Book: Букет гардений



Букет гардений

Эмили Роуз

Букет гардений

ПРОЛОГ

— Ты что, обязан жениться на каждой женщине, с которой проводишь ночи? — раздраженно вопрошал Франко-Константин своего отца, вышагивая взад и вперед по огромной гостиной замка в Авиньоне, во Франции, принадлежавшего их семье вот уже несколько сотен лет. — Она ведь моложе меня! Представляешь, как мы с ней будем смотреться рядом?

Отец пожал плечами. На его лице светилась смущенная улыбка.

— Я влюблен.

— Нет, папа, ты просто в угаре! И в который уже раз! Мы не сможем выдержать еще один развод, который обойдется нам, как всегда, в целое состояние. Сам ведь знаешь, у нас нет сейчас наличных денег. Все средства вложены в программу расширения компании. Образумься, пока не поздно. Если уж тебе так приспичило жениться, то не противься и послушайся доброго совета — составь брачное соглашение либо по крайней мере переведи на мое имя все дела и ценные бумаги прежде, чем совершишь очередную ошибку.

Арман упрямо встряхнул головой.

— Ангелина не ошибка. Она — дар божий.

Сегодня за ланчем Франко познакомился с ней и понял, что на ангела она совсем не похожа.

— Прости, папа, но она такая же алчная хищница, как и все твои предыдущие жены.

Арман миролюбиво положил руку на плечо сына.

— Не хочу, чтобы ты был таким ожесточенным, Франко. Я знаю, твоя бывшая оказалась эгоистичной стервой, но, поверь, не все женщины таковы.

— Да что ты говоришь?! Можно подумать, что я только вчера родился. Все женщины — двуличные и продажные твари. И любую из них я могу купить, чтобы поразвлечься.

— Если бы ты перестал развлекаться, а нашел женщину, подобную Ангелине, которая полюбила бы тебя, а не твои деньги, ты бы так не считал.

— Как же! Твоя Ангелина будет любить тебя и купаться в роскоши, пока твоя страсть к ней не охладеет. А потом мне, как обычно, придется воевать с ее адвокатами за сохранение части нашего состояния, закрывать при этом некоторые магазины и увольнять служащих. Твои ошибки дорого обходятся не только нам, но и невинным людям.

— Но если ты не хочешь жениться, то кто унаследует тогда все это, когда мы с тобой умрем? — Широким жестом Арман обвел стены гостиной.

Его голос прозвучал так величественно, что Франко насторожился.

— Отец, неужели Ангелина беременна?

— Нет. Пока еще нет. Но подумай сам. Тебе тридцать восемь. И так как ты не желаешь оставить наследника, то, думаю, мне придется самому заняться этим. Ангелине всего лишь тридцать. Она еще успеет нарожать мне кучу ребятишек.

— Это несерьезно, папа. Я, конечно, все понимаю и горжусь тобой… Но извини, тебе уже семьдесят пять.

Отец смерил сына презрительным взглядом.

— Мы с тобой поступим следующим образом. Если ты женишься раньше меня — а моя свадьба в сентябре, — обязуюсь передать тебе абсолютно все, что имею. Если же нет… — Он пожал плечами. — Вини сам себя.

Франко легко мог найти себе жену. Любая из его знакомых согласилась бы на брак с ним, но горечь от предательства бывшей жены все еще таилась в его душе. Когда он женился на Лизетт, то был еще слишком молод и безумно влюблен в нее, чтобы заметить, какова она на самом деле. Он никогда не позволит женщине обмануть себя, поэтому вовсе не собирался вновь жениться.

Он остановился рядом с отцом.

— Если я найду женщину, которая покажется нам с тобой обоим неподкупной, а потом я все же докажу тебе, что она такая же жадная, как и все остальные, то тогда ты переведешь на меня все деньги, не настаивая больше на том, чтобы я когда-либо женился?

— И как же ты это мне докажешь?

А действительно, как? — задумался на мгновение Франко, а потом произнес:

— Я предложу ей миллион евро за то, что буду использовать ее в течение месяца в качестве любовницы, но с условием, что она не будет ожидать от меня проявления каких-либо нежных чувств, а уж тем более — рассчитывать на брак. Сумма, конечно, внушительная, но всего лишь небольшая толика тех средств, которых мы лишаемся с каждым из твоих разводов.

— Ты знаешь, мне по вкусу всякие пари. Так что давай скрепим наш договор рукопожатием, я принимаю твои условия. Но эта женщина должна быть такой, которую ты счел бы привлекательной и на которой действительно захотел бы жениться. Разумеется, мое встречное условие очевидно: если ты не сумеешь ее купить, то будешь обязан на ней жениться и народить мне внуков. Ну? Что скажешь?

Женщина, которую нельзя купить? Ха! Да таких в природе просто не существует!

Уверенный в своей победе, Франко протянул руку отцу, чтобы скрепить сделку. Победа у него в кармане, он нисколько не сомневался в этом. Но самое важное, что новая «пиявка» отца, Ангелина, не получит доступа к их семейной казне!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

—  «Шоколад по цене золота», —прочитала вслух Стейси Ривес надпись на коробке шоколадных конфет, выставленных в витрине. — Что бы это значило, как ты думаешь? — спросила она свою подругу Кэндис.

— Конфета стоит столько же, сколько и равное ей по весу золото, — ответил ей прозвучавший за спиной глубокий мужской голос.

Удивившись, Стейси повернулась. Ничего себе!

Красивый темноволосый и голубоглазый мужчина заставил ее сразу же забыть о дорогих конфетах.

— Если вас интересуют детали, я с удовольствием помогу вам.

Незнакомец махнул рукой в сторону двери магазина, при этом из-под рукава его костюма показались дорогие часы. Стейси могла поспорить, что часы были из платины, а костюм от какого-нибудь наимоднейшего кутюрье.

Фигура тоже была совершенной: широкие плечи, узкие бедра и длинные ноги.

Даже не стоит мечтать о том, что когда-нибудь ей доведется коснуться его сексуальных, идеальной формы губ. Хотя на ум сразу полезла картина, как она слизывает с них капельки шоколада. Да, похоже, ей пора заняться сочинительством, воображения у нее хоть отбавляй. Во всем виноваты мелодрамы и любовные романы, они рождают в женщине смутную надежду, что когда-нибудь к ним подойдет… Ладно, довольно! Красивые и богатые мужчины не подходят к таким женщинам, как она, скромному, безвестному бухгалтеру. И ее простенькое сиреневое платье и разношенные босоножки не сочетаются с мужскими фантазиями.

Она окинула взглядом бульвар Мулен, на котором располагалось множество магазинов Монако, ища подругу, но Кэндис нигде не было видно.

Смирившись с тем, что ей придется разговаривать с незнакомцем, Стейси наклонила голову и, взглянув на него, одарила его своей самой лучезарной улыбкой.

— Смею полагать, такого рода предложения обычно безотказно действуют на американских туристок?

Уголки его привлекательных губ дернулись, а глаза под широкими прямыми бровями засверкали весельем. Он прижал левую руку — батюшки, без кольца! — к груди.

— Вы попали мне прямо в сердце, мадемуазель. Какая точность!

При столь великолепной внешности у него еще и язык, кажется, неплохо подвешен! Не слишком ли много для одного мужчины?

— Еще надо проверить, есть ли оно у вас.

Стейси уже давно пришла к выводу, что никогда не получает того, что ей хочется. И сейчас она не получит ни этого мужчину, ни конфеты ценой в пять евро.

Она еще раз поискала глазами свою «пропавшую без вести» подругу.

Он проследил за ее взглядом.

— Вы кого-то ищете? Возможно, возлюбленного?

«Возлюбленного»? От его невероятно привлекательного акцента вся ее кожа покрылась мурашками.

— Подругу.

Ту, которая стояла с ней всего лишь несколько секунд назад. Должно быть, Кэндис зашла в один из магазинчиков поблизости, чтобы купить что-нибудь для свадьбы.

— Может быть, я могу заменить ее?

Его голос был самым удивительным из всех, которые она когда-либо слышала: глубокий и бархатный. Стейси согласилась бы слушать его вечно. Но только не сейчас. Она здесь с Кэндис, чтобы помочь той подготовиться к свадьбе.

— Спасибо, но нет.

Прежде чем Стейси успела отойти, из соседнего магазина выпорхнула Кэндис.

— Стейси, я нашла такой изящный и расшитый… — Она смолкла на полуслове, увидев стоящего рядом со Стейси красавца, и, удивленно выгнув брови, добавила: —…носовой платок.

Стейси качнулась на пятках, сложила руки на груди и стала ждать неизбежного развития событий. Кэндис, натуральная блондинка с большими светло-голубыми глазами, выглядела столь же невинной, как Алиса в Стране Чудес, и обладала удивительной способностью покорять мужчин, которые влюблялись в нее буквально с первого взгляда. Вне всякого сомнения, этот мужчина тоже сейчас испытает магию ее чар. Стейси подобным даром не обладала. Впрочем, оно и к лучшему, все равно она не смогла бы до конца довериться ни одному мужчине в мире.

— Мадемуазель, рад вас видеть. — Незнакомец отвесил изящный поклон. — Вы появились как нельзя кстати, я пытался убедить вашу подругу позволить мне сделать ей небольшой подарок в виде шоколадных конфет, но она по непонятной мне причине подвергает сомнению искренность моих намерений. Возможно, если я приглашу вас обеих выпить кофе с конфетами, то она удостоверится, что я совершенно безопасен. Помогите, прошу вас.

Это он-то безопасен? Да он своим немыслимым обаянием сразит любую девушку, да таких, как он, один на миллион, а то и того меньше.

Кэндис хитренько улыбнулась, сузила глаза и покосилась на Стейси. Та напряглась. Каждый раз, когда Стейси видела у кого-нибудь такое выражение лица, она знала: жди какой-нибудь гадости.

— Я сожалею, мистер… не услышала вашего имени. — Кэндис подошла ближе.

Он протянул ей руку.

— Франко-Константин.

По выражению лица Кэндис Стейси поняла, что его имя знакомо подруге.

— Я очень рада встрече с вами, мистер Франко-Константин. Мой жених — Винсент Рейнард, он много рассказывал мне о вас. А я — Кэндис Майерс, а это — одна из моих подружек невесты, Стейси Ривес.

Несравненный чемпион по обаянию обратил взор на Стейси и предложил ей свою руку. Кэндис неоднократно предупреждала Стейси, что жители этой крошечной страны весьма вежливы и галантны. Ее отказ мог быть воспринят как оскорбление.

Нежное, чуть дольше принятого, рукопожатие, привело к тому, что Стейси растаяла, как снежинка на теплой ладони.

— Примите заверения в моем искреннем восхищении, mademoiselle.

Она почувствовала, как горячие токи побежали от его пальцев по ее руке, а затем и по всему телу. В его глазах мелькнул хищный огонь, и колющие иголочки прошлись по ее спине. Да, этого человека никак нельзя было назвать безопасным.

Франко повернулся к Кэндис:

— Могу ли я принести вам свои поздравления с наступающим браком, мадемуазель Майерс? Ваш Винсент — самый настоящий счастливчик.

— Спасибо. Я с удовольствием приняла бы ваше приглашение выпить кофе, но боюсь, что мне не удастся. Меньше чем через час у меня важная встреча. А вот Стейси свободна всю оставшуюся часть дня.

У Стейси открылся рот от удивления. Она с негодованием хватала воздух и с укором смотрела на подругу.

— Разве я не должна помогать тебе с подготовкой свадьбы?

— У меня, Мадлен и Эмили все под контролем. Встретимся сегодня вечером. Мы идем в казино «Рейнарда», помнишь? Ладно, созвонимся. А вы, мсье, обязательно приходите на нашу свадьбу и на репетицию обеда. Merci. Аи revoir. —Кэндис помахала рукой и исчезла в толпе.

Стейси готова была убить Кэндис, но, к сожалению, где-то прочитала, что в Монако очень суровая полиция, а угодить в далекую европейскую тюрьму не входило в ее планы.

Она уже начала было впадать в панику… но… стоп. Ей не хотелось доставлять неприятности подруге, и ради нее она была готова провести некоторое время с этим тревожащим ее мужчиной.

Франко взял Стейси за локоть. Она почувствовала, как его длинные пальцы медленно скользят по ее коже, и не на шутку испугалась.

— Если вы позволите мне пару минут, мадемуазель Ривес, поговорить с владельцем магазина, то затем я полностью в вашем распоряжении.

Он провел Стейси в кондитерский магазин. Необыкновенный аромат дорогого шоколада немедленно вскружил девушке голову. После приветствия клерка Франко начал беседу по-французски… или на каком-то похожем языке.

Стейси бесстыдно подслушивала их разговор, пока осматривала витрины, но сумела понять всего лишь несколько слов.

Внезапно она уловила аромат цитрусового одеколона и, не оглядываясь, догадалась, что Франко стоит позади нее. Не удержавшись, она повернулась.

— Мадемуазель? — Он держал в руках шоколадную конфету, показывая взглядом, что предлагает ей попробовать ее.

Что еще она могла сделать в такой ситуации? Ее зубы погрузились в темный шоколад со вкусом пьяной вишни. От наслаждения Стейси даже закрыла глаза.

Большая капля густого вишневого сиропа поползла по ее подбородку, но, прежде чем девушка успела что-либо сделать, Франко ловким движением подхватил каплю и поднес к ее губам. Стейси прекрасно понимала, что не должна этого делать, но, неожиданно потеряв способность соображать, высунула кончик языка и облизала палец мужчины. Вкус шоколада показался ей еще более удивительным. Какой, черт возьми, сексуальный господин!

Стейси сделала шаг назад и попыталась побороть охватившую ее дрожь. Франко тут же поднес вторую половину конфеты к ее губам. Она попробовала было уклониться, но задела его большой палец нижней губой, а он, не сводя с нее глаз, поднес этот палец к своим губам и медленно слизал с него оставшийся шоколад.

Ее пульс пустился вскачь. Желание, которое она отчетливо читала в глазах Франко, передалось ей, и горячая волна страсти прокатилась по всему телу.

— Позавтракаем, мадемуазель? — Изысканным жестом он предложил ей руку.

И как после всего, этого она решилась пойти с ним? Франко-Константин был… слишком привлекательным, слишком уверенным в себе и, судя по его одежде, слишком богатым для нее. Она не может позволить себе связаться с таким мужчиной. Если она сделает это, то в точности повторит путь своей матери и весь остаток жизни будет расплачиваться за ошибку.

Она испуганно отступила к выходу.

— Мне очень жаль, но… только что я вспомнила: да, мне надо быть… в совершенно другом месте.

Она рванула на себя стеклянную дверь магазина и выскочила на улицу.


Стейси вошла в роскошный номер пентхауса пятизвездочного отеля «Рейнард», который Кэндис делила с Эмили, Мадлен и Стейси. Этот номер с четырьмя спальнями снял для них жених Кэндис. Его отец владел несколькими такими отелями.

Кэндис, Эмили и Мадлен удивленно переглянулись.

— Почему ты так быстро вернулась? — спросила Кэндис.

— А почему ты оставила меня наедине с Франко? — возмутилась Стейси.

— Стейси, неужели ты ничего не поняла? Ну нельзя же быть такой бесчувственной. Вы с Франко подходите друг другу как две сапога, и искры, что пробегали между вами, чуть не подожгли магазин. Ты ведь должна была позавтракать с ним. Ты знаешь хотя бы, кто он? Его семья владеет компанией по производству конфет «Мидас».

— «Мидас»?

— Да. Это знаменитая компания. Франко — главный администратор и один из лучших друзей Винсента. И к тому же он такой лапочка.

Кто же с этим спорит?

— Я не ищу приключений на свою голову.

Мадлен, женщина тридцати с небольшим лет, встряхнула головой, откинув назад прядь темных волос, спадавшую ей на глаза.

— Тогда, если позволишь, я займусь им, — кокетливо произнесла она. — Кэндис сказала, что он так же красив, как и сексуален. Короткая интрижка меня вполне устроит. И не надо ни о чем волноваться, поскольку сразу после свадьбы мы уедем отсюда.

Стейси не могла быть столь же легкой и беспечной, когда дело касалось физической близости с мужчиной. Она чувствовала себя слишком уязвимой, вероятно, поэтому старательно избегала любых встреч, которые могли бы закончиться сексом. При ее кочевом образе жизни у нее никогда прежде не было дружбы, которая продлилась бы больше нескольких месяцев, пока наконец три года назад бухгалтерская фирма, в которой работала Стейси, не направила ее заниматься аудиторской работой для Налогового управления США. В ходе одной из проверок ей довелось повстречаться с Кэндис. И девушки сразу же подружились. А теперь она еще познакомилась с Мадлен и Эмили, подругами Кэндис. Все три работали медсестрами в одной больнице. Стейси надеялась, что подружится и с ними тоже.

Но идея интрижки Мадлен с Франко Стейси совершенно не понравилась.

Стейси провела в обществе Франко менее десяти минут и не имела на него никаких видов, а тем более прав. Зачем ей короткий роман? Абсолютно не нужен.

— Так он действительно настолько сексуален, как его описывает Кэндис? — намеренно жеманным голосом поинтересовалась Эмили.

— Да. И весьма опасен.

— Опасен? — Три голоса прозвучали в унисон, и затем Кэндис добавила: — Как же так? Он показался мне вполне цивилизованным и очень вежливым.



Ни одна из этих женщин не знала о детстве Стейси. Она никогда не рассказывала им о нем. И не расскажет. Ни теперь, ни когда-либо еще. Начиная с того времени, когда Стейси исполнилось восемь лет, они со своей матерью постоянно были в бегах. Сколько раз им пришлось паковать вещи и переезжать в другой город — и не пересчитать! Стейси не знала, от кого или чего они убегали, пока не повзрослела.

Она проглотила застрявший в горле комок.

— Франко-Константин богат и могущественен. Если между вами что-то пойдет не так, он сможет позволить себе организовать розыски и найти тебя, независимо от того, как далеко ты скроешься.

Женщины посмотрели на неё так, будто в ее словах не было никакого смысла. Но Стейси знала, что говорила. Ее отец тоже был богат. И тем не менее после очередного скандала им с матерью пришлось сбежать из дома. Отец не жалел средств, чтобы разыскать их, и в конце концов добился своего, хотя для этого ему потребовалось одиннадцать лет.

Богатые, властные мужчины живут по своим правилам, они ставят себя выше любых законов. Поэтому Стейси приложит все усилия, чтобы избежать общения с такими мужчинами.

А Франко-Константин определенно попадает в эту категорию.


В казино Франко все время наблюдал за Стейси Ривес. Это был именно тот тип женщины, который и подразумевал его отец. И Франко решил, что купит именно ее. Независимо от того, сколько на это потребуется денег. Любую женщину можно купить. Вопрос лишь в том, стоит ли она того, чтобы на нее тратиться?

А эта, без сомнения, стоит.

За свои тридцать восемь лет ему еще ни разу не доводилось испытывать такой мгновенно вспыхнувшей страсти. Даже с бывшей женой. С того самого мгновения, как он поймал выразительный взгляд Стейси в витрине кондитерского магазина этим утром, Франко возжелал, чтобы она и на него посмотрела так же, как на тот шоколад в витрине. Столь же жаждущим взглядом.

Контраст между ее скромным платьем и желанием попробовать самый дорогой в мире шоколад заинтриговал его. Когда же ее язычок коснулся его пальца, Франко словно пронзило током. Если она могла возбудить его таким мимолетным прикосновением, что же, любопытно, испытает он в момент их настоящей близости? Игра, несомненно, стоила свеч!

Позвонив Винсенту, он узнал еще несколько интересных подробностей о Стейси Ривес, что лишь подтвердило его вывод — она как нельзя лучше подходит для его целей. К тому же девушка способна принести ему массу удовольствия. Два в одном. И деньги, и наслаждение. Именно так, в такой последовательности, хотя, с точки зрения временной последовательности, все должно быть наоборот.

Заказав два бокала шампанского, Франко решительно направился к Стейси. Она стояла у стола для игры в рулетку, наблюдая за своими подругами, но, похоже, сама присоединяться к ним не собиралась.

Сегодня вечером ее длинные, каштанового цвета волосы струились по плечам, оставляя открытыми нежные, изящной формы уши, до которых ему сразу захотелось дотронуться губами. Длинное, без рукавов платье цвета слоновой кости мягко облегало плавные изгибы ее бедер. Кружевная накидка закрывала плечи. Золотые босоножки на высоких каблуках дополняли туалет.

Элегантная. Стройная. Желанная.

Им будет чудесно вместе. И хорошо бы довести дело до постели прямо сегодня. В противном случае ему угрожает бессонница. И потом, быстрая победа приблизит время общего успеха. Приятные надежды ускорили его пульс, когда он подошел к ней. Он немного постоял рядом, чтобы насладиться ароматом ее духов с запахом гардении.

— Как вы прекрасны сегодня, мадемуазель! И я в растерянности, так как не знаю, что лучше: ваш внешний вид, нарядили пьянящий аромат.

Она повернулась, пораженная его комплиментом.

— Мсье Константин, добрый вечер.

— Мне больше нравится, когда меня зовут Франко.

Цвет ее глаз можно было сравнить с переменчивым сверканием Средиземного моря в лучах солнца. Утром они были сине-зелеными, сейчас казались лазурными. Интересно, какого же они будут цвета, когда он займется с ней любовью?

Немного поколебавшись, она все-таки приняла предложенный им бокал.

— Спасибо, мсь…

— Франко, — он перебил ее на полуслове, потому что хотел немедленно услышать, как его имя слетает с ее губ.

Она приоткрыла рот, и кончик языка заскользил по ее губам. Черт и еще раз черт! Ну и чаровница! Франко едва не потерял над собой контроль, так ему захотелось попробовать, какие они на вкус, эти пухлые, вишневые, созданные для поцелуев губы, и лишь с большим трудом ему удалось сдержать себя. Стейси выглядела достаточно своенравной девушкой. Она, безусловно, очень страстная особа, это видно с первого взгляда, так что мгновенно вспыхнет страстью от любого прикосновения, но из чувства противоречия может заартачиться. Ему лучше не торопить события.

— Франко.

Он слегка коснулся ее бокала своим.

— Мсье Константин, — раздался рядом женский голос.

Он неохотно повернулся и принужденно улыбнулся трем парам глаз, обращенных к нему.

—  Bonsoir, mesdemoiselle1.

Невеста Винсента познакомила его со своими подругами, и он поприветствовал каждую из них, при этом ни на секунду не выпуская из виду ту, которая уже очень скоро могла стать его любовницей. Он заказал для всех напитки и залюбовался тем, как Стейси прикасается губами к своему бокалу. Фантастика! Он тут же представил, как ее губы будут касаться его губ. Давненько ему, не приходилось радоваться таким, казалось бы, мелочам!

Черноволосая Мадлен подошла поближе, явно проявляя неподдельный интерес к его персоне. Похоже, она старается привлечь его внимание, в то время как темно-рыжая Эмили покраснела и отвела взгляд. Обе женщины были весьма привлекательными, но Франко смотрел только на Стейси.

Вскоре, видимо разочарованные, женщины вернулись к игре, предоставив ему возможность продолжить флиртовать со Стейси.

— Вы делали ставки? — спросил он, хотя прекрасно знал ответ, ведь он уже давно наблюдал за ней.

— Нет.

Он достал из кармана горстку фишек и предложил ей.

— Попробуйте! Вдруг повезет?

Она удивленно открыла рот.

— Здесь же по меньше мере на десять тысяч евро!

— Да. А что такое?

Стейси отвернулась.

— Нет. Спасибо.

— Вы хотите играть на более высокие ставки? Мы можем тогда пойти в другое казино.

Она посмотрела на подруг, как смотрят на спасательный круг, но увидела, что азарт отвлек их от окружающего мира.

— Я не играю на деньги.

Чем решительнее девушка отказывалась, тем больше он желал ее. Итак, пора понять, чего она добивается: помучить его или поднять себе цену? Весьма вероятно, и то, и другое. Но он все равно возьмет верх. После того, как его предала жена, в любовной игре он действовал расчетливо, напористо и всегда побеждал.

— Вы непременно должны составить мне компанию за ужином, — сменил он тему.

Стейси с осторожностью взглянула на него.

— Почему я? Почему не та, которая проявляет к вам интерес? — движением подбородка она указала на Мадлен.

Франко пожал плечами.

— Сердцу разве прикажешь?

Она сделал такой резкий шаг в сторону, что ее накидка соскользнула с плеча. Франко подхватил ее и, возвращая, намеренно провел кружевом по обнаженной руке. Девушка затрепетала, и это ему понравилось. Из нее получится бесподобная любовница!

— Поужинайте со мной, Стейси, — повторил он.

— Не думаю, что это хорошая идея. А что будет, если я откажусь?

Наслаждаясь игрой в кошки-мышки, он улыбнулся. Ее дыхание заметно участилось. Чудесный, о многом говорящий факт. Значит, симпатия взаимная.

— Даже страшно представить. Я начну постоянно приставать к вам с новыми предложениями. Не советую испытывать мое терпение, оно безгранично, поэтому вам выгоднее сразу согласиться.

Она прикусила губу.

— Один только ужин. Согласны?

—  Оui, mademoisellе.

— Ужин, и никаких проводов домой! Согласны?

Франко не мог не улыбнуться.

—  Non. Ваши губы говорят одно, а прекрасные глаза говорят совсем другое.

Ее щеки вспыхнули.

— Один ужин, и вы навсегда оставите меня в покое.

Кровь забурлила в его жилах от этого маленького успеха. Он легонько чокнулся с ней и выпил залпом свое вино, празднуя будущую победу.

—  А nous, Stacy! Nous serons magnifiques ensemble!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Так вот что означает эта загадочная фраза «А nous, Stacy! Nous serons magnifiques ensemble!»:«За нас, Стейси! Мы будем великолепной парой».

Стейси застонала и бросила словарь на журнальный столик. Румянец на ее щеках не имел никакого отношения к утреннему солнцу, теплые лучи которого проникали в гостиную их номера через открытый балкон, откуда открывалась прекрасная панорама Монако. На самом деле волнение Стейси объяснялось исключительно воспоминаниями о вчерашней встрече с Франко и том откровенном желании, которое она прочла в его глазах, когда он произносил непонятный для нее тост.

И теперь она мечтала о нем, о его пытливых глазах и очаровательной ямочке на подбородке.

Франко-Константин открыто преследовал ее, и она не могла понять, почему. Здесь в городе полным-полно красивых, гораздо более искушенных и доступных женщин, чем она, но по какой-то недоступной ее разуму причине он хочет добиться именно ее. И, что глупее всего, ее тоже влечет к нему! Непостижимая загадка! Здравый смысл приказывал ей немедленно бежать от него, но дружба Франко с Винсентом донельзя усложняла ситуацию. Стейси не может так поступить из опасения обидеть Кэндис.

В гостиную вошла Мадлен и присела на диван рядом со Стейси.

— Скажи прямо, ты собираешься завести роман с Франко?

— Мы лишь поужинаем вместе, а затем он в твоем полном распоряжении.

Она снова покраснела. Почему возможный роман между Франко и Мадлен беспокоит ее?

— Нет, спасибо. Уже поздно. Вчера я познакомилась с таким интересным мужчиной, о котором можно только мечтать. — Мадлен налила в чашку кофе из кофейника, стоявшего на журнальном столике.

— Вот как! Поздравляю.

— Спасибо. — Мадлен вальяжно улыбнулась. — Он согласился стать моим гидом по Монако.

В гостиную неслышно вошла Эмили и обратилась к Мадлен:

— Ты не хочешь прогуляться?

Мадлен кивнула.

— Возможно, я могла бы составить вам компанию, — несмело предложила Стейси.

— Великолепно. Я, признаться, и не надеялась. Пойду тогда оденусь, — весело откликнулась Эмили.

Когда Эмили проходила мимо входной двери, раздался звонок. Посыльный передал ей красивый букет гардений.

— Это тебе, Стейси!

Сердце Стейси пропустило удар. Еще никто и никогда не посылал ей цветы. Она взяла букет, вынула вложенную в него визитную карточку и прочитала:


Сегодня вечером. 20:00. Франко.


— От кого? — поинтересовалась Эмили.

Стейси не сразу смогла обрести дар речи. Это чистое совпадение или он действительно понял по аромату ее духов, что она любит гардении?

Сзади к ней подошла Мадлен и через плечо взглянула на карточку.

— Итак, восхитительный продавец изумительного шоколада заедет за тобой сегодня в восемь вечера. Bon chance, топ amie,или, если по-нашему: удачи тебе, подруга.

Пожелание Мадлен вызвало у Стейси ироническую улыбку. Чтобы достойно сопротивляться чарам этого современного Казановы, ей потребуется нечто гораздо большее, чем удача.


Стейси стояла перед зеркалом в своей спальне, приглаживая на себе платье из магазина модной одежды. Такой роскошный наряд вполне мог бы подойти для репетиции обеда. Для ужина с Франко Стейси хотела выбрать, что-нибудь более скромное, но Кэндис настояла на том, чтобы купить именно это. Ткань цвета сапфира облегала стройную фигуру Стейси, а лиф был скроен так, что под него не требовалось белье. Надев это платье, она сразу почувствовала не присущую ей уверенность в собственных силах.

Зазвонил телефон, и Стейси чуть не выпрыгнула из своих золотых босоножек. Она бегом пересекла спальню и схватила трубку.

— Алло.

—  Bonsoir, Stacy,— зазвучал в трубке голос Франко. — Я в вестибюле отеля. Можно мне зайти?

Ее пульс участился. Чтобы Франко вошел в их номер? Это невозможно!

— Нет. Я сейчас спущусь. — Она повесила трубку и приложила руку к груди. Сердце билось как сумасшедшее.

Только ужин!

Захватив накидку, она взяла золотистую сумочку и вышла из номера.

Когда лифт остановился и двери открылись, она сразу увидела Франко. Он стоял, прислонившись к мраморной колонне, и выглядел так же роскошно и греховно, как шоколадная конфета, которой он кормил ее накануне. Стейси медленно вздохнула и неуверенно вышла из лифта.

Костюм цвета полуночного неба и такого же цвета, только более бледного оттенка, рубашка удачно подчеркивали цвет глаз Франко. Мужчина медленно осмотрел девушку от макушки до ног. Стейси задрожала, когда почувствовала на себе его пылкий взгляд. Наконец он подошел к ней, взял ее за руку и склонился для поцелуя.

Потом выпрямился, и она утонула в омуте его синих глаз.

— Вы лишаете меня возможности дышать, Стейси.

Это лучшее, что он смог придумать? Довольно нескромный комплимент! Она отняла руку.

— Спасибо. И за цветы тоже. Они прекрасны. Но вы не должны были этого делать.

— Я не смог избежать искушения. Их аромат напомнил мне вас.

Он предложил ей руку, и они вышли из отеля на теплый вечерний воздух. В наступающих сумерках мерцали огни Монако.

— Ресторан совсем недалеко отсюда. Вы хотите прогуляться или мне вызвать такси?

— Вы пришли сюда пешком?

— Нет, приехал. Моя вилла находится в холмах Ларвотто. Идти пришлось бы слишком долго. Но учтите, возле ресторана нет стоянки.

— Тогда пойдемте.

Ветер развевал ее волосы.

Франко поймал одну непокорную прядь, заправил ее Стейси за ухо и при этом случайно коснулся ее подбородка. Неожиданное прикосновение заставило сердце Стейси забиться сильнее.

— Я бы хотел, чтобы вы полюбовались видом Ларвотто с террасы моего дома. Это удивительной красоты зрелище.

Независимо от того, каким бы великолепным оно ни было, она не имела ни малейшего желания получить возможность его увидеть.

— Как вы познакомились с Винсентом?

Он улыбнулся, догадавшись, почему она так резко сменила тему. Он развернулся и повел ее по тротуару.

— Мы жили с ним в одной квартире, когда учились в колледже.

Она нахмурилась.

— Но разве Винсент учился не в Массачусетском технологическом институте?

— Да, именно там мы и учились.

— Так вы жили в Штатах? Неудивительно, что вы так хорошо говорите по-английски.

— Конфеты «Мидас» продаются на шести континентах, поэтому мне важно знать несколько языков. Переводчики не всегда доступны и надежны.

Он провел ее в узкий переулок и остановился перед розовым зданием с красной черепичной крышей. Над простой, ничем не примечательной деревянной дверью висела небольшая вывеска.

— Вот мы и пришли.

— Это ресторан? Больше похоже на частный дом.

— Только для настоящих гурманов. И адрес держится в секрете. Прекрасная еда. Безукоризненный сервис.

Она проклинала тепло его руки, интимно согревавшее ее кожу. Она не хотела привязаться к этому случайному в ее жизни мужчине, а тем более влюбиться в него.

Франко открыл дверь и, обняв Стейси за талию, ввел ее в ресторан.

Наверное, когда-то это был жилой дом, подумала она еще раз, глядя на нишу под винтовой лестницей. Немногочисленные столики, покрытые белыми скатертями, располагались на значительном расстоянии друг от друга. На каждом горели свечи. Хрусталь и серебро таинственно вспыхивали в их мерцающем свете. Звучала тихая романтическая музыка. Это было не совсем то, что она ожидала, но вполне приемлемо: достаточно много посетителей и, слава богу, никаких кабинок. Стейси расслабилась. Ничего — выдержит!

Но внутренние колокольчики опять забили тревогу, когда хозяйка повела их, наверх и они оказались в маленькой отдельной комнате с одним столиком. Вероятно, эта комната когда-то была спальней. Надежды Стейси, что они не останутся наедине, тотчас испарились. Та же самая музыка, которую она услышала внизу, проникала через открытый балкон из кованого железа. Нежный, наполненный вечерними ароматами ветерок развевал занавески и заставлял пламя свечей исполнять причудливый танец.

Франко усадил Стейси на стул. Она была поражена тем, как нежно и медленно, едва касаясь ее обнаженной кожи, он снял с нее накидку. Затем сел сам, и его колено как бы случайно коснулось ее ноги под столом. Она отодвинулась, чтобы избежать контакта, но это не ослабило ее волнения.

Подошел официант. Франко обсудил с ним заказ, но Стейси не смогла понять ни слова. Когда официант ушел, она спросила:

— Вы говорили по-французски?

— Нет, на местном диалекте. Это смесь французского и итальянского.

— На этом же диалекте вы говорили и в вашем магазине, когда мы впервые встретились?



—  Out,но в Монако чаще говорят по-французски. Вы знаете этот язык?

— Совсем немного. Я изучала его в течение двух семестров в колледже и прослушала учебные компакт-диски перед приездом сюда.

Он накрыл ее руку, лежащую на столе, и погладил большим пальцем кожу у запястья. Ее пульс помчался вскачь, как загнанный заяц.

— Вы можете попрактиковаться на мне, если пожелаете.

Искра, промелькнувшая в его глазах, говорила о том, что, по его мнению, ей не следовало ограничить свою практику французским языком. Смутившаяся Стейси положила свободную руку себе на колени. Отведя взгляд от Франко, она принялась нервно прикусывать внутреннюю часть губы, пытаясь не обращать внимания на волнение, вызванное в ней близостью этого слишком напористого мужчины.

Официант возвратился с подносом, уставленным тарелками с закусками. Разложив все и налив вино в бокалы, он ушел.

Они вновь остались вдвоем.

— Здесь нет меню?

— Доверьтесь мне, и вы не будете разочарованы.

Доверие.Он даже не мог предположить, насколько трудно ей довериться малознакомому человеку.

— А если у меня на что-то аллергия?

— У вас аллергия?

— Я пошутила, — призналась она, чувствуя себя все более и более смущенной.

Она потягивала вино, наслаждалась необычайно вкусными помидорами, фаршированными крабовым мясо, и изо всех сил пыталась найти тему, которая соответствовала бы романтичной атмосфере ресторана, но в то же время позволила бы свести разговор к светской беседе.

— Признаться, я была удивлена, — как можно более вежливым и нейтральным тоном произнесла она, — обнаружив, что Монако живет по французским законам, включая и свадебную церемонию, во время которой не произносятся клятвы верности. Отчего это? Разве здешние мужчины совершенно не умеют хранить верность?

— Я не изменял жене, — неожиданно ответил Франко.

— Так вы женаты? — обрадовалась и одновременно огорчилась Стейси.

— Разведен… — Горечь отразилась на его лице. — А вы?

— Я никогда не была замужем, — вынуждена была признаться девушка.

У нее был лишь небольшой роман с мальчиком из средней школы, где она училась, а затем такая же мимолетная связь с коллегой по работе. Она старалась забыть эти не самые приятные события.

— Как долго вы были женаты?

— Пять лет.

— И что случилось?

Возможно, это отвлечет Франко от ее персоны, и он перестанет испытывать на ней свой шарм соблазнителя.

Он равнодушно пожал плечами.

— У нас были разные представления о ценностях жизни.

— А дети у вас есть?

—  Non.

— Вы поддерживаете с ней отношения?

— Я не видел Лизетт после развода.

— И вы смирились с этим?

—  Absolument.

«Абсолютно» — это понятно и без переводчика. Она взглянула в глаза Франко, пробуя определить, насколько он искренен. Его прямой, уверенный взгляд не оставлял ей ни единого повода для сомнений.

А вот ее собственный отец не смирился с уходом жены!

— Вы всегда жили в Монако?

—  Non.Я родился и вырос во Франции, в Авиньоне. А сюда переехал через восемь лет после развода. Теперь главный офис «Мидас» и мой дом находятся здесь. — Выражение его лица внезапно стало лукавым. — Стейси, почему вы так упорно не хотите наслаждаться этим вечером?

Как легко удается ему проникать в самую глубину ее души!

— Вы ошибаетесь.

— Тогда докажите мне обратное, потанцевав со мной.

— Я не очень хорошо танцую.

Он встал и предложил ей руку.

— В этом нет проблемы. Я поведу. Расслабьтесь. Вам ничего не грозит, я не собираюсь съесть вас.

Он переплел их пальцы, и ей показалось, что и сердца тоже. Другой рукой он нежно обнял ее за талию и прижал так крепко к себе, что она почувствовала удары его сердца. О боже, он вел себя как ее возлюбленный. Она осторожно попробовала отодвинуться, но он не позволил ей.

Дыхание Стейси участилось. Аромат, исходивший от партнера, смесь терпкого запаха мужского тела и хвойного одеколона, щекотал ее ноздри. Во рту у нее тотчас пересохло, и она нервно сглотнула. Независимо от того, насколько это могло быть неблагоразумным, она вынуждена была признать, что в ней вспыхнуло желание.

Стейси подняла голову, и ее губы оказались почти вровень с его губами. Если бы она привстала на цыпочки, то, может…

Стоп. Это исключено!

— Откуда слышится эта музыка?

— На террасе играет струнный квартет.

Когда танец окончился, он провел ее на балкон.

— Вот это да! Как прекрасно! — воскликнула она, восхищенная увиденным пейзажем.

Дыхание Франко всколыхнуло ее волосы за мгновение до того, как его губы коснулись ее кожи.

— А вы еще прекраснее!

Он повернул Стейси к себе. Его ладони заскользили вниз по ее рукам, и затем он прижал ее к перилам балкона, положив руки по обе стороны от нее. Стейси уже вся пылала от охватившей ее страсти. Франко поцеловал один из уголков ее рта, затем другой.

Мимолетные, дразнящие поцелуи.

Она вся дрожала и хотела большего. Никогда еще она не испытывала такого откровенного и сильного желания физической близости.

— Поедем сегодня ко мне, Стейси. Je veuxfaire I'amour avec toi.

«Я хочу заняться с тобой любовью», — догадалась девушка, и кровь еще быстрее заструилась по венам, прогоняя прочь все мысли, кроме одной: поцелуй меня, ну поцелуй же меня скорее! Почему ты медлишь!

Она закрыла глаза, досчитала до пяти и, вновь открыв их, непокорно встряхнула головой.

— Не могу.

Да, она хотела Франко, но понимала, что он относится именно к той категории мужчин, которых она поклялась избегать.

—  Non?Даже при том, что ваши глаза говорят обратное? — Он наклонился и поцеловал ее в отчаянно пульсирующую жилку на шее. — Да все ваше тело говорит мне «да».

Разрываемая между желанием и здравым смыслом, Стейси положила свои ладони на грудь мужчины и взмолилась, чтобы у нее хватило сил отклонить его предложение. Внезапно краем глаза она уловила рядом какое-то движение.

— Официант!

Франко медленно выпрямился, отпустил перила балкона и отошел в сторону, чтобы дать ей возможность пройти в комнату. Но она не сразу двинулась с места — ноги были слишком слабыми.

Опасная ситуация. Она была так одержима страстью, что боялась: у нее не хватит мужества еще раз сказать «нет».


— Что же вы хотите, Стейси?

Выражение тоски в глазах женщины, глядящей на безлунное полуночное небо, поразило Франко. Независимо от того, чего она хочет, он готов выполнить ее желание. В пределах разумного, конечно. И потом будет пожинать плоды своего великодушия.

Она остановилась в саду отеля «Рейнард».

— Что вы имеете в виду?

Почему она? Почему эта женщина так легко пробуждает в нем страсть? Он не мог ответить на этот вопрос, который без конца задавал себе с того самого момента, как впервые увидел ее.

Нежный аромат ее кожи в ресторане сегодня вечером только разжег его желание.

— Чего же вы все-таки хотите?

— Что заставляет вас думать, что я чего-то хочу?

— Глаза выдают вас.

Она нерешительно кусала губы.

— Финансовой стабильности.

— Денег? — Это слово вырвалось у него как пуля. Его отношения с женщинами всегда сводились к деньгам, хотя на этот раз он ожидал, что Стейси по крайней мере сделает попытку скрыть свою алчность. Его накрыло волной разочарования. А ведь ему уже стало казаться, что Стейси пусть, наверное, и немного, но все же отличается от любой из бывших жен его отца или от его собственной. Но нет! Жизнь опять преподала ему циничный урок. Все женщины одинаковы. Да, у них разная внешность, одежда, привычки, но тяга к роскоши у всех одинакова. Ну что ж, жадность Стейси сыграет важную роль в задуманной им игре и в его пари с отцом.

— Когда я была ребенком, моя мать изо всех сил старалась сводить концы с концами. Иногда ей приходилось выбирать между арендной платой за квартиру и едой. Пока я не устроилась на работу в бухгалтерскую фирму, я находилась примерно в такой же ситуации: — Я — Она резко повернулась и опустила руки в небольшой фонтан, возле которого они стояли. — Я не хочу снова оказаться, в подобном плачевном положении.

— А если бы я мог предложить вам финансовую стабильность?

— Что вы имеете в виду? — Стейси нахмурилась. — Вы предлагаете мне работу?

Франко подошел к ней ближе.

— Я предлагаю вам миллион евро, если вы согласитесь стать моей любовницей на время вашего пребывания в Монако. Ведь вы пробудете здесь месяц, не так ли?

Она широко распахнула глаза.

— Вы шутите?!

—  Non.Я понимаю, что вы связаны обязательствами с Кэндис и Винсентом, но ваше свободное время вы посвятили бы мне. Не будет никаких объяснений в любви, никаких ложных обещаний. Только страсть и деньги. Вы понимаете меня?

Стейси встряхнула головой, как будто пытаясь привести свои мысли в порядок.

— Нет, не понимаю. Вы что, намереваетесь платить мне за секс с вами? Как проститутке?

— Во Франции любовницы занимают вполне уважаемое положение.

— Я не француженка. И секс за деньги — это секс за деньги, и ничто другое. Я не продаюсь, мсье Константин. Ни на час, ни на неделю, ни на месяц.

Стейси плотнее закуталась в накидку и попятилась, не отводя от него, взгляда.

Франко шагнул вслед за ней. Никогда ничего не дается даром. Скорость ее пульса, учащенное дыхание и то, что выражали ее глаза, ясно говорили ему о том, что она желает близости с ним. Зачем же так упрямо отрицает очевидное?

— Мне непонятны ваши сомнения. Почему бы вам не извлечь выгоды из той страсти, которая возникла у нас, Стейси? Вы были бы вдвойне вознаграждены. Я бы с удовольствием дал вам и отличный секс, и ту финансовую стабильность, в которой вы нуждаетесь.

Стейси достигла конца дорожки. Низкая каменная стена встала на ее пути, препятствуя бегству.

Франко весь вечер сдерживал себя, но больше не мог. Он ласково погладил девушку по щеке.

— Я обещаю вам незабываемое удовольствие, Стейси.

Она прерывисто задышала.

Пропуская свои пальцы через ее шелковистые волосы, он наклонил голову и поцеловал ее. Он так долго ждал этого поцелуя. Ее губы были такими же сладкими, как он и представлял. Но ее тело оставалось напряженным, а губы сжатыми.

Франко не желал признавать поражение. Кончиками пальцев он прошелся по ее затылку, шее и наконец добрался до спины. Она дрожала, и ей не хватало воздуха. В попытке вздохнуть поглубже, она разомкнула губы. Он воспользовался этим и углубил поцелуй. Она была восхитительной на вкус. Франко просунул руку под ее накидку и начал ласкать атласную кожу ее спины.

Стейси больше не могла сдерживаться. Она выгнулась и со всей страстью ответила на его поцелуй. Франко решил продвинуться дальше. Он прижался к ней всем телом, и его рука опустилась еще ниже.

Она опомнилась и стала вырываться.

— Нет! Остановитесь! Я не могу! Не буду.

Но в ее глазах читалась нерешительность. Хочет она признать это или нет, но она желает его.

— Даю вам ровно двадцать четыре часа, чтобы вы пересмотрели ваше решение. Аи revoir.Хорошего вам сна, топ gardenia.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Стук в дверь спальни вырвал Стейси из ее грез, в которых глубокий, бархатный голос нашептывал ей слова любви на французском языке. Она села, откинула рукой волосы со лба и приказала себе выкинуть Франко-Константина из головы. Открылась дверь, и в комнату вошла Кэндис.

— Доброе утро, соня.

Стейси поглядела на часы. Десять. Она проспала. А все потому, что долго думала об оскорбительном предложении Франко и заснула лишь к четырем часам утра.

— Мне жаль.

— Не волнуйся. Но ты нужна мне. Звонил Винсент. Он услышал о продаже какой-то виллы и собирается участвовать в торгах. Он хочет, чтобы я посмотрела на нее. Мне нужно твое мнение, потому что я ценю твой практический ум.

— Винсент хочет обосноваться в Монако?

Кэндис вздохнула.

— Да. Винсент живет здесь большую часть года, когда не ездит по делам фирмы. И он говорит, что его квартира недостаточно просторна для троих.

Удивление сменилось печалью — ее единственная подруга Кэндис покинет ее.

— Троих?

Кэндис вздрогнула.

— Ой, кажется, я проболталась.

— Ты беременна?

— Да. Почти восемь недель.

Стейси поднялась с кровати.

— Можно поздравлять?

— Несомненно. — Она тепло обняла Стейси. — Я так взволнована. Но не могла бы ты пока никому не говорить об этом?

— Можешь полностью довериться мне.


Стейси стояла под горячими струями воды и вспоминала, как руки Франко гладили ее обнаженную кожу. Надо поскорее забыть об этом, подумала она, вытираясь.

Возможно, короткий роман с ним был бы для нее хорошим времяпрепровождением. Может, ей все же стоит пересмотреть предложение Франко? Он же не будет следовать за нею через всю Атлантику.

Но секс за деньги — это так низко!

Однако миллион евро может перевернуть всю твою жизнь, возразил ей внутренний голос. И прощай, бедность! Не надо будет больше никогда жить от зарплаты до зарплаты. И никакой паники, если ты не сможешь быстро найти другую работу.

— Нет, все равно противно. Лучше не видеться с ним до свадьбы. Забыть его непристойное предложение. Забыть его самого, — принялась уговаривать она вслух себя, глядя в зеркало.

Ее отражение кивало ей, соглашаясь.

Двадцать минут спустя, одетая в новое зеленое летнее платье до колен, она открыла дверь в гостиную и увидела того самого мужчину, которого решила всячески избегать. От неожиданности она охнула.

— Что вы здесь делаете?

Франко допил кофе и поднялся с дивана.

Стейси невольно залюбовалась им. Прежде она не видела его в обычной одежде. Его белая с короткими рукавами рубашка открыла крепкие мускулы его рук, а брюки цвета хаки тесно облегали его плоский живот и узкие бедра. Фигура атлета.

—  Bonjour,Стейси. На сегодня я ваш шофер. До нее не сразу дошел смысл сказанного им, поскольку она все еще продолжала восхищаться его статной фигурой, но в конце концов словам все же удалось прорваться сквозь туман ее грез. В тревоге она вопросительно посмотрела на Кэндис, сидящую на стуле.

Подруга самодовольно улыбнулась.

— Разве я не говорила тебе, что это Франко сообщил Винсенту о решении его соседа продать виллу?

— Нет, забыла.

Стейси безумно захотелось убежать и запереться в своей комнате вместо того, чтобы все время, пока они будут вместе с Франко, сопротивляться назойливому искушению.

Широким жестом Франко показал ей на поднос с печеньем.

— Может быть, хотите перекусить?

Но еда не лезла ей в горло. Она взяла стакан с апельсиновым соком, залпом выпила его и поставила на поднос.

— Я готова.

Ей казалось, что Франко видит ее насквозь, и это раздражало ее. Стейси старалась не смотреть на него, пока он сопровождал их. Но она не могла не ощущать ни его присутствия, ни его тайных взглядов. Когда Кэндис отошла от них, заинтересовавшись чем-то в магазине подарков, расположенном в фойе отеля, Франко тут же подошел к Стейси.

— Вы хорошо спали? — спросил он спокойно.

— Конечно, — солгала она, не поднимая глаз.

— А я нет. Я так хотел вас, что не смог уснуть. Когда ветерок, проникающий в мое окно, овевал мое лицо, я представлял, что это ваши губы нежно касаются меня.

Ее дыхание участилось. Она впилась в него взглядом.

— Вы сказали, что мы больше не увидимся, если я поужинаю с вами.

—  Non. Я сказал, что мы не увидимся наедине, топ gardenia.

— Стоп! Я не ваша.

— Но будете. Я не могу дождаться, когда вы окажетесь в моей постели, Стейси.

Очень дорогой черный седан остановился перед ними. Камердинер ловко открыл дверцы для женщин, в то время как Франко направился к месту водителя. Стейси хотела сесть назад, но Кэндис встала перед ней.

— Ты сядешь спереди. В моем положении мне лучше сидеть сзади, — прошептала она.

Стейси скользнула на пассажирское кресло. Его рука, оказываясь на пульте переключения передач, находилась лишь в нескольких сантиметрах от ее колена, и его широкие плечи порой касались ее. И вдобавок до нее доносился запах его одеколона.

Когда он поворачивал голову и их взгляды встречались, у нее замирало сердце.

Франко отъехал от побережья и продолжил путь по скалистому склону. Хотя крутые повороты швыряли Стейси из стороны в сторону, она должна была признать, что открывавшийся ее взору вид был просто великолепным.

— Вы видите Ларвотто? — спросил Франко. Средиземное море окружало их с трех сторон.

— Да, — ответила Стейси, и когда повернулась к Кэндис, то увидела, что та побледнела. — Франко, не могли бы вы приоткрыть окно?

—  Bien sur.— Он быстро взглянул в зеркало заднего обзора, нажал на кнопку, и окна открылись. — Кэндис, вы в порядке?

— Все хорошо. Еще далеко?

— Мы уже почти приехали. Как вы?

— Мне станет лучше, как только я выйду на воздух.

Через минуту-две он остановил автомобиль на тихом шоссе.

Отходящая в сторону от шоссе дорога вела к кремовому оштукатуренному дому с крышей из красной плитки.

Кэндис держала за руку Стейси, потому что у нее еще немного кружилась голова. Они проследовали за Франко к главному входу здания. Он вынул ключ из кармана и отпер дверь.

— А где агент по недвижимости?

— Его нет. Мой сосед совсем недавно решил продать виллу. Сейчас он за границей, но оставил мне ключ.

Он жестом пригласил их войти. Стейси пропустила Кэндис впереди пошла следом.

Неожиданно Франко поймал руку Стейси и сжал ее. Сердце девушки замерло.

— Кэндис беременна, — на ухо сообщил он ей.

Она моргнула.

— Вы знаете?

—  Oui,Винсент попросил меня, чтобы я позаботился о ней. Таким образом, вы часто будете видеть меня, Стейси.

Плохие новости!

Франко провел их внутрь дома. Стейси, вся жизнь которой проходила в небольших дешевых квартирках, всегда мечтала об уютном комфортабельном гнездышке. Иногда она представляла, каким оно будет, но даже не предполагала, сколько может стоить такая роскошная вилла, как эта. Они осматривали одну великолепную комнату за другой. Когда женщины возвратились в гостиную, Франко открыл дверь на террасу позади дома, и Кэндис вышла в сад.

Стейси осталась в патио, любуясь красивыми экзотическими цветами и пытаясь вспомнить тот шикарный дом, в котором жила, пока ей не исполнилось восемь лет.

— Хорошо здесь, не правда ли? — произнес Франко, внезапно оказавшийся позади нее.

Он прижался грудью к ее спине и взялся за перила с обеих сторон от девушки так, что та оказалась у него в плену. Как и тогда в ресторане…

Первым порывом Стейси было прижаться к нему, но разум тут же напомнил ей, что нельзя давать волю чувствам, в противном случае ей грозит большая опасность. В результате она осталась стоять, боясь шелохнуться.

Он трепетно погладил ее шею и как бы невзначай коснулся ее груди. У Стейси перехватило дыхание.

— Нам надо найти Кэндис. Мы должны съездить куда-нибудь и купить прохладительные напитки.

Франко отошел, и Стейси внезапно стало холодно, несмотря на теплое утро. Каким образом этому мужчине удавалось так легко волновать ее, ведь она его едва знает?


Когда они вновь сели в машину, Кэндис все еще была бледной.

Всю дорогу, пока они ехали, Стейси пыталась перебороть в себе все эмоции, которые вызывал в ней Франко. Когда они свернули с автострады, Кэндис произнесла:

— Я забыла сказать тебе, Стейси, что Франко пригласил нас к себе на кофе.

Когда Стейси посмотрела на Франко и увидела, с каким удовлетворением он улыбнулся, она не на шутку разозлилась. Он с самого начала их знакомства хотел привести ее в свой дом и теперь, воспользовавшись удобным случаем, добился своего. Он определенно решил соблазнить ее.

Стейси взглянула на виллу. Хороша, ничего не скажешь! Красивого желтого цвета. Изящный балкон и оконные рамы мерцали белизной в лучах утреннего солнца.

— И когда она была построена?

— В 1868 году. И претерпела несколько ремонтов. Последний раз я ремонтировал ее сам.

Румянец окрасил щеки Стейси.

— У вас красивый дом, Франко.

—  Merci.Но вы еще не видели, как он устроен внутри и как прекрасен сад в сиянии лунного света.

Она могла бы увидеть его сад, освещенный лунным светом, если бы вчера после ужина пошла к нему домой. И у нее по-прежнему есть шанс полюбоваться им, если она согласится стать его любовницей.

Франко помог им выбраться из машины и направился к дому. Открыв дверь, он широким жестом пригласил их войти. Кэндис вошла первой, Стейси неохотно последовала за ней. Ее не покидало чувство, что она пересекает роковую черту в своей жизни.

В гостиную они прошли через аркаду залитых солнцем комнат с высокими потолками и белыми блестящими мраморными полами. Комнаты были отделены друг от друга открытыми стеклянными дверями.

В одной из комнат на полу лежали красные коврики, напомнившие ей лужи крови в день убийства ее матери. Такие же красные пятна на таком же белом полу. Она задрожала всем телом и осторожно прошла мимо, стараясь не наступить ни на один коврик.

Слева в гостиной, отделенной от холла двумя мраморными колоннами; виднелась винтовая лестница, что вела на второй этаж. Холл был больше, чем вся ее квартира. Стейси залюбовалась ткаными коврами цвета слоновой кости, темными деревянными столами и черными кожаными диванами.

Франко внимательно наблюдал за ней.

— Добро пожаловать в мой дом!

— Это… мм… — Великолепный… Огромный. Пугающий. — Очень хороший дом.

Миллион евро открыл бы ей двери к богатству. Большинство женщин с радостью согласились бы с этим заманчивым предложением.

— Мы позавтракаем на террасе.

Франко открыл одну из высоких, доходящих до потолка дверей.

Кэндис направилась к бассейну, расположенному в дальнем конце каменной террасы, и наклонилась через перила.

— Стейси, ты должна увидеть это чудо. Настоящий водопад!

— Благодаря этому искусственному водопаду вода в бассейне всегда чистая, — объяснил Франко, подойдя к Стейси так близко, что она ощутила его дыхание. — Часть бассейна находится за водопадом. — И ей шепотом на ухо: — Я хотел бы именно тамзаняться с вами любовью.

Она была так ошеломлена его признанием, что не нашла ответа на такую дерзость, тем более что тоже хотела бы заняться с ним любовью. И не только в бассейне, а где угодно. Хоть на полу в гостиной! Похоже, она на глазах превращается в страшную развратницу.

— Скажите Кэндис, пусть отдыхает после завтрака, — пробормотал он, поглаживая ее талию. — А завтрак я сейчас быстро приготовлю.

Дрожа, Стейси подошла к перилам вовсе не потому что ей захотелось увидеть бассейн. Нет, определенно не поэтому. Просто ей понравился вид Монте-Карло и Ларвотто, который открывался отсюда, не шедший ни в какое сравнение с тем, что она видела на открытках, которые купила в Монако в качестве сувениров.

Каменная лестница вела к нижнему ярусу террасы. На склоне возвышались экзотические деревья, обсаженные невероятной красоты цветами.

Почему нет? Ты же хочешь этого.Она, должно быть, сумасшедшая, если всерьез думает об этом.

— Удивительно! — Кэндис прервала мысли Стейси. — Просто не могу вообразить себе, каково это — каждый день жить во всем этом великолепии!

Стейси постаралась избавиться он нежелательных образов.

— Я тоже. Но мы должны найти Франко. Он ждет нас с завтраком.

— Ты не в курсе, Франко знает, что я беременна?

— Винсент рассказал ему об этом.

— Винсент доверяет ему. — Кэндис плюхнулась на стул, откинулась назад и закрыла глаза. — Что может быть лучше, чем жить в таком раю?

Стейси тоже присела. Она не могла позволить себе расслабиться в доме Франко, рядом с ним она ни на секунду не могла почувствовать себя в безопасности. Постепенно до нее дошло, что имела в виду Кэндис.

— Между мной и Франко ничего нет.

— Да что ты говоришь! Он так и пожирает тебя глазами.

— Он хочет только секса.

— Удивила! Любой мужчина начинает с десерта, — зевнула Кэндис.

— Согласна. Но я не ищу себе мужа.

— Тогда почему бы тебе просто не завести с ним курортный роман? У тебя никогда больше не будет шанса пожить в такой роскоши.

Стейси хотела рассказать Кэндис об оскорбительном предложении Франко, но боялась, что подруга подумает, будто именно оно привлекло Стейси в этот дом.

— Ты не возражаешь, если я немного вздремну? — спросила Кэндис.

— Конечно, нет.

В течение одиннадцати лет Стейси и ее мать были в бегах. После смерти матери Стейси поклялась, что прекратит бродячую жизнь и пустит корни.

И вот она получила возможность добиться желаемого — миллион евро!

Она посмотрела на воду, ниспадавшую водопадом с высокой площадки возле бассейна, а затем сбегавшую по ступеням. Глубоко в душе она понимала, что секс за деньги — это постыдно, но, с другой стороны, она не могла полностью отказаться от идеи обеспечить себя материально на всю жизнь всего лишь за месяц близости с мужчиной, который к тому же привлекает ее, как никто другой.

Предложение Франко выглядело слишком заманчивым. Но она не знала, может ли довериться ему.

Ох, легок на помине!

— Кэндис спит?

Стейси кивнула.

Жестом он предложил Стейси войти в дом и отвел ее на кухню.

— Вы не завтракали и, должно быть, хотите есть.

На столе стояла ваза с фруктами, блюдо с несколькими сортами сыра и вазочка с конфетами, кофейник, кувшин с апельсиновым соком и несколько бутылок воды.

— Пожалуйста, ешьте. Или вы предпочитаете, чтобы я покормил вас? — Он взял конфеты. — Это те самые вишни в шоколаде, которыми наслаждался ваш язычок, когда мы встретились. Я бы и сам хотел оказаться на месте этих вишен.

У нее перехватило дыхание. Она не знала, что и ответить. Ей срочно требовалось побыть одной, поскольку его неотразимое обаяние полностью лишало ее способности разумно мыслить.

— Мне нужно в туалетную комнату.

—  Bien sur.Пойдемте. — Он засунул себе в рот шоколадную конфету и, проведя Стейси через аркаду, указал на дверь.

Стейси остановилась на пороге как вкопанная, догадавшись, что это спальня Франко. Огромная деревянная кровать с пологом из красно-золотистого шелка возвышалась посередине.

— Разве у вас нет туалетной комнаты для гостей?

— Конечно, есть. Но я хотел увидеть вас в своей спальне, чтобы лучше представить, как мы будем заниматься любовью в этой кровати.

По телу женщины прошла дрожь, сердце застучало, и во рту пересохло.

Франко не пытался дотронуться до нее или силой затащить в постель. Но она ясно видела желание в его синих, широко раскрытых глазах. Он просто сказал о том, чего хочет, и оставил решение за ней.

Всего один шаг, и она будет иметь кучу денег и любовника, который способен сделать секс не просто терпимым, а по крайней мере приятным. И наверняка это слабо сказано! А когда она уедет, между ними будет огромный океан.

Она закрыла глаза и глубоко вдохнула.

Может, стоит рискнуть?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Ладно, Франко. Ваша взяла. Я согласна стать вашей любовницей. — Она заметила торжество в его глазах. — Но у меня есть условия.

Его взгляд сразу сделался циничным. Дерзкий, высокомерный мужчина.

— И какие же?

Должно быть, она обезумела, раз согласилась на эту чертову сделку. Но ей необходимо перевести договор на деловую основу. У нее есть свои правила. И еще ей нужны гарантии.

— Я не хочу, чтобы Кэндис, Эмили и Мадлен знали о деньгах. — Иначе нечего надеяться на их дружбу. Она даже не была уверена, что сама сможет уважать себя после этого. Она вообще не должна была соглашаться, но воспоминания о муках голода и страшной бедности придали ей смелости. И к тому же она вновь станет безработной, как только расстанется с Кэндис. Она была способным бухгалтером, но этого мало, чтобы быстро найти работу.

— Что-нибудь еще?

— Я не буду проводить с вами всю ночь целиком. — Ей не хотелось спать с ним в одной постели.

Темная бровь поднялась.

— Non?

— Нет. Прежде всего я должна держать свои обязательства перед Кэндис. Мы каждый день с самого утра занимаемся подготовкой свадьбы. Я не могу посвятить это время вам.

— А вы и не будете. Я буду каждое утро подвозить вас к отелю.

Внезапно она почувствовала себя словно опущенной в грязь.

— Как и когда мне будут платить?

Его ноздри вздулись, и губы вытянулись в тонкую линию.

— Ваша обязанность подружки невесты закончится, когда Винсент и Кэндис отбудут в свадебное путешествие. Вы, как запланировано, улетаете из Монако на следующий день, оui?

— Oui.

— Вы проведете вашу последнюю ночь в Монако со мной. Всю ночь, Стейси. — Это был приказ, а не вопрос. — Утром я вручу вам банковский чек и отвезу в аэропорт. Но если вы не выполните хотя бы одну часть нашего соглашения, то не получите ничего.

— А если вы сами решите закончить наши отношения раньше?

Он медленно и сексуально улыбнулся, так, что у нее мигом пересохло во рту.

— Уверяю вас, что я никогда ничего не заканчиваю преждевременно.

Когда до нее дошла двусмысленность его фразы, она покраснела.

— Но если все же это произойдет?

— Вам заплатят.

— Хорошо.

Она думала, что они скрепят сделку рукопожатием, однако вместо этого Франко взял ее за руки и притянул к себе. Он жестко поцеловал ее, как будто она была в чем-то виновата перед ним.

Затем осторожно коснулся губами ее губ и подарил ей роскошный поцелуй, так что она забыла, что всего лишь минуту назад готова была отменить соглашение. С каждой секундой желание все сильнее закипало в ней. Она не думала, что будет отвечать ему с такой страстью теперь, когда знает, что Франко просто использует её. Главное — нельзя думать ни о какой любви, иначе ей потом будет трудно свыкнуться с разлукой.

— Эй, вы где? — послышался голос Кэндис.

Франко медленно поднял голову и с трудом оторвался от губ Стейси.

У нее громко стучало сердце. Страстный взгляд его потемневших глаз манил и пугал ее.

— Начнем сегодня же вечером.

Она все еще не могла обрести дар речи и поэтому лишь коротко кивнула.

О боже! Что она наделала?

Она согласилась продать свое тело за деньги! А скорее — душу дьяволу!


Ожидание становилось нетерпимым. Это удивило Франко — в конце концов, он же не восемнадцатилетний юнец!

Ему хотелось овладеть Стейси прямо сейчас. Он жаждал скинуть с нее ее скромное черное платье, но беспокойное выражение лица девушки несколько охладило его пыл. Она выглядела так, будто до сих пор сомневается: то ли сбежать, пока не поздно, то ли выполнить их соглашение, как бы противно ей ни было.

Куда подевалась та страстная женщина, которая еще утром пылко целовала его? Он хотел, чтобы она опять стала прежней Стейси. И тогда он легко выиграет спор с отцом.

Странная мысль вдруг пришла в его голову.

— Стейси, вы — девственница?

У него было множество любовниц, и ни одной девственницы.

Ее щеки окрасились пунцовой краской.

— Нет. Но у… меня… небогатый опыт.

Он расслабился. Сегодня вечером он сначала хотел удовлетворить свой любовный голод и только затем перейти к ужину. Но, возможно, он изменит стратегию. Сначала ужин, потом удовольствие. Ожидание только обострит чувства.

Он представил, как будет медленно готовить ее к вершине любовной игры, пробуждая в ней страсть, пока, она сама не попросит, чтобы он овладел ею. К чему спешка, ведь у него впереди целый месяц!

Франко, словно примериваясь и пробуя купленный товар на ощупь, осторожно погладил спину и плечи девушки, вдыхая аромат ее шелковистых волос. Стейси задрожала всем телом.

Bien.Бледная, напряженная, глаза злые, а едва прикоснешься — и сразу чувствуешь отзывчивую и страстную натуру Ему явно повезло! А Стейси явно продешевила. Он дал бы ей и больше миллиона, лишь бы овладеть его.

— Сегодня вечером, я гарантирую, вы получите незабываемое удовольствие, топ gardenia.Давайте ужинать. — Он отпустил ее и повел через гостиную на террасу.

В центре стола стояли свечи.

Он зажег их, разлил каберне по бокалам и поднял свой.

— За нас и за нашу первую ночь.

Стейси поднесла бокал к губам и слегка пригубила темно-красное тягучее вино.

Чтобы мне удалось не влюбиться, мысленно произнесла она собственный тост.

Франко вынул из кармана маленькую коробочку и положил ее перед Стейси. Он планировал сделать это еще утром, так как понял, что она нуждается в небольшом подбадривании. Из своего жизненного опыта он знал, что женщины становятся более податливыми и щедрыми в любви после получения подарков.

— Это тебе.

Морщинка легла между ее бровями.

— Вы не должны делать мне подарки.

Франко хотел удостовериться, что она наденет подаренное им украшение, когда поедет на встречу с его отцом.

— Открой ее, — требовательно произнес он, не обратив никакого внимания на ее слова.

Стейси поставила бокал и нерешительно открыла коробочку. Через секунду она захлопнула крышку и подвинула коробочку к нему.

— Я не могу принять это.

— Тебе не нравятся бриллианты?

— Нравятся, но…

— У тебя уже есть бриллиантовый браслет?

— Нет. — Она на мгновение прикрыла глаза. — Франко, у нас уже есть договор. Мы можем придерживаться только того, о чем условились ранее?

Он постарался скрыть свое удивление и замешательство. Ему никогда не доводилось прежде видеть, чтобы женщины отказывались от подарков, особенно дорогих.

— Может быть, мне хочется видеть эти бриллианты на тебе, и больше ничего.

В какую игру она играет? Франко внимательно вгляделся в ее, казалось бы, бесхитростные глаза. Она — хорошая актриса? Наверняка. Он поднялся.

— Сейчас вернусь.

Войдя в кухню, Франко вытащил мясо из духовки, разрезал и разложил его по тарелкам, после чего полил коньяком и грибным соусом. Непонятно, почему Стейси отказалась взять браслет, размышлял он. По-видимому, у нее есть какой-то скрытый мотив. Возможно, надо было подарить ей кольцо, а не браслет? Но она все равно не добьется, чтобы он женился на ней. Он никогда больше не попадется ни на чей крючок. Его неудачный брак научил его тому, что женщины — самые эгоистичные существа на свете. Для них нет ничего важнее собственных желаний. Ни-че-го.

От волнения у него сжалось горло. Жена даже не спросила его мнения, решив сделать аборт. Сказала, что поехала в Париж походить по магазинам. Солгала. Не случись у нее осложнения, он так никогда и не узнал бы, что едва не стал отцом. Только когда ему позвонили из больницы и он в испуге бросился туда, Лизетт призналась ему, что не хотела иметь от него ребенка.

Стейси ничем не отличается от нее. Она показала свою истинную натуру, приняв его условия. Он стиснул зубы. Дороговато, конечно, — миллион, но за удовольствие надо платить!


У Стейси от волнения скрутило живот. У нее не было абсолютно никакого аппетита, еда казалась ей безвкусной. Она долго жевала стейк, лишь бы оттянуть время. Во время ужина она невольно следила за руками Франко: как он резал мясо или держал бокал. Скоро она почувствует эти руки на своем теле. То ли от ожидания, то ли от страха у нее все больше кружилась голова.

А что, если Франко решит, что она не стоит таких денег? Она боялась, что он переоценил ее и будет разочарован. В отличие от его прежних женщин у нее ведь нет богатого сексуального опыта.

Франко положил нож и вилку на пустую тарелку.

— Тебе не правится еда?

— Она восхитительна.

Она вытерла салфеткой рот и сложила руки на коленях.

Франко встал.

Сердце Стейси пропустило удар. Начинается…

Франко собрал грязные тарелки и на подносе понес их на кухню.

У тебя еще есть время, чтобы отменить сделку, сказала себе Стейси и медленно выдохнула. Будь что будет! Она подхватила бокалы и последовала за Франко, жалея, что мало выпила — возможно, ей было бы легче.

Стейси расправила плечи, чтобы почувствовать себя увереннее. Жизнь ее никогда не баловала. Она пережила смену четырнадцати школ за десять лет, подлость отца и неожиданную смерть матери. Четыре недели в качестве игрушки Франко подарят ей свободу. Она сможет купить дом и перестанет чувствовать себя гостьей в этой жизни. Цена свободы, конечно, большая, но выбора у нее нет.

Она вздрогнула, когда Франко поставил поднос возле раковины и взял у нее бокалы.

— Позволь мне помыть посуду, — предложила она, надеясь выиграть время.

— Посуда может подождать. А я нет.

Прежде чем Стейси смогла что-то ответить, Франко обнял ее и поцеловал. Его поцелуй был голодным, требовательным. А вдруг он извращенец, внезапно подумала она, кто тогда защитит ее? Она уперлась руками в его грудь.

— Постой.

— Почему? — Его голос напомнил рык зверя.

— Что, если я не оправдаю твоих надежд?

— Уверен, этого не произойдет. — И словно в доказательство своих слов, начал осторожно сжимать и мять ее груди.

От наслаждения она закрыла глаза. Господи, ей нельзя отдаваться сладости ощущений, а нужно, пока еще не поздно, попытаться сосредоточиться и решить, как себя вести.

Он взял ее за руки.

— Стейси, в какую игру ты играешь?

— Ни в какую. Я только… — Она прикусила губу. — Мы не очень хорошо знаем друг друга.

— Нам ничего и не надо знать, кроме того, что мы будем доставлять друг другу удовольствие. — Он пропустил ее волосы сквозь свои пальцы. — Мне кажется, что раньше ты ни к кому не испытывала такой страсти, как ко мне, я прав?

— Нет… Да… Не испытывала.

Он подозрительно посмотрел на нее.

— Сколько тебе лет?

— Двадцать девять. Но я…

— У тебя действительно было мало любовников?

— Да.

— Я покажу тебе, что нравится мне, и сделаю так, что тебе тоже будет хорошо, топ gardenia.— Он заявил это с такой уверенностью, что ей захотелось поверить ему. — Пойдем. Кухня не лучшее место для первого раза.

Ее нервы были на пределе. Она знала, куда они идут. В его спальню.

Он направил ее к кровати, стремительно расстегнул молнию на платье и щелкнул застежкой лифчика.

О боже! Может быть, он проделает все так быстро, что она не будет ни удивлена, ни разочарована?

Воздух немного охладил ее воспаленное страстью тело.

Франко массировал ее напряженную спину, вычерчивая на ее коже небольшие круги. Затем круги стали увеличиваться. У нее опустились веки, и она задрожала, поскольку неожиданное удовольствие волной прокатилось по ней.

В следующее мгновение платье и лифчик упали с плеч. Пораженная тем, как быстро он раздел ее, она пыталась ухватиться за свою одежду, но было уже поздно. Платье и лифчик полетели на пол. Она перешагнула через них, прикрывая руками грудь.

—  Non.He прячься.

Он смотрел на нее в большое с золотистым ободком зеркало. Медленно, смущаясь, она опустила руки и заметила, как жадно он разглядывает ее обнаженные плечи, грудь с огромными набухшими сосками, ее черные трусики, ее ноги.

Оставаясь сзади нее, он быстро снял пиджак и галстук, бросил их на стул, не отрывая от нее взгляда, затем расстегнул манжеты и стянул с себя рубашку. Она хотела повернуться, чтобы посмотреть на него, но не стала, стараясь сохранить контроль над собой. А заодно и не показывать ему, насколько она возбуждена.

— Как ты привлекательна! — Его руки обвили ее талию.

Стейси тяжело дышала, особенно когда его ладони легли на ее живот и начали поглаживать его. Непривычное ощущение охватило девушку, она все больше разгоралась, но по-прежнему не шевелилась. Ей казалось, одно движение — и она уже сама бросится в объятия Франко.

— Твоя кожа цвета слоновой кости. Ты никогда не загораешь? — прошептал он ей на ушко за секунду до того, как его губы коснулись ее.

— У меня нет на это времени. Когда я не на работе, то занимаюсь с трудными подростками. — С одинокими детьми, которые никому не нужны, как и она сама.

Когда он начал ласкать ее груди, ей показалось, что сейчас она взорвется от избытка чувств, сладостная истома растеклась по телу, и стон удовольствия вырвался изо рта.

Франко нашептывал ей какие-то французские слова, но она не могла сосредоточиться, чтобы попытаться перевести их. Стейси изо всех сил пыталась не потерять контроль над собой, памятуя о том, что это всего лишь деловая сделка, пока рука Франко не скользнула в ее трусики.

Удушливый жар в считанные секунды разлился по всему ее телу, и она задрожала. Забыв обо всем на свете, в том числе и о своих клятвах, Стейси уносилась к невиданным высотам ощущений и чувств, а когда окончательно перестала ощущать связь с окружающим миром и в ней взорвался фейерверк пульсирующих огней, она возликовала — такой всепоглощающей радости ей еще никогда не приходилось испытывать, и она поняла — это именно то, что называют блаженством.

Ошеломленный такой реакцией девушки, Франко посмотрел на нее в зеркало.

Она прочитала вопросы, написанные в его в глазах. Должно быть, он теперь думает, что она совершенно безнравственна.

Но, наверное, это не должно ее волновать: что купил, то и имеет.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Франко не верил своим глазам, но удивление на лице Стейси могло объясняться только одной причиной.

— Ты впервые испытала это?

Она вздрогнула и опустила голову. Открытие не поразило Франко. Ее неопытность объяснила все то, что раньше он принимал за хитрость.

— Стейси. — Он ждал, пока она снова откроет глаза. — Поздравляю с почином. Первый раз, но не последний.

Она несмело улыбнулась.

Наверное, Стейси думала, что он откажется от нее, потому что ее бывшие любовники были эгоистичными ублюдками? Она станет заложницей в его споре с отцом, но ей не придется страдать из-за этого.

Франко развернул ее к себе и нежно поцеловал. К концу месяца Стейси непременно станет уверенной в себе женщиной. Она не забудет уроков, которые он преподаст ей. Этим будут пользоваться другие мужчины, но Франко это уже мало беспокоило. Неопытная или нет, но она приняла его предложение, а значит, ничем не отличается от других.

Он взял ее руки и положил их к себе на талию.

Дыхание Стейси участилось.

Он стал водить ее руками по своему телу, а потом отпустил их.

Она ощущала его учащающееся дыхание и попробовала новые ласки. Она исследовала каждый дюйм его тела то нежно, то более настойчиво. Ей было внове получать наслаждение от ощущения мужского тела, от его реакции. Их дыхания смешались.

«Что это с ним?» — удивился Франко. Он же не мальчик! А волнуется и дрожит так, будто впервые занимается сексом.

— Сними мои брюки, — простонал он. Расстегивая молнию, она задела чувствительное место. Франко стиснул зубы.

Возможно, все женщины рождаются со знанием того, как мучить мужчину.

Когда она покончила с брюками, Франко присел на край кровати.

— Подойди сюда.

Она подошла.

— Сядь.

Франко принялся медленно ласкать ее. К тому времени, когда они закончат заниматься любовью, она уже не будет застенчивой в выражении своей страсти, поклялся он.

Франко уложил Стейси на кровать и достал презерватив.

— Потанцуй со мной, Стейси.

И они слились в вечном танце любви.

Раздался приглушенный стон Стейси, и Франко познал радость обладания ею. Даже для него в их физической близости все оказалась неожиданным и фантастическим. Когда его дыхание начало понемногу успокаиваться, им овладело беспокойство. Он пытался понять причину своих странных чувств. И опешил, когда догадался, в чем дело: он позволил себе перейти границу в их отношениях. В них вошло нечто личное. Это была та самая ошибка, которую он давным-давно научился избегать.

Не может быть. Это не должно повториться.


Прежде чем ее пульс начал приходить в норму, в Стейси прокралось чувство стыда. Что она наделала? Она занималась сексом за деньги. И более того — наслаждалась им.

Франко поднялся с кровати.

— Не хочешь принять душ? — спросил он.

Она моргнула и отвела взгляд.

— Нет. Спасибо.

Она, конечно, хотела принять душ. Но не здесь. Не сейчас. Что, если он решит присоединиться к ней? Ведь он купил ее и имеет право обладать ее телом, когда ему вздумается.

Франко исчез в ванной. Стейси вскочила с кровати и быстро собрала одежду. Ее руки так сильно дрожали, что ей никак не удавалось одеться, а она непременно хотела сделать это раньше, чем вернется Франко. Молния на платье застегнулась лишь наполовину. Слезы жгли ей глаза, когда она изо всех сил тянула молнию вверх.

Нежные руки перехватили у нее молнию. Стейси не услышала, как вернулся Франко. Он освободил зажатую ткань и застегнул молнию до конца.

Стейси уже приняла твердое решение отправиться в отель и поэтому смело встретила пристальный взгляд Франко в зеркале. Ее волосы все еще были разметаны, губы опухли, но это не волновало ее.

— Я хочу вернуться в отель.

Его лицо вытянулось и сделалось хмурым.

— Я отвезу тебя.

— Спасибо, я буду ждать в гостиной. — Она бросилась к двери.

— Стейси. — Его голос остановил ее на полпути.

Она неохотно обернулась. У нее перехватило дыхание при виде прекрасного обнаженного мужского тела. Его широкая грудь была покрыта темными завитками волос, сильные мускулы четко очерчены.

— С тобой все в порядке?

— Да, — соврала Стейси. Еще никогда она не чувствовала себя более одинокой, более униженной и несчастной. Ей надо еще раз все переосмыслить. Возможно, ее пресловутая финансовая стабильность не стоит всего этого?

С другой стороны, впервые в жизни она по-настоящему наслаждалась сексом.

— Хорошо, иди, я догоню тебя.

Стейси кивнула и, пробежав через гостиную, оказалась в кухне. Ей надо занять себя чем-нибудь, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей и разрядиться. Ее взгляд остановился на грязной посуде.

Франко сразу же сделался молчаливым и холодным после того, как получил то, что хотел. Это из-за ее неопытности? Наверняка он разочарован. Зачем ему такая неумеха? Что, если он отвезет ее в отель и прикажет забыть о сделке? И самая нелепость заключалась в том, что сейчас она сама не знала, обрадуется ли такому повороту событий или огорчится. Она ни в чем не была уверена, кроме одного: ей необходимо побыть одной.

— Что ты делаешь?

Она вздрогнула, услышав голос Франко.

— Мою посуду.

— Брось. Завтра приедет моя домохозяйка.

Она поставила вымытые бокалы на сушку и взглянула на ямочку на его подбородке, не решаясь посмотреть в его глаза.

— Но я уже все сделала.

— Ты — моя любовница, Стейси, а не горничная.

— Я — все еще твоя любовница?

Франко подошел к ней вплотную. Он был в той же самой одежде, только без пиджака и галстука. Несколько верхних пуговиц рубашки остались незастегнутыми.

Он поднял ее подбородок, вынуждая Стейси посмотреть ему прямо в глаза, которые больше не горели страстью, но казались ей совершенно непостижимыми.

— Если ты не находишь меня отвратительным, я не думаю, топ gardenia,что нам нужно отказаться от сделки.

Она молчала. Хочет ли она отказаться от сделки? Или не хочет? Он так нежно погладил ее, что ей стало ясно: независимо от того, что говорит ее разум, ее тело пока не готово отказаться от столь сладкого наслаждения.

— Поедем. Я отвезу тебя в отель.


— Что с тобой?

Стейси оглянулась и увидела Мадлен, стоящую позади нее в вестибюле отеля.

— Привет.

— Я не ошиблась? Это Франко только что вышел отсюда?

— Не ошиблась.

Стейси не пригласила его подняться в номер.

— Итак, Стейси, что вы с ним делали?

— Ничего. Я… мы просто ужинали.

— А еще что?

Щеки Стейси горели. Жаль, что они не близкие подруги, потому что ей так хотелось поговорить с кем-нибудь. Она не сомневалась, что более опытная женщина, такая, как Мадлен, была бы в состоянии помочь ей разобраться с ее противоречивыми эмоциями.

— Стейси, признайся, он не обидел тебя?

— Нет, не в этом дело. Я поднимусь в номер. Уже поздно.

— Сейчас лишь полночь, и мы не пойдем наверх, пока ты не расскажешь мне, почему у тебя такой расстроенный вид. — Мадлен взяла Стейси под руку и потянула ее в сторону бара.

Мадлен быстро нашла отдельный столик, и внимательный официант уже через несколько минут расставлял перед ними несколько фруктовых коктейлей.

Стейси не знала, с чего начать и насколько можно быть откровенной с Мадлен.

— Ты переспала с ним и… — подсказала Мадлен.

Стейси поперхнулась на первом же глотке.

— Как ты догадалась?

Мадлен пожала плечами.

— Секс был хорошим? Мне не хотелось бы разочароваться во Франко. Ну, не может же такой мужчина, как Франко-Константин, оказаться паршивым любовником!

«Паршивый любовник»… Эти слова эхом отозвались в сознании Стейси. Она вспомнила, как подарила свою девственность самому популярному парню из своей очередной школы, лучшему спортсмену, который добивался ее до тех пор, пока она не сдалась. Она посчитала, что так ее легче примут в новой школе. Но сразу же после их первой интимной связи он бросил ее и растрезвонил всем, что она «паршивая любовница». Мадлен взяла ее за руку.

— Ты опять побледнела. Расскажи мне все по порядку, Стейси, или я вызову полицию, потому что начинаю думать, что он вынудил тебя делать что-то такое, чего тебе совсем не хотелось.

— Нет, Мадлен. Не надо вызывать полицию. Да, мы спали вместе, и секс не был паршивым. И он ничем не обидел меня и ни к чему не принуждал. Это правда.

— Так он бросил тебя?

— Нет.

— Тогда не вижу проблем. Тебе ведь было хорошо с ним?

Стейси почувствовала, как румянец заливает ее щеки. Она кивнула.

— А что может быть лучше, чем быть с парнем, который доставляет тебе удовольствие? Ведь он не женат?

— Нет.

— Стейси, в мире полным-полно мужчин, которые могут заставить женщину почувствовать себя последней тварью. Ты должна держаться за хорошего парня, если у тебя есть такая возможность.

Стейси вспомнила, как Кэндис говорила что-то о тяжелом разрыве Мадлен с любимым человеком. Она инстинктивно накрыла руку Мадлен своей.

Ее отношения с Франко никому не могут навредить. У них простая финансовая сделка: только страсть и никаких обещаний. И все это лишь на месяц. Впервые за последние несколько часов она улыбнулась.

— Спасибо, Мадлен. Мне хотелось услышать именно это.

— А зачем еще нужны подруги?

Подруги.Стейси благодарно кивнула. Когда она уедет из Монако, у нее останутся подруги и хорошие воспоминания о сексе. И у нее будут хорошие деньги, и впервые в своей жизни она сможет обзавестись собственным домом. Может быть, не так уж все и плохо!


— Сегодня днем все должны немного поспать, — сказала Кэндис за завтраком в пятницу. Она положила свой сотовый телефон на журнальный столик. У Кэндис, единственной из них, был мобильник, который работал в Монако. Американские сотовые телефоны здесь не работали.

— И с какой стати у нас в программе намечается тихий час? — спросила Стейси.

— Франко повезет нас сегодня вечером в «Джимми». Он говорит, что клуб начинает работать не раньше полуночи.

Франко! Опять Франко… И повсюду Франко! А ведь она уже думала о том, когда снова увидит его, ведь они не условились о встрече.

— Я свяжусь с тобой, — только и сказал он, выходя из отеля.

Ей не хотелось весь следующий день просидеть в своей комнате и прождать его звонка, поэтому с самого утра она отправилась исследовать самую старую часть страны — Монако-Вилль. В полном одиночестве она бродила по улицам древней столицы княжества. Наблюдая за сменой дворцовой стражи, она думала о том, какова вероятность встретить здесь Франко. Но с какой стати именно сегодня ему приспичит посетить великолепный королевский Дворец или музей восковых фигур? Вероятнее всего, он уже все это много раз видел раньше. Кроме того, наверное, сейчас он находится в своем офисе.

В отель она вернулась вечером. Но от Франко не было никаких сообщений. Стейси поужинала с Кэндис в кафе на улице и рано легла спать. Но, проворочавшись всю ночь, так и не смогла как следует уснуть.

И как только она может тосковать по мужчине, которого почти совсем не знает и который так мерзко поступил с ней?


— Это характерно для мужчин, — продолжала Кэндис, — он был озадачен, когда я спросила его, как нам одеться.

Стейси достала один из своих путеводителей, нашла клуб и прочитала вслух:

— «Джимми» — престижный танцевальный клуб, где собирается высшее общество. Стиль одежды неофициальный, но желательны эксклюзивные модели.

В гардеробе Стейси не было ничего подобного.

— Вы все можете пройтись по магазинам после посещения Океанографического музея и Собора, — предложила подругам Кэндис. — А у меня встреча со стилистом.

Стейси не могла купить себе дорогую одежду, и ей не хотелось, чтобы Кэндис тратилась на нее.

— Я подберу что-нибудь из своей одежды, — объявила Стейси подругам, собравшимся в магазин.

Позже, когда она, не переставая думать о Франко, перебирала платья, раздался звонок в номер. Открыв дверь, она увидела сотрудника отеля.

— Пакет для госпожи Ривес, — торжественно провозгласил тот.

Стейси приняла большую, завернутую в цветную бумагу коробку. Закрыв дверь, она прислонилась к косяку, полностью уничтоженная — только Франко мог прислать это, — потом вздохнула и понесла подарок к себе в спальню. Дрожащими руками развязала ленточку и открыла коробку.

Сверху лежала записка:


Для сегодняшнего вечера.


Ни кому, ни от кого. Но почерк тот же самый, что и на карточке, вложенной в букет цветов, присланных Франко. Франко… Ей стало трудно дышать. Подняв лавандовые салфетки, она увидела костюм цвета Средиземного моря, которое было видно из окон их отеля.

Она вынула мягкую, шелковую кофточку и положила ее на кровать. За ней последовала расшитая бисером юбка.

В коробке лежало еще несколько свертков. Она развернула самый большой из них и обнаружила босоножки, по цвету точно подобранные в тон костюму. Она примерила их. Они оказались ей впору. Откуда Франко узнал размер ее ноги? Неужели Кэндис сказала ему? Или он настолько искушен в женщинах, что сам смог определить его, только глядя на нее? Вероятно, последнее.

Она открыла оставшийся пакет, и у нее перехватило дыхание. Она присела, чтобы не упасть.

Изысканное тонкое белье того же самого цвета, что и все остальное.

Зачем он купил все это? Может быть, она что-то упустила? Или это тоже является частью их сделки?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Мудрый человек на его месте выбрал бы другую женщину, подумал Франко, входя в отель «Рейнард» за несколько минут до полуночи. Стейси заставила его почувствовать гораздо больше, чем просто секс с роскошной женщиной. Такого не должно больше повториться.

Он игнорировал ее вчера только для того, чтобы доказать самому себе, что может легко обойтись без нее, но потерпел полный крах. Она настойчиво вторгалась в его мысли. Если бы его родовое имение и компания не были под угрозой, то он простился бы с нею немедленно. Но по условиям пари с отцом у него было всего два месяца, чтобы найти женщину, которая подходила бы по своим критериям и ему, и его отцу.

Кивнув швейцару, Франко вошел в лифт. Сегодня вечером не будет никаких разговоров. Он будет танцевать со Стейси в переполненном, шумном клубе. Позже он отправит ее подруг в отель и отвезет Стейси к себе на виллу, где у них будет стандартный секс. Затем он посадит любовницу в такси, которое умчит ее в отель. Одну.

Он не хотел знакомиться с ней ближе и вовсе не старался понять, как могло получиться, что она, такая привлекательная и умная, совершенно не осознавала своей привлекательности.

Дверь в номер ему открыла Стейси, и у него замерло сердце. Он широко раскрыл глаза, глядя на ее распущенные яркие волосы, на стройную фигуру в дорогом костюме, который он прислал ей, на длинные ноги и накрашенные розовые ногти на пальцах ее ног.

— Ты восхитительна, топ gardenia, —вырвалось у него.

Ее щеки порозовели от удовольствия, и она опустила голову.

— Спасибо. Но все это благодаря прекрасной одежде, которую ты прислал мне. Спасибо. Но… не нужно было делать этого.

— Цвет костюма соответствует цвету твоих глаз, — перебил он ее.

Он наклонился и поцеловал ей руку. Затем надел на запястье бриллиантовый браслет, который она отказалась взять в прошлый раз.

— Это Франко? — раздался голос Кэндис.

— Да.

— Уже идем, — отозвалась Мадлен.

— Мне надо взять сумочку, — пробормотала Стейси и направилась в спальню.

Франко смотрел ей вслед, любуясь грациозностью ее походки. Неровный край юбки кокетливо покачивался, обнажая ноги. Франко прекрасно знал, какое роскошное тело скрывается под костюмом. Он поймал ее взгляд, когда она вернулась. И так и не смог отвести от нее глаз, когда они спускались в лифте. То, что он настолько очарован ею, — дурной знак. Но это временно, убеждал он себя. Он обязательно справится с собственной слабостью.

В лимузине Франко сел со Стейси, ее подруги устроились на сиденьях напротив.

— Винсент просил передать вам, чтобы вы танцевали либо с женщинами, либо с уродцами, — обратился он к Кэндис.

Его слова всех рассмешили. Когда лимузин остановился у клуба и все вышли, Франко придержал Стейси за локоть.

— Ты будешь танцевать только со мной.

Она кивнула.

Хозяйка провела их к столику. В темном зале играла негромкая музыка. На площадке в центре танцевали несколько пар. Франко было интересно, что думает Стейси об обстановке клуба в стиле ретро, но решил, что это не имеет значения. Ее вкусы не входили в условия их сделки.

Он заказал всем напитки и с нетерпением ждал того времени, когда сможет остаться со Стейси наедине. Женщины привыкали к атмосфере клуба, болтая и украдкой показывая друг другу на знаменитостей. Через час даже застенчивая Эмили оказалась на танцполе. Наконец и Франко предложил Стейси руку.

К счастью для него, медленных танцев было немного, иначе ему пришлось бы туго. Поначалу Стейси казалась застенчивой, но свободная обстановка и вино постепенно раскрепостили ее.

Когда он выбирал для Стейси одежду, то понятия не имел, насколько сексуально она в ней будет смотреться и какое сильное воздействие это окажет на него; похоже, тщательно срежиссированный им вечер пойдет по иному сценарию. Быстрым сексом ему теперь не обойтись! При каждом пируэте ее юбка поднималась, обнажая стройные ноги. И он был далеко не единственным мужчиной, который заметил это!

Эта непонятная женщина постоянно вносит коррективы в его планы!

Франко притянул Стейси к себе и легко поцеловал в губы.

— Ты танцуешь так же сексуально, как и занимаешься любовью.

От неожиданности Стейси вздрогнула. Как он мог прочитать ее мысли?

В течение двух часов, пока они танцевали, она только и думала о том, как сексуально он двигается, будто делает ей приглашение, которое с каждой секундой все больше хотелось принять. Вчера ей казалось, что после столь долгого времени, проведенного в его кровати, она не будет желать его снова. Но она ошиблась… все ее тело уже изнывало от желания, которое ей было незнакомо до встречи с Франко.

Их танец становился слишком интимным. Крепко прижатые тела, ищущие друг друга губы…

Стейси заметила, что люди начали коситься на них.

Несколько женщин танцевали рядом с ними, стараясь привлечь внимание Франко. Но тот не замечал их, поскольку не сводил глаз со Стейси.

Она начала даже гордиться тем, что он выбрал именно ее.

От острого желания заняться любовью у нее пересохло в горле.

Будто прочитав ее мысли, Франко повел ее к столику.

— Заказать напитки, топ gardenia?

— Воду, пожалуйста.

Он подозвал официанта и заказал напитки для Стейси и ее подруг.

Когда Стейси села, он пристроился рядом. У нее перехватило дыхание, когда его рука легла на ее колено.

— Ты хочешь уйти отсюда?

Не только хотела, но и мечтала об этом. Как можно скорее оказаться в объятиях Франко!

Он убрал руку, так как к ним подошли Мадлен и Кэндис. Стейси почувствовала легкое разочарование.

С тобой определенно что-то происходит, сказала она себе. И где, интересно, твоя женская гордость?

Мадлен и Кэндис сели за столик.

—  Merci,Франко, — промолвила Кэндис. — Здесь чудесно. Жаль, что с нами нет Винсента. И стыдно признаться, но мы с Мадлен уже устали.

— Вызвать лимузин?

— Мы были бы тебе благодарны.

Франко направился к выходу. Кэндис улыбнулась.

— Стейси, я вижу, что Франко делает успехи, и если он хотя бы вполовину так же хорош в кровати, как на танцполе, ты могла бы прекрасно проводить с ним время.

Стейси вспыхнула. Она уставилась на салфетку в своих руках.

— Он… действительно, хороший танцор.

— Ты едешь к нему? — спросила Мадлен.

Стейси медлила с ответом.

— Да, но я вернусь к нашей утренней встрече.

— Единственное, что у меня намечено на завтра, — это распределение мест для гостей во время обеда и репетиции. Я справлюсь сама. Так что, девушки, отдыхайте, — объявила Кэндис с самодовольной улыбкой. — Сейчас почти три утра. Я думаю, нам всем завтра надо как следует отоспаться.

Таким образом, Стейси получила разрешение провести всю оставшуюся часть ночи с Франко. Обрадовала ли ее эта новость? Да. Стремительность собственного ответа удивила и встревожила девушку. Она слишком легко вошла в роль любовницы богатого мужчины.


— Следуй за мной, — приказал Франко тридцать минут спустя.

Было так темно, что Стейси не могла разглядеть даже собственную руку. Франко привел ее в свой дом и, не зажигая света, повел куда-то вниз по лестнице.

Когда они остановились, неестественная тишина оглушила Стейси. Или, возможно, громкое биение ее сердца заглушило все звуки? Может ли она доверять стоявшему рядом мужчине?

Внезапно перед ее взором открылся водопад, освещенный лунным светом. И только тогда она услышала шум падающей воды.

«Часть бассейна находится за водопадом. Я хотел бы именно тамзаняться с вами любовью», — сказал ей Франко всего лишь два дня назад.

Ее чувства обострились до предела. Раньше она никогда не испытывала ничего подобного.

Лунный свет проникал через льющийся каскад воды, а нежный бриз приносил с собой аромат цветов.

Стейси огляделась. В темноте она едва заметила Франко. Он щелкнул выключателем, и водопад замерцал сотнями сверкающих искр.

Франко внимательно посмотрел на Стейси. Затем снял ботинки и носки и взялся за пуговицы своей рубашки. Потом стянул брюки и снял боксерки. Он стоял перед нею, сражая ее наповал своей прекрасной наготой.

— Теперь твоя очередь.

Стейси никогда в жизни не раздевалась сама перед мужчиной. И никогда никто не смотрел на нее таким горящим, жаждущим взором. Набравшись смелости, она взялась за молнию на юбке. Пальцы ее почти не слушались. Наконец освобожденная юбка упала к ее ногам. Она переступила через нее и сняла туфли.

Стейси почувствовала тепло руки Франко на своей талии, и сердце ее замерло. Она не слышала, как он подошел к ней. Он принялся нежно гладить ей спину. Кровь прилила к лицу Стейси, и она попыталась успокоить воспаленную кожу холодными руками.

Но все напрасно. Она уже не могла контролировать ни разум, ни собственное тело.

Взявшись пальцами за низ ее блузки, Франко пробормотал что-то по-французски и стянул ее через голову Стейси.

— Повернись, — приказал он глубоким бархатным голосом.

Она повернулась к нему на дрожащих ногах. Как ему удалось так сильно снова возбудить ее, почти не прилагая к этому особых усилий?

— Сними это.

Стейси расстегнула и сняла лифчик. Франко взглядом ласкал ее грудь.

— И остальное.

Она сняла оставшийся маленький лоскуток.

Франко кивнул на бассейн. Стейси шагнула на первую ступеньку, вторую, третью… Когда вода достигла ее бедер, Франко присоединился к ней и, опустившись на многоместное сиденье, протянул руку Стейси. Вскоре она оказалась у него на коленях.

Пузырьки воды, струящиеся по всему ее телу, приятно ласкали его, усиливая удовольствие. Стейси казалось, что все, что Франко делает с ней, волшебно. Она оказалась в центре бурлящего водоворота.

Водоворота желаний…

Она позволит ему делать с ней все, что ему захочется. Ведь, купив ее, он купил право распоряжаться ею. Он обещал ей, что она испытает наслаждение. И сполна сдержал свое слово.

Она абсолютно забыла, что такое стыд, и думала лишь о том, как бы доставить максимальное удовольствие Франко и себе. И в высшую минуту страсти она выкрикнула его имя.

Медленно придя в себя, Стейси, обнаружила, что все еще находится в объятиях Франко. По ее лицу блуждала довольная улыбка, а ее руки доверчиво обнимали Франко за шею.

Доверие… Мысль о доверии потрясла ее, и в мгновение ока она так резко отодвинулась от Франко, что тот упал в воду. Как могла она так забыться, что полностью доверилась ему. Ведь он был воплощением всего, что она поклялась избегать в своей жизни.

— Я вызову для тебя такси. — Пожав плечами, Франко встал и вылез из бассейна.

— Кэндис сказала, что завтра я свободна. Так что я могу остаться.

Франко исчез в раздевалке, оставив Стейси без ответа. Через минуту-другую он вернулся. Его бедра были обернуты черным полотенцем, второе полотенце он держал в руке.

— У меня другие планы на этот уик-энд.

С другой женщиной? Она не имела никаких притязаний на время Франко. Если вдуматься, ее должно было радовать, что он хочет провести это время в другом месте. Но, как ни странно, она, наоборот, расстроилась.

— Одежда для тебя висит в ванной. — Кивком головы он указал на комнату, из которой только что вышел.

Франко щелкнул рядом выключателей, и в свете ярких огней Стейси почувствовала свою наготу, будто выставленную напоказ. Ее влажная кожа быстро охлаждалась, и ей стало зябко.

— Если хочешь, можешь принять душ, потом присоединяйся ко мне. Я буду наверху, — пробормотал Франко.

Почему всего лишь несколько минут назад он был таким нежным, а теперь словно нехотя цедит слова сквозь зубы?

Сама виновата, выругала себя Стейси. Влюбилась с первого взгляда в богатого красавца. А что он за человек, и не скажешь. Да, он умелый любовник и доставил тебе неземное наслаждение… но это еще ни о чем не говорит. Помни: он купил тебя. И у него на будущую жизнь свои планы, в которых для тебя нет места.

Недовольная собой, Стейси поднялась из воды и завернулась в полотенце. Она захватила туфли, сняла со скамьи одежду и, толкаемая любопытством, отправилась в огромную ванную комнату. Большая стеклянная душевая кабина на одного человека, деревянная сауна и большой стол для массажа. У Франко есть личная массажистка?

Платье цвета морской волны без рукавов с большим треугольным вырезом висело в открытом шкафу рядом с белыми махровыми халатами. Натуральный шелк, тогда как все ее платья были из хлопка. Модель от дизайнера, а не ширпотреб. Кроме красивых, но непрактичных босоножек, лежащих в коробке на полу, одежда была именно того стиля, который она выбрала бы для себя, будь у нее неограниченный бюджет. Платье было великолепным, но она не могла понять, почему Франко продолжает делать ей подарки.

Стейси посмотрела на себя в зеркало. Косметика смазалась, волосы растрепаны. Она с тяжелым вздохом сложила одежду на стуле, умылась и расчесала волосы. Затем сняла бриллиантовый браслет и, положив его на длинный мраморный столик, замерла. Ее часы!Стейси охватила паника. Где она могла оставить их?

Она вернулась к бассейну, но там их не оказалось. Часы недорогие, но их ценность не могла быть измерена в долларах. Сегодня она точно надевала их. Она могла потерять их в любом месте, где была этим вечером.

Возможно, Франко поможет отыскать их. Она вернулась в ванную комнату и быстро надела костюм, в котором была этим вечером, и отправилась на поиски Франко. Лестница привела ее к прихожей, и Стейси услышала голос Франко, доносившийся из гостиной. Он положил телефон на подставку, пригладил влажные темные волосы и повернулся к Стейси.

— Что-то не так? — Он был в джинсах и черной рубашке поло. — Такси может приехать только через час, поэтому я сам отвезу тебя. Почему ты не надела платье, которое я для тебя приготовил?

— Я уже говорила тебе: ты не должен делать мне подарки. Если я и согласилась принять этот костюм, то только потому, что у меня не было подходящей одежды для такого клуба… — Она пожала плечами. — Пойми, мне ничего не надо.

Он сжал губы.

— А бриллиантовый браслет?

— Я оставила его на столике в ванной. Он очень красив, но неприемлем для простого бухгалтера. Я нигде не бываю. Не носить же его на работе.

Гнев Франко сменился удивлением.

— Ты собираешься работать, когда вернешься домой?

— Конечно. — Как только найду работу. — После того как я заплачу налоги на доходы и куплю дом, у меня не останется достаточного количества денег, чтобы жить праздной жизнью.

— Какую работу ты внесешь в список в качестве источника твоего дохода?

Хороший вопрос. Она вертела в руке тонкий золотой ремешок своей театральной сумочки.

— Ты же понимаешь, что открытие счета в банке на миллион евро может вызвать неожиданный интерес налоговой службы. А я не настолько глупа, чтобы держать такое количество наличных в своей квартире.

Он промолчал.

— И еще, Франко, я потеряла часы. Ты не мог бы дать мне номер телефонов тех мест, где мы были с тобой сегодня? Часы недорогие, но… мои любимые.

— Я сам везде позвоню.

— Спасибо. — Она согласилась, потому что незнание местного языка могло бы стать проблемой.

Франко взял маленькую пластмассовую коробочку и протянул Стейси.

— Возьми это. Я настаиваю. Это сотовый телефон. Я уже записал туда все свои номера.

Она застыла в нерешительности. Телефон мог бы пригодиться ей, например, когда понадобится срочно связаться с Кэндис.

— Я могу по нему звонить кому-то еще?

— Только не своему американскому любовнику, — ответил он неестественно резко.

Она взяла коробку и, заглянув внутрь, увидела шикарную, серебристо-зеленого цвета трубку.

— Я имела в виду Кэндис. И у меня нет никакого американского любовника. А если бы был, я бы не связалась с тобой.

Он опять посмотрел на нее так, будто не поверил. Она начинала привыкать к этому.

— Поехали, — коротко сказал он.

Они вышли на улицу и сели в машину.

— Почему ты выбрал Массачусетский технологический институт?

— У них высокий уровень обучения.

— Неужели не было другого университета поближе?

Он долго не отвечал.

— Моя мать родом из Бостона, и мне хотелось побывать там.

Стейси вздрогнула от неожиданности.

— Так ты американец?

Он так долго не отвечал, что казалось, будто не хочет поведать ей о своей личной жизни.

— Во втором поколении. Моя мать встретила моего отца, когда приезжала к своему кузену в Авиньон.

— Ты был близок со своей матерью?

— Она умерла, когда мне было три года, — сухо ответил он.

— Сочувствую.

Свет уличного фонаря осветил его напряженное лицо.

— А твоя?

Ужасный образ промелькнул в голове Стейси. Она крепче закрыла глаза.

— Моя… умерла, когда мне было девятнадцать.

— Она оставила тебе деньги на образование?

— Нет. Я работала неполный рабочий день, в одной компании и благодаря этому могла оплатить учебу. Потребовалось шесть лет, чтобы закончить колледж.

Франко остановился у отеля.

— В этот уик-энд меня не будет в городе. В понедельник вечером без четверти шесть за тобой приедет машина и отвезет тебя ко мне домой.

— Я с нетерпением буду ждать этого момента, — сыронизировала она.

Самое грустное заключалась в том, что ее ответ не был ложью и ей действительно казалось, что понедельник наступит очень не скоро.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Я нашел ее, — крикнул Франко, входя в замок.

Арман отложил книгу и поднялся с дивана, чтобы обнять сына.

— Франко, я не ожидал тебя. Если бы ты позвонил, мы бы вместе позавтракали.

Он и сам не знал, что приедет, но был убежден, что ему необходимо некоторое время побыть вдали от Стейси. Она смутила его своей невероятной сексуальностью и противоречивым поведением. Надо побыть одному и понять, что же она представляет собой на самом деле, без ореола сексуальности.

— Позже я сам зайду на кухню. Где Ангелина?

— Поехала в Марсель за покупками.

Ах, да. Именно для этого Франко сейчас здесь. Напомнить себе, что за мнимой любовью каждой женщины скрывается ее продажность, коварство и жадность.

Взять, к примеру, его собственную мать. Отец ни разу не говорил о ней ничего плохого. Но Франко всегда хотел узнать, какой она была. Как-то раз во время университетских каникул он занялся изучением полицейских отчетов и газетных статей и обнаружил, что его мать часто посещала светские приемы, причем ходила туда без мужа и ни в чем себе не отказывала. Ни в выпивке, ни в кокаине, и кто знает, в чем еще… Она и умерла на одном из таких приемов от передозировки кокаина. Ей было всего двадцать шесть лет.

Отец передал ему бокал вина.

— Ну, расскажи мне об этой молодой особе.

— Ее зовут Стейси. Она — бухгалтер из Америки, подруга невесты Винсента. В свободное время занимается трудными подростками.

— И?

— Я сделал ей предложение, как мы с тобой и договаривались, и она согласилась. — Он умолчал о том, что она приняла далеко не все его подарки. Хотя это еще ни о чем не говорит. Скорее всего, это показная честность, просто хитрая уловка. Какой дурак будет сообщать о миллионе евро налоговой службе, чтобы заплатить налог, равный почти половине суммы?

— Она привлекательна?

Образ Стейси, выходящей, подобно Венере, из бурлящей воды его бассейна, тут же предстал перед ним. Ручейки воды, словно хрустальные, стекали по ее коже, вызывая во Франко острое желание.

— Это сделка, папа.

— И все же ты — здесь, а где… она?

— В Монако. Винсент балует свою невесту и трех ее подружек, заранее оплатив месяц их пребывания в отеле «Рейнард». Вчетвером они занимаются подготовкой свадьбы. Стейси — одна из подружек невесты.

— Кстати, как Винсент? Он оправился после несчастного случая?

Винсент приезжал к ним несколько раз во время каникул. Франко также посетил его дом в Бока-Рейтоне, во Флориде. Это Винсент предложил Франко перевести свою фирму «Мидас» в княжество Монако, потому что здесь имеются большие льготы при уплате налогов.

— Он совершенно здоров, и после операции и восстановительных процедур работоспособность его правой руки восстановлена на восемьдесят процентов.

— А невесту не смущают шрамы на его лице и теле?

— Она была его больничной медсестрой. Когда они познакомились, он выглядел гораздо хуже, чем теперь.

Да, она много потратила сил и времени, чтобы поставить его на ноги, подумал Франко, но, скорее всего, она старалась так потому, что «Рейнард» — это многомиллиардная корпорация, включающая девяносто роскошных отелей, разбросанных по всему земному шару.

— Я жду встречи с ним и с его невестой. А еще я хочу увидеть твою… Стейси. Ты привезешь ее сюда?

Эта мысль поразила Франко.

— Не вижу в этом необходимости.

— Но я хочу этого. А ты и в самом деле хотел бы жениться на ней, если бы она отказалась от денег?

— Да, только она уже не отказалась от них.

— Ты уверен в этом?

— Вполне.

— Когда нужно заплатить деньги?

— На следующий день после свадьбы Винсента.

Прежде чем отец отвернулся, Франко успел заметить улыбку на его лице.

— Только помни о нашем соглашении, сын.

— Как я могу забыть?

И действительно, как? Когда он вернется к Монако, он докажет Стейси, как выгодно быть любовницей богатого мужчины. И она сама начнет требовать от него подарки вместо того, чтобы отказываться от них.

Потом она возьмет деньги и навсегда исчезнет из его жизни.


Одна в доме Франко.

Стейси в нерешительности стояла посреди холла. Следует ли ей скромно ожидать хозяина в гостиной, как и подобает вежливой гостье, или же использовать это время, чтобы побольше узнать о Франко? Быть ищейкой не очень-то благородное занятие, но после того, что она узнала о своем отце… Ее била дрожь при воспоминании об этом.

Ей необходимо получить о Франко-Константине любую информацию, ведь от этого зависела ее безопасность.

Стейси покинула холл и направилась к спальне.

На какое-то мгновение укол совести заставил ее остановиться, но затем, глубоко вздохнув, она пошла дальше. В спальне царил образцовый порядок. Никаких фотографий или безделушек, которые могли бы рассказать о хозяине. Только роскошные полотна с изображением классических пейзажей. Она не станет шарить в его тумбочках.

Девушка осторожно открыла дверь гардеробной, которая была размером со спальню ее квартиры. Вся одежда, аккуратно развешенная на стойках, была мужской, обувь рядами стояла на полках. Тоже ничего особенного.

Она вернулась в холл и на всякий случай посмотрела в окно. Автомобиля Франко видно не было, а значит, у нее еще есть время. Пройдя мимо лестницы, она увидела открытую дверь и заглянула в комнату. Кабинет Франко. Большой темный деревянный стол, высокие книжные полки, расположенные на двух противоположных стенах, двойные французские двери, выходящие в патио.

Внимание Стейси привлекла пара фотографий, стоящих на одной из полок. Она взяла одну из них. На ней были сняты Франко и Винсент Рейнард на фоне живописного замка. Стейси узнала Винсента по той фотографии, которую Кэндис показывала ей. Но эта фотография, по-видимому, была снята еще до несчастного случая. Здесь он просто красавец. Франко выглядел по крайней мере на десять лет моложе, чем сейчас, и на лице его светилась искренняя и удивительно красивая улыбка, а не та циничная ухмылка, к которой она привыкла.

Стейси поставила фотографию обратно.

На второй фотографии был снят мужчина, который привел ее в замешательство. Он был похож на Франко, но значительно старше, и его волосы были седыми. Отец Франко? Наверное.

Медленно поворачиваясь, она осмотрелась вокруг, но не нашла ничего такого, что бы говорило о бывшей жене Франко. Она вернулась в вестибюль и в нерешительности посмотрела на лестницу. Хватит ли у нее смелости подняться наверх? Что, если Франко вернется домой, пока она будет там? Как она объяснит свое любопытство, не рассказав ему, что проникла в дом своего отца после смерти ее матери и то, что она обнаружила там, напугало ее?

Франко ничего не должен знать о ее трагическом прошлом или о том, что ее отец, скорее всего, был психически неуравновешенным человеком. Никто не должен узнать об этом.

Ее безрезультатный поиск подтверждал заявление Франко, что он переехал сюда после развода, если только наверху тоже ничего нет. На самом деле Стейси не заботила его жена, она просто хотела удостовериться, что Франко не тот человек, который может использовать деньги и власть во вред другим людям.

Но если он такой положительный, богатый и красивый и может запросто влюбить в себя любую женщину, то почему же он выбрал именно тебя?

Этот вопрос не мог не взволновать ее.

Звук подъезжающего автомобиля заставил ее сердце забиться сильнее.

Почему она с таким нетерпением ждет его? Ведь он использует ее в качестве… проститутки.

Франко вылез из автомобиля, увидел в одном из окон Стейси и помахал ей.

Комок образовался в ее горле. У него в руках была маленькая белая сумка, ручками которой служили розовые ленточки.

Еще один подарок, от которого ей придется отказаться?

И зачем она так делает? Если заложить в ломбарде один только бриллиантовый браслет, то можно купить машину. Но они договорились о цене, и принимать дорогие подарки, не входящие в условия их сделки, казалось ей неэтичным… Как будто могло быть что-то еще более неэтичное, чем их сделка. Ирония судьбы не избежала ее. Однако после окончания их сделки ей надо будет жить в согласии со своей совестью, а это и означает установление правил и их выполнение. Хотя это нелегко. В прошлом ей дарили очень мало подарков. И самый дорогой и важный из них она потеряла.

Стейси вытерла влажные ладони о юбку и открыла входную дверь. Если бы они с Франко были настоящими возлюбленными, она побежала бы ему навстречу и бросилась к нему на шею. Вместо этого она стояла в дверях, словно замороженная, и не знала, чего он ожидает от нее.

Когда он подошел к ней и стал внимательно рассматривать ее блузку цвета лаванды, фиолетовую юбку и туфли на низких каблуках, она почувствовала себя неряхой, и ей было жаль, что она сейчас не одета в то красивое платье без рукавов, которое он хотел подарить ей.

— Привет.

—  Bonsoir,Стейси. — Он обнял ее за талию, прижал к себе и жадно поцеловал. В оцепенении она ухватилась за отвороты его пиджака. Но страстный поцелуй пробудил ее чувства.

К тому времени, когда он отпустил ее, у нее кружилась голова и пульс мчался галопом. Франко прошел в холл, положил сумку на стол и отправился в кухню.

Стейси посмотрела на сумку. Ее разбирало любопытство. Может быть, это вовсе не для нее. Она закрыла входную дверь и последовала за Франко.

Он снял пиджак и положил его на стойку. Потом взял бутылку мартини, потряс ею, разлил вино по бокалам и один поставил на стойку перед Стейси. Ее брови удивленно поднялись.

— Я заметил, что ты никогда не пьешь больше одного бокала вина за обедом и что в клубе ты заказывала только фруктовые напитки или воду, — сказал он.

— Да, это правда.

— Попробуй это.

Стейси поднял бокал и сделала глоток. Шоколад, вишня и ваниль смешались на ее языке.

— Очень вкусно.

— Этот ликер специально изготовлен для наполнения конфет «Мидас». — Он вынул из внутреннего кармана пиджака несколько карточек с золотым ободком и положил на стойку. — Это билеты на летний бал, который состоится в эту субботу.

— Летний бал?

— Это ежегодное благотворительное, мероприятие проводится в честь открытия летнего сезона Спортивного клуба в Монте-Карло. Там собирается вся европейская аристократия, включая королевские семьи. Вы со своими подругами сможете увидеть там принца.

Она ахнула.

— Принца Монако?

Она слышала, что считалось вполне нормальным увидеть членов королевской семьи на улице или на спортивных мероприятиях, но тем не менее встретить их…

— Но у меня нет подходящей одежды.

— Я позабочусь об этом.

— Нет, это невозможно.

— И у тебя, и у твоих подруг будет соответствующая этому случаю одежда, — добавил он.

Она вздохнула. Он сознательно загнал ее в угол.

— А если я откажусь, тогда Кэндис, Мадлен и Эмили не попадут на бал?

Франко пожал плечами.

— Tout a un prix.

Все имеет свою цену, перевела она. Ну как она может подвести своих подруг? Ведь это уникальная возможность.

— Хорошо. Я принимаю твое предложение от имени моих подруг.

Вот так. Конечно, это не очень-то любезно. Но она не хотела, чтобы ею манипулировали.

—  Bien.— Он вышел и вернулся с белой сумкой. — Это тебе. — Он поднял руку, давая понять, что никаких возражений слушать не намерен. — Открой, прежде чем начнешь отказываться.

Она неохотно взяла сумку, вынула маленькую коробочку, открыла ее и ахнула. Ее часы!Прижимая их к груди, она отвернулась от него, изо всех сил пытаясь сдержать слезы облегчения. Он не мог знать, что эти часы значили для нее.

— Спасибо.

— Пожалуйста. Водитель лимузина нашел их. Браслет был сломан. Его заменили новым, практически неотличимым от прежнего.

— Мама подарила их мне, когда я закончила школу. Это было последнее, что она подарила мне перед тем, как… — Комок в горле не дал договорить.

Франко погладил Стейси по волосам, развернул к себе лицом н приподнял ее голову за подбородок.

— Я рад, что удалось найти их. Теперь допей вино и пойдем вниз. Тебе надо раздеться, так как через десять минут придет массажистка.

— Массажистка? — Стейси не хотела, чтобы кто-то, кроме Франко, касался ее обнаженного тела. По этой причине она даже не ходила вместе со своими подругами на массажные процедуры.

Медленная улыбка изогнула его губы.

— А я буду наблюдать. И после того, как массажистка уйдет, я собираюсь заняться с тобой сексом на массажном столе.


Мой бог! Он почти обнял ее. Франко наблюдал за фарами такси, уносящего Стейси в ночь. Какой же он дурак, если его можно разжалобить слезами благодарности. И все же, когда Стейси смотрела на него сквозь слезы, прижимая дешевые часы к своей груди, он чуть не уступил своему желанию обнять ее и увести в спальню.

Он не доверял слезам. Слезы — один из видов оружия в арсенале женщин. Лизетт часто использовала слезы, чтобы получить то, что ей хотелось, пока они были женаты.

Стейси Ривес ничем не отличается от других женщин. Он просто еще не до конца выяснил ее стратегию. Но обязательно выяснит. А тем временем будет использовать ее красивое тело по вечерам, а на ночь отправлять в отель, пока не пресытится ею.


— Погляди! Это и есть принц Уильям? — тихо спросила Эмили.

Подруги наблюдали за известными людьми, собравшимися в Зале Звезд Спортивного клуба в Монте-Карло. Стейси посмотрела туда, куда указала Эмили, и увидела высокого блондина с аристократическим лицом. Стейси никогда серьезно не интересовалась королевской семьей. Вполне вероятно, что она не узнала бы принца, подойди он к ней на улице.

— Возможно, — ответила Стейси.

К этому времени Стейси узнала по крайней мере дюжину американских кинозвезд, двух рок-звезд и хозяина ночного ток-шоу.

— Ты не хочешь рассказать мне, как достала билеты на этот бал? — спросила Кэндис, одетая в потрясающее атласное платье цвета платины. — Винсент сказал, что билеты практически невозможно купить, если только ты не мировая знаменитость или супербогач.

Стейси взглянула на подруг, одетых в роскошные вечерние платья, которые оплатил Франко. Он назвал Стейси один из элитных магазинов и добавил, что хозяйка позаботится о них.

— Спросите у Франко.

— Значит, у тебя с Франко что-то серьезное? — поинтересовалась Эмили.

Стейси провела рукой по цветочному бисерному украшению на рукаве своего бирюзового платья, обдумывая ответ, который не шокировал бы ее подруг. А сказать им правду она не была готова.

— Нет, ничего серьезного. Обычный курортный роман.

— Ты уверена? — спросила Кэндис. — Хозяйка магазина сказала тебе, что Франко попросил ее подобрать для тебя одежду, подходящую к цвету твоих глаз.

Щеки Стейси загорелись румянцем. Да, ей хотелось выглядеть привлекательной для него. И что в этом плохого? Она начинала понимать, что он отнюдь не был высокомерным снобом. Ведь иначе он не отыскал бы ее часы, не починил бы к ним браслет, не устроил бы ей и ее подругам такой великолепный вечер.

Она пожала плечами.

— Да, он подарил мне платье, но это ровным счетом ничего не значит. Он так богат, что это для него мелочь. Мне не хотелось портить ему настроение отказом.

— Ага, — с явным недоверием пробормотала Мадлен. Она выбрала для вечера маленькое черное платье. — Смотри, не влюбись в него, Стейси. Помни, через две недели нас уже здесь не будет.

— Не волнуйтесь за меня.

Она посмотрела в толпу, ища Франко. О боже, как же он красив в смокинге!

Желание вспыхнуло в его глазах, когда она приблизилась к нему. Его взгляд на несколько задержался на ее декольте.

— Ты великолепна, топ gardenia. —Он, как всегда, склонился и поцеловал ей руку.

Прежде чем она вновь обрела дар речи, он повернулся к ее подругам:

—  Bonsoir, mesdemoiselles.Вы все сегодня прекрасны. И лимузин, как обычно, в вашем распоряжении. Вы простите меня, если я украду Стейси на танец?

Не дожидаясь ответа, он повел ее за собой. Стейси оглянулась через плечо и увидела, как все трое подняли в знак одобрения большие пальцы.

На танцполе Франко обращался с ней так, что Стейси почувствовала себя не одиноким безработным бухгалтером, а настоящей принцессой, не вылезающей из королевских балов.

Ощущение, что и говорить, приятное, но надо помнить, что это не так. Это лишь сказка на месяц.

Стейси запустила пальцы в волосы Франко и испытала волну горделивой радости, когда ощутила, как в ответ по его телу прошлась чувственная дрожь. Каждую ночь он учил ее чему-то новому в искусстве дарить и получать удовольствие. Ей нравилось ощущение эмоциональной власти над ним, но, с другой стороны, она понимала, что ее собственная защита с каждым днем становится все слабее.

Они медленно двигались в такт музыке. Франко крепко прижимал Стейси к себе, вдыхая аромат ее духов.

—  Fai manque ton parfum.

Немного отклонив голову, она внимательно посмотрела на него. Его затуманенные страстью глаза лучше всякого переводчика объяснили ей смысл его слов.

И все же ей стало любопытно.

— Что ты сказал?

— Мне не хватало твоего запаха. Или, если хочешь, можно перевести иначе: ты вкусно пахнешь. Так бы и съел.

— Ты тоже.

— Мы останемся здесь, пока не приедет Винсент, а затем сбежим, хорошо? Я хочу поскорее остаться с тобой вдвоем.

Она вздрогнула от неожиданности.

— Сюда приедет Винсент? Надо предупредить Кэндис.

— Не стоит. Это — сюрприз. Он может появиться в любой момент. — Франко наклонился к ней. — Завтра я еду в Авиньон. Ты поедешь со мной.

Ей очень хотелось увидеть город, где вырос Франко.

— Не знаю, смогу ли, вдруг я понадоблюсь Кэндис.

— Не волнуйся, я уже обсудил это с Винсентом. Он не видел свою невесту целый месяц и заверил меня, что в ближайшие несколько дней не выпустит ее из постели.

Стейси сглотнула застрявший в горле комок. Франко хотел ее и даже не пытался скрыть своих желаний. Интересно, а как бы они относились друг к другу, скажем, через год или два? Сколько вообще может длиться столь сильная страсть? Ей никогда не узнать ответа на свой вопрос.

Ее щеки горели, и она уткнулась лицом ему в шею. Как он сумел превратить ее из сдержанной женщины в горячую вакханку, жаждущую секса?

— Винсент приехал.

Красивый мужчина с каштановыми волосами быстрым шагом шел по залу. Он был похож на человека с фотографии, которую она видела у Франко. Когда он повернул голову, Стейси увидела следы ожогов на его лице.

Извинившись, Франко направился к нему навстречу и обменялся с ним крепким рукопожатием. После короткого разговора он вернулся и, взяв Стейси за руку, повел ее куда-то.

— Куда мы идем?

— За невестой. — Они подошли к группе женщин в дальнем углу зала. — Извините, mesde-moiselles.Я должен забрать Кэндис.

Кэндис нахмурилась.

— Что-то случилось?

—  Non.Я должен вас кое-кому представить.

Он повел Кэндис к выходу и остановился на нижней площадке лестницы, где их ожидал Винсент. Глаза Винсента наполнились нежностью при виде своей невесты. Он подхватил ее в охапку и закружил по площадке.

Внезапно Стейси испытала странное чувство зависти, ей внезапно тоже захотелось выйти замуж, хотя раньше это ее нисколько не волновало. Наоборот, одиночество представлялось ей наиболее спокойным, а потому разумным образом жизни. А теперь он уже почему-то не казался ей особенно привлекательным.

После окончания сделки с Франко у нее появится свой дом. Но он будет пустым.

Она никогда не позволит себе влюбиться. Никогда не разделит надежду, радость и ожидание ребенка с любимым мужчиной. То есть все то, что она прочитала в глазах Кэндис.

Стейси будет жить и умрет одинокой. И никто не станет оплакивать ее уход.

Печаль заполнила сердце Стейси. Может, нельзя быть такой трусихой и бесконечно прятаться от настоящей жизни? Набралась же она храбрости, чтобы завести подруг. Возможно, когда-нибудь она позволит мужчине войти в свою жизнь и в свое сердце?

Но только не такому расчетливому типу, как Франко, а человеку, которому сможет доверять.

Если такой мужчина вообще существует.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Несмотря на столько часов, проведенных вместе, Стейси все еще очень мало знала о Франко и потому возлагала большие надежды на знакомство с его семьей.

— Ты всегда покупаешь себе женщин? — спросила она по дороге в Авиньон.

Франко с холодной иронией взглянул на нее.

— Я никогда прежде не заключал подобных сделок.

Если он думал, что она почувствует себя особенной, то получилось наоборот. Скорее, она почувствовала себя проституткой.

— Есть спрос, и есть предложение, — продолжал он. — У тебя есть то, что я хочу купить, заплатив определенную цену. Отношения всегда имеют свою стоимость, Стейси. Если ты так не думаешь, то просто обманываешь себя. Я предпочитаю обговорить условия заранее, а не быть неприятно удивленным при разрыве.

Если бы люди заранее знали, чем кончится их роман, они бы сто раз подумали, прежде чем заводить отношения, вздохнула про себя Стейси. Ее роман со спортсменом в средней школе сильно ударил по ее чувству собственного достоинства, а недолгая связь с сотрудником и вовсе убила в ней веру в себя как в женщину. Да и мать ее заплатила неимоверную цену за то, что полюбила не того человека и вступила с ним в брак.

Стейси постаралась отогнать прочь тяжелые воспоминания и принялась тайком изучать Франко, его густые темные волосы, прямой нос, чувственные губы и твердый подбородок. Щетина уже успела пробиться у него на лице, хотя было всего лишь два часа дня.

— Как бухгалтеру, мне приходилось иметь дело с дорогостоящими последствиями разводов. Это именно то, что произошло с тобой?

Франко ответил лишь через несколько минут:

— Проблема заключалась не в деньгах. Моя жена сделала аборт, а я даже не знал, что она беременна и что не хочет иметь от меня ребенка.

Ах, вот в чем дело! — поняла Стейси. Неудивительно тогда, что он так ожесточен!

— Сожалею. Ты хотел иметь большую семью?

— Предполагается, что я должен оставить наследника.

— У тебя все еще впереди.

— Я не хочу снова жениться.

Стейси напряглась, помимо своей воли. Хотя, казалось бы, ей было абсолютно все равно. Во-первых, у них с Франко и речи не идет о каких-то серьезных длительных отношениях, а, во-вторых, она тоже не хочет замуж.

Несколько минут спустя они въехали на красивую аллею, а когда остановились, Стейси тихонько ахнула:

— Вот это да!

Белое каменное строение с одинаковыми круглыми башнями по краям было больше похоже на сказочный дворец, чем на дом. Полотнища с гербами трепетали на конических шпилях. Гербы показались ей знакомыми, и она вспомнила, что видела этот замок на заднем плане фотографии, где были сняты Франко и Винсент.

— Так ты вырос в замке?

— Да, я вырос здесь. Но это не замок. Здесь нет ни рва, ни разводного моста или чего-нибудь подобного.

Она почувствовала легкий укол зависти из-за того, что он провел здесь детство.

Внутренний булыжный двор был украшен фонтанами, Желая получше все рассмотреть, она быстро открыла дверцу и выскочила из машины. Через мгновение Франко присоединился к ней.

— Сколько же времени замку?

Он пожал плечами.

— Несколько сотен лет.

— Несколько сотен лет?! — Она была ошеломлена. — Ты хоть понимаешь, как тебе повезло?

— В чем?

Сожалея о вылетевших не вовремя словах, Стейси уставилась на изумрудного цвета лужайку.

— У тебя был дом, да еще какой.

— А у тебя что, не было? — спросил он спокойно.

— Нет. — Она повернулась к машине. — Давай выгружать багаж. Я хочу поскорее войти внутрь.

Франко резко развернул ее к себе.

— Объясни, почему у тебя не было дома.

Она горестно вздохнула.

— Моя мать оставила моего отца, когда мне было восемь лет. После этого мы никогда не задерживались больше чем на год ни в одном городе.

— Они развелись?

— Нет. Он отказался предоставить ей развод, и мы сбежали.

— Почему?

— Из ее дневников, которые прочитала позже, я узнала, что в первый раз мы с мамой уехали из дома, когда он ударил меня. Признаться, у меня эта истории вылетела из памяти, зато я хорошо помню, как мама выводила меня из комнаты всякий раз, когда отец начинал ругаться. Я помню их шумные ссоры и крики матери. Помню, как целовала маму и синяки на ее лице и руках. — Последнюю фразу она смогла выговорить лишь шепотом, поскольку переживания волной накатили на нее.

Франко пробормотал что-что, и она поняла: он выругался.

— Почему она не вызывала полицию?

Чувствуя, что ее бьет дрожь, несмотря на то что было тепло и светило солнце, Стейси обняла себя руками.

— Она попробовала однажды. Но мой отец был богат и обладал большой властью. У него были высокопоставленные друзья, и все обвинения против него были сняты. В своем дневнике мама пишет, что после ее обращения в полицию он стал еще более жестоко обращаться с ней.

— А она не могла уйти от него.

— Он пригрозил, что убьет ее, если она посмеет когда-либо ослушаться.

Она никогда и никому не рассказывала об этом. А теперь она хотела, чтобы Франко понял, почему финансовая безопасность так важна для нее, что не простая жадность побудила ее принять условия их необычной сделки.

— Ну, это обычная угроза в таких случаях.

— Но он в конце концов так и сделал.

— Что?! — воскликнул потрясенный Франко. — Моп Dieu!Как это произошло?

— Как-то раз, вернувшись домой из вечерней школы, я обнаружила свою мать и незнакомого мужчину, лежащих в кухне на полу. Оба были мертвы. Полиция сообщила мне, что это и есть мой отец. Он выследил нас с помощью частного сыщика. Экспертиза установила, что отец выстрелил в маму, а затем убил себя.

Она хорошо помнила ту ужасную картину. В надежде, что ее мать еще жива, она бросилась к ее бездыханному телу, но ей сразу стало все понятно.

Франко крепко обнял Стейси одной рукой, стараясь успокоить ее. На одно короткое мгновение она доверчиво положила голову ему на грудь, принимая его поддержку, но затем, спохватившись, собралась с силами и оттолкнула его. Это могло войти в привычку, а она не могла себе такое позволить. К хорошему быстро привыкаешь. В ее глазах застыли слезы.

— Теперь ты понял, почему я согласилась на эту нелепую сделку? Я хочу иметь свой дом. Разумеется, не такой великолепный, как этот, но все же свой собственный.

— А что стало с состоянием твоего отца? Если он был богат, почему ты не получила наследства?

Этот вопрос она не раз задавала себе, пока, наконец, не узнала правду.

— Он все оставил университету, в котором когда-то учился.

— И ты не оспаривала его завещание?

Она смотрела на солнечные блики в окнах старинного замка.

— Нет. Это могло стоить больших денег, которых у меня не было. А я не могла рисковать. Ведь я могла проиграть дело и залезть в долги.

Она ковыряла мыском туфли гравий на дорожке и думала о том, стоит ли рассказать ему и остальную часть истории. Впрочем, что она теряет? Пусть знает, почему она решилась продать ему свое тело. Она подняла голову и посмотрела Франко прямо в глаза.

— На мой вопрос полицейскому, удалось бы мне предотвратить убийство, окажись я дома, он ответил, что, судя по оставшимся пулям в оружии отца и по моей фотографии, которую у него обнаружили в кармане, он намеревался убить и меня тоже.

Она направилась к машине.

Франко угрюмо пошел за ней.

— И что было дальше?

— Мне позволили войти в дом моего отца перед аукционом. Мамин туалетный столик выглядел так, будто она только что отошла от него. Моя комната выглядела точно такой же, какой я ее запомнила. Все это поразило меня.

— И у тебя никого не было, чтобы обратиться за помощью?

— Я никому не доверяла.

Доверие.Она поняла, что начинает доверять Франко, а это для нее чрезвычайно опасно. Он слишком богат. Она правда не заметила, чтобы он злоупотреблял своей мощью или преступал закон, однако она была знакома с ним лишь две недели.

— Должен отдать тебе должное: ты многого достигла и не позволила прошлому разрушить себя. — В его голосе слышалось одобрение.

— Я не хотела, чтобы жертвы мамы были напрасными. Она ведь уехала из дома, чтобы защитить меня.

— Ты оправдала ее надежды.

В порыве нежности Стейси шагнула к нему.

— Франко, Франко, — раздался вопль ребенка, разрушив волшебство момента.

Стейси вздрогнула и отошла назад.

Франко повернулся к бегущему маленькому мальчику, поймал его, покружил в воздухе и обнял. Мальчик что-то быстро затараторил по-французски.

Стейси не могла не залюбоваться Франко. Черты его лица смягчились, и он выглядел по-настоящему счастливым. Широкая улыбка придала его красивому лицу трогательное выражение. Если бы он когда-нибудь так же посмотрел на нее, она могла бы забыть о его богатстве и обо всем другом, что делало его неподходящим для нее мужчиной.

Кто этот мальчик?

Между ним и Франком явно существует какая-то связь. На вид ему лет шесть или семь.

Франко поставил мальчика на землю и взъерошил его темные волосы.

— Стейси, это Мэтью. Мэтью, это мадемуазель Ривес. Пожалуйста, говори с ней по-английски.

Мэтью застенчиво пробормотал приветствие и быстро пожал руку Стейси.

— Вы останетесь? — обратился он к Франко.

— На ночь. Скажи бабушке, чтобы она приготовила для нас две комнаты.

Кивнув, Мэтью помчался прочь.

— Симпатичный малыш.

— Внук домохозяйки. Он живет здесь с тех пор, как три года назад его мать сбежала со своим любовником. Когда могу, то занимаюсь с ним. У него нет отца, а мой слишком стар.

— Ну, вы наконец-то войдете или так и будете стоять? — услышала она низкий голос.

Стейси узнала мужчину по фотографии, которую видела в кабинете Франко.

—  Oui,папа.

Отец с сыном заговорили по-французски, и Стейси вскоре перестала их понимать.

Через минуту лицо Франко потемнело от гнева. Он повернулся к ней:

— Похоже, моя будущая мачеха решила отремонтировать дом. Все спальни, за исключением моей и отца, сейчас остались без мебели.

— Я могу поехать в отель, — предложила Стейси.

— В этом нет необходимости. Вы ведь Стейси? А я Арман-Константин. Здравствуйте. Входите. — Он протянул ей руку. — Можно подумать, что вы с Франко никогда не спали вместе? Я стар, но не старомоден.

— Рада встретиться с вами, мсье Константин, — проговорила Стейси, с трудом справившись со смущением, охватившим ее после слов пожилого мужчины.

Она пожала протянутую руку и последовала за ним внутрь. Картины в золоченых рамах и старинная мебель в холле свидетельствовали о древности истории дома. Широкая лестница взлетала вверх из центра огромного зала.

— Франко, своди Стейси наверх, а затем возвращайтесь в гостиную. Будем завтракать.

Пройдя по нескольким залам с изысканной старинной мебелью и превосходными картинами на стенах, они вошли в круглую комнату с пятью окнами и небольшой двуспальной кроватью, покрытой синим покрывалом. Ее сердце забилось сильнее, когда она представила, как занимается на ней любовью с Франко.

— Твоя спальня в башне?

—  Oui.

— Похоже, твоя мачеха еще не добралась до твоей комнаты?

— Моя комната табу для нее. И это правило относилось к каждой из предыдущих четырех моих мачех.

— Твой отец был женат четыре раза?

— Пять, если считать мою мать, Он у меня влюбчивый. К сожалению, его влюбленность быстро проходит. Но мои мачехи действуют еще быстрее: они успевают значительно сократить наш счет в банке и переделать интерьеры замка на свой вкус.

Неудивительно, что он считает, будто каждая женщина имеет свою цену, подумала Стейси. За прошедшие полчаса она узнала о Франко больше, чем за предыдущие две недели.

Внимание Стейси привлекли полки, заставленные спортивными памятными кубками и другими наградами. За велосипедные гонки. За победы в состязании пловцов. За соревнования по гребле. Теперь понятно, почему у него такие широкие плечи и стальные мускулы.

Стейси провела рукой по переплетам книг и неожиданно ощутила запах одеколона Франко, а через секунду его горячая рука погладила ее по спине и обхватила за талию. Стейси повернулась.

— Однажды я пригласил Винсента в Монте-Карло на Гран-при «Формулы-1», после чего он увлекся гонками. А в прошлом году во время соревнований попал в аварию, последствия которой ты видела.

Она разглядела морщинки, которые обозначились возле его губ.

— Но ты не можешь обвинять себя в этом несчастном случае. Кэндис рассказывала мне про какую-то неисправность в машине.

— За каждый наш выбор приходится платить ту или иную цену.

—  Tout a un prix, —сказала она, повторив его слова, которые он раньше говорил ей.

Все имеет свою цену. Все. Включая и ее. И не окажется ли в конце концов цена этой сделки невыносимо высокой?


Франко чувствовал, что должен немедленно бежать от Стейси. И чем скорее, тем лучше. Он нарушил свое правило и пожалел ее. Как он мог проявить подобную слабость? Вполне возможно, она специально постаралась разжалобить его, рассказывая ему «свою ужасную историю детства», хотя дрожащий голос и смертельная бледность свидетельствовали об искренности ее чувств. Если, конечно, перед ним не великая актриса.

Но если Стейси солгала, то тогда она ничем не отличается от других женщин, продающих тело за деньги. Недаром она уже намекнула ему, что миллиона евро будет недостаточно, чтобы обеспечить ее материальное благополучие. Нет… не мог не признать очевидную несправедливость своих рассуждений Франко. Стейси ничего не попросила у него сверх того, что он сам ей предложил. И даже сказала, что собирается работать. Эту женщину трудно понять. Но он все равно обязательно выведет ее на чистую воду.

Tout a un prix.

Что она имела в виду, повторяя его слова?

Ладно, у него еще много времени поразмышлять над загадками поведения женщины, делившей с ним постель.

— Я должен просмотреть документы и пообщаться с Мэтью, — произнес он, обращаясь к Стейси. — Ты можешь развлечь себя сама?

— Конечно, — без колебаний ответила Стейси.

— Если хочешь, можешь пройтись по дому.

— А твой отец не будет возражать, если я начну разгуливать по замку?

—  Non.Но я спрошу его, не захочет ли он сопровождать тебя.

— Не надо, неудобно навязываться. — Она теребила пуговицу на своей блузке, и Франко не без труда поборол желание раздеть Стейси и прямо сейчас заняться с ней любовью. — Тем более что твой отец, наверное, не ожидал, что я приеду.

— Он сам попросил меня о встрече с тобой.

У нее округлились глаза.

— Ты рассказал ему обо мне? О нас?

—  Out.

— Это правда?

— Я не лгу. — На минуту ему показалась, что она стыдится их сделки. Протянув руку, он заправил выбившуюся прядку волос за ее ухо. — Готовься, сегодня ночью мы сделаем что-то такое, чего раньше я никогда не делал.

— И что же?

— Займемся сексом в моей детской кроватке.

После этих слов он уже не мог удержаться от поцелуя. Стейси рассмеялась, обхватила его за талию и поднялась на цыпочки, чтобы подставить ему свои губы.

Минут через пять Франко все же оставил ее одну, а сам отправился в кабинет взглянуть на документы, в которых говорилось о передаче Франко собственности семьи Константинов, предоставлении небольшой пожизненной ренты его отцу и выплате миллиона евро Стейси в день ее возвращения в Штаты. Все было готово, и оставалось только поставить подписи. Положив бумаги на место, Франко поиграл с Мэтью, а два часа спустя отправился на поиски Стейси.

Он нашел ее в своей детской. Опустив голову и закрыв глаза, Стейси сидела в старом кресле-качалке, поглаживая длинными тонкими пальцами старый деревянный подлокотник.

Что за чудо! Настроение Франко сразу улучшилось, едва он увидел Стейси. И почему это происходит с ним при каждой их встрече? Почему эта женщина так сильно затронула его душу? Потому что не хитрит с ним? Или, наоборот, потому что ей удалось одурачить его полностью? И действительно ли она сделала показную невинность приманкой в своей западне?

— Что ты делаешь? — спросил он более резко, чем предполагал.

— Я представляла, как твоя мама и бабушка качали здесь своих детей.

Перед ним сразу же возник образ Стейси, качающей темноволосого ребенка. Его ребенка! Он тут же отогнал это видение. Ведь он купил эту женщину за миллион евро. Он не может уважать ту, которую можно купить.

— Сомневаюсь, что моя мать хотя бы раз качала меня в этом кресле. Она была не из тех женщин, которые умеют любить. У меня было несколько нянь.

— Ты все время был с нянями?

Он кивнул.

— А моя мама была замечательной женщиной. Она работала допоздна, поэтому времени на общение со мной у нее оставалось очень мало, но я никогда не сомневалась в ее любви. — Стейси поднялась и, обхватила себя руками, подошла к окну полюбоваться заходящим солнцем. — Она старалась быть моим лучшим другом, а я… да, хорошей дочерью меня не назовешь. Я ненавидела наши бесконечные переезды, и мы с ней много спорили по этому поводу. А она никогда не рассказывала мне, почему мы так часто переезжаем. Еще она говорила, что, несмотря ни на что, мой отец любит меня.

— Она лгала.

Возмущенная, она подскочила к нему, высоко вскинув голову.

— Да, но мне во благо.

— Мой отец тоже лгал. Но однажды во время школьных каникул я изучил газетные архивы и узнал правду о своей матери. Она была испорченной девочкой, ищущей приключений. Праздная жизнь, наркотики, мужчины…

Сочувствие, которое он увидел в глазах Стейси, заставило его пожалеть о своем признании. Не дай бог, еще решит, что у них возникает душевная близость, начнет мечтать о чем-нибудь. А ведь через две недели они расстанутся. Надо вести себя с ней посуше и построже. И поменьше исповедальных разговоров! А то он доиграется!

— Мне жаль. Я думала, что в таком замечательном доме нельзя не иметь счастливого детства.

— Я и был счастлив.

И зачем он сказал это? Наверное, затем, что не хотел, чтобы она жалела его.

— Ты близок со своим отцом?

— Когда он не влюблен, да. Мы вместе ходим на автомобильные гонки.

Франко решил, что Стейси перешла к слишком личным темам. Пора положить этому конец! Есть занятия более приятные и безопасные.

Он приблизился к ней, чувствуя, что желание все больше разжигает его кровь.

— Я ни разу не занимался любовью в этой комнате, а у нас еще целый час до обеда.

Ему показалось, что Стейси разгадала его уловку. Она улыбнулась, и на ее щеке появилась очаровательная ямочка.

— Я вся твоя.

Еще две недели, снова мысленно повторил Франко. И ни дня больше.

Стейси способна пробить его надежную броню, а это никак нельзя допустить!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

До Стейси донесся смех Франко.

Она вышла из роскошной ванной комнаты и подошла к одному из высоких окон башни. Франко и Мэтью играли на лужайке в футбол.

Из Франко выйдет хороший отец. И его дети обязательно будут иметь все, в чем она так нуждалась в детстве: заботу, любовь, чувство безопасности…

По словам Франко, его детская комната нисколько не изменилась за долгие годы, а это означало, что Франко любит стабильность. И, возможно, он даже несколько сентиментален, как и она.

Ночью они с Франко долго занимались сексом на его детской кровати. Несмотря на это, она чувствовала себя на удивление хорошо отдохнувшей и выспавшейся.

— Вы именно та женщина, которая нужна Франко, моя дорогая, — донесся до нее голос Армана-Константина.

Стейси потрясли эти слова. Разве Франко не рассказал отцу всю правду?

— Почему вы так думаете?

— Я уверен также в том, что у вас были веские причины для того, чтобы согласиться взять деньги. Но вы не похожи на тех женщин, любовь которых можно купить. За свои семьдесят пять лет я многое повидал на свете и сам терпел неудачи в своих многочисленных браках. Это из-за Лизетт и из-за моих жен мой сын стал так ожесточенно относиться ко всем женщинам без исключения.

— Он рассказал мне о Лизетт.

— Удивительно. А он рассказал вам, что продолжал любить ее, пока она не призналась, что вышла за него замуж из-за денег и что сделала аборт, потому что планировала развестись с ним?

Бедный Франко!

— Гм… нет.

Старик подошел к окну, встал рядом со Стейси и залюбовался игроками.

— У Франко разбито сердце. Только необыкновенная женщина в силах вылечить его.

Стейси печально покачала головой.

— Я не такая.

— А я полагаю, что как раз такая.

Она недоверчиво взглянула на него.

— Я сплю с вашим сыном за деньги.

— Если бы вас волновали только деньги, на вас были бы сейчас дорогие украшения и модная одежда. Франко — щедрый любовник. И когда вчера я показывал вам замок, вы задали массу вопросов об истории дома, но ни разу не спросили о том, сколько все это стоит. Поэтому я уверен, что за вашим договором с Франко кроется не жадность, а нечто совсем другое.

Он прав. Финансовая стабильность. Стейси не хочет стать богатой. Она лишь хочет иметь свой собственный дом.

— Спасибо. Я очень рада, что вы правильно поняли меня. И тем не менее я не подхожу Франко.

— Посмотрим, Стейси. Надеюсь, что мой сын успеет разглядеть в вас сокровище прежде, чем будет слишком поздно. — Он предложил ей свою руку тем же самым изысканным жестом, которым часто пользовался Франко. — Пойдемте. Нас ждет обед.


— Я буду медленно и нежно ласкать тебя, пока ты не почувствуешь дрожь во всем теле, — Франко возобновил свой рассказ после того, как они пересекли границу Монако и направились к гавани.

Стейси закрыла глаза и облизала сухие губы.

Последние полчаса их поездки Франко рассказывал о том, как планирует провести время со Стейси на своей парусной яхте. Его устное соблазнение было своевременным напоминанием о том, что их связывает только секс. И ничего больше.

— И я не остановлюсь до тех пор, пока…

Резкий звук сотового телефона прервал его.

Стейси моргнула, выдохнула и достала телефон из сумочки.

— Алло.

— Кэндис ужасно расстроена. — В трубке раздавался отчаянный голос Эмили. — Мы с Мадлен перепробовали все, что только могли придумать, чтобы успокоить ее. Но все безрезультатно. Теперь надеемся только на тебя.

— Что случилось?

— Она хочет отменить свадьбу, а почему… не говорит. Пожалуйста, Стейси, приезжай скорее.

Стейси с тревогой взглянула на Франко.

— Хорошо, я буду через пятнадцать минут, — проговорила Стейси в трубку, а потом обратилась к Франко: — Это Эмили. Она просит, чтобы я приехала как можно скорее.

— Что-то случилось?

— Ммм… Я нужна Кэндис.

Поскольку Франко был другом Винсента, Стейси не могла сказать ему правду.

— А как же наши планы?

— Прости, я бы очень хотела провести этот день вместе с тобой. И заниматься любовью на яхте кажется мне удивительно сексуальным. Но я нужна Кэндис, а ты обещал мне, что наши отношения не будут мешать моим обязательствам перед ней.

— Винсент заверил меня, что ты не понадобишься Кэндис по крайней мере еще несколько дней.

— Вероятно, Винсент чего-то не знал.

Франко повернул к отелю.

Когда они подъехали и вышли из машины, Франко взялся за ее чемодан.

— Я пойду с тобой.

— Нет, это невозможно.

Едва сдержав вспышку раздражения, он нежно погладил Стейси по щеке.

— Вечером я пришлю за тобой машину.

— Сначала я должна разобраться с Кэндис. Как только освобожусь, позвоню.

— Договорились, но прежде, чем ты уйдешь, я кое-что сделаю…

Несмотря на то, что вокруг было множество людей, включая и служащих отеля, он заключил ее в объятия и крепко поцеловал.

— Приезжай, как только сможешь, топ gardenia.

Она очень хотела пойти с Франко, но Кэндис нуждалась в ней, а ведь дружба с ней будет продолжаться, в то время как ее отношения с Франко завершатся через две недели. И ей нельзя забывать об этом. Страсть и деньги — это все, что она могла ожидать от него. Никаких обещаний, сказал он. И изменить ничего нельзя.

— Хорошо, что ты так быстро приехала, — зашептала Эмили, когда Стейси открыла входную дверь.

— Что случилось, Кэндис?

Кэндис обернулась. Ее побелевшие губы дрожали.

— Я не могу выйти замуж за Винсента.

— Ты разлюбила его?

— Нет.

— Ты перестала доверять ему? Он напугал тебя? Угрожал? Обидел?

— Нет, нет и нет! — Кэндис казалась удивленной.

— Тогда я ничего не понимаю. Ты любишь его, а он обожает тебя.

— Ну неужели так трудно догадаться? Он богат и властен, а я… нет. Я не вписываюсь в его мир. Балы, лимузины, платья от модельеров — это все не мое.

— И не наше. Мы просто немного развлеклись, поехав на бал, — оправдывалась Эмили.

— Кэндис, ответь мне: ты хотела бы стать женой Винсента, если бы он потерял все свои деньги?

— Конечно. Тогда все было бы значительно проще.

— Кэндис, послушай. Разве Винсент не заслуживает женщины, которая будет любить его самого, а не его богатство?

И разве Франко не заслуживает того же? Его отец прав. Должна найтись необыкновенная женщина, которая полюбит этого мужчину, а не его состояние. Такая, которая проникнет глубоко в его душу и чья любовь смоет следы горя, оставленного другими женщинами.

Такая, как ты.

Стейси задохнулась от этой мысли. Было бы так хорошо убедить себя в том, что она и есть та, кто излечит израненную и озлобившуюся душу Франко. Но разве можно на это надеяться? Ведь она продала ему свое тело, и он никогда не сможет уважать ее.

Кэндис рухнула на диван и разрыдалась, закрыв лицо руками.

— Сегодня вечером приезжают родители Винсента. Он хочет рассказать им о ребенке. Как только они узнают об этом, то сразу же подумают, что я заманила их драгоценного сына в ловушку, чтобы вцепиться в их состояние.

Наконец-то все прояснилось.

— Так вот чего ты боишься, глупенькая!

— Они аристократы из Бока-Рейтона, а я простая девчонка. Боюсь, они не захотят, чтобы такая, как я, воспитывала их внука.

Кому, как не Стейси, было понятно волнение Кэндис!

— Послушай, Кэндис, — заговорила она, стараясь вложить в свои слова как можно больше уверенности и оптимизма, — я абсолютно уверена: Рейнарды хотят, чтобы их внука воспитывала женщина, любовь которой к их сыну останется неизменной, как бы ни складывалась жизнь, женщина, которая будет с ним рядом и в горе, и в радости. Не забывай, что ты полюбила Винсента, когда ему было плохо. Уже одного этого достаточно, чтобы его родители отнеслись к тебе с симпатией и благодарностью.

Кэндис неуверенно улыбнулась. Она посмотрела на всех подруг по очереди, затем расправила плечи и подняла подбородок.

— Ты действительно так думаешь, Стейси?

— Не сомневаюсь в этом. Иначе, почему он выбрал тебя?

— Наверное, я и в самом деле подхожу Винсенту. И если Рейнарды не согласятся благословить наш брак, то мы все равно с Винсентом будем любить друг друга и воспитывать нашего ребенка.

— А мы во всем станем поддерживать тебя, — поклялась Мадлен.

Стейси было жаль, что у нее нет и половины такой же уверенности в себе, как у Кэндис. Она по натуре трусиха и, видимо, останется такою навсегда.


— Никогда не влюбляйся, — простонал Винсент и залпом выпил бутылку пива.

— Это совсем не то, о чем ты твердил мне последние шесть месяцев, — ответил другу Франко, сидя на противоположном конце дивана. Он взял пульт управления телевизором и включил американский спортивный канал. — Ты воздавал хвалу женщине, с которой полгода занимался сексом.

— Это гораздо больше, чем секс, Франко. Ты просыпаешься рядом с ней и наблюдаешь за тем, как она спит. И твое сердце наполняется такой необъятной радостью, какой может хватить на миллион человек.

Франко вспомнил, как сегодня утром наблюдал за спящей Стейси, но это не имело абсолютно никакого отношения к любви. Это было чувственное желание — и ничего больше.

— Ставлю пятьдесят долларов, что Марлине выиграет у Бостона, — сказал Винсент, отвлекая Франко от его мыслей. — Женщины — существа нелогичные и полные противоречий.

— Ты прав.

Похоже, он нашел у Стейси слабость: она принимала подарки только в том случае, если те приносили пользу ее друзьям. Такой альтруизм просто обязан был быть ширмой. Но для чего? Загадка!

— Женщины похожи на мозаику с недостающими частями. И это неразрешимая задача.

— Согласен.

Каждая новая черточка в характере Стейси, которую узнавал Франко, лишь укрепляла его в мысли, что она не похожа ни на одну из его знакомых женщин, а это означало, что ему надо узнать о ней как можно больше, чтобы понять ее стратегию.

Он с нетерпением взглянул на часы. Когда же она позвонит?

В выражении Винсента появилось смущение.

— Утром я сказал Кэндис, что сегодня прилетают мои родители и что я хочу сказать им, что она беременна.

— Так из-за чего вы с Кэндис повздорили: из-за приезда твоих родителей или из-за того, что они узнают о ее беременности?

— Не знаю. Когда мне сказали, что Кэндис носит моего ребенка, я был на вершине счастья.

Но Кэндис вдруг принялась настаивать, чтобы я никому об этом не говорил, хотя мои родители несказанно обрадуются рождению внука.

Отец Франко тоже нетерпелив. И поэтому пытается форсировать события. Франко вспомнил, какое задумчивое выражение было у Стейси, когда она сидела в кресле-качалке. Она не видела, что он наблюдает за ней. Франко вспомнил также печаль в глазах Стейси, когда она рассказывала ему о своей матери.

У Стейси была тяжелая жизнь, можно сказать, трагическая, но это не сломило се. И за это ее нельзя не уважать. Хотя, как ни крути, но тот факт, что она продалась ему за миллион евро, тоже никуда не денешь. Ну и головоломка!

— Кэндис — лучшее, что когда-либо случалось в моей жизни, — продолжал Винсент. — Даже если бы у меня появилась возможность вернуться в прошлое и получить мое прежнее здоровое лицо с условием, что я больше никогда не увижу Кэндис, то я, не раздумывая, отказался бы.

Франко удивили эти слова, произнесенные мужчиной, который раньше слыл ловеласом и менял женщин, как перчатки. Да и сам Франко последние две недели не способен полностью отдаваться работе из-за того, что все время думает о Стейси. Единственное, что его успокаивало в этой ситуации, — скоро все закончится, как только Стейси сядет в самолет, направляющийся в Штаты.

Внезапно раздался звонок в дверь. Он никого не ждал. Может быть, это Стейси? Нет, она позвонила бы по телефону.

Франко пересек вестибюль и открыл дверь. Стейси выглядела так восхитительно в широкополой соломенной шляпке и скромном летнем платье, облегавшем ее стройную фигуру, что у него перехватило дыхание.

Улыбаясь, она сняла темные очки.

— Должно быть, уже слишком поздно, чтобы кататься на яхте?

— У меня в гостях Винсент.

Улыбка сразу же сошла с ее лица. Ее очевидное разочарование польстило ему.

— Все поняла, ухожу.

— Нет-нет, входи.

— Я не собираюсь злоупотреблять твоим временем, вот только вызову такси — и сразу уйду. — Она достала сотовый телефон, но он перехватил ее руку.

Когда Франко обнял ее, она вздрогнула, напоминая ему о прошлой ночи, о том, как он целовал каждый дюйм ее изумительного тела до тех пор, пока она не взмолилась и не попросила большего.

— Ты можешь пока позагорать во внутреннем дворике. Это частное владение. Я намажу тебя кремом для загара, а когда закончится бейсбол, я отправлю Винсента на поиски Кэндис, и у нас с тобой, как мы и планировали, будет жаркий секс, только не на яхте.

Когда Стейси представила это, ее тело напряглось и грудь натянула тонкую ткань платья.

— Звучит соблазнительно. Разумеется, я остаюсь.

Они прошли в комнату. Винсент поднялся им навстречу.

— Привет, Стейси. — Затем обратился к Франко: — Только что позвонила Кэндис. Я должен идти. — Увидев злорадную ухмылку на лице друга, Винсент встряхнул головой и добавил: — Смейся, смейся, пока какая-нибудь красотка не заставит тебя плясать под свою дудку.

— Этого никогда не случится, топ ami.

— Подожди, приятель, придет и твой день. Не провожай меня.

Мгновение спустя хлопнула входная дверь. Франко повернулся к Стейси.

— Раздевайся.

Она сжала сумочку.

— Здесь? Сейчас?

Он скинул свою рубашку, положил ее на диван, вытащил из кармана презерватив, снял брюки, а затем и все остальное.

Обнаженный, он подошел к ней, отвел ее шелковистые волосы назад, расстегнул молнию на платье, щелкнул застежкой лифчика и стянул и то, и другое вниз. Он вдыхал аромат Стейси, и его контроль над собой ослабевал с каждой секундой.

— Пойдем.

Он взял у нее из рук соломенную шляпку, которую она держала перед собою, словно щит, и отбросил ее в сторону. Несмотря на природную застенчивость Стейси, жгучее желание светилось в ее глазах.

— У тебя есть крем для загара?

— Нет.

— Я вернусь через минуту и затем, топ gardenia,заставлю тебя стонать и просить пощады.


Стейси никогда не стремилась загореть. У нее даже не хватало храбрости примерить хотя бы одно из бикини, столь распространенных на здешних пляжах. А уж тем более разгуливать без верхней части купальника.

Она не могла и представить, что будет находиться во внутреннем дворике Франко совершенно голой. Оглядевшись по сторонам, она убедилась, что, благодаря покрытым виноградными лозами решеткам, никто из посторонних не сможет увидеть ее. Солнце быстро нагрело ее обнаженную кожу. Вскоре подошел Франко. Он нес пару полотенец, пузырек с кремом для загара и бутылку с водой.

Сердце Стейси забилось быстрее. Она облизнула ставшие сухими губы. Если бы кто-нибудь месяц назад сказал ей, что она будет вот так наслаждаться жизнью, она подумала бы, что имеет дело с сумасшедшим.

Франко подвел ее к деревянному топчану.

— Ложись на живот и закрой глаза, — приказал Франко.

Теплое масло растекалось по плечам и спине. Руки Франко, уверенные и дерзкие, мягкими движениями ласкали кожу. И уже вскоре Стейси перестала думать о том, что кто-то мог наблюдать за нами, а полностью сосредоточилась на собственных ощущениях.

— Перевернись.

Стейси подчинилась и открыла глаза. Франко, заметив это, шутливо погрозил ей пальцем.

— Не подглядывай.

Его руки дразнили Стейси, подводя к максимальному наслаждению. Она уже была готова молить его о большем, как вдруг Франко остановился и послышался звук открываемой бутылки. А в следующее мгновение холодная вода потекла по телу Стейси, охлаждая и одновременно еще больше воспаляя чувствительную кожу. И тут же горячие губы Франко принялись согревать охлажденные места поцелуями…

— Ты очень талантливая ученица, топ gardenia, —проговорил Франко, когда они, утомленные страстью, оторвались друг от друга.

Стейси улыбнулась.

— У меня прекрасный преподаватель.

— Но нужен талант, чтобы так быстро научиться этому, — нежно возразил Франко. И неожиданно добавил изменившимся голосом: — Le condom, с 'est casse.

Сердце Стейси пропустило удар.

— Что?

Франко серьезно взглянул на нее.

— Презерватив порвался.

На нее накатила волна паники. Мой Бог, неужели она повторяет ошибку своей матери?

Стараясь взять себя в руки, Стейси принялась лихорадочно вычислять, какой у нее сегодня день. Наконец с облегчением выдохнула:

— Все в порядке. У меня вроде бы безопасный день.

—  Bien,но все же, чтобы удостовериться в этом, не забудь сходить к врачу перед отъездом в Штаты.

Успокоившись, он встал, подошел к бассейну и нырнул в прозрачную воду.

Но волнение Стейси не прошло — всякое случается. А она еще не готова ни иметь ребенка, ни позволить мужчине войти в ее жизнь.

Или уже готова?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ребенок. И не чей-то ребенок, а ребенок Франко.

Эти слова вертелись в голове Стейси, пока она ехала на такси к отелю. Ее угнетало чувство вины из-за того, что она уехала, не попрощавшись с Франко, воспользовавшись тем, что тот находился в душе. Но она была не в состоянии сидеть рядом с ним за обеденным столом или тем более вернуться в кровать до тех пор, пока ее чувства и мысли не придут в порядок.

Ее шансы забеременеть малы, и это обнадеживает. А вдруг все-таки?.. Что же ей тогда делать? Время сейчас уж больно неподходящее для беременности.

Но какое-то странное, глубинное, веселое ощущение не давало Стейси покоя. Она попыталась разобраться в себе и неожиданно поняла: крошечная искра непонятной надежды возникла где-то очень глубоко в ее сознании. Нелогичная, глупая надежда — иметь любимого мужа и родить от него ребенка, несмотря на ее прежнее решение никогда не иметь детей после того, как она узнала правду об убийстве матери.

А теперь она не знала, как ей прожить то время, по истечении которого станет понятно, забеременела она или нет, и, более того, не выдать своего волнения ни Франко, ни подругам?

Стейси не имела ни малейшего представления о том, как после своего печального опыта с Лизетт, Франко отреагирует на ее беременность. Захочет ли он оставить ребенка или велит ей избавиться от него?

— Мадемуазель, приехали, — слова таксиста вернули Стейси к реальности.

Она вылезла из машины и остановилась в задумчивости.

Разумеется, она паникует преждевременно. И если хоть немного вдуматься, то сразу станет ясно, что все ее подозрения совершенно беспочвенны. И все же, раз такой возможности исключать нельзя, раз есть хоть один процент из ста, что после сегодняшнего дня она станет матерью, то и не думать об этом невозможно.

Как встретят ее подруги? Мадлен слишком проницательна. Она сразу же поймет, что со Стейси стряслось что-то серьезное. Конечно, Стейси пригодился бы сейчас хороший совет, и она не сомневалась, что подруги придут ей на помощь, если она обратится к ним, но сначала необходимо самой хорошенько разобраться во всем, что произошло.

Поэтому она не пошла в отель, а направилась в Монако-Вилль. В течение прошлых десяти лет она думала лишь о своем спокойствии и материальной стабильности и полностью пренебрегала эмоциональной стороной жизни. Она боялась позволить кому-либо быть рядом с собой и заплатила за этот свой страх с лихвой.

Даже тем трудным подросткам, которым она оказывала посильную помощь, она не позволяла нарушать выстроенную ею самой преграду. Она заботилась о них, но всегда держала дистанцию.

Но больше ей не хочется быть одной. Не хочется бояться. Ей нравится, что у нее есть друзья. И она не против того, чтобы завести семью.

Если она беременна, то ни за что на свете не избавится от ребенка, независимо оттого, что скажет ей Франко. С миллионом евро она справится с ролью матери. И даже, может быть, без этих денег тоже справится, как только найдет работу.

Но сможет ли она отказать отцу ребенка встречаться с ним? Неужели придется прожить всю жизнь, постоянно убегая от Франко? Она не желала своему ребенку такого детства. И она не видела во Франко ничего угрожающего.

Неужели дневник твоей матери и поступки твоего отца не преподали тебе никаких уроков? — в следующее мгновение спросила Стейси себя. Нельзя доверять богатым мужчинам. Но Франко ей казался добрым и искренним человеком. И он никогда не использовал свою власть вопреки здравому смыслу.

Ее смущал лишь сам характер их сделки. Этот злосчастный миллион евро. Правда, поведение Франко в этой ситуации можно было оправдать рассказами о его мачехах и Лизетт.

Но зато как заботливо он относится к ней, Стейси! Каждый раз, когда они занимались сексом, он всегда в первую очередь думал о том, чтобы ей было хорошо.

А еще Франко помогал Винсенту с организацией свадьбы и играл с мальчиком, оставшимся без родительской ласки.

Разве из всего этого не очевидно, что Франко по-настоящему хороший человек? Разве можно сомневаться, что из него выйдет прекрасный отец? О, мой бог. Ты что, влюбилась в него? — в лоб спросила Стейси себя. Да, тут же ответило ее сердце.

Если все-таки окажется, что она беременна, захочет ли Франко продлить их отношения, чтобы понять, к чему они смогут привести? У них обоих израненные души, и они оба боятся довериться кому-либо, чтобы опять не разочароваться. Сможет ли она помочь Франко вновь обрести доверие?

И будет ли он счастлив с нею? Она не так изящна, остроумна и уверена в себе, как те женщины, которых видела на балу. Но не угасающая до сих пор страсть между нею и Франко должна что-то значить. Разве нет?

Внезапно в ней вспыхнула вера в собственные силы. Почему бы ей не бросить вызов судьбе и не поговорить, серьезно с Франко. Может быть, он даст ей шанс доказать ему свою искренность и любовь?

Зазвонил мобильник. Стейси взглянула на высветившийся на экране номер телефона. Франко… Ее сердце заколотилось, и ладони тут же сделались влажными.

Нет, она не в силах говорить с ним прямо сейчас. Сначала ей нужно принять окончательное решение.

Стейси отключила телефон.

Сегодня она соберется с духом и завтра будет готова бросить вызов судьбе.


Ребенок.

Его появление могло бы одним махом решить множество проблем. Если у Франко появится наследник, то его отец успокоится и больше не будет стремиться узаконить свои отношения с женщинами. И таким образом, их фамильному состоянию не будут грозить расходы, связанные с очередным разводом Армана. А Стейси нужно надежное финансовое положение. Каждый из них извлечет выгоду из этого брака.

Он еще раз набрал номер ее телефона, но опять безрезультатно. Похоже, аппарат отключен.

Когда после их сегодняшней любовной встречи Стейси отправилась в душ, он не присоединился к ней, потому что ему надо было остаться одному и обдумать создавшуюся ситуацию. Он решил воспользоваться вторым душем, а когда вышел из ванной комнаты, то Стейси уже не застал.

Скорее всего, ей позвонила Кэндис. И Стейси, верная своему слову, бросилась помогать невесте, взволнованной предстоящим замужеством. Наверняка ужинает сейчас с подругами, обсуждая последние приготовления к свадьбе.

Но без Стейси ему было одиноко и неуютно. Ему хотелось как можно больше времени проводить вместе со Стейси. Она умная, обаятельная женщина и превосходная любовница. И никогда не цепляется за него, не претендует на его свободное время. В их отношениях все было бы отлично, если бы не одно «но»: она подобралась к нему слишком близко. И если он не научится равнодушно относиться к ее отсутствию, то последствия могут быть самыми непредсказуемыми.

Франко включил телевизор, но даже бейсбол не смог отвлечь его от навязчивых мыслей. Он продолжал думать о Стейси. Представлял, как округлится ее живот, как в нем забьется маленькое сердечко. Но он не мог позволить женщине вновь опутать себя лживыми обещаниями. А что, если Стейси так же, как Лизетт, захочет прервать беременность? Сможет ли он ее остановить?

Франко вытер с лица пот. Закон на ее стороне. Он не сможет вынудить женщину носить его ребенка, если она сама этого не захочет. Единственный вариант убедить ее родить ребенка — это заключить еще одно соглашение, которое удовлетворяло бы их обоих.


— Я хочу, чтобы ты родила моего ребенка, — без всяких долгих вступлений сказал Франко в среду вечером.

Сердце Стейси подскочило. Она испуганно, не веря своим ушам, всматривалась в мрачные глаза Франко, сидевшего напротив нее за столиком роскошного ресторана.

От волнения Стейси стало трудно дышать, и она попыталась сделать глубокий вдох. Когда наконец у нее это получилось и она немного пришла в себя от неожиданности, тепло и надежда вселились в ее душу.

Франко, должно быть, провел эти сорок восемь часов, как и она, в раздумьях об их будущем.

— Твоего ребенка? — От переполнявших ее эмоций голос задрожал.

Он предложил ей гораздо больше, чем она смела даже надеяться. Дом, семью, мужчину, который видел в ней мать своего ребенка.

—  Oui.

— Но, возможно, я не беременна.

— Это легко исправить.

Было ли это предложением руки и сердца? Наверное. Почему еще он привел бы ее в этот самый романтичный ресторан с прозрачной крышей, позволяющей любоваться яркими звездами? Но Франко не достал кольца и не встал на колено. Возможно, французы не следуют этой традиции?

— Я тоже… думала об этом.

— Ты должна будешь оставить свою работу, которая, как ты утверждаешь, тебе очень нравится.

Она мяла в руках салфетку.

— В этом нет необходимости. Меня уволили за неделю до отъезда в Монако. Я не сказала об этом Кэндис, чтобы она не волновалась за меня во время приготовления к свадьбе.

— Так ты безработная?

— Я планировала найти работу, когда вернусь в Штаты. Я могла бы работать и здесь, пока не родится ребенок.

— Я буду оплачивать твою квартиру, пока ты не вернешься в Штаты. И конечно, дам тебе большую компенсацию.

Она смутилась.

— Объясни.

— Я дам тебе еще миллион евро после рождения ребенка и оплачу все расходы на врачей.

У нее закружилась голова, и она чуть не свалилась со стула. Схватившись за край столика, она посмотрела прямо в его глаза, но не увидела в них ни намека на любовь. Он смотрел на нее так, будто совершал коммерческую сделку.

— Ты просишь меня выйти за тебя замуж, Франко?

Он откинулся на стуле.

—  Non.Мне нужен наследник, а тебе — финансовая стабильность. Я предлагаю разумное и устраивающее нас обоих решение. Второй миллион даст тебе возможность не работать и вести роскошный образ жизни. Ты говорила, что одного миллиона тебе не хватит.

Грудь Стейси так сдавило, что ей с большим трудом удалось произнести страшную фразу:

— Ты хочешь, чтобы я родила ребенка… и отдала его тебе? Как единственному опекуну?

—  Oui.Ты же видишь, я могу обеспечить ему прекрасную жизнь.

Его полное хладнокровие повергло Стейси в ужас. О боже, она любила циничного и высокомерного мерзавца!

Наверное, только в это мгновение она окончательно осознала, как сильно она любит сидящего перед ней человека, так как разочарование ее было бесконечно горьким.

— Так, получается; я тебе не нужна? Вначале ты купил меня, а теперь ты хочешь купить моего ребенка?

Произносимые ею слова жгли ей горло. Она еще надеялась услышать, что все это неправда, что она просто неправильно его поняла.

— Ты очень сексуальна, Стейси, — после небольшой паузы произнес Франко. — И я с удовольствием буду делить с тобой свою постель ровно столько, сколько потребуется, чтобы ты забеременела. Но я совершенно не собираюсь жениться.

Когда они ехали в Авиньон, он уже говорил ей, что семейные узы не для него. Почему она тогда не поверила ему? Он никогда не позволит женщине быть рядом с ним. И он никогда не изменится.

Стейси была готова рискнуть своим будущим, своим сердцем, а он — нет.

Как она могла быть такой глупой, чтобы влюбиться в него?

Стейси вскочила со стула.

— Никогда!

Франко тоже встал.

— Даю тебе двадцать четыре часа, чтобы ты пересмотрела свое решение.

— Даже не надейся. На сей раз я не передумаю. Ты можешь взять свои два миллиона евро и…

— Какие-то проблемы, мадемуазель? — в беспокойстве, спросил подскочивший к ней официант.

— Да. Я плохо себя чувствую и поэтому уезжаю. — Она повернулась к Франко. — Я не хочу больше видеть тебя.

— Стейси, если ты прервешь наши отношения сейчас, ты потеряешь все деньги.

Да, она оказалась там, откуда начала. Почти сломленная, без денег и без работы.

— Твоя цена слишком высока. Я никогда не рожу ребенка, чтобы отдать его кому-либо. — Она с трудом переборола подступившую к горлу волну тошноты. — И я никогда не смогу уважать мужчину, который хочет, чтобы я так поступила.

Она схватила сумочку и помчалась к выходу прежде, чем слезы полились рекой из ее глаз.


— Ты был прав относительно Ангелины.

Голос отца отвлек Франко, рассматривавшего вид за окном своего офиса, размещенного на тридцатом этаже.

Франко повернулся к отцу лицом.

— Что случилось?

— Я сказал ей, что допускаю возможность передачи всей нашей фамильной собственности тебе, и она тотчас покинула меня. — Боль и разочарование углубили морщинки на лице Армана.

— Я сожалею.

Арман опустился на стул для посетителей.

— А ты оказался прав насчет Стейси, — признал неохотно Франко.

Восемь дней он ждал звонка Стейси в надежде, что она передумает. Восемь дней, полных сомнений, и восемь бессонных ночей. Но единственное, что он получил от нее, — коробку с его подарками, за исключением браслета от часов. Она оставила себе лишь тот подарок, который он купил ей на мелочь, бренчавшую в его кармане!

А он считал ее жадной охотницей за деньгами.

Даже мальчишник, устроенный вчера Винсентом, не улучшил его настроения.

— Стейси отказалась от денег?

— Она прервала наше соглашение, когда я предложил ей еще один миллион евро за то, чтобы она родила мне ребенка.

— И ты, разумеется, сделал ей попутно предложение выйти за тебя замуж?

— Нет.

— Неужели ты просто захотел, чтобы она родила ребенка и продала его тебе?

— Да.

Отец печально покачал головой:

— Ну и ну… Прости, но я никогда не думал, что мой сын способен на такую низость.

— Я только хотел проверить, какова Стейси на самом деле, — начал оправдываться Франко. — И она действительно отказалась от моего предложения, заявив, что цена слишком высока. Но уверяю тебя, если бы я когда-нибудь решил жениться, то, несомненно, выбрал бы именно ее. Но я никогда не женюсь.

Постепенно Франко и сам начал верить в свои слова. Конечно, он просто испытывал ее и никогда не посмел бы купить у нее ребенка. Звучит омерзительно!

— Значит, выходит, ты нашел привлекательную женщину, которую не смог купить. — Арман открыл папку, достал документы и на каждом поставил свою подпись. Затем подвинул документы Франко. — И я не прошу тебя жениться из-за фамильного состояния Константинов. Оно твое. Но, может быть, ты все же захочешь жениться на Стейси, чтобы излечить свое сердце?

Франко уставился на отца.

— Нет, нет и еще раз нет! — воскликнул он, как бы уговаривая самого себя, хотя его сердце умоляло ответить «да».

Арман ударил кулаком по столу.

— Она ведь совершенно не похожа на Лизетт, неужели ты этого не видишь, Франко! Ее не заботят твои миллионы!

Он и сам уже давно понял это. Стейси совершенно не похожа на его бывшую жену. Но он все еще не верил в свое счастье и боялся нового разочарования.

— Я знаю, папа, но риск…

— Когда ты успел стать трусом? Любовь — азартная игра, но, если выиграл, ты счастлив. Так что не стоит хвалиться тем, что сумел избежать разочарования, — это слишком слабое утешение для того, кто коротает свой век в одиночестве, потому что не рискнул поставить на кон свое сердце, — старик медленно поднялся со своего места. — Ты подумай о том, что ждет тебя, если позволишь Стейси уйти! Может быть, всю свою оставшуюся жизнь ты только и будешь с завистью думать о том, кто заставляет ее улыбаться и согревает ее в постели. Подумай об этом, сын! И сделай правильный вывод.

Франко молчал.

Не дождавшись ответа, Арман направился к двери, но на пороге оглянулся.

— Надеюсь увидеть тебя вечером на репетиции свадебного обеда Винсента и Кэндис. Возможно, к тому времени у тебя уже появятся ответы на мои вопросы.

Франко взял документы, оставленные отцом. Теперь он единственный владелец состояния семьи Константинов, включая замок и фирму «Мидас». Теперь он может проиграть больше, чем когда-либо прежде.

Через два дня Стейси вернется в Штаты. Мудрый мужчина непременно позволил бы ей уехать. Только опьяненный любовью дурак просил бы у нее прощения и умолял остаться.


Репетиция обеда проходила в отдельном зале шикарного итальянского ресторана.

— Твой пришел, — шепнула Мадлен.

Стейси напряглась, но не оглянулась.

Она понимала, что Франко придет сюда, но это вовсе не означало, что она непременно должна будет общаться с ним. Только одна Мадлен знала всю правду об их отношениях, и то только потому, что, воспользовавшись минутной слабостью Стейси, затащила ее в ночной бар и выпытала из нее всю эту мерзкую историю.

— Хочешь, я буду отвлекать его, чтобы он не подошел к тебе?

Стейси улыбнулась.

— Не думаю, что это понадобится.

Если бы Франко тосковал без нее или испытывал к ней хоть какие-нибудь чувства, то давно бы уже позвонил ей. Но Стейси не получила от него ни одной весточки с тех пор, как на прошлой неделе рассталась с ним в ресторане. Она несколько раз пыталась пересмотреть свое решение, однако предложение Франко было столь чудовищным, что никакая любовь не могла заставить ее согласиться с ним. По всей видимости, Франко боялся, что она бросит его точно так же, как некогда мать оставила Армана, а Лизетт — его самого. Кто знает, будь у Стейси в запасе хотя бы еще одна неделька, может быть, ей и удалось бы убедить его в том, что она вовсе не такая, как те женщины, с которыми ему приходилось иметь дело в жизни.

Стейси взглянула на жениха и невесту. Винсент кидал на Кэндис влюбленные взоры. Можно только позавидовать! А вот на нее никто еще так никогда не смотрел. Даже Франко ни разу за все это время. Несмотря на то что он гнусный тип, она тосковала по нему.

Франко сидел на противоположном конце стола. Она сможет избежать встречи с ним, по крайней мере, до окончания обеда.

Ей вдруг стало душно, и она отправилась на веранду подышать немного свежим воздухом. Кроме того, уже через сорок восемь часов у нее больше не будет возможности любоваться волшебными пейзажами Монако. Но независимо от того, что с нею произошло, она всегда будет с благодарностью вспоминать проведенное здесь время, ведь судьба подарила ей, пусть и ненадолго, счастье любви.

— И все-таки почему ты не наступала на красные коврики? — спросил Франко, внезапно оказавшийся рядом.

Стейси вздрогнула. Она так и не успела подготовиться к встрече с ним. Постаравшись придать лицу как можно более беспечный вид, она повернулась к Франко. Он выглядел серьезным и грустным. Ну и хорошо! Он заслуживал такого к себе обращения. Ведь он попытался купить ее ребенка!

— Когда я нашла мать и отца мертвыми на нашей кухне, мне пришлось идти по лужам крови. Твои красные коврики на белом мраморе напомнили мне о той ночи.

— Я выброшу коврики и заменю пол, если ты вернешься ко мне.

У нее зашлось сердце.

— Что?

Он подошел ближе.

— Выслушай меня, Стейси. За все деньги в мире нельзя купить только одно — то, что я желаю больше всего на свете.

— Наследника? Я уверена, что найдется великое множество женщин, которые не упустят такой уникальной возможности стать миллионершей.

Недрогнувший взгляд синих глаз несколько секунд изучал ее.

— Я хочу тебя, топ gardenia.

Бархатный глубокий голос затронул самые нежные струны ее сердца. Она подняла руку, чтобы остановить его.

— Не говори так, Франко.

Но он подошел ближе и нежно прижал ее к себе. Сквозь тонкую ткань своего платья она чувствовала жар его тела. Но, переборов себя, резко отодвинулась от него.

— Я боялся довериться тебе, Стейси. Я боялся за свое истерзанное сердце. Поверь, я предложил купить твоего ребенка, чтобы проверить тебя. Если бы ты взяла деньги, тогда бы я точно знал, что ты такая же, как и многие другие женщины, которых я знал. Но ты оказалась совсем не такой.

До нее никак не доходил смысл его слов, но его теплый взгляд начинал раздувать тлеющие угли надежды, которые, как она думала, уже погасли навсегда.

— У нас с отцом был уговор. Если я найду женщину, которая покажется мне неподкупной, и все же докажу ему, что она такая же жадная, как и все остальные, то он не будет больше настаивать на том, чтобы я когда-либо женился, и передаст мне семейное состояние.

Ей показалась, что ее облили ледяной водой.

— Что ты сказал?

— Отец предложил мне найти такую женщину, которая полюбила бы меня, а не мои деньги. Я сказал, что докажу ему: таких женщин не существует и любую женщину можно купить.

Стейси вздрогнула. Она думала, что испытала всю чашу унижения до дна. Но, оказалось, нет. Значит, Франко лишь использовал ее в своем споре с отцом?

Франко поднял руку, чтобы погладить ее по щеке, но она в ужасе отскочила.

— Так ты привозил меня в замок только для того, чтобы похвастаться своей победой?

— Да. Именно такова была моя первоначальная цель. Но когда ты рассказала мне о своих родителях, я понял, что у тебя были веские причины для того, чтобы принять мое предложение. И тогда постепенно я начал влюбляться в тебя. Нет, вру. Это случилось гораздо раньше. Тогда, у витрины магазина.

Франко начал влюбляться в нее? Стейси не могла поверить своим ушам.

— Я занималась бы с тобой сексом безо всяких денег, Франко.

— А я бы предложил тебе большую цену. — Он прижал ее к перилам. — Несравнимо большую: свое сердце, свою жизнь.

Ей надо срочно убежать от него, но ноги не слушались ее.

Франко поцеловал ее в уголок рта.

— Я люблю тебя, — прошептал он, и окружающий мир для нее исчез.

Используя ее растерянность, он поцеловал ее снова, вложив в поцелуй всю свою страсть.

Она ясно читала любовь в его глазах, но боялась верить тому, что видела.

— Я люблю тебя, Стейси, и, если ты сможешь когда-нибудь простить меня, я бы очень хотел на тебе жениться. Не сомневайся в том, что моя душа принадлежит только тебе, поскольку ты дала мне намного больше того, что можно купить. Я очень много понял благодаря тебе, и поэтому моя судьба зависит сейчас от твоего решения. И клянусь тебе, если ты все-таки найдешь в себе силы простить меня, то я всю жизнь буду доказывать тебе свою любовь. А если нет, то стану самым несчастным человеком на земле.

Ее глаза наполнились слезами радости. Огромное счастье вошло в ее сердце. Только любящий мужчина может предложить ей все, о чем она когда-либо мечтала.

Улыбка озарила лицо Стейси.

— Хорошо, Франко, я выйду за тебя замуж. И обещаю любить тебя и завтра, и послезавтра… и всегда.

У него вырвался вздох облегчения.

— Клянусь, топ gardenia,ты никогда не пожалеешь об этом.


home | my bookshelf | | Букет гардений |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу