Book: Рабы любви, или Запасные женщины



Рабы любви, или Запасные женщины

Ольга Маховская

Рабы любви, или Запасные женщины

Купить книгу "Рабы любви, или Запасные женщины" Маховская Ольга

© ООО Издательство «Питер», 2016

* * *

Вступление

Любовь – это свобода

Перед тем как взяться за книгу, идея которой пришла мне в голову по наитию, я несколько дней спрашивала знакомых мужчин: «У тебя есть запасная женщина?» Ответы были мгновенными и как под копирку: «Откуда ты знаешь?» Формулой «запасная женщина» я пытаюсь описать «теневую роль» женщины в отношениях с мужчиной. Их неочевидные отношения. По аналогии с теневой экономикой мы можем говорить о теневой психологии, теневой личной жизни.

Где можно встретить эту запасную женщину? Прежде всего – рядом с успешными мужчинами. За редким из них не скрывается теневая фигура женщины. Кстати, она может быть неяркой, неброской, но с большим кругозором, обязательно с особыми душевными качествами и колоссальным настроем именно на этого мужчину. Последний поразивший пример, окончательно убедивший меня в том, что институт запасных женщин существует, – телепередача об актрисе Нине Дорошиной, долго бывшей возлюбленной Олега Ефремова. Притом что ему нравились молодые и красивые актрисы, он постоянно возвращался к ней, особенно если был разбит в хлам. Среди художников такого масштаба, как Ефремов, можно собрать коллекцию выдающихся запасных женщин.

Интересно, что феномена запасных мужчин… не существует. Женская психика – это психика минималистки, использующей все возможности одного варианта. В отношения с одним человеком она способна заключить весь мир. Вспомните любовный треугольник «одна женщина – двое мужчин», когда один мужчина лучше другого, в фильме Валерия Тодоровского «Любовник». Героиня-то там не выдерживает, умирает. Для женщины ситуация с «теневым мужчиной» никогда не покажется идеальной. Другое дело, что сегодня бизнес-леди заводят молодых любовников как символ успеха. Но чисто психологически женщинам это ничего не дает. И не усиливает их, а ослабляет. Ведь любовь – это чувство, которое должно усиливать человека. И запасные женщины усиливают мужчин. А запасные мужчины разрывают женщин на части.

Я описываю в книге реальность, наиболее травмирующую женщин. Большие должности, крутые лимузины – ладно, обойдемся без этого. Но когда тебе отказывают в самом главном – психологической близости… Сегодня в России не востребованы лучшие женщины и лучшее в женщинах. И демографическая ситуация такова, что постоянно встречаешь женщин, прекрасных во всех отношениях, – и умны, и личности, и профессионалы, и кругозор огромный, и хороши собой, и вызывают восхищение. Таких женщин сегодня в России больше, чем где-либо в мире, это я говорю как эксперт, потому что занималась темой международных браков и слышала постоянные указания на это со стороны европейских мужчин. Все они отмечали, что помимо образованности наших женщин их отличает душевная теплота, на которую реагируют мужчины любой культуры. Но тем не менее эти женщины, которым брак с иностранцами не очень подходит из-за разности культурных и психологических нюансов, остаются невостребованными.

Но дело не только в невостребованности женщин, но и в потерянности мужчин. Успешные, сильные, женатые на молодых и красивых женщинах, они часто оказываются в психологическом тупике. Правда, при этом не любят признаваться, что им со своей женой скучно, что она требует, капризничая, непонятно чего, а он быстро устает от этого и надеется лишь воспитать из нее послушную жену традиционным методом кнута и пряника. Но гармонии тут не жди.

Так вышло, что большинство людей сегодня в России – часто успешных и богатых, замужних-женатых – не имеют интимного психологического партнера. Притом что нужда в этом как никогда высока – из-за нестабильности мира и наших внутренних дисбалансов. Но эта нужда упорно не признается, не замечается, игнорируется. Феномен запасных женщин – это тоже задавленная теневая жажда психологической близости. Если бы мы поняли это, то, наконец, может быть, смогли бы продраться другу к другу.

Как нам продраться друг к другу? Мужское и женское восприятие взаимных отношений различается, и разность эта плохо осознается. История любви для мужчины обычно начинается с сексуального интереса; для женщины – всегда с попытки установить психологическую близость, то есть вести себя искренне и доверительно. Женщина очень страдает, не находя на это ответа, чувствуя, что востребована не целиком, а в минимальном и унизительном варианте. Но на самом деле это только начало истории. Если не понимать, что это этап в отношениях с мужчинами (за ним следует этап интеллектуальной близости и лишь потом – психологической), то отношения нельзя построить в принципе. Каждый раз будешь натыкаться на то, что воспринимаешься как сексуальный объект, оскорбляться и уходить, не видя перспективы…

Низкая психологическая культура – как у мужчин, так и у женщин – не дает нам осознать эту разность.

Идет время, но ничего, по сути, не меняется.

На глянцевых инструкциях «Как соблазнить мужчину (женщину)» уже выросло новое поколение невротиков. Мы же наши личные отношения невероятно привязали к рыночным. Эталон поведения для нас выкроен по типу сделки: не проиграй – не продешеви – получи свое.

В последнее время ко мне как психологу приходят на консультацию девушки в большом недоумении; они не понимают, почему их, таких навороченных, образованных, с длинными ногами, одетых по последнему писку моды, не хотят брать замуж, от них не хотят детей, и им не удается удержать рядом с собой мужчин. При этом все хотят красивого-молодого-здорового-богатого и чтобы у него не было в голове другой идеи фикс, кроме «заботы обо мне». А что вы хотите, это идеальный партнер для девушки, которая все время себя тренирует! Она полагает, что в конце забега ее как раз такой и должен ждать. А если он до сих пор не встретился, значит, она еще плохо натренирована. Надо наращивать мощности, идти к психологу на тренинги, получить от него психотехнологии и прицельно ударить ими по мужикам. Вся глянцевая индустрия «затачивает» их на идеи конкурентоспособности, навязывает им этот рыночный забег. И молодая женщина себя фактически позиционирует как корзину с прожиточным максимумом. Как товар. А когда к ней относятся как к товару – обесценивают, отвергают, бросают, – возмущается.

От идеалов, продуцируемых глянцевой индустрией, иногда отдает неприкрытым сумасшествием. При этом глянец собою очень доволен и нигде не продается так, как у нас. Мы вообще принимаем любую моду с большим энтузиазмом. А эта еще и ударила по нашему комплексу серых мышек и золушек. Дорогая женщина, – сказал нам глянец, – тебя недооценивают, ты на самом деле лучше, прекраснее, я тебе сейчас помогу это осознать. Но, пытаясь сыграть роль доброй феи, сыграл роль злого волшебника. И низкую самооценку только укрепил. Потребительница глянца, стоя у зеркала, обычно говорит себе: «Ну да, недостаточно худая, и ноги опять же» Это порождает «глянцевый невроз» – когда женщине кажется, что если она не сходила на этой неделе к парикмахеру или пропустила пару фитнесов, то это… все увидят! И расплата будет неминуема.

Глянец ведь всеми правдами и неправдами заставляет полюбить не партнера, но себя. И эти странные (патологические – с точки зрения психологии и сексологии) практики, эта мода на «полюби себя – займись собою» по-прежнему культивируются. А как человек, занятый собой, гипервнимательный к своей внешности, кошельку, гардеробу, может думать о партнере, жить его жизнью?

Это кончается колоссальной изоляцией. Посмотрите, как много у нас одиноких звезд телеэкрана. У них часто репутация людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, но я убеждена, что в большинстве случаев это комплекс Нарцисса – они не могут представить рядом человека, достойного себя.

Задача глянца – продвигать на рынок товары: аксессуары, авто, услуги. Но мы не понимаем, что это все связано с уровнем жизни, а не с ее качеством. Уровень жизни можно измерить в деньгах, а качество – только психологически: счастлив человек или несчастлив. И с точки зрения качества жизни очень богатый может быть очень бедным.

Но, оглядываясь назад, самые лучшие мужчины вспоминают не поразивших их красотой женщин, а поддержавших в трудную минуту. Чаще всего такой женщиной оказывается мама, но она не может быть рядом всю жизнь. Мне кажется, главная проблема современного российского мужчины в том, что он вырастает из образа мамы и не дорастает до образа своей женщины.

Почему запасную женщину, компенсирующую жуткий дефицит психологической близости, не удается вывести из тени? Но теневые отношения – это же что-то мелькающее, трудно замечаемое со стороны. Ими нельзя оперировать, их нельзя пощупать. Никто ведь не контролирует, о чем говорят мужчина и женщина. К тому же мужчина, как всегда, ничего не обещал… Трудно вербализировать, осознать, поверить, обвинить… Очень зыбкая почва – почва счастья. Отношения не процессуальные, не обещающие дивидендов. Это ж не «выйти замуж за миллионера». Собственно, последнее признание для запасной женщины – это взять ее замуж. Теневые же отношения чаще всего предлагаются умным и хорошо чувствующим женщинам. Мужчины… боятся их легализации. Боятся потерять контроль в отношениях. Их социальность провоцирует на роль стратега – человека, управляющего своей жизнью в гораздо большей мере, чем женщина. А контролировать женщину, особенно запасную, очень трудно. Она сопоставима с ним по ресурсам – психологическим и интеллектуальным. И в этом смысле опасна. Это, знаете, как иметь гадалку в подругах. Пойти поворожить, это еще куда ни шло, но в подругах иметь не надо, еще «накрутит» что-нибудь.

Запасная женщина все про тебя знает, она тебе равна, ты от нее в зависимости. Когда мужчины отмахиваются от такой женщины, они лишь тверже обозначают границы своей независимости. Когда они раз в полгода приходят к женщине, с которой бы хотели видеться каждый день, то за этим можно найти и страх потерять себя в другом человеке, перестать быть собой. Чего, кстати, боятся не только мужчины, но и женщины. Потому что эти слияния в единое целое связаны с временной потерей Я. И это по-своему страшно. Мне как психологу мужчины описывали это как своего рода клаустрофобию: она застит, закрывает весь мир.

В последние годы к психологам неожиданно пошли мужчины. Раньше приходили в основном поскандалить: «Не смейте дурить голову моей жене, мы сами с ней во всем разберемся!» А сейчас идут мужчины, которые страдают от инверсии ролей в ситуации с успешной женщиной. Которая и бюджетом распоряжается, и тон задает, и определяет стратегию развития пары, а это, вообще-то, мужская позиция. Мужчина в такой ситуации начинает ощущать ценность эмоционального тепла, уюта. И часто приходит к психологу с тем, с чем раньше приходила женщина, – пожаловаться: «Раньше она была более отзывчивая, заботливая…» И это тоже, кстати, запрос на психологическую близость.

Женщина, лишенная психологической близости, более уязвима, чем мужчина? Мужчины лучше способны обходиться без…? Не забывайте, что мужчины живут меньше. И наркотики, алкоголь, силовые виды спорта, страсть к риску – это их бег от себя. Когда накоплен колоссальный эмоциональный дефицит и мужчина уже не может без допинга, не решается на психологическую близость с женщиной… В районе сорока у мужчины истрачиваются биологические авансы жизни. Он понимает, что не так молод и молниеносен, что у него проблемы со здоровьем и с постелью. И как раз начинается время особенной сенситивности по отношению к психологической близости. И нужен не разнузданный секс, а душевный партнер. Усиливающая тебя женщина. И более тонкие и изысканные отношения с нею. И взаимный, больший настрой на партнера.

Он не знает, что делать, осознав вдруг ошеломляющее: «Я не могу больше жить с этим человеком!» Может бросить работу, а может потерять. Может купить новую машину, а может уехать на дачу. Недалекие жены думают, что «у него баба», а он просто «линяет».

Кстати, если у него есть запасная женщина, он ее немедленно зовет. Вот когда он понимает ее необходимость.

Статистика показывает, что у японцев за последние пятнадцать лет в два раза увеличилось количество браков, где женщина старше. Считается, что мужчина выбирает женщину старше (причем не на 2–3 года, а на 7–10 лет), если он сам себе интересен как личность. И хочет у нее найти ответы на вопросы о себе. Это признание, что психологическая часть жизни не менее важна, чем материальная, и спасает многих мужчин. И те, кто понимает это, как правило, оказываются счастливыми.

И все-таки есть не японские, а наши пары, у которых психологическая близость не в дефиците, а в избытке. Но при этом, мне кажется, что счастье у нас плохо презентуется. Где у нас счастливые супруги в литературе, кроме «Старосветских помещиков»? Но «Анну Каренину», в которой вся история Анны как раз об отсутствии психологической близости, мы любим куда больше.

Да, показатель психологической близости – счастливая совместная старость. И когда муж и жена, как в рассказах Александра Грина, умирают в один день. Но это необязательно детская близость по образу «Старосветских помещиков». И в шестьдесят, и в семьдесят, и в восемьдесят мужчина и женщина могут быть настоящими мужчиной и женщиной. Не теряя свои душевные качества, не превращаясь в детей или в растения.

Но старость сегодня не в моде. Ее не показывают. Кинорынок демонстрирует, что кино с молодыми актерами приносит больше дохода, что всем нравится смотреть на начало страстной любви. Все побеждает голливудская традиция вечной молодости. Мы забыли о хорошем душевном кино про людей в возрасте. На экране совсем нет старых людей. Заметьте, у нас даже нет актеров, способных играть интересных мужчин в возрасте. Балуев? Михалков? А сыграть психологическую близость – это вершина театрального и киномастерства. Если бы я была руководителем центрального телеканала, то создавала – через сериалы и ток-шоу – моду на новый стиль отношений. На психологическую близость. Показывала бы красоту таких браков.

Жизнь в мегаполисе, с одной стороны, дает дополнительные возможности для встречи, а с другой – разрывает тебя на части. Трудно растить эти «розы» в городском саду. Мы же все враздрай, должны зарабатывать и т. д. Тем более надо ценить минуты, когда мы вместе.



Почему женщины попадают в любовное рабство? Признаки любовной зависимости

Марине К. тридцать девять лет, но она по-прежнему живет с мамой. За спиной несколько романов – коротких, призрачных, невеселых. Женатый мужчина, с которым было-то всего три свидания, а остальное – переписка. Мальчик из соседнего отдела, который уволился через месяц после их знакомства и пропал – ни ответа, ни привета. Итальянец пятидесяти четырех лет успел провести с ней курортную неделю, потом звонил, писал, но замуж так и не позвал. А когда она сама решилась заговорить о замужестве, ответил прямо: «Не женюсь никогда. Просто не женюсь – и все!» Подумала, что опять женатый. Вообще-то ее зовут не Марина, а Кира. Она сменила даже имя, что уж говорить о внешности: была брюнеткой, теперь – только блондинка. Все, чтобы привлечь женскую удачу, все, включая тренинги, консультации с психологами. Все тот же итальянский язык. Говорили же, что итальянцы обожают русских женщин. Не обожают, пользуются. Или…? Марина уже ни в чем не уверена. Устала. Вся зарплата уходит на совершенствование. Кредиты на ремонт. Соседка еще все время смотрит телевизор, включив на полную громкость… Я спросила Марину, почему же она за столько лет не съехала от мамы в другую квартиру? Почему кредит ушел на ремонт родительской квартиры, а не на взнос на свое жилье? «Я не могу ее оставить», – вот вам и ответ. Если вы не можете преодолеть главную привязанность в своей жизни, как вам удастся создать новую? Если вы не управляете своей привязанностью – она будет управлять вами.

Мы будем говорить в основном об отношениях мужчины и женщины. Но то, как мы «разводимся» с родителями, влияет на продолжение наших историй. В истории Марины существенной оказывается еще одна фигура – фигура отсутствующего отца, которого никто в их с мамой жизни не заменил. Призраки, как мы знаем из шекспировского «Гамлета», могут роковым образом влиять на жизнь своих детей. Призраки, как дух, витают, где хотят, для них нет препятствий и табу. Если не заставить говорить призрака, никогда не узнаешь, чего он от тебя хочет… Психоаналитики определили место призрака в личности человека – тень, тот, кто всегда стоит за спиной и нашептывает на ухо. Увидеть и поговорить с ним самостоятельно никому не удавалось. Психолог может стать тем медиумом, который вызовет призрак и переведет его невнятную речь.

Преданность призраку мужчины, которого ты так и не узнала, а может, никогда и не видела, мешает стать счастливой с реальным мужчиной.

Созависимость определяется как патологическая, то есть доставляющая страдания, связь между двумя людьми, от которой трудно избавиться, потому что партнеры психологически заинтересованы друг в друге. Два человека никак не могут расстаться. И жить вместе не могут. Принимая решение «порвать раз и навсегда», спустя время они снова возвращаются друг к другу, как будто связаны невидимыми нитями.

Основными признаками созависимых отношений являются болезненная потребность в освобождении от другого человека, понимание того, что его поведение губит любые добрые усилия, и одновременно страх его потерять как главную ценность в жизни.

Когда женщина делает выбор, она часто ссылается на внутренний голос, интуицию, озарение: «Я встретила его и сразу поняла: это он!» Точно как пушкинская Татьяна: «Душа сказала: это он!» А потом оказалось, что Онегин – герой не ее романа. Так, повинуясь внутреннему голосу, женщина делает шаг в бездну…

Неудачный, но такой желанный выбор ставит нас в эпицентр ложных созависимых отношений.

Психологи выделяют ряд верных отличий созависимых отношений от истинной любви, а также лежащих в их основе мифов, ложных убеждений, которые прививаются девушкам с детства и дезориентируют их в дальнейшем.

Миф первый. Судьба женщины – терпеть. Так называемое семейное счастье – результат усилий женщин, которые скрывают, как обстоят дела на самом деле. Мужчина, даже если он кажется приветливым, любящим, умным, заботливым, не заинтересован в том, чтобы хранить верность и заботиться о семье. И какой бы красивой и ухоженной ни казалась женщина, она только притворяется, чтобы пустить пыль в глаза. На самом деле она страдает.

За этой установкой – терпеть – скрывается другой миф: счастье эфемерно, настоящим бывает только несчастье. Если мужчины и бывают довольны, хотя бы в моменты сексуального удовлетворения, то женщине все удовольствия противопоказаны. Даже радости общения с ребенком предшествуют физическое страдание, боль и вечный страх за его жизнь и судьбу.

Если у женщины сформирована именно такая установка, она не доверяет мужчине, пытается его контролировать, подозревает в тайной жизни и жадно ловит любые сигналы нелюбви. Так она изо всех сил старается подтвердить миф о неизбежности несчастья в жизни женщины. Хуже всего, что и дети попадают в капкан таких отношений. Мать активно формирует «наследственную» установку на несчастье.

Обратите внимание, с какой интонацией вы рассказываете подруге свою историю любви. Это была цепь страданий и унижений? Вас обидели, несправедливо бросили?

Миф второй. Я стану достойной любви, если совершу нечто экстраординарное. Если я стану красивой, стройной, получу красный диплом, слетаю в космос, напишу книгу и стану знаменитой… Так часто происходит, если родители мотивируют дочку на успех, приговаривая: «Сначала выучись, докажи, что ты человек, получи образование, а потом уже личной жизнью занимайся». В переводе на язык детских ожиданий это звучит так: «Пока ты – пустое место, ничто, и далеко не факт, что ситуация изменится к лучшему». Родители, особенно отцы, которые в семьях «отвечают» за уровень притязаний и достижений, не торопятся хвалить девочку за мелкие достижения, а сдержанные похвалы адресуют только в случае экстраординарных успехов. Таков суровый мир мужчин. Там не любят просто так. Если девочка прыгает к отцу на колени, обвивает его шею руками, чтобы поластиться, он ее отталкивает: «К чему эти телячьи нежности?» Оглядываясь назад, женщины не могут вспомнить приступов родительской нежности, когда любят просто так…

Любовь никогда не приходит вслед за успехом. За успехом приходят усталость и отчаяние. Правда, есть надежда на то, что в эту самую минуту женщина разрешит себе расслабиться и полюбить. Но это не так просто. Пока женщина работает над собой, становится совершенной, идет время. Дело не в том, что мы стареем, дело в том, что мы теряем навыки общения, уверенность в себе, «дичаем», привыкаем жить без обратной связи с миром. Привычка жить, постоянно откладывая ключевые решения, ставит тебя у конвейера чужих желаний, которые нужно исполнить, прежде чем исполнится твое самое заветное. «Еще не время!» Наступит время, и ты осознаешь себя в сценарии «уже поздно». Тот же сценарий переведения стрелок часов, но в другую сторону, с будущего на прошлое. «Я не виновата, просто не повезло в нужный момент и в нужное время встретить своего человека!» – говорит такая женщина, отказываясь признать, что всю жизнь слушала подлые подсказки. Золушке так и не встретилась фея.

Миф третий. Неприлично выставлять потребность в мужчине напоказ, нужно держаться спокойно, он сам придет и поведет тебя под венец. Религиозной и культурной традицией женщине предписана роль скромной исполнительницы желаний мужчины, будь то отец, или муж, или начальник… Очень многие сильные и достойные женщины страдают из-за того, что не решаются признать, как нуждаются они в мужчине, собеседнике, защитнике, советнике. Они боятся проиграть, потому что в этом сценарии существует жесткое предписание: «Потерять себя можно только однажды. Один неверный шаг – и придется всю жизнь расплачиваться!»

Между «преследовать, гоняться за мужчинами» и признавать потребность в мужчине – большая разница. Если женщина признает, что мужчина несет в ее жизнь спокойствие, уверенность и защиту, она смотрит на него с благодарностью и восторгом. Мужчина не натыкается на холодный взгляд, полный отчуждения, когда женщина как бы говорит: «Только сунься, уж я-то знаю, как за себя постоять!» Когда интересующий нас мужчина недостаточно внимателен, мы часто реагируем противоположно тому, что действительно чувствуем. «Не больно-то нужно» вместо того, чтобы признаться: «Как жаль, что ты пока не понял, что нам будет интересно вдвоем!» Этот защитный механизм получил название реактивного образования.

Следите за выражением своего лица, когда общаетесь с любым мужчиной. Не застыла ли на нем маска неприступности и презрения, не звучит ли в вашем голосе металл? Не превратились ли вы в универсального солдата, готового до конца жизни преодолевать трудности? Когда вы пытаетесь расстаться с мужчиной, сожалеете ли вы, что теряете вместе с ним и часть тепла, надежд, поддержки, или отрезаете прошлое одним махом, зарекаясь полагаться на столь ненадежных мужчин? Женщина, которая несет в себе образ ненадежного «плохого» мужчины, обязательно встретит такого. Даже «хороший мужчина» вынужден будет повернуться к ней своей «плохой» стороной.

Миф четвертый. Мужчина и женщина – две половинки одного яблока. Пока не найдешь свою вторую половинку, жизнь так и останется пресной, а надежды не сбудутся. По этой теории одинокий человек неполноценен. В то время как по-настоящему счастливыми бывают только люди самодостаточные, цельные, гармоничные. А такие реализуют свои надежды, не рассчитывая на роковую встречу.

Конечно, это счастье – встретить своего человека. Но вот вопрос, о который легко споткнуться: кто такой этот «свой», тот, который похож на тебя, тот, чьи вкусы совпадают с твоими, или тот, кто в силу непохожести подталкивает двигаться вперед? Тот, кто принимает тебя такой, какая ты есть, или тот, кто видит в тебе идеал, к которому еще нужно двигаться? Является ли возлюбленный органичной частью тебя самой или он только выгодное, удачное зеркальное отражение?

Насколько заинтересован он в том, чтобы все самое лучшее в тебе расцвело и было явлено миру? Действительно ли срабатывает принцип дополнительности, комплементарности или для нормального развития отношений в паре важно уметь отзеркалить выгодные стороны своего партнера, помочь ему двигаться в желаемом направлении?

Чтобы мотивировать лучшую из твоих версий, мужчина вовсе не должен быть похожим на тебя, но он, безусловно, должен быть внимателен к твоим желаниям и планам. Он должен усиливать твое идеальное Я! Если же, напротив, ты чувствуешь, как с приходом человека тень безнадежности ложится на чело, возникает ощущение, что он тебя не видит или смотрит на тебя прагматически, если после встречи с ним сужается горизонт, а не открываются новые перспективы, задумайся: стоит ли продолжать эти отношения? Возможно, мужчина решает какую-то свою психологическую проблему или выбрал тебя за моральные или «технические» характеристики (внешность, хозяйственность, надежность). Возможно, он рассчитывает, что ты не будешь доставлять ему беспокойств, меняться, останешься такой, как есть.

Миф о двух половинках я бы применяла только в отношении ответственности, которую несут в паре оба. Например, вклад мужчины и женщины диспропорционален, когда он единолично решает, в каком режиме встречаться, где жить, а женщина послушно следует его воле; она теряет свои активы – контрольный пакет акций остается у него. Хотя абсолютной паритетности достичь невозможно, все-таки попасть в созависимые отношения – значит, отдать дарованную вам жизнь человеку, который, может, и своей не может распорядиться. Утверждение «Мы – одно целое!» должно означать родство, а не полное растворение друг в друге. И тем более не покорное подчинение.

Если мужчиной движет чувство неполноты, то он может начать новую охоту, поиск своей половины. Поинтересуйся – многие мужчины не уверены, что они уже нашли ее.

Большинство достоинств и недостатков мы приписываем друг другу. Возможно, близкие люди являются чем-то вроде слепого пятна именно потому, что слишком близко находятся с нами. Этим я могу объяснить, почему так часто женщина последней понимает, что мужчина ей изменяет или подает на развод. Несмотря на убеждение, что женщины более чувствительны и интуитивны, мужчины редко «пропускают гол» и почти безошибочно узнают, что у них появился соперник. Мужчина не боится посмотреть правде в глаза, потому что у настоящего победителя обязательно зашит в сценарий проигрыш. На этот случай у него есть запасная женщина.

Миф пятый. Мой мужчина – тот, при встрече с которым колотится сердце. Мой внутренний голос подскажет, кто он. Важный вопрос: по каким признакам мы можем обнаружить своего мужчину? Узнаем мы в возлюбленных своих родителей или какого-то другого взрослого, который остался в памяти как источник безусловной любви? Работает механизм простых сенсорно-эмоциональных ассоциаций. Возлюбленный напоминает нам родителя по общему впечатлению, по каким-то важным деталям, интонации, голосу…

Тревожная женщина всегда выберет то, что уже было. Если она выросла в семье отца-психопата, который был склонен контролировать эмоции и действия детей, просматривал дневник, выискивая двойки и замечания, излишне интересовался, куда и с кем ходят домашние, держал в ежовых рукавицах всю семью, то выберет такого же деспота. Ей легче сказать «да» в ответ на его предложение выйти замуж, чтобы избавиться от страха за неверный поступок, детский страх перед строгим отцом, которого так напоминает жених. Как покорная овца, она пойдет на убой. Но в этом стойле ей все так понятно, так знакомо, она привыкла, приучена всей своей предыдущей жизнью к покорности и рабству. Новая жизнь в семье предсказуема, потому что она «старая» жизнь. В конце концов, и в такой привычной, немного скучной жизни есть немало дней и часов полной свободы, общения с подругами, просмотра телевизора… Да и деспотия – только часть личности суженого, у которого есть и достоинства. Например, большинство психопатов, которые ищут себе слабых, зависимых жен, внимательно относятся к своему здоровью, не пьют, не курят. Разве это не отличает хотя бы внешне их от других, более слабовольных мужчин? Таким образом, еще один признак тяжелой зависимости – чувство, что такова твоя судьба, никуда от нее не денешься. «Мне просто не везет. Я уже смирилась с тем, что на меня клюют мужчины, которые меня потом и мучают. Дело все в том, что мужчины по природе своей не способны к чуткому отношению к женщине. Нужно как-то приспосабливаться. Меня били первый муж, второй и третий. Они все такие!»

Женщина, склонная к рискам, наоборот, будет опираться не на ассоциации по сходству, а на контрастные ассоциации. Она будет искать нового мужчину, не похожего на отца. Для девушки важно, чтобы он был совсем другим, потому что, наблюдая за несчастной жизнью матери, она поняла: такой жизни она не хочет, лучше смерть, чем вечные муки. Вопрос, а в чем он должен быть непохожим, кроме внешности, масти, телосложения, цвета глаз, часто решается ошибочно. Например, девушка из семьи простых людей может выбрать образованного юношу из интеллигентной семьи, надеясь, что у людей с высшим образованием более высокое качество отношений. И наоборот, барышня может предпочесть хулигана, потому что ей кажется, что он искреннее, благороднее и смелее мужчин из ее окружения, где слишком много условностей. По контрасту будет выбирать и та девушка, которая скептически относится к достижениям матери и считает, что на ее месте она давно бы стала звездой.

А если отца не было? Или отношения с отцом были дистантными, холодными? Первый опыт, когда у тебя за спиной нет никакого эмоционально-сенсорного опыта с мужчиной, обязательно будет неловким. Ведь и ребенок, когда начинает ходить, сначала часто и больно падает.

Но по законам теневых отношений определять выбор и сценарий жизни молодой женщины может фигура отца матери – дедушки. Если внучка воспитывалась бабушкой, которая критически относилась к выбору ее матери, девочка растет как потенциальный конкурент обоим родителям и впитывает мужские черты идеального партнера для бабушки – дедушки. Ее выбор удивит и озадачит родителей.

Если ты чувствуешь, что не можешь жить без человека, который остается недосягаемым, непостижимым, ты на пути к любовной зависимости. «Он прекрасен, я бы его бросила, но он такой милый, такой красивый, такой слабый…» Весь организм радостно откликается при встрече с возлюбленным, потому что это ребенок внутри нас узнает заботливого любящего родителя, по которому так скучал. Если бы женщины знали природу любви, они спокойнее относились бы к таким переживаниям. Главный парадокс любви состоит в том, что наше инфантильное Я влюбляется в наше идеальное Я, которое мы проецируем на мужчину. На самом деле ты не можешь жить без того, что уже является частью тебя. Никто не может разрушить твой личный проект. Конечно, если ты сама не делегируешь мужчине это право – делать с тобой все, что ему вздумается. Так беспомощный ребенок «влюбляется», то есть начинает маниакально думать об идеальном в его мироощущении взрослом, родителе, из рук которого он получил бы все блага мира. Ты ждешь от возлюбленного исполнения всех твоих желаний… Такая любовная стратегия – это прямой путь в созависимость.



Женщины с низкой самооценкой стараются добиться похвалы изо всех сил, поскольку уверены, что только «отличницы» получат награду. Стоит сказать несколько комплиментов – и девушка оттаивает, словно мимоза, и разворачивается в сторону своего благодетеля в надежде, что он ее примет всю, «усыновит», полюбит и будет согревать у себя на груди до конца дней.

Оголодавший ребенок бросается в объятия к первому взрослому, который только поманит его пальцем, обещая защиту и посулив сладкое.

Миф шестой. Мой мужчина понимает меня с полуслова. Возможно, тебе повезло – ты выросла в семье, где все друг друга понимают с полуслова или вообще было достаточно одного взгляда. Когда вы проживете большую жизнь вместе, нет сомнения, что взаимопонимание усилится. На это и уйдут годы жизни, предстоит много разговаривать и долго объясняться по разным поводам.

К сожалению, в нашей культуре до сих пор не выработана практика обсуждения проблем в парах, в семьях, между взрослыми и детьми. Подчас, сталкиваясь с закономерным непониманием, мы испытываем трудности – сложно найти слова и страшно, что бросят, если ты, как детстве, начнешь ныть и жаловаться. Если родители наказывали тебя за неловкие попытки поделиться своими переживаниями, то ты сто раз подумаешь, стоит ли открывать тему.

Большинство пар расстаются, так и не узнав друг друга. Большинство женщин разочаровываются в мужчинах, так и не открыв лучшие стороны их личности. Влюбляясь в свою проекцию, слушая тень за спиной, ты торопишься проиграть, чтобы внести ясность в свою жизнь. «Он меня обманул» – звучит довольно однозначно, не так ли?

Почему мужчины заинтересованы в созависимых отношениях?

Почти ничего не написано о мужчинах – жертвах созависимых отношений. Их меньше, чем женщин, но они есть. Мужчины терпят. Они терпеливее, чем женщины, и идут на разрыв в самом крайнем случае. Среди моих клиентов встречались мужчины, которые признавали, что им трудно уйти от сильной женщины, воля сломана: «Она делает со мной все, что хочет». И мужчина может обнаружить себя в ситуации, когда с утра до вечера он занят тем, что исполняет желания жены, мечтая получить немного свободы для своей тайной жизни.

Нормальные отношения – это отношения, в которых реализуются самые лучшие надежды как мужчины, так и женщины. Отношения же, в которых весь ресурс пары направлен на воплощение в жизнь фантазий только одного человека, можно объяснить патологической привязанностью, созависимостью.

Есть архетипическая, то есть укорененная в культуре и генетике человека, причина, по которой главной жертвой созависимых отношений становятся именно женщины. Женщина ориентируется на поиск одного-единственного мужчины. Свою потребность в идеальном мужчине, надежду на то, что она встретила не только единственного, но и лучшего человека, женщина удовлетворяет по-детски просто: она идеализирует того, кого встретила. Причина женского разочарования, жалобы на то, что ее обманули, а судьбу испортили, кроется в девичьей способности превозносить любого мужчину еще до того, как она с ним познакомилась.

Сколько раз я замирала от изумления, когда девушка, рассказывая о парне, с которым только что познакомилась, наделяла его невероятными качествами. Если он был беден – она считала его святым, если глуп – она видела в этом оригинальность, если он был груб – травму детства, от которой придется лечить его хоть всю жизнь. Куда все это исчезает? Когда женщина принимает решение оставить своего мужчину, то он уже – конченый негодяй, с которым другая не продержалась бы и дня!

Мужчина оценивает женщину более адекватно, и я бы сказала – милосердно, потому что он понимает, что жить придется с реальной женщиной. А идеалы – для общей ориентации в жизни. С женщиной можно жить, только если смириться с ее несовершенством, ее слабостями. У каждого мужчины есть компромиссный набор качеств для оправдания выбора спутницы: она мила, она из хорошей семьи, она хорошо готовит, она преданна, она будет хорошей матерью, она умна. У мужчины две вакансии для женщин: одна – для идеальной женщины, другая – для реальной. Конечно, мужчины тоже могут обожествлять женщину, но чаще они делают это на публику из репутационных соображений, чтобы обратить внимание на свой отличный вкус и удачный выбор. Если вы занимаете место идеальной женщины, то риск попасть в запасные партнерши чрезвычайно велик.

Мы просто не видим реального положения дел, когда, получив пару комплиментов от мужчины, ждем от него развития отношений или решительных действий. Чтобы прояснить этот вопрос, я решилась и от лица всех женщин специально провела десятки интервью с мужчинами, чтобы выяснить, насколько распространено это явление – запасная женщина.

Вот как отвечают на этот вопрос сами мужчины.

«Запасная женщина – это VIP-любовница. Лучшая, та, которая больше всего подходит не только в сексе. Она – основной кандидат на то, чтобы стать женой. В случае непредвиденных обстоятельств…»

«Это та женщина, которая никогда не бросит. Она любит преданно и верно. Я знаю, что у нее никого, кроме меня, нет, и я стараюсь ей помогать. Я знаю: что бы ни случилось, она меня никогда не бросит. Даже если меня парализует, она примет меня без рук, без ног, всякого. Она умеет прощать то, что не сможет простить ни одна другая женщина».

«Запасная женщина – это та, которая у меня на примете. Мне она очень нравится. Я просто уверен, что с ней будет интересно все – разговаривать, любить, работать. Мне очень приятно ее видеть. Но пока у нас нет никаких отношений, кроме приятельских. При определенных обстоятельствах мы могли бы быть вместе. Иногда я мечтаю об этом. Это так сладко».

«Это жена моего друга. У них неважные отношения, и она часто жалуется мне на него. Он груб, неряшлив, может уйти из дома и вернуться только под утро. Мне ее так жалко, что, кажется, однажды она придет ко мне пожаловаться и не уйдет никогда. Я пробовал разговаривать с другом, но он ответил: “Если она тебе так нравится, забирай ее себе! А мне надоело это нытье!” А по-моему, он ее просто не ценит».

«Запасная лучше главной. С ней можно поговорить обо всем, и она не скажет: “Какая же ты сволочь, как все мужики! Настоящий козел!” В ее глазах всегда интерес, а не подозрение, что ее опять обманывают. Запасная – это отдушина от всех этих семейных и бытовых неурядиц. Но я уверен, что стоит запасную сделать главной, как все повторится. Место красит человека, а не человек место. Все жены одинаковы!»

«Запасная женщина – это спасение для нашей семьи, в которой уже давно нет прежнего тепла. Но каких-то веских причин расставаться у нас тоже нет. Моя жена – очень хороший человек, она – воплощение всех достоинств. Друзья завидовали мне, когда я женился. И я согласен, что тогда мне просто повезло. Кроме того, у нас двое детей. Мои дети – моя гордость. Оба они похожи на меня, хотя к дочке я привязан больше. Такую семью никогда никто не бросит. Но я совершенно охладел к своей супруге в постели. Конечно, я ее не обижаю, но происходит это раз в месяц, не больше. А она уверяет, что у нас не было хорошего секса уже лет пять! Моя запасная женщина никогда так не скажет: все, что бы я ни сделал, вызывает у нее восторг».

«Это моя виртуальная подружка! Периодически я влетаю в электронный роман, и я уже привык, что каждый день мы чатимся на самые разные темы. Я могу запросто спросить у нее, какие трусики она сегодня надела, а она без стеснений опишет мне не только трусики. Мы никогда не встречались. Но тот допинг, который я получаю от общения с ней, я, пожалуй не получаю ни с кем. Мне это нужно. Если у нас с ней что-то разладится, я буду искать себе другую подружку».

«Запасная женщина – это крепкий тыл. Жене может взбрести в голову что угодно. В ней я не так уверен, как в запасной. Если жена все-таки уйдет, что она и обещает сделать по три раза на день, я уже готов ввести запасной вариант. Моя жена ахнет: все это время она убеждает меня, что я никому не нужен, кроме нее, и что ни у кого не хватит терпения на то, чтобы жить со мной под одной крышей».

«Запасная женщина – это мой идеал. Я женат, но продолжаю поиск. Идеальную подругу найти очень трудно. Но я чувствую, что это произойдет. Моя идеальная партнерша – это лучший секс, лучшие ноги, лучший бюст, и все это – мое! Она очень умна. У нее хорошее чувство юмора – у женщин это бывает редко, они сразу обижаются… И она просто обожает меня».

«Запасная женщина или запасные женщины? Их много, на разные случаи жизни. С одной хорошо сходить в театр, с другой – съездить в командировку. Это женщина для особых случаев. Жена ведь тоже – женщина для дома, для семьи. Все нормально. Женщин должно быть много и разных. Я не собираюсь менять жену. Она – мать моих детей. И это – ее случай».

Из всех этих многочисленных описаний можно с уверенностью понять только одно: запасная женщина – это не мужчина. Это все-таки женщина, которая страхует мужчину от печальной перспективы остаться одному, а также удовлетворяет важные для него потребности – в сексе, внимании, понимании, признании, да в чем угодно.

Является ли она топ-моделью, которую мужчина поздно встретил, серой мышкой, с которой мужчина стесняется выйти на люди, умницей, IQ которой превышает коэффициент интеллекта мужчины, или, наоборот, закомплексованной дурой, с которой ему хорошо, и всё тут? Похоже, она может быть любой. Но что-то в ней есть такое, из-за чего мужчину тянет увидеть ее, просто услышать или хотя бы прочитать от нее записку с простыми словами – «Как ты?».

Временно в положении запасной доводилось быть каждой женщине. Иногда это проходит так быстро и незаметно, что, возможно, запасная женщина – только начальный пункт ваших отношений. Интересно, куда выведет кривая?

Зачем им запасная женщина?

Даже женатые мужчины всегда держат про запас женщину. Почему?

Первое. Они надеются или даже уверены, что запасная женщина сможет заменить им супругу в случае ее потери или внезапного разрыва отношений. Женщины часто воспринимаются мужчинами как существа мало предсказуемые и плохо управляемые. Мужчины предпочитают быть готовыми к резкому маневру, а не оставаться в дураках. И правда, статистика упрямо показывает, что хотя чаще всего разводы инициируются женщинами, брошенные мужья успешно обгоняют своих бывших жен – и уже через месяц после развода их можно встретить прогуливающимися под ручку с новыми подружками прямо под носом у своих бывших. Такое впечатление, что они только и ждали, когда наступит этот сладкий миг свободы. А еще через несколько месяцев они бегут в ЗАГС – закрепить за собой запасную партнершу, чтобы гарантировать свое право на обладание новой женщиной.

Второе. В случае охлаждения, болезни, исключающей близость, запасная женщина поможет сохранить семью. Часто или серьезно болеющие жены знают, как быстро остывают к ним мужья. Повинуясь чувству долга, муж готов тратить деньги на лечение, возить жену в коляске, но что-то мешает ему относиться к ней как к полноценной женщине. Возможно, виной тому дикость и почти языческое отношение мужчины к болезням. Известно, какой страх испытывают дикари из некоторых племен даже перед женскими месячными. Что уж говорить о переживаниях некоторых мужчин перед хроническим панкреатитом, половой инфекцией, легкими формами гепатита или болезнью щитовидной железы? А уж если женщине пришлось сделать операцию, например удалить кисту на яичнике, для мужа это может стать настоящим шоком. Одна женщина заболела раком, и ее муж просто спился от горя, вместо того чтобы уделить жене достаточно внимания. Его логика была такая: это не ее, а его наказал Бог (или судьба), лишив всех радостей жизни, которые он получал прежде. Когда его выписали из наркодиспансера, он с удивлением обнаружил жену дома – после операции, в хорошем расположении духа и с макияжем. «Разве ты не умерла?» – «С какой стати? Я только начинаю жить. Предупреждаю: жить с алкоголиком я не буду!» Право же, мужчины часто преувеличивают готовность женщин отдать концы. Наверное, отсюда миф о женской живучести. И правда, женщины чаще болеют, чем мужчины, но они очевидно дольше живут. Переживая, кстати, иногда запасных женщин своих мужей.

Третье. Запасная женщина снижает боль сострадания, которое мужчина может испытывать к самому себе, находясь в браке, который ему давно опостылел. Рассуждает он примерно так: «Моя супруга – такой скучный человек, что мне просто ничего не остается, как завести принцессу на стороне, чтобы утешить свое горе. И слава богу, мне еще повезло. Да все мужчины поступают так!» Некоторые мужчины относятся к себе как к маленьким мальчикам, которым нужны утешения и заботы. Запасная женщина рассматривается ими почти как старая няня, которая утешит и погладит по голове. Или запасная женщина – просто веселая подружка, с которой можно подурачиться, как в детстве.

Четвертое. Запасная партнерша – это утешение и награда за те «муки ада», которые мужчина вынужден терпеть в семейной жизни. Иногда семейная жизнь мужчины действительно невыносима. Жена бранится, ни во что его не ставит, рассматривает мужа только как добытчика. Утешением такому мужчине может стать любая женщина, которая отнесется к нему по-человечески. Так бывает, когда жена психологически намного сильнее мужа-подкаблучника. Но даже подкаблучник, побаиваясь жены, живя в уверенности, что никуда она его не отпустит, пытается завести интрижку на стороне, чтобы хоть иногда чувствовать себя полноценным мужчиной. «Я думаю, что у нее есть любовники, которые хорошо понимают, что жизнь под одной крышей с ней не сахар. Но они подходят ей по темпераменту. Она иногда задерживается на работе, каких-то приятелей приводит домой. Ей это зачем-то нужно. Наша сексуальная жизнь, к счастью, минимальна. Кому понравится обращение: “Не пора ли нам снять штанишки и поиграть в братика и сестричку?” Меня прямо передергивает от такой вульгарности. Кто бы мог подумать, что из нежной, пылкой девушки получится заурядная бабенка, думающая только о том, как использовать своего муженька в хозяйственных целях? Но попробуй я только пикнуть о разводе, тут такие сирены включатся – мама не горюй».

Пятое. Запасная женщина удовлетворяет потребность мужчины в риске и игре. «Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры. Поэтому хочет он женщины как самой опасной игрушки», – писал Фридрих Ницше. Может ли быть уверена женщина, что после страстного свидания она не станет игрушкой в руках любовника? Кем они приходятся друг другу – властителями, рабами, палачами, жертвами? Потребность мужчины в игре может превосходить любые возможности и ожидания. Почему-то считается, что мужчины уступают женщинам в воображении. Но это скорее два разных типа воображения. Женское больше напоминает мечтания, грезы. Женщины часто мечтают о невозможном, поэтому живут в тихом и постоянном разочаровании. Воображение мужчины напоминает мысленную разборку и сборку конструктора «Лего». Мужчины хотели бы использовать ситуацию по максимуму, а для этого им нужно знать, как устроена она внутри. С точки зрения стратегического, комбинаторного ума мужчины важны не нюансы переживаний женщины, которая их интересует, а направления и мотивы ее движения. Как сказал писатель Виктор Ерофеев: «Женщина для мужчины всегда только объект, а не субъект». Уже от способностей и уверенности мужчины в себе зависит, насколько сложный и привлекательный объект он выберет.

Гораздо интереснее не туман над озером, а устройство и возможности женского организма. Если мужчина знает, как устроены отношения с женщиной технически, может предсказать движение женщины и оценивает риски как невысокие, он спокойно может заниматься своими делами – и по большому счету ему плевать на ее красивые образы, трепетные ожидания и надежду в глазах. Многие мужчины понимают, насколько дорога им женщина, только тогда, когда она начинает быстро удаляться, нарушая очерченные ей границы. Именно в эту минуту интерес мужчины-охотника растет многократно. Ничто так не распаляет его инстинкты, как риск потерять ее навсегда.

«Адье, месье!» – как говорят француженки. Все-таки они уходят, эти запасные женщины…

Шестое. Запасная женщина позволяет мужчине лучше подготовиться к непредвиденным обстоятельствам, схваткам за жизнь, репутацию, деньги. Она нужна ему, как запасной баллон воздуха астронавтам или аквалангистам.

Если женщина настроена на мирную спокойную жизнь и может с любовью расписать, как могла бы протекать их семейная жизнь, буквально по минутам, то мужчина измеряет свою биографию сильными событиями, крутыми переменами, большими достижениями. Рутина не рассматривается мужчиной как важная составляющая биографии. Его достижения могут быть самыми скромными, например коллекция редких марок, но это все-таки будут достижения в предметной области. Женщина тоже рассматривается как достижение, поэтому мужчины систематически добиваются нашего внимания. Но женщины нужны не только для того, чтобы украшать интерьер, мужчина хочет быть уверенным, что в сложных обстоятельствах он не останется один без поддержки и совета, без единственного солдата. Все мужчины немного Наполеоны, но какой же Наполеон без армии?

Седьмое. Запасная женщина усиливает идеальное Я мужчины. Она помогает ему сохранить целостность своей личности при самых неблагоприятных обстоятельствах, вынужденных компромиссах, в том числе и с моралью. Она позволяет мужчине думать о самом себе хорошо и не сбиваться с пути стратегически. «Я поступил дурно (неудачно, мерзко), но, по сути, я хороший человек и в будущем непременно реабилитирую себя!» Запасная женщина – как дополнительная жизнь, которую мужчина хранит в расчете на счастливую перемену. Когда мужчина понимает, что он – лучший, он с большей уверенностью проявляет заботу о женщине, решает сложные задачи, проявляет большую щедрость и снисхождение к женским слабостям. Он становится непобедимым. И это то, чем отличается мужчина от женщины, которая, даже когда не в лучшей форме, выполняет свои обычные обязанности на работе и дома.

Почему для мужчины важно поддержание положительного Я? И что это такое? То, что женщины называют мужским эгоизмом, то, за что они ненавидят мужчин, является самым главным источником их жизни и успехов. Если женщина подпитывает позитивное Я мужчины, он стремится удержать такую женщину во что бы то ни стало.

С точки зрения простой арифметики ясно, что чем больше женщин вдувают в уши мужчин восторги и заверения в его особости, тем полноценнее чувствует себя мужчина, которому приходится сражаться с множеством внешних обстоятельств. Он ощущает себя победителем. Мужчины нуждаются в поддержке надежной женщины, а значит, нуждаются в запасной женщине, которая бы гарантировала ему минимум положительных эмоций.

Восьмое. Запасная женщина позволяет мужчине прожить или хотя бы попробовать несколько вариантов жизни. Проблема современного человека (мужчины в особенности) в том, что ему предоставлено множество возможностей и несколько вариантов жизни. Экспансивным мужчинам трудно отказаться хотя бы от одного из них, и многие видят выход в том, чтобы поддерживать одновременно несколько разноплановых отношений. Трагичность такого существования не только в том, что самому мужчине трудно справляться со своим Я, но и в том, что чаще всего ни одна из женщин не смирится с положением запасной надолго, особенно если она влюблена. Любовь, кажется, пока остается единственным верным критерием, который позволяет женщине отличить «своего» мужчину от «чужого». В этом смысле женщине легче, а жизнь ее органичнее. Ей достаточно найти своего мужчину, чтобы принять весь его мир. Но поскольку мужчина создает или завоевывает миры, он ищет для каждого из них свою женщину, ошибочно отводя женщине только «техническую» роль. Мужчины не понимают, как широко на мир может смотреть женщина, если ей дать такую возможность, и сколько миров может принять женщина, которая любит мужчину.

Девятое. Запасная женщина создает иллюзию свободы у мужчины. Идеальное Я совсем не связано, как можно подумать, с моральными убеждениями мужчины. Он не сверяет свои поступки, как это делает женщина, с требованиями общества и нравственными предписаниями. Хотя если его спросить, как следует себя вести в той или иной ситуации, он без труда воспроизведет стереотипные суждения вроде «настоящие джентльмены пропускают девушку вперед», «настоящий мужчина не позволит даме оплатить счет в ресторане». Это как раз то, на что женщины обращают внимание и что часто ошибочно рассматривают как признаки любви и внимания со стороны мужчины. Но сам мужчина относится к таким ритуальным вещам с иронией, а иногда, к досаде женщины, вообще не обращает внимания на них. Например, пресловутые носки с запахом рокфора, формальное поздравление с днем рождения – из рода таких игнорирований. Кажется, хорошие манеры и правила хорошего тона придумали для того, чтобы соблюсти компромиссы в мужском и женском способе проявления чувств.

Но что же тогда важно для мужчины? Свобода! Для женщины любовь – это изысканная (изощренная, с точки зрения мужчины) привязанность. Для мужчины – абсолютная свобода (полная безответственность, с точки зрения женщины).

Десятое. С запасной женщиной мужчине легче сохранять стратегическую маневренность. Видимое равнодушие мужчины к любовным вопросам и его стремление избегать привязанностей не совсем понятны женщине. Женщины-подружки часто обсуждают тему «все мужики – сволочи». При своем тактическом интеллекте женщина гораздо щепетильнее относится к моральной, эстетической стороне отношений. Для мужчины важно не сбиться с пути стратегически, знать и настаивать на главном – на своей способности двигаться вперед и достигать новых вершин. Если он хочет, чтобы женщина была с ним, он будет уверять, что у них есть счастливое будущее. При этом он вовсе не уверен сам (а как он может знать?), что это будущее есть. Он просто хотел сказать, что стратегически по своей шкале предпочтений в данный момент он готов оценить женщину по самому высшему баллу. Это то, что обескуражит любую женщину. «Ты мне нужна, и больше всего я хотел бы быть с тобой! Но обстоятельства…» На эту удочку «чистосердечных признаний» попадается любая женщина хотя бы раз. «Да, – думает она, – конечно, ему нужно время, чтобы все устроить. Возможно, это не самый подходящий момент, но он любит меня, и кто сказал, что это не самое главное?» Женщина надеется, что спустя время мужчина примет роковое решение, чтобы воссоединиться с ней навсегда. Для нее это залог их будущего счастья. Мужчина же счастлив и доволен прямо сейчас. Ему кажется, что он договорился с женщиной о самом главном стратегически, и он вовсе не собирается принимать на себя обязательств вроде «к Новому году я сделаю ей предложение». Если оставаться и дальше в свободном полете, женщина и мужчина образуют дуэт хронического парного парения, который рано или поздно кому-то надоест из-за своей слащавости и приторности. Или хронической неопределенности.

История вопроса: психоанализ и запасная женщина

Фрейд и его последователи не могли обойти вниманием такой феномен, как запасная женщина, хотя и по-другому обозначали его. Заметьте, с тех пор прошло более ста лет!

Довольно часто практикующие психоаналитики сталкивались с женщинами-клиентками, которые страдали от тяжелых эмоциональных проблем, хронической усталости, частых обмороков и депрессий. Более глубокий анализ показывал, что почти всегда такие симптомы указывают на биографию женщины, с самого детства склонной к саморазрушению. Основной особенностью поведения такой женщины было «цепляние», непреодолимое желание быть с тем, с кем нельзя было разделить ни жизнь, ни любовь. Обычно это женатый мужчина, не разделяющий чувств женщины или не желающий развивать отношения. Складывалась абсурдная ситуация, и любая трезвомыслящая женщина, оценив ее серьезно, попыталась бы что-то изменить. Разве должна женщина постоянно страдать только потому, что мужчина не разделяет ее чувств?

Абсурдность шлейфом тянется за неврозом… Потратив несколько месяцев на психотерапию, женщины постепенно забывали своего неудачного избранника, но… влюблялись в психотерапевта. Теория о том, что в структуре самой личности женщины есть нечто, что заставляет ее смотреть на мужчину как на фигуру, от которой она фатально зависит, подтверждалась.

Карл Юнг, знаменитый ученик Фрейда, сам выдающийся психоаналитик с оригинальным подходом, не собирался обзаводиться никакими запасными женщинами. Но известны по меньшей мере две из них – обе бывшие клиентки. Одна – русская эмигрантка Сабина Шпильрейн, другая – англичанка Тони Вульф. Женщины были безнадежно привязаны к женатому мужчине, отцу нескольких детей. Некоторые биографы Юнга считают, что такое поведение вполне понятно: многие женщины не отказались бы приблизиться к знаменитому психотерапевту, влиятельному мужчине с мощным интеллектом. Но все-таки это не совсем правильно. Конечно, женщины стремятся сблизиться с влиятельными и умными мужчинами, но, в конце концов, им приходится мириться с тем, что это невозможно. Чувство фатальной зависимости, рабство от своих порывов и есть проявление дисфункции, нарушения личности.

Позже американские психологи предложили назвать такой тип личности зависимой личностью. Правильнее было бы назвать его зависимой женщиной, поскольку в качестве примеров зависимости такого рода приводятся именно женщины. Мы вернемся еще к этому существенному обстоятельству. Типичные черты, которые характеризуют тип зависимой личности, приведены ниже.

Для зависимой личности характерны:

• потребность в том, чтобы кто-то контролировал и планировал ее жизнь;

• страх разлуки и разрыва, страх быть брошенной;

• подчиненность в отношениях, «цепляние» за своего избранника;

• недоверие к другим и отсутствие уверенности в собственных силах;

• самоуничижение («я глупа», «я ужасна» и т. д.);

• затруднения в принятии ответственных решений, в новых начинаниях;

• постоянное избегание конфликтов.

Для зависимой личности характерны два основных симптома: настойчивое желание передать другому человеку право принимать решения вместо себя, какими бы важными они ни были, а также настоятельная потребность подчинять свои потребности желаниям другого человека. Таким образом, зависимая личность отличается повышенной готовностью подчиниться и «прилипнуть», «прицепиться» к другому человеку.

Повышенная тревожность, конечно, сопровождает таких людей, поскольку они боятся, что их бросит тот, от кого они зависят и кого любят. Интересно, что многие из этих женщин считают, что они не подходят своему любимому. Они – некрасивы, недостаточно интересны и уж тем более недостаточно компетентны. Следовательно, им просто повезло со своим избранником, потому что у другого мужчины они вряд ли вызовут интерес. А это само по себе еще больше увеличивает тревожность и стремление к зависимости. Зависимая женщина часто ведет себя угодливо и даже подобострастно, чтобы не рассердить возлюбленного и не дать ему повода бросить ее.

В своем знаменитом исследовании американский психолог Арманд Лорангер показал, что большинство клиентов, которые могут быть отнесены к этой категории, – женщины после сорока. Проведя массовый опрос, Арманд Лорангер попытался выйти за пределы отдельных случаев и субъективных интерпретаций. Картина вырисовывается довольно четко… Но и она может быть подвергнута критике.

Само название dependent personality («зависимая личность») содержит традиционную для протестантизма критику, напоминание об идеале самостоятельной личности, ведущей автономный образ жизни, полагающейся на свои собственные силы (неважно, мужчина это или женщина, потому что гендерное равенство – это еще один из идеалов протестантизма). Если бы женщина, представительница традиционной культуры Китая или России, следовала таким идеалам, она быстро попала бы в своей стране в категорию «неуправляемых», «гордых», «агрессивных», «мужеподобных» или просто «сумасшедших». В чем состоял бы результат «лечения» женщин психоаналитиками в коллективистских обществах, не приветствующих индивидуальный успех и независимость? В том, что специалист привил бы своей клиентке нормы и ценности, которые «работают» исключительно в отношениях с таким обществом. И таким образом бы привязал ее к себе. Что и происходит часто, например, в психоанализе, который практикуется в России. Если женщине годами не говорят, что она самостоятельная, самоценная личность, и систематически унижают ее или недооценивают результаты ее усилий, достаточно сказать несколько простых и, в общем-то, правильных сентенций о равенстве, чтобы зародить в ее сердце любовь и надежду.

Во всех этих любовных историях с психоаналитиками, пусть и выдающимися, по иронии просматривается желание специалистов-мужчин переложить ответственность за «нелегальные» связи на своих клиенток. Они-де были такими навязчивыми и приставучими, что ничего не оставалось делать, как терпеть. «Как врач я не могу увеличивать боль и страдания и без того несчастной женщины».

Не трудно предположить, что и психоаналитики могут быть заинтересованы в женщинах, которые бы любили их, повиновались им и были фанатично преданы. И чем больше честолюбие психоаналитика (а это профессия честолюбивых и амбициозных мужчин), тем больше нужда в таком слепом обожании. Кто-то из таких женщин становится и женой. Мы знаем, сколько жен и любовниц известных не только психоаналитиков, но и адвокатов, и докторов были их клиентами в прошлом. А истории секретарш и бизнесменов?

Приведу несколько случаев из недавнего российского прошлого: бывший мэр Санкт-Петербурга Собчак женился на своей клиентке Людмиле Нарусовой, которая обратилась к нему как к адвокату, находясь в бракоразводном процессе. Доктор Курпатов женился на своей клиентке писательнице Юлии Ким. Когда женщина становится не только любовницей, но и женой, то конфликт, кажется, исчерпывается – и воцаряются гармоничные отношения, в которых мужчина и женщина (пусть и по-разному) становятся интересными друг другу. Меняется ли психология людей после того, как изменяется их социальный и юридический статус? Я склонна дать положительный ответ.

Знаменитая шведская детская писательница Астрид Линдгрен меня поддержала бы. В юности она считала себя некрасивой и не видела возможности выйти замуж. Скромную секретаршу взял в жены ее босс Стуре Линдгрен, очарованный толковостью молодой женщины. Он был старше ее на восемнадцать лет. Но это был счастливейший из браков. Астрид никогда не придумала бы своих Пеппи Длинный Чулок и Карлсона, если бы не их совместные дети, которым она посвятила столько фантазии и любви. Астрид была благодарна мужу до конца своих дней: целых пятьдесят лет после его кончины она хранила верность его памяти.

Когда запасная женщина выходит замуж за мужчину, который внимательно и с пониманием относится к ее тревогам и страхам, она становится непобедимой и бесстрашной. Она больше ни в чем не сомневается и готова явить миру весь свой потенциал. Эти факты биографий еще раз указывают на то, что синдром запасной женщины носит всеобъемлющий характер и связан с состоянием латентного отвержения со стороны мужчины, в котором постоянно находится женщина – день и ночь, годами! Если мужчина ее принимает, называет единственной, доказательство чему – предложение руки и сердца, женщина выходит из состояния вечной тревоги и успокаивается. Невроз излечивается взаимной любовью. Невроз и есть непрерывный, болезненный, безуспешный и отчаянный поиск взаимности.

Большинство историй имеют трагическое продолжение. И развиваются по-другому. Здесь хотела бы впервые обратить внимание читателей и специалистов на изнанку историй, о которых писали и думали психоаналитики-мужчины как о большой женской проблеме. И настоять на иной интерпретации.

Известно, что клиентки, которые пытались избавиться от своей зависимости и готовы были уйти, сталкивались с сопротивлением своих психоаналитиков. Конечно, психоаналитик в таком случае не бросается на грудь запасной женщине с признаниями в любви и с благодарностью за годы, которые она провела рядом с ним. Он просто начинает ей деликатно объяснять, что она больна, лечение должно быть продолжено и что только он, зная историю ее болезни, может если не вылечить, то хотя бы поддерживать ее психическое здоровье. Точно так поступает адвокат, настаивая на продолжении консультаций и отношений с клиенткой, которая усиливает его эго. Механизмы усиления эго неизвестны, но феноменология знакома всякому, кто влюблялся: окрыленность, чувство уверенности, переживание своей особой ценности, гармонии с миром, оптимизм и энтузиазм.

Психоаналитики и психологи попадают в поле зрения и анализа только потому, что они традиционно борются за свою исключительность в мире мужских профессий, настаивая на своей особой способности понимать саму душу женщины. Но положа руку на сердце – и среди психоаналитиков могут быть нерадивые мужья, безответственные мальчики и ярко выраженные донжуаны. Любой профессиональный следователь скажет вам, что преступник не может воссоздать объективную картину преступления и дать ему оценку. Нужны независимые эксперты. Может ли психоаналитик, ставящий свое профессиональное честолюбие превыше всего, определить меру своей ответственности и, если хотите, вины в любовных историях с зависимыми женщинами?

Ошибочно считать, что всякий психоаналитик или психолог психически здоров по определению. Выбирая профессию, юноши имеют в виду и влияние, которое они теперь могут оказывать на женщин. Это привилегия профессии, такая же, как привилегия актеров снискать внимание поклонниц одной только своей внешностью и сыгранной, а не прожитой ролью. Мы также знаем, хотя это другая крайность, что большинство серийных насильников и убийц имели репутацию добропорядочных семьянинов и скромных работников. Психологическая проблема или даже патология вполне может мимикрировать под социальную норму, тем более что нормы, как правило, очень просты для имитации. Вспомним историю Форреста Гампа, воссоздавшего американскую мечту в своей фантастической биографии. Он не отличался интеллектом, то есть попросту был олигофреном, но это не помешало ему без всякой науки усвоить простые правила общения и действий, которые подсказывали ему находящиеся рядом люди.

Продолжающуюся годами зависимость одного человека от другого можно смело называть созависимостью, если она сопровождается систематическими контактами. Каждый из участников такой связи может по-разному оценивать ее значение, но на поверку – когда зависимая запасная женщина принимает решение уйти, мужчина применяет целый набор изысканных манипуляций, чтобы ее удержать. История ухода бывшей клиентки от своего психоаналитика иногда напоминает историю ухода от мужа, который не готов к разводу.

Любая клиентка мечтает стать, наконец, бывшей клиенткой. Возможно, она и хотела большего, хотела быть женой, но, сообразив, что ждать тут нечего, она не может не предпринимать усилий, чтобы уйти, вырваться из связи, которая ей уже не дает ничего нового, а главное – перекрывает возможности к установлению новой глубокой связи с другим мужчиной. Так уж получилось, что женщины настроены на более глубокую связь с одним-единственным мужчиной. В то время как мужчины готовы к относительно поверхностным, функциональным (прикладным) контактам с несколькими партнершами. Понимая, что такое совмещение невозможно, женщина рано или поздно захочет уйти. Но отпустят ли ее?

Ведь, в отличие от бывшей клиентки, психоаналитик, добившись успеха и власти над женщиной и получив особую благодарность в ответ, постарается перевести отношения хотя бы в дружбу, чтобы сохранить такую важную для него привязанность. Он может тешить свое самолюбие тем, что для него это только дополнительный профессиональный опыт. Более того, он может убедить свою настоящую жену в том, что бывшая клиентка интересна ему только как типичный случай зависимой женщины. Классика жанра, как говорится. Но если вы доктор, то почему вы не отрефлексировали эту связь и не вывели свою клиентку из-под своего контроля? Зачем она годами болтается возле вас? Неужели только в подтверждение вашего обаяния профессионала и досадных издержек профессии?

Описание случаев зависимости и влюбленности клиенток в своих психоаналитиков, конечно, указывает на невротическое происхождение такой связи. Но это также указание на то, что мужская доминантность нашла свое место и в такой, казалось бы, беспроблемной и здоровой области человеческой деятельности, как психотерапия. Однако, как известно, и врачи болеют гриппом, и адвокатам нужна защита, а психологам – психологическая коррекция.

Реабилитацию женщин, которых общество до сих пор склонно винить во всех грехах человеческих, хотя время гонения на ведьм уже давно позади, продолжим, напомнив, что христианской моралью женщине предписана подчиненная роль. Суровый опыт подчинения и повиновения женщина проходит в детстве, находясь в положении запасной женщины у собственного отца. Вслед за женой дочка – основная помощница по хозяйству. Психоаналитики верно отметили саморазрушительный характер поведения зависимых женщин. Но это только усвоенный с детства опыт разрушительных отношений в семье.

«Прилепиться к мужу» предписывает женщине Библия. Не исключено и даже гораздо вероятнее, что страх быть брошенной является только страхом наказания за непослушание и неповиновение авторитетному мужчине. Разница в возрасте служит еще одним косвенным указанием на происхождение отношений зависимости и подчинений из детства. Отсюда же и уничижительное отношение к себе.

Исторический пример. Знаменитый французский скульптор XIX века Огюст Роден на склоне лет женился на женщине, которая посвятила ему всю свою жизнь. Малограмотная крестьянка Роза Бере вначале была его моделью, потом отдала все свои сбережения, чтобы он открыл первую мастерскую, и позже служила ему верой и правдой, родив и вырастив внебрачного сына. Читатель знает о главной многолетней любовной истории Огюста Родена с другой женщиной – его талантливой ученицей и выдающимся, по признанию самого Родена, скульптором Камиллой Клодель. Появление Камиллы ознаменовало самый плодотворный период творчества Родена. Знаменитый «Поцелуй» появился в начале этой двадцатилетней истории, а «Мыслитель» – в конце. Эти работы оказались самыми значительными в творчестве мастера. Никогда больше – и после их мучительного расставания, и после сумасшествия Камиллы – Роден не достигал таких вершин. Но женился он все-таки на Розе Бере, когда той исполнилось семьдесят три года. Через две недели она упокоилась с миром. Какая из этих женщин был основной для Родена: верная, как домашнее животное, Роза, или мятежная и непокорная Камилла, на грани безумия разбившая все свои скульптуры, «чтобы не достались этому проходимцу Родену»?

Если бы знаменитости были откровенны, мы узнали бы, пожалуй, что запасные женщины были (и остаются?) скорее правилом в их биографиях, чем исключением. За успехом мужчины могут стоять жертвенность и преданность женщины, которая добровольно приняла на себя эту миссию – беззаветно верить и любить без всяких реальных видов на совместное жительство.

Опять же, напомним, демографическая ситуация в России такова, что каждый более-менее приличный мужчина пользуется повышенным вниманием у женщин, так что запасные и основные женщины постоянно меняются местами. То есть феномен запасной женщины имеет не только культурную, религиозную, но и демографическую, а затем уже психологическую природу.

Как психологи мы понимаем, что такой порядок вещей может и должен постепенно меняться. Любовная привязанность не может неизбежно оборачиваться жестокостью мужчины и унизительным, подчиненным существованием женщины. И выход может быть не только в психоанализе, который обращает внимание на уже сложившиеся истории. Выход и в просвещении, и в критическом осмыслении и изменении системы воспитания девочек, которых с детства готовят к роли запасных и зависимых. Помочь им в этом должны мужчины, включая психоаналитиков.

Эта книга – мой excuse всем зависимым женщинам, которых сознательно или бессознательно удерживали возле себя психоаналитики, но так и не смогли сделать их счастливыми. Я также отдаю должное мужеству женщин, которые, зная или догадываясь о безнадежности своего положения, предпочли беречь спокойствие и честолюбие мужчин в ущерб собственным надеждам и счастью. Не все противоречия в отношениях могут быть разрешены без потерь и жертв. Слишком жестоко жертвенницам вместо благодарности предъявлять диагноз «невроз». За все успехи заплачено.

Всякий цветок вырастает из почвы. А любовь – из безусловного восхищения мужчиной, из самого сердца женщины, когда-то маленькой восторженной девочки, очарованной красотой этого мира.

Сенсорный и эмоциональный голод, накопленный с детства, – главная причина любовной зависимости

Резкий и ранний отрыв от матери, отнятие от груди, асфиксия и паника – вот набор детских травматических реакций, которые можно твердо назвать надежными симптомами будущей психологической проблемы.

«Не могу жить (задыхаюсь) без любви!» – возвращает нас к травмам детства, заставляет снова пережить ужас, стресс на глубоком физиологическом уровне. Люди, выросшие в дефиците любви и принятия, переценивают значимость единственной привязанности.

В детстве им приходилось довольствоваться малым, искать тепла у предметов, животных, чужих людей – так и во взрослом состоянии они довольствуются малым, непритязательны, готовы на все и со всеми.

Несчастная женщина иногда похожа на побирушку, которая выпрашивает мелочь у прохожих. Стоит шикнуть, она исчезнет. Достаточно погладить, привяжется навсегда.

Воспитание в жестких условиях развивает чувствительность и угодливость у девочки. Она просто не знала других способов вызвать сильную эмоцию у родителя, уже неважно какую. Дело в том, что мы чувствуем себя живыми только тогда, когда входим в состояние эмоционального резонанса с другими людьми. Если жизнь складывается нормально, мы постоянно обмениваемся эмоциями. Но малыши, пока не научатся, главным образом принимают эмоции, питаются ими, ищут их. Психику ребенка-дошкольника можно сравнить с большим резервуаром, который наполняется по мере того, как ребенка пестуют, обнимают, целуют, гладят… Резервуар детской психики должен быть заполнен до краев положительными эмоциями.

Неуверенность, которую обычно фиксирует в себе женщина, тоже создает почву для случайных отношений. Она может подвести тебя в самом начале отношений, когда ты вроде и чувствуешь подвох, но не уверена, что это так. А что, думаешь ты, если попробовать, почему нет? Уверенная в себе девушка не станет ставить опасные эксперименты на самой себе.

Если родители практикуют непоследовательный стиль воспитания, балансируя между строгостью и мягкостью, ребенок растет неуверенным. Чаще всего детям непонятны причины, по которым родители испытывают то приливы нежности, то припадки агрессии, поэтому, желая приспособиться к ситуации, они привыкают жить в готовности к переменам к худшему. Почему к худшему? Потому что страхи для слабого ребенка важнее фантазий. Дети слабых типов темперамента и без того накапливают негативный опыт быстрее тех, кто легко обучается и отличается легким нравом сангвиника или настойчивостью холерика.

Внезапно нахлынувшая любовь ставит вопросы экзистенциальные: кто ты? Так ли ты хороша, чтобы понравиться избраннику? Интересно ли ему с тобой? Эти вопросы сродни детскому беспокойству: любят ли тебя родители? Не означает ли печаль или строгость на их лицах, что тебя в любой момент бросят без объяснения?

Ответное чувство – во многом результат случайности. Кроме того, твой избранник может вовсе и не ставить задачи опекать тебя, словно отец или мать. Ему может быть приятно проводить время с тобой. Он может опираться на популярные теперь представления о партнерстве, когда каждый отвечает за себя, когда эмоциональная дистанция между возлюбленными увеличена. Раньше в народе это называлось «с глаз долой – из сердца вон».

Хотя речь идет о женщинах, я с полной уверенностью могу сказать, что среди моих клиентов немало мужчин со сходными проблемами поведения. Их воспитывали сильные женщины с ярко выраженным мужским характером. Приспособиться к таким матерям мальчики могли только по женскому типу. В том, что касается отношений, мужчины ведут себя так же зависимо: предоставляют женщинам право принимать решения, предпочитают подчиниться, уступить, откупиться, чем конфликтовать и активно отстаивать свое мнение. Иногда мне кажется, что им все равно, что будет дальше. Главное, чтобы их оставили в покое. Мне кажется, что виной всему – пониженный порог тревожности. Развитие отношений включает в себя в том числе и конфликты, а разрешение конфликтов требует эмоциональной мобилизации, которая автоматически приводит к запредельному для данного человека повышению уровня тревожности. На пике зависимые личности чувствуют страх, с которым трудно справиться. Иногда они испытывают непреодолимое желание убежать подальше от источника страхов, но спустя время, успокоившись, испытывают такое же непреодолимое желание вернуться и пережить этот пик напряжения снова.

Такой комплекс характерен для лиц, перенесших насилие – физическое или психологическое. В попытке выработать защитные механизмы против внешней угрозы зависимая личность бессознательно стремится самоустраниться, по-детски сбежать, но когда травма перерабатывается сознанием, человек медленно (как бы под воздействием уговоров сознания) возвращается в самый эпицентр травмы, чтобы оценить ее реальную опасность. Такое путешествие может стать более успешным в сопровождении психоаналитика, который не только подталкивает зависимую личность к осознанию своей проблемы, помогает ее описать и оценить, но и помогает выбраться из капкана созависимых отношений.

Созависимый человек постоянно требует одобрения извне, а не получив его, впадает в депрессию. Среди звезд эстрады много людей, «подсевших» на сильные зрительские эмоции; сорвав овации, они не останавливаются, а просят еще и еще. Одна из частей психики, которая была в дефиците, становится сверхценной, довлеющей. Общая дисфункциональность внутренней жизни женщины может ею же объясняться как раз наличием очевидного дефицита. Отсутствие любви, денег, образования, впечатлений, признания – все может стать катализатором искажения, расщепления, дезинтеграции психики.

Травма отвержения усугубляет эгоцентризм, поскольку приводит к закрытости, заставляет фиксироваться на переживаниях своего Я, причем на трагических, когда Я остается под угрозой (реальной и потенциальной жертвой). Можно сказать, девочка, девушка, женщина начинает жить в состоянии острого горя, которое ей вдобавок еще и приходится скрывать, чтобы не усугублять положение жертвы. Жалующаяся своему деспоту жертва раздражает и вызывает дополнительную агрессию.

Любовь – это сильная эмоциональная привязанность к одному человеку, образ которого помещается в самый эпицентр психики влюбленной женщины. Все остальные потребности становятся переопосредованными через образ возлюбленного. Вместо своего Я в эпицентр помещается идеализированное чужое Я. Когда мы говорим, что не можем жить без другого человека, это правда: теперь все самое важное в жизни ставится в зависимость от желаний другого человека. А мы ведь не знаем, захочет он эти желания исполнять или нет, и попадаем в рабство его желаний.

Паническое состояние растерянности и брошенности возникает и у маленькой девочки, чьи желания объективно зависят от взрослых. Любовь в самом начале – это регресс в детство. Влюбленность приводит к дезинтеграции психики. В этот период женщина чувствует себя неприкрытой, незащищенной, обманутой, беспомощной. Она обнаруживает, что ей не сообщили, как себя вести, что делать, чтобы удержать и остаться навсегда с возлюбленным; она может чувствовать обиду на родителей, особенно на мать, которая не оказывает ей поддержку, не дает драгоценных подсказок. Если бы девушка знала, в чем психологический смысл такой перемены, она только одарила бы ребенка внутри себя понимающей улыбкой матери.

Дезинтеграция похожа на сбрасывание старой кожи. Любовь чаще всего приходит к человеку, когда он переживает кризис: все старое (окружение, занятия, внешний вид, статус) уже не приносит радости, а ничего нового, кажется, уже не будет. Метание и беспорядочный поиск утомляют.

Опасность партнера, к которому привязывается зависимая личность, как правило, символическая. Не так страшен черт, как его малюют. Часто бывает, что, как в русской матрешке, за одной персоной скрывается другая. Страх перед одним человеком является всего лишь эхом страха перед другим человеком, встреча с которым оказалась в свое время не по силам зависимой личности.

Страх одиночества тоже сводит нас с неподходящими партнерами. Мужчины часто объясняют свое одиночество так: «Человек рождается и умирает один!» Женщина быстрее признает, что одиночество – это ненормальное состояние души. А выносив ребенка, никогда не скажет, что человеку суждено пребывать в одиночестве. Потому что с самой первой секунды он растет в естественной связи со своей мамой. С женской точки зрения связь людей естественна, прерывать ее нельзя.

Женская и мужская стратегии отношений на соединение и на изоляцию оказываются успешными, если сменяют одна другую. Подрастая, ребенок стремится эмансипироваться, отделиться. Если сильная мать удерживает его, это вредит взрослению и развитию. Если отделить ребенка слишком рано и внезапно, он получит травму на всю жизнь и будет компенсировать ее эрзацами.

Страх открытости. В основании привязанности лежит наша способность сообщать о своих потребностях и проблемах другим людям. Ребенок будет развиваться успешно, если о его переживаниях будет знать заботливая мать.

Но взрослому человеку трудно решиться на признание своих проблем, на жалобы, просьбы и даже мольбы о помощи. Это предполагает такую степень открытости и незащищенности, что на это мало кто способен. Детский опыт обмена эмоциями с родителями существенно сказывается на том, как девушка будет вкладываться в отношения и чего будет ждать от мужчины. Он может быть самым заботливым и любящим «отцом» для нее, но если в родной семье не поощрялись разговоры о переживаниях ребенка, девушка будет изо всех сил сдерживать проявления своих чувств, да так, что однажды он воскликнет: «Сколько сил я вкладываю, чтобы услышать хоть одно теплое слово! Но ты холодная, как ледяная глыба!» Она может расплакаться в ответ: «Ты даже не представляешь, как трудно мне скрывать чувства, которые переполняют меня!»

И наоборот, если любой писк ребенка приводил в боевую готовность семью, у девушки будут завышены ожидания, она напрасно станет рассчитывать на мгновенный отклик мужчины, ум и внимание которого могут быть заняты вопросами бизнеса или образования.

Созависимые отношения формируются быстрее на фоне травмирующих, построенных на физическом или психологическом насилии в семье. Отношения с новым человеком, адские стороны характера которого девушка еще не познала, могут показаться облегчением и защитой от злобных, холодных и требовательных отношений в родительской семье. На поверку они могут быть описаны пословицей «клин клином вышибают». Девушка чувствовала, что мощному напору со стороны семьи нужно противопоставить такой же мощный отпор. Так она оказывается между двух деспотов. Увы, жизнь неоднократно доказывала, что как бы плохо ни было нам прямо сейчас, всегда может стать еще хуже. Мудрые люди предостерегают нас от самонадеянности.

Если сердце не открывается для любви, турбулентности добрых и живительных чувств, не торопись. Просто не пришло время.

Есть простой критерий, как отличить нормальные отношения от созависимых. Если ваш возлюбленный подавляет вас, а мысль о том, что с ним пройдет вся жизнь, угнетает вас, нужно уходить. Но вам повезло, если рядом человек, который вас вдохновляет, которому хочется рассказывать о своих достижениях и размышлениях без опасения, что он закроется, недобро рассмеется, отправит к подруге или, еще хуже, к психиатру.

Суррогатные формы любви (эмоциональной привязанности) необязательно носят криминальный или медицинский характер, связаны с наркотиками, перееданием или курением. Физиологическое удовлетворение – важная часть взаимоотношений, но в любви мы удовлетворяем и социальные мотивы – признание, принятие, связность с группой, лидерство, которые могут быть реализованы в социальной работе, благотворительности, различных хобби, воспитании, спорте. Выйти из созависимых отношений можно достойно – через социально принимаемую альтернативу.

Типичные критерии выбора мужчин. Почему ты делаешь неудачный выбор, повинуясь внутреннему голосу?

Женщина выбирает будущего мужа по сходству или контрасту с родителями. Но когда девушка приводит юношу к родителям и объявляет, что он был выбран, потому что похож на отца, желая, конечно, сделать комплимент родителю, тот может развести руками в недоумении: «Чем же он на меня похож?» Очевидно, что зрелые и молодые люди опираются на разные признаки. По мере взросления мы меняем свой взгляд на партнера, а каждого последующего уже неизбежно сравниваем не с родителями или кумирами, а с предыдущим. Так мы пытаемся избежать старых проблем, снизить риск разрыва или разочарования.

На какие же критерии девушки опираются в своем выборе?

В подростковом возрасте это внешность. Девушки предпочитают красивых, общительных парней, поскольку и в себе хотели бы видеть эти качества. Это правда: внешность – важный критерий. Нам нравятся красивые люди. Но сами красивые люди знают, что внешность может быть таким же проклятием, как и уродство, если она блокирует восприятие других человеческих черт – ума, юмора, кулинарных способностей, доброты, чуткости, профессиональных качеств. Порядочность человека тоже не так очевидна, для этого нужен случай. Но даже если мы не знакомы с человеком, не только внешность может стать объектом наблюдения. Есть еще два фокуса: то, о чем и как человек говорит, и то, как он поступает.

Кроме того, для мужчины важен статус. Девушки с детства мечтают о принце, а не о Иванушке-дурачке. Современная девочка растет в страхе бедности. Но смотреть нужно не на внешность и социальное происхождение. Внешность обманчива, а статус сегодня не передается по наследству. Смотреть нужно на характер, привычки, которые, скорее всего, не удастся преодолеть. Для этого у девочек нужно развивать не только воображение, но и наблюдательность. Родители стимулируют воображение у детей дошкольного возраста, когда читают им сказки. А вот наблюдательность как важный навык для социальной адаптации тренируется меньше. Наблюдательность тренируется тогда, когда взрослый объясняет ребенку, почему ему нравятся те или иные взрослые или дети. Она тренируется в детстве, когда ребенок подслушивает разговоры взрослых или является свидетелем того, как кого-то обсуждают вслух, оценивают или осуждают.

Помимо внешности, как известно, очень важный для женского восприятия пласт – слова, потому что, согласно стереотипу, женщина любит ушами. Как маленькие девочки верят на слово родителям, так неопытные девушки влюбляются в того, кто говорит комплименты, обещает рай… Остальную картину дорисовывает воображение. Когда мужчина говорит о любви, девушке кажется, что он ее понимает, что он заглянул в самую душу, что он и есть ее избранник.

У женщины явно лучше обстоит дело с воображением. Мы чаще и более подробно грезим о любви, вспоминаем любимые эпизоды из фильмов, мелодрам. Женщины просто обожают переживать. Мыльные оперы придумывают специально для нас, чтобы дать возможность одиноким, брошенным и пока не выбранным женщинам пережить незабываемые эмоции.

У женщин более развита и способность к сопереживанию. Опыт подруг, дочек, наших мам проживается нами словно собственный. Словом, мы везде ищем истории любви. До сих пор никто не говорил, но мужчина, который выбирает женщину, пусть это будет героиня кино или подруга, вызывает у нас особый восторг, он попадает в разряд правильных, настоящих мужчин. Главное, чего мы ждем от мужчин, – чтобы они выбрали возлюбленную, не обманули ее ожиданий.

Вот почему любой негодяй, состоящий в паре, вызывает сочувствие. Мы просто приписываем ему чувства, способность любить. Женщина видит в эмоциях ключ к решению всех проблем; есть хорошие и плохие эмоции, нужно выбирать хорошие. Мужчина видит в эмоциях препятствие; какими бы ни были эмоции, нужно идти к цели. Он мог бы выжить и без эмоций, он мог бы жить без женщины. Мальчиков с детства учат справляться с эмоциями, отрицать их значимость. Девочек учат терпеть, сублимируя эмоции в фантазии.

Женщина может простить мужчине все, кроме отсутствия дерзости. Настоящий мужчина, чтобы подтвердить свою исключительную репутацию, должен хотя бы в будущем выбрать даму своего сердца. Поскольку для нас любовь – смысл существования, мы ждем от наших избранников сигналов, что они готовы разделить космос вместе с нами. Настоящий мужчина должен пойти ради любви на жертвы, сесть в поезд и приехать, написать откровенное письмо, отказаться от встречи с друзьями, купить подарок, потратив все свои сбережения.

Еще один важный для женщины указатель того, что мужчина готов за ней ухаживать, – щедрость. Женщина, как ребенок, ждет, что мужчина как любящий взрослый начнет исполнять ее детские желания. Из всех действий и безумств, которые совершают ради нас мужчины, – готовность освободить от детского страха бедности ценится сегодня особенно. Одно из болезненных детских переживаний – отказ родителей покупать заветную игрушку, платье, колечко (со ссылкой на отсутствие денег). Больно ранит, когда в ответ на просьбу покупают что-то дешевое и некрасивое, когда на день рождения дарят не игрушку, а что-то из одежды, так сказать, убивают двух зайцев: и подарок покупают, и одевают. У девочки может сформироваться очень низкая самооценка. Она будет страдать из-за того, что ее недооценивают, что ей не повезло. Она будет расти несчастной и завистливой. Помимо радости обладания магической заветной игрушкой ребенок лишается возможности похвастаться, поделиться с другими, получив восторги. Щедрость мужчины снимает накопленное с детства напряжение. Счастливые ожидания никогда не покидают нас, они только ждут своего часа.

Горько говорить, что любовь женщины часто покупают за подарки. Она чувствует, что если не отблагодарит своего покровителя, то он больше ей ничего не купит и, возможно, следующие десять лет придется провести в ожидании счастья.

Подарки важны как жест внимания. Постоянное желание дарить и радовать спутницу, конечно, отличает любящего мужчину от равнодушного. Но если вы получаете традиционный подарок – такой, какие дарят тысячам других, – вы останетесь с чувством, что вас одарили из вежливости, приличий. Ваша индивидуальность не была оценена. На вашем месте могла быть другая, и она обязательно появится…

Недолюбленная девушка с заниженной самооценкой, изголодавшаяся по эмоциям, выбирает и привязывается к тому, кто исполнит любое ее желание. Любое – не в смысле все, что пожелаешь, как в сказке, а в смысле одно-единственное, хотя бы одно. Намека на исполнение желаний достаточно, чтобы ее интерес вырос. Только приоткройте завесу над женскими желаниями – и, как мотыльки, они выпорхнут оттуда облаком надежды.

Точно так из-за эмоционального голода, отсутствия любви достаточно девушке поймать влюбленный взгляд на себе, чтобы она поняла, поверила, что это он – ее избранник. Вот в чем причина того, что мы влюбляемся иногда в первого встречного неподходящего партнера, стоит ему только пальцем поманить. Мы любим того, кто, как нам кажется, любит нас.

И только уверенная в себе девушка не будет спешить в объятия возлюбленного, не будет спешить под венец. Рабыня любви с радостью расстанется со свободой, в которой она не приучена жить. Свободная женщина предпочтет понаблюдать за тем, как пойдет дело, как будут складываться отношения. Это и называется «думать головой», «смотреть в оба».

Чтобы не слиться с неподходящим партнером и не попасть в психологическую зависимость от него, нужно придерживаться нескольких правил.

Правило первое. Делайте паузы между свиданиями, даже если он настаивает на ежедневных встречах, форсирует события, старается единолично диктовать условия, на которых вы будете встречаться. Так вы получите возможность поостыть, успокоиться, понять, насколько действительно вам нравится человек и то, что он делает. Вы сохраните за собой право принимать решения. Лишая права принимать решение относительно того, где, с кем, как долго встречаться, мужчина пытается лишить женщину воли, чтобы иметь полную власть над ней.

Правило второе. Обратите внимание, на чьей территории проходят встречи. Территориальный фактор очень важен для мужчин. Для женщины важен психологический – комфорт, близость, поэтому мы недооцениваем маневров мужчин в физическом пространстве. Стремится он прийти к вам домой или приглашает к себе? Приносит он с собой вещи, чтобы оставить хоть что-то у вас, «застолбить» поляну, показать возможному противнику, что территория занята? Лезет ли он по-хозяйски за отверткой, чтобы починить телевизор или подвинтить дверцу кухонного шкафа? Изучает ли он ваше жилье? Интуитивно мужчина стремится занять территорию, закрепиться, чтобы не так просто было его вытеснить, чтобы, когда вы решите расстаться с ним, он уже знал все входы-выходы и мог «зацепиться», легко найти повод остаться. Не спешите сдавать свою территорию. Она вам самой пригодится.

Правило третье. Обратите внимание, рассказывает ли мужчина о своей семье – маме, братьях, сестрах – или ведет себя так, как будто его давно выгнали из дома или он сам ушел, хлопнув дверью. Мужчина, который хочет подчинить вас, – или скрывает правду о семье, или рассказывает неправдоподобные вещи. Стремитесь познакомиться с семьей, побывать в гостях. После трех-четырех месяцев знакомства вы уже можете претендовать на то, чтобы познакомиться с родней, если он действительно считает вас своей девушкой. Речь не идет о том, чтобы устраивать церемонии в преддверии свадьбы (то, чего опасаются парни), речь о том, чтобы войти в дом, «понюхать» атмосферу, убедиться воочию в дружелюбном отношении к новому человеку – к вам. Враждебность, подозрительность должны вас отталкивать и настораживать. Равно как и слишком нарочитая радость, за которой вы не почувствуете искренности. Если вы хотите замуж, то стоит убедиться в том, что и для вашего избранника семья – большая ценность.

Правило четвертое. Обратите внимание на его друзей. Познакомившись с ними, можно изменить свое мнение о мужчине к лучшему, а можно принять решение расстаться как можно быстрее. Надо заметить, что сегодня у каждого из нас не очень много друзей. С одной стороны, они все под рукой, стоит постучать по клавиатуре, как они появятся; с другой стороны, очень трудно собрать их, когда захочется.

Женщина может любить по-разному. Мы интересуемся тем, что нравится в нас мужчинам, через призму их же претензий. В былые времена трудно было представить, чтобы девушки интересовались физиологическими параметрами, любовались мужскими ягодицами, ценили мужскую походку, поворот головы, тембр голоса…

Самые привлекательные мужчины, с которыми ты никогда не будешь счастливой: психопаты и нарциссы

Психопаты – главные герои созависимых отношений. В женских жалобах на жизнь постоянно звучит запрос на мужественность. А психопаты выглядят очень мужественно: они развиты физически, они совершают поступки, апеллируют к принципам справедливости и правды… В биографиях настоящих психопатов всегда найдутся случаи, когда они приходили на помощь в трудную минуту. Все это производит впечатление, все это гарантирует признание в мужском мире, но отнюдь не гарантирует качества отношений с женщиной. Само определение психопатии включает резкую, немотивированную смену поведения, настроения, амбивалентность в чувствах. Психопаты знают, что любовь – это не их стихия, но потребность в мимикрии под общественные нормы вынуждает их искать себе партнерш. Поэтому они проявляют чрезвычайную бдительность и осторожность, чтобы до того момента, когда примут окончательное решение остаться с женщиной или бросить ее, не выдать себя, не проявить свою хищническую натуру. Когда приступы агрессии подступают к самому горлу, они просто исчезают без объяснений. Точно так они поступают, когда женщина чем-то недовольна и требует разъяснений. До самого ЗАГСа вы можете не догадываться, с кем реально планируете провести лучшую часть своей жизни, кому собираетесь рожать детей…

Как отличить психопата до того, как вы попали в любовную зависимость от него?

Первое. Психопат, в отличие от нарцисса, скуп в выражениях, но физически очень активен. Его лексика состоит из глаголов (о существительных догадывайся сама, а прилагательные вообще придумывай на свое усмотрение). Он не будет говорить слов любви, но есть надежда (я бы назвала ее серьезным риском), что он однажды придет и поставит вопрос ребром: или в ЗАГС, или он больше не появится в вашей жизни.

Второе. Склонность ставить ультиматумы, не прислушиваться или даже вовсе не принимать во внимание возражения. Это отличает психопата от нормального кандидата в мужья, который спросит вашего мнения и обсудит детали, он ведь собирается вас осчастливить, а не шокировать, собирается строить с вами дом, а не брать в заложницы или рабыни. Если ваш избранник ведет себя ультимативно – вам никогда не дождаться нежности и любви с его стороны. Он просто на это не способен.

Третье. Эмоциональная холодность, жесткость. Психопат считает это нормой, до которой «дотягивают» не все. Эмоции, с их точки зрения, – признак слабости, немужественности. Если бы не было эмоций, все было бы прекрасно: распределили должности, распределили обязанности – и за дело. Но так строятся отношения в военных и криминальных группах. Семья – это место, где люди отогреваются, наслаждаются общением и обмениваются искренними и важными эмоциями.

Четвертое. Психопат ценит в женщине (да и в любом другом человеке) рабочие характеристики, умения и навыки, заработную плату или наследство. Он использует формальные критерии для оценки людей и в жены возьмет самую надежную из кандидаток, которая пригодится ему в пути. В отношениях с женщиной он сделает ставку на покорность, а не на красоту; на кулинарные способности, а не на талант; на открытость, а не на сдержанность.

Пятое. Кстати, о сдержанности. Да, он скрывает свои эмоции, потому что у него всегда есть тайный план, важная для него теневая жизнь, о которой вы даже не догадываетесь. Но в путь он возьмет человека открытого и недалекого, доверчивого и наивного, чтобы им было легко управлять и чтобы он даже не догадывался о том, что ждет его на следующем повороте.

Конечно, и психопата привлекают девушки умные, красивые, образованные, но он откажется от зова сердца в пользу инстинкта власти, который у него сильнее интеллекта. Отношения с вами он может строить по сценарию «барышня и хулиган». Он будет то появляться, то исчезать, то сжимать вас в жарких объятиях, то обдавать холодом, но однажды вы узнаете, что он женился на другой, совсем другой – не похожей на вас…

Шестое. Внимательно выслушайте его предыдущие истории любви. Среди настоящих мужчин, джентльменов принято скрывать прошлые интрижки, чтобы не расстраивать женщину и не намекать на сравнение с другими. Вас интересуют не детали. Вам нужно убедиться, что в его высказываниях о бывшей нет интонаций еле сдерживаемой агрессии, а может – даже мщения. Плохие новости, потому что инструментом мести можете стать именно вы. В отношениях с вами он может удовлетворить потребности в мести и мужском доминировании, не утоленные прежде. Вы будете злиться вместе с ним на других «недостойных» женщин, но сами уже в их ряду. Психология психопата часто опирается на сексизм, очень плохое отношение к женщине как существу более примитивному, несчастному, недостойному. Если таков краеугольный камень мировоззрения вашего избранника, добиться гармоничных отношений с ним не удастся. Он откажет вам в полноценности, а с неполноценными нечего церемониться. Все, что можно с ними сделать, с точки зрения психопата, так это приручить – не кнутом, так пряником.

Как отличить нарцисса до того, как вы попали в любовную зависимость от него?

Первое. Включите чутье. Что оно вам подсказывает? Мужчина очарован вами или хочет, чтобы вы были очарованы им? Ждет он похвал и восторгов в ответ на свои комплименты, подарки и экстравагантные поступки, как ждут рукоплесканий от публики? Или он говорит комплименты вам – как завороженный художник, увидев в изгибе вашей шейки всю красоту мира?

Если хотите сорвать маску с нарцисса, говорите ему комплименты непрерывно. Он поверит каждому слову, не будет вас останавливать. А начнет с вами активно соглашаться: «Да, я такой!» Напитав комплиментами свой слух, не смущаясь, он быстро потеряет интерес к вам и, как неутомимый сборщик сладкой пыльцы, полетит дальше – к следующему цветку. Помашите ему вслед платком! Нормальный, пригодный для жизни партнер остановит вас взглядом: «Причем тут мои достоинства – любят просто так!», «Если женщина активно хвалит, значит, ее не нужно завоевывать!», «Комплименты – оружие мужчин, роль женщины более пассивна – благосклонно их принимать», «Не разочаровывай меня, я еще не успел проявить свои лучшие качества! Лучше заметь, как я меняюсь в лучшую сторону благодаря тебе!»

Второе. Нарцисс уделяет много внимания своей внешности. Он одет изысканно, если не сказать вычурно, экстравагантно, чрезмерно ярко. Костюм в большую клетку выделяет из толпы – его видно за версту, белые одежды напоминают о том, что с вами встречается Мистер Эксклюзив. Любовь к головным уборам, равно как и к носочкам (они так и говорят – «носочки»), остается у нарцисса с детских времен и маркирует глубину психологического застревания. Нарциссов часто путают с геями, приписывая им отношения, полные любви и нежности, на которые они не способны. Нет, они любят себя. Точнее, они завороженно смотрят на себя в зеркало. А на вопрос, почему он один, нарцисс отвечает, что просто не встретил еще подходящего партнера. Он может адаптировать свою потребность выглядеть по-особенному, избрав яркий, но однообразный стиль – стиль человека, которому наплевать, наплевать, наплевать на свою внешность, наплевать, наплевать – смотрите, как он свободно обращается со своей внешностью. Смотрите и удивляйтесь, если не способны восхищаться.

Третье. Нарциссы любят поворачиваться в профиль. Это позволяет другим подолгу любоваться нарциссом, а сам он имеет возможность не встречаться взглядом со зрителем, презрев его, сведя до ничтожности. Следите за взглядом. Нарцисс может также иметь странную привычку, развернувшись в фас, смотреть поверх вашей головы, а не в глаза, как будто он слепой и попадает мимо лица собеседника. Но делает он это по той же причине: чтобы показать свое превосходство.

Четвертое. Снова и снова доверяйте чутью! Если между тем, что говорит ваш избранник, и тем, что он делает, – огромный разрыв, то остановитесь, не торопитесь бросаться в объятия. Конечно, слова – это сладкая патока, в ней легко увязнуть. Но следите за руками: как карточный шулер, нарцисс использует много отвлекающих, вернее, привлекающих к его внешности, пассов, уводя от сути дела. Он мечтает о том, чтобы провести с вами отпуск на Канарах? И что, он уже забронировал билеты, гостиницу? Или ждет, что вы как умная женщина, повинуясь материнскому инстинкту, что-нибудь придумаете, чтобы осуществить его прекрасную мечту?

Пятое. Внимательно выслушайте предыдущие истории его любви. Как он объясняет разрывы? Если он расстроен и винит себя, то у вас есть хороший шанс, что в отношениях с вами избранник исправит свои ошибки, будет более внимателен, более чуток, более активен, более щедр. Если он отмахивается, во всем виня бывшую, а в качестве объяснения приводит ничтожные, невероятные или случайные аргументы, будьте готовы – точно так он поступит и с вами. «Она пользовалась моим шампунем без спросу!», «Она меня не любила!», «Она хотела жить в моей квартире!», «Она была вечно чем-то недовольна!» Низкая оценка бывших возлюбленных может быть прямым результатом обесценивания, которым заканчиваются любые отношения нарцисса.

Спеша навстречу большой любви, готовься к побегу. Как и зачем нужно устанавливать дистанцию, чтобы не потерять саму себя и мужчину?

Размышляя над природой созависимости, я прихожу к выводу, что ее причиной является полное слияние Я реального мужчины и Я идеальной женщины, экстаз, который женщина переживает в момент этого слияния, как будто встретила, наконец, самого близкого человека на земле. Возможно, в этот момент и формируется химическая основа созависимости. Полное слияние с источником радости, превознесение его как единственного надежного «своего» человека создает капкан из детских иллюзий, мифа о полном и вечном слиянии с родителем, который будет заботиться, защищать тебя при любых обстоятельствах. Нужно смириться с тем, что такие времена больше никогда не наступят. Более того, это прекрасно. Счастье от полного слияния длится несколько секунд, а счастье от творчества, со-общения, радостного взаимодействия может длиться годами! Нужно только найти оптимальное расстояние и научиться «играть» с психологической дистанцией.

Когда женщина влюбляется, ей хочется быть постоянно с возлюбленным. Невротической личности важно видеть избранника перед глазами точно так, как недолюбленному, измученному ребенку важно видеть перед собой родителя – лишь бы тот был рядом. Что подсказывает нам теневая часть личности, внутренний голос? «Он ушел, он хочет меня бросить!» (паника), «Он только говорит, что любит меня, но он меня обманывает!» (недоверие), «Все истории заканчиваются тогда, когда он уходит, все надежды разлетаются» (депрессия)… Ну и где здесь любовь? Где «Нужно его чем-то удивить!», «Хочется его порадовать!», «Он будет смеяться, когда увидит меня в этой маске!», «Интересно, что он думает о…»? Любовь – это ненасыщаемый интерес, но не к несчастному ребенку внутри себя, а к счастливому ребенку внутри вашего возлюбленного.

Моя американская коллега психолог Линн Виссон постоянно повторяет: «Думайте не о том, что вам интересно в другом человеке, а о том, что интересно вашему партнеру в вас». Успех приходит к тому, кто умеет комбинировать интересы людей со своими интересами.

Желая предупредить разочарование, мужчины периодически отходят в сторону «покурить», чрезвычайно расстраивая своих избранниц. Мужчина больше, чем женщина, нуждается в «мерцании» отношений, чтобы они как бы были и как бы нет. Это позволяет мужчине сохранить чувство свободы и независимости. Гражданский брак – одна из форм «серьезных отношений понарошку». В качестве примера мужской изворотливости можно привести личные истории голливудских звезд.

«Одиноких мужчин не бывает. Есть пока неженатые. С точки зрения женщин, чтобы стать окончательно идеальным, мужчина должен жениться», – говорил кто-то из них. Но годы идут, и вместо стажа супружества мужчина, за которого пошли бы миллионы, вырабатывает философию безбрачия.

Вряд ли холостяк по своей психологии ценит в женщине личность. Даже лучшим из кандидаток приходится принимать правила игры, которые придумал или подсказал мужчина, в которого, увы, нельзя не влюбиться. Женщина часто влюбляется в будущее, которое прочит ей брак с мужчиной. А самого мужчину ей только предстоит познать…

Как оставить дверь открытой? Приемы управления отношениями

Опыт показывает, что вопрос о поддержании высокого качества отношений нужно ставить с самого начала. Для этого важно соблюдать несколько правил.

Правило первое. Первые свидания самые сладкие, но как бы ни хотелось снова побыстрее встретиться с возлюбленным, берите между свиданиями паузы в три-четыре дня. Это время не проходит впустую. Роль паузы велика не только в театральных постановках и музыкальных композициях, но и в отношениях. Созависимость формируется, если пара пережила продолжительный опыт полного слияния. Даже если объективные враги долго находятся под одной крышей, у них может развиться стокгольмский синдром – один из вариантов созависимых отношений. Не торопитесь закреплять отношения с мужчиной, которого вы пока не познали. Дайте возможность себе и ему раскрыться с лучшей стороны.

Правило второе. Физическая пауза не равносильна психологической паузе. Влюбленные, даже расставаясь, думают друг о друге, мысленно разговаривают, грезят о будущем, пытаются совладать со страхами, придумывают, чем бы удивить друг друга. Если ваши отношения не строятся по принципу «с глаз долой – из сердца вон», то, расставаясь, вы не прекращаете отношения, они продолжаются во внутреннем плане. Пауза между свиданиями дает возможность оценить, насколько вам дорог человек, поразмыслить над тем, что ему действительно интересно, выстроить психологические гипотезы о том, кого вы встретили, человек с какими чертами перед вами, подходит ли он вам, сможете ли вы с ним жить?

Правило третье. Тем более не стоит спешить с идеей жить вместе. Сколько раз я выслушивала истории о том, как преждевременное предложение со стороны женщины или мужчины жить вместе отпугивало, обескураживало, разочаровывало того, кто еще не успел влюбиться настолько, чтобы выдохнуть «да». Предложение жить вместе может восприниматься как давление на партнера, за которым скрывается нетерпение соединить с ним судьбу навсегда, жениться или выйти замуж как можно раньше. Очень жалко соскучившихся по заботе и теплу женщин, которые проводят по 14–16 часов на работе и за несколько лет такого труда устали настолько, что у них уже нет сил ждать, вкладываться в отношения, проверять чувства. Усталость накопилась, развился страх, что приз в виде заветного женского счастья достанется другой… Если вы объявите о своей готовности жить вместе раньше чем через 3–4 месяца, мужчине покажется, что вы слишком легкая добыча и на его месте мог оказаться любой.

Правило четвертое. Психологическую дистанцию обозначает и степень откровенности, с которой мы общаемся друг с другом. Когда мы встречаем близкого человека, в нас просыпается сама суть нашей личности, скрытая под временными напластованиями. Маленький ребенок со своими желаниями и надеждами тянется к свету новых отношений. Его бросили надолго в одиночестве и темноте, его успели обидеть, испугать, несправедливо наказать. Поэтому женщина в первые встречи, как только почувствует себя в безопасности, испытывает непреодолимое желание пожаловаться на своих обидчиков и поделиться своими страхами с возлюбленным. Далеко не все мужчины настолько мудры, чтобы с пониманием относиться к женским тревогам. Им было бы неплохо усвоить простое правило общения с женщиной – «утешай и хвали». Большинство неопытных мужчин шарахаются от женщины, которая предстает перед ними в своем несчастье. Они и так побаиваются женщин, сами скованы страхом ошибиться, готовы только к положительной обратной связи. Если женщина в ответ на старания мужчины доставить ей удовольствие, развлечь сообщает нечто негативное, у мужчины может возникнуть ощущение, что он – виновник ее тяжких переживаний, что он прямо или косвенно довел ее до тяжелого отчаяния. Более опытный мужчина может предположить, что женщина, взывая к жалости, пытается манипулировать им. Ни чувство вины, ни чувство подчинения женской воле не вдохновляют мужчин на продолжение отношений.

Правило пятое. Обратите внимание, как меняется ваше состояние в зависимости от того, рядом с вами мужчина или на расстоянии, в отъезде. Двигаться нужно в сторону мужчин, с которыми хорошо, тепло и весело, когда они рядом. Со многими мужчинами хорошо на расстоянии. Они прекрасны, но издалека, откуда доносятся только слова. Остальное дорисовывает богатое женское воображение. Иногда мне кажется, что женщины – заложницы своего воображения. Этим я объясняю тот удивительный факт, как быстро женщина находит свой идеал, особенно в такой бедной на информацию среде, как Интернет.

Правило шестое. И конечно, нужно научиться подниматься вместе с любимым по лестнице вверх. Нужно уметь оставаться недосягаемой, даже если он, кажется, уже совсем у цели. Ошибку совершают женщины, которые, стремясь сократить расстояние, разворачиваются и бегут навстречу мужчине, едва сдерживая возглас: «Да, я твоя!» Женщина, которая все время ускользает (то приближается, то удаляется), вызывает интерес и буквально оккупирует мозг мужчины. Мужчины – логики, когда им трудно объяснить поведение женщины логически, они включают правое полушарие. А оно отвечает не только за воображение, но и за чувства. Ошибку совершают женщины, которые стараются угодить мужчине. Так он совсем расслабится. Конечно, почему бы ему не воспользоваться вашей сервильностью? Но это не приводит к тому, что он возьмет на себя обязательства, в том числе обязательство жениться. Этим казусом объясняется тот странный факт, что любовь находят женщины, которые удовлетворяют свои потребности, живут своей жизнью (усыновляют детей, например), не оглядываясь на чувства мужчины. Мужчин это может вполне устраивать: женщина, которая сохраняет баланс, самообладание и чувство достоинства в самых сложных ситуациях, кажется богиней. От восторга перед такой свободной и сильной женщиной у мужчины буквально вырастают крылья. Женщина, которая дарует свободу мужчине, не забывается никогда.

Чувство вины привязывает нас навсегда к тому, кто на самом деле виноват

Часто женщины, ушедшие от мужей, чтобы избавиться от созависимых отношений, испытывают желание вернуться, повиниться, остаться навсегда со своим обидчиком. Желание такое сильное, что будь бывший обидчик рядом, женщина упала бы ему в ноги, рыдая, и молила о прощении. «Периодически мне снится один и тот же сон: мы уединились в дикой чаще подальше от людских глаз и бросились в объятия друг к другу. И это такое счастье, такое облегчение!» – рассказывает 33-летняя Анна, которую муж избивал и выгонял из дома. Психологический смысл этого сна понятен: он дает облегчение от накопившегося напряжения из-за чувства вины. Женщина, даже уйдя от мужа-обидчика, иногда возвращается, чтобы предложить ему дружбу, помощь, средства. Помимо мотивов благотворительности ею движут еще и мотивы психологической защиты, потому что жить с чувством вины означает добровольно обречь себя на ежедневное наказание, чтобы «искупить» грех. Кто бы ни был виноват в том, что совместная жизнь оказалась невозможной, общественная мораль и совесть направлены на женщину. Ее объявят виноватой и призовут к ответу.

«Включить» чувство вины у женщины очень просто, это переживание является базовым в психологии девочек наряду с чувством стыда, чувством обиды – пассивными переживаниями. У мальчиков психологическую базу составляют агрессия, страх, протест, отказ – активные чувства.

Чувство вины – это обращенный на себя гнев. Если девочка или взрослая женщина не может решиться отразить удар, не справляется с жесткими требованиями со стороны, гнев на родителя присваивается, вектор направляется внутрь, на себя. Я бы сказала, что чувство вины – это вариант травмы отвержения со стороны родителя, когда взрослый психологически или даже демонстративно отказывается от ребенка в наказание (за провинность, например) или просто потому, что у него дурное настроение: «Уходи, ты мне мешаешь!», «Моя дочка не может быть такой упрямой». Когда родитель отвергает радость, удивление, гнев, страхи ребенка, тот переживает сильнейшую обиду. В психике ребенка желания и одобрения расщепляются на две независимые сущности. Ребенок становится неуверенным в своих желаниях, а его общая самооценка, которая зависит от количества полученных извне одобрений, падает.

С приступами чувства вины, ностальгии по прочной, хотя и мучительной, привязанности придется разбираться. Особенность поведения зависимых личностей в том, что они стремятся увернуться от ответственности за свои поступки, за свою жизнь.

Женщине проще идти в фарватере психологически и физически более сильного мужчины. Это нормально. Все хорошо до той поры, пока мужчина не начинает требовать от женщины невозможного – полной покорности, подчинения свои интересам, отказа от своих планов, друзей, свободы, а за упрямство и ослушание начинает наказывать, дистанцируясь от нее.

Чувство вины парализует зависимого человека, потому что логика этого переживания предписывает наказание: виноват – будешь наказан. Угроза наказания – морального, публичного, астрального, физического – окрашивает перспективу отношений в трагические тона. Чувство вины деморализует, если наказание воспринимается как неизбежное и одновременно как несправедливое. Остается только ждать роковой развязки. Напряжение возрастает с каждым днем. Сознание ищет выхода – оправдания, помощи, уединения…

Попытки уединиться, добровольно отказаться от прелестей жизни, принести свои интересы в жертву – это часто способ опередить приговор, избрать самонаказание. Интересно, что, даже избавившись от своего обидчика (например, если он нашел себе другую жертву), женщина может вести скромный, полный труда и тревог образ жизни, как будто бережет свою способность повиноваться для следующего деспота. Такова сила привычки жить и чувствовать себя зависимой.

Если кто-то из родителей, отличаясь избыточной критичностью, контролем или жестокостью, обвинял и наказывал ребенка за малейшую провинность, если масштабы наказания были непосильны для детской психики, усиливали тревожность и стимулировали страхи, для взрослого человека уже малейшего намека может быть достаточно, чтобы включить программу «во всем виноват ты – и наказание неизбежно».

Дети, которые выросли в условиях психологического или физического насилия, иногда больше всего мечтают о покое. Активное общение с людьми, особенно незнакомыми, может повышать тревожность. Лучше уж держаться подальше от людей, которые слишком часто были источником боли и страдания. Отношения с мужчинами у зависимых женщин может строиться так же, как и отношения с родителями, – как откуп: сделать то, что он хочет, чтобы отстал, выполнить работу по дому или другие требования, лишь бы не подвергаться санкциям, лишь бы оставил в покое. А самой забиться в угол и тихо чем-то заняться – вязать очередную пару носков или чистить до изнеможения кастрюли на кухне.

Тревожных людей часто успокаивает рутинная работа, которой человек независимый, с яркими потребностями старался бы избежать. Это способ оправданного отстранения от решения психологических проблем, особенно если нет опыта и, следовательно, нет способа разрешить застарелый конфликт.

Идут годы, и люди приспосабливаются, даже привыкают к тюремному режиму, адаптируются к тяжелым болезням, инвалидности. «Люди переживают потерю близких людей, – рассуждает жертва, – а я все-таки еще жива». Стоит ли горевать по поводу потери своего Я? Низкая самооценка, низкая ценность жизни как таковой помогают смириться с рабством.

Жертва выбирает не-выход из отношений созависимости, потому что это трудно и страшно: еще неизвестно, что получишь взамен, зато понятно, что потеряешь, – человека, которому ты нужен. Выход из рабства – это побег, протест, борьба, сопротивление. Это открытый конфликт и личностное восхождение. Нет, ослабевшая, обескровленная жертва скорее предпочтет остаться в расчете на то, что все как-то само разрешится. Такова судьба.

Там, где нормальная женщина начнет отстаивать себя, жертва будет искать новые способы приспособиться и угодить обидчику, перебирая вариант за вариантом, как Золушка горох. Иногда за упрямым желанием добиться счастья ценой лишений и отказа от своего Я стоит представление о своей особой миссии, об особых возможностях и способностях. По этой причине даже женщины с психологическим образованием ведут себя как жертвы. Ведь она уверена, что от ее компетенций, усилий, ума, терпения и хитрости (!) зависит качество отношений. Должны пройти годы, чтобы она сказала: «Психология бессильна там, где хотя бы один из партнеров стремится подчинить своим интересам другого, где идет борьба за власть, а не любовь!»

Женщина пытается совладать с чувством вины. «Как мне избавиться от этого гнетущего чувства вины?» – спрашивают часто клиентки. Чувство вины всеобъемлющее, тотальное, оно захватывает сознание и парализует волю, поэтому его трудно осознать.

Движимая чувством вины женщина старается сама выбрать меру своего наказания или способ откупа. Кажется, что единственной привилегией жертвы остается выбор меры и формы наказания (самым безобидным считается рутина). Рабыня любви, зависимая женщина с таким энтузиазмом берется за отбывание повинности, что со временем уже и сама начинает верить, что это было ее добровольное посвящение. «Я это делаю для любимого. А чем еще должна заниматься жена, как не заботиться об интересах любимого?»

«Я стираю-убираю, весь дом на мне…» Это тоже вариант торга, попытка предъявить счет мужу и перебросить мячик «чувства вины» на его сторону. Особая старательность жены может раздражать мужа, который понимает, что им манипулируют, поскольку его долг растет как на дрожжах и не сегодня завтра счет будет предъявлен. Стараясь избежать суда, публичных обвинений (а он знает, что жена у него за спиной все равно жалуется и подругам, и родственникам на него), муж начинает вести себя агрессивно, чтобы устрашениями остановить супругу. Он не хочет, чтобы его территория контролировалась со стороны. Он настаивает на изоляции и закрытости границ семьи, лишая тем самым жену последней психологической поддержки.

Некоторые психологи считают, что чувство вины особенно присуще людям, чутким к справедливости, к поиску правды. Если человек по каким-то причинам нарушил принцип равенства, лежащий в основе большинства теорий справедливости, он испытывает чувство вины, а если близкий человек «отхватил» лишнее, отобрал что-то важное у него, то вместо чувства вины возникает чувство обиды. Вина и обида – два сообщающихся сосуда, качели; чем выше уровень выраженности одного чувства, тем ниже другой. Людям с такой чувствительностью к справедливости можно только посочувствовать – их переживания изменяются в нижнем регистре, счастье хрупко и мимолетно, а гармония в отношениях наступает редко.

Вы скажете, что так чувствуют себя все приличные люди. Уточним: так чувствуют себя дети. Взрослый человек оценивает качество и перспективы отношений, опираясь не на единственный поступок партнера или текущее состояние, настроение, а на среднее арифметическое – общее ощущение от взаимоотношений. Взрослый человек никогда не забудет то хорошее, уникальное, что уже произошло между ним и партнером. Это у детей короткая память. Взрослая опытная женщина становится мудрой, дальновидной, успокаивающей всех, а не будоражащей, взывающей к совести, упрекающей, вечно недовольной женой, которая в любом отклонении от ее плана видит угрозу семье, своему счастью.

Вызывать чувство вины у партнера, не забыв ни одного промаха, – значит манипулировать его эмоциями, держать в напряжении, от которого любой хотел бы избавиться как можно быстрее, а для этого он пойдет на любые уступки.

«Ты погубил мою жизнь!», «Ты доведешь меня до самоубийства!», «Ты совсем не думаешь о детях!» Несчастье, как и счастье, может быть результатом простого внушения.

У мужчин есть такое наблюдение: «Женщины никогда ничего не забывают. Женщины никогда никого не прощают!» Это одна из главных причин, почему мужья не просят прощения у жен – бесполезно! В мужском мире просят прощения, чтобы навсегда закрыть тему.

Как избавиться от чувства вины?

Первое. Проанализируйте, действительно ли вы виноваты в том, в чем вас обвиняют. Не разговаривайте на эти темы, испытывая раздражение к партнеру или оправдываясь. Обвиняющий подобен троллю, который стремится воспалить мозг собеседника, чтобы тот потерял контроль над собой и стал более уязвимым. Раздражение и возмущение послужат еще одним доказательством того, что обвинения попали в яблочко.

Второе. Если вы существуете в альтернативном режиме «чувство вины/чувство обиды», значит, вы заняли пассивную позицию в отношениях, позицию созерцания и оценки. Настоящее наслаждение от отношений получает тот, кто активно изучает партнера, его желания, реакции, фантазии и охотно делится своими. Если у человека нет выраженных мечтаний, он будет и в этом обвинять партнера: «Ты погубил мои мечты!», «Ты – самое большое разочарование в моей жизни!», «Да если бы не ты…»

Третье. Не обвиняйте партнера. Возможно, из чувства вины он сделает то, на чем вы настаиваете, но более счастливым и открытым по отношению к вам он не станет. Конечно, можно удержать партнера, обескровив и парализовав его, по принципу «так не доставайся же ты никому».

Четвертое. Перестаньте оправдываться, даже мысленно. Выпишите все оправдания и попробуйте выделить самое главное. Устранена ли причина вашего поступка? Или есть риск, что при сходных обстоятельствах вы поступите так же? Как бы вы поступили сейчас? Нужно быть готовым к тому, чтобы переписать историю. Ошибки уходят в прошлое после того, как мы их исправляем.

Пятое. Если вы решили попросить прощения у партнера, то не идите по пути долгих объяснений, почему вы это сделали. Мотивы проступков оставьте себе. Лучше скажите одним предложением, что вы просите прощения, потому что знаете, какую боль причинили. Вас мучит не абстрактное чувство несправедливости, вы говорите не для того, чтобы сохранить лицо, а потому что его боль – это ваша боль, так всегда было и так, скорее всего, будет навсегда.

Чувство вины чревато наказанием, и этот дамоклов меч висит у нас над головой до той поры, пока наказание не осуществится. Вот почему многие люди с глубочайшим чувством вины (переходящим в обиду за непонимание и нелюбовь со стороны партнера) избирают самонаказание. Иногда они отказываются навсегда от новых отношений, даже не осознавая глубокого внутреннего решения больше никогда никому не причинять боль и не доставлять неприятностей. Когда после неудачного брака женщина «впадает в безбрачие», причина этого не только в том, что ей не из кого выбрать, причиной может быть режим «наказания», в котором женщина находится из-за того, что ее гложет вина за разрушенный брак или отношения, которые могли бы закончиться браком. «Меня словно поставили на паузу, я точно застряла в возрасте разрыва с любимым человеком. Прошло пятнадцать лет, а я даже гардероб не могу сменить толком. Хожу по тем же улицам, на ту же работу и надеюсь что-то изменить. Может, я до сих пор не уверена, что поступила правильно, и надеюсь, что он сам вернется, просто однажды встретится мне по пути. Прерванное кино снова запустится? Иногда мне кажется, что я умерла в тот самый миг, когда мы расстались. Смерть – наказание за что-то…»

Лучший способ избавиться от наказания – отработать его. Обязательно нужно сделать две вещи: попросить кого-то о помощи и помочь кому-то. Просьба о помощи избавит от чувства обиды, от адской иллюзии, что вас обделила судьба. Вы увидите, как много людей готовы помогать именно вам. А ваша способность откликаться на призывы других, бескорыстное содействие избавит вас от чувства вины. Вы войдете в пространство бесконечных человеческих возможностей и отношений. Там – жизнь. А не каторга.

Амбивалентность эмоций мешает понять, любим или ненавидим мы человека. Бросаясь из одной крайности в другую, раскачивая маятник отношений от любви к ненависти, мы входим во все большее состояние резонанса с человеком, уйти от которого можно, только не испытывая сильных эмоций.

Случай. «Когда я ушла от мужа, который унижал и бил меня, ад не прекратился. Еще года два мне снился один и тот же сон: мы встречаемся в лесу, среди непроходимых зарослей, чтобы заняться любовью. Я испытывала высшее наслаждение именно во время таких снов. А утром просыпалась и не могла прийти в себя от ужаса: а если я его действительно встречу? От одной мысли у меня каменели ноги и плечи!»

Комментарий. Амбивалентность эмоций мешает нам найти продуктивные выходы. С одной стороны, жить с мучителем глупо, опасно – нужно уходить. С другой стороны, бросать человека в беде плохо, это традиционно расценивается как предательство – один из самых страшных грехов, после которого трудно жить со спокойной совестью. Но если все же остаться, то моральное порицание со стороны эмансипированных подруг последует неизбежно: не будет уважающая себя женщина позволять, чтобы ее унижали, изводили, поэтому нужно найти силы и уйти. То есть даже на уровне морали нет четкой подсказки: оставаться и терпеть, бороться, надеяться или уходить решительно, не оглядываясь, в дальнейшем полагаясь на свои силы?

Психика находит экстравагантные компромиссы: вдали от людских глаз (читай – социального контроля) вы все-таки встречаетесь с возлюбленным ненадолго, в неурочный час и в неурочном месте, чтобы слиться, коротко, ярко оторваться по полной. Так алкоголики пьют горькую жадно, втайне, в надежде, что никто не застукает.

Анализ таких случаев показывает, что главной причиной внутреннего дискомфорта в отношениях созависимости является детский страх наказания, социальных санкций. Созависимая женщина оценивает вероятность наказания как очень высокую. Это игра с заведомым проигрышем. В чем видит выход такая женщина? В том, чтобы смириться, привыкнуть к своему несчастью, преподносить его как тяжкий крест, который она несет, причем не только за себя, но и за остальных. Несчастная женщина обычно утешает себя тем, что страдание ее будет оценено, а окружающие ее будут жалеть. Моральные установки, сформированные в детстве, иногда являются единственным багажом, с которым женщина отправляется в сложную жизнь.

Чувство вины перед родителями или перед бывшими возлюбленными в значительной степени определяет мироощущение женщины, это чувство может исключить любовь из ее жизни. Например, опасаясь символического наказания со стороны социума, женщина будет подавлять в себе естественные желания, симпатии, если всем сердцем она потянется к тому, кого ни за что не одобрила бы ее группа. Такая девушка никогда не приведет в дом парня из чужой среды. В отличие от Джульетты, она не будет бороться за свою любовь.

Подавление – самый простой защитный механизм. Ты можешь осознавать симпатию к другому человеку, но при этом сразу принимаешь решение бороться с этим «плохим» чувством и уже наверняка знаешь, что «победишь» – уложишь на лопатки саму себя. Опасность использования такого жестокого механизма состоит в том, что, применив его, можно шаг за шагом убить в себе живые эмоции, озвереть, стать холодной и ядовитой. У истоков такой психологии лежит убеждение, что чувства испытывают только слабые люди, неудачники. Как раз наоборот: страх неудач и отличает неудачников. Эмоции нужно не подавлять, а изучать, прислушиваться к ним. Они – наши верные проводники по жизни.

Замещение является еще одним психологическим механизмом. Замещение человека, от которого мы находимся в зависимости, снимает психологическое напряжение, до известной степени уменьшает депрессию из-за потери объекта любви.

Вытеснение – это психологический механизм, обеспечивающий как бы забывание, стирание из памяти образа бывшего возлюбленного вплоть до того, что, встретив его снова в реальной жизни, женщина может его не узнать. Мужчины могут не поверить в то, что их так легко забывают. Но, во-первых, вовсе не легко, а во-вторых, это забывание не решает внутреннего конфликта – оно только откладывает его. Мужчины предпочитают изучить опасную ситуацию и держать ее под контролем. Они социально и физически более защищены, поэтому им не нужно прятаться, держаться за иллюзии, чтобы сохранить перспективу. Глубина внутреннего конфликта гораздо больше у женщины, которая чувствует сильнее, ярче. Мужчина быстрее становится эпицентром психики женщины. Для мужчины женщина – только мотив, в своем поведении он предпочитает оставаться более независимым. Пройдет время, и женщина может «вспомнить» всё, разрыдаться, испытать непреодолимое желание обнять любимого. А до этого она будет избегать любой информации о нем.

Отрицание – отказ признавать любые эмоции – более характерно для мужчин. Но и женщина, встретив человека, с которым у нее, кажется, нет никаких шансов, может делать вид, что не интересуется им ни с какой стороны.

Реактивное образование – психологический механизм, который тоже направлен на то, чтобы скрыть эмоции, но все-таки реагировать на объект, хотя и противоположным образом. Вместо «я влюблена» женщина скажет: «Какой-то он странный, мне такие не нравятся». Это такой способ внушить себе и другим нечто противоположное, чтобы обезопасить себя от публичного поражения.

Идентификация – психологический механизм, который состоит в том, что, стараясь избежать боли, мы прячемся за спины других людей или персонажей. Девушка смотрит кино и старается быть похожей и в своих чувствах, и в поступках, например, на Ким Бейсингер. Опасность таких заимствований в том, что можно потерять собственное лицо.

Рационализация – это попытка разумно объяснить свое поведение, а также поведение других людей. На поверку рационализация может оказаться демагогией, которая будет удалять тебя от цели, затуманивать историю любви. Герои Вуди Аллена только и делают, что рассуждают о вещах, с которыми они не справляются. В кино это выглядит смешно. В жизни это выглядит как неадекватность.

Прямой путь к свободе

Избавиться от созависимости нельзя, выпив таблетку или даже пройдя курс лечения. Популярный еще с 30-х годов прошлого века на Западе метод двенадцати шагов применяют к любой созависимости – от еды (булимия, анорексия), алкоголизма до сексоголизма, игромании. Лечение (а созависимость считается болезнью) проходит в группе людей со сходными проблемами. Признается, что человек не сможет сам справиться со своей бедой. Тренер тоже чаще всего имеет опыт преодоления созависимости. Завязавшие наркоманы, алкоголики, вырвавшиеся на свободу рабыни любви иногда тратят последующие годы на то, чтобы помочь другим. Лечение становится для них таким же значимым, как и болезнь. Поэтому иногда говорят, что от созависимости нельзя избавиться, но можно изменить объект пристрастия. Когда речь идет о любви, то привязанность к человеку, который не смог осчастливить тебя, способна заменить привязанность к группе людей, которые больше других понимают твои страдания.

1. «Мы признали свое бессилие перед своей зависимостью, признали, что наша жизнь стала неуправляемой».

2. «Мы пришли к убеждению, что только сила более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие».

3. «Мы приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимаем».

4. «Мы глубоко и бесстрашно исследовали себя с нравственной точки зрения».

5. «Мы признали перед Богом, собой или другим человеком истинную природу наших заблуждений».

6. «Мы полностью подготовились к тому, чтобы Бог избавил нас от всех этих дефектов характера».

7. «Мы смиренно просили Бога избавить нас от наших недостатков».

8. «Мы составили список всех, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием возместить им ущерб».

9. «Мы напрямую возместили ущерб тем людям, кому это было возможно, за исключением тех случаев, когда это могло навредить им или другим людям».

10. «Мы продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это».

11. «Путем молитв и размышлений мы старались улучшить свой осознанный контакт с Богом, как мы Его понимали, молясь лишь о знании Его Воли, которую нам надлежит исполнить, и даровании силы для этого».

12. «Достигнув духовного пробуждения в результате выполнения этих шагов, мы старались нести весть об этом другим [созависимым] и применять эти принципы во всех наших делах».

Психологический смысл постепенного (шаг за шагом) избавления от созависимости состоит в том, чтобы проанализировать свою личность, признать вину, пережить вместе со всеми агрессию, которую чувство вины вызывает, катарсис, попросить прощения у тех, кому пришлось доставить столько страданий… Но я не уверена, что методы выхода из алкогольной созависимости можно переносить на опыт гораздо более сложной психологической привязанности к другому человеку.

Сами «пострадавшие» успокаиваются, когда находят замену.

Метод лечения от созависимости вытекает из ее природы.

1. Поиск и анализ травмирующей ситуации из прошлого.

2. Наращивание самооценки, силы Я, эго и суперэго («Я могу», «Я должен»).

3. Тренировка таких социальных компетенций, которые помогали бы человеку в будущем фиксировать объективно конфликтую ситуацию, занимать продуктивную (активную, инициативную) позицию в конфликте, выдерживать неизбежное напряжение и тактические проигрыши.

4. Выход из созависимых отношений происходит через конфликт, потому что, как в преддверии революции, «низы уже не могут, а верхи еще не хотят». Зависимая личность осознает свое положение как проблему, оглядываясь назад, убеждается, что годы терпения прошли напрасно, никто не оценил жертву, никто не собирается менять положение дел, пора подниматься с колен, подавать голос, заявлять свои требования.

5. Преодолевая страх и привычки, выработанные в ходе приспособления к рабской жизни, двигаться к свету. Восстановление после любой продолжительной болезни происходит долго, с рецидивами, неестественно – много новых навыков придется приобрести.

6. Самый важный из навыков, пожалуй, говорить «нет». Зависимая личность старается подстроиться под других, живет иногда в режиме исполнения желаний других людей, заведомо соглашаясь на любой вид помощи и принимая все «клики» извне. Такая сервильность рассчитана на благодарность людей, импульс которой зависимая личность путает с проявлением любви. Так бывает, когда самую яркую реакцию у родителей вызывают только «трудовые подвиги» детей – хорошие оценки, помощь по дому или похвалы чужих людей, например учителей.

7. Построение самостоятельного проекта, выбор новой стратегии жизни. Такая существенная перемена требует перестройки отношений в окружении. Должен быть помощник, советник, который вывел бы из трясины, внушая уверенность в успехе. Должна быть мечта, которая откладывалась из-за того, что отношения созависимости мешали зависимой личности явить миру лучшие личностные задатки, реализовать заветные желания.

8. Всякому выходящему из тьмы нужна путеводная звезда или поводырь. Таким поводырем может быть новый друг, более опытный товарищ или подруга, которые с пониманием и сочувствием относились бы к положению зависимой личности, помогали бы словом и делом. Таким поводырем может быть психолог, который и сам когда-то преодолел психологическую зависимость.

9. Но и после того, как начнется новая жизнь, на что уйдет как минимум два года (новая жизнь в самой краткой ее версии (деторождении) занимает девять месяцев, а здесь речь идет о перерождении личности), иногда происходят срывы, когда зависимые личности возвращаются к своим мучителям. Жертве может показаться, что только ее мучитель и любил по-настоящему, только он и нуждается в ней…

Рабыня любви спасается не от рабства, а от любви. Защита от любви

Сколько бы женщина ни говорила о жертве во имя любви, настоящей свободной и радостной привязанности она предпочла жалость и покорность, рабство. А рабство – это психологическая смерть, медленная и мучительная. Общение с зависимыми людьми не доставляет удовольствия. В нем нет ни радости, ни открытости. Напротив, зависимый человек общается осторожно, как бы прощупывая почву, внимательно следит за реакциями собеседника.

Женщины, которые попадают в любовную зависимость, стараются не столько добиваться победы, сколько избегать неудач. Они предпочитают завидовать подругам, активно развивающим отношения, чем следовать их примеру и неизбежно ошибаться. Ведь в отношениях, как и в любой сложной активности, довольно невысокий КПД. Далеко не все вклады оправдываются, зато по дороге – много неожиданных поворотов и приятных сюрпризов, которые возлюбленные воспринимают как подарки, манну небесную. Как только ты выберешь путь любви, на тебя посыплются подарки, как из рога изобилия. Те, кто боится проиграть, могут жить и даже не догадываться, где оно, счастье.

У женщины, которая выбрала путь избегания неудач, за плечами много незавершенных сценариев. Она все время что-то начинает – учиться, работать, но заканчивает, прежде чем придется сдавать выпускной экзамен, защищать диплом, когда нужно будет явить свое мастерство миру. Ужас от того, что она станет объектом критики, мобилизует ее мозг на поиски роковых причин, по которым ей удастся избежать возможного проигрыша. Один из приемов – «перевести стрелки» на потенциального обидчика, воскликнуть: «А судьи кто?», немедленно найти и указать на отрицательные стороны «судей»: низкая квалификация, недобросовестность, алчность, глупость, продажность. Так поступают дети, которые торопятся наябедничать на взрослых (например, маме – на няню, бабушке – на папу), чтобы снять с себя вину за проступки. На языке психологии это самый слабый локус контроля, когда причину неприятностей видят в другом человеке. Средний локус контроля – когда видят неприятности в объективных обстоятельствах (погоде, неудачном стечении событий и т. п.). Человек с сильным локусом контроля будет оценивать себя и свои действия с точки зрения успешности, то есть искать в себе и причину удач, и причину промахов.

Но тот, кто жаждет только успеха, не готов к поражениям. Такая девушка еще не открыла принципы «победитель умеет проигрывать», «удача любит подготовленных», «за одного битого двух небитых дают». Провалы заложены в образ мира настоящего победителя, который делает выводы из промахов и двигается вперед, полагаясь на свои силы.

Не-победитель довольствуется короткими сюжетами, репутацией факира на час. «Пусть это будет короткая, но яркая страсть, которая запомнится на всю жизнь!» вместо: «Пусть это будут трудные, неровные, но глубокие отношения, которые изменят мою жизнь, наполнят ее смыслом».

Для формирования психологии не-победительницы нужно, чтобы в детстве девочку мотивировали на успех, чтобы была гипермотивация со стороны родителей. Так бывает, если в семье один ребенок; на него все надежды, вокруг него сосредоточены тревоги всех взрослых. Если в истории семьи был прорыв, кто-то стал знаменитым или, напротив, случился неслыханный провал у человека, который подавал надежды, то эта биография может стать главным мифом семьи, в рамках которого воспитываются дети. Мотивы гиперкомпенсации также могут сработать, если ребенок воспитывался дедушкой и бабушкой, которые критически относились к жизни родителей. Нуждающийся в любви, но неуверенный в себе ребенок может многократно заходить на старт, но опыт нелюбви, отвержения со стороны родителей будет являться каждый раз как в дурном сне, вызывая желание бежать. Избегание неудач – не что иное, как бегство от победы. Сколько ни помогай, сколько ни вкладывай в такого ребенка, он вывернется в последний момент и придумает, как отказаться от того, чтобы хотя бы дойти до финиша.

Прямолинейность и честность – вот приемы, против которых родителям трудно устоять. Ребенок за 10–12 лет жизни уже достаточно изучил родителей и понял, как великолепно работает родительское чувство вины. Ребенок может не понимать, что вы так стараетесь вложить в него все самое лучшее, потому что до сих пор сами по-детски хотите доказать своим родителям, что заботитесь о своем ребенке лучше, чем они о вас. Родители часто от всего сердца пытаются дать ребенку то, что недополучили сами. Но получив в избытке любви, мы можем не ценить именно это самое главное чувство. Задаривая игрушками, оберегая фантазии и пестуя желания детей, мы недооцениваем искренние проявления чувств (включая родительский гнев, отчаяние, печаль, тревогу), которые сообщают ребенку, как он на самом деле дорог всем и любим.

Те части психики, которые не получают достаточной любви, атрофируются, как будто они парализованы. Как только ты запретишь себе любить после неудачного опыта, твои «органы любви» начинают терять эластичность и гибкость. Это происходит постепенно, ты можешь и не заметить, как превратишься не только в ханжу, но и в дикарку. Если даже Бог пошлет тебе любовь, ты будешь изо всех сил сопротивляться и буквально удирать от того, кто готов наполнить счастьем твою жизнь.

В этом и проявляется особенность людей, травмированных нелюбовью: большинство из них отказываются бросаться в водоворот чувств, вырвавшись на свободу.

Конечно, в рассуждениях и разговорах с подругами такие женщины не исключают, что и у них когда-то будут нормальные отношения. Но годы идут, а рядом никто не задерживается. Так, какие-то эпизоды, исключающие всякую перспективу «грядущего закабаления». Несмотря на убеждение, что все женщины хотят замуж, такие женщины если и хотят замуж, то в тайном желании взять реванш за прошлую неудачу. Для человека проигравшего принципиально вначале закрыть эту тему, восстановить самооценку. Но в этом и ошибка.

Отношения с людьми не строятся линейно. Одна история любви не вытекает из другой. Но женская способность связывать самые разные события и людей подсказывает, что ключ к новой двери уже звенит в кармане и уж на этот раз, открыв дверь, женщина не ошибется. Мы мучаем друг друга прошлыми историями. Травмированная женщина мучает мужчин своими кошмарами. Она может испытывать облегчение, в очередной раз «разоблачив» коварного соблазнителя.

Целостность натуры женщины требует, чтобы жизнь подчинялась единой логике. Если ты принадлежишь к той категории женщин, которые всю жизнь проживают одну и ту же историю любви, ты будешь выискивать в облике возлюбленного существенные черты своего единственного. Ты не сможешь даже себе признаться, что скучаешь по тому, кто доставил тебе столько боли, что именно ему ты хотела бы рассказать, как долго тебе было страшно и больно, что ты пыталась его простить, но так и не нашла ответа на проклятый вопрос, почему он так поступил, почему бросил тебя в самый неподходящий момент.

Именно с этим вопросом приходят к психологу обиженные женщины. Очень часто выясняется, что решение уйти приняла сама девушка, она бросила партнера, когда уже, кажется, ничего не оставалось. Действительно, многие мужчины предпочитают представить женщине возможность проявлять инициативу и подталкивают ее к уходу, не в силах сами «рвать по живому». Таких неуверенных в себе мужчин легко удержать.

Что касается «самого неподходящего момента» – разве есть подходящие моменты? Я уверена, что мужчина, который понимает, что вместе вам не жить, выбирает этот момент, тянет время, чтобы приучить тебя к дистанции, к тому, что он не рядом. Он старается не говорить лишних слов, не давать обещаний, он надеется, что ты отвыкнешь. И вместе с тем понимает, что каждый раз отталкивая, но не бросая тебя, он только укрепляет привязанность. Человечество придумало множество способов, как мужчина и женщина могут заинтриговать друг друга, но расставание, если только оно не произошло в начале отношений, всегда болезненно. А как бы ты бросила партнера? Какие слова сказала бы, чтобы он остался свободным и довольным?

Самолюбие – враг любви. Запасная женщина-королева

Самолюбивые женщины чаще страдают от невозможности создать нормальные отношения после того, как им не удалось создать прочный брачный союз.

В партнеры они выбирают мужчин, которые бы утешили их самолюбие, – статусных, амбициозных, красивых, состоятельных, то есть самых лучших. Это само по себе снижает вероятность попадания женщины в фаворитки судьбы. Но если ты уверена, что рождена быть первой, лучшей среди лучших, идеальной женщиной, не удивляйся… Кто борется за самолюбие, тому и жить с этим самолюбием.

Достигнув цели, повергнув мужчину, самолюбивая девушка теряет к нему интерес, как и самолюбивый мужчина теряет интерес к девушке. В характере самолюбивых женщин много мужского. Закаленные в конкуренции с другими женщинами, они используют широкий арсенал средств для достижения цели. Если повезет, то идеальным партнером для самолюбивой женщины окажется или мужчина-помощник, мужчина-оруженосец, или такой же самолюбивый мужчина, который использует женщину как инструмент для достижения своих целей.

Самолюбивая женщина идеализирует себя. Она действительно многого достигла и готова делиться, но то, что она внутренне презирает слабых, отталкивает от нее тех, кто мог бы помочь развить в ней чувствительность. Как раз чувствительность, зависимость от других людей самолюбивая женщина считает основной слабостью, коря себя за то, что допустила промах и вот теперь наказана. Яростно борясь с любой формой зависимости от мужчины, самолюбивая женщина расставляет себе капканы. Она и есть кандидат на непреодолимые отношения созависимости. Советую пересмотреть фильм «Клеопатра» с Элизабет Тейлор, которую и в жизни связывали роковые отношения созависимости с Ричардом Бертоном, гениально сыгравшим возлюбленного и отца ребенка Клеопатры – Цезаря.

Самолюбивая женщина плохо осознает свои проблемы и никому из друзей и знакомых не дает говорить о своих недостатках. Это главное условие дружбы с ней. Поэтому она может до последнего, пока не обессилит, даже не догадываться о том, что ведет себя слишком агрессивно, чтобы привлекать и удерживать подходящих мужчин. Можно сказать, что самолюбивая женщина скрывает от себя мужское начало, игнорирует мужчину, который стоит у нее за спиной.

Она считает, что найти и соблазнить мужчину легко. Но внимание нужно уделять только самым достойным и признанным. Поэтому ее выбор целенаправлен и ограничен. В силу своего положения или рода деятельности она постоянно встречает таких мужчин, но ей удается поддерживать с ними только такие отношения, которые не перейдут в брак. Чтобы не чувствовать себя абсолютно одинокой, она пытается сохранить дружеские отношения с мужчинами, которые подошли бы, как она считает, на роль мужчины ее мечты, займись они своим совершенствованием, или навсегда рвет с ними отношения, оставив за собой право решать судьбу этих отношений.

Любой мужчина, с которым она встречается, оценивается с точки зрения перспективы продолжительных отношений. Но критерии оценки, которые использует женщина по отношению к мужчинам, высоки. Более того, они касаются разнообразных сфер. Запасная женщина оценивает успешность, уровень интеллекта, внешние данные, галантность, отсутствие материальных проблем, сексуальные аппетиты, наличие детей от предыдущего брака… Как только мужчина, который, кстати, может и не подозревать о том, что его так тщательно тестируют, выдерживает один экзамен, ему мысленно предлагают следующий. И так до тех пор, пока запасная женщина-королева не нащупает его слабое место. Стоит ли говорить, настолько опасна такая женщина, которая возомнила себя королевой, сверхличностью и требует все новых и новых жертв? Она опасна для здоровья и жизни мужчин, которых встречает. Но тот, кто встречал такую одержимую победами личность, знает, как трудно вырваться из ее железных тисков.

После того как повод низвергнуть и бросить мужчину найден, запасная женщина-королева успокаивается и теряет интерес к мужчине. Потеря интереса может проходить на разных этапах: после совместного проведения семинара, после похода в ресторан, после секса. Как правило, такое резкое охлаждение наступает неожиданно для мужчины.

После очарования и признания в любви начинается обесценивание. Скепсис, ирония, насмешка предохраняют от перегорания, а подобные меры предпринимают только натуры страстные и отчаянные.

Одно из объяснений требовательного отношения к своим избранникам состоит в том, что такие женщины и к себе предъявляют высокие требования. Они считают, что просто следуют разумному сценарию паритетности в отношениях. «Я хочу строить отношения на равных», «Я хочу, чтобы он признавал за мной право быть успешной», «Я хочу, чтобы мы вместе работали», «Я хочу доказать ему, что могу серьезно улучшить его бизнес», «Я хочу, чтобы он был достоин меня». Но это только рационализация. Мы говорим об устойчивом синдроме запасной женщины, поскольку даже тогда, когда женщина решает поменять тактику и стать более ведомой и благодарной, ей это удается редко и ненадолго. Чаще всего она просто не выдерживает такого прогибания под мужчину, «унижения», «недооценки ее значения».

Запасная женщина-королева ищет в отношениях не любви, а признания. Но признание – обратная сторона страха унижения, когда влюбленную девочку отвергает сильный мужчина. Она не может пожаловаться на свою беззащитность, чтобы не показаться слабой и не стать еще более уязвимой. Если задаться вопросом, что для нее признание, то это власть над мужчиной – полная, безоговорочная, абсолютная. Она должна быть если не единственной, то последней женщиной в его жизни.

Но добившись признания, она абсолютно теряет интерес к партнеру, внутренне готовясь к встрече со следующим. Мужчина рассматривается как трофей вроде дичи, которую охотники вешают на пояс, чтобы продолжить отстрел лучших особей. Падаль не интересует охотника. Охотятся за движущимися мишенями.

Настоящей причиной синдрома запасной женщины-королевы является скрытая соревновательность с мужчинами. Причины кроются в детстве – в противостоянии кому-то из мужчин семьи (отцу, брату, дяде), которое оказалось значимым для девочки. В этом состязании она не могла выиграть. Но знаете, как выживают маленькие жертвы? Они лелеют надежду, что вырастут и отомстят за насилие, за обиды.

Существует психоаналитическая теория А. Адлера, согласно которой основным мотивом развития выдающихся личностей является гиперкомпенсация. Травма, неудача, обычное невезение могут послужить поводом для мобилизации личности и прорыва в будущем. Самолюбивые женщины – это когда-то раненые девочки. Они тренируются, готовятся явить миру всю свою мощь.

Сегодня соревновательные отношения между мужчиной и женщиной настолько активно поддерживаются и культивируются обществом, что лучшей почвы для расцвета запасной женщины-королевы, кажется, еще не было никогда. Мы сплошь и рядом видим красивых, успешных, конкурентоспособных женщин, которым не удается занять подобающее место в семье.

Время после разрыва она переживает как время своего тайного триумфа, охотно делясь с подругами деталями, ожидая и от них тоже признания силы ее характера и воли. И конечно, у нее уже готова целая теория, согласно которой жить с «этим человеком» было бы «все равно невозможно». В ответ на это она хочет услышать, что «он тебя не достоин, твой лучший мужчина еще впереди». Условно говоря, бросая мужчину, женщина становится победителем, получает признание и укрепляет свою репутацию сильной и честной личности. Печально, но именно способность бросить мужчину обрекает ее на одиночество.

Запасная женщина-королева может догадываться, что большинство тех мужчин, с которыми у нее стали завязываться отношения, вряд ли стали бы развивать их. Она просто ошеломила их. Обычно женщины ведут себя пассивно. Кто-то из мужчин женат, кто-то дорожит своей независимостью не меньше, чем она сама, кто-то младше или, напротив, намного старше ее. Но этот прием – уходить внезапно и на самых ранних этапах отношений – спасает ее от обнаружения печальной правды: она никому по-настоящему не интересна. Она предпочитает думать, что просто ей еще не встретился достойный.

Выбирая заведомо (подсознательно) недоступных и неподходящих мужчин, запасная женщина-королева гарантирует себе триумф победительницы в схватке с мужчиной, применяя очень простой прием – прерывание отношений навсегда. Даже когда ей очень нравится мужчина, она готова отказаться от серьезных отношений с ним, если считает, что он ниже статусом и не ровня ей, не пара.

Спустя годы запасная женщина-королева обнаруживает, что всю свою жизнь она была «почти у цели», но что-то внутри ее самой помешало ей стать настоящей королевой.

Исторические прототипы запасной женщины-королевы – Клеопатра, Юдифь, Саломея.

В свое время феномен, подобный синдрому запасной женщины-королевы, был описан как комплекс Клеопатры. В равной мере его можно было бы назвать комплексом Юдифи. Египетская царица убивала своих любовников после ночи любви. Юдифь, Саломея тоже испытали торжество после убийства мужчины.

«Жизнь за ночь со мной!» – таково было требование несравненных царственных особ. Они считали, что ни один мужчина, даже лучший из лучших, не достоин их. Власть над мужчинами выше мужчины.

Клеопатра – самая известная египетская царица, своим нравом и властными амбициями привлекла внимание историков и писателей. Ее имя стало легендой, а жизнь породила мифы, которые через литературу и кино остаются популярными до сих пор.

Клеопатра была не просто любимой дочерью царя Птолемея XII Авлета, но и наследницей короны. Она занималась самообразованием, чтобы быть достойной царской короны. Благо для этого у нее была масса возможностей. Правда, у Птолемея были и другие дети. Одна из дочерей, тоже Клеопатра, умерла за несколько лет до своей возможной коронации, строптивую Беренику, вступившую в заговор против отца, пришлось казнить. С казнью Береники у Клеопатры не осталось конкуренток, кроме последней сестренки Арсинои. Та заметно проигрывала Клеопатре в уме, но не в амбициях. Насчет Арсинои у Клеопатры не было сомнений: она готова была всадить ей нож в спину, лишь бы взойти на трон. Что же до братьев, то Клеопатра не принимала их в расчет: Дионису было десять, а Неотеросу – девять лет. Отец же, за свою любовь к игре на флейте презрительно прозванный в народе Авлетом («флейтист»), переживал не лучшие времена. Казна была пуста, он задолжал римским менялам и даже был вынужден продать важнейший пост казначея римскому ростовщику. На правах любимой дочери Клеопатра проявляла интерес к государственным делам, помогая отцу считать долги, принимать послов и чинить расправы над негодными подданными египтянами, которые постоянно бунтовали, недовольные тем, что у себя же на родине оказались в самом низшем сословии – даже ниже персов и евреев. Однажды в Александрии вспыхнуло такое восстание, что царю Авлету пришлось спасаться бегством из страны под защиту римских легионов. Судьба Клеопатры висела на волоске: при дворе хватало претендентов на корону. Спас Авлета и вернул ему трон молодой командующий римским легионом Марк Антоний. Он станет возлюбленным царицы Клеопатры, о них сложат легенды, но пока Антоний не подозревал о существовании Клеопатры и потребовал, чтобы Авлет за спасение выплатил Риму огромную по тем временам сумму в десять талантов, которых у царя не было. Что до Клеопатры, то она мало думала о любви, больше о короне – маленьком золотом обруче с литой змейкой.

В царицы Клеопатра готовилась основательно: читала философов и летописи войн. Больше всего ее занимали иностранные книги. Клеопатра также учила языки. Когда пришла пора вести переговоры с послами и царями, она уже знала десять языков, в том числе презираемый арабский. Прежде никому из Птолемеев в голову бы не пришло говорить на языке черни! По Александрии пошла молва про принцессу, которая знает арабский. Ей повезло с библиотекой – самой большой на свете, в семьсот тысяч книг. Египет владел абсолютной монополией на изготовление папируса, и все книги, какие только существовали в мире, были собраны тут – в Александрийской библиотеке. Библиотека сгорит во время так называемой Александрийской войны, ознаменовав грандиозным пожарищем окончание мирной теоретической подготовки царицы и ее переход к беспощадной военно-политической практике.

Однако в истории Клеопатра осталась не благодаря своим военно-политическим демаршам. Добрые обыватели знали Клеопатру как величайшую распутницу. Такой репутацией Клеопатра обязана богобоязненным историкам христианского периода. До введения христианства женщины пользовались практически равными сексуальными правами с мужчинами. Но именно женщины не оказались в стороне при распространении христианства, уничтожившего как любвеобильных античных богов, так и личное право женщин на самоопределение. Возможно, все так и происходило, как пишет Пушкин в «Египетских ночах», и после ночи любви царица Клеопатра, верховная жрица богини Изиды, покровительницы любви и сексуальных наслаждений, действительно казнила своих любовников. Так требовал культ богини Изиды. При всей свободе взглядов на сексуальную жизнь в те времена, Клеопатру еще при жизни считали распутницей как в Греции, так и в Риме. Дело в политике. Греческим патриотам не нравилось, что своих любовников Клеопатра находит исключительно в Риме – какое предательство! Римский же плебс невзлюбил царицу за то, что самозванка родила сына от самого Гая Юлия Цезаря и посмела назвать его Цезарионом. У Цезаря не было наследников, а значит, египетский выродок мог стать следующим правителем Рима. Когда же Цезаря закололи заговорщики, Клеопатру возненавидели еще больше: она заманила в свою постель преемника Цезаря Марка Антония, и тот подарил ей завоеванные Римом царства. Ненависть толпы к Клеопатре помогла Октавиану уничтожить своего единственного соперника Антония, стать единоличным правителем и теперь уже навсегда заткнуть рот римской голытьбе.

Славу и власть Клеопатре обеспечили три любовника – все могущественные политические деятели Рима: Гней Помпей, прозванный Великим, его соперник в борьбе за власть Гай Юлий Цезарь и преемник Цезаря Марк Антоний. Но, как ни странно это звучит, Клеопатра не выбирала любовников, судьба вообще не предоставляла ей выбора, кроме одного – между жизнью и смертью. Похоже, что Клеопатра любила риск и была готова к играм и интригам, понимая, что в этом, а также в умении договориться и заморочить голову кому угодно (а если надо – и соблазнить), у нее преимущество перед правителями-мужчинами. Смерть всегда, словно траурный шлейф, какой бы обворожительный наряд ни надела Клеопатра, тянулась за ней по пятам. После пышных похорон царя Авлета по его завещанию Клеопатра стала женой малолетнего брата Диониса, который был объявлен царем Птолемеем XIII, а она – царицей Египта Клеопатрой VII. Вся жизнь Клеопатры прошла в борьбе за власть. Мужчина был только инструментом в ее руках. Чем более высокий статус он мог занять, тем больше власти он мог ей дать.

Соперничество с мужчинами и переживания, связанные с женскими победами и проигрышами, как мы видим, имеют давнюю историю. Христианство отказало женщине в ее свободе и праве занимать столь же достойное место, как и мужчина. Если обобщить, то большинству женщин мира, будь они трижды замужем, знакомо это чувство подавленности и переживание несправедливости от того, что она продолжает оставаться вторым номером – по отношению к мужчине, по отношению к сопернице, которая может занять ее место в случае ухудшений отношений с мужем. Большинство женщин живут в условиях трудного внутреннего компромисса, пытаясь смириться с тем, что у них есть, а не с тем, что должно быть.

Несчастная женщина. Быть несчастной, страдать – одна из разновидностей самолюбия, которое мешает установить нормальные, развивающиеся отношения. Если ты чувствуешь себя обиженной, недооцененной, подавленной и гордишься тем, что несешь свой крест с достоинством уже довольно долго, подумай, не попала ли ты в категорию женщин, которых называют несчастными. Что бы ни происходило в жизни такой женщины, она все равно будет чувствовать себя обделенной. В отличие от самолюбивой женщины, у нее не только низкая самооценка, но и низкий уровень притязаний. Ни та ни другая никогда не бывают довольны, даже если им встречается хороший человек, о котором подруги говорят: «Ну, чего тебе еще нужно? Такой мужчина! Тебе не угодишь!» Несчастная женщина в глубине души желает не того, чтобы ее страдания прекратились, она хочет признания, высокой оценки людей. Как правило, у несчастной женщины хорошая репутация. Ей сочувствуют и помогают. Самолюбивых пассионарных агрессивных женщин, напротив, не любят в женском сообществе. Женщины не заинтересованы в том, чтобы появилась фаворитка в мужском сообществе. Тут будут действовать законы женской конкуренции. Несчастная женщина и самолюбивая женщина – вот настоящие, но скрытые конкурентки. Несчастная женщина никогда не заявит о своих претензиях открыто и прямо. Она будет ждать своего часа…

Ожидание – это основной способ жизни несчастной женщины. Она ведет себя пассивно, по принципу «что судьба пошлет». Если самолюбивая женщина активно, на мужской лад, ищет своего мужчину, то несчастная женщина просто ждет. Если самолюбивая женщина расспрашивает мужчину о его намерениях, семейной ситуации, прошлой жизни, то пассивная готова довольствоваться уже тем, что ей уделяют внимание. Она готова шагнуть навстречу малознакомому человеку из благодарности. Он спасает ее из плена скуки и одиночества. Даже если несчастная женщина замечает, что у мужчины есть пороки, она не отвергнет его ухаживания. Всю свою жизнь она готова потратить на то, чтобы сделать из него человека.

Наших девочек так рано начинают готовить к несчастной жизни, что когда они вырастают и попадают в более или менее благоприятную среду, то испытывают нечто вроде ностальгии по прошлой напряженной жизни. Твоя любовь с первого взгляда может быть только реакцией радостного узнавания давно забытой беды.

Отсутствие авторитетов. После впечатляющего примера Клеопатры стоит указать на некоторые следствия женского самолюбия, которые мешают устанавливать отношения близости с мужчинами. К таким следствиям относится игнорирование авторитетов, причем авторитетов заслуженных. Самолюбивая женщина старательно не замечает тех, кто мог бы ей помочь. Мать и подруга, желая помочь, напрасно отправляют ее к психологу – она не пойдет, потому что ничего не хочет менять в своей жизни по подсказке извне. Она будет демонстрировать скептическое отношение к начальнику, если тот не признает ее исключительности. Среди учителей и коллег тоже не найдется достойных.

Но примечательно, что когда она выиграет приз, получит заслуженное признание, овации, внимание, то и тогда самолюбивая женщина может выкинуть финт: отказаться, не явиться на церемонию вручения. Потому что никто и никогда не может вынести оценку ей. Ни с кем ее нельзя сравнивать. Она несравненна.

Дружат такие девушки со своими противоположностями: подобострастными, помогающими, покорными людьми, не способными к критике. Подруги и друзья будут восхищаться и преклоняться, подпитывая самолюбие девушки. Ей нужны поклонники, а не друзья, но она мало об этом думает.

Недоверие мешает самолюбивым людям увеличивать число поклонников, остаются только самые верные, непритязательные или связанные с ней родственными отношениями. Например, роль такой пожизненной поклонницы может играть сестра или мама. Удовлетворяя свое самолюбие, девушка удовлетворяет и самолюбие своей семьи.

Самолюбивая девушка часто растет как замена недостающего в семье мужчины или как замена слабого отца, который не удовлетворяет женское самолюбие жены. Один мощный трофей у такой жены уже есть. Но таким трофеем может быть и сильный деспотичный отец, от которого она ушла, а значит, она его повергла, победила.

Игнорирование авторитета оставляет вне социальных шкал и оценок и позволяет годами пребывать в иллюзии, что «я выше всего этого», «я не хочу тратить время на ерунду», «у нас никто и нигде не может работать как следует», «я не хочу размениваться по мелочам».

Самолюбивая девушка не хочет ввязываться в игры, которые не гарантируют ей триумфальной победы. Отрицание авторитетов предохраняет ее даже от символического проигрыша. Вместе с авторитетами она не признает и их достижения. Она тешит свое самолюбие уверенностью, что придет время и тогда она, именно она явит настоящий шедевр, настоящий успех. И тогда все узнают, кто на самом деле королева. Пока ты молода, можно жить надеждой, что настоящий поворот судьбы еще впереди!

Качествами, игнорируемыми самолюбивой девушкой, могут быть красота, доброта, щедрость, хозяйственность, жертвенность. Она пренебрегает ими и теми людьми, которые ценят в женщинах именно их. Поэтому самолюбивые люди часто в душе мизантропы. Помогать, поддерживать, покровительствовать они будут своим поклонникам и верным слугам.

Если судьба улыбнется кому-то более удачливому или талантливому, самолюбивая девушка будет переживать, иногда мучительно, но виду не подаст. В тайных мыслях она будет искать способ, как устранить победительницу, обесценить ее достижение. Но и об этом окружающие могут не догадываться.

В том-то и дело, что та девушка, которая защищается от любви, сходным образом защищается и от успехов. Она их боится. То есть она боится проиграть, и каждый раз, когда до заветного приза остается рукой подать, она нечто предпринимает, чтобы теория о ее невезении подтвердилась. Как будто ее кто-то заколдовал, сглазил.

Избегание становится второй натурой такой девушки. Особенно если кто-то возьмется активно помогать ей, подталкивать. Разочарование ждет помощника: протеже соглашается на помощь по принципу «ну ничего, соглашусь, а потом что-то придумаю, в крайнем случае сбегу или заболею». Помните, в гоголевской «Женитьбе» жених сбежал через окно, когда нужно было ехать в церковь, и ведь без каких-либо объективных причин – даже придумывать ничего не стал. Инстинкт избегания лежит в основе мировоззрения многих холостяков, которые утешают себя мыслью: «Стоит мне только захотеть…»

Одиночество и изоляция позволяют не замечать, что жизнь не вписывается в наши представления. Но они же лишают нас возможности радостного общения с другими людьми. Можно много раз представлять свое восшествие на пьедестал, но то, что очевидно для тебя самой, то, с чем ты выросла и живешь годами, могут так и не узнать другие.

Жалость – вот что унижает самолюбивую девушку. Критика – вот что непереносимо. Все виды оценки, сравнения, помощи бросают тень на ее безупречность. Ей легче бросить все и бежать, чем смириться с обыденностью жизни. Она борется с теми, кто мешает ей пребывать во внутреннем величии. Не только любой авторитет, но и любое авторитетное мнение недопустимо. Она выслушает его из прагматических соображений, снизойдет, но поступит по-своему.

Зачем нужны авторитеты? Не для того, чтобы унижать, ставить на место, читать морали… Авторитет – это человек, на стороне которого опыт и мастерство. Он нужен, чтобы предупредить ошибки.

Когда ты сама станешь авторитетом, тогда почувствуешь потребность в признании и поддержке. Какой бы независимой ты ни казалась, как бы ни стремилась оградить себя от несчастий, сведя к минимуму риск опасной привязанности, признай: ты нуждаешься в уважении и принадлежности к группе, например, таких же авторитетных, реализовавшихся людей, которые многократно усилят твои возможности.

За игнорированием авторитетов часто скрывается избегание собственных неудач и ответственности. Потому что любой авторитет вынужден принимать решения и брать ответственность не только за свою жизнь, но и за жизни других людей.

Традиционные отношения предполагают, что два человека находятся в сильных созависимых отношениях

Существуют приемы ухаживания, направленные на то, чтобы сформировать такие сильные созависимые отношения, из которых не выбраться. Если мужчине нравится женщина, он заинтересован в том, чтобы удержать ее; он начинает игры и манипуляции, чтобы опутать ее запретами, страхами, затуманить ее ум своей любовью, лишить инициативы. Не зря женщины жалуются, что любовь иногда напоминает гипноз: разум может подсказывать, что ничего хорошего из этой связи не выйдет, но воля парализована, как будто тебя подменили.

Игра в прятки: возлюбленный исчезает на время, иногда без всякого объяснения, а потом радостно появляется, как будто соскучившись. За это время ты и сама измучишься в догадках: где он, не бросил ли (это было бы ужасно).

Игра в дистанцию: парень то охладевает, то воспламеняется, не поймешь, как он к тебе относится. Мужчины вообще часто демонстрируют независимость, потому что свобода и маневренность важнее привязанности.

Любые высказывания, которые направлены на снижение самооценки женщины: «Не такая уж ты и красивая, как мне показалось вначале», «Глупенькая, какая же ты у меня глупенькая, любая другая на твоем месте сообразила бы, «Что-то ты растолстела». Мужчина страхует себя от обмана, чтобы никто не увел его девушку и чтобы она не смотрела по сторонам, пока он занят чем-то посторонним.

Изоляция, стремление блокировать или обесценить любые отношения между девушкой и ее родными и друзьями: самым главным соперником сразу становится мать, опытная женщина с чутьем и хорошим знанием особенностей своей дочки. Если девушку оторвать от привычного окружения, можно будет влиять на нее прямо. Девушки очень внушаемы: тот, кто рядом, тот и влияет на ее мнение. Так думают парни, недооценивая упрямство современных девушек.

Холодность вместо теплоты, любви, восхищения: мужчина может хорошо чувствовать, ясно видеть, чего от него хочет женщина, но делать ровно наоборот. Почему? Может быть, ему жалко затраченных усилий? Нет, для него важно определять отношения, условия игры. Он не собирается выполнять твои желания немедленно. Тут действует закон сообщающихся сосудов: чем меньше эмоций вкладывает мужчина в отношения, тем более распаляется женщина. Пушкинское откровение: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей» отражает мужское наблюдение: чем холоднее мы себя ведем, тем больший интерес вызываем у партнера. Кстати, это закон работает в любых отношениях.

Пресечение, блокирование эмоционального обмена между мужчиной и женщиной: мужчины наблюдательны, их опыт показывает, что женская память коротка, благодарности хватит ненадолго. «Иногда благородные жесты совершать просто бессмысленно», «Она может выдать бурю эмоций, а на следующий день забыть все». Мужчина расценивает запрос женщин на эмоциональную близость как опасную провокацию. Он боится утонуть в пучине нескончаемых и противоречивых женских желаний. Мужчина плохо владеет языком эмоций, у него нет такого, как у женщин, опыта контроля эмоций. Он боится реально упустить момент, когда уже будет поздно что-то предпринять. Женщина напрасно считает мужчину своим врагом. Мужчина, например, так не считает. Он просто исходит из того, что женщина – более слабый спутник, чем он, и лучше не передавать ей путевую карту. А если у них был еще опыт совместного вождения, то вот вам и прямое подтверждение вышесказанного: им никогда не договориться за одним рулем.

«Если полагаться на женские желания, можно далеко зайти, но женщину так и не удержать», «Женщина не остановится, пока не погибнет – она или ее мужчина», «Лучше сразу пресекать женские поползновения к полной свободе – свобода ей не по плечу!», «Я не знаю, как они живут с таким калейдоскопом эмоций! А потом говорят об эмоциональном выгорании», «Она жалуется на усталость, но ее усталость – от переживаний, а мужчина устает от реальных физических усилий. Кто бы жаловался?»

Мужчины считают, что лучше с самого начала расставить все акценты: он – главный, впереди, ему принимать все риски, а она – у него за спиной, прикрытая. Женщина должна ценить защиту и подчиняться мужчине, иначе он не сможет исполнить свой долг защитника и кормильца. Такая диспозиция хотя и выгодна женщине, мешает ей смотреть на мир открыто и независимо. Женщина привыкает видеть горизонт только через мужнино плечо. Она как бы отдает часть работы своей личности по поддержанию репутации и защите мужчине, поэтому, оставшись одна, неизбежно начинает испытывать ужас от того, в каком уязвимом положении оказалась. Она неизбежно будет испытывать приступы паники, страха, желания вернуться к мужу, покорившись и раскаявшись.

Скепсис, презрение, сожаление и другое обесценивающее твою жизнь поведение: в традиционных обществах женщины рождаются с чувством вины. Ты будешь виновата уже в том, что родилась девочкой. Снисходительные взгляды, сожаление, запрет на инициативу, скептическое отношение к явным достижениям, презрительное – к неизбежным слабостям… Вот что ты получишь в нагрузку к своему полу.

Невыполнимые задачи: уловка мужчины, который хочет тебя удержать, – все время повышать планку. Трудные задания по дому отвлекают исполнителя от посторонних мыслей, отнимают время, а вместе со временем и всю жизнь. Как мачеха у Золушки отнимала надежды, силы, молодость. Мужчина готов взять всю твою жизнь, приплюсовав ее к другим своим трофеям. И будь уверена, придет время – он ею воспользуется в полной мере. Если ты не справляешься с заданиями (а с ними никто не справится), то и тогда мужчина будет с профитом: он получит великолепный повод занизить твою самооценку. А с низкой самооценкой далеко не убегают.

Сравнение с другими женщинами не в твою пользу. Это вообще запрещенный прием – кого-нибудь с кем-нибудь сравнивать. Мы все надеемся стать уникальными для близких. Когда тебя ставят в один ряд с другими, это унижает. Сравнивая тебя с другими женщинами, мужчина как бы говорит: «Мне достаточно только поманить – и сбегутся желающие!» Так ведут себя неуверенные мужчины, чтобы продемонстрировать себе и другим востребованность, популярность у женщин. Если дешевая популярность для него важнее вашего самолюбия, он заставит тебя незаслуженно страдать. Тебе придется раз от разу доказывать, что ты лучше готовишь, выглядишь, любишь…

Демонстрация физической силы: речь не идет о том, что он будет физически тебя третировать (хотя и это не исключено), просто найдет много способов показать, насколько он силен. Ты будешь окружена фотографиями, на которых он с голым торсом, играет мышцами… Он спускается по реке на байдарке… Он с ружьем… Тебе все время будут доказывать физическое превосходство. Не только над тобой, но над армией невидимых конкурентов. Ты должна жить с убеждением, что тебе здорово повезло, так везет редко и другого раза не будет.

Ревность – инструмент подавления любой женской инициативы. Мужчина хотел бы контролировать свою женщину, но речь идет не об эмоциональном контроле – он хочет отслеживать и контролировать ее передвижение. Если женщина нарушает дистанцию, слишком удаляется, нарушает другие табу (встречается наедине с другим мужчиной, разговаривает или переписывается с неизвестными людьми, проводит неизвестно где время, принимает дома гостей, проявляя слишком сильное радушие), мужчина как строгий родитель устраивает аттракцион устрашения, сцену ревности, которая в мужском варианте звучит как предупреждение о возможном физическом воздействии («Я убью, не знаю еще кого – тебя или его!»).

Однако как бы ни тешилось мужское самолюбие властью над женщиной, капкан часто становится ловушкой и для самого охотника. Проходит время, но когда он решает оставить свою замученную жертву, он не может уйти. Чувство вины и раскормленная страсть властвовать над судьбой другого человека заставляют его возвращаться. Мужчины не умеют расставаться, так же как и женщины. Ловушка садомазохистских отношений состоит в том, что когда оба человека готовы расстаться, то они не могут этого сделать. Доставляя друг другу боль (психологическую или физическую), мы подпитываем взаимное чувство вины. Приступы агрессии, когда кто-то из пары прилагает усилия, чтобы уйти, совершив как бы символическое убийство партнера, перемежаются с приступами раскаяния, стремлением загладить вину. У мужчины и женщины, которые не следили за дистанцией, которые стремились срастись и даже радовались психологической близости и родству, формируется как бы общее тело. Доставляя адскую боль одному, в следующем акте мучитель сам испытывает приступ боли, от которой стремится избавиться всеми силами. Выход он видит в том, чтобы дать своей жертве совершить акт возмездия. Он может просить нанести ему сильный удар. «Ну, убей меня, ударь, возьми все мои деньги, только прости, избавь меня от этой адской боли!»

Позитивные причины отрицательной привязанности. Границы и дистанция

Привязанность людей сама по себе не только обладает рядом важных достоинств, но и жизненно необходима для выживания и развития человека. Полная независимость сродни изоляции, которая используется людьми как наказание. Одно дело – добровольное одиночество творческого человека; другое дело – вынужденное одиночество. Именно страх одиночества заставляет нас хвататься покрепче за любую возможность близости, иногда первую попавшуюся привязанность.

У нас низкая культура одиночества. Панический страх остаться без людей вырастает из детского ужаса перед бросившим родителем. У ребенка нет еще чувства времени – все, что он видит, происходит в его жизни навсегда. Поэтому родители не просто уходят на работу – каждый день они бросают его навсегда в неизвестности и без поддержки.

Любовь рабыни пассивна и зависима; не ее потребности удовлетворяются в первую очередь в таких отношениях, единственная ее потребность, которая удовлетворяется, это потребность в защите от социума.

Если ты быстро сходишься с людьми, а потом страдаешь от того, что новые знакомые слишком часто прибегают к твоей помощи или просто «дергают», у тебя проблемы с установлением границ. Есть два навыка, которые приходится тренировать современной девушке: умение устанавливать границы и умение расставаться. Раньше считалось, что главное – это встретить своего человека. Но потом-то его нужно удержать, нормальную жизнь наладить, а если не удастся, то и расстаться так, чтобы хватило сил на другие отношения.

Границы между людьми не устанавливаются по типу государственных границ раз и навсегда. «Раз и навсегда!» – так расстаются. Психологические границы – это скорее совокупность писаных и неписаных правил, которых мы придерживаемся, чтобы жизнь людей была выносимой. Проблема возникает тогда, когда представления о границах не совпадают у женщины и мужчины. Это всегда повод для выяснения, как и почему следует вести себя так или иначе.

Является ли показателем близости психологической близость физическая? Очевидно, нет. Сотни пар живут в тесной близости под одной крышей, но день и ночь мечтают, чтобы изрядно поднадоевший партнер куда-нибудь провалился.

Если ты понаблюдаешь за своими чувствами, то заметишь, что некоторые мужчины кажутся чрезвычайно притягательными на расстоянии, но как только такой герой приблизится и начнет говорить, его ореол растворяется в воздухе, возникает тягостное чувство и даже легкая паника, что теперь он будет «каждый день мелькать туда-сюда, туда-сюда», как говорил герой фильма «Ирония судьбы».

Нужно доверять чувствам, которые вызывает у тебя человек, находящийся рядом. Когда мы переживаем, думаем о человеке, которого едва видели, или когда он не воздействует на все сенсорные системы, мы оперируем с собственными проекциями. Это всего лишь реконструкция, подгонка идеального образа под некоторые черты реального человека. Точнее, психика насыщает схематический образ своими предпочтениями, надеждами, тревогами. Чем дальше от тебя человек, тем грубее схема, тем выше вероятность иллюзии.

Умение говорить «нет», отказываться делать что-то неприятное и просто участвовать в чем-то, что не входило в твои планы, является серьезным навыком по восстановлению нормальных отношений с людьми вокруг.

Однако не только мы становимся объектами посягательства и агрессии других людей, но и они пытаются защититься от нашей агрессии. В том-то и дело, что агрессия может камуфлироваться под заботу о других людях.

Первое. Если ты из кожи вон лезешь, чтобы осчастливить всех, чтобы каждый, хотя бы в Новый год, чувствовал себя избранным и вознагражденным, на самом деле ты веришь в свое всемогущество и радуешься каждый раз, когда удается подтвердить этот миф (хотя бы для себя самой). Мысль о том, что ты можешь помочь другим, вселяет в тебя уверенность, что и со своими проблемами ты быстро разберешься, стоит только захотеть. Ты также думаешь, что в случае необходимости другие придут тебе на помощь, но на самом деле люди с радостью и восторгом могут принимать помощь, не беря на себя никаких обязательств. Ведь настоящая помощь бескорыстна.

Второе. Это происходит, если ты считаешь, что отвечаешь за жизнь другого человека, в то время как в твоей ничего заметного не случается; если ты тратишь время и силы на то, чтобы решать чужие проблемы, тем более если ты выбрала благородную профессию (врача, педагога, психолога и др.), которая удерживает тебя в самом эпицентре людских проблем.

Третье. Если ты проповедуешь идею о том, что счастье – это когда двое живут и дышат в одном ритме, что счастье – в полном слиянии двух душ. Это очень удобный аргумент для оправдания контроля над внутренней жизнью другого человека. Контроль – это способ узурпировать право на внутреннюю инициативу, спонтанные желания, яркие фантазии – все, что может увеличить расстояние между нами в реальной жизни. Если ты боишься его фантазий и внезапных поворотов, значит, ты еще плохо знаешь себя. Когда читаешь гороскопы, смотри свой, а не его. Твое счастье зависит больше от твоего характера, чем от его. Ведь твой характер всегда с тобой.

Четвертое. Если ты болезненно реагируешь, когда он собирается провести выходные с другом или должен отправиться в командировку. Во всем ты видишь угрозу отношениям, готова всюду следовать за ним, лишь бы знать каждую минуту, что он никому, кроме тебя, не принадлежит. Расставание, перерывы в отношениях определяют близость, как и периоды активного общения. Это как паузы и крещендо делают музыку более выразительной.

Пятое. Если ты звонишь каждый час, чтобы удостовериться, что с дорогим тебе человеком не произошло ничего страшного, хотя на самом деле торопишься поставить его в известность о своих чувствах, страхах, соображениях. «Скажи мне, что все нормально!» – вот рефрен такой коммуникации.

Выстраивая границы, ты сохраняешь «воздушное пространство» для своей жизни, для отношений, в которых нуждаешься. Главное – ты сможешь услышать свой голос. Находясь в роковой близости от другого человека, ты пребываешь в созависимых отношениях, в зависимости от его (ее) голоса. Даже если этот близкий человек – мама, сестра или подруга.

Я с ужасом и удивлением натыкаюсь на общие (на двоих) страницы в социальных сетях, когда в тесном пространстве фото ютятся два сросшихся навеки человека. Иногда у мамы и дочки общий почтовый ящик. Подруга обижается, если ты не рассказываешь ей свои секреты… А как прикажешь общаться с тобой, выстраивать личные, а в перспективе и интимные отношения: на виду у подруг и родственников? Отсутствие или прозрачность границ – это показатель дурно понимаемой искренности. Говорят – душа нараспашку. Искренность – это качество поэтическое, важное для литературных произведений. Большинство людей, даже желая быть откровенными, не сообщают ничего оригинального и удивительного. Они просто обнажаются, предоставляя возможность другим выносить оценки и контролировать самые важные желания.

Установление границ приводит к формированию отдельной личности. Завоевание авторитета помогает войти в мир в качестве взрослого и самостоятельного человека.

Перфекционистки

Если ты пристально оцениваешь другого человека, определяя, «хороший» он или «плохой», значит, ты еще не преодолела расщепление внутренней жизни, хорошего и плохого. Может, это потому, что ты считаешь себя определенно хорошим человеком и хочешь создать по-настоящему идеальную пару? В этом твоя ошибка. Тщеславие дает ложные подсказки и здорово искажает картину мира. Древние называли тщеславие гибрисом. Тяжелее порока не было, и наказание за него полагалось самое тяжкое. Гибрис – нечто вроде слепоты, когда в себе видишь только хорошее, а в другом внимательно отслеживаешь пороки. В своем глазу бревна не заметишь, а в чужом соринка покоя не дает. Счастливыми такие люди не бывают никогда. Мучаются из-за несовершенства тех, кто рядом. На самом деле перфекционистки боятся открыть в себе темные стороны души, лишиться ощущения собственной непорочности, святости.

Так бывает, если девушка росла в семье с высокими требованиями друг к другу и ей делали много замечаний. «Вначале дело, а потом уже развлекайся!» В такой семье могут постоянно сравнивать свой уклад с укладом в других семьях, педалируя аккуратность, бережливость, порядочность, игнорируя теплоту, дружелюбие, щедрость…

Перфекционистка очень старается быть лучшей из лучших и в этом видит залог того, что предпочтут именно ее, а главное – не бросят. Такая женщина будет полировать и доводить до лоска внешнюю сторону событий: евроремонт, эпиляция, лучшее авто, салатик на столе так меленько-меленько порезан… Или три образования, и все дипломы – красные.

Но перфекционизм – это ловушка. Во-первых, оглянись вокруг: любят в основном несовершенных, не самых красивых, не самых умных, не самых богатых. Во-вторых, всегда есть кто-то более совершенный. По твоей логике, он и есть главный претендент на приз. Тебе ничего не останется, следуя этой логике, как уступить более достойной. Не пасуй! Любят за милые особенности, а не за набор полезных свойств.

Перфекционизм – это способ психологического давления на другого человека в надежде отполировать его до такой же степени совершенства, как у тебя. Жить рядом с принципиальным перфекционистом очень трудно. Это все равно, что под лупой или под прицелом снайпера. Не успеешь пальцем шевельнуть, как из самых добрых соображений откуда-то из-за спины последует замечание, как лучше было бы этим пальцем пошевелить. Перфекционистка маниакально следит за здоровьем, боится любых признаков старения, боится попасть в нелепую ситуацию, опасается, как бы ничего лишнего не подумали… Перфекционистка знает много правил и условностей.

Но главное – она боится эмоций. Она знает от родителей, что неуправляемые, неподконтрольные эмоции – причина неприятностей. Качество отношений она оценивает не собственными чувствами, а социальными и общественными мерками. Она пытается себя убедить, что все нормально, все в целом хорошо – люди хорошие, намерения чудесные, оба трудолюбивые или оба образованные и т. д. Но для длительных отношений просто добрых намерений мало – как мало, чтобы два хороших человека встретились под одной крышей. Так что максима «лишь бы человек был хорошим» не работает.

Проблема большинства перфекционисток в том, что они не замечают, как их мужья начинают искать большей свободы, чтобы избежать повышенного контроля. Одни пьют, хотя на «входе» действительно заявляли очень хорошие рабочие характеристики, выглядели перспективными кандидатами на совершенство. Другие заводят альтернативные связи, причем уходят к «плохим» женщинам с проблемной репутацией, но и без претензий к мужчинам. Третьи окунаются с головой в работу, поворачиваясь спиной к семье. А некоторые уходят в болезнь, а то и реально серьезно болеют из-за постоянного психологического напряжения.

Но есть и более серьезное следствие перфекционизма – постоянное откладывание замужества в поисках более совершенного кандидата в мужья. Если женщина пытается объективно сравнивать мужчин, выбор становится невозможным. Женщина боится ошибиться и решает пока подождать.

Носительницами «морального» перфекционизма, когда пристально оцениваются безупречность поведения партнера, его бытовая культура, как правило, являются мамины дочки. Их самих приучали к постоянному самоконтролю.

А вот папины дочки делают ставку на статус и рабочие характеристики (манипулятивность, податливость) партнера. Они более притязательны, поэтому в социальном плане более успешны. Но в любом случае мы имеем дело с навязанными родительскими критериями, которые мешают услышать себя. О ком ты периодически и с улыбкой вспоминаешь? С кем тебе приятно и весело проводить время? С кем ты легко и естественно обнимаешься при встрече? С кем у тебя возникает чувство внутреннего спокойствия? Только это важно.

Игры в прятки с собой

Ты никогда не узнаешь о себе всего, хотя, скорее всего, считаешь, что только ты себя и знаешь, а для остальных ты – загадка. Если и дальше придерживаться этой точки зрения, ты неизбежно попадешь в ситуацию, когда тебя никто не понимает. В такие минуты некоторые подумывают о том, чтобы уйти из жизни. Одна из причин: мы никогда не можем увидеть своих ушей. Нельзя посмотреть себе в затылок. Тень всегда за спиной. Самые важные части теневой внутренней жизни остаются недосягаемыми. Мы можем только догадываться, реконструировать, наблюдая за реакциями на нас со стороны других людей, что с нами не так. Люди, которые боятся узнать о себе правду, умудряются так извернуться, чтобы не узреть сути, даже если кто-то принес ее на подносе.

Мы прячемся от правды, стараясь укрыться от повторной травмы. Однажды пострадав, проиграв, женщина предпринимает меры по самозащите.

Прятки от себя – это работа психологических механизмов. Они прикрывают, делают менее уязвимой. Их можно разделить на полезные и вредные. Вредные не только прикрывают от возможных травм, но и стирают тебя же из собственного поля зрения, обрекают на полное равнодушие и изоляцию.

К психологическим защитам вполне применимо выражение «слабость силы». Чрезмерная защита – такая же беда, как и ее отсутствие. Оболочка Я должна быть эластичной и проницаемой. Работа по оценке «хорошо» и «плохо» должна проводиться ежедневно. Ты потеряешь интерес к жизни, деморализуешься, если начнешь оценивать все как «плохое». Ты попадешь в беду из-за неадекватности, если будешь оценивать все как «хорошее».

Не только погода бывает хорошей или плохой, но и отдельные части личности, поступки, планы – все приобретает отрицательный или положительный оттенок. Отказываться, отрицать, вытеснять плохое в себе – значит невнимательно относиться к своим чувствам.

Итак, если ты неохотно что-то вспоминаешь, отказываешься наотрез обсуждать важную для тебя тему, отрицаешь очевидное, до слез сопротивляясь, – это сигналы того, что оболочка твоего Я стала непроницаемой. Как улитка, ты спряталась в свой домик и никого не желаешь видеть и слышать. Чем больше времени ты проведешь в таком состоянии, тем выше вероятность того, что ты опоздаешь даже в последний вагон стремительно уходящей вперед жизни.

Расщепление добра и зла – непрерывный процесс. Если человек решил перейти на сторону добра, отгораживаясь от зла, он встает на путь изоляции. Есть надежный способ отгородиться от зла – уйти в монастырь. Если же ты собираешься прожить полную жизнь, с милосердием, состраданием, пониманием относиться к порокам человеческим и своим слабостям, с которыми пока не удается совладать, то тебе придется тренировать рефлексию, вырабатывать или формировать критерии и правила оценки событий, людей, поступков. Не бывает навсегда плохих людей. Есть обстоятельства, при которых самый плохой поступок может быть благом. Есть такие сильные события, к которым мы возвращаемся и постоянно их переоцениваем.

Наблюдай за собой. То, что мы подавляем и прячем, от чего уходим, то и является самой важной, хотя и травмированной частью нашей психики. Внутри тебя сидит маленькая, обиженная, перепуганная, недолюбленная девочка, которая плачет каждый раз, когда что-то напоминает ей о прошлой травме. Травма не так уж глубоко скрыта, и многие люди часто вспоминают травмирующие события. Как правило, это грубое высказывание, брошенное сгоряча кем-то из родителей или других значимых людей. Достаточно было бабушке сказать про соседскую девочку: «Какая же она красивая и милая, не то что ты», чтобы внучка поклялась на всю жизнь уйти из дома и мстить всем бабушкам и не-бабушкам, которые будут ее унижать.

Ирония судьбы: любовь невозможна. О том, как мы заражаемся несчастьем от телевизора

Синдром Надежды – женская привычка надеяться на счастливую перемену судьбы в будущем. Мы не всегда зависим от других людей, которые нас когда-то любили. Не меньшей удавкой, препятствием для того, чтобы стать счастливым и свободным, оказывается фиксация на идеале. Фрейд первый заговорил о том, что человек проходит разные стадии развития, на которых может застревать. Перфекционистов с детства учат тому, что любовь можно получить как награду; перфекционисты постоянно откладывают момент триумфа, внутренне осуждая себя за слабости, они пытаются довольствоваться малым, но если выбирают себе партнеров, то, конечно, таких же прекрасных, как их собственные мечтания.

Стоит ли говорить, что после очарования, в основании которого лежит проекция своего идеального Я на партнера, наступает горькое разочарование и даже отторжение. Психоаналитики называют такой процесс обесцениванием. Это один из многочисленных защитных механизмов. Перфекционист не столько стремится к любовному триумфу, сколько защищается от любовных неудач. Конечно, его сознание камуфлирует эту тяжелейшую проблему – нарциссическую травму. Объясняя свой выбор и последующий отказ, перфекционистка может просто горько вздыхать: «Не повезло!», «Он все-таки смог меня разочаровать!», «Как он мог так поступить со мной?» Потребность в идеализации, накопленная с детства, проявляется в том, что женщина приписывает идеальные черты своему избраннику.

Риск попасть в такую ловушку еще выше, если девочка воспитывалась одной мамой. Вопреки предубеждению, что отцы больше нужны мальчикам, чтобы формировать у них черты мужественности, отцы в гораздо большей степени влияют на счастье дочерей. Если отец в семье отсутствовал (физически или психологически), то новый избранник может идеализироваться, несмотря на очевидные недостатки его характера и поступков.

Главная героиня фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!» Надя росла с мамой, потом у нее был невнятный и такой объяснимый с учетом семейной истории роман с женатым человеком (замещение отсутствующего отца, скорее всего, женатого на другой женщине, хотя авторы фильма нам ничего об этом не рассказали), потом ей подвернулся почти идеальный партнер Ипполит, за которого она готовится выйти замуж в начале фильма. И вдруг появляется Женя Лукашин в амплуа вернувшегося после долгих лет отсутствия настоящего отца – живого и ласкового, того, с которым очень хорошо. На всех этапах жизни Надежды идеал оказывает постоянное воздействие на ее выбор.

Бегство из-под венца, которое Надежде приписывали авторы сиквела «Ирония судьбы. Продолжение», вполне объясняется попыткой сохранить свой идеал мужчины, спастись от реальной брачной жизни. Любой реальный мужчина блекнет перед идеалом.

Психологические комплексы героев «Иронии судьбы. Продолжение» заслуживают анализа именно с точки зрения отношений созависимости.

Два фильма – это уже накопленный анамнез (история болезни). Шесть авторов и соучастников двух сценариев (Рязанов, Брагинский, Слаповский при участии Эрнста, Максимова и Бекмамбетова) – это уже консилиум. Отцы и дети в одном кадре – повод отделить наследственность от моды времени. Сегодня не кино основано на жизни, а жизнь на кино. Эксплуатирует оно наши старые проблемы или предлагает рецепты их решения? Что такое счастье? Что такое любовь в исполнении героев самой масштабной российской мелодрамы? И что такое счастье и любовь для вас? Пора назвать вещи своими именами, понять, какие психологические проблемы мы муссируем каждый год, наслаждаясь старым и любимым кино.

Комплекс Надежды… Главную героиню фильма зовут так же, как и ее маму, – Надеждой, Надеждой Надеждовной. Со времен первого фильма Надежда – это синоним незамужней женщины. Она надеется на чудо любви. А когда любовь случается, Надежда начинает надеяться на еще большую, совсем другую любовь. Если ее лишить надежды, она лишится источника жизни. Встретив Ипполита и доведя дело до помолвки, Надя первая с легким сердцем полюбила Лукашина первого. Продолжая семейную традицию, Надя вторая уже спокойно относится к предлагаемым обстоятельствам. Незнакомый мужчина в дом – к замужеству, упал нож – «Мужик придет!» (эту фразу за столом должна была сказать дочери мама Надя, а не папа Ипполит). Не было счастья, так несчастье помогло. Это ничего, что прекрасный принц уже на пороге и собирается заявить о серьезности намерений. Наоборот! Самое время раствориться в дымке. Надежда – это не Любовь. Надежда – это вечная невеста, готовая бежать из-под венца, мечтательница, которой может заморочить голову любой заезжий молодец. Помните американский фильм «Сбежавшая невеста» с серийной беглянкой Джулией Робертс в главной роли? Лиза Боярская – это наша Джулия Робертс.

Если бы Надю отвели к психоаналитику, он быстро обнаружил, что девочка все-таки успела посмотреть рязановскую «Иронию судьбы, или С легким паром!» (подсмотреть за тем, как родители занимаются любовью). Психоаналитик рассказал бы ей о страхе ответственности перед жизнью на примере ее прародительницы. Будучи красивой, умной, обаятельной («Все при ней!»), героиня, которую сыграла Барбара Брыльска, умудрилась засидеться в девках и при невероятной благосклонности судьбы и мужчин выйти замуж с приключениями и на недолго… А также психоаналитик рассказал бы о страхе завершения сценария жизни, а заодно и сценария фильма. Свадьба – это всегда конец «кина». А дальше всё: «Кина, то есть сказки, больше не будет». Счастье Надежды – в предчувствии любви, а не в том, чтобы любимый человек был рядом. Я бы назвала это комплексом Надежды. «Поживем – увидим!» – лукавый женский финал обоих фильмов.

Рыба в кляре, Лукашин в футляре… Инфантильные комплексы в Новый год обостряются. Для кого-то они заменяют основной инстинкт. Детские желания мы до сих пор путаем с либидо. А под любовью понимаем что угодно. Если бы меня кто-то спросил, почему и насколько это фатально, я бы ответила: потому что у нас нет контроля над мыслями, но есть гиперконтроль над их реализацией. Мечтать не вредно. А жить – смертельно опасно. Мы так воспитываем своих детей: заставляем их пересказывать прочитанные сказки о походах и подвигах, но поощряем только участие в новогодних утренниках. Авантюры в остальные дни пресекаются на корню. Счастье вписано в феерию праздника раз в год, но не в будничный поток.

Один из вывертов сознания в такой ситуации – в монологе старшего Лукашина в «Иронии судьбы. Продолжение». Он стоит в лифте в наглухо застегнутом пальто, как на трибуне Мавзолея. «У любви нет прошедшего времени… Я в этом счастье, как в броне!» Да, Ленин на броневике. На самом деле – конь в пальто. Лукашин как монументальный герой всегда в черном пальто и очках. Даже в бане. Как будто пытается сохранить лицо, выступает только своей фасадной частью. Признак глубокой психологической защиты. Человек в футляре. Либерал-шестидесятник больше не играет на гитаре и не валяется без штанов на диванах незнакомых женщин. С тех пор он боится даже расстегивать пуговицы. Пойдешь в баню пивка попить, а на следующий день придется жениться сразу на двоих! В первый раз отступил от амплуа «хорошего мальчика», неосознанно, по пьяному делу, – такие подарки посыпались на голову, что шок на всю жизнь. Такой шок, что даже у сына Лукашина хроническая непереносимость алкоголя. Вот беременная женщина может трескать рыбу, и ребенок может родиться с аллергией на рыбопродукты… Лукашин только один раз рыбу в кадре попробовал – заливную, а проблем – на два поколения: «Какая гадость эта ваша заливная рыба!» Неизменная мораль этих двух фильмов: не нужно никаких изысков, любовь – это перебор, как запой, с которым нужно бороться.

Но поскольку у нас Лукашин – это малообучаемый идиот (вообще-то фольклорный дурак, но назовем его литературно, в духе Достоевского), то, конечно, он несет свой идиотизм до конца. Жертва любовной интоксикации, видимо, перелюбленный своей мамой, закодированный от любви на очередные тридцать с небольшим лет, в новом фильме с радостью мчится в Питер якобы спасать сына от тяжелого наследственного недуга. На самом деле его сознание требует завершения гештальта, сценария, согласно которому он правильно сделал, что смылся от своего ленинградского наваждения и остался с Галей.

Надежда – это экзальтация в новогоднюю полночь. Но и в сиквеле Женя Лукашин (уже Евгений Михайлович) застает в Питере великолепную, вновь расцветшую в Новый год Надю – Надежду Васильевну Шевелеву. Старая акация, а гроздья – душистые! И он вскрикивает: «Самое страшное, что ты совсем не изменилась!» Пережив очередной шок, Лукашин снова бросается прочь, сначала на том же лифте, потом поездом, назад в Москву.

И опять его догоняет Надежда. Как только собирается публика, истероидная психопатка, нежная стервь Надежда переживает экзальтацию и снова ведет себя атипично. Дома ей не сидится. Но теперь в ней чувствуется не засидевшаяся тургеневская девушка, знающая хорошие стихи, поющая под гитару, а молодящаяся бабка, бегущая от перспективы нянчить внуков.

Любовь – это перевозбужденное воображение Надежды. Важнейший элемент ее любовного сценария – готовность идти на край света, сигануть за своим милым за горизонт. Если бы Лукашин жил в соседней квартире, возможно, он был бы всего лишь посмешищем для красивой девочки Нади из рязановского фильма. А поскольку он в прямом смысле с неба спустился, то средних данных и с большими комплексами мужчинка превращается в супергероя, Бэтмена с нежной душой Маленького принца. Остается только догадываться, какой именно литературный и кинематографический репертуар определял вкусы Наденьки. «Вагончик тронется, перрон останется…» Потребность бежать, мчаться с первым попавшимся, потом «наврать с три короба» про свое «прошлое и настоящее» – счастье безответственной девочки, дождавшейся такого же безответственного мальчика.

Счастье нашего дурака – помешать счастью чужака. Простоватый Женя – Иван-дурак, родил себе сына Костю – Дурака Дураковича. Маменькин сынок родил папенькиного. Так уж по-дурацки получилось, что в дорогом нашему сердцу кино наследование в парах «родитель – ребенок» происходит не так, как полагает классический психоанализ, когда сын бессознательно любит маму, а дочка – папу. Вот и получилась любовь Надежды Надеждовны и Дурака Дураковича. Сюда же в компанию – Ираклий Ипполитович, о котором еще поговорим.

Константин – значит «постоянный». Идиот нового времени постоянен – да нет, одержим – желанием наступать на одни и те же грабли. Более того, он в точности специально, а не по зову крови, копирует рассказанную друзьями отца легенду об изрядно выпившем и угодившем прямо в койку к самой красивой женщине на свете гусаре. Костя увидел в таком ходе особый ритуальный смысл, отцовское благословение на свое собственное прохиндейство. С приложением адреса квартиры, где выдают дефицитное во все времена счастье. Даже если третьего «кина» не будет, понятно, что с такой наследственностью внук Жени Лукашина, достигнув кризиса среднего возраста, полетит лоб расшибать именно на Третью улицу Строителей.

Кто дал право неудачнику Лукашину («неудачник» – характеристика, прямо прозвучавшая из уст Ипполита в новом фильме) настойчиво, по-хамски добиваться чужой невесты? По условиям игры – любовь. Любовь Лукашиных – это приз за авантюру, ловкость. Их соперники играют прямо, честно, по правилам. Ираклий хочет получить свою любовь за многолетний труд и тренировку воли, интеллекта, социальных навыков. Он – носитель новой, но чуждой народному российскому сознанию философии белых воротничков. А Костя – никто, вроде как врач, но тоже понарошку, шут, скоморох, партизан… А под конец – весьма упитанный и порозовевший от удовольствия заяц, который очень понравился детям. Дети любят плутовскую комедию и ловких проходимцев. И мы любим. Яблоня от яблока недалеко выросла. Хотя и пытаемся объяснить это замысловато. «А дети-то – они любят ни за что, родничком!» – как объяснит нам потом девушка-таксист с лицом олигофрена.

Русский типаж все-таки попроще и поленивей… Костя же такую сноровку проявил – под стать Остапу Бендеру.

Назовем и это любовью.

Комитрагедия Ираклия Ипполитовича. Инородцем выступает тем не менее простой русский парень из Владивостока. Имя – это судьба. Если мальчику дать нерусское имя, не будет ему счастья на русской земле. Ипполиту и Ираклию не повезло. Костя и Женя, кстати, тоже как-то не очень русские, но пообтершиеся, что ли… Первого русского интеллигента Онегина тоже звали Женей. Но скорее логика выбора имени Рязановым была иной. В советские времена, когда не было УЗИ, неясно было, кто родится – мальчик или девочка, и нетерпеливые родители выбирали универсальные имена. Женя – имя двуполое. Вот и получалось ни то ни се. Ни рыба ни мясо.

«Я только не понял, это рыба или курица?» – парафраз Кости на «вашу гадость заливную рыбу». Мало того что у Кости аллергия на алкоголь, у него, похоже, вообще потеряна вкусовая чувствительность.

Костя – хорошее имя для пройдохи. Вспоминается еще Костик из «Покровских ворот», которого сыграл Олег Меньшиков (он, пожалуй, лучше всех в отечественном кино сегодня сыграл бы молодого приколиста, героя-любовника, Егор Бероев взял бы более высокую лирическую ноту). И поскольку роль Кости оказалась не самой лучшей у Константина Хабенского, его здорово переиграл и выбился в главные герои Ираклий в исполнении Сергея Безрукова. Я бы сказала, что по цельности натуры, последовательности поведения, ясности целей и благородству поступков он кажется единственным нормальным персонажем в этой разношерстной компании клоунов и клоунесс. По замыслу авторов фильма он – представитель навороченного технологичного поколения, а по глазам, голосу, сообразительности, проницательности – чуткий, ранимый и честный малый. Он знает, что любовь нужно заработать, но не получает даже уважения. Он знает, что за любовь нужно отвечать, но обнаруживает, что это приходится делать в одиночку. Он отпускает Надю, но не теряет надежду…

Жанр – это способ описания жизни, мировоззрение. Для основного автора сценария Алексея Слаповского, как он сам не раз признавался, – это комитрагедия. Жизнь – смешная штука до тех пор, пока ты не предъявляешь ей серьезный счет. Любовь – самая мучительная закладная. В графе «Обязательства по кредитам» значится: «Ты весь с потрохами». Попытки российских граждан мухлевать и скрываться от кредиторов будут преследоваться на вполне законных основаниях. Но некоторым закон не писан: смотрите фильм «Ирония судьбы. Продолжение».

И все-таки как совладать с идеалами, чтобы они не мешали личному счастью?

Часто идеализация партнера сопровождается непрерывной шлифовкой собственного образа. Женщина хотела бы стать лучшей из жен для лучшего из мужчин. Присмотритесь к своим замужним подругам – они ведь уступают вам в уме, красоте, чуткости. Но почему-то выбрали их. А теперь присмотритесь к их мужьям… Хорошие пары создают реальные, обычные люди, а ценность человека определяется не по некоторой объективной шкале и тем более не по гамбургскому счету, а по отношению партнера. Если тебя выбирают, о тебе заботятся, тебе доверяют саму жизнь, значит, ты и сам дорогого стоишь.

Выберите для себя стратегию поиска партнера – от разочарования к восхищению или от восхищения к разочарованию. Если мы ищем идеал, значит, мы изначально задаем слишком высокую планку, изысканный формат для потенциальных избранников. Они обречены быть забракованными. Напротив, если ожиданий нет, встреча с хорошим человеком воспринимается как подарок. Кажется, что партнер становится лучше с каждым днем. Насколько нам повезло, мы сможем понять только со временем. Дайте шанс человеку, который вам симпатизирует.

Читайте биографии выдающихся мужчин, заветных партнеров. Они полны чудачеств, трагедий, парадоксов. Если вы хотите не просто встретить мужчину своей мечты, но и остаться с ним навсегда, взвесьте: выдержите ли вы эту ношу? Или вы действуете по принципу «хоть на день, но мой»? Тогда в душе вы – игрок, азартная женщина, которая надеется выиграть суперприз. Тот самый, за которым охотятся миллионы. Мне вас очень жаль…

Присмотритесь к реальным парам, которые кажутся вам счастливыми. Как вы думаете, почему им удается сохранить теплоту и нежность в отношениях? Понимаете ли вы, что счастье (как и несчастье) – в мелочах, в том числе и бытовых, между строк, а не в предполагаемых чертах личности? Я говорю «предполагаемых», потому что внешность и первое впечатление обманчивы. А женщины уделяют больше внимания именно внешности, широкому жесту, тембру голоса, аккуратности. На втором месте – слова, то, о чем говорит мужчина. И только на третьем – поступки (а это главное!). Женщины так быстро и беззаветно влюбляются в мужчин, что тем просто не нужно совершать никаких подвигов, достаточно на словах подтвердить самые лучшие ожидания.

Стоит разобраться со своими любовными стратегиями. Подсказки для родителей. Апология детства

Как предупредить любовную созависимость? Какие меры по ее профилактике можно предпринять, чтобы девушка в будущем стала счастливейшей из женщин? Если главная причина – нелюбовь, то спасая ребенка внутри, человек за собой оставляет шанс на счастье.

Психоаналитик Эрик Берн, автор книги «Игры, в которые играют люди», утверждал, что в каждом из нас представлены три состояния эго – ребенок, взрослый, родитель. И существуют как бы три регистра: романтик (ребенок), реалист (родитель), фанатик (взрослый). Зрелая личность может пользоваться всем богатством регистров, но ведущим остается один.

Ребенок формируется до семи лет. Главные его отличия: конкретно-образное, синкретическое мышление, преобладание эмоциональных критериев в оценке людей, вещей (нравится – не нравится), богатое воображение, уверенность в условности связей между событиями, людьми и действиями, а также антропоморфизм (склонность одушевлять животный и растительный мир, природу в целом). Жизнь ребенка подчиняется принципу удовольствия: «Я хочу!» Дети живут эмоциями. Ядро их личности напоминает резервуар, который родители и другие воспитатели призваны наполнять положительными эмоциями.

Именно в это время, до школы, формируются главные романтические установки ребенка. Родители читают сказки, в которых герои борются за свои идеалы. На их примере ребенок учится мечтать. В своих фантазиях о счастье ребенок примеряет на себя сказочные сюжеты. Дети разыгрывают сказки в ролевых играх, рисуют эпизоды из фильмов и книг, портреты главных героев. Возможно, детские предпочтения напрямую влияют на линию судьбы каждого из нас.

С семи лет вплоть до начала самостоятельной жизни взрослые начинают модерировать жизнь ребенка. Любящий родитель понимает, что ребенок, который живет эмоциями, погибнет в довольно жестком мире взрослых. На смену принципу удовольствия приходит принцип реализма («можно, но не нужно»). Ребенок постигает искусство компромиссов, учится рациональным способам решения проблем. Он пытается учитывать интересы как можно большего количества людей. Его любовные идеалы также претерпевают изменения. Взрослеющий человек понимает, что любовь может быть безответной и что даже если ты любишь очень сильно, чувства могут угаснуть. Заменой любви становятся уважение, дружба, сотрудничество. Романтик становится реалистом.

Период взросления и начала жизни без опеки и сопровождения взрослых связан с еще одним витком формирования идеалов. Вечные ценности и пожизненные привязанности (верность, преданность, служение) выходят на повестку дня. Любая ценность в этот переходный период сопоставляется с жизнью. Отступление от общепринятых норм и принципов оценивается как тяжкий проступок. Юноши и девушки отмежевываются от родителей, ищут сверстников, которые бы понимали их и были готовы разделить с ними жизнь. Пережив кризис юношеского возраста, реалист становится фанатиком. Фанатик решает проблемы ультимативно, однозначно, раз и навсегда. Он еще не понимает, что его любовь – это власть над другим человеком, не сопротивляться которой может только слабый, перепуганный партнер.

Созависимость, дисгармоничные отношения возникают, если в паре есть хотя бы один фанатик. Фанатик стремится контролировать и подавлять эмоции партнера. К сожалению, наша система воспитания, построенная на строгой дисциплине и соподчинении, формирует «фанатические» установки, тоталитарные любовные стратегии.

Современный житель мегаполиса в любой точке мира живет в условиях сенсорно-эмоционального голода. Только в детстве, когда ребенка купают, обнимают, подбрасывают вверх, водят по траве и специально вместе с ним изучают окружающий мир, он находится под щедрым дождем разнообразных и новых впечатлений. Он удивляется, радуется и пугается каждые пять минут. А количество объятий с родными и любящими людьми неисчислимо. В детстве задействованы все сенсорные системы: слух, зрение, обоняние, осязание, вкусовые рецепторы. Не случайно детство считается райским периодом, и не только из-за беззаботности, но и из-за щедрости и разнообразия впечатлений.

Полученных в детстве сенсорных и эмоциональных стимуляций хватает надолго. Пока дети растут, они подзаряжаются энергией так, как этому их научили родители. Если представить, что в личности каждого из нас, в самом ядре, находится скрытый от посторонних глаз резервуар, то в детстве он заполнен до краев. Когда мы видим, что ребенок брызжет энергией и счастьем, или лопается от удовольствия, или светится от радости, можно с уверенностью сказать, что его резервуар переполнен. А если он грустит, капризничает или кричит, родители вынуждены искать способы удовлетворить ребенка.

Соотношение уровня оптимизма/пессимизма отражается не только в образе стакана с водой; это не стакан наполовину полон или наполовину пуст, это наш внутренний резервуар «наполовину пуст – наполовину полон». Механизмы аккумуляции энергии мало изучены в психологии. Но если рассматривать резервуар как топливный бак, возможно, первичная психологическая (сенсорная и эмоциональная) удовлетворенность и есть тот энергетический минимум, без которого ни ребенок, ни взрослый ничего не хотят и не могут делать.

Отечественные критики инфантилизма считают, что современная генерация россиян инфантильна и беспомощна, в отличие от своих рано повзрослевших родителей, я уже не говорю о прабабушках и прадедушках, которые в пятнадцать лет «командовали полками». Я придерживаюсь теории одной трети, согласно которой детство как этап, когда дети учатся, пробуют, сепарируются от взрослых, должно занимать не менее одной трети жизни человека. А поскольку продолжительность жизни растет, то и детство сегодня заканчивается не в 17–18 лет, а в 25–27 лет. Это на социальном уровне. Ожидается, что к этому времени дети отделятся от нас, выберут, наконец, профессию, пару по жизни.

В психологическом смысле детство не должно заканчиваться никогда. Потому что именно инфантильная часть личности является базой, фундаментом Я, источником самых глубоких желаний, потребностей, надежд, фантазий. Презираемый у нас инфантилизм и есть залог счастья, которому мы завидуем.

Внутренний ребенок в каждом из нас нуждается в поддержке, любви и заботе или хотя бы в воспоминаниях о счастливых днях.

Просмотр любимых кинофильмов, разглядывание семейного альбома, разбор ящика со старыми игрушками, украшение новогодней елки помогают нам возродиться. Мы оживаем, когда мысленно возвращаемся в детство.

Взрослые, которые были счастливы в детстве, везут за собой целый вагон с зарезервированным счастьем. Как бы возвышенно мы ни относились к понятию счастья, за ним скрывается и физиологическая удовлетворенность, и психологическая защищенность, доступные нам в полной мере только в детстве.

Подавление желаний – верный способ получить полную власть над еще не окрепшим человеком, ослабить его и без того слабое Я, лишить внутренних ориентиров. Наши желания – предчувствия наших возможностей? Да, если эти желания яркие, органичные, а не вымученные, навязанные, насильно привитые. Ребенка можно приучить к чему угодно внешнему, но гораздо труднее научить его распознавать и упорядочивать свои желания.

Первый фактор счастья – органичные желания. В зависимости от системы воспитания дети исполняют свои или чужие желания. При опекающем стиле воспитания взрослые стараются исполнять любые капризы детей. При авторитарном стиле наоборот – ребенок призван повиноваться и исполнять желания взрослых, прежде всего родителей. Важно, чтобы ребенок не только исполнял свои желания, но и критически к ним относился, понимал, что не все его стремления вызывают энтузиазм, не все, что он делает, самому ему нравится.

Желания не исчезают после того, как мы их исполняем. Истинную цену желаний человек узнает после того, как он пытается их исполнить. Мы должны помочь ребенку разобраться с заветными желаниями. Известно, что привлекательность части из них резко падает после исполнения. И наоборот, иногда аппетит приходит во время еды.

Наиболее распространены две родительские жалобы: «Его ничего не заставишь делать!» и «Его невозможно урезонить!» Одних детей не сдвинуть с места, других – не остановить (точно так ведут себя и взрослые, которые не разобрались со своими желаниями). Для первых – сказки о пользе мелких усилий, например о перебирании гороха Золушкой. Для вторых, неукротимых, – сказка о старухе, которая осталась у разбитого корыта. Если не остановиться, то аппетиты будут нарастать такими темпами, что справиться с ними станет непросто.

Второй фактор счастья – энергия исполнения желаний. Энергия выступает как показатель эмоциональной насыщенности Я человека. Энергия ребенка напрямую связана с его удовлетворенностью, социальным и психологическим подкреплением его действий. Измерять энергию желаний ребенка можно в количестве положительных событий, действий, которые завершились переживанием разделенной с ним радости достижений. В детстве заветные желания помогает исполнить мама – и радуется вместе с ребенком.

Счастье – разделенная с другим радость. Эмоциональная скупость родителей, которых раздражает детский смех, может послужить психологическим барьером для переживания счастья в будущем. Но даже счастливые в детстве люди могут страдать от нехватки тепла и эмоций, а значит, энергии, чтобы достичь своих целей, исполнить свои желания.

В сказках желания обязательно исполняются. Психологический смысл сказок со счастливым концом в том, что они вселяют в нас уверенность, что все, чего мы пожелаем искренне, сбудется – не сегодня, так завтра.

Третий фактор счастья – формирование таких установок на будущее, при которых ребенок, когда вырастет, обязательно станет счастливым.

Детей подбадривают и поощряют за любой прогресс и успех. Любой!

Романтические устремления людей формируются в детстве, во время прослушивания сказок. Их роль – усилить идеальное Я ребенка, поддержать в нем уверенность, что он тоже сможет осуществить самые заветные желания и фантазии, которые удовлетворяют потребность в любви, принятии и защите.

Время выбирать сюжеты. Архетипы любви во всемирно известных сказках[1]

Романтики верят не только в то, что любовь возможна, но и в то, что это неизбежное и большое счастье, которым дано насладиться каждому. Реалисты не ждут от любви высокого эмоционального подъема и готовы удовлетвориться уважением и дружбой. Фанатики считают, что любовь всегда носит роковой, гибельный характер. Если человек не готов отдать жизнь за другого человека, пожертвовать собой, он не достоин любви. Любовь – это страдание. Отношения между реалистами, фанатиками и романтиками развиваются в известных сказочных сюжетах.

Лягушка и царевич (два реалиста). Реалисты знают, что нет любви с первого взгляда. Встреча вынужденная, оба понимают, что партнер – неплохой человек, но у него есть очевидные недостатки, с которыми придется или мириться, или бороться. Вместо любви – дружба, которая со временем может дополниться телесными контактами, не вызывающими большого энтузиазма. К своему удивлению, герои обнаруживают, что со временем они сближаются, их отношения становятся все доверительнее. Этот период может сопровождаться конфликтами, попытками ухода, агрессией, ссорами. Но это только обозначает, что пройдена точка невозврата, они уже срослись, стали эхом друг друга.

Пример: многочисленные сказочные бабки и дедки, которым удалось прожить вместе всю жизнь. Реалисты – довольно скучные персонажи, если сравнивать их с возвышенными романтиками или суровыми фанатиками, но именно на них все держится. Романтики уходят, фанатики гибнут. Реалисты работают, растят детей, разводят сады, строят дома.

Вывод: чтобы прожить вместе долгую жизнь, люди должны делать вместе что-то осязаемое и полезное, причем каждый день. Совместный труд учит взаимному уважению и поддержке.

Кай и Герда (два романтика). Сладкие совместные грезы быстро надоедают, и один из романтиков устремляется в поисках более свежих или сильных чувств. Следующий партнер выбирается по контрасту: после нежно любящей Герды – холодная и коварная Снежная Королева. Романтик устремляется за новой эмоцией, ему нужно быть в постоянном полете. Учуяв новую страсть, романтик устремляется в погоню. А оставленный друг будет убеждать себя, что его заколдовали или похитили.

Пример: кот Базилио и лиса Алиса, другие веселые дуэты пройдох, авантюристов, актеров. Том и Джерри играют в догонялки, но одновременно обманывают друг друга. Интрига длится до тех пор, пока один не съест другого.

Вывод: иногда людям приятно вместе проводить время, играть. Их любовь длится до тех пор, пока не закончатся игры. Но жизнь – это не только веселое приключение.

Мальвина и Пьеро (реалист и романтик). Романтик влюбляется в реалиста с первого взгляда и начинает воспевать его в своих стихах и мелодиях, восхищаться и поклоняться в расчете на взаимность. Реалист чувствует подвох и раздражение из-за фальши и несоразмерности дифирамбов, из-за чего ставки романтика только падают. Реалисту кажется, что перед ним существо или ненормальное, или с серьезной задержкой в развитии. Чем активнее романтик, тем циничнее реалист. Реалист шокирует, обескураживает, заземляет романтика. И романтик убирается восвояси, чтобы найти другой, более достойный объект восхищения.

Пример: кинодрама «Дон Кихот», экранизация одноименной пьесы Е. Шварца по мотивам романа Мигеля де Сервантеса о забавных и трогательных приключениях идальго Алонсо Кихано, влюбленного в рыцарские романы… Отношения Дон Кихота и его возлюбленной Дульсинеи отражают трагическое одиночество романтика, у которого не получается заразить своим счастьем простую, земную женщину.

Вывод: иногда люди отказываются от чего-то хорошего только потому, что это им неинтересно или непонятно.

Кай и Снежная Королева (романтик и фанатик). Мучительные истории любви: фанатик заставляет страдать романтика, требуя от него не столько восхищений, сколько постоянных заверений в любви и преданности. Фанатик мучает, терзает, но не отпускает романтика. По большому счету ему скучно с романтиком, чувства которого не отличаются силой. Фанатик провоцирует романтика на страдания и уход, но как только тот собирается бежать, он испытывает настоящий шок, потому что самый сильный страх, что его не любят и могут бросить, оправдывается. Фанатику трудно смириться с тем, что не только он выбирает, что любовь не длится вечно.

У романтика небольшой выбор: на помощь придет другой любящий человек, такой же романтик. Или романтик превратится в фанатика. Жертва вампира сама станет вампиром.

Пример: прекрасная экранизация сказки «Снежная Королева» (1966, режиссер Г. Казанский). В самой сказке есть очень точное описание психологического механизма подавления другого человека. Изоляция, контроль за действиями и эмоциями возлюбленного, жесткая критика и все виды санкций в случае малейшего отступления от заданного сценария могут привести к эмоциональной холодности (образ льда), потере чувствительности, омертвению. Еще недавно веселый и живой мальчик Кай в ледяных чертогах Снежной Королевы выкладывает роковое слово «вечность». Его приговаривали навечно к бесчувственному существованию.

Вывод: некоторые люди за свою благосклонность могут потребовать полного подчинения на всю жизнь. Иногда они сами не знают, что это не любовь, а тюремное заключение с пожизненным сроком.

Кинематографические вампириады, такие популярные среди подростков, о том же: за минуту любви, один роковой поцелуй можно расплачиваться жизнью. Какими бы ни были яркими чувства и сильными страсти, можно сгореть и потом уже больше никогда не пережить особых состояний. Перегорает не чувство – перенапрягается чувствительность. Русскому человеку, который идет во всем до конца (губительный архетип), такое предупреждение очень важно.

Красавица и чудовище (два фанатика). Оба хотят вечной преданности, жертвенности и любви. Чудовище готово отдать жизнь за любовь. Красавица – пожертвовать красотой и свободой, чтобы спасти чудовище. Они заставляют друг друга мучиться и одновременно наслаждаются такой судьбой. Красавица боится чудовища, еле сдерживается от отвращения, но чувство вины и страх за чудовище останавливает ее от побега. Чудовище, видя, как страдает красавица, готово умереть, имитирует смерть, чтобы отпустить красавицу. Оно переживает особый экстаз, когда видит, как безутешна красавица.

Пережив апогей своих отношений, они начинают снова. Если оба сумеют соразмерить силы, их союз может стать вечным. Еще один выход из конфликта: со временем красота поблекнет, а уродство приобретет человеческое воплощение, они могут поменяться местами.

Пример американской адаптации сюжета о красавице и чудовище – история о Шреке и его подруге Фионе. В этой версии они начинают как фанатики, но приходят к реализму – становятся похожими друг на друга.

Вывод: если два человека любят друг друга или живут друг с другом долго, они становятся похожими.

Принц и русалочка (реалист и фанатик). Фанатик не рассчитывает на взаимность, потому что любовь для него – страдания и муки по определению. Он ищет лишь повод для того, чтобы пожертвовать собой ради возлюбленного. Будучи добрым, принц может предложить русалочке дружбу. Но это только вызывает презрение и охлаждение. Фанатику нужны страсти, самой сильной из которых является любовь. Если нет любви, то ее заменить может только ненависть.

Фанатик пытается втянуть реалиста в садомазохистский союз. Но не склонный к избыточному перенапряжению реалист предпочтет пойти своей дорогой и не будет терзаться чувством вины из-за странных наклонностей фанатика.

Примером может служить старая французская экранизация «Собора Парижской Богоматери» (1956, режиссер Жан Деланнуа). Натурные съемки в исторических местах, роскошные средневековые костюмы. Джина Лоллобриджида в этом фильме считается самым успешным экранным воплощением Эсмеральды. Хотя внешне союз Эсмеральды и горбуна напоминает союз красавицы и чудовища, по типу отношений горбун – та же русалочка, обреченная на вечную, но безнадежную любовь, а Эсмеральда полна интереса и любви к жизни, как и принц.

Вывод: если слишком сильно любить, можно погибнуть. Любовь должна быть соразмерна жизни и возможностям человека.

Конечно, романтические фантазии посещают и фанатиков, и циников, и реалистов, и скептиков. Кино спешит выхватить тот период отношений, когда душа только начинает оживать, и вместе с ней мы возвращаемся в детские грезы.

Браки с иностранцами: игры без правил. Феномен российской женской эмиграции

Переправка людей за границу с целью их дальнейшей эксплуатации сегодня второй по прибыльности криминальный бизнес в мире после контрабанды наркотиков. Есть мнение, что русские невесты приносят четыре с половиной миллиарда долларов ежегодной прибыли.

Только в Интернете действуют шестьсот американских и двести российских брачных агентств. Это дикий рынок. Многие попросту не осознают, в какую жестокую схватку ввязываются. Россиянки в поисках мужа-иностранца бьются за социальный пакет благ, а иностранцы стремятся стихийно восполнить недостаток женщин в своей стране, попутно повысив и собственный статус: у женатого мужчины он всегда выше, особенно женатого на белой женщине.

Нашу эмиграцию в массе рассматривают как трудовую, что, на мой взгляд, неверно применительно к женскому выезду. В сознании наших женщин заложен определенный уровень достижений, представлений об успехе, и мытье полов за границей – не предел их мечтаний, хотя и не исключается как трамплин. Рабочий контракт – часто только начальный этап «брачной игры».

Рынок еще не вошел в наше сознание, мы пока не научились «себя продавать». Существует мнение, что не надо опасаться международных браков, не надо противиться нетрадиционным способам знакомства – через агентства, газеты, Интернет, поскольку их используют наиболее активные люди. Кто ищет, тот находит. Но Россия – страна коллективистская. Стоит сотне авантюристок, предприимчивых дам затеять «брачные игры» с видом на Запад, тут же это приобретает характер социальной эпидемии, в которую втягиваются массы. Многочисленные опросы, проводимые нашими психологами, показывают: 70–80 % населения нашей страны – это люди, не способные выстроить свою биографию самостоятельно. Они действуют по сюжетам, почерпнутым из телевидения, или поступают по примеру соседки или подруги. Но авантюристки нигде не пропадут, а за тысячи «обыкновенных» российских женщин – страшно.

Не спасает тут и хорошее, по западным меркам, образование. Знания, интеллект – это одно, а навыки строительства своей частной жизни – совсем другое. Семья, воспитание детей требуют личностных ресурсов – ответственности, инициативы, мотивации, умения слушать и слышать другого. А большинство наших сограждан просто растерялось в условиях социально-экономического коллапса.

Не открою секрета, если скажу, что у русских женщин есть ряд преимуществ перед американками. Главное – различие в эмоциональной конституции. Американка может объяснить каждый свой шаг, любое изменение настроения: чем она недовольна, что ее не устраивает. Считается, что надо сесть и за пять минут, что называется, глаза в глаза выяснить все проблемы (let’s talk about it), в результате чего любая сложная ситуация разрядится. Наша эмоциональность чаще бывает ненаправленной: по жизни нам может быть нужно одно, а мы переживаем из-за чего-то совершенно другого. То есть мы все время находимся в состоянии эмоционального хаоса. Кроме того, мы привыкли делиться своими эмоциями с другими, не делим эмоции на «мои» и «твои». Мы сопереживаем друг другу, готовы всегда посочувствовать. Это создает ауру эмоциональной щедрости, богатства, в которой люди чувствуют себя комфортно. Все отмечают, что русские женщины более эмоциональны и менее рациональны, чем американки. Мужчине хочется, чтобы рядом было существо, не похожее на него. Это хорошо и в интимной сфере, это важно и при экономическом планировании семьи. Американцу нравится, когда ему делегируется рациональная часть, а вокруг происходит нечто приятное, направленное на него, но не требующее от него активного участия, – уют в доме, подарки его родным, обед по случаю годовщины свадьбы. Мы к этому привыкли, а для американцев это приятная неожиданность, которую они, безусловно, ценят. Пока не начинаются серьезные стычки на экономической почве, американцы чувствуют себя более уверенными и полноценными с русскими женщинами. Драматический этап в развитии межкультурной семьи начинается после того, как появляются дети, и совсем уж тяжелый период связан с взрослением и началом образования ребенка – настолько контрастируют наши системы воспитания и образования.

Меня часто спрашивают, неужели я не встречала никогда счастливых браков с иностранцами? Во-первых, психолог смотрит на стаж брака. Во-вторых, семья – это не «сладкие парочки», это еще и дети. Если взрослые демонстрируют удовлетворенность браком, а дети страдают, то такой брак я никак не могу назвать благополучным. К тому же эмигрантки любят порассказать на публике, как они довольны, но я слышала и их откровенные признания в том, что единственной отдушиной в «счастливой» жизни за рубежом является разговор с подругой по телефону или общение с такими же товарищами «по счастью».

История женской эмиграции. Браки россиянок с иностранцами имеют давнюю историю. Первая волна межкультурных браков совпадает с первой послереволюционной волной эмиграции из России. Я называю ее благородной, элитной, поскольку невесты были отборные, из высшего общества. Как это ни печально, но придется и сюда добавить ложку дегтя: существует немало свидетельств, что проституция и тогда сопровождала или предваряла браки с иностранцами. В Стамбуле турецкие жены даже обратились с просьбой к правительству защитить своих супругов от русских проституток, которые-де соблазняют их мужей своим благородным происхождением и вызывающими манерами.

Вторая волна межкультурных браков – фронтовая, связанная с насильственными перемещениями людей во время Второй мировой войны.

Третья волна приходится на начало 1960-х годов, когда к нам стали приезжать на учебу африканцы. Результат – десять тысяч браков. Я называю эти браки экзотическими, поскольку чернокожий мужчина был большой редкостью на наших славянских просторах.

Четвертая волна началась с падением железного занавеса и возникновением рыночных отношений в России. Я называю ее конъюнктурной, рыночной. Впервые красивая, белокожая, семейно-ориентированная россиянка стала позиционироваться как товар, недооцененный на внутреннем брачном рынке.

Радикальные перемены в частной жизни. В начале перестройки стали создаваться первые брачные агентства. Со своими зарубежными клиентами они были соединены факсами, телефонами. Фотографии невест очень скоро заменили видеоролики. А с 1996 года эти агентства перешли на электронную связь. Кажется, очарованные рыночной демагогией, мы забыли, что счастье не покупается, любовь – не деньги, забыли и прочие аксиомы романтической любви, известные нашим родителям в шестидесятые.

Поначалу, кажется, плохо осознавались последствия всей этой заочной любовной камарильи. Одно из самых первых и ныне существующих брачных агентств было создано не кем иным, как первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой при возглавляемом ею Росзарубежцентре. Именно через него «катапультировалась» в Париж скандально известная Наталья Захарова. Я не думаю, правда, что организаторы бизнеса знакомили будущих молодоженов только из человеколюбия. Но как тогда, так и теперь брачные агенты стоят насмерть, утверждая, что их невесты становятся исключительно добропорядочными и, главное, счастливыми женами, забрасывают их открытками и звонками с бесконечными «спасибо» и «как хорошо, что вы есть». Этот феномен международного брачного рынка хорошо известен специалистам – и не только тем, кто обратил внимание на новую русскую волну в международных браках, но и тем, кто попытался проанализировать филиппинскую, китайскую волну женской брачной эмиграции. 99 % случаев, по словам брачных агентов, – счастливые браки. Так устроена психология торговцев счастьем, так ведут себя распространители «Гербалайфа», акций типа «МММ» и религиозные сектанты, настаивающие на том, что стать счастливым просто. Надо только довериться и дать возможность разрушить сложные личностные образования, выключить интеллектуальный контроль. Счастье идиота.

Проникновение в частную жизнь рыночных представлений ознаменовала вереница конкурсов красоты – «Мисс Бюст», «Мисс Москва» (и прочие географические точки и анатомические принадлежности). Богатые и многообещающие призы, мужчины – зрители и обожатели, контракты и контакты. Эти конкурсы, несомненно, сыграли особую роль в выбросе наших девушек на рынок – как модельный, так и брачный.

Победы наших девушек, например милиционера Оксаны Федоровой на конкурсе «Мисс Вселенная», безусловно, будут стимулировать спрос на русских. Новый русский стиль: ногастая красавица, вооруженная до зубов, секси. Однако американцы часто не видят разницы между русской, полькой, чешкой – для них это белокожая из бывшего соцлагеря. Русские жены – не первые жены-иностранки в Америке. Дело в том, что американцы по своей психологии иммигранты. Мужчина приезжает на новое место, осваивается, а потом привозит себе жену. Американцы всегда привозили себе жен из-за границы. Была мода на китаянок, на филиппинок, и в свое время начал формироваться спрос на русских жен. Здесь решающую роль приобрел демографический фактор: в Северной Америке не хватает женщин, а в России не хватает «качественных» мужчин.

С переменами, происходящими в последние десятилетия, заметно выросла женская самооценка. И хотя говорят, что уровень женской безработицы высок, а доходы женщин низки, на самом деле их доходы по московскому региону в среднем вдвое превышают мужские. Многие представительницы слабого пола из последних сил трудятся, содержат семьи, но они устали и разочаровались. Они пережили разводы, прошли через бизнес, но еще не утратили надежду создать нормальную семью. В России эта ценность еще не изжила себя. Позитивный аспект всех брачных афер – как раз в попытке сохранить семью как ценность. Для американцев семья не так важна, они легче идут на развод. То есть мотивы российских невест более сложные, чем просто бедность. Хотя именно экономическая ситуация толкает наших женщин на то, что они выходят замуж за иностранцев без разбора. При этом стоит отметить: разведенные женщины более разборчивы и не так безоглядно бросаются в брак с иностранцем. Но их среди нынешних российских выездных невест меньшинство. По статистике, средний возраст невест (mail order brides – невест, заказанных по почте) – девятнадцать с половиной лет. Это девочки без образования, без опыта. Группа риска. Потребители и жертвы бесчисленных гламурных журналов, неутомимо ваяющих образы успешных женщин.

Выйти замуж за маргинала? Однако пора поговорить и об американских женихах. Кто они? Немало мужчин-американцев чувствуют себя на обочине жизни, маргиналами, не избалованными вниманием женщин. В стране, где царит культ успешности, они недостаточно успешны – дом невелик, машина старенькая, долги растут.

Первое место среди американских женихов, желающих жениться на женщине из России, держат русские эмигранты. Это главным образом программисты, которых во время компьютерного бума скупали на корню. По данным переписи 2000 года, в Силиконовой долине соотношение русских мужчин и женщин от 18 до 35 лет – десять к одному. Для русских мужчин такая ситуация необычна, они не запрограммированы на активный поиск жены, они традиционно опекаемы и этим избалованы. В Америке же мужчины, поставленные в столь драматичные обстоятельства, становятся клиентами брачных агентств или, сами будучи программистами, заводят свои сайты с целью найти подругу жизни.

Вторая категория женихов – не по численности, но по заметности – это техасские ковбои. Хотя жизнь на свежем воздухе вписывается в традиционное представление об американском быте, далеко не все понимают, что Техас – сельскохозяйственный район, провинция, где жить очень тяжело. Простая, изолированная, одинокая жизнь. Техасские ковбои – здоровые мужчины, которым нужны женщины. Для них не проблема за полторы-две тысячи долларов приехать в Россию и из предложенного «широкого ассортимента» кандидаток выбрать себе жену. Они отправляются в секс-туры, которые организуют брачные агентства. Причем женщин можно не только посмотреть, но и попробовать, хотя на сайтах об этом не говорится. Происходит это так: техасец приезжает, ему устраивают пышный прием, по какому-то тайному контракту представляют на обозрение сорок барышень, он выбирает нескольких приглянувшихся ему и приступает к более тщательному изучению кандидаток: с кем-то проводит день, с кем-то – ночь, с кем-то съездит куда-нибудь. Потом принимает решение. Считается, что девушки просто мечтают, чтобы их выбрали, и ведут себя соответственно.

Другой персонаж, тоже нередкий, – ветераны различных военных кампаний. Некоторым сейчас 50–60 лет, и они еще в хорошей форме. Что такое посттравматический стресс, сегодня знает каждый школьник. И наши парни после Афганистана и Чечни возвращаются психологическими инвалидами. Жить с ними, создавать семью довольно тяжело. Жены рано или поздно уходят, если они вообще появляются. Но у ветеранов свои претензии к гражданским, потому что они отдавали свои жизни и здоровье ради них, поэтому считают себя вправе предъявлять к своим родным и близким самые высокие счета. Молодая русская красавица – хороший подарок ветерану, который смотрит на весь этот суетный американский мир с известным презрением человека, побывавшего на войне.

Потенциальные женихи – это чаще всего мужчины в возрасте. Именно они пользуются особым спросом у наших дам, которым нужны гарантии социальной зрелости; проще говоря, они надеются, что старый муж не бросит.

Среди иностранных претендентов на руку российской красавицы нужно выделить и чернокожих мужчин. Одним из результатов борьбы за права цветных меньшинств в Америке стала либерализация браков между чернокожими и белокожими гражданами. Но на сегодня чернокожие мужчины на внутреннем брачном рынке имеют репутацию повес, которые исчезают после зачатия ребенка и больше не возвращаются к своим семьям. Они практически никогда не помогают им. В России же к бракам с африканцами привыкли, к тому же на первый взгляд африканец из Америки даже лучше, чем из Африки, он богаче, образованнее.

Еще один ловец счастья на наших российских просторах – белокожий отец-одиночка. То есть мужчина, который после развода остался с детьми. Количество таких отцов в Америке в мой последний приезд туда просто потрясло. Как и наши мамы-одиночки, они разрываются между домом, работой и школой, пытаясь успеть везде. Нужно отметить, что американский родитель в ответе не только за воспитание, но и за образование детей, если даже они посещают платную школу. Поэтому нагрузка на нем даже больше, чем на наших женщинах, хотя социальный статус такого родителя в Америке, конечно, выше. Его уважают, а не сочувствуют ему.

Отдельная категория – гомосексуалисты, которые хотят обрести статус семейного человека. Для этой цели жена-иностранка представляется им очень удобным вариантом. Он ее вывозит, она воспитывает ему детей, а он живет своей жизнью (боюсь, что это может стать тенденцией).

К женихам, устремленным на российский брачный рынок, нужно отнести и всех иммигрантов – мексиканцев, китайцев, индусов, корейцев, поляков – кого угодно. Уехавшие из родных стран мужчины пытаются повысить свой статус через «приобретение» белокожей жены. Это входит в комплекс иммигранта: ощущение своей неполноценности и желание хотя бы внешне соответствовать англосаксонскому стандарту.

И наконец, к списку американских женихов нужно добавить мужчин с физическими недостатками, самыми незначительными из которых являются небольшой рост или избыточный вес.

Агенты-то видят, что их клиенты – маргиналы, неудачники. Они не могут этого не видеть, перед их глазами проходят же потоки… Среди женихов, обратившихся в брачное агентство, нормальных людей очень мало. Поэтому агент сознательно снижает планку притязаний для невест. Его последний аргумент: как минимум девушка уедет. Она тоже считает: главное – уехать, а там видно будет. И хотя агенты похваляются благодарственными письмами, которые им якобы шлют бывшие клиентки, девушки с их горизонта, как правило, исчезают. Агенты вообще за них не несут никакой ответственности – ни информационной, ни юридической. Что категорически неправильно.

Их надо обязать знакомить девушек хотя бы с основными правилами: как вести себя в сложной ситуации, как отслеживать свою иммигрантскую историю, к кому обратиться в случае насилия. А случаи насилия – не плод моего воображения. Взять хотя бы громкое убийство Анастасии Соловьевой и кражу девочек – ситуации встречаются очень страшные. В Интернете можно найти описания случаев исчезновения женщин. Сорок четыре девушки пропали только из Псковской области: они уехали по контрактам (брачным или трудовым) – и больше о них никто не слышал, МВД ничего сделать не может, они же пропали за границей. Уехали легально, но их маршрут никто не отслеживал. Бывают случаи, когда девушку убивают, но никто ее не ищет: американцы считают, что раз она русская, то и заниматься ею должны русские, русские же считают, что это дело американцев – преступление совершено на их территории. Однако если брачный агент будет говорить своим клиентам о возможных опасностях, он лишится куска хлеба.

Часто женщины выезжают с детьми, а это уже двойной риск. Не всегда складываются браки между людьми, имеющими детей. Тем большая опасность, когда у женщины дочь. В первую очередь у такой невесты должен возникнуть вопрос: кто жениху больше нужен – она или ее дочь? У американцев правовое сознание, и они очень хорошо понимают свои преимущества: они привозят иммигрантку, которая первые два года находится от них в полной зависимости. Так что при любом конфликте муж может – мягко или жестко – напомнить об этом женщине. Бывает, муж противится учебе жены. Он понимает: женщина пойдет учиться, изменит свой статус, получит учебную визу и станет независимой; муж тоже боится быть обманутым – он оплатит образование жены, а она его бросит. И эти опасения небеспочвенны, для них есть веские основания. Иногда муж хочет детей и выдвигает это требование в качестве условия заключения брака. Наши дамы от этого тают. Они не понимают, что для мужчин ребенок – своеобразная страховка, гарантия того, что женщина действительно едет создавать семью. Неуверенному в себе мужчине очень не хочется стать жертвой авантюристки.

Среди потенциальных женихов есть люди с психическими или физическими отклонениями, которым не под силу американский стиль и темп жизни. К этой категории можно отнести страдающих импотенцией. Они надеются, что жена-иммигрантка на их недостаток не будет обращать внимания, поскольку взамен он дает ей много другого. Подчеркиваю, что перечисленные категории – это женихи с «чистыми» намерениями. Они действительно хотят создать семью.

Но есть люди, преследующие криминальные цели. Они привозят себе по несколько жен. Их доход такую роскошь позволяет. Однако не надо думать, что это миллионеры. Доход – вещь относительная: кто-то получает миллион в год, но прижимист и всю жизнь копит, кто-то на свои пятьдесят тысяч трех жен содержит. У русских женщин репутация непритязательных, не привыкших к большому достатку, так что они на роль подруг небогатых многоженцев вполне годятся.

Все сказанное выше вовсе не исключает возможности удачного и даже счастливого семейного союза. Я говорю о возникновении ситуаций, которые могут стать неуправляемыми и неподвластными россиянке. Женщина оказывается в чуждом ей культурном пространстве, в котором она первое время не ориентируется. Адаптация требует колоссальных усилий. А муж между тем может начать эксплуатировать – физически или психологически – иммигрантское положение жены. Один из признаков насилия – разного рода ограничения. Женщина, приехавшая в чужую страну, нуждается в контактах, в новых знакомствах – любая женщина, в том числе молодая, красивая, не обремененная ребенком, знающая английский язык. Она старается сблизиться хотя бы с соседями. А муж всячески препятствует, методично перерубает едва налаживающиеся контакты. Ему это делать просто – он контролирует ее расходы, на что имеет неоспоримое право, занудно обсуждает с женой счета за воду, электричество, телефон – и она попадает в непривычное для нее положение ограничений, зависимости. Что тут возразишь: муж привез себе жену, и она стала еще одной статьей его расходов, причем непредвиденных. «Я тебе в шоферы не нанимался», – может, например, заявить муж, отказываясь свозить жену за покупками.

Это, конечно, не самое страшное. Но вот еще история: россиянка, ставшая женой многоженца, родившая ему детей и не имеющая легального статуса в Америке. Оказалось, у нее нет иммигрантской истории – муж нигде ее не оформил. Как такое случается? А так: брак с иностранцем можно зарегистрировать в России и уехать по линии воссоединения семьи. Можно отбыть по визе невесты и зарегистрировать брак в Америке. Можно уехать по гостевой визе и уже в Америке изменить намерение, заявив о желании выйти замуж. Американец говорил девушке, что она ему очень понравилась и он уверен, что они будут счастливы, но ему бы хотелось, чтобы свадьба состоялась в Америке в присутствии друзей и родственников. Она поверила и охотно согласилась. А ему важно было ее «посадить на прикол» – стать отцом ребенка. Женщина поселилась в его доме, забеременела, родила. Ее представляли женой, и у нее не было никаких сомнений в том, что она действительно законная супруга. В таком счастливом неведении она пребывала два или три года, пока не обнаружила, что она не единственная жена у своего избранника. Однажды, от нечего делать рывшись на чердаке, она наткнулась на кипу фотографий с брачных церемоний ее мужа с другими женщинами, снимков мужниных детей от других женщин. Когда супруг вернулся из очередной якобы командировки, она спросила у него о своих находках. Он ничего не отрицал и предложил продолжать жить как ни в чем не бывало. И что же? Наша героиня вместо того, чтобы забить тревогу, обратиться в правозащитные женские организации, легализоваться, отделиться от своего «благодетеля» и, взяв с него солидную сумму денег, отправиться в самостоятельное плавание (как поступила бы любая американка), решила нарожать ему кучу детей, чтобы он позабыл про всех остальных жен. Итог: трое детей и никакого статуса. Об этом она, наконец, решилась рассказать на своем сайте и спросить совета, что ей теперь делать. Я на этот сайт отправила много информации о возможных действиях в подобных ситуациях, о том, куда следует обращаться. И вызвала невероятный гнев хозяйки сайта. От меня как от женщины, а тем более как от психолога требовалось сочувствие. Я должна была выступить в роли подружки – ее пожалеть, мужика обругать. Многие заводят свои странички в Интернете, ища таких электронных подружек-советчиц. Что и говорить, вещь удобная и безопасная: ты – аноним, в твою личную жизнь никто вторгнуться не сможет, зато пожалеет.

О случаях убийств я знаю только понаслышке. Самой же мне довелось принимать участие в судебном процессе вот по какому поводу (он еще не завершен, ничего не доказано, и ситуация не вполне ясна). Женщину обвиняют в том, что она лесбиянка и поэтому не спит с мужем. Находятся свидетели того, что она целовалась со своей мамой. С точки зрения американцев, у русских слишком короткая эмоциональная дистанция между людьми, мы привыкли проводить много времени с мамами, подругами. А она утверждает, что не спит с ней муж, что именно он состоит с приятелем в гомосексуальных отношениях, а их интимные отношения закончились, когда она забеременела. Иск возбудила какая-то общественная организация, которой наша героиня поведала свою историю. Цель истицы – получить развод. Муж, по ее словам, к ней плохо относился, ограничивал в расходах, грубо обращался, упрекал в том, что она плохо следит за ребенком. Я говорила с ней по телефону, и она произвела на меня впечатление человека собранного, адекватно воспринимающего происходящее с ней. Не исключаю, что выдвигаемые этой женщиной обвинения и претензии – не более чем плод ее фантазии, средство достижения обеспеченной независимой жизни. Однако подобные приемы крайне опасны. Вероятно, инициируя развод, она не понимала, что вступает в схватку, что это игра «на деньги» не в меньшей степени, чем игра по законам логики. Она решила, что критическое время миновало и ее как мать из страны не вышлют. Однако бракоразводный процесс непредсказуем и в настоящий момент вступил в довольно тяжелую стадию: выдвигаются не реальные, а отчасти вымышленные мотивы, которые суд обязан рассматривать. Скажем, супруг утверждает, что его жена психически больна, суд назначает психиатрическую экспертизу. Я не знаю, что в этой семье происходит на самом деле, и в суде могу лишь выдвигать контраргументы. Моя задача – показать, что заключение медиков грешит неточностями. В ответ на мой шаг – либо новая экспертиза, либо снятие этого обвинения с рассмотрения. И так далее. Сила, безусловно, на стороне мужа. Он может нанять сыщиков, наблюдателей, свидетелей. При этом он пригрозил: если этим судебным процессом его бизнесу будет нанесен ущерб, он затеет другую (более сложную для жены) тяжбу. Тем временем она сидит без работы на съемной квартире и живет на его деньги. Ей этого хватает, по ее утверждению.

Что ж, могло быть и хуже. Ведь наши девицы в силу неопытности и чрезмерных амбиций иногда не знают, когда пора остановиться. В судах они ведут себя как дикарки: я родила, я мать, ты обязан… Далее – куда фантазия заведет. В Америке принципиально другой подход: ты мать, значит, ответственна. Ровно настолько, насколько и отец. Он обеспечивает средства на жизнь – твою и ребенка. А чем ты подтвердишь, что ты хорошая мать? В ответ: я ребенка родила и молоком выкормила. Такой аргумент в расчет не берется. Может, ты родила без всякого желания и только затем, чтобы за Америку зацепиться?

Несколько способов избежать неприятностей. Брак с иностранцем, независимо от побочных эффектов, – это путь в эмиграцию. Пусть тернистый, трудный, но по нему идут и будут идти. Как же избежать возможных неприятностей? Придя в брачное агентство, внимательно прочитайте контракт, никогда не подписывайте его с ходу. Я видела эти контракты и ответственно утверждаю: чаще всего брачное агентство не берет на себя никакой ответственности. Такой пункт должен быть внесен – на худой конец хотя бы компенсацию получите. Ни на минуту не забывайте, что вы для брачного агента – объект бизнеса. Вы должны понимать, что вас продают за цену от полутора до десяти тысяч долларов. Все зависит от пожеланий клиента – одному достаточно провести с девушкой сутки, другой хочет отправиться с ней в путешествие на два месяца, а потом, нагулявшись, уехать. Такое удовольствие стоит, конечно, дороже. Вам предлагается очень бедный выбор. Могут помахать перед носом фоткой Джона из Оклахомы. И пока вы выясняете, где этот штат находится, и готовитесь к встрече, вам звонят: Джон задерживается, но завтра мы вам покажем живого Билла. Лучше синица в руках. Вы прихорашиваетесь, наводите марафет и идете на смотрины. Но имейте в виду: брачные агенты воспользуются вашей непритязательностью и тем, что вы пренебрегли текстом контракта. Русские девушки, долго не раздумывая, подписывают контракты даже на арабском языке. Помните: девушка имеет право потребовать контракт на родном языке, время на его изучение и только после этого может подписать документ.

Брачный агент – тот же сутенер, с той лишь разницей, что пристраивает девушек не в проститутки, а в содержанки. Так что полагаться на агента нельзя. Надо самой сформулировать свои требования. Скажем, не старше сорока лет, рост от 180 сантиметров, доход свыше сорока пяти тысяч долларов, любой штат, кроме Аляски. Но, как правило, девушки согласны на все, понимая, что они не топ-модели, что таких, как они, навалом, поэтому особо капризничать не стоит. И преклонный возраст жениха не отпугивает, наоборот, считается, что пожилой человек оценит молодость невесты, будет ее баловать и не бросит. У наших женщин силен комплекс зависимости, поэтому они не продают себя по достойной цене. Даже та, что настроена решительно, оказавшись в дружном коллективе легкодоступных барышень, готовых на все, тушуется, подчиняется массе и снижает планку.

Говоря о контрактах, я имею в виду не только брачные агентства, но и трудовые договоры. Многие женщины «за сорок» едут за границу работать нянями, лелея надежду выйти там замуж. Повторюсь, контракт надо читать. И надо смотреть в глаза женихам и не бояться их отвергнуть.

Очень важно, приехав за границу, отслеживать свою иммигрантскую историю: узнать, где находятся органы иммиграции и натурализации, выяснить, как происходит процедура легализации, кто за это отвечает. Такое поведение нормально для человека с правовым сознанием. При этом надо понимать, что ты приезжаешь в страну, где общество не приемлет насилия в отношении женщины, и там, куда забросит тебя судьба, непременно найдется женская организация, готовая встать на твою защиту. По любому справочнику, которые в Америке лежат во всех телефонных будках, вы найдете координаты женских организаций. Причем достаточно сказать оператору, что вы говорите по-русски, и она соединит вас с русскоговорящим чиновником. На худой конец можно обратиться в консульский отдел российского посольства, который обязан помогать россиянам. Но лучше всего с первых минут дать понять мужу, что вас интересует легальность вашего положения и вы намерены за этим следить. Муж может насторожиться. Но он быстро отойдет, если вы в мягком, дружелюбном тоне объясните ему: дорогой, я сплю и вижу тебя своим супругом, но всяких злоупотреблений так много, что я боюсь попасть в какую-нибудь неприятность; я уверена, что у нас с тобой все получится, но должна быть уверена и в том, что не попаду в ловушку. Время от времени к этому вопросу следует возвращаться, обращая внимание на то, как муж реагирует. И не надо безоглядно радоваться его предложению сразу родить ребенка. Надо помнить, что если супружеская жизнь не заладится и вам наскучат заморские дали, без согласия супруга, хоть и бывшего, вам вряд ли удастся вернуться домой с ребенком. Анализ показывает, что главные проблемы возникают при ограничении контактов, а не расходов новоиспеченных американских жен. Экономность, даже некоторая прижимистость – не такой уж страшный порок. А вот ограничение контактов – тревожный знак психологического насилия.

Идеальная русская женщина

О своеобразном пути современной россиянки мне удалось поговорить с известным американским исследователем, профессором Калифорнийского университета, психоаналитиком, автором переведенной на русский язык и наделавшей много шума книги «Рабская душа России» Даниэлем Ранкуром-Лаферьером.


Красота – это форма зависимости

О. М.: В России бытует устойчивое мнение, что идеальная женщина должна быть предметом обожания, восхищения, почти поклонения. Ее нужно баловать, ей нужно дарить подарки, беспокоиться о ней и помогать каждую минуту. Идеал заимствован из дворянской культуры. Образ богемной кокотки – предмет мещанской зависти и подражания. В гипертрофированном виде это Эллочка-людоедка. Внешние признаки – разодета в пух и прах, манерна, игрива, недоступна, непоследовательна, взбалмошна, готова к тому, чтобы бежать с возлюбленным на край света вопреки родительскому благословению. С начала XX века курит, носит укороченные юбки, стрижется, потом делает перманент и снова стрижется. Обожает дорогие украшения, интуитивно тянется ко всему дорогому и блестящему. По мнению известного историка моды, моего друга Саши Васильева, у русских дворянок до революции были особая порода (белая кость – голубая кровь), непревзойденные манеры, прекрасное знание иностранных языков, что способствовало их успеху на международных подиумах. Он считает, что теперь от этого не осталось и следа. Но русские женщины по-прежнему ценятся в модельном бизнесе и на международном брачном рынке. Требование красоты, внешнего лоска остается актуальным для России. Татьяна Доронина и Рената Литвинова – красивые и сумасшедшие – олицетворение русской женственности.

Д. Р.-Л.: Русские женщины для меня – это женщины, которые посвящают себя целиком своим мужчинам – отцам, сыновьям, а больше всего – мужьям и любовникам. В этом смысле им нет равных. Иногда я даже завидую русским мужчинам. Но если серьезно, я бы не хотел жениться на русской. Эта жертвенность отдает мазохизмом. Мне все-таки нужна ровня, по меньшей мере равноправный интеллектуальный партнер. Я был потрясен, когда во время своего первого визита в Ленинград в семидесятых стал свидетелем того, как молодой мужчина заехал кулаком в лицо своей подруге – и никто не пикнул, да и у нее это не вызвало возмущения.

Я сразу должен предупредить, что все мои многочисленные публикации, в которых так или иначе освещаются разные стороны ментальности русских женщин, точнее, славянок, – это только обобщения того фактического материала, который был у меня на руках. Многие, я бы даже сказал – подавляющее большинство женщин из России, с которыми я профессионально сотрудничаю, вовсе не страдают мазохизмом и не испытывают радости от унижения, не считают насилие нормой. Но вся русская классическая литература, русский фольклор, а также социологические исследования указывают на печальную зависимость русской женщины, ее подчиненное, униженное, попранное положение. Как писала социолог Лариса Кузнецова о русских женщинах в восьмидесятых, «привычка гнуть спину обросла в веках своей психологией».

О. М. Вы говорите о старой традиции, которая не могла не поменяться. Например, американский социолог Ада Баскина считает, что эмансипированности советских женщин могли бы позавидовать американки. Но тяжесть, которая выпала на долю наших женщин в постперестроечное время, вместе с открытием границ и многочисленными международными конкурсами красоты сыграли с россиянкой злую шутку. Видя, какую тяжелую жизнь прожили их матери, наши девочки (часть из них) стали искать счастья в замужестве, идеальными мужчинами им казались богатые русские (русский мужчина прежде отличался своей непритязательностью) и практически любые иностранцы. Выбор строится от противного: «Хуже не будет». Красота может обернуться большим несчастьем: она окружена мужскими притязаниями и женским презрением и завистью. В советские времена сложилась ситуация относительной авторитетности женщины, хотя цена этой внешней паритетности с мужчинами – колоссальные перегрузки, когда нужно было поспевать и дома, и на работе. Скрытая конкуренция между женщиной и мужчиной в результате приватизации разрешилась в пользу мужчин. Это одно из социальных последствий экономических реформ. Мужчины получили дополнительный аргумент в виде большого количества денег. Как известно, женщины были практически отстранены от собственности. Они стали брать всем остальным, тем, что оказалось востребованным на рынке.


Американки не выдержали бы

Д. Р.-Л. После борьбы нескольких поколений за равенство современная американка строит взаимоотношения с мужчинами с учетом своих прав, доступа к экономическим ресурсам и не боится предъявлять требования мужчине. Она была бы оскорблена откровенно сексистской поговоркой «Курица – не птица, баба – не человек» или «Волос долог – ум короток». Говоря языком психоаналитика, такие поговорки не только указывают на пренебрежение к взрослой женщине, но и знаменуют собой фазу так называемого пре-Эдипова комплекса, когда отношения ребенка с миром строятся исключительно в ключе «мать – ребенок». Если на этой стадии развития у матери нет мужа, он в отъезде или просто равнодушен либо жесток по отношению к своей жене, отношения с матерью становятся губительными для ребенка. Все женские эмоции и чувства канализируются через отношение с ребенком и приводят к парадоксальному результату. Мальчик в дальнейшем может отвернуться от матери, оскорблять ее, ругаться матом, пить по-черному, бить свою жену или подругу. Словом, если отец психологически или физически отсутствует, результатом чрезмерной любви матери может стать сын-женоненавистник. Антропологи называют такую семью матриархатом. Мы следим за таким же феноменом в черных гетто. Традиционную Россию описывают как патриархат, но это только половина правды. Обратная его сторона – русский матриархат. Патриархат, доминирование мужчин в России, подстрекается матриархатом и влиянием женщин в личной жизни.

О. М. Вы верно говорите о сопоставимости мужского и женского авторитета в России, но насчет черных гетто – это слишком. В негритянских общинах мужчины ценились только как физическая сила, рабы на плантациях, носители породы. В этом смысле они «отсутствовали» в семье. Несмотря на то что статистика показывает, что наши мужчины после развода почти никогда (90–96 %) не участвуют в воспитании детей, как и афроамериканцы, драматургия отношений мужчин и женщин в России исторически другая. В результате систематических войн мы постоянно теряем мужчин. Самой чудовищной в этом смысле была Великая Отечественная война. Полагаться на мужчин не приходится, нужно растить детей. Мальчики и более желанны, и более опекаемы. О трагедии советских женщин, которые выстояли войну, но вырастили на свою голову деспотов и тунеядцев, писала Ирина Грекова в хорошо известной и у нас, и на Западе повести «Корабль вдов». Но настоящее эхо войны пришло через поколение, когда жить стали легче и уже усилия и матерей, и школ, и пионерских лагерей были направлены на поддержку мальчиков. Инфантильные мужчины, мужья-подкаблучники появились рядом с традиционными мужчинами-деспотами. Нормальные в социальном и психологическом смысле слова мужчины пока не составляют большинства в России. Выбор у быстро развивающейся и успешной россиянки невелик и, я бы сказала, сегодня трагический. Нужно или откатывать назад, в идеалы женской покорности, или воспитывать мужчин, предъявлять свои требования и таким образом пугать изрядную часть мужчин, с детства настроенных на поклонение и поддержку.


Три ипостаси русской женщины

Д. Р.-Л. Причины несчастья русской женщины гораздо глубже. И православие, и русская классическая литература, и постоянная бедность способствовали формированию морального мазохизма русской женщины. Русская православная церковь – это патриархальный институт, который поддерживает мазохистскую покорность русской женщины. Но опять-таки, это только половина правды. На протяжении всей истории Русской православной церкви процветает культ Богоматери. Иконы Богоматери с ребенком почитаются в России больше, чем иконы взрослого Христа. Они как раз и соответствуют пре-Эдипову комплексу. Я провел много времени в русских церквях и видел, как почитаются иконы Богоматери. Мало кто помнит, почему на российском государственном гербе святой Георгий, но все знают Владимирскую Божью Матерь, Казанскую Божью Матерь. Святой Георгий не защищает русских, а Богоматерь хранит. Владимирская Богоматерь – покровительница России. Точно так двухлетние дети воспринимают свою мать – как единственную защитницу.

О. М. Известный в мире культуролог Юрий Лотман выделял три типа традиционного поведения русских женщин. Первый тип – женщина-героиня, защитница, покровительница, именно та, которая «в горящую избу войдет». Культ Богородицы, который занимает непропорционально значимое место в православии, призывает женщину-мать к жертвенности и мобилизации ради более слабых детей своих. Такие женщины были среди наших бабушек и мам, но их мало среди молодежи.

Второй тип, по Лотману, – женщина-стерва, демоническая женщина, та, которая разрушает общепринятые нормы и сценарии поведения, плюет на все ожидания мужчин и мало заботится о детях. Наша богема и псевдобогема вполне соответствует такому типу. Девочки, воспитанные на гламурных журналах, стремятся манипулировать окружением в свою пользу.

Третий тип – это несчастная женщина. Ее участь – терпеть и покоряться. Что бы ни происходило в жизни такой женщины, она всегда жалуется, не ждет от жизни ничего хорошего, хотя и считает, что достойна награды за свое терпение. Эти женщины не борются ни за себя, ни за своих детей и готовы признать, что им не повезло в жизни.

Женщина-героиня и несчастная женщина – это производные православия, крестьянской патриархальной культуры. Эти типы женщин отличаются друг от друга только по силе психологической конституции, но по сути они – женщины-жертвы. В отличие от женщины-стервы, они ориентированы на семью, на воспитание детей. Традиционная мораль ни в России, ни на Западе не дает ответов на вопрос, как нужно жить современной женщине.

Вы критикуете и оцениваете женские православные идеалы с точки зрения протестантской этики, сложившегося представления о равенстве полов, а также феминистских подходов. Православная семья, как показал отечественный психолог Владимир Дружинин, представляет собой гремучую смесь языческих и православных установок и напоминает психологическую или физическую схватку мужчины и женщины. Мужу, отцу принадлежат власть, формальный авторитет. Жене, матери делегируется ответственность. Женщины обладают колоссальным неформальным авторитетом не только в семье, но и в коллективах, являясь серыми кардиналами, профсоюзными деятелями, незаменимыми специалистами. Как бы я ни относилась к отечественной модели семьи, я никак не могу принять в качестве идеальной протестантскую модель. Семья, построенная на принципах паритетности, очень неустойчива: в ней все подвергается обсуждению, партнеры пытаются вести себя симметричным образом, заменять друг друга и в результате не очень друг в друге нуждаются. Не будете же вы отрицать, что уровень разводов в Америке очень высок, а сам развод не рассматривается как трагедия?

Есть известная правда в тайном желании россиянки «спрятаться за крепкой спиной». В этом нет никакого мазохизма. В нормальной семье, как напомнила нам гениальный этнограф Маргарет Мид, власть и ответственность распределены пропорционально физической силе и социальному признанию супругов. То есть основную ответственность за семью должен нести отец, мужчина. Женщина и мужчина объединены в усилиях по воспитанию детей, в этом смысл семейных союзов, но его успех и неудачи приписываются мужчине, а не женщине, как это принято в православной традиции, и не всем поровну, то есть не пойми кому, как предлагает протестантская традиция. Россиянка никогда не знала нормы, она пытается жить сегодня в условиях воображаемой нормы, примеряя то образ богемной красавицы, то традиционной женщины-матери, то внимательно вчитываясь в феминистские лозунги.


Судьба феминизма

Д. Р. Л. Я не думаю, что феминизм в России – это только способ психологической защиты или социальная мода. Это реальная и чуткая реакция умных женщин на подавляющих их мужчин. Александра Коллонтай не была «подстилкой», как некоторые сексистски настроенные русские мужчины называли ее. Она боролась за права женщин в стране, известной женским бесправием. К сожалению, она потерпела неудачу, Сталин выслал ее в Стокгольм. И сегодня в России очень мало женщин во власти, мало шелтеров (укрытий) для женщин– жертв насилия, а русские мужчины ругаются матом. Я уверен, что русские женщины стремятся к равноправию, и в этом я их поддерживаю. В этом смысле я феминист. Но им очень легко скатиться в старые привычки и снова считать, что раз бьет, значит, любит. Настоящий феминизм – это антимазохизм. И Александра Коллонтай, и Ирина Хакамада – антимазохистки.

Я был в России совсем недавно. Каждый год я провожу у вас по нескольку недель. На этот раз я был в Санкт-Петербурге, Москве, Туле и моей любимой Ясной Поляне, где жил и писал известный женоненавистник Лев Толстой. Честно говоря, я заметил мало изменений в поведении русских женщин. Конечно, женщины на улицах сегодня выглядят гораздо привлекательнее тех, которых можно было встретить в 70–80-х годах. Но нарочитое подчеркивание в одежде своей сексуальной привлекательности как раз и свидетельствует об их зависимости от внешних (мужских) оценок своих достоинств. Это нормально для девочек-подростков во всем мире, когда они обнаруживают, что их тело привлекает мальчишек, и часто путают мужской сексуальный интерес с любовью. Женщина, чья самооценка зависит от ее способности вызывать сексуальный интерес у мужчин, – инфантильная, психологически незрелая. Иногда мне кажется, что Россия заселена подростками среднего возраста.

О. М. Мы ищем. Мы хотим быть счастливыми и чувствовать себя полноценными и востребованными. Это требование быть внешне привлекательной является старой нормой и зафиксировано если не в генах, то в социальной перцепции. Глаз человека из России болезненно реагирует на внешний вид женщин из Англии или Америки. Эти женщины кажутся русским мужчинам некрасивыми, сухими, слишком строгими и напористыми. Привлекательность не осчастливила россиянку, а сделала ее своей заложницей.

В советские времена наряду с женщинами-героинями, передовиками, труженицами началась романтизация образа женщины-ученого, но по сценарию она была беззаветно предана науке и не имела детей. Женщин-ученых, впрочем, играли самые сексапильные советские актрисы – Любовь Орлова, Татьяна Доронина, Татьяна Лаврова.

Д. Р.-Л. Образование поддерживает высокую самооценку, которая может не соответствовать ожиданиям окружения. Не родись красивой, а родись счастливой. Критерием женского успеха в России до сих пор служит факт замужества. Быть одинокой до сих пор стыдно и, я бы сказал, гораздо хуже, чем быть малограмотной. Отсутствие мозгов великодушно прощается женщине.

О. М. Но образование не заменяет личностное развитие. Оно ему только не противоречит, но не гарантирует. У американцев есть поговорка «Самый лучший “Педигри” не улучшит породу собаки».

Д. Р.-Л. У русской женщины есть много путей к счастью. Она его достойна. В некоторых случаях помог бы и психоанализ. Но девушка, которую любят такой, какая она есть, которую не обижают, а берегут, была бы счастливее со своим возлюбленным, если бы у них было отдельное жилье. Нет никакой своей территории. Молодые вынуждены жить в так называемой расширенной семье – вместе с родителями, свояками, братьями и сестрами. Нет возможности побыть вместе с мужем. Ничего не остается, как посвятить себя ребенку, да еще под пристальным взглядом родни. Вы будете удивлены, но перспектива счастья россиянок зависит в большей мере от решения жилищного вопроса, а не от количества психоаналитических служб.

О. М. Психоанализ не работает в сообществах с традиционным укладом, члены которых ориентируются на некоторые групповые ценности. Не удастся помочь женщине, которая после сеанса психоаналитика бежит на посиделки к подруге и не хочет решать свои проблемы самостоятельно, без постороннего участия.

Д. Р.-Л. Ко мне никто и не обращается за помощью, да и сам я не стремлюсь обсуждать дела знакомых мне женщин из России. Однажды психолог из Санкт-Петербурга сказала мне, что американские феминистки и феминисты, подобные мне, отказывают русским женщинам в их сексуальной привлекательности, стремятся выхолостить их эмоциональность. Но сексуальность не является единственным основанием для поддержания чувства собственного достоинства женщины.

О. М. Но и американский вариант взаимоотношений мужчины и женщины тоже не единственный. Эмоциональная близость и привязанность не всегда носят негативный характер тяжелой зависимости. Отношение мужчины к женщине тоже может быть теплым, эмоционально насыщенным и вместе с тем преисполненным чувства достоинства, которое вытекает не из внешней грубой маскулинности, а из способности мужчины реально поддержать женщину в ее стремлении быть и отличным профессионалом, и заботливой матерью, и женой. Идеальная россиянка пристально и критически ознакомится с нашими рассуждениями. Самостоятельные, независимые люди не склонны абсолютно полагаться на мнения других, даже если они психологи. Жизнь эмансипированной женщины – не мармелад, она куда более напряженная, чем обещают ей гламурные журналы. Но ясно одно – русская женщина обладает уникальным, богатейшим опытом самостояния и развития. Она чрезвычайно инициативна и изобретательна. Исторически могущественна и генетически красива. Идеальная женщина, как считает подавляющее большинство российских мужчин.

Критика феминизма с точки зрения психологии

Русская феминистка – такой же нонсенс, как американская красавица.

При чем здесь я? Мне не нравится, когда меня называют феминисткой. Я писала о современной женской эмиграции. Это так. Но промоутеров женских прокладок в большей мере можно отнести к гигиенической фракции феминисток, чем психолога-исследователя, для которого различие полов – не самое большое откровение.

Система ценностей бессребреников, востребованная в тяжелые послевоенные годы и пережившая свой небывалый расцвет в 60-е, стала отдавать декадансом в 70-е – начале 80-х.

Выросшие в благополучии пионерских лагерей, мы ничего не боялись, потому что ничего еще не потеряли. Сентенция типа «жизнь так сложна» из уст взрослых вызывала протестный вопрос: в чем конкретно ее сложность? Став психологом, потратив годы на профессиональные наблюдения и головоломки, я знаю теперь точно, что взрослые, энтузиасты 60-х, просто понятия не имели, по каким законам эта жизнь вибрирует. Лозунговое сознание упрямо подсказывало им всякие «долой», «против» и «полный вперед», из которых личного счастья не выкроишь. Психологические заморочки казались им избыточными. Родители отговаривали меня от поступления на психфак, потому что считали эту профессию неперспективной и вульгарной – сродни актерской. Говорить про отношения считалось неудобным.

Психология стала одной из самых востребованных специальностей в эпоху перестроечных стрессов и травм. В последние годы она стала самой популярной женской профессией, выдавая психологическую неудовлетворенность и социальную незащищенность женщин. К вопросу о феминизме это имеет прямое отношение. Феминизм с его акцентом на женском бесправии и дискриминации задевал за живое и множился мелодраматическим звоном в душах миллионов россиянок. Вопрос, насколько он им помог…

Чем отличается психология от феминизма? Феминизм – это идеология. Феминизм направлен на выравнивание отношений между полами в правовом поле. И по моральным соображениям позиция «при всех прочих условиях нужно защищать женщин» мне не кажется удачной. Защищать нужно слабого, более уязвимого в данной конкретной ситуации. Прежде всего стариков и детей. Какие тут откровения?

Психология как наука построена на поиске и учете различий – культурных, групповых, индивидуальных. Дело не в различии наборов хромосом и строении гениталий у мужчин и женщин – дело в том, что вся система воспитания в нашей культуре направлена на постоянное воспроизведение схем и сценариев, в которых зафиксирована слабая женская позиция. Происходит это не всегда очевидно, но систематически. Вы не найдете особых прямых указаний на репрессивные родительские воздействия в отношении девочек. Но к началу самостоятельной жизни подростков им уже поздно сообщать правовые нормы, которые никак не описывают их спонтанную частную жизнь.

Неравенство прежде всего заложено в культурных средствах и воспроизводится через систему воспитания. На одной из женских программ, куда меня пригласили в качестве эксперта, аудитория активно уговаривала 25-летнюю девушку бросить своего гражданского мужа, который, будучи вечным студентом и нахлебником, еще и бил ее смертным боем. А она говорила, давясь слезами, что любит его и никогда не бросит. Знаете, волосы вставали дыбом уже не от того, что молодая женщина находилась в тяжелой зависимости от психопата, а от того, что выросла новая генерация девочек, матери которых, кажется, разобрались в себе, развелись с придурками, вступили в женские организации и параллельно вырастили девочек с психологией жертв.

Если феминизм призывает к правовому равенству для обоих полов, то психология все-таки требовала бы учета различий, которые еще долго будут воспроизводиться каждой новой генерацией, несмотря на политическую, идеологическую и интеллектуальную моду в стране.

Светило французской социологии Пьер Бурдье назвал неартикулированные культурные сценарии, которые влияют на судьбу отдельного человека и которые он самостоятельно не в состоянии ни осознать, ни изменить, габитусом. Фундаментальной и неосознанной привычкой социума.

Феминизм как дурная интеллектуальная мода. Напомню, что Америка всегда импортировала идеи, теории и специалистов. Если мы заимствуем интеллектуальную моду, то нужно признать за собой статус интеллектуальной помойки, страны третичного интеллектуального производства.

В Россию поступил секондхендовский феминизм – то, что в Америке уже давно заносили до дыр. А поскольку отечественное интеллектуальное производство не смогло предложить ничего внятного по поводу событий на улице, то нам сошло и это.

После радикального феминизма 60-х годов, объявившего непримиримую войну полов, вторая волна феминизма в Америке была либеральной и настаивала на том, что женщины – такие же люди, как и мужчины. Это означало, что во все социальные отношения должны быть введены и чисто женские измерения как равноправные. Это привело и к новым стандартам; например, в профессиональной психологической литературе на английском языке нельзя об абстрактном субъекте говорить «он», а только «он/она» или даже «она/он».

Возникло целое направление исследований, в которых биологическое по сути понятие «пол» заменялось таким социальным конструктом, как «гендер», и указывалось на их относительную независимость. Для тех, кто не забыл или успел узнать, что он живет в стране, в которой сформировалась мощнейшая, признанная в мире традиция культурологического анализа, в интеллектуальном плане это не добавляло ничего нового.

Феминизм как интеллектуальное течение был слишком вульгарен и прост, как «дважды два четыре» и «солнце встает на востоке», чтобы заинтриговать образованные слои, и слишком агрессивен и амбициозен, чтобы не раздражать широкие слои населения своим «здрасьте!».

Феминизм как опасная провокация. В эпоху социальных революций перестают действовать социальные законы и нормы. В устойчивые периоды образование и происхождение в значительной мере определяют социальный статус с набором привилегий и защитных механизмов. В условиях социальных катаклизмов броуновское движение людских судеб описывается в большей мере биологическими метафорами, а самым ценным становится инстинкт выживания.

Провокация отечественного феминизма состояла в том, что он стал призывать к женской эмансипации при отсутствии социальных гарантий и свобод, совершенно невозможных в эпоху революций. Таким образом, женщины оказались еще в более уязвимом положении.

Эмансипация приняла форму гиперэмансипации. В коллективистской стране феминизм очень быстро стал одной из эпидемий, когда люди не знают «почему», но знают «как». Бросали мужей, потом – начальников. Потом бросали и новых мужей, и новых начальников. Началась волна женской эмиграции. Кто-то уезжал по рабочим контрактам, но в основном выбрасывались как рыбы на берег. Потом пытались менять страны проживания. Пытались вернуться домой с детьми от международных браков. Протест и разрушение не как этап в жизни, а уже как стиль жизни. Загнанные лошади, стремящиеся выйти за пределы собственной ментальности.

Честно говоря, до начала эры российского феминизма позиция женщины была более обозначена и защищена социально. Разумная семейная политика приносила больше пользы, чем феминистская идеология. Я уже не говорю о том, что разрушена система внешкольных учреждений, которым женщины могли делегировать часть ответственности за детей. Дамы и господа, последние десятилетия мы живем без семейной политики. Как дикари с кольцом феминизма в носу.

Отличие феминисток от феминисток. Отличие эмансипации советской от эмансипации феминистской состояло в том, что первая предполагала высокий общественный вклад и строгую семейную ориентацию женщин, признание роли матери и труженицы, но абсолютно исключала расцвет в личной жизни. Феминизм постперестроечный призвал женщину обратить внимание на саму себя и поставить все свои проявления во главу угла. Эмансипация «для других» сменилась эмансипацией «для себя». Апогеем этой эмансипации стал отказ от своих детей. Ранее ненужные отцам, они стали ненужными и своим матерям. 25 % детей в Москве воспитываются бабушками. Оправдательная легенда этих матерей: «Я хочу пожить, пока молода» или «Вот встану на ноги, устрою личную жизнь, потом заберу ребенка к себе».

Но даже после войны наши бабушки поднимали детей в одиночку и не готовы были к такой плате за свое благополучие.

Результат: сломанные судьбы полумиллиона женщин и девочек, ставших жертвами торговли живым товаром, скрытая индустрия которого работает через брачные, туристические агентства, агентства по найму на работу за рубеж. Проституция и инфантильный (богемного круга) феминизм как две радикальные, хотя и противоположные моды смыкаются в своих призывах к эгоистической эмансипации: «Что хочу, то и ворочу!»

За перестроечный период произошла поляризация в рядах женщин, что отразилось и на рядах феминисток. Для одних феминизм стал способом публичного кокетства. Для зрелых женщин-общественниц феминизм стал знаменем, с которым они пошли в бизнес, политику, правозащитное движение.

С точки зрения культурологического анализа феминизм скорее проявил знакомые женские типажи, а не вывел новые. На одном полюсе – инфантильные девицы и дамы из богемных и околобогемных кругов. А на другом – женщины-общественницы, смекалистые, деловые, предприимчивые.

По статистике, членами женских организаций являются дамы в возрасте за сорок. Там они находят признание, поддержку и понимание. Мощные натуры, живые характеры.

Обе генерации отрабатывают определенную социальную конъюнктуру.

К слову сказать, я так и не встретила ни одной остервеневшей феминистки с подчеркнуто асексуальной внешностью. Напротив – щедрые тела, низкие голоса, пышные бюсты и глубокие взгляды. Ого! Насколько я знаю, наши мужчины, в отличие от западных, опасаются не женских отказов, а притязаний.

Кажется, феминизм как совокупность нечетких представлений о судьбах женщин и методах их защиты в России есть, а феминисток – поди поищи.

Но за этими, на мой взгляд, социально благополучными группами феминисток скрываются две генерации женщин: инфантильная, иждивенчески настроенная молодежь и зрелые женщины, которые тянули и будут тянуть лямку из последних сил, на ком, собственно, в стране все и держится, будь это война или перестройка.

Заслуга феминизма в России состоит в том, что после ханжеского замалчивания проблем частной жизни и ложных утверждений, что «у нас все хорошо», он спровоцировал открытый разговор «про это», сделав для либерализации жизни в России больше, чем все партии либерального толка, вместе взятые, занятые борьбой за место доминирующей идеологии. Феминизм втащил в публичное пространство ситуации из современной жизни, с улицы. Но настаивал на радикальных методах их решения с полным наплевательством на культурные и индивидуальные особенности участников событий. Феминизм в России не был неизбежностью.

Помог ли феминизм в осознании мужчинами женских проблем? Особенность отечественного феминизма и его восприятия объясняется и тем, что он распространялся одновременно с началом сексуального просвещения. То, что феминистки пытались публично разобраться со своими собственными проблемами, а также то, что некоторые из них выступают за легализацию проституции, сказалось на том, что их воспринимают как проституток. Женщин, с которыми можно общаться только на определенных условиях.

Развитие мужского сознания в вопросах пола проделало головокружительную траекторию от вопроса «Чем отличается б… от проститутки?» к вопросу «Чем отличается феминистка от проститутки?»

Феминизм решил бороться против угнетения женщин в стране, где и мужчины-то затюканы (несмотря на образование). Однако мой опрос среди юношей показывает, что феминистки воспринимаются как «нормальные, умные женщины», часть претензий и взглядов которых они готовы разделить. А предположения об их повышенной сексуальной активности подростков только радует.

Всегда есть еще один радикальный выход. Радикализм женщин в России не исчерпывается проституцией и феминизмом. Моими клиентками после незавершенных суицидальных попыток были женщины 30–35 лет.

Одной на 8 Марта юноша в метро протянул скромную ветку мимозы. А когда она потянулась доверчиво, он отдернул руку с гоготом: «Ишь чего захотела!» Она отшатнулась и сиганула под колеса приближающейся электрички. Какой-то старик подхватил ее, прижал, стал гладить по голове: «Что ты, милая, нам нельзя. Детей еще не подняли». Она же горько плакала: «За что?»

Другая ушла от мужа к возлюбленному после долгих терзаний. Решающей оказалась фраза, сказанная любимым в постельной горячке: «Я хочу, чтобы ты родила нам девочку, похожую на тебя!» А когда беременность была обнаружена (я бы сказала – осознана), как раз на Пасху, когда нищая на улице подарила ей иконку с покровительницей всех рожениц, он ответил по телефону, уже из Парижа, где был в командировке: «Ты что, с ума сошла? Куда мне сейчас все это?» А ей это куда? Ни кола, ни двора, без денег, с десятилетним сыном. Ушла от мужа ни с чем, думала – взяла самое главное. Из больницы ее забрала соседка, которая на дух ее не переносила, а тут пожалела.

А третьей хватило и того меньше – получила письмо про сорокалетнюю девочку-подростка со словами: «Ты – отработанный материал». А у нее, действительно, все не ладилось. Жизнь разваливалась, как плохо пропеченный пирог. Стакан яду…

Заигравшиеся мальчики, между прочим, эти истории для вас. Боюсь, вы так и не узнали, что было потом, когда женщины затихли и как-то исчезли с горизонта.

Вообще говоря, ситуация фольклорная: налево пойдешь – станешь проституткой, направо – попадешь в женскую организацию, будешь стоять на месте – погибнешь. А впереди – полная неизвестность.

Феминизм – это не по-русски. Существенно и то, что, рожденный в Англии как движение суфражисток, прижившийся в Америке, феминизм является порождением протестантской этики с ее идеями равенства и индивидуализма, говоря точнее – этики, предполагающей нивелировку индивидуальности и атомизацию групп. Технокультура с клонами, простыми и безусловными правилами перемещения по уровням и лабиринтам, с незатейливыми поощрениями – идеальная метафора.

Если в протестантской культуре равенство полов – это фундаментальная, социально поощряемая норма, то у нас под давлением феминистских идей может наметиться некая новая дистанция между полами и иной, чем прежде, баланс позиций между мужчиной и женщиной. И новая перспектива.

Разговор будет серьезным, без снисхождений. Смотреть будем глаза в глаза, уйти от прямых ответов не удастся. Но говорить будем по-русски: душевно и долго. Не суетно в формате сутенерской сделки и не пафосно, как на женских собраниях. И до утра. До первых предрассветных сумерек. А там видно будет. Жить хочется, как после войны.

К непреодолимой разнице между полами нужно относиться с юмором. Порносерфинг

Если весь мир – театр, то весь Интернет – это порно. По статистике, около 90 % трафика приходится на порносайты. Следовательно, практически каждый «сетевик» – порнолюбитель.

Итальянские ученые провели исследование, насколько регулярный просмотр порнографии в Интернете влияет на сексуальную жизнь человека. Оказалось, что это хобби постепенно становится зависимостью – и человек уже не может жить без порносайтов. Интерес же к нормальной половой жизни постепенно угасает.

Занятно, если знать, что сетевая коммуникация зародилась в недрах военного ведомства США в начале 60-х годов как способ передать дешево и быстро секретную информацию и предназначалась для решения мужчинами неотложных практических проблем. Вслед за военной фазой в развитии компьютерной коммуникации началась академическая волна. И это тоже были в основном мужчины, всегда более технологически ориентированные и грамотные. Бизнес-волна впрыснула еще большее количество мужских особей в сетевое общение. И хотя по своей идеологии Интернет доступен для всех, он остался областью мужского произвола и маскулинных реализаций. Потому что 86 % посетителей порносайтов – мужчины.

По данным американского общенационального исследования, посетители порносайтов – нормальные мужчины, в основном женатые или замеченные в продолжительных отношениях с женщинами, но несколько менее удовлетворенные, чем те, кто говорит, что порно – это «интересно, но заниматься этим некогда». И только 8 % мужчин составляют группу риска, потому что они жить не могут без порно и на поверку предпочитают его еде и сну. Но, как и хронические алкоголики, считают, что они в любой момент смогут прекратить эти игры. И хотя социологи не нашли в порнопотреблении ничего необъяснимого и асоциального, уже клинические психологи обнаружили «своих» – тех, кто проводит в порносерфинге более одиннадцати часов в неделю, то есть более двух часов каждый рабочий день.

Пока я писала книжку про международные браки и изучала сайты знакомств, мои пути пересеклись с охотниками за потенциальными клиентами; адрес был запеленгован и навеки попал в анналы быстро развивающихся брачных агентств и прилегающих к ним порносервисов. Вначале предлагали только девочек, а потом стали приходить письма от многочисленных заморских женихов с заверениями в преданной любви и самыми смелыми предложениями и визуализациями.

Если говорить совсем начистоту, то фотографии – это не тот стимульный материал, на который реагируют женщины. Возможно, мужчина ориентируется на телесные формы, цвет купальника и даже глаз. Женщины, по моим данным, опытным глазом оценивают социальный статус, привычки, аккуратность, интеллигентность, состоятельность. Все это можно понять по одежде, прическе, машине на заднем плане, разновидности спиртного на переднем, наличии других людей в кадре. Снимки голых мужиков на фоне постели женщинам неинтересны, потому что они малоинформативны. Ну и что?

Я лично была напугана преподавателем анатомии и антропологии, который доставал из больших и зловонных аквариумов вивария проформалиненные детородные органы трупов и тыкал ими в нос студентам. В восемнадцать лет, когда еще «ни в одном глазу», это производит сильное впечатление… До сих пор не могу понять, делал он это серьезно или насмехался над юными и романтичными «психологинями»? Мужчин в этом смысле вообще не поймешь – шутят они или просто говорят иносказательно.

«Видишь ли, Олюшка, мышление мужчины порнографично по природе. Это не значит, что между мужчиной и женщиной невозможны высокие отношения», – ответил многозначительно на мои жалобы однокурсник Серега. Последнее предостережение я тогда не оценила. Представить, что голова возлюбленного забита требухой, в то время как у тебя в душе «цветопредставление» в духе раннего Чюрлениса… Спустя лет пятнадцать я узнала, что после окончания психфака Серега ушел в монастырь. Мы двигались навстречу друг другу: я – оттуда, он – туда, но так потом и не встретились…

Кор-порно-тивная культура. «Порносерфингом занимается всякий нормальный мужчина». Когда руководители компаний вызывают на ковер своих подчиненных, чтобы указать им на гигабайты порнопродукции, за которые компания не должна платить, они вполне сочувственно относятся к самому пристрастию. «Когда десятки молодых, хорошо одетых и благоухающих парфюмом людей обоего пола по 10–12 часов находятся в одном вольере, сексуальной искры не избежать. Неизбежно следует пожар. И начальник, если он не дурак, понимает, что лучше эту энергию конвертировать в неопасную для корпоративной культуры деятельность», – четко, как про бизнес-процессы, рассказал мне знакомый директор огромной финансовой компании.

Никаких сведений о том, что порносерфинг повышает производительность труда в офисах, нет и быть не может. Но кто-то после впадает в апатию, у кого-то появляется чувство посвежевшей головы, открывается ясность, как после шока или удара головой о дверной косяк. А у некоторых и чувство социального стыда. «Таких легче принудить к сверхурочным, если подловить!» Скромно потупив взор, они безропотно соглашаются в надежде, что их «постыдное» занятие не будет предано огласке и сослуживцы не станут с ухмылкой провожать взглядом их частые визиты в туалет… А вы спрашиваете, как это можно сидеть на работе днями и ночами? Загадка аскетизма многих работников скрывается в сетевом порно и гуманизме руководства.

А в это время женщины у-порно… Говорят, что порно для мужчин – это картинки, а для женщин – переживания. Я пожаловалась Игорю Кону, который из двадцати мужчин один согласился признаться в том, что посещает порносайты, и только один из пятидесяти что-то объяснил. Профессор высказал предположение, что мужчины не умеют говорить о своих пристрастиях. Трепаться «про это» – женское занятие. Спросите женщин, что такое жесткое порно. Они примерно ответят, что это когда процесс начат, назад дороги нет. Для мужчин это изображение традиционных и нетрадиционных сексуальных практик. Почувствуйте разницу.

Женщине трудно умиляться и утешаться по поводу того, что порно – это нормально, потому что она выступает в качестве основного объекта потребления. Причем сразу низкого качества, потому что «идеальный объект» имеет большие груди, светлые волосы, пухлые губы и отличается бесстыдством.

«Есть несколько формул, которые успокаивают ситуацию, – сказал мне известный сексолог, просивший себя не называть. – Во-первых, каждый джентльмен должен напомнить своей подруге, что главное для мужчины – это ответная реакция партнерши, заземленная именно на него, а также определенный запах и шелковистость кожи. Этого в Сети не получишь. Во-вторых, приходится объяснять, что структура мужского возбуждения более бедна по сравнению с женской. Мужчины в этом смысле лишены фантазии. Та картинка, которую они видят, идентична тому образу, который потом будет дразнить их. Почти один в один. Женщина реагирует на интонацию, голос мужчины, и черт его знает, какими фантасмагориями потом наполняется ее сознание! Мужчина здесь проще, он более открыт».

Одна из моих клиенток, от которой муж ушел в Интернет с головой, а потом и развелся (чтобы не приставала), причитала, раскачиваясь, как старуха на похоронах: «Миленький, да если бы я знала, что тебе это нужно!» Из-за такой чепухи такие неприятности…

А дети? Собственно, кто расскажет «про это» мальчикам, когда отцы ушли в Интернет или другие виртуальные реальности и не скоро вернутся? Как им откомментировать, если родители и между собой-то не могут разговаривать и понимать друг друга?

Профессор Кон уверен, что секс по Интернету не вреден, а сексуальную интернет-аддикцию придумали клинические психологи, которые в силу своей специальности настроены на поиск травмированных и обиженных. Так сказать, психические заболевания – выдумка психиатров. Я смотрела в его ясное лицо в студии «Свобода» и не знала, что сказать в эфир, чтобы не обидеть романтика и кита сексуального просвещения.

Да, но факты! Случаи суицида из-за того, что «он» оказался девушкой, что это продолжалось два года и они чуть не поженились… Депрессия из-за того, что «она» больше не пишет.

Даже элегантный и с хорошим чувством юмора учитель истории моего сына максимум, что мог сказать по сути дела, так это то, чтобы на выпускной вечер матери не забыли дать своим дочкам презервативы. «Почему девочкам? По-моему, это забота мальчиков!» – выпалила я в тишину родительского собрания. «Девочки более исполнительные!» – объяснила, глядя на меня в упор, мама приятеля моего сына. Я так и не поняла, что именно девочкам строго вменялось исполнять.

Вручение презерватива – это вообще вершина отцовского благословения, когда сына хлопают по плечу и вручают пачку «жвачек». Теперь, правда, отцам вменяется и акция по предостережению мальчиков от скачивания по ночам гигабайтов порно. Отцам не хочется платить за радости своих сыновей, и они строго предупреждают: «Что угодно, только не дома и не за мой счет!»

Секс так и остался способом семейного контроля и административных воздействий. По уму, нормальный юноша тихо и интеллигентно посылает родителей подальше и уходит в никуда, потому что если родители более не нашли чего сказать, а только выразили свое презрение и мещанское беспокойство, то нужно оставлять их в прошлом – страшном, как сон.

Американская исследовательница Линн Виссон опросила русско-американские пары. Американские подруги жалуются, что наши мужчины молчат в койке. Как партизаны. Дорогая Линн, может, это государственная тайна, которую наши мужчины дали зарок не выдавать супругам, подружкам-болтушкам?

Между прочим, сексолог предупредил, что стоическое молчание «во время», «до» и «после» приводит к неврозам. А там и до импотенции рукой подать. То есть я хотела сказать, что потом и руками горю не поможешь…

…Депутат от агропромышленного блока встал в средине телевизионного ток-шоу и отчитался перед народом: «У меня четыре дочки, и я горжусь, что все они вышли замуж девочками!» Показал на жену: «Встань! Вот она!» Народная героиня дернулась с лицом ошарашенной лошади. Как это он в раже не сказал, что и его жена девственница, и он девственник, и вся их фракция – ни ухом ни рылом. Интересно, по всем остальным вопросам они так же честно нам отвечают? Я думаю, а будут ли у нас публично признаваться в маразме? Как говорится, не оргазмом, так маразмом. «Мы, партия полных идиотов…»

И вот бы узнать, этот депутат тоже посещает порносайты? Если дома одни девственницы, а на работе – тупые и обленившиеся мужики, то депутаты тоже должны входить в группу риска… По словам директора компании, вот именно такие, с честными и яростными лицами, составляют армию ветеранов невидимого фронта, нанося экономический урон производству, в котором они заняты. Интересно было бы узнать также, сколько народных денег идет на депутатский порнотрафик? Надо поспрашивать во время предвыборной кампании (про экономические реформы у девственников спрашивать как-то глупо). Предлагаю вообще эту информацию использовать в качестве детектора лжи, потому что посчитать трафик легче, чем деньги партии и валовой доход.

Признаются, думаю, только члены партии сексуальных меньшинств. Они все пороки готовы взять на себя, лишь бы не припаяли социально-экономических. Но уловки в Думе даже и не заметят, куда их возьмут с радостью в качестве козлов отпущения эти напыщенные петухи. Официально секс в стране есть, но только у сексуальных меньшинств.

И если у «наскрозь» мужской Думы так плохо с вербализациями, то нужно использовать косвенные и объективные показатели их активности, а на то, что депутаты говорят, вообще не обращать внимания.

Готовьтесь, женщины будут спрашивать: «А вы посещаете порносайты?»

Заключение

Опыт созависимых отношений страшен не тем, что отнимает у нас силы, а тем, что, выбравшись из любовного рабства, человек зарекается от любви, отказывается от любовных отношений в будущем. Мы еще слишком мало знаем о любви, чтобы отказаться от нее. Трудно справиться со счастьем, если его так мало было прежде… Счастье и любовь, оказывается, требуют мастерства.

Мы выявили много подводных камней, о которые может разбиться любовная лодка. Любовь – это время парадоксов. Душа человека построена на парадоксах. Это и делает нашу жизнь удивительной, а психологическую близость неочевидной.

Что же можно предпринять, чтобы повысить ценность психологической близости между людьми?

Я бы спрашивала молодых людей в массовом порядке: «Можешь себе представить, что никогда не встретишь свою любовь?» Думаю, это звучало бы для них как приговор. Можно ли представить, что уникальные резонансные отношения, превращающие двоих в одно целое, снимающие все границы, несущие в себе бесстрашие, не знающие вопросов «Рожать мне от него или не рожать?», «Идти мне за ним или не идти?», ты никогда, никогда не встретишь? Хочешь и дальше искать быстрых дивидендов, играть в короткую? А понимаешь, что цена такой стратегии – жизнь. Или ты проживешь хотя бы одну историю по-настоящему, или вся твоя жизнь будет чередой сделок.

При психологической близости отношения становятся исключительными, единственными в своем роде. Ты понимаешь, что никогда и ни с кем не сможешь войти в такое состояние резонанса, как с ней (с ним)! И это такое счастье, что тебе не нужно никаких прелюдий в разговорах. Не нужно объяснять, откуда ты приехал, чем занимался. Ты говоришь, не подбирая слов.

Если такой партнер найден, никто не ищет ему замену. Зачем тратить усилия на поиски, когда тебе уже дана эта психологическая синхронность.

Законы симпатии и психологической близости иррациональны, неизвестны. И мгновенны. И всеохватывающи. И объяснить почти ничего невозможно. Одно могу сказать: если это происходит, это всегда взаимно.

Специально говорю, чтобы поощрить тех, кто не уверен в этой взаимности, к спокойствию, свободе и, если хотите, наступательности. Эти отношения идут от самого ядра нашей личности, нашей сути. Никто не может в них усомниться, и никто не может их погасить. Человек всегда будет искать любви. Искусство любви состоит не только в том, чтобы найти своего человека, – его нужно раскрыть, развернуться к нему лучшими сторонами своей личности, не растворяясь, а наслаждаясь свободой.

Любовь – это свобода, а не рабство.

Сноски

1

В данном разделе использованы разработки Марины Комиссаровой, но я углубила тему, связав с психоанализом Берна.


Купить книгу "Рабы любви, или Запасные женщины" Маховская Ольга

home | my bookshelf | | Рабы любви, или Запасные женщины |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу