Book: Неправильное желание



Неправильное желание

OLIE

"НЕПРАВИЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ"




- Гера, ты где снова витаешь? - меня в бок кто-то толкнул. Подняв голову, попыталась сфокусировать взгляд на одногруппнике, который стоял около парты и пытался привести меня в чувство. Оглядевшись вокруг, поняла, что пара закончилась, а студенты, похихикивая, искоса поглядывали на меня и покидали аудиторию.

- Уже конец пары? - поинтересовалась я, выныривая из своих мыслей.

- Как все запущено, - усмехнулся Глеб, - Не только конец пары, а еще и конец дня. Домой пора, знаешь ли.

Больше ничего не говоря, усмехнулся и, схватив свою сумку, пошел на выход. А я с трудом разогнулась, тело затекло. Странным было то, что даже преподаватель уже не обратил внимания на мое поведение и не сделал замечания.

Все дело в том, что меня в университете считали странной, не от мира сего. Я постоянно витала в облаках, предпочитая выдуманный и счастливый мир суровой реальности. Здесь мне было сложно. Замкнутая, друзей почти и не было. Потому что многим было интересно то, меня не интересовало вовсе. Нет, я бы может и хотела бы, как мои знакомые, крутить любовь, веселиться, ходить по клубам, но... С моей внешностью и характером это было просто нереально. На меня не только не смотрели парни, но и в компанию ни одна из девушек брать не хотела.

Книги, выдуманные миры. Всё свободное время с проводила в них. А утром меня едва хватало на то, чтобы доползти до универа, где завалиться на парту и дремать. И если в первых полгода учителя бушевали, выгоняли меня, то потом закрыли глаза на мое состояние. Экзамены и зачеты я сдавала. А больше им ничего и не надо было.

Мотнув головой и потерла глаза, прогоняя сонливость. В аудитории я уже осталась одна. Пришлось вставать и топать вслед за всеми. Выйдя на улицу, раздумывала, куда бы сейчас пойти. Вспомнив, что очередной мир фэнтези я как раз ночью прикончила, то вопрос, куда пойти, отпал сам собой.

Часто сокурсники подшучивали надо мной, что можно ведь и не тратить деньги на книги, а скачать из интернета, но мне это не нравилось, предпочитая по старинке лежать в кровати с бумажной книгой.



- Эй, задохлик, ты уже проснулась? - раздался недалеко от меня голос еще одного одногруппника.


- В каких мирах ты сегодня обитала? - другого боку послышалось ещё один голос и хихиканье.

Я хотела пройти дальше, не обращая внимания на ехидные реплики, как вдруг заметила в руках парня свою тетрадь для рассказов, в которой сама пыталась написать о мире "меча и магии". Сердце сжалось и не напрасно.

- Ха, у нас тут, оказывается, будущая аффторша обитает, а мы даже не знали, - продолжил издеваться юноша. Я стояла красная, как помидор, пытаясь сообразить, каким образом у него оказалась моя тетрадь. Хотя чего думать, пока я витала в облаках, он забрал. Это добавило злости на себя.

- А тебя не учили, что брать чужое нельзя? - поинтересовалась я у наглеца. Сердце колотилось как бешеное. Стараясь сдерживаться и не показывать ни страх, ни что там записано важное для меня.

- Тебя ни учили, что сумку за-сте-ги-ва-ть надо - передразнил он в ответ, демонстративно листая страницы. - Она выпала, пока ты паришь в своих мечтах, разгоняешь этих... м-м-м-м... О! Точно! Кортуэнов!

Все кто шел мимо остановились посмотреть, и теперь смеялись. Вот встретишь кортуэна, не до смеха будет, мысленно приободрила я себя.

- Ты где название такое откопала? И что это вообще за зверушки такие?


- Не твое дело, - недовольно буркнула я, подходя к нему и протягивая руку. - Отдай.


- Вот вечно с протянутой рукой, так и проживешь всю жизнь. - вспомнил заезженный прикол парень, швырнул в меня тетрадью. - На!

Остальные, хихикая, стали расходиться. Странно, сегодня я еще легко отделалась. Обычно надо мной издевались дольше. Я пыталась возражать, но это не помогало. А слезы иногда удавалось сдерживать только с огромным трудом.

Когда рядом никого не осталось, я без сил опустилась на скамейку, которая находилась под раскидистой ивой и, пролистывая злополучную записи, задумалась о том как было бы хорошо оказаться где угодно, но подальше отсюда.

Только там, в своем выдуманном мире, я могла быть той, какой я не могу быть в реальности: смелой, решительной, размахивающей мечом и уничтожающей всех недругов. А я... я была просто трусиха, хотя говорят, что девочкам это простительно, но мне от этого не легче. Я смотрела за одногруппницами и завидовала им. Потому что они смелые и решительные, одним взглядом способны заставить наших парней сконфузиться.

Меня каждый норовил задеть, толкнуть, оскорбить. И даже ответить я была иногда не в состоянии. Еще бы, метр с кепкой в прыжке, тощая, как швабра, ручки и ножки как спички. Я даже пыталась ходить на борьбу, но когда я пришла инструктор пришел в ужас, заставив меня для начала просто делать физические упражнения.

Заметив что даже это получается с друдом, очень культурно объяснил, что лучше пока с борьбой повременить. Зато дал указание, чтобы я пока нагуливала жирок, до следующего года. На аэробике отправили мышцы "наедать", как показала практика, на пять килограмм наеденного жира в теле нарастает один килограмм тоже накормленных мышц. Накормленных, а не натренированных. Килограмм мышц нарастает просто так, без тренировок, только от еды, какая глупость! После этих слов, больше я никуда не ходила. Предпочитая просто мечтать.

И вот сейчас, стараясь забыть данный инцидент и с ужасом представляя, что будет завтра, ведь этот тип обязательно всем расскажет и подколов станет еще больше, с тяжким вздохом встала со скамейки и направила свои стопы к ближайшему книжному магазину.

По пути к моему любимому книжному магазину, на глаза попалась вывеска: "Мир иллюзий и фантазий". Странно, я его тут никогда не видела раньше. Может, просто внимания не обращала? А подойдя ближе, заметила предупреждение: "Не спешите загадывать желание, обдумайте его хорошенько, оно ведь может и сбыться".

- Хм, странно, - пробормотала я вслух. - А зачем тогда загадывать желания? Естественно, чтобы они сбылись.

Мне стало интересно, что же там внутри. Найдется ли там то, что я еще не читала? На двери звякнул колокольчик, но я уже не обратила на него внимания, так как стоило мне только войти, как с самого порога меня поглотила сама атмосфера, не просто магазина, а читательского зала с книгами. Книги! Их было не просто много. Их было так много, что все было уставлено от пола до потолка. Это же рай для таких книгоманов, как я. Глаза разбегались, все невзгоды забыты. Длинные ряды книжных полок, на которых стояли старые, кое-где потрепанные издания. С трудом сдержалась что б не потрогать и пощупать каждую. Но самым интересным было то, что внутри магазин казался намного больше, чем снаружи.

Подойдя к одной из полок, протянула руку к одной из книг и будто почувствовала, что она, словно живая, дышит и так и просится, чтобы ее достали. Я в этот момент словно бы оказалась в другом мире. Атмосфера сказочности и нереальности происходящего приносила радость.

Не успела я достать книгу, как сбоку раздалось легкое покашливание, от которого я вздрогнула. Повернув голову, заметила мужчину лет сорока, его борода и темные очки скрывали черты лица. Рассмотреть его толком не получалось. Уж больно нереальным все выглядит. Почему он скрывается?

- Я могу вам чем-то помочь? - низким, едва слышным голосом осведомился тот.


Даже я, дилетант, прекрасно понимала, сколько стоят эти раритеты. А я даже не смогла сообразить, что ему ответить, купить не смогу, столько денег у меня просто не было.

- Не знаю пока, если честно, - ответила я, опустив глаза. Мне было стыдно признаться, что нужной суммы у меня точно не будет.

- Вас что-то смущает? - поинтересовался хозяин чудесного магазина, подходя ближе. - Что же?

- Э-э-э... Ну... - стала мямлить я. Мое лицо загорелось. Хотелось ругать себя за робость или рвануть отсюда подальше, но в то же время наличие стольких книг не давали сделать и шагу.

- Хорошо, давайте пойдем другим путем. Чего бы вы больше всего хотели? Каково ваше заветное желание? - сменил подход мужчина, и предостерег подняв он палец. - Только... Прежде, чем озвучить его, подумайте хорошенько.

- Я бы хотела оказаться в другом мире, полном приключений, - недослушав его и мечтательно закатила я глаза, уже представляя себя этаким борцом за справедливость и спасительницей мира.

- Хорошо, вы в этом уверены? - на всякий случай уточнил он.


- Конечно! - воскликнула я и активно закивала, как китайский болванчик.


- Что же, - его губы скривились в усмешке. - Вы сами этого захотели. А сейчас идите домой.

Как домой? А как же книга? Неужели ничего не даст прочесть? Разочарование затопило с головой. Я с вожделением смотрела на полки с книгами, не понимая слов мужчины.. Я ведь не успела прийти, ничего толком не рассмотрела, чтиво на ночь не выбрала, а меня уже так быстро прогоняют. Глянув еще раз на хозяина магазина, заметила, что он продолжает ухмыляться. С чего вдруг? Странный магазин со странным владельцем, но я зайду в другой раз.

Стоять тут и пялиться на полки, которые так и манили, не было смысла. Второй раз приглашать на выход меня не пришлось, еще раз вздохнув, вышла на улицу. Придется сегодня раньше лечь спать, заодно хоть высплюсь по-человечески. И завтра нормально буду себя чувствовать и не спать на парах.

Эта мысль немного согрела душу, изгоняя разочарование. Хотя легкий осадок досады остался. Я слишком привыкла к чтению и уже не мыслила без него ни одного вечера. Но придется смириться.

Зайдя в пустую квартиру, огляделась. Она мне досталась в наследство от покойной бабки, родители уехали в другую страну с моим младшим братом, которому на тот момент исполнился всего годик, сейчас ему уже три. Ая осталась здесь. Вот уже два года я живу одна. Благо денег на счет мне присылают, хоть и редко, но звонят проверить, как я. И за это спасибо.

Направилась в душ, а после него с блаженной улыбкой на губах залезла под одеяло, представляя себе то место, где бы я хотела оказаться. Что же, раз нет книги на сегодня, буду фантазировать.

Через несколько минут я уже отправлялась в объятия Морфея, чтобы утром, проснувшись...

Еще не открыв глаза, почувствовала нечто твердое под собой. А вместо своего мягкого одеяла, рука нащупала какую-то дерюгу, причем, дурно пахнущую. Решив, что это продолжение моего сна, попыталась перевернуться на другой бок, отчего едва не вскрикнула, свалившись на пол. Глаза сами собой распахнулись и… Я с ужасом уставилась на узкий и жесткий топчан, с которого, собственно, и свалилась.

А оглядевшись, несколько раз ущипнула себя за руку, при этом взвыв белугой. Я находилась в маленьком домике, где из мебели были только деревянный стол посреди комнаты, с пятью стульями, топчан у стены да допотопный шкаф, уставленный странными склянками необычной формы. А под потолком были развешаны пучки травы. В углах все покрылось пылью и паутиной. Неужели тут никогда не убирались? И вообще, где это я?

— Проснулась? — на пороге показалась женщина, довольно красивая, надо сказать, на вид лет тридцати, плюс минус пару лет.

— Где я? — продолжая сидеть на полу и потирать отбитый копчик, поинтересовалась я. — И кто вы?

— Я ведьма Ириллия, — представилась женщина. — Находишься ты в моём доме.

— А как я тут оказалась? — по-прежнему не веря в происходящее, решила, что все это шутка моего больного воображения. Видимо, я слишком замечталась, что настолько явно ощущаю переход из мира реалий в свой, фэнтезийный мир.

— Ты же загадала свое желание, — удивилась она. — И тебя предупреждали, что они имеют свойство сбываться, — как нечто само собой разумеющееся ответила она.

— Подождите, вы хотите сказать, что я не в своем мире? А где тогда? И как тут оказалась? А там… Родители же… — я уже даже не могла подобрать слов от потрясения. Совершенно не так я представляла себе другой мир. Тут же никаких условий нет: ни душа, ни туалета.

— Сколько вопросов, — засмеялась моя собеседница, проходя внутрь комнаты и усаживаясь прямо на стол. — Ладно, отвечу на кое-какие. Да, ты в мире Аяр, куда попала по собственному желанию. Как только ты оказалась здесь, там ты существовать перестала, то есть все записи в Книге Жизни о твоем пребывании в том мире стерты. Тебя никогда там и не было. Поэтому ни товарищи, ни родители тебя не хватятся, так как они просто забудут, что ты была.

— А как же… А что теперь… А… — сидя на полу, я пораженно хлопала глазами, слова застряли в глотке. В этот момент я и сама не знала, чего хочу больше: остаться тут или вернуться обратно. Фэнтезийный мир представлялся мне сказкой, светлой и красивой, наполненной магией, подвигами и романтикой. В данный же момент ничего этого и в помине не было. О какой романтике можно говорить, сидя в грязной лачуге?

— Я знаю, что тебя смущает, — снова улыбнулась она. — Но ведь тебя же предупреждали, что сначала надо было основательно продумать свое желание. Ты не стала этого делать, следовательно… — ее звонкий смех огласил комнату. — Получите, распишитесь.

Возразить было нечего. Она права, я сама виновата. Надо было действительно пожелать оказаться в другом мире со всеми благами цивилизации. Так как что теперь делать, я даже не представляла, то решила ждать дальнейшего ее рассказа.

— Ты ведь хотела приключений? — я кивнула. — Ты их получишь в полном объеме. Вот только… — она склонила голову, рассматривая меня. — Обучить бы тебя не мешало, — при этом она сама испугалась своих слов. — Тяжело тебе придется, конечно, — наконец, озвучила она свои сомнения. Я вздохнула вместе с ней. Она оценивающе осмотрела мою тушку и, подойдя к сундуку, достала оттуда штаны, рубаху и жилетку. Следом за ними отправилась и шляпа. Я недоуменно наблюдала за ее действиями. — Переоденься, незачем пока им знать, что ты девица. Не станут учить. Они с нашим полом не связываются из принципа, считая, что мы никчемные существа.

— Кому им? Чему и где я буду обучаться? — было и интересно и в то же время страшно.

— Скоро прибудет мой друг, воин Азанар, со своими товарищами, они и будут тебя учить, — спрыгивая со стола и к чему-то прислушиваясь, пока я спешно переодевалась, произнесла женщина. — Вот и они.

А у меня была только одна мысль, помимо страха: где можно помыться и сходить в туалет. Выданные вещи сидели, как влитые, но все же я ощущала дискомфорт, особенно от шляпы. Мешала она мне, сползала на глаза, давила на голову.

— Все там, — словно прочитав мои мысли, кивнула она на одну из стен. И только подойдя ближе, я заметила едва приметную дверцу, открыв которую в очередной раз чуть не чертыхнулась.

Металлический таз, рядом кувшин с водой, а чуть поодаль - яма. Хорошо хоть запахи каким-то образом испарялись, видимо, магия. Справив нужду, кое-как помывшись, естественно, о пасте приходилось только мечтать, вышла в комнату, где за уже накрытым столом сидело четверо парней.

В первую минуту захотелось сбежать далеко и надолго от их взгляда. Один из воинов, оглядев меня с головы до ног, выругался:

— Ведьма, ты издеваешься над нами? — только его свирепость ни на грамм не испугала женщину, она усмехнулась и ответила:

— Ни в коем разе. А из него надо сделать воина, как ни крути, — она подмигнула мне, чтобы я начинала входить в образ. И больше не говоря ничего, кивнула мне на одно свободное место за столом.

— Из этого хлюпика?! — взревел второй. — Это нереально! Он же даже меч не поднимет. Да и ветром его унести может. Ловить придется. Он на девку больше похож. Нам только проблем не хватает с визгливыми созданиями, — брезгливо скривился парень.

— Вот и будете ловить, если понадобится, — непререкаемым тоном заметила ведьма, ее глаза полыхнули алым, и все заткнулись, молча уставившись каждый в свою тарелку. Я же завистливо уставилась на ведьму. Эх! Как бы и я так хотела: один взгляд и все, парни как шелковые стали.

Позавтракав, все встали из-за стола, и, тяжко вздохнув, самый мощный воин, с жалостью глядя на меня, предложил:

— Ладно, недоразумение, пошли на улицу, посмотрим, что из тебя можно сделать, — я не стала отвечать, сама прекрасно понимая его чувства. Да и боялась, что голос может меня выдать с головой, он все-таки совсем не мальчиший.

Перед домом оказалась большая поляна, а вокруг деревья сплелись своими ветвями, словно образуя некий шатер. Зеленая травка была словно подстриженная. Кое-где виднелись кусты с очень необычными цветами: лиловыми лепестками и золотой сердцевиной.

Мне вручили меч. Вот только взять его с такой же легкостью, как это получалось у парня, у меня не вышло. Как только оружие оказалось у меня в руках, меня резко согнуло пополам и повело в сторону. Какой же идиот дает меч на весу? Сравнил свою силищу и мою немощь. Я пыталась удержать эту тяжеленную штуку, но потуги успехом не увенчались, меня стало водить и бросать из стороны в сторону, даже развернуло на триста шестьдесят градусов.



Воинам пришлось спрятаться, так как меч в моих руках грозил разнести все. Во всяком случае, пару кустарников мы с ним точно снесли. И я все ближе подбиралась к деревьям.

— Брось его на землю! — завопил один из парней. — Разнесешь же все, — и тут же спрятал голову, так как повернувшись к нему, я едва не заехала ему по голове. Пришлось последовать совету и просто выпустить оружие из рук. После чего без сил опустилась на пятую точку, переводя дух.

— Оружие в руках идиота и неумехи… — начал было первый вставший из укрытия юноша, но вышедшая на крыльцо ведьма заставила его подавиться словами.

— Эт-т-т-то что… Кто?! — закричала девушка, а я только сейчас заметила, какая разруха царила вокруг. Неужели это все я? Мне стало стыдно. Но сказать ничего не успела в свое оправдание. Ведьма взмахнула руками, что-то прокричав, и в ту же секунду все стало само по себе восстанавливаться.

— Я не хотел, — с запозданием попыталась извиниться, едва не спалившись. Вовремя вспомнила, что я вроде как должна говорить о себе, как о парне, но она только рукой махнула и скрылась в доме.

— Что же, недоразумение, давай знакомиться, что ли, — подошли ко мне все четверо.

— Меня Гер зовут, — произнесла я, не называя полного имени. Ведь мои родители изначально планировали девочку, других вариантов не обсуждалось, и назвать ее хотели Гермиона, то же мне, любители Поттера. Когда родилась я, они вздохнули с облегчением. Как однажды признался отец, он с матерью не представлял, как бы они назвали сына, родись именно он. От своего имени я всегда была в шоке, предпочитая сокращенный вариант. Ведь полное имя некогда служило предметом насмешек.

— Я Азанар, а это мои друзья и верные соратники: Киен, Лиав и Вериет, — я смотрела на них во все глаза, соображая, как же мне их запомнить. — Придется нам начать с малого, а именно, пока только общие тренировки и, может быть, клинки, так как для меча у тебя не хватит сил. А второй разрухи нам ведьма не простит.

Я, как китайский болванчик, только кивала на его слова. Думала, на этом экскурс окажется окончен, но не тут-то было. Меня заставили встать и погнали по лесу. Уже через метров сто я почувствовала, что сейчас просто свалюсь. Не привыкла я к таким нагрузкам. Меня еще и препятствие преодолевать заставили. Надо было уворачиваться от колючих кустарников, перепрыгивать через коряги, которые так и норовили броситься под ноги. Об одну такую я все-таки зацепилась, так как ноги стали заплетаться, и тут же пропахала носом землю.

— Как же все плачевно, — сел рядом со мной на корточки Азанар. — Хорошо, отдохни пока, а мы подумаем, как с тобой быть.

Пока я без сил валялась кулем на земле, они отошли подальше и устроили совет. До меня доносились только обрывки их фраз, там же звучали незнакомые слова, которые одним своим звучанием вгоняли в суеверный ужас. Они там и демона поминали, и нечисть какую-то. Мне даже страшно стало, что же они такое задумали.

Почувствовав, что тело немного отдохнуло, я попыталась встать. Сначала пришлось стать на четвереньки, так как ноги продолжали трястись, а потом, вцепившись в ствол дерева, как утопающая за соломинку, стала сантиметр за сантиметром подниматься в полный рост. Фух! Вроде получилось. И только выпрямившись в полный рост, посмотрела на воинов и зависла.

Они недоуменно смотрели на меня, при этом их глаза как-то неестественно блестели, что меня, признаться, напугало до чертиков.

- Что? — непонятливо переспросила я. Один из воинов показал на мое плечо, с которого сползла рубаха, и спросил:

— Откуда она у тебя? — я в полной прострации уставилась на своего учителя-мучителя, не въезжая, о чем он спрашивает.

- Кто? — решила уточнить этот момент.

— Не кто, а что, — наставительно поправил меня… Э-э-э-э… Киен, кажется. — Тату.

— Какая, на хрен, тату?! — стала оглядывать себя я. О ней я слышала в первый раз. Не было у меня никаких украшений на теле. Нервировало только то, что рубашка едва не выдала то, чего парням знать не полагалось. Я сдвинула ее еще немного, чтобы сообразить, о чем они говорят. И тут только заметила на плече какой-то рисунок, который уходил за спину. Но его, понятное дело, рассмотреть не могла, как ни изворачивалась. Мне срочно захотелось глянуть в зеркало. И по возможности в гордом одиночестве. Без соглядатаев.

— Значит, ты даже не знаешь, когда она появилась? — влез в разговор Лиав, я на это только хлопала глазами. — Это еще хуже.

— Да объясните вы мне, наконец, что происходит? Какая разница, есть у меня эта тату или нет? — стала сходить с ума от непонимания ситуации я.

— Эта тату означает принадлежность к роду, но вот к какому, этого мы пока понять не можем, более того… — заметив, что я собираюсь его перебить, тот поднял руку вверх, призывая к молчанию. — Мы даже не можем сообразить, брачная эта тату или…

— Что-о-о-о-о?! — перебила я его сдавленным выдохом. — Что значит, брачная?!

— То и значит, — попытался успокоить меня Киен. — Что ты предназначен кому-то в мужья. Хотя я пока не понимаю одного, обычно такие тату рисуют девушкам. Но чтобы они появились у парня… Это весьма необычно. Кому такой задохлик мог понадобиться?

Вот тебе и мир приключений. Стало обидно, но я признавала правоту парня. Потому не спешила высказываться. Естественно, признаваться в том, что я и есть девушка, я тоже не собиралась. Пусть думают, что хотят.

Несколько минут я приходила в себя. Восстанавливала дыхание, пытаясь понять, в какой мир меня закинули и что мне ждать, какой пакости. Ведь я же не просила делать из меня великого воина. То, что здесь могут при желании и из мухи слона вырастить, я уже поняла — для них это обычное явление, мне об этом поспешили поведать, стоило мне только усомниться в том, что из меня что-то путное получится. Что же касалось брачной тату… Я слабо представляла, кто мог позариться на меня. Ведь стоило только хоть одной знакомой представить меня парню с тонким намеком на отношения, как те сразу спешили скрыться в неизвестном направлении. Боюсь, здесь меня ожидает такое же отношение.

Все девушки предпочитают этаких зазнаек, брутальных мачо, как любила выражаться моя подруга, хотя я несколько раз пыталась ее убедить, что значит слово «мачо». Козел он и в Африке козел. Но она все время смеялась и отговаривалась тем, что слово-то красивое. Н-да, ну и логика у некоторых. Мне ее не понять. Я же никогда не смотрела на статус или внешний вид. Для меня важен был сам человек. Потому, узнав, что я кому-то предназначена в жены, мне заочно стало себя жаль.

— Ты не переживай, — видимо, на моем лице отразилась вся гамма чувств, так что Киен решил меня успокоить. — Найдем мы тебе достойную супругу… — вот тут-то я, не сдержавшись, зарычала, как раненый зверь. Только девиц мне не хватало для полного счастья. Что я с ними делать буду? Мелькнула мысль сообщить, что я и сама из них, но сдержалась.

— Я не хочу, не нужна мне жена, я бы вполне и сам с собой обошелся, ну, или просто подружился бы с хорошей девушкой, — кажется, я сказала что-то не то, раз от меня шарахнулись так, будто я прокаженная.

— Тебе что, жить надоело? — как-то слишком уж подозрительно мягко, словно разговаривая с душевнобольной, спросил Лиав. — Ты ведь даже приключений не увидал, о которых грезил.

— А какое отношение имеет хорошенькая девушка-подруга к нежеланию жить? — не поняла я.

— В этом мире очень мало женщин, и все они либо ведьмы, либо колдуньи, — просветил меня Азанар. — От твоей тату надо срочно избавиться, ведь неизвестно, которая из магичек на тебя ее навесила. Хотя есть еще и другой вариант, — подмигнул мне парень. Я напряглась. — Что тебя решил заполучить какой-нибудь извращенец, охочий до мальчиков.

— Да ну тебя, — отмахнулась я от него. Но тут меня заинтересовало еще кое-что: — А в чем разница-то? — по мне, так что ведьма, что колдунья — одно и то же.

— Как в чем? — поразился воин. — Ты даже этого не знаешь? — он едва не схватился за голову.

— Откуда бы мне это знать? — включилось мое ехидство. — Закинули неизвестно куда, не дав сопроводительную инструкцию, ничего толком не объяснив, так я еще и вундеркиндом тут должен быть? Или ясновидящим? Я даже не знаю, что это за мир и что он собой представляет. А ты хочешь, чтобы я знал разницу.

— Ладно, не кипятись, — пошел на уступки тот. — Ведьма — это та, которая поможет, если надо — вылечит, восстановит магические силы, но женой ей быть нельзя, уйдет вся магия, а именно за счет нее они и живут, а колдунья… — тот на миг замолчал, его даже передернуло от отвращения. — Эта такая тварь, которая не упустит возможности свести тебя в могилу.

— Ясно, — заключила я, надеясь, что не встречусь ни с одной такой колдуньей. Да и искать дружбу мне тоже резко расхотелось. Неизвестно, на кого я нарвусь.

— Думаю, на сегодня твои занятия можно закончить, — подвел итог Азанар. — Пойдем к Ириллии, может быть, она разгадает тайну твоей тату, должны же мы знать, чего нам ожидать.

С ним все согласились. Я попыталась сделать шаг и чуть не застонала от боли. Никогда еще ходьба не была столь болезненной. Ноги стали деревянными, совершенно отказываясь идти. Я шла, как паралитик. Такой медлительности не выдержал Киен. Взвалив меня себе на плечо так, что я болталась кверху задом, они ускорили шаг. Болтаться было неприятно, но, подумав, пришла к выводу, что такой способ передвижения явно лучше моего черепашьего шага, к тому же, болезненного.

Подходя к дому ведьмы, я издалека услышала ее гневный и раздраженный вопль:

— Вы что с парнем сотворили?! — попытавшись поднять голову, тут же скривилась. Кровь прилила к голове, и она вмиг закружилась.

— Все с ним в порядке, — впервые за все время подал голос Вериет, чем сразу успокоил ее. — Нам нужна твоя помощь, — подойдя совсем близко, озвучил он.

— В чем? — в голосе Ириллии была огромная подозрительность.

- Вот, — стягивая с меня рубаху, показал он тату. Он хотел ее вообще снять, но я обеими руками вцепилась в нее, не давая такой возможности. Парни хмыкнули, заметив мои действия. По изумленному выдоху женщины, я поняла, что конкретно попала. Осталось только узнать степень катастрофы.

— Вот это да! — я почувствовала на своей спине ее руку, она обводила контур тату, от чего я поразилась ее размеру. Чтобы не снимать рубаху, она ее просто подняла повыше, чтобы рассмотреть рисунок. Оказалось, что он был на всю спину, извивался и уходил куда-то ниже, так как доведя до поясницы, ее палец остановился.

— Что там? — с трудом выдавила я из себя. Висеть вниз головой становилось все труднее.

— Да поставь ты его уже, сейчас же загнется от прилива крови, — возмутилась ведьма. Меня тут же поставили на ноги. Но они подогнулись, и я кулем осела на землю, не забыв одернуть многострадальную рубаху.

— Это необычная татушка, — заметила она. — Ее классификацию я не могу объяснить, так как просто не знаю ни одного дома, у которого был бы похожий герб. Здесь даже сложно понять, кто изображен. Вроде и дракон, но его человеческая голова с рогами полностью опровергает это. Потому… — она развела руки в стороны. — Остается просто ждать.

— Вопрос в том, как долго? — заметил один из парней, после его слов от чего-то нахмурившись, женщина скривилась.

— И чем это может грозить, — словно разговаривая сама с собой, дополнила она. — Не нравится мне эта тату, чем-то от нее веет, но я пока сама не могу понять.

Все, теперь и я находилась в прострации. Ее слова слишком сильно напугали. Судя по всему, не только меня. Лица у всех четверых воинов вытянулись, они пораженно следили за сменой эмоций на лице ведьмы. Она же, встряхнувшись, словно отгоняя непрошенные мысли, махнула рукой и скомандовала:

— Заходите, а тебя, болезный, будем лечить, - это, ясное дело, было обращено ко мне. Я только кивнула, на большее не хватило сил.

На этот раз поднялась сама, пусть и с трудом, но мне это удалось. И двинулась внутрь дома, где меня уложили на уже знакомый топчан и начали что-то шептать. В ту же минуту я почувствовала, как по мне будто ветерок прошелся, теплый и ласковый, а помимо этого, будто окатили теплым потоком воды, смывая грязь, пот и усталость. Это было как раз то, чего мне хотелось в данный момент. Тело стало наполняться силой и энергией, боль ушла без следа.

Стоило Ириллии закончить, как я бодрячком вскочила на ноги и, едва не облизнувшись, уставилась на всех четверых:

— Ну что, теперь можем продолжить, — произнесла, едва не пританцовывая от нетерпения.

- Ири, кажется, ты малость перестаралась, — усмехнулся Лиав. Но, тем не менее, все снова потопали на улицу, где стали устанавливать большую доску, которая должна была служить мишенью.

Так как меч мне не поддавался и был не по весу, то меня решили обучить метанию ножей. Вот это точно мое и по весу подходит, и по размеру. Пока мои учителя-мучители устанавливали мишень, я решила блеснуть своим мастерством в управлении ножом. А что, картошку-то я чистить умею. Да и в ножички на песке играла часто.

Схватила нож и стала его подкидывать и ждать, когда он в землю воткнется, упав. Так заигралась, что и забыла, зачем мы здесь собрались, а когда подняла глаза, то увидела пытающихся сдержать смех учителей. А то, что они мне показали, заставило меня содрогнуться, это вам не просто размах и бросок ножа, там же целое искусство.

Судорожно и нервно перекидывая кинжал из одной руки в другую, сама не заметила, как чирканула себе по пальцу. Ага, профи, блин, едва не отчекрыжила конечность. На меня смотрели с сочувствием. Конечно, куда уж тут без казусов? Хорошо, что кровь удалось быстро остановить.

Азанар, вздохнув, но ничего не сказав, стал рядом со мной и замахнулся вторым клинком, оставшимся у него в руках. А потом резко отправил его в полет к мишени. Он попал прямо в самый центр. Я завистливо выдохнулп и попыталась повторить его движение. Ага, аж два раза у меня получилось. Естественно, шмякнувшись плашмя, мой кинжал упал на землю. При этом пролетев в нескольких сантиметрах от уха одного из парней. Его спасла быстрая реакция.

— Ты неправильно рассчитываешь силу удара и естественно неправильно делаешь бросок, — беззлобно заметил Азанар. Подойдя к доске, поднял мое оружие и выдернул свое. А после вернулся в исходную позицию. — Смотри еще раз.

При этом он повторил движение, но на этот раз очень медленно. Я следила за ним с интересом, пытаясь воспроизвести его маневр. На этот раз, хоть острие и коснулось доски, но не вошло в нее, и снова оружие упало на землю. Вот только пока я делала свои броски, остальные решили отойти на безопасное расстояние. Кто ж знает, что от моей криворукости можно ждать? Их маневр оказался весьма своевременным. Так как кинжал летел куда угодно, но только не в цель. Я окончательно пала духом. Неправильно мое желание исполнилось. Я-то думала, попаду в другой мир, сразу стану супер-воином, магичкой и просто красивой девушкой. А на деле вышло лишь бы что. И сейчас я вынуждена обучаться, вместо того, чтобы щелкать пальцами для нужного результата.

Так продолжалось еще несколько раз. И только на -надцатый раз мне, наконец, удалось попасть в эту чертову мишень, правда, очень далеко от центра. Но для меня уже это было огромным сдвигом.

- Все, на сегодня достаточно, — подняв голову вверх, произнес Азанар. И тут только я заметила, что диск солнца стал скрываться за верхушками деревьев, от чего они стали вместо зеленых, некоего необычного цвета. Создавалось ощущение, что где-то вдали полыхает пожар, освещая все далеко вокруг. Солнечные лучи заходящего солнца пытались пробиться сквозь густые переплетенные ветки, создавая солнечный дождь. Зрелище достойное, чтобы с него написали картину.

— А у вас нет карандаша и бумаги? — поинтересовалась я, решив попытаться это изобразить. Некогда, еще будучи ребенком, мама отдала меня в художественную школу, но, проходив в нее года три, ушла оттуда, так как рисовать я терпеть не могла. А вот сейчас на меня накатило вдохновение.

Если мой вопрос и удивил ведьму, то она ничего не сказала, просто вынесла то, о чем я просила. Не обратив сразу внимания ни на качество бумаги, ни на необычный карандаш, который мне вручили, стала делать наброски, целиком и полностью уйдя в себя.

Из транса вывел голос Ириллии:

— Вот это да! — вздрогнув от неожиданности, оторвалась от своего занятия, посмотрев на рисунок, а потом переведя взгляд на всех присутствующих, и снова на рисунок. Поразило то, что картина была как живая. Причем я не могла понять, как такое произошло: рисуя одним цветом, на листе оказалась игра красок, как наяву.

— Как такое возможно? — сама оказалась поражена тому, насколько реалистично получилось нарисовать то, что видела перед собой. Более того, никак не могла сообразить, откуда цветовая гамма взялась.

— Это у тебя надо спрашивать, — улыбнулась Ириллия, в ее глазах плясали смешинки. — Я этого тебе объяснить не могу.

Чтобы убедиться, что это не глюк, с обратной стороны листа провела грифелем по листу. Цвет был серым. И сколько ни вглядывалась, цвет он не менял. Странное что-то происходит. Но так как ответов не было на вопросы, то решила отложить обдумывание на потом. Да еще и желудок издал такой вой, что я покраснела, как маков цвет, мне стало стыдно. А женщина, всплеснув руками, бросилась в дом, на ходу крикнув:



— Всем за стол, — туда мы и направились. А стоило войти в комнату, как увидели на этом самом столе письмо. Сорвав печать, Азанар стал его читать, все больше хмуря брови.

— Что там? — подошел к нему ближе Лиав, тот без слов протянул ему письмо. Пробежав по строчкам, и второй воин нахмурился. И только потом Азанар озвучил то, что было в письме.

— У нас ровно три недели сделать из тебя воина, в противном случае, ты пойдешь в гарем демона, где будешь самым низшим, исполняющим всю грязную работу и… — тут он замолчал, опустив голову. А у меня внутри похолодело. Дальше можно было не продолжать. Весь ужас ситуации я успела осознать. Не понимая только одного: этот демон не знал, что я девушка?

— Значит, нам надо очень постараться, — подвел итог Вериет, садясь за стол…

Ели в полном молчании. Как бы я не проголодалась, но мне кусок в горло не лез. В гарем мне точно не хотелось попасть, а стать за три недели воином… Это вообще из области фантастики. Мне сие было недоступно. Может, сбежать? Но ведь я не знаю, какая у них тут система поиска. Не сделать бы хуже. Задумавшись, даже не соображала, что ем и в каких количествах. И только полная тишина вокруг заставила проморгаться и посмотреть, почему все замолчали.

Их взгляды были устремлены в мою тарелку, где, как оказалось, было навалено всего, и я сама, не различая вкуса, просто запихивала еду в себя. Почувствовав, как краска в который раз заливает лицо, уткнулась в тарелку. Но есть не прекратила, слишком много энергии я потратила за несколько часов, ее необходимо было восполнить.

Никто за все время не произнес ни слова. После ужина все так же молча разошлись. Где в эту ночь спали воины, осталось для меня загадкой. Я же, с трудом приняв водные процедуры, завалилась на уже знакомый топчан.

Сначала было жестко и неудобно, от дерюги, которой я пыталась укрыться, стало чесаться тело. Романтика, еперный театр. Не так я себе представляла свое пребывание в новом мире, совсем не так. Усталость давала о себе знать, поэтому и сама не заметила, как провалилась в сон, несмотря на неудобства.

А утром меня разбудили крики. Подскочив, как ужаленная, протерла глаза, едва не свалившись со своей лежанки и пытаясь сообразить где я. Ага, вспомнила: другой мир, домик ведьмы, а ругались воины с хозяйкой. Прислушавшись, даже голову втянула в плечи.

— Зачем учить? Отправим на передовую, нечисть от смеха сдохнет, увидев нашего чудо-воина! — распинался Азанар.

— Это не обсуждается, — непререкаемым тоном заметила Ири. — Если надо сделать, сделаешь.

— Вот скажи, ведьма, чем мы тебе так не угодили? — раздался второй голос. — Ты смерти нашей хочешь?

— От этого еще никто не умер, так что, соберитесь, мальчики, и за дело, — со смехом заключила женщина, и я услышала, как ее каблуки зацокали по деревянным ступеням.

Я замерла, стало стыдно и неудобно от услышанного. Они специально так громко говорили? Я с ужасом смотрела на дверь широко распахнутыми глазами. Первым порывом было снова завалиться на лавку и прикинуться сонной, но потом передумала. Зачем? Ничего нового о себе я не услышала. Поэтому их разговор откровением не стал.

— Доброе утро, — широко улыбнулась Ири, заходя внутрь. — Пора вставать, солнце уже взошло.

- Угу, — только и выдавила из себя, а потом, не сдержавшись, добавила: — Утро добрым не бывает.

— Да ты пессимистка, однако, — нахмурившись, заметила она. — Вставай, времени нет.

Пришлось окончательно сползти с топчана и топать в уже привычную каморку, в душе мечтая о зубной пасте и большой горячей ванне. Эх! Мечты… Мечты… Но больше всего хотелось сменить одежду. Ведь в этой я была вчера, и пусть она не имела запаха, но тем не менее ведь вчера я целый день бегала, прыгала, потела. И сегодня предстоит то же самое. К вечеру завоняю, как лошадь. Надеюсь, мне дадут во что переодеться? Ведь меня закинули в другой мир без привычных для меня вещей, вот и приходится сейчас побираться, как нищенке. Денег нет, паспорта нет, вещей нет. Ничего нет, да и сама я на птичьих правах.

Сразу после завтрака меня погнали сначала на пробежку, благо, долго бежать не заставили. Не успела я обрадоваться, как началось ужасное. Меня решили убить, показав на дерево и фактически приказав ползти по нему вверх. А ведь я высоты боюсь. Даже на табуретку встать дома была не в состоянии, тут же начиналась паника.

Со страхом глядя на дерево, потом на воинов, собралась было замотать головой, но вовремя вспомнила о злополучном письме. Тяжко вздохнув и морально настроившись на долгую и мучительную смерть, попыталась обнять ствол двумя руками, попутно соображая, как же по нему ползти.

Руки оказались содраны. Обхватить ствол ногами никак не удавалось. Про то, чтобы хоть немного подняться по нему повыше даже разговора быть не могло. Я все время падала. В какой-то момент меня отодвинули в сторону.

— Смотри, — нахмурившись, произнес Азанар. А потом… У меня даже глаза округлились от того, насколько быстро он забрался на это злополучное дерево. — Теперь понял? — спрыгивая с ветки на землю, осведомился воин. А я даже кивнуть была не в состоянии, так как понимала, что мне так не забраться.

Парни переглянусь между собой, что меня признаться насторожило, после чего меня резко хлестанули по ногам какой-то палкой. Замах для второго удара. В груди поднялась буря, меня стало словно раздувать. От неожиданности, стараясь избежать следующего удара, почувствовала, как меня резко подбросило вверх. Не успела ничего сообразить, как оказалась на ветке, пытаясь унять сердцебиение, от страха все тело сковало, даже вдохнуть не могла воздуха.

А стоило глянуть на ухмыляющихся парней, которые оказались далеко внизу, голова закружилась, и я едва не свалилась кулем с этой злополучной ветки. Естественно, о том, чтобы спуститься самостоятельно, не могло быть и речи. Я даже представить не могла, как это сделать.

— Долго ты там сидеть будешь? — раздался рык Азанара. — Цепляйся за ветку и прыгай вниз.

- Ага, сейчас, разгон только наберу, — попыталась огрызнуться я. Как он себе представляет сие действо? Прыгать с такой высоты? Да из меня лепешка получится, как только я окажусь на земле. А мне еще пожить охота. На тот свет я точно не собираюсь.

— Не сделаешь этого сам, я к тебе поднимусь и помогу, — состроил зверскую рожу парень. - Ну!

— Не нукай, не запряг, — пошевелившись, едва не свалилась, сидеть было неудобно, руки, держащиеся за какой-то сук, затекли.

— Ладно, не хочешь по-хорошему… — рыкнул юноша, потирая руки и собираясь ко мне. Этого только не хватало. Заставит же скакать обезьяной с ветки на ветку. И хорошо, если я после таких скачков все кости соберу. А если нет?

— Стой, где стоишь! — с трудом хватаясь за первую попавшуюся ветку, попыталась крикнуть я. Но вышел только жалкий писк.

А потом началось мое хождение по мукам. Вот до чего доводит стрессовая ситуация. И обезьяной станешь. Как я не свалилась, остается загадкой. Но повиснув на длинной ветке, умудрилась перекинуть руку на другую, которая находилась чуть ниже. При всем при этом главное было не смотреть вниз. Меня гнал страх. Я прекрасно понимала, стоит воину добраться до меня — без зазрения совести скинет вниз и глазом не моргнет. Пришлось скакать мартышкой с ветки на ветку.

— Может уже наступишь на землю, — раздался у самого уха голос Лиава, когда я почувствовала, что руки уже отказываются меня держать, и я сейчас просто свалюсь наземь. Недоуменно посмотрев на него, потом себе под ноги, чуть не расхохоталась. Я висела около самой земли, поджав ноги и прикрыв глаза.

Оказавшись на твердой земле, покачнулась. Глянула наверх, потом на четверых парней, довольно улыбающихся, и после этого счастливо рассмеялась.

— У меня получилось! — от радости я готова была вопить на весь мир, какая же я молодец. — Что теперь? — даже стала подпрыгивать на месте. Первая удача вскружила голову. Сейчас мне казалось, что я готова покорить весь мир. И все у меня получится.

— Не спеши, а то успеешь, — осадили меня. — Сейчас будем учиться ездить верхом.

— Чего? — шуганулась от него, как от прокаженного. — На ком ездить? Зачем?

— На лошади, — хохотнул Азанар. — Но хочешь, на коне. Это уже не принципиально.

— Юморист, блин, — поникла я. — И где ты ее возьмешь? — у меня была слабая надежда, что лошадей у ведьмы нет, и мне не придется лишний раз позориться. Но недаром говорят: надежда умирает последней. Моя так вообще корчилась в смертных муках.

Вместо ответа раздался такой свист, что у меня заложило уши. Не удержалась, вспомнив сказку:

— Сивка-Бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой, — пробормотала я, заметив, что сквозь кустарники продирается животное.

— Это ты о чем? — удивились мои учителя.

— Да так, вспомнила одну интересную детскую сказку после вашего свиста, — честно ответила им. Больше вопросов не было. Стоило мне увидеть это чудо природы, под названием лошадь, как стало дурно.

Все дело в том, что она была огромной. Черная, только на лбу белое пятно. С рогами, изогнутыми назад, длинной гривой. Глаза сверкали алым. Хвост позади дергался из стороны в сторону. И чего она так нервничает? Может я ей не понравилась? Так я не стодолларовая купюра, чтобы нравится всем. Хотя, в данном случае, все-таки это правило, наверное, не работает. Она ж меня и сбросить может. Но чтобы сбросить, мне сперва необходимо на нее взобраться. У-у-у… Сколько мыслей в голове. Это от страха. Я даже попятилась назад, представив, что мне сейчас придется взбираться на это чудовище.

- Вот, познакомься с нашей красавицей, — любовно погладил гриву лошади Азанар. Она даже заурчала от удовольствия. Это не лошадь, а большая кошка какая-то. Стоило ей переступить с ноги на ногу, как я едва не присела, когда она оказалась ближе.

Несколько минут смотрела в глаза животного. Казалось, они проникают в самую душу. Они оказались умными, проницательными, как у человека. Довольно странно для животного. Страх то появлялся, то пропадал. Несмело шагнув вперед, протянула руку, готовая в любую минуту ее одернуть.

— Не бойся, она не кусается, — улыбнулся воин, продолжая поглаживать лошадь. Я слегка провела по боку, кожа оказалась теплой и гладкой. Грива мягкой. Проведя несколько раз, осмелела. Тем более агрессии животное не выказывало.

Но зато теперь передо мной встала другая задача: как мне забраться на нее. Ни стремени, ни подпруги на ней не было. Как и седла. Затравленно посмотрев на парней, на спину лошади, попыталась сообразить, где у нее инструкция по применению. Выручил меня Азанар. Подойдя сзади, просто, как пушинку, подкинул меня вверх. Крик застрял в горле. Если бы не вовремя подскочивший Киен, я бы кубарем скатилась с обратной стороны. И еще неизвестно, осталась бы цела или нет.

Он успел меня подхватить и поставить на землю. В следующий раз действовали более аккуратно. С горем пополам я-таки оказалась на спине животного. За что держаться? Как не свалиться с гладкой спины? Мои глаза расширились, я в страхе смотрела то на лошадь, то на парней. А когда она сделала шаг, почувствовала, как начинаю сползать. За что держаться тоже не придумала. Не за гриву же бедную животину хватать. Но потом, словно какая-то сила вернула меня в исходное положение, как раз в тот момент, когда я была готова распрощаться с жизнью.

— Не стоит так трястись, — подошел и стал сбоку Вериет. — Если она не захочет, ты не упадешь.

— Что значит, она не захочет? — не поняла я. Слова давались с трудом. Зуб на зуб от страха не попадал. Да и мозг напрочь отключался и отказывался воспринимать действительность.

— Это магическое животное, — стал пояснять Лиав. — Своей силой удерживает седока, не давая ему упасть. Поэтому, нам не нужны седла. А еще она очень умная. И с хозяином может общаться на ментальном уровне.

— А у меня такая будет? — тут же задала я вопрос. Такой вариант мне понравился. А если бы она еще и сама меня на себя закидывала, цены бы ей не было.

— Посмотрим, — ответил Азанар, ведя животное к домику ведьмы. Время приближалось к обеду. А у нас еще было очень много дел. — Ты сначала ездить научись, а потом о лошадях думай. А то еще сидеть толком не научился, а уже животину ему подавай.

— Сейчас обедать, а потом займемся метанием и стрельбой из лука, — заключил Киен, не давая мне ответить на последнюю реплику Азанара, он легко взбежал по ступенькам.

— Ты думаешь, ему можно доверить лук? — с сомнением спросил Азанар, демонстративно разглядывая меня.

— Не попробуем — не узнаем, — пожал плечами Киен, скрываясь в домике.

А у меня почему-то снова пропал аппетит. Хорошо хоть с лошади я сползла без относительных повреждений. Пара царапин не в счет. Теперь осталось только ждать результат их эксперимента с луком.

Пока ковыряла в тарелке, пыталась вспомнить, что я знаю о луках и стрелах. Там должна быть тетива, которую надо натягивать. Еще там вроде нехилая отдача от тетивы. Да и концентрация должна быть. Хотя в книгах все было легко и просто. Быстро выпустили несколько стрел подряд, и все попали в цель. Боюсь в реальности простой не будет и пахнуть. Да, в своих многочисленных фантазиях я лихо справлялась с этим оружием, впрочем так же, как и с мечом. А на деле… Меч я даже поднять не смогла. Боюсь, что и лук постигнет та же участь. Но ведь не попробовав — не узнаешь? Значит, надо попытаться хоть тут не ударить лицом в грязь.

— А теперь мы будем учиться быстро реагировать на неожиданности, на летящие предметы, быстро группироваться, уворачиваться. Начнем вот с этого, — вывел меня из транса голос Азанара.

Не успела я понять и сообразить, что произошло, как стул подо мной покачнулся, и я оказалась на полу. Это что было? Оказывается началось очередное учение. Куда бы я не присаживала в дальнейшим свою пятую точку, все из-под меня выбивалось. Сколько раз я падала, уже не счесть. Отбила себе копчик, едва не вывихнула руку, неаккуратно падая. Злость от собственной никчемности бурлила и клокотала внутри. Наконец, решила: все, хватит. Надо сконцентрироваться, если я не хочу быть трупом. И при очередном разе будто открылось шестое чувство, я увидела как что–то летит к месту моего восседания, подпрыгнула, как ошпаренная. Со стороны моих мучителей донесся вздох облегчения. А меня распирало от гордости. Получилось! Самомнение поползло вверх. Уворот от ударов мне уже казался пустяком. Однако когда перед моим носом буквально в миллиметре остановился громадный кулак Лиава, я поняла, еще чуть-чуть и мой нос был бы картошкой. Но и от этого чудом увернулась. После чего, решив больше не рисковать, поглядывая по сторонам, стала опустошать тарелку. Неизвестно, доведется ли вообще доесть с такими учителями.

Быстро справившись с едой, на ватных ногах потопала на выход. Что эти мучители придумают еще? Умом я понимала: они не со зла все это делают, а для моего же блага, но изощренность их уроков напрягала, моя планка, не успев повыситься от маленькой победы, тут же падала вниз. Выйдя на улицу, вдохнула поглубже и с замиранием сердца стала ждать, что будет дальше. Следом за мной вышли и остальные. Зайдя за дом, Лиав напоследок оглянулся, окинул меня оценивающим взглядом и скрылся с глаз. А когда появился снова, я увидела в его руках лук.

На первый взгляд он казался довольно небольшим и не тяжелым. Во всяком случае, нес он его слишком легко. Только за небольшой промежуток времени, что я тут нахожусь, уже поняла, что доверять глазам и собственным ощущениям нельзя. Все может оказаться совсем не так, как кажется.

- Вот, выбрал самый маленький и легкий, — протянул он мне оружие. А я даже не знала, с какой стороны его брать. Но руку протянула. Потом, подумав, протянула и вторую. Как ни странно, эта штука оказалась не очень тяжелой, единственное, она была неудобной.

— Давай я покажу, как надо правильно натягивать тетиву, — подошел совсем близко Азанар, становясь позади меня, вкладывая мне оружие так, как оно и должно быть. — Смотри, натягиваешь тетиву и… —, а вот тут произошел конфуз. Стоило только воину отпустить свою руку с моей, как конечность сорвалась, и стрела полетела… Лиаву в пятку. А тетива, отпружинив, больно ударила меня по пальцам.

Я даже подскочила на одной ноге, засунув палец в рот, чтобы слизать капли крови, выступившие на коже, впрочем, так же, как и Лиав, от его подскоков захотелось рассмеяться.

— Ты решил меня покалечить? — насупился тот. — Еще и смеешься, — попенял он.

— Так я же не виноват, а ты смешно скачешь, — ответила я парню, но под строгим взглядом всех воинов, тяжко вздохнула, снова взяла злополучный лук и попыталась сама натянуть тетиву.

Сил не хватало, очень уж тяжело это было сделать. Руки тряслись от напряжения, мне казалось, что я не смогу удержать оружие. Выпустив стрелу, как и ожидалось, она снова полетела не туда, куда надо. На этот раз ее мишенью стал Вериет, которому едва не снесло макушку, повезло, стрела прошла по касательной. Реакция у него оказалась отменная.

— Он определенно решил всех добить, чтобы не мучились, — флегматично заметил Вериет. Из всех четверых он был самым спокойным и рассудительным.

— Давай еще раз, — насупился Азанар, стоя позади меня, помогая натягивать тетиву, он недовольно пыхтел мне в затылок.

На этот раз получилось. Стрела попала в мишень. Пусть только в самый край, но для меня и это уже была радость. Потому, с проснувшимся азартом, стала пытаться уже сама. Естественно, сразу ничего не получалось, стрелы у меня то падали, то цеплялись за тетиву, сколько пальцев я себе ободрала, сколько раз падала — не счесть. Но в итоге со стопятисотого раза, наконец, вышло более-менее сносно. И это была удача. Я ей радовалась, как ребенок, которому подарили вожделенную игрушку.

В тот момент я потерялась во времени и пространстве, входя в раж после маленьких побед, потому голос Лиава заставил вздрогнуть.

— А сейчас на озеро? — при этом его глаза блестели от непонятного предвкушения. У меня создалось ощущение, что они считают меня совсем никчемной. И тут я усмехнулась про себя. Ага, аж два раза я им дам позлорадствовать. Плавать-то я умела прекрасно. И в воде чувствовала себя, как рыба. Единственная проблема: как при них раздеться? Тогда они поймут, что я девушка. А открывать свое инкогнито мне пока не хотелось. Я чувствовала, что об учениях придется забыть.

— С удовольствием, — все-таки не став раньше времени будить подозрения, заулыбалась я во все тридцать два.

Идти долго не пришлось. Минут через десять перед нами открылся обзор на большое озеро, в котором играли блики заходящего солнца. Около воды был песчаный пляж, а вокруг самого озера росли кусты, ветки которых уходили в воду. Сама вода при ближайшем рассмотрении оказалась очень чистой и прозрачной. Настолько, что на дне я смогла рассмотреть каждый камушек.

Недолго думая, не раздеваясь, прямо в одежде пошла в озеро.

— Может, тебе веревочку к ноге привязать? — поинтересовался Киен, на мой недоуменный взгляд, когда я повернулась, он пояснил: — Чтобы трупик утопленника удобнее было вытаскивать.

— Мечтай, — бросила я и… Резко ушла под воду рыбкой, нырнув как можно глубже. Вода оказалась теплой, тело в ней просто отдыхало.

Больше не обращая ни на кого внимания, я плавала, резвилась, ныряла в воде, взбираясь на камни, уходила плавно в воду, а после рассекала руками водное пространство. И только накупавшись вдоволь, решила проверить, что же делают мои учителя.

Вынырнув в очередной раз, чуть не ушла на дно. На меня смотрели, как на восьмое чудо света. Правда, судя по их мокрой коже поняла, что и они купались. Но почему я никого из них не увидела рядом с собой? Или они только возле берега искупнулись? А как же поплавать?

— Что-то случилось? — поинтересовалась я на всякий случай, не понимая их недоумения.

— Ты умеешь плавать? — с непонятной интонацией поинтересовался Азанар. Я на это только кивнула, все еще не соображая, что тут такого. — И тебя не тянет на дно? — я мотнула головой. И чтобы показать свою правоту, легла на спину и поплыла к ним.

Доплыв до берега, задрала голову и посмотрела на них. На их лицах было ошарашенное выражение. И тут меня пронзила, пусть и абсурдная мысль, но она имела место быть.

— Только не говорите мне, что вы не умеете плавать, — я даже перевернулась и встала на ноги, находясь по колено в воде.

— Мы и правда не умеем плавать, — пожал плечами Вериет. — Нас все время тянет ко дну. Воды не держат наши тела.

— Так не бывает, — в свою очередь удивилась я, и чтобы продемонстрировать свою правоту отошла подальше и легла прямо на воду звездочкой, вспомнив, что именно так учат детей держаться на воде. На дно меня не утянуло. — Иди сюда, — теперь во мне проснулся азарт. Захотелось проверить свою теорию.

Вериет с опаской приблизился ко мне, остальные трое, глядя на меня отошли на несколько шагов от воды. Странные они. С чего бы это? Но пока решила не заморачиваться с ними. Сейчас у меня была задача поважнее. Переключив внимание на своего подопытного, скомандовала:

— Давай, ложись на воду, вот так, — при этом я снова легла звездочкой, показывая, как надо. Парень попытался повторить, но его потянуло на дно. И так несколько раз. Я задумалась над этим феноменом. Потом предложила: — Попытайся расслабиться и почувствуй воду, будто она твоя стихия. Представь, что ты просто ложишься на диван, не думай о плохом. Подумай о чем-то хорошем.

Вериет на миг нахмурился, потом согласно кивнул и… Лег на воду, перед этим закрыв глаза. Сначала его вроде как стало тянуть на дно, а потом, словно что-то вытолкнуло на поверхность, и он теперь покачивался на небольших волнах, больше не идя на дно.

От радости тот еще несколько раз делал похожие манипуляции, а потом я показала ему простейшие движения руками, чтобы он мог плыть. А он, в отличие от меня, оказался отличным учеником и все схватывал на лету. Потому и получаться у него стало хорошо.

Остальные только открыв рот, наблюдали за нами, первым не выдержал Лиав.

— Я тоже хочу! — воскликнул он и бросился в воду. Остальные последовали за ним. Да только не успели они войти, как невдалеке раздался зычный голос Ири:

- Все! На сегодня тренировки окончены. Или вы решили уморить нашего гостя? А ну, живо в дом! — даже я присела от ее голоса, скрывшись под водой. А парни с неохотой стали снова выходить из воды. И только Вериет был довольным. Я впервые видела улыбку на его лице.

А стоило подойти к ведьме, как воины наперебой стали рассказывать, что произошло, с завистью поглядывая на Вериета. А тот, сделав грудь колесом, пафосно крутил головой из стороны в сторону.

- Хм, значит, и наш гость может вас чему-то научить, — задумалась женщина, а потом, подмигнув мне, склонилась пониже и в самое ухо произнесла: — Погоняй их завтра как следует. А сейчас тебя надо высушить.

Она прошептала заклинание, по мне прошлась теплая волна воздуха, мгновенно делая одежду сухой. Вот это сервис. Мне нравится. И никакого дискомфорта. Эх! Мне бы так научиться. Было бы здорово. Хотя, магия в руках идиотки может привести к необратимым последствиям. Так что, может и к лучшему, что у меня ее нет. Наверное, у меня куча других талантов, но я о них еще не знаю.

— Обязательно, — усмехнулась я, отвечая ведьме. — Не только же им меня мучить, — после чего, довольная собой, потерла руки и пошла за стол, пытаясь придумать, как же завтра помучить своих же учителей.

В эту ночь мне даже что-то снилось. Но на утро я так и не смогла вспомнить что. Единственное, что запомнилось, что это было что-то не совсем приятное, так как проснулась я в холодном поту. Чувство страха осталось в душе, так же, как и тяжесть в груди. Так бывает, когда двигается чувство чего-то неотвратимого. Неосознанно ждет пакости от судьбы. Неясная тревога разрывает внутренности. А с чем связана — определить невозможно. Именно такое состояние было у меня в данный момент. Я попыталась воссоздать в деталях свой сон. Но как ни старалась вспомнить, даже мозг напрягала, все было бесполезно. А потом стало не до этого.

Меня снова целый день тренировали. Но я видела, каким азартом блестят глаза учителей. Только никак не могла сообразить, с чем это связано. А вот когда ближе к обеду мои мучения закончились, Азанар выдохнул с явным облегчением и произнес:

— А сейчас быстро обедаем и на озеро, — так вот что они хотели. А я-то несообразительная оказалась. Им понравились вчерашние тренировки с Вериетом. И все дружно решили научиться плавать. Что же… Теперь глаза заблестели у меня. Не только же им надо мной издеваться.

Как только перекусили, я попросила у Ири лист и карандаш. Появилась кое-какая задумка. И я решила ее исполнить. Чтобы запечатлеть момент тренировок, так сказать.

Сегодня у озера было прохладно. Но после разгоряченной кожи — это было самое то, что надо. Ярко светило солнце, играя бликами на воде. Достав стопку листов, начала рисовать. Парни стояли молча и ждали, не став меня подгонять или торопить. Они просто разделись и вошли по колено в воду, смывая с себя пот и грязь. Я же не хотела отвлекаться, пока меня посетило вдохновение. Не часто такое бывает. Надо ловить момент, пока горячо.

Закончив с рисунком, опять поразилась тому, что на нем появились все краски буйствующей природы, и картинка вышла, как живая. Отложив рисунок в сторону, сама потянулась и, как и вчера, не раздеваясь, побежала в воду. Наплававшись вдоволь, нанырявшись, подплыла к парням и! хитро прищурившись, спросила:

- Ну, что, можем начинать? — те синхронно кивнули, едва ли не пританцовывая на месте. Начать решила с Азанара. Всех сразу учить не могла. Так как следить за всеми не было возможности.

К моему сожалению, он оказался слишком смышленым. Ни одного казуса не возникло. Уже через несколько неудачных попыток, он мог сносно держаться на воде и даже немного плыть. Оставив его с Вериетом плескаться, я принялась за Киена и Лиава. Вот там был простор для фантазии. Я смогла, наконец, повеселиться, наблюдая, как у них то одна нога торчала из воды, когда они уходили на дно, то попа была кверху, что смотрелось ну очень комично. Один из таких моментов, не выдержав, я решила запечатлеть. Что и сделала с огромной радостью.

Но уже к вечеру и с ними удалось разобраться. Хотя они сначала дулись, отказавшись учиться. Но на них рыкнули Азанар с Вериетом, и им ничего не оставалось, как веселить меня дальше. А я еще и прутик взяла, чтобы лишний раз хлестать то по ногам, которые торчали из воды, то по заднице. Они только зло на меня поглядывали, но ничего поделать не могли. Ну, а что, не все же им надо мной издеваться. Должен же и на моей улице быть праздник.

К вечеру, наконец, все четверо уже могли сносно плавать. А я даже расстроилась немного. Закончилась моя лафа. Теперь ведь отыграются по полной программе. Ну да ладно. Где наша не пропадала. И тут выдержим. Не впервой. Это, во всяком случае, лучше, чем оказаться в каком-то непонятном гареме. Ведь этого я точно не хочу. Значит, придется терпеть и учиться.

Вернувшись к ведьме, показала ей свои рисунки. Она очень долго смеялась, все время косясь на парней. Те же стояли красные, как вареные раки, но сказать ничего не могли, только пыхтели, как паровозы. А вот уже со следующего дня я поняла, что все, что было до этого, это были цветочки. Мне просто давали возможность привыкнуть и освоиться. А настоящие тренировки начались после.

Несколько дней прошли, как в тумане. Ири не успевала залечивать мои многочисленные ссадины, порезы, сбитые в кровь руки и ноги. Мне пришлось заново осваивать полеты Тарзана, перескакивая с ветки на ветку, срываясь, отбивая конечности, и снова скакать. Пришлось научиться кувыркаться, что далось мне с огромным трудом. Я даже едва шею не сломала. Ногу точно вывихнула, неудачно упав. Если бы не способности ведьмы, я уже давно была бы трупом. Не знаю, как и что она сделала, но я отчетливо почувствовала, как во мне что-то изменилось. Появилась некая сила, я стала более ловкой, не так быстро уставала.

На четвертый день моих мучений, Азанар с гордостью констатировал:

— Знаешь, Гер, из тебя еще может получиться неплохой воин. Вот только… — при этом он немного задумался. А потом продолжил: — Боюсь, что в назначенный срок мы можем не уложиться.

— А как они это узнают? — меня давно волновал этот вопрос, и только теперь я решилась его озвучить. Все четверо опустили головы. Так. Это очень странно.

— Будет показательный бой на арене, — наконец произнес Вериет. — На котором ты должен победить. В противном случае… — он замолчал, а я содрогнулась. В продолжении не было нужды. И так поняла, что будет в противном случае. Хотя слова об арене резанули слух. Это что получается? Из меня делают гладиатора? Ведь в истории моего мира такие бои проводились только с ними. Тут же вспомнила картинки того же Спартака. Высокий, с горой мускулов, зверским взглядом. Мне до него, как до луны пешком. И если ему с трудом удавалось побеждать, то на что же рассчитывать мне? Мелкая, слабая, одно утешение, я стала юркой и выносливой. Но этого явно мало для состязании на арене.

Я поникла. Но в то же время в голове билась мысль, что я просто обязана победить. Ведь не для того же, чтоб оказаться в гареме, я сюда попала, в этот мир. Я хотела приключений. Другого я не загадывала. И вообще не понимала, как оказалась в такой ловушке. И уж точно я не желала зависимости от кого-то. Значит, надо сцепить зубы и пытаться освоить все, чему учат меня воины.

Еще полторы недели пролетели, как один миг. Каждый день был еще хуже предыдущего. Хотя, казалось бы, куда уж хуже? Но тем не менее, факт остается фактом. Мне придумывали все более заковыристые задания. От которых я готова была просто выть. Слезы выступали на глазах. На красоту окружающего уже даже не обращала внимания, не до того было. Сейчас для меня стало главной задачей: во что бы то ни стало выжить и освоить уроки. Так как день икс приближался. И ведь никто не знает, кто будет моим соперником.

Самым обидным было то, что мышечную массу мне так и не удалось нарастить. Как была задохликом, так и осталась. Хотя тоже хорошо помнила: те же Амазонки, они весь имели красивые тела, пресс, мускулы, красивую фигуру. Почему же мне не удается стать, как они? Чем я хуже? Но мои учителя решили извлечь из этого выгоду.

— Глядя на тебя, все начнут тебя просто недооценивать, а мы возьмем всех ловкостью, — пытался успокоить меня Вериет. Я на это только молча кивала, глотала непролитые слезы и соглашалась с ним, в душе понимая, что если выйдет какой амбал, метра два ростом, то и ловкость не поможет, так как бороться я с ним в любом случае не смогу при всем моем желании.

— По крайней мере ты многому научился за две недели, — констатировал Азанар, глядя в мои покрасневшие глаза. — Так что, будем надеяться на удачу.

И снова я только кивала в ответ, ничего не говоря. Да и что я могла ответить? Как воин я пока никакая. Меч так и не удалось поднять, зато с клинками и луком стала обходиться уже намного лучше. В «десятку» конечно не попадала, но и мимо мишени ни стрелы, ни клинки не пролетали. И это несказанно радовало. Не убью, так хоть покалечу малость.

Только с каждым днем, который приближал меня к этому злополучному турниру, поджилки тряслись все больше. Сосредоточенность упала. Руки просто опускались, приходилось изо всех сил стараться. Хорошо, ведьма здорово помогала, вселяя уверенность, подбадривая. Да и парни оказались не такими плохими, как я о них думала вначале.

За это время мы, можно сказать, сдружились. Они уже не издевались, а помогали, если у меня что-то не получалось. Рассказывали, как лучше сделать и как вообще даже пытаться не стоит. Я прислушивалась к их советам. Но в душе продолжало ворочаться непонятное предчувствие. От этого становилось очень плохо. Да еще и сны эти… Каждую ночь я от кого-то убегала, но кто это был, никак не могла рассмотреть. А так же и то, удалось ли мне сбежать. Утром просыпалась едва ли не с криками. Ощущение липкого страха преследовало меня целый день. Даже ведьма не могла справиться с ним.

Успокоительные травы, заваренные ведьмой, не помогали. Я видела, что ее это беспокоило, но она ничего не говорила, только хмурила лоб, постоянно к чему-то прислушивалась. А стоило мне отвлечься, о чем-то шушукалась с воинами. Все это очень и очень странно. И мне это не нравилось. Но поделать ничего не могла.

К концу третьей недели глаза уже просто готовы были вылезти из орбит от недосыпания. А сама я просто шаталась от усталости. Казалось, стоит подуть малейшему ветерку, и меня унесет в неведомые дали. В таком состоянии я ведь точно провалю все, что можно и чего нельзя. Но и выспаться как следует не получается. А обращаться к Ири мне совестно. Она и так столько для меня сделала.

Только ведьма и сама поняла мою проблему. В ночь перед решающим днем, она уложила меня на топчан и стала читать какое-то заклинание, водя по моему телу руками. Я почувствовала, как в меня будто вонзились тысячу иголок, сначала было неприятно, а потом на меня напала такая нега, я смогла, наконец, расслабиться. Веки потяжелели, глаза стали закрываться. Под мерный, убаюкивающий и успокаивающий голос ведьмы я уснула.

В эту ночь мне ничего не снилось. И впервые за несколько дней я проснулась бодрой и отдохнувшей. А еще одно заклинание женщины вселило в меня уверенность в удачном исходе турнира.

Ехали все на лошадях. Азанар и для меня нашел красавицу, ничем не отличавшуюся от их коней. Ездить верхом меня научили, поэтому, страха я больше не испытывала. Более того, мне даже понравилось. Ехать пришлось часа три, наверное. Тракт был пустынным, солнце нещадно палило. На небе не было ни облачка. Но это не помешало мне крутить головой из стороны в сторону, пытаясь все рассмотреть. Ведь я нигде же еще и не была, кроме леса и дома ведьмы. А тут такая возможность.

С одной стороны тракта были обширные поля, засеянные странными растениями, высокими, как наша рожь, только вместо колосков были странной конусообразной формы бутоны, большие, с мою ладонь. Они качались от малейшего дуновения ветерка, создавалось ощущения волн в бескрайнем море. С другой стороны все еще был лес. Но это мне было неинтересно, на него я успела не только насмотреться, но и набегаться и напрыгаться. Потому и рассматривала все, чего еще не успела узреть.

Далеко впереди виднелись шапки гор, которые уходили высоко в небо. Даже отсюда можно было рассмотреть их белоснежные вершины и небольшой туман, который вился вокруг них. Я так засмотрелась, что пропустила момент, когда мы подъехали к огромным воротам города. Ого! Прямо, как у нас в старину, город, обнесенный каменной стеной.

— А зачем стена? — обратилась я ко всем сразу. Хотя опять-таки, из истории средневековья я хорошо помню о защитных функциях такого укрепления. Но вдруг здесь все по-другому. Ведь мир-то не мой. На меня посмотрели, как на больную. Но все-таки снизошли до ответа:

— Стена сдерживает натиск, как врагов, так и многочисленной нечисти, — пояснил Азанар, а мне пришлось только покивать с умным видом. Значит, ничего нового. Все остальное решила разузнать позже. Пока не до этого, тем более, что, подъехав к воротам, нас тут же пропустили без очереди. И подковы лошадей застучали по мостовой. Ну, точно! Все, как в средневековье. Я даже поразилась.

Дома сделаны в основном из белого кирпича. Одно- и двухэтажные строения радовали глаз своей ухоженностью, на балкончиках были выставлены небольшие горшки с цветами. Ставни расписаны или вырезаны. По обе стороны дороги росли небольшие деревца или кустарники. Но их было очень мало. Только это нисколько не портило вида.

По городу мы ехали недолго. Буквально минут через десять перед нами предстал огромный Колизей, как я его сразу для себя окрестила, очень уж был похож на то, что я видела на картинках. Вот тут-то у меня и произошел скачок сердца. Оно готово было выпрыгнуть из груди. Поэтому, постаралась максимально успокоиться, зря что ли Ири вселяла в меня уверенность.

Внутри оказалось мрачно и темно. Если бы не факелы, которые висели на стенах, точно бы ноги поломали, так как пол был неровным, многочисленные выбоины мешали ровно идти, лошади начали спотыкаться. И тут из-за поворота показалась ухмыляющаяся рожа препротивного типа, который, смерив нас всех взглядом, остановился на мне и похабно заржал.

- Все, слезай, ты уже приехал. Пошли со мной, — я затравленно глянула на товарищей, но те только согласно кивнули. Значит, это так и надо?

Пришлось сползать со своей красавицы и плестись за этим жирным боровом, который привел меня в каморку, в которой дурно пахло: потом, грязью, немытыми телами и еще чем-то, что идентифицировать мне не удалось. От обилия запахов закружилась голова. Но пришлось стойко терпеть. А когда он достал какие-то две тряпочки и, бросив мне, произнес:

— Давай быстрее, переодевайся, — я чуть не завыл. Набедренная повязка и какая-то металлическая фигня на грудь. И зачем это? Лучше бы в своей одежде осталась. Но возражения не принимались, только сказали, что если не потороплюсь, объявят победителя, и это явно буду не я, а тогда… Мне крышка. Вот и пришлось очень быстро скидывать с себя свою одежду, повернувшись к мужику задом, и натягивать эти повязки и металлическую пластину на грудь. В таком виде во мне точно не признают девицу. А там посмотрим, вдруг удастся выкрутиться.

Выйдя на арену, застыла. Моим противником оказался гигант с зеленой кожей и устрашающим лицом. Шрэк отдыхает. Содрогнувшись, я сделала маленький шажок вперед. А дальше начался танец…

Я стояла, как истукан, боясь сделать шаг. Этот же меня на одну руку положит и другой прихлопнет. И скажет, что так и было. Даже фамилии не спросит, а имя ему мое так вообще и не понадобится. Вспомнит только, что победил очередную глисту в скаф… тряпочках.

Что делать? Что делать? Подумать некогда и спросить тоже. Так что придется соображать самой и на бегу. А ведь эти злыдни, мои учителя, знали же, с чем придется столкнуться. Просто не верю, что не знали. Почему же молчали? Скорее всего, не хотели пугать раньше времени. Да, здесь поможет только танец, иначе это и не назвать, с моими-то способностями. Пусть я многое узнала, но не настолько, чтобы драться на равных.

А что делать? Не могу же я с этим громилой сражаться по-честному. Он меня одним мизинчиком замочит, а потому кручусь, как могу. Еще и трибуны ревели, улюлюкали, свистели, мешая сосредоточиться. От страха на мгновение сковало руки и ноги. Зеленокожий неотвратимо приближался, похабно ухмыляясь. Э? Чего это он? Я же тут вроде как в виде парня. Или он того… по мальчикам, что ли? Это еще хуже. Так, Гера, соображай, иначе кранты. Дальнкйшее произошло само собой. Страх ушел, на меня снизошло спокойствие. Я не стала смотреть в ту сторону, где предположительно находились мои учителя. Но их молчаливую поддержку хорошо и ясно ощутила. Ну что, красавчик, потанцуем? Для себя я решила, что не возьму силой, у меня это просто чисто физически не получится сделать, так сначала измотаю, а потом запинаю лежащего.

Гигант оглядел мое тщедушное тельце, ухмыльнулся, а что, я ему на один зуб, то есть клык. Затем стал разминать руки и плечи, крутя-вертя ими в разные стороны, головой повертел, ножки размял, присев. Я подумала, он что, зарядку делает?

— И с этим мне сражаться? — прогремел бас этого типа, трибуны взорвались хохотом.

Я же спокойно наблюдала за позерством своего соперника. Ну-ну, смейся-смейся.

— Вы что, серьезно? — обратился он в сторону, наверно к организаторам сего спарринга. — Мне ж это… Даже стремно с ним драться после всех моих побед, — продолжил зеленый.

— Стремно ему, значит, — хмыкнула я. — Нечего судить по оболочке, надо заглянуть вглубь, — вот это я ему и докажу в качестве науки на будущее.

Посмотрим, кто будет смеяться последним, а кто соплями умоется. Вот интересно, а куда его отправят, если эта громадина проиграет? Предавалась я мыслям, пока он играл своими мышцами. Интересно, если он проиграет, его в гарем заберут? Наверное, в качестве евнуха.

Ухмылка растянула мои губы, она-то и не ускользнула от взгляда этой зеленой тушки, что стало сигналом к его атаке. Я стояла и улыбалась, а он начал приближаться ко мне, совсем близко уже. Чего стою? А вот и выпад в мою сторону правой рукой. Аха, сейчас, мы это проходили, по интуиции поднырнула под нее, затем под правую. Да он что, больше ничего не знает, как ветряную мельницу изображать?

Сама не знаю, что со мной случилось и откуда такая идея пришла, но после очередного взмаха лопасти ветряной мельницы, я поднырнула ему под руку, просунула согнутую правую руку под его и одновременно, подскочив, ударила его под подбородок снизу вверх кулаком, а затем отскочила назад. Сама офонарела от такого, будто моими действиями руководили. Задумываться было некогда, так как мой удар был укусом комара и только разозлил противника.

— Нечего стоять, побежали, девочки, не отстаем, — так я издевалась над этим типом, уворачиваясь от его кулаков. А все-таки иметь маленький рост неплохо, хрен поймаешь, как я ловко от него ускользала между его ног и рук. Только надо было не попасть под удар, иначе буду размазана об стенку. Мы долго танцевали, но от всех прыжков, кувырков и уверток уставать начал не только он, но и я. А потому надо было заканчивать.

Очередной нырок под поднятую ногу, и я использовала свой, девчачий, но такой действенный прием — удар ногой в пах. Громила взвыл, держась за свою прелесть, тут с моей стороны последовал удар ногой под коленный сгиб, от чего зелень пузатая рухнул еще и на колено. Далее последовал удар с моей стороны в его висок. Вот откуда я все эти приемы-то знаю? Наверно подсознательно применила, насмотрелась в свое время фильмов.

Глаза у этого типа стали, как блюдца, вокруг стояла такая тишина, что если бы пролетела муха, услышали бы все. Казалось, народ даже дышать перестал и пыхтеть тоже. Думала, все, сейчас эта тушка с дерьмом рухнет без чувств, но видно удар не подрасчитала, силенок маловато или по виску промазала, не в то место попала. И тут, заметив, что тот стал приходить в себя, резко встала позади него и интуитивно нажала на точки на шее, а потом ключицах, полностью отключая громилу. Тот, не ожидая подобного, глянул на меня в последний раз с долей обиды и удивления, и с грохотом свалился на песок.

Я стояла, смотрела на него и пока еще не верила, что у меня получилось. А потом, счастливо рассмеявшись, еще и ногу поставила на его тушу, будто огромного зверя самолично завалила, и только после этого победно оглядела трибуны, где сидели толпы с выражением ужаса, непонимания, неверия, а некоторые и с радостью на лицах. Где фотографы, чтобы запечатлеть на память мой триумф? Ах, да, я забыла, где нахожусь. И славы мне не видать, как своих ушей. Только ошиблась я.

Буквально через пару минут думала оглохну от поднявшегося ора, свиста, топанья ногами, хлопанья крыльями, шипения. Но когда на арене показался странный высокий тип с рогами и хвостом, все резко смолкли. Следом за ним шли мои товарищи, довольно ухмыляясь.

— Итак, поединок окончен! — вот это голосок, никакого рупора не надо. Мне даже на миг стало страшно, я представила себе этот голос, когда мужчина крикнет. Оглохнуть можно сразу. — Победитель Гер, — вопросительный взгляд на меня, который я проигнорировала, так как не поняла, что от меня хотят.

— Он пытается узнать твой род, — шепнул мне Азанар, подошедший ко мне. Теперь настала моя очередь вытаращить на него глаза.

— Какой род? Ты о чем? Я же… — тот зыркнул на меня так, что я сразу же подавилась словами.

— Ш-ш-ш-ш… — зашипел он, мне пришлось согласиться и замолчать. Рогатый же, так и не дождавшись от меня ни слова, махнул хвостом и продолжил:

— А так, как он поединок выиграл, то с этой минуты поступает в Академию Чародейства и Магии, — повернувшись к моим товарищам, с сожалением добавил: — Можете его забирать.

Я едва не подавилась воздухом. Как будто я неживое существо, что можно мной распоряжаться по своему усмотрению. Не успела я возмутиться, как мою кисть сжали так, что едва глаза из орбит не вылезли от боли. Обернувшись, заметила испуганный взгляд Азанара, который и держал меня за руку.

— Ты чего? — уточнила я с опаской у него.

— Молчи. Все потом, — как бы я не хотела высказаться, но решила послушать товарища. А то вдруг сделаю только хуже.

Медленно, шаг за шагом мы покидали арену. Только все от чего-то были слишком напряжены. Очень странно. Что-то они не договаривают. Понять бы что. Парни постоянно оглядывались и их взгляды были такими зверскими, что я подумала: они собрались драться. Но ведь не с кем.

А стоило нам выйти на свежий воздух, а он тут действительно был свежим, никакой загазованности или радиации, как я накинулась на них с вопросами:

— И что это было? Почему мне не дали возмутиться? Почему вы шли с такими зверскими лицами? Вы ожидали нападения? От кого? — меня снова схватили за руку и быстро потащили подальше от этого здания. И только забежав в какой-то парк, все выдохнули с облегчением, и Вериет начал отвечать:

— Если бы ты там сказал хоть слово, это расценили бы как неуважение и тебе пришлось бы драться еще раз, исход мог быть плачевным для тебя. Если повезло один раз, то не факт, что могло выгореть и во второй. Если бы ты уходил один, любой из присутствующих мог предъявить на тебя права, тогда опять пришлось бы драться, только наша компания сдерживала желающих, так как в этом случае, вместо тебя мог выйти на арену любой из нас. И да, мы ожидали, но не нападения, а выкрика о правах. Все? Ты узнал, что хотел? — во время всего рассказа, моя челюсть опускалась все ниже. Под конец я ее едва успела поймать ее около земли и вернуть на место.

— Вот это порядки, — едва выдавила я из себя. — А почему раньше всего этого не рассказали?

— Не хотели пугать раньше времени, — ответил Азанар. — Ты и так был на взводе. Зачем все усложнять еще больше? Зато теперь ты все знаешь.

— Н-да, как все сложно, — на миг задумалась, что хорошо, когда рядом есть тот, кто поможет и подскажет. Я тепло и благодарно улыбнулась парням, после чего они снова свистнули, и все наши лошади оказались около нас. Взобралась на свою я с трудом, это пока единственное, что я делаю с помощью парней, самой рост не позволяет. И только усевшись на лошадь, с чистой совестью и чувством выполненного долга, поехали обратно.

Выехали из города с трудом. Народа было очень много: и пеших, и конных, и с телегами. Едва пробились сквозь толпу. А вот уже по дороге, отъехав на приличное расстояние, никого не увидели. Интересно, куда они все подевались?

Пока все молчали, я думала и размышляла. Что же это за Академия такая? Кто в ней учится? Как я там буду? Ведь ничего же не умею. Но тут почувствовала позыв организма. Попросив парней остановиться около одного из приглянувшихся деревьев, сползла с лошади и бодрячком помчалась к большому дереву, за которым можно было хорошо спрятаться.

А дальше произошло то, чего никто и ожидать не мог. Из дерева вдруг появились щупальца, которые, дождавшись пока я закончу справлять нужду, резко утянули внутрь. Я даже пикнуть ничего не успела. Мне зажали рот, стянули руки и ноги, чтобы рыпнуться не смогла. А потом глаза ослепило ярким светом и чьим-то смехом, от которого все внутри содрогнулось.

Всего миг, и я оказалась на каменном полу в огромном зале, а надо мной возвышалась дамочка со злым взглядом и с усмешкой на губах.

— Ты кто? — попыталась я выпутаться из этих щупальцев, но она не ответила, расхохотавшись, запрокинув голову, и только потом зло произнесла:

— Скоро узнаешь.

— А скоро, это когда? — начала наглеть я, так мне стало страшно. Эта женщина пугала своим взглядом. Он был злым и жестоким.

— Скоро — это когда я решу. А пока… — она махнула руками, и тот же миг я оказалась на холодном полу в какой-то каморке-темнице, с решетчатым окном, которое находилось под самым потолком.

Радовало одно: с рук и с ног исчезли щупальца, и я стала растирать затекшие конечности и трястись от холода, так как была все еще в той самой набедренной повязке. Мы ведь так торопились покинуть неприятное место, что про свою одежду я напрочь забыла. Не до нее было в тот момент. А сейчас чувствовала, как холод пробирает до костей. Но больше всего меня трясло от страха. Неизвестность угнетала. Зачем эта ведьма меня сюда притащила? Что я ей сделала? И почему ничего сразу не сказала?

С трудом поднявшись на ноги, хорошо из обуви были сандалии, которые хоть немного защищали от холода, идущего от пола, я решила попрыгать, чтобы немного согреться. А заодно измерить свою камеру-вытрезвитель.

Она оказалась три метра в длину и всего два — в ширину. Особо не побегаешь. Несколько раз подпрыгнув, попыталась дотянуться до окна. Не удалось. Пришлось просто приседать, скакать, отжиматься, чтобы не дать телу окончательно заледенеть.

И тут вдруг я что-то почувствовала. Словно кто-то пытался подойти ко мне, дозваться, но ему что-то мешало. Сосредоточившись на ощущениях, стала прислушиваться. Словно сквозь вату меня звала Ири.

— Гер… Гер, ты меня слышишь? — и вот как мне ей ответить? Я стала напрягать мозги, пытаясь придумать, как до нее донести свои мысли. Несколько раз пыталась мысленно завопить: «Да, слышу», — только все было безрезультатно. До меня продолжали доноситься ее крики, но она, судя по всему, меня не слышала.

Сев на холодный пол, закрыла глаза и стала думать. Потом вспомнила о каком-то романе, где герой учился открывать свое сознание, и представила, что настежь распахиваю дверь перед ведьмой. И только тогда попыталась еще раз ответить:

— Слышу. Ири, вы где? — на этот раз меня услышали. У меня в голове раздался такой визг радости, что я едва не вскочила и не зажала уши.

— Ты куда так резко пропал? Как исчез, что парни не углядели? Где тебя носит? — на меня посыпался ворох вопросов. А я даже не знала, что ответить. Но потом выдала, как было:

— Какие-то щупальца утащили, а тут какая-то злая тетка, все время скалилась и засунула меня в темницу, тут так холодно, а я в набедренной повязке, — заныла я, представляя, как она за такое парней по головке не погладит. Представив, как хрупкая женщина стоит, уперев руки в бока и отчитывает четверых здоровых лбов, сама расхохоталась. Но дальше стало не до смеха.

Когда ведьма описала мне ту дамочку, в гостях у которой я оказалась, а я подтвердила, что это действительно она… Ири завопила от ужаса. Это оказалась колдунья Верилия, которая долгое время пыталась перетянуть на свою сторону Азанара с его друзьями, но тем удавалось благополучно избегать ее ловушек. А сейчас…

Тогда-то я и поняла, насколько крупно влипла. И не только сама, но и товарищей подставила. В том, что они явятся на выручку, я не сомневалась ни на грамм. Но вот что это будет значить для них и чем может закончиться, сложно сказать. Значит, надо думать, как попытаться выпутаться самостоятельно.

Не успели мы с ведьмой толком поговорить, как лязгнули засовы, и дверь открылась. На пороге показалось нечто горбатое, скукоженное, неопределенного пола, патлатое. Морщинистая, серого цвета кожа висела, будто ее обладатель нацепил ее на два, а то все три размера больше. Пальцев у существа было всего три, зато когти на этих конечностях впечатляли.

— Идем, — буркнуло нечто, глянув на меня из-под густых бровей, которые почти закрывали глаза. Ни слова не говоря, направилась на выход. После разговора с Ири стало немного спокойнее, хотя страх окончательно не исчез, но я загнала его поглубже, чтобы он не мешал думать и искать выход из создавшейся ситуации. Меня снова ввели в тот же зал. На этот раз я смогла осмотреться. Огромный трон с черепами на спинке, ворон, сидящий на каком-то шаре, стоящем посреди зала на постаменте, тоже черного цвета. Только алтарь около стены был кроваво-красным. На нем стояла огромная чаша, которая сама собой переливалась несколькими цветами. Временами в ней что-то вспыхивало, и из нее валил густой пар.

— А что в ней? — забыв, где нахожусь, мое любопытство бежало впереди меня, поинтересовалась я, тыкнув пальцем в чашу.

— Эликсир жизни, — как ни странно, но мне ответили, причем, без всякой агрессии. Я даже удивилась такому. Но потом решила еще немного понаглеть.

— Это что значит? Его выпиваешь, и ты бессмертный, что ли? — на это колдунья расхохоталась. У нее даже слезы из глаз выступили.

— С чего ты это взял? Бессмертие у меня и так есть. Зачем оно мне еще и тут, — теперь она ткнула наманикюренным пальцем в чашу.

— Тогда не понимаю, — честно призналась я. — Зачем тогда этот эликсир жизни, как не для бессмертия? — на меня посмотрели, как на дауна. Но снова ответили. Видимо, у нее настроение хорошее, да и поговорить не с кем, вот она и расщедрилась на объяснения.

— Он дает силу… Огромную силу тому, кто его выпивает, и готовлю я его для… — договаривать она не стала, к чему-то прислушиваясь. Да что же это такое? Как что интересное, так по закону подлости обязательно кто-нибудь прервет.

Но объяснения об эликсире меня заинтересовали. В мозгу заработали шестеренки. Казалось, что я даже слышу их скрежет. Верилия бросилась к выходу, что-то произнеся на непонятном языке. В тот же момент, не успела я порадоваться, что меня оставляют одну, как рядом нарисовался тот самый горбун. Он зло посмотрел на меня и что-то сказал. Но понять его слова оказалось нереально.

- Что? — переспросила я. Так и хотелось ляпнуть пошлость, но я сдержалась, культуру поведения никто не отменял. Кто его знает, как этот тип себя поведет. Черканет когтиком и пиши пропало, не будет больше Геры. А я еще за нечистью не побегала. Ножичками не помахала. Рановато мне еще умирать.

— Сядь и жди, — указав в угол, произнесло чудовище. Я стала медленно продвигаться к тому самому углу, в который мне и показали. Тот пристально следил за моими манипуляциями. Почти дойдя до чаши, я снова обернулась к своему надзирателю. А потом посмотрела на ворону, которая, казалось, насмехалась надо мной. Очень уж ее взгляд слишком умных для птицы глаз, мне не понравился.

— А чегой-то она так смотрит на меня? Тоже слопать хочет? — ткнула я в птицу пальцем, ага, культура из меня сегодня так и прет, со всех щелей, не желает показать свой лик. Хотя я честно пыталась быть культурной. Надзиратель повернулся к вороне и стал ей что-то говорить на своем наречии.

Именно этого мне и надо было. Схватив чашу, в один момент ее опустошила, поставив на место. Повернувшись к надзирателю и вороне, заметила, что оба в ужасе смотрят то на меня, то на дверь зала. А потом оба резко подскочили, ворона захлопала крыльями и взлетела под самый потолок, а чудовище посеменило куда-то в сторону неприметной двери, попытавшись исчезнуть. Но не успело…

— Куда?! — даже стены задрожали от такого вопля. А я так вообще присела, расстроенная, что ничего нового в себе не почувствовала, ни силы, ни магии, на которую так рассчитывала. Получается, колдунья обманула? Или некачественное зелье приготовила.

— Он… Там… — тыкая в меня пальцем, стало лепетать это нечто. Колдунья ничего не могла понять. Но тут вслед за ней в зал вошли четверо моих товарищей во главе с Ири.

— Где Гер? — пошла в атаку ведьма. Странно, она что, меня не замечает? И тут только до меня дошло, что я стояла аккурат за постаментом, где сидела ворона, потому, со входа меня было не видно.

Сделав шаг в сторону, хотела было улыбнуться и поприветствовать товарищей, но в ту самую минуту меня скрутило от волны горящей лавы, пробежавшей по венам. Едва не заорала. Я вытаращила глаза, губы закусила, чтобы не закричать. Даже почувствовала, как что-то теплое побежало по подбородку. Кровь. Все-таки прокусила.

— Что ты с ним сделала? — закричала Ири, бросаясь ко мне, но колдунья одним щелчком пальца отбросила ее в сторону. Та больно ударилась спиной о стену, о боли я узнала по ее сдавленному стону. Во мне стала подниматься злость, а вместе со злостью некая волна силы, что казалось, сейчас порву всех, кто причинит боль друзьям, особенно этой женщине.

Выпрямившись, посмотрела в глаза колдунье. Не знаю, что она в них увидела, но ее передернуло, а потом ее взгляд упал на чашу, вот тогда ей стало реально не по себе.

— Ты что… Как?! — схватилась она за голову. На один всего миг ее взгляд стал затравленным, но надо отдать ей должное, она быстро взяла себя в руки. — Я уничтожу тебя, — столько ненависти и ярости было в ее голосе, что будь я в полном адеквате, присела бы от страха.

Но в данную минуту я была словно пьяная, мне было море по колено. Потому, сама еще толком не зная, как распоряжаться той силой, что бурлила во мне, только усмехнулась и произнесла:

— Попробуй, вдруг получится, —, а дальше началось светопреставление.

Засверкали молнии, вырывающиеся из рук колдуньи, в меня полетело… Ой, чего там только не было: ледяные стрелы, огненные шары, черная муть, жгуты непонятного цвета, пытающиеся меня скрутить, те самые щупальца…

Да только ничего не достигло цели, подлетая ко мне, вся та дребедень тут же рассыпалась прахом, что только еще больше злило и раздраконивало колдунью. Она пыталась снова и снова.

Глянув на Ири, чтобы проверить ее состояние, заметила, что она пришла в себя. Что меня порадовало. Мои друзья с мечами наготове стояли и улыбались, наблюдая за мной и колдуньей.

Только долго радоваться не пришлось. С двух сторон открылись двери, и зал стал заполняться разного рода нечистью. А вот это уже не есть хорошо. Кажется, на этот раз мы крупно влипли.

Что же, сдаваться без боя никто не станет. Надо попытаться отбиться. Чем парни и занялись, не давая монстрам приблизиться ко мне.

Потанцуем?


Засверкали клинки, запели мечи, посыпались заклинания. Только на месте одной убитой нечисти появлялось сразу три. И откуда они только выползали? Я даже сама не могла в тот момент понять, что со мной происходит, настолько быстро и четко действовало мое тело, словно им кто-то управлял. Но разбираться с этим пока не было возможности.

Устали все мы, только тем, с кем мы дрались, все было нипочем. Они продолжали наступать, тесня нас своей численностью. Вскоре, как и следовало ожидать, скрутили и спеленали всех, и отволокли в подвал, где еще совсем недавно сидела я одна. Бросив всех шестерых на каменный пол, колдунья со своими слугами удалилась, довольно скалясь, глядя на нас.

Когда дверь закрылась, Ири подползла ко мне ближе, как ни странно, но мы остались связанными, от пут освобождать нас никто не спешил.

- Гер, поделись силой, не могу распутаться, здесь все блокирует мою магию, — произнесла женщина, подползая ближе и падая рядом.

- Э? А как? Я с радостью, — ответила я ей, пытаясь сообразить, как могу отдать ей то, чего было во мне много. Я даже ощущала, как что-то неизвестное во мне пытается вырваться наружу, будто я заперла внутри себя огромного зверя, а он не желал сидеть взаперти, воя и требуя выпустить его.

— Сосредоточься и представь ручеек, плавно перетекающий ко мне, — начала она объяснять так, чтобы даже такой неуч, как я, поняла и сообразила.

— Сейчас попытаюсь, — даже глаза закрыла, представляя себе то, о чем говорила Ири. И у меня получилось, перед глазами предстала картинка этого ручейка, стекающего по горным тропам, прямо к ведьме, постепенно увеличивая скорость и размер. Я вошла в раж. Теперь это уже был не ручеек, а горная река, которая смывала все на своем пути, устремляясь к одной цели.

- Гер! Гер! Хватит! — раздался над ухом истошный вопль. — Я столько не выдержу, — пояснила она, как только мой взгляд обрел осмысленность.

Вопрос о том, как теперь это прекратить, отпал сам собой. Стоило мне открыть глаза, как все резко прекратилось. Я с радостью заметила, что все уже избавлены от пут и сейчас растирают затекшие конечности.

— Надо отсюда выбираться, — поглядывая на маленькое окошко, произнес Азанар, Лиав только хмыкнул, демонстративно посмотрел на маленькое окошко, в которое даже я с трудом пролезу, затем на внушительную фигуру воина и только тогда высказался:

— Надо, но если ты думаешь про окошко, то я сомневаюсь, что мы в него пролезем, если только нас разберут на части, — с ним все согласились, но другого пути нет. Выходить через дверь нельзя, вся та многочисленная нечисть снова не даст уйти.

— А если его расширить? — внесла я предложение, глядя на ведьму. Ну да, слишком сильна была у меня вера в магию, ведь, судя по книгам мною прочитанным, там могли из мухи сделать слона. Может и здесь так же?

— Каким образом? — удивилась Ири, при этом глядя на меня хитрым взглядом.

- Ну, я не знаю, — стала размышлять я, вспоминая, как и что там делали герои. — Точно! — воскликнула, вспомнив один эпизод с попаданцем. — Пальцами щелк, а оно раз и готово, — стоило мне закончить фразу, как нашу камеру огласил такой ржач, что стены содрогнулись.

— Пальцами, говоришь, щелк? — едва сдерживая смех, лукаво поинтересовалась ведьма. Я кивнула. — Вот так? — еще один хитрый взгляд сначала на меня, потом на окно, которое… Стало увеличиваться в размерах.

— Ага… — пораженно выдохнула я. — Значит… —, но меня оборвал-таки хохот уже не в силах сдержаться, женщины.

- Нет, Гер, ничего это не значит. Только благодаря твоей силе, нужным заклинаниям и полной сосредоточенности получилось это сделать. А не только щелчком пальцев, — пояснила она, от чего я сникла. Неужели там все врут в этих книжках? Хотя, если так подумать, откуда авторы вообще могут знать что-то об этой самой магии, с которой сами никогда не сталкивались?

— Ладно, потом все обсудите, пора выбираться отсюда, иначе всем будет каюк, — стал подгонять всех Азанар, сам же первый пролезая в расширившееся окно. Чтобы в случае чего подстраховать остальных. Действовать приходилось быстро, но старались это сделать как можно более бесшумно.

Ири шла третьей, только ее платье постоянно путалось, потому, когда в тишине раздался треск ткани, все вздрогнули, но останавливаться не стали. Женщина выругалась, больше никого не смущаясь, подхватила полы длинной юбки и, оголив ноги, выскочила в окно, аки лань. Парни только хмыкнули, но никто ничего не стал говорить, не та ситуация. Сейчас бы, главное, побыстрее слинять отсюда, а уже потом можно и повеселиться.

В какой-то момент, когда настала моя очередь, а шла я последней, возникло чувство, что все идет слишком гладко. Как будто сглазила. Не успела занести ногу, как лязгнул засов на двери, и в нее вошли… Нет, вбежали четверо монстров, в один момент оказавшихся рядом со мной и истошно вопящих.

— Уходите! — только и успела я крикнуть, как двое бросились было в окно, в котором их зажало намертво, видимо, Ири напоследок решила все вернуть на место. Так они и застряли, вопя до тех пор, пока не вбежали еще несколько монстров во главе с колдуньей.

Стоило ей только увидеть, что я осталась одна, как глаза полыхнули красным, волосы встали дыбом, словно живя собственной жизнью, обвились сначала вокруг шеи, потом поползли по плечам, напоследок, обвившись вокруг головы, каскадом упали за спину.

— В пыточную его, — распорядилась колдунья, резко разворачиваясь и выходя за дверь. Как я ни пыталась отбиваться, меня все равно скрутили и потащили по коридору. Я честно старалась упираться ногами, изворачиваться и уворачиваться, стараясь при этом пнуть побольнее одного из сопровождающих, только им мои пинки были, как мертвому припарка.

Когда меня затащили в помещение, думала глаза вылезут из орбит. Вот бы сюда нашу инквизицию. Ей бы здесь было раздолье. Их дыбы нервно курят в сторонке. Но когда меня потащили к какому-то приспособлению в стене, и стали распинать, стало не до смеха.

Ужас сковал мое тело, ледяная рука сжимала мое горло, сердце бешено заколотилось, оно готово было выпрыгнуть из груди, глаза широко раскрылись. Казалось, вот и пришел мой конец, сейчас меня распнут, хорошо еще на кол не посадят. Только хрен редьки не слаще.

В этом чудо приспособлении были какие-то странные рычажки и дырочки. Тут мой мозг прошибло как будто током, так это же… Из меня сейчас будут кровь спускать, постепенно вонзая в тело с помощью рычажков шипы. А там еще и кожу с живой сдерут, фантазия все больше и больше разыгрывалась, рисуя в моем воображении картинки моей казни.

По позвоночнику бежал холодок, спускаясь в трусы и перетекая в пятки, а дальше теряясь в неизвестном направлении. Я жить хочу. У меня столько дел незавершенных. В моей голове мысли бежали со скоростью света, я не успевала их улавливать. А мой взгляд был холоден и неподвижен, он как будто смотрел куда-то в пустоту, ища в этой пустоте поддержку и защиту. Только я отчетливо понимала, что все глупо, никто не поможет.

Где ж моя сила новоприобретенная? Как оказалось, но и она захочет приходит, а захочет уходит. Когда колдунья подала знак, я приготовилась терпеть боль, на столько на сколько хватит сил и не кричать. Как вдруг заметила в стене появляющиеся алые точки, которые превращались в глаза, никто не обращал на них внимания, или они их не видели. Мне было страшно и интересно одновременно. Что это? Кто это?

Когда первый шип вонзился в мое тело, я закусила губу от дикой боли, а глаза этого нечто полыхнули огнем. Интересно, он на кровь так среагировал или на издевательство моего бренного тела? Хотелось бы, конечно, верить, что на второй вариант. Но кому я нужна? Чтобы из-за меня переживали незнакомые красные глаза. А может это Ири послала? Надежда затеплилась в груди. Я ждала с нетерпением хоть какого-то действа от обладателя светящихся глаз. Или он решил потом мой трупик забрать? Что же он ничего не предпринимает? С вонзанием в мое тело последующих шипов, огонь все сильнее разрастался алым пламенем в его глазах, и вот когда я все-таки больше не выдержала, и стон сорвался с моих губ, а по телу бежали струйки крови, в паре шагов от меня материализовалось неведомое нечто. От пелены перед глазами рассмотреть его уже не получалось, одно я поняла: это не человек, а один из монстров. Но тогда что ему от меня надо?

Только его присутствие не отталкивало, не вселяло ужас, а наоборот, вселяло уверенность. Шестым чувством я уже знала: мои мучения закончились. Чем эти знания обернутся для меня лично — сказать пока было сложно. Да и острая боль мешала сосредоточиться. Мозг совершенно не желал функционировать. Я во все глаза смотрела на нечеловека, но не видела его. Только силуэт будто окутанный туманом. Хотелось закричать: «Ну же, не стой, сделай что-нибудь, а то мне сейчас крышка будет». Не закричала, стало стыдно. Я ведь не знаю, зачем он пожаловал. А вдруг вовсе не для моего спасения?

Из горла нечеловека раздался утробный рык. Если б не боль, я бы, наверное, испугалась до икоты. Но сейчас мне было не до этого.

Это материализовавшееся нечто, кроме меня, все еще никто не замечал. Зато я рассматривала его во все глаза. Пелена с глаз спала, тело трансформировалось, приняв человеческий облик. Сейчас я уже могла разглядеть его во всех деталях. Он был необычен: черные длинные волосы с огненными прядями, которые, казалось, пылали в лучах солнечного света, пробивавшихся сквозь маленькое окошко под потолком, темно-янтарные глаза миндалевидной формы были сужены от ярости. Ноздри прямого носа ходили ходуном, то расширяясь, то сужаясь. Тонкие губы были сжаты.

За спиной парня шевелились чешуйчатые крылья, само тело тоже было покрыто блестящей, почти зеркальной чешуей, на голове торчали изогнутые назад рога, а позади тяжелый, массивный хвост грозил разнести камеру пыток.

Удар хвоста по каменному полу, отчего там появилась трещина, и все застыли, сначала недоуменно, а потом со страхом глядя на пришельца. Странное дело. Он находится здесь давно, а пока не привлек внимания к себе, его и не видели. Отвел глаза? Поэтому я плохо его различала? Только одни глаза и видела.

— Вы… Как… Что… — стала отступать колдунья к двери, но не успела. Из этого нечто вырвался жгут-щупальце, который в ту же секунду обвился вокруг женщины, сдавливая ее и приближая к парню. Я с омерзением наблюдала за сим действом. Лицо пришельца хоть и было относительно спокойным, словно он нацепил маску, но я интуитивно чувствовала его ярость. От нее словно шел жар, опаляя меня, заставляя кривиться. Моя кожа и так горела после пыток, а странный парень еще и добавил тепла и жара.

— Ты сделала ошибку, — оскалившись в улыбке, от которой даже меня передернуло, произнес тот. От его голоса по моему телу пробежала волна, будто в вены кипятком плеснули. Да сколько ж можно? Я ведь сейчас сгорю, расплавлюсь и приму бесславный конец.

— Я не знала! — закричала женщина, а я, не понимая, о чем они говорят, на автомате выдала:

— Незнание закона не освобождает от ответственности, — ко мне повернулись все, кто в тот момент находился в камере, мне даже не по себе стало. И чего я влезала со своей репликой? Умной хотела показаться? Так меня, кажется, сейчас будут все и сразу убивать. Вон как недовольно смотрят.

— Пр-р-р-равильно, — растягивая слово, уже по-доброму улыбнулся пришедший, глядя на меня. Под его взглядом я едва лужицей не растеклась. — Поэтому, ты понесешь наказание, — это уже было сказано колдунье, которую начало трясти не по-детски. Контраст оказался разительным. Сначала она была грозная и всемогущая, а сейчас походила на маленькую девочку, которой пригрозили ремнем. Странно. Кто же этот парень такой? Что даже колдунья его так боится и трясется, что осиновый лист.

А дальше стало происходить то, от чего пришлось закрыть глаза, так как от вырвавшегося яркого света из тела пришедшего парня слепило глаза, от хруста костей нечисти кровь стыла в венах. я еще и уши зажала, чтобы не слышать ни одного звука.

Нечисть стала вопить, даже сквозь плотно зажатые руками уши, долетал их стой-вой, завоняло падалью. Приоткрыв один глаз, с содроганием заметила, как монстры разлагаются прямо на глазах.

Все произошло за считанные минуты, а потом наступила тишина. Ни одного звука не было слышно, ни одного шороха. Распахнув глаза, заметила одиноко стоящего парня, который махал руками, растворяя стену темницы. А после того, как она полностью исчезла, приглашающе махнул мне рукой на выход, а сам стал исчезать.

- Эй! Подожди! — встрепенулась я, когда с меня слетели все крепления, и я рванула к нему. — Кто ты? Как сюда попал? И зачем вообще приходил?

— Еще не время, — откликнулся тот. Что за загадки Мадридского двора? Сложно ответить? Хотя бы имя сказал, что ли. Единственное, что я успела еще крикнуть:

— Спасибо! — не оставаться же мне неблагодарной свиньей, он ведь спас меня как-никак. А парень будто только и ждал моей благодарности, так как после нее он сразу же полностью растворился в воздухе.

И только сейчас до меня дошло, что я прекрасно себя чувствую, ничего не болит, а ведь по логике, я даже шевельнуться бы не должна была от того, что со мной делали. Начала себя оглядывать и ощупывать, жалея, что на затылке нет глаз, проведя исследование своего тела, не заметила на нем ни одной раны от пыток, они исчезли, как по волшебству или по взмаху магической палочки. А может и хвоста странного посетителя. Сама лечить я не умею, Ири рядом нет, других существ рядом не было, только он, получается, залечил мои раны.

Выйдя на улицу, остановилась и задумалась, куда же мне теперь идти. Освободить-то меня освободили, а вот проводить забыли. Дороги, как и самого мира, я пока не знала. Но раздумывать долго не дал вопль Ири, раздавшийся, казалось, совсем рядом:

— Ге-е-ер! Ты как? А где… — подбегая ко мне ближе, путаясь в длинной юбке, удивленно застыла женщина, переводя взгляд с меня на камеру, где напрочь отсутствовала стена.

— А нету, — развела я руки в стороны, после чего, дождавшись, пока подойдут воины, рассказала, что произошло, детально описав своего спасителя.

- Гер, ты ничего не перепутал? — нахмурившись, спросила ведьма, глядя на меня, как на больную. — Это точное описание? Может тебе со страху привиделось?

— Конечно, — в свою очередь удивилась я. — Он же находился рядом, и я видела его, как вас сейчас. А с чего такие вопросы?

— Понимаешь… — Ири запнулась и обернулась за поддержкой к парням. Те стояли, наклонив головы, и смотрели в землю. Странное поведение. Как идти против целой толпы, так никакого страха, только решимость, а тут отчего-то прячут взгляды. И куда я вляпалась?

- Что? — не выдержала я, когда пауза слишком затянулась. Меня снедало любопытство. Еще немного, и я взорвусь. — Почему ты замолчала? Что я должен понять? — с трудом сориентировалась и назвала себя в мужском роде. Еще бы немного потери концентрации, и точно бы спалилась. А вот нечего меня раззадоривать.

- Тот, кого ты описал, не существует, — решил просветить меня Азанар. — Это легенда, призрак…

— Да не был он призраком! — перебила я воина. — Я же не рехнулся. А видел его, как тебя сейчас. И во всяком случае, кости колдунье он ломал вполне себе натурально. И со мной говорил тоже. Только на мой вопрос не пожелал отвечать, сказал, скоро узнаю. Конспиратор, блин.

- Гер, то, что… То есть, кого ты описал, очень походит на существо из древней легенды, — пояснил Азанар, а у меня даже глаза загорелись. Обожаю легенды. Но в то же время я прекрасно осознавала, что тут явно что-то нечисто. Я, конечно, понимаю, что по закону жанра хоть что-то необычное у меня должно быть, но не надо при всем при этом из меня дуру делать. А то я и правда себя таковой почувствую.

— И что за она? — сев недалеко от замка прямо на траву, приготовилась слушать. Но меня тут же обломали.

— Нам ехать пора, по дороге расскажу, — произнес Азанар, подзывая лошадей.

Тяжко вздохнув, так хорошо пристроила свою пятую точку, а уже вставать надо, с горем пополам взгромоздилась на лошадь. Все остальные, посмеявшись с меня, легко запрыгнули на спины скакунов, и мы тронулись в путь. Желание услышать легенду было так велико, что я даже забыла спросить, куда мы едем. Только продолжала вопросительно поглядывать то на Азанара, то на Ири. При этом я еще и лицо делала жалостливое, вздыхала тяжко, едва не подвывая, но громко, чтобы меня отчетливо было слышно. Должна же я была растопить сердце своих спутников.

Надо мной сжалились, усмехнувшись, один из воинов начал рассказывать:

— Очень давно, когда наш мир только возник, как и откуда, история умалчивает, в нем жили только одни существа — демдраки, они были сильными воинами и защитниками. Несколько тысячелетий они обитали здесь, пока не произошел раскол в пространстве, в который полезли все, кому ни лень. Вместе с полчищами нечисти в этот мир пришли существа, чьи миры терпели крах из-за многочисленных войн, смут, зашкалившего количества магии, которая и привела мир к гибели. Демдраки сначала лояльно отнеслись к вторжению чужемирцев, воюя только с нечистью, а вот когда поняли, что пришедшие не хотят ни с кем делить этот мир, было поздно. Эльфы, а именно они и были первыми поселенцами, оказались очень искусными и сильными воинами, но сила это еще не все, помимо нее, они оказались интриганами. С помощью интриг им удалось убедить Повелителя впустить еще и оборотней с вампирами, Повелитель согласился на свою голову. Вместе с этими существами пришли и драконы. Сначала все уживались мирно, а вот потом… — Азанар перевел дух и задумался.

— А потом никто из этих гордых и самовлюбленных рас не смог больше терпеть единоличную власть демдраков, потому и сговорились уничтожить хозяев этого мира, — продолжила за воина ведьма. — Так как порталы в другие миры никто так и не удосужился закрыть и запечатать, то эльфы и драконы отправились на поиски сильнейших магов, только нашли колдунов и чернокнижников, притащив которых, добились того, что почти истребили род демдраков.

Ири замолчала, а я напряженно думала. Вот к чему приводит доброта. Эти существа, пожалев пришельцев, предоставив им кров, сами оказались не у дел. С ними поступили подло. Но тут мозг зацепился за одно слово.

— Почти? — переспросила я, поворачиваясь к ведьме. Солнце на миг ослепило, оно как раз было с ее стороны, но я успела заметить в небе силуэт того самого парня, и он улыбался. Я в недоумении даже глаза потерла, посмотрев еще раз в ту сторону. Никого. Глюк, наверное.

- Да, почти, — согласилась Ири. — Когда оставался последний представитель этого рода, молодой наследник Повелителя, он произнес какую-то тарабарщину на своем языке, которую до сих пор никто не может перевести, после чего просто исчез. Сейчас, очень много тысячелетий спустя, о нем никто ничего не слышал, многие даже забыли эту легенду, но ты всколыхнул воспоминания о ней, — закончила ведьма, странно глядя на меня.

— Интересно, почему он появился сейчас? С чем это связано? И почему спас меня? — размышляла я, глядя перед собой, пока не обращая внимания на своих спутников.

- Гер, — окликнула меня ведьма. Повернувшись к ней, попутно бросила взгляд на воинов, которые смотрели на меня сочувствующе, словно на смертельно больную.

- Что? — не поняла я их взглядов. Они что, считают, что я умом тронулась?

— А не могло быть так, что это проделки твоей новообретенной силы? — стараясь говорить помягче, попыталась уточнить она.

- Ага, могло конечно, — легко согласилась я, а заметив их намечающиеся улыбки и вздохи облегчения, добавила: — И образ вашей легенды, о которой я ни сном, ни духом, тоже она намалевала. Ну, а что? Для общего развития, так сказать. Показать мне то, о чем я не имел ни малейшего понятия.

Мои слова заставили всех задуматься. Мне казалось, что я даже слышу скрип шестеренок у них в голове от усиленной работы мозга. На это я только усмехнулась, но говорить больше ничего не стала, пусть сами для себя решают: верить мне или нет.

Между тем, пейзаж сменился. Вместо красивых, цветущих лугов мы медленно, но верно продвигались по какой-то странной пустыне. Почему странной? Потому что над ней стоял густой смог, ни одна птица не парила в небе, не было слышно ни шороха. Только изредка то с одной стороны, то с другой, раздавался звук, словно всплеск, и столп песка вздымался фонтаном вверх.

Оглянувшись, только сейчас заметила, что едем мы гуськом: один за одним, а лошади стараются ступать шаг в шаг.

— Это что за место? — повернулась я к Ири, которая ехала следом за мной, шепотом задавая вопрос. Говорить громко посчитала лишним, сама ситуация и местность не располагали к шуму.

— Ш-ш-ш-ш… — приложила палец к губам ведьма, оглядываясь по сторонам и к чему-то прислушиваясь.

Я не стала настаивать, поддавшись общей тревоге. Хотя меня и снедало любопытство, но решила дождаться, пока покинем это неприятное, угнетающее и наводящее тоску место.

Только пустыне не было ни конца, ни края. Зато появились посторонние звуки, словно под землей что-то ворочается, шевелится…

— Быстрее! — воскликнула Ири, стеганув лошадь, то же самое сделали и остальные.

Ветер засвистел в ушах. Но большее потрясение я испытала, когда увидела, что несутся четвероногие друзья, не касаясь земли. А позади уже стало греметь, шипеть, щелкать. Песок вздымался метра на два в высоту.

Скачок… Вспышка… Мы стоим на твердой земле, пустыня оказалась словно за стеклом, за которым огромными лапами било по земле огромное чудовище с шестью руками-лопатами, такой шибанет одной рукой и мокрого места не останется. А вокруг этого гиганта, метра три ростом, покрытого шерстью, толпились монстры поменьше. Их вид вызывал омерзение: лысые, с рогами, глаза навыкате, зубы не помещаются во рту, потому торчат, тело местами словно моль почикала, их повышенная волосатость имела проплешины, из которых выделялась слизь.

Меня чуть не вывернуло от такого зрелища.

— Эт-т-т-то кто? — с трудом выдавила из себя, сглатывая слюну и пытаясь унять тошноту. — И что это за место?

— Это кародаки, — ответила ведьма, переводя дух. — А пустыня зыбучих песков. Обойти ее невозможно.

— А сразу мы ее перелететь не могли? — поинтересовалась я, продолжая во все глаза рассматривать беснующихся за стеклом чудиков.

- Нет, у лошадей не хватило бы на это сил, — ответила женщина, любовно оглаживая гриву своей красавицы.

Больше не став ничего спрашивать, развернула своего скакуна в обратную сторону. То же самое сделали и остальные.

Проскакав всего-ничего, перед нами возникло огромное здание-крепость, обнесенная стеной метра три в высоту. Перед воротами стояли два неопознанных существа, которые застыли, словно изваяния, даже не моргая.

Верхняя часть была человеческой, а нижняя — огромный, толстый хвост с пикой на конце. Руки у них были покрыты чешуей, что было хорошо заметно, так как на них были надеты безрукавки, закрывающие горло, но открывающие руки.

— Где мы? — не удержалась я от вопроса. Оба стражника на меня и не взглянули. Они продолжали смотреть в одну точку. Может их сковали-заморозили?

— Добро пожаловать в Академию, — сделала приглашающий жест Ири, после чего, рассмеявшись от моего офигевшего выражения, поскакала к воротам.

— Вот это засада… — всплеснула руками я. — Партизаны, елки-палки. И ведь даже не предупредили.

Да только возмущайся не возмущайся, а пришлось скакать следом за всеми. Интересно, что меня тут ждет? И зачем мне вообще нужна академия? Я ведь не планировала учиться. Точнее, планировала, но не в академии.

Когда ворота распахнулись, то я залюбовалась красотой замка и поразилась его высотой. От его стен исходила мощь и величие. Белоснежные башни чередовались по высоте и были усеяны множеством окон. Крыши отливали золотом в солнечных лучах. Его белокаменные стены были снизу окутаны туманом, похожим на облака. Как странно, мы же на земле. Академия тянула и манила к себе и, недолго думая, я сделала шаг вперед, но была схвачена за руку Киеном.

— Тебе что, жить надоело? — сбоку раздался вопль Ириллии. — Под ноги смотреть надо, а не ворон ловить в облаках.

Что я опять сделала не так? Только хотела задать им этот вопрос, как мой взгляд с небес опустился под ноги, и я чуть не получила разрыв сердца. Мать вашу за ногу, там же бездна. Упади я туда, от меня бы и мокрого места не осталось. Ничего себе, вот это у них защита. Сначала надо стену преодолеть, где у ворот стоят два громилы, потом бездна. Так это ж получается, что сама академия парит в воздухе. Но как такое возможно? Ведь притяжение никто не отменял. Странный у них все же мир.

— А как мы теперь туда попадем? — задала я один из тупых вопросов, которые возникли в моей голове. Почему тупых? Да потому что кому надо, тот найдет путь к зданию, а кому не суждено попасть внутрь, так и останется здесь. Хотя мне кажется, кому не суждено, так те и за ворота даже не пройдут.

— Куда, туда? — переспросил меня Лиав. Вот непонятливый. Если мы стоим около Академии, то, естественно, я о ней и спрашиваю. Не о доме ж я вопрос задала.

— На Кудыкину гору? — возмутилась я в ответ, глядя на воина и поражаясь его непонятливости. — Туда, — я пальцем указала на академию.

— Все просто, ты сейчас сам все увидишь, — улыбнулась мне Ири.

— А академия что, висит в воздухе? — не унималась я, решив все и сразу прояснить. А то знаю я их уже, то еще не время, то позже узнаешь. Нет уж, лучше сразу.

— Висят штаны на веревке, когда сушатся, — ответил мне Киен. — А академия парит или левитирует, как тебе удобно, — продолжил он свое объяснение. — Она находится в безвременье и во временном пространстве, это своеобразная защита.

Объяснение было прервано скрипом шестеренок, что меня очень удивило. И в этот самый момент туман начал рассеиваться, к нам начал выдвигаться мост. Только мой взгляд был устремлен не на это чудо техники — мост, чего я такого не видела, а на крепость, которая утопала в зелени и цветах.

— Гер, Гер, — отдернул меня Азанар.

— Что случилось? — оторвав взгляд от красот картины, раскинувшейся передо мной, спросил у него.

— Тебе надо спешить, — ответила Ири.

— Куда мне торопиться? В больницу или в могилу? — съязвила я.

— Здесь не любят ждать. Если заставляют ждать, то это принимается за неуважение, — стал мне объяснять Киен. — Так что, тебе пора.

— Чего? Почему мне? — удивилась я. — А вы как же? Не пойдете со мной? Но как же… — слов не находилось, ведь и попрощаться толком уже не получается, времени нет.

— Мы не пойдем с тобой, — улыбнулась мне Ири. — Этот мост, что ведет в академию — мост судьбы. Ты его должен пройти один. Он определяет, достоин любой ступающий по нему стать учеником академии или нет.

— Ты не грусти, мы еще увидимся, — добавил Лиав, хитро подмигнув мне.

— Да, еще, Гер, — продолжила Ири. — Мост непростой, ты должен успеть. Иди. Удачи тебе, девочка, — шепнула ведьма на прощание, приложив два пальца мне на лоб.

— Что ж, в морг — значит в морг, — пробубнила я себе под нос и шагнула вперед.

Только ступив на него, поняла, что испытания начались. Мост стал окутываться дымкой тумана, что ж, легких путей нет. Последний раз взглянула на друзей, которые мне улыбались, одобрительно кивали, поддерживая меня, а мне вспомнилось выражение: «Оглянёшься — ты уже старик», поэтому решила, что дальше никакого оглядывания, только вперед.

Конец моста потерялся вдалеке в вуали из тумана. Вверх поднимались седые лохмотья из дымки. Буквально замерев на секунду, чтобы глаза слегка привыкли и, проморгавшись, да и надо было слегка усмирить все еще скребущиеся сомнения, собралась с силами, попыталась успокоиться и внушить себе, что все будет хорошо.

Я замерла, вдохнула побольше в грудь воздуха, запихав сомнения и страхи в самый дальний угол чулана души, после чего смело шагнула вперед. Вдруг ощутила, что мост подо мной пошел волной, вот бы теперь только удержаться, а то и отгребать будет нечего, на худой конец соберут мои косточки в узелок, если найдутся смельчаки спуститься в бездну за ними.

Делая несмелые шажки, иначе их не назвать, я продвигалась вперед, балансируя руками, как акробат на канате. Сердце колотилось, как бешеное, вот-вот выскочит из груди. Медленно, но верно я приближалась к своей цели, видимость была приличная, на расстоянии вытянутой руки просматривалось все. Двигалась я уже довольно долго и надеялась, что качка скоро закончится, и я увижу конец моста и смогу ступить на землю, но…

Меня завертело, как будто на карусели, а когда все стихло, я привела свои мысли в порядок и продолжила путь, меня не покидало ощущение неправильности происходящего. Так как шестое чувство меня никогда не подводило, то я вернулась назад, а за моей спиной раздался вой, вспышка озарила туман. Получается, была подстава, и я пошла куда-то налево. Туман начал рассеиваться, после того, как он исчез полностью, то я пришла в ужас, увидев, что стою у самого края моста, шаг влево, шаг вправо и полечу, как Икар.

Да еще оказалось, что до академии, мне очень и очень далеко. Я посмотрела в сторону, с которой начала свое движение, друзей там не было, естественно, что ж они будут стоять и ждать ветра в поле, пока я закончу свое обучение. Тяжко вздохнув, отправилась вперед к намеченной цели. Раздался скрежет, обернувшись на него, увидела, что мост начал сдвигаться и очень быстро, вот тут мне пришлось со всех ног припустить, я бежала так, что только пятки сверкали. В голове билась мысль: «Только бы успеть, только бы успеть, я верю, что успею, он не должен сложиться, пока я не ступлю на землю!»

Мне повезло. Ступила я на твердую землю буквально за доли секунды, как мост окончательно сложился. А, отдышавшись и подняв глаза, увидела, как ко мне направляются несколько человек. Моя челюсть отпала, как бы теперь ее отскребать от пола не пришлось. Ко мне навстречу шагало несколько неизвестных личностей, находящихся среди моих друзей. Как они тут? Что за чертовщина?

Как мне потом объяснили, все, что я видела — это иллюзия и испытание для вновь прибывших.

— Здравствуйте. Рады приветствовать тебя в нашей академии, — произнес один из пока мне неизвестных. — Наслышаны о ваших подвигах. Случайно ты попал сюда или же по воле высших сил — нам знать не дано. Но мы будем очень рады, что ты будешь у нас обучаться.

Они что, издеваются надо мной, произнося такие фразы? Какие подвиги? Но лица у каждого из присутствующих были совершенно серьезны, ни один мускул не дрогнул, что говорило о правдивости произнесенных слов. Да и обращались они ко мне в мужском роде. Неужели тоже не знают, что я девушка? Я скоро и сама об этом забуду.

— Вы прошли несложные испытания на мосту и будете приняты в Академию Чародейства и Магии, — продолжал заливаться соловьем оратор. — Да и магия в тебе просто зашкаливает, пора научиться ей управлять и пользоваться правильно, — вот странный тип, то на вы, то на ты… Он что, определиться не может? А еще о каких испытаниях он говорит? Пробежка? Интуиция? Это и все испытания?

— Простите, а вы кто? — задала я интересовавший меня вопрос. И поняла, что совершила очередную глупость. Язык мой — враг.

Ириллия слегка побледнела от моего вопроса, Азанар показал мне незаметно кулак. Да поняла я, поняла, что опять нарвалась, но слово не воробей, вылетело… Однако все быстро взяли себя в руки и мне представили этого оратора. Им оказался тот, кто больше всех говорил. Он был еще и Высшим архимагом, и ректором Академии Чародейства и Магии. Я присмотрелась к нему повнимательнее. Он был высок и красив. Его внешность, можно сказать, была совершенным выражением красоты в человеке. Интересно, сколько ему лет, что так хорошо сохранился.

Хорошо, хоть данный вопрос не слетел с моих губ. А то бы язык мне точно оторвали и не только его. За ним мне представили декана академии, преподавателя боевых искусств, преподавателя алхимии и магии, преподавателя чего-то сложного, короче, решила я для себя, будет зельеваренья.

Вот это делегация меня встречает, я прямо чувствовала свою значимость. Напряжение постепенно спало, я начала расслабляться.

Мои друзья мне подмигивали, но так, чтобы это было незаметно. А у меня ручки чесались их просто придушить, что они так пошутили со мной, могли же хоть намекнуть, что будут меня ждать в академии. Много бы чего еще я могла вылить в своих мыслях на их бедные головы, если бы мой слух не прорезала очередная фраза:

— У вас есть десять минут на прощание, — после этих слов вновь прибывшие немного отошли в сторону и о чем-то начали переговариваться.

А мне стало не до обид, вот действительно теперь придется прощаться. И когда будут каникулы в этой академии, и будут ли вообще, мне неизвестно. Остается только надеяться, что они найдут для меня время и смогут навестить такое непутевое создание, как я.

На глазах выступили слезы, я подошла к каждому из друзей, обняла сначала парней, они пожелали мне удачи, пообещали, что мы обязательно встретимся и не раз, что вселило в меня надежду на светлое будущее. Я не одна в этом мире, и это самое главное. Такие воины, ставшие друзьями - самое ценное, что я обрела за такой короткий промежуток времени. Ири еще раз пожелала мне удачи, напоследок посоветовав пока не раскрывать свое инкогнито. Лучше побыть для всех парнем, проблем меньше будет. Я с ней согласилась, так как и сама почувствовала правду в ее словах.

Попрощавшись, с тоской смотрела, как друзья просто растворяются в дымке тумана, а на меня уже нетерпеливо поглядывали встречающие. Ну, что же, значит, так тому и быть. Академия, так академия. Учиться тоже иногда бывает полезно.

Распрощавшись с друзьями, с тяжелым грузом на сердце направилась следом за преподавателями в стены академии. Подойдя ближе, была удивлена, над входом висело правило, гласящее: «Поступая в академию, вы добровольно принимаете ее правила. Незнание или забывчивость некоторых правил не освобождает от ответственности». Ничего себе, они что, с наших законов ее писали? Пройдя в холл, была поражена его внутренним масштабом. Размерчик, надо сказать, что надо, снаружи и не скажешь.

Мы прошли коридор, за ним был главный холл. На стенах висели портреты, как я подумала, скорее всего, преподавателей или выдающихся магов. Вековые стены внушали доверие, выдержали проверку временем, ничего не обрушилось, можно смело учиться. Затем меня провели в канцелярию, где мне предстояло заполнить анкету студента, с чем я справилась довольно быстро, как оказалось, остальные документы уже были оформлены, кем и когда, я выяснять не стала, тем более, что баба с возу, кобыле легче. После заполнения анкеты студент зачисляется на интересующий его факультет, а если возникают с выбором факультета проблемы, то анкета передается Цензору, и они с Прорицателем решают, что более подойдет для новичка.

А еще, как оказалось, у меня были следующие права:

Я имею право завести собственную комнату в галерее своего факультета в жилом крыле академии. Я имею право посещать все интересующие меня занятия, проводящиеся в академии (всегда считала, что это обязанности, а тут, как оказалось — права. Получается, что стоит мне не захотеть идти на занятия, и я могу смело отлынивать от учебы? Заманчивая перспектива, надо с этим более тщательно разобраться).

Я, как студент, имею право посещать все помещения академии и зоны вокруг нее, кроме тех помещений, доступ куда запрещён.

А вот это уже интересно, что там в них водится, но надеюсь, что со временем узнаю, или я буду не я.

Я могу претендовать на следующие должности: старосты, смотрителя, куратора и все последующие вакантные. Открытые вакансии объявляются в новостях на магической информационной доске в центральном холле.

Обязанности я пропустила, так как там было учиться, учиться и еще раз учиться. Хм, весьма занимательно. И права, и обязанности. Что ж, вопросы отпали сами собой. Учеба входила в обе категории. Не учиться мог только тот, кто считал себя самым умным, но таких уникумов, я думаю, единицы.

Весь процесс обучения делился на триместры. Триместр длится четыре месяца, каждый триместр включал в себя: лекции, семинары, сессия и практика. А каникулы где? Что ж, я лошадь, что ли?

За нарушение правил предусматривалась ответственность вплоть до исключения из академии. Хм, напугали ежика голым задом.

Много чего было написано, но я просмотрела все через абзац, это ж сколько бы времени ушло прочитать эти тонны правил.

Больше всего меня заинтересовали факультеты. Их в Академии оказалось пять, на которых получают образование по следующим специальностям:

Биоэнергетики (целитель, ментальный маг, трансфигуратор, одним словом я поняла, что с данного факультета выходили экстрасенсы).


Алхимики (стихийный маг, зельевар, алхимик).


Оккультизма (оракул, ритуальный маг, некромант, оккультист, нумеролог, философ, демонолог), это уже интереснее.


Историки магии (исследователь параллельных миров, маголингвист, магоэтнолог, рунолог, друид). Вот это точно по мне — исследовать параллельные миры.


Практики (иначе, это Боевые маги). Главным оружием студента является управление энергетическими потоками любого рода.

Выбор огромен, так и разбежались глаза. Я думала, что все будет проще, а на деле оказалось, выбор кафедры в большинстве случаев является еще и философским выбором.

Комната, в которой я буду жить, была небольшой и уютной. В ней стояло две одноместных кровати, у каждой кровати тумбочка и что-то типа ночника. Полки для книг висели на стене, шкаф и дверь в стене, как мне объяснили, в комнату для личной гигиены. Что ж, неплохо, жить можно. Было бы где поспать и помыться, а все остальное найдется.

Меня определили на факультет к практикам. Отлично, может я хоть сейчас научусь давать достойный отпор противнику. Пусть не кулаками, а магией, но суть от этого не меняется.

Остаток вечера и ночь я провела, не выходя из комнаты, так как, зная свою пятую точку, находящую приключения на ровном месте, решила пока не рисковать. Еще успею нажить неприятностей.

Утром за мной пришли двое в одинаковой серой форме с оранжевой эмблемой на груди. Протянув мне такую же, один из них пафосно произнес:

— Давай живее, мы не нанимались в провожатые, — я взяла протянутую одежду, но не удержалась от ответной реплики:

— Тогда с какого перепуга вы вообще ко мне притащились? За каким надом вы здесь? — глаза одного из выскочек полыхнули синим, но его напарник тут же взял товарища за плечо и тряхнул. После чего обернулся ко мне, улыбнулся и ответил:

— Провинились малость. А тебе не мешало бы все-таки поторопиться, занятия скоро начнутся, — на это я только кивнула и за считанные минуты была уже готова.

Идя по коридору Академии, я крутила головой в разные стороны, а парень, что оказался дружелюбнее, любезно пояснял, что и где находится, я же в свою очередь, пыталась все запомнить.

Войдя в класс, с удовольствием увидела, что народу там мало, всего насчитала девять существ, со мной десять получается. Из них четыре девушки, довольно симпатичные, надо сказать.

Меня рассматривали с разными эмоциями: кто-то со смешинками в глазах, кто-то презрительно, кто-то недоуменно. Радовало то, что равнодушным к моей персоне не остался никто.

— Что вы застыли в дверях? — позади нас раздался рык, от которого я едва не подскочила. — Проходи к Ириану, там свободное место. Пора начинать.

Легко сказать, проходи к Ириану, понять бы еще кто это. Но тут я увидела, как один из учеников, такой же задохлик, как и я, со смеющимися глазами и длинными белыми волосами поднял руку, махая мне и показывая на свободное место.

Я не стала заставлять себя ждать, а быстро направилась, куда пригласили. Стоило мне присесть, урок начался. То, что говорил учитель, оказалось для меня китайской грамотой. Ничего не поняла. И окончанию занятия радовалась, как ребенок. А потом началось знакомство. Всех имен сразу не запомнила, но пару существ для себя отметила.

И потянулись, как я думала, серые будни, в которые мне придется грызть гранит науки. Но все было намного веселее, хоть и свободного времени от учебы было мало. Тем даже лучше, в первые дни не приходилось скучать по друзьям, уставала, как собака, и валилась с ног. Из-за того, что прибыла я позже остальных, мне пришлось в спешном порядке нагонять упущенный материал. Я засиживалась за полночь, разбирая чужие конспекты, любезно мне предоставленные во временное пользование, учила заклинания, разбирала на составляющие непонятные констукции векторных расчетов. Было сложно, но интересно и познавательно. Сейчас учеба в академии уже не казалась мне абсурдной идеей.

Учеба шла своим ходом, сказать, что все мне давалось легко, это значит соврать, но я старалась изо всех сил. У меня появились друзья, в отличие от моего мира, где я была одна, с которыми мы весело проводили время. Только меня не покидало чувство, что за мной все время неусыпно следят. Да иногда становилось стыдно, что я обманываю своих товарищей, ведь они считают меня парнем. А как бы отнеслись, узнай истинное положение вещей?

И вот однажды ночью, меня будто кто-то разбудил, сама не понимая, что делаю, направилась погулять. А когда сообразила, где я, то оказалось, что нахожусь перед зеркалом. Из него на меня смотрело мое и не мое отражение, оно притягивало и манило к себе. Словно под гипнозом я шагнула навстречу зеркалу, оно пошло рябью, и я оказалась в зазеркалье. Алиса, блин. Еще бы чеширского кота сюда и кролика — была бы картина маслом.

Стояла гнетущая тишина. Она давила и напрягала. Попыталась вернуться назад, а прохода не было, ничего не было. Сначала в душу закрался страх, а потом, словно кто-то сверху на меня вылил благодать, сразу же волной спокойствия окутало все тело.

Пришлось идти вперед на свет. Путь к нему не занял много времени. Передо мной предстала полуразрушенная комната, в которую светила луна. Внутри все было усеяно останками скелетов разных существ и оружием. Что же это такое? Общий склеп? Тогда как он возник, кто его придумал? Почему все пришли умирать в одно место, да еще вооружившись? Вопросов была куча, а ответа ни одного.

Посередине комнаты, в окружении останков, стоял стол, за которым сидело существо. Скорее всего, данный термин будет к нему применим, так как, его лица не было видно. Оно было скрыто капюшоном. Да и эта одежда напоминала рясу монаха. Перед ним лежала книга, в которую он что-то записывал. Перо скрипело от натуги, почерк был быстр и размашист, я понимала, что он спешил. Но куда и зачем? Опять одни вопросы.

Мой взгляд зацепился за руку незнакомца, на которой я увидела кольцо в форме дракона, только тоже очень странного дракона. Затем он, прислушиваясь к чему-то, захлопнул книгу и произнес какие-то заклинания. Книга уменьшилась в разы и исчезла. А он, взглянув на меня пустотой из-под капюшона, растворился. Ничего не понимая и теряясь в поисках ответов, я поняла, что опять стою перед зеркалом в академии. Все загадочнее и загадочнее.

Несколько дней ничего не происходило. Я успокоилась, перестав ломать голову над произошедшим и над тем странным магом в балахоне, и продолжила учебу. Мне даже стало казаться, что все произошедшее и увиденное мной было сном. Странным, но сном. Да и зачем мне это все показали?

Однако все самое интересное происходит именно в тот момент, когда ты этого не ждешь. Ко мне пожаловал мой сосед по комнате, хотя меня уверяли, что это место держится давно, но так никто пока и не прибыл к ним.


И вот, пожалуйста, примите и распишитесь. Не ждали, а мы вас потеснили. Что ж, посмотрим, кто ко мне пожаловал. Единственное, что меня волновало в данный момент: как я буду жить в одной комнате с парнем? Это ведь придется сохранять осторожность, даже ночью. Черт, надо же было явиться парню, так спокойно мне было до этого.

Мой сосед по комнате был странным. Он все выведывал, вынюхивал. Ночами я чувствовала, что кто-то шарит в моих мозгах, но и я не пальцем делана, многому успела научиться, в том числе и ставить щиты. А когда мне это все надоело, так как я должна была быть на стреме не только днем, но и ночью, от чего начала быстрее уставать и не высыпаться, а это все тяготило и действовало на нервы, то спросила его не в бровь, а в глаз, что ему от меня надо.

Лучше бы не спрашивала. Все завертелось перед глазами, потемнело и меня куда-то стало втягивать. Сопротивление было бесполезным. Только когда я открыла глаза, то увидела, что нахожусь в старой и пыльной библиотеке, вроде в академии такой не видела, все вылизано, как языком кошки блюдце. Спиной ко мне стояло существо, будем так его называть, так как лица я его опять же не могла рассмотреть. Он произносил какую-то тарабарщину, а потом в его руках появилась светящаяся сфера, из которой он извлек книгу, увеличившуюся на глазах, где-то я ее уже видела.

Точно, тогда, много дней назад, когда меня втянуло в зеркало, кто-то ее прятал. Интересно, это он же или кто-то другой? А когда появилась деревянная подставка, на которую была уложена книга, то он начал листать ее страницы, затем долго всматривался в одну из них и что-то бурчал. И тут я подпрыгнула от неожиданности и чуть не вскрикнула с перепугу, от такого и в штаны наделать можно. Этот балахон монаха повернулся ко мне, только вместо лица я увидела пустоту и горящие алым огнем два глаза.

— Ты избранный, — начал он. — И ты должен нам помочь.

— Кто избранный? — начала я валять Ваньку. — Вы что-то братцы путаете, я обычный. Ага, знаем мы такой развод.

— Хитро, хитро, — продолжил он. — Но так указали звезды, а с ними не поспоришь.

— Это как они смогли указать? — вот это меня прорвало, сама не ожидала. — У них что, перст указующий есть? — выносить мозг, так по полной. К тому же, я прекрасно осознавала, что это развод типичный, ведь укажи им и правда на меня звезды, они бы сообщили, что я девушка. А так, меня по-прежнему называли парнем, значит, типичные кидалы. Понять бы, что им от меня надобно.

— Я оценил твой юмор, — ответил он. — Только все в пустую.

— Значит, я свободен? — спросила я у этого нечто. Даже демонстративнл направилась к дверям, хотя и понимала, что выхода там, скорее всего, нет. Для меня во всяком случае.

— Нет! — гаркнул он так, что я думала, штукатурка осыплется вместе с паутиной и пауками.

Я пыталась придать себе невозмутимый вид и состроить дурачку. Только не прокатило. Из его руки ко мне метнулось в виде тумана зеленая змея и, обвившись вокруг меня, начала душить. А голос того незнакомца продолжал вещать.

— Много веков назад, один оракул предрек то, что не должно свершиться, его предречение было спрятано в этой книге древних оракулов, которую я искал очень долго. Да, оракул оказался хитрецом и запрятал ее хорошо, но все в этом мире не вечно, она теперь у меня. Осталось дело за малым: прочитать то предсказание, что написал оракул.

— Так зачем же дело стало? — вставила я свои пять монет. — Неужели у кого-то на кого-то что-то встало?

— Не старайся казаться глупцом, тебе это не идет, — ответили мне. — Шутку твою я уже оценил.

— За шута не схожу, — сама поражалась своей храбрости, ну, или глупости, тут кому как больше нравится, вступая с ним в перепалку. — Помирать, так с музыкой. Двум смертям не бывать, а одной не миновать.

— Ты тот, кого судьба привела в комнату именно в нужное время, тот, кого я долго ждал. А теперь ты прочитаешь это предсказание.

— Так это ты мой сосед, что ли? — удивилась я. — Другим ты мне нравился больше.

Мою шею сдавило так, что дышать стало просто невозможно, слезы брызнули из глаз. Я подняла руки в жесте «сдаюсь», меня сразу же начало тянуть к книге. Что ж, почитаем, что там написано, раз другие разучились.

А когда прочитала написанное, то у меня глаза чуть из орбит не вылезли: «Да придет избранный и будет с его приходом власть тех, кто ее потерял, возвращена. Наследник вернется, и все встанет на круги своя. А тот, кто эту власть держал, до сего момента канет в вечность».

Точно, от такого землю будешь рыть, чтоб только ее удержать, эту власть. И ведь ради нее готовы пойти на все, даже на убийство…

После прочитанного, этот тип, запрокинув голову, расхохотался так, что стены задрожали. Я даже испугалась, что сейчас все рухнет, и некому даже будет выгребать наши останки, так как ни одна живая душа не знает, где я нахожусь. Мой сосед по комнате не в счет, изменил он меня сюда и затащил.

— Исходя из написанного, — начал тот, медленно приближаясь ко мне, — ты и есть причина всех бед, а значит… — вот гад, нашел крайнюю Я разозлилась.

- Ага, и Кеннеди тоже я убил, и Жанну Д'арк на костре сжег тоже я, и ничего, что меня тогда и в проекте не было, — меня несло, я даже не соображала, что произношу. — Давай сейчас на меня всех собак повесим и кошками прикроем. Где написано, что эта хрень, — я ткнула пальцем в книгу, — обо мне написана? Да под это определение попадает любой. Я тут причем?

Во время моей тирады, этот тип офигевал все больше, даже капюшон слетел с его головы, выставляя на обозрение жидкие немытые волосенки серого оттенка, но серые они, скорее всего были от грязи. Я даже скривилась от омерзения. Интересно, он мыться не пробовал?

— Ты что несешь? — наконец отмер тот, быстро накидывая на голову капюшон. — Достаточно того, что я знаю, о ком это написано, а значит, ты должен умереть, — от такого заявления я пришла в шок.

— Должен?! — возмутилась я, да, импульсивность моя вторая натура. — Кому должен, всем прощаю, а ты свое мнение и знание засунь себе в зад.

— Достаточно разговоров, — холодно осадил меня этот гад. — Ты не должен жить, так как я не собираюсь терять будущую власть, — оказавшись рядом со мной, зло заметил собеседник. Вот же заладил как попугай, треснуть бы его чем-нибудь, да потяжелее.

— Терять будущую власть? — что-то я не соображаю, о чем он говорит. Переворот он, что ли, устраивать собрался?

— Я наследник, тупица, — взревел тот, а меня пробило на смех.

— Приятно познакомиться, наследник-тупица, меня зовут Гер, — я откровенно издевалась над ним, понимая, что сама себе рою могилу. Но раз уж меня собрались убивать, то хоть напоследок отведу душу.

— Я убью тебя! — взревел тот. Кажется, я его все-таки разозлила. И сейчас мне действительно кранты.

— Так ты и так меня убьешь, только… — вот сейчас я и сама понимала, что нарываюсь все сильнее, но поделать ничего не могла, у меня начиналась истерика, помочь мне некому, сама я с ним точно не справлюсь, вернуть меня обратно в комнату некому, потому меня и уносило все дальше, я рыла себе могилу все глубже. — Последнее желание смертника положено исполнять, — начала я, сжимаясь от предчувствия того, что последует за моими словами, когда тот согласно кивнул и выдал:

- Да, положено, давай свое желание, да побыстрее, — я на всякий случай сделала шаг назад и только потом озвучила:

— Прежде, чем ты меня убьешь, сходи помойся, а, — глаза этого типа сначала широко распахнулись, потом зло сузились, и прежде, чем он успел произнести хоть слово, я забила последний гвоздь в крышку собственного гроба. — А то от тебя так воняет, что боюсь блевану, пока ты меня убивать будешь, тебе же потом убирать придется, еще больше завоняешь.

Что тут началось. Меня пробило на истерический смех, этот гад махал руками, выкрикивая одно заклинание за другим, но они отчего-то не достигали цели, так было тогда, в зале колдуньи, когда я только выпила тот злосчастный эликсир. Сейчас происходило то же самое. Что неимоверно злило и выбешивало еще больше моего соседа.

Не выдержав неудач, он выхватил кинжал из складок плаща и бросился на меня. Я отскочила в сторону, уворачиваясь. Тот с воплем последовал за мной.

— А ну, стой! — пытаясь меня зацепить, заорал тот. Вот идиот же. Кто же будет спокойно стоять и ждать, пока его убьют.

- Ага, сейчас, больше ничего не сделать? Может еще и мишеньку на груди намалевать, чтобы ты не промахнулся ненароком? — продолжая скакать по комнате, глумилась я над парнем, который пыхтел, рычал, сопел, пытаясь меня достать.

Но в какой-то момент он зажал меня в угол, и мне резко стало не до смеха. Тот же, мерзко скривившись, занес надо мной кинжал. А мне вдруг стало интересно, почему у всех убийц столько пафоса, медленно заносить кинжалы, словно в замедленной съемке, сейчас не хватает только громких слов.

Но если мой убивец и хотел что-то сказать, то сделать этого не успел. Его просто вышвырнуло в открывшийся портал, впрочем, так же, как и меня. Кто-то, схватив меня за шкирку, отправил в другую воронку, при этом я успела услышать:

— Какая же ты проблемная, ни на минуту нельзя без присмотра оставить, — это поразило до глубины души.

- Эй! А ты вообще кто? — ну-ну, так мне и ответили, швырнув в комнату в академии, портал закрылся, я даже увидеть не смогла своего спасителя. Но больше всего поразило: он знал, что я девушка!

Посмотрев на ту половину, где обитал мой сосед, удивленно распахнула глаза. Ни одной вещи, указывающей на его наличие, словно его тут и не было никогда. Для достоверности я даже ближе подошла, чтобы убедиться, что все на самом деле так, будто этот тип тут даже и не появлялся. Вот это номер, поразилась я, даже пощупав тумбочку, стоящую около кровати и саму кровать. Что хотела этим узнать, сама не поняла. Но ничего не обнаружив, потрясла головой.

В следующую минуту раздался стук в дверь, а потом показалась вихрастая голова вампира Эриана, который, не дожидаясь разрешения, бесцеремонно вломился ко мне.

— Эриан, а ты моего соседа не видел? — машинально поинтересовалась я, так как этот вампирюга был просто кладезь информации, всегда все и обо всех знал.

- Гер? — на меня смотрели широко распахнутые красные глаза парня. — Ты головой нигде не ударялся?

— Да вроде нет, — честно пыталась вспомнить, не стукнулась ли я во время стычки с тем типом.

— Вроде или точно? — подозрительно переспросил клыкастый.

— Да какая разница? — всплеснула руками я. — Так сложно ответить на вопрос?

- Гер, какой сосед? — слишком ласково переспросил парень, делая шаг назад, пятясь к двери. — У тебя его не было. Ты же один в комнате.

— Финиш, — выдохнула я. — Приплыли. Но как же… — опомнившись, решила не развивать тему дальше, подумав о том, что меня точно примут за ненормальную.

- Что? — вампир смотрел на меня, как на душевнобольную. - Гер, ты можешь нормально объяснить, что происходит?

— Мне проще показать, — оседая на пол и не понимая, что вообще творится, процедила я, подзывая того ближе.

Вампир устроился напротив меня и приготовился получить информацию. Он менталист, потому, процесс пошел довольно быстро. Как учила меня Ири, я открыла сознание, где как раз были несколько последних дней: приезд соседа, его обыск моих вещей, похищение, попытка убийства и феерическое возвращение, когда каждого раскидали по порталам.

Продемонстрировав Эриану все события, уловила недоумение в его глазах и задумчивость. Но после окончания сеанса мыслекино, он развел руки в стороны и произнес:

— У меня даже слов нет, я и предположить не могу, кто может обладать такой силой, чтобы просто взять и стереть из реальности несколько дней, это кем же надо быть… — он замолчал, а потом, резко вскакивая на ноги, предложил. — Слушай, а пошли к ректору, он точно должен знать, и поможет разгадать эту загадку.

— С чего ему нам помогать? — скептически поинтересовалась я, пришла моя очередь подозрительно на него смотреть.

— Так ведь интересный и необычный случай, а его интересуют любые феномены, он очень долго живет, и его уже перестало что-то интересовать, так как он все всегда знает, — подмигнув мне, вампир продолжил. — Вот и посмотрим, что он нам ответит на это.

- Хм, может ты и прав, — пришлось согласиться мне. С трудом поднявшись, тело ныло, требуя покоя после всех этих спринтерских забегов, все-таки поковыляла к двери. Интерес превышал боль и усталость.

Больше всего меня сейчас волновало, сможет ли ректор дать нам ответы на вопросы, или, даже если и будет знать, то отделается общими фразами.

Когда мы с Эрианом влетели в кабинет ректора, правда, нам хватило ума предварительно постучаться, то я заметила, что тот нас словно ждал. Во всяком случае, в его глазах не было ни капли удивления нашим приходом.

— Я вас слушаю, — ничего не выражающим голосом произнес мужчина, хотя у меня язык не поворачивался его так назвать. На вид ему можно было дать не больше двадцати лет. Но удивляться не стала, мне доходчиво объяснили о продолжительности жизни некоторых существ. Они и в две тысячи лет могли выглядеть молодо. Все зависело от расы и магических способностей.

— Ректор Армиан, у нас довольно необычная ситуация, — начал вампир, подходя ближе. Я же скромненько устроилась в стороне, полностью предоставляя вампиру шанс объяснить нашу, точнее, мою ситуацию. У него однозначно это лучше получится. Сама же постаралась затаиться, чтобы не отсвечивать и не влезать в разговор.

— Что может быть необычного, о чем я не знаю? — в голосе по-прежнему не было ни капли заинтересованности.

— Смотрите, — коснувшись ладони Армиана, клыкастый застыл, словно статуя. Даже его взгляд стал стеклянным. Впервые увидев такую передачу информации, я была немного шокирована, но постепенно привыкла и пришла к выводу, что так намного удобнее, чем пытаться что-то объяснить, особенно, если случай похож на мой. Ведь моим словам бы Эриан однозначно не поверил, а так смог сам убедиться в моей правоте.

Я наблюдала за ректором, надеясь уловить хоть одну эмоцию на его лице, но все было тщетно. Ни на секунду, ни на один миг его выражение не изменилось. Глаза по-прежнему оставались холодными и равнодушными.

— Я почувствовал изменение временного пространства, — отодвигаясь от Эриана, произнес ректор, когда вампир показал тому все, что произошло. — Только не понял сначала, кому и для чего это понадобилось, — смотря в одну точку, словно разговаривая сам с собой, произнес магистр. — Но сейчас…

Он замолчал, будто очнулся от сна, глянул на нас, нахмурился и уже другим тоном поинтересовался:

— Вам на занятия не пора? — Эриан даже подскочил.

— Но мы думали… — мужчина не дал ему договорить, вставая из-за стола и вперив взгляд в клыкастого.

— На занятия. Живо, — наверное, если бы тот гаркнул, было бы не так страшно, а от такого тона, спокойного, леденящего, пробирающего до костей, ужас разлился по телу. — Видимо, кому-то это было нужно, и он не счел нужным поставить вас в известность. Все, идите.

После слов ректора, нас, как ветром сдуло из его кабинета. Выйдя, вздохнули разочарованно, переглянулись и поплелись на занятия, ломая голову от любопытства, почему же магистр не стал нам отвечать. Да только сколько ни ломай мозг, ни выдвигай версии, толку не было, так же, как и ответов на вопросы.

Стоило нам с вампиром войти в класс, как возле нас тут же нарисовался наг и оборотень.

— Где вас носит? Вы пропустили самое интересное, — начал наг Эйа.

— А что это у вас за вид? — прищурив глаза, тут же поинтересовался оборотень Клир. Вот глазастый, ничего от него не скроешь.

— Потом, — махнула я рукой Клиру, так как заметила, что все прислушивались к нашему разговору, хоть и делали упорно вид, что им это неинтересно. — Так что мы пропустили? — выдавив из себя улыбку, обратилась я к Эйе.

— Сегодня практикум с другим курсом, — начал наг, с усмешкой поглядывая на в один миг насупившегося оборотня. — И те ребята очень злы на нас. Так что, под раздачу попадут все.

- Хм, а вот с этого места поподробнее, — ухмыльнулась я, уже узнав взрывной характер этих двоих, а так же их постоянное влипание в различные курьезные ситуации.

— Потом, — повторил мои слова Клир и расхохотался.

— Один-один, — парировала я, и тут прозвенел звонок.

На этот раз занятия прошли довольно плодотворно. Сейчас, спустя месяц, что я находилась в Академии, успела освоиться и даже втянуться в учебу. Правда, с магией была беда, она появлялась, когда хотела, но точно не тогда, когда была нужна. Управлять ей я пока так и не научилась, но, как объяснили мне товарищи, у меня еще все впереди.

Стоило занятиям закончиться, как всех пригласили (ага, пригласили, согнали в добровольно-принудительном порядке) на тренировочный полигон, где как раз и должны были проходить бои.

Та группа, с которой нам предстояло состязаться, уже ждала нас, разминая руки, подкидывая и жонглируя кто огненными шарами, кто ледяными стрелами, а кто, как кнутом, развлекался с водным потоком.

— Сильны ребятки, — глядя на самодовольные рожи соперников, заключила я и приуныла.

— Недаром самая сильная группа Академии, — подтвердил вампир. По его тону сложно было определить, восторгается он ими или беспокоится за всех нас. Ведь исход тренировочных спаррингов уже был фактически предрешен. Сложно состязаться с заведомо сильнейшим противников. Но попытка не пытка. Мне же один раз повезло.

— Значит так, слушайте внимательно, — подошел к нам магистр практической магии. Мы собрались вокруг него. — Победить вы их не сможете, но здесь от вас этого не требуют, — слова учителя задели за живое. Он настолько в нас не верит, хотя, скорее всего, тут другое: он слишком уверен в тех ребятах, а это удручает, что нас ни во что не ставят. — Вам главное продержаться хотя бы четверть часа, это основное требование этого состязания, — закончил он, делая взмах рукой, что означало начало.

Первыми пошли самоуверенные эльфы, как темные, так и светлые. Когда, не выдержав положенных четверти часа, они оказались повержены, их самоуверенность дала трещину, взгляд наполнился ненавистью и обидой к соперникам. Хотя какая может быть обида? Они тренировались, улучшали свои навыки, в отличие от самоуверенных эльфов, лично я смотрела на соперников с уважением.

Мы, глядя на наших одногруппников, только усмехались, ведь они так рассчитывали на победу, а тут облом.

Когда подошла наша очередь, я решила пойти первой из нашей четверки. Давая возможность друзьям оценить и отыскать хоть малейшие слабины соперников. Ведь должны же они у них быть.

— Не свались в первую минуту, — ехидно заметил дроу, который видел мою скептическую усмешку после его поражения.

— Я не питаю иллюзий на выигрыш, в отличие от некоторых, — парировала я в ответ. — Потому, сколько продержусь минут, столько и ладно. А ты лучше свои навыки совершенствуй, а не за моими наблюдай.

Кажется, я его разозлила, так как этот индивидуум готов был наброситься на меня в эту же секунду и только присутствие магистра сдерживало его порыв. Лучше б он свою энергию пустил в тренировочном бою, а не со мной пререкался.

Стоило мне войти в круг, как туда же ступил один из троицы, на которую и указывал наг, так и не успев рассказать, из-за чего они сцепились. Юноша с превосходством смотрел на меня, а я в свою очередь никак не могла понять причины его презрительного взгляда.

— Я тебе что, в компот нас… плюнул? — тут же поправилась я, понимая, что озвучь я то, что хотела, и меня бы вынесли отсюда вперед ногами.

— Неважно, ты меня просто раздражаешь, — ответил тот, сцепив зубы, будто не давая потоку слов вырваться из него.

— Уважительная причина, ничего не скажешь, — пробормотала я, настраиваясь на поединок. Магия не хотела выходить наружу. Я отчаялась. — А главное — весьма своевременная.

— Я сейчас всем докажу, насколько ты никчемен, ты жалкий нурзын (смесь муравья с мелкой букашкой, с крыльями), — бахвалился соперник, чем вызвал мое недоумение. Его оскорбления были лишними.

Но, как оказалось, необходимыми. В этот момент, когда парень запустил в меня сначала огненным шаром, потом такой же огненной пикой, моя магия, наконец, проснулась, она тоже не стерпела оскорблений и…

Понеслась душа в рай. Мое тело будто бы стало невесомым, создавалось ощущение, что им управлял кто-то посторонний, причем очень умело. Изо рта вырывались заклинания, о которых я слыхом не слыхивала. Руки творили нечто невообразимое: создавали шипы, которые подобно молниям, неслись на противника, протыкая его щит и царапая кожу; стрелы изо льда, которые распадались, делясь на сотни маленьких иголок; маленькие огненные шары, которые дождем опадали на парня, заставляя уворачиваться и терять концентрацию…

В его глазах я заметила страх и ужас, вся самоуверенность резко покинула парня, такого он явно не ожидал. Я вот, если честно, тоже. Мельком глянув в сторону его товарищей, успела заметить, как те даже присели и, обхватив головы руками, раскачиваясь из стороны в сторону, бросали косые взгляды то на нас, то на моих друзей.

Пока я со стороны наблюдала за всеми, мое тело продолжало жить собственной жизнью, сама же я находилась будто в невесомости, не ощущая ни боли от пораненного тела, противнику удалось-таки меня достать, ни самого тела, будто бы меня обложили ватой или вкололи наркоту. Я просто парила.

Но в какой-то момент вся сила резко покинула меня, навалилась тяжесть огромным грузом, да так резко, что казалось, на меня опустили тонну кирпичей, и мы оба рухнули, как подкошенные, на землю.

Тут же купол, которым накрывалось поле для состязаний, поднялся, и к нам бросились мои товарищи с огромными от изумления глазами, и магистр, который смотрел на меня, как на привидение.

— Ты как? В порядке? Что это было? Как тебе удалось? Откуда ты это знаешь? — наперебой затараторили друзья, а я только и смогла скривиться, их громкие голоса давили на мозг, в котором стучали отбойные молотки.

— Потише, пожалуйста, — с мольбой попросила я, тошнота стала подкатывать к горлу. Пришлось на миг закрыть глаза, пытаясь унять головокружение, опозориться мне только и не хватало для полного счастья.

Парни затихли. Рядом со мной присел вампир и, положив руки мне на голову, что-то зашептал. Боль, головокружение и тошнота стали исчезать, как по волшебству. Впрочем, это именно оно и было.

— Лучше? — через несколько секунд поинтересовался Эриан, а я радостно закивала в ответ. Как же хорошо, когда рядом есть тот, кто сможет избавить от боли, вылечить, поддержать, посочувствовать, помочь…

— А теперь, раз вам уже лучше, объясните мне, как вам удалось использовать заклинания последних курсов, которые, к тому же, не всем удаются, — я сжалась под строгим взглядом магистра.

И что мне ему ответить? Я и сама этого не знала, но ведь он не поверит, если так отвечу. Тогда как же мне быть? На мое счастье около нас оказался ректор.

- Гер, Эриан, Эйа и Клир, ко мне в кабинет. Живо! — нам ничего не оставалось, как последовать за хмурым и злым архимагом.

— А теперь я хочу знать, что это было? Откуда тебе известна техника распада? — я втянула голову в плечи, смотря на ректора исподлобья. Как можно ответить на то, чего не знаешь и не понимаешь? — Я жду.

— Честно… Я не знаю… — мне хотелось стать комаром и улететь, чтобы скрыться от разъяренного взгляда мужчины.

Единственное, чего я не могла понять, чем умудрилась его разозлить. Что тут такого? Подумаешь, моя магия выдала фортель, я-то тут при чем?

В итоге, мне просто пришлось рассказать о том, что произошло в замке колдуньи: как я выпила ее эликсир, как своенравно ведет себя сила, как тяжело с ней договориться…

Слова потоком лились из меня, во время моего монолога все молчали, а ректор все больше хмурился. И только в конце, когда я призналась, что моим телом управляли, тот резко стукнул по столу ладошкой и встал.

— Ты должен был сразу мне рассказать об этом, — произнес он. Я пожала плечами.

— Так вы не спрашивали, — я удивилась такому высказыванию. Как он себе вообще это представляет? Когда мне надо было поведать обо всем, если он не желает ни с кем разговаривать. Считает все пустяками, не стоящими внимания. С чего вдруг он всполошился? Все же нормально, происшествий не было…

Только я подумала об этом, как по всей Академии раздался оглушительный звон, словно несколько колоколов зазвонили сразу.

— Что это? — подпрыгнула я, зажимая уши, настолько этот звук был пронзительным.

— Нападение, — ответил магистр, доставая из подпространства два меча и бросаясь прямо в окно.

А мы что? У Бога лишние? И мы следом на автомате шуганули в окно за ректором. Развлекаться, так по-полной.

Сиганув в окно, я в тот момент даже не подумала: мало того, что сама Академия парит над землей, так еще и кабинет архимага находится на последнем этаже. И только в полете осознала истину. Кажется, из меня сейчас выйдет качественная такая лепешка. Расшибусь ведь.

Только подумала о таком исходе дела, как меня подхватил поток воздуха и стал плавно опускать вниз. Ух, ты! Мне это понравилось. Еще хочу.

- Гер, ты где витаешь?! — завопил рядом вампир, дергая меня за руку. — Сейчас не до мечтаний, посмотри вперед.

Когда я глянула в сторону, куда указывал Эриан, обомлела. Там все было серо-черным. Зомби, ходячие скелеты, какие-то ужасные животные с огромными лапищами, оскаленной пастью, в которой было два ряда острых, как иглы, зубов. Такая зверушка один раз вцепится и все, прощай, жизнь. Они ревели, рвали когтями землю, из пасти капала слюна. Бешеные они, что ли? Теперь осталось понять, за каким надом они сюда пожаловали, какие цели преследуют. Зачем им академия?

Вдалеке я заметила две фигуры в черных плащах, они-то, судя по всему, и управляли этими нечистиками. Когда мы приблизились, я увидела, что половина адептов Академии уже вовсю сражалась с нападающими. Только все было безрезультатно. Стоило одного врага убить, как он тут же собирал себя по кускам, и на его месте появлялось трое, а то и четверо новых.

Многие ребята уже выдохлись. Чем больше адепты крошили в капусту нечисть, тем больше ее становилось. Что же делать? Это бесполезный труд, который ведет к заведомому поражению. Неужели они этого не понимают? Но и не сражаться ученики не могли, их бы тут же убили. Палка о двух концах получается.

Подбежав к готовому броситься в драку вампиру, он оказался ближе всех, так как наг с оборотнем уже мелькали в гуще нечисти, махая мечами и сыпя заклинаниями, дернула того за плечо и произнесла:

— Здесь не сила физическая нужна, смотри, они же делятся и их становится больше, тут надо что-то другое, — я произнесла все на одном дыхании, попутно взывая неизвестно к кому с просьбой помочь.

— И что ты предлагаешь? — остановившись и вперив в меня взгляд, спросил Эриан. Я усиленно делала вид, что думаю, на самом деле молила неизвестного, спасшего меня однажды и не раз выручающего меня, помочь нам.

— Подожди минуту, — попросила я, всеми фибрами души надеясь на ответ. И он, к моему счастью, последовал:

«Какая ты проблемная! — раздался знакомый голос в голове, с услышанное не один раз фразой. — Повторяй за мной, но не перепутай слова, это чревато».

А дальше мне стали диктовать набор слов, которые я очень старалась не перепутать. Но стоило мне начать произносить заклятие, как вся нечисть устремилась в мою сторону, вокруг меня встали спина к спине мои друзья. А мой голос все набирал и набирал силу. Я еще и пыталась всячески отбиваться от нечисти.

Ко мне приблизились магистр по практической магии и ректор, они помогали нам справляться с полчищами врагов, которые перли на нас стеной. Я уже не видела ничего вокруг, снова мое тело действовало на автопилоте, а я все выкрикивала и выкрикивала незнакомые слова. Окончание заклятия подхватил ректор, мы стали произносить с ним в один голос, при этом, из его рук вырывались столпы пламени, которые подчистую сжигали нечисть, она больше не оживала.

Видимо, это очень сильное заклинание, так как никакая магия на врагов не действовала, она от них отскакивала, как мячик от стены. А тут поди ж ты. Пламя охватывало нечисть, за секунду превращая их в пепел. Адепты с новыми силами бросились в бой, но магистр, махнув руками, всем приказал остановиться. А наши с архимагом голоса продолжали звучать в унисон. Последние слова получились очень громкими, а после произошло то, на что я даже надеяться не могла, и из моих рук, и из рук ректора вырвался просто огромный поток огня, который стал сметать все и всех врагов на своем пути.

Стоило потоку приблизиться к двум фигурам в плащах, как те поспешно скрылись в портале. Мы разочарованно вздохнули. И только когда все закончилось, я почувствовала неимоверную слабость и резкую боль.

- Гер, тебя успели укусить, — с ужасом глядя на меня, произнес Клир.

— И что, я теперь стану нечистью? Таким же страшным и ужасным? — оседая от слабости на землю, поинтересовалась я, еще пытаясь шутить.

— Дубина, там яд, причем смертельный, — всполошившись, присел рядом со мной Эриан, разглядывая рану на плече, которая стала на глазах распухать, и вонь от нее шла такая, что хотелось блевать.

— Быстро, в мой кабинет, — скомандовал ректор, подхватывая меня на руки, так как сама я уже не могла передвигаться, и взмывая вверх.

— А через дверь не судьба? — вот о чем я думаю? Какая мне разница, через что и куда меня транспортируют, главное, чтобы убрали эту вонь и боль, но не вставить пять копеек не получилось.

- Спи, — дохнул на меня архимаг, наверное, чтобы меньше доставала его словами не по теме. Но сказать я ничего не успела, веки потяжелели, стали словно налитые свинцом, и я провалилась в сон, успев перед этим подумать, как отреагирует ректор на мой пол. Ведь сейчас он определенно узнает, что я девица.

Стоило сомкнуть глаза, как меня куда-то затянуло, и я оказалась в огромной библиотеке. Пройдя по рядам стеллажей с книгами, проводила по старым истрепанным корешкам руками, словно пытаясь уловить их шепот. Здесь, в этом месте все веяло спокойствием. Расслабляло. Достав одну из книг, разочарованно вздохнула, так как написанное было на незнакомом мне языке. Да те иероглифы и закорючки язык даже письменностью не мог назвать. Такое чувство, что над листами изгалялся ребенок лет трех, который чертил палочки, закорючки то выше, то ниже строчки. Так в этой книге было: строчки плясали, от закорючек рябило в глазах, а черточки так и норовили сбежать.

Закрыв это мозговзрывательство, двинулась дальше. Дойдя до конца одного из стеллажей, осторожно выглянула из-за угла. За столом, большим, круглым и деревянным, сидел некто в капюшоне и плаще. Вот любят они все этот атрибут одежды, медом он, что ли, намазан? Но все же решила в чужой огород со своим уставом не лезть, и сочла лучшим промолчать, просто наблюдая за тем, как мужчина, а то, что это был именно он, а не она, свидетельствовали широкие плечи и широкие руки, явно не женские, обветренные, с коротко стриженными ногтями, быстро строчит что-то на пергаменте.

Я так засмотрелась на руки, что не обратила внимания, как порхание пера прекратилось. И только почувствовав пристальный взгляд, подняла глаза на лицо хозяина этого чудного места. Капюшон скрывал все, ничего разглядеть было нельзя.

— Верни меня в мой мир, — раздался тихий бархатный голос. Ни фига себе заявки. Да сейчас, только руками помахаю, пальцами пощелкаю и как только, так сразу. Но вслух этого озвучивать не стала, а только удивленно поинтересовалась:

— Каким образом я могу это сделать? А главное, зачем? — тот коротко хохотнул, разглядывая меня с головы до ног.

— Зачем? Потому что это мой мир, — пояснил он. — А как? Это уже ты сама должна узнать, но ты просто обязана это сделать.

— Кому должна… — хотела было съязвить я, в первую минуту не обратив внимания на свое раскрытое инкогнито, а когда дошло… Мне стало не по себе. Да и закончить начатую фразу мне не дали.

— Да-да, всем прощаешь, это я знаю, но меня ты просто обязана вернуть, — твердо произнес он, а я едва не проглотила язык.

— Я даже не знаю, кто ты, — попыталась вызвать этого типа на откровенность, на что он нахмурился, я этого не видела, просто чувствовала, и ответил:

— Знаешь, а теперь иди, пора возвращаться, — что за несправедливость? Вот так всегда, на самом интересном месте. Даже возмутиться не успела, что от меня решили так быстро избавиться, мою тушку снова затянуло в воздушный водоворот, а глаза я открыла уже в своей комнате.

Тело болело и ныло. Хорошо хоть этот ужасный запах исчез, и перестала кружиться голова. Приподнявшись на кровати, ойкнула и тут же рухнула обратно. Видимо, я поторопилась с телодвижениями. В спокойном состоянии боль не так остро чувствовалась. А стоило шевельнуться, как прострелило тело.

— И куда ты собрался? — подсел ко мне вампир. Так, раз обращается в мужском роде, значит, моя тайна еще не раскрыта. Отлично. И тут я заметила, что в моей комнате слишком много народа: трое моих друзей, магистр, ректор, и трое тех, с кем что-то не поделили наг и оборотень, те самые выскочки.

А им-то что тут надо? И что вообще происходит? Почему на меня все так странно смотрят? Кажется, мне сейчас будет армагеддец. Может притвориться умирающей?

— Не прокатит, — шепнул на ухо Эриан. Вот, черт, я и забыла, что открыла ему доступ к своему сознанию. Но тогда получается… Я готова была провалиться сквозь землю, но вампир мне подмигнул заговорщицки, я немного успокоилась.

- Ну, что же, раз ты пришел в себя, так может все-таки расскажешь нам все? — пытливо глядя мне в глаза, поинтересовался расположившийся в кресле ректор. Его глаза были по-прежнему холодны, но в них на самом дне плескался интерес, азарт и предвкушение.

— Я же рассказал, — постаралась как можно натуральнее изобразить недоумение. Не прокатило, и это показали следующие слова архимага:

— Ну да, ну да, эликсир, выпитый у колдуньи, — вот чувствую, сейчас последует подлянка, слишком уж красноречиво ректор замолчал. — Только приобретенная сила ну никак не могла знать древнейшего заклинания, которое даже я не знал целиком.

— Какое заклинание? — косила я под дурачка, пытаясь собраться с мыслями. Мое предчувствие не обмануло.

— То самое, — усмехнулся архимаг, — с помощью которого удалось уничтожить нечисть, — вот теперь я, кажется, попала, причем, конкретно и по-полной программе.

— Это не я, это оно само, — выпалила, наивно глядя в смеющиеся глаза мужчины. — Правда само. Оно возникло в голове, а я только повторяла.

— Достаточно, — не выдержал собеседник. — Я жду, рассказывай.

Мне пришлось задуматься. Помня о том, как на меня смотрели воины и Ири, когда я им рассказала о том парне из легенды, дракаре, кажется, я нисколько не сомневалась, что и сейчас меня постигнет та же участь. Хорошо, если в дурку не упекут, хотя, судя по всему, тут такого нету, хоть это радует.

Собравшись с мыслями и силами, выдохнула, как перед прыжком в воду, и выдала все, что и как было на самом деле, не забыв рассказать и о своем последнем посещении библиотеки.

Когда мой рассказ закончился, я заметила на лицах у всех недоверие. И в эту минуту мне пришла в голову мысль, попросив лист и грифель, я стала быстро-быстро рисовать. Образ спасителя стоял перед глазами, как живой. Я полностью ушла в себя, перенося видение на бумагу. Даже кончик языка вытащила от усердия, за что едва не поплатилась, чуть не прикусив его, довольно крякнув и клацнув челюстями. А когда закончила, перевернул рисунок ко всем находящимся в комнате. Те ахнули.

Но только архимаг хотел что-то сказать, как вдруг лист покрылся сначала инеем, потом полыхнул, заклубился туман, чтобы в следующий миг исчезнуть, а на его месте появился тот самый парень, вполне себе живой и материальный. Так вот что он имел в виду, требуя вернуть его в этот мир. Оказывается, мои рисунки могут быть проводниками-порталами.

В комнате повисла тишина, никто не понял, что произошло, и только сам гость, осмотрев всех, повернулся ко мне, после чего, запрыгнув на мою кровать, по-хозяйски развалился на ней и произнес:

— Можешь, когда захочешь, — мои глаза стали, как блюдца. Вот это наглость. И где слова благодарности?

— Ты о чем? — не поняла я.

— Я знал, что ты найдешь способ вернуть меня в мой мир, ты справилась с этой задачей, теперь можешь готовиться к свадьбе, — ответил он, а я просто выпала из реальности, пока до меня не дошло сказанное.

— Что-о-о-о?! — выдохнула я, подскакивая, как в попу ужаленная, даже позабыв про боль. — Ты что несешь? Какая свадьба? Я, конечно, искренне благодарю за свое спасение, за помощь, но надо и меру знать. Мы даже не познакомились, а ты меня уже под венец тащишь. Это неправильно. Непорядок. Рано мне еще о свадьбе думать, мне учиться надо.

— А ты не рада? — нахмурился гость. — Это ведь с моей подачи ты здесь, в этом мире.

От такой новости я готова была рвать и метать. Но вместо этого, оскалилась. В голове тут же пронеслись первые недели мучений, и я решила устроить веселую жизнь этому жениху, он явно будет не рад, что предложил женитьбу. А заодно и то, что вообще закинул меня в этот мир.

В комнате повисла тишина, только вампир, оборотень и наг хмыкнули, они-то уже успели узнать, что означает этот мой взгляд и кривой оскал, выдаваемый за улыбку. Ректор сидел, разглядывал гостя с головы до ног. Впервые за все время я видела смесь эмоций на вечно непроницаемом лице.

— Вы дракар? — наконец не удержался он от вопроса, вставая и подходя ближе, чтобы более детально рассмотреть вновь прибывшего.

- Да, — ответил юноша, гордо задрав голову. Но потом полным достоинства голосом добавил: — Наследник правящей династии этого мира. Меня зовут Йер.

— И что же нам сейчас делать? — вслух произнес ректор, почесывая подбородок. — Как только нынешний правитель узнает, что вы здесь…

— Начнется гонка на выживание, — закончил за него мой потенциальный жених. — Но я сильнее во много раз, за эти несколько тысячелетий, что прошли с момента нашего изгнания из этого мира и полного истребления моего народа, я успел многому научиться и скопить достаточно сил для войны с узурпаторами.

— Они тоже сильны, — не сдавался архимаг. — И тоже успели многому научиться. Совершенствовали свои знания и навыки.

— Я знаю, — усмехнулся Йер. — Наблюдал за ними все это время. Более того, их действия и поступки легко просчитать. Это играет мне только на руку, а вот они обо мне забыли и не могут знать, что я сделаю в следующий момент. Да и мой уровень силы им не перешагнуть, так как на моей стороне все духи этого мира.

От этих слов все, кто находились в покоях, расплылись в улыбках. Я же едва не скривилась от досады. Сколько самомнения и позерства, аж зубы сводит. И ведет себя как подросток, а сам только что сказал, что ему больше двух тысяч. Но присутствующие рады его появлению. Нынешний правитель успел уже достать всех: неимоверными требованиями, поборами, законами и жестоким обращением. Его жажда власти перешла все мыслимые и немыслимые границы. Народ устраивал восстания, пытался начать войну, но все было быстро на корню пресечено. Правитель действительно был силен.

— Но сейчас у нас проблема, — начал ректор. — Надо вас пока где-то расположить, чтобы пока никто не узнал, что вы здесь.

— Пф-ф-ф… Нашли проблему, — невозмутимо заметил Йер. — Вот здесь и расположусь. Вы же не думаете, что я оставлю свою невесту одну?

- Хм, а мое мнение уже не учитывается? — во мне закипала злость от его самоуправства. — Или ты меня уже прихватизировал?

— Твое мнение я знаю, — расплылся в улыбке этот тип. — Ты же не против, я знаю.

Вот гад, у меня даже слов не было, одни междометия с матами. Но я оставила их при себе. Еще один момент, который изрядно разозлил — он запросто раскрыл при всех мою тайну. Но удивительно было другое: никто на меня не накинулся с гневными криками об обмане. Видимо все еще впереди. Сделав над собой усилие, чтобы нк сорваться, широко улыбнулась.

— Конечно же нет, — и уже тише, думая, что никто не услышит, добавила: — Мне же нужен подопытный, на ком я смогу проводить опыты.

Вот только вампир меня сдал с потрохами, он-то рядом сидел и все слышал, вот и расхохотался, как ненормальный. Да только я не учла и того, что передо мной сейчас сидели не люди, и слух у всех оказался на высшем уровне.

— И какие опыты ты собралась на мне ставить? — повернул ко мне голову демдрак, пристально глядя в глаза.

— Я тебе клятвенно обещаю, ты узнаешь о них первым, — выдала я, придумывая, что первым хочу испытать. В книге, которую мы обнаружили, когда посещали библиотеку, было много интересного, некоторые заклинания считались запрещенными и могли дать непредсказуемый результат, но опробовать их очень хотелось, только до сегодняшнего дня было не на ком. А тут как раз кандидат нарисовался.

— Ладно, раз мы все узнали, пожалуй, оставим вас разбираться, — заметив, что между нами так и искрило, ректор встал, и сразу же направился на выход. За ним последовали и все остальные. Мои друзья только загадочно улыбались, но так же молча покидали мои покои.

— И да, Йер, за стенами вашей комнаты обращайся к невесте в мужском роде. Незачем пока всем афишировать ее пол, — возле самых дверей произнес ректор. Я готова была провалиться сквозь пол. Значит, теперь слишком много народу осведомлены о моей тайне. Надеюсь, трепаться никто не станет.

— Само собой, господин ректор, — усмехнулся жених, скосив взгляд на меня. Я же сидела надувшись. Не нравилась мне вся эта ситуация.

Когда мы остались одни, Йер, до этого следящий за выходящими, резко повернулся ко мне и елейным голосом поинтересовался:

— Так какие опыты ты собиралась на мне проводить? — в этот момент у меня в мозгу всплыло одно из заклинаний, которое я быстро протараторила, махая руками, как я видела в кино, правда, зачем махать конечностями, так и не поняла, но сейчас надо было создать необходимый антураж, что я и делала.

Как только я закончила, Йера обволокло туманом так, что его стало не видно совсем, а вот когда облако рассеялось, я не удержалась и захохотала так, что стены затряслись, сама не ожидала такого результата. Передо мной предстало нечто рогато-хвостато-крылатое, с серо-зеленой кожей, красными глазами, жутко злыми, надо сказать, и клыками, которые не помещались во рту.

- Ой! — я даже попятилась, вжимаясь в спинку кровати. Парень же легко вскочил с постели, подошел к зеркалу и… расхохотался.

— Красавец, ничего не скажешь. Мы еще не женаты, а ты мне уже такие ветвистые рога приделала, — повернувшись ко мне, произнес он.

— У тебя и без меня они имелись, — не осталась я в долгу. — Так что, это не моя вина.

— У меня маленькие аккуратные рожки были, а ты мне сделала… — договорить я ему не дала, вспоминая нашу первую встречу, где прекрасно видела его загнутые назад рога, причем, совсем немаленькие.

— Чего?! В каком месте они у тебя маленькие? — оскалилась я на него. — Подумаешь, тогда были загнутые, а сейчас прямые. Зато эксперимент удался.

Только он собрался ответить, как к нам влетел Эриан и едва не подавился словами, узрев, в кого я превратила Йера.

— Это кто? Это чего? — запинаясь, спросил он, тыкая в парня пальцем. Дальнейшие вопросы застряли в горле.

— Это Йер, а я только что опробовал на нем одно из заклинаний, — любезно проинформировала я друга, по привычке говоря о себе в мужском роде. — А ты хотел чего? — чтобы настроить вампира на нужный лад, поинтересовалась я у него.

— А… Это… — клыкастый просто давился словами, не в силах что-нибудь выдавить из себя, но ему на помощь пришел оборотень, просочившийся в комнату вместе с нагом.

— Там люди правителя, они уже знают о… Кто это? — в один голос выдали вновь прибывшие. — Ты что с ним сотворил, Гер?

Я только ухмыльнулась, но ответить не успела. Ко мне пожаловала целая делегация во главе с напыщенным индюком, который маленькими, поросячьими глазками разглядывал всех нас, вошедший следом ректор заметно волновался, но, заметив Йера в новом образе, едва облегченно не выдохнул, но сдержался. Только поинтересовался у этого неприятного типа:

— Как видите, ваши информаторы ошиблись. Я не знаю каким образом они решили, что один из наших адептов смог бы вернуть сильнейшего мага в этот мир, но результат на лицо: здесь, кроме Гера и его друга никого нет, — менторским тоном произнес архимаг, глядя пристально на правителя.

— А это кто? — тыкнул он пальцем в Йера. — Почему я не знаю эту расу? Из какого он рода? — неприятным визгливым голосом стал засыпать вопросами правитель.

— Это демон, — устало заметил ректор. На недоуменный взгляд правителя, пояснил: — Просто мальчики отрабатывают новое заклинание, — честно признался архимаг, но, заметив загоревшийся взгляд гостя, махнул рукой и мотнул головой. — Как вам даже лучше, чем мне, известно, на дракаров не действует магия, и уж тем более, такая примитивная, на уровне академии. На них и более сложной-то воздействовать практически невозможно, а тут…

Это свиноподобное существо стушевалось на миг, сузило свои глаза, которые терялись в складках жира, и только после этого разочарованно вздохнуло и признало:

- Да, вынужден согласиться с вами, это не может быть тот, кого мы ищем, — после сказанного он еще раз окинул взглядом Йера, который ни грамма не смущаясь, открыто смотрел на правителя.

Цокнув, этот свин быстрым шагом покинул нашу комнату, его свита последовала за ним. Как только дверь закрылась, ректор устало опустился в кресло, разглядывая нас всех по очереди, пока его любопытство не взяло верх. Хотя, судя по ошарашенным физиономиям друзей, не только его, те стояли в полном ступоре и тоже никак не могли сообразить, как же могло такое случиться, что я смогла преобразить парня.

— А теперь объясните мне кто-нибудь, как могло произойти, что Геру удалось применить к вам магию? —, но тут же сам себя поправил. - Нет, как она на вас подействовала? Ведь, насколько я знаю, это же в принципе невозможно, ведь именно так гласит легенда. Или я что-то не так прочел? — повел бровью архимаг.

— Все просто, — улыбнулся Йер. — Это оказалось равносильно тому, что я сам себя решил преобразить, то есть, мы с Герой — одно целое, и только она может воздействовать на меня, больше это никому не под силу.

От его слов я подскочила, радостно потер руки в предвкушении. Но парень, повернувшись ко мне, улыбнулся, выставив наружу клыки:

— Только не забывай, что и я могу прекрасно воздействовать на тебя, — вот зараза, так и думала, что эта ехидна так просто не спустит мне с рук мои шалости.

Но ничего, веселиться, так по-полной, а что будет потом, время покажет, надеюсь только, что он учтет все мои заслуги перед Род… фу, не о том я сейчас. Перед ним конкретно, ведь это именно я вернула его в этот мир, вот и пусть радуется.

Когда после бурного обсуждения нас оставили одних, я, разглядывая стоящего передо мной юношу, осознала одну простую истину, от которой едва не потеряла дар речи: это же мне с ним спать придется, жених, ну ёпрст. Оно мне надо? Вот совсем же не надо. И отмазаться не получится, судя по всему, этот тип меня основательно прихватизировал, и оставлять в покое явно не намерен. Что же делать? Мыслей не было никаких, но и спускать на тормозах не хотелось, так как обзаводиться мужем я пока была не готова. Что я только что подумала: «пока не готова» вот это «пока» меня и беспокоит. Что ж получается, в будущем может, буду готова? .. Нет, только не это.

— Что это у тебя? — оторвал меня от размышлений Йер, ткнув пальцем в плечо, с которого сползла рубашка.

— Синяк, — посмотрев, на что он показывает, равнодушно пожала я плечами, не понимая, с чего он вдруг нахмурился.

— Это я заметил. Откуда он? — вот же странный. Откуда я помню, где умудрилась его посадить.

— Видимо, косяк встал на пути, не помню, я вечно что-нибудь задеваю, — ответила ему, все никак не соображая, с чего весь сыр-бор.

— Н-да, ты без синяков не сможешь жить, — его хитрый взгляд никак не соответствовал хмурому лицу.

— Еще как смогу, — просто из чувства противоречия возразила в ответ, получив кривую усмешку.

— Спорим, не сможешь, — я поняла, он явно что-то задумал, но вот что именно, пока было для меня сокрыто мраком.

— Спорим, — тут же согласилась я, в тайне радуясь, что смогу, наконец, если не избежать свадьбы, то хотя бы отсрочить ее. — Давай на желание, — тут же протянулп руку, чтобы скрепить пари. Йер с шальным блеском в глазах пожал мою конечность, которая сразу же засветилась.

— Вот и все, — довольно оскалился юноша, а у меня мелькнула мысль, что я сейчас подписалась явно на что-то, что мне в итоге не понравится. — Пари вступило в силу. Ровно через неделю проверим… Всю.

Кажется, я попала. Как он меня проверять будет, интересно? Что значит, всю? Но в любом случае, надо будет на всякий случай у вампира поинтересоваться, умеет ли он убирать синяки с тела, а то ведь, зная себя, могу с уверенностью сказать, что из-за моей врожденной неуклюжести, помноженной на неуверенность, без них я точно не обойдусь, если только не впасть в спячку, как медведи на всю зиму, а я только на одну неделю. Да и то ведь во сне умудрюсь обо что-нибудь удариться. Вот подлянка, так подлянка, сама себе могилу вырыла, осталось еще лечь в нее и землицей присыпаться сверху. Раз помирать, то с музыкой, сдаваться я не буду ни за какие коврижки. Даже из самой, казалось бы, безвыходной ситуации есть выход, я его найду. Авось удастся зубки заговорить. В тот момент я и не подумала, как будет проходить досмотр на наличие синяков на моем теле через неделю. Думать надо было заранее, обсудить данный факт, только пойму я это не сегодня.

Но тут, глянув на соседнюю кровать, вспомнила своего соседа, и то, что произошло потом, вот и решила кое-что для себя прояснить.

- Йер, скажи, это ты мне помог тогда? — он недоуменно посмотрел на меня и в свою очередь поинтересовался:

— Тогда, это когда? — после чего сделал вид, что задумался.

— С соседом, — пояснила я. — А после повернул время вспять, что о нем никто не помнил.

— А ты знаешь еще кого-то, кто мог это сделать? — вопросом на вопрос ответил мне Йер, на что я усиленно замотала головой.

— А зачем надо было убирать его из памяти всех? — этот вопрос меня волновал больше всего, так как я не видела причины, по которой стоило это делать. — Подумаешь, сказали бы, что он уехал, и дело с концом.

— Если бы я не изменил время, он бы все помнил и неоднократно предпринимал попытки убить тебя, — стал объяснять мне юноша. - А, изменив время, я стер и его память о тебе, так же, как и о причинах, по которым ему стоит устраивать охоту.

- Хм, а чем я ему так насолила? — в свою очередь поинтересовалась я, совершенно забыв, что именно было в том пророчестве.

— Без тебя не будет и меня, — пояснил Йер, ничего больше не добавляя, более того, отворачиваясь и занимаясь своими делами, показывая, что разговор окончен.

А я запуталась еще больше. Почему он так сказал? Что имел ввиду? И ведь спрашивать бесполезно, все равно не ответит, я это чувствовала. Тяжко вздохнув, встала и решила сходить в купальню. Надо было немного успокоиться, слишком много сегодня на меня свалилось, от вопросов пухла голова.

— Ты куда? — не успела я дойти до дверей, как меня остановил этот вопрос. Обернувшись, недоуменно уставилась на этого типа.

— А мне что теперь, за каждый свой шаг отчитываться, даже когда в туалет захочу? А может ты меня туда на руках относить будешь, да придерживать, чтобы я не упала? — неизвестно на что разозлилась я, но потом, махнув рукой, ответила: — Купаться я иду.

Не дожидаясь очередного вопроса или реплики, выскочила за дверь. Йер бросился следом. Говорить надо было раньше, а сейчас просто помолчим и искупаемся, так я думала в тот момент.

— Мне тоже не помешает искупаться, заодно, неплохо бы свой облик принять, — скосил он на меня глаза, намекая, но я сделала вид, что не понимаю, о чем он. И продолжала молча идти. Парень только усмехнулся и больше ничего говорить не стал, следуя за мной.

В купальне почти никого не оказалось, что порадовало. Раздолье. Можно всласть порезвиться, поплавать. Главное, чтобы мой надзиратель не мешал. Будто услышав мои мысли, Йер вообще перешел на другую часть огромного бассейна, стал перед зеркалом во всю стену, и… В следующий миг его заволокло туманом, после рассеивания которого, я увидела его уже в собственном облике. Ну ни фига себе! А какие мышцы, а пресс… тряхнув головой, решила, все равно от меня ничего путного он добиться не сможет. Оставшись в длинной рубашке, но сняв брюки, я подошла к воде. Не оголяться же мне перед парнем, пусть и женихом.

— А как это ты? Это же невозможно, — заканючила я, и тут же, не удержав равновесия на лестнице, по которой спускалась, бултыхнулась в воду. Вынырнув, стала отфыркиваться, попутно ожидая ответа.

— Я же говорил, что мы одно целое, поэтому, как на тебя действует право видоизменять меня, применять ко мне магию, так и на меня действует право самому возвращать все на исходную позицию, — улыбнулся Йер, легко ныряя в воду, чтобы в следующую секунду оказаться рядом со мной и стиснуть меня в объятиях.

— Ты что творишь?! — возмутилась я, пытаясь вырваться из стальной хватки парня. И тут до меня дошло. — Ты специально хочешь наставить мне синяков, чтобы выиграть пари? Да?

- Нет, конечно, просто захотелось тебя обнять и слегка осмотреть на возможность появления синяков, — отпуская мою тушку, которая от резкого отпускания снова ушла под воду, произнес тот. — К тому же, ты ведь должна привыкнуть ко мне.

Только я, было, хотела свободно вздохнуть, что его наблюдения могут растянуться на века, как мне в мед дегтя добавили.

— Только сильно не обольщайся насчет времени, у нас ведь скоро свадьба, — добавил он. — А после нее все дороги ведут..

— Знаю, в Рим, — рявкнула ему в ответ.

И чего повторять одно и то же, свадьба у нас, свадьба. Я и так это прекрасно знаю, думала я.

— Какой Рим, причем он? — недоумевало мое проклятие. — Дорога одна, в постель, — добавил Йер, ухмыляясь.

После его последней фразы меня перекосило. Благо успела отвернуться. Огорчать его не хотелось, он мне столько раз помогал, но и жениться, то есть замуж выходить тоже не хотелось. Молода я еще для замужества, ничего толком не видела, акадкмию не закончила. Поэтому, я просто обязана была выиграть это пари, чтобы хоть на время отсрочить свадьбу.

***

Всю неделю я ходила, как сонная черепаха, слишком осторожно, чтобы ненароком не зацепиться за что-нибудь. Это стало причиной насмешек друзей, которые привыкли, что я все время бегаю, цепляю предметы, что-нибудь ушибаю.

- Гер, с тобой все в порядке? — не выдержал на третий день Эриан, пришлось рассказать и ему, и оборотню с нагом о нашем с Йером споре, те только расхохотались, но стали тщательно следить, чтобы я никуда не влипла.

И что самое поразительное, мне удалось-таки остаться целой и невредимой, чему я несказанно радовалась, как ребенок, предвкушающий азарт победы. Друзья, видя такую довольную меня, только качали головой, а Эриан еще и не удержался от того, чтобы обломать мне весь кайф:

— Неспроста это все, вот чувствую я, что это что-то, да значит, —, но я в тот момент не способна была здраво рассуждать, поэтому только отмахивалась.

— Что может быть непростого в обычном споре? Который, к тому же, я почти выиграл, —, но волнение передалось и нагу с оборотнем, а последний так вообще вдруг нахмурился и задумчиво произнес:

— Что-то мне это напоминает, какой-то древний ритуал, но не могу вспомнить, какой именно, — всего на миг меня охватили сомнения, но я их отогнала подальше, махнув рукой, и попыталась успокоить, скорее себя, чем друга:

— Думаю, тут никакого подтекста нет, и это просто обычный спор, благодаря которому я смогу отсрочить собственную свадьбу, — те сделали вид, что согласились, хотя я прекрасно видела, что не убедила никого.

Настал час икс. Уже в комнате, стоя напротив Йера с довольной улыбкой на губах, собралась было испить всю радость победы сполна, как услышала:

— Раздевайся, — я опешила сначала, но потом медленно разделась, оставшись в одних трусах. - Нет, полностью, — тут же последовал приказ, но я в эту секунду словно находилась в прострации, сама не понимая, что со мной происходит.

Стоило мне оказаться полностью обнаженной, как Йер подошел очень близко, я хотела было отшатнуться, понимая, что творится что-то странное, и не смогла сдвинуться с места. Тут я заметила, что губы парня шевелятся, мою спину обожгло жаром.

- Гер, я нашел, что это за ритуал, — ворвались к нам в комнату друзья, да так и застыли на пороге с открытыми ртами. — Опоздали, — в один голос выдавили все трое, как раз в тот момент, когда я почувствовала, что моя тату на спине зашевелилась.

Я, словно со стороны наблюдала за тем, как моя тату, светясь и увеличиваясь в размерах, стала обвивать наши тела, притягивая ближе друг к другу, мое сознание стало растворяться в его, в какой-то момент я даже забыла, кто я, что я. Моя душа словно исчезла, осталось безвольное тело, которое, как я откуда-то знала, тоже скоро исчезнет, и меня, как личности, больше не станет.

Мне вспомнилась Ири, четверо друзей-воинов, которые угробили на меня кучу своего времени и нервов, пытаясь сделать из меня такого же достойного воина, как и они сами. Неужели все это зря? Только для того, чтобы, вернув хозяина этого мира, я стала всего лишь его частью, безвольным приложением, целиком растворившись в нем?

Нет! Не бывать этому. Я стала что есть мочи звать ведьму, разум уплывал, мешая сосредоточиться, и когда я уже было подумала, что все кончено, мне никто не поможет, услышала в голове слова Ири, произносящей заклинание. Молодец, она быстро сориентировалась, сходу оценив ситуацию.

Оживший дракон завыл, заскулил, ослабевая хватку, уменьшаясь в размерах и возвращаясь на спину, где снова оказался всего лишь тату. Йер нахмурился, после чего его рот открылся, и из него вылетел черный сгусток, который направился ко мне, пытаясь впитаться в мое тело, но как ни пытался, некий щит не давал ему прикоснуться ко мне.

Разум, как и душа, возвращались медленно. Зато у Йера глаза все больше мутнели, заволакивались пеленой, становясь совершенно расфокусированными. А вот когда я смогла, наконец, двигаться и полностью владеть собственным телом, он медленно осел на пол.

- Ири, что с ним? — обратилась я к ведьме, краем глаза замечая, как друзья, до этого пребывающие в прострации, бочком-бочком стали медленно приближаться.

— Это плата за пребывание в междумирье, — пояснила женщина. — Только обретя темную силу, там можно выжить.

— А что он сейчас собирался делать? — не удержалась от вопроса, во мне клокотала обида за обман и подставу, меня всего лишь сделали разменной монетой. До моего сознания вдруг дошло: все эти сказки о свадьбе были всего лишь приманкой, способной усыпить бдительность. Ведь любая девушка по идее мечтает о свадьбе. И я купилась, хотя и была против. В данный же момент меня очень интересовали действия и поступки Йера, оттого и задала свой вопрос, на что мне охотно ответили, вот только оборотень виновато отвел глаза.

— Тебя перекинули в этот мир неслучайно. Он нашел душу, которая является его половиной, вы истинные, и для того, чтобы восстановить собственную власть, поработить этот мир, надо провести ритуал единения душ. Но ты не должен был знать ни о чем. Зная твой строптивый характер, я предполагаю, что Йер прибег к хитрости, так как перед ритуалом обязательно нужно провести и закрепить магический договор, неважно какого рода, а дальше, ты бы уже просто не смог сопротивляться, — пока ведьма говорила, у меня в груди все переворачивалось. На миг я возненавидела Йера, готова была вцепиться в него и рвать на куски. Но это ощущение быстро прошло. Зато глаза защипало.

— И что теперь с ним будет? — если честно, мне было жаль парня. Но себя была жальче. С одной стороны я понимала, что это не он творил все это, а та темная сущность, которая завладела его сознанием, но с другой стороны, ведь он осмысленно пытался меня, можно сказать, уничтожить, поработить, растворить в себе. И все это ради силы, власти и могущества.

— Сейчас он проспит, как минимум, суток трое-четверо, пока организм привыкнет к тому, что в нем нет темной составляющей, а потом… — Ири замолчала, после чего быстро протараторила: - Ой! Мне пора, заговорилась я с тобой.

- Э? Ты куда?! А дальше?! — завопила я уже вслух, но ответа не было, я почувствовала, что женщина покинула мое сознание. — Вот так всегда, на самом интересном месте, — сокрушалась я, поглядывая на так и застывших друзей.

Как выяснилось позже, Эриан, проникнув в мою голову, слышал наш диалог с ведьмой, попутно переводя и друзьям. Сурдопереводчик, блин. И сейчас те находились в ступоре, причина их состояния выяснилась очень скоро.

- Гер, но ведь ты не менталист, — начал наг, чем вызвал непонимание с моей стороны.

— И что? — не дождавшись продолжения, после паузы переспросила я у него, подгоняя с ответом.

— Как же ты можешь общаться с кем-то мысленно, не будучи менталистом, более того, еще и на дальних расстояниях? — подхватил мысль оборотень.

— Но я думал, это в порядке вещей, — удивилась в свою очередь я. — А вы разве не можете открывать и закрывать сознание? — решила я блеснуть познанием, вспомнив, как учила меня ведьма и Эриан. И почему он только сейчас об этом сказал? Мы ведь с ним так часто общались. Хотя… При нем я ведь ни разу не разговаривала с Ири. А сейчас, видимо, они удивлены таким обстоятельством.

— Ты представляешь, нет, — ехидно усмехнулся вампир, ответив за всех сразу. — Более того, даже я не могу общаться на расстоянии.

Слова вампира заставили задуматься, но ненадолго. То, чего я не понимала, я предпочитала оставить для разбора на потом. Именно так произошло и в этот раз. Махнув парням рукой, подошла к кровати и стала натягивать на себя одежду, так как осознание собственной наготы дошло с опозданием, как до утки, на пятые сутки. Но она уже не смущала, да и друзья не обратили на нее внимания. Или просто вида не подали, за что я была им благодарна. Более того, продолжали обращаться ко мне в мужском роде.

— Помогите мне, — одевшись, подошла к Йеру, разглядывая его. — Надо перетащить его на кровать, не будет же он несколько суток на полу валяться.

— Заботливый какой, — хмыкнул Эриан, на что я только удивленно приподняла бровь.

— Причем тут забота? — я осмотрела всех троих. — Он мне ходить будет мешать, я не хочу об него спотыкаться постоянно, особенно с утра, когда глаза не хотят открываться.

Несколько минут все трое только хлопали глазами, а потом разразились хохотом, помогая мне перетянуть парня на кровать. А вот дальше мы стали думать, что делать. Но к единому мнению не пришли. Несмотря на то, что я понимала поступки и действия Йера, в груди тем не менее была огромная обида на этого, так называемого, жениха. Как оборотень с нагом ни пытались меня убедить, что действовал не он, а за него, я стояла на своем.

— Он или не он, какая разница? Он едва меня не убил? Этого мало? — начала кипятиться я, и только вампир, положивший руку мне на плечо, сдерживал мой гнев и агрессию.

— Думаю, нам надо обсудить все с ректором, — заметил клыкастый, что еще больше меня отчего-то разозлило.

— Эриан, ты по любому пустяку собираешься бежать к ректору? Скоро начнешь спрашивать его мнения, сходить ли тебе в туалет, — я сама не понимала, почему меня несет, но успокоиться не получалось. Агрессия росла в геометрической прогрессии. Внутри все клокотало от едва сдерживаемой ярости. Словно кто-то внутри специально разжигал огонь, накручивал. Со мной такого никогда не было. Обычно я так сильно не злилась, а если и случалось, то быстро отходила. Что же сейчас со мной происходит? Умом я понимала, что могу обидеть друзей, но никак не получалось остановиться.

Вампир не успел ничего возразить, так как дверь в нашу комнату открылась, и вошел тот, кого мы только что обсуждали.

— Что у вас тут происходит? — строго поинтересовался он. — У меня едва мозг не взорвался от воя защитного барьера, который контролирует уровень магии.

Эриан стоял, насупившись, наг в недоумении, и только оборотень казался спокойным. Именно он и поведал ректору, что тут произошло, а так же о моих ментальных способностях общаться на расстоянии, чем вызвал шквал эмоций на вечно спокойном лице архимага.

Подойдя ближе, мужчина, глядя на меня, хмурился все больше, после чего резко бросил непререкаемым тоном:

— Срочно, идем со мной, — развернувшись, быстрым шагом направился на выход. Спорить с ним я не стала, наверняка что-то во мне углядел, раз отдал такой приказ, и мы все направились следом.

От нашей компании шарахались все встречные адепты. Видимо, выражения лиц отпугивали народ. Да еще и хмурый ректор с пылающим взглядом добавлял опасений. Вот от нас и шарахались в испуге. Даже встреченные нами лучшие ученики академии обошлись впервые без колкостей, но направились следом за нами, любопытство зашкаливало у всех.

Стоило подойти к двери лаборатории, в которую адептам ход был заказан, как архимаг обернулся и произнес:

- Гер, за мной, остальные останутся здесь, — я только кивнула, с обреченным выражением бросив взгляд на друзей, а вампир не сдержался от реплики:

— Но мы же сойдем с ума от беспокойства и любопытства. Может и нам… — договорить ректор ему не дал, махнув рукой и сделав стену прозрачной.

— Этого достаточно, вам там делать нечего, — открыв дверь, пропустил сначала меня, потом сам вошел следом, закрывая за собой.

Я стояла и пораженно оглядывалась. Вокруг что-то бурлило в колбах, шипело. Около одной из стен стояла кабина, напоминающая батискаф, именно к ней и подтолкнул меня сопровождающий. Только я сделала шаг по направлению этой кабины, как во мне все взбунтовалось, изнутри стала подниматься неконтролируемая злость и ярость, мне захотелось разнести тут все. В этот момент я не ощущала себя, будто моим телом кто-то управлял. Не хотелось подчиняться, не было желания подходить к указанной конструкции, более того, к ней у меня появилось отторжение.

— Быстрее! — выкрикнул ректор, практически силой запихивая меня внутрь и защелкивая замок кабины, чтобы я не смогла вырваться. И тут, я словно сошла с ума. Стала бесноваться, стучать по стеклу, пытаясь вырваться и разбивая кулаки в кровь. Я рычала, требовала меня выпустить, на какое-то мгновение даже почувствовала у себя во рту клыки, но не обратила внимания, продолжая кидаться на стенки кабины.

Внутри все зашипело, затрещало, меня сжало будто в невидимых тисках, из тела словно старались вынуть душу, боль и жар охватили всю. В голове зашумело, я, как обколотая наркоманка, потеряла ощущение реальности, не соображая, где и зачем нахожусь. Сознание будто разделилось надвое.

И тут я увидела перед собой проекцию себя же, которая яростно пыталась наброситься на меня, но ей не давала невидимая стена, что еще больше ее злило и раздражало. Глаза стали черными, в них затягивало, как в омут.

— Не смотри на нее! — раздался голос архимага где-то рядом со мной, от чего проекция только зло усмехнулась, продолжая удерживать меня своим взглядом.

Я попыталась подумать о другом, но не получалось, мысли покинули меня, пока перед глазами не возникла Ири, грозно на меня смотрящая и показывающая кулак. Только в этот момент я смогла закрыть глаза и услышать вой, резанувший по ушам, моей проекции. Так и стояла с закрытыми глазами, пока меня крутило и вертело в кабине.

«Думаю, испытание на летчика-космонавта я точно прошла», — возникла в голове первая мысль, от которой сама же и рассмеялась. На меня стало снисходить умиротворение и покой. Захотелось спать, но любопытство было сильнее, только глаза открыть я боялась, не хотелось снова попасть в плен колдовских чар себя же. Мне оставалось только прислушиваться к происходящему вокруг.

Когда все стихло, я услышала щелчок замка и голос архимага:

— Все закончилось. Можешь открывать глаза и выходить, — открыв сначала один глаз, потом второй, огляделась вокруг, ничего не изменилось, никакой разрухи не было, так же, как и моей проекции.

— Что это было? — прислушиваясь к себе и ощущая, что больше ни злости, ни агрессии нет, поинтересовалась я.

— Последствия неудавшегося обряда, — еще больше запутал меня мужчина. — Идем в кабинет, я все расскажу и покажу.

Мне ничего не оставалось, как кивнуть. Говорить еще было сложно, язык заплетался, в голове немного гудело, словно я неделю пила, не просыхая. Выйдя из лаборатории, прихватив находящихся в полной прострации друзей, пошли следом за архимагом.

Интересно, что за последствия? Еще один пунктик разобраться с Йером в его копилку пакостей. Мой несостоявшийся жених уже насобирал на себя грехов, как грязи, боюсь, сложно ему отмыться и оправдаться будет.

— Так что это все значит? Что за результат неудавшегося обряда? — решила я немного поторопить ректора, который о чем-то задумался. А то ведь мое любопытство росло не по часам, а по секундам. Но тот отвечать не спешил, а я получила неслабый тычок от нага, что лезу вперед батьки в пекло.

— Это значит, что твоя сущность от потрясения разделилась надвое, темная сторона решила взять полный контроль над телом, и ей это почти удалось, так как ты легко поддался на эмоции, — без единого грамма упрека ответил архимаг.

Я несколько минут пыталась осознать сказанное, пока до меня дошла суть. Что-то я тугодумом стала в последнее время, не в силах понять простых вещей. Вот только после осознания у меня возник ряд вопросов, которые я и решилась задать ректору, чтобы до конца и наверняка прояснить некоторые непонятки.

— То есть, в том батискафе проекция, пытающаяся меня загипнотизировать, и была темной сущностью? Но как она вышла из меня? — во время моих вопросов тот только безэмоционально смотрел на меня, потом соизволить произнести:

— Не знаю, что такое батискаф и проекция, но та, которая пыталась тебя подчинить и была твоей второй сущностью, и она не выходила, а просто отделилась, и способствовала этому магическая клетка, в которой ты и находилась, — объяснил мне ректор, решив для разнообразия обратиться ко мне в истинном роде. Это удивило. — Там повышенный уровень магии очищения и познания. Именно благодаря ей стало возможным вас разделить.

— А почему вторая я была почти прозрачной сначала, но чем больше на меня смотрела, тем материальнее становилась? — это мне было интересно еще в клетке, за материализацией второго я было интересно наблюдать, вот только она вызывала опасение и страх.

— Чем больше она овладевала твоим сознанием, тем материальнее становилась, а вот ты сама, напротив, теряла свою осязаемость, — стал объяснять мужчина. — Именно поэтому я и предостерег тебя не смотреть ей в глаза. Через них она вытягивала из тебя силы, отключая ощущения реальности.

— Вот гадина! — воскликнула я и тут же поникла, ведь это была тоже я, а не левая чувачка с улицы. — И куда она делась потом?

— Отправилась обратно в междумирье, откуда и пришла, — ответил архимаг, а я снова подумала о Йере.

— А что сейчас будет с Йером? — не смогла сдержаться, чтобы не задать набивший оскомину вопрос. Друзья только усмехнулись.

— Он ничего не будет помнить, когда проснется, — ответил ректор. — И твоих обид не поймет. Единственное, что меня интересует… — тут ректор задумался, его глаза сверкнули, а мы напряглись. — Осталась ли между вами связь?

Вот тут-то я и задумалась. Прислушавшись к себе, вроде не ощутила изменений, но в то же время создавалось ощущение, что чего-то не хватает. Будто бы у меня кто-то выключил кнопку, которая отвечала за интерес, который я, пусть и всего на миг, испытала к Йеру. Сейчас мне было абсолютно плевать, есть он или нет его. Более того, он стал меня неимоверно раздражать. Его высокомерность, надменность, стремление указать другим их место.

Попытавшись дозваться до его разума, я потерпела неудачу. Пустота окружала то место, где я чувствовала раньше поддержку, понимание и готовность прийти на помощь. Сейчас я была абсолютно одна. И рассчитывать могла уже только на себя. Не было полноты и завершенности моей сущности.

Именно это я и попыталась донести до архимага, несмотря на всю сумбурность, он меня прекрасно понял и удрученно покачал головой:

— Так я и думал. Ваша связь порвана, и теперь только от вас двоих зависит, захотите ли вы ее восстановить, — вот тут пришлось напряженно подумать:, а надо ли оно мне вообще? Тем более, что замуж выходить я пока точно не планировала.

— А как ее восстановить? — хитро сверкая глазами, поинтересовался Эриан, видимо, и так прекрасно зная ответ.

— Восстановлена она может быть только после единения тел, — ответил Армиан, а вампир хохотнул, именно такого ответа он и ждал.

«Хм… удивили… Почему это я не удивлена, что выкручиваться придется мне, — вот такая родилась саркастическая мысль у меня в голове. — Судьба! Ничего не поделаешь… »

Больше ничего нового нам не сказали, отпустив восвояси. По дороге друзья все пытались выяснить, что я чувствую, какие изменения во мне произошли. Тут Эриану пришла в голову какая-то идея, и он предложил глянуть на тату. Это предложение удивило всех, но интерес просто зашкалил, и меня потащили обратно в комнату, чтобы обследовать рисунок на моем теле.

Йер мирно спал в той самой позе, в какой мы его и оставили. Я еще раз внимательно посмотрела на парня, выискивая в себе хоть что-то теплое по отношению к нему. Не нашла. Парень и парень, лежит себе, спит, никого не трогает, не ухмыляется. Так даже как-то спокойнее стало. Мне совсем не хотелось, чтобы он просыпался. Сбросив тунику, приложила ее к груди и повернулась спиной к друзьям. Стеснения не было. Все вышло само собой, все трое стали для меня, как родные. Потому и не смущения было, сейчас больше зашкаливал интерес к моей татушке. Стоило мне оголить спину, как услышала удивленный вздох всех троих.

— Что там? — хотела уже было нетерпеливо повернуться к ним лицом, но стальная хватка оборотня не дала этого сделать.

— Стой спокойно, не шевелись, — попросил он, я застыла от его тона, даже начала притопывать на месте от нетерпения. — Вот это да!

— Смотри, а вот тут…

— А это откуда? Его тут не было…

— Да ты на это посмотри, красота же…

— А вот здесь другой рисунок, и на хвосте, смотрите… — мне под лопатку ткнулся острый ноготь вампира, я чуть не подскочила. Проткнуть он меня решил, что ли? Чтобы долго не мучился. Не убил Йер, не смогла поработить моя же собственная сущность, так эта зараза красноглазая решил восполнить этот пробел.

Пока они обменивались репликами, мои нервы постепенно натягивались, пока не приказали долго жить. Зло сверкая глазами, сцепив зубы, чтобы не сорваться на крик, повернулась к почему-то довольным парням:

— Издеваетесь? Смерти моей хотите? Вы мне объясните, наконец, что там? — я не знала или уже начинать пугаться, или забить на изменения, которые, судя по возгласам, я уверена, были разительные.

- Да, она у тебя… — начал объяснять наг, но в комнату ворвались трое тех самых лучших учеников.

— Вот вы где! — пафосно заметил один из них, с которым я схлестнулась в поединке. — Срочно собирайтесь. У нас задание чрезвычайной важности, отбываем через час.

— Куда и зачем? — не поняли мы, те собрались уже было выходить, как второй из троих, парень с белыми, как снег волосами и острыми ушами, обернулся и снизошел до ответа, чем, признаться, удивил.

— Кто-то пытается иссушить источник жизни всего сущего, нам предстоит выяснить, кто это, и вернуть источник к жизни, — из его слов лично я ничего не поняла, но вот один момент меня смутил, и я решила узнать кое-что.

— А почему мы? Что могут сделать адепты первого курса? — те сначала глянули удивленно, а потом, переглянувшись между собой, голос подал третий юноша:

— Мы всегда считались лучшими учениками академии, вы ведь знаете об этом, — кивок всех четверых, хотя парень не спрашивал, а утверждал. — Все задания выполнялись нами с блеском и в срок, но последний поединок показал, что на любого сильного может найтись кто-то сильнейший, вот ректор и отправляет на этот раз не нашу тройку, а семерку вместе с вами.

Мне стало приятно, что на нас свалилось такое доверие, да и внутри все затрепетало от предвкушения и азарта. Я даже забыла, о чем спрашивала до того, как ребята зашли к нам в комнату.

— Так что, собирайтесь, через час около кабинета ректора, — после этого они оставили нас, а мы, минуту обдумывая сказанное, завопили от радости, друзья бросились к себе, чтобы собраться.

Через час мы уже стояли на пороге Академии, дожидаясь архимага, чтобы он дал подробную инструкцию. Парни уже стояли и ждали нас. Пока оставалось несколько минут до прихода ректора, мы решили познакомиться, не называть же их «Эй, ты!»

Того, с кем у меня был поединок, звали Аргаз, вампир с черными волосами, карими глазами, только вокруг зрачка была алая окантовка. Он универсал. Второй, шатен с голубыми глазами, оказался водником-русалом. На мой недоуменный взгляд и вопрос о рыбьем хвосте, меня разве что не убили взглядом, но ответили, что хвост у них появляется только в воде, так же, как и чешуя. И имя у него оказалось мудреным — Таргиминтилион, но так как выговорить эту абракадабру я оказалась не в состоянии, то тут же сократил до Тара, даже если он и оказался недоволен, то все равно ничего не сказал, поняв бесполезность. Третий оказался эльфом. Белые волосы и темно-синие глаза, которые часто меняли цвет, могли быть изумрудными и серыми. Видимо, в зависимости от настроения. Своего полного имени он нам не назвал, сразу представившись Кэром.

Стоило нам познакомиться, как явился ректор, в руках у него была шкатулка. Протянув ее нам, он произнес:

— Не стоит пытаться ее открыть, она сама выберет хозяина и откроется тогда, когда придет время. А теперь само задание… — далее минут на двадцать последовало подробное объяснение маршрута, сути источника, исторические справки, предполагаемое развитие дальнейших событий и самое главное — полная свобода действий.

Выслушав все наставления, мы прониклись речью, нетерпеливо попереминались с ноги на ногу и ступили в открытый ректором портал, не забыв чудо-шкатулку, в тайне мечтая, чтобы именно моя персона оказалась хозяином, при этом пытаясь сообразить, по каким критериям она будет выбирать себе хозяина и для чего это вообще надо…

Вышли мы в открытом поле. Вокруг на много километров не было ничего, отдаленно напоминающего то место, которое описывал ректор. Ни единого деревца или кустика. Не говоря уже о лесном массиве. Мы остановились, пытаясь разобраться, в какую сторону нам двигаться, что делать дальше. Мыслей не было ни у кого.

— Где это мы? — удивленно поинтересовался Эриан, ни к кому конкретно не обращаясь, так как в недоумении находились все.

— По идее здесь должен был быть лес, ведь архимаг не мог ошибиться с координатами, — заметил Тар.

— Должен, но его почему-то нет, — развел руки Эриан. Я благополучно молчала, не вмешиваясь в их диалог, так как все равно не знала, что и где должно быть.

— Тут что-то не так, — принюхался к чему-то оборотень. — На этом месте действительно когда-то был лес, причем, совсем недавно. Что же произошло, что все вокруг погибло?

— Ты уверен? — поинтересовался вампир, на что парень уверенно кивнул. — Как же нам это выяснить?

Сев прямо на голую землю, мы стали решать, как быть дальше. Долго спорили, махали руками, пытаясь решить, в какую сторону двигаться. За временем и окружающим пейзажем вокруг никто из нас не следил. Потому, не сразу сообразили, что произошло. В следующую секунду резко потемнело, поднялся ветер, нет, ураган, который легко подхватил всех нас, закружил и куда-то понес. И пикнуть никто не успел, как нас выбросило в откуда-то взявшихся горах. Мистика какая-то.

— И что теперь? — на этот раз поинтересовалась у спутников я, разглядывая темный вход в пещеру.

— Что-что, идем внутрь, — ответили мне, только в сумерках не сообразила кто. Голоса я еще плохо различала. Нет, друзей я бы и на ощупь узнала, а вот из новой троицы пока сложно было идентифицировать, кто есть кто. И мы медленно двинулись вперед.

Внутри было темно и сыро. Где-то капала вода. Когда, споткнувшись, ухватилась за стену, тут же брезгливо одернула руку, так как вляпалась во что-то склизкое, мерзкое и шевелящееся.

— Кто тут огненный, зажгите огонек? — попросила я, но в ответ услышала чертыханье и ругань.

— Думаешь, один такой умный? И я не пытаюсь это сделать? — злился один из троицы наших новых товарищей. — Только не выходит ничего, даже не пойму почему. Ограничений в магии здесь нет, а не получается зажечь самый маленький шар. Будто магия уходит куда-то.

— У меня тоже ничего не получается, — произнес наг где-то совсем рядом со мной. - И, Гер, прекрати топтаться по моему хвосту.

Я даже подскочила от его слов, но под ногами был только каменистый пол пещеры, ничего похожего на хвост я не чувствовала. Только собиралась ответить нагу, как одна из стен резко отъехала в сторону, и мы оказались в огромном зале, где за большим столом сидел… человек из моего мира. Я даже рот открыла от удивления.

Шатен с серыми глазами, одетый в рваные джинсы, кроссовки, кожаную косуху, сидел, положив ногу на ногу, держа в руке сигарету и разглядывая нас. Вокруг него, словно зомби, ходили хмурые представители других рас, с ненавистью поглядывая на этого типа.

— У меня, оказывается, гости, — с усмешкой озвучил он вполне очевидное. На столе я заметила колоду карт, что вызвало удивление, но в то же время и понимание ситуации. — С чем пожаловали? — поинтересовался он и, не дав никому из нас ответить, сам же и высказался: — И вы пришли спасать источник?

Мои товарищи только кивнули, я же решила действовать. Осознание пришло из глубин собственного разума. Может подсказал кто, — ведь в последнее время в моей голове куча гостей тусуется —, а может сама сообразила, что маловероятно, но я действовала так, как подсказывала мне интуиция. Подойдя ближе, села на стул напротив него, все движения были словно на автомате, закинула так же как и он ногу на ногу, посмотрела на сигареты, хорошо, что втихую баловалась когда-то, а то опростоволоситься не хотелось. А вот с картами сейчас и проверим, насколько я наблатыкалась, играя когда-то с компом на пару. И только потом поинтересовалась:

— Сигаретку гостю не предложите? - тот, если и удивился, то решил не терять лицо, потому, подвинул мне пачку и зажигалку. Я подкурила и пристально посмотрела на него. - Что, на хорошие сигареты зелени не хватило, что таким травиться приходится, ну, да ладно, — заметив округлившиеся глаза хозяина, поняла, что двигаюсь в нужном направлении. — Условия? — сразу надо было брать быка за рога.

Тот взял в руки колоду карт и стал демонстративно тасовать. Я только усмехнулась.

— Во что играть будем? В подкидного, в тысячу, очко, покер? — после моих слов брови хозяина взлетели вверх. Но теперь я всецело завладела ситуацией, не давая ему ответить, сама же и решила: — Играем в подкидного. Поехали. Сдавай.

— Ты кто такой? — отмер хозяин, оглядываясь по сторонам и замечая пораженные взгляды всех присутствующих. Но больше всех на лицах моих друзей. Там была целая гамма чувств: обида, удивление, предвкушение…

— Это так принципиально? — поинтересовалась я у него. — Ты боишься проиграть? И кстати, может объяснишь, что тут происходит, почему-то у меня чувство, что ты как-то причастен к изменению, которые происходят в мире.

— Скоро я вообще стану единоличным правителем этого мира, — расхохотался этот тип. Нас передернуло. — Видишь, — он указал на народ вокруг. — Они все проиграли и вынуждены по магическому договору служить мне…

— Самонадеянно, — усмехнулась я, в уме прикидывая ход игры, когда я состязалась с компом, несколько раз даже выигрывала. — Меньше слов, больше дела. На что играем?

— Если выигрываешь ты, то я вас отпускаю, если я, то и вы становитесь моими слугами, — произнес он, протягивая руку, но я не спешила.

— Неравноценно, тебе так не кажется? Я против, — спрятав свои конечности за спину, произнесла в ответ. А потом выпалила: — Если выиграю я, то слугой становишься ты, и всех отпускаешь, — резко протянув свою руку, быстро пожала его, пока он не успел высказать отказ.

Тот даже завопить не успел и убрать свою конечность, как вокруг нас полыхнуло и тут же исчезло. Этот тип разозлился не на шутку.

— Сдавай. Чем раньше приступим, тем быстрее закончим, — развалилась на стуле я, сверля глазами недовольного парня.

Игра началась. Мне подфартило с самого начала, так как выпали козыри. Игра шла с азартом. Когда победа была у меня в кармане, у этого типа вдруг появился козырный туз, который все время был у меня, и только три хода назад я его сбросила. Заметив это, нахмурилась, встала, ткнула в него пальцем.

— Ты знаешь, что в старину делали с шулерами? Руки отрубали по локоть, так же, как и ворам, — тот собирался расхохотаться в ответ, но тут появился светлячок и сел мне на плечо, а хозяин открывал и закрывал рот, не имея возможности что-то сказать.

- Гер, ты выиграл! — завопили мои друзья, указывая на светляка. — Это независимый магический вестник, как правило, в спорных вопросах именно он указывает на победителя.

— А-а-а-а… Не-е-е-ет! У нас еще две партии! — у парня прорезался голос, но как ни пытался тасовать карты, у него ничего не вышло.

— Завтра. Сейчас надо отдохнуть, — произнес Эриан, пресекая попытки юноши. — Да оставь ты их в покое, не выйдет у тебя ничего, — возмущенно предложил вампир, видя тщетные попытки все-таки сдать карты.

— Почему завтра, а не сейчас? — удивлен был не только он, но и я, не понимая, зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

— Магия не даст после обмана продолжать игру, — просветил нас клыкастый. Хозяину ничего не оставалось, как выделить нам комнату, в которой, стоило только войти, друзья засыпали вопросами.

— Откуда ты знаешь про сигареты?

— Какой зелени не хватило, листьев, что ли, или травы?

— Что это за игра? Ты с ней знаком?

— Откуда ты? И что за странная одежда на этом типе?

— Почему нам ничего не рассказал?

— Сто-о-о-оп! — зашипела я, махая руками, иначе, поток вопросов никогда бы не иссяк. Те сразу замолчали, с нетерпением ожидая ответа.

А мне пришлось все рассказать. Да, они слышали реплики Йера о том, что это он притащил меня сюда, но наивно полагали, что речь идет об Академии, а не мире в целом. Мой рассказ занял очень много времени. Мне пришлось поведать и о неправильно сбывшемся желании, и о своей половой принадлежности, и почему я сейчас нахожусь в академии в образе парня. Мои друзья уже знали об этом, а вот новички пока нет. Но с них мы взяли слово о неразглашении. Они дали клятву. Только посокрушались малость, что девушки здесь могут обучаться только из правящих семей, им по статусу положено, а остальные… Эриан слишком «ласково» отвесил говоруну подзатыльник, предлагая заткнуться и относиться ко мне как к парню. Троица новых товарищей согласилась. А им ничего другого и не оставалось. Так как находились мы, судя по всему, в самом сердце гор, то, естественно, окон нигде не было и понять, что сейчас день или ночь, оказалось трудно. Но усталость дала понять, что все же ночь, так как глаза стали слипаться.

Стоило нам лечь прямо на пол, на пушистый ковер, так как кровати не было, только пару кресел и стол, как я вспомнила, что хотела спросить у друзей. С трудом подняв голову, еле шевеля языком, поинтересовалась:

— А что с тату? Из-за чего вы так удивлялись? — мне ответил вампир, единственный из всех, кто еще мог адекватно себя вести, так как этот ненормальный и подозрительный сон так и пытался затянуть в свои сети.

— Она изменила цвет, стала ярче, хвост теперь имеет новые особенности: одну большую золотую чешуйку и на кончике пику, судя по всему с ядом, — больше вампир ничего ответить не смог, проваливаясь в сон. Я следом за ним.

А утром мы проснулись в подвешенном состоянии, прикованные к стене стальными цепями, которые больно впивались в кожу, а обхватывая грудную клетку, мешали свободно дышать. Из нас семерых только я, вампир и Аль пришли в себя. Остальные все еще находились в глубоком сне, даже создавалось ощущение, что они не дышат.

— Вы все-таки пришли в себя, — раздался голос хозяина этого места, который с какой-то книгой ползал по полу пещеры и что-то чертил. — Как не вовремя.

— Что ты собираешься делать? — поинтересовалась я, заметив недалеко лежащее украшение. Я скривилась и не сдержалась. — Это ожерелье раба? — тот вскинул голову, внимательно посмотрел на меня и ответил:

— Ты знаешь легенду о скифах? — я кивнула головой. - Да, один из моих предков действительно случайно нашел сокровища скифов, среди которых и оказался этот чудный предмет. Красиво смотрится, не так ли?

Ожерелье действительно было красивым: из чистого золота высшей пробы, толстые завитки по центру, сужающиеся по бокам. Если не знать о его страшном предназначении, то была бы замечательная драгоценность, а так…

— Зачем она тебе? — снова не выдержала я, когда тот продолжил что-то чертить. Мои товарищи так и не пришли в себя.

— Хочу вызвать самого наисильнейшего мага, бывшего хозяина этого мира, дракара, и надеть ему на шею эту цацку, пусть служит мне, — у меня похолодело внутри.

Я с леденящим ужасом наблюдала за его действиями, не зная, как отвлечь его. На ум ничего не приходило. Даже поинтересоваться, почему мы висим прикованные, не могла. Ответ был очевиден, для жертвы.

Когда он закончил, начал читать заклинание. Чем больше он читал, тем жарче становилось мне, так как спина просто горела, будто на меня лаву льют. А вот дальше от невыносимой боли и жара я стала отключаться, а мои друзья, напротив, приходить в себя.

Вокруг зарябило, заискрило, когда появилось ощущение, что с меня заживо сдирают кожу, я больше не выдержала, закричала и отключилась. Только хвост моей тату успел мелькнуть перед глазами.

«Опять ей не сидится на месте», — подумала я и блаженно закрыла глаза…

Когда я пришла в себя, то была уже не в подвешенном состоянии, а сидела за столом. Напротив меня был все тот же мужик, только с глазами полными ужаса. Ничего не понимаю, что происходит? Друзья были рядом и выглядели они целехонькими и здоровыми.

— Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? — задала я вопрос, оглядываясь по сторонам и не понимая, куда делась пещера.

— Это ты у нас спрашиваешь, что происходит? — задал Кэр мне ответный вопрос. — А сам ничего рассказать не хочешь нам?

— Знал бы, о чем вы хотите узнать, рассказал, — ответил я. — Только мы же были в другом месте, — удивленно выдала я, машинально протягивая руку к пачке сигарет.

— Не советую, — заметив мой жест, успел перехватить мою руку вампир. - Они, видимо, некачественные, так как… — договорить ему не дали.

— Пора, — раздался голос, от которого все вздрогнули. Но как ни оглядывались вокруг, никого не увидели.

— Что пора? — удивилась я. — Мне так, наверное, никто и ничего не объяснит? Я же скончаюсь от любопытства, —, но вместо ответа была только тишина.

На столе появилась новая колода карт.

— Пора закончить игру, чтобы выполнить условия пари, — произнес все тот же леденящий душу голос.

Как оказалось, вся игра теперь шла под контролем, а человек, который раньше блистал своим пафосом, проглотил язык со страху. Игра прошла спокойно, шельмовать никому не представлялось возможным, я выиграла игру и пари. Ведь несостоявшийся властелин мира, судя по всему, в моем мире был каталой, честно играть он не умел. Потому финал такой игры вполне закономерен и очевиден. А то, что произошло дальше, удивило не только меня, но и всех присутствующих. Вокруг все заискрило, засверкало, а потом появились фигуры в серебряных одеждах. Одежды напоминали рясы монахов, с капюшонами, надвинутыми на глаза, отличие было в качестве и цвете материала, из которого были сшиты одежды появившихся.

Они осмотрели нас всех, это я поняла по повороту голов, они направились к моему сопернику. Тот сжался, в его глазах была паника, а когда к нему приблизились фигуры, он с криком бросился ко мне, упал на колени и стал просить пощады. У меня глаза полезли на лоб от такого действия, так как не могла сообразить, каким боком я тут, почему он у меня его просит, это прощение, и я с диким видом посмотрела на товарищей, они же только пожимали плечами, может я и поверила бы, если б не ехидная усмешка клыкастого.

Одежды подплыли к моему напарнику по игре и, подхватив его под руки, потащили в открывшийся портал. Он кричал, брыкался и вырывался от них, только кто ж его отпустит? Так и пропали в закрывшемся портале. Я не чувствовала к нему ни жалости, ни сожаления, только безразличие. А затем ко мне вернулось понимание, что я много чего пропустила, теперь надо срочно все разузнать, как и что произошло.

Как только серебряные рясы и мой партнер по игре в карты пропали в портале, мы вздохнули с облегчением. Да и не только мы. Вокруг нас собрались те, кто оказались, можно сказать, добровольными пленниками того типа. А добровольными, потому что силком за карточный стол их никто не тянул. Сами оказались виноваты.

— Гер, ты молодчина, — подойдя ко мне и хлопнув по плечу, произнес Эриан. — Не знаю, как тебе удалось, но пари ты выиграл.

— Сам до сих пор не верю в удачу, — хмыкнула ему в ответ. — Особенно, учитывая то, что раньше играл только с компом, — поняв, что придется долго объяснять, что это такое, просто махнула рукой, показывая, что не сейчас.

— Теперь остается дело за малым, вернуть источник, — добавил наг, напоминая, зачем мы вообще сюда явились.

— Так в чем же проблема? — спросила я.

— Мы не знаем, как это сделать, — дал ответ хвостатый. — Может ты нам ответишь, раз все устроил, — все не унимался он.

— Братцы! — воскликнула я. — Объясните мне, что я натворил такого, что вы меня вините? — все не могла никак успокоиться я. Чувствовала моя пятая точка, что пока я была в отключке, произошло нечто из рук вон выходящее, и теперь мне очень хотелось бы знать, что именно.

— Благодаря тебе проснулся древний хранитель, который освободил нас и заставил доиграть нового хозяина источника, коим он себя возомнил, с тобой, так как пари было не завершено, — словно делая одолжение, начал объяснять Аргаз.

Ну-ну, поерничай мне, пока я добрая, а то ведь и клыки могу подергать, так я размышляла про себя, а вслух произнесла:

— Я белый и пушистый, ничего не делал, — ответила я ему. — И если кто-то не заметил, то я в отрубоне вообще-то был, — добавила еще и соли в чай.

— Кто-то был, а вот… — договорить он не успел.

Комната, в которой мы находились, превратилась в пещеру. На своде пещеры вместо люстры, красовавшейся несколько секунд назад, появился перевернутый колодец. Я еще подумала: «А что он там делает? Или мы на головах ходим, то есть ногами по потолку».

Но додумать мысль не получилось. События стали развиваться слишком стремительно. По всей пещере, словно окутывая ее, пронеслась серебристая дымка и направилась в колодец, из которого вырвался яркий столп света, заискривший цветами радуги. От него стали отделяться воздушные пузыри и разлетаться по пещере. Мы все стояли и наблюдали за зрелищем, открыв рты. Все длилось недолго, а когда закончилось, то свет в колодце погас, зато по стенам пещеры, заструились тонкие, как волосы ручейки.

Я была поражена, а мои напарники стали хлопать в ладоши, улюлюкать, индейцы, блин, нашлись, и издавать другие звуки восторга. Только когда у них закончился данный припадок выражения радости, они соблаговолили мне, темной, объяснить, что источник жизни вернулся. Я была счастлива и горда: наше первое задание, и мы прекрасно с ним справились. Но как оказалось, это еще не все, вернуться-то он вернулся, а вот функционировать не начал.

Зато шкатулка засветилась, от чего мы все мгновенно застыли, с напряженным ожиданием наблюдая за ней. Видимо, момент настал. В голове у каждого проносилось: «Пусть выберет меня»! Но луч света, вырвавшийся из нее, попал аккурат на… Эриана. Минута молчания, а потом радостный вопль клыкастого, от которого мы дернулись.

Подойдя ближе к вещице, Эриан несмело коснулся крышки, и она сама распахнулась, как только вампир до нее дотронулся. Внутри лежал камень, который отливал то синим, то зеленым, местами вспыхивая еще и красным.

И тут взгляд Эриана стал стеклянным, он, словно робот, взял камень, вытянул вперед руки и понес его к колодцу. Там, несколько раз обернувшись вокруг своей оси, присел, потом встал, протянул руки вверх и камень взмыл, самостоятельно находя нужную нишу.

Стоило ему закрепиться, как вампир пришел в себя, недоуменно оглянулся и только потом расплылся в улыбке.

— Получилось! — воскликнул он, захлопав в ладоши, после чего мы все заметили, что шкатулка стала исчезать.

— Куда это она? — удивленно поинтересовалась я, ни к кому конкретно не обращаясь, но мне ответил оборотень:

— Она выполнила свое предназначение и теперь возвращается туда, откуда ее вытащили, — я только кивнула, что поняла.

Перед нами стены пещеры стали расплываться, становясь прозрачными, показалась академия. Еще немного и мы будем дома. Да, сейчас она стала мне на время именно домом. Но тут до меня дошло, что еще не на все вопросы получены ответы.

Нахмурившись, приподняв одну бровь, я скептически оглядела парней, которые не понимая, почему я затихла, обернулись ко мне, и выдала:

— А теперь, братцы кролики, объясните-ка мне, что произошло, когда я отрубился? — слишком нежно и ласково спросила я, сама от себя такого не ожидая.

Они мигом стушевались, но бежать было им некуда, за спиной академия.

Они метались в поисках выхода из создавшегося положения, явно не желая открывать мне правды, это было хорошо заметно по их бегающим взглядам. Что ж такого произошло страшного или ужасного, что они меня так бояться стали? Я же в отключке была все время, и чисто физически ничего не могла им сделать, а от меня шарахаются. А еще друзья называется. Ладно эти трое, они меня совершенно не знают, но наг, оборотень и вампир…

Вроде не страшная, а очень даже ничего себе, — мое самомнение немного повысилось за то время, что я пробыла в новом мире — ни пью, ни курю, ну или почти. А они от меня, как черти от ладана, шарахаются. В гневе я бываю страшна, признаю. Бывает еще в тот момент, когда защищаю свою шкуру, тоже не контролирую себя. Так ведь это не я, а та самая сила, которую, когда зовешь, фиг дозовешься, а когда не надо, она тут как тут. Вы нас не ждали, а мы приперлись.

Только мое сознание, как я его не звала, ничего не говорило, изводить себя и дальше домыслами не имело смысла, потому что самокопание чаще всего приводит к самозакапыванию, поэтому, бросив это бесполезное дело, тем более сам все равно ничего домыслить не смогла, я подняла голову, посмотрела на их раздосадованные лица и повторила вопрос втрое громче:

— Я жду ответ от вас, ежики зеленые, — только бы после этих слов меня не прибили на месте. Странное что-то творится, у меня появился командный голос, и я очень умело им стала пользоваться.

Мне даже самой на миг показалось, что это не я говорю. И опять тишина. Смотрю на них и вижу, они мечутся, как кролики, по лабиринту из камней, ища выход, а камни покрываются мхом, сжимаются в проходах, пока не загнали бедных и несчастных животных в тупик. И теперь они буравили меня своими взглядами, как удава. Но, не придумав ничего существенного, это я поняла по тяжелым вздохам, сорвавшимся с их губ, осознали, что, не открыв мне всей правды, не смогут мне навешать лапшу на уши и, не видя другого выхода, они, сжав зубы, начали свой рассказ, перебивая друг друга.

— А он…

— А тут как появ…

— Ага, тот аж…

— Хвостом как…

— Тут Бах-Трах-Тарарах…

— Стоп, стоп, — прикрикнула я. — А теперь тоже самое, но кто-нибудь один. И кто вывернул лампочку я так и не поняла. У вас в рассказе получается ТРАМС-БАМС-БУМ-БАХ-ТАРАРАХ. Давайте обстоятельно, медленно, с расстановкой. Мне ведь и правда интересно.

Наступила тишина, а после нее заговорило несколько человек одновременно. Хор Пятницкого прям у них какой-то. А вокруг все застыло, стены пещеры больше не искрили, но и к Академии не давали прохода. У меня даже на миг мелькнула мысль, пусть и абсурдная, но чего только в этом мире не встретишь, что и им тоже стало интересно услышать, что же произошло, пока я валялась, точнее, болталась на цепях в отключке.

— Может вам жребий бросить, — съехидничала я, понимая: так мы не скоро доберемся до истины. — Раз мирно решить не можете, кто будет говорить из вас, — после этих слов я протянула им несколько палочек, неизвестно как оказавшихся в моих руках и предложила тянуть.

Они недоуменно посмотрели на меня, но никто не сказал ни слова против, а я, вдохновленная их молчанием, объяснила:

— Тот, у кого окажется самая короткая и будет рассказывать, — те по очереди стали вытаскивать и… Я только подумала, что вампир у нас самый везучий, не удивлюсь, если ему достанется почетная обязанность все мне поведать. И точно. Я оказалась права, а Эриан недоволен.

- Гер, ты никаких изменений в себе не ощущаешь? — начал он издалека. Я сначала прислушалась к себе, мотнул головой, но потом мне в голову ударила мысль, которую я и поспешила высказать:

— Хотя, знаешь, кое-что есть, — на меня нетерпеливо уставились шесть пар глаз. — Самоуверенность, — произнесла я, потом пояснила: — Это то, что мне совершенно неприсуще, я слишком застенчивый по жизни. Да, язвительный, да, иногда грубый, но это своеобразная защита, а верить в себя… Это из области фантастики. А тут, вон, даже командный голос прорезался.

— И ведь есть от чего, — подал реплику наг, на него все шикнули, а я едва не подскочила на месте. Ни фига себе! Чем же я их так зашугала-то. Поторапливая клыкастого, посмотрела на него, он понял мой взгляд, вздохнул и стал рассказывать:

— Когда ты отключился, твоя тату ожила и, оставив тебя на время, хвостом подчистила пентаграмму, вырвала из рук книгу и пыталась задушить этого гада, но, взвыв от чего-то, отпустила его, всего лишь поранив лезвием на кончике хвоста. А потом не то завыла, не то заорала так, что у нас волосы зашевелились, — вампир перевел дух, словно ему даже сейчас стало страшно вспоминать произошедшее.

— На нее было страшно смотреть, — подхватил Кэр. — Хвост ходуном ходит, она вся раздувается, глаза сверкают, пасть разевается, кажется, сейчас проглотит, да еще и всполохи вокруг твоей ожившей татушки слепили глаза, от чего они начинали слезиться и жечь.

— Но когда все вокруг загрохотало, мы вообще подумали, что эта пещера станет нашим последним пристанищем, завалит нас к едрене фене, — снова влез Эриан, а у меня все внутри скрутило в тугой комок. - Но, как оказалось, это было всего лишь феерическое появление хранителя, которого и разбудила тату.

— А стоило ему появиться, как с нас слетели все цепи, — принял эстафету оборотень, — и мы попадали на каменистый пол, приложившись основательно, но даже пискнуть не посмели, с сильными мира сего шутки плохи. А сам хранитель, лица которого мы так и не смогли увидеть из-за низко надвинутого капюшона серебристого плаща, подошел к этому гаду, которого просто трясло от страха, протянул к нему руку и произнес:

— Тебя собственные ошибки так ничему и не научили, — от его голоса даже нас пробрал озноб, безжизненный, холодный, в нем чувствовалась сталь и такая мощь, что нам захотелось оказаться хоть в кратере вулкана или в зыбучих песках, но только подальше от этой пещеры. — Тебя один раз уже жестоко убили за твое шулерство, но мы пошли тебе навстречу, дав второй шанс, ты им не воспользовался, снова взявшись за старое.

— Этот тип упал на колени и стал молить о пощаде, но Хранитель оказался непрошибаемым, — произнес Эриан, его передернуло от воспоминаний. — Он лишил парня голоса и продолжил:

— Если бы не магически заключенный договор, который ты собрался нарушить, отравив разум табачным дымом с примесями дурмана, ты бы уже давно был мертв. А так у тебя есть один шанс из миллиона: если ты выиграешь в честной игре, хотя я и против такого, но с магией шутки плохи, ты останешься жить, если нет — отправишься на корм чудовищам междумирья, которые очень любят долго мучить жертву, прежде, чем она умрет.

— А когда серебряный плащ закончил, время застыло, — сделал круглые глаза Кэр. — И в следующую минуту мы все снова оказались в том же зале, за тем же столом, как раз и ты пришел в себя, — закончил юноша, глядя на меня шальным взглядом.

— Сколько же я пропустил? Как всегда: все самое интересное и без меня, — разочарованно вздохнула я, глядя на каждого из своих спутников.

Стоило им закончить рассказ, как во мне снова появилось умиротворение, исчезла злость, и на ее место пришла моя былая неуверенность в себе, а стены пещеры опять пришли в движение, открывая вход к родной Академии, где нас уже ждал ректор, нетерпеливо притопывая ногой. Как оказалось, ему все было видно и слышно, потому, второй раз ему рассказывать не пришлось, а вот мою тату он вознамерился изучить основательно.

Что? Мне теперь уготована роль подопытной лабораторной крысы, на которой будут испытывать весь арсенал знаний и умений? Этого только не хватало. Я не хочу. Я впервые захотела учиться, лишь бы меня оставили в покое. Мечтательница, епт.

Теперь надо подумать, как ноги унести целехонькой от таких изучальщиков, методы-то мне неизвестны, но я насмотрелась в свое время по телику, как любят ученые пришельцев препарировать, то есть, как они говорят, изучать. Может тут все и по-другому, но испытывать на своей шкуре как-то не хотелось.

— Там Йер проснулся и не может понять, где он, и что произошло, — начал ректор, стоило мне направиться к себе. — Он никого не узнает и… — на миг замолчав, мужчина посмотрел на меня сочувствующе. Странно, с чего бы это? — Он изменился, — закончил тот, разворачиваясь и оставляя нас одних думать над его словами.

Что же, стой не стой истуканом, а любопытство зашкалило, причем, не только у меня. И мы все вместе пошли в мои покои. Сейчас увидим, что там с бывшим владыкой мира стало. Хотя, почему бывшим? Ведь по идее он до сих пор является номинальным Повелителем, но пока без власти. Ведь этот мир, как ни крути, принадлежит ему.


Распахнув дверь, мы не успели даже пикнуть, как нам приказали:

— Стоять, где стоите, — холодно проговорил Йер, и от его голоса мы невольно остановились, хлопая глазами и не понимая, что случилось, надеясь, что это шутка.

Но взглянув и увидев его глаза, я, как и все пришедшие, поняла, что все изменилось, и чего теперь ожидать — неизвестно, да и как к нему нам теперь обращаться, может пора падать ниц и челом бить? Этот новый дракар, честно говоря, откровенно пугал своим высокомерным взглядом и той силой, что просто бурлила вокруг него, наш ректор, самый сильный маг, нервно курит в сторонке, хотя именно он до сих пор считался самым сильным магом этого мира.

Йер, нет Владыка, стоял и ледяным безжалостным взглядом смотрел на нас, вселяя ужас в наши тела. У меня даже холодок пробежал по позвонкам на спине.

— И как вы мне это объясните? — сухо поинтересовался он и обвел рукой комнату. Мы с друзьями недоуменно переглянулись, ничего не поняв.

— А что не так? — осторожно поинтересовался Эриан.

Глаза Владыки вспыхнули, готовясь испепелить нас, но его владычество соизволило нас темных просветить:

— Существует предел всему, вампиришка, — начал он. - Вы, мерзкие слизняки, как посмели уложить меня здесь и что вы со мной сделали? — продолжал буйствовать Йер.

— Тебе только хотели помочь, — вмешался в разговор архимаг, который каким-то образом оказался в нашей комнате, видимо, решив понаблюдать, как в нашем присутствии поведет себя этот тип. На несколько мгновений произошла стычка взглядами. Два холода столкнулись, не желая уступать друг другу. Оба уверенные в себе, спокойные и равнодушные, надменные и непрошибаемые. Глаз никто из них не отвел.

— Так это ты осмелился разместить меня в этих шикарных апартаментах? — с ехидцей спросил Владыка. - Ты, наверное, считаешь, что так относятся к высочайшем персонам, — продолжал он, а я едва не вспыхнула от возмущения. Высочайшая персона, еперный театр, еще недавно сидел в своем междумирье и в ус не дул.

Но вслух пока говорить ничего не стала, мне было откровенно страшно, я смотрела в его глаза, полыхавшие безжалостными желтыми огнями и не могла прервать зрительного контакта, а потом огонь постепенно погас, как невыключенные лампы, сменившись пустотой. Эта пустота смотрела тысячами глаз. Я старалась быть холодно-спокойной внешне, а все внутри меня кричало от ужаса. В памяти стояли образы того Йера, который мне помог.

Как же больно было смотреть в его глаза, где теперь так холодно и пусто. Я чувствовала, как окончательно рвется нить, исчезая в ледяных торосах, но изменить ничего было нельзя, только почему, если я отвергала его, в душе поселился холод и сожаление об утраченных днях, полных шутливых перепалок.

С этого дня все изменилось. Все были в шоке от поступков Йера, даже ректор и тот молчал, не имея возможности возразить или приструнить дракара.

Вот и сегодня по велению его величества, который назло мне так и остался жить в моей комнате, как узнал, кто занимает эти наишикарнейшие апартаменты, и все больше стал изводить меня, садист местный, самовольно решил и за себя, и за меня, что мы идем гулять в лес. Все дальше и дальше углубляемся, он поглядывает на меня плотоядным взглядом, чуть ли не слюней брызжет и облизывается. А мне его знаки внимания и домогательства по боку или я себя на это настраиваю?

Сама не могу понять, Йер стал другим. И что мне больше не нравится: домогания и знаки внимания или их отсутствие? Приставания от того, кто не нравится, или их отсутствие от того, кто нравится? Если парень симпатичен, то пусть домогается, только рада буду. А если это левый хрен с горы или урод какой-нибудь, то их отсутствие явно лучше. Для меня. Короче — сначала располагаешь к себе, а потом уж и домогаешься! А он явно расположением не занимался. Это о чем я? Интересно, что эта сволочь затеяла? Отказаться не было возможности, он не спрашивал, а ставил перед фактом. Несколько раз мне удавалось улизнуть, но он слишком быстро меня находил. По запаху, что ли? Или у него на меня магнит настроен?

Мы бродили по лесу, потому что властителю мира так захотелось, а прекословить ему никто не хотел, за прошедшую неделю он оторвался по полной программе, не щадил никого и наказывал. Одного приказал отхлестать кнутом, второго заковали в кандалы и щекотали, да так, что тот от смеха чуть не умер. Каждому он придумывал новое наказание, а наказать мог даже за косой взгляд. Мы шептались, что бывший владыка слетел с катушек.

Ректор не пытался ему перечить. Пусть мальчик развлекается, перебесится. А я вспомнила слова, услышанные у одного старичка, который разговаривал с женой: «Если молодым не перебесится, стар будет, с ума сойдет». Интересно, что грозит ему? На личико-то он молод, но это оболочка, а душа-то — вековая гниль.

Так в тишине никто не произносил ни слова. Меня одолевали сомнения, за каким надом он меня сюда потащил. И только собралась поинтересоваться, как вдруг откуда-то с двух сторон в Йера полетели сначала стрелы, потом огненный шар. Не желая ввязываться в драку, ведь неизвестно, сколько народу там было, не всегда геройство — лучший выход, бросились бежать, не разбирая дороги, дракару пришлось подхватить меня на руки, так как моя скорость передвижения оставляла желать лучшего.

Кусты и ветки царапали кожу, но обращать на это внимание, когда мимо то и дело пролетали то стрелы, то заклятия, то огненные шары, не стала, желая только одного: поскорее оторваться от погони. Я уткнулась в грудь парня, схватив его за отвороты рубашки и интуитивно прижимаясь сильнее. Именно в этот момент мне вдруг показалось, что вернулся тот, прежний Йер, который наблюдал за мной и выручал из передряг, хотя и не уставал бурчать о том, какая я проблемная. Как бы мне хотелось, хоть на денек вернуть те моменты. Это намного лучше, чем смотреть в холодную пустоту глаз нынешнего Йера, терпеть его подколы и высокомерные домогательства, приправленные ехидными замечаниями. Задумавшись, даже не заметила, когда вокруг все стихло. Видимо, оторвались.

Меня поставили на землю и прислушались. Пока Йер пытался уловить звуки погони, я оглядывалась вокруг, не понимая, где мы оказались, все разительно изменилось. Теперь возле нас возвышались вековые деревья с очень большими и широкими листьями, таких я еще не видела, трава под ногами оказалась синеватого оттенка, что неимоверно поражало.

— Где это мы? — не сдержалась я, сомневаясь, что мне ответят. — И куда нам теперь идти? Обратно точно не получится, — оглянувшись, заметила, что позади нас выросла непроходимая чаща. И когда только успела? Мы же только что оттуда пришли.

— Тропинку видишь? — надменно поинтересовался парень. Я кивнула, разговаривать с ним пропало желание. — Вот по ней и пойдем, — озвучил он свое решение.

Мы пришли к сказочному домику. Он был маленький, но украшен с любовью. Весь дом украшала резьба. Каждый угол был сделан из ствола дерева, символизирующего какое-то существо. К крылечку вел мосток. Дом так и манил к себе, притягивая, словно магнитом.

Йер, не раздумывая, шагнул на мост, потянув меня за собой, я даже пискнуть не успела, что вдруг это ловушка, как почувствовала ударившую в нас звуковую волну. В ушах зазвенело, и через несколько минут, пока пытались прийти в себя, мы оказались высоко в горах, наверное, на самой вершине мира. Казалось, что протяни руку и достанешь звезды с неба, так они были близко к нам. Смущало то, что мы-то шли днем, а здесь почему-то оказалась ночь.

А когда мы осмотрелись, то увидели… Перед нашим взором раскинулось огромное дерево. Этому дереву было на вскидку лет столько же, сколько и вселенной. Его мощный ствол могли обхватить человек или особей -надцать, таким толстым и огромным он был. Крупный, ствол с толстой, старой, шершавой корой, без повреждений. Мощные корни, часть из которых уходит глубоко в землю, надежно, как якорь, удерживали дерево в вертикальном положении, другие — расходятся по сторонам, местами вырываясь на поверхность и создавая хитрые сплетения. Основание ствола постепенно уменьшается к кроне, которая уходила в небосвод, теряясь в нем. Что это не простое дерево, поняла даже я своим умом.

Вот только за каким надом нас сюда занесло и чего всем от меня надо, я еще до конца не поняла. Но, думаю, мне скоро объяснят. Листва на дереве зашуршала, и ветви раздвинулись, а на нас уставилось два глаза, нос картошкой, губы-грибы. Только добило меня не это, а то, что дерево оказалось живым. Будь я в своем мире и на земле, точно бы подумала, белочка посетила. Но в этом мире слишком много чудачеств, одна магия чего стоит. Потому постаралась не удивляться.

— Не может быть, — произнес между тем Йер, не сводя хищного, но вместе с тем, плотоядно-восхищенного взгляда с этого чуда.

— Что не может? — спросила я, удивляясь, что и этого типа, оказывается, можно чем-то пронять, в данном случае, поразить.

— Это же дерево всевластия, — удосужил он меня ответом. При этом в его голосе было очень много неподдельного восхищения.

— Ты чего, гонишь, что ли? — начала я, непроизвольно переходя на жаргон. Он вырвался непроизвольно, но договорить мне не дали.

— Гонит настойку маг по зельеваренью, а я говорю, — ответил Йер, надменно окинув меня взглядом, показывая мою необразованность.

— И что ж надо сделать, чтобы получить это всевластие? — съязвила я, сузив глаза и пренебрежительно смотря на него. Страх пропал, сейчас захотелось досадить надменному дракару.

— Надо съесть плод этого дерева и тогда, тот, кто съел плод, получит власть над всем и всеми, — мечтательно произнес Владыка.

— Так ты еще не всевластен? — продолжала язвить я, сыпля соль на его кровоточащие мозоли. — А гонору-то прямо на пупа всея миров.

Куда бежать мне после произнесенных слов, я не решила, но пришить меня на месте за такие слова, бросившемуся было ко мне злому и раздраженному спутнику, не дали. Нас обоих будто хлестнули ветки по рукам и ногам. А Йеру еще и по плечам изрядно досталось. И впервые я видела растерянность на его лице. Он хотел было слова включить свой снобизм, но возобладал здравый смысл. Недаром говорят: не буди лихо, пока оно тихо, вот и Владыка не стал рисковать и хамить дереву, которое способно на многое. И наверняка мой самонадеянный спутник мечтал о том, что ему сейчас яблоко преподнесут на блюдечке с голубой каемочкой, он уже видел себя правителем мира, это я заметила по его заблестевшим глазам, которые не отрывались от наливного яблока, которое так и манило к себе, притягивало, просясь, чтобы его сорвали.

— Может вы закончите перепалку и уделите время мне, — произнесло дерево таким тоном, что мы оба застыли по стойке «смирно».

То, что оказались мы тут не просто так, стало понятно из дальнейших слов этого загадочного дерева, а я едва не присела от услышанного, захотелось оказаться снова в своем мире, где нет чудовищ, холодно-надменных личностей, мечтающих открутить непутевую голову, и говорящих деревьев, требующих невыполнимого.

Пока дерево говорило, я мельком бросила взгляд на Йера, на лице которого застыло недоумение, раздражение и ярость, еще бы, ведь то, что нам предстояло сделать, явно затрагивало гордыню Владыки, так как совсем не ему отводилась главная роль.

— Вам обоим предстоит отправиться в междумирье, чтобы найти там руны, которые смогут восстановить мои корни, через которые черпает силу один из чернокнижников, грозя уничтожить. Его силы прибывают, а мои с каждым днем все больше тают. Плодов нет уже много лет.

— А как же те яблоки, которые висят на верхушке? — осторожно поинтересовалась я, глазами указывая на плоды.

— Это иллюзия. Только на нее мы и остались способны, — вздохнуло дерево. — На самом деле плодов нет давно. И чтобы они появились, необходимо обезвредить колдуна.

— Я и сам могу это сделать, — пафосно заметил Йер, не давая мне слова вставить и вздергивая нос выше крыши. — Незачем еще и ее туда тащить, — кивок на меня. — Только под ногами мешаться будет.

— Нет, — был категоричный ответ дерева. - Ты, как раз-таки, будешь просто помощником у Геры, главная роль отводится ей, — дракар едва не задохнулся от злости и возмущения, но спорить оказалось себе дороже.

— Но Владыка я, поэтому… — договорить ему не дали, резко хлестанув веткой по заднице, как нашкодившего ребенка.

— Если я говорю, что руны должна добыть Гера, значит, меня надо слушать, и делать все так, как надо. Это ясно? — Йеру ничего не оставалось, как кивнуть в ответ.

Дальше нам стали объяснять, куда нам следовало отправляться, через какие испытания пройти, как вычленить настоящие руны от аналога, который может и убить. Кого стоит опасаться, а кого можно взять в союзники.

Когда дерево закончило говорить, Владыка стоял злой как сто чертей, только пар из ушей еще не валил, а то бы зрелище было эпическое.

— Хрен редьки не слаще! — пробубнила я, окончательно запутавшись во всем этом хитросплетении терминов, названий и пояснений.

— Ты это про что? — спросил Йер, недоуменно поглядывая на меня. — Что тебе опять не так?

Если бы я сама знала. Одно я поняла хорошо: «Не было печали, черти заскучали», вот и попали.

— Не слаще он, а тоньше, — ляпнула опять не в тему я и похоже вслух. Так как заметила направленные на меня скептические взгляды и дерева, и Владыки.

— И что нам теперь делать с этим чудеснейшим заданием? — спросил Владыка. Теперь пришел мой черед поражаться его скудоумности.

— Как что?! — удивилась его словам. — Раз задание есть, значит, надо его выполнять, — ответила я ему с ехидцей прописную истину. А то столько лет прожил, а элементарных вещей не знает.

— Это ты-то будешь выполнять? — спросил Йер. Я на его вопрос всего лишь пожала плечами. Ему же только что все разложили по полочкам. Но все же такая расстановка сил напрягала не только моего спутника, но и меня.

— За что мне такое наказание? — зашипела про себя я. — Почему кругом такая несправедливость? — я самый обычный человек, а из меня пытаются сделать героя-спасителя мира.

— О чем ты? — чуть ли не хором спросили Йер и дерево у меня. И вперили в меня взгляды, ожидая ответа.

— Может, я что-то в прошлой жизни сделала не так, что меня решили наказать в этой? Если так надо было бы, и никто меня не наказывал, то за что мне тогда он? — я указала в сторону Владыки.

Если сначала он импонировал мне своим покладистым характером, веселым нравом и общительностью, то сейчас он стал совершенно несносен. И мне даже страшно стало представить, что может случиться в пути. А вдруг он меня доведет, что я его прикопаю где-нибудь в лесочке и скажу, что так и было. Ну, или он меня, что более достоверно.

— Все, вам пора, — зашуршало ветками дерево, после чего нас подхватил поток воздуха и понес куда-то. С одной стороны — хорошее средство передвижения, но с другой — лучше бы передвигаться на своих двоих. Привычнее, как-никак, да и спокойнее в плане безопасности.

Наш полет длился всего несколько минут. А потом нас мягко опустило на землю в каком-то сумрачном мире. Вокруг было все серым и тусклым. Создавалось ощущение, что художник просто стер все краски, оставив только грифельное изображение. Смог разъедал глаза, мешая дышать. Сквозь давящую тишину прорывался иногда скрежет и вой, от которого все внутри холодело. Редкие кустарники были без единого листочка, одни голые ветки, склоненные до земли, которую, казалось, долго и упорно жгли. Серое небо находилось настолько низко, что хотелось пригнуться, чтобы этот гигантский пресс не раздавил.

— Где мы? — поднимая повыше ворот рубашки, глухо поинтересовалась я. Как ни странно, Йер вполне сносно себя здесь чувствовал. Я сначала удивилась, а потом вспомнила, что он очень долгое время пробыл в, скорее всего, похожих условиях.

— В междумирье, — ответил он то, о чем я и сама уже догадалась. — Пошли, нельзя долго стоять на одном месте, иначе оно способно лишить рассудка.

И мы, вспоминая инструкции, двинулись в том направлении, которое нам указало дерево. Идти и правда оказалось намного легче, чем стоять на одном месте. Вот только пейзаж все не менялся. Я даже оглянулась назад, так как возникло чувство, что мы стоим на месте. Но следы, оставленные на земле, убедили в обратном.

А потом перед нами резко возникли горы, будто кто-то сменил слайд. Я даже остановилась на мгновение, потрясенно глядя на это чудо.

— Живее, давай же, нельзя останавливаться, — схватил меня за руку парень, но было поздно. Вокруг нас стала трескаться земля, а из нее стали выползать гигантские змеи.

— К-к-кто это? — от мерзости даже заикаться начала, пытаясь вызвать в себе магию, но она молчала.

— Это гариаки, — шепотом произнес Йер, застыв, словно статуя. — Молчи и не вздумай магичить, они ею питаются.

Я сделала, как было сказано. Застыла, только глаза перебегали на каждую из выползающих тварей. Они оказались мерзко пахнущими, все в какой-то слизи. Голова была почти плоской, только из широкой пасти вырывался длинный язык. Они, выползая, все ближе подбирались к нам. Когда я уже начала прощаться с жизнью, прося прощения у всех, кого когда-то обидела, в надежде, что до них дойдет мой мысленный посыл, из пещеры выскочили четвероногие твари, покрытые шерстью, из пасти торчали клыки, не помещавшиеся внутри.

Зарычав, как я потом узнала, от радости, они стали кромсать змей на части. Меня едва не стошнило от зрелища, которое предстало передо мной.

— Бежим, — подхватывая меня на руки, бросил Йер, устремляясь к пещере, откуда только что выскочили эти твари.

Забежав внутрь, он поставил меня на каменистый пол, а сам быстро закрыл вход огромным валуном. Его сила поразила, но в данный момент у меня возникла другая проблема. Мы оказались в полной темноте, я даже шелохнуться боялась, не говоря уже о том, чтобы куда-то двигаться.

Тем неожиданнее было прикосновение спутника, который, схватив меня за руку, снова куда-то потащил. Я болталась позади него, как мешающая тряпка, постоянно спотыкалась. Не выдержав, он снова подхватил меня на руки, я ни слова не сказала на такой произвол, так как интуитивно почувствовала, как его распирает от злости. Одно неосторожное слово и он просто взорвется.

— А куда мы идем? — собрав волю в кулак, поинтересовалась все-таки у Йера, от чего тот резко остановился и задумался.

— Нам надо найти в этой пещере одну из рун, — начал было парень и замолчал. Чтобы его поторопить, спросила:

— А где именно ее искать, ты знаешь? — тот снял меня с рук. Немного подумал, а потом выдал:

— Нет, не знаю. А ты? — только я собралась ответить отрицательно, как в голове возникла мысль: «Надо найти тень, которая и отдаст вам руну».

— Офигеть. Это прикол такой? — вслух поинтересовалась я, вызвав недоумение у спутника. Пришлось озвучить вслух то, какие инструкции мне только что дали.

— И правда остроумно и хитро придумано, искать тень в темноте, — произнес Йер. — Сейчас попробуем ее найти, — он стал пытаться вызвать огонь, создавая шары, но они тут же рассыпались на сотни искр.

— Не хочет огонь загораться, — озвучил очевидное. — Может тут магия не действует? Или что-то ее блокирует?

— Так в том-то все и дело, что с магией тут все нормально, — раздался удивленный голос спутника. — Поэтому и удивительно то, что шары гаснут.

— Тогда тут должно быть что-то другое, видимо, это было бы слишком просто найти таким образом тень, вот нам и усложнили задачу, — выдала я свою версию происходящего, парню пришлось с ней согласиться.

— Знать бы только что, — вздохнул он. — Я уже даже просканировал внутренним зрением все вокруг, никаких теней.

— А как это сканировать внутренним зрением? — внутри что-то шевельнулось, мне казалось, что я на верном пути.

Йер стал рассказывать как это делается. На удивление, он оказался терпеливым учителем, не злился, когда я чего-то не понимала, а продолжал объяснять. Его злость и агрессия непонятным образом испарилась, что несказанно радовало.

И тут, пытаясь в очередной раз следовать инструкции, я заметила какое-то движение, но оно тут же исчезло. Я едва не стукнула себя, да посильнее. Вот почему я такая тугодумка и у меня ничего не получается.

После еще нескольких неудачных попыток, услышала, как невдалеке раздался грохот. Нас сейчас засыпет здесь? И останемся мы в этой пещере на веки вечные. У меня появилась клаустрофобия.

— Что это? — шепотом, едва не присев от страха, спросила я, тут же послышался шум, словно стадо слонов бежит.

— Не что, а кто, — поправил парень. — Хозяева возвращаются, надо торопиться, иначе мы отсюда живыми не выберемся.

Меня сковало ужасом. Я и двинуться не могла, хотя понимала — надо торопиться. Я уговаривала сама себя настроиться на нужный лад. Топот приближался. В последнюю минуту, когда, казалось, я слышу лязг зубов, увидела застывший рядом со мной темный силуэт, который весь светился.

— Ты кто? — протянула я руку к этой фигуре. Тот сделал жест мне навстречу, вложил в руку какую-то штуку. Разглядывать ее не было времени да и возможности. Нас снова подхватило, закружило и понесло. Только почувствовала, как моя нога задела одну из этих тварей, я даже закричать не успела, так как мы оказались на берегу водоема.

Вот только вопреки законам природы, вода в этом болоте, а по-другому и не скажешь, тоже была грязно-серого цвета, как и все вокруг.

Не успели перевести дыхание, как болото забурлило. Словно из него вот-вот готовилось что-то выползти. Мы, напряженно застыв, стали ждать, что будет дальше…

Пока вокруг все бурлило, не предвещая ничего хорошего для нас, я задала вопрос Йеру:

— Что это за болота? Это же не совсем обычные, да? И почему мы здесь стоим? Может, нам пора делать ноги? Иначе нас сейчас кто-нибудь слопает и не подавится, — сыпала я вопросы, не имея возможности заткнуться от страха. — Таких же болот просто нет, — закончила я, выдыхая, словно из меня разом выпустили воздух.

— В междумирье есть все и это тому пример, — произнес Йер. — Это смертоносные болота, которые просто так никого не пропускают через свои топи и не отпускают из них. Их стараются обходить стороной. Бежать нет смысла, так как мы можем сами себя загнать в ловушку, из которой невозможно будет выбраться. Остается ждать, чтобы узнать требования прохода.

— Похоже, нам крупно «повезло», — сделала я свои умозаключения. — Или нас так круто подставили. А что дальше?

— А дальше мы попадем во власть грязевого князя, — произнес Владыка. — Наша судьба будет в его руках.

Из вязкой жижы стала появляться фигура, вся облепленная тиной. Мы с Йером сделали шаг назад. Заметив этот жест, нечто захихикало, захрюкало, протягивая к нам свои руки-крюки.

Это и был сам князь. Он лично приветствовал всех, кто попадал в его болота, так как в междумирье не так часто бывают гости, да еще в его-то царстве. Мы хотели бежать, только данный маневр не ускользнул от всевидящего ока грязевого чуда-юда. Тот взмахнул рукой и со всех сторон, окружая нас, стали появляться грязевые слизняки. Это я так их прозвала про себя, так как они напоминали своим видом слизняков, с которых стекает вся гадость. Хорошо, что хоть не воняют мерзко, а вполне сносно.

— Что будем делать? — спросила я у Владыки, сама при этом оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, что нам тут искать.

— Ждать, выслушаем его требования, — ответил Йер, наблюдая за появлением чудовища. В его глазах страха не было.

— Какие требования? — шипела в ответ я. — Он сейчас нас в болоте притопит и вспоминай, как звали.

Мой спутник, казалось, меня даже не слышал. Он не сводил пристального взгляда с чудовища, словно пытался его загипнотизировать или послать мысленный позыв нас отпустить. В общем, чем занимался в данный момент Йер, я понять не могла, но поза его была расслабленная, будто он на светском рауте, а не в болотах.

Пока я наблюдала за спутником и князем, в моей голове вдруг раздался голос, от которого я даже подпрыгнула. Так как не ожидала, что кто-то придет нам на помощь. Тогда я попыталась сосредоточиться, чтобы пока этот грязик материализуется до конца, я смогу получить необходимую информацию.

«Ты как здесь?» — мысленно задала вопрос голосу, пытаясь понять, кто решил меня просветить, поделиться нужной информацией.

«Пришел помочь тебе. Так как все это время стараюсь не выпускать тебя из поля зрения по возможности», — вот это новости. Раньше за мной наблюдал только Йер, постоянно выручая из передряг, а тут еще один наблюдатель нарисовался. Интересно, кто он?

«Но как ты попал сюда?» — удивленно поинтересовалась я у невидимого собеседника.

«Я не попал в междумирье, а только в твой разум, а это немного разные вещи. Времени на пустой треп нет, поэтому, слушай внимательно. Князь и его слуги охраняют духа, который хранит руны. Только сумев договориться с ним и пройдя испытания, вы получите руны и выберетесь из болот и никак иначе. Так что действуйте. Идите на сделку, но думайте, прежде чем действовать», — очень быстро произнес он.

«А ты кто?» — этот вопрос волновал меня больше всего. Должна же я знать, кого нужно будет поблагодарить за помощь.

«Просто друг», — не стал вдаваться в подробности этот некто, что меня немного опечалило и смутило. Я пыталась несколько раз его позвать, но… голос пропал.

Когда я выплыла из мира грез, то увидела, что князь и его слуги полностью материализовались. Да и Йер уже несколько минут дергал меня за руку, пытаясь привлечь внимание.

— Ты в каких облаках витаешь? — прошипел он, когда я соизволила обратить на него свой осмысленный взгляд. — Я уже несколько минут пытаюсь привлечь твое внимание.

— Задумалась, — туманно ответила ему, чтобы не выдавать свой мысленный диалог с незнакомцем. Судя по взгляду Владыки, он мне не поверил, но настаивать пока не стал, оборачиваясь к князю, который следил за нашим разговором.

— Вы закончили? — поинтересовался хозяин болот, Йер чинно кивнул. — Тогда начнем пожалуй, — захихикал тот, что никак не вязалось с его выражением лица.

Приготовьте ручки и тетрадки. У нас новая тема. Почему-то вспомнились мне слова моей учительницы. А вслух проговорила:

— А начнем, — я даже усмехнулась, но что на меня нашло дальше, этого я сама от себя не ожидала. – Ну, вздрогнем! — сделала соответствующий жест, а затем театральную паузу. Оглядел всех, наверно никто не может понять и переваривает, о чем это я сейчас, жаль, рюмок нет, а то бы за знакомство дябнули, там, гляди, и дело бы сладилось, размышляла я.

— Вздрогнули? — спросила присутствующих. — Теперь выкладывай свою сплетню, — вот дернул же черт.

Князь окатил меня таким взглядом, что я готова была себе откусить язык и провалиться сквозь землю, то есть болото.

— Шутник мне нашелся. Что ж, посмотрю, как ты дальше шутить будешь, — произнес князь шипящим голосом. — А теперь мои условия, только выполнив которые, вы сможете либо выйти из болот, либо остаться в них.

— Не томи, говори про свои условия и испытания, — не выдержал Владыка. И куда делось его высокомерие? Присмирел он тут малость.

Я же в этот момент думала, какой он Владыка, раз сам здесь подчиняется, если только кислых щей.

— Вам надо будет пройти лабиринт и найти золотую книгу, она является ключом к получению рун, — начал князь. — А вот принести и оказаться владельцем книги сможет стать только один из вас. Все в ваших руках, боритесь друг с другом, боритесь со своей совестью и пусть победит сильнейший, — закончил свою речь он, при этом хихикнув, словно он знал то, о чем мы даже не имели представления.

— Интересно и где же нам ее искать прикажете? — задала я вопрос. Ну, а вдруг нам сейчас любезно еще и направление укажут. Оно лишним не будет.

Вместо ответа почувствовала, что нас затягивает в трясину. Точно утопит и концы в воду. А потом мы понеслись куда-то, словно на американских горках. Понеслась душа в рай, а ноги в полицию, что еще успела подумать я, пока мы резко не затормозили.

— А-а-а! — заорал Йер, в этот момент он был похож на обычного человека со своими страхами, с него слетела вся спесь.

— Чего орешь? — спросила я, открывая глаза, и чуть сама не сделала тоже самое. В кромешной темноте на нас смотрели жуткие оскаленные рожи.

Стараясь не дышать, несколько минут смотрела на них и поняла, что они не настоящие, только для устрашения вот таких, как мы.

— Хорошая у них тут светящаяся краска, — начала я. — У нас в отделе приколов такая продавалась, — похоже, ляпнула лишку. — Надо идти, чего стоим? — добавила, заметая следы.

И мы пошли. То ли глаза привыкли к темноте, то ли включилось второе зрение, вместо дыхания, или светлее стало, но мы видели, куда шли.

— Йер, скажи, где мы находимся? — спросила я, разглядывая это место. В темноте были видны только силуэты и сама дорога неплохо просматривалась, словно именно ее кто-то подсвечивал изнутри, создавая полумрак, но в то же время не давая нам свернуть шею.

— Подземный мир межмирья, — был ответ. Кажется, у моего спутника совершенно нет желания вести со мной беседы. А я, напротив, не могла молчать. Когда мне страшно, все время пробивает на поговорить.

— А что в нем особенного? — продолжала интересоваться я. Была надежда разговорить угрюмого типа.

— Увидишь.

После данного слова, я и правда увидела, о чем он не желал распространяться раньше времени. Но лучше бы не видела или не так резко. В глаза резанул яркий свет. Проморгавшись, заметила, что мы находимся возле ледяного лабиринта.

— А одеты мы не по погоде. Так ведь и заболеть недолго, — пробубнила я, хватая себя за плечи и растирая их руками.

— Стоять долго нельзя, ты, надеюсь, не забыла? Пошли, — Владыка меня подтолкнул вперед.

Я и пошла, только не на своих двоих, а на заднице покатилась. Он что думает, если сила есть, то раз толкнул, я через весь лабиринт проеду.

— Думать надо головой, а не чем-то другим, — обижено произнесла я, поднимаясь и стараясь удержать равновесие. Сначала не получалось, а Владыка меня не ждал, он шел вперед, не оборачиваясь.

— Стой! — крикнула я ему. — Если ты сейчас уйдешь без меня, то мы проиграли, — мне почему-то в тот момент так казалось.

— Каждый сам за себя, — было мне ответом. При этом он еще и шаг ускорил, чтобы от меня оторваться.

А я стала замечать, что в лабиринте стало холоднее. Сосредоточившись, встала, держа равновесие, пошла за этим гордецом. Когда он начал скрываться за поворотом, холод сковал мое сердце, я припустила во всю прыть. Догнать, я должна его догнать. Это не просто лабиринт, это испытание, а он не хочет понять. Чем быстрее я за ним бежала, тем тщетнее были мои попытки, создалось ощущение, что я стою на одном месте. Сколько я за ним бежала, сказать сложно, время остановилось. Только я заметила, что не только мои движения, но и его стали замедленнее и скованнее.

— Йер, остановись и подожди. Мы пройдем либо вместе, либо замерзнем, — кричала я ему, пытаясь вдолбить в его голову. — Мы замерзнем, как кутьки, а вдвоем есть шанс согреться.

Лучше бы не говорила этих слов. Когда он ко мне повернулся, в его глазах была похоть. Пусть будет пока так, потом разберемся, а пока выполнить задание и вернуться живыми к этому князьку. А в лабиринте стало теплее или мне показалось? Потом, все потом. Мы пошли вместе. Он не упускал случая меня полапать. А я почему-то вспоминала в эти мгновения его прежнего, на душе становилось теплее.

— Черт! — вскрикнула я. — Куда нас нелегкая опять понесла? Говорила же тебе, смотри под ноги, — орала я Йеру, несясь на сумасшедших горках.

— А я-то причем? — удивленно поинтересовался он.

Нас крутило-вертело, создавая кучу малу. Так мы и выкатились куда-то. Это я поняла по шлепку и удобно распластавшемуся на мне Владыке.

— Слезь с меня, тяжелый же, — шипела я. — Тоже мне, перину нашел.

Нехотя, кряхтя и охая, он с меня сполз, при этом напоследок облапив. Только теперь мы обратили внимание, что находимся в комнате, играющей разными красками, зрелище было восхитительным. Пока мы не оторвались и не заметили в глыбе льда золотую книгу.

И тут, оттолкнув меня Йер бросился к ней. Его глаза алчно блестели, губы скривились в предвкушающей ухмылке.

— Йер, стой! Прошу тебя! — закричала я, почувствовав, что снова стало холоднее. К моему счастью тот остановился и обернулся ко мне, готовый в любую минуту наброситься. Его оскал стал злым, а в комнате стало еще и темнеть.

— Говори, что тебе надо, но предупреждаю, книгу я тебе не отдам, мне проще убить тебя, — произнес он.

— Йер, мне не нужна эта книга, — начала я. — Включи мозг, посмотри вокруг, — он оглянулся, его бровь удивленно поползла вверх. — Неужели ты еще не понял, что получить необходимое мы можем только вместе, изгони злость из своей души, иначе нам отсюда не выбраться, ведь именно ссоры и добивается этот князь, чтобы навечно оставить нас здесь.

Кажется, что до Владыки все-таки дошли мои слова, во всяком случае, он серьезно задумался над ними. Я напряженно ждала его решения, сцепив кулаки, закусив губу. Хоть бы в его тупой башке здравый смысл победил. Иначе нам двоим каюк. И тут он вдруг улыбнулся, вокруг тут же посветлело, он оглянулся по сторонам и протянул ко мне обе руки.

— Иди сюда, — продолжая улыбаться, произнес он, а я нерешительно сделала шаг вперед, напряженно следя за ним. Сначала появилось чувство неправильности, подставы. Но вскоре оно выветрилось, я не могла оторвать взгляда от его улыбки, искренней, теплой, такой, как раньше.

Стоило мне подойти, он взял меня за руку, и мы вместе направились к книге. Достать ее удалось без проблем, я тут же отдала ее Йеру. Вокруг стало тепло, мы больше не мерзли. А стоило книге оказаться у нас в руках, как в ту же секунду мы оказались снова перед князем, который скрипел зубами от злости.

— Мы справились с заданием, — произнесла я твердо, пристально глядя ему в глаза. — Даже не пытайся, — вырвалось у меня, когда я заметила, что, сверкнув хитро глазами, он собрался обратиться к Йеру. — Тебе не удастся нас поссорить и оставить здесь, — и тут я вспомнила наши фильмы-детективы. - Все, что ты сейчас скажешь, может быть использовано против тебя, так что… — разведя руки в стороны, я показала, что дальнейшая дискуссия бессмысленна.

Ответить он не успел, за его спиной замаячило прозрачное облако, которое стало формироваться в фигуру. После чего оно подплыло к нам и протянуло сверток мне. А как только он оказался у меня в руках, исчезли болота с их грязевым князем, исчез дух, а мы оказались неизвестно где…

Когда ощущение вакуума ушло, мы проморгались, осмотрелись и едва не схватились за голову. Перед нами оказалась непроходимая чаща леса. Только на небольшом пятачке земли, на котором мы как раз и находились, можно было стоять в полный рост. О том, чтобы сделать хоть шаг в одну или другую сторону, не могло быть и речи.

Деревья и кустарники настолько плотно переплелись своими ветвями, что пройти сквозь это переплетение оказалось невозможным, если только ползком, продираясь под ними. Да и то не факт, что проползем.

— Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд, — вырвалось у меня, глядя на весь этот ужас. — И что теперь? — на этот вопрос ответа не знал даже Йер. А ведь я хорошо запомнила, что стоять на месте нельзя, потому начала притопывать ногами, шагая.

Владыка смотрел на меня, как на идиотку несколько минут. Потом не выдержал, потрогал мой лоб, ощупал голову, после чего поинтересовался:

— Ты головой ударилась? Или междумирье на твой мозг подействовало? Хотя, о чем это я? У тебя его и не было, — я остановилась, нахмурилась, сложила руки на груди и решила ответить в его же издевательском тоне:

— Конечно, он же только у тебя присутствует, причем, его так много, что он не успевает запоминать, что и когда говорит его обладатель, — Йер скептически наблюдал за мной, пока я говорила.

— И что же такого важного я забыл? — ехидно поинтересовался он. В этот момент вокруг стало ощутимо темнеть.

— Что на месте стоять нельзя, — ответила я ему, оглядываясь по сторонам. — Ладно, проехали, давай думать, куда идти, что искать и где? А то становится темно. Такая резкая перемена — обыденность? Так и должно быть? Или только с нашим счастьем снова куда-то вляпаться?

Перемены в окружающей обстановке заметил и мой спутник, он стал больше хмуриться, так как впервые не знал, что нам делать дальше. Ведь то, что сквозь эти дебри нам не пройти, было ясно, к гадалке не ходи. Но и оставаться здесь тоже было нельзя. К тому же вдалеке стал слышен ужасающий и душераздирающий вой, от которого волосы дыбом вставали.

«Долго стоять будете? — от уже знакомого голоса в голове чуть не вскрикнула от радости, но стала слушать дальше. — Сейчас стемнеет, появится светящаяся тропа, но видеть ее сможешь только ты, поэтому, как хочешь убеждай этого зазнайку следовать за тобой. Тропа приведет вас к норе, в которой сидит альенок, животное такое, у него в зубах будет нужная вам руна, только как ее получить, а просто так он вам ее не отдаст, решать придется самим, я тут не помощник».

Протараторив все на одном дыхании, не дав мне даже слова вставить, этот тип исчез. Ну вот, здравствуйте, пожалуйста! Хорошо еще, что подсказал, что вообще делать надо и на том спасибо. Хотя поблагодарить его я так и не успела, он слишком быстро слинял от меня.

Вокруг и правда стало резко темнеть. Я непроизвольно взяла Йера за руку, так как мне стало страшно. К моей огромной радости он не только не противился, но даже, как обычно, и бровью не повел, все время то и дело оглядывался вокруг и прислушивался. И тут… Вот оно…

Я заметила едва мелькающие огоньки на образовывающейся тропе. Потянув спутника за собой, молясь про себя, чтобы он не заартачился, так как огоньки долго светиться не будут, и нам надо успеть, двигалась вперед. Чаща будто расступалась перед нами. Йер шел следом и молчал, только наблюдал за моим выражением лица, когда я напряженно высматривала огоньки, не обращая внимания на Владыку.

И тут огоньки резко пропали. Я уже хотела от досады зарычать, но заметила холм, в котором была нора. Из нее выглядывал только нос и два хитрых глаза, которые рассматривали нас с головы до ног.

— И куда ты нас привела? — удивился мой спутник. — Что нам здесь делать?

— Смотри, — вместо ответа я показала на любопытного зверька, который даже мордочку высунул, чтобы лучше нас рассмотреть.

— И причем тут альенок? — удивился Йер, приседая перед зверьком и протягивая к нему руку. Во мне боролись противоречивые эмоции. С одной стороны, радовало то, что я в данную минуту видела того, прежнего Йера с его обезоруживающей улыбкой, от которой все теплело внутри, только сейчас тепла не было, потому что, с другой стороны, я каким-то образом знала, что он замышляет пакость, которая может нам вылезти боком.

Заметив, как сверкнули глаза моего спутника, я тут же дернула его на себя, повалив на землю, и сама свалилась сверху, успев глянуть, не убежало ли это пушистое чудо. К нашему счастью, альенок продолжал сидеть на месте, склонив голову на бок, рассматривая, что мы делаем.

— Ты что творишь? — зашипела я. — Даже не думай, это надо сделать по-другому, твоя сила и кровожадность в данном случае неуместна, — пыталась я увещевать разъяренного спутника, трепыхающегося подо мной. Я бы и сама сейчас не смогла сказать, откуда в таком задохлике, как я, обнаружилось столько силы, что я была в состоянии противостоять более мощному парню.

— Но ведь нам нужна эта руна, — процедил в ответ Йер, тщетно пытаясь спихнуть меня с себя. Так как силой у него это не получалось, он решил действовать по-другому, прекрасно зная, как можно меня дезориентировать.

Притянув меня к себе ближе, стал целовать. Теперь пришла моя очередь вырываться, так как к таким резким переходам да и к отношениям в целом, я была категорически не готова.

Сколько мы катались по земле, сказать сложно. Я в какой-то момент оказалась под Йером, а тот вошел во вкус, едва ли не начиная раздевать меня.

— Ты чего? На тебя междумирье повлияло? Нам дерево спасать надо, — пыталась достучаться до него я, но все было бесполезно. - Йер, прекрати же, на нас смотрят, — предприняла я последнюю попытку, но и она не подействовала.

Когда я уже думала, что придется прощаться со своей девственностью, да еще и прямо здесь, что никак не входило в мои планы, я, сама не знаю зачем, умоляюще глянула на зверька, который уже вылез из своей норы и, подойдя ближе, с интересом наблюдал за действиями Йера. Умный взгляд альенка потряс, словно он все понимает. Что и оказалось на самом деле.

— Заканчивайте, — запрыгивая на спину моему спутнику, выплевывая руну, произнес он, я чуть воздухом не подавилась, успевая схватить руну и зажать ее в руке. — Ваше время вышло, вам пора возвращаться, — продолжил он. Мы даже подняться не успели, как пейзаж вокруг поменялся, и мы оказались возле дерева Всевластия, которое начало хихикать, глядя на нас.

— А вы неплохо смотритесь, — заметило оно, после чего с усмешкой, глядя на меня, поинтересовалось: — Ну как, помогли мои подсказки?

— Так это ты шарило у меня в голове? — ахнула я, наконец, скидывая с себя спутника и вставая. Дерево только зашуршало ветками, протягивая их к нам.

— А как бы вы сообразили, что делать? — вполне обоснованно удивилось оно моему возмущению, я смутилась, признав правоту. — Ладно, давайте разбираться с рунами, сейчас вам предстоит задача не менее сложная.

Мы в ожидании застыли с Йером. Порадовало, что сейчас с него слетела вся та пафосность, от которой недавно выворачивало наизнанку. В данный момент рядом со мной стоял обычный парень, в не совсем чистой одежде, а если быть откровенным, то в очень грязной, впрочем, у меня не лучше, он стоял и молча ждал продолжения. Я словно ощущала его напряжение, думы разъедали его мозг, вот только что за дилеммы он пытался решить, осталось загадкой. Между тем, дерево стало давать нам указания:

— Сейчас вам надо оказаться под моими корнями, книга, которую вы добыли, укажет, как правильно расположить руны и какое заклинание следует прочесть. Только будьте очень внимательны и осторожны, одно неверное положение и неправильно произнесенное слово может привести к катастрофе, и мы все можем или оказаться во власти чернокнижника, или погибнуть, поэтому, вам следует выбросить из головы все ненужные мысли, — взгляд на Йера. — И максимально сконцентрироваться на поставленной задаче.

— Мы справимся, — уверенно произнес мой спутник, беря меня за руку, готовый к переносу. Дерево кивнуло и раздвинуло свои ветви, между которыми оказался проход.

Так, не разжимая рук, мы двинулись внутрь дерева, где оказались ступени, ведущие вниз. Вокруг было темно, но страха не было. Помощь и поддержка Йера вселяла уверенность. Все время, пока спускались, мы молчали. И только почувствовав под ногами твердую землю, парень подал голос:

— Как же нам увидеть, куда и что устанавливать? Ладно я, прекрасно вижу в темноте, но ведь, как я понял, это должны делать оба? — не успел он закончить, как вокруг нас запорхали тысячи мотыльков, которые рассеяли темноту и стало видно, как при солнечном свете.

Это позволило осмотреться. Мы находились в небольшой земляной пещере, полностью оплетенной корнями. В центре находился круг с пентаграммой, в которую нам и предстояло уложить руны. Подойдя к ней ближе, почувствовали отторжение даже приближаться к ней, такая негативная энергия от нее шла. Но пришлось пересилить свое нежелание, достать книгу, которая сама раскрылась на нужной странице.

Выкладку рун я доверила Йеру, так как он в этом разбирался намного лучше. Мое дело было читать и указывать, как и что надо делать. После того, как уложили в центр первую руну, нас стало трясти, создалось ощущение, что внутрь тела засунули ледяную глыбу. Руки не слушались, книга норовила выпасть из рук, но я ее удерживала скрюченными пальцами. Заметив, что мне совсем плохо, Йер подошел ко мне, взял мои руки в свои и стал согревать их дыханием. Стало немного легче, мы продолжили.

Стоило второй руне занять свое место, как леденящий и вымораживающий холод сменился жаром, словно в меня залили огненную лаву. Книга стала жечь, но и тут я не выпускала ее из рук. От боли слезы текли из глаз, казалось, что кожа сейчас облезет. И снова на помощь пришел Владыка, подойдя и начав дуть на руки. Стало легче, словно подул легкий бриз. Я даже почувствовала запах моря.

Кивнув в знак благодарности, продолжили. Как только третья руна заняла свое место, мне пришлось прижать книгу к себе, чтобы не уронить, меня согнуло пополам, а рот открывался и закрывался в беззвучном крике. Сейчас мне казалось, что в мое тело воткнули тысячи ножей, которые разрывали все внутренности, будто ломали мои кости и сдирали кожу.

Йер подскочил ко мне, обнял, прижал к себе и что-то тихо зашептал. Слов разобрать не удалось, так как в ушах стоял гул и звон, но почувствовав тепло его тела, мне стало чуть легче. Но черная неприятная сила продолжала давить.

— Давай закончим, — с трудом выдавила из себя, чтобы побыстрее оказаться на поверхности. Владыка кивнул, мягко забирая у меня из рук книгу и начиная читать заклинание. Вот тут я заметила, что плохо стало становиться ему.

Обняв его, прижала к себе, стараясь хоть немного поделиться своей теплотой, хотя не имела ни малейшего представления, как это делать. Чем больше он читал, тем хуже ему становилось. Став перед ним в кольце его рук, начала читать вместе с ним. Что тут началось…

Вокруг нас начала вздыбливаться земля, корни грозили дотянуться и задушить, некая, неизвестно откуда взявшаяся черная масса, пыталась дотянуть до нас свои щупальца. А мы продолжали читать, не останавливаясь. Когда казалось, что нас засыпет здесь, мы закончили и облегченно выдохнули, когда рядом с нами раздался хриплый вой, визг, поднялся ветер, что удивило, откуда в этом маленьком пространстве ему взяться. А через несколько минут все стихло.

Вокруг все заполыхало яркими красками, а мы без сил опустились на землю, я оказалась на коленях Йера, откинув голову ему на плечо.

— У нас все получилось, — поцеловал меня в макушку парень, крепче прижимая к себе. — А теперь надо выбираться наверх.

— Угу, — это все, на что меня хватило в данный момент. Встать не было никаких сил, несмотря на то, что я прекрасно понимала: сделать это надо, не век же нам тут сидеть.

С трудом поднявшись на ноги, шатаясь, как пьяные, на заплетающихся ногах направились к выходу. Последние ступени лестницы преодолевали едва ли не ползком. А когда выползли, просто упали без сил перед деревом, которое, казалось, стало больше, шире и на его ветвях появились цветы. Но даже думать о таком преображении не было сил.

— Вы справились со всеми заданиями, — довольно произнесло дерево, —, а сейчас вам пора в академию, там вас уже заждались. Да и отдохнуть вам надо перед битвой.

Я с трудом приподняла голову, посмотрела на дерево и, едва ворочая языком, решила поинтересоваться:

— О какой битве ты говоришь? На академию нападут? — Йер подполз ко мне ближе и тоже с интересом ждал ответа.

— Нынешний Владыка уже собрал армию и готовится к нападению, — начало нам отвечать дерево. — Йера видели, он представляет угрозу для этого самоуверенного и эгоистичного тирана. А, зная, что он находится в академии, на нее и пойдет войной войско Владыки. Только он забыл об одной небольшой детальке, — тут же сменив серьезный тон на хихиканье, продолжило: — Не только в его подчинении находятся маги и чернокнижники, но и вся академия состоит из них, есть даже те, кто по силе во много раз превосходит магов тирана. А ты один, — тычок ветки в Йера, — стоишь тысячи его воинов.

— Ага, особенно в таком состоянии, как сейчас, — улыбнулся парень, удобно устраивая голову на моих коленях.

— А сейчас? — осыпав нас какой-то пыльцой, от которой усталость, как рукой сняло, хитро поинтересовалось дерево.

— А вот сейчас я могу горы свернуть, — вскакивая на ноги, помогая подняться мне, хохотнув при этом, глядя на мое лицо, произнес спутник, а потом добавил: — Вот только помыться нам бы точно не помешало. Я такой же чумазый?

Я согласно кивнула. Хотя не знала, как сама сейчас выгляжу, но, посмотрев на лицо парня, которое было в черных разводах, на лбу и щеках песок, губы потресканы, подумала и поняла, что мой вид не лучше.

— Это да, — согласилось дерево, и в тот же момент на нас полился поток воды, который хоть немного привел нас в порядок. Но теперь мы оказались мокрыми.

— И как нам идти в таком виде? — развела я руки в стороны, с них капала вода. Еще один взмах ветвей и мы оказались не только сухими, но и вся одежда будто только что из чистки, едва ли не хрустела.

— Вот теперь можете идти, — довольно заключило дерево, открывая портал прямо к академии. И уже привычным жестом взявшись за руки, мы шагнули в воронку…

Около академии нас уже встречали ректор с обеспокоенным лицом и мои друзья. Вампир не сдержал эмоций первым. С горящими глазами он бросился ко мне, только слегка покосившись на Йера.

— Гер, коргош тебя дери, где вас носит?! У нас тут такое… — схватив меня в охапку, стал обнимать и трясти, естественно, не соизмеряя свою силу и мою.

— Начало войны с Владыкой? — едва выговаривая слова, так как воздуха после медвежьей хватки друга не хватало, поинтересовалась я у вампира. — Да хватит меня трясти, голова сейчас оторвется, — только после этого меня отпустили, удивленно глядя то на меня, то на Йера.

— Откуда ты знаешь про войну с тираном? — подошел к нам ректор, с сомнением и подозрением осматривая с головы до ног.

— Нам сказало об этом… — тут я почувствовала, как Йер сжал мою руку предупреждающе, я резко заткнулась.

— Кто сказал? — переспросил архимаг, мой спутник усмехнулся, выпустил мою руку, подошел к ректору, покровительственно обнял за плечи и отвел в сторону, что-то тихо ему объясняя. Что именно, разобрать не удалось.

А ко мне подошли оборотень и наг. В глазах друзей плескалось неподдельное беспокойство, они действительно переживали за меня. Мне стало так тепло на душе и приятно, что есть те, кому я небезразлична.

— Где вы были? — в один голос поинтересовались они. Я покосилась на Йера, и пока он был занят, стала быстро-быстро тараторить, чтобы, хоть с большего, успеть рассказать о наших приключениях.

— Дерево Всевластия?! — выдохнули все трое, пораженно смотря на меня. — Вот это… Надо же… — от перехватившего дыхания они даже слов подобрать не могли, чтобы выразить степень своего восторга и удивления. И тут до Эриана дошло еще кое-что. Сощурившись, он оглянулся на дракара, беседующего с ректором, несколько секунд рассматривал его, а потом поинтересовался:

— А что с этим? — кивок на парня. — Смотрю, спесь с него слетела. Как тебе это удалось? — вот тут, пожав плечами, пришлось честно признаться:

— Не знаю, это не моя заслуга. Он стал таким после попытки добыть последнюю руну, — тут уж все трое недоверчиво посмотрели на меня.

— И что там произошло? — хитро спросил Эриан, я смутилась. В самом деле, не рассказывать же друзьям, что он меня прямо там едва не трахнул. — Да и ваша нить связи снова появилась, правда, она пока тонкая, но…

Теперь все трое с нетерпением ожидали ответа, но я никак не могла пересилить себя и рассказать все. Несмотря на то, что они мои друзья, все же бывают такие моменты, о которых даже им не поведаешь. Вот это один из них.

— Гер, ты уснул? — поторопил меня наг. И тут к нашей компании присоединились Йер с архимагом, избавив меня от ответа.

— Идемте, у нас много дел, — непререкаемым тоном заметил ректор. — Надо собрать лучших магов, разработать стратегию, так как Владыка ни перед чем не остановится, чтобы уничтожить дракара, законного Владыку этого мира, и всех магов, кто может представлять для него угрозу. А в том, что у нас есть сильнейшие, он уже осведомлен.

— И как он об этом узнал? — с интересом осведомилась я, Эриан потупил взгляд, из чего я заключила, что без него не обошлось. Так и оказалось.

— Ну-у-у-у… Мы немножко пошутили с делегацией, которая пришла требовать выдачи дракара, — начал вампир, глядя в землю и ковыряя носком ботинка песок.

Представив, как они могли пошутить, я только спросила:

— Надеюсь, все живы и относительно здоровы? — кивнули все трое, с обидой посмотрев на меня, словно спрашивая: «Как ты могла о нас плохо подумать?». На что я слегка усмехнулась.

— Относительно, да, — подтвердил и успокоил наг. — Мы всего-то поменяли им цвет волос, обратили их в ослов в полуформе и вернули их же заклинание на них самих, кто же мог знать, что они наслали на нас немоту и идиотизм, — вот теперь потупились все трое. А я удивленно спросила:

— У вас тоже бывают идиоты? — те посмотрели на меня, как на дауна. И кивнули. — А что, магия такое не лечит? — на этот раз ответом было слаженное мотание головой.

— Вы идете? — спокойно осведомился ректор, после чего мы дружно двинулись за ним.

Около кабинета Армиана нас уже ждала знакомая троица, состоящая из эльфа, русала и вампира. Аргаз, сверкнув красным взглядом, посмотрел на Йера, после чего скривился и схватился за голову.

— Никогда не пытайся пробить защиту того, кто заведомо сильнее, — нравоучительно заметил дракар. Аргазу ничего не оставалось, как только кивнуть, хоть и через силу.

В кабинете мы разместились кто где. Так как сидений было мало, я села в кресло, а Йер и Эриан сели по бокам от меня на подлокотники. Тар, Кэр и Аргаз таким же образом устроились в другом кресле, а оборотню и нагу достался как раз небольшой двухместный диванчик. Удобно устроившись, приготовились слушать, что скажет нам Армиан.

— Мне пришлось обратиться за помощью к драконам, — начал он. — Те согласились помочь, только после того, как узнали, что наш тиран перетащил в этот мир несколько сильнейших чернокнижников, один из которых вообще смог забрать силу древа Всевластия.

— Нет у него уже этой силы, — уверенно заметил Йер, как бы между прочим. Когда к нему обернулись удивленные взоры, он толкнул меня в плечо, и посоветовал: — Можешь рассказать им, где мы были.

— Хм, сам начал, сам и рассказывай, — неизвестно из-за чего уперлась я. Может быть из чувства противоречия, не люблю, когда говорят в приказном порядке.

— Хорошо, как скажешь, — тут же пошел на попятный парень, что меня поразило, и сам стал рассказывать, как и почему мы оказались в междумирье, как помогли вернуть древу былое великолепие, забрав у чернокнижника всю силу Всевластия.

Его слушали, затаив дыхание. И только когда дракар закончил, Армиан даже в ладоши хлопнул и произнес:

— Тогда это все меняет, — довольно заметил ректор. — Нам будет проще справиться с армией магов Владыки. А заодно… — тут Армиан хитро прищурился. — …обратить их магию в нашу пользу.

И тут за окном раздался грохот, от которого мы все вскочили со своих мест и помчались к окну, устроив столпотворение. Там оказалось очень много разнокалиберных существ, которые темной тучей стояли на подходе к академии, пробив ее защиту.

— Началось, — резюмировал ректор. — Немного раньше, чем я рассчитывал. Все вниз, — тут же отдал он приказ, после которого меня подхватили уже знакомые руки Йера, и мы полетели.

Я увидела, что почти со всех окон левитировали наши адепты с более старших курсов, поднимая приветственно руки, с улыбками на губах. А у меня защемило в груди. Вот сейчас они такие довольные, полные азарта, а ведь скоро некоторые из них погибнут. Ведь это война, в ней, к сожалению, не обойтись без смертей.

Мы не хотели начинать первыми, надеясь на благоразумие противников. Поэтому ждали до последнего. Только они были настроены решительно, как выяснили наши разведчики, засланные в стан врага, они изменили свои первоначальные планы. Им теперь не нужен был один Йер, они хотели стереть с лица земли всех учеников академии с ее преподавателями, чтобы в будущем не было никакой угрозы, слишком много сильных магов было в ней. Нам пришла депеша, что все, кто сдастся на милость сегодняшнего Владыки, получат жизнь, остальные же…

Желающих, понятное дело, не оказалось. Что ж, посмотрим, кто и на милость кого будет сдаваться. Только жаль, что без ненужных жертв не обойтись. А дальше думать было некогда. На нас понеслись черные смерчи. С нашей стороны завертелись белые. Когда они сошлись, то зрелище было завораживающим, борьба черного и белого, они сливались и разлетались в стороны, смещаясь то в нашу сторону, то в сторону врагов.

Жаль, что долго любоваться этим было некогда. В нас полетели стрелы, послышались взрывы, засверкала магия. Все смешалось в мясорубке, сложно было понять, кто и где. Битва продолжалась и продолжалась. Вокруг было много раненых, которые не хотели уходить с поля боя до последнего, пока их не уносили. Мы понимали, что еще несколько часов, а скорее всего дней такой бойни и в этом мире некому останется жить. Поэтому решили пойти на хитрость, так как пока не получалось магию врагов обернуть против них самих.

Йер все время находился рядом со мной. Несмотря на его силу и мощь, от которой вся нечисть валилась, как подкошенная, казалось, ей конца и края нет. Вокруг пахло гарью, раздавался треск рвущейся кожи, это наши маги действовали еще и мечами, рассекая существ надвое, а то и натрое. У меня к горлу подкатила тошнота, но я усиленно пыталась с ней справиться. От меня в этой битве толку было мало, сила не отзывалась, как я ни пыталась ее дозваться, мне оставалось только махать мечом. Хоть в этом благодаря друзьям, я поднаторела за время, проведенное в академии.

— Йер, у меня есть идея, — отмахиваясь клинком и мечом от очередного монстра, произнесла я, тот только кивнул, что услышал. Я продолжила: — Ты можешь мне организовать бумагу и карандаш? — на меня посмотрели, как на восьмое чудо света, но согласно кивнули.

— Гер, ты умом тронулся? — вкрадчиво осведомился оказавшийся рядом Эриан, я только усмехнулась, ничего не сказав.

Стоило в воздухе передо мной оказаться бумаге и карандашу, как я тут же схватила их и попросила тех, кто оказался рядом: Йера, Эриана и Аргаза:

— Прикроете меня? — те кивнули, заинтересованно глядя на меня. Но отвлекаться было некогда, нечисть наседала, заклинания магов тирана стали набирать силу. То тут, то там раздавались крики адептов академии. Стоило поторопиться.

Стараясь не упустить ни малейшей детали, я рисовала… Йера. Когда Эриан бросил взгляд на рисунок, его глаза округлились, а эта минута заминки едва не стоила ему жизни, хорошо, что Аргаз вовремя успел рассечь монстра, впившегося когтями в спину Эриана.

Стоило мне закончить, как я закрыла глаза, сконцентрировалась и… перед нами предстал еще один Йер.

— И зачем это надо? — удивились друзья в один голос.

— Сейчас узнаете, — произнесла я, посылая проекцию Йера в воздух, чтобы он громко крикнул так, что перекричал даже звуки битвы:

— Остановитесь! Я сдаюсь, — тут же образовался коридор, давая ему возможность пройти, а настоящего Йера я попросила на время сменить личину, что тот и сделал. После чего мы все вместе направились по живому коридору прямо к Владыке.

— Мы сможем сейчас собрать всю силу, чтобы сразу пробить защиту? — тихо поинтересовалась по пути я, все трое ответили:

— Да, — судя по понимающим взглядам моя задумка дошла до всех. — Ты понимаешь, что это самоубийство? — на всякий случай осведомился Аргаз, усмехаясь.

— Это если не получится, — послала ему ответную усмешку. — Но у нас должно получиться, иначе, пострадают все. У нас и так большие потери. Не отвлекайся, — я почувствовала, как моя сила решила проявить себя, перетекая в Йера, так же, как и сила Эриана и Аргаза. Мнимый Йер шел на шаг впереди нас с гордо поднятой головой, как и положено Владыке, ни на кого не обращая внимания.

— Вы рехнулись? — перед нами оказался ректор, преграждая путь.

— Не мешай, — зашипел Йер, начиная читать заклинание, глаза Армиана зажглись пониманием, он повернулся, посмотрел на ухмыляющегося тирана, вскинул голову и произнес:

— Я с вами, — и уже тише добавил: — Вам потребуется и моя сила, — на что Йер согласно кивнул. Тиран едва ли не руки потирал от удовольствия. Ну-ну, радуйся, пока можешь.

Стоило нам приблизиться, как перед Владыкой тут же встали три сильных мага, а мы едва не поникли, тройную защиту нам не пробить. Но позади раздался топот ног. Обернувшись, заметил бегущих нага, оборотня, русала, эльфа и еще пару парней, которые о чем-то переговаривались. А по нашей нити связи я почувствовала мощный приток магии, от которого даже у меня создалось ощущение, что я готова одним вздохом разрушить мир. Заметив довольную улыбку Йера, поняла: сейчас у нас все получится.

— Без нас решили пойти к Владыке? — запыхавшись, спросил эльф. — Друзья, называется. Мы тоже хотим служить, а если за это еще и платят хорошо…

— Очень хорошо, — оскалился тиран, перебивая эльфа. Тот, заметив, что губы Йера едва заметно шевелятся, решил потянуть время.

— А сколько? В чем будет заключаться наша служба? — тирану польстило такое внимание, он с удовольствием стал объяснять:

— Все зависит от вашего мастерства и умения, если ты хороший маг, то и оплата будет соответствующей. Вот ваш ректор однозначно то, что мне надо, а так же… — тут взгляд Владыки упал на мнимого Йера, он подошел к нему, выхватил кинжал и одним ударом резко отсек голову, мы ахнули, а тиран, расставив руки в стороны, страшно расхохотался, пока не почувствовал подвох. — Почему в меня не переходит его сила? — зарычал он, пятясь назад. До него что-то стало доходить.

— Начали! — воскликнул Йер, сбрасывая личину и направляя мощнейший поток магии на Владыку и его защитников. Рядом с дракаром встали оба парня, которые прибежали с друзьями. Пока Йер направлял силу на врагов, те произносили слова на незнакомом языке.

И тут магов вместе с тираном стало корежить и ломать. Они пытались выкрикнуть заклинание, но у них получался только сип, их кожа стала сжиматься, трескаться, а потом обугливаться. Тоже самое происходило и с самим Владыкой.

Я стояла и чувствовала, что у меня начинает темнеть в глазах от слабости, ноги подкашивались, тошнота от такого малоприятного зрелища подкатывала все ближе и ближе. Еще бы немного и я точно сорвала бы всю операцию. Но тут вокруг стало тихо. Не было больше нечисти, магов, а вместо них только поле, усеянное обуглившимися останками. Владыка же просто превратился в пепел, который разнесло порывом ветра.

— Вот и все, — улыбаясь и поворачиваясь ко мне, заметил Йер. — Мы справились. И все благодаря помощи драконов, — его слова удивили. Где он тут драконов нашел? Вперед вышли несколько парней и склонили головы перед Йером, а мне стало не по себе.

Это что же получается, что теперь он Владыка? Ни фига себе…

После того, как все стихло, наши лекари принялись за дело. Они во главе с Йером, обходили всех раненых адептов, помогая им восстановиться. То, с чем не справлялись маги, прекрасно делал дракар. Пока в нем бурлила сила, он не знал усталости, обходя всех, помогая и излечивая.

Мне оставалось удивляться стойкости, выносливости, неколебимости и упорству, как проявлению воли, выражающейся в настойчивом стремлении к цели, невзирая на тяжесть и опасность ситуации, все это показали сегодня они, те, кто сражался плечом к плечу. Были забыты распри и ссоры. Были затолканы в глубь души все обиды, так как сейчас у всех был один враг, которого удалось победить только совместными усилиями.

Спустя несколько часов, когда все раненые были приведены в норму, на их теле не осталось ран, а жизни ничего не угрожало, лекари смогли выдохнуть спокойно. Они были отпущены на отдых. Теперь настала очередь приняться за работу другим магам. Они очистили и привели всю территорию, где проходила битва, в порядок, убрав следы побоища и разрухи. Сейчас, глядя на нее, никто из нас, участников битвы, и тех, кто о ней не знал, не смог бы и догадаться, что здесь произошло.

Кругом зеленела трава, на голубом небе светило солнце, своими лучами играя в кронах деревьев, порхали букашки и таракашки. Все вернулось на круги своя. Погрязнув в своих мыслях, не сразу поняла, что от меня хотят чего-то. А оказалось все просто, его Владычеству стало плохо, переутомился наконец и просил проводить в комнату. Какая честь и щедрость с его стороны просить, только пришлось язву в себе затолкать в дальний угол и проводить утомленного и обессиленного парня.

Дойдя до комнаты и увидев кровати, поняла, что я и сама жутко устала. Подойдя к ней ближе, не раздеваясь, завалилась прямо на покрывало, не расстилая, и буквально через минуту я спала, как убитая: без задних ног, передних рук, голова вообще отдельно, короче, храпела и дрыгала ногами, тело расчлененное на части, хоть из пушки стреляй, оно не срастется. Только мысль не отпускала, если что, выносите первой, сама выйти не смогу.

Разбудил меня ор и шум. С трудом продрав один глаз, второй никак не хотел открываться, увидела полную комнату народу. И как они сюда вместились? Попыталась открыть второй глаз. Попытки с пятой мне это удалось. Осталось встать. Только легче сказать, чем сделать. Все кости скрипели, как несмазанные шестеренки. На меня никто не обращал внимания, все наперебой что-то кричали, доказывали, размахивали руками.

— Что за шум, а драки нет? — подойдя ближе к Йеру, хоть и получилось это с трудом, поинтересовалась я. Кто-то пытался меня отпихнуть, едва ли не повиснув на дракаре. Я нахмурилась от такой беспардонности. И что есть силы двинула в бок наглеца, даже не удосужившись глянуть, кто он.

— Обсуждаем время проведения церемонии в храме предков, — заметив мои манипуляции, с улыбкой ответил мне Эриан.

— Что за церемония? — тут же заинтересовалась я.

— Предки должны как бы благословить Владыку, тогда и мир будет процветать, и нечисть не сможет легко пробить защиту, — присоединился Кэр.

— Хм, а тот тиран тоже проходил церемонию? — мне стало интересно, неужели духи ошиблись с выбором?

— Нет, не проходил, его бы не приняли, потому, коронация была проведена в спешном порядке, — это уже пояснил Аргаз.

— Тогда чего стоим? Кого ждем? — я даже стала пританцовывать от нетерпения, так мне стало интересно. — Пошли прямо сейчас.

На меня смотрели, как на больную. И что, интересно, я опять не так сказала? .. Один из гордых надменных темных эльфов, скривившись презрительно, едва ли не выплюнул мне в лицо:

— Ты думаешь, что один такой умный? Именно это мы уже битый час предлагаем Владыке, а он… — этот презрительный тон меня покоробил. Я даже договорить ему не дала. Обернувшись к Йеру, в глазах которого появились смешинки, сделав вид, что даже не слышал этого наглеца, поинтересовалась:

— Йер, они тут целый час тебя к чему-то склоняют, а ты даже не удосужился меня разбудить? — тот усмехнулся, а темный попытался вставить свои пять копеек, но его заткнули, правда, кто именно, не видела. — А если бы тебя склонили к чему-нибудь другому? — я фальшиво надулась. — Или ты хочешь, чтобы я ходила с большими ветвистыми рогами? — меня несло, друзья, глядя на расширяющиеся глаза присутствующих, только похихикивали в кулак, не вмешиваясь.

— Что ты, как ты могла обо мне так плохо подумать, — сладко-приторно протянул дракар. — О каких больших и ветвистых может идти речь? Ну… — тут он отошел на шаг назад, на всякий случай. — Может быть маленькие и аккуратные…

Я бросилась на него. Расхохотавшись, он подхватил меня на руки и закружил по комнате. Это еще что за брачные игры бегемотов? Только и успела я подумать, что шутка зашла слишком далеко, как меня, чмокнув в губы, поставили на пол, обняли за талию и провозгласили:

— А теперь идем в храм, — идем, так идем. Я даже отстраняться не стала от Йера. Так и вышли. Вся компания за нами. Я чувствовала спиной злые и раздраженные взгляды. Странные они. С чего бы вдруг? Хотя, пусть как хотят, мне все равно.

Подойдя к храму, дракар отстранился и собрался войти, как и положено, один, но вышедший нам навстречу служитель жестом поманил за собой нас двоих, чем удивил не только меня и Йера, но и всех присутствующих. Йер уверенной походкой двинулся вперед, я же с опаской семенила следом. Мне все время казалось, что это шутка, так как даже представить не могла, что мне делать в этом храме предков.

Внутри оказалось красиво. Фрески на стенах, на потолке с изображением битв, необычных существ с короной на голове. Вдоль стены стояли четыре статуи. Все мужчины, на голове у них была одинаковая корона. Около каждого из Владык, а то, что это именно те самые предки, понял бы и ребенок, находился небольшой постамент, на котором на бархатной подушке лежали различные виды оружия.

Около первого был трезубец, похожий на японское оружие моего мира, только то, что у нас признано было, как защита, там оказалось острым, и только небольшой эфес, как у шпаги, был отделан рунами с драгоценными камнями. Необычное оружие привлекало взгляд, хотелось ощутить его в руке и попробовать в деле.

У второго лежали просто парные клинки, с чуть загнутым лезвием, которое блестело в редких лучах, пробивающихся сквозь маленькие окошки храма. На них я только мельком бросила взгляд и повернулась к третьему.

Там лежал ятаган. Казалось бы, самый обычный, но и от него я не могла оторвать взгляда. Лезвие зазубренное, причем все зубцы острые, как иглы. Мне даже страшно представить стало, что станет с телом того, кому не повезет испытать это оружие на себе, а точнее — в себе.

Переведя взгляд на четвертое… на миг зависла, отвернулась, протерла глаза на всякий случай — вдруг у меня обман зрения, потом опять посмотрела. Нет, ничего не перепутала. Там лежали самые обычные вилы, только укороченный вариант. Я даже ближе подошла, чтобы лучше рассмотреть. Может они с каким сюрпризом? Никакой ошибки. Едва не хохотнув, но вовремя спохватилась, сообразив, насколько это будет неуместно, повернулась к Йеру, который о чем-то вполголоса разговаривал со служителем.

— Ты что-то хотела узнать? — словно почувствовав мой взгляд, ко мне обернулся мужчина в балахоне. Я неуверенно кивнула. Посмотрев еще раз на вилы, поинтересовалась:

— А что это за странное оружие? — оба глянули в ту сторону.

— Это квартонг, — пояснил жрец, — любимое оружие нашего Владыки Йоганайга. Присмотрись внимательнее на зубцы, поймешь почему.

Я склонилась над этой штукой и только тогда заметила, что на острых зубцах блестели капли, словно на них упала роса. Самым интересным было: они не скатывались, а были будто приклеенные. Только я хотела их потрогать, как позади раздался голос:

— Я бы не советовал, это яд, причем длительного действия, — я резко одернула руку, для пущей уверенности еще и за спину спрятала.

— А зачем он там? И как эти капли держатся и не скатываются? — этот феномен меня заинтересовал больше всего.

— Не всякого врага можно поразить с одного удара, — стал объяснять Йер. — Для некоторых это как укус комара, а вот яд, находящийся на зубцах, поразит любого. А держится он с помощью обычной магии.

— Ну да, как я сама не сообразила, без магии никуда, она везде, — пожала я плечами, отворачиваясь. В какой-то момент мне показалось, что позади меня раздались смешки статуй. Даже обернулась посмотреть и проверить, но те стояли, застыв, как и положено. — Н-да, дожила, еще и глюки начались. Это клиника.

Сделав шаг по направлению к Йеру и жрецу, снова услышала позади смешок. Да что это такое? Крыша у меня поехала, что ли? Судя по тому, что и драгар, и служитель не выказали никакой реакции, только мне одной это мерещится.

— Да не мерещится тебе, — вот теперь я чуть не присела от неожиданности, когда услышала громкий бас и хохот позади себя, эхом отдающийся под сводами храма.

— А… — это все, на что я оказалась в данный момент способна. Слова застряли в горле, когда я увидела ожившие статуи всех четверых. Ко мне подошел Йер.

— Не пугайся, так всегда происходит во время церемонии, — попытался успокоить он меня. — Привет, пап, — обратился он к одной из оживших статуй, как я поняла, самому первому Владыке.

— Здравствуй, сын, — все еще улыбаясь, поприветствовал тот Йера. — Я рад, что ты снова в мире своих предков.

— И я рад. А все благодаря вот этому человеку, — он обнял меня за талию, что меня очень смутило, я даже попыталась отстраниться. Да кто же мне позволит?

— Мы знали, что Избранная сможет тебя вернуть, — ответил второй мужчина. — А теперь пора начинать.

Больше никто не произнес ни слова. Йер встал посреди храма, закрыв глаза и подняв голову, пока служитель стал читать какое-то заклинание. Я отошла чуть дальше, чтобы не мешать. Вокруг дракара заклубилось марево, которое несколько раз меняло цвета: то голубое, то зеленое, то оранжевое. Напоследок, став молочно-белым, застыло, а потом стало преобразовываться в фигуру мужчины.

— Что же, — начал он, оглядев всех, но на мне чуть дольше задержав взгляд. - Йер, ты будешь достойным Владыкой, но сначала…

Он замолчал, на лицах всех застыло недоумение. Такого никогда не было, и все напряженно ожидали продолжения.

— …ты должен пройти ряд испытаний, чтобы доказать, что достоин Избранную, — вот это поворотец.

— Доказать? — удивился дракар, посмотрев то на духа, то на меня, то на предков, которые и сами ничего не понимали. — Это я должен доказывать? — на всякий случай уточнил он, подумав, что ошибся и все не так понял, но дух кивнул.

— Да, именно ты. Слишком много зла ты принес в этот мир, поэтому, его надо искоренить и истребить, — подтвердил дух. — Избранная должна сама признать тебя своей парой, так как ты имел неосторожность разрушить вашу связь. Теперь тебе предстоит ее восстановить.

Сказав все, дух исчез, напоследок предупредив:

— У тебя ровно три недели…


Стоило нам выйти из храма, как на нас устремились множество взглядов. Кто-то с радостью, кто-то с надеждой, а кто с сомнением и злостью смотрели на меня, и предвкушающе на Йера. То, что благословение предков получено, свидетельствовала призрачная корона, которая маячила над его головой.

К нам тут же подскочили друзья, став поздравлять. Но, заметив хмурые и озадаченные лица, первым не выдержал Эриан. Глянув сначала на меня, потом на дракара, поинтересовался:

— Без сюрпризов не обошлось, как я понимаю? — я только выдавила кивок, все еще не понимая, что только что произошло в этом храме.

— Я должен доказать, что достоин своего Избранного, — ответил Йер, при этом, что удивило больше всего, тепло улыбаясь.

— Как это? Кто кого достоин? — не поняли оборотень и наг.

— Мне дали три недели, чтобы я смог убедить Геру, что я именно тот, кто ей нужен в мужья, — тут же объяснил дракар, на этот раз его взгляд был устремлен на меня.

— Ну, и что ты на меня так смотришь? — пошла я в нападение, так как смущение никак не хотело меня покидать, я чувствовала себя неуверенно и неуютно. — Думаешь, я прямо сейчас брошусь тебе в объятия? — тот довольно закивал. — Мечтатель.

— Нам пора, — подошедший ректор прервал нашу дружескую перепалку. — У Гера скоро должны состояться тренировочные турниры, он и так все пропустил, пока вы отсутствовали.

Стоило нам двинуться к академии, как тут же со всех сторон дракара облепили студенты, наперебой пытаясь что-то узнать, при этом меня старались отодвинуть подальше. Но не тут-то было. Раздвинув толпу, Йер обнял меня за талию и притянул к себе. Я почувствовала, как краска снова заливает мое лицо. От смущения и от злых взглядов, обращенных на меня, не знала, куда деваться.

До академии мы добрались почти без происшествий. Почему почти? Потому что некоторые слишком уж рьяно решили взяться за Йера, всячески пытаясь очаровать его, при этом принижая и стараясь унизить меня. Одна была эльфийка из правящего рода, вторая вампиресса. Она то и дело щелкала клыками на меня, грозя перекусить мою шею. Но Йер ни на одну, ни на вторую не обращал внимания, хотя девушки были очень красивы.

Когда ректор объявил о тренировочном бое, я почувствовала легкий укол под лопаткой, но рассмотреть, что это было, не смогла. Зато дальше началось развлечение. Магия, которую я никак не могла раньше дозваться, проявила себя во всей красе, обратившись не против моего соперника на арене, хотя и ему изрядно досталось, а двоих девиц, которые больше всех навязывали себя дракару.

— Я же повесил на тебя противомагический амулет! — закричала одна из них, уворачиваясь от пробившего защиту тренировочной арены огненного шара, который изрядно подпалил ее длинные волосы и одежду, второй достались водяные потоки, после которых она стала похожа на облезлую курицу.

Появившийся Йер помог мне справиться с вышедшей из-под контроля магией, отведя в комнату, чтобы я смогла успокоиться и отдохнуть.

Несколько дней некоторые существа всячески пытались подставить меня перед Йером. То заманивали в ловушки, из которых дракар меня спасал, оказываясь постоянно в нужное время в нужном месте, то пытались его соблазнить, отвлекая при этом меня. Или напротив, стараясь показать компрометирующие моменты. То во время левитации, когда нас, а точнее меня, так как я была самым слабым звеном, на меня насылали заклинание, которое полностью лишало возможности двигаться, и я камнем падала вниз… прямо в руки Йера, который, словно предчувствуя все, всегда оказывался рядом. При этом на его лице всегда была неизменная теплая улыбка.

— Где моя награда? — после каждого казуса неизменно вопрошал он, сам при этом начиная меня целовать, так как знал, что от меня этого ждать придется пока рак на горе не свистнет.

При этом я с каждым днем все больше ощущала, как восстанавливается и крепнет наша связь. Это и радовало, и пугало одновременно. Радовало, что Йер снова стал самим собой: веселым и обходительным, а пугало, потому что я и сама стала чувствовать, как меня к нему тянет все больше.

Несколько раз Эриан, грозно и яростно зыркая своими красными глазами, восклицал:

— Я их сейчас точно в кого-нибудь превращу. Что они себе позволяют? — на это дракар усмехался и отвечал:

— Они уже наказаны, их разъедает собственная желчь, злоба, зависть и ненависть, так что… — при этом он разводил руки в стороны.

Однажды, спустя две недели, когда все попытки двух девиц провалились, они специально дождались, пока я буду одна, подошли с двух сторон и несколько минут пристально разглядывали. Я стояла и старалась сохранять невозмутимый вид, хотя давалось это с трудом, эти двое меня порядком достали, к тому же, в игру «соблазни Йера» включились еще несколько существ, что стало еще больше напрягать.

— Отвали от Владыки, ты, ничтожный человечишка, — прошипела, наконец, одна из девиц, стараясь уничтожить меня взглядом.

— А не пойти ли тебе лесом? — набравшись храбрости, предложила я ей, на что она едва не захлебнулась слюной от злости.

— Я уничтожу тебя, и Владыка все равно будет моим, — пафосно изрекла вампиресса.

— Удачи не желаю, — пожала я плечами, — так как тебе она все равно не пригодится в этом деле, но мечтать запретить не могу.

После чего, оставив этих двоих скрипеть и дальше от злости зубами, словно глисты у них завелись, направилась к появившемуся в конце коридора дракару. Говорить ему ничего не стала, ни к чему это, попытаюсь сама разобраться с пакостями этих девиц.

Три недели прошли быстро с такими-то приключениями. Как только ни изощрялись и эльфийка с вампирессой, и присоединившиеся к ним драконницы, только ничего у них не вышло, так как со мной всегда рядом оказывался Йер. Я даже стала привыкать к его близости, мысль о замужестве как-то перестала вызывать отторжение. Несмотря на то, что мое внутреннее эго все еще не смирилось до конца с фактом женитьбы, но и кардинально против уже не было.

Завтра будет последний день, в этот день я должна принять важное решение, которое кардинально изменит мою жизнь. Хочу ли я этого? Важен ли он для меня? А вот это все узнают завтра, а сегодня ответ известен только мне.

С этим решением я погрузилась в сон, ведь утро вечера мудренее. Моего соседа по комнате где-то носило, тоже наверное переживает. Правильно, пусть боится, чужая душа потемки, да и нервишки я ему потрепала хорошо.

Проснулась полным бодрячком, в приподнятом настроении, но то, что случилось потом… А пока все по порядку. Йера в комнате не было, странно, без меня ушел. Не успела я об этом подумать, как вспомни черта, он появится. Дверь открылась, вошел Владыка собственной персоной. Он одарил меня такой улыбкой, от которой на душе стали распускаться цветы. Я даже подумала: может ну его, этот храм, останемся здесь.

— Ты готова? — задал вопрос Йер.

Ответом ему был мой кивок. Когда он мне протянул руку, я, не задумываясь, вложила в его свою. И мы отправились в храм, чтобы я озвучила, достоин ли Владыка меня. Но было какое-то странное предчувствие, которое не покидало. И я не ошиблась, когда мы вошли в храм, там было несколько особей. Естественно, что и без девиц не обошлось. Они надменно и чинно сидели в креслах, невесть откуда там взявшихся и с неприязнью смотрели на меня.

— А что они здесь делают? — глянув на Йера, задала я вопрос, хотя ответа и не ждала особо, так как вполне могла догадаться, что после всех учиненных пакостей, просто так они не сдадутся и все равно попытаются завоевать Владыку.

— Не знаю, — был его ответ. – Но, думаю, сейчас узнаем, — его брови сдвинулись, он хмуро смотрел на девушек, которые никак не хотели оставить нас в покое.

А потом появился уже знакомый нам дух, он был слегка разгневан, но сдерживал себя.

— Вот эти, — он провел рукой по воздуху, окинув всех присутствующих. — Вызвали меня, чтобы восстановить справедливость, так как считают, что только один из них достоин быть с Владыкой, не Гера. Им было даже не интересно, что она избранная. Более того, я вообще сомневаюсь, что они слышали мои слова, так как с упоением наслаждались собственным голосом.

Я и Йер в этот момент напряглись.

— Чушь! — взвыл Владыка. — Как вы могли на такое повестись? Что здесь вообще происходит? — вот теперь я видела истинного Владыку, причем основательно вышедшего из себя.

Я только за всем наблюдала со стороны и не произносила ни слова, во мне была уверенность, что я утру носы всем. Не знаю с чего, только я это чувствовала. А еще я знала, что Йера им не видать, как своих ушей. Пусть мечтают. Теперь-то я с уверенностью могла сказать, что он мой и только мой, и отдавать его всяким зазнавшимся особам я не собиралась.

— Сейчас ради справедливости, — начал дух. — Чтобы никто и никогда больше не смог усомниться в паре Владыки, я дам последнее задание, тот, кто справится, тот и будет достоин.

Среди присутствующих прошел шепот. А от задания духа я чуть не выпала в осадок. Перед заданием, правда, нам дали тянуть жребий, кто в какой последовательности будет проходить испытание. Мне повезло, я была первой с конца. Что нисколько меня не огорчило. От судьбы не убежишь. Пусть пушат хвосты.

А затем дух просветил всех, что магия ни одному из нас в этом задании не поможет, только наш ум. После чего протянул каждому из нас по листу бумаги, лист был альбомный.

— Сейчас только один из вас сможет с Владыкой пройти через этот лист, — начал дух. — И тот, кто пройдет через него, войдет в дверь, где будет благословлен, остальные же будут наказаны за то, что посмели усомниться.

Потом он перевернул песочные часы, поставил их на алтарь.

— Время пошло, — продолжил дух. — Каждый сможет попросить для выполнения задания только один предмет, перед тем, как будет показывать, как он пройдет через лист. Думайте.

Я увидела глаза всех присутствующих, в которых читалось, что дух спятил и обеспокоенный взгляд Йера, на его немой вопрос я специально сделала полные ужаса глаза, а в душе смеялась. Так вот почему я была спокойна. Потому что я хорошо знаю этот фокус, а он пусть еще помучается. Когда последняя песчинка в часах упала, дух произнес:

— Время. Я жду ваши ответы, — все напряглись и разом засуетились, я же чувствовала спокойствие и умиротворение, зная, что ничего у них не выйдет.

В этот момент я приняла окончательное решение, целиком и полностью приняв то, что мне было уготовано. Правда, было несколько спорных моментов, но, думаю, мы их решим с Йером и придем к взаимопониманию. Он должен меня понять и принять то, что я собираюсь ему предложить.

Что тут началось: одна проткнула дыру и стала в нее заглядывать, вторая сделала дыру во весь лист и даже умудрилась просунуть в нее руку, голова не пролезла, какая досада, кто порвал на две части, кто порвал на кусочки и выложил проход, драконница положила лист на пол и прошла по нему, только дверь не открывалась, а о том, чтобы пройти вдвоем и речи не было.

Я видела, как все исходили ядом, но сделала морду кирпичом и пошла показывать свой вариант, попросив у духа острый нож. Получив оружие, сложила лист и стала его надрезать. Закончив надрезать, вытянула свой шедевр и пригласила Йера подойти, как остальные не полопались от зависти, для меня осталось загадкой, когда мы прошли через лист и вошли в открывшуюся дверь.

Когда мы вошли в распахнутую дверь, нас окутала легкая дымка, после рассеивания которой я оказалась в саду, наполненном ароматами цветов и голосами птиц. Йера рядом не было, что сначала меня удивило и насторожило. Неужели тот фокус делается по-другому? Но ведь я сделала все правильно. Тогда почему я оказалась здесь одна? Тревожное состояние длилось недолго. Я услышала, как будто вдалеке грозный голос, полный возмущения Владыки, который кому-то грозил всеми карами, если ему не вернут сейчас и немедленно меня. Что ответили ему, я не услышала, ко мне обратился некто.

Сначала ничего не могла понять, откуда исходит звук, а когда присмотрелась и прислушалась получше, то увидела, что передо мной на ветке сидит очень необычная птичка. Все было, как у птицы: перья есть, ну и что, что они всех цветов радуги, клюв есть, лапы тоже присутствуют, а вот когда я взглянула в глаза, то замерла, на меня смотрела птица глазами человека. Здрасьте, приплыли.

— Ты надеюсь, понимаешь, что-то, что было в храме, это все фарс, — проговорила птица голосом человека. — Спорить с волей демиургов никто не может. А некоторые это простое правило забыли, вот нам и пришлось устроить весь этот спектакль.

Я хлопала глазами, ожидая, что же будет дальше. В голове была куча вопросов, которые боялась озвучить. Что от меня хотят, я пока понять не могла. Пока слушала птицу, представляла, как Владыка машет шашкой, рубая всех, чтобы пробиться ко мне. На лице расплылась улыбка, а на душе становилось тепло.

— А теперь, я бы хотела услышать, готова ли ты принять Владыку, как свою пару? — задала вопрос птица.

Хоть ответ сам рвался и был готов соскочить с моего языка, в первую секунду я стушевалась перед тем, как дать ответ. А потом, краснея, бледнея, произнесла:

— Да, — после произнесенного слова посмотрела, не моргая, в глаза птицы. Я была абсолютно уверена в своем ответе, что и попыталась доказать своим твердым взглядом.

Та недолго изучала меня, в итоге кивнула в знак согласия, только какого и про что она думала, я не знала.

— Пусть будет так, — произнесла пернатая и взмахнула крыльями. — Я тебе верю.

***

В тоже самое время, пока вопросы задавались Гере Йер рвал и метал в пустой комнате, в которой оказался.

— Ежики зеленые, если хоть один волос упадет с головы Геры, я вас оставлю без иголок, — бушевал Владыка. — Верните мне ее и сейчас же немедленно.

В глазах Йера сверкали молнии, зрачки стали красными, ноздри раздувались, он метался от стены к стене, молотил каждую, к которой приближался руками и пинал ногами.

— Стоять! — раздался грозный окрик, после чего Владыка замер, как мраморное изваяние. — Из-за чего весь шум? — был задан ему вопрос. — Ты что, дитя, что без мамкиной сиськи так орешь? — продолжились вопросы говорящего.

— Отдайте Геру, — просто произнес Йер, ничуть не испугавшись, а напротив, пристально вглядываясь вперед.

— Ее никто не держит, захочет, вернется, а не захочет… — был ему ответ.

Владыке осталось беспомощно хлопать глазами и ждать. Те минуты, что он провел в ожидании, ему показались вечностью. Передумал все, что только пришло на ум. В итоге решил, что Геру никому и ни за какие коврижки не отдаст, чтобы там этот себе на уме не замышлял и не надумал.

Дымка стала окутывать комнату. Когда она окончательно рассеялась, то Владыка увидел стоящую перед ним Геру, они были в храме, из которого шагнули в дверь.

Глядя в глаза Геры, он пытался прочитать в них ответы на свои вопросы: «Нужен ли он ей? Выбрала ли Гера его?» Так как до сегодняшнего дня эта строптивица так и не дала ему никакого ответа, ссылаясь на потом, что всему свое время.

«Однако, если мы в храме, то где же те, кто был с нами?» — промелькнула мысль у Владыки. Он с трудом разорвал зрительный контакт с Герой, чтобы оглядеть храм и завис от увиденного.

Геру, выплывшую из-под гипнотического взгляда своего избранника тоже посетила аналогичная мысль, она стала оглядывать храм. Все было украшено белыми цветами, с потолка лился неземной красоты свет, окутывая своим сиянием храм. Статуи стояли на месте, только на их каменных лицах, как показалось девушке, были хитрые улыбки. Тишина стояла оглушающая, будто все вымерли.

«Только почему храм так празднично украшен?» — посетила голову избранной мысль. Сформироваться ответу не удалось, она увидела стоящих по стойке «смирно» и старающихся не дышать, а скорее слиться со стенами храма, присутствующих.

«Азанар, Лиав, Киен, Вериет, Ири, странно, что они здесь делают?» — подумала она. Стоп. Храм празднично украшен, гостей до туевого много… замок, который, как казалось, давно не смазывали и который не хотел поддаваться на все попытки ключа открыть его в виде мозга, стал поддаваться и со скрипом открываться. Вот оно озарение.

***

— Нет, это что же получается? .. Без меня меня женили! — возмутилась я. Хотя умом и понимала, что сама дала согласие Высшим силам. И возмущаться сейчас не было повода.

Йер, перевел на меня свой офигевший взгляд, наверно еще не понял всей катавасии, что происходила вокруг нас. Я же, чтоб не отступать от темы, продолжила:

— Что за мужики нынче пошли? Ну если решил жениться, так купи цветы, встань на колено, протяни колечко и сделай предложение, — разглагольствовала я. - Нет, он решил, что даже намекнуть нельзя о столь важном событии в моей жизни, — я в душе смеялась, глядя на прифигевшего Владыку, хотя из меня лилось больше понтов, ведь сама-то я уже согласилась, отдала ему свою руку и органы в придачу, когда меня спросил дух, согласна ли я, похоже, все происходящее для него тоже было неожиданностью. — Я бы хоть платье надела подходящее к случаю, — приседать на мозг, так уж по-полной.

— Гера, заноза ты эдакая, — произнесла, подходящая ко мне Ири. — Хватит из себя строить невинного агнеца. Да и наряд на тебе вполне подходящий, — после этих слов, она протянула мне зеркало, чтоб я лучше себя рассмотрела. Вот стою, рассматриваю, любуюсь собой, так сказать, белые волосы уже успели отрасти, я и не заметила, зеленые глаза предвкушающе сверкали. Длинное бежевое платье-туника была подпоясана расшитым камнями поясом.

Налюбовавшись собой всласть, перевела взгляд для оценки моего жениха, а то в запале ничего не заметила. Хм, а ведь я и не замечала, что его черные волосы всегда в художественном беспорядке, карие глаза сейчас смотрели с тревогой, на нем тоже была длинная туника, только чуть темнее моей и распахнута на груди, выставляя на обозрение рельефы мышц, хорош шельмец, хоть сейчас к алтарю.

Не успела подумать, как в мои мысли вторгся голос, призывающий нас с Владыкой оторваться от любования и поедания друг друга глазами, подойти к алтарю, о котором только подумала, потом у нас будет вся жизнь впереди для всех вещей. Что он имел, интересно, в виду? Решила по этому поводу не заморачиваться, всему свое время.

Мы взялись за руки и подошли, куда было велено. Йер опустился на одно колено и так и застыл. От одной из статуй раздался смешок, а потом стало не до чего.

Нас окутали, казалось, тысячи нитей, впитываясь в тела, накрепко связывая и окончательно восстанавливая крепкую и нерушимую связь.

— Ты приняла меня, как пару? — шепотом и с придыханием поинтересовался Йер. Вот же… не мог помолчать чуток.

— А что я по-твоему тут делаю, — тем не менее, тепло ему улыбнулась. — Но у меня будет просьба, - ага, просьба, условие это будет, но пусть думает, что я его прошу. Не будем разрушать его главенство, а управлять мужем можно по-разному, главное, всегда давать ему понять, что это его решение, а как он к нему пришел, уже не важно.

— Что за просьба? — тут же поинтересовался Владыка, даже не думая вставать и выпускать мою руку.

— Я хочу гонять нечисть по мирам, а не служить украшением или мебелью подле тебя, — озвучила свою просьбу, на что Йер сначала нахмурился, но, глядя в мои горящие азартом глаза, вздохнув, ответил:

— Хорошо, будь по-твоему, — после чего рядом с нами раздался смешок и у нас поинтересовались:

— Вы закончили? Мы можем продолжать окончание церемонии? — я смутилась и смущенно кивнула, дракар последовал моему примеру.

Со всех сторон раздались вспышки, все заискрило, засверкало, нас притянуло друг к другу. Встав, Йер крепко меня обнял и притянул к себе, сливаясь в поцелуе. Сейчас мы были, как одно целое, в этом мире существовали только мы…

А потом было празднование нашего брака и коронация Йера. Друзья все время были рядом. Особенно я радовалась Ири, которая, казалось, за это время только помолодела. Да и каштановые волосы у нее сейчас были ниже попы. Лицо словно светилось изнутри, серые глаза приняли даже какой-то голубоватый оттенок, сияя радостью.

Она, узнав о моем решении гонять нечисть, только усмехнулась, взяла меня под локоть и произнесла:

— Ну, что же, добро пожаловать в команду, — я только довольно кивнула.

Эпилог.

Пятьдесят лет спустя.

— Йеееер! — вываливаясь из портала с раненой Ири на руках, орала я на весь замок. Слуги по привычке шарахнулись, так как еще ни разу не было случая, чтобы я вернулась с очередного задания спокойно, и разбежались искать Владыку.

— Что опять за беда приключилась? — появился рядом со мной супруг, сразу же направив на женщину целительную магию, от чего раны Ири, пропитанные ядом и оттого замедляющие регенерацию, стали затягиваться на глазах.

— Йер, спасибо! — повисла я на шее мужа, оттранспортировав женщину в одну из комнат и уложив ее на кровать.

— Гера, ты еще не набегалась по мирам? — издалека начал Владыка, я видела, что его что-то мучает.

— Ты мне хочешь что-то предложить? — с опаской поинтересовалась я, прекрасно зная, к чему приводят такие разговоры.

— Мне кажется, нам пора заполнить колыбель жизни, — обнимая меня и притягивая к себе, с придыханием произнес он.

— Ребенок? — супруг кивнул. А я задумалась над его словами. Впервые я проникнулась. Сама в последнем задании думала о малыше.

— Потом ты снова сможешь иногда отправляться на свои задания, когда малыш подрастет, — тут же пояснил Владыка, а я…

— Конечно, она согласна, — ворвались в покои, как всегда без стука, мои друзья. Эриан едва ли пальцем не пригрозил. — Только попробуй не согласиться.

У всех на лицах была радость. И я, естественно, согласилась. Ведь что за семья, в которой нет малыша? А очень скоро и мне придется на некоторое время забыть про другие миры и вплотную заняться семьей.

Ведь ничего важнее любимого супруга и сына нет в целом мире. И пусть малыш еще в проекте, это ничего не меняет, я его уже люблю.

***

На горной вершине, среди цветущего сада, в магическом ореоле, застыли двое, наблюдая за тем, как солнце начинает свой восход. Молодой мужчина бережно прижимал к себе супругу, которая стояла, обхватив руками живот, в котором зарождалась новая жизнь, которая будет постепенно расти, питаясь магией родителей. Эти двое нашли друг друга, они смогли отстоять свои чувства, сохранить свою любовь.

Конец.


home | my bookshelf | | Неправильное желание |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 20
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу