Book: Безмолвная графиня



Безмолвная графиня

Сьюзен Спенсер Поль

Безмолвная графиня

Глава первая

В кругу тех, кто знал графа Кардемора, многие склонялись к мнению, что это самый настоящий дьявол, принявший человеческий облик. Для одних доказательством инфернального происхождения графа служила его необычайно внушительная стать. Другие утверждали, что шрамы, испещрившие его суровое лицо, как нельзя лучше свидетельствуют о пути из преисподней. Энтони Харбрес, он же граф Грейдон, считал подобные слухи вздором. До сего момента.

Ультиматум, полученный часом раньше от Кардемора, оказался не единственным сюрпризом, который преподнес ему этот вечер. Угрюмый сумрак Уилборн-Плэйса, великолепного городского дома Кардемора, расположенного в центре самого престижного лондонского района, ничуть не меньше ошеломил его. Даже тот факт, что прислуга Кардемора обладала непостижимой способностью молниеносно исчезать, будто растворяясь в воздухе, тоже кое-что да значил.

– В этом доме, похоже, обитают вампиры, зря мы не прихватили священника, – пробормотал лорд Долтри, вызвавшийся сопровождать Грейдона, идя вслед за зловеще молчащим дворецким по затемненному холлу.

Но самым сильным потрясением стало, безусловно, появление самого Кардемора. Нечесаный, небритый, одетый на манер мастерового, он вошел в комнату, одновременно раздраженный и утомленный, посмотрел с высоты своего гигантского роста на обоих гостей и без всякого вступления грубовато заметил:

– Захватили с собой друга для поддержки, Грейдон? Ну что ж. Не выношу молодых щеголей, но Долтри, по крайней мере, умеет достойно сражаться.

– С вами ни в коем случае, милорд, – заметил Долтри, слегка поклонившись. – В последнем поединке вы едва не лишили меня всех зубов. Почти неделю мне пришлось питаться исключительно овсянкой.

Хмыкнув, Кардемор прошествовал мимо них к огромной конторке.

– Присаживайтесь, – сказал он, наливая себе бренди. – У меня не так много времени.

– Нет, спасибо, милорд, – ответил Грейдон, разглядывая Кардемора, усевшегося в кресло за конторкой. – Нас ждут в более приятном месте. Мы заехали сначала к вам только потому, что ваше послание было срочным.

– Срочным, – повторил Кардемор, темные глаза которого с явным изумлением остановились на элегантных вечерних костюмах его гостей. – Так и есть, Грейдон. Посему предлагаю обойтись без учтивых обиняков. Вы пришли потому, что я велел вам прийти. Потому, что я скупил все ваши долги, все ваши залоговые бумаги. – Сделав паузу, он отпил бренди и посмотрел в глаза Грейдону. – Это было глупо с вашей стороны, – продолжал он миролюбиво. – Разве вы не понимали, насколько рискованно закладывать родовое поместье с целью получения такой большой ссуды?

– Я должен был возвратить долг. Если все, что вы говорили, правда, если вы – держатель этого залогового обязательства, то вы получите причитающуюся вам сумму. Сполна.

– Нет. – Кардемор поставил бокал на стол. – Я не приму деньги в уплату ваших долгов. Мне нужна, – сказал он, подавшись вперед и опершись подбородком на руки, – плата совсем иного рода.

Грейдон ничем не выказал своего удивления.

– Вы скупили мои долги затем, чтобы прибрать меня к рукам? Позвольте заметить вам, милорд, что в таком случае это шантаж, и вы рискуете закончить свои дни в Ньюгейтской тюрьме.

Кардемор улыбнулся.

– О нет, мой мальчик. Не торопитесь с выводами. Вы совсем меня не знаете. Вы и представить себе не можете, что я могу с вами совершенно безнаказанно сделать. Если не хотите оказаться разоренным, не хотите, чтобы вашу дорогую матушку и ваших очаровательных сестричек выдворили из родового гнезда, то садитесь и выслушайте, что я скажу. Потом сможете сколько угодно произносить напыщенные речи, если захотите.

– Ты бы лучше сел, Тони, – примирительно заметил Долтри.

Когда гости уселись, Кардемор сказал:

– Позвольте мне прямо сообщить вам, чего я хочу, и тогда нам не придется играть друг с другом в кошки-мышки. Моя сестра Лили и моя племянница Изабель приезжают в следующем месяце в Лондон. Это их первый выход в свет. Я хочу, чтобы вы ухаживали за Лили, пока она будет находиться здесь, и позаботились о том, чтобы обе они, и Лили и Изабель, были радушно приняты высшим светом.

После этих слов воцарилась мертвая тишина. Кардемор некоторое время переводил взгляд с одного посетителя на другого, затем насмешливо произнес:

– Никогда не думал, что придет такой день, когда такой молодой спесивец, как вы, потеряет дар речи. Кажется, этот день настал. Повторяю: вы должны обеспечить моей сестре безболезненный вход в высшее общество. Это лучшее, что я могу сделать для Лили.

Грейдон с трудом нашелся.

– Милорд, то, что вы предлагаете, нелепо.

– Вы не будете так рассуждать, оказавшись в долговой тюрьме.

– Но для чего вам это понадобилось? – в недоумении спросил Грейдон. – И почему именно я? Я не могу ни с того ни с сего начать увиваться за девушкой, которую до этого в глаза не видел.

– А почему бы нет? – пожал плечами Кардемор. – Вы же с колыбели обучены светскому лицемерию. Всех вас, родовитых и титулованных, я знаю как облупленных, потому что сам той же породы. – Он вальяжно откинулся в кресле. – Род Уолфордов ведет свое начало со времен, предшествующих римским завоеваниям. Кровь наша сильно подразбавилась с той поры, а кое у кого заменилась водицей. Я благополучно расстался со своей семьей, когда мне было четырнадцать, и никогда бы не вернулся в свой дом, если бы не мой брат, который поступил весьма неприлично, допустив, чтобы его убили, и не оставив после себя сына, который унаследовал бы его титул и владения. Однако вернемся к моей сестре. Я любил в своей жизни нескольких человек, Грейдон, – тихо, но твердо произнес Кардемор, – но дороже всех для меня Лили. Все эти прошедшие годы я оберегал ее от возможных невзгод. Я держал ее вдали от города, как можно дальше от светских хищников. Но, кажется, оказал ей плохую услугу. Ей двадцать один год, а она ранима, как новорожденный младенец. Приезд в Лондон для нее исполнение грезы. Ответ на все ее молитвы. И я не допущу, чтобы она была разочарована. Вы должны понять это. – Его лицо приняло слегка угрожающее выражение, под стать тону. – Лили получит все, о чем мечтала. Вы позаботитесь об этом, иначе потеряете все самое дорогое для вас. Даю слово чести.

– Почему я? – спросил Грейдон, качая головой. – К вашим услугам десятки более достойных людей.

– Не думаю, – небрежно ответил Кардемор, открывая ящик конторки. Он извлек листок бумаги и внимательно просмотрел его. – Мои источники сообщили, что вы замечательный спортсмен и законодатель мод. Вас почитают в свете как человека, набирающего силу в парламенте. За вами охотятся мамаши всех девиц на выданье, а также, – Кардемор бросил на него оценивающий взгляд, – вы столь красивы, что девушки тают от одной вашей улыбки. Лили, к счастью, слишком благоразумна для подобных глупостей. – Кардемор наклонился вперед и протянул листок Грейдону. Тот, прищурившись, прочитал. – Все точно? – спросил Кардемор.

– Досконально. – Грейдон передал листок лорду Долтри и расправил пальцами складки шейного платка. – Хотел бы я знать, откуда у вас такие обширные сведения о моих сестрах, даже даты их рождения, но, полагаю, мне не очень понравится ответ.

Холодная улыбка тронула губы Кардемора.

– Боюсь, что не понравится.

– Ну и ну, – воскликнул Долтри, бросая листок на стол. – Даже мое имя упомянуто! Никогда не думал, что общение с тобой столь опасно, Тони.

– Однако в вашей информации отсутствует одна весьма существенная деталь, – заметил Грейдон. – Весь прошлый светский сезон я открыто появлялся в обществе мисс Фрэнсис Гамильтон. И в наших кругах известно, что у нас с ней полное согласие, хотя я еще не сделал ей формального предложения. Я не смогу осуществить то, о чем вы меня просите, без того, чтобы не породить уйму неприятных слухов, которые, возможно, оттолкнут от меня мисс Гамильтон. Даже если я попытаюсь объяснить ей существо дела.

Кардемор нахмурился.

– Объяснить? О нашей договоренности никому ни слова. Вас это тоже касается. – Он бросил мрачный взгляд на Долтри, который весело улыбнулся ему в ответ. – С мисс Гамильтон разбирайтесь сами. От вас требуется пустяк – чтобы Лили получила удовольствие от первого светского сезона в Лондоне. И чтобы она не почувствовала никакой недоброжелательности со стороны знати. Захочет она посещать светские приемы – водите ее но приемам. Захочет танцевать – пусть танцует. Я хочу, чтобы она вернулась в Кардемор-Холл с сияющей улыбкой.

– Если вы так сильно любите свою сестру, почему бы вам самому не сопровождать ее повсюду?

Кардемор встал, опираясь ладонями на поверхность конторки.

– Глупый вопрос, Грейдон. Даже для вас. Если рядом с Лили буду я, к ней будут относиться почтительно только из страха, а за ее спиной все эти острые на язык светские матроны радостно примутся злословить. Однако, если светский лев вроде вас проявит неподдельный интерес к леди Лилиан Уолфорд, высшее общество встретит ее с распростертыми объятиями. – Он взглянул на гостей с высоты своего гигантского роста с видом пантеры, взирающей на свою беспомощную жертву. – Лили и Изабель приезжают через три недели с моей невесткой, леди Маргарет. Их первый выход – у Олмэка. Я уже зарезервировал для них билеты. Советую вам познакомиться с Лили там, Грейдон, потому что через месяц я устраиваю для них прием у себя, в Уилборн-Плэйсе, и хочу, чтобы вы пригласили Лили на первый танец. – Обращаясь к Долтри, он добавил: – Если вы искренне привязаны к своему другу, окажите ему всяческое содействие, дабы не утруждать себя утомительной перепиской с узником долговой тюрьмы.

Глава вторая

– Не может быть! – нахмурился лорд Долтри, разглядывая девушек. – Такая красотка, совсем на Кардемора не похожа. Впрочем, девица весьма крепкого сложения, значит, это у них фамильное. Ты уверен, что невозможно найти выход из этого положения?

– Уверен, – мрачно ответил Грейдон. Заложив руки за спину, он пристально рассматривал высокую темноволосую молодую девушку, стоявшую в отдалении. – Кардемор отверг все мои попытки вернуть долги. У него явно имеется собственная армия головорезов. Мой портной так испугался, когда я хотел расплатиться с ним, что я думал, беднягу хватит удар. Та же история повторялась везде, где я появлялся. Похоже, люди просто трепещут от страха перед лордом Кардемором.

– Значит, ты собираешься довести все до конца? – спросил Долтри, с сомнением разглядывая девушку. – С ней? Только посмотри на ее плечи. Похоже, она сможет вступить в схватку с любым из находящихся здесь мужчин и выйти победительницей. Бог мой! Какую силушку нагуливают в деревне!

Грейдон хмыкнул.

– Ну не так уж она ужасна, Мэтью. Может быть, и не красавица, но достаточно мила. Если она к тому же хорошо воспитана, я ничего не буду иметь против того, чтобы сопровождать ее в Лондоне.

– Мила! Ха! Неужели тебе достаточно этого в женщине?

– Мне нравятся высокие женщины, а она даже выше мисс Гамильтон. И обрати внимание на ее улыбку. Потрясающая. Видишь, как она очаровывает старину Хэнби? Не припомню, чтобы он когда-нибудь так смеялся. Интересно, что она ему сказала?

– Не сказала, а приказала: «Смейся, заморыш, не то поставлю тебе синяк под глазом!», – мрачно предположил Долтри. – Боже! К ней направляется Кертис и несет ей бокал пунша. Вокруг этой девчонки вьется больше мужчин, чем мух вокруг лошади. И чего Кардемор беспокоится? Похоже, она управится без посторонней помощи. Что? – Он оглянулся, потому что Грейдон потянул его за рукав.

– Посмотри туда. – Грейдон показал кивком в угол комнаты. – Сидит прямо за спиной у сестры Кардемора. Видишь?

Наклонив голову, чтобы получше разглядеть сквозь танцующие пары, Долтри посмотрел в указанном направлении и, едва оправившись от первого шока, объявил:

– Она моя. Ты будешь опекать леди Лилиан, а я возьму на себя заботу об этом ангеле. Как ты думаешь, ей разрешили танцевать вальс? – Он огляделся. – Не вижу ни одной патронессы.

– Вон леди Джерси, – проговорил Грейдон, очаровательно улыбнувшись ей с элегантным поклоном. – Так и есть. Идет сюда.

– Вот вы где, Грейдон! – без всякого вступления воскликнула леди Джерси, подходя к ним. Она понизила голос: – Жду вас целую вечность. Я обещала лорду Кардемору, что позабочусь о его сестре до вашего прихода. Но как ни старалась, ни один джентльмен из тех, кому я ее представила, не пригласил ее танцевать. Не знаю, на что надеялся Кардемор, разве что на какое-то чудо. Естественно, если вы потанцуете с этой девушкой, остальные последуют вашему примеру. Пойдемте, познакомлю вас с ее невесткой. И вы тоже, Долтри. Идемте.

Обменявшись взглядами, молодые люди послушно последовали за леди Джерси.

– Леди Маргарет! – оживленно воскликнула леди Джерси, протянув руку высокой, элегантно одетой женщине, которая стояла в группе мило щебечущих дам примерно ее же возраста.

Это была поразительно красивая женщина с темно-рыжими волосами и огромными зелеными глазами. Грейдон восхищенно посмотрел на нее.

– Дорогая! – сказала леди Джерси, потянув ту вперед. – Позвольте представить вам двух замечательных джентльменов. Это Энтони Харбрес, он же граф Грейдон, и Мэтью Ройлинг, он же лорд Долтри. Милорды, это леди Маргарет Уолфорд, она же графиня Кардемор.

Они обменялись вежливыми приветствиями, после чего леди Джерси сказала:

– Лорд Грейдон выразил желание потанцевать с вашей золовкой. Если вы не возражаете, я познакомлю их и дам ей мое разрешение на вальс.

Взгляд леди Маргарет, устремленный на Грейдона, был столь холодным и задумчивым, что через минуту он начал чувствовать себя весьма неловко. Он понял: ее удивило обычно суровое, а сейчас раболепное поведение леди Джерси. Он и сам был весьма удивлен. Но вот они стояли перед ним: ставшая реальностью румяная сестра Кардемора, его ангелоподобная племянница, его красивая настороженная невестка и даже несгибаемая леди Джерси – все попавшие в то же мутное болото, что и Грейдон. Все – жертвы прихоти и могущества Кардемора.

– Буду очень признателен, миледи, – услышал он собственный голос, неожиданно ощутив симпатию к этой женщине. Идея отплатить Кардемору, отыгравшись на его сестре, не раз приходила ему в голову, но теперь, когда он смотрел в зеленые глаза леди Маргарет, все эти мысли навеки улетучились.

Взгляд леди Маргарет не изменился, но она, кивнув, учтиво произнесла:

– Если Лили хочет, я не возражаю. – И, обратившись к леди Джерси, добавила: – Я благодарю вас, миледи, за вашу любезность.

Итак, Грейдону ничего не оставалось, как устремиться за обеими дамами через всю комнату. Долтри неотступно следовал за ним. Когда они почти подошли к месту, рой джентльменов, окружавших темноволосую девушку, расступился, и появилась она сама. Она вышла к ним с такой очаровательной, с такой ослепительной улыбкой, что Грейдон вдруг неожиданно почувствовал прилив теплого чувства. Она была высокой и, как сказал Долтри, крепкого сложения. Ее гладкая загорелая кожа была усыпана веснушками, глаза сверкали, как синие сапфиры, а волосы, которые Грейдон поначалу принял за черные, оказались темно-каштановыми с множеством отдельных рыжих прядей, ярко блестевших в свете канделябров.

– Мама! – воскликнула она, хватая леди Маргарет за руку. – Как чудесно! Лорд Хэнби взял с собой в Лондон нескольких своих лучших охотников. Он говорит, что мы можем отправиться с ним на конную охоту в любой день.

– Это очень любезно с его стороны, моя дорогая, – согласилась леди Маргарет и, увидев, что дочь открыла рот, чтобы сказать что-то еще, продолжила: – Изабель, я хочу представить тебя графу Грейдону и виконту Долтри. Милорды, это моя дочь, леди Изабель.

– Миледи, – приветствовал ее Грейдон с учтивой холодностью. Когда он склонился над крепкой рукой, которую протянула ему леди Изабель, его взгляд упал на молодую женщину, сидевшую прямо за ее спиной. Значит, вот она – сестра Кардемора. Очень красива. Лилиан Уолфорд. А он был тем счастливцем, которому предстояло следующие три месяца опекать ангела в Лондоне.

О, нет, со вздохом подумала Лили. Только не он. Кто угодно, но только не он, умоляю, тетя Маргарет.

Лучше бы ей вовсе не приезжать в Лондон! С чего она взяла, что сможет вписаться в общество, которое не позволяет себе или своим близким даже замечать таких людей, как она, не то что разговаривать с ними. До чего же она была наивна! Мечтала о Лондоне, о приемах, роскошных нарядах и танцах с красивыми джентльменами вроде тех, которые весь последний час под благовидными предлогами отходили от нее.

Боже, помоги! Теперь он улыбался ей. Самый красивый мужчина в зале. Мужчина, на которого с нескрываемым восхищением смотрели все женщины. Значит, публичного унижения не избежать. Стиснув дрожащие руки, она встала, когда тетя Маргарет подвела его к ней. Точно так же вставала она и когда ее представляли всем остальным. Как трудно заставить себя взглянуть ему в лицо! Она обратила на него внимание, как только он появился. Все присутствующие повернулись, чтобы взглянуть на высокого светловолосого красавца, необыкновенно элегантного в синем атласном вечернем костюме, который так шел к его глазам.



– Милорд, – сказала тетя Маргарет, но Лили едва ли слышала ее, так у нее гудела голова. Она подумала, что может упасть в обморок, впрочем, это было бы весьма кстати. – Могу я представить вам свою золовку, леди Лилиан Уолфорд? Лили, это граф Грейдон.

Граф улыбнулся ей такой очаровательной и приветливой улыбкой, от которой у Лили язык присох к гортани. Ее рука поднялась сама по себе, и она почувствовала тепло его пальцев, нежно сжавших ее собственные. Он поднес ее руку к губам и, наклонив голову, слегка коснулся губами ее шелковой перчатки.

– Миледи, – сказал он голосом таким же ласковым, как и взгляд его синих глаз. – Благодарю за честь.

Грейдон продолжал улыбаться, держать ее руку и ждать ответа, но девушка пристально смотрела на него и молчала. Слегка наклонив голову, она в ожидании взглянула на тетю Маргарет, которая пояснила:

– Лорд Грейдон попросил разрешения пригласить тебя на танец, Лили, и леди Джерси разрешила тебе станцевать вальс.

Лили широко раскрыла глаза, и тут, как нарочно, музыканты вдруг заиграли следующий танец – вальс. Лорд Грейдон просиял, словно сам только что получил ответ на свою мольбу.

– Что ж, молчание – знак согласия, и я заранее благодарю за этот танец.

Нет, ни за что! Лучше умереть на месте, чем потом всю жизнь вспоминать о том, как она танцевала в его объятиях. Лили замотала головой и попыталась вырвать свою руку, которую продолжал держать лорд Грейдон. При этом она умоляюще смотрела на тетю Маргарет, которая отвечала ей спокойным, ободряющим взглядом.

– Ты приехала в Лондон, чтобы танцевать, моя дорогая, – тихо сказала тетя Маргарет. – Ты должна танцевать.

Его не предупредили! – подумала Лили, почувствовав, как у нее задрожали руки и ноги. Всех предупредили, а его нет!

Лили повернулась к Изабель за помощью, но встретила ее умоляющий взгляд. Изабель отказывалась танцевать, пока не начнет танцевать Лили. А ведь она так ждала этой поездки в Лондон. Боже, помоги!

На красивом лице лорда Грейдона читалось замешательство. Через несколько минут он все поймет и почувствует себя полнейшим идиотом. Лили бросила последний умоляющий взгляд на тетю Маргарет, но та только подтолкнула ее вперед.

Как это все произошло, Лили не помнила. Сама ли она приблизилась к лорду Грейдону, или он притянул ее к себе. Так или иначе, но в следующее мгновение она уже скользила с ним в танце. Девушка не понимала, каким образом ее ноги умудрялись делать правильные па. Лили чувствовала себя негнущейся, как кусок сухой деревяшки, и такой же ломкой. Кажется, лорд Грейдон тоже почувствовал это, потому что после нескольких скованных поворотов заметил:

– Слишком много людей, правда? Вы, наверное, к такому не привыкли?

Лили не могла заставить себя взглянуть на него. Смотря себе под ноги, она покачала головой.

– Я не дам вам упасть, леди Лилиан, – мягко сказал он, настолько приблизив губы к ее уху, что она почувствовала тепло его дыхания. Подняв голову, она обнаружила, что он, улыбаясь, смотрит на нее, по-мальчишески наивно и доброжелательно. Он сильнее сжал ее руку, крепче обнял за талию и быстро закружил, но потом они снова перешли на нормальный темп. Все с той же улыбкой на устах он произнес: – Вы прекрасно танцуете, миледи.

Эта милая ложь была настолько явной, что Лили едва не улыбнулась в ответ. Она умела танцевать хорошо, но сейчас чувствовала себя коровой на льду. К счастью, лорд Грейдон вел ее в танце с такой легкостью, которая позволила ей выглядеть не столь неуклюжей в глазах собравшихся в зале зрителей.

– Вы довольны тем, как протекает ваш визит в Лондон, леди Лилиан?

Она отрицательно покачала головой.

В его голубых глазах мелькнуло удивление, хотя на лице не отразилось ничего, кроме вежливого интереса.

– Вы прибыли недавно?

Лили еще раз покачала головой и заметила, что он слегка насторожился. Через мгновение-другое он наконец поймет ужасную правду и его восхищение сменится разочарованием. Конечно, он слишком хорошо воспитан, чтобы бросить ее в середине танца. Ей придется наблюдать за его смятением до тех пор, пока не смолкнет музыка.

– Может быть, – нерешительно начал он, – нам стоит постараться сделать ваше пребывание здесь более приятным? Почту за честь, если вы позволите мне приложить усилия в этом направлении, миледи.

Лили почувствовала, как у нее душа ушла в пятки. Если бы он только знал, как мечтала она о том, чтобы какой-нибудь мужчина сказал ей такие замечательные слова. Если бы он только знал… Но по мере того, как он вопросительно смотрел ей в глаза, к нему начинало приходить понимание. Сначала он опешил, но, пока ее глаза наполнялись слезами, на его лице появилось злое выражение. Он еще раз подхватил ее сильной рукой и с тяжелым вздохом резко закружил. Она поняла, что он был более чем зол. Он был в ярости. На них смотрели. Наверняка за ними наблюдали с того момента, как они начали танцевать. Должно быть, он внезапно осознал, как глупо выглядел, пытаясь завязать разговор – с немой. Красавца вынудили танцевать с ней, и он, вероятно, чувствовал себя одураченным.

– Не плачьте, – строго скомандовал он. – Танец скоро закончится. Умоляю вас! Вас не должны видеть в слезах.

Лили опустила веки, но он сказал:

– Смотрите на меня, леди Лилиан. Смотрите мне в лицо. Правильно, вот так. Смотрите мне в глаза. А теперь… улыбнитесь. – Он улыбнулся в ответ на ее ошеломленное выражение, словно показывая, как это надо делать. – Улыбайтесь, – снова повторил он. – Улыбайтесь мне, как будто я самый обаятельный и остроумный человек из всех, кого вы знали. Если они собираются судачить, пусть им будет, о чем поговорить. Да не смотрите так, словно у меня выросли рога, – упрекнул он. – Танцуют для удовольствия. Вам хорошо? Мне тоже. Вы самая красивая женщина в этом зале. Во всем Лондоне, коли на то пошло. И вы танцуете в моих объятиях, хотя и смотрите на меня как на привидение.

Он снова закружил ее в танце и кружил до тех пор, пока Лили не почувствовала, что задыхается. Тут он притянул ее к себе и прошептал:

– Давайте подогреем слухи. Хорошо?

Ей были безразличны мотивы его поведения. Раз он для сохранения своего лица мог делать вид, что ему хорошо, она тоже сможет. Утвердительно кивнув, она вздернула подбородок и одарила его своей самой ослепительной улыбкой. Он заморгал, потом улыбнулся еще шире.

– Превосходно!

Лили наконец расслабилась, и их движения стали более согласованными. К тому моменту, как танец закончился, они оба раскраснелись и улыбались. Лорд Грейдон в галантном поклоне склонился к ее руке и торжественно поцеловал ее пальцы на глазах у всего общества.

– Благодарю вас, леди Лилиан. Вы великолепная партнерша. Я польщен тем, что мне выпала честь вывести вас на ваш первый вальс.

Лили ответила изящным реверансом. Неторопливо и почтительно лорд Грейдон подвел ее к тете Маргарет и в присутствии лучезарно улыбающейся леди Джерси и взволнованной Изабель на глазах у всей публики произнес:

– Позвольте мне навестить вас в ближайшие дни, миледи. Надеюсь, вы не откажете мне в удовольствии пригласить вас на прогулку?

Он все еще был в ярости. Лили чувствовала это за учтивостью его слов. Он делал то, чего от него ожидали, то, что было необходимо, чтобы не выглядеть глупо. Она должна была ответить ему отказом и освободить от бремени дальнейшего притворства, но когда он посмотрел ей в глаза, она поняла, что кивает.

Лорд Грейдон поклонился, снова нежно поцеловал ей руку и попрощался с тетей Маргарет и леди Джерси. Он молча прошел к выходу из зала, не обращая внимания на взгляды и шепот.

Глава третья

Он брел какое-то время бесцельно, не думая о том, куда и зачем идет. Ночной воздух был холодным. Грейдону казалось, что в легких у него образовался ледяной узел, затрудняющий дыхание. Весь свой гнев он обратил на графа Кардемора, предвкушая, что сделает с этим человеком, как только удастся добраться до его толстой шеи. Кардемор. У Грейдона было искушение нагрянуть в его логово и послать графа ко всем чертям. Граф заявлял, что очень любит свою сестру. Будто эта эгоистичная свинья в состоянии понимать, что такое любовь и деликатность…

– Добрый вечер, лорд Грейдон.

Грейдон обернулся и тут же узнал изящного, хорошо одетого джентльмена, на которого натыкался на каждом углу, в каждом переулке все последние дни, особенно когда пытался раздать свои долги. Приспешник Кардемора очень квалифицированно выполнял свою роль шпика.

– Должно быть, ваш господин вам недурно платит, сэр, – заметил Грейдон спокойным голосом. – Работаете днем и ночью. Не правда ли?

– Я получаю достаточно за те услуги, которые оказываю. – Человек слегка поклонился, не сводя глаз с Грейдона.

– Понятно. Собираетесь проводить меня до дома моей любовницы и подождать, пока я освобожусь? Вряд ли Кардемор полагает, что я покину страну среди ночи.

– Вы должны спросить у лорда Кардемора, что он полагает, милорд, – невозмутимо ответил человек. – Не в моих привычках задавать лишние вопросы.

– Безусловно. Собаки, верно служащие своим хозяевам, обходятся без вопросов.

Ироничная улыбка заиграла на губах джентльмена.

– Иные собаки разумнее людей, милорд. Советую вам помнить об этом, пока вы не возвратите свои долги. Я удивился, увидев, что леди Лилиан покинула зал вскоре после вас. Может быть, вам лучше рассказать мне, что произошло, поскольку мне надо знать, что доложить лорду Карде…

Прижав человека к стене ближайшего здания, Грейдон легко приподнял его за воротник, чтобы смотреть ему прямо в глаза.

– Лорду Кардемору? Вам надо знать, что доложить вашему сатанинскому хозяину? – Он сильнее прижал человека к кирпичной стене. – Скажите ему, что он должен был предупредить меня заранее, что его сестра – немая. Скажите ему, вы, мерзкая дворняжка, что я сегодня чуть не опозорил несчастную девушку, потому что был в шоке. Я должен благодарить Бога за то, что моя мать научила меня никогда и ни при каких обстоятельствах не ставить женщин в неловкое положение. В противном случае леди Лилиан оказалась бы танцующей в одиночестве. Вот что вы ему скажете. Понятно? – Для большей убедительности он приподнял человечка повыше.

– Поставьте его на место, милорд.

Покосившись в сторону, Грейдон увидел двух дюжих господ, стоявших неподалеку.

– Ага, у тени появились тени!

– Будьте так добры, милорд. Не хотелось бы применять к вам силу.

– Неужели? – тихо проговорил Грейдон, медленно ставя человечка на ноги. – Желал бы я посмотреть на это. – И, обращаясь к своему пленнику, сказал: – Передайте все, что я просил, вашему хозяину. Слово в слово. Понятно? И запомните, если я еще раз увижу, как вы шпионите за мной, вы горько пожалеете об этом. – Ударом кулака он ловко отшвырнул человечка прямо в руки его покровителей. – Ну, – сказал лорд Грейдон, обращаясь к своим ошеломленным противникам, – хотите по одному или вместе?

– Думаю, нам надо преподать ему урок, Билл, – сказал тот, что был повыше, небрежно бросив лишившегося чувств приспешника Кардемора на землю. – Хватай его, сейчас мы ему устроим взбучку.

Грейдон, улыбаясь, начал стягивать перчатки, но тут откуда-то из темноты послышался спокойный голос лорда Долтри.

– Прошу прощения за то, что помешал, – сказал Долтри, становясь между ними. – Я знаю, Тони, ты не простишь меня за то, что я испортил тебе удовольствие, но из уважения к твоей дорогой матушке я вынужден вмешаться. Буду признателен вам… джентльмены… – многозначительно протянул он, – если вы прихватите своего дружка и уберетесь.

– Не лезь, Мэтью, – проговорил Грейдон. – Я собираюсь поразвлечься.

– Я знаю, – извиняющимся тоном произнес Долтри, в то время как бандиты с опаской оглядывали его внушительную фигуру. – Но, черт тебя подери, неужели ты не можешь развлекаться в более приятном месте? – Кивнув в сторону лежащего на земле человека, он повторил: – Забирайте его и идите, пока я не передумал. Должен вас предупредить, что нрав у моего друга необычайно вспыльчивый.

Противники сочли за благо ретироваться. Когда они уволокли своего приятеля, Долтри со вздохом повернулся к Грейдону.

– Никогда не видел тебя таким ошеломленным во время танцев, – мягко сказал он. – Этот ангел вверг тебя в такое состояние своей красотой или тем, что он сказал?

– Этот ангел, – ответил Грейдон, устало прислонившись к стене, – молчал. Сестра Кардемора не может говорить. Она немая.

Теперь ошеломлен был лорд Долтри.

– Немая? Ты уверен?

– Уверен. Тебя не удивило то, что за такую красивую женщину не сражались все мужчины в зале? Леди Джерси сказала, что ни один мужчина, которому она представила леди Лилиан, не пригласил ее танцевать. Не уверен, что я тоже не нашел бы предлога, чтобы уклониться, если бы знал заранее. К счастью, она достаточно хорошо слышит. Наверняка. Потому что она прекрасно понимала все, что я ей говорил, и танцевала под музыку. Но поскольку она совершенно не способна поддержать простой разговор, я делаю вывод, что она немая.

– Но Кардемор должен был упомянуть об этом.

– Именно, – согласился Грейдон. – Любой честный, нормальный, цивилизованный человек так и сделал бы. Но не Кардемор. Не могу понять, почему он утаил от меня правду, но это роковой просчет. Я был настолько поражен, когда все понял, что причинил боль бедняжке. – Он прижался затылком к стене и устремил взгляд в небо. – Что она думала все это время, пока я вел пустой разговор? Должно быть, это был кошмар для бедной девушки. Видел бы ты, как она посмотрела, поняв, что до меня наконец дошло! – Он глубоко вздохнул и потер лоб. – Мне остается только надеяться, что мы закончили танец достаточно бодро.

– Ты быстро взял себя в руки, – успокоил его Долтри. – И если то выражение, с которым ты смотрел на нее, было наигранным, то тебе нужно идти на сцену, мой мальчик, а не прятать от мира свой талант.

С некоторым чувством неловкости Грейдон вспомнил, как глубоко поразила его улыбка леди Лилиан. Улыбаясь, она становилась еще красивее.

– Что было с ней после того, как я ушел? – спросил он. – Мне следовало задержаться, но я был настолько зол, что мне оставалось либо молча уйти, либо во всеуслышание объявить о дьявольских кознях Кардемора.

– Она была слегка смущена, если ты спрашиваешь об этом, – сознался Долтри, – но никакого урона не понесла. Несколько молодых людей подходили к ней после этого. И среди них – Сиборн Мэргейт.

– Значит, она танцевала потом?

– Нет. Леди Изабель заявила, что устала и хочет уйти. Кажется, они придерживаются в городе своего деревенского режима. Во всяком случае, так она мне сказала.

– Леди Изабель? – Грейдон с улыбкой посмотрел на друга. – Ты танцевал с ней, Мэтью?

– Это было больше похоже на соревнование по борьбе, – лорд Долтри криво усмехнулся. – Бог мой! Да она мускулистее, чем мой младший брат. А в период особого волнения, что случалось каждые пять секунд, она так сильно сжимала мои пальцы, что, клянусь, я ждал, что к утру они посинеют. – Он потряс рукой, словно отгоняя болезненное воспоминание. – Каждое утро они с леди Лилиан ездят верхом. В любую погоду. Поэтому она хотела пораньше лечь, чтобы встать перед рассветом. Похоже, леди Лилиан очень обрадовалась предлогу уйти.

– Еще бы! – Вздохнув, Грейдон повернулся и пошел по направлению к Олмэку. – Немая женщина. Чего от меня ждет Кардемор? Общество будет принимать ее до тех пор, пока ее изъян не будет причинять неудобства окружающим, но потом…

– Не вижу, почему у нее должны быть проблемы, – проговорил Долтри. – Красивая женщина, лишенная возможности заболтать мужчину до полусмерти, кажется мне идеалом. Думаю, любой холостяк в Кристендоме не прочь будет жениться на ней. – Он широко улыбнулся своему мрачному другу, который не разделял его шутливого настроения.

– Какая несправедливость! – продолжал убиваться Грейдон.

– Ты слишком все преувеличиваешь, – возразил Долтри. – Да, она не может говорить, но наверняка может объясниться, значит, вполне способна обзавестись собственной семьей, стать прекрасной хозяйкой и вырастить кучу детей. Разве этого мало мужу? И разве обязательно слышать голос жены, когда можешь, сидя за завтраком, любоваться таким лицом?

– А ты бы женился на немой женщине, Мэтью?

– Я? – удивился лорд Долтри.

– Думаю, что нет, – сказал Грейдон. – И это еще не самое плохое. Ты знаешь, как люди относятся к глухонемым. Ей приклеят ярлык дурочки или будут говорить, что в нее вселился дьявол.

– Наверное, ты прав, – задумчиво сказал Долтри. – Я читал научный труд сэра Бенджамина Хэттона о глухонемых. Он утверждает, что они в основном безнравственны и прокляты Богом. Такими родились.

– Вот видишь. Ее будут считать недочеловеком.

– Значит, ты собираешься сказать Кардемору, что его просьба невыполнима?

– Ничего подобного. В следующие три месяца я сделаю все возможное, чтобы леди Лилиан Уолфорд запомнила это время как лучшее в своей жизни.



Глава четвертая

Граф Кардемор не любил перемен, особенно если они касались его собственного дома. Он терпеть не мог, когда кругом все было залито светом, не выносил, когда слуг было больше, чем требовалось, чтобы обслужить его одного.

На свету он чувствовал себя незащищенным. Шрамы на его лице были видны более отчетливо, и ему было трудно прятать свое грузное, неуклюжее тело.

Он покинул отчий дом в четырнадцатилетнем возрасте и не возвращался в него до дня похорон брата. Тогда, у смертного одра брата, он увидел женщину такой ослепительной красоты, что у него едва не подкосились ноги. Остаток панихиды прошел для него в каком-то тумане. Он старался привести свои мысли в порядок, чтобы сосредоточиться на обряде. Но это мало помогало. С тех пор Маргарет Уолфорд полностью завладела его мыслями. При каждой встрече страсть вспыхивала в нем с новой силой. Вот и теперь, когда она, мечтательно прикрыв глаза, полулежала в мягком кресле и наслаждалась теплом камина в библиотеке, он с бьющимся сердцем наблюдал за ней, стоя в тени.

– Значит, вечер удался? – спросил он. – Лили вроде бы довольна.

Она открыла глаза и улыбнулась.

– Довольна, правда? Я так обрадовалась, когда она наконец пошла танцевать. Пока не появился лорд Грейдон, я думала, что вечер будет совершенно испорчен. – Она задумчиво добавила: – Станцевать свой первый в жизни вальс с самым красивым партнером в зале было как раз тем, о чем она грезила. – Леди Маргарет улыбнулась. – По-моему, каждая девушка мечтает об этом. Жаль, что вы не видели их вместе, Эрон. Восхитительная пара!

– Грейдон был обходителен? – он отпил виски из стакана, который держал в руке.

– О да. Безукоризнен даже в мелочах. Не думаю, что в зале нашлась хоть одна молоденькая девушка, которая не сгорала бы от зависти к Лили.

Услышав печаль в ее голосе, Кардемор невольно насторожился.

– Он не понравился вам, Маргарет?

– Ну что вы, Эрон. Для этого я слишком мало его знаю. Но я беспокоюсь о Лили. Я не хочу, чтобы у нее появилось основание для надежд. Ни один мужчина, представленный ей сегодня, не пригласил ее на танец до того, как это сделал лорд Грейдон. И она так боялась танцевать с ним, что я вынуждена была заставить ее.

– Похоже, она с честью выдержала это испытание.

Леди Маргарет неожиданно выпрямилась.

– Да, но…

– Мы должны дать ей этот шанс, Маргарет, – сказал граф твердо. – Мы ее предупреждали, но она не захотела слушать. Опыт – лучший учитель. Сегодняшний вечер дал ей возможность понять, что ее ждет. Лили не из тех, кто пасует перед трудностями.

Леди Маргарет бросила на него тот строгий взгляд, который всегда вызывал в нем желание зацеловать ее до смерти.

– Лили даже отдаленно не напоминает вас, Эрон. Это наивная и очень ранимая девушка. Ей не приходилось, подобно вам, благополучно выходить из разных переделок.

Кардемор не мог сдержать смеха.

– Моя дорогая леди Маргарет, не думаю, что можно сравнить светский сезон и пятнадцатилетнее пребывание в компании пиратов, воров и убийц. По крайней мере Лили можно не опасаться того, что миссис Драммонд-Беррелль воткнет ей кинжал в спину, если она не сделает подобающего реверанса.

– Слова умеют ранить не хуже кинжала, Эрон. – Леди Маргарет недовольно покачала головой. – Значит, мы предоставим Лили свободу действий до первой беды? Пусть продолжает, пока изысканное общество не поставит ее на колени?

Он не переставал любить Маргарет Уолфорд с тех пор, как увидел ее. Но в такие моменты, как сейчас, когда она давала выход своему горячему ирландскому темпераменту, он всегда представлял ее в своей постели. Как великолепно бы смотрелись ее распущенные темно-рыжие волосы на фоне белоснежных простынь.

– Светское общество не поставит Лили на колени, – сказал он как можно учтивее. Выйдя из тени, он резко поставил пустой стакан на ближайший стол. – Я не допущу этого.

Леди Маргарет поднялась из кресла и выпрямилась во весь рост, упрямо вздернув подбородок.

– Милорд, я слабо себе представляю, насколько вы могущественны, но даже вы не сможете заставить все общество подчиниться вам.

– А я и не требую этого от всего общества. И вы совершенно правы. Несмотря на все мои возможности, Лили должна действовать самостоятельно. Я был против ее приезда в Лондон. Однако мы не можем заточить ее в Сомерсете, раз она этого не хочет.

Леди Маргарет, глубоко вздохнув, подошла к графу так близко, что тот едва расслышал ее слова, так оглушительно стучало у него в ушах собственное сердце.

– Я знаю, что вы правы, Эрон. Просто я слишком волнуюсь. Помните, как мы сражались из-за нее?

– Никогда этого не забуду, – усмехнулся он. – Никогда в жизни я ничего так не боялся, как ваших слов: «Милорд, я должна с вами поговорить».

Они ссорились бесчисленное количество раз из-за Лили, особенно вначале, когда он вернулся в Кардемор-Холл после пятнадцатилетнего отсутствия. Кардемор обнаружил тогда, что несет ответственность не только за свои семейные титулы и имения, но и за маленькую девочку, бледную и молчаливую, которую привела к нему служанка через несколько минут после того, как он приехал домой. Он никогда до этого не видел свою сестренку, слишком рано оставшуюся без матери. Отец не знал, что делать с немой девочкой. Джордж, очевидно, был слишком занят собственными делами, чтобы уделять ей достаточно внимания, а Маргарет не разрешали вмешиваться. Лили вверили заботам служанок, и поскольку она была ухожена, накормлена и никому не мешала, о ней особенно не вспоминали. Несмотря на то что она потеряла способность говорить в результате несчастного случая, к ней относились так, будто она была от рождения умственно отсталой. Но, едва посмотрев в ее полные жизни голубые глаза, Кардемор понял, что за ее немотой скрывается интеллект.

Малышку не оттолкнуло темное, испещренное шрамами лицо старшего брата. Она улыбнулась ему такой очаровательной приветливой улыбкой, что неосознанно разбила его сердце, считавшееся неприступным. После похорон брата Кардемор намеревался получить титул, к которому всегда относился с презрением, побыстрее распродать все ценное и вернуться к той жизни, которую для себя избрал. Но когда посмотрел в доверчивое личико, так похожее на лицо матери, эта идея мгновенно испарилась. Он осудил своего отца и образцового брата за бессердечие и начал ненавидеть все, что было связано с именем Кардеморов. На обломках, унаследованных от предков, он решил свить новое гнездо.

Маргарет облегчила ему задачу, решив переехать с Изабель в Кардемор-Холл, чтобы вести хозяйство и присматривать за Лили. Она уволила тех слуг, которые не оказывали новой хозяйке должного уважения, и быстро нагнала страху на остальных. Она любила Лили с материнской нежностью и неусыпно следила за ней. Они с Кардемором спорили по любому поводу, начиная с медицинского заключения о том, что Лили не будет говорить, и кончая тем, какие учителя и методики принесут Лили больше пользы.

– Неужели я внушала такой страх? – услышал он тихий голос Маргарет так близко, что почувствовал жар, исходящий от ее прекрасного тела. – Я должна сознаться, что не слишком доверяла вам вначале. Боялась вашего умения исчезать. Лили так обожала вас, что это причинило бы ей сильную боль. Она была уже достаточно взрослой, когда вы все-таки перебрались в Лондон для исполнения графских обязанностей, но все равно она очень тяжело пережила ваш отъезд.

Ему всегда было наплевать на графские обязанности, это она, Маргарет, заставила его покинуть Кардемор-Холл пять лет назад. Любовные муки стали невыносимы.

– Я старался приезжать так часто, как только мог.

– Я знаю, Эрон. – Она нежно коснулась ладонью его руки, которой он опирался на стол. – Вы были очень добры к Лили, Изабель и ко мне. Теперь я безгранично доверяю вам.

Он лишился дара речи и едва дышал, уставившись на женскую руку, прохладную и гладкую, которая лежала на его безобразной, волосатой лапе.

– Мы скучали без вас, Эрон. И Лили. И Изабель… и я. Все мы.

Каким-то внутренним чутьем он понял, что дверь библиотеки сейчас откроется. Высвободив свою руку, он обернулся и увидел входящего в комнату дворецкого.

– Джентльмены, которых вы ждали, прибыли, милорд. Я провел их в ваш кабинет.

– Спасибо, Уиллис. Я сейчас туда приду.

– У вас странные часы для приема посетителей. – Маргарет задержалась в дверях. – Надеюсь, вы найдете время, чтобы вечерком сыграть со мной партию в шахматы. Помните, как мы играли когда-то?

Он кивнул.

– Помню, что обычно вы меня обыгрывали.

Она засмеялась.

– Только в этой области я и могла одерживать победу над вами. – Она взялась за ручку двери: – Спокойной ночи, Эрон.

– Маргарет, – сказал он, остановив ее. – Не волнуйтесь за Лили. Все будет хорошо. Я вам обещаю.

Она испытующе посмотрела на него.

– Я знаю, что излишне спрашивать вас, будете ли вы сопровождать нас на приемы. Но я хотела бы кое о чем попросить вас.

– О чем угодно.

– Может быть, вы пригласите Лили на танец? На балу, который будет дан в честь девушек? Я знаю, что прошло много лет с тех пор, как вы мальчиком брали уроки, но вы, безусловно, сможете быть ее партнером в контрдансе. Это доставит ей большую радость.

Он тяжело вздохнул.

– Один танец, – согласился Кардемор. – Только один.

Теплая улыбка, которой она наградила его, выходя из комнаты, значила гораздо больше, чем сожаление, которое он испытал, дав это согласие.

Глава пятая

Воздух в это раннее утро в Гайд-парке был бодряще холодным, и два одиноких всадника плотнее закутались в плащи, сидя на нетерпеливых конях.

– Надеюсь, ты не станешь спорить, – произнес лорд Долтри, выдыхая в воздух клубы пара, – что это самая глупая мысль из всех когда-либо посещавших твою голову.

– Я не звал тебя с собой, – спокойно ответил лорд Грейдон. – И не держу тебя здесь. Можешь отправляться домой, в теплую кроватку, если хочешь.

– И оставить тебя одного на растерзание двум провинциалкам? – ужаснулся лорд Долтри. – Кто же примет огонь на себя, чтобы ты мог хоть пару слов сказать своему ангелу? Леди Изабель и рта никому не даст раскрыть, если ее не унять.

Лорд Грейдон улыбнулся.

– Ты преданный друг, Мэтью, но с двумя дамами я могу прекрасно справиться и без твоей помощи. Спасибо.

– С дамами можешь, – любезно согласился лорд Долтри, – но спорим на двадцать пять фунтов, что у тебя ничего не выйдет с леди Изабель, даже если ты, набравшись терпения, обратишь на себя ее внимание. Что нежелательно.

Он приподнялся в седле и всмотрелся в даль.

– Скачет как дьявол. Ни одному наезднику за ней не угнаться.

Лорд Грейдон с удивлением взглянул на него.

– Ты видел, как она ездит верхом?

Красивое лицо лорда Долтри вспыхнуло.

– Ну… да. Видел. Вчера. Так вышло. – И в ответ на укоризненную усмешку друга он нахально добавил: – Церберу нужна была тренировка.

– Ни свет ни заря? – смеясь спросил Грейдон. – Мэтью, я не знаю ни одной лошади, из-за которой ты мог бы подняться в такую рань. – Наклонившись к своему смущенному другу, он заговорщическим тоном добавил: – Леди Изабель заинтриговала тебя, правда?

– Эта гренадерша? – возмутился лорд Долтри. – Ты в своем уме? От одной мысли меня кидает в дрожь.

– А по-моему, она очаровательна, – сказал Грейдон.

– Очаровательна, – проворчал Долтри. – Это совсем не то слово, которое просится при взгляде на леди Изабель. Господи, вот и она! Посмотри. Видишь?

Грейдон удивленно присвистнул. Изящная фигурка в синем, как сапфир, плаще, пригнувшись к шее великолепного черного коня, неслась во весь опор через пустынный парк.

– Ну что я тебе говорил? – сердито воскликнул лорд Долтри. – Эта противная девчонка хочет сломать себе шею.

– Она великолепна! – восхищенно воскликнул Грейдон. – Какая посадка… она, должно быть, родилась в седле.

– Посадка… Ну и ну, – проговорил Долтри. – Разве не глупо… Проклятие! Уж не собирается ли она штурмовать эту ограду?

Грейдон открыл было рот, чтобы сказать «да, безусловно», но не успел вымолвить ни слова. Долтри уже бросился к девушке на выручку. И совершенно напрасно. Леди Изабель была искусной наездницей. Снова посмотрев в том направлении, откуда она появилась, Грейдон увидел леди Лилиан в сопровождении двух слуг. Она узнала его и теперь настороженно смотрела, явно раздумывая, не повернуть ли обратно.

– Леди Лилиан, – сказал он, когда они поравнялись, – какое счастливое совпадение! Доброе утро.

Боже милосердный, подумал Грейдон, снова восхитившись ее почти неправдоподобной красотой. Превосходный черный костюм для верховой езды оттенял ее белокурые волосы и ясные, прозрачные, как хрусталь, глаза. Такая красота не могла оставить равнодушным мужчину, в жилах которого текла настоящая кровь. Но что касалось женской половины светского общества… Грейдон задумался, но быстро спохватился, заметив, что на выразительном лице леди Лилиан написано нечто среднее между настороженностью и смущением.

Испытывая душевную дрожь, Грейдон как можно шире улыбнулся и воскликнул как можно веселей:

– Какая приятная неожиданность встретить вас здесь!

Боже правый, подумал он, увидев смятение в ее глазах. Он уже говорил что-то подобное. До этого момента он не сознавал, как трудно завязать разговор с женщиной. Он приготовился сказать что-то еще, один Бог знал, что именно, но тут она подняла руку в перчатке и нерешительно приложила к губам указательный палец. Порозовев от смущения, она показала на Грейдона, потом на цветы, которые росли под ближайшим деревом, и снова на себя. Прижав ладонь к левой стороне груди, она слегка поклонилась.

– О, – произнес Грейдон, огорченный тем, что не мог понять, чего она от него хочет. Он чувствовал себя идиотом. – А… да.

Теперь ее лицо полыхало. Она вздохнула и повторила движения, показав сначала на него, потом на цветы и потом на себя. К тому моменту, как она закончила, его вдруг осенило.

– Вы имеете в виду цветы, которые я прислал? Они вам понравились?

Она кивнула, и он с облегчением рассмеялся.

Девушка приложила руку к сердцу и снова поклонилась. С улыбкой. От этой улыбки у него закружилась голова, как на танцах у Олмэка. Грейдон немного приободрился.

– Я должен кое в чем признаться, – сказал он. – Наша сегодняшняя встреча не случайна. Я знал, что вы и леди Изабель катаетесь тут верхом каждый день, и специально появился здесь в надежде встретить вас. Я должен перед вами извиниться за свое поведение у Олмэка два дня назад, и сделать это без свидетелей.

Она нахмурилась, словно не поняла его, потом, показывая на него, покачала головой, медленно и твердо.

– Нет? – спросил он. – Зря я сюда явился?

Она беззвучно засмеялась и снова покачала головой, давая ему понять, что он ошибается.

– Вы очень добры, леди Лилиан. Я боялся, что мое бестактное поведение могло расстроить вас или создать неправильное впечатление. Я действительно не знал, что вы не можете говорить, но уверяю вас, что мое возмущение к вам никакого отношения не имело. Вы были очень приятной партнершей во всех отношениях. Смею надеяться, что вы еще не раз подарите мне такое удовольствие в течение вашего пребывания в Лондоне.

Румянец вспыхнул еще сильней, и на красивом лице леди Лилиан появилось смешанное выражение смущения и удовольствия. Грейдон был совершенно очарован этим.

Послышавшиеся сердитые голоса возвещали о приближении леди Изабель и лорда Долтри. Леди Лилиан и Грейдон повернули своих лошадей.

– Милорд, – сказала леди Изабель, не дожидаясь того, чтобы Грейдон поздоровался с ней, – не будете ли вы добры сказать этому вашему тупоголовому приятелю, чтобы он вернул мне возможность самой управлять моей лошадью. – Бросив на Долтри испепеляющий взгляд, она запоздало добавила: – Доброе утро.

– Доброе утро, леди Изабель, – приветливо ответил Грейдон, заметив, что лорд Долтри действительно держит поводья ее лошади. – Занялись кражей лошадей, милорд?

Взгляд, который метнул на него лорд Долтри, мог бы растопить верхушку айсберга.

– Таких особ и близко нельзя подпускать к лошадям.

Облаченные в перчатки руки леди Изабель сжались в кулаки.

– О! Вы грубый, завистливый…

– Завистливый! – повторил лорд Долтри.

– …невоспитанный идиот! Вы разозлились только потому, что я вас перегнала, – с жаром набросилась на него леди Изабель, отбирая поводья. – Да, завистливый!

– Не будете ли вы добры говорить потише? – обратился к ней лорд Долтри. – Вы пугаете лошадей. Я понимаю, что с вашим деревенским воспитанием трудно вести себя прилично, но постарайтесь хотя бы не кричать.

– Гм! – Грейдон громко прочистил горло. – Полагаю, что это ты чересчур кричишь, дружище. Зря ты волнуешься. Насколько я успел заметить, леди Изабель – превосходная наездница.

– Благодарю вас, милорд, – удовлетворенно проговорила леди Изабель, вздернув подбородок.

Лорд Долтри сердито посмотрел на друга.

– Да мне-то что, пусть эта дурочка сломает себе шею, но все-таки будет лучше, если я препровожу ее обратно в Уилборн-Плэйс и побеседую с лордом Кардемором. Он должен быть немедленно уведомлен о безрассудном поведении своей племянницы.

– И прекрасно сделаете, – заявила леди Изабель. – Не кто иной, как мой дядя, и учил меня ездить верхом.

– Это меня не удивляет, – натянуто произнес лорд Долтри. – Вы безусловно ездите верхом, как дочь дьявола. Или племянница. Будь моя воля…

– Не будем вас больше задерживать, – перебил его Грейдон, с очаровательной улыбкой обращаясь к обеим дамам. – Не окажете ли вы мне честь позволить заехать за вами сегодня днем и показать вам Лондон?

К удовольствию и удивлению Грейдона, барышни охотно согласились, и оба джентльмена вскоре ускакали.

Глава шестая

Оставшуюся часть дня Грейдон посвятил обдумыванию планов и нанесению визитов.

Что касается визитов, то они были вполне предсказуемы. Фрэнсис и ее мать, леди Гамильтон, встретили его в своей обычной манере, благодаря которой он чувствовал себя таким, каким и был: желанным, титулованным, неженатым пэром Англии. Вожделенным призом на светском брачном рынке. Но Грейдону счастливо удавалось избегать не только супружеских уз, но и мыслей о них, пока наконец ему не встретилась Фрэнсис.

Она была настолько же приятной, насколько привлекательной внешне. Он быстро понял, что Фрэнсис была бы для него идеальной женой. Грейдон был близок к тому, чтобы в этот светский сезон сделать ей предложение. Да, близок. Он был уверен в своих глубоких чувствах и не мог понять, что именно сдерживало его. Он восхищался Фрэнсис и был привязан к ней. И у него были все основания верить в то, что она отвечает ему взаимностью. Но он почему-то медлил, ждал, сам не зная чего. Чего-то глупого, часто попрекал он себя. Романтического. Может быть, молнии с неба, когда он смотрел на нее. Или головокружения, когда он целовал ее губы (он дважды делал это и не почувствовал даже легкого дурмана), или чего-то вроде легкого сердцебиения, чего-то, что сказало бы ему, что он не пожалеет, сделав ее своей женой. Сегодняшний визит к ней только еще раз подтвердил необоснованность его колебаний.

Грейдон появился в Уилборн-Плэйсе в половине пятого. Мрачный дворецкий сообщил ему, что граф желает поговорить с ним перед тем, как он увезет леди Лилиан и леди Изабель.

Кабинет, куда провели Грейдона, был уже знаком ему. Это было место, где Кардемор проводил большинство своих деловых встреч. На этот раз граф уже находился в комнате. Он ждал.

– Вот и вы, – сказал Кардемор, оторвав взгляд от бумаг, лежащих на столе, когда Грей-дон появился в дверях. – Хорошо. Садитесь. – Он кивнул на стул, на котором уже доводилось сидеть Грейдону во время его первого визита. – Полагаю, вы знаете, о чем пойдет речь.

– Могу предположить, – ответил Грейдон, глядя сверху вниз на хозяина дома и продолжая стоять. – Надеюсь, ваш приспешник получил не слишком серьезную травму. Такого нельзя выпускать за стены исправительного дома.

Кардемор улыбнулся отвратительной улыбкой.

– Вас больше не побеспокоят, даю слово. Может быть, вы невысоко цените мое слово, но оно верно, как смерть. – Продолжая заниматься своими бумагами, которые он аккуратно складывал стопками на своем столе, граф коротко, словно Грейдон был провинившимся слугой, добавил: – Я предложил вам стул.

Сделав над собой усилие, Грейдон отреагировал лишь поднятием бровей.

– Идите к черту со своим стулом, милорд! Хотите говорить со мной – так говорите. Я не намерен заставлять дам ждать меня.

Кардемор резко выпрямился и уставился на своего гостя.

– Я не так много собираюсь вам сказать, Грейдон, – холодно заявил он. – Скорее, это вам не терпится сказать мне пару ласковых.

У Грейдона до боли напрягся подбородок, но он сумел одолеть гнев.

– Если ваш приспешник передал вам то, что я просил, тогда вам известно о моих чувствах. Вместе с тем мне очень любопытно узнать, почему вы утаили от меня, что леди Лилиан немая?

Раздражение появилось на изуродованном шрамами лице Кардемора.

– Лили может говорить. Она не делает этого по каким-то своим личным соображениям. Но это не имеет никакого отношения к задаче, которая поставлена перед вами.

– Это вы так считаете, – ответил Грейдон, – а я едва не причинил ей боль. У Олмэка. Даже вы, с вашим пренебрежением к принятым нормам поведения в обществе, в состоянии понять, каково бы ей было.

– Возможно, вы считаете, что я поступил по-свински, подвергнув Лили такому риску, но я был уверен в вашей реакции. Вы и вам подобные слишком хорошо воспитаны, чтобы вас что-то сразу сбило с ног. Вы сначала закачаетесь, а уж потом упадете. Разве не так, Грейдон?

– Вы слишком многое воспринимаете как само собой разумеющееся.

– Да, – согласился Кардемор с легкой улыбкой. – У человека в моих обстоятельствах мало выбора. Вот почему так необходимо предвидеть всякие случайности. Если бы вы случайно причинили Лили огорчение, вы бы уже знали сейчас, насколько нежелательной была бы такая ошибка.

– Ваши угрозы, сэр, начинают порядком надоедать. Мне трудно поверить, что леди Лилиан состоит в каком-то родстве с вами.

При этих словах Кардемор захохотал.

– Мне тоже. Лили – ангел, правда? Очаровательная, нежная, воспитанная. Она настолько не похожа на остальных членов моей семьи, что я скорее склонен поверить в то, что ее подкинули нам феи, чем в то, что к ее появлению на свет был причастен мой отец. Но речь не об этом. – Он махнул рукой. – Вы ведь хотите знать, почему Лили не разговаривает. Да?

– Не возражал бы.

Кардемор оценивающе посмотрел на него.

– Она родилась совершенно здоровым ребенком, вопреки тому, что роды были сложными. Моя мать через несколько часов умерла. Лили была необыкновенно тихим ребенком. Редко плакала. Это навело моего тупоголового отца на мысль об ее умственной отсталости. Подозреваю, что, если бы она орала день и ночь напролет, как мой братец и, наверное, я сам, отец посчитал бы ее вполне здоровой. Вы сами убедились, что с мозгами у Лили все в порядке.

Грейдон наклонил голову.

– Как рассказывали мне некоторые старые служанки, в трехлетнем возрасте Лили начала говорить. Возможно, позднее, чем большинство детей… – Он повел плечами. – …но в этом не было ничего чрезвычайного. По словам тех же самых служанок, Лили была смышленым и разумным ребенком. Если бы ей не помешали развиваться собственным путем, я уверен, что даже мой упрямый отец в конце концов вынужден был бы признать свою ошибку. Но как раз в это время, вскоре после того, как Лили исполнилось три года, одна из служанок, потерявшая собственного ребенка, лишилась рассудка. По какой-то причине она решила, что Лили тоже следовало умереть, и, влив в молоко щелок, принесла серебряную чашечку с этой смесью в детскую и дала Лили на ужин.

– О Господи! – пробормотал Грейдон в ужасе.

– Девочка чуть не умерла от этой отравы. К счастью, большую часть ее она выплюнула, иначе бы не выжила. Она долго болела после этого. К чести моего отца, к ребенку были приглашены лучшие доктора, и было сделано все возможное, чтобы поставить ее на ноги. Но к его стыду, он отказался поверить тем же самым докторам, которые настойчиво утверждали после ее выздоровления, что причиной ее неожиданной неспособности говорить или даже произносить отдельные звуки являются поврежденные в результате воспаления голосовые связки. Он по-прежнему был убежден в том, что она слабоумная, а поскольку она не могла теперь произнести ни одного членораздельного звука, он больше ничего не пытался предпринимать. Ее поручили попечению служанок, которые поняли, что главное – следить за тем, чтобы девочка не попадалась на глаза ни моему отцу, ни моему брату. До того времени, когда я унаследовал титул, ей даже не удосужились взять учителя. До двенадцатилетнего возраста Лили не умела ни читать, ни писать. И до четырнадцати лет не могла произнести ни слова.

– Но она может говорить? – спросил Грей—дон.

– Может. Хотя ей больно делать это и она быстро устает. К тому же это очень… трудно. Лили не нравится звук ее голоса. Рубцы не позволяют ей говорить более или менее женственным голосом, и она предпочитает язык жестов.

– Язык жестов, – задумчиво повторил Грей-дон. – Сегодня утром она и ваша племянница, леди Изабель, именно так и общались, с помощью рук.

– Это метод Аббе Сикара, которому обучают во Франции, в королевском институте для глухонемых. Уверен, что вы слышали об этом. Один из наиболее горячих последователей Сикара, мистер Чарльз Кассин, основал школу здесь, в Англии. Он использует тот же метод, но, безусловно, видоизмененный, с учетом английской специфики. А до этого он в течение пяти лет жил в Кардемор-Холле и был учителем Лили и, конечно, моим и всех моих домашних. Каждый из нас, включая слуг, освоил язык жестов ради Лили.

Эти слова рисовали графа Кардемора совсем в ином свете. Должно быть, этот человек действительно любил свою сестру, если не пожалел хлопот и даже слуг заставил овладеть языком жестов. Потому она без всякой опаски приехала в Лондон: Кардемор привил ей уверенность в себе.

– Разве не существует других методов для глухонемых? – спросил Грейдон. – Более приемлемых?

– В том-то и дело, что методы, годные для глухонемых, не подходят Лили, поскольку слух у нее потерян не полностью, она слышит звук собственного голоса и, как я уже говорил, ненавидит его. Она до такой степени переживает это, что моя невестка, леди Маргарет, настояла на том, чтобы нашли другой метод. После этого к нам приехал Чарльз Кассин, и сразу с Лили произошли впечатляющие изменения.

– Впечатляющие, – согласился Грейдон. – Так вы говорите, что у нее не полностью потерян слух? Я вообще не заметил, чтобы она была глухой. По-моему, она все прекрасно слышит.

– Она достаточно хорошо слышит. На левое ухо только частично, поскольку перенесла воспаление в юности. А правое ухо, кажется, не пострадало. Ее легкие тоже покрыты рубцами, хотя в меньшей степени. Она несколько раз перенесла воспаление легких и дважды была близка к смерти. Советую вам воздерживаться от разговоров на темы здоровья в присутствии Лили. Если она заподозрит, что вы считаете ее здоровье хрупким, она, скорей всего, разобьет вам нос, чтобы доказать обратное.

Грейдон едва подавил улыбку при этих словах Кардемора. Представить себе, как это милое создание подносит кулачок к его носу, без смеха было невозможно.

– Вы хотите покатать Лили и Изабель? – спросил Кардемор. – Здешние развлечения приводят их в благоговейный трепет. Кажется, Лондон произвел на девочек глубокое впечатление. Как бы то ни было, за ними нужно очень внимательно смотреть. Мне бы не хотелось, чтобы кто-то из них допустил серьезную оплошность.

Грейдон удивленно поднял брови.

– Если я вас правильно понял, теперь мне вменяется в обязанность опекать обеих дам? Кто следующий? Какой-нибудь троюродный брат из Брайтона, любитель лондонских злачных мест? Что еще придется мне делать, чтобы освободиться от моих долгов?

Впервые Кардемор увидел неподдельное удивление на лице Грейдона.

– С любителем злачных мест я справлюсь сам. Что касается Изабель, по-моему, я ясно сказал, когда мы впервые говорили на эту тему, что вы проложите путь и ей, и Лили в светское общество. В отношении Изабель больше ничего и не требуется. Впрочем, передайте вашему другу Долтри, который, похоже, вызывает у Изабель особое неудовольствие, что ему следует быть с ней поосторожней. Она намного опасней, чем кажется.

– По-моему, ваши предупреждения слишком запоздали, милорд, – сказал Грейдон. – Я тоже хочу предупредить вас кое о чем.

– Да? – со снисходительным интересом спросил Кардемор.

– Запомните раз и навсегда. Я вовсе не манерный светский щеголь, и вы только по недомыслию считаете меня таковым. Я сделаю все, что должен, чтобы облегчить леди Лилиан и леди Изабель путь в высшее общество. И приложу все силы к тому, чтобы ваша сестра осталась довольна своей поездкой в Лондон. Но я не стану делать это под давлением, ни вашим, ни ваших приспешников. Вы оставите меня в покое, чтобы я смог сдержать свое слово чести. В противном случае можете сжечь дотла Сан-Кэтирс, и мы будем свободны друг от друга.

– Хорошо сказано, – помолчав, ответил Кардемор. – Сам Веллингтон[1] не смог бы придраться. Что ж, держите слово чести, а я уже дал вам свое слово – слежки за вами больше не будет.

– Следовательно, мы пришли к взаимопониманию, – заметил Грейдон, кивнув. – Желаю вам хорошего дня, милорд.

Дверь кабинета закрылась, и Кардемор остался один. С минуту он молча перебирал свои бумаги, потом, отложив их в сторону, произнес:

– Выходи, Портер.

Потайная дверь распахнулась, и оттуда вышел человек, который занимался наружным наблюдением за Грейдоном.

– Вы удовлетворены, милорд? – спросил он.

Кардемор поднялся из своего кресла.

– Не разговаривай, Портер. Больно слушать. И садись, пока не упал. – Он подошел к окну и раздвинул портьеры ровно настолько, чтобы можно было бросить взгляд на улицу. – Удовлетворен ли я? Вполне. Он лучше, чем я ожидал. Возможно, он не тот человек, которого я предпочел бы видеть своим зятем, но он станет хорошим мужем для Лили, или ему придется горько пожалеть. – Усмешка тронула его губы.

Он повернулся к своему доверенному лицу. Тот сидел, обхватив руками раскалывающуюся голову.

– Я хочу, чтобы ты продолжал работать над планом похищения. Благополучие Лили – самое главное. Она никоим образом не должна пострадать. Можешь не церемониться с Грейдоном, но чтобы не было никаких серьезных травм. И сделай так, чтобы все причастные к этому понимали, что подозрение должно пасть на Сэксби. Я не хочу, чтобы Грейдон или Лили догадались, кто стоит за их непродолжительным лишением свободы. Никаких промахов. Никаких ошибок. Понятно, Портер?

– Понятно, милорд, – послушно ответил Портер.

Глава седьмая

Ночью, впервые за прошедшие три года, Лили, перед тем как уснуть, позволила себе помечтать о тех замечательных вещах, которые могли случиться с молодой девушкой, впервые приехавшей в Лондон на светский сезон. На нее произвела неизгладимое впечатление поездка по Гайд-парку в самом элегантном экипаже, который только можно было вообразить, в сопровождении джентльмена, красоту которого она не могла представить себе даже в самых буйных фантазиях.

Грейдон, расположившийся возле нее в элегантном экипаже, был неотразим в своих светло-желтых панталонах и темно-синем сюртуке. Сидя в расслабленной, почти небрежной позе, он ритмично барабанил длинными пальцами по трости и по-мальчишески смеялся над забавными историями, которыми его веселила Изабель. Лили было трудно поверить в то, что он находил эти истории такими интересными, но, видимо, это действительно было так, потому что его удовольствие и смех казались искренними. Он взглянул на нее, словно почувствовав на себе ее взгляд, и улыбнулся с живым интересом.

– Вам нравится эта поездка, леди Лилиан? Что вы думаете об этой сумасшедшей давке? – Он махнул рукой в сторону дорожки, забитой экипажами.

Поездка ей очень нравилась, хотя, по правде говоря, довольно глупо выставлять себя напоказ изо дня в день. С того момента, как они въехали в парк, их окликало и останавливало несчетное количество модников, ехавших верхом и в роскошных фаэтонах. Некоторые сидели в открытых колясках, самых разных размеров и разной степени элегантности. И все они сгорали от желания быть представленными Изабель и ей.

Грейдон ждал ответа, и Лили открыла маленький золотой футляр, свисающий с браслета на ее запястье. Она забыла захватить его, отправившись на верховую прогулку сегодня утром, но позаботилась о том, чтобы он был у нее с собой во время поездки в парк. Вынув крошечный листок бумаги и карандаш, она написала: «Замечательно. Впечатляет больше, чем бродячий цирк». Она дважды подчеркнула слово «цирк» и протянула записку Грейдону, радостно улыбнувшись в ответ на его смех.

– Вот те на! – посмеиваясь, сказал он и передал записку Изабель. – Придется поразмыслить, что я могу сделать, чтобы вы, милые дамы, Получили более благоприятное впечатление о Лондоне. Скажите мне, может быть, есть какие-то достопримечательные места в Лондоне, которые вы хотели бы посетить?

– Тауэр! – немедленно ответила Изабель, и Лили в знак согласия кивнула.

– Я буду рад сопровождать вас, – сказал лорд Грейдон. – Завтра, если вы свободны, я могу пригласить вас обеих и леди Маргарет, если она пожелает, в Тауэр. Почту это за честь.

– Как любезно с вашей стороны, милорд! – не скрывая радости, воскликнула Изабель. – Я уверена, что мама тоже захочет поехать.

– Тогда решено. Я поговорю с леди Маргарет, когда мы вернемся в Уилборн-Плэйс. – Всадник на великолепном черном коне приблизился к их экипажу. Лорд Грейдон поднял в приветствии руку. – Привет, Долтри.

Лорд Долтри, в светлых брюках и черном сюртуке, ладно сидящем на его крупном мускулистом теле, приблизился на своем коне к экипажу. Он выглядел напряженным и смущенным. Сидя в седле, он слегка поклонился.

– Добрый день, леди Лилиан, леди Изабель. – Посмотрев в сторону Изабель, он наткнулся на ее ледяной взгляд и чопорно продолжал: – Надеюсь, что день складывается удачно.

– Вполне, спасибо, – спокойно ответил лорд Грейдон. – Несмотря на толпу, в парке сегодня довольно приятно, не так ли?

Похоже было, что парк не слишком интересовал лорда Долтри. Он снова взглянул на Изабель и, когда она подчеркнуто вздернула подбородок и отвернулась, ответил:

– Да.

– Если бы я знал, что ты будешь сегодня здесь прогуливаться, я бы пригласил тебя с нами, четвертым. Думаю, что дамы ничего не имели бы против твоего общества.

Лили кивнула и улыбнулась. Изабель недовольно постукивала по полу коляски зонтиком от солнца.

– Дело в том… – сказал лорд Долтри, откашливаясь. – Гм… Дело в том, что, подумав над теми высказываниями, которые я допустил в адрес леди Изабель сегодня утром, я пришел к выводу, что… возможно… уместно будет принести извинения.

Изабель перестала стучать зонтиком и посмотрела ему прямо в лицо.

– Возможно? – спросила она.

– Гм… – снова произнес лорд Долтри с таким смущенным видом, что Лили прониклась к нему жалостью. – Ну… допустим… я обязан извиниться перед вами, хотя вы должны сознаться, что сами спровоцировали ситуацию, и мы оба…

Изабель оборвала его:

– Прошу прощения, милорд, но я не провоцировала ситуацию.

– Нет, провоцировали, – с горячностью возразил лорд Долтри. – Вы так безрассудно мчались на лошади, что могли сломать себе шею и искалечить животное. Невиданно безответственное отношение к лошади.

Изабель с силой ударила зонтиком в пол коляски.

– Я полностью владела лошадью, сэр, это вы налетели невесть откуда и перепугали несчастное животное до полусмерти!

– А, Хэнби! – громко приветствовал лорд Грейдон еще одного всадника, поравнявшегося с ними. – Добрый день. Пожалуйста, присоединяйся к нашей шумной ссоре.

– К ссоре? – удивился лорд Хэнби, снимая со своей почти облысевшей головы цилиндр и кланяясь дамам. – Я хотел поприветствовать леди Изабель и леди Лилиан. Добрый день, – сказал он, обратившись к Изабель и мельком улыбнувшись Лили.

– Добрый день, милорд, – учтиво ответила Изабель, не обращая внимания на хмурый взгляд, который бросил на нее лорд Долтри, когда она улыбнулась лорду Хэнби. – Боже, какая отличная лошадь!

Лорд Хэнби вспыхнул от удовольствия и выпрямился в седле.

– Лошадь действительно отличная, – согласился он с нескрываемой гордостью. – Позвольте мне как-нибудь пригласить вас на верховую прогулку, леди Изабель. Я с удовольствием покажу вам приемы, которые могут вам пригодиться.

– На твоем месте, Хэнби, я не стал бы этого делать, – пробурчал лорд Долтри.

Метнув на него взгляд, Изабель ласково ответила лорду Хэнби:

– Мы с Лили будем чрезвычайно рады, милорд. Благодарю вас.

Лорд Хэнби посмотрел на Лили. Их взгляды встретились на долю секунды, и он снова повернулся к Изабель.

– Вы будете сегодня на балу у леди Пэбуорт, леди Изабель? Осмелюсь оговорить право на один танец с вами.

– Ха! – воскликнул лорд Долтри, словно ничего глупее в своей жизни не слышал.

Изабель наградила лорда Хэнби своей самой ослепительной улыбкой, той, которая сразила в Сомерсете такое количество мужчин, что Лили сбилась со счета.

– Это большая честь для меня, милорд. Лили и я будем рады каждая зарезервировать для вас танец.

Лили охнула про себя. Она не могла бы сказать, кто из них покраснел больше, она или лорд Хэнби, который лишился дара речи. Лили увидела, как лорд Грейдон сильнее сжал трость. У нее упало сердце, когда она подумала о том, не испытывает ли он неловкости, находясь в ее обществе.

– Пожалуй, я… – начал лорд Хэнби. Он явно был в смятении.

– Я уже зарезервировал вальс с леди Лилиан, – вдруг твердо сказал лорд Грейдон, – так же, как и танец во время ужина.

– А я вальс и кадриль, – вставил лорд Долтри. – Придется тебе выбирать из того, что осталось.

– Хорошо, – сказал лорд Хэнби, смущенно посмотрев на Лили. – Может быть, вы тогда оставите за мной первый контрданс, миледи? – Не дожидаясь кивка Лили, он повернулся к Изабель. – Леди Изабель, надеюсь, что вы еще не отдали свой танец во время ужина?

– Отдала, – поспешил ответить лорд Долтри. – Мне. Можешь взять кадриль. А теперь будь молодцом, Хэнби, отправляйся-ка.

– Да, мне, пожалуй, пора, – сказал лорд Хэнби, оскорбленный такой бесцеремонностью.

– Я не резервировала танец во время ужина! – заявила вдруг Изабель в ярости.

– Нет, вы это сделали, – упрямо возразил лорд Долтри. – Хэнби, тебе нужно, чтобы я еще раз сказал, или хочешь стать моим следующим партнером на тренировке по боксу у Джексона?

Лорд Хэнби взглянул на внушительную фигуру лорда Долтри, глаза его округлились, и он смиренно произнес:

– Меня вполне устроит кадриль, леди Изабель. Доброго вам дня, миледи. Грейдон. Долтри.

– Да вы просто невоспитанный, самоуверенный хам! – воскликнула Изабель, как только лорд Хэнби ускакал. – Как вы осмелились солгать!

Лорд Долтри посмотрел на нее с высоты своего роста.

– Я довольно хорошо отношусь к Хэнби. Во всяком случае, настолько, что хочу оградить его от дикой провинциалки, которая способна загнать одну из самых лучших его лошадей. Пока этот простофиля не растаял от взмаха ее ресниц.

Изабель вскинула зонтик с явным намерением опустить его на голову лорда Долтри.

Лили, охнув, наклонилась вперед, чтобы остановить Изабель, но лорд Грейдон с улыбкой перехватил ее руку.

– О, леди Гамильтон и мисс Гамильтон! – воскликнул он, когда очередной экипаж поравнялся с ними. – Какой приятный сюрприз.

– Лорд Грейдон! Действительно сюрприз, – обрадовалась сидящая в экипаже красивая женщина средних лет. Очаровательная молодая женщина, сидящая рядом с ней, улыбнулась сначала лорду Грейдону, а потом Лили. – Вы не представите нас вашим спутникам?

– С удовольствием, – сказал лорд Грейдон, а Изабель опустила свой зонтик.

Не прошло и пятнадцати минут, как Лили уже прогуливалась под руку с мисс Гамильтон в Кенсингтон-Гарденс, среди райского многоцветия. Рядом с ними шла леди Гамильтон в сопровождении лорда Грейдона. На некотором расстоянии от них, сзади, шли Изабель и лорд Долтри, и до Лили доносился их жаркий, но, к счастью, не слишком громкий спор.

Фрэнсис Гамильтон была почти одного возраста с Лили и очень похожа на друзей, которых Лили и Изабель оставили в Сомерсете. Эту милую приветливую девушку с золотыми кудрями и теплыми карими глазами нисколько не беспокоила немота Лили. Она быстро забирала записки, которые писала Лили, и разговор тек без пауз, словно Лили произносила слова, а не писала их. К тому же она прекрасно понимала жесты.

– Я очень надеюсь, что вы и леди Изабель сможете прийти на вечер для узкого круга, который моя мама устраивает на следующей неделе, леди Лилиан, – сказала мисс Гамильтон. – В основном соберутся литераторы, но мы будем также музицировать и играть в карты, так что, я уверена, вы обе получите удовольствие. Конечно, это не идет ни в какое сравнение с балом, который леди Пэбуорт дает сегодня. Надеюсь, что вы с вашей родственницей придете? О, отлично! Скажите, что вы собираетесь надеть. Я так рада, что мне не надо наряжаться в белое в этом сезоне. Мне смертельно надоел этот цвет.

У мисс Гамильтон был такой голос, какой всегда нравился Лили. Чистый, звучащий как колокольчик, мелодичный.

– Пожалуйста, скажите мне, какого цвета будет ваше платье? – спросила мисс Гамильтон. – Впрочем, вы такая красивая, что вам пойдет любой цвет.

От этого комплимента щеки Лили вспыхнули. Она улыбнулась Фрэнсис Гамильтон и покачала головой.

Мисс Гамильтон сжала ее руку и сказала серьезно:

– Это действительно так. Вы согласны, милорд?

– Конечно, согласен, – проговорил лорд Грейдон.

Лили не думала, что другая пара подошла к ним настолько близко. Она смущенно отстранилась и, подойдя к кусту роз, покрытому бело-розовыми цветами, сначала дотронулась до одного из светлых лепестков, а потом слегка приподняла юбку.

– Очень-очень мило, – одобрительно заметила мисс Гамильтон. – Умница, что выбрали такой красивый цвет. Вроде бы белый и в то же время не совсем белый. Как я хотела бы, чтобы мы додумались до этого, мама, когда у меня был первый сезон, а не покупали только белые платья.

Лорд Грейдон улыбнулся девушке и взял ее изящную руку.

– Вы мне очень нравились в этих платьях, – проговорил он, сердечно глядя на нее. – Вам идет белый цвет. – Склонив голову, он нежно поцеловал ее руку, которую все еще держал, и долгим взглядом посмотрел в глаза мисс Гамильтон.

Щеки Фрэнсис порозовели, по лицу разлилось удовольствие. Леди Гамильтон с одобрительной улыбкой смотрела на них.

Стоя неподвижно, Лили наблюдала за этой сценой, чувствуя себя так, словно была невидимкой и не принимала ни в чем участия. Они любят друг друга. Лорд Грейдон и мисс Гамильтон. А еще она поняла, что вряд ли было простым совпадением то, что они встретились сегодня здесь, или то, что мисс Гамильтон была так приветлива с ней.

Неужели они считают меня дурочкой? – подумала она с неожиданной яростью. Было достаточно скверно, что лорд Грейдон и лорд Долтри проявили неискренность, приглашая ее танцевать, но эта… эта доброжелательная жалость, эта показная доброта… были ненавистны ей! Она подумала о том, что ей следовало испытывать благодарность к лорду Грейдону за то, что он так старался ради нее, но почему-то не испытывала. Почему он это делал? Что заставляло его так себя вести?

– Вы… – услышала она сердитый голос Изабель, когда она и лорд Долтри подошли поближе, – самодур и тупоголовый хам.

– Да, но я по крайней мере способен ездить верхом, не загоняя лошадь до полусмерти, – ответил он. – Леди Изабель, – добавил он ледяным тоном.

Лили еще никогда не была так рада горячему нраву своей родственницы, как сейчас. И когда лорд Грейдон сказал с усмешкой: «Может быть, нам лучше уйти, пока в Кенсингтон-Гарденс не разгорелась война», она с готовностью позволила ему проводить себя до коляски.

Глава восьмая

Что-то случилось, подумал Грейдон, наблюдая за леди Лилиан Уолфорд, стоявшей в противоположном конце бального зала лорда и леди Пэбуорт. Что-то очень неприятное.

Она была красива неземной красотой в своем воздушном платье, цвет которого действительно очень напоминал те розы, с которыми она так очаровательно сравнила платье сегодня днем. Он прекрасно помнил тот момент, когда она рукой, затянутой в перчатку, показала на крошечные лепестки. Тогда она в последний раз улыбнулась ему, в последний раз взглянула с откровенной дружелюбностью, которую он находил такой милой. Казалось, что с тех пор прошла целая вечность.

Она вводила в заблуждение своим платьем тем не менее. Это было не просто розовое бальное платье. Это было творение, призванное символизировать зарю прекрасного нового дня. Тюлевая верхняя юбка была расшита сотнями… чего?.. бриллиантов?.. Каждое движение сопровождалось сиянием, сравнимым со звездами, затухающими в отблеске яркого утреннего света.

Волшебный эффект. Впрочем, оденься леди Лилиан в мешковину, все равно восхищенные взгляды всех присутствующих мужчин были бы прикованы к ней. Но дальше восхищения дело не шло. Бал длился уже более двух часов, а она еще ни разу не танцевала. Даже с ним.

Грейдон подошел к ней с намерением осуществить свое право на вальс и остался стоять с протянутой рукой, с застывшей на губах обаятельной улыбкой. Он выглядел и чувствовал себя дураком, не зная, что ему делать. Никогда раньше ему не приходилось быть отвергнутым, когда он приглашал кого-нибудь танцевать. А она… она просто смотрела на него – пристально и вроде бы с отвращением. Она даже не написала ему записки на листочке из ее золотого футляра, как делала многократно в течение дня. Она пренебрежительно общалась с ним через леди Изабель, которая явно была в замешательстве оттого, что леди Лилиан заявила, что ему совсем не обязательно танцевать с ней.

Не обязательно, сердито думал Грейдон, наблюдая за ней. Что, черт возьми, это значило? У него было столько неприятностей из-за нее, а она теперь без всяких причин отталкивала его. От одной мысли о том, через что ему пришлось пройти, чтобы гарантировать ей несколько танцев, его руки сжались в кулаки. Сиборн Мэргейт даже имел наглость заявить, что будет танцевать с немой леди Лилиан, только если Грейдон продаст ему свою черную охотничью собаку, которую он приобрел в прошлом году. И вот теперь оказалось, что эта жертва напрасна. Она отвергла Сиба так же холодно, как и всех остальных.

Приятно было полюбоваться, как спесивому красавцу лорду Мэргейту первый раз в жизни отказали. Он выглядел совершенно сраженным. Однако Грейдона это не очень утешило, ему хотелось свернуть нежную шейку неблагодарной леди Лилиан.

Она стояла рядом со своей невесткой и леди Изабель точно так же, как несколько дней назад в зале у Олмэка. Но тогда она казалась совсем беспомощной. Сейчас же леди Лилиан выглядела ни больше ни меньше неприступной крепостью. Ее родственницы пребывали в растерянности. Изабель тоже попыталась было отказывать кавалерам. Но лорд Долтри не захотел принимать отказ и чуть ли не насильно вытащил грозно смотрящую молодую леди танцевать с ним вальс. Когда танец закончился, он подвел Изабель к ее матери и решительно направился к Грейдону.

– Она расстроена, – тихо сказал он. – Я имею в виду Изабель. Кажется, леди Лилиан провела остаток дня, запершись в своей спальне, после того как мы привезли их домой. Примерно через час к ней заходил Кардемор, а когда вышел, казался недовольным.

– Черт, – пробормотал Грейдон, – что-то не так, хотя не могу понять, что именно. Она была всем довольна сегодня днем.

Долтри, приняв бокал бургундского от проходившего мимо них лакея, заметил:

– На обратном пути в Уилборн-Плэйс она выглядела очень угрюмой.

– Я начинаю думать, что уже ничего не понимаю, – ответил ему Грейдон. – За исключением того, что я потратил все это утро на напрасные визиты. Я не собираюсь терять Сан-Кэтирс только из-за того что одна прелестная особа ни с того ни с сего лишилась разума.

Сказав это, он устремился через весь зал.

Мелькнувшее на лице Лили удивление, когда она увидела, что он направляется к ней, почти тут же сменилось холодным выражением, которое не сходило с ее лица почти весь вечер.

Прежде чем повернуться к объекту своего гнева, Грейдон вторично за этот вечер поприветствовал леди Маргарет и леди Изабель.

– Сейчас заиграют вечерний танец, насколько я знаю, леди Лилиан. Вы окажете мне честь, если позволите быть вашим партнером.

Подняв руку в белой перчатке, она отрицательно покачала рукой. Он услышал, как леди Изабель расстроенно произнесла:

– Она сказала: «Большое спасибо, милорд, но боюсь, что я не готова танцевать сейчас».

Грейдон не был особенно искушен в языке жестов, но прекрасно понял, что леди Лилиан не произнесла ничего даже отдаленно похожего на эти учтивые слова.

– Тогда, может быть, вы хотите прогуляться по саду? Вечерний воздух дышит свежестью.

Грейдон увидел, как ее ясные голубые глаза вспыхнули такой же сильной яростью, какую испытывал и он. Она снова подняла руку, но, прежде чем она успела сделать отвергающий жест, Грейдон схватил ее руку и крепко сжал.

– Очень вам признателен, миледи, – сказал он, насильно кладя ее ладонь на свою руку. Обращаясь к леди Маргарет, которая отвлеклась, с удивлением наблюдая за тем, как лорд Долтри вторично утащил ее дочь танцевать, он сказал: – Обещаю вам вернуть вашу племянницу к ужину, мадам.

Вести леди Лилиан в сад было все равно, что тащить якорь через весь зал. Оказавшись на открытой веранде, она снова попыталась обрести свободу. Однако там сидели, наслаждаясь ночной прохладой, еще несколько пар, а то, что Грейдон собирался сказать леди Лилиан, требовало уединения. Он еще сильнее сжал ее руку, кивнул нескольким знакомым и решительно увлек ее вниз по лестнице в темноту сада.

– Сюда, – сказал он, когда они приблизились к уединенной скамейке. – Вот подходящее место.

Лили вырвалась.

Устремив на него взгляд, она открыла рот и произнесла:

– Н-не надо!

Он остолбенел, потому что это было сказано странно низким голосом, похожим на мужской. Было невозможно поверить, что эти звуки слетели с прекрасных женских уст.

– Не надо? – повторил он, задержав дыхание и стараясь не выдать своего смятения. – Не надо что, миледи?

Она отвернулась от него.

– Дотрагиваться до вас? – допытывался он. – Говорить с вами? Приглашать танцевать?

Она насмешливо фыркнула. Он встал так, чтобы видеть ее лицо.

– Простите за откровенность, леди Лилиан, – начал Грейдон, стараясь быть благовоспитанным, хотя ему хотелось отбросить все условности и поговорить начистоту. А больше всего ему хотелось схватить ее и как следует встряхнуть. – Я чувствую, что в чем-то провинился. Если это так, умоляю, скажите мне, что я сделал. Взбешенная, она, опустив глаза, сказала:

– М-мож-жет б-быть, я п-плохо разг-говар-рив-ваю, – тут она остановилась и набрала воздух, – н-но эт-то н-не знач-чит, что я с-слаб-бо-ум-мная.

Ей стоило больших усилий произнести эти слова. Он видел, с каким трудом, почти преодолевая боль, она заставила звучать свой низкий раскатистый голос. А еще он видел, какое отвращение вызывают у нее звуки собственного голоса. Она была очень разгневана и обижена, иначе она ни за что бы не заговорила. Поняв это, он смягчился.

– Конечно, вы никакая не слабоумная, – сказал он. – И я не давал вам повода думать, что… – Она внезапно подняла голову, и он отшатнулся под ее осуждающим взглядом. – Чем я вас так обидел?

Она села на скамейку, привычно раскрыла золотой футляр, вынула листок бумаги и крошечный карандаш и начала яростно писать, прищурившись, чтобы лучше видеть в темноте. Закончив писать, она протянула листок ему.

– Я лгал лорду Хэнби? – сказал он, прочитав, и рассмеялся. – Я никогда не лгал лорду Хэнби. Что за чепуха! Я никогда не… – И тут, поняв, что она имела в виду, он изумился. – Это вы про то, что я сказал ему, будто уже зарезервировал себе право танцевать с вами?

Она кивнула, и он почувствовал себя оскорбленным. Что за неблагодарная злючка! Он просто повел себя так, как подобало всякому благовоспитанному джентльмену. Спас женщину от явного унижения. Если ей и следовало на кого-то злиться, то, скорей, на Хэнби, который вел себя так, будто она зачумленная. Он боялся к ней прикоснуться, не то что танцевать с ней. Грейдон прекрасно помнил тот момент: ему хотелось влепить этому хаму пощечину.

– Очень сожалею, если мой галантный жест пришелся вам не по вкусу, – сказал он сквозь зубы. – В следующий раз, когда к вам отнесутся невежливо, можете не сомневаться, я не стану вмешиваться.

Даже в темноте он смог увидеть, как запылали ее щеки. Она написала новую записку и протянула ему. Он взял, прочел, и у него упало сердце. О Господи!

– Да, – холодно подтвердил он. – Мисс Гамильтон и ее матушка встретились с нами в парке по моей просьбе.

Она все узнала. Грейдон стоял, сжимая в руке ее записку. Все его планы рассыпались, как мел под ударом молотка. Он чувствовал свое полное бессилие. Он уже рисовал себе картину того, как у него отбирают Сан-Кэтирс. Их семейное имение, его дом в руках чужих людей! Как он сможет объяснить такое матери и сестрам?

Она написала еще одну записку:

«И танцы тоже? Сэр Мэргейт?»

Глубоко вздохнув, он кивнул.

– Они все – мои близкие друзья. Я просил их танцевать с вами.

У нее задрожали губы. По ее одеревеневшему телу и сцепленным на коленях рукам было видно, каких усилий стоило ей удержаться от слез.

– П-почем-му? – напряженно спросила она своим низким дрожащим голосом. – Ж-жал-лость?

Жалость. Боже милосердный! Она думала, что он жалеет ее. Он знал, какой она сейчас считает себя. Уродливой. Нежеланной. Не такой, как все. Она поняла, что ей никогда не стать такой, как все. Она приехала в Лондон, исполненная мечтаний, и именно он их разрушил. Так быстро. Что это должно случиться, он знал. Возможно, и она знала. Но не так скоро, и не по его вине. Видя сейчас, как она старается не разрыдаться у него на глазах, Грейдон всем сердцем сочувствовал ей.

– Это не жалость, – проговорил он. – Я понимаю, что так могло показаться, но вы заблуждаетесь. Молю Бога, чтобы вы поверили мне.

По-прежнему не поднимая головы, она написала ему еще одну записку.

«Что же тогда, насмешка? Пари?»

– Клянусь Богом, нет! – горячо воскликнул он. – Я никогда бы не позволил себе так оскорбить ни вас, ни любую другую женщину. Даю вам слово джентльмена.

Она все еще не смотрела на него, поэтому он не мог понять, как она отнеслась к его заявлению. Может быть, она не считает его джентльменом.

– П-почему? – снова спросила она. На этот раз умоляюще.

Это был ужасный момент. Самый ужасный в его жизни. Он никогда не причинял боль людям. Правду сказать он не мог. И не потому, что запретил Кардемор. Если бы она узнала, что его заставили путем шантажа стать ее кавалером, это бы ранило ее еще сильнее.

– Ваш брат, – начал он медленно, пытаясь нащупать путь среди опасных рифов, – мой… знакомый.

Всхлипнув, она слегка приподняла голову.

– Могу поклясться, что он никогда не говорил вам обо мне, – продолжал он, горько сожалея о своей неспособности к сочинительству, – но много раз говорил… мне… о вас. – Грейдон подумал, что уж два-то раза, во всяком случае, так оно и было. – Когда он упомянул о том, что вы собираетесь приехать в Лондон, я подумал, что сделаю все, что в моих силах, чтобы… устранить трудности с пути сестры… моего дорогого друга, – тут он поперхнулся. – Хотя он не упоминал о вашем недуге. Можете представить себе мое удивление, когда мы танцевали в зале у Олмэка.

Она слегка подняла голову и, прежде чем взглянуть на него, поочередно вытерла щеки тыльной стороной руки.

Увидев надежду в ее взгляде, он испытал жгучее чувство вины.

– П-поч-чем-му в-вы ник-когда не уп-пом-минали об-б Эрон-не?

Он пристально смотрел на нее, пытаясь понять, что она сказала.

– Гм, – сказал он и заложил руки за спину.

Сжалившись над ним, она написала записку.

«Вы никогда не упоминали до этого, что были знакомы с Эроном».

– Правильно, нет… не упоминал, – сказал он, с трудом пытаясь найти объяснение этому. Конечно, он бы упомянул о ее брате, будь они близкими друзьями. – Видите ли… дело в том… мне не хотелось, чтобы вы подумали, будто я делаю это только ради вашего брата. Возможно, поначалу это так и было, но я быстро нашел в вас очаровательную спутницу и решил продолжить знакомство из своих эгоистических побуждений.

При этих словах она насторожилась.

– Вы, безусловно, знаете, что вы необычайно красивы, леди Лилиан, – продолжал он. – Я был бы лжецом, если бы не сказал, что быть в вашем обществе – большая честь для меня. Сожалею, что моя попытка облегчить ваше вхождение в лондонский свет глубоко оскорбила вас. Путь в высшее общество очень нелегок для любой молодой дамы, а отклонение от нормы делает его еще более трудным. Я хотел облегчить ваш путь, руководствуясь самыми лучшими побуждениями.

Она долго не отвечала, глядя ему в лицо и явно обдумывая его слова.

– Если мое присутствие стало вам неприятно, – добавил он более мягко, – я это пойму и постараюсь не докучать вам больше. Я бы хотел вас попросить быть любезной с мисс Гамильтон. Это правда, что она и ее матушка оказались в парке по моей просьбе. Однако никакой фальши в их поведении не было. Фрэнсис, то есть мисс Гамильтон, надеялась подружиться с вами.

Он прерывисто вздохнул и устремил взгляд на ее руки, чувствуя, что там его будущее. Весьма ненадежное.

Она написала еще одну записку, более длинную, чем остальные, и, поколебавшись, отдала ему.

«Я была не права, когда судила вас так сурово. Если вы извините мою ошибку, я, со своей стороны, с радостью прощу вас».

Он почувствовал такое облегчение, что на него навалилась слабость.

– Вы очень добры, леди Лилиан. Благодарю вас.

Она слегка улыбнулась, вселив в него надежду. Он ринулся дальше, горя желанием узнать, остался ли у него шанс спасти себя и свой дом.

– Начало нам не очень удалось, в чем я целиком виню себя. Но я был совершенно искренним, когда собирался познакомить вас с Лондоном. Могу я надеяться, что вы возьмете меня в провожатые?

Он не был до конца уверен, но она, казалось, тоже вздохнула с облегчением.

«Да, – написала она на крошечном листочке бумаги. – Я буду рада этому».

Тут она улыбнулась ему своей лучезарной улыбкой, и он понял, что прощен окончательно.

– Я тоже, – искренне сказал он, протягивая ей руку, чтобы помочь встать со скамейки. – Очень, очень рад.

Глава девятая

– Ну, Тони, у Кардемора не будет никаких оснований жаловаться, – проговорил лорд Долтри, лениво вытянувшись рядом с другом в тени дерева. – Пока что светский сезон складывается для леди Лилиан как нельзя лучше. Сомневаюсь, что найдется какая-то другая женщина, которой удалось задеть Сиборна Мэргейта за живое.

Грейдон, тихо засмеявшись, с улыбкой посмотрел в сторону реки.

– Он и вправду повержен. Никогда не думал, что доживу до такого дня. Но разве его можно осуждать? Она необычайно красива.

– Угу, – согласился лорд Долтри, беря с тарелки засахаренный миндаль. Расправившись с ним, он добавил: – Дело не только в этом. У леди Лилиан хорошие манеры. Очень приятная особа во всех отношениях. Если бы не опасность породниться путем женитьбы на ней с леди Изабель Уолфорд, я бы и сам заинтересовался этой девушкой.

Грейдон долго хохотал под испепеляющим взглядом лорда Долтри, потом, остановившись, но все еще широко улыбаясь, проговорил:

– Не значит ли это, что я должен отозвать свое сообщение из «Белой книги»[2] о том, что вы с леди Изабель вступите в брак до конца лета?

– Только после того, как заплатишь мне за проигранное пари, – ответил Долтри.

– Пожалуй, подожду еще немного, – заявил Грейдон. – Такое неравноценное пари. Я один – против половины Лондона. Не могу устоять перед возможностью выиграть, если вы двое соединитесь навеки.

– Все, чего ты добьешься, так это пустых карманов и репутации глупца. Посмотри на нее, – лорд Долтри кивнул в сторону леди Изабель, которая стояла в центре своей все разрастающейся свиты. – За этой нахальной девчонкой устремляются все мужчины города, как свора гончих собак. Меня она просто не замечает. Хуже того, она ненавидит меня. – Он взял бокал с вином и осушил его. Стоящий рядом слуга молча шагнул вперед, чтобы немедленно наполнить бокал снова. – Ты выбрасываешь свои деньги на ветер, Тони.

– Я все еще не теряю надежды, Мэтью, – ласково сказал Грейдон. – Во всяком случае, она ненавидит тебя с завидным постоянством.

– Восхитительно, – пробормотал Долтри. – Будет чем утешиться в старости. Ты бы лучше не спускал глаз со своей подопечной, пока Мэргейт не увлек ее в рощицу.

Сев прямо, Грейдон вытянул шею в ту сторону, куда кивком головы показывал Долтри.

– Леди Лилиан справится сама. Она не ребенок. – Он снова вытянулся на одеяле. – К тому же она вовсе не моя подопечная.

– Ну, значит, твоя головная боль, – исправился лорд Долтри. – Повод для шантажа на весь сезон.

– Возможно, – сказал Грейдон, лениво катая апельсин по тарелке. – Честно говоря, не могу сказать, чтобы я возражал против этого. По крайней мере, этот сезон не такой скучный, как все прежние. – Он улыбнулся. – Будет чем утешиться в старости.

Долтри покачал головой.

– Я начинаю думать, что ты немного не в своем уме, Тони.

– Согласен. Ты не меньше меня был доволен, когда мы знакомили наших дам с городом. Помнишь тот день, когда мы возили их в Тауэр?

– Конечно помню. Как я могу забыть? Леди Изабель заявила, что с удовольствием увидела бы мою голову под ножом гильотины. Не понимаю, как леди Маргарет могла вырастить такую ужасную девчонку.

– Не знаю. – Грейдон взял со своей тарелки крошечный пирожок, осмотрел его и отложил в сторону. – Меня ее поведение забавляет.

– А как ты нашел ее поведение на Бонд-стрит? Клянусь, ты вряд ли посчитал его забавным.

– Да, – согласился Грейдон. – Это совсем не было забавно. Особенно для леди Маргарет. Увидеть Кардемора с его любовницей было и без того неприятно, а леди Изабель еще и остановила их и пригласила поговорить с нами. Совершенно напрасно.

– Кардемор чуть не убил ее на месте.

– Леди Изабель не могла знать, кто эта женщина, – сказал Грейдон. – Не забывай, что барышни воспитывались в провинции и не очень разбираются в городских нравах. Я думаю, что она и не подозревает, что у дядюшки есть любовница.

– Особенно если учесть, что эта особа во время всего разговора держала язык за зубами, предоставив возможность говорить Кардемору. Ты видел, какое выражение лица было у леди Маргарет? Она безусловно была ошеломлена.

Грейдон кивнул.

– Еще бы! Кому приятно встретиться на улице с двойником. Хотя пассия Кардемора – довольно посредственная копия леди Маргарет.

– Мне вообще не показалось, что они так уж похожи. Цвет волос почти одинаковый, ну а все остальное… – Долтри пожал плечами, приканчивая последний кусок холодной лососины на своей тарелке.

– Сходство все-таки слишком очевидно, – пробормотал Грейдон. – Интересно, зачем Кардемору нужна женщина, которая так похожа на его невестку? Леди Лилиан была очень этим расстроена потом.

– Правда? – спросил Долтри с набитым ртом. – В Воксхилле?

– Да. Когда мы пошли прогуляться перед началом фейерверка, она мне сказала, что очень обеспокоена случившимся. Она даже заподозрила любовную связь и спросила меня, а я не знал, что ответить.

– Откуда тебе знать про любовные связи Кардемора? Ты и его самого едва знаешь.

– Не забывай, что я теперь его «очень близкий друг».

Долтри фыркнул.

– Да, действительно. Более близких друзей я не видел. Не могу представить, чтобы леди Лилиан поверила в такую наглую ложь.

– Я сказал ей правду, о которой она уже догадалась. Что мне оставалось делать?

Грейдон со вздохом отодвинул пустую тарелку, откинулся на спину и уставился сквозь ветви дерева на небо.

Что-то странное произошло за последние несколько недель, что-то такое, чего он никак не мог предвидеть. Лилиан Уолфорд вошла в его душу. Она была для него больше, чем бремя или обуза, больше даже, чем просто знакомая. Он говорил себе бессчетное количество раз, что всего-навсего по-братски сочувствовал менее счастливому человеку. Что просто хотел оградить девушку от боли, сделать так, чтобы ее понимали другие, чтобы ее пребывание в Лондоне стало осуществлением ее грез. Но он начинал бояться, что за всем этим стоит большее.

Она, к его удивлению, нравилась ему как женщина. Хуже того, это становилось для него наваждением. Она была слишком красива. Слишком желанна. Он так часто пристально смотрел на ее губы, что знал: это не приведет ни к чему хорошему. Дело не ограничивалось одним созерцанием. Воображение уносило Грейдона слишком далеко. Оно не останавливалось на том, что он представлял себе, как эти губы целуют его. Его преследовали более опасные мысли, пагубно влиявшие на его сны. Он просыпался в поту, убежденный в том, что ему уготована дорога в ад. Было грешно, что объектом таких мыслей оказалась невинная девушка. Если бы только всеведущий Кардемор когда-нибудь узнал о том, о чем думал человек, сопровождавший его сестру, Грейдон не сомневался, что пылал бы в аду гораздо скорее, чем предполагал.

Это была трудная ситуация: он хотел помочь леди Лилиан и при этом желал ее. Она доверяла ему, что было немалым достижением. Потребовалась целая неделя, прежде чем она позволила ему говорить от своего имени, несмотря на его посредственные способности. Он никогда не думал, что сможет понять ее язык жестов, и рассчитывал только на ее записки и ее способность объясняться на пальцах. Он посчитал это за честь.

– Ну и терпение у тебя, – заметил Долтри не слишком любезно. – Понимать леди Лилиан так трудно, а служить ей переводчиком – верх геройства.

– Вовсе не трудно, – ответил Грейдон. – Если бы леди Изабель не завладела всеми твоими мыслями, ты бы быстро освоил эту науку.

– Вот еще! – возмутился Долтри. – Пущу я эту чертовку в свои мысли! Что я, рехнулся, что ли? – Посмотрев на чертовку, сидевшую на берегу в окружении восторженных поклонников, он тяжело вздохнул. – Да, а что твоя матушка, графиня, уже приезжает?

– Пока нет. Сестры расхворались. – Грейдон сел и, прищурившись, посмотрел в зеленую даль, туда, где сидели Лили и сэр Мэргейт. Он заметил, что она объясняет что-то на пальцах своему спутнику, который с жадным вниманием ловит ее объяснения. Даже издалека он заметил на ее нежном лице печать усталости. – А сейчас прошу прощения. – Он встал. – Пойду спасать леди Лилиан от неотразимых чар Сиборна Мэргейта.

– Пока он не уморил ее, – с удовольствием подхватил Долтри. – Давай, действуй, доблестный рыцарь Грейдон.

Лили заметила его приближение. Он сразу это понял, подойдя к ней, по радостному выражению ее лица.

– Леди Лилиан, – проговорил он и, взяв протянутую ему руку, слегка пожал ее. – Надеюсь, что вам здесь нравится. Добрый день, Мэргейт. – Лили явно почувствовала облегчение. Когда она оперлась на его руку, вместо того чтобы отпустить ее, он почуял неладное.

– Добрый день, Грейдон, – натянуто ответил сэр Мэргейт, явно недовольный тем, что нарушили их уединение.

– Отличный пикник, не правда ли?

– Да, действительно, – согласился сэр Мэргейт, уставившись на Лили так, что ей пришлось отвернуться.

Улыбка застыла на лице Грейдона. Он изо всех сил пытался держать себя в руках, сдерживая гнев, который охватил его от этого наглого взгляда. К счастью, в этот момент появилась леди Маргарет с намерением украсть свою племянницу, чтобы представить ее одной из своих старых подруг. Лили с готовностью подчинилась, но, уходя, задержала руку Грейдона дольше, чем это было необходимо, и, просительно заглянув ему в глаза, покачала головой.

Грейдон только улыбнулся.

Когда он и Мэргейт остались вдвоем, Грейдон, посмотрев вслед уходящим женщинам, произнес:

– Разве она не очаровательна?

– Восхитительна, – согласился сэр Мэргейт, закладывая руки за спину. – Давно не встречал такой женщины.

Грейдон с удивлением взглянул на него.

– Она разбудила твои чувства?

– О да, – последовал выразительный ответ. Мэргейт не сводил взгляда с Лили, которая здоровалась с приятельницей своей тетушки. – И не только чувства.

Грейдон расценил эти слова как типично мужское откровение. Его собственные чувства к Лили тоже вряд ли можно назвать кристально чистыми.

– Мне показалось, что между вами происходил какой-то очень непростой разговор.

Они пошли вдоль реки.

– Правда? – Мэргейт, вздохнув, оторвался от лицезрения Лили и с улыбкой повернулся к Грейдону. – Я рад, что со стороны это так выглядело, хотя я не имею даже самого туманного представления о том, что она пыталась сказать. Все эти языческие движения, которые она делает своими руками! – Он покачал головой.

Грейдон едва сдержал изумление.

– Если ты не мог понять ее, тогда какого черта ты общался с ней последние полчаса?

Сэр Мэргейт расхохотался.

– Полно, Грейдон. Я уверен, что ты лучше меня можешь ответить на этот вопрос. Мне совершенно все равно, что она говорит. Какая разница. Главное – затащить ее в постель.

У Грейдона мороз пошел по коже. Потом его бросило в жар. На какое-то мгновение весь мир окрасился в неистовый багровый цвет. Его ноги остановились сами собой. Ногти впились в ладони. Сквозь оглушительный шум в ушах до него донесся игривый голос приятеля:

– И очень тебя прошу, дружище, не перебегать мне дорожку. Раз Кардемор не убил тебя за то, что ты уложил в постель его сестру, то у него, безусловно, не будет причины убивать меня.

– Что… – Грейдон с трудом узнал свой собственный дрожащий голос, – дает тебе основание думать, что Кардемор позволил мне сделать такое?

– Господи! Да кто же не знает, что немые понятия не имеют о морали. Кардемор не такой дурак, чтобы ловить для нее мужа, а любовные утехи позволительны любой женщине. Кто же лучше меня сможет ее утешить? – Он ухмыльнулся.

Эта ухмылка была хорошо знакома Грейдону. Она приглашала разделить шутку. Вместо этого Грейдон, не думая о последствиях, поднял одной рукой сэра Мэргейта за воротник, а другой, сжатой в кулак, ударил его прямо в нос. Хруст костей прозвучал обнадеживающе. Когда Мэргейт взвыл и попробовал вырваться, Грейдон притянул его ближе.

– Свинья. Если я хоть раз услышу от тебя имя леди Лилиан, ты поплатишься не только своим проклятым носом. И если тебе дорога твоя жизнь, презренная тварь, тебе лучше держаться от леди Лилиан как можно дальше.

И для большей убедительности Грейдон оторвал сэра Мэргейта от земли и на глазах изумленных участников пикника швырнул его в Темзу.

Глава десятая

Лили попыталась уйти, но Грейдон схватил ее за руку и повернул к себе. Оба выглядели разозленными.

– Собирайте свои вещи, леди Лилиан. Мы уезжаем.

Как он посмел! – думала леди Лилиан, испепеляя его взглядом. Никто не имеет права вмешиваться в ее дела. Не обращая внимания на то, что к ним были прикованы любопытные взгляды десятка пар, Лили высвободилась и сделала выразительный жест рукой: «Нет!»

Грейдон притворился, будто не заметил этого.

– Я поговорю с вашей тетушкой, – твердо сказал он, – и извинюсь перед леди Стрэтуэй. А теперь ступайте и соберите ваши вещи.

«Нет», – снова ответила она жестом.

– Лили, – тихо сказал он, стараясь не терять самообладания на глазах у публики, – если вы не хотите стать свидетельницей того, как сэр Мэргейт и я будем драться на лужайке, тогда рекомендую вам собрать ваши вещи и уехать со мной. Сейчас же. Пока он не выбрался на берег. Потому что, если он удержится на ногах без посторонней помощи, я убью его.

Лили отправилась собирать свои вещи. Через несколько минут ей помогли подняться в высокий фаэтон лорда Грейдона. Она бросила взгляд на остолбеневших зрителей. Леди Стрэтуэй, поддерживаемая с двух сторон дочерьми, неутешно рыдала в платочек, а тетя Маргарет еще не успела отойти от своей приятельницы, которой начала представлять Лили, когда разыгрался весь этот спектакль. Подле них стояла Изабель под защитой могучего лорда Долтри. Лили посмотрела вдаль, туда, где несколько мужчин вытаскивали из реки сэра Мэргейта. Он промок, но был цел и невредим, доказательством чему служила ярость, написанная на его лице. Увидев это, Лили вдруг обрадовалась тому, что покидает идиллическое место, выбранное леди Стрэтуэй для пикника.

Как только коляски, преграждавшие им путь, убрали, лорд Грейдон направил вперед свой легкий фаэтон. Первые минуты они ехали молча. Лили раздумывала над тем, как лучше выразить ему свое неудовольствие. В голову ей приходили разные способы: начиная от битья зонтиком (излюбленный метод Изабель, когда ее выводили из себя) и кончая намерением не разговаривать с ним вообще и никогда больше его не видеть после того, как он привезет ее домой.

Но это, рассудила она, немного поостыв, невозможно. Может быть, ей удалось бы выдержать один день, не видя его. Возможно, даже два или три. Но не больше. Ей будет отчаянно не хватать его. Ведь достаточно одного звука его голоса, чтобы ее сердце радостно забилось. Каким-то образом она совершила ужаснейшую глупость: влюбилась в мужчину, который уже любил другую женщину. В мужчину, который никогда не выйдет за рамки дружеских отношений. Да и дружбу он завел с ней только ради ее дорогого брата.

Это было ужасно. Лили мечтала о том, что в Лондоне произойдет много хорошего, но никак не думала, что влюбится. Уже давно она пришла к выводу, что у нее никогда не будет мужа, потому что ни один мужчина не захочет иметь немую жену. Она смирилась с этим и соответственно придумала свой план. Если Эрон никогда не женится, она займет место хозяйки Кардемор-Холла и посвятит себя тому, чтобы сделать поместье таким, каким он хотел его видеть. Если же Эрон все-таки женится, она попросит брата поселить ее поблизости от школы для глухонемых, которую открыл ее бывший учитель, мистер Чарльз Кассин. Может быть, кому-то покажется странным, что дочь графа и сестра графа займется учительством, но для нее это станет смыслом жизни.

Всего несколько дней назад Лили ограничивалась этими планами. Но сейчас поняла, что могла выбрать другой путь. Она могла стать возлюбленной какого-нибудь мужчины. Лорд Грейдон объяснил такие вещи довольно доходчиво, дав ей понять, что высшее общество не особенно возражает против того, что какая-то леди благородного происхождения имеет любовника. Или даже многих любовников. Он ничего не говорил о незамужних дамах, но к таким, как она, лишенным перспективы выйти замуж, должно же быть снисхождение. А с того вечера в Воксхолле Лили начала понимать, что мужчины не просто любовались ею, а имели на нее совсем другие виды. Она могла не только обрести любовника, но и выбирать из десятка мужчин. Сэр Мэргейт почти не скрывал своих намерений, но он ей не нравился. Существовал только один мужчина, возлюбленной которого она согласилась бы стать, если бы он ее попросил об этом.

Граф Грейдон.

Однако не следует опережать события, подумала Лили, посмотрев на Грейдона, на его каменное лицо и стиснутые зубы. Он не просил ее стать его возлюбленной, а из-за его тесной дружбы с ее братом, может быть, никогда и не попросит.

Грейдон, казалось, почувствовал ее взгляд, но не посмотрел в ее сторону. Вместо этого он постепенно замедлял ход коляски, пока наконец не остановил ее посреди дороги. Он молча сидел, не поворачиваясь, с вожжами в руках. Прошла целая минута, прежде чем он слегка наклонил голову.

– Я хотел принести свои извинения, но не знаю, с чего начать. Никогда в жизни я не вел себя так ужасно. Я не жалею о том, что искупал сэра Мэргейта в реке: он это заслужил, но мне очень жаль, что своими действиями я причинил неприятности – и немалые – вам и вашей семье. Если случившееся непереносимо для вас, я почту за честь все уладить.

Она не очень хорошо поняла, что он имел в виду. Если Эрон не сможет уладить то, что произошло, она сомневалась в том, что это сможет сделать кто-нибудь другой. Одно она знала твердо: граф Грейдон должен уяснить, что не может бороться вместо нее. Он не мог изменить существующего положения вещей или подарить ей способность разговаривать с такой легкостью, как другие. Даже если она станет его возлюбленной, он не сумеет оградить ее от пристальных взглядов и шепота за спиной.

Дотронувшись до плеча Грейдона, чтобы обратить его внимание, она твердо посмотрела в его полные раскаяния глаза.

– Эт-то м-моя п-проб-блема.

Он моргнул и сел очень прямо.

– Вам самой с этим не справиться, – сказал он. – Я согласен, что должен был найти более достойный выход из этой ситуации, но с вашей стороны было бы глупо даже пытаться делать это. Меня бросает в дрожь от одной мысли, что могло случиться, если бы этой грязной твари удалось завлечь вас одну в лесок. Вы не смогли бы даже позвать на помощь.

Она пробовала возразить, но он твердо покачал головой.

– Нет. Вы больше никогда не будете общаться с сэром Мэргейтом. Ни на одном приеме, на котором можете оказаться вместе. Вы будете держаться в стороне от него. Всегда.

Лили раскрыла золотой футляр, висевший на ее запястье, и вынула листочек, но Грейдон протянул руку и остановил ее.

– Не стоит спорить, Лили. Если вы не будете держаться подальше от Мэргейта по моей просьбе, я позабочусь о том, чтобы ваш брат повлиял на вас. А если я передам лорду Кардемору хотя бы половину того, что сказал мне этот наглец, будьте уверены, что вам придется немедленно собираться в Кардемор-Холл, а сэру Мэргейту сильно повезет, если к этому времени он еще останется в живых. – Сжав вожжи в кулаке, Грейдон сердито взглянул на нее. – Почему вы продолжали сидеть с этим типом, слушая его вздор, если прекрасно знали, что всего одно слово, один взгляд – и я бы оказался рядом с вами?

Ее горло так болело и горело, она была так напряжена, что каждое слово приносило ей острую боль.

– Эт-то н-не в-ваша з-заб-бота, а т-только м-моя!

Его красивое лицо окаменело.

– С этого момента нет. Впредь я не позволю вам попадать в такое положение.

Грейдон отвернулся, и они снова тронулись в путь, не проронив ни слова до самого Уилборн-Плэйса.

Не будь фаэтон таким высоким, уязвленная Лили выпрыгнула бы из него, чтобы лорд Грейдон не прикасался к ней. Но он взял ее за талию и поставил на землю, не отпуская рук.

– Лили, – сказал он нежным голосом, в котором слышалось такое раскаяние, что она не стала вырываться. – Вы не пригласите меня на несколько минут? Прошу вас. Я очень хочу объяснить вам, почему я…

– Леди Лилиан?

Лорд Грейдон немедленно убрал руки и отстранился.

Лили знала, кто ее окликнул, и, услышав знакомый голос, вскрикнула от радости. Выглянув из-за массивной фигуры лорда Грейдона, она увидела своего учителя. Он стоял в дверях Уилборн-Плэйса, держа в руках шляпу.

– Леди Лилиан, – начал Чарльз Кассин, – как хорошо, что вы вернулись. Я так надеялся, что застану… – дыхание со свистом вырывалось из его груди, пока она взбегала по ступенькам, чтобы броситься к нему на шею, – …вас.

Она не знала, почему вдруг расплакалась. Это было ужасно неловко и глупо. Но она была так рада видеть его, человека, который много лет был ее единственным голосом. Он был ее учителем, ее дорогим другом. Счастье от встречи с ним среди всех этих лондонских соблазнов не поддавалось описанию.

– Дорогая леди Лилиан, – мягко сказал он, похлопывая ее по плечу рукой, державшей шляпу. – Я очень скучал без вас и приехал сюда исключительно ради того, чтобы вас увидеть.

Лили, всхлипывая, отстранилась, кончиками пальцев вытерла слезы и жестами спросила:

«Почему вы так долго не приезжали? Я давно просила Эрона послать вам приглашение».

Он порылся в кармане накидки, извлек носовой платок и сунул его ей в руки.

– Надо было найти кого-то, кому я мог бы вверить школу и моих учеников в мое отсутствие. Если бы не лорд Кардемор, я сомневаюсь, что смог бы приехать ко времени вашего бала. Ему каким-то образом удалось заманить к нам двух учителей-практикантов из французского института. Не могу вам передать, какое это благо.

«О да. Конечно, – жестом показала Лили, улыбнувшись ему сквозь слезы. Она не могла наглядеться на его милое родное лицо. – Я знаю, как самозабвенно вы работаете, и так благодарна вам за то, что вы смогли приехать. Это так много значит для меня!» Она схватила его руку, как в детстве, и поцеловала.

Посмеиваясь, он снова потрепал ее по плечу.

– Теперь все наоборот, миледи. Это для меня большая честь. Я невероятно рад, что смогу увидеть дебют моего мотылька. Не будете ли вы добры представить меня этому джентльмену, который так терпеливо ждет здесь? И тогда я смогу уйти. Я и так слишком долго пробыл у вашего брата…

«Пожалуйста! – умоляла она. – Задержитесь еще на часок, если можете. Мне так много надо вам рассказать».

Он молча посмотрел ей в глаза и кивнул.

– Хорошо, дорогая. Если вы уверены, что лорд Кардемор не станет возражать…

Лорд Кардемор не возражал. Больше того, насколько мог заключить Грейдон, сидя спустя полчаса в гостиной, мистер Чарльз Кассин был принят с распростертыми объятиями. Граф и его сестра, сидя по обе стороны от причисленного к лику святых мистера Кассина, радостно беседовали. По быстрому движению рук Лили было видно, что ей многое надо было сказать, и впервые за последний месяц Грейдон был единственным человеком в комнате, кто не мог понять ни слова из того, что она говорила. От этого ему было слегка не по себе. Он чувствовал себя так, словно внезапно стал невидимым. Лили говорила ему раньше о том, каким тяжелым было это ощущение, и он сочувствовал ей со всей искренностью человека, которому не доводилось испытывать ничего подобного. Сейчас он в этом убедился на собственном опыте.

Чарльз Кассин удивил его. Грейдон представлял себе учителя Лили человеком пожилым, если не стариком. На самом деле он оказался мужчиной лет тридцати, высоким и довольно красивым. Поразительно красивым, если говорить честно. Взлетающие при каждом движении головы прямые черные волосы обрамляли его классически правильное мужественное лицо. Он держался спокойно и учтиво, одет был просто и неброско, но ему это шло. Он говорил мягким, ровным голосом и не сводил с Лили глаз. Было очевидно, что их связывала тесная дружба. Лили смотрела на Чарльза Кассина с нескрываемым обожанием, и Грейдон с щемящим чувством ревности заподозрил, что она любит этого человека.

– Мы многого достигли в нашей школе, – говорил сейчас Чарльз Кассин, – и это во многом благодаря любезности лорда Кардемора, – он кивнул в сторону графа, который сидел, небрежно откинувшись на спинку кресла. – Боюсь, что без такого покровительства школа давно бы уже прекратила свое существование.

– Вздор, – произнес Кардемор. – Мои скромные усилия были бы бессмысленными без вашего подхода и программы. Основное сделали вы.

Чарльз Кассин вспыхнул от комплимента. Еще бы! Добрые слова, прозвучавшие из уст графа Кардемора, способны вызвать шок у кого угодно.

– Не знаю, насколько это так, но очень любезно с вашей стороны говорить это, милорд. Для нас самая трудная задача – преодолеть давнее заблуждение научной общественности Англии в том, что язык жестов способствует аморальности в среде глухонемых людей. Я чувствовал себя довольно обескураженным до тех пор, пока мистер Локли не оставил нас в покое несколько месяцев назад. Не знаю, что произошло, но он прекратил свои попытки добиться того, чтобы наше заведение закрыли.

Для Грейдона не осталась незамеченной хитрая улыбка на лице графа Кардемора. Увидев ее, он сразу догадался, кто заставил замолчать критиков мистера Кассина.

– Теперь вы понимаете, почему мне было так трудно выбраться сюда.

Руки Лили радостно запорхали в ответ. Кардемор согласно кивал тому, что она говорила, а мистер Кассин ответил ей:

– Я тоже, моя дорогая.

Грейдон закинул ногу на ногу и вздохнул. Он чувствовал себя так, словно находился в чужой стране, где все вокруг говорили на незнакомом языке.

– Вы очень добры, моя дорогая, – ответил мистер Кассин после того, как порхания продолжились. – И лорд Кардемор был настолько любезен, что предложил мне приют, но я уже снял удобные комнаты на то время, пока буду в Лондоне.

На сей раз Лили сделала жест рукой, который Грейдон наконец, к своему облегчению, понял.

«Сколько?»

Она так часто задавала Грейдону этот вопрос, что он сразу понял его. Сколько времени осталось до начала фейерверка? Сколько времени он будет занят в палате лордов? Сколько времени понадобится, чтобы доехать от Уилборн-Плэйса до музея мадам Тюссо?

– Боюсь, что всего две недели, – ответил мистер Кассин.

Эти слова настолько огорчили Лили, что она начала протестовать и схватила его за руку.

– Ничего не поделаешь, Лили, – сказал Кардемор, бросив на Грейдона озадаченный взгляд. – Я уже пытался убедить мистера Кассина изменить его планы, но безуспешно. Ты ведь помнишь, какой он несговорчивый.

Лили недовольно отпустила руку учителя. Грейдон почувствовал облегчение.

– Я очень сожалею, леди Лилиан, – сказал мистер Кассин. – Надеюсь, вы сможете уделить мне один день? Я бы с удовольствием побыл с вами подольше…

Возбужденные голоса на лестнице заставили его замолчать.

– Что там за шум, черт побери? – проговорил Кардемор, вставая. – Должно быть, Изабель вернулась.

Это действительно была Изабель, сопровождаемая леди Маргарет и лордом Долтри.

– Все мужчины – полные идиоты, – заявила леди Изабель, взмахнув в сторону лорда Долтри тем, что осталось от прелестного голубого зонтика, который она брала с собой на пикник. – Дядя Эрон, скажите ему вы!

– Моя дорогая девочка, мне вряд ли удобно это делать. – Лорд Кардемор, щелкнув языком, оглядел племянницу. – Что ты на сей раз натворила, Изабель? Попыталась убить кого-то? У тебя платье разорвано.

– Да. Я действительно пыталась убить кое-кого, – заявила леди Изабель, не обращая внимания на плачевное состояние своего платья. – Сэра Мэргейта, если говорить точно. Он заслуживает смерти, но лорд Долтри помешал мне казнить его.

Лорд Кардемор перевел взгляд с разъяренной племянницы на леди Маргарет, которая безмолвно стояла у дверей.

– Мы должны поблагодарить лорда Долтри, как я понимаю?

– Должны, – кивнула леди Маргарет. – Лорд Долтри был так любезен, что…

– Любезен! – Изабель топнула ногой. – Сэр Мэргейт вряд ли того же мнения. Этот грубиян вслед за своим другом тоже швырнул его в Темзу. Разве не так?

– Я начинаю думать, что ее не следует выпускать из дома, – продолжала леди Маргарет со своим обычным спокойствием, – иначе она перебьет всех пэров Англии. Она явно не отдает себе отчета в том, какие последствия может иметь ее необдуманное поведение для них обеих, ее и Лили, здесь, в Лондоне.

– Прекрасно понимаю, – горячо возразила Изабель, – но если поведение сэра Мэргейта считается приличным здесь, в Лондоне, тогда я с огромным удовольствием вернусь домой, в Сомерсет, и никогда больше сюда не приеду! Я не собираюсь спокойно смотреть на то, как открыто наносят оскорбление члену моей семьи! Если бы дядя Эрон слышал, что этот отвратительный человек говорил о Лили и лорде Грейдоне, он бы…

– Изабель! – резко сказала леди Маргарет. – Довольно!

В глазах лорда Кардемора появилась настороженность, и он повернулся к лорду Грейдону.

– Понятно, – тихо сказал лорд Кардемор. Помолчав немного, он улыбнулся племяннице. – Впрочем, мы можем все обсудить попозже, моя дорогая. Не тревожься.

Леди Маргарет положила руку на плечо дочери.

– У лорда Кардемора гость, Изабель, если ты еще не заметила. Подойди и поздоровайся с мистером Кассином, а потом ступай к себе наверх и переоденься.

Увидев Чарльза Кассина, леди Изабель взвизгнула от восторга.

– Чарльз! – закричала она, крепко обнимая его. – Как чудесно! Вы приехали на наш бал? Просто замечательно!

Грейдон почувствовал, что ему становится плохо. Находиться в присутствии такого выдающегося человека, как Чарльз Кассин, было для обычного смертного выше всяких сил. Приведя самые вежливые аргументы, он попросил разрешения покинуть компанию и пообещал, что увидится с дамами сегодня в доме у лорда и леди Бьючамп, куда они все были приглашены на музыкальный вечер с ужином. Нельзя сказать, чтобы он горел желанием идти туда после всего, что сегодня с ним произошло. Однако это его вина, что теперь леди Лили и леди Изабель станут предметом обсуждения, и это его обязанность – сделать все, чтобы смягчить последствия. Он склонился над ручками дам, выразил Чарльзу Кассину свое удовольствие от их знакомства, а своему дорогому другу Кардемору сказал, что надеется увидеться с ним в ближайшем будущем в «Уайт-клубе». Грейдон начал говорить что-то и лорду Долтри, но тот промямлил, что ему тоже пора, и двинулся вслед за Грейдоном.

Добравшись до дома и оставшись один в своей спальне, Грейдон ослабил узел шейного платка, налил себе большой бокал бренди, сел перед отполированной до блеска итальянской конторкой и приступил к ставшему привычным за последние несколько недель ритуалу.

Он отпер верхний ящик конторки и выдвинул его. Внутри были сотни листочков бумаги. На каждом из них рукой Лили были написаны несколько слов. Грейдон помнил все моменты, связанные с каждым из них. Он взял наугад один из листочков.

«По-моему, это прекрасно, что они так беспокоятся о других. Как вы можете подсмеиваться над этим? Я уверена, что они очень приятные люди».

Это о его матери и сестрах, подумал он с улыбкой. Они с Лили катались верхом по парку и говорили о его семье. И о Сан-Кэтирсе.

Разговор о замке незаметно перешел в рассказ о матери и сестрах. Она смеялась, когда он рассказывал ей истории о том, как ему удавалось спасаться от их неусыпных попечений. Закрыв глаза и откинувшись на спинку стула, он словно снова слышал все это. Никто не смеялся так, как Лили. Это был скорее не открытый смех, а сдавленный, хрипловатый, будоражащий. Чувственный.

Грейдон со вздохом положил листочек обратно. Порывшись в карманах, он извлек записки, написанные в этот день. Раскрыв и перечитав некоторые из них, он высыпал их все в ящик, затем, откинувшись на стуле, взял бокал с бренди и еще долго молча созерцал открытый ящик и крошечные листочки в нем.

Не может быть, думал Грейдон, что он полюбил леди Лилиан Уолфорд. Однако то, что он почувствовал сегодня утром, когда она поцеловала руку Чарльзу Кассину, очень отчетливо напоминало ревность… и не какую-то легкую, а бешеную, испепеляющую, убийственную. Грейдон никогда раньше не испытывал столь мучительного чувства.

Нет, это невозможно. Помимо всего прочего, он был почти официально помолвлен с Фрэнсис Гамильтон. Он не мог достойно выйти из этой ситуации, как бы ему этого ни хотелось. Грейдон решительно задвинул ящик конторки и, наклонившись вперед, прикрыл ладонью усталые глаза. Совершенно невозможно.

Глава одиннадцатая

Лорд Кардемор стоял в самом темном углу своей библиотеки и наблюдал за тем, как его племянница и сестренка желали спокойной ночи его невестке. Они рано вернулись сегодня с музыкального вечера, но, несмотря на это, не застали его врасплох. Он никогда не допускал случайностей в своей жизни, особенно когда дело касалось леди Маргарет Уолфорд.

Потом девушки подошли поцеловать его. И он встретил их по очереди в своем темном углу. Они казались усталыми и не очень счастливыми. Обнимая каждую из них и возвращая ей прощальный поцелуй, он дал себе зарок, что скоро положит конец тому, что их так печалило.

Когда они вышли, Маргарет, стягивая перчатки, сказала:

– Пожалуй, я тоже откланяюсь. Не стану отвлекать вас от дел.

Она старалась не поднимать на него глаз и не задерживаться в его обществе, если это было возможно. С того самого дня, когда она, к несчастью, увидела его вместе с его любовницей. Он не понимал, что ее больше расстроило: то, что у него была любовница, или то, что эта женщина была поразительно похожа на нее. Кардемору оставалось лишь мечтать, чтобы их отношения стали хотя бы такими, какими были раньше. Чтобы они могли хорошо чувствовать себя в обществе друг друга, сидеть по вечерам вместе, как бывало до той злополучной встречи.

– Останьтесь, – тихо сказал он, медленно выходя из своего угла. – Вы говорили, что хотите как-нибудь сыграть партию в шахматы. Как видите, я попросил Уиллиса поставить шахматный столик у камина. Если вы не слишком устали, разумеется.

Все еще не смотря в его сторону, она взглянула на столик.

– Я подумала, что вы решили сыграть с кем-то из ваших деловых партнеров. Вы имеете обыкновение заниматься важными делами по вечерам. – Она аккуратно повесила свою шелковую шаль на спинку ближайшего стула и положила перчатки. – Я не слишком устала.

Он поставил для нее стул и, провожая ее к столику, спросил:

– Принести вам вина? У меня есть ваш любимый испанский херес. – Открыв стеклянный шкафчик, он достал хрустальный графин и маленькую рюмку. – А еще есть французское шампанское, которое, насколько я помню, вы с удовольствием пили.

Она с удивлением взглянула на него и слегка кивнула.

– Хереса будет достаточно, спасибо, Эрон.

Она назвала его по имени впервые с того злополучного дня на Бонд-стрит. Он затаил дыхание. Его рука, когда он наливал ей херес, слегка дрожала.

– Посмотрим, что вы скажете, когда я нанесу вам сокрушительное поражение в шахматы, мадам. – Он протянул ей рюмку и занял свое место напротив. – Будем заключать пари?

Она хмыкнула, откинулась на спинку стула и подняла на него взгляд.

– Мне следовало догадаться, что вы что-то замышляете. Негодник. Неужели вы потребуете от меня быть полюбезнее с вашими деловыми партнерами?

Граф чуть не расхохотался. Раза два она встречалась мимоходом с его сомнительного вида помощниками и открыто выразила свое неприятие.

– Ничего такого ужасного. Я обещаю, – успокоил он ее. – Победитель сможет выбрать себе приз в конце игры.

– Эрон, – начала она, с подозрением глядя на него. – Чего вы хотите?

Каждый вечер проводить с вами по часу здесь, пока вы не уедете. Ничего больше. Неужели вам это так ненавистно? Но эти слова прозвучали бы так сентиментально и глупо, что он не решился произнести их вслух.

– Пусть это будет сюрпризом, – ответил он. – Вот выиграю, тогда узнаете. Я даже не буду спрашивать, чего захотите вы, если выиграете. Видите, я вам полностью доверяю.

– Прекрасно. – Она отставила рюмку. – Тогда начнем.

Первые минуты, пока они делали начальные ходы, прошли в молчании. Потом Кардемор спросил:

– Как я понимаю, ваш вечер у Бьючампов прошел удачно?

– Вы совсем так не думаете, Эрон. Пожалуйста, не издевайтесь. Это было совершенно ужасно. Все глазели на нас и перешептывались.

– Чепуха, – сказал он, не отрывая взгляда от доски. – Ваш отец, герцог, хоть и не очень часто наезжал в Лондон, но он слишком почитаем в этой стране, чтобы его дочь подвергали за что-то осуждению. А лорд Грейдон присутствовал при этом провале?

– Да. Он приходил с мисс Гамильтон. Я симпатизирую этому молодому человеку, но в тот момент готова была отодрать его за уши.

– Что вы говорите! Что же лорд Грейдон сделал такого, чтобы вызвать столь буйные чувства?

Леди Маргарет подняла на него глаза.

– Он держался строго и вел себя с Лили с холодной учтивостью. И это после того, как она в него влюбилась! Не смотрите на меня так, Эрон. Вы прекрасно знаете, что она испытывает к нему нежные чувства. Во всяком случае Лили привыкла думать о нем как о близком друге, а он вел себя с ней так, словно она была совершенно чужой, и вы сами видели, как это повлияло на нее.

– Действительно, она приехала в довольно подавленном настроении, – согласился Кардемор. – И она, и Изабель. Не говорите мне только, что лорд Долтри вел себя так же ужасно.

– Хуже, – сказала она. – Он вообще не появился.

– О Господи!

– Да. Изабель была удручена. Это был первый вечер со времени приема в зале у Олмэка, когда он не ходил за ней по пятам. Она разрывалась между беспокойством о его здоровье и желанием его убить.

– Бедная Изабель, – сказал Кардемор и добавил: – И бедный Долтри. Какая пара! Вам нравится, Маргарет?

– О, я с удовольствием бы приняла такого зятя, – сказала она. – Но мне бы хотелось, чтобы их отношения стали менее бурными. А то я каждую минуту опасаюсь, что они вот-вот ринутся к алтарю.

Кардемор хмыкнул.

– Клянусь, я чувствую себя таким старым, думая о том, что и у Изабель, и у Лили уже есть поклонники. Ведь только что они были маленькими девчушками. Или я так много пропустил за пять лет отсутствия?

Она посмотрела на него с такой неожиданной и неприкрытой нежностью, что ему пришлось опустить глаза.

– Вы пропустили много, – сказала она. – Они были подростками, когда вы уехали, а теперь превратились в молодых дам. И притом прелестных. Мы приложили все усилия для этого, Эрон.

– Скорее, вы.

– Нет, мы оба. Вы заменили Изабель отца. Не говоря уж о том, сколько хорошего вы сделали для Лили.

Кардемор подумал о тех планах, которые он строил для своей сестры, о темных замыслах и уловках, связанных с ними. Если бы Маргарет узнала когда-нибудь правду об этом, она бы навсегда перестала с ним разговаривать.

– Не столько, сколько я бы хотел сделать, – пробормотал он, двигая вперед одну из своих пешек.

– Не будем говорить об этом, – спокойно возразила Маргарет, и он понял, что она почувствовала его неловкость. – Хотя я беспокоюсь о Лили.

– Вы не должны этого делать. Чем бы ни был недоволен лорд Грейдон, это скоро пройдет. Уверяю вас.

– Мне не нравится, как это звучит. – Она взяла коня и, подумав, переставила его. – Вы не будете вмешиваться, Эрон. Обещайте мне это.

– Конечно, – солгал он. – Вам не о чем беспокоиться. Я буду кротким и послушным, как ягненок. – Он съел ее коня своим слоном и, широко улыбнувшись, поставил фигурку со своей стороны доски.

– Кротость и послушание – это слова, которые не очень вяжутся с вами, милорд. Я хочу, чтобы вы оставили Грейдона в покое. Он не сделал ничего плохого. И я уверена, что своей холодностью он хотел поправить положение. К сожалению, Лили гораздо важнее его общество, чем то, что думает о ней свет. Она привязалась к нему.

– Я знаю, – спокойно ответил Кардемор, передвигая ладью на три клетки вперед, чтобы загнать в угол ферзя Маргарет.

– Если бы не леди Гамильтон, вечер был бы полностью испорчен. Таких решительных молодых дам мне еще не приходилось встречать.

Эта фраза привлекла внимание Кардемора, и он поднял голову.

– Мисс Гамильтон? Решительнее, чем Изабель? Это невозможно.

– И все же это так. Мисс Гамильтон была достойна восхищения. Она обратилась с такой прочувствованной речью к группе молодых дам, судачивших о Лили, что чуть не довела их до слез к концу своего выступления. Клянусь. – Она сделала элегантный ход и спасла своего ферзя. – Кажется, это очень тронуло мистера Кассина.

– Правда? – Кардемор начал бояться, что проиграет. – Я не думал, что ему будет интересно в этом жеманном обществе. Он выглядел не очень довольным, когда я предложил ему сопровождать вас этим вечером.

– Он остался доволен. И мисс Гамильтон не меньше. Они вместе ужинали. Его работа с глухонемыми привела ее в восхищение. А он точно так же восторгался ее работой в фонде помощи сиротам.

– Господи, – тихо проговорил Кардемор. – Прошу извинения за то, что передал это приглашение вам. Если бы я знал, что это выльется в такое слезливое событие, я бы швырнул это приглашение в камин в тот же момент, как оно прибыло. – Он пошел слоном, вновь угрожая ее ферзю.

– Чем скорей мы покинем Лондон, тем лучше. – Ее ферзь спасся от его атаки.

– Разве вы жалеете, что приехали, Маргарет?

– Мне с самого начала не очень хотелось приезжать, вы же знаете. Шах. – Ее ладья заняла позицию, угрожающую его королю. – Я волновалась за Лили, но все же пришла к выводу, что эта поездка будет полезна девочкам. Тем не менее, я думаю, нам лучше уехать до тех пор, пока чувства Лили не окрепли. Ей и так придется долго приходить в себя, когда мы вернемся в Сомерсет. Оправиться от первой любви нелегко.

Нахмурившись, он вывел своего короля из-под удара ее ладьи.

– Но захочет ли Лили рано возвращаться домой? Вот в чем вопрос.

– Не думаю, что захочет, – проговорила леди Маргарет, постукивая пальцем по подбородку. – Обе, и она и Изабель, будут этому противиться, если не произойдет какой-нибудь катастрофы. Например, лорд Грейдон официально обручится с мисс Гамильтон. Или лорд Долтри потеряет весь свой интерес к Изабель. Во всех других случаях, как я понимаю, вы обречены нас терпеть, Эрон. А теперь вам мат.

Она передвинула ферзя на четыре клетки вправо и победно улыбнулась.

Склонившись над доской, он внимательно оглядел позицию и с глубоким вздохом откинулся на спинку стула.

– Так и есть. – Употребив всю свою железную волю, он скрыл разочарование. – И когда я научусь не проигрывать, Маргарет? Хорошо. Что же вы хотите в качестве приза? Новое платье? Что-нибудь для девочек?

– Так, – сказала она задумчиво, беря свою рюмку с хересом и допивая его. – Полагаю, просьба вернуться и жить с нами в Кардемор-Холле выходит за рамки обычной просьбы?

– Несколько, – сказал он сухо.

– Я так и думала. Тогда, может быть… – она запнулась, – танца могло бы быть достаточно. В вашем бальном зале, разумеется. Не можем же мы нормально танцевать здесь, где мешает мебель.

– Танец, – тусклым голосом повторил он. – В моем бальном зале.

– Да.

– На балу в честь Лили и Изабель.

Она покачала головой.

– Нет. Сегодня. Сейчас.

Кардемор испугался, что она действительно этого хочет. Он никогда не заключал ее в свои объятия, не считая коротких моментов при встречах или расставаниях. Он был не настолько глуп, чтобы идти дальше этого.

– Там нет света. – Его гибкий ум хватался за любой предлог, чтобы избежать глупого положения. – И музыки тоже нет.

Она отодвинула стул и встала.

– Я ничего не имею против темноты. Мы можем захватить с собой пару свечей. А мелодию я напою. Эрон… – обратилась она к нему с полуулыбкой, – не говорите только, что боитесь танцевать со мной.

Он боялся. До дрожи в коленях. Но он не собирался в этом признаваться. Вместо этого он изобразил на лице нетерпение и тоже отодвинул стул.

– Конечно, нет. Но слуги подумают, что мы оба сошли с ума. Прекрасно, миледи. Если вы хотите станцевать какой-то дурацкий танец, я не стану возражать. – Он прошел мимо нее, чтобы открыть дверь библиотеки. – И если я отдавлю вам ноги, надеюсь, вы вспомните, что прошло много времени с тех пор, как я занимался подобными глупостями. Если память мне не изменяет, это было в десятилетнем возрасте.

Посмеиваясь, она взяла канделябр и зажгла свечу от ближайшей лампы.

Последние годы бальный зал Уилборн-Плэйса пустовал. И сейчас, заброшенный и тихий, он выглядел довольно уныло. Кардемор озирал его с выражением, отражающим его внутреннее состояние, то есть обреченно.

– Маргарет, вы уверены, что вам действительно этого хочется? – Его тон был вежливым, почти бесстрастным. – Вряд ли это достойная награда за вашу победу. Я видел красивый браслет с сапфирами в «Ранделл энд Бриджис» на прошлой неделе, который подошел бы вам.

– Если он вам так нравится, – сказала она, идя через зал, чтобы поставить канделябр на покрытый пылью рояль, – лучше подарите его своей любовнице, а не какой-то там невестке.

О Господи! Уж лучше бы она убила его.

– Возможно, я так и сделаю, – грубовато ответил он.

– Вы когда-нибудь танцевали с ней? С вашей любовницей?

– Нет.

– Тогда передайте ей браслет с моим благословением. – Она повернулась. – Ну, сэр, вы готовы заплатить проигранное пари?

Он кивнул.

– Что это будет? Контрданс? Вальс?

– Вальс, если вы не возражаете.

– Я только наблюдал за тем, как это делают другие, – сказал он, кладя свою, по его мнению, самую огромную и безобразную ручищу на земле на ее тонкую талию. – Вы должны извинить меня, если будет не совсем то. – Он поднял вторую руку в ожидании. Через мгновение он почувствовал, что у него перехватило дыхание, и испугался, что она может это заметить.

Маргарет вложила свою руку, свободную от перчатки, в его ладонь, и Кардемор с изумлением подумал, что она тоже дышит слишком глубоко.

– Мне неважно, будет это то или не то, Эрон. Я напою?

– Пожалуйста. Медленно, если можно, а то я никогда не решусь начать.

Она стала напевать знакомую мелодию вальса. Через несколько секунд он медленно и осторожно повел ее в танце, держа как можно дальше от себя. Тщетно Кардемор пытался сосредоточиться на танцевальных па, все его внимание было поглощено другим – запахом ее духов, теплом ее тела и ее глубоким волнующим голосом.

Его тело отреагировало и напряглось в тот же момент, как только он осознал, что они действительно будут танцевать, что он будет касаться ее, а возможно, даже прижимать к себе. Граф не был склонен к чисто романтической любви. Он любил ее так, как мужчина любит избранную им женщину, и этой любви сопутствовало неизменное страстное желание. Если бы он любил ее меньше, хоть чуточку, она бы уже давно принадлежала ему.

Она прижалась теснее, несмотря на все его усилия держать ее на расстоянии. Звук ее голоса становился неровным, как и ее дыхание.

– Маргарет, – пробормотал он, пытаясь предостеречь ее.

Но она либо не слышала его, либо не обращала внимания. Продолжала мурлыкать, глядя на него и двигаясь в такт мелодии.

Он не знал, как долго они танцевали и в какой момент она перестала напевать. Они просто медленно кружились, все больше и больше сближаясь, пока наконец ее тело не оказалось тесно прижатым к нему. Она должна была почувствовать, что сделала с ним, каким сильным было его желание. Он пристально смотрел на нее. Она была теперь так близко, что он чувствовал тепло ее дыхания. Приблизив свои губы к ее губам, он подумал о том, что ему безразлично, даст ли она ему пощечину или оттолкнет с отвращением. Она не могла ввергнуть его в более ужасное состояние, чем то, в котором он уже пребывал. Он ощутил ее губы, нежные, теплые и влажные. Годами он мечтал поцеловать ее, но реальность далеко превзошла его ожидания. Он слегка оторвался от ее губ и, к своему полному изумлению, почувствовал, что ей это не понравилось. Она подняла прохладную руку и погладила его по щеке. Потом прижалась к нему, словно сама жаждала его.

– Эрон, – простонала она. – О Эрон.

Он нежно поцеловал ее губы и заглянул в глаза. Его рука скользнула ей под юбки.

– Маргарет… – прошептал он. Охваченные страстью, они не заметили, как оказались на полу. Наклонившись над ней, он поглаживал ее ноги.

Она едва не задохнулась от его интимного прикосновения и прикрыла веки от удовольствия. Он снова прильнул к ней, чтобы поцеловать, и вдруг замер, потом медленно убрал свою руку из-под ее юбок и услышал, как она резко вздохнула.

– Эрон? – Ее голос дрожал.

Качая головой, он оттолкнулся и лег на спину. Прикрыв глаза тыльной стороной ладони, он подумал, что легче умереть. Ну и глупец же он! Надо было ему овладеть ею и покончить с этим раз и навсегда. Она хотела этого. Но она не любила его. Не могла любить. Это невозможно. Вероятно, по какой-то странной причине она и хотела близости с ним… Разумеется, ведь Маргарет была живой женщиной и к тому же страстной. А он, оказавшийся рядом, мог принести ей удовлетворение. Вот и все. Если не считать того, как сильно он ее любит…

– Эрон? – позвала она снова, дотрагиваясь до него дрожащей рукой. – Я не хочу, чтобы вы отстранялись от меня.

Прежде чем ответить, он набрал воздуха.

– А я хочу, – сказал он. – Или, скорее, не хочу. Не с вами. – Он отнял руку от глаз и прижал ее к своей груди, в которой билось его сердце, так сильно и быстро, что это почти причиняло ему боль. – Не с вами, Маргарет.

Она еще секунд десять неподвижно лежала рядом с ним. Потом он услышал, как она натягивает рукав своего платья.

– Вы отправитесь к своей любовнице, я полагаю.

– Да. – Это была правда. Ему это было необходимо.

Внезапно она села и ударила его кулаком по плечу. Это было настолько неожиданно, что он не был готов к этому.

– Маргарет.

– Будьте вы прокляты, Эрон! – Она склонилась над ним в неясном свете. Ее волосы выбились из прически и рассыпались по плечам, глаза блестели от слез. – Ну так и ступайте к ней! Идите и наслаждайтесь с вашей шлюхой. Скатертью дорога!

Подхватив свои юбки, она поднялась с пола, забыв о своей обычной грации.

– Маргарет, – начал он снова, сам не зная, что собирается ей сказать.

Но она, не произнеся больше ни слова и не взглянув на него, ушла, громко хлопнув дверью и оставив его лежать одного на полу бального зала.

Глава двенадцатая

– Он придет, Лили. Пожалуйста, не волнуйся так. Палата лордов не будет держать его вечно. Он одним из первых принял приглашение и придет обязательно.

Гости уже сгорали от нетерпения. Дом был красиво убран цветами и свежей зеленью. В распахнутые окна вливался благодатный ночной прохладный воздух. В соседней с залом комнате многочисленные слуги, вызванные из Кардемор-Холла, подавали наряду с чаем, лимонадом, пуншем и миндальным ликером изысканный испанский портвейн и херес, а также французские вина и шампанское. В библиотеке все было готово к началу карточных игр. Нетерпеливые игроки ждали только формального начала бала, чтобы занять свои места. Музыканты, сидящие на возвышении, обрамленном занавесями из синего с золотом бархата, наигрывали мелодии с момента появления первых гостей. Повсюду царила атмосфера приятного ожидания. Лили почувствовала, как Изабель схватила ее руку, на мгновение сжала, подбадривая, и отпустила.

Они подошли к возвышению, и тут Лили услышала за своей спиной ропот, сменившийся молчанием. Она решила, что это та тишина, которая предваряет начало танцев и формальное открытие бала. Но, мельком посмотрев на вход в бальный зал, она поняла истинную причину и уже не могла отвести взгляда.

Грейдон был великолепен. Он стоял один, в строгом черном смокинге и белой сорочке, которые выгодно подчеркивали его светлые волосы и голубые глаза. Все взгляды были прикованы к нему, когда он непринужденно и спокойно направился к Лили. С бьющимся сердцем, шум которого отдавался в ее ушах, она смотрела на его приближение. Он настолько превосходил всех остальных мужчин, что все они словно перестали существовать при его внезапном появлении.

– Менуэт, – послышался голос леди Маргарет, отдававшей распоряжение главному музыканту.

Лили увидела краем глаза, как лорд Долтри, отделившись от толпы гостей, направился к Изабель. И тут же лорд Грейдон выступил вперед и пошел, не останавливаясь, пока не оказался прямо перед Лили. Он посмотрел в сторону лишь затем, чтобы вежливо кивнуть хозяевам, а затем снова повернулся к ней и, услышав, как заиграла музыка, протянул ей руку.

– Леди Лилиан, как я понимаю, честь станцевать этот танец принадлежит мне?

Она кивнула и сказала:

– Д-да, м-милорд.

При этих словах его глаза засверкали. Он вывел ее вперед, на середину зала, туда, куда лорд Долтри уже привел Изабель. Ни одна другая пара не присоединилась к ним до тех пор, пока леди Маргарет не пригласила других начинать.

– Вы очень красивы сегодня, леди Лилиан, – прошептал Грейдон, поворачивая ее лицом к себе. – Я чувствую себя самым счастливым человеком во всем Лондоне, потому что мне принадлежит этот танец.

Прогуливаясь по саду графа Кардемора под руку с Лили, Грейдон испытывал редкое чувство нереальности происходящего. Казалось невозможным, что этот красивый, ухоженный, залитый светом фонарей сказочный сад окружал тот самый дом, в который он приходил в ту давнюю ночь, когда Кардемор шантажировал его.

Впрочем, Уилборн-Плэйс вообще не был таким мрачным и унылым, как ему поначалу показалось. Скорее, это был стиль, который предпочитал Кардемор. Сегодня дом выглядел величественно и элегантно – все комнаты открыты настежь, сверкают светом и красотой и заполнены до отказа цветом лондонского общества. Вряд ли тринадцатый граф Кардемор смог бы лучше удовлетворить безудержный интерес к своей персоне и к своему окруженному зловещим ореолом дому, чем выставив этот самый дом и себя самого на всеобщее обозрение.

– Вам нравится вечер, Лили? – с улыбкой спросил Грейдон, поглаживая ее руку, лежащую на его руке. – Вряд ли кто-нибудь сможет похвастать в этом сезоне таким множеством гостей на своем балу, как вы и Изабель. Это удача.

Она довольно рассмеялась своим грудным хрипловатым смехом, который не переставал вызывать порочные мысли в его трудно контролируемом в последнее время сознании. Потом она приложила свободную руку к своему лбу, словно смахивая с него что-то. При этом на ее лице появилось выражение облегчения.

Он засмеялся.

– Вы рады, что все скоро закончится? Могу понять. Должно быть, это довольно тяжкое испытание и для вас, и для Изабель. Но вы с честью его выдержали.

Несколько других пар прогуливались по бесчисленным дорожкам сада, чтобы немного передохнуть от танцев и насладиться прохладным освежающим воздухом. Неподалеку, на скамейке среди зарослей роз, он увидел Фрэнсис и Чарльза Кассина, всецело поглощенных разговором. Они сидели, близко наклонившись друг к другу, и беседовали с таким серьезным видом, словно вели речь о мировых катастрофах. Грейдон задумался на мгновение, о чем они могли говорить, но ревности не было и в помине. Грейдон чувствовал лишь облегчение и благодарность за то, что Фрэнсис была окружена вниманием. Посмотрев на свою спутницу, он тут же обо всем забыл.

Лили была особенно хороша сегодня. Платье, скромное на первый взгляд, как и полагалось для дебютантки, было белым, но благодаря невесомому серебристому мерцающему тюлю казалось воздушным. Белокурые волосы красиво зачесаны кверху и украшены прелестным венком из серебристых и белых цветов. На одном запястье у нее висел, как всегда, маленький футлярчик. На этот раз серебряный. Изысканная жемчужная нить украшала шею. Никаких других украшений на ней не было, да она в них и не нуждалась.

Грейдон старался держаться как можно дальше от Лилиан Уолфорд со времени пикника в Гринвиче, а в тех редких случаях, когда они встречались, бывал умеренно вежлив и приветлив. Ему хотелось положить конец слухам, не показывая того, что его чувства к ней изменились в нежелательную сторону. Дорожка, по которой они сейчас шли, как и большинство других, была хорошо освещена, но когда им встретилась более темная, Лили тронула его за рукав и потянула туда. Грейдон знал, что ему следовало устоять перед искушением: их уединение в укромном месте могло бы возродить слухи, а этого допускать нельзя.

Но когда Лили взяла его под руку и потащила, посмотрев при этом с негодованием, он улыбнулся и подчинился ей. Вскоре он понял, почему она выбрала именно эту дорожку. Она вела к чудесному фонтану, журчащему под глицинией. Тут же стояла скамейка. К ней-то Лили и привела его. Она выпустила его руку и села, громко вздохнув.

– Вы устали, Лили? – Он сел рядом.

Она откинула голову, закрыла глаза и кивнула.

– Т-так м-много д-дел. Я т-так рад-да, чт-то в-все почт-ти з-зак-кончилось. – Открыв глаза, она посмотрела на него. – Сп0пасиб0бо, что п-пришли с-сегодня.

– Как же я мог не прийти? – сказал он. – Я хотел, чтобы этот вечер стал одним из самых памятных в вашей жизни. Самым прекрасным. – Он взял ее руку, затянутую в перчатку, и поцеловал.

Печальное выражение появилось на ее прелестном личике, и он прошептал:

– Что вас так огорчает, Лили? Мое глупое поведение в тот день после Гринвича? Я глубоко сожалею об этом. Мне не удалось извиниться в тот день из-за неожиданного приезда мистера Кассина…

Она покачала головой.

– О н-нет. Н-не эт-то. Я д-думаю н-не об эт-том. Я д-думаю о д-друг-гом… – Она высвободила руку, которую он легко сжимал, и махнула в ту сторону, откуда доносился шум бала. – М-марга-рет и Эр-роне. – Она приложила руку к голове, словно ощущая боль. – Я н-не п-поним-маю…

– Довольно, – прервал ее Грейдон, зная, что ей больно говорить так долго. – Давайте потолкуем обо всем по порядку. И вам лучше писать, потому что вы так меньше устаете. Мне кажется, здесь достаточно света для письма и чтения. Сначала расскажите мне о бале.

Она явно обрадовалась тому, что ее попросили писать. Подавшись вперед, она раскрыла серебряный футляр, висевший на ее запястье.

«Почему сегодня собралось так много людей? Не может быть, чтобы это было только ради Изабель и меня. Я верю, что вы скажете правду».

– Вы слишком скромны, если думаете, что многие из тех, кто пришел сюда, сделали это не ради вас и леди Изабель, – сказал он, складывая ее листок и пряча его во внутренний карман. – Но есть и такие, которых сюда повлекло тщеславие или любопытство. Вы знаете, конечно, что ваша семья старейшая из занесенных в книгу пэров, а тринадцатый граф Кардемор вызывает огромное любопытство, потому что живет отшельником в величественном доме, закрытом для обозрения в последние годы. Снобы, попавшие сюда сегодня, считают себя счастливчиками, потому что в ближайшую неделю смогут бахвалиться, что принимали участие в вашем бале. Пожалуй, только приглашение во дворец могло бы считаться более почетным.

Его ответ явно обрадовал Лили. Об этом сказали ему ее улыбка и смущенный смех. Он хотел бы открыть ей всю правду. О том, что влиятельность ее брата послужила причиной прихода некоторых гостей. Среди нескольких присутствующих герцогов и маркизов он заметил двух королевских особ, братьев самого принца-регента. Они с удовольствием пробовали спиртные напитки, предлагаемые гостям. Один из них даже потанцевал с Лили, хотя при этом ни разу не взглянул на нее и не произнес ни слова.

– Ну, – сказал Грейдон, машинально кладя руку на спинку скамейки и придвигаясь ближе к Лили, – чем же вас беспокоят леди Маргарет и граф? Может быть, ему не нравится то, что половина свободных мужчин в Лондоне не прочь претендовать на ее руку? Лорд Кимболл очень четко дал это понять. Разве нет?

«Да, этот отвратительный тип дал это понять, – написала Лили. – Но проблема не в этом. Проблема в них. – Она дважды подчеркнула: в них. – Что-то между ними произошло».

– Что-то? – Он понимал, что она имела в виду. Вряд ли было простым совпадением, что любовница Кардемора была как две капли воды похожа на его невестку. – Вы имеете в виду что-то личного характера?

Волнуясь еще больше, она написала: «Я не знаю! Они почти не разговаривают и старательно избегают друг друга. Что это может быть? Я спросила, но они говорят, что все в порядке».

– Может быть, так и есть, моя дорогая, – нежно сказал он, стараясь ее успокоить. – Возможно, они просто устали. Разве это так уж удивительно в середине трудного сезона? Вашей тете Маргарет приходится сопровождать и выводить в свет даже не одну, а двух девушек. А ваш брат очень занятой человек. Парламент, коммерческие дела и королевский двор. Есть от чего устать. – (Лили печально покачала головой.) – Если дело в чем-то другом, то вам и в этом случае придется оставить их в покое и уповать на время. Любое вмешательство только осложнит ситуацию.

Тяжело вздохнув, она откинула голову на его руку.

– Я д-думаю, ч-что Эр-рон л-любит ее.

– Правда? – ласково спросил Грейдон, нежно проводя пальцем по ее щеке. Он не переставал изумляться непорочной красоте ее лица. – Вполне вероятно. Я думаю, что многие мужчины влюблены в леди Маргарет. Она не только красива, но и умна, не говоря уж о прекрасных манерах. А вашему брату не чуждо все человеческое. Любовь – сугубо личное чувство, которое не терпит вмешательства. Когда-нибудь, когда вы сами испытаете это чувство, вы поймете, что я имею в виду. А теперь, хорошая моя… – он приложил палец к ее губам, когда она попыталась что-то сказать, – вы должны ответить на один вопрос. Если я вас поцелую, не посчитаете ли вы это оскорбительным?

Она посмотрела на него, широко раскрыв глаза, скорее от изумления, чем от возмущения. Он был удостоен чести танцевать с ней ее первый вальс, ее первый танец на первом балу, и навсегда сохранит эти дорогие воспоминания. Но он хотел получить и первый поцелуй.

– Это ночь вашего дебюта, Лили, – прошептал он. – Я всего лишь хочу поцеловать вас, в ознаменование вашего приобщения к взрослой жизни.

Она дважды моргнула, судорожно вздохнула и прошептала «д-да» так нежно, что это было больше похоже на дуновение, чем на слово.

Грейдон наклонился и поцеловал ее. Это было мимолетное прикосновение губ, почти такое же невинное, как братский поцелуй. Именно этого он и хотел. Чтобы они помнили об этом как о чем-то нежном и сладком. Однако Грейдон с изумлением ощутил куда более сильное чувство. Оно не было похоже на гром среди ясного неба или головокружение. Это было ни на что не похожее ощущение. Он почувствовал в себе некую силу, которой никогда не испытывал раньше. Как будто остались позади последние признаки юности и он окончательно стал мужчиной. Ни сомнений, ни страхов. Все встало на свои места.

Видимо, она испытывала нечто подобное, потому что в ее глазах появилось удивление. Она робко дотронулась до его лица и произнесла его имя с тем же удивлением, которое было в его взгляде.

– Энт-тони.

Она впервые произнесла это.

Он никогда не был в восторге от своего имени, но теперь, слетевшее с ее уст, оно показалось ему самым красивым на свете.

Как-то так получилось, что его губы снова прижались к губам Лили, а ее руки обвились вокруг его шеи, и он притянул ее к себе на колени. Он обнаружил, упиваясь первым прикосновением к ней, что поторопился с предположением, что удара молнии не последует. Обнимая ее, чувствуя ее нежные губы, которые так давно манили его, упиваясь ее свежестью и ощущая ее ответную страсть, он терял голову. Грейдон смутно ощущал опасность этого.

– Нет, – пробормотал он, отстраняясь. Он был настолько ошеломлен, что даже не попытался разомкнуть их объятия. – Нет, Лили.

Она бросила на него мечтательный взгляд. Когда он попытался снять ее с колен и посадить на скамейку, она издала хриплый протестующий возглас, и он задрожал от желания.

– Нет, – твердо повторил он, снимая ее руки со своей шеи. – Боже праведный! – Он судорожно вздохнул. – Вокруг нас люди. Будет катастрофа, если нас увидят. Нам пора возвращаться в дом. – Он поднялся, поставил ее на ноги и вдруг увидел, что по какой-то непостижимой причине она разозлилась. – Лили, я не хотел, чтобы это произошло, и приношу свои извинения. Нет, не отворачивайтесь. – Взяв ее за подбородок, он поднял ее лицо, и их взгляды встретились, хотя она сопротивлялась этому. – Вам нечего стыдиться.

Стыдиться? Лили застыла при этих словах. Она вовсе не стыдилась. Она разозлилась. Как сделала бы любая другая женщина на ее месте, услышав от мужчины, которого любила, что для него было бы катастрофой, если бы его увидели целующим ее. Она попыталась отвернуться, но он взял ее за плечи и крепко держал.

– Не обижайтесь на меня за это, – сказал он севшим голосом. Раньше она никогда не слышала, чтобы он так говорил. – Одному Богу известно, как бы я хотел изменить все, если бы это было в моих силах. Но это невозможно. Невозможно, Лили. Поймите то, что я хочу сказать. Пострадает слишком много людей, возможно, даже вы…

– М-не в-все рав-но!

– Но мне не все равно, – мягко сказал он. – Вы даже себе не представляете, что может сделать общество с вами. И с другими. – Он кивнул в ту сторону, где они встретили мисс Гамильтон и Чарльза Кассина, и Лили внезапно поняла. – Мы не должны позволить этого, Лили. – Он взял ее лицо в свои ладони. – Пожалуйста. Поймите все, что я говорю, и все, что не могу сказать. – Он медленно наклонил голову и снова поцеловал ее, нежным и долгим поцелуем. Потом поднял голову и встретил ее испытующий взгляд. Они немного постояли, а потом он повел ее в сторону дома.

Глава тринадцатая

Погода была не по сезону прохладной, а ночной воздух потяжелел от сырого тумана. Граф Грейдон равнодушно смотрел в окно своего экипажа на серую мглу, соответствовавшую его настроению. С момента бала в Уилборн-Плэйсе прошло восемь дней. Восемь долгих, утомительных дней. Палата лордов без конца заседала, что в нормальных обстоятельствах его бы только радовало, но теперь политическая жизнь не привлекала его так, как прежде. Он не находил в этом удовольствия, как и во всем остальном. Всему виной была Лилиан Уолфорд. Он думал о ней целый день. И грезил ночью. Это становилось наваждением.

Дни, прошедшие после бала, превратились в кошмар. Высшее общество, сдержанно отреагировавшее на его и Мэргейта поведение, позволило уйти в прошлое событиям, которые имели место в Гринвиче. Но сцена, разыгравшаяся между лордом Долтри и Изабель в саду графа Кардемора, разожгла огонь. Граф Кардемор в раздражении уехал из города на неопределенное время. Без его поддержки Грейдону приходилось сдерживать ядовитые слухи, циркулирующие в различных направлениях. Единственным его союзником была леди Маргарет, которая, находясь в гуще стервятников, старалась не подавать виду и вести себя так, словно ничего особенного не произошло. Грейдон тоже играл свою роль великолепно. Под пристальным оком лондонского света он делал то, чего от него ждали, – был вежлив, обходителен, сдержан и проклинал условности, которые обязывали его так себя вести.

Экипаж наконец остановился. Грейдон взял шляпу. Неплохо будет провести вечер в «Уайт-клубе» за обедом и игрой. Лакей распахнул дверцу, и Грейдон вышел из коляски. Он надел шляпу и приосанился. Туман стоял такой густой, что вход в клуб, который находился в нескольких шагах, был едва различим.

– Милорд, задержитесь на минуту, – произнес чей-то голос, едва он сделал несколько шагов. – Я должен поговорить с вами. Это срочно.

Голос был знакомым, и Грейдон остановился.

– Ну так подойдите, – сказал он, уже узнав того, кто к нему приближался. Он надеялся, что никогда не увидит маленького человечка, которого Кардемор нанял следить за ним. – Я вас уже предупреждал однажды о том, чтобы вы не попадались мне на глаза.

– Я не слежу за вами, клянусь. Я заходил к вам домой, но мне сказали, что вы ушли. Поэтому я пришел сюда, в ваш клуб, в надежде, что встречу вас здесь. Милорд, дело безотлагательное!

– Ну так говорите! – сказал ему Грейдон.

– Это касается сестры лорда Кардемора, леди Лилиан. Ее похитили. Один из врагов милорда. Этой ночью…

Схватив человечка, Грейдон притянул его к себе.

– Леди Лилиан похищена? Это правда?

Человечек задрожал.

– Клянусь Богом, милорд. Хотя лучше бы это было неправдой. Я обратился к вам, потому что хозяина нет в Лондоне. Он слишком далеко, чтобы подоспеть. Умоляю вас, помогите!

Грейдон встряхнул его.

– Как это произошло? Каким образом вы об этом узнали?

– После того как вы расправились со мной, – сказал человечек, тяжело дыша, – милорд велел мне охранять его сестру, леди Лилиан. Сегодня, когда она, леди Маргарет и леди Изабель ехали к леди Уискотт, их экипаж захватили люди Джона Сэксби. Это Сэксби, говорю вам! Злейший враг милорда. Его люди пересадили леди Лилиан в свою коляску, а другие, захватив экипаж милорда, увезли леди Маргарет и ее дочь.

– Боже всемогущий, – тихо сказал Грейдон.

– Мне неизвестно, куда всех увезли, но я беспокоюсь о леди Лилиан, милорд. Она подвергается страшной опасности. Сэксби и лорд Кардемор – злейшие враги. Он может причинить ей такое зло, что даже подумать страшно!

– Вы заметили, в какую сторону они ее повезли?

– Да, милорд. Я следовал за ними, сколько мог, но потом потерял их из виду. Они направлялись к пристани. Прямо к докам. Куда потом – не знаю.

– А леди Маргарет и ее дочь? В какую сторону повезли их?

– В северную, милорд. К северу, вот все, что я могу вам сказать, милорд. Они могли поехать куда угодно.

– Вы можете известить о случившемся лорда Кардемора?

– Я уже отправил к нему посыльного, а его слуг отправил на поиски дам.

– Хорошо. – Грейдон грубо отодвинул его в сторону. – Садитесь в мою коляску и ждите меня. К сожалению, мне не обойтись без вашей помощи в этом деле.

Решительно подойдя к дверям «Уайт-клуба», он передал швейцару записку. Через две минуты появился лорд Долтри, без шляпы и без накидки.

– Тони, – спросил он, – в чем дело?

– Садись в мою коляску, – Грейдон взял друга за руку и увлек за собой, – и ты все узнаешь.


– Вы уверены, что именно здесь потеряли их из виду, Портер?

– Уверен, милорд.

Грейдон стоял рядом с поджидающей его коляской. Они находились вблизи доков. Он слышал, как река билась о причал, и чувствовал сильный запах рыбы и нефти. Вдали послышался звон колокола и тускло засветились огни береговой линии – слабые, почти тщетные попытки помочь судам двигаться в густой тьме.

– Нам придется идти пешком, – сказал Портер, доставая пистолет из-под складок своего плаща и осматривая его. – Ваш элегантный экипаж только привлечет нежелательное внимание. Люди лорда Кардемора будут поджидать нас где-то поблизости. Возможно, они выяснили, куда Сэксби увез леди Лилиан.

Грейдон глубже спрятал собственное оружие в складках плаща.

– Как вы считаете, этого Сэксби устроит выкуп? Не хочу подвергать леди Лилиан никакому риску.

– Думаю, что он вряд ли согласится на деньги. Я уверен только в одном. Если мы сообщим в полицейский участок на Боу-стрит, леди Лилиан умрет прежде, чем вы успеете позвать на помощь. Я вижу только один шанс – вы должны предложить Сэксби что-то, что он хочет получить в обмен на ее жизнь.

– Да, но что? – пробормотал Грейдон и, прежде чем последовать в темноту за Портером, сделал лакею знак рукой, чтобы тот ждал его возвращения. Они шли в тумане бок о бок, ориентиром им служили лишь редкие тусклые огни, светившиеся в нескольких обитаемых домах, да приглушенные звуки скандального веселья, доносившиеся из таверны, в которую они и направлялись. По словам Портера, это было одно из тех мест, в которых Сэксби проворачивал свои грязные делишки.

Подходя к таверне, они замедлили шаги и быстро отпрянули в сторону, когда из дверей неожиданно вывалились двое пьяных, горланя во всю мощь:

«Мэри Ли была прекрасна

В Дувре в этот ясный день».

Цепляясь друг за друга, качаясь из стороны в сторону, пьяные направились к одному из доков.

– Боже милостивый, – пробормотал Грейдон. Если Лили была здесь и ее удерживали такие типы, висеть Джону Сэксби на самой высокой стене Ньюгейтской тюрьмы.

– Я войду один и посмотрю, там ли Сэксби или кто-то из его людей, – прошептал Портер. – Вы так одеты, что не сможете остаться незамеченным. Стойте здесь, у входа, и смотрите в оба. Никуда не уходите. А то нам не найти друг друга в таком тумане. Я вернусь, как только что-нибудь разузнаю.

Грейдон остановил его, схватив за руку.

– Где люди Кардемора?

– Милорд?

– Люди Кардемора, – повторил Грейдон. – Вы говорили, что они будут нас ждать.

Портер показал рукой вокруг.

– Они окружают нас, милорд. Прячутся и выжидают, как им положено. Разве вы не слышали сигнала, когда мы подходили? Хотя я подозреваю, что вы не привыкли к таким вещам.

– Нет. – Грейдон глубоко вздохнул и медленно выдохнул. – Не привык. Идите.

Когда Портер вошел в переполненную таверну, Грейдон встал так, чтобы на него не падал свет, и прислушался. Помимо шума, доносившегося из таверны, он не слышал ничего, кроме плеска воды и звуков проплывающих судов. И все того же звона одинокого колокола. Люди Кардемора либо не собирались демонстрировать ему свое присутствие, либо действовали так бесшумно, что человеческое ухо не в состоянии было их услышать.

До него донесся приближающийся веселый свист, потом чьи-то одинокие шаги. Грейдон отошел немного дальше от двери, но, увидев в полосе света проходившего мимо паренька, тихо окликнул его:

– Подожди, парень.

Парнишка остановился, вглядываясь в темноту.

– Кто тут?

Грейдон вышел на свет.

– Не бойся. Я не сделаю тебе ничего плохого. Мне нужны кое-какие сведения, за которые я охотно заплачу.

Грейдон никогда не видел такого оборванца. От паренька сильно пахло морем.

– Ну и ну, – сказал парень. Его взгляд скользнул по лицу Грейдона, потом опустился вниз, к его ногам. – Бывают тут порой джентльмены, но такого, как вы, не припомню. Вы, часом, не заблудились? Сведения, говорите? Хорошо бы, это было так, милорд, потому что я никуда с вами не пойду, сколько бы вы ни заплатили. И никакие ваши штучки со мной не пройдут.

– Нет, я просто хочу кое-что узнать, – успокоил его Грейдон. – И я тебе хорошо заплачу за беспокойство. – Достав из кармана деньги, он поиграл ими на свету.

Парнишка с подозрением посмотрел на него, но подошел ближе.

– Слушаю.

– Сегодня была похищена молодая дама… миледи… неким Джоном Сэксби. Я хочу знать, где я могу его найти.

– Найти? – засмеялся паренек. – Джона Сэксби? Да у вас винтиков не хватает, милорд, если вы думаете, что это он украл вашу леди. Он мог бы это сделать, только если бы умел летать, да и тогда люди Черного Графа убили бы его за одну только попытку.

Грейдон окаменел.

– Что ты имеешь в виду?

– Да то, что вы чокнутый, вот что, – сказал парнишка, явно теряя терпение. – Слушайте, вам придется добираться до Ямайки, чтобы найти Джона Сэксби. Он был здесь года два назад, а то и больше, выполнял кое-какую работенку для Черного Графа. Больше он никогда не появится в прекрасной Англии. Это точно. Ни в этой жизни, ни в следующей. Если милорд граф этого не захочет.

– Господи. – У Грейдона мороз прошел по коже. – Черный Граф. Ты имеешь в виду Кардемора? Графа Кардемора?

– Кого же еще? – ответил парнишка. – Вы что, ничего не понимаете?

– Откуда ты знаешь о Сэксби?

– Вы слишком много спрашиваете, – устало сказал паренек.

– Я только хочу вернуть миледи. – Грейдон сунул в грязную ладонь деньги. – Скажи мне.

Парнишка довольно ухмыльнулся, а потом, приняв гордый вид, произнес:

– Кому же знать, как не Ионе Буду? Я плавал на кораблях милорда вот с такого возраста, – он дотронулся рукой до колен Грейдона. – Я был на том самом рейсе, который доставил Сэксби на Ямайку. Видел, как его отправили на плантацию милорда, в наручниках, не как-нибудь. – Парень покачал головой. – Он не вернется в Англию. Никогда. Разве только в ящике. Если уж граф так порешил, то конец.

– Да, – пробормотал Грейдон, уставившись в темноту. – Это я хорошо знаю. – Он снова достал из кармана кошелек. – Ответишь мне еще на один вопрос?

– Какой еще?

– Кто-нибудь из людей Сэксби остался в этом районе? Их достаточно, чтобы…

– Эй! – вдруг крикнул парень и, широко раскрыв глаза, отпрянул назад.

Это было последнее предупреждение об опасности, которое услышал Грейдон перед тем, как ощутил сильный удар по затылку. Падая на землю, он вытянул руку и схватил парня за лодыжку.

– Иди… к коляске… скажи им…

Еще один удар, и наступила темнота.


Она полсотни раз, по меньшей мере, пыталась дотянуться до окна и в два раза чаще барабанила в дверь. Бесполезно. Окно находилось слишком высоко, а дверь была накрепко заперта. Снаружи стоял охранник, и, как только она начинала колотить в дверь, он советовал ей успокоиться и поберечь силы.

Сев на кровать, Лили скрестила руки, тщетно пытаясь придумать, что делать. Она была напугана и устала, к тому же ее мучил голод. Ей принесли еду и графин с вином, но она не решалась ни к чему притронуться, опасаясь отравы. В комнате, влажной и прохладной, но чистой, имелась мебель: кровать, стул и стол. Странное помещение, с удивлением думала она, на камеру не похоже.

Боже милосердный! Как здесь холодно! Она дрожала и пыталась согреть руки, растирая их ладонями. Почувствовав глубоко в груди знакомую жгучую боль, Лили попыталась убедить себя в том, что ей это показалось. Не хватало только заболеть. Это была бы катастрофа, ведь сейчас ей так нужны силы. Люди, которые привели ее сюда, сказали, что растопят углем печь, если она пообещает не спалить эту комнату, но она решительно покачала головой. Никаких услуг! Только не от этих людей! Тогда они принесли одеяла, велели ей закутаться и оставили лампу, явно надеясь, что она не использует ее себе во вред.

Скоро за ней приедет ее брат. Или лорд Грейдон. Безусловно, как только обнаружится, что она пропала, они начнут ее искать. Конечно, начнут. Хотя Эрона не было в городе, а лорд Грейдон чуть ли не сутками заседал всю прошлую неделю в палате лордов. Она не знала, что произошло с Изабель и тетей Маргарет, смогли ли они добраться до дома или до безопасного места. Возможно, они тоже были пленниками, вместе с кучером и лакеем Эрона. А вдруг пройдет целый день, пока кто-нибудь начнет беспокоиться? Тут за дверью послышалась какая-то возня, раздались громкие крики мужчин. Все это продолжалось довольно долго. Когда кто-то забарабанил в дверь, Лили вскочила с кровати и отбежала к столу, на котором стояла лампа.

– Миледи? Вы меня слышите?

Она осторожно взяла лампу и удивилась тому, какая она тяжелая.

– Сейчас я открою дверь, миледи, а вы стойте спокойно. Слышите меня? Никто из нас не собирается причинять вам зло. – Потом послышался приглушенный голос: – Джордж, друг, иди первым и проверь, как там она.

Загремели ключи – замок был открыт. Дверь, скрипя пружинами, распахнулась, и в комнату просунулась голова Джорджа.

– Миледи?

Лили подняла лампу, готовая защищаться. Джордж не оставил это без внимания.

– Только без этого, ваша милость. Мы просто хотим пополнить вашу компанию.

Дверь открылась шире, и Лили увидела лорда Грейдона. Его тащили двое ее похитителей. Он был без сознания, если не произошло худшее.

– Энт-тон-ни! – закричала она, едва не выронив лампу.

Джордж быстро подскочил и выхватил лампу из ее рук. Они внесли лорда Грейдона и швырнули его на кровать. Как только они ушли, Лили опустилась на колени подле Грейдона и, дотронувшись до его шеи, с облегчением почувствовала, что он жив.

– Энт-тон-ни, – пробормотала Лили, дав наконец волю слезам. – Энт-тон-ни. – Она дотронулась до его лба, который был в ссадинах и кровоподтеках.

Ее похитители, увидев это, захихикали, и Лили обрушила на них всю свою ярость.

– З-звер-ри! – закричала она. – Н-низк-кие, – проглотив рыдания, с отвращением добавила она. – М-мерзк-кие.

Джордж опустил глаза и почесал голову. Другие тоже явно были смущены и молча вышли из комнаты, заперев дверь.

Лили накрыла Грейдона одеялом и подоткнула его со всех сторон. На полу около кровати стояли кувшин и таз. Она налила воду в таз. Намочив салфетку, которую ей принесли вместе с едой, Лили осторожно промокнула лицо Грейдона, стараясь не дотрагиваться до ссадин. Почувствовав прикосновение влажной салфетки к своим губам, он застонал. Она снова намочила салфетку и приложила к его рту. И повторяла так до тех пор, пока он не забылся глубоким сном. Она развязала его вечернюю накидку и спустила с его широких плеч, потом ослабила узел шейного платка и расстегнула три верхние пуговицы рубашки. Стянуть перчатки оказалось куда сложнее, потому что они плотно облегали его довольно крупные руки. Но она справилась и с этим. Затем придвинула стул к кровати и села, положив ладонь на его руку, чтобы чувствовать тепло.

Он пришел за ней, как она и думала. Он пришел освободить ее, но сам попал в такое же ужасное положение. И к тому же был ранен. Лили мучило чувство вины вперемешку с вновь вспыхнувшим страхом. Было страшно подумать о том, что грозило ей, но еще страшней – о том, что они могли сделать с лордом Грейдоном. Неужели они способны убить пэра Англии, да к тому же графа? Закрыв глаза, она попыталась убедить себя в том, что такое невозможно. Так она и уснула, держа Грейдона за руку.

– Лили.

Она с трудом, медленно и неохотно открыла глаза. Они снова закрылись.

Чья-то рука гладила ее по голове, по спине.

– Лили.

Он вдруг втащил ее на кровать и положил поперек своего тела. В следующее мгновение она оказалась под ним. Она чувствовала тепло и тяжесть его тела.

– Лили, – прошептал он ей прямо в ухо, касаясь его своим языком. Она задрожала. – Вы опоздали. Я уже начал волноваться. – Тут его язык переместился к ее губам. Она ощутила его в своем рту.

Лили широко открыла глаза и в панике оттолкнула его, но лорд Грейдон не обращал внимания. Он целовал ее страстно и одержимо. Она оттолкнула его снова, но он прошептал что-то, прижимаясь к ней все сильнее, пока она не почувствовала, что он пришел в полное возбуждение. Одной ладонью он накрыл ее грудь. Она, задыхаясь, с силой повернула голову в сторону.

– М-мил-лорд!

– Ммм, – отозвался он, осыпая ее шею поцелуями. Он сонно засмеялся и жадно прильнул к ней губами. – Вы одеты, – пробормотал он. – Это глупо. – Он снова начал прижиматься своими бедрами к ее бедрам, медленными, ритмичными движениями. – Юбка, – пробормотал он, поднимая ей юбку. – Какая досада!

– Н-нет! – умоляла она. – Энт-тон-ни!

Он снова прижался к ее губам и нежно поцеловал.

– Мне нравится, как вы произносите мое имя, – прошептал он. – Вы так красивы, Лили.

Он снова целовал ее, продолжая шептать, подбадривать и нежно ласкать, пока она не почувствовала, что ее воля ослабевает и она уступает его мольбам.

– О Лили, – он ласкал языком ее открытые губы, она испытывала неведомое до сих пор удовольствие, ощущала жар и нетерпение, не до конца отдавая себе отчет в том, что происходит. – Такая теплая и нежная. – Он со стоном целовал ее. – И все это мое. – Лили инстинктивно подалась вверх и услышала свой собственный нечленораздельный возглас.

Облокотившись на одну руку, он склонился над ней, а другой начал торопливо расстегивать свои брюки, удивленно спросив:

– Почему я одет? Какая глупость.

Она тоже засмеялась, потому что это действительно было глупо. И тут, почувствовав знакомое неприятное жжение в груди, она закашлялась. Дважды.

Он замер, потом поднял голову и взглянул на нее. В тусклом свете он заморгал, его глаза расширились, взгляд остановился. Он выглядел так, словно очнулся от долгого глубокого сна.

Грейдон посмотрел сверху вниз на Лили и подумал, что такого не может быть. Это был сон. Его сон. Тот, который снился ему каждую ночь. Правда, они оба были полностью одеты, чего никогда не бывало в его снах, и находились не в его постели, но она была под ним, теплая и реальная. Он чувствовал запах ее духов, который наполнял все вокруг.

– Боже всемогущий. Лили?

Очаровательная улыбка исчезла с ее лица.

Оно приняло смущенное и недоуменное выражение.

– Д-да?

– Бог мой. – Он приподнялся на коленях. – Вы мне не снитесь?

Она покачала головой.

– Н-нет.

– О Господи! – он отодвинулся от нее, придя в ужас. – Лили, я… я прошу прощения. Господи Боже. – Быстрым движением руки он одернул ее юбку и встал, тут же повернувшись к ней спиной. – Я ужасно… ужасно, страшно сожалею. Пожалуйста, поверьте: я совершенно не хотел, чтобы так произошло.

Он услышал за спиной ее мягкий шепот:

– Я п-пон-нимаю, м-милорд.

Он услышал, как скрипнула кровать, когда она встала.

– Нет, вы не понимаете, – в отчаянии сказал он. – Мне снятся такие сны… Я не могу даже рассказать вам о них, чтобы не нанести еще большее оскорбление. – С каждой минутой то, что он наделал, представлялось ему все ужаснее. Его тело болело от желания. Его руки все еще хранили ее запах. Он сел на стул и взъерошил волосы. – Ну и герой! Я пришел сюда, чтобы вас спасти, но тоже оказался пленником, да еще и набросился на вас самым диким образом. Не знаю, как мне просить прощения. Представляю, какие проклятия вы обрушиваете на мою голову.

Она кашлянула, но не ответила. После минутного молчания он вдруг почувствовал, как к его разламывающемуся от боли лбу прикоснулось что-то прохладное и влажное. Он поднял глаза и увидел, что она стоит возле него.

– Лили, – он накрыл ее руку ладонью. Рука выскользнула, а в его ладони осталась влажная салфетка.

– Н-не из-звиняйт-тесь б-больше, – сказала она и кашлянула. – Эт-то н-не н-нужно. Я п-по-няла. Голова болит?

– Да, – тихо сказал он. – Герой из меня не очень получился, как я уже сказал. У вас есть какие-то предположения насчет того, кто ваши похитители?

Она села на кровать и покачала головой, не глядя в его сторону.

– Они ничего не говорили вам относительно своих намерений?

– Т-только чт-то н-не п-причинят м-мне зла. – Она сложила руки на коленях. – Т-так и б-было.

– Долтри пытается найти вашу тетушку и леди Изабель.

Лили подняла глаза.

– Их тоже похитили? – Она закашлялась, прикрыв рот рукой.

– Насколько я знаю, да. – Грейдон осмотрелся, чтобы понять, где находится. – Не знаю, кто их похитил и почему, – солгал он, решив, что лучше не говорить ей правды. – Долтри отправился за ними. Он наверняка справится лучше, чем я. – Грейдон попытался улыбнуться, но ответной улыбки не последовало.

– А чт-то слыш-шно об-б Эрон-не?

– Не думаю, что мы сможем рассчитывать на его помощь, Лили. Мы отдохнем здесь еще час-другой и попытаемся убежать.

Глава четырнадцатая

Лили спала плохо. Она кашляла, дрожала и беспокойно металась на кровати, несмотря на глубокую усталость. Она уснула под его бдительным взглядом, пока он укутывал ее всем, чем было возможно. Это убедило Грейдона в том, что она все еще доверяет ему.

Их похитители не давали о себе знать с того момента, как он очнулся от своего любовного оцепенения. С тех пор прошло около трех часов, и ничего не было слышно, кроме звука колоколов и гудков, что говорило о том, что они все еще находятся вблизи реки. Интересно знать, стоит ли кто-нибудь на страже за дверью?

Об оконное стекло тихо ударился камешек. Грейдон посмотрел и прислушался. Через мгновение еще один удар в грязное стекло.

Встав на стул, он убедился, что легко достает до окна. Он с усилием открыл его. В комнату ворвался прохладный туман.

– Милорд, – тихо произнес юный голос. – Вы там?

– Иона?

– Да. Говорите тише, а то нам несдобровать. Вы можете вылезти?

– Охрана там?

– Могут появиться в любую минуту. Вылезайте скорей!

Грейдон взялся за подоконник и, подтянувшись, выглянул в окно. Иона Вуд был едва различим в тумане.

– Миледи здесь, со мной, – прошептал ему Грейдон. – Я подсажу ее и отпущу. Ты должен ее поймать. Она очень больна.

– Черт! – выругался парнишка. – Это вам дороже обойдется. Имейте это в виду, господин хороший. Поторопитесь! Он убьет меня, если я попадусь.

– Лили, – Грейдон склонился над кроватью и потрепал ее по щеке, чтобы разбудить. – Лили, проснитесь.

Она с трудом открыла глаза. Он подхватил ее на руки вместе со всеми одеялами.

– М-милорд? – сонно прошептала она.

– Ш-ш. Мы сейчас уходим. Через окно. С той стороны стоит паренек, который поможет вам спуститься. – Грейдон осторожно встал на стул. – Поднимите руки и возьмитесь за подоконник. Я подтолкну вас потом. Будьте осторожны.

Кашляя, она кивнула и сделала, как он сказал. Грейдон без труда помог ей встать на подоконник, и она перебросила ноги наружу.

– Умница, – прошептал он, держа ее за руки, пока она медленно скользила вниз.

– Я поймал ее! – хриплым шепотом произнес Иона с той стороны окна. – Отпускайте! – И, обращаясь к Лили, которая продолжала кашлять, добавил: – Тише вы!

Грейдон бросил на землю одеяла и, быстро подтянувшись, вылез в окно.

– Спасибо, – сказал он Ионе, как только его ноги коснулись земли.

– Благодарить будете потом, да как следует, – ответил ему паренек. – Пошли. Быстрее!

– Минутку. – Грейдон закутал Лили в одеяла и взял ее на руки. – Веди, – кивнул он Ионе, – да смотри не потеряй нас в тумане.

Держась рукой за край одеяла, парень повел их через доки. Он шел медленно и осторожно. Казалось, они шли целую вечность, но наконец Грейдон понял, что река осталась далеко позади, а они все больше углубляются в город. Их никто не преследовал. То ли потому, что их еще не хватились, то ли потому, что давали им уйти. Он так и не понял.

– У меня был экипаж… – начал Грейдон.

– Портер отослал его, – тихо сказал ему паренек. – Он придумал уважительную причину, чтобы они не беспокоились.

– Найди мне наемный экипаж, – попросил его Грейдон. – Ты получишь щедрое вознаграждение за свои труды.

Двадцать минут спустя, когда рассвет начал пробиваться сквозь все еще густой туман, Грейдон посадил Лили в сомнительного вида коляску.

– Садись, – предложил он Ионе, но парень покачал головой.

– Лучше не надо. Мне и так достанется как следует, когда милорд узнает, что я сделал.

– Черный Граф? – тихо спросил Грейдон, окончательно поняв, что все его подозрения оправдались. За этим похищением стоял Кардемор.

– Забудьте, что когда-нибудь слышали это имя. Для вас же будет лучше.

Грейдон полез в карман за кошельком.

– Что будет с тобой, Иона, если Кардемор узнает, что ты помогал нам?

– Это мое дело, – слегка вызывающе ответил парнишка. – Я сам о себе позабочусь.

Грейдон достал немного денег и положил себе в карман, а полный кошелек сунул в руки Ионы.

– Это твое, – сказал он, когда паренек ахнул. – За оказанные услуги. Мой дом находится на Беркли-Скуэр. Приходи, когда понадобится помощь. Я в неоплатном долгу перед тобой. – Он пожал грязную руку парнишки и, вскочив в коляску, сел рядом с Лили.


– Ничего хорошего, – объявил доктор Паттерсон в кабинете Грейдона через несколько часов, после того как осмотрел Лили. Она была удобно устроена наверху, в комнатах графини. – Тяжелое воспаление легких, сопровождаемое лихорадкой.

Грейдон устало взглянул на врача. С момента их приезда он, грязный, помятый и небритый, не отходил от постели Лили.

– Есть опасность для жизни?

– Да.

– Господи. – Грейдон опустил голову. – Что можно сделать?

– Я, конечно, попробую пустить больной кровь. Ей необходимо тепло и покой. Больше ничего нельзя сделать, пока не спадет температура.

Грейдон кивнул.

– Я послал за своей матерью и сестрами.

– О лучших сиделках я и мечтать бы не мог, – ответил доктор Паттерсон. – Ваша матушка когда-то творила чудеса.

– Да, – согласился Грейдон. – Остается надеяться, что она успеет приехать, чтобы свершить еще одно чудо.

* * *

– Милорд?

Это слово с трудом дошло до его замутненного сознания.

– Милорд? – повторил дворецкий немного громче. Грейдон сонно пробормотал что-то. Рядом с ним, под его рукой Лили пылала, как печка. По крайней мере жива, подумал он обрадованно, хотя слышал и чувствовал, с каким трудом она дышит. Она все еще сжимала его руку. – Милорд, прошу прощения. – Кто-то упрямо тряс его за плечо.

– Уйди, Крейн, – резко сказал Грейдон хриплым голосом. Он чувствовал себя измотанным и больным, как будто в него сперва влили отраву, а потом долго били тяжелой палкой.

– Лорд Кардемор внизу, сэр. Сожалею, что приходится вас беспокоить, но он угрожает силой забрать леди Лилиан, если вы сейчас же не спуститесь с ним поговорить. И доктор Паттерсон вернулся, – Крейн деликатно откашлялся. – Я думаю, вы не хотите, чтобы он увидел вас тут… с леди Лилиан.

Грейдон медленно сел, заморгав. Каждая клеточка его тела болела. Лили что-то забормотала, когда он разжал ее пальцы и высвободил свою руку.

– Я вернусь, любимая, – прошептал он и наклонился, чтобы поцеловать ее пылающий лоб, когда она повернулась к нему. Тщательно подоткнув ее одеяло, он, пошатываясь, встал с кровати и, обращаясь к Крейну, сказал:

– Позови лакея и принеси мне горячей воды и кофейник. Пришли сюда мистера Паттерсона – осмотреть леди Лилиан. – Он направился к двери, ведущей в смежные комнаты. – Скажи лорду Кардемору, что я сейчас спущусь. Пусть ждет меня или не ждет. Как хочет. А пока… – он на секунду остановился, посмотрев дворецкому в глаза, – …пришли всех имеющихся в доме слуг охранять эту комнату. Граф Кардемор не должен беспокоить леди Лилиан ни в коем случае. Ты понял?

Крейн поклонился и взялся за шнур колокольчика.

Кардемор, расположившись в самом удобном кресле, пил бренди, когда Грейдон наконец распахнул двери библиотеки.

– Вы здесь не скучаете, как я вижу.

Кардемор, похоже, не собирался расточать любезности.

– Мне нужна моя сестра, – резко заявил он, отставив бокал в сторону.

– Сестру вы не получите, – не менее резко ответил Грейдон, направляясь в противоположный конец комнаты, чтобы сесть напротив Кардемора. Он осторожно опустился в кресло, преодолевая боль во всем теле. – После того, что по вашей милости произошло вчера, я слишком слаб для энергичных действий. Придется обойтись словами. Лили теперь моя. Мы поженимся в конце следующего месяца, если она поправится к тому времени. До тех пор постарайтесь держаться от нее как можно дальше. И это все, милорд, что я собирался вам сказать.

Грейдон сделал попытку подняться, но Кардемор толкнул его обратно в кресло.

– О нет, не выйдет, глупый щенок…

Грейдон с негодованием оттолкнул его руку.

– Не прикасайтесь ко мне, Кардемор, не то вам не видать Лили никогда! Садитесь, если хотите разговаривать со мной… Я сыт по горло вашими угрозами.

Кардемор, однако, встал во весь рост и внимательно посмотрел на него. Через минуту он налил бренди в бокал и передал его Грейдону. Потом сел.

– Тогда поговорим на равных. Вы меня честно предупредили, и я отвечу тем же. С раннего возраста я сражался за свою жизнь с такими злыми демонами, что вы и представить себе не можете. Советую не нарываться на мой гнев. – Он снова сел в кресло. – Я не сомневаюсь в том, что вы понимаете, кто стоит за похищениями. Сейчас меня интересуют только ваши условия.

– Мерзавец, – пробормотал Грейдон, осушил свой бокал и со стуком поставил его на стол. – Вы так проникновенно говорили о том, что никогда не выдадите свою племянницу замуж насильно, однако с готовностью торгуетесь за свою собственную сестру. Вы же чуть не погубили ее! Или вы все еще не знаете этого при всей вашей осведомленности? – горько спросил он, увидев, как побледнел Кардемор. – Могли бы придумать получше способ затащить меня на алтарь, чем подвергать Лили действию сырости, Кардемор. Если она когда-нибудь узнает правду, она вас не простит.

Левая рука Кардемора сжалась в кулак. Это был единственный признак его глубокого волнения.

– Вы не обязаны жениться на Лили. Попытка заставить вас сделать это была роковой ошибкой. Я полностью освобождаю вас от ваших обязательств и немедленно перевезу ее в Уилборн-Плэйс. Даю вам слово, что никогда впредь ни я, ни мои слуги не станем вам докучать. Если вы хотите получить компенсацию за потерянное время и все неприятности, только назовите цену.

– О Господи! – Грейдон откинулся в кресле и захохотал. – Неужели вы собирались обманом заставить меня жениться на своей сестре, а потом держать в узде угрозами? Я был бы идеальным мужем, не правда ли? Но так было, пока обстоятельства не изменились. Теперь, когда я знаю всю правду, вы горите желанием освободиться от меня, независимо от того что пострадает репутация Лили. – Он посмотрел на потолок и криво усмехнулся. – О нет, Кардемор. Все будет по-другому. Лили останется здесь, со мной. Вы будете делать то, что говорю я, и держаться от нее как можно дальше до тех пор, пока мы не поженимся. В тот день, когда вы подведете ее к алтарю и вверите мне… В общем, после этого вам останется только молиться, чтобы я смягчился и позволил вам иногда видеться с ней. – Он выдержал взгляд Кардемора. – Вам придется очень сильно молиться.

– Я все еще владею документами на Сан-Кэтирс, – тихо сказал ему Кардемор. – Ваши матушка и сестры…

– А вы подумайте, как отнесется к вам Лили, когда узнает, что вы устроили похищение с целью заставить нас пожениться, – с улыбкой посоветовал ему Грейдон. Он встал, чтобы вновь наполнить свой бокал, и взглянул на Кардемора. – Я совершенно точно знаю как. Надеюсь, вы ничего не сделали с Ионой. Я так и не понял: он помог нам убежать по вашему приказу или нет.

– Нет, – ответил Кардемор. Голос его был спокоен, но выглядел он так, словно собирался наложить на себя руки. – Он понятия не имел ни о похищении, ни о моей роли в этом до тех пор, пока случайно не столкнулся с вами в тумане. К сожалению, Портер не сообщил ему о том, что происходит.

– Вы не станете его наказывать?

– Я питаю слабость к Ионе. Он очень напоминает мне меня самого в этом возрасте. Ему было очень непросто действовать вопреки своей преданности мне. Он знал, что рискует жизнью. Это было полнейшим безрассудством с его стороны. Он не сказал вам, почему сделал это?

– Нет.

– Ради денег. Надеялся на хорошее вознаграждение. Он хочет выкупить своих сестер из борделя. Одна старше его, другая моложе.

Грейдону чуть не стало плохо.

– Моложе? – повторил он. – Да мальчишке самому лет тринадцать самое большее.

– Двенадцать, – сказал Кардемор. – Я ничего не знал о его сестрах – он слишком горд, чтобы рассказывать о своей жизни, – а то бы и сам их выкупил. Мальчишка дорог мне, как я уже говорил.

Кардемор прижал руку к виску и на мгновение прикрыл глаза, став жалким.

– Да, он мне дорог, и вам не стоит беспокоиться о нем. А вот Портера больше нет в живых.

Грейдон прерывисто вздохнул.

– Понятно.

– Сомневаюсь. – Кардемор скептически посмотрел на него. – Знаете, Грейдон, вы мне понравились своей деликатностью. Если бы это было не так, я никогда не выбрал бы вас в мужья Лили. Я сделал такой выбор вовсе не потому, что мог манипулировать вами.

– Простите, если я этому не особенно поверю.

– Вы деликатны и чувствительны, – продолжал Кардемор. – Ей будет хорошо с вами. Я знал это раньше и знаю сейчас. Лили нужен рядом надежный человек. Изабель сама может постоять за себя, а Лили – существо ранимое. Я не мог подвергать ее риску выйти замуж за молодчика, который польстился бы на ее красоту или деньги. Но я все-таки сомневался в том, что вы возьмете в жены немую, несмотря на все ваши чувства. Сознаюсь, я хотел заманить вас в ловушку, чтобы вынудить жениться, но план провалился. Портер наделал кучу ошибок. В нашем мире такие ошибки не… недопустимы. Он покончил с собой три часа назад.

Грейдон потер переносицу.

– Я рад, что забираю Лили от вас. Она из другого мира.

– Да, – спокойно согласился Кардемор. – Я всегда знал это.

– Надеюсь, с леди Маргарет и леди Изабель все в порядке?

– Их просто отвезли на достаточно большое расстояние от города и там высадили в целости и сохранности рядом с приличной гостиницей, где им дали приют. Мои люди собирались бросить мой экипаж на проселочной дороге в нескольких милях оттуда, когда были, к сожалению, перехвачены вашим другом, лордом Долтри.

Грейдон пошел было к горящему камину, но тут повернулся и пристально посмотрел на своего гостя.

– Долтри в порядке?

Кардемор пожал плечами.

– Пустяковая рана на левой руке. Ничего серьезного.

– Пустяковая?

– В него стреляли. Ничего другого не оставалось. Он рвался к коляске. Его надо было остановить. Пуля прошла навылет вот в этом месте. – Кардемор показал место повыше локтя на левой руке. – Он прекрасно себя чувствует, уверяю вас. Я сам довел его до гостиницы, в которой находились Маргарет и Изабель, и позаботился о том, чтобы лекарь перевязал ему рану.

Грейдон опустился на ближайший стул.

– Вы отвели его? – Он смотрел на Кардемора, пока не понял все до конца. – А, понятно. Вы направлялись из тайного места, чтобы спасать леди Маргарет и леди Изабель, и на полпути встретили своих людей и лорда Долтри. Так?

Кардемор кивнул.

– Не смог я предстать романтичным героем в глазах моих дам, как рассчитывал, зато Изабель в восторге от лорда Долтри. Он очень возвысился в ее глазах, как вы понимаете. Она считает, что храбрее его нет никого на свете. Ваш друг сейчас у себя дома. Небось спит как младенец.

На Грейдона навалилась усталость. Он пытался с ней бороться.

– Я навещу его, как только Лили станет лучше. Нас вы тоже собирались освобождать?

– Прямо с рассветом, – сказал Кардемор. – Я и мои люди приготовились разыграть в вашу честь превосходную сцену небольшого сражения. Я, разумеется, стал бы возмущаться тем, что вы провели ночь взаперти с моей сестрой. Дальше должно было сработать ваше собственное благородство. Так оно и вышло.

Грейдон ничего не ответил на это. Он взъерошил волосы и уставился на огонь.

– Вы можете отказаться жениться на ней, – сказал Кардемор. – Еще не поздно.

– Поздно, – мрачно ответил Грейдон. – Для вас. – Он взглянул на Кардемора. – Вы хотели найти такого мужа для своей сестры, который бы действовал по вашей указке, чтобы ее счастье всегда находилось в вашей власти. Но вы просчитались. Лили начнет презирать вас, если когда-нибудь узнает правду. Так что теперь вы в моей власти. Если вы хотите обрести хоть какую-то надежду…

– Надеждам конец, – отрезал Кардемор, и Грейдон покачал головой.

– Вас слишком обуревает гордыня, как всех в том мире, откуда вы пришли. Но я не хочу, чтобы Лили была такой же. Сейчас она находится в моем мире, и так будет до конца ее дней. Ее счастье в моих руках.

Кардемор выдержал его взгляд. Его лицо ничего не выражало.

– Позвольте мне увидеть ее, прежде чем я уйду.

Его просьба совершенно не тронула Грейдона. В нем не было сочувствия. В нем ничего не было, кроме усталости.

– Вы не увидите Лили ни сейчас, ни даже завтра. Пришлите сюда леди Маргарет, если хотите знать, в каком она состоянии.

Кардемор стоял как каменный.

– Я готов умолять вас, если это то, чего вы хотите.

Грейдон еле держался. Его глаза слипались от усталости.

– Единственное, чего я хочу, – это чтобы вы ушли. На похороны я позову вас первого. Это все, что я могу вам сейчас обещать.

Кардемор ничего не ответил. Через минуту он повернулся и вышел.

Грейдон медленно поднялся по лестнице и, не обращая внимания на жгучую боль в мышцах, направился в комнату, в которой лежала Лили. Еще в дверях он почувствовал запах крови. Экономка выносила полный таз. Доктор Паттерсон закончил перевязывать рану, через которую пускал кровь, и поднял взгляд на Грейдона. Лили лежала бледная и недвижимая. Лишь ее грудь тяжело вздымалась и опускалась. Она хватала ртом воздух, как тонущий человек.

– Улучшения, на которое я надеялся, не произошло, – тихо сказал, поднимаясь, доктор Паттерсон. – Боюсь, что нам надо готовиться к худшему. Придется немедленно уведомить ее семью.

Грейдон почувствовал, как на него навалилась тяжесть. Все вокруг потемнело.

– Когда?

– Возможно, к ночи. Может быть, к завтрашнему утру. Трудно сказать. Я пришлю сиделку ухаживать за ней. Или вы хотите, чтобы я сам остался?

– Нет. Никого не надо. С ней останусь я.

– Но, милорд…

Грейдон уже пересек комнату и встал возле кровати.

– Оставьте нас. Все, – сказал он.

Слуги заторопились к выходу. Грейдон даже не посмотрел в их сторону.

Когда все ушли, он долго стоял, глядя на больную и прислушиваясь к ее тяжелому дыханию.

– Лили, – прошептал он. – Ты должна жить. Должна. Я тебе помогу. – Он медленно опустился на колени рядом с кроватью. – Я буду молиться, чтобы Бог не забирал тебя. Слушай. – И он начал шептать слова молитвы. Торопливо, неразборчиво. Он знал, что понять их нельзя, но Господь поймет, что он хочет сказать. Конечно, поймет.

Грейдон уткнулся лицом в матрас, сжав кулаки и чувствуя свою полную беспомощность.


– Боже милосердный! Что это ты делаешь на полу!

Кулаки Грейдона разжались. Он поднял голову и посмотрел в сторону дверей спальни.

– Мама, – прошептал он. – Ты здесь.

Она стаскивала перчатки.

– Конечно, здесь, – сказала она с упреком, направляясь к нему своей летящей походкой. – Ты же посылал за мной. Разве не так? Дорогой мой, тебе надо лечь в постель! Вставай-ка с пола. – Она взяла его за руку и попыталась поднять, но он вместо этого обвил ее руками и прижал к себе.

– Мама, ты должна мне помочь. Доктор Паттерсон сказал, что она умирает.

– Что ты! – Мать Грейдона ласково погладила сына по голове. – Она не умрет, дорогой. Я не позволю. А ты ложись в свою постель и хорошенько выспись. У твоих сестер и у меня уйма дел. И ты должен оставить нас одних, чтобы мы могли ухаживать за нашей больной. Леди Лилиан? Так, кажется, ее зовут? Ба! Да какая она хорошенькая! Вставай на ноги, дорогой. – Она помогла ему встать и, обняв одной рукой, повела в соседнюю комнату. – Ты напрасно устроил ее здесь, Энтони, но это мы обсудим позже. Сейчас я должна приготовить горчичники и целебный чай. А Мелисса и Дженнет, конечно, захватили с собой свои особые подушки. Леди Лилиан станет намного легче дышать через часок, но ты не должен приходить сюда, пока я не разрешу тебе, мой милый. – Она открыла дверь в его комнату и втолкнула его туда.

– Мама, – сказал Грейдон, не давая ей закрыть дверь, – скажешь мне сразу, если что-нибудь случится. Обещай.

Она посмотрела на него своими живыми голубыми глазами. Красивая миниатюрная белокурая женщина.

– Должно быть, ты очень хорошо относишься к этой девушке, Энтони.

– Да. Я собираюсь жениться на ней.

– В таком случае я должна поставить ее на ноги как можно быстрее. Ложись, мой дорогой. Я тебе обещаю, но мне не придется тебя звать. Я еще ни разу не теряла своих подопечных, и моя будущая невестка не станет первой.

Глава пятнадцатая

Граф Кардемор не привык проигрывать и тяжело переживал случившееся. Такое чувство испытывает внезапно постаревший человек, глядя на свое одряхлевшее тело и понимая, что прежние силы покинули его.

Он мог еще сделать кое-что, чтобы снова прибрать к рукам графа Грейдона. Но думать об этом Кардемору не хотелось. Лили была теперь вне опасности, под опекой Грейдона. Всего час назад он узнал, что она будет жить. Графиня Грейдон и ее дочери сотворили одно из своих чудес и спасли ее. Об этом ему лично сообщил доктор Паттерсон, который покинул дом Грейдона, после того как убедился в стабильном состоянии Лили. Кардемор криво улыбнулся. Интересно, как повел бы себя Грейдон, узнав, что не только доктор Паттерсон, но и кое-кто из его слуг находились на тайном содержании Кардемора.

Впрочем, теперь это значения не имеет. С коварством покончено, и пора оставить всех в покое. Лили будет счастлива со своим графом. Именно об этом он всегда и мечтал. Грейдон прав: Лили не принадлежит к его миру, где царит мрак. Скоро он освободит от этого мира и Маргарет, и Изабель. Он должен убедиться в том, что у них все хорошо, что они довольны и устроены. После этого он исчезнет навсегда.

В этот день туман рассеялся рано. Кардемор стоял в неосвещенной комнате у открытого окна и смотрел на звезды и луну. Они были сверкающим светом в кромешной тьме, точно так же, как Лили, и Маргарет, и Изабель были светом, разгонявшим мрак его души. Он так их любил! Без них его жизнь станет никчемной и пустой.

У него не было сердца, во всяком случае, так считалось. Взявшись руками за подоконник, Кардемор опустил голову. У него не было ни сердца, ни совести. Он лишился их много лет назад, пройдя через бесчисленные смерти и обманы. Он потерял человеческий облик, ему неведомы были слезы – самое красноречивое свидетельство принадлежности к роду человеческому.

– Эрон?

Услышав голос Маргарет, он удивился. Он не заметил, как она вошла в комнату. Явный признак того, что он потерял присутствие духа. Кардемор судорожно вздохнул и вытер ладонью лицо. Он чувствовал жжение в глазах и страстно хотел, чтобы она ушла раньше, чем выяснится, что ему не чужды человеческие чувства.

– Что? – спросил он, с радостью услышав, что голос его прозвучал резко.

Она тихо прикрыла дверь – словно захлопнулась ловушка.

– Уходите, Маргарет. Вы не должны находиться здесь, в моей спальне. Во всяком случае, до тех пор, пока не будете готовы разделить ее со мной.

Он хотел напугать ее этими словами. Пусть уходит, пусть жизнь потеряет для него всякий смысл.

– Вы здесь уже целую вечность, Эрон, – сказала она ласково, продолжая стоять у двери. – Лили будет жить, Эрон. Вы не должны терзать себя.

Он грустно рассмеялся. Она долго молчала, а он не мог выдавить из себя ни слова. Тоже молчал и ждал.

– Я готова, – наконец осторожно сказала она тихим голосом.

– Готова? – безучастно переспросил он.

– Разделить с вами вашу спальню.

Он не знал, смеяться ему или плакать.

– Я и не подозревал, что вам невтерпеж, Маргарет. Я рад бы угодить вам, но вам лучше попросить об этой услуге лорда Кимболла. Он, кажется, не прочь.

Он услышал, как она судорожно вздохнула, и, почувствовав боль, сильнее вцепился руками в подоконник, чтобы не оборачиваться.

– Я, кажется… – начала она и остановилась, снова судорожно вздохнув. Когда она заговорила опять, голос ее был слабым и дрожащим. – Я, кажется, совершила ошибку. Прошу прощения.

– Маргарет…

– Оставляю вас в вашем мраке, Эрон. – Ее голос окреп. В нем послышалась злость. Кардемор обрадовался этому. – Хочу только, чтобы вы знали: мне не нужен никто, кроме вас.

Она вышла, громко хлопнув дверью. Кардемор повернулся посмотреть туда, где она только что стояла, но тут дверь снова распахнулась. Маргарет, неотразимо прекрасная, как всегда, когда верх брал ее ирландский темперамент, бросила через порог:

– Ставлю вас также в известность, Эрон Уолфорд, что я взяла на себя смелость вышвырнуть вашу любовницу, пока вас не было в городе. – Она вздернула подбородок, снова хлопнула дверью и удалилась.

Секунд пять он стоял, окаменев от шока, а потом ринулся за ней.

– Маргарет! – закричал он, распахивая дверь. Она была на середине лестницы и, не обернувшись, продолжала спускаться вниз. – Черт побери… – он схватил ее за локоть и повернул к себе лицом.

Она вырвалась и влепила ему пощечину, такую сильную, что у него на секунду закружилась голова.

– Мерзавец! – закричала она, не обращая внимания на слуг. – Не прикасайтесь ко мне! Как вы смеете!

Он не понял, о чем она говорит, что именно в его словах так ее задело. Не обращая внимания на крики, он взвалил ее себе на плечо и начал подниматься вверх по лестнице.

– Эрон Уолфорд! – в бешенстве кричала Маргарет. – Отпустите меня!

– Я передумал насчет вашего предложения. Добро пожаловать в мою постель.

– Ну так я тоже передумала! – горячо заявила она. – Отпустите меня!

– Мама! – послышался снизу испуганный голос Изабель. – Дядя Эрон!

Он осторожно повернулся, не отпуская Маргарет.

– Ничего не происходит, Изабель. Твоя матушка и я собираемся устроить продолжительную… дискуссию. Скажи слугам, чтобы не беспокоили нас.

Он захлопнул и запер дверь своей спальни, а потом швырнул ее на свою постель.

– Я не собираюсь спать с вами! – заявила она в ярости, пытаясь выкарабкаться, когда он подмял ее и прижал своим телом.

– О нет, собираетесь. И я не остановлюсь на этот раз. – Он поцеловал ее, не обращая внимания на все ее протесты, и продолжал целовать до тех пор, пока она не ответила ему поцелуем.

– Ну а теперь, – сказал он, тяжело дыша, – вы хотите меня, Маргарет?

– Да.

– Прекрасно. – Он встал на колени, взял ее платье двумя руками и начал стаскивать его. – Потому что я мечтал о вас чуть ли не каждую минуту все последние двенадцать лет. Вы понимаете?

На ее лице появилось такое колдовское выражение, какого Кардемор не видел никогда в жизни.

– Понимаю, Эрон. Но вы же рвете великолепное платье, дорогой!

Он отбросил в сторону платье и энергично принялся за ее туфли и нижнее белье.

– Я куплю вам новое вместо этого. – Он попытался освободиться от собственной одежды. – Какое хотите. Все что хотите.

Она села и, отстранив его руки, легко расстегнула пуговицы на его рубашке.

– Отлично, – прошептала она, целуя его. – Я люблю вас, Эрон.

– О Господи. – Он взял ее лицо в ладони и заставил ее посмотреть на себя. Он никогда не чувствовал себя таким напуганным. – Не говорите этого.

Она распахнула его рубашку и прижала ладони к его груди.

– Я буду говорить все, что хочу. Я люблю вас.

Он дрожал от желания.

– Ну так любите меня. Ненавидеть будете потом.

Она осыпала его широкую, испещренную шрамами грудь легкими поцелуями, а ее пальцы в это время трудились над брючной застежкой.

Он сгорал от нетерпения, но старался не спешить. И она, эта прекрасная великодушная женщина, отвечала ему прикосновением на прикосновение, поцелуем на поцелуй, ни в чем ему не отказывая. Он ласкал ее руками и губами, перестав сдерживать себя, потому что она требовала его ласк. Он никогда не встречал такой великолепной любовницы.

– Я люблю вас. – Он повторял это снова и снова, не в силах остановиться. Потому что этот акт действительно был актом любви. Первый раз в его жизни это была любовь, которая изменила все.

Потом они тихо лежали рядом. Он прижимал ее к себе, а ее голова покоилась на его плече. Они молчали. Он заговорил первым:

– Я полюбил вас с первого взгляда. Вы помните, когда это было? На похоронах моего брата.

Она улыбнулась.

– Правда? Это беспокоит вас, Эрон?

– Нисколько. А тогда я боялся оскорбить вас своим вниманием. Тело мужа еще не предано земле, а его братец уже поглядывает на вдову.

Она хмыкнула, дыша ему в грудь.

– Я никогда не любила Джорджа. Наша женитьба была сделкой, и любовь в расчет не принималась. Я достаточно уважала его, родила ему ребенка, но не больше. Он не был легким человеком.

– Нет. Не был. – Кардемор лениво провел пальцами по ее руке. – Но должен сознаться, что он более легкий человек, чем я.

– О нет. Вы заблуждаетесь, Эрон. Очень сильно. С чего вы это взяли?

– Может быть, со слов моего отца?

– Возможно, – согласилась она. – Джордж походил на старого графа, у обоих были холодные сердца, не способные любить. Они даже друг друга не любили, лишь уважали. – Она подняла голову и улыбнулась ему. – А знаете, когда я влюбилась в вас, Эрон?

– Когда?

– В день рождения Лили. Когда ей исполнилось десять лет и никто из приглашенных детей не явился. Доктор объявил тогда, что она не может говорить потому, что ее языком завладел дьявол. Вы помните?

Он прикрыл глаза.

– Да.

Она подняла руку и погладила его изуродованную шрамами щеку.

– На нее было больно смотреть, когда она сидела в своем новом очаровательном платьице на полу в детской и плакала. Вы были готовы убить этого врача.

– И убил бы, попадись мне этот проклятый лекаришка на глаза.

– А вместо этого устроили для нее праздник, – мягко сказала она, – и гостями на нем были мы с Изабель и несколько крестьянских ребятишек. Я смотрела, как вы катали этих детей на своих плечах, носясь галопом по бальному залу, и поняла, что люблю вас. Это меня очень напугало.

– Еще бы! Если вы полюбили меня, значит, ваше сердце сделало очень неудачный выбор.

– Я знаю, – сказала она. – Вы злой человек. Не так ли, мой дорогой? Я всегда знала это, но сердцу не прикажешь. Я вас люблю, и ничто не может этого изменить.

– Просто вы не знаете того, что я совершал.

– Не знаю, – согласилась она. – Возможно, я бы пришла в ярость, если бы узнала. Возможно, что дала бы вам по голове. Вы знаете, какой у меня скверный нрав. Но все равно продолжала бы любить вас. Это навсегда, Эрон. Вот увидите.

– Ваше похищение организовал я, – признался он. – Ваше, Изабель, Лили. И Грейдона тоже. Я сделал это, чтобы вынудить Грейдона и Лили пожениться.

– Я знаю, – тихо сказала она. Он уставился на нее.

– Я поняла это по вашему поведению, когда Лили была больна. Я молила Бога, чтобы она осталась жива не только ради нее самой, но и ради вас. Вы никогда не простили бы себе, если бы она умерла.

– Я и так никогда себе не прощу.

– Поступок глупый, – согласилась она. – И жестокий. И вы это прекрасно понимали. Вы злой человек, как я уже сказала. А Грейдон узнал правду?

– Да, – устало сказал он и передал ей свой разговор с Грейдоном.

– О Эрон, – прошептала Маргарет, когда он закончил. – Я сожалею.

– Я виню только самого себя, – сказал он. – Грейдон был прав, говоря, что Лили не принадлежит к моему миру. Так же как и вы, как Изабель.

– Но мы здесь, – сказала она, крепко обняв его. – И не собираемся бежать из вашего мира. Лили в том числе. Грейдон позлится какое-то время, но потом остынет. Ведь Лили вас просто обожает. А когда вы ей понадобитесь, вы должны быть рядом с ней, Эрон.

– О ней позаботится Грейдон. Он будет ей хорошим мужем и без моих стараний. Я почти уверен, что он любит ее.

– Надеюсь, вы правы, потому что девочка влюбилась.

– Он будет ей хорошим мужем, – повторил Кардемор. – А Долтри хорошо бы женить на Изабель, два сапога пара. А вам, Маргарет, вам подошел бы кто-то вроде лорда Кимболла.

Она медленно села и склонилась над ним. Ее длинные распущенные волосы упали ему на грудь.

– Лорд Кимболл никогда не получит такой возможности.

– Маргарет…

– Я понимаю, что наша женитьба невозможна. Но меня вполне устраивают менее официальные отношения. Вы не забыли, что я прогнала вашу любовницу?

Он теребил ее рыжие пряди.

– Не забыл. Бедная Джорджина! Как она, должно быть, испугалась, увидев вас в своей скромной гостиной. Или где там вы ее атаковали.

– Я вела себя довольно прилично, уверяю вас. Я отправилась к ней в тот небольшой домик, в котором вы ее поселили, и сообщила, что вы больше не нуждаетесь в ее услугах. Она сперва боялась уезжать из города, не сказав об этом вам…

– Бедная Джорджина, – пробормотал он снова.

– …но я успокоила ее страхи путем внушительного денежного вливания. Несчастная Джорджина безбедно доживет до конца своих дней, можете быть уверены. Я даже не прошу вас о возмещении расходов.

Он хмыкнул.

– Вы очень добры, миледи.

– Да уж, конечно, не скажешь, что я была недобра к вашей возлюбленной. И больше никаких женщин, Эрон, – строго сказала она. – Только я. Можете не смотреть на меня так высокомерно. Вам не избавиться от меня, милорд.

Не сводя с нее взгляда, он накрутил пряди ее волос на пальцы и поднес их к губам, чтобы поцеловать.

– Я не хочу причинять вам боль, – сказал он.

– Вот и не причиняйте. Если вы дорожите мной, то постарайтесь. Я не потерплю, чтобы меня держали на почтительном расстоянии.

– Упрямица, – сказал он, притягивая ее к себе. – Вы – единственная причина, из-за которой я стремился покинуть свой дом. Если бы я увидел невесту, предназначенную моему брату, я бы наверняка украл вас перед вашей брачной ночью.

– И я бы охотно убежала, – сказала она, обвивая его шею руками, когда он навис над ней, опрокидывая ее на постель. – Без всяких сожалений.

– Правда, Маргарет? – Он пристально вглядывался в ее лицо.

Она улыбнулась.

– Сожалений не будет, Эрон. Никогда.

– Я люблю вас, – сказал он и нежно ее поцеловал.

– Докажите это, – прошептала она. – Докажите мне.

Он превосходно понял ее.

Глава шестнадцатая

– Ну, как тут сегодня наша пациентка? – весело прощебетала графиня Грейдон, летая по комнате на своих крошечных ножках, которые, кажется, не касались пола. В следующую секунду она уже взбивала подушки Лили. – О, да вы выпили весь чай. Какая умница! – Она чмокнула Лили в щеку и забрала пустую чашку. Ее дочь, леди Дженнет, заняла ее место.

– У нее значительно улучшился цвет лица! Посмотри, Мел. Разве нет?

Леди Мелисса подошла с другой стороны кровати.

– О да. Точно! Значительно лучше! Не приоткрыть ли нам окно сегодня? Как ты думаешь, можно?

– Отличная идея, Мел, – согласилась леди Дженнет, – а я принесу свое рукоделие и побуду с леди Лилиан на случай, если погода переменится.

Лили давно уже даже не пыталась добиться от них понимания того, чего она хочет. Они отказывались дать ей карандаш или бумагу, боясь, что она причинит себе вред, пытаясь писать, и понимали, кажется, только простейшие из ее жестов. Она снова стала невидимкой. Как всегда.

Однако сердиться на этих милых женщин она не могла. Во время ее болезни они так самоотверженно ухаживали за ней. В самую тяжелую для нее ночь по очереди дежурили возле ее постели, в течение долгих изнурительных часов поддерживая ее в сидячем положении, чтобы она могла дышать. Мыли и согревали ее, вливая в нее без конца свой целебный чай. Они без устали хлопотали, явно получая громадное удовлетворение от своего труда.

– Извините, я не помешал?

Грейдон! Лили оживилась. Он стоял в дверях такой красивый, элегантный. Такой желанный.

– Леди Лилиан собиралась немного подышать свежим воздухом, Грейдон, – сказала графиня сыну, когда он направился к постели, вглядываясь в лицо Лили. – Можешь побыть пять минут, но постарайся не утомлять ее. Как ты, мой дорогой? – она подставила ему щеку для приветственного поцелуя.

– Свежим воздухом? – Грейдон поцеловал обеих сестер, которые запорхали вокруг него.

– Да, – сказала леди Мелисса, идя к тому окну, которое они решили открыть. – Ты же знаешь, это очень важно для легких.

Грейдон с минуту наблюдал за процедурой открывания окна, а потом, смеясь, снова повернулся к Лили.

– На улице прекрасная погода. Не хотите ли посидеть часок в саду, Лили?

– Да! – произнесла она и энергично закивала головой.

– О нет! – воскликнула его мать, а сестры в ужасе поддержали ее. – Грейдон, об этом и речи быть не может. Это исключено.

Лили соединила ладони и умоляюще взглянула на него. Он улыбнулся.

– Тогда полчаса, раз ты так беспокоишься, мама. Я вынесу ее и буду держать на солнце. Обещаю. – Он наклонился, чтобы откинуть в сторону одеяло и взять Лили на руки. Ликующая Лили обвила его шею руками.

– Но ее надо закутать одеялом, – настаивала графиня.

– И шалью! – подхватила леди Мелисса.

– Двумя шалями, – сказала леди Дженнет.

– По меньшей мере, – заключила графиня.

Грейдон взглянул на Лили, укрытую с головы до пят толстой ночной рубашкой и халатом. Потом на ее ноги. Она пошевелила ими, показывая, что была в комнатных туфлях.

– Кажется, леди Лилиан достаточно утеплена для короткого выхода, – сказал он и направился к двери. – Но вы можете принести все, что считаете нужным, в сад.

Грейдон быстро понес ее вниз, не обращая внимания на их возмущение. Он заговорщически подмигнул Лили, радуясь тому, как они удрали, и она засмеялась. Слуги бросились открывать двери на его пути, и не успела она опомниться, как они оказались в его чудесном саду. Солнце золотило его волосы. Лили прищурилась от яркого света.

– Я найду такое местечко, где есть немного тени, – сказал он. – И вы сможете отдохнуть там, пока глаза не привыкнут к свету.

Он посадил ее на скамейку под красивым дубом и сел рядом.

– Вам нравится мой сад? – спросил он. Он взял ее руку, поцеловал и уже не отпускал.

Лили глубоко вздохнула и огляделась вокруг. День и впрямь выдался теплым и чудесным.

– Он оч-чень к-красив-вый, м-милорд.

Сад действительно был красив со своими огромными деревьями и фонтаном в центре. С того места, где она сидела, было видно несколько дорожек. Вдоль одних росли аккуратно подстриженные низкие кусты, вдоль других – буйный кустарник с увядающими летними цветами. Теплый ветерок разносил вокруг чудесный запах трав и сладкий аромат цветов. Жужжали пчелы. Птицы щебетали в ветвях деревьев и возле фонтана.

Он легко коснулся кончиками пальцев ее виска, и она повернулась к нему.

– Как приятно слышать вас снова, Лили.

Она скорчила гримасу. Приятно слышать!

Кваканье лягушек куда приятнее.

– Приятно, – настойчиво повторил он. – Вы сами не можете этого знать. – Внезапно улыбнувшись, он махнул рукой в сторону. – Вы не должны стесняться разговаривать с моей матерью и сестрами.

Лили слегка содрогнулась и покачала головой. Она не могла заставить себя разговаривать с его близкими своим безобразным скрипучим голосом. Она могла позволить себе это только с ним. С другими ей легче было притворяться немой. Это доставляло боль, но гораздо меньшую, чем отвращение, которое вызывал у собеседников ее голос.

– Ну, раз вы не хотите разговаривать, я принес вам это. – Он достал из кармана один из ее маленьких золотых футляров для бумаги.

– О! – воскликнула она и нетерпеливо схватила футляр. Она страдала оттого, что не могла писать. Это был ее единственный способ общения со многими людьми и во многих обстоятельствах.

– Мне передала это леди Маргарет, когда приходила сегодня утром. Она не была уверена, что футляр разрешат оставить, если она отдаст его прямо вам. Боюсь, что все равно его придется прятать.

– С-спасиб-бо, – сказала она, привычно, без труда открывая изящный золотой футлярчик. – Я т-так ему рад-да.

– Вы лучше спрячьте его, пока к нам не нагрянули сиделки. Мне кажется, я слышу их шаги. Интересно, чем они закутают вас, моя бедняжка.

Уж действительно закутали так закутали, подумал Грейдон спустя несколько минут, наблюдая, как мать и сестры хлопочут вокруг девушки. Сколько одеял и подушек! Лили стала похожа на красивую пушистую мумию. Он сомневался в том, что она была в состоянии пошевелить рукой или ногой.

Мать и сестры расположились рядом со скамейкой на удобных стульях и защебетали все трое на свою излюбленную тему о прошлых и настоящих пациентах. Грейдон слушал, как всегда, с вежливым, но притворным интересом. Он попытался вовлечь в этот разговор Лили, но она, весело улыбнувшись ему из-под своих оберток, не произнесла ни слова. Мать и сестры, к его раздражению, относились к Лили как к красивой кукле, забывая, что она по-своему умеет общаться с окружающими.

Итак, он и Лили сидели рядышком на скамейке, молча улыбались и кивали, слушая болтовню дам. Это было приятно, хотя он надеялся остаться с Лили наедине. Ему требовалось всего несколько минут, но непременно сегодня. Две недели не такой большой срок, чтобы подготовить все к свадьбе. Лондон и так полон слухов и сплетен. В его собственном «Уайт-клубе» уже заключали пари – насчет Лили, его самого и, к большому сожалению, мисс Гамильтон.

Он нанес визит Фрэнсис три дня назад, приготовившись к самому неприятному разговору в своей жизни. Она, похоже, уже знала, о чем он собирался с ней говорить. И не только она, но и ее семья. Он сидел с ее родителями в их гостиной, поджидая Фрэнсис, чтобы пригласить ее на прогулку, и с молчаливым самоосуждением терпел их страдания. Зато он мог больше не беспокоиться о том, что разбивает сердце Фрэнсис.

Она была влюблена в Чарльза Кассина, который несколько недель назад, перед своим отъездом из Лондона, сделал ей предложение. Ей пришлось отказать ему потому, что она чувствовала себя связанной обязательствами, данными Грейдону. К тому же она опасалась гнева родителей.

– Понимаете, милорд, – сказала она ему, когда они катались по парку, – я собираюсь выйти за Чарльза замуж, если он еще этого хочет. Как раз сегодня я собиралась ему об этом написать.

Они расстались друзьями. У ее дверей Грейдон предложил зайти вместе с ней, чтобы объявить ее родителям о разрыве помолвки, но Фрэнсис сказала, что в этом нет необходимости.

Его мать и сестры вскоре ушли. Грейдон сел поудобней и взглянул на Лили. На ее лице были видны одни глаза, такие красивые, что он готов был смотреть на них весь день. Скорее всего, их дети тоже будут голубоглазыми. Светловолосыми и голубоглазыми.

Он раскутал Лили, сбросив на землю все подушки и одеяла и оставив ее в одной ночной рубашке.

– Разве вам теперь не удобнее? – спросил он. – Я вас заранее предупреждал, что мои домашние очень пылко относятся к целительству.

– Я б-благ-годарна им за т-то, чт-то он-ни сп-пасли мне ж-жизнь, н-но я х-хоч-чу дом-мой.

– Лили. – Он взял ее руку в свои. – Это ваш дом. – Он выдержал ее взгляд. – Вы мне дороги так, как никогда не была дорога ни одна женщина. И для меня не может быть большего счастья, чем видеть вас своей женой. Не окажете ли вы мне огромную честь, выйдя за меня замуж, Лили?

Она будто окаменела. Даже пальцы, которые он сжимал в своей руке, стали ледяными. Вдруг она стремительно встала и рванулась прочь от него, гневно выкрикнув:

– Н-нет!

Он тоже вскочил.

– Лили!

– Я н-не п-позвол-лю в-вам сд-делать эт-то! – Она вся кипела от гнева. – В-вам уг-грож-жал Эр-рон? – Она приложила ладонь ко лбу. – Уг-грож-жает вам?

– Нет, – ровным голосом ответил он. – Больше того, когда я сказал ему, что хочу на вас жениться, он ответил, что в этом нет необходимости.

Она покачала головой. Он быстро приблизился к ней, подхватил на руки и вернулся к скамейке. Когда она попыталась встать, он прижал ее крепче.

– Не надо создавать проблем, миледи. Графиня ни за что не выпустит вас больше в сад, если после сегодняшней прогулки у вас появится даже насморк. Когда-нибудь я расскажу вам все свои ужасные истории о том, как в детстве меня насильно удерживали в комнате из-за пустяков. Мы с вами никогда не будем так мучить наших детишек.

– М-мил-лорд, – сказала Лили холодно.

– Надеюсь, что у нас будет целый выводок. Детей, я хочу сказать. Обоего пола. В каком порядке они появятся, мне безразлично. Я не обеспокоен проблемой наследника в данный момент. Лили, любимая, вы так покраснели!

– Энт-тон-ни!

Он страстно целовал ее до тех пор, пока ее руки не обвили крепко его шею.

– Мне нравится, как звучит мое имя в ваших устах, – прошептал он и снова прислонился к спинке скамейки, держа ее в своих объятиях. – Я люблю сам звук вашего голоса. Вы не представляете, как он действует на меня. Я мечтаю слышать его утром, просыпаясь рядом с вами. Нет, не отворачивайтесь. Я вас смутил?

Она покачала головой.

– Ну, тогда как? Вы выйдете за меня?

– М-мисс Г-гам-мильтон…

– Я уже поговорил с мисс Гамильтон, и она пожелала нам счастья. Она искренне рада за нас. – Он хотел было рассказать ей всю правду, но сдержался. Выдавать тайну Фрэнсис нельзя, пока Кассин официально не объявит о своих намерениях. Кроме того, Грейдона мучило опасение, что Лили сама была влюблена в красивого, обаятельного мистера Кассина. У него в памяти еще было живо воспоминание о том, как она пылко целовала его руку.

Лили подозрительно и недоверчиво смотрела на него.

– Она рад-да?

– Я не лгу, Лили. – Он переплел их пальцы. – Неужели вы не можете ответить «да»? Неужели я такая плохая партия для вас?

Она высвободила руку и достала спрятанный золотой футлярчик. Она что-то долго писала, прежде чем отдала ему записку.

«Я не могу стать вашей женой, хочу я этого или нет. Мой голос, вернее отсутствие его, делает это невозможным. Вы же понимаете это?»

Он прочитал записку, сложил ее и сунул в карман. Он так давно не испытывал этого удовольствия – выуживать ее записки из своих карманов.

– Я не стану лгать и говорить, что не учел этого обстоятельства. Да, кое-какие трудности возникнут, но они преодолимы. Вы и я прекрасно общаемся, а слуг можно обучить. Я не буду требовать от вас выполнять функции хозяйки дома на званых вечерах, если вы этого не захотите. Я вообще не буду требовать от вас ничего, что идет вразрез с вашими желаниями.

«Но вам нужна именно такая жена, которая может выполнять функции хозяйки дома. – Она дважды подчеркнула слово «нужна». – Вам нужна такая жена, которая была бы вам помощницей, а не обузой».

– О, Лили, – нежно сказал он. – Вы никогда не станете мне обузой. Осчастливьте меня согласием, и я постараюсь стать образцовым мужем.

«О таком муже мне можно только мечтать, – написала она. – Энтони, вы только представьте, каково это будет и для вас, и для ваших детей. Жена и мать, которая даже за покупками не в состоянии выйти без переводчика! Вы отдаете себе отчет в том, насколько зависимой я буду от вас?»

– Отдаю, – ровным голосом сказал он. – Я постараюсь, чтобы вы этой зависимости не ощущали. И дети привыкнут. Из вас выйдет замечательная мать.

«Я глубоко сожалею, что приходится отказывать вам, Энтони. Я понимаю, какую честь вы мне оказываете, и очень хотела бы ответить по-другому. Но, пожалуйста, не настаивайте. Вы мне слишком небезразличны, чтобы я могла взвалить на вас такую ношу».

Грейдон в задумчивости молчал, читая и перечитывая ее записку. Он не ожидал отказа. Что делать? Ее репутацию спасет только замужество. Оставался единственный способ вырвать у нее согласие, и он собирался им воспользоваться.

– Лили, мне не хочется вас умолять, но придется. Если вы не выйдете за меня, моя репутация будет безвозвратно погублена. Я потеряю свое положение в обществе, возможно, даже и в парламенте. Я понимаю, что проявляю чудовищный эгоизм, прося вас о такой жертве ради меня, но я прошу о ней. Вы видите, в каком я отчаянии.

– Энт-тон-ни! – в ужасе произнесла она. В следующую секунду она уже торопливо писала записку.

«Но этого не может быть! Почему? Только потому, что вы спасли меня? Потому что я нахожусь в вашем доме?»

Он кивнул.

– Да, а еще потому, что мы провели несколько часов запертыми вдвоем в том складском помещении. Это породило уйму слухов, гулявших по Лондону и даже попавших в газеты. Вы так же, как и я, прекрасно понимаете, чего ждет от нас светское общество. Мы оба погибнем, если не объявим как можно скорее о своей помолвке. Даже мисс Гамильтон не избежать губительных слухов, если мы не сделаем быстрых шагов.

Лили медленно встала.

– М-мисс Гам-мильт-тон, – прошептала она. – Эт-то так уж-жасно. Т-так н-несп-правед-дливо.

– Вот именно.

Она повернулась к нему.

– Эрон, – сказала она. – Эр-рон смож-жет в-все ул-ладить.

– Моя дорогая, я был бы рад этому, но вы должны понимать, что существуют такие обстоятельства, против которых бессилен даже ваш могущественный брат. Единственная наша возможность избежать катастрофы – пожениться.

Она написала еще одну записку.

«Вы сказали, что Эрону не очень понравилась идея с нашей женитьбой. Он говорил, что в этом нет необходимости».

– Нет необходимости для вашей репутации, – вдохновенно лгал Грейдон. – И в этом есть доля правды. Он может увезти вас обратно в Кардемор-Холл и держать там. Сомнительно, чтобы ваши друзья и соседи в Сомерсете слышали о скандале. Сильнее всего пострадает моя репутация и, возможно, репутация мисс Гамильтон. Меня посчитают беспутным человеком, который соблазнил и бросил невинную девушку, а на мисс Гамильтон будут смотреть как на женщину второго сорта, которая вышла замуж за бесчестного человека.

Она сидела возле него на скамейке, и вид у нее был несчастный. Он чувствовал себя негодяем из-за того, что лгал ей, но другого выхода не было.

– Полно, Лили. Так ли уж это плохо? Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы были счастливы. Обещаю. Скажите, что выйдете за меня.

Она долго молчала. Так долго, что он уже начал сомневаться и слегка испугался. Он и сам удивился, насколько важен был для него ее ответ.

– Д-да, – ответила она наконец, уставившись на свои руки. – Я в-выйд-ду за в-вас, Энт-тони.

– Спасибо. – Он накрыл ее руки своей рукой. – Спасибо, дорогая моя. – Вы сделали меня счастливым, и я обещаю, что вы никогда не пожалеете о своем решении. Нам будет хорошо вместе.

Она наконец подняла голову и улыбнулась.

– Д-да, – сказала она, и у него защемило сердце.

Он крепко прижал ее к себе и поцеловал, вложив в этот поцелуй всю свою страсть, которой он не давал воли во время ее болезни. Он так боялся потерять ее! Но теперь наконец она будет принадлежать ему. Целиком и полностью.

– Мы поженимся через две недели. Завтра я дам объявление в газету. Вы хотите пышную свадьбу или что-то скромное? Я предоставлю вам возможность решать это, Лили. Мы могли бы даже поехать в Сан-Кэтирс и сочетаться браком в тамошней церкви. Это старинная милая церковь. А поскольку мы задержимся там и после Рождества, все станет еще проще.

– Задержимся? – удивленно спросила она. – В Сан-Кэтирсе?

– Да. Вы полюбите Сан-Кэтирс, Лили. Там всегда чудесно, независимо от времени года. Я с огромной радостью покажу вам там все. И, конечно, хорошо бы нам зачать там нашего первенца, правда? Ах, я снова заставил вас покраснеть, любимая.

– Энт-тон-ни, – сказала она, когда он собрался ее поцеловать. – Я х-хочу ув-видеть Эр-рона. В-вы п-попросит-те его п-прийти сюда? П-пожа-луйст-та.

– Конечно, – ответил он, подавив раздражение.

– З-зав-втра?

– Да.

– Сп-пасиб-бо.

– Не за что. Я понимаю, что вы соскучились по вашему брату.

– Д-да. Оч-чень. Мож-жно он-ни…

Он приложил палец к ее губам.

– Напишите, любимая. Ваш голос садится.

Она кивнула и достала листок бумаги.

«Можно Эрон, Изабель и тетя Маргарет приедут к нам на Рождество?»

– Если они захотят посетить Сан-Кэтирс, – ответил он. – А теперь скажите мне, кого вы хотели бы видеть подружкой на свадьбе? – спросил он, чтобы сменить тему. – Изабель?

«Да, – написала она. – А вы своим шафером? Лорда Долтри?»

– Да. Если мне удастся вывести его из горестного состояния. Он уже отчаялся завоевать сердце леди Изабель.

«Но она тоже страдает! – написала Лили. – Она очень беспокоится. Изабель думает, что он ее возненавидел, а ведь она считает его самым отважным мужчиной на свете».

– Они оба сошли с ума, – поддразнил он.

«Не могли бы вы с ним поговорить?» – написала Лили.

– Вряд ли ему понравится мое вмешательство. И леди Изабель тоже.

«Она будет рада любому свидетельству того, что все еще ему небезразлична. Мне кажется, она любит его».

Грейдон вздохнул.

– Хорошо. Я поговорю с ним, но только потому, что вы меня просите об этом, Лили.

Она крепко обняла его.

Он хмыкнул и ответил ей тем же.

– Если вы всегда будете так благодарить меня, я сделаюсь самым услужливым мужем на свете. Однако нам пора. Я слишком задержал вас. Мама и девочки ждут нашего возвращения. Они так обрадуются, когда узнают, что мы собираемся пожениться. Они вас уже полюбили, – сказал он и подхватил ее на руки, чтобы отнести в дом.

Глава семнадцатая

Лили не была особенно уверена в том, что ее новые родственники полюбили ее, хотя известие о помолвке они встретили криками восторга. Они были рады, что их сын и брат наконец женится на девушке благородного происхождения. За это Лили должна была быть благодарна. Тем не менее она могла себе представить, насколько счастливее были бы они, если бы он женился на мисс Гамильтон. Лили тоже была бы счастливее, ведь она любила Энтони, но ее жизнь очень осложнится, когда она станет графиней Грейдон. Начнутся приемы, балы и обеды, и ей не избежать общения, как бы изнурительно и унизительно это ни было. Придется делать это ради Грейдона, отважившегося жениться на ущербной женщине. Лили немного успокаивало то, что она влекла его физически и что он находил ее привлекательной. Но в одно прекрасное время это могло измениться. Она может надоесть ему. Потерять привлекательность с возрастом. Тогда он останется с женой, с которой даже нормально поговорить невозможно.

– Ты волнуешься, Лили?

Эрон, который сидел в экипаже рядом с ней, взял ее за руку. Свободной рукой она начертала: «Ужасно».

Он сжал ее руку.

– Ты и опомниться не успеешь, как церемония закончится, и мы поедем назад в Уилборн-Плэйс.

Уилборн-Плэйс. Она была так рада, что Грейдон позволил Эрону и тете Маргарет устроить свадебный завтрак там. Она скучала по своей семье и даже по слугам, понимающим язык жестов.

Все, казалось, изменилось за время ее болезни. Грейдон и Эрон не были больше такими друзьями, как раньше. Случилось что-то – хотя ни один из них в этом не признавался, – что очень охладило их отношения. Они едва разговаривали друг с другом, если этого не удавалось избежать совсем. И Лили подозревала, что охлаждение наступило из-за нее.

Было что-то странное и в отношениях Эрона и тети Маргарет. Она не понимала, что именно, но что-то произошло. Они обменивались спокойными улыбками и быстрыми взглядами. Однажды, во время подготовки к свадьбе, она даже застала Эрона целующим руку тете Маргарет довольно долгим поцелуем. Изабель ничего не успела ей сказать, но горела нетерпением сделать это.

Изабель тоже была загадкой. То она веселилась без всякой причины, то заливалась слезами. Единственной информацией, которую Лили удалось вытянуть из нее, было то, что она страстно ненавидела лорда Долтри и слышать о нем не желала. Грейдон был более разговорчив. Он сказал, что Изабель направила лорду Долтри несколько посланий, в которых настойчиво зазывала его в Уилборн-Плэйс. Дамы горели желанием выразить ему свою признательность за отвагу, проявленную при их спасении. Лорд Долтри ничего не отвечал и не появлялся. Его сердце было разбито, по словам Грейдона, и он хотел только, чтобы оно исцелилось. Все это казалось Лили непостижимым.

Впереди возникли очертания церкви Сент-Джордж. Лили сильнее стиснула руку Эрона. Свадьба предполагалась пышной. Не потому, что она этого хотела, а потому, что на этом настояла мать Грейдона. Жених – влиятельное лицо, пэр Англии и член парламента. Ни больше ни меньше как полмира будет наблюдать за тем, как они обмениваются клятвами. И Лили пришлось уступить, несмотря на весь ужас, который она испытывала от одной только мысли о том, что ей придется говорить перед доброй половиной высшего общества.

Ужасно. Они услышат ее грубый безобразный голос. И не успеет закончиться день, как другая половина светского общества начнет судачить о жене графа Грейдона. Кто-то скажет, что в нее вселился демон, кто-то будет смеяться, кто-то посочувствует, – но все они, она была убеждена, будут жалеть графа Грейдона.

– Ты самая прекрасная невеста, которую когда-либо видел Лондон, – прошептал Эрон. – Я много лет ждал этого дня. Хотел увидеть тебя замужем за человеком, который будет тебя любить и заботиться о тебе. В лорде Грейдоне можно не сомневаться. – Она взглянула в любимое лицо глазами, полными слез. – Тебе нечего бояться, дорогая моя, – сказал он ласково, беря ее за подбородок. – Из тебя выйдет прекрасная графиня. Возможно, впереди у тебя несколько непростых месяцев, но ты не из тех, кто пасует перед трудностями. Ты борец, Лили. Не забывай об этом. Ты выиграешь и эту битву. Не плачь, моя милая. – Он вытер ее слезы. – Отдай сегодняшний день счастью.

«Но мне страшно», – сказала она ему жестами.

– Это естественно. Так чувствует себя любая женщина, которая навсегда вверяет свою жизнь мужу. Но ты сильнее, чем думаешь, Лили. И Грейдон будет тебе хорошим мужем. Он не стал испрашивать моего разрешения на брак. Ты знала об этом?

Она, всхлипнув, покачала головой. Эрон выглянул в окно, потому что экипаж остановился.

– Приехали. Ты готова, Лили? Лично я – нет. Если я начну плакать во время церемонии, ты не удивляйся, что твой брат любит свою маленькую сестричку больше собственной жизни и не может смириться с мыслью о том, что она стала взрослой и теперь о ней будет заботиться другой мужчина.

«О Эрон! – Она поцеловала его. – Я так тебя люблю!»

– Не знаю, смогу ли я прожить сегодняшний день, не натворив глупостей? – Он взял ее руки в свои, когда дверь экипажа распахнулась. – Лили, я горжусь тем, что ты совершишь это перед лицом стольких людей. Высоко держи голову и покажи им всем, что ты отважная женщина. Смотри только на Грейдона. Пусть его мнение будет единственным, которое тебя волнует.

* * *

– Успокойся, Тони, ты протрешь ковер до дыр.

Грейдон перестал переступать ногами и взглянул на друга, небрежно привалившегося к стене.

– Тебе легко быть спокойным, – сказал он. – Это не ты женишься.

– Не я, – согласился Долтри и завистливо вздохнул. – Уж не собирается ли твоя матушка затопить слезами всех присутствующих?

– Возможно, – пробормотал Грейдон. – Как тебе кажется, Лили нервничает? Лучше бы мы сделали это в Сан-Кэтирсе. Зря я позволил матери уговорить нас на такое огромное количество приглашенных. Проклятие! Надо было просто увезти ее в Гретна-Грин и жениться там без всяких формальностей.

– Успокойся, Тони, – проворчал лорд Долтри. – Все будет хорошо. Да и что плохого может случиться?

Спустя полчаса Грейдон мог бы перечислить все плохое. Что, если Лили не сможет все это выдержать? Что, если кто-нибудь засмеется, когда она начнет произносить свою клятву? Что, если он грохнется в обморок прямо перед алтарем? Что, если… что, если… что, если… Все эти опасения крутились в его мозгу. Неужели каждый мужчина, собирающийся жениться, находится в таком же ужасном состоянии?

Но как только появилась Лили в сопровождении Кардемора и направилась в его сторону, все его страхи исчезли.

Собравшиеся ахнули в один голос. Невеста была чудо как хороша. Прекрасна. Нежна как ангел и несказанно красива. Вот она остановилась перед женихом, и граф Кардемор отдал ее руку Грейдону. Леди Изабель заняла свое место позади Лили. Церемония началась.

Грейдон думал, что Лили будет бояться. Он знал, что она боится. В течение всех этих месяцев, прошедших со дня их первой встречи в зале у Олмэка, она смертельно боялась говорить на публике. Но когда наступил момент произнесения клятвы, Лили не струсила, не перешла на шепот и даже не запнулась. Она вздернула подбородок, посмотрела Грейдону прямо в глаза и громко повторила каждое слово, так что его могли ясно слышать все собравшиеся. Ее голос был таким, как всегда: резким и грубым. Некоторые слова она произносила с сильным придыханием, похожим на карканье. Судя по молчанию присутствующих, большинство из них испытало шок, если не отвращение.

Грейдону слова Лили казались прекрасными. Он так гордился ею и так ее любил! Хорошо, что на их свадьбу собралось такое огромное количество гостей. Пусть все высшее общество знает, как красива и отважна графиня Грейдон и как доволен ее муж.

– Прекрасная свадьба! – Вдовствующая графиня Грейдон приложила к носу платочек. – Иначе не скажешь.

– Не скажешь, – подтвердила леди Мелисса, вытирая глаза.

– Свадьба прекраснейшая, – леди Дженнет наклонилась к графу Кардемору. – Согласны, милорд? Вы должны очень гордиться своей храброй сестренкой. Не могу вспомнить, чтобы я еще когда-нибудь так плакала.

Грейдон, сидевший возле новобрачной, прошептал ей: «Ваш брат выглядит так, словно хотел бы очутиться на другом континенте».

Лили хмыкнула.

– И тетя Маргарет тоже.

– Возможно, они хотели бы очутиться там вместе, – так же тихо продолжал Грейдон. – По-моему, вы были правы, когда сказали, что между ними что-то произошло.

Лили кивнула и улыбнулась мужу, думая о том, что он самый красивый мужчина на свете. Он выбрал для свадьбы синий цвет. Синий и серебристый. Так что его глаза казались еще голубее, а светлые волосы – еще золотистее.

– Если вы будете так смотреть на меня, – тихо сказал он, – нам добродетель не сохранить. Мне нравится, когда вы так краснеете. – Он взял ее руку и поцеловал.

– Энтони, дорогой.

– Да, мама? – невинно спросил он, отпуская руку Лили, которая пыталась обрести прежнее самообладание.

– Ты еще не говорил с лордом Кардемором и леди Маргарет относительно Рождества? В Сан-Кэтирсе?

Лили почувствовала, как он напрягся, хотя внешне был по-прежнему спокойным и счастливым.

– У меня пока не было такой возможности.

– О, вы непременно должны приехать, милорд. И вы тоже, леди Маргарет, и леди Изабель.

Лили вопросительно смотрела на своего брата, который вопросительно смотрел на леди Маргарет.

– Это… очень любезно с вашей стороны, – запнувшись, сказала тетя Маргарет. – Если получится. Спасибо.

Это не понравилось Лили. Они обязательно должны приехать на Рождество. Эрону, конечно, трудно пожертвовать праздником в Кардемор-Холле, но он приедет в Сан-Кэтирс на ее первое Рождество. Она знала, что приедет. И тетя Маргарет с Изабель тоже. Надо только понастойчивее пригласить их.

Хорошо бы заполучить лорда Долтри. Во время церемонии она заметила, какое у лорда Долтри мрачное лицо и какой потухший взгляд у Изабель. Словно они присутствовали на похоронах, а не на свадьбе.

– Предлагаю тост, – сказал лорд Долтри, вставая. Слуги бросились наполнять бокалы шампанским. – За графа и графиню Грейдонов. Пусть жизнь ваша будет долгой и счастливой, а невзгоды вас минуют. Да благословит Бог вас и ваших детей!

Гости выразили шумное одобрение, а лорд Долтри снова сел на свое место. Лили увидела, как задрожала рука Изабель, когда она ставила на стол свой бокал.

Глава восемнадцатая

«Января 18, 1818

Дорогой Эрон,

В своем последнем письме ты сообщил, что тебе не наскучили мои многочисленные послания, и я молюсь, чтобы это было на самом деле так. А то я чувствую себя виноватой в том, что так часто отрываю тебя от дел. Однако должна признаться, я испытываю от этого удовольствие, сравнимое разве что с удовольствием видеть тебя. Я мечтаю об этом, ведь мы так давно не видели друг друга, Эрон. Я не стану укорять тебя за то, что ты не приехал с тетей Маргарет и Изабель в Сан-Кэтирс на Рождество. Однако должна сознаться, что мне вас очень недоставало здесь. Зато в канун Рождества неожиданно явился лорд Долтри и очень расстроился, когда узнал, что вы остались праздновать в Кардемор-Холле. Тем не менее мы весело провели время».

Лили задумалась: стоит ли писать брату о том, что лорд Долтри проделал это путешествие по заснеженной дороге только ради того, чтобы увидеть Изабель? Она никогда в жизни не забудет, как он вошел в их гостиную, насквозь промокший и раскрасневшийся от холода, и спросил с надеждой и болью в голосе: «Леди Изабель здесь?»

Несмотря на свое разочарование, он остался, и они чудесно встретили Рождество втроем. После веселого праздничного завтрака они все вместе отправились в церковь, а потом катались на санях, распевали канты, играли в снежки. И только когда они отогревались в гостиной у камина, Лили удалось наконец выяснить причину странного поведения лорда Долтри.

– Всему виной это злополучное похищение, – сказал он, стоя у камина и глядя на пламя. – Ведь прежде Изабель ненавидела меня и даже не скрывала своих чувств. А тут, когда я чуть не заделался их спасителем, она вдруг вбила себе в голову, что теперь она у меня в долгу, несмотря на то что все сорвалось.

«В долгу? – написала ему Лили. – Да я уверена, что Изабель испытывает к вам самые искренние чувства. Она невероятно переживает то, что вы отказываетесь видеть ее».

Она протянула записку сидящему рядом с ней Грейдону, который прочитал ее вслух.

Лорд Долтри печально покачал головой.

– В ночь похищения, в гостинице, после того как в меня выстрелили, она так горько плакала. Это было ужасно. – Он потер переносицу. – Она чувствовала себя такой беспомощной и… такой виноватой, что готова была, принеся себя в жертву, стать моей женой. Такое вытерпеть невозможно. Вот почему я избегал ее в Лондоне.

– Мне кажется, ты не прав, – сказал Грейдон. – Может, увидев, что ты был на волосок от смерти из-за нее, она осознала глубину своих собственных чувств.

Лили кивнула, но лорд Долтри продолжал сомневаться.

– Я хочу, чтобы Изабель была свободна в выборе мужа.

Лили отогнала это воспоминание. Это было единственное, что омрачило визит лорда Долтри. Вздохнув, она снова склонилась над письмом.

«Теперь о том вопросе, который ты задавал мне в своем последнем послании. Конечно, Грейдон не читает писем, которые ты мне присылаешь. Меня даже немного обижает, что ты спрашиваешь о таких вещах. Хочу только сказать еще раз – клянусь, это чистая правда, – что Грейдон – прекрасный, добрый и щедрый муж. Он исключительно внимателен ко мне во всем, особенно с момента нашего приезда в Сан-Кэтирс, и делает все возможное, чтобы мне было здесь хорошо. Взглянув на поместье его глазами, я полюбила Сан-Кэтирс не меньше, чем он».

Лили подумала о том, что это действительно так. Не проходило и дня, чтобы Грейдон не показывал ей что-то новое и замечательное в его доме и на его землях. Они часто совершали прогулки верхом или в экипаже по окрестностям. Устраивали чудесные пикники в теплые осенние дни и подолгу гуляли ясными вечерами. А несколько раз, когда выдавалось особенно хорошее утро, они вставали пораньше, и Грейдон брал ее на рыбалку. По ночам, лежа в огромной кровати, они предавались любви, а потом он рассказывал ей истории из своего детства, пока она не засыпала.

«Теперь относительно того, что я писала тебе в последнем письме о слугах в Сан-Кэтирсе. Умоляю тебя забыть об этом. С моей стороны было несправедливо и нечестно жаловаться. Правда. Когда я вспоминаю, как по-детски капризно я тебе об этом писала, мне становится стыдно. По прошествии нескольких недель мы с миссис Хэллоуби прекрасно поладили».

Хотя это было не совсем правдой, Лили посчитала, что брату не обязательно знать о ее маленьких горестях. Из последнего письма Эрона она поняла, как сильно он переживает ее жалобы. Лили не хотела, чтобы он подумал, будто она несчастлива в Сан-Кэтирсе. Она была вполне счастлива, хотя с миссис Хэллоуби ей поладить так и не удалось.

«Ты спрашивал, как дела у Ионы и его сестер. Я счастлива сообщить тебе, что у них все хорошо. Девочки, Анна и Молли, очень славные и старательные. Миссис Хэллоуби говорит, что им уже можно поручать самую ответственную работу».

Лили вспомнила тот день, когда приехали Иона и две его сестры – в самой лучшей коляске Эрона, – умытые и одетые в лучшие одежды, с запиской. В записке говорилось, что Эрон посылает их к Грейдону с надеждой, что они будут полезны в Сан-Кэтирсе. Девочки выглядели испуганными, когда лакей привел их в гостиную. Иона не спеша, вразвалку вошел с важным видом вслед за ними, не проявляя видимого интереса к роскошной обстановке. Лили страшно обрадовалась, увидев мальчишку, обрадовалась возможности отплатить ему в полной мере за свое спасение. Но он тут же объявил хозяевам, что не собирается здесь задерживаться. Грейдону пришлось больше часа уговаривать Иону остаться хотя бы на ночь, а все следующее утро убеждать остаться на неделю. Потом удалось продлить пребывание на месяц, и сейчас, спустя четыре месяца, Иона был такой же неотъемлемой частью Сан-Кэтирса, как сам Грейдон.

«А по поводу Ионы я могу сказать только, Эрон, что ты никогда не делал мне такого чудесного подарка, хотя ты так и не объяснил мне, откуда его знаешь. Подозреваю, что Грейдон рассказал тебе о том участии, которое Иона принимал в нашем освобождении. Но ты слишком скромен, чтобы сознаться, что нашел мальчика и прислал его сюда, чтобы отблагодарить. Он отличный компаньон для меня и очень быстро освоил язык жестов. Хорошо бы нам обучить этому остальных слуг, но многие из здешних обитателей считают язык жестов колдовским. Это так злит Иону, что он рвется в бой, и приходится умерять его пыл.

Не позже чем через две недели мы должны вернуться в Лондон, потому что Грейдону надо быть на открытии парламента. Точной даты нашего приезда я пока не знаю. Нам так хорошо здесь, в Сан-Кэтирсе. Я знаю, что мужу ненавистна сама мысль о нашем отъезде. Но ничего не поделаешь. Нам придется вернуться в Лондон. Прошу тебя, подтверди, что приедешь в город, когда мы там будем. И, пожалуйста, привези с собой тетю Маргарет и Изабель. Я так соскучилась без всех вас.

Дорогой Эрон, молюсь, чтобы ты был здоров.

С любовью, твоя преданная сестра Лили».

* * *

Дверь была открыта, и Грейдон долго стоял в дверном проеме, наблюдая за тем, как Лили пишет письмо. Он любовался грациозным изгибом ее шеи, женственными движениями красивых рук, складывающих листок. Ему хотелось подойти к ней, поцеловать ее шею и руки, заставить забыть и о письме, и о брате. Обо всем, кроме их любви.

Но он пришел к ней сейчас не для ласк. Ему предстояло выполнить неприятнейшую задачу – письмо, которое он получил от Мэтью три дня назад, делало приезд Лили в Лондон невозможным. Оказывается, Лондон бурлит слухами о графе и графине Грейдон и их поспешной женитьбе. Мэтью не сообщал никаких подробностей об этих слухах, скорей всего, это обычные сплетни о том, что они поспешили связать себя брачными узами в ожидании ребенка, зачатого до брака. Если это так, он, не теряя времени, тут же пошлет за женой. Но если стало известно о том, что его шантажировал Кардемор, это ужасно. Лили никогда не должна узнать об этом. Никогда.

Дописав письмо, она выпрямилась и взяла его в руки, чтобы перечитать. Кивнув, она снова наклонилась, чтобы поставить свою подпись. Потом аккуратно сложила листок и скрепила его официальной печатью графа.

Прежде чем войти, Грейдон постучал и широко распахнул дверь.

– Добрый день, моя дорогая. Иона сказал, что ты в своем кабинете, пишешь письма. Так и есть. Надеюсь, я не помешал?

Она встала и подошла к нему, приветливо улыбаясь и подставляя лицо для поцелуя.

– Я рад-да в-вид-деть в-вас, в-вы н-никогда не м-можете м-мне п-помешать, Энт-тони, – проговорила она своим хриплым голосом, который, как всегда, взволновал его. Обняв ее, Грейдон почувствовал отчаяние оттого, что им предстоит такая долгая разлука.

– Вы закончили свое письмо? Хотите, чтобы я его отправил?

– Д-да, п-пожалуйста. – Она вложила ему в руки сложенный листок.

«Графу Кардемору, Кардемор-Холл, Сомерсет», – прочитал он, стараясь не хмуриться. Сунув письмо во внутренний карман, он взял Лили за руки и подвел к камину.

– Я должен поговорить с вами, дорогая, если вы найдете время для мужа.

Она засмеялась.

– О Энт-тони! К-какие глуп-пости! Я п-предп-почитаю б-быть с вами, а н-не с кем-то еще.

Он усадил ее в кресло и, придвинув другое поближе к ней, сел сам. Наклонившись, он взял обе ее руки в свои и поцеловал.

– Во-первых, я отсылаю Иону через пару дней…

Она вырвала руки.

– Н-нет! – воскликнула она.

– Да, – спокойно ответил он. – Я знаю, что вы этого не хотите, Лили, но я отсылаю его к Чарльзу Кассину на обучение.

Ее глаза округлились, а он продолжал:

– Он быстрее всех в Сан-Кэтирсе осваивает язык жестов. С помощью мистера Кассина он сможет стать не только вашим переводчиком, но и учителем для остальных слуг. Я хочу, чтобы все здешние слуги полностью понимали вас, Лили. Вам, как графине и моей жене, это совершенно необходимо.

– О Энт-тони! Сп-пасиб-бо! – воскликнула Лили, чувствуя, как наполняются слезами глаза.

В следующее мгновение она наклонилась к нему, обняла его и поцеловала. Грейдон притянул жену к себе на колени и продолжал крепко обнимать ее, когда она подняла голову, не давая ей снова сесть в кресло.

– Я сам отвезу Иону к мистеру Кассину, после чего должен поехать в Лондон, чтобы успеть на открытие парламента.

– Н-но…

Он не дал ей договорить.

– Я пробуду там несколько месяцев, а весной пришлю за вами.

Она покачала головой.

– Я х-хочу п-поехать с в-вами.

– Я тоже хочу этого, – искренне ответил он, – но так будет лучше. Я подготовлю дом к вашему приезду.

Она серьезно смотрела на него, пытаясь поймать его взгляд. Потом поднялась с его колен и встала перед камином, спиной к Грейдону.

– П-почему? – спросила она.

Грейдон беспокойно заерзал в кресле. Что бы он ни сказал, все не годилось.

– Потому что я так хочу, – ответил он тихо.

Она пристально смотрела на огонь.

– В-возьмите меня с собой, – прошептала она. – Я об-бещаю, что в-вам не прид-дется м-меня ст-тыдиться.

Он тут же вскочил и обнял ее.

– Господи, Лили! Я никогда не буду стыдиться вас. Это так ужасно – разлука! Милая моя, вы знаете, как я буду скучать без вас? Мне легче оказаться в аду!

– Т-тогда в-возьмите м-меня с собой.

– Не сейчас, – сказал он и, закрыв глаза, прижался щекой к ее макушке, к шелковым волосам. – Через несколько месяцев я пришлю за вами. А пока буду приезжать в Сан-Кэтирс так часто, как только смогу.

– Почему? – спросила она с болью, от которой он так хотел уберечь ее.

– Так будет лучше, – прошептал он, прижимая ее к себе. – Поверьте мне, Лили. Вам будет лучше здесь, пока я не налажу все в Лондоне.

Она стояла, окаменев. Потом медленно освободилась из его объятий.

– Д-да, Энт-тони, я п-прек-красно п-поняла в-все.

– Лили…

– Мое п-письмо. – Она протянула руку, не глядя на него. – М-могу я в-взять его об-брат-тно?

Он отдал ей письмо.

Она взяла его двумя руками, подошла к камину и, прежде чем бросить в огонь, разорвала пополам.

– Я д-дам ук-казания миссис Хэллоуб-би п-пригот-товить все к в-вашему отъезд-ду, – сказала она и, не взглянув на него, вышла из комнаты.

Глава девятнадцатая

Лондон был мрачен. И помрачнел он с тех пор, как сюда приехал Грейдон. В феврале шел снег. В марте лили дожди. Сейчас был апрель, приближалась Пасха, а на весну и намека не было. Нельзя сказать, чтобы Грейдона особенно беспокоила погода. На праздники он собирался поехать домой, в Сан-Кэтирс, к Лили. Считал часы.

Он когда—то сказал ей, что жить в Лондоне без нее все равно что жить в аду. Но это было преуменьшением. Он не жил вообще. Никаких радостей, никаких удовольствий. Ничего, кроме тоски по жене. За последние недели лорд Грейдон приобрел репутацию человека угрюмого, с ужасным характером. Невоспитанного грубияна, не умеющего прилично вести себя в обществе. Каждого, кого он встречал в салонах, он считал если не ответственным за свою разлуку с Лили, то поддерживающим те идиотские законы света, из-за которых ему пришлось оставить ее в Сан-Кэтирсе. Он появлялся на балах и обедах, но не танцевал, не улыбался и не принимал участия в светских беседах. В парламенте он ко всем придирался, спорил, и, самое ужасное, необоснованно. В последнее время он слишком много пил и мало спал. Ночами, измотанный до предела, он сидел и писал Лили. Но она перестала отвечать на его письма, прошли недели с тех пор, как он получил ее последнее холодное вежливое послание. Если она сердилась и хотела наказать его, то выбрала лучший способ сделать это. Он был беспредельно несчастен.

– Могу я вам чем-нибудь помочь, лорд Грейдон?

Грейдон поднял глаза от книги, в которую уставился невидящим взглядом.

– Я возьму это. – Он протянул книгу торговцу.

– «Лекции по английской поэзии», – одобрительно кивнув, сказал тот. – Один из лучших трудов на эту тему, смею вас заверить. Подождете, пока ее упакуют, милорд, или хотите, чтобы мы прислали ее вам домой? – Он бросил взгляд на улицу через витрину книжной лавки. – Дождь и не думает утихать.

– Пришлите домой, – попросил он и взял свои шляпу и трость с вешалки у двери.

– Милорд, – поспешно сказал книготорговец, идя следом за ним, – позвольте мне отправить одного из служащих за вашим экипажем.

– Не надо, я справлюсь сам. – Грейдон взялся за ручку двери. Похоже было, что вот-вот начнется ураган.

Порыв ветра обрушился на него, как только он открыл дверь и шагнул на тротуар. Струи дождя хлестали по лицу, Грейдон, чертыхаясь про себя, прикрыл глаза рукой и собрался было двинуться навстречу своему экипажу, но тут его чуть не сбила с ног закутанная в темное фигурка.

– О! – раздался женский голос. – Простите!

– Фрэнсис? – удивленно воскликнул он, увлекая девушку под навес книжной лавки. – Мисс Гамильтон?

Она взглянула на него из-под капюшона, и он увидел, как на ее хорошеньком личике мелькнуло не меньшее удивление.

– Лорд Грейдон!

– Что вы делаете на улице в такую погоду? – Он вгляделся в сырую мглу. – Где ваша служанка? Ваша коляска? Как это леди Гамильтон отпустила вас одну на улицу?

Ее лицо было мокрым, то ли от дождя, то ли от слез. Всхлипнув, она покачала головой.

– Она не знает, что я на улице. Пожалуйста, не бранитесь. – Она умоляюще схватила его за рукав. – Мне надо было уйти из дома, хоть ненадолго.

Он в недоумении смотрел на нее.

– В такую погоду?

– В любую погоду. Мне так плохо. Я хотела хоть час побыть одна.

– Вот моя коляска. – Он взял ее за локоть, когда кучер остановил лошадей. Лакей спрыгнул, чтобы распахнуть дверцу, и Грейдон торопливо помог девушке подняться в экипаж. – Я отвезу вас домой, – сказал он, усаживая ее.

– О нет! Пожалуйста!

– Мисс Гамильтон, вы промокли насквозь, – сказал Грейдон, укрывая ее толстым пледом, – и можете простудиться. Такого я не могу позволить. – Он сел на противоположную скамью, довольный тем, что наконец укрылся от дождя.

Сидящая напротив него Фрэнсис качала головой. Растерянная и жалкая, она пыталась что-то сказать, как вдруг разразилась слезами и закрыла ладонями лицо.

– Фрэнсис, моя дорогая! – Он наклонился и коснулся ее колена. – Что случилось?

– Умоляю, не отвозите меня домой, – рыдая, выдавила она. – Не сразу.

– Ну, хорошо. Сначала я отвезу вас к себе и напою чаем. Будем надеяться, что нас никто не увидит.

Спустя полчаса они уютно сидели в гостиной и пили горячий чай перед камином. Грейдон переоделся в сухое и уговорил Фрэнсис найти себе что-то теплое в шкафу Лили. Такое поведение вполне могло посчитаться скандальным, но сейчас это их беспокоило меньше всего.

– Ваши родители не позволили мистеру Кассину сделать официальное предложение? – спросил он, потягивая чай.

– Папа не разрешает ему даже появляться в нашем доме, – ответила она, неподвижно глядя в огонь. – Я была уже готова сбежать к Чарльзу и обвенчаться тайно. Мы могли уехать в Гретна-Грин, но…

– Но он не согласился, я уверен, – подсказал Грейдон.

Она кивнула.

– Да. Он отказался стать причиной моего разрыва с родителями. Я умоляла его изменить решение. – Ее глаза наполнились слезами. – Но он сказал, что будет лучше, если мы попытаемся забыть друг друга. Он даже… – она прерывисто вздохнула, – даже не ответил ни на одно мое письмо.

– О Фрэнсис, – грустно сказал он. – Я сожалею. Мне следовало самому поговорить с вашими родителями в тот день, когда мы решили расторгнуть наше соглашение. Я не должен был разрешать вам одной делать это. Они были очень разгневаны?

– Страшно. Папа был в ярости, а мама все время плакала. Видимо, я недооценила их надежд на титулованного зятя. Я знаю, что должна постараться найти подходящего жениха, ради них, а не ради себя. – Она беспомощно приложила ладонь ко лбу. – Но я просто не могу. Я никогда не выйду замуж и молю Бога только об одном, чтобы мои родители смирились с этим. Я смертельно устала от Лондона.

Чувство вины захлестнуло Грейдона. Это из-за него она оказалась в таком отчаянном положении.

– Я вас хорошо понимаю, потому что сам устал от Лондона и здешней суеты. Но я бы советовал вам подумать. Множество достойных мужчин отдали бы все за честь сделать вас своей женой. Я понимаю, что ваше сердце принадлежит мистеру Кассину, но нельзя же до конца дней находиться в зависимости от отца.

Она на секунду прикрыла глаза. Вид у нее был измученный и печальный.

– Мне невыносимо быть здесь, ходить на балы и приемы, – прошептала она. – Сплетни и взгляды. Повсюду. Это так тяжело.

– О Фрэнсис. – Он взял ее руку и задержал в своей. – Фрэнсис, что же я наделал? Как я могу это исправить?

Она взглянула на него с легкой улыбкой.

– Вы виноваты в этом, милорд, не больше, чем я сама, или мистер Кассин, или мои родители. Или леди Лилиан. Просто мы не соответствуем канонам нашего общества. Пожалуйста, не беспокойтесь о том, что случилось. Мне стыдно, что я обременяю вас своими проблемами, когда у вас и самого их хватает. Как леди Лилиан? Расскажите мне.

Он со вздохом откинулся на спинку кресла.

– Она обижена на меня за то, что я оставил ее в Сан-Кэтирсе. Не хочет даже отвечать на мои письма. Я бы так хотел, чтобы она была здесь, со мной!

– Правда? – спросила Фрэнсис. – Даже несмотря на все эти ужасные слухи, которые бродят по городу? Не хотите же вы, чтобы на нее вылилась вся эта злобная грязь.

Он устремил на нее пытливый взгляд.

– Так, значит, это правда, – пробормотал он. – Расскажите мне, что именно говорят, прошу вас, Фрэнсис.

– Милорд, разве вы не слышали? О том, что лорд Кардемор путем шантажа заставил вас жениться на леди Лилиан? Одни утверждают, что он скупил все ваши долги, а другие – даже то, что в его руках документы на Сан-Кэтирс. Хотя я понимаю, что это глупость. Ваша наследственная собственность, безусловно, полностью закреплена за вами и не подлежит отчуждению.

Грейдон почувствовал, как кровь отливает у него от лица. Он окаменел. Он едва мог говорить. Все оказалось гораздо хуже, чем он предполагал.

– Где вы все это слышали? Кто вам сказал?

Она с огорчением посмотрела на него.

– Первым заговорил об этом мой отец. Он с готовностью поверил слухам, ведь оказывалось, что не я виновата в расторжении нашего соглашения. Но об этом говорили и другие. Грейдон! – воскликнула она, когда он с проклятиями встал и швырнул свою хрупкую чашечку в камин. – Только не говорите мне, что это правда!

Он с трудом взял себя в руки.

– Простите. Я не знаю, что вам сказать. Собственность на Сан-Кэтирс не закреплена за мной. И я влез в долги. Я хотел провести мелиорацию земель. – Он хрипло засмеялся, издеваясь над самим собой. – Хотел сделать Сан-Кэтирс лучше, а почти потерял его.

Она коснулась нежной рукой его рукава, и он осознал, что она стоит рядом с ним.

– Значит, это правда? Но я знаю, что вы очень сильно полюбили леди Лилиан, а сердцу не прикажешь. Такое даже лорду Кардемору не под силу.

Грейдон тяжело вздохнул и повернулся, чтобы взять ее руки в свои. Она была такой милой и доброй.

– Это правда, – подтвердил он и рассказал ей все без утайки. – Я очень люблю Лили. Что мне делать? Если она узнает об этом, она подумает, что я женился на ней потому только, что меня шантажировал Кардемор.

– Она, несомненно, поверит правде, когда вы расскажете ей. И, конечно, она знает, что вы ее любите. Роль ее брата во всем этом – вот что причинит ей боль.

Еще девять месяцев назад ему было совершенно все равно, возненавидит Лили своего брата или нет, но с момента их женитьбы Грейдон лучше понял, какие чувства испытывает Лили к этому дьяволу.

– Вот от этой боли я и хочу ее избавить. Но каким образом это все стало известно? Я ничего не знал об этом, пока вы мне не рассказали. Никто из посвященных лиц не мог рассказать об этом.

– Это могло просочиться даже от кого-нибудь из слуг. Какая разница, милорд, раз все уже вышло наружу. Если существует какой-то способ оградить леди Лилиан, вы должны сделать это!

– Но как?

Она высвободила свои руки и задумчиво повернулась к камину.

– А вы не могли бы привезти ее в Лондон, чтобы все увидели, как вы любите друг друга?

Он покачал головой.

– Я не могу этого сделать, пока не улягутся слухи.

– Ну тогда не могли бы вы и лорд Кардемор появляться в обществе вместе для демонстрации взаимной симпатии? Тогда все, несомненно, поверят в то, что между вами никакой шантаж невозможен.

– Это было бы лучше всего, если бы лорд Кардемор не намеревался прибыть в Лондон только после Пасхи.

– О Господи. Тогда, пожалуй, вы правы. Вам надо держать ее подальше от Лондона. Возможно, даже до конца сезона.

– Разумеется. Но это моя проблема, не ваша, Фрэнсис. – Он взял ее руку и сжал ее.

Они стояли и смотрели друг на друга, охваченные печалью.

– Позвольте мне оказать вам хоть какую-то услугу, Фрэнсис. Позвольте сопровождать вас на некоторые выходы. Может, это вас немного поддержит.

– О Грейдон, даже не знаю, – снова сказала она с тоской. – Опять пойдут разговоры, если увидят нас вместе.

– Вся наша жизнь сейчас наполнена ими. Разве не так? Мы должны показать всем, что мы просто хорошие друзья, а не любовники. Я буду абсолютно верен своей жене, а вы будете танцевать и флиртовать на моих глазах без всякого моего возражения со всеми мужчинами, которые будут за вами ухаживать. Я не буду вам мешать, Фрэнсис.

Она замялась, потом слабо улыбнулась и кивнула.

– Хорошо, милорд Грейдон. Раз вы этого хотите, я согласна.

Глава двадцатая

Лили праздновала Пасху одна. В одиночестве ходила в церковь, а потом в одиночестве ужинала, сидя во главе обеденного стола, что так часто делала в последние три месяца. Сегодня, сидя у камина, она решила, что с нее достаточно. Ее муж стыдится ее и не хочет появляться в ее обществе. Это было ясно, несмотря на его письма, в которых он клялся в обратном. Но она вышла замуж за лорда Грейдона не затем, чтобы сидеть в заточении в провинции, пока он коротает время, месяц за месяцем, в развлечениях лондонского сезона. Она не собиралась больше ждать его разрешения на то, чтобы явиться в Лондон.

Он говорил, что пришлет за ней и будет часто ее навещать, но не сделал ни того, ни другого.

Его письма дышали страстью, любовью и раскаянием. Он клялся, что скучает по ней, но ни разу не попросил приехать к нему. Видимо, она в нем ошиблась. Она считала его неспособным на ложь, а теперь выходит, что ему нельзя доверять. Если он не лгал ей, тогда почему не просил приехать к нему?

Этому было только одно объяснение. Лили решила доказать ему его неправоту. Она научится говорить красиво, чего бы ей это ни стоило. Она будет работать без устали, пока не станет говорить нежнее, чем самые изысканные дамы из светского общества. И тогда она никогда не позволит лорду Грейдону забыть, как ужасно он с ней поступил, бросив одну.

Это была злая мысль, но ей теперь все равно. Прошли те дни, которые она проводила в тоске и в ожидании весточек от мужа. Он даже представить себе не мог, что ей пришлось пережить в Сан-Кэтирсе в его отсутствие.

В тот же день, как Грейдон уехал из Сан-Кэтирса, слуги начали относиться к ней так, словно она была милым, несмышленым ребенком, чьи попытки общаться с ними были по меньшей мере забавными. В отсутствие хозяина они вообще старались общаться с ней как можно меньше. Лили снова стала невидимкой, и огромный дом выглядел снова так, будто в нем не было никого, кроме прислуги. О, они не игнорировали ее полностью. Она была накормлена, вымыта и ухожена, словно домашний зверек, требующий заботы. С ней не заговаривали до тех пор, пока она сама не делала таких попыток. Ее ни о чем не спрашивали, если она сама не высказывала никаких желаний. И даже в этом случае ее просьбы часто оставлялись без внимания.

Какое-то время она надеялась на то, что ее свекровь и золовки приедут в Сан-Кэтирс и составят ей компанию. Но вскоре после отъезда Грейдона она получила известие от вдовствующей графини, в котором говорилось, что она и ее дочери решили провести последние месяцы года, путешествуя со своими лондонскими друзьями по Греции и Италии, дабы ознакомиться с новыми средствами лечения некоторых распространенных заболеваний. Лили была рада за путешественниц, но ей стало еще больше жалко себя.

Дженни была в ярости из-за того, как отнеслись к ее любимице, но Лили удержала ее от упреков, все еще надеясь, что Грейдон пришлет за ней. Но он не собирался этого делать, а Лили не собиралась оставаться в Сан-Кэтирсе. Она приняла решение и, собравшись с духом, подошла к колокольчику и решительно потянула за шнурок.

Через минуту дверь распахнулась, и вошел Тиллери.

– Миледи, желаете что-нибудь?

– Д-да, Т-тиллери, – сказала она, сцепив руки, чтобы унять дрожь. – Я д-должна н-немед-ленно п-погов-ворить с в-вами и м-миссис Хэл-лоуб-би.

Он уставился на нее, как на привидение, и Лили испугалась, что недостаточно ясно выразилась. Возможно, он не понял ни слова. А может быть, испугался, услышав ее странный голос. Но раз она начала, то должна была довести все до конца. Выпрямившись, Лили откашлялась и добавила еще тверже:

– А т-теперь, б-будьте д-добры, Т-тиллери, п-позовите м-миссис Хэллоуб-би.

Он поклонился.

– Да, миледи. Я разыщу миссис Хэллоуби и попрошу немедленно прийти.

Он исчез, и Лили судорожно вздохнула. Пока все шло хорошо. Очень скоро Тиллери вернулся в сопровождении улыбающейся миссис Хэллоуби.

– Да, миледи? Вы хотели видеть меня?

– В-вас об-боих, – сказала Лили, и на лице экономки появилось такое же выражение шока, как на лице Тиллери. – Я р-решила уех-хать к граф-фу в Лон-дон. Тиллери, б-будьте д-д-доб-ры, п-подгот-товьте все необх-ходимое для м-мо-его от-тьезда. Миссис Х-хэллоуби, а в-вы, п-по-жалуйста, улож-жите мои в-вещи. Я уед-ду ут-тром.

– Но… миледи! – протестующе заговорила миссис Хэллоуби. – Я уверена, что граф… я хочу сказать…

Лили надменно подняла брови.

– Возможно, граф вас пока не ждет, миледи, – вмешался Тиллери, а миссис Хэллоуби закивала головой. – Не хотите ли сперва написать ему о своих намерениях? Ведь он должен подготовить лондонский дом к вашему приезду.

– Несомненно, миледи, вам следует сначала написать ему, – сказала миссис Хэллоуби, продолжая кивать. – И мне, разумеется, понадобится какое-то время, чтобы собрать необходимые вам вещи.

– Н-нет, – заявила Лили, уверенная в том, что, если бы такое распоряжение отдал Грейдон, слуги беспрекословно бросились бы его исполнять.

– Я уез-зжаю з-завтра. Сд-делайте в-все н-не-обх-ходимые п-пригот-товления.

– Прошу прощения, миледи, но это невозможно, – заявил Тиллери. – Утром я напишу графу и…

– Н-нет! – Лили стукнула ладонью по ближайшему столу. – Я г-графиня Г-грейдон! Я н-не реб-бенок! Не д-домашний Зв-верек! И н-не п-пленница в св-воем соб-бственном д-доме!

Миссис Хэллоуби взволнованно приложила ладони к щекам.

– О, конечно, нет, миледи!

– Безусловно, нет! – вторил ей Тиллери.

– В-вот и х-хорошо, – сказала Лили более спокойно и перевела дыхание. – З-значит, я уезж-жаю з-завтра ут-тром.

Миссис Хэллоуби присела в реверансе.

– Я немедленно все уложу, миледи.

– А я позабочусь о том, чтобы подготовили коляску, – сказал Тиллери, снова поклонившись.

Глава двадцать первая

– Ну разве можно было представить, что погода может так быстро измениться? Была дождливой, а теперь солнечная. И всего за два дня?

Грейдон направил лошадей в ворота парка, довольный тем, что он и Фрэнсис решили покататься до наступления часа пик.

– Да, – ответил он. – Весна хоть и с опозданием, но пришла.

Было приятно снова видеть Фрэнсис улыбающейся. Какое-то время ему казалось, что этого никогда не случится, в таком отчаянии она была из-за Чарльза Кассина. Но постепенно она снова становилась той солнечной Фрэнсис, которая так очаровала его два года назад. Они много времени проводили вместе, понимая, что без этого им обоим было бы намного трудней. Фрэнсис очень хорошо выразила это однажды днем, когда они прогуливались по Кенсингтон-Гарденс: «Какое счастье, что мы не разрушили нашу прекрасную дружбу своим браком». И это было правдой. Он обожал Фрэнсис за то, что она такая, какая есть, но она никогда не могла бы воспламенить в нем ту любовь и страсть, которую вызывала только Лили.

Мысли о Лили были менее ободряющими. Она не отвечала на его письма, которые он продолжал писать ей каждую ночь, наверное, думала, что он лгал, обещая прислать за ней, обещая приезжать в Сан-Кэтирс как можно чаще. И он не мог осуждать ее за это. Потому что ничто, кроме трусости, не удерживало его от возвращения домой и ничто, кроме страха потерять ее, не мешало ему послать за ней. Так он оставался в Лондоне даже все пасхальные дни, посылая ей письма и моля Бога о том, чтобы они убедили ее в неизменности его любви.

– Я уеду из Лондона в конце следующей недели, – объявил он Фрэнсис.

– О Грейдон, правда? – оживилась она. – Леди Лилиан так обрадуется, что вы приедете. Да и вы так скучаете по ней. Вы нашли себе замену в парламенте?

– Да. Мне следовало подумать об этом раньше, ведь я не ездил в Сан-Кэтирс с тех пор, как узнал обо всех этих слухах.

– И напрасно, – сказала Фрэнсис с легким укором. – Когда я думаю о милой леди Лилиан, которой так одиноко в Сан-Кэтирсе, мое сердце рвется к ней. Разве может быть что-либо более ужасное, особенно для молодой жены! Она наверняка думает, что совсем вам не нужна.

– Наверняка, – мрачно подтвердил он. – Молю Бога, чтобы мне удалось убедить ее в обратном, не открывая ей всей правды.

– Вам не удастся вечно держать ее в Сан-Кэтирсе, – сказала Фрэнсис. – В конце концов, вы будете навещать знакомых или принимать друзей. Не лучше ли признаться во всем самому? Вы могли бы облегчить ее страдания, заверив ее в своей любви и в том, что женились на ней по собственному выбору.

– Меня она, возможно, и простит, но едва ли простит своего брата. Мне-то граф Кардемор безразличен, но Лили любит этого дьявола. Она будет просто убита, если узнает о той роли, которую он сыграл в нашем знакомстве.

– Наверное, вы правы, – согласилась Фрэнсис. – А может, вам стоит поговорить втроем? Вы вместе с ее братом могли бы…

– Мы вместе с братом, – задумчиво перебил Грейдон, пытаясь представить себе эту сцену. – Вы знаете, Фрэнсис, а в этом что-то есть. Напишу сегодня же Кардемору и спрошу, не согласится ли он встретиться со мной в Сан-Кэтирсе.

– О, надеюсь, что он согласится!

Грейдон улыбнулся и потрепал ее по руке.

– Вы очень помогли мне, моя дорогая, в таком неприятном деле.

Она положила руку, затянутую в перчатку, на его руку.

– Я так сочувствую леди Лилиан. Мне остается только пожелать, чтобы вам никогда не пришлось так надолго оставлять ее в одиночестве.

– Такого больше не повторится.

Он высвободил свою руку и коснулся ее щеки, потом сел прямо и подстегнул лошадей. Леди Фрэнсис замерла и охнула.

– Грейдон! – вскрикнула она. – Это не леди Лилиан?

Это действительно была Лили. Грейдон застыл от ужаса. Сидя верхом на лошади, она смотрела прямо на них.

– О Боже! – пробормотал он и хлестнул вожжами, направив лошадей в ее сторону. Он представил себе, какой нежной парочкой казались они с Фрэнсис со стороны.

– Лили! – окликнул он жену. Ярость на ее лице не предвещала ничего хорошего.

Он окликнул ее снова, когда они подъехали ближе, и стал сдерживать лошадей. Но Лили покачала головой, повернула свою лошадь назад и в несколько секунд уже была слишком далеко, чтобы слышать его крики.

* * *

Лили ждала Грейдона в небольшой гостиной, примыкавшей к ее спальне. Едва сменив одежду для верховой езды, она отослала Дженни и других слуг. Она знала, что он сейчас приедет, сразу же, как только завезет мисс Гамильтон домой.

Мисс Гамильтон, горько подумала Лили. Она верила в то, что эта женщина была ее другом, что она искренне желала ей и Грейдону счастья, когда они поженились. Совершенно очевидно, однако, что они все еще влюблены друг в друга. Зачем тогда Грейдон так стремился жениться на ней? Это он настаивал на свадьбе, вопреки всем ее доводам.

Раздался осторожный стук в дверь. Она встала в тот момент, когда Грейдон вошел в комнату. Он выглядел взъерошенным и запыхавшимся, видимо, одолел ступеньки бегом.

– Лили!

Она все ясно обдумала и была абсолютно готова к встрече с ним. Быстрым движением она открыла золотой футлярчик, висевший у нее на запястье, и написала записку.

«Добрый день, милорд. Славная погода для прогулки в парке, не правда ли?»

Записка дрожала в его руке.

– Боже мой, Лили.

Он шагнул к ней. Она повернулась и взглянула в окно. Он не решился подойти ближе.

– Вы давно в Лондоне? – спросил он, нарушив молчание. – Почему вы не написали мне и не сообщили, что приезжаете? Я собирался вернуться в Сан-Кэтирс на следующей неделе. Совсем, я хочу сказать.

«Неужели? – написала она. – Какой сюрприз для меня!»

Не поворачиваясь, она протянула ему записку.

– Я собирался приехать домой, – настойчиво повторил он. – Лили… дорогая, я так скучал без вас! – Он подошел к ней и положил ей на плечо руку, которую она тотчас же сбросила. – Разве вы не получали моих писем?

Она ничего не сказала и ничего не написала.

– Вы вправе сердиться на меня. Я оставил вас одну в Сан-Кэтирсе и не прислал за вами, как обещал. Мне нет оправданий, но давайте все же поговорим. – Он попытался повернуть ее к себе, но она словно окаменела.

Он простонал и уткнулся лицом ей в шею.

– Я скучал без вас каждую минуту. Я страстно желал вас. Я так сожалею, что причинил вам боль. – Говоря это, он прижимался губами к ее коже. Она старалась унять дрожь. – Я люблю вас, Лили! – Он осыпал поцелуями ее шею, от уха до плеча.

Она не могла предвидеть, какое наслаждение испытает, когда снова почувствует прикосновение его губ к своей коже. Ощутив близость его тела, она снова почувствовала себя дома. Он целовал ее щеки, ее глаза, ее нос, повторяя ее имя, пока наконец их губы не встретились и он не поцеловал ее так, как она мечтала все эти проведенные в одиночестве месяцы.

Все произошло так молниеносно, что она не могла вспомнить потом, как случилось, что они оказались на полу, она помнила лишь свое страстное желание ощутить близость с ним.

Потом они лежали на полу, ошеломленные, жарко дыша друг на друга. Он взял ее за талию, поднял и, прижимая к себе, понес в спальню. Она смутно помнила, как он раздел ее, накрыл одеялом и вскоре, обнаженный, сам лег рядом. Он осыпал ее нежными поцелуями и снова овладел ею. Он шептал о своей любви, о том, как был одинок без нее, обещал, что они никогда не расстанутся больше, потому что в ней вся его жизнь. Лили уснула в его объятиях, испытывая райское блаженство.

Слабые лучи предзакатного солнца разбудили Грейдона. Он с удовольствием потянулся, чувствуя себя спокойно впервые с тех пор, как приехал в Лондон. Все мучившие его тревоги исчезли, испарились в ту же минуту, как Лили так сладко и полностью отдала себя ему. Счастье его было беспредельно. Лили простила его, и он сделает все возможное, чтобы она никогда не пожалела об этом. Открыв глаза, он протянул руку к жене, но обнаружил, что рядом с ним никого нет.

– Лили? – пробормотал он, потягиваясь.

Она сидела у камина, полностью одетая. Ее белокурые волосы были все еще распущены по плечам. Посмотрев на него долгим пристальным взглядом, она снова повернулась к огню.

– Вы давно встали, дорогая? – спросил он. – Сожалею, что я так разоспался.

Он встал и натянул брюки. Не надевая рубашки, он подошел к ней, чтобы поцеловать, и склонился над спинкой ее кресла. Она сдержанно приняла его нежную ласку и отстранилась. Грейдон насторожился и сел напротив нее.

– Вы все еще расстроены, Лили? – После любовных объятий ее холодность казалась невероятной. – Это из-за того, что вы видели меня с мисс Гамильтон в парке сегодня утром? Как вы там оказались?

Она написала длинную записку и протянула ему.

«Приехав сегодня утром в Лондон, я узнала, что вы уехали кататься, и решила сделать вам сюрприз. Было очень глупо с моей стороны думать, что вы мне обрадуетесь, находясь в столь очаровательной компании».

– О Лили, – пробормотал он. – Я понимаю, как это выглядит со стороны, но уверяю вас, что меня и мисс Гамильтон не связывает ничего, кроме дружбы. Даю вам слово чести.

Она устремила на него задумчивый взгляд своих голубых глаз, словно неуверенная в том, что его слово чести что-то значило.

– Мисс Гамильтон – мой друг. И только.

Она написала еще одну записку.

«Это не имеет значения. Мы поженились во имя спасения репутаций – вашей, моей и мисс Гамильтон. Своими чувствами вы вправе распоряжаться, как пожелаете».

Ее ответ причинил ему боль. Он уже начал надеяться на то, что она его полюбит.

– Я не совершил ничего предосудительного с мисс Гамильтон, – повторил он, а потом спросил более мягко: – Почему вы не ответили ни на одно мое письмо, Лили?

«Почему вы меня оставили? – написала она. – Почему не приезжали домой?»

Грейдон вздохнул и снова сел в кресло.

– Я оставил вас в Сан-Кэтирсе, потому что Мэтью написал мне, что Лондон полон слухов, касающихся нас. Я хотел уладить все до вашего приезда.

«Мне совершенно наплевать на всякие слухи, – в ярости написала она. – Что это на сей раз? То, что мы провели ночь в помещении склада до того, как поженились?»

– Частично, – честно ответил он, довольный ее ответом. – Простите меня, Лили. Я думал, что вам будет спокойнее в Сан-Кэтирсе, по крайней мере пока я не уладил бы все здесь. Но мне не удалось этого сделать, поэтому я и не присылал за вами.

«Почему вы ни разу не приехали домой, даже на Пасху, когда парламент был на каникулах?»

Он не знал, как это объяснить, и не желал говорить правду.

– Мне надо было подыскать для себя замену в парламенте, чтобы насовсем вернуться домой. Кроме того, у мисс Гамильтон возникли проблемы из-за расторгнутой нами помолвки. Я должен был помочь ей.

«Я сидела одна в церкви в пасхальное утро. Я сидела одна в церкви каждое воскресное утро. Целыми днями и вечерами я была одна».

– Я знаю, – прошептал он, всеми силами стремясь унять боль. – Я не прошу простить меня, потому что я не заслуживаю этого. Я могу только обещать, что больше такого не случится. Мы завтра же вернемся в Сан-Кэтирс и начнем все сначала.

«Я не хочу возвращаться в Сан-Кэтирс. У меня есть дела в Лондоне, которые требуют моего пребывания здесь до конца сезона».

– Дела?

«Я наняла преподавателя по исправлению недостатков речи, и завтра мы начинаем занятия. Скоро у вас не будет причин стыдиться моего появления с вами в обществе».

Он подавил стон.

– Дело совсем не в этом. Я не стыжусь вас и никогда не стыдился. – Он смял записку в кулаке. – Мне нравится, как вы говорите, нравится звук вашего голоса.

Она явно ему не поверила.

«Тем не менее я буду брать уроки».

– Если это так важно для вас, можно попробовать. Но мы должны вернуться в Сан-Кэтирс. Этот… учитель по исправлению речи может поехать с нами.

Она твердо покачала головой.

«Я не вернусь в Сан-Кэтирс до конца сезона. Я хочу остаться в Лондоне».

У Грейдона упало сердце. Он почувствовал бесконечную грусть. Как он сможет уберечь ее от слухов о том, что его шантажировал Кардемор? Уберечь ее от боли?

– Хорошо, Лили, – устало сказал он. – Пусть будет так, как вы хотите. Обещайте мне только, что, если эти уроки будут слишком утомительными для вашего голоса, вы откажетесь от них. Я не хочу, чтобы вы заболели снова.

Она ничего не ответила. Она пристально смотрела на пламя. Упрямое выражение на ее лице не предвещало ничего хорошего.

Глава двадцать вторая

В конце мая граф Кардемор возвратился в Лондон. Как обычно, глубокой ночью – черные лошади промчались по лондонским улицам, таща за собой зловещую черную коляску. Другого никто и не ждал от сатанинского графа. Этот дьявол любил разъезжать в темноте, хотя его положение требовало, чтобы он прибывал в город степенно, днем, на виду у всех. Нечего удивляться, что Бог отвернулся от его собственной сестры. Очень авторитетные источники утверждали, что у немых нет души. Возможно, так оно и было.

Однако графиня Грейдон явно собиралась обрести душу, потому что она наняла самого прославленного в Англии специалиста по исправлению речи, сэра Бенджамина Хэттона. На протяжении больше чем месяца его видели входящим и выходящим из лондонского дома графа Грейдона. Однако он ни разу не обмолвился своим знакомым об успехах своей ученицы. А леди Лилиан еще ни разу не произнесла на публике ни слова с тех пор, как вернулась в Лондон. Это было крайне необычно, как и все, что касалось леди Лилиан и лорда Грейдона. Весь Лондон говорил только об этом.

Граф Кардемор знал о слухах, распространенных в городе, и, несмотря на смутное недовольство, приехал в Лондон с одной-единственной целью – уберечь от них Лили. Грейдон писал, что она пока не знает правды и было бы лучше, если бы она узнала ее от них, а не от светских сплетниц. Кардемор был полностью согласен с этим. Кроме того, он уже слишком долго не принимал участия в жизни Лили. Ее еженедельные письма, в которых она умоляла его приехать в Лондон, наполняли его острым чувством вины, которое было для него непереносимо.

Лили навестила брата в первое же утро после его возвращения в Лондон. Он никогда не встречал ее ни с такой радостью, ни с такой печалью. Было так трудно отпускать ее с Грейдоном в день ее свадьбы. Теперь, после стольких месяцев беспокойства и мучений, ему приходилось делать вид, что их разлука была вызвана исключительно его занятостью. Лили так и не узнала, как он скучал по ней.

На следующий день приехал граф Грейдон. Кардемор принял его в своем кабинете. Одного взгляда на лицо Кардемора было достаточно, чтобы все понять.

– Вас мало убить за то, что вы сделали с моей сестрой, – сказал он, – но я вижу, что вам так же плохо, как и ей, поэтому оставайтесь в живых.

– Суровое наказание, – пробормотал Грейдон, принимая от Кардемора рюмку бренди. – Смерть была бы избавлением. И для вас, и для меня.

– Вот именно. – Кардемор уселся за свою конторку. – Мне следовало сделать так, как советовала Маргарет, и держать ее в Кардемор-Холле.

– Боюсь, что худшее впереди.

Кардемор с любопытством взглянул на него.

– Вы думаете, она уйдет от вас, если узнает? Поэтому вы обратились ко мне за помощью?

– Она возненавидит и вас.

– Да я и так уже жил как в аду эти несколько месяцев. Ненависть – это по крайней мере честно, в то время как каждое слово любви только сыплет соль на мои раны.

– Часть вины я должен принять на себя, – мрачно сказал Грейдон. – Я не прошу у вас прощения за то, что сделал, но сожалею, что держал вас с Лили в разлуке. Это навредило ей больше, чем помогло. Впредь я никогда не стану вторгаться в ваши отношения. Даю слово.

– От этого будет мало толку, когда она узнает всю правду.

– Я попросил вас помочь мне оградить ее от дальнейшего унижения. Главное – доказать ей, что она любима нами обоими и что мы старались ради ее блага.

Кардемор задумчиво нахмурился и наконец изрек:

– Тем не менее мы должны быть готовы к худшему. Я хотел бы провести неделю со своей сестрой, прежде чем мы сделаем это страшное признание.

Грейдон покачал головой.

– Неделя – это слишком много. У нас три приглашения на приемы на это время, и я боюсь, что слухи могут дойти до нее на любом из них.

– Вы не могли бы постараться, чтобы этого не случилось? Мне необходимо немного побыть с Лили в согласии после такой долгой разлуки, перед тем как она возненавидит меня, и, может быть, навсегда. Вы должны сделать это.

Грейдон бросил злой взгляд.

– Я ничего вам не должен, Кардемор.

– Не должны, – вежливо согласился Кардемор, – но если вы хотите, чтобы я помог вам уберечь Лили от потрясения, вы дадите мне время. Когда-то я был человеком, которого она любила больше всех на свете. Мне нужно всего семь дней, чтобы почувствовать эту любовь.

– Семь дней, – сурово пообещал Грейдон. – На восьмой мы все ей расскажем, а потом будь что будет.

– Согласен. Есть еще одна причина, по которой стоит подождать. Я предполагаю, что вскоре в Лондоне появятся леди Маргарет и Изабель.

– Предполагаете? – удивился Грейдон. – Разве вы не позаботились о том, чтобы они последовали за вами?

– Нет. Между леди Маргарет и мной возникло… небольшое недоразумение… – Он тщательно подобрал последнее слово. – И я покинул Кардемор-Холл довольно неожиданно. Зная ее характер, я не сомневаюсь, что они с Изабель приедут в течение нескольких дней. Леди Маргарет заменяет Лили мать. В такой трудной ситуации без ее поддержки не обойтись.

– Очень хорошо, – сказал Грейдон. – Леди Маргарет действительно благоразумная женщина. Кстати, как она? И как леди Изабель?

Кардемор вспомнил тот скандал, который вышел у него с Маргарет перед его отъездом из Кардемор-Холла. Она почти каждую ночь делила с ним постель с тех пор, как они впервые занялись любовью. Обоюдная страсть не убывала, но они никак не могли достичь согласия по вопросу о более постоянном союзе. О браке Маргарет и слышать не хотела, опасаясь быть отвергнутой обществом.

– Леди Маргарет чувствует себя превосходно, чего не скажешь об Изабель. Полагаю, молодой Долтри находится в Лондоне?

– Он здесь с конца февраля. Надеюсь, леди Изабель здорова?

– Да нет, больна. Сердечко не в порядке.

– Лорд Долтри тоже плох в этом смысле.

– Да? – воодушевился Кардемор. – Я обещал Маргарет, что не стану вмешиваться в жизнь Изабель, но должен сознаться, что испытываю искушение свести этих строптивцев. Буйная получится парочка. А вообще, Грейдон, любовь – это такая морока. А теперь расскажите мне о сэре Хэттоне. Лили вроде бы довольна, но я в нем сильно сомневаюсь.

На лице Грейдона тоже появилось недовольное выражение.

– Мне не нравятся ни сэр Хэттон, ни его методы. Это напыщенный, самодовольный, многословный тип, у которого хватило наглости заявить мне в первый же день, что моя жена не может говорить потому, что на ней лежит проклятие Божье. Я готов был вышвырнуть его, но Лили уговорила меня набраться терпения. Как она может выносить всю эту чушь, я не понимаю. Каждый урок начинается с того, что Лили, стоя на коленях, молит Бога о прощении и избавлении. За какие такие грехи, не знаю.

– Ей уже удалось чего-нибудь добиться? Вчера мы использовали язык жестов. Она не разговаривала.

Грейдон покачал головой.

– Ничего. Честно говоря, в конце каждого дня ей становится все хуже. Ее голос так срывается, что она едва может произнести звук.

Кардемор нахмурился.

– Я хорошо знаю, что представляет собой этот хваленый сэр Бенджамин Хэттон. Он был в сговоре с тем самым мистером Локли, который хотел закрыть институт Чарльза Кассина для глухонемых по причине того, что это безбожное заведение. По их мнению, все глухонемые аморальны и единственный способ спасти их – заставить говорить насильно. Я советую вам пойти домой, вышвырнуть этого мерзавца и навсегда закрыть двери вашего дома для него и ему подобных, если вы любите Лили, как клянетесь.

– Я не могу принуждать Лили поступать по-моему, – с горячностью ответил Грейдон. – Раз она хочет сделать еще одну попытку, ей не следует мешать.

– Жаль, – пробормотал Кардемор.

– Но это не значит, что я не попытаюсь убедить ее выбрать другой путь. Я послал за Чарльзом Кассином и попросил его вернуть обратно Иону.

Кардемор встал и протянул ему руку.

– Я предлагаю вам свою руку, сэр, а это не так мало. Приношу свои искренние извинения за все оскорбления, которые вам нанес, и прошу о согласии между нами. Вы проявили себя как человек чести. Лили находится в надежных руках.

Грейдон выдержал взгляд Кардемора.

– Я с удовольствием принимаю ваше предложение, но при одном условии. Я хочу попросить вас об одолжении.

– Пожалуйста.

Грейдон высказал свою просьбу, и когда Кардемор оправился от шока, они заключили соглашение, скрепив пакт рукопожатием.

Глава двадцать третья

Грейдон провел в обществе графа Кардемора еще два часа, а потом поехал в свой клуб. Встретив там лорда Долтри, он сел за его столик, чтобы выпить вместе с ним бокал вина. Когда он упомянул о том, что сказал граф о своей племяннице, друг встревоженно глянул на него.

– Больна? Леди Изабель? Это серьезно?

– Откуда я могу знать? – сказал Грейдон с наигранным безразличием.

Кровь отлила от лица лорда Долтри.

– Она ведь не умрет, правда?

– Конечно, нет, – заверил его Грейдон. – Насколько я понял, Изабель и ее матушка скоро появятся в Лондоне, чтобы провести здесь остаток сезона.

Лорд Долтри откинулся на спинку кресла.

– Понятно. Значит, она не так уж плохо чувствует себя.

– Я тоже так думаю, – сказал Грейдон. – Может быть, ты дашь бедняжке еще один шанс, Мэтью?

Лорд Долтри выглядел несчастным.

– Нужен ей этот шанс! Она прибудет в Лондон в поисках мужа. Я не стану ей докучать, как в прошлом году. Может, уеду в Иддингтон.

– Что? Собираешься нанести удар своим родителям? – поддразнил его Грейдон. – Нет-нет, мой друг Ты останешься в Лондоне и встретишься с леди Изабель лицом к лицу. Не хочешь же ты оскорбить ее своим подозрительным отсутствием.

Они проговорили об этом целый час напролет, пока лорд Долтри наконец не согласился остаться в Лондоне, чтобы по-джентльменски встретить леди Изабель. После этого Грейдон забрал свои вещи и отправился домой.

Дворецкий встретил его у дверей с кислым выражением лица, с которым неизменно встречали Грейдона слуги, когда в доме находился сэр Хэттон.

Чуть ли не с порога Грейдон услышал его резкий нетерпеливый голос.

– Ну вот опять, леди Грейдон. Вы должны стараться, если хотите преодолеть свой дефект.

– Энт-тони. – Голос Лили звучал надсадно и устало.

Послышался громкий вздох сэра Хэттона.

– Я начинаю думать, что вы не очень хотите разговаривать нормально, миледи. Это не так трудно, если постараться. Энтони. Вы должны произносить имя своего мужа так, как угодно его слышать Богу?

– Д-да, – сказала Лили.

– Не д-да! – зло вскричал сэр Хэттон и стукнул тростью об пол. – Да. Что за варварство! Давайте еще раз. Энтони.

– Энт-тони. – По ее голосу было слышно, что она вот-вот расплачется.

– Милорд, – остановил его Крейн, едва Грейдон начал подниматься по лестнице с намерением послать сэра Бенджамина Хэттона к дьяволу. – Мистер Чарльз Кассин и господин Иона прибыли больше чем час назад. Я проводил их в голубую гостиную.

– Слава Богу, – пробормотал Грейдон и, перепрыгивая через ступеньку, побежал наверх. Он миновал ту гостиную, в которой Хэттон доводил Лили до слез, и вошел в голубую гостиную, где на него сердито набросился Чарльз Кассин.

– Как вы позволяете ей терпеть все это? – без всякого предисловия вскричал он. По тому, как раскраснелось его лицо, Грейдон понял, что мистер Кассин достаточно наслушался в течение своего более чем часового ожидания. – Не знаю, то ли мне свернуть вам шею, как никудышному мужу, то ли вышвырнуть этого самодовольного сэра Хэттона в ближайшее окно за его жестокость!

Услышав это, Грейдон с восхищением посмотрел на него.

– Я намереваюсь положить этому конец. Для этого вы и находитесь здесь. – Он посмотрел мимо разъяренного Кассина в сторону окна, около которого сидел Иона, глядя на Грейдона взором убийцы. – Иона, рад твоему возвращению. Никто из вас еще не видел мою жену?

– Не видели, но слышали! – натянуто произнес Чарльз Кассин.

До них доносился резкий карающий голос сэра Хэттона. Усталый голос Лили был хуже слышен через закрытую дверь.

Грейдон взглянул на Чарльза Кассина.

– По-моему, с нее достаточно уроков сэра Хэттона. Пойдемте со мной.

Грейдон без стука распахнул дверь в первую гостиную. Утомленное лицо Лили было бледным, глаза красными от набежавших слез. Она сидела на высоком стуле, как того требовал сэр Хэттон, напряженно вцепившись пальцами в юбку. Сэр Хэттон возвышался над ней, держа в одной руке трость. Его лицо было красным от гнева. Лили была похожа на маленького беззащитного ребенка. Увидев Чарльза Кассина, она разрыдалась и закрыла лицо руками.

– Леди Грейдон! – свирепо одернул ее сэр Хэттон.

– Прочь от нее! – закричал Чарльз Кассин, ворвавшись в комнату. Он поднял Лили со стула и обнял.

– Леди Лилиан! Что он с вами делает? Это же безумие!

– Я не собираюсь оставаться под одной крышей с нечестивым защитником безнравственности, – заявил сэр Хэттон, потрясая тростью перед Чарльзом Кассином. – Вы возмущаете меня, милорд, – обратился он к Грейдону. – Пустить подобного человека в свой дом!

– Сэр, – сказал Грейдон, – я не нуждаюсь в ваших советах. Вы находитесь здесь только потому, что на этом настояла миледи. Еще одно слово, и я выпровожу вас отсюда.

– Прекрасно! – сказал сэр Хэттон, и пока Лили умоляла с помощью рук Чарльза Кассина, он добавил еще более высокомерно: – Леди Грейдон, если вы еще раз прибегнете в моем присутствии к колдовским уловкам, наше сотрудничество закончится и я окончательно уступлю вас дьяволу.

Грейдон быстро пересек комнату и схватил сэра Хэттона за воротник.

– Не вздумайте никогда больше разговаривать с моей женой в подобном тоне, мерзкая свинья. Я вас убью, если вы посмеете.

– Н-нет! – в ужасе закричала Лили, вырвавшись из рук Чарльза Кассина. – Энт-тони! П-по-жал-луйста! П-пожал-луйста!

– Все кончено, – объявил сэр Хэттон, высвободившись из рук Грейдона. – Леди Грейдон, я оставляю вас.

– Н-нет! – Она умоляюще ухватила сэра Хэттона за рукав. Ее рыдания разрывали сердце Грейдону.

– Лили, отпустите его.

– С-сэр Х-хэттон, п-пожалуйста, я ум-моляю в-вас!

Она неотступно следовала за ним вниз по лестнице, плача и умоляя. Он хлопнул дверью, перед которой она осталась стоять в слезах.

– Лили! – Грейдон торопливо сбежал вниз по лестнице. – Пойдемте, я провожу вас наверх.

Он хотел взять ее на руки, но она вырвалась и отвернулась от него, сердито вытирая ладонью мокрое лицо.

– З-заставьте ег-го в-вернуться! В-вы его выгнали. В-вы и в-верните!

– Нет, – решительно сказал он. – Никогда.

Она налетела на него и, всхлипывая, стала молотить по лицу и груди с яростью ребенка. Грейдон сдерживал ее, принимая легкие удары, пока она не упала к нему на грудь и не разрыдалась. Он взял ее на руки, отнес в голубую гостиную, посадил на софу и нежно вытер ее лицо своим носовым платком. Потом встал.

– Я пришлю к вам мистера Кассина. – Он повернулся к двери.

– Энт-тон-ни, – плача остановила она его. Он взглянул на нее. – Я с-сожал-лею, – прошептала она.

– И я. Очень сожалею, Лили.

В эту ночь Лили долго ждала, когда Грейдон вернется домой. Он ушел немедленно после ужасной сцены, которую она устроила, не сказав ни слова о том, куда направляется. Она предположила, что он пошел в клуб или поиграть в карты к одному из друзей. Но даже если пошел к своей обожаемой мисс Гамильтон, Лили знала, что в этом виновата сама. Она вывела его из себя своим ребяческим поведением, своей глупостью.

Чарльз Кассин долго оставался с ней в ее гостиной. Сначала он был очень зол, но, когда она попыталась ему все объяснить, немного смягчился.

– Не могу поверить в то, что вы позволили этому человеку так мучить себя без всякой пользы, – сказал он. – Неужели вы не помните, что вам пришлось пережить со всеми прежними учителями?

Она слишком устала, чтобы разговаривать, ее горло ломило от боли. Она показала знаками:

– Я была слишком ленивой. Чтобы заговорить, надо очень сильно постараться.

Он ответил серьезно и угрюмо:

– Лили, вы знаете, что сказали доктора. Ваши голосовые связки повреждены необратимо, и, перегружая их, вы можете причинить им еще больше вреда. Вы никогда не сможете разговаривать так, как другие. Вам надо смириться с этим.

Но Лили смиряться не желала. Заговорить – значило навсегда остаться рядом с мужем, сделаться частью его жизни. Сейчас она могла только удовлетворять его в постели, которую он, слава Богу, пока что делил с ней каждую ночь, кроме тех, когда наступали ее критические периоды. Это происходило с ужасающей регулярностью. Даже в этом ей не повезло: она не могла подарить ему ребенка. Она просидела у окна еще час, а потом, обессиленная, ушла спать одна. Среди ночи муж пришел к ней, пахнущий табаком и бренди, и разбудил ее нежными теплыми поцелуями.

– Энт-тони, – прошептала она, с радостью позволяя ему стянуть с себя ночную рубашку.

– Я сожалею, – прошептал он. – Сожалею обо всем.

Слезы брызнули у нее из глаз, и она прижалась к нему в собственном безмолвном извинении.

– Не плачьте больше, Лили, – сказал он, поцелуями осушая ее слезы. – Я этого не вынесу. Просто позвольте мне любить вас. Вы так мне нужны!

Потом они лежали, удовлетворенные, и Лили с изумлением почувствовала, что здесь, в супружеской постели, в объятиях друг друга, даже в разгар несчастий, все у них обстояло прекрасно.

Утром Грейдон проснулся от звука голоса Лили, доносящегося из гостиной.

– Энт-тони. Энт-тони.

Его имя. Произнесенное почти безукоризненно. Ему это совсем не нравилось. Он поднялся, накинул халат и пошел в свою комнату, не мешая Лили тренироваться. Налил себе горячего кофе и сел за конторку.

Его коллекция записок очень пополнилась за последние несколько недель. В те долгие месяцы, когда он был один в Лондоне, скучая по Лили, он провел много вечеров, приводя сотни ее записок в хронологический порядок. Теперь, читая их сначала, он мог вспомнить любой день, который они провели вместе с момента их встречи.

Была огромная разница между теплыми дружескими посланиями, которые она писала ему почти год назад, и формальными записками, которые он получал сейчас. Интересно, вернется ли она когда-нибудь к своей прежней задиристой, шутливой и доверительной манере. Хотя дом был день и ночь наполнен звуками ее голоса, Грейдона не покидало чувство, что жена все еще где-то далеко.

Глава двадцать четвертая

Неделю спустя Лили и Грейдон сидели рядом в своей коляске. Они оба нервничали, потому что ехали на свой первый совместный бал в этом сезоне. Лили молила Бога лишь о том, чтобы все прошло так, как она планировала. Сегодня она докажет Грейдону, что может быть такой женой, какая ему нужна. Сегодня она докажет это всему обществу.

Он не хотел идти на этот бал, один из самых больших в этом сезоне, но Лили настояла. С тех пор как она приехала в Лондон, он не брал ее с собой никуда, кроме оперы или театра. Этот бал был первым крупным приемом, на котором они собирались появиться с момента их свадьбы. Она чувствовала, как растет его напряжение по мере того, как они приближаются к месту назначения.

Она ободряюще улыбнулась ему, а он взял ее затянутую в перчатку руку в свои. Сидевший напротив них Иона, которому было явно не по себе в бархатном красном камзоле, закатил глаза и отвернулся к окну. Грейдон усмехнулся и обратился к Лили:

– Вы уверены, что хотите пройти через все это, Лили? Еще не поздно повернуть назад и провести спокойный вечер дома. Такие приемы, как вы знаете, отнимают много сил. Будет жарко и очень тесно.

Она похлопала Иону по колену и сделала ему знак. Он был превосходным переводчиком, хотя и передавал ее слова на уличном жаргоне. От его острого взгляда не ускользало ни одно движение, даже при тусклом освещении в карете.

– Ее светлость говорят, что чувствуют себя как шестипенсовая монета, так что не волнуйтесь ни о чем.

Грейдон покорно вздохнул.

– Отлично, моя дорогая. Раз вы так считаете. Я говорил вам, что вы чудесно выглядите?

– Полсотни раз, милорд, – сухо сказал Иона.

Лили была рада, что муж одобрил то платье, которое она надела. Оно было ярким – золотое с синим – и сшито по последней французской моде. Смелое, но не вызывающее. Ей вдруг захотелось привлечь к себе внимание, как и подобает графине Грейдон.

Грейдон изысканно выглядел в своем прекрасно сшитом темно-синем смокинге. Она, кивая, слегка потянула его за рукав. Он понял комплимент и поблагодарил ее. Потом накрыл ее руку своей и так и не отпускал.

Лили повернулась к окну, думая о том, будет ли мисс Гамильтон на этом балу. Удивительно, как все поменялось местами. Она думала, что станет любовницей Грейдона, а мисс Гамильтон его женой. Сейчас все было наоборот. Каждый день всю прошлую неделю Грейдон исчезал, не говоря ни слова о том, куда и зачем идет, и каждый вечер возвращался немного утомленный, со слегка виноватым видом. Не трудно было догадаться, где он был.

Однако она имела все основания полагать и надеяться на то, что, чем бы ни занимались Грейдон и мисс Гамильтон, о постели и речи быть не могло. Он по-прежнему приходил к Лили каждую ночь, и страсть его была неизменной. Возможно, она была наивной, но она не могла поверить в то, что такой его энергии хватило бы на двух женщин. После ночи любви он бывал таким же утомленным, как и она.

Лили не сомневалась: она была единственной женщиной, которую он желал физически. Оставалось только пленить его сердце. Лили была настроена оптимистически в этом отношении. Даже если он женился на ней из чувства долга, сделал он это добровольно. Он хотел, чтобы она стала его женой – он говорил это несчетное количество раз, – значит, он должен был чувствовать к ней какую-то привязанность помимо физического влечения.

– Приехали, – сказал Грейдон, когда коляска остановилась перед огромным домом, залитым светом. – Иона, – добавил он более строго, – следи за своими манерами.

Иона презрительно отмахнулся от него.

– Сам знаю. Не беспокойтесь.

– И часа не пройдет, как он даст повод для кривотолков, – сказал Грейдон, скорчив гримасу, когда дверь коляски распахнулась и мальчишка лихо спрыгнул на землю. – Впрочем, вы были правы, что взяли его, дорогая. Когда-то я тоже неплохо служил вам переводчиком.

Лондонский дом лорда и леди Орчард был не таким внушительным, как Уилборн-Плэйс, но он был великолепно подготовлен к балу и уже переполнен гостями. Грейдон провел Лили сквозь строй встречающих. Иона неотступно следовал за ними. Все глаза были устремлены на нее, и Лили подумала, что свет уверен в том, что у Грейдона и мисс Гамильтон роман. Эта мысль была убийственной, и она отогнала ее прочь.

Первое испытание наступило сразу. Грейдон представлял ее хозяевам дома. Когда Лили появлялась на подобных приемах в сопровождении Грейдона в прошлом году, она обычно приседала в реверансе, кланялась, улыбалась и шла дальше. Но когда Грейдон, прекрасно зная свою роль, собрался провести ее вперед, она положила ладонь на его руку, заставив подождать. Завладев его полным вниманием, Лили собралась с духом и проговорила отчетливо и громко:

– Сп-пасибо за п-приглашение, л-лорд и л-леди Орч-чард. М-мы оч-чень рад-ды б-быть зд-десь. – Она выставила вперед Иону и положила руку ему на плечо. – Эт-то мой п-перев-вод-чик Ион-на. Н-надеюсь, в-вы н-не в-возраж-жа-ете, чт-то я п-привела ег-го?

Лили слегка съежилась от звука собственного голоса. Она изо всех сил старалась, чтобы он звучал как можно более женственно, но он был таким же ужасающе скрипучим и низким, как и раньше. Секунды, пока она ждала, когда пройдет шок, были самыми долгими в ее жизни. Она видела, как Иона сжимает и разжимает кулак.

Внезапно лицо леди Орчард озарила ангельская улыбка. Она шагнула к Лили и пожала ее руку.

– Конечно, не возражаем, дорогая леди Грейдон. Мы так рады вам! Смею сказать, даже благодарны. Вы не так часто появлялись в Лондоне в этом сезоне, и вашего присутствия не хватало. Сегодня вы оказали нам честь.

Все напряжение сразу исчезло. Облегчение было столь велико, что некоторые гости, включая саму Лили, даже засмеялись. Она справилась с этим, а остальное будет не так трудно. Она увидела мельком выражение лица своего мужа. Гордость, которая сквозила в его взгляде, окупила все те страдания, которые она пережила, готовясь к сегодняшнему вечеру. Он предложил ей свою руку и ввел в зал так, будто она была самой королевой Англии.

– Как бы я хотел, – прошептал он, идя с ней рядом, – чтобы ваш брат был здесь. Он был бы так же счастлив, как я.

Они станцевали менуэт, которым открылся бал. Потом вальс. А Иона в это время бродил в поисках комнаты, в которой был накрыт ужин. К тому времени, как он вернулся, Лили уже обрела уверенность в себе и отправила Грейдона поздороваться с друзьями, и прежде всего с только что прибывшим лордом Долтри.

Иона вызывал не меньше интереса, чем сама Лили, своим жаргоном и свободными манерами. К счастью, свет посчитал его забавным. Лили поняла, что ее юный переводчик скоро станет предметом увлечения на балах и приемах, благодаря чему ее собственная популярность возрастет. Что думал сам Иона, сказать трудно. Было ясно, что высший свет не произвел на него особого впечатления. Больше того, показался балаганом.

– Чудные какие, – прошептал он ей, когда они отошли от одной особенно громкой и веселой компании. – Увидели бы меня сейчас мои старые дружки, померли бы со смеху.

Но он продолжал, не жалуясь, выполнять свою работу и старался не расстраивать Лили неудачным подбором слов.

Наконец приехали тетя Маргарет и Изабель, а пока Лили разговаривала с ними, подошли Грейдон и лорд Долтри.

– Леди Маргарет, – сказал лорд Долтри, склонившись к ее руке. – Леди Грейдон. – Он поцеловал руку Лили. Однако Изабель он только кивнул. – Леди Изабель. Рад видеть вас снова. Надеюсь, вы хорошо чувствуете себя сегодня?

– Прекрасно, – натянуто ответила Изабель, и Лили стало жаль ее. Последние месяцы не были счастливыми для Изабель. Она похудела, побледнела и совсем не была похожа на ту веселую живую девушку, которой была всего год назад.

Губы лорда Долтри вытянулись в тонкую ниточку.

– Приятно слышать. Леди Маргарет, не окажете ли мне честь быть вашим партнером в этом танце?

Тетя Маргарет тепло улыбнулась.

– Спасибо, милорд, но мне, кажется, вообще не придется танцевать сегодня. У меня разболелась голова.

Он повернулся к Лили.

– Леди Грейдон?

– Извини, старина, – сказал Грейдон, беря руку Лили. – Моя жена уже обещала этот танец мне.

Он подвел Лили к остальным парам, занимавшим места для следующего танца, оставив лорда Долтри наедине с Изабель, подступиться к которой было все равно что к разъяренной змее.

Лили увидела, как лорд Долтри наконец пригласил Изабель на танец. Реакция Изабель последовала незамедлительно. Она влепила ему пощечину, звук которой разнесся по всему бальному залу. В наступившей тишине был слышен лишь одобрительный тихий присвист Ионы. Изабель и лорд Долтри стояли, уставившись друг на друга, пока она не повернулась и не пошла к дверям веранды. Лорд Долтри, прижимая пальцы к покрасневшей щеке, последовал за ней.

Грейдон наблюдал за тем, как его жена прокладывала себе дорогу через ряды танцующих, чуть ли не с надменной гордостью. Она, как всегда, была самой красивой женщиной в зале, но не по этой причине он был горд сегодня.

Лили преодолела себя. Наконец, после стольких его просьб, она нашла в себе мужество говорить на публике. Он был так поражен и так доволен, что ему хотелось схватить ее на руки и зацеловать до бесчувствия прямо на глазах у всех.

Он сомневался в том, что она понимала, в какое удачное время проявила свое мужество. Пока она брала уроки у сэра Хэттона, высшее общество мучилось неизвестностью: где и когда графиня Грейдон наконец заговорит? Разговоры о ее диковинном голосе ходили по Лондону со дня свадьбы, но каким он будет теперь, после занятий? В некоторых мужских клубах даже заключили пари о том, где и когда леди Грейдон заговорит. Леди Орчард не лгала, когда сказала Лили о своей благодарности. Лили сделала ее самой удачливой хозяйкой дома в этом сезоне.

Не имело значения, как или почему улучшилась ее речь. Главное, что это случилось, и теперь Лили знала, что Грейдон и не думал ее стыдиться. Еще день – и она узнает правду о том, что произошло между ним и Кардемором. Может, нынешний счастливый вечер сгладит ту роль, которую он играл в стольких обманах. Когда танец закончился, он проводил Лили к ее тетке, рядом с которой в терпеливом ожидании стоял Иона, и, извинившись, отошел, чтобы принести им пунш.

– Добрый вечер, Грейдон, – остановил его лорд Хэнби. – Я вижу, что ты наконец перестал прятать свою жену. Смею ли я заметить, что леди Грейдон просто очаровательна?

– С этим трудно не согласиться. Я считаю себя счастливейшим из мужчин.

– Я слышал, что сэру Хэттону удалось сотворить чудо. Она разговаривала с леди Орчард. И довольно внятно.

В его устах это прозвучало так, словно Лили была каким-то дрессированным животным, исполняющим цирковой номер. Грейдон, едва сдержавшись, чтобы не двинуть его кулаком в лицо, холодно ответил:

– Сэр Бенджамин Хэттон – жулик и шарлатан. Он не имеет никакого отношения к тому, что сегодня случилось. Леди Грейдон пожелала говорить и сделала это. Это единственное чудо, которое произошло.

Не выдержав твердого взгляда Грейдона, лорд Хэнби откашлялся.

– Да, безусловно, – сказал он. – Должен признаться, я всегда считал леди Лилиан одной из самых мужественных женщин, которых имел удовольствие знать. Если бы такое несчастье коснулось меня… сомневаюсь, что я был бы и наполовину таким же смелым, как она.

Для Грейдона это было слабым утешением.

– Кажется, я еще не видел леди Маргарет и ее дочь Изабель, – продолжал лорд Хэнби. – С удовольствием раскланяюсь с ними. Я был увлечен леди Изабель в прошлом сезоне, как ты знаешь. Жаль, что Долтри все испортил. Но, насколько я понимаю, он ушел с дороги теперь, что дает мне основание надеяться.

Грейдон криво улыбнулся.

– Я бы не слишком надеялся на твоем месте, Хэнби, – сказал он. – Извини, кажется мисс Гамильтон хочет поговорить со мной.

Он не знал, что Фрэнсис собиралась на бал. Поймав взгляд Грейдона, она махнула ему веером, приглашая подойти.

– Привет, дорогая. Я как раз направлялся за пуншем для Лили и ее тетушки. Могу я подвести вас к ним?

– Не сейчас, – сказала она, тревожно глядя на него. – Грейдон, мне надо поговорить с вами. Наедине. Всего минуту. Это срочно.

– Фрэнсис, вы, кажется, очень взволнованы. Что случилось? Вы виделись с мистером Кассином с тех пор, как он приехал в Лондон?

Она схватила его за руку, но, зная, что они находятся под пристальными взглядами, сразу отпустила.

– Пожалуйста, Грейдон.

Он оглянулся, понимая, как будет выглядеть их разговор наедине. К тому же ему не хотелось надолго оставлять Лили. Но что-то явно тревожило Фрэнсис, и он не мог отказать ей в ее просьбе.

– Хорошо. Подождите меня у входа на веранду, и я приду к вам, как только отнесу пунш. Мы можем поговорить в саду.


– Леди Грейдон говорит, что шила платье у модистки на Бонд-стрит, – терпеливо перевел Иона. – Ее зовут мадам Иветт. Она шьет одежду для многих модных дам. – И добавил по собственной инициативе: – Ну и местечко, скажу я вам! Тоска смертная. Ничего, кроме бабья и тряпок. Лучше паклю соглашусь щипать целую неделю, чем опять пойду туда.

Дамы, которым он это поведал, дружно рассмеялись. Лили тоже улыбнулась, пытаясь снова обрести душевное равновесие. Полчаса назад она увидела, как Грейдон вышел на веранду вместе с очень грустной леди Гамильтон, и с тех пор ее не покидало смешанное чувство тревоги и страха.

Вскоре после этого в бальный зал вернулись Изабель и лорд Долтри. Он подвел Изабель к тете Маргарет, отвесил поклон хозяину и хозяйке и тут же покинул зал. Изабель не рассказала о том, что произошло в саду, но ее рот припух, щеки пылали, а в глазах вспыхивали прежние дерзкие искорки. Лили показалось, что ее щедро наградили поцелуями. Тогда странно, почему лорд Долтри выглядел таким мрачным перед уходом.

Как только представилась возможность, Лили отвела Иону в сторону.

– Ты не голоден, Иона? – спросила она. – Может быть, хочешь пить?

Он с преувеличенным недовольством потянул ворот своей рубашки.

– И есть, и пить. И здесь жарко. Дышать нечем.

Запнувшись, она спросила:

– Не хочешь выйти на несколько минут в сад? Там будет прохладней.

По его виду было понятно, что ему хотелось бы уйти совсем, но он кивнул и важно предложил ей руку, как его научил лорд Грейдон. На веранде Иона доверительно наклонился к Лили и прошептал:

– Хотите я найду его светлость и пошпионю за ним?

– Ион-на! – удивленно воскликнула она.

– Я знаю, чем он занимается. Он привел ее сюда, да? Ну и дурак, – с явным отвращением сказал он. – Она вам в подметки не годится, миледи. Клянусь Богом! – Он стукнул кулаком по своей ладони. – Я ему покажу!

Лили положила руку ему на плечо.

– Т-ты н-не п-понимаешь, – сказала она. – Эт-то оч-чень… т-трудно.

– Кому как. Меня не проведешь.

Она не представляла, как утихомирить мальчика. Ведь его чувство чести такое трудно…

– Лили?

Подняв глаза, она увидела, что Грейдон и мисс Гамильтон поднимаются по лестнице, ведущей из сада. Он выглядел расстроенным, а мисс Гамильтон почти злой.

– Мы вышли немного подышать, ваше великолепие, – грубо объявил Иона, и Лили ткнула его в бок.

Грейдон подвел мисс Гамильтон и выпустил ее руку.

– Я уверен, что все обстоит прекрасно, – сказал он мальчику, прежде чем обратиться к Лили. – Лили, вы помните, конечно, мисс Гамильтон.

– К-конечно, – сказала Лили, вставая. – Оч-чень п-приятно снов-ва ув-видеться с в-вами.

– Я так рада, что вы наконец приехали в Лондон! Лорд Грейдон очень скучал без вас.

Лили чуть не заскрипела зубами от злости, но заставила себя улыбнуться. Вместо того чтобы заговорить, она жестами обратилась к Ионе:

«Скажи мисс Гамильтон, что я уверена в том, что она сделала все возможное, чтобы мой муж не чувствовал себя слишком одиноким».

Иона со злой усмешкой повторил ее слова.

Оба слегка смутились. Мисс Гамильтон поспешила с объяснением:

– Мы действительно много времени проводили вместе. Лорд Грейдон стал мне чем-то вроде брата, и я всегда буду благодарна ему за это.

Эти слова, произнесенные со свойственной мисс Гамильтон искренностью, немного остудили пыл Лили. Она переводила взгляд с одного на другого, не зная, чему верить. Мисс Гамильтон по-прежнему выглядела взволнованной, а Грейдон мрачным.

– Простите меня, – спохватилась вдруг мисс Гамильтон, – но боюсь, мне уже пора. Леди Грейдон, приятно было снова увидеть вас. Я надеюсь, что вы с удовольствием проведете время в Лондоне. Милорд, – сказала она Грейдону, – я благодарна вам за доброе отношение. Постараюсь впредь не докучать вам своими просьбами.

Она повернулась и вошла в дом. Грейдон проводил ее взглядом, а потом сказал:

– По-моему, нам тоже пора. – Он повернулся к Лили: – Не достаточно ли танцев и развлечений для одного вечера, моя дорогая? Кажется, Ионе смертельно хочется уйти отсюда.

– Слава Богу, – пробормотал Иона. – Сообразил. Хоть что-то в голове осталось.

Оставив колкость без внимания, Грейдон обнял Лили за талию. Он смотрел на нее, но она чувствовала, что его мысли все еще занимает мисс Гамильтон.

– Мне снова надо уйти, – сказал он, когда привел ее и Иону в дом. – Я не надолго, дорогая, но не жди меня. – Он быстро поцеловал ее холодные губы, потом взял ее лицо в ладони и посмотрел ей в глаза. – Я еще не сказал вам, Лили, что сегодня вы вели себя потрясающе. Я самый счастливый мужчина на земле, раз мне досталась такая жена. – С этими словами он оставил ее стоять рядом с Ионой, пустившим ему вслед ругательство.

Глава двадцать пятая

Он лег позже, чем ожидал, но все равно не мог уснуть. Лили лежала рядом с ним, нежная и теплая, и так безмятежно спала, что он не решился ее будить, тем более для своего удовольствия. Он хотел заниматься с ней любовью. Хотел разговаривать с ней. Хотел еще раз сказать, какой чудесной она была на балу и как он гордился ею. Он хотел сказать ей о том, как сильно ее любил, и о том, что ни одна женщина не сможет завладеть его сердцем. Она лежала на боку, отвернувшись от него и положив ладонь под щеку. Он осторожно отодвинул шелковую прядь волос и поцеловал ямку под ухом.

– Я люблю вас, Лили, – прошептал он тихо, чтобы не разбудить ее.

Его тело страдало от желания, и он решил уйти от соблазна подальше. Самое время присоединиться к лорду Долтри, возобновившему ранние прогулки в Гайд-парке после возвращения леди Изабель в Лондон.

Мэтью был уже там, на своем обычном месте.

– Ее еще нет? – спросил Грейдон, приблизившись к другу.

Лорд Долтри покачал головой.

– Пока нет. Может быть, она не будет кататься верхом сегодня, ведь она так больна.

– Она неплохо выглядела вчера вечером.

Лорд Долтри изумленно посмотрел на него.

– Она выглядит так, будто целый год была прикована к постели. Похудела и бледна как смерть. Не знаю, о чем думает Кардемор, позволяя ей расхаживать по балам и приемам, вместо того чтобы показать ее врачу.

– Да она прекрасно выглядела, – настойчиво повторил Грейдон. – Не пропускала ни одного танца после твоего ухода и была в прекрасном настроении, когда мы с Лили уходили.

– Не пропускала ни одного танца? – тихо повторил Долтри.

– Дважды танцевала с Хэнби. По-моему, он собирается сделать ей предложение.

– Хэнби! – Долтри покраснел от ярости. – Пусть лучше женится на одной из своих проклятых кобыл, которых он так обожает. С леди Изабель ему ни за что не справиться! Она будет им вертеть. – Он презрительно хмыкнул. – Хэнби! Бог мой! Да она будет несчастной с ним!

– Ну, – протянул Грейдон, смотря мимо друга, – тебе надо решить наконец, кто из них будет несчастным. А вот и она. По своему обыкновению летит как ветер. Никогда еще не видел такой великолепной наездницы.

– Верно, – согласился лорд Долтри благоговейно.

Грейдон заметил, что Изабель как-то странно сидит на лошади.

– У нее нога не в стремени, что ли? Что там такое?

Лорд Долтри взнуздал своего жеребца.

– Не знаю. С ней… что-то произошло. Где же этот проклятый слуга?

– Она потеряла поводья! – закричал Грейдон, но лорд Долтри, выскочив из кустов, уже мчался очертя голову вслед за леди Изабель.

Гонки продолжались недолго. Лошадь леди Изабель перепрыгнула через низкую ограду и продолжала скакать дальше, а лорд Долтри, следуя за ней, каким-то образом умудрился свалиться со своего жеребца, преодолевая препятствие, которое без труда взял бы любой десятилетний ребенок.

Грейдон подоспел через несколько минут, спрыгнул на землю и, напуганный, поспешил к своему другу.

– Мэтью! Мэтью, все в порядке?

Опустившись на колени, он с облегчением нащупал пульс.

Ошеломленный лорд Долтри открыл глаза.

– Что… я упал?

– Да. Но, кажется, довольно удачно. Двигаться можешь?

– Изабель это видела?

Грейдон поднял голову: леди Изабель мчалась к ним галопом. То, что она полностью контролировала лошадь, не ускользнуло от его внимания.

– Да… Боюсь, что видела.

Лорд Долтри застонал.

– О Боже! Лучше бы я умер!

Леди Изабель грациозно соскочила на землю.

– Идиот! Болван! – кричала она, опускаясь на колени рядом с Мэтью. – Вы могли сломать себе шею! Надеюсь, что вы ее сломали, безмозглый дурак!

Разразившись слезами, она наклонилась к нему, обхватила его плечи руками и зарыдала, уткнувшись ему в шею.

Лорд Долтри робко похлопал ее по спине.

– Все в порядке, Изабель. Я цел.

– Я думала, что вы убили себя, – всхлипнула она, дрожа. – О Мэтью. Я бы умерла.

– Правда? – изумленно спросил лорд Долтри, обнимая ее. – Это правда, Изабель?

Она заколотила кулачком в перчатке по его груди.

– Конечно, умерла бы, идиот! Неужели можно быть таким недогадливым?

– Не знаю, – глупо ответил он, улыбаясь от уха до уха. – Я начинаю думать, что вообще ничего не знаю. – И вдруг его осенило. – Изабель Уолфорд, вы?.. Да вы же нарочно. Вы бросили поводья нарочно. – Улыбка исчезла. Он нахмурился.

– Конечно! – закричала она в ярости. – Приходится рисковать жизнью, чтобы добиться вашего внимания. Вы сами во всем виноваты!

– Вы легкомысленная маленькая идиотка! – сердито сказал он, принимая с помощью Грейдона сидячее положение. – Вы могли получить травму или даже разбиться насмерть. Я должен задать вам взбучку за такие опасные трюки.

– Мне? Взбучку? – закричала она. – Это не я упала с лошади в прыжке, который легко бы выполнил даже кролик.

– Гм! – громко кашлянул Грейдон, чтобы остановить их пререкания. – Простите мою дерзость, но не кажется ли вам, миледи, что нам лучше доставить лорда Долтри к нему домой? Ты сможешь доехать верхом, Мэтью? Кажется, Цербер не пострадал.


Проснувшись, Лили обнаружила, что лежит одна. Она села и оглядела комнату, чтобы увидеть хоть один признак того, что Грейдон заходил ночью домой. Следов его присутствия не обнаружилось. Тревожное чувство охватило ее. Неужели он всю ночь провел с мисс Гамильтон? О Господи! Неужели он мог так поступить?

Утро прошло в смутных опасениях и ожиданиях. Она позволила Дженни одеть себя и причесать. Потом спустилась вниз позавтракать. Она постеснялась спросить у слуг, приходил ли его светлость домой, а потому просто ждала.

В половине двенадцатого, когда Лили была в гостиной, Крейн робко постучал в дверь и вошел, неся серебряный поднос, на котором лежала карточка. Лили со стоном прочла ее. Крестные Грейдона, лорд и леди Бэртон, подъехавшие в своем экипаже, спрашивали, не могли бы они нанести визит. Грейдон ни слова не сказал о том, что они приехали в Лондон. Хотя, возможно, они приехали недавно и он этого еще не знал. Весь прошлый год они путешествовали по континенту и не могли попасть на свадьбу своего крестника. Встречаться с ними в его отсутствие было просто нелепо. Но и не принять их она тоже не могла, тем более что Грейдон должен был скоро появиться.

«Пригласите их войти и выпить чаю со мной, – написала Лили. – И немедленно разыщите Иону. Пожалуйста, объясните лорду и леди Бэртон, что к нам присоединится мой переводчик».

Она передала записку Крейну, который степенно кивнул и исчез. Он вернулся через несколько минут в сопровождении красивой пожилой пары, которую представил Лили в своей обычной чопорной манере. Сделав это, он добавил, обращаясь к Лили:

– Господин Иона переодевается, миледи, он вскоре придет. Я сейчас принесу чай.

Лили кивнула в знак согласия и, показав рукой, пригласила лорда и леди Бэртон сесть на лучшие места.

Пожилые люди с удивлением посмотрели на нее и обменялись взглядами.

– Она неплохо выглядит для глухонемой, правда? – громко сказал лорд Бэртон жене, снисходительно похлопав Лили по руке, когда она начала трясти головой. – Ну, ну, дорогая. Да, понимаю. Вы хотите, чтобы мы сели здесь, правильно?

– Она не кажется опасной, если ты это хочешь сказать, – произнесла леди Бэртон, занимая свое место. – Похоже, она позволяет слугам одевать себя, как нормальную женщину, за что наш дорогой Энтони должен быть благодарен.

– Точно, – согласился лорд Бэртон. – Выглядит очень мило, тебе не кажется? Интересно, Энтони когда-нибудь выводит ее из дома?

– Уверена, что выводит, – сказала леди Бэртон. – Из жалости. Энтони всегда был очень добрым мальчиком.

Лили в ужасе смотрела на пожилую пару.

Что будет, когда они наконец поймут, что она слышит каждое сказанное ими слово? Она мечтала, чтобы поскорей пришел Иона, а пока начала открывать свой маленький золотой футлярчик, чтобы написать им записку и исправить недоразумение.

– Да, – сказал лорд Бэртон более мрачно. – Поэтому особенно жаль, что его вынудили жениться на такой женщине. Я думаю, что лорда Кардемора нельзя осуждать. Но почему он выбрал для шантажа именно Энтони? Разрушить жизнь такого благородного и многообещающего молодого человека просто преступно, особенно когда вокруг полно других, менее уважаемых джентльменов, которые с удовольствием женились бы на этой крошке, хотя бы ради денег.

Пальцы Лили замерли. Она подняла голову и взглянула на лорда и леди Бэртон.

– Но что мог поделать бедный Энтони? – спросила леди Бэртон. – Он должен был либо жениться на этой девушке, либо потерять все, включая Сан-Кэтирс. Ведь этот Кардемор – сущий дьявол.

При этих словах лорд Бэртон невесело рассмеялся.

– Бедный Энтони, – продолжала леди Бэртон. – Как это, должно быть, ужасно – попасть в такие сети. Уверена, что он сделал это только ради своей матери и сестер. Разве ты не говорил, что Кардемор грозил выкинуть их из Сан-Кэтирса без гроша?

Лорд Бэртон кивнул.

– По слухам, это так. Кардемор уничтожил бы Энтони, если бы тот не женился на его сестре. Аннабел и девочки остались бы без всяких средств.

– А я так надеялась, что он женится на этой милой мисс Гамильтон, – печалилась леди Бэртон. – Такая славная девушка, прекрасно воспитанная, из прекрасной семьи. Ведь он был так влюблен в нее!

Лорд Бэртон кивнул.

– Она была бы идеальной женой для него. Какая жалость! – Он ткнул длинным костлявым пальцем в сторону Лили. – Эта никогда не поможет Энтони реализовать себя. Во всяком случае, в палате лордов. Видимо, ему придется распрощаться с политической карьерой.

– О Боже! – Леди Бэртон казалась еще более удрученной. – Как это несправедливо! Я полагаю, что он постарается справиться со сложившейся ситуацией, раз уж ему пришлось жениться на этой девушке. Знаешь, Эдмон, она выглядит так, как будто понимает все, о чем мы говорим.

– Вздор, – отмахнулся его светлость. – Она глухонемая и, вероятно, недоразвита в придачу. Можно нарядить этих людей и научить их приличным манерам, но изменить их природу нельзя. Думаю, что эта барышня мало чем отличается от дрессированной обезьяны.

– О нет, не говори так! – взмолилась леди Бэртон. – Только посмотри на ее лицо. Похоже, что она поняла каждое твое слово. Она охвачена ужасом, бедняжка. Мне жаль ее. Такая хорошенькая!

В дверь тихо постучали.

– Наконец-то! – воскликнул лорд Бэртон. – Может быть, попьем чаю, пока ждем Энтони.

Дверь открылась. Вошел Иона, а следом за ним Крейн. Лили пристально смотрела на Иону.

Окаменев, она не могла ни шевелиться, ни думать. Она не знала, продолжает ли дышать, хотя ее сердце оглушительно стучало в груди. Эрон заставил Энтони жениться на ней. Грейдон женился на ней только для того, чтобы сохранить свои земли. Ему легче умереть, чем лишиться Сан-Кэтирса.

Иона стоял прямо перед ней и что-то говорил. Она слышала тревогу в его голосе, но не могла разобрать слов, заглушаемых биением ее сердца. Его руки пришли в движение, и он спросил знаками:

«Что случилось?»

Она почувствовала слабость и едва держалась на ногах.

– Миледи! – закричал Иона и потянул ее за рукав, но она вырвалась и пошла к двери, не чувствуя ничего, кроме желания узнать правду. Неожиданно она оказалась на холодной улице.

Она знала, где был Уилборн-Плэйс, и пошла в том направлении, смутно сознавая, что за ней неотступно и молча следует Иона. После нескольких минут быстрой ходьбы Лили остановилась. Что она делает? Только тут до нее дошло, что она не совсем подходящим образом одета для улицы. На ней было простое утреннее платье. Ничего больше. И ее голова не была покрыта.

Иона преградил ей путь.

– Куда вы идете? – спросил он.

– В Уилл-лборн-П-плэйс. – От волнения ее голос был грубее, чем обычно.

Он кивнул.

– Тогда я возьму извозчика.


Лежа в широкой кровати графа Кардемора, леди Маргарет с наслаждением потянулась, зевнула и легла поудобней, чтобы еще подремать. Наблюдавший за ней Кардемор почувствовал острое желание снова вернуться к ней. Но была уже почти середина дня. И Изабель, и слуги могли догадаться о том, что происходит. Несмотря на то что они делили эту постель с ужасающей регулярностью, Кардемор считал, что им с Маргарет следовало соблюдать хотя бы внешнюю благопристойность. Он завязал небрежный узел на шейном платке и присел на кровать.

– Всему конец, – пробормотал он, наклонившись к ней и нежно целуя ее теплые губы. – Изабель скоро покончит со всеми своими официальными письмами, и вы потребуетесь ей, чтобы обсуждать свадебные наряды, приданое и прочие утомительные мелочи ее предстоящей свадьбы. Как бы я хотел, чтобы Долтри просто выкрал ее и увез в Гретна-Грин.

Маргарет улыбнулась, не открывая глаз.

– Она страшно счастлива, правда? Я так рада, что они взялись наконец за ум. Надо поблагодарить лорда Грейдона. Но… мы не понадобимся ей еще по крайней мере час, – прошептала она. – Я уверена, что Изабель собирается сообщить о замечательной новости всем своим знакомым.

– Маргарет Уолфорд, – сказал он сиплым голосом, – вы способны совратить и монаха. Ведите себя прилично. Я должен с вами кое о чем поговорить.

Она наконец открыла глаза.

– Мне не нравится, как это звучит.

Он улыбнулся.

– Ничего ужасного, обещаю. Просто вы должны принять одно решение.

– Какое?

– Стать моей женой. Я хочу жениться на вас, Маргарет.

Она широко открыла глаза.

– Мы не можем, – прошептала она. – Вы знаете, что это невозможно.

– В Англии, – согласился он. – Но не на континенте. Мы могли бы жить где-то еще, может быть, в Америке. Или на моих плантациях на Ямайке. Мне совершенно все равно. Лишь бы вы были со мной. Вы и наш ребенок, конечно. – Он откинул одеяло, многозначительным взглядом посмотрел на ее обнаженный живот и легко коснулся его кончиками пальцев. – Разве нам не следует пожениться ради него?

– Эрон, – удивленно произнесла она. – Как вы узнали? Я сама еще не до конца уверена.

Его улыбка была нежной.

– Я знаю каждую частичку вашего тела, дорогая. Вижу даже самое незначительное изменение.

– Я считала, что слишком стара, – прошептала она. – Я так боюсь, что это окажется правдой, – она ласково коснулась его щеки, – и в то же время так надеюсь. Не знаю, что нам с этим делать.

– Мы поженимся, – заявил он. – И у нас будет ребенок. Не думаете ли вы, что я позволю, чтобы мой сын или дочь были незаконнорожденными?

Она покачала головой.

– Вы можете лишиться своего титула. Кардемор-Холла. Всего. И даже если мы поженимся, в Англии наше дитя будет считаться внебрачным.

– Это не имеет значения. Ребенок будет знать, что он – дитя любви. И что мы поженились ради него. Наверное, я буду скучать по Кардемор-Холлу, а вот титул мне меньше всего нужен. Бог с ним, – сказал он и махнул рукой. – Кроме вас, мне ничего не нужно.

– А как же Лили, Изабель…

– Будут жить самостоятельно со своими мужьями и детьми, а мы часто будем их навещать, не бойтесь.

Только она открыла рот, чтобы ответить ему, как топот ног вверх по лестнице возвестил о грозящем вторжении.

– Милорд, – послышался голос Уиллиса за дверью спальни. – Простите за беспокойство, но это леди Лилиан.

Его тон был гораздо красноречивее слов. Кардемор и Маргарет обменялись взглядами. Она выскользнула из постели, а Кардемор направился к двери.

– Иду! – сказал он, дожидаясь, пока Маргарет спрячется в соседней комнате, предназначенной для графини Кардемор. Уиллис ждал с тревожным выражением лица.

– Она в холле. В гостиной ждать отказалась.

Еще не спустившись, Кардемор понял, что случилось. С каждым шагом у него падало сердце, а когда он увидел, что сестра стоит внизу и смотрит на него, его душа окончательно ушла в пятки.

– Лили, – сказал он и онемел, увидев, какой жалкой и напуганной она была. Слезы струились по ее щекам. Она вцепилась в перила, словно боялась упасть. Позади нее стоял Иона, неподвижный и молчаливый, как статуя.

– Это п-правда? – всхлипывая спросила она. – Это прав-вда, Энтони?

– Лили, – он подошел на шаг ближе. – Позволь мне проводить тебя в гостиную.

Она решительно покачала головой.

– От-твечай мне! Т-ты ш-шант-тажировал его? Грейд-дона? Чт-тобы он ж-женился н-на мне?

Он судорожно вздохнул.

– Шантажировал. Но не для того, чтобы он женился на тебе.

– Т-тогда д-для ч-чего?

– Чтобы он сопровождал тебя и скрасил твое пребывание в Лондоне.

Она моргала. Слезы слепили ее. Ее тоненькую фигурку сотрясали рыдания.

– Н-не д-для т-того, чт-тобы он женился?

Он с такой силой сжал кулаки, что ногти впились в тело. Слуги исчезли. Послышались шаги Маргарет, спускающейся по лестнице.

– Я хотел заставить его жениться на тебе. Твое похищение… это моих рук дело. Целиком. Я сделал так, чтобы Грейдона тоже похитили и держали с тобой, чтобы ему пришлось потом спасать твою репутацию. Я не предполагал, что вам удастся бежать.

Качая поникшей головой, Лили твердила сквозь рыдания:

– О н-нет. О н-нет.

Качнувшись, она опустилась на колени и в отчаянии прижалась лбом к столбику перил.

– Лили! – леди Маргарет поспешно сбежала по лестнице, села ни нижнюю ступеньку и обняла плачущую золовку.

– Не плачь, моя дорогая. – Все будет хорошо.

Лили покачала головой и печально сказала:

– Н-ник-когда. Р-разрушено. Все.

Глава двадцать шестая

Кардемор-Холл выглядел как-то по-другому. Чего именно не хватало, Лили сказать не могла, но так было. То ли оттого, что она неожиданно для себя начала сравнивать свой любимый дом с Сан-Кэтирсом, к которому успела привязаться. А может быть, потому, что впервые была здесь одна, без брата, без тети, без Изабель.

Она каждый день одна обходила этот громадный дом, знакомые с детства комнаты. Вспоминала те времена, когда жила здесь, перебирала события, которые тут происходили. Посетила длинную галерею, в которой Кардемор устраивал в дождливые дни соревнования по бегу и всегда проигрывал их им с Изабель, хотя был больше и бегал быстрее. Вот библиотека, в которой дни и ночи напролет сидел ее отец, тихо разговаривая сам с собой. Она стояла здесь, прижавшись ухом к двери, когда поблизости не было никого из слуг. Странное дело, с самим собой отец умел говорить по-доброму. После его смерти она приходила сюда, усаживалась в его кресло и разглядывала портреты отца и матери, висевшие на стене: рядом с нежным лицом матери лицо отца казалось особенно суровым. Отец не любил Лили. Она никогда бы не поняла этого, если бы не приехал Эрон и не окружил ее заботой и лаской. Что такое отеческая любовь, она осознала благодаря своему брату. Он был для нее всем. Пока она не встретила Грейдона.

Эрон обещал, что навсегда исчезнет из ее жизни. Это было то, чего хотела Лили в тот самый ужасный час ее жизни, когда все вокруг казались предателями. Она ясно помнила, как бросала брату жестокие слова, не потрудившись даже взглянуть на него и выслушать то, что он говорил в ответ тусклым, лишенным эмоций голосом. А ведь она знала, что причиняет ему боль. Он просил ее о прощении, умолял, но тогда это было невозможно. А сейчас?

Когда Лили была в доме, она тосковала по своей семье, а когда бродила по окрестным землям, у озера, в темном тенистом лесу, тосковала по Грейдону. Лежа по ночам в постели, когда темнота скрывала ее слезы, она безутешно плакала о нем. Слезы эти были бесполезными. Он освободился от нее и наверняка рад этому. После развода он женится на Фрэнсис Гамильтон. И будет счастлив.

– Он еще вернется к вам, – постоянно твердил ей Иона. – Помяните мое слово. Появится, когда вы меньше всего будете ждать.

Однако Лили знала, что этому не бывать. Прошла неделя, за ней другая – и ни слова. В конце второй недели, закончив ужинать в компании вечно нетерпеливого Ионы, Лили решила пойти в музыкальный салон, а не в гостиную, где они обычно отдыхали, играя в кости. Этой игре ее научил Иона. Мальчик тихо свистнул, когда она открыла дверь музыкального салона. Лакей уже затопил камин и зажег лампы, и комната была столь же прекрасной, какой ее помнила Лили.

– Здесь не хуже, чем в танцевальном зале у соседей, – с восхищением сказал, входя, Иона. – Есть где порезвиться привидениям. – Он поднял чехол инструмента, заглянул под него и снова опустил. – Наверное, это их отпугивает.

Засмеявшись, Лили сняла чехол и бросила на пол. Потом села за фортепьяно и начала играть вальс, сначала медленно и неуверенно, но так увлеклась, что забыла не только о времени, но и об Ионе. Неожиданно вспомнив о нем, она подняла глаза, чтобы посмотреть, где он, но вместо него увидела своего мужа.

Музыка резко оборвалась, и Лили встала.

Он был в костюме для верховой езды, в пыльных бриджах и высоких сапогах. Его красивое лицо пылало от холода, волосы на непокрытой голове были слегка взъерошены. Через плечо у него висел большой кожаный мешок, как будто он развозил почту. При взгляде на него у Лили сжалось сердце.

Он вежливо поклонился ей.

– Добрый вечер, Лили. Прошу прощения за то, что вторгся без приглашения, но я проделал сегодня долгий путь с единственной целью – увидеть вас. И мне не хотелось ждать еще лишний час в гостиной. Надеюсь, вы не возражаете.

Он говорил вежливо и ровно. Если он и скучал по ней, то этого совершенно не было заметно по его тону.

Лили снова опустилась на стул, не зная, что сказать. За спиной у Грейдона она увидела Иону, по юному лицу которого разлилась довольная улыбка.

Грейдон подошел на шаг ближе.

– Вы потребовали в прощальном послании, чтобы я оставил вас в покое, но боюсь, это невозможно. Нам кое-что необходимо обсудить. Наедине.

Сердце ее отозвалось болью на эти слова. Она просила его о разводе, и, должно быть, появились бумаги, требующие ее подписи. Посмотрев на Иону, она сказала с помощью жестов:

«Попроси его светлость пройти в гостиную. Я сейчас туда приду, и мы сможем выпить чаю».

– Она говорит… – начал Иона.

– Мне не до чаю, простите, – сказал Грейдон, выдержав взгляд Лили, – хотя бренди выпил бы с удовольствием. И полагаю, что мы могли бы обсудить все прямо здесь. Я не отниму у вас много времени.

Лили кивнула и снова встала, сказав жестами Ионе:

«Попроси лакея принести его светлости графин бренди сюда, в музыкальный салон. Будь добр, Иона».

– А когда сделаешь это, Иона, – добавил его светлость любезно, – займись чем-нибудь в другом месте. Леди Грейдон и я хотим поговорить наедине.

Пожав плечами, Иона вышел, а Лили и Грейдон пошли к камину. Она машинально дотронулась до своего запястья, с опозданием вспомнив, что никогда не носила футлярчик для бумаг в Кардемор-Холле.

– Я не утомлю вас, – сказал он, словно прочитав ее мысли.

Лили вздернула подбородок.

– Эт-то м-меня не в-волнует.

– Правда? – мягко спросил он, вглядевшись в ее лицо, когда они сели напротив друг друга. Кожаный мешок он опустил на пол. – А должно волновать, Лили. Особенно теперь, когда вы так горите нетерпением освободиться от меня.

Она возмущенно посмотрела на него.

– Эт-то вы г-горите нет-терпением. Ос-сво-бодиться.

Он слегка покачал головой.

– Вы не говорили бы этого так уверенно, если бы это вы, придя домой, обнаружили, что ваша половина сбежала. – Он прищурился. – Я понимаю, что у вас были все права на то, чтобы разозлиться, Лили. Но вы же не позволили мне объясниться!

– Я д-думала, что вы об-брадуетесь моему ух-ходу, – отрывисто сказала она. – В-вы л-лю-бите мисс Г-гамильтон.

– Конечно, люблю, – согласился он. – Почти так, как своих собственных сестер.

– Вы любите ее н-не так, как сестер! – горячо обвинила его Лили, глядя ему в лицо. – Д-да-же к-когда я была в Л-лондоне, вы ух-ходили к ней. К-каждый день!

На мгновение он пришел в замешательство, а потом улыбнулся.

– Я уходил каждый день, моя дорогая, но не на свидание с мисс Гамильтон. Клянусь честью.

Лили ни на секунду не поверила в это.

– Не лг-гите мне, Энт-тони, – прошептала она, испытывая боль оттого, что он это делал. – Ум-моляю.

– Я не лгу вам, любимая.

Едва она услышала утерявшее смысл ласковое слово, как ее глаза наполнились слезами. Она выплакала целое море слез в последние дни и уже начала бояться, что никогда не остановится.

– Вас так расстраивает то, что я вас люблю? Было время, когда я начал уже надеяться… – Он покачал головой. – Теперь это не имеет значения.

Она вытерла слезы краешком рукава и сказала:

– К чему п-притворяться? Я зн-наю в-все. Аб-бсолютно в-все. М-мне р-рассказал Эр-рон. – Она громко всхлипнула и почувствовала себя глупой, как ребенок. – П-пусть в-вас не уд-дер-живает чув-вство д-долга. Я д-добров-вольно осв-вобождаю в-вас.

Лакей постучал в дверь. Грейдон налил себе большой бокал бренди. Он налил и Лили, но она замотала головой, когда он протянул ей бокал. Он снова сел в кресло и выпил большой глоток, прежде чем заговорить.

– Ваш брат рассказал о том, что шантажировал меня, и о том, что организовал наше похищение, чтобы заставить нас пожениться. Он напрасно сделал это. Поначалу, когда он пригрозил отнять у меня Сан-Кэтирс, я был обижен и возмущен вами обоими и даже вынашивал идею разрушить вашу жизнь, чтобы отомстить ему. Но эта идея умерла в тот же момент, как я увидел вас, Лили. Не знаю, влюбился ли я в вас уже тогда или чуть позднее, но…

Она недоверчиво покачала головой.

– Эт-то б-была п-просто ст-трасть. Н-ничего б-больше.

– Да, я желал вас. Должен признаться в этом. Я так страстно вас желал, что вы являлись ко мне во сне. В ту ночь, когда нас похитили, я думал, что вижу один из таких снов.

– И т-тогда вы реш-шили ж-жениться на мне из чув-вства д-долга.

– И потому, что страстно полюбил вас, но в то время я и самому себе не мог бы признаться в этом. Мне легче было списать все на рыцарские побуждения, но я вряд ли был готов принести в жертву репутацию мисс Гамильтон. Если кто-то и пострадал действительно от глупостей, которые натворили мы с Кардемором, так это она.

– В-вы к-компенсируете ей эт-то, – горько заметила Лили.

– Боюсь, что это невозможно. Видите ли, дорогая… – его голос смягчился, – она вышла вчера замуж за мистера Кассина по особому разрешению.

Такого Лили не ожидала. Это настолько потрясло ее, что, когда он дважды настойчиво назвал ее по имени, она не откликнулась.

– Сожалею, – пробормотал он и взял бокал, который приготовил для нее. – Мне следовало найти лучший способ сообщить вам об этом. – Опустившись на колени, он поднес бокал к ее губам и заставил немного отпить. Она закашлялась, почувствовав горечь, затем спросила:

– Это п-правда?

– Чистая правда, – подтвердил он, возвращаясь к своему креслу и подвигая его поближе к ней. – Я был шафером у мистера Кассина. Помните ночь бала у леди Орчард? Фрэнсис собиралась убежать в Гретна-Грин с мистером Кассином, и я оставил вас, пытаясь предотвратить их тайную встречу, чтобы ее репутации не был нанесен окончательный удар. К счастью, мистер Кассин разделял мое мнение – такого брака он не хотел. Я сопровождал их в дом лорда и леди Гамильтон, чтобы убедить родителей Фрэнсис принять предложение мистера Кассина. Это принесло, как видите, положительный результат.

Лили вдруг разразилась безутешными рыданиями. Грейдон тут же оказался на коленях возле нее.

– Дорогая! В чем дело?

Она схватила его за рукав.

– М-мне ж-жалко, – воскликнула она. – Ж-жалко в-вас, Энт-тони.

– Меня? – сердито воскликнул он. – Лили, какая вы глупышка! Вы думаете, что я сохну по Фрэнсис Гамильтон? Да для меня нет большей радости, чем знать, что она счастлива и хорошо устроена. Ну сколько можно еще говорить, что я люблю вас?

Она икнула, шмыгнула носом и позволила ему отереть ее лицо.

– М-мой г-голос. В-вы не м-можете люб-бить м-меня.

– Я люблю звук вашего голоса, – пылко сказал он. – Нам давно следовало откровенно поговорить на этот счет. Я до сих пор проклинаю себя за то, что позволил сэру Хэттону так долго мучить вас…

– Он п-помог мне! – сказала она. – Тот бал… Он п-помог мне.

– Это не он! – сказал ей Грейдон. – Он почти сорвал вам голос со своей чванливой уверенностью и зверскими методами. Это вы, Лили. Вы одна добились в тот вечер успеха. Вы говорили по собственной воле, своим собственным голосом. Вы заставили их разглядеть и принять вас. Вы не были невидимкой, Лили, потому что не стеснялись своего изъяна. Давно пора признать горькую истину. Вы не сможете говорить так, как другие, Лили. Никогда не сможете.

Слезы снова навернулись ей на глаза, она попыталась унять их.

– Послушайте меня, – скомандовал он. – Я не хочу причинять вам боль. Но нам надо пройти через это, если мы хотим быть счастливы вдвоем. То же самое вам говорил Чарльз Кассин. Что заставило вас усомниться в той правде, которую вы знали раньше и с которой уже смирились?

– Жел-лание. – Она всхлипнула, наклонила голову и освободилась от него. – Ж-желан-ние.

– Желание говорить, как другие? Этого никогда не будет, любимая. Вы должны раз и навсегда смириться с тем, что никогда не сможете разговаривать нормальным голосом. Это несправедливость, которую изменить невозможно. Вы должны научиться жить с этим, так же как и я. Вместе мы справимся.

– Нет-т, – в отчаянии сказала она. – Я н-не эт-того хот-тела.

– Тогда чего же? – шепотом спросил он.

Она всхлипнула, боясь сказать ему правду и не в силах удержаться от этого.

– Я хот-тела, ч-чтобы в-вы люб-били м-меня.

– О Лили. – Он поднял ее лицо и поцеловал в губы долгим поцелуем. – Я люблю вас.

– Н-нет, – сказала она, снова опуская голову. Она не могла смотреть ему в глаза от смущения. – Н-нет, Эн-нтони. Вам н-нужна… – она прерывисто вздохнула, чувствуя, что теряет голос, – б-более д-достойная ж-жена. П-парламент…

– Парламент – это цена, которую я собираюсь заплатить за то, чтобы вы были моей женой. Цена, которую я с радостью заплачу.

– Эт-то н-нечестно по от-тношению к в-вам, – прошептала она.

– Лили, я же люблю вас больше жизни! Неужели вы думаете, что я мог бы спокойно сидеть в палате лордов, зная, что вы потеряны для меня? Неужели вы можете подумать, что я хоть когда-нибудь пожалею о том, что предпочел вас?

– Энт-тон-ни…

– Это еще не все, – сказал он, остановив ее. – Мы должны поговорить обо всем начистоту, а тогда уж вы решите, прогонять меня или нет. Я знал, почти с самого начала, что ваш брат стоял за нашим похищением, знал, что его цель – заставить нас пожениться. Но, разгадав его замыслы, я начал командовать им, а не наоборот.

– Вы ш-шантажиров-вали Эр-рона?

Он кивнул.

– Если бы он не оставил в покое нас… вас. Я был взбешен и хотел, чтобы он ушел из нашей жизни навсегда, не вызывая ваших подозрений.

Ее глаза расширились.

– Это поэтому… Рождество?

– Да. Поэтому. Я один виноват в том, что вы так отчаянно скучали по вашей семье. Это из-за меня они не приехали, и я не могу передать, как сожалею об этом. Вы имели полное право разгневаться на меня, Лили. И за это, и за многое другое. Вам придется многое мне простить, если мы…

Она всхлипнула и дотронулась до его щеки.

– Я п-прощаю в-вас, Эн-нтон-ни.

Он взял ее руки и поцеловал их.

– Спасибо. – Он подвинулся ближе к ней. – Лили, вы любите меня? Умоляю говорить мне правду. Я отпущу вас на свободу, если вы этого хотите, но, если вы любите меня… если есть хоть какой-то шанс, что когда-нибудь полюбите… умоляю, скажите мне сейчас.

Она приложила дрожащие пальцы к его губам и встретилась с его вопрошающим взглядом. Слезы покатились по ее щекам.

– Я л-люблю в-вас, Энт-тони. Я л-люблю в-вас уж-же оч-чень—оч-чень давно.

– Лили, – прошептал он и уткнулся ей в шею. Она положила руки ему на плечи. – Почему вы никогда не говорили мне этого? Почему оставили меня? – спросил он, взглянув на нее. – Это едва не убило меня, Лили.

– Я н-не м-могла п-подумать, чт-то в-вы к-когда—ниб-будь см-можете пол-любить м-меня. Я х-хотела отп-пустить в-вас на св-вободу.

– Это невозможно, – сказал он и встал. – И я покажу вам почему.

Он взял с пола кожаный мешок, открыл его и подбросил в воздух его содержимое. На Лили обрушился водопад записок. Грейдон потянул ее с кресла, и оба они оказались на коленях на полу. Крошечные кусочки бумаги кружились над ними, когда он положил ее на паркетный пол.

– Вы знаете, что это? – спросил он.

Ее лицо все еще было мокрым от слез, но она знала и улыбнулась.

– М-мои з-записки, – удивленно сказала она.

– Ваши записки, – повторил он и поцеловал ее. – Я собрал их все до единой и знаю все наизусть. А теперь, дорогая жена, скажите мне еще раз, что вы любите меня. Мне так нужно это услышать.

Она говорила ему снова и снова, пока он целовал ее. Потом он поднялся и широко улыбнулся ей.

– Вы не знаете еще, по какой причине я не объявлялся целых две недели.

– По к-какой? – спросила она. Ее голова кружилась от поцелуев.

Он поднял руку и показал знаками:

«Я вас люблю».

Она уставилась на него, и он медленно продолжил:

«У меня пока не очень хорошо получается. Вам придется проявить терпение».

На ее лице появилось выражение благоговения. Помолчав минуту, она подняла руку.

«Вы поняли все, что я говорила Ионе. Абсолютно все».

Он хмыкнул.

– Я уловил несколько слов, остальные домыслил. Вот уже больше месяца я беру уроки у вашего брата. После вашего бегства я заставил Чарльза Кассина учить меня, но в конце концов пришлось его отпустить к невесте. Вы должны быть терпеливы со мной, любимая, потому что я довольно нерадивый ученик. Честно говоря, я надеюсь, что вы станете моим учителем.

«Но зачем?» – спросила она знаками.

– А вы не знаете?

«Потому что вы любите меня?»

– Потому что я люблю вас, и это навсегда, Лили, – прошептал он, снова склонившись над ней. – Так пусть у нашей любви будет свой особый язык.

Примечания

1

Артур Уэлси Веллингтон (1769–1852) – герцог, фельдмаршал, политический деятель Англии. – Здесь и далее примечания переводчика.

2

Правительственный информационный документ в Англии.


home | my bookshelf | | Безмолвная графиня |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу