Book: Ваше дело



Ваше дело

Алекс Шталь

Ваше дело

Пролог

Вам, так любящим разглагольствовать о том, что жить надо не умом, а сердцем, – посвящается.

Я отношу себя к той категории людей, для которых отсутствие друга, ну, или хотя бы собеседника – не проблема, если в доме есть хорошее вино и хорошие книги. Человек, знающий толк в вине и разбирающийся в книгах, не станет впадать в депрессию, когда его окружает столько друзей. Друзей, кстати, воспитанных в духе высокой морали, которые терпеливо ждут, когда к ним обратятся и внимательно выслушают, а не тех, которые лезут со своей пустой болтовнёй в душу собеседника, как пчёлы в улей.

Не знаю, есть ли в вине истина, но в умеренном и далеко не ежедневном употреблении – мудрость точно есть.

А книги, которые водятся в доме у человека, в них разбирающегося, – книги полны мудрости. И особенно те, которые не противоречат твоим собственным мыслям. Такие, которые ты мог бы написать сам, если бы не лень, да кабы не чувство собственной неполноценности.

Ох, уж эта лень!.. Ох, уж эти комплексы, убивающие в нас индивидуальность и наступающие на горло нашим творческим порывам!..

Ну, да ладно…

Книги мы выбираем по настроению. Это не вино, которое приветствует любое настроение человека. Здесь нужен другой подход. Настроение автора и настроение человека, с которым автор решил поделиться своими соображениями, должны совпадать, иначе… Иначе – остаётся только вино. На худой конец сойдут и люди, если вы не пьёте вина и не читаете хороших книг. Но самыми по-настоящему мудрыми и интересными книгами, как правило, оказываются те, в которых писатель в самом начале повествования, если так можно выразиться, отсекает не своего, или, как я его называю, – «ненужного» читателя…

Это получается далеко не у всех.

Каким же надо быть мастером, чтобы в самом начале книги создать у «ненужного» читателя ощущение, что он не туда попал! Станислав Лем как раз один из таких специалистов. В тот самый момент, когда не его читатель закрывает книгу, чтобы больше к ней никогда не прикасаться, а имя писателя до конца жизни будет у него ассоциироваться со словом «зануда», в книге начинается самое интересное!

А вот Стивен Кинг только в некоторых книгах применил этот трюк. Но зато читатель, прошедший через придуманное этими хитрецами чистилище, попадает в мир, покидать который он уже не спешит. А дочитав такую книгу до конца, понимаешь, что информация эта не должна была попасть в руки невежд, ханжей и лицемеров! Пусть они читают свою любимую псевдоромантическую дешёвку про лютики-цветочки и прочую чушь. Пусть они «делают стойку» и напрягают слух, заслышав фальшивые ноты гимнов, написанных в честь таких же фальшивых, как эти гимны, героев. Пусть восторгаются подвигами своих кумиров, разрушающих целые миры ради спасения капризной девчонки или утверждения своих правил. Пусть.

Рождённый в куче навоза не полетит пить нектар на альпийские луга. Его удел – навозная куча.

Так что, если у вас проблемы с выбором хорошей литературы, и вы предвзято относитесь к вину, вам придётся смотреть телевизор, пить водку и общаться с такими же скучными людьми.

А люди, нас окружающие, в большинстве своём, почему-то, оказываются плохо воспитаны. Поэтому с ними тяжело. Они ни с кем и ни с чем не считаются, навязывают свою гнилую мораль и отнимают драгоценное время. Каждый человек считает своим долгом научить другого уму разуму, при этом, не оглядываясь на свою неустроенную жизнь и на целый список дурных привычек и приобретённых заболеваний. Ему же никто не говорил, что:

– Если ты никак не возьмёшься за свою жизнь, чтобы её наладить, будь уверен, – она возьмётся за тебя.

А если этот блюститель морали ещё и выпил!.. Такой «собеседник» здорово напоминает идиота соседа, который по воскресеньям при помощи дрели, молотка и «ароматной» краски благоустраивает своё жилище. Житья от них нет. И от музыки, которую они «транслируют», тоже житья нет. Именно транслируют, а не слушают.

Эх, да разве остались ещё люди, которые слушают музыку? Ритмизованный шум, который повсеместно используется как фон, заглушающий отсутствие собственных мыслей, – не в счёт. Не в счёт и люди, этот шум создающие, распространяющие и воспроизводящие.

Кстати, о музыке! Если у вас в доме есть музыкальный инструмент, и вы с ним дружите, то считайте, что у вас всё есть. Ну конечно, при наличии домашней библиотеки и при отсутствии бредовых идей насчёт того, что человек, употребляющий вино в одиночестве, – алкоголик.

Вот те, кто употребляет исключительно в компании, только в компании и никогда вне компании, да если ещё и повод им для этого нужен, – вот они-то и есть самые настоящие пьяницы. Люди эти страдают каким-то странным комплексом, какой-то боязнью выпить несколько глотков хорошего напитка, если рядом нет того, кто тебя поддержит в твоём начинании и с удовольствием поможет продолжить.

А ещё люди, пьющие в компании, это, как правило, люди без тормозов. Для них не существует ни регламента, ни лимита. А свою пьяную дурь они почему-то называют весельем.

Что поделаешь, сон разума рождает… единомышленников. В компании почему-то принято напиваться до состояния «ты меня уважаешь». Чушь какая-то! Человеку ни в чём себя не подозревающему не знающему за собой греха, незачем спрашивать пьяную рожу, маячащую напротив, – уважает она его или нет. У человека без комплексов таких сомнений насчёт себя нет, и не может быть. Он и так знает – есть, за что его уважать, или нет. Или ему, как мне, например, глубоко наплевать на мнение сплетников, завистников и неудачников. Если есть сегодня уважительная причина, то я себя уважаю. А если, вдруг, завтра буду достоин моральной порки, то, как говорится, – получи!

Вообще, конечно, как человек относится к самому себе, такой образ жизни он и ведёт. И, наоборот, – по тому, какой образ жизни ведёт человек, мы можем увидеть как он к себе относится. Конечно, при условии, что мы имеем дело с честным человеком! А то пока выяснишь – честный перед тобой человек или, мягко говоря, не очень, столько драгоценного личного времени потеряешь!.. Жуть!.. Особенно, если этот человек затесался в твою семью под видом члена семьи.

Ну, а причин для умеренного, а также и беспробудного пьянства может быть великое множество. Вернее, не причин, а поводов! Просто люди привыкли объяснять своё поведение удобным словом – «настроение». А когда спрашиваешь такого человека, что лежит в основе его, ну, скажем, плохого настроения, он, вместо того, чтобы разобраться со своей депрессией и самому же себе помочь, начинает нести чепуху насчёт того, что, мол, в его жизни всё так плохо… И ты видишь, что на самом деле никакой причины для плохого настроения нет, а есть целый комплекс нерешённых проблем и… бесконечные воспоминания о несбывшемся.

Жизнь – как головоломка. Если одна деталь не на месте, значит, не собрано всё.

Главное – не зацикливаться на этом.

Просто, как мне кажется, некоторые люди не могут отличить причину плохого настроения от повода для нытья. «Относись к самому себе честно, не лги себе, не прячь от себя свои же проблемы, а решай их, – хочется сказать такому страдальцу. – Не сваливай причины своих внутренних заскоков на ставшие удобными внешние факторы. Не создавай нерешаемые проблемы и увидишь, насколько меньше поводов для плохого настроения станет в твоей жизни». А то ведь можно договориться до того, что существует только два настроения! Это – напиться на радостях и напиться с горя. А то, что оттенков настроения на самом деле куда больше, чем оттенков всех цветов радуги вместе взятых, об этом забывают почти все, кто упрощённо или нечестно подходит к проблеме своего настроения.

Просто они не знают, что бежать от мира, боясь трудностей, куда труднее, чем не создавать трудности, делающие жизнь невыносимой.

А вот настроение, кстати, можно создавать! И нужно. Но это сложно. Это – целое искусство! Зато, если правильно идти на поводу у своего, созданного для себя же, настроения, то можно не просто получить удовольствие, а научиться получать удовольствие от процесса получения удовольствия. А это, как ни странно, учит человека самому создавать своё настроение!

Неясно выразился, да? Но это только на первый взгляд путано звучит, на самом деле это – замкнутая в кольцо формула.

Эх, если бы я умел в самом начале повествования отсекать не своего читателя, как это делают упомянутые мной мастера, я бы рассказал вам, оставшимся дослушать до конца, не только о том, как создавать любое настроение, но и раскрыл бы причины появления и существования почти всех негативных явлений, таких как: хандра, меланхолия, депрессия, отчаянье и другие «друзья человечества», превращающие жизнь людей в ад.

Ведь мы же всю жизнь проходим мимо того, из чего наша жизнь должна состоять, чтобы быть жизнью полноценной, и гонимся за тем, чего в нашей жизни быть не должно!

Очень многое в жизни человека зависит от настроения, созданного им же самим. И моя жизнь не исключение. В зависимости от настроения, я, например, могу или читать, иногда по двадцать часов подряд, или перебирать клавиши, слушая мелодию, которая рождается сама как дитя душевного состояния. А могу, прихватив ружьишко, проходить весь день по задумчивому сентябрьскому лесу, освободившемуся наконец от городских дикарей. Набраться сил и узнать секрет долголетия у знакомых деревьев. Послушать тишину. Устроившись у небольшого костерка, съесть немудрёный обед, прихваченный из дому. А вернувшись домой узнать, что кошка настолько соскучилась по тебе, что готова вывернуться наизнанку, чтобы выразить свои чувства.

Кошки или любят, или остаются равнодушны. Собаки или преклоняются, или же ненавидят лютой ненавистью. Наверное, потому, что собаки – животные стайные. Точно так же и люди, склонные к стайному образу жизни: или ненавидят заодно со стаей, или слепо преклоняются перед «лидером» или «хозяином», – как ни назови, а суть одна. А люди, склонные к размышлениям, как и кошки – имеют собственное мнение. Единственная разница между кошкой и человеком мыслящим, это – кошке нет вреда от её собственного мнения. А вот человеку, даже если он никому ничего не берётся доказывать и не отстаивает это своё собственное мнение, человеку тяжело даётся осознание того, что большинство его соплеменников собственного мнения не имеют. И не только не имеют, а ещё и знать не знают, что у них его нет. Они не помнят, а может, и вовсе не знают, что, когда идёшь со стадом, больше шансов угодить на бойню.

«Да, – скажете вы, – книги, вино и фортепьяно, прогулки по осеннему лесу и разговоры с деревьями, одиночество, разбавленное кошачьей любовью, – вот в результате и появляется извращённый взгляд на все стороны человеческой жизни. Если бы все так жили, – скажете вы, – в плену у собственного настроения, подкрепляемого то сидением у костра, то многочасовым почёсыванием кошки за ухом, – человечество уже давно вымерло бы». «Да, – отвечу я, – человечество, стремящееся жить по законам стаи, вымрет ещё быстрее. Вымрет, как человечество. Останутся одни стаи. И будут эти стаи до скончания веков грызть друг другу глотки за разницу взглядов. А то, что эта разница всего лишь разница взглядов их хозяев, они никогда уже не заметят. Не заметят потому, что мнение хозяина для них – закон. Мнение авторитета для них – авторитетное мнение. А поэтому, даже самое дурацкое устройство их экономики и политики для них – путь, которым они следуют от рождения до смерти, автоматически подготавливая своих детей к тому, что тем тоже придётся тянуть эту резиновую лямку бытия, которое, по сути, и бытием-то не является. Так, существование…»

«Я страдаю, следовательно, я существую, – говорят они. – Люди не хотят жить по-человечески. Они хотят жить не хуже других.

А вы говорите – книги, вино, музыка…

Книги выводят наше мышление на новые дороги. Вино – превращает абстрактное в конкретное, придаёт всему абстрактному форму. А с помощью музыки мы можем озвучить и выразить то, для чего нет слов».

«Ну, а, действительность? – спросите вы меня. – Как быть с действительностью? Как быть с той действительностью, которая у каждого своя! Как быть с людьми, для которых их уродливое существование – норма жизни? Как быть с человеком, который, как ему кажется, свободен от «философских галлюцинаций», переползающих из одной книги в другую?

Может, такого человека и не учитывать вовсе? Ведь ему же ни за что не разобраться, где кончается красота и начинается дешёвка, украшенная мишурой, плавно переходящая в уродство! Человеку, у которого руки не связаны книгой, так как ему некогда заниматься подобной чепухой, ему же никогда не понять, что он обокрал сам себя. Попробуйте хотя бы намекнуть ему, что он сам себя обкрадывает….

Да он вам тут же укажет на того, кто, по его мнению, его обокрал. И, конечно же, это будут: правительство, работодатель и закон.

Но когда он выбирает правительство и работодателя, или когда соглашается с законом, он обязательно скажет, чтобы оправдать свой выбор, что погоду заказывают и предсказывают одни люди, а делают её совсем другие».

Вот такая неожиданная, я бы сказал, изворотливость примитивной логики убивает меня, например, наповал.

А вы говорите – книги!

Ему не до книг! Он ведь, извините, работает, а не находится в плену у иллюзий, которые плодятся в головах бездельников. Ведь этот человек, для которого вся музыка уложилась в три аккорда, а вино, по его мнению, – ритуальный напиток рафинированных интеллигентов, аристократов и педерастов, он же эту свою убогую «мудрость» будет передавать из уст в уста! Он сам вырос на этой, простите, «народной мудрости». Она была той «питательной» средой, которая отравила его сознание. И теперь норма для него – грязь. И свою, родную грязь он нам навязывает как норму.

Как быть с этой врождённо-приобретённой тупостью? С этим особым, я бы сказал, свойством ума, которое не лечится и не проходит само, а способно лишь трансформироваться в хитрость, в подлость, в предательство. То есть, в те качества, которые всегда были причинами страдания миллиардов людей.

А ведь люди, утверждающие, что их представления об устройстве мира и о жизни вообще и есть самые верные, они же и в самом деле в этом уверены!.. Причины зла потому так легко ими доказуемы и воспринимаются как само собой разумеющееся, потому что служат для них оправданием. Оправданием каждого их шага. Даже если шаг этот называется – предательство.

Для них ведь предательство иногда допустимо.

Но, что бы они там ни говорили, я думаю, что главное – это не то, о чём все говорят. Главное – это то, о чём все умалчивают.

Поэтому, если обстоятельства складываются таким образом, что выжить может только подлец, то они (выжившие) в этом случае скажут, что выжил сильнейший.

А если же вам всё же повезёт раскачать носителя этой логики на откровение, то вы услышите примерно следующее: «Я туп и ограничен. Я грязен. Помыслы мои тоже, простите, нечисты. Желания мои низменны».

Ты говоришь ему: «Ну, раз ты всё это осознаёшь, выбирайся из грязи! Живи как человек. Будь счастлив!»

И вдруг его скотская логика рушит все твои представления об этом мире и о людях его населяющих…

Он отвечает: «Ты тоже грязен. Помыслы твои мерзки, а желания твои куда отвратительнее моих. Просто ты это скрываешь, а я нет. И поэтому ты хуже меня».

И он уверен, что это так.

И тут ты начинаешь понимать, что между вами не стена, которую можно было бы перелезть, обойти или разрушить, а непреодолимая бездонная пропасть. Пропасть, окружающая тебя со всех сторон.

Когда-то, когда второсортная литература и дешёвое кино только начали просачиваться в наш, уставший от советской пропаганды, мир, в те, теперь уже такие далёкие времена, я услышал в свой адрес обвинение в том, что, якобы, прячусь от действительности за книжными полками, на которых, в нарисованных максималистами мирах, живут какие-то неестественно красивые и по-настоящему любящие друг друга люди, цель жизни которых какое-то там светлое будущее, основанное на, прямо-таки, ни дать ни взять, ветхозаветной любви к ближнему и отрицании зла, как нормы жизни. Между тем как зло, по словам моих обвинителей, является не только нормой, но, простите, чуть ли не побудительным мотивом для существования добра. И поэтому они не просто мирятся с этой действительностью, а почти приветствуют её, как одно из явлений природы, к которому надо привыкнуть. Не вычёркивают из своей жизни, не борются с проникновением грязи в их жизнь, а просто учатся с этим жить.

Я не учился жить с «этим» и не менял своего отношения к всеразрушающему злу, принимающему порой самые причудливые формы, чтобы усыпить бдительность, и тем или иным способом завладеть умами людей. Я оставался в своей крепости, построенной величайшими умами всех времён и народов, из кирпичей трезвой мысли. В крепости, стоящей на фундаменте из трудов философов древности. И пусть связующим раствором для строительного материала был всё-таки романтизм, это был здоровый романтизм. Романтизм, не мешающий здравому смыслу. А уж здравый смысл романтизму никогда не мешал.



Так как же мне относиться к тем, кто не испытывал и не испытывает желания «спрятаться за стеной из книжных полок» от навязываемой, синтетической псевдодействительности, которую они принимают за единственно правильную действительность? И почему они называют это – спрятаться? Нет, не спрятаться, а отвернуться от грязи и извращений. Стать непроницаемым для того, что не просто, «по моему скромному мнению», является извращением, а потому, что оно так же противоестественно, как говорящие животные из сказок, или как брак между однополыми. Заметьте, не любовь, а брак, или, говоря проще, – сожительство между однополыми! Сожительство, преследующее одну только цель – взаимовыгодное взаимопользование между сексуальными партнёрами, которые по своей сути являются амбициозными людишками с большими проблемами. Бесплодное и противоестественное взаимопользование, называемое ими альтернативой. Противоестественное, потому – бесплодное. Хотя, дело-то вовсе не в однополых связях, а в причинах их появления, правда ведь?..

Как же мне ко всему этому относиться?

И как же ко всему этому относиться нам? Ко всему тому, что моральные уроды называют единственной действительностью.

Например, к повальному алкоголизму, именуемому, простите, российской действительностью. Или к нежеланию некоторых молодых людей обзаводиться потомством. Они объясняют свою стерильность тем, что этот мир, с его действительностью, слишком плох для их детей.

Мир плох, но сами-то они в нём живут…

Как же нам ко всему этому относиться?

Только не предлагайте мне бороться с этим!

Уж я-то знаю, что действие рождает противодействие. Большинство умников предлагают просто мирно сосуществовать различным системам, не вмешиваясь в жизнь друг друга.

Идиоты!

Они что, не знают, что любые изменения, которые им придётся наблюдать в своём мире, будут наталкивать их на мысль, что соседняя система оказала дурное влияние на их сказочный мир и что надо срочно принимать меры?!

Нет, видимо не знают, раз предлагают.

Да, подобные вопросы появляются на совершенно законных основаниях, и игнорировать их нельзя. Даже более того, преступно! Поэтому, честно отвечаю на вопрос: «Что со всем этим делать?»

Называть всё своими именами, – вот что со всем этим делать!

Перестать называть умственно отсталых простыми людьми. Перестать называть никогда никем не воспитанного и теперь в конец опустившегося мужика – человеком неприхотливым в своих желаниях. Перестать называть человека, уродующего собственную жизнь и подающего отвратительнейший пример своим детям-невезучим человеком.

Ведь пока мы говорим, что ему не везёт, он не перестанет протягивать руку за пособием. Пока мы будем его жалеть и оправдывать, он будет преподавать своим детям этот способ жить за чужой счёт. За счёт жалостливых старушек и разжиревших тёток, которые так любят подавать несчастненьким. Одни подают из жалости и по привычке, другие – в попытке дать взятку богу, в которого они и не очень-то верят, но если он всё-таки есть, то они надеются поговорить с ним, как с человеком, который забыл поставить «галочку» напротив их фамилии. Они надеются, что есть такая ведомость на получение площади в «Царстве Небесном». Они не знают, что жалость порождает нищету. Нищету, прежде всего, духовную.

Помните, в каком-то старом фильме про войну промелькнул момент, в котором было показано, как выглядела агитационная листовка, в которой фашисты предлагали советскому солдату сдаться в плен: «Германское командование гарантирует вам жизнь: водку, хлеб и гармонь». Вот так-то! Про такую мелочь как секс в листовке даже не упоминалось! Но это было тогда. А теперь почти любая реклама начинается с секса или намекает на него. Так вернее. Вот она – действительность!

Когда такая действительность вторгается в вашу жизнь, вы начинаете всерьёз задумываться: а есть ли на этой планете такое место, где можно было бы надёжно укрыться от назойливых щупалец, произрастающих из навозных куч псевдочеловеческих страстей, желаний и понятий? Укрыться так, чтобы они не дотянулись до вас. Чтобы не ощупывали душу в поисках отверстия, через которое можно было бы не только проникнуть, но и пустить корни. А пустив корни, они начинают вами питаться и отравляют продуктами своей жизнедеятельности ваше существование.

Когда такая действительность вторгается в вашу жизнь, вы, как всякий нормальный человек, испытываете шок. А немного отойдя от потрясения, пытаетесь понять: кому всё это нужно? Кто же это не может жить так, чтобы не мешать жить окружающим? Кто портит воздух свободы продуктами своего извращённого мышления, считая его – это своё мышление – единственно правильным, потому что, оказывается, оно основывается на вековых традициях?

Как будто вековые традиции не могут быть заблуждениями!.. Да сколько угодно! Куда ни глянь, люди отгородились от трезвой мысли при помощи традиционных заблуждений. При помощи теперь уже родных заблуждений. Таких родных, что ценятся они куда выше, чем рассказанная кем-то правда, или указанный кем-то выход из лабиринта. Из лабиринта, который они называют традициями. Всё, что можно оправдать при помощи традиционных заблуждений, они называют своей действительностью, отказаться от которой не могут потому, что не знают, чем её заменить, несмотря на то, что постоянно находятся в поиске альтернатив… Вот, что такое действительность в представлении среднестатистического гражданина, отца семейства, мужа своей жены и сына, любящего свою престарелую матушку, которая не только, как он считает, совершила нечеловеческий подвиг, произведя его на свет, но ещё и дала ему правильное воспитание. Как будто у неё был выбор?

«А как же! – скажет она, – выбор у меня был». Она могла сделать аборт, но она не сделала его из любви к не родившемуся тогда ещё сыночку. Или она могла отдать ребёнка на воспитание в детский дом. И тогда бы её молодость не пропала в сырой ванной комнате, где она только и делала, что стирала пелёнки и зарабатывала ревматизм, теперь так её мучающий. Зато она чиста перед Богом, да и люди теперь её не осудят. Ведь у неё всё было, как у них.

И говоря всё это, она не замечает, что противоречит всему, во что, как ей кажется, она верит.

Веря в Бога и в его всепрощение, она одновременно верит в то, что ему… Нет, не ему, а Ему можно сунуть взятку в виде несделанного аборта, несданного в детский дом ребёнка и таким образом отмолить, откупить греховные мысли, некогда зародившиеся в её, тогда ещё молодой, головушке. Ведь Бог, по её представлению, такой же подслеповатый, да ещё и глухой на одно ухо старичок, с какими она сталкивается каждый день в магазине, просто… просто в его власти сделать с ней всё, что ему заблагорассудится. В отличие от знакомого ей старичка, Он всемогущий.

Но обмануть его так же легко, как и того старичка…

Вот это и есть действительность. Человек, пытающийся сам себя оправдать, зачитывает сам себе обвинение и не видит этой ошибки! И учит своих детей и внуков повторять эту ошибку. Потому что для них, живущих по шаблону, это не ошибка, а закон жизни. Закон жизни, не ими придуманный, и потому им и в голову не придёт, что пора уже что-то менять. Отменить, или хотя бы подправить ошибочные представления своих отцов, которые, в своё время, немного подправили ошибочные представления своих отцов. Успеть сделать это, пока действительность, вскормленная уважением к глупым традициям, не превратилась в слепое поклонение извращённым понятиям, зародившимся в головах детей, чьи матери не пошли на аборт из-за того, что боялись людской молвы и Бога, созданного ими же по своему образу и подобию. Вот она, эта действительность! Все повторяют друг за другом одни и те же ошибки и называют это традицией. Мать тычет сыну в лицо свою «любовь», из-за которой она не разрешила себе – нет, вы послушайте! – она не разрешила себе позволить врачам выковырнуть из своего чрева продукт, а в будущем ещё и объект своей любви.

Вы, так любящие разглагольствовать о том, что жить надо не умом, а сердцем, вы об этой действительности говорили, когда упрекали меня в том, что я, как индийский созерцатель, любуюсь закатами, а всё негативное обтекает меня, как вода обтекает камень на дне реки?!..

Я не собираюсь переделывать этот мир, я постараюсь сделать всё, чтобы мир не переделал меня.

Действительность и истина – знают ли они о существовании друг друга?

Почему, когда я поворачиваюсь лицом к истине, действительность оказывается у меня за спиной? А когда, налюбовавшись истиной, я поворачиваюсь к действительности, то вижу – она приняла такие уродливые формы, что назвать её отражением истины язык не поворачивается.

Когда эта самая «действительность» вторглась, наконец, и в мою жизнь, кроме шока мне пришлось испытать ещё и многосерийное прозрение. Действительность спустила меня с лестницы, да так, что я пересчитал носом все ступеньки. Я познакомился поближе с каждым этапом своего восхождения на вершины человеческих ценностей. Глядя из подвала, в который так неожиданно грохнулся, я с ужасом осознавал, что возраст человека не может быть мерилом жизненного опыта, а то замечательное образование, которое мы получаем, ни в коем случае нельзя рассматривать как индикатор интеллектуального уровня. Перед лицом правды мы не находим одежд, чтобы прикрыть свою моральную наготу, которую мы так запросто рядили в интеллектуальные платья, оказавшиеся набором звуков, которые мы, по всеобщей договорённости, или произносим, или слушаем.

Многое, конечно, зависит от того, в какой роли мы оказываемся в момент, когда сталкиваемся с действительностью: в роли судьи, истца, или в невыгодной роли ответчика.

А если мы выбираем себе роль наблюдателя, то автоматически попадаем в число летописцев, пишущих для следующих поколений грязную «Историю человеческих заблуждений», которая оправдывает наше сегодняшнее неразумное поведение.

Роль наблюдателя – самая выгодная роль. Но мне, к сожалению, она не досталась. В тот вечер, когда действительность вломилась в мою жизнь, мне была отведена роль обвиняемого. Так, по крайней мере, мне до сих пор кажется. Но моё мнение, как мнение человека, склонного к самобичеванию, может оказаться ошибочным.

1

Вечер, который запомнился мне на всю оставшуюся жизнь, начинался как самый обычный вечер конца сентября.

На улице уже начинало темнеть, но для меня, пребывавшего в иной реальности, это не имело значения. Мир цифрового фото, в который я окунулся, оказался для меня настоящим открытием. В общем-то, это даже нельзя называть иной реальностью, просто наше зрение не позволяет нам разглядеть те мелкие детали и те подробности, которые запросто видит объектив цифрового фотоаппарата.

Просмотр содержимого купленного на днях диска, сопровождаемый музыкой Вангелиса, – это двойное удовольствие. Музыка как нельзя лучше подходила к тому, что я видел на экране, а необычные фотографии заставили по-новому воспринимать негромко звучавшую музыку великого мастера, так, кстати, и не удосужившегося выучить нотную грамоту, что не мешает ему вот уже больше тридцати лет поражать мир своими творениями.

Работы известных фотографов, сделанные в режиме «макро», просто поразили меня. Вот уже второй час я изучал снимки потрясающего качества. Да, знакомые не зря посоветовали мне приобрести этот диск. Действительно, совершенно ни на что не похоже!

Фотографии муравьев, пчёл и различных жуков, сделанные с высоким разрешением, показались мне куда интереснее, чем тот фильм ужасов, который так долго рекламировали и, наконец, показали недавно на большом экране. В фильме все монстры двигались, игнорируя законы физики, а в зале народ вжимался в кресла и делал вид, что очень боится. Господи, какими игрушечными кажутся все эти киношные пугала! Неужели людям и в самом деле было страшно во время просмотра? «Не верю!» – как говорил Станиславский. То, что я вижу сейчас, вот реальность! А ведь это, всего-навсего, – фото! А представляете фильм, снятый в режиме «макро»!

Вдруг в мир бесподобной музыки и потрясающих фотографий, в котором я пребывал, вторгся посторонний звук.

«Что ещё за новости?» – подумал я, оторвав взгляд от монитора.

Больно ударив по глазам, в окна ворвался необычно яркий свет фар. За окном, судя по звуку, прогрохотали два тяжёлых грузовика.

«Неужели кто-то, на ночь глядя, привёз стройматериалы? – подумал я. – Уже всё, казалось бы, в нашем дачном посёлке застроили, так нет же, лепят прямо поверх уже построенного! Некоторые дома стали напоминать своих хозяев, такие же неопределённые формы. Такие же, ничего не выражающие кроме глупости фасады, из-за которых торчат подобия замковых башен, «украшенные» имитацией флюгеров в виде драконов и рыцарей.

А деревянные резные теремки в «русском» стиле, стоящие поверх каменных гаражей, вообще выглядят как вороны на насесте! Оказывается, безвкусица – тоже стиль!

Дай человеку деньги, и ты увидишь, что пряталось под этой личиной».

Вон, опять какие-то тяжёлые машины проехали. Ну, всё ясно – кирпич, доски, шифер!

Да, стройматериалы это плохо. Это очень плохо!

Это картина неизвестного художника «Опять стройка»! Кто-то правильно однажды пошутил, сказав: «Города надо строить в деревне, где воздух чище». Действительно, строительство жилья у нас незначительно отстаёт от роста рождаемости.

Теперь эти неутомимые «созидатели» будут портить все выходные несколько месяцев подряд. По посёлку будут шляться полуграмотные вороватые гастарбайтеры. А потом ещё несколько месяцев довольные хозяева будут «обмывать» постройку очередной безвкусицы. И всё это будет сопровождаться «бабаханьем» и «бубуханьем» низкочастотных ритмов, созданных одними узколобыми для других. Кошмар! Они называют это музыкой!

Интересно, а как они обзывают музыку? В смысле, – настоящую. Ведь должно же у них быть какое-то определение для того, чтобы отличать, ну, скажем, классику от того, что слушают они! Одно время был популярен термин, который почему-то долго не прожил. А жаль. Хоть и нелепо звучало, но помогало отличать от музыки стили, которым и название придумать было невозможно. Нашёлся кто-то, кто окрестил синтезаторные ритмы – «коммерческой музыкой».

Видимо, устарело всеми любимое выражение "Time is money", и настало время для… "Sound is money"! – Пляши под мою дудку, да ещё и плати за это денежки! Вот это – бизнес!

Если бы не настоящая музыка из моей коллекции, я бы с ума сошёл от того, что начинается в пятницу вечером в посёлке! Чтобы заглушить однообразие псевдотрансовых ритмов, раздающихся из, как у всех, распахнутых настежь дверей в машинах, приходится включать музыку чуть громче, чем того хотелось бы. Хорошо, что Вангелис и Эндрю Ллойд Уэббер подходят под любое настроение, а уж про классиков и говорить не приходится.

Господи, о чём я думаю!? О каких-то горе строителях собственных мавзолеев! На что я отвлекаюсь!?

Знаете, я уверен, что люди, чья деятельность раздражает окружающих, просто питаются волнами раздражительности, от этих окружающих исходящими. Процесс этот происходит на каком-то метафизическом уровне, но он весьма и весьма ощутим. Не знаю, как это называется, и есть ли у этого явления какое-то официальное название, но может быть это и есть тот самый пресловутый энергетический вампиризм?

Так. Хватит их подпитывать! Отвлекись!

А вот передо мной фото шершня. Какое совершенство! Ничего лишнего. Машина для выживания в условиях планеты Земля. Потрясающе!

Компьютер, как и книги, позволяет переместиться в иную реальность и даже какое-то время там пожить. Замечательное изобретение! Одно плохо – для некоторых наших современников компьютер стал единственной реальностью. Он пленил их. Так же, как тридцать лет назад телевизор оторвал от жизни очень большой процент граждан, у которых никогда не было своей жизни, а «ящик» позволил им заглянуть в чужую. Но глупо становиться противником компьютера из-за того, что какой-то процент закомплексованных, необщительных людей выпал из жизни, из общества и стал отдельным видом человекообразных – гомо кибернетику с, как я их называю. Они не опасны для общества, как, например, алкоголики и наркоманы. Они опасны для самих себя, и поэтому я их не опасаюсь, и мне их совершенно не жалко.

Голос соседки, уже не первый раз звавшей меня и стучавшей в окно, постепенно вернул меня в повседневную реальность.

Воистину: «Мы сами заводим друзей, сами создаём врагов, и лишь наши соседи – от Бога», – не помню, кто сказал.

Открыв дверь, я увидел её не на шутку перепуганное лицо.

Галя, моя соседка, молодая женщина лет тридцати, добрейший человек, вот только категорически отказывается бороться со своими комплексами, называя их странностями. Она говорит, что хоть чем-то должна отличаться от толпы. Как будто не знает, что толпа сплошь состоит из закомплексованных личностей.



Какого труда мне стоило буквально заставить её, чтобы она перестала называть меня по отчеству. Для неё разница в возрасте в десять лет – это уже «Иван Иваныч». Вот и сейчас, после стольких лет общения, она, прежде чем начать со мной говорить, испытывает секундное замешательство, никому кроме меня, впрочем, не заметное.

– Миша, ты меня пугаешь! Свет горит, я стучу, а ты не отзываешься! Бог знает, что можно подумать!

– Это у тебя вместо «здравствуйте», да? Добрый вечер, Галя! Что-то ты сегодня не такая какая-то…

– Извини… просто переволновалась и испугалась сильно!

Выглядит она, действительно, неважно. Глаза бегают, топчется, как будто приспичило. Надо ей срочно настроение поднять.

– А ты знаешь, – говорю я совершенно серьёзно, – что можно испугаться не просто очень сильно, а по-большому…

– Что за глупости ты говоришь?!. И не стыдно?.. Ты почему не открывал?

– Ну, могла бы подумать, например, что я в ванной. Я же и в самом деле там бываю…

– Вечно ты шутишь! Я ведь серьёзно говорю – испугалась. – И она, вытаращив глаза, и перейдя на шёпот, продолжила. – Тут вон – милиция, солдаты с оружием носятся, а он, видите ли, в ванной!

– Не бойся жизни, Галя, смерть уж близко.

– Ага. Вот попадёшь ты, Миша, в Ад, и будешь жить там вечно. Говорю же тебе, по посёлку солдаты с автоматами бегают! Милиция…

– В Ад? Надо же, куда ты меня определила!.. По блату, что ли? Я, кстати, думаю, что после смерти нас ждёт то же, что было до нашего рождения…

– Да думай ты, что хочешь! Я пришла предупредить, что солдаты…

– Какие солдаты? Что ты несёшь? Что за милиция? – спрашиваю я и, привстав на цыпочки, оглядываю окрестности. Ничего необычного не видно. Да и что можно увидеть в сумерках, в пасмурный вечер. Осень. Темнеет рано. С утра, вон, солнце светило прямо по-весеннему, а сейчас всё небо покрыто свинцом туч.

– Ты что, в самом деле, ничего не знаешь? – удивлённо спрашивает она и даже делает шаг назад, чтобы как следует рассмотреть человека, проспавшего, по её мнению, самое интересное в скучной жизни полусонного дачного посёлка.

– Да нет же, ёлки-палки!

– Уже целый час, если не больше, по всему посёлку солдатика беглого ловят. Говорят, он там, – она показала куда-то за спину, в сторону леса, – своих пострелял, да и рванул из части с автоматом. Где-то здесь его блокировали, ходят, по всем закоулкам ищут. Спрашивают, не видел ли кто чего…

Слушаю тараторящую, как пулемёт, соседку и думаю: «Вот, сразу видно, человек воспитан средствами массовой информации. «Блокировали»! Слово-то, какое!»

– А откуда такая уверенность, что он в посёлке? – спрашиваю я. – Они что, как стемнело, в лесу уже его не ловят? Темно им там, что ли? Или страшно?

– Опять ты за своё! Я бегу к нему предупредить, чтобы поосторожней был, а он издевается надо мной, как над дурочкой, или как над слабоумной какой-нибудь.

– Галя, а как ты дурочек от слабоумных отличаешь?

– Так. Хватит с меня! Я тебя предупредила, и совесть моя перед твоей женой чиста. Вот. Случится что с тобой, сам будешь виноват. Господи, да какое же надо иметь терпение, чтобы с тобой жить?! Приедет Марина, я ей расскажу, как ты надо мной издевался! Уж она тебе…

Делаю вид, что перестаю слушать и, выпучив глаза, с ужасом смотрю через её плечо. Она на полуслове осекается и, медленно поворачиваясь, смотрит в ту же сторону. И тут я резко хватаю её за бок и громко лаю в ухо! У Галины подкашиваются колени и, охнув, она оседает. Подхватываю её и, развернув к себе, начинаю дуть в лицо, приговаривая:

– Барыня, вам бы на воздух. А то здесь вам дурно сделается.

– Гад ты, Мишка! – говорит она и, вырвавшись из моих рук, уходит, демонстрируя всем своим видом, что с такими, как я, вообще не разговаривают.

– Смотри, дошутишься! – кричит она издалека. За почти облетевшими кустами смородины её уже совсем не видно. Только луч фонарика скачет в темноте, – это она старается побыстрее покинуть вдруг ставшую опасной улицу. Из темноты, уже совсем издалека, доносится её голос.

– Дурак ты, боцман! И шутки у тебя дурацкие, – цитирует она пошлый анекдот, объясняя таким образом, что шутка до неё дошла.

Я знаю, Галя быстро отходит от моих глупых шуток. Да, в общем-то, она по-настоящему и не обижается на меня. Такой театр мы с ней не раз уже разыгрывали.

Но, чувствую, моя весёлость как-то быстро проходит. Что-то меня насторожило. Как будто кто-то пытался обратить моё внимание на какую-то важную для меня деталь, а я, всё ещё смеясь вслед соседке, прозевал попытку своего подсознания достучаться до меня. Или нет?!

Ну, конечно же! Луч фонарика в её руке почему-то вызвал у меня неприятные ассоциации. Но с чем? С чем же таким неприятным может ассоциироваться у меня луч света, выхватывающий в вечерних сумерках участок дороги перед идущим человеком?

Постепенно, всё ещё цепляясь и оставляя в душе неприятный осадок, это неприятное чувство покидает меня.

Уходит и Галя, а я задумываюсь над тем, что она мне сообщила.

Неприятная история, однако. Беглый солдат, да ещё и с автоматом, это дело серьёзное. Давненько ничего подобного в этих краях не происходило.

Вот только вряд ли он в посёлке станет прятаться. Надо быть последним дураком, чтобы в такую ловушку себя загнать. А с другой стороны, осенью в лесу без костра не переночуешь, а по костру его легко найдут. Так что, получается, в посёлке он. Ну и балда он в таком случае! Москва в двадцати минутах езды на электричке, а там затеряться куда проще, чем в почти опустевшем дачном посёлке. «Хотя, действительно! – подумал я. – Половина домов сейчас пустует, а солдатики об этом прекрасно знают, не зря же они по осени шастают по дворам. Сто раз их тут видели. Видимо, приворовывают помаленьку. Эх, пойду, поговорю с кем-нибудь из этих преследователей, может свет прольют, а то от перепуганной женщины толку маловато».

Только собираюсь пойти в дом переодеться, – ну не в затрапезном же виде по улице разгуливать, – как замечаю, что поленница рассыпана. Что за ерунда!? Кто мог разворошить аккуратно сложенные дрова? Отродясь у нас такой шпаны не было. Если только… Да нет же, ёлки-палки, это всё Галька, чёрт бы её побрал! Заразила меня своей бдительностью и смылась.

Дровами-то у нас в посёлке давно уже никто не топит. Так, разве что баньку, или камин для гостей. Вот и мы дровишки держим больше для создания уюта долгими зимними вечерами. Поленница у меня всегда аккуратненькая, своеобразное произведение бытового искусства. Так что, если кто дрова рассыпал, то только когда через забор перелезал. В таком случае никуда мне ходить не надо. И так ясно, ведёт себя этот беглец нагло. Да и терять ему, как говорится, нечего. Так что, лучше, по совету соседки, отсижусь в доме до развязки событий.

Укладывая валяющиеся вокруг поленницы дрова, думаю: «А ведь бдительности мне, действительно, не хватает. Пока я всяких мух да тараканов разглядывал, кто-то у меня во дворе шнырял, а я и не слышал даже. Распустился я за городом окончательно, дверь и то не всегда запираю».

Эти размышления приоткрыли в моём сознании дверку, и сквозняк неуверенности холодком пробежал между лопаток. Начинаю озираться. Чтобы не запаниковать, говорю себе уверенным голосом:

– Мы всю жизнь при смерти, так что бояться нечего.

Исправив на скорую руку непорядок с дровами, возвращаюсь в дом.

Закрыв за собой дверь, машинально снимаю со стены ружьё, которое, противореча законодательству, храню не в сейфе, а в прихожей, за старой шинелью. Оно, конечно, не заряжено, но, как мне всегда казалось, здесь, в прихожей, ему самое место. Иду в комнату, по дороге вспоминая, куда запрятал патроны с картечью. Пулевые патроны я вообще не держу, а картечь прикупил, когда стали в округе безобразничать бешеные лисы, да собаки. Эти «туристы», мать их, собак в лесу бросают, развели везде помойки, на которых вся лесная живность жирует, вот и результат! Господи, да когда же, наконец, нормальные законы появятся?! Теперь, вон, уже и солдаты бешеные появились. Чёрт знает, что делается!

Войдя в комнату останавливаюсь, как вкопанный. Сильный запах немытого тела, запах страха, пота и отчаяния буквально заменил воздух в доме.

Здесь кто-то есть!.. Чужой!.. Кто-то, кому нечего терять, воспользовался оставленной без присмотра дверью и находится сейчас где-то рядом.

«Ружьё!..» – пронзает меня спасительная мысль.

Резким движением я перехватываю ружьё так, что со стороны должно казаться, будто стрелять с бедра для меня – будничное дело. Но тут же вспоминаю, что оно не заряжено.

Волна страха прокатывается по телу и, парализовав, как положено, оседает где-то в ногах. Наверное, вот это состояние и называют – «душа в пятки ушла». Господи, о чём я думаю?! Я ведь о смерти думаю! И не просто думаю, а боюсь!..

Никогда не думал, что буду трястись от страха перед неизбежным…

Как там сказал Эйнштейн: Смотри на смерть, как на старый долг, который рано или поздно надо будет выплатить», – так, кажется?

Но мне кажется, что я этот долг выплатить ещё не готов. Ведь страшна не сама смерть, а то, что она является, когда захочет.

Нет, такая философия для меня тяжеловата. Я не боюсь умереть, я просто не хочу при этом присутствовать.

Боже мой, чем занята моя голова?!..

Какая же бесполезная палка это ружьё! В руках неподготовленного к такой ситуации человека ружьё скорее помеха, чем оружие.

Наблюдаю интересную смену настроения: пять, ну, от силы, семь минут назад шутил с соседкой, а вот уже готов наложить в штаны. Ну, не буквально, конечно, но холодок по спине всё ещё ползает и, похоже, никуда не собирается. Сердце с такой силой толкает кровь, что я начинаю побаиваться теперь ещё и за свои, уже немолодые, сосуды.

Как дурак, пячусь обратно к двери, соображая на ходу, что, раз я его застукал, он так просто не даст мне уйти. Если он меня видит, то единственное, что его останавливает, это ружьё в моих руках.

Никогда не забуду сказанное Томасом Манном: «Наш страх – это источник храбрости для наших врагов». Никогда не забуду это высказывание и никогда не перестану черпать мудрость из книг – источника, который наполняли великие.

Где он? Наблюдает ли за мной сейчас? Или затаился, не догадываясь, что я его уже почувствовал? Он же не знает, что запах его тела, к которому он привык, принюхался, запах, который он не замечает, для меня как предупредительный выстрел.

Тишина в доме нарушается только моим сердцебиением и таким громким тиканьем настенных часов, что я начинаю удивляться, как это я столько лет жил, не замечая этого звука. А теперь этот звук даже мешает мне прислушиваться.

Надо что-то делать!

Надо сделать вид, что в комнату я только заглянул, и скорее двигать к входной двери. Не успел я это подумать, как где-то, как мне показалось, прямо над моей головой, спокойный, уверенный голос меня спросил:

– Хотите меня сдать?

Замираю как статуя, понимая, что любое моё движение может его спровоцировать. Он же, наверное, только и думает, в кого бы пальнуть. В его положении каждый встречный – враг.

Вот как оно бывает. Где-то за спиной стоит человек, готовый разрядить в меня автомат, а я почему-то вспомнил про чайник, который поставил на плиту и совсем про него забыл. Жена всегда пользуется чайником со свистком, а я терпеть его не могу. Поэтому, как только она уезжает, у меня начинается жизнь без этого дебильного свистуна. В её отсутствие я пользуюсь своим огромным армейским чайником, из которого даже если вся вода выкипит, он и звука не издаст.

Наконец, вспоминаю, что чайник я только собирался поставить, когда меня отвлекла Галя. И тут до меня медленно доходит смысл слов, произнесённых невидимым гостем.

Пытаюсь сообразить, что ему ответить, как он снова спрашивает:

– К ментам поведёте, или, всё же, дадите уйти?

Голос спокойный, как у человека, который никого не убивал. Такие интонации могут быть в голосе у хозяина, спрашивающего гостя: «Вам с сахаром или без?»

Почему он не стреляет, гад? Я бы на его месте…

Хотя, если в такой тишине жахнуть из калаша, все его преследователи через две секунды здесь будут.

А может, и не будет слышно?.. Дом-то деревянный, все звуки глушит.

А может, он, действительно, хочет уйти?

Господи, сколько всего можно за какую-то секунду подумать!

Наконец, начинаю догадываться, где он находится. Похоже, он стоит прямо за моей спиной, на лестнице, ведущей на второй этаж. Вот почему мне показалось, что голос раздаётся откуда-то сверху.

Зная теперь, откуда исходит опасность, осторожно оборачиваюсь.

Конечно, там, на лестнице, немного темновато, но я всё равно первым делом отметил для себя, что никакого оружия у парня нет. По крайней мере, в руках нет.

Оружия у него нет, но от этого он не становится для меня менее опасным, особенно, если учесть, что моя-то палка только похожа на ружьё. Выходит, я безоружен!

Нет, такие мысли даже допускать нельзя! Преступник может понять, что раз я не предпринимаю никаких действий, значит, что-то не так, и начнёт действовать сам. А преступники совершают только преступные действия. Это известно всем.

«А ведь действительно, – подумал я, – передо мной стоит преступник! Не какой-то промелькнувший в телевизионных новостях задержанный подозреваемый! И не актёр, вжившийся в роль так, что, увидев его в другом фильме, мы говорим: «А, это тот парень, который убил, кого-то там!» Нет! Передо мной сейчас самый настоящий преступник! Убийца, если верить тому, что рассказала Галя».

Что делают в таких случаях? Что надо делать в таком случае? Тот ли это случай, когда надо что-то предпринимать? Может, в моём случае самым лучшим будет – вообще ничего не предпринимать? Просто дать ему уйти. Ну, не арестовывать же мне его! Я же не представитель власти, в конце концов! И геройствовать я не собираюсь… Мне совсем ни к чему, чтобы потом в теленовостях про мои подвиги рассказывали.

Господи, какая чушь лезет мне в голову! А гражданский долг!? Вдруг, если я его отпущу, он ещё кого-нибудь укокошит?! А потом, когда соседка мне расскажет, что солдат, которого так и не поймали в посёлке, расстрелял милиционеров, которые пытались его задержать где-нибудь на шоссе, когда он хотел скрыться на угнанной машине, что я буду чувствовать?!

Что помог преступнику оставить сиротами четверых или пятерых детей, чьи отцы погибли при исполнении служебных обязанностей?!

Нет! С этим жить сможет только тот, кто морально к этому готов с детства. Кто воспитан в духе – моя хата с краю. Кто может, спасая свою шкуру, подставить кого угодно. Нет, я с этим жить не смогу!

Боже мой, какой ещё к чёрту гражданский долг!? Парень мне даже не угрожает! Может, заклевали бедного солдатика злые «деды», он их и порешил. Так что, мне теперь ещё сдать его властям?! У него и так вся жизнь теперь наперекосяк, а тут ещё я – законопослушный гражданин! Да с его точки зрения, я тогда такой же козёл, как и те, кто над ним издевался.

А с другой стороны, почему меня должна интересовать точка зрения человека, который прячется в моём доме от милиции? Мне что, теперь ещё учитывать мнения всяких уголовников, чьими действиями руководит дурная наследственность, пьяные дружки и просто ненависть к людям, живущим не так, как всякая шантрапа!?

Шквал мыслей обрушился на мою голову, не готовую к принятию решений в таких ситуациях. Ещё не хватало, чтобы он заметил, что у меня возникли проблемы! Нет, этот наглый тип должен видеть перед собой человека, уверенного в своих действиях, а не размазню. Так что….

Что?

Нельзя чтобы пауза так затягивалась. Раз я не знаю что делать, значит, надо что-то говорить. Не зная, с чего начинают разговор в такой ситуации, я решил, что самым лучшим будет ответить на его вопрос. Пусть даже мне не удастся усыпить бдительность вторгшегося в мой дом преступника, но хоть немного успокоить его и себя в этой ситуации – это сейчас единственное, что я могу предпринять. По крайней мере, мне всегда казалось, что разрядить напряжённую обстановку всегда легче, когда ответов больше, чем вопросов.

– Не поведу я тебя никуда! Не моё это дело!

Голос вроде не дрожит. Эх, уверенности бы мне побольше!

А он уставился на ружьё, как кролик на удава, и молчит, молчит – время тянет.

Или это мне кажется, что время тянется?

Только я хотел спросить его, какого хрена он в моём доме делает, как он, с трудом оторвав взгляд от стволов, сам меня спрашивает.

– То есть, я… просто могу уйти?

Вот тут и подвела меня моя привычка говорить больше одного слова. Не зря господин Черчилль однажды сказал, что в односложных словах иногда больше смысла, чем в целой речи некоторых политиков. А из меня политик – никакой! А раз политик никакой, значит, и дипломат – никакой. А дипломатия мне сейчас, ой, как нужна! Как никогда!

– Конечно, можешь идти. Только… куда же ты в такой одежде идти-то собрался? Будь ты в «гражданку» одет, может, и прорвался бы. А в своём добела застиранном «хб» ты же в сумерках, как мишень для тех, кто тебя ищет, – говорю я ему, пытаясь изобразить из себя человека, которому не привыкать встречать непрошеных гостей, поигрывая стволом.

– А?.. – удивляется солдатик, видимо не понимая, о чём я.

– Одежда твоя, – говорю, – из-за своей застиранности в темноте, аж, светиться будет. Заметен ты очень. Понял?

– Но… «хб» у меня не застирано, а отбелено, – совершенно спокойно отвечает этот наглец. И, видя, что мне это ни о чём не говорит, поясняет:

– Это мода такая. Ну, солдатская, то есть, мода. Я ведь второй год служу, значит, уже могу себе позволить.

– Да уж, как я слышал, ты много чего себе позволил, – аккуратно так вставляю я.

«Лучше, конечно, мне его такими подковырками не возбуждать, – с опозданием подумал я. Мне сейчас надо каждое слово взвешивать, прежде чем озвучивать свои мысли. Но парень, смотрю, вроде и не реагирует на мои колкости».

– Вы ружьё опустить можете? – спрашивает солдатик. – Или так и будете меня стволами сверлить? Я не опасен. Вы не представляете, каково это…

– О, как! А они, которых ты… того, тоже не представляли, каково это, да?..

Парень меняется в лице и хочет что-то сказать.

– Они же… Это… другое…

Ёлки-палки, минуту назад я ждал выстрела в спину, а уже, можно сказать, беседую с человеком, от которого исходит смертельная опасность.

Как будто угадав мои мысли, парень говорит:

– Не опасен я для вас. То, что вы знаете обо мне… это…

– Ты, пока, стой там и на вопросы отвечай, – говорю я, почувствовав, что он ружья боится, – а то, ишь, он, видите ли, не опасен!.. А милиция для чего тебя ищет? И, кстати, насчёт ружья ты не беспокойся. Я без причины в человека стрелять не стану, – «Как некоторые», – хотел добавить я, но решил, что, поскольку я не знаю, в чём там у него дело, то лучше, в моём случае, промолчать.

– А вы тоже… в «Петровку тридцать восемь» не играйте! Какие ещё вопросы? Вы что – следователь? Говорю же, для вас я не опасен. И не знаете вы ничего…

Преступник он или не преступник, а прав он в одном – вопросы ему должен задавать не я. Но, с другой стороны, он же проник ко мне в дом! Так что…

– Ну, хорошо. Вопросы я тебе постараюсь больше не задавать, но ты ведь в мой дом, извиняюсь, впёрся. Я что, по-твоему, телеграмму твою не получил, что без цветов тебя встречаю?

На улице послышались шаги нескольких человек, и искажённый динамиком рации голос потребовал, чтобы какой-то двадцать первый доложил об обстановке.

Все боятся за свою жизнь. Этот, вон, опасаясь за свою жизнь, забрался ко мне в дом. Я стою, трясусь за свою. А милиция и солдаты, небось, тоже кучками по улице перемещаются, ощерившись во все стороны стволами.

Вижу, парень напрягся весь. Но глаза не бегают, как у воришки. По выражению его лица было видно, что его мозг сейчас совершает тяжёлую работу. Я тоже стал лихорадочно соображать, что мне с незаряженным ружьём делать, если он излишне возбудится.

– Да вы только дайте мне передохнуть, трясучку нервную унять, и я так же тихо, как пришёл, уйду, – говорит паренёк. И теперь я замечаю, что в его голосе появляются умоляющие нотки.

– Отдыхать тебе там придётся, куда тебя эти, – я кивнул в сторону окна, – отвезут. А здесь – не дом отдыха. Здесь – мой дом! – сказал я, сделав ударение на слове «мой». – Понимаешь ты это?

– Извините! Мне просто надо было…

– Ну, ты хорош! Ему, видите ли, надо было!

Нет, ну вы посмотрите, какая наглость! Я даже про страх свой забыл, когда услышал это – «мне надо было»!

В моём доме находится человек, который, по определению – преступник, и заявляет, что проник сюда, потому что ему «надо было»! А следующее поколение таких «нуждающихся» будет входить в дом, отпихивая вас от двери, и с порога спрашивать: «Где кухня?», или – «Где деньги?» – так что ли? Нет, это надо пресекать прямо сейчас!

А если бы сейчас в доме была моя жена? Кошмар какой-то! Я что, войдя с улицы, сразу узнал бы, что я вдовец? Господи, да двадцать лет назад я такое и в страшном сне не увидел бы! Ну и наглость!

Я посмотрел в глаза этому типу, который смеет ещё рассказывать мне о причинах своего проникновения в чужой дом. Какая всё-таки наглость!

Видимо, на моём лице отразились все те мысли, которые за какие-то доли секунды пронеслись отрезвляющим ураганом в моей голове.

– Какая наглость! – наконец озвучил я свою мысль.

Парень смотрю сник совсем.

Обалдеть! Он ещё и виноватым себя чувствует! Тоже мне – чувствительный преступник! А с другой стороны, я же не знаю, что ему надо было. Говорит-то он вроде спокойно, на «трясучку», вон, жалуется, нервничает, значит. А по нему и не скажешь. Может, он еле держится? Может не надо с ним так? Всё равно, по его словам, он вроде как в любой момент уйти может.

Радиопереговоры и шаги на улице стали постепенно удаляться.

– Да, по тебе и не скажешь, что у тебя трясучка, как ты её называешь. Говоришь ты на удивление спокойно, да и нападать вроде не собираешься, – как можно дружелюбнее говорю я ему в общем-то, пытаясь внушить эту самую мысль о не применении оружия. – Только на блины ко мне не напрашивайся. Мне, как ты, наверное, догадываешься, с законом отношения портить ни к чему. Я ведь уже тебя вроде как прикрыл, раз «караул» не кричу. Смекаешь? Так что выкладывай начистоту, какой монетой расплачиваться будешь. Пришьёшь меня, как только я отвернусь, или дом обчистишь, да и свалишь, как только случай будет?

– Зачем вы так? Что вы про меня знаете? Только то, что вам эта тётка с выпученными глазами наговорила, или уже по ящику про меня растрезвонили? – и вдруг, откровенно так спрашивает, – а вы что, действительно, думаете, что я могу вас убить?

Я такого вопроса не ожидал. И, судя по всему, это стало заметно по моему лицу.

Не дождавшись ответа, уже каким-то обиженным тоном парень тихо произнёс:

– Вот это вы зря. Я не убийца… Просто…

Сказал и сел на ступеньку. Даже не сел, а плюхнулся, видать ноги-то его уже совсем не держат.

Жалкий он какой-то. И обидчивый к тому же. Уселся, вон, и бубнит себе под нос. Пора, наверное, поднимать его, да и выпроваживать к чертям!

– Телевизор я не смотрю, – говорю я. – А соседка моя, как мне кажется, ни черта про твои подвиги не знает. Она пришла меня предупредить, что солдат беглый с автоматом в посёлке прячется. Ну, чтобы я, значит, поосторожней был. Вот, видишь, осторожничаю тут с тобой. А из той информации, которой я располагаю, мне известно, что ты кого-то ухлопал, и соответствующие органы, в связи с этим, очень интересуются твоим местонахождением.

Пока говорил, заметил, что страх мой, нешуточный, кстати, уже прошёл. Осталось только раздражение, вызванное больше бесцеремонным вторжением этого паренька. И не только вторжением в мой дом, а вообще. Не люблю я всякие изменения, которые не мной запланированы. Эгоист я. До мозга костей!

– Ну, долго ты ещё отдыхать будешь? Давай, топай! – сказал я, указывая стволом направление. – Как говорится – я тебя не видел, ты меня тоже. Давай!..

Сидит, молчит. Смотрит куда-то в пол. Меня же эта неопределённость начинает бесить. Меня, вообще, любая неопределённость раздражает, но в этой ситуации надо себя держать в руках.

Не дождавшись реакции на мои слова, добавляю.

– Я думаю, что со своими проблемами тебе самому разбираться надо. И так, вон, по словам соседки, весь посёлок на ушах. Если, как обещал, уйдёшь тихо, я тебя по гроб жизни не вспомню. Давай уже, засиделся ты у меня.

Парень, наконец, прекратил созерцание своих сапог, посмотрел на меня каким-то испуганным детским взглядом и говорит.

– Мне в туалет надо. Очень…

– Ну, вот ещё!.. Так мы с тобой не договаривались, дорогой ты мой. Тут тебе не….

– Я серьёзно. Где у вас тут сходить можно? Ну, не могу я больше! Понимаете?!

И в следующую секунду, невероятно громкое бульканье доносится до моего слуха.

Смотрю, не шутит вроде. Если у него в пузе такая революция, не хватало ещё, чтобы он тут обдристался. При мысли о том, что мне придётся отмывать лестницу и пол в прихожей от дерьма, меня разбирает нервный смех.

– Ну почему мне так всю жизнь не везёт, а? – говорю я сквозь приступы дикого хохота. – Сортир прямо под тобой.

Парень, недоумевая, смотрит на меня, а на его лице, как на таймере я вижу последние секунды отсчёта.

– Да под лестницей же! Да-да! На которой ты сидишь.

Он так быстро слетает с лестницы, что я невольно поднимаю ружьё. Но солдатик уже за дверью, а меня начинает душить смех – запоздалая реакция на стресс.

2

Смех – смехом, а мозг у нас, как известно, из двух полушарий состоит. Поэтому, подчинившись более практичной половине содержимого своей головы, я быстренько поднимаюсь по лестнице в надежде обнаружить автомат, про который мне Галина говорила. Парень-то из части сбежал с оружием, так что надо найти, куда он его спрятал. А то он мне тут усыпляет бдительность всякими естественными потребностями организма, а что у него на самом деле на уме, я ведь могу узнать… когда мне это уже и неважно будет.

Поднимаюсь на второй этаж и бегло осматриваю комнату. Любое, самое незначительное изменение в привычном расположении предметов должно броситься в глаза. Однако, всё на своих местах, и посторонних предметов, похожих на автомат, тоже, кажется, не видно.

Нельзя мне надолго оставлять его одного, пусть даже и в уборной. Надо постоянно держать его под контролем. И вообще – что я себе позволяю! Милиция ловит человека, который преспокойненько, с моего разрешения, справляет нужду в туалете у меня дома, а я хожу и ищу какой-то автомат, из которого, скорее всего, меня в ближайшее время расстреляют! Нормальный человек давно бы уже поднял шум и избавился бы от непрошенного гостя и заодно от грядущих проблем, а я… Ничему меня жизнь не научила!

Послышался звук спускаемой воды. Ага, облегчился, значит.

Быстро, но бесшумно, схожу вниз и занимаю прежнюю позицию.

Вот болван! Мне бы за это время патроны найти, а я упустил шанс, великодушно предоставленный судьбой, и теперь буду за это расплачиваться.

Стою. Топчусь с ноги на ногу. Ружьё, опять же, держу как для стрельбы с бедра.

Секунды тянутся, как резиновые.

Чего он там застрял-то?.. Ненавижу такого рода неизвестность! Слишком много она всяких неожиданных поворотов скрывает. Да и вообще, разве можно было оставлять такого опасного человека без присмотра? Вот он там сейчас вооружится чем-нибудь, и что я со своей палкой делать буду?..

Что-то я из-за его неожиданного «в туалет хочу» совсем бдительность потерял…

Стоять напротив двери в туалет, как часовой на посту номер один, мне показалось неприличным, что ли, поэтому я прошёл в комнату и сел в кресло, приняв позу «хозяин», по пути поставил ружьё, облокотив его о край журнального столика.

Это уже потом, анализируя своё поведение, я понял, что подняться из глубокого кресла мне было бы гораздо труднее, чем вскочить с табурета, который стоял тут же.

За дверью послышался звук льющейся в раковину воды. Он ещё и руки моет! Ну-ну!

Сижу, изображаю грозного дядьку, поймавшего мальчишку забравшегося в огород, а ведь на моём месте другой уже и патроны нашёл бы, и по телефону куда надо позвонил бы. А у меня и телефонный аппарат грудами бумаг завален так, что пока он сам не зазвонит, ни за что не определишь, какая горка на столе телефоном является.

Пока я всё это обдумывал, за дверью прекратились звуки льющейся воды, и через некоторое время появился мой гость. Руки и лицо мокрые – умывался, значит. Головной убор куда-то делся, а без него он сразу перестал походить на солдата.

– Скажите, а что можно в качестве полотенца использовать? А то я как-то постеснялся теми, что тут висят, руки вытереть.

Вопрос был настолько для меня неожиданным, что я как открыл рот, так и замер.

Видимо, моё замешательство он принял за реакцию на его наглость, поэтому стал нервно вытирать руки об одежду, а потом вытащил из-за ремня некое подобие кепки, служившее ему головным убором, и вытер лицо.

– М-да! С гигиеной у тебя проблем, явно, нет, – говорю я ему. – У тебя же одежда не чище той бетонки, что у вас в части от казармы до столовки тянется.

Парень виновато на меня смотрит и с ноги на ногу переминается.

Вот это его поведение и предшествовавшая, чисто детская просьба посетить туалет, видимо, меня и подкупили. Мы же все люди, и ничто человеческое нам не чуждо.

– Ну, ладно. Ты – проходи. Только дистанцию держи. Мы с тобой всё же немного в «Петровку» поиграем. И, это, ты свою эту ортопедическую бейсболку перестань, наконец, мять!

– Это – кепи называется, – обиженным тоном говорит он и запихивает кепку обратно за ремень.

– Проходи. Не топчись там.

Озираясь, солдатик входит в комнату и направляется прямо к креслу, которое стоит напротив того, где сижу я.

– Нет-нет! Ты уж меня извини, но соблюдать дистанцию, я всё же думаю, будет невредно. Давай, чтобы я тебе больше об этом не напоминал. Так что, ты на диван садись, – говорю я и кивком головы показываю в сторону дивана.

– Ладно… – отвечает. – Только ружьё-то теперь ко мне ближе, чем к вам. В смысле – мне его схватить будет сподручнее.

Я буквально врастаю в кресло. Страх сковал меня теперь уже по-настоящему.

Но паренёк спокойно проходит и присаживается на самый край дивана. Скромничает.

Поборов волну страха, пытаюсь сделать вид, что его замечание насчёт ружья меня не интересует.

– Да ты садись поудобней. Что ты ведёшь себя, как в приёмной у командира части. Можешь даже развалиться, если твоя трясучка того потребует. Как она, кстати?

– Если мне опять в туалет понадобится, пустите?

– Ну, а что ж, мне тебя на улицу с твоей проблемой гнать?

– Нет, правда – не выгоните?

– Давай-ка, эту тему пока трогать не будем. Я ещё много чего не знаю, поэтому будем считать, что ты пробрался ко мне в дом, а я даже и об этом ещё не знаю. Я в ванной. Понял?

Но по нему было видно, что он меня совсем не понимает. Сидит на самом краешке дивана, ручки на коленках сложил, глаза круглые – непонимающие. Но не глупые!

Указав ему кивком головы на дверь, из которой он только что вышел, поясняю.

– Я там. Моюсь я. Понял? Душ принимаю, и всё такое…

– Понял. А долго вы в ванной будете?

– А вот это мы с тобой сейчас и узнаем.

Ещё раз, обведя комнату взглядом, солдатик говорит.

– Книг у вас, ну прямо как у нас на старой квартире было! Вы кто? Работаете в смысле кем?

Вижу, не хочет он, так сказать, на злобу дня говорить. Ну ладно, думаю, не буду свежую рану трогать, сам заговорит. Так всегда бывает – проверено.

– Я историк. И если ты в школе учился, то должен быть знаком с моими работами. Я один из авторов того скандального учебника, который хотели запретить…

– Сегодня вечером на Патриарших будет интересная история! – Вдруг улыбнувшись, сказал паренёк.

– Что? – не понял его я. – Ты о чём это?

– Ну, как только вы сказали, что вы историк, я Воланда вспомнил! Помните?

– А! Ну, конечно! Самое время – книжки вспоминать! – говорю я и отмечаю для себя, что парень-то меня совсем не боится. Или, может, бдительность усыпляет?

– А вы один тут живёте?

– ???

– Ой, простите, это я машинально спросил. Ну, чтобы говорить о чём-нибудь. А то, как представлю, о чём вы меня спрашивать станете, так уже жалеть начинаю, что автомат свой в реке утопил.

Отмечаю для себя и сей интересный факт! Но, не подавая вида, что меня он вполне устраивает, говорю.

– А то, что? Избавил бы меня от излишнего любопытства?

– Опять вы! Я его выбросил, ну… чтобы себя не застрелить. А то, глупость какая-то выходит… Отвечать-то я за свой поступок, конечно, не собирался. Впрочем, я и совершать-то его не собирался…

Смотрю, совсем ему эта тема сейчас не нужна. Видимо, вышла какая-то ошибка, недоразумение какое-то, а парень явно не из тех, которые спокойно могут это пережить. Ну, да что голову-то ломать! Просто надо с ним, как с бомбой, – аккуратно то есть. Как там, в Библии сказано? – «Всё тайное станет явным». Вот. И не надо события торопить.

Немного помолчав, он уже более спокойным тоном продолжил:

– Я ведь шёл сюда, чтобы позвонить, – сказал и смотрит на меня, как будто хочет по каким-то приметам определить, поверил я ему или нет.

– У нас в части телефон, конечно, есть, только там меня сразу повязали бы, – добавляет он.

Некоторое время парень молча меня разглядывает, видимо, ожидая моей реакции на его слова, а потом продолжает:

– Мобильник у меня, конечно, есть. Только он у каптёра остался… Нельзя в караул с телефоном…

– То есть, ты ко мне в дом забрался, чтобы позвонить по телефону, что ли? – не скрывая своего удивления, спрашиваю я.

– Ну да! В этой комнате его, ну, телефона то есть, не оказалось. А сколько времени у меня на всё, я тоже не знал. Вы с этой женщиной поговорили и пошли куда-то. Я из-за машины, ну, где прятался от неё, а потом и от вас, сразу в дом – шасть! А телефона-то нет! А я, как вошёл в дом, заметил лестницу на второй этаж, ну думаю, там-то точно должен быть. Здесь ведь не деревня, правильно?.. Телефоны у всех есть. И номер городской… Про это у нас в части каждый знает.

Говорил он всё это, сбиваясь и путаясь от волнения, но кое-что очень даже прояснил.

Вот зачем солдатики по пустующим домам шныряют, осенило меня. Много раз замечали, что в оставленные без надзора дома кто-то проникал, однако, вроде ничего не украдено. А они, значит, позвонить приходили. Теперь объясняется и появление счетов за междугородние переговоры… Вон оно что!..

– Ты москвич?

– Да.

– Я почему-то так и подумал, когда тебя увидел. Ну, продолжай!

– Я на второй этаж стал подниматься, а тут вы с ружьём, ну, я и понял – кранты мне.

Вот, пожалуйста, ещё откровение! Он, оказывается, как меня с ружьём увидел, так сразу и сдался. А я даже не знал, что в доме кто-то есть, пока запах не почувствовал.

– Думал, пробежать мимо вас к двери, но представил, как вы мне в спину жахнете из двух стволов, и решил, что надо по-хорошему. А тут ещё живот скрутило. Ну, в общем, кончились мои бега.

– Почему же кончились? Я ведь не опергруппа и не следователь, как ты правильно заметил. Можешь в любой момент уйти. Только давай договоримся: здесь тебя никогда не было. Мне статья за укрывательство не нужна. Понял?

Вижу, парень опять сник. Видимо, он только почувствовал моральную поддержку, а я тут же из-под него стул-то и выдернул. Ну, как с ним быть? Я же понимаю, что у него стресс за стрессом, и всё, как говорится, по голове. Педагог или психолог там – из меня никакой. А в такой ситуации – тем более. Скорее, навредить могу.

– Тебя как зовут?

– Андрей.

– Вот что, Андрюха, можешь называть меня Михаилом, но из опыта общения со студентами знаю, что не всем нравится такая фамильярность, поэтому, на всякий случай, я тебе и отчество скажу, – Юрьевич я по батюшке. Как Лермонтов… Но предупреждаю, – пока я ещё ничего относительно тебя не решил, – мы с тобой не знакомы. Ясно?

– Хорошо. Понял, то есть.

Некоторое время мы сидели молча. Парень явно ждал моего решения относительно его дальнейшей судьбы, а я, честно говоря, запутался совсем.

Господи! Ну, почему я не могу ему сказать, чтобы он уходил?! Ведь получилось же раз! Так, что же теперь мешает? Если бы не это его – «мне в туалет надо», – выпер бы его давно за дверь, да и дело с концом!

Вообще, если честно, он мне с самого начала не показался опасным. Просто, неожиданно всё как-то…

Да я и преступника-то впервые живьём вижу! Как себя с ними вести?.. Гнать их ко всем чертям или входить в положение?.. И опять же, может, он в какое-то недоразумение вляпался? По закону, он, конечно, преступник, но…

Надо мне эту дурацкую футболку с черепушкой снять. А то одет я, как эсэсовец! Вон, парень всё время на это ублюдство косится, которое мне подарили знакомые студенты с целью приобщения меня к «великому современному подходу к бренности бытия». У них все шутки с суицидом связаны. Вот друг перед другом и выпендриваются, – кто кого круче. А я теперь, по их милости, как пугало выгляжу. Особенно в моих трениках, растянутых на коленках так, что со стороны я должен быть похож на присевшего на корточки кузнечика со сломанными в обратную сторону коленками. Жуть! Стыдоба! То-то парень меня разглядывает, как в кунсткамеру попал. О! Гляди-ка, оживился!

– Вам бы на голову бандану повязать, вы бы здорово на крутого байкера смахивали! – совершенно серьёзно говорит парень. – Знаете, такие в голливудских фильмах на мотоциклах рассекают, а сзади у каждого по девушке…

– Ага. Особенно в этих исподниках! – срезаю я его подковырку, показывая на свои тренировочные штаны.

– А это – имидж такой! – поясняет солдатик. – Ну, типа – «Чё пялишься»?!

– Спасибо. Буду знать. А то я как в магазин приду, так все деревенские только и делают, что на меня, как ты говоришь, пялятся. А в этих портках я их просто наповал всех свалю, чтоб не пялились! Так, что ли?

– Вы про бандану не забудьте!

И ведь серьёзно говорит-то! Стервец! На моих «скубентов» он, ну, совсем, не похож! Они все какие-то, как сейчас принято говорить, – инкубаторские. Или, нет, – предсказуемые! Во! Точно! Они – предсказуемые! А этот – живой и нестандартный!

Но что же делать-то?! Что же мне с этим нестандартным делать-то?!

Ума не приложу!

Ладно, буду время тянуть, авось, всё само собой и решится. Ну, а пока…

– Давай-ка вот что мы с тобой сделаем: ты сейчас пойдёшь в ванную и вымоешься как следует, а я, тем временем, поесть чего-нибудь сварганю.

Пока я это говорил, у парня глаза размером с блюдца сделались. Но я, как ни в чём ни бывало, продолжаю.

– И вот ещё что: там, в ванной комнате увидишь, ведёрко стоит. Ну, так вот, ты своё шмотьё туда покидай, а оденешься в то, что я тебе сейчас принесу. Мне для этого придётся на второй этаж подняться, вся старая одежда у нас там, в шкафу храниться. Могу я тебе доверять? Не вытворишь чего?

– Ничего я не вытворю. Только вот возиться со мной как с дитятей не надо. Ладно?

– Возиться?!.. Парень, да ты же благоухаешь, извиняюсь, как самый крутой бомж с «трёх вокзалов»! Ты здесь минут тридцать, наверное, находишься, а духан от тебя такой, что кошка сюда даже нос не кажет А она у меня ко всему привычная зверюга. Поверь, я сам служил в армии, и запах портянок и немытого тела мне знаком. Но ты все мои понятия об этих ароматах далеко переплюнул! Так что давай, подготовь там, в ванной, всё, что тебе понадобится, а я сейчас принесу тебе одежонку. Комплекция у нас с тобой почти одинаковая… В смысле я такого, как ты, сложения был ещё лет… пятнадцать назад, так что, всё моё старьё будет впору. Давай, вперёд! Шнель, шнель!

Смотри-ка… послушал! Пошёл ведь!..

У самой двери в ванную комнату, которая посовместительству ещё и туалетом является, Андрей вдруг резко остановился и спросил.

– Скажите, а меня расстреляют?

Вот, что ему ответить? Ведь это не тот вопрос, от которого отмахнуться можно. Человек ведь о жизни и смерти заговорил не после просмотра душераздирающей трагедии.

– У нас, вроде, не расстреливают, – не уверенно сказал я. – Но сколько тебе дадут, я, честно говоря, даже представить не могу. Во-первых, я не только не следователь, я ещё и не прокурор. А, во-вторых, я же не знаю, что ты там натворил. Давай-ка, иди лучше, смотри, что тебе из банных принадлежностей может понадобиться. Лезвия на полке совсем новые, сам найдёшь. И, это… без глупостей. Хорошо?

– Да. Хорошо. Полотенце, если не сложно, дайте, пожалуйста!

– Конечно! Ну, давай!

Он, как-то совсем уже по-настоящему, если так можно выразиться, улыбнулся и пошёл в ванную.

«Чёрт знает, во что я ввязался! – думал я, перебирая вещи в платяном шкафу. – Неприятностей я себе наживу, это уж точно. Ну, разве может это всё хорошо кончиться? А с другой стороны, кем я себя буду считать, если сдам парня властям? Как мне потом с этим жить? Завтра должна приехать жена. Её что, тоже во всё это впутывать? Нет уж, сам всё заварил, сам и расхлёбывай!

Придётся мне каким-то образом паренька из посёлка вывозить. Да ещё это надо успеть до приезда Марины сделать…

Ну, хорошо, вот я его вывез за пределы посёлка. А дальше – что? – Пока, Андрюха! Будь здоров, не кашляй! Пиши почаще! – Так что ли?»

Выключаю свет в комнате. Для всех сплетниц в посёлке свет на втором этаже нашего дома – сигнальная ракета. Если горит свет, значит, Марина дома. А мне на сегодня гостей уже хватит.

Замечательный американский писатель Роберт Хайнлайн сказал как-то: «Если вы взяли бездомного котёнка на руки, то позаботьтесь тогда и о его дальнейшей судьбе».

3

Я отнёс Андрею всё, что могло бы ему понадобиться, и отправился на кухню готовить ужин.

Но уйти с головой в процесс мне так и не удалось. Самые разные мысли терзали меня, не давая даже секундной передышки.

Во-первых, я постоянно прислушивался к происходящему на улице. Взяв на борт этого пассажира, я перешагнул черту, о существовании которой никогда даже не задумывался.

Да что там – перешагнул черту! Я преступил закон!..

Можно ли считать нормальным человека, который скрывает у себя дома преступника. Ведь, судя по всему, Андрей и есть тот, кого разыскивают милиция и войска. Да он этого и не скрывает. Если верить словам соседки, то убил он нескольких своих… Кем были эти свои? Солдаты это были или офицеры? Что там вообще произошло?

Впервые я пожалел, что не дружу с телевизором. Телевизионщики уже наверняка оповестили всех о только что поступившей порции свежей крови! А что? Народу только и подавай: свежие трупы, тёплую кровь, изнасилованных пьяными подонками девочек и… прочие «новости». Да, будь у меня ящик, я бы уже всё знал. А от Андрея вряд ли чего добьёшься. Ему, судя по всему тяжело далось это «испытание». «Нет, – твёрдо решил я, – сам не расскажет, я его вопросами мучить не стану».

Прожарив как следует несколько приличных кусков мяса, я пошёл к двери в ванную, послушать – как там мой гость. Слышу – вроде плещется. Немного успокоившись, я продолжил свои кулинарные подвиги и настрогал огромную миску салата. Достал из холодильника ветчину, сыр, майонез. Нарезал покрасивее форель собственной засолки, которую сам же, кстати, и ловлю здесь, недалеко от посёлка, в рыбхозе.

Приготовление картофеля фри я отложил напотом, – его же лучше подавать, что называется, с пылу с жару, так что не время ещё.

Вроде всё готово, делать больше нечего. Чем бы ещё себя занять, чтобы снять ту нервозность, которая постепенно оккупировала мой неподготовленный мозг? Открыл аптечный ящик и, прочитав названия на всяких «валерьянках» и «валокординах», закрыл его с твёрдой уверенностью, что до этого опускаться никак нельзя. Не тот случай.

Налив себе полстакана «Каберне» и уже поднеся его к губам, я вдруг вспомнил про ружьё. Господи, да ведь это пугало там так и стоит!

Убрав ружьё на его законное противозаконное место, я вернулся на кухню, взял вино и, смакуя на ходу любимый напиток, пошёл в комнату. Увидев с порога монитор компьютера, я просто остолбенел. Это, каким же надо быть идиотом, чтобы забыть про Интернет!.. Ура! Вот оно!

Допивая на ходу вино, буквально набрасываюсь на компьютер.

Так-с… На «Мэйл. ру» никаких интересующих меня новостей нет. А вот здесь?

Открываю «Рамблер».

И здесь нет! Отлично! Ну, а здесь?

Что за чертовщина?! Все, обычно самые перегруженные сплетнями сайты, молчат про моего героя, как будто парень никого не убивал и ни откуда с оружием не сбегал!

Так! Поищем в «Яндексе». Сюда почти всё стекается… Ничего!

А если набрать в поисковике ключевые слова?.. Так, какое сегодня число? Ага! Теперь – поиск… Обалдеть! Ни одного документа, содержащего похожие слова, не найдено. Вот так результатик!

Если в Интернете об этом ничего нет, то телевизор кроме Петросяна ничего нового не покажет.

Чему, в конце концов, я удивляюсь?! Это с моей-то профессией не знать, сколько фактов, действительно достойных гласности, так и не попали на страницы газет. История – это не то, что происходит. История – это то, что мы помним. А о том, что нам надо помнить, позаботятся люди, которые в этом заинтересованы.

Смешно шаркая большими домашними тапочками, в комнату вошёл Андрей.

– Ну, ты хоть на человека теперь похож! – сказал я, и мы оба засмеялись.

«Всё ещё психуем и боимся», – подумал я, проанализировав наш с Андреем смех.

Парень, пройдя на середину комнаты, с нескрываемым интересом посмотрел на монитор. Я же, тем временем, решил повнимательнее приглядеться к своему гостю.

Моя старая, но хорошо сохранившаяся одежда сидела на нём так, как будто по нему и была сшита.

Лицо парня, ну, никак у меня не ассоциировалось со словом «солдат». На преступника Андрей тоже не был похож. Не было никакой этой некрасивой скуластости на лице славянского типа. Ни расплющенного вздёрнутого носа «картошкой», ничего, что обычно настораживает нас, как признак склонности человека к нечестности и дешёвой меркантильности, не было. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы увидеть правильные черты, прямой честный взгляд и красивый рот – не распахнутый, как у деревенского дурачка, а, я бы сказал – почти волевой. Посадка головы была чисто давидовской, но не такой вызывающе гордой, а, если так можно выразиться, в пределах нормы. И покоилась голова на шее, а не торчала круглым наростом прямо из плеч, как у гангстера из второсортного боевика.

Кивнув головой в сторону монитора, он спросил:

– Интернет?

– Интернет.

– Есть что-нибудь? – осторожно, вполголоса спросил он.

– В том-то и дело, что – ничего! – ответил я и пристально посмотрел в глаза паренька, как будто хотел найти там ответ на терзавшие меня вопросы.

Он не отвёл взгляд, просто на какое-то мгновение изменилась мимика. Как пресловутый двадцать пятый кадр, проскочило лицо уставшего, старого человека. С этой игрой мускулатуры лица знакомы все. Мысли человек может спрятать даже от самого себя, но эмоции скрыть невозможно. То, что происходит внутри нас, всё равно проявится и станет заметно окружающим. Это – как утопленник, который рано или поздно всплывает.

– У тебя волосы взъерошены, причешись. Там, в прихожей, у зеркала, найдёшь всё, что надо, и пошли в кухню. – Вспомнив, что ему незнакомо расположение комнат в доме, я показал рукой, где у нас кухня, – вон там, за занавеской вход. Давай, приходи, там уж всё готово.

В этот момент на улице послышался звук приближающегося автомобиля. В комнату ворвался свет фар. Машина резко затормозила, захлопали двери, топот ног и голоса людей сменили царившую до этого тишину. И опять послышался этот неприятный звук, доносящийся из динамика рации.

Мы с Андреем одновременно посмотрели друг на друга, и я понял, он знает, что я теперь их тоже боюсь.

– Сюда никто не войдёт, – перейдя на шепот, сказал я. – Ты, главное, постарайся, чтобы твоя тень не падала на занавески на окнах. Мой-то силуэт соседям знаком, а вот твой…

Некоторое время мы ждали, прислушиваясь к тому, что происходит на улице. Но там всё стихло. Шаги и голоса постепенно удалились.

«Да, похоже, что мы теперь на равных, – подумал я. – Теперь я боюсь уже не его, а их… – тех, у кого принято просить о помощи, когда в твой дом врываются преступники».

– Ну, пойдём. Там, вроде, угомонились, – сказал я более спокойным голосом, слегка подтолкнув Андрея в сторону кухни.

По пути на кухню я постарался подготовить этого напуганного человека к тому, что ему всё же придётся рассказать мне о себе и о том, что он натворил. Да и, вообще.

– Главное, – подчеркнул я, – ты, не в общих чертах должен мне рассказать о себе, а как можно подробнее.

– Вы что, на исповедь меня раскачиваете? – спросил он, резко остановившись.

– Не смеши меня! Какая ещё исповедь?!..

– Тогда, что это даст? Вам, что это даст? – спросил он меня каким-то бесцветным голосом обречённого человека.

«Он что, не понимает, в каком положении находится? – подумал я, и тут же, – а в каком положении теперь нахожусь я?»

– Ты в тупике, парень. Каким бы он тебе не казался длинным, но это всё же тупик. А я из-за своей вислоухости тоже могу оказаться в этом же тупике. А мне это совсем не нравится. Понимаешь?

Он кивнул, и я продолжил:

– Но у меня есть уверенность, что выход где-то рядом. Для того, чтобы его увидеть, мне нужна полная картина. Ясно?

Видимо, фраза «полная картина» пробудила в воспоминаниях паренька настолько яркую и полную картину о последних событиях в его жизни, что он даже, как мне показалось, вздрогнул.

– Ладно, идём… – подтолкнул я его. – В конце концов, ты можешь мне ничего не рассказывать. Это я так… в основном, для собственной безопасности спросил. Хочу знать, с кем имею дело.

Раскладывая по тарелкам мясо и картошку, я вспомнил про кишечную проблему моего гостя. Да, не хватало ещё усугубить его расстройство обильным ужином. Прикинув, что из медикаментов, хранящихся у нас в аптечном шкафчике, можно дать пареньку, достаю упаковку «Бесалола» и высыпаю на ладонь три таблетки «Ношпа».

– На вот, примешь это во время еды, а вот эту, – показываю на «Бесалол», – сразу после ужина.

– Спасибо, я, пожалуй, обойдусь без химии, – говорит он, демонстрируя откровенное недоверие.

– Зато я не обойдусь! Конечно, я в отношении тебя ничего еще не решил, но меня совершенно не устраивает твоя непредсказуемость относительно слабости кишечника. Если мы с тобой попытаемся переместиться из моего дома на более безопасное для тебя расстояние, я должен быть уверен, что ты мне машину не обделаешь, – сказал я таким тоном, чтобы возражений не последовало.

– Вы думаете… – начал неуверенным голосом мой гость, но я жестом остановил его.

– Пока я знаю только одно, Андрей. Тебе ни в коем случае нельзя задерживаться в посёлке. И если мы всё же решим все эти, терзающие меня: «как?», «куда?» и «когда?», то не будет у нас с тобой времени, чтобы каждые пятнадцать минут в лесок по нужде бегать!.. – добавил я.

Было заметно, как он поборол в себе желание сказать что-то ещё насчёт «химии», и молча взял таблетки.

– Налить? – спросил я его, откупоривая вино.

– Я не пью.

– Правильно делаешь! Я тоже не пью. В смысле… Ну, ты понял, да? А вот без сухого красного вина редко ужинаю. Очень, знаешь ли, способствует пищеварению, – сказал я, наливая себе треть стакана. – Если, конечно, это не бурда какая-нибудь, – поспешил добавить я.

– А я, увидев бутылку, решил, что вы кайфуете тут в одиночку, – извиняющимся тоном сказал Андрей.

– Конечно же – кайфую! – полушутя ответил я, и мы принялись за ужин.

Через некоторое время парень, нарушив молчание, сказал:

– А у нас в части, если пьют, то или водку, или абсент.

– Абсент?! – удивился я. – Это же полынная настойка! Да ты понимаешь, что, если он настоящий, от него же «крыша едет»! Картину Дега «Любители абсента», небось, видел, да? Хороши…

– А они говорят, что кайф от абсента – «не такой». В смысле – лучше, что ли.

– Ну да, представляю. Заторможенное мышление некоторые могут принимать за кайф. Только о колоссальнейшем вреде, который эта зелень психике наносит, никто не задумывается! Особенно под воздействием абсента не задумывается! – закончил я, и мы продолжили нашу трапезу.

Меня удивляла эта неосведомлённость современной молодёжи относительно всего, что они, не задумываясь, пихают в себя, с целью получить этот пресловутый «кайф». Не выдержав, я всё же сказал:

– Вообще, тема, касающаяся «получения кайфа», одновременно и очень популярна, и в то же время действует как проявитель на фотобумагу, проявляя тёмные уголки подсознания не только собеседника, но и мои, например, тоже. Вот, затронули мы с тобой тему абсента. А ведь сама причина употребления крепких алкогольных напитков кроется, всего-навсего, в накопившейся неудовлетворённости человека. Не секрет, что человек, привыкший не обязательно к абсенту, ну, а хотя бы просто к водке, никакого кайфа уже не получает. Он просто сменил честное отношение к себе, которое счёл невозможным, на самый доступный и никем не запрещённый способ спрятаться от своих, терзающих душу, мыслей, неизрасходованных чувств и не нашедших выхода желаний. В этом же списке и нереализованная мечта алкоголика, который, конечно же, себя таковым не считает. Но в этом случае он совершил двойную ошибку! Ведь всё, чем он заполнил пробелы в своей жизни, оказалось, со временем, такой же проблемой, как и то, от чего он хотел спрятаться в тумане из паров алкоголя. Всё равно, ошибка, или скорее даже жестокий обман, всплывёт и накажет.

– Вы думаете?

– Уверен. Ты… того, ешь, давай, не отвлекайся.

Мы ели некоторое время молча. Я наблюдал за поведением паренька за столом и не хотел отвлекаться от этого процесса болтовнёй. Андрей, видимо, боялся нарушить порядки, заведённые в доме, где его и гостем-то было трудно назвать.

Я бы не сказал, что он ест, как голодный солдат. Не спеша, правильно используя столовые приборы, он разделывался с кусками мяса на своей тарелке. Было заметно хорошее воспитание и, похоже, что армия его не испортила.

Периодически, вопросительно взглянув на него, я подкладывал ему то одного, то другого, жестами, указывал на тарелки с нарезкой форели, ветчины и колбасы. Он ни от чего не отказывался, но и не «подметал», как дорвавшийся до еды солдафон. Несколько раз он провожал взглядом мою руку с бутылкой вина, из которой я то и дело подливал в свой стакан пару глотков, но я так и не понял, осуждает он мою привычку запивать каждую порцию мяса красным сухим вином, или для него просто это в диковинку.

Как будто прочитав мои мысли, Андрей осторожно, чтобы никого не обидеть, сказал:

– Мне тоже всегда казалось, что к пьянству людей приводит неудовлетворённость. Особенно это заметно на тех людях, у которых наблюдаются какие-то проблемы с противоположным полом. – Подумав, он добавил, – или наоборот, пьянство становится причиной, так сказать, их неустроенности. Как вы думаете?

– Да, ты прав. Основа основ и причина причин – я имею в виду, конечно же, секс, – вот та печка, от которой должны плясать не только «пострадавшие за веру свою» простые люди, но и в первую очередь психиатрия, врачи, занимающиеся, как им кажется, душевными проблемами человека. Почему об этом не говорят правды? Почему всё сводится… Ёлки-палки, да к чему угодно сводится, но ни в коем случае не к сексу! В итоге – Ложь! Именно – Ложь, с большущей такой буквы.

Ложь, одетая в правдивые одежды! Не это ли имели в виду те, кто боялся пришествия Антихриста?

– Близко, конечно, но, как-то уж, извините, на мой вопрос не проливает свет то, что вы сказали.

– А я ещё ничего не сказал! Я только пока вслух размышляю. Закладываю, так сказать, основу, фундамент для вывода, который, возможно, сейчас сделаю. А что касается неудовлетворённости, то, если коротко, в твоих словах ответ уже и содержится!

Плеснув себе глоток вина и посмаковав вкусный напиток, я продолжил:

– Я, вообще, не понимаю каким образом секс стал закрытой или, правильнее будет сказать, неприличной темой. Не здесь ли кроется ответ? О! Кстати!..

Парень вопросительно посмотрел на меня.

– Кстати, Андрей! У тебя есть девушка?.. Ну, в смысле, была она у тебя до армии…

Судорожно проглотив кусок, Андрей положил руки на колени и, глядя куда-то в сторону, тихо сказал:

– Девушка… у меня есть… Только…

– Ну, ты меня извини, брат, если я больную тему затронул. Ладно?!..

– Тема – как тема. Только она не моя девушка, а я не её молодой человек…

– Знаю, знаю, я эти современные понятия. И даже где-то как-то приветствую. Человек не может принадлежать кому-то, как и ему никто не может принадлежать, да?

– Что-то в этом роде… Но у нас другое.

– Слушай, ну, нельзя же так расстраиваться из-за того, что мир устроен не так, как тебе с твоей девушкой хотелось бы… Давай-ка, ешь!.. А то вон и вилку бросил…

Как бы проснувшись, Андрей вернулся к еде.

– О чём я тут заливал, а? Не помнишь? – спросил его я.

– Вы сказали, что не понимаете, как секс мог стать закрытой темой.

– Точно! Ведь то, о чём не принято открыто говорить, можно превратить в товар, в кнут или даже в пряник. Чем люди и заняты почти постоянно. Сколько этих «несчастных» жён и мужей, не получивших в наказание за что-то порцию любви?! Да я с ними сталкиваюсь постоянно! Особенно по утрам, когда зимой удобнее ездить на работу на метро. И каждый раз, когда встречаю человека, «наказанного» таким образом, вспоминаю дурацкий способ наказания детей. Ну, это когда ребёнку отказывают в сладком. Когда ему не дают посмотреть мультфильмы и так далее. Господи, да ведь воспитание – это же не наказание или поощрение! Что же они все со своими детьми делают-то?!! Они что, забыли, как сами мучились со своими родителями? Неизвестно, кто вырастет из такого «обидевшегося» мальчика или «наказанной» девочки. Но очень даже может быть, что вырастет жуткий тиран! – сказал я, сделав ударение на слове «жуткий».

Видимо, с чем-то таким Андрею пришлось в жизни столкнуться. Парень слушал с нескрываемым интересом, не перебивая. Но всё же, по нему было видно, что в моих словах он так и не находит ответов на все вопросы. А с другой стороны, – я же не мудрец какой-нибудь! Так, случайный собеседник.

Но, как говорится – назвался груздем… И я продолжил:

– Да почти в каждой семье есть свой домашний деспот, свой маленький тиран. Так зачем же культивировать зло? При этом, как правило, рассуждая о благих намерениях! В истории этого несчастного человечества масса примеров того, как «правильно» воспитанные дети начинали «правильно» относиться к себе подобным, с радостью отдавая накопившуюся злобу своим ближним и уж тем более – людям посторонним. Вот, например, если потянуть ниточку причин и событий от девятого мая 1945 года к тому, с чего всё началось, то мы с удивлением узнаем, что причиной второй мировой войны были сексуальные проблемы ефрейтора Гитлера! Да-да!

– Вы думаете?! Это же многое меняет! Вся та путаница, которая царит в политике, в бизнесе, получается, уходит своими корнями в секс?!

– Андрюша, я в этом абсолютно уверен!

– Но, это же ужасно! Дело в том….

Он вдруг осёкся. Было видно, что он передумал что-то говорить и теперь лихорадочно искал, чем заменить непроизнесённую фразу. Наконец, он тихо произнёс:

– Просто, я об этом много думал и пришёл к тем же выводам.

Интересно… Мне всегда было интересно, что же не договаривают люди, которые вовремя «наступают себе на язык»!

Видя его смущение и зная, что затянувшаяся пауза может только усугубить неприятное чувство, я сказал:

– Да, конечно, это ужасно, когда такая мелочь, как неудовлетворённое сексуальное желание или просто комплекс неполноценности, влияют на судьбы миллионов людей. Но ведь не только «гитлеры» страдают неудовлетворённостью! Обычные люди – тоже. А это ничуть не лучше. Сколько загубленных водкой жизней, идиотских поступков, неудачных и удачных самоубийств! Жуть!

Нарушив свою привычку есть молча, я уже не мог остановиться. Видимо, эта редко затрагиваемая тема задела меня за скрывавшуюся в глубинах памяти «болячку».

– Пусть только мне не рассказывают сказки о том, что человек пьёт, потому что ему это нравится, – продолжал я, набирая обороты. Андрею, видимо, казалось, что именно алкоголь, так сказать, развязал мне язык.

– Короче, пусть не врут! А пусть лучше вспомнят, всё ли у них у самих в жизни так, как они хотели? Те или не те люди сейчас рядом с ними в качестве мужей или жен? Пусть вспомнят, разве не отказывали им, пусть даже в мягкой форме, те, ради кого они могли бросить всё и пойти на край света? Пусть вспомнят. Пусть подумают. А после – пусть помолчат. И вспомнят теперь другое – то, как оказались они рядом с теми, кого они не любят, а как это принято называть, – уважают? Вот что пусть вспомнят! Но вряд ли они станут вспоминать, кем и при каких обстоятельствах были изгнаны они из Рая, в котором пребывали в мечтах своих.

Посмотрев на Андрея и убедившись, что он не смотрит на меня, как на пьяного болтуна, я продолжил:

– Стерпится-слюбится, Андрей, это молитва слабых людей… Людей, изменивших самим себе. Ну, не всегда, конечно, по собственной воле, но всё же выбравших для себя в качестве религии самообман, – говорил я и одновременно думал, – не навредить бы!

Что за человек передо мной? Какая работа совершается в его голове? Готов ли он к тому, чтобы принять эту информацию? Сможет ли он сделать правильные выводы для себя?

Бегло изучив реакцию паренька на мои слова, я продолжил:

– Поэтому, когда «пьяный дурак» начинает крушить всё вокруг, я знаю – это перебродило неиспользованное чувство. Для него, для буяна этого, сейчас – все сволочи! Потому что сейчас, когда он «свободно мыслит и говорит», они (гады продажные) согласны с тем дурацким положением, в котором находятся. Они согласны с положением нелюбимых и нелюбящих, или любящих тех, кто их отверг. Они смирились с тем, с чем он (этот пострадавший) в корне не согласен!..

Я хотел, было, на этом закончить, но слишком уж много было в моих словах сказанного наспех и недосказанного. Решив, что пробел необходимо заполнить, я продолжил:

– Нет, они, конечно же, тоже не согласны! Но, что они сделали для того, чтобы мир изменился? Что они сделали кроме того, что постоянно занимаются самовнушением! Внушают себе и своим близким, что всё хорошо, что, если не задумываться о том, что жизнь не удалась, то вроде как и жить можно. Для них главное – смириться с положением маленького, не способного что-то изменить человека. Главное – объяснить своим детям, что мир устроен так, что счастья на всех не хватает. Не забывать и повторять, как мантру, всю эту чушь про то, что справедливости нет… Ну и так далее. После этого можно успокоиться! Ведь счастья, которого ты так и не добился, теперь ещё и твоим детям тоже не видать, как своих ушей. – Наконец закончил я и посмотрел на Андрея.

Он долго ел молча. Я тоже, честно говоря, немного устал от такого необычного для меня ужина. Было бы здорово, если темы эти мы больше не будем затрагивать. Ну, не способствуют они пищеварению! Тем более, что у меня и других мыслей хватает. Появление в моём доме этого паренька и та ответственность, которую я на себя уже взял, заставили меня совсем по-другому посмотреть на свои планы.

Я лихорадочно соображал, к кому из своих знакомых я могу обратиться, чтобы наверняка помочь Андрею. В каких только сферах не работают теперь мои бывшие ученики! И чем только они не занимаются в свободное от основной деятельности время.

Однажды, встретив своего бывшего студента на улице, я был приглашён им в какой-то жуткий подвал в самом центре Москвы, оборудованный и оформленный как самый настоящий бункер Гитлера!

Орлы, свастики, черепа… Официантки, вымуштрованные, как девочки-связистки из Люфтваффе. Короче, полный комплект.

Вход туда был возможен только по клубной карте, но меня не только запросто пропустили, а ещё и чуть ли не насильно повесили на грудь жуткого вида бейдж, из которого я узнал, что являюсь почётным гостем.

Через несколько минут у меня полностью исчезли все сомнения относительно того, где я нахожусь и кто сидит со мной за одним столом. Ребята гремели фашистскими наградами, как рыцари латами, а произносимые тосты, как мне показалось, я слышал в фильме «Семнадцать мгновений весны». Но происходило это всё вполне культурно.

Прихлёбывая на удивление вкусное пиво из черепоподобной кружки, я поинтересовался у пригласившего меня в этот бар знакомого:

– Макс, а из какого материала сделаны эти хипповые кружки?

Осушив одним махом добрые пятьсот грамм, Макс ответил:

– Ха! Это не кружки в виде черепов, между прочим… Это детские черепа, приспособленные под кружки. Была, если помните, одна скандальная история в одной детской больнице…

Увидев, как округлились мои глаза, Макс успокоил меня:

– Не, не, не!.. Никакой мокрухи не было!.. Просто, что касалось бесхозных трупиков… ну, кое-что уходило налево… Но ведь клёво получилось! Даже вы, проф, обратили внимание!

Весь следующий час я заказывал что угодно, только не пиво… Тем более, что пиво я, в общем-то, не люблю.

Вспомнив сейчас этого парня и его банду на мотоциклах, я сразу же отклонил его кандидатуру, как помощника в этой детективной истории. Макс сам рассказывал, что в их несколько националистической организации половина членов наверняка завербована МВДешниками, а то и ФСБешниками.

Организация только кажется серьёзной и крепкой, а на самом деле, даже трудно сказать, кто и куда стучит.

Нет, здесь Андрею не помогут. А вот «засыпаться» можно запросто. Да и не люблю я всех этих… не наигравшихся в детстве в зондер команды ребят. Здесь должен быть надёжный человек, который не шарахается от своих клубных знакомых на улице.

К знакомым, работающим в милиции, тоже, вроде не пойдёшь… Ещё быстрее заметут, чем с этими ряжеными фашиками вляпаешься.

Что делать-то?! Куда мне теперь этого паренька девать-то?

Мой солдатик, между тем, стал понемногу успокаиваться. Глядя на него, я тоже, хотя бы на время, решил отдохнуть от терзавших меня мыслей и сосредоточился на ужине.

Теперь наше молчание нарушил Андрей.

– Можно полюбопытствовать?

– Пожалуйста. И, это – ешь, давай. А то, вон сколько всего ты ещё не пробовал.

– Спасибо! Я вот что хотел спросить, там у вас шкаф, – он показал в сторону комнаты. – Это ведь Ди-Ви-Ди, если я не ошибся?

– Не ошибся. Там в основном кино, но есть и документальная хроника и концерты разных групп, а также научно-популярные фильмы.

– Много их у вас! Но книг, всё-таки, больше. Ну да, вы же историк.

– Ты знаешь, книги для историка иногда больше помеха, чем источник информации. Каждый писатель искажает действительность на свой лад, а мне нужны факты. За то время, что я живу, я наблюдал столько резких поворотов истории! Столько всего произошло и случилось! Но в книгах и фильмах всё показано с точки зрения, выгодной для того времени. Выгодной, я бы сказал, в кавычках. Но изменить-то уже ничего нельзя! Люди смотрят фильмы, читают книги, и у них складывается представление, запрограммированное создателями тех «шедевров» мировой классики, которые, всего-навсего, показали своё видение затронутой ими проблемы.

– Да, знаю. У нас в классе один чудик утверждал, что фильм «Турецкий гамбит» основан на исторических фактах.

– Да ты что! Серьёзно?!

– Совершенно серьёзно. Да, такая путаница сейчас повсеместно встречается. Вы что, не знали?

– Обалдеть! В таком случае, вся моя работа никому не нужна. Кроме меня конечно. Я же зарплату должен как-то отрабатывать.

– Вы, я смотрю, пессимист. Из-за какого-то двоечника, который не только историю не знает, а за свою жизнь не прочитал ни одной книги, уже на свою работу смотрите, как на никому, кроме вас, не нужное занятие.

– Да нет, что ты! Просто, когда каждый день сталкиваешься с таким дремучим невежеством, а пользы от своей работы не замечаешь, начинаешь подумывать, а кому это всё на фиг нужно!? Ведь, профессию выбираешь – как женщину! Чтобы любимая была и не бесплодная. Эх, да что там говорить, у нас ведь с тобой такая огромная разница в возрасте. Тебе сколько?

– Двадцать. А какое это…

Из комнаты донесся звук колокольчика, коротенькая мелодия из нескольких нот. Мы оба замерли с каменными лицами, настолько неожиданным был этот звук.

– Это почта, – с облегчением выдохнув, и как можно спокойнее сказал я.

– Какая почта? – спросил Андрей, и по его голосу я догадался, что парень не на шутку перепугался. Да я и сам, если честно, разве что стол с перепугу не опрокинул.

– Электронная почта. Скорее всего, это моя жена.

– Ваша жена?.. Пришла?!.. – он даже привстал. Одна рука вцепилась в скатерть, другая – нервно сжимает полу свитера.

– Да нет же! Это компьютер. Ну, почта! Интернет! Программа почтовая так оповещает о новом письме… Понял?

– Теперь понял. Извините. Просто, я никак не могу привыкнуть к своему положению. Привыкнуть к тому, что меня могут в любой момент забрать и посадить. Это всё так неожиданно случилось… Ну, может, конечно, и есть люди, которые готовы к тому, что им придётся скрываться… Готовые натворить что-то. Да, наверняка есть. Вся эта уголовная романтика не на голом же месте выросла! Но ко мне это не имеет никакого отношения! Я к этому не готов. И не хочу быть готовым к этому. – Всё время, пока говорил, он смотрел в сторону комнаты, в сторону источника звука, который нас испугал, и теперь, повернувшись ко мне и посмотрев в глаза, спросил, – вы мне верите?

– Если бы я тебе не верил, мы бы с тобой тут не сидели. Тебе не кажется?

– Простите! – и немного подумав, вдруг, говорит, – а как это вы сделали? Ну, я имею в виду ваш фокус с ружьём!

– Какой ещё фокус? – спрашиваю я его, а сам уже жалеть начинаю, что в «веришь – не веришь» играть вздумал с человеком, которого ищут до зубов вооружённые представители власти. Быстро я забыл, кто со мной за одним столом сидит. И обвиняется он, сами знаете, не в том, что по чужим огородам шнырял.

– Ну, ведь вы же на улице, когда с этой женщиной разговаривали, у вас же ружья не было! А как только вы в дом вошли, я же потихоньку стал по лестнице спускаться, а вы уже с ружьём!

– А, вот ты о чём! Да нет здесь никакого фокуса!

Сказать, или не сказать ему? Я, как мог, тянул время, надеясь, что он, потеряв интерес, сменит тему сам. Но парень продолжая что-то жевать, смотрел на меня, явно ожидая ответа.

– Там, в прихожей оно, в углу стоит, – сказал я таким тоном, каким обычно говорят: «Подумаешь – фигня, какая».

Смотрю, парень не понимает.

– Ружьё стоит в углу, а не видно его потому, что прикрыто оно шинелью, которая там же на крючке висит. А на полу, под шинелью, стоят сапоги. Вот ружья и не видно!

Заканчивая фразу, я уже начинал немного нервничать. Поэтому, чтобы успокоиться самому и заодно успокоить его любопытство, спросил:

– А что это тебя ружьё так заинтересовало? Я же, вроде, больше тебя на мушке не держу?!

– Извините. Просто так неожиданно появилось ружьё! А потом – бац, и снова пропало. Вы не думайте, я просто загадок не люблю. Они же все обманом пропитаны! Все загадки – это тесты на возможность «объегорить» собеседника.

– Ты так думаешь? – обрадовался я, что тема ружья себя исчерпала.

– Ну конечно же! Люди тестируют друг друга, как бы… Ну короче, кто лох – кто не лох. А выглядит всё, как игра. А на самом деле большинство загадок нечестные.

– Слушай, а ведь действительно, половина загадок, которые мне известны – нечестные! Обалдеть! Никогда об этом не задумывался!

– А вы, часом, ничего такого не подумали… Ну, что я вдруг про ружьё спросил?

– Всё нормально, Андрей! Чай пить будешь?

При слове «чай», он заметно оживился. Как будто это было кодовое слово, переключающее его в другой режим восприятия.

– А? Да, конечно! Только я пью очень крепкий и очень сладкий чай.

– Чифиришь помаленьку? – спросил я, заговорщицки подмигнув.

– Да нет, какой там чифирь! Пристрастился я, конечно, к чаю не на шутку, но чифирить мне не понравилось.

Я тем временем поставил на плиту свой, как его называет жена, «бронебойный» чайник и распахнул полку, чтобы продемонстрировать коллекцию чая.

Каждый, кто знает толк в чае и держит в доме несколько любимых сортов этого напитка, обязательно хвалится своим богатством перед гостями. Вот и я, открыв обе створки полки, театрально отошёл в сторону и многозначительно повёл бровью.

– Ого! А я, честно говоря, думал, что вы только в этом разбираетесь, – он показал на бутылку вина.

– Эх, Андрюша, сухое красное вино пьют те, у кого нехватка ферментов, необходимых для пищеварения. Можно, конечно, и в аптеке это всё купить, в таблетках. Но ведь это… ерунда какая-то, таблетки все эти! Вино – другое дело! Есть целые народы, которые с детства его употребляют. Что же касается меня, то посмотри – за весь ужин я не выпил и трети бутыли. А вот чаю я выдую столько, что мы потом выстроимся в очередь около туалета.

Он улыбнулся моей шутке и извиняющимся тоном сказал:

– Да я тоже, в общем-то, пошутить хотел.

– Даже если бы ты сказал серьёзно, меня таким не подденешь! Я запросто обхожусь без спиртного, но сухое красное вино – это для меня половина желудочного сока! Про винолечение слышал?

– Нет! – он удивлённо поднял брови, – а что, и такое бывает?

– Ещё как бывает! Давай лучше чай выбирай, а то я тебе сейчас целую лекцию закачу про ферменты.

– Хорошо. А вы ей отвечать будете?

– Кому? – не понял я.

– Жене, она же вам написала. Вы сами сказали – почта пришла.

– А! Вот ты про что! После чая. Мы с тобой сначала почаёвничаем, а потом в комнату переместимся. Вот тогда я ей и отвечу.

– У вас же телефон есть, а вы с женой переписываетесь…

– Телефон? Есть, конечно!.. В комнате он… На столе… Просто он завален всякой фигнёй, вот его и не видно.

– Вы так странно говорите. Переместимся, вместо – пойдём. Фигня, вместо того, чтобы сказать – хлам.

– А что, хлам, по-твоему, не фигня? И если мы куда-то идём, разве мы не перемещаемся?

– Перемещаемся.

– Ну, вот! Ты чай-то выбрал?

– Да, только можно, я себе сам заварю?

– По-другому и быть не может! Валяй!

Я наблюдал за тем, как он заваривает чай. Это был целый ритуал, в принципе, похожий на мой. Видимо, все чаеманы ведут себя одинаково. Сам чай подсказывает нам, как должен выглядеть процесс. У всех, кто подвержен какому-нибудь пристрастию, со временем вырабатывается привычный ритм, нарушать который нельзя. Однажды я своим вторжением нарушил процесс распития дешёвой водки группой студентов, где бы вы думали? В туалете! Когда я выходил, прозвучало слово, которое я запомнил на всю жизнь: «Кайфолом»! Представляете, меня назвали «кайфоломом» всего лишь за то, что я зашёл помочиться в специально отведённое для этого место! Со временем, мне это слово стало нравиться. Несмотря на своё явно сленговое происхождение, оно очень правильно отражало состояние души человека, которому сломали кайф.

Наконец, Андрей заварил себе чай и жестом пригласил меня, чтобы я заварил себе.

Демонстрируя Андрею своё искусство заваривания чая, я краем глаза заметил, что он наблюдает за мной, как наблюдал бы ученик за действиями шамана.

– А всё-таки, почему вы переписываетесь со своей женой, вместо того, чтобы позвонить? Ведь телефон-то у вас есть, – вдруг спросил он.

– В коротком письме можно сказать куда больше, чем во время телефонного разговора типа: «Привет! Как дела?». Мне больше нравится писать письма, чем мычать в трубку.

– Я тоже не люблю говорить по телефону. Письмо – другое дело! Тут я с вами полностью согласен, – сказал Андрей, напомнив мне причину своего появления в моём доме.

– Андрюш, а куда ты хотел позвонить? – спросил я тоном человека, которого это вроде и не очень-то интересует. – Может, в «Комитет солдатских матерей»? Или в Министерство обороны? Ведь ситуация у тебя, как я понимаю, непростая, да?

Закончив заваривать чай, я повернулся к нему и, поигрывая чайной ложечкой, спросил его уже серьёзно:

– Может, ты хотел позвонить в милицию? Или на телевидение, чтобы что-то рассказать? Что-то такое, что могло бы предотвратить твой арест? Или, может, ты хотел объяснить что-то?..

Парень сидел, сцепив пальцы, нервно сжимая и разжимая их. Было слышно как хрустят суставы. Он кусал губы, и по нему было видно, что мой вопрос застал его врасплох.

Наконец, совладав с собой, он сказал:

– Я шёл, чтобы позвонить своей…

– Матери?

– Нет, что вы?! – он так удивился моему предположению насчёт звонка маме, как будто я сказал какую-то неприличность.

– Значит, девушке?

– Да! То есть, нет! Не совсем, то есть… Своей…

С ним происходило что-то, что можно охарактеризовать как внутреннюю борьбу. Он явно метался между желанием сказать что-то важное и желанием послать всех к чёртовой матери. Всех, кто бесцеремонно лезет во что-то очень личное.

Он с трудом расцепил терзавшие друг друга руки, дыхание его стало прерывистым, и вдруг он заговорил.

– Я искал телефон, чтобы позвонить своей сестре. Я хотел заступиться! Она… У нас… Мы с ней…

Он вдруг вцепился пальцами в свитер у себя на груди и, не замечая с какой силой растягивает трикотаж, попытался продолжить:

– Однажды у нас так получилось… Мы тогда ещё совсем дети были…

Страшная догадка пронзила мой мозг! «Но ведь этого не может быть!» – подумал я.

– О господи! Только не это! – вырвалось у меня.

Андрей с ужасом смотрел мне в глаза. Видно было, как он сделал над собой усилие, чтобы совсем уже тихо произнести:

– У нас с ней… А они узнали…

– Вы с ней в близких отношениях? Ты это хотел сказать?

– Да… – выдавил он и медленно опустился на стул, даже не посмотрев, куда садится.

Не представляю, что происходило в душе человека, решившегося на такое откровение, но мне надо было срочно что-то предпринять, чтобы парень не натворил сгоряча чего-нибудь. Хотя, он уже, похоже, всё натворил.

Тем временем, на улице, преследователи моего непрошеного гостя вернулись к оставленной машине. Они довольно весело переговаривались по рации, из чего я сделал заключение, что усталость взяла над ними верх. Так ведут себя люди, которым надоела игра в «казаки-разбойники». Страх перед вооружённым беглым солдатом прошёл, когда они убедились, что посёлок живёт своей повседневной жизнью, и никто не подстерегает их с автоматом за каждым углом. А может, они решили, что Андрей подался в лес? Или это такой специальный трюк. Мол, ни черта мы здесь не нашли и потому уезжаем, а сами будут из засады следить, не потеряет ли солдатик бдительность, убедившись, что никто его не пасёт.

Машина полоснула фарами по дому и на довольно высокой скорости рванула прочь.

– Андрей, ты не думай только, что я осуждаю тебя, или как к извращенцу теперь стану относиться. Вовсе нет!

Парень или не слушал меня, утонув в своих мыслях, или впал в шоковый ступор. Он даже на шум на улице не обратил ни малейшего внимания.

– Послушай меня! История человечества сплошь кишит подобными случаями. И мне с этим сталкиваться – не привыкать. Ты разве забыл, кто я по профессии?

Не заметив никакой реакции на свои слова, я продолжал, боясь оставить его наедине с его собственными мыслями:

– Да что там моя профессия! Я тебе могу кое-что рассказать… И вообще, с возрастом я ко многим вещам стал относиться не так, как принято. В смысле – не так, как в обществе принято. И потом… Андрей… я не забываю, что добровольная сексуальная связь между совершеннолетними родственниками по российскому законодательству преступлением не является!.. Между людьми всякое бывает…

Оказалось, что он меня слушает. По крайней мере, когда он посмотрел на меня, взгляд его был вполне осмысленным.

– А как вы догадались? – спросил он бесцветным голосом человека, которому уже всё равно.

– Может, всё-таки выпьешь вина? Полегчает, по себе знаю.

– Если вам не трудно, дайте мне, пожалуйста, мой чай.

Я подал ему его кружку и обратил внимание, что руки у него не дрожат.

– Спасибо. Так как же вы догадались-то? Я же ещё и сказать-то не успел… – повторил он свой вопрос.

– Да ты сам почти сказал! Мне, что называется, оставалось только недостающее слово вставить.

Он поднял фарфоровую крышку и как заправский чаеман потянул носом аромат. Отпил. По лицу было видно – заварка удалась.

– Они бы не догадались. Даже когда она ко мне в часть приезжала не догадывались! Они её письма ко мне перехватывали в поисках фотографий. И читали их заодно. Сволочи!

Не имея опыта, как вести себя в таком случае, я осторожно спросил:

– Ты о ком? Кто такие, эти… они?

– Да были два урода в нашей роте. Они хотели….

Не договорив, он изменился в лице. Потом, закрыв на мгновение глаза, и, видимо, прогнав от себя какое-то неприятное видение или страшную мысль, коротко закончил:

– Сегодня утром я их убил. Прямо в караулке. Обоих.

«Ну, вот, кажется он всё и сказал, – подумал я. – Теперь с ним или истерика случиться, или ему полегчает. Так всегда с людьми бывает. Хотя, конечно, не со всеми».

– А сестре зачем хотел позвонить?

– Рассказать всё, – и уже совсем тихим голосом добавил, – и попрощаться. Ведь думал – расстреляют меня… Или я сам…

– Успокойся, никто тебя не расстреляет. Нет таких законов. Посадить тебя, конечно, посадят, но вот насчёт расстрела, это ты загнул.

– А можно от вас позвонить? – он спросил это с такой мольбой в голосе, что я чуть не сказал ему: «пожалуйста». Однако рассудительность взяла верх над эмоциями.

– Ты не думаешь, что твой домашний телефон сейчас на про-слушке стоит?

– Блин! Точно! Ведь когда кто-то из части сбегает, его в первую очередь дома встречают. Скольких дураков так отловили. Мне про это бывший особист рассказывал. Почти все бегуны, – говорил он, – домой приходят.

Сказав это, Андрей о чём-то задумался, а я вдруг понял, что положение, в котором оказался я, ничуть не лучше. Теперь, когда я знаю, кто он и что натворил, я становлюсь соучастником, или как там это у них называется?

– Андрюш, пойдём в комнату. Надо что-то делать, а не яйца высиживать.

Грустно улыбнувшись моей шутке, он допил чай и пошёл за мной в комнату.

По дороге я отметил для себя, что уже спокойно отношусь к тому, что этот человек находится за моей спиной.

4

Освободившись от всех дел, которые ему, как дежурному по роте, надо было сделать, Андрей уединился в канцелярии. Посмотрев на себя в зеркало, он представил, как будет выглядеть на фотографии, которую собрался послать вместе с письмом сестре.

Новые сержантские лычки резко выделялись на слегка отбеленной в хлорке форме.

– Продвигаемся по служебной лестнице? – спросил он у своего отражения. – Так точно! – ответил сам себе. – На дембель сержантом, это вам не хухры-мухры!

Удобно устроившись за столом командира роты, он принялся за письмо.

«Мила, Солнце моё! Ещё каких-то два месяца, и мы снова будем вместе!

Смотри-ка, уже пролетели два года! А помнишь, мы с тобой даже представить боялись – такой ужасный срок! Когда на проводах ты плакала, я думал, что вот сейчас всем всё про нас станет ясно. Боже, как я тогда перепугался!

Представляю, какая ты стала! Мужики на улице, наверное, шеи себе сворачивают, когда ты проходишь мимо. Тяжело тебе, наверное, как и всякой красивой девушке. Моральных уродов – игнорируй! Мир, к сожалению, не без них».

Андрей задумался, вспоминая свои необычные отношения с младшей сестрой.

Надо же, разница у нас всего два года, а насколько старше она мне кажется! Умница она у меня! Господи, неужели счастье – это так просто?!

Секрет мира и благополучия, оказывается, лежал на самом видном месте, а человечество искало его, аж, за тридевять земель. Люди убивали друг друга, стирали с лица Земли целые города, и всему этому никто не находил причин. Вернее, причины выдумывались самые, что называется, «веские». Экономические, политические, религиозные, да какие угодно! Чтобы оправдать своё зверское поведение, человечество шло на всё. И только мы узнали, что для счастья необходимо только одно условие – жить не умом, а сердцем. Только сердце может сказать тебе – кто твой самый близкий человек. Достаточно было прислушаться к своему сердцу, перестать лгать себе и счастье становилось такой же нормой жизни, как царившие в мире войны, эксплуатация человека человеком и погоня за чувством удовлетворённости. Умом этого не понять! Ум изворотлив, как змея, пытающаяся укусить себя за хвост. Ум – практичен, безжалостен и… глуп, как ни странно. Живущие умом находятся в состоянии постоянной неудовлетворённости. Они крадут друг у друга то, что те украли у кого-то ещё. Сколько им ни дай, им всё равно будет мало!

«Мила, – продолжал Андрей, – любовь моя! Когда я думаю о нас с тобой, когда вспоминаю всё, что у нас с тобой было, мне с трудом верится, что где-то могут быть люди, счастливее нас. Не могу представить, как живут люди, в отношения которых влезла ревность, зависть, какие-то понятия о какой-то неверности! Господи, какая чушь! Они ещё и деньги умудряются сюда приплести! Как?! Зачем?! Как, спрашиваю я себя, они умудряются смешивать два таких понятия, как любовь и деньги?!

За два года службы я наслушался таких откровений, что теперь только твои объятия смогут избавить меня от тяжёлых мыслей, поселившихся в моей голове. Только чистота наших с тобой отношений способна навести порядок в моей душе. Как хорошо, что вся грязь этого мира не коснётся нас с тобой! Пусть этот безумный мир живёт сам по себе. Нам-то какое до него дело? Ты – моя религия! Ты – моё богатство! Ты – та единственная, кого я по-настоящему люблю»!

Андрей собирался уже закончить письмо, когда услышал слева от себя, за стеной, пьяный смех.

Что за чертовщина? Кто может в такое время веселиться в каптёрке?

Вот, снова раздался смех. Теперь ещё и голоса.

Ёлки-палки, там же пьёт кто-то! Если это сразу не пресечь, потом неприятностей не оберёшься. А за два месяца до увольнения в запас неприятности любого рода не нужны.

Аккуратно сложив неоконченное письмо, Андрей убрал его в карман куртки. Не оставлять же такое на столе в канцелярии! Взглянув на себя в зеркало, он нахмурил брови, представив, как будет делать внушение распоясавшимся нарушителям, и, усмехнувшись своей гримасе, пошёл разбираться с весёлыми ребятами, на ходу поправляя повязку дежурного по роте.

Амбарный замок – гордость старшины, на двери в каптёрку отсутствовал. Андрей прислушался к происходящему за дверью. Разобрать слов было нельзя, но, не услышав в общем гомоне голос каптёрщика, Андрей замешкался, и его рука, потянувшаяся было к дверной ручке, замерла на полпути. Предчувствие чего-то, с чем ему не приходилось ещё сталкиваться, чего-то грязного и нежелательного, нахлынуло неприятной волной. Поборов чувство, ещё не успевшее полностью захватить его, Андрей распахнул дверь.

За столом каптёрщика восседала четвёрка неразлучных хулиганов и склонных к употреблению солдат. Возглавлял попоище, как называл старшина все пьянки на территории части, конечно же, Петухов. Два друга – украинцы Кучмай и Богданец, а так же, правая рука Петухова – рядовой Гладышев, по кличке Гладыш.

– Охренеть! Новоиспеченный сержант Дрон собственной персоной! – заорал пьяный голос, принадлежавший Петухову.

В каптёрке было накурено и душно. Запах перегара конкурировал с табачной вонью и запахом немытых тел.

– Не ори, кругом люди спят, – спокойным голосом посоветовал Андрей.

– Дрон, давай, хряпни с нами! – не унимался Петухов. – Мы тут дембель обмываем. Как ты на это смотришь? Неужели не присоединишься к своим боевым товарищам?

Петухов, схватив бутылку, стал наливать. Примерно столько же водки, сколько попало в стакан, он расплескал по столу.

– Кстати, Дрон! – продолжал он. – Ты нам товарищ, или хрен моржовый? А?

– Как вы сюда попали? Где замок? – не повышая голоса, спросил Андрей.

Из своего опыта общения с Петуховым, он знал, что тот заводится, что называется – с полоборота, даже трезвый. А уж с пьяным «Петей» и подавно никто не связывался. Кличка «Петя» закрепилась за Петуховым после нескольких неудачных попыток называть его «петухом». Несколько разбитых носов и подбитых глаз отбили охоту называть Петухова этой позорной кличкой. Даже ребята физически более крепкие, чем Петухов, тоже прекратили свои эксперименты в этой области и стали называть его Петей.

– Замок? – Петухов лихо опрокинул стакан водки и осипшим голосом продолжил, – замок висит слева от тебя, на гвозде. – Он занюхал выпитое куском чёрного хлеба с колбасой. – А вошли мы сюда, как все нормальные люди. Ты сказку про золотой ключик в детстве читал, Дрон? Вон, в замке и ключик тот самый торчит, как член Сатаны! – переходя на пьяный смех, закончил Петухов свою остроту.

Компания заржала, поддерживая атамана, но в поведении Кучмая и Богданца Андрей заметил некоторые изменения, связанные, как он понял, с появлением дежурного по роте.

– Где вы взяли ключ? – как можно более строгим голосом спросил Андрей.

– Где, где, в… – начал было Петухов очередную пошлость.

– Господа офицеры, молчать! – рявкнул Гладыш, и компания снова закатилась от смеха.

– Я вас серьёзно спрашиваю! Где вы взяли ключ от каптёрки?

– Твой друг, ара Манукян, так крепко спит, что у него не только ключ из-под подушки можно вытащить, его трахнуть можно, а он даже и не проснётся! – давясь от смеха, прохрипел Петухов, и все снова согнулись от хохота.

– Не знал я, что Манукян пробуждает в тебе такие желания! – сказал Андрей, погасив таким образом «хорошее» настроение разгулявшейся компании.

– Ты – полегче! – среагировал на остроту Андрея Петухов. – Кто кого возбуждает, это мы ещё как-нибудь обсудим. – И уходя от непонравившейся ему темы, добавил:

– Ты успокойся, про ключ ара даже не знает.

– Так вы украли ключ у спящего каптёрщика? – спросил Андрей, поражённый таким откровением плохо контролирующего себя Петухова. Он вспомнил вдруг, сколько раз Манукян не мог найти в каптёрке то одну, то другую вещь. Каждый раз он, краснея, объяснял старшине, что видимо где-то обсчитался. Старшина верил Манукяну, считавшемуся в роте человеком честным, не подверженным всяким порокам. Но видно было, что неприятный осадок от всех этих недостач у старшины всё же остаётся.

– Дрон, не кипятись! Украденное не возвращают, а мы этот ключик положим прямо под тёплую щёчку твоего дружка ары, – сказал Петухов. Видимо, до него начало доходить, что с точки зрения Андрея, шалости перешли в разряд более серьёзных проступков.

Кучмай и Богданец тоже это почувствовали. На их лицах застыло выражение растерянности. Наконец, положив руку на плечо Петухова, Кучмай сказал:

– Петюня, може мы в бытовку перебазируемся?

– Да! – поддержал его Богданец. – Там и музон е! Та ещё ентот…, как его мать?… Во! Вертилятор!

– Вентилятор, во-первых. Хохол ты неграмотный. – Петухову явно не нравилось происходящее. – Во-вторых, я отсюда никуда не пойду! – закончил он.

– Тогда, мне остаётся только одно, – твёрдым голосом сказал Андрей и заметил, что на него все смотрят, оставив свои пьяные мысли на потом. – Мне остаётся – позвонить дежурному по части и таким образом прекратить вашу посиделку. Устраивает?

Кучмай и Богданец начали заворачивать остатки закуски в расстеленные на столе газеты. Петухов молча за всем этим наблюдал, сверля их взглядом. Когда на столе осталась только одна недопитая бутылка водки, стоявшая перед Петуховым, Кучмай сказал:

– Петюня, так мы в бытовке догуляем. Приходь до нас…

Он и Богданец направились к двери. Петухов проводил их таким взглядом, каким смотрят на предателей.

У самой двери Богданец поднял стоявшую на полу сумку, которую Андрей, когда вошёл, не заметил.

– Это что? – спросил Андрей, показывая на сумку.

– Це? Да це, так – фигня, – сказал Богданец, не отвечая на вопрос.

– Покажи! – приказным тоном сказал Андрей.

Богданец и Кучмай переглянулись. Немного потоптавшись и демонстрируя явную нерешительность, Богданец поставил сумку на пол и, указав кивком головы на Петухова, сказал:

– Нехай вин показуе. Пидемо, чи що, Лёха? – и вытолкав приятеля из каптерки, он тихонько прикрыл дверь, ещё раз перед этим зыркнув на Петухова.

Андрей посмотрел на Петухова. Тот всем своим видом изображал бомбу, которая вот-вот взорвётся. Гладыш, видимо, ещё не решил, кто здесь прав, поэтому, развалившись на стуле, делал вид, что его это всё не интересует, активно ковыряя спичкой в зубах.

– Петухов, что в сумке? – спросил Андрей более мягким голосом. Если хитрый и подлый Богданец требовал, чтобы к нему обращались на командных нотах, то Петухова этим можно было только разозлить.

– А я откуда знаю!? – изобразив на лице удивление, сказал Петухов. – Это хохлы сумку бросили, а не я. А потом, она же к тебе ближе, возьми и посмотри.

Национализм был для Петухова возможностью оправдать свою никчёмность. С утра до вечера он поливал на чём свет стоит ненавидимых им «хохлов», «чурок», «чухонцев» и прочих «нехристей». Только уважаемого всеми Манукяна, он никогда не обзывал ни одним обидным прозвищем. Зато Манукян воткрытую называл Петухова «калхозником».

С ударением на «а»!

Однажды Андрей поправил своего приятеля, объяснив, что слово «колхозник» пишется через «о». Потому что….

Но, недослушав его объяснения, Манукян, сказал:

– Да ты что, Андрон, думаешь если я не русский, то и говорю неправильно? Э-э-э! Всё это я знаю! И про колхоз, и про молоко… Просто в случае с Петуховым, это слово происходит от слова «кал»! Понятно, Андрон?

Андрей, некоторое время не понимая, смотрел на хитро улыбающегося Манукяна, и вдруг до него дошло!

Они долго хохотали, хлопая друг друга по плечам и давясь от смеха повторяли – «калхозник, блин, калхозник»!

Вот и теперь, стоило только Петухову сказать – «хохлы», как Андрей сразу вспомнил манукяновского «калхозника». Но сейчас ему было не до смеха. Он понимал одно – Кучмай и Богданец хотели тихо вынести сумку из каптёрки.

– То есть, ты не знаешь что в сумке? – продолжал Андрей свой импровизированный допрос.

– Не-а! – Петухов, как ни в чём ни бывало, наливал себе водку. Он хотел, было, налить и Гладышеву, но тот, покачав головой, накрыл стакан ладонью. Из этого его жеста Андрей сделал заключение, что Гладыш почувствовал запах жареного.

– Ну, хорошо, – сказал Андрей, присаживаясь на корточки. – Я посмотрю, только вы оба никуда не выходите.

– Это ещё почему?! – возмутился Гладыш.

– А вдруг мне понадобятся свидетели! Вы же видели, что Богданец и Кучмай сумку оставили и ушли. Может, в ней краденое!

Подёргав «молнию», Андрей открыл сумку, заметив краем глаза, что Гладыш и Петухов переглянулись. Гладышев даже, вроде, привстал, но Петухов жестом усадил его на место.

– Одна, две, три, – считал Андрей оказавшиеся в сумке банки с тушёнкой. Контролируя боковым зрением сидевших за столом, он отметил, что как только он открыл сумку, эти двое, как по команде, закурили.

– Итого – двадцать банок. – Андрей поднялся и, посмотрев на пьяных дружков, спросил: – Ну что, звоню дежурному по части? Ты, Гладышев, и ты, Петухов, вы как свидетели пойдёте, или…

– Дрон, давай, по-братски эти банки поделим, и делу конец! А? – голосом потерпевшего спросил Петухов. – Дембель же на носу! Ты что, не понимаешь?

Андрей, почувствовавший себя уложившим сразу двоих бугаев на лопатки, отступать не собирался.

– Прапорщик Кучеренко попросил старшину, чтобы на время ремонта на продскладе все продукты питания, во избежание попадания в них ядовитых веществ, хранились в хорошо проветриваемых и подходящих для этого помещениях. – Сказав это, Андрей пристально посмотрел на постепенно трезвеющих солдатиков. – Для хранения тушёнки решили отвести нашу каптёрку. И вот что меня сейчас заинтересовало! – он сделал театральную паузу, – сколько раз? – он многозначительно посмотрел на Петухова и Гладышева, – сколько раз вы вытаскивали из-под подушки у спящего Манукяна тот самый золотой ключик, о котором ты, Петя, мне тут вещал? А?

Гладышев и Петухов одновременно встали. Никакой угрозы с их стороны Андрей не ожидал, но всё равно положил руку на рукоять штык-ножа. Петухов, как всякий пьяный, тянул всё ту же песню.

– Делиться же будем, Дрон!

Смерив их взглядом, Андрей решил добивать неприятеля.

– Ты знаешь, Петя, что я подумал? – сказал Андрей, пропустив мимо ушей предложение Петухова, – ведь если ваши пьяные физиономии, оформленные краденой тушёнкой, предстанут сейчас перед дежурным по части, то, я думаю, что дембель, о котором вы тут размечтались, повернётся к вам, мягко говоря, спиной!

Глазки Петухова забегали. Андрей же продолжал:

– А дежурный сегодня у нас кто?! – с ехидцей в голосе спросил пьяных дружков Андрей.

– А дежурный у нас сегодня – майор Глухов! – ответил он за Петухова и Гладышева, не ожидавших такого поворота событий. Внимательно изучив на их лицах реакцию на свои слова, он продолжил:

– И всем известно, что Глухов глух к мольбам о помиловании, особенно, когда звучат они из уст пьяных нарушителей, не стойко переносящих все тяготы и лишения воинской службы, а ворующих тушёнку для обмена на водку, или… не знаю, для чего ещё она вам понадобилась…

Петухов и Гладыш перестали переминаться с ноги на ногу и, не веря своим ушам, буквально открыв рты, приклеились взглядами к поймавшему их с поличным сержанту. Андрея это вполне устраивало. И он плеснул масла в огонь:

– И по факту этого воровства напишет товарищ майор бумагу! И потянется следствие, в результате которого всплывут все, время от времени исчезающие из каптёрки вещи, список которых на сегодняшний день будет… – Андрей никак не мог подобрать сравнение, но, вспомнив пошлую шутку Петухова, применил её в обратном направлении.

– Список этот будет подлиннее, чем хвост Сатаны! Да, Петухов?!

– Дрон, братан, говорю же, – давай поделимся! – стоял на своём Петухов.

– Ты что, Петухов, хочешь, чтобы стало известно не только о том, что ты вор, но и о том, что ты меня хотел на ворованную тушёнку купить, когда свою шкуру спасал? – сказал Андрей, даже не представляя какие последствия могут вызвать эти слова.

Лицо Петухова изменилось в считанные секунды. И без того маленькие глазки превратились теперь в щёлочки. Бегающий взгляд куда-то пропал. Мерзкая ухмылка исказила лицо солдата. Петухов, сопя от злости как паровоз, ехидным, скрипучим полушёпотом сказал:

– А ты что, хочешь, чтобы всем стало известно, что ты…

В этот момент Гладышев, стоявший рядом, толкнул Петухова локтем, давая понять, что тот далеко зашёл.

– Отлезь Гладыш! – рявкнул Петухов.

– Я бы не стал… – начал было Гладышев, Но Петухов заткнул его одним только взглядом, и продолжил:

– Дрон, если ты про эту тушёнку вякнешь, всем станет известно, что ты дрючишь свою родную сеструху!

Мир вокруг Андрея прекратил своё существование. Зелёные цвета сменялись голубыми и перетекали в какие-то красные оттенки. Все звуки отсутствовали. Существовало только зависшее в пустоте тело Андрея и осознание потери самого дорогого, что у него было. Опустошение! Полное опустошение!

На какое-то мгновение Андрей вернулся в реальность, когда Петухов, грубо толкая его в грудь, оттеснил от злосчастной сумки и, порывшись в своём кармане, достал оттуда мятую фотографию Люды. Он тыкал в лицо Андрею фото любимой сестры и просто любимой, самой дорогой для него девушки. Петухов произносил какие-то грязные слова, которые Андрей не разобрал, но понял, что они имеют отношение к нему и к его сестре.

Всё это время на втором плане маячила ухмыляющаяся рожа Гладышева, который тоже что-то постоянно говорил, неприлично жестикулируя.

Вдруг к Андрею вернулось нормальное восприятие. Он увидел как Петухов, с трудом оторвав от пола тяжёлую сумку, выходит из каптёрки. За дверью уже стоял Гладыш, мерзко похихикивая.

– Делиться надо! Понял, Дрон? – сказал Петухов и захлопнул за собой дверь.

В каком-то полу отключенном состоянии Андрей подмёл в каптёрке. Убрал все следы пребывания здесь «весёлой компании» и, закрыв дверь на висячий замок – гордость старшины, отправился в спальное помещение. Теперь надо было незаметно вернуть ключ на место. Он сомневался, что у него получится незаметно положить ключ под подушку спящего Манукяна. Но у него получилось. Манукян действительно спал очень крепко.

А через неделю Гладышев и Петухов подошли к Андрею с «коммерческим», как они выразились, предложением.

5

«Вот это номер! – думал я по дороге в комнату. – Дела-то у парня так запутаны, что решать их ему, похоже, пришлось самым древним методом «нет человека – нет проблемы». Натворил он, конечно, будь здоров, никаких сомнений тут быть не может. Но, мы же никогда не знаем, на какие поступки будем способны мы, если нас загнать в угол».

Я понимал, что для Андрея сейчас что-то вроде передышки. Крыша над головой, еда, сбитые с толку преследователи, возможность отдохнуть, собраться с мыслями, а возможно, и получить от меня инструкции на дальнейшую жизнь.

Меня бы самого сейчас не мешало бы хорошенько проинструктировать.

«Кто же из моих знакомых может посодействовать мне в этом непривычном деле, которое, даже страшно сказать, как называется!» – думал я, потому как проблему эту, рано или поздно решать придётся. И чем скорее, тем, естественно, лучше.

Самое удивительное, что у меня на этот счёт не было никаких идей. Я твёрдо знал только одно – парня надо вывезти из посёлка, где все не на шутку перепуганы, и любой житель, не задумываясь, сдаст его, а то и прихлопнет ко всем чертям. Накупили в девяностых оружия, а ведь оно за это время истомилось по крови. Да и руки у многих чешутся, знаю я тут некоторых.

Когда мы с Андреем вошли в комнату, нас со всеми почестями встретила кошка. Эта старушка – ровесница дома, умеет устраивать целые представления из своего появления.

– Ну что? – спросил я животное. – Где всё это время шлялась? Давай, дуй на кухню! Там тебя ждёт много интересного.

Пока мы с моим гостем ужинали, я не забывал подкладывать в кошачью плошку кусочки, которым она будет рада.

Ещё немного повертевшись у нас в ногах, зверюга, поставив хвост трубой, пошла на кухню.

– Понимает! – немного удивлённо сказал Андрей.

– Они много чего понимают. Просто им не интересны разговоры людей. Ну, как, например, трёхлетнему ребёнку совершенно не интересны разговоры взрослых. А эту животину, кстати, я нашёл прямо здесь. – Я обвёл руками пространство, имея в виду дом.

– То есть? – не понял Андрей.

– Маленьким котёнком она пряталась в строительных материалах, завезённых для постройки именно этого дома. Так что, она здесь уже жила, а мы с женой – только собирались. С тех пор мы у неё в гостях! Уже четырнадцать лет!

Проводив кошку взглядом, Андрей снова, как и в первый раз, стал изучать книжные полки, которые покрывали, в общем-то, все стены в этом помещении.

Какие ассоциации вызывало у него обилие книг? Что он думал? Мне то было не ведомо. Но было ясно одно, отношение к книгам у паренька явно – несовременное. Трепетное, я бы сказал.

Я, тем временем, «открыл» пришедшее от жены письмо и, быстро прочитав коротенькое послание, стал набирать ответ, не забыв попросить её посмотреть, нет ли по телевизору каких-нибудь выдающихся новостей.

Написав и отправив ответ, я повернулся к Андрею, который, будучи предоставлен сам себе, уже листал какую-то книгу.

– Андрей, а что из литературы ты предпочитаешь? – спросил я, оторвав его от изучения, как оказалось, томика стихов Блока.

Он пожал плечами и, отложив книгу, сказал:

– Да, в общем-то, всё подряд. Понимаете, я ещё не определился со своими пристрастиями в области литературы. Все новомодные отечественные писатели, по словам папы, срисовывают свои «произведения» с западных образцов. Из американских писателей у меня пошёл только Азимов.

– А Кинг? – спросил я. – Смотри, сколько по Кингу фильмов снимают! Я, правда, не смотрел их, но читаю его чаще, чем других «королей». А фильмы не смотрю по одной причине – не хочу портить впечатление, полученное от книги. Всё же экранизация – это экранизация!

– Кинг у меня не пошёл. Я взялся, было, за «Дорожные работы», но с трудом осилил два десятка страниц!

– Да-а!.. Кинг это целая наука! Его надо начинать изучать с «Противостояния»! И только потом начнёшь разбираться, что написал этот великий алкоголик и наркоман для души, а что ради денег.

– Мне вообще трудно читать обычную литературу. Ну, ту, где всё на человеческой глупости основывается. Мы с Людой, – это сестра моя, – мы с ней нашли для себя интересной литературу, которую, в общем-то, принято ругать. Там, понимаете, нет всей той белиберды, которая в бульварных романах встречается.

– А, понимаю! – «Пьер нервно курил и думал – придёт Люси или не придёт… А она вошла – теребя перчатки…»

– Так что ли?

– Здорово вы это подметили! Класс!

– Это не я подметил, а Лем. Его, как я понимаю, тоже тошнило от всей этой «романтики».

– А где он про это пишет? Я почему спрашиваю, у нас дома весь Лем есть. Только я до него ещё не дошёл.

– Это «Возвращение со звёзд». Только Лем, Андрюша, больше не пишет. Он умер недавно.

– Знаю. Я как раз домой приезжал. Папа в таком трауре пребывал! Говорил, что целая эпоха скончалась, а никто и не заметил.

– А кем у тебя отец работает?

– Он художник. До недавнего времени в Строгановке преподавал, а потом его в рекламу переманили. Ну, деньги, там, и всё такое.

– Понятно. Андрюша, а как вы с Людой… Ну… Ты извини, если я грязными лапами лезу, куда не следует. Поверь, я не из праздного любопытства спрашиваю! Просто я вижу, парень ты не испорченный, воспитанный…

Я никак не мог подобрать слова, которые могли бы объяснить пареньку, что меня мучает вопрос совсем не из области «Как вы до такого докатились?»

– Ведь было же у вас с сестрой что-то, что обычно предшествует… ну, люди же не сразу…

– Ну, на самом деле наши отношения всегда были не такими как у всех. Мы же среди людей живём, видим, что вокруг нас происходит. Сравнивали не раз. Конечно, то, что происходит за стеной, у соседей, так и остаётся никому не известной стороной жизни, но ведь внешние признаки неблагополучия спрятать невозможно. Всё это проявляется.

– А к своей сестре я всегда относился как… Ну, не знаю… Наверное, самым правильным будет такое определение: я относился к ней всегда, как к самому дорогому, что у меня было.

Андрей, как мне показалось, слегка покраснел. Трудно было сказать, что так на него подействовало – то, что он сейчас говорил, или крепкий чай после сытного ужина.

– Люда, она, знаете… она всегда была не такая, как другие девочки. И сколько меня не предостерегали родители, что, мол, будет она из-за меня избалованной капризной фифочкой, мне в это никогда не верилось. Ну не может человек стать плохим из-за хорошего к нему отношения. А потом, у нас с ней столько всегда было общего, что, по моим наблюдениям, вообще не встречается такое глубокое взаимопонимание. Ну, или редко встречается. Все наши общие знакомые или пытались отделаться от своих сестёр и братьев, как от обузы какой-то, или игнорировали их, как чужеродное, что само отвалится, если к нему соответствующим образом относиться. Некоторых моих приятелей раздражало то, как я всё время возился со своей сестрой. Всякие шарфики, которые я тщательно на неё повязывал, все эти слетевшие рукавички, которые я поправлял, ну, когда она совсем маленькой была, – всё это их, буквально, бесило! Но на их мнение мне было наплевать.

Как говорится, – на себя посмотри! Я же не указывал им на то в их отношениях, что, на мой взгляд, нельзя было назвать не только родственными связями, а вообще – не подходило ни под какое определение. Только один раз у нас с сестрой был момент, случай, когда наши чувства могли пошатнуться, что ли. Да и то, это я сейчас так думаю. А, скорее всего, выдумываю себе пугал очку, ну, чтобы жизнь сладкой не казалась.

С минуту Андрей молчал. Взгляд его был устремлён, как я понимаю, в прошлое. Потом он голосом каким-то – не отсюда – сказал:

– Миле тогда шёл двенадцатый год… Она так быстро повзрослела! У неё тогда месячные пришли. В первый раз, – задумчиво произнес он, погружаясь в воспоминания.


– Освобождайся от захвата, Людка! – кряхтя, советовал сестре Андрей.

Люда отнеслась к игре настолько серьёзно, что Андрей уже пожалел, что взял на себя обязательство обучить сестру приёмам самообороны. «Хотя, девчонка вон как вымахала за лето, – думал он, – не плохо было бы ей уметь постоять за себя».

Он почти каждый день наблюдал в школе одну и ту же картину: здоровый дебил, вдруг заметивший, что вчерашняя девочка превращается в девушку, начинает на неё охоту. Все эти «хватания» за руку, все эти «тисканья» на самом деле носят сексуальный характер, и девчонкам, не умеющим себя защитить, приходится туго. А Люда не просто выросла, она довольно быстро, буквально на глазах, превращалась в красавицу. И хоть она не рассказывала брату о своих проблемах, но её желание научиться обороняться говорило о том, что хамы её, всё-таки, заметили.

– Дрюшка, ты ведь меня по-настоящему крепко держишь? – спросила сомневающаяся Люда. Она знала, что брат относится к ней так, как только в романах относились к своим сестрам благородные юные рыцари, готовые не только защищать, но и, если надо, отдать жизнь за честь сестры.

– Я тебя так держу, противненькая, что если бы на твоём месте был Гуддини, он давно бы молил о пощаде…

Воспользовавшаяся секундной потерей бдительности, Люда резко, змеиным движением, выскользнула из захвата и, рванувшись всем телом в сторону, лишила Андрея опоры. Пытаясь схватить сестру снова, но на самом деле загребая воздух руками, Андрей рухнул на ковёр и, в следующую секунду, Люда, оседлала его.

– Это, это!.. – Андрей хотел сказать – «это не честно», но понял, что проиграет дважды, если станет обвинять сестру в нечестности, пытаясь оправдать своё поражение.

– Да, противный Дрюшка! Это – я! Это я тебя завалила! Ну, что, Гуддини, будешь просить о пощаде?!

– Фиг тебе! – Андрей ёрзал и дёргался, но Люда только усиливала залом руки брата, и он понял, что проиграл.

– А теперь – дискотека! Пам-пам-пам, па-па-ра-ра-ра-ра-ра!

Лежавшему на животе Андрею приходилось туго. Сестра, сидевшая у него на пояснице, лихо подпрыгивала, напевая какую-то мелодию, и одновременно рывками заламывала и без того уже «обезоруженную» руку.

– А-а-а! Не могу больше! Сдаюсь!

– Фигушки!

– Да, сдаю-у-у-у-сь же! – вопил Андрей.

Теперь Люда на все сто была уверенна, что братец не обманывает её. Она прекратила свои издевательства, отпустила руку и, схватив обеими руками Андрея за волосы, спросила:

– Ну, что, Гуддини?! Хорошая из меня ученица получилась? А? Как, там, мама говорит: «Плох тот ученик, который ниже учителя!» – так, что ли?

– Ты – изверг! Фашистка! Инквизиторы тебе платили бы бешеные бабки за твоё искусство!

В голосе Андрея было столько досады! Какая-то девчонка не потратила и пятнадцати секунд на то, что у него никогда не получилось бы!

– Ну ты здорова-а-а! – уже успокаиваясь, похвалил сестру Андрей. – Только смотри, позвоночник мне не сломай!

Чуть привстав, давая брату немного свободы для движения, Люда сказала.

– Давай, Дрюшка, переворачивайся! – и уже «страшным» голосом, добавила. – Ятебя сейчас пытать буду!

Андреем ещё руководило желание отомстить победившей его сестре, и поэтому первой его мыслью было освободиться, воспользовавшись предоставленной свободой. Но, как всегда, победило его отношение к Люде, которое, сколько себя помнил Андрей, всегда было одинаковым – во всём ей уступать, не обижать, защищать, а в последнее время Андрей стал сестру баловать, расшатав, как говорила мама, всё, что было заложено ею, как педагогом.

Но почему-то Андрей всегда относился к Люде, как к человеку более ценному, нежели он сам! Он не раз, анализируя свои поступки, своё к сестре отношение, удивлялся. Ведь никто, никогда, не навязывал ему такого, далеко непедагогического отношения к младшим, а тем более, к члену семьи. Что же руководило им? Но этот вопрос так и оставался для него загадкой!

Осторожно перевернувшись на спину, Андрей хотел, ну, хотя бы успеть схватить Люду за руки, пока она не пустила их в ход, но пальцы сестры уже охватывали шею!

– Приснавайся, русиш швайне! Кде спрятался наглый партизанен? Сколько шителей дерефня ушли в лес с партизанен? – имитируя немецкий акцент, «допрашивала» своего брата Люда.

– А пряник медовый дашь? – подключился к игре Андрей.

– Ты есть – протифный продашный шкура! Ми расстрелять тебья на рассфете! – продолжала Люда, и пальцы её всё крепче и крепче смыкались на шее. Слегка надавив брату на «яблочко», Люда, сделав «зверское» лицо, сказала:

– Или нет, протифный продашный шкурка! Ми не пуд ем тратить патронен на твой жалкий, никчёмный жизнь, ми просто удушать тебья! – она покрепче сдавила Андрею горло и, приблизив своё лицо вплотную, глядя «по-фашистски» прямо в глаза, прошипела:

– Скажешь – «Хайль Гитлер», – отпущу!

– Иди подземным переходом! – прохрипел Андрей.

– Я плёхо слишать, пофтори, что ты там бормотать?

– Ихь бин больной! Отпустите! Милиция! – и Андрей начал вырываться.

Люда, «душившая» брата, стала съезжать с него. Она, немного приподнявшись, хотела сесть снова, но вдруг почувствовала, прямо «там» упирающийся в неё твёрдый предмет.

Она замерла. Руки её моментально стали мокрыми, по телу пробежала дрожь.

Глядя друг другу в глаза, перестав дышать, брат и сестра некоторое время пребывали в таком положении.

Медленно, сделав глубокий вздох и посмотрев в сторону, Люда сказала:

– Я пойду, Андрюшка. Мне… мне надо…

Она осторожно встала и вышла из комнаты.

Посмотрев «туда», Андрей увидел причину бегства сестры и покраснел.

«Что же заставило тебя так подло поступить? – думал Андрей, глядя на рвущийся из штанов член. – Ну, неужели близкое присутствие девочки? Но ведь Люда моя сестра! Люда – моя любимая сестра!

Ему стало стыдно, и он, перевернувшись на живот, уткнулся лицом в ворс ковра, закрыв руками всякий доступ света.

Там, в темноте, вдыхая противную пыль, он впервые осознал, что они с сестрой никогда уже не будут так резвиться! Для них детство уже кончилось! Но он так не хотел! Он хотел, чтобы было как вчера. Чтобы всегда – было вчера! Но он понимал, вчера – это только память о детстве, остаётся только… завтра… То, что может ожидать их завтра, его пугало!

Целый день они с Людой старались не попадаться друг другу на глаза. Это было тяжело. Прожить столько лет рядом и, вдруг, узнать, что теперь что-то нельзя!..

А вечером Люда показала маме страшное кровавое пятно, появившееся в её чистеньких, белых трусиках, и мама научила дочь пользоваться прокладками.

Утром, почти не спавший всю ночь Андрей, выйдя на кухню, спросил маму:

– Как Люда? Как она себя чувствует?

– Конечно же, хорошо! – и немного подумав, добавила, – да ты спросил бы её сам. Ей приятно будет, что ты заботишься о ней. Ведь Мила так привыкла к твоей постоянной заботе. Или ты стесняешься?

– Да нет. Просто…

Мама, обняв сына за талию и взъерошив его волосы свободной рукой, негромко ему сказала:

– Просто она повзрослела. Ты же понимаешь?

Он кивнул и, положив ей на грудь голову, вздохнул.

– Пойди! Она давно уже не спит. Она будет рада тебе! И не вздумай от неё шарахаться как от прокажённой! Понял меня?

– Да мне такое никогда и в голову не придёт! – сказал Андрей и пошёл в комнату сестры.

Подойдя к двери, Андрей на секунду замешкался, но потом, подумав, решил всё же постучать.

– Да? – послышался из-за двери голос Люды.

Андрей вошёл.

– Привет, красавица!

Красиво разбросав по подушке свои пышные волосы, Люда лежала с книгой в руках поверх незастеленной с утра постели.

– Ты чего стучишь? – удивлённо спросила она.

– Ладно, больше не буду, – сказал Андрей, присаживаясь рядом с сестрой. – Как себя чувствуешь?

– Нормально! Только… – она откинула полу халата. – Только вот к этому теперь придётся привыкать. – Вздохнув, Люда добавила, – и как люди с этим живут?!

Не однажды видевший сестру в одних трусиках, Андрей увидел некрасиво вздымавшиеся от находившейся под ними прокладки трусы. Там, где ещё вчера, был симпатичный холмик лобка, теперь торчало что-то жёсткое, чужеродное.

Андрей, аккуратно накрыл «зрелище» полой халатика и, взяв сестру за руку, ободряюще сказал:

– Не переживай, говорят, лет через пятьдесят – само проходит!

Они с Людой засмеялись.

Вдруг, сжав руку брата, Люда спросила:

– Я тебе, наверное, противна?.. – и она, отвернув лицо к стене, закрыла глаза.

– Что ты! Знала бы ты, как я тебе завидую!

– Чему тут можно завидовать? Дрюня, не обманывай только меня!

Держа ладонь сестры в своей руке, он, ласково поглаживая её, сказал:

– Ты – большая. У тебя… всё как у мамы. Даже… Даже кровь теперь!..

– Дрюня, но ты же старше меня! Я всегда буду для тебя маленькой!

– Старше!? – грустно сказал Андрей. – Да я по сравнению с тобой – мальчишка! Вон, у нас в классе этот новенький, как там его?.. Садырханов! У него таким лесом всё заросло! Он специально, когда переодевается перед физрой, демонстрацию своего «хозяйства» устраивает. И усы у него растут, как у джигита! А я…

– Андрюшка, но ведь Алик – он же азербайджанец! Они же в двенадцать лет мужчинами становятся! Ты посмотри, они же в тридцать лет уже как наш дедушка выглядят!

– Знаю. Всё равно, обидно. А сколько дедушке? Я что-то не помню.

– Пятьдесят четыре. А вот он, кстати, как джигит выглядит! – сказала Люда.

– Да, дедушка, парень – хоть куда!

Эта фраза их с Людой сильно рассмешила. Брат и сестра хохотали так, что через некоторое время в комнату заглянула мама.

– Что за праздник? – спросила она.

Задыхаясь от смеха и перебивая друг друга, Люда и Андрей, наконец, выдавили скрипучими голосами:

– Дедушка!.. Ой, не могу! Он!.. Ой, умора! Он!.. Парень – хоть куда!

– Это, точно! – улыбнувшись, сказала мама. – Парень он, что надо! Вы завтракать собираетесь?

– Si, la mama! Vamos ya! – ответила Люда и изобразила губами поцелуй.

– Ладно, жду. – И закрыла за собой дверь.

Когда дверь за мамой закрылась, и Андрей повернулся к сестре, он встретился с взглядом взрослой женщины, совсем не похожей на ту девочку, которая только что веселилась вместе с ним.

– Скажи, Андрюша, я, правда, тебе не противна?!

– Нет, что ты! Я же говорю, что завидую тебе! Не той завистью, которая делает людей врагами! Нет. Просто, я вдруг осознал, что ты выросла. Выросла и стала старше меня. Но отношение моё к тебе ни в коем случае не изменилось! Даже наоборот!..

Андрей о чём-то задумался. Потом, посмотрев на сестру с нежностью, которой он сам от себя не ожидал, сказал:

– Знаешь, когда ты была совсем маленькой и только-только научилась ходить, я всё время ходил рядом с тобой по квартире и контролировал каждый твой шаг. Стоило тебе хоть чуть оступиться, как у меня всё внутри обрывалось, и я бросался тебя спасать от возможного падения, от травм, от ушибов… Родители всё время меня ругали за то, что я не даю тебе самой ступить и шагу. Но я ничего не мог с собой поделать. Потом, когда мы стали выезжать летом на дачу, я, по словам мамы, превратился в надзирателя. Всех собак, детей, взрослых, в общем – всех, кому не доверял, я старался держать от тебя на расстоянии. Помню, когда мне было лет, наверное, семь-восемь, папа однажды сказал маме, наблюдая за моей опекой, что, вот, кажется, Андрей нашёл смысл в жизни и определился с целями. Конечно, он шутил, но ведь как он был недалёк от истины! И вообще…

– Спасибо, Дрюня! – Люда крепко сжала ладонь брата.

Андрей, повинуясь какому-то порыву, поцеловал руку сестры.

И вдруг, как бы вспомнив что-то, спросил:

– А тебе… не больно? – он указал взглядом на живот Люды.

– Нет! Совсем не больно! Спасибо тебе… и… пойдём, что ли, а то мама будет ругаться.


Сейчас, вспоминая события тех лет, Андрей понял вдруг, что их отношения с сестрой, всегда отличались от общепринятых. Он подумал, что вряд ли можно встретить такую открытость, которая с самого раннего детства была основой отношений Люды с братом. Его наблюдения за другими братьями и сестрами позволили ему сделать вывод, что между родственниками всё равно остаётся незримая стена, или непреодолимая пропасть, которая воспринимается людьми как норма.

Уже став постарше, он, прочитав книгу «Таёжный тупик», пришёл в ужас, узнав, что братья и сестры Лыковы жили в разных домах, находившихся друг от друга на приличном расстоянии. Старший Лыков строго следил за отношениями своих детей, и ещё до того, как могли появиться первые признаки чувств, он грубо провёл черту между разнополыми, обрекая их на бесцельное существование в угоду своим религиозным взглядам. Отрезав свою семью от мира вообще, он поднял руку на инстинкты.

«Не удивительно, – думал Андрей, – что семейство это, в конце концов, вымерло. Не только от болезней, которые завезли к ним геологи с «Большой Земли», нет! Сама цель существования этих людей отсутствовала. Природа помогает тому, кто не противоречит законам природы. А Лыковы отвергли всё, что хоть чем-то отличалось от установленных церковью, в лице отца, порядков, законов и догм».

Правда, иногда Андрею казалось, что его отношение к сестре ничем, в общем-то, не отличается от того, каким оно должно быть. Ведь она его сестра! Девочка! И если он вздумает равняться на своих знакомых, которые живут как кошка с собакой, а не как брат и сестра, то просто будет идти против своих чувств. А относиться к Люде, как к чему-то, из-за чего родители уделяют ему в два раза меньше внимания, как это запросто получалось в семьях его школьных друзей, он не мог. В семье, где росли Люда и Андрей, с педагогикой всё было в порядке. Любимчики здесь не водились, а значит, и людей второго сорта тоже не было.

Став старше, Андрей увидел ту пропасть, которая разделяет близких людей, и те их попытки компенсировать недостаток взаимности с помощью новых знакомств, замужеств, и жизни отдельно от семьи, в большинстве случаев, как ему казалось, с кем попало. Все эти замужества, причина которых коренилась в желании побыстрее покинуть ненавистных родственников, жизнь с которыми стала невыносимой, оказывались, в конце концов, бегством от себя самого. Вместо того, чтобы строить свои отношения на любви и взаимопонимании, люди ищут таких же, как они сами, противников нормальных отношений, чтобы создать с ними семью!? Где логика? – думал Андрей.

Да что там логика! Где обычная наблюдательность? Неужели, не сумев жить под одной крышей без того, чтобы не красть друг у друга счастье, люди надеются, что с кем-то будет лучше?! С кем-то, кто сбежал или хочет сбежать от своей собственной нечестности по отношению к членам своей семьи! Они что, – думал он, – не знают, что, куда бы они ни пошли, за ними как хвост будет тянуться их характер?! Характер и плоды воспитания.

Когда у Люды и Андрея отношения переросли в близкие, глаза этих двоих, буквально, распахнулись! Они увидели, сколько всего люди прячут друг от друга. Их отношения не стали лучше или хуже. Нет. Они просто внесли недостающий компонент. И всё.

Много раз они с сестрой беседовали на тему своих отношений. Каждый раз они приходили к выводу, что там, где такие, как у них, отношения людям не помогут, они там, конечно же, не нужны. Нельзя механически исправить то, что в корне своём развивалось неправильно, а потому и выросло уродливым. С подобной ошибкой люди сталкиваются постоянно. Ведь познакомившиеся парень и девушка редко когда приходят к мысли создать семью, пока в их отношения не проникнет близость физическая. А большинство, вообще не зная друг друга, но проведя вместе несколько ночей и получив физическую близость, как компенсацию за недостаток взаимопонимания, сразу решают, что им надо жить вместе.

Всё это брат и сестра разглядели уже позже, когда окончательно разобрались в причине своей противозаконной близости. А сталкиваясь с чужими проблемами и трудностями взаимоотношений в семье, от которых так устали все их знакомые, Андрей и Люда только находили подтверждение своим, почти сформировавшимся взглядам.


– Нормальные у вас были отношения! Может, просто твои чувства к сестре заставляли тебя рассматривать других людей, ну, со своей колокольни, что ли!? Я, например, знал и знаю до сих пор много людей, у которых отношение к братьям и сестрам отличается от того, что мы называем обычным. Люди эти, действительно, всегда и во всём помогают своим престарелым, иногда уже совсем ни на что не способным родственникам. И, как мне кажется, поступают они так не потому, что их этому научили родители. Они и в самом деле хорошие, отношения, я имею в виду. Никакой этой фальшивой, показной «любви к своим» я у них не замечал!

– Да я и не говорю, что у нас были какие-то необычные отношения! Потом, конечно, ну, когда… Мы с Людой понимали, что не такие стали, как все. Но вот в детстве мне казалось, что друзья мои, ну, недолюбливают, что ли, своих сестёр и братьев. Особенно младших.

– Это бывает! Это встречается повсеместно! К сожалению, Андрей, мне трудно об этом судить, я ведь не имею такого как у тебя опыта.

Сказав «такого опыта как у тебя», я задумался. Я ведь, как минимум, вдвое старше Андрея! О каком опыте я говорю?! Хотя!.. То, что писал Лермонтов в свои двадцать пять, мне не написать ни сейчас, ни ещё через двадцать пять лет!

– Семья у вас вроде нормальная, – продолжал я. – И хотя мне в жизни приходилось сталкиваться со всяким, но всё же? Ведь не детское же любопытство толкнуло вас в объятия друг друга? Или, всё же, оно?

Вернувшаяся с кухни кошка направилась было поближе познакомится с гостем, но потом посмотрела на меня, как бы спрашивая разрешения. Едва заметно кивнув ей, я дал понять, что не возражаю против контакта третьего рода. Животное плавно «перетекло» с пола на колени к понравившемуся ей человеку. Детектор «свой – чужой» у кошек работает без сбоев.

Андрей долго смотрел в пространство, образовавшееся только для него. Было видно, что комната, в которой он находится, постепенно растворяется. Нахлынувшие воспоминания унесли его прочь отсюда. В те времена, когда не было необходимости скрываться от милиции, от правосудия и грозившей ему тюрьмы.

В этот момент я понял, что не надо было трогать то, что причинило столько боли этому молодому человеку. А сколько ещё эта история причинит боли его родителям. Сестре!

Вдруг, Андрей как бы вернулся из своих «странствий» и, поглаживая запрыгнувшую к нему на колени кошку, заговорил:

– Мне в то время ещё не исполнилось шестнадцать, а Люда только что отметила своё четырнадцатилетие. У нас с ней разница в два года, с разницей в два месяца, – сказал он и улыбнулся. Было видно, что фраза про разницу в два месяца ему почему-то нравится. Может, он считал её удачным каламбуром?

– Это было в апреле. Погода в те дни стояла почти летняя! Но поскольку занятия в школе ещё не кончились, то родители уехали на дачу без нас.

Он вдруг посмотрел на меня так, как будто только что вспомнил что-то, что давно хотел спросить:

– А вы здесь всё время живёте? То есть, я хотел сказать, это ваш дом? Ну, вы здесь прописаны?

– У нас с женой есть квартира в Москве, но большую часть времени я провожу здесь. Как правило, летом, когда дороги проходимы, когда на работу отсюда несложно добраться на машине. А зимой мы живём в Москве, и тогда на работу удобнее ездить на метро. Осень в этом году тёплая, сухая… Обещают, что и зимы, как таковой, не будет, вот я и не тороплюсь перебираться в город.

Живу здесь, как ты заметил, в своё удовольствие!.. Кайфую, в общем! А по выходным ко мне приезжает супруга. Она сейчас в нашей московской квартире. Оттуда она мне и пишет. А что?

– Да нет. Так, ерунда… Я просто подумал, что мы с Людой могли бы так жить. Там, где нас никто не знает. Но в теперешнем моём положении об этом даже мечтать не стоит.

– Ну, знаешь! Вот как раз такие мысли тебе сейчас совсем не нужны! Что это за – «мечтать не стоит»?

Мои слова, явно, не повернули ход его мыслей в русло с более надёжными берегами, которыми для всех нас являются мечты о счастье и планы на, хоть и туманное, но всё же будущее. Парень довольно долго «отсутствовал», пребывая где-то в своём мире. Видимо, пытаясь с большим опозданием что-то решить или, может быть, пересмотреть свои взгляды. Не знаю, но мне показалось, что именно этим занята его голова, а не осмысливанием моей последней фразы.

Вдруг, он, как бы проснувшись, спросил:

– Вот вы сказали, что не осуждаете меня. А всё же, знаете, ощущение, что вы говорили это, просто, чтобы поддержать меня, у меня всё ещё сохраняется. Хотя, конечно, я вам верю! Видимо, зная отношение подавляющего большинства к таким, как у нас с сестрой отношениям, не ждёшь понимания даже со стороны… – Андрей задумался. – Даже со стороны «службы доверия». Знаете, есть такие телефоны, по которым, якобы, надо звонить, когда какие-то проблемы мешают нормально жить? Хотя, у нас-то с Людой никаких проблем не было. Видимо, имеются в виду душевные проблемы? Хотя, может и какие-нибудь наркоманские или алкогольные?

– Да, конечно знаю. Только я не представляю, как можно решить чью-то душевную проблему по телефону. Мне кажется, здесь спрятано что-то другое, о чём я даже боюсь подумать. А отношение подавляющего, как ты сказал, большинства здорово напоминает мне тот старый анекдот, в котором за какое-то экономическое преступление судили еврея и армянина, а в результате – посадили прокурора.

Мы с Андреем посмеялись. И хотя было видно, что парня действительно развеселил неожиданный финал анекдота, всё же, как сказал бы физиогномист, какие-то группы мышц на его лице красноречиво говорили о внутренней борьбе и, как добавил бы я, о какой-то зацикленности на теме, так сильно его волнующей. Что он сразу и доказал, продолжив разговор всё с той же серьёзностью в голосе. Как будто не было никакого веселья. Это его поведение снова вернуло меня в реальность.

К кому же обратиться-то? Эти посиделки долго продолжаться не могут.

С одной стороны, я здесь со всеми соседями в нормальных отношениях, с некоторыми даже что-то вроде дружбы…

Вот именно, что вроде, а на деле – пёс их знает, как они себя поведут в такой ситуации?

Половина населения – серьёзные люди, преуспевающие предприниматели, адвокаты всякие… Какова будет их реакция, если я вдруг скажу: «А знаете, паренёк-то, которого милиция ловила… ну да, убийца этот, он же замечательнейший человек с необычной и удивительной судьбой… Помочь бы парню, а?..»

Господи, может, я один такой дурак, что не выпер его ко всем чертям, когда он тут своим поносом меня разжалобил? Ведь хотел же солдатик свалить…

Да что теперь-то об этом вспоминать? Теперь у меня другая забота.

Голос Андрея сменил ход моих мыслей.

– Да, я понимаю. Но, как же быть с таким понятием как… – Андрей смутился, но, справившись с собой, продолжил:

– Как быть с таким понятием, как кровосмешение?!

Услышав это действительно «страшное» слово, я встал, прошёлся, пытаясь унять нервозность, но, боясь испугать парня такой своей реакцией на его вопрос, спохватившись, сел и, стараясь чтобы мой голос звучал ровно, не выдавая моего волнения, сказал:

– Давай мы с тобой договоримся так. Всё, что я сейчас тебе скажу, останется между нами. Хорошо?

Он кивнул.

– Где бы, когда бы ты ни рассказывал что-то из того, что сейчас услышишь, кому бы и что бы ты ни доказывал, попрошу на меня не ссылаться! Ладно?

Андрей, заметно напуганный таким моим предисловием, снова кивнул, но уже как-то неуверенно, и я понял, что должен объяснить ему, почему прошу его не ссылаться на меня.

– Андрюша, я вовсе не специалист в этой области, поэтому не хочу, чтобы ты воспринимал всё, что услышишь, как истину в последней инстанции. Да и не принято об этом говорить. Вроде как… оправдываешь то, что принято называть всякими нехорошими словами.

Но Андрей, видимо не знавший к чему готовиться, всё равно выглядел как школьник, которому родители взялись объяснять то, что ему уже более подробно объяснили во дворе. Понимая, что моё, далеко не педагогическое, поведение является причиной его неуверенности, я всё же решил продолжить, надеясь, что когда он поймёт, почему я нервничаю, его испуг и неуверенность пройдут сами собой.

– Дело в том, Андрей, что термин этот, ну… кровосмешение, уже много, много веков имеет совершенно не то значение, которое у него было первоначально!

Сказав это, я внимательно посмотрел на него, пытаясь понять, стоит ли мне продолжать и не зря ли я сказал «А»? Как бы парень не потребовал сказать теперь не только «Б», что я уже и собирался сделать, но как бы он не потребовал полного отчёта! А я, честно говоря, никогда эту проблему серьёзно не изучал и потому боялся всё испортить своими поверхностными знаниями.

– Мне кажется, ты даже не представляешь, куда я клоню. Да? Ну, ладно, попробую объяснить.

И хотя по лицу паренька я прочитал, что ему уже всё ясно, подтверждения своим догадкам он, всё же, ждал от меня.

– Как можно назвать кровосмешением близость… ну, скажем, матери и сына, когда им, в общем-то, и смешивать, грубо говоря, нечего! Андрей, кровь-то у них и без того – одна! Прямо как у вас с сестрой!

Я правильно угадал. Парень именно это и подумал, пока я произносил свою подготовительную речь.

– Но, почему же тогда?.. – начал он. Но я остановил его жестом, чтобы не сбиться и не потерять мысль.

– С приходом христианства, Андрей, в мире многое изменилось. Кое-что, считавшееся нормой ещё вчера, сегодня стали называть – грехом. Кстати, слово «грех» в те времена тоже имело совсем не то значение, которое нам сейчас известно! Промах – вот, что оно означало в те времена.

При переводе Библии на русский язык с греческого, два болгарина, почти не знавшие русского языка, заменили словом «грех» греческое слово «хамартия», у которого значение несколько более широкое, чем… какой-то грех, то есть – промах. Хамартия, Андрей – это… отклонение от цели, а «грех» – это термин лучников, означавший…

– Промах, да?!..

– Совершенно верно! Не подумай только, что я обвиняю христианство! Вовсе нет! Тогда время было такое, что если бы не христианство, то что-нибудь другое стало бы причиной произошедших почти во всём мире изменений. Переломный момент в истории человечества может называться как угодно! Он может даже растянуться на века, но!.. Но всё равно, влияние того, что принято считать точкой отсчёта – это влияние будет заметно во всех сферах человеческих взаимоотношений. Так было и с христианством.

Ко многим обычаям стали относиться как к вредным. А кое-что просто запретили. В число ушедших в прошлое обычаев попали и не считавшиеся ранее плохими инцест, мужеложество, скотоложество и другие, не менее пикантные, с современной точки зрения, подробности из жизни наших предков. Ты, главное, не пойми меня неправильно! Я ни в коем случае не сторонник педерастии и сожительства со скотом! Нет. Противоестественный секс, как бы он ни назывался, всё равно для меня был и будет извращением. Но вот, что касается инцестов, то мне, как историку, известны случаи вынужденных инцестов, имевших место по историческим меркам, я бы сказал, даже совсем недавно! Ну, что такое вынужденный инцест, я тебе объясню чуть позже, а сейчас вернусь к тому, что тебя так взволновало. То есть, к тому, что теперь называют кровосмешением. Вернее – наоборот! К тому, что называлось кровосмешением в те времена, когда не было такого понятия как смешанные браки.

Андрей натурально – просиял.

– Так вот оно что! Я же чувствовал какую-то неточность! Какое-то ощущение закамуфлированной под правду ошибки, что ли, постоянно преследовало меня, когда я сталкивался с этим, как вы сказали, термином!

Непонимание снова отразилось на его лице.

– Но для чего всё это надо было переворачивать с ног на голову?! – спросил он, с трудом сдерживая свои эмоции.

– О-о-о! Это очень длинная история. Но если коротко, то выглядело всё примерно так. Если ты знаешь, в Библии описывается такой, выражаясь современным языком, случай. Это когда дочери Лота, напоив отца вином, соблазняют его.

Андрей, выпучив глаза, смотрел на меня, и по нему было видно, что я шокировал его таким откровением.

– Нет, я, честно говоря, впервые об этом слышу! То есть, я хотел сказать, что Библия для меня, в общем-то, «тёмный лес», но про то, что вы сейчас рассказываете, должны же все направо и налево трубить! А я, например, только от вас об этом узнал. Хотя, говорят, есть несколько переводов этой книги, может, вы имеете в виду какой-нибудь католический вариант Библии?

– Да нет же! В любом православном храме ты можешь приобрести именно тот вариант Библии, отрывок из которой я тебе рассказываю, правда, для экономии времени, очень сильно его сократив.

– Обалдеть! Ой, извините! То есть – я внимательно вас слушаю!

– Ну, так вот. Там описывается жуткая катастрофа, наблюдая которую, девочки решают, что в мире не осталось больше людей, кроме них и отца. Ну и, чтобы долго не объяснять папаше, что вместе с погибшим в огне миром погибли и их мечты о замужестве, они, как я уже говорил, переспали с пьяным отцом и, таким образом, по их мнению, спасли человечество от вымирания.

– Круто! А папа их потом не спросил, что за святой дух с ними развлекался?

Мы с Андреем «согнулись пополам» от смеха. Но поскольку тема была для него очень важной, он быстрее меня справился со своей весёлостью. Заметив, что он готов продолжить разговор, я сказал:

– Понимаешь, Андрей, в те времена многое из того, что сегодня люди рассматривают как извращение, было настолько обычным, что никто, кроме праведника Лота, – отца этих смелых девчонок, – не обратил бы внимание на такую мелочь, как инцест. Да ты вспомни, ведь если по библейским рассказам следить за историей развития человечества, то, начиная с детей Адама и его жены, люди размножались только путём инцеста! А вот на другую сторону поступка дочерей Лота люди внимание ещё как обратили бы!

– Даже представить не могу, что вы имеете в виду.

– Я имею в виду – невыгодность их положения. В то время большую роль играло количество и качество, как теперь принято говорить, контактов одной семьи с другими посредством брака. Девушка выходила замуж и, таким образом, увеличивала численность своей семьи не только за счёт потомства, произведённого ею на свет божий, а так же за счёт приобретения новых родственников в лице родителей своего мужа, ну и их родственников, разумеется, тоже. Увеличивалось количество связей, увеличивалось, таким образом, и количество земли, которой теперь владели не две враждующие группировки, а одна большая семья, где все друг другу помогали. Экономика, понимаешь…

– Извините, что перебиваю вас, но ведь сейчас, в принципе, происходит то же самое! И получается, что живущая особняком семья, с точки зрения экономики, является тормозом!?

– Верно! Ты сказал именно то, что я пытался в муках произвести на свет. У тебя это получилось короче, но суть та же!

– Но, ведь, не только экономические соображения заставили людей отказаться от невыгодных, как вы их назвали, браков?

– Нет, конечно! Причин этих много. Да и вообще, не существует такого явления, у которого была бы одна единственная причина! Это только узкомыслие человеческое заставляет людей обратить внимание на что-то одно, как им кажется, самое важное. А убери всё, что сопутствовало, и сразу увидишь – причина одной не бывает!

Ведь если русская девушка вышла замуж за купца из Греции, это вовсе не значит, что её отец очень любит курагу, урюк и маслины! А её мать теперь будет регулярно выезжать на отдых к зятю в тёплые края! Не разглядеть за всей этой меркантилыциной других причин, это значит – свести к выгоде, и только к выгоде, отношения между мужчиной и женщиной!

– Так каково, всё-таки, отношение науки к таким, к таким бракам, что ли?.. Я просто не знаю, как это назвать, – нервничая, спросил Андрей.

– Ну, поскольку ты, как я понял, изучал интересующую тебя тему, пытаясь во всём этом разобраться, то тебе должны быть знакомы такие понятия, как экзогамия и эндогамия. Так называются…

– Экзогамными называются браки, заключающиеся вне семьи, рода или тотемной группы. А эндогамия, это… Эндогамным браком можно назвать мои отношения с сестрой. Правильно? – как прилежный ученик, Андрей закончил за меня.

– Совершенно верно. Ну, так вот… Наука, понимаешь ли, до сих пор не имеет точного ответа на вопрос о происхождении как эндогамии, так и экзогамии!

– Я так и думал. Сколько мы с Людой не искали причину запрета таких, как у нас с ней, отношений, нам везде попадалась сплошная путаница из рассуждений и какие-то таблицы, где было показано, кто в каком поколении может на ком жениться, чтобы избегать близкородственных связей.

– Представляю! У вас, наверное, сложилось впечатление, что вас дурачат люди, которые сами ни черта не смыслят в этом вопросе? Так ведь? – спросил я его.

Андрей явно пребывал в хорошем настроении, найдя в моём лице собеседника, который, возможно, поможет пролить свет на волнующую его тему и осветить прячущиеся в хитросплетении слов и понятий ответы.

– Не то слово! Сначала нам показалось, что тема эта вообще – за семью печатями! Потом, конечно, мы надёргали, то там, то сям, кое-какую информацию, но теперь у нас складывалось впечатление, что никто толком ничего и не знает! – он хитро прищурился и, подражая мне, спросил:

– Так ведь?

– Похоже, что так. Существуют три теории происхождения эндогамных и экзогамных браков. Отцами-основателями этих теорий можно, по праву, считать Тайлора, Мак-Леннана и Каутского. Каутский, правда, «приложил руку» скорее как обозреватель теорий, но современные исследователи всё равно находят его взгляды заслуживающими внимания. А такие, ещё совсем недавно авторитетные в нашей стране, исследователи происхождения семьи и брака как Энгельс и Маркс, в некоторых случаях, как мне кажется, даже внесли некоторую путаницу. Но, это моё личное мнение, и ты с ним можешь не считаться. И учти!.. Я не изучал этот вопрос специально.

Итак, на сегодняшний день мы имеем совершенно невероятную кашу из научных трудов, околонаучных заблуждений и откровенных спекуляций. Как дипломированные, так и доморощенные «заинтересованные лица» не один век бились над вопросом происхождения эндогамии и экзогамии, но их попытки что-либо объяснить враждуют между собой и так и не дают ответа на вопрос! Да и как можно придти к какому-то единственно правильному взгляду на проблему, когда на разных этапах развития общества люди практиковали совершенно разный подход к понятию брака! К тому, каким ему быть? Ведь причины возникновения как экзогамии, так и эндогамии у разных народов настолько разные! Представь себе, например, у маньчжуров запрещались браки между носителями разных фамилий, и предписывался брак только внутри собственной группы. Это было обязательным! И в то же время, у таких экзогамных племён, как готтентоты и гиляки, брак между сыном сестры и дочерью брата – принудителен.

А есть подход к проблеме вообще, с современной точки зрения, непонятный! В Колумбии, например, у панчей были запрещены браки даже между жителями одного и того же селения; но если женщина родилась в другом селении, то родной брат может на ней жениться. Вот так-то! Примеров – сколько хочешь! Для меня пока остаётся спорным вопрос, касающийся Помпеи. Есть у меня некоторые сомнения. Во время раскопок там были обнаружены фрески весьма странного содержания. Запёчатлённые на них сцены из жизни знатных горожан опровергали все представления о взаимоотношениях между родственниками. Эти фрески до сих пор не показывают туристам, дабы их не шокировать. Так-то! А там, где исследователи уже разобрались, там на сегодняшний день тёмных уголков не осталось. И речь идёт не о каких-то древних, давно вымерших народах, а о том, что происходит сейчас. Кое-что даже на территории нашей страны! Но я, к сожалению, знаком с этим не так хорошо, как того требует затронутая нами тема. Ну, ладно! Зато примеры эндогамных союзов мы можем наблюдать среди австралийских аборигенов, где в каждой территориальной группе мужчины и женщины разделены на классы по возрастам, внутри которых брак ничем не ограничен, даже между братьями и сестрами.

Но ты знаешь, были исследователи, искавшие ответ и на вопрос о возникновении экзогамии! В своих попытках объяснить возникновение экзогамии Мак-Леннан, например, обратил внимание на весьма распространённый обычай убиения девочек у первобытных народов, для которых, вследствие тягостей борьбы за существование, девочки являлись бременем. Отсюда необходимость похищения женщин – обычая, который из часто повторявшегося факта превратился постепенно в освященную временем религиозно-социальную норму экзогамности. Те племена, которые, благодаря более счастливым условиям существования или изолированности от враждебных соседей, не практиковали убиение девочек, оставались эндогамными.

Или вот ещё теория, тоже ничего не объясняющая, но интересная на мой взгляд. Оказывается, что похищенная из чужого племени женщина является наиболее славным и долговечным трофеем, и потому первобытные люди, в глазах которых война и ее трофеи играли такую высокую роль, должны были смотреть на умыкание, как на самый почетный способ женитьбы, постепенно вытеснивший все остальные.

Против этого достаточно заметить, что экзогамия практикует вовсе не браки с чужеплеменниками, а именно с близкими кровнеродственными родами, между детьми братьев и сестер – чаще всего.

А вот Каутский объяснял склонность к экзогамии, вообще, как мне кажется, самой невероятной для тебя причиной! Он выдвинул теорию «симпатии», по которой лица близко родственные, в силу частого столкновения между собою, не вызывают друг в друге такого интенсивного полового влечения, как лица чуждые друг другу. Против этого достаточно возразить, что у множества первобытных народов браки заключаются чуть ли не с колыбели. Будущие муж и жена воспитываются вместе, и это нисколько им не мешает быть любящими супругами. Не говоря уже о том, что ради одного только поощрения браков по симпатии первобытное человечество не стало бы карать самыми суровыми мерами браки между близкокровными мужчиной и женщиной.

Многие исследователи видят причину экзогамии в том, что первобытный человек ищет в жене подчиненное существо – слугу, работницу, каковую он может найти только в чуждой ему группе. Мол, женщина собственной группы – равное ему существо, которое не допустит господства над собою.

Или вот ещё интересный подход. Тайлор находит, что экзогамия явилась результатом сознательного стремления первобытных людей к миру, который в значительной мере гарантировался взаимными браками. «Дикие племена, – говорит он, – имели перед собою практическую альтернативу между браками извне и взаимным истреблением».

Ну, то, что экзогамия имела благотворное влияние на социальные отношения – это несомненно, но крайне сомнительно, тем не менее, чтобы мотивы мира были основной причиной возникновения экзогамии.

Немного отдышавшись и дав Андрею время на осмысление, я продолжил:

– И ещё… Относительно самого термина я хотел кое-что сказать.

Андрей вопросительно посмотрел на меня.

– Я имею в виду инцест. Сейчас слово «инцест» воспринимается, ну, наверное, как ругательное, да? А ведь incestus – это латынь, между прочим! У древних римлян слово incestus обозначало вообще всякое любодеяние. А любодеянием они называли, да и сейчас церковь называет, любую интимную связь вне брака. Но, тем не менее, церковь не включила любодеяние в число смертных грехов, а считает смертным грехом… похоть. А похоть, как известно, всего-навсего результат полового влечения. Похоть – по определению – желание полового сношения. А половое влечение без последующего полового сношения мне как-то трудно представить. Всё равно, половое влечение лично я понимаю как похоть. Ну, не походом же в кино должно заканчиваться половое влечение, в конце-то концов!

Меня разобрал смех, но глядя на Андрея, по выражению его лица я понял, что парню, всё же, пока не до смеха. Или он не справлялся с потоком информации?

– Представляешь, половое влечение – грех! – попытался я ещё раз хоть немного передать ему своей весёлости. – То есть, продолжение человеческого рода, мягко говоря, церковью не приветствуется, что ли?

Андрей остановил меня жестом.

– Вы меня сейчас запутаете, – сказал он и, наконец, улыбнулся. – Скажите мне вот что, – существует ли какой-то… как бы это попроще сказать? – какой-то… окончательно и бесповоротно принятый и научно обоснованный запрет на близкородственные браки?!

– М-да… Ну, ты и сформулировал, однако!

– Ну, хорошо… – Андрей явно решил разобраться в вопросе окончательно. – В нашей стране близкородственные браки не приветствуются. Так ведь?! А за рубежом?

«Господи! – подумал я. – Вот где принцип «не навреди» надо применять в первую очередь».

– Могу с полной уверенностью сказать, – начал я, – что в электронной энциклопедии, которая, кстати, доступна теперь всем, в огромнейшей статье, посвященной наследственным заболеваниям, слово инцест нигде не встречается. Поверь мне, что только предрассудки, навязанное нам обществом отношение к браку и, конечно же, взгляд церкви на эндогамный брак – вот основные причины появления у тебя сомнений относительно твоих с сестрой отношений. Живи ты, ну, скажем, во Франции, где лица, достигшие совершеннолетия, могут состоять в близких отношениях, невзирая на близкое родство, тебе бы и в голову не пришло прятаться и что-то скрывать. Или где-нибудь на севере Италии, где в горных селениях все жители являются близкими родственниками. Но эти, извини, горные итальянцы, они же не руководствуются здравым смыслом, в отличие от французов. В тех областях Италии, о которых я говорю, даже если у человека явный врождённый дефект, на это не обращают внимания при заключении брака. Вот в таких селениях процент некоторых наследственных заболеваний очень высок.

– Скажите, вы это серьёзно? – спросил Андрей, и на его лице отразилась вся симфония эмоций, мыслей и чувств, которые терзали сейчас паренька.

– Прости, я столько всего за последние пятнадцать минут сказал, что не совсем понимаю, какие слова произвели на тебя такое впечатление. Что конкретно тебя так взволновало?

Андрей явно отходил от какого-то потрясения.

– Да ты про что, Андрей?

– Да про Францию же! У них что, браки между родственниками допускаются?!

– Не допускаются, а не запрещены. Но, конечно, если тётку с несовершеннолетним племянником в постели выловят, влепят ей, как педофилу, по первое число. Правда, там у них и возраст согласия немного другой….

– А это что ещё за возраст?

– Возраст согласия? Ну, скажем, сплю я с несовершеннолетней девицей… Если ей четырнадцать, то даже несмотря на то, что она сама ко мне в постель влезла, меня осудят за педофилию, да ещё и всяких других неблагозвучных статей понавешают. А если ей вчера исполнилось шестнадцать, то мой поступок уже не будет рассматриваться как растление, совращение и педофилия, потому как она уже сама может решать, с кем спать. А в той же, например, Испании, где девочки в четырнадцать лет замуж выходят, там возраст согласия – это тринадцать лет. Вот так-то.

Было похоже, что Андрей просто ошеломлён таким потоком информации. Он смотрел на меня широко открытыми глазами и слушал не просто внимательно, а буквально впитывая и мгновенно заполняя пробелы.

– Мало того, – продолжал я, возвращаясь к теме, от которой отвлёкся, – как выяснено Тайлором относительно австралийских племен и народов Амурского края и подтверждается данными относительно других первобытных народов, самые излюбленные и часто обязательные браки, это браки между потомством братьев и сестер. То есть – браки между наиболее близкими по крови лицами. Так что целью эндогамной регламентации могло служить именно стремление объединять в родовом союзе мужчин и женщин общего происхождения – стремление, легко объяснимое важностью роли культа предков в родовом союзе и необходимостью поэтому избегать приема путем брака чуждых по крови лиц. Так-то!

Ну и, наконец, бог с ним, с Тайлором. Добавлю ещё от себя, что малагасийцы, банту, некоторые арабские племена, туареги и узбеки, в период разложения первобытнообщинных отношений, делали всё, чтобы внутриродовые группы становились эндогамными с единственной целью – сохранить имущество в среде близких родственников, – закончил я, заметив, что Андрей уже хочет что-то сказать.

– Интереснейшей вы меня информацией загрузили, однако! Столько всего нового!.. Но вот что меня в связи с тем, что я узнал, интересует. Везде и всюду можно услышать предостережения, касающиеся только близкородственных браков, да? А существует ли какой-нибудь исторический факт или документ, показывающий негативные стороны всех этих табу?..

– Да, – перебил я Андрея. – Если я правильно тебя понял, то такой исторический факт существует. Но, к сожалению, я располагаю полезной для тебя информацией только относительно тасманийцев…

– Да? А что с ними такое?..

– Дело в том, Андрей, что современное население этого австралийского штата происходит от смешанных браков местного населения с британскими поселенцами, а сам этнос прекратил своё существование ещё в 1877 году. Они медленно вымерли. И не только от болезней, привезённых колонизаторами, как это утверждают некоторые исследователи. Тасманийцы строго блюли табу на браки в пределах рода.

– Вот как?..

– У них были строго запрещены браки между родителями и детьми, а так же между внуками и бабками-дедами…

– Но ведь это много, где соблюдается!

– Да, но не в таких же малочисленных племенах! Представь себе каких-нибудь амазонских яномами, живущих семьями по тридцать – семьдесят человек, соблюдающих подобные табу…

– Я понял. Вы хотите сказать, что эти амазонские племена давно бы вымерли, да?

– Совершенно верно, Андрей. Я ещё раз повторюсь… По моим наблюдениям, запрет на близкородственные браки имеет под собой в качестве фундамента чисто экономические соображения. Ведь, ни о какой генетике примитивные племена не имеют и понятий.

– Скорее всего, не имеют…

– И не только примитивные племена. У евреев, например, закон, запрещающий близким родственникам вступать в брак, появился только во времена Моисея. Догадываешься, почему?

– Ну да, они же кочевали…

– Да-с, Андрюша! Именно! Экономические соображения…

– Да, но как же быть со всеми этими ужасами? С деградацией, вырождением, с отклонениями, передающимися по наследству? Это же всё есть! – спросил он, не зная, что я предвидел такой вопрос.

– Опять ты за своё?! А ты выйди на улицу. Посмотри! Тебя что, окружают одни только красивые, умные и без физических недостатков люди? И не забывай ещё это, прости господи….

Я не знал, как сказать, чтобы никого не обидеть. Наконец понял, что, называя вещи своими именами, обидеть можно только психически неуравновешенного или, в крайнем случае, закомплексованного человека.

– Я имею в виду, Андрюша, это – совершенно идиотское, на мой взгляд, право женщин с врождёнными физическими недостатками и психическими отклонениями на материнство, – сказал, наконец, я.

– Вы что, шутите?!

– Какие, Андрей могут быть шутки?! Женщина, прикованная к инвалидному креслу каким-нибудь врождённым или приобретённым недугом, будет отстаивать своё право на материнство и, опираясь нанесовершенствозаконов, будет права! Запретить им рожать – это, на их взгляд, – бесчеловечно, негуманно, несправедливо.

Про то, что регулярно употребляющая водку безработная необразованная тётка, с моей точки зрения, – моральный инвалид, я вообще молчу. А вместе со своим неандертальцеобразным мужем, это – та ещё парочка…

Их дети, это же дети, зачатые в ночь, о которой эти, прости меня, «полноправные граждане» никогда не вспомнят, потому, что все дни и ночи слились для них в одну длинную пьянку….

От волнения у меня перехватило дыхание.

– Прости, Андрей, о таких вещах я, если начну говорить, то моим собеседникам сразу доктор Геббельс мерещится. Лучше об этом не надо… Неразрешимая это пока проблема. Не готовы, как я не раз замечал, к её обсуждению не только мои собеседники, но и я сам не готов. Психовать начинаю… А это – плохой признак.

Немного успокоившись, я решил закрыть тему:

– Я, Андрюша, знаешь ли, вырос среди… таких. И хотя они родились в Москве, москвичами, возможно, станут только их дети. А эти… так и останутся отдельной кастой, ну, как седьмая раса, что ли.

– Седьмая раса?! – оживился Андрей. – Есть такая рок-группа…. Только я что-то не пойму, при чём тут «Седьмая раса»?

– Рок-группа твоя тут ни при чём….

– Она не моя! Я вообще их не перевариваю…

– Да оставь ты их в покое! Седьмая раса… Её ещё малайской называют. Андрей, – это переходные группы. Переходные – между монголоидными и экваториальными расами… А что, рок-группа и в самом деле называется «Седьмая раса»?

– Да.

– Странно…

– Ничего странного! У меня, вообще, за время общения с вами стало складываться такое впечатление, что люди очень многого не знают, и, кстати, себя я отношу к числу тех, кто хотел бы узнать побольше.

– Точно, точно! Японцы, например, узнали о поцелуе только когда увидели его в кино.

– Постойте, постойте, а как же они…

– Не знаю, Андрей, не пробовал.

– Обалдеть…

– Это для тебя – обалдеть, а для них было нормой жизни. Не целовались они, Андрей. А мы, тоже, много чего не знали, пока с Востоком не познакомились поближе. Восток – дело тонкое, сам знаешь.

А что касается этих, о которых я говорил, то, на мой взгляд, беспорядочное размножение алкоголиков, умственно-отсталых, психически неполноценных людей и тех, кто не знал о своей не очень хорошей наследственности, – вот причина того, с чем ежедневно сталкивается медицина, которая не в состоянии помочь человеку, чьи родители знать не знали, что им ни в коем случае нельзя иметь детей! Секс, Андрюша, это такой капкан, в который попадают все, кто по состоянию здоровья способен быть сексуально активным. А вот разумный подход к проблеме воспроизводства – это то, чего люди по какой-то причине избегают.

– Да, то, что вы говорили насчёт имущества, остающегося в среде близких родственников, это могло быть причиной появления эндогамии. – Не то осуждая, не то констатируя факт, сказал Андрей.

– А ты думал! Деньги и вещи во все времена были для людей, я бы сказал, решающим фактором. Было бы странно, если бы все заключающиеся браки основывались только на чувствах. Жизнь такова, какова она есть! К сожалению.

Несмотря на то, что я говорил совершенно серьёзно, Андрей, почему-то развеселился. Но, заметив моё недоумение, сделал рукой жест, означающий, что причина его настроения не в моих словах, а в каких-то его собственных мыслях или ассоциациях.

– Вы знаете, Люда как-то раз, листая журнал, нашпигованный фотографиями с какого-то кинофестиваля, сказала: «Ну, неужели, все эти, извини меня, бабы в дорогих ошейниках и золотых кандалах не понимают, что их «услуги» оплачиваются «пользователем» не человеческим к ним отношением, а кусками металла и стекляшками, которые принято считать ценными!? И после этого ещё находятся люди, смеющиеся над несчастными индейцами, у которых европейцы «покупали» землю в обмен на зеркальца и дешёвые бусы»!

«А ведь девушка мыслит совсем не так, как её современные сверстницы! – подумал я. – Для Андрея такой ход мысли привычен, ведь она же его сестра, а каково ей среди людей! Шарахаются от неё, наверное?»

– Мы с Людой и с её подругой как-то раз пошли на концерт одной известной западной группы. Концерт был настоящим праздником! Всё прошло как нельзя лучше! Но вот то, во что была одета наша публика!.. Ужас! Там были клоуны всех мастей!

От обвешенных золотом, как ёлки, девиц и парней, до попахивающих прошлогодней немытостью панков, сплёвывающих вам под ноги.

Пока я слушал Андрея, мне в голову пришла интересная мысль! Поставить диск одной современной рок-группы, от «творчества» которой сходят с ума некоторые мои знакомые молодые люди. Точно определить, к какой возрастной группе относятся поклонники этого «музыкального» коллектива, не оказалось возможным, так как и семнадцатилетние и двадцатипятилетние ребята одинаково преклонялись перед «правильным взглядом» на жизнь, который в виде белых стихов был положен на ритмическую основу, очень хорошо знакомую моему поколению по творчеству германской группы "Accept".

Правда, мне удалось определить, что основными слушателями и поклонниками были, в основном, так называемые «дети из неблагополучных семей». Так что возраст тут роли не играл. У этих один возраст на всю жизнь, и называется он – «на всех обижен».

Запись была концертной, и поэтому первым делом из колонок проигрывателя раздался рёв, визг, свист, ну, в общем, всё, что могут сказать воспитанные и умные люди, приветствуя любимых музыкантов. Солист группы, вместо приветствия, смачно рыгнул в микрофон, чем вызвал у толпы поклонников очередной оральный оргазм. Гитарист изобразил нечто, что, видимо, должно было служить доказательством того, что он неоднократно прослушивал старые папины кассеты с концертами "Deep Purple". После недолгой, но явной какофонии, вызванной не успевшими попасть в такт музыкантами, мальчишеский голос начал декламировать. Именно – декламировать, а не петь. Пелся в этой песне только припев, всё остальное зачитывалось под совсем не подходящий к тексту ритм.

Слишком все хорошо.

Значит, где-то подвох.

Мы не слышим беды

Из-за стука сердец.

– Что это за бред? – спросил меня Андрей, и я разглядел в его мимике неподдельную брезгливость.

– Это?.. – кивнул я в сторону колонок.

– Ну да…

– Это группа «Осколки матки». Диск этот мне подарили студенты. Ну, чтобы я их понимал лучше, что ли… Говорят, что надо рассматривать это «творчество» как молодёжный фольклор! Во, как! Мол, когда они вырастут и превратятся в таких же сухарей, как я, то у них это всё пройдёт. А пока, мол, – все против них, – они против всех! Только я думаю, что не вырастут они, а сразу состарятся. Только они об этом боятся говорить вслух. По принципу – «не буди лихо, пока тихо». На мой взгляд, они и сейчас не молодые, а просто глупые и перепуганные насмерть трудностями, которых хотят избежать, ругая всё, что не их руками создано. А всё, сделанное их руками и руками таких же, как они, им должно нравиться, иначе… иначе – козёл тот, кто ругает все, что ему непонятно.

– Так ведь они же сами себе противоречат! – удивился Андрей. – Они, что, не замечают такого явного прокола?!

– Ещё как замечают! Будь уверен! Это их и раздражает больше всего. Как глупого щенка раздражает его собственный хвост, который он никак поймать не может. Понимаешь, вся созданная ими путаница, по их словам, есть продукт воспитания, а не продукт их мышления. Вот если бы, – как они говорят, – все люди мыслили как они, то не было бы ни войн, ни болезней, ни…»

– Ну, тогда были бы одни поэты, рассказывающие друг другу о своих впечатлениях, появляющихся во время общения друг с другом, и художники, вдохновенно рисующие портреты друг друга, украшенные цветочками, бабочками и бесконечными радугами. А ещё были бы музыканты, с утра до вечера сочиняющие гимны, прославляющие поэтов, художников и музыкантов. Да?

Андрей смотрел на меня, лукаво улыбаясь, а у меня, ну, просто челюсть отвалилась! Не зная, что ему ответить, я развёл руками, а он продолжал:

– Зато, не было бы среди них крестьян с грязью под ногтями, токарей, валящихся с ног от усталости, и, конечно же, военных! Правильно?! Они бы до такого не опустились бы, эти вонючие «аристократы духа», страдающие всеми видами близорукости!

«Вот это выдал парень!» – подумал я.

– Не заводись, Андрей! – остановил его я. – Да, ты прав. Именно так они и рассуждают! Но происходит это от того, что им не приходится самим себя одевать, кормить и обувать. А когда они, наконец, приступают к трудовой деятельности, вот тогда и проявляется в них то, в чём сейчас они обвиняют других. А нормальных людей они так никогда и не заметят! Это я проверял. Поверь. Нормальный человек для них – миф.

«Осколки», не обращая на нас внимания, приступили к следующему своему «шедевру».

Я хотел уберечь и тебя, и себя от несчастья.

Чтобы не потерять, я убил тебя, нежно, любя.

И теперь каждый день мы на кладбище ходим встречаться.

Где под хохот ворон на кресте распинаю себя.

Визжавшие зрители, – именно зрители, так как слушателями их назвать было трудно, – заглушили своими воплями «самое ценное», то есть, – ключевые слова песни.

То, что мы с Андреем слышали сейчас, напоминало падающий пассажирский самолет, набитый до отказа угнавшими его пациентами психушки.

Зная, что творится на таких «зрелищных» мероприятиях, я представил себе скачущих девочек, то вскидывающих руки, то прижимающих их к груди для самовозбуждения, и ритмично сжимающих бёдра в попытке кончить прямо у ног своих кумиров.

Какова – цель?

Кто ковал цепь?

Задавали теперь залу вопрос участники группы.

– Выключили бы вы это! А то мне сразу вспоминаются некоторые мои одноклассники, которые могли, внимательно слушая учителя и не меняясь в лице, размазывать по стене изъятые из недр носа козявки. Бр-р!.. Придурки, – поморщившись, попросил Андрей.

– А ты что, – спросил я Андрея, – никогда раньше этих ребят не слышал?

– Да я, в общем-то, их и не отличаю друг от друга. Кричат они все об одном и том же, музыка у них почти неотличима от того, что слышал вчера, а цель, цель у них одна…

– Секс? – попытался угадать я.

– Да. А что, у них могут быть другие цели? – удивился Андрей. – Уж вам-то, наверное, известно, что всё, что люди делают напоказ, преследует только одну цель – секс. Просто, у каждого свой способ отличаться от других и, таким образом, – быть избранным.

– Андрей, а разве плохо отличаться от других? Ведь мы за то ценим и любим кого-то, что он отличается от других. Мы же не муравьи!

– Да нет же! Я имел в виду, что способ отличаться от других у этих, как вы их там называли, «Разбитые матки», что ли? Так вот, способ-то у них – идти проторенной дорогой! И всё! Просто те, кто там, на концерте, дикими воплями заглушает своих кумиров, они-то вообще ничего не умеют! Для них человек с гитарой, это уже – Бог!

– Ты знаешь, а для меня человек с гитарой является посредником межу мной и тем, что принято называть Богом. Но, далеко не каждый человек с гитарой, а лишь некоторые. Было время, я заслушивался записями Иванова-Крамского, Ларичева, Сантаны. А сейчас их, гитаристов этих, ну просто – пруд пруди! И стало неинтересно. А жаль.

– А мой дядя, мамин брат, он музыкант – клавишник. Так вот, он всех современных рок-музыкантов называет гитарастами!

Я так смеялся, что даже боровшийся некоторое время со смехом Андрей, не выдержал, и мы покатились оба.

– Ну, твой дядя и циник! – вытирая слёзы и всё ещё срываясь на смех, сказал я. – Циник и пошляк!

– Вообще-то, я немного перегнул. Не всех он так, конечно, называет, а тех, о ком знает только узкий круг слушателей. Ну, например, вот эти ваши «матки», ведь они, как я понимаю, мало кому известны. Спроси мы их сейчас: «Ребята, а такую группу как «Скорпионе» – знаете?» Они скажут: «А то, как же!» Вот тут самое время им другой вопрос задать: «А как вы думаете, эти самые «Скорпионе» про вас знают что-нибудь?»

– Ну, ты Андрей, извиняюсь, своего дядю переплюнул! Эдак можно людей в такой комплекс вогнать!

– Ничего, им это только на пользу. А то они себя, знаете, кем считают, после того как с малолетних дурочек деньги получат, да потом ещё и самих этих дурочек поимеют, за их же деньги?! Ну прямо – «Чмонстры рока», не меньше!

– Мне кажется, Андрюша, ты немного неправ и поэтому зол. Не пойму, что же тебя в них так раздражает?

– Только их собственное мнение о самих себе. Больше ничего, – не задумываясь, ответил он, из чего я сделал вывод, что ответ долго ждал своего часа.

– А я думаю, что такие группы очень даже полезны.

Видя, что Андрей хочет мне возразить, я жестом остановил его и продолжил:

– Они, как проявитель, как индикатор, как шкала для измерения ценностей, которыми живёт человек. Ведь если, допустим, ты познакомился с девушкой, а она таскается на концерты вот таких, как ты сказал – «чмонстров», то не знаю, как в твоих, а в моих глазах она сразу попадает в категорию «музыкальных бомжей». Вот пусть она на своей любимой помойке и питается отбросами, а иногда, вообще – полупереваренными продуктами тридцатилетней давности, выдаваемыми за только что, в слезах и муках рождённые шедевры! И это касается не только музыки. Знаешь, если где-то маршируют фашисты, то это, на мой взгляд, всего лишь клеймение послушной скотины происходит, а не внушение правильных или неправильных взглядов. И если где-то молодёжь визжит и скачет под псевдомузыку, то это, как мне кажется, просто так громко работает тот самый индикатор, про который я говорил. И, посмотрев на шкалу этого индикатора, ты вряд ли станешь встречаться с этой девицей, у которой всего-то слов для описания своих восторгов… ну, сам знаешь! Я уж, извини, эти слова, пожалуй, даже перечислять не буду.

Зато Андрей перечислил. Заставив меня ещё раз от души посмеяться.

– Клёво! Супер! Полный писетц! Мы так зажигали, что я чуть не сдохла! Он как даст по басам, у меня, аж, матка в кеды провалилась! Офигительно! Лёха как раз вовремя меня пощупал! Это – писетц! А пиво было голимое…

– Да, ты знаешь, – сказал я, успокаиваясь, – очень, похоже! А где ты такого нахватался?

– Господи, да у нас в школе после каждого «культпохода» этих «оторви да брось» только такое и можно было услышать! Выучишь, поневоле. – И немного подумав, добавил:

– Мы, если честно, с сестрой иногда в шутку перебрасываемся такими фразочками. Но, чтобы так говорить всегда!..

– А скажи мне… И, поверь, я не ради любопытства тебя спрашиваю. Вы, извиняюсь, не слишком увлеклись с сестрой, э…

– Я понял…

– Нет, подожди! Я имел в виду не то, что, как тебе кажется, ты понял. Я хотел сказать, вот что. Все эти ваши отношения не могли как-то отразиться на ваших отношениях с друзьями? Может, ваши общие знакомые, наблюдая за вами, догадывались?.. Ну, ведь людям очень трудно скрыть свои чувства, а когда они неосторожно проявляются, то…

– Нет, что вы! Внешне, если так можно выразиться, наши отношения никак не проявлялись. Ну, разве что, мы с Людой перестали говорить друг другу всякие несерьёзные гадости, которыми так любят направо и налево разбрасываться дети, да и не только дети, по моим наблюдениям. Я, например, по словам мамы – редкостная язва. – Сказав это, Андрей довольно ехидно улыбнулся. – А тут всё это как-то само собой прошло. Ну а что касается друзей, то с ними были другие трудности.

– Если тебе не сложно, поясни, пожалуйста.

– Да, конечно! Дело в том, что друзья, сверстники и даже некоторые наши знакомые, которые были старше нас с Людой, постепенно в наших глазах стали выглядеть…

Андрей задумался, подыскивая сравнение.

– Ну, наверное, – как дети, что ли! – неуверенно сказал он.

Он поморщился, сравнение его явно не устроило.

– Нет, даже не как дети, а, скорее, – как глупые дети.

Он, наконец, подобрал нужное слово, и теперь на его лице появилась грустная улыбка, означавшая, как я понял, одновременно и сочувствие, по поводу непроходимой глупости своих знакомых, и осознание своей невозможности помочь им стать взрослее, или хотя бы избавиться от инфантильности.

– Вы не представляете, какую чушь они несли! – говорил Андрей, и по его интонациям чувствовалось, что он сгорает от стыда за своих друзей.

– Особенно, когда… – он засмеялся, вспоминая что-то смешное из своей школьной жизни, потом махнул рукой, дескать, раз уж начал, то надо продолжать и, покраснев, как человек, которому придётся сейчас сказать что-то неприличное, сказал:

– Они все очень любили рассуждать о своей независимости. Их постоянно всё раздражало! Абсолютно всё, что говорили взрослые! Это только что до меня дошло! Дошло, что всё, о чём они говорили, можно было свести к одной фразе! – «Когда я стану большим, я им всем покажу»! – Вы представляете!

– Очень даже хорошо представляю. И даже более того, я сам всё это наблюдал, когда был в твоём возрасте. Именно в твоём возрасте, а не когда мне было шестнадцать или семнадцать лет. Я ведь, Андрюша, в отличие от тебя, взрослел немного медленнее.

И к тому же, я был в семье единственным ребёнком! А вы с сестрой могли, да что там, могли, вы и были, и остаётесь друг для друга поддержкой.

Я вспомнил, какими смешными казались мне мои друзья, разглагольствовавшие о том, что вот взрослым столько всего можно, а нам, бедолагам, остаётся только безропотно подчиняться этим тиранам.

– И что, в ваше время подростки тоже боролись за свою независимость?

– А ты думал! Да ведь самое ужасное, что они так и не выросли, эти борцы за независимость! Они теперь рассуждают о независимости государств и автономных округов. Скоро, наверное, договорятся до того, что область от центра не должна зависеть и наоборот.

Андрей, явно никогда не думавший, что всё так плохо, спросил с нескрываемой надеждой в голосе:

– Да что же они, не понимают, что это вообще невозможно?!

– Поди ты, объясни этим остолопам, что такое понятие, как независимость, – чистая абстракция! Что, живя среди людей, никто, ни при каких обстоятельствах не может оставаться независимым от окружающих! Даже самый распоследний бомж! А уж когда целые народы «бьются» за какую-то независимость, то остаётся только их спросить, что они называют этим словом?

Я некоторое время помолчал, давая возможность «переварить» сказанное мной.

– И если они смогут сформулировать ответ, я боюсь, вдруг окажется, что под независимостью они понимают предоставленную им возможность не реагировать на критику, на справедливые замечания и мудрые советы тех, кто уже прошёл через стадию заблуждений относительно понимания этого скользкого слова – «независимость».

Андрей слушал с интересом. По нему не было заметно, что у него появились ко мне какие либо вопросы, которые я предпочитаю сразу же освещать, чтобы у собеседника не оставалось ощущения недосказанности.

– Что понимают люди под словом «независимость», я, кстати, до сих пор толком так и не выяснил, – продолжал я. – Ну, разве что, так у них называется неудовлетворённая потребность делать что-то, что им запрещали взрослые. Ты ведь только что справедливо заметил, что твои сверстники казались вам с Людой какими-то глупыми детьми, в то время как у вас процесс взросления резко ускорился из-за того, что вы благополучно проскочили этот ужасный возраст, даже не успев его заметить.

Что-то из сказанного мной, как мне показалось, мой собеседник мог неправильно понять. Проведя быстрый анализ своих слов, я нашёл ошибку и тут же постарался её исправить.

– Надеюсь, ты понимаешь, что, сказав «ужасный возраст», я не имел в виду какой-то определённый возраст, который вы, не заметив, проскочили. Нет. И я вовсе не считаю так называемый подростковый период ужасным возрастом! Я имел в виду тот период в жизни почти любого человека, когда гормональные изменения, происходящие в его организме, заставляют его обратить внимание на отношение окружающих к нему, как к неразумному дитятке, хотя сам он чувствует себя полноценным членом общества, с правом не только голоса, но и с правом пользоваться всеми этими правами и свободами. На каком основании, – спрашивает он сам себя и окружающих его «надсмотрщиков», – «На каком основании они почти круглосуточно дискриминируют его?! Если так, по их мнению, выглядит воспитание, – продолжает рассуждать он, – то какова цель такого воспитания? Унизить? Да вроде нет! Говорят ведь, что только из любви к нему они подвергают его таким пыткам. Вырастить из него обозлённого на весь мир кусачего щенка?» – ну, и так далее… – постарался я как можно быстрее закончить свою мысль, чувствуя, что сейчас меня «понесёт» в другие темы, а та, которую поднял, так и останется открытой. – Ты знаешь, я сейчас подумал, что вам с сестрой, в общем-то, трудно было понять тех, кого вы стали со временем рассматривать как глупых и инфантильных. А в дальнейшем, когда вам придётся столкнуться с повзрослевшими «детишками», вас, почти наверняка, ожидают тяжелейшие разочарования в людях вообще! Ты об этом не задумывался?

– Мы об этом знали, – совершенно спокойно сказал Андрей. – Понимаете, вам приходится прямо сейчас, если так можно выразиться, сгоряча, делать какие-то выводы, представлять, как бы вы относились к миру, который не примет вас, хотя вы не сделали ничего такого, чтобы к вам так относились. Ничего, чтобы он вас отверг. А мы с этим живём уже… четыре?.. Да, уже четыре года! Для нас окружающие нас люди, это точно такие же люди, как и для вас, но!.. Но скажите честно, все ли ваши знакомые разделяют ваши мысли? Ваш подход к той или другой проблеме? Ведь, скорее всего – нет! Я прав?

Он ждал моей реакции. Не согласиться с ним я не мог, поэтому молча кивнул, зная, что он ждёт ответа, чтобы продолжить свою мысль.

– Просто, если собрать всё, что отличает вас от других людей, может оказаться, что вы не меньше нас с Людой отличаетесь от окружающих. Я думаю так, что в так называемой личной жизни каждого человека есть некоторые моменты, которые не принято не только выставлять на показ, но и вообще, не принято даже упоминать о них. Я не считаю это правильным, но так уж устроен мир.

Андрей оказался непростым человеком! Слушая его, я всё больше убеждался в его незаурядности. В его трезвой оценке мира, в котором ему с сестрой, можно сказать, не оказалось места. И хотя во всём, что он говорил, был заметен простительный недостаток жизненного опыта, могу с твёрдой уверенностью сказать, что многим моим ровесникам такие мысли никогда не придут в голову.

Но, о чём бы мы с ним ни говорили, какие бы темы не затрагивали, моё раздвоенное мышление постоянно возвращало меня на землю.

«Надо что-то решать. Ну, допустим, вывез я его из посёлка, да? Я ведь даже не знаю, к кому обратиться, чтобы купить «левый» паспорт. Во, в какое дело я влез! Теперь и мысли, соответствующие положению, буравят мозг.

Да и нужен ли парню липовый паспорт? Ему не документы направо и налево предъявлять надо, а испариться из этого района в первую очередь необходимо, а потом затаиться на время, чтобы здесь все решили, что ушёл он. Без помощи тут не обойтись, а рассказать кому-либо из своих знакомых о том, кто такой этот паренёк, я, честно говоря, не решился бы».

– Да. Ты прав, у меня с людьми, меня окружающими, мало точек соприкосновения.

И только закончив эту фразу, я обратил внимание, что произнёс её, не скрывая своего по этому поводу расстройства. Дефицит общения, конечно же, был! Видимо, я просто привык к нему, как привыкает человек к своему лицу, даже не догадываясь, что у окружающих оно может вызывать весь спектр чувств, вплоть до отвращения.

Действительно, все эти, превратившиеся в мешки жира, далеко не старые тётки, с опухшими, неприятными лицами, все эти, с позволения сказать, мужчины, гордящиеся своими «пивными» животами, – все они вряд ли замечают, что выглядят как доказательства своего неправильного подхода как к проблеме питания, так и к понятию самого слова «человек». Но на подсознательном уровне что-то заставляет их избегать или сводить до минимума контакты с людьми «не их круга».

Может, чем меньше думаешь, тем больше единомышленников?

Точно так же и человеку, мыслящему нестандартно, трудно вписаться в компанию «единомышленников», обсуждающих с утра до вечера преимущества тарифов, марок автомобилей и способы засолки огурцов, параллельно разгадывая кроссворды и смакуя самые последние сплетни, которые они называют новостями. Я не раз натыкался на штыки в виде вопросов, типа: «А что ещё прикажешь делать?» – когда, допустим, старался отвлечь своих знакомых от карточной игры в купе поезда и поговорить на темы, затронутые перед этим вскользь. Или оказывался перед стеной из совета – «не философствовать», когда пытался обратить внимание своих знакомых на их, с моей точки зрения, неправильный ход мысли.

Конечно же, всё это закладывается ещё в детстве. Ни для кого не секрет, что среда, в которой человек воспитывался, формирует его сознание, поведение и даже словарный запас! Но меня всегда удивляло в людях вот что: ведь помимо того, что «вбивается» в наши головы с самого раннего детства, существует ещё масса того, на что люди по какой-то причине категорически отказываются обращать своё внимание! То ли подсознательно чувствуя свою неспособность к восприятию того, что для других представляет интерес, то ли боясь пробудить в себе способности, развив которые, человек становится – Человеком. Не знаю! До сих пор, не знаю почему, меня больше устраивает одиночество, чем общение с людьми заурядными, серыми, безликими.

Как было сказано в одной всем известной песне: «.. Уж лучше одному, чем вместе с кем попало!»

Мои размышления прервал Андрей:

– Вы же, по вашим словам, меня не осуждаете! Не выливаете потоки грязи на то, что нам с Людой не просто не кажется плохим, а даже более того, позволило, как через микроскоп, разглядеть проблемы человечества, так и оставшиеся для общества – проблемами! Всё то, что для людей, живущих «по правилам», бесспорно, является грязью и извращением, у вас же не вызывает такой реакции, которой я, честно говоря, ждал от любого человека, случайно узнавшего о наших с сестрой отношениях!

– Андрюша, я – совсем другое дело! Моя способность видеть проблему или какое-то явление целиком, возможно, и стала причиной выбора профессии, но, в тоже время, оторвала меня от людей. Моё отвращение к поверхностному суждению, моя способность анализировать, докапываться до корней, возможно, всё это позволило мне стать специалистом в своей области. Но в то же время, всё это, как ты почти уже сказал, – сделало меня одиноким среди людей. Парадокс заключается в том, что, изучая человечество, его прошлое, его историю, я ничуть не стал ближе к самому этому человечеству!

Когда я уже заканчивал свою мысль, у меня создалось всем нам знакомое ощущение, что в разговоре проскочила какая-то фраза или слово, какой-то знак. Да, знак! Дорожный указатель, замеченный водителем в последний момент, когда ещё есть возможность сделать разворот…

Я только что прошёл мимо решения…

Закинув в подсознание вопрос «Куда бы мне пристроить паренька, когда я вывезу его из посёлка?», я расставил сети, вылавливающие любое решение этой проблемы. И вот, кажется, в эти сети что-то угодило!..

– Стоп! Кажется, я что-то вспомнил! Что-то!

Мой голос так резко изменился, что Андрей, не на шутку перепуганный, смотрел на меня с таким выражением лица, как будто ждал от меня очередной в своей жизни неприятности. У меня же, что называется – мозги дымились!

Я сделал рукой жест, который, по моему мнению, должен был дать ему понять, что мол, всё нормально, просто – меня осенило.

– Андрюша, мы что-то такое говорили о формировании чего-то ещё в детстве…

Он хотел что-то сказать, но я снова, жестом остановил его.

– Нет, подожди, что-то, что закладывается ещё в… что-то про память? Да, про память.

Память!

Память распахнула для меня потайную дверцу. Где-то в глубинах подсознания, тихо, без скрипа, приоткрылась дверь, о которой мы все знаем, но редко кто из нас пользуется ею. Я не исключение. Но такие моменты, когда память предлагает нам свои услуги гида в путешествии по прошлому, где мы смогли бы найти ответы на сегодняшние вопросы, редки. Очень редки! И очень коротки.

И в этот раз, когда она уже стала закрываться, я разглядел то, что находилось за ней. За ней находилось моё детство.

6

Мой приятель Санька, живший в соседнем подъезде, всю зиму подготавливал меня морально к тому, что мне придётся уговорить своих родителей отпустить меня с ним на лето в деревню, из которой был родом его отец. Конечно, все его рассказы о том, что такое лето в деревне, подействовали на меня. Мне даже стали сниться сны о деревенской жизни, хотя я и представления не имел, что, да как на самом деле выглядит, и каково назначение всех этих устройств и приспособлений, о которых мне живописал Сашка.

«Ну, взять, например, тот же колодец! На кой чёрт, – думал я, – копать какую-то дырку в земле, если проще – провести трубы с водой прямо в дом! Чтобы не выглядеть в гостях городским дурачком, я накинулся на любую информацию, касающуюся жизни в деревне, какая мне попадалась. Все, раньше казавшиеся мне скучными фильмы о деревенском быте, я теперь смотрел с живым интересом, впитывая всё, вплоть до манеры говорить.

Литература тоже оказалась хорошим подспорьем. Некоторые из прочитанных мною книг я до сих пор считаю интересными и поучительными.

Не забывал я также о совете своего приятеля – закидывать удочку и в души родителей. Раскачав их, наконец, я услышал массу восторженных рассказов о беззаботной деревенской жизни. О запахе свежескошенного сена! О рыбалке на утренней зорьке! И, конечно же, – о красивой песне петуха, обязательно сидящего на заборе в лучах восходящего солнца!

Решив, таким образом, что почва для разговора с ними подготовлена, я поспешил обрадовать Сашку, что дело сделано.

Но разговор с родителями о возможности отпустить меня с Санькой на лето в деревню всё же прошёл не так гладко, как мы предполагали. Ну, ещё бы! Если бы нам было, ну, хотя бы, лет по шестнадцать! А то, десятилетние романтики, затеявшие, по мнению моей мамы, таёжную экспедицию, – это уж слишком!

И ещё, она здорово не доверяла Сашкиным родственникам, жившим в деревне, насмотревшись на его родителей здесь, в Москве.

– Связался с какими-то «барачниками»! – в ужасе кричала моя мама. – Сначала ты с ними по деревням отдыхать научишься, а потом они тебя и пить научат!

Мама называла «барачниками» почти всех, кто жил рядом с нами в новых домах, построенных на окраине города. Конечно, она была отчасти права. Вчерашние деревенские девчонки и ребята, приехавшие работать на московских предприятиях, здорово отличались от коренных москвичей как интеллектом, вернее, почти полным его отсутствием, так и своим поведением, особенно в выходные и праздничные дни.

Наспех, да спьяну переженившись, они получили комнаты в общежитиях, которые, по сути, были рабочими бараками, тянувшимися вдоль заборов предприятий, где и работали эти лимитчики, прилагавшие все усилия, чтобы стать москвичами.

Сашка, мой приятель, был вторым ребёнком в семье «барачников», «настрогавших», – как говорил мой отец, – ещё одного мальца, которого не хватало для получения трёхкомнатной квартиры.

В конце концов, переговорив с его родителями, мои папа и мама всё же решили отпустить меня, купившись на здоровый воздух и натуральное питание. Здоровьем-то я похвастаться не мог! А тут предлагалось совершенно бесплатно «откормить мужика», – как говорила Сашкина мать, да и моим родителям давно хотелось разнообразить мой летний отдых, а тут подвернулась альтернатива пионерскому лагерю.

И мы с Сашкой стали собираться в деревню.

Многочасовая поездка в электричке, необычные попутчики из числа деревенских, пейзажи, сменявшиеся как кадры в фильме, – всё это было только первыми впечатлениями городского мальчишки, решившегося на такое путешествие без родителей, хотя и в сопровождении Сашкиного отца.

Дядя Коля был молчаливым, строгим мужиком. По сравнению с моим отцом, пускавшимся в длинные, путаные рассуждения, отец Саньки, изрекал короткие, но сразу всем понятные афоризмы, даже не догадываясь о существовании такого слова, как «афоризм».

Я знал, что не со всяким вопросом можно к нему обратиться. Всё же сильно сказывалась его провинциальная ограниченность, когда речь заходила о «высоких материях». Как он сам о себе в таких случаях говорил: «Не хватает мне этой вашей «нтелигентности», – с большим трудом, неправильно произнося слово «интеллигентность».

Дядя Коля не был запойным алкашом, но «по случаю» надирался, как положено. Привезя нас с Санькой в деревню, он отметил это дело со всеми обязательными для полноценной пьянки подробностями. Я и сейчас хорошо помню, как он, отчитываясь за «вчерашнее», объяснял своей матери, Сашкиной бабушке, что «Натолкал в торец Жорке за то, что тот клеился к его Анютке ещё в школе. А потом этот Жорка, вместо того, чтобы пойти на фронт, как всякий нормальный мужик, прикинулся больным и совратил невинную деваху». Бабушка ругала дядю Колю, называла его злопамятным, но он всё равно стоял на своём: «Если бы этот симулянт на Анютке не женился бы, я бы его прибил давно», – напугав мать, закончил он.

Этот эпизод, хоть и запомнился мне на всю жизнь, но не произвёл на меня такого сильного впечатления, как всё остальное, что с нами происходило в то лето.

Отец Сашки уехал вечером в воскресенье в Москву, ему надо было утром на работу. Прощаясь с нами на мотовозной станции, он вдруг, положив руку мне на плечо, сказал:

– Ты, Мишка, присматривайся тут ко всему. Люди тут неплохие, хотя, конечно, – тёмные, деревенские, но самым неожиданным образом могут научить тебя жизни. Так всегда бывает с вашим братом, с городскими, то есть. Я-то знаю.

Он уехал, и мне ещё несколько дней казалось, что вот сейчас произойдёт что-то, что научит меня жизни. Что вдруг стану я сразу всё понимать, и все будут ходить ко мне за советами.

Но ничего особенного не происходило, и я быстро переключился из режима ожидания в режим летних каникул.

Нам с Санькой разрешалось делать всё! Мы могли полдня проваляться на крыше, загорая и одновременно наблюдая за скольжением ласточек по голубой глади неба. Могли, прихватив удочки и банки с червями, пропадать часами на речке.

Сашкина бабушка откармливала нас парным молоком, свежеиспечённым хлебом домашнего производства и супами, в которых, как она говорила – черпак стоймя стоит. Огромные куски тушёной парной телятины поедались мной совершенно запросто! Разве мог я, вскормленный тряпкоподобной, размороженной – магазинной – говядиной, подумать, что мясо может быть вполне съедобным и удивительно вкусным! В дополнение к тому, чем нас потчевала бабуля, мы постоянно грызли морковь, только что выдернутую из грядки, ели лук с ароматным чёрным хлебом и запивали всё это чистейшей колодезной водой. Мы набирали вес и приобретали здоровую розовощёкость, которая потом сошла за две недели пребывания в загазованной Москве.

Новая обстановка, новые знакомые, здоровый воздух и откровенное безделье, к моему удивлению, открыли во мне способности совершенно по-новому всё воспринимать, думать и, самое главное, – анализировать всё то, на что раньше я даже не обращал внимание.

Совершенно новые, неожиданные для нас с Сашкой темы, стали предметами наших с ним разговоров, которые не прекращались до поздней ночи.

Даже по прошествии нескольких десятилетий, я не перестаю удивляться тому, как сильно меняется человек, прожив каких-то полтора месяца на природе. Что ни говори, а наша оторванность от естественных, природных условий превращает горожан в совершенно другую породу людей.

Мы с Санькой загорали, купались, дурачились почти два месяца, пока из Москвы не пришло известие о том, что дядя Коля убит пьяным Жоркой, приехавшим на выходные из деревни в Москву, чтобы свести старые счёты со своим злопамятным земляком, два месяца назад «натолкавшим ему в торец».

В те дни, пока отпросились с работы и, наконец, собравшись, приехали за мной папа и мама, я был свидетелем горя Сашкиной бабушки. Самое удивительное, что сам Сашка, как мне показалось, так ничего и не понял. Или у его психики включилась какая-то защита? Он ни с кем из взрослых не разговаривал и продолжал вести себя так, как будто ничего с его отцом не произошло. Вот тогда-то я и подружился по-настоящему с его бабушкой, став ей сразу и внуком, и сыном, и утешителем. Мне же казалось, что, если я перестану ей во всём помогать, утешать её и выслушивать её иногда трёхчасовые монологи, она будет голосить как деревенская тётка из фильма про войну, получившая похоронку.

К своему внуку после гибели сына она стала относиться почти как к чужому ребёнку. «Валькина порода» – стала называть она Сашку, который, то ли сам, то ли, будучи наученный своей матерью, Валентиной, тоже заметно охладел к бабушке.

Больше Санька в деревню к бабушке на лето не приезжал. Став постарше, он иногда ездил по осени помогать ей выкопать картошку. Да и то, как она говорила: «Пропьёт две недели, картошки себе накопает и на целый год пропадёт».

Несколько раз я приезжал с ним. Вот меня она почему-то встречала как родного и, со временем, я стал там бывать довольно часто один, а иногда и с женой. Мне очень полюбились те места, а с некоторыми людьми у меня даже было что-то похожее на дружбу. Мы во время моих приездов ходили на охоту и рыбалку, ночевали в лесу у костра и травили бесконечные байки.

А когда Сашка отравился суррогатной водкой и умер, баба Катя, так звали его бабушку, попросила меня иногда ей помогать. В деревне к тому времени почти никого не осталось. Только пара местных дурачков, да пенсионеры, которых не забрали в город, или те старики, у которых вообще не осталось родни.

Разработка торфяников, кормившая население всех окрестных деревень, прекратилась, как и многое, что в те дни прекратилось в нашей стране, и опустевшие, без электричества, без магазинов и даже без медперсонала деревни вымирали год за годом. Страшная это была картина. Непривычная.

Со временем, пустые деревни стали восприниматься мной как что-то, через что должно было пройти население этой, так и не поумневшей страны. И я приезжал к бабе Кате, когда раз в год, а иногда и два-три раза за год, в зависимости от свободного времени, настроения и, конечно же, – здоровья.

В последний раз я был там две недели назад. Бабка за последние двадцать лет внешне почти не менялась, вот только высохла совсем. Да ещё постоянно жаловалась на «рюматизьм», как она называла мучавшие её боли в суставах.

Я помог бабе Кате с картошкой и вообще, по хозяйству. Выслушал её, ставший традиционным последние лет десять монолог о том, что вот, дескать, внуков у неё нет, а то, наверно, помогли бы старухе. Сокрушалась, как всегда, по поводу здоровья Марины, так и не позволившего моей жене стать матерью.

Баба Катя уже не спрашивала меня про политическую обстановку в мире. Видимо, наступает всё-таки такой возраст, когда даже деревенская бабка начинает понимать, что игры политиков – полная чушь. Зато вопросы духовного плана её очень даже интересовали, но, слава богу, в деревне не было возможности смотреть телевизор, а то, я думаю, она давно бы от инфаркта скончалась, насмотревшись на современную «духовность».

Я постарался ответить на все интересующие её вопросы и осветить все неясные стороны современной жизни на «Большой Земле». Как всегда, не смог ответить на её вопрос: «Не знаю ли я, за что Господь на неё прогневался, – к себе не зовёт?» Видимо, какое-то дело у неё ещё здесь осталось, как ей кажется.

Она попросила меня поговорить с выжившими из ума соседками, которые, кстати, были моложе её. Поговорить надо было относительно похорон любой из них, если это вдруг понадобится. Вопрос-то этот так и не был ими решён до сих пор. Я пошёл, поговорил.

Бабки эти, действительно слабые умишком, ничего утешительного мне не сказали. Мне вообще показалось, что умирать они не собираются. Их больше интересовали не хлопоты, связанные с погребением, а помощь по хозяйству, в которой они нуждаются. Они совершенно серьёзно просили меня передать большому начальству, что жить здесь стало невозможно. И что, если вопрос с электричеством так и остался нерешённым, то пусть хотя бы решат вопрос с керосином и с кошками.

Дело в том, что собаки давно уже подались из деревни в те края, где, если и не кормят, то можно, хотя бы, что-нибудь стащить. А вот кошки из деревни не уходили категорически! Расплодились так, что в пору было открывать сезон охоты на этих совершенно диких бестий. Вели они себя нагло и, судя по всему, чувствовали себя единственными хозяевами этих трёх старух, которые ловят слишком мало рыбы и слишком хорошо сторожат цыплят.

Что делать с кошками я не знал, да и, откровенно говоря, знать не хотел. Кошки о себе позаботятся сами. Но вот что делать, если кто-то из старух помрёт!? Телефона нет! Вообще никакой связи нет! Остаётся одно – периодически навещать бабок, и если кто-то из них преставится, ехать в ближайший населённый пункт, где есть участковый милиционер и хоть какой-то доктор, которые смогут всё оформить.

Я прекрасно понимал, что для «Большой Земли» этих людей уже давно не существует. Но оформить всё как полагается надо было хотя бы для того, чтобы не провоцировать людей в райцентре на присваивание бесхозной пенсии.

Пенсию бабки, кстати, до сих пор получали, но, с некоторого времени в виде продуктов питания. Неофициально конечно. Просто в «мёртвой» деревне деньги потратить было невозможно, и поэтому на почте пошли старухам на уступки. Придумали-таки оригинальный и в то же время старый, как мир, способ выплаты пособия.

Как только прекращались дожди, и давно нехоженые, прилично заросшие бурьяном и даже небольшими деревцами дороги позволяли добраться до старух на велосипеде, к ним отправлялась небольшая «экспедиция» пацанов из основного посёлка торфоразработок. В былые времена по этим дорогам запросто проезжал автобус, доставлявший людей на работу на торфяники и обратно в деревню. Теперь же там с большим трудом можно было пробраться только на УАЗе, – так всё заросло!

Ребята, быстро отмахав на «великах» двадцать километров, к своему удивлению, обнаруживали в живых население полуразрушенной деревеньки. Составлялся подробный список, в котором указывалось: сколько килограммов какой крупы, соли и сахара необходимо привезти отшельницам. Не забывали также про спички, про растительное масло и про керосин, служивший бабкам топливом для керосиновых ламп. Мыло, в основном, хозяйственное, как правило, возглавляло список.

А ещё через неделю те же пацаны, но уже с привязанными к багажникам рюкзаками и мешками, доставляли старухам всё необходимое, добавив иногда от себя, кто набор рыболовных крючков, кто старую, но ещё вполне пригодную обувь и даже мотки пряжи и наборы спиц.

Но самой необычной казалась постоянная просьба – привезти несколько бутылок водки!

Все шутки на тему старушечьего алкоголизма быстро прекратились, когда народ узнал, для чего на самом деле эта водка нужна. Как всегда, всё оказалось просто и банально! Водка использовалась бабками для изготовления настоек, служивших растирками и компрессами при самых различных недугах.

Конечно, после всех покупок оставалась довольно приличная разница в деньгах. Сумма эта, как благодарность за помощь, торжественно вручалась ребятам, доставившим продукты. По этой причине, желающих было – хоть отбавляй! Но, как правило, ребята справлялись вчетвером-впятером, главное, чтобы погода не подвела.

Именно из-за непроходимости дорог я приобрёл многими горожанами нелюбимый, но отлично справляющийся со своей нелёгкой работой УАЗ. На этот раз я въехал в деревеньку, совсем уже почти задушенную лесом, подступившим к самым домам, на приобретённом совсем недавно УАЗе модели «Патриот», заодно испытав машину на проходимость. Машина не подвела меня, а я не подвёл бабу Катю.

Когда я уезжал, меня впервые вышли провожать все три женщины, выглядевшие не просто анахронизмами, а казавшиеся вообще – пришельцами из других миров, где ещё не было изобретено даже колесо.

Вспоминая сейчас свою поездку двухнедельной давности, я почувствовал, как в подсознании шевельнулась… нет, не мысль, а какой-то намёк…

Господи, да что же я за тугодум такой! Вот же оно! Если и не само решение, то уж попытка решить хотя бы часть проблем Андрея! Да и моих теперь тоже.

Резкая смена моего настроения напугала меня не меньше, чем Андрея, который заметил, что вынырнувший из своих воспоминаний собеседник, явно изменил свои взгляды на целый ряд проблем, казавшихся неразрешимыми.

7

– Мы с тобой завтра отсюда уедем, – как можно спокойнее сказал я.

Андрей явно порывался что-то сказать, но я жестом снова дал ему понять, что я ещё не закончил.

– Я не хочу, чтобы ты находился в опасной близости от своих преследователей. Это всё, что я могу для тебя сделать.

– Зачем вам себя-то подставлять?

– А я уже себя подставил. Если моя соседка скажет, что она меня предупредила насчёт беглого солдатика, я уже вряд ли докажу, что мы с тобой в лесу познакомились, когда я по грибы ходил.

По лицу Андрея было видно, что он только что осознал моё положение.

– Я отвезу тебя в Рязанскую область. Там есть одна заброшенная деревенька, в которой кроме трёх старух никто не живёт. В этой деревне доживает свой век бабушка моего покойного приятеля. Не знаю, как ей удалось дожить до таких лет, но вроде, ей уже за сотню перевалило. Самой ей уже даже неинтересно – сколько ей лет. А вот я приезжаю туда примерно раз-два в год, как она просила. Ну, договорённость у нас с ней такая. Старухи, которые в деревне остались, по её мнению, не в состоянии будут схоронить её, как надо. Вот она меня и попросила, хоть раз в год за ней, так сказать, приглядывать.

– А как же милиция? Ну, там, деревенский участковый?

– Ты, святая наивность, Андрей! Да таких деревень по России – не счесть! Говорю же тебе, нет там никого, кроме трёх бабок! Да и не деревня это уже, а так… – забытый Богом уголок.

– А почта? – не унимался Андрей.

– Нет там никакой почты! Там даже электричества нет!

– Да разве же такое бывает? Они же люди, эти старухи!

– Ну, пару раз за лето к ним на велосипедах из посёлка пацаны приезжают, если тебя всё ещё почта интересует. Вот эти пацаны и привозят бабкам и пенсию за целый год, и почту. Только им уже ни пенсия, ни почта не нужны. Их только помощь физическая интересует. Они же сами ничего не могут! И вообще, давай лучше я тебе всё объясню, когда мы поедем. В пути у нас будет масса времени, и его надо использовать с пользой.

Андрей смотрел на меня, и по его глазам было видно, что он мне не верит. Слишком уж всё гладко у меня выходило.

– Меня только одно волнует! – продолжил я. – Нам не один раз придётся через посты ГАИ проезжать. Понимаешь?

Он кивнул. И я для себя отметил, что лучик надежды всё же в его глазах блеснул.

Вдруг, из компьютерных колонок снова раздался звон колокольчика. Мы с Андреем, аж, подпрыгнули! Было заметно, как он побледнел.

«Плохой признак, – подумал я. – Если парень в таких ситуациях бледнеет, то принять решение в экстремальной ситуации он не сможет».

– Надо было давно звук убавить, – сказал я, поворачиваясь к компьютеру. – Ну вот, от Марины почта пришла! Посмотрим! – как можно более весёлым голосом сказал я, надеясь ободрить паренька.

Марина писала:

«По телевизору, как всегда – сплошная политика и реклама. А что это тебя вдруг новости заинтересовали?»

Не зная, как объяснить свой интерес к телевизионным новостям, я не придумал ничего лучше, чем отшутиться. Написал первое, что пришло в голову: «Жду сообщение о приземлении братьев по разуму! Приезжай! Жду! Целую!»

Отправив письмо, я повернулся к своему гостю.

– Андрей, по ящику про тебя, похоже, молчат. Я не специалист в области розыска. Я даже не представляю, как всё это делается! Так что, давай договоримся, – нас больше этот вопрос не интересует! Завтра, когда приедет Марина, мы постараемся вывезти тебя в то место, о котором я тебе рассказал. А что будет дальше, я об этом сейчас даже думать не хочу.

– Надо было мне уйти. И не было бы у вас никаких проблем, – помрачнев, сказал Андрей.

– А у меня их и нет пока! – с уверенностью в голосе сказал я. – Если ты не будешь их создавать, то их и не предвидится.

– Я постараюсь.

– Что-то как-то неуверенно ты это говоришь.

– Да нет, всё нормально. Просто, представляете, сколько на меня всего свалилось! А я ещё и вас во всё это впутал.

Немного подумав, он добавил:

– Живёт человек, живёт. Никому вроде не мешает. И вдруг, вся его жизнь рушится – в один момент!

– Ничего ещё не разрушилось. Перестань! Ты мне начал рассказывать про вас с сестрой, а я перебил. Извини. И, это… Мысли всякие, ну, про то, что всё рушится… выброси из головы. Хорошо!

– Зачем вам это?.. Ой, простите… Я ведь, и правда, уже начал было рассказывать.

Андрей снова погрузил пальцы в кошачью шерсть. Видимо это его успокаивало.

– Мы с Людой всегда были самостоятельными. Родители никогда не боялись оставить нас одних. Поэтому, как только после зимы просыхали дороги, папа с мамой уезжали на дачу, а мы оставались в доме за старших.

Взгляд его снова стал каким-то расфокусированным, как и тогда, когда я попросил его рассказать мне то, о чём он имел полное право молчать.

А имел ли я право спрашивать его об этом?

8

«Развалившись, как баре» – это было любимое выражение мамы, – Андрей и Люда смотрели кино. Расположились они с комфортом, оккупировав практически весь диван. По телевизору показывали очередную версию романа в духе Дюма. Какая-то, скорее всего вымышленная писателем интрига, охватившая все слои общества семнадцатого столетия, должна была, по мнению создателей фильма, захватить умы и сердца зрителей, особенно девушек. Современному молодому человеку, выросшему на космической «научной» фантастике, казались смешными все эти идиотские выпады и па, которые проделывали «мушкетёры», больше напоминающие танцоров балета. Полоснул бы из бластера, – и делу конец!

На экране мельтешили кринолины, плащи с крестами и без, кудрявые парики и сутаны. Глупые барышни хлопались в обмороки, а мужчины только и делали, что прокалывали друг друга шпагами, произнося перед этим длинные монологи, тянувшие своими размерами на целые поэмы.

Диван, на котором расположились брат и сестра, в обычном своём, сложенном состоянии позволял только сидеть. Поэтому Люда и Андрей всё время держали его в «готовности номер один», то есть – в разложенном виде.

В комнате Люды, где и происходил просмотр фильма, был самый большой телеэкран – подарок капризуле на четырнадцатый день рождения. Хотя, конечно, никакой капризулей Люда не была. Это было ласковое прозвище, которым папа и мама иногда её называли.

Фильм закончился, как и положено. Под торжественные финальные аккорды, главный герой, театрально обняв настрадавшуюся в руках врагов героиню, смачно её поцеловал, и пошли титры.

Вздохнув, не то с облегчением, не то расставаясь с миром грёз, Люда взяла брата за руку.

Подражая голосу и интонациям одной из героинь фильма, она сказала:

– Граф, пожрать бы?

Андрей засмеялся. Шутка сестры как нельзя лучше отражала его отношение к подобным фильмам.

– Ой, Людка, не графское это дело на кухне хозяйничать. Давай, лучше ты с этим разберёшься, а я тем временем диван приберу, смотри вон, как покрывало сбилось.

Но Люда, продолжая свою игру, подобралась поближе к брату и, положив свою руку ему на грудь сказала.

– Вы меня не любите, граф! – теперь в её голосе появились капризные нотки возмущения.

– Ну что вы, миледи! Я просто устал на поле брани, а жрать хочу не меньше вас, – сказал Андрей, подыгрывая сестре, и они оба засмеялись.

Люда, переместив вес тела на локоть, слегка приподнялась и, заглянув в глаза брата, сказала.

– Дрюня, поцелуй меня как в кино. – Голос её теперь был каким-то незнакомым и, как будто стал ниже. Никогда раньше Андрей не слышал в её голосе столько неподдельной нежности и страсти. Её полуоткрытый ротик находился в каких-то двадцати-пятнадцати сантиметрах от его лица.

Приподняв голову, Андрей поцеловал сестру в губы, и голова его медленно вернулась на прежнее место.

– Так не пойдёт, граф! Вы отлыниваете, да?

Всё тот же голос, в котором уже не было и намёка на игру. Андрей испытывал незнакомое ему чувство робости и непонятно откуда взявшегося стыда.

– Вот как надо, – сказала Люда, и, прижав свои губы к его, вдруг немного открывшемуся рту, нежно поласкала его язык своим.

Боясь напугать сестру своим бегством, Андрей, немного отстранившись, тяжело дыша, спросил сестру:

– Безобразие! Где ты этому научилась?

– Ленка показала, – ответила Люда, положив свою голову на грудь брата. – Они с Мишкой так целуются, когда у неё дома никого нет.

– Ах, ты ещё и лесбияночка, оказывается! – как можно более ласково, боясь обидеть Люду, сказал Андрей. – С подружками лижешься? Да?

– Ничего мы не лижемся! – почти обиженным тоном, тихонько сказала Люда. Приподняв голову и снова заглянув в глаза брата, спросила. – Хочешь ещё?

Андрей понял вдруг, что попал в какую-то ловушку, выбраться из которой он сможет только через скандал с сестрой. Никогда в их отношения не вторгалось ничего такого, что могло бы их серьёзно поссорить. «Не хватало ещё, – подумал он, – из-за её игры во взрослых поругаться». И к тому же, ему понравился тот непродолжительный поцелуй, которым его одарила сестра. Он и в самом деле хотел ещё.

Андрей осторожно сел и, призывно потянув сестру за руку, усадил её рядом с собой.

– Хорошо, – сказал он. – Можно, я попробую? – он обнял Люду и привлёк к себе. – Ты так это делаешь? – спросил Андрей и, наклонившись к сестре, стал её целовать.

Несколько секунд Люда почти не отвечала на неумелые старания брата, но потом по её телу прошла едва заметная дрожь, и руки её сомкнулись у Андрея на затылке.

Течение времени для них прекратилось. Мир жил своей, неинтересной теперь для них жизнью. Открытие той стороны жизни, которая почему-то всегда под запретом, оказалось – открытием самого себя. Каждый из них, ежесекундно открывал в себе то прекрасное, что носит или медицинские, или неприличные названия. Но никакой грязи, о которой так много говорят педагоги и родители, Люда и Андрей не обнаружили. Наоборот, перед ними распахнулась дверь в прекрасный мир настоящих чувств и ощущений, покидать который они не собирались.

Близость, которой обычно брат и сестра тонко избегают, перевернула все представления о плохом и хорошем, о правильном и неправильном, о том, что можно, а что, по какой-то хитро обоснованной причине, нельзя.

Люда жадно впивалась в губы брата, как будто навёрстывая упущенное. Мысли девочки метались как загнанные в тупик, но она знала, что это не тупик, но… ловушка. Люда внезапно поняла, что ступив однажды на этот путь, не покинет его до тех пор, пока…

– Пока смерть не разлучит нас… – тихо-тихо прошептала она, заглядывая в не такие как всегда глаза брата.

– Что… Мила?., что ты сказала… – не успел договорить Андрей, так как поцелуй сестры буквально выключил мыслительные процессы в голове отличника, примерного сына своих родителей и заботливого брата.

Ни один из них не подумал в тот момент о том, что, возможно, они совершают что-то плохое или грязное, ведь природа не могла обманывать их. Она просто открывала им свои секреты. Она говорила с ними на языке чувств и ощущений.

Девочка и мальчик понимали, что плохо – это когда дискомфорт и больно. А когда так хорошо, разве это может быть чем-то плохим…

Сноподобное состояние блаженства, в котором пребывал Андрей, слетело с него, когда он почувствовал что расстегивает халат на груди Люды. Он отдёрнул руку.

– Граф, вам недостаёт мужества? – прошептала ему в ухо сестра. Её пальцы нежно перебирали волосы у него на затылке. Она заглянула в его глаза. – Ну же, граф! – нежно прошептала она, и их губы снова встретились. Люда взяла руку брата и осторожно положила ладонью на свою грудь.

Андрей ласкал грудку своей сестры и чувствовал, что теряет рассудок.

«Господи, неужели это мы?!» – пронеслось у него в голове. Но, погружаясь в туман сексуального наслаждения, он постепенно потерял способность рассуждать трезво.

Люда оторвалась от его губ и, нежно убрав волосы, упавшие ему на глаза, сказала:

– Дрюня, родной, поцелуй меня там, где ты сейчас трогаешь.

Слегка наклонившись, Андрей стал целовать грудь сестры.

Сначала просто прикасаясь губами, а потом, жадно впившись, он вобрал в рот напрягшийся сосок и стал ласкать его языком.

Сладко застонав, Люда медленно повалилась на диван. Андрей, с трудом удерживая её обмякшее тело, прилёг рядом, и, найдя её маленькое ушко, прошептал:

– Мила, солнышко, я не знал, что бывает так хорошо!

Её руки, скользившие по его спине, вдруг обхватили голову брата. Она посмотрела ему в глаза. Андрей, никогда прежде не видевший свою сестру в таком состоянии, был поражён той красотой, которая вдруг неузнаваемо преобразила такого, казалось бы знакомого человека, как родная сестра. Взгляд её был прекрасен!

– Целуй же меня, Дрюня, целуй же! Ну, пожалуйста! – со стоном сказала она, и притянула его голову к своей.

Как долго продолжались их взаимные ласки, они не знали и не хотели знать. Внезапно обрушившиеся на них радости секса полностью поглотили их юные тела и умы. Когда рука Андрея скользнула в её трусики, Люда лишь на мгновение замерла, и, почувствовав нежные пальцы брата, слегка выгнулась, ловя каждое его прикосновение.

Любящие друг друга быстро находят общий язык и ритм, приятный обоим. Мила и Андрей в считанные минуты нашли этот ритм и эти места на теле, которые так и остаются для некоторых людей – загадкой на всю жизнь.

Рука Андрея совершала нежные движения там, где он никогда до сих пор не был. И скажи ему кто-нибудь час назад, что он станет любовником своей несовершеннолетней сестры, он бы не только не поверил, но и принял бы такие слова за бредовые идеи не совсем здорового человека.

Вдруг, её бёдра крепко обхватили руку брата, которая скользила во влажном тепле, не знавшем до сих пор настоящей ласки, дыхание её стало прерывистым. Свободной рукой Люда попыталась найти член Андрея, но, запутавшись в его широкой футболке, она просто обхватила его через тонкий трикотаж пальцами и крепко сжала, одновременно ритмично задвигав бёдрами.

Находясь в каком-то незнакомом ему состоянии Андрей сделал несколько рефлекторных движений тазом и, задыхаясь, погрузился в волну оргазма, разорвавшего, как ему показалось, всё его тело на несколько тысяч отдельных фрагментов, каждый из которых испытывал ни с чем не сравнимое наслаждение.

Люда, почувствовав в своей руке движение упругой плоти, ещё крепче сомкнула пальцы, и стоны брата и сестры слились в один красивый звук, такой всем знакомый, но так редко бывающий откровенным.

Через некоторое время, когда дыхание их выровнялось, и мысли вернулись в свои берега, Люда сжала пальцами обмякший член брата. Влага, просочившаяся через тонкий трикотаж лёгких спортивных штанов, её явно позабавила.

– У тебя было это… извержение? Или, как там оно правильно называется? – спросила она.

– Солнышко, мне надо помыться, – сказал Андрей, ласково гладя лицо сестры и стараясь не смотреть ей в глаза.

– Ой, а можно мне посмотреть, что там? – с каким-то неподдельным детским любопытством спросила Люда.

Первым желанием Андрея было – отказать сестре. Но потом он вспомнил, что они теперь не просто брат и сестра, и смущённо он разрешил ей.

– Хорошо. Только не смейся, ладно!

Люда оттянула резинку его спортивных штанов, и некоторое время молча смотрела на сморщившийся член брата и на мутную густую жидкость, которая залила и склеила волосы у него на лобке. Потом она протянула руку и, обмакнув палец, поднесла его поближе к глазам. Внимательно рассмотрев каплю на пальце, она понюхала её, и озорно посмотрев на Андрея – слизнула языком. Потом она обняла брата и, повернув к себе его лицо, сказала:

– Хороший мой! Родной мой, Дрюня! Мы с тобой самые счастливые! Просто ты ещё глупый и ничего не понимаешь.

– Может быть. Только мне немного жалко маму и папу, – задумчиво сказал Андрей.

Они одновременно вздохнули, и через несколько минут глубокий сон закрыл им глаза.

Наступило лето. Юные любовники некоторое время всё ещё не решались на полноценную половую жизнь. Люда, как она сама шутя говорила, всё ещё ходила в девках. Но, изучив все сексуальные привычки друг друга, они уже не могли долго ждать.

В табачном киоске, сгорая от стыда, Андрей купил презервативы. Сам он не курил, но по рассказам курящих приятелей знал, что в «табачке» можно купить «презеры».

Дождливым утром, подойдя к заранее присмотренному киоску, где продавщица была помоложе, Андрей, положив сторублёвку, ткнул пальцем в товар и как можно более безразличным голосом сказал: «Две упаковки, пожалуйста».

Отсчитав сдачу, тётка выдала ему презервативы. Быстро спрятав их в карман, Андрей, опустив капюшон, и без того почти закрывавший его лицо, отправился постигать науку настоящей любви.

Вместе с сестрой они внимательно изучили прилагаемую к изделию инструкцию, и первый же их опыт оказался удачным. Счастье переполняло их!

Регулярные уединения то дома, то на природе не сделали их отшельниками. Они так же, как обычно, встречались с друзьями, ходили в кино и даже побывали всей компанией на концерте известной рок-группы, заехавшей в Москву на денёк.

Окружающие не заметили никаких перемен в поведении брата и сестры. Да, в общем-то, в их поведении на людях ничего и не изменилось.

Изменилось в их жизни другое! Это стало заметно с началом нового учебного года. Неожиданно для них обоих – резко повысилась успеваемость по всем предметам! Дома прекратились вечные скандалы с родителями. Правда, никто, кроме них, на это внимания не обратил. Нормальная успеваемость в школе не может насторожить взрослых. А для ставших любовниками брата и сестры – это стало ещё одним приятным открытием. Они делали из своих наблюдений выводы, сравнивая своё поведение до и теперь. С каждым днём Люда и Андрей всё больше убеждались, что гармония, пришедшая в их жизнь, является тем самым запретным плодом, о котором написано столько всякого вранья. Все попытки человечества заменить счастье чем-то похожим приводят к тому, что мы можем наблюдать везде и всюду.

Пересмотрев свои взгляды на проблему полового воспитания, брат и сестра обнаружили массу нелепостей и явных «проколов», в казавшихся правильными большинству людей подходах к воспитанию вообще.

Им, например, казался непонятным неведомо кем установленный возрастной порог – восемнадцать лет! Почему человек имеет право гробить своё здоровье именно с восемнадцати лет, если уголовную ответственность несёт с четырнадцати? Почему употребление спиртных напитков и курение не рассматриваются как преднамеренное нанесение вреда здоровью? Ну, как, например, членовредительство, преследующее своей целью получение инвалидности с последующим «откосом» от армии.

Или, кто определил, что девушка, например, в Испании, может выйти замуж в четырнадцать лет? Если она и может в таком возрасте произвести на свет потомство, то уж воспитать своих детей, вряд ли. Её саму ещё воспитывать и воспитывать! И в то же время, как быть с сексуальной озабоченностью у человека, вступающего в пору полового созревания? Ведь только дураки, тешащие себя самообманом, могут предложить заменить мысли ребёнка, направленные на противоположный пол, спортом!

Андрей и Люда просто со смеху иногда давились, когда кто-нибудь из учителей рассказывал о том, чем себя должен занимать молодой человек, чтобы ему не лезли в голову всякие грязные мысли. И почему – грязные?! В своих отношениях брат и сестра никакой грязи не обнаружили. В конце концов, кто-нибудь, когда-нибудь классифицирует все эти понятия или нет? Если мальчику нравится девочка из соседнего двора, почему он должен стараться избегать своих порывов, не им, кстати, выдуманных, а продиктованных самой природой!

Конечно, не только эти темы занимали умы Люды и Андрея.

Неплохо игравший на гитаре Андрей оказался единственным, кто смог научить сестру аккомпанировать себе на этом, многими любимом инструменте. Кто только из знакомых не брался, по её просьбе, за обучение девушки! Результат всегда был один – ничего не выходило. А обратиться к брату Люда как-то не додумалась, считая его таким взрослым и занятым какими-то своими делами, что связываться с ней, с малявкой, ему было, по её мнению, некогда. А когда выяснилось, что Андрей готов посвятить всё своё свободное время сестре, тогда выявились и его преподавательские способности. А то, Люда уже начинала подумывать об отсутствии у неё музыкального слуха.

В их семье все хорошо рисовали. Все самые живописные места вокруг дачи давно уже стали акварелями и маслом. Пейзажами и удачными набросками пестрели все стены в квартире. Но все попытки Андрея попробовать себя в «портрете» не дали положительных результатов. Сколько раз он бывал на занятиях у отца в Строгановке, где в его распоряжении были самые интересные, с точки зрения портретиста, натурщики, и всё равно, портрет, выходивший из под его руки, казался ему неживым. Он знал, что прекрасно чувствует и скелет, и мускулатуру человека, не было у него проблем и с пропорциями! Но вот портрет оставался для него чем-то непостижимым. Но однажды, любуясь профилем Люды, когда она, разучивая новое упражнение, буквально «слилась» с гитарой, он сделал карандашный набросок сестры и понял, что научился переносить на бумагу жизнь! С тех пор проблем с портретом у него не было. Он убеждался снова и снова, что любовь, если она настоящая, а не глупое подражание киношным «страданиям», – настоящая любовь проявляет в человеке только хорошее. Помогает постичь себя и мир. Открывает горизонты, навсегда закрытые для озабоченных одним только сексом, или собственной персоной, страдающей комплексом недолюбленной капризули.

Никогда не писавший стихов Андрей вдруг превратился в такого вдохновенного поэта, что стал подумывать о возможности опубликовать свои творения. Стихи, и впрямь, были прекрасны! Знакомые ребята из соседней школы – участники школьной рок-группы, не только расширили свой репертуар за счёт песен, написанных на стихи Андрея, но и «засветились» на телевидении и даже получили предложение от какого-то «деятеля», пообещавшего «раскрутить» группу! Андрей искренне порадовался за ребят, но удивил их своим отказом работать для них на заказ. Объяснить им своё нежелание клепать хиты он не смог. Группа находилась на пороге славы, и понять Андрея ребятам было сложно. Всё, что принесла в жизнь Андрея любовь, которую осудили бы даже самые близкие его друзья, всё это он принимал как дар. А само чувство – как то, единственное, ради чего стоит жить.

Теперь Люда и Андрей знали куда больше подавляющего большинства взрослых, прошедших, как и все, через период запретов, слежки, подозрительности и постоянного контроля. Конечно, подростковый возраст воспринимается самим подростком как период необоснованной дискриминации, когда даже родители, самые близкие для подростка люди, вдруг переселяются в стан противника.

Постоянная неудовлетворённость и зависть перерастает в открытую агрессию. А всё, что по мнению психологов должно служить клапаном для стравливания неизрасходованных чувств, всё оказывается очередной версией онанизма. И зачастую – очень примитивной.

За два года Андрей и Мила убедились, что ни ему, ни ей, похоже, не придётся подбирать пару для создания семьи. Все окружающие их люди были из того мира, который брат и сестра благополучно оставили, как они говорили, – на съедение себе самому.

Все «клеившиеся» к Людмиле ребята, по её мнению, были недоумками с гипертрофированным самомнением. Все они пытались самоутвердиться при помощи тех дешёвых средств, которые предлагают телевидение и популярные журналы. Не являясь по своей сути ничем, кроме набора не ими придуманных забав и развлечений, ребята лезли вон из кожи, чтобы доказать свою крутизну. Дорогие шмотки и навороченные игрушки, – вот всё, что они могли предложить девушке, у которой в жизни было всё. У неё была решена проблема, которую эти «дебилы» пытались решить таким дешёвым способом.

Андрея тоже буквально тошнило от тех девиц, которые лезли к нему со своими чувствами. Все эти попытки привлечь внимание молодого человека, все эти гримасы, подсмотренные в кино и вычитанные из глупых журналов, только раздражали, а иногда смешили его.

«Сколько драгоценного времени, – думал он, – тратят они на то, чтобы упаковать своё жаждущее ощущений тело в красивую обёртку. Сколько часов проводят они у телефона, делясь «секретами успеха» со своими подругами. Как глупо выглядят все эти застёжечки, рюшечки, резиночки и кружавчики, которые для них, как им кажется, имеют огромнейшее значение. Сколько средств вбухивают они и их родители, чтобы девочка могла выглядеть так, как того требует голливудская картина или журнал в глянцевой обложке. Сколько всего надо учесть молоденькой девушке, чтобы, по мнению её глупых подруг, не выглядеть дурой. Неужели они сами не замечают противоречия в своём мышлении, скачущем от одной модной тряпки к другой. А все эти «ахи» и «охи» по поводу того, во что был одет какой-то телеведущий или новомодный киноактёр!» Андрей приходил в ужас от глупого птичьего щебетания своих одноклассниц, обсуждающих вчерашнее телевизионное явление народу очередного «мачо». Он-то знал, что через несколько лет, когда быт и обиход превратят этих виляющих бёдрами стройняшек в бесформенных коров, единственное что будет их возбуждать – это прибавка к жалованию или флирт на стороне.

Когда Андрей уходил в армию, Люда, буквально, выплакала глаза. Они ловили каждое мгновение, чтобы побыть вместе. К их несчастью, дачный сезон уже закончился, и родители часто бывали в выходные дома. Но, как говорится, – неисповедимы пути любви, и юные любовники довольно часто устраивали себе праздники.

Вдруг выяснилось, что Андрей будет проходить службу недалеко от Москвы! Новость эта, пришедшая вместе с письмом от новобранца, так подействовала на Люду, что с ней случилось что-то похожее на истерику. Мама тоже радовалась и плакала вместе с дочерью, но какой же ненастоящей показалась Миле радость матери. Отец же, вечно мыслями находящийся на работе, сказал, что служба рядом с домом не дисциплинирует и сильно расслабляет солдата. Хотя, по нему было видно, что видеться с сыном почаще он был бы не против.

Андрей использовал любой удобный случай, чтобы повидаться с сестрой. Находясь в части на хорошем счету, он часто получал увольнительные на целые сутки, о которых, как правило, предупреждал семью по телефону. Но несколько раз он всё же совершил наезды домой в отсутствие родителей.

Люда несколько раз приезжала в часть к брату. Они подолгу гуляли в лесу, где, как говорится: «под каждым, под кустом был готов и стол, и дом». Но, Андрей считал, что сестре не стоит мотаться одной в грязных электричках, полных всяких бомжеватых личностей. Когда он сказал ей об этом, Люда не упрекнула его в нелюбви, как сделала бы это другая девушка, приехавшая повидаться со своим парнем, – она, наоборот, обрадовалась, почувствовав со стороны брата заботу.

Ничто, в общем-то, не омрачало счастье этой странной пары. Вторжения «конкурентов» их не беспокоили. Служба Андрея в рядах вооружённых сил подходила к концу. Что ещё нужно для ощущения полного счастья двоим любящим сердцам?

Совершенно случайно, однажды, решив всего одну проблему своего возраста, брат и сестра избавились от всего того груза неопределённости, который другим людям иногда приходится таскать на своих плечах всю свою нелёгкую жизнь.

И в то же время, они заметили, что в их жизни завелись трудности, незнакомые другим людям. Но, зная, что трудности эти вызваны, всего на всего, всеобщим неприятием таких, как у них, отношений, Люда и Андрей стали смотреть на это с обычной для их возраста – «высокой колокольни».

Была, конечно, ещё одна так и не решённая проблема – Андрей и Люда прекрасно понимали, что с точки зрения окружающих, они не пара. Вполне вероятно, что и закон может оказаться на стороне общества, с его традициями и обычаями. Создать в дальнейшем семью они могли только, разве что, не афишируя свои отношения. Постоянно роясь в литературе, в Интернете и в энциклопедиях, брат и сестра добыли «горы» информации, перелопатить которую им ещё только предстояло. Единственное, что их пока успокаивало, это то, что дети, которые могли появиться от их брака, совсем не обязательно должны были быть какими-то ненормальными. Но, риск, конечно, был!

А вот то, что интересующая их тема оказалась, если так можно выразиться, закрытой, – это их очень сильно расстроило. Но, общество живёт по своим законам, а все, кого эти законы не устраивают – свободны.

9

– Представляю, что вы про меня сейчас думаете! – усмехнувшись, сказал Андрей.

– Ничего такого, что могло бы тебя оскорбить, я о тебе не думаю. И никогда, кстати, не забываю, что секс – надёжный капкан, попав в который, человек так и остаётся на всю оставшуюся жизнь – пленником. Но, как я понимаю, у вас с сестрой близкие отношения стали просто продолжением взаимной симпатии, а не приманкой, на которую попадаются люди, выдумывающие потом причины своей привязанности к партнёру. Я прав?

Андрей задумался. А я уже пожалел, что полез со своими «исследованиями» в область, являющуюся для меня – «тёмным лесом». Ведь, не имея ни того опыта, который был у паренька, ни возможности самому всё пережить, я, в общем-то, был похож на человека, слушающего рассказ путешественника, побывавшего в дальних странах. И теперь, составляя своё представление о нравах и обычаях «там царящих», мне придётся оперировать тем скудным багажом знаний, которым оказались мои, такие обычные для всех нас взаимоотношения между разнополыми родственниками.

Я уже хотел было извиниться за своё вторжение в святая святых – в душу человека, когда Андрей, взвешивая каждое слово, заговорил:

– Вы знаете, я ведь об этом серьёзно не думал. Это у вас есть и возможность рассматривать наши отношения со стороны, и жизненный опыт, позволяющий делать выводы. А мы с Людой – просто столкнулись с фактом. С очень странным фактом…

Он опять задумался, и я решил всё же эту тему свернуть, чтобы не мучить паренька, пережившего из-за своих чувств к родной сестре столько неприятных моментов, вызванных непониманием со стороны людей, живущих по шаблону и никогда не задумывающихся о причинах такого своего поведения.

– Андрей, если не можешь говорить, лучше не надо. Всё это – глубоко личное, и ты имеешь полное право послать меня ко всем чертям. Всё же, любопытство…

Он замотал головой и замахал руками, «выключая» меня, и продолжил:

– Нет, нет! Всё нормально! Вы очень помогли мне разобраться в некоторых моментах… И это ваше определение… как вы там сказали? Что-то про продолжение взаимной симпатии?.. Да! Точно! Мы не раз потом, уже… после того как… ну, после того как у нас всё случилось… вспоминали с Людой…

Андрей смущённо улыбнулся.

– Господи, да как же это сформулировать-то?! Короче – как сильно мы с ней отличались от всех наших знакомых. Я имею в виду тех, у кого были братья и сестры… ну… я хотел сказать, что мы на самом деле любили друг друга всегда, а не просто поддерживали отношения, как люди, угодившие по воле судьбы в одну семью и вынужденные жить под одной крышей и мириться с этим положением и с этим соседством!

Было видно, что он всё же сильно нервничает. Сцепив пальцы и «ломая» их, он пытался говорить о том, в чём, как ему казалось, «нормальные» люди не разбираются. По нему было видно, что ему легче далось бы объяснить дикарю устройство телевизора, чем пытаться говорить с «нормальным», как он сказал, человеком о любви. О любви, о которой у них с сестрой были свои, сильно отличающиеся от общепринятых, представления.

Но он ошибался. Я его понимал. Понимал, и в то же время – удивлялся! Удивлялся тому, с какой лёгкостью я принял его сторону. Не до конца, конечно, принял, но ведь я на самом деле не осуждал их отношений!

Я не превратился в сторонника инцестов. Нет. Я просто поверил ему. Поверил, что любовь не может знать границ, правил, законов и тем более – запретов. Между любящими друг друга – возможно всё! Если… если, конечно, – это любовь, а не инстинкты, подстёгиваемые жаждой ощущений, элементарной невоспитанностью и царящей в обществе сексуальной разнузданностью.

Никто же не интересуется интимными подробностями из жизни супругов. А даже если и узнаёт что-то, что не вписывается в его представления о близких отношениях между мужчиной и женщиной, то осуждать, клеймить позором и «не понимать», «как такое возможно», могут только ограниченные, тупые и воспитанные в пещере люди. В пещере, стены которой построены их воспитателями, воспитанными в свою очередь в той же пещере. Они не замечают, что недостаток в их жизни любви настоящих, полноценных чувств и радости общения с любимыми заменили они просмотром фильмов, чтением полупорнографической или «сентиментальной» литературы и подглядыванием в замочную скважину.

И вдвойне мерзкими начинают выглядеть люди, копающиеся в чужом «грязном белье», забывшие, что их самих ждёт «большая стирка». Что спрятанные в голове и кажущиеся никому, кроме них, недоступными грязные помыслы, так или иначе отражаются на их лицах, проскакивают в речах и особенно становятся заметными в моменты, называемые мной – подглядыванием в замочную скважину.

Именно подглядыванием в замочную скважину можно назвать неприличный ажиотаж, время от времени разгорающийся вокруг очередной подробности из жизни известного человека, который ведёт себя не хуже, чем его никому не известные соседи, не попавшие на страницы газет по той причине, что об их существовании, попросту никто не знает.

Сколько раз я указывал грязным сплетникам на то в их жизни, на что запросто могли бы обратить внимание газетчики. И каждый раз я слышал в ответ одно и то же: «Да кто мы такие, чтобы о нас говорить?» Или ещё лучше: «Мы люди маленькие».

Маленькие люди берутся рассуждать о большой любви и, опираясь на несуществующее «общественное мнение» и свои представления о том, что и как должно быть, «выводят за город и побивают камнями» тех, кто любит, а не заглядывает в любимые всем человечеством справочники: «Кого и как любить».

Многомиллионная толпа «законопослушных» граждан, с утра до вечера изобретающих новые способы утаивания своих доходов от налоговой, отмывающих на берегах рек свои истекающие бензином и машинным маслом автомобили, – требует порядка!

Они требуют призвать к порядку двенадцатилетних мальчика и девочку, «лижущихся в подъезде», а сами, говоря это, выбрасывают из окон использованные презервативы!

Граждане, постоянно требующие от президента принятия каких-то там мер по отношению к тому-то и к тому-то, скупают как хлеб во время голода порнографические фильмы, продающиеся в большом городе на каждом углу.

А мусорные баки, между тем, завалены хлебом!

Мне никогда не забыть толпы пускающих слюни мужиков, расталкивающих друг друга около лотков на улицах, где продавалась несмелая ещё в то время порнография, выдаваемая за эротику. Это было в начале девяностых.

Господи, как же мне было стыдно за них перед своей женой! Они уронили сами себя в глазах тех, к кому так усердно искали подход.

С каким отвращением смотрели на них проходящие мимо женщины. А ведь зачастую, придя домой, обнаруживали там «начитанного» мужа, который теперь знал, что женщину, оказывается, можно целовать не только в губы, и что у его жены, оказывается, есть ещё и такое место, как точка G.

Я всё время думаю, что же хотели узнать эти «рвущиеся к знаниям» представители сильного пола, живущие без любви, отправляющие естественные потребности организма с регулярностью выхода в эфир ежедневной программы новостей. Что же такого, о чём они не знали раньше, хотели они узнать теперь?!

Разве что, если женщина отказывается от анального секса, можно попробовать оральный? А если ей и так «не нравится», то можно пригласить приятеля с женой и обменяться партнёрами? Это, что ли, они хотели узнать?! Я сомневаюсь, что во всей этой «прессе» хоть раз заводился разговор о чувствах, которые являются основой человеческих отношений. Зато я уверен, что духи с феромонами, вагинальные дезодоранты, а также смазки, позволяющие безболезненно ввести член в анальное отверстие, там расписывались как непременные атрибуты любви. Вся эта «механика» в те времена сильно занимала некоторых моих знакомых, и они даже смогли переключиться со своих любимых разговоров о спорте на разговоры о сексе. Сколько их было, этих блистающих «своими» познаниями «гуру», вещающих со знанием дела в курилках, в тамбурах электричек и в засидевшихся за бутылочкой компаниях!

А сейчас они немного успокоились. Заметив, что в их жизни ничего не изменилось, они успокоились.

Да и что могло измениться в их жизни? Цвет волос на лобке или их отсутствие? Поза, якобы, позволяющая «получить максимальное наслаждение»? Новый запах, исходящий от кривляющейся жены, освоившей уроки соблазнения собственного мужа?

Каких изменений они ждали?

Они что, думали, что совокупление с надоевшей супругой перед зеркалом сможет пробудить в них чувства, которые толкают людей на смелые поступки и на подвиги?

Я так и не нашёл ответа на свой вопрос. А такие люди, как Андрей и его сестра, просто не задавались таким вопросом. Для них любовь или есть, или её нет. А там, где её нет, там нет будущего.

Андрей и Люда ни с чем не боролись, ничего никому не доказывали. Они знали, что они в таком меньшинстве, что общество прихлопнет их одной левой! Прихлопнет и постарается о них побыстрее забыть. Как люди, не собирающиеся что-то менять в своей неудавшейся жизни, забывают всё, что указывает на совершённые в самом начале жизненного пути ошибки.

«Все эти размышления о странном поведении людей за «закрытой дверью», о том, кто прав, а кто без прав, ни к чему хорошему не приведут, – подумал я. – Андрею надо указать выход из морального тупика, в который его загнала жизнь. Иначе!.. Нет!

Никаких – «иначе»! Надо! Надо попробовать! И кроме меня пробовать здесь некому!»

– И всё же… – начал было я, но осёкся, подумав, что становлюсь похожим на исследователя, работающего с «живым материалом», – ты, извини меня, Андрей, но ведь люди решают свои сексуальные проблемы иногда очень странными способами. Начиная с примитивной мастурбации, доходящей, в конце концов, до приобретения фаллоимитаторов и резиновых кукол, кончая педерастией и сожительством с животными. И если церковь уже, как бы это сказать… регистрирует, что ли, браки однополых, то, вполне возможно, мы с тобой в скором времени увидим весьма странные свадьбы, где в качестве жениха будет выступать, ну, допустим, кобель, а невестой будет зажравшаяся и плюющая на всех и вся богатая извращенка.

– А знаете, я ведь про такое читал!

– Да ты что! Вот насколько я, оказывается, отстал от жизни!

– Да нет, я хотел сказать, что в газете была статья, где рассказывалось о женщине, которая, в отсутствие мужа, совокуплялась с любимцем семьи, каким-то там здоровенным кобелём. А когда муж застукал жёнушку с псиной, то пристрелил «любовника». Он, в смысле, муж, ментом, кажется, работал, потому и при оружии оказался. Но тётку эту он оставил в живых. Правда, она потом его засудила.

– Как это? Что это ещё за правосудие, которое…

– Статья такая есть. Жестокое обращение с животными называется. Он же застрелил любимую собаку своей жены, прямо у неё на глазах.

– Андрей, а кто в этой истории был животным?

Секунду, мы смотрели друг на друга, а потом разразились таким хохотом, что, наверное, вздрогнули все спавшие в округе.

Вытирая слёзы, и буквально сгибаясь пополам, Андрей сдавленным голосом прохрипел:

– Ну и шутки у вас…

– А что делать, Андрюша, ведь если ко всему этому серьёзно относиться, можно или спятить к чёрту, или самому взяться за пистолет. Только не поможет это.

Если я начал говорить, тоже давясь от смеха, то заканчивал уже с грустными нотками в голосе.

– А что касается твоей «дамы с собачкой», то я вспомнил нечто подобное, благополучно мною забытое. М-да… А ведь когда-то эта история меня, ну, просто потрясла!

– Да вы о чём?

– Когда я служил в армии, то в одном батальоне, дислоцировавшемся недалеко от нас, два придурка умудрились не только угнать из колхозного стада важенку, но и изнасиловать её. А ты говоришь – кобель!

– Важенка, это кто? – спросил Андрей.

– А? Важенка?! Это самка оленя. Олениха, то бишь!

– Кошмар какой-то! А где это вы служили?

– Я-то? В Якутии! Семь тысяч километров отсюда! Красота там, Андрюша, такая, что!..

– Скотство.

– Что? – не понял я, немного «отъехав» в места, где проходил службу.

– Я говорю, – скотство это!

– Согласен с тобой. Но ведь, заговорив о весьма странных способах решения некоторыми людьми сексуальных проблем, я хотел обратить твоё внимание вот на что…

«Продолжать или не продолжать, – подумал я. – Но ведь начал уже…»

– Дело в том, что те люди, о которых мы с тобой сейчас говорили, они же, наверняка, относились ко всему этому нормально! Им ведь и в голову не приходило, что секс с животными опускает их на уровень животных! И я не удивлюсь, если они косо смотрели, ну, допустим, на заурядных онанистов, считая их, кустарями, что ли…

– Ну и определеньице!

– Ой, Андрей, давай, оставим эту тему, а то всякая чушь в голову лезет. Ладно?

– Да мне самому что-то это всё, мягко говоря… А как вы думаете, каково бы было их отношение ко мне? К нам с Людой?

– А тебе что, интересно мнение человека, насилующего козу какую-нибудь? Брось! Вас с сестрой не должно волновать мнение выживших из ума баб, стонущих под кобелями! Ты ещё у педофила спросил бы.

– Извините, просто…

– Я тебе лучше скажу, что думает, вернее – думал, о твоих с сестрой отношениях Хайнлайн. У него в романе «Свободное владение Фарнхэма» небольшая группа людей попадает в место, очень напоминающее мир, в котором мы живём, но вот только людей, как им сначала казалось, – там нет. Через несколько месяцев они, убедившись, что живут на необитаемой планете земного типа, начинают решать вопрос продолжения рода человеческого. И, несмотря на то, что выбор какой никакой у них был, одна замечательная девушка говорит своему отцу, что выбрала бы его, если бы уже не была беременна! Вот так-то!

Видя, что на Андрея эта история произвела впечатление, я продолжил развивать тему.

– То есть Хайнлайн хотел сказать, что даже в такой ситуации люди опирались на симпатию, а не на пресловутое «общественное мнение»! Такой его взгляд на проблему близких отношений близких родственников путешествует у него из книги в книгу. А уж если ты прочитаешь его «Уплыть за закат»!..

– Как много всего мы ещё не знаем, – задумчиво произнёс Андрей.

– Мы не знаем очень многого. А сказать я хотел вот что. Вы с сестрой, как и герои упомянутого мной романа, оказались в необитаемом мире. Вы не встретили близких по духу людей, а взаимная симпатия и глубокое взаимопонимание оказались для вас…

– Как вы правы!.. Как же вы правы!..

Немного подумав, Андрей сказал:

– Но существует же какая-то норма?!. Или хотя бы какое-то понятие о норме… Что-то, кем-то, когда-то сформулированное…

– Стоп, стоп, стоп! Что ты всё о какой-то норме… Так и комплекс недолго развить! Хотя, подожди-ка, Андрей. В своё время Гамбургским сексологическим институтом были сформулированы понятия так называемой сексуальной нормы.

– Серьёзно?!. И что? Наверное, какая-нибудь заумная нудятина получилась, да?

– Почему ты решил, что нудятина?

– Ну, раз понятия эти сформулированы Гамбургским институтом..

– Отнюдь! Всё предельно просто и ясно. Похоже, это именно то, что тебя устроит. Пожалуйста, вот тебе эти критерии: различие пола, зрелость, взаимное согласие, стремление к достижению обоюдного согласия, отсутствие ущерба здоровью и, конечно же, отсутствие ущерба другим людям.

– Поразительно! Как будто кто-то кратко сформулировал мои, растекающиеся по древу, мысли…

– Да? А как тебе понятие индивидуальной сексуальной нормы?

– А есть и такое?

– Ну, а куда ж без него-то! Согласно индивидуальным нормам, Андрей, признаются разновидности сексуального поведения, не исключающие и не ограничивающие совершение полового акта, который может привести к зачатию, и не характеризующиеся стойким избеганием половых сношений.

– Господи, да кто ж их будет избегать-то?!..

– Как это кто? А монахи, Андрюша.

– М-да… о них я как-то забыл.

Андрей задумался. Переоценка ценностей? Пересмотр своих взглядов? Какую тяжёлую работу проделывает сейчас его сбитый с толку, загнанный в угол мозг? Я не знал. А он так мне ничего и не сказал.

Вдруг я вспомнил, что собирался рассказать Андрею об одной семье, с которой был знаком тридцать лет назад. Видимо, не случайно судьба свела меня с этими людьми, подготовив морально к встрече с таким человеком, как мой необычный гость.

– Я уже говорил, что в истории человечества полным-полно подобных случаев. Даже более того, я сам был знаком с такой семьёй, где муж и жена были родными братом и сестрой.

– Правда?

– Правда, правда! Один мой приятель, у него ещё и старший брат был, вот они оба были детьми такой же пары, какой являетесь вы с Людой.

– И у них было всё нормально? Ну, я хотел сказать, этот ваш приятель, он не был… каким-то не таким?

Андрею явно не хотелось произносить слово «дефективный». Как говорится, – не буди лихо, пока тихо.

– Нет, конечно! Он был обычным хулиганом. Да мы все были хулиганами!

– И они… ну, братья эти, они что, вообще ничем от окружающих не отличались? – осторожно спросил Андрей.

– Для тех, кто не знал об их семейной тайне, они вряд ли чем отличались от окружающих. Я же, например, всегда отмечал, что отец и мать моего приятеля здорово похожи между собой, а всё семейство выглядит… ну, как выводок, что ли… Не знаю, как выразить… Но не думаю, что непосвящённые обращали на это внимание.

– А вы-то, каким образом в посвященные угодили? – с удивлением в голосе спросил Андрей. Мне так же послышались нотки недоверия.

– Мамаша другого моего приятеля просветила… И мне, и своему сыну рассказала…

– Зачем?!..

– Она не хотела, чтобы её сын знался с этой семьёй. А поскольку я – приятель её сына, ещё и с тем пареньком тоже дружил, она и меня предостерегла от сношений с дьявольским семенем – так она называла обоих братьев.

– И какое это на вас произвело впечатление?

– Да никакого! Нам было тогда… кажется, лет по тринадцать-четырнадцать. Не помню точно…

– А сама-то она откуда об их семейной тайне узнала?

– Её муж и эти… поженившиеся брат и сестра были родом из одной деревни.

– И что… Вы о дальнейшей судьбе этих братьев что-нибудь знаете? Ну, там… были ли у них дети? И… всё такое…

– Да, конечно. Ребята потом вполне удачно перемешали свои гены с генами обычных людей, и дети от этих браков – вполне нормальные дети.

Андрей смотрел на меня огромными, удивлёнными глазами.

Оказывается, были люди, бросившие вызов обществу и не побоявшиеся в этом обществе жить. И было это не когда-то, а вот сейчас – в наши дни!

Вдруг по его лицу пробежала тень сомнения. Было видно, какие-то мысли снова терзали его.

– А как им удалось оформить брак? И вообще, брак у них был официальным, или так – жили – не тужили? – спросил он.

– Самым, что ни на есть официальным! Правда, чтобы его оформить, этой девушке сначала пришлось уехать на заработки в какую-то южную республику и там – «потерять» паспорт. При оформлении нового документа она «сменила» отчество, и половина дела была сделана. В те времена, а это происходило в конце пятидесятых годов, в республиках Средней Азии ни одному начальнику паспортного стола не пришло бы в голову послать запрос на её родину чтобы уточнить данные. А потом, кажется в Ленинграде, она оформила фиктивный брак с каким-то пареньком, с которым её братец вместе служил в армии. Ну и при «разводе» она не забыла оставить себе фамилию «бывшего мужа».

Потом, они с братом перебрались в Москву, где и «познакомились», работая на стройке. И никому бы в голову не пришло, что они родственники, пока на той же стройке не появился парень из их родного колхоза – муж той самой тётки, которая нам всё это и рассказала. Вот так-то! Они с ним, конечно, провели «воспитательную беседу», но… сам знаешь, люди молчать не умеют, – закончил я свой краткий инструктаж для желающих избавиться от прошлого.

Что творилось сейчас в голове этого молодого человека, мне даже представить трудно.

– Вы мне прямо бальзам на душу пролили! – сказал Андрей, заметно повеселев.

– Ну, раз у тебя такое настроение, давай, вот о чём поговорим. Ты ведь хотел позвонить своей сестре?

– Нельзя! Вы же сами сказали, что меня там уже пасут.

– Ерунда! Я, кажется, кое-что придумал! Тут всё зависит от тебя и от твоей памяти.

– Только если это не опасно для вас и для Люды.

– Так. – Я посмотрел на часы. – Сейчас без четверти двенадцать. Ого! Скоро наступит завтра, а мы с тобой всё ещё ни в одном глазу, как говорил один мой знакомый покойник.

При слове «покойник» настроение Андрея едва заметно изменилось, но, в общем, он не выглядел подавленным.

– У твоей сестры есть мобильник? – спросил я, переходя к делу.

– Да! Только… номер я не вспомню.

– А это и не нужно! Ты вспоминай, у кого из ваших общих знакомых есть мобильный телефон, в памяти которого может оказаться номер твоей сестры.

– Класс! Вы гений! Ну, конечно же, у Лысого и у Ленки! – Андрей так возбудился, что кошка мигом слетела с его колен и, дико озираясь, пыталась сообразить, что здесь произошло.

Вдруг Андрей резко изменился в лице:

– Да, но ведь я их номеров тоже не помню! – с отчаянием в голосе почти прокричал он.

– Это я тоже предусмотрел. Я же знаю, что все мобильные номера хранятся в памяти телефонов, и, как правило, их никто не помнит. Нажал на кнопку «Вася», и Вася уже на проводе! Так ведь?

– Да, это так. Но как же быть?

– Давай договоримся, что такими понятиями как «Лысый» и «Ленка», телефонная база МГТС не оперирует. Понятно?

– А зачем вам «база»?

– А это на тот случай, если ты не помнишь номера домашних телефонов своих «Лысых».

– Здорово! Вы уж меня извините, но мне кажется, что я не зря от вас не сбежал.

Мы оба разразились хохотом, и в этот момент я подумал, что в такой тишине, которая сейчас стоит на улице, наши восторженные вопли и смех слышны за версту!

Я объяснил Андрею, что дальнейшее его здесь пребывание, а так же его и моя безопасность, зависят сейчас от того, насколько тихо мы будем себя вести. Он извинился за излишнюю эмоциональность, и мы принялись за дело. Вернее, за дело пока принялся только я.

Сначала я ещё раз посмотрел, не появились ли в Интернете интересующие нас новости. Не заметив ничего, даже отдалённо напоминающего сообщения о том, что натворил мой гость, я позакрывал все отвлекающие «окна» и настроил «базу» на поиск.

Андрей, изучавший в это время не дававшие ему покоя книжные полки, вдруг удивлённо сказал:

– Ну, надо же! Никак не думал обнаружить такое у вас!

Я обернулся и увидел, что Андрей держит в руках книгу, которую на днях привезла из Москвы моя жена.

– Вот не думал, что вы читаете «Похоть» – производства Эльфриды Елинек! – сказал Андрей таким тоном, как будто подловил меня на какой-то непристойности.

– Не знаю, доберусь ли я когда-нибудь до этой книги! А купил её не я, а жена, – немного подумав, я добавил: – По совету своей подруги.

– Так вы не читали это?

– Пока ещё даже и в аннотацию не заглядывал. А что? По-твоему, не стоит?

Андрей брезгливо отложил книгу, и обе его руки нырнули в карманы брюк. Этот его жест почему-то напомнил мне одну сценку, которую я наблюдал в «Серебряном бору». Я тогда ещё не знал, что на территории зоны отдыха «Серебряный бор», любимой всеми москвичами, появился пляж нудистов. Прогуливаясь с женой по дорожкам парка и наслаждаясь атмосферой, здесь в те годы царившей, мы вдруг были вынуждены резко остановиться и быстро отскочить в сторону. Нас чуть не сбило с ног шедшее впереди семейство, которое, внезапно сменив курс на обратный, не видя никого и ничего на своём пути, рвануло прочь. С криками: «Они же голые!» и «Куда смотрит милиция?!» – взрослые члены семейства закрыли детям руками глаза и, крепко удерживая им головы, не давая оглядываться, бегом бросились вон из парка. Недоумевая, мы с женой некоторое время озирались по сторонам в поисках «опасности», но обнаружили только нескольких обнажённых человек, мирно игравших в волейбол. Конечно же, мы сразу догадались, что это скорее всего место, где собираются нудисты. Но если бы не пробежавшие мимо нас «педагоги», мы бы так и прошли мимо, не обратив внимания на то, есть ли плавки на игроках в мяч или нет.

Что-то в поведении Андрея напомнило мне этих, бросившихся наутёк «чистоплюев». То, как он спрятал руки. Как будто это были дети, которым – «ещё рано».

– Вы счастливый человек! Вам не пришлось продираться через дебри того бреда, который там у неё произрастает, – начал делиться своими впечатлениями Андрей. – А почва, на которой произрастает весь этот бред, весьма обильно удобрена жуткими разочарованиями неудачницы, чёрным пессимизмом и человеконенавистничеством. У меня вообще сложилось впечатление, что эту тётку с самого раннего детства, ну, лет может с пяти, регулярно насиловали родной отец и родной брат.

Сказав это, Андрей слегка смутился, но потом, вспомнив, что его отношения с сестрой носят совершенно иной характер, продолжил:

– И судя по её воспоминаниям, эти ребята не нашли на её теле другого полового органа, кроме заднего прохода. Болевые ощущения, видимо, преследуют госпожу Елинек до сих пор. Поэтому, как только она начинает описывать слабость женщины, что называется на передок, то сразу у неё начинается скулёж по поводу того, что вот, дескать, бедная баба ждёт не дождётся когда же ей спереди, простите – «въедут», а ей всё задницу расширяют.

– Ты знаешь, мне трудно что-либо сказать, я ведь не читал её книг А ты кажешься мне излишне возбуждённым, поэтому, ты уж извини, но я не могу ни поддержать тебя, ни сказать тебе, что ты неправ.

– И не читайте! Не надо! Я, например, в её книге добрался только до слов – «Женщина есть нечто более ничтожное, чем вообще ничего». И всё! Дальше я уже читать не мог. Книга эта полетела в мусорное ведро, чего я никогда ни с одной книгой не делал.

– А что, там действительно есть такие слова?

– Да. Слово в слово.

– Чудовищно! Слушай, а может автор и не женщина вовсе?

– То есть, как это?! – Парень явно не понимал.

– Ну, может, это псевдоним какого-нибудь женоненавистника?

– Да нет же! Говорю вам, она довольно популярная писательница, просто больна тётка, вот и всё. Ну, примерно как Фрейд.

– Как кто?!.. – удивился я. На мой взгляд, уж кто-кто, а Фрейд у Андрея не должен был попасть в число «больных».

– Зигмунд, который Фрейд! Носился он, носился со своим «психоанализом», а самое главное – обошёл. Шизофреник он, на мой взгляд.

Не зная, что ему ответить, я решил, что будет лучше не устраивать дискуссий на тему «психоанализа», который мне самому, откровенно говоря – не близок.

Не спадающий ажиотаж вокруг его книг, в принципе, легко объясним. Но сама теория, мягко говоря, похожа на лабиринт. Андрею, выбравшемуся из этого лабиринта, должно быть лучше, чем мне, видно, – где там, у Фрейда, «шито белыми нитками». Так что я в таких вопросах – полный дуб.

– Ладно, давай оставим твоего нелюбимого Фрейда твоей нелюбимой Эльфриде и займёмся полезным делом.

– Хорошо! Только у Эльфриды, я думаю, Фрейд в любимчиках ходит.

– Ладно, ладно. Он уже и не ходит давно, отстань ты от них! Скажи-ка мне лучше фамилию того, кто у нас связным будет. Если ты ещё и год рождения скажешь, то нам не придётся его или её в длиннющих списках разыскивать.

Андрей назвал мне фамилию своего «Лысого», и мы действительно получили списочек, состоящий из почти пятисот адресов и телефонов!

– Вот они, все однофамильцы! Теперь смотри, я буду быстро листать список, а ты в строке «адрес», лови своего дружка. Не прозеваешь?

– Давайте!

Строки побежали как кадры мультика! И хотя я знаю по опыту, что знакомый адрес буквально «светится» в череде незнакомых, всё равно боялся, что Андрей пропустит нужную строку. Я пролистал уже, наверное, больше половины списка, когда…

– Вот он! – сказал Андрей так резко, что я даже вздрогнул. – Ну, надо же, и в правду он!

Парень так радовался, как будто все его беды были уже позади. Сколько ещё могло оказаться впереди всяких непредсказуемых трудностей, он, судя по всему, не осознавал.

– Так, а вот и номер! – Андрей продолжал восхищаться лёгкостью, с которой мы так быстро нашли его приятеля.

– Андрей, прошу тебя, не заражай меня своей весёлостью! Я человек суеверный, поэтому привык радоваться только конечному результату. Вот ты уверен, что если ему сейчас позвонить, то он окажется дома?

Похоже, я попал «куда надо». Парень быстро начал остывать, занервничал.

– Да где же ему быть-то в такое время? Конечно – дома он! – убеждая самого себя, неуверенным голосом начал Андрей.

– Ладно. Значит так! Ты сейчас набираешь номер, и если к телефону подходит не он, сразу кладёшь трубку, и мы начинаем искать другого «лысого». Понятно?

– Ну, конечно же! – сгорая от нетерпения, почти прокричал он.

– Андрюша, дело это опасное, так что ты слушай внимательно, а не землю копытом рой от недержания! Угомонись!

– Понял, – почти обиженным голосом, который меня вполне устроил, ответил Андрей.

– Объясняешь своему приятелю, что он любыми правдами или неправдами, должен заманить Люду к себе домой. Это, он должен сделать, используя мобильник! Ясно?

– Да.

– А у неё, кстати, не будет проблем с родителями?

– То есть?

– Ну, там, не спросят её, куда она на ночь глядя собралась?

– Ну, что вы! Она же взрослый человек! И потом, это же к знакомому, на какую-то минутку, да ещё и в соседний дом.

– Ясно! Теперь слушай дальше. Он ей иносказательно должен будет объяснить, чтобы она молчала как рыба и летела стрелой. Понял?

– Понял.

– И вот уже с его городского номера, пусть она позвонит вот по этому номеру сюда. Всё. Я внимательно на него посмотрел, но не заметил и тени сомнения.

– Тебе всё понятно?

– Да! Давайте! – сказал он, беря трубку выкопанного мной из-под груды бумаг телефона.

Наклонившись поближе к монитору, Андрей, что называется – с первого взгляда, – запомнил номер, которым, в общем-то, он не раз пользовался, и стал его набирать.

А на меня опять накатил страх.

Что будет теперь? Что будет со всеми нами? Сумеем ли мы провернуть эту смелую авантюру, которая только на первый взгляд кажется удачным выходом? Наверняка, где-то скрываются подводные камни, которые мы не видим, и о которые разобьётся построенное нами наспех судёнышко.

Вдруг, услышав в трубке знакомый голос, Андрей, не скрывая своей радости, сказал:

– Лёха?! Лёха, слушай!

В трубке затараторили и, по интонациям, я догадался, что приятель Андрея – рад не меньше.

– Лёха! – Андрей попытался остановить поток восторженных слов:

– Заткнись, Лысый! Заткнись и слушай!

Андрей перевёл дыхание и, собравшись с мыслями, быстро и чётко изложил другу наш план. Когда он убедился, что тот всё правильно понял и правильно записал номер, по которому должна позвонить Люда, у меня появилась надежда, что всё получится.

Потом, ещё минут, наверное, пять, они обменивались новостями, касавшимися Андрея, но, видя мои предостерегающие жесты, Андрей быстро попрощался с «Лысым», спросив его ещё раз, понял ли тот, что надо сделать.

Положив трубку, Андрей вздохнул, не то с облегчением, не то – гася бушевавшие эмоции, и стал массировать виски. Но напряжение, похоже, никак не отпускало его.

Я же упал в кресло напротив и тоже никак не мог отдышаться. Всё это время, пока Андрей говорил по телефону, я стоял в нелепой позе, сжимая край стола, и, похоже, – не дышал.

Теперь оставалось только ждать.

По тому, как выглядел паренёк, было видно, что он с трудом справляется со всем, что творится в его душе. Я его прекрасно понимал, – столько всего пережить за сутки, – такое не всякий выдержит, а этот ещё и шутит, и планы на будущее строит. Похоже, что дух авантюризма в нём сильнее осторожности. Удивительный молодой человек!

Немного придя в себя, Андрей рассказал, что к ним домой уже приходили из милиции, но никаких подробностей «Лысый» ему не поведал. Дома знают, пока, только то, что Андрей самовольно покинул часть, и что он вооружён. Просили всех членов семьи быть бдительными, и не идти на поводу у родственных чувств. Сказали, что вероятность появления Андрея в родных стенах – высока. Спрашивали, не писал ли солдат о своих конфликтах с сослуживцами, и, узнав, что ничего такого не было, сильно удивились.

Лысый, по словам Андрея, быстро сориентировался в ситуации, а нам – нам, оставалось только ждать.

– Скажите, а у вас есть сотовый телефон? – вдруг спросил Андрей.

– Да. Да вот он! – показал я заваленный бумагами мобильник. Как и стационарный аппарат, он благополучно был забыт мной на столе. – А что?

– Может, лучше было позвонить с него?

– Да какая теперь разница!

– Действительно. Просто я нервничаю.

Как и меня, Андрея тяготило ожидание. Тяготила неизвестность. Отвлечься хоть чем-то или, наконец, решить какую-то часть проблем, появившихся в моей жизни вместе с Андреем, – вот единственное желание, которое я сейчас испытывал.

Даже поговорить о чём-то, и то было сложно. Все мысли были заняты неожиданно свалившимися заботами и делами, к которым никто из нас не был готов.

– Кстати, Андрей! Ты меня спрашивал об отношении церкви к вашим… То есть к таким, как у вас с сестрой, отношениям…

– Я? Вроде нет…

– Да?.. Ну, значит, я сам решил более детально изучить их взгляд на инцест. Сейчас мы посмотрим… Так. Как бы поконкретнее сформулировать вопросец-то?..

– Вы в Интернете хотите поискать, да?

– Да. Только надо набрать запрос так, чтобы отсечь максимум ненужной информации.

– Ну… так и напишите: «современный взгляд церкви на кровосмешение»…

– Точно! Так-с… Ну, вот… готово! Ого!.. Аж, девятнадцать тысяч страниц! Ну, давай ткнём, во что поближе…

На открывшейся странице нас встретила надпись: «На вопросы посетителей сайта отвечают священник Александр Ильюшенко, священник Дионисий Свешников…» и ещё два-три имени. Навожу курсор на самого первого, на Александра Ильяшенко.

– Ого, смотри-ка, Андрей, наш вопрос на первом месте!

«Как пошло размножение людей от Адама и Евы, неужели было кровосмешение, ведь это ненормально»? – спрашивает некто Николай.

– А вот и ответ священника, Андрюша!

«Здравствуйте, Николай. Любой грех ненормален, грех – это нарушение воли Божией. Но в самом начале истории человеческого рода соединение родных братьев и сестер не противоречило воле Божией, так как иначе не было возможности исполнить заповедь «Плодитесь и размножайтесь». Поэтому, в первое время понятия кровосмешения не было. Оно появилось очень скоро, через несколько поколений, и глубоко укоренилось в сознании каждого человека, и стало считаться тяжким грехом во всех религиях.

С уважением, священник Александр Ильюшенко».

– Что скажешь, Андрюша?

– Ну, мы же с вами об этом уже говорили…

– Нет. Мы говорили о том, что размножение людей началось с инцеста, а не об отношении церкви…

– Простите, меня не очень волнует мнение каких-то попов.

– А зря. В некоторых странах… ну, в тех, где инцестные браки не под запретом, брак не считается действительным, если не освящён церковью. Вот так-то!..

– А где, например, брак недействителен, если не освящён церковью?

– В Италии, Испании, ещё в…

– Ну, я туда не собираюсь.

– Да это я так, Андрей, для общего развития. А мнение, как ты выразился, попов, зря мало тебя интересует. Ведь кровосмесительный союз детей Адама и Евы, церковью был признан как священный, а не как греховный…

– Священный инцест?

– Ну да… Неосуждаемых инцестов в истории человечества множество! Взять хотя бы традицию фараонов жениться на своих сестрах. Или, скажем, древние инки… Их браки были инцестными.

Другое дело, что эти династии не просуществовали достаточно долго, чтобы мы могли увидеть явный генетический груз – результаты вырождения при близкородственном скрещивании. То есть, я хочу сказать, что вам с сестрой не стоило бояться, что ваш ребёнок будет какой-то не такой. Шансов произвести на свет урода у вас было столько же, сколько и у всех остальных пар. Вообще же, результат инбридинга – это скрещивание близкородственных форм в пределах одной популяции так называется – это, как правило, измельчание следующих друг за другом потомков…

– Но не уродство?! Вы это хотите сказать?..

– Уродство может проявиться в любом поколении, всё зависит от того, какой генетический груз несёт скрещиваемая пара. Вообще, утверждать, что инцестные браки являются безоговорочным «приговором» для потомства нельзя! Вот, пожалуйста, могу по памяти привести описание генеалогии династии птолемидов…

– Кого, простите?..

– Птолемидов-то? Ну, предков знаменитой Клеопатры. Ее бабушка и дедушка были родными сестрой и братом. Их родители, в свою очередь, приходились друг другу дядей и племянницей… Причем, родители прабабушки Клеопатры также были родными братом и сестрой. Таковыми же были и дедушка с бабушкой последних, сами родившиеся от брака кузенов.

Понимаешь, Андрей, каждый человек появляется на этот свет с так называемыми «молчаливыми» дефектами четырёх-пяти генов, как минимум. Эти дефекты от рождения до старости никак не проявляют себя, но всегда готовы обусловить тяжелейшие и даже смертельные болезни у нашего потомства, правда, для этого нужно, чтобы второй супруг был носителем точно такого же генетического дефекта. А это не факт, что у второго супруга повреждены те же самые гены, что у первого. Тем более, сейчас можно произвести глубочайший анализ и на основании результатов вынести… если так можно сказать, приговор.

– Но ведь наши с Людой родители не родственники… Подождите, для чего вы мне про всех этих прабабушек рассказывали?

«Пора всю эту серьёзность обратить в шутку, – подумал я, – парень очень возбуждён. Путается сам и того гляди запутает меня… А там, где путаница и недосказанность, – жди неприятностей».

– Знаешь, Андрюша, – сказал я после короткого раздумья, – многовековые попытки скрестить мужчину с женщиной так и не дали до сих пор положительного результата. Все жизнеспособные особи являются носителями признаков либо того, либо другого пола. А то, что можно было бы назвать положительным результатом, либо не жизнеспособно, либо не в состоянии адаптироваться в обществе, не схлопотав при этом нервное потрясение, либо шокирует других.

Моя шутка, как я и предполагал, немного разрядила атмосферу. От души посмеявшись, Андрей перестал нервничать и заметно повеселел.

– Ну, хорошо… Насчёт уродств всяких, мне вроде бы ясно… Хотя, беспокоит такая мысль, что это всё не до конца изучено.

– Естественно! Ведь это же никто не афиширует… Прости… ну, ты понял, о чём я…

– Да. А как к инцестным бракам относилось государство? Скажем, во времена, когда христианство только-только пришло на Русь? Или во времена реформатора Петра, например?

– Андрюша, в уставе князя Владимира были перечислены и преследовались в уголовном порядке не только добровольные сексуальные контакты между кровными родственниками, но и, цитирую по памяти: «аже свёкор со снохой сблудит…», «аже кто с мачехой сблудит…» – всё это было в одной куче с «аже кто с сестрой согрешит»…

Но во всех этих случаях наказание предусматривалось материальное. Штраф, да и только!

А во времена Петра I наказания за инцестные связи распространялись только на военных.

– Почему это?..

– Ну обо всех этих… «сблудит» и «согрешит» упоминается только в воинском уставе Петра, в главе «О содомском грехе, о насилии и блуде», а устав свой Пётр срисовал со шведского. На гражданских людей сей закон не распространялся. Кстати, опережая твой вопрос, отвечу тебе сразу… Наш – российский, то есть, Уголовный Кодекс, начиная с 1922 года, отказался от уголовной ответственности за инцест и гомосексуальные контакты, оставив уголовную ответственность только за добровольные половые сношения с несовершеннолетними, изнасилование, за принуждение женщины к занятию проституцией и сводничество. Как у тебя со сводничеством, Андрей?

Парень даже не улыбнулся.

– Андрюша, я не знаю, может, для тебя это – святая святых, или, наоборот, – греховная греховных, и потому тебе, возможно, будет неудобно мне сказать….

– Да вы о чём? – заметив, что я никак не перейду к сути, спросил Андрей.

– Я о сайтах, которые, по твоим словам, есть в Интернете, и которые вы с сестрой посещали….

– Но там и в самом деле нет ничего интересного. Да и вообще, у меня сложилось такое мнение, что добрая половина присутствующих на этих… форумах ребят, просто таким образом развлекаются. Ну, сейчас ведь стало модным всё, так сказать, экстремальное. Может, кому-то кажется, что спать со своей матерью или братом, это, своего рода – экстрим, что ли. Ни о каких чувствах там нет и речи. Там чистая механика и интрига. Но если вам так интересно, то, пожалуйста, можете набрать в адресной строке…

Андрей продиктовал адрес российского сайта, посвященного, как там было сказано, инцесту. И ещё он назвал один форум, где тоже собирались любители пообсуждать темы, о которых в обществе говорить не принято.

Я набрал один из названых им адресов и вошёл на сайт. С первой же страницы на меня смотрели слова:

«Ребята, извращением можно назвать все

я занимался сексом со своей сестрой

… причем с полного обоюдного согласия

… заводить семью и рожать детей не собираемся

… так что ж в этом аморального

… в том что мы познаем все стороны секса

… как что и почему

… да я не спорю»

Написано это было в каком-то странном стиле. Предложения были разбиты на какие-то реплики, начинавшиеся с многоточия. Каждая следующая «реплика» была написана не в одной строке с предыдущей, а столбиком, я даже сначала подумал, что это какие-то ультрамодные постмодернистские стихи.

Наконец, «столбик» развалился, и пошла какая-то рваная строка:

«…что полный идиотизм заставлять младшую… сестру брата… на занятие сексом или какими-либо другими действиями, которые могут затронуть психику… но если все это по обоюдному согласию… и нам это нравиться…»

Ниже этому человеку отвечает другой:

«Я сам очень люблю свою сестру, так же как и она меня. Мы с ней еще не занимались сексом, так как она этого пока боится. Я тебя понимаю, и я за тебя!»

Пока я всё это читал, меня не покидало ощущение, что люди, написавшие это, ну, не здоровы, что ли… Не знаю, как правильно охарактеризовать нахлынувшие чувства. А с другой стороны, для них ведь это так же нормально, как для меня двадцать лет назад было – разрядить двустволку в убегающего по чистому снегу зайца. Что же это значит, что у каждого свои нормы?

И ещё. Я только что общался, как с другом, с пареньком, который называет свою сестру любимой девушкой и состоит с этой, простите, любимой, в отношениях, которые осуждаются и обществом, и церковью, и…

Но ведь Андрей – он такой же, как и тот, который тут, на форуме, пишет, что спит со своей сестрой…

Кто из нас нормален? Кто аморален? Где расположен ноль на шкале человеческих ценностей? И с какой стороны от нуля находится плюс? Не с той ли стороны, на которой, по-вашему, находится минус?..

Я открыл следующую страницу. Сайт назывался, кажется, erogen… я точно не помню.

Там народ собрался более, если так можно сказать, бойкий.

«Уважаемые форумчане! Не будьте столь категоричны в своих суждениях! «Не судите, и не судимы будете!» Секс между братом и сестрой явление не распространённое, но существовало во все времена и у всех народов. Можно перечислять, начиная с Юлия Цезаря, да и у нас на Руси такой секс существовал в царских семьях. Давайте говорить о себе! Например, смог бы я заниматься сексом с сестрой? Ну, для начала её надо иметь, а у меня её нет! И, потом, почему вы не допускаете, что между братом и сестрой может быть любовь? Вот у моего друга был секс с сестрой в юношестве, причём, инициатором была сестра! Диковато было, но не более того. Да и то, потому, что это редкое явление. Опять эти категоричные оценки. При чём тут дети?! Речь только о сексе! Непонятная тенденция в нашем обществе! Лесбиянок и гомиков чуть ли не рекламируют по TV, говорят о сострадании к ним, что эти явления надо принять как должное в нашем обществе, а нормальный секс с сестрой – аморален. Отбросьте всё, что вы видите и слышите! Думайте сами, решайте сами! Мораль навязывается теми или иными силами! Пришли, допустим, к власти гомики, вот и пересматривается мораль! Придут к власти другие извращенцы – будет оправдан и инцест! Хотя, я не считаю инцест извращением! У вас не было такой ситуации, поэтому и не судите строго! У меня на Украине есть двоюродная сестра, которая мне, ну, очень нравилась в молодые годы. И я помню об этом желании заняться с ней сексом, но не было предпосылок, да и было мне лет 14. Поэтому, берусь предположить, что инцест возможен в гиперсексуальном (подростковом) возрасте, когда из-за гормональной перестройки организма ум за разум зашкаливает! В этом возрасте и не такое бывает!»

До меня, наконец, начало доходить, что всё это существует на самом деле.

То есть то, что я уже несколько часов знаком и даже успел подружиться с человеком, состоящим со своей сестрой в близких отношениях, меня так и не вывело на мысль, что явление это не только есть, но и горячо обсуждается в Интернете! Да, похоже, я тугодум. Или же живу в каком-то иллюзорном мире…

Нет, не так. Я прекрасно всё это осознаю. Я же знаю, например, что есть страны и области, где инцест – слово не ругательное, а просто объясняющее, что состоящие в браке являются родственниками. Единственное, к чему я, как мне кажется, не был готов, это к тому, что рядом со мной живут люди, которые рассматривают мои взгляды, как ограничители, установленные не мной, а кем-то, кто меня воспитал. Ведь не рождаются же люди с отвращением к сексу с родственником. Нет, конечно.

А может эти люди меня [нас] вообще никак не рассматривают. Может я для них – динозавр. Ещё не вымерший, но уже безопасный..

Я посмотрел на Андрея.

– Я вас предупреждал, – извиняющимся тоном произнёс Андрей.

«.. Есть общественное мнение. Оно не спит и наказывает все, что выходит за его рамки. Вы не представляете, сколько сил надо потратить экзистенциалисту или футуристу, чтобы выставить свои картины на всеобщее обозрение, чтобы Сорокину книгу издать! Общество любит ровнять и форматировать. И если я счастлив со своей сестрой в постели, это не значит, что я извращенец. Это даже инцестом назвать нельзя! Если помните, по законам двоюродные братья-сестры вообще в наследовании неизвестно на каком месте…»

Какие-то безымянные люди с какими-то… кличками – никами, запросто пишут о том, о чём я до вчерашнего дня даже думать стеснялся.

Это не распущенность и не… «такие настали времена». Нет. Это одна из сторон жизни, которую не принято было обсуждать. Как совсем недавно в Англии нельзя было попросить официантку, чтобы она подала ножку. Окорок – сколько угодно, а за ножку могли и в участок препроводить. Так-то!

Читаю дальше:

«А как оценить ситуацию, когда занимаешься сексом с замечательной (во всех отношениях) девушкой, а потом, в один прекрасный день выясняется, что она твоя двоюродная сестра? Бывает и такое, в силу различных жизненных ситуаций!!! Интересно было бы выслушать мнение тех, кто высказывается против такого секса. И как они повели бы себя в такой ситуации?!

У меня именно так было, о чем ничуть не жалею!»


«Не вижу в этом ничего плохого. Вот влюбиться в брата или сестру, это будет посерьёзнее. А если братец с сестрой воспринимают это как сексуальное приключение, и их отношения не портятся, почему бы и нет? Моему двоюродному брату и мне с малых лет было интересно, «что и как устроено». Потом всё забылось, но недавно нас положили спать вместе, я знала, что он не спит, что он хочет, и сделала небольшой первый шаг. Обычным сексом мы правда не занимались, пришлось ограничиться оральным, т. к. были не одни в комнате, спали ещё родственники. Хотите, обрушивайте ваш шквал негодования, но я не испытываю абсолютно никакого сожаления».


Всё это пишут люди, которые каждый день проходят мимо меня по улице. Люди, рассказывающие эти подробности о своей жизни, стоят рядом со мной в очереди в магазине. Люди, для которых секс с родственником – норма, могут оказаться… да кем угодно. Даже врачом!.. Или даже психологом, к которому вы придёте для консультации.

Нет, нет! Ничего ужасного я в этом не увидел. Просто, как плохо мы знаем мир, в котором живём. Как плохо мы знаем людей, которые нас окружают. Какими однобокими оказываются наши, я бы сказал, детские представления о том, что есть норма для соседа.

Интересно, а их не шокирует, если я расскажу случай из своего детства. Как позорно убежал, когда моя дальняя родственница, гостившая как-то летом у нас, предложила мне «поиграть в доктора».

– Ты знаешь, Андрей, я бы не сказал, что эти люди говорят о том, чего не знают. Тебе ведь, как ты говорил, показалось, что половина этих форумчан – липовые? Нет, не липовые, а развлекаются таким образом, да? Я правильно тебя понял?

– Я думаю, что какой-то процент пришедших на форум, всё же развлекается. А остальные, это малолетки. Ну, мальчики и девочки, которым, от силы, лет двенадцать-тринадцать. Посмотрите на стиль. Это же – дети. Конечно же, руководят всеми этими беседами взрослые люди, наверняка преследующие какие-то цели. И даже не важно, какие цели преследуют эти люди…. Может, им просто интересно почитать, кто, что о себе расскажет? Мы с Людой на такие сайты заходили, но никогда ничего там не рассказывали, почему я и думаю, что если бы у кого-то было что-то на самом деле серьёзное, то он не стал бы, простите, трепаться.

– А если человек сомневается? А если…

– В чувствах сомневаться нельзя, – неожиданно перебил меня Андрей, и, не дав мне опомнится, продолжил:

– Они либо есть, либо их нет. А чувства, которые вызывают сомнения, это и не чувства вовсе, а просто – желания. За желаниями тоже могут стоять чувства, но чаще – это чистая физиология или любопытство.

– А скажи, Андрей, такие люди, ну, как те, которые читали письма твоей сестры, они же, довольно часто встречаются. Тебе не кажется, что вам с Людой, всё равно, рано или поздно пришлось бы с такими уродами столкнуться, – немного придя в себя, спросил я.

– Они повсюду! – мгновенно среагировал на мой вопрос Андрей.

– А ты разве не задумывался над тем, как тяжело вам с сестрой пришлось бы?

– Знаете, если ты никого не трогаешь, если никому не мешаешь, если не афишируешь свой образ мышления и образ жизни, вполне можно прожить так и не встретив этого «негатива». Меня убивает другое! Откуда они берутся? И как долго всё это дерьмо будет продолжаться?

– Выходов, Андрей, много. Некоторые из них ты только что предложил, а от некоторых подонков, ты, извини меня, даже избавил мир.

– Но вы же понимаете, что это не выход! Я знаю, вы не станете мне тыкать моим поступком в лицо. Но, всё равно – это не выход.

– Извини, но некоторые другие методы, кажущиеся на первый взгляд вполне безобидными и даже научно обоснованными, – куда страшнее. Если, конечно, взяться за решение проблемы морали в отдельно взятой стране, и к тому же, несвоевременно. А, в общем, я думаю, что человечество этим переболеет и выработает стойкий иммунитет.

– Значит, рецепты всё же есть?!

– Э-хе-хе, Андрюша! Меня же не в первый раз, если так можно выразиться, – прорывает, на такие разговоры. Было, меня даже фашистом обозвали!

– Это за что же? – удивлённо спросил он.

– Понимаешь, вот если бы мы с тобой сейчас нашу беседу продолжили, то договорились бы до известного в таких дискуссиях момента.

– Что делать? – закончил Андрей мою мысль.

«А мыслит-то парень, ну просто, как идеолог!» – подумал я.

Представляю, как я выглядел, услышав это его «Что делать?». Он даже смутился – такой, видимо, у меня от неожиданности был глупый вид.

– Да, «что делать?»! Ты прав. Да ты уже, сам того не заметив, в общем потоке слов этот вопрос мне задавал.

– Ну, и?.. – заметно было его нетерпение.

– Я всегда в таких случаях говорил то, что почему-то шокировало собеседника. В конце концов, я перестал вообще высказывать своё мнение, а потом перестал участвовать в подобных бесплодных разговорах.

– Знаете, не могу представить, что же такого шокирующего можно предложить в качестве ответа человеку, которого раздражают плодящиеся со скоростью тараканов моральные уроды!

– А вот, послушай! Я предлагал, во-первых, не разрешать молодым супругам иметь детей до тех пор, пока они не окончат педагогические курсы, и пока не сдадут экзамен. На пять! Параллельно с этим, они должны были, с точки зрения экономики «встать на ноги», а не беспорядочно размножаться, имея статус «бедного студента». И ещё…

– Круто! Но ведь…

Я сделал рукой знак – «не перебивай» и продолжил:

– А ещё, я предлагал решать эту проблему на уровне генетики.

Андрей, явно не ожидавший такого поворота в моих рассуждениях, заметно напрягся.

– Открытия генетиков уже сегодня позволяют безошибочно выявлять носителей, так сказать – «ненужных» генов. Я имею в виду гены, ответственные за преступность, алкоголизм, наркоманию. А уж если «спариваются» носители тех генов, которые отвечают за то, подвержен организм к разного рода заболеваниям или нет, то тут, как мне казалось, все будут, что называется, обеими руками «за»! Но я ошибался! Любое моё предложение по реорганизации даже самого подхода ко всем этим проблемам встречалось «в штыки»!

– Но, почему же?! – спросил Андрей, удивив, в свою очередь, меня своей в этом вопросе недальнозоркостью.

– Да потому, что на подсознательном уровне каждый человек имеет трезвую самооценку! И если он ведёт себя так, что мы испытываем желание как-то подкорректировать его мышление, поведение, а иногда даже и лексикон, то сам он прекрасно понимает, что является, ну, если не браком, то уж вторым или третьим сортом, это – «как пить дать».

Знаешь, есть в Москве несколько научно-производственных предприятий, где около проходной висит длиннющий список тех профессий, которые срочно требуются работающему как часы НПО. Видел такие?

– Ну, да! Только, я что-то связь не улавливаю…

– Сейчас объясню. Видишь ли, при той армии безработных, о которой галдят средства массовой информации, всех этих объявлений, типа «срочно требуются», просто не должно быть!

– Блин! А ведь действительно…

– Подожди, Андрей! Да, действительно, «блин», только горелый, ко всему прочему. Людей не устраивает целый ряд условий, которые выдвигает работодатель, и поэтому – никто не идёт работать туда, где… Что?.. Где нельзя… Ну, закончишь мою мысль?

– Конечно же! Они туда не идут, потому что там не расслабишься. Правильно я вас понял?

– Абсолютно!

– То есть, вы хотите сказать, что и во всех остальных сферах человеческой жизни главным тормозом прогресса оказывается трезвая самооценка человеком его собственных способностей?! Так, что ли?

– Всегда – была, есть и будет! Но не просто трезвая самооценка, а трезвая самооценка на подсознательном уровне! Пока общество автоматически делится на мужиков, стоящих кучкой у входа в метро с пивком, обсуждающих вчерашний футбольный матч, и на людей, спешащих на концерт симфонического оркестра мимо них, общество это будет страдать сознательной нечестностью к своим и чужим потребностям, и вырастающей на этой почве завистью, непониманием и межклассовой ненавистью. И слушать чьи-то советы, ну, пусть не мои, а действительно грамотного в этих вопросах человека, никто не станет. Потому что в каждой кучке стоящих с пивком около метро мужиков есть свой авторитет, свой идеолог и свой лидер, лучше других «знающий» – «что делать». Этакий «господин Шариков», который всегда предлагает одно и то же – взять и поделить! Обрати внимание, – не заработать, а – взять! Отсюда появившийся в последнее время и получивший широкое распространение термин, я имею в виду слово – «получаешь». Редко можно услышать – «сколько ты зарабатываешь?», или «мой муж зарабатывает столько-то», в основном, все говорят-«сколько ты получаешь?». Зарабатывать стало не модно! Деньги или делают, или получают.

Заметив, что ход моих рассуждений уводит нас всё дальше от темы, с которой наша беседа началась, я решил свернуть саму беседу. Зная, что не существует невзаимосвязанных проблем и вопросов, я побоялся завести парня в тупик, вспомнив о той разнице в возрасте и житейском опыте, которые, несмотря на сходство взглядов, всё же нас с ним разделяют.

– В общем, с тем, что мы с тобой окрестили моральным уродством, пока придётся жить так же, как человечество живёт с такой проблемой как СПИД. То есть – профилактика и поиск лекарства, которое поможет людям справится с этой чумой… Хотя мне кажется, что СПИД это не болезнь, а реакция иммунной системы на образ жизни, и… образ мышления.

После задумчивого молчания Андрей спросил:

– Я не знаю, может, уже поздновато вас об этом спрашивать. Мы тут столько всего с вами наговорили…

– Да о чём ты? Я что-то не пойму.

– Я вас хотел спросить, вы в Бога верите?

– И всё?!..

– Ну, да…

– А почему ты говоришь, что поздновато спрашивать?

– Ну, если вы верующий, то…

– То мои чувства верующего ты оскорбил своими богохульными речами. Так, что ли?

– Ну, что-то вроде того…

– Не беспокойся, Андрей. По этому поводу – не беспокойся. Если бы я был верующим, ну, в общепринятом понимании, то вряд ли тогда мы тут с тобой беседовали бы. Догадываешься?

– Ещё бы! – сказал Андрей, и было видно, что ещё один камень этот парень снял с души. Ведь то, что его здесь, так сказать, приютили, вовсе не означает, что к нему тут с любовью и пониманием относятся. Человеком, не выгнавшим преследуемого беглеца, мог ведь руководить и меркантильный интерес. Но не могу я даже теперь со стопроцентной уверенностью сказать, что парень настолько мне понравился, что я решил поучаствовать в его судьбе. Я, если честно, до сих пор окончательно не разобрался в своих чувствах к Андрею.

– Что же касается веры в бога, то есть у меня одна шокирующая теория. Шокирующая даже самого автора! То есть – меня.

Сказал я и совершенно неожиданно разразился хохотом. Ничего не понимающий Андрей смотрел на меня как на идиота, в надежде получить хоть какие-то объяснения моему поведению.

Ну, ещё бы! На парня столько всего свалилось за последнее время, что на его месте я бы просто дёрганым каким-нибудь стал бы… А он ничего, держится.

С трудом поборов всплеск эмоций, я, наконец, продолжил:

– Ну, никак я не могу привыкнуть к тому, что теория эта не просто слова, следующие в определённом порядке, позволяющем проследить за ходом рассуждений автора, а самая, что ни на есть, правда! Правда, как я уже сказал, – шокирующая меня самого. Ладно, ладно, я уже вижу, что заинтриговал тебя. Слушай…

И ещё даже не представляя, как парень среагирует на сказанное мной, я поведал ему о своих соображениях относительно веры в Бога, не дававших мне покоя в юности, а потом, со временем, сложившихся в то, что я назвал шокирующей теорией.

– Начну с определений. С чисто академического подхода к Богу, религии, к культам вообще. Итак. Бог есть ни что иное как образ могущественного сверхъестественного существа, выступающий как предмет поклонения и веры. Согласен?

На секунду задумавшись, Андрей кивнул.

– А теперь скажи мне, какие предметы поклонения и веры ты ещё знаешь? – тут же спросил я его.

Маска удивления застыла на лице паренька. Видно было, что такого жестокого подвоха он не ожидал.

Постепенно лицо его стало, если так можно сказать, оживать. Всё ещё удивлённая физиономия осветилась улыбкой, и он медленно, почти шёпотом, произнёс:

– Обалдеть!

– А ты представь себе, как обалдел я, когда до меня стало доходить, что в лице, ну, допустим, какой-нибудь пачки баксов человек поклоняется всему, во что он верит, всему, от чего зависит его жизнь. Ведь для него это – всё!

Но теория моя не в этом «открытии». А в том, что Бог, если он есть, приходит к каждому человеку в виде того, что больше всего подходит этому человеку, этой конкретной личности для самораскрытия через поклонение. Ясно я выразился?

– То есть, вы хотите сказать, что мой сосед, который с утра до вечера вылизывает свой Фольксваген, поклоняется Богу, явившему себя… в лице автомобиля? Явив себя таким образом, он, то есть – Бог, – Андрей ткнул пальцем в потолок, – помогает этому парню раскрывать себя через поклонение какой-то тонне железяк?!

– А чему, Андрюша, поклоняешься ты?

– Правде. Правде, которая такова, какова она есть, и больше ни какова….

– Значит, для того парня, который возится со своей машиной, она – машина эта, и есть правда, которой он поклоняется. Это правда, Андрей, о нём самом. Если её у него отнять, мы получим человека, потерявшего всё.

Буквально на секунду задумавшись, стоит ли ему это говорить, я всё же сказал:

– Два подонка попытались отнять у тебя то, во что ты верил, то, что было не просто частью твоей жизни, а твоей жизнью и являлось. И ты не отдал им свою веру. Ты…

– Вы правы.

– Что…

– Я верю в это. Я поклоняюсь тому, что не дал этим людям отобрать у меня. Но ведь их вера, она же… другая, да? Они что… иноверцы? Басурмане?

– Они, Андрей, прости за такие слова – тоже самораскрылись. Они увидели, чему поклоняются, чью волю исполняют. И, наконец, они узнали своего «хозяина» в лицо, и ужаснулись!

В ночной тишине, как нам с Андреем показалось, почти под самым окном раздался голос, с совершенно идиотскими интонациями:

– Ну, ты, блин, козёл… Я же тебя просил, удод ты этакий, а ты что сделал?! Всегда крысятничал, сучёк недоделанный! Пользуясь тем, что я не вижу ни хрена в этой грёбаной темноте, ты отпиваешь вместо полбутылки…. вот сука, аж, две трети!

Голос стал удаляться вместе с нетрезвыми шаркающими шагами, выдающими две пары спотыкающихся ног.

Раньше Андрея придя в себя от испуга, который, если честно, на мгновение меня парализовал, я сказал, чтобы разрядить напряжённость паренька:

– Проблемы, как видишь, у всех разные. Да и предметы культа тоже.

– Мы, наверное, громко разговариваем? – тихо произнёс побледневший гость. – К тому же, вы ведь… выпили…

– Ну, может, сегодня я выпил больше, чем обычно, но… – Я заглянул Андрею в глаза. – А что, Андрюша, это заметно?

– Да нет. Просто, поскольку я не пью, то постоянно чувствую запах спиртного, а он у меня ассоциируется с нетрезвым человеком. Всё равно, давайте будем поосторожней.

– Да кто ж спорит-то!.. Мне не меньше чем тебе…

Я решил не договаривать. И без того – негатива много, а парню нужно душевное равновесие найти и не терять больше.

Эх, никакой из меня психолог. Запросто всё испортить могу. Прав он – поосторожней надо быть. Причём, во всех отношениях.

Вдруг зазвонил телефон.

Наши руки одновременно метнулись к стоявшему на столе аппарату но я, ловко «поднырнув» под рукой Андрея, взял трубку первым.

Поборов раздражение, парень, нервно сцепив пальцы, тут же превратился в сплошной слух.

– Да? – сказал я как можно спокойнее.

В трубке раздался очень приятный, но сильно взволнованный голос девушки. Связь была такой хорошей, что казалось, будто человек находится рядом.

– Здравствуйте!.. Меня просили позвонить по этому номеру. Андрей просил… Я могу с ним поговорить?

– Да, одну минуту, – сказал я, отдавая трубку Андрею и освобождая ему место в кресле, чтобы он не тянулся через весь стол.

Беря из моей руки трубку и одновременно «плюхаясь» в кресло, Андрей начал говорить, даже не успев поднести трубку к уху.

– Мила, Солнце… – задыхаясь от волнения, начал он.

В трубке послышался не то смех, не то плач, прерываемый скороговоркой и, обняв трубку обеими руками, Андрей, закрыв глаза, «отключился» от этого мира.

Я же пошёл на кухню. Всё равно мне всё будет слышно. По крайней мере, из слов Андрея, я вполне смогу представить почти полную картину его разговора с сестрой. Так чего, – думал я, – стоять над душой у человека, который так ревностно оберегал тайну своей жизни, что даже пошёл на убийство.

Я налил себе немного вина. Достал из холодильника тарелки с нарезкой, которую вредно оставлять на столе. И только уже хотел «принять лекарство», как до моего слуха донёсся сильно изменившийся голос Андрея. Казалось – он говорит сквозь слёзы:

– Они собирались шантажировать нас! Хотели склонить тебя… Ну, чтобы ты с ними спала! Сказали, что иначе всё расскажут. Они называли это – делиться…

Потом он какое-то время молчал, и я слышал, не разбирая слов, как Люда, что-то говорит ему. Интонации в её голосе показались мне интонациями человека, пытающегося в чём-то убедить своего собеседника.

Я выпил. Подошёл к окну и, отодвинув занавеску, столкнулся с осунувшимся лицом состарившегося вдруг человека. За моим отражением царила ночь.

Несколько раз Андрей повторил «может быть» и «наверное». Потом голос девушки в трубке стих, и Андрей каким-то снова сильно изменившимся голосом без тени уверенности сказал:

– Человек, у которого я сейчас нахожусь, всё тебе расскажет. Мила, я не хочу, чтобы меня каким-нибудь образом сейчас вычислили. Помни, я очень тебя люблю… Ты единственное, что у меня было… Прости… Я думаю, что не надо больше сюда звонить. Ты потом всё узнаешь. Никому ничего не говори! Обнимаю тебя….

Наступила такая тишина, что даже исчезло куда-то тиканье часов.

Я сидел на кухне, обхватив голову руками, и боялся издать хоть звук. «Если я сейчас попытаюсь что-то сказать, – думал я, – то, скорее всего – заплачу».

Из комнаты тоже не было слышно ни звука.

Столько времени я терялся в догадках относительно того инцидента, который толкнул парня на убийство, а всё оказалось такой банальной грязью!

Ублюдки! Жалкие навозные жуки! Как хорошо, что он их убил. Как плохо, что такие ещё есть. Они, как сказал Андрей, – повсюду…

Я открыл глаза и увидел на полу капли. Господи, да ведь я раскисаю! Ни в коем случае нельзя мне сейчас расслабляться! Только бы Андрей не заметил!

Я взял со стола бумажную салфетку и, вытерев глаза, убрал с пола следы своей душевной слабости.

Чтобы как-то отвлечься, я налил себе ещё вина, и залпом выпив почти полный стакан, решил быть с этой жидкостью поосторожней. Посмотрев на бутылку, я понял, что недельную норму своих «ферментов» я уже принял.

В кухню тихо вошёл Андрей. На его посеревшем лице были видны следы всей той драмы, которая происходила в душе, но голос его был голосом успокоившегося и всё для себя решившего человека.

– В котором часу обычно приезжает ваша жена?

– Обычно, с одиннадцати до двенадцати, – сказал я, удивившись тому, что справился с собой, со своими эмоциями.

Андрей сел напротив меня и тем же голосом, что я уже только что слышал, сказал:

– Люда говорит, что они блефовали. Что таким людям просто нравится держать человека, выбранного на роль жертвы, в страхе.

Она говорит, что они питаются этим страхом, и не в их интересах прекращать, как она сказала – «доить» донора. Говорила, что обычно дальше слов, в смысле – угроз, они не идут. Просто, они не на того нарвались. Они меряют людей по своим меркам и иногда, к своему удивлению, сталкиваются с нестандартной реакцией.

Он посмотрел на меня и, явно ожидая поддержки, спросил:

– Как вы думаете, она права?

– Она права в своих характеристиках, – уклончиво ответил я.

– То есть, если бы я их не убил, они ничего не стали бы предпринимать относительно Люды?

– Андрей, у меня почему-то такая уверенность, что твоя сестра просто послала бы этих гадов – куда подальше. Конечно, они могли бы на этом и не успокоится, но…

– Я знаю. Люда, она такая. Но, выходит, что могло бы быть всё по-другому?

– Ты сделал то, что сделал. Теперь не только вам с Людой, а вообще – никому никогда от них не придётся терпеть то, что перенёс ты. И если тебе не придёт в голову считать себя этаким, прости меня… санитаром, то ты можешь спокойно жить дальше. Не забывай, что сестра любит тебя! Сейчас главное это, а не самокопание, в которое ты, похоже, погружаешься.

– Да нет, что вы! Какой там санитар! – усмехнувшись, сказал он.

– Ну, вот. Давай-ка, выбрасывай из головы всю эту чушь и, что ты там про приезд моей жены спрашивал? У тебя что, появились какие-то соображения?

– Отдохнуть не успеете, а завтра у вас очень тяжёлый день. Я спрашивал потому, что вы на часы не смотрите. А если ваша супруга приедет рано…

Он, не договорив, вдруг резко поднялся со стула и, массируя виски, стал нервно ходить по кухне. Потом, как будто вспомнив про меня, остановился и спокойно, я бы даже сказал, как-то буднично, спросил:

– Как вы думаете, уже поздно ложиться, или всё-таки считаете, что стоит поспать?

– Не поспав, я за баранку не сяду! А там ещё и ГАИшники… Вот чёрт, как с ними-то быть?

Я вопросительно посмотрел на Андрея. С той минуты, как он вошёл в кухню после разговора с сестрой, в мимике его лица произошли какие-то перемены. Мне было трудно теперь определить, о чём думает этот парень. Я ведь уже начал было в нём разбираться, а тут он опять схлопотал сильный стресс и сразу стал каким-то незнакомым человеком.

– Милиция? – сказал он. Голос его стал вдруг сонным, а взгляд затуманился и стал отсутствующим. – С милицией у вас больших проблем не будет.

– Андрюша, ты что, таким сонным голосом пытаешься мне уверенности придать? – попытался пошутить я.

При звуке моего голоса он как-то сразу сфокусировался, как будто откуда-то вернулся.

– А? Нет! То есть хотел…

И снова на него напала эта «ходьба кругами» по кухне, сопровождаемая массажем висков. Что же такое сказала ему сестра, что он так сильно изменился? – думал я.

– Как там твоя сестра? – всё-таки решившись, спросил я.

– А? Люда? Она нормально! У неё всё хорошо! – остановившись только для того, чтобы мне это сказать, он продолжил свой нервный «моцион».

Меня уже начинало раздражать это его хождение кругами. Но, не придумав никакого способа отвлечь парня от каких-то плохих мыслей, я решил отвлечь себя от его нервозности. Налив себе ещё вина и проигнорировав все предостережения внутреннего голоса, я выпил и убрал бутылку в холодильник.

– Андрей, пойдём, я тебя устрою на втором этаже, а потом приму душ и тоже пойду прилягу. У меня есть такая дурная привычка, смывать груз дневных забот под душем. Иначе – я не усну!

– Ладно. Хорошо. А вы где спать ляжете? Внизу да?

– Да. Мне там привычней будет, и… это, ты как к храпу относишься?

– Как к издевательству, – сказал он, хитро улыбаясь.

– Ну, тогда заранее прошу прощения! Тебе-то самому в душ не надо?

– Нет. Я тогда вообще не усну! Меня это только взбодрит.

– Ну, пойдём наверх.

Пока мы поднимались по лестнице, я всё время думал о тех переменах в его настроении, которые мне пришлось наблюдать. И эта его странная фраза! Что это был за ответ? Что-то парень от меня скрывает. Здесь явно что-то не так.

– А почему ты сказал, что у Люды всё хорошо? – остановившись на полпути, спросил я. И, видя его недоумение, пояснил:

– Разве может у неё быть – всё хорошо, когда с тобой такое случилось, а?

– Ну, я имел в виду, что в отличие от папы и мамы, Люда – держится. Не раскисает. Даже отругала меня! Хотя, конечно, вы правы, какое там – хорошо. В шоке она. Я такого голоса у неё никогда не слышал.

– А что там с твоими родителями?

– Ужас! Только давайте, об этом не будем! Если мы сейчас ещё и про них начнём…

Я понял, что на сегодня с него хватит. Критическая масса стрессов вот-вот будет набрана, и тогда! А тогда пойдёт цепная реакция, остановить которую, я буду не в силах.

– Ладно, проходи, – сказал я, открывая дверь в комнату на втором этаже. – Не будем об этом.

Объяснив ему, почему не стоит включать в этой комнате свет, и выдав ему свежее постельное бельё, я пошёл в ванную.

Пока при свете небольшого ночника Андрей устроится на ночлег, я успею принять душ, и, если, как он сказал, он ещё не «вырубится», надо будет к нему зайти. Есть у меня к нему пара вопросиков относительно его разговора с Людой. Правда, я ещё их не сформулировал так, чтобы у него не пропал сон.

10

В ванной комнате меня снова встретил этот запах, исходивший от аккуратно сложенной одежды Андрея. Запах загнанного в угол человека.

Страхом и отчаянием тянуло от его вещей.

Я собрался, было, упаковать его шмотки в полиэтиленовый пакет, но, заметив, что сверху лежат какие-то личные вещи солдата, оставил всё как есть.

Две шариковые ручки, карандаш, что-то похожее на блокнот, пачка фотографий, завёрнутая в полиэтилен и, кажется, военный билет. Всё это я постеснялся трогать.

Струи воды, барабаня по моей коже, уносили в сток неприятности, накопившиеся за этот нелёгкий вечер. Без этой процедуры уснуть мне не удастся. К тому же, я сегодня столько выпил, что впервые за несколько лет почувствовал опьянение.

Да, какие только сюрпризы не готовит нам судьба! Вспоминая все необычные случаи из своей жизни, я пришёл к выводу, что мой любимый вопрос, с помощью которого так легко сбить человека с толку, сегодня сама жизнь задала мне.

Какое событие можно считать главным в жизни человека? – вот таким заковыристым вопросом мне нравилось ставить знакомых в нелёгкое положение. Кстати, большинство женщин почему-то, не задумываясь, отвечали – свадьба. Дуры, правда?!.. А когда я их спрашивал, что, мол, после свадьбы жизнь прекращается, что ли? Они глупо хлопали ресницами и больше со мной не разговаривали, чему я только радовался. Отличный тест на выявление мыслящих по шаблону идиотов.

Так какое же всё-таки событие? А?

В голове моей постепенно светлело. Стрессы уходили в прошлое. Последствия воздействия алкоголя, такие как лёгкая тупость и нездоровая сонливость, уже почти прошли. Организм приходил в себя.

Конечно, пока я не разобрался окончательно с безопасностью Андрея, радоваться жизни рановато. Завтра ещё предстоит нелёгкий разговор с женой и поездка в такую отдалённую губернию, что сейчас об этом лучше не задумываться. Всё равно, всё решится в своё время.

Останутся нерешёнными только проблемы таких людей, как Андрей и Люда.

Толпа, состоящая из борцов за всеобщее счастье, – будет травить их, как заразу.

Люди привыкли потешаться и глупо хихикать при слове «гомик». С интересом изучать свою сотрудницу, узнав, что она живёт со своей подругой. Проезжая вечером по проспектам, указывать друг другу на стоящих вдоль дороги проституток и отпускать при этом пошлые шутки. На всяких «панков», «хиппи», «готов» вообще уже никто не обращает внимание. А почему? Не знаете?!

Всё вы прекрасно знаете!

Потому, что посмеяться над несчастным педом – это в порядке вещей. Он же – опущенец! А девочка, живущая со своей подружкой – несчастная лесбиянка, так и не познавшая радостей настоящего секса – дура, короче говоря!

Проститутки, по мнению толпы, все передохнут от страшных болезней!

Так с кем тут бороться?! Чему возмущаться?! «Они же – грязь подзаборная», – скажет толпа! Они несчастны, и поэтому нас устраивают.

А покажите вы этой толпе брата и сестру, которые друг в друге нашли то, что некоторым из нас пришлось заменить тем, что попалось под руку, пока учились в школе или весело жили от сессии до сессии в институте.

Чужое счастье раздражает нас. Мы сразу становимся его противниками. У нас масса оснований для того, чтобы линчевать заразу, распространяющую вирус счастья.

Поэтому, счастье мы приветствуем, когда оно сказочное, киношное, книжное – ненатуральное! Или, когда оно такое, как наше – внушённое под гипнозом воспитателями.

Вытираясь мохнатым полотенцем, я прикидывал, сколько завтра мне надо будет взять с собой бензина, чтобы не зависеть от заправочных станций, где так возможен ненужный контакт с посторонними людьми. Сколько и какой придётся взять с собой еды, чтобы опять-таки нигде не останавливаться.

Уже влезая в пижаму, которую я прихватил с собой в ванную, я примерно прикинул километраж. Выходило где-то – около тысячи километров! Это – туда и обратно. Ни разу в своей жизни я не предпринимал таких отдалённых поездок на своей машине, нигде не останавливаясь и не выходя размяться. Да и не искал никогда окольных дорог, избегая постов ГАИ. Как я всё это осилю после бессонной ночи?! Но, взялся за гуж, как говориться, полезай в кузов.

Из ванной я выходил совсем уже в другом настроении! Неприятные мысли, конечно, ещё приставали ко мне, но посеять панику или, хотя бы, скептическое настроение, им не удалось.

Я поставил будильник компьютера на девять часов, но всё рано знал, что выспаться не удастся. Физически за короткое время отдохнуть ещё можно, а вот истрёпанные нервишки требуют продолжительного лечения.

Постелив себе на диване и собираясь уже заглянуть на второй этаж к своему гостю, я прислушался к тому, что происходило вокруг.

На улице царила тихая и даже, я бы сказал, какая-то мёртвая ночь. Или просто я редко ложусь так поздно? Теперь уже скорее – рано!

Надо мной, на втором этаже, там, где я поселил Андрея, тоже было тихо. Жаль, конечно, если он уже «вырубился», хотел я его кое о чём спросить!

Я, стараясь не шуметь, стал подниматься по лестнице. Пройдя один коротенький пролёт, я посмотрел наверх. Дверь была приоткрыта ровно на столько, чтобы проникающий отсюда свет позволял ориентироваться в комнате, но горящего ночника я не увидел.

Неужели уже спит?

– Андрюша? – тихонько, почти шёпотом позвал я. – Андрей…

Никакой реакции. Ну, ладно, значит, и мне пора. Да и чего я к парню привязался?! Он побольше меня за день перенёс! Пусть спит.

Какое же это блаженство, забравшись в постель осознать, что сегодняшний день, со всеми его кошмарами и ужасами – позади! Как там, у этих древних евреев? – «Возблагодарим Господа своего..» Ну, и так далее…

Самый лучший на свете доктор – сон. Он не лечит только от смерти. От смерти нет лекарства.

Запрыгнувшая на постель кошка, пощекотав мне лицо усами, тут же устроилась на моей груди и заурчала, нагоняя на меня сон.

Поглаживая тарахтящую на манер трактора кошку, легко забыть дневные заботы и погрузиться в объятия сна. Выбросить из головы нерешённые вопросы, накопившиеся дела, и – спать!

Греки считали сон – братом смерти и сочиняли в его честь гимны! Не пойму, они уважали его или боялись?

– Морфей! – шёпотом позвал я. – Эй, Морфеус! Приходи, я тебе гимн спою…

Бог с ними с греками. Спать! Спать. Спать…. Ехал грек через реку… И чего-то там в реке он увидел. Так что ли?

Интересно, как это Андрюха так быстро заснул?

Неужели, после такого… после такого дня, можно уснуть?

Хотя, я-то вон, засыпаю. Но у меня-то такого дня не было! А может, и был?..

Разве мог я подумать, что провалюсь в сон с такой лёгкостью! Буквально одной минуты хватило мне, чтобы мерное тиканье часов и урчание кошки подействовали лучше любого снотворного. Я уснул почти мгновенно или, как сказал бы Андрей – вырубился.

11

Андрей не спал.

Он выключил ночник и, прикрыв дверь так, чтобы проникало немного света, растянулся на полу. На кровать он ложиться не стал, – очень уж она скрипела. А ему хотелось тишины. Тишины и покоя. Покоя и тишины.

На улице, где-то совсем далеко, не переставая, лаяла собака. С такого расстояния её лай почему-то напоминал плач какой-то истерички. Тишину в доме нарушало только тиканье часов. Обещанного хозяином храпа пока ещё не было слышно.

Андрей не спал.

Он даже не пытался уснуть. Он никак не мог избавиться от сменявших друг друга слайдов, которые, как жадный фоторепортёр, «нафотографировал» его мозг за прошедший день.

О чём бы он ни думал, стоявшие перед глазами картинки жили своей жизнью. Что бы он ни пытался себе представить, мысли всё равно возвращались к событиям сегодняшнего дня.

Сегодняшнего? Нет, теперь уже – вчерашнего. Особенно – вчерашнего утра. События, перечеркнувшие две жизни, и в корне изменившие всё его будущее. И не только его…

В небольшом костерке корчились и выгибались пожираемые огнём цветные и чёрно-белые фотографии Люды.

Андрей сидел на корточках и подкладывал в костёр то немного хвороста, то фото любимой. Подолгу глядя на улыбающееся лицо сестры, прощаясь, он, наконец, отдавал огню последнее, что у него было.

Последнее письмо, полученное позавчера, пошло на растопку сырого хвороста, который Андрей наспех собрал в утреннем холодном лесу на берегу тихой речки.

Когда от последней фотографии не осталось ничего кроме пепла, Андрей поднялся. Ноги так сильно затекли, что он с трудом распрямил их. Сколько он просидел так? Час? Не меньше.

Он огляделся. Солнце ещё не показалось, но было уже достаточно светло, и костёр вряд ли мог привлечь чьё-то внимание.

Слух постепенно возвращался к нему. Но, всё равно, в ушах ещё противно звенело. Последствия стрельбы в помещении проходят не сразу.

Убрав, наконец, в карман куртки зажигалку, которую всё время держал в руке, Андрей вспомнил, как ещё на первом году службы кто-то из «стариков» сказал ему, что даже если ты некурящий, можешь столкнуться в жизни с таким моментом, когда без спичек или без зажигалки – не обойтись. Спички, нож и иголка с ниткой должны стать постоянно носимыми с собой предметами, – наставлял его «дед».

Неподалёку у дерева стоял автомат.

Увидев оружие, Андрей вспомнил всё. Всё, что он сделал при помощи этой страшной, несущей смерть машины. В это утро он перечеркнул свою жизнь длинной очередью из автомата. Отрезал прошлое…

Ноги ещё не отошли от долгого сидения на корточках, поэтому, прихрамывая и покачиваясь, как пьяный, Андрей подошёл к дереву, около которого стоял автомат.

– Ну что, отведал человечины? – не узнав свой голос, спросил он оружие.

Наговорившийся в это утро автомат, молчал. Только капли росы, как слёзы, падающие с деревьев, звучали по всему лесу, и почти неслышно, словно не проснувшаяся, журчала речка, на берегу которой горел разведённый Андреем костёр.

– Может, ещё хочешь? – Андрей снова попытался разговорить чудовище.

Ставший вдруг живым, автомат оказался совершенно безжалостным выключателем человеческих жизней, и Андрей заметил, что боится теперь взять его в руки.

Осторожно протянув руку к опасному зверю, он, как бы боясь его чем-то разозлить, всё же поднял автомат, удивившись тому, каким вдруг он стал тяжёлым.

«А может, это я выдохся?» – подумал Андрей.

– Ну что, скажешь последнее слово? – снова спросил он железяку, не способную ни на что, кроме убийства.

– Что молчишь? Или у тебя словарный запас кончился?

Андрей отстегнул магазин и, увидев оставшиеся в нём патроны, поставил автомат без рожка обратно к дереву.

Нажимая на гильзу и чуть сдвигая патрон пальцем, он извлёк оставшиеся в магазине патроны и пересчитал их.

– Семь штук, – сказал он, и подумал, что никогда раньше не разговаривал сам с собой.

Вспомнив про «подлый» патрон, Андрей высыпал в карман те, что держал в руке и, взяв автомат, передёрнул затвор.

«Подлый» выскочил из патронника и, упав на землю, спрятался в опавшей листве.

Андрей нашёл его и положил в карман к остальным.

Руки от прикосновения к металлу немного замёрзли и, подойдя к почти прогоревшему костру, Андрей протянул их к огню и стал греть.

Стоять нагнувшись было тяжело, и Андрей снова присел на корточки.

Поворачивая ладони, он сжимал и разжимал пальцы над ещё появлявшимися из остатков костра языками пламени. Руки понемногу согревались. Иногда, поглядывая в сторону автомата, стоявшего у дерева, Андрей прикидывал – как ЭТО лучше сделать. Старое «весло», как называли в части автомат АКМ, не позволит выстрелить в себя. – Длинноват. И неудобен. Надо подумать, как спустить курок.

В качестве упора подойдёт любое дерево, – подумал он. – А вот, сколько патронов зарядить обратно в рожок? – это он никак не мог решить.

Одного должно хватить. Но лучше, чтобы наверняка, – все восемь.

И вдруг он представил себе, что его найдут в этом лесочке, где они с Людой целовались прошедшим летом! Его найдут – объеденного бродячими собаками! Половина головы будет отсутствовать! Вокруг будут валяться стреляные гильзы и куски черепа, а деревья будут забрызганы его кровью и ошмётками мозгов.

А что расскажут его родителям?! А что подумает Люда?!

Он резко встал и начал дуть на пальцы.

– Вот, блин! Не заметил, как сам себя чуть не изжарил! – снова заговорив сам с собой, ругался Андрей.

Боль от ожога подействовала отрезвляюще.

– Так нельзя! Так поступают только думающие о самих себе и чувствующие себя виноватыми слабаки! Люда должна всё знать! Надо!.. Надо прямо сейчас!..

Через тонкую ткань Андрей почувствовал металлический холод, исходящий от лежавших в кармане патрон.

Как будто избавляясь от спрятавшихся в кармане страшных мыслей, Андрей стал судорожно выгребать патроны и бросать их в реку. Как-то по-особенному, зло булькая и, сверкнув напоследок латунным боком, зубы железного чудовища исчезали в глубине.

Потом, как будто боясь передумать, Андрей подбежал к автомату и, схватив его за ствол, размахнувшись, зашвырнул почти на середину неширокой речки.

Боясь сам себя, боясь этого места, на котором приходят в голову такие ужасные мысли, и боясь автомата на дне речки, Андрей побежал, натыкаясь на кусты и дико озираясь.

Он долго бежал вдоль реки, но берег казался везде одинаковым, и спрятавшийся в речке автомат, казалось, мог заставить его остановиться и!.. Казалось, он мог всё! Этот страшный зверь был способен заставить человека убить даже самого себя!

Андрей свернул в лес. Подальше от реки! Подальше от самого себя! Дальше! Ещё дальше!

Когда он начал задыхаться и уже не бежал, а еле волок ноги, лес вдруг резко кончился и перед ним, как непреодолимое препятствие, возникла насыпь шоссе.

Андрей, чтобы не упасть, обхватил дерево и, жадно хватая ртом воздух, пытался понять, где он сейчас находится.

На шоссе показалась машина. Андрей, не удержавшись на ногах, упал и отполз за куст.

Теперь, когда его не было видно с дороги, он, немного отдышавшись, стал впадать в какое-то сноподобное состояние. Усталость и стресс – взяли своё.

Он не спал. Но всё равно, лёжа с открытыми глазами и глядя сквозь ветви деревьев в небо, видел похожие на короткие сны фрагменты сегодняшнего утра. А утром было…


А утром, когда ещё даже на востоке была темень непроглядная, Андрей, войдя в «предбанник» караульного помещения, полулёжа устроился на широкой длинной скамье, стоявшей вдоль стены, и только тут почувствовал, как сильно устали ноги.

Ещё пятеро солдат, бывших с ним в наряде, остались на улице покурить. И хотя вели они себя не по уставу, считалось, что деды могут позволить себе некоторые вольности.

«Да и кто сейчас устав не нарушает! – подумал Андрей. – Да и не только устав! Все всё нарушают. Даже с точки зрения этого урода Петухова, – я тоже нарушитель. Так-то!»

Прошла уже целая неделя после инцидента с пьяной компанией и краденой тушёнкой, а Гладышев и Петухов вели себя так, как будто ничего не случилось.

За дверью послышался взрыв смеха.

– Вон, Петухов на улице народ веселит и в ус не дует! – сказал Андрей стоявшему рядом у стены автомату. Но железяка, как и положено – молчала.

Андрей, отстегнув тяжёлый подсумок с полными магазинами, облегчённо вздохнул и, отодвинув подсумок, закинул на скамью вторую ногу, – отдыхать, так отдыхать.

Но ни отдохнуть, ни дать волю мрачным мыслям, у Андрея не получилось. Громыхая задевающими за дверной проём прикладами, в «предбанник» ввалились Гладышев и Петухов.

– Хорош загорать, Дрон! – рявкнул Петухов.

Стоявший рядом с ним Гладышев, видимо, засыпая, что называется, на ходу, щурился от электрического света, неприятно бившего в глаза вошедшим с темноты.

Андрей сел, и ловко подхватив автомат, положил его на колени.

– А подсумок я за тебя таскать буду? – прогнусавил своим дебильным голосом Петухов.

– Хорош спать! – скорее сам себе, чем Андрею сказал Гладыш. – На дембеле отоспишься!

Андрей лениво подтащил подсумок за ремень.

– О! Кстати! Насчёт дембеля у нас с Гладышем к тебе коммерческое предложение! – нехорошо оживившись, начал Петухов.

Андрей замер, предчувствуя очередную гадость. Мысли путались. Видимо, он действительно начал засыпать.

– Что ещё за предложение? – спросил он Петухова таким тоном, чтобы у того пропало всякое желание продолжать.

– А мы с Гладышем решили на недельку в Москве заторчать! Сечёшь?

– Ничего я не секу.

– А мы тебе сейчас всё и объясним! Непонятливый ты наш.

Интонации в голосе Петухова заставили Андрея окончательно стряхнуть сонливость.

– Ты, Дрон, нас со своей симпатишной сеструхой познакомишь. Понял?

Слюнявые губы Петухова разошлись в гнилой ухмылке.

– Я думаю, она нам за неделю надоест, вот тогда мы к своим родным пенатам и подадимся! Понял, да? Нам, Дрон, твоя доброта на фиг не нужна. С нами, Дрон, делиться надо. Правильно, Гладыш?

– Ну-тк! – крякнул Гладышев. – Мы же тебе предлагали делиться, а ты, как оказалось, нами брезгуешь.

– Зато мы ничем не брезгуем! – продолжая гадко улыбаться, прохрипел Петухов, думая навести ужас на растерявшегося Андрея. – Мы никогда не брезговали ни одной дыркой!

Он проделал руками неприличный жест, видимо, означавший совокупление, и, подойдя поближе, сказал:

– И в этот раз не побрезгуем. Даже после тебя!

Петухов противненько хохотнул.

– У тебя, Дрон, на чердаке, – он постучал пальцем в свой узкий лоб, чтобы Андрей понял, о каком чердаке идёт речь, – на чердаке у тебя, Дрон, темнее, чем в подвале.

Показывать, где находится подвал, Петухов не стал.

– Было бы там светло, – продолжал он, – ты бы понимал, что находишься в интересном положении! – он сделал паузу, давая Андрею время на обдумывание своих слов. И продолжил:

– Положение твоё зависит от того, как ты теперь к нам будешь относиться. Как к друзьям, которые не хотят, чтобы о твоих семейных тайнах стало известно честным людям! Или как…

– Катись ты!.. – перебил Петухова Андрей.

Маленькие глазки Петухова превратились в щели. И без того гадкая ухмылка вдруг вызвала у Андрея ассоциации с давно немытым привокзальным сортиром.

Вложив в свою мимику всё дерьмо, которое в нём было, Петухов сказал:

– Ну что, Дрон, будешь первым, или в очередь встанешь? Или жребий бросим? А?

Сказав это, Петухов подошёл уже вплотную к сидевшему Андрею и, пыхтя табачным перегаром прямо в лицо, просипел:

– А ты думал, блин, что, один будешь её пользовать?

– Да пошёл ты! – Андрей отпихнул от себя Петухова обеими ногами.

В это время кто-то пнул сапогом в стену, и приглушённый толстым деревом голос сказал:

– Петя, гад, ты, что ли зажигалку утырил?

И тут же другой голос ответил:

– Да у меня она, держи.

Никто из находившихся в караулке, не обратил внимания ни на стук в стену, ни на голоса.

Устояв на ногах и поправив головной убор, побагровевший Петухов, прошипел:

– Всё, Дрон! Твои предки первыми узнают, как ты со своей несовершеннолетней потаскухой веселился, когда их дома не было! Я и тебя, и эту сучку твою так ославлю на весь свет! Это, Дрон, я тебе обещаю! Ты меня ещё не знаешь, Дрон! Я и не таких обламывал…

Говоря это, Петухов доставал из кармана конверты и фотографии.

Вдруг, Андрей увидел как лицо Петухова из багрового, буквально за секунду, стало бледным, как оттаявшая плоть мороженой рыбы. Краем глаза он заметил, что Гладышев, сорвав с плеча автомат и держа его на вытянутых руках, закрывая лицо, попятился назад.

В руках Андрея звонко лязгнул затвор.

– Ты чё? Дрон, да ты чё? – не своим голосом затараторил Петухов, глядя куда-то вниз, где находилось что-то страшное.

– П-п-пошутил он! – успел сказать Гладышев.

В этот момент в ушах Андрея раздался грохот, отключивший слух, и длинная струя огня, появившаяся откуда-то снизу, отбросила Петухова к противоположной стене, вырывая из него внутренности и смешивая их с рваным тряпьём, образовав на стене некое подобие абстрактной картины.

Ударившись о стену, тело Петухова сложилось пополам и рухнуло на пол.

В следующую секунду, та же струя огня перерезала Гладышева, который беззвучно шевелил побелевшими губами.

Как только Гладышев упал, автомат в руках Андрея прекратил свои попытки вырваться и успокоился.

Андрей встал и, положив автомат на скамью, подошёл к тому, что осталось от Петухова. Выдернув из руки покойника несколько конвертов с письмами от сестры и с её же фотографиями, он убрал их в карман. Потом, накинув ремень автомата на плечо, он ещё раз оглядел «предбанник» и направился к двери.

Андрей удивлялся тишине, стоявшей в караулке. Даже неперестающие дёргаться ноги Гладышева не стучали по полу, а передавали какую-то вибрацию, которую Андрей чувствовал ногами через подошвы сапог.

Вместо воздуха в помещении стоял какой-то синий туман, который пах одновременно всем, – пороховой гарью, дерьмом, забрызгавшим все стены, и горелым деревом…

А вот запаха крови Андрей не почувствовал.

Выйдя из караулки, он увидел стоявших напротив двери троих сослуживцев, с автоматами, направленными на него. У всех троих губы беззвучно шевелились.

«Они о чём-то меня спрашивают, – подумал Андрей. – Но я ничего не слышу. Это, наверное, от выстрелов в помещении», – наконец дошло до него.

Он помотал головой, давая понять, что ничего не понимает, но ребята не унимались и подходили к нему всё ближе.

Сделав рукой жест, мол, расступитесь же, наконец, он прошёл мимо них и направился к штабу.

Какое-то время он, не спеша, шёл, а потом, заметив, что за ним кто-то увязался и постоянно хватает его за рукав, Андрей побежал.

Пробегая мимо штаба, он увидел в окне дежурного по части силуэт офицера, говорившего по телефону. Видимо, кому-то что-то доказывая или объясняя, тот жестикулировал свободной от телефонной трубки рукой.

Добежав до КПП, Андрей снова перешёл на шаг. Осторожно заглянув в окно, он увидел дневального, уткнувшегося лицом в сложенные на столе руки. Дневальный мирно спал.

Пройдя мимо него по коридору, Андрей оглянулся, – дневальный спал.

Стараясь не шуметь, Андрей отодвинул засов и, выйдя за пределы части, снял с плеча автомат, и, взяв его, как учили, – в обе руки, побежал.

Некоторое время он бежал по бетонке, ведущей от части к шоссе, но потом, резко свернув вправо, побежал вдоль забора части к знакомому лесу.

Уже светало, когда он, собрав сырой хворост, разжёг его, использовав в качестве растопки письмо от Люды.

При свете костра он прочитал письма, которые до него читали только Петухов и ещё, наверное, Гладышев. И начал скармливать письма и фотографии огню.

От едкого дыма по щекам текли слёзы. Сначала он вытирал их рукавами, которые до сих пор пахли пороховым дымом. Потом сел с другой стороны костра, куда лёгкий утренний ветерок не сносил дым, и заплакал по-настоящему.


Лёжа на земле и глядя в небо широко открытыми, остановившимися глазами, Андрей вспоминал не только сегодняшнее утро. Перед его взором вместе с лёгкими облаками проплывали картины детства, школьные годы, служба в армии и снова – сегодняшнее утро.

Сколько прошло времени, Андрей не знал. Привычка пользоваться часами в мобильном телефоне вытеснила привычку носить наручные часы. А мобильник остался в части.

Он лежал неподалёку от шоссе, по которому изредка проезжали машины, но ни на одну из них он не обратил внимания. Возможно, он даже несколько часов проспал.

Вдруг, его уже почти восстановившийся слух уловил рокот двигателя машины, ехавшей с небольшой скоростью, Андрей вынырнул из своих воспоминаний и прислушался.

Из приоткрытых окон автомобиля доносился хриплый голос, что-то монотонно говоривший на языке радиопереговоров, понятном только посвященным.

Не меняя скорость, машина приближалась к тому месту, где около насыпи, в кустах, лежал Андрей.

Милиция! – дошло до него.

Андрей резко перевернулся на живот и, отодвинув ветки, посмотрел на дорогу.

Патрульная милицейская машина медленно ползла по шоссе. Андрей представил, как сидящие в ней патрульные сканируют местность, а не просто осматривают её.

Ему стало страшно. До него, наконец, стало доходить, что он разыскиваемый преступник!

Он вдруг осознал, что лежит на небольшой полянке, возможно хорошо просматриваемой с дороги.

Андрей аккуратно вернул ветку на место и, подтянув ноги, уткнулся лицом в траву, спрятав под себя такие заметные кисти рук.

Сейчас меня заметят! – подумал он.

Он уже хотел, было, резко поднявшись побежать в лес, но вовремя подавил это желание.

А вдруг, проедут, не заметив?!

Машина уже поравнялась с лежащим за кустом Андреем. Из рации постоянно неслась какая-то радиоболтовня.

«Сапоги! – вспомнил он. – Мои сапоги, начищенные до блеска антрацита, видны, должно быть, за версту!»

Не дыша, он ждал, что произойдёт дальше.

Так же медленно машина проехала мимо него и стала потихоньку удаляться.

Андрей приподнял голову и посмотрел вслед милицейской машине. Она была так близко, что слышно было не только неумолкающую рацию, но можно было разобрать, о чём говорят сидящие в машине милиционеры.

Когда расстояние между машиной и лежащим за кустом Андреем стало, как он для себя решил, безопасным, Андрей посмотрел на свои сапоги и сразу всё понял. Никакого блеска уже не было. Его сапоги были забрызганы грязью из луж, по которым он, ничего не замечая, пробегал. Ко всему прочему, они были облеплены опавшей листвой и выглядели как самый лучший на свете камуфляж.

Наконец, Андрей выдохнул, и сердце бешено заколотилось.

Бежать! В лес! Ни в коем случае нельзя оставаться здесь!

Он встал и, пригнувшись, пошёл обратно в лес, из которого, судя по положению солнца, он вышел к шоссе уже несколько часов назад.

Идя через лес, он старался держаться параллельно дороге. Хорошо изучив за два года местность, Андрей знал, где он сейчас находится. Если идти постоянно вдоль шоссе так, чтобы солнце оставалось всё время за спиной, выйдешь к дачному посёлку. А там придётся искать телефон, чтобы позвонить сестре. Но, как он знал, телефоны были в каждом доме, надо было только найти пустующий дом. До завтра, то есть до субботы, таких домов в посёлке будет предостаточно. Но только до завтра!

Примерно через час ему стали попадаться приметы, говорящие о близости дачного посёлка. Поляны, со следами пикников, мусор, который никто не увозит с собой, считая лес самой удачной помойкой. Ему то и дело встречались следы машин, которые, съезжая с шоссе в лес, безжалостно уничтожили кустарник и даже небольшие деревца. Да и движение на самом шоссе стало более оживлённым. Народ из города потихоньку подтягивался.

Пятница, – подумал Андрей. – Успеть бы!

К звуку проезжавших по дороге машин добавился ещё какой-то очень знакомый гул. Андрей долго не обращал на него внимания, пока до него не дошло!..

Вертолёт!

Его ищут, осматривая с вертолёта лес, окружающий войсковую часть!

Если его засекут с воздуха, машина просто зависнет над ним и будет сопровождать, пока не подоспеют наземные силы захвата, ориентируясь по висящему над головой беглеца вертолёту.

Гул моторов стал быстро превращаться в низкочастотную барабанную дробь, бьющую по ушам, давившую на психику.

Андрей заметался.

Вертолёт приближался. Пока его ещё не было видно, но по тому, как вибрировал воздух, чувствовалось, что он где-то рядом.

Понимая, что в прогалах между кронами он будет виден с воздуха, как мишень в тире, Андрей решил забраться на дерево, чтобы слиться таким образом с ещё не совсем облетевшей листвой.

Выбрав наспех самое подходящее по толщине дерево, он, обхватив его руками и ногами, довольно быстро добрался до кроны. Но если с земли листва казалась густой и даже непроницаемой для солнца, то, забравшись на дерево, Андрей увидел свою ошибку.

Листва оказалась предательски редкой!

Я, наверное, выгляжу сверху как самый последний дурак! – подумал он.

В этот момент, разрывая барабанные перепонки, прямо над ним, в каких-то пятнадцати метрах, пролетел вертолёт.

Обнимая дерево и вжимаясь в него всем телом, Андрей уткнулся лицом в плечо и закрыл глаза.

Но машина, сотрясая всё вокруг, быстро прошла мимо.

Андрей стал наблюдать за вертолётом, стараясь вычислить схему, по которой вели поиск.

Через пятнадцать минут он понял, что никакой системы нет. Вертолёт иногда поднимался повыше и на некоторое время зависал. Потом, видимо, заметив что-то подозрительное, он срывался с места и, быстро теряя высоту, снижался к какому-то участку леса и, повисев там, вращаясь на одном месте, снова набирал высоту.

Андрей слез с дерева, когда убедился, что машина, продолжая свои манёвры, постепенно удаляется от него.

Он отряхнулся и, как смог, привёл себя в порядок.

Очень хотелось есть!

Поискав поближе к шоссе колею, оставленную автомобилем в мягком грунте, он, встав на четвереньки, аккуратно, стараясь не поднять со дна муть, попил прозрачной дождевой воды.

Отдохнув, Андрей пошёл дальше. Короткий осенний день быстро клонился к вечеру. Надо было торопиться.

Вертолёт возвращался ещё несколько раз. Но Андрей убедился, понаблюдав за ним, что обследуются в основном тропинки и поляны. Поэтому, не переставая держать вертолёт в поле зрения, Андрей, не меняя курса и не останавливаясь надолго, двигался к цели. До посёлка было уже недалеко.

Когда он вышел к реке, за которой на возвышенности были видны первые домики дачного посёлка, солнце уже коснулось горизонта. И тут, к своему изумлению, Андрей столкнулся с ещё одной неожиданностью! На небольшом автомобильном мосту, по которому он собирался перейти на другую сторону реки, стояли две патрульные машины.

Андрей так резко остановился, увидев их, что, споткнувшись на ровном месте, упал.

Вставать уже не хотелось.

Застонав от досады, он несколько раз ударил кулаком по земле и, вконец обессилев, заплакал.

Посёлок, его цель, был отрезан от него десятью непреодолимыми метрами!

Лезть в воду в такое время года – это стопроцентное воспаление лёгких! Да и не в этом даже дело! В такой холодной воде его может скрутить полная обездвижка конечностей.

Перевернувшись на спину, он постарался привести нервы в порядок и стал прикидывать свои шансы засветло попасть в посёлок.

На мосту, между тем, милиция останавливала все въезжающие и выезжающие машины, проводя досмотр и проверяя документы.

Посмотрев на запад, Андрей заставил себя встать, – солнце уже скрывалось за горизонтом.

Пройдя вниз по течению насколько можно дальше, он оглянулся на мост. В такой тишине его попытка переплыть реку удастся только в том случае, если он воспользуется моментом, когда рядом с патрульными остановится очередная машина. Пока они проверят документы и заглянут в багажник он, прикрываясь шумом работающего двигателя, сможет преодолеть водную преграду. А идти ещё дальше, вниз по реке, у него уже не оставалось времени.

Среди мусора, валявшегося на берегу около летнего стойбища «любителей шашлыка», неподалёку от вкопанного в землю ржавого мангала, Андрей нашёл несколько более-менее чистых полиэтиленовых пакетов. Раздевшись догола, он упаковал свою одежду в полиэтилен, и стал ждать удобного момента, наблюдая за мостом.

Ему повезло куда больше, чем он ожидал! Милиция тормознула громыхавший неким подобием музыки огромный джип, набитый под завязку вопящими как голодные дикари человекообразными, видимо ехавшими на дачу к одному из находившихся в машине.

Используя пакеты, набитые одеждой, как вспомогательное плавсредство, Андрей, довольно быстро перебрался на другой берег. Только на самой середине этой, в общем-то, неглубокой речки, он сильно ударился ногой о затонувшее дерево, которое с берега видно не было. Но ледяная вода обладала неплохими анестезирующими свойствами, и боли он почти не почувствовал.

Он уже натягивал сухую, и казавшуюся тёплой одежду, а «весёлые ребята» на мосту всё ещё ругались с милицией.

– Спасибо, придурки! – развеселившись сказал Андрей и, застегнув куртку, двинулся по направлению к посёлку.

Пребывание в холодной воде несколько взбодрило его, и даже настроение было какое-то праздничное.

Вот это настроение и оказалось причиной потери бдительности.

«Придурки», миновав, наконец, милицейский пост, не поехали по асфальтовой дороге, ведущей к посёлку, до которого оставалось всего ничего, а, проехав прибрежную растительность, свернули прямо в поле, видимо срезая угол. Остолбеневший от неожиданности Андрей увидел, что прямо на него несётся, гремя электронными барабанами, чудо двадцать первого века, которое оседлали первобытные дикари.

Несмотря на то, что естественного освещения ещё вполне хватало, водитель джипа включил дальний свет, и Андрея больно полоснуло по глазам мощными прожекторами. Он закрылся рукой от бьющего по глазам света и остановился, чтобы определить, в какую сторону ему предстоит отпрыгивать.

Вдруг машина, резко тормозя, пошла по траве юзом! Прямо на ходу распахивались двери и, сидевшие внутри люди, что-то крича, показывали в сторону Андрея. Взревел двигатель, и джип, наконец, замер как вкопанный. Из него выпрыгивали, матерясь и толкая друг друга, сильно пьяные пассажиры. Музьжа прекратилась. Наступило секундное молчание. Стоявшие около машины люди, которых Андрею было плохо видно из-за света фар, смотрели на него. И вдруг, их прорвало!

– Он здесь!

– Держи!

Кричали они и махали руками, явно пытаясь привлечь внимание милиции, с которой всего минуту назад препирались.

– Солдат!

– Сюда!

– Да вот же он!

От нетрезвой толпы отделилось несколько фигур, которые побежали в сторону моста. Но, увидев, что быстро сообразившие в чём дело милиционеры уже запрыгивают в свои машины, ребята вернулись к джипу и опять, устроив толкучку с матерщиной, забрались обратно в салон.

Образовав сзади себя две огромные струи из земли вперемешку с травой, джип рванул с места.

Андрей, потерявший какую-то секунду на размышления, уже вовсю несся к ближайшим домам. Перед ним, мешая разбирать дорогу, плясала его тень. А ехавшие по пятам пьяные весельчаки верещали и улюлюкали, как индейцы, заглушая рёв двигателя.

«Главное, добраться до огородов, – думал он. – В посёлке машины могут перемещаться только по улицам, а я – где захочу».

Он заметил, что джип, который давно уже мог его обогнать, держится от него на расстоянии. Андрей понял, что ребята или боятся его, или играют в догонялки, стараясь не мешать отставшим стражам порядка.

Милицейские машины стали заходить справа и слева, стараясь создать «клещи».

Справа, из-за леса снова показался вертолёт. Он на сумасшедшей скорости приближался к посёлку.

– Ага, учуяли! – сам удивившись своим словам, крикнул Андрей.

Несмотря на то, что до беглеца было ещё далеко, яркий свет прожектора, ударивший с вертолёта, буквально ослепил Андрея. Но, резко отвернувшись от прожектора, он решил, не отвлекаясь, сосредоточиться на дороге. Перед глазами ещё плясали «зайчики», которых он «поймал» от вертолётной фары, когда он добрался до первых заборов, окружавших дачные участки. Заборы оказались неожиданно высокими.

Ещё немного, и вертолёт догнал бы его, но случилось то, что не предвидели ни преследователи, ни сам Андрей.

Весельчаки в джипе, видимо, решили выйти из игры, в которой запросто могла начаться никому в реальной жизни не нужная стрельба. Это тебе – не компьютерных монстров «мочить»! Здесь в любой момент могло запахнуть жареным!

Не сбавляя скорость, джип, сильно кренясь, стал поворачивать по широкой дуге и тут же налетел на милицейскую машину мгновенно её перевернув.

Грохот от кувыркавшейся машины ещё не стих, а джип уже дал задний ход и перекрыл, таким образом, дорогу мчавшейся второй патрульной машине.

В этой машине за рулём сидел, скорее не водитель, а снайпер! На полном ходу, сделав несколько бросков влево, милицейский «Мерседес» увернулся от растерявшегося, ничего, видимо, не соображавшего водителя джипа, но его понесло, и, ударив по газам, чтобы не завертеться на уже влажной от росы траве, он отклонился от направления погони.

Прожектор с вертолёта тут же переметнулся на «кучу малу», которую устроили машины. Наверное, в вертолёте решили, что сейчас время помогать своим выбираться из дерьма, а не в охотников играть.

Всё это Андрей видел, что называется – краем глаза, пока бежал вдоль забора в поисках хоть какой-то лазейки. Его вполне устроило происшествие, но больше его устроило бы хоть какое-то деревце, растущее поближе к забору. Но деревья росли близко к забору, только с другой стороны.

Вдруг Андрей увидел дверную ручку, совершенно по-дурацки торчавшую из забора! Схватившись за неё, он так резко остановился, что чуть не упал. Маленькая узенькая дверь была настолько хорошо замаскирована, что её выдавала только тропинка, тянувшаяся прямо от забора в сторону речки. Подёргав за ручку и услышав характерный лязгающий звук, Андрей понял, что кроме крючка дверь ни на какой более серьёзный замок не закрыта.

Достав нож, Андрей долго с ним возился. Трясущимися руками он никак не мог его открыть. Наконец, чуть не сломав ноготь, он вытащил капризное лезвие и аккуратно провёл им снизу вверх, с трудом попав лезвием в узкую щель. Примерно на уровне его груди нож упёрся в металл. Приложив небольшое усилие, Андрей откинул предательски зазвеневший крючок и стал осторожно открывать дверь.

«Только бы не заскрипела», – подумал он.

Дверь открылась без единого звука.

Быстро оглянувшись, Андрей шмыгнул во двор чужого дома и закрыл дверь на крючок.

Тут же по забору прошёлся луч прожектора. Видимо убедившись, что в аварии на земле серьёзно никто не пострадал, погоню решили продолжить.

«Успел! Ёлки-палки, успел!» – порадовался сам за себя беглец.

Что происходило сейчас около столкнувшихся машин, Андрей не видел, а слышать не мог из-за грохота винтов. Да и не это его теперь интересовало. Надо было уходить как можно дальше от преследователей и не забывать, что его проникновение на участок могло вызвать, мягко говоря, бурную реакцию у хозяев.

Метрах в пятнадцати от себя, в глубине участка, он увидел дом. В окнах горел свет.

«Как же быстро темнеет!» – подумал Андрей.

Когда он, готовясь к переправе, упаковывал свои вещи в полиэтиленовый пакет, можно было запросто прочитать на пакете адрес магазина, в котором «потерявшие» пакет люди, совершали покупку. Теперь же было уже почти темно. К тому же, он находился среди бурно разросшегося сада с одной стороны, а с другой – стоял стеной трёхметровый забор, что явно не прибавляло света.

Наконец, отдышавшись и немного успокоившись, Андрей пошёл вдоль забора. Дойдя до невысокой ограды, разделявшей участки, он, стараясь не шуметь, перелез и стал ждать реакцию возможно обитавшей здесь собаки. Но такой неприятности судьба ему не подготовила. Изучив внимательно дом со всех сторон, Андрей убедился, что хозяев нет.

Вертолёт больше не возвращался. «В темноте от него, видимо, мало толку», – решил Андрей, прислушиваясь к удалявшемуся гулу. Зато на земле жизнь – ну просто кипела! Везде и всюду стали слышны то топот бегущих людей, то какие-то приказы, отдаваемые начальством. Постоянно хлопали двери всё прибывающих и прибывающих машин, а на другом конце посёлка кто-то говорил в мегафон, но разобрать слова было невозможно.

«Как, однако, быстро они среагировали!» – подумал уже изрядно уставший от всего, что с ним случилось, Андрей. – А с другой стороны, современная связь позволяет собрать всех, заинтересованных в его поимке за десять минут. Тем более, что все только и ждали сигнала. Так что, удивляться тут нечему».

Походив вокруг дома, подёргав на окнах решётки и потеряв немало сил при попытке открыть дверь сильным рывком, Андрей, запыхавшись, сел на крыльце и вдруг понял, что сейчас уснёт. Нервная система уже начала сдавать.

Надо двигаться! Надо срочно отсюда выбираться!

Наткнувшись на бочку с дождевой водой, Андрей несколько раз плеснул себе на лицо и, засучив рукава, опустил руки по локоть в ледяную воду. Холод отрезвил его. Паника немного отпустила. Он держал руки в холодной воде до тех пор, пока не почувствовал, как страх сменился желанием согреть руки.

Отвлекающая терапия, – подумал Андрей. – Как горчичник, только наоборот.

Он где-то читал, что психов не то лечат, не то раньше лечили поливая ледяной водой.

«Я – псих! Я сбесился! Я стал кусаться и убивать! – Нет, – решил он, – такие мысли нельзя даже близко подпускать. Так ведь можно убедить себя в собственной ненормальности и стать опасным. А разве я сейчас не опасен? Нет. Теперь уже нет».

Он вытер руки об одежду, застегнул рукава и прислушался к тому, что происходило вокруг.

Вроде, всё стало стихать.

Нет, конечно, его преследователи не бросили свою затею, просто, как он понял, – силы подтянуты, инструкции насчёт него получены, оружие снято с предохранителей.

Наступила стадия выжидания.

Они ждали. Они знали, что беглец не станет сидеть в оккупированном дачном посёлке, он попытается выбраться за пределы. Тем более, что темнота тому способствовала.

И Андрей решил выбираться.

– Главное, – это не шуметь, – заговорил он сам с собой. – Господи, как они не заметили меня, когда я выплясывал вокруг дома, пытаясь оторвать решётки?! Так… Всё! Тихо!..

И он пошёл, почти на ощупь, по чужому, незнакомому участку в другой его конец, туда, где в темноте маячил невысокий заборчик. Силы катастрофически быстро оставляли его. Через забор, как он ни пытался перелезть бесшумно, всё же пришлось перевалиться.

Упав с другой стороны забора, Андрей некоторое время прислушивался. Сейчас он находился на участке, где в доме горел свет.

Осторожно лавируя среди грядок, он добрался, наконец, до границы с другим участком. Там, кроме живой изгороди, никакой другой преграды не оказалось, но продираться через плотно растущие кусты оказалось куда труднее, чем лазать через заборы.

Вот так, – перелезая через заборчики и оградки с одного участка на другой, Андрей дошёл почти до другого конца посёлка. С собаками ему пока везло. Вернее, с их отсутствием. Видимо, хозяева уже увезли своих «шариков» в город или побросали в лесу, где они к зиме превратятся в подобие волчьих стай, нападающих на домашнюю скотину, а иногда и на людей.

Тот участок, где Андрей находился сейчас, давал возможность беспрепятственно проникнуть во владения только с одной стороны. А дальше…. А дальше шёл глухой заборище, более чем двухметровой высоты! Забраться на такой у парня уже не было сил.

Походив вдоль забора и убедившись, что он не только высокий, а ещё и гладкий, как паркетный пол, Андрей стал искать выход в смекалке.

Через минуту он уже срезал бельевую верёвку. Свернув её несколько раз кольцом, он сделал широкую, примерно полтора метра в диаметре петлю, способную выдержать его вес. Завязав свободные концы узлом, он стал искать наверху забора хоть какой-то выступ, на который можно было бы петлю накинуть. Найдя такой выступ, он с нескольких попыток накинул верёвку на выступающий сантиметров на семь-десять над забором столб. Вставив ногу в петлю, как в стремя, и держась за саму верёвку одной рукой, и опираясь о забор другой, он подтянулся из последних сил и рывком закинул тело. Но с другой стороны забора оказалось какое-то шаткое подобие крыши, на котором сейчас Андрей и лежал. Решив, что верёвка ему ещё может пригодиться, он снял петлю со столбика, и в следующий момент поверхность, на которой он лежал, с грохотом рассыпалась под ним, оказавшись не крышей, а всего-навсего – поленницей.

Оказавшись на земле, Андрей вскочил и заметался в поисках убежища.

Забраться назад по шатким дровам?

Ненадёжно!

Закинуть петлю и попытаться перелезть обратно таким же способом, каким попал сюда?

Верёвка вся уже успела перепутаться. Да и времени на прицельный бросок у него не осталось!

Нервы. Дрожь. Начинающаяся паника…

Секунды, прошедшие с момента его падения, показались ему долгими минутами. Но в доме, похоже, никто не обратил внимания на его шумное появление во дворе.

Свет в доме горел – но это были единственные признаки жизни, если не считать стоявшей под окном машины джипообразных очертаний. Кроме машины, никаких видимых при таком освещении укрытий Андрей не обнаружил.

И вдруг распахнулась калитка, и с улицы, освещая себе дорогу фонариком, кто-то вошёл.

Андрей тут же, в два прыжка, оказался за машиной.

Этот кто-то, оказался женщиной, которая теперь поднималась по ступенькам, всё ещё освещая себе путь.

«Значит, в доме никого не было! – сделал вывод Андрей. – Видимо, тётка куда-то выходила и вот теперь вернулась».

Но тётка, постучав в дверь, громким голосом позвала:

– Миша!

Андрей вздрогнул от резкого, неприятно звучавшего голоса женщины.

«Дура! – охарактеризовал он женщину. – Орёт, как будто война началась!»

Он старался как можно медленнее и глубже дышать, чтобы восстановить сердцебиение и дыхание. Пыхтя, как дракон, он мог привлечь внимание этой, явно со скандальным характером, тётки.

– Миша! – снова позвала надоедливая баба и забарабанила в дверь кулаком.

«Чтоб у тебя под окном так всю ночь орали!» – пожелал ей Андрей, вспомнив московских дворников, которые уже в шесть утра, в субботу, начинали перекрикиваться под окнами мирно спавших людей. «Вам что, трудно подойти друг к другу и поговорить, – думал он, просыпаясь, от какого-нибудь – "Танька! А чаво ета Клавка не выходит? Бухает что ли?"».

«Надо всех московских дворников заменить на глухонемых или на гастарбайтеров, – думал просыпавшийся ни свет, ни заря Андрей, – вот тогда и наступит мир на Земле».

– Миша! – опять крикнула женщина и пнула дверь ногой.

Дыхание постепенно вошло в ритм, и теперь Андрей не боялся, что тётка его заметит.

Что-то бормоча себе под нос, женщина стала спускаться по ступенькам.

«Ну, слава богу!» – подумал Андрей и вдруг увидел, что женщина направляется прямо к нему.

Перемещаясь за машиной так, чтобы всё время оставаться вне видимости надоедливой тётки, Андрей вдруг понял, что она идёт не к нему, а к окну, под которым стоит машина.

Женщина, встав на цыпочки, постучала в окно и снова крикнула:

– Михаил!

В доме, наконец, кто-то зашевелился, и раздался мужской голос.

Женщина стояла всего в каких-то двух метрах от прятавшегося за машиной Андрея. Услышав, что ей ответили, она собралась, было идти, но, вдруг потянув носом воздух, замерла.

Андрей напрягся: «Чего это она?»

Женщина понюхала ещё раз и, посветив себе под ноги фонариком, сказала:

– Наложил кто-то, что ли? Фу, мерзость!..

Она поморщилась и быстро пошла к крыльцу.

Когда она уже поднялась по ступенькам, прямо ей навстречу распахнулась дверь, и из дома вышел мужик в растянутых до безобразия тренировочных штанах и в безразмерной футболке, на которой был изображён огромный череп.

Торчавшая в разные стороны клочковатая борода красноречиво говорила о том, что мужик или только что проснулся, или совсем за собой не следит.

Тётка сообщила мужику, что в посёлке ищут беглого солдата. Говоря всё это, она так вытаращила глаза, что Андрей думал, как бы они у неё совсем не вывалились.

Дура! – поставил он окончательный диагноз.

Ему показалось, что мужик не отнёсся к новости серьёзно. Что он говорил, Андрей не слышал, но по интонациям понял, что тот отшучивается.

«Наверное, для него это уже не новость, – решил Андрей. – Телевизор, небось, всё уже всем поведал».

Потом мужик здорово напугал Андрея, громко залаяв, из чего перепуганный не на шутку беглец сделал вывод, что в посёлке живут одни придурки.

Проводив громким смехом что-то кричавшую обиженным голосом бабу, мужик пошёл куда-то в темноту. Проследив за ним, Андрей убедился, что хозяин, заметив рассыпанную Андреем поленницу, решил привести её в порядок.

«Ну, это надолго!» – подумал Андрей и, стараясь не шуметь, прошмыгнул в дом.

Войдя с темноты в освещенное помещение, он не стал ждать, когда глаза привыкнут к свету, а сразу ринулся искать телефонный аппарат».

«Пусть, когда он меня застукает, ведёт хоть сразу в Бутырку, – думал он, – но сначала я должен дозвониться до Люды и всё ей рассказать».

В огромной комнате на первом этаже почти все стены оказались книжными полками. Но Андрею сейчас было не до книг.

В центре комнаты, напротив дивана, стоял стол, заваленный географическими картами и дорогими альбомами с репродукциями картин известных мастеров. Но телефона не было.

На небольшом компьютерном столике умещалось много всего, помимо самого большого монитора, какой только приходилось видеть Андрею. С экрана на него смотрела жуткая рожа какого-то монстра.

«Боже! Да это же оса, увеличенная в сотни раз! Ну и рожа!» – удивился Андрей и, просканировав взглядом комнату, понял, что телефона здесь нет.

Хозяин пока не возвращался. И Андрей решил обследовать второй этаж дома. Ведь должен же быть телефон! Здесь у всех есть телефоны!

Комната на втором этаже оказалась спальней. Хозяин явно страдал манией гигантизма. Такую огромную кровать Андрей мог видеть, ну, разве что в фильмах про всяких принцев, которых даже не было видно среди подушек на кроватях, больше напоминавших футбольное поле.

«Что же это у него за болезнь такая? – гадал Андрей. – Монитор – размером с приличную картину из Третьяковки, кровать, как… я не знаю что?! Папа называл такие кровати – "Ленин с нами"», – вспомнил он.

Но телефона не было и здесь!

«Всё! – решил он. – Надо сваливать отсюда! Пока не застукали – надо валить!»

Ещё раз оглядев комнату в поисках телефонного аппарата, он вышел и стал спускаться по лестнице.

Спустившись всего на один пролёт, Андрей увидел, как из прихожей, прямо на него, идёт хозяин дома – тот самый мужик с черепом на футболке, а в руке у него огромная, как и следовало ожидать, – двустволка!

«Всё! – подумал Андрей. – Попался!!!»

12

Страшный грохот подбросил кошку, дремавшую на моей груди!

От раздавшегося звука мой сон буквально лопнул, как мыльный пузырь. Только что я находился внутри кокона, переливавшегося радужными фантастическими рисунками, и вдруг…

«Господи, что это?» – была первая моя мысль.

И тут же во все уголки моего сознания начали проникать нехорошие мысли, вызывая ассоциации с холодным октябрьским ветром, который, проникая под одежду, говорит нам, что летнего тепла больше не будет. Так и происходящее сейчас вокруг меня заявляло, что всё изменилось, что всё теперь будет по-другому.

«Это наверху… – понял я. – Это же… Господи!..»

– Андрей! – позвал я. Но голос ещё толком не проснувшегося человека был похож на стон удавленника.

Я сел на постели и прокашлялся.

– Андрей!.. – попробовал позвать я снова.

Тишина. За окном светло. И на улице тоже тихо.

Вдруг, наверху что-то брякнулось на пол. Что-то лёгкое. Так падает тапок с ноги моей жены, когда она стряхивает его, прежде чем лечь в постель.

«Который час? Что случилось? Где Андрей? И почему он молчит и никак не реагирует на происходящее?»

Посреди комнаты сидит не на шутку перепуганная кошка и ошалелыми глазами смотрит на меня.

С удивлением понимаю, что у меня лёгкое похмелье!.. Лёгкое – не лёгкое, а столько вина я со студенческих лет не выпивал.

Я встал и, пошатываясь со сна, зашлёпал прямо босиком на второй этаж. Но дойдя до лестницы я понял, что, если сейчас же не помочусь, случится конфуз. С организмом не поспоришь…

«Требования мочевого пузыря и других органов не подлежат обсуждению, а беспрекословно выполняются», – перефразировал я воинский устав, сворачивая в сторону уборной.

Войдя в санузел, первое, что я заметил – это исчезновение одежды Андрея, которая перед этим лежала аккуратно сложенная в ведре.

«Что-то случилось. Случилось что-то плохое. И, похоже, я всё проспал. Господи, что же произошло?! Что ещё учудил этот парень?..»

Из уборной я вернулся в комнату и надел тапки.

Меня уже начинало трясти от плохого предчувствия.

«Надо срочно узнать, что случилось!»

И я пошёл наверх.

Поднимаясь по лестнице, я увидел круглый китайский карманный фонарь, примотанный скотчем к перилам. Остановившись как вкопанный, я смотрел на знакомую по каким-то снам страшную картину.

Свет на лестнице не горел (видимо, Андрей не знал, где находится выключатель), и луч фонаря, закреплённого при помощи скотча под нужным углом, выхватывал в полумраке второго этажа прямоугольный лист бумаги, приклеенный тоже скотчем к двери, за которой я вчера оставил Андрея. Пачка такой бумаги лежит около моего принтера.

Луч фонарика. Круг света – знакомая картина.

«Где же я это видел?»

Какие-то нечёткие картинки, похожие на быстро сменяющие друг друга слайды, замелькали перед моим мысленным взором.

«Что это? Предчувствие или интуиция? А может экстрасенсорное восприятие?..» – лихорадочно соображал я.

Да как хотите можете это называть! Но сегодня я убедился в одном – нам подаёт знаки не какой-то параллельный мир, о котором так любят писать в бульварной прессе! С нами разговаривает наш, повседневный мир. Мир, живя в котором, мы не видим и половины его!

«Какая к чёрту интуиция!..»

Если я вижу, что моя жена чистит картошку, я что, шокирую своих гостей сообщением, что через некоторое время на стол подадут картофель?!

Видимо, мы очень мало на что обращаем своё внимание, а потом называем всё модными нынче названиями.

«Ведь видел же я где-то этот фонарь! – вспомнил я. – Может, только что – во сне?..»

А может, сны – это, всего-навсего, то, на что мы не обратили внимания в повседневной жизни? А оно стучится к нам, чтобы предотвратить что-то плохое. Вот и сейчас. Я понимаю, что вспомнившееся мне видение предупреждало меня! Предупреждало о плохом! Я это помню. Я это осознавал, но… Но проигнорировал. Проигнорировал то, на что надо было смотреть, как на дорожный знак. Это же – сигнал светофора!

Вспомнил!.. Ёлки-палки, вспомнил!

Вчера вечером свет фонарика, которым моя соседка освещала себе в сумерках дорогу, вызвал у меня неприятные ассоциации.

«Беглый солдат, убийство, автомат, войска, милиция и круг света от фонарика…» – всё выстроилось в логическую цепочку.

Подойдя на почти не подчинявшихся ногах к двери, я, наконец, увидел, что на листе что-то написано. Все мои попытки подойти поближе заканчивались тем, что я перекрывал свет от фонарика. Под ногами что-то лежало. Я наклонился и поднял с пола блокнот, который ещё вчера я заметил среди личных вещей Андрея. Я машинально положил блокнот в карман пижамной куртки и осторожно, чтобы не порвать, снял с двери адресованное мне письмо. Встав так, чтобы не закрывать собой свет, я прочитал письмо.

Через неопределённое время я обнаружил себя, сидящим под той же дверью, с письмом в руке. Прочитав его ещё раз, я встал и, неуверенно потоптавшись, толкнул дверь, которая легко распахнулась, без всякого киношного скрипа.

То, что я увидел в комнате, перечеркнуло все наши с Андреем вчерашние страхи и планы, и надежды.

Одетый в свою армейскую форму, лицом вниз, на полу лежал Андрей. Он почему-то не был обут. По вывернутой наизнанку одежде, перемешавшейся с кровавыми лохмотьями, я понял, что парень выстрелил себе в грудь из обоих стволов моего ружья, которое валялось, отброшенное отдачей, в другом конце комнаты. Отвратительный запах сгоревшего пороха, крови и горелых тряпок сбивал дыхание. Я почему-то подумал, что теперь никогда уже не смогу выстрелить из ружья.

Голова Андрея была повёрнута так, как будто, падая, он сломал себе шею. На лице, застыло выражение крепко спящего человека. Рядом валялся разбитый вдребезги телефонный аппарат с дисковым наборником, по которому несколько часов назад Андрей разговаривал с Людой. А прямо около двери – мой мобильник.

Ещё раз взглянув на зажатое в моей руке письмо, я вспомнил, что времени у меня совсем нет!

Спотыкаясь, причитая и всхлипывая на ходу, я быстро спустился вниз и вошёл в кухню. Открывая холодильник, я обратил внимание на письмо, которое всё ещё держал в руке. Достав бутылку вина и быстро её откупорив, я никак не мог налить в стакан. Руки не просто тряслись, меня всего колотило, как паркинсоника! Наконец, догадавшись, я нашёл кружку пошире и налил вина. Теперь надо было постараться выпить его. Обхватив кружку обеими руками, я сделал и это, попутно заметив, что ещё держу в руке смятый лист бумаги. Выпив и отдышавшись, я пошёл в ванную избавляться от письма. Перед тем как разорвать его и бросить в унитаз, я прочитал его ещё раз.

Михаил Юрьевич, простите.

Вы столько для меня сделали, а я так жестоко Вам отплатил.

Скоро сюда приедут люди. Милиция. За мной.

Я сейчас воспользуюсь вашим мобильником, чтобы позвонить в милицию.

Я скажу им, что со вчерашнего вечера удерживаю Вас, как заложника. Простите меня!

Не знаю Вашего адреса, придётся назвать им ваше имя, отчество и приблизительное месторасположение посёлка относительно части, в которой я служил.

Думаю, что адрес они определят сами.

Ваше ружьё оказалось незаряженным, но патронташ я без труда нашёл там же, на полке для головных уборов.

Все компрометирующие Вас, как человека укрывавшего в своём доме преступника, следы – я постарался убрать.

ГЛАВНОЕ! Не забудьте уничтожить эту записку!

Вы очень правильно поступите, если выпьете хорошую дозу своего «лекарства» и притворитесь сильно пьяным.

Перегар спасёт Вас от ненужного Вам сейчас допроса, и у Вас будет время всё обдумать.

Запомните! Вы не могли позвонить по телефону, потому что я его разбил, а Ваш сотовый забрал.

Простите, у меня нет времени писать что-то ещё, так как я боюсь передумать.

Как Вам относиться ко всему, что Вы обо мне узнали, это, конечно же – Ваше дело.

Для себя я всё решил.

Спасибо вам за всё, что вы сделали для меня, и за всё, что собирались сделать, рискуя своей репутацией, и, возможно, свободой.

Если когда-нибудь увидите Милу, расскажите ей всё. Но только ей!

Простите!

Андрей

Потом я сел в кресло и стал ждать.

Прошло довольно много времени, прежде чем я услышал, как к дому подъезжают сразу несколько машин.

Встав, я почувствовал себя старым больным человеком и пошёл открывать дверь, которая оказалась незапертой со вчерашнего вечера.

Выйдя на крыльцо, я оказался под прицелом сразу у целой армии вооруженных автоматами милиционеров, которые прятались за всеми предметами, способными служить укрытием.

Я что-то кричал им и размахивал руками, но они долго не решались покинуть выбранные ими безопасные места.

Наконец, началось какое-то перемещение вооружённых людей. Я, похоже, пока их не интересовал. Протолкавшись через образовавшееся на первом этаже дома столпотворение, я обосновался на кухне, где и прикончил остатки вина.

Когда же эти вояки, наконец, вспомнили обо мне, я их разочаровал.

Ссылаясь на «сильное алкогольное опьянение», а также на то, что я ещё не отошёл от стресса, я отказался сразу отвечать на вопросы.

– Всё потом, ребята. Всё – потом. Я хочу спать. Я буквально не стою на ногах, – говорил я заплетающимся языком.

В конце концов, от меня действительно отстали. Какой-то медик, мелькавший среди милиционеров, сделал мне укол, после которого я превратился в вообще нечто нетранспортабельное. Меня уложили на диван, где я провёл перед этим ночь, и оставили под присмотром то и дело льющей слёзы моей соседки Галины.

Когда приехала моя жена, я уже спал. Спал я до самого вечера.

13

Почти до самого Нового года продолжалась тягомотина, которую развели следователи.

В результате, меня избавили от ружья и даже от возможности в дальнейшем приобрести новое. Да это и к лучшему. Вряд ли я смогу когда-нибудь взять в руки оружие. Человек я для этого слишком впечатлительный.

Моя нескладная история о том, как я был взят в плен человеком, вооружившимся моим собственным ружьём, постепенно обросла недостающими подробностями, и в посёлке со мной стали здороваться даже какие-то незнакомые люди.

Но если наши соседи довольствовались версией, которую сами же и сочинили, то у следственных органов отношение к моему рассказу было совсем другого характера. Никто из них не подсказывал мне варианты случившегося, поэтому моя, придуманная за одну ночь версия, требовала от меня только хорошей памяти и способности поверить самому в то, что я рассказывал дотошным следователям.

Когда они убедили себя, что захватить меня в качестве заложника парню не составило труда, они принялись за вытягивание из меня мотивов для убийства Андреем двоих солдат, с которыми, как они выяснили, у него были не такие уж плохие отношения.

Все, кто служил в одной роте с Андреем, как один заявляли, что по сравнению с остальными, Андрей умел ладить с известными всей части хулиганами. Таким образом, следствие зашло в тупик. Что особенно удивило следователей, так это несколько писем, которые сохранились у мамы, в которых Андрей рассказывал про Петухова, называя его клоуном, навсегда затмившим Чаплина. Рассказывая в своих письмах о выходках этого «чудилы», Андрей «восхищался» его хитростью и примитивным мышлением, характеризовавшим Петухова как объект для насмешек. Про Гладышева, как оказалось, вообще никто ничего не мог сказать. Ни плохого, ни хорошего. Так, ноль без палочки, и всё. Палочкой для Гладышева, как я теперь понимаю, был Петухов.

От Люды следователи отстали ещё быстрее, узнав, что за почти два года службы Андрея в армии, она получила от него всего три письма, которые показались ей довеском к тому, что он писал в своих письмах родителям. Ну, кому же придёт в голову, что Андрей писал сестре до востребования, и поэтому писем этих дома никто не мог видеть.

Одно меня очень сильно угнетало. Пришлось наговаривать на парня столько всего, на что он не был способен, что жариться мне теперь на медленном огне совести до самой смерти.

После того, как по нашему дому порыскали люди в форме, бесследно исчезла книга Эльфриды Елинек! Марина решила, что это был знак ей и мне – «не читать книгу»! Покупать вторую она не стала. А я через пару месяцев всё же решил ознакомиться с творчеством этой писательницы. Видимо, меня заинтриговал Андрей. Уж очень он возмущался! И я поехал в книжный магазин, в надежде купить «Похоть». Но книга эта, оказывается, очень хорошо раскупается! И поэтому в продаже её не оказалось. Я, не долго думая, взял другую её книгу «Пианистка». Книга мне не просто понравилась, а захватила меня. Так что я до сих пор не знаю, что такого ужасного прочитал Андрей у Эльфриды!

В связи со случившимся, по словам моей супруги, очень сильно изменился мой характер. Не знаю. Не заметил. А если что-то и изменилось, то ведь это нормально, человек должен меняться, желательно конечно, в лучшую сторону.

Когда следствие, наконец, закончилось, я взял отпуск.

А в мае, на праздники, к нам приехала Люда.

Мы с женой почти всю зиму звали её к себе в гости, в московскую квартиру, но она сказала, что хочет побывать там, где я познакомился с Андреем. Мне, откровенно говоря, не был понятен такой её мазохизм, но жена сказала, что всё нормально.

Люда приехала рано утром. Стояла почти летняя погода, и когда к дому подошла легко одетая девушка, я её сразу узнал. Лицо – почти точная копия брата. Мне она показалась повыше Андрея ростом. По таким фигуркам плачут поэты и художники. А теперь ещё и я! Действительно, не стоит ей мотаться по грязным электричкам, хамы будут портить настроение.

Сначала удивившее меня отсутствие на её лице какой бы то ни было косметики я довольно быстро объяснил сам себе тем, что девушка, видимо, не привыкла привлекать к себе внимание обманным способом. Естественное и без того прекрасно! А уж выросшая в семье художников Мила знала это не хуже меня.

Люда походила по дому. Попросила показать ей… «ту комнату». Посидела в том кресле, в котором сидел Андрей, разговаривая с любимой в последний раз.

Она показалась нам с женой немного задумчивой, но только не грустной.

После лёгкого завтрака мы, уже немного познакомившись и разговорившись на самые разные темы, решили показать Миле живописные места в лесу и на речке.

Весь день мы гуляли. То в лесу, где приготовили замечательный шашлык. То вдоль речки, наблюдая за нерестящейся плотвой.

Девушка оказалась очень общительным и весёлым человеком. Окружавшая её аура доброты и сопереживания каждой травинке и жучку к вечеру превратила нас с Мариной в совершенно других людей. Мы очень полюбили Люду и чувствовали, что расставаться будет нелегко. Такие люди сейчас – редкость! Их, к сожалению, очень часто путают с расплодившимися в последнее время инфантильными дурачками, изображающими из себя некое подобие гринписовцев, или хиппи, всех и вся жалеющих, но никому никогда не помогающих, а уж о самих себе, и подавно, забывших. Непонятно откуда появившаяся у молодых людей боязнь стать взрослым переходит, в конце концов, в тяжёлую форму деградации, выражающуюся в идиотских восторгах по поводу всего, что хоть чем-то напоминает детский сад. Этакие – люди без будущего, сидящие в полном безделье на солнышке и вплетающие друг другу в косички разноцветные ленточки, одновременно подпевая любимым героям из мультфильмов.

Как же сильно Люда отличалась от этих своих сверстников!

Когда мы, возвращаясь с прогулки, шли вдоль речки, я спросил нашу гостью:

– Люда, а как у тебя складываются отношения с ребятами? Ну, с которыми ты вместе учишься? С мальчишками в институте, я имею в виду. Знаки внимания там всякие, и прочее…

Она улыбнулась какой-то знакомой улыбкой.

«Ах, да! – подумал я, – ведь это же улыбка Андрея!»

Девушка обдумывала мой вопрос и улыбалась, жмурясь на солнце.

И вдруг до меня дошло, где ещё я мог видеть похожую улыбку! «Да ведь так улыбалась мне моя мама, когда я задавал глупый вопрос!..»

Конечно, Люда была похожа на своего брата, но улыбка, показавшаяся мне знакомой, она из другого времени.

«Да ведь эта девочка старше меня! – подумал я, глядя на Люду. – У неё уже почти всё в жизни было! Она даже успела потерять не только брата, она, можно сказать, уже овдовела!»

– Отношения?! Нормально складываются. И знаки внимания всякие наблюдать приходится. Только всё это как-то по-детски у них получается, а смеяться над ними нельзя. Обижаются, пакостить начинают. А если вы подводите разговор к теме замужества, то, как не видела я таких мальчиков, каким был… каким был Андрей, так и не встречаются они мне. Вы, конечно, скажете, что я не ищу его, того человека, который сделал бы меня счастливой. И будете правы.

Она шла, не спеша, и гладила ладонью макушки высоких прошлогодних травинок, иногда поглядывая на меня.

Я уже был не рад, что задал ей этот вопрос. Но, посмотрев на свою жену и не увидев адресованного мне осуждающего взгляда, немного успокоился.

– Но я не от счастья своего убегаю! – продолжала Люда. – И обетов я себе никаких не давала! Знаете, как те глупые девочки, которые говорят про какого-нибудь выпускника, покинувшего, наконец, ненавистную школу: «Ах, я всю жизнь буду любить только его одного! Другой такой любви у меня уже не будет!» – Глупости всё это!

Она засмеялась и опять напомнила мне мою маму. Именно так смеялась она, когда наблюдала чьё-то глупое поведение, не важно, взрослого человека или ребёнка.

«Господи, да она же взрослый человек! – думал я, слушая Люду. – Или, может быть, моя мать так и не стала взрослой, а пребывала всю жизнь в том возрасте, в котором находится эта удивительная девушка. Сколько ей сейчас? Где-то около девятнадцати? Если считать от возраста её брата… как он там говорил: "У нас разница в два года, с разницей в два месяца – так кажется?"»

Или Люда родилась сразу умудрённой опытом женщиной? Нет, все эти теории насчёт реинкарнации нужны людям, которые не хотят исправлять свои ошибки или боятся ответственности за свои поступки. Проще всё объяснять словами «реинкарнация» и «карма». У меня такая карма, у тебя другая карма, у маньяка Чикатило своя карма. А вот интересно, у жертв этого самого Чикатило, тоже карма? А у жителей Хиросимы? А у сорока миллионов погибших на той ужасной войне?

Пусть идут в задницу сторонники кармы и реинкарнации! Пусть это будет их кармой, раз у них нет сердца!

Когда такие люди как Андрей и Мила не могут быть счастливыми, я не хочу слушать каких-то там «гуру» или «святых отцов», которые ведут образ жизни кастратов и говорят, что это хорошо. Мне абсолютно наплевать на мнение людей, которые так и не смогли устроить свою жизнь и потому подались в «святые»! Это слишком просто! И подло! Засорять мозги вместо того, чтобы научить людей не лгать самим себе, наверное, проще, особенно, если ты сам себя уже обманул и уже давно сам себе поверил.

Человеку, уже поверившему в собственный обман, вы никогда не докажете, что жизнь прошла мимо него. Вы никогда не сможете ему объяснить, что чёрного цвета не существует, а есть вещества, поглощающие все лучи спектра. А белый цвет, это в определённых пропорциях – разноцветье всех цветов радуги, которое мозг не в состоянии передать из-за высокой частоты волны и поэтому выдаёт нам как белый цвет.

Для таких людей всегда будет существовать шкала с плюсом и минусом, но ноль на ней всегда находится там, где застряло сознание этих людей. Как для приверженцев ислама, например, православные находятся в глубоком минусе, так для католиков мусульмане – вообще вне шкалы. А для таких людей, как Люда и Андрей, все эти «измы» зависли как дохлый компьютер, неспособный справиться с простой задачей – жить самому и не мешать жить другим.

Уверенным в своей правоте трудно жить, не мешая жить другим. Они будут навязывать свою «мораль», свои взгляды, чтобы постоянно убеждать самих себя в том, что когда-то было навязано им как «правило».

Человек, живущий в мире своего обмана, смотрящий на мир через призму своей тупой уверенности, видит мир искажённым, неправильным, но не знает об этом!

Он и детей своих воспитывает по тем же принципам, на которых основывалось воспитание его самого.

Я не помню, кто из писателей очень хорошо сказал по поводу отношения католической церкви к воспитанию детей, но звучало это примерно так: «Когда папа Римский воспитает своего ребёнка, тогда я послушаю, что он будет говорить о воспитании детей». За правильность цитаты не отвечаю, но суть её я не изменил.

Я смотрел на Люду. На эту грустную и весёлую девушку, которая расплатилась своим счастьем и жизнью самого дорогого человека! За что!? За то, что никому и никогда они с братом не сделали бы ничего плохого? За то, что кто-то умеет правильно манипулировать человеческим сознанием, вбивая с самого раннего возраста правила и догмы, фундаменты которых давно уже размыты водами тысячелетий? За что, спрашиваю я, люди, не умеющие быть счастливыми, лезут вон из кожи, отнимая счастье у того, кто, ничего не пропагандируя и не провозглашая, просто хочет быть счастливым человеком? Быть счастливым, это что – преступление?

А Люда всё равно будет счастлива! Такие люди, как она, не бьются за счастье, отнимая его у других. Они просто живут так, как велит им сердце.

Девушка шла рядом с нами и улыбалась. Улыбалась не потому, что так и не смогла осознать горечь потери. Она улыбалась потому, что мир пока ещё подавал надежды! Тот жестокий мир, в котором им с братом не нашлось места, жил и подавал надежды!

Она шла не спеша и гладила макушки высоких травинок, которые скончались ещё в прошлом году и стояли теперь высушенные весенним солнцем, как напоминание людям, что скоро здесь вырастет новая трава. И так будет всегда!

Всё так же улыбаясь, Люда сказала:

– Я не даю никаких обетов. Я никогда ни в чём не клянусь. Я просто – не лгу. Поэтому люди от меня шарахаются, как от чумы, заразившись которой, уже не сможешь жить в тюрьме из каких-то там правил… В тюрьме из ни на чём не основанных правил.

– Мила, но ведь были же когда-то основания…

– Да, когда-то были очень веские основания для того, чтобы отправить человека на костёр, и их сотнями тысяч отправляли на костёр. В основном, женщин. Во имя Господа, кстати…

– Но ведь это было…

– Давно? Вы это хотели сказать?

– Ну да!

– Хорошо. Вот вам день сегодняшний. Более чем в тридцати странах, где люди исповедуют ислам, в отношении женщин практикуется бесчеловечная операция…

– Клитородэктомия? Ты об этом?

– Да. Этот кошмар ещё называют женским обрезанием. Хотя, не обрезание, а удаление, или даже отрезание – вот единственное справедливое название для этой, с позволения сказать, операции… Это всё равно, что обезглавливание назвать, простите, бритьём головы.

– Я смотрю, современная молодёжь здорово обо всём этом осведомлена! Мне, например, об этой ужасной операции довелось узнать от девушки, африканки из Гвинеи, с которой я встречался, когда мне было столько же лет сколько сейчас тебе. Она рассказывала мне…

– Ого, Михаил! – с неподдельным удивлением в голосе перебила меня Люда. – А разве в те времена общественность не осуждала подобные… как бы это по мягче назвать-то…

– Знакомства, да? Осуждались. Ещё как осуждались!.. Только нельзя сказать, что осуждались они общественностью… Шушуканье за спиной, презрение – вот, наверное, и всё, в чём это осуждение заключалось.

– А эта девушка, она что, прошла через…

– Нет, что ты, Люда! Она была дочерью очень богатого человека – дочерью вождя. Она потому и училась в нашей стране… Ко всему прочему, её отец был цивилизованным человеком и, по её словам, спас дочку от рук матери и её сестёр, которые хотели её тайком от него оскопить…

Люда заметно погрустнела после моего короткого рассказа о средневековых зверствах современного мира.

– Да, это вы правильно сказали – «от рук матери и её сестёр»… Я видела в Интернете, на одном из сайтов жуткие фотографии. Там…

– Мила, может, мы как-нибудь сможем обойтись без этой темы? – вдруг спросила долго перед этим молчавшая Марина.

– Конечно, сможем. Только тему-то надо сначала закрыть, – спокойно ответила Люда.

– На тех фотографиях, – продолжила она, – шестилетних девочек крепко держат за руки и за ноги родные тётки во главе с матерью, а повитуха грязным ритуальным ножом калечит ребёнка…

– Мила!.. Это ужасная тема!

– Да, Марина, я привожу примеры крайностей, но из этих примеров видно, что большинство считает себя компетентным, когда речь идёт о том, разрешить ли будущим поколениям то, что до сегодняшнего дня было под необоснованным запретом. Это касается всех, абсолютно всех сторон жизни. Простите меня, Марина, но я прослеживаю чёткую взаимосвязь между узаконенным зверством, царящим в африканских странах и… нашей с братом невозможностью быть счастливыми…

Наконец, я решил разрядить накаляющуюся атмосферу.

– Я слышал, что причина всему этому безобразию – многоженство. Не все женщины, живущие в гареме, пользуются одинаковым вниманием со стороны мужа. А женщина, лишённая возможности испытывать сексуальное наслаждение, не будет сильно переживать, что не её, а другую жену часто приглашают в покои мужа.

– Да, Михаил, скорее всего, вы правы. Но какой смысл тогда в замужестве, если женщину просто используют, как грядку для выращивания детей?..

– А какой смысл ты вкладываешь в понятие «замужество»? – спросил я, заметив, что мне удаётся увести девушку от неприятной темы.

– Я не знаю… Мне вообще не нравится это слово…

– Замужество?

– Да. От него веет какой-то несамостоятельностью. Замужество… За мужем. За мужем – как за каменной стеной… Неужели люди просто не могут жить вместе и любить друг друга без всех этих замужеств.

– Но, Мила… Ведь институт семьи… – начал было я.

– Знаю, знаю, проходили…

«Ну, слава Богу, вроде отвлеклась», – подумал я.

Мне и самому не нравятся все эти современные зверства полудиких народов с полудикими нравами, а Люда, ко всему прочему, девушка очень эмоциональная.

«Похоже, действительно, отвлеклась. Вон, и настроение у неё заметно переменилось», – успокаивал я себя, наблюдая за Людой.

Вдруг, вспомнив кое о чём, я спросил:

– Люда, а ты не могла бы осветить один неясный момент? Один запомнившийся мне эпизод.

– Наверное… А если это связано с Андреем, то, скорее всего, да.

– Да, это связано именно с Андреем… Во время нашей с ним беседы, он, как мне показалось, в какой-то пренебрежительной форме высказался о Зигмунде Фрейде. Что это было, ты не подскажешь мне?..

Люда как-то загадочно улыбнулась и неуверенно начала:

– Дело в том… Михаил, а что вы знаете о Фрейде?

– Всё, что может и должен знать уважающий себя историк. Факты.

– Ну, ладно. Дело в том, что Андрей где-то прочитал о том, что Фрейд был заядлым кокаинистом.

– Да, я знаю об этом его пристрастии. Он даже называл кокаин «чудодейственным лекарством»!

– Даже так?!..

– И не только так, Мила. Отец психоанализа пичкал кокаином своих пациентов.

– Слава богу, что он хотя бы на себе опробовал это… «чудодейственное лекарство»!

– Да, конечно, но дело в том, что он сам страдал симптомами невроза, включая приступы депрессии, апатии и тревожности. И не надо забывать, что он в те времена не знал, какой жуткий вред наносит психике человека регулярное употребление кокаина. Эта практика продолжалась до тех пор, пока один из его пациентов не впал в страшнейший психоз, вызываемый непомерными дозами препарата.

– Теперь я поняла, почему Андрей называл работы Фрейда, простите, «бредом неврастеника».

– Знаешь, Мила, я сам во многом не согласен с Фрейдом, но его заслуга в том, что он заставил мир говорить открыто о вещах почти запрещённых и предложил называть эти вещи своими именами.

– Как же вы правы!

– Ты о чём, Люда?..

– Я? Да я о том, что нет ничего лучше, чем называть вещи своими именами! Вы так не думаете, Михаил?

– Да я всю жизнь пребываю в уверенности, что, если бы люди называли уродов – уродами, они бы не лезли…

– Наверх, да? Вы это имели в виду?

– И наверх тоже…

Девушка шла рядом с нами и улыбалась. Думая о чём-то своём, она то смотрела на заходящее солнце, то останавливалась, чтобы посмотреть на сходящую с ума плотву, которая почти на берег лезла, а иногда Люда заглядывала мне в глаза, причём, это всегда совпадало с моими мыслями о том, какая она необычная. Прямо как её брат.

Вернувшись к затронутой мною теме замужества, Люда сказала:

– А со мной в институте учатся несколько девочек, которые уже замужем. И ребята женатые тоже есть. Мало конечно, но это просто потому, что молодые мы ещё!

Она лукаво посмотрела на меня, как бы оценивая, можно ли ей эту тему развивать дальше, и продолжила:

– Но, знаете, они меня разочаровали. Ребята эти вовсю крутят амуры с замужними девчонками, а те – им подыгрывают! Мама говорит, что это у них пройдёт. А папа утверждает, что большинство ранних браков ненадёжны. А вы как считаете?

Вопрос был адресован мне, но я на всякий случай спросил:

– Я? Как считаю я?

– Да.

Я посмотрел на жену, но Марина только подмигнула мне и показала язык.

– Я думаю, что нельзя рассматривать всех скопом. Знаешь, осуждать группу людей, вешать ярлыки, на мой взгляд, – оправдывать их плохое поведение. Я боюсь, что на основании такого примитивного исследования люди начнут считать, что какому-то негативному явлению подвержены определённые… ну, скажем, возрастные группы. Только изучив каждый конкретный случай, мы можем выставить оценку всем. Существует такая штука, как коллективный разум, но не существует коллективного мнения.

Я, знаешь ли, заглядывал в прошлое – на века! И там я столкнулся с этим парадоксом. Это, к сожалению – факт. Разум есть, а мнения – быть не может! Коллективного, я имею в виду, мнения. Так что твои родители правы!

Какое-то время Люда шла молча. Может быть, обдумывала сказанное мной, а может, думала уже о чём-то другом, получив ответ на свой вопрос. Но когда она заговорила, я понял, почему Марина показывала мне язык.

– А я думаю, что ребята женились, чтобы не искать каждый день ту, которая не откажет. Ну, выбрали, конечно, на эту роль девочек посимпатичнее! А в результате…

– Да ты, Люда, оказывается, циник! – перебил её я.

Марина смотрела на меня, едва сдерживая смех. А Люда, не обратив внимания на мои слова, продолжала:

– В результате, они каждый день сталкиваются со своим враньём!

– Это, с каким же? – поинтересовался я.

– Ну, – и она театрально продекламировала, – «ты самая красивая! Самая добрая! Ты единственная и неповторимая!» Ну, и остальные пункты из этого списка. Понятно?!

– То есть, ты хочешь сказать, что, встречая девушку с более стройными ногами, они начинают понимать, что обманывали своих избранниц, называя их самыми?

– Параметров для оценки, извиняюсь за вульгарный подход, может быть тоже – целый список. Это не только стройные ноги…

Но надо же понимать, что самую красивую девушку можно выбрать, только играя в игру «Мисс Вселенная». Все же видят, что все эти «миски» – обычные крашенные красотки! Вы что, никогда не встречали на улице девушек красивее, чем все эти телевизионные куклы?!

– Да нет, что ты! Я, например, сейчас с такой, разговариваю! – сказал я и почувствовал, как краска заливает лицо.

Марина и Люда одновременно так громко засмеялись, что я покраснел как первоклассник, которого поцеловала девочка, считающаяся самой красивой в классе.

– Марина, ловите его на слове! – сквозь смех сказала Люда, и они снова засмеялись.

Немного успокоившись, Марина, взяв Люду под руку, сообщила ей «по секрету»:

– Миша был куда хитрее твоих однокурсников.

«Господи, – думал я, – что же такое она сейчас ляпнет?»

– Он говорил, – продолжала Марина, – что я – только для него самая, самая!

И они опять оглушили меня смехом.

– Ой, ну и хитрец!

– Ага!.. – веселились они.

Сделав серьёзный вид, я сказал:

– Это не хитрость, между прочим. А трезвая самооценка! Меня интересует другое. Твоё мнение…

– Вы про девочек? – догадавшись, спросила Люда.

– Да.

– Ну конечно! После того, как я, выражаясь современным языком, «опустила» ребят, вы мечтаете подловить меня на снисходительном отношении к несчастным обманутым жёнам. Не выйдет!

И они опять принялись хохотать.

Я же подумал – такой смех к слезам. Видимо, на моём лице отразилась эта невесёлая мысль, потому что Марина, показывая на меня, сказала:

– Смотри, расстроился…

Люда, посмотрев на меня, вдруг тоже стала серьёзной. У неё, вообще, как я заметил, настроение меняется – мгновенно.

– Вообще, эти девочки, раз уж мы заговорили про них, – очень интересные создания! – без предупреждения начала Люда.

– А я в этом никогда и не сомневался! – сказал я с намёком, а вот с каким, пусть сами догадываются. И сразу же получил от Марины в бок.

Люда же, улыбнувшись моей шутке, продолжала:

– Мальчики, как выяснилось, тоже! – после этих слов она внимательно меня изучила, и, видимо, убедившись, что на мальчика я уже не тяну, решила не вводить возрастные ограничения.

– Недавно, мне пришлось выслушать одну исповедь… Ой, я сама на такое откровение, наверное, не решилась бы… – Она неожиданно замолчала, не договорив фразу.

Через некоторое время, как бы проснувшись, Люда заговорила снова.

– Исповедь – это ведь то, что тебе доверили, да? – ни к кому конкретно не обращаясь, спросила Люда.

Мы с Мариной молчали. Нельзя было мешать девушке.

– Исповедь… Да, такое…

То, что происходило с Людой, показалось мне знакомым… Где-то я уже это видел. Ну, да, так же «вытаскивал» из своей души сокровенное Андрей.

Люда продолжала:

– И от кого?! От моей школьной подруги, от такой, знаете, серенькой пташки, на которую никто не обращал внимания!

Люда заметно нервничала. По её лицу было видно, что то, что она хочет нам рассказать, на самом деле ей доверили как самую страшную тайну. Видел я уже такие муки не раз. Иногда даже хочется остановить человека, чтобы он не рассказывал. Но кто из нас на такое способен?

– Танин отец всегда был и остаётся в числе тех, кто не удостоил девочку своим вниманием…

О чём-то вспомнив, Люда вдруг сказала:

– Таня – так зовут мою подругу. Ту, о которой я рассказать хотела.

Видимо, сбившись, Люда собралась с мыслями и поведала нам с Мариной историю Тани.


– Ой, Людка, я, наверно, сумасшедшая какая-то!? Я даже к врачу хотела пойти, но такое разве расскажешь кому! – почти плача говорила Таня. И внимательно к ней приглядевшись, Люда заметила, что её подруга, похоже, перед тем как придти, – хорошенько проплакалась.

– Ты ведь моего папу знаешь? Ну, как он ко мне относится? – глядя Миле прямо в глаза, спросила Таня.

– Владик-то?! К тебе?! Да как к мебели, которую не выбросили из-за капризов выжившей из ума бабушки!

– Ой, Людка! Как же ты всегда правильно говоришь!

Таня смотрела на подругу так, как будто Люда уже всё знает, и ей не надо ничего рассказывать.

– Точно, как к мебели… Как будто меня ему в роддоме подсунули вместо мальчика, которого он хотел!

Люда, заметив, что Таня сейчас сорвётся, обняла подругу и, гладя её и успокаивая, сказала то, что в таких случаях действует как лекарство:

– Танька, да мужики все такие! Если бы не Андрей, я не знаю, как родители ко мне относились бы!?

Люда, конечно, грешила против истины, но сейчас это было необходимо.

«Ложь во спасение!? – подумала она. – Простите, папа с мамой! За всё, простите!»

– Ой, Людка! Андрюшку-то жалко как! Что же это он такое сотворил! Причин-то вроде, говорят, не было!

– Всё уже хорошо, Танечка. Андрюшу теперь ничто уже не беспокоит. Даже если что-то и было.

Глубоко вздохнув, Люда поборола подступавшие слёзы. Это сейчас ни к чему.

– Ну, и что Владик? – спросила она подругу.

– Да ничего он. Как сидел со своим пивом, так и сидит. У него же, сама знаешь, любовный треугольник – работа, пиво, футбол. Футбол, конечно же, по телевизору. Ну, иногда ещё и мама. Но очень редко. А я как была….

И Таня опять ткнулась лицом в плечо Люды. Но, справившись, продолжала:

– Это, наверное, месяцев шесть назад со мной началось. Я тот первый раз теперь всю жизнь буду помнить. Ой, стыдоба-то какая! – Таня отвернулась и всхлипнула.

– Вечером, пошла я в ванную, ну, перед тем как спать лечь. Пока где-то примерно с минуту свою противную физию в зеркале изучала, почувствовала – кто-то сзади стоит! Жуть! Оборачиваюсь – никого! Да и кто там может быть-то? Но чувство это никуда не делось и даже, наоборот, вроде как усилилось. И вдруг, как будто я сама по себе, а тело – само по себе! Страшно! Руки сами берут папину рубашку, ну, которую он в стирку отложил… Ой, ужас-то какой!

Таня закрыла лицо руками и отстранилась от Люды.

Держа подругу за талию одной рукой и другой поглаживая её по спине, Люда немного успокоила Таню.

Не отнимая рук от лица, Таня, каким-то не своим голосом рассказывала дальше.

– Беру я эту рубаху и медленно, как будто ещё не уверена, что это надо сделать, подношу её к лицу. Но, Людка! Это прямо – ну не я была! А кто-то, в меня вселившийся! Вот, ужас-то! Я поднесла рубашку к лицу и стала вдыхать исходивший от неё запах. Папин запах!.. А руки – всё ближе и ближе! Я уже ничего кроме этой рубашки не вижу и дышу только одной этой рубашкой!

Таня убрала руки от лица и, глядя прямо в глаза подруге, спросила:

– Людка, скажи, я психованная?! Да?!

Люда поцеловала любимую подругу в кончик носа, что у них считалось куда более дружеским поцелуем, чем в губы, и, успокаивая, сказала тихим голосом:

– Ты самая хорошая девушка на свете. Ты же знаешь, что других таких нет. Мне никакие, даже самые золотые подруги не нужны, когда я помню, что у меня есть ты, а у тебя – есть я. А психованная, Туся, не ты, а мир, в котором мы с тобой оказались. И как только ты мне всё расскажешь, сама в этом убедишься. Вот увидишь!

– Люблю я тебя, Людка! Ты мне всю жизнь была и отцом, и матерью! Ох…

Она отдышалась. Достала, на всякий случай, платок и, почти шёпотом, продолжила свой рассказ.

– Дышала я, дышала этим запахом и вдруг стала об эту рубашку щекой тереться! А всё делаю, ну, как во сне! А я как раз перед этим разделась, ну, чтобы под душ влезть! И вот я себе уже всё лицо этой рубахой глажу! И как только до меня доходить стало, что я как дура себя веду, то… это, ну, что во мне сидело, – совсем мной завладело, и стала я грудь себе папиной рубахой ласкать. Соски колом стоят, между ног хлюпает, а я, как какая-то сучка постанываю! Кошмар какой-то! А руки с рубашкой этой, ну, в самый низ живота уже опустились. Я, ну, та я, которая настоящая, вдруг поняла, что сейчас с собой сделаю, и решила руки не пустить. Опять рубаху к лицу прижала, а ноги сжала так, что и танк не пройдёт! И вдруг, руки эту рубашку бросили, да как вцепятся в сиськи и давай их терзать! А тут между ног – как что-то проснулось… Я их ещё сильнее сжала, а оно, ну, которое проснулось, по всему телу растеклось, и я едва на ногах устояла… Вцепилась я в край ванны и медленно так на пол и села! Вот ужас-то!

Ноги дёргаются, как в конвульсиях, а мне вдруг так стало приятно, что я даже, кажется, что-то говорила, не помню что. А когда тепло это по телу растекаться стало, я рубаху-то папину схватила, к лицу прижала и…

Посидела я на полу, успокоилась немного и чувствую, вроде как мозги мне заменили! Совсем другой я стала! Уверенность какая-то во мне проснулась! Какие-то тёмные углы в голове осветились!

Встала я с пола и, так и не помывшись, завалилась спать. Как упала, так и провалилась в темноту! Вот.

С тех пор каждый день я с папиными вещами, ну, что-то делаю. А на него самого как посмотрю, так меня, аж, воротит от его надменной рожи! Противен он мне стал. Жуть! А тряпку унюхаю и… Ну, скажи, Людка, свихнулась я, да?!

– Да что ты Тусик! Это просто выросла ты! А он – мужчина. Вот и всё! Это не сумасшествие, а фетишизм называется! И ты такая не одна. Поверь! Вон, мамина подруга про своего сына рассказывала, такое же.

– Ой, Людка, она что, тоже его шмотки нюхает?!

– Да нет пока… Она к нам на дачу приезжала недавно… С мужем она год как развелась. Теперь всё по знакомым гостит. Видимо, трудно ей. Ну, и рассказывает всякое… Про то, как надо было ей Гришу любить, чтобы он к другой не сбежал, и прочую бабью ерунду несёт. А тут, сидели они с мамой в огороде, клубнику собирали и то ли не видели, как я в туалет прошла, то ли, не знаю… Но меня для них как будто – не было! И вот, тётя Лена маме и говорит, что, мол, сынуля стал её нижнее бельё тырить! Так и сказала – тырить! Она ищет, а он делает вид, что понятия не имеет куда колготки, трусы, да лифчики деваются.

– Милка! Да ведь это прямо как у меня! – сказала Таня и в ужасе закрыла руками лицо.

– Тань, она за ним пронаблюдала и нашла! Он, оказывается, «использованные», ну, им, в смысле, использованные вещи в карманы своей куртки, которая в прихожей висит, прячет, а когда на улицу выходит – выбрасывает. Пошарила она по карманам, а там!.. Она даже заплакала, когда маме это рассказывала. Короче, нашла она свои трусики у него в куртке, а они – так все спермой залиты!.. Она-то тётка взрослая, всё сразу поняла… А сделать – ничего не может! И сказать ему – тоже не может! Ходит, короче, эта тётка в шоке, а он, знай, её вещи, извиняюсь за выражение, использует.

– Люд, а твоя мама? Что она ей сказала? Она у тебя такая умная! Знаешь, если бы тебя сейчас дома не оказалось, я бы до завтра ещё как-нибудь дотянула бы. А вот если бы ты куда-нибудь уехала бы!.. Ужас! Я бы к твоей маме пошла! Я ей так верю, Люд!

– Спасибо, Тусик! Я и сама её очень люблю… А тёте Лене она сказала, чтобы та себе бельё покрасивее выбирала. Вот, так-то!

– Слушай, Людка! У тебя мама – золото!

– Я знаю. Мне ли не знать…

– Умница она у тебя! Да вот только у меня, папа!.. – и Таня дала волю слезам.

Потом, когда она успокоилась, совершенно не нервничая, рассказала, что стали вдруг её интересовать девочки. Просто, увидит где-нибудь в метро девчонку красивую….

– И представляешь, какая чушь в голову лезет! А что будет, если я ей в трусы руку запущу, да сделаю там, ну, что надо! Небось, – думаю, – сама на меня полезет! Вот, Людка, до чего я дошла! А с рубашками папиными, да с футболками… Вот, позорище! Я ведь с ними уже и спала даже.

– Да пройдёт это! Ты только не думай, что тронулась. И всё! Просто, отец к тебе относился всю жизнь плохо, вот у тебя к мужчинам такое отношение и выработалось! А вот насчёт запаха, знаешь, он ведь родной тебе человек, несмотря на всё его к тебе отношение! Родной – это раз… А потом, он же мужчина. Вот запах на тебя и действует! Возбуждает он тебя.

– Плохо, говоришь, относился! Да он ко мне вообще никак не относился! Гад! Видеть его не могу!..

– Танюш, ты только к девочкам не приставай, ладно!

– Это я запросто смогу! – и она обняла Люду. – Спасибо тебе! Вечно тебе от меня достаётся, – говорила Таня, гладя красивые волосы подруги. – Спасибо! И прости меня, Людка! Ты у меня есть, и мама твоя у меня есть, а значит… значит всё у меня ещё будет… Я вам верю! А вот как быть с тем… Ну, с тем, что я с собой делаю!? Ведь, привыкну к такому извращению, а потом… Вдруг, потом и замуж не захочу? Да что там – привыкну! Это уже, прямо, какой-то образ жизни у меня складывается! Ой, Людка, стыдоба!

– Не привыкнешь! Природу только какое-то время обманывать получается, а потом – бац! И придёт настоящее! Поверь, тебя оно не обойдёт стороной!


Мы с Мариной некоторое время шли молча. Не знаю, о чём думала моя жена, но мне показалось, что она что-то вспоминала. Что-то, о чём она забыла и, видимо, думала, что навсегда. А теперь, когда Люда рассказала историю своей подруги, что-то, видимо, в памяти Марины всплыло. Мне вдруг показалось, что я совсем не знаю свою жену.

Наблюдавшая за нами Люда, наконец, не выдержала:

– Ну что?! Как вам современные девочки и мальчики? – спросила она.

Я только хотел было сказать Миле, что пора ей браться за перо и писать, писать и писать, как неожиданно заговорила Марина:

– Ну почему же, современные? Мы тоже были такими, как ты выразилась, – современными. В этом отношении человек не сильно изменился. И я думаю, не изменится, пока не изменит своё отношение к сексу. Ты только не подумай, что я предлагаю совокупляться вповалку всем, кому вдруг приспичило, и там, где приспичило! Извини меня, пожалуйста, за грубость! Нет. Скорее всего, секс так и останется актом интимным. Ну, как творческий акт, например. А под изменением отношения к сексу я подразумеваю – здоровое, непредвзятое отношение, а не результат неправильного воспитания, выдаваемый за моральный облик.

Я слушал свою жену и удивлялся! Никогда бы не подумал, что она так спокойно может говорить на тему, для меня, мягко говоря, – шокирующую. Я, пока слушал рассказ Люды, честно говоря, растерялся. А вот Марина – ничуть… Удивительно, как же мало мы знаем тех, с кем делим, казалось бы, всё!

Видимо, в жизни моей жены когда-то произошло нечто, изменившее её взгляды на некоторые стороны жизни. Но спрашивать её, в чём дело, я не стану. После знакомства с Андреем я стараюсь не задавать людям вопросы, касающиеся, если так можно сказать, глубоко личного. Если человек сам не рассказывает, лучше его не трогать. Слишком много вопросов личного характера я задавал Андрею, даже не задумываясь о том, в каком состоянии находилась душа этого паренька на протяжении нескольких лет. Человек разрывался между счастьем, которое было так близко, и невозможностью быть счастливым, а я вёл себя как какой-то пионер-мичуринец, наблюдающий за тем, как пчёлка переносит пыльцу с цветка на цветок.

14

Немного устав от прогулок по окрестностям посёлка, мы расположились у нас во дворе и устроили прощальное чаепитие. Специально приобретённый для таких вечеров столик отлично вписывался в естественную беседку из молодых вишнёвых деревьев, украшенных нежными цветами. Мы наслаждались общением, чаем и привезёнными Людой из Москвы пирожными.

О чём бы мы весь день ни говорили, всё равно периодически возвращались к теме отношений брата и сестры. Люда ничуть не удивилась, встретив с нашей стороны понимание и сочувствие. Она вела себя так, как будто никто на свете не посмел бы упрекнуть её и Андрея в грязном разврате и в извращённом понимании взаимоотношений между разнополыми родственниками.

Когда Марина спросила, знают ли теперь мама и папа об их с братом отношениях, Люда сказала:

– Зачем им это? Они же – обычные люди. Пусть немного и не такие, как все, но, всё равно – обычные.

– Но ведь мы же с Мариной не относимся к тебе и Андрею, как к поправшим всё святое осквернителям морали и нравственности! – сказал я. – Может, и родители смогут понять?

– Понять-то они смогут. Я их знаю. Но вот принять! Нет, вряд ли!

Девушка о чём-то задумалась. Мы с женой пили чай. Пирожные оказались восхитительными! Вечер тоже.

Вдруг, повернувшись к моей супруге, Люда спросила:

– Марина, вот вы рассказывали про своего брата. Про то, как он погиб в Афганистане. Простите, если я причиняю вам боль, но скажите, вы его любили?

Моя жена отложила недоеденное пирожное и, глядя в глаза собеседнице, сказала немного грустным голосом:

– Мне до сих пор не верится, что его нет. Любила ли я его? О, да! Он был для меня идеалом, несмотря на то, что был младше меня.

Она взяла меня за руку и, печально улыбнувшись, продолжила:

– Конечно, у нас с Володей никогда не было таких отношений как с Мишей, но мне кажется, что я вышла за Михаила только потому, что у него оказался характер моего брата.

Она чуть сжала мою руку, посмотрев на меня, сказала:

– Прости меня, – и, посмотрев на Люду, – и ты, Мила, не обижайся. Ты же знаешь, мне и в голову не придёт тебя осуждать. Меня до сих пор преследует чувство потери, утраты и ощущение… Такое странное ощущение, что мы с Володей что-то не успели! Может быть, не успели друг другу сказать… По крайней мере, я не успела ему сказать, сколько он для меня значил! Кем он для меня был. Люди, вообще, так редко говорят друг другу правду. А если их прорывает, то их правда выглядит как обвинение. Прости, Мила… Мне трудно об этом говорить.

Люда грустно улыбнулась и, обращаясь уже к нам обоим, сказала:

– Мы с Андреем не стеснялись говорить друг другу правду, и что из этого вышло, вы знаете… Как ко всему этому относиться – это ваше дело. Каждый человек имеет своё, пусть даже иногда и ошибочное, представление о том, как надо, как должно быть, как, в конце концов, жить! Но, что касается любви!.. Я не понимаю, как люди могут любить того, кого можно, нужно или разрешено?!

Казалось, Люда не нервничала. Она говорила совершенно спокойно, как будто размышляла вслух.

– Как можно любить того, кого разрешает любить общество?! Больное такими страшными недугами общество не имеет права даже заикаться о любви! Отсюда, наверное, все эти драмы, все эти «Ромео» и все эти «Джульетты», все эти… «Разум и чувства», «Гордость и предубеждение»…

Она посмотрела на нас, как бы изучая. Кажется, она искала на наших лицах приметы непонимания, решая, продолжать ли ей дальше или перестать метать бисер перед свиньями.

– Я хотела сказать, что, видимо, во все времена были люди, нашедшие своё счастье там, где его искать не принято. И если они не навязывали свою мораль окружающим, они могли прожить счастливую жизнь и не испытать ни разу тех жутких разочарований, о которых плачут все эти покинутые и обманутые. Конечно, при условии, что в их жизнь не полезет грязное любопытство.

Она тяжело вздохнула и продолжила:

– Моя сознательная жизнь началась с большой, настоящей любви, а не с глупого заигрывания в школьном коридоре. Я любила человека, который не разыгрывал из себя этакого… «крутозавра» в шикарной, навороченной тачке. Я любила не обещающего «золотые горы», в обмен на регулярный секс, молодого предпринимателя, торгующего перекупленным товаром и называющего это бизнесом. И не какого-то дешёвого мачо из соседнего двора. Я любила человека, которому и не надо было, как это сейчас модно, – оплачивать услуги партнёра или жить, всё время помня пункты брачного контракта. Потому, что любовь не торгуется. Любовь – просто есть!

Люда отдышалась. Оказывается, ей нелегко давалось всё то, что она нам говорила.

– Он любил меня, а я любила его. И это было всё, что нужно для полного счастья! Всё остальное, всё, что мы с Андрюшей наблюдали, когда выглядывали из своего мира в этот, всё остальное оказалось фальшивкой! Фальшивкой в красивой упаковке с модным лейблом! Товаром с официальным товарным знаком, да, ко всему прочему, ещё и сертифицированным товаром! Никакая налоговая к такому товару не придерётся! Всё – легально! Всё – разрешено! Ничего ни от кого прятать не надо! Даже наоборот, можно прокатиться по городу в глупо выглядящей, длинной машине, по-детски украшенной шариками, чтобы все знали, – традиции не нарушаются, сделка состоялась!

Она отпила остывший уже чай и, грустно улыбнувшись, сказала:

– Спасибо вам огромное – за всё! Надеюсь, вы простите когда-нибудь этого мальчишку, который столько всего натворил, только потому, что меня не оказалось рядом. Все те неприятности, с которыми вам пришлось столкнуться… Всё это пережить!..

Её лицо исказила гримаса боли. По щекам её потекли слёзы, но голос пока оставался твёрдым.

– Ничего этого больше не повторится!.. – вдруг, перейдя на сдавленный крик, сказала Люда.

Видя что с ней, я хотел было взять её трясущиеся ладони в свои и попытаться успокоить девушку, но Марина – чуткий человек, вовремя успела подхватить не владевшую собой гостью, которая, отодвинув чашку, попыталась встать из-за стола, и, обняв её, приняла на свою грудь жуткие рыдания, сотрясавшие Люду.

Тихо встав, я ушёл в дом. Но, не найдя себе там занятия, которое могло бы меня отвлечь, вышел и принялся бродить по участку.

От кого я спрятался? Господи, неужели я не могу быть там, где так необходима моральная поддержка!? Я не смог уберечь брата этой девушки от того, что он с собой сделал, а теперь скрываюсь, боюсь попасться ей на глаза. Я – старый трухлявый пень, который только и умеет, что – рассуждать и пудрить мозги!

Слёзы щипали глаза, но какое теперь это имеет значение! Кому они нужны – эти слёзы бессилия?! Что теперь эти слёзы могут изменить?! Я даже боюсь с этими слезами ей показаться. Она же, посмотрев на меня, поймёт, что я слаб. Что из-за таких вот, – боящихся во всеуслышание высказать своё мнение, живут и здравствуют предрассудки. Традиции, которым грош – цена, если они направлены против счастья людей. Против людей, не желавших никому зла!

Мы «воюем» с какими-то специально разводимыми в питомниках монстрами. Мы даём им имена – наркомания, пьянство, проституция, коррупция, разврат. И делаем вид, что они неистребимы! Да каждый трезвомыслящий идеолог прекрасно знает, как расправиться со всей этой шайкой-лейкой, особенно когда за плечами такой опыт! Ведь не было же в нашей стране всего этого импортного набора «развлечений»! Зато, теперь мы можем говорить, что причина всеобщего горя кроется во всём этом, и мы, ну, просто обязаны бороться с вышеуказанными причинами, не щадя живота своего!

Немного успокоившись, я всё же решил выйти из своего укрытия. Но от стыда – разве скроешься.

Женщины стояли у калитки и, казалось, мирно беседуя, смотрели в сторону железнодорожной станции. Марина всё ещё обнимала одной рукой девушку за плечи, но того напряжения, которого, как мне показалось, я не выдержу – уже не было.

Они подошли ко мне. За те полчаса, на которые я их оставил, Люда смогла успокоиться и привести себя в порядок. И только какая-то, едва заметная остекленелость появилась в красивых, больших глазах девушки.

– Мы пойдём провожать Милу? – спросила меня жена.

– Конечно! О чём речь! – и взяв холодную, как лёд, ладонь Люды, уже обращаясь только к ней, сказал:

– Там только кое-какие твои вещи остались… И ещё, – я кое-что хотел тебе передать. Пойдём!

В доме Люда быстро собрала свой нехитрый багаж и, закинув лёгкий рюкзачок на плечо, грустно улыбнулась, прощаясь с последним приютом любимого человека.

– Люда, вот, это блокнот Андрея. – Я протянул ей оформленную под кожу книжицу.

– Я почему-то решил, что им не надо в это заглядывать и спрятал его для себя, – закончил я, заметив, что в моём голосе появились извиняющиеся нотки.

Она взяла блокнот так, как будто он был живым. Для неё это, наверное, так и было.

– Спасибо… Вы смотрели? Вы знаете – что там?

– Да. Там стихи, – сказал я, вспоминая исписанные детским почерком страницы.

В дверях, ожидая нас, стояла Марина. Она вытирала слёзы, и по ней было видно, что держится она с трудом.

– Я кое-что оставил себе. – Тихо, боясь обидеть Люду этой фразой, сказал я. – Вот, посмотри.

Щёлкнув «мышкой» по отдельно располагавшемуся на рабочем столе значку, я открыл файл. Это была отсканированная мной страничка из блокнота Андрея. На ней, рукой этого необычного паренька, было написано всего одно четверостишие:

Шёл с Христом, а стал – Иудой.

Шёл с Иудой, стал – Христом.

Кем ты был, и кем ты будешь.

Всё зачтётся, но потом.


home | my bookshelf | | Ваше дело |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу