристально вглядываясь в мое лицо.


— А кто ты такой? И что делаешь у меня в голове? — вместо ответа задала я мучивший меня вопрос. — И как смог проникнуть сюда?


— Мира, я задал вопрос, — грозно зарычал мой гость. Я даже голову в плечи втянула — рык был внушительный, у меня колени затряслись. Я смотрела в сверкающие от гнева глаза рогатого существа, и мне казалось, что оно меня сейчас разорвет на мелкие куски. Но больше всего поразил факт: мне хотелось подойти к нему, дотронуться до рогов, провести по ним рукой, исследовать мягкость кожи существа — она казалась такой бархатной. — О чем ты думаешь? — уже не так грозно, а, скорее, с безысходностью, спросил гость.


— А о чем надо? — кокетливо отозвалась я. В этот момент мне вдруг показалось, что я веду себя как идиотка. Но как надо, я пока не разобралась. Потому что совершенно не помнила, кто я вообще такая. Какой у меня характер. — Ты знаешь, кто я? Расскажи мне, — попросила я рогатика.


— Ты совсем ничего не помнишь? — удрученно поинтересовался он, я кивнула. — А имя свое знаешь?


— Конечно, — уверенно произнесла я. — Мира, — заметив вздох облегчения, тут же пояснила: — Ты сам много раз меня так назвал, я успела запомнить.


Облегчение тут же сменилось разочарованием. Рогатый гость оказался рядом со мной, ткнул в меня пальцем. Только я хотела возмутиться, как из его руки вырвался столп света, пронзая мое тело. Я закричала. Вот гад! Он решил меня убить? Внутри будто все разорвало. От боли разум совершенно отключился. Напоследок успела подумать, что я этого гада из-под земли достану и отомщу за свое убийство.


…Как болят голова и грудь. С кем я успела подраться? Мы снова на кого-то напали? Или нет, я же на турнире. Меня кто-то здорово приложил? Ничего не помню. Почему так больно? Так, Миара, соберись. Надо вспомнить, что произошло.


— Господин маг, кажется, она приходит в себя, — раздалось над ухом. Ага, Дайро здесь. Только к какому магу он обращается? Значит, со мной что-то произошло. Но что?


…Похищение… Г'ан… Кинжал… Обрывки памяти восстанавливали всю картину целиком. Незваный рогатый гость… Кто он? Насколько я помню, он хотел меня убить. Или нет? Если бы хотел, я бы уже была мертва. Значит, он пытался вернуть меня обратно. Я ведь потеряла память. Прислушавшись к себе, ощутила, что моя сила на месте, резервуары полны. Мне ее вернули? Что произошло с отчимом и кинжалом? Судьба последнего меня очень волновала. Мне понравился клинок, он бы отлично смотрелся в моей руке.


Глаза я открыла резко, осмотрелась. Вся моя команда была в сборе. Парни с тревогой, опаской и подозрением смотрели на меня, будто ожидая нападения. Что это с ними?


— Как тебя зовут? — не давая никому и слова вставить, ко мне подскочил старец. Сначала я хотела возмутиться за глупый вопрос, потом просто ответила, постаравшись успокоиться:


— Мира. Сколько я была без сознания? Турнир еще не начался? Не хотелось бы пропустить тур.


Все выдохнули с облегчением. Меня успокоили, что с момента обряда прошло всего-то пять часов. Сейчас ночь, у меня еще есть время отдохнуть и набраться сил. А потом посыпались вопросы: что я помню, какие были ощущения, что помогло снова восстановить память? Я честно отвечала на все вопросы, кроме последнего. Ну не стану же я им говорить, что в моих мозгах побывал гость, который хотел меня убить, как я думала изначально, а на самом деле он возвращал меня обратно.


Как только маг убедился, что со мной все хорошо, он покинул нашу команду, сообщив, что ему необходимо разобраться с Г'аном и решить, как с ним поступить. Больше маг ничего не сказал. Попрощался и ушел. А я впала в раздумья о том, кто же был тот рогатый гость в моем разуме? Его голос казался знакомым, но ни одного знакомого существа с такой внешностью я никак не могла вспомнить ни из своей жизни, ни из жизни Миры. У нас двоих таких знакомых не было. Тогда как ему удалось проникнуть ко мне в разум? И откуда он вообще знает, кто я? Зачем ему мне помогать?


Не придя ни к какому решению, так и не узнав, кто был странный гость, я уснула. А утром чувствовала себя великолепно. Ничего не болело, моя сила была при мне, азарт турнира подстегивал. Я вскочила. Парни еще спали. У них залегли мешки под глазами, некоторые дергались во сне. Переволновались ребята. Пусть отдыхают. Главный злодей арестован, мне больше ничего не грозит, поэтому я могу смело выйти на улицу и размяться. Что я и поспешила сделать. К тому же мне необходимо было удостовериться, что Х'яш рядом и больше никуда не исчез. С ним мне было намного спокойнее, да и уверенности больше в удачном исходе турнира.


Я вышла из шатра, потянулась, оглянулась. Рядом никого не было. Раннее утро, все еще спят. День обещал быть красивым, на небе ни облачка, а солнце уже ярко светило. Моя душа наполнилась радостью. Стало светло и хорошо. Я улыбнулась.


— Х'яш, ты тут? — тихонько позвала я. Сначала ответа не было. Так же, как и испуга, что он исчез. Я вдруг отчетливо почувствовала его присутствие. Значит, он рядом, но пока не желает со мной общаться. Я покопалась в памяти: чем могла его обидеть, что он молчит? Ничего предосудительного не нашла. — Если я тебя чем-то обидела, то так и скажи, нечего в молчанку играть, — буркнула я.


— Как ты себя чувствуешь? — приглушенно поинтересовался невидимый собеседник. — Ничего не болит?


— Нет, все замечательно, — заулыбалась я. — А что у тебя с голосом? Ты охрип? Горло болит?


— Ха, у меня по определению ничего болеть не может, — хохотнул Х'яш. — А ты меня лечить собралась? — хитро осведомился он. — Хотел бы я на это посмотреть.


— Становись видимым — и все увидишь, — в тон ему предложила я. — А то как же я тебя лечить-то буду, если даже не знаю причины болячки, даже не вижу ее. Еще чего наделаю, что станет только хуже.


— Ты готова к турниру? — резко поменяв тему разговора, спросил спаситель. Я кивнула. — Сегодня тебе будет сложно. Сильные противники попадутся. Но у тебя все получится, я уверен в этом.


— У нас, Х'яш, у нас, — поправила его я. — Ты — моя поддержка и опора. К тому же прекрасный помощник и спаситель… — я застыла. — Спаситель… — прошептала я.


Перед глазами снова встал образ рогатого красавца, проникшего в мой разум. Какая же я недогадливая. Кто еще мог попасть ко мне в голову? Кто смог в очередной раз спасти меня? Конечно же Х'яш. Именно он, я уверена, был тем самым рогатым существом, которое я видела.


— Догадалась? — вздохнул невидимый собеседник, я кивнула. — И что теперь? Будешь от меня шугаться, как от прокаженного?


— Ты рехнулся? — я была поражена до глубины души. — Как можно шугаться от того, кого хочется потрогать, ощутить бархатистость кожи, проверить на прочность рога… Ой, что-то меня заносит, — я даже рот себе зажала, понимая, что девушкам не пристало так говорить. Зато Х'яш расхохотался. Это был счастливый смех, который приносил ему облегчение. Интересно, чего он боялся?


Пока я соображала, с чем связан мой неконтролируемый словесный поток, который я только что выплеснула на Х'яша, до меня дошло еще кое-что. Так как Х'яш — не человек (у людей рогов не бывает), умеет проходить сквозь стены — и мое вызволение из темницы тому пример, спокойно проникает в разум — я его сама лично видела — то получается, что пресловутый демон, о котором я слышала несколько раз, и есть мой невидимый собеседник. Браво, Мира, логически мыслить еще не разучилась. Только сейчас необходимо было проверить свою догадку.


— Х'яш, ты демон? Да? А как ты оказался в нашем мире? Ведь сюда сложно проникнуть? К тому же, насколько я изучала демонологию, представители вашего вида никогда и никому не станут помогать, они скорее облапошат и оставят с носом, чем кинутся вызволять человека из неприятностей, — зачастила я, обуреваемая любопытством.


— Я тебе расскажу, но не сейчас. Пока нам не мешало бы разобраться с турниром и с принцем. Но на один твой вопрос отвечу, чтобы он тебя не отвлекал. Меня потому и изгнали из моего мира, что я отказался убивать только ради собственной прихоти. Меня приговорили к развоплощению, но я сумел сбежать. Владыка открыл первый попавшийся портал и выкинул меня в него. Развоплощать меня он не стал, как-никак я две тысячи лет был его правой рукой, — приоткрыл завесу тайны о себе Х'яш. — А сейчас иди надевай латы, скоро начнется турнир.


Только он это произнес, как протрубил рог побудки. Моя команда проснулась, с замученным видом выползая из шатра. Так и хотелось спросить, чем они ночью занимались, что такие помятые. Но я придержала язык за зубами.


— Как ты себя чувствуешь? — спросил Дайро, поправляя повязку на лбу. — Хотя, судя по твоему цветущему виду, все отлично? — я только кивнула и вошла в шатер натягивать броню.


В положенное время я застыла на исходной позиции старта. Лошадь, будто чувствуя ответственный момент, зафыркала, тряхнула гривой, несколько раз переступила с ноги на ногу.


— Тихо-тихо, все будет отлично, — нагнувшись к ней, потрепала я ее по холке. — Мы обязательно выиграем.


В какой-то момент я почувствовала не себе чей-то тяжелый и полный ненависти взгляд. Мельком оглядев толпу, ничего похожего на враждебность не увидела. Но взгляд продолжал сверлить. И тут протрубил рог. Я сорвалась с места и помчалась навстречу сопернику. И только в последнюю минуту успела увидеть, что он держал копье так, словно намеревался проткнуть меня им, а не просто сбросить с лошади. В свой удар я вложила всю злость, которая появилась от действий соперника. Он грузным мешком свалился на землю, а я едва удержалась на лошади после его удара. Он-таки успел меня зацепить. Сильные руки невидимого демона подхватили меня почти на полпути к земле, вернув в исходное положение.


Замеревшая на миг толпа, заметив, что я восстановила равновесие, разразилась криками, свистом и гамом. Я облегченно выдохнула.


— Х'яш, он хотел меня убить? Но кто на этот раз его мог нанять? Г'ан арестован, он никак не мог быть заказчиком, — тихо спросила я.


— Потом… Все потом, — выдохнул спаситель. — Сейчас тебе необходимо отдохнуть и набраться сил, скоро следующий тур.


Оставшиеся два соперника просто вывалились из седла, не причиняя особых хлопот. Этот раунд тоже остался за мной. Уставшая, но довольная, я передала лошадь груму, а сама, сняв шлем и на ходу стягивая перчатки, на миг замешкалась, потому и не заметила препятствия на пути. И только когда в кого-то врезалась, подняла глаза, собираясь извиниться — да так и застыла. Шлем выпал из рук, но мне сейчас было не до него.


Передо мной, злобно сверкая глазами и с огромной ненавистью разглядывая мой наряд, стояла мать. Такого выражения на ее лице я никогда не видела. В какой-то момент я даже засомневалась, что это моя мать, а не чужая незнакомая женщина.


— Довольна? Г'ан арестован. Ты все еще жива, а я снова осталась одна. Когда же ты наконец избавишь мир от своего присутствия? И ведь ничего тебя не берет, — практически выплюнула свои слова женщина.


— Так это ты наняла рыцаря, чтобы он меня убил? — ахнула я, совершенно забыв о выбранной тактике вести себя как Мира, а не Миара. — Не жаль парня-то? Ведь ему грозит смертная казнь, так как кристаллы слежения прекрасно покажут наличие злого умысла.


— Жаль? Как можно жалеть всякий сброд, который за золотой мать родную удавит, — презрительно произнесла собеседница.


— А чем ты лучше? — в тон ей, выливая тонну презрения, спросила я. — Решила уничтожить собственную дочь только для того, чтобы убрать последствия собственной глупости? Запечатать силу было твоим решением. Ни я, ни отец к этому были не причастны. А сейчас, когда тебе вдруг вздумалось вернуть ее обратно, ты ничего умнее не придумала, как уничтожить собственную дочь? Да ты монстр пострашнее тех, кто убивает за деньги. Ты просто ничтожество. И даже если ты меня убьешь, мою силу ты не получишь — я провела обряд, при котором после моей смерти она переходит к моему хранителю, который и спас меня от костра.


От злости меня заносило. Я чувствовала, что мой блеф удался — женщина смотрела на меня, как на чудовище, которое она бы с удовольствием убила собственными руками. Мои слова заставили ее поверить всему, что я наговорила. И тут она закричала: надрывно, разочарованно и с полной безысходностью. Жалко мне ее не было. Оставив ее на том же месте, я просто обошла женщину, подняла шлем, и гордо задрав голову, отправилась в шатер. На душе было погано. Этот разговор стоил мне потери многих нервных клеток. Но подойдя к своим парням, я улыбалась. Вымученно, но все же радовалась победе.


После разговора с женщиной — язык больше не поворачивался назвать ее матерью — я целый день ходила, как в воду опущенная. Парни пытались меня расшевелить, развеселить. Мы проводили спарринги, чтобы я могла согнать злость. Вокруг нас собралась толпа, но мне до нее не было ровным счетом никакого дела. В душе бушевал огонь, тайфуном проносясь по венам, грозя разнести все внутренности.


Только к вечеру я смогла немного успокоиться. Но осадок все равно остался. Еще и от исхода завтрашнего дня меня подтрушивало, потому что я не предполагала, что приготовил Шахаз. А в том, что меня будет ждать сюрприз, я нисколько не сомневалась, к тому же сюрприз совсем не приятный.


— Мира, ты сегодня сама не своя, — ко мне подошел Зан, удобно устраиваясь рядом на бревне между несколькими шатрами, которое я облюбовала, скрытом от посторонних глаз. — Что с тобой происходит? Только не говори, что ты чего-то боишься — не поверю.


— Нет, не боюсь, — глядя в одну точку, ответила я. — Просто пытаюсь осмыслить: как мать может желать смерти собственному ребенку, а все только для того, чтобы извлечь для себя выгоду? Я видела ее ненависть. Она настолько сильна, что у меня в голове такое не укладывается.


— Мира, власть и деньги портят людей, они и так меркантильны, только кто-то умело скрывает это до поры до времени, а кто-то демонстрирует сразу и таким вот способом. Не стоит из-за этого сжигать себя, постарайся забыть о прошлой жизни, она у тебя сейчас другая. Миары больше нет, она сгорела на костре. А Мира… — оборотень улыбнулся. — Мира — холодная, расчетливая особа, которую никогда не волновали чувства других людей, так как она лишена каких-либо эмоций.


— Зан, именно такой я и должна была стать, — я вернула улыбку товарищу. — Только что-то пошло не так. И мои чувства только немного притупились, но не исчезли совсем. Холодной и расчетливой мне явно никогда не стать. Не мое это. К тому же, — я подмигнула собеседнику, — будь я именно такой, с острова Аята я бы не вернулась живой, решившись забрать талисман себе для получения власти.


— Н-да, ты права, — задумался Зан. — Но в любом случае, сейчас тебе необходимо думать о другом. У тебя завтра напряженный день, нам необходимо решить, как выбираться из города. Принц просто так тебя не отпустит. Мы все чувствуем, что он явно что-то замыслил.


— Прорвемся, — я обняла Зана за плечи и притянула к себе. Было хорошо и уютно. От оборотня исходила успокаивающая сила, которая помогла мне немного прийти в себя и больше не вспоминать разговор с озлобленной женщиной. — Будем решать проблемы по мере их поступления.


Уже ночью, резко проснувшись от ударившей в голову мысли, я знала, что буду делать, чтобы выбраться из города. И это несмотря на любой исход турнира. В своей победе я не сомневалась.


Улыбнувшись своим мыслям, я снова закрыла глаза. Снился мне мой рогатый спаситель во всей своей красе. Утром я проснулась полная сил и азарта. Хандра безвозвратно прошла. Сегодня никакие мысли, действия или поступки не могли омрачить моего настроения. Сегодня мы покинем город, чего бы нам это ни стоило!


Глава 11

С утра на ристалище царили суматоха и ажиотаж. Его Высочество объявил, что всех ожидает сюрприз в конце турнира. Народ был в предвкушении. Я же, уже поняв, о каком сюрпризе идет речь, только ухмылялась, предвкушая разочарование принца от неудавшейся затеи. Но он сам виноват в собственном поражении. Надо иногда слушать не только себя, но и собеседника, тогда и казусов не будет. Или он решил, что в состоянии обмануть стихии? Так не бывает.


— Чему ты радуешься? — рядом со мной оказались Дайро и Зан. Парни с подозрением и опаской смотрели на меня.


— Предвкушаю выражение лица Высочества, — честно призналась я. — Когда его сюрприз выйдет ему боком.


Договаривать не стала, хотя и видела, насколько мои слова разожгли интерес в глазах парней. Но вот только они понимали, что времени на разговоры не осталось, и им пришлось довольствоваться ожиданием исхода турнира. Протрубил рог. Все заняли исходные позиции. Первый мой соперник был самоуверенным рыцарем, без труда вышедшим в финал. Он с легкостью смог победить даже самых ловких и сильных. Глядя на меня с сочувствием, он даже козырнул мне издевательски. Я на это склонила голову набок, скептически глядя на зазнайку. Начало.


Мы срываемся с места и несемся навстречу друг другу. Сближение. Мое копье проходит по его латам, задевая шею. Я вижу вытаращенные глаза соперника, выступающую кровь. А потом он просто заваливается набок и плашмя падает с коня. На миг мне показалось, что я слышу хруст. Оглянувшись в последний раз, я помчалась к финишу и уже оттуда наблюдала, как соперника погрузили на носилки и быстро унесли. На земле осталось красное пятно.


Следующий тур тоже принес мне победу, причем, на мой взгляд, она была слишком легкой. У меня создалось впечатление, что мой соперник начал падать, еще не доскакав до меня. Я была несказанно удивлена таким обстоятельством.


— Х'яш, твоя работа? — тихо спросила я, не понимая, что это сейчас было. — Ты решил свалить его заранее?


— Я к нему даже не прикоснулся, — задумчиво выдал демон. — Впрочем, так же, как и ты. Он решил сам сдаться на милость победителя. Видимо, на него повлиял предыдущий тур, где рыцарь оказался тяжело ранен. Хотя вот еще одна особенность: я его всего лишь толкнул, а как твое копье оказалось в его шее, не могу понять. И магии я тоже не чувствовал.


— Меня тоже этот момент удивил. Направленное действие? Но без магии это невозможно. Хотя я когда-то изучала технику те-ле-ки-не-за, — по словам выдала я, сомневаясь, правильно ли произнесла слово. — Он подвластен даже тем, кто не владеет магией. Может и здесь так же? Другого объяснения у меня нет.


— Я знаю, что это такое, видел несколько раз, когда бывал в техногенном мире. И ведь действительно похоже, — согласился со мной Х'яш. — А знать о нем может только тот, кто может путешествовать по мирам. И сделать это может только маг. Замкнутый круг какой-то получается.


— Необязательно маг может применять магию, — осознала я. — Смотри, он отключает силу и действует только подручными средствами, в данном случае — телекинезом. Тогда никто не сможет обвинить его в магическом вмешательстве, слепок ауры покажет только мой выпад копья, и больше ничего. А значит, в попытке убийства могут обвинить меня.


— Нет, не смогут. Слепок ауры и следящие кристаллы покажут, что твоим копьем управляли — это видно невооруженным глазом, и напрягаться не стоит. Злоумышленник сделал существенную ошибку, он поторопился, не выбрав удобную позицию. Поэтому отчетливо было заметно, как ты выворачивала копье, а оно плясало у тебя в руках. К тому же твой взгляд в тот момент говорил лучше всяких слов, что ты поражена и пытаешься справиться с ситуацией, — объяснил невидимка. Мне пришлось довериться его мнению.


Перед третьим и последним раундом вышла заминка. Я стояла на старте, ожидая, пока появится последний претендент на победу. Его все не было. В груди поднялась волна тревоги. С чего бы это? К тому же никто не знал последнего рыцаря, претендующего на выигрыш. Эта информация скрывалась до последнего. И тут…


Я ахнула вместе с пораженной толпой. И было отчего. На старт выехал сам Его Высочество принц. Я сжала губы в досаде, быстро просчитывая свои шансы. Нет, не на победу, а на успешный выход из города. Так как Шахаз правильно рассчитал: никто не имеет права победить принца, иначе… Что иначе — даже думать не хотелось. Но и проигрыш уже чреват. Тогда победа на турнире мне точно не будет засчитана, и мне придется проследовать под конвоем в камеру. Нет. Не бывать этому.


Я усмехнулась. Отсалютовала Высочеству своим мечом. Нацепила шлем, поправила металлические наручи. Приготовилась. Всего на секунду я заметила в глазах Шахаза изумление. Что, милый, не рассчитывал, что я пойду против устоев? Так мне терять нечего. И так и так меня препроводят в камеру, так напоследок потешу свое эго. А там посмотрим, как карта ляжет.


Протрубил гонг. Я сорвалась с места, бросившись навстречу принцу. Мне казалось, что этот забег очень медленный. Или это путь растянулся, или время замедлилось?


Приближение. Столкновение. Я со всей дури шарахнула по лошади Высочества. Прости, коняка, но так надо. До принца дотронуться — сразу себе смертный приговор подписать. Я рассчитала правильно. Конь под Шахазом рухнул, скидывая с себя ездока. Я победила!


Одна секунда… Три… Пять… Ристалище, казалось, замерло. Каждый из присутствующих боялся вздохнуть, чтобы не нарушить звенящее молчание. Наконец в этой тишине начали раздаваться хлопки и синхронный топот ног. А потом над ристалищем пронеслось скандирование, сопровождающееся постукиванием ног о каменное покрытие ристалища:


— Мира! Мира! Мира!


Я улыбнулась, помахала рукой своим парням, насладилась зрелищем все еще притихшей толпы. Ко мне подъехал уже вставший и успевший сменить коня Шахаз. Его улыбка напоминала оскал. Он радовался. И я знала, чему.


— За посягательство на особу королевских кровей… — начал он зачитывать мне приговор, как вдруг его прервало появление на арене Его Величества короля Артара и идущего рядом с ним мага. Принц осекся, недоуменно глядя на отца. Он никогда не посещал подобные мероприятия, устраиваемые Шахазом. — Отец, что привело вас сюда? — спрыгивая с коня, склонился в поклоне принц.


— Когда я узнал о твоей затее, мне стало очень интересно увидеть смельчака, который отважится тебе противостоять. Но сейчас, глядя на эту молодую и красивую девушку, я понимаю твое решение лично участвовать в турнире. А ее смелый поступок — не поддаться на твою провокацию — заслуживает особой награды. К тому же, — король вдруг обернулся и подмигнул мне, а до меня дошло, что я все еще верхом. Быстро спрыгнув с лошади, я склонилась в поклоне. Только после этого монарх продолжил: — Она поступила очень умно. Тебя она не коснулась. Инкриминировать ей покушение уже не получится.


— Но, отец… — попытался было возмутиться Шахаз, но король властным жестом заставил его замолчать.


— Победитель достоин награды, — мягко, но непререкаемо произнес монарх. — Милое дитя, какое твое желание? Озвучь его.


— Я хочу вместе со своей командой покинуть город, — громко произнесла я. — И избавиться от любых притязаний Его Высочества!


По толпе прошел ропот. Эта была неслыханная дерзость. Но я знала, что сейчас мое желание зафиксировано магически, и обойти его принц больше не сможет. Одной проблемой меньше.


Старец-маг, стоящий рядом с королем, тепло мне улыбнулся и едва заметно кивнул. Я все сделала правильно. Принц от досады кусал губы, хотя старался делать вид, что ему все равно. Да только получалось у него слабо. Н-да, слабоваты нервишки-то у будущего короля.


— Твое желание будет исполнено, — ровно и с достоинством произнес Его Величество. — Другой награды не желаешь? — спросил король, а я почувствовала подвох. Поэтому только мотнула головой. Но посчитав, что невежливо отделываться перед венценосной особой кивком, подтвердила свой отказ словами:


— Ваше Величество, мне не нужны драгоценности или монеты. Этого добра у нас хватает, а не хватит — мы его добудем. Нет ничего ценнее свободы. Меня сюда заманили хитростью, да, тут моя вина — сглупила и не сразу распознала подвох. Но сейчас я буду умнее. Поэтому у меня только одно желание: покинуть город и никогда больше не видеть и не слышать Его Высочества с его попытками…


— Я понял. Вас проводят в гавань, где находится ваш фрегат, — перебил меня король, махнув рукой. В ту же секунду нас окружила стража.


— Ого! С таким эскортом точно никому не взбредет в голову нападать на мою команду и на меня в частности, — буркнула я скорее себе, чем стоящим рядом. И тут, глянув на мага, подала ему знак, что у меня есть вопрос. Он понял мой взгляд, подошел ближе. — Что за непонятная история была с раненым рыцарем? Как могло мое копье вонзиться ему в шею? Он жив? — зачастила я, стараясь ничего не упустить.


— С этим мы разбираемся, он жив, но в очень тяжелом состоянии. Отголосков магии обнаружено не было. Я не понимаю, как такое могло произойти.


— Поищите информацию по телекинезу, это из области техногенных миров, немагический дар. Только так можно было направить копье, другого объяснения я не вижу, — шепнула я, и больше ничего не успела сказать — нас поторопили. Пришлось спешно покидать ристалище, оставляя мага размышлять над моими словами.


На пристань нас проводили с почетным эскортом. Хорошо еще, что дали вещи забрать из шатра, а то пришлось бы распрощаться с оружием, а оно было слишком ценно и к тому же труднодоступно — такое, которое было у моей команды — закаленная и заговоренная сталь — ковали мастера с закрытого материка — альбуры — маленькие крылатые особи, живущие обособленно ото всех. Торговлю с другими они осуществляли через посредников-тарнов: полулюдей-полуорков. Именно те и решили однажды силой захватить столько свободной земли. Но пираты оказались в тот момент поблизости и помогли альбурам отбить нападение. В благодарность каждый из пиратов получил такое оружие. А вот на материк альбуров вход был отныне закрыт для всех. Как они умудрялись сбывать свое добро — оставалось для всех загадкой. Но в городах на разных материках их оружие ценилось даже превыше эльфийского.


Взойдя на свой фрегат, я бросила последний взгляд на город. Метка с ладони исчезла. Я смотрела на удаляющийся город, и на душе становилось легко и свободно. Но все же не давал покоя один вопрос, который я решила задать Х'яшу, как только предоставилась возможность:


— Х'яш, помнишь, когда Г'ан сыпал угрозами? Откуда он знает про тебя? Ладно стражи с острова Аята, они знают все и обо всех. Но отчим… Я не почувствовала в нем сильной магии, а также не заметила в нем дара видеть скрытое. Тогда как он узнал о тебе?


— Именно этот вопрос я и задаю себе с того самого момента, — отозвался демон. — Я тебе больше скажу, он видел меня! Куда бы я ни двинулся, он следил за мной глазами. Вот это и было удивительнее всего. Я тоже его сканировал на предмет дара. Ничего в нем не было. Пусто. И факт того, что он видел меня — необъясним никак.


— А как ты думаешь, не может он просто умело скрывать силу? Он точно человек? В нем было что-то звериное, нечеловеческое. Но что именно, я даже охарактеризовать не могу, — задумалась я.


— Думаю, сейчас мы этого не узнаем. Завтра его казнят, и больше нам о нем не придется печалиться. Проблем от него уже не будет. С матерью ты тоже, как я понял, решила вопрос? Здорово ты ее настращала, — демон засмеялся. — Даже я поверил, пытался вспомнить, когда ты обряд такой провести умудрилась, что я пропустил. И только позже до меня дошло, что это блеф.


— Х'яш, а когда ты мне расскажешь о себе? О своем мире? Какие вы на самом деле, демоны? — перевела я тему, задав давно интересующий меня вопрос. Повисло молчание.


— Не сейчас. Позже. Может, завтра, — отрывисто произнес невидимый собеседник и замолчал. В этот момент рядом со мной появились парни. Мы расселись прямо на палубе, наслаждаясь свежим морским воздухом. Даже молчать было уютно. Каждый думал о своем.


Лично мне вдруг подумалось, что теперь я смогла бы поступить в Высшую Академию Магии и получить, наконец, степень архимага, о которой столько лет мечтала. Только… Как же команда? Парни не поймут, если их капитан покинет свою команду. Я тяжко вздохнула, заталкивая мечту поглубже в закрома души. Прикрыла глаза.


— Мира, что тебя угнетает? Ты жалеешь, что мы покинули город? Это ведь твой город, да? — первым нарушил молчание Зан. Я мотнула головой. Сначала думала, говорить или нет, но потом решилась:


— Нет, город покидала я с радостью. Я сейчас задумалась о том, что будет дальше. Еще несколько лет мы можем плавать в свое удовольствие. А потом? Азарт битвы пройдет. Денег и драгоценностей немеряно. Каждый из нас может себе по острову купить. В чем тогда смысл будет? Вы все пока молодые, в голове ветер гуляет. А повзрослеете? Захотите семью, детей. Вот тогда-то уже станет не до моря. Во всяком случае, безбашенность пропадет, сменившись рассудительностью. И?


— Мы думали об этом, — улыбнулся Дайро. — У многих из нас на острове остались невесты или возлюбленные. У двоих скоро прибавление в семье. Да, ты права. Нам действительно необходимо придумать нечто такое, чтобы уменьшить степень опасности. До сего момента нам везло, а вот что дальше будет — неизвестно.


— А дальше на нас натравят всех собак. Принц сам не сможет тебе ничего сделать, но он из кожи вон вылезет, чтобы тебя уничтожить за оскорбление, которое ты нанесла ему прилюдно на турнире. С этого момента на море станет слишком оживленно. На нас станут охотиться все, кому не лень. Уверен, награда за твою голову уже увеличилась, — подхватил Зан.


— Но что вы предлагаете? К чему все эти разговоры? — скептически приподняв бровь, спросил Грэд. — Мира, ты уже думала о том, чем займешься, если бросишь пиратство?


— Если получится, поступлю в Академию. Так, по крайней мере, я смогу не волноваться, что меня снова вздумают жечь на костре за несанкционированное использование магии. К тому же должен же у нас на острове быть свой маг, — я подмигнула парням. — А вот что касается обеспечения жизнедеятельности, тут стоит задуматься. Может быть построим цеха и будем заниматься ремеслом. А вот каким… Тут уже подумаем все сообща. Тогда к нам ни одна собака прицепиться не сможет.


— Хорошая идея, только трудновыполнимая, — протянул Кэд — молчаливый боцман. — К тому же как мы сможем сотрудничать с другими, если на нас начнется облава?


— С этим разберемся, любую ловушку можно обойти. Не ты ли всегда так говорил? — улыбнулась я. — Да и рано пока говорить об этом. У нас еще как минимум год вольной жизни, а за этот год необходимо решить, чем займемся, чтобы жить спокойно и не ожидать каждую секунду нападения.


— Ну-у-у… Ты наверняка уже определилась с родом занятий? — улыбнулся Грэд. Я кивнула. — А не волнуешься, что в Академии тебя могут достать? Тот же принц. Ты окажешься слишком уязвимой.


— Напротив, — возразила я. — Академия — это то же ристалище. В ней тоже гарантированная неприкосновенность. Поэтому там я могу быть уверена, что мне ничего не грозит.


— Корабль! — раздался крик с фок-мачты. — Еще один… И еще! Что делать будем? Они подают требование сдаваться!


— Никакой сдачи! — быстро вскакивая на ноги, произнесла я. — Готовим пушки! Оружие наизготовку!


Сейчас мне ничего не могло помешать применить магию. Спасение жизней товарищей намного дороже, чем обвинение в несанкционированном использовании силы. Команда забегала по палубе, готовясь к бою. Пушки были нацелены на корабли противников, парни застыли с саблями и мушкетами. Но корабли не торопились подходить ближе. Более того, как только мы на всех парусах направились к ним, чтобы попасть на дистанцию полета ядра, они отплыли чуть дальше. Что происходит? Они не собираются принимать бой? Или…


Догадка поздно пронзила мозг. Позади нас раздался залп. Я едва успела откинуть летящее в нас ядро. Оно упало в море и взорвалось там. Я расставила руки в стороны, собираясь призвать стихии.


— Мира, подожди! — успел крикнуть Зан, показывая пальцами в море. Я пригляделась. Сирены. Они качались на волнах и пели. Только их песни не долетали до ушей моей команды. Зато с фрегатов противника матросы, как под воздействием магии, просто шагали с палубы в море и исчезали в нем, когда водная гладь смыкалась у них над головой. На одном фрегате началась суматоха. Матросы забегали, засуетились, разворачивая корабль и покидая данное место. Значит, на том фрегате был маг, причем довольно сильный, раз смог поставить защиту против пения сирен. Обычному средней руки магу это не под силу. Неужели все-таки сам принц пожаловал, несмотря на магический запрет? Вряд ли. Он бы не смог его обойти. Да и подготовить так быстро засаду ему бы не удалось.


Как только на дрейфующих кораблях не осталось ни одного человека, мы облегчили каждый из фрегатов. Улов оказался потрясающий: несколько сундуков золота, оружия, тканей и самое главное — мы нашли в трюмах невольников. Ого! На нас работорговцы напали? Но у пиратов свои законы: они не имеют права нападать друг на друга. Кому же пришла такая идея в голову?


— Девочки, вы не могли бы мне вытащить капитана одного из фрегатов? — обратилась я к сиренам, довольно созерцающих плоды своих трудов и наблюдающих за нашей погрузкой. — Необходимо узнать, кто их нанял напасть на нас. К тому же они явно плыли на невольничий рынок. Что же заставило их изменить свое решение? Или кто?


— Сейчас найдем, — пообещала синехвостая, ныряя в пучину моря. Вынырнула она быстро, вытаскивая на поверхность одного из утопленников. Тот ошалелыми глазами оглядывался вокруг. Заметив меня, сам ушел под воду. Эк его разобрало.


— Странное поведение, — нахмурилась я. — Чего он меня так испугался? Вроде ж я не страшная, а его торкнуло. Может, у меня лишние части тела где появились, что мужик слабую девушку испугался?


— Сейчас узнаем, — грозно рыкнул Дайро, ныряя за пиратом. Он быстро вытащил его из воды, несмотря на сопротивление последнего. Вот гад, еще и брыкается. Неужели смерть ему предпочтительнее, чем общение со мной? Кто ж их, бедолаг, так настращал?


— Ты кто? — спросила я, глядя на мокрого и трясущегося пирата. Он зло вскинул на меня глаза и скривился. Хм, что-то я не пойму. Страха в нем нет, я его не чувствую. Тогда что за нелогические действия только что были? Не желает со мной общаться? — Отвечай! Я ведь все равно узнаю правду. Залезу тебе в мозг и достану оттуда всю информацию, — рыкнула я в надежде, что он не распознает моего блефа.


Естественно, без его согласия я не имела права сканировать его разум. Меня бы сразу скрутило, и сила как минимум на неделю покинула бы свою хозяйку. А без нее мне никак нельзя. Поэтому оставалось уповать только на незнание сего факта пиратом. Он выругался, чертыхнулся и зашипел:


— Нам сказано было уничтожить ведьму. Мы и ожидали в засаде. Нападать было нельзя, так как ты кому-то нужна живой.


— Кому-то — это кому? — ласково поинтересовалась я. — Кто отдал вам приказ? К тому же ты сам себе противоречишь. Сначала говоришь, что вам приказано уничтожить меня, а потом сообщаешь, что я нужна живой. Как такое возможно? Ты говори, да не заговаривайся.


— Уничтожить ведьму, но оставить в живых девицу, — не понимая моих претензий, повторил пират. Я переглянулась с командой. На их лицах было такое же недоуменное выражение, как и у меня.


— Ты можешь толком объяснить, как можно уничтожить одно, сохранив его же? — рявкнул Грэд.


— Да что тут непонятного? — топнул ногой мужик. — С нами был маг, он должен был забрать твою магию — это значит, уничтожить ведьму. Колдовать бы ты уже не могла. А как девицу тебя бы никто не тронул, ты нужна живой, — с горем пополам объяснил тип напротив. — Теперь понятно?


— А что за маг был с вами? Где он к вам подсел? — задала я вопрос, не особо рассчитывая на ответ.


— Нигде. Это тот самый корабль, который нам надлежало ждать, но вы явились раньше, нам пришлось даже отступать, чтобы не попасть в зону полета ядра.


— А как же пиратский кодекс: не нападать на своих? — прищурившись, спросила я. — Вы и на него наплевали? Сколько же вам заплатили?


— Пять сундуков золотом. Это стоит того, чтобы нарушить кодекс. Да и какая ты пиратка? Ты ведьма, — выплюнул он.


— Все, выкидывайте его обратно, — махнула я рукой, понимая, что больше от него ничего не добьешься. — Толку от него никакого нет.


— Рабов доставишь по назначению? — вдруг напоследок спросил он. Отвечать я не хотела, но потом решала осчастливить смертника напоследок:


— Они отправятся по домам. Я не занимаюсь работорговлей.


Ухмылка на лице пирата перед погружением в воду мне не понравилась. Я почувствовала подвох. Что-то не так с рабами. И что именно — надо быстрее выявить, чтобы потом не получить неприятного сюрприза.


— Грэн, куда рабов поместили? — обернулась я к товарищу, стоящему рядом со мной. — Вы у них о чем-нибудь спрашивали?


— Они в каютах на нижней палубе, — ответил Грэн. — Пытались узнать, откуда они, но все молчат, как воды в рот набрали. Такое чувство, что нас и не понимают даже. Да и на кукол они похожи, неживые какие-то.


Вот тут меня и подкинуло. Неужели к нам на корабль зомби попали? Избавиться от них практически нереально, если только не утопить вместе с кораблем. А наш фрегат нам очень дорог.


— Выводите их сюда, только не делайте резких движений, — попросила я. В этот момент на бортике примостились две сирены, с любопытством наблюдая за моими действиями. Я обернулась к ним: — Вы что-нибудь чувствуете? — обе мотнули головой.


На палубе стали появляться спасенные рабы. Я пристально взглядывалась в их лица. Они не люди, но и не зомби. Но кто же они такие? В чем кроется подвох? А он точно был, я чувствовала.


— От них надо срочно избавиться, — с тревогой в голосе прошептал Х'яш. Я почти физически ощутила его ужас.


— Почему? Кто они? — не понимая опасений невидимки, поинтересовалась я. Никакой угрозы от спасенных не исходило.


— Они полудемоны. Я не знаю, где их откопали пираты, но все эти существа не из этого мира. Они не понимают вашего языка, зато прекрасно поглощают эмоции, забирая душу вместе с жизненной энергией. Это поглотители, — пояснил Х'яш.


Вперед вышел один из спасенных. Глядя на кого-то сбоку от меня, как раз на то место, где предположительно стоял Х'яш, один из полудемонов заговорил на своем языке. И тут… Моя команда издала возглас удивления. Х'яш полностью материализовался. Подошел к группе спасенных и начал вести с ними беседу. Через несколько секунд вполне мирный диалог начал набирать обороты. Голоса повысились. Х'яш фактически рычал. Но его собеседник не уступал ему в агрессии. Мы наблюдали, затаив дыхание. Во мне появилась слабость, голова начала кружиться. Только когда двое моих людей упали на палубу, не подавая признаков жизни, я обратилась к Х'яшу:


— Пусть они выбирают любой корабль и сваливают отсюда, двоих они уже выпили. Мне не нужны на моем корабле смерти моих товарищей. Передай им, пусть проваливают.


— Именно это я и пытаюсь до них донести, но они уже наметили себе жертв и не остановятся ни перед чем, пока не иссушат всех вас, — зло процедил демон, не сводя полного ненависти взгляда со спасенных.


— Значит, мы вынуждены будем их убить, — жестко констатировала я. Заметив полный сожаления взгляд Х'яша, испугалась: — Что? Только не говори, что их нельзя убить…


— Нельзя, они бессмертны, — удрученно прошептал Х'яш. — В них находится столько поглощенных душ, которые не дадут им погибнуть, что никакое оружие или убийственная магия им не страшны.


Ответить демону я не успела. Море вспенилось, волны словно взбесились. Из них показались Морской Владыка с сыном. Я открыла рот от удивления. Всего за какую-то неделю мальчик стал выглядеть, как восемнадцатилетний юноша, нереально красивый и притягательный. Полудемоны тут же облизнулись. Но Владыка моря, ни слова не говоря, обвил всю компанию водяным жгутом, поднял их над нашим фрегатом и, будто на аркане, потащил за собой.


Стоило волнам сомкнуться над ними, мы выдохнули с облегчением. Наследник, ловко заскочив на палубу, подошел к бездыханным парням, положил ладони им на грудь и с силой надавил. В следующую секунду оба закашлялись и открыли глаза.


— Папа разберется с пришельцами: может быть, отправит их обратно, а может и оставит себе в качестве игрушек. Он сказал, они могут быть забавными, да и мне отличная пища, — подмигнул юноша.


— А для морских жителей это не опасно? — с тревогой спросила я. Наследник мотнул головой.


— Нет, они только из людей могут энергию высасывать, из нас не получится. Мы и сами многое умеем, — ответил юноша, ловко перепрыгивая через борт и скрываясь в воде.


— Что же, одной проблемой стало меньше, — прошептала я, вперившись глазами в демона. — Ты снова станешь невидимым? — он кивнул в ответ, тут же исчезая. Я вздохнула с сожалением.


Никто из команды не задал ни единого вопроса по поводу Х'яша. Будто забыли о нем. Хотя я не удивлюсь, если демон подтер им память, чтобы не было лишних вопросов.


Сейчас наш путь лежал домой. Улов оказался отличным. Три корабля пиратов мы взяли на буксир, решив доставить их на наш остров. В хозяйстве все пригодится.


Глава 12

До острова мы добрались без происшествий. Нас встречали встревоженные лица островитян. Еще бы — пропасть на несколько дней после того, как всего лишь вышли в море на пару часов. Стоило нам сойти с трапа, как народ окружил нас, прося рассказать, где нас столько носило.


Слово взял Дайро, быстро и с юмором поведав о турнире, который мы выиграли. Народ возликовал. Мою победу было решено отметить с размахом. Я усмехнулась. О такой легкой и беззаботной жизни я мечтала с детства, но мне не суждено такого.


Оставив команду общаться со встречающими, я выскользнула из толпы и направилась к своему дому. На меня накатила хандра, непонятно с чем связанная. Будто ожидание чего-то тревожило душу. Но ведь мы вроде со всем разобрались. Или нет?


Встряхнув головой, я взъерошила копну рыжих волос, подняла голову к небу. Ярко светило солнце, погода радовала буйством красок. А в моей душе было погано.


Вместо того, чтобы пойти домой, я резко развернулась и направилась в противоположную сторону. В данный момент хотелось адреналина. Я выкопала из памяти Миры одно прекрасное место на вершине горы, откуда открывался прекрасный обзор и на остров, и на раскинувшееся необъятное море.


— Ты же домой собиралась, — раздался рядом голос Х'яша. Я вздрогнула от неожиданности — так задумалась, что напрочь забыла о своем бессменном спутнике, следующем за мной, будто тень.


— Душа требует адреналина, — выдала я, пожав плечами. — Я выкопала из памяти Миры чудесное место. Там наверняка хорошо думается. А еще мне бы хотелось услышать рассказ о таких, как ты. Эти недорабы… Они оставили неприятный осадок. И мне интересно, как они оказались на фрегате пиратов. По доброй воле или по принуждению?


— Их вызвали, — коротко обронил демон. — Всех сразу. Маг, что вознамерился поживиться твоей силой, очень силен. Я и предположить не могу, кто это и почему именно на тебя нацелился.


— Потому что женщин-магов в нашем мире слишком мало. Из них намного проще выкачать силу, чем из мага-мужчины. Из последнего это сделать практически невозможно. А из девушки легче. Наша защита несовершенна, в ней много прорех. На меня нацелились, потому что наверняка знали, что я покинула город и сейчас меня можно было слишком легко взять. На сирен никто не подумал бы, что они помогут нам, — пояснила я.


— А как же ритуал, который ты провела с Шахазом? Особого труда тебе не составило забрать силу. Да и он мог с легкостью позаимствовать у тебя магию, — недоуменно возразил Х'яш.


— Я думаю, ему нужна была власть над стихиями. А для этого и нужен ритуал, — пляснила я. — К тому же, мне не составило особого труда взять чужое только потому, что между нами уже был заключон магический договор. Не будь его, я никогда бы не смогла совершить того, что сделала.


— Но это не объясняет, почему именно твоя персона привлекла мага, — хмуро буркнул Х'яш. — Видимо, у него на тебя зуб.


— Не обязательно, — опять влезла я с опровержением его слов. — Просто меня оказалось легче достать. Так как одна из магинь сейчас в Академии и находится под ее защитой. А вторая в данный момент открывает в себе новые таланты, путешествуя по мирам. У нее способность правильно строить порталы. Особыми расчетами она не заморачивается, действует по наитию, — я улыбнулась, вспомнив Дайзу — школьную подругу, с которой мы вместе начинали постигать азы магии в школе. Она была веселым и шебутным ребенком, вечно влипающим в неприятности.


— Всего две, не считая тебя? — удивился демон. Я сначала согласно кивнула, потом пояснила:


— На самом деле одаренных девушек много, но в школу магии берут в основном парней. Мы с Дайзой смогли попасть туда благодаря связям родителей, они у нас оба были магами. Да, из нелюдей, да тех же вампиров и эльфов, много магически одаренных девушек, но к ним доступа ни у одного пирата никогда не будет. Ни один маг не рискнет связываться с нелюдьми.


— Убедила. Значит, личных мотивов этот тип не испытывает, по твоему мнению? — на всякий случай уточнил демон. На этот раз я просто кивнула, ничего не поясняя. — Но тогда остается еще вопрос: как он тебя отыскал? Во-первых, откуда вообще узнал именно о тебе, а во-вторых, как смог распознать душу в новом теле?


— Как отыскал — это проще простого. В реестрах магической школы вывешены выпускники с присвоенным званием, у меня там как раз стоит «маг первой степени», следующая ступень как раз архимаг. А во-вторых, распознать меня даже в новом теле, как видишь, проще простого. Как пример: тот же маг Его Величества, Г'ан и моя мать сразу узнали меня. Для них не составило труда увидеть душу, закрыв глаза на тело, — обстоятельно пояснила я.


— Хм, снова нестыковки, — протянул демон. — Если в магической школе висят выпускники, то как тебе могли инкриминировать ведьмовство? Даже сожжение документов не способно привести к смертному приговору. Копнул бы кто глубже — и жрецы сами отправились бы на плаху.


— А ведь ты прав, — я удивилась, что сама до этого не додумалась. — Видимо, у них была сильная поддержка и уверенность в безнаказанности. Тогда становится еще страшнее. Кто же тот покровитель, который помогает жрецам в их беззакониях? Моя мать не может быть им, так как веса во дворце не имеет никакого. А покровитель, как минимум, должен быть наделен огромной властью. Принц? Но он точно не желал моей смерти.


— Остается еще один кандидат, скрытый в тени. И нам необходимо его найти, — категорично произнес Х'яш. — Я все еще склоняюсь к мысли, что это нападение было неслучайно. И тебя, как объект, выбрали нерандомно.


— Может, ты и прав. Вот отдохнем маленько — и вперед, на баррикады! Будем искать того, кто ищет меня, — я засмеялась. — Поиграем в прятки и догонялки. А победитель получит главный приз: свободу и безопасность.


Наконец дорога привела меня к подножию горы. Я задрала голову и посмотрела вверх. Отвесная скала уходила высоко в небо. На миг даже показалось, что ее верхушка скрывается за облаками. Я улыбнулась. С огромной силой захотелось оказаться там, высоко-высоко, встать на самый край, раскинуть руки в стороны и наслаждаться потоками воздуха.


— И как туда взобраться? — задумалась я. Никакой зацепки для ног я не увидела, просто голая скала. В следующее мгновение я ощутила сильные руки, подхватившие меня, а мое тело прижали к себе. Наш взлет начался. Это было непередаваемое ощущение.


Резко взмыв, подхваченная, пусть и невидимым, спутником, я хорошо ощущала его твердое и мускулистое тело. Даже голова закружилась. Необычные ощущения. Не успела я насладиться, как меня бережно поставили на небольшой ровный пятачок на самой вершине горы. Огляделась по сторонам, и у меня захватило дух. Как я и предполагала, красота неописуемая. Остров казался маленьким пятном в бескрайнем море, расстилавшемся далеко вокруг. Облака проплывали так низко, что хотелось протянуть руку и дотронуться до них, пощупать и проверить, такие ли они мягкие, как кажутся.


— Ты уже был здесь? — вырвалось у меня. Почему-то память Миры упорно отказывалась выдавать мне информацию, связанную с демоном. Вроде теперь я хозяйка тела, но ничего, связанного с Х'яшем, не могу отыскать. Никакого упоминания о демоне. Словно он явился только ко мне, а Мира о нем и знать не знала. Но это не так. Ведь она, судя по всему, не выполнила своего обещания, за что и была приговорена.


— Да, был. Я здесь часто бываю, — ответил невидимка, больше ничего не добавив. Я села на землю, уставилась на гладь моря. А потом попросила:


— Расскажи о себе и о своем мире.


Х'яш несколько минут молчал. Мы наблюдали за заходящим солнцем, которое, казалось, решило упасть в море. И только спустя время, став видимым и присев рядом со мной, демон начал рассказывать:


— Я родился в мире, где живут только демоны. Ни людей, ни других рас там нет. Наш вид подразделяется на низших и высших. К низшим относятся мелкие бесы, черти и недавги — подвид зомби, только разумный. Высшие демоны в свою очередь делятся на поглотителей, воинов, карателей и судей. Изначально в моем мире было только три вида. Поглотители пришли позже. Откуда они взялись, с чего образовалась новая каста, никто до сих пор не знает. Но с их приходом стало намного хуже. Не имея достаточной пищи, так как у демонов фактически нет души, поглотители стали устраивать каверзы, плести интриги, сталкивать между собой остальных. Хотя бы так, от обилия отрицательных эмоций, они получали заряд жизненной для себя энергии.


— А почему у демонов нет души? — дождавшись, пока Х'яш сделает паузу, спросила я. — Как можно существовать без нее? Ведь тогда любое существо превращается в монстра.


— А демоны и есть монстры. Они убивают, совращают, ведут войну, карают. Никакой жалости при этом они не испытывают. Каким образом я родился таким, никто не понял. Но при моем рождении многие пророчили, что я не проживу и сотни лет. Вопреки их прогнозам, я смог не только три тысячи просуществовать, но и довольно хорошо приспособиться. Уже на третьей сотне я стал ходить с Владыкой по мирам. Он многому меня учил, показывал, рассказывал. Сам лично обучал меня воинскому искусству. Уже свою тысячу я отмечал с приличным количеством жертв за плечами. Любой демон на своем плече рисовал знаки, по которым определялись его заслуги. Чем больше знаков, тем большее уважение он вызывал.


— А у тебя сейчас есть такие? Покажи! — я обернулась к рогатому, ожидая, пока он продемонстрирует мне свои отличительные метки. Он сначала как-то странно смотрел на меня, потом без долгих колебаний снял тунику. Мои глаза увеличились в размерах. От самой шеи, спускаясь по плечу и по руке, шли красивые завитые узоры, каждый из которых венчал небольшой узелок. Таких узелков было много. Я сбилась со счета на тридцатом. Еще и пальцем водила, стараясь сосчитать все. — Я все время сбиваюсь, — пожаловалась я. — Сколько их тут?


— Триста пятьдесят семь, — ответил Х'яш. — Те, которые чуть побольше — это истребленный клан. Когда высший сходит с ума, вместе с ним безумию подвержен весь его род, а значит, независимо от того, сколько в нем особей — сто, триста, пятьсот — он все должны быть уничтожены. Вот эти крупные узлы и показывают кланы.


— А как ты один мог справиться со ста демонами? Они наверняка сильные. Да и не станет никто стоять и ждать, пока его убьют, — с сомнением протянула я. Х'яш кивнул.


— Ты права. Именно возможности карателя давали силу истреблять всех и сразу. Как это делалось — рассказывать не стану, слишком кровожадный обряд. Не для женского восприятия, — усмехнулся демон. — Но часто по ночам все призраки убитых приходили ко мне. В такие моменты я сомневался в правдивости того, что у демонов нет души. Часто задавался вопросом: кто же тогда ко мне приходит? Ответа не находил. И поделился с Владыкой. К тому моменту я считал его своим если не другом — у демонов нет друзей, то хорошим товарищем и соратником — мы часто выручали друг друга из передряг в других мирах. Такое откровение и стало для меня ошибкой. Владыка созвал совет и сообщил на нем, что я схожу с ума. Такой приговор был шоком для многих, а для меня — в первую очередь. Меня закинули в стазис.


— Прости, куда? — не поняла я. Такое слово я слышала впервые. Поэтому мне оказалось сложно понять, что с ним сделали. — Это типа темницы что-то? В которой я была?


— Нет, это не темница. Из любых застенков я мог с легкостью выйти, — усмехнулся собеседник. — Меня усыпили и заморозили, чтобы я не мог сбежать до развоплощения. Мне едва удалось с сожалением произнести, что зря я его спасал в техногенном мире. Хорошую плату получил: собственную смерть без права перерождения. Совет был возмущен. Они уже были в предвкушении моей казни, слово оставалось за Владыкой. Но он сообщил, что вынесет приговор позже. Как только у него появилась возможность, он вытащил меня из стазиса, открыл портал и закинул в этот мир, строго-настрого наказав никогда больше не возвращаться.


— Но за что он так с тобой? — не поняла я поступка его Владыки. — Вы ведь, можно сказать, дружили. Что произошло между вами? Ведь я уверена, не просто так было обвинение и спасение.


— Ты как всегда проницательна, — усмехнулся демон. — Все действительно оказалось не просто так. В одном из техногенных миров мы встретили человека, девушку — чистую душу. Владыка решил оставить ее себе. Но я был против. Хотя не имею права идти против своего монарха, но факт остается фактом — чистая душа так и осталась ею, только отправилась к своему создателю. А Владыка на меня разозлился. Вот за это он и решил отомстить мне. Отправляя в этот мир, который он открыл не глядя, он же поставил условие моего существования здесь.


— И что это за условия? — поторопила я рассказчика, но в ответ получила мотание головой. — Что? Почему не скажешь? Ты ведь все рассказал? А почему тут промолчишь?


— Потому что со временем тебе и так надлежит это узнать. Надеюсь, ты помнишь условие своего освобождения из вонючей камеры? — поинтересовался Х'яш, а я почувствовала властные и жесткие нотки в голосе.


— Конечно, помню, — удивилась я такому вопросу, и тут до меня дошло: — Условия? Ты озвучил просьбу Мире — и она отказалась, за что и поплатилась? Хм, что же это за просьба-то такая? — последний вопрос я задала шепотом, скорее для себя, чем для него.


— Ничего такого, что оказалось бы сложно выполнить, — тяжко вздохнул Х'яш. — Но Мира слишком амбициозна… была, потому и отказалась. Она до последнего не верила, что ей придется погибнуть. Но условия есть условия. Она давала на них согласие.


— Ты и ее спас, да? — тихо спросила я. Внутри все сжалось. Мне вдруг стало обидно и неприятно оттого, что я слишком привязалась к демону, начав считать, что он отличный помощник, спаситель и едва ли не друг. А он всего лишь контролирует очередную девицу, чтобы никуда не вляпалась и вовремя выполнила его просьбу.


— Да. Спас. Потому что мне казалось, что она сможет мне помочь, — ровно произнес Х'яш. — Я ошибся. Не смогла.


— А в чем должна заключаться помощь? И зачем тебе это надо? Ты ведь и так хорошо устроился. Нашел бы себе занятие по душе — и дело с концом, — задала я вопросы, которые волновали меня с самого начала.


— Нет. Я не смогу существовать в этом мире в открытую. Многие знают, кто такие демоны. Нас истребляют во всех мирах. А чтобы обрести, наконец, форму, скрывающую мою сущность, мне и нужна помощь, — пояснил Х'яш.


— Так ты можешь сейчас озвучить свою просьбу. Зачем ждать десять лет? Давай, я слушаю, — я приготовилась, застыв в напряжении. Меня снедало любопытство: что ж это за просьба такая, из-за которой настоящая Мира отправилась на костер?


— Нет, я должен выдержать положенный срок. В противном случае, в случае твоего отказа, я вынужден буду тебя убить, — удрученно произнес демон. — Поэтому, чтобы не искушать судьбу, я все-таки выдержу положенный срок.


Я разочарованно выдохнула. Ждать десять лет — это сущее наказание. Но переубеждать Х'яша не стала, осознавая его правоту. Умирать я пока не собиралась, значит, придется потерпеть, закопав свое любопытство глубоко внутрь себя.


Мой взор обратился к горизонту. Солнце наполовину скрылось в воде, как мне казалось, водная гладь блестела разными цветами. Вдалеке я заметила русалок и сирен. Наверняка вышли на промысел, значит, где-то недалеко корабль. И матросам не повезет сегодня ночью, нарвутся на смертельную песню сирен. Я подумала об этом слишком безэмоционально. Не было ни жалости, ни сочувствия. Сами виноваты, надо защиту себе ставить, прежде чем соваться в наши воды.


— Отнеси меня домой, — попросила я. Появилась некая странная тяга оказаться дома, на кровати. Резко захотелось спать. Я как могла боролась с закрывающимися глазами. Х'яш, ни слова не говоря, подхватил меня на руки и с огромной скоростью доставил домой. В кровать я упала, не раздеваясь, и сразу же отрубилась.


…Мне приснился замок. Я стояла в богато обставленных покоях, не понимая, что здесь делаю. Передо мной возвышалась кровать с балдахином. Размеры впечатляли. На стене висел внушительный ассортимент оружия. Я подошла ближе, рассматривая.


— Нравится? — позади меня оказался мужчина, вводя меня в ступор соблазнительным шепотом. По моей коже пробежали табуны мурашек. Я резко обернулась и застыла с открытым ртом. Знаю, неприлично. Но по-другому не получалось. Передо мной оказался образчик мужского великолепия и красоты. Стройный, с шикарной фигурой, которую он без стеснения выставил на мое обозрение, будучи только в одних брюках с голым торсом. Темные волосы до плеч лежали ровно, ни один волосок не выбивался. Темные, словно ночь, глаза смотрели с таким обожанием, что у меня тугой комок скрутился в животе. Возникло непреодолимое желание потрогать и погладить кожу, ощутить ее на вкус. А его губы… Я нервно сглотнула. Впервые мне хотелось ощутить их мягкость. И тут же, словно исполняя мое желание, лицо мужчины приблизилось к моему. Я почувствовала на своих губах легкое дыхание, а затем и касание. Рвано выдохнув, собрав свою волю в кулак, отстранилась.


— Ты кто? Что я здесь делаю? — с трудом выдавила я из себя глухим и резко охрипшим голосом.


— Я — твоя судьба, милая. И хотел побыстрее с тобой встретиться. Хотя бы во сне. Ведь ты так далеко от меня, — с сожалением, но не сбавляя сексуальности, прошептал красавец. Несмотря на поплывший мозг, я отчетливо ощутила в нем фальшь.


Он снова приблизился ко мне и провел пальцами по моей шее. Я на миг прикрыла глаза, наслаждаясь его касанием, получая некое удовольствие, которому не нашла сравнения. Такое было впервые, я ни разу не испытывала подобных ощущений. Было приятно. Его рука двинулась дальше. Провела по плечу, слегка оголяя его. Я готова была расплавиться от приятных ощущений. Меня начало трясти от нетерпения. Захотелось сполна насладиться ласками, получить намного больше.


Как мы оказались на кровати, я не поняла. Мои руки шарили по его телу. Кожа оказалась настолько гладкой, нежной и бархатистой, что я не могла оторваться от нее. Его руки уже вовсю гуляли по моему телу. Он целовал меня так, что внутри уже все горело. Я не могла понять, чего мне хочется больше. Но все-таки меня больше волновал вопрос, на который я так и не получила ответа.


— Ты ответил только на один вопрос, — понемногу приходя в себя, с укором произнесла я. — Кто ты? Твое лицо мне кажется знакомым, но я не могу вспомнить, где мы могли встречаться.


— А нужно ли это вспоминать? — философски вопросил он. — Сейчас главное, что мы здесь, и мы вместе. Я могу унести тебя на вершины блаженства, показать всю прелесть…


— Не стоит напрягаться, — прервала его я. Вся эта ситуация начала напрягать. Момент любвеобильности прошел, включился в работу мозг, выискивая подвох. Я резко перекатилась на кровати, выворачиваясь из его пленительного захвата, и встала напротив, скрестив руки на груди. Он же соблазнительно развалился, демонстрируя мне себя во всей красе.


— Миара, прелесть моя, почему ты сопротивляешься? Здесь ты можешь ничего не бояться, никто нам не помешает. Да и твоего надзирателя-демона нет рядом, — упоминание Х'яша было подобно ушату ледяной воды. Я окончательно пришла в себя, растеряв запал быстрой влюбленности.


— Он не надзиратель, он мой спаситель, — упрямо произнесла я оправдание для демона.


— Милая моя, этот вид не может быть спасителями, они подчиняют себе, напрочь лишая души. Они страшные…


— Неправда, мой Х'яш красивый, его ничто не способно испортить, — возразила я. — Не стоит на него наговаривать.


— Они рогатые и клыкастые, можно пораниться при поцелуе, — не унимался образчик красоты.


— Зато какой экстрим, — упрямо стояла я на своем. — И ему я могу доверять на все сто. А вот кто ты такой? Я так и не услышала.


— Я — будущий наследник короны, — гордо произнес мужчина, я сглотнула. Неужели это Шахаз так преобразился? Хотя да, внешнее сходство действительно было. Вот кого мне напомнил этот красавец.


— Насколько я знаю, наследник — Шахаз, и он один-единственный, больше у Его Величества претендентов на трон нет, — так и хотелось показать язык самоуверенному хлыщу. Сдержалась.


— Мое рождение не афишировалось. Но пришло время, когда мне надоело скрываться в тени, и теперь я выйду на свет, предстану перед народом. Осталось только закончить несколько дел, — улыбка собеседника мне не понравилась. — В следующем месяце будет проведен отбор невест. Ты должна присутствовать.


— Чего?! Ты рехнулся? С какой радости я стану сама себе добровольно ярмо на шею вешать? Даже не мечтай, никуда я не поеду и участвовать в этой показухе не стану, — возмутилась я. А в ответ получила сочувствующую и слишком уверенную ухмылку.


— Еще как будешь, сама приедешь, да и постараешься, чтобы выиграть, — заметил красавчик, подняв волну возмущения в моей душе.


— А не много ли ты на себя берешь? Почему ты считаешь, что я стану выполнять твои приказы? — я склонила голову набок.


— Это не приказ, — нехорошо улыбнулся мой собеседник. — Ты по собственному желанию прибудешь во дворец, еще и конкурс постараешься выиграть.


В голосе красавчика уже отчетливо сквозила угроза. Я пыталась понять, что же такого может произойти, что я отправлюсь во дворец. Чувство надвигающейся опасности нависло надо мной. Я не стала упираться, ожидая, пока он продолжит. Но и он не спешил раскрывать свои секреты. Так мы и молчали. Пока он с грацией хищника не вскочил с кровати и не приблизился ко мне. Но на этот раз чувства немого обожания не было. Я с замиранием сердца ожидала, что он имеет мне сообщить.


— Я буду с нетерпением ждать тебя, — соблазнительно прошептал искуситель. — И очень скоро мы с тобой встретимся. Твоего демона не пропустит защита замка, уж я-то об этом позабочусь. А сейчас можешь идти, скоро утро, тебе пора просыпаться.


Я и ответить ничего не успела. Меня будто выкинуло из одной реальности, перекинув в другую. Резко открыв глаза, я быстро позвала, немного не рассчитав громкость:


— Х'яш! Х'яш, ты тут?!


— Ты чего орешь? — удивился демон, становясь видимым и присаживаясь на край кровати. Не знаю, что у меня был за вид, но мой бессменный спутник не на шутку встревожился, вглядываясь в мое лицо. Я набрала в грудь побольше воздуха, немного успокоившись, что он здесь, рядом, и только после этого рассказала о своем сне, поделилась своими страхами и сомнениями.


Х'яш слушал внимательно, все время хмурясь. Под конец рассказа он вскочил на ноги и заходил по дому. Я молча наблюдала за ним. И, говоря откровенно, просто наслаждалась демоном: он даже в своей удрученности и сосредоточенности был прекрасен. Рога и клыки его нисколько не портили, а, напротив, придавали некий шарм.


— Х'яш, неужели бывает защита, которую ты не сможешь обойти? — задала я интересующий вопрос. — В это верится с трудом. Хотя… — я задумалась, вспомнив ристалище. — Да, бывает и такое. Сквозь защиту мага на турнире ты не смог пройти. Наверняка и во дворце будет такая же, — размышляла я вслух, пытаясь сообразить, как нам поступить.


— Мира, ты бы лучше подумала, что такого ужасного он намерен совершить, чтобы вынудить тебя отправиться во дворец, — хмуро застыл спаситель напротив меня. А мне пришлось задуматься.


Ведь действительно, я об этом и не думала. Просто пыталась вникнуть в слова моего ночного гостя. Теперь стала понятна тревога, на которую я старалась не обращать внимания. Я сразу же села на кровати, начав перебирать варианты:


— Сложно представить, что смогло бы вынудь меня отправиться во дворец. Похищение матери? Туда ей и дорога, пусть сам с ней развлекается — она женщина молодая, мечтает иметь супруга. Подруг у меня нет, чтобы я кинулась сломя голову на их вызволение. Друзья? Так они все здесь, со мной. А на остров проникнуть нереально, чтобы мы об этом не узнали. Больше вариантов у меня нет, — я развела руками в стороны.


— Я уверен, что и тот тип прекрасно обо всем этом осведомлен, — тихо прошептал Х'яш. — Именно поэтому и интересно, что он придумает. Но мне почему-то кажется, что он отлично знает твое отношение и к матери, и к друзьям. И если он смог проникнуть в твой сон, то…


— Черт! — воскликнула я, заметавшись по дому и не зная, за что хвататься в первую очередь: бежать проверять свою команду — в полном ли она составе, или все-таки успеть позавтракать? — Надеюсь, никто из моих друзей не пострадает. Уж очень не хочется мне тащиться в замок.


— Думаю, скоро мы узнаем. Но в замок тащиться придется, — вдруг с тоской произнес демон, к чему-то напряженно прислушиваясь. Я тоже замерла. До меня стали доноситься громкие голоса островитян, которые по мере приближения к моему дому становились все громче.


— Ты думаешь о том же, о чем и я? — шепотом спросила я, подходя ближе к двери и готовясь ее распахнуть. Он кивнул, становясь невидимым. А я, набрав в грудь побольше воздуха, широко открыла дверь, столкнувшись с многочисленной толпой.


Казалось, все островитяне сейчас столпились около моего дома. Я вышла наружу, заметив красные глаза вождя оборотней. Догадка волной ужаса прокатилась по телу. Только бы не…


— Мира, сегодня ночью исчез Зан. На его месте осталась только оболочка, словно его затянуло во сне, — начал убитый горем отец. Я подошла ближе, положила руку ему на плечо и тихо прошептала:


— Я знаю, где он может быть. Снаряжайте корабль, мы плывем во дворец. Конкурс так конкурс, — шепнула я про себя, чем заставила оборотня недоуменно вскинуть на меня свой взгляд. — Не переживайте, мы вернемся вместе с Заном.


— Ты знаешь, где он? Известие тебя не удивило, — обвиняюще произнес оборотень.


— Потому что и меня сегодня пытались похитить, — открыла я полуправду. — Меня не удалось, и они нашли того, кто оказался более доступен. И все для того, чтобы я отправилась во дворец. Удовлетворим просьбу страждущих, а там пусть мучаются потом. Наведем немного шороху. Кто не спрячется — я не виновата. Зато впредь будут думать мозгами, а не тем местом, которое вечно нарывается на приключения.


Оборотень улыбнулся. Обнял меня и пожелал удачи. А я начала сборы. Будем ставить на уши весь королевский двор.


Глава 13

Снарядили корабль быстро. Стоя на палубе и глядя вслед удаляющемуся острову, я задумалась. Не успели выбраться из города, с таким трудом избежав всевозможных ловушек, как снова по доброй воле возвращаемся обратно. Интересно, как на нас посмотрят придворные? Я сама на турнире открестилась от Его Высочества, тем самым оскорбив его до глубины души. А сейчас мало того, что снова плывем во дворец, так еще и в нелепом фарсе собираемся участвовать, под названием «конкурс невест». Тьфу, глаза б мои не видели такой гадости.


— О чем задумалась? — ко мне подошли Грэд и Дайро. — С чего ты взяла, что Зан во дворце? Как он мог там оказаться? Никаких следов перехода и порталов не было, мы все проверили.


— Его во сне похитили. Не знаю, как ему это удалось, но факт остается фактом, — задумчиво произнесла я. — Меня тоже пытались, мне с трудом удалось сбежать. Но предупреждение я успела получить, и все не могла сначала сообразить, что же он предпримет, чтобы заманить меня во дворец. Оказалось, похитил Зана. Сволочь. Он еще триста раз пожалеет, что решил на мне жениться, — мстительно заметила я. — Устроим показательные выступления и игру на нервах придворных. Им полезна встряска.


— А кто это — он? — не удержался от вопроса Дайро. — Неужели Шахаз снова начал плести интриги?


— Нет, не он. Оказывается, все как в сказке: «Было у царя два сына…». Только второго почему-то скрывали. Да и сейчас продолжают скрывать, что ему самому, понятное дело, совершенно не нравится. И он решил явить себя миру. Вот и «пригласил» меня во дворец, — честно призналась я.


— Впервые слышу о втором сыне короля, — удивился Грэд. — Всегда было упоминание только об одном наследнике.


— Да, я тоже знала только об одном. Да и отец — бывший маг Его Величества — никогда не упоминал о том, что родилось двое детей. Королева умерла при родах, и наследника практически вытаскивали из ее чрева. Второй ребенок однозначно задохнулся бы, — поделилась я тем, что когда-то рассказывал мне отец. Он сам лично присутствовал при родах, спасая Шахаза от смерти.


— Хм, это могло быть только в том случае, если первый ребенок был магически одарен и выкачал из матери всю жизненную силу. И вторым как раз-таки мог быть именно Шахаз, если его пришлось спасать. Не думала об этом? — поинтересовался Дайро.


— А ведь ты прав, все логично, — согласилась я. — Получается, что мой ночной гость и есть настоящий наследник. Но опять-таки, совершенно непонятно, где он был столько времени и почему именно сейчас решил явить себя миру? Должно было произойти что-то экстраординарное, чтобы он начал военные действия против собственного брата. А в том, что именно войну он и задумал, никаких сомнений нет.


— Как ты думаешь выигрывать конкурс? И что за он, кстати? Снова какой-то турнир на желание? — поинтересовался Грэд. Я усмехнулась, представив реакцию парней на мое сообщение.


— Нет. На звание невесты наследника, — невинно выдала я, чем ввела в ступор стоящих рядом. Реакция себя оправдала. На меня смотрели, как на полоумную, решив, что я рассудком двинулась. Я же продолжала улыбаться, ожидая, что последует за…


— Ты рехнулась? — мягко спросил Дайро. Я даже додумать не успела мысль. Он ее прервал. — Ты случайно головой нигде не стукалась? А то мы быстро можем вернуть мозг на место.


— Как? Нанесением травм чем-нибудь поувесистее по моей многострадальной головушке? — продолжала скалиться я.


— Можно и так, если это поможет привести тебя в чувство, — согласился товарищ. — Если б мы знали, зачем плывем во дворец, сами бы днище пробили у фрегата. Это ж надо было додуматься — конкурс невест.


— Не бухти. Обещаю, будет весело, честно-честно, — я даже руки потерла в предвкушении. — Наше выступление и участие дворец запомнит надолго. А моим именем станут пугать непослушных детей. Так что… — я подмигнула товарищам. — Но мне понадобится ваша помощь. Надеюсь, наши покои окажутся рядом, чтобы мне не пришлось бегать по коридорам, размахивая саблей, и искать вас.


— Хм, думаю, даже если и поселят далеко, то уже через пять минут нас доставят к тебе на серебряном подносе и с опахалами, — расхохотался Грэд, Дайро подключился к общему веселью.


— Так, сейчас нам предстоит решить, где мы будем Зана искать. Если честно, я плохо соображаю, как его могли выдернуть во сне. Еще большее недоумение у меня вызывает его состояние, — взволнованно произнесла я, пытаясь вспомнить из курса лекций, чем чреват такой «сонный» переход. Вспомнить не получилось.


— Не переживай, если он во дворце, мы его отыщем обязательно, — успокоил меня Дайро. И я поверила. Мои парни отыщут даже иголку в стоге сена, если поставят перед собой такую цель.


— А ты хоть приблизительно представляешь, что там будет за конкурс? — нахмурился Грэд. Я мотнула головой.


— На месте разберемся. Нам наверняка должны будут вручить писульки с указаниями и заданиями. А по ходу дела мы эти задания подстроим под себя. Должно быть весело. — Меня охватил нешуточный азарт. Я уже по большей части решила, как и чем стану доводить придворных. Зря что ли меня обозвали ведьмой? Надо соответствовать.


— Хм, можно уже начинать волноваться за психику окружающих? Но мы даже успокоительного с собой не взяли, — хохотнул Дайро.


— Зато «упокоительное» всегда с собой, оно поможет лучше всякого лекарства, — любовно погладив свой кинжал, выдала я. Парни приосанились. Кто ж против хорошей драки? — Ладно, я отдыхать и продумывать план действий. Надо еще кучу дел решить.


Мне только кивнули. В своей каюте я сначала ходила туда-сюда, меряя шагами комнату, потом резко остановилась. Все-таки слова незнакомца никак не шли из головы. И я немного волновалась. Потому решила окончательно прояснить мучивший меня момент.


— Х'яш, ты тут? — спросила я. Вместо ответа передо мной возник демон во всей красе. — Скажи, а что мы станем делать, если все-таки тебе не удастся проникнуть во дворец? Вдруг этот гад и правда поставил какую-то непроходимую защиту?


— Тогда я буду ждать тебя снаружи, — ровно произнес в ответ спаситель. — Хотя есть один вариант, но я не хочу обрекать тебя на…

— Давай свой вариант, — нетерпеливо перебила его я. — И хватит уже строить из себя жертву. Говори, что надо делать.


— Принять меня, — был дан короткий ответ. Я сдвинула брови, пока еще не понимая сути. Я ж и так его приняла — не шарахаюсь, не пытаюсь избавиться. Что еще надо? Как еще больше принять? — Смешение крови, — пояснил Х'яш. Я только кивнула, доставая кинжал из ножен.


Вся процедура заняла пару минут. Я надрезала свою ладонь и полоснула по протянутой конечности Х'яша, сжала наши руки в сильном пожатии, чтобы кровь смешалась. Почувствовала странную легкость в теле, которая быстро прошла. Я подняла голову и посмотрела на демона. Он немного изменился: рога стали меньше, клыки — короче. Еще немного, и он бы стал полностью очеловеченным. Может, еще чего надрезать? Или его своей кровью напоить? Но раз он молчит, значит, ему это не надо.


— Теперь все? Никакая преграда тебе не страшна? — на всякий случай уточнила я. Он кивнул и улыбнулся. А потом подошел, взял меня за плечи и поцеловал в висок. — Это тоже необходимо для обряда? — невинно поинтересовалась я, чтобы скрыть смятение. Легкий, ни к чему не обязывающий братский поцелуй всколыхнул в груди кучу эмоций. Меня затрясло.


— Нет, это всего лишь благодарность, — тепло ответил демон. — Сейчас мне действительно ни одна защита не страшна, я пройду сквозь нее с легкостью. Она воспримет меня, как тебя.


— Прекрасно. Потому что твоя помощь мне будет просто необходима. Нам предстоит поставить замок на уши, — пояснила я. Х'яш кивнул. И тут в дверь замолотили.


— Мира, там тебя зовут — говорят, срочно, — раздался с той стороны двери зычный голос Дайро. Интересно, кому я понадобилась? Ладно, сейчас узнаем. Я вышла на палубу. На облюбованных перилах сидели встревоженные сирены. Они раздраженно стучали хвостами по палубе, нервируя парней.


— Что за срочность? — подходя к сиренам, спросила я. Синехвостая протянула мне небольшой пузырек и попросила:


— Возьми нас с собой во дворец, — я даже закашлялась от такого предложения, если честно, не представляя, как они втроем поместятся в бутылочке.


— Зачем вам туда? И что значит — возьми? Каким образом? — я недоуменно разглядывала размеры сирен и маленькую склянку, наполненную жидкостью, в своей руке.


— Сегодня ночью похитили двух русалок. Младших дочерей Владыки. Их украли прямо во сне, мы должны их вернуть. Ты нам поможешь в этом? — засыпала меня вопросами синехвостая. Ее глаза сверкали от гнева.


— Украли во сне, — как эхо повторила я, переведя взгляд на Дайро и Грэда, сжимающих кулаки. — Получается, этот гад решил совместить приятное с полезным? — заметив общее недоумение, я пояснила: — Я помню, как в школе нам рассказывали про один опасный обряд. Он призван увеличивать не только силу, но и способности. Для него нужны представители разных видов: оборотни — для увеличения регенерации, скорости, обретения возможности менять облик; русалки — для контроля водной стихии и возможности чувствовать себя вольготно под водой; вампиры — от них получают магию крови и смертельный укус — у мага, проводящего обряд, появляется яд на клыках, который приносит мгновенную смерть. Но при всем при этом обязательно нужен человек — сильный маг, который послужит связующим звеном…


И тут я сама застыла в шоке. Мои глаза увеличились в размерах. Никто пока не понял, что произошло. Зато на меня напало озарение. Я прекрасно поняла, для чего меня заманили в замок.


— Мира, что? Говори, не томи, — поторопил меня встревоженный Дайро. Остальные закивали головой, соглашаясь с товарищем.


— Конкурс невест, — презрительно бросила я. — Это всего лишь заманиловка меня во дворец. Для обряда нужна ведьма. И мне уготована роль жертвы, а никак не невесты. Этот гад все прекрасно просчитал, — выплюнула я, сжимая кулаки. Возникло сильное желание открутить голову красавчику.


— Тогда мы тем более тебе нужны, — влезли сирены. — Мы сможем многих обезвредить своим пением. А у тебя появится возможность пощекотать сволочь, похитившую наших подруг и твоего друга.


— Вы так и не сказали, как вы поместитесь в такой маленькой склянке, — напомнила я о насущном.


— Это проще простого, — махнула хвостом сирена, и в следующую секунду они резко уменьшились в размерах. Я поразилась. Они стали совсем крошечными, и я, подхватив их, быстро запустила в бутылочку. Пробка была из странного материала, давала доступ воздуха девушкам. Меня как раз волновало их самочувствие, чтобы они ненароком не задохнулись. Засунув склянку в карман брюк, я отсалютовала парням и снова спустилась в каюту. На этот раз меня никто не беспокоил, и я смогла спокойно уснуть. Но не успела сомкнуть глаз, как снова оказалась в той самой комнате во дворце.


— Привет, милая. Ты все же последовала зову своего сердца? Я смогу скоро тебя лицезреть? — воркующе поинтересовался красавчик, раскинувшись на кровати в чем мать родила.


— Привет, милый, — в тон ему поздоровалась я, но приближаться не торопилась. — Последовала, конечно, у тебя отличный дар убеждения. Вот только мой зов сердца относится не к тебе, — продолжала ворковать я, оскалившись. — Где Зан? — резкий переход на серьезность и жесткость заставил хозяина покоев приподняться на локтях и пристально вглядеться в мои глаза.


— Что произошло? — скорее у себя самого, чем у меня, поинтересовался мужчина. — Ты должна уже валяться у моих ног и клянчить ласки.


— Кому должна, я всем прощаю, — отмахнулась я от него. — А валяться у ног… Фу… Как противно. Ты себе именно так представляешь будущую жену? Тогда мне жаль тебя, от тоски сдохнешь уже на второй день. Хотя, наверное, коврик из такой особы получится шикарный, но общего пользования. А я, как девушка самовлюбленная, не люблю такого. Поэтому с прискорбием вынуждена констатировать, что тебе придется искать другую жену.


— Что? — хозяин покоев даже на ноги вскочил от неожиданности, нимало не смущаясь своего обнаженного вида. — Ты станешь моей женой, и это не обсуждается, — рыкнул он. А заметив мой скептический взгляд, усмехнулся, да так, что у меня колени подкосились от нехорошего предчувствия. Уж слишком красноречивым был его оскал. — В противном случае можешь попрощаться со своими друзьями. А сейчас уходи. Ты меня разозлила.


— Хм, слабонервные какие-то мужички пошли, — пожала я плечами. — Подумаешь, разозлила. Могу упокоить, — достав кинжал, я вытащила его из ножен и острием стала демонстративно чистить под ногтями. Красавчик скривился.


— Тебе еще манерам учиться и учиться, будущая королева так не должна себя вести, — наставительно выдал ходячий соблазн. — Но о твоем образовании мы подумаем после свадьбы.


— Ух ты! А мы что, уже все успели решить? Не подскажешь, когда сие знаменательное событие произошло? Может, я в тот момент перепила малость, если дала свое согласие? — я откровенно издевалась. Тип, трясущий своим достоинством, уже конкретно раздражал. Слишком много пафоса, слишком много самомнения, слишком напыщен и раздут от собственной значимости. В нем всего было слишком. Неестественно и фальшиво. И этого добра — фальши — в нем было чересчур много. Аж оскомина на языке появилась.


— Когда ты согласилась принять участие в конкурсе невест, ты фактически дала свое согласие на брак, — поддел меня красавчик. — И сейчас поздно метаться, иначе…


Ему не надо было произносить, что именно он имел в виду, я и так поняла, что в случае моего отказа пострадают друзья. Но раз уж представилась возможность, я решила попытаться выведать у него, где он держит своих пленников.


— Надеюсь, по прибытии ты мне продемонстрируешь Зана? Я хочу знать, что с ним все в порядке. Иначе я не стану участвовать в твоем фарсе. И никакие угрозы не заставят меня, — рыкнула я, решив пока промолчать о русалках. Он не идиот и поймет, что я догадалась о ритуале. Еще начнет подвохи искать, и ведь найдет же.


— Не переживай, он с тобой будет все время. Но без моего ведома дворец покинуть все равно не сможет, — усмехнулся красавчик. Радовало хотя бы то, что оборотень будет со мной. Не придется бегать по замку и пугать народ. Хотя попугать их в любом случае придется, но это позже.


— Что ж, не скажу, что беседа была приятной, но мне надоело тут торчать и лицезреть твою обнаженную натуру. В следующее наше свидание будь любезен одеться. А то у меня возникают такие желания… — я закатила глаза к потолку.


— Так за чем дело стало? Я полностью в твоем распоряжении, — соблазнительно прошептал красавчик, а я едва не расхохоталась. С трудом удержалась. Знал бы он, какие желания меня обуревают.


— Правда? — с сарказмом поинтересовалась я, демонстративно вынимая кинжал и кровожадно уставившись на достоинство хозяина покоев. Тот вздрогнул и сделал шаг назад. Я — навстречу, протягивая руку и размахивая кинжалом. — Куда же ты, милый? — ласково пропела я. — Ты же сам предложил —, а теперь все, на попятный?


— Садистка, я же не думал, что у тебя такие фантазии, — рявкнул красавчик. — Идиотка, сама же потом жалеть будешь! Как ты без такого достоинства? Спрячь ножичек, давай лучше свадьбу обсудим.


— А чем это лучше? — я сделала вид, что задумалась. — Нам пока нечего обсуждать. Сначала оборотень, потом конкурсы. И до обсуждения свадьбы мне еще выиграть надо. Там ведь наверняка претенденток — как грязи. Все мечтают стать королевами. Их не волнует, что король малость с приветом.


— Ты соображаешь, с кем разговариваешь? — слишком ласково поинтересовался хозяин покоев. — Я ведь могу…


— Можешь, — легко согласилась я. — Только никогда не стоит недооценивать разозленную девушку, — спокойно произнесла я. — Мне пора, я устала. И хочу спать. Возвращай меня обратно. А то ведь и я могу… Это мой сон, и делать в нем я могу что угодно. Даже превратить тебя в евнуха. Тогда тебе точно никакая жена не нужна будет.


— Я с тобой еще поквитаюсь, — слишком нежно и соблазнительно выдал красавчик. Я на это только усмехнулась. Вопросов у меня было еще много, но находиться здесь стало выше моих сил. Потому я с нетерпением ждала, пока меня отправят обратно. Я видела, с каким сожалением хозяин покоев делает это. Но вздохнула с облегчением, когда оказалась в своей каюте.


На миг приоткрыв глаза, убедившись, что я на корабле, снова закрыла их, и на этот раз провалилась в сон без сновидений. Чтобы утром проснуться под мерный бубнеж Х'яша:


— Совсем голову потеряла. Вот как можно быть такой безответственной? Зачем церемониться с этим гадом? Надо было проткнуть его кинжалом — и дело с концом. А то только угрозы да угрозы.


— Я не собиралась его протыкать, я хотела ему хозяйство отчекрыжить, которым он тряс все время и раздражал меня, — сонно произнесла я, а потом подскочила, как ужаленная в зад. — Подожди, а откуда ты знаешь, что я кинжалом размахивала? Ты в мой сон точно никак не мог проникнуть. Тогда как узнал?


— Мы едва сдержались, чтобы не выхватить у тебя ножичек и не расчленить гада на составляющие, — вместо демона ответила синехвостая сирена, сидя на краю бутылочки. Ее голос с трудом можно было расслышать.


— Так это вы сообщили ему о ночном визите в покои будущего короля? — насупившись поинтересовалась я, три головы одновременно кивнули. — А позвольте поинтересоваться, зачем?


— Должны же мы были рассказать, какой силой владеет наследник, — пожала плечами розоволосая. — Иначе как выработать тактику нейтрализации противника?


— Вы где таких слов нахватались? — удивилась я, наблюдая за сиренами. — В подводном мире? И почему я в этом сомневаюсь?


— Ой, ладно тебе, ворчишь, как старуха, — отмахнулась от меня синехвостая. — Между прочим, спасибо бы сказала. Мы заметили то, чего не смогла бы углядеть ты.


— И чего я не заметила? — удивленно воззрилась я на три хитрые мордахи. Сирены покачивали хвостами и молчали, испытывая мое терпение. Я ждала. Наконец розоволосая первой не выдержала, спеша поделиться добытой информацией:


— У него огромная сила, но она пока скрыта. Видимо, во время рождения ее запечатали. И чтобы он смог ее получить, он должен провести обряд распечатки. Именно для этого ему и нужны представители разных видов. Представь: и так огромная сила в совокупности с таким обрядом сделают его практически неуязвимым и всемогущим. Тогда ему никакой король не указ будет. А своего братца он вообще по стенке размажет одной левой пяткой правой ноги.


— Силу невозможно распечатать, — на автомате произнесла я, вскинув голову и неверяще смотря на сирен. Они скептически скривились. — Только не говорите, что это возможно.


— Еще как, — согласилась синехвостая. — Недаром он нацелился на дочерей Морского Царя, именно они обладают нужным ему компонентом. Люди об этом не знают, иначе бы все, кого запечатали, повылавливали всех русалок. И подводный мир вымер бы.


— Меня больше интересует, где он был все это время? Как могло произойти, что его столько времени прятали? И почему он вдруг решил выползти из своего укрытия? — Мой мозг напряженно работал, я пыталась вспомнить хоть какие-то слухи по этому поводу, но ничего подходящего на ум не приходило. О втором ребенке короля не было вообще сказано ни разу. Даже предположений не было. Неужели всем заткнули рты? А мой отец? Он ведь тоже присутствовал. Почему он ни словом не обмолвился, что королева родила двоих детей?


— На эти вопросы смогут дать ответы только двое: король и сам будущий наследник, так как дураку понятно, что именно он появился раньше Шахаза, — ответил мне демон. Потом перевел взгляд на сирен и поинтересовался у них: — Милые дамы, я тут подумал и решил поинтересоваться:, а как вы собираетесь своим пением нейтрализовывать мужчин? Как я понимаю, на женщин ваша магия не распространяется?


— Да, женщин мы не трогаем, — согласилась синехвостая. — А что именно тебя смущает? — не совсем поняла вопрос сирена.


— Это в море вы сильны, после вашего пения все мужики сходят с ума и прыгают к вам в пучину, и, соответственно, погибают. Но во дворце моря нет. Они не смогут утонуть, — пояснил свои сомнения Х'яш.


— Эх, демон, ты только что сам ответил на свой вопрос, — усмехнулась розоволосая. — Они сходят с ума. Ни один лекарь не сможет их вылечить. Нашей магии голоса ни одна лекарская сила не может противостоять.


— И будут по замку ходить сумасшедшие зомби, капая слюной и трясясь от собственной тени, — захихикала я, представив картину. — Жаль только, что на самого будущего наследника ваша магия наверняка не подействует. На нем защиты навешано — мама не горюй.


— Миара, тебе ли не знать: любую защиту можно обойти, — подмигнула мне синехвостая. Мне пришлось с ней согласиться.


— Дамы, а как вас зовут? — вдруг задал вопрос Х'яш. В этот момент и я поняла, что за столько времени, что мы знакомы, я никогда не спрашивала их имен. Да и они не спешили представляться. У морских жителей имена слишком много значат, потому они и не спешат поведать их первому встречному.


Сирены замолчали, переглянулись между собой. Судя по всему, они общались мысленно, обсуждая вопрос демона. Наконец, придя к единому мнению, девушки развернулись обратно к нам, и синехвостая произнесла:


— Мы скажем вам свои имена, но в сокращенном виде. Но ты, демон, поклянешься, что никогда и ни при каких обстоятельствах не станешь использовать их в своих целях. Мы знаем вашу расу. Даже сокращенного имени хватит, чтобы провести обряды по захвату душ.


— Клянусь, что никогда и ни при каких обстоятельствах не использую знание ваших имен в корыстных целях, — сразу же произнес слова клятвы Х'яш, уколов себе палец и пустив кровь. Она зашипела, сменила цвет с красного на черный, потом на синий, превратившись в золотую пыльцу, и рассыпалась, растаяв в воздухе.


— Твоя клятва принята, — чинно произнесла синехвостая. — Меня зовут Рэа, розоволосую — Кая, а это Лия. Теперь вы можете обращаться к нам по именам. Но во дворце это стоит делать только наедине. Больше никто не должен услышать, как нас зовут.


— Спасибо, дамы, — отвесил поклон демон. — Еще один вопрос: вас защита пропустит? Или на вас вообще ничего не действует?


— Абсолютно ничего, — подтвердила Рэа. — Как можно ставить заслон на то, что в принципе не может находиться на суше? О нас никто и подумать не сможет, что мы решимся проникнуть во дворец. К тому же наша сила не изучена и неподвластна людским магам. Они по определению не смогут найти составляющие, чтобы понять, чем нас можно остановить и задержать.


— Что же, кажется, на сегодня мы все вопросы решили. Ветер попутный, уже к утру мы будем в городе. Как во дворец будем пробираться? Тайком или в открытую? Надеюсь, нас не задержат по дороге? — высказала я свои опасения и сомнения.


— Нас будет встречать эскорт, который и проводит всех во дворец. Уверен, что многие предупреждены о твоем прибытии, — задумчиво протянул Х'яш.


— Хм, тоже мне, нашли королевишну, — насупилась я. — Эскорт-то зачем? Ты уверен, что нас будут встречать? Откуда ты вообще об этом узнал? Может, нашего прибытия никто и не заметит?


— Мира, я же тебе говорил, я могу немного предвидеть будущее, но совсем чуть-чуть. Эскорт я вижу, он уже на пристани. Поэтому тебе надлежит принять соответствующий вид. И прибудем мы не утром, а уже к вечеру. Судя по всему, сам Владыка Морей желает быстрейшего выполнения тобой миссии по вызволению его дочерей. Ты чувствуешь, как несет наш фрегат? — улыбнулся демон. А я не раздумывая помчалась на палубу, где уже собралась вся команда, наблюдая за действительно поразительной картиной: впереди нас игриво плескались дельфины, словно указывая путь, а наш фрегат парил над водой, будто его подняли и просто несли, причем с такой скоростью, что ветер шумел в ушах.


— Ух ты! Потрясающе, — выдохнула я, заметив в воде будущего Владыку морей. Юноша тепло мне улыбнулся и помахал рукой в знак приветствия. Я ответила таким же жестом. А в следующую секунду, судя по всему, одна и та же мысль посетила нашу голову. Юноша оказался рядом со мной на палубе. Продолжая улыбаться, он заявил:


— Я еду с вами во дворец. Мне интересно, как живут люди, чем занимаются, как развлекаются.


— А что на это скажет твой отец? — несмотря на то, что он озвучил мое собственное желание взять его с собой, меня одолевали сомнения в правильности такого решения. Ведь стоит хоть кому-то узнать, кем является мой спутник на самом деле — и все, на него начнется охота.


— Я согласен, — над морем показался сам Царь Морской. — Присмотри там за моим мальчиком, он еще слишком мал, поэтому любознателен и может влезть туда, откуда не будет выхода. Не давай ему послабления, — мне читали инструкции, а я только кивала головой. Внутри меня разрывало: радость, что этот ребенок будет рядом, но в то же время страх за него. Ведь внешний вид его не соответствовал возрасту. Он слишком наивен. Верит всем без разбору, не сможет отличить ложь и лицемерие от правды. Он слишком непосредственный. В мире людей таких едят и не давятся.


— Хорошо, Ваше Могущество, я присмотрю за ним, постараюсь не допустить ничего плохого, — поклонилась я.


— Иди, переодевайся, — приказал мне Владыка. — Через несколько часов я доставлю вас по назначению. Ты должна выглядеть подобающе, как королева.


Я усмехнулась. Уже второй раз за утро я слышу похожую фразу. Что ж, надо соответствовать. Я тряхнула головой и помчалась к себе. В душе любой девушки возникает желание быть не только красивой, но и побыть хоть несколько минут поистине королевой. Посмотрим, чем увенчаются мои успехи по преображению.


Из каюты я выгнала всех, кто решил вломиться со мной. Даже демона. Нечего подглядывать. В том, что он ушел, я не сомневалась. После смешения крови я его прекрасно ощущала, даже не видя.


Мое преображение началось. Я перерыла сундуки. Нашла прекрасное платье, расшитое золотом и драгоценностями. Перерыла украшения. После моих поисков любой бы посчитал, что по моей каюте тайфун прошелся. Но нужные украшения были найдены. Надев платье, откопала ботинки на каблуке. Эльфийской работы, из тонкой кожи. Они приятно обтягивали ноги, высокий каблук ни грамма не создавал неудобства. Глянула на себя в зеркало. Открытое декольте платья немного напрягало. Но тут же на глаза попалось ожерелье, закрывающее грудь. Оно идеально подошло к платью. В комплекте шли серьги.


Осталась прическа. С ней мне помогла Рэа. Она так замысловато вплела в мою прическу кучу драгоценностей, что я стала вся сверкать. Но зубовного скрежета от переизбытка украшений не было. Более того, я смотрела в зеркало и не узнавала сама себя. Даже руку протянула проверить, не обман ли зрения? Сирены улыбались.


— Теперь ты действительно настоящая королева, — с гордостью выдала Лия, цепляя к одному из локонов маленькую неприметную ракушку. — Это тебе небольшой подарок от нас троих. С ним тебя не смогут отравить или навести какую-нибудь пакость. Хотя ты к наведенной магии и так устойчива, но на всякий случай. С тем красавчиком надо держать ухо востро.


— А теперь — на палубу! Иди, покажи себя во всей красе, пусть твои мальчики слюной захлебнутся, — хохотнула Кая.


Я в последний раз бросила на себя взгляд в зеркало, полюбовалась, и только после этого, вдохнув побольше воздуха, открыла дверь.


Глава 14

Не успела я ступить на палубу, как со всех сторон послышался слаженный восторженный вздох. Ко мне с детской непосредственностью подскочил Г'ал и обнял.


— Ты такая красивая. Почему всегда так не ходишь? У твоих ног был бы весь мир, — тепло проворковал он.


— Весь мир мне не нужен, куда я трупы складывать буду? — усмехнулась я. — Мне бы одного, но надежного и нелицемерного.


— Ты обязательно такого встретишь, — подмигнул мне будущий Морской Царь. — Твоя судьба ближе, чем ты думаешь.


— Ну, в данный момент рядом со мной стоишь ты, — расхохоталась я. — Но, Г'ал, ты точно не можешь быть моей судьбой. Уж это я бы почувствовала. Да и другое у тебя предназначение.


— Ты права, это точно не я, — в тон мне ответил юноша. — Мне хорошо и в качестве твоего друга. А тебе не мешало бы присмотреться к тем, кто…


— Г'ал! — раздался зычный голос Морского Царя. — Заканчивай языком трепать. На горизонте земля. Дальше сами. Удачи вам! — пожелал Владыка напоследок и исчез в пучине моря. Мы приготовились.


На пристани царила суматоха. Как и предсказывал Х'яш, нас действительно встречали. Человек пятнадцать стражи вплотную подошли к трапу. Я спускалась первой, под руку с Г'алом. За мной шла команда. Рядом я хорошо ощущала своего демона. Заметив меня, стража на миг впала в ступор и замешкалась. Ко мне подошел начальник эскорта. Осмотрел с головы до ног.


— Вы Мира? — я согласно кивнула. — А вы изменились, — улыбнулся он, потом пояснил: — На турнире вы были другой, в штанах и короткой рубахе, а сейчас… истинная леди. Прямо королева.


Я ничего не ответила на комплимент, только склонила голову набок и захлопала ресницами, которые мне пришлось чуть-чуть подкрасить для создания образа. Но мой ответ и не требовался. По команде нас окружили и повели во дворец. На миг даже создалось ощущение, что мы арестованы.


— А кареты нам не предусмотрено? — задала я вопрос, понимая, что весь путь придется пройти пешком. А это минут тридцать неспешным шагом.


— Нет. Все прибывающие претендентки должны во всем своем великолепии пройти по улицам города, чтобы продемонстрировать себя народу. Там уже собрался почти весь город. Ты — третья прибывшая кандидатка, — пояснил служивый. Я только кивнула, что поняла.


В воротах заминки не было. Они были гостеприимно распахнуты. Мы вошли и попали в живой коридор из тел. Стражник был прав: здесь действительно собрались все от мала до велика. Народ разглядывал претенденток, будто это он выбирать будет будущую королеву. Я шла подняв голову. Колени тряслись. Но теплая рука Г'ала приносила спокойствие и уверенность.


Мужская часть горожан плотоядным взглядом смотрела на меня. Женская — томно вздыхала, закатывая глаза, от вида наследника Морского Царя. И ведь было от чего. Юноша был нереально красив. Я вспомнила собственные слюноотделения и прекрасно поняла и женщин, и девушек, пытающихся привлечь внимание моего спутника. Зато сам он шел, улыбаясь в пустоту, и ни на кого не обращал внимания, только изредка с нежностью поглаживал мою руку, даря спокойствие.


На минуту я представила реакцию народа, будь Г'ал без амулета, скрывающего его магнетизм. Содрогнулась. Нас бы тут и порвали на ленточки. Особенно меня, потому что именно мне юноша уделяет все свое внимание, не глядя на других.


Двигались мы медленно, что меня раздражало. Хотелось приподнять подол и бежать бегом, чтобы скрыться от жадных взглядов мужчин и откровенно завистливых и ненавидящих — женщин. Но я продолжала улыбаться и чинно следовать вперед. Скулы свело, зубы стали отбивать непонятный ритм.


— Мира, спокойно, все хорошо, — шепнул мне наследник морей. — Скоро мы сможем укрыться за стенами замка, и ты расслабишься. Каждый из мужчин уже потерял голову от тебя, — хихикнул он.


— Главное, чтобы они не потеряли терпение и не набросились прямо тут, — буркнула я. — Такую толпу и стража не остановит, если они вздумают применить силу.


— Не применят, они только и могут, что облизываться. Ты ведь кандидатка в невесты наследника. Забыла? Именно этот факт их и сдерживает, — пояснил юноша.


Наконец наш путь закончился, мы вошли во дворец. Только я собралась перевести дух, как мой взгляд уперся в придворных, собравшихся в приемной. Я застонала. Покой нам только снится. Оказывается, уединиться у нас не получится. По этикету мы должны находиться здесь, пока не прибудут все двенадцать кандидаток. Якорь в задницу тем, кто придумал такие правила.


Нас с удобствами расположили в углу, стараясь создать как можно больший уют. Ага, старались. Да только или старания не хватило, или возможностей. Мы оказались под перекрестным обстрелом десятков глаз. Я старалась не обращать на них внимания. Но только смогла более-менее успокоиться, как передо мной оказался Шахаз собственной персоной.


— Хм, странно видеть тебя здесь, — усмехнулся он. — Учитывая, что сама прилюдно отказалась от меня. А сейчас прибыла, чтобы стать невестой? С чем связано такое противоречие? Не желаешь объяснить? А то ведь я имею право отправить тебя обратно.


— Нет, не имеешь, — тихо, но твердо возразила я, глядя в глаза Шахаза. — Я здесь в добровольно-принудительном порядке. Меня, скажем так, слишком настойчиво пригласили. Методы убеждения не позволили отказаться.


— Ты о чем? — не понял принц. По его лицу я прекрасно видела, что он действительно в недоумении. Странно. Неужели он не знает о кознях собственного брата? Верится, но с трудом. Хотя факты говорят об обратном.


— Присядь на минуту, — похлопала я по дивану рядом с собой. — Незачем всем слышать нашу беседу. То, что я хочу спросить, не предназначено для чужих ушей.


Я видела, какие сомнения одолевают Высочество. Но любопытство победило. Он грациозно опустился рядом со мной и застыл, весь внимание. Я еще раз вгляделась в его черты лица, пытаясь отыскать сходство с тем красавчиком из сна. Да, оно и правда было. Только у того черты более грубые, совершенные, у Шахаза же они словно размытые.


— Неужели ты не знаешь, что затеял твой старший брат? — шепотом поинтересовалась я. Мой вопрос был подобен разорвавшемуся ядру. Шахаз застыл статуей самому себе. Он смотрел на меня, как на чудовище, монстра: с ужасом, презрением и ненавистью. — Только не говори мне, что ты о нем не знал, — поразилась я до глубины души.


— У меня нет брата, — глухо прошептал принц. В этом он скорее пытался убедить самого себя, а не меня. — Я не знаю, с чего ты взяла такой бред, но я — единственный сын у своего отца. Будь у меня брат, я бы его почувствовал. Ведь родные всегда связаны между собой, особенно братья.


— Вынуждена тебя разочаровать, брат у тебя есть. Именно он похитил моего друга — оборотня, утащил двух русалок. И это только то, о чем мы знаем, и ради кого, собственно, и прибыли на этот фарс под названием «конкурс невест». Ни о чем не напоминает? Кстати, все похищения произошли во сне. И ко мне твой братец являлся именно во сне, — пояснила я.


Шахаз, словно под воздействием магии, встал и быстрым шагом направился прочь. Я смотрела ему вслед и понимала, насколько только что потрясла его своими словами. Судя по всему, он и правда не знал о наличии брата. Но тогда получается, что грядет нечто невообразимое. Эх, знать бы заранее что, а то ведь и под раздачу попасть можно, а мне еще пожить охота, и в Академию попасть.


— Госпожа Мира, вас просят на аудиенцию, — через час изнывания под обстрелом десятков глаз, я готова была бежать хоть на край света. Слуга оказался как нельзя кстати. Бодро вскочив, поправив юбки, я не мешкая последовала за парнишкой, которого послали за мной. Команда собралась было последовать за мной, но парней остановили стражники, мотнув головами в знак протеста. Наивные. Это равносильно тому, что изменить направление волн на море. Кто ж способен удержать стихию? Так и мою команду ничто не смогло бы остановить. Оставлять меня без присмотра даже на секунду они не собирались.


Большой и дружной толпой мы прошлись по коридорам замка, вызывая недоумение у всех, кто случайно попадался нам на пути. Около кабинета Его Величества мы застыли. Оба стражника уже умоляюще смотрели на меня.


— Парни, подождите меня здесь. Его Величество желает конфиденциальности. Не будем его разочаровывать, — я подмигнула своей команде. Все кивнули, сложили руки на груди и выстроились около дверей так, что и муха бы не пролетела. Хм, да она, увидев их лица, развернулась бы и от страха скончалась прямо в полете.


Передо мной открыли дверь. Я вплыла в кабинет с грациозностью, которую сама от себя не ожидала. Видимо, дворец действует на меня благоприятно. Научилась тому, чего никогда не умела.


— Здравствуй, Мира, — мне тепло улыбался уже знакомый старец. Я улыбнулась в ответ и сделала реверанс королю. — Присаживайся, — любезно дали высочайшее дозволение мне. Я присела на край стула, готовая в любую минуту вскочить. И посмотрела на короля. Он был хмур. На меня не смотрел. Его взгляд был устремлен в пустоту. Он напряженно размышлял. За его спиной, облокотившись о кресло, стоял Шахаз.


В кабинете повисла тишина. Никто не смел ее нарушить. Я бы посмела, но не положено. Пришлось томиться в неизвестности и ждать, ради чего меня сюда позвали. Его Величество отмер. Не сам. Принц шепнул ему пару слов на ухо. Монарх пришел в себя, посмотрел на меня, будто впервые видел. И тут его брови поползли вверх.


— Миара? — удивленно поинтересовался король. Я вскочила и склонилась в реверансе, при этом согласно кивнув. — Да ты присаживайся, — махнул мне рукой монарх. — Тебя и не узнать. Преобразилась. Теперь я понимаю желание своего сына сделать тебя женой. В тебе есть задатки будущей королевы. И это слишком бросается в глаза.


Я не стала уточнять, как задатки могут бросаться в глаза, потому скромно потупила свой взор, зардевшись для профилактики. Король еще несколько минут распинался о том, что девушка должна всячески подчеркивать свои достоинства, а не скрывать их за разболтайским видом. Я усиленно внимала, соглашаясь со всем, сказанным монархом. Пока он, наконец, не выдохся. Пару минут он переводил дыхание, а затем резко изменил тему:


— А сейчас расскажи мне о Райне, — попросил он. Я сдвинула брови, пытаясь понять, о ком я должна поведать. — О моем сыне, — пояснил Его Величество. — Ты сказала принцу, что он тебе снился, более того, смог похитить твоих друзей.


— Значит, этого гада зовут Райн? — буркнула я себе под нос, и тут же спохватилась: — Простите, Ваше Величество. Да, он явился ко мне во сне, пытаясь меня соблазнить. У него ничего не получилось. Он разозлился и похитил одного из членов моей команды — юнгу Зана. А как позже мне стало известно, еще и двух русалок за компанию прихватил. Во второе посещение им моего сна мне было настоятельно рекомендовано прибыть лично во дворец для участия в конкурсе, если я хочу увидеть своего друга живым и относительно здоровым.


Я выпалила все на одном дыхании, ожидая реакции монарха и иже с ним. Реакция последовала незамедлительно. Король вскочил из-за стола и заходил по кабинету, кидая странные взгляды на мага. Потом плюнул на мое присутствие и поинтересовался у старца:


— Вы ведь говорили, что он не сможет вернуться, и магия в нем запечатана намертво. Тогда каким образом он оказался во дворце? В том, что он здесь, никаких сомнений нет. Но где именно он находится? Найдите мне его. И чем быстрее, тем лучше, — приказал король, а у меня по спине прошел холодок страха. Таким короля я еще не видела. Маска безэмоциональности слетела с него, и в эту минуту я могла прочувствовать всю его мощь. Меня сковало. Его сила, казалось, пронеслась по каждому из нас, заставив содрогнуться.


— Ваше Величество, я не знаю, что произошло и как ему удалось найти выход, но я его найду обязательно, — пообещал старец.


— Я могу описать покои, в которых я его видела дважды, — робко подала я голос. Монарх обернулся ко мне и кивнул. Я постаралась очень точно воспроизвести обстановку и цвет покоев, в которых побывала дважды. Но как только я закончила, получила скептический взгляд принца, недоуменный короля и удивленный — мага. — Что? — вырвалось у меня, так как я не особо поняла такую реакцию.


— У нас нет таких покоев. Тебя саму ничего не удивляет в собственном описании? — язвительно поинтересовался Шахаз. И только сейчас до меня дошло, что он имел в виду.


— Золотой ковер, голубые стены и бордовый балдахин, — застонала я. — Полная безвкусица в цветовой гамме. Но тем не менее именно в такой комнате я и находилась дважды. А еще… — я напряженно вспоминала, какой момент меня еще напряг. — Там не было окон. Совсем. Только стены. И на потолке была огромная люстра в виде свисающей капли, но со множеством искр, которые и светились.


— Люстра-капля, — одновременно выдохнули король и маг одновременно. — Вот что позволило ему вернуться во дворец.


— Отец, ты о чем? Какое отношение имеет какой-то предмет интерьера к возвращению твоего сына? — Шахаз упорно отказывался называть Райна братом. И я могла его понять.


— На ней осталась кровь твоей матери. Она лично когда-то нашла эту люстру в одном из миров, куда нас отправлял маг, отец Миары. Люстра оказалась с секретом. Кровь с нее так и не смылась, сколько бы слуги ее ни мыли. Периодически на одной из искр появлялось красное пятно. Мы тогда не могли понять, с чем это связано. Маги ничего не ощущали в этом предмете интерьера. Потому мы ее и повесили в покоях королевы. А после ее смерти стали происходить странные вещи. Из ее комнаты слышался надрывный плач, просьбы о помощи. Слуги теряли сознание, падали в обмороки, не смея приблизиться к покоям королевы. Я решил перебраться в другое крыло замка, а ту комнату замуровать наглухо и навесить щит, — рассказал все король. Я сидела, затаив дыхание.


— Но почему Райну запечатали магию? И куда его отправили, что он не имел возможности вернуться, а главное, по какой причине от него избавились?.. До недавнего времени… Сейчас-то понятно, что возможность у него появилась, — не унимался Шахаз. Он решил выяснить всю правду о братце.


— Именно он был причиной смерти королевы, — вздохнул старец. — Уже при рождении он досуха выпил свою мать, лишив ее жизненной силы. Из твоего отца, который помогал его принимать, он тоже изрядно магии выкачал. Как оказалось, ему достаточно было всего лишь прикоснуться к кому-то, чтобы иссушить до смерти. Мы все были в шоке. Сразу же запечатали его наглухо, но и это не помогло. Он оказался сильнее нас всех, вместе взятых. И это новорожденный! А что бы произошло уже через год? И это я не говорю о его взрослении. Тогда и было решено отправить его в Градэк — город в междумирье, откуда нет возврата. А теперь он здесь. Судя по всему — в замурованных покоях королевы.


— Но такая обстановка… Безвкусица… — прошептал Его Величество, до глубины души уязвленный таким проявлением протеста.


— Может, этот протест как раз потому, что он не может самостоятельно выйти оттуда? Для этого ему нужна я и несколько представителей других видов. Он надеется распечататься, и тогда… — мне стало страшно представить, что будет в этом случае.


— И тогда наше королевство станет мертвым, — обреченно выдохнул король. В данный момент ему уже было не до того, чтобы сохранять лицо. Сама мысль о первенце, который вернулся, не давала покоя. Никто не мог знать, что он задумал. Оттого на душе становилось погано.


— И что же делать? — влез принц. Его глаза горели. Не осознавая степени опасности, он рвался в бой, причем заведомо проигрышный. Особенно после того, как я немного его облегчила на количество магии. Вот только моя совесть по этому поводу даже не пошевелилась. И я проигнорировала сей факт. Только молча ждала решения сильнейших.


— Я думаю, он не зря побеспокоился о приезде Миары во дворец, — начал старец. Моя пятая точка тут же почувствовала, что мне уготована роль живца. Н-да, как-то не рассчитывала я на такое. Но и возражать не получится. Кто ж меня послушает? — Именно она должна сыграть решающую роль в его планах по возвращению.


— Это было понятно с самого начала, — буркнул монарх, бросив на меня предостерегающий взгляд. Я сжалась. Сижу, молчу, никого не трогаю. Не надо на меня так смотреть, словно собираются обвинить в пособничестве.


— Миара, я думаю, сегодня ночью Райн снова попытается связаться с тобой. На этот раз тебе надо быть очень внимательной, он попытается выйти. И ты должна предотвратить его появление здесь, — наставлял меня старец. Я согласно кивала. Чай не дура, все прекрасно понимаю. Я ведь самой первой пострадаю.


— А теперь можешь идти. Кажется, все претендентки прибыли. Вам сейчас раздадут задания, — пренебрежительно бросил Его Величество, торопясь от меня избавиться. Я встала, сделала реверанс и выплыла из кабинета. Кто бы знал, каких трудов мне стоило ровно идти и не свалиться. Ноги стали ватными, а сердце готово было выскочить из груди. Почему я вечно вляпываюсь в неприятности?


Стоило мне выйти, как на меня вопросительно уставились все парни. Я махнула рукой, показывая, что сейчас не время и не место. Все потом. Таким же составом, то есть организованной толпой, мы вернулись в зал. Народу там прибавилось. Многие смотрели на меня, как на врага народа. Они-то прекрасно слышали, что меня пригласили на аудиенцию к Его Величеству. Каждая из претенденток считала себя лучшей. Как только я заняла свое место, они приосанились, думая, что встречи с королем удостоится каждая девушка, прибывшая для участия в конкурсе.


Слуга в темной ливрее чинно прошелся по рядам, раздав девушкам небольшие свитки. Мне мой вручили последней. Я открыла его — и замерла с открытым ртом. Рядом стоящий Г'ал, Дайро и Грэд тут же сунули носы в написанное. Грянул слаженный хохот. На них посмотрели, как на сумасшедших. Кажется, девушки считали в порядке вещей те этапы, которые надлежало проходить. Но мои друзья расхохотались не столько от этапов, сколько от приписки, сделанной другим почерком. Нарисованная фигура из трех пальцев и всего три слова: «Ты одна — королева». Если честно, я сразу не поняла, с чего парни смеялись. Но оказалось, их фигура из трех пальцев позабавила. С их богатой фантазией они представили, какие приписки получили остальные девушки. А судя по шоку в их глазах, что-то определенно было. Жаль, что уточнить было не у кого. Ни одна из них правды не скажет.


Окинув взглядом претенденток, я вернулась к свитку, чтобы изучить план мероприятий на весь срок конкурса. Так, что мы имеем?


«1. Демонстрация персоны, навыков и способностей.

2. Демонстрация талантов и умение удивить-поразить.

3. Подарок невесты для жениха.

4. Умение владеть собой в любой ситуации.

5. Заключительный этап: —»


Хм, интересно. Почему в заключительном этапе стоял прочерк? Любопытно, что он подразумевает? К тому же остальные четыре тоже не особо вдохновили. Я не собиралась из кожи вон лезть, чтобы выиграть. Мне главное было отыскать друзей. Если исходить из разговора с королем, то становилось ясно, что он не имеет представления, где могут быть оборотень и русалки. К тому же для последних нужно большое количество воды. А в покоях Райна ничего похожего на бассейн не было. Тогда где он мог их держать? Если только не уменьшил в размерах, как это сделали с собой сирены.


Нас распустили по выделенным для нас покоям. Я шла к своим в сопровождении своей команды, чем очень сильно нервировала слугу, показывающего дорогу. Он поминутно оглядывался, проверяя, не потерялись ли парни по дороге. Пройдя сквозь анфиладу коридоров, мы подошли к одной из комнат. Слуга распахнул приглашающе дверь, встав грудью, когда следом за мной попытались протиснуться и остальные.


— Это покои для дамы, ваши в другом крыле, — оповестил парней слуга. Я поняла, что сбылись наши опасения, и сейчас начнется…


— В другом крыле? — обманчиво-спокойно переспросил Дайро, слуга кивнул. — Вы ничего не перепутали, уважаемый? — бедняга начал понимать, что над ним издеваются, но стойко замотал головой. — А мне кажется, что перепутали. Сейчас ты очень быстро помчишься к начальству и сообщишь, что если все хотят сохранить дворец в целости и сохранности, то нас поселят рядом с капитаном. Нет — придется вызывать армию для нашего усмирения, так как мы разберем здесь все по камушкам. Усек? — оскалу Дайро позавидовал бы и вампир.


Слугу как ветром сдуло. Наверняка проникся речью моего товарища. Еще бы, я и сама с уважением смотрела на парня, невозмутимой скалой подперевшего стену и всем своим видом показывавшего, что не тронется с места. Через несколько минут к нам примчались уже четверо: давешний слуга и гром-баба с закатанными рукавами и в кольчуге, в одной ее руке был хлыст, во второй… сковородка. Я прыснула, но быстро взяла себя в руки, стараясь сохранить невозмутимость. Еще двое оказались стражниками. Последние, увидев меня и целую толпу, сразу сникли и отступили назад.


— И чего вы тут расшумелись? — уперев руки в бока, грозно вопросила гром-баба. — Вам куда велено направляться? Туда и следуйте. Нечего тут разводить невесть что.


— А кем велено? — слишком ласково поинтересовалась я. — Покажите мне указ, со штемпелем и прочими атрибутами высочайшего веления, и мы сразу же заткнемся и разойдемся. А если нет приказа, будьте любезны приготовить близлежащие комнаты для моей команды.


— Умная? — зашипела бабища. — Я вот сейчас тебя скручу да в темницу доставлю! За твою голову еще награду-то не сняли, а она ишь чего удумала — явилась во дворец, в королевишны ее потянуло!


— А вы попробуйте скрутить, — предложила я, ухмыляясь. Заметив, что тетка задумалась, я демонстративно задрала подол, прикрепив его так, чтобы освободить ноги. Глаза стражников загорелись азартом и предвкушением. Они не могли оторвать взгляд от моих ног.


— Бесстыжая девка, — сплюнула бабища, ринувшись ко мне. Парни расступились, а я ловко ушла в сторону. Тетка врезалась в стену с таким грохотом, что в ушах зазвенело. В следующую секунду она вспомнила, что в ее руках есть хлыст и сковорода. С сожалением глянув на хлыст — слишком мало места было для размаха — она откинула его в сторону и стала махать сковородой. Я расхохоталась.


— Тебя бы на поле боя, да с таким оружием — враг бы издох мгновенно… от смеха и нервной икоты, — стараясь разозлить противницу, стала издеваться я. Та рассвирепела, бросаясь на меня. И снова мимо. На этот раз она врезалась в кадку, стоящую в нише, снося ее так, что от кадки остались одни осколки. Грохот стоял неимоверный.


Я не спешила нападать, все больше уходя и заставляя ее сносить все, во что врезалась. Веселье набирало обороты. Мои парни уже внаглую комментировали действия бабищи:


— Слева, слева заходи, смотри, у Миры фланг открыт… Да не туда, ваза никак не тянет на Миру… Ой, а доспехи-то тебе чем помешали? Ты решила и с ними сразиться? Они не вынесли твоего веса…


— Что здесь происходит?! — перекрывая шум, рявкнули позади всей толпы. Мы застыли. Перед нами стояла неизменная троица: маг, король и принц. Все трое окинули меня та-а-а-аким взглядом, что я должна была провалиться сквозь землю, а вместо этого еще и реверанс умудрилась изобразить, продолжая сверкать голыми ногами, от которых, кстати, Его Высочество не мог оторвать взгляда. — Вы что тут устроили? Кто позволил громить замок? Нарушать покой гостей?


Я неприлично тыкнула пальцем в бабищу. Та пыхтела, не смея слова молвить. Зато на меня напало красноречие. Я поведала троице о том, что мы всего лишь любезно попросили комнаты для моей команды рядом со мной. Как-никак охрана мне пригодится. А вместо того, чтобы исполнить просьбу, тетка решила меня истребить, засадить в темницу и поживиться за мой счет. Я сдала ее со всеми потрохами, едва в конце не пустив слезу от такой несправедливости. Король проникся.


Подойдя к бабище, лично отобрал сковородку и приказал убираться с глаз долой. Рявкнул слугам, которые в считанные секунды и убрали весь беспорядок, и приготовили покои для моей команды. Все происходило под неусыпным присмотром Его Величества. Шахаз в это время с уважением поглядывал на меня и часто бросал косые взгляды на мои ноги. Чтобы избежать появления косоглазия у принца, я чинно опустила подол платья, вызвав разочарованные вздохи не только Шахаза, но и стражников, у которых уже слюна текла по подбородку.


Стоило слугам сообщить, что все готово, как троица, пожелав приятного отдыха, чинно удалилась. Только Шахаз не удержался. Подойдя ко мне, шепнул в самое ухо:


— Н-да, в одном я согласен с братцем — быть тебе королевой, — оставив меня в ярости и тихой злобе, Его Высочество удалился, напоследок одарив меня соблазнительной улыбкой. У-у-у-у… Еще один на мою голову. Как же они мне все «дороги»! И ведь продать же некому.


Помахав мальчикам, я зашла к себе, закрыла дверь и облегченно выдохнула. Теперь можно было отдохнуть. А то слишком много всего свалилось сразу на мою голову. Тело требовало отдыха. С трудом стянув с себя платье, я рухнула в кровать и сразу же меня затянуло в уже знакомые безвкусно обставленные покои. А прямо передо мной с грозным видом стоял Райн.


Глава 15

— Как это называется?! — взревел он, направляясь ко мне с таким видом, будто собрался придушить. Я не сдвинулась с места, только невинно поинтересовалась, закосив под дурочку:


— К чему относится твой вопрос? К моей несравненной красоте? Или к потехе, что мы устроили в коридоре? А может, к тому, что я до сих пор не увидела Зана, хотя ты обещал показать мне его по прибытии? Так к чему?


— Не строй из себя дуру! — кипишился он. — Ты прекрасно знаешь, о чем я. Рассказала папуле обо мне? Теперь у меня сюрприза не получится. Это, конечно, не проблема, но…


— Эй, не гони лошадей, — осадила его я, не дав договорить. — Напомни мне тот момент, когда ты что-нибудь говорил о сохранности твоего инкогнито? Не можешь вспомнить? Ай-ай-ай, представляешь, я тоже не помню сего знаменательного события. Потому что его не было. Ты ни словом не обмолвился о своем таинственном присутствии здесь. Значит, нечего вопить без дела, — осадила его я, скрестив руки на груди. — А теперь говори, зачем меня звал, я устала и хочу отдохнуть… без тебя и твоих нелепых нотаций.


— Ладно, мне нужна твоя помощь, ты должна… — начал было Райн, но я помахала пальцем у него под носом, скептически усмехнувшись, и снова не давая закончить фразу, перебила:


— Я никому ничего не должна, забудь это слово и не применяй его больше к моей персоне, иначе у меня возникнет желание все сделать наоборот. К тому же прежде чем просить меня о чем-то и уж тем более приказывать, для начала исполни свое обещание и верни мне Зана. Иначе ничего от меня не дождешься, — выпалила я на одном дыхании, гневно сверкая глазами.


— Да ждет тебя уже твоя пантера на коврике около кровати, — презрительно скривился Райн, а мне захотелось его пнуть, и побольнее. Я даже кулаки сжала, чтобы не сорваться. — Так как?


— Что — как? — сделала вид, что не поняла вопроса я. — Конкретизируй, иначе я тебя не понимаю. Чего именно ты от меня хочешь?


— Через три дня необходимо провести обряд, с помощью которого я могу вернуть свою силу. Тебе ведь уже рассказали, что она запечатана? — я согласно кивнула. — Значит, ты представляешь общую суть, ты ведь тоже сильный маг.


— Предназначенный на роль жертвы? — с милой улыбкой поинтересовалась я. Райн пристально вгляделся в мои глаза. А в свои напустил томности и сладострастия.


— Мира, милая, что ты такое говоришь? — заворковал он, пытаясь меня обнять. Я почувствовала мощнейший поток направленной магии соблазнения. Хм, вот тебе и запечатанный. Мне стало страшно представить, какие у него возможности появятся после распечатывания. Я содрогнулась.


— А ты хочешь сказать, что я не права? — сделав вид, что купилась на его соблазнение, я изогнулась, как кошка, ему навстречу. Он удовлетворенно усмехнулся.


— Конечно не права, ты же должна будешь стать королевой! Как я могу принести в жертву будущую жену? — продолжал соблазнять он. — Ты только скажи «да»!


— Э? А как же время подумать? Вот так, с бухты-барахты? Так предложения не делаются. А где стойка на одном колене? Где кольцо? Где пламенное признание в любви? — я загибала пальцы, перечисляя, а Райн багровел все больше. Он считал, что я этого не увижу.


— Мира, милая, ты сейчас о чем? — осторожно поинтересовался он, скрипя зубами.


— Как о чем? О твоем предложении. Ты ведь констатировал факт нашей женитьбы. А вот предложения я так и не услышала, — сделав лицо идиотки, плаксиво заканючила я.


— Кажется, переборщил, — удрученно буркнул про себя красавчик, а я едва не расхохоталась. — Ладно, милая, будет тебе предложение. Ты сейчас иди, отдыхай, а ближе к обряду мы пообщаемся. И я сделаю тебе предложение.


— Правда-правда? — я даже запрыгала на месте, хлопая в ладоши. Н-да, увидела б сама такую картину со стороны, точно бы двинула девице, чтоб мозги вправить. Но ничего не поделаешь, приходится соответствовать образу и не показать до поры до времени, что на меня не действуют его чары.


— Все, иди, отдыхай, — скривился красавчик и отправил меня обратно. Стоило мне подхватиться на кровати, как ко мне бросилась черная пантера. Зан. Значит, не обманул, гаденыш. Вернул мне моего друга. Сон пропал. Сидя на кровати и прижимая к себе огромную тушу зверя, я расхохоталась. Рядом со мной тут же оказались сирены и демон. Он недоуменно смотрел на четверых хохочущих девушек и все ждал, пока мы ему расскажем, что произошло.


— Ха-ха, я не могу, — закатываясь на бок, держалась за живот Лия. — Видела бы ты себя со стороны. Мы уже собрались прийти на помощь.


— Ага, огреть чем-нибудь потяжелее, чтобы стереть с твоей физиономии выражение идиотской влюбленности и тупизны, — подхватила Кая.


— Хорошо, что вовремя сообразили, что это всего лишь притворство, — вставила свою реплику Рэа. — Но вышло правдоподобно. Райн поверил, а это главное.


Немного отсмеявшись, мы поведали Х'яшу о моем ночном приключении. Не забыв упомянуть о том, что через три дня должен состояться обряд. Демон только кивал, внимательно слушая. Потом поинтересовался у сирен:


— Вы русалок в покоях не почувствовали? И откуда взялся Зан? Я пропустил момент, когда он тут оказался, — сдвинув брови, произнес Х'яш. — Ты можешь обратиться? — в ответ получил только отрицательное мотание зверя головой. Я заволновалась.


— Зан, ты же можешь общаться мысленно? — зверь кивнул. Облегчение наступило, но ненадолго. — Ты помнишь, что произошло? — кивок. — Где он тебя держал, тоже помнишь? — еще один кивок. Потом перед глазами возникли картинки покоев, разительно отличающихся от тех, в которых я была несколько раз. Надо будет с утра поинтересоваться у мага, знакома ли ему обстановка. Может, еще одна замурованная комната? Что немного успокоило, я заметила там огромную кадку, в которой, судя по всему, и держали русалок. А еще там была жердь, на которой висело еще одно тело. Но распознать расу не представлялось возможным. Юноша был полностью закутан в плащ и, кажется, пребывал без сознания.


До утра ждать не пришлось. Видимо, услышав шум, в дверь моих покоев постучали. Сирены тут же спрятались обратно в бутыль, демон стал невидимым, а Зан застыл, разлегшись на кровати.


— Войдите, — любезно разрешила я. Дверь открылась, в нее с опаской протиснулся маг. Огляделся, принюхался. Подозрительно посмотрел на меня. Несмело прошел в комнату, сел в кресло.


— Я услышал шум, подумал, ты не спишь, вот и решил заглянуть и узнать, не была ли ты сегодня на свидании с Райном, — начал свою речь старец. — Хм, мне казалось, в покоях много народу, — буркнул он про себя.


— На ловца и зверь бежит, — усмехнулась я. — Как раз собралась вас искать с утра, — последнюю фразу мага я предпочла проигнорировать, сделав вид, что не расслышала. Не дав ему времени на раздумья, я тут же описала покои, которые мне показал Зан. Сообщила о времени проведения обряда. Маг задумался и его взгляд потускнел.


— Я знаю, что это за покои. Ритуальный зал в подземелье замка. Туда давно никто не наведывался, так как одна из подпорок рухнула, а расчищать завал не стали, просто укрепили и все.


— Получается, у Райна есть доступ не только к покоям матери? — спросила я, не совсем понимая, как такое возможно.


— Тут дело в другом, — вскинув голову, поведал маг. — Я понял суть. Он может использовать те помещения, где королева оставила свои следы.


— А в ритуальном зале какой след она оставила? — не сразу дошло до меня. — Там она тоже поранилась?


— Там она проводила с Его Величеством обряд единения, — как маленькой объяснил мне старец. — Такие обряды проводят, когда хотят проверить свой брак на истинность и благословение богов.


— И как успехи? — на этот раз вопрос был задан сугубо из любопытства, которое меня снедало.


— Мира, ты разве еще не поняла? Его Величество больше так и не женился. Так какой мог быть у них брак? Естественно, истинный. Вот только своим ритуалом королева лишила супруга счастья. Он, может, и женился бы во второй раз ради политики, но Ее Величество прочно связала их судьбы, и любая претендентка на звание следующей королевы просто умирала загадочной смертью. Король пытался несколько раз, потом плюнул. Девушек пожалел, — тихо прошептал маг. Я прониклась. Н-да, королева тоже себе на уме. Сделала ни себе ни людям. Теперь я понимаю, в кого ее сыновья пошли — такие же эгоисты.


— Где еще она оставила свои следы? — поинтересовалась я, чтобы иметь представление, в каком из мест может объявиться красавчик.


— Больше нигде. После обряда единения королева стала сильнее и неуязвимее, старалась вести себя осмотрительнее, чтобы зря не разбрасываться кровью, — маг хохотнул собственной шутке. Я ради приличия улыбнулась.


— Мы можем расчистить завал и вытащить русалок из ритуального зала? — спросила я, уже предчувствуя, что не все так просто, как кажется. И оказалась права.


— Нет, это невозможно, там даже магия не поможет, — удрученно покачал головой старец, не вдаваясь в подробности. Я не стала спрашивать дальше. Мы помолчали. Потом он достал заколку и протянул мне. — Надень ее и не снимай ни под каким предлогом. Она поможет нам оказаться в нужное время в нужном месте, а заодно и понаблюдать за твоими свиданиями. Если ты не против, — тут же добавил маг.


— Нет, не против, — ответила я, цепляя заколку на волосы. Подумаешь, у меня и так трое соглядатаев; одним больше, одним меньше — разницы никакой, пусть смотрят, мне не жалко.


— Отлично. Тогда спокойной тебе ночи и успехов завтра на первом туре, — пожелал старец, а я скривилась. Совсем забыла о нем. Ладно, устроим показательные выступления с песнями и танцами. Я злорадно усмехнулась.


Маг вышел, оставляя меня в одиночестве. Я тут же завалилась спать. Мне казалось, что не успела я отрубиться, как меня уже трясли за плечи, кусали, правда, несильно, заставляя проснуться. Недовольно открыв глаза, я тут же зажмурилась от яркого солнца, бившего прямо в глаза. Во второй раз открывала их медленно, прикрывшись рукой от света. Надо мной нависли морда пантеры и рогатая голова демона.


— Что за срочность? — недовольно буркнула я. — Мы куда-то торопимся? Во дворце пожар?


— Тебе необходимо приготовиться, — пояснил демон, показывая на висящее на стуле платье. Стоило его увидеть, как меня сдуло с кровати. Я подошла к издевательству дизайнерского искусства, приподняла эту тряпочку, по недоразумению названную платьем, к окну, полюбовалась сквозь нее на пейзаж и, обернувшись к демону, ласково поинтересовалась:


— Ты случайно не знаешь, чья это шутка? — он мотнул головой. — Я, конечно, девушка без комплексов, но это слишком откровенно даже для меня. Ты так не считаешь? — еще одно мотание головой. — Хм, Х'яш, ты онемел от предвкушения лицезреть меня в этом? Или есть другие причины? — нежно поинтересовалась я. Демон задумался. Потом вытащил из-за спины… мать моя женщина. Это еще что такое? Демон отступил подальше, Зан спрятался под кровать. Мои глаза заполыхали гневом.


Я осторожно протянула руку к тому, что Х'яш держал в руках. Это был кожаный корсет с открытым лифом, к которому крепились подтяжки. Черные чулки прилагались. В комплекте шла плетка и лассо. Интересно, кого мне арканить придется? Так вот почему платье оказалось прозрачным. Его красный цвет должен был гармонировать с черной кожей. Интересно, конкурс проводится на лучшую дайбэ — путану — года? Тогда я точно займу первое место.


Я заходила по комнате, постукивая плеткой по ладони и напряженно размышляя. Как же мне преобразовать эту гадость под себя? Наверняка с таким нарядом подсуетился принц, прекрасно зная, что ослушаться никто не сможет. Каждая из претенденток должна была надеть именно тот наряд, который ей принесли. Что же, я хотела взорвать дворец? Вот и возможность предоставилась. Я хихикнула про себя.


— Ты что-то придумала? — осторожно поинтересовался демон. Я кивнула, беря в руки платье и разрывая длинный подол на ленточки. Х'яш смотрел на меня, как на сумасшедшую. А я продолжала извращаться с нарядом. Оглянувшись в поисках подручных средств, я плотоядно усмехнулась. Нанизав на нитку перстни, бусы, ожерелья, я стала цеплять все это к платью. Зан выполз из-под кровати, наблюдая за мной расширенными глазами.


После того, как я замаскировала прозрачность платья от пояса до пола, я перешла к верхней части. Несколько массивных ожерелий были прикреплены на лиф. Вот теперь я могу быть спокойна. В дверь заглянула служанка.


— Госпожа Мира, через полчаса вас просят в тронный зал, — прошептала она, я только кивнула.


— Так, вышли за дверь, оба, — рыкнула я. Зан и Х'яш вылетели пулей. В коридоре я услышала гомон моих парней. Они ожидали моего выхода. Я нацепила на себя наряд. Полюбовалась в зеркало. Осталась довольна. Все, что надо, скрыто. Голой спиной никого не удивишь, пусть любуются на здоровье. Так, теперь лассо и хлыст. Отлично. То что надо! Я уже знаю, кого арканить буду.


Как только я вышла из своих покоев, гомон стих. На меня смотрели с таким видом, будто увидели у меня пару лишних голов или десять рук. Несколько человек икнули. Кто-то судорожно выдохнул. Дайро сделал несмелый шаг навстречу и осторожно поинтересовался:


— Мира, ты в этом пойдешь? — я кивнула. — Ты хорошо подумала? — еще один кивок. — А в зеркало ты себя видела? — сразу три кивка в ответ. — Ладно, идем, — обреченно согласился товарищ. Ко мне подскочил Г'ал и предложил руку. Я тут же вцепилась в его локоть и, задрав голову повыше, хотя колени тряслись знатно, направилась в тронный зал, по пути прихватив шлем с одной из статуй в доспехах и тут же напяливая себе на голову.


Пока мы шли по коридорам, от нас в разные стороны шарахались все, кто неосторожно попадался на пути. Женщины плевались, мужчины плотоядно разглядывали мой наряд, уже много раз совокупившись со мной в своих фантазиях.


Как только мы подошли к дверям тронного зала, бедолага церемонимейстер подавился словами, разглядывая меня. Он несколько раз пытался что-то сказать, но из его горла вырывалась только икота. И я могу его понять: увидеть перед собой огородное пугало, обвешанное драгоценностями. Любой бы впал в ступор.


— Мир-р-ра — гроз… ик… а-а-а… морей! — с трудом представил меня бедолага, отходя в сторону. В зале оказалась куча народа. При виде меня повисла тишина. Зато принц Шахаз, сначала предвкушающе усмехающийся, вдруг нахмурился, обозревая мой наряд.


— Нравится? — любезно поинтересовалась я. — Извини, твой вкус оказался немного изощренным, мне пришлось над ним изрядно потрудиться, — я сделала реверанс, зазвенев кучей драгоценностей. — В следующий раз можешь просто изъявить желание увидеть меня обнаженной. Зачем такие извращения? Хотя судя по плетке… — я задумчиво постучала хлыстом по ладони.


— Начинай, — махнул рукой принц, багровея. Заиграла веселая музыка. И я начала. Мои мальчики были на подтанцовке. Пока я развлекалась в центре с атрибутами извращенца, парни обходили народ, умудряясь еще и обчистить застывших с открытыми ртами зевак.


Стоило музыке стихнуть, как я резко накинула лассо на принца и вырвала его с трона, притянув к себе. Да так и застыла на последних аккордах. Глядя ему в глаза, я сорвала с себя шлем и тихо поинтересовалась:


— Не для этого ли ты мне лассо приготовил? Вот только что с плеткой делать? Сейчас тебя отходить или дождаться следующего тура?


— Ненормальная, сейчас же отпусти меня, — прошипел принц, натужно улыбаясь для вида, чтобы придворные подумали, будто так и надо.


— А как же хлыст? — обидчиво спросила я. — Он ведь тоже должен в моем действе сыграть роль? Только я пока не поняла, какую именно. Может просветишь меня? Ты, вероятно, спец в этом деле. Куда мне, неискушенной, до твоих разнообразий и любовных похождений?


— Ревнуешь? — уже вполне натурально заулыбался Шахаз. — Не переживай, тебе стоит только сказать «да», и я, так и быть, могу показать тебе все разнообразия любовных утех.


— Я как-нибудь обойдусь неведением, а то вдруг моя ранимая, нежная и хрупкая душа пострадает? Кто меня потом от нервного потрясения лечить будет? Уж явно не ты, — удрученно заметила я.


— Думаю, можно вызывать следующую претендентку, — по залу пронесся громовой глас короля. Ему явно не понравилась затянувшаяся пауза. — Мира, тебе удалось нас удивить. А сейчас, будь любезна, верни принца на трон, ты пока еще не выиграла конкурс.


— Ваше Величество, это вопрос времени. Еще пара фантазий Его Высочества, и победа мне обеспечена, — мило улыбнулась я, делая реверанс и отпуская Шахаза из своего захвата. Он бодро потрусил на свое место, а я чинно удалилась, продолжая звенеть драгоценностями. На выходе я столкнулась с ослепительной красавицей. На ней было коротенькое платье, ничего не скрывающее, слишком глубокое декольте, едва прикрывающее соски на большой груди, и высокие сапоги на каблуках. Н-да, точно конкурс дайбэ. Эта даже не потрудилась прикрыться.


Она окинула меня презрительным взглядом, который резко изменился, когда она разглядела истинную стоимость побрякушек, которые я на себя напялила. Ее рот приоткрылся. Уверена, в уме она уже перевела стоимость моих украшений в сундуки с золотом. Я усмехнулась. Оставаться и наблюдать за фарсом я не стала. К тому же мне очень хотелось побыстрее избавиться от этого взрыва дизайнерской фантазии, в котором я чувствовала себя неуютно.


К себе я не просто бежала — я летела! По пути снесла несколько человек, пару статуй, две кадки с цветами — не вписалась в поворот на большой скорости. Чуть отбила стену, от злости зарядив шлемом. Он, кстати, погнулся. Ничего, и так сойдет. Кроме меня, он все равно никому не нужен. К себе я залетела на всех парах, захлопнув дверь перед носом у парней. Никто и слова не сказал, понимали мое состояние.


Я срывала с себя тряпки, решив позже вернуть свои драгоценности, а наряд выбросить. Или его положено возвращать? Хм, захочет вернуть — пусть в мусоре сам копается. Переодевшись, я почувствовала себя намного лучше и увереннее. Вот что значит одежда! Как она меняет собственное восприятие и ощущение. В своей я чувствовала себя едва ли не королевой.


— Интересно, что день грядущий нам готовит? — вслух произнесла я, и тут же позвала: — Х'яш, а не исследовать ли нам подвалы замка? Посмотрим, что там с завалом, о котором говорил маг. Так ли он забаррикадирован? Или все-таки можно найти лазейку?


— Исследовать всем скопом будем? — хитро прищурился появившийся передо мной демон. — Или ты отправишь парней отдыхать, а мы возьмем только пару человек?


— Да, ты прав, всей толпой мы точно привлечем к себе ненужное внимание, — задумалась я. — А вдруг нам понадобится грубая мужская сила?


— Зачем? Разгребать завалы? — я кивнула. — Думаю, это не пригодится. Было бы все так просто, король бы заставил стражников освободить проход к залу обрядов. Идем, пока посмотрим, в чем там дело, а потом будем решать и делать выводы, — предложил демон. Я согласилась. Зан тут же встал рядом, всем своим видом показывая, что без него я никуда не пойду. Я потрепала зверя по загривку и согласно кивнула. Пантера оскалилась.


Мы вышли, я позвала Дайро и Грэда с собой, остальным предложила отдохнуть и развеяться по своему усмотрению. Более того, хитро усмехнувшись, я наказала мальчикам ни в чем себе не отказывать. Они мой наказ поняли и помчались развлекаться. Интересно, нас сразу выгонят из замка после развлечений моей команды, или все-таки оставят для завершения конкурса?


Г'ал отказался идти развлекаться, изъявив желание идти с нами. Отказать ему было невозможно. Вчетвером, плюс пантера и невидимый демон, мы отправились в подвалы. Старались плутать по коридорам так, чтобы никто не мог сразу сообразить, куда и для чего мы направляемся. Нам повезло, что на пути почти никого не попадалось — все в данный момент находились в тронном зале, наблюдая за кандидатками. Мне же по этому поводу нечего было волноваться, я все равно не собиралась замуж, да и миссия у меня другая.


Дверь в подземелье не скрипнула, она оказалась хорошо смазанной. Интересно, как часто ею пользуются? Внизу царил полумрак. На стенах горело несколько факелов. Достав один из них, мы стали продвигаться вглубь. Пока коридор был один и заблудиться оказалось нереально. Но спустя метров сто проход растроился. Мы застыли на развилке.


— И куда нам теперь? — спросил Дайро. Г'ал уверенно двинулся в левое ответвление. Мы последовали за ним.


— Хм, такой молодой, а уже налево тянет, — попыталась пошутить я, но юноша не отреагировал. Его глаза в этот момент расширились и полыхали красным. Он шел уверенно, будто зная, куда именно. Что это с ним? Что он почувствовал? Я попыталась спросить, но Г'ал только выдохнул:


— Потом. Помолчи, — у него даже голос изменился. Стал властным и уверенным. Голос явно принадлежал не малышу, а взрослому мужчине. Меня встряхнуло. Куда мы вляпались? Глянув на парней, особых изменений в них не почувствовала. Хотя их взгляды вдруг стали отсутствующими.


— Дайро, Грэд, что с вами? — тихо позвала я, но они меня не услышали. А если и слышали, то не подали вида, слепо следуя за Г'алом. — Х'яш, с тобой-то все в порядке? — шепотом спросила я.


— Да, но тебе действительно лучше помолчать. Здесь слишком большая концентрация магии, да еще и зов, причем не один, а как минимум три. Я не могу их квалифицировать, зато малыш, кажется, прекрасно может, так как уверенно идет как раз на них, — пояснил демон и сразу замолчал. Я решила последовать его примеру и тоже заткнулась, оставшись сторонним наблюдателем происходящего.


Наш путь закончился около металлической двери, закрытой на три засова плюс четыре навесных замка. Ничего себе меры предосторожности! Наша компания остановилась. Г'ал протянул было руку к засову, но тут же ее отдернул. С чего бы это? Оглянувшись на спутников, наследник морей вытащил из ножен клинок Грэда и осторожно поддел один из замков, шепнув пару слов. Один за другим замки свалились на пол. Засовы юноша тоже открывал кинжалом, стараясь не касаться руками. Дверь открылась. Перед нами оказалось то самое помещение из видения Зана.


Получается, никакого завала не было? Маг обманул? Но зачем ему это надо было? Он ведь должен был понять, что такая скрытность только разожжет мой интерес. Неужели старец предполагал, что мы потащимся исследовать подвал? Но тогда получается…


Как только мы оказались внутри, дверь за нами с грохотом закрылась. Парни пришли в себя, их взгляды стал осмысленными. Они бросились проверять дверь на прочность. Но открыть ее так и не удалось, мы оказались в ловушке. А ведь стоило подумать о таком исходе, но мне и в голову не могло прийти, что нас тут будут ждать. Вот только кто? До обряда еще три дня. Или…


Райн тут вообще ни при чем? И все задумано только ради Шахаза? Чтобы не только вернуть ему его силу, но и сделать его неуязвимым?


— Мира, милая, я ждал тебя. Проходи, не стесняйся, здесь как раз место и для тебя, и для твоих друзей, — передо мной оказался маг, который победоносно ухмылялся. — И для демона с оборотнем местечко найдется, и для наследника морей. Тем более для него. Это неслыханная удача — заманить его в круг обряда. Теперь-то у нас все получится.


— Заколка, — простонала я, окончательно поняв, в какую ловушку мы попали. Осталось только найти из нее выход. А он обязательно должен быть.


Мой мозг начал напряженно работать, а маг подходил все ближе. Еще немного, и мы все окажемся скованы его обрядом, и тогда нам всем придет полный и безоговорочный конец.


— Мира, сними заколку и запусти ею в центр круга, — раздался шепот прямо в ухо. Я быстро сорвала украшение вместе с клоком волос и запустила в самый центр начертанной пентаграммы. Вспыхнул огонь. Маг закричал, метнувшись туда. И тут же его начало трясти. Вокруг все заволокло удушающим дымом. Разглядеть хоть что-то не представлялось возможным. Голоса доносились будто издалека. Перед глазами заплясали цветные круги. Затошнило и сперло дыхание. На меня накатила темнота, и я отключилась.


Глава 16

Глаза открылись резко. Я вскочила, оглядываясь вокруг. Я лежала на широкой кровати под балдахином. В моих покоях такого не было. Где я? Что произошло? Вокруг не было слышно ни звука. Даже пения птиц не доносилось из открытого настежь окна.


— Х'яш? Х'яш, ты тут? — ответа мне и не требовалось, я не ощущала рядом с собой ни одной живой души. Но само место, где я оказалась, как ни странно, тревоги не вызывало. Напротив, на меня нашло некое умиротворение. — Эй! Хозяева! Есть кто живой? — позвала я, чувствуя, что меня прекрасно слышат. И оказалась права.


Передо мной возникла легкая дымка, из которой материализовалась женщина. Очень красивая. Я бы наверняка приняла ее за богиню, если бы не рога, загнутые назад — массивные, свидетельствующие о высшем ранге; большие крылья грязно-белого цвета за спиной — постирать, наверное, забыла; и длинный тонкий хвост с металлической кисточкой на конце. Хорошее оружие.


— Чего раскричалась? — ровно и безэмоционально поинтересовалась женщина. — Тебе еще отдыхать надо. Твои силы на исходе, их необходимо восстановить.


— Зачем? — вырвалось у меня, я уже предвидела самые худшие варианты. — Где мои друзья? Что с ними? Они не пострадали? — засыпала я ее вопросами, чувствуя слабость. Оказывается, даже такое нехитрое действо, как разговор, способно лишить сил, вызывая сонливость и усталость, будто я без остановки несколько раз обежала свой остров.


— А что с ними станется? — пожала плечами собеседница. — Конечно, живы. Относительно здоровы… пока. Да не кипишуй ты, — заметив мою попытку встать, отмахнулась гостья. — Лежи. Все равно пока ты им ничем не поможешь. Еще и сама попадешь под раздачу. Пару часов сна — и ты будешь полностью в норме, тогда и решим, как быть и как освободить остальных.


— Освободить? Значит, старикашка их все-таки успел заарканить? — удрученно произнесла я.


— Ничего он уже не сможет сделать, — презрительно скривилась высшая. — Он мертв. Его же обряд забрал его в жертву. А парни пока в ловушке, в которую вы попали по собственной глупости. Мозгами иногда думать надо. Любой другой, заметив, что никаких завалов нет, уже бы догадался о подвохе, а до вас это дошло только когда вы сами сунули голову в петлю. Хорошо, я тебя успела вырвать оттуда, иначе бы обряд завершился — и не в вашу пользу. А без тебя он не может считаться законченным.


— Почему? — переспросила я, совершенно ничего не понимая. — При чем тут я? И почему меня выбрали ключевой фигурой?


— Ты сама себя выбрала, нечего было швырять заколку со своими волосами в центр. Могла бы и очистить ее. А так — получите и распишитесь, — пояснила женщина, а я стала соображать, за что мне расписываться надо, и что я должна получить. Не поняла. С надеждой посмотрела на нее. — Ой, не бери в голову, выражение это такое. Ты лучше ломай мозг о том, за кого замуж выйдешь.


Вот тут-то я и зависла. Разглядывая высшую, я пыталась понять: это тоже такое выражение, или она всерьез озабочена этим вопросом? Женщина усмехнулась.


— Как все запущено, — она скрестила руки на груди, ее крылья взметнулись. — Я вполне серьезно спрашивала о замужестве. Ты уже решила этот вопрос?


— Нет, и не думала даже, — пожала я плечами. — Зачем? Я не собираюсь замуж. Я еще в Академию хочу. А муж явно будет против моего обучения.


— Это смотря какой муж, — хитро усмехнулась собеседница. — Выбирай такого, который не будет против, а еще и поможет поступить и учиться.


— Где ж я такого найду? — удивленно воззрилась на нее я. — Все мужчины только и мечтают посадить жену едва ли не под замок. Кстати, а сама-то вы кто такая? И почему вырывали меня оттуда? Еще и помочь решили, как я поняла. Зачем вам это?


— Н-да, я спишу все на то, что ты стукнулась головой, — презрительно протянула женщина. — Иначе меня постигнет разочарование в выборе собственного сына. Именно из-за него я тебя и спасла. А сейчас пытаюсь образумить, да уму-разуму научить. Только ты, наверное, еще не пришла в себя окончательно, раз малость не догоняешь.


— Кого я не догоняю? — вытаращив глаза, уставилась я на нее. — Я за кем-то гонюсь? Не просветите меня, за кем?


— Все, спи, иначе я с ума сойду от твоей неосведомленности, а объяснять мне лень. Как придешь в себя, тогда и поговорим. Не раньше. Иначе я сама тебя порву на атомы, и скажу, что так и было, — процедила собеседница.


Спрашивать, что такое атомы, я поостереглась. Уж больно гневно сверкали ее глаза. Кажется, высшая не на шутку разозлилась. Только из-за чего, я так и не поняла.


Мои глаза закрылись, я провалилась в сон. Странно, что мне совсем ничего не снилось. Я хорошо ощущала, что меня кто-то зовет, кто-то пытается ко мне пробиться. Но мне было откровенно лень и вслушиваться, и откликаться. Я спала так сладко, как никогда раньше, может, если только в детстве.


Проснулась, как от толчка. В теле ощущался приток силы. Слабости и головокружения больше не было. Я вскочила с кровати и только собралась подойти к двери, как меня остановил уже знакомый голос за спиной:


— Не советую выходить, если желаешь остаться в живых. Тебя никто не должен видеть, и уж тем более знать, что ты здесь вообще была. Иначе… Впрочем, неважно. Хочешь жить — не вздумай выползать в коридор, — махнула рукой женщина. Как она так бесшумно появилась? Уму непостижимо!


— А как же я домой попаду? Точнее, во дворец, к друзьям? — поправилась я. Собеседница удивляла меня все больше.


— Не гони лошадей, — рыкнула женщина. — Оттого, что я отправлю тебя обратно, ничего не изменится. Ты попадешь аккурат в центр обряда, что, собственно, от тебя и требуется. И тогда и сама отправишься за грань, и кучу народа за собой потащишь. А мне мой сын важнее. Сейчас будешь слушать очень внимательно. Надеюсь, ничего не перепутаешь.


Я только согласно кивала, соглашаясь со всем. Несмотря на ее грубость и хамство, я прекрасно понимала, что женщина переживает за сына. Понять бы еще, кто из моих друзей — ее сын. Она, конечно, больше всего походила на демоницу, но Х'яш говорил, что в нашем мире он только один демон. Значит, он отпадает. Эх! А они так похожи с демоном: такие же рога, клыки и красные глаза.


— Ты о чем сейчас думаешь? Ты меня вообще слушаешь или витаешь в облаках? — рыкнула собеседница. Я кивнула, что слушаю. Та успокоилась. Почти час она обстоятельно объясняла, что мне делать. Я запоминала. В самом конце, когда после всех наставлений она сообщила, что мне надо будет обязательно назвать имя жениха — вот тут я воззрилась на нее, как на чудовище. — Ну что ты смотришь на меня, как на врага народа? — вздохнула демоница. — Это не я придумала обряд.


— Я одного не поняла, а зачем это надо? Почему без жениха нельзя обойтись? — поинтересовалась я, заслужив еще один недовольный взгляд. И что опять не так? Должна же я знать, на что сама себя обрекаю. — И да, а кто мой будущий муж? А то вдруг не того назову.


— Определенно дурында, — обреченно вздохнула демоница. — Да какая разница, кого ты назовешь — это же тебе потом с ним жить, расстаться вы не сможете. Но главное, что претендентов на твою силу больше не будет. Все, принцы останутся с носом! И русалки им не помогут с вампиром. Ты просто обмениваешься магией с будущим супругом. А уж кто им станет — это решит на месте твое сердце. Только оно способно дать ответ.


Во время ее наставлений я вдруг вспомнила о сиренах. Похлопав себя по карманам, почувствовала заветную склянку. Значит, они здесь, со мной. Их не успели вовлечь в обряд.


— Если ты проверяешь своих рыб, то они тебя все равно не услышат, — равнодушно выдала женщина. На мой вопросительный взгляд, пояснила: — В моем мире им не место. Они находятся в стадии глубокого сна. Иначе погибнут. Пусть пока поспят. Как только вы окажетесь в своем мире, они сразу придут в себя. За них не волнуйся, они не пропадут. Слишком живучие.


— В вашем мире? — удивилась я, та кивнула. — А что это за мир? И сколько времени прошло? Там же друзья, этот чертов конкурс… — спохватилась я, пытаясь прикинуть, как там остальные, и что делают принц с королем. Спохватились ли о моей пропаже.


— Да не кипишуй ты так. Это междумирье, здесь время течет по-другому. Несколько суток здесь равны минутам в твоем мире. Так что еще никто не знает о твоем исчезновении, — будто прочитав мои мысли, произнесла женщина. — И не вздумай спрашивать, кто я. Все равно не отвечу. Чуть позже сама все поймешь. И произойдет это очень скоро. А сейчас тебе пора, — к чему-то прислушиваясь, рыкнула женщина. Она подошла ко мне ближе, достала прямо из воздуха обычную подвеску на веревочке. Я рассматривала кулон и не могла понять, что он символизирует. Словно две капли, одна из которых в перевернутом виде. Но вместе они составляли единое целое. Смотрелось красиво и необычно.


Она сама надела мне его на шею. Я вдруг почувствовала тепло от драгоценности. Моя собеседница впервые улыбнулась, с любовью глядя на засветившееся украшение. Протянула руку и с нежностью, которую я и ожидать не могла от холодной особы, погладила подвеску. Потом взглянула на меня, подмигнула, и ее глаза засветились.


— Она приняла тебя, в чем я нисколько не сомневалась. Теперь у тебя точно все получится. О свойствах моего подарка ты узнаешь позже, — быстро проговорила женщина, взмахнув рукой, пока я снова не успела засыпать ее вопросами.


Передо мной замаячил светлый вихрь, который, подхватив меня, закружил. Я не успела опомниться, как оказалась в том самом зале обрядов, из которого меня и выдернули. Не успела проморгаться, как услышала два практически одинаковых голоса:


— А вот и наша невеста пожаловала. Мы уже начали волноваться, что все действо произойдет без главного персонажа.


— Хм, а невеста сразу двоих, что ли? — с сарказмом поинтересовалась я, глядя на двух принцев. Только Шахаз был вполне осязаем и материален, но его взгляд — стеклянным. А вот Райн словно светился изнутри, будто фантом, а не настоящий человек.


— Зачем же двоих? — протянул Райн. — Ты можешь выбрать одного из нас. Я думаю, ты сделаешь правильный выбор. Ты же умная девушка и должна понимать, что я намного сильнее, и за мной ты будешь, как за каменной стеной.


— Замурованной заживо, — дополнила я фразу принца, и сама скривилась от его самонадеянности. Судя по всему, он был уверен, что я выберу его. Ну-ну, мечтать еще никому не было во вред. Пусть потешит себя напоследок.


Я огляделась. В центре круга была нарисована пятиконечная пентаграмма. На ее углах находились: Г'ал, русалки, Зан, закутанный в плащ незнакомец, которого мы видели подвешенным, и вполне осязаемый Х'яш. Вот гады, они и его сделали видимым. Мой взгляд переместился по камере в поисках Дайро и Грэда. Крик ужаса едва не вырвался из горла. Оба парня висели над огромным чаном, в который стекала их кровь из многочисленных порезов. Во мне поднялась буря из ненависти, ярости, злобы и желания убивать.


— Начнем, пожалуй. Все в сборе, главное действующее лицо на месте. Так как наш маг отправился за грань, его роль возьму на себя я, — усмехнулся Райн, подталкивая Шахаза в самый центр круга. В него же приглашена была и я.


Прежде, чем сделать шаг, я огляделась. Каждый из друзей, сейчас изображающих жертв, был дорог. Но, как сказала женщина, мне необходимо было сделать выбор. Зан, русалки и неизвестный в плаще отпадали сразу. Они только друзья, оборотень — подросток, неизвестного я знать не знаю, а русалки… Ну, тут и так все понятно. Грэд и Дайро — оба парня имели невест, которые дожидались их на острове. И разбивать чужое счастье я была не намерена. Значит, эти двое тоже отпадают. Г'ал. Он очень красив, у меня от него кружится голова, замирает сердце, но… Так же, как и Зан, он еще совсем ребенок, можно сказать, младенец в теле статного юноши. Каким он станет, когда достигнет совершеннолетия, не берусь судить, но одно ясно уже сейчас: выбери я его — и мне пришлось бы столкнуться с такой конкуренцией, что можно было бы смело опасаться за свою жизнь. А она мне дорога. К тому же мои чувства к наследнику морей были скорее материнскими, чем любовными — в том плане, какие нужны для замужества.


Х'яш. Вот он давно тревожит и сердце, и душу. Еще не видя его, я постоянно думала о своем спасителе. Его голос, его манера высказываться, его притяжение — все будило неоднозначные чувства. Даже несмотря на его демоническую суть, я верила ему больше, чем себе. А когда увидела воочию, вот тогда мне голову и снесло. Я поняла, что хотела бы его поцеловать. Его губы манили, тело притягивало. Хотелось дотронуться до него и не отпускать. Но я не знала, как он к этому отнесется, поэтому приходилось скрывать свои чувства. Но сейчас в этом уже не было необходимости.


Не знаю, как он отнесется к моей выходке, но свой выбор я сделала. Даже если он окажется против, ему придется со временем смириться с моим присутствием не на десять лет, а на всю жизнь. Моя-то в любом случае будет короче, чем его. Он прожил три тысячи и еще много раз по столько же проживет, а у меня срок жизни намного короче. Если и будет тысяча, то это достижение.


— Мира, о чем ты думаешь? Представляешь уже наши игры? — томно произнес Райн. Меня передернуло. — Так поторопись, милая, и мы сможем остаться наедине. Я многому тебя научу и покажу. Ты готова? — нахмурившись от моей решительности и презрительности во взгляде, спросил принц. Шахаз за все время не произнес ни звука. Его, видимо, тоже сейчас держали за жертву.


— Один вопрос, — влезла я. — А что с твоим братом? Он сейчас на зомби похож. Ладно, со всеми жертвами — с ними все ясно, ты рассчитываешь забрать их силу для распечатывания своей собственной, но твой собственный брат какую роль исполняет во всем этом?


— Наследник должен быть один, — жестко выдал Райн. — К тому же обо мне никто не знает. Да и собственного тела у меня больше нет. Столько лет в междумирье — все равно что за гранью. Мое тело давно рассыпалось в пыль. И сейчас я воспользуюсь своим братом, чтобы переместиться снова в свой мир и занять свое место по праву рождения, — охотно поделился со мной Райн. Я осознала, что меня он оставлять в живых и не планировал. Иначе не стал бы полностью раскрывать карты. Впрочем, ни на что другое я и не рассчитывала. — Я ответил на твои вопросы? — я кивнула. — Можем начинать? — еще одно согласие с моей стороны.


И он начал. Из него полились слова древнего обряда. Я почувствовала в кармане шевеление. Пока Райн с закрытыми глазами читал нараспев свое заклинание, я вытащила из кармана склянку с сиренами. Они приняли свой настоящий размер и застыли на хвостах вокруг меня, приготовившись. Я тоже застыла.


— Назови имя того, кому добровольно передаешь свою силу, ради кого готова пожертвовать своей жизнью и всем тем, что имеешь? — наступил ключевой момент. Сирены запели. И в их пение вплелся мой ответ:


— Х'яш. Демон, я принимаю тебя своим супругом, готова поделиться силой и отдать свою жизнь для твоего спасения, если это понадобится!


Быстро выхватив кинжал, я надрезала ладонь и начертила в воздухе знак, о котором не имела ни малейшего представления. Будто кто-то, стоящий рядом со мной, диктовал, что говорить и что делать. Словно со стороны я увидела расширившиеся глаза Райна, его перекошенный в бессильной злобе рот, с которого капала слюна.


— Что ты наделала?! — закричал несостоявшийся наследник. — Ты должна была меня выбрать! Меня, а не демона! Как он вообще смог обойти мою защиту? Его не должно было быть в замке, — принц начал бесноваться. Он пытался приблизиться ко мне, но пение сирен будто бы служило защитой, он никак не мог преодолеть невидимую стену. В этот момент все стали приходить в себя. Первым очнулся демон. Встряхнулся и произнес заклинание на своем языке — Райн засветился. Г'ал сделал несколько пассов руками, отчего Райн стал более прозрачным. Незнакомец в плаще, скинув ненужный атрибут, надкусил запястье и брызнул своей кровью в принца. Очнувшийся Шахаз добавил некий амулет в кровь незнакомца, которая циркулировала вокруг Райна. Раздался взрыв и… Райн растворился. Только его надрывный крик все еще стоял в ушах.


В этот момент дверь темницы распахнулась, и в нее стремительно не вошел, а влетел король. Он окинул взглядом нашу компанию. В этот момент Х'яш, незнакомец и Шахаз освобождали Грэда и Дайро, все еще находящихся без сознания. Король застыл, не зная, на что решиться. За его спиной толпилась стража.


— Что здесь происходит? — рявкнул Его Величество. — Шахаз, где маг? Чем вы тут занимаетесь?


— Ваше Величество, маг мертв, он пытался помочь Райну, он же устроил ловушку. А мы здесь… кхм… выдаем меня замуж, — мило улыбнулась я. — А заодно предотвращаем вселение Райна в тело вашего младшего сына.


— У меня появилась дочь? — не справившись с собой, выдав легкое презрение к моей особе, поинтересовался Величество. Я мотнула головой, тем самым немного его успокоив. Но он все еще ждал ответа.


— Нет, Ваше Величество, я назвала другое имя в качестве своего жениха. Шахаз свободен, он может выбрать себе невесту по своему усмотрению. А я завтра с утра отправляюсь домой вместе со своей командой. С конкурса я свою кандидатуру снимаю.


— Да позовите лекаря кто-нибудь, — попросил Зан, пытаясь привести в чувство друзей. Лекарь мгновенно оказался рядом с ними, будто ожидал за дверью. Парней унесли на носилках четверо стражников. А мы, забрав русалок — спрятав сирен обратно в склянку — покинули темницу. Незнакомец шел вместе с нами. Его Величество возглавлял нашу процессию, широко улыбаясь, что пиратка, пусть и наделенная силой, не станет королевой. Было видно, что этот вопрос его сильно волновал с самого моего появления в замке.


Шахаз с поникшей головой плелся рядом с королем. Мне хотелось задать ему множество вопросов, но при монархе я поостереглась это делать. К тому же меня разрывало от множества мыслей: что с Дайро и Грэдом? Парни до сих пор не пришли в себя. Как с нами сейчас поступят? Ведь теперь я бесполезный для принца элемент, и жалеть меня уже нет смысла — награду за мою голову никто не отменял. И, наконец, самое последнее: как Х'яш отреагирует, что я его связала с собой супружескими узами? Пока он шел молча и в мою сторону даже не смотрел.


Нас довели до моих покоев. Бессознательных парней унесли в лекарское крыло. Слуги в коридорах бегали, сбивая ноги, и с ужасом смотрели на короля. Сначала я было подумала, что это дань уважения. А когда недалеко от моих покоев раздался грохот и крики, я засомневалась. Во взгляде слуг застыл ужас. И почему у меня стойкое ощущение, что вина лежит на моей команде, которую я сама лично отправила развлекаться? Догадка подтвердилась, когда в одно из окон с криком: «На абордаж!» влетел Картис — член моей команды. Едва не снеся опешившего короля и стражу, юноша ловко спрыгнул на пол и, размахивая саблей, помчался в боковое ответвление коридора. Не успели мы перевести дух, как следом за Картисом в окно влетели еще четверо, причем двое точно были не мои. Не обращая на нас внимания, они помчались с воплями за первым «прыгуном». Только последний придворный, узрев короля, на секунду остановился, поклонился и тут же бросился вслед за товарищами. На полу остались грязные следы. Стены были обляпаны чем-то синим и оранжевым.


Я вжала голову в плечи. Его Величество молча переводил взгляд с окна на пол и стены, и обратно. Он не двигался с места. И не зря. Через пару минут в проеме показалась голова одного из придворных. Заметив первой меня, он спросил:


— Тут пятеро не пробегали? — я молча ткнула пальцем в сторону, куда умчались бегуны. Смех рвался наружу, но во избежание неприятностей приходилось его сдерживать. Придворный ловко перескочил преграду в виде окна и, едва не снеся стражников, умчался вслед за остальными.


Король стоял весь багровый от злости. Он резко обернулся ко мне. Ну-ну, нашел крайнюю. Сейчас на меня посыпятся все шишки, обвинят во всех грехах. Еще и приплетут неприплетаемое. Я быстро спряталась за демона. Заметив легкую усмешку на его губах, чуть-чуть успокоилась. Ну хоть от него мне выговор и разбор полетов пока не грозят.


— Что? Здесь? Происходит? — разделяя каждое слово и едва сдерживая гнев, осведомился король, почему-то обращаясь ко мне. — Признавайся, твоя работа? Ты надоумила?


— Ваше Величество, я все время находилась в зале обрядов. Каким образом я могла надоумить кого-то разносить дворец? У меня была другая напасть: как остаться в живых самой, спасти друзей и… — я сделала паузу. — Как не дать вашему старшему сыну занять тело младшего. И ведь у нас всех получилось отправить Райна туда, где ему самое место. А вы меня обвиняете во всех грехах. Между прочим, не я затеяла этот обряд, а ваш маг на пару со старшим принцем. Я из кожи вон лезла чтобы…, а меня… — для наглядности сделав вид оскорбленной невинности, я несколько раз всхлипнула. Кажется, короля немного отпустило. Его взгляд чуть смягчился.


— Все-все, я понял. Награду за спасение сына ты получишь, а сейчас… — король обернулся к страже. — Догнать. Успокоить. Все здесь убрать и отмыть! — приказал он.


— Так точно, Ваше Величество! Позвольте спросить? Нам? — не удержался от вопроса начальник стражи.


— Что — вам? — снова стал злиться монарх. — Догнать нарушителей, конечно, вам. Не мне же за ними по дворцу гоняться.


— Убрать и отмыть — нам? — прояснил ситуацию стражник. Король от такой бестолковости только вздохнул и закатил глаза.


— Идиоты. А слуги зачем? Для красоты что ли? Передать им, чтобы все отчистили. А вам надлежит всех поймать и раскидать по их покоям. Задача ясна? Действуйте! — рявкнул Величество. Стражников как ветром сдуло. Они помчались выполнять приказ.


Наши ряды поредели. Мы подошли к моей комнате. Я думала, что здесь мы и распрощаемся, но дождавшись, пока я открою дверь, монарх вместе с принцем первые вошли внутрь. Тяжело вздохнув, я кивнула друзьям, и мы протиснулись следом. Г'ал тут же устроился на мягком ковре вместе с Заном, который до сих пор пребывал в теле зверя. Незнакомец, который, судя по всему, никуда не торопился, обосновался на стуле, перевернув его спинкой перед собой. Его Величество расселся в кресле, Шахаз расположился за спиной отца. Кадку с русалками стражники внесли в середину комнаты, поставили очень осторожно и покинули мои покои, аккуратно закрыв за собой дверь. Я же застыла около стены, скрестив руки на груди. Демон бессменно находился рядом. Несмотря на внешнюю невозмутимость, я остро ощущала его напряжение.


Повисла пауза. Монарх разглядывал каждого из нас и пока не торопился озвучивать цель своего визита. Наконец Его Величеству надоело молчать. Он вздохнул и сразу приказал:


— Рассказывайте!


— Что именно, Ваше Величество? — осторожно поинтересовалась я, заметив взгляд короля, устремленный на демона. Ничего хорошего в его глазах не было. Создалось ощущение, что король прекрасно знает, кто перед ним.


— Все. Но начать, думаю, стоит с того, что делает в нашем мире демон. Как он сюда проник? Какие у него цели? — спросил Величество, на что Х'яш равнодушно пожал плечами и ответил сам:


— К захвату вашего мира мои цели не предрасположены. Это все, что вам необходимо знать, Ваше Величество. А значит, эта тема исчерпана. Могу вас заверить, никакого вреда я никому причинять не собираюсь, в этом можете быть спокойны. А все остальное касается только меня и моей будущей супруги, — Х'яш бросил взгляд на меня. В его глазах я с облегчением уловила легкую примесь нежности. Что ж, он не сердится, это радовало.


— Я поверю тебе, демон, — чинно кивнул головой король. — А теперь я хочу знать, как вы оказались в зале обрядов. Ведь маг говорил, что он завален намертво, да еще и запечатан магически. Все подходы к нему заблокированы. Тогда как вам удалось проникнуть внутрь?


— Ваше Величество, маг врал. Эта сказка и была рассчитана на наше неуемное любопытство. Ему удалось просчитать все наши действия на несколько ходов вперед. Мы купились. И потащились исследовать подземелье. И только попав в хорошо расставленную ловушку, сообразили, насколько вляпались. К тому же мне изначально не давала покоя мысль, что без поддержки сильного мага невозможно похитить живое существо во сне, каким бы сильным ни был ваш старший сын. Да еще творить свои злодеяния с запечатанной магией. А оказалось все довольно просто: ваш придворный чародей соблазнился посулами огромной власти, которую пообещал ему Райн. Как итог, маг мертв. И вам предстоит искать себе нового придворного, — выпалила я на одном дыхании.


— Н-да, теперь многое становится понятно, — буркнул про себя Его Величество. — Какие у вас планы? Вы возвращаетесь к себе на остров? — вдруг поинтересовался монарх. Я кивнула. — У меня есть к тебе предложение.


Король достал из-за пазухи свиток и протянул его мне для ознакомления. Развернув, я застыла с открытым ртом. Это был договор, подписанный моим отцом, где за мной закреплялось место придворного мага. Я сглотнула. Обвела взглядом всех присутствующих. Закончила чтение. Задумалась. С одной стороны, мне открывались огромные перспективы, моя жизнь обретала стабильность, благоустроенность и сбывшуюся мечту. А с другой — я не могла оставить островитян на произвол судьбы. О них необходимо было позаботиться. Словно прочитав мои мысли, Его Величество предложил:


— Твой остров можно использовать по назначению. Ты ведь знаешь, что у нас всего одна школа магии на весь мир, и она не может вместить всех желающих, особенно особей женского пола, — я кивнула. Все было именно так, как и говорил монарх. — Поэтому я предлагаю построить на твоем острове еще одну школу. Тогда и твои островитяне будут при деле: поставят трактиры, гостиницы, магазины, чтобы приезжим было где устроиться с комфортом. Тогда тебе о них не придется волноваться. Твою команду я возьму к себе, они станут морскими стражами. Обдумай мое предложение, поговори с парнями. Завтра утром я хочу получить ответ.


Озвучив все и оставив меня в полной прострации, Его Величество, подхватив Шахаза, покинул мои покои. На выходе принц, склонившись ко мне, успел прошептать:


— Свои вопросы можешь задать мне завтра, я приду утром, чтобы поговорить и поблагодарить за спасение.


Не дожидаясь моего ответа, Высочество вышел, закрыв за собой дверь. Я обернулась к таким же застывшим товарищам. Все улыбались. Только незнакомец сидел с серьезным видом, что-то прикидывая в уме.


— Надо соглашаться, — выдал он. Потом встал и представился: — Нэд, высший вампир и твой будущий куратор в Академии.


На мгновение я задумалась: может, в обморок грохнуться от переизбытка чувств? Но тогда пропущу все самое интересное, а именно — как высший оказался в ловушке. Он усмехнулся, посмотрел на меня красными глазами и предложил:


— Можешь спрашивать, что тебя интересует, хотя на твоем лице все написано. Я попался так же, как и вы — на любопытстве. Маг — мой бывший сокурсник по Академии, мы долгое время поддерживали связь. Он и предложил восстановить справедливость, обменяв законного наследника. Объяснив, что с ним поступили подло. Естественно, горя жаждой справедливости, я согласился. Но не учел того, что круг обряда нейтрализует магию и лишает сил. Так я и угодил в хорошо расставленную ловушку.


— Н-да, а говорят, что любопытство не порок! Еще какой порок, — вздохнула я. — Но главное, что все обошлось. Осталось поговорить с командой и узнать ее мнение на сей счет. Но почему-то мне кажется, что им понравится такая идея.


— Еще бы не понравилась, — улыбнулся Нэд. — Кстати, твоего оборотня можешь взять с собой, у него огромный магический потенциал. Демон идет прицепом, — хохотнул вампир. — Г'ал, может, через пару лет и ты сможешь попасть туда. Пока же ты слишком мал для этого.


— Я знаю, и не рвусь в Академию, подожду хотя бы несколько лет. А навещать Миру я и так смогу, — довольно выдал наследник морей. — А сейчас надо собрать команду, пока они не разнесли дворец по кирпичику. А то вместо награды получат тюремное заключение.


— Я сбегаю за ними, — произнес у меня в голове Зан, срываясь с места. Ему быстро удалось отыскать всех. И уже через час начался совет. Жаль только, что Грэд и Дайро пока не могли в нем участвовать, они до сих пор не пришли в сознание.


Глава 17

Моя команда, входя в комнату, с опаской косилась на демона и вампира. От них исходила аура силы, что немного угнетало парней. Как только все были в сборе, Картис спросил:


— А где Дайро и Грэд? Они же с вами уходили. Что с ними произошло? — видимо, этот вопрос волновал многих, так как парни с замиранием сердца ожидали ответа.


— Они в лазарете, скоро будут с нами. Над ними работают лучшие лекари короля. Большая потеря крови, — пояснила я, заметив ужас в глазах товарищей. — Они не ранены, не убиты. Просто им пришлось расстаться с кровью. Я сама за них волнуюсь, — добавила я в конце, вздохнув.


— Надо бы проверить, что там костоправы с ними делают, — насупился Картис, я согласно кивнула.


— Обязательно проверим! Вот как только обсудим насущные проблемы, так и отправимся в лекарское крыло. А пока… — я обстоятельно изложила предложение короля, указала на Нэда, представив его всем собравшимся, и стала ждать ответа. Парни, к моему изумлению, думали недолго, ответ они дали уже минут через пять. И ознаменовался он криками радости. Никогда не думала, что пираты будут рады сменить род деятельности. Но такое выражение восторга оказалось вполне объяснимым:


— Мы столько лет бороздили просторы морей, ввязывались в драки, накопили много золота, драгоценностей и еще кучу всякого барахла. Но с каждым разом, как ты сама могла убедиться, наши вылазки становились все опаснее. А у многих из нас семьи. У кого их нет, те скоро обзаведутся. Поэтому предложение короля поступило очень даже кстати. Теперь наши жены и невесты могут быть абсолютно спокойны за нашу жизнь. Да, опасность никто не отменял, но сейчас на нас хотя бы не станут охотиться воины Его Величества, — высказал общую точку зрения Картис. Остальные закивали в ответ.


— К тому же школа магии на нашем острове — это дополнительный доход для изнывающих от скуки и бездействия островитян, вынужденных ждать нас из очередного похода. А так им будет чем заняться, все будут счастливы. Каждый из нас сможет приумножить свой капитал, заняться тем, к чему лежит душа, — пояснил Зан, который, наконец, обернулся человеком.


— Ха, ну ты-то точно займешься любимым делом, — улыбнулась я. — Отправишься со мной в Академию. Надеюсь, ты не против, что без тебя тебя женили?


— Напротив, я всегда мечтал выучиться на мага. Никому в нашей семье это было недоступно. Несмотря на количество денег, меня просто боялись отпускать. Не столько боялись, — поправился оборотень, — сколько волновались. Ведь многие знали, кто я такой. А к пиратам все расы и виды относятся одинаково враждебно. Зато сейчас мне никто и слова не посмеет сказать, я же там с тобой буду, а ты их всех просто застращаешь своим демоном, а то и сама — р-р-раз! — и скрутишь в бараний рог, — гордо задрав голову, возвестил Зан. Вышло комично, рассмеялись все.


— Зан, я не настолько сильна, чтобы кого-то крутить, — опровергла я высказывание друга. — К тому же в Академию идут сильные маги, которые хотят получить наивысшие степени архимага. Потому таких, как я, там будет очень много. Если не сильнее, — добавила я, слегка нахмурившись.


— Необязательно, — влез с поправкой Нэд. — Многие, получившие в школе среднюю степень, в Академию идут за тем, с чем ты вышла со школы — за первой степенью. Сама подумай, если бы вокруг было такое количество архимагов, то зачем тогда Академии? Они сами могли бы брать учеников и давать все азы, на практике закрепляя знания. Между прочим, это вполне нормально. Несколько наших выпускников как раз и занялись обучением девушек, для которых закрыт путь в школу, но вполне открыт в Академию. Правда, цены у новоявленных учителей во много раз превышают стабильные и общеутвержденные.


— Хм, и кто к ним идет, если они такие крохоборы? — удивленно поинтересовался Г'ал, развалившись на полу. Он лежал на животе, подперев голову руками, и смотрел на вампира обожающим взглядом. Да и тот прикидывал, сможет ли уговорить Морского царя отдать такой выдающийся экземпляр на обучение. Свою кровь Нэд хорошо ощущал в наследнике.


— Ты не поверишь, еще как идут. Потому что многие родители втайне мечтают, что именно их дочь сможет получить приглашение во дворец короля на любую из должностей. А дворец, как известно, недостижимая мечта практически всех магов. Мира, тебе действительно повезло, что у тебя уже есть подписанное Его Величеством назначение, — улыбнулся мне будущий куратор. — И я приложу все силы, чтобы сделать из тебя достойного архимага.


— И почему мне уже страшно? — буркнула я, кидая взгляд на до сих пор молчавшего демона. — А ты что думаешь по этому поводу? — поинтересовалась я у него. От его ответа моя челюсть просто отвисла, я едва успела ее поймать.


— А я не думаю, я радуюсь, что мне не придется ждать десять лет, чтобы озвучить свою просьбу выйти за меня замуж, — Х'яш довольно улыбался. Сначала в груди разлилось тепло от его слов, а потом… Стало слишком душно. Я забыла, как дышать.


Так вот какую просьбу не удовлетворила Мира, за что и была обречена на смерть. А скольким он еще предлагал замужество? Получается, это всего лишь его способ оказаться в нашем мире, ничего более. А я-то, идиотка, уже и уши развесила, и радоваться начала. А все оказалось довольно просто. Не будь меня, он бы другой предложил выйти за него замуж, лишь бы только окончательно перебраться в наш мир.


— Мира, о чем задумалась? — глядя на мое хмурое лицо, подозрительно поинтересовался демон. Я отмахнулась, ничего не ответив. Вместо этого повернулась к товарищам и предложила отправиться к Дайро и Грэду, раз уж мы все обсудили и все согласны с условиями короля.


В лекарское крыло нас сначала не хотели пускать такой большой компанией, но несколько человек предупредили, что если нас не пустят добровольно, то мы войдем другим путем: разберем стены и потолок. Им потом долго придется все ремонтировать. Один из лекарей с горем пополам согласился. Стоило нам войти в большую светлую комнату, где на кроватях лежали только двое: Грэд и Дайро, как парни застыли около двери. Я и Х'яш подошли к кроватям. Оба пострадавших лежали с закрытыми глазами, не подавая признаков жизни. Только грудные клетки едва заметно вздымались и опускались, свидетельствуя о том, что они все еще живы. Их кожа была бледная, даже почти синеватая. Я испугалась и посмотрела на мага. Тот едва заметно усмехнулся и подошел ко мне.


— Не пугайся, это от малокровия они такие синюшные, скоро все восстановится, и они придут в себя. Мы вживили им кристаллы жизни, они как раз для таких случаев — при потере крови незаменимое средство. Парни сильные, час-два — и они будут скакать лучше прежнего. А лучше, если они ночь полежат; утром обязательно явятся к тебе. А сейчас и вам, и им не мешает отдохнуть. Посмотрели? Удовлетворили любопытство? А теперь марш отсюда, — рыкнул лекарь. Хотя он и старался казаться грозным, его глаза улыбались. Но мы решили последовать его наставлениям и отправились восвояси.


Каждый ушел к себе. В моих покоях остались только я и Х'яш. Русалок и сирен забрал Г'ал, он же увел и Зана к себе, чтобы мы с демоном могли поговорить в спокойной обстановке. Да уж. Как только я оказалась с ним лицом к лицу, тут же запрыгнула в кровать, отвернулась от него и сделала вид, что сплю. Х'яш сел на краешек. Дотронувшись до моего плеча, рогатик недоуменно позвал меня:


— Миара? Что-то произошло? Ты как-то резко изменилась, а я не смог сообразить, почему. Перебрал в уме кучу вариантов, но на ум так ничего и не пришло. Расскажи мне, что тебя так разозлило, что ты не желаешь со мной общаться. Должен же я узнать, чем успел провиниться.


— Не сейчас, я спать хочу, — попыталась отвязаться от него я, но не тут-то было. Демон оказался настырным. Он теребил меня до тех пор, пока я резко не обернулась к нему и гневно не выпалила:


— Получается, тебе все равно, на ком жениться? Только я удивлена, что Мира отказалась. Судя по ее характеру, она, напротив, должна была радоваться такому предложению.


— А она и была бы рада, да только я не предлагал, — пожал плечами Х'яш, пока еще недоумевая, с чего я разошлась. — Я никому не предлагал замужество. Если ты имеешь в виду невыполненную просьбу, то я видел, как она заводила шашни с одним парнем и просил ее воздержаться, иначе в ней не останется силы, она есть только у девственниц или тех, кто прошел инициацию магом. Но Мира оказалась упряма. В тот момент, когда она, заведомо зная, что как только потеряет девственность — я исчезну, собиралась на свидание с последствиями, я и перекинул ее душу в твое тело. Она собиралась сделать это мне назло, когда я отказался быть ее любовником. А с чего ты вдруг вскипела, я все еще не понимаю, — пожал плечами демон.


— То есть твоя просьба состояла в сохранении девственности девушки? — поразилась я, он кивнул. — Ты можешь быть своеобразным хранителем только тех, в ком есть магия? — догадалась я, получив в ответ еще один кивок. — И только благодаря силе спасенной тобой девушки ты живешь в этом мире? — три кивка последовательно.


— Да, ты все правильно заметила. Только не строй сейчас никаких догадок. Твоя инициация произойдет мной, ведь мы уже помолвлены и обручены. Потому за твою силу я могу быть спокоен, — улыбнулся жених. Хм, как-то непривычно даже. Я расслабилась, довольная тем, что все прояснилось. Но тут же меня взволновал еще один вопрос:


— Х'яш, а кто твоя мать? — демон вздрогнул от моего вопроса и пристально вгляделся в мои глаза. — Она ведь живет в междумирье, да? А почему не в вашем мире демонов?


— Откуда ты знаешь? — хрипло прошептал Х'яш. Только я собиралась ответить, как в дверь постучали. В комнату вошли слуги, толкая перед собой тележку с едой. И только сейчас я почувствовала, насколько голодна. За всей этой беготней даже поесть было некогда. Дождавшись, пока слуги оставят нас одних, я сразу же начала раскладывать еду по тарелкам. Вопросительно посмотрев на демона, предложила ему самому выбирать, чего хочет его душа. Но он, казалось, меня не слышал. Он пребывал далеко от меня, где-то в своих мыслях.


— Х'яш? Ты сейчас где? Есть будешь? — позвала я, еще и потеребив за рукав. — Ты чего застыл? И я все еще жду ответа. Ты мне никогда не рассказывал о своей матери. Какая она? И где живет?


— Мы с ней похожи, только она, отказавшись поглощать души, получила крылья и ушла в междумирье. Оттуда у нее появилась возможность попадать в любой из миров, какие ей приглянутся. Она меня звала с собой, но я предпочел остаться с Владыкой. О моем изгнании она не знала, мы долгое время не виделись, так как мне попасть к ней было невозможно, а она, обидевшись на мой отказ идти с ней, больше не заглядывала ко мне. Я так понимаю, она тебя нашла? Но каким образом? — удивился демон.


— В тот момент, когда я потеряла сознание в зале обрядов, она и вырвала меня к себе. Только я не сразу сообразила, что это твоя мать. Подозрения были, но крылья сбивали с толку. И мне кажется, она ни на секунду не теряла тебя из вида. И о твоем изгнании она прекрасно знала. Кстати, это ее подарок, — я достала подвеску в виде перевернутых капель и показала Х'яшу. Тот аккуратно коснулся медальона, улыбнулся.


— Она знала, каким будет твой выбор, потому и подарила тебе семейную реликвию. Когда-то давно отец подарил ее моей матери. Она носила ее, не снимая. А теперь отдала тебе. Это и есть знак единения. Видишь, одна капля светлая, вторая, в перевернутом виде — потемнее и тесно примыкает к первой. Это и есть две половины одного целого, — пояснил мне демон значение подвески. — Это еще и оберег, она защитит тебя от любой напасти.


— Думаешь, они будут, эти напасти? — с сомнением протянула я. — В Академии обычно все спокойно и никаких казусов случиться не может. Но сама подвеска мне нравится, особенно ее символика, потому я в любом случае не намерена ее снимать, — подмигнула я жениху.


— А теперь давай есть и надо отдохнуть, — внес предложение Х'яш. — Завтра напряженный день. Необходимо прояснить все вопросы, подтвердить магический договор — он ведь подписан только одной стороной. Ты должна поставить свою подпись и капнуть каплю крови, чтобы он вступил в действие, и королю ничего не оставалось бы, как после окончания Академии взять тебя на должность мага. Ведь за столько времени многое может измениться. Кто знает, какие козни будут строиться во дворце, пока тебя там не будет?


Пришлось согласиться с демоном. Дворец — это змеиный клубок, где все так и норовят подсидеть друг друга, чтобы возвыситься в глазах короля или принца. Поэтому демон был прав, надо обезопасить свое будущее.


После обильного ужина я приняла душ и все-таки завалилась спать. Мне было уютно и тепло. Х'яш лежал поверх одеяла, прижимая меня к себе. В его объятиях было спокойно, уютно и надежно. Выспалась я прекрасно. Словно беспробудно спала несколько суток. Открыла глаза и потянулась. Демона рядом не было. И куда он запропастился?


— Х'яш? Ты где? Куда пропал? — я позвала его несколько раз. Волнение охватило мое нутро. Раздался стук в дверь. Пригласив войти непрошенного гостя, кем бы он ни был, я напряженно застыла посреди покоев. Ко мне явился принц собственной персоной. Он огляделся. Усмехнулся. Подошел ближе и попытался меня обнять. Я оттолкнула сиятельную особу, быстро схватив кинжал, который всегда лежал наготове на тумбочке. Шахаз зашипел, но попыток больше не предпринимал.


— Мира, ты не выспалась? Чего как кошка с утра? Разъярена и всколочена. Что, демон оказался плохим любовником? Так я могу исправить это упущение. Можем начать прямо сейчас, — снова делая шаг ко мне, предложил Высочество. Я зарычала:


— Стой, где стоишь, иначе наделаю лишних дырок, будешь вместо решета для служанок. Говори, зачем пожаловал, или проваливай, так как конструктивного диалога у нас не получится, я тебя просто потыкаю кинжалом. К тому же ты слишком рано явился. Что за срочность?


— Хотел поговорить с тобой наедине, пока твой демон занят с оборотнем и рыбой в саду, — усмехнулся Шахаз. — Ты ведь сама желала знать ответы на вопросы. Вот он я, для этого и пришел.


— Присаживайся и рассказывай. И не вздумай снова распускать руки — укорочу и скажу, что так и было, — вспомнила я фразу демоницы. Сейчас она и мне здорово пригодилась. — Как ты оказался в зале обрядов? И что с тобой сделали, что ты напоминал зомби с неадекватным взглядом?


— За мной пришел маг и сообщил, что хочет помочь мне вернуть мою силу. Он хитростью выманил тебя в зал обрядов, где заранее приготовил круг, в который ты должна была обязательно ступить. А выйти из него невозможно по собственной воле. Я повелся, как маленький ребенок, которому посулили конфету. Маг назначил время, когда я должен был там оказаться, и предупредил, чтобы раньше не являлся, иначе попаду на жертвенник. Ему сперва надо эти самые жертвы подвесить над чаном, в котором должна собираться кровь, которой в конце следует окропить круг.


— А у тебя никаких подозрений не появилось? С чего вдруг старик решился на такое? Ведь тебе по магическому договору, заключенному на ристалище, уже ничего не светило. Так с чего ты взял, что зал обрядов способен изменить все? — этот вопрос меня волновал с самого начала, еще когда мы выходили из той темницы.


— Именно этим он меня и взял, сказав, что круг, окропленный кровью, способен разрушить любое заклятие или действие договора, даже магического. Я и согласился, поверив. А как только в положенное время открыл дверь, меня хорошо приложило взрывом. Там была куча тумана, от которого слезились глаза. Я видел, как ты упала. Но и сам вскоре отключился. Потом началось что-то непонятное: я все видел, все слышал, но наблюдал за вами всеми будто со стороны. Мне казалось, что я вишу где-то под потолком, прижатый чем-то тяжелым, и не могу пошевелиться. И только смотрю, и про себя возмущаюсь от задуманного магом и братцем. Старик решил пересадить душу Райна в мое тело. Но куда он собирался деть мою? — нахмурившись, поинтересовался Шахаз. Но ответа и не требовалось, так как принц вздохнул и встал.


— Я думаю, твою душу он собирался отправить туда, где все это время находился Райн, — ответила я. — Ведь недаром из тела тебя уже выкинули, приготовившись к замене. И тяжелое, что тебя удерживало — это и была защита, грань перехода, которая не пускает обратно. Тебе повезло в одном: что с нами оказались сирены и Г'ал — именно они смогли весь обряд повернуть вспять и дать тебе возможность снова вернуться в свое тело.


— А ты когда замуж собираешься? — резко перевел тему Шахаз. Я растерялась. Об этом я еще не думала. К тому же сначала необходимо было пройти четыре года обучения в Академии, а уж потом думать о замужестве. — Надеюсь, меня пригласят на такое знаменательное событие?


— Как только — так сразу, — выдавила я из себя. — Я еще не думала об этом. Да и куда торопиться? Замуж не напасть. Главное, что жених уже есть, а остальное — дело времени, — пожала плечами я.


— Вдруг ты еще передумаешь? — с надеждой заглядывая мне в глаза, спросил принц. Я только успела мотнуть головой, как дверь открылась и вошли Г'ал, Зан и Х'яш.


— О чем передумаешь? — с неизменной улыбкой на губах поинтересовался наследник морей. — Свои решения менять нельзя. Если ты уже что-то решила, необходимо следовать своим желаниям до конца.


— Мы говорили об Академии, — выдала я. — Ты прав, я всегда хотела выучиться, потому и менять своих решений не намерена. Как потренировались? Надеюсь, зал цел? А то Его Величество еще не отошел от погрома замка. Если еще и сад пострадает, его удар хватит.


— Не-а, с ним все в порядке, — засмеялся оборотень. — Мы совсем немного размялись. Ничего не сломали, не потоптали и не оборвали. Все было чинно и спокойно. Как спалось?


— Отлично. А сейчас нам, наверное, пора собирать вещи, скоро отплываем домой. С конкурса я свою кандидатуру снимаю. Мое участие уже неактуально. Да и необходимо вернуть морских жителей в море. Им нельзя долго находиться на суше, даже в морской воде. Ее ведь несколько суток не меняли, — произнесла я.


Только мы начали сборы, как за мной явился слуга Его Величества. Прихватив договор, я вышла из комнаты и последовала за слугой. На пути попадались дамы, участвующие в конкурсе. На меня смотрели кто с облегчением, кто со злорадством, а некоторые не скрывали своей неприязни. Я же только снисходительно ухмылялась, разглядывая красавиц. Мне стало интересно, которая же из них выиграет. Ни одну из девушек я не представляла королевой. Все они были слишком просты: ни лоска, ни осанки, ни подобающего королеве поведения, ни гордости. Ну вот какая уважающая себя девица нацепит развратный наряд, выставляя себя на всеобщее обозрение? Правильно, никакая. Даже моя гордость не позволила явиться пред очи монарха в откровенном наряде. А некоторым оказалось все нипочем. Что ж, это их выбор.


Мы остановились у двери в кабинет. Слуга постучал и распахнул передо мной дверь. Я вошла. Король сидел за столом и что-то строчил. На меня даже не взглянул. Я застыла, ожидая, пока на меня обратят внимание. Несколько минут меня томили ожиданием. Потом, отложив свитки в стороны, Его Величество поднял голову и спросил:


— Каково ваше решение? Вы обсудили мое предложение? Я, конечно, мог бы просто приказать, но твой остров, как отдельное государство, не попадает под мои законы, да еще и скрыт невидимостью. Прикажи я сделать так, как хотелось бы мне, я бы не удивился, если б ты его под воду упрятала, только чтобы не выполнять приказ. С тебя станется пойти наперекор. Поэтому я бы хотел услышать твое решение.


— Мы согласны, Ваше Величество. Ваше предложение заинтересовало всех. Оно оказалось как нельзя кстати. Сегодня же мы отплываем и поставим в известность остальных островитян. Защиту я сниму, а народ начнет строить таверны. Можете присылать людей для строительства школы. Наши островитяне окажут посильную помощь, — выпалила я на одном дыхании. Король улыбнулся и согласно кивнул. И тут я вспомнила о магическом договоре. — Ваше Величество, я бы хотела в вашем присутствии подтвердить выданный вами документ, чтобы потом не возникло никаких непредвиденных обстоятельств, — я улыбнулась во все тридцать два, заметив вздох короля.


Вытащив свиток, подошла к столу, достала перо и поставила размашистую подпись внизу под сургучом короля. А затем, уколов палец, капнула на сургуч своей крови. Свиток вспыхнул. Я отошла назад, скручивая документ.


— Я могу идти, Ваше Величество? — он согласно кивнул, махнув рукой. Облегченно выдохнув, я собралась выходить, но тут вспомнила, о чем хотела спросить. Иначе мое любопытство не даст мне покоя. — Ваше Величество, можно вопрос? — осторожно поинтересовалась я, король благосклонно кивнул. — Для чего был нужен этот конкурс? Ведь ни одна из девиц никак не тянет на супругу принца. Королевы из них не получится. Да и приглашали девушек явно из низших сословий.


— Ты права, это была идея мага. Он предложил Шахазу выбрать себе фаворитку, чтобы отвлечься. Естественно, ни о какой женитьбе речи не шло. Была еще одна причина, как я понимаю — необходимо было заманить тебя в замок. Хотя я одного не могу понять — почему именно ты? Что оба мои сына нашли в тебе? Да, маг из тебя наверняка хороший. Но женитьба… Взбалмошная, грубая, никакого лоска, принципиальная, еще и выставляешь себя на обозрение в мужских нарядах. Королевы себя так не ведут, — скривился монарх. Я же счастливо расхохоталась.


— Это и есть свобода, Ваше Величество, о которой мечтает любая девушка. Засунуть подальше предрассудки и жить так, как хочется, как требует душа. Я слишком свободолюбива, и в золотой клетке просто зачахла бы. Быть королевой не является моей мечтой, — пояснила я причину своего счастья. А монарх задумался над моими словами.


Я тихо выскользнула из кабинета и едва ли не бегом бросилась к себе. Сборы шли полным ходом. Да там и собирать-то особо нечего было. Поэтому к моменту моего возвращения все ждали только меня. Принц вызвался сопровождать нас на корабль. Я не удержалась от легкой шпильки:


— Боишься, что мы не отплывем, а останемся в городе? Решил сам лично выпроводить нас?


— Напротив, будь моя воля, я бы задержал вас тут подольше, — вернул мне язвительность Высочество. — Особенно тебя. У нас ведь еще три тура впереди. Было бы весело. Не передумаешь? Может, останешься?


— Шутов во дворце хватает и без меня, — отмахнулась я. — К тому же с теми заданиями, что придумал чей-то воспаленный мозг, и с такими нарядами, ваши шуты явно останутся без работы. До такого извращения даже они бы не додумались. Ты решил открыть в замке сервис услуг интимного назначения? Выбираешь туда кандидаток? Я в жизни не поверю, что ты настолько безрассуден, чтобы жениться хоть на одной из них.


— У меня и в мыслях не было жениться, — признался принц. — Это устроено ради развлечения, не более. Естественно, что ни одной из них не стать королевой. Ни одна из них не додумалась возмутиться нарядом. А ведь задумка была в том, что если б хоть одна из девушек пришла ко мне и сказала, что не наденет это — именно ее я бы сразу выбрал фавориткой. А там, глядишь, может чего и получилось бы. Но они предпочли выставить свои прелести и развлекать народ, — принц скривился. — Зачем мне такая нужна? Они повеселят народ, а потом им будет объявлено настоящее предназначение конкурса и истинные мотивы, которые они должны были понять. Не поняли. Печально, но факт. Значит, не сильно умные. С такими скучно.


А ведь он прав. Даже я не додумалась бежать к нему за объяснениями и претензиями в выборе наряда. Предпочла его подправить. Остальные, думаю, и мысли не имели возмутиться. А некоторые так вообще с радостью напялили то, что им выдали. А у принца, оказывается, есть мозги. Хорошее испытание девушкам придумал. Я посмотрела на него с уважением.


— Хотела бы я посмотреть, какой еще подвох ты приготовил, но не стану задерживаться. Может быть когда-нибудь ты мне о нем расскажешь, — я впервые искренне улыбнулась Высочеству, ступая на трап и поднимаясь на палубу. Принц еще долго стоял на пристани. Его фигуру я видела до тех пор, пока она не превратилась в черную точку, а потом и вовсе не исчезла. Я оторвалась от лицезрения города, который мы покинули и который постепенно исчез из поля зрения. Мы выходили в открытое море. Там нас должен был ждать Морской Царь, чтобы забрать русалок и Г'ала.


Так и оказалось. Стоило нам выйти в открытое море, как волны забурлили, перед нами оказался Владыка морей. Он забрал наследника и русалок. А вместо благодарности просто перенес наш фрегат к острову. Весь путь у нас занял каких-то четыре-пять часов. Я поблагодарила Могущество, и наш корабль вошел в бухту. Народ нас уже ждал. Вестник сообщил о нашем прибытии. Первое, что я сделала — рассказала о предложении короля. Оно было встречено бурными овациями. Как оказалось, народ давно желал легализировать наш остров, снять с него защиту и заняться чем-нибудь полезным, а сейчас им как раз представилась такая возможность.


Защиту я сняла в этот же день. Теперь на наш остров мог попасть любой. К демону островитяне сначала отнеслись скептически, недоверчиво, но постепенно настороженность исчезла, так как Х'яш сумел расположить народ к себе. Он оказался прекрасным помощником и советчиком. Наш остров зажил новой жизнью.


Нэд не торопился в Академию, оставшись пока с нами. Как он сам сказал, до начала занятий еще два месяца, а ему у нас понравилось, поэтому он решил остаться, чтобы заодно понаблюдать, как будет проходить строительство школы. Весть о ней уже разлетелась по всему миру. К нам стали устремляться представители многих рас, в том числе и будущие преподаватели. Нам пришлось в спешном порядке ставить дома для прибывающих, благо места на острове хватало, заселена была только пятая часть. Жизнь изменилась. Вокруг царила суета, строительство шло полным ходом.


О замужестве мы с демоном ни разу не обмолвились. Он, видимо, посчитал, что эту тему должна поднять я, но мне пока было не до того. Я бегала по острову, помогая народу: где-то магией, а где и советами.


Уже на третий день к нам прибыли строители. С помощью магии будущих преподавателей школа была построена за два месяца. Аккурат к началу учебного года. Теперь со спокойной совестью и мы можем отбыть в святая святых — альма-матер.


Эпилог

— У нас не положено селить мужскую особь с женской, — стояла на своем хвостатая особа, гневно сверкая глазами. — И мне плевать, что вы будущие супруги. Я сказала, не положено — и точка!


При этом дама не сводила заинтересованного взгляда с Х'яша, который невозмутимой скалой возвышался рядом со мной, пока я пыхтела, доказывая вредной тетке, что он все равно будет жить со мной. Нэд все это время не сводил с нас смеющихся глаз, но молчал, в перепалку не вмешивался. Я готова была разорвать и его, и вредную комендантшу, и демона за компанию, потому что он вообще ни слова не проронил.


Такие проблемы у нас начались уже в тот момент, когда мы только прибыли в Академию. Только мы собрались подняться в выделенные для нас комнаты — как сказал Нэд, они уже были готовы — как были остановлены этим хвостатым чудовищем. Вот уже час она трепала нам нервы, не пуская наверх и собираясь отправить Х'яша в другую половину Академии. Я, естественно, была категорически против. Наконец мои нервы не выдержали. Я произнесла заклинание, запечатав ей рот, скрутила ее хвост в замысловатую фигуру, после чего наградила даму неподвижностью. Подхватив свою сумку, взяла демона под руку и потащила наверх.


Что ж, спокойная жизнь мне приснится когда-нибудь во сне. Даже здесь с первой минуты пребывания я нажила себе врага. Но где наша не пропадала. Главное, моя мечта сбылась! Я поступила в Академию!


home | my bookshelf | | Приговоренная |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу