Book: Эксперимент №5



Эксперимент №5

Эшли Дьюал и Роуз Уэйверли

ЭКСПЕРИМЕНТ № 5

Утро как всегда серое.

Я подошла к окну и отодвинула занавеску.

Зима в нашем городишке отвратительная: скучная и долгая. Я уже устала наблюдать за грязными сугробами, и устала падать, поскальзываясь на замерзших лужах. Но изменить погоду не в моих силах.

А жаль.

— Ирэн, уже почти…

— Я знаю, — взвывала я, не дослушивая очередное предупреждение мамы, и неохотно вышла из комнаты. Бесит этот пуховик. Хорошо, что зима не все двенадцать месяцев в году.

— Тринни уже ждет тебя, — мама подала мне шарф. — На улице холодно. Одевайся тепло.

— Я в курсе, там ведь февраль.

— К семи отец заедет за тобой, и…

— И мы вместе поедем домой. Я знаю, — я нервно натянула шапку. — Пока.

— Позвони мне.

Я не ответила.

Вышла из дома и сразу побрела к остановке.

Музыка в наушниках успокоила меня. В конце концов, если не Бенжамин Бернли, то кто способен это сделать?!

Дорога до магазинчика пролетела быстро. Автобус ждать не пришлось, за что огромное спасибо судьбе, Богу, кого там надо благодарить? Стоять на остановке, отмораживая задницу, не очень хотелось, так что я была рада такому подарку.

— Здравствуй Тринни, — протянула я, и надо мной зазвенели маленькие дверные колокольчики. — Извини, что опоздала.

— Ты немного пропустила, — женщина попыталась улыбнуться, и кивнула в сторону подставок с цветами. — Займись розами. Букет из пяти штук, в прозрачной упаковке, бант не нужен, заказ готов должен быть через полчаса.

Я расстегнула пуховик и стянула шарф:

— Сейчас сделаем.

Флорист — довольно паршивая работенка. Люди не знают, чего хотят, объясняются с вами на языке жестов, махая руками в стороны, и выражают эмоции вдохами и выдохами. Они считают, что этого достаточно. На самом деле, нет. Но им-то в голову этого не вдолбишь. В итоге, потом ещё выслушиваешь претензии, вроде: я просил другое, или это не что я себе представлял.

Меня, конечно, подобные ситуации не сильно волнуют. Главное деньги мне платят, на мелкие расходы хватает. Позволить себе чашку кофе с круассаном я вполне могу, а большего мне и не надо.

Для остального есть родители.

Тринни кинула на стол прозрачную упаковку, и побежала к кассе. Наверно, опять решила пересчитать выручку. Она повернута на этом: боится, что кто-нибудь украдет несколько центов в её отсутствие.

Выдохнув, я завязала волосы в тугой хвост и разложила перед собой розы. Ярко-алые — банальщина. Наверно, их заказал парень, примитивный парень, желающий помириться с девушкой. На его месте, я бы сделала букет из гвоздик. Да, точно, и добавила бы туда парочку бутонов гардений. Смотрелось бы не плохо.

— Так, — я разложила упаковку и придавила её ножницами. — Тринни, где золотая лента?

— Должна быть на полке с эрикой.

— Там нет.

— Тогда посмотри в холодильнике.

— И что там делает лента? — закатив глаза, я пошла в кладовку, или в «холодильник» на языке Тринни. Логика ясна: там прохладно. Но для хозяйки это нечто большее, чем просто сравнение. Это, словно тайный код, которым можем пользоваться только мы вдвоем.

Я нашла ленту в коробке с пенопластом. В духе Тринни, ничего не скажешь.

Вернувшись на рабочее место, я отложила ленту в сторону, как вдруг поняла, что упаковка с розами пропала. Осмотревшись, я поставила руки на пояс и прищурилась.

— Не выйдет. Кроме тебя, сюда никто не заходит.

— Заходит, — послышался знакомый голос из-за угла.

— Нет.

— Да! Тогда кому ты делаешь букет?

— Не тебе, — я улыбнулась, и облокотилась о стол. — Будешь меня ревновать?

— А как же?! — Подруга вышла из-за угла, и вернулась розы на стол. — Наверно, ты испугалась.

— Не то слово. — Отрезав от упаковки прямоугольник, я вновь разложила цветы и связала их лентой. — Что здесь забыла?

— А мне нужна причина? — Виола стянула берет и её голову окружил наэлектризованный круг из тонких волос. — Итак, Стива вычеркиваем из списка.

— Вычеркиваем, — кивнула я, и аккуратно завернула розы. — Он разочаровал меня.

— Чем?

— Слишком быстро обратил на меня внимание.

— Ну, как и Рон. Я смотрю, продвижения у тебя никакого нет, — Ви сделала умное выражение лица. — Не надоело остывать к парням, сразу же, как они влюбляются в тебя?

— Мне психоз нужен, ясно? — Я подняла букет и протянула его подруге. — Держи. — Затем сцепила упаковку степлером. — Надоело, что мужики такие неинтересные. Я бы хотела костер, а не одинокую спичку.

— Я не понимаю твою логику, — протянула Виола и недовольно бросила букет на железный стол. — Объясни: ты сначала сохнешь по парню, потом пытаешься его добиться, но как только он клюет на твои уловки всё — финита! Ты уже другому отдана.

— Осторожней с цветами! — я поправила упаковку.

— Но если он, — продолжала подруга, — если он в упор не замечает тебя, ты разгораешься только сильней, и из кожи вон лезешь, лишь бы заполучить его взгляд.

— Смотри, лепесток помяла…

— И специально заставляешь несчастного забыть про еду и сон. Чего же ты тогда хочешь?!

Неожиданно зазвенели колокольчики, — идея Тринны, бредовая идея, у меня уже от этого звона мурашки по коже, — и в магазин зашел мужчина, лет тридцати. Увидев букет роз на столе, он, не обратив внимания на хозяйку, словно сторожевой пес, стоящую возле кассы, пошел ко мне навстречу.

— Готово?

— Да, — я протянула цветы. — Девяносто три доллара.

— Спасибо, — мужчина отдал стодолларовую купюру. — Сдачи не надо.

— Как скажете.

Я подошла к Тринне, и за мной, будто хвост двинулась Виола.

— Ирэн, может, перестанешь меня игнорировать? — мило поинтересовалась она. Я стояла к ней спиной, но уже представляла, как сейчас сомкнуты её брови, и надуты тонкие губы.

— Я тебя не игнорирую. Держи, — я протянула хозяйке деньги. — Семь долларов мои.

— Я знаю. — Тринна явно была недовольна. Но мне как всегда плевать.

— Тогда ответь.

— А что мне сказать? — я протиснулась между подругой и начальницей. — Я странная. Да. Я больная. Да.

— Ты невыносимая? Да!

Я только усмехнулась. Убрав со стола мусор, я протерла его влажной тряпкой и положила ленту рядом с эрикой. Виола так и стояла рядом, молчала. Пыталась пронзить меня колючим взглядом, но я никак не реагировала, потому что знала, что это не по-настоящему. Она никогда на меня не злилась. Просто пыталась понять — а это сложно.

— Я, наверно, домой пойду…

Уловка.

— Да, хорошо.

— И ты ничего мне не хочешь сказать?

— Я? — поджав губы, я облокотилась спиной о стену. — Да, нет.

— Да или нет? — бровь Виолы поползла вверх.

— Ну, можешь купить по дороге пару сэндвичей, и я попрошу папу забросить меня к тебе.

— Ох, — подруга взмахнула руками. — Я же помочь тебе хочу!

— Ты и так помогаешь.

— Каким образом?

— Ты есть у меня…

— И в этот момент я должна прослезиться и кинуться в твои объятия? — Ви усмехнулась и скрестила перед собой руки. — Ага. Сейчас.

— Ну, иди же ко мне!

Я ринулась к подруге, и она с криком забежала за прилавок.

Мы расхохотались, и я почувствовала, как спину сверлит взглядом Тринни. Ну и плевать. Сделав вид, будто хочу оббежать стол, я проползла под ним, и схватила Виолу за икру. Та дико завизжала, и чуть не грохнулась рядом со мной.

В этот момент колокольчики вновь зазвонили, и я нервно подорвалась, ударившись головой о край стола.

— Господи! — Всё ещё смеясь, Ви присела рядом и приложила руку к моему лбу. — Жива?

— Пока, да.

— С ума сошла? Хотела меня одну оставить?

— Да, именно это я и хотела сделать! — потерев голову, я осела на полу и прищурилась. — Больше никаких ролевых игр…

— Ничего не могу обещать, — хихикая, протянула подруга, и встала с пола. — Давай старушенция, поднимайся.

— Мне и тут комфортно.

— Ирэн!

Я громко выдохнула, и медленно, очень медленно, чтобы выглядело трагичней, поднялась с пола. Распустив волосы, я расчесала их пальцами и улыбнулась подруге.

— Иди уже домой, а то меня выгонят с работы…

— Согласно. Пора мне удалиться. — Виола отвесила мне поклон и направилась в сторону выхода. Неожиданно подруга резко остановилась и повернула ко мне своё удивленное лицо. Кивнув головой в сторону кассы, она нервно улыбнулась.

— Что?

Я, правда, не понимала, что происходит.

Она повторила жест.

— Ты можешь нормально сказать, — едва я протянула это, меня позвала Тринни. Прищурившись, я просверлила подругу взглядом и пошла на кассу.

— Этот клиент к тебе, — сообщила хозяйка. — Объясните ещё раз Ирэн, что вам нужно.

— Хорошо.

Ко мне повернулась молодой парень. Старше меня, может года на два. Он был высок и строен, отлично сложен, красив: идеальная новая жертва.

— Я хотел бы заказать букет для сестры.

Я кивнула и направилась к железному столу.

— И из каких он цветов должен состоять?

— Я не знаю, — робко признался парень, и за его спиной я увидела довольную Виолу. Показывая мне в воздухе какие-то символы, подруга медленно уходила из магазина, смеясь и хихикая, будто первоклассница, приметившая знойного старшеклассника. — Я в этом не разбираюсь.

— Что?

— Говорю, не разбираюсь я в этих вещах.

— А. Ну ничего страшного. Для этого есть я. — Я ждала, пока парень улыбнется и посмотрит на меня, но он не сделал ни первого, ни второго. Что ж, только плюс в его корзину. — Итак, опишите свою сестру. Может, есть какие-то исключительные черты в её характере?

— Она очень милая. Красивая, умная и чересчур взбалмошная — Я мелодично рассмеялась. — Но это не портит её.

— Что ж, тогда, — я задумчиво прошлась пальцами по полкам с цветами. — Тогда я думаю, вам подойдут белые гиацинты.

— Отлично.

— И вы не спросите, почему именно они? — удивилась я.

— Я вам доверяю. — Парень опять не посмотрел на меня. — Букет нужен завтра к шести.

— Будет готово.

— Тогда до встречи.

И всё.

Клиент ушел, не сказав ни «спасибо», ни «меня зовут Джон», ни «приятно было познакомиться». Он ушел, оставив меня в полном замешательстве.

Вот и отлично.

Я записала в книжке: таинственный незнакомец — белые Гиацинты. И приписала в углу — эксперимент N5.


После школы я, не заходя домой, сразу же направилась в магазин.

Тринни как всегда стояла возле кассы.

— Здравствуй.

— Раздевайся, у нас срочный заказ. — Как всегда деликатна.

— Что за заказ? — я стянула пуховик.

— Приходил Энди Ленфорд.

— Энди Ленфорд?

— Вчерашний клиент. Сегодня ещё у его сестры свадьба…

— Так, и что? — я заинтересованно подошла к Тринни. — Что за срочность?

— Какая-то проблема с их флористом. Цветы не привезли, а церемония через два часа. Обратились к нам. Нужно немедленно сделать двадцать букетов из орхидей, и ещё четыре — для подружек невесты, из жасмина.

— Жасмин? — недовольно переспросила я. — Кто же делает на свадьбу букеты из жасмина? Это же цветы — расставания!

— Не наше с тобой дело, — заключила Тринни и с огромной болью на сердце посмотрела на кассу. — Иди в «холодильник», принеси подставки с цветами.

— Ты мне поможешь?!

— Иначе ты не успеешь.

Оторвав свои руки от считальной машинки, она прошла к столу, а я побежала за цветами. Впереди были трудные два часа.


— Сюда, пожалуйста, — женщина указала мне на столик около широкого окна. — Там невеста будет фотографироваться после церемонии.

Я незаметно кивнула, чувствуя, как отваливаются руки, ноги. Я еле держала равновесие. Глаза закрывались, честное слово, мне казалось, что я во сне бегаю по проваливающемуся полу.

— Ирэн! — крикнула Тринна. — Ещё один букет в дальнюю часть зала.

— Иду.

Мне пришлось плестись, за очередным «шедевром» из орхидей. По пути я случайно увидела Энди. Кажется, его так назвала Тринна?

В эту же секунду, я выпрямилась и сделала вид, будто мне здесь находиться так же легко, как съесть на ночь плитку шоколада — обычное явление в моей семье. Но вдруг, моя нога подкосилась, и я врезалась в стену. К счастью этого никто не заметил. Или к сожалению? Почему этого не увидел Энди? Он должен был спасти меня, или хотя бы просто поинтересоваться, всё ли со мной в порядке.

Это уже начинало меня злить!

Я находилась почти час в этом чертовом душном зале, а эксперимент никак не продвигался, ведь «кролик» даже не глядел в мою сторону.

— Держи, — неожиданно Тринни всучила мне букет. — Поставь его в тот угол.

Я не увидела, куда она указала. Пошла, куда мне захотелось.

А именно к Энди.

Откашлявшись, я остановилась перед парнем и мило улыбнулась.

— Не подскажешь, куда поставить эти орхидеи? — парень даже не повернулся. Разговаривал с каким-то мужчиной. — Я…, я хотела спросить, — пришлось говорить громче. — Цветы эти куда деть?

Энди недоуменно повернулся ко мне, и пожал плечами.

— Я не уверен, наверно туда, — он кивнул в сторону арки у алтаря и вновь вернулся к разговору со своим знакомым.

Мои брови мгновенно подскочили вверх, и я бы скрестила перед собой руки, будь они не заняты букетом.

— Отлично, — нервно выдохнув, я поплелась в сторону арки. Признаться, она выглядела так себе. Бледная и слишком высокая. Не в моем вкусе. Поставив цветы, я осмотрела зал. И где же невеста? Хотя, какая мне разница.

— Ирэн, — моё имя начинает выводить меня из себя! — Наша работа сделана, — заключила Тринни. — Поехали в магазин.

— Но, а как, же цветы для Энди Ленфорда? Он просил сделать букет из гиацинт.

— Заказ отменили.

— Как отменили? — я расстроено нахмурилась. — Вот так просто отменили? Почему?

— Я не спрашивала.

Я разозлилась на Тринни. Она могла бы проявить больше внимания к живому человеку, он в отличие от её машинки с деньгами, умеет разговаривать.

— Поехали.

Выйдя на улицу, я получила сильную пощечину от ледяного ветра. Он врезался мне в спину, в бока и ноги, сковал их, заставляя трястись и мерзнуть. Я сцепила перед собой руки, и чуть не закричала от негодования, когда Тринна, сев в старенькую «Хонду» не смогла её завести.

— Только не говори мне этого, — умоляла я, топчась на месте. — Не говори, что нам придется заказывать такси, и ждать его полчаса на холоде!

— Я попробую ещё раз, — из окна заявила начальница, но успеха не добилась. Мотор так и не завелся.

Проклятые морозы!

— Что-то случилось?

Да-да, это был именно он. Я сразу узнала голос Энди, хотя толком его не запомнила. Не думаю, что те две минуты, которые мы разговаривали, можно посчитать за нормальное знакомство.

— Машина не заводится, — быстро отрезала я, и, наконец, смогла разглядеть парня. Он был симпатичным, как раз как мне нравится. Что-то между Джейком Джилленхалом и Райном Гослингом.

— Вы заказали такси?

— Да, но его так долго ждать, — вновь протараторила я, на что, о боги, Энди улыбнулся. — Я так думаю, вам нужна моя помощь.

— Да!

— Нет!

Я зло посмотрела на Тринни. Она хочет вернуться домой с поломанными ребрами?

— Мне не сложно, — Энди махнул рукой на себя и кивнул в сторону двери. — Посидите на свадьбе у моей сестры полчасика, а потом как раз и такси подъедет.

Я так и услышала, как надо мной кто-то смеется.

— Что?

— Ну, а почему нет? Я думаю, и для вас место найдется.

Дальше и говорить не хочется…


Я лежала на кровати и смотрела в потолок.

А этот Энди оказался довольно неплохим парнем.

Он очаровательно улыбается, просто изумительно улыбается. А когда он стесняется, он всё время поправляет волосы. Так трогательно! Ах, да, и ещё я заметила, что он часто повторяет слово «отлично».

Я усмехнулась, и перевернулась на живот.

Он выглядел так мило, когда произносил речь. Кажется, подруга Менди (вроде так звали невесту) заставила его выйти на середину зала и сказать пару добрых слов. Ох, в тот момент, у меня появилось странное желание, встать с места и вдарить этой подруге Менди по голове, ведь она прекрасно знала, что Энди стеснительный.

Неожиданно я словила себя на мысли, что не хочу, чтобы Энди влюблялся в меня.

Мне стало как-то некомфортно, и я привстала с кровати.

А вдруг, когда я понравлюсь ему, всё вновь повторится, и я остыну, словно утренний тост, который готовит мама? Вдруг мои чувства исчезнут, а его появятся?

Надо срочно позвонить Ви!

Но когда я потянулась за телефоном, меня остановило чувство стыда. Подруга не раз говорила мне, что я странная и больная на голову девушка. Что я ей скажу, и главное, как она сможет мне помочь? Пусть лучше заботится о своем принце, который такой же страшный, как мой брат на фотографии в детстве: тощий, прыщавый и беззащитный.

Ну, замечательно…

Я вновь свалилась на кровать и представила как это, когда кто-то нравится долго и сильно. Как это, когда ты по-настоящему влюблен…

А хотя, что мне представлять? Я ведь ничего в этом не понимаю…


Целую неделю Тринни, словно специально насиловала меня в магазинчике. Всю работу приходилось выполнять в одиночку, не передыхая, словно роботу. Я умудрялась даже делать домашнее задание в перерывах между заказами, так как дома меня хватало лишь на сон.



Сегодня был похожий день, только хуже.

Тринни заболела и оставила меня за главную, одну, в общем: нас-то всего был дуэт.

А люди приходили на удивление часто.

Или не на удивление…

Просто сегодня день Святого Валентина. Все заказывали розы белые, розы красные, розы синие, розы оранжевые… Меня уже мутило от вида этих цветов!

Когда пришел очередной клиент, я была злая как собака.

— На сегодня хватит, мы уже…, — я остановилась, увидев гостя. — А может, ещё и не закрываемся…

— Здравствуй, — сегодня Энди выглядел ещё привлекательней: в черном полу-плаще и сером толстом шарфике. Ущипните меня, я сплю! — Я хотел повторно сделать заказ.

— Я слушаю, — ноги шатались, и поэтому я облокотилась спиной о стену. — Кому, и по какому случаю?

— Девушке на день святого валентина.

Я отвернулась к стенду с цветами и сделала вид, будто думаю о том, что бы ему подобрать. На самом деле, я расстроилась. Почему, спрашивается, ведь этот факт должен был только подогреть мой интерес, но нет…

Сегодня всё было по-другому…

— И…, — я откашлялась. — И что это за девушка? Опишите мне её.

— Я уже говорил о ней.

— Так это букет сестре? — у меня словно камень с души упал. — Я надеюсь, вы не захотите заказывать розы: они банальны.

— Вы так считаете?

— Я в этом уверена.

И тут вдруг Энди вновь улыбнулся и взглянул мне в глаза. Я могла отвести взгляд, но не сделала этого, ведь парень смотрел так притягательно и так откровенно, что у меня ноги подкашивались, и теперь не от усталости.

— Отлично. Может, тогда…, перейдем на «ты»? — неожиданно спросил он, и идиллия лопнула, словно мыльный пузырь. В моей голове пронесся сигнал тревоги, и я сделала шаг назад. Только не это!

— Нет, — резко ответила я, и увидела, как лицо Энди стало удивленным.

— Прости, я…, — он вновь смутился. — Я не подумал, было глупо с моей стороны…

— Подожди, — я обошла стол и подошла к парню. — Тут в другом дело.

— Отлично. В чем же?

— Это сложно объяснить, — и у тебя такие притягательные глаза, хотела сказать я, но вовремя прикусила язык.

— Я постараюсь понять.

— Ничего ты не поймешь, — я разозлилась, в этот раз на саму себя. Какого черта у меня вообще такая шизофрения! Ведь в жизни всё гораздо проще: мальчикам нравятся девочки, девочкам нравятся мальчики — хэппи-энд ин зе стори. В чем же моя проблема? Почему я обязательно должна разлюбить того, кого минуту назад считала парнем мечты? — Тебе лучше уйти.

— Ты думаешь, так будет лучше? — Энди явно не верил, что я говорю серьёзно.

— Да. И в следующий раз оставляй заказы моей начальнице. Так проще.

— Проще?

— До свидания, спасибо, что посетили наш магазин! — я состроила улыбчивую гримасу и провела парня до двери. — Приходите к нам ещё.

Затем, я знаю, что это было нагло, но я просто выставила Энди за дверь. Опустив жалюзи, я недовольно подбежала к столу с цветами и, повинуясь какому-то странному желанию, достала гиацинты, бегонии, две ветки папоротника, жонкилии и вывалила их на железную поверхность.

Мне хватило пятнадцати минут, чтобы составить лучший в своей жизни букет. Он оказался странным, смешанным и, наверно, броским, но зато он полностью выражал моё состояние. Гиацинты символизировали красоту, бегонии — тревогу, папоротник — искренность, а жонкили невиданное мне раньше желание. Я завернула его в прозрачную фольгу, и поставила на подставку. Маленькими корявыми буквами, я вывела на бумажке: Энди Ленфорд — последняя жертва, и кинула её в букет. Затем, меня словно окатила волна усталости. Руки и ноги стали тяжелыми, налились свинцом, и я медленно села на стул. Я боролась с приступами сна, с глазами, которые закрывались, не собираясь меня слушаться, боролась сама с собой. Но в итоге, тело победило, и, положив голову на стол, я крепко уснула.

Я шла на работу в плохом настроении.

Кроме того, что мне удалось победить свой рекорд и упасть прямо возле дома, даже не в нескольких метрах от него, я ещё и сильно проспала. Тринни должна была сегодня выйти, надеюсь, она не будет злиться.

С остановки я почти бежала. Магазинчик находился неподалеку, так что уже минут через пять я красная и потная стояла на пороге.

— Тринни, прости меня! — выдохнула я. — Так получилось.

— Заходи уже, — начальница кивнула в сторону стола. — Два заказа. К четырем и семи вечера.

— Я успею.

— Я и не сомневаюсь.

Она мне улыбнулась?!

Нет, наверно, показалось.

Тринни принялась пересчитывать выручку, а я медленно прошла в зал. Снимая пуховик, я вдруг заметила, что чего-то не хватает.

О Господи!

— А где букет из гиацинт? — с ужасом спросила я. — Я оставляла его на столе.

— Да, я знаю. Но за ним приходили уже.

— Кто?

— Какая-то женщина. Сказала, что заплатит двести долларов.

— Что? И ты продала? — я была буквально в панике. — Но…, но он был для другого человека!

— Составь такой же.

— Такой же не получится…

Я расстроено плюхнулась на стул. Да уж…

А мне казалось, этот день не могу быть ещё хуже. Я ошибалась.

Неожиданно зазвонил мой мобильник. Пришла смс-ка. Мне даже не пришлось использовать сверхъестественные способности, чтобы догадаться, кто это был.

«Поговори со мной!» — просила Ви. А у меня не было настроения, даже набирать слова не хочу.

«День сегодня плохой. Давай вечером созвонимся?»

Уже через минуту мне пришел ответ.

«Я зайду к тебе, и ты мне всё расскажешь. Так что не своди взгляда с горизонта!»

Я улыбнулась. Как же я обожаю эту девчонку! Черт меня подери, но без Виолы я бы уже согнулась, сто процентов.

«Ни за что» — написала я, и спрятала телефон в карман.

Что ж, рабочий день продолжался, и у меня не было другого выбора, кроме как взяться за голову.

К концу дня, я чувствовала себя странно: мне не было плохо, мне не было хорошо. Скорей наступила какая-то апатия, или как бы сейчас сказала Ви наступил — эффект абсентеизма. Да, это был именно он.

Тринна ушла раньше, так что я была ответственной за чистоту и порядок в магазинчике. Убрав всё со стола, и расставив цветы по полкам, я собралась уходить, когда заметила нечто странное.

Мой букет, или точней букет для Энди стоял рядом с кассой.

Я нахмурилась, и настороженно осмотрелась.

Откуда он взялся?

— Очень красиво, — неожиданно заключил знакомый голос, и, развернувшись, я увидела Ленфорда. Он стоял около стойки с эрикой и гиацинтами.

— Ты, что здесь делаешь? — удивилась я, и признаться, я была безумно рада увидеть его, пусть это и противоречило моей теории влюбленности. — И откуда у тебя этот букет?

— Я купил его. Купил для тебя.

— Ты? Но Тринни сказала, что…

— Что его забрала какая-то женщина, — Энди сделал шаг ко мне навстречу. — Я вдруг узнал, что твоя начальница может оторвать любому голову за несколько жалких центов, и имел наглость подкупить её.

— Ох, — я рассмеялась и широко раскрыла глаза. — Ты шутишь, наверно! Подкупил Тринни? Но зачем?

— Я ведь должен был как-то встретиться с тобой…

Я вновь услышала сигнал тревоги в голове, но когда парень подошел слишком близко, у меня свило от волнения руки и скрутило живот.

— С чего вдруг? Я ведь тебе совсем не нравлюсь.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что ты не смотрел на меня! Элементарно! Парни всегда смотрят на девушку, когда она ему нравится, — это должно было звучят по-умному. Словно так сказала не я, а какой-то мудрый и опытный человек.

Энди рассмеялся:

— Может я не был уверен, — предположил он.

— В своих чувствах?

— В себе самом. Зачем такой красивой девушке, такой обычный парень?

— Ты обычный парень? Не смеши меня, — только через минуту я поняла, что сказала это вслух. От этого напряжение лишь увеличилось. — Послушай, — медленно начала я, тая под взглядом его темно-синих глаз. — У меня есть проблема.

— Какая?

— Она серьёзная.

— Очень?

— Очень-очень, — я нервно почесала шею. — Это сложно объяснить. Дело в том, что когда я начинаю кому-то нравиться, этот парень перестаёт нравиться мне, хотя до этого, я могла души в нем не чаять. Понимаешь? Это идиотизм, я знаю. И всё же, ты не должен испытывать ко мне каких-либо чувств, ведь тогда я остыну и разлюблю тебя! Видишь, какая лажа!

Брови Энди медленно поползли вверх.

— И кто же вывел эту теорию?

— Я сама её вывела, исходя из собственного жизненного опыта.

— И какой же у тебя опыт в семнадцать лет?

— Мне уже восемнадцать…, почти, и…, надумал меня оскорблять? — я с вызовом поддалась вперед. — Не выйдет.

— То есть я сейчас тебе уже не нравлюсь.

— Пока нравишься, но…

— А сейчас? — Энди провел рукой по моей щеке, и я растеряно улыбнулась. — Уже не нравлюсь?

— Ты не понимаешь…

— А если так, — парень аккуратно обнял меня за талию и притянул к себе. От этого тысячи мурашек побежали по телу, и жаром обдало спину.

— И кто сказала, что ты неуверенный в себе? — мой голос должен был срываться. Но на удивление я говорила ровно и даже соблазнительно.

— Я не знаю, кто это придумал…

Повинуясь странному желанию, я положила одну руку на Энди плечо, а второй провела по щеке и опустила ниже, к шее и ключице. Всё должно было оттолкнуть меня: и его заинтересованный взгляд, и его горячие руки, и его сильное влечение, но не оттолкнуло. Я впервые почувствовала, что не хочу остывать.

— И как ты собираешься подогревать мой интерес?

— Ну, — парень улыбнулся, оглядывая магазинчик. — Может, для начала сходим в кино?




home | my bookshelf | | Эксперимент №5 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу