Book: Вся правда о нас



Вся правда о нас

Дженнифер Хейворд

Вся правда о нас

Глава 1

Изабель Питерс, журналист одного из нью-йоркских телеканалов, могла по праву гордиться собой. Она снимала маленькую уютную квартирку недалеко от центра, у нее был абонемент в фитнес-клуб рядом с работой, а ведь держать себя в форме ей было просто необходимо! К тому же ей несказанно повезло: материал о выборах на пост мэра Нью-Йорка может способствовать ее продвижению по карьерной лестнице.

Изабель стремительно вошла в новый лондонский офис компании «Софорос» и, представившись, сообщила секретарю, что у нее встреча с Леандросом Константину. По растерянному выражению лица девушки на ресепшене Иззи с ужасом поняла, что на этот раз удача отвернулась от нее.

— Прошу прощения, мисс Питерс, но мистера Константину нет на месте, — улыбнулась блондинка. — Он улетел в Штаты.

Черт! Иззи почувствовала, что кровь бешено стучит в висках. Ее босс дал распоряжение встретиться с мистером Константину именно сегодня! Да она прилетела утренним рейсом из Италии только для того, чтобы взять интервью у главы «Софороса». Но обстоятельства складывались явно не в ее пользу: бесконечные пробки, медлительный водитель такси…

Иззи натянула вежливую улыбку, стараясь скрыть свое расстройство.

«Эта девушка может оказаться весьма полезной», — решила она.

— А вы, случайно, не знаете, в какой именно офис отправился мистер Константину? — поинтересовалась Иззи, отчаянно надеясь, что девушка подскажет ей необходимую информацию.

— Вам лучше связаться с личным помощником мистера Константину. — Блондинка посмотрела ей прямо в глаза. — Продиктовать номер телефона?

— Нет, спасибо. — Иззи в задумчивости прикусила нижнюю губу. — У меня есть этот номер. Мистер Константину давно уехал?

— Давно, — кивнула девушка. — Мне очень жаль, что вы зря потратили свое время, — добавила она, лукаво улыбнувшись.

«А что, если она врет? — Иззи внимательно взглянула на нее. — И Леандрос Константину просто решил спрятаться от меня в своем офисе?»

Джеймс, ее начальник, не раз говорил, что мистер Константину известен своей непредсказуемостью: у него был настоящий талант исчезать буквально перед носом репортеров.

Иззи расстроилась: компьютерные игры мистера Константину на рынке программного обеспечения скоро станут достоянием общественности, и дверь его офиса будут атаковать журналисты. Компания «Нью-Йорк ТВ», в которой работала Иззи, должна была первой получить эксклюзивное интервью.

Вздохнув, Иззи направилась к выходу. Она поправила сумку на плече и вызвала лифт. Выйдя в холл, она окунулась в душную атмосферу прокуренного офиса.

«У каждого свои недостатки», — подумала Иззи, стараясь не кашлять от едкого дыма. Конечно, у нее тоже есть недостатки: она предпочитала перехватить на ходу сочный гамбургер, вместо того чтобы идти в спортивный зал. Мать Иззи была известной актрисой, а сестра — фотомоделью. «Не всем же быть совершенством!» — подумала она.

Кнопка лифта замигала.

Иззи страдала ярко выраженной клаустрофобией. Лифт уже почти был переполнен людьми. «Как селедки в банке, — с отвращением подумала Иззи, с трудом представляя, как она сможет войти в кабину лифта. Она почувствовала, как пересохло в горле, а ноги стали ватными. — Возьми себя в руки! — приказала она себе. — Может, лучше пойти пешком? Нет, это неудачная мысль. Одолеть пятьдесят лестничных пролетов на трехдюймовых шпильках мне не под силу. В конце концов, я не одна в лифте буду, ничего со мной не случится».

Иззи твердила про себя, что она уверенная, самостоятельная женщина, которая ничего не боится. С замиранием сердца она вошла в кабину и, чтобы хоть как-то отвлечь себя от тягостных мыслей, начала украдкой рассматривать людей.

«Какая роскошная фигура! — невольно восхитилась Иззи, оглядывая высокую стройную блондинку в эффектном платье. — Туфли стоят, наверное, три мои зарплаты». У самой Иззи были одни-единственные выходные туфли. Она потратила на них четверть своей зарплаты и была невероятно счастлива своему приобретению. Какой-то мужчина рядом что-то увлеченно строчил в смартфоне. «Как же я его сразу не заметила?» — удивилась Иззи.

Незнакомец был до неприличия хорош собой: высокий, с литыми мускулами и волевым подбородком… Иззи почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Незнакомец просто источал флюиды мужской притягательности. Видимо почувствовав на себе ее изучающий взгляд, он оторвался от своего смартфона и пристально посмотрел на Иззи. Внезапно она почувствовала себя как неопытная школьница под его обжигающим взглядом. Покраснев, она тем не менее смело посмотрела ему прямо в глаза.

«Не дай загнать себя в угол!» Журналистская выучка дала о себе знать. На мгновение их взгляды встретились, и, насмешливо изогнув одну бровь, красавец вновь уткнулся в телефон. Иззи покраснела еще сильнее. «Перестань, — одернула она себя. — Ты что, думала, он захочет с тобой познакомиться? Успокойся, это не твоего поля ягода».

Зазвучала латиноамериканская мелодия, постепенно становившаяся все громче. Красавчик поднял взгляд и посмотрел на Иззи. Черт, это же ее телефон! Она порылась в сумке и быстро вытащила его.

— Ну!.. — рявкнул ее босс. — В чем дело?

— Прости, Джеймс, он уже уехал. Пробки просто кошмарные.

Джеймс коротко, но смачно выругался.

— Я, конечно, слышал, что он неуловим, но считал, что это касается только женщин.

Иззи понятия не имела, как выглядит Леандрос Константину. Она никогда не слышала ни о компании, которой он руководил, ни о стремительно набирающей популярность игре «Бегемот». Но этим утром, по пути домой из Тосканы, она получила сообщение от Джеймса, в котором он велел ей прилететь в Лондон и встретиться с Константину. Джеймс рассказал, что бывший глава по разработке программного обеспечения компании «Софорос» Фрэнк Мессер, уволенный из компании год назад, пришел нынешним утром в офис «Нью-Йорк ТВ» и заявил, что именно он — единственный разработчик «Бегемота». Преисполненный решимости взыскать с компании денежную компенсацию, он подал в суд на «Софорос» и предложил ее боссу эксклюзивное интервью.

— Я спрашивала у девушки с ресепшена, в какой из офисов он поехал, но она мне не сказала.

— Если верить моему источнику, в нью-йоркский, — вздохнул Джеймс. — Не переживай, Иззи, мы найдем его. Не может же всю жизнь от нас бегать.

«Нас?» Иззи нахмурилась, выходя из кабины, чтобы пересесть в другой лифт, который должен был привезти ее в холл.

— Ты хочешь сказать, что поручаешь эту работу мне?

— Вообще-то, — сказал Джеймс после продолжительного молчания, — я не собирался тебе говорить об этом до твоего возвращения, но раз уж ситуация несколько изменилась, лучше тебе узнать обо всем сейчас. Кэтрин Уиллоубай уходит в отставку. Сетевых боссов впечатлила твоя работа, и они хотят пригласить тебя на ее место.

У Иззи перехватило дыхание. Кэтрин Уиллоубай, ведущая вечерних новостей и любимица публики, уходит в отставку! И теперь телевизионные боссы хотят, чтобы она, скромный выездной репортер с не слишком большим опытом работы, заняла ее место?

— Да я же на двадцать лет ее моложе, — растерялась Иззи. — Они не хотят взять кого-то более опытного?

— Нам нужно завоевывать новую аудиторию, — решительно произнес Джеймс. — Они думают, ты сможешь привлечь более молодую возрастную группу. Плюс у тебя хорошие отношения со съемочной группой.

У Иззи закружилась голова. Она вытерла вспотевшие ладони о юбку. Она должна быть на седьмом небе от счастья, что руководство столь высокого о ней мнения. Но ей почему-то стало не по себе.

— Так что я должна сделать с этим Константину?

— Боссы полагают, у тебя мало опыта в подаче важных «горячих» новостей, а у твоих конкурентов он есть. Так что я собираюсь доверить тебе эту историю, и придется выжать из нее все, что можно.

Иззи с трудом сглотнула. История о Константину будет транслироваться по всей стране. Готова ли она к этому?

— Ты меня слышишь? — позвал Джеймс.

— Да… — Ее голос почти сорвался на жалобный писк. — Да, — повторила Иззи уже твердым голосом.

— Главное — не волнуйся, — предупредил ее Джеймс. — Это просто интервью — и все. И ты можешь застрять на этом и не пойти дальше.

— Когда? — Иззи казалось, что ее желудок сжала ледяная рука.

— Завтра в десять утра в студии.

Завтра? Она бросила взгляд в сторону прибывающего лифта.

— Джеймс, я…

— Мне пора, Иззи. Я переслал тебе по почте несколько предварительных вопросов. Не опаздывай.

Связь прервалась. Иззи была ошеломлена: что это сейчас было?

Высокий темноволосый красавец вошел в пустой лифт. Быстро оглядевшись, Иззи увидела, что остались только они вдвоем. Она бросила телефон в сумку и заставила себя подойти к лифту, но встала как вкопанная в паре футов от дверей: ноги просто отказывались двигаться. Она стояла, глядя внутрь металлической коробки лифта, чувствуя, как бешено стучит ее сердце. Красавчик придержал закрывающиеся двери и ухмыльнулся.

— Вы едете?

Она кивнула, на мгновение отвлекшись на его еле заметный иностранный акцент. Может, греческий?

«Шевелись», — приказала она себе и сделала пару неуверенных шагов в сторону лифта. Чем ближе она подходила, тем труднее ей становилось дышать.

— С вами все в порядке? — спросил мужчина.

— Просто боюсь лифтов, — призналась Иззи.

— Миллионы людей пользуются ими каждый день. Они совершенно безопасны.

— Вот это мнимое совершенство меня и беспокоит, — пробормотала она, но не продвинулась ни на шаг.

Он закатил глаза:

— Как же вы добираетесь на работу?

— Я люблю лестницы.

Незнакомец поджал губы:

— Слушайте, мне пора в аэропорт. Вы можете поехать на этом лифте или подождать следующий. Решайте.

— Мне тоже нужно в аэропорт.

У нее в памяти всплыло видение, как они с сестрой свернулись на полу темного лифта и кричат о помощи. Это случалось каждый раз, как ей приходилось воспользоваться лифтом. Иззи помнила давящую тишину, царившую внутри железной коробки, помнила, как они с сестрой несколько часов тряслись от страха, что лифт вот-вот упадет в шахту. Она была уверена, что их никто и никогда не найдет.

Мужчина выругался сквозь зубы:

— Мне пора.

Иззи наблюдала за тем, как он нажал на кнопку и металлические двери лифта начали медленно закрываться. Она не может опоздать на самолет!

Сделав глубокий вдох, она нырнула прямо в закрывающиеся двери. Красавчик придержал их руками.

— Какого черта вы делаете? — взревел он.

Иззи прижала ладони к металлической стене, чтобы не упасть.

— Вы соображаете, что делаете?

— У меня завтра интервью. Я не могу опоздать на самолет.

— Вы думаете, успели бы на самолет по кускам, на которые вас могло сейчас разрезать? — Он покачал головой и посмотрел на нее как на сумасшедшую.

— Я же сказала, что немного боюсь лифтов. — Иззи мертвой хваткой вцепилась в поручень, окаймлявший по периметру стены кабины.

— Немного? — Мужчина вопросительно изогнул бровь.

Она кивнула и постаралась принять настолько непринужденную позу, какую только смогла, чтобы ее не выдавали трясущиеся колени.

— Не обращайте внимания. Со мной все в порядке.

Получилось не слишком убедительно, но красавец переключил свое внимание на экран небольшого телевизора, транслировавшего повтор дневных новостей.

«Несколько минут, — твердила себе Иззи. — Всего несколько минут, и ты снова ступишь на твердую землю».

Лифт плавно спускался вниз, и Иззи уже начинало казаться, что она вела себя как ненормальная. Все не так уж плохо… Она сделала пару глубоких вдохов и немного расслабила пальцы, сжимавшие поручень.

«Я могу это сделать, — как мантру повторяла она, глядя на то, как поочередно загораются кнопки с номерами этажей. — Осталось всего несколько этажей».

Лифт остановился, в него зашли два бизнесмена в деловых костюмах. Мужчины громко смеялись над не слишком корректной, но довольно смешной шуткой. Иззи поймала себя на том, что улыбается. Бизнесмены вышли двумя этажами ниже.

Лифт постепенно снова начал набирать скорость. Иззи смотрела, как загораются цифры на панели: тридцать, двадцать девять… Это воображение играет с ней злую шутку, или лифт действительно начал двигаться гораздо быстрее, чем раньше? Ее сердце застучало сильнее. Нет, это все ее фантазии! Не может же, в самом деле, лифт изменить скорость? Цифры на табло замелькали быстрее.

Иззи встревоженно посмотрела на своего попутчика. Он тоже не сводил взгляда с цифрового табло: двадцать восемь, двадцать семь, двадцать шесть… Они определенно ускорялись.

— Ч-что происходит? — заикаясь, прохрипела она, крепче сжимая поручень.

— Я не…

Его слова утонули в металлическом скрежете, когда лифт внезапно остановился. Иззи вскрикнула: по инерции она отпустила руки и полетела вперед. Незнакомец кинулся к Иззи, чтобы подхватить ее, но лифт вздрогнул, и мужчина врезался прямо в нее. Иззи упала на пол, а ее попутчик всем весом рухнул на нее сверху. Звук удара головой о плитку пола эхом раздался у нее в ушах.

А потом все стихло.

* * *

Алекс попытался втянуть в легкие немного воздуха и слезть с девушки, на которую упал. Лифт покачнулся и заскрипел: казалось, бездушная машина раздумывала, что делать дальше — остаться на месте или рухнуть вниз.

Алекс замер, не смея пошевелиться. Лифт не тронулся с места, жуткая тишина заполняла пространство. Должно быть, сработал аварийный тормоз. Спасибо тебе, Господи!

Он почувствовал, как вздохнула Иззи. Алекс все еще лежал на ней, уткнувшись лицом в ее мягкие густые волосы. Он выругался себе под нос: насколько сильно он ее придавил?

Он прижал ладони к полу и осторожно приподнялся. Иззи лежала на полу лицом вниз и судорожно дышала, как в приступе астмы.

— Ты в порядке?

Она не смогла ответить, лишь хватала ртом воздух, как рыба, вытащенная из воды. Апекс осторожно перевернул ее. От вида ее остекленевших глаз и мертвенно-бледного лица ему стало страшно. Синяк на лбу налился черно-фиолетовым. Господи боже!

Наконец Иззи сфокусировала на нем взгляд.

— Ты в порядке? — повторил он.

Она с трудом разлепила пересохшие губы.

— Лифт… Мы остановились?

— Да. Сработал аварийный тормоз.

Казалось, в ее остекленевшие глаза понемногу возвращалась жизнь, но надолго ее явно не хватит. Взгляд Иззи беспокойно метался, ее дыхание было неровным и прерывистым, ногти судорожно царапали кафельный пол. Она попыталась сесть.

— Я… я… я не могу…

Алекс схватил ее за плечи:

— Ты должна успокоиться, иначе создашь нам еще больше проблем, чем у нас уже есть. Дыши глубоко. Вдох-выдох.

Иззи смотрела на него огромными глазами, тяжело дыша. Алекс взял ее за подбородок и посмотрел прямо в глаза.

— Давай. Вдох, а теперь выдох.

Она послушно втягивала и выдыхала воздух, и постепенно ее дыхание выровнялось.

— Молодец, — кивнул Алекс. — Так держать. — Он продолжал держать ее за руку, пока паника не отступила. — Лучше?

— Да, спасибо. — Иззи еще раз глубоко вздохнула и осмотрелась вокруг. — Не могу найти очки, — пробормотала она. — Наверное, потеряла во время падения.

Алекс осмотрелся и нашел чудом уцелевшие очки в углу лифта. Он повернулся к Иззи и осторожно надел их на нее.

— Ты ударилась головой. Кружится?

Иззи медленно села и повернула голову сначала влево, потом вправо.

— Нет, до тех пор, пока я не вспоминаю, где нахожусь.

— Тогда не вспоминай. — Алекс осторожно встал, подошел к цифровой панели, снял трубку и рявкнул «Алло». Раздался треск, и на том конце ответил молодой мужской голос:

— Все живы?

— Да, — мрачно ответил Алекс. — Лифт прочно зафиксирован?

— Да, сэр. У нас была проблема с генератором, но сработал аварийный тормоз.

— Как скоро вы сможете вытащить нас отсюда?

— Мы работаем над этим. Команда уже выехала и скоро будет на месте. Но нам может потребоваться несколько часов, чтобы вызволить вас.

— В каком смысле? — Алекс бросил взгляд на все еще бледную Иззи.

— Лифт застрял между этажами. Мы попробуем переместить кабину вручную из диспетчерской и вскроем двери либо вытащим вас через люк в потолке. Если честно, мы бы предпочли первый вариант, но это не всегда возможно.

Алекс посмотрел на шишку и наливающийся на лбу Иззи синяк и нахмурился. Ему, конечно, крайне важно успеть на самолет, но ее потенциальная травма — дело куда более важное.

— Чем скорее, тем лучше… Со мной еще одна пассажирка. Она ударилась головой, когда лифт остановился.

— Мы приедем так быстро, как только сможем, — пообещал техник. — Чем я еще могу помочь?

— Поторопитесь, — грубо пробормотал Алекс и повесил трубку.

Девушка смотрела на него огромными карими глазами, полными ужаса.

— Когда они нас отсюда вытащат?

— Они должны привезти сюда специалиста и посмотреть, в чем дело. Это может занять некоторое время.



— А разве они не могут просто открыть двери? — Девушка пристально смотрела на него.

— Мы застряли между этажами, — вздохнул Алекс. — Генератор вышел из строя, и кабину нельзя перетащить.

— Что? — Ее глаза расширились от ужаса.

— Успокойся, — сказал он. — Они найдут способ нас вытащить, но паника тут не поможет.

— Как долго нам ждать? — еле выдавила она сквозь ком, застрявший в горле.

— Несколько часов.

— Я не смогу находиться здесь так долго.

Алекс взял ее руки в свои: ладони у нее были влажными, девушка дрожала как осиновый лист.

— Как тебя зовут?

— Иззи.

— Иззи?

— Сокращенно от Изабель. Но все называют меня Иззи.

— Изабель, — произнес он бодро, — я уверен, что все будет в порядке. Эти ребята постоянно сталкиваются с такими ситуациями. Скоро нас вытащат отсюда, и через некоторое время ты посмеешься над этим происшествием.

Девушка смотрела на Алекса так, словно у него выросла вторая голова.

— Ладно, — признал он, — перебор. Но ты понимаешь, что я хотел сказать.

— Ты уверен? — спросила она, нервно покусывая нижнюю губу. — Мы не упадем снова?

— Уверен.

— Хорошо. Я справлюсь.

— Умница.

— Может, тогда уж и ты представишься?

— Алекс. — Он отпустил ее руки, поднялся и взял с пола ее сумку. — У тебя будет шишка.

— Не уверена. — Она покачала головой.

— Можно я посмотрю?

Иззи кивнула.

Алекс сел рядом с ней и порылся в ее сумочке. Прекрасный образчик того, сколько ерунды может засунуть женщина в несколько кубических дюймов кожи и ткани: шоколад, вода, книга, липкая щетка для чистки одежды, полная облатка аспирина.

— Никогда не смогу понять, почему женщины думают, что должны носить половину жизни в дамской сумочке. Аптеку можно найти на каждом углу.

— Ты преувеличиваешь. — Она наморщила нос.

— Серьезно? — Он вытащил щетку для чистки одежды. — Тебе всегда это нужно?

— Ты когда-нибудь сидел на диване, покрытом кошачьей шерстью, в черной юбке? — вспыхнула Иззи.

— Пожалуй, нет. Твоя взяла. — Алекс вытащил жестяную банку все еще холодной содовой. — Как насчет этого? По-моему, сгодится.

— Подожди-ка, — выдохнула она. — У меня же самолет через несколько часов!

— У меня тоже, — мрачно ответил Алекс. — Готов поклясться, мы на него не успеем.

— Но я должна… — вырвалось у нее. — У меня завтра утром интервью на Манхэттене.

— Тебе придется перенести вылет. — Алекс протянул Иззи банку содовой. — Надеюсь, сегодня еще есть рейсы.

Иззи в панике посмотрела на часы, Алекс бросил взгляд на свои. Два сорок пять. Никакой надежды, что он успеет на свой рейс в Нью-Йорк, а это большая проблема. Ему необходим частный самолет, принадлежащий «Софоросу».

— Ой… — Иззи вздрогнула, приложив холодную банку к шишке на лбу.

Алекс наклонился и взял ее за подбородок:

— У тебя наливается синяк. Думаю, сотрясения нет.

Иззи сейчас была похожа на олененка, попавшего в свет фар проезжающей мимо машины. Алекс внимательно смотрел на нее и удивлялся, как он до сих пор не заметил ее красоты. Темные миндалевидные глаза были обрамлены густыми длинными ресницами, а пухлые губы наводили на грешные мысли.

О чем он, черт возьми, думает? Он отпустил ее подбородок и отодвинулся. Он ей нравится, она ясно дала ему это понять. И конечно, он ее заметил. Ее трудно было не заметить. Взъерошенная, растерянная, она спорила по мобильному телефону уже изрядно охрипшим голосом. Он мгновенно представил ее в своей постели…

Алекс покачал головой и отвернулся. Не самые подходящие мысли, учитывая, что им придется провести наедине несколько часов.

— Алекс, — она протягивала ему банку, — хочешь?

Он с благодарностью взял банку, ему определенно нужно было охладить свой пыл, и случайно задел сумку Иззи. Из сумки выпала книга в мягкой обложке, на которой полуодетая женщина сливалась в жарких объятиях с мускулистым мужчиной с голым торсом.

— Ты действительно это читаешь? — недоверчиво спросил он.

— Да, читаю, — сухо ответила Иззи. — Отдай, пожалуйста, книгу.

Он проигнорировал ее протянутую руку.

— Выглядит довольно пошло. И почему женщинам это нравится?

— А у тебя, значит, «Отелло» в сумке лежит, не меньше, — едко заметила она, потянувшись за книгой.

Алекс ловко увернулся:

— Вообще-то «Большие надежды» Диккенса. Хочешь полистать?

Она посмотрела на, него долгим оценивающим взглядом:

— Ты шутишь.

Он потянулся за своей сумкой, но Иззи его остановила:

— Хорошо-хорошо, я тебе верю. Ты уже достаточно надо мной посмеялся, а теперь отдай, пожалуйста, книгу.

— Но она ведь действительно пошлая?

Иззи смотрела, как Алекс открыл книгу, перелистнул страницы и начал читать. Он остановился на особенно пикантном моменте.

— «О, как хорошо, — процитировал вслух Алекс нарочито глубоким голосом, — Элли». — Он бросил взгляд на Иззи. — Кто называет главных героинь Элли? Ужас! Ладно, читаем дальше: «Он провел пальцем вокруг ее соска, и она застонала. Элли выгнула спину и…»

— Алекс, — взмолилась Иззи и потянулась за книгой. — Отдай!

Алекс невозмутимо отодвинул книгу подальше от Иззи.

— Я просто хочу знать, в чем привлекательность подобного чтива? Этот парень оседлает белого коня и умчит прекрасную деву навстречу светлому будущему?

— Мне не нужно, чтобы мужчина спасал меня, — пробормотала Иззи, обхватив себя руками. — Я всегда полагаюсь только на себя.

— А вот это спорное заявление, — сухо заметил он и протянул Иззи книжку.

Иззи быстро убрала ее обратно в сумку. Алекс решил снова быть милым и учтивым.

— Так что привело тебя в Лондон? Дела или развлечения?

— Я делаю одолжение своему боссу. — Она поморщилась и потерла ушибленный лоб. — Это должна была быть короткая пересадка по пути домой из Италии.

— Да уж, повезло тебе, — ухмыльнулся Алекс. — Ты выбрала неудачный лифт.

— Пожалуйста, не напоминай.

— Чем ты занимаешься?

— Связями с общественностью, а ты?

— У меня своя компания в Нью-Йорке. — Алекс старался поддерживать светскую беседу, которая, казалось, отвлекала Иззи, на ее щеках даже появился легкий румянец. — А в Италии ты тоже работала?

— Нет, — покачала она головой. — Я закончила кулинарные курсы в Тоскане вместе с моими подругами. Мы арендовали виллу на побережье, расслаблялись и учились делать правильную брускетту.

— Твой мужчина, должно быть, счастлив.

— Я делала это не для мужчины, а для себя.

Ему показалось, что она заняла оборонительную позицию.

— Значит, в твоей жизни сейчас нет мужчины?

— Нет. — Иззи стиснула зубы.

Алексу почему-то это пришлось по душе.

— И в каком составе вы ездили в Италию?

— Восемь человек, включая меня.

Он улыбнулся:

— Итальянцы не знали, что их ждет.

— В смысле? — Она искоса взглянула на Алекса.

— Могу представить, какое впечатление вы производили на местных жителей. Уверен, Тоскана никогда не будет прежней.

Губы Иззи изогнулись в улыбке.

— Моя подруга Джо пользовалась огромным успехом у итальянцев. Все мужчины сворачивали шеи, глядя ей вслед.

— Думаю, мужчины были в восторге не только от нее. — Алекс красноречиво посмотрел на Иззи. Она покраснела и отвернулась.

Громкий металлический скрежет расколол воздух. Банка с водой выпала из рук Алекса, а его сердце буквально ухнуло вниз. Иззи кинулась к Алексу и вцепилась в него мертвой хваткой. Алекс прижал ее к себе сильнее, когда лифт покачнулся.

Какого черта?

Глава 2

— Что это?! — вскрикнула Иззи.

— Все в порядке. — Алекс успокаивающе обнял ее. — Не бойся, просто кабину немного трясет, лифт скоро поедет. — Он почувствовал, как Иззи дрожит, ее грудь тяжело вздымалась. — Иззи, — мягко сказал он, — послушай, я обещаю тебе, мы не упадем.

Она глубоко вздохнула и крепко прижалась к нему, неосознанно положив руку на его бедро. Алекс ощутил прилив жгучего желания. Легкий цветочный аромат ее духов будоражил его воображение.

«Черт!» — выругался про себя Алекс, чувствуя, как восстает его плоть. Он страстно желал ее.

Внезапно Иззи испуганно ойкнула, осознав, что ее рука лежит на бедре Алекса. Побледнев, она встретилась с ним взглядом. Он изо всех сил старался сохранять невозмутимое выражение лица. Но, заглянув в ее глаза, он понял, что Иззи легко догадалась о его мыслях.

— Прости, — смущенно пробормотала она.

Алекс все еще держал ее в объятиях, защищая и оберегая. Иззи порозовела и прикусила нижнюю губу. Алекс вновь чертыхнулся про себя: лучше бы она этого не делала. Иззи даже не подозревала, насколько соблазнительно выглядит. Алекс чуть не застонал вслух, его обуревало жгучее желание. Он страстно хотел поцеловать ее прямо сейчас.

— Если бы это был сюжет твоей книги, то, наверное, сейчас герой просто обязан наброситься на главную героиню, — насмешливо протянул Алекс.

— Вовсе нет. — Иззи отодвинулась от него и гордо вскинула подбородок. — Тебе, наверное, известно, что лифты обычно оснащены камерами видеонаблюдения. Как раз чтобы предотвратить подобное поведение! — добавила она.

— Какое поведение? — Алекс весело рассмеялся. — Даже не подозревал, что ты такая правильная, — усмехнулся он.

— Мне кажется, лифт вот-вот сорвется в шахту, — внезапно сказала Иззи.

«Мне тоже так кажется», — чуть было не ответил Алекс.

— В следующий раз ты так бояться не будешь, — улыбнулся он. — О своей клаустрофобии и не вспомнишь!

— Да я просто больше никогда не зайду в лифт! — воскликнула Иззи.

Алекс с жалостью посмотрел на нее, было видно, что девушка перепугана не на шутку.

— Давай поиграем! — неожиданно предложил он.

— Поиграем? — растерялась Иззи.

— Да, — не моргнув глазом, ответил Алекс. — Ты мне раскрываешь тайну: говоришь то, чего никто не знает о тебе. Ну и я в свою очередь открываю свой секрет.

Иззи выразительно изогнула брови.

— Давай-давай, — подбодрил ее Алекс. — Это лучше, чем сходить с ума от страха.

— Хорошо. — Иззи закрыла глаза и прислонилась к стенке лифта. — Когда я была в седьмом классе, меня пригласил на танец мой одноклассник, Стивен Томпсон. А я отказалась, мотивировав отказ тем, что потянула лодыжку.

— Он тебе не нравился? — поинтересовался Алекс.

— Наоборот, — рассмеялась Иззи. — Я была просто по уши влюблена в него. Но я думала, что это моя сестра подговорила его потанцевать со мной, а мне не нужно было снисхождение с его стороны. А сестра оказалась совершенно ни при чем, — грустно улыбнулась она.

— Значит, ты отказала бедняге без особых причин? — усмехнулся Алекс.

— Да, — вздохнула Иззи. — После этого я стала персоной нон грата.

— Интересно, почему женщины потом удивляются, что мужчины перестают быть галантными с ними? Да вы же сами обрезаете нам крылья!

— Под «нами» ты имеешь в виду свое королевское величество? — хитро улыбнулась Иззи. — Мне не верится, что тебе хоть раз отказывали.

«Ошибаешься, — подумал Алекс. — Мне однажды отказала женщина, которая была для меня всем».

— Никто не проходит сквозь жизнь без шрамов, — мудро заметил Алекс. — Тебе нужно было дать парню хоть один шанс. Может быть, твой отказ навсегда оставил след в его сердце.

— Вряд ли, — фыркнула Иззи. — Он сразу же стал встречаться с Кэти Филдинг. Ладно, теперь твоя очередь!

— Мне жаль, что когда-то я принимал неверные решения, — честно признался Алекс.

— Это общие слова или ты действительно жалеешь о каком-то одном неверном решении? — Иззи посмотрела ему прямо в глаза.

«Почти в точку», — решил про себя Алекс. Он закрыл дверь в свое прошлое, и не стоит его ворошить.

— Общие слова, — кивнул он. — Но судьба иногда дает тебе один только шанс, и ты не должен упустить его.

Иззи вздохнула и испытующе посмотрела на него.

— Интервью уже завтра, — вздохнула она. — Я даже не знаю, хочу ли я эту работу. Но это шанс, который выпадает раз в жизни.

— Почему ты сомневаешься? — нахмурился Алекс. — Это же ступенька вверх по карьерной лестнице.

— Ответ прост: мне страшно. Я боюсь того, что может случиться, если я получу это интервью.

— Поверь мне, бояться будущего — самое худшее, что только можно придумать. Гораздо легче встретиться со своим страхом лицом к лицу. Я уверен, что ты справишься! Будь хитрее!

— Хитрее? — Иззи выглядела оскорбленной.

— Только не говори, что не понимаешь, о чем я, — хмыкнул Алекс.

— Может быть, — задумчиво протянула Иззи. — Немного.

Резкий звук телефона заставил Иззи вздрогнуть. Алекс поднял трубку: нет, не эти новости он ожидал услышать.

— Нам придется провести здесь еще пару часов, — сказал он.

Иззи чуть не застонала вслух.

— Подумай об этом с оптимистической точки зрения. — В глазах Алекса зажглись озорные огоньки. — Ты ведь сможешь почитать мне отрывки из твоей книги.

* * *

Ровно через два с половиной часа прибыли спасатели.

«В это время я уже должна была быть в аэропорту», — мрачно подумала Иззи.

Они с Алексом прижались к стенке лифта, пока один из спасателей опустил вниз кабины лестницу, чтобы они могли выбраться из лифта.

— Готовы?! — крикнул спасатель.

— Не знаю, — растерянно пролепетала Иззи, посмотрев на Алекса.

— Так, приготовьтесь! Надеваете страховочный пояс и начинаете аккуратно подниматься по лестнице.

— Я не смогу! — запаниковала Иззи, с ужасом осознавая, что другого выхода просто нет.

— Давай я подстрахую тебя, — приободрил ее Алекс. — Только не смотри вниз! — посоветовал он.

— А что, если… — начала было Иззи, чувствуя, что от страха начинают дрожать колени.

— Никаких если, — мягко прервал ее Алекс. — Ты справишься. Просто нужно взобраться вверх по лестнице, и ты будешь в полной безопасности.

— Хорошо. — Иззи перевела дыхание, стараясь унять бешено колотящееся сердце. — Но ты же будешь рядом, да? — с надеждой в голосе спросила она.

— Конечно. — Алекс кивнул.

— Тогда вперед! — Иззи понимала, что отступать некуда.

Алекс закрепил на себе и на Иззи страховочный пояс и мягко подтолкнул ее к лестнице.

— Я смогу, — вполголоса сказала Иззи.

— Не бойся, я рядом, — подбодрил ее Алекс. — Только не торопись! — Он видел, что у Иззи практически подгибаются колени от страха. — Молодец.

«Тоже мне — молодец», — усмехнулась про себя Иззи. Она чувствовала, как струйка холодного пота стекает по ее спине, руки и ноги стали ватными. Тело отказывалось повиноваться ей. Стиснув зубы, Иззи заставила себя двигаться дальше. Она невольно опустила взгляд и почувствовала, как закружилась голова.

— Я не могу, — прошептала Иззи, вмиг побледнев.

— Осталось совсем немного! — крикнул ей спасатель.

— У меня руки дрожат, — чуть не заплакала Иззи. — Я боюсь!

— Я тебя держу, — уверенно сказал Алекс, и Иззи почувствовала тепло его рук на своей талии. — Я не дам тебе упасть! Осталось еще чуть-чуть, — успокаивающим тоном произнес он. — Просто аккуратно переставляй ноги, вот так, одну за другой.

— Хорошо, — прошептала Иззи.

Иззи почти не заметила, как добралась до конца лестницы. Спасатели подхватили ее за руки и помогли выбраться наружу.

— Ты в порядке? — Алекс внимательно вгляделся ей в лицо.

Иззи не смогла ничего ответить, лишь еле заметно кивнула. Она слегка покачнулась, и тотчас же сильные руки Алекса подхватили ее.

— Все хорошо, — нежно прошептал он, гладя ее по волосам.

Иззи уткнулась лицом в его широкую грудь. Она чувствовала себя надежно и уютно в его крепких объятиях.

— Вас должен осмотреть врач. — К ним подошел один из спасателей. — Прошу прощения, но вам придется подняться вверх пешком. Лифт требует серьезного ремонта.

— Больше никаких лифтов! — пробормотала Иззи.

Молодой врач тщательно осмотрел Иззи.

— Я в порядке, — вяло отмахнулась она.

— Я должен быть полностью в этом уверен, — ответил доктор. — Так, а теперь скажите, сколько пальцев я показываю? — спросил он.

— Четыре. Поверьте, со мной все в порядке, у меня не двоится в глазах.

— Голова не кружится? — продолжил он.

— Нет!

— Хорошо. — Молодой человек кивнул. — В ближайшее время вам нужно явиться на осмотр в больницу. Следует проверить, нет ли других повреждений.

— Ладно, — легко согласилась Иззи. — Мне как раз нужно взять новый билет на самолет, я должна вернуться в Штаты. Если я почувствую себя плохо, рядом со мной будут люди, которые смогут оказать мне помощь.

— Не самая лучшая идея, — нахмурился доктор. — Вам не следует лететь завтра же. Все-таки вы перенесли травму.

— У меня нет выбора, — пожала плечами Иззи.

— У вас есть знакомые в Лондоне? Если не будет билета на самолет, я могу предложить вам переночевать в нашей больнице.

— Спасибо, — улыбнулась Иззи. — Я очень благодарна вам за помощь!

Она подхватила свою сумку и подошла к Алексу. Он все еще разговаривал по мобильному телефону.

— На сегодня уже нет билетов в Штаты, — сообщил Алекс. — Мой ассистент закажет тебе билет на завтра.

— Но мне обязательно нужно сегодня вернуться домой! — запротестовала Иззи.



— Сегодня нет ни одного рейса, — терпеливо повторил Алекс.

Иззи в задумчивости прикусила нижнюю губу.

— Можно попросить твою помощницу заказать билет на самый ранний рейс? У меня интервью завтра утром.

Алекс кивнул и набрал номер своей ассистентки. Иззи устало подошла к одному из больших кожаных кресел, стоящих в холле.

«Может, мне повезет, и я смогу улететь завтра рано утром. Мне нужно взять это интервью!»

Иззи тяжело вздохнула: такой шанс выпадает раз в жизни, и она по праву заслужила его. Она приходила на работу к восьми часам, тогда как остальные журналисты подтягивались в офис не раньше десяти. И то только потому, что в десять, как правило, проходило совещание у главного редактора. Стоит ли говорить о том, сколько ночей Иззи провела в офисе, когда многие ее коллеги уже давно спали дома.

Иззи была совсем одна в Нью-Йорке. Увы, у нее не было никакой личной жизни. Работа полностью поглотила ее. Время от времени Иззи ходила на свидания, но каждый раз она убеждалась, что ее кавалер — совсем не то, о чем она мечтала.

За несколько лет Иззи сделала блестящую карьеру. Она уже не была той неопытной восемнадцатилетней девчонкой, которая когда-то явилась в Нью-Йорк с горячим желанием стать известным журналистом.

Она тяжело вздохнула и откинулась на спинку кресла. Внезапно к ней пришло осознание того, что произошло с ней сегодня. Они с Алексом могли погибнуть, они были на волосок от смерти. Какая же глупость — беспокоиться о работе!

«Я всю жизнь переживала о всяких мелочах, — подумала Иззи. — Волновалась, как я выгляжу со стороны, о том, что ждет меня в будущем. А теперь мне все кажется сущей ерундой! Жизнь может оборваться в любой момент, и нужно уметь наслаждаться каждым прожитым мгновением».

— С тобой все в порядке? — Алекс присел в кресло рядом с ней.

— Да, все хорошо. — Она заставила себя улыбнуться.

Алекс внимательно взглянул на нее, словно пытаясь прочитать что-то на ее лице.

— Первый вылет в Штаты в половине двенадцатого, — сообщил он. — Грейс заказала тебе билет на этот рейс.

«Значит, я буду в Нью-Йорке около двух часов дня, — прикинула Иззи. — Остается надеяться, что Джеймс не убьет меня».

— Спасибо, — поблагодарила она Алекса.

— Что тебе сказали врачи? — поинтересовался он.

— Со мной все в порядке. — Иззи заставила себя улыбнуться. — Надеюсь, голова не будет болеть.

— Нужно, чтобы кто-то присмотрел за тобой, — нахмурился Алекс. — У тебя есть знакомые в Лондоне?

— Нет. — Иззи покачала головой. — Не беспокойся, со мной все в порядке. Я переночую в каком-нибудь отеле, а утром полечу домой.

— Иззи, у тебя травма головы, — нахмурился Алекс.

— Ничего серьезного, — уверила она его. — Просто шишка.

— Так, подожди… — Он провел рукой по своим густым волосам. — Дай подумать… Я, наверное, смогу найти медсестру, чтобы она присмотрела за тобой.

— Черт возьми, Алекс! — возмутилась Иззи. — Мне не нужна сиделка! Единственное, что мне нужно, так это уехать домой. Я сама смогу позаботиться о себе. Если вдруг я почувствую себя нехорошо, то вызову врача.

— Нет, я не допущу, чтобы ты осталась одна в таком состоянии, — твердо сказал Алекс, его глаза угрожающе потемнели. — В моем доме достаточно места. Ты можешь поехать ко мне.

«Поехать к нему домой? — Иззи решила, что ослышалась. — Только не это!»

— Спасибо большое, но нет, — вежливо отказалась она.

— Я не могу оставить тебя одну. — Алекс подхватил ее сумку и направился к выходу. — Не знаю, как ты, а вот мне лично срочно требуется горячий душ и хороший обед. Пойдем!

— Алекс, я не могу…

— Иззи, послушай. — Алекс взглянул ей прямо в глаза. — У одного моего друга был ушиб головы. Все думали, что ничего страшного, все пройдет. А он вскоре умер. Один. В своем собственном доме. И никто не мог ему уже ничем помочь.

— О, — выдохнула Иззи, не на шутку испугавшись.

— У тебя был трудный день, и, честно говоря, ты выглядишь так, словно вот-вот упадешь в обморок. Сделай одолжение, поехали ко мне, я не хочу оставлять тебя одну в таком состоянии.

Что она могла ответить ему? Внезапно Иззи поняла, что ей совсем не хочется оставаться одной в отеле. Она почувствовала, что может доверять этому человеку, хотя они только что познакомились. Иззи всегда очень тонко чувствовала людей.

— Просто скажи «да», — пробормотал Алекс. — Я уже начинаю терять терпение!

— Хорошо, — немного помолчав, ответила Иззи. — Если только ты уверен, что я не помешаю тебе.

— Не помешаешь, — усмехнулся Алекс.

Спортивная машина Алекса стояла на нижнем этаже подземной стоянки. Алекс завел мотор. Иззи глубоко вздохнула, она всей кожей ощущала присутствие Алекса. Она до сих пор помнила тепло его тела. Иззи знала, что между ними проскочила искорка, не могла не почувствовать этого.

«Тебе нужно научиться кокетничать, — вспомнила она слова своей подруги Джо. — Чтобы завлечь поклонника, нужно уметь флиртовать».

«Что верно, то верно, — вздохнула Иззи. Она никогда не умела завлечь мужчину. Иззи украдкой взглянула на Алекса. — Неужели я ему действительно нравлюсь? Или я просто придумала себе эту вспышку притяжения между нами? У такого красавца, скорее всего, нет отбоя от женщин. Как же мне надоело быть правильной и разумной! Надо рисковать, ведь никогда не узнаешь, если не попробуешь!»

Иззи улыбнулась своим мыслям: может, поехать с Алексом было лучшим решением в ее жизни?

Глава 3

Леандрос Алексис Константину, для друзей просто Алекс, стоял на балконе своей квартиры и медленно потягивал коктейль. Вид, открывшийся перед ним, буквально завораживал: берег Темзы, впереди панорама города. Квартира в одном из фешенебельных районов города обошлась Алексу в два с половиной миллиона фунтов стерлингов. Но она того стоила. Именно здесь он мог спокойно отдохнуть и прийти в себя после тяжелого рабочего дня.

«Сегодняшний день спокойным точно не назовешь», — усмехнулся про себя Алекс.

Проблемы с бизнесом в Нью-Йорке не давали ему покоя, но главным было вовсе не это. Алекс не любил врать и откровенно признался самому себе, что его непреодолимо влекло к девушке, с которой он познакомился сегодня утром. Алекс думал об Изабель Питерс. Она принадлежала к тому типу женщин, с которыми он поклялся себе больше никогда не иметь дела. И виной тому Джесс.

Алекс пытался убедить себя, что, как воспитанный человек, он не мог оставить девушку одну в беде. Но на самом деле он прекрасно понимал — дело было вовсе не в рыцарстве. Он чувствовал, что должен позаботиться об Изабель Питерс. Честно говоря, это он виноват в том, что она ударилась головой.

«Я должен присмотреть за ней, — твердо решил Алекс. Он уже однажды потерял своего друга и просто не мог допустить, чтобы что-то ужасное произошло с Иззи. — Черт! Она уже часа два находится в душе, — неожиданно подумал Алекс. — Она была такая бледная… Вдруг ей стало плохо?» — испугался он.

— Иззи, с тобой все в порядке?! — прокричал Алекс.

— Да! — откликнулась она. — Уже выхожу!

Алекс чуть не застонал вслух. Его воображение уже нарисовало ему обнаженную Иззи, стоящую в облаке пара под струями горячей воды. Огонь желания разгорался в нем все сильнее и сильнее. Усилием воли Алекс заставил себя вернуться к мыслям о работе.

«Все-таки внутреннее чутье меня не подводит», — усмехнулся он, вспомнив, как Тейлор Бейн отводил взгляд на заседании совета директоров в «Блу лайт интерэктив».

С первой же минуты их встречи Алекс понял, что все не так просто. Детали сделки, которые уже были согласованы, оказались камнем преткновения при подписании договора. Алекс тихо выругался сквозь зубы.

«Что заставило Тейлора пересмотреть свои позиции? — размышлял он. — Как я мог так ошибиться в нем?»

Алекс пытался выяснить, где он допустил ошибку. У него всегда был четко разработанный план, он действовал холодно и продуманно. И сейчас он хотел понять, где его план дал сбой.

Когда ему было всего шесть лет, он решил стать футболистом, несмотря на то что отец хотел сделать его, своего единственного наследника, главой бизнеса. А Алекс был увлечен только футболом. В школе Алекс всегда был лидером, и отец не возражал, чтобы сын играл еще и в футбол в свободное от учебы время. Но когда Алекса пригласила сборная Нью-Йорка, отец был вне себя от гнева.

— Ты должен повзрослеть, сынок! — настаивал он. — Тебя ждет блестящее будущее в нашей компании! Ты станешь успешным бизнесменом!

Алекс стиснул зубы: он до сих пор помнил этот разговор с отцом.

— Ты не можешь опозорить нас! Как только ты смеешь думать о профессиональной карьере футболиста, когда мы все возлагаем на тебя такие надежды?

— Отец, ты прожил свою жизнь так, как хотел. Дай мне прожить жизнь, как я того хочу, — заявил Алекс.

— Давай подписывай контракт с клубом, — пробормотал отец. — Только запомни, ты мне больше не сын.

Алекс старался ничем не выдать свою боль. На следующий день он заключил контракт с нью-йоркским клубом. За три года он стал настоящей звездой профессионального футбола. А отец тем временем совсем не интересовался делами сына. Он даже ни разу не пришел посмотреть матчи с его участием. А потом три года спустя Алексу пришлось опять начинать все заново. Стиснуть зубы и идти к своей дели.

«Софорос» стал его детищем. Его школьный приятель, Марк Айзек, был блестящим программистом. Они основали ведущую компанию по созданию компьютерных игр.

«Будь я проклят, если позволю кому-нибудь разрушить «Софорос»! — подумал Алекс. — Нужно действовать по четко разработанному плану, — твердо решил он, вглядываясь в даль. — Я не буду думать сейчас о том, что ждет меня в Нью-Йорке. Я обязательно найду выход из положения. Где, черт побери, эта Изабель? Она же сказала, что уже выходит из душа!» — разозлился он.

— О, как красиво! — услышал он за спиной голос Иззи. Погруженный в свои мысли, он и не заметил, как она вышла из ванной комнаты.

Алекс украдкой взглянул на нее: Иззи вскинула голову, рассматривая звездное небо. На ней было темно-шоколадное платье его сестры. Интересно, как одно и то же платье может настолько по-разному смотреться на двух разных девушках.

Платье облегало Иззи, словно вторая кожа, подчеркивая все достоинства ее фигуры: высокую грудь, тонкую талию и соблазнительные бедра. Тяжелые волосы Иззи были собраны в узел на затылке, и Алекс невольно залюбовался ее длинной шеей. Ему безумно хотелось подойти к ней и поцеловать ее.

— Мне кажется, я немного больше твоей сестры, — смущенно произнесла Иззи.

— Ты очень бледна, — невозмутимо ответил Алекс, стараясь не показать охвативших его чувств.

— После душа мне стало намного лучше, — улыбнулась Иззи.

— Мне кажется, тебе не помешает немного выпить, — пробормотал Алекс.

«Прежде всего, немного алкоголя нужно мне», — подумал он, чувствуя, как огонь желания разгорается в нем с новой силой.

Иззи послушно прошла за ним в студию с барной стойкой.

— У тебя очень уютная квартира, — улыбнулась она, присаживаясь на высокий стул.

Алекс тем временем достал бутылку бренди. Ему было приятно, что Иззи нравится обстановка его квартиры. А главное, что поразило его, — он не заметил у нее выражения «хочу, чтобы эта квартира стала моей», которое ему так часто приходилось замечать у женщин.

— Спасибо, — сказал Алекс, протягивая ей пузатый бокал с бренди. — Хорошее вложение капитала.

— Алекс, — Иззи сделала глоток, — не знаю, как благодарить тебя за все, что ты для меня сделал.

— Не стоит благодарности. — Алекс убрал бутылку с бренди на полку.

— Стоит. — Иззи взглянула ему прямо в глаза. — Не знаю, что бы я делала, если бы тебя не оказалось рядом.

— Да, — задумчиво протянул Алекс. — Фобии имеют над людьми сверхъестественную власть.

— Я тебе очень благодарна. — Иззи мягко дотронулась кончиками пальцев до его руки.

— Всегда пожалуйста, — усмехнулся Алекс. — Сделай еще глоток бренди. Тебе станет лучше.

Иззи отпила еще немного.

— Наверное, это старый, выдержанный бренди, — поморщилась она.

— Ты намекаешь, что это я старый? — ухмыльнулся Алекс.

— Вовсе нет! — замотала головой Иззи. — Тебе около тридцати, да?

— Тридцать два, — ответил Алекс. — А тебе?

— Двадцать пять, — пожала плечами Иззи. — Семь лет — не такая уж и большая разница.

— Ты не поверишь, какой колоссальный опыт может вместиться в эти семь лет, — криво усмехнулся Алекс. — Я заказал нам еду из ближайшего ресторана, думаю, будет не лишним немного перекусить. Можем поужинать на террасе, — добавил он.

— С удовольствием!

— А после ужина ты отправляешься в постель, — продолжил он. «Жаль только, что не в мою».

— Мне кажется, я не смогу уснуть! — воскликнула Иззи.

— Просто в тебе кипит адреналин после всего пережитого, — сказал Алекс. — Сейчас поужинаешь, выпьешь еще немного бренди и уснешь, как младенец.

— Да, наверное.

— Какую музыку ты любишь? — спросил Алекс, повернувшись к полке с CD-дисками.

— Я слушаю абсолютно все!

— Классику? — Алекс вопросительно изогнул бровь.

— Да, — улыбнулась Иззи. — Мой отец — преподаватель музыки в Станфордском университете. Я с детства привыкла к классической музыке.

— Отец, наверное, хотел, чтобы ты научилась играть на всех музыкальных инструментах? — предположил Алекс.

— О да, — засмеялась Иззи. — Отец пытался научить меня играть на всем, что можно, пока не обнаружил, что мне не нравится выступать на публике.

— Наверное, он был жутко разочарован, — догадался Алекс.

— Ох, я просто ненавидела занятия музыкой, — неожиданно призналась Иззи. — Я совсем не творческий человек.

«Интересно, это замечание относится к сексу?» — промелькнуло у Алекса в голове. Усилием воли он заставил себя сосредоточиться на выборе диска. Алекс искоса взглянул на стройные ножки Иззи. В мечтах он уже видел, как они обхватывают его талию. «Стоп!» — скомандовал себе Алекс, чувствуя, что волна жара становится практически невыносимой.

Он глубоко вздохнул и провел рукой по волосам. Сколько времени у него не было женщины? Два или три месяца? Алекс был настолько поглощен делами в «Блу лайт интерэктив», что у него не было и минуты свободной, чтобы подумать о том, как провести время с женщиной.

Алекс взял один из дисков — «Испанская гитара». Он вставил его в дисковод, и музыка наполнила комнату.

— Не думала, что тебе нравится испанская гитара, — задумчиво произнесла Иззи.

— Пытаешься наклеить на меня ярлык? — усмехнулся Алекс. — Ты же недавно интересовалась, что я люблю читать…

— Да, я была не права, — призналась Иззи. — Пока что ты для меня загадка. Ты не такой открытый, как я, — добавила она.

— Основное ты знаешь, — пожал плечами Алекс. — Я вырос в Нью-Йорке, построил свой собственный бизнес…

— Просто исчерпывающие подробности, — сухо заметила Иззи. — Акцент у тебя греческий?

— Да, — кивнул Алекс. — Мои родители — греки. Все летние каникулы я проводил у наших родственников в Греции.

— А где ты учился?

— В Бостонском колледже, — ответил Алекс.

— Почему именно Бостон? — удивилась Иззи. — Ведь в Нью-Йорке полно хороших школ.

— В Бостонском колледже хорошая программа по бизнес-обучению, к тому же много времени уделяется спортивной подготовке студентов, — ответил Алекс.

— О, школа для настоящих мужчин, — поддразнила его Иззи. — Бизнес, спорт…

— Куда же без этого, — хитро усмехнулся Алекс. — А ты где училась?

— В Колумбийском университете.

— Но ты родом не из Нью-Йорка, — уверенно сказал Алекс. — Мне кажется, у тебя легкий южный акцент.

— Я из Калифорнии. Мы переехали в Нью-Йорк, когда мне было шесть лет.

— А сейчас твои родители по-прежнему живут в Калифорнии? — поинтересовался он.

— Мои родители давно развелись, — вздохнула Иззи. — Мой отец живет в Калифорнии, а мама с сестрой сейчас в Нью-Йорке. Если честно, я даже не знаю, где именно сейчас живет моя сестра, — усмехнулась Иззи. — Она у нас фотомодель, у нее съемки в разных уголках земли…

— Почему они расстались? — спросил он.

— Моя мать — актриса, — немного помолчав, начала Иззи. — Она привыкла находиться в гуще событий, она всегда была в центре внимания. Мама постоянно выходила в свет по вечерам, а однажды она просто не вернулась домой. Иногда мне кажется, что семья и дети просто тяготили ее.

— Как зовут твою мать?

— Дейла Сент-Джеймс. — Иззи слегка нахмурилась, словно ей было неприятно говорить об этом.

— Дейла Сент-Джеймс? — переспросил Алекс. — Это ведь она играла в фильме про войну? Да, точно! Вспомнил! В фильме ее муж так и не вернулся с фронта.

— Да, — усмехнулась Иззи. — Ирония судьбы…

— А ты совсем не похожа на свою мать, — заметил Алекс.

— Мама не забывает напоминать мне об этом! — вспыхнула Иззи.

— Прости, я не хотел тебя обидеть, — нахмурился Алекс. — Уверен, мужчины не раз говорили тебе, что ты очень красива.

— Не надо, — погрустнела Иззи. — Моя мама — знаменитая актриса, сестра — не менее известная фотомодель… А я кто? С этим я и живу всю свою жизнь.

Алекс стиснул зубы и заставил себя сосчитать в уме до десяти. Что бы он ни сказал сейчас, все будет использовано против него. У Алекса были сестры, и отчасти он понимал, что у девочек на уме.

— Ты очень красивая, — сказал Алекс. — Просто тебе нужно быть более уверенной в себе.

Иззи изумленно взглянула на него. Алекс вытащил из кармана мобильный. Кто-то настойчиво звонил ему.

— Накроешь на стол, пока я разговариваю по телефону? — попросил Алекс. — Тарелки в шкафу над раковиной.

— Привет! Грейс уже все мне рассказала! — услышал Алекс жизнерадостный голос Марка, своего партнера по бизнесу. — Ты, наверное, совсем измотан?

— Непростой был день, — усмехнулся Алекс, направляясь в свой кабинет. — Я в порядке.

— Как дела с «Блу лайт интерэктив»? — поинтересовался Марк.

— Мутное дело, — вздохнул Алекс. — Что-то произошло с тех пор, как мы проводили собрание в последний раз. Бейн сам не свой.

— Кажется, у меня есть тому объяснение, — протянул Марк. — Правда, боюсь, новости тебе совсем не понравятся.

— Выкладывай! — твердо произнес Алекс.

— Тейлор Бейн встречался с Фрэнком Мессером на прошлой неделе. В Лондоне.

— Черт! — выругался Алекс. — Как ты узнал?

— Ты действительно хочешь, чтобы я рассказал тебе об этом? — хмыкнул Марк.

— Нет, — усмехнулся Алекс.

Марк был его преданным другом, он оставался рядом, когда он завершил спортивную карьеру. Алекс прекрасно знал, что Марк — компьютерный гений, а это значило, что он мог взломать любую сеть.

«Чертов хакер!» Алекс улыбнулся своим мыслям.

— На чем мы остановились? — спросил он.

— Будь уверен, их встреча имела прямое отношение к сегодняшнему заседанию.

— Они готовятся к судебным разбирательствам, — задумчиво произнес Алекс.

Фрэнк Мессер, бывший директор компании «Софорос», решил, что он продешевил, отдав свой бизнес в руки Алекса и Марка семь лет назад. Компания успешно развивалась, ее акции росли в геометрической прогрессии. И сейчас Фрэнк Мессер был настроен оспорить сделку в суде. И совершенно очевидно — он пытается подкупить людей, имеющих вес в компании «Софорос».

— Черт побери! — Алекс ударил кулаком по столу. — Нам нужно было задавить этого Мессера еще сто лет назад!

— Юристы говорят, дело предстоит непростое.

— Марк, послушай, я должен быть в Штатах как можно быстрее. Пришли за мной частный самолет!

— Не беспокойся, Грейс уже занимается этим вопросом. Она тебе сразу же перезвонит.

«Хорошо, что я взял Грейс на работу!» — неожиданно подумал Алекс.

Несмотря на юный возраст, Грейс отлично справлялась с работой личного ассистента. Если ее боссу с утра был нужен частный самолет, он мог быть на сто процентов уверен, что Грейс выполнит его поручение.

— Алекс! — испуганно вскрикнула Иззи.

— Ты уже с женщиной? — рассмеялся Марк. — Алекс, ты всего несколько часов в Лондоне, а уже успел соблазнить кого-то! Как у тебя только это получается?

— Долгая история, — пробормотал Алекс. — Извини, мне нужно идти. Созвонимся завтра утром!

— Жду с нетерпением, — расхохотался Марк. — Оторвись по полной, дружище!

Алекс отключил мобильный и кинулся на кухню.

— Иззи! — Он не знал, что подумать.

Иззи стояла на стуле, пытаясь удержать бокалы, которые вот-вот должны были посыпаться из открытого шкафа.

— Помоги мне! — воскликнула она, отчаянно стараясь сохранять равновесие.

— Как ты оказалась на этом стуле и зачем полезла в шкаф? — Алекс осторожно задвинул бокалы в шкаф и, приобняв Иззи за талию, снял ее со стула.

— Я подумала, что нам нужны бокалы к ужину, — смущенно произнесла Иззи, — и хотела достать пару, но у меня закружилась голова. Я чуть не разбила все твои бокалы.

— К черту бокалы! — рассердился Алекс. — Ты же плохо себя чувствуешь!

— Вовсе нет! У меня закружилась голова, только когда я залезла на стул.

— Тебе нужно поесть, — сказал Алекс.

«Возьми себя в руки! — приказал он себе. — Хватит так откровенно пялиться на нее!» Алекс чувствовал, как огонь желания разгорается в нем с новой силой.

— Алекс… — Иззи прикусила нижнюю губу.

— Что? — излишне резко ответил он.

— Я, наверное, идиотка, — пробормотала она. — Но мне кажется, ты хочешь меня поцеловать.

Алекс никогда не врал.

— Можно я промолчу? — Он устало прикрыл глаза.

— Моя подруга Джо как-то сказала мне, что я никогда не выйду замуж. Поэтому я и сказала тебе это. Просто хотелось проверить, — смущенно улыбнулась Иззи.

— Я не тот парень, который тебе нужен, — вздохнул Алекс.

— Речь идет всего лишь о поцелуе, никто не говорит, что мы должны провести остаток дней вместе, — разумно заметила Иззи.

— Ответ тот же. — Алекс покачал головой.

— Помнишь, ты мне как-то сказал, что лучше посмотреть в глаза неизвестности, чем изнывать от страха. Может, я не хочу больше бояться.

— В этом случае лучше избегать неизведанного, — пробормотал Алекс.

— И все же скажи мне, — настаивала Иззи. — Я приму любой твой ответ. Только не молчи, а то я начинаю чувствовать себя идиоткой.

«Если кого и следует винить в этой ситуации, то только меня самого. — Алекс взъерошил волосы. — Я сам сказал Иззи, что она красивая».

— Да, я очень хочу поцеловать тебя, — наконец сказал он. — Но…

— Алекс! — Иззи умоляюще взглянула на него.

— Это сумасшествие какое-то, — чуть не застонал Алекс, склоняясь к ней.

Он жадно приник к ее трепещущим губам, наслаждаясь теплом податливого тела. Иззи с готовностью ответила на поцелуй. Она привстала на цыпочки и обхватила руками шею Алекса. Огонь страсти пылал между ними. Алекс придвинулся ближе, давая Иззи ощутить всю силу его желания. В мечтах он уже срывал с нее всю одежду, представлял себе ее обнаженное, соблазнительное тело…

«Все, стоп!» — приказал себе Алекс и мягко отстранил Иззи.

— Ты ничего не ела целый день, — произнес он хрипло.

— Но, Алекс, — выдохнула Иззи.

— Тсс. — Он приложил палец к ее губам. — Тебе обязательно нужно поесть!

— Алекс… — Иззи никак не могла понять, что происходит. — Я…

Звонок в дверь заставил ее замолчать.

— Наш ужин принесли, — сказал Алекс. — Иди на террасу, я сейчас подойду.

Вздохнув, Иззи вышла из комнаты.


Несмотря на то что Иззи не ела практически целый день, она едва ли смогла бы сейчас проглотить хоть кусочек. Мысли ее путались, она все еще не могла за ставить себя выбросить из головы их поцелуй. Иззи положила себе немного пасты с травами, чтобы не обидеть Алекса.

«Он просто невероятно целуется!» — подумала Иззи. Она сама себе удивлялась: предложила поцеловать себя красивому незнакомому мужчине. Никто и никогда так ее не целовал. Иззи все еще ощущала вкус его поцелуя на своих губах, чувствовала, как жар разливается по всему ее телу. Нет, она не ошиблась, Алекс действительно ее хотел.

«Наверное, Джо права, — призадумалась Иззи. — Моя защитная позиция по отношению к любому мужчине отпугивает потенциальных поклонников. И дело вовсе не в парочке лишних фунтов, которые я недавно набрала. — Иззи пригубила вина. Алекс в упор смотрел на нее. — Как будто я совершила какое-то преступление. Я всего лишь поцеловала его».

Иззи украдкой взглянула на него: все тот же непроницаемый взгляд темно-синих глаз. Внезапно она поняла, что не до конца продумала свой план. Да, Алекс явно увлечен ею. Она его поцеловала. А что дальше? Иззи отложила приборы и выпрямила спину.

— Это все? — удивился Алекс.

— Я уже наелась, спасибо, — вежливо ответила Иззи.

— Хорошо. — Алекс кивнул, отодвигая в сторону тарелку. — А теперь давай поговорим о том, что произошло.

«Наконец-то!» — вздохнула Иззи.

— Мы не должны были целоваться, — твердо сказал Алекс.

— Почему? — поинтересовалась Иззи, хотя внутренне она была готова к такому повороту дел.

— Я намного опытнее и искушеннее тебя, — начал Алекс. — Мне не нужны отношения, все мои романы с женщинами длились несколько месяцев. Все мои пассии знали о том, что наши отношения недолговечны.

— И?..

В голосе Иззи Алексу почудился вызов.

— Ты все еще пребываешь в шоке от случившегося сегодня, — произнес он.

— Со мной все в порядке, — отчеканила Иззи. — Более того, я никогда еще так ясно не представляла себе, что мне нужно.

— И что же? — Алекс откинулся на спинку стула.

— Сегодня я испытала настоящий шок. — Иззи задумчиво повертела бокал в руках. — Встретившись со своим страхом лицом к лицу, я поняла, насколько он сковывает мою жизнь, мои чувства… Сколько раз я отказывалась от счастья, не слушая свое сердце, опасаясь что-то сделать не так…

— Хорошо, что ты поняла это. — Алекс устало кивнул.

— Алекс, мне тоже не нужны отношения, — улыбнулась Иззи. — В любом случае не сейчас.

— Что же тогда тебе нужно сейчас? — Алекс изучающе смотрел на нее.

— Я хочу избавиться от сожалений, — призналась Иззи.

— Тебе всего двадцать пять, Иззи. Какие могут быть сожаления в твоем возрасте? — Алекс скептически изогнул бровь.

Она перевела дыхание:

— Я буду жалеть всю свою жизнь, если уйду сегодня ночью, так и не испытав всю силу притяжения между нами.

— Не уверен, что ты понимаешь, о чем говоришь. — Ни один мускул не дрогнул на красивом лице Алекса.

— Нет, я знаю, о чем говорю, — твердо сказала Иззи.

Казалось, прошла целая вечность. Иззи сидела затаив дыхание. Ответ Алекса она прочла в его вмиг потемневших глазах.

— Тогда пойдем полюбуемся видом с террасы. — Алекс обжег ее страстным взглядом.

Глава 4

Изабель не замечала ничего вокруг — ни ночной панорамы Лондона, ни сияющих звезд. Она всем своим существом могла лишь ощущать присутствие Алекса. Иззи была уверена, что все делает правильно.

— Ты, наверное, проводишь здесь много времени, — задумчиво произнесла она. — Вид потрясающий, просто дух захватывает!

— Эта квартира практически мой второй офис, когда я в Лондоне, — усмехнулся Алекс.

Иззи старалась изо всех сил сосредоточиться на том, что ей рассказывал Алекс, но ее мысли были заняты исключительно Алексом.

— А что там вдали? — поинтересовалась Иззи.

— Это береговой вал Темзы, — объяснил Алекс, встав у нее за спиной.

Каждой клеточкой Иззи чувствовала жар, исходящий от его тела.

— О, я так и подумала, — пролепетала она, стараясь скрыть свое замешательство.

Алекс тем временем положил руки на перила, и Иззи невольно оказалась в плену его рук.

— Наводнения всегда были настоящим бедствием Лондона, — продолжил Алекс как ни в чем не бывало. — Много лет назад в одном из наводнений погибли сотни людей.

— Правда? — отозвалась Иззи. Огонь желания разгорался в ней все сильнее.

— Ты меня слушаешь? — Алекс придвинулся к ней плотнее, его горячее дыхание обжигало ее кожу. Я ведь спрошу с тебя со всей строгостью обо всем, что тебе здесь рассказал, — тихо засмеялся он.

— Да? — выдохнула Иззи.

— М-м-м, одного поцелуя было явно недостаточно, — промурлыкал Алекс, целуя ее изящную шею.

Иззи ухватилась за перила, голова кружилась от восторга. Несмотря на всю свою браваду, она отчаянно боялась показаться неопытной в постели. У нее был всего лишь один любовник, ее сокурсник, который оказался не слишком умелым в любовных делах.

«Что, если я разочарую Алекса?» — испугалась на мгновение Иззи.

— Мне кажется, я слышу, как мысли мечутся в твоей голове, — пробормотал Алекс. — Расслабься!

«Расслабиться — это именно то, что мне нужно», — решила Иззи.

Всю свою сознательную жизнь она осторожничала, боялась что-либо сделать в своей жизни. Сегодняшний день ее многому научил. Иззи поняла, насколько хрупка человеческая жизнь. Человек может умереть в любой миг. Нужно уметь наслаждаться каждым мгновением. Так почему бы не взять от жизни то, что она тебе предлагает?

Иззи повернулась к Алексу и смело встретила взгляд его темно-синих глаз. Ей так хотелось прижаться губами к его пленительному рту, почувствовать силу его желания. Иззи привстала на цыпочках и чуть приподняла подбородок, молчаливо приглашая Алекса к поцелую.

— Они тебе сейчас не понадобятся, — улыбнулся Алекс, снимая с нее очки.

Иззи почувствовала, как дрожат ее ноги, когда Алекс нежно провел большим пальцем по ее нижней губе.

— У тебя очень красивый рот, — пробормотал он. — Ни один мужчина не сможет устоять перед искушением поцеловать тебя.

«Поцелуй же меня!» — беззвучно молила Иззи.

Она словно зачарованная смотрела, как Алекс медленно склонил голову. Он ласкал ее губы нежно и ласково, превращая поцелуй в изысканную чувственную пытку. Иззи вздохнула и прижалась к Алексу всем телом. Он аккуратно распустил ее волосы, затянутые в узел.

— Какая ты красивая, — прошептал он. — У тебя просто потрясающие волосы.

— Я их недавно постригла, — призналась Иззи. — Были еще длиннее.

— Даже не вздумай больше обрезать свои волосы, пробормотал Алекс, ласково поглаживая ее спину.

— Тебе они нравятся? — кокетливо улыбнулась девушка.

— Да, — усмехнулся Алекс, играя с ее локоном. — Я представляю тебя распростертой на шелковой простыне в моей спальне, — прошептал он ей на ушко.

Иззи взглянула ему в глаза. Она поняла, что Алекс готов воплотить в жизнь все свои фантазии. На этот раз Алекс целовал ее требовательно и властно. Это был не поцелуй, а захват, объявление своего мужского превосходства. И Иззи с радостью покорилась мужской силе, не желая больше противостоять ей, отдавая себя во власть чувственных наслаждений. Алекс проложил дорожку поцелуев по ее длинной изящной шее.

— Алекс, — простонала Иззи, чувствуя, как огонь желания пожирает ее изнутри. — Я… я больше не могу.

В ответ Алекс лишь сильнее прижался к ней, давая ощутить силу своего желания.

— Какая ты горячая, — пробормотал он, оторвавшись от ее губ.

— Я… — Иззи поняла, что почти не может говорить. — Я чувствую себя…

— Возбужденной? — ласково подсказал Алекс. — Мы только начали. — Он многозначительно взглянул на нее, глаза его пылали.

Иззи прикрыла веки, из груди ее вырвался приглушенный стон. Алекс гортанно рассмеялся и приник губами к ее обнаженному плечу. Его ловкие пальцы скользили по спине Иззи, помогая ей избавиться от ставшего ненужным платья. Она смущенно зарделась, оставшись в одном кружевном белье.

— Ты прекрасна, — восхищенно прошептал Алекс, оглядывая ее с ног до головы. — Ты меня с ума сводишь…

И он настойчиво поцеловал ее в губы, увлекая за собой в водоворот страсти. Иззи забыла о всех своих страхах, она знала лишь одно: ей нужен этот мужчина.

Алекс умело ласкал ее грудь, пока соски не превратились в твердые горошины. Он обвел их языком, дразня и мучая ее. Иззи сгорала в любовной пытке, устроенной Алексом.

— Алекс, — прошептала она, чувствуя, что больше не выдержит.

— Нравится? — удовлетворенно пробормотал Алекс.

Иззи лишь тихо застонала в ответ. Как же сладостно было чувствовать его горячее желание! Она теснее прижалась к Алексу, поглаживая его литые мускулы. Она сгорала от нестерпимого желания. Иззи пристально посмотрела Алексу в глаза, вкладывая в свой взгляд всю силу своего желания.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — прошептал Алекс, поглаживая ее бедра, его пальцы ласкали ее самые укромные места.

У Иззи перехватило дыхание. Никто и никогда не ласкал ее так. Ее бывший молодой человек думал лишь о собственном удовольствии, не задумываясь ни на мгновение о желаниях самой Иззи.

— Может, вот так? — тихо засмеялся Алекс, продолжая медленно поглаживать ее клитор.

Иззи застонала, запрокинув голову.

— Алекс, — выдохнула она, чувствуя, как горячие волны удовольствия растекаются по ее телу. — Нас может кто-нибудь увидеть…

— Для этого им потребуется телескоп, — откликнулся Алекс.

— Мне уже все равно. — Иззи дрожала всем телом, не в силах сдерживать свою страсть. — Дотронься до меня, — еле слышно произнесла она. — Я…

— Я знаю, чего ты хочешь, — улыбнулся Алекс.

Его пальцы окунулись во влажное женское царство, которое молило его о более смелых ласках. О, Алекс был опытным любовником, он хорошо знал, как доставить женщине удовольствие. Иззи выгнулась дугой, вцепившись в плечи Алекса. Такого мощного оргазма она еще никогда не испытывала.

— Алекс, — беспомощно пробормотала она, все еще пребывая в мире чувственных наслаждений.

Он прижал ее к себе, давая пережить вспышку удовольствия.

— Такое с тобой в первый раз? — Он ласково погладил ее волосы.

— Да, — еле слышно выдохнула она.

— У тебя никого не было? Ты девственница? — поинтересовался Алекс.

— Разве это имеет значение? — спросила Иззи.

— Конечно имеет! Я же говорил тебе, что все мои бывшие пассии хорошо знали, чего от меня ждать.

— А с девственницей у тебя могут проблемы? — не выдержала Иззи.

— Ну, — протянул Алекс. — Обычно девушки склонны романтизировать свой первый сексуальный опыт. Разве нет?

— Мой бывший молодой человек думал исключительно о своем собственном удовольствии, — призналась Иззи. — Ты знаешь, я не хочу обсуждать сейчас мои прежние увлечения, — сказала она, испугавшись на мгновение, что Алекс начнет выпытывать, сколько у нее было любовников.

— Нет, мы не станем обсуждать это, — легко согласился Алекс, подхватывая ее на руки. — У меня есть идея получше! — многообещающе произнес он.

Иззи никто и никогда не носил на руках. Она чувствовала себя бесконечно счастливой.

«Девушка должна испытать такое хоть раз в жизни».

Алекс отнес ее в спальню и аккуратно уложил на кровать.

— Здесь нет штор, — заметила Иззи.

— Не бойся, нас никто не увидит, — тихо засмеялся Алекс.

— Уверена, что в этой спальне перебывал не один десяток женщин, — задумчиво произнесла Иззи.

— Это вопрос или утверждение? — хмыкнул Алекс, расстегивая ее бюстгальтер. — Ты знаешь, я очень разборчив в выборе женщин.

Одним неуловимым движением он освободил ее от кружевных трусиков.

— Тебе не кажется, что на мне слишком много одежды? — Алекс взял руку Иззи и приложил к своей груди. Он был по-прежнему полностью одет. Она потянулась к пуговицам его рубашки, но пальцы ее не слушались.

— Успокойся, — ласково прошептал Алекс. — Мы никуда не спешим.

Иззи глубоко вздохнула. Наконец ей удалось справиться с пуговицами на рубашке Алекса.

«Какой же он красивый!» — промелькнуло у нее в голове.

Она без стеснения любовалась обнаженным торсом Алекса. Загорелая кожа, литые мускулы — мечта любой девушки.

— Прикоснись ко мне, — попросил Алекс. — Я с ума схожу от желания!

Иззи осторожно погладила его мускулы, дотронулась кончиками пальцев до его сосков. Осмелев, она провела рукой по его упругому животу, спускаясь все ниже, к источнику его желания. Ответом ей был приглушенный стон.

— Что-то не так? — испугалась Иззи.

— Все так, все просто потрясающе, — прошептал Алекс.

Иззи на секунду замерла в нерешительности, потом, прикусив нижнюю губу, решила действовать, основываясь на своих инстинктах. Она медленно стянула с Алекса джинсы. Черные трусы-шорты не скрывали его могучего мужского достоинства.

— Не бойся. Я не сделаю тебе больно, — словно почувствовав ее страх, произнес Алекс.

Иззи кивнула и откинулась на подушки, лукавая улыбка блуждала на ее губах. «Он настоящий греческий бог».

— Как тебе мои волосы? — кокетливо поинтересовалась она.

— Потрясающе! — усмехнулся Алекс, осыпая легкими как перышко поцелуями тело Иззи, в то время как его пальцы ласково гладили ее трепещущую плоть.

— Алекс… — Иззи задыхалась от нахлынувшего наслаждения.

Алекс быстро натянул презерватив и медленно опустился на нее.

«Только бы он не догадался, что у меня давно не было секса, — испугалась Иззи. — Два года прошло, как я рассталась со своим парнем».

— Не бойся, — словно прочитав ее мысли, прошептал Алекс. — Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо. — Он медленно, но настойчиво начал движение.

Иззи испуганно открыла глаза.

— Не бойся, я не причиню тебе боли, — пообещал Алекс, целуя ее в губы. — Так хорошо? — спросил он, погружаясь в нее все глубже.

— Да, — выдохнула Иззи, чувствуя, что тело ее полностью расслабилось и готово принять его целиком. — Еще, глубже, — прошептала она.

— Ты уверена? — пробормотал Алекс.

— Да. — Иззи приподняла бедра, приглашая его.

— Закинь на меня ноги, — почти простонал Алекс, уже с трудом контролируя себя. — Какая же ты горячая, — восхитился он.

Иззи инстинктивно отдалась ритму страсти, качаясь на волнах удовольствия.

— Я долго так не выдержу. — Алекс стиснул зубы.

— Сейчас, — простонала она. — Я хочу тебя!

Вскрикнув, Иззи прижалась к Алексу всем телом. Мгновение — и Алекс глухо застонал, обрушившись на нее всем телом. Они сплелись в объятиях, находясь в мире чувственных удовольствий. Оба понимали — между ними произошло нечто необыкновенное.

— Тебе хорошо? — тихо спросил Алекс, перекатившись на бок.

— Мне не просто хорошо, — промурлыкала довольным голосом Иззи. — Я такого никогда в жизни не испытывала.

— Было просто потрясающе. — Алекс нежно провел пальцем по щеке Иззи. — Любимая, ты меня с ума свела, — тихо добавил он по-гречески.

— Мне нравится греческий. — Иззи соблазнительно улыбнулась.

— О, это язык страсти, — рассмеялся Алекс. — Я тебе покажу, на что еще я способен, — многозначительно сказал он. — Но уже поздно, тебе нужно немного поспать.

Иззи не стала возражать: день выдался действительно трудным. Она положила голову на грудь Алекса, прижавшись к нему всем телом.

«Все не случайно, — подумала Иззи. — Сегодня я смогла преодолеть свой самый сильный страх, встретила потрясающего мужчину и провела с ним безумную ночь. Проблема лишь в одном: как мне теперь без него жить?»

Глава 5

— Милая, ты же не перестанешь любить меня? — засмеялся Алекс, приложив к уху мобильный телефон. — Я уже обожаю тебя за то, что ты… Сколько сейчас времени в Штатах? Так вот, что ты в двенадцать часов ночи сидишь на работе.

— Ты же знаешь, — ответила Алексу его личная помощница. — Я не уйду с работы, пока не выполню все твои поручения! Частный самолет уже ждет тебя, — добавила она.

— Джерри должен внести все вопросы на повестку совещания, — продолжил Алекс.

— Да, еще нужно собрать все необходимые документы, — напомнила ему Грейс. — Кстати, тебе звонил один продюсер с «Нью-Йорк ТВ». Его звонок связан с делом Мессера? — догадалась она.

— Скажи ему, что меня нет в стране, — поморщился Алекс.

— Ты собираешься устроить представление?

— Все может быть, — уклончиво ответил Алекс. «Будь проклят этот Мессер!» — выругался он про себя. — Грейс, уже поздно, езжай домой, — добавил он.

— Мне еще работать и работать. — Было отчетливо слышно, как Грейс зевнула.

— Я позвоню тебе завтра, — сказал Алекс.

Он решительно направился в душ. Прохладные струи воды стекали по его мощному телу, возвращая силу и бодрость.

«Надо придумать, как победить Мессера, — размышлял Алекс. — Я не имею права отвлекаться на всякую ерунду. Мне нужно как можно быстрее оказаться в Нью-Йорке. А вчерашняя ночь… Что ж, мы два взрослых человека, которые решили приятно провести время. Ничего более, — убеждал себя Алекс. — Но было чертовски хорошо! — Его тело мгновенно отреагировало на воспоминания о жаркой ночи с Иззи. Волна желания окутала его. — С Иззи будет все в порядке. У нее уже есть билет на самолет, нужно лишь попросить шофера, чтобы довез ее до аэропорта. Следует поставить точку прямо сейчас».

Алекс направился в спальню и достал из шкафа чистую футболку.

— Сколько сейчас времени? — произнесла Иззи сонным голосом.

Алекс невольно восхитился ею. Густые темные волосы спадали ей на плечи, приоткрывая нежно-розовые соски. Иззи покраснела под пристальным взглядом Алекса и быстро обернулась простыней.

— Полшестого, — ответил Алекс. — Ты спи, а мне уже пора ехать. В восемь тебя отвезут в аэропорт.

— Разве мы не вместе летим? — удивилась Иззи.

— За мной прислали частный самолет. — Алекс присел на край кровати и погладил Иззи по волосам. — Мне пора!

— Да, конечно, — пробормотала она.

«У нее глаза раненого олененка», — подумал Алекс, чувствуя себя последним подлецом на свете.

— У меня срочные дела. — Алекс провел пальцем по ее нижней губе. — Тебе стоит немного отдохнуть.

Алекс заметил, как Иззи погрустнела. Он наклонился и поцеловал ее. Он думал, что это станет коротким прощальным поцелуем, но искорка страсти, вспыхнувшая между ними, лишь разгорелась с новой силой. Иззи потянулась к нему всем телом, беззвучно моля его о любви. Алекс глухо застонал, его поцелуи становились все настойчивее.

— Мне нужно идти, — проговорил он хрипло, мягко отстраняя Иззи.

Она прикусила нижнюю губу.

— На стуле лежат чистые вещи. Наверное, они будут тебе немного великоваты.

— Спасибо, — пробормотала Иззи.

— Просто оставь свои страхи позади. Это поможет тебе идти вперед, — сказал Алекс, не желая давать ей ложных надежд.

Иззи ничего не ответила, лишь с грустью взглянула на него. Алекс взял со стола свой бумажник и, обернувшись на пороге, спросил:

— Никаких сожалений?

— Никаких сожалений! — Иззи ответила ему вымученной улыбкой.

— Вот и славно, — подмигнул ей Алекс, закрывая дверь.

«Черт, почему же мне так паршиво!» — выругался он про себя. Он не раз уже оставлял женщин подобным образом, но сейчас все было по-другому.


Услышав, как за Алексом закрылась входная дверь, Иззи схватила подушку и с силой швырнула ее о стенку. Ей хотелось кричать и плакать от боли.

«Как он мог оставить меня? — бушевала Иззи. — Он же знал, что мне тоже нужно в Нью-Йорк. Мы могли полететь вместе! — Она уткнулась лицом в ладони и горько заплакала. — Он мог бы разбудить меня пораньше, ну почему он так грубо обошелся со мной? Меня просто выкинули, как нашкодившего котенка! Интересно, он думал, что я устрою ему сцену? Ну уж нет!»

Иззи села на кровати и обхватила себя руками. Она не будет устраивать истерик, она сама сказала Алексу — только одна ночь. Меньше всего на свете ей нужны какие-то сложности. Ей предстоит длительный перелет, а потом встреча с Джеймсом. Когда-то она поклялась себе, что не позволит ни одному мужчине нарушить ее душевное равновесие. Но, черт побери, Алекс того стоил!

Иззи глубоко вздохнула: еще были свежи воспоминания об их страстной ночи. Краска залила ее лицо. И как только она позволила ему проделать с ней все эти вещи! Он пробудил в ней чувства, о существовании которых она и не подозревала. Иззи отбросила простыню, потянулась, как кошка, и решительно встала с постели. Нет, сейчас ей явно не уснуть.

Прощальный поцелуй пробудил все ее чувства, заставил трепетать каждую клеточку ее тела. Приняв душ, Иззи надела простую белую футболку, которую ей оставил Алекс, и джинсы. Джинсы пришлось подвернуть, иначе Иззи просто упала бы, наступив на штанину. Направляясь в кухню, она уговаривала себя, что Алекс останется для нее всего лишь приятным воспоминанием. Иззи налила себе чашечку кофе и, открыв свой планшет, пробежалась глазами по списку вопросов, которые ей прислал Джеймс.

«Что ж, я справлюсь. Я сделаю сенсацию из этого интервью».

Иззи откинула волосы назад и гордо вздернула подбородок. За один короткий день она сумела отбросить свои страхи, изменить себя. Пришло время показать миру новую Изабель Питерс.


Иззи буквально падала от усталости. Бесконечный перелет, интервью с руководителями «Нью-Йорк ТВ» — казалось, что этот день никогда не закончится.

«Как же хочется принять горячую ванну с бергамотовым маслом», — думала Иззи, шагая по коридору студии. Она даже не обратила внимания на презрительно-завистливый взгляд Кэти Филипп, которым та окинула ее. Иззи решила не обращать внимания на такие мелочи. Кэти безумно завидовала ей, вернее, ее журналистскому таланту. Иззи села за свой стол: слава богу, у нее сейчас не было никакого срочного дела, и она могла спокойно прочитать рабочую почту.

— Слышал, все прошло очень даже неплохо.

Увлеченная своими мыслями, Иззи даже не заметила, как в комнату вошел Джеймс.

— Думаю, да, — улыбнулась она.

— Брось. — Джеймс скрестил руки на груди. — Они просто в восторге от тебя!

— Правда?

— Правда-правда, — кивнул Джеймс. — Они считают, что ты очень талантлива.

— А плохие новости есть? — осторожно спросила Иззи.

— Ну, — задумчиво протянул Джеймс, — наши боссы волнуются, что у тебя слишком мало опыта, чтобы выдержать серьезное давление.

«Да уж, это точно», — с грустью подумала Иззи.

— Но я сказал им, что дочь Дейлы Сент-Джеймс может выдержать все.

— Зачем ты им сказал про мою мать? — удивилась Иззи.

— Спокойно, — подмигнул ей Джеймс. — Они будут наши!

— Джеймс, ты же знаешь, я не хочу, чтобы меня ассоциировали с моей матерью, — рассердилась Иззи.

— Если хочешь добиться успеха в этом бизнесе, пользуйся любым оружием, которое у тебя есть, — посоветовал Джеймс. — Такой случай предоставляется раз в жизни! Нужно использовать этот шанс.

— Да, я знаю, — кивнула Иззи. — Но мне хотелось бы, чтобы мама не имела к этому никакого отношения. Ладно, — вздохнула она. — Что у нас дальше?

— Нужно составить список. Так, я думаю, они проведут собеседование с каждым из кандидатов, а тебя мы выдвинем с твоим интервью с Константину. Нам нужно это интервью! — твердо сказал Джеймс.

— Я думала, это скучное судебное дело, — нахмурилась Иззи.

— Ничего подобного! — Джеймс хлопнул ладонью по столу. — Мы сделаем из этого настоящую бомбу! Вот, посмотри-ка на этого мистера Константину! — С этими словами Джеймс протянул ей какой-то спортивный журнал, где был крупный снимок ее будущей жертвы.

Внезапно Иззи почувствовала, как у нее закружилась голова. На снимке был… Алекс. Леандрос Алексис Константину собственной персоной. Футболист на фото был ее Алексом, мужчиной, с которым она провела ночь.

— Я думала, его зовут Леандрос, — пискнула Иззи.

— Он всем представляется как Алекс, — ответил Джеймс. — Это как-то связано с его прошлым. Говорят, собственный отец отказался от него.

«О боже, Алекс — это Леандрос Алексис Константину? — Иззи не могла прийти в себя. — По словам девушки на ресепшене, он был уже в Штатах, когда я приехала брать у него интервью. А Алекс оказался со мной…»

Иззи вспомнила, каким взглядом одарила ее служащая на ресепшене, когда она спросила, когда уехал мистер Константину. Значит, она была права. Леандрос Алексис Константину просто спрятался от нее.

«Все это время он был у меня под носом, — рассердилась Иззи, — и что я сделала? Переспала с ним! Боже мой!»

— Иззи? — Голос Джеймса вернул ее в реальность. — Да, он был футболистом. А сейчас у него дело с Фрэнком Мессером. — Леандрос Алексис Константину был одним из лучших игроков: харизматичным, умным, прирожденным лидером… Он вывел свою команду в победители. Но, — Джеймс почесал затылок, — как футболист он нам неинтересен. Нам нужно надавить на него в связи с делом Мессера!

— Значит, Алекс был лидером футбольной команды? — переспросила Иззи, она все еще не могла прийти в себя. — Что же произошло потом?

— О, поклонники его боготворили. Пресса называла его не иначе как «спасителем национального футбола». И он вывел команду в победители на третий год. А затем жуткая травма, дисквалификация… Представляешь, парню всего двадцать четыре года, и он выбывает из футбола. Это одна из самых грустных историй современного спорта.

«Иногда в жизни тебе дается только один шанс, не упусти его!» — вспомнила Иззи слова Алекса.

— Хорошо, — пробормотала она. — С футболом покончено… Но какое отношение мистер Константину имеет к Фрэнку Мессеру?

— Алекс не дает интервью с тех пор, как завязал со спортом. Он исчез на какое-то время, никто ничего о нем не знал. А потом он основал собственную компанию со своим приятелем, и новый бизнес стал приносить ему куда большие деньги, чем игра в футбол. Но Алекс не дает больше интервью прессе. А я хочу знать историю его успеха. Мне нужно заполучить это интервью.

— Ты хочешь получить эксклюзивное интервью с Алексом Константину, используя Фрэнка Мессера как удобное прикрытие? — догадалась Иззи.

— Да, — широко улыбнулся Джеймс. — И ты должна уговорить Алекса дать нам это интервью. Все знают, что он падок на прекрасных дам.

— Джеймс… — Иззи пристально посмотрела на своего босса. — Если Алекс так сильно ненавидит журналистов, как ты говоришь, то я вряд ли сумею уговорить его дать мне интервью. Он скажет, что ему плевать на общественное мнение, пусть все решит суд.

— А я думаю, что мы должны уговорить его предоставить прессе свою версию происходящего. Иначе у всех на устах будет лишь вариант событий Фрэнка Мессера.

— Если только его адвокаты ему позволят, — сомневалась Иззи.

— Алекс не тот человек, которому можно что-то запретить, — покачал головой Джеймс. — И только он будет решать, что ему делать, а что нет. Наше дело — уговорить его.

«Только вот что подумает обо мне Алекс? — Иззи в задумчивости прикусила нижнюю губу. — Я же не говорила ему, что я журналистка…»

Иззи уже не раз сталкивалась с тем, что люди не слишком жалуют представителей ее профессии. А после того, как ее публично оскорбили в баре, Иззи решила помалкивать о своей профессии, предпочитая говорить, что она специалист по связям с общественностью.

«Я не смогу сделать этого! — хотелось ей закричать. Но не могла же она отказаться от служебного задания, тем более без объяснения причин. — Я найду способ взять интервью у Мессера, — внезапно решила Иззи. — Преподнесу его историю в невыгодном свете. Тогда мне не придется брать интервью у Алекса, и все будут довольны».

— Я свяжусь с Мессером, нужно проработать его версию, — самым деловым тоном сказала Иззи.

— Хорошо, — согласился Джеймс. — Только постарайся найти Алекса Константину. Говорят, он уже вернулся в Штаты. Можешь разбить палатку около его офиса, — хохотнул он. — Запомни, нам во что бы то ни стало нужно это интервью.

Иззи не могла найти себе места. Из сотни тысяч мужчин она выбрала именно Алекса Константину и умудрилась сразу же переспать с ним. Невероятно! Она оторвалась от своего монитора: ее внимание привлек какой-то шум в студии.

«Только этого мне сейчас не хватало», — чуть не застонала Иззи.

Ее мать, блистательная Дейла Сент-Джеймс, стояла в дверях студии в окружении репортеров. Дейла ответила на несколько вопросов журналистов и, ослепительно улыбнувшись, уверенной походкой направилась к столу Иззи. В этом была вся ее мать: красивая и уверенная в себе. Иззи перевела дыхание и приготовилась к встрече.

— Дорогая, я вернулась, — проворковала Дейла, расцеловав дочь в обе щеки на французский манер.

Иззи почувствовала знакомый аромат приторно-сладких духов, которые так любила ее мать. В пятьдесят один Дейла Сент-Джеймс была все еще очень привлекательной женщиной.

— А я пришла пригласить тебя на чашечку кофе, — улыбнулась мать.

— Ой, а я уже договорилась с подругами пойти вместе пообедать, — соврала Иззи. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас идти в кофейню с матерью.

— Ты же можешь уделить мне немного времени? — нахмурилась мать. — Мы давно не виделись, я хотела поболтать с тобой. Потом у меня уже не найдется времени, я буду дни и ночи пропадать на новых съемках.

— И сколько продлятся твои съемки? — поинтересовалась Иззи.

— Три месяца, — с гордостью ответила Дейла Сент-Джеймс. — У меня будет достаточно времени, чтобы помочь тебе, — заговорщически подмигнула она.

— Мама! — Иззи покачала головой. — Ты знаешь, чем закончилось дело, когда я решила послушаться твоего совета. Сейчас я должна все сделать сама.

— Иззи, — ласково сказала мать. — Ты тогда была такой юной, неопытной… Конечно, мне не следовало отправлять тебя на прослушивание. Ты была не готова.

Иззи глубоко вздохнула, тот день она помнила как сейчас. Ее мать настояла, чтобы она обязательно пришла на прослушивание в одну из развлекательных программ. Иззи только окончила школу, и это было ее первым серьезным собеседованием. К тому же она прекрасно понимала, что ее пригласили лишь потому, что продюсер программы был без ума от ее матери.

— Это был провал, — поморщилась Иззи.

— Ох, детка, не стоило мне заставлять тебя. — Дейла нежно дотронулась до руки дочери. — Ты просто оказалась не готова к такому испытанию.

Иззи внутренне сжалась, вспомнив, как она от волнения забыла слова текста. А ее мать стояла рядом красная от гнева. Иззи пыталась судорожно вспомнить слова, но, как назло, не могла. В конце концов продюсер шоу лишь сочувственно посмотрел на мать и попрощался с ними.

Иззи до сих пор помнила, что на обратной дороге домой ее мать не произнесла ни слова. Всем своим видом Дейла Сент-Джеймс дала дочери понять, что та опозорила ее.

— Мама, я решила самостоятельно строить свою карьеру, тебе придется смириться с этим. Ты должна уважать мой выбор.

— Я уважаю твой выбор, — протянула мать. — И горжусь тем, что ты решила идти своим путем. Но я прошу тебя, не отталкивай меня, я хочу, чтобы мы были вместе.

Иззи недоверчиво взглянула на мать. У нее было ощущение, что Дейла произносит монолог из какой-то хорошо заученной роли.

«Всю жизнь она не интересовалась мной, а теперь вдруг вспомнила про меня?»

— Мама, ты должна понять меня, — сказала она.

— Я тебя понимаю, но ты совсем не хочешь пойти мне навстречу, — произнесла мать обиженным голосом.

— Ты же знаешь, в отличие от тебя, я не умею выступать на публике, — развела руками Иззи.

— Иногда мне кажется, что у тебя все-таки есть драматический талант, — нахмурилась мать.

— Давай пообедаем в среду, — предложила Иззи.

— Я попрошу Клару зарезервировать столик в суши-баре, — ответила Дейла. — Нам нужно держать себя в форме!

— Я ненавижу суши! — рассердилась Иззи.

— Один раз можно и сходить. — С этими словами Дейла Сент-Джеймс выпорхнула из комнаты.

Как всегда, после встречи с матерью у Иззи остался неприятный осадок на душе. Она взяла мобильный телефон и набрала номер Джо. Бутылочка красного вина в обществе лучшей подруги — что может быть лучше? Иззи схватила бумаги с материалами о Фрэнке Мессере и бросила их в свою сумку. Она обязательно найдет компромат на Фрэнка Мессера. Другого пути у нее просто нет.

Глава 6

— Соберись! Ты выглядишь так, словно тебя ведут на плаху, — упрекнула подругу Джо, направляясь в сторону бара. — Это всего лишь интервью.

— Тебе легко говорить, — пробормотала Иззи. — Это же не ты провела сумасшедшую ночь с человеком, у которого должна брать интервью.

— Ой, да ладно тебе. — Джо изящно скользнула на высокий барный стул. — Где твой азарт, где дух приключений?

— Тебе надо было прочесть мне лекцию о нравственности еще в Италии.

— Тогда бы ты не заполучила этого жеребца! — Джо сверкнула улыбкой. — И кстати, это лучшее, что с тобой когда-либо происходило.

Иззи скривилась. Подошедший бармен уперся руками в барную стойку и наградил Джо долгим взглядом.

— Что будете пить?

— Два сухих мартини, — сказала Джо с кокетливой улыбкой. — И не жалейте оливок.

— Без проблем. — Бармен еще раз восхищенно взглянул на Джо и взял в руки шейкер.

Иззи застонала.

— Ты — просто нечто. Любой мужчина готов положить весь мир к твоим ногам.

— Это все флюиды, Иззи. Я даю парням шанс. А ты погружена в себя и свою работу.

— Это несправедливо. — Иззи внимательно посмотрела на подругу. — У меня есть любимая работа, и я продвигаюсь по карьерной лестнице…

— Иногда нужно и развлекаться.

— Но я развлекаюсь!

— Ты считаешь, что накрасить ногти на ногах фиолетовым лаком — верх безумия. А я говорю тебе об удовольствиях.

— Посмотри, куда меня привело мое безрассудство!

Иззи провела последние два дня в попытках дискредитировать Фрэнка Мессера, но чем больше она о нем узнавала, тем большее доверие он у нее вызывал. Он действительно сыграл огромную роль в создании «Бегемота».

Теперь ей надо было каким-то образом подобраться к Алексу на торжественном мероприятии, которое финансировала «Нью-Йорк ТВ», и взять у него интервью.


Гала-вечер проходил в храме Исторического музея, тонувшем в мистическом приглушенном свете. Организаторы потрудились на славу, подчеркнув атмосферу Древнего Египта. Но вместо того чтобы наслаждаться вечером, Иззи все время выискивала в толпе высокую фигуру Алекса.

Она повернулась на барном стуле и увидела, что Джо строит глазки уже другому симпатичному бармену.

— Так, значит, высокий, синеглазый и черноволосый, так?

— Да, а что? — моментально напряглась Иззи.

— И у него шикарное тело.

— Да, — прошептала Иззи. Внезапно у нее во рту стало сухо, как в Сахаре.

— Это вполне может быть он. И с ним еще один парень, белобрысый, немного недотепа, но милый.

— Это его партнер по бизнесу, Марк, — тихо сказала Иззи — она провела некоторые исследования.

Ей казалось, что огромный зал сжимается вокруг нее. Она очень медленно повернулась и посмотрела в ту сторону, куда был устремлен взгляд Джо. Внезапно ей стало трудно дышать: всего в нескольких футах от нее стоял Алекс в идеально сидящем на нем черном смокинге от Армани.

Что же ей делать? Подойти к нему и просто сказать «Привет»? Она провела так много времени над попытками дискредитировать Мессера, что не придумала никакого плана, как вести себя с Алексом.

— Выпей, — посоветовала Джо, протянув ей бокал с мартини. — Немного алкоголя и мужества — именно то, что тебе нужно.


Алекс улыбался пиар-менеджеру благотворительного вечера, не слыша при этом ни единого слова из того, что она ему говорила. Он терпеть не мог все эти глупые светские беседы. Да, она очень рада, что «Софорос» проспонсировал вечер. Да, его вложения очень важны. Спасибо, он понял. Достаточно.

Он устал. Слишком мало времени прошло с тех пор, как его адвокаты сказали, что Мессер может стать большой проблемой. Ему нужно найти выход из этой путаницы с наименьшими потерями для «Софороса», а он ведет тут светскую болтовню. Пиарщица наконец поняла намек и отправилась беседовать с другими гостями.

Алекс кинул взгляд на Марка:

— Готов уйти отсюда?

Марк кивнул:

— Ну разве что ты захочешь обратить внимание на ту блондинку у бара, она уже давно смотрит на тебя. А теперь и еще одна красавица.

Алексу стало тошно при одной только мысли об очередной блондинке. Всю прошедшую неделю его мыслями безраздельно владела одна брюнетка. И хотя он говорил себе, что Иззи ему не подходит, он не мог избавиться от воспоминаний.

Алекс посмотрел туда, куда указывал Марк. Блондинка действительно была просто потрясающей: длинноногая, элегантная, она пристально смотрела на него. Но внимание Алекса привлекла брюнетка. Она сидела к нему спиной, и ее густые темно-каштановые волосы и аппетитные округлости напомнили ему Иззи. И платье на ней было шикарное: облегающее, с открытой спиной — такое, что ее обладательницу хотелось раздеть.

— Потрясающая, правда? — пробормотал Марк.

— Как и другая, рядом с ней.

Взгляд Алекса по-прежнему был прикован к брюнетке. Что-то в ней напоминало ему Иззи: наклон головы или идеально прямая спина… Он уже собирался отвернуться, когда брюнетка посмотрела прямо на них с Марком. Это была Иззи, только без очков в темной оправе.

Видимо, он сходит с ума: каковы шансы встретить Иззи в городе с восьмимиллионным населением?

Алекс прищурился, когда она соскользнула с барного стула и направилась в противоположный конец банкетного зала. Она что, убегает от него? Он наблюдал, как она ловко маневрирует в толпе настолько быстро, насколько позволяли туфли на высоченных каблуках.

— Я скоро вернусь, — сказал он Марку.

Женщины от него не уходят. И эта тоже не уйдет!


Иззи знала, что Алекс следует за ней, поэтому лавировала в толпе так ловко, как только могла. Она решила встретиться с Алексом, когда соберется с мыслями и переведет дух, поэтому спешила в сторону дамской комнаты.

— Иззи!

Прозвучало скорее как приказ, чем как обращение. До двери оставалось всего несколько шагов.

— Иззи! — Алекс положил руку ей на плечо и развернул к себе лицом. — Что ты делаешь?

— Я… Мне нужно в дамскую комнату.

— Тебе понадобилось туда именно в тот момент, когда ты увидела меня? Попробуй еще раз.

— Придумай сам, если хочешь. А мне нужно в туалет.

Выражение его лица явственно говорило о том, что он не верит ей. Но Алекс отпустил ее руку и сделал шаг назад.

— Хорошо, я подожду здесь. — Он прислонился к стене у входа в дамскую комнату и скрестил руки на груди.

Иззи опустила взгляд и прошла мимо него. Ей понадобилось немало времени, чтобы взять себя в руки и решить, как быть дальше. Когда она вышла, Алекс стоял на том же месте. Иззи сделала попытку завести непринужденный разговор:

— Как долетел?

— Я должен был уехать, Иззи, — нахмурился Алекс. — Я же сказал, что у меня срочные дела.

Фрэнк Мессер. Иззи напомнила себе, что все крутится вокруг бизнеса и ей не следует вести себя как обиженной девчонке.

— Все в порядке.

— Тогда почему ты сейчас сбежала?

— Я же сказала…

— Тебе нужно было в туалет, — закончил он мрачно. — Хорошо, давай попробуем зайти с другой стороны.

Алекс взял Иззи за руку и повел к выходу. Ее пульс участился, как только она представила, что они снова останутся наедине. Это глупо! Ей надо сосредоточиться на деле и уговорить его дать интервью.

— Я так полагаю, ты была со своей подругой, Джо. — Алекс сделал шаг назад, а Иззи вышла через французские двери на открытую террасу, где курили несколько мужчин. — Она выглядит настоящей обольстительницей.

— Бедный бармен весь вечер пускал слюни, глядя на нее.

— Она привлекательна.

Иззи моргнула от удивления: Алекс явно преуменьшал красоту Джо.

— Разве она не великолепна?

— Я думаю, что ты великолепна. — Он окинул Иззи откровенным взглядом.

— Алекс, — пробормотала она, — перестань так на меня смотреть.

— Почему? Ты выглядишь просто бесподобно в этом платье. — Насмешливый огонек горел в его глазах. — Когда я увидел тебя, то подумал — это какое-то невероятное совпадение, что мы оба оказались здесь.

Щеки Иззи вспыхнули.

«Скажи ему, — говорил внутренний голос. — Скажи сейчас же!»

— На какое-то мгновение я решил, что это лишь игра воображения. Я много думал о тебе, Иззи.

— Правда? — Ей казалось, время остановилось.

Алекс кивнул.

— Мне было любопытно, как ты справилась со своим интервью. Шучу, Иззи, — сказал он, увидев, как изменилось выражение ее лица. — Я просто дразню тебя.

Он шагнул ей навстречу, взял за руку и поцеловал в ладонь.

— Что ты делаешь? — сдавленным голосом спросила она.

— Проверяю, так ли ты хороша на вкус, как в моих воспоминаниях.

— Алекс, я…

— Тсс. — Он прижал указательный палец к ее губам и лукаво улыбнулся. — Я все время думаю о том, как ты лежала в моей постели, и мне трудно прогнать эти мысли. А ты?

От звука его бархатного голоса ее сердце застучало чаще.

— Что — я?

— Ты думала обо мне?

— Я полагала, мы пришли к соглашению, что это лишь на одну ночь.

— Неужели ты считаешь, что все уже кончено?! — прорычал Алекс, прижав Иззи к себе.

Он настойчиво поцеловал ее, не давая ей отступить. Беспомощно вздохнув, Иззи обвила его шею руками. Всего один поцелуй…

— Мне нравится это платье, — пробормотал Алекс. Прикосновения его рук, скользящих по ее телу, обжигали кожу. — Черт, Иззи, я теряю над собой контроль, когда дело касается тебя.

Ее охватила нервная дрожь. Она полностью растворилась в своих ощущениях, таяла в его руках. Алекс прижался губами к ее рту и проник языком между ее полуоткрытых губ. Поцелуй стал глубже. Алекс застонал и крепко прижал ее к себе. Иззи чувствовала, как жгучее желание нарастает глубоко внутри ее.

— Поехали ко мне, — предложил он.

Ее тело хотело сказать «да», но голос разума… Иззи высвободилась из объятий Алекса, сделала нетвердый шаг назад и шумно втянула воздух.

— Мне нужно кое-что тебе сказать…

Он нахмурился и рассеянно провел рукой по волосам.

— Хорошо.

Она с трудом сглотнула.

— Когда я говорила тебе той ночью в Лондоне, что делаю одолжение своему боссу, я не сказала, что…

— Что ее босс — это я.

Она подняла взгляд и с ужасом увидела Джеймса, направляющегося в их сторону. Его глаза блестели, как у охотника, загнавшего добычу в угол.

— Вас непросто найти, Константину.

— Мы знакомы? — нахмурился Алекс.

Джеймс остановился перед ним и протянул руку для приветствия.

— Джеймс Карри, босс Иззи, «Нью-Йорк ТВ».

Алекс замер.

— Тот самый Джеймс Карри, который названивал в мой офис каждый день в течение недели?

— Собственной персоной, — невозмутимо признал он. — Иззи уже удосужилась разъяснить, что мы собираемся делать с эксклюзивным материалом?

— Так ты репортер… — Голос Алекса был холоден как лед, когда он обратился к Иззи.

Девушка страшно побледнела:

— Я как раз собиралась тебе все объяснить.

Взгляд Джеймса метнулся к Иззи, затем снова к Алексу.

— Вы знаете друг друга?

— Хорошая попытка, Карри. — Алекс стиснул зубы. — Неужели полдюжины напрасных телефонных звонков вас не убедили в том, что я не заинтересован давать интервью?

Босс Иззи пожал плечами:

— Мессер вас на кусочки порвет в суде.

— Мессер не имеет почвы под своими обвинениями.

— Вы действительно хотите это проверить?

Алекс язвительно посмотрел на Иззи:

— И поэтому вы прислали Изабеллу, чтобы убедить меня? Не кажется ли вам, что дело зашло слишком далеко?

— Я подумал, что женщины сильны в даре убеждения.

Иззи чувствовала, что погружается в глубины ада.

— Джеймс, — вставила она, — почему бы тебе не дать нам с Алексом закончить наш разговор? Мы могли бы…

— На самом деле, — прервал ее Алекс, — мне бы очень хотелось знать, часто ли вы просите своих журналистов заходить так далеко, как это сделала Иззи, или я — особый случай?

— Понятия не имею, о чем вы, — нахмурил брови ее босс.

Алекс сжал кулаки.

— Да ты же просто подонок. — Он сделал шаг навстречу Джеймсу.

Алекс мог уложить низкорослого Джеймса одним ударом, но тот невозмутимо стоял, воинственно вздернув подбородок.

— Что вы несете?

— Джеймс… — Иззи встала между двумя мужчинами, сердце ее бешено стучало. — Пожалуйста, зайди внутрь. Я разберусь с этим.

— Не думаю, что мне стоит…

— Это отличное предложение, Карри, — перебил Алекс, его глаза опасно блестели. — Почему бы тебе не последовать ему прежде, чем я сделаю то, что мне так хочется сделать? У меня уже кулаки чешутся.

Джеймс переводил взгляд от Алекса к Иззи и обратно.

— Думаю, вы должны…

— Джеймс, — взмолилась Иззи. — Нам с Алексом нужно кое-что обсудить. Пожалуйста, иди. Я найду тебя чуть позже.

Босс наградил ее неоднозначным взглядом. Иззи безмолвно умоляла его уйти.

— Ладно, — наконец сказал он. — Подумайте, Константину.

Иззи тяжело вздохнула, глядя ему вслед. Алекс холодно смотрел на нее.

— Тебе стоило стать актрисой, как мать, — проговорил он ледяным тоном. — Твое представление было просто блестящим! Я заглотил наживку и попался на крючок.

— Все было совсем не так! — Иззи покачала головой. — Да, я действительно выслеживала тебя в тот день, но понятия не имела о том, кто ты, когда мы застряли в лифте. Администратор сказала, что ты уехал несколько часов назад, и я искала Леандроса, а не Алекса.

Он презрительно скривил губы:

— И ты ждешь, что я в это поверю? Ты забыла, у меня чертовски богатый опыт общения со СМИ. Я знаю, на что готов пойти журналист, чтобы заполучить горячий материал. Хотя, должен признать, продавать себя — за гранью разумного.

— Продавать себя? — Иззи с ужасом смотрела на Алекса. — Я бы никогда на такое не пошла!

— Как тебе удалось это спланировать? — Презрение плескалось в его глазах. — Мой день был расписан буквально по минутам.

Иззи покачала головой, чувствуя, как ситуация выходит из-под контроля.

— Ничего я не планировала! Я подошла к ресепшену, спросила Леандроса, мне сказали, что ты вернулся в Штаты, и я ушла. Ты был не слишком многословен в ту ночь.

— Тебя это удивляет? — жестко спросил он. — Значит, ты по чистой случайности застряла со мной в лифте? Кстати, ты и вправду боишься замкнутого пространства?

— Да. — Иззи сделала глубокий вдох. — Алекс, давай смотреть на вещи здраво.

— Учитывая то, что сейчас творится в моей голове, я веду себя на редкость здраво.

Он выглядел так, словно хотел сомкнуть пальцы на ее шее. Иззи сделала шаг назад.

— Клянусь, я понятия не имела о том, кто ты, пока не вернулась на работу и Джеймс не показал мне твою фотографию. Все, что произошло между нами, было по-настоящему.

— И ты думаешь, я в это поверю? — синие глаза Алекса блестели от ярости. — Ты меня идиотом считаешь?

— Ты слышал, что сказал Джеймс, — в отчаянии говорила Иззи. — Он понятия не имел, о чем ты толкуешь. Все это не было спланировано…

— Хватит, — оборвал он так резко, что Иззи отшатнулась, попятилась назад, пока не наткнулась спиной на холодную бетонную стену. Алекс неотступно следовал за Иззи. Он прижал ее к стене. — Больше никакой лжи. — Он взял ее за подбородок и пристально посмотрел в глаза. — А что, если бы я оказался обрюзгшим малопривлекательным типом? Хватило бы у тебя мужества соблазнить меня?

Она смело ответила на его взгляд:

— Я оказалась в твоей постели именно по той причине, которую я назвала в Лондоне.

— И что же это была за причина? Ах да, вспомнил! — Недоверие читалось в его взгляде. — Ты не хотела ни о чем сожалеть. Хотела хоть раз в жизни сделать именно то, чего действительно хочется. Уверен, тебе это удалось. Жаль только, что твой труд оказался напрасным.

Слезы навернулись на ее глаза. Да как он посмел превратить их романтический вечер во что-то грязное и пошлое!

— Это было…

— Скажи мне одну вещь… — Он провел пальцем по ее дрожащей нижней губе. — Тебе действительно понравилось, или все твои стоны тоже были сплошным притворством?

Иззи подняла руку, чтобы ударить его, но Алекс перехватил ее на полпути.

— Довольно, — мрачно произнес он. — Передай своему боссу, что его шансы заполучить эту историю равны нулю.

Он развернулся и широким шагом пошел прочь. Иззи невидящим взглядом смотрела ему вслед, туда, где горели огни и слышался смех. Почему все пошло наперекосяк? Она прижала пальцы к губам, все еще горевшим от поцелуя. Этот поцелуй совершенно выбил ее из колеи, заставил поверить, что у них может что-то получиться. Какая же она дура! Как она могла так все запутать? Как Алекс мог подумать, что она специально все это подстроила? Переспала с ним, чтобы получить интервью? Это же просто немыслимо! Как ей убедить Алекса, что это лишь совпадение?

И что ей сказать боссу?

Она нашла Джеймса, когда он разговаривал с продюсером конкурирующего канала. Увидев Иззи, босс сразу свернул разговор и отвел ее в укромный уголок.

— Что происходит, Иззи?

Она сделала глубокий вдох и расправила плечи:

— Я разберусь с этим, Джеймс.

— Не сомневаюсь. О чем, черт возьми, говорил Константину?

— Он просто… — она судорожно подыскивала слова, — он просто не так понял.

— Что именно он не так понял? — прищурился Джеймс.

— Это не имеет никакого отношения к работе, Джеймс. Мы… я… это личное.

— Я понял. И когда ты собиралась сказать мне, что знаешь его?

— Да мы едва знакомы. Он просто кое-что неправильно понял. Дай мне шанс все исправить.

Ее босс вздохнул. Кажется, волна гнева спала.

— Послушай, Иззи, я знаю, ты бы не стала делать что-то, что противоречит деловой этике, — это тебе несвойственно. Поэтому, что бы ни происходило, просто исправь это и возьми интервью.

Иззи кивнула. Именно это она и собирается сделать.

Только понятия не имела как.

Глава 7

Алекс по пальцам мог пересчитать мгновения своей жизни, когда он принимал решения, идя против своих инстинктов. Тренеру на футбольном поле было с ним непросто. Его уже окрестили Бунтарем за его склонность менять характер игры почти в самом конце матча, доводя тренеров до сердечных приступов. Но в девяти случаях из десяти он выигрывал.

Но сейчас, глядя на очертания Манхэттена с высоты пятидесятого этажа, он готов был действовать против своих инстинктов. После эпической битвы между ним и пиар-командой он признал, что им придется принять какие-то превентивные меры в связи с тем, как Мессер подставил его перед СМИ. И интервью с «Нью-Йорк ТВ», на котором так настаивал его директор, стало бы идеальной возможностью сделать это.

Изабель Питерс была бескомпромиссным репортером, и они могли бы разыграть эту партию. Интервью, в котором он расскажет свою версию событий, транслировали бы по всей стране, и это позволит ему уйти в долгожданное подполье.

Алекс глубоко вздохнул и прижался лбом к оконному стеклу. Лора Рид была одним из лучших пиарщиков страны. Адвокаты уже разработали стратегию и основные правила. Только что делать, если каждая клеточка его тела просила не делать этого?

Он провел целых восемь лет, старательно избегая встреч со СМИ. Восемь лет он избегал малейшей возможности того, что какой-нибудь пронырливый репортер учует что-то о той ночи, когда его карьера подошла к концу. И теперь он собирается поставить все под угрозу?

У Алекса скрутило желудок при одной только мысли об этом. Лора Рид назвала это содержательной историей. Лишь один человек во всем мире знал о его оплошности, но этот человек никогда не заговорит. Он должен сделать это! Должен обуздать Фрэнка Мессера единственным доступным способом. Но… дать интервью Иззи после того, как она его обманула подобным образом?

Алекс хотел понять, почему она не попросила его об интервью той ночью в Лондоне, когда у нее был такой шанс? Почему не дождалась благотворительного приема, чтобы подкараулить его? Или она пыталась сначала задобрить его?

Алекс провел ладонью по лицу, ощущая усталость в каждой клеточке своего тела. Откровенно говоря, разочарование было хуже всего. Да, он желал ее, но это не все. Он влюбился в Иззи.

Казалось, она отличается от пресыщенных, амбициозных женщин из его окружения. И когда он снова увидел ее в ту ночь, то не смог остаться в стороне. Точнее, не захотел.

Алекс мрачно смотрел вниз, на полуденные пробки на Лексингтон-авеню. Он нарушил собственное железное правило: не доверять женщине после ночи безудержного секса. Наверное, не найдется больше такого мужчины, которому столь наглядно продемонстрировали, насколько ненадежны женщины. И не единожды, а дважды.

Сначала его собственная мать бросила семью ради другого мужчины. Затем его невеста, в которую он был настолько слепо влюблен, что не замечал ее предательства, пока она не положила обручальное кольцо на кухонный стол со словами, что она уходит к его главному сопернику, человеку, забравшему его работу и его мечту.

Он никогда бы снова не доверился женщине. Никогда! Так почему же Иззи сумела пробить его броню? Почему он все еще хочет ее?

Алекс выругался себе под нос и отошел от окна. Даже после всего, что она сделала, он все еще пылал. Может, это всего лишь желание отомстить, может, ему просто мало…

Алекс подошел к столу и взял чашку с крепким эспрессо. План, который он разработал, избавит его от обеих проблем. Он будет манипулировать Изабель Питерс гораздо более ловко, чем это пыталась сделать она. И он собирался насладиться каждой минутой этой игры.

Раздался стук в дверь. Грейс тихонько проскользнула в комнату, положила кипу бумаг на письменный стол и с любопытством посмотрела на Алекса.

— Пришла Изабель Питерс.

— Спасибо. Пригласи ее войти.

Иззи появилась в дверном проеме, одетая в простое зеленое платье, выгодно подчеркнувшее ее соблазнительные изгибы. Он тяжелым взглядом буравил ее. Иззи нервничала. Отлично!

Алекс махнул рукой в сторону кресел и журнального столика у окна:

— Присаживайся.

Она прошла мимо него и опустилась на краешек кожаного кресла. Алекс молча сел напротив нее.

— Что заставило тебя изменить свое решение?

— Команда моих менеджеров считает, что нам нужно привлечь общественность на свою сторону.

— И ты дашь интервью?

Алекс кивнул:

— При некоторых условиях. — Он пристально посмотрел Иззи в глаза.

— Каких?

— У нас будет полный контроль над последней редакцией.

— Этому не бывать.

— Тогда никакого интервью.

Иззи нахмурилась:

— Что еще?

— Репортером будешь ты.

— Джеймс поручил мне это задание. Интервью и так мое.

Алекс откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди.

— А вот этого я как раз не понимаю. Репортер ведет расследование? Прокладываешь путь вверх по карьерной лестнице как в голливудском фильме?

Она стиснула кулаки, опасный огонь загорелся в ее глазах.

— Что я должна сделать, чтобы ты мне поверил? Я не знала, что это был ты, Алекс!

— Брось, — скучающим тоном протянул он. — Мы напрасно тратим время. Скажи, — хмыкнул он, — ты все еще входишь в пакет услуг?

Лицо Иззи стало пунцово-красным, в точности как его спортивный «феррари».

— Это удар ниже пояса.

— Сейчас мы играем по моим правилам, — ухмыльнулся он. — И я тебе нужен.

Она опустила взгляд на свои руки, сцепленные в замок на коленях:

— Ты сказал, что условий несколько…

Алекс кивнул.

— Полагаю, ты хотела бы начать интервью прямо сейчас? — спросил он.

Иззи кивнула.

— У меня дела в Калифорнии на этой неделе, — протянул он. — Тебе придется поехать со мной.

Иззи приоткрыла рот от удивления.

— Я… мы… я не могу! Мы можем сделать предварительное интервью по телефону…

Алекс покачал головой:

— Либо мы делаем это лично, либо никак.

Иззи прикусила нижнюю губу, сомнения читались в ее карих глазах.

— Что такое? — подстрекал ее Алекс. — Той ночью в Лондоне моя компания тебя не смущала.

— Тогда все было по-настоящему, — прошипела она. — А сейчас это деловое соглашение.

Он окинул оценивающим взглядом ее соблазнительные изгибы:

— Ну, мы неплохо сочетали удовольствие с делом, правда?

— Хватит! — Она выпрямила спину.

— Я признаю здоровые амбиции, Из. — Его губы изогнулись в медленной улыбке. — Я их принимаю. Я тоже могу быть безжалостным и жестоким. Почему бы не удовлетворить свои желания?

— Сейчас между нами лишь деловые отношения. — Она обожгла его гневным взглядом.

— Твой босс знает, что мы переспали? Как далеко ты решила зайти?

Иззи встала:

— Разговор окончен.

— Собери вещи, Из. — Алекс тоже поднялся. — Мы уезжаем завтра утром.

— Я не могу этого сделать. — Она в упор смотрела на него. — У меня есть материал, над которым я работаю.

— Передай его кому-нибудь, — приказал Алекс. — Грейс позвонит тебе и расскажет детали. Да, — добавил он, снова усевшись в кресло, — не забудь купальник. Бассейн производит неизгладимое впечатление.

Иззи стиснула зубы и молча вышла. Алекс улыбнулся своим мыслям и подвинул к себе пачку документов.

Он готов был поспорить на свой «феррари», что Иззи великолепно выглядит в бикини. И ему не терпелось поскорее в этом убедиться.

Глава 8

Глядя на идеально чистое калифорнийское небо, Иззи подумала, что ей стоит почаще бывать на солнце. Она плавала на спине в огромном бассейне Алекса, спасаясь от жары.

Она вздохнула и опустила ладонь в воду. Это был один из тех знойных дней калифорнийского лета, которые делали всех немного сумасшедшими. Так что Иззи сделала именно то, что сделал бы любой уважающий себя урожденный калифорниец, в то время как Алекс находился на совещании в Сан-Франциско: она вышла к бассейну, прихватив с собой кувшин холодного лимонада и книгу.

Солнце уже немилосердно припекало, и Иззи собиралась в скором времени уйти в дом. Ей казалось, что огромный бассейн плавно переходит прямо в Тихий океан, до которого было всего чуть больше сотни футов.

Дом Алекса, построенный в испанском стиле и расположенный на золотистых пляжах Малибу, был просто великолепен. Акры тропических садов утопали в цвету, а сам дом украшали работы великих импрессионистов.

Иззи взмахнула рукой, и россыпь переливающихся на солнце капелек сорвалась с кончиков ее пальцев. Ей казалось, что здесь маленький кусочек рая, такой же неуловимый, как и человек, которого она интервьюировала целую неделю. А ведь она до сих пор почти ничего о нем не знала! Та ночь в Лондоне не была исключением: Алекс ничего о себе не рассказывал, только односложно отвечал на ее вопросы — и все.

Иззи прикрыла глаза от слепящих лучей солнца. На завтра Алекс запланировал вечеринку для деловых партнеров, после чего она возвратится обратно в Нью-Йорк, с репортажем или без него. Это означало, что сегодня она должна его разговорить. Задача практически невыполнимая: собеседник должен доверять репортеру.

Иззи оттолкнулась от бортика бассейна и поплыла. Она сделала все возможное, чтобы убедить Алекса в том, что она говорила правду, но это было равнозначно общению с глухой стеной.

Мужчина, которого она повстречала в Лондоне, исчез, а незнакомец, появившийся на его месте, пугал ее. Он может ненавидеть ее, но он все еще ее хочет, Иззи чувствовала это. Именно поэтому она так поспешно сбежала со вчерашнего ужина в интимной обстановке уютной террасы.

«Двадцать четыре часа, — сказала она себе. — Еще одни сутки, и я буду в безопасности. Но прежде мне нужно с ним поговорить».

— Занимаешься исследованием облаков?

Саркастическое замечание, произнесенное глубоким мужским голосом, застало Иззи врасплох. Она попыталась встать, но в этом месте оказалось слишком глубоко, и Иззи ушла с головой под воду, болтая руками и ногами.

— Ты всегда так подкрадываешься? — возмутилась она, вынырнув и отдышавшись. — Ты напугал меня до смерти! — Она откинула мокрые волосы с лица.

Алекс окинул ее взглядом. Пока его не было, она успела облачиться в крошечное бикини. Алекс снял пиджак и бросил его на шезлонг.

— Разве тебе не нужно провести кучу исследований? Пробежать пять миль? Проплыть пятьдесят кругов?

— Мне нужно поговорить с тобой. Только застать тебя решительно невозможно, ты все время чем-то занят! — Она в упор посмотрела на него.

— Зато я умею отдыхать. — Алекс присел на корточки у края бассейна. — А вот ты помешана на самоконтроле.

— Неправда!

— Правда-правда! — Он развязал галстук и бросил его на пиджак. — Ты даже ешь в строгой очередности: сначала мясо, потом картофель, а в самом конце — овощи.

Иззи вспыхнула:

— Потому что овощи я люблю меньше всего! И это еще не значит, что у меня мания контроля!

— Это многое может сказать о человеке. — Его взгляд был прикован к Иззи. — В Лондоне ты сказала, что боишься вещей, которые выводят тебя из равновесия. — Алекс склонил голову набок. — Чего ты боишься сейчас, Иззи? Того, что поддашься притяжению, которое есть между нами?

«Да, — думала она в отчаянии, — именно этого я и боюсь».

Иззи отвела взгляд:

— Я как раз собиралась выходить. Может, мы тогда начнем пораньше? У нас еще много работы.

— Конечно. — Алекс протянул ей руку.

— Я выйду через секунду, — покачала головой Иззи. — Иди пока переоденься.

Он задумчиво посмотрел на нее:

— Ты просто не хочешь показываться мне в этом бикини, верно? Трусишка! Я видел тебя голой!

Она рассерженно смотрела на него: да он просто издевается над ней!

— Повеселился? Тогда иди в дом и переоденься. Встретимся здесь.

— Хорошая попытка, но нет, я не могу оставить тебя без присмотра у бассейна. Мне же предъявят иск, если вдруг что-нибудь случится.

— Это глупо! — вспылила Иззи. — Я провела здесь уже несколько…

Алекс схватил ее за руки и вытащил на кромку бассейна.

— Проблема решена.

О нет, все только начиналось… Желание разгоралось между ними, вода с ее полуобнаженного тела капала прямо на дизайнерский костюм Алекса.

— Алекс…

— Всю неделю ты посылала противоречивые сигналы. — Он отпустил ее запястья, обхватил Иззи вокруг талии и притянул к себе. — Что это значит: ты хочешь меня или нет?

— Нет. — Она уперлась ладонями в его грудь и оттолкнула Алекса, сделав шаг назад.

Он качнулся на пятках, стараясь удержать равновесие, но оступился и упал в бассейн. Иззи в испуге прижала пальцы к губам, когда он вынырнул, бормоча под нос проклятия.

— Боже мой! Извини, я не хотела…

Он вытер воду с лица, откинув назад волосы.

— Верится с трудом.

— Ты сам виноват! Я старалась держать наши отношения в деловых рамках.

— Чушь, — сказал Алекс, подплывая к лестнице бассейна в насквозь мокрой одежде. — Тебе так же, как и мне, интересно, каков будет следующий раз, когда мы займемся любовью.

— Только это вовсе не означает, что я собираюсь это сделать, — прорычала Иззи.

Она подняла свое полотенце, бросила его на бортик бассейна и прошла в дом мимо ошарашенной экономки, с подносом в руках наблюдавшей за Алексом, вылезающим из бассейна в мокром костюме.

* * *

Успокоившись и приняв душ, Иззи вернулась на террасу. Она полностью взяла себя в руки и собралась. Алекс переоделся в шорты и футболку, которые выгодно подчеркивали его прямые загорелые ноги и рельефный торс. Иззи отвела взгляд: больше никаких двусмысленных сигналов.

— Готов?

Алекс кивнул и начал спуск по лестнице, ведущей на пляж. Она предложила немного прогуляться вместо их обычных бесед на террасе, полагая, что, возможно, Алекс откроется, если она не будет сидеть напротив него с блокнотом и диктофоном.

Дойдя до последней ступеньки, Иззи разулась и погрузила ступни в теплый песок. Алекс сделал то же самое.

— Тебе удалось встретиться с отцом за ланчем?

Она кивнула.

— Как он?

— Он… нормально. Лучше, чем когда я его видела в последний раз.

— Он с кем-нибудь встречался с тех пор, как твоя мать ушла?

— Нет… — Иззи печально покачала головой. — Хотя мне бы этого хотелось.

— А почему ты считаешь, что у него никого не было?

— Думаю, он все еще влюблен в маму.

— Спустя столько времени?

— Глупо, правда?

Он пристально посмотрел ей в глаза:

— Ты правда считаешь, что это глупо?

Иззи искоса взглянула на Алекса:

— Она морально уничтожила его своим уходом. Она никогда его не заслуживала. Так что да, я считаю это глупостью.

Ее отец готов был целовать землю, по которой ступала любимая женщина. Они встретились, когда он писал музыку для одного из ее фильмов, и он по уши влюбился в красивую харизматичную актрису. Он идеализировал ее, но реальная женщина оказалась довольно далека от экранного образа. Она была несчастна в маленьком провинциальном городке до того самого дня, когда ушла из дома.

— В разрыве редко бывает виноват кто-то один. Если два человека женаты достаточно долго, всегда найдется причина, чтобы возненавидеть друг друга.

— Ого! А я думала, ты циник.

— Если ты хорошо выполнила домашнюю работу, то должна знать, что брак моих родителей был просто катастрофой.

Она знала. Знала, что Кристо и Адельфа Константину разошлись, когда Алекс был подростком, и его мать повторно вышла замуж за очень богатого человека. Скандал потряс нью-йоркское общество.

— Развод был не самым приятным, — заметила она.

— Так и есть. Диктофон включен?

— Да.

Иззи наблюдала, как знакомая маска отчужденности и безразличия появляется на его лице. Так происходило каждый раз, когда речь заходила о чем-то личном.

— Расскажи о своих отношениях с отцом.

— Наши отношения не имеют ничего общего с этой историей.

— Не согласна. — Она украдкой бросила взгляд в его сторону. — Мне нужно, чтобы ты начал говорить со мной, Алекс. Или мы возьмем рассказ Мессера и оставим тебя в покое.

Он пожал плечами:

— Это будет проблематично, поскольку твоему боссу нужна именно моя история, а не Мессера.

Да. Но ей по-прежнему нужно было поговорить с ним. Иззи поджала губы.

— Я понимаю, что твой пиар-менеджер хочет, чтобы ты ограничился лишь заявлением. Но ты должен дать мне хоть что-нибудь! Ты же знаешь, мы хотим осветить твое футбольное прошлое, а для этого мне нужно понять, с чего ты начинал.

Алекс нахмурился:

— Мой отец был трудоголиком, который всю свою жизнь провел в пароходстве «Си-Стар». Его не волновали ни вещи, ни люди, не связанные с его компанией. Конец истории.

Значит, слухи о взаимоотношениях Алекса с отцом не были голословными…

— Каковы были причины ваших ссор?

— Ну, у нас были неискоренимые разногласия по поводу того, возглавлю ли я «Си-Стар» или нет, — решительно сказал он. — На этом наши пути разошлись.

— В каком смысле — разошлись?

— Разошлись — значит разошлись.

Ходили слухи, что Кристо отрекся от сына. Раньше Иззи думала, что это очередная газетная утка, но теперь она в этом сомневалась.

На какое-то мгновение Иззи оцепенела, воспоминания унесли ее в прошлое. Будучи подростком, она была готова умереть, лишь бы иметь хоть толику харизмы и таланта, чтобы пойти по стопам матери. А Алекс, вместо того чтобы унаследовать дело отца, решил пойти собственным путем, и отец отрекся от него. Кажется, что ни сделай — все равно останешься в проигрыше. Или, может, это оттого, что их родители страдали манией величия? Кристо Константину был тираном, правившим империей железной рукой, и неповиновение Алекса он простить не смог.

— А твоя мать что об этом думала? У нее было право голоса в этом вопросе?

— К тому времени она уже вышла замуж за Джека Синклера, и мой отец не давал ей никаких прав относительно компании, несмотря на капитал, который она вложила в нее.

— А твои сестры? Почему они не взяли бразды правления в свои руки?

Его губы искривились в ухмылке.

— Отец никогда бы не позволил встать женщине у руля.

— Какие они, твои сестры? — Иззи задала этот вопрос скорее из любопытства, чем по необходимости.

— Они абсолютно разные. — Его лицо смягчилось. — Агата, чье платье ты надевала, самая старшая, организатор мероприятий в Нью-Йорке. Она энергичная и всегда очень много говорит. Габи библиотекарь, у нее синдром среднего ребенка: всегда старается всем угодить. Арти, — Алекс ухмыльнулся, встретив удивленный взгляд Иззи, — это сокращенное от Артемиды — и да, моя мать действительно ее так назвала, а мы ее дразнили и всю жизнь называли богиней — заканчивает обучение в юридической школе. Она чертовски умна.

— С кем из них у тебя самые близкие отношения? — улыбнулась Иззи.

Алекс пожал плечами:

— На самом деле с ними всеми. Они переехали ко мне, когда я стал профессиональным футболистом. Полагаю, мы с Агатой очень похожи.

— Она приедет завтра вечером?

— Да, Агата помогла мне спланировать вечеринку.

Это напомнило Иззи, что время на исходе. Она перешла в наступление:

— Давай вернемся к Фрэнку Мессеру. Ты говоришь, что Марк создал «Бегемота». Мессер утверждает, что это сделал он. Как ты миришься с этим?

— В разработку такой игры, как «Бегемот», вовлечены сотни людей. Посмотри, как развиваются наши объекты. Это удивительно, сколько времени требуется, чтобы сделать одну качественную игру. Годы! Да, Мессер сыграл ключевую роль, но и десятки других дизайнеров тоже! Отправной точкой было видение Марка. Патенты по праву принадлежат «Софоросу».

— Он говорит, ты добился преимущества нечестным путем.

— Забавно, что он говорит об этом сейчас, когда игра на пике популярности. — Сарказм явно слышался в его голосе.

— Он говорит, есть доказательства, что именно он создал платформу для игры.

— Тогда пусть предоставит их. Только их не существует!

Иззи сделала глубокий вдох: она приближалась к самому главному.

— Я обязана спросить тебя о том вечере, когда закончилась твоя карьера.

— Да о чем тут говорить?

Иззи прикусила губу и заставила себя продолжать:

— Я говорила с тренером, Брайаном Селлерзом. И доктором Форсайтом. Оба сказали, что ты не должен был играть в ту ночь, Алекс. Доктор Форсайт велел тебе оставаться на скамейке запасных еще как минимум месяц. И Селлерз поддержал его.

— Я прекрасно себя чувствовал, поэтому решил играть, — сквозь зубы процедил он.

Иззи с трудом поспевала за Алексом, так широко он шагал.

— Но почему ты это сделал? Ты сказал тренеру Селлерзу, что не собираешься играть. Зачем было рисковать карьерой?

Он остановился как вкопанный, буря сгущалась в его синих глазах.

— Я думал, что со мной все в порядке. Я ошибся. Вот и все.

Иззи незаметно вытерла вспотевшие ладони о брюки, уговаривая себя, что она должна довести дело до конца.

— Но Джерри Томпсон уже начинал. Ты не обязан был выходить на поле. Вся твоя карьера важнее одной игры.

— Да что ты можешь знать об этом?! — взревел он, и эта внезапная вспышка гнева заставила Иззи отступить. — Ты имеешь хоть малейшее представление о том, какое давление на меня оказывали? О том, чем я рисковал, пропуская игру? Таблоиды, — вскипел он, ткнув в нее пальцем, — хотели заполучить мою голову на блюде!

Сердце Иззи готово было выскочить из груди, но она продолжала нажимать:

— Тебе нужно было доказать отцу, что ты можешь добиться успеха. Ты играл, потому что не мог отступить.

— Меня не волновало, что подумает отец, — сказал Алекс. — Господи, Иззи! Ты услышала хоть слово из того, что я сказал? Я думал, что со мной все в порядке, потому и играл. Вот и все.

— Я знаю о нелегальных болеутоляющих. — Она заставила себя произнести это, несмотря на ком, застрявший у нее в горле. — Я знаю, кто-то достал тебе наркотик, который позволил тебе выйти на поле в ту ночь и скрыть твои реальные травмы.

Его загорелое лицо стало мертвенно-бледным.

— Кто рассказал тебе об этом?

— Я не могу раскрыть свой источник.

Он стоял совершенно неподвижно, широко расставив ноги и сжав кулаки. Выражение абсолютного опустошения на его лице потрясло Иззи до глубины души. Но это было ничто по сравнению с раскаленной докрасна яростью, которая была направлена на нее. У нее перехватило дыхание, и Иззи сделала еще один шаг назад.

Когда он наконец заговорил, голос его был настолько тихим, что Иззи приходилось изо всех сил напрягать слух, чтобы расслышать слова Алекса за шумом прибоя.

— Этот разговор окончен. Когда на следующей неделе я буду выступать перед камерой, я отвечу на вопрос, почему я вышел на поле, и мой ответ будет точно таким же. И это будет последний раз, когда я хоть слово скажу об этой истории. — Алекс пристально взглянул ей в лицо. — Ты поняла?

Иззи молча кивнула, ее руки все еще дрожали, когда Алекс пошел дальше по пляжу. Мысли в ее голове путались. Как могла одна-единственная игра стать важнее, чем блестящая карьера? Брайан Селлерз охарактеризовал Алекса как человека, никогда не принимавшего необдуманных решений. Так что же случилось той ночью, что подтолкнуло его к самому краю?

Глава 9

Тридцать кругов в бассейне обычно расслабляли Алекса. Но, проведя последние сутки в размышлениях о разговоре с Иззи и встретившись лицом к лицу с, казалось, давно забытыми демонами, он понял, что плавание эффекта не возымело.

Приняв душ и обернувшись полотенцем, Алекс прошел в спальню и достал из шкафа смокинг и рубашку.

Он должен был послушать свой внутренний голос и не соглашаться на интервью. Потому что вопросы, которые вчера задавала Иззи, кусочки его прошлого, которые она вытаскивала на свет, касались только его одного, и никого больше. Она и Джеймс Карри брали это интервью в совершенно ином ключе, отличном от того, что было согласовано. А теперь в его частную жизнь, которую он так тщательно оберегал от посторонних, ворвалась женщина, к которой он испытывал крайне противоречивые чувства.

Алекс прижался лбом к прохладной дверце шкафа. Как же Иззи узнала о незаконных обезболивающих средствах? Единственным, кто знал, что он принимал их, был его товарищ по команде Хавьер Джонс. А он никогда бы не выдал его репортеру. Никогда.

Но опять же, какое это имело значение сейчас? Его футбольная карьера давно стала историей. Он уже заплатил за свою ошибку сполна, самым худшим способом. И он продолжал двигаться дальше. Футбол ему больше не нужен.

Тогда почему ему так паршиво, словно его прилюдно выпотрошили? Потому что внутренний голос настойчиво шептал ему, что он по-прежнему сожалеет. Весь мир знал о его позоре. Алекс слишком долго работал, делая из «Софороса» международную компанию, чтобы позволить СМИ снова растоптать его, затмить все, что он сделал.

Он не позволит этому случиться. Ни за что! Алекс поступит так, как и сказал. Он даст интервью и больше никогда не будет об этом говорить. Никто не сможет ничего доказать.

А Иззи? Алекс был в смятении. С тех пор как она вошла в его жизнь, она медленно, но верно сводила его с ума. И лучше не становилось. Вместо того чтобы думать о Фрэнке Мессере и о деле, которое его адвокаты решили завести против него, он задавался вопросом, как снова затащить Иззи в постель. Он должен был ненавидеть Иззи за то, во что она его впутала. За то, что копалась в его непростом прошлом.

Но этим утром у него состоялся интересный телефонный разговор с Лорой Рид. Он и его глава по связям с общественностью обсудили вопросы, которые не могли подождать до его возвращения в Нью-Йорк, когда тон Лоры внезапно изменился и стал очень серьезным.

— Ты должен выслушать меня, Алекс, — неодобрительно сказала она. — Сегодня я встретила Джеймса Карри, и он спросил, что с тобой происходит. Он сказал, что разговаривал с тобой на благотворительном вечере, но так и не понял, о чем ты ему говорил.

— Этот парень — хитрый сукин сын, — произнес Алекс. — Давай оставим все как есть.

— Он очень влиятельный сукин сын, — сухо напомнила Лора. — Он новостной директор одного из самых популярных нью-йоркских телеканалов! Не знаю, что за кошка между вами пробежала, Алекс, но он очень откровенный человек и всегда говорит все, что у него на уме. За десять лет знакомства с ним я ни разу не увидела, чтобы он поступил неэтично. Ты не прав.

Алекс пробормотал нечто невразумительное, чтобы успокоить Лору, и закончил разговор. Но он снова и снова мысленно прокручивал этот диалог. Иззи твердо придерживалась версии, что их встреча была случайна. Его лондонский секретарь подтвердила, что солгала Иззи о его местонахождении, он сам проинструктировал ее. И теперь Алекс задавался вопросом: может, их встреча в лифте действительно была лишь стечением обстоятельств?

Иззи ждало крупное продвижение по службе на телевидении. Это объясняет то, почему она так вцепилась в эту историю. Что, если параноидальный страх перед прессой заставил его принять неверное суждение о ней? Что, если она действительно была той самой женщиной, которую он повстречал в Лондоне?

Алекс вспомнил полнейшее недоумение, написанное на лице Карри, когда он обвинил его в заговоре с Иззи. А она всеми силами пыталась скрыть от босса, что они переспали. Карри этого не знал.

Неужели он был готов поверить в худшее об Иззи, лишь бы избежать повторения былой ошибки? Неужели просто искал причину не влюбляться в женщину так же сильно, как он был влюблен в Джесс?

Алекс посмотрел на часы и постарался отбросить все эти мысли. У него официальный прием на сто человек. Но его главной заботой на сегодняшний день оставалась Изабель Питерс.


Если она в чем и хороша, так это в светских беседах. Иззи взяла бокал шампанского с подноса проходившего мимо официанта и прислонилась к дереву в освещенном фонарями саду дома Алекса. Многие годы она посещала премьеры фильмов с участием матери, и привычка вести светскую жизнь должна была бы стать ее второй натурой. Вместо этого она всегда чувствовала себя не в своей тарелке, неуклюжей дочерью блистательной Дейлы Сент-Джеймс.

Иззи сделала глоток шампанского, признавая, что Агата — просто гений. Сестра Алекса проделала удивительную работу: она преобразила бассейн и сад, сделав их похожими на эдемский сад. Факелы горели по периметру сада, свечи в виде цветов украшали бортики бассейна, их приглушенный свет отражался в воде, играла легкая, непринужденная музыка.

Иззи нахмурилась. Она могла бы насладиться вечеринкой, если бы не была так напряжена. Вчерашняя конфронтация с Алексом выбила ее из колеи. У нее была правдивая история о том, как закончилась карьера Алекса. Почти вся. История, которая обеспечила бы ей славу и повышение. Но Иззи не была уверена, что сможет это сделать. Глубоко вздохнув, она окинула толпу взглядом в поисках Алекса. Высокий, стройный, возмутительно красивый, он болтал с группой гостей, окруженный режиссерами и финансистами. Его лицо было напряженным и задумчивым. После вчерашней перепалки он всячески избегал Иззи, и она удивлялась, почему это так ее задевает. Почему ее сердце так бешено стучало каждый раз, как она видела его. Что такого в этом задумчивом, сказочно красивом мужчине, что при одном взгляде на него ей хочется броситься в его объятия? Даже если это было плохой идеей.

Он повернул голову, и их взгляды встретились. У нее перехватило дыхание от эмоций, которые она прочитала в его глазах. Желание? Смятение? Она ожидала увидеть ненависть и презрение, но не это… У Иззи от волнения пересохло во рту, когда он окинул откровенным взглядом ее сексуальное платье, которое она сегодня специально купила в Малибу, чтобы соответствовать случаю. А если честно, чтобы привлечь его внимание. Но зачем? Зачем играть с огнем, когда ей больше всего на свете хотелось сбежать?

Иззи с трудом сглотнула. Она не могла сопротивляться своим чувствам. Внезапно она поняла то, о чем должна была догадаться с самого начала: она никогда не была и не будет объективной, если дело касается Алекса Константину. Она просто не сможет сделать из его личной трагедии самое популярное интервью года. Что бы ни заставило его выйти на поле в ту роковую ночь, это не ее дело. Это вообще никого не касается!

Кто-то из гостей привлек внимание Алекса. Иззи судорожно выдохнула. Она поняла, что собирается делать: она скроет эту информацию и забудет про нее навсегда. Скажет Джеймсу, что они должны пойти другим путем. И забудет о своем продвижении по карьерной лестнице.

Иззи дрожащими пальцами сжала бокал, чтобы не уронить его. Она рисковала своей работой. Предавала клятву говорить правду несмотря ни на что. И все это ради человека, считавшего ее бессердечной карьеристкой.

Иззи обдумывала сложившуюся ситуацию в течение следующих двух часов, когда вечеринка понемногу начала сворачиваться, а гости расходиться. Агата была остроумна и очаровательна, и девушки прекрасно поладили. Когда последние гости разошлись, Агата сказала, что и ей пора уезжать.

— Проводишь меня? — обратилась она к Иззи. — Нам обязательно нужно будет встретиться в Нью-Йорке и пропустить по стаканчику.

Попрощавшись с новой подругой, Иззи увидела, что рядом стоит Алекс. Он разговаривал с генеральным директором морской буровой компании. Взгляд, которым он окинул Иззи, стоило лишь красному кабриолету Агаты скрыться за углом, заставил ее попятиться.

Его рука опустилась на плечо Иззи.

— Даже не думай об этом, — тихо пробормотал он.

Она стояла не шевелясь, пока Алекс прощался с генеральным директором. Тот хлопнул на прощание Алекса по плечу и уехал на красной спортивной машине.

Иззи откашлялась:

— Алекс, я очень устала. Может, мы…

— Если ты думаешь, что мы закончили, ты жестоко ошибаешься, Иззи.

У нее пересохло в горле. Прикосновение его ладони обжигало ей кожу, пока он вел ее в сторону дома.

— Подожди здесь, — попросил Алекс и направился к столу с закусками. Вскоре он вернулся с бутылкой шампанского и двумя бокалами.

— Куда мы идем? — поинтересовалась Иззи, когда Алекс повел ее к задней части дома.

Алекс искоса взглянул на нее:

— Я думал, ты предпочитаешь поговорить с глазу на глаз.

Она прибавила шагу, чтобы не отставать, когда он повернул за угол дома и направился к террасе своей спальни. Вид на Тихий океан, открывавшийся оттуда, был просто великолепен. Алекс поставил бутылку и бокалы на стол и снял пиджак.

— Я знаю, что ты не подставляла меня, Иззи, — сказал он.

— Откуда?

— Сегодня утром я разговаривал с Лорой Рид, и она мне устроила нагоняй. Сказала, что Джеймс всегда играет по правилам и что он никогда не стал бы меня подставлять.

— Но раньше ты в это не верил, — медленно проговорила Иззи. — Почему же поверил сейчас?

Алекс пожал плечами и ослабил галстук.

— Я страдаю паранойей по поводу СМИ. Они превратили мою жизнь в настоящий ад при помощи сплетен и спекуляций. И иногда это просто сводит меня с ума. После разговора с Лорой я вспомнил, как отчаянно ты просила Джеймса оставить нас тет-а-тет, и понял, что он о нас понятия не имеет. И тогда я наконец все понял.

— Ты действительно веришь мне? — Иззи прикусила нижнюю губу.

— Да.

Иззи почувствовала, как тепло распространяется по ее телу. Облегчение смешивалось с еще каким-то чувством. Она с трудом сглотнула и подняла взгляд на Алекса.

— Я не буду выпускать этот репортаж.

— Почему? — нахмурился он.

— Я необъективна, Алекс.

— Ты проделала отличную работу, встряхнув как следует Фрэнка Мессера, — ухмыльнулся он.

Она покачала головой:

— Я не об этом. Я забуду историю о наркотиках, тебе не о чем волноваться.

— Почему? — Он пристально посмотрел на Иззи.

«Потому что я влюбилась в тебя так сильно, что не могу рассуждать здраво!» — хотелось ей крикнуть.

Вместо этого Иззи подняла взгляд и сказала:

— Потому что я не могу так с тобой поступить.

— Но ты же готовишься к повышению. Тебе нужна эта история!

Она пожала плечами:

— В жизни есть вещи поважнее хорошего репортажа.

— Твой босс вряд ли с этим согласится.

— Он будет не согласен со всем, что я делала до сих пор. У меня произошла некоторая переоценка ценностей.

Алекс расстегнул манжеты рубашки и закатал рукава.

— Твоя работа, Иззи, — это борьба не на жизнь, а на смерть.

— Ты испытывал то же самое, когда был футболистом.

— Меня это только подстегивает. Думаю, ты устроена по-другому.

Так и есть, она из другого теста. Ей нравилась ежедневная работа с людьми, интервью, репортажи. Но шанс выпустить в эфир сенсацию выпадает раз в жизни! Иззи взяла шампанское, сорвала с него фольгу и дрожащими пальцами откупорила бутылку. Игристое вино выплеснулось из горлышка.

— Иззи, — Алекс подошел к ней сзади и выхватил бутылку из ее рук, — что происходит?

Сделав глубокий вдох, она уловила сексуальный пряный аромат, исходивший от него, и поняла, что мечтает лишь об одном: снова оказаться в его сильных руках. Алекс повернул ее лицом к себе и пронзил испытующим взглядом, а она покачала головой и неуверенно улыбнулась.

— Знаешь, что самое смешное? Я обещала самой себе, что никогда не позволю мужчине встать на пути к моей карьере. А теперь я не просто делаю именно это, я поступаю так в переломный момент!

Он провел пальцем по ее щеке.

— Разве ты не знаешь, что контроль — всего лишь миф? Никто из нас ничего не контролирует…

Его слова попали точно в цель, сломав последний барьер, который она воздвигла. Он прав. Иззи откинула голову назад, чтобы заглянуть ему в глаза.

— Между нами все еще стоит тот факт, что я репортер, а ты их ненавидишь.

— Я готов пересмотреть свое мнение по этому вопросу… — Его палец спустился по ее шее вниз к пульсирующей жилке на горле. — Потому что конкретно этот репортер мне очень даже нравится.

— Алекс… — Иззи уперла ладонь в его грудь. — Той ночью в Лондоне мы четко определили правила. Мы договорились, что это только на одну ночь, и я приняла это. Но сейчас… — она покачала головой, — я ощущаю себя не в своей тарелке.

— Я тоже.

— Что ты имеешь в виду? — Она пристально посмотрела ему в глаза.

— Той ночью в Лондоне я говорил сам себе, что не должен к тебе прикасаться, потому что чувствовал — с тобой все будет по-другому. Я не смогу уйти не обернувшись, как делал это всегда.

— Но ты ушел.

Он кивнул:

— Я думал, если убегу достаточно быстро, то смогу игнорировать свои чувства. Но это не сработало. Я столько раз брал телефонную трубку в руки и снова вешал ее. До тех пор, пока снова не встретил тебя… — Его пальцы скользнули сквозь ее распущенные волосы. — Может, начнем сначала? — предложил он. — С чистого листа. Без срока действия договора. Без правил и условий. Посмотрим, куда это нас приведет.

Это просто безумие! Но такое заманчивое…

— Но ты никогда не идешь на поводу у эмоций.

— С тобой по-другому просто невозможно, — хрипло пробормотал Алекс и коснулся губами ее губ нежным поцелуем.

Иззи встала на цыпочки и позволила поцелую стать глубже и настойчивее. Поцелуй уносил ее темным вихрем чувств, из которого она не хотела выбираться. Она почувствовала, что ей стало этого недостаточно. Иззи прижалась к Алексу всем телом, чтобы ощутить его горячее, твердое как камень тело, рельефные мышцы груди и пресса. Алекс застонал и еще сильнее прижал ее к себе.

— Иззи, идем в постель…

— Да! — Она откинула голову назад, чтобы посмотреть на него.

Огонь горел в глазах Алекса. Он подхватил Иззи на руки и понес ее в сторону спальни через гостиную.

— Одну секунду, — пробормотал он, бережно положив ее на королевских размеров кровать.

Алекс скрылся на террасе и через минуту вернулся с шампанским.

— Мне допинг не нужен, — слегка улыбнулась Иззи.

— А кто сказал, что мы будем его пить?

Румянец залил щеки Иззи. Она затрепетала, как струны скрипки под тонкими пальцами музыканта. К такому повороту она была не готова. У нее перехватило дыхание, когда Алекс поставил бутылку на прикроватный столик и просунул колено между ее ног.

— Сними с меня рубашку, — попросил он вкрадчиво. — Я покажу тебе.

Слегка дрожавшими пальцами проворно Иззи расстегнула пуговицы на его рубашке и сбросила ее на пол, обнажая его великолепный торс.

Алекс жадно целовал Иззи, покусывая ее нижнюю губу, ласкал ее гибкую спину, круговыми движениями спускаясь к ее соблазнительным бедрам и обнаженным ягодицам.

— Господи боже, — пробормотал он. — Я весь вечер гадал, есть ли у тебя что-то под платьем.

Руки Алекса сжали ее бедра, он приподнял Иззи так, что она оседлала его. Она вздрогнула, ощутив его эрекцию, и теснее прижалась к нему бедрами.

— Иззи, — хрипло проговорил он, — притормози немного, иначе все закончится слишком быстро.

Ее пьянили его прикосновения, и ласки, и то, что она сводила его с ума, и она не хотела останавливаться. Она хотела быстрого, стремительного удовольствия. Соскользнув с Алекса, она расстегнула ремень его брюк. Его судорожный вздох, когда она потянула молнию вниз, придал Иззи смелости. Она обхватила пальцами его напряженную плоть, и Алекс чертыхнулся себе под нос, вызвав у нее улыбку. Иззи ловко сняла с него брюки и трусы.

Его глаза потемнели, и ей захотелось в них утонуть. Алекс откинулся назад, наблюдая за тем, как Иззи поднимает подол платья, потом поймал ее руку и поцеловал ее в раскрытую ладонь.

Иззи никогда раньше не влюблялась, и нежность этого жеста тронула ее до глубины души. Сделав глубокий вдох, она села верхом на Алекса и направила его внутрь себя, принимая полностью. Она судорожно вздохнула от наслаждения.

Иззи закрыла глаза и начала медленно подниматься и опускаться, выбрав ритм движений, от которого Алекс застонал и сжал ее подбородок.

— Посмотри на меня, Иззи. Я хочу видеть твое лицо.

Она послушалась. Вид его обнаженного тела, его сильных рук, ласкающих ее тело, безумно ее возбуждал.

— Господи, — сдавленным голосом пробормотал он, — как же ты хороша! Не знаю, сколько еще смогу сдерживаться…

— Тогда не сдерживайся, — прошептала она.

Иззи стала двигать бедрами сильнее и быстрее, пока его дыхание не стало хриплым и прерывистым. Она хотела, чтобы он потерял голову, хотела почувствовать, какую власть имеет над ним. Она снова и снова яростно двигалась вверх-вниз, принимая его все глубже внутрь себя. Она была уже близко… очень близко…

— Иззи, — простонал Алекс, с силой сжимая ее бедра, — я не могу…

Она вонзила ногти в его мускулистые плечи и почувствовала, как он содрогнулся внутри ее. Алекс уткнулся лицом в ее шею и судорожно выдохнул. Его сбивчивое дыхание постепенно выравнивалось. Алекс откинул голову, чтобы посмотреть на Иззи.

— Обычно я не теряю контроль подобным образом, — нахмурился он.

— Я хотела, чтобы тебе было хорошо… — Иззи закусила нижнюю губу.

— Это было просто невероятно, — заверил он. — Ты уже была близка?

Она кивнула.

— Тогда давай доведем начатое до конца.

Алекс уверенным движением руки провел по ее груди, принуждая лечь на спину и согнуть ноги в коленях. Он взял со стола бутылку шампанского.

Иззи запаниковала. Он же не собирается…

— Ты испортишь одеяло, — попыталась отшутиться она, когда Алекс склонился над ней с шампанским в руке.

— К черту одеяло, — пробормотал он, наклоняя бутылку и поливая ее разгоряченное тело янтарной жидкостью. — Я всегда думал, что ничто не может улучшить вкус великолепного шампанского, но сегодня я готов изменить свое мнение…

— Алекс, — возразила Иззи, приподнявшись на локтях, — я не думаю…

Он толкнул ее обратно на постель легким движением руки.

— Расслабься.

Ее внутренности сжались, когда он губами коснулся ее напряженного соска. Иззи скомкала руками простыню, когда Алекс проложил дорожку из поцелуев вниз к ее пупку.

— Я никогда…

Алекс замер.

— Только не говори, что твой бойфренд обделил тебя и в этом тоже.

Она покачала головой.

— Ты так прекрасна, Иззи. Я хочу увидеть и попробовать на вкус тебя всю.

Послушавшись, она расслабилась и ахнула, когда он коснулся губами ее нежной плоти, и впилась пальцами в простыню. Стыдливость сменилась почти невыносимым удовольствием, когда его язык начал медленно ласкать ее клитор.

— Алекс, пожалуйста…

— Тсс. — Он ладонью приподнял ее ягодицы. — Я знаю.

Его палец скользнул внутрь ее, подарив целую волну новых ощущений. Она извивалась под его чуткими прикосновениями, умоляя даровать ей освобождение. Оргазм оказался настолько сильным, что все ее тело сотрясалось, словно от электрического разряда.

— Вы полны сюрпризов, Изабель Питерс, — сказал Алекс, медленно растягивая слова.

Она залилась румянцем.

— Да и ты тоже неплох.

Алекс подхватил ее на руки и понес в сторону ванной комнаты.

— Нам срочно нужно тебя отмыть, иначе ты будешь вся липкая.

Он включил воду и потянул Иззи к себе. В просторной душевой кабине было достаточно места для двоих. После душа Алекс снова уложил ее в свою постель, и они еще долго любили друг друга.

Иззи засыпала в объятиях Алекса, ощущая умиротворение и защищенность. Завтра она будет спрашивать: не совершила ли она огромную ошибку, но сегодня ей было это совершенно безразлично.

Глава 10

Иззи проснулась в постели Алекса, за французскими окнами Тихий океан сверкал изумительной синевой.

Вчера она приняла важное решение относительно своей дальнейшей карьеры, а ее самолет улетает через несколько часов. Иззи осторожно отодвинулась от Алекса, чтобы не разбудить его, и посмотрела на часы: десять утра. Ей нужно уехать через пару часов, времени еще достаточно.

Достаточно, чтобы подумать о том, что она наделала.

Иззи откинулась на подушку и тихо вздохнула. Она спала с человеком, у которого брала интервью и который может разбить ей сердце. Иззи закрыла глаза ладонями. Джеймс съест ее с потрохами! Но разве у нее есть выбор? С точки зрения профессиональной этики она не могла продолжать работать над историей человека, в которого была влюблена по уши.

Она поморщилась. Джеймс расценит все совершенно по-другому. Он увидит лишь глупое, недальновидное решение, упущенную навсегда возможность. Что же ей делать? Как же она смогла так быстро пройти путь от независимой женщины, знающей себе цену, до влюбленной идиотки?

— Это самый задумчивый взгляд, который я когда-либо видел, — насмешливо протянул Алекс.

Иззи подпрыгнула от неожиданности.

— Я думала над тем, что скажет мой босс в понедельник.

— Ему придется это пережить.

— Все будет зависеть от моего сегодняшнего появления.

— Все будет отлично. — Алекс взял ее за руку.

— У меня уже есть подобный опыт.

Алекс вопросительно поднял бровь.

— Моя мать устроила мне прослушивание для национального новостного шоу, когда я только закончила школу. Я его с треском провалила. С тех пор это моя ахиллесова пята.

— Ты винишь себя за то, что произошло, когда ты еще под стол пешком ходила?

— Это очень тяжело, когда ты не оправдываешь ожиданий собственной матери.

— Почему тебя так сильно беспокоит ее мнение? — нахмурился он. — Ты не можешь тратить всю свою жизнь на поиск одобрения родителей.

— Я делаю это для себя. Чтобы доказать самой себе, что я чего-то стою.

— Иди сюда! — Он протянул ей руку.

— У меня скоро самолет, — запротестовала Иззи, хотя пульс ее участился от одного только взгляда Алекса.

— Оставайся. Полетишь в понедельник вместе со мной.

Она покачала головой:

— Мне нужно вернуться в Нью-Йорк и поговорить с Джеймсом.

— Один день разницы не сделает. Позвони ему и скажи, что со мной непросто.

— С тобой действительно непросто.

— Ну, тогда это прекрасное оправдание. — Алекс быстрым движением подмял ее под себя.

Иззи тут же забыла и о Джеймсе, и о своем самолете.


Во вторник, когда она стояла перед своим боссом в его кабинете, романтические выходные с Алексом показались ей далекими воспоминаниями среди бешеного гула редакции.

— Скажи, что у тебя есть для меня новости, — напомнил он нетерпеливо, прихлебывая горячий кофе.

— Ты должен отдать историю Константину кому-то другому.

— Не понял? — скривился Джеймс.

Иззи не отрываясь смотрела на картину на стене.

— Ты должен отдать эту историю другому репортеру.

— Почему? — выпрямился он.

— Потому что у нас с Алексом не только рабочие отношения.

— Ты спишь с ним?

Иззи кивнула. Джеймс запустил пальцы в волосы и недоверчиво посмотрел на нее.

— И давно это у вас? С того благотворительного вечера?

— Нет. — Технически это было правдой. — В эти выходные мы… — Она умоляюще смотрела на босса.

— Черт возьми, Из! — Джеймс так сильно стукнул кулаком по столу, что кофе выплеснулся из кружки прямо на кипу бумаг. Он выругался и отодвинул их в сторону. — Значит, ты крутила с ним вместо того, чтобы работать над этой историей?

Иззи почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица.

— Все было совсем не так. Я вовсе не собиралась заводить с ним интрижку. Но… случилось то, что случилось.

— И именно в то время, когда ты работаешь над самой важной историей в своей карьере?! — взревел ее босс. — Как можно быть такой дурой? Карьера всегда была для тебя приоритетом!

Видимо, уже нет. Она откинула волосы с лица дрожащей рукой.

— Между нами что-то есть, Джеймс.

Он фыркнул:

— Он мужчина! Акула, хищник! Ты думаешь, тебя что-то отличает от сотни предшественниц?

— Дело сделано. Я не могу повернуть время вспять.

Джеймс прижал пальцы к вискам и с силой отпихнул ногой стул.

— Ты что, заработала сотрясение мозга в лифте? Что с тобой? Боже мой, Иззи… — Он посмотрел на нее с недоверием. — Эта история могла дать тебе все, чтобы сделать поистине блестящую карьеру в журналистике! Ты хотя бы смогла получить от него стоящее интервью?

— Не так много, как хотелось бы, — солгала она. — Этот мужчина — закрытая книга.

Джеймс поджал губы.

— Я мог бы сейчас тебе возразить в довольно неприятных выражениях, но не буду.

— Ты предпочел бы, чтобы я держала рот на замке?

— Я предпочел бы, чтобы ты снова стала умной рациональной журналисткой!

— Джеймс…

Босс пренебрежительно помахал рукой, выпроваживая Иззи из своего кабинета.

— Мне нужно все обдумать. Иди и делай свою работу. Если можешь.

Унижение и смущение смешались в горький коктейль. Этим утром Алекс уехал из ее дома и сразу же отправился по делам в Торонто, оставив ее одну, наедине со своими мыслями.

Иззи налила себе бокал шардоне из припасенной в холодильнике бутылки, перешагнула через нераспакованный чемодан и рухнула на диван. Она поступила правильно, она знала это. Она просто сотрет диктофонную запись, и все.

«Алекс Константину — это акула». Она вздрогнула, вспомнив, как Джеймс описал человека, к ногам которого она бросила свою карьеру. Неужели она действительно такая дура? Что было бы сейчас, не зайди она в тот лифт? А теперь эта акула вполне может пообедать ею. И как она с этим справится?

Иззи застонала и уткнулась лицом в подушку. Эти два дня в Малибу открыли ей такие вещи и чувства, о существовании которых она даже не подозревала. Сумасшедшие, необъяснимые чувства к мужчине, который был не только сексуален, но и умен, и интересен.

Они много разговаривали, и их дискуссии, начиная с политики и заканчивая наукой и классической литературой, доказывали, что им одинаково хорошо вместе и в постели, и вне ее. Но даже если и так, почему она думает, что может стать для него особенной? Или Джеймс прав, и она рискнула всем ради человека, который перешагнет через нее, когда все закончится?

Образ матери всплыл в ее голове. Она стояла в дверях бунгало и плакала, уверенная, что на этот раз ее отъезд к лучшему. Лишенное эмоций лицо отца, пытающегося бороться со слезами, навсегда запечатлелось в ее памяти. После отъезда матери отец пролил немало слез, он полностью растворился в своем горе. Они с сестрой старались вытащить отца из депрессии, но успехом эти попытки так и не увенчались.

Иззи потянулась за бокалом и сделала большой глоток вина. Начать с чистого листа. Без правил и сроков. Алекс ничего ей не обещал. А как же тогда ее обещание заботиться о себе любой ценой? Этот план всегда ее устраивал, она ни от кого и ни от чего не зависела. И никто не мог причинить ей боль.

Иззи сжала зубы. Сказала себе, что нужно сфокусироваться на том, что действительно важно, — на карьере. И сфокусироваться нужно быстро. Да, Алекс может быть частью ее жизни, но это не значит, что нужно отказаться от здравого смысла. И сейчас, когда Алекса нет в городе, для этого самое подходящее время.

Глава 11

Неделю спустя Иззи сидела в кресле гримерки. Ее желудок судорожно сжимался, словно она каталась на американских горках. За минувшую неделю вся ее уверенность куда-то подевалась. Она просто чувствовала, что не готова. И неизвестно, будет ли готова когда-нибудь.

Она бросила взгляд на часы. Тридцать минут. Точнее, двадцать девять минут и тридцать две секунды до того, как решится ее судьба и карьера. Ее рука дрожала, когда она взяла стакан воды.

— Я немножко припудрю тебя, — сказала Мейси, гример телеканала, пробегая кисточкой по ее лбу. — Мать наградила тебя идеальной кожей.

Мейси окунула кисть в персикового цвета румяна и слегка выделила ей скулы. Она сделала шаг назад, добавила еще несколько окончательных штрихов и внимательно посмотрела на Иззи.

— Ты выглядишь иначе. Такой оживленной… Новый мужчина?

— Конечно мужчина, — проворчал Джеймс, заходя в гримерную с букетом цветов. — Ради чего еще она могла отказаться от репортажа года?

Иззи посмотрела на цветы:

— Это от тебя?

— Не-a. Курьер принес для тебя, а я решил передать.

Она посмотрела на Джеймса снизу вверх. Когда прошла первая волна гнева, он вложил всю свою энергию в подготовку Иззи к сегодняшнему вечеру.

— Спасибо за поддержку, — поблагодарила Иззи. Она прекрасно понимала, как ей повезло с боссом.

Джеймс положил цветы на гримерный стол и посмотрел Иззи в глаза.

— Просто верь в себя, — тихо произнес он и пожал ее руку. — Я знаю, ты сможешь это сделать.

Иззи посмотрела на огромный букет белых калл, чтобы отвлечься. Алекса не было в городе. А вдруг он вспомнил о сегодняшнем дне и послал эти цветы? Она вытащила записку и сразу узнала его характерный почерк.

— А у него определенно есть вкус, — заметила Мейси.

— У него есть все, — пробормотала Иззи. — В этом-то и проблема.

— Только если ты сделаешь из этого проблему, дорогая.

Иззи достала карточку из конверта.

«День игры всегда наполнен адреналином. Направь его в нужное русло. А.»

Она закусила губу.

Продюсер Дэвид Лейк заглянул в гримерную:

— Ты скоро будешь готова?

— Она уже готова, — сказала Мейси, нанеся помаду нейтрального тона на губы девушки.

Иззи кивнула. Шестьдесят минут. Она может это сделать.


Джеймс Карри провел Алекса в дальний угол съемочной площадки.

— Иззи напряжена до предела, — проворчал он. — Что бы ни происходило, не дай ей себя увидеть.

— Понял, — кивнул Алекс.

— Послушай, Константину… — Джеймс украдкой посмотрел на Алекса.

— Я говорил с Лорой, — перебил его Алекс. — И я приношу свои извинения. Я был не прав.

— Это уж точно. — Карри сунул руки в карманы и уставился на монитор. — Рад, что мы прояснили ситуацию.

Продюсер начал отсчет до выхода в прямой эфир. Лицо Иззи было напряженным и бледным, она нервно стиснула руки на коленях, глядя в объектив нацеленной на нее камеры.

— Давай, Иззи, — пробормотал себе под нос Джеймс. — Ты сможешь.

Соведущий Иззи Эндрю Майклз поприветствовал зрителей и представил ее. Она улыбнулась и ответила на приветствие, но держалась так напряженно, что совсем была не похожа на себя.

Она начала читать заголовки высоким торопливым голосом, ее взгляд был прикован к телетексту. Запустили ролик. Джеймс видел, как в перерыве Иззи встряхнулась. Продолжила она совсем по-другому, теперь она говорила медленнее и четче. И хотя Иззи по-прежнему выглядела несколько напряженной, она заметно успокоилась. Карри выдохнул с облегчением. К тому времени, как наступил небольшой перерыв, она уже вовсю шутила с Эндрю в своей непринужденной манере.

Губы Алекса изогнулись в улыбке. У нее все получится. Умница!

Он прислонился спиной к стене и скрестил на груди руки, удивляясь про себя, что он вообще тут делает. Еще несколько часов назад он присутствовал на скучнейшей встрече в Бостоне, изо всех сил стараясь сосредоточиться на цифрах, которыми его забрасывал седоволосый финансовый директор розничной сети бытовой техники. Но все, о чем Алекс мог думать, — это Иззи и то, что он сейчас должен быть рядом с ней.

В конце концов, кто лучше него знал ощущение, когда твоя карьера висит на волоске? Поэтому он позвонил своему старому приятелю, с которым собирался пообедать, и отменил встречу.

Алекс и сам толком не понимал, что делает и почему.


— Мы закончили. Всем спасибо!

Дэвид подошел к Иззи и отцепил микрофон.

— Отличная работа, — сказал он. — Это было действительно хорошее шоу.

— За исключением корявого начала.

— Все приходит с опытом. — Эндрю похлопал ее по плечу. — Ты действительно молодец, Иззи.

Она вздохнула с облегчением, ладони слегка покалывало. Она сделала это!

— Лестер Дэвис, глава нашей телесети, звонил мне пять минут назад! — Джеймс чуть не задушил Иззи в медвежьих объятиях. — Он в восторге от тебя. Видимо, первые пять минут программы он пропустил, — хмыкнул он.

— Это было ужасно, да? — Желудок Иззи скрутило узлом.

— Сначала — да, но потом ты расслабилась. Я бы предложил отпраздновать, но, боюсь, ты предпочтешь его компанию, а не нашу.

Его? Иззи прищурилась: высокая фигура отделилась от стены. Алекс…

— Мы можем выпить в другой раз, — заметил Джеймс ворчливо. — Иди уже.

Иззи не стала возражать. Нетвердой походкой она направилась к Алексу и взглянула ему в лицо.

— Ты же должен быть в Бостоне.

— Я смог вернуться домой пораньше, — улыбнулся он. — Ты была великолепна. И этот костюм смотрится на тебе чертовски сексуально, — хмыкнул Алекс и кивнул в сторону съемочной группы. — Я понимаю, что нарушил твои планы на вечер, но у меня в холодильнике есть немного шампанского, и мы могли бы… выпить.

Ее пульс мгновенно участился.

— Я только возьму пиджак.

Иззи поспешила к своему рабочему столу, выключила компьютер и собрала вещи. Она уже собиралась уходить, когда увидела на столе сложенную пополам бульварную газетенку. Нахмурившись, она взяла ее и развернула. И вдруг у нее перехватило дыхание. На фотографии, занимавшей первую полосу, красовался Алекс в сопровождении ослепительно красивой брюнетки.

Иззи посмотрела на дату выхода газеты. Четверг. Именно в тот день он сказал, что они не могут увидеться. Она поднесла газету поближе, чтобы прочитать заголовок.


«Бывший футболист, а ныне сексуальный генеральный директор Алекс Константину обедал у «Миро» в четверг вечером со своей бывшей невестой, уже почти бывшей женой защитника «Пламени» Джерри Томпсона. Они прекрасно смотрятся вместе, и мы не можем не задаваться вопросом: связывает ли их что-то снова?»


Иззи стояла неподвижно, ей казалось, сердце сжалось до размера крошечного шарика. Приглушенный звук голосов заставил ее выйти из оцепенения. Она увидела, как две журналистки пристально наблюдают за ней. Без сомнения, именно они оставили для нее эту газету.

Она повернулась к ним спиной, судорожно подыскивая объяснение. Алекс не стал бы ее обманывать, он был предельно честен во всем, что делал.

Тогда почему же он обедал со своей бывшей?

Иззи сделала глубокий вдох, сунула газету в сумку и вышла. Она сама спросит у Алекса. Как разумная женщина, которая не страдает от приступов бешеной ревности.


— Так, что случилось? — Алекс бросил ключи на столик в прихожей своего пентхауса и закрыл дверь.

— Не знаю, — пробормотала Иззи. Она действительно не знала, как ей вести себя, как показать Алексу газетную заметку.

— Рассказывай, Иззи.

— Кто-то оставил это на моем столе. — Она вынула из сумки газету.

Он пробежал глазами заголовок, и выражение его лица ужесточалось по мере того, как он читал. Дочитав, Алекс с отвращением бросил газету на журнальный столик.

— У нее очень тяжелый и болезненный развод, — решительно сказал он. — А люди раздувают из мухи слона, превращая простой ужин в невесть что.

— Почему ты не сказал, что в тот вечер встречаешься именно с ней?

— Потому что я не сомневался, что это вызовет ровно такую же реакцию, какую я наблюдаю сейчас. Это ничего не значит!

Иззи нервно сглотнула и прижала вспотевшие ладони к бедрам. Если это ничего не значило, почему он не сказал ей?

— Похоже, она все еще влюблена в тебя, — тихо проговорила она. — Достаточно лишь беглого взгляда на фотографию, чтобы заметить это.

— Между мной и Джесс ничего нет, Иззи. Ты должна доверять мне, или у нас никогда ничего не выйдет.

— Ты не можешь винить меня за этот вопрос. Алекс, ты почти женился на этой женщине. А потом идешь с ней ужинать, а я об этом узнаю из желтой прессы.

Алекс резко выдохнул:

— Ты как никто должна понимать: то, что печатают в этих бульварных листках — полная чушь.

— Я… я просто хотела бы, чтобы ты мне сам об этом рассказал.

— Это моя жизнь, Иззи. — Он сунул руки в карманы. — Вот что люди делали в моем прошлом: распространяли ложь и выдавали ее за правду.

— Я не одна из этих людей, Алекс. Я — женщина, которая бросила главный проект в своей карьере, чтобы защитить тебя!

— Это никогда не закончится. Я тот, кто я есть. И ты подписалась на все это, чтобы быть со мной. Пресса обожает обливать грязью мои отношения с женщинами. Так что, если ты не можешь с этим справиться, может, лучше сразу сдаться?

Его слова повисли в воздухе. Молчание становилось невыносимым. Алекс развернулся на каблуках и пошел в сторону кухни.


Алекс взял из шкафчика два фужера для шампанского, поставил их на барную стойку и уткнулся лбом в прохладную деревянную поверхность кухонного шкафа. Что он делает? Иззи этого не заслужила! Но эта газетная статейка вывела его из себя. После того неожиданного звонка Джесс это было уже слишком.

Голос Джесс дрожал и прерывался от рыданий и всхлипов, когда она позвонила ему, случайно поймав его по дороге на встречу. Ее брак с Джерри разваливался на части, и ей был нужен друг. И каким же дураком он был, что отменил встречу с Иззи и согласился поужинать с Джесс. Несмотря на то что между ними произошло, когда-то он ее любил, а сейчас она в нем нуждалась.

Он чувствовал, как кровь застучала в его висках. Когда-то он готов был умереть, лишь бы услышать, что Джесс все еще любит его. А теперь это больше походило на злую шутку. Джесс опоздала на десять лет. Он перестал скучать по ней уже много лет назад.

Потому что он полюбил другую женщину. Полюбил по-настоящему.

Алекс вынул шампанское из холодильника и снял фольгу. Все что угодно, лишь бы не говорить правду. Он боялся того, что снова так сильно влюбляется, боялся давать такую огромную власть над собой другому человеку.

Он открыл шампанское. Все дело в том, что Иззи совсем не похожа на Джесс. Он сидел напротив своей бывшей невесты и совершенно ясно осознавал это.

Иззи была кристально честной, словно выпила сыворотку правды при рождении. А Джесс постоянно плела паутину из лжи и оставила его, когда он больше всего в ней нуждался.

Иззи ради него не стала делать репортаж. Она была честной и смелой, немного нервной и неуверенной, но у каждого живого человека есть свои слабости. Вопрос в том, что он может предложить Иззи, кроме интрижки длиной в несколько месяцев? Неужели из-за предательства Джесс он больше никогда не сможет довериться женщине? Что-то подсказывало Алексу, если он испортит отношения с Иззи, он будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

Алекс взял бутылку и бокалы и вышел на террасу. Иззи стояла там и смотрела на ярко освещенный Центральный парк. Ее плечи были расправлены, а руки сжаты в кулаки. Она обернулась:

— Алекс, я…

Алекс протянул ей бокал с шампанским:

— Я должен рассказать тебе о Джесс. О том вечере. — Он подошел к перилам, облокотился на них и начал говорить, пока не передумал. — Мы с Джесс познакомились в средней школе. Она была красивой, умной и сильной. Работала на двух работах, чтобы обеспечить семью после того, как мать их бросила, а отец начал крепко пить. Он была полна решимости не дать социальным службам забрать ее братьев и сестер.

— И в то же время старалась закончить школу, — тихо добавила Иззи. — Ей, наверное, было очень тяжело.

Алекс кивнул:

— Когда я закончил колледж и начал играть в Нью-Йорке, Джесс переехала ко мне и стала жить со мной и моими сестрами. Сначала все было отлично. Она любила Нью-Йорк, ей нравилось быть девушкой профессионального футболиста, а мне нравилось потакать ей. А потом я получил травму. Мое плечо неплохо заживало, и налицо были все признаки того, что я вскоре полностью поправлюсь. А вот с Джесс начались проблемы. Она не выносила даже малейшей неопределенности в жизни, и при мысли о том, что моя карьера может закончиться, у нее опускались руки.

— Из-за ее прошлого…

Он кивнул:

— Она слышала, что врачей беспокоит моя рука. Поползли слухи о том, что резервного защитника, Джерри Томпсона, возьмут на мое место. Мы с Джесс сильно поспорили перед квалификационной игрой в плей-офф. Она сказала, что я наивен, что не замечаю, как меня списывают со счетов. Тогда я ушел и напился.

— И решил играть. — Иззи прижала пальцы к вискам.

Алекс кивнул:

— Я так беспокоился из-за своей руки, что решил ускорить свое выздоровление, но мне было чертовски больно. И тогда мой друг рассказал мне о парне, который на улице приторговывал обезболивающими, которые когда-то помогли ему пережить серьезную травму. Они очень хорошо помогали, даже слишком хорошо, и я начал принимать их регулярно, уверяя себя, что могу остановиться в любой момент. В тот вечер, решив играть, я принял двойную дозу и почувствовал себя непобедимым. А потом сделал этот пас.

— Я видела записи, — хрипло сказала Иззи. — Игра была прекрасной.

Да, она была прекрасной. Но для Алекса она стала последней. Тот вечер навсегда останется в его памяти: он помнил, как летел мяч, помнил рев толпы, блики прожекторов… Он вернулся. Команда победила. Это все, что имело тогда значение. Столкновение игроков было неожиданным. Защитник на полном ходу врезался в него и опрокинул на землю. Все, что он чувствовал, — жгучая боль в правой руке. Алекс упал на колени. Тишина, которая объяла многотысячный стадион, была самым жутким звуком, который он слышал в жизни.

Алекс часто заморгал. Унижение, которое он испытал, когда его уносили с поля на носилках, трудно описать. Осознание того, что та ночь стала последней, когда он вышел на игровое поле, было мучительно болезненным. Потому что он знал… он знал, что все может закончиться именно так.

— И врачи ничего не смогли сделать? — Иззи положила руку ему на плечо.

Алекс покачал головой. Все хирурги сошлись в одном: травма была слишком серьезной, карьера профессионального футболиста окончена.

— Я ни за что не пошел бы к отцу просить работу. Джесс ушла от меня и вышла замуж за Джерри спустя всего несколько месяцев.

— Она не стоит и твоего мизинца, Алекс.

— Я рассказал тебе это не для того, чтобы ты меня жалела. Я рассказал тебе все, чтобы ты поняла, что произошло между мной и Джесс. Я не могу строить отношения с таким ненадежным человеком.

— И ты не хочешь ее вернуть? — против воли вырвалось у Иззи. — Она потрясающая женщина. И у вас так много общего…

— Нет, — тихо сказал он. — Потому что мне нужна ты. И если бы ты перестала сравнивать себя со своей матерью и сестрой, ты бы поняла почему.

— Трудно забыть старые привычки, — смутилась Иззи и густо покраснела.

— Тебе придется как-то с этим справиться, иначе ничего хорошего не выйдет. — Алекс нежно провел большим пальцем по ее щеке. — Мы не должны жить с оглядкой на наших родителей. Они сделали свой выбор, а мы строим свои собственные судьбы. Но я — всего лишь половина уравнения. Мне нужна ты.

— Я смогу. Обещаю, что смогу. Просто я не идеальна, так что придется тебе давать мне небольшие поблажки.

Алекс выдохнул, даже не осознавая, что задержал дыхание, не отдавая себе отчета в том, насколько важен для него был ее ответ.

— Тогда докажи это. — Его палец скользнул по нижней губе Иззи.

Иззи сделала шаг назад, и Алекс не понимал, что она собирается делать: сбежать или остаться. Она поставила на столик свой бокал и начала медленно расстегивать пуговицы на своей блузке. Ее пальцы дрожали, когда она возилась с крошечными пуговицами, но Алекс не сделал ни единого движения ей навстречу. Пусть Иззи сделает это сама.

Она расстегнула вторую, затем третью пуговицу, обнажая соблазнительную грудь. От вида нежно-голубого кружевного белья у Алекса моментально пересохло горло. Ее руки спускались все ниже, проворно справляясь с оставшимися пуговицами. Иззи вытащила блузку из-за пояса юбки и ловким движением сбросила ее на пол.

Ее руки скользнули к молнии юбки, Иззи расстегнула ее и спустила с бедер. Крошечные трусики, которые почти ничего не скрывали, сводили его с ума. Он безумно хотел ее. Немедленно.

— Дай мне знать, когда я могу прикоснуться к тебе.

— Так быстро? — Она вопросительно изогнула бровь. — Я не уверена, что уже закончила раздеваться.

Алекс стремительно подошел к Иззи и ловким движением перекинул ее через плечо.

— Зато я уверен.

Целью Алекса была спальня, но нестерпимое желание причиняло почти физическую боль, и он понес Иззи к ближайшей горизонтальной поверхности — бильярдному столу. Посадив ее на край стола, он встал между ее разведенных ног и впился в ее губы властным поцелуем, который явственно говорил о том, что прелюдия не будет долгой и томительной. Сегодня он собирался овладеть ею жестко и быстро, чтобы навсегда изгнать демонов, бушевавших в его душе.

Иззи обвила его ногами, и Алекс застонал от возбуждения.

— Сегодня я не могу сделать это медленно, — прохрипел он, зарываясь лицом в ее волосы.

— А я и не хочу медленно, — выдохнула она и вцепилась пальцами в его волосы.

Алекс глухо застонал, сделал шаг назад и быстро сбросил с себя всю одежду. Он сорвал с Иззи кружевные трусики — последнее, что их разделяло, и придвинулся к ней вплотную.

— Да, Алекс, пожалуйста…

— Посмотри на меня.

Иззи послушно открыла глаза, и он взял ее за бедра. Алекс медленно вошел в нее, и Иззи протяжно вздохнула и закрыла глаза. Когда она расслабилась, он начал двигаться в ней быстро и настойчиво, и этот первобытный ритм прогонял все тревожные мысли из его головы. Звуки наполняли комнату: ее нежные стоны, его прерывистое дыхание, когда он стремительно начал терять контроль над собой.

— Алекс, — бормотала Иззи, — мне так хорошо. Еще, пожалуйста, еще…

Он начал двигаться быстрее, жестче, он упивался ощущениями, когда она вонзила свои ноготки в его мускулистые плечи. Он чувствовал, как она пульсирует вокруг его плоти. Алекс сжал руками ее бедра, и Иззи выгнула спину от наслаждения, принимая его еще глубже. Она вскрикнула и задрожала всем телом. Алекс достиг пика наслаждения одновременно с ней.

Он так и держал ее в своих объятиях, пока они оба не отдышались, чтобы перебраться в постель.

Впервые за неделю ему ничего не снилось. Не было ночных кошмаров, от которых он просыпался в поту. Была только Иззи, этот ангел, ниспосланный свыше, чтобы спасти его от самого себя.

Глава 12

Неужели жизнь может быть настолько прекрасной?

Иззи поставила картонный стаканчик с латте себе на колено, пока Джеймс разносил в пух и прах репортера на ежеутреннем редакционном совещании. Она занимается работой, о которой мечтала, и рядом с ней любимый мужчина.

Легкая улыбка тронула ее губы. Может, у них все получится. Может, Алекс прав, и ей просто нужно поверить в себя?

Иззи взяла ручку и начала рисовать в блокноте, пока Джеймс что-то бубнил. Она хотела знать, почему Алекс стал тем, кем стал. Что за демоны терзали его… Быть с таким мужчиной, как Алекс, непросто, но она справится.

Джеймс переключился на другого репортера, а Иззи сосредоточилась на своих каракулях. Даже ее отношения с матерью несколько оживились. Они поужинали вместе и пару раз выпили кофе, даже ни разу не поругавшись. В глубине души Иззи казалось, что на этот раз мать действительно старается снова стать частью ее жизни. И все же ей было страшно. Она прекрасно осознавала, что и Алекс, и мать могут покинуть ее в любой момент, а она ничего не сможет с этим поделать.

— Может, хоть кто-то принесет сегодня радостные новости? — Саркастический голос Джеймса вывел ее из задумчивости.

— К вечеру у меня будет черновик истории Константину, — заговорил Барт Форсайт. — Как раз вовремя.

— С опозданием на полдня, — поправил босс. — Как продвигается работа?

— Многое уже готово, — пожал плечами Барт. — Мессер отказался дать интервью, когда узнал, что мы позиционируем Айзека. Так что я пока просто причесываю эту историю. — Он бросил взгляд на Иззи. — Ты не забыла дать мне свои заметки? Я не смог ничего найти о его учебе в Бостонском колледже. Мне казалось, ты говорила, у тебя что-то есть.

Иззи застыла, ее сердце пропустило пару ударов.

— Я посмотрю. Возможно, я что-то пропустила.

Джеймс закончил летучку. Иззи уже почти вышла из кабинета, когда Джеймс жестом остановил ее:

— Останься на минутку.

Черт!

Она прижала блокнот к груди, пока коллеги выходили из комнаты. Ее сердце бешено стучало. Но она же ничего не сделала! Разве что утаила важную информацию…

Джеймс присел на краешек стола и скрестил руки на груди.

— Ты будешь вести сегодня вечерние новости. Джиллиан заболела.

Желудок Иззи сжался в комок. Одно дело вести передачу в выходной, а вести вечерние новости, которые смотрят миллионы зрителей, — совсем другое.

— Конечно. — Она заставила себя произнести это ровным голосом. — С удовольствием.

— Время самое подходящее, — кивнул Джеймс. — Руководство может сделать свой выбор в любой момент. Одним шансом больше произвести хорошее впечатление.

Иззи просияла.

Джеймс пошел устраивать нагоняй другим сотрудникам, а Иззи наконец смогла перевести дух. Интересно, это очень сложно — освещать политические новости, как это делает Джиллиан каждую среду? Или, может, руководство поручит это сделать Крису, ее соведущему?

Она подошла к своему рабочему столу и вытащила из папки заметки для Барта, попробовала сосредоточиться на работе, но буквы на мониторе расплывались. Иззи мысленно постоянно возвращалась к предстоящему вечеру.

Прошло еще десять минут, а она так ни слова и не прочитала. Иззи набрала номер Алекса. Он взял трубку после третьего гудка, но голос его звучал отстраненно.

— Привет! Как ты?

— Ты, кажется, занят?

— Я как раз собираюсь на встречу. У тебя все в порядке?

— Да, я просто… — Иззи замолчала, услышав, как на заднем фоне кто-то позвал Алекса по имени. — Не важно. Иди, поговорим позже.

— Ладно. Послушай, Иззи… — Его голос смягчился. — У Джесс сегодня очень тяжелый день, и она попросила у меня совета. Я собираюсь выпить с ней после работы, просто чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Я буду ждать тебя в пентхаусе.

Ревность душила Иззи, но она постаралась говорить нейтральным тоном.

— Хорошо. В любом случае я сегодня задержусь.

Иззи повесила трубку и запустила пальцы в волосы.

«Сосредоточься на вещах, которые можешь контролировать, Иззи, — сказала она себе. — Например, на сегодняшнем выпуске новостей».


Когда тем же вечером Иззи вышла на съемочную площадку, мысленно она находилась совсем в другом месте. Она была нервной, резкой и с трудом находила себе место. К тому времени, как Иззи начала рассказывать о выборах мэра, она совсем растерялась перед камерой. И продюсер тоже. Он начал давать ей подсказки в наушник, но связь прервалась, и ее растерянность стала слишком заметна. Они удалились на перерыв, и продюсер старался растормошить Иззи, но ее буквально парализовал страх.

Когда красный огонек, означавший, что идет прямой эфир, погас, Иззи совсем расклеилась. Она отцепила микрофон, автоматически пробормотала слова благодарности съемочной группе и своему соведущему и убежала с площадки. Каким-то чудом она добралась до своего стола, схватила сумочку и выбежала на улицу, никем не замеченная. Она жадно вдыхала прохладный ночной воздух. Эфир был не просто плохим. Это была катастрофа!

Она ехала на метро в свою квартиру. Она показалась Иззи такой маленькой и жалкой после огромного пентхауса Алекса, что она быстро переоделась в спортивный костюм и кроссовки и вышла на пробежку.

Звук ее шагов отражался от тротуара. Обычно это размеренное эхо успокаивало ее, но только не сегодня. Иззи бежала вниз по переулкам в сторону парка и удивлялась, как может продолжаться обычная жизнь, когда она почти физически ощущала, как ее мир рушится.

Она бежала и бежала по дорожкам парка, пока не начали болеть колени. Возвращаясь, она замедлила шаг, чтобы отдышаться, и увидела мужчину, сидящего на ступенях у входа в дом. Алекс.

— Твой босс беспокоится о тебе, — мрачно произнес он, когда она остановилась.

Иззи достала из кармана телефон: три пропущенных звонка.

— Я напишу ему. Извини, не хотела тебя беспокоить.

Алекс вопросительно поднял бровь, в его глазах был еле сдерживаемый гнев.

— Я ждал тебя дома.

Горячие слезы, которые она изо всех сил старалась сдержать, покатились по щекам Иззи.

— Прости.

Алекс вскочил и тут же заключил ее в объятия.

— Все хорошо, — пробормотал он. — Один неудачный эфир большой роли не сыграет.

— Этот — сыграет.

Он покачал головой:

— Никто не будет судить тебя по одному выпуску. В следующий раз ты все сделаешь отлично.

— Я — не ты! — закричала Иззи, вырвавшись из его рук. — Я не чувствую себя королем мира в день игры. Я задыхаюсь, Алекс, просто задыхаюсь. Другого шанса мне не дадут.

— Ты не можешь этого знать, — нахмурился он.

— Но я знаю. — Иззи вытерла слезы. — Дело сделано.

Выражение его лица смягчилось.

— Собери свои вещи. Мы едем ко мне.

Иззи стояла и смотрела на Алекса, отчаянно желая обнять его как можно крепче, но она боялась своих чувств, боялась, что слишком сильно в нем нуждается.

— Думаю, сегодня я останусь дома.

— Почему? — с вызовом спросил он.

Она отвела взгляд:

— Полагаю, так будет лучше, учитывая все события сегодняшнего вечера.

Неприязнь вспыхнула в его глазах.

— Ты думаешь, между мной и Джесс что-то произошло?

— Нет. — Она покачала головой, но Алекс заметил ее секундное замешательство.

— Господи, Иззи! — Он сжал кулаки. — Я не находил себе места, я представлял себе самое худшее, пока наконец не догадался, что ты можешь быть здесь! Я мчался сюда как ненормальный, рискуя своей жизнью и жизнями других людей, а тебя здесь нет. Я думал, что умру! — Ярость сверкала в его глазах. — Не надо вести себя так, будто не доверяешь мне. Это же очевидно, что я с ума по тебе схожу!

Ее сердце бешено колотилось. Он от нее без ума?

— Я не сомневаюсь в тебе, — запинаясь, пробормотала она. — Я просто…

— Вот именно. Ты просто…

— Разве ты не видишь, чего она добивается? — разозлилась Иззи. — Она продолжает просить тебя о помощи, потому что хочет вернуть тебя.

— Ты должна доверять мне, Иззи. Без этого отношения не выстроить.

— Скажи мне, что она не хочет тебя вернуть.

Его скулы окрасил едва заметный румянец.

— Я уже говорил тебе, что она для меня больше ничего не значит.

— Тогда скажи ей, чтобы нашла себе другое плечо, на котором можно поплакать, — предложила Иззи.

— Потому что тебе это неприятно и ты не можешь с этим справиться? Я думал, ты уже переросла это. Пора взрослеть, Иззи.

— Тогда и тебе пора повзрослеть, — сказала она воинственно. — Потому что эта женщина хочет лишь одного. Тебя!

— А ты ведь скоро этого добьешься, Иззи. — Его глаза метали гром и молнии.

— Добьюсь чего? — Она приподняла бровь.

— Оттолкнешь меня. — Алекс схватил Иззи в охапку и потащил ее к своей машине.

— Что ты творишь?! — вскрикнула она.

— Слежу, чтобы ты не занималась самоуничижением, — пробормотал он, заталкивая ее в машину. Затем Алекс забрал у Иззи ключи от квартиры. — Позвони боссу, — велел он.

Он зашел в ее квартиру, забрал сумочку и ноутбук, вернулся в машину и отвез Иззи к себе домой.

Иззи сидела в полном оцепенении на диване в его гостиной, пока он готовил омлет. Алекс заставил Иззи поесть, потом поставил ее под горячий душ, а затем уложил в постель.

Иззи не сопротивлялась, потому что все, чего ей хотелось, — притвориться, будто сегодняшнего дня никогда не было. Алекс тоже лег, и Иззи прижалась к нему всем телом, не в силах словами выразить, как она ему признательна за тепло и поддержку.

— Я была не права, — тихо пробормотала она. — Прости меня.

Он нежно убрал волосы с ее лица.

— Я дам тебе сегодня небольшую передышку.

— Ты действительно от меня без ума?

— К сожалению, да, — хмыкнул он. — А ты явно не собираешься облегчать мне жизнь.

Она медленно провела рукой по его бедру. Алекс внимательно посмотрел на нее:

— Тебе нужно отдохнуть, Иззи.

— Ты мне нужен, — хрипло проговорила она, сжав пальцами его напрягшуюся плоть.

Алекс нежно провел рукой по ее гладкой бархатистой коже.

— Неужели похоже, что я думаю о ком-то еще, кроме тебя?

— Нет, — выдохнула она.

Глава 13

Алекс уехал в половине шестого утра, чтобы лететь в Сиэтл, предварительно взяв с Иззи клятву не делать ничего сгоряча. Она пообещала все хорошенько обдумать и поговорить с Джеймсом, прежде чем делать какие-то выводы.

Иззи нырнула обратно в постель и проспала еще два часа. Затем она приняла душ и начала думать, как собрать осколки своей жизни. И вдруг она застыла на месте.

Записи!

Минувший вечер промелькнул у нее перед глазами. Она удалила стенограмму Тейлора Джонсона из файла Алекса перед тем, как отдала его Барту Форсайту. Она убедилась, что и остальные доказательства того, что Алекс принимал незаконные обезболивающие препараты, удалены. Единственное, о чем она забыла, — это то, что оригиналы записей ее интервью с Тейлором остались в кармане папки.

Она отдала Барту доказательства!

Иззи бросилась в ванную комнату, нашла там свои спортивные брюки, надела чистую рубашку Алекса и поспешила в офис.

В восемь тридцать утра на телестудии было совсем тихо, лишь несколько ее коллег трудились за своими компьютерами. Она подошла к столу Барта, но попытка найти там нужные бумаги успехом не увенчалась. Она села за свой стол и подперла голову трясущимися руками, сделав несколько глубоких вдохов. Либо Барт оставил бумаги в ящике своего стола, либо он забрал их домой, а это означало, что он, возможно, уже все знает.

В любом случае у нее большие неприятности. На карту поставлено все: ее работа, репутация Алекса. Как она могла сделать это? Конечно, она была не в себе, но это ее не оправдывает.

Иззи сидела за своим столом, делая вид, что работает, до тех пор, пока часом позже не пришел Барт. Он, как обычно, дружески хлопнул ее по плечу и пошел сделать себе кофе. Иззи подлетела к его столу. Синяя папка лежала сверху. Сердце Иззи неистово стучало. Она открыла папку, выхватила бумаги, совершив тем самым самый страшный грех в своей профессии, затем метнулась обратно к своему столу и бросила записи в свою сумку, чтобы позже их уничтожить. Она молилась, чтобы удача оказалась на ее стороне. Барт ничего не сказал ей об этих записях, но что будет, если он уже успел прочитать их?

Пришел Джеймс, и ей пришлось пережить несколько крайне неприятных мгновений, когда он подводил итоги ее вчерашней работы. Он подтвердил, что вчерашний эфир сильно понизил ее шансы. Но реальную картину он сможет узнать только после разговора с менеджерами телеканала.

— Тем не менее шанс есть, — сказал он ей. — Возьми себя в руки. Поживем — увидим.

К концу дня нервы Иззи были на пределе, она не могла ни на чем сосредоточиться. Ни Барт, ни Джеймс ничего не сказали, и она гадала, известно ли им о Тейлоре Джонсоне или нет.

Она уже собирала свои вещи, когда раздался сигнал телефона: напоминание об ужине с матерью. О боже, только не это! Только не сегодня. К сожалению, мать не взяла трубку, когда Иззи ей звонила, так что пришлось ехать в ресторан. Когда Иззи вошла в небольшой элегантный итальянский ресторанчик на Пятой авеню, Дейла уже сидела за столиком с бутылкой кьянти. Мать окинула Иззи долгим взглядом, встала и поцеловала ее в щеку.

— Будем пить!

Иззи рухнула в кожаное кресло напротив матери.

— Боюсь, мне может понадобиться больше одной бутылки.

Дейла жестом попросила официанта налить вина.

— Что случилось?

— То же, что и раньше… Только на этот раз я опозорилась на глазах у миллионов зрителей.

— Это могло случиться с каждым, — вздохнула мать. — Возьми себя в руки и двигайся дальше.

— Может, ты была права тогда, в Лос-Анджелесе… — Иззи посмотрела на мать. — Может, я просто не гожусь для света софитов.

Дейла отпила глоток вина и поставила бокал на стол.

— А ты сама как думаешь?

— Я не знаю, — уже спокойнее отозвалась Иззи. — Мне нравится быть перед объективом камеры, когда я делаю выездной репортаж. Но прямой эфир в студии — это совсем другое…

— Ты не расцветаешь, находясь в эпицентре внимания, как я или твоя сестра. Ты не такая толстокожая, как мы. Ты считаешь, я была слишком жестока, предостерегая тебя от актерства, но я пыталась защитить тебя, Иззи. Это тяжело — всегда быть на высоте, всегда безупречно выглядеть. Ты не можешь избегать публичности, даже когда этого очень хочешь, — вздохнула Дейла. — Я знаю, это жестоко. Я, наверное, была плохой матерью, но я никогда не хотела, чтобы ты проходила через это. Ты слишком умна для этого. Вспомни о своих достижениях — ты всегда была одной из тех, кто может изменить мир. — Дейла проницательно посмотрела на дочь. Иззи была ошеломлена. — Если ты получишь эту работу, — продолжала мать, — всегда будешь беспокоиться, насколько ты хорошо выглядишь на экране и как долго это продлится. Это как конкурс красоты. Политическое перетягивание каната, которому нет конца. Конечно, ты сможешь на что-то влиять, у тебя появится власть. Но речь пойдет уже только о твоем имидже.

Иззи сцепила руки на коленях, искренне недоумевая: где та мать, которую она видела перед собой сейчас, пряталась всю ее жизнь.

— Я даже не уверена, хочу ли получить эту работу… Да и осталась ли у меня такая возможность.

— Тогда зачем насиловать себя ради работы, которая так угнетает тебя? — нахмурилась Дейла.

«Потому что я никогда не переставала искать твоего одобрения! Потому что всю свою жизнь я пытаюсь доказать, что достойна тебя, хотя я и говорила, что мне это безразлично!» — хотелось крикнуть Иззи, но она сдержалась и сморгнула слезы.

Дейла накрыла ее ладонь своей:

— Подумай пару дней. Уверена, ты примешь верное решение.

— Я не могу позволить тебе постоянно врываться в мою жизнь и уходить из нее, когда тебе вздумается, — медленно произнесла Иззи, глядя на свои пальцы, переплетенные с пальцами матери. — Это слишком тяжело.

— Я никуда не денусь, Иззи, обещаю. Больше я никуда не денусь.

Телефон Иззи подал сигнал. Она увидела, что это сообщение от Алекса. Он отправил ей одну из своих любимых цитат: «Мужество — это не отсутствие страха, а победа над ним». Нельсон Мандела. Как дела?»

Иззи улыбнулась.

— Алекс? — спросила Дейла.

— Да.

— Ты с ума по нему сходишь.

— Да. — Улыбка Иззи угасла.

— Тогда почему ты выглядишь расстроенной?

— Мы поспорили вчера вечером.

— О, — протянула мать.

— Из-за его бывшей девушки. Они когда-то чуть не поженились, а теперь она хочет ею вернуть.

— Ты ему доверяешь? — Дейла пристально посмотрела дочери в глаза.

— Да.

— Тогда в чем проблема?

— Я не доверяю себе.

И вчера она это доказала, не так ли? Ее неуверенность в себе стоила ей работы и заставила Алекса снова усомниться в ней.

— Может, тебе стоит выяснить, почему так происходит? — мягко произнесла мать. — Видно же, что ты по уши влюблена в него, Иззи.

— А что, если ему этого недостаточно? Что, если он все еще влюблен в свою бывшую?

— Жизнь — это череда возможностей. Не попробуешь — упустишь свой шанс. Знаешь, какой я помню тебя в детстве? — проговорила мать, сделав глоток кьянти. — Ты всегда была чертенком: скакала, падала, носилась. — Улыбка осветила ее глаза. — Ты доводила нас с отцом практически до сердечных приступов своими выходками. Когда тебе было шесть или семь, я так часто возила тебя в травматологию, что на меня там начали странно посматривать.

— Мой правый локоть до сих пор ноет в дождливую погоду, — улыбнулась Иззи.

— Помню, как звонила твоему отцу вскоре после того, как ушла, чтобы узнать, как ваши дела. Он сказал, что у твоей сестры все как обычно и беспокоиться не о чем. Сказал, что ты тоже в порядке, что в школе у тебя все отлично, и ты получила кучу спортивных наград. Но он знал, как тебе больно, Иззи. — Дейла посмотрела ей прямо в глаза. — И тогда твой отец рассказал мне кое-что, что меня очень расстроило.

Иззи почувствовала, как хладнокровие и невозмутимость покидают ее. Она вспомнила те ужасные первые месяцы после ухода матери.

— Он сказал, — продолжала Дейла, — что говорил с твоим тренером по плаванию. И тренер сказал, что ты перестала рисковать, вот почему ты была хороша, но не была лучшей. То, что произошло между мной и твоим отцом, Иззи, было очень сложно и запутанно. — Голос матери был полон сожаления. — Я знаю, ты считаешь, что я растоптала и уничтожила его, но не все так просто. Жизнь вообще непростая штука. Дай Алексу шанс. Он, похоже, этого стоит.


Алекс уперся спиной в стену лифта и улыбнулся. Казалось, он застрял в лифте с Иззи целую вечность назад, а прошло всего шесть недель. За это время пентхаус стал казаться пустым без нее.

У него было достаточно времени в течение поездки в Сиэтл, чтобы обдумать их стремительные отношения. Он пришел к выводу, что Иззи была права насчет Джесс. Он был настолько уверен в своей правоте, что не задумался о том, что бы почувствовал он, если бы Иззи встречалась со своим бывшим парнем, которого когда-то безумно любила. Нет, он никогда не давал ей повода в нем усомниться, и она должна ему доверять. Но Джесс хочет его вернуть, и это все меняло. Он должен посоветовать Джесс найти кого-то другого для утешения. Потому что он больше не может быть ее жилеткой. Его желание самоутвердиться в глазах отца стало первопричиной его самых больших неудач в жизни. Вопрос в том, сможет ли он изменить свое отношение к этому в будущем?

Двери лифта открылись на пятидесятом этаже. Алекс настолько погрузился в свои мысли, что смог правильно ввести код открытия дверей только с третьей попытки. С тех пор как он повстречал Изабель Питерс, он знал, что с этой девушкой все будет по-другому. Он начинал думать, что она может быть той самой, единственной. И кажется, он действительно ее любит. Алекс замер. Он поклялся никогда больше не произносить этих слов после того, как его бросила Джесс.

Он толкнул стеклянные двери офиса и подошел к своей помощнице Грейс, чтобы взять почту. Сегодня, если верить Джеймсу Карри, обвинения Фрэнка Мессера будут разбиты в прямом эфире перед всей страной. «Софорос» наконец избавится от него, и на этот раз Мессер навсегда исчезнет из жизни Алекса.

Марк сидел на столе Грейс, что само по себе не было необычным зрелищем, но выражение его лица было крайне мрачным.

— Алекс, — поприветствовала его Грейс, вскочив. — Ты вернулся.

Грейс была очень бледной, она нервно сжимала и разжимала кулаки.

— Что случилось?

Взгляд Грейс метнулся к Марку, а затем снова к Алексу.

— Иззи пыталась связаться с тобой.

Он вытащил телефон из кармана: тот все еще находился в режиме авиаперелета. Он пропустил пять звонков от Иззи.

— С ней все в порядке? — Его кольнуло неприятное предчувствие.

— Да… Думаю, да. — Его помощница снова взглянула на Марка. — Я сказала, что ты уже в дороге. Она скоро приедет.

— Так, что здесь происходит?

— «Нью-Йорк ТВ» только что вывела в эфир анонс твоей истории, — тихо произнес Марк.

— Но Карри сказал мне, что они на стороне «Софороса».

— Боюсь, они пошли другим путем…

Его имя гремело с экрана телевизора, мелькнула его фотография в футбольной форме. По экрану прошла бегущая строка с заголовком: «Нелегальные болеутоляющие уничтожили карьеру знаменитого футболиста».

Кровь застучала у Алекса в висках, ноги подкосились. Он вцепился в стол Грейс и уставился в экран. Этого не может быть… Иззи уничтожила информацию!

Между тем на экране появилось лицо Тейлора Джонсона, его товарища по команде. Ведущий проанонсировал интервью с ним: «Как наркотики уничтожают спортсменов».

У Алекса кровь застыла в жилах: откуда Джонсон узнал? Его не было в раздевалке в ту ночь. Только Хавьер знал, и он просил Алекса не делать глупостей. Алекса не покидало ощущение нереальности происходящего. Это просто невозможно!

Ведущий перешел к прогнозу погоды. Алекс сжал кулаки, всерьез опасаясь, что может разбить телевизор о стену. Стук высоких каблучков по каменному полу вырвал его из невеселых мыслей: Иззи почти бежала по коридору. Алекс увидел панику на ее лице и коротко кивнул в сторону своего кабинета:

— Заходи.

Иззи опустила голову и пошла за ним. Он набрал в легкие побольше воздуха, вошел в кабинет и плотно закрыл за собой дверь.

— Что это было, черт возьми?! — прорычал Алекс. — Только мы с Хавьером были в тот вечер в раздевалке!

— Тейлор сказал, что видел, как ты принимаешь наркотик, — сказала она тихим, но твердым голосом. — Он знал дилера. Потому что сам пользовался его услугами.

— Кто рассказал об этом Барту? — Алексу казалось, что его внутренности охвачены огнем.

Кровь отхлынула от лица Иззи.

— Я не хотела, это вышло случайно! Я отдала ему кое-какие заметки, и…

— Меня не волнует, как именно это произошло! — кричал он. — Ты дала Барту Форсайту информацию о нелегальных препаратах или нет?

— Да, — выдавила она. — Но я не хотела…

— Замолчи.

Алекс стоял, широко расставив ноги. Признание Иззи убивало его. Он молился, чтобы она сказала: «Нет, я этого не делала». Но это сделала именно она.

— Это все, что мне нужно было знать. — Он не узнавал собственный голос, искаженный гневом и болью. — Убирайся.

— Алекс, прошу тебя, ты должен меня выслушать.

Он покачал головой:

— Все это больше не имеет значения. Я слушал тебя. Я верил тебе, а ты просто дурачила меня.

— Нет, Алекс! Я…

Он предостерегающе вскинул руку и открыл дверь кабинета.

— Убирайся вон из моей жизни.

Иззи не двигалась. Она просто стояла и смотрела на него, лицо ее было белее мела. Да, она действительно хорошая актриса. И как он не понял этого раньше?

— Мне очень жаль, — наконец произнесла она. — Клянусь, я никогда не хотела причинить тебе боль.

— Здесь нет камер, Иззи. Хватит играть и притворяться.

Грейс, сидевшая в приемной, ахнула. Алекс подождал, пока Иззи скроется из вида, и захлопнул дверь. Он больше не желал видеть Изабель Питерс.

Глава 14

Следующие несколько дней Иззи помнила смутно.

Она заставляла себя вставать с постели, принимать душ, спускаться в метро и ехать на работу. Она ела, когда вспоминала, что нужно поесть, она проспала все выходные. Все попытки подруг вытащить ее куда-нибудь не увенчались успехом. Она с головой погрязла в своих страданиях.

В тот же день, когда в эфир вышла история Алекса, Джеймс вызвал ее в свой кабинет: он был просто в ярости. После разговора он отправил ее работать, пока придумывает для нее подходящее наказание. Руководство еще не вынесло решения о назначении на должность ведущей новостей, и Джеймс не был уверен, что станет поддерживать кандидатуру Иззи, даже если ее выберут.

Иззи была рада сосредоточиться на работе, потому что это не позволяло ей думать о том, что она натворила в отношениях с любимым мужчиной. С Алексом она стала задумываться о будущем, о том, чего она действительно хотела. Она слишком долго стремилась к тому, что ей на самом деле не было нужно.

Спустя две недели почти невыносимого молчания Джеймс вызвал Иззи к себе в кабинет. Они впервые говорили с глазу на глаз за время, минувшее с выхода в эфир той злополучной передачи. Джеймс оторвался от монитора и указал рукой на стул напротив него.

— Ты помнишь репортаж, который Барт делал о футбольной команде высшей школы, тренер которой погиб в аварии?

Иззи кивнула. Такое трудно забыть.

— Они находятся в незавидном положении, но у них все еще есть шанс. Я хочу, чтобы ты сняла о них сюжет.

— Джеймс…

— Я даю тебе второй шанс, Иззи. — Ее босс поджал губы. — Докажи мне, что ты профессионал, каким я тебя всегда считал.

Иззи подскочила. Он не собирается ее увольнять! Туман, окутывавший ее голову в последнее время, развеялся. Она сможет переломить ситуацию в свою пользу. Так что, возможно, неудача в личной жизни пойдет ей только на пользу. Ей надо оставить эмоции в стороне и начать действовать как профессионал. Может, она и не знает, хочет ли получить работу в новостях, но она точно уверена, что ей нравится быть репортером.

В тот же вечер она поехала посмотреть, как играет команда. Она наблюдала, как молодой полузащитник пытается сплотить команду, потерявшую тренера и наставника.

Она не могла не вспомнить об Алексе. Как ему, вероятно, было страшно выйти на поле в ту роковую ночь, зная, что его карьера висит на волоске. А теперь она невольно уничтожила и растоптала его чувства.

Иззи глубоко вздохнула. Когда-нибудь она переживет эту боль и сможет двигаться дальше. Все кончено. Она ничего не слышала об Алексе после той ужасной сцены в его кабинете, когда он смотрел на нее с ненавистью.

Иззи заставила себя сосредоточиться на предстоящей работе.

Джим Картер, помощник тренера, временно отвечал за команду, пока не нашли нового тренера. Иззи нацепила на лицо дежурную улыбку и направилась к игрокам. Картер, привлекательный мужчина около сорока лет, вежливо ее поприветствовал.

— Мы так и не нашли нового тренера.

— Я слышала, кандидатов немало, — нахмурилась Иззи.

— Но подходящего так и нет. Мы ищем человека с опытом работы с первой лигой, но такого специалиста непросто найти.

У Алекса такой опыт был. Иззи закусила губу.

— А вы взяли бы тренера на полставки? Человека с большим опытом, который реально мог бы помочь?

— Кого вы имеете в виду? — удивился Картер.

Иззи поджала губы. Команде нужен герой. Человек, который должен снова стать героем… Она видела, насколько сильно ранила Алекса невозможность играть в футбол. Каждый раз, как по телевизору показывали игру, она видела пустоту в его глазах. Иззи задумалась: а что, если Алекс даже не станет раздумывать над этим предложением?

Она посмотрела Картеру в глаза:

— Позвоните Алексу Константину.

— Насколько я знаю, этот парень не хочет иметь ничего общего с футболом. — Мужчина нахмурил брови.

— Позвоните ему, — настойчиво повторила Иззи. — Он может изменить свое мнение, если встретится с ребятами из команды.

— Вы уверены?

— Я знаю Алекса, — тихо сказала она. — Просто попробуйте.

Два дня спустя Джим Картер позвонил Иззи и сказал, что Алекс согласился. Иззи горько улыбнулась: может, из этого выйдет что-то хорошее.

— Джим, не говорите ему, что это моих рук дело, ладно?

Казалось, он очень удивился, но тем не менее пообещал не выдавать ее. Повесив трубку, Иззи направилась в кабинет Джеймса. Она решила отказаться от работы в новостях.

Иззи чувствовала, что гора упала с ее плеч.


В первую очередь Алекс почувствовал запах свежескошенной травы. Следующим был запах слегка влажной земли, вылетающей из-под бутсов игроков. Он до сих пор ощущал эти запахи, стоило ему только закрыть глаза. Он помнил, как выходил на поле тысячи и тысячи раз так же, как и сейчас. Но сегодня, выйдя на поле впервые за восемь лет, он точно знал, почему не возвращался.

Ему казалось, его сердце вот-вот разорвется.

Засунув руки в карманы, Алекс взобрался на трибуны. Он останется на полчаса, чтобы осчастливить Картера. А потом скажет ему, что ничем не может помочь, и уйдет.

Алекс облокотился на перила первого ряда и смотрел, как Картер начинает тренировку команды. Игроки определенно видели и лучшие дни, но у них явно был талант. Но вот с самооценкой и командным духом у них большие проблемы, и Алекс это явственно видел. Он ухмыльнулся: ему было знакомо это чувство. После того как передача о нем вышла в эфир, телефоны в его офисе разрывались от звонков журналистов, гнавшихся за новой сенсацией.

Его вера в человечество снова поколебалась. Он ушел в себя, не брал трубку, когда звонили сестры, велел Марку не лезть не в свое дело. А потом сестры заявились к нему в офис и вызвали на откровенный разговор.

— Все к лучшему, — сказала прагматичная Агата. — И теперь ты можешь двигаться дальше.

Удивительно, но она оказалась права. Алекс ощущал странную свободу теперь, когда ему больше не нужно ничего скрывать. Этот период его жизни закончился. Тогда что он делает здесь?

— Просто приходите и встретьтесь с командой, — сказал Картер. — Посмотрите на них. Даже если вас это не заинтересует, ничего страшного не произойдет.

Картер дал игрокам какие-то указания и подошел к трибуне.

— Что скажете? — спросил он Алекса.

Тот пожал плечами:

— Талантливые ребята.

— Им нужен лидер. — Картер искоса глянул на Алекса.

— Но не я. — Алекс не отрывал взгляда от игрового поля. — Я не играл восемь лет.

— Тогда это станет для вас хорошим новым началом.

«Черт возьми, — думал Алекс. — Почему я не говорю Картеру «нет»? Что я вообще здесь делаю?»

И вдруг он понял почему.

Потому что после крушения иллюзий касательно Фрэнка Мессера сегодняшний выход на поле был одной из самых правильных вещей, которые он сделал за последнее время. Алекс должен снова во что-то поверить, а из этой команды может выйти толк. Он посмотрел на юного защитника: полон надежд и полон сомнений. И Алекс знал, что может помочь ему.

Алекс посмотрел на Картера:

— У меня сумасшедший график, я постоянно в разъездах.

— Мы под вас подстроимся. — Широкая улыбка осветила лицо тренера. — Значит, вы согласны?

— Видимо, да.

* * *

В течение следующих нескольких недель каждую свободную минуту Алекс проводил с командой. Он поговорил с каждым игроком лично, с глазу на глаз, чтобы узнать, чем живут ребята. Он хотел сделать из них единое целое, настоящую команду. Он взял их на игру нью-йоркских «Крестоносцев» в надежде, что просмотр игры команды первой лиги сможет взбодрить их.

Алекс почувствовал, что исцеляется. Его боль проходит.

Он работал в офисе до поздней ночи, а приходя домой, разрабатывал стратегию игры. Но, несмотря на усталость, несмотря на то, что Алекс твердил себе, что ему лучше без Иззи, она была повсюду: в его голове, в его душе и в сердце. И это было проблемой.

За несколько дней до ответственной игры его новой команды, «Воинов», Алекс поздно вернулся домой, принял горячий душ и вышел на террасу с бокалом пива в руке. Он открыл свой блокнот и сделал несколько записей, но потом остановился. Была одна вещь, которую он не мог для себя прояснить. Если Иззи с самого начала собиралась предать его, почему она не приберегла историю о наркотиках для себя? Тогда бы она гарантированно получила работу в новостях. Это не имеет смысла. Передача об Алексе сделала имя Барта Форсайта практически нарицательным.

«Я не хотела», — сказала она тогда в его кабинете. Он был так зол, так ослеплен яростью, что был не в состоянии видеть ничего, кроме того, что она унизила его на всю страну. Но теперь Алекс ясно понимал — он сделал ровно то же самое, что и в самом начале: он осудил Иззи, даже не дав ей объясниться. Он осудил ее, вместо того чтобы поверить любимой женщине.

Он боялся, что совершил непоправимую ошибку.

Алекс взял трубку и набрал Джеймса Карри. Поговорив с боссом Иззи, он проклял себя на чем свет стоит. Каким же он был дураком!

Глава 15

Когда «Воины» вышли на поле с новым помощником тренера — Алексом Константину, — воздух буквально звенел от напряжения. Джим Картер отступил и отдал Алексу главную роль. Игроки просто боготворили его!

А он не давал им спуска. Закончив напутственную речь перед игрой, он почувствовал, как напряжение охватило все его тело. Он слышал рев толпы, он знал, что на трибунах собрались сотни зрителей, чтобы посмотреть на игру «Воинов». И многие хотели лицезреть возвращение Алекса в спорт.

— Сегодня на поле выходит совсем другая команда, — тихо сказал Картер. — Они очень изменились.

Алекс лишь кивнул, он не мог говорить.

— Готов?

Алекс спустился по тоннелю под трибунами к игровому полю. Огни прожекторов ослепили его, когда он вышел наружу. Шум пронесся над его головой, как рев дикого зверя. Прошлое и настоящее столкнулись перед ним, как два мощных потока. Он не мог двинуться с места.

Восьми лет как не бывало. Воспоминания захлестнули Алекса…

Внезапно на поле стало так тихо, что можно было услышать, как пролетела муха. Товарищи по команде подбадривают его, вынося на носилках с поля: «Все будет в порядке, держись».

Но в порядке уже ничего не могло быть. Все кончено…

Голоса становились громче по мере того, как Алекс постепенно возвращался в настоящее. Он поднял голову.

— Алекс! Алекс! Алекс! — Толпа скандировала его имя.

Он поднял глаза на огромный плакат, сделанный вручную, который болельщики держали над головами: «Мы любим тебя, Алекс! С возвращением, номер 45!»

У Алекса перехватило дыхание.

Картер посмотрел на него: каким-то образом Алекс взял себя в руки и начал делать шаг за шагом в сторону тренерской скамейки.

«Сосредоточься, — приказал себе Алекс, с трудом проглотив комок в горле. — Это твоя работа».

И тут он увидел ее. Иззи сидела на трибуне, предназначенной для прессы. Она была прекрасна в синем платье, ее распущенные волосы свободно лежали на плечах. Она рылась в сумочке, теребила блокнот — делала все, лишь бы не смотреть на тренерскую скамейку.

Алекс сжал кулаки. В понедельник он пришел к ней на работу и узнал, что она с сестрой отдыхает на Карибском море. Ее взгляд метнулся в его сторону, словно она не могла совладать с собой, словно чувствовала, что он тоже смотрит на нее. Иззи старалась держаться подальше от тех мест, где они могли пересечься, и всячески избегала его. Она казалась очень бледной и заметно похудела.

Картер легко толкнул Алекса в бок:

— Они готовы для жеребьевки.

Алекс кивнул и отвел взгляд от Иззи.

— Ты знаешь, что это она сказала мне позвонить тебе?

— Кто?

— Иззи.

— Иззи? — изумился Алекс.

Картер кивнул:

— Она просила ничего тебе не говорить, но я считаю, ты должен знать.

Его сердце наполнилось чувствами, которых он не испытывал уже много лет. Иззи знала, что ему необходимо вернуться в футбол, что он до сих пор бредил им. Как он мог дать уйти этой потрясающей женщине, которая, оказывается, знала его лучше, чем он сам?

— Нам пора идти. — Картер положил руку на плечо Алекса.

Опустив голову, Алекс пошел к центру поля.


Иззи напряженно следила за игрой. Когда всего за несколько минут до финального свистка команда отставала на одно очко, она была близка к панике. Если «Воины» выиграют матч, они выйдут в плей-офф…

Иззи несколько недель работала над этой историей. Она знала о жизни каждого игрока практически все. Она знала, через что им пришлось пройти. Она посмотрела на Алекса. Он стоял неподвижно, взгляд был прикован к футболисту, собиравшемуся бросать мяч. Иззи видела, что Алекс находится в своей стихии, видела, как оживилось его лицо.

Игрок сделал шаг назад, разбежался и отправил мяч в воздух. Иззи вытянула шею, высматривая траекторию мяча, который набрал приличную высоту, но отклонялся вправо. У Иззи перехватило дыхание: она молилась, чтобы мяч взял левее. И тот, словно послушавшись, коснулся штанги и влетел в ворота.

Толпа взревела. Команда сделала невозможное!

Матч закончился победой «Воинов». Игроки вскакивали на плечи друг другу и передавали из рук в руки кубок. Алекс остался на своем месте: одинокая фигура среди хаоса. У Иззи застрял ком в горле.

Ник, ее оператор, кивнул в сторону журналистов, сбившихся в кучу вокруг Алекса.

— Готова?

Она заставила себя кивнуть.

— Начнем с Алекса? — предложил Ник.

— Нет, давай начнем с Дэнни.

Ей удалось выдавить из себя полдюжины банальных вопросов, а сияющий юный защитник пытался на них отвечать, перекрикивая гвалт. Алекс давал интервью репортеру «Таймс» всего в нескольких ярдах от нее. Саднящая боль в сердце Иззи нарастала. Она обхватила себя руками и объявила, что интервью окончено. Ник начал двигаться в сторону Алекса.

— Нет.

Ник удивленно смотрел, как Иззи выключает микрофон.

— Что значит «нет»? Нам нужен Алекс!

— Я не могу это сделать.

— Что случилось с самой храброй из женщин, которых я знаю? Ты не можешь задать мне несколько вопросов?

Иззи оглянулась на звук голоса Алекса. Взгляд синих глаз обжигал ее.

— Я готова.

— Прекрасно! Давайте начнем. — Ник заново прикрепил микрофон Иззи и одарил ее суровым взглядом.

Оператор прикрепил микрофон к рубашке Алекса и включил камеру. Остальные журналисты наблюдали за ними со стороны, ожидая своей очереди. Язык Иззи прилип к нёбу, она не могла сформулировать ни одного вопроса.

— Как ваши ощущения от сегодняшнего вечера? — прошипел Ник.

Иззи послушно повторила вопрос. Алекс расслабленно улыбнулся, и сердце ее подпрыгнуло.

— Было здорово. Я успел забыть, насколько сильно люблю футбол.

Снова повисла тишина.

— Вам понравилось, как сегодня играла команда? — подсказывал Ник.

Иззи повторила.

— Ребята показали себя с лучшей стороны. У них есть талант, им просто нужно было поверить в себя.

— Вы — бывший полузащитник, — включилась в работу Иззи. — Что скажете о Дэнни?

Она разглядела едва уловимую эмоцию в его глазах: боль, которую он с трудом скрывал.

— Дэнни — это сила, с которой нельзя не считаться. Он истинный лидер. Уверен, однажды он станет профессиональным футболистом.

— А что вы думаете о своих шансах на выход в первенство штата?

— Думаю, однажды мы его выиграем.

— Это будет здорово! — Иззи решила, что это отличный конец интервью. — Что ж, поздравляю с победой и спасибо. — Она заученно улыбнулась.

— Не хочешь спросить, какой урок я извлек?

Ее сердце екнуло: нет, она этого не хотела! Иззи потянулась к микрофону, но Алекс продолжал говорить:

— У команды я научился тому, что прошлое — это прошлое и в какой-то момент нужно начинать двигаться дальше. Что доверие необходимо, даже если мы знаем, что все испортили.

Это уже было явно не о футболе.

— Алекс…

— Я не закончил.

Две дюжины глаз жадно смотрели на них: здесь начинала разворачиваться совсем другая история. Иззи сорвала с себя микрофон.

— Полагаю, мы закончили.

— Я знаю, что ты не хотела обнародовать те записи, Иззи.

Она замерла с микрофоном в руке. Алекс подошел к ней почти вплотную.

— Джеймс рассказал, что тогда произошло. Мне очень жаль. Я требовал, чтобы ты доверяла мне, в то время как сам тебе не доверял…

У Иззи кружилась голова: он ей верит? Она бросила взгляд на окружавших их репортеров.

— Не уверена, что сейчас подходящее время и место…

— Да мне плевать! — прорычал Алекс. — Я должен знать, что произошло.

Иззи глубоко вдохнула:

— В тот вечер, когда я вышла в эфир в новостях, я была напряжена до предела: все решилось в последний момент. Я отдала Барту свои заметки, но совершенно забыла, что в папке осталась резервная копия интервью Тейлора. Это было ошибкой. Клянусь, я никогда не хотела причинить тебе боль.

— Я знаю. — Алекс снял микрофон и отдал его Нику. — Я был так зол, что это ослепило меня. Я думал, ты предала меня, опозорив перед всей страной. Потом, когда мои мысли прояснились, я понял — что-то не сходится. Почему ты отказалась от этой истории, если с самого начала собиралась предать меня? Если все дело в твоих амбициях…

Иззи чувствовала, что стена равнодушия, которую она выстроила перед собой, рушится.

— Я отказалась от работы в новостях.

— Что?

— Я учусь доверять своему внутреннему голосу. Я подумала о том, чего мне на самом деле хочется. И, как ни странно, оказалось, что я просто хочу хорошо выполнять свою работу. Я хочу каждый день выходить из телецентра и делать репортаж о женщине, которая кормит местных бездомных за свой счет. Или о парне, который ловит за руку карманников. — Иззи повернулась к Нику. — Пожалуйста, прекрати снимать.

— Ни за что!

Она пробормотала проклятие себе под нос.

— И что ты собираешься со всем этим делать? — спросила она Алекса. — Я знаю, что ты меня ненавидишь. И всегда будешь ненавидеть за то, через что я заставила тебя пройти.

Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

— Я прошу у тебя прощения, — тихо проговорил он. — Все, что ты сделала, было ради меня. Начиная с того, что ты решила скрыть историю с наркотиками, и заканчивая тем, что я сегодня нахожусь здесь, на этом поле. Ты очень смелая. А я, вместо того чтобы увидеть и оценить это, обидел тебя своим недоверием. И я прошу простить меня. Мне очень жаль, Иззи. Я хочу, чтобы ты вернулась… И на этот раз я тебя никуда не отпущу.

— Алекс… — Слезы покатились по щекам Иззи.

— Почему ты плачешь? — Тыльной стороной ладони он вытер ее горячие слезы.

— Потому что ты на футбольном поле, — разрыдалась она, не в силах больше сдерживаться. — И ты выглядишь таким счастливым! И все, что я чувствую сейчас, — это…

— Договаривай, Иззи, — мягко улыбнулся он.

— Хорошо. Я собиралась сказать, что люблю тебя. Я…

Он остановил ее поцелуем. Алекс целовал ее, пока она не обвила руками его шею, наплевав на то, что все на них смотрят, а Ник до сих пор снимает.

— Я сказал Джесс, что она должна найти кого-то другого для разговоров по душам, — произнес Алекс, оторвавшись от Иззи. — Я должен был внимательнее относиться к твоим чувствам.

Она прикусила губу.

— Я должна отпустить эту ситуацию. Знаю, я не идеальна, но могу стать лучше.

Алекс опустился на одно колено.

— Ты ведь не собираешься это сделать? — дрожащим голосом спросила она.

Алекс усмехнулся:

— Тебе лучше поверить в это, дорогая. Я прошу тебя быть моей.

Ее сердце бешено колотилось о ребра. Оно стало биться еще чаще, когда Алекс вынул из кармана небольшую бархатную коробочку.

— У тебя и кольцо есть? — прошептала она.

— Блестящая дедукция! — сострил Алекс. — За что я тебя люблю помимо всего прочего, так это за острый ум. Но больше всего я тебя люблю за твое мужество. Потому что ты — самая смелая женщина из всех, кого мне доводилось встречать. — Он открыл коробочку: на бархатной ткани лежало кольцо с розовым бриллиантом квадратной огранки в окружении переливающихся на солнце белых камней. — Той ночью в Лондоне ты сказала, что обязательства — последнее, что тебе нужно. Но я искренне надеюсь, что ради меня ты сделаешь исключение. Выходи за меня замуж, Иззи, — хрипло сказал он. — Мне никогда не было так плохо, как в эти несколько недель без тебя.

Все ее тело словно онемело, она не могла произнести ни слова. Поток слез превратился в настоящий водопад.

— Давай, Иззи, соглашайся!

Она увидела, что вся команда «Воинов» собралась позади репортеров.

— Даже не знаю, — попыталась шутить она. — Я собиралась заставить его немного пострадать… — Она повернулась к стоящему на одном колене Алексу. — Похоже, мне некуда отступать?

Иззи протянула Алексу руку, и он надел ей на палец кольцо. Оно возмутительно ярко сверкало в свете прожекторов. Алекс поднялся на ноги, заключил Иззи в объятия и страстно поцеловал ее. Иззи счастливо вздохнула и обняла его.

Когда Алекс наконец смог оторваться от нее, у него был хмурый вид.

— Единственный недочет в моем грандиозном плане — это то, что я не могу поцеловать тебя так, как бы мне этого хотелось. Дай мне один час, чтобы отпраздновать победу вместе с командой, — хрипло пробормотал он, — и я обещаю, что не ударю в грязь лицом.


Вся правда о нас

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Вся правда о нас |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу