Book: Прежде чем проститься



Прежде чем проститься

Мэри Хиггинс Кларк

Прежде чем проститься

Майклу Корде, моему дорогому другу и изумительному редактору, с благодарностью за четверть века нашего удивительного сотрудничества

ПРОЛОГ

Пятнадцатилетняя Нелл Макдермотт развернулась и поплыла к берегу. Яркое солнце на безоблачном небе, свежий ветерок, сдувающий с волн клочья соленой пены, — все отзывалось в ее теле юношеским восторгом. Едва приехав на Мауи[1], Нелл решила, что здесь ей нравится гораздо больше, чем на побережье Карибского моря, где они всей семьей ежегодно проводили послерождественские каникулы.

Вообще-то слово «семья» было преувеличением. Уже четвертый год их семья состояла лишь из Нелл и ее деда. В один из несчастливых дней Корнелиуса Макдермотта, легендарного конгрессмена от Центрального Манхэттена, вызвали прямо с заседания Палаты представителей. Увидев лица служащих Конгресса, он сразу понял: случилось что-то очень серьезное. Макдермотт не ошибся. В джунглях Бразилии разбился небольшой самолет, зафрахтованный американскими антропологами... В тот день Корнелиус Макдермотт лишился сына и невестки, а Нелл потеряла родителей.

Он сразу же помчался в Нью-Йорк, в школу, где училась внучка. Такую новость она должна была услышать от него, а не от чужих людей. Нелл он нашел в кабинете медсестры. Девочка плакала. Макдермотт обнял внучку и в перерывах между всхлипываниями услышал:

— Когда утром мы возвращались с перемены, я вдруг почувствовала... Папа и мама... Они были здесь. Они пришли... проститься со мной... Я их не видела, но ощутила... мамин поцелуй. А папа... он провел пальцами по моим волосам.

В тот же день Нелл вместе с домработницей, присматривавшей за ней во время родительских поездок, перебрались в мрачноватое здание из бурого песчаника, что находилось на Семьдесят девятой улице. В дом, где родились и выросли ее отец и дед.

Сейчас, плывя к берегу, Нелл уловила отблеск этих мыслей. Она торопилась к деду, сидевшему на берегу под широким зонтом. Они даже не распаковали вещи, однако старик все же уступил внучке и позволил ей чуточку поплавать. Нелл чувствовала: еще несколько минут, и дед начнет нервничать. Во-первых, он успел проголодаться. А во-вторых, нормальные люди сначала устраиваются в гостиничном номере и не бегут стремглав на пляж. Нелл с ранних лет знала, что деда ни в коем случае нельзя держать голодным и заставлять ждать.

Корнелиус Макдермотт сидел на складном стуле, погруженный в чтение книги. Этой сосредоточенности хватит на ближайшие пять минут, а потом... Не желая испытывать терпение деда, Нелл поплыла быстрее.

— А ну-ка, поднимем волну! — крикнула она себе.

И вдруг... берег исчез, будто Нелл поменяла направление. Но такого быть не могло. Она ведь торопилась к берегу. «Что такое?» — начиная волноваться, подумала девочка.

Берег не появлялся, словно он внезапно провалился в океан. Оцепенев, Нелл открыла рот и приготовилась позвать на помощь, однако вместо крика наглоталась соленой воды. Отфыркиваясь и кашляя, она ловила ртом воздух, изо всех сил стараясь держаться на плаву.

Морской водоворот! Как еще называется это явление? Отбойная волна. Пока дед улаживал формальности с гостиничным администратором, Нелл бродила по вестибюлю и случайно услышала разговор двух служащих. Оказалось, отбойные волны здесь не редкость. На прошлой неделе такая же волна появилась вблизи противоположного берега. Несколько человек утонули. Это Нелл узнала из слов первого служащего. Второй ему возразил, сказав, что парни утонули по собственной глупости. Они пытались сопротивляться волне, а нужно было покориться ей, и тогда она вынесла бы их на безопасное место.

«Морской водоворот, называемый также отбойной волной, возникает в результате лобового столкновения двух морских течений». Это описание Нелл как-то вычитала в журнале «Нэшнл джиографик», и сейчас, молотя руками по воде, вспомнила его практически дословно.

Но как же не сопротивляться волнам, если они — черные, бурлящие — норовят утащить ее вниз, на дно? «Я не могу покориться волне! — с ужасом подумала Нелл. — Не могу. Если я перестану работать руками, меня унесет неведомо куда».

С большим трудом ей все же удалось повернуть голову и увидеть берег с ярким разноцветным зонтом, под которым сидел дед.

— Помогите! — почти прошептала Нелл, боясь, что крик опять заполнит ее горло соленой водой.

А течение несло ее все дальше от берега, одновременно пытаясь утопить.

В отчаянии Нелл перевернулась на спину и опустила руки. Однако через несколько секунд она продолжила сражение с волнами, холодея при мысли, что они все равно уносят ее прочь от берега и лишают малейшей надежды на помощь.

«Я не хочу умирать! — твердила она себе. Не хочу!» Волна равнодушно вскидывала девочку на своем гребне, швыряла вниз и неумолимо относила в открытый океан.

— Помогите! — повторила Нелл и громко заплакала.

Отбойная волна освободила ее из своих пенистых цепей столь же внезапно, как и пленила. Нелл барахталась, стремясь держаться на поверхности. «Теперь я понимаю, о чем говорили те двое. Меня вышвырнуло за пределы морского водоворота. Только не вздумай угодить в него снова! — приказала она себе. — Обогни его».

Легко сказать, обогни. Нелл выбилась из сил. Волна отнесла ее слишком далеко от берега. Сейчас он казался едва ли не полоской на горизонте. Девочка чувствовала, что ей туда не доплыть. У нее смыкались отяжелевшие веки. Вода стала приятно теплой, похожей на одеяло. Нелл потянуло в сон.

«Плыви, Нелл! Ты обязательно доплывешь!» — прозвучал в ее мозгу голос матери.

«Нелл, не смей останавливаться!»

При жизни отец никогда ей не приказывал. Но сейчас его повелительный тон выбил Нелл из обволакивающей дремы. Не раздумывая, девочка поплыла в сторону, а затем стала двигаться по дуге, огибая опасный участок. Каждый вздох давался ей с трудом и больше напоминал всхлипывание; каждый взмах рук требовал неимоверных усилий, однако Нелл упрямо двигалась к берегу. Спустя несколько минут ее, обессиленную, подхватила приливная волна и помчала в нужном направлении. Сердито подняв Нелл на гребень, волна выбросила юную упрямицу на крупный мокрый песок.

Дрожа всем телом, Нелл попыталась встать. Еще через мгновение сильные руки деда подхватили ее и поставили на ноги.

— Я уже собирался звать тебя, — отчеканил Корнелиус Макдермотт. — Больше я тебя сегодня в воду не пущу. Видишь, на будке спасателей подняли красный флаг? Я слышал, где-то вблизи берега гуляют отбойные волны.

Не в состоянии вымолвить ни слова, Нелл лишь кивнула.

— Ты же вся дрожишь. Доплавалась, — озабоченно пробурчал конгрессмен Макдермотт, стаскивая с себя махровый халат и закутывая в него внучку. — Сейчас не тот сезон, чтобы подолгу торчать в воде.

— Спасибо, дед, — стуча зубами, ответила Нелл. — Это я с непривычки.

Нелл знала, что ее любящему и слишком реалистично мыслящему деду лучше ничего не говорить о случившемся. В особенности о ее мысленном общении с родителями. Даже убитый горем, дед тогда не пожелал слушать ее рассказы, приписав их детской фантазии. А теперь, чего доброго, он назовет ее слова юношескими бреднями.


СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

8 ИЮНЯ, ЧЕТВЕРГ

1

Нелл быстро шла по знакомому маршруту от своей квартиры в доме на углу Парк-авеню и Семьдесят третьей улицы до офиса деда, располагавшегося вблизи пересечения Семьдесят второй и Йорк-авеню. Судя по безапелляционному тону экс-конгрессмена Макдермотта, велевшего внучке явиться к трем часам, ее ждал разговор о Бобе Гормане — нынешнем конгрессмене от штата Нью-Йорк. Разговор с дедом не предвещал ничего хорошего.

Погруженная в раздумья, Нелл не замечала восторженных взглядов, что порой бросали на нее прохожие. Ничего удивительного. Они с Адамом были счастливой парой. Никто не считал Нелл красавицей, но многие называли эту высокую молодую женщину со стройным, сильным телом гимнастки, с каштановыми волосами, темно-синими глазами и выразительным ртом... привлекательной. Дед часто брал ее с собой на встречи, и Нелл привыкла бывать на публике. В юности ее огорчало, что у журналистов, описывающих эти встречи, не находилось для нее иного эпитета, кроме как «привлекательная».

— Привлекательная! — горячилась она в свои двадцать. — Вежливое иносказание. Когда парень называет девчонку привлекательной, это расшифровывается так: «Конечно, смотреть там особо не на что, но в мозгах и характере ей не откажешь». Такие слова похожи на поцелуй смерти. Я хочу, чтобы меня называли очаровательной, элегантной, ошеломляющей. Пусть даже экстравагантной. Все лучше, чем это безликое «привлекательная».

Ответы деда не отличались разнообразием.

— Не гневи Бога своей глупостью, — говорил внучке Корнелиус Макдермотт. — Будь благодарна за то, что имеешь голову на плечах и умеешь ею пользоваться.

Вот и сегодня ей придется воспользоваться головой, чтобы найти способ увязать воззрения деда на еебудущее (ради этого дед ее и позвал) и воззрения Адама на их будущее. А это означало принять позицию либо одной, либо другой стороны. Какого-либо третьего, компромиссного, пути попросту не существовало.


В восемьдесят два года Корнелиус Макдермотт почти не утратил своего боевого пыла. Несколько десятилетий подряд он оставался яркой фигурой на политическом небосклоне Америки. В тридцать его впервые избрали в Конгресс представителем от центральной части Манхэттена, где он родился и вырос. На этом посту конгрессмен Макдермотт прослужил полвека, неизменно отклоняя все предложения баллотироваться в Сенат. Два года назад он решил оставить этот пост, заявив в день своего рождения: «Не хочу отбивать у Строма Тёрмонда[2] лавры политического долгожителя Капитолийского холма».

Но отставка отнюдь не была для Макдермотта переходом к безмятежному старческому времяпрепровождению. Он открыл консультационную фирму, по-прежнему дававшую ему возможность оставаться в гуще политической жизни как Нью-Йорка, так и одноименного штата. Для тех, кто лишь входил в большую политику, поручительство Макдермотта было почти что божьим благословением. Много лет назад он придумал сюжет для предвыборного рекламного ролика партии, к которой принадлежал. «Спросите у наших конкурентов: что они сделали для вас?» — вопрошал голос за кадром. Далее следовала тишина, сменявшаяся гулом недовольных голосов. Если Корнелиус Макдермотт появлялся на улице, его неизменно узнавали и уважительно здоровались.

«Шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на этих журналистов. Сделали меня местной достопримечательностью!» — как-то вспылил он. «А признайся честно: если о тебе забудут, дело кончится сердечным приступом, — ответила Нелл. — И ты сам это знаешь».

Придя в офис, Нелл приветливо махнула девушке, сидевшей в общей приемной, и направилась во владения деда.

— Как он сегодня? — спросила она, поздоровавшись с секретаршей.

Лиз Хенли, миловидная шестидесятилетняя шатенка, давнишняя боевая спутница Макдермотта, оторвалась от бумаг и устремила глаза к небесам.

— Ночью бушевали бури, — ответила Лиз.

— Веселого мало, — вздохнула Нелл.

Подойдя к двери кабинета, она постучалась, затем открыла дверь.

— Удачного тебе дня, конгрессмен.

— Опаздываешь, Нелл, — буркнул дед, разворачивая кресло в ее сторону.

— Это по твоим часам. А на моих ровно три.

— Насколько помню, я просил тебя прийти не в три, а к трем.

— Мне пришлось повозиться с одной статьей. К сожалению, по части пунктуальности редактор очень похож на тебя. А теперь почему бы тебе не одарить меня ослепительной улыбкой, от которой всегда таяли сердца твоих избирателей?

— Сегодня мне не до улыбок, — по-прежнему хмуро изрек Корнелиус Макдермотт. — Садись, Нелл, — добавил он, указывая на диванчик, стоявший возле эркера.

Макдермотт намеренно выбрал это помещение под свой кабинет, поскольку из эркерного окна открывался широкий вид на северную и восточную части Манхэттена, где жили его избиратели. «Наверное, в средние века дед непременно был бы феодалом», — часто думала Нелл.

Присев на диванчик, она взглянула на экс-конгрессмена и поняла, что Лиз была права. На нее смотрели знакомые голубые глаза, но сегодня в них ясно читалась непривычная и несвойственная деду усталость. Он даже не пытался скрывать эту усталость за какой-нибудь наспех нацепленной бодряческой маской. Его бесподобная осанка (дед не горбился, даже когда сидел за столом) всегда делала его выше ростом. При виде его опущенных плеч у Нелл сжалось сердце. Даже знаменитая грива седых волос Макдермотта сегодня показалось ей не такой пышной.

Дед сцепил пальцы и передернул плечами, будто стараясь сбросить с них невидимую ношу. «Он выглядит на свои восемьдесят два», — с горечью подумала Нелл. Открытие было не из приятных; до сих пор она была уверена, что дед обманывает возраст.

Макдермотт долго глядел мимо внучки, затем встал и пересел в удобное кресло, находившееся рядом с диванчиком.

— Нелл, у нас кризис, и ты должна помочь мне выбраться из него. Представляешь, этот проныра Боб Горман не пожелал баллотироваться на второй срок. Его сманили на тепленькое местечко, посулив руководство недавно созданной компанией. Что-то связанное с Интернетом. Естественно, он доработает до конца срока. А потом... Ему, видите ли, не прожить на жалованье конгрессмена! Пришлось ему напомнить, что пару лет назад, когда я помогал ему с выборами, он пел совсем иные песни. Тогда он взахлеб говорил о работе для людей и о том, как ему не терпится ею заняться.

Нелл молчала. На прошлой неделе до деда впервые дошли слухи о нежелании Гормана баллотироваться на второй строк. Стало быть, слухи подтвердились.

— Нелл, я знаю лишь одного... да, всего лишь одного человека, способного достойно представлять нашу партию на этом посту.

Он сдвинул брови.

— Ты должна была бы занять мое место еще два года назад... Интерес к политике у тебя в крови. Тебе всегда хотелось вариться в этом котле, но Адам сумел тебя отговорить. Эта история не должна повториться.

— Мак, пожалуйста, не наскакивай на Адама.

— Я ни на кого не наскакиваю. Мне ли тебя не знать, Нелл! Ты из породы «политических зверюг». Я разглядел это в тебе еще давно и едва ли не с детства натаскивал для большой политики. Да, я не хлопал в ладоши от восторга, когда ты решила выйти замуж за Адама Колиффа. Однако не забывай: это я ему помог утвердиться в Нью-Йорке. Неизвестно, сколько бы еще он прозябал в мелких компаниях. Я свел его с «Уолтерс и Арсдейл» — уважаемой архитектурной фирмой. Я очень дорожу дружбой с этими людьми. Их поддержка всегда была для меня весомой.

Поджатые губы означали, что Корнелиус Макдермотт весьма сердит. Так оно и было.

— Я поручился за Адама, а он взял и подставил меня. Не проработав у них и трех лет, он ушел. И не просто ушел. Адам переманил к себе их старшего референта, посулив невиданные перспективы в своей фирме. Понимаю, бизнес — неподходящее место для сантиментов. Я не об этом. Адам с самого начала знал о твоих планах на будущее. Насколько помню, он их даже поддерживал. И вдруг — поворот на сто восемьдесят градусов. Мы не скрывали от него, что после моей отставки ты должна будешь занять мое место. Он не имел права ломать твою карьеру. А теперь он, похоже, собирается сломать ее вторично.

— Мак, мне нравится моя нынешняя работа. Я с удовольствием веду раздел в газете. Может, тебе невдомек, но я получаю громадную отдачу от своей работы.

— Не спорю. Ты пишешь чертовски толковые статьи. Но не притворяйся: тебе ведь мало быть газетным обозревателем.

— Послушай, дело вовсе не в Адаме. Тебе не приходило в голову, что я и сама могу не хотеть баллотироваться в Конгресс?

— Честно говоря, нет. И чем же ты намерена заполнить свою жизнь?

— Мак, мы с Адамом мечтаем о детях. Думаю, ты об этом слышишь не впервые. Адам предложил подождать лет десять, чтобы дети хотя бы немного подросли. Через десять лет мне будет всего сорок два. Политики в таком возрасте еще считаются молодыми.

Макдермотт едва дал ей договорить.

— Нелл, через десять лет экспресс политической жизни умчится слишком далеко, и тебе останется лишь вздыхать на перроне. Возможно, в другой сфере жизни можно ждать, но только не в политике. Помнишь, как девчонкой ты сожалела, что слишком мала и пока не можешь играть во взрослые игры? И вспомни-ка свои слова, которые я услышал от тебя в тот день, когда ты решила называть меня Маком.

Нелл подалась вперед и уперла подбородок в сцепленные пальцы... Это произошло, когда она только-только начала учиться в Джорджтауне. Дед попытался было воспротивиться, но она сказала: «Ты всегда говоришь, что я — твой лучший друг, а все лучшие друзья называют тебя Маком. Если я и дальше буду звать тебя дедом, то так и останусь твоей маленькой внученькой. А я не хочу, чтобы на меня смотрели лишь как на твою внучку. Где бы мы с тобой ни появились, мне хочется, чтобы меня считали твоим адъютантом».



В подкрепление своих слов Нелл достала тогда словарь и прочла деду определение слова «адъютант». Помимо общеупотребительного определения «подчиненный при военачальнике» словарь давал и другое, менее известное: «доверенное лицо». «Видит бог, я для тебя и то и другое», — заявила она деду. «И как долго ты намерена мне подчиняться?» — спросил ошеломленный Макдермотт. «Пока ты не уйдешь в отставку и я не займу твое место».

— Помнишь свои слова, Нелл? — спросил Корнелиус Макдермотт, нарушив затянувшееся молчание. — Казалось бы, чего не услышишь от глупых подростков? Но ты говорила как взрослый целеустремленный человек. И я поверил тебе.

— Я помню, Мак, — тихо сказала Нелл.

Дед нагнулся к ней. Их лица разделяла какая-нибудь пара дюймов.

— Нелл, не упусти момент. Если ты прохлопаешь этот шанс, то потом крупно пожалеешь. Едва Горман подтвердит, что не намерен баллотироваться на второй срок, сразу же появятся кандидаты. Мне хочется, чтобы комитет с самого начала рассматривал твою кандидатуру как основную.

— И когда стартует «большая игра»? — осторожно спросила Нелл.

— На ежегодном обеде, который мы устраиваем тридцатого. Вы с Адамом обязательно должны там быть. Там-то Горман и объявит о своем намерении уйти из политики. Конечно, не обойдется без слез и соплей. Горман начнет тереть глаза, шмыгать носом и говорить, как тяжело ему было принять это решение. Но, к счастью, не все так беспросветно. Здесь он вытрет слезки, высморкается и укажет на тебя. Продолжая спектакль, он бодренько заявит, что с радостью уступает свой пост тебе, Корнелии Макдермотт-Колифф. Дальше он произнесет несколько избитых фраз о преемственности, напомнив собравшимся, что твой дед занимал это место почти пятьдесят лет, после чего ввернет какой-нибудь эффектный пассаж. Что-нибудь вроде: «На стыке тысячелетий Корнелиуса сменяет Корнелия».

Явно довольный нарисованной картиной, Макдермотт широко улыбнулся.

— Поверь мне, Нелл, это будет принято на ура.

Два года назад, когда Боб Горман готовился сменить деда, Нелл до безумия хотелось все переиграть и самой оказаться на этом месте. Но тогда она уступила Адаму. Нет, Мак прав: она из породы «политических зверюг». Если она и теперь не воспользуется шансом, то может крупно опоздать. Этот пост — удобный трамплин для ее будущей политической карьеры, и если она не поднимется туда сейчас, место займет кто-нибудь покрепче Гормана и тогда уже ей там не бывать.

— Нелл, может, у Адама появились какие-то сложности, о которых ты не знаешь сама или не хочешь мне говорить?

— Нет у него никаких сложностей.

— А может, между вами что-то произошло?

— Говорю тебе, нет.

Нелл заставила себя улыбнуться, желая показать деду, насколько нелепы его предположения. На самом же деле Макдермотт попал в точку. Когда это началось? В какой момент их совместной жизни Адам вдруг стал замыкаться в себе? Поначалу он лишь отшучивался от ее вопросов, говоря о журналистских фантазиях. Однако с недавнего времени Нелл почувствовала, что ее попытки докопаться до сути начинают его раздражать и даже злить. «Адам, а может, тебя что-то не устраивает в наших отношениях? — не выдержав, без обиняков спросила она мужа. — По-моему, я заслуживаю того, чтобы знать, в чем проблема. Любая проблема. Самое паршивое — теряться в догадках. Я предпочитаю правду». Адам в очередной раз свалил все на ее «домыслы».

— Где сейчас Адам? — спросил дед.

— В Филадельфии.

— И давно?

— Вчера уехал. У него там выступление на семинаре по архитектуре и интерьерному дизайну. Завтра вернется.

— Мне хочется, чтобы тридцатого числа он стоял рядом с тобой и аплодировал твоему решению. Договорились?

— Я могу обещать, что приведу его на этот обед, а вот насчет аплодисментов... Не думаю, что его потянет аплодировать.

— Когда вы готовились пожениться, он, кажется, был в восторге от будущей политической карьеры своей жены. До сих пор не пойму, чем вызвана такая перемена воззрений.

«Не чем, а кем, — мысленно ответила деду Нелл. — Тобой, мой дорогой конгрессмен. Адам просто ревнует меня к тебе».

В первые месяцы после их женитьбы Адам и впрямь с энтузиазмом относился к ее политическим устремлениям. Он был не против, чтобы она и дальше помогала деду. Она не слышала от мужа ни единого возражения. Нелл казалось, что Адам принимает это как аксиому. Но стоило Макдермотту объявить о своей грядущей отставке, как все переменилось.

— Нелл, наконец-то у нас с тобой появился шанс начать жизнь, которая не будет крутиться вокруг всемогущего Корнелиуса Макдермотта, — сказал ей тогда муж. — Мне невыносимо видеть, как он всецело распоряжается твоим временем. Он забыл, что у тебя есть право на свою жизнь? Что, в конце концов, существует наша совместная жизнь? Думаешь, если ты займешь его место, у тебя будет больше свободы? И не мечтай! Твой дед будет предварять каждый твой шаг. Он не выпустит тебя из-под своей опеки.

Желанные дети так и не появлялись, чему Адам тоже быстро нашел объяснение:

— Чтобы зачать ребенка, у женщины должен быть определенный настрой. У нее должно быть время вслушаться в себя. Политика — вечная гонка. До сих пор ты знала только эту гонку и называла ее своей жизнью. Я же не говорю, что ты должна скатиться до уровня домохозяйки. «Джорнел» нравятся твои статьи, и без работы ты не останешься. Но газета дает тебе свободу, какой у тебя никогда не будет в политике.

Доводы Адама звучали вполне убедительно, и Нелл тогда решила не участвовать в выборах. Сейчас же, слушая доводы деда, виртуозно умевшего взмахнуть кнутом и тут же показать пряник, она сознавала: ей мало лишь писать о большой политике, анализируя и прогнозируя действия других. Нелл хотелось самой быть частью большой политики.

Макдермотт ждал ее ответа.

— Мак, давай говорить начистоту. Адам — мой муж, и я люблю его. Ты же никогда его не любил.

— По-женски, разумеется, нет.

— Хорошо, я скажу по-другому. С тех пор как Адам открыл собственную фирму, ты буквально готов его прибить. Если я ввяжусь в избирательную кампанию, все у нас с тобой пойдет как в прежние времена. Опять вместе, с утра до позднего вечера. И получится, что Адама как бы не существует.

— Кажется, я тебе этого не говорил.

— Не перебивай меня, Мак! Я не хочу, чтобы абсолютно все было как в прежние времена. Слышишь? И еще. Если я одержу победу на выборах, мне хочется, чтобы ты относился к Адаму... Представь, если бы вы вдруг поменялись ролями и он был бы влиятельной фигурой, а ты — всего-навсего дедом знаменитой внучки, которого в лучшем случае терпят.

— Я понял, дорогая. А если я пообещаю нежно прижать Адама к своей груди, ты согласишься участвовать в выборах?

Где-то через час Нелл покинула кабинет Макдермотта, пообещав деду, что будет бороться за освобождающееся место в Конгрессе.


2

Опять его занесло сюда! Можно было бы развернуться и уйти, однако Джед Каплан упрямо приближался к большим окнам первого этажа дома на Двадцать седьмой улице, стоявшего неподалеку от Седьмой авеню. Несколько помещений в этом перестроенном здании арендовала архитектурная фирма «Колифф и партнеры». Каплану не давал покоя архитектурный макет, выставленный в одном из окон: современный сорокаэтажный комплекс, сочетающий в себе роскошные квартиры, удобные офисы и торговый центр. К зданию, спроектированному в постмодернистском стиле (фасад из белого известняка, минимум украшений), примыкала высотная башня, увенчанная золотистым куполом. Ее предполагалось возвести из кирпича. Даже на макете башня казалась гораздо теплее основного здания. Купол медленно вращался, отбрасывая солнечные блики.

Руки Джеда, засунутые в карманы джинсов, сжались в кулаки. Он почти уткнулся носом в витрину. Случайный прохожий счел бы его приезжим, разинувшим рот на нью-йоркские диковины. Внешний вид этого человека был вполне заурядным: среднего роста, худощавый, с короткими волосами песочного цвета.

Однако под выцветшей фуфайкой скрывалось крепкое, мускулистое тело. Обманчивой была и худоба Джеда: он отличался изрядной физической силой. Присмотревшись повнимательнее, наблюдательный прохожий заметил бы, что лицо этого человека привыкло к солнцу и ветру, а встретившись с ним глазами, поспешил бы отвести взгляд. В них было что-то такое, отчего многим инстинктивно становилось не по себе.

Бóльшую часть из своих тридцати восьми лет Джед Каплан провел в скитаниях по миру. Он не нуждался ни в семье, ни в друзьях. Пока он бродяжничал, его мать успела овдоветь. Наконец, после пятилетнего пребывания в Австралии Каплан решил вернуться в родной город.

Новость, услышанная от матери, ударила его наотмашь: старуха продала их домишко на Манхэттене, которым владело четыре поколения семейства Каплан. Первый этаж занимал меховой магазин, на втором помещались не особо комфортабельные квартиры, сдаваемые внаем. Торговля мехами, когда-то такая прибыльная, нынче едва позволяла вдове Каплан сводить концы с концами.

Как только Джед услышал эту жуткую новость, они с матерью крупно поссорились.

— А что еще мне оставалось делать? — пыталась оправдаться старуха. — Дом ветхий, того и гляди рухнет. Налоги ползут вверх, страховка тоже, жильцы съезжают. Да и торговля мехами идет коту под хвост. Пока ты болтался в своей глухомани, носить меха стало дурным вкусом.

— Отец говорил, что дом достанется мне! — кричал в ответ сын. — Ты не имела права продавать мою собственность!

— А зачем бродяге собственность? Знал бы ты, как отец мечтал, что однажды ты возьмешься за ум. Перестанешь шататься по белу свету, найдешь себе достойную работу, женишься, заведешь детей. Наконец, вспомнишь, что у тебя старая и больная мать, нуждающаяся в твоей заботе. Когда отец был при смерти, я дала тебе телеграмму, попросила срочно приехать. А ты? Ты не только не приехал, ты не соизволил даже позвонить! Чужие люди помогали мне с похоронами!

Вдова Каплан заплакала. В сердце Джеда ничего не дрогнуло и не шевельнулось; он с детства ненавидел материнские слезы.

— Ты в последнее время где-нибудь видел снимки королевы Елизаветы или Хилари Клинтон, наряженных в меха? Теперь модно слыть защитником окружающей среды и гуманного отношения к животным. Я не могу заставить людей покупать меха. Адам Колифф дал мне хорошую цену за нашу развалюху. Я сразу же поместила деньги в банк. Сколько бы мне ни осталось прожить, теперь я могу не вздрагивать, получая очередные счета.

Джед смотрел на макет, а внутри становилось все паршивее. Он язвительно усмехался, читая сопроводительную надпись: «ЭТО ЗДАНИЕ НЕ МОЖЕТ НЕ ПРИТЯГИВАТЬ СВОЕЙ КРАСОТОЙ. ОНО — ПЕРВЕНЕЦ АРХИТЕКТУРНЫХ КОМПЛЕКСОВ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ НА МАНХЭТТЕНЕ».

Башню предполагалось возвести как раз на том клочке земли, который его мать продала Адаму Колиффу. Старая дура даже не представляет, сколько по-настоящему стоит земля на Манхэттене. Наверняка поддалась на басни Колиффа, в красках расписавшего ей всю бесперспективность дальнейшего владения этой ветхой недвижимостью. Джед знал главный аргумент этого прохиндея: рядом находится «особняк Вандермеера». Пусть развалина, но внесенная в реестр архитектурных достопримечательностей Нью-Йорка. Стало быть, существует целый букет ограничений на окрестное строительство. Джед не сомневался: сама мать никогда бы не додумалась до продажи дома и земли. Наверное, Колифф ей все уши прожужжал.

Верно, этот ловкач выкупил у матери участок по его рыночной стоимости. А вскоре историческая достопримечательность сгорела, и Питер Лэнг — большая шишка среди нью-йоркских торговцев недвижимостью — поторопился купить землю. Тут даже дураку ясно, что порознь оба участка имеют одну стоимость, а вместе — совсем другую и гораздо выше.

Джед слышал, что «особняк Вандермеера» сгорел по вине какой-то бездомной женщины, которая развела огонь и уснула. Это его не удивляло — бездомные часто являлись причиной пожаров в брошенных домах. Странным было другое: почему поганая достопримечательность не сгорела прежде, чем Колифф позарился на его, Джеда, собственность?

Вопрос не находил ответа. Джед захлебывался от внутренней ярости. «Я доберусь до этого Колиффа, — мысленно твердил он. — Клянусь Богом, я обязательно тряхану эту скотину. Если бы мы и сейчас оставались владельцами фамильной развалюхи и земли под ней, Лэнг или кто-то другой выложил бы нам миллионы!»

Дальше глядеть на макет шедевра Колиффа Джед не мог. Его буквально тошнило. Стремительно повернувшись, он пошел в сторону Седьмой авеню. Дальнейший путь Каплана лежал на юг. К семи часам вечера он добрался до яхтенной пристани напротив Всемирного финансового центра[3]. Жадными глазами Джед впился в изящные силуэты яхт, покачивающихся на приливных волнах.

Его внимание сразу же привлекла новенькая сорокафутовая яхта, на корме которой готическим шрифтом было выведено: «Корнелия II».

«Игрушка Колиффа», — подумал Джед Каплан.

Он уже видел эту яхту, так как неоднократно бывал на пристани. Джед стремился разузнать про Адама Колиффа все, что мог. Всякий раз, глядя на очертания дорогого судна, он мысленно спрашивал себя: «А не взорвать ли мне этого мерзавца прямо на борту его поганой посудины?»


3

По завершении филадельфийского архитектурного семинара Адам Колифф пообедал в обществе двух своих коллег, затем собрал вещи, покинул отель и поехал в Нью-Йорк. В половине одиннадцатого скоростная магистраль не была так забита машинами, как днем, и он рассчитывал добраться домой без особых затруднений.

За обедом Уорд Баттл подтвердил циркулировавшие слухи, касавшиеся фирмы «Уолтерс и Арсдейл», в которой Колифф работал, пока не основал собственную. Его бывших работодателей обвиняли в мошенничестве и в получении взяток от подрядчиков.

— Судя по тому, что я слышал, это лишь верхушка айсберга, — говорил ему Баттл. — А поскольку ты у них работал, тебя тоже могут закидать вопросами. Обратись к Макдермотту, пусть похлопочет, чтобы к тебе не слишком цеплялись.

«Обратиться к Макдермотту? — мысленно усмехнувшись, подумал Адам. — Ни в коем случае. Если его убедят, что и у меня рыльце в пушку, старик будет только рад. Он бы вообще не прочь сварить меня в кипящей смоле».

Делиться своими мыслями с Баттлом Адам, разумеется, не стал и всем видом старался показать тому, что его эти слухи не занимают.

— Мне-то чего беспокоиться? В «Уолтерс и Арсдейл» я был всего лишь мелкой сошкой.

Предполагая, что семинар затянется, Адам собирался вернуться в Нью-Йорк не раньше завтрашнего утра. Стало быть, Нелл сегодня его не ждет. Поэтому, вынырнув из туннеля Линкольна на Манхэттен, Адам, чуть помешкав, свернул не влево, а вправо. Еще через пять минут он въезжал в гараж на Двадцать седьмой улице.

Держа в одной руке дипломат с бумагами, а в другой ключи, Адам быстро прошагал полквартала до своего офиса. Освещение витрины выключалось автоматически, но даже в свете уличных фонарей макет «башни Вандермеера» был завораживающим зрелищем. Адам не мог не остановиться возле своего детища. Он погрузился в созерцание макета, забыв о существовании окружающего мира.

Вскоре после их знакомства Корнелиус Макдермотт, посмеиваясь, заметил:

— Адам, вы — впечатляющий пример того, как можно выдать желаемое за действительное. Если б я не знал, что вы родом из захудалого городишки в Северной Дакоте, я бы принял вас за выпускника Йельского университета. И как вам это удается?

— Все очень просто, — встал в оборонительную стойку Адам. — Я остаюсь самим собой и не пытаюсь никем казаться. По-вашему, если я из Северной Дакоты, то должен явиться в Нью-Йорк в фермерском комбинезоне и с граблями?

— Да не заводитесь вы, — осадил его Макдермотт.— Я хотел сделать вам комплимент.

— Вам это удалось, — усмехнулся Адам.

Конечно, Мак предпочел бы видеть свою внучку замужем за каким-нибудь умником из Йеля, чей папаша прочно утвердился на нью-йоркском Олимпе. Возможно, дед Нелл и впрямь был большой шишкой в Конгрессе, но о Северной Дакоте он явно судил по фильмам вроде «Фарго»[4]. Взял кассету, просмотрел от нечего делать и решил, что знает тамошнюю жизнь.

Чей-то силуэт, появившийся в конце улицы, прогнал из головы Адама все мысли о Макдермотте. Час был поздний, и такие встречи не всегда хорошо кончались. Адам подбежал к двери здания и быстро повернул ключ. Войдя внутрь, он столь же поспешно закрыл дверь, поднялся к себе в кабинет и для верности запер и дверь кабинета. Только после этого Адам почувствовал себя в безопасности.

В изящном дубовом шкафу, занимавшем почти целую стену, имелся отсек для телевизора и бар. Адам распахнул дверцы, достал бутылку «Чивас регал»[5] и плеснул в бокал щедрую порцию. Затем он сел на диван и принялся неторопливо потягивать виски. Именно так в фильмах любили изображать героев, отдыхавших после напряженного дня.



Что-что, а производить впечатление Адам Колифф умел. Он казался выше своих шести футов, поскольку приучил себя всегда держаться прямо, даже когда сидел. Регулярные физические упражнения, которыми он занимался без малейших поблажек, поддерживали его тело в хорошей форме. Глядя на его худощавое, несколько вытянутое лицо, люди сразу замечали светло-карие, с серым оттенком, глаза и улыбчивый рот. Седина, поблескивающая в темных волосах, лишь добавляла ему обаяния. Без нее он рисковал сойти совсем за молодого парня.

Адам снял пиджак, ослабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Порывшись в кармане, он достал сотовый телефон, который положил рядом с бокалом. Можно не волноваться, что Нелл позвонит в отель и не найдет его там. Захочет поговорить — пусть звонит на мобильник. Впрочем, она вряд ли станет его беспокоить. Днем Адам сам звонил жене — она как раз собиралась на встречу с дедом. Если его догадка верна, Нелл дождется подходящего момента, чтобы обсудить с ним все, о чем говорилось на этой встрече.

«Ночь принадлежит мне, — подумал Адам.— Я могу делать все, что мне заблагорассудится. Могу даже спуститься вниз и вытащить из витрины макет. Зачем ему там торчать, если мой проект отвергнут? Мак явно не будет сокрушаться, когда узнает».

Проведя в кабинете час, Адам решил пока не забирать макет и не оставаться здесь на ночлег, а поехать домой. Он с детства боялся замкнутых пространств и не хотел спать в этой узкой норе на жестком офисном диване.

Около двух часов ночи Адам вернулся домой. Осторожно ступая, он зажег в коридоре всего одну неяркую лампочку, после чего проследовал в гостевую ванную. Там он принял душ и переоделся. Потом Адам приготовил себе все, что собирался надеть утром, и только тогда на цыпочках поднялся в спальню и лег. Ровное дыхание Нелл подсказывало ему, что он достиг своей цели, сумев не разбудить жену. Она засыпала с трудом; проснись она сейчас, несколько бессонных часов было бы ей обеспечено. Адам, наоборот, засыпал легко, едва донеся голову до подушки. Усталость действовала лучше любого снотворного. Через несколько минут он уже крепко спал.


9 ИЮНЯ, ПЯТНИЦА

4

Будильник был поставлен на пять часов утра, однако Лайза Райен проснулась задолго до его звонка. Джимми опять провел беспокойную ночь. Он метался, ворочался с боку на бок и что-то бормотал. Лайза гладила его по спине, пытаясь успокоить.

Только под утро метания мужа прекратились и он захрапел, шумно и тяжело. Ничего не поделаешь, придется его будить. Джимми никогда не требовал, чтобы она вставала вместе с ним и готовила ему завтрак. Работа Лайзы начиналась позже, и сейчас она вполне могла бы поспать еще пару часов, пока не настанет время будить детей. Но она знала, что все равно не заснет.

Лайза ощущала себя разбитой. А впереди ее ждал длинный рабочий день. Лайза работала маникюршей в косметическом салоне и с девяти до шести почти не вставала со стула.

Работа утомляла ее и раньше, но не до такой степени. Да и причина была не в загруженности Лайзы. Все пошло кувырком, когда Джимми потерял работу. Почти два года он безуспешно предлагал себя разным компаниям, пока ему не повезло с фирмой «Колифф и партнеры». Крупные долговые дыры они с Лайзой залатали, и все же неоплаченных счетов, накопившихся за эти месяцы, еще хватало.

Джимми умел и любил работать. Возможно, его вообще не уволили бы с прежнего места, если бы босс не подслушал разговор Райена с одним из сослуживцев, с которым он поделился своими подозрениями. Джимми считал, что фирма получает от кого-то взятки. Подозрения возникли, когда он узнал, цемент какой марки заливается в опалубку. Джимми сопоставил эту марку с заявленной в спецификации. Вместо качественного, рассчитанного на большие нагрузки цемента фирма заливала в опалубку дешевку, годную разве что для мелкого ремонта в квартире. Чем это грозило ремонтируемому зданию, было ясно даже непрофессионалу.

Плоды своей откровенности Джимми очень скоро почувствовал на себе. Куда бы он ни обращался по поводу работы, ему неизменно отвечали: «Сожалеем, но мы не нуждаемся в ваших услугах».

Только после нескольких отказов, полученных в разных местах, до Джимми наконец дошло, как же наивен и глуп он был, поделившись своими подозрениями с сослуживцем. Кто захочет ради дурацкой принципиальности терять прилично оплачиваемую работу? Возможно, не он один заметил несоответствие марок цемента, однако у остальных хватило ума держать язык за зубами. Лайза считала, что именно тогда у мужа и случился душевный надлом. Джимми уже находился на грани нервного срыва, когда раздался спасительный звонок из фирмы «Колифф и партнеры». Ему предложили работу в строительной корпорации Сэма Краузе. К счастью, долго ждать не пришлось. Вскоре Джимми Райен был принят.

Лайза надеялась, что новая работа взбодрит мужа и от его депрессии не останется и следа, однако ее надежды оказались напрасными. Джимми действовал словно робот; хуже того, его душевное состояние ничуть не изменилось. Лайза отправилась на консультацию к психологу и узнала, что подобное состояние свидетельствует о затяжной депрессии ее мужа, из которой он вряд ли выберется без посторонней помощи. Увы! Джимми не стал и слушать. Предложение сходить к психологу сильно разъярило его. Он кричал, что не нуждается в помощи этих шарлатанов, умеющих лишь выкачивать деньги из доверчивых простаков.

В последние месяцы Лайза стала ощущать себя гораздо старше своих тридцати трех. Человек, ложившийся с ней в одну постель, совсем не напоминал того, прежнего Джима, которого она знала с детства. Помнится, когда-то он шутил, что свое первое свидание Лайзе назначил, едва научившись выползать из детского манежа. Поведение нынешнего Джима было неустойчивым. Он ни с того ни с сего мог сорваться и накричать на нее или детей, а через минуту со слезами на глазах просить прощения. Что еще хуже, он начал выпивать, каждый вечер вливая в себя две-три порции виски.

Стоит ли говорить, что алкоголь делал его душевное состояние еще неустойчивее?

Психолог также рассказал Лайзе, что иногда эмоциональные срывы у мужчины говорят о романе с другой женщиной. Но здесь Лайза была спокойна. Каждый вечер муж вовремя возвращался домой. Он даже перестал ходить с друзьями на бейсбольные матчи. Прежде он и сам был не прочь сыграть в бейсбол и поскакать на лошади. Теперь эти развлечения потеряли для него всякий интерес. В дни выплат Джимми молча протягивал жене очередной чек. Заработки росли, но его это не радовало.

Может, Джимми по-прежнему удручали накопившиеся долги? Лайза пыталась убедить мужа, что ему незачем волноваться. Постепенно они выберутся из кредитных ловушек, в которые попали, пока он был без работы. Вскоре она поняла, что причина вовсе не в долгах. Джимом овладело странное безразличие к жизни.

Семья Райенов по-прежнему жила в Квинсе[6], в квартале Литл-Нек, где тринадцать лет назад, только что поженившись, они купили небольшой дом в стиле «Кейп-Код»[7]. Как они мечтали перебраться в другой дом, просторнее и современнее этого! Но трое детей, родившиеся в последующие семь лет, вынудили их купить не новый дом, а двухъярусную кровать. Прежде Лайза любила пошутить на этот счет, но, когда Джим лишился работы, все шутки прекратились. Было бы жестоко сыпать ему соль на раны.

Зазвенел будильник. Лайза нажала кнопку, прекратив его мелодичное треньканье, потом вздохнула и тронула мужа за плечо.

— Джимми, пора вставать.

Он не просыпался.

— Джимми, ты меня слышишь? Пять часов, — уже громче повторила Лайза.

Наконец ей удалось разбудить мужа.

— Спасибо, дорогая, — безучастно произнес он и отправился в ванную.

Лайза вылезла из постели, подошла к окну, подняла жалюзи. Утро предвещало замечательный день. Лайза наскоро стянула свои светло-каштановые волосы в пук и накинула халат. Она решила выпить кофе вместе с Джимми.

Придя после душа в кухню, Джим удивленно взглянул на сидящую за столом жену. «Даже не заметил, как я встала», — огорченно подумала она.

Лайза украдкой наблюдала за мужем. «Боже, какой он сегодня беззащитный. Наверное, думает, что я опять начну уговаривать его сходить к психологу».

— В такое утро просто грех валяться, — сказала Лайза, стараясь говорить весело и непринужденно. — Вот, решила выпить с тобой кофе, а потом выйду во двор, птичек послушаю.

Джимми был крупным, рослым мужчиной. Его волосы, когда-то огненно-рыжие, с годами приобрели цвет красной меди. От работы на открытом воздухе его лицо всегда было румяным. «Сколько новых морщин появилось», — стараясь улыбаться, подумала Лайза.

— Конечно, Лиззи. Пойди прогуляйся, — ответил на ее слова Джимми.

Он стоя глотал кофе. «Опять он ничего не ест с утра».

— К обеду меня не жди, — сказал ей муж. — Я приглашен на встречу к Колиффу. Этот парень любит устраивать их на своей яхте. Обычно у него собираются шишки. Даже не знаю, зачем меня туда позвали. Может, решили позабавиться и среди фуршета объявить о моем увольнении?

— Скажешь тоже, Джим. С какой стати им тебя увольнять?

Лайза следила за каждым произносимым словом, изгоняя малейший намек на тревогу.

— Я пошутил. Если что, надеюсь, Колифф не вытолкает меня коленкой под зад, а поможет найти другую работу. Что, если я вдруг опять сяду тебе на шею? Твой маникюрный бизнес прокормит нас всех?

Лайза встала и обняла мужа.

— Тебя по-прежнему что-то грызет? Расскажи мне, и тебе станет гораздо легче.

Сильные руки Джимми притянули ее к себе.

— Выбрось ты это из головы. Я люблю тебя, Лиззи. Всегда помни об этом.

— Я и не забывала. И...

— Знаю, что ты скажешь: «И я тоже».

Фраза из времен, когда они были подростками. Тогда они лепили ее сплошь и рядом. Произнеся ее, Джимми слегка улыбнулся. Затем он повернулся и пошел к двери. Лайзе показалось, что на самом пороге муж прошептал: — Прости меня.


5

Первой мыслью Нелл было приготовить для Адама какой-нибудь особенный завтрак. Эту мысль она тут же отвергла. «Не хватает еще задабривать Адама едой, как будто я вымаливаю у него разрешение строить собственную карьеру». И все-таки от мысли приготовить вкусный завтрак она не отказалась. С грустной улыбкой Нелл вспомнила про кулинарную книгу своей бабушки с материнской стороны. Там на обложке красовалось известное изречение: «Путь к сердцу мужчины лежит через желудок». Мама, посвятившая себя научной карьере, готовить вообще не умела и шутила, что нашла другой путь к сердцу отца Нелл.

В ванной шумела вода. Адам принимал душ. Его позднее возвращение все же разбудило Нелл, но она предпочла сделать вид, будто спит. Конечно, им давно пора поговорить начистоту, однако два часа ночи не самое удачное время, чтобы обсуждать результаты ее встречи с дедом.

Лучше всего было бы не оттягивать разговор, а начать его прямо за завтраком. Но сегодня им предстояла встреча с Маком, и Нелл не хотелось усугублять ситуацию. Вчера вечером дед позвонил и напомнил, что ее с Адамом ждут сегодня в ресторане «Времена года». Герте — сестре Мака и двоюродной бабушке Нелл — исполнялось семьдесят пять.

— Как тебе не стыдно, Мак? — шутливо отчитала деда Нелл. — Неужели ты подумал, что мы забудем такую дату? Естественно, мы оба придем.

Хорошо бы за праздничным столом вообще не вспоминать о ее предвыборной борьбе. Впрочем, проси не проси, а разговоров об этом не избежать. Даже если дед и будет молчать, кто-нибудь обязательно вставит слово о Бобе Гормане, а дальше пошло-поехало. Нет, уж пусть лучше Адам услышит правду из ее уст, чем от Мака. Тогда попреков не оберешься.

Обычно Адам отправлялся на работу в половине восьмого. Нелл старалась усаживаться за письменный стол не позже восьми и сразу же принималась готовить материалы для очередного номера. Перед этим они завтракали. Завтрак был легким и, как правило, молчаливым, поскольку супруги просматривали утренние газеты.

Нелл открыла холодильник, достав оттуда картонку с яйцами. «Если бы на этот раз Адам попытался меня понять... если бы почувствовал, что мне действительно интересна борьба за прежнее место Мака и вообще вся эта предвыборная суета. Ну почему я вынуждена постоянно разрываться между Адамом и Маком? Почему Адам воспринимает мой уход в политику как угрозу нашим отношениям?»

Нелл накрыла стол, разлила по бокалам только что выжатый апельсиновый сок и засыпала кофе и кофейный агрегат. «А ведь раньше он меня понимал. Он даже говорил, что заранее позаботится о хорошем местечке на галерее для публики. Почему же теперь, спустя три года, он и слышать не желает о моей политической карьере?»

Поздоровавшись с женой, Адам плюхнулся на табурет и сразу же потянулся к номеру «Уолл-стрит джорнел». Деловые новости, похоже, интересовали его больше завтрака.

— Честное слово, Нелл, мне с утра совсем не хочется есть, — сказал Адам, отказываясь от приготовленного ею омлета.

«Зря старалась», — с внутренней усмешкой подумала она.

Нелл уселась напротив мужа. Непроницаемое лицо Адама отнюдь не располагало к откровенному разговору. «Я что, мужняя жена из середины девятнадцатого века? — подумала Нелл, ощущая, как внутри нарастает раздражение. — Или мне требуется его благословение?»

Нелл взяла чашку с кофе. Ее взгляд упал на первую страницу другой утренней газеты. Нелл пробежала глазами заголовки статей.

— Адам, ты это видел? Окружной прокурор собирается копнуть под Роберта Уолтерса и Лена Арсдейла. Оба якобы причастны к мошенничеству.

— Знаю, — коротко бросил Адам, не отрываясь от чтения.

— Но ведь ты работал у них почти три года. Прокурорское расследование может коснуться и тебя.

— Возможно, — с прежним равнодушием ответил Адам и усмехнулся. — Скажи Маку, чтобы не волновался. Честь семьи не пострадает.

— Я же не об этом!

— Не притворяйся, Нелл. Тебя можно читать как книгу. Ты с самого утра ломаешь голову и ищешь способ сообщить мне, что старик уговорил тебя бороться за место в Конгрессе. Когда Мак откроет газету и увидит эту статейку или аналогичную, он сразу позвонит тебе и заявит, что все это может серьезно подпортить твои шансы. Разве я не прав?

— В одном ты прав. Я действительно хочу участвовать в выборах. А все остальное... знаешь, такая взаимосвязь мне как-то не приходила в голову, — спокойно ответила Нелл. — Я достаточно хорошо тебя знаю и уверена в твоей непричастности к любым махинациям. Ты честный человек.

— Видишь ли, Нелл, в строительном бизнесе существуют... разные планки честности. К счастью для тебя, я установил себе самую высокую, и это послужило одной из многих причин моего ухода из «Уолтерс и Арсдейл». Как ты считаешь, такой расклад удовлетворит Великого Мака? Прошу прощения, на живой символ, подобный ему, я пока не тяну.

Нелл шумно встала.

— Я понимаю, что тебя это все-таки задело. Только не надо срывать свою досаду на мне. Раз уж ты заговорил о выборах, знай: я решила занять место Мака и буду участвовать в предвыборной борьбе. И твоя поддержка была бы мне куда приятнее твоих колкостей.

Адам равнодушно пожал плечами.

— Нелл, я ведь не лукавлю с тобой. С первых дней нашей совместной жизни я тебе говорил, что политика затягивает человека целиком и что политическая карьера вредно отражается на браке. Политика — весьма специфический образ жизни. Но я не вправе тебе диктовать. Ты была вольна принимать решение, и ты его приняла.

— Да, я его приняла, — ответила Нелл, стараясь не выпускать раздражение наружу. — И тебе придется свыкнуться с моим решением. Ты сказал, что политическая карьера разрушает брак. Но еще сильнее брак разрушается, когда один супруг мешает другому заниматься любимым делом. Я помогала тебе строить твою карьеру. Так помоги же теперь мне или хотя бы не изводи меня своими возражениями.

Адам встал, резко отпихнув табурет.

— Вот и поговорили.

Он подошел к двери, но не открыл ее.

— Насчет обеда можешь не беспокоиться. У меня запланирована встреча на яхте, а потом я чего-нибудь перехвачу в городе.

— Адам, но ведь сегодня юбилей Герты. Ей исполняется семьдесят пять. Ты очень обидишь ее, если не придешь.

— Я испытываю самые искренние симпатии к Герте. Но прости меня, мне чертовски не хочется видеться с Маком.

— Адам, ну пожалуйста. Ты можешь приехать после собрания. Герта поймет. Она будет рада, если ты просто покажешься.

— Просто покажусь? У тебя в лексиконе уже появляются предвыборные словечки. Нет, Нелл, показыватьсяя не стану. Не считаю нужным.

Он толкнул дверь и вышел в коридор. Нелл пошла за ним.

— Может, и возвращаться домой ты тоже не считаешь нужным?

Адам остановился, повернувшись к ней.

— Нелл, я надеюсь, что это ты сгоряча. Они молча глядели друг на друга, после чего Адам так же молча покинул квартиру.


6

Утром Сэм Краузе позвонил своей подружке Дине Крейн, с которой у него только-только завязались отношения. Услышав, что они не смогут вечером встретиться, Дина попробовала переиграть ситуацию.

— Слушай, а что нам мешает встретиться потом? — спросила она. — Я могу подождать где-нибудь поблизости. Бар «У Гарри» тебя устроит?

— Такие деловые встречи не ограничиваются по времени, — довольно резко возразил Сэм, — У нас накопилась куча вопросов, требующих детального обсуждения. Я позвоню тебе в субботу.

Он повесил трубку, лишив Дину возможности поканючить.

Сэм сидел в своем просторном угловом кабинете на Сороковой улице. Стены украшали живописные полотна, изображавшие небоскребы, возведенные Строительной корпорацией Сэма Краузе.

Было всего десять часов утра. Разговор с Диной и так оставил у него неприятный осадок, а тут еще звонок из окружной прокуратуры с просьбой о встрече. После этого звонка раздражение Краузе только возросло. Чтобы отвлечься, он встал, подошел к окну и некоторое время глядел на уличную суету, кипевшую и бурлившую шестнадцатью этажами ниже. Внимание Сэма привлек юркий автомобиль, который умело лавировал, находя просветы между другими машинами. Однако вскоре его фокусы прекратились, поскольку тяжелый грузовик, ехавший впереди, неожиданно остановился, загородив собой две полосы. Сэм мрачно улыбнулся.

Улыбка пропала, когда он вдруг осознал, что чем-то похож на этот автомобиль. И он тоже лавировал, двигаясь по жизни к главной цели. До сих пор это удавалось, хотя дело не обходилось без нарушения правил. И вот теперь преграда посерьезнее тяжелого грузовика, грозящая напрочь перекрыть ему дорогу. Сэм давно уже не чувствовал себя мальчишкой-подростком, перед которым маячила угроза отцовской трепки.

Сэму Краузе было пятьдесят. Он не отличался высоким ростом, зато мог похвастаться крепко сбитым телом. Его лицо успело покрыться морщинами, а волосы — поредеть, но характер был все таким же независимым. Он не любил возиться со своей внешностью. Женщин в нем привлекало ощущение абсолютной уверенности в себе, сочетавшееся с острым циничным разумом. Сэма Краузе уважали. Его боялись, и таких людей было намного больше. Симпатию к нему испытывали лишь единицы. Самого Краузе отношение других не занимало; ко всем он относился с одинаковым презрительным любопытством, которое умел скрывать.

Зазвонил телефон. Снимать трубку он не торопился. Сначала надо узнать, кто это.

— Вам звонит мистер Лэнг, — послышался из интеркома голос секретарши.

Сэм поморщился. Компания «Лэнг энтерпрайсиз» была третьим углом в треугольнике, именуемом «башней Вандермеера». К Питеру Лэнгу Сэм испытывал смешанные чувства. На первом месте стояла зависть: Лэнг родился в богатой семье и не тратил ни времени, ни усилий, чтобы завоевать себе место под солнцем. Сэм не хотел признаваться даже себе, но он восхищался Лэнгом. Вернее, его гениальной способностью скупать по бросовым ценам жалкие домишки и делать так, что земля под ними превращалась в золотоносную жилу.

Сэм потянулся за трубкой.

— Привет, Питер. Я думал, что вы играете в гольф.

Лэнг звонил Краузе из своего богатого загородного дома в Саутгемптоне[8], перешедшего к нему по наследству.

— Вы угадали. Я действительно играю в гольф. Просто решил уточнить насчет нашей встречи. Никаких изменений?

— Никаких, — ответил Сэм Краузе и повесил трубку, даже не простившись.


7

Колонка в «Нью-Йорк джорнел», которую вела Нелл, называлась «Городской калейдоскоп» и выходила три раза в неделю. Название было выбрано достаточно точно: здесь, как в калейдоскопе, отражались самые разные стороны жизни громадного города. Журналистикой Нелл занялась два года назад, когда уступила доводам Адама и не пошла в политику. Эту работу ей предложил Майк Стюарт, издатель «Нью-Йорк джорнел» и давний друг семьи Макдермоттов. «Нелл, твои письма в разделе "Голоса читателей" тянут на профессиональные публицистические статьи, — сказал он тогда. — Пишешь ты толково, со знанием дела. До сих пор ты работала на нас бесплатно. Так почему бы не продолжить работу, но уже за деньги?»

«И от журналистики мне тоже придется отказаться, когда я включусь в предвыборную борьбу, — подумала Нелл, входя в кабинет. — Почему "тоже"?» — тут же спохватилась она.

Раздражение, оставшееся после разговора с Адамом, требовало выхода, и Нелл употребила его энергию на домашние дела. За какие-то полчаса она вымыла посуду, прибрала в кухне и в спальне.

Вспомнив, что Адам переодевался в гостевой комнате, Нелл заглянула и туда, обнаружив на кровати темно-синюю куртку мужа и его дипломат. Наверное, их разговор так рассердил Адама, что он ушел, забыв свою любимую куртку. Да и в дипломате могли остаться нужные ему бумаги. «А я-то здесь при чем? — тут же подумала Нелл, чувствуя, как затихшее недовольство начинает разгораться снова. — Пусть возвращается сам или пришлет кого-нибудь. Я ему не девчонка на побегушках». Куртку она повесила в шкаф, а дипломат перенесла в их кабинет — небольшую комнату, переоборудованную из ненужной им третьей спальни.

Через час раздражение Нелл улеглось. Она приняла душ и переоделась в «униформу» — джинсы, рубашку, на пару размеров превышающую ее собственный, и кроссовки. Мысленно восстановив их перепалку за завтраком, Нелл призналась себе, что вела себя не лучшим образом. «Неужели я и впрямь дала ему понять, что домой он может не возвращаться? А если Адам воспримет мои слова всерьез?»

Подумав еще, Нелл отмела подобную вероятность. Они не впервые ссорились и говорили друг другу резкие слова. Однако главное не слова, а их чувства друг к другу.

Должно быть, Адам уже в своем офисе. Нелл взялась за телефонную трубку, но тут же разжала пальцы. «Нет, не буду ему звонить. Два года назад я поддалась его уговорам, и что мне это принесло? Ничего, кроме постоянных сожалений. Если я сейчас позвоню, Адам сочтет мой звонок капитуляцией. Почему я должна вторично уступать его взглядам на мою жизнь? Он пугал меня распадающимися из-за политики браками. Чепуха! Жизнь опровергает все его пугалки. Сегодня в Конгрессе полно женщин, чьи семьи не распались. Политика не мешает им воспитывать детей и заботиться о мужьях. И уж если говорить о равноправии полов, почему женщина всегда должна уступать? Я ведь не просила Адама бросить его карьеру ради меня!»

Нелл разложила листы с черновыми набросками и заставила себя сосредоточиться на будущей статье. Но работа не клеилась. Вместо статьи она продолжала думать об Адаме. Вернувшись поздно ночью, он лег и сразу заснул. Слыша его ровное дыхание, она обняла мужа, и он пробормотал во сне ее имя.

Ей вспомнилась их первая встреча. Это произошло на каком-то приеме. Она тогда сразу обратила внимание на Адама и подумала, что более обаятельного мужчины еще не встречала. Нелл покорила его улыбка, открытая, приветливая и неторопливая. С приема они сбежали и отправились обедать в ресторанчик. Разговорились. Адам сказал, что должен будет на пару дней уехать по делам, и обещал непременно позвонить... Два дня растянулись на две недели. Для Нелл они были самыми долгими неделями в ее жизни.

Воспоминания прервал телефонный звонок. «Наверное, это Адам», — решила Нелл и порывисто схватила трубку.

Она ошиблась. Звонил ее дед.

— Нелл, ты читала утренние газеты? Молю Бога, чтобы этому ловкачу Адаму не пришлось вертеться ужом, если и его вызовут в окружную прокуратуру. Там заинтересовались как раз тем временем, когда Адам работал в «Уолтерс и Арсдейл». Если подозрения насчет махинаций не высосаны из пальца, твой парень должен был о них знать. И мы тоже должны знать обо всех пятнах на его репутации. Я не хочу, чтобы его художества испортили тебе предвыборную борьбу.

Нелл очень любила деда, однако порой ей хотелось накричать на него или наговорить резкостей. Поэтому, прежде чем ответить, она сделала глубокий вздох.

— Ты напрасно беспокоишься, Мак. Адам потому и ушел оттуда, что почувствовал какую-то нечистоплотную возню и не захотел пачкаться. Здесь ты можешь не волноваться. И кажется, я тебя вчера просила оставить все словечки вроде «этот ловкач» и подобные им.

— Извини, — коротко бросил Мак.

— Тон у тебя, дед, совсем не извиняющийся.

Макдермотт пропустил ее слова мимо ушей.

— Кстати, я уже звонил Герте, поздравлял ее с днем рождения. Скажу тебе честно: моя сестрица просто чокнулась. Заявила мне, что долго говорить не может. У нее сейчас, видите ли, как его... сеанс общения с умершими. Хорошо хоть, не забыла про торжество. Добавила, что давно не видела Адама. Уж не знаю, чем он ее так очаровал.

— Просто Герта относится к Адаму беспристрастно, чего не скажешь о тебе.

— Она спрашивала, нельзя ли пригласить на обед пару каких-то ясновидящих клуш, с которыми она общается, но я велел ей выбросить эту чушь из головы.

— Но ведь это ее день рождения, — возразила деду Нелл. — Она вправе приглашать кого пожелает.

— Возможно, — буркнул Мак. — Считай это старческими капризами, только я не хочу портить себе торжество. Не желаю быть подопытным кроликом и слушать, как они будут обсуждать мою ауру и нести разный бред об изменении ее цветов или потускнении... До вечера, Нелл.

Она положила трубку и откинулась на спинку кресла. Конечно, ее двоюродная бабушка — особа весьма эксцентричная, но далеко не чокнутая. После гибели родителей не кто иная, как Герта, поддерживала ее, став одновременно и матерью, и бабушкой. Мака раздражало, что его сестра верит в паранормальные явления. Но кому еще Нелл могла без опаски рассказать, как в день гибели родители приходили к ней проститься? И кто еще понял бы, что они откликнулись на ее призыв о помощи, когда она попала в отбойную волну?

Герта не просто разделяла чувства своей внучатой племянницы. Она давно и очень активно занималась ясновидением. Мак не прав: с разумом у Герты все в порядке. А вот здоровье стало подкачивать. Конечно, на собственном юбилее Герта будет блистать, и это форменное свинство, если Адам там даже не покажется.

У Нелл окончательно пропало желание звонить мужу. Она не сомневалась: рано или поздно они все равно помирятся. В прошлом она неоднократно первая делала шаг к примирению. Но сейчас не тот случай.


8

От отца Дэн Майнор унаследовал высокий рост и широкие плечи. Черты его лица испытали влияние материнской линии, и потому суровая мужественность Престона Майнора у Дэна смягчалась неброским очарованием, доставшимся ему от его матери Кэтрин Квинн. В отличие от отцовских светло-голубых глаз, похожих на две льдинки, глаза сына были темнее и теплее. Генетика Квиннов способствовала и тому, что Дэну не досталось отцовской квадратной челюсти и волевого, резко очерченного рта. Материнский род подарил ему и копну лохматых волос песочного цвета.

Кто-то из коллег заметил Майнору, что даже в спортивных брюках, футболке и кроссовках он все равно выглядит врачом. Наблюдение было вполне точным. И здоровался Дэн совершенно «по-докторски» — внимательно поглядывая на собеседника и словно выясняя, все ли у того в порядке со здоровьем. Судьбой ему было уготовано стать врачом. Дэн знал, что будет врачом, и каким именно — это он тоже знал. Он станет детским хирургом. Выбор имел под собой сугубо личные причины, о которых знали очень не многие.

Детство Дэна прошло в доме деда и бабушки с материнской стороны, находившемся в вашингтонском пригороде Чеви-Чейз[9]. Отец навещал сына от случая к случаю. Дэн отнюдь не скучал без него и не радовался его приездам. Более того, отцовские визиты постепенно стали вызывать у мальчика неприязнь, которую он тщательно скрывал. Своей матери Дэн не видел с шестилетнего возраста, хотя ее моментальную фотографию бережно хранил в потайном отделении бумажника и всегда носил с собой. Снимок был сделан в тот день, когда ему исполнилось два года. Улыбающаяся, с пышными, раскиданными по плечам волосами, мать крепко обнимала его. Эта выцветшая фотография оставалась единственной хрупкой памятью о Кэтрин Квинн.

Окончив медицинский факультет Университета имени Джонса Хопкинса, Дэн затем стажировался в нью-йоркской больнице имени Св. Григория. Недавно, когда там открылось отделение ожоговой терапии, он принял предложение работать у них и вернулся в Нью-Йорк. Наступающее третье тысячелетие заронило в его сердце непонятное беспокойство. Дэн вдруг ощутил настоятельную потребность поменять свою стабильную и вполне налаженную жизнь. К этому времени он работал в одной из лучших больниц Вашингтона, где успел приобрести репутацию опытного хирурга, спасшего жизнь многим жертвам ожогов. Когда Дэну исполнилось тридцать шесть, его дед и бабушка решили переехать во Флориду, в прекрасно обустроенный поселок для престарелых. Внук любил их ничуть не меньше, чем в детстве, однако уже не чувствовал прежней необходимости жить поблизости. Отношения с отцом у Дэна так и не наладились. Отъезд стариков во Флориду почти совпал во времени с новой женитьбой отца. Дэна на этой, четвертой по счету, свадьбе Престона Майнора не было, как не было и на третьей.

Новая работа начиналась у Дэна с первого марта. Он заблаговременно свернул свою частную практику и провел несколько дней в Нью-Йорке, подыскивая себе место для жилья. В феврале он купил кондоминиум в районе Сохо[10], куда перевез все, что посчитал нужным взять из своей вашингтонской квартиры, обставленной со спартанской простотой. Кое-что из мебели и вещей отдали ему дед и бабушка, так что нью-йоркское жилище Дэна сразу приобрело оттенок изысканности.

Его отъезду из Вашингтона предшествовала целая череда прощальных обедов и встреч, устроенных Дэну друзьями и несколькими женщинами, с которыми он время от времени встречался. Он любил дружеские сборища и погружался в них с той же основательностью, что и в работу. Одна из приятельниц подарила Дэну элегантный бумажник, и он сразу переложил туда водительские права, кредитные карты и наличные деньги. Последней он извлек из старого бумажника фотографию матери, которую после некоторых колебаний отправил и большой семейный альбом. Альбом этот старики забирали с собой во Флориду. «Пора подвести черту под надеждами прошлого», — мысленно сказал он себе... Еще через час Дэн передумал и забрал снимок назад, положив его в потайное отделение нового бумажника.

Дэном владели смешанные чувства. Он испытывал ностальгическую грусть и в то же время легкость. Попрощавшись со стариками, он сел в свой джип и отправился в Нью-Йорк. Путь от вашингтонского вокзала до Манхэттена занял у Дэна четыре часа. Он разгрузил машину, поставил ее в ближайший гараж, но задерживаться в новой квартире не стал. Его тянуло освоиться с местом, где ему предстояло жить. Дэн отправился бродить пешком по Сохо, выбирая, где бы пообедать. Ему очень нравилось, что рестораны тут встречались буквально на каждом шагу. В некоторых Дэн уже успел побывать. Теперь он решил познакомиться еще с одним. Купив газету, доктор Майнор расположился за столиком у окна и для начала заказал себе бокал легкого вина.

Потягивая вино, Дэн листал газетные страницы, однако вскоре оставил это занятие и стал наблюдать за прохожими. Потом, словно спохватившись, он заставил себя вернуться к недочитанной статье. Одним из пунктов его новой жизни было прекращение бесплодных поисков. Хватит тешить себя иллюзиями. Ему все равно ее не найти. Он же не сможет разорваться на тысячу кусочков и одновременно искать в разных местах. Шансы найти в громадном городе бездомного человека были почти равны нулю.

Разум Дэна приводил ему свои логичные, неопровержимые доводы, а внутренний голос нашептывал другое: «Ты ведь переехал в Нью-Йорк не только из-за интересной работы. Ты все еще надеешься ее найти. Ты приехал сюда потому, что Нью-Йорк — это место, где ее видели в последний раз».

Ночью, вслушиваясь в негромкие уличные звуки, доносившиеся снизу, Дэн все же решил предпринять еще одну, последнюю попытку. Если до конца июня у него не появится результатов, он прекращает поиски.

Новая работа поглощала большую часть его времени. Поиски велись урывками и оставались безрезультатными. Правда, с наступлением теплых дней вероятность несколько повысилась. Очередной круг поисков Дэн назначил на восьмое июня, но именно в этот день ему пришлось делать срочную, внеплановую операцию. Ничего, один день погоды не делал. Девятого Дэн отправился в Южный Бронкс, до сих пор считавшийся захолустьем, хотя в последние двадцать лет там произошли ощутимые перемены. Приехав туда, он сделал то же, что и в других местах: стал задавать вопросы и показывать фотографию матери, всегда находившуюся при нем.

И произошло чудо. Дэну встретилась бездомная, неряшливо одетая женщина лет около шестидесяти с чумазым морщинистым лицом и водянистыми глазами. Увидев снимок, она вдруг улыбнулась.

— Похоже, вы ищете мою подружку Квинни, — сказала она.


9

Входя в парадную дома на Парк-авеню, где жил ее босс, сорокадвухлетняя Уинифред Джонсон всегда испытывала какую-то робость. Она работала с Адамом Колиффом три года; вначале в компании «Уолтерс и Арсдейл», а затем в его собственной фирме, куда перешла не колеблясь.

Адам считал Уинифред своей правой рукой, и это не было преувеличением. Но все равно она никак не могла отделаться от страха. Уинифред казалось, что однажды консьерж остановит ее и скажет: «Извините, леди, но вход для посыльных за углом».

Уинифред знала, откуда у нее этот страх, это ожидание унижений. От родителей, которые только и делали, что подсчитывали оскорбления, нанесенные им окружающим миром. С раннего детства она слышала их нескончаемые сетования и жалобы. Некоторые фразы врезались ей в память: «Запомни, Уинифред, мир устроен так, что каждый, кто обладает хоть крупицей власти, непременно постарается тебя унизить. Чем больше власти, тем больше безнаказанности. А мы — люди маленькие. Да и ты выше не поднимешься. Сама потом убедишься». Даже перед смертью отец не успокоился и до последнего вздоха ругал компанию, припоминая все обиды, причиненные ему за сорок лет. Мать Уинифред была еще жива и находилась в доме престарелых. Жалобы на унижения и издевательства над ней продолжались и там.

Уинифред вспомнила о матери в тот самый момент, когда консьерж с улыбкой открыл ей дверь. Несколько лет назад ей удалось устроить мать в новый, оборудованный по последнему слову техники пансионат. Она искренне надеялась, что старухе там понравится. Увы! В первое же посещение на голову дочери обрушился знакомый поток материнских жалоб. Такие понятия, как счастье или удовлетворенность, были совершенно незнакомы ее матери. Но самое ужасное, Уинифред понимала, что родительские представления о жизни передались и ей, и она была бессильна их побороть.

Худенькая, даже хрупкая, Уинифред не пользовалась преимуществами своей фигуры, а носила консервативные деловые костюмы. Ее украшения ограничивались скромными сережками-пуговками и ниткой жемчуга. Она умела быть настолько тихой и незаметной, что люди забывали о ее присутствии. Зато Уинифред ничего не забывала. Она все замечала, подмечала и помнила любую мелочь. На работу в компанию Роберта Уолтерса и Лена Арсдейла Уинифред пришла сразу по окончании секретарского колледжа. За все эти годы ни тот ни другой не оценили должным образом ее знаний. Похоже, ее боссам и в голову не приходило, что она не хуже их (а возможно, гораздо лучше) разбирается во всех тонкостях строительного бизнеса. Зато Адам Колифф сразу же это заметил и оценил по достоинству. Несколько раз он в шутку ей сказал:

— Представляю, Уинифред, сколько людей тешат себя надеждой, что вас не угораздит написать мемуары.

Однажды эта шутка дошла до ушей Роберта Уолтерса, рассердив и раздосадовав его. Уолтерс никогда не был учтивым с Уинифред и вел себя так, будто терпит ее лишь из милости. «Я не стану, как мать, подсчитывать обиды, — думала Уинифред. — Он еще заплатит за свою грубость, и дорого заплатит».

Ее мысли вновь вернулись к Адаму. Нелл тоже недооценивает своего мужа. Адаму — считала Уинифред — вовсе не требовалась жена, зацикленная на собственной карьере да еще слушающая подсказки своего знаменитого деда, мечтающего видеть внучку чуть ли не президентом. А кто ж тогда будет заботиться о муже? Сколько раз Уинифред слышала от Адама:

— Знаете, сегодня Нелл опять допоздна задержится у этого старого пня, а мне чего-то так не хочется есть в одиночестве. Давайте перекусим вместе.

Конечно, он заслуживал более заботливой и внимательной женщины. То, что ему не хватало внимания, ощущалось за милю. Иногда Адаму хотелось просто поговорить, и он рассказывал Уинифред про свое детство, которое провел в Северной Дакоте. Самым большим его увлечением были походы в местную библиотеку, где он разыскивал книжки с фотографиями красивых зданий.

— Меня завораживали высотные дома, — признавался он Уинифред. — Чем выше, тем лучше. Там, где я рос, дом в три этажа уже считался высоким. Если кто-то строил такой дом, люди ехали за двадцать миль поглазеть на чудо.

А иногда за их совместным обедом говорила она. Адам умел ее разговорить, и Уинифред начинала выкладывать ему многое из того, что знала о крупных фигурах строительного бизнеса. Правда, на следующее утро она спохватывалась, мысленно обзывала себя сплетницей и относила свою словоохотливость за счет выпитого вина. Но Уинифред не опасалась последствий — она доверяла Адаму. Они доверяли друг другу, и Адам просто восхищался ее «историями изнутри». Особенно его интересовал ее начальный период работы в «Уолтерс и Арсдейл».

— Надо же! Значит, наша божья пташка Уолтерс уже тогда не брезговал взятками? — воскликнул Адам, услышав одну весьма откровенную историю.

Помнится, Уинифред покраснела, поняв, что сболтнула лишнее. Но Адам тут же пообещал ей, что никогда и нигде и словом не обмолвится об услышанном. Уинифред восхищала его проницательность. Как-то он ей сказал с упреком в голосе:

— Уинифред, не пытайтесь меня дурачить. Я же чувствую: в вашей жизни кто-то есть.

И она рассказала ему о том человеке и даже назвала имя. После этого случая ее доверие к Адаму еще более возросло.

— Можете подниматься, мисс Джонсон, — сказал ей консьерж, кладя трубку домофона. — Миссис Колифф ждет вас.

Сегодня Адам попросил ее заехать к нему домой и взять темно-синюю куртку и дипломат.

— Мне очень неловко просить вас об этом, — извиняющимся тоном добавил он, — но у меня времени в обрез. Вчера поздно вернулся из Филадельфии, немного проспал, собирался в спешке — и вот вам результат.

Адам объяснил ей, что в дипломате у него лежат заметки, касающиеся сегодняшней встречи на яхте, а куртка понадобится ему на тот случай, если он все же решит отправиться в ресторан «Времена года» на празднование юбилея двоюродной бабушки Нелл. Все это было сказано с улыбкой, однако Уинифред тоже была не лишена проницательности. Она сразу поняла: этим утром супруги Колифф если не поссорились, то имели весьма неприятный для обоих разговор. Вот еще одно свидетельство того, что их семейный корабль несет на скалы.

«Зато яхта Адама крепко держится на плаву», — с улыбкой подумала Уинифред, входя в лифт. Как здорово, что эту встречу он решил провести не в офисе, а на борту. Так куда романтичнее, хотя разговор и будет сугубо деловым.

Узкий круг. Считая Адама и ее, всего пятеро. Адам пригласил на борт Сэма Краузе и Питера Лэнга, своих партнеров по проекту «башни Вандермеера». Пятым будет Джимми Райен, один из старших мастеров, работающий у Краузе. Уинифред не совсем понимала, зачем его пригласили. До нее доходили слухи, что Джимми никак не выпутается из своей депрессии. Может, затем и позвали, чтобы разобраться наконец, в чем там дело?

Судя по Адаму, их всех наверняка встревожили статьи в сегодняшних газетах. И чего волноваться? Окружная прокуратура не впервые подкапывалась под строительный бизнес. В худшем случае «Уолтерс и Арсдейл» придется раскошелиться на штраф, а когда ее бывшие боссы достанут бумажники и отстегнут кому надо, проблема лопнет как мыльный пузырь.

Нелл ждала ее на лестничной площадке, держа в руках куртку и дипломат. Она приветливо улыбалась, но стоило Уинифред выйти из лифта и сделать пару шагов, как улыбка погасла.

— Что-нибудь случилось? — с тревогой спросила Уинифред.

Нелл не ответила на ее вопрос. «Боже милосердный, но почему я это чувствую? Откуда я это знаю? — мысленно спрашивала она себя. — Кто подсказал мне, что жизненный путь Уинифред подошел к концу?»


10

Адам поднялся на борт «Корнелии II» за четверть часа до назначенного времени встречи. Пройдя в каюту, он убедился, что его заказ выполнен: в буфете стояли тарелки с несколькими сортами сыра и большое блюдо с крекерами. Адам не стал проверять содержимое бара и холодильника. Раз посыльный уже побывал здесь, можно не беспокоиться.

Деловые встречи на яхте помогали Адаму лучше узнавать нужных ему людей. Непринужденная обстановка и выпивка развязывали языки его партнеров и потенциальных клиентов. Все думали, будто он пьет свой любимый коктейль «водка со льдом». Адаму действительно нравился этот коктейль, однако на таких встречах он весьма искусно заменял себе водку обыкновенной водой.

В течение дня его несколько раз тянуло позвонить Нелл, но в конце концов он убедил себя, что звонить ей не стоит. Адам терпеть не мог ссориться с женой, однако еще больше он не мог терпеть ее деда, которого начал просто ненавидеть. Неужели Нелл до сих пор не понимает, что Мак печется вовсе не о ее политической карьере? Старик чувствует: его время в политике заканчивается, а ему очень не хочется выходить из привычной игры. Так почему бы не заполучить себе послушную марионетку в лице внучки? Все разглагольствования Макдермотта о его нежелании прослыть самым старым членом Конгресса — пустая болтовня и откровенное вранье. Просто два года назад конкурент, выставленный демократами, был сильнее Мака. Старик испугался проигрыша.

Итак, дед Нелл ушел в отставку, но бросать любимое занятие отнюдь не собирался. Да и зачем, если у него есть умная привлекательная внучка, успевшая завоевать популярность? И если сам он уже не сядет в кресло конгрессмена, с победой Нелл к нему вернется власть. В том, что Мак заставит внучку действовать по его указкам, Адам не сомневался.

Мысленно представив лицо Корнелиуса Макдермотта, Адам поморщился. Он быстро прогнал образ ненавистного старика и подошел к приборной доске. Указатель уровня топлива свидетельствовал о заполненном баке. Обслуживающая компания свое дело знала.

— А вот и я, — донеслось снаружи.

Адам поспешил на палубу и помог Уинифред подняться на борт. Заметив в руках у его помощницы куртку и дипломат, Адам удовлетворенно кивнул. От него не ускользнуло, что Уинифред чем-то расстроена.

— Что с вами? — спросил Адам.

Она попыталась улыбнуться, но безуспешно.

— Ах, Адам, вы действительно видите меня насквозь, — сказала Уинифред, ступая на палубу и крепко держась за его руку. — Пожалуйста, ответьте мне на один вопрос, только честно. Чем я могла рассердить Нелл?

— Откуда у вас такие мысли?

— Ваша жена как-то странно меня встретила. Вещи для вас она передала мне на площадке. Мне показалось, она не могла дождаться, пока я уберусь прочь.

— Уинифред, не принимайте это на свой счет. Вы тут абсолютно ни при чем. Утром мы с Нелл немного повздорили. Когда вы пришли, она, я думаю, до сих пор находилась под впечатлением нашего разговора.

Уинифред не торопилась отпускать его руку.

— Адам, если вам хочется выговориться, я готова вас выслушать.

Колифф осторожно высвободил свою руку.

— Спасибо, Уинифред. Я очень ценю ваше участие. Но боюсь, сейчас не получится. Сюда идет Джимми.

Джимми Райен явно не был завсегдатаем на борту дорогих яхт. Он приехал сюда прямо со стройплощадки, не удосужившись переодеться или хотя бы почистить обувь. Вслед за Джимми по ковру каюты протянулась цепочка пыльных следов, оставленных его тяжелыми рабочими ботинками. В ответ на предложение Адама налить себе что-нибудь по вкусу Райен выбрал крепкое шотландское виски, плеснув изрядную порцию. «Надо будет поговорить с Адамом об этом Джимми», — поставила мысленную галочку Уинифред.

Тем временем Джимми Райен уселся за стол, решив, что встреча сейчас начнется. Однако Адам и Уинифред не торопились спускаться в каюту. Тогда Джимми тоже выбрался на палубу, но подходить к ним не стал.

Через десять минут появился Сэм Краузе, жалуясь на пробки и неопытность своего водителя. Кивнув Джимми, он спустился в каюту, чтобы налить себе джина.

— Лэнг, как водится, опаздывает, — угрюмо бросил Краузе, вернувшись на палубу.

— Перед отъездом из офиса я ему звонил, — сообщил Адам. — Лэнг говорил, что подъезжает к городу. Вроде должен быть с минуты на минуту.

Через полчаса на яхту позвонил Питер Лэнг. Он говорил напряженным, каким-то не своим голосом.

— Я угодил в дорожную аварию, — объяснил Лэнг. — Врезался в тяжелый грузовик с прицепом. Просто чудо, что остался жив. Полицейские настаивают, чтобы я отправился в больницу на освидетельствование. Думаю, мне лучше с ними не спорить. Так что, Адам, встречу придется либо отменять, либо проводить без меня. Вам решать. Мне сегодня уже не до переговоров. После врача я поеду домой.

Через пять минут «Корнелия II» подняла якорь и вышла из гавани. Ветер усиливался. Небо начинало затягиваться облаками.


11

— Меня мутит, — жаловался отцу восьмилетний Бен Такер, держась за перила палубы экскурсионного парома.

Отец с сыном возвращались в Нью-Йорк после экскурсии к статуе Свободы.

— Это от волн, сынок. Ты прав: на обратном пути качка усилилась. Но мы уже скоро доплывем. Постарайся чем-нибудь отвлечься. Смотри, какой захватывающий вид. Не знаю, когда мне снова удастся свозить тебя в Нью-Йорк. Так что гляди и запоминай.

Бен снял очки, чтобы протереть забрызганные стекла. «Ну вот, сейчас опять начнет рассказывать мне, что статуя Свободы была подарена народу Соединенных Штатов народом Франции, — подумал мальчишка. — Потом обязательно добавит, что французы лишь привезли статую в Америку, а деньги на ее установку пришлось собирать американцам. Дела со сборами шли хило, пока одна женщина по имени Эмма Лазарус[11] не написала стихотворение, убеждая сограждан не пожалеть своих трудовых центов и обязательно поставить статую Свободы у входа в Нью-Йоркскую гавань... Слышал я это, и не раз. И стихи помню: "Отдайте мне ваши толпы, жаждущие освобожденья". И помню, как твой прапрадед был одним из мальчишек, помогавших собирать пожертвования... Ой, папа, помолчал бы ты лучше».

Вообще-то Бену понравилась экскурсия к статуе Свободы и на остров Эллис[12], но сейчас он жалел, что согласился туда плыть. От качки и запаха дизельного топлива у Бена возникли позывы на рвоту.

Этот вонючий паром правильнее было бы назвать плавучим корытом. Бен с завистью глядел на частные яхты, неторопливо бороздящие воды Нью-Йоркской гавани. Вот бы оказаться на борту одной из них! Когда он вырастет и начнет зарабатывать деньги, он первым делом купит себе яхту.

Пару часов назад яхт было около трех десятков. Сейчас осталось всего несколько. «Наверное, владельцы этих яхт — люди смелые и не боятся надвигающегося шторма», — решил Бен.

Мальчик страдал сильной дальнозоркостью, однако сейчас она ему пригодилась. Без очков он легко прочитал название на борту особо понравившейся ему яхты: «Корнелия II». Какая красивая... И вдруг глаза Бена округлились.

— Не-е-е-е-е-т!

Бен не знал, прокричал ли он это слово вслух. Он не знал, сколько еще десятков, сотен или даже тысяч глоток в унисон произнесли то же самое слово — полупротест, полумолитву... Взрыв «Корнелии II» наверняка был виден и на набережных Южного Манхэттена, и на другом берегу залива, в городках и поселках штата Нью-Джерси.

Большая красивая яхта превратилась в огненный шар, разбрасывающий пылающие осколки. Они летели в небо, затем черными точками падали в бурлящие волны.

Прежде чем отец загородил Бена своим телом и не дал ему увидеть, как тела пассажиров яхты разрывает на кусочки, глаза мальчика успели запечатлеть один миг. Короткую, почти мгновенную сцену, врезавшуюся в его подсознание и ставшую причиной нескончаемых кошмарных снов.


12

«Я ведь фактически дала ему понять, что домой он может не возвращаться, — вела с собой мысленный диалог Нелл, прокручивая в мозгу жуткие события оканчивающегося дня, — А когда он сказал: "Нелл, я надеюсь, это ты сгоряча", я даже не ответила. Я собиралась позвонить ему в офис и все исправить, но гордость и упрямство взяли верх. Боже, ну почему я ему не позвонила? Весь день надо мной висело предчувствие чего-то неминуемого и страшного, а я закрывалась своими обидами».

Ее мысли вернулись к Уинифред. «Почему я сразу же почувствовала ее скорую смерть? Откуда мне было знать, что жизненный путь Уинифред подошел к концу? Возникло знакомое ощущение. Я помню его. Впервые оно появилось у меня в детстве, в тот роковой день, когда погибли родители. Была большая перемена; я резвилась на игровой площадке, а когда шла в класс, вдруг почувствовала, что папа и мама рядом, только я их не вижу. Я ощутила и мамин поцелуй в щеку, и папино прикосновение к моим волосам. К тому времени они оба уже были мертвы, но их души прилетели ко мне проститься... Адам, почему ты не приходишь проститься со мной? Дай мне возможность сказать тебе, как я безумно сожалею обо всем».

— Нелл, я могу тебе чем-нибудь помочь?

Кажется, то был голос Мака, издалека пробивавшийся в ее мысли. Нелл не ответила. Она в очередной раз восстанавливала в памяти цепочку событий... Празднование юбилея Герты началось без Адама. Нелл неуклюже извинилась, сказав, что у мужа очень ответственная деловая встреча и он не знает, когда освободится. Она старалась говорить как можно убедительнее, но Герта явно распознала спасительную ложь. Торжество проходило несколько наигранно, и от этого Нелл еще сильнее рассердилась на Адама.

Домой она вернулась в десять, по-прежнему ничего не зная о взрыве на яхте. Нелл решила безотлагательно поговорить с Адамом (если, конечно, он не принял всерьез ее прозрачный намек не возвращаться домой). Она выслушает все его возражения и там, где это возможно, попытается достичь компромисса. Хватит с нее неопределенности и скрытого недовольства. Хороший политик должен уметь договариваться и, если нужно, идти на компромисс. «Наверное, те же качества необходимы и хорошей жене», — вдруг подумалось ей.

У столика консьержа Нелл увидела секретаршу Мака Лиз Хенли и незнакомого мужчину, представившегося Джорджем Бреннаном, инспектором Управления полиции Нью-Йорка. Значит, ощущения надвигающейся беды ее не обманули. Но Нелл и тогда еще отказывалась верить.

Они поднялись в квартиру. Тщательно подбирая слова, инспектор Бреннан рассказал Нелл о взрыве на яхте. Извинившись, он добавил, что вынужден задать ей кое-какие вопросы. От полицейского она узнала: нашлись свидетели, видевшие, как Адам поднимался на борт «Корнелии II». Кроме ее мужа видели еще троих людей, также направлявшихся на яхту. Бреннана интересовали имена участников встречи.

Страшной новости требовалось время, чтобы проникнуть в ее в сердце. А пока Нелл не испытывала ничего, кроме оцепенения. Она не утратила способности говорить и назвала Бреннану имена и фамилии тех, кого Адам пригласил на встречу. Она даже предложила поискать их телефоны, однако полицейский инспектор вежливо отказался, сказав, что это излишне. Он сам найдет все необходимые сведения о гостях ее мужа. Затем Бреннан посоветовал Нелл хотя бы немного поспать. Завтра с утра ей наверняка придется отвечать на вопросы газетных и телевизионных репортеров, и потому нужно набраться сил.

— Миссис Колифф, я вам очень сочувствую, но утром буду вынужден нанести вам еще один визит, — сказал инспектор.

Бреннан ушел, а в квартиру поднялись вызванные Лиз Мак и Герта.

— Нелл, отправляйся в постель, — прямо с порога велел ей дед.

«Знакомые интонации: повелительность и искренняя забота. И как это Маку удается сочетать одно с другим?» — машинально подумала Нелл.

— Нелл, девочка, Мак прав, — воркующе произнесла Гертруда Макдермотт, садясь возле ее диванчика.

Нелл смотрела на обоих стариков — ее единственную оставшуюся родню. Она вспомнила чьи-то слова: «Корнелиус и Гертруда потрясающе похожи внешне, но трудно найти два более несхожих характера». Даже сейчас эти слова вызвали у нее улыбку.

У Мака и Герты были одинаковые всклокоченные седые волосы, живые голубые глаза, тонкие губы и выпирающие подбородки. Но если глаза Герты излучали спокойствие, то в глазах ее брата полыхал огонь.

— Пожалуй, я заночую у тебя, — предложила Герта. — Тебе нельзя оставаться одной.

— Спасибо, тетя Герта, — сказала Нелл. — Но именно сегодня мне лучше побыть одной.

Лиз собралась уходить. Нелл вышла вместе с ней на лестничную площадку.

— Нелл, как все это ужасно, — сказала секретарша Мака. — Я услышала по радио выпуск новостей и сразу поспешила сюда. Я же знаю, дороже тебя у Мака никого нет. Поверь, старик тоже переживает гибель Адама, хотя, по правде говоря, твой дед его недолюбливал. Если тебе что-нибудь понадобится...

— Спасибо, Лиз. Вы и так здорово мне помогли.

— О приготовлениях мы поговорим завтра.

«О приготовлениях? — с изумлением повторила про себя Нелл. — Ну конечно. Приготовления... к похоронам».

— Знаете, Лиз, мы с Адамом никогда не трогали тему похорон. Нам казалось, что слишком рано говорить о таких вещах... Нет, вспомнила. Когда мы ездили на Нантакет[13]... вы же знаете, Адам увлекался рыбной ловлей... он сказал, что после смерти не хотел бы лежать на кладбище. Оставаться должна память, а прах... прах пусть развеют над океанскими водами.

Лиз с глубоким пониманием глядела на нее. Нелл заставила себя улыбнуться.

— Кажется, Адам... выполнил свое пожелание.

— Я тебе позвоню утром, — ответила Лиз, нежно сжимая ее руку.

Когда Нелл вернулась в гостиную, дед расхаживал взад-вперед, а Герта листала свою записную книжку. Отведя внучку в сторону, Мак сказал:

— Правильно сделала, что не согласилась оставить Герту у себя. Будет всю ночь нести разную чушь про общение с потусторонним миром.

Мак остановился и осторожно взял внучку за обе руки.

— Не все можно выразить словами, Нелл. Да и едва ли они сейчас нужны... Сначала твои родители. Теперь Адам. Честное слово, ты не заслужила такой жестокой судьбы.

«Да, дед. Я не заслужила такой жестокой судьбы. Я не заслужила того, чтобы потерять мужа, с которым накануне гибели успела поссориться. И все из-за тебя, Мак. Иногда ты слишком многого от меня требуешь. Я и сейчас не согласна со взглядами Адама на мою карьеру. Но относительно тебя он был прав. В твоей жизни нет ничего, кроме политики. Так почему я должна тебе подражать?»

Макдермотт ждал ответа внучки. Не дождавшись, он пожал плечами и вышел в прихожую. Герта тоже встала.

— Нелл, ничьи слова тебя сейчас не утешат. Но знай: ты не потеряла Адама. Он теперь находится на другом плане бытия, однако по-прежнему остается твоим Адамом.

Герта собиралась сказать еще что-то, но тут вернулся Мак.

— Идем, сестра, — сказал он, беря Герту за руку. — Меньше всего Нелл сейчас нужна твоя болтовня... Девочка, постарайся уснуть. Утром поговорим.

Проводив стариков, Нелл вернулась в гостиную. Она бродила из угла в угол, сознавая, что все равно прислушивается, не повернется ли в замке ключ Адама. Заметив на боковом столике разбросанные журналы, она сложила их аккуратной стопкой. Потом разгладила декоративные подушки на своем любимом уютном диванчике. Окна гостиной выходили на север, и чтобы оживить помещение, Нелл в прошлом году сменила обивку, выбрав теплую красную ткань. Адам поначалу морщился, но впоследствии одобрил ее выбор.

Их гостиная была лишена стилевого единства, и сейчас Нелл в очередной раз в этом убедилась. Кое-что перекочевало сюда из родительского дома (в шкафу хранились удивительные вещицы, которые родители Нелл привозили из экспедиций). Что-то она покупала сама, преимущественно в антикварных магазинчиках и лавочках, а также на аукционах для узкого круга (у Герты был нюх на подобные аукционы). Многое они купили вместе с Адамом, зачастую после долгих обсуждений. «Обсуждений и взаимных компромиссов, — подумала Нелл, и ее обожгло новой волной боли. — Значит, мы все-таки умели уступать друг другу. Пусть это касалось лишь обустройства жилища. Со временем научились бы уступать и во всем остальном».

Она подошла к трехногому столику. Нелл хорошо помнила, как этот столик появился в их гостиной. Сама она в тот день была на благотворительном торжестве, занимаясь сбором денег, а Герта уговорила Адама пойти на аукцион. С Маком Адам так и не сблизился, а вот с ее двоюродной бабушкой почти мгновенно нашел общий язык. «Конечно же, это Герта уговорила его тогда купить столик для меня... Ей тоже будет недоставать Адама», — с грустью подумала Нелл.

Герта отличалась удивительной доверчивостью, и порой это не на шутку тревожило Нелл. Все эти ясновидцы и контактеры так и вились вокруг старухи. Казалось, Герта шагу ступить не может, не посоветовавшись с ними. Однако на аукционных торгах двоюродная бабушка (Нелл привыкла звать ее тетей Гертой) проявляла редкую твердость характера и даже неуступчивость. Квартира Герты на Восемьдесят первой улице представляла собой довольно миленький склад мебели, картин и разнообразных безделушек, доставшихся ей по наследству или купленных самостоятельно. С годами все это обросло ностальгическими воспоминаниями о прошлом. Невзирая на захламленность обиталища Герты, многие чувствовали себя там весьма уютно.

Побывав там впервые, Адам, посмеиваясь, заметил, что эта квартира отражает разум своей хозяйки: неуемный, эклектичный и вообще не от мира сего.

— Ну кто бы еще догадался смешать стили рококо и ар деко! — говорил он.

«Ну почему моя голова забита мебелью тети Герты? Почему я думаю о каких-то стульях, столах и ковриках? Когда же наконец мой мозг свыкнется с мыслью, что Адама больше нет в живых?»

Ее мозг не желал свыкаться с этой мыслью. Нелл отчаянно нуждалась в живом Адаме. Ей хотелось услышать поворот ключа в замке, увидеть, как Адам входит в гостиную и говорит: «Нелл, прежде всего, знай, что я люблю тебя и очень сожалею о своем утреннем выплеске».

Выплеск. Взрыв. Сначала словесный, а через несколько часов взорвалась его яхта. Инспектор Бреннан сказал ей, что причиной могла стать утечка топлива, и тут же добавил, что пока слишком рано делать какие-либо выводы.

«Корнелия II» была второй по счету яхтой Адама (первую он благополучно продал). «Как странно: обе своих яхты он назвал моим именем, а я ни разу не ступала на их палубы, — думала Нелл. — После отбойной волны на Гавайях у меня появился страх к океану. Адам на разные лады уговаривал меня. Обещал, что будет держаться у самого берега. А я все равно не соглашалась».

Нелл добросовестно пыталась преодолеть свою «океанобоязнь», но безуспешно. Плавание она не разлюбила, хотя с тех пор плавала только в бассейнах. Она не отказалась от морских путешествий, но одно дело плыть на большом многопалубном лайнере (впрочем, ей и там было не слишком спокойно), и совсем другое — стоять на палубе яхты, где волны плещутся почти рядом.

Адам, наоборот, очень любил морские прогулки. Как ни странно, несовпадение увлечений оказалось плюсом для них обоих. По выходным, когда ей нужно было помочь Маку или поработать над материалом для колонки, Адам безропотно отправлялся рыбачить.

«И у нас никогда не было ссор по этому поводу. Мы оба возвращались домой и радовались, что снова вместе. Компромиссы и умение приспосабливаться. Нелегкое искусство, но постепенно мы бы наверняка им овладели».

Нелл погасила свет в гостиной и пошла в спальню. «Ну почему я ничего не чувствую? — спрашивала она себя. — Почему нет слез? Вместо них у меня какое-то странное ощущение. Я... жду. Но чего? Или кого?»

Она стала раздеваться. Сняла зеленые шелковые брюки фирмы «Эскада» и аккуратно повесила их на гардеробную вешалку. Брюки были совсем новыми. Помнится, когда она их купила, Адам, будто любопытная модница, открыл коробку, вынул ее покупку и стал внимательно разглядывать ткань. «Нелл, ты будешь потрясающе смотреться в них», — сказал он тогда.

Наверное, она именно так и выглядела в них на юбилее Герты. Нелл специально выбрала эти брюки, втайне надеясь, что Адам тоже сожалеет о произошедшей ссоре и постарается приехать на торжество хотя бы к десерту. Она даже представила себе: в зал вносят роскошный торт, украшенный сахарной глазурью, с зажженными свечами (такие торты умели печь только во «Временах года»), и в этот момент появляется Адам.

Но Адам так и не появился. «Хочется думать, что он все же намеревался заскочить в ресторан и поздравить Герту», — думала Нелл, надевая ночную сорочку. Она прошла в ванную и привычными, заученными с детства движениями умыла лицо и вычистила зубы. Из зеркала на нее глядела незнакомая бледная женщина с большими пустыми глазами. Лоб женщины покрывали капельки пота. «Если в доме так тепло, почему же я дрожу от холода?» — спросила себя Нелл, укладываясь в постель.

Ей снова вспомнилось вчерашнее позднее возвращение Адама. Нелл отчитала себя за эгоизм. «Я думала только о том, что мне не хочется затевать посреди ночи разговор на щекотливую тему». Она будто наяву услышала вновь, как Адам пробормотал во сне ее имя.

— Адам, я люблю тебя, — вслух произнесла Нелл, — Слышишь? Я люблю тебя. Вернись!

Мягкое жужжание кондиционера и звук полицейской сирены — вот и все, что она услышала в ответ. Чуть позже раздались звуки другой сирены — «скорой помощи».

Наверное, в гавани хватало полицейских катеров, а на берегу — машин «скорой помощи». Закон обязывал искать выживших. Правда, инспектор Бреннан вскользь заметил, что выжить при подобных обстоятельствах равнозначно чуду.

— Авария с яхтой похожа на большинство авиакатастроф, — объяснил он Нелл, — Обычно самолет распадается по кусочкам, которые не собрать. Надежд обнаружить кого-то живым практически никаких, но мы должны действовать по закону.

«По закону и для очистки совести».

— Завтра или послезавтра эксперты должны будут установить причину взрыва, — продолжал Бреннан. — Яхта была совсем новая, современной конструкции. Скорее всего, ее погубила утечка топлива. Но это лишь скороспелые предположения, миссис Колифф.

— Адам, дай знать о себе, — говорила Нелл, лежа в темной спальне. — Подтверди хоть как-то, что слышишь меня. Родители приходили ко мне проститься. И бабушка тоже. Когда придешь ты?

Смерть бабушки была самой первой потерей в жизни Нелл. Ей тогда едва исполнилось четыре года. Родители вели семинар в Оксфорде, а она вместе с нянькой жила у Мака. Нелл знала, что бабушка болеет и лежит в больнице. И вдруг ночью девочка почувствовала запах «Арпеджио» — любимых бабушкиных духов.

Нелл спросонок обрадовалась: значит, бабушке стало лучше и ее отпустили из больницы. Утром она сразу побежала в гостиную.

— А где бабуля? Она еще не вставала?

Мак и Герта сидели за столом. У обоих были какие-то странные, незнакомые Нелл лица.

— Твоя бабуля на небесах, — тихо сказал внучке Мак, — Этой ночью она туда отправилась.

Нелл принялась рассказывать о ночном приходе бабушки. Мак только рукой махнул, решив, что это ей приснилось. Герта поверила и сказала, что бабушка хотела с ней попрощаться. Лишь позже, потеряв родителей, Нелл по-настоящему поняла ее слова.

— Адам, пожалуйста, приди ко мне. Дай мне ощутить твое присутствие. Я знаю, нам придется проститься. Но прежде чем проститься, я хочу, чтобы ты знал, как я тебя люблю.

Нелл ждала всю ночь, вглядываясь в темноту и вслушиваясь в звуки. Только под утро у нее прорвались слезы. Она оплакивала Адама и годы жизни, которые им уже не провести вместе. Она плакала над нелепо оборвавшейся жизнью Уинифред. Про партнеров Адама — Сэма и Питера — говорили разное. Возможно, оба были не самыми лучшими людьми, тем не менее Нелл оплакивала и их гибель.

И конечно же, Нелл плакала по себе. Как и двадцать лет назад, ей вновь придется смириться с потерей и научиться жить без того, кого она любила.


13

Удобно устроившись на заднем сиденье чужой машины, Питер Лэнг продолжал думать о дорожном происшествии, в которое угодил несколько часов назад, столкнувшись с тяжелым грузовиком. Торопясь на встречу с Адамом Колиффом, он без особых хлопот проехал по лонг-айлендской скоростной трассе и находился уже в Квинсе, на подъезде к туннелю Мидтаун, соединяющему этот район с Манхэттеном. И вдруг... удар, скрежет, хруст битого стекла. Словом, все звуки, какими сопровождается столкновение на дороге.

То, что у него ранена губа и поцарапаны лицо и голова, Лэнг понял и без врачей. Рентген показал еще и трещину в ребре. Несколько медицинских и дорожных страховок, которые у него имелись, позволили Лэнгу не тратиться на такси, а потребовать, чтобы его доставили домой за счет соответствующей страховой компании. Через пять часов к дверям больницы подъехал вызванный автомобиль и по мокрой от дождя дороге повез Питера Лэнга в Саутгемптон.

Его особняк стоял, пожалуй, в самой привилегированной части закрытого, тщательно охраняемого поселка. Родители подарили ему этот дом еще в юности, когда решили, что им для отдыха хватает Сент-Джонса и Мартас-Виньярда[14].

Дом Лэнга с белым фасадом «колониального стиля» и ставнями глубокого темно-зеленого цвета был построен в конце девятнадцатого века. К дому примыкал обнесенный забором участок площадью два акра, на котором размещались плавательный бассейн, теннисный корт и полоса частного пляжа. Участок оживляли бархатно-зеленая лужайка, а также цветущие кустарники и безупречно подстриженные деревья.

В двадцать три года Лэнг женился. Брак его длился семь лет и кончился тихим полюбовным разводом, правда стоящим ему немалых денег. С тех пор Питер наслаждался свободой, ведя образ жизни светского человека. Природа не обидела его ни внешностью, ни обаянием, ни умом, сочетавшимся с особым, парадоксальным чувством юмора. Однако помимо всего этого Лэнг обладал сверхъестественным чутьем на приобретение недвижимости, которая спустя короткое время изрядно возрастала в цене.

Чутье это передалось ему по наследству. Незадолго до начала Второй мировой войны его дед скупил сотни акров на Лонг-Айленде и в Коннектикуте. Тогда это было настоящее захолустье, и земли достались ему по бросовым ценам. Дед Лэнга словно предвидел, что менее чем через десять лет в тех местах начнется строительный бум. Отец Питера тоже привык прислушиваться к своей интуиции. Едва поползли слухи о ликвидации городской железной дороги на Манхэттене, он принялся скупать недвижимость в районе Третьей авеню.

— Наш род не плодит простаков, где сын — точная копия отца. Питер пошел гораздо дальше меня и деда, — с гордостью говорил Лэнг-старший о своем сорокадвухлетнем сыне. — Но его звездный час еще впереди.

Платить за проезд не полагалось, однако Питер Лэнг с присущей ему небрежной щедростью одарил водителя чаевыми и, выбравшись из машины, вошел в дом. Вскоре после его появления на свет родители наняли супружескую пару, которая присматривала за домом и выполняла всю необходимую работу. Обретя самостоятельность, Лэнг отправил этих людей на пенсию. Вместо них он нанял приходящую прислугу, а на случай приемов и гостей заключил договор с небольшой, но надежной фирмой.

Внутри дома было темно и прохладно. В те дни, когда Лэнгу требовалось задержаться в городе (чаще всего это бывало по пятницам), он ночевал в своей манхэттенской квартире, а в Саутгемптон возвращался утром следующего дня. Так он собирался сделать и сегодня, после встречи на яхте Колиффа, однако столкновение с грузовиком все перечеркнуло.

Лэнг был рад, что он снова дома. Теперь можно налить себе чего-нибудь выпить и спокойно осмотреть свое саднящее тело. В голове все еще сохранялась противная пульсирующая боль. Он осторожно коснулся языком губы и поморщился: губа продолжала пухнуть.

Самыми ужасными для него были несколько секунд, предшествующие столкновению. Машину Лэнга несло на грузовик, и никакие супертормоза не спасли бы ни его, ни того водителя.

На корпусе телефонного аппарата вспыхивал сигнал вызова (звонок Питер обычно отключал). Ну и пусть себе мигает. Меньше всего Лэнгу сейчас хотелось с кем-либо говорить, и в особенности о столкновении. Скорее всего, звонит кто-то из журналистов. Все понятно: Питер — светский человек, а потому из происшествия можно сделать неплохую жвачку для падкой на сенсации публики.

Взяв бокал с выпивкой, Лэнг пересек гостиную и вышел на крыльцо. Пока они ехали сюда, дождь крепчал с каждой минутой и теперь превратился в ливень, усугубляемый сильным ветром. Длинный навес над крыльцом все равно не спасал от дождевых струй. Где-то поблизости, невидимый из-за разгула стихии, дышал океан. Лэнг представил, как там сейчас вздымаются волны.

Заметно похолодало. Теплый солнечный день, когда он играл в гольф, казался далеким прошлым. Дрожа, Лэнг вернулся в дом, запер дверь и стал подниматься на второй этаж.

После горячего душа он почувствовал себя лучше. Помня, что звонок телефона выключен, Лэнг улегся в постель и поставил таймер радио на пятнадцать минут. Этого времени вполне хватит, чтобы услышать одиннадцатичасовой выпуск новостей.

Новостей он не дождался, уснув на результатах последних игр Нью-Йоркской бейсбольной лиги. Выпуск начался с главной новости — взрыва яхты «Корнелия II». Среди имен тех, кто находился на борту и, скорее всего, погиб, было названо и имя Питера Лэнга, преуспевающего нью-йоркского торговца недвижимостью.


14

С половины восьмого Лайза начала прислушиваться к звуку каждой проезжающей машины — не Джимми ли возвращается. Ей не терпелось угостить мужа его любимым блюдом: курицей с рисом.

Последняя из ее клиенток, записанных на сегодня, не пришла, и Лайза смогла уйти из косметического салона пораньше. Это время ей очень пригодилось. В супермаркете у нее возникла идея приготовить курицу с рисом. Приготовив блюдо, она накормила детей, но сама есть не стала, решив, что дождется Джима. Лайза накрыла столик на двоих и поставила в холодильник вино. Ее подспудно будоражил их утренний разговор с мужем. Сегодня Джимми выглядел совсем потерянным и даже раздавленным. Весь день эта картина стояла у нее перед глазами. Лайзе хотелось поскорее обнять мужа и сказать, что ничего не изменилось и она по-прежнему любит его. И дети любят его.

Их дети — Кайл, Келли и Чарли — сидели за большим кухонным столом и готовили уроки. Двенадцатилетний Кайл, самый старший из троих, в понуканиях не нуждался. Он сосредоточенно писал в своей тетрадке, время от времени поглядывая в учебник. Десятилетняя Келли тоже глядела, но в окно. Она росла мечтательной девочкой.

— Келли, ты давным-давно знаешь каждую мелочь во дворе, — нарушила мечтания дочери Лайза. — Думаешь, твое задание выполнится само собой?

Чарли, которому было всего семь, старательно водил ручкой по тетрадной странице. Сегодня не тот день, когда можно качаться на стуле или незаметно ущипнуть сестру. Домой он явился с запиской от учительницы, сообщавшей родителям, что их сын продолжает разговаривать во время уроков.

— Неделю будешь без телевизора, — определила наказание Лайза.

Она никогда не спрашивала детей, легко ли им сейчас с отцом. Понимала, что не очень: он то сидит у себя в мастерской, не высовывая носа, то вдруг из-за пустяка сорвется и накричит. И все-таки без него в доме было пусто.

«Может, я слишком давлю на него? Спрашиваю, точно старика, как он себя чувствует, уговариваю рассказать мне о его заботах или, хуже того, убеждаю сходить к психологу. Больше я такого не допущу», — пообещала себе Лайза, проверяя, не остыл ли обед.

Она вспомнила слова Джимми, произнесенные им на пороге. Может, ей показалось и он вообще ничего не говорил? А если говорил? Почему он сказал: «Прости меня»? За что простить?

Часы показывали половину девятого. «Где же Джимми? — начиная волноваться, спрашивала себя Лайза. — Наверняка уже не на яхте. Погода сейчас такая, что не больно-то поплаваешь. Если здесь задувает, на заливе вообще штормит. Не подростки же собрались на яхте Колиффа! Должны понимать, что с морем шутки плохи».

Ей показалось, что она нашла объяснение. Пробки на дорогах. Пятница, вечер, а тут еще этот дождь. Застрял где-нибудь.

Еще через час Лайза отправила младшего сына и дочь спать. Кайл, закончивший уроки, пошел в гостиную смотреть телевизор.

«Джимми, ну где же ты? — спрашивала Лайза, видя, как неумолимые стрелки приближаются к десяти. — Может, твои предчувствия оправдались и тебя действительно уволили? Ну и что? Разве это конец? Найдешь другую работу. Не сошелся же свет клином на строительстве. Ты много чего умеешь. Ведь ты и сам не раз говорил, что в строительном бизнесе того и гляди, как бы куда не вляпаться».

Часы показывали половину одиннадцатого, когда в дверь дома Райенов позвонили. Дрожа от страха, Лайза побежала открывать. На пороге стояли двое мужчин, держа в руках раскрытые удостоверения и полицейские жетоны.

— Миссис Райен, вы позволите нам войти?

Вопрос сорвался с ее губ сам собой. Лайза с трудом узнала собственный рыдающий голос:

— Неужели Джимми... покончил с собой?


15

Выйдя от Нелл, Корнелиус и Гертруда Макдермотты взяли такси. Ехали молча, оба погруженные в свои мысли, и даже не заметили, как машина остановилась возле дома Герты.

Герта не столько увидела, сколько почувствовала взгляд обернувшегося к ним водителя. Парень почти не пытался скрыть своего пренебрежения.

— Надо же, мы уже приехали, — словно извиняясь, произнесла она.

Консьерж ждал ее, стоя у двери и держа над головой зонт. Однако дождь хлестал косыми струями, и консьерж успел изрядно промокнуть.

— Герта, умоляю тебя, пошевеливайся, — буркнул Мак.

Не обращая внимания на его тон, она сказала:

— Корнелиус, пойми: Нелл обожала Адама. Нравится тебе или нет, но это так. Чувствую, ей одной не справиться. Мы обязательно должны ее поддержать.

— Нелл — сильная девочка. Она справится.

— Ты ведь и сам не веришь в то, что говоришь.

— Герта, бедняга консьерж может утонуть, дожидаясь тебя. За Нелл не волнуйся. Она справится.

Пригнувшись, Герта стала протискиваться к дверце. «Как он сказал? Утонуть? Мак не случайно употребил это слово. Адама могло выбросить взрывной волной, и он утонул».

Герта выбралась наружу, сразу почувствовав знакомую боль в коленях. «Изношенное тело, — подумала она. — А Адам был таким здоровым, сильным. Какая чудовищная несправедливость».

У нее подкашивались ноги. Герта с благодарностью оперлась о руку консьержа и доковыляла несколько шагов до парадной. Вскоре она уже входила в тишину своей квартиры. Герта опустилась в первое попавшееся кресло и закрыла глаза. Перед ней встало лицо Адама. По щекам покатились слезы.

Герта вспоминала, как Нелл впервые привела к ней Адама. Он сразу же поразил ее на редкость теплой улыбкой, способной тронуть даже каменное сердце. Нелл тогда вся сияла от любви... А теперь в ее глазах пустота и растерянность. «Нелл — сильная девочка. Она справится», — вспомнила Герта слова брата. Увы, Мак, есть вещи, которые тебе не понять, как бы ты ни старался. Когда десятилетний ребенок вдруг лишается обоих родителей... Пожалуй, это сравнимо со взрывом яхты.

Конечно, Мак делал для внучки все, что мог, проводя с ней каждую свободную минуту, но заменить Нелл и Ричарда, и Джоан он не мог.

Вздохнув, Герта поплелась на кухню. Она взяла чайник и невольно улыбнулась, вспомнив еще один эпизод, связанный с Адамом. Он тогда спросил: «Если вы так любите пить чай, почему бы не налить полный чайник воды? Теплую воду легче подогреть. А так вы тратите лишнее время».

«У подогретой воды портится вкус», — возразила Герта.

Адам заявил, что такие представления — чистой воды заблуждение, и они все весело посмеялись над забавным каламбуром. Они тогда вообще целый вечер смеялись... Но не в пример Корнелиусу, Адам никогда не смеялся над увлечениями Герты. Наоборот, его это искренне интересовало, и он даже побывал на нескольких встречах ясновидящих. Ему хотелось узнать, почему Герта и ее единомышленники верят в возможность общения с умершими.

«Почему я верю? — спросила себя Герта. — Да потому, что это происходит, чему я не раз была свидетельницей. К сожалению, сама я лишена такого дара, но среди наших есть настоящие проводники, настоящие каналы связи. Я видела, какое утешение испытывают люди, пообщавшись с тем, кого они любили и кто покинул наш план бытия. Если Нелл будет трудно смириться с уходом Адама, я непременно посоветую ей общение с умершими. Пусть Адам ей объяснит, что для него настало время покинуть этот мир, но ей ни в коем случае нельзя увязать в горе. Ведь он никуда не исчез. Он просто лишился привычной телесной оболочки, а его бессмертная сущность по-прежнему с ней. И тогда чувство утраты не будет для Нелл столь острым».

Принятое решение немного успокоило Герту. Едва чайник на плите засвистел, она тут же выключила газ и налила кипяток в приготовленную чашку. Перекипевшая вода становилась мертвой... Сегодня ей никак не отделаться от символов смерти! Даже пение свистка, обычно такое веселое и ободряющее, показалось ей протяжным стоном потерянной души, молящей об освобождении.


16

Детство Джека Склафани прошло в Квинсе, в районе Бейсайда, где он вместе с соседскими мальчишками самозабвенно играл в копов и грабителей. Уже тогда он хотел стать полицейским. Джек учился так, что был неизменным стипендиатом: сначала в школе, а затем и в колледже, где преподаватели-иезуиты еще острее отточили его цепкий политический ум. Следующей ступенью в его образовании стало получение степени магистра криминологии, после чего Джек Склафани был принят на службу в полицейское управление Нью-Йорка.

Эти восемнадцать лет пролетели незаметно. Сейчас Джеку Склафани было сорок два, и жил он уже не в Квинсе, а в районе Бруклин-Хайтс[15] вместе с женой, преуспевающим агентом по недвижимости, и сыновьями-близнецами. Нынешним местом его службы было подразделение, подчинявшееся окружному прокурору и считавшееся элитным. Да и сам Склафани из новичка полицейского превратился в первоклассного детектива. За эти годы ему пришлось работать со многими замечательными людьми, включая и его нынешнего напарника Джорджа Бреннана, с которым у Джека давно сложились приятельские отношения.

Сегодня у Склафани был выходной день. Он дремал на диване под бубнящий телевизор и уже собирался лечь спать по-настоящему, когда вдруг услышал с экрана голос Бреннана. Склафани протер глаза. Шел одиннадцатичасовой выпуск новостей. Его напарник стоял в окружении репортеров, которые закидывали его вопросами о яхте, взорвавшейся несколько часов назад.

Склафани потянулся к пульту и прибавил звук. Он узнал место, где находился Бреннан, — Литл-Нек. Это же совсем недалеко от его родного Бейсайда. Бреннан стоял возле заурядного одноэтажного дома, каких полно в Квинсе.

— По словам миссис Райен, ее муж Джимми, работник «Строительной корпорации Сэма Краузе», утром сообщил ей, что приглашен на встречу, — говорил Бреннан. — Встреча должна была состояться на борту взорвавшейся яхты «Корнелия II». Как нам удалось установить, человека, похожего по описанию на мистера Райена, видели поднимавшимся на борт яхты. Это дает основания предполагать, что муж миссис Райен стал одной из жертв катастрофы.

— Сколько человек было на борту? — спросил голос за кадром.

— Помимо Джимми Райена там могло находиться еще по меньшей мере четверо, — ответил Бреннан.

— Не странно ли, что яхта такого класса, с надежным дизельным мотором, и вдруг взорвалась?

— Мы расследуем обстоятельства взрыва. Пока это все, что я могу сказать.

— Правда ли то, что окружная прокуратура намеревалась предъявить Сэму Краузе обвинения в мошенничестве?

— Без комментариев.

— Есть ли надежда, что кто-то из пассажиров яхты спасся?

— Надежда всегда есть. Добавлю, что в настоящее время продолжаются поисково-спасательные работы.

«Сэм Краузе! — мысленно воскликнул Склафани. — Окружная прокуратура давно копала под него. Значит, и этот сукин сын тоже был на борту злополучной яхты? К Сэму тянулись ниточки от многих криминальных клубков в строительном бизнесе. Если перечислить всех, кто был бы не прочь видеть его покойником, наверняка получится длинный список».

— А я уже вернулась, — сообщила жена Джека, входя в гостиную. — Что-то не ощущаю твоего радостного сердцебиения.

— Прости, дорогая. Даже не слышал, как ты пошла, — ответил Джек, поворачиваясь к ней. — Фильм понравился?

— Не-а. Постоянное давление на психику зрителей. Да и подзатянули они его, — ответила Нэнси Склафани, миниатюрная блондинка со светло-карими глазами.

Подойдя к дивану, она чмокнула мужа в щеку.

— Гляди-ка: Джордж Бреннан общается с прессой. И по какому поводу? — спросила Нэнси, кивая в сторону телевизионного экрана.

— А ты еще не знаешь? Сегодня невдалеке от статуи Свободы взорвалась яхта. Это его часть акватории. Но сейчас, насколько понимаю, он находится возле дома одного из погибших.

Сюжет с Бреннаном окончился, и Джек выключил телевизор. Однако слова о дизельном моторе застряли у него в мозгу. «Дизельное топливо не бензин. Вероятность взрыва почти равна нулю. Если новенькая яхта превратилась в огненное конфетти, значит... кто-то подложил туда бомбу. И эта вероятность — почти стопроцентная».

— Мальчишки у себя? — спросила Нэнси.

— Да. Пора их отклеивать от «ящика».

— Я этим займусь, а ты проверь на ночь двери.

Джек погасил в гостиной свет, проверил замок входной двери, после чего отправился на кухню, откуда имелся выход на черную лестницу. Имя Сэма Краузе не давало ему покоя. Если этот скунс действительно находился на борту яхты, версию о несчастном случае можно сразу же отмести. Наверняка кто-то решил избавиться от Краузе раньше, чем тот начнет давать показания в окружной прокуратуре. Сэм слишком много знал. Понимая, какой срок ему светит, он явно не стал бы отмалчиваться.

Но зачем же вместе с Краузе губить еще четверых? Задав себе этот вопрос, Склафани усмехнулся: «Ты рассуждаешь как домохозяйка из сентиментального сериала. Все очень просто. Краузе — цель. Взрыв яхты — средство достижения цели. Остальное не имеет значения».

Инспектор Джек Склафани знал достаточно тех, для кого «остальное не имеет значения», и память услужливо начала подсказывать ему их имена.


14 ИЮНЯ, СРЕДА

17

— Нелл, я так скорблю. Слова тут бессильны. До сих пор не могу поверить в реальность случившегося. Просто немыслимо.

Питер Лэнг сидел в ее гостиной. Сейчас он ничем не напоминал прежнего, лощеного и самоуверенного Лэнга. Незажившие ссадины на лице, изуродованная верхняя губа, мясистым багровым куском нависающая над нижней. Чувствовалось, он искренне потрясен гибелью Адама и остальных пассажиров яхты. «Он впервые похож на человека, а не на героя журнальных обложек», — подумала Нелл. Как и дед, она недолюбливала Лэнга. Мак, тот и вовсе называл его заправилой.

— Видели бы вы меня сразу после больницы, — сказал Питер, поймав ее взгляд. — Представляете, в тот вечер я даже не удосужился позвонить родителям. Бухнулся в кровать и заснул. Вместо меня им позвонили газетчики. Просто чудо, что у матери не случилось сердечного приступа. Когда наутро я ей позвонил, она плакала и отказывалась верить, что я жив. Ей казалось, будто я говорю не из Саутгемитона, а с того света! Она до сих пор не успокоилась. Вчера звонила мне целых четыре раза.

— Я ее понимаю, — ответила Нелл.

Она вдруг представила, как раздается звонок и Адам сообщает ей, что его на яхте не было, что какие-то обстоятельства его задержали и он попросил Сэма Краузе начинать встречу без него. А Сэм вообразил, что управлять яхтой не сложнее, чем автомобилем...

Нелл тут же оборвала пустые фантазии. Такого никогда бы не произошло. Если Адам приглашал кого-то на яхту, то сам всегда появлялся раньше гостей. Нелл не помнила, чтобы кто-то отклонил его приглашение. Кроме нее... Как странно: яхта, названная в ее честь, стала его гробом.

Нет, неправда! В воскресенье полицейским удалось найти и идентифицировать лишь останки Джимми Райена. Его вдове хоть было что хоронить. Шансы найти останки тел Адама, Сэма Краузе и Уинифред приближались к нулю. Все трое либо сгорели в чудовищном пламени, либо были разорваны на мелкие клочки. Если от их тел хоть что-то и осталось, течение давным-давно унесло останки в открытый океан.

Монсеньор[16] Дункан, с которым Нелл договаривалась о поминальной мессе по Адаму, настоятельно рекомендовал ей не терзать воображение ужасными картинами катастрофы. Он говорил примерно те же слова, что и Герта: «Душу, Нелл, невозможно ни взорвать, ни сжечь, ни утопить на дне океана».

— В четверг пройдет поминальная месса, — сказала Нелл, нарушая затянувшееся молчание.

Лэнг отозвался не сразу и заговорил о другом.

— Вы, наверное, знаете, Нелл: газеты до сих мор пестрят слухами о взрыве. Полиция подтвердила, что именно бомба уничтожила яхту?

— Официального подтверждения пока нет.

Но неофициально полицейские допускали такую возможность, и Нелл об этом знала. Она продолжала цепляться за версию о несчастном случае как за спасательный круг. Иначе... иначе пассажиров яхты просто убили. Но... зачем? Было ли это актом насилия, похожим на уличные нападения? Ведь зачастую их жертвами становятся случайные люди. Есть еще одна категория преступников — так называемые «обделенные». Эти могли взорвать яхту просто из зависти, из патологического желания проучить владельца дорогой «игрушки». Какой бы ни была причина, Нелл обязана ее знать. Только тогда страшная рана в душе постепенно начнет затягиваться.

И не она одна. Вдова Джимми Райена тоже нуждалось в четком и однозначном ответе. На следующий день после взрыва Лайза Райен позвонила ей.

— Миссис Колифф, у меня такое чувство, что я давно вас знаю. Наверное, оттого, что вас часто показывают по телевизору. Я читала ваши статьи. Я читала про вас: как в детстве вы остались без родителей и вас воспитывал дедушка. Я так понимаю: вы в жизни хлебнули горя побольше, чем я. Не знаю, что разные официальные лица успели вам порассказать про моего мужа. Но только я не хочу, чтобы вы считали Джимми виновником гибели мистера Колиффа.

Лайза Райен мужественно сдерживала слезы, но в тот момент они все-таки прорвались, и Нелл пришлось терпеливо ждать, пока ее собеседница заговорит снова.

— Джимми невиновен, — шмыгая носом, продолжала Лайза. — Он — жертва, как и ваш муж. Наверное, кто-то попытается все свалить на его депрессию. Я не отрицаю: у Джимми была депрессия. Так знали бы вы, сколько он ходил без работы! Куда ни сунется, нигде не берут. А счета росли. Но потом ему повезло. Ваш муж ему поверил и помог устроиться в компанию Краузе. Джим был очень благодарен мистеру Колиффу. А вчера этот коп вдруг так вкрадчиво меня спрашивает: «Скажите, не было ли у вашего мужа причин взорвать яхту?» Совсем одурели! Знайте, миссис Колифф: если у Джимми и появлялись мысли о самоубийстве... мне больно об этом говорить, но я это ощущала... он ни за что бы не погубил других. Ни за что и никогда! Джимми был хорошим человеком, прекрасным отцом и мужем. Я знала его с раннего детства и могу хоть под присягой сказать: Джимми на убийство неспособен.

Снимки похорон Джимми Райена попали на страницы почти всех крупных нью-йоркских газет. Лайза Райен с тремя жмущимися к ней детьми шла за гробом. Вспомнив о них, Нелл зажмурилась.

— Нелл, на следующей неделе мне бы очень хотелось обсудить с вами кое-какие деловые вопросы, — все так же мягко произнес Лэнг. — Нужно принять несколько решений, и мне понадобится ваше участие. Но я вас не тороплю.

Он встал.

— Постарайтесь отдохнуть. Ночью вам удается поспать?

— Более или менее.

Закрыв дверь за Питером Лэнгом, Нелл облегченно вздохнула. К своему стыду, она почти ненавидела Лэнга за то, что судьба пощадила его. Подумаешь, царапины на лице! Скоро от них не останется и следа. И его губа через несколько дней заживет.

— Адам, — громко произнесла Нелл. — Адам, — повторила она, словно он находился в соседней комнате и мог ее услышать.

Конечно же, никто ей не ответил.

Проливной дождь, начавшийся в ту страшную пятницу, принес с собой похолодание. Отопление в доме было переключено на режим охлаждения воздуха, и хотя, ложась спать, она закрыла все вентили, в квартире было более чем прохладно. Ежась, Нелл отправилась в спальню взять свитер.

В субботу хлопотунья Лиз явилась к ней с утра.

— Тебе надо поесть, — сказала она.

За много лет работы с дедом Лиз усвоила некоторые его интонации.

— Я вчера не догадалась проверить твои припасы. Даже если в холодильнике и не пусто, думаю, грейпфруты, бекон и горячие рогалики прямо из пекарни тебе не помешают.

Они обе уселись завтракать. Налив себе вторую чашку кофе, Лиз сказала:

— Нелл, я понимаю, что суюсь не в свое дело. И тем не менее это мое дело... Мак переживает за тебя. Не отгораживайся от него.

— А сколько он отгораживался от Адама? Такое тяжело простить.

— Согласна, Мак упрям. Но его упрямство никогда не шло вразрез с твоими интересами, Нелл. Старик понимает, как тебе хочется включиться в предвыборную борьбу за его прежнее место.

— Лиз, давайте сейчас не будем о предвыборной борьбе, — довольно резко сказала Нелл.

— Конечно, дорогая, — пошла на попятную секретарша Мака.

Лиз приходила к ней каждое утро, неизменно принося упоительно вкусные свежие рогалики. Сегодня она с грустью заметила:

— Нелл, ты так ни разу и не позвонила Маку.

— Мы с ним встретимся на мессе. Потом будет обед. А сейчас я хочу научиться жить без его постоянных подсказок и напоминаний.

«Научиться жить одной в квартире, которая вновь стала только моей», — мысленно добавила она.

Эту квартиру Нелл купила одиннадцать лет назад, когда окончила Джорджтаунский университет. Достигнув совершеннолетия, она получила право распоряжаться вкладом, положенным на ее имя при рождении. В те годы нью-йоркская торговля недвижимостью переживала спад. Нелл вполне хватило денег, чтобы купить просторный кондоминиум, который теперь стоил в несколько раз дороже.

«А не сменить ли нам гнездышко? — в шутку спросил Адам, когда у них начались разговоры о женитьбе. — Конечно, дом мне пока не потянуть, но дай мне десять лет, и обещаю тебе: картина неузнаваемо изменится».

«Не понимаю, почему бы нам не провести эти десять лет здесь? Я привыкла к этому месту. Думаю, и ты привыкнешь».

Адам согласился. Нелл освободила для его вещей один из двух вместительных шкафов и забрала из жилища Мака антикварный комод, принадлежавший ее отцу... Сейчас Нелл стояла возле комода, держа в руках овальный серебряный поднос, который обычно лежал под их свадебной фотографией. Перед сном Адам складывал туда свои часы, ключи, бумажник и мелкие деньги.

Только выйдя замуж, Нелл по-настоящему прочувствовала свое прежнее одиночество. Она быстро успела привыкнуть, что Адам постоянно рядом. Он был рядом и в ту ночь, когда вернулся из Филадельфии...

Нелл снова вспомнила, как украдкой следила за привычным ритуалом Адама. Откуда ей было знать, что все это в последний раз? Нелл пробовала убеждать себя, мысленно спрашивать: «А тебе бы хотелось вместо утренней ссоры получить ночную?» Не помогало. Ее все равно продолжала грызть совесть и совершенно непонятное иррациональное чувство вины.

Лиз предложила как-нибудь прийти и помочь ей упаковать одежду Адама и его личные вещи.

— Ты до сих пор не ощущаешь реальность его смерти. А тебе обязательно надо это ощутить, иначе ты не оправишься. Его вещи держат тебя. Как ни печально, но их надо убрать.

«Не сейчас, — подумала Нелл. — Только не так сразу».

Зазвонил телефон. Нелл нехотя сняла трубку.

— Миссис Колифф?

— Да.

— Говорит инспектор Бреннан. Нам с моим напарником, инспектором Склафани, было бы очень нужно поговорить с вами.

«Не сейчас, — снова подумала Нелл. — Я никого не хочу видеть. Накануне поминальной мессы я должна мысленно быть с Адамом, а мне до сих пор не удается ощутить его присутствие».

Еще в детстве Герта научила Нелл общаться с теми, кто, как она говорила, «перешел по другую сторону завесы». Для этого нужно было взять в руки какую-нибудь вещь, принадлежавшую умершему, и мысленно представить лицо этого человека. Нелл тогда очень хотелось поговорить с матерью. После гибели родителей прошло всего полгода. В школе Нелл задали сочинение, и сейчас она сидела с раскрытой книжкой, но вместо чтения смотрела в окно. Она даже не слышала, как в комнату вошла Герта.

Нелл любила обоих родителей, но в тот день она отчаянно нуждалась в материнской любви и участии.

— Назови имя, — шепотом подсказала ей Герта.

— Мамочка...

— Я почувствовала, что ты зовешь маму, и принесла тебе одну вещь. Слава богу, она не попалась на глаза твоему деду, а то бы он давно выкинул эту безделушку.

Герта держала в руках мамину шкатулку из слоновой кости. Раньше она стояла у мамы на туалетном столике. Внутри шкатулка удивительно пахла лесом. Когда родители уезжали, Нелл часто приходила в их комнату и открывала шкатулку. Она нюхала лесной аромат и ощущала, что мама где-то совсем рядом.

Шкатулку долго не открывали, и в ноздри Нелл ударила сильная волна знакомого запаха. И чудо повторилась: мама снова была рядом. Нелл не требовались слова; ей хватило материнского присутствия.

— Как ты догадалась принести шкатулку? — потом спросила она у Герты.

— Наверное, интуиция, — улыбнулась Герта. — Твои папа и мама будут рядом с тобой до тех пор, пока тебе нужна их поддержка. Но знай: они теперь живут в другом мире, и там у них свои задачи. Им трудно разрываться между тем миром и нашим. Когда ты почувствуешь, что окрепла, обязательно отпусти родителей. Не привязывай их к себе.

Разумеется, ее дед ничего об этом не знал. Все разговоры об общении с загробным миром лишь злили его. После того как родители спасли ей жизнь на Мауи, Нелл поняла, что дальше она должна идти самостоятельно, и отпустила их. Но вот так же отпустить Адама она была не готова. «Прежде чем проститься, я хочу, чтобы он еще немного побыл со мной», — думала Нелл.

— Миссис Колифф, вы меня слышите? — вернул ее к действительности голос инспектора Бреннана.

— Да. Простите, я погрузилась в свои мысли. Мне пока еще сложно привыкнуть, — сказала Нелл, кусая губы.

— Я не вправе настаивать, миссис Колифф. Если вы не готовы, можно перенести эту встречу на другой день. Но нам очень хотелось бы поговорить с вами сегодня.

Нелл тряхнула головой. Этому жесту она научилась от деда. Мак всегда встряхивал головой, если обстоятельства не позволяли высказать свое неудовольствие вслух.

— Хорошо, инспектор. Раз уж вам так нужно, приезжайте сейчас, — отрезала Нелл и повесила трубку.


18

Ближайшими соседями Лайзы была семья Карренов. В среду Бренда Каррен вместе со своей семнадцатилетней дочерью Морганой предложили Лайзе свозить ее детей на какой-нибудь фильм, а потом накормить обедом.

— Идите, ребята, — сказала Бренда, обращаясь ко всем троим. — Моргана ждет вас в машине. Я тоже скоро подойду.

Она дождалась, пока дети скроются за дверью, и только потом начала разговор с Лайзой.

— Ну что ты так волнуешься, Лайза? Им ведь хорошо с нами. Ты правильно сделала, что не отправила их сегодня в школу. Но удели немного времени и себе.

— Немного? — отрешенно переспросила Лайза. — А по-моему, у меня теперь слишком много времени. И оно тянется еле-еле. Я просто не знаю, чем заполнить эти длинные часы и дни.

Бренда понимающе кивала головой.

— Однако ты права. Мне нужно побыть одной. Я собиралась порыться у Джимми в столе, поискать полисы «Социальной защиты» и оформить пособия на детей. Хоть какой-то доход, пока я очухаюсь и решу, что делать дальше.

— Но у вас должны быть и другие страховки, — сказала Бренда и тут же спохватилась: — Прости, что лезу не в свое дело. Когда-то Эд прожужжал мне все уши этими страховками, вот я и вспомнила.

— У нас они есть, — ответила Лайза и мысленно добавила: «На похороны Джимми хватит, но не более того».

Однако делиться этой мыслью с соседкой она не стала. Лайза не была скрытной, тем не менее в ней крепко засели бабушкины наставления. Все детство она только и слышала: «Не болтай с чужими о домашних делах. Никого не касается, что у тебя есть и чего нет. Пусть себе головы ломают, а ты молчи».

Что тут особенно ломать голову? Если глава семьи почти два года мыкался без работы, даже ребенку ясно, сколько долгов успело накопиться в этой семье. Но кому интересно, что по кредитным картам мы до сих пор должны четырнадцать тысяч и эта сумма ежемесячно возрастает на восемнадцать процентов?

— Бренда, ты меня о чем-то спрашивала? — спохватилась Лайза.

— Я говорила, что Джимми всегда замечательно следил за вашим домом. У Эда, конечно, не те руки, но если понадобится что-нибудь починить, он с удовольствием этим займется. Сама знаешь, сколько в случае чего с тебя сдерут водопроводчики и электрики.

— Знаю. Спасибо за предложение, Бренда.

— Лайза, мы не мастера говорить красивые слова, но нам всем очень недостает Джимми. Он был замечательным человеком, и мы его очень любили. И тебя мы любим. Мы тебе обязательно поможем выстоять. Знай это.

На глаза Бренды наворачивались слезы. Лайзе не хотелось, чтобы соседка заплакала, поскольку тогда и она не удержится. Она через силу улыбнулась.

— Вы мне уже помогаете. Пусть дети хоть немного развеются с тобой и Морганой.

Лайза проводила Бренду до порога, затем по узкому коридору вернулась на кухню. Дом не был рассчитан на семью с тремя детьми, и в кухне ощущалась теснота. Там едва умещались обеденный стол и стулья. Второй стол, письменный, был встроенным. Когда они только собирались купить этот дом, агент по недвижимости, грузная болтливая дама, особенно подчеркивала наличие в нем встроенной мебели. «По таким ценам вам больше нигде не найти дом со встроенной мебелью», — пыхтела она, без конца вытирая пот.

Сейчас письменный стол был выдвинут, и на нем лежали пачки конвертов. Счета по ипотечному кредиту, за газ и телефон были просрочены почти на неделю. Если бы Джимми тогда вернулся домой, они бы сели вместе, как садились всегда, и решили, за что нужно заплатить обязательно, а с чем еще можно повременить. «Теперь это моя работа», — вздохнула Лайза, садясь и пододвигая к себе конверты.

Она выписала чеки на оплату и скрепя сердце потянулась к другой пачке, перетянутой резинкой. Счета по кредитным картам. Боже, сколько их! Придется заплатить по минимуму, чтобы только не росли пени.

Лайза вспомнила, сколько раз предлагала мужу очистить один из ящиков письменного стола. Глубокий, вместительный, этот ящик превратился в настоящий склад разных рекламных листовок, которые Джимми почему-то отправлял не в мусорную корзину, а сюда. Здесь же валялись давно просроченные купоны на покупки со скидкой. «И зачем Джимми их копил, если мы ни разу ими так и не воспользовались?» — думала Лайза. Даже когда денег было совсем в обрез, ее муж продолжал вырезать из каталогов картинки с рекламой инструментов, которые он собирался купить, когда выберется из финансовой дыры.

Среди бумаг и бумажек ей попался знакомый конверт с колонками цифр. Сколько раз Лайза видела Джимми сидящим за этим столом! Он давил на кнопки калькулятора, суммируя долги, а потом перечеркивал прежнюю сумму и писал под ней новую, которая всегда была больше. За последние годы это превратилось едва ли не в ритуал. Потом Джимми забрасывал все бумаги обратно в ящик, шумно задвигал его и спускался в полуподвал, в свою мастерскую. «Пойду починю одну штуку», — обычно говорил он.

Лайза прекрасно знала, что ничего он там чинить не будет, а сядет на верстак и обхватит голову руками. Просто Джимми не хотелось, чтобы она и дети видели его отчаяние.

Но почему он не успокоился, когда получил работу и в доме вновь появились деньги? Этот вопрос мучил Лайзу уже несколько месяцев подряд. Сейчас ее вдруг потянуло зайти в мастерскую Джимми. Спускаясь, она старалась не вспоминать, сколько сил потратил муж, чтобы превратить запущенный сырой полуподвал в уютную семейную комнату. Часть пространства Джимми отгородил себе под мастерскую.

Толкнув дверь, Лайза щелкнула выключателем. Обычно Джимми запирал дверь мастерской на ключ, опасаясь, как бы мальчишки не поранились острыми инструментами. Отцовская забота была лишь частью правды. Джимми требовалось место, где он может оставаться наедине с собой. Когда он лишился работы, мастерская стала его убежищем.

У Лайзы сжалось сердце. Мастерская, залитая голубоватым светом неоновых трубок, была почти стерильно чистой. Даже верстак больше напоминал операционный стол. Лайза помнила верстак совсем другим — заваленным инструментами, кусками дерева, металла, проводами. Сейчас же все инструменты были укреплены в своих ячейках на настенной доске. Распиловочные козлы, на которых Джимми когда-то пилил здоровенные листы фанеры и жесткого строительного картона, были сложены и поставлены в угол возле картотечного шкафа.

Шкаф этот они нашли в гараже только что купленного дома. Заводить большую библиотеку они не собирались, и Лайза была не прочь его выбросить. Но Джимми отреставрировал шкаф и поставил к себе в мастерскую. Там он хранил налоговые декларации и прочие бумаги.

Лайза раскрыла дверцы и выдвинула верхний ящик. Налоговые декларации и сопутствующие документы были аккуратно рассортированы по годам и разложены по плотным коричневым конвертам. На каждом белела аккуратная этикетка с указанием года.

Выдвинув второй ящик, Лайза увидела, что Джимми сделал в нем перегородки. Этот ящик был заполнен эскизами и чертежами по дальнейшему обустройству дома. Джимми собирался превратить оставшуюся часть подвала еще в одну комнату, сделать Кайлу откидную кровать и пристроить к гостиной крытую веранду. Возможно, в одном из отсеков хранились и наброски их «дома мечты», который Джимми намеревался построить для семьи. Незадолго до того, как его уволили, он сделал Лайзе рождественский подарок. Джимми попросил жену дать волю фантазии и представить дом, в котором ей хотелось бы жить.

И Лайза дала волю фантазии. Она сказала, что хочет кухню с застекленной крышей, и пусть кухня будет соединяться с гостиной, а там обязательно должен быть камин на высоком фундаменте. Лайза нафантазировала двусветную столовую и просторную гардеробную рядом с их спальней. Джимми подробно записал все ее пожелания и вскоре сделал потрясающей макет «дома мечты».

«Наверное, у него сохранились чертежи», — подумала Лайза, приподнимая стопку бумаг.

Их оказалось меньше, чем она предполагала. Иллюзию заполненности отсеку придавали два пакета, скрывавшиеся под бумагами. Оба были запакованы в коричневую оберточную бумагу и перевязаны бечевкой. Лайза взялась за бечевку, но пакеты словно приклеились к днищу. Ей пришлось встать на колени и подсунуть пальцы, чтобы приподнять один из них.

Лайза положила пакеты на верстак и сняла с инструментальной доски резак. Надрезав бечевку, она развернула первый пакет. Как Лайза и предполагала, под оберткой была коробка. Она сняла крышку и... застыла в немом изумлении. Внутри лежали аккуратные пачки денег: купюры по двадцать и пятьдесят долларов. Было даже несколько стодолларовых. Некоторые из них прошли через множество рук, другие, казалось, только что вышли из-под печатного станка. Дрожащими пальцами Лайза подняла крышку второй коробки. Там гоже были деньги, в основном пятидесятидолларовые купюры.

Преодолев оцепенение, Лайза стала пересчитывать деньги. Эту процедуру она повторила несколько раз. Расхождений в подсчетах не было: общая сумма в обеих коробках составляла пятьдесят тысяч долларов. Эти деньги были принесены в дом и спрятаны Джимми Райеном, ее любимым мужем, который никогда не ловчил с ней в денежных делах и отдавал ей весь заработок до последнего цента.


19

Перебравшись в Нью-Йорк из Флориды, ясновидящая и медиум Бонни Уилсон успела за эти два года приобрести солидную клиентуру. Несколько раз в неделю она с утра до вечера принимала посетителей в своей квартире на Уэст-Энд-авеню.

Стройная, черноволосая, с миловидными чертами лица, тридцатилетняя Бонни казалась скорее фотомоделью, нежели знатоком парапсихологических явлений. Но люди, приходившие к ней, вряд ли обращали особое внимание на ее внешность. Эта женщина привлекала их совсем другими качествами — способностью установить контакты с их умершими родными, близкими и друзьями.

Тем, кто появлялся у нее впервые, Бонни обычно говорила:

— Мы все в разной степени обладаем парапсихологическими способностями. При желании каждый может развить их в себе. Мне, наверное, повезло: я обладаю такими способностями с самого рождения. Даже в раннем детстве я умела ощущать происходящее в жизни других людей. Уже тогда я выслушивала их тревоги и помогала им найти ответы.

Произведя первое впечатление, мисс Уилсон продолжала:

— Но природный дар — это только начало. Я училась, молилась, медитировала. Я перенимала опыт тех, кто продвинулся дальше меня. Постепенно я стала понимать: когда люди приходят ко мне и просят установить контакт с дорогим им человеком, перешедшим на высшие планы бытия, этот человек пытается ответить. Иногда послания с «той стороны» содержат советы или предостережения живущим. А иногда покинувшие нас просят своих родных и близких не горевать, ибо там они вполне счастливы. Жизнь продолжается; изменилась лишь ее форма... Постепенно мне стало все легче и легче входить в контакт с теми, кто оставил наш план бытия. Некоторых услышанное от меня пугает и повергает в уныние, но таких людей не много. Большинству мои сеансы приносит заметное облегчение и утешение. Я искренне готова помочь всем, кто приходит ко мне. Единственная просьба: отнеситесь с доверием ко мне и моим способностям. Правильнее сказать, что Господь дал их мне как бы напрокат и не ради тщеславного любования ими, а во имя помощи тем, кому она необходима.

Бонни регулярно посещала собрания Нью-Йоркской ассоциации парапсихологов, проводившиеся в первую среду каждого месяца. Столь же аккуратной посетительницей была и Герта Макдермотт, однако сегодня она отсутствовала. Перед началом собравшиеся вполголоса обсуждали ужасную трагедию, обрушившуюся на семью Макдермоттов. Все знали, как Герта гордилась своей внучатой племянницей и часто говорила о том, что Нелл — прирожденная ясновидящая. Однако дальше восторгов дело не шло: Нелл Макдермотт не желала появляться на собраниях парапсихологов.

— Знаете, с этим Адамом Колиффом я как-то встретился на вечеринке у Герты, — рассказывал Бонни доктор Зигфрид Фольк. — Вряд ли его всерьез интересовала парапсихология и наши исследования, но своим приходом он явно ублажил старушку. Весьма обаятельный человек, надо сказать. Я послал Герте открытку с соболезнованием. На следующей неделе собираюсь ее навестить.

— И я тоже хочу ее повидать, — ответила Бонни. — Я просто обязана помочь Герте и ее близким.


20

В среду Джед Каплан снова вышел на прогулку по своему любимому маршруту. Начальной точкой был дом на Четырнадцатой улице, близ Первой авеню, где находилась родительская квартира, а конечной — Северная бухта напротив Всемирного финансового центра. Место, где еще совсем недавно покачивалась на волнах яхта Адама Колиффа. Вот уже пятый день подряд Джед прогуливался по этому маршруту. Если не особо глазеть по сторонам, весь путь занимал у него чуть больше часа. В городе хватало мест, куда можно было бы прогуляться, но они не интересовали Каплана. Зато избранный маршрут с каждым днем доставлял ему все больше удовольствия.

Сейчас Джед стоял на набережной Северной бухты и, слегка улыбаясь, глядел на Гудзон. «Корнелии II» среди яхт больше не было. Джед знал, что уже никогда не увидит ее силуэт, и от этой мысли испытывал почти физическое наслаждение. Ему нравилось представлять, как роскошная яхта превращается в огненный шар, а тело Адама Колиффа разрывается на куски. Джед где-то вычитал об ощущениях людей, стоящих на пороге гибели. Миг, отделявший их от небытия, растягивался, и обреченные переживали мучительное чувство бессилия что-либо изменить. Каждый раз Джед добавлял к своей мысленной картине все новые детали; он гонял ее взад-вперед, словно видеозапись, распыляя останки Колиффа над водой Нью-Йоркской гавани. Обычно он никогда не смотрел фильмы дважды, но этот, воспроизводившийся на его мозговом экране, Джед был готов смотреть десятки раз.

День выдался прохладным. К вечеру похолодало еще сильнее. С реки дул резкий, пронизывающий ветер. Ресторанчики под открытым небом терпели убытки: их столики пустовали. Пассажиры паромов с Хобокена и Джерси-Сити[17] торопились укрыться под крышами причалов. «Ишь, неженки, — пренебрежительно усмехнулся Джед. — Чуть ветерок подул, и вам уже зябко. Вас бы на пару лет в австралийскую пустыню. Посмотрел бы я, что вы там запоете».

Внимание Джеда привлек большой пассажирский теплоход, направлявшийся в сторону моста Верразано-Нарроуз. Интересно, куда он пойдет дальше? В Европу? Или в Южную Америку? «Может, и мне туда отправиться? — подумал Джед. — Загостился я здесь. Пора сниматься с якоря». Он уже с ума сходил от материнских причитаний. Наверное, и старухе с ним было не легче. Утром, готовя ему завтрак, мать сказала: — Джед, почему ты так ненавидишь людей? Ты никогда ни о ком не сказал доброго слова. Но твоя ненависть к Адаму Колиффу переходит всякие границы. Человек погиб, а ты продолжаешь его ненавидеть. Я только никак не могу понять за что. Он не сделал тебе ничего дурного. Со мной он держался очень учтиво. Ты вбил себе в голову, что тот дом стоит чуть ли не миллиард. Но это твои фантазии, Джед. А мистер Колифф был человеком дела. Он знал, что сколько стоит. И вообще, Джед, грех говорить дурно о покойниках.

Каплану очень хотелось есть, и потому он терпел материнский монолог. Все это на разные лады она повторяла уже не первый раз.

— Мы не можем жить с тобой под одной крышей, — продолжала Ада Каплан, ставя перед сыном тарелку с завтраком. — Здесь ты только исходишь на ненависть и, того и гляди, сделаешь какую-нибудь глупость. Поезжай куда-нибудь и постарайся начать новую жизнь. Денег я тебе дам.

Первоначальная сумма, предложенная матерью Джеду, равнялась пяти тысячам долларов. К концу завтрака она увеличилась в пять раз плюс ксерокопия завещания, по которому все остальные деньги после смерти матери переходили к нему. Джед заставил ее поклясться душой отца, что она никогда не изменит завещания. Только на таких условиях он соглашался уехать из Нью-Йорка.

Колифф заплатил матери восемьсот тысяч. Старуха прижимиста; двадцать раз подумает, прежде чем потратить лишний цент. Так что к моменту, когда она откинет копыта, к Джеду перейдет почти вся сумма.

Каплан не сомневался: проданный матерью участок стоил раз в десять дороже. Но уже ничего не поделаешь; это все, на что он может рассчитывать.

Джед отогнал печальные мысли и утешил себя еще одним просмотром мысленного видеофильма о гибели Колиффа.

«Нью-Йорк пост» приводила рассказ одного из очевидцев взрыва: «Яхта стояла на месте. Ее пассажиры бросили якорь. Я видел их на палубе с бокалами в руках. К этому времени в заливе появились волны, и я подумал, что буря может испортить им пирушку. А потом случилось... это. Совсем как взрыв атомной бомбы...»

Джед вырезал эту заметку и носил ее в кармане рубашки. Он по многу раз перечитывал описание катастрофы, представляя себе обломки яхты и куски тел, разлетающиеся во все стороны. Как жаль, что он не видел все это собственными глазами!

Скверно, конечно, что вместе с такой сволочью, как Колифф, погибли другие люди. Впрочем, эта мысль в голове Джеда быстро сменилась другой. Кого мог пригласить Колифф к себе на яхту? Только своих сообщников, таких же скунсов, как он сам. Тоже, наверное, были мастаки пудрить мозги слабоумным старухам и скупать у них за гроши выгодную недвижимость. А те, как и его мамочка, ловились на учтивые манеры и вкрадчивые речи. Главное, что «Корнелии III» уже никогда не будет. Подумав об этом, Джед возликовал.

— Прошу прощения, сэр.

Опять какой-нибудь бродяга, выклянчивающий доллар! Джед обернулся, собираясь сказать оборванцу, чтобы проваливал, и поскорее. Однако вместо уличного попрошайки он увидел человека с суровым лицом и сверлящими глазами.

— Инспектор полиции Джордж Бреннан, — произнес человек, показывая Джеду свое удостоверение и жетон.

«Я же с самой Австралии так не нырял в дерьмо, — мысленно накинулся на себя Каплан, — Вляпался, как малолетняя шпана! Мог бы догадаться, что копы обязательно будут пастись возле причала!»


21

Наконец-то в поисках матери у Дэна Майнора появились первые результаты. Женщина из приюта для бездомных, узнавшая его мать на фото и назвавшая ее Квинни, подарила ему лучик надежды. После многих лет бесплодных поисков этот скромный лучик взбудоражил Дэна и придал ему новые силы. Сегодня, едва закончив работу, он быстро переоделся и поспешил в Центральный парк, чтобы продолжить поиски.

Дэну казалось, что мать он ищет всю жизнь. Она исчезла, когда ему было всего шесть лет, и причиной исчезновения Кэтрин Квинн стало происшествие с ее сыном, едва не стоившее ему жизни.

Дэн хорошо помнил, как очнулся в больничной палате и увидел мать. Она стояла на коленях перед его койкой и горько плакала. Позже он узнал, что мать обвинили в преступной халатности по отношению к сыну. Вдобавок, когда все случилось, она была сильно пьяна. Она знала, что ее ожидает: публичное разбирательство и почти наверняка лишение родительских прав. Страшась позора, его мать предпочла исчезнуть.

Несколько раз Дэн получал ко дню рождения неподписанную открытку. Адрес был написан печатными буквами, но он знал: это от матери. Открытки служили ему единственным доказательством, что она жива.

Лет семь назад, перебирая телевизионные каналы, Дэн задержался на передаче, рассказывавшей о бездомных обитателях Манхэттена. С ними беседовали в приютах и прямо на улицах. Одну женщину журналисты остановили на углу где-то в северной части Бродвея. Когда бездомная начала отвечать на вопросы, бабушка Дэна мгновенно оторвалась от книги и впилась глазами в экран.

— Как вас зовут? — спросил бездомную интервьюер.

— Люди называют меня Квинни, — ответила она.

— Боже милостивый, да это же Кэтрин! — воскликнула бабушка. — Дэн, смотри внимательно! Это твоя мать!

Помнил ли он материнское лицо? Или выстроил в своей памяти, основываясь на фотографиях из семейного альбома? Лицо женщины, назвавшейся Квинни, было морщинистым, глаза — поблекшими, однако ее черты все еще хранили отблеск былой красоты. Ее волосы были такими же длинными, только изрядно поседевшими. Чувствовалось, она за ними не следит и не расчесывает, как прежде. И все равно лицо Квинни показалось Дэну удивительно прекрасным.

Поношенное пальто было ей явно велико; Квинни не застегивала его на пуговицы, а запахивала, подпоясывая потрескавшимся лакированным поясом. Рукой она привычно загораживала тележку с пластиковыми пакетами, словно журналист мог позариться на ее жалкий скарб.

Квинни тогда было пятьдесят лет, хотя выглядела она гораздо старше.

— Откуда вы родом, Квинни? — задал новый вопрос интервьюер.

— Отсюда.

— У вас есть семья?

Женщина смотрела прямо в объектив камеры.

— Была. У меня был замечательный сынишка. Он не заслуживал такой матери, как я. Я решила, что без меня ему будет лучше, и исчезла из его жизни.

На следующий день старики Дэна наняли частного детектива, поручив ему выяснить, где находится пристанище Квинни, но ее и след простыл. Правда, бродяги рассказали детективу кое-какие подробности ее жизни и умонастроений. Все эти скупые сведения лишь огорчили Дэна и родителей его матери.

Теперь, получив первую зацепку, Дэн еще больше преисполнился решимости найти мать. Вряд ли она покинула Нью-Йорк — свой родной город, который всегда любила. Дэн без конца твердил себе, что обязательно ее найдет. Обязательно!

А что он ей скажет, увидев после стольких лет разлуки? Об этом Дэн не беспокоился. Он давно тщательно отрепетировал их встречу. Поначалу — никакого многословия; только те слова, которые по-настоящему имеют для нее смысл. Он скажет матери:

— Перестань себя казнить. Это был всего-навсего несчастный случай. Если я тебя давно простил, что мешает тебе простить себя?

Женщину, узнавшую его мать по фотографии, звали Лилли Браун.

— Если вы вдруг увидите ее, позвоните мне, — попросил Дэн, передавая ей свою визитную карточку. — Только прошу вас, ни в коем случае не говорите Квинни, что я ее разыскиваю. Это может ее вспугнуть, и она снова исчезнет.

— Не волнуйтесь. Квинни обязательно появится, — ободрила его Лилли. — Если она и покидает Нью-Йорк, то ненадолго. А сейчас лето, тепло. Она говорила мне, что летом любит сидеть в Центральном парке. Это ее самое любимое место в мире. Так она мне сказала. Я порасспрашиваю наших. Может, кто-то ее уже видел.

«Пока мне придется довольствоваться этим», — вел с собой мысленный диалог Дэн.

Он совершал пробежку по дорожкам Центрального парка. Небо над головой окрасилось в красивые предзакатные тона. С утра заметно похолодало, и порывы ветра были весьма ощутимы для его вспотевшей спины и ног. «Только бы все нынешнее лето не выдалось прохладным. В такую погоду не больно-то посидишь на скамейке», — думал Дэн, теша себя надеждой, как в один из дней где-нибудь заметит сидящую Квинни.


22

Корнелиус Макдермотт приехал к Нелл ровно в шесть вечера. Когда она открыла дверь, оба некоторое время молча глядели друг на друга, потом дед шагнул к ней и обнял.

— Нелл, ты помнишь, какие слова старики ирландцы говорят на поминках? Они говорят: «Мне горько от твоего горя». Кто не понимает, думает, что это глупейшая фраза. На самом деле в ней очень много смысла. Говоря так, они дают понять: «Мне горько не потому, что у кого-то случилось горе. Мне горько оттого, что эти люди горюют».

— Я помню, — сказала Нелл.

— А мое объяснение помнишь?

— Тоже помню. Этим ирландцы подчеркивают: «Ваше горе — наше горе. Мы разделяем вашу скорбь».

— Верно. Так что можешь считать меня одним из тех старых ирландских пней. Я не преувеличиваю, Нелл: твое горе действительно является и моим. И потому ты должна знать, как я скорблю о гибели Адама. Я сделаю для тебя все, чтобы твои душевные раны поскорее зарубцевались. Я ведь знаю, каково тебе сейчас.

«Не дуйся на него, — приказала себе Нелл. — И не забывай, что Маку восемьдесят два. Сколько я себя помню, он всегда любил меня и заботился обо мне. Пусть он ревновал меня к Адаму. Сейчас-то я выросла и понимаю: когда умерла бабушка, деду было всего пятьдесят с хвостиком. Вокруг хватало женщин, мечтавших связать с ним жизнь. И если он не женился вторично, то, скорее всего, из-за меня».

— Я рада, что ты пришел, — сказала деду Нелл. — Думаю, ты поймешь меня: мне нужно какое-то время, чтобы все улеглось.

— А вот времени у тебя, к сожалению, нет, — с привычной резкостью возразил Мак. — Давай-ка сядем и поговорим.

Не зная, какой разговор ее ожидает, Нелл послушно прошла вслед за дедом в гостиную.

— Нелл, я понимаю: ты переживаешь ужасные времена, — начал Макдермотт, усаживаясь в кресло. — Но есть вещи, которые мы должны обсудить безотлагательно. Конечно, ты мне можешь возразить: еще не прошла поминальная месса по Адаму, а я приперся со своими идиотскими вопросами. Ты вправе выпроводить меня, и я даже не обижусь. Однако повторяю: я вынужден был это сделать. Не все можно отложить на будущее.

Теперь Нелл догадывалась, о чем пойдет разговор.

— Нынешний год не просто год очередных выборов. Это еще и год выборов президента. Ты знаешь: возможно всякое, хотя наш парень идет с солидным отрывом. Если только он не сделает совсем уж несусветную глупость, быть ему нашим новым президентом.

«Скорее всего, так и случится, — подумала Нелл. — Он будет хорошим президентом». Впервые после известия о гибели Адама в ней что-то шевельнулось. Первый признак возвращающейся жизни. Она посмотрела на деда и заметила блеск в глазах, которого несколько минут назад не было. «Старый боевой конь услышал звуки трубы и вновь готов поскакать в бой».

— Нелл, я совсем недавно узнал, что на мое прежнее место претендует еще пара ребят. Думаю, тебе они знакомы. Это Тим Кросс и Сальваторе Бруно.

— Знакомы. Тим Кросс оказался в совете просто пустым местом, а Бруно и того хуже. В Олбани он ухитрился восстановить против себя даже тех, кто его традиционно поддерживал. Вот такие у меня конкуренты, Мак!

— Узнаю мою девочку. С таким настроем ты вполне можешь победить.

— Что значит «можешь»? Мне это странно слышать от тебя. Я должна победить, и я одержу победу.

— Хорошо, если шансы окажутся в твою пользу.

— Мак, сейчас неподходящее время для подобных шуток! — уже резче сказала Нелл.

— Увы, Нелл, я не шучу. Утром ко мне приезжали Роберт Уолтерс и Лен Арсдейл. У них плохие новости. Не менее десятка строительных подрядчиков сообщили в окружную прокуратуру о миллионных взятках, которые они были вынуждены давать корпорации «Уолтерс и Арсдейл» в обмен на крупные заказы. Я очень давно знаю Роберта и Лена. Это прекрасные люди. Они никогда не опускались до взяток.

— Почему ты мне об этом рассказываешь?

— Потому, что взятки мог получать Адам.

Нелл ошеломленно посмотрела на деда, затем решительно тряхнула головой.

— В это, Мак, я не верю. Адам тоже не опускался до взяток. А теперь, когда человека не стало, слишком легко обвинять его во всем. Удобно и, главное, безопасно. Эти подрядчики так и заявили, что передавали Адаму деньги?

— Посредницей была Уинифред.

— Уинифред? Мак, ты сам-то понимаешь, что говоришь? Уинифред, которая боялась принять даже пустяковое самостоятельное решение! Или ты скажешь, что Уинифред разработала хитроумную схему получения взяток?

— Да, Нелл, так оно и есть. Ты права: Уинифред боялась принимать самостоятельные решения. Но учти, что она очень давно работала в строительном бизнесе, знала все тонкости, лазейки и слабые места. Она вполне могла создать схему аферы. Но для осуществления этой схемы Уинифред требовался вдохновитель.

— Ты бы послушал себя со стороны, Мак, — упрекнула деда Нелл. — Почему-то своим старым приятелям ты веришь. Они у тебя выглядят белее свежего снега. А мой муж, выходит, был вором. Тебе не кажется, что Роберту и Лену очень выгодно сделать Адама козлом отпущения и свалить на него собственные грешки?

— Тогда позволь тебя спросить: откуда Адам взял деньги, чтобы купить недвижимость на Двадцать восьмой улице?

— Эти деньги дала ему я.

— Только не говори мне, что ты запустила лапы в свой имущественный фонд.

— Если он мой, что мне мешало распорядиться им так, как я сочла нужным? Да, Мак: я дала Адаму деньги на покупку недвижимости и на открытие собственной фирмы. Если бы он, как ты предполагаешь, получал взятки, разве ему понадобилось бы просить деньги у меня?

— Возможно, он не хотел оставлять документальных следов... Нелл, давай говорить без обиняков. Если окажется, что твой муж был замешан в этом скандале, на выборах в Конгресс можно ставить крест.

— Знаешь, Мак, в данный момент меня больше интересует защита доброго имени Адама, чем собственное политическое будущее.

Нелл закрыла лицо руками. «Все это нереально. Это какой-то дурной сон. Сейчас он кончится. Я проснусь, увижу Адама, и мы с ним вместе посмеемся над всеми нелепыми домыслами».

Она отняла руки. Вместо мужа в кресле сидел ее дед и глядел в угол комнаты. Нелл подошла к окну. «Уинифред? — снова подумала она.— Робкая, пугливая Уинифред, настоящая серая мышка. Но почему, когда я увидела ее выходящей из лифта, у меня возникло ощущение скорой смерти Уинифред? Могла ли я предотвратить ее гибель, как-нибудь предупредить?»

Из слов Мака явствовало, что Уолтерс и Арсдейл подозревали Уинифред в мошенничестве. «Не верю. Адам не взял бы к себе на работу мошенницу».

Следом явилась спасительная мысль: «Если Уолтерс и Арсдейл ничего не знали о взятках, почему Адам должен был о них знать? Его, как и прочих, держали в неведении».

— Нелл, ты понимаешь, что теперь история со взрывом яхты приобретает совсем другое содержание? — нарушил молчание Мак, — Версию о несчастном случае можно отмести навсегда. Видимо, кто-то опасался, что одного или нескольких пассажиров яхты могут вызвать в окружную прокуратуру, и решил сделать так, чтобы они умолкли навеки.

«Совсем как тогда, когда я попала в отбойную волну, — подумала Нелл, поворачиваясь к деду спиной. — Мне все труднее держаться на плаву, а меня все дальше уносит в открытый океан».

Их разговор с дедом продолжался еще несколько минут. Говорили о взрыве и о схеме вымогания взяток, какой она виделась Уолтерсу и Арсдейлу. Заметив нарастающую отрешенность Нелл, Мак попытался уговорить внучку поехать с ним куда-нибудь пообедать. Она отказалась.

— Мак, я сейчас не в состоянии проглотить ни куска. Но обещаю тебе: вскоре я смогу говорить обо всем этом без содрогания.

Проводив деда, Нелл прошла в спальню и открыла дверцы шкафа Адама. Темно-синяя куртка, в которой он вернулся из Филадельфии, по-прежнему висела на вешалке, куда утром того страшного дня ее повесила Нелл. Значит, она по ошибке отдала Уинифред другую куртку, очень похожую на эту, но с серебристыми пуговицами. А его любимая куртка осталась висеть здесь.

Нелл сняла куртку с вешалки и надела, просунув руки в рукава. Чего она ждала? Наверное, тепла, которое хранят вещи любимого человека. Тепла и успокоения. Однако вместо этого на нее повеяло холодной волной, словно она надела чужую вещь. Следом Нелл вспомнилась их утренняя ссора с Адамом и его поспешный уход.

Не снимая куртки, Нелл бесцельно бродила по спальне. В мозгу непрошеными гостями появились иные мысли. Она вспомнила напряженность, не покидавшую Адама последние месяцы. Казалось бы, понятное дело: открытие собственной фирмы не проходит без трудностей и хлопот. Может, его действительно тревожило что-то еще? Неужели он предчувствовал расследование? Но почему честный человек должен бояться вызова в окружную прокуратуру?

Нелл остановилась, оценивая то, что услышала от Мака. Затем она решительно тряхнула головой. «Нет! Я никогда в это не поверю!»


15 ИЮНЯ, ЧЕТВЕРГ

23

Джеку Склафани позвонил Джордж Бреннан и сообщил, что вчера возле Северной бухты он задержал подозрительного человека. Отложив дела, Склафани поехал в участок, где находился задержанный.

— Слишком уж все просто, чтобы это было правдой, — сказал ему Бреннан. — Идиот он, что ли? Сначала взорвать яхту, а после снова притащиться в бухту и ждать, когда мы его сцапаем? Хотя парень не ангел. Взгляни на его досье. Склафани начал листать страницы.

— Джед Каплан. Тридцать восемь лет... Вырос на Манхэттене, в районе Четырнадцатой улицы... Стало быть, из Стайвесант-тауна[18] парень... И вечно не в ладах с законом.

— Жаль, мне не удалось получить материалы по его подростковым «подвигам», — посетовал Бреннан. — Но нам вполне хватит и взрослого «послужного списка». Как видишь, с годами в его поведении ничего не изменилось. За драки в барах дважды побывал в «Райкерс-айленде»[19], правда, сроки были небольшими. Судя по всему, когда он напьется или накурится какой-нибудь дряни, то становится неуправляемым.

— А ведь родился этот Каплан во вполне приличной семье. Отец и дед торговали мехами; никогда никаких осложнений с законом. У него очень милая мать. На Двадцать восьмой улице у семьи был довольно ветхий дом с мансардой. Он разваливался и приносил одни убытки. В прошлом году вдова Каплан продала дом Адаму Колиффу. Тот заплатил ей рыночную стоимость. А Джед пять лет болтался по Австралии. Только недавно вернулся. По словам соседей, узнав о материнской сделке, он просто озверел.

— Выходит, продавая недвижимость, мать даже не посоветовалась с сыном?

— Соседи утверждают, что за все годы он и двух писем матери не написал. Даже на похороны отца не приехал. Старухе помогали чужие люди.

— Может, мистер Каплан намеревался отремонтировать дом и выгодно его сдавать? — усмехнулся Склафани.

— Насколько могу судить, мистер Каплан вообще никогда не утруждал себя работой, — возразил Бреннан. — А взбесило его одно простое обстоятельство. Проданный дом примыкал к «особняку Вандермеера», имевшему статус исторической достопримечательности. В сентябре прошлого года здание сгорело. Груда пепла уже не могла считаться достопримечательностью, и землю купил Питер Лэнг. Говорят, у него просто нюх на подобные участки. Кстати, это тот самый Лэнг, который тоже был приглашен на яхту Колиффа, но по дороге столкнулся с грузовиком.

— Помню. Газетчики окрестили это «спасительным столкновением».

Бреннан потянулся к чашке с остывшим кофе.

— У Адама Колиффа и Питера Лэнга были общие деловые интересы. Колифф создал амбициозный проект современного жилого, делового и торгового комплекса. Высотная башня, примыкающая к основному зданию, должна была встать как раз на месте старенького дома Капланов. Вот тебе и мотив. Джед Каплан сразу понял, что мать продешевила и земля под их фамильной собственностью стоит гораздо дороже рыночной цены. Он вполне мог затаить злобу на Колиффа за обман старухи и лопнувшие перспективы. Но это не более чем мое предположение, а одних предположений мало, чтобы арестовать человека. Хотя задержание Каплана дает нам определенную зацепку... Пойдем, посмотришь на него.

Увидев двоих полицейских, Джед Каплан оскалился.

«Ничего впечатляющего, — подумал Склафани, глядя на задержанного. — Мелкое ворье. И облик соответствующий. Вечная кривая ухмылка на лице. Глаза прячет. Сидит скрючившись, готовый в любую секунду или вступить в драку, или дать деру».

От одежды Каплана исходил слабый, но все же ощутимый запах марихуаны.

«Почти уверен, он и в Австралии наследил», — мысленно заключил Джек.

— Я что, арестован? — развязным тоном спросил Каплан.

Полицейские переглянулись.

— Нет. Вас задержали для выяснения обстоятельств, — ответил ему Бреннан.

— Слишком долго вы их выясняете. Мне уже надоело здесь торчать!

Бреннан и Склафани покинули камеру.

— Как тебе этот субчик? — спросил у старого друга Бреннан.

— Обыкновенный бездельник с преступными наклонностями, — ответил Джек. — Допускаю ли я, что он мог взорвать яхту? Вполне. Только есть одно «но». Каплан — тип не из приятных, однако идиотом его никак не назовешь. Тогда вопрос: если яхту взорвал он, с какой стати ему ошиваться на месте преступления?


24

В предрассветные часы, когда самый сон, Кена и Регину Такеров разбудили душераздирающие крики, доносившиеся из комнаты их восьмилетнего сына. Бену опять снились кошмары. Боже, ну кто мог подумать, чем закончится эта злополучная поездка в Нью-Йорк?

Родители вскочили с кровати и бросились в комнату сына. Подхватив мальчишку на руки, Кен крепко прижал его к себе.

— Бен, успокойся. Тебе нечего бояться. Мы с мамой рядом, — уговаривал он сына.

— Прогоните змею, — всхлипывая, твердил Бен, — Я ее боюсь.

— Бен, никакой змеи нет, — ласково возразила Регина, дотрагиваясь до его лба. — Тебе приснился плохой сон, только и всего. Вспомни, ты хоть раз видел в нашем дворе змей? Сюда даже уж не заползет.

— Расскажи нам, почему ты ее испугался, — попросил Кен.

— Мы плыли по заливу. Я стоял на палубе и глядел на яхты. А потом одна яхта...

Мальчик закрыл глаза и умолк.

Родители тревожно переглянулись.

— Он весь дрожит, — шепнула мужу Регина.

Только через полчаса, убедившись, что сын снова заснул и спокойно дышит во сне, супруги Такер вернулись к себе в спальню.

— Надо показать Бена специалисту, — озабоченно произнес Кен. — Это уже второй случай. Нельзя ждать, что все пройдет само собой. Кстати, помнишь серию передач о психологических травмах? По-моему, то, что творится с нашим малышом, называется посттравматическим стрессовым синдромом.

Он сидел на краю постели, обхватив голову руками.

— Нечего сказать, устроили мальчишке веселенькую поездку в Нью-Йорк! Лучше бы мы остались дома.

— Ты думаешь, он действительно видел, как тех несчастных разорвало на куски? — спросила жена.

— Вполне. Эта чертова дальнозоркость сыграла с Беном злую шутку. Но наш малыш — крепкий парень. Ему надо лишь немного помочь, и все наладится... Который час? Давай еще немного поспим. Мне предстоит сумасшедший день, и я не хочу клевать носом на совещании.

Регина Такер выключила свет и легла рядом с мужем. «Ну почему Бену снятся змеи? — спрашивала она себя. — Может, оттого, что он знает, как я боюсь змей? Наверное, я слишком много говорила ему о своих страхах, а он мальчик впечатлительный. И все равно непонятно, какое отношение имеет моя боязнь змей к взрыву на яхте?»

Она закрыла глаза и мысленно приказала себе уснуть. Вскоре она задремала, но сон был поверхностным; какая-то часть ее мозга оставалась настороже.


25

Поминальную мессу по Адаму Колиффу служили утром. Нелл сидела на первом ряду, в окружении Мака и Герты. Несколько раз она ловила себя на мысли, что она здесь словно посторонняя. Нелл вполуха слушала слова мессы. Мозг заполнили воспоминания.

Двадцать два года назад она была на такой же поминальной мессе, которую служили по ее родителям. Их самолет тоже взорвался, но это случилось над бразильскими джунглями, и никто не отправлял вертолеты на поиски останков.

Адам был единственным сыном. Его родители, в свою очередь, тоже были единственными детьми своих родителей. «В этом мы с ним абсолютно похожи. Я тоже единственный ребенок, родившийся у двоих единственных детей».

Отец Адама умер, когда он был в старших классах школы, а мать — вскоре после окончания им колледжа. «Может, нас и соединило общее чувство одиночества?» На первом свидании Адам ей сказал:

— Я не езжу в Северную Дакоту. Зачем? Родственников у меня там нет. И потом, друзья по колледжу мне гораздо ближе мальчишек, с которыми я рос.

Где они сейчас, его друзья по колледжу? Никто из них не позвонил ей и не прислал соболезнующей открытки. Вряд ли хотя бы кто-то присутствовал сейчас на поминальной мессе.

«Моя жизнь всегда была насыщенной, заполненной до краев, — думала Нелл. — Постоянно находились какие-то занятия. Фактически я просто... добавила Адама к списку своих дел. А с чего я взяла, что ему все это нравилось? Может, он не хотел меня расстраивать? Я вообще мало задумывалась о том, что ему нравится. Не просила рассказать о своем детстве. Даже не спрашивала, хотел бы он пригласить к нам кого-то из старых друзей. С другой стороны, кто мешал ему самому сказать об этом? Я бы сразу согласилась».

В церкви было полно ее друзей, друзей Мака и Герты. И впрямь странно. Неужели никто из прежних друзей Адама не слышал о трагедии в Нью-Йоркской гавани?

Мак осторожно тронул Нелл за руку. Обряд требовал, чтобы они встали.

Монсеньор Дункан читал Евангелие: стихи о воскрешении Лазаря.

«Вернись, Адам. Ну пожалуйста, вернись», — молча молила Нелл.

Священник говорил о жестоком и бессмысленном насилии, унесшем жизни четверых невинных людей. Потом он вновь повернулся к алтарю. «Должно быть, пауза перед завершающим благословением», — подумала Нелл. И тут она увидела, что Мак вышел в проход и направился к кафедре.

— Женившись на моей внучке, Адам фактически стал моим внуком, — начал он, повернувшись к собравшимся.

Мак произносит поминальную речь! «Хитрый старик. И ведь даже не сказал мне об этом». Вслед за этой мыслью явилась другая, задевшая Нелл. «Мак догадался, что, кроме него, об Адаме никто не скажет. Другие либо недостаточно знали Адама, либо не хотели говорить о нем».

Нелл едва удержалась, чтобы не... расхохотаться. В самый неподобающий момент она вдруг вспомнила один из анекдотов Мака. Такие истории были неотъемлемой частью его политической борьбы; они веселили потенциальных избирателей и весьма тонко задевали оппонентов. «Умер некий Пэт Мерфи. Священник, служивший поминальную мессу, как водится, спросил, не скажет ли кто-нибудь несколько добрых слов о покойном. А у Пэта друзей вообще не было. Священник этого не знал и вновь задал свой вопрос. И опять тишина. Святой отец попался упертый: все должно быть, как требует ритуал. В третий раз он уже почти закричал: "Мы не уйдем отсюда, пока не услышим хоть слово о Пэте Мерфи". И тогда поднимается один малый и говорит: "Его брат был еще хуже"».

Новая мысль погасила в Нелл всякое желание смеяться. «Адам, ну почему никто не вызвался сказать о тебе? Кто же тебя так ненавидел, что решился на убийство?»

Мак вернулся на скамью. Монсеньор Дункан прочел заключительное благословение. Потом заиграл орган. Поминальная месса окончилась.

По пути к выходу Нелл остановила женщина.

— Можно мне поговорить с вами? Это очень важно.

— Хорошо. Давайте отойдем, — предложила ей Нелл.

Где-то она уже видела эту женщину. Похоже, они с ней одного возраста. На незнакомке было черное траурное платье. Да это Лайза Райен! Нелл вспомнила снимки в газетах. Лайза пришла на мессу в том же платье, в каком хоронила мужа. Следом Нелл вспомнила ее звонок на следующий день после катастрофы и сбивчивые слова. Лайза убеждала ее не верить, что Джимми Райен мог погубить Адама и остальных пассажиров яхты.

— Миссис Колифф, мы можем с вами встретиться наедине? Желательно бы поскорее. Это очень важно.

Лайза Райен все время озиралась по сторонам. И вдруг ее глаза округлились от ужаса.

— Простите, я тороплюсь. Я вам позвоню, — скороговоркой произнесла она и буквально выскочила из церкви.

Вскоре Нелл поняла, кого испугалась вдова Джимми. Она увидела среди прихожан инспектора Бреннана. Он шел вместе с другим человеком, явно направляясь к ней. Поведение Лайзы озадачило Нелл. «Она боится полицейских. Но почему?»


26

Во второй половине дня Бонни Уилсон позвонила Герте Макдермотт и спросила, нельзя ли к ней ненадолго заглянуть.

— Честно говоря, Бонни, сегодня не самый лучший день для визита ко мне, — ответила Герта. — Утром мы были на поминальной мессе по Адаму Колиффу. Потом мой брат повез нас на обед в ресторан «Афинская площадь». Я только недавно вернулась домой и порядком устала.

— Герта, у меня такое ощущение, что я просто обязана вас навестить. Я буду через двадцать минут. Обещаю: больше чем полчаса я у вас не отниму.

Вздохнув, Герта повесила трубку. Месса и обед эмоционально истощили ее, и ей не терпелось поскорее переодеться в халат и заварить себе чай.

Она сердилась на свою извечную податливость и уступчивость. Ведь могла бы проявить чуточку твердости и отказать этой Бонни. Зато Корнелиус неподатлив и неуступчив за двоих.

Герту обрадовали теплые слова, произнесенные Маком на поминальной мессе, и она не преминула поблагодарить брата.

— Пустяки, — отмахнулся он. — Любой настоящий политик должен уметь говорить приятные слова о тех, кто ему не слишком нравится. Странно, что за столько лет ты этого не поняла, сестра.

Такой неприкрытый цинизм ошеломил и рассердил Герту.

— Только не вздумай заикнуться об этом Нелл! — предупредила она.

К чести Мака, он ничем себя не выдал, когда внучка подошла поблагодарить его.

Бедняжка Нелл! С каким отрешенным видом сидела она на мессе! Совсем как тогда, на мессе по Ричарду и Джоан. В тот день Корнелиус беззвучно плакал в течение всей службы, и десятилетняя Нелл гладила его по руке, стараясь успокоить. И тогда, и сегодня ее глаза оставались сухими.

«Она не захотела, чтобы я была рядом с ней, — думала старуха. — Жаль. Со мной ей было бы легче. Она не принимает смерть Адама и ведет себя так, будто он просто исчез. За обедом она призналась, что все это кажется ей каким-то нереальным».

Герта опять вздохнула и подошла к шкафу, чтобы достать халат. Слава богу, до появления Бонни у нее еще есть немного времени. Может, не слишком учтиво принимать гостью в халате, но пусть терпит, раз напросилась.

После некоторых раздумий Герта все же решила не надевать халат, а выбрала просторные брюки, такую же просторную блузу и мягкие туфли. В ванной она умыла лицо и расчесала волосы. Эти нехитрые процедуры взбодрили ее. Герта едва успела вернуться в гостиную, когда зазвонил домофон и консьерж спросил, не ожидает ли она визита мисс Уилсон.


— Знаю, дорогая: вы были бы рады, если бы я вообще не пришла, — прямо с порога заявила Бонни, — Не в моих правилах быть назойливой, однако я почувствовала, что должна вас повидать.

Темно-серые глаза Бонни внимательно разглядывали Герту.

— Не волнуйтесь, я не принесла вам никакой дурной вести. Наоборот. Мне кажется, я смогу помочь вашей племяннице. Похоже, вы собирались пить чай. Вас не затруднит сделать чашечку и для меня?

Через несколько минут чай был готов, и обе женщины расположились за кухонным столиком.

— Помню, моя бабушка часто гадала на чаинках, — сказал Бонни. — И знаете, ее гадания были удивительно точными. Бабушка была прирожденной ясновидящей, только не понимала своей силы. А после того как она предсказала серьезную болезнь одной из родственниц, дед стал умолять ее больше не гадать. Он сумел убедить бабушку, что ее предсказания обладают силой внушения, отчего наша родственница и заболела.

Длинные пальцы Бонни обвились вокруг чашки. Герта пользовалась ситечком, и все чаинки, кроме мельчайших, оставались на нем. Гостья пристально смотрела на дно чашки, а Герта наблюдала за ней, ощущая непонятную тревогу.

«Должно быть, она меня все-таки обманула. Она пришла с дурными новостями, но пока не решается говорить».

— Герта, вам знакомо такое явление, как спонтанный голос? — неожиданно спросила Бонни.

— Конечно. Правильнее сказать, я слышала о нем. Насколько понимаю, оно случается достаточно редко.

— Вы правы, нечасто. Вчера у меня была посетительница. Она пришла впервые. Я сумела войти в контакт с ее матерью по ту сторону завесы. Кажется, я помогла ей принять смерть матери. В конце контакта, когда мать этой женщины призналась, что устала и больше не в состоянии общаться, я почувствовала... еще одну душу, прорывающуюся ко мне.

Герта звякнула чашкой, шумно опустив ее на блюдце.

— Посетительница ушла, а я продолжала сидеть, сосредоточившись, словно ждала послания. Потом я услышала мужской голос, настолько тихий, что я не сразу разобрала слова. Я терпеливо ждала. Я понимала, каких усилий ему стоило пробиться ко мне. Вскоре я начала понимать его слова. Он повторял их снова и снова: «Нелл... Нелл... Нелл».

— Так это был... — Герта замолчала, не решаясь произнести последнее слово.

Глаза Бонни вспыхнули. Из темно-серых они сделались иссиня-черными. Она кивнула.

— Я попросила его назвать свое имя. Повторяю, его энергия была чрезвычайно слаба. Он собрал последние ее крохи и ответил: «Адам. Меня зовут Адам».


27

Нелл решительно заявила, что никаких такси ей вызывать не надо. Она великолепно доберется от Афинской площади до дома пешком. Идти было всего десять кварталов. Прощаясь с дедом и Гертой, Нелл сказала, что хочет неспешно прогуляться и подумать.

Она ушла, не дождавшись окончания обеда. Боевые партийные соратники Мака скороговоркой высказали Нелл свои соболезнования и, выждав приличествующий отрезок времени, открыто заговорили с ней о политике. Майк Пауэрс, тот вообще заявил без обиняков:

— Нелл, за эти два года Боб Горман палец о палец не ударил. Он только протирал штаны, занимая место Мака. Мы даже рады, что его сманили в интернет-компанию. Скатертью дорожка — вот что я ему скажу. А с таким кандидатом, как вы, мы сумеем победить.

«Сумею ли я победить?» — спрашивала себя Нелл, идя по Мэдисон-авеню. Политик руководствуется не эмоциями и не мечтами, а трезвым расчетом. И что же подсказывал ей этот трезвый расчет? Каковы ее шансы теперь, когда владельцы «Уолтерс и Арсдейл» готовы спихнуть вину за свои махинации на Адама и Уинифред?

Нелл не давала покоя другая мысль. Не потому ли Адам и Уинифред погибли, что знали слишком много? Окружная прокуратура, естественно, не оставила бы их без внимания, а кто-то очень этого не хотел.

В предвыборной борьбе все средства хороши. Если Адам хотя бы краешком был причастен к взяткам, ее задробят на начальном этапе. И никого не будет интересовать, что она не работала вместе с Адамом и могла ничего не знать о закулисных делах мужа.

У Нелл не шло из головы странное поведение Лайзы Райен. Чего испугалась эта женщина, увидев двоих полицейских? Может, ее муж все-таки повинен во взрыве на яхте? Или он был основной мишенью? Из газет и рассказа Лайзы Нелл знала, по какой причине Джимми Райен лишился работы. А вдруг тот низкосортный цемент был лишь частью айсберга махинаций и преступлений? Возможно, Джимми знал гораздо больше и это делало его весьма опасным.

Нелл только сейчас заметила, что день сегодня теплый и солнечный. Настоящий июньский день. Они с Адамом постоянно ходили по Мэдисон-авеню. Останавливались перед витринами, заходили в магазины, но покупали там довольно редко. Иногда они обедали в каком-нибудь из здешних ресторанов, однако чаще ограничивались чашкой кофе.

Нелл всегда удивляло потрясающее количество ресторанов и ресторанчиков в Нью-Йорке. Не далее как сейчас она шла мимо кованых столиков и стульев одного из них. За столиком сидели двое женщин, придерживая ногами мешки с покупками.

— Эти тротуарные кафе напоминают мне Париж, — услышала Нелл обрывок их разговора.

Париж. Они с Адамом провели там свой медовый месяц. Для Адама это было первым знакомством с французской столицей, и Нелл увлеченно водила его по своим любимым уголкам.

Помнится, Мака удручала их поспешная, как он считал, женитьба.

— Потерпите годик, — советовал он внучке. — Лучше узнаете друг друга. А потом я устрою тебе такую свадьбу, о которой будет говорить весь Нью-Йорк. Кстати, неплохая реклама.

Он так и не понял, почему Нелл противилась пышной свадьбе. Такие свадьбы уместны, когда у жениха и невесты большие семьи и много родственников. Там всегда расписаны все роли: двоюродные сестры становятся подружками невесты, бабушки вручают сентиментальные подарки, а племянницы идут с большими корзинами и разбрасывают цветы.

В отношении к свадьбе у нее с Адамом не было никаких разногласий. Оба понимали: одними друзьями свадьбу не наполнишь. У Адама родственников вообще не осталось, у нее — только Мак и Герта, поэтому они решили сделать свадебное торжество тихим и скромным.

— Давай обойдемся без шумных церемоний, — говорил ей Адам. — К чему нам газетчики? Будут только щелкать вспышками и ловить обрывки фраз, чтобы потом переиначить их на свой манер.

«Где-то теперь эти друзья?» — с горечью подумала Нелл.

Когда Мак узнал, что у его внучки уже назначена дата свадьбы, он вскипел.

— Да кто этот парень? Сколько времени ты с ним знакома? Без году неделя? Провинциальный архитектор из Северный Дакоты. Очередной покоритель Нью-Йорка. Конечно же, задурил тебе голову своими амбициозными проектами. Что еще ты о нем знаешь?

Мак не был бы Маком, если бы не проверил прошлое Адама.

— Колледжа, в котором он учился, даже нет в приличных справочниках. Такие, с позволения сказать, учебные заведения не могут дать человеку настоящего образования. Неудивительно, что твой Адам не имел серьезной работы. Мелкие семейные фирмы — вот основные его заказчики. Кому магазинчик спроектировать, кому жилье для престарелых. Никакого размаха.

Но в том, что касалось «его девочки», Мак пыхтел и грозил только на словах. Он никогда не навязывал Нелл свою волю. Убедившись, что она сделала выбор, он представил Адама своим друзьям: Роберту Уолтерсу и Лену Арсдейлу, и те дали ее жениху работу.

Нелл подошла к своему дому. Помнится, когда она закончила колледж и купила здесь кондоминиум, Мак никак не мог понять, зачем она это сделала.

— Тебе что, тесно стало в моей квартире? — допытывался он. — Или деньги торопишься потратить?

— Мак, мне пора жить самостоятельно, — отрезала Нелл, и больше они эту тему не поднимали.

Консьерж Карло тогда только-только поступил на эту работу. Нелл вспомнила, как он помогал ей разгружать машину и поднимать в квартиру то немногое, что она забрала из дома Мака.

— Тяжелый был у вас сегодня день, — с искренней симпатией произнес Карло, открывая ей дверь.

— Пожалуй, вы правы, — ответила Нелл.

Казалось бы, ничего не значащие слова; обычные учтивые фразы, которые произносит каждый хороший консьерж, разговаривая с жильцами своего дома. Однако Нелл были приятны его слова.

— Надеюсь, остаток дня и вечер будут спокойнее.

— Я тоже надеюсь. Надо отдохнуть.

— А я почему-то все время вспоминаю о той леди, что работала с мистером Колиффом, — признался Карло.

— Вы говорите про Уинифред Джонсон?

— Да.

— Она всегда робела, заходя в нашу парадную. Может, мне только казалось, но у нее постоянно был испуганный вид.

— Я тоже это замечала.

— На прошлой неделе, когда я открыл ей дверь и она вошла, у нее вдруг зазвонил сотовый телефон. Она остановилась и начала разговор. Мисс Джонсон говорила достаточно громко, и я невольно все слышал. Ей звонила мать. Насколько я понял, из дома престарелых.

— Да. Ее мать находится в пансионе «Старый лес». Это в Уайт-Плейнс[20]. Говорят, очень уютное место. Моя подруга устроила туда своего отца.

— Мне показалось, что мать миссис Джонсон жаловалась и выговаривала дочери. Бедная старуха. Хорошо, если у нее остались родственники.


Через час, приняв душ и переодевшись в джинсовую куртку и слаксы, Нелл спустилась на лифте в подземный гараж. Ей было стыдно, что за всю неделю она так и не вспомнила о матери Уинифред, не позвонила старухе, не выразила соболезнования и не спросила, нуждается ли та в какой-либо помощи.

Нелл выехала на вечно забитую машинами скоростную магистраль ФДР[21]. Необходимость повидать осиротевшую старуху была лишь одной из причин, заставивших ее отправиться в «Старый лес». По рассказам подруги, Нелл знала: это заведение из весьма дорогих. Интересно, как давно Уинифред поместила сюда свою мать? Еще интереснее, из каких денег она оплачивала комфортное житье престарелой Роды Джонсон?

Как-то Адам вскользь обмолвился Нелл, что Уинифред знает в строительном бизнесе все ходы и выходы. Да и Маку она виделась вовсе не такой уж серой мышкой.

Так может, это из-за старой и больной матери Уинифред решилась запустить хитроумный механизм получения взяток? Знание тонкостей строительного бизнеса вполне позволяло ей действовать незаметно. А что, если, взорвав яхту, хотели убрать прежде всего Уинифред? Вопросы, вопросы...


28

Питер Лэнг честно намеревался посетить поминальную мессу по Адаму Колиффу. Однако в последнюю минуту ему позвонил Кертис Литл из «Оверленд-банка». Этот банк был одним из потенциальных инвесторов в проект «башни Вандермеера». Литл просил Лэнга принять его вместе с его коллегой Джоном Хилмером и рассказать последнему о состоянии переговоров по проекту. Как назло, единственным временем, которое Питер мог выкроить для этой встречи, было время мессы. Адама все равно не вернешь, а бизнес есть бизнес.

Офис Лэнга находился на Сорок девятой улице, в том месте, где ее пересекала Америк-авеню. Литла и Хилмера он принимал в просторном зале заседаний.

— Мой отец был страшно раздосадован переименованием Шестой авеню в Америк-авеню, — сказал он Джону Хилмеру.

Этот рассказ выслушивал каждый, кто впервые приходил к Лэнгу.

— Он до сих пор не может успокоиться, — продолжал Лэнг. — Пока отец здесь работал, он всегда подчеркивал, что его офис находится не на Америк-авеню, а на Шестой. На редкость консервативный человек.

Хилмер вежливо улыбался. Это была его первая встреча с легендарным Питером Лэнгом, и он терпеливо ждал, когда ее неформальная часть подойдет к концу. «Только не ври мне, что твой папаша выбивался из низов, — думал он. — Тогда бы ты говорил о нем с почтительным придыханием. Нет, парень, ты вырос в достатке. Чтобы с такой изящной небрежностью носить дорогую одежду, ее надо иметь с детства».

Неформальная часть окончилась. Лэнг кивком указал на длинный стол. Там стоял какой-то предмет, накрытый куском ткани.

— Кертис, сейчас вы с Джоном увидите макет комплекса для жилья, бизнеса и торговли, который спроектировал Айен Максвелл. Должно быть, вы знаете, что Максвелл получил премию за свой проект аналогичного комплекса в Чикаго. Здание уже построили в замечательном месте: прямо на берегу Мичигана. Пятьдесят пять этажей. Многие говорят, что в Чикаго давно не строилось таких красавцев.

Лэнг умолк и поморщился, после чего виновато улыбнулся, проглотил таблетку и запил водой.

— Проклятая трещина в ребре, — пояснил он. Даже не думал, что это может быть так больно.

— А по-моему, Питер, это пустяки по сравнению с другим вариантом, которого вы счастливо избежали, — заметил ему Кертис Литл, сухощавый желчный человек пятидесяти с лишним лет. Его пальцы нервно постукивали по столу. — Как обстоят дела с недвижимостью, приобретенной Адамом Колиффом?

— Кертис, вам придется немного поскучать, слушая давно известные вам вещи. А вот Джону, надеюсь, мой рассказ будет интересен. Наверное, Джон, вы знаете, что вскоре начнется реконструкция кварталов между Тридцать первой и Тридцать третьей улицами Вест-сайда. По сути, она уже началась. Я потратил много времени, добиваясь, чтобы «особняк Вандермеера» лишили статуса архитектурной достопримечательности. Ну что там красивого? Убогий дом, из которого давно выехали все жильцы. По-моему, даже ребенку понятно, что подобные «шедевры» являются великолепными рассадниками преступности. Их все давно нужно было бы снести, а городские чиновники прикрывают свою медлительность ностальгической риторикой вроде: «Нельзя лишать Нью-Йорк его исторического облика». Я тоже не сторонник сносить все подряд. Однако есть здания, которые бесполезно реставрировать. Можно ухлопать кучу денег и получить сплошные убытки. Думаю, вы со мной согласитесь, что у «особняка Вандермеера» не было никаких перспектив.

Невзирая на принятую таблетку, ребро продолжало болеть. Лэнгу пришлось откинуться на спинку и сесть немного криво.

— Разумеется, мои суждения об «особняке Вандермеера» — это всего лишь мое личное мнение. Я не особо верил, что Инвентаризационная палата согласится с ним и исключит эту развалину из списка достопримечательностей. Потому меня и не слишком волновал соседний дом, принадлежавший семье Каплан. Конечно, я не сидел сложа руки. Я действовал по принципу: «Вода камни точит», постоянно докучая Инвентаризационной палате своими соображениями. И представляете, Джон, какая ирония судьбы? Когда палата наконец проголосовала за отмену статуса, «особняк Вандермеера» через несколько часов... сгорел. Там заночевала какая-то бездомная старуха, которая развела огонь и заснула.

Последние слова Лэнг сопроводил грустной улыбкой. Затем он глотнул воды и опять поморщился: опухшая губа еще давала о себе знать.

— Пока я добивался отмены статуса для «особняка Вандермеера», Адам Колифф купил соседний дом. Я предложил ему сумму, в два раза превышающую ту, что он заплатил вдове Каплан. Но деньги интересовали его постольку-поскольку. Представляете, Джон, он заявил, что участок продаст только в том случае, если автором проекта будет он сам, а строительством займется корпорация Сэма Краузе.

Кертис Литл ерзал на стуле.

— Питер, мы не намерены вкладывать деньги в проект Адама Колиффа. Жалкая подражательная работа мальчишки-студента. И к тому же чудовищно эклектичная. Безграмотное нагромождение архитектурных стилей!

— Вы правы, — торопливо прервал его Лэнг. — Адам рассчитывал, что мы пойдем у него на поводу и согласимся на все его условия, только бы заполучить участок под домом Каплан. Он ошибся. Проект я заказал Айену Максвеллу. Кое-кто из моих коллег сотрудничал с ним в прошлом. Они предложили мне связаться с Максвеллом, что я и сделал.

Лэнг подался вперед и снял покрывало. На столе стоял масштабный макет здания в постмодернистском стиле. В очертаниях фасада явно улавливалось влияние стиля ар деко.

— Пару недель назад Айен был в Нью-Йорке. Я свозил его на место и объяснил суть проблемы. Он все посмотрел и сказал, что можно спроектировать здание с высотной башней и в существующих границах, не залезая на участок, купленный Адамом. На прошлой неделе я сообщил об этом Колиффу.

— Колифф знал о том, что нашему банку не нравился его проект? — спросил Литл.

— Правильнее будет сказать, он узналоб этом. Адам ведь даже открыл собственную фирму в надежде, что мы без него не обойдемся. Я люблю уверенных людей, но уверенность должна подкрепляться знанием реального положения вещей. Вчера я был у жены... точнее, у вдовы Колиффа. Я сказал, что на следующей неделе нам с ней надо встретиться по важному делу. Я сообщу Нелл, что мы не особо нуждаемся в собственности ее покойного мужа, но, если она пожелает продать участок, мы готовы заплатить его истинную рыночную стоимость.

— И если она согласится... — начала Кертис Литл.

— Если она согласится, Айен Максвелл будет ориентироваться на первоначальный проект, согласно которому башня должна стоять на участке Адама. Если нет... кстати, я говорил Адаму, что башню можно поставить и позади основного здания и замысел почти не проиграет.

— Интересно, а останься Адам в живых, вы сумели бы уломать его и склонить к продаже участка? — спросил Джон Хилмер.

— Думаю, что да, — улыбнулся Лэнг. — О покойниках дурно не говорят, но парень обладал чрезвычайно раздутым «я». Он слишком преувеличивал свои способности и в архитектуре, и в бизнесе. Тем не менее Адам был отнюдь не глуп. Не думаю, чтобы мое предложение о перепродаже участка слишком уж его обрадовало. Однако он понимал разницу между своими амбициями и реальностью. В последнюю нашу встречу я ему сказал: «Не хотите продавать участок мне — подарите его городу. Пусть там устроят очередной "карманный парк"».

Лэнг кисло улыбнулся собственной шутке. Кертис Литл, казалось, не слушал его. Банковский чиновник внимательно разглядывал макет.

— Питер, вы, конечно, можете поставить башню позади основного здания, но тогда вы явно проиграете и по эстетике, и по числу арендаторов. Если дело дойдет до этого, не уверен, что нашему банку захочется вкладывать деньги в такой проект, — сказал Литл.

— Я и не сомневался в позиции вашего банка, — снова улыбнулся Лэнг. — Но Адам Колифф этого не знал. Провинциал, волей случая попавший туда, куда бы ему вовек не попасть. Не с него первого Нью-Йорк сдувает ковбойскую спесь. Поверьте мне: он все равно бы продал нам участок и по нашей цене.

Джон Хилмер, недавно назначенный вице-президентом «Оверленд-банка», отвечающим за инвестиции и венчурный капитал, прошел нелегкий путь. Судьба не улыбалась ему, как Питеру Лэнгу, и сейчас, слушая циничные рассуждения хозяина зала, Хилмер испытывал к нему все большую антипатию.

Мелкое дорожное происшествие спасло Лэнгу жизнь. «Может, он считает, что судьба должна улыбаться ему постоянно? — думал Хилмер. — За все это время — ни единого слова сочувствия в адрес Колиффа и остальных жертв взрыва на яхте».

Наверное, Лэнг до сих пор зол на Адама за его несговорчивость. «А судьба и впрямь улыбается своему баловню, — продолжал размышлять Хилмер. — Она услужливо сожгла "особняк Вандермеера", потом уберегла его от верной смерти, а теперь собирается преподнести еще один подарок». Хилмеру захотелось поскорее уйти отсюда. Конечно, торговля недвижимостью — бизнес не для слабонервных. И все равно от общества Лэнга ему было не по себе.

Когда встреча закончилась, Джон Хилмер поймал себя еще на одной мысли: его сын — блокирующий полузащитник в футбольной команде своего колледжа — нередко получает в игре больше травм, чем получил Питер Лэнг, столкнувшись с грузовиком.


29

Вернувшись после поминальной мессы, Джек Склафани и Джордж Бреннан сидели в кабинете Джека и молча поглощали купленные по дороге горячие сэндвичи с копченой говядиной, запивая их таким же горячим кофе. Затем, словно по команде, оба запихнули недоеденные маринованные, щедро прочесноченные огурчики в пластиковые мешки и отправили в мусорную корзину.

— Что скажешь по поводу вдовы Райен? — спросил Бреннан.

— Женщина чем-то сильно напугана. Когда она нас увидела, то дала деру, будто кролик, пойманный в капусте.

— Интересно, чего же она так боится?

— Не знаю. Но мне показалось, ее что-то гнетет. Она словно жаждет от чего-то избавиться.

— Тогда, наверное, она католичка, — улыбнулся Бреннан. — Чувство вины, потребность исповедоваться.

Они оба выросли в католических семьях и регулярно посещали церковь. Еще давно Бреннан и Склафани пришли к выводу: каждый, кто вырос в католической семье, привык каяться в грехах и просить прощения. Иногда, шутили они, это здорово облегчает работу.

Склафани мысленно восстановил картину поспешного бегства Лайзы Райен. Она подошла к Нелл Макдермотт и о чем-то заговорила. Вероятно, их разговор продолжался бы и дальше, но туг Лайза заметила его и Джорджа, и в ее глазах появился жуткий страх. «Дорого бы я дал, чтобы узнать, о чем вдова Райен собиралась говорить с вдовой Колифф, — подумал Джек. — А разговор у них наверняка бы состоялся, если бы мы ее не спугнули».

— По-моему, нам нужно побывать у Лайзы Райен, — сказал другу Склафани. — Она явно что-то знает, и эти знания ее пугают, оттого она и мечется.

— Думаешь, у нее есть доказательства вины мужа? — спросил Бреннан.

— Во всяком случае, какие-то доказательства у нее есть. Правда, выводы пока делать рано... Кстати, Интерпол ответил на наш запрос по поводу Каплана?

— Сейчас узнаю.

Бреннан снял телефонную трубку и позвонил дежурному по связям с Интерполом. По мере того как он слушал, его лицо все более мрачнело.

— Мы не ошиблись, — сказал Джордж, закончив разговор по телефону. — В Австралии Каплан тоже не был пай-мальчиком. Там за ним тянется изрядный хвост прегрешений. В основном мелочи. Но за одно преступление он отсидел год. Его застукали с поличным: в багажнике машины Каплана австралийская полиция обнаружила взрывчатку. Тогда он работал в компании, занимающейся сносом старых зданий. Взрывчатку воровал прямо с рабочего места. К счастью, нашего «героя» вовремя поймали. Но к несчастью, тамошние полицейские так и не смогли выяснить, для чего Каплану понадобилась взрывчатка. Они подозревали, что кто-то его нанял, но доказательств не было, и он получил срок лишь за кражу взрывчатых веществ.

Бреннан встал.

— У Джеда Каплана нам тоже нужно побывать, — сказал он.

— С ордером на обыск?

— Угадал. При таком «послужном списке» и нескрываемой враждебности к Адаму Колиффу мы сумеем получить ордер еще сегодня.

— Ты прав, Джордж. Но мне все равно хочется поговорить с Лайзой Райен. Каплан — само собой. Однако эта женщина знает что-то очень важное. Не удивлюсь, если причина ее страха поможет разгадать причину взрыва на яхте.


30

Пансион «Старый лес» находился почти совсем рядом с оживленным шоссе 287. Фактически здешние места считались ближними пригородами Нью-Йорка, но стоило Нелл свернуть с шоссе, как пейзаж вокруг разительно изменился. Словно по мановению волшебной палочки, все следы нью-йоркского пригорода исчезли. Нелл показалось, что она попала в Англию и сейчас подъезжает к резиденции богатого лендлорда.

В свое время Нелл часто ездила с дедом по домам престарелых. Одни заведения заставляли ее вспомнить романы Диккенса (Мак называл их позором Америки и добился закрытия нескольких из них). Другие больше походили на скромные, но вполне современные больницы. Встречались и такие, которые вполне бы сошли за отели для высших слоев общества.

Уровень «Старого леса» Нелл почувствовала, едва переступив порог. Она попала в роскошный вестибюль, где ее сразу же заметил и приветствовал дежурный администратор. Узнав о цели ее приезда, он снова улыбнулся и стал куда-то звонить по местному телефону. «Как в королевском дворце», — подумала Нелл.

Вскоре из боковой двери вышла женщина лет шестидесяти. Естественно, и на ее лице светилась приветливая улыбка. Она сказала, что проводит Нелл.

Бесшумный лифт поднял их на второй этаж.

— Простите, забыла вам представиться, — спохватилась женщина. — Меня зовут Джорджина Мэтьюс, я добровольно работаю здесь несколько вечеров в неделю. Миссис Джонсон занимает апартаменты номер двести шестнадцать. Вы даже не представляете, каким ударом для нее стала гибель дочери. Мы все пытаемся ей помочь, чем только можем. Однако вынуждена вас предостеречь: она сердита на весь мир.

«Ну что ж, в этом мы с ней похожи», — подумала Нелл.

Коридор второго этажа был устлан красивыми, со вкусом подобранными коврами. Нелл увидела стариков, передвигающихся на колясках или толкающих перед собой тележку-«ходунок». Каждому Джорджина Мэтьюс успевала улыбнуться и сказать ободряющие слова.

Нелл сразу заметила, что все эти дряхлые старики и старухи не просто ухожены, а выхолены.

— Простите за любопытство, сколько обслуживающего персонала приходится на каждого обитателя пансиона? — спросила она свою провожатую.

— Соотношение — два к трем, — ответила Джорджина, одарив Нелл очередной улыбкой. — Конечно, в это число входят также врачи и дипломированные медсестры... Вот мы и пришли, — добавила она, останавливаясь возле лакированной двери. — Это апартаменты миссис Джонсон. Ей уже сообщили, и она вас ждет.

Джорджина Мэтьюс негромко постучала в дверь, затем открыла ее.

Рода Джонсон сидела в откидывающемся кресле[22]. Ее ноги были приподняты и укрыты легким одеялом. Наверное, когда-то эта широкоплечая женщина с густыми волосами цвета «соль с перцем» была красива.

«Значит, Уинифред и обликом, и фигурой пошла не в мать, — подумала Нелл, вспоминая худенькую, с прямыми волосами дочь миссис Джонсон. — И родилась она у нее достаточно поздно. Старухе сейчас под восемьдесят».

Услышав, что в комнату вошли, дремавшая Рода Джонсон открыла глаза и вперила их в Нелл.

— Мне сообщили о вашем приезде. Наверное, я должна рассыпаться в благодарностях.

— Миссис Джонсон, ну пожалуйста, — укоризненно покачала головой Джорджина Мэтьюс.

Старуха даже не обратила на нее внимания.

— Уинифред прекрасно работалось у Уолтерса и Арсдейла. Столько лет, и ни одного нарекания. Ей все время прибавляли жалованье, иначе она не смогла бы поместить меня сюда. До этого я была в другом пансионате. О, как я ненавидела тот крысятник! Знайте: я была против перехода Уинифред на работу к вашему мужу. Я ей все мозги продолбила, пыталась убедить, какую глупость она совершает. Где там! Она и слышать не желала. И кто из нас оказался прав?

— Поверьте, миссис Джонсон, я тоже очень скорблю по Уинифред. Я представляю, каково вам сейчас. Скажите, я могу вам чем-нибудь помочь?

Нелл перехватила удивленный взгляд Джорджины Мэтьюс. «Они же должны знать о гибели Адама. Наверное, когда я звонила из дома, они не сообразили, кто говорит».

Джорджина мягко коснулась ее руки.

— Простите, — виноватым тоном пробормотала она. — Мне следовало бы догадаться... С вашего разрешения, я оставлю вас вдвоем. Я очень на вас надеюсь, — добавила она, поворачиваясь к Роде Джонсон.

Нелл дождалась, пока за служительницей закроется дверь, и только потом сказала старухе:

— Миссис Джонсон, я понимаю, как вам сейчас тяжело и одиноко. Я сама нахожусь в таком же состоянии, потому и решила вас навестить.

Она вдруг пододвинула свой стул к откидному креслу и поцеловала старуху в щеку.

— Если я вам в тягость, я немедленно уйду и ничуть не обижусь.

— Вы-то здесь вообще ни при чем, — уже мягче ответила Рода Джонсон. — Я только не могу понять: почему ваш муж так уговаривал Уинифред оставить прежнюю работу? Открыл бы свою фирму, посмотрел, как идут дела. И Уинифред убедилась бы, стоит ли переходить. И что она сорвалась с места? Прекрасное жалованье, куча всяких льгот. А обо мне она подумала, когда поддалась на уговоры вашего мужа? Нет, конечно! Что ей мать?

— Возможно, у вашей дочери остался страховой полис и та компания сможет оплачивать все расходы по вашему пребыванию здесь, — предположила Нелл.

— Если у нее и был такой полис, я об этом не знала. Уинифред умела быть скрытной.

— Скажите, а у Уинифред была индивидуальная ячейка в каком-нибудь банке?

— Зачем ей ячейка? Что бы она стала там хранить?

Нелл невольно улыбнулась. «Много чего», — подумала она.

— В таком случае где же Уинифред держала свои личные бумаги?

— Скорее всего, у нас дома, в письменном столе. Кстати, у нас хорошая квартира. Никогда не было бешеных скачков квартплаты. Уинифред еще в детский сад ходила, когда мы туда въехали. Если бы не артрит, я бы и сейчас там жила. Доконал он меня вконец.

— Может, вы попросите кого-нибудь из соседей зайти к вам в квартиру поискать страховые документы и прислать их сюда?

— Нечего соседям совать нос в мои дела! — отрезала старуха.

— А у вас есть адвокат?

— Зачем мне адвокат?

Рода Джонсон вдруг впилась глазами в Нелл.

— Вашего деда зовут Корнелиус Макдермотт, не так ли?

— Да.

— Хороший человек, один из немногих честных политиков в нынешней Америке.

— Благодарю вас, миссис Джонсон.

— Скажите: если я попрошу вас сходить к нам и квартиру и поискать эти страховки, он согласится пойти с вами? — Думаю, что да.

— Когда Уинифред была совсем маленькой, мы жили в его районе и голосовали за него. Мой муж говорил, что такие люди должны заседать в правительстве. Она заплакала.

— Мне очень не хватает Уинифред, — всхлипывая, несколько раз повторила старуха. — Она была замечательным человеком и не заслужила такой участи. Просто ей, бедняжке, не хватало решимости. Она не умела настоять на своем. Всегда пыталась ублажить других. А другие это не ценили. Здесь мы с ней похожи... Она себя не щадила, работая на фирму. Думаете, это сразу заметили? Где там! Только в последние годы ей стали платить достойные деньги.

«Что-то здесь не так, — подумала Нелл. — Сначала она мне говорила, что Уинифред постоянно повышали жалованье. А теперь, выходит, ее дочь чуть ли не за гроши работала на Уолтерса и Арсдейла».

— Миссис Джонсон, я уверена, что мой дед непременно согласится вам помочь. Скажите, может, помимо бумаг вам оттуда что-нибудь привезти?

Рода Джонсон полезла за платком. Только сейчас Нелл обратила внимание на распухшие, уродливо искривленные пальцы старухи.

— В гостиной есть несколько картинок в рамках. Если можно, привезите их. И еще. Вам не сложно будет поискать спортивные награды Уинифред? Она же у меня была спортсменкой. Увлекалась плаванием. В юности постоянно выигрывала соревнования. Ее тренер уговаривал меня позволить Уинифред остаться в команде. Обещал, что со временем она станет второй Эстер Уильямс[23]. А меня уже тогда начинал донимать артрит. Отец Уинифред нас бросил. Я как представила, что из-за соревнований буду видеть ее лишь урывками... Словом, я сказала «нет». Уинифред и здесь не могла настоять на своем. А она так любила спорт...


31

«Как? Как мне сказать Нелл о том, что я узнала от Бонни Уилсон?» — снова и снова спрашивала себя Герта. Она не сомневалась в правдивости слов Бонни. Адам пытается установить контакт с Нелл. Это следовало ожидать. Но сама Нелл весьма скептически относилась к подобным вещам. Упрямая девчонка! Никак не хочет признать, что существует дар ясновидения, существуют ясновидцы, которые делают много полезного. Более того, Нелл гоже обладала этим даром, но боялась его и не желала развивать. Впрочем, стоит ли удивляться, если Корнелиус всегда называл парапсихологические явления не иначе как завихрениями фантазии?

Герта и сейчас не могла сдержать слез, вспоминая слова десятилетней Нелл: «Тетя Герта, но почему дед не верит, что мама и папа приходили проститься со мной? Они действительно приходили, только я их не видела. Помнишь, как папа всегда гладил меня по волосам? Я шла в класс с перемены и почувствовала папину руку. Он погладил мне волосы. А потом мама поцеловала меня. Я ощутила ее поцелуй и заплакала. Я поняла, что больше не увижу их... Нет, я даже знала это. А дед уверяет, что такого быть не могло. По его словам, я все напридумывала».

Герта тогда сказала брату: «Тебе не кажется, что это не просто детская выдумка? Нелл не знала, когда самолет родителей исчез с радарного экрана. Но они пришли к ней как раз в то время, когда связь с самолетом оборвалась»... Увы, Корнелиус был верен себе: «Нечего забивать девчонке голову разной чепухой!»

А ведь способности Нелл проявились еще в раннем детстве. Ее бабушка Маделин умерла, когда Нелл было всего четыре года. Герта помнила то утро... Нелл примчалась в гостиную, сияя от радости: ночью к ней в комнату заходила бабуля. Значит, бабуля поправилась и ее отпустили из больницы... Естественно, Корнелиус приписал все это обычному детскому сновидению.

Нет, брату лучше не говорить о ее сегодняшней встрече с Бонни Уилсон. И Нелл она попросит, чтобы та держала язык за зубами. А уж захочет она встречаться с Бонни или нет — пусть сама решает.

В восемь вечера Герта позвонила своей внучатой племяннице. После третьего длинного гудка включился автоответчик. «Наверное, не хочет, чтобы ее сегодня тревожили», — решила Герта.

— Нелл, девочка моя, я просто решила узнать, как ты, — сказала она в трубку и тут же добавила: — Вообще-то у меня к тебе важный разговор.

— Тетя Герта, я дома, — раздался в трубке голос Нелл. — Что-нибудь случилось?

Герте показалось, что Нелл совсем недавно плакала. Может, это известие ее утешит?

— Нелл, ко мне сегодня заходила Бонни Уилсон. Одна из наших ясновидящих. Она помогает людям устанавливать контакты с их любимыми, покинувшими наш план бытия... Нелл, пожалуйста, не надо хмыкать. Многие полностью доверяют способностям Бонни. Если хочешь, назову тебе их имена. Бонни сообщила мне, что Адам выходил с ней на контакт. Она хотела бы встретиться с тобой.

Герта торопливо выплескивала слова, опасаясь, как бы Нелл не повесила трубку.

— Герта, ты же знаешь, я не верю в подобные вещи, — тихо ответила Нелл. — Мы с тобой уже не раз говорили об этом. Давай больше не поднимать эту тему, и особенно в связи с Адамом.

В трубке послышались короткие гудки. Герта уже собиралась перезвонить и извиниться за свое неуклюжее вторжение. Она была уверена, что рассердила Нелл. А между тем после ее звонка Нелл испытывала совсем другие чувства: страх и неопределенность.

Бонни Уилсон... Нелл вспомнила прошлогоднюю телепередачу, в которой участвовали ясновидящие. Среди них была и Бонни. Зрителям предлагали позвонить в студию и самим убедиться в способностях присутствующих экстрасенсов. Одна женщина спросила о своем муже, погибшем в автокатастрофе, и Бонни нарисовала ей очень яркую, правдивую картину. «Вы сидели в ресторане. В том самом, где праздновали помолвку. Вы собирались отметить пятилетие вашей свадьбы. Но он так и не пришел на торжество... Ваш муж просит передать, что по-прежнему любит вас. Единственное, он чувствует себя обманутым, поскольку рассчитывал прожить с вами долгую совместную жизнь».

Неужели Адам действительно подал ей весть о себе? Что же тут удивительного? Пусть Мак не верит, но она-то знает, что подобное возможно. Разве родители не приходили к ней дважды: вначале — чтобы проститься, а второй раз — когда она тонула на Гавайях? «Я столько раз звала Адама, умоляла откликнуться. Вот он и откликнулся. Но тогда почему он не вышел на прямой контакт, а избрал посредницей Бонни?»

Нелл недоуменно поглядывала на телефон. Ее тянуло позвонить Герте и спросить, как та оценивает все это.


32

После пробежки по Центральному парку эйфория Дэна Майнора вновь сменилась растерянностью. Он сказал себе, что цеплялся за соломинку; фантазировал, словно ребенок: вот он бежит и на одной из скамеек парка видит Квинни. Или приходит домой и вдруг получает звонок от Лилли Браун: «Ваша мать у нас в приюте».

Длительное стояние под душем несколько улучшило настроение Дэна. Он надел свои любимые твидовые брюки, спортивную рубашку и мокасины, затем направился к встроенному холодильнику. Есть особо не хотелось, но бокал шардонне и сыр с крекерами, пожалуй, не помешают.

Дэн расположился в гостиной — просторной комнате с высоким потолком. За три с половиной месяца он успел привыкнуть к своему новому жилищу. Впрочем, ничего удивительного: материнские гены. Его мать родилась на Манхэттене; Нью-Йорк был ее самым любимым местом в мире (так ему говорила Лилли Браун), хотя в двенадцатилетнем возрасте родители увезли ее в Мериленд.

«Интересно, какие из воспоминаний о матери действительно мои, а какие я слышал от других, но привык считать своими?» Дэн часто задавал себе этот вопрос. Совместной жизни с отцом он не помнил; тот ушел из семьи, когда Дэну было всего три года. К счастью, после исчезновения матери он не стал добиваться опеки над сыном. Единственный отцовский поступок, за который Дэн не кривя душой мог бы сказать ему спасибо.

Дед и бабушка относились к Престону Майнору весьма неприязненно, однако никогда не настраивали внука против собственного отца.

— Увы, Дэн, слишком много браков распадается, — говорили они подросшему внуку. — Иногда желание расторгнуть брак бывает взаимным, и тогда супруги расстаются с легким сердцем. Но гораздо чаще для кого-то из супругов это оказывается громом среди ясного неба и вызывает душевную травму. Время излечивает подобные травмы. Наверняка и твоя мать сумела бы оправиться после развода. А вот после случившегося с тобой она так и не смогла оправиться.

«Откуда у меня такая уверенность, что мать захочет жить вместе со мной?» И этот вопрос Дэн тоже часто себе задавал. Он знал: есть категория людей, предпочитающих жить на улице. Они не желают возвращаться к привычной жизни и даже тяготятся ею. Дэну хотелось верить, что его мать не такая. В этом его убеждали скупые сведения, которые сумел добыть нанятый тогда частный детектив. Оказалось, его мать периодически занималась социальной работой — обслуживала одиноких стариков. Те были очень довольны: заботливая, всегда выслушает. Потом Квинни одолевала депрессия, она начинала пить и уходила на улицу. Так повторялось несколько раз.

Частный детектив беседовал с социальной работницей, у которой однажды был долгий разговор с Квинни... Потягивая вино, Дэн вспоминал ответ своей матери. Когда та женщина спросила ее о самом заветном желании, она ответила: «Освободиться от груза прошлого».

От груза, который она сама на себя взвалила и который столько лет давит ей на плечи.

Зазвонил телефон. Дэн подошел к аппарату и взглянул на определитель номера. Звонила Пенни Мейнард, модельерша, жившая на четвертом этаже. Несколько раз они встречались в лифте и перебрасывались обыденными фразами. Пенни была примерно того же возраста, что и Дэн. Миловидная, чуть полноватая женщина. Дэн даже подумал, не познакомиться ли с ней поближе, но затем оставил эту идею. Еще в подростковом возрасте он вычитал в какой-то книге совет: «Постарайтесь не заводить близких отношений с соседями по дому. Тем самым вы избежите многих неприятностей». Наблюдая жизнь своих друзей, Дэн не раз убеждался в справедливости этого совета.

Сейчас Дэн решил не брать трубку, а выслушать сообщение, оставляемое на автоответчике. После щелчка раздался голос Пенни:

— Привет, Дэн. Я знаю, что вы сейчас дома. Ко мне зашли соседи. У них есть дети; к счастью, здоровые. Но они все равно решили, что пора бы познакомиться со своим соседом-педиатром. Милости прошу ко мне. Если вы заняты, обещаю: больше чем двадцать минут вашего драгоценного времени мы не украдем, если, конечно, вы не захотите остаться на мой фирменный «макаронный ужин».

В квартире Пенни слышались голоса. Дэн вдруг обрадовался неожиданному приглашению.

— Спасибо. С удовольствием приду, — сказал он, взяв трубку.

Соседи, захотевшие с ним познакомиться, оказались вполне приятными людьми. Дэн остался на «макаронный ужин» (Пенни мастерски умела готовить) и вернулся к себе только перед десятичасовым выпуском новостей.

Первым показали фрагмент о поминальной мессе по Адаму Колиффу — архитектору, погибшему на прошлой неделе на борту своей взорвавшейся яхты. Видеоряд комментировала Розанна Скотто с телеканала «Фокс-ньюс»: «Как вы, наверное, знаете, ведется расследование обстоятельств взрыва, погубившего Колиффа и еще троих... Думаю, этого человека, идущего рядом с вдовой Колиффа, вам представлять не надо. Да, это Корнелиус Макдермотт. Легендарный политик, который почти пятьдесят лет заседал в Конгрессе. Ходят упорные слухи, что теперь это место намерена занять его внучка Нелл. Боб Горман, нынешний конгрессмен от Центрального Манхэттена, по истечении срока решил уйти из политики».

Почти весь экран заняло лицо Нелл, показавшееся Дэну очень знакомым. «А ведь я ее знаю, — подумал он. — Лет пять назад мы встречались на приеме в Белом доме. Она тогда была с дедом, а я сопровождал дочку конгрессмена Дейда».

Дэн вспомнил их недолгий разговор с Нелл. Они выяснили, что оба являются выпускниками Джорджтауна. С трудом верилось, что за эти годы она успела выйти замуж, овдоветь и теперь готовилась начать собственную политическую карьеру.

Нелл великолепно держалась, но ее глаза были полны боли. Дэн с трудом узнавал в ней прежнюю, беззаботно смеющуюся женщину, которую встретил тогда на приеме.

«Обязательно пошлю ей письмо с соболезнованием, — мысленно пообещал он себе. — Вероятно, она меня уже забыла, но я все равно это сделаю. Она ведь так страдает. Должно быть, этот Адам Колифф был замечательным человеком».


16 ИЮНЯ, ПЯТНИЦА

33

Квартира, в которой Уинифред Джонсон прожила почти всю свою жизнь, находилась в доме на углу Амстердам-авеню и Восемьдесят первой улицы. Нелл условилась с дедом, что они встретятся в десять утра прямо в парадной.

— Остатки прежней роскоши, — сказала Нелл, поздоровавшись с Маком.

Макдермотт огляделся. И парадная, и сам дом знавали лучшие времена. Мраморный пол покрывали пятна, в светильниках горели тусклые лампочки. Вся мебель перед столиком консьержа состояла из двух протертых кресел.

— Мать Уинифред сегодня утром звонила управляющему и предупредила о нашем приходе, — сказала Нелл консьержу, который явно выполнял здесь несколько обязанностей сразу.

Консьерж кивнул и указал им на единственный лифт.

— Нелл, по-моему, мы совершили громадную ошибку, отправившись сюда, — сказал Корнелиус Макдермотт, когда кабина старомодного лифта, поскрипывая, везла их на пятый этаж. — Не берусь гадать, чем окончится расследование, которое затеяла окружная прокуратура, но если Уинифред была причастна к взяткам или что-то знала о них, и если...

Он осекся.

— Мак, только не вздумай сказать, что Адам тоже был причастен к взяткам или замешан в мошенничестве, — сердито предупредила деда Нелл.

— По-моему, я ничего такого не говорил. Ты не дала мне докончить фразу. Я хотел сказать: если прокуратура сочтет нужным произвести обыск в квартире Уинифред, получится, что мы сунули туда нос раньше их.

— Мак, прошу тебя, — одернула деда Нелл, стараясь не показывать своего раздражения. — Нас с тобой всего-навсего попросили помочь. Миссис Джонсон очень боится, как бы ей не пришлось покинуть этот пансион. А ей там хорошо. Ты бы ее видел. Совершенно беспомощная, никому не нужная старуха. Вдобавок с тяжелым характером. Она очень давно страдает ревматоидным артритом. Думаю, если бы меня столько лет мучили боли, мне бы тоже было не до лучезарных улыбок.

Они вышли из лифта.

— Нелл, мы с тобой никогда не лукавили, — сказал Мак. — Можешь отрицать, но я вижу еще одну причину твоего визита в эту квартиру. Ты надеешься найти в бумагах Уинифред нечто такое, что в случае чего делало бы главной взяточницей ее и одновременно обеляло Адама.

Коридор был столь же запущенным, как и парадная.

— Какая у них квартира? — спросил Мак.

— Пять «Е», — ответила Нелл и полезла в сумочку за ключами, которые ей дала миссис Джонсон.

— А замочки-то простенькие, — усмехнулся Мак. — Двойной и секретный, в котором никаких секретов. Профессионалам и отмычки не нужно; достаточно простого консервного ножа.

Нелл открыла дверь. Изнутри пахнуло затхлостью нежилого помещения. Странно: Уинифред погибла всего неделю назад, а казалось, квартира пустует уже давно.

Нелл зажгла свет. Почти у самой двери, на столике, стояла ваза с пыльными засушенными цветами. Такие букеты продавались во всех бакалейных магазинах. Прихожая была не слишком просторной. Двойные застекленные двери вели в гостиную — длинную, узкую и весьма унылую комнату с истертым персидским ковром на полу. Вдоль одной стены стояли старый диван, обитый красным бархатом, и такое же кресло, а вдоль другой — пианино и стол, очень похожий на столы в старых библиотеках.

Стол покрывала кружевная дорожка. В центре аккуратным полуовалом были расставлены фотографии в рамках, а по краям высились две одинаковые лампы под абажурами с бахромой. Такую старину Нелл видела только в фильмах о Викторианской эпохе.

Нелл стала разглядывать фотографии. В основном это были снимки Уинифред. Худенькая девочка в купальном костюме, сияя от счастья, получала награды за свои спортивные достижения. На других фотографиях Уинифред было уже под тридцать. Та же хрупкая фигура, но уже не в купальном, а в деловом костюме. И та же растерянность в глазах. Чем-то она напоминала кошку или собачонку, потерявшуюся в большом и недобром мире.

— Скорее всего, миссис Джонсон имела в виду эти снимки, — сказала Нелл деду. — Когда мы будем уходить, я их заберу.

Она вернулась в прихожую. За дверью слева была кухня. Справа, в сумраке коридора, белели двери еще двух комнат. Нелл начала с дальней, оказавшейся спальней миссис Джонсон. Там стояли двуспальная кровать, шкаф, комод с зеркалом и еще один комод, поменьше. Бахрома на кроватном покрывале напомнила Нелл бабушкину спальню.

Вторую комнату занимала Уинифред. Здесь она и работала, и спала. В тесное пространство были втиснуты диван-кровать, телевизор, корзина с журналами и компьютерный стол. Стену над столом занимали два ряда книжных полок, а над диваном, в застекленных рамках, висели спортивные награды Уинифред. Нелл никогда не страдала клаустрофобией, однако сейчас ей вдруг почудилось, что стены сомкнутся и раздавят ее. Какая унылая, безрадостная квартира! А Уинифред жила здесь год за годом; с раннего детства и до смерти. Даже отправив мать в пансион, она не решалась что-либо поменять в привычном убранстве.

Все это время Мак молча следовал за внучкой по пятам.

— Нелл, полагаю, экскурсия по чужой квартире окончена. В таком случае ищи бумаги, которые ты надеешься найти, и давай не будем здесь одерживаться. Время дорого.

Мак говорил будто классический бизнесмен, привыкший беречь каждую минуту. Для Нелл это было сигналом: дед чем-то встревожен. Интересно чем? Ах да, его беспокоит, что окружная прокуратура может усмотреть в их приходе сюда совсем иные мотивы, нежели выполнение просьбы больной капризной старухи.

— Прости, Мак, — сказала она. — Ты прав.

Нелл подошла к столу и выдвинула центральный ящик. Ее не покидало неприятное чувство вторжения в чужой мир.

Она действительно попала в чужой мир. Ящик был плотно забит всевозможными бумагами: от блокнотиков до архитектурных проектов. И везде печатными буквами или аккуратным, несколько старомодным почерком Уинифред, крупно или совсем мелко были выведены четыре слова: «Уинифред любит Гарри Рейнольдса».


34

Управляющий косметического салона, в котором работала Лайза Райен, дал ей неделю оплаченного отпуска.

— Вам нужно немного прийти в себя, — сказал он. — Тогда процесс адаптации пойдет легче.

«Процесс адаптации», — скорбно вздохнула Лайза, глядя на кровать, заваленную одеждой мужа. Глупейшие слова. Джимми всегда презрительно морщился, когда слышал их в выпуске новостей, сообщавшем об авиакатастрофе или землетрясении.

— Главное, они известили родственников погибших. Сообщили, что тела найти не удалось и хоронить, собственно говоря, некого. А теперь этот шут с микрофоном болтает о «процессе адаптации», — с раздражением отзывался Джимми.— Иными словами: привыкайте поскорей и живите дальше.

Кто-то посоветовал Лайзе обязательно находить себе занятия. Самые пустяковые и даже бессмысленные дела гораздо полезнее неподвижного сидения. Лайза это и сама понимала и потому решила разобрать вещи мужа, разложить по коробкам и отдать какой-нибудь благотворительной организации. Уж лучше пусть их носят бедняки, чем они будут пылиться в шкафу, как это случилось с одеждой ее деда.

Для ее бабушки любая мелочь, оставшаяся после мужа, была святыней, а попытка выкинуть что-либо ломаное или просто никому в семье не нужное — святотатством. В детстве Лайзу всегда удивляло, когда она открывала гардероб и рядом с бабушкиными платьями видела аккуратно развешанные костюмы деда.

«Мне не нужны напоминания о Джимми, — мысленно твердила Лайза, складывая спортивные рубашки, которые дети подарили ему на минувшее Рождество, — Я и так постоянно думаю о нем».

— Измените привычный уклад жизни, — настоятельно советовал ей распорядитель похорон. — Если у вас было постоянное место за обеденным столом, больше туда не садитесь. Переставьте мебель в спальне. Вы удивитесь, как подобные мелочи помогают переживать боль утраты. Особенно и первый год.

«Дом мечты» она перенесла в гостиную. Лайза поняла, что ей будет невыносимо смотреть на макет, лежа в постели без Джимми.

«Завтра я поставлю кровать между окнами», — решила Лайза, хотя она и сомневалась, что это ей поможет. Кто знает, сколько еще дней и месяцев должно пройти, прежде чем она перестанет постоянно думать о Джимми.

Часы показывали четверть третьего. Еще двадцать минут, и из школы вернутся дети. Лайзе очень не хотелось, чтобы они застали ее за разборкой отцовской одежды.

«Деньги!» — вдруг вспыхнуло у нее в мозгу.

Весь день Лайзе удавалось не думать о деньгах. Вчера, после мессы по Адаму Колиффу, почти на выходе из церкви она заметила двоих полицейских. Лайза была уверена: они хотели поговорить с ней. А вдруг они что-то узнали насчет этих денег? Хуже, если они явятся сюда с ордером на обыск. Вряд ли они поверят, что она ничего не знала про деньги мужа. За такое могут и арестовать. И что тогда?

Страх вновь подчинил себе все ее мысли. У Лайзы не было сил противостоять ему. Самое ужасное, она не знала, что делать.

Мелодичный звонок, раздавшийся у входной двери, показался Лайзе автомобильной сиреной.

Вскрикнув, она бросила на кровать почти сложенную рубашку и побежала открывать. «Наверное, Бренда, — успокаивала себя Лайза. — Она собиралась зайти». Однако чутье подсказывало ей другое: это полиция. Вчерашние дурные предчувствия ее не обманули.


Джеку Склафани было тяжело и больно смотреть на опухшее лицо вдовы Джимми Райена. «Наверное, весь день плакала», — подумал он. После гибели мужа прошла всего неделя. А впереди — долгие годы, когда нужно одной тянуть троих детей.

Со времени его первого визита в этот дом тоже прошла неделя. Тогда они с Бреннаном приехали сообщить Лайзе Райен, что тело ее мужа опознано. «Правильнее было бы сказать, части тела», — мысленно поправил себя Джек. Ему показалось, что он нашел разгадку странного поведения Лайзы Райен в церкви. Для нее и он, и Джордж были «вестниками смерти».

— Добрый день, миссис Райен. Инспектор Джек Склафани. Помните меня? Простите, что опять появляюсь в вашем доме. Мне бы хотелось с вами поговорить. Не волнуйтесь, разговор не будет долгим.

Неподдельный страх в глазах Лайзы погас. Теперь в них отражалось горе. Рана, которая еще даже не начала рубцеваться. Склафани решил, что в таком состоянии вдова Райена не слишком себя контролирует и узнать ее мысли будет достаточно просто.

— Вы мне позволите войти? — вежливо спросил полицейский инспектор.

Лайза стояла не шевелясь.

— Конечно, — наконец очнулась она. — Входите.

«Прости меня, отче, ибо я согрешил», — подумал Джек, переступая порог дома Райенов.

Лайза провела его в небольшую, но уютную гостиную. Увидев большую семейную фотографию, висящую над диваном, Склафани понял, что нашел отличную зацепку для разговора.

— Смотрю, вы знавали более счастливые времена, — сказал он, кивая в сторону фотографии. — Джимми здесь выглядит так, будто держит весь мир за хвост. Достойный муж, гордый отец.

Слова полицейского достигли нужной цели. Лайза Райен разрыдалась, и обильные слезы несколько сняли владевшее ею напряжение.

— Да, мы держали мир за хвост, — тихо сказала она. — Но не думайте, что это приятное занятие. Как и многие, мы жили от зарплаты до зарплаты, однако верили в лучшее будущее. В нашей жизни была радость, были планы. И мечты тоже... Видите этот макет? Это наш «дом мечты», который Джимми собирался построить.

Джек встал и подошел к макету.

— Замечательный дом, миссис Райен. Кстати, вы не против, если я буду называть вас просто Лайзой?

— Пожалуйста.

— Лайза, помните свой вопрос, который вы задали, увидев нас? Мы еще и слова не успели сказать, а вы спросили, не покончил ли Джимми с собой. Самоубийство — отчаянный шаг. Если у вас возникло такое предположение, значит, в жизни вашего мужа были какие-то сложности. Мне почему-то кажется, что у вас имелись определенные проблемы во взаимоотношениях.

— Не было таких проблем, — торопливо возразила Лайза.

— Может, вашего мужа тревожило состояние здоровья?

— Джимми никогда не болел. Мы с ним даже шутили, что только зря выбрасываем деньги на медицинское страхование.

— Есть еще одна весьма распространенная причина, толкающая людей на самоубийство, — финансовые проблемы, — сказал Джек.

Лайза Райен инстинктивно сцепила пальцы. «Угадал», — подумал Джек.

— Когда у вас семья, бывает трудно не влезть в долги. Вам что-то нужно приобрести, но денег расплатиться сразу у вас нет, и тогда вы берете кредит, рассчитывая через пару месяцев его погасить. Но потом вдруг оказывается, что нужно срочно чинить крышу. Или вашему автомобилю понадобились новые шины. Или кого-то из детей необходимо сводить к зубному врачу.

Джек вздохнул.

— Я знаю об этом не понаслышке. Я женат, и у меня двое мальчишек.

— Мы никогда не увязали в долгах, — принялась защищаться Лайза. — Во всяком случае, так было, пока Джимми не потерял работу. А вы знаете, почему его выгнали? — взорвалась она. — Потому что мой муж был честным и порядочным человеком. А подрядчик, у которого он работал, применял низкосортный цемент. Наверное, вы лучше меня знаете, какие бывают подрядчики. Джимми всегда говорил, что в строительном бизнесе ангелов нет. Но то, из-за чего взбеленился Джимми, уже попахивало преступлением. Он мне сказал, что такой сорт цемента грозил обрушением здания.

Джек Склафани внимательно ее слушал.

— Джимми дорого заплатил за свою совестливость. Его не просто выгнали с работы, но еще и внесли в черный список. Его нигде не брали. Придумывали разные отговорки, только он-то знал, в чем причина. Вот тогда у нас и появились долги.

«Попридержи язык, — мысленно предостерегла себя Лайза. — Говоришь много лишнего». Однако сочувственный, понимающий взгляд Склафани был как бальзам для ее души. «Что ж это такое со мной? Всего неделя прошла, а я уже вовсю болтаю с незнакомым мужчиной», — укоризненно подумала она.

— Скажите, Лайза, и долго Джимми был без работы?

— Почти два года. Не то чтобы он совсем не имел работы. Но все так, по мелочам, с оплатой «в карман». А на серьезную работу его никуда не брали... И вдруг ему позвонили из фирмы Адама Колиффа. Откуда Джимми его знал, точно не скажу. Муж везде рассылал свое резюме. Колифф сотрудничал с Сэмом Краузе. Тот и взял Джимми к себе на работу.

Лайза умолкла. Она лишь сейчас вспомнила, что Джимми отнюдь не был в восторге от Сэма Краузе. Его новый босс еще почище прежнего умел срезать углы.

— Насколько я понял из ваших слов, Джимми хотя и получил работу, но что-то продолжало его угнетать, — нарушил молчание Склафани. — Иначе вы бы не заикнулись о самоубийстве. Мне думается, вы что-то знаете, Лайза. Так почему бы вам не рассказать мне об этом? К сожалению, Джимми теперь уже ничего не расскажет.

Склафани продолжал говорить, но Лайза его не слушала. «Как же я раньше не догадалась? Начав работать у Краузе, Джимми опять столкнулся с махинациями. И опять не пожелал молчать. И тогда Джимми предложили одно из двух: или проваливать на все четыре стороны, или за деньги молчать о том, что он видит. Любой выбор был для Джимми тяжелым. Если Краузе его выгонит, больше в строительстве ему не работать. Но Джимми знал и другое: стоит один раз взять деньги, и ему уже будет не выпутаться».

— Джимми был честным человеком, — начала Лайза.

— Не сомневаюсь, — поддержал ее Склафани, кивая на семейный портрет. — Честного человека сразу видно.

«Сейчас, сейчас она решится и заговорит», — подумал он.

На следующий день после похорон... — начала Лайза и вдруг услышала, как во входной двери повернулся ключ.

Дети вернулись из школы.

— Мам, ты где? — раздался голос Келли.

— Я здесь, в гостиной.

Лайза вскочила на ноги, обрадовавшись приходу детей. Ведь еще немного — и она рассказала бы полицейскому про две коробки грязных денег, спрятанных в мастерской. «Нужно поскорее избавиться от них, — подумала Лайза. — Не зря меня вчера тянуло поговорить с Нелл Макдермотт. По-моему, она честная женщина. Может, подскажет мне, кому вернуть деньги. Ведь это ее муж отправил Джимми на работу к Сэму Краузе».

Дети окружили Лайзу, с некоторой опаской поглядывая на Джека Склафани.

— Джимми заслуженно гордился нашими детьми, — сказала она полицейскому. — И они всегда гордились своим отцом. Повторяю: Джимми Райен был честным и порядочным человеком.


35

— Стало быть, Уинифред имела дружка?

— У меня это до сих пор в голове не укладывается, — призналась деду Нелл.

Они ехали в такси, возвращаясь из квартиры Уинифред.

— Я часто подкусывала Адама. Говорила ему: гляди, как бы Уинифред в тебя не втрескалась.

— Она и втрескалась. Тем же манером, каким женщины влюблялись в «Битлз» или Элвиса Пресли, — язвительно сказал Корнелиус Макдермотт. — Под действием чар Адама она ушла из «Уолтерс и Арсдейл» в его фирму.

— Мак! — прикрикнула на него Нелл.

— Нелл, ты напрасно сердишься. Есть любовь, а есть обожание. Уинифред обожала Адама. Симпатичный мужчина, к тому же моложе ее. И представь себе, этого обожания ей было вполне достаточно. Она знала свое место и на большее не замахивалась. Не знаю, каковы были ее отношения с этим Гарри Рейнольдсом, но Уинифред явно сохла по нему, как девчонка-старшеклассница.

— Удивляюсь, почему он до сих пор не объявился, — сказала Нелл. — Не стало Уинифред — и такое ощущение, будто ее вообще никогда не было. За все это время ее матери позвонил только их управляющий. Интересовался, собирается ли она возвращаться в квартиру. Если нет, он довольно настойчиво советовал ей освободить жилье и не пытаться самостоятельно сдать квартиру в поднаем.

— Я до сих пор считаю, что мы зря сунули нос в квартиру Уинифред. Никаких нужных бумаг мы там не нашли. Уинифред из тех, кто живет работой и на работе. Следовательно, искать бумаги нужно было прежде всего в офисе.

— Мак, не забывай, что мать Уинифред просила привезли ей эти фотографии.

Аккуратный пакет со снимками лежал у Нелл на коленях.

— Хочешь, попрошу Лиз отправить их в пансион?

Нелл задумалась над его предложением. Она и сама собиралась съездить к миссис Джонсон, но не в ближайшие дни.

— Согласна. Пусть Лиз сделает это. А я позвоню старухе, сообщу, что снимки ей отправлены. Заодно скажу, что мы поищем страховые документы Уинифред в офисе.

Такси замедлило ход и остановилось у парадной Нелл. Мак обнял внучку за талию.

— Не забывай: я всегда рядом.

— Я это помню, Мак.

Если захочется поговорить, звони в любое время. Даже среди ночи. Я знаю, что такое терять близких.

«Да, ты это слишком хорошо знаешь, — подумала Нелл. — Сначала жена, затем единственный сын и невестка. И каждая потеря была внезапной. Ты прошел всю азбуку горя».

Вышедший из парадной Карло открыл дверцу машины.

— Нелл, обожди минутку, — попросил Мак.

Одной ногой Нелл уже стояла на тротуаре. Виновато улыбнувшись Карло, она снова влезла в кабину.

— Нелл, я надеюсь, у вас с Адамом были раздельные декларации о доходах? — спросил Мак.

Она уже хотела ответить какой-нибудь дерзостью, но увидела искренне озабоченное лицо деда. «Типично старческое беспокойство. Раньше с ним такого не было», — подумала Нелл и с грустью отметила, что возраст Мака начинает брать свое.

Когда они с Адамом поженились, дед посоветовал ей ни в коем случае не заводить семейных налоговых деклараций, а платить налоги порознь.

— Нелл, ты собираешься строить карьеру на государственной службе, — говорил он ей тогда. — Вокруг тебя будет неустанно кружить целая стая стервятников и зорко подмечать малейшую твою оплошность. Нельзя давать им ни одного шанса извалять тебя в грязи. Думаю, Адам поймет и не обидится. Индивидуальная декларация всегда проще семейной. И меньше возможностей зацепить тебя.

— Не волнуйся, Мак, у нас были раздельные декларации, — сухо ответила Нелл.

Она уже собиралась вылезти из кабины, но затем опять повернулась к деду.

— Мак, скажи мне честно: ты знаешь нечто такое, что указывает на причастность Адама к получению взяток?

— Нет, — с заметной неохотой ответил Мак и для большей убедительности замотал головой. — Ничего такого я не знаю.

— Значит, все разговоры о его возможной причастности — не больше чем слухи?

Корнелиус Макдермотт кивнул.

— Мак, я понимаю: ты стараешься меня оградить. Наверное, я должна быть тебе безумно благодарна за заботу, но...

— Я что-то не ощущаю даже обычной благодарности.

Нелл заставила себя улыбнуться.

— Сказать по правде, меня постоянно тянет накричать на тебя, сказать, чтобы не совался не в свои дела. Но потом я понимаю: ты прав. Наверное, это и есть мудрость, которой мне недостает.

С этими словами Нелл выбралась из такси, мягко захлопнув дверцу.

В лифте к ней пришло решение. Когда Нелл оказалась в благословенной тишине собственной квартиры, оно уже было вполне оформившимся.

Она не собиралась пускать в ход свои парапсихологические способности. Она по-прежнему скептически относилась к общению медиумов с умершими. Но если Бонни Уилсон утверждает, что находится в контакте с Адамом, нужно проверить ее утверждения. Если не для себя, то хотя бы для Адама.


36

Поисково-спасательная служба Береговой охраны день за днем вела кропотливые поиски того, что осталось от «Корнелии II» и ее пассажиров. Находки последних четырех дней были крайне скудными, и только в пятницу поиски дали ощутимый результат. В районе моста Верразано обнаружили расщепленный обломок деревянной обшивки длиной около трех футов. Он неожиданно всплыл и теперь торчал из воды, покачиваясь на волнах. В деревяшке застряло несколько грязных лоскутков голубой ткани с приставшими к ним кусочками человеческой кости.

Печальная находка позволяла начать опознание еще одной жертвы взрыва. Секретарша Сэма Краузе заявила, что хорошо помнит, в чем был одет ее босс, отправляясь на встречу. По ее словам, на нем были голубая спортивная рубашка с длинными рукавами и слаксы цвета хаки.

Джон Бреннан узнал об этом, когда уже собирался покинуть свой кабинет, отправляясь на встречу с Джеком Склафани. Местом встречи была квартира в доме 405 по Четырнадцатой улице. В кармане у Бреннана лежал ордер, позволяющий произвести обыск в жилище Ады Каплан, чей сын Джед превратился в главного подозреваемого по делу о взрыве яхты.

Полицейские встретились в парадной. Бреннан сообщил другу последнюю новость, добавив:

— Кто бы ни был виновником взрыва, такого количества взрывчатки хватило бы на половину океанского лайнера. В прошлую пятницу погода начала портиться только к вечеру. Гавань пестрела яхтами и лодками. Просто чудо, что почти все они вернулись к причалам еще до взрыва. Представляешь, во сколько крат возросло бы число жертв?

— Ты считаешь, что бомбу взорвали через радиоуправляемое устройство? — не ответив на вопрос, спросил Джек. — Вообще-то похоже. Либо оно, либо таймер. Однако такие штуки требуют весьма осторожного обращения.

— Ну, Джед Каплан наверняка имел опыт обращения с взрывателями. А если взорвал кто-то другой, тому просто повезло. Иногда эти игрушки взрываются еще при сборке.

Ада Каплан плакала от стыда. Мыслимое ли дело? Ее четырехкомнатную квартиру обыскивают! Что скажут соседи, когда узнают? А они узнают. Консьерж обязательно разболтает, к кому и зачем приходили двое полицейских.

Джед Каплан сидел в небольшой комнате, служившей здесь столовой. На лице была все та же презрительная ухмылка.

«Он даже не нервничает, — подумал Джек. — Если яхту взорвал все-таки он, у парня хватило ума не оставлять в квартире улик.

Обыски увенчались скромной победой: в кладовке, в байковом мешке, был обнаружен пакет с марихуаной.

— Только не лепите мне обвинение, — заявил Джед. — Сами, что ли, не видите, что травка старая? Я ее и в глаза не видел. И потом, меня вообще пять лет в Нью-Йорке не было.

— Сын говорит правду, — вступилась за Джеда Ада Каплан. — Все старые мешки я убирала в кладовку. На всякий случай. Мало ли Джеду понадобятся. Внутрь я вообще не заглядывала. А когда Джед вернулся, он меня про них и не спросил. Клянусь вам.

— Мне очень жаль, миссис Каплан, — ответил ей Бреннан, — но такое количество травки вполне позволяет нам обвинить вашего сына в хранении наркотических веществ с целью сбыта.


Через три часа Джеда Каплана отвезли в камеру предварительного заключения.

— Его мать не пожалеет денег, чтобы сынка выпустили под залог. Хорошо хоть судья согласился изъять у него заграничный паспорт, — хмуро сказал Бреннан.

— Марихуана действительно старая. А парень, должно быть, крепко усвоил австралийский урок, когда его застукали со взрывчаткой в багажнике, — отозвался Джек Склафани. — Полный ноль улик, говорящих о причастности Каплана ко взрыву яхты.

Оба шли к своим машинам.

— Забыл спросить: чем кончился твой разговор с Лайзой Райен?

— Ничем. Самое обидное, она уже была готова мне что-то рассказать, как из школы вернулись дети. Опоздай они минут на пять, я бы узнал, что ее гнетет. Я даже специально задержался и поговорил с ребятней.

— Тебя поди угостили молоком с печеньем? — предположил Бреннан.

— Угадал. А потом мы с Лайзой пили кофе. Вкусный, надо сказать. Но сколько я ни пытался вытащить ее на разговор — все безуспешно.

— Отчего же она захлопнулась?

— Наверняка не скажу, но догадываюсь, чего она опасается. Вдова Райен стремится, чтобы у детей осталась память о Джимми как об идеальном отце. А расследование может испортить картину. Ее дети еще не в том возрасте, чтобы различать полутона.

— Наверное, ты прав. Дождемся завтрашнего дня. Может, нам повезет.

Возле самой машины Бреннан получил звонок на мобильный телефон. Ему сообщили, что в районе моста Верразано, примерно там же, где всплыл обломок яхтенной обшивки, найдена женская записная книжка. Книжку нашли в липком от воды бумажнике. Там же лежали кредитные карточки и водительские права на имя Уинифред Джонсон.

— Самое удивительное, книжка почти не обгорела, — сказал Бреннан, убирая телефон. — Ума не приложу, как такое могло случиться. Разве что взрывной волной бумажник сразу же выбросило и воду.

— Либо хозяйки бумажника в момент взрыва на яхте уже не было, — задумчиво добавил Джек Склафани.


37

Письма соболезнования. На листах и на специальных открытках. За неделю их набралась целая кипа. Вернувшись из квартиры Уинифред, Нелл потратила несколько часов на ответы. «Надо проветриться, — решила она, дописав последний. — За всю неделю ни одной пробежки».

Она переоделась для бега, положила в карман кредитную карточку и десятидолларовую купюру и отправилась в Центральный парк. До него было не более трех кварталов. На Семьдесят второй улице Нелл свернула в парк. Обычно она совершала такие пробежки три-четыре раза в неделю.

Постепенно она вошла в знакомый ритм, почувствовав свободу и радость движения. Вот только мысли продолжали бежать вместе с ней. Нелл вспоминала фразы из писем соболезнования. Они почти повторялись.

«Ты была так счастлива с Адамом...»

«Мы потрясены вашей трагедией...»

«Мы с тобой, Нелл...»

Но почему никто, ни в одном письме, даже вскользь не упомянул, каким замечательным парнем был Адам и как они по нему скучают?

«Почему мной до сих пор владеет какое-то оцепенение? — спрашивала себя Нелл. — У Лайзы Райен глаза опухли от слез. Тогда отчего мне не плачется?»

Она побежала быстрее, но вопросы не отставали. «И не отстанут, — грустно усмехнулась Нелл. — Ведь от себя не убежишь».


Дэн Майнор достиг южной оконечности Центрального парка. Там он развернулся и побежал в северном направлении. Лучшего времени для пробежек не придумаешь. Предвечернее солнце согревало, но не обжигало. Дул приятный ветерок. На дорожках парка было полно бегунов, любителей роликовых коньков и просто гуляющих.

Дэна больно кольнуло, когда он пробегал мимо одной из скамеек. Там сидела молодая женщина в поношенном платье. Чувствовалось, ее уже давно не занимало, как она выглядит. Возле ее ног громоздились пластиковые мешки. На соседних скамейках люди сидели вплотную, однако садиться рядом с бездомной никто не желал.

Он где-то читал об «островках отчуждения», которые создают вокруг себя такие люди. Звучное словосочетание, придуманное не то психологами, не то журналистами. А что должны испытывать те, от кого окружающий мир подчеркнуто держится на расстоянии? Неужели и Квинни много лет подряд прожила на таком «островке отчуждения»?

Дэну почему-то было проще мысленно называть свою мать Квинни. «Мама» относилось совсем к другой женщине: красивой, темноволосой, с ласковыми руками. Та женщина звала его «Дэнни-малыш». И та же женщина тихо напивалась по вечерам, уложив своего «Дэнни-малыша». Иногда он просыпался и, обнаружив мать заснувшей на диване в гостиной или даже на полу, накрывал ее одеялом.

Мимо Дэна пробежала высокая женщина с каштановыми волосами. «А ведь я ее знаю», — сразу подумал он. Колесики памяти завертелись. Дэн остановился, обернулся. Где-то он уже видел это лицо, причем совсем недавно. «Так это же Нелл Макдермотт! Я видел ее вчера в десятичасовом выпуске новостей, когда показывали репортаж о поминальной мессе по ее мужу».

Еще одно колесико в мозгу Дэна заставило его пуститься вдогонку за Нелл Макдермотт.


Зеленая полоса парка закончилась. Дальше был город с его асфальтом, машинами и небоскребами. Нелл знала, что совсем неподалеку отсюда, на углу Бродвея и Пятьдесят седьмой улицы, есть книжный магазин «Колизей». Она специально взяла деньги на случай, если вздумает туда заглянуть. Кажется, пора осуществить задуманное.

Нелл смотрела на симпатичное лицо невесть откуда появившегося Дэна. Наконец она вспомнила и прием, и его.

— Как же, помню. Вы ведь врач? Точнее, детский хирург. И учились в Джорджтауне?

— Все именно так, — подтвердил Дэн.

Он не знал, о чем говорить дальше. Улыбка, осветившая лицо Нелл, была совсем недолгой.

— Я просто хотел выразить вам свое глубочайшее соболезнование по поводу смерти вашего мужа, — скороговоркой выпалил Дэн.

— Спасибо.

— Эй, леди, вам нужно такси? Или я ошибся? — раздался хрипловатый мужской голос.

— Да. Подождите немного. — Нелл повернулась к Дэну. — Спасибо вам, Дэн. Я была рада снова вас увидеть.

Такси пересекло Бродвей и покатило по Пятьдесят седьмой улице. «Двое благовоспитанных людей случайно встретились и обменялись вежливыми фразами, — с печальной усмешкой подумал Дэн. — А чего ты ждал? Или ты собирался пригласить женщину, овдовевшую всего неделю назад, отправиться вместе пообедать?»


38

Мать Бена Такера отвезла сына на прием к детскому психологу Меган Кроули.

Сейчас Бен один сидел в приемной, слушая приглушенные голоса, долетавшие из кабинета доктора Кроули. Он знал, что, когда мама оттуда выйдет, его позовут и начнут расспрашивать про сон. Бену совсем не хотелось говорить про этот сон ни с психологом, ни с кем-нибудь еще.

Проклятая змея снилась ему каждую ночь. Даже днем мальчику казалось, что она подстерегает его за ближайшим углом.

Родители много объясняли ему про особенности фантазии. И еще они говорили, что в любом возрасте тяжело видеть, как на твоих глазах взрывается судно и гибнут люди, но в его возрасте это еще больнее бьет по сознанию. Родители обещали, что доктор обязательно ему поможет.

«Как они не понимают? — сердито думал Бен. — Взрыв тут ни при чем. Все дело в змее».

Больше всего Бен не любил длинных отцовских наставлений. Ну сколько раз можно повторять, что он должен думать не о взрыве яхты, а об их экскурсии к статуе Свободы? Что нужно вспоминать, как они поднимались на самый верх и какой потрясающий вид открывался оттуда?

Бен честно старался выполнить отцовские рекомендации. Он даже представил себе, как его прапрадед помогал собирать деньги на установку статуи Свободы у входа в Нью-Йоркскую гавань. Он представлял корабли и людей на палубе, для которых статуя была первой встречей с Соединенными Штатами и надеждой на лучшую жизнь. Но мысли о змее все равно не исчезали.

Дверь кабинета открылась, и оттуда вышла мать Бена вместе с другой женщиной.

— Здравствуй, Бен. Я — доктор Меган Кроули, но ты можешь называть меня просто Меган.

Молодая улыбающаяся доктор Кроули была совсем не похожа на его врача доктора Питерсона. Тот годился Бену в дедушки.

— Бенни, доктор Кроули хочет поговорить с тобой.

— А ты тоже пойдешь? — спросил мальчик, чувствуя, что ему становится страшно.

— Нет, дорогой. Мы с доктором Кроули уже поговорили. Теперь твоя очередь. Не бойся, Бенни. Ведь доктор Кроули не будет делать тебе уколы или смотреть зубы. Вы просто немного поговорите, а потом мы с тобой пойдем есть мороженое.

Меган Кроули, все так же улыбаясь, стояла на пороге кабинета. «Ни за что не буду говорить с ней про змею», — пообещал себе Бен, с нелегким сердцем отправляясь в кабинет.

Через несколько минут от страха Бена не осталось и следа. Доктора Кроули совершенно не интересовала змея. Она стала расспрашивать Бена про школу, и он рассказал, что учится уже в третьем классе. Затем они говорили про спорт. Бен обожал вольную борьбу и похвастался психологу, как недавно за тридцать секунд положил своего противника на обе лопатки. Потом настал черед музыки. Бен признался, что не очень-то любит играть упражнения. Ему больше нравится просто слушать музыку.

Они еще о многом говорили с доктором Кроули, и за все это время она ни разу не спросила его про змею. Бен даже не заметил, как пролетели эти двадцать минут. Следующую встречу доктор Кроули назначила на понедельник.

— А мне она понравилась, — сказал Бен, когда они с матерью спускались в лифте. — Не то что доктор Питерсон... Кстати, мама, а как насчет мороженого?


17-18 ИЮНЯ, СУББОТА И ВОСКРЕСЕНЬЕ

39

Весь вчерашний вечер Нелл читала купленные ею книги о парапсихологических явлениях. Утром она продолжила чтение и к субботнему полудню составила более или менее полное представление о том, что ее интересовало. Оставалось ответить себе на вопрос: верит ли она во все это? Некоторые абзацы Нелл перечитала по нескольку раз, и тем не менее окончательного ответа у нее не было.

Она трезво проанализировала свой весьма скромный опыт по части парапсихологических явлений. Одна встреча с умершей бабушкой, две встречи с погибшими родителями — вот и все.

В книгах часто упоминалась аура человека и объяснялось, что это такое. Нелл сразу вспомнила про черный ореол вокруг Уинифред. Означало ли это, что она видела ауру Уинифред? Если верить прочитанному, затемнение ауры предвещало скорую смерть.

Нелл вспомнила и телевизионную передачу с участием Бонни Уилсон. Ее тогда удивило, с какой уверенностью ясновидящая рассказывала про обстоятельства смерти мужа одной из зрительниц, позвонивших на студию.

Скептики утверждали, что никакого ясновидении не существует, а так называемые ясновидцы тонко выведывают у доверчивых простаков нужные сведения, которые потом и выдают за «откровения». «Я тоже скептик, — думала Нелл. — Но если Бонни Уилсон — ловкая обманщица, клянусь, она одурачила и меня».

Конечно, можно было подстроить звонок в студию и отрепетировать выражение лица. В купленных Нелл книгах рассказывалось и об этом. Однако чем скептики объяснят явление синхронности? Например, когда думаешь о ком-то и вдруг этот человек тебе звонит?

Нелл казалось, что она не столько нашла ответы, сколько пробудила новые вопросы. Одна из аналогий, объяснявшая механизм общения с умершими, показалась ей вполне разумной. Того, кто находился «по другую сторону завесы», сравнивали с человеком, которому нужно отправить факс. Но факс можно послать только тому, у кого тоже есть факс-аппарат. Умерший с удовольствием отправил бы послание своим родным, однако они имеют лишь обычные телефоны. И зачастую единственным владельцем факс-аппарата оказывается медиум.

Внутри опять зашевелилось чувство вины перед Адамом за последние слова, брошенные ею в сердцах. Нелл казалось: не задай она тогда своего дурацкого вопроса, сейчас ей было бы легче принять его смерть. «Но кто обрек тебя на гибель, Адам? И за что?»

Одно утешало: все подозрения насчет влюбленности Уинифред в Адама оказались напрасными. Да, она обожала своего босса, но не более того. В жизни Уинифред был другой мужчина. И как хорошо, что судьба, не слишком благоволившая к этой женщине, подарила ей хоть крупицу любви.

Нелл вдруг вспомнила, до чего же деду не хочется, чтобы его давнишние друзья Уолтерс и Арсдейл оказались причастными к взяткам и махинациям. Удивительно: многие друзья Мака, которые едва знали Адама, пришли на поминальную мессу. Но ни Уолтерса, ни Арсдейла там не было. А ведь они работали с Адамом. Неужели они до сих пор злились на него, теперь уже мертвого? За что? За покупку участка вдовы Каплан? За открытие собственной фирмы? «Необузданно честолюбив» — так они отзывались об Адаме. Разве это плохое качество? И не Мак ли постоянно твердил ей, что человек, лишенный честолюбия, никогда ничего не добьется в жизни?

И все-таки кто же был главной мишенью? Адам? Сэм Краузе? Уинифред? Не об этом ли хотела рассказать ей вдова Джимми Райена, подойдя после мессы? Возможно, сама Лайза думает, что яхту взорвали, поскольку хотели убрать ее мужа. Но тогда Джимми должен был знать нечто очень опасное. И новый вопрос: опасное для кого?

В то злополучное утро Адам сказал: «В строительном бизнесе существуют... разные планки честности». Что он имел в виду?

Большую часть ночи с субботы на воскресенье Нелл пролежала без сна. Ей вновь казалось, будто в замке повернется ключ и войдет Адам. Потом сон все-таки сморил ее, но в шесть часов она уже проснулась. Утро вновь предвещало солнечный и теплый июньский день. Нелл приняла душ, оделась и отправилась к семичасовой мессе.

«Да упокоится душа Адама и души всех, кто разделил его участь»... Слова ее молитвы были теми же, что и неделю назад. И еще много воскресений подряд она будет повторять эти слова. Она должна, обязательно должна найти какое-то объяснение случившемуся.

«Если Адам пытается пробиться ко мне, стало быть, что-то не дает ему там покоя», — думала Нелл.

Почему же церковь никогда не отрицала жизнь по ту сторону завесы? Этот вопрос пришел к Нелл во время мессы. «Арский кюре»[24] отличался глубоким пониманием загробной жизни. А Папа Пий IX был мистиком. Кому же верить? Опыту прошлого? Или современной науке, готовой объявлять шарлатанством все, чему она не находит объяснения?

На обратном пути Нелл зашла в маленькую пекарню и купила горячий рогалик. «Какое замечательное утро, — думала она, идя по Лексингтон-авеню. — В такие часы Нью-Йорк похож на только что проснувшийся провинциальный городок. Тихие улицы, редкие прохожие».

Эта часть Манхэттена была округом ее деда. Здесь, на этих улицах, жили его избиратели. «Станет ли она моим округом?»

И вдруг Нелл с предельной четкостью осознала: ничто больше не препятствует ей вступить в предвыборную борьбу. Ничто и... никто. Нелл резко тряхнула головой, прогоняя циничную мысль, однако благодушное настроение, с каким она выходила из церкви, исчезло.


40

Питер Лэнг проводил уик-энд в уединении своего дома в Саутгемптоне. Друзья приглашали его сыграть в гольф или вместе пообедать, но он вежливо отклонил их приглашения. Все мысли Лэнга были сосредоточены сейчас на новом проекте. Точнее, на финансировании нового проекта, которое могло оказаться под угрозой. Он понимал, что должен как можно скорее убедить Нелл Макдермотт продать ему участок земли, купленный ее мужем у вдовы Каплан.

Лэнг искренне считал, что Инвентаризационная палата будет месяцами рассматривать вопрос о снятии с «особняка Вандермеера» статуса архитектурной достопримечательности. Но даже если бы рассмотрение и затянулось, что мешало ему самому купить у вдовы Каплан ее ветхий дом? Лэнг не верил в проницательность Адама Колиффа. Этому парню просто повезло, как иногда везет дуракам и дилетантам.

Конечно, можно строить и в границах принадлежащего ему участка. Здание получится вполне функциональным, но в нем не будет изюминки.

Лэнгу позарез требовался соседний участок, иначе новый комплекс никогда не станет архитектурным шедевром и не займет достойное место среди лучших небоскребов Манхэттена.

Еще ни одному из осуществленных проектов не было присвоено имя Лэнга. Питер терпеливо ждал, зная: рано или поздно он найдет наилучшее сочетание места и формы, и тогда возведенное здание будет достойно носить имя его семьи. Оно-то и станет памятником трем поколениям Лэнгов.

Заводя с Адамом Колиффом разговор о перекупке у него собственности вдовы Каплан, Лэнг предчувствовал, что тот ответит отказом. Так оно и случилось. Узнав, что его проект отклонен, Колифф отбросил всякую учтивость. Он почти кричал на Лэнга, заявляя, что Питер раньше сгорит в аду, чем получит его участок. «И кто же первым из нас туда отправился?» — мысленно усмехался Лэнг.

Теперь ему предстояло четко продумать стратегию своего поведения с вдовой Колиффа и убедить ее продать участок. Насколько он знал, в деньгах Нелл не нуждалась; она была финансово независима от покойного мужа. Значит, нужно разыграть другую карту. И такая карта у Лэнга имелась: козырная, практически беспроигрышная.

Пару лет назад, уходя из Конгресса, Корнелиус Макдермотт очень надеялся передать эстафету своей внучке Нелл. Помнится, ее отказ баллотироваться стал настоящим ударом для старика.

Лэнг вспоминал эту историю, шагая по песчаной дорожке, что вела от его дома к берегу океана. Конечно, девчонка тогда сглупила. Вряд ли она боялась лезть в большую политику. Скорее, действительно уступила нажимам мужа. Как же, пресловутые «семейные ценности»! Теперь, наверное, понимает, что потеряла не только время, но и голоса избирателей. Горман успел разочаровать многих. Шансы у Нелл неплохие, однако ей придется восстанавливать доверие тех, кто традиционно голосовал за ее деда.

Упрямством она пошла в Мака, но и политической сметкой — тоже. Нелл должна понимать, кто может стать ее союзником в предвыборной борьбе. И таких людей, как он, Питер Лэнг, ей лучше иметь в числе друзей, а не противников. Если окружная прокуратура начнет копаться в не слишком-то чистоплотных делах Адама, Нелл очень пригодится помощь Лэнга.

Он бросил полотенце на песок и с разбегу нырнул в океанские волны. Вода приятно обожгла холодом. Лэнг любил плавать. «Так и в жизни, — думал он, — Ныряешь, выныриваешь и смотришь, как бы тебя не захлестнуло волной».

Лэнг снова поблагодарил судьбу, не пустившую его на борт яхты Колиффа. «Интересно, успел ли Адам осознать, что все его игры с жизнью окончены?»


41

Бонни Уилсон не сомневалась: рано или поздно вдова Адама Колиффа захочет встретиться с ней. Она попросила Герту звонить ей в любое время, едва только Нелл изъявит такое желание. Бонни понимала всю деликатность ситуации. Жизнь Нелл проходила на виду; если узнают, что ведущая популярной рубрики в крупной газете ходит к ясновидящей, это не лучшим образом скажется на рейтинге Нелл. К тому же внучатая племянница Герты собиралась вступить в предвыборную борьбу, а в политике зорко следят за малейшими промахами кандидатов. Бонни представила, какой козырь даст Нелл в руки своих противников. Когда-то журналистская братия на все лады расписывала, как Хиллари Клинтон через медиума общается с духом Элеоноры Рузвельт. Да и Нэнси Рейган постоянно трепали в прессе за ее симпатии к астрологии.

Долгожданный звонок от Герты раздался в воскресенье около десяти вечера.

— Нелл согласна встретиться с вами, — несколько подавленным голосом сообщила Герта.

— У вас что-то случилось? — спросила Бонни. — Тут и моих способностей не надо. Я по голосу чувствую.

— Боюсь, я подпортила дело. Сегодня мой брат пригласил нас с Нелл на обед, и там я имела неосторожность проговориться о том, что слышала от вас. Корнелиус пришел в ярость и заявил, что запрещает Нелл видеться с вами.

— Но ведь Нелл уже не в том возрасте, когда запреты деда выполняются неукоснительно.

— Нет, конечно, — согласилась Герта. — Думаю, что своим запретом он лишь подзадорил Нелл.

— Я просто досадую на свою промашку. Нелл потом звонила мне и сказала, что хотела бы встретиться с вами как можно скорее.

— Успокойтесь, Герта. Все мы допускаем промашки. Скажите Нелл, что я жду ее завтра в три.


19 ИЮНЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК

42

По понедельникам косметический салон всегда был закрыт. Что ж, еще один день, чтобы подготовиться к выходу в жизнь. Лайза Райен хотела и не хотела возвращаться на работу. Она знала, с чем столкнется в первые дни: сплошные выражения соболезнования и плохо завуалированное любопытство насчет подробностей взрыва на яхте.

Многие из постоянных клиенток Лайзы были на похоронах. Остальные прислали цветы и письма.

Любое событие постепенно отходит на задний план, оттесняясь другими. Вскоре окружающие забудут о гибели Джимми. Им уже не захочется слушать о том, что ночами Лайзе до сих пор чудится звук его машины, подъезжающей к дому. «Никому нет дела до чужого горя», — твердила ей бабушка. Так оно и есть. Люди искренне выражали Лайзе свое соболезнование и столь же искренне радовались, что трагедия случилась не с ними.

А разве она сама вела себя по-другому? В прошлом году муж одной из ее клиенток погиб в автокатастрофе. Услышав об этом, она поохала, даже всплакнула вместе с вдовой и... мысленно поблагодарила Бога, что такое случилось не с Джимми. Лайзу тогда поразили слова мужа. Она как будто прочитал ее мысли, сказав:

— Лиззи, мы все немножко суеверны. Нам кажется: если с кем-то случилась большая беда, то богам уже принесена жертва и нас они оставят в покое.


К девяти часам утра, отправив детей в школу, Лайза прибралась в доме. На столе по-прежнему лежало множество писем с соболезнованиями, требующих ответа, однако ей было не заставить себя заняться этим.

Отдельной стопкой лежали письма от старых друзей, давно уехавших из Нью-Йорка. Не все смогли присутствовать на похоронах. Не все умели гладко и красиво выражать свои мысли на бумаге, но письма были искренними, и Лайза перечитывала их по нескольку раз. Особенно это письмо. Его написал их друг детства, ставший теперь большой шишкой на одной из голливудских киностудий.

«Лайза, мне вспомнился один случай. Мы с Джимми были тогда в седьмом классе. Может, помнишь уроки по научно-техническому творчеству? Сейчас, имея собственных детей, я могу с полной уверенностью сказать: пользы от таких уроков никакой; одна головная боль и ребятам, и родителям, к которым они обращаются за помощью... Нам задали построить модель моста и письменно обосновать свою конструкцию. Я, как обычно, дотянул до последнего, и накануне у меня не было ни модели, ни сочинения. Тогда я позвонил Джимми. Он всегда все делал заблаговременно. Джимми пришел и за два часа помог мне собрать из конструктора "Лего" потрясающий мост. Более того, он подсказал мне, что нужно написать в сочинении... Такое не забывается».

Лайза перечитала это письмо и со стыдом вспомнила, как в пятницу чуть не запятнала доброе имя мужа. Если бы не дети, она бы рассказала инспектору Склафани о деньгах. И что бы было? «Честный», «порядочный» — это все слова. Полиции нужны факты.

Но и молчать об этих деньгах тоже нельзя. Их нужно вернуть, и поскорее. Лайза могла поклясться: Джимми с тяжелым сердцем брал эти деньги. Джимми заставили их взять.

Мысли Лайзы вновь вернулись к Нелл Макдермотт. Нелл — единственная, кому она может рассказать о деньгах и спросить совета.

За все это время у Лайзы не возникло даже малейшего искушения истратить деньги на нужды семьи. Нет. Пачки долларов, лежавшие в двух коробках, были не просто грязными деньгами. Они были еще и кровавыми.


В десять Лайза попыталась позвонить Нелл Макдермотт. Она знала, что та живет на Манхэттене, в районе Семидесятых улиц. Однако номера Нелл в телефонном справочнике не оказалось. К счастью, Лайза вспомнила, что у деда Нелл, бывшего конгрессмена Корнелиуса Макдермотта, есть своя фирма. Этот номер ей сообщили достаточно быстро, и Лайза позвонила туда.

Ей ответил приятный женский голос:

— Меня зовут Лиз Хенли. Чем я могу вам помочь?

— Это Лайза Райен, вдова Джимми Райена. Мне очень нужно поговорить с Нелл Макдермотт, — без обиняков выложила Лайза.

Секретарша Макдермотта попросила ее не вешать трубку. Через пару минут снова раздался голос Лиз:

— Советую позвонить прямо сейчас по номеру 212-555-6784. Нелл ждет вашего звонка.

Лайза поблагодарила секретаршу и сразу же набрала номер. Нелл сняла трубку после первого гудка. Еще через пять минут Лайза уже сидела в машине, направляясь на встречу с Нелл.


43

Больше половины из своих тридцати восьми лет Джед Каплан жил в постоянных конфликтах с законом и научился безошибочно определять, когда копы висят у него на хвосте. В этом он вполне мог состязаться с экстрасенсами.

«Я вас, скунсов, чую за две мили, — думал Джед, выходя утром из дома. — Надеюсь, казенные сапоги не жмут? А то я намереваюсь прогуляться, и подольше».

Джеду вообще хотелось убраться из Нью-Йорка. Житье бок о бок со старухой превратилось в кромешный ад. Час назад он проснулся с задубевшей спиной. Черт бы побрал этот вшивый диван-кровать! Войдя на кухню, чтобы глотнуть кофе, он увидел за столом мать. Глаза Ады Каплан были красными от слез.

— Сегодня твоему отцу исполнилось бы восемьдесят, — срывающимся голосом сказала она. — Будь он жив, я бы устроила торжество. А вместо этого я сижу здесь одна. Даже соседей позвать не могу. Мне стыдно смотреть им в глаза.

Джед пробовал возражать, говоря, что копы просто хотели взять его на пушку, но номер у них не прошел. Как известно, тот, чья вина не доказана, считается невиновным. Но где там! Мать распалялась все сильнее, продолжая в своем излюбленном ключе:

— Помнишь старые фильмы, в которых играл Эдвард Робинсон[25]? Я читала о нем. Когда умерла его жена, она завещала их сыну единственную вещь — высокий стул, на котором тот сидел в раннем детстве. И написала в завещании: «Ты доставлял мне радость только до тех пор, пока сидел на этом стуле». Я могу повторить ее слова про тебя! — кричала Ада Каплан, потрясая кулаками. — Своим поведением ты позоришь и меня, и память о своем отце.

Джед даже не стал пить кофе, а поскорее убрался прочь из проклятой квартиры. Он бы уехал хоть сейчас, но для этого требовался паспорт. Копы лишь попугали его судом за марихуану. Сами знали, что обвинение шито белыми нитками и никакой суд не будет рассматривать дело о пакете старой травки. Но они добились разрешения конфисковать его паспорт, а без паспорта не улизнешь.

«И все-таки с травкой я этих скунсов облапошил, — мысленно похвалил себя Джед. — Поди докажи, что я к ней прикасался. Но они меня пасут. Ждут, когда проколюсь».

Вывернув на Бродвей, он зашел в первую попавшуюся забегаловку и взял себе кофе. «Я бы мог кое-что подсказать копам насчет этого взрыва, — подумал он, обжигаясь кофе из пластикового стаканчика. — Но не буду. Они все переиначат и взрыв яхты повесят на меня».


44

— Извините, не рассчитала время, — сказала Лайза Райен, входя в квартиру Нелл. — Редко здесь бываю. Забыла, что на Манхэттене трудно найти парковку. Пришлось поставить машину в гараж.

Лайза старалась говорить спокойно, не показывая хозяйке квартиры своего истинного состояния. Потоки машин на улицах Манхэттена всегда выбивали ее из колеи. А тут еще куда ни сунься — парковки заняты. Оставалось единственное — загнать машину в подземный гараж, что обойдется ей минимум в четвертак. Еще одна финансовая прореха.

Двадцать пять долларов были для Лайзы весьма ощутимой суммой. Обычно столько она получала в виде чаевых, сделав маникюр пяти, а то и восьми клиенткам. Двадцать пять долларов за стоянку далеко не новой машины, когда сейчас каждый цент в семье на счету! Если б не отчаянная необходимость встретиться с Нелл, она бы развернулась и поехала домой.

Лайза шла от гаража до дома Нелл и чувствовала, что вот-вот расплачется от досады. Неудивительно, если у нее все эти дни глаза на мокром месте. Но реветь на манхэттенской улице? Нет, такого удовольствия местной публике она не доставит. Лайза достала платок, вытерла глаза и припудрила нос.

Лайза очень любила свой темно-синий брючный костюм и считала его элегантным. Но когда она увидела Нелл Макдермотт в желто-коричневых, безупречно скроенных слаксах и кремовой кофточке, ей стало неловко. Вот где настоящая элегантность. А тем тряпкам, что на ней, — самое место в отделе уцененных товаров какого-нибудь универмага средней руки.

В жизни Нелл была гораздо симпатичнее, чем на снимках. И выглядела она сегодня намного лучше, чем на поминальной мессе.

Нелл тепло поздоровалась с гостьей. Держалась она очень просто; сразу же предложила Лайзе называть ее только по имени, без всяких формальностей. Но главное, у Лайзы оставалось ощущение доверия к этой знаменитой женщине.

Нелл распространяла вокруг себя что-то еще, чему Лайза не могла подыскать определение. Возможно, спокойную уверенность в себе. Она была из другого мира, знакомого Лайзе лишь по фильмам и книгам.

Нелл провела ее в гостиную. Лайзу всегда интересовало убранство домов. Джимми часто подшучивал над женой, показывая, с какой жадностью она листает журналы по дизайну интерьеров. А сколько времени она провела, мысленно обставляя их «дом мечты»! Иногда Лайзе хотелось, чтобы у них была антикварная мебель и персидские ковры. Менялось настроение — и она видела их дом точной копией английских коттеджей. Временами ее «заносило» в модерн и даже ар деко. К сожалению, Джимми терпеть не мог ни один из этих стилей. Лайза не собиралась всю жизнь работать в косметическом салоне. Еще два-три года, а там дети подрастут и она пойдет учиться на курсы интерьерных дизайнеров... Мечты, которым теперь уже не суждено сбыться.

— Какая у вас замечательная гостиная, — тихо сказала Лайза, глядя на разностильные, но вполне сочетающиеся между собой предметы.

— Спасибо. Я люблю это место, — с заметной грустью ответила Нелл. — Мои родители были антропологами. Они много путешествовали и отовсюду привозили оригинальные вещицы. Мебель здесь частично из нашей прежней квартиры, а что-то я потом докупала сама. Знаете, за минувшую неделю я по-настоящему прочувствовала смысл английской поговорки: «Мой дом — моя крепость».

Нелл украдкой разглядывала свою гостью. Торопливо наложенная косметика не могла скрыть покрасневшие глаза и опухшее от слез лицо. Слезы и сейчас были где-то совсем близко. «Тут бы хватило на нас обеих», — подумала Нелл.

— Идемте пить кофе, — предложила она Лайзе. — Перед самым вашим приходом сварила.

Через несколько минут они уже сидели за кухонным столом и пили кофе. Нелл специально умолкла, позволяя гостье собраться с мыслями и начать говорить о главном. Лайза понимала это, но молчала, подыскивая слова. Наконец она решилась.

— Нелл, мой муж почти два года был без работы. Он посылал свое резюме в разные фирмы. И везде — либо молчок, либо отказ. А потом ему вдруг позвонили из фирмы вашего мужа и пригласили на собеседование. Когда он вернулся, то сказал мне, что будет работать у Сэма Краузе, делового партнера вашего мужа.

— Мне кажется, Сэм Краузе был для Адама скорее компаньоном, чем обычным деловым партнером, — возразила Нелл. — Адам сотрудничал с разными людьми, однако никого из них не считал своими партнерами. Наверное, вы знаете, что он несколько лет работал в компании Уолтерса и Арсдейла, занимаясь реконструкцией зданий. Строительный подряд там осуществлял Сэм Краузе. Потом Адам открыл собственную фирму и собирался поручить Краузе работу по строительству «башни Вандермеера».

— Я слышала об этом. Джимми занимался ремонтом многоквартирных домов. Совсем недавно... может, месяц назад он вдруг сказал мне, что вскоре ожидается новая крупная работа. Они будут строить небоскреб, а его назначат старшим мастером.

Лайза умолкла. Нелл терпеливо ждала.

— Знаете, Нелл...

Новая пауза. И потом слова вдруг полились из нее:

— Нелл, свою прежнюю работу Джимми потерял, потому что он был честный человек. Там, где он работал, для отделки применяли низкосортные материалы. Джимми узнал об этом и рассказал кому-то из сослуживцев. Так его не только уволили, но еще и занесли в черные списки. Мужа долго никуда не брали. Когда наконец Джимми взяли к Сэму Краузе, он был просто счастлив. А потом... что-то произошло. Джимми как будто подменили.

— В чем это выражалось? — осторожно спросила Нелл.

— Он перестал спать. Потерял аппетит. Он вообще жил как в другом мире.

— Лайза, вы ведь понимаете: для таких разительных перемен нужна очень серьезная причина. Или причины. Как по-вашему, что могло случиться с Джимми?

Лайза поставила недопитую чашку на стол.

— Я думаю, Джимми заметил на новой работе какие-то очень крупные нарушения. И тогда его заставили закрыть на них глаза и забыть о том, что он видел. Поверьте, Джимми сам никогда бы не стал заниматься махинациями. Но он боялся снова потерять работу. Я думаю, его поставили перед выбором: или уходи, или закрывай глаза на нее нарушения. Повторяю, Джимми очень не хотел терять работу. И он согласился молчать. Только Джимми был не из тех, кто может сделать подлость и спокойно спать. Его начала грызть совесть. Он чувствовал, что увязает все глубже.

— Джимми рассказывал вам о своих тревогах?

— Нет.

Лайза умолкла, потом заговорила торопливым, срывающимся голосом:

— Нелл, вы мне чужой человек, но я должна... я должна кому-то рассказать... Я вам доверяю... Знаете, я... нашла... деньги. Джимми их спрятал... в мастерской... в шкафу для бумаг. Наверное, это была... плата за молчание. Но Джимми... он их даже не распаковывал... Он не тронул там ни одного доллара. Чувствовал, что их нельзя тратить.

— И сколько денег вы нашли?

— Пятьдесят тысяч долларов, — прошептала Лайза.

— Пятьдесят тысяч! «Такие деньги зря не заплатят, — подумала Нелл. — Значит, Джимми Райена втравили во что-то очень крупное и гадкое. Интересно, догадывался ли Адам об этом? И не потому ли Джимми пригласили на яхту?»

— Я хочу вернуть эти деньги, — сказала Лайза. — И хочу вернуть их тихо, без лишнего шума.

— Джимми не должен был их брать. Пусть бы его выгнали от Краузе. А так... и работа была, а жизни не было. Ходил как в воду опущенный... Я должна вернуть эти деньги. Ради Джимми. Он их получил от кого-то из корпорации Краузе. Пусть заберут свою взятку назад. Потому я пришла к вам, Нелл.

Она перегнулась через стол и схватила Нелл за руку.

— Нелл, прежде Джимми никогда не работал у Краузе. Ваш муж определил его туда. Джимми недели не отработал, как с ним произошла эта жуткая перемена. Мне почему-то кажется, что дело тут в новом проекте... в строительстве того небоскреба. Наверное, это и вашего мужа касается... Нелл, вы лучше знаете, что нужно сделать. Помогите мне.


45

Роберт Уолтерс — старший партнер архитектурной фирмы «Уолтерс и Арсдейл» — появился в кабинете заместителя окружного прокурора Кэла Томпсона не один. Как водится, он взял с собой главного юрисконсульта фирмы. Томпсон входил в состав комиссии, расследующей дела о взятках и мошенничестве в строительстве.

В кабинете заместителя окружного прокурора находились и Джордж Бреннан с Джеком Склафани.

Все присутствующие, включая самого Уолтерса, знали, что разговор пойдет в рамках известной юридической практики «услуга за услугу»[26].

Юрисконсульт Уолтерса зачитал стандартное заявление для прессы:

Фирма «Уолтерс и Арсдейл» и ее руководители отрицают, что их действия носили заведомо противоправный характер. Они уверены, что эти действия не послужат основанием для предъявления фирме и ее руководителям обвинений со стороны следствия.

Роберт Уолтерс всем своим видом показывал, что ему противно и скучно копаться в чьей-то беспардонной клевете. Но то был лишь фасад. Уолтерс нервничал, и Склафани с Бреннаном это сразу заметили. Все его жесты были предельно выверены. Чувствовалось, что он тщательно отрепетировал свое поведение здесь.

«Чего он боится? — подумал Бреннан. — В этом кабинете перебывало достаточно боссов из крупных фирм, и всем им удавалось договориться со следствием». Бреннан знал, что для большинства из них все оканчивалось не защелкиванием наручников, а легким похлопыванием по руке и уплатой штрафов. Велика важность! Кто пожалеет миллион баксов, если его компания загребла полмиллиарда? Когда прокурор попадался упертый или улик было слишком много, некоторые из этих шишек отправлялись на общественные работы. В редких случаях кого-то упрятывали за решетку... на пару месяцев. А потом они выходили на свободу и принимались за старое.

Обыкновенный рэкет. И механизм его давно известен. Объявляется тендер на строительство. Естественно, побеждает тот, кто предлагает наименьшую стоимость работ. Но даже при наименьшей стоимости смета существенно завышена. Архитектор или планировщик признаёт ее обоснованной и за это получает солидный куш. Потом наступает черед другого тендера, и уже другой хитрый парень делает то же самое. Чем не «услуга за услугу»? Мошенничество, но в цивилизованной упаковке.

Казалось бы, все попытки не то что сломать, а даже застопорить этот налаженный механизм были обречены на провал. И все же Бреннан не оставлял усилий. Иногда они приносили плоды и выгодный заказ доставался не строительной мафии, а одной из мелких компаний, еще не разучившейся работать честно. Но гораздо чаще Бреннан спрашивал себя: оправдан ли его оптимизм.

— Почему-то в строительном бизнесе такое нормальное понятие, как комиссионные, до крайности извратилось, — говорил Уолтерс.

— Этим мистер Уолтерс хотел сказать... — тут же вмешался бдительный главный юрисконсульт фирмы.

Наконец вопросы перешли в плоскость, интересовавшую Бреннана и Склафани.

— Мистер Уолтерс, являлся ли покойный Адам Колифф членом вашей фирмы?

Лицо Роберта Уолтерса мгновенно вспыхнуло от гнева. «Что ж ты не отрепетировал этот момент? — с ехидством подумал Бреннан. — Ты же наверняка знал, что тебя спросят про Колиффа».

— Адам Колифф около двух с половиной лет был нашим сотрудником, — ответил Уолтерс, напирая на последнее слово.

Его голос звучал отрывисто и холодно; Уолтерс всем своим видом показывал, до чего ему неприятно вспоминать о покойном.

— Какую должность занимал Адам Колифф в нашей фирме?

— Поначалу он был рядовым архитектором. Затем мы назначили его ответственным за ремонтно-реконструкционные работы среднего уровня.

— Поясните, пожалуйста, что означает «средний уровень».

— Это проекты стоимостью менее ста миллионов долларов.

— Вы были довольны работой мистера Колиффа?

— Можно сказать, что да.

— По вашим словам, Колифф проработал у вас более двух лет. Почему он ушел?

— Захотел открыть собственную фирму, — натянуто улыбаясь, ответил Роберт Уолтерс. — Адам Колифф был весьма трезво мыслящим архитектором. Он продумывал все до мелочей. Иногда нам приходится сталкиваться с архитекторами, которые забывают, что площадь арендуемых офисом измеряется квадратными футами, а не красотами дизайна. Теоретически они вроде бы понимают, что проект должен быть экономичным. И вдруг обнаруживается: в здании запланированы неоправданно широкие коридоры. А там тридцать или сорок этажей. Вот и представьте, сколько полезной площади, способной приносить доход, мы можем потерять.

— Следовательно, Адам Колифф был ценным сотрудником, не допускавшим подобных просчетов?

— Да, он умел эффективно работать. Все, что мы ему поручали, он доводил до конца. К тому же он учился на ходу. Как говорят, «держал нос по ветру». У него хватило сообразительности купить участок, прилегающий к «особняку Вандермеера». Когда эту развалину лишили статуса исторической достопримечательности, купленный Адамом участок существенно подскочил в цене.

— Насколько нам известно, «особняк Вандермеера» сгорел, — сказал заместитель окружного прокурора.

— Совершенно верно. Самое смешное, что здание сгорело уже после того, как перестало быть достопримечательностью. Правда, его бы в любом случае снесли. Питер Лэнг спешно купил освободившуюся землю и задумал возвести на ней современный жилищно-деловой комплекс.

Уолтерс мрачно улыбнулся.

— Адам Колифф думал, что купленный им участок позарез понадобится Лэнгу. Он поставил Питеру условие: строить по его, Колиффа, проекту и вот тут-то его ожидало разочарование. Лэнг, естественно, этого условия не принял. Если бы Адам остался у нас и согласился разрабатывать проект и команде с нашими ведущими архитекторами, с учетом их рекомендаций, у него был бы шанс сделать себе имя на этом проекте.

— Вы хотите сказать, что ваша фирма взялась бы за проектирование этого комплекса?

— Да. У нас есть замечательные, смело мыслящие архитекторы, не раз получавшие премии. Здание, построенное в таком месте, могло бы стать новым словом в градостроительстве. Но Адаму хотелось быть первым и единственным автором проекта. Он им и стал. Сплошная эклектика, причем в худших своих образцах. Ни один уважающий себя инвестор не согласился бы финансировать это архитектурное занудство. Думаю, Лэнг ему так и сказал.

— И какова была реакция Адама?

— Об этом нужно спрашивать у Лэнга. Думаю, Адам сам загнал себя в угол. Ему все равно пришлось бы продать участок, и условия диктовал бы уже Лэнг. В противном случае Питер смог бы обойтись без соседнего участка и построить в границах собственного. Конечно, здание получилось бы менее эффектным. Но Колифф проиграл бы гораздо серьезнее. Ну кто станет покупать участок рядом с небоскребом? Сама по себе эта узкая полоска земли ни на что не годна. Потому я и сказал, что Адам загнал себя в угол.

— И вам не жаль его, мистер Уолтерс? — спросил окружной прокурор.

— Я дал Адаму Колиффу работу исключительно по просьбе моего давнего друга Корнелиуса Макдермотта, на внучке которого он женился. Колифф весьма своеобразно отблагодарил меня. Он не только ушел сам, но и увел с собой Уинифред Джонсон, мою ближайшую помощницу и, можно сказать, правую руку. Уинифред отработала у нас двадцать два года. До сих пор не понимаю ее опрометчивого поступка... Вас, наверное, интересует, сожалею ли я о его смерти? Разумеется, как и любой нормальный человек. Я давно знаю Нелл. Замечательная женщина, и мне очень жаль, что на ее долю выпали такие испытания.

В кабинет неожиданно вошел Джо Мэйс, еще один заместитель окружного прокурора. Судя по его лицу, Бреннан и Склафани поняли: что-то случилось.

— Мистер Уолтерс, ваша фирма осуществляет архитектурный надзор за бизнес-центром на Сорок седьмой улице? — спросил Мэйс.— Насколько мы знаем, проект реконструкции был сделан в «Уолтерс и Арсдейл».

— Да. Сегодня утром нас известили, что на фасаде здания в одном месте ослабла кирпичная кладка. Мы сразу же отправили туда экспертную группу.

— «Ослабла» — это слишком мягко сказано, мистер Уолтерс. Нынешним утром произошло обрушение фасада. Пострадали трое прохожих, и один из них — серьезно.

Раскрасневшееся лицо Роберта Уолтерса мгновенно побелело. «Опять результат применения некачественных материалов? — спросил себя Бреннан.— И здесь кто-то послушно закрыл глаза? Интересно, в чьих карманах осела плата за молчание?»


46

Ровно в три часа Нелл была у Бонни Уилсон. Услышав за дверью квартиры негромкие шаги, Нелл вдруг захотелось прыгнуть обратно в лифт. «Зачем я здесь? Мак был прав: все эти разговоры о медиумах и посланиях от умерших не более чем ловкий трюк. Если узнают, что я здесь побывала, я превращусь в посмешище».

Дверь открылась.

— Здравствуйте, Нелл. Прошу вас, входите.

В жизни Бонни Уилсон оказалась куда миловиднее, чем на телевизионном экране. «Какой контраст, — подумала Нелл. — Лицо фарфоровой белизны и совершенно черные волосы». Над большими серыми глазами нависали густые ресницы. Бонни была одного роста с Нелл, но отличалась невероятной, почти дистрофической худобой.

— Знаете, Нелл, в моей практике такое бывает очень и очень редко, — улыбаясь, сказала ей Бонни, когда они шли до длинному коридору в комнатку, где ясновидящая принимала своих посетителей. — Я общалась совсем с другим человеком по ту сторону завесы. И вдруг...

«Она как будто извиняется за случившееся», — мелькнуло в голове у Нелл.

— Располагайтесь, — сказала Бонни, указывая на стул. — Если после нескольких минут нашей беседы вам вдруг захочется встать и уйти, поверьте, я ничуть не обижусь. Судя по тому, что я узнала от Герты, вас настораживает сама идея контакта с теми, кто оставил наш мир.

— По правде сказать, мысль уйти возникла у меня уже возле двери вашей квартиры, — призналась Нелл. — Хорошо, что вы это понимаете. Но после того, что мне передала Герта, я почувствовала необходимость увидеться с вами. То, что в ваших кругах называют парапсихологическими феноменами, я несколько раз испытала на себе. Должно быть, Герта вам рассказывала.

— Нет, — покачала головой Бонни, — За все время, что я живу в Нью-Йорке, я встречалась с вашей двоюродной бабушкой лишь на собраниях Парапсихологической ассоциации. Один раз я присутствовала на встрече, которую она устроила у себя дома. Но о вас мы никогда не говорили.

— Бонни, я не собираюсь понапрасну тратить ни ваше, ни свое время. Давайте обойдемся без разговоров на общие темы. Вы видите перед собой скептика. Я не верю в ваши способности или вообще в чьи-либо способности разговаривать с умершими. Уж слишком просто все это получается. Как будто вы посылаете факс на ту сторону. Или кто-то оттуда отправляет факс вам. Во всяком случае, так этот процесс описывается в популярных книгах.

Бонни Уилсон улыбнулась.

— Ценю вашу честность, Нелл. Ясновидение — это не просто природный дар, как красивая внешность или голос. Это еще и нелегкий труд. Никто не знает, по каким причинам меня и подобных мне избрали служить посредниками между жителями двух миров. Чаще всего ко мне приходят люди, тяжело переживающие уход любимого человека. Они просят меня установить контакт с покойным, потому что сами не в состоянии это сделать. Но иногда... повторяю, весьма редко... запросы идут с той стороны... Как-то я принимала послание от одного из ушедших. Он знал, что жена тяжело переживает его смерть, и просил передать ей слова любви и ободрения. И вдруг я услышала голос какого-то молодого парня по имени Джеки. Он сообщил, что погиб в автокатастрофе. Я недоумевала, чем и как ему помочь. А затем через несколько дней мне позвонила совершенно незнакомая женщина.

Нелл показалось, что глаза Бонни из серых сделались почти черными.

— Эта женщина видела меня в телепередаче и попросила о личной встрече. И знаете, кем она оказалась? Матерью Джеки! Так через меня сын вышел на контакт со своей матерью.

— Впечатляющая история, однако в моем случае все совсем не так, — возразила ей Нелл. — Начнем с того, что вы знакомы с Гертой. Далее. Все газеты были полны статей о взрыве на яхте, и везде непременно упоминалось, что Адам Колифф являлся мужем внучки Корнелиуса Макдермотта.

— А по-моему, это избавило меня от липших поисков, — невозмутимо парировала Бонни. — Когда Адам ворвался в чужой канал общения, назвал себя и попросил найти Нелл, я знала, к кому мне обратиться.

Нелл встала.

— Простите меня, Бонни. Видно, из меня плохая верующая в чудеса парапсихологии. Я и так отняла у вас достаточно времени. Не хочу обременять вас своим присутствием.

— Это не будет тратой времени, если вы позволите мне попытаться узнать, не хочет ли Адам передать вам послание.

Нелл заставила себя снова сесть. «Ладно, послушаю, что она мне наплетет».

Потянулись минуты. Глаза Бонни оставались закрытыми. Она сидела, подпирая рукой щеку. Затем ясновидящая склонила голову набок. Так прошло еще несколько минут. Наконец Бонни опустила руку, открыла глаза и пристально посмотрела на Нелл.

— Адам здесь, — тихо сказала Бонни.

У Нелл похолодела спина. «Не поддавайся на ее штучки! — мысленно приказала она себе. — Это же все шито белыми нитками».

— Вы его видите? — спросила Нелл, стараясь говорить спокойно и жестко.

— Мысленным зрением. Нелл, Адам глядит на вас с такой любовью. Он улыбается вам. Он знает, что вы не верите в его присутствие. Вы ведь с Миссури.

Нелл вздрогнула. «Я с Миссури» было ее выражением; так она отшучивалась всякий раз, когда Адам пытался завлечь ее на борт яхты.

— Последняя фраза вам что-то говорит? — спросила Бонни.

Нелл молча кивнула.

— Адам просит у вас прощения. От него я узнала, что утром того дня вы поссорились.

«Вот о ссоре я не рассказывала никому. Ни Маку, ни Герте. Ни единой живой душе».

— Адам говорит мне, что виновником ссоры был он. Насколько я понимаю, вы чем-то хотели заняться, а он вам препятствовал.

Глаза Нелл обожгли слезы.

Бонни Уилсон замерла.

— Я начинаю терять контакт. Но Адам не хочет уходить. Нелл, я вижу у вас над головой венок из белых роз. Они — знак его любви к вам.

— Скажите Адаму, что я тоже его люблю. И что я очень сожалею о нашей ссоре, — не веря своим ушам, произнесла она.

— Ну вот, теперь я его вижу чуть яснее. Нелл, Адам был очень рад услышать эти слова. Он говорит, чтобы вы начинали новую главу в своей жизни. Это какое-то дело, которому вы готовы отдать время и силы.

«Избирательная кампания», — подумала Нелл, однако вслух ничего не сказала. Бонни как будто и не ждала ее ответа.

— Да, я понимаю, — прошептала она, обращаясь явно не к Нелл. — Адам просит вам передать, чтобы вы удалили из своей квартиры всю его одежду... Я вижу комнату... Стеллажи, вешалки, корзины.

— Я всегда отдавала ненужные нам вещи в церковный благотворительный магазин, — сказала Нелл. — Там есть такая комната.

— Адам просит поскорее раздать его одежду нуждающимся. Помогая от его имени другим, вы поможете ему достичь новых горизонтов в духовном развитии. Он просит вас молиться за него. Поминать его в своих молитвах. А потом... отпустить.

Глаза Бонни хотя и были устремлены на Нелл, но смотрели куда-то вдаль, словно созерцали невидимые духовные планы.

— Адам покидает нас, — тихо сказала ясновидящая.

— Задержите его! — крикнула Нелл. — Его яхта взорвалась не сама. Ее взорвали. Спросите Адама, знает ли он, кто это сделал.

Бонни сосредоточилась.

— Боюсь, Нелл, он нам этого не скажет. Адам либо сам не знает, либо уже простил своего убийцу и не хочет, чтобы вами владело мстительное чувство.

Еще через мгновение Бонни резко встряхнула головой и улыбнулась Нелл.

— Он ушел.

И вдруг она обвила себя руками.

— Подождите... я продолжаю ловить его мысли... Имя Питер вам о чем-нибудь говорит?

«Питер Лэнг», — сразу подумала Нелл.

— Да, говорит.

— Нелл, вокруг человека по имени Питер каплет кровь. Не знаю, можем ли мы считать этого человека убийцей Адама и остальных. Но Адам явно пытается вас предостеречь о чем-то, связанном с этим человеком. Адам умоляет вас быть очень осторожной. Я так поняла, что этот Питер способен на любую подлость...


47

Вернувшись домой, Дэн Майнор нашел на автоответчике сообщение от Лилли Браун. Проиграв запись, он вздохнул. Опять не то, чего он ждал.

Лилли говорила быстро, захлебываясь словами, будто боялась, что звукозаписывающее устройство выключится раньше, чем она все скажет. «Доктор Дэн, я тут везде спрашиваю про Квинни. Где могу. У нее ж было полно друзей. Только ее уже несколько месяцев никто не видел. И другие о ней не слыхали... Погодите, приврала я... Были у нее друзья. Иногда она жила вместе с ними в брошенных домах на Четвертой улице. Я когда их увидела, понятное дело, тоже спросила про Квинни. Они думают: может, заболела она и попала в больницу... Может, оголодала. Когда на нее тоска накатывала, она по нескольку дней ничего не ела. И молчала, как немая...»

«Неужели мне суждено найти ее в больнице? — с упавшим сердцем думал Дэн. — Может, ее заперли в психушку? Или того хуже?» Минувшая зима в Нью-Йорке была на редкость суровой. Квинни могла и не покинуть город осенью. Если у нее в то время была затяжная депрессия и ее не поместили насильно в какой-нибудь приют... с ней могло случиться что угодно.

«Откуда у меня такая уверенность, что я ее непременно найду?» — спрашивал себя Дэн. Его всегдашняя решимость таяла. «Не сдавайся, приятель, — приказал он себе. — Поиски продолжаются». Хватит пассивно ждать, пока Квинни где-нибудь покажется. Завтра же он начнет проверять больницы. С большой неохотой Дэн мысленно согласился, что нужно вдобавок узнать, кто в городе хоронит бездомных и есть ли у них списки безымянных покойников.

Лилли упомянула про бездомных с Четвертой улицы. В ближайший уик-энд он обязательно пойдет в тот квартал. Есть шанс, что ему встретится кто-то из друзей Квинни.

А за эти дни можно сделать еще кое-что. Со слов Лилли он знал, как теперь выглядит Квинни. Ее волосы совсем поседели. Она их не обрезает, и они закрывают ей плечи. Лилли рассказывала, что Квинни сильно отощала. «Кожа да кости, — так говорила она про его мать. — И скулы выпирают. А вон какая хорошенькая была в молодости».

С помощью компьютерной программы можно состарить лицо на фотографии. В обычных фотосалонах это вряд ли делают. Но ведь где-то должны делать. Например, в полицейском управлении.

Словом, настало время коренным образом менять стратегию поисков Квинни. Даже если его ждут печальные вести, он обязан узнать, что с ней случилось.

Приняв это решение, Дэн стал переодеваться для очередной пробежки. Ему не слишком хотелось сегодня бегать. Тогда что гнало его в Центральный парк? Неужели возможность опять встретить там Нелл Макдермотт?

Мысли о Нелл несколько приглушили смутную тревогу, поселившуюся в душе Дэна. Но потом невеселые мысли о судьбе Квинни вернулись снова.


48

Во второй половине дня Корнелиуса Макдермотта посетил Том Шиер — председатель нью-йоркского отделения их партии. Ему хотелось узнать, действительно ли Нелл собралась бороться за место в Конгрессе, освобождающееся после ухода Боба Гормана.

— Не мне вам говорить, Мак, какой у нас нынче непростой год, — сказал Шиер. — Сильный кандидат поможет нам собрать дополнительные голоса и протолкнуть нашего парня в Белый дом. Вы ведь живая легенда. Если во время кампании Нелл вы будете постоянно рядом с ней, люди быстрее вспомнят, как они когда-то голосовали за вас, и охотнее проголосуют за нее.

— Знаете, что советуют мамаше невесты перед свадьбой? — вспылил Мак. — Одеться поскромнее и держать рот на замке! Именно это я и намереваюсь сделать, если Нелл вступит в предвыборную борьбу. Девочка умна, хороша собой, легка на подъем. Она гораздо искушеннее в тонкостях политики, чем другие кандидаты. А главное, она умеет по-настоящему заботиться о людях. Нелл не нужны подпорки в виде бывшего конгрессмена Макдермотта. Люди должны голосовать за Нелл, а не за живую легенду, стоящую рядом.

«Какой он сегодня колючий, — подумала присутствовавшая в кабинете Лиз Хенли. — Впрочем, старика можно понять. Он беспокоится за Нелл. Мак просто обомлел, когда узнал, что она решила сходить к какой-то ясновидящей. Если подобные сведения попадутся на зуб газетчикам...»

— Остыньте, Мак. Я же не собирался вас обижать, — примирительно сказал Том Шиер. — Ньюйоркцы влюбились в Нелл, когда ей было всего десять. Многие помнят снимки, где она утешала вас на поминальной мессе по ее родителям. Нелл росла на глазах у всего города... уж на глазах Центрального Манхэттена — это точно. Через одиннадцать дней, на традиционном обеде, мы объявим о вступлении Нелл в предвыборную борьбу. Но мы должны быть уверены, что гибель мужа не надломила ее и что избирательная кампания ей по силам.

— На этот счет можете не беспокоиться, — с прежним запалом ответил Мак. — Нелл — прирожденный политик. Когда нужно, она умеет оставлять личное за порогом своего дома.

Однако после ухода Шиера запал Мака сменился подавленностью.

— Лиз, вчера вечером я погорячился. Услышал, что Нелл собирается к какой-то шарлатанке, ну и не сдержался. Позвоните ей и помогите нам помириться. Скажите, что я приглашаю ее на обед.

— Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими[27], — сухо ответила Лиз.

— Я это уже слышал.

— Приходится повторяться. Я же не впервые мирю вас с Нелл. И куда вы ее приглашаете на этот раз?

— Есть одно приятное местечко на Пятьдесят седьмой улице. Мы там бывали... Вспомнили? Вы тоже пойдете. Для поддержки.


49

Встретившись с Беном Такером, доктор Меган Кроули стала искусно подводить разговор к тому страшному для мальчишки дню, когда он увидел взрыв яхты в Нью-Йоркской гавани. Можно было бы дождаться следующей встречи, но на выходных Бену снова приснился кошмар со змеей. Детский психолог понимала, каково в восемь лет справляться с подобными кошмарами.

Сегодняшний разговор доктор Кроули начала с путешествий.

— Знаешь, Бенни, когда я была маленькой, мы часто ездили в одно удивительное место. Оно называется Мартас-Винъярд. Мне там очень нравилось. Но дорога! Представляешь, сначала нужно было шесть часов ехать на машине, а потом еще больше часа плыть на пароме.

— Не люблю паромы, — поморщился Бен. — Я тут недавно плыл на одном. Там просто воняло дизельным топливом. Меня чуть не вытошнило. Нет, больше я на паромах не плаваю.

— А куда ты плыл на этом пароме? — осторожно спросила доктор Кроули.

— Папа возил меня в Нью-Йорк. Мы плавали к статуе Свободы. — Мальчик умолк. — Это было в тот день, когда взорвалась яхта.

Доктор Кроули терпеливо ждала. По лицу Бена чувствовалось: он вспоминает.

— Я смотрел на ту яхту. Она была очень классная. Я завидовал людям, которые на ней плыли. Думал: «Вот бы и мне плыть на такой яхте, а не на этом вонючем пароме»...

Он вдруг нахмурился.

— Не хочу говорить об этом.

Мальчишку охватывал знакомый страх. Конечно же, он сейчас думал о змее. Но психолог до сих пор не могла понять странную взаимосвязь между взорвавшейся яхтой и змеей.

— Бен, иногда лучше не держать свои страхи внутри, а рассказать обо всем, что тебя пугает. Я понимаю: это жутко, когда у тебя на глазах взрывается красивая яхта.

— Я видел людей, — прошептал Бен.

— Бен, ты увидел нечто такое, что тебя испугало. Тебе страшно даже говорить об этом. Но есть другой способ. Не надо слов. Нарисуй то, что ты видел. Это поможет тебе прогнать твой страх. Ты любишь рисовать?

— Очень.

У доктора Кроули всегда имелся запас бумаги, цветных карандашей и фломастеров. Уже через пару минут Бен склонился над белым листом.

Наблюдая за тем, как мальчик рисует, Меган Кроули поняла: он запомнил множество подробностей катастрофы. Обычно взрослые не верят в цепкость детской памяти и считают такие рисунки плодом фантазии. Ах, если бы это действительно было фантазией! Нет. Бен видел горящие осколки, которые сейчас изображал на бумаге. Наверное, именно так выглядело небо в первые минуты после взрыва. Вверх летели обломки мебели, посуды. Эти подробности не придумаешь.

Закусив губу, весь съежившись, Бен дорисовывал... оторванную человеческую руку. И вдруг бросил цветной карандаш.

— Я не хочу рисовать змею, — прошептал он.


50

Нелл пришла в ресторан заблаговременно, и когда там появились дед и Лиз, она уже сидела за столиком, потягивая вино и грызя хлебную палочку. Заметив удивление Мака, она невинным тоном произнесла:

— Решила сыграть в твою любимую игру, Мак. Если встреча назначена на половину восьмого, нужно прийти на пятнадцать минут раньше, а потом сказать всем остальным, что они опоздали, и следить за выражением их лиц.

— Скверно, что ты переняла от меня только это, — буркнул Мак, садясь рядом с внучкой.

Нелл чмокнула старика в щеку.

— Наш Мак не может быть гибким абсолютно во всем, — сказала ей Лиз, когда звонила и приглашала на обед. — Он переживает за тебя. И за твою репутацию. Знаешь, что он мне недавно сказал? Он был бы согласен поменяться с Адамом местами, чтобы ты не так страдала.

Слушая Лиз, Нелл даже обмерла. С чего эта женщина взяла, что смерть Мака была бы для нее меньшей потерей? Пусть их взгляды не всегда совпадают... порой очень даже не совпадают. Но Мак — ее надежная скала, которую не опрокинут никакие бури. Он всегда помогал ей, о чем бы она ни просила. Сердиться на него просто глупо.

— Привет, дед, — сказала Нелл.

Их пальцы переплелись.

— Ты остаешься моей замечательной девочкой?

— Конечно. Куда же я денусь?

— Наверное, теперь я могу удалиться? — деликатно спросила Лиз, сидевшая напротив.

— Нет. Сегодняшнее блюдо вечера — мясо в соусе. Ваше любимое. Мое тоже.

Нелл улыбнулась и кивком указала на деда.

— Правда, я не знаю, что сегодня пожелает заказать себе наша живая легенда.

— Уговорили. Я останусь, — пообещала Лиз. — Только, пожалуйста, пока я буду есть, постарайтесь не портить мне аппетит. Поговорите о погоде или о последнем матче «Янкиз».

— Постараемся, — почти хором ответили Корнелиус и Корнелия Макдермотты.

За «коктейлем из креветок» разговор деда и внучки незаметно перешел на выборы.

— Выборы заканчиваются лишь тогда, когда подведены последние итоги, — сказал Мак. — Поэтому нельзя расслабляться, Нелл. Нью-Йорк всегда дает непредсказуемые результаты: что город, что штат. Здесь каждый округ имеет значение. Наши люди привыкли голосовать за одного сильного кандидата, а всех остальных в списке просто не замечают, даже если у тех семь пядей во лбу. И этим сильным кандидатом вполне можешь стать ты.

— Ты так думаешь? — спросила Нелл.

— Я не думаю. Я знаю, — ответил Мак. — Опыт нескольких десятилетий меня кое-чему научил. Стоит только твоему имени появиться на предвыборных плакатах, и ты сама в этом убедишься.

— Я готова, Мак. Дай мне еще пару дней, и я совсем приду в форму.

Тема выборов временно была исчерпана. Нелл догадывалась, в какое русло теперь перетечет их разговор с дедом.

— Ты все еще собираешься к той... ясновидящей?

— Я уже была у нее.

— Ходила поговорить об Иисусе Христе и Деве Марии?

— Мак! — предостерегающе воскликнула Лиз.

«Помни: эта тема для него — как красная тряпка для быка», — сказала себе Нелл.

— Мак, выслушай меня, пожалуйста, — тщательно подбирая слова, начала она. — Я хорошо запомнила, как ты мне когда-то сказал: «Спасительная ложь немногим лучше тридцати сребреников». Поэтому я не врала тебе в детстве и не собираюсь врать сейчас... Да, я ходила к этой ясновидящей. Она сообщила мне: Адам сожалеет, что препятствовал мне заниматься любимым делом. Разумеется, он имел в виду политику и мое участие в выборах. Ясновидящая также сказала, чтобы я продолжала строить свою жизнь, как считаю нужным, и молилась за него. И еще: Адам просил, чтобы я поскорее отдала всю его одежду в благотворительный магазин.

— Вполне разумный совет.

— Думаю, примерно то же я услышала бы от монсеньора Дункана, если бы пришла к нему. Единственная разница, — специально прибавила Нелл, — что Бонни Уилсон передавала мне слова, которые она слышала от Адама.

Дед и Лиз внимательно глядели на нее.

— Понимаю: вам обоим кажется, что я несу чушь. Но когда я находилась у Бонни, я верила каждому слову.

— А сейчас веришь? — настороженно спросил дед.

— Я верю в разумность данных мне советов. Но это, Мак, еще не все. Во время сеанса всплыло имя Питера Лэнга. Честное слово, я не знаю, что и думать, но я поверила Бонни. Она сказала: Адам оттуда предупреждает меня относительно этого человека.

— Знаешь, Нелл, это уже слишком! — не выдержал Мак.

— Возможно. Но смотри, что получается. Адам и Питер Лэнг работали вместе. Адам спроектировал высотное здание, которое должны были построить на месте «особняка Вандермеера». Кстати, Питер мне сегодня звонил. Сказал, что хочет обсудить со мной важный деловой вопрос. Завтра утром мы с ним встречаемся.

— Я думаю, с этим «особняком» не все чисто. Лэнг понапрасну дергаться не станет. А то, что у него рыльце в пушку, я почти уверен. Я наведу о нем справки.

Корнелиус Макдермотт замолчал, раздумывая, поднимать ли за обедом еще одну неприятную тему. Потом все же решился:

— Питер Лэнг — не единственная наша забота. Нелл, ты слышала, что сегодня обрушился фасад дома на Сорок седьмой улице?

— Да. Я смотрела шестичасовой выпуск.

— У нас одной проблемой стало больше. Когда я собирался ехать сюда, мне позвонил Боб Уолтерс. Оказывается, тот дом несколько лет назад реконструировали. Строительными работами занимался Сэм Краузе. Но проект реконструкции делал Адам, который тогда работал в «Уолтерс и Арсдейл». Если вскроются махинации... использование заведомо низкокачественных материалов с одновременной «подмазкой» нужных людей, чтобы закрыли глаза... хуже того, если окажется, что при проектировании расчеты велись по заниженным стандартам... Адам должен был знать об этом... Обломками ранило нескольких прохожих. Один находится в критическом состоянии, и врачи опасаются за его жизнь.

Мак глотнул вина.

— Я все это к тому, что при расследовании могут затронуть и имя Адама.

Глаза его внучки сердито блеснули.

— Нелл, — почти умоляюще произнес старик. — Мне самому нелегко, но я должен был тебе это сообщить.

Нелл вдруг вспомнились слова Бонни Уилсон: «Адам глядит на вас с такой любовью... Он простил своего убийцу...»

— Мак, я хочу знать абсолютно все, что говорят о моем муже. Даже если это убийственная правда, я должна знать ее целиком. Ведь кто-то подложил на яхту бомбу и лишил Адама жизни. Клянусь тебе: я найду способ узнать, кто это был. И когда я узнаю, эта мразь пожалеет, что не попала в ад до встречи со мной. А что касается твоих дорогих Уолтерса и Арсдейла, если только они попытаются сделать Адама козлом отпущения за все свои просчеты и грехи, я заставлю их в судебном порядке рассказать о происхождении каждого полученного ими цента. И когда в следующий раз будешь говорить со своими закадычными друзьями, передай им это от моего имени.

За столиком установилась напряженная тишина. Заметив официанта, Лиз Хенли кашлянула:

— Несут наш заказ. Может быть, ради здорового пищеварения поговорим теперь о чем-нибудь другом? Например, о составе игроков в отборочных матчах?


20 ИЮНЯ, ВТОРНИК

51

Раздражение не покидало Питера Лэнга с той минуты, как он проснулся. Раздражало все: запруженная машинами Мэдисон-авеню, его водитель, умудрившийся втиснуться в самый медленный ряд. Наконец, Лэнга раздражала предстоящая встреча с Нелл Макдермотт. А вот тут-то раздражение уже было совсем ни к чему. Питер еще раз оценил выстроенную им стратегию разговора. Нужно быть предельно внимательным и осторожным, поскольку вчера, договариваясь с Нелл о встрече, он уловил в ее голосе оттенок враждебности.

«Странная перемена, — думал Лэнг. — Когда мы с ней виделись на прошлой неделе, она держалась вполне дружелюбно. Рассказывала, как Адам гордился своим проектом».

Лишнего говорить не стоит. Если Адам не успел рассказать жене, что его проект забраковали, ей незачем об этом знать. Цена, которую Лэнг собирался предложить Нелл за участок, была более чем привлекательной. Причин отказываться от его предложения у нее быть не должно. Он постарается толковать ей, какой гирей в случае отказа повиснет на ней этот клочок земли. Однако чем убедительнее были мысленные доводы Лэнга, тем сильнее чутье подсказывало ему, что сегодняшняя встреча с Нелл пройдет отнюдь не гладко.

Машина ползла со скоростью улитки. Лэнг взглянул на часы. Ровно десять. Ну вот, уже опоздал! Он наклонился вперед и тронул водителя за плечо:

— Ну какого черта ты продолжаешь торчать в этом ряду?


Открывая Питеру Лэнгу дверь, Нелл еще раз задумалась о превратностях судьбы. Заурядное дорожное столкновение уберегло этого человека, и он не стал пятой жертвой взрыва. За несколько дней, прошедших после их первой встречи, с лица Лэнга исчезли все царапины. Даже поврежденная губа выглядела почти здоровой.

Изысканно вежливый. Обаятельный. Элегантный. Настоящий гений рынка недвижимости. Нелл мысленно усмехнулась, вспоминая эпитеты, которыми обычно награждали Питера Лэнга в колонках светской хроники.

«Нелл, вокруг человека по имени Питер каплет кровь... Адам пытается вас предостеречь...» — вдруг вспомнились ей вчерашние слова Бонни.

Лэнг слегка поцеловал ее в щеку.

— Я много думал о вас. Как вы? — спросил он.

— Не знаю. Наверное, со стороны виднее, — с ощутимой холодностью ответила Нелл.

— Вы просто очаровательны, — продолжал Питер, беря ее руки в свои. — Не думайте, что это обычный комплимент. Я просто констатирую факт.

— Внешность бывает обманчивой. Вам ли этого не знать, Питер?

Она высвободила руки и проводила Лэнга в гостиную.

— Внешность и впрямь бывает обманчивой. Иногда за ней скрывается слабость, а иногда — сила. У вас второе. Вы сильная женщина, Нелл.

Лэнг окинул взглядом гостиную.

— Какая замечательная квартира. И давно вы здесь живете?

— Одиннадцать лет, — почти автоматически ответила она.

— Говорите, одиннадцать лет? Как же, помню то время. Торговля недвижимостью в Нью-Йорке тогда переживала не лучшие времена. Прекрасные квартиры шли почти за бесценок. Теперь ваши апартаменты стоят по меньшей мере втрое дороже.

— Меня не интересует стоимость квартиры. Я не собираюсь ее продавать.

Холодность в тоне Нелл сохранялась. «Что ж, обойдемся без прелюдий», — подумал Лэнг.

— Как вы знаете, Нелл, у нас с Адамом была совместная работа, — начал Лэнг.

— Да. Адам говорил мне.

«Интересно, много ли она знает?» — подумал Лэнг. Он решил бросить пробный шар.

— И уж конечно, вы знаете, что Адам создал проект высотного жилого и делового комплекса, который мы собирались строить.

— Адам очень гордился своим проектом, — равнодушно подтвердила Нелл.

— Видите ли, проект Адама на языке архитекторов называется эскизным. Творец сначала видит очертания своего детища и лишь потом берется за техническую рутину: все эти расчеты, подсчеты, нормы, правила. Так вот, на уровне эскизного просчета задумка Адама была просто восхитительна. Талантливый, оригинально мыслящий архитектор. Нам очень жаль, что его больше нет с нами. И теперь, боюсь, все придется начинать сначала. Архитекторы не любят работать с чужими эскизными проектами. Они тоже хотят создавать свое.

— Что ж, вполне понятное желание.

«Ага, значит, Адам умолчал о своем провале», — торжествующе подумал Лэнг.

Нелл сидела напротив него, опустив голову. Может, ему лишь почудилось, что она враждебно к нему настроена? Возможно, просто не хочет показывать своих истинных чувств. Боль утраты еще слишком остра.

— В августе прошлого года Адам купил у некоей вдовы Каплан ветхий домик в центральной части Манхэттена и участок земли, на котором стоит эта развалюха. Адам заплатил этой женщине рыночную цену: что-то около миллиона долларов. Участок прилегает к другому участку, принадлежащему мне. Эскизный проект Адама предполагал, что высотная башня — доминанта всего сооружения — как раз и будет возведена на бывшем участке вдовы Каплан. Я предлагаю купить у вас этот участок за три миллиона долларов. Согласитесь, неплохие дивиденды с инвестиций, сделанных всего десять месяцев назад.

— А почему вы вдруг предлагаете мне такие деньги? — спросила Нелл.

— Только не думайте, что я разыгрываю из себя доброго волшебника, — улыбнулся Лэнг, прикидывая, заглотнула ли она наживку. — Ваш участок помог бы нам сделать архитектурный комплекс более впечатляющим. Добавятся эстетические детали, появится возможность соорудить не просто удобные, а еще и красивые подъезды. Да что там говорить: вся панорама станет иной, и это сразу отразится на стоимости квартир и помещений под офисы. Как видите, никакой благотворительности. Чистый расчет.

Лэнг снова улыбнулся.

— Конечно, мы в случае чего сможем обойтись и без вашего участка. Да, проект немного проиграет. Все будет скромнее. Однако вы, Нелл, проиграете существенно. Небольшие участки, соседствующие с небоскребом, быстро теряют функциональность и становятся непривлекательными.

«А ведь ты врешь», — подумала Нелл. Адам говорил ей, что Лэнгу позарез нужен участок вдовы Каплан. Даже если за проект возьмется другой архитектор, идея высотной башни наверняка сохранится. А башню (это она тоже знала из слов Адама) выгоднее всего строить как раз на месте, где сейчас стоит домик, купленный у Ады Каплан.

— Я подумаю над вашим предложением, — скупо улыбнувшись, ответила Нелл.

Улыбка Лэнга, наоборот, была лучезарной.

— Конечно. Я вас не тороплю. Скорее всего, мы захотите обсудить это предложение со своим дедом.

Он немного помолчал. Пауза тоже была тщательно выверенной и являлась частью стратегии разговора с Нелл.

— Как бы ни сложились наши деловые отношения, мне хотелось бы думать, что мы останемся друзьями и вы будете честны со мной. Должно быть, вы знаете: в городе полно слухов о вас.

— Слухов? И каких именно?

— Надеюсь, правдивых. Говорят, вы намерены бороться за место в Конгрессе, которое почти полвека занимал ваш дед.

Нелл встала, давая понять, что их встреча окончена.

— Питер, не в моих правилах обсуждать слухи, — сухо проговорила она.

— Иными словами, если вы объявите о своем решении, то сделаете это, когда сочтете нужным.

Лэнг встал и, прежде чем Нелл сумела отдернуть руку, слегка сжал ее пальцы.

— Я хочу, чтобы вы знали: вы всегда можете рассчитывать на мою полную поддержку.

— Благодарю вас, — ответила Нелл, едва сдержавшись, чтобы не поморщиться.

«Дипломатия кувалды», — мысленно добавила она.

Нелл едва успела закрыть за Лэнгом дверь, как зазвонил телефон. Инспектор Склафани просил ее подъехать в офис Адама и дать возможность им с Бреннаном осмотреть бумаги Уинифред Джонсон.

— Мы могли бы получить ордер на обыск, но время дорого. Да и шума меньше, — объяснил ей Склафани.

— Я согласна. Сейчас выеду, — ответила Нелл. — Хочу вам сообщить, инспектор, что несколько дней назад я по просьбе матери Уинифред побывала в их квартире. Миссис Джонсон очень волнуется по поводу своего финансового будущего и потому просила меня поискать в бумагах дочери страховые полисы и другие аналогичные бумаги. Поскольку ничего такого я не нашла, я воспользуюсь случаем и посмотрю, нет ли их в офисе.


Бреннан и Склафани подъехали к зданию на Двадцать седьмой улице раньше Нелл и теперь стояли перед витриной, разглядывая макет небоскреба.

— Красивая штучка, — заметил Склафани. — Чтобы сделать макет, наверное, и сотни баксов хватит. А вот чтобы построить...

— Помнишь, что вчера говорил Уолтерс? — отозвался Бреннан. — Нам с тобой этот домик кажется красивым, но люди, понимающие толк в архитектуре, придерживаются другого мнения. Насколько я понял, проект Адама они завернули совсем.

Его последние слова достигли ушей Нелл, которая только что вылезла из такси.

— Я не ослышалась? Вы сказали, проект Адама «завернули совсем»?

Склафани и Бреннан обернулись. Недоумение на лице Нелл было вполне искренним. Неужели она только сейчас об этом узнала? А сам Адам? Когда он узнал, что его выбрасывают из игры?

— Вчера нам довелось присутствовать на встрече мистера Уолтерса с заместителем окружного прокурора, — сообщил ей Склафани. — От него мы это и услышали.

Нелл нахмурилась.

— Я бы не торопилась доверять словам мистера Уолтерса.

Она резко повернулась, дошла до двери здания и нажала кнопку звонка.

— У меня нет ключей, — нехотя объяснила она полицейским. — Ну а те, что были у Адама... сами понимаете.

Дверь открывать не торопились. Нелл даже обрадовалась медлительности смотрителя. Эти минуты пришлись ей очень кстати, чтобы хоть как-то переварить услышанное и успокоиться. Если Уолтерс все-таки говорил правду... почему же тогда Питер Лэнг и словом не обмолвился насчет отстраненного проекта? Разыгрывал из себя джентльмена? Не хотел сделать больно? Да черт с ним, с Лэнгом! Если все это правда, почему Адам сам не сказал ей? Она же чувствовала: его что-то гнетет. Зря он носил это в себе. Быть может, вместе они что-нибудь придумали бы.

Наконец дверь открылась. Смотритель — грузный мужчина лет около шестидесяти — равнодушным голосом высказал Нелл свои соболезнования и добавил, что уже интересовались насчет помещений, которые арендовал ее покойный муж. Если они ей не нужны, не согласится ли она освободить их досрочно?

Офис Адама Колиффа поразил Склафани своими на удивление скромными размерами. Должно быть, схожие мысли бродили сейчас и в голове Бреннана. Приемная и два кабинета: один более или менее нормальный, а второй — просто клетушка. Склафани вдруг сделалось тоскливо. Если те, кто сюда приходил, испытывали такое же ощущение... все это как-то не вяжется с офисом талантливого архитектора, полного замыслов и идей. Единственным украшением приемной была картина, изображавшая спроектированный Колиффом небоскреб. Но даже от нее веяло скукой.

— А сколько человек работало в фирме вашего мужа? — спросил Склафани.

— Только он и Уинифред. Сегодня большая часть архитектурной работы выполняется на компьютере. И потом, они ведь только разворачивались. Адам разрабатывал общую концепцию, а отдельные детали он мог поручить инженерам-проектировщикам из других фирм.

— Значит, после... инцидента в гавани... здесь никто не появлялся? — спросил Бреннан.

— Да.

«Инцидента», — мысленно повторила Нелл. Это слово больно резануло по ней. Все эти десять дней она только и делала, что держала себя в руках и старалась казаться спокойной. А если руки уже не удерживают себя и спокойствие напоминает трос, готовый в любую секунду оборваться?

Мало того, от нее еще требуют помощи. Можно сказать, ей ставят ультиматум. Знали бы эти полицейские о требованиях, предъявленных ей Лайзой Райен! Нет, она все понимает: растерянная женщина, оставшаяся с тремя детьми и кучей долгов. Нелл в глазах Лайзы — почти всемогущая богиня... Впрочем, нет, не богиня. Богам молятся, а Лайза ей приказывала. «Изволь выяснить, кто и почему заставил моего мужа взять пятьдесят тысяч долларов, а потом найди для меня способ без лишнего шума вернуть эти деньги». Да, Лайза Райен. Жаль, ты не слышала себя со стороны. Именно так ты и говорила. И что бы ты подумала, узнав, что Нелл Макдермотт даже не знает, с какого конца взяться за выполнение твоего приказа?

Нелл снова вспомнила про Бонни Уилсон. Интересно, как бы эти трезво мыслящие полицейские отнеслись к контактам ясновидящей с загробным миром? Вернувшись после сеанса, Нелл вскоре и сама засомневалась в правдивости слов Бонни. Действительно ли та общалась с Адамом? Нелл еще допускала, что Бонни способна читать чужие мысли. Тогда откуда взялась фраза: «Я с Миссури»? Нелл давно не вспоминала об этой присказке. А об их утренней ссоре с Адамом ясновидящей было попросту негде узнать.

Мысли Нелл изменили направление. Ей вспомнилось вчерашнее происшествие на Сорок седьмой улице, где обрушился фасад одного из домов. Может ли следствие хотя бы косвенно обвинить и Адама? Каждый вопрос тянул Нелл в свою сторону. Ей отчаянно хотелось вновь оказаться в спасительной тишине квартиры и все спокойно обдумать.

Она вдруг заметила, что Склафани и Бреннан внимательно глядят на нее.

— Простите, кажется, я на время выпала из реальности. Честно говоря, не ожидала, что мне будет трудно здесь находиться.

Дверца письменного стола Уинифред оказалась запертой, но Джордж Бреннан извлек из кармана кольцо с ключами, и один из них подошел к замку.

— Поисковая служба нашла бумажник Уинифред, — пояснил он Нелл. — Там были и эти ключи. Как ни странно, бумажник почти не обгорел. Вот такие сюрпризы.

— Да, за последние десять дней сюрпризов более чем достаточно, — невесело усмехнулась Нелл. — И среди них — попытка Уолтерса и Арсдейла свалить на Адама вину за все нарушения, которые окружная прокуратура обнаружила в их компании. Сегодня утром я говорила с бухгалтером Адама. Тот уверяет меня, что все дела моего мужа были в полном порядке. Абсолютно не к чему придраться.

«Хочется надеяться, — подумал Бреннан. — Либо это действительно так, либо кто-то в фирме Уолтерса и Арсдейла был в весьма близких отношениях со "Строительной корпорацией Сэма Краузе". И доказательство тому — вчерашнее обрушение фасада. Тут не спишешь все на случайную ошибку рабочих или мастеров. Кто-то наверняка знал о махинациях с низкосортными материалами, но молчал. Разумеется, не бесплатно».

— Нам не хочется вас задерживать, миссис Макдермотт, — сказал Бреннан. — Давайте начнем осматривать стол Уинифред.

Никаких шокирующих находок осмотр стола не дал.

— Этот стол — почти точная копия ее домашнего стола, — сказала полицейским Нелл. — Обычные счета, квитанции, черновики, записки, давно потерявшие свою актуальность. Я довольна, что удалось-таки найти несколько страховок и документы по захоронению ее отца.

Рядом с письменным столом помещался офисный шкаф, два верхних ящика которого были забиты папками. В нижнем ящике лежало несколько пачек бумаги для принтера и копира, листы плотной упаковочной бумаги и мотки бечевки.

Джек Склафани мельком просмотрел содержимое папок.

— Рутинная конторская переписка, — вздохнул он. — А вот адресная книжка Уинифред может представлять для нас интерес. Вы не возражаете, если мы возьмем ее на время?

— Нет, конечно. Думаю, потом ее следует передать матери Уинифред.

— По закону, мы обязаны это сделать, — улыбнулся Джордж Бреннан. — Хотя не очень представляю, зачем старухе служебная адресная книга.

Об одном отличии Нелл умолчала. В служебном письменном столе Уинифред не было ни малейшего упоминания о Гарри Рейнольдсе. «Кто же он все-таки такой? — подумала Нелл. — Может, он помогал Уинифред с устройством матери в этот дорогой пансион?»

— Миссис Макдермотт, в бумажнике Уинифред мы нашли еще и это.

Бреннан вынул из кармана небольшой конверт, в котором лежал ключ.

— Это ключ от индивидуальной ячейки. Видите? На нем стоит номер: триста тридцать два. Скажите, в офисе вашего мужа имелся сейф с индивидуальными ячейками? Или этот ключ никак не связан с офисом?

Нелл повертела в руках ключ.

— Понятия не имею. Адам никогда не упоминал про такой сейф у себя в офисе. Насколько знаю, индивидуальных ячеек в других местах у него не было. А разве нельзя предъявить этот ключ в соответствующем банке и узнать подробнее?

Бреннан покачал головой.

— Увы, нет. Все ключи от индивидуальных ячеек выглядят одинаково. В целях конфиденциальности банки не ставят на них своего клейма. Теперь даже номера на ключах прекратили ставить. Единственная возможность — проверять по банкам: где подойдет.

— Ну, это сродни поиску иголки в стоге сена.

— Примерно так. Но люди обычно заводят себе индивидуальную ячейку не на другом конце города, а вблизи дома или работы. Поэтому число банков существенно уменьшается. Достаточно будет проверить банки в радиусе десяти кварталов от этого здания и от квартиры Уинифред.

Нелл вдруг почувствовала, что сведения о Гарри Рейнольдсе могут пригодиться полицейским.

— В жилище Уинифред обнаружилась одна деталь. Не знаю, поможет ли она вам. Уинифред была каким-то образом связана с человеком по имени Гарри Рейнольдс.

— Откуда вам это известно? — сразу же спросил Бреннан.

— В ее домашнем столе я нашла ящик, забитый самыми разнообразными бумагами: от архитектурных проектов до блокнотиков для заметок. И все они были надписаны одинаково: «Уинифред любит Гарри Рейнольдса». Знаете, первое впечатление — будто это писала пятнадцатилетняя девчонка, по уши втюрившаяся в одноклассника или соседского парня.

— По-моему, здесь больше попахивает идеей фикс, чем подростковой влюбленностью, — возразил Бреннан. — У меня сложилось впечатление, что Уинифред Джонсон была эдакой серой мышкой, не имевшей личной жизни. Работа, дом и мать. Потом остались лишь работа и дом.

— У меня сложилось аналогичное впечатление, — согласилась Нелл.

— Обычно если такие женщины влюбляются, они готовы придавить избранника своей любовью. Идеализируют его, наделяют качествами, которых у него и в помине не было. Мы постараемся установить, кто такой этот Гарри Рейнольдс и откуда он.

Бреннан шумно закрыл шкаф.

— Мы с инспектором Склафани собирались куда-нибудь забрести и выпить кофе. Не составите нам компанию, миссис Макдермотт?

После недолгих размышлений Нелл приняла приглашение. Ей не хотелось оставаться здесь одной. Почему — этого Нелл объяснить себе не могла. Возможно, стоило бы просмотреть и содержимое письменного стола Адама. Нет, только не сегодня. Нелл не покидало ощущение нереальности гибели Адама; причем после визита к Бонни Уилсон оно не ослабло, а даже усилилось.

И все-таки как давно Адам узнал, что его проект «башни Вандермеера» отклонен? Нелл помнила, какой уверенностью веяло от мужа, когда он рассказывал ей о встрече с Питером Лэнгом. Разговор касался покупки участка вдовы Каплан. Гордо улыбаясь, Адам тогда сказал, что поставил Лэнгу условия, которые тот будет вынужден принять. Еще через некоторое время Адам сообщил ей о встрече с инвесторами Лэнга. После этого он стал разрабатывать проект.

Уверенность Адама была непробиваемой. Он не допускал ни малейшей мысли о проигрыше и не желал слушать доводы Нелл, которая привыкла рассматривать все варианты.

— Для комплекса, который задумал построить Лэнг, ему ни за что не обойтись без участка вдовы Каплан. Питер это знает. Ему не остается ничего иного, кроме как играть по моим правилам.

Полицейские заперли двери офиса. Оставалось спуститься вниз и покинуть это унылое здание.

— За кофе я расскажу вам о своей сегодняшней встрече с Питером Лэнгом, — пообещала Нелл. — Не знаю, как вы оцениваете этого человека, но для меня Лэнг — лжец и манипулятор, и гибель моего мужа была ему только на руку.


52

Ночь с понедельника на вторник прошла для Корнелиуса Макдермотта и его внучки одинаково: оба провели ее почти без сна. В своем офисе старик появился лишь к полудню. Лиз Хенли едва не всплеснула руками: обычно румяное лицо Мака было землисто-серым.

Разумеется, он беспокоился за репутацию Нелл. Политик, общающийся с разными там ясновидцами и пророками, мог сразу ставить крест на своей карьере. В результате бессонной ночи у Мака созрел план: разоблачить Бонни Уилсон и доказать Нелл, что все «ясновидение» этой ловкой особы — чистейшей воды шарлатанство. Исполнение плана возлагалось на Лиз. Задумка Мака ее ничуть не вдохновляла, и, если бы не тревога за его здоровье, она ответила бы решительным отказом.

— Договоритесь с ней о встрече, — тоном, не терпящим возражений, велел своей секретарше Мак. — На всякий случай назовитесь именем вашей сестры; мало ли Герта сболтнула о вас. Я догадываюсь, что за штучка эта Бонни, но хочу услышать ваше подтверждение.

Голос Мака звучал хрипло и напряженно.

— Звоните ей прямо сейчас, — велел он Лиз.

— Если я позвоню Бонни из нашего офиса, а у нее установлен определитель номера, она быстро поймет, откуда ветер дует.

— Правильно, Лиз. Я как-то об этом не подумал. Ваша сестра, кажется, живет где-то на Бикман-плейс.

— Да.

— Навестите сестру и позвоните оттуда. И не тяните время, Лиз. Это очень важно.

В три часа дня Лиз вернулась в офис.

— Докладываю: ровно через сутки я в обличье Мойры Кэллахан встречаюсь с Бонни Уилсон.

— Отлично. Если вам придется говорить с Нелл или Гертой...

— Мак, неужели вы всерьез предупреждаете меня держать язык за зубами? — не выдержала Лиз.

— Нет, конечно. Я пошутил, — неуклюже вывернулся он. — Спасибо, Лиз. Я знал, что на вас можно положиться.


53

Во вторник Лайза Райен вышла на работу. Все произошло так, как она представляла. Ей выражали искреннее сочувствие, за которым угадывалось желание узнать возможные подробности взрыва на яхте.

Вернувшись в шесть вечера домой, Лайза еще с порога почувствовала аромат жареной курятины, разливающийся по дому. В кухне хозяйничала ее соседка и подруга Бренда Каррен. Стол был накрыт на шестерых. Пока Бренда доделывала угощение, ее муж Эд помогал Чарли осиливать домашнее задание по чтению.

— Это просто сон какой-то, — тихо сказала Лайза.

— Обыкновенная явь, — возразила Бренда. — Мы подумали, что после первого дня на работе тебе не помешает маленькая домашняя компания.

— Да, — только и могла ответить Лайза.

Она торопливо прошла в ванную и вымыла лицо. «Ты же весь день изумительно держалась, — сказала она себе. — Не вздумай зареветь сейчас».

За обедом Эд Каррен как бы невзначай завел разговор об инструментах Джимми.

— Лайза, я знаю, что Джимми любил мастерить. Он всегда покупал хорошие инструменты, в том числе довольно сложные и дорогие. Тебе они ни к чему, а твои парни, по-моему, больше любят работать головой, чем руками. Думаю, инструменты стоило бы продать, и побыстрее, пока они сравнительно новые. Сейчас такие штучки быстро обесцениваются.

Эд не любил обгладывать куриные косточки, а потому срезал с них мясо себе в тарелку.

— Если хочешь, я могу хоть сейчас спуститься в мастерскую Джимми, посмотреть его арсенал и отобрать то, что стоит продать.

— Нет! — почти закричала Лайза.

За столом стало тихо. Соседи удивленно, а дети испуганно смотрели на нее. Лайзе сделалось стыдно за свой выплеск. Ну что она, в самом деле? Эд ведь прав: инструменты не нужны ни ей, ни сыновьям, а деньги очень даже пригодятся.

— Простите меня... Я представила, что продаю инструменты Джимми и... как будто подвожу черту под той жизнью, которая у нас с ним была... Я пока не готова.

Увидев погрустневшие лица детей, Лайза попыталась обратить все это в шутку.

— Скажите, понравилось бы папе, если бы он вернулся и увидел, что все его любимые инструменты распроданы?

Спустя несколько часов, когда соседи ушли, а дети легли спать, Лайза осторожно спустилась в мастерскую, открыла шкаф и долго смотрела на коробки с деньгами. Они казались ей бомбами с часовым механизмом. «Я должна убрать эти проклятые деньги из нашего дома!»


54

По вторникам Дэн Майнор обычно работал до вечера. Но сегодня он договорился, что уйдет на несколько часов раньше. Из больницы он поехал в городское бюро, занимавшееся поисками ушедших и убежавших из дому, а также пропавших без вести. Оно находилось на Полис-Плаза, в здании штаб-квартиры Нью-Йоркского полицейского управления.

С первых минут разговора Дэн понял, сколь бесплодны его попытки получить здесь какие-либо сведения о Квинни. Дежурный инспектор с пониманием выслушал Дэна, а потом заговорил сам, противопоставляя мечтам и надеждам факты и логику.

— Мне очень и очень жаль, доктор Майнор, но давайте смотреть на вещи реально. Когда вы начали поиски своей матери, вы даже не знали, в Нью-Йорке ли она или где-то в другом месте. То, что вы не сумели ее найти, еще не дает оснований относить ее к категории продавших. Кстати, вы знаете, сколько людей ежегодно пропадает в нашем городе?

Взяв такси, Дэн в состоянии полной растерянности поехал домой. Лучше всего, решил он, искать самому в районе Четвертой улицы.

Он пока не представлял, как расположить к себе тех, кто жил в брошенных трущобных домах. Если просто зайти в один из таких домов? Нет, это не способ. Возможно, с ним не станут разговаривать, посчитав полицейским агентом или социальным работником. К тому же хождение по пустым домам не всегда хорошо кончается. Лучше всего заговорить с кем-нибудь из бездомных прямо на улице и расположить этого человека к себе.

Тогда можно будет осторожно перевести разговор на Квинни, показать ее фотографию и ждать, что ему ответят. Ведь сработал же этот нехитрый прием в отношении Лилли. Самое главное, Дэн знал, под каким именем теперь живет его мать.

Дома Дэн оделся так, чтобы не слишком привлекать к себе внимание. Спустившись вниз и выйдя из лифта, он увидел Пенни Мейнард.

— Не желаете повторить тот чудный вечер? — спросила она, лучезарно улыбнувшись Дэну.— Соберется приятное общество. Думаю, вы не пожалеете.

«В привлекательности ей не откажешь», — мысленно отметил Дэн. Тот вечер и впрямь был чудным: легкие, ни к чему не обязывающие разговоры, и удивительно вкусные макароны, которые приготовила Пенни. Нет. Это хорошо один раз. А становиться завсегдатаем соседских компаний он не собирается, равно как и флиртовать с одинокими соседками.

Дэн вежливо поблагодарил Пенни, объяснив, что этим вечером он занят, и пожелал хорошо повеселиться без него.

Он шел, вспоминая лицо Нелл Макдермотт. После их случайной встречи в парке он часто думал о ней. Дэну очень хотелось позвонить ей, однако ее номера в телефонной книге не оказалось. Но зато там был номер фирмы ее деда, так что шанс дозвониться до Нелл все же сохранялся.

Можно позвонить старику Макдермотту, объяснить, кто он, и попросить номер Нелл. Впрочем, гораздо разумнее просто зайти в фирму ее деда. Тем более что однажды они уже встречались в Белом доме. Говорят, у старика отличная память. Если Макдермотт его не вспомнит, то хотя бы убедится, что перед ним не сумасшедший и не маньяк.

Мысль снова увидеться с Нелл согревала Дэна и течение двух часов, пока длились его хождения по Четвертой улице и ее окрестностям.

Дэн захватил пачку визитных карточек с номером своего телефона. Каждому, с кем он заговаривал о Квинни, он давал карточку и добавлял:

— Пятьдесят долларов тому, кто укажет мне ее местонахождение.

К семи часам он закончил поиски. Одежда Дэна вполне позволяла бегать, а потому он подъехал на такси к Центральному парку и начал пробежку. У входа в парк со стороны Семьдесят второй улицы Дэну снова встретилась Нелл.


55

Из кафетерия, где они пили кофе в обществе Нелл Макдермотт, Склафани и Бреннан поехали прямо к себе на работу. Поговорить было о чем, однако оба, следуя давнишней привычке, дождались, пока не окажутся в кабинете Склафани.

— Судя по тому, что мы услышали от Нелл, Лэнг может каким-то боком быть причастен к взрыву на яхте, — сказал Склафани, барабаня по подлокотнику кресла. — Но у него железное алиби.

— Лэнг был слишком далеко от гавани, а в момент взрыва находился в больнице. Кстати, как он сам объяснял причину столкновения с грузовиком?

— Насколько помню, он назвал даже две причины. Во-первых, он говорил по мобильному телефону, а во-вторых, солнце светило прямо в лобовое стекло и слепило ему глаза. Во всяком случае, лицо у него было прилично поцарапано.

— Все так, но Лэнг сам врезался в грузовик, а не наоборот, — сказал Склафани. — Эксперты считают, что столкновения можно было избежать. Возможно, он намеренно устроил столкновение.

Он потянулся за блокнотом.

— Нелл, похоже, мучают вопросы насчет сотрудничества ее мужа с Лэнгом. Вполне обоснованные. У меня один из ее вопросов тоже засел в голове.

Склафани черканул в блокноте.

— А вопрос такой: какое здание Лэнг собирался строить на месте сгоревшего «особняка Вандермеера»? Тут сразу же появляется другой вопрос: действительно ли Лэнг так нуждался в участке вдовы Каплан? Он не из тех, кто совершает немотивированные поступки.

Склафани сделал новую запись.

— А вот и еще вопросик, не менее интересный. Когда Лэнг сообщил Колиффу, что его проект отвергнут?

— К твоему вопросу, Джек, примыкает мой: почему Адам не рассказал жене об отвергнутом проекте? Казалось бы, вполне нормальная потребность — поделиться своей бедой с близким человеком. Нелл говорила, что у них были прекрасные, доверительные отношения.

— Возможно, ее слова — это обычная женская идеализация умершего мужа, — заметил Джек. — Меня сейчас занимает еще один персонаж — приятель или любовник Уинифред. Некто Гарри Рейнольдс.

— Давай пока оставим этого парня и посмотрим, не найдется ли какой-нибудь ниточки, связывающей Лэнга и нашего старого знакомца Джеда Каплана, — предложил Бреннан.

Склафани кивнул. Он спрятал блокнот в карман, встал и подошел к окну.

— Какие дни! Моя жена мечтает, чтобы я высвободил себе ближайшую пятницу и мы бы двинули к ее старикам в Кейп-Мей на все выходные. Но боюсь, в ближайшую пятницу об этом не стоит и мечтать.

— Правильно боишься, — улыбнулся Бреннан.

— Думаю, Нелл возмутилась бы, но наш список будет неполным, если туда не добавить еще одно имя.

— И я даже знаю, кто это. Адам Колифф.

— Он самый, — подтвердил Склафани. — Что мы имеем? Каплан его ненавидел и продолжает ненавидеть даже мертвого. Уолтерс его тоже ненавидел. Лэнг отверг его проект. Колифф со своими неуемными амбициями мог настроить против себя не только их. Кому еще могло понадобиться, чтобы его яхта не вернулась в гавань?

— Тогда за работу, — сказал Бреннан. — Я отправился наводить справки о прошлом Адама Колиффа.

Через пару часов Бреннан заглянул в кабинет друга.

— Я связался с одним знакомым в Северной Дакоте. Оказалось, Колифф — личность довольно известная в родных краях. Так что у нас появилась зацепка.


56

Они вместе бежали по дорожкам Центрального парка. Нелл удивлялась, насколько ей спокойно и приятно бежать рядом с Дэном Майнором. Ей даже понравилось, как он твердо и в то же время бережно взял ее за руку, когда догнал. Правда, в этом Нелл призналась себе весьма неохотно.

Достигнув искусственного озера, Нелл и Дэн обогнули его и побежали в обратном направлении. У выхода на Семьдесят вторую улицу Нелл остановилась.

— Мне, пожалуй, довольно, — сказала она. — Видите, совсем взмокла.

На этот раз Дэн решил не ограничиваться вежливым прощанием. Он обязательно должен узнать, где она живет, и спросить номер ее телефона.

— Если не возражаете, я провожу вас домой, — сказал он.

Нелл хотела ответить, что это излишне, но, удивляясь себе, кивнула головой.

— Не знаю, как вы, а я изрядно проголодался, — заявил обрадованный Дэн, идя вместе с ней. — Конечно, в таком виде нас вряд ли даже в забегаловку пустят. Позвольте пригласить вас на обед. Мы могли бы встретиться где-нибудь через час.

— Вряд ли это... — начала Нелл.

— У вас уже есть какие-то планы на вечер? — перебил ее Дэн.

— Вообще-то никаких.

— Тогда как врач, имею занудство вам напомнить: организму требуется регулярное питание.

Нелл умела говорить «нет», однако сейчас ей не хотелось пускать свое умение в ход. Дэн продолжал популярную лекцию о пользе регулярного приема пищи, и чтобы не слушать ее дальше, Нелл согласилась встретиться в итальянском ресторане «Иль-Тинелло» на Пятьдесят седьмой улице.

— Добавьте еще полчаса на пробки, — сказала она Дэну. — Впрочем, может, вы умеете околдовывать светофоры?


Перед тем как отправиться на пробежку, Нелл вынула и отсортировала одежду и белье Адама. Вскоре вся кровать и стулья в гостевой комнате были покрыты стопками носков, галстуков, аккуратно сложенными шортами и майками. Помимо этого, Нелл перевесила в гостевой шкаф все костюмы, брюки и куртки мужа.

Нелл постоянно ловила себя на мысли, что занимается бессмысленной работой, перетаскивая вещи из спальни в гостевую комнату. Но раз уж она решила освободить от них спальню, нужно довести начатое до конца.

Когда шкаф Адама опустел, она позвонила консьержу и попросила прислать кого-нибудь, чтобы отнесли все собранное ею вниз, в кладовую. Затем Нелл переставила в спальне мебель, вернув ее на те места, где она стояла прежде... Сейчас, сбрасывая с себя мокрую футболку и шорты, Нелл поймала себя на мысли, будто она переместилась на несколько лет назад. Или вернулась в знакомый дом.

Все эти дни, открывая шкаф и натыкаясь на вещи Адама, она постоянно вспоминала о его внезапной гибели, лишившей ее возможности даже проститься с ним. И еще: одежда мужа напоминала ей об их последней ссоре, и в Нелл снова просыпалось чувство вины, будто она собственными руками вытолкнула Адама из своей жизни... Без его вещей ей легче дышалось. Нелл знала: вернувшись после ресторана, она наконец-то спокойно заснет.

Она быстро приняла душ. Оставалось выбрать одежду, в которой она отправится на обед. Нелл открыла шкаф, оглядела ряд платьев и костюмов и решила надеть синий с сиреневым отливом шелковый брючный костюм. Этот костюм она купила в конце прошлого года и совсем о нем забыла.

«Хорошо, что эта вещь никак не связана с Адамом, — вдруг подумала Нелл. — Он всегда замечал, во что я одета».


Дэн приехал в ресторан раньше Нелл. Он сидел, погруженный в какие-то мысли, и даже не заметил, как она вошла. Только когда официант услужливо выдвинул для нее стул, Дэн вскочил на ноги и виновато улыбнулся.

— Вижу, вам удалось околдовать светофоры? — спросила она.

— Почти все. Спасибо, что пришли. Мне показалось, я просто надавил на вас своим приглашением. Дурацкая врачебная особенность. Привыкаешь видеть в людях пациентов, которые ждут от тебя рекомендаций, а ты ждешь, что они эти рекомендации обязательно будут выполнять.

— Не волнуйтесь, Дэн. Вы ничуть не надавили на меня. Я рада, что вы уговорили меня прийти сюда. Я тоже проголодалась, а готовить дома не хочется.

В зале вкусно пахло восхитительными итальянскими кушаньями. Когда официант нес к соседнему столику макароны с каким-то замысловатым соусом, Нелл едва удержалась, чтобы не воскликнуть, как маленькая:

— А я тоже такое хочу!

За бокалом вина Нелл и Дэн обнаружили, что у них в Вашингтоне есть куда больше общих друзей, чем они думали. После копченого окорока, который они теперь заедали дыней, разговор перешел на грядущие президентские выборы. Здесь их симпатии почти полностью совпадали. Когда же наконец принесли макароны с соусом, Дэн рассказывал Нелл, почему он переехал в Нью-Йорк.

— Наша больница постепенно превращается в крупный центр детской ожоговой терапии. А это как раз моя специализация.

Сам не зная зачем, Дэн вдруг начал рассказывать Нелл о безуспешных поисках матери.

— Неужели она просто исчезла из вашей жизни? — удивилась Нелл.

— Сейчас бы я назвал это затяжными депрессиями на почве алкоголизма, — печально усмехнулся Дэн. — Но тогда я не знал подобных мудреных слов. Я хотел, чтобы мама жила с нами, а она решила, что мне будет лучше с дедушкой и бабушкой... Это долгая история, Нелл. Если вам интересно, я как-нибудь расскажу ее вам со всеми подробностями. А пока... Моя мать стареет. Столько лет жить на улице или в заброшенных домах. Не надо быть врачом, чтобы представить, в каком состоянии ее организм. Я перебрался в Нью-Йорк не только из-за работы. Мне верилось, что я разыщу мать. Но за все эти месяцы — никаких результатов. Мою мать не видели с прошлой осени.

— Дэн, а вы уверены, что ей захочется иметь постоянную крышу над головой? Я помню, дед одно время занимался проблемами бездомных. Знаете, далеко не все они хотели вернуться к прежней жизни.

— Да, Нелл, люди по разным причинам уходят из дома. Но я уверен: не случись тогда со мной беды, мать бы не ушла. Она считала, что это из-за нее я чуть не погиб. Конечно, случай был ужасный, зато он определил мое будущее. Так что я могу лишь благодарить судьбу.

Дэн рассказал о своем безрезультатном визите в полицию.

— Формально они правы, — сказала Нелл. — Но есть и неофициальные пути. Здесь вам мог бы помочь мой дед. У него хватает друзей в полиции. Думаю, по его просьбе они бы не поленились внимательно просмотреть данные этих месяцев. Я поговорю с ним. Впрочем, вам бы тоже стоило появиться в его офисе. Вот его визитка.

Когда подали кофе, Дэн сказал:

— Нелл, вы, наверное, уже устали слушать обо мне и моих заботах... Мне хочется задать вам один вопрос. Если не пожелаете отвечать, скажите прямо. Но прежде я все-таки его задам: как вы себя ощущаете в изменившейся жизни?

— Как я себя ощущаю? — повторила Нелл, отправляя ломтик лимона в чашку с эспрессо. — Даже не знаю, что и ответить... Когда кто-то умирает, но нет ни тела, ни гроба, ни похоронной процессии, движущейся к могиле, смерть выглядит... незавершенной. Такое чувство, будто этот человек просто находится в другом городе или стране, хотя и знаешь, что он «уехал» навсегда. Я не могу отделаться от ощущения нереальности его смерти. Без конца твержу себе: «Адам мертв, Адам мертв» — и в то же время ощущаю бессмысленность этих слов.

— А когда вы потеряли родителей, у вас были схожие ощущения?

— Нет. Я знала, что они покинули наш мир. Вся разница в том, что родители погибли в результате несчастного случая. Адама погубил умышленный взрыв. Я в этом уверена. Сами посудите. Погибли четверо. Может, преступник хотел избавиться от кого-то одного. Возможно, от всех четверых. Они погибли. А преступник продолжает ходить по земле, наслаждаться жизнью. Возможно, тоже сидит в каком-нибудь ресторане.

Лимон в ее чашке успел побуреть, а эспрессо — остыть.

— Дэн, я обязательно найду того, кто взорвал яхту. Это нужно не только мне. Вместе с Адамом там погиб Джимми Райен. Лайза Райен осталась с тремя детьми. Она тоже должна знать, кто убил их отца и ее мужа.

— Уж не собираетесь ли вы проводить самостоятельное расследование? — встревожился Дэн. — Тот, кто с холодной расчетливостью погубил четыре жизни, крайне опасен.

У Нелл исказилось лицо, а широко раскрытые глаза наполнились паническим ужасом.

— Нелл, что с вами? Наверное, я зря сказал об этом. Только напугал вас, — спохватился Дэн.

Она покачала головой.

— Все в порядке. Я не из пугливых, — сказала Нелл, стараясь вместе с Дэном убедить и себя.

— Нет, Нелл. Я же чувствую, что не все в порядке. Расскажите, почему вы так испугались?

Разумного объяснения ее страху не было. Были лишь ощущения, очень похожие на те страшные минуты, когда она боролась с отбойной волной на Гавайях. Но семнадцать лет назад ее окружали настоящие волны. Сейчас... зал ресторана отъехал куда-то вдаль, словно декорация в съемочном павильоне. Нелл билась в закрытую дверь. Ей не хватало воздуха. Становилось все жарче и жарче. Еще немного — и она сгинет в пламени.


21 ИЮНЯ, СРЕДА

57

Строительство на месте бывшего «особняка Вандермеера» — всего лишь один из проектов «Лэнг энтерпрайсиз», — весьма недружелюбным тоном заявил Питер Лэнг.

Ему был явно не по душе утренний визит Джека Склафани и Джорджа Бреннана. Однако перед ним сидели не просто докучливые посетители, а инспекторы полиции, тесным образом связанные с окружной прокуратурой. Лэнг вообще старался ни с кем не ссориться, тем более с полицией и окружной прокуратурой. Он сменил тон на терпеливо-снисходительный.

— К примеру, «Лэнг энтерпрайсиз» принадлежит дом под номером тысяча двести по Америк-авеню, на верхнем этаже которого мы с вами сейчас сидим. Я бы мог провезти вас по всему Манхэттену и показать еще пару десятков зданий, находящихся в собственности нашей фирмы или под нашим управлением. Но прежде чем вы продолжите тратить мое время, позвольте все-таки узнать цель вашего визита.

«А цель очень простая, приятель, — мысленно ответил ему Склафани. — Ты начинаешь превращаться в главного подозреваемого по делу об убийстве четырех человек. Так что я бы советовал тебе осадить своего горячего мустанга».

— Мистер Лэнг, мы прекрасно понимаем, насколько вы заняты, — со своей всегдашней учтивостью сказал Бреннан. — Однако у нас возникла настоятельная необходимость задать вам несколько вопросов. Скажите, вы вчера встречались с Нелл Макдермотт?

— Встречался. И что из этого? — удивленно вскинул брови Лэнг.

По лицу Лэнга было видно, что вопрос ему очень не понравился. Еще бы. До сих пор он чувствовал себя весьма уверенно. Репутация, деньги, связи... Но все это его не спасет, если ему предъявят обвинение в умышленном убийстве четырех человек.

— А какова была цель вашей встречи с миссис Макдермотт?

— Чисто деловая, — ответил Лэнг и демонстративно посмотрел на часы. — Джентльмены, боюсь, что больше я не в состоянии уделить вам ни минуты. Тороплюсь на встречу.

— Встреча у вас ужепроходит. Здесь, в вашем кабинете, — отчеканил Бреннан. — Когда дней десять назад мы говорили с вами по телефону, вы сообщили, что занимались с Адамом Колиффом совместным проектом. Колифф, как мы поняли, отвечал за архитектурную часть проекта.

— Я могу и сейчас повторить то же самое.

— Расскажите, что это был за проект?

— По-моему, я вам уже тогда достаточно подробно все рассказал. Если вы так настаиваете, я повторю. Мы с Адамом Колиффом оказались владельцами двух соседних участков земли на Двадцать восьмой улице. Мы решили объединить их и построить современный многоэтажный комплекс с квартирами и помещениями под офисы.

— Мы правильно поняли, что мистер Колифф был автором проекта этого здания?

— Точнее, автором архитектурной концепции.

— А когда вы отвергли его... архитектурную концепцию, мистер Лэнг?

— Я бы употребил другое слово. Его концепция была не отвергнута, а потребовала значительного переосмысления.

— В таком случае почему вы не сказали об этом его вдове?

Питер Лэнг встал.

— Я искренне старался вести разговор с вами в дружеском ключе. Вижу, все мои усилия были напрасны. Мне очень не нравится ваш тон и отношение ко мне. Если так будет продолжаться, я настаиваю на вызове моего адвоката.

— Еще один вопрос, мистер Лэнг, — сказал Склафани, не обращая внимания на его спектакль. — Заявку на приобретение «особняка Вандермеера» вы подавали уже после того, как здание лишилось статуса архитектурной достопримечательности?

— Город очень нуждался в другом участке, принадлежавшем мне. Это была честная сделка, причем на выгодных для города условиях.

— Позвольте и мне задать еще один вопрос, — сказал Бреннан. — Если бы вы полностью отказались от архитектурных услуг Адама Колиффа, ему пришлось бы продать вам свой участок?

— Да, и с его стороны было бы весьма глупо этого не сделать. Но что теперь говорить? Адам погиб раньше, чем мы успели заключить сделку.

— Ну вот мы и добрались до истинной цели вашего визита к вдове Колиффа. А если Нелл Макдермотт откажется продать вам этот участок?

— Ей решать, — отрезал Питер Лэнг и встал. — А теперь, джентльмены, я возвращаюсь к прерванным делам. Все дальнейшие вопросы можете выяснить у моего заместителя и главного юрисконсульта фирмы.

Лэнг нажал кнопку интеркома.

— Проводите мистера Бреннана и мистера Склафани, — велел он секретарше.


58

Утром Нелл позвонила Герта.

— Ты никуда не собираешься? — спросила она внучатую племянницу. — Я сделала торт с обсыпкой. Кажется, тебе он раньше очень нравился.

— Он мне и сейчас нравится. Буду рада видеть и тебя, и торт.

— Ты только честно скажи. Если я отрываю тебя от работы...

— Я делала материал для газеты и почти закончила.

— Тогда я буду к одиннадцати.

— Великолепно. По-моему, у меня еще остался твой любимый чай.

В четверть одиннадцатого Нелл выключила компьютер. Очередная колонка была почти готова, но Нелл хотела дать ей немного вылежаться, а потом взглянуть свежим глазом и навести окончательный лоск.

Она прошла на кухню, чтобы заранее налить воды в чайник. Все эти два года Нелл с удовольствием писала статьи для своей колонки. Но теперь придется проститься с журналистикой и двигаться дальше... Правильнее сказать — возвращаться назад, в тот мир, который с детства был второй ее натурой. Избирательная кампания, сумасшедшая ночь, когда подсчитываются голоса, а там — Капитолийский холм. Если, конечно, она победит. И опять жизнь потечет в постоянных разъездах: утром Манхэттен, вечером — Вашингтон.

«По крайней мере, я знаю, какая жизнь меня ждет, и готова к ней, — подумала Нелл. — А люди вроде Боба Гормана часто вынуждены учиться элементарным вещам. Впрочем, может, Мак прав и политика была для Гормана всего лишь перевалочной базой?»


Ровно в одиннадцать ей позвонил консьерж и попросил встретить поднимающуюся в лифте Герту. «Мак вышколил нас обеих», — мысленно усмехнулась Нелл. Только с Адамом у него ничего не получилось; тот хронически опаздывал, доводя Мака до белого каления.

Ей стало совестно: вспоминая об этой черте характера Адама, она почему-то была на стороне Мака.

— А ты выглядишь значительно лучше, — сразу заметила Герта.

Старуха поцеловала внучатую племянницу и торжественно вручила ей коробку с тортом.

— Наверное, впервые за все это время я хорошо выспалась, — ответила Нелл. — Сон здорово помогает.

— О, еще как, — согласилась Герта. — Кстати, я вчера вечером тебе звонила, но тебя не было. Бонни Уилсон интересовалась, как ты после ее сеанса.

— Очень любезно с ее стороны, — с некоторой долей ехидства сказала Нелл. — Идем на кухню. Чай уже заварен.

Они сели. Нелл разложила по тарелочкам заботливо нарезанный Гертой торт, налила чай.

— Какой божественный аромат! — воскликнула Герта, принимая от нее чашку.

Нелл заметила, что у ее двоюродной бабушки слегка дрожат руки. В таком возрасте это было весьма частым явлением. У Нелл вдруг больно кольнуло сердце. «Не хочу, чтобы Герта уходила из моей жизни. Они с Маком мне очень нужны. Эта вся моя семья».

Вчера, в ресторане, Дэн Майнор сказал ей:

— Я очень жалею, что у меня нет ни братьев, ни сестер. Не знаю, найду ли я мать. Дед и бабушка не вечны. После их смерти я останусь совсем один.

— Но ведь у вас есть отец, — осторожно возразила Нелл.

— Отец не в счет. Он всегда был... гостем в моей жизни. Мы давно не общаемся, — вздохнул Дэн и тут же с улыбкой добавил: — Зато у меня очаровательная мачеха. Третья по счету.

Нелл завязала мысленный узелок: предупредить Мака насчет звонка Дэна.

В половине двенадцатого Герта встала из-за стола.

— Дорогая, мне пора. Да и тебе надо работать. Но помни: у меня всегда найдется для тебя время.

Нелл обняла старуху.

— Я это помню.

— Да, вот еще что. Надеюсь, ты согласилась убрать из квартиры всю одежду Адама? Бонни меня спрашивала. Говорила, это очень важно.

— Я вчера как раз этим и занималась.

— Может, тебе помочь?

— Нет, спасибо. Часть вещей уже снесли в кладовую на первом этаже. Управляющий снабдил меня коробками. В субботу я загружу их в машину и отвезу в магазин. Если не ошибаюсь, пожертвования принимают по субботам?

— Да, у них ничего не изменилось. В эту субботу я там дежурю.

При небольшой церкви на углу Первой авеню и Восемьдесят пятой улицы был благотворительный магазин, где на добровольных началах работала Герта и куда Нелл отдавала всю свою ненужную одежду. Магазин принимал лишь малоношеные вещи, однако и их продавал по минимальным ценам.

Нелл вдруг вспомнила, как она впервые уговорила Адама сделать то же самое с его одеждой... Была суббота накануне Дня благодарения[28]. Нелл привычно осмотрела свой гардероб и достала оттуда все, что больше не собиралась надевать. Адаму не слишком нравилась эта затея, но затем он поддался на ее уговоры.

Из магазина они зашли в новый тайский ресторан на Восемьдесят первой улице. За ланчем Адам признался ей, что ему непросто расставаться с одеждой, которую он мог бы еще носить. Его мать, добавил он, никогда ничего не выбрасывала, приберегая на черный день. «Должно быть, я унаследовал материнскую скаредность, — сказал он тогда.— Мне легче набить шкаф так, что он перестанет закрываться, чем что-то отдать».

Еще одно воспоминание об Адаме, и опять не из приятных.


59

— Я поехала, — сообщила Лиз Хенли, приоткрыв дверь кабинета Корнелиуса Макдермотта.

— Пора. Я уже хотел вам напомнить.

— Не волнуйтесь, Мак. Сейчас половина третьего. Ровно в три я буду у нее.

— Знаете, Лиз, мне как-то совестно, что я втравил вас в это дело, но вы понимаете, насколько оно важно.

— Учтите, Мак: если эта женщина меня сглазит, вы будете виноваты.

— Не говорите чепухи, Лиз. Когда закончите с ней, сразу же возвращайтесь.

— Или она... закончит со мной, — вздохнула Лиз.


Сказав водителю такси адрес, Лиз поудобнее устроилась на заднем сиденье. Несмотря на внешнее спокойствие, ее нервы были взбудоражены.

Если Герта непоколебимо верила в парапсихологические феномены, то Лиз просто допускала, что такое вполне может быть. Есть же люди с необычайной памятью или способностью производить в уме сложнейшие подсчеты. Так почему бы не быть людям с экстрасенсорным восприятием?

Однажды Лиз имела неосторожность поделиться своими суждениями с Маком. И услышала:

— Моя мать не знала таких мудреных слов, как «экстрасенсорное восприятие», но зато она была абсолютно убеждена, что умеет читать знамения. Если среди ночи трижды раздался стук в дверь, если вдруг со стены упала картина или в окно влетел голубь — все это признаки скорой смерти.

Мак тогда явно наслаждался своим монологом.

— И если где-то через полгода мать получала письмо с известием о смерти своей девяностовосьмилетней тетушки, она говорила отцу: «Помнишь, Патрик, как среди ночи нам трижды постучали и дверь? Я уже тогда знала: жди плохих новостей. Вот и дождались».

Мак всегда умел убеждать. Он пускал в ход свою любимую логику здравого смысла, в беспощадном свете которой все загадочные явления начинали казаться нелепыми и смехотворными. Но ведь есть сотни рассказов о том, как к людям являлись их умершие родственники, чтобы попрощаться. Лиз вспомнилась большая статья в «Ридерз дайджест», которую она читала несколько лет назад. В статье рассказывалось об Артуре Годфри, телезвезде середины XX века. Во время Второй мировой войны Годфри служил на военном корабле. Однажды во сне он увидел отца, стоявшего возле его матросской койки. Годфри проснулся и запомнил время этого странного сна. На следующее утро он получил радиограмму о смерти отца. Время сна и время смерти совпали до минут.

«Надо будет разыскать эту статью и дать прочитать Маку, — подумала Лиз и тут же грустно усмехнулась. — Но стоит ли? Мак и тут найдет контраргументы. Если он не поверил снам своей внучки, что ему сон Годфри?»


Ее первое впечатление от Бонни Уилсон совпало с тем, что рассказывала Нелл. На редкость привлекательная женщина и к тому же моложе, чем казалось Лиз. Но насчет облика квартиры она не ошиблась: после солнечного июньского дня мрачная прихожая показалась ей подземельем.

— У меня испортился кондиционер, — пояснила Бонни, перехватив ее взгляд. — Единственный способ избежать духоты — держать окна плотно зашторенными. Я люблю старые дома с их просторными комнатами, но система кондиционирования здесь никуда не годится.

Лиз чуть не проговорилась, что живет в таком же доме на Йорк-авеню, но вовремя вспомнила: она — Мойра Кэллахан, живущая на Бикман-Плейс. «Никогда не умела врать, а после шестидесяти уже поздно учиться».

Она послушно проследовала за Бонни по длинному коридору. Затем хозяйка квартиры открыла дверь справа и ввела Лиз в свою приемную.

— Прошу вас, садитесь на кушетку, — сказала Бонни. — Так мне будет удобнее разговаривать с вами.

Она пододвинула стул.

— А теперь позвольте мне подержать ваши руки.

Столь же послушно Лиз протянула ей руки. «Втянул меня Мак в историю!»

Бонни Уилсон сидела с закрытыми глазами.

— Вы носите обручальное кольцо, однако я чувствую, что вы — вдова, причем уже давно. Это так?

— Да, — прошептала Лиз и подумала: «Боже милосердный, неужели она так быстро все это считала с меня?»

— Недавно вы отмечали весьма важное для вас событие. Я отчетливо вижу число сорок. Это сороковая годовщина вашей свадьбы. Вы выходили замуж в июне. Все эти дни вы предавались ностальгическим воспоминаниям.

Ошеломленная Лиз могла только кивать головой.

— Подождите... Передо мной всплыло мужское имя. Шон. В вашей семье был мужчина по имени Шон? Вряд ли это ваш муж. Скорее брат... ваш младший брат.

Бонни Вилсон дотронулась до своего лба, затем переместила руку выше.

— Я ощущаю сильную боль в этом месте, — прошептала она. — Шон погиб в результате несчастного случая. Это была автокатастрофа?

— Шону было всего семнадцать, — дрожащим голосом ответила Лиз. — Он любил гонять на предельной скорости. В тот день он не справился с управлением... Ему раздробило весь череп.

— Поймите, Мойра, погибло лишь его тело. Сейчас Шон находится по другую сторону завесы, вместе с вашим мужем и остальными членами вашей семьи, совершившими переход. Он просит передать, что все они посылают вам свою любовь. Ваша встреча с ними состоится еще очень не скоро, однако чувство оторванности от любимых, которое владеет вами, — это ошибочное чувство. Нет никакой оторванности. Все, кого вы любили и продолжаете любить, незримо находятся рядом с вами. Более того, они служат вашими духовными проводниками и защитниками. Пусть эта мысль утешает вас.

Как в тумане Лиз вновь шла с Бонни по темному коридору. Там, где он поворачивал к прихожей, находился столик. Над ним висело зеркало. (Серебряный поднос на столике был полон визитных карточек Бонни. Лиз протянула руку за карточкой и вдруг похолодела. В зеркале помимо своего лица она увидела другое, внимательно глядящее на нее. Видение было мимолетным. Второе лицо сразу же пропало. «Воображение разыгралось после сеанса», — успокоила себя Лиз.

Утешительного объяснения хватило ненадолго. Возвращаясь в такси на работу, Лиз снова вспомнила про то лицо и... едва не вскрикнула. Она только сейчас поняла, что из коридорного зеркала на нее глядел Адам Колифф!

Лиз поклялась себе: она никому, даже Нелл, не расскажет об этом призрачном видении. Никому. И особенно Нелл.


60

Кошмарные сны Бена Такера повторялись две ночи подряд, но они уже не так пугали мальчика. Ведь доктор Кроули рассказывала ему, что дети сильнее переживают подобные катастрофы, нежели взрослые. Помогло и ее предложение «нарисовать свой страх».

Бену было интересно встречаться с детским психологом. Он даже не возражал, что из-за этого сегодня пропустит очень важную игру, от которой зависело, попадет ли его школьная команда в финал Лиги юниоров.

— Я рада слышать, Бенни, что ты так серьезно относишься к нашим встречам, — сказала ему доктор Кроули, — Может, сегодня ты опять хочешь порисовать?

Бен без возражений принялся за рисунок. Он уже не боялся изобразить змею. Да и не змея это была вовсе. В двух последних снах он сумел получше рассмотреть то, что так пугало его раньше.

Мальчик весь погрузился в рисование. От усердия он высунул язык.

— Скажи, Бенни, а язык тебе помогает рисовать? — мягко улыбаясь, спросила доктор Кроули. — Так его и прикусить недолго.

— Это со мной часто бывает, — признался Бен. — Мама всегда смеется. Говорит: «Ты совсем как твой дедушка». Он тоже прикусывал язык.

— Совсем неплохо быть похожим на деда. Значит, он умел усердно работать... Ладно, не буду тебе мешать. Рисуй.

Меган Кроули занялась своим делом, а Бен продолжил начатый рисунок. Он рисовал широкими, уверенными штрихами. Рисование было одним из нескольких его любимых занятий. Большинство мальчишек в классе называли это девчоночьей дурью; они рисовали плохо, и учительница всегда морщилась, разглядывая лабиринты ломаных линий и цветных клякс. Нет, Бен всегда старался рисовать, чтобы было похоже. И еще он мечтал поскорее научиться рисовать по-взрослому.

Было смешно сказать: у его соседки по парте кошка и человек одинаковых размеров.

Хорошо, что доктор Кроули пишет за столом свои бумаги и не стоит у него за спиной. Так и ему легче.

Закончив рисовать, Бен отодвинул коробку с карандашами и откинулся на спинку стула, глядя на свое произведение. Рисунок ему понравился. Только что это? Получается, никакой змеи не было? Просто тот человек в облегающем черном водолазном костюме был очень похож на змею. Он прыгнул в воду, как только взорвалась яхта.

Рука Бена сама потянулась к карандашу, чтобы дорисовать еще одну деталь. Мальчик вспомнил: в руках у того человека был какой-то предмет, похожий на бумажник.


61

Днем Лайзе Райен на работу позвонила миссис Ивенс, методист школы, где училась Келли.

— Ваша дочь тяжело переживает смерть отца, — сказала миссис Ивенс. — Я узнала от ее учительницы, что девочка расплакалась прямо на уроке.

— А я думала, что она крепче своих братьев, — упавшим голосом ответила Лайза. — Дома с ней такого не бывает.

— Я пыталась говорить с Келли, однако почти ничего не добилась. По-моему, миссис Райен, ваша дочь намного взрослее своих десяти лет.

— Если дома она сдерживается, то лишь потому, что пытается уберечь вас от волнений.

«Келли пытается меня уберечь, когда это я должна оберегать и ее, и мальчишек! Я совсем забыла о детях. Только и дергаюсь из-за этих проклятых денег! Нет, их сегодня же нужно убрать из нашего дома!»

Лайза подошла к телефону-автомату и, достав записную книжку, стала листать в поисках нужного номера. Ее клиентка выразительно поглядывала на часы, однако прежде чем вернуться на рабочее место, Лайза заглянула в кабинет менеджера и попросила перенаправить двух записавшихся к ней клиенток к другим маникюршам. Менеджер попытался возразить, но Лайза с несвойственной ей твердостью заявила:

— Я только сейчас вспомнила об одном важном деле. Мне обязательно нужно закончить его сегодня, а перед этим я должна накормить детей.

— Лайза, мы ведь давали вам целую неделю. Наверное, можно было вспомнить о том деле пораньше... Хорошо, сегодня я вас отпущу, но чтобы это не превращалось у вас в привычку.

Лайза поблагодарила его и почти бегом вернулась на свое рабочее место.

— Пожалуйста, простите меня. Возникли непредвиденные проблемы. Пришлось срочно их улаживать, — объяснила она клиентке.

Несколько дней назад ее клиентка сочувственно кивнула бы. Однако гибель Джимми Райена отодвигалась все дальше в прошлое, и лимиты понимания у окружающих были исчерпаны.

— Дорогая моя, у нас у всех возникают непредвиденные проблемы, — с раздражением ответила Лайзе клиентка. — Но наверное, можно было «начала доделать мне маникюр?


Лайза позвонила Карренам и попросила Моргану посидеть с детьми. Моргана обещала прийти к семи. В половине шестого Лайза приготовила обед. Вспомнив рекомендации распорядителя похорон, она переставила стулья за обеденным столом. Поскольку их теперь было четверо, Лайза вытащила из стола центральный фрагмент, вновь сделав стол круглым. Пока Чарли не подрос, их семья вполне помещалась за круглым столом.

У Лайзы сжалось сердце. Она вспомнила, как радовался Чарли, что теперь он будет сидеть на «взрослом» стуле. И Джимми тоже радовался.

Дети ничего не сказали ей по поводу перестановки, но Лайза и так понимала: им это больно. Она видела встревоженное лицо Кайла, затаенное горе в глазах Келли. Даже маленький Чарли, у которого не закрывался рот, был непривычно молчалив.

— Как дела в школе? — спросила Лайза.

Вопрос был задан нарочито бодрым тоном и относился ко всем троим.

— Нормально, — сдавленно ответил Кайл. — Мам, ты не забыла о поездке на выходных?

Вот и еще одно напоминание. Такие поездки были давней традицией школы. Считалось, что они помогают единению отцов и сыновей. Отец кого-то из мальчиков приглашал на уик-энд одноклассников своего сына вместе с их отцами. Ну какой мальчишка откажется провести пару дней в мужской компании?

— Бобби говорил мне, что его отец готов взять и меня, но я не хочу ехать, — сказал Кайл. — Мам, пожалуйста, не заставляй меня.

Лайза чуть не заплакала. В предстоящей поездке Кайл оказался бы единственным мальчишкой без отца.

— Ты прав, Кайл. Думаю, там будет не так уж интересно. Я сама позвоню отцу Бобби и скажу, что ты не поедешь.

Лайза вспомнила другой совет распорядителя похорон: «Хорошо, если у детей появится какое-нибудь радостное событие и они будут ждать его как праздника». Благодаря Бренде Каррен такое событие появилось.

— А у меня есть для вас хорошая новость, — все тем же бодрым голосом продолжала Лайза. — В этом году наши соседи решили снять в Бризи-Пойнт[29] дом попросторнее. Они хотят, чтобы мы проводили там все выходные. Бренда рассказывала: дом стоит прямо на берегу океана. Вы согласны?

— Это правда, мам? Ну клёво! — восторженно отреагировал Чарли.

«Этому бы только плескаться. Настоящая водяная крыса», — с облегчением подумала Лайза.

Реакция Кайла была куда сдержаннее, хотя новость обрадовала и его. Лайза взглянула на дочь. Казалось, Келли даже не слышит, о чем говорят. Девочка рассеянно ковыряла вилкой макароны.

Сейчас не время заводить с ней разговор. Дочери нужно самой пережить потерю.

Лайза посмотрела на часы. Минут через десять она уберет со стола, вымоет посуду и усадит детей делать уроки. К половине восьмого ей нужно быть у Нелл.

— Кайл, когда ты поешь, хочу попросить тебя мне помочь. Вчера Эд заговорил о папиных инструментах, и я потом вспомнила: там ведь не только папины инструменты. Кое-что он брал на время у своего сослуживца. Их надо вернуть. Я позвонила этому человеку с работы и договорилась, что привезу их сегодня. Там две коробки. Помоги мне отнести их в машину.


62

Из больницы Дэн Майнор сразу же поехал в офис Корнелиуса Макдермотта. Оказалось, Нелл уже предупредила деда, и тот ждал его звонка. Старик встретил его очень радушно.

— Слышал, вы с Нелл вместе учились в Джорджтауне.

— Не совсем так, мистер Макдермотт. Мы учились в Джорджтауне, но не вместе. У нас разрыв с ней лет в шесть.

— Уже освоились в Нью-Йорке?

— Пожалуй, да. И потом, у меня нью-йоркские корни. Мои дед и бабушка родом отсюда. И мать до двенадцати лет жила на Манхэттене. Это потом они переехали в пригород Вашингтона. Получается, генетически я одной ногой стою там, а другой — здесь.

— Вот и я тоже, — сказал Макдермотт. — Между прочим, я родился в этом доме. Тогда здешние улицы были и скучнее, и грязнее. У взрослых была такая шутка: «Хочешь выпить на халяву? Выйди на улицу и жди, когда ветер подует со стороны пивоварни Джекоба Руперта».

— Какая экономия! — засмеялся Дэн.

— Только похмелье потом было ощутимее.

Их разговор тек как бы сам собой, без мучительного поиска тем и огибания острых углов. Корнелиусу Макдермотту все больше и больше нравился доктор Дэн Майнор. «К счастью, сын пошел не в отца», — подумал старик. На вашингтонских приемах ему доводилось не раз встречаться с Майнором-старшим — напыщенным и довольно скучным человеком. Дэн не из отцовского теста. На его месте многие попросту открестились бы от такой матери и постыдились рассказывать, в кого она превратилась. А Дэн не оставляет усилий найти ее и помочь. «Такие парни мне по нраву».

— Обещать наверняка, как вы понимаете, я не могу, но попробую тряхнуть этих бюрократов, чтобы оторвали зады от кресел и занялись настоящими поисками вашей Квинни, — сказал Макдермотт. — Как я понял, в последний раз ее видели в сентябре прошлого года, где-то к югу от Томпкинс-сквер?

— Да. Между тем ее тамошние друзья говорят, что она вполне могла покинуть Нью-Йорк. Сведения о ней очень скупы. Еще мне рассказали, что у матери бывали затяжные депрессии. Тогда она вообще никого не хотела видеть и, словно зверь, искала себе нору.

Дэн поймал себя на странном ощущении: он все больше проникался уверенностью, что его матери уже нет в живых.

— Вы хотели бы поселить мать в своей квартире? — вдруг спросил Корнелиус Макдермотт.

— Честно говоря, не знаю. Сначала ее нужно найти.

— И потом, как вы понимаете, может быть и... другой вариант.

— Я только что об этом думал, — признался Дэн. — Если она умерла и похоронена где-то на кладбище для бездомных, я бы хотел перенести ее прах в наш фамильный склеп в Мериленде. В любом случае появится определенность... и у меня, и у деда с бабушкой. Страшно представить, как она бродит по улицам, больная и, быть может, с помутненным разумом.

— У вас есть ее фотографии? — спросил Корнелиус.

Дэн вытащил из бумажника старый снимок, с которым не расставался.

Корнелиус Макдермотт рассматривал потертое черно-белое фото и чувствовал, как к горлу подступает комок. Сколько любви излучали два этих лица — красивой молодой женщины и малыша, крепко обнимавшего ее за шею.

— У меня есть и другой снимок. Кадр из документального фильма о бездомных, который семь лет назад показали по каналу Пи-би-эс. Наверное, вы знаете, что с помощью компьютерной программы можно «состарить» снимок и внести другие изменения. Друзья матери рассказали, как она выглядела в прошлом году. Мне сделали компьютерную реконструкцию с учетом их словесного портрета.

Макдермотт прикинул: матери Дэна сейчас должно быть около шестидесяти лет. Но с компьютерного снимка на него смотрела седая, высохшая восьмидесятилетняя старуха.

— Мы размножим этот снимок и развесим по городу, — пообещал он Дэну. — А чтобы кое-кто руководствовался не только инструкциями и предписаниями, я попрошу, чтобы внимательно просмотрели все данные о захоронениях бездомных начиная с сентября прошлого года и поискали, нет ли там похожей женщины.

Дэн встал.

— Мне пора. Я и так отнял у вас много времени, конгрессмен Макдермотт. Я вам очень признателен за готовность помочь.

— Извольте снова сесть, молодой человек. Во-первых, я бывший конгрессмен. Во-вторых, для друзей я просто Мак. А в-третьих, уже половина шестого. Самое время пить коктейли. Что предпочитаете?

За сухим мартини их разговор вновь принял непринужденный характер. Оба так увлеклись беседой, что даже не заметили вернувшуюся Лиз Хенли.

Вид у секретарши Макдермотта был весьма подавленный.

— Мне пришлось заехать домой, — тихо сказала Лиз.— До сих пор не могу опомниться.

— Да что с вами сделала эта гадалка? — испуганно спросил Макдермотт, проворно вскакивая на ноги. — Я вас еще такой бледной не видел!

— Как вы себя чувствуете? — спросил Дэн, который уже стоял возле Лиз. — Я врач...

Лиз покачала головой и рухнула в кресло.

— Сейчас все пройдет. Не надо проверять у меня пульс. Мак, налейте мне вина. Это поможет лучше лекарств... Вы знаете, я ехала туда в весьма скептическом настроении. Но Бонни Уилсон... она просто перевернула мои представления. Шарлатанства там нет и в помине. Она — ясновидящая в полном смысле этого слова. И если она предупреждала Нелл относительно Питера Лэнга, к ее словам нужно прислушаться.


63

После ухода Герты Нелл вновь включила компьютер и перечитала статью, написанную для пятничного номера газеты. Статья касалась истории президентских избирательных кампаний в Соединенных Штатах, которые с каждым разом становились все длиннее и драматичнее.

Нелл решила, что ее следующая статья будет последней. Она попрощается со своими читателями и сообщит им о намерении вступить в борьбу за место в Конгрессе, которое долгие годы занимал ее дед.

Решение она приняла еще две недели назад, но только сейчас вопросы и сомнения отступили окончательно. Нелл уходила в политику не из подражания Маку. Пример деда, конечно же, вдохновлял ее. И все же стремление пойти на государственную службу было ее собственным. А страхи и броски в сторону? Они тоже были ее собственными?

Нелл задумалась. Имеет ли она право утверждать, что все противодействие исходило только от Адама? Ей вспомнились их частые и долгие споры по поводу ее ухода в политику. Если бы Адам противился этому с самого начала! Нет, перемена в нем произошла уже потом. Нелл листала страницы файлов своей памяти, пытаясь найти поворотную точку, переменившую взгляды Адама на ее участие в политике. Когда они только-только поженились, он был едва ли не самым горячим сторонником ее выбора. Он говорил о преемственности, о политических династиях. А потом Адам вдруг остыл. И не только остыл; он занял откровенно враждебную позицию. Что же все-таки развернуло его на сто восемьдесят градусов? А может, Адам с самого начала был против, но почему-то не хотел этого показывать?

Мучительный вопрос. Он терзал Нелл и прежде, а после гибели Адама впился в нее с удвоенной силой. Может, ее мужа пугало, что их жизнь окажется словно под микроскопом? Нелл было нечего скрывать; она и так росла на виду у Манхэттена. Значит, Адам опасался пристального внимания к своейжизни?

Устав сидеть, Нелл пошла бродить по квартире. Сделав несколько кругов, она остановилась возле книжных полок, тянущихся по обе стороны от камина. У Адама была странная привычка: он выдергивал с полки первую попавшуюся книгу, пролистывал и потом запихивал куда попало. За эти дни Нелл навела порядок и здесь, вновь собрав свои самые любимые книги на одной полке. Рядом стояло уютное кресло-качалка.

...Она тогда сидела в этом кресле и читала какой-то роман. Это был вечер, когда Адам впервые ей позвонил. Она почти две недели ждала его звонка, испытывая самые разные чувства: от тоски до всплесков женской гордости. Потом наступил черед самоиронии. «Я что, средневековая принцесса, годная лишь на рукоделие и вздохи?» — спрашивала она себя.

Ее встрече с Адамом предшествовала свадьба Сью Леоне, университетской подруги Нелл. Почти все, с кем она была дружна, успели жениться и выйти замуж. На свадьбу Сью они притащили альбомы со снимками своих малышей. Нелл отчаянно хотелось с кем-нибудь познакомиться. Помнится, они с Гертой даже шутили по этому поводу. Герта говорила, что у Нелл проявляется обостренный инстинкт гнездования.

Герта советовала ей не бросаться замуж очертя голову, но и не тратить годы на ожидание «того, единственного».

— Не повторяй моих ошибок, — говорила она своей внучатой племяннице. — Задним числом я понимаю, что по меньшей мере дважды могла бы очень удачно выйти замуж. Так кого, спрашивается, я ждала?

Адам в тот вечер позвонил поздно, где-то около десяти. Сказал, что уезжал из Нью-Йорка по делам и задержался дольше, чем рассчитывал. Он очень скучал по ней, но, как назло, забыл дома визитку с ее номером.

«Я была готова влюбиться и легко поддалась на чары Адама, — думала Нелл. — Я тогда вовсю помогала Маку. Адам работал в мелкой архитектурной фирме. Нам обоим казалось: все только начинается, а впереди — долгая, многообещающая жизнь»... Их роман был стремительным и через три месяца закончился свадьбой. Тихой свадьбой для узкого круга. Да Нелл и не нужна была свадьба, которая наделала бы шуму на весь город.

Нелл уселась в кресло-качалку. Может, стоило послушаться Мака и не спешить? Но зато как захватывающе развивались события. Раскачиваясь в кресле, Нелл пыталась ответить себе на вопрос: так чем покорил ее Адам? Ответ вроде был очевиден: удивительным, почти идеальным обаянием. Не будучи дурнушкой, тем не менее рядом с ним она чувствовала себя Золушкой, отмеченной вниманием принца.

Конечно, едва ли все объяснялось одним только обаянием. В чем-то Адам был прямой противоположностью Мака. Нелл знала, какие чувства испытывал к ней дед. Мак любил ее, однако никогда не говорил о любви. Он даже не произносил слова «любовь», будто опасался на нем поперхнуться. А Нелл изголодалась по этому слову; ей хотелось слышать его постоянно, произносимое страстным шепотом.

Зато в другом Адам и Мак были очень похожи, и это тоже очень нравилось Нелл. Адам не обладал жесткой, бескомпромиссной логикой ее деда, однако исповедовал те же моральные принципы. Нелл восхищала его независимость, проявлявшаяся с ранних лет. Во всяком случае, так он о себе рассказывал.

— Мать порывалась оплачивать мою учебу в колледже, но я отказался. Это было бы нечестно, поскольку она сама научила меня «в долг не брать и взáймы не давать»[30].

Тогда это искренне восхищало Нелл. Как и дед, ее избранник был готов жить в крайней нищете, но не унижать себя, прося взаймы. «Довольствуйся имеющимся и обходись без того, чего не имеешь» — этот урок Мак преподал ей еще в детстве.

И вдруг Адам с непонятной легкостью изменил своему кредо, попросив у нее более миллиона долларов из имущественного фонда. Помнится, она тогда в шутку спросила:

— А как же твой главный принцип?

Ответ мужа показался Нелл вполне логичным и убедительным:

— Весь бизнес строится на кредитах. Но зачем мне платить проценты банку, если я могу заплатить их собственной жене?

Это было сказано легко, с обворожительной улыбкой, и они тогда вместе весело посмеялись.

Вскоре после женитьбы Адам намекнул ей, что ему глупо торчать в заурядной фирме, когда с помощью Мака можно найти достойную работу. И здесь его доводы казались Нелл вполне убедительными; в той фирме, где работал Адам, можно было бы еще двадцать лет безуспешно выбиваться в люди. Так ее муж попал к Уолтерсу и Арсдейлу.

А потом Адам создал свою фирму, пустив на это остатки занятых у Нелл денег.

Да, романтический флер времен их бурного романа успел развеяться. Идеальный облик Адама уступил место реальному. Нелл вдруг поняла, что только-только начала узнавать настоящего, а не придуманного ею Адама, как... Неужели он был совсем не тем, за кого она его принимала? Нелл в очередной раз отшвырнула эту мысль. «Не хочу верить, что Адам был замешан в мошенничестве и брал взятки», — с детским упрямством твердила она. Зачем ему это? В деньгах Адам не нуждался. Если говорить о дорогих мужских игрушках — кроме яхты, других у него не было. Нелл вновь уцепилась за спасительный аргумент: получай Адам взятки, он бы не стал просить у нее денег.

Мысли лезли в ее голову с назойливостью мух: прогонишь одну, как тут же является другая. Почему Адам сам не рассказал ей об отвергнутом проекте? Она так и не находила ответа на этот вопрос.

Не было у нее ответа и на другой вопрос: почему Адам так противился ее возвращению в политику? Внешне это выглядело несколько по-иному: Адам противился бесконечной опеке Мака. Сначала он упрекал деда в том, что тот не дает Нелл действовать самостоятельно, контролируя каждый ее шаг. Затем посыпались откровенные обвинения в манипулировании ею. Адам не просто обвинял Мака, он приводил примеры, и на то время Нелл казалось, что муж прав. Но не было ли все это таким же манипулированием?

Допустим, Адам ревновал ее к Маку. Допустим, он вообще ненавидел политику. Неужели только поэтому он яростно возражал против ее участия в выборах? А если...

А если Адам боялся пристального общественного интереса, которым неизбежно окружена жизнь каждого политического деятеля? Когда нужно свалить конкурента, перво-наперво начинают копать в его ближайшем окружении. Неужели Адаму было что скрывать? Неужели он все-таки был замешан в махинациях и брал взятки?

Нужно чем-нибудь заняться, иначе вопросы сведут ее с ума. Часть одежды Адама уже была упакована и отнесена вниз, в кладовую. Но еще оставались костюмы, куртки, брюки. Пустые коробки в гостевой комнате ждали заполнения. Нелл пошла туда. Вопросы отправились следом.

Мак всегда говорил ей: «Серьезный политик не прячется от пугающих вопросов»... «Тогда почему я боюсь задуматься над тем, действительно ли я любила Адама или только верила, что люблю?»

Возможно, дед был прав, убеждая ее не торопиться со свадьбой, а получше узнать своего избранника. Кто знает, вдруг первоначальная влюбленность растаяла бы? «Может, я действительно видела в Адаме то, что хотела видеть? И почему я так упорно не признавалась себе, что брак с ним не заслонил от меня весь остальной мир?»

Нелл знала достаточно женщин, целиком посвятивших себя мужьям и переключившимся на их интересы. Но это было не в ее характере. Выходя замуж, она не собиралась жертвовать политической карьерой. Не скучала без Адама, когда он уходил на яхте. Если уж быть совсем откровенной с собой, она даже наслаждалась этими периодами одиночества.

А может, в ее жизни было слишком много горя и она не хочет проходить новый круг страданий? Где-то она читала: люди часто злятся на своих любимых за то, что те вдруг умерли. Не происходит ли того же и с ней?

Голова Нелл раскалывалась от вопросов. Пожалуй, лучше всего отправиться сейчас на пробежку... Нет, не получится. Уже седьмой час, а в половине восьмого к ней приедет Лайза Райен. Нелл удивил ее неожиданный дневной звонок и еще больше — бесцеремонный и грубый тон Лайзы. Нелл очень хотелось поставить ее на место, но верх взяло сочувствие к вдове Джимми Райена. «Ты не знаешь, каково остаться одной с тремя детьми».

Из гостевой комнаты Нелл отправилась в душ, а оттуда — на кухню, чтобы выпить бокал шардонне и хоть как-то привести в порядок разбредающиеся мысли.


Лифтер помог Лайзе внести две тяжелые коробки.

— Миссис Макдермотт, куда их можно поставить? — спросил он.

— Ставьте вот сюда, — по-хозяйски ответила Лайза, указывая на круглый столик под окном.

— Вы не возражаете, миссис Макдермотт? — снова спросил лифтер.

Нелл молча кивнула.

Едва лифтер скрылся за дверью, Лайза ринулась в наступление.

— Нелл, мне постоянно кажется, что копы ворвутся в дом с ордером на обыск, найдут эти проклятые деньги и прямо на глазах детей меня арестуют. Сюда они так просто не придут. Пусть деньги останутся у вас, пока вы не найдете, кому их вернуть.

— Лайза, вы сейчас возбуждены. Я понимаю ваше состояние, но, пожалуйста, постарайтесь меня услышать. Я очень благодарна вам за такое доверие ко мне, тем не менее я не могу держать эти деньги у себя или вернуть их. Ваш муж получил их за какие-то противозаконные действия. Это взятка. И вы хотите, чтобы я искала того, кто дал взятку вашему мужу?

— Значит, мой муж запачкался, а ваш остался чистеньким? — сердито спросила Лайза. — Джимми куда только не посылал свое резюме, когда искал работу. И не странно ли, что только ваш муж откликнулся? Неужели у Адама Колиффа была привычка помогать уволенным за честность? Или его дружку Сэму Краузе нужен был человек, которого можно заставить делать что угодно? Вряд ли вы не знали про мужнины дела.

— Хотя я не обязана перед вами оправдываться, Лайза, но я действительно почти ничего не знала об отношениях Адама с Сэмом Краузе. И дело сейчас не в них. Вопрос нужно ставить по-другому: как и почему Джимми Райен позволил собой помыкать?

Лицо Лайзы побелело.

— Я никому не дам топтать честное имя моего мужа! Не хотите касаться этих денег — не надо. Я их заберу и по дороге выброшу в реку. Жаль, я этого не сделала сразу же, как только нашла их.

— Лайза, прошу вас, послушайте меня. Вы, наверное, знаете, что на Сорок седьмой улице обрушился фасад здания. Пострадали трое прохожих. Один из них находится в критическом состоянии.

— Мой Джимми не работал на Сорок седьмой улице!

— Я этого не говорила. Но он работал у Сэма Краузе, чья корпорация несколько лет назад ремонтировала это здание. Если работы там велись с грубейшим нарушением норм и правил, есть опасность, что то же самое творилось и на других стройплощадках. Возможно, ваш Джимми видел, какие материалы идут в работу, и представлял, чем это может кончиться. А если не сегодня-завтра еще где-нибудь обрушится фасад или крыша? Я не сомневаюсь в честности вашего мужа. Но бывает, даже честного человека можно загнать в угол. Скорее всего, Джимми загнали в угол. Да, он взял деньги, однако совесть не позволила ему потратить ни доллара. Судя по вашим рассказам, он страдал, не находя выхода... Этот выход теперь должны найти вы, Лайза. Ради Джимми. Ради ваших детей. Ради других людей, которые могут стать жертвами махинаций Сэма Краузе.

Воинственность покинула Лайзу, сменившись судорожными рыданиями. Нелл обняла ее, прижав к себе. «Какая худенькая. Совсем как девочка-подросток. Всего на год меня старше, а уже трое детей, которых не прокормишь и не оденешь на скромную зарплату маникюрши. И тем не менее она готова не колеблясь утопить в реке пятьдесят тысяч долларов лишь потому, что это грязные деньги».

— Лайза, — тихо начала Нелл, — я знаю, через что вы прошли и каково вам сейчас. Каждой из нас тяжело по-своему. Весьма возможно, что мой муж был замешан в этих махинациях или закрывал глаза на применение некачественных материалов. У вас есть дети. У меня — только-только начинающаяся политическая карьера. Если вина Адама будет установлена и доказана, путь в большую политику закроется для меня навсегда. Я рискую и все равно прошу вашего разрешения рассказать об этих деньгах полицейским инспекторам, которые занимаются делом о взрыве яхты.

Лайза испуганно поглядела на нее.

— Я попрошу их сделать все возможное, чтобы имя Джимми Райена не фигурировало ни в каких обвинительных документах. Однако вы должны понимать: если ваш муж знал слишком много, он вполне мог явиться главной мишенью тех, кто уничтожил яхту.

С понедельника, едва только Нелл узнала о деньгах, ей не давал покоя один вопрос.

— Лайза, те, кто заставил Джимми взять деньги, наверняка опасаются, что он проговорился вам. Если это действительно так, вы для них тоже представляете угрозу.

— Но он же мне ничего не рассказывал!

— Пока это знаем только мы с вами, — возразила Нелл, мягко дотрагиваясь до руки Лайзы. — Теперь-то вы понимаете, почему полицейские должны как можно скорее узнать про деньги?


22 ИЮНЯ, ЧЕТВЕРГ

64

Утром Джек Склафани и Джордж Бреннан вновь навестили квартиру Ады Каплан на Четырнадцатой улице.

— Ваш сын дома? — спросил Склафани.

— Не вставал еще, — ответила старуха, готовая в любой момент расплакаться. — Вы что, опять будете обыскивать квартиру? Я же больше этого не вынесу.

От темных кругов под глазами ее лицо выглядело еще бледнее.

— Пожалуйста, не волнуйтесь, миссис Каплан. Мы не будем ничего искать, — успокоил ее Бреннан. — И простите, что тогда доставили вам столько волнений. Нам нужно поговорить с Джедом. Будьте добры, разбудите его.

— Может, с вами он и будет говорить. А со мной вообще перестал.

Старуха умоляюще посмотрела на полицейских.

— Неужели вы думаете, что это он взорвал яхту? Сами посудите: какой смысл взрывать? Он и с живого Колиффа больше ни цента не вытряс бы, а с покойника — тем более. Все никак простить мне не может. Считает, Колифф обманом заставил меня продать дом по дешевке. Вбил себе в голову, что наша рухлядь должна стоить раз в десять дороже. А я вам честно скажу: я уже давно собиралась продать дом. Если не Колиффу, то другому риэлтору. Про мистера Лэнга, наверное, слыхали? Большая шишка. А на что мне дом? Одни убытки. Я так Джеду и сказала.

— Значит, Питер Лэнг тоже говорил с вами о продаже дома?

— А как же! Как только рядом дом сгорел, он сразу сюда прискакал. Чеком у меня перед носом махал. — Она понизила голос до шепота: — Представляете, предлагал мне два миллиона долларов! Что бы ему прийти месяцем раньше! А Колифф купил у меня участок меньше чем за миллион. Знали бы вы, чего мне стоило сказать Лэнгу, что земля теперь не моя!.. Ну а Джеду я вообще и словечком ни обмолвилась. Боюсь, тогда бы сынок прибил меня на месте.

— Скажите, Лэнг здорово расстроился, узнав, что участок продан? — спросил Склафани.

— А то нет! Вы бы видели его лицо! Если бы Адам Колифф стоял рядом, Лэнг задушил бы его голыми руками.

— Не обо мне ли речь, мамуля?

Все трое обернулись. В дверном проеме стоял заспанный и небритый Джед Каплан.

— Не о тебе, — нервозно ответила старуха. — И просто рассказывала джентльменам, что Питер Лэнг тоже хотел купить мою собственность.

Лицо Джеда перекосила знакомая полицейским ухмылка.

— Нашу собственность, мамуля, которая впоследствии должна была стать моей.

Он повернулся к полицейским.

— Чем обязан вашему визиту?

— Да так, зашли удостовериться, что вы столь же неотразимы, как прежде, — ответил ему Склафани. — А еще решили на всякий случай напомнить: пока идет расследование, ваш паспорт остается у нас. Пускаться в путешествие без него не советуем. Не удивляйтесь, если мы заглянем снова.

— Зачем? — буркнул Джед.

— Проверить, хорошо ли вы поняли наши слова.

Джед демонстративно повернулся к ним спиной.

— Что скажешь? — спросил Склафани, когда они ехали в лифте вниз.

— Каплан — обыкновенная шушера с двумя извилинами. По мне, так я бы отдал ему паспорт, и пускай валит куда угодно, чтобы матери нервы не трепал. А вот к Лэнгу стоит присмотреться повнимательнее. У него могли быть серьезные основания убрать Колиффа. Все выглядит так, будто он заранее знал о взрыве и потому ловко, а главное, правдоподобно выскользнул из ловушки и спас свою шкуру.

В управлении Бреннану и Склафани сообщили, что их хочет видеть некий Кеннет Такер, который специально приехал из Филадельфии.

— А вы уверены, что ему нужны именно мы? — недоверчиво спросил Склафани.

— Ему нужны те, кто ведет расследование о взрыве яхты. Говорит, что у него есть информация, способная вас заинтересовать.

Склафани поморщился. Ни одно громкое дело не обходилось без назойливого внимания доморощенных детективов и просто чокнутых личностей, торопящихся осчастливить полицию своими бредовыми версиями случившегося.

— Пусть подождет еще минут десять. Мы хоть кофе глотнем, — попросил Склафани.

Кеннет Такер оказался типичным молодым менеджером среднего звена. Услышав стандартное: «Возможно, я лишь понапрасну отнимаю у вас время», полицейские мысленно вздохнули. Скорее всего, так оно и будет.

— Дело в следующем, — продолжил посетитель. — Две недели назад, когда взорвалась яхта, мы с сыном были в Нью-Йорке и возвращались на пароме после экскурсии к статуе Свободы. Яхта взорвалась у сына на глазах. С тех пор у него начались кошмарные сны.

— И сколько лет вашему сыну, мистер Такер?

— Бенни восемь.

— Вы уверены, что его ночные кошмары связаны со взрывом?

— Да. Полностью. Мы с Бенни оба видели нот взрыв, только я — с опозданием на несколько секунд, потому что смотрел в другую сторону. Бен, как мне думается, увидел весьма важные подробности.

Склафани и Бреннан переглянулись.

— Мистер Такер, мы беседовали с несколькими очевидцами, плывшими на том же пароме, — сказал Бреннан. — Они видели взрыв, но все в один голос утверждают, что паром находился достаточно далеко от яхты. О каких подробностях мы говорите? Или ваш сын смотрел в бинокль?

Кеннет Такер покраснел.

— У моего сына очень сильная дальнозоркость, — с оттенком гордости сказал он. — Чтобы видеть вблизи и читать, Бен носит очки. Но незадолго до взрыва он их снял. Бенни очень понравилась яхта, и он хотел ее получше рассмотреть... В ту же ночь, как мы вернулись домой, у сына начались кошмары. Ему постоянно снился взрыв: яхта разлетается на куски, оттуда в воду прыгает змея и плывет к нему. Мы были вынуждены обратиться к доктору Меган Кроули, детскому психологу. Уж не знаю как, но она убедила Бенни выплеснуть свои страхи на бумагу.

— Мистер Такер, но почему именно змея? — спросил Склафани.

— Это поначалу Бенни казалось, что змея. Я привез с собой последний рисунок сына. Там совсем другое.

Он достал из дипломата детский рисунок.

— Теперь Бенни уверен, что видел человека к водолазном костюме и маске. Отсюда и некоторое сходство со змеей. В руках у этого человека был предмет, похожий на дамский бумажник. Вы можете, конечно, посчитать все это плодом детской фантазии, но я решил приехать и привезти вам рисунок Бенни... Может, он вам пригодится.

Такер встал.

— Вы понимаете: ни о каком портретном сходстве не может быть и речи. Тем более что лицо человека скрывала маска. И еще. Доктор Кроули говорила нам, что рисунком Бенни сказал намного больше, чем словами. Это я к тому, что... Пожалуйста, не травмируйте мальчика расспросами. Сегодня Бенни впервые спокойно спал. И нам совсем не нужно внимания прессы и телевидения.

Бреннан и Склафани снова переглянулись.

— Мы вам очень признательны, мистер Такер, — сказал Бреннан. — Пока еще рано говорить, но рисунок вашего сына может сыграть важную роль в дальнейшем расследовании. Обещаю вам: имя Бена нигде не будет упомянуто. В свою очередь, мы и вас просим не рассказывать никому о рисунках сына. Даже если кто-то и сумел спрыгнуть с яхты, двое, а возможно, трое человек погибли при ее взрыве. Вы понимаете: тот или те, кто задумал и осуществил взрыв, крайне опасны.

— Я рад, что мы достигли взаимопонимания, — обрадованно вздохнул отец Бенни.

Склафани едва дождался, когда за ним закроется дверь.

— Ну и мальчишка! — присвистнул он. — Мы ведь намеренно утаили от прессы и телевидения находку бумажника Уинифред Джонсон. Значит, Такер-младший его действительно увидел.

— Получается, что так.

— Теперь понятно, почему и бумажник, и записная книжка почти не обгорели. Они находились в руках человека в водолазном костюме.

— А когда яхта взорвалась, этот... «водолаз» выронил бумажник, что тоже неудивительно. Нужно было поскорее отплыть подальше.

— Остается узнать, кто из четверых спрыгнул с яхты. По-твоему, кто? — спросил Склафани.

Бреннан не успел ответить. Дверь кабинета открылась, и в нее просунулась голова Кэла Томпсона, заместителя окружного прокурора.

— Ребята, думаю, вам будет интересно. Сегодня мы устроили еще одну встречу в ключе «услуга за услугу». У нас был непосредственный заместитель Сэма Краузе со своим адвокатом. Он признал, что корпорация частенько использовала низкосортные материалы, и назвал адреса зданий. Но это еще не все. Люди Краузе сообщили, что за каждый заказ Уолтерс и Арсдейл требовали с их корпорации кругленькую сумму.

— Становится все интереснее, — усмехнулся Склафани. — И кто же там был главным вымогателем?

— Заместитель Краузе думает, что сами Уолтерс и Арсдейл, но это лишь предположение. Все контакты по взяткам проходили через Уинифред Джонсон. За ней даже прозвище закрепилось: «Уинни с кошелкой».

— Кажется, когда-то она очень любила плавать и даже брала призы, — вставил Бреннан.

— Насколько я знаю, ее заплывы окончились лет двадцать назад, — сказал Томпсон.

— Может, да, а может, и нет, — ответил ему на это Склафани.


65

На рассвете Нелл окончательно проснулась. Ее всю ночь преследовали тяжелые сны. Два или три раза она пробуждалась от непонятных скрипов и шорохов, с лицом, мокрым от слез.

Слезы по Адаму? Она не была в этом уверена. И не только в этом. Пожалуй, во всем.

Нелл поплотнее закуталась в одеяло. Перед сном она выключила кондиционер и настежь открыла оба окна спальни, впустив в свое жилище прохладный воздух нью-йоркской ночи... Недаром говорят, что Нью-Йорк никогда не ложится спать. По улицам все так же катились машины; просто ночью их было меньше. Иногда относительную тишину разрывала полицейская сирена или сигнал кареты «скорой помощи». С нижнего этажа пробивались негромкие звуки музыки; стереоустановка там была включена почти круглые сутки.

Но звуки ничуть не мешали уюту спальни. Нелл в который раз ловила себя на мысли: она вернулась домой. Она снова у себя дома. Без шкафа, который она поставила здесь для Адама, спальня опять стала просторной. Ее шкаф вернулся на прежнее место, и теперь, включая ночник, она, как и три года назад, видела с кровати большую фотографию родителей.

Снимок в легкой рамке пробуждал воспоминания, но приятные и счастливые. Пока Нелл не пошла в школу, родители несколько раз брали ее с собой в южноамериканские экспедиции. Нелл очень смутно помнила поселения индейцев и ее игры с тамошними ребятишками. Они не знали английского, а она — их наречия, и тогда сообща было найдено по-детски простое и гениальное решение. Туземные дети дотрагивались до своих ушей, носа, глаз и говорили Нелл, как это будет на их языке.

Почему она вдруг вспомнила этот эпизод? Может, потому, что она и сейчас чувствовала себя попавшей в незнакомую страну?

Несколько раз, когда она просыпалась, перед ней мелькало лицо Дэна Майнора. Это подбадривало ее. Дэн был таким же странником, выброшенным из спокойного и радостного детства. И каждый из них искал ответы на свои вопросы.

За утренним кофе Нелл решила открыть принесенные Лайзой коробки и пересчитать деньги. По словам вдовы Райен, там было пятьдесят тысяч. Все равно не мешает проверить.

Нелл никогда не думала, что деньги могут быть такими тяжелыми. Она с трудом взгромоздила коробки на обеденный стол. Потом неторопливо сняла бечевку, распутав все хитроумные переплетения. В бечевку была вплетена зеленая нить. Коричневая упаковочная бумага вновь заставила Нелл вспомнить детство и родителей. В такой бумаге они отправляли бандероли своим друзьям, разбросанным по всему миру.

Бечевка и упаковочная бумага... Не обращая внимания на тревогу, нараставшую где-то очень глубоко, в подсознании, Нелл открыла первую коробку. Внутри лежали аккуратные пачки денег, перетянутые резинками.

Прежде чем начать подсчет, Нелл внимательно осмотрела коробку. Та почти не отличалась от обычных магазинных коробок для женской одежды, только размером поменьше. Чтобы не оставлять следов, кто-то предусмотрительно отклеил и стер все «опознавательные знаки».

Нелл выпила еще чашку кофе, после чего достала калькулятор. Она по нескольку раз пересчитывала каждую пачку, записывая на листке суммы. Всего же в этой коробке оказалось двадцать восемь тысяч долларов, преимущественно пятидесятидолларовыми купюрами.

Нелл открыла вторую коробку. Ей сразу бросилось в глаза, что купюры здесь были мельче и не такие новые: в основном по пять, десять и двадцать долларов. Попадались пятидесятидолларовые и даже стодолларовые. Правда, этих было всего несколько. Что ж, тоже разумная предосторожность: крупные и новые купюры всегда привлекали к себе повышенное внимание.

Во второй коробке лежало двадцать две тысячи долларов. Лайза не ошиблась: всего пятьдесят тысяч. Сейчас Нелл занимало не столько то, почему Джимми взял эти деньги. Она силилась понять другое: почему, взяв их, он так и не потратил ни единого доллара? Сознание собственной вины, которую он не хотел усугублять?

Нелл вспомнился хрестоматийный библейский сюжет об Иуде, безуспешно пытавшемся после распятия Христа вернуть тридцать сребреников. «А потом он пошел и удавился», — мысленно повторила знакомые строки Нелл, укладывая деньги во вторую коробку. Может, Джимми Райен несколько месяцев помышлял о самоубийстве и судьба дала ему такую возможность, приведя на борт яхты? Нелл никогда не видела мужа Лайзы, но интуитивно чувствовала: на убийство других этот человек был неспособен.

Вновь заворачивая коробки в бумагу, Нелл вдруг остановилась. Почему все утро ее мысли постоянно возвращались к этой бумаге и бечевке с зеленой нитью? Где-то она уже видела похожую.

Ответ пришел как вспышка: в ящике офисного шкафа Уинифред!


66

Как и Нелл, Лайза Райен тоже почти всю ночь проворочалась без сна, прислушиваясь к знакомым звукам извне. Во дворе ветер слегка раскачивал кленовые ветви. Под их уютный шелест Лайза стала засыпать, но вскоре опять проснулась от звука подъехавшей машины. Это вернулся с работы сосед-бармен. Еще через некоторое время неподалеку прогрохотал товарный поезд.

К пяти часам Лайза оставила все попытки уснуть. Она встала, надела халат и почувствовала, что он болтается на ее плечах, как на вешалке. Лайза не имела привычки взвешиваться; она и так знала, сколько фунтов унесла смерть Джимми. «Вот еще один гарантированный способ похудеть», — с мрачной усмешкой подумала Лайза.

После ее вчерашнего бесцеремонного визита к Нелл Макдермотт та наверняка уже рассказала полицейским про деньги. Теперь надо ждать, что два этих копа опять заявятся сюда. Лайза стала припоминать, по каким адресам работал Джимми, устроившись к Сэму Краузе. Ведь где-то он что-то сделал или не сделал, и за это ему отвалили столько денег. Надо вспомнить где. Полицейские наверняка будут спрашивать ее об этом.

Спустившись вниз, Лайза приоткрыла дверь комнаты мальчишек. Кайл и Чарли крепко спали на своей двухъярусной кровати. Старший сын все заметнее превращался в подростка. Он пошел в ее породу и вырастет худощавым. А вот Чарли явно будет коренастым крепышом, как Джимми. Обоим сыновьям достались от отца рыжие волосы и светло-карие глаза.

Комната Келли была совсем маленькой. «Благословенный чуланчик», как говорил Джимми.

Девочка спала, свернувшись калачиком и разметав по плечам длинные светлые волосы. На подушке лежала полураскрытая тетрадь ее дневника. Келли вела его очень аккуратно, каждый вечер добавляя новую запись. Начинался дневник как обязательное школьное задание. Выполнив его, одноклассники Келли забросили свои дневники, а она продолжала писать, теперь уже для себя. Как-то Джимми спросил, нельзя ли ему почитать, что она пишет.

— Нет, — решительно ответила дочь. — Это очень личное. И еще учительница говорила, что в семье должны уважать право каждого на личный уголок.

Джимми чувствовал, что любопытные мальчишки все равно доберутся до сестринского дневника, а потому соорудил Келли миниатюрный сейф, который стоял у нее на комоде. Сейф имел два ключа. Один Келли постоянно носила на шее, другой Лайза спрятала у себя в комоде на случай, если дочь потеряет свой. Помнится, Келли взяла с матери страшную клятву, что та «никогда, никогда, никогда» не воспользуется ключом и не прочтет ее дневник.

Сейчас, увидев тетрадь на подушке, Лайза заколебалась. Она чувствовала, что должна нарушить клятву. Пусть косвенно, но нарушить, и не из любопытства, а по печальной необходимости. Лайзе требовалось знать, чем мучается и терзается ее дочь, поскольку шансы вызвать Келли на откровенный разговор были очень невелики. Но главным было даже не это. Джимми всегда звал Келли папиной дочкой. При ее наблюдательности и восприимчивости Келли наверняка точнее всех запомнила день, когда Джимми впал в депрессию.


67

Рабочий день начался для Дэна Майнора очень рано. Ему предстояло сделать три операции подряд, первая из которых была назначена на семь утра. Затем Дэн с большим удовольствием выписал пятилетнего пациента, проведшего в стенах больницы целый месяц.

Со свойственным ему мягким юмором Дэн остановил поток родительской благодарности.

— Думаю, вам лучше не тратить время и поскорее увезти ваше чадо отсюда. А то сиделки уже порывались его усыновить.

— Я так боялась, что шрамы обезобразят его тело, — призналась мать малыша.

— Кое-какие напоминания останутся, но не думаю, что через десять-двенадцать лет девочки будут на это жаловаться.

Только к часу дня Дэну удалось добраться до служебного кафетерия и перекусить. Наскоро проглотив сэндвич и кофе, он позвонил в офис Корнелиуса Макдермотта — не удалось ли им узнать что-нибудь о его матери. Вряд ли, конечно, ведь еще и суток не прошло. Но Дэну просто хотелось поговорить с Корнелиусом, и он набрал номер.

На звонок ответила Лиз Хенли.

— Он у себя, доктор, но настроение — хуже некуда. Думаю, если бы Господь Бог вздумал проехаться на трехколесном велосипеде по Пятой авеню, даже это не развеселило бы нашего конгрессмена. Так что не взыщите, если он вдруг вас облает, и не принимайте это на свой счет.

— Может, мне все-таки лучше позвонить позже?

— Нет. Если старик закусил удила, это на целый день. Просто он сейчас говорит по другой линии. Подождите немного. Я сразу же вас соединю.

— Позвольте вас спросить, Лиз: как вы себя чувствуете? Возможно, вы не помните, но вчера вы находились в состоянии легкого шока.

— Благодарю, доктор. Я крепкая лошадка и сегодня опять скачу как ни в чем не бывало. А вчера... вы правы: вчера меня всю взбаламутило. Поверьте, доктор, я далека от дамских охов и вздохов по поводу экстрасенсов. Но Бонни Уилсон — она действительно ясновидящая. И я в точности уверена, что видела... Впрочем, это не имеет значения.

По изменившейся интонации Лиз Дэн понял, что ей не хочется возвращаться к вчерашнему потрясению.

— Конечно, Лиз. Главное, что сегодня у вас все хорошо, — сказал он секретарше Мака.

— Да... Подождите, доктор. Мне даже не надо вас переключать. Их величество только что озарило своим присутствием мой скромный кабинет... Конгрессмен, вам звонит доктор Дэн Майнор.

Было слышно, как трубку положили на стол, затем взяли снова, и в ней зазвучал раскатистый голос Корнелиуса Макдермотта.

— У Лиз и Нелл есть общая черта. Когда они называют меня конгрессменом, это значит, что они чертовски злы на меня... Как дела, Дэн?

— Спасибо, все замечательно. Просто я решил позвонить и поблагодарить за обещанную помощь и нашу приятную беседу.

— Утром я сделал несколько звонков и попросил проверить записи начиная с августа прошлого года. Если там есть сведения о вашей матери, их обязательно найдут... Не знаю, говорила ли вам Лиз, но у меня тоже появилась проблема.

— Лиз упоминала, что вы чем-то расстроены, — дипломатично сказал Дэн.

— Это еще мягко сказано. Я знаю, пару дней назад вы обедали с Нелл. Она делилась с вами своими намерениями бороться за мое прежнее место в Конгрессе?

— Да. Насколько я понял, Нелл не терпится включиться в предвыборную борьбу.

— Представляете, полчаса назад она вдруг позвонила мне и сказала, что партийным боссам, видимо, придется искать другую кандидатуру.

— Почему она передумала? — спросил ошеломленный Дэн. — Может, Нелл заболела? Бывает, даже обыкновенная простуда влияет на сознание.

— Не смешите меня, доктор! Думаю, она слишком серьезно отнеслась к моим словам. Я говорил Нелл, что ее покойный муж тоже мог быть замешан в этом скандале с махинациями и взятками в строительном бизнесе. Думаю, вы уже читали о нем. Газетчики дружно обсасывают эту кость.

— Но какое отношение к Нелл имеет скандал и строительном бизнесе?

— В политике все имеет отношение ко всему. Когда хотят убрать конкурента, не брезгуют ничем... Я просил Нелл хорошенько подумать и до следующей недели не делать никаких заявлений.

— Скажите, Мак, а что за человек был Адам Колифф? — осторожно спросил Дэн, почувствовав возможность узнать о муже Нелл.

— Человек-хамелеон. Иногда он представал умным, расчетливым и даже безжалостным бизнесменом. А иногда казался мне деревенским выскочкой, наивно думающим, что всех перехитрит и облапошит... Теперь мы все равно не узнаем, каким он был на самом деле. Но одно я знаю точно: моей внучке в мужья он не годился!


68

После звонка Маку Нелл набрала номер инспектора Склафани, однако сразу же положила трубку. Ему она позвонит потом, после того как съездит в офис Адама и возьмет из шкафа Уинифред упаковочную бумагу и бечевку с зеленой нитью.

Она приняла душ и переоделась, выбрав белые брюки, кофточку с короткими рукавами и легкую джинсовую куртку.

«Пора стричься», — подумала Нелл, расчесывая волосы, чтобы затем уложить их во «французский завиток». Из зеркала на нее смотрела незнакомая женщина с усталым и напряженным лицом. Ничего удивительного: события этих двух недель все-таки оставили на ней отпечаток.

Пожалуй, ее решение снять свою кандидатуру было поспешным и необдуманным. Спасибо Маку. Дед редко говорил с ней таким тоном, но он был прав. Нечего пороть горячку. Возможно, за эту неделю что-то прояснится. Но что? Нелл схватилась за очередную спасительную мысль: допустим, Адам был слишком наивен и не понимал, какие дела творятся у него под носом.

Нелл продолжала рассуждать. Очень часто серенькие мышки оказываются хитрыми и коварными. Может, Уинифред и не отважилась бы закрутить такие дела одна. А вместе с Гарри Рейнольдсом? Ради него? Любил ли этот Рейнольдс ее или только притворялся — уже другой вопрос. Уинифред проработала в «Уолтерс и Арсдейл» более двадцати лет. Зачем же она перешла в фирму Адама? Может, так ей велел этот неведомый Рейнольдс? Или Уинифред обладала потрясающим чутьем и не стала дожидаться, пока запахнет жареным? Недаром Адам говорил, что она знает все тонкости строительного бизнеса, все ходы и выходы. Неудивительно, если Уинифред знала также и все теневые стороны.

Коробки с деньгами по-прежнему стояли на столе. Нелл чувствовала, что не может уйти, оставив их там. «Но кто сюда войдет в мое отсутствие? — спрашивала она себя. — Что за паранойя?» И тем не менее в мозгу застряла дурацкая мысль: каждый, кто увидит эти коробки, сразу поймет, что и них деньги. «Теперь я понимаю, почему так дергалась Лайза, пока коробки находились в ее доме».

Нелл перетащила коробки в гостевую комнату, задвинув их на самую нижнюю полку шкафа. Костюмы, куртки и брюки Адама все еще висели на вешалках. Нелл встала у раскрытой дверцы. Многие из этих вещей они покупали вместе. И вот теперь Адама нет, а они висят здесь... молчаливым упреком. Молчаливым вопросом: «Неужели ты позволила себе усомниться в честности того, кто был твоим мужем?»

Нелл пообещала себе: сегодня же она упакует всю эту одежду в коробки и попросит отнести их в кладовую. Там они и останутся до субботнего утра, пока она не погрузит их в машину и не отвезет в благотворительный магазин.


Такси вывернуло на Седьмую авеню. Подъезжая к Двадцать восьмой улице, Нелл увидела ограждения вокруг развалин сгоревшего «особняка Вандермеера». Рядом стоял двухэтажный дом с мансардой. Невзрачный, узкий, длинный, он был больше похож на обрубок кишки. Теперь он принадлежал ей. Дом годился только на снос, а вот участок под ним был предметом вожделений Питера Лэнга. «И Адама тоже», — вдруг подумала Нелл.

— Остановите. Я, пожалуй, выйду здесь, — сказала она водителю.

Нелл редко бывала в этой части Манхэттена. Квартал производил гнетущее впечатление: почти сплошь старые, давно не ремонтировавшиеся здания. Скорее всего, их и не будут ремонтировать. Район постепенно начинал менять свой облик. На противоположной стороне улицы стоял почти достроенный многоквартирный дом. Рядом броский рекламный плакат возвещал о скором строительстве еще такого же и приглашал заблаговременно покупать квартиры. Когда Адам просил у Нелл деньги на покупку дома вдовы Каплан, он говорил, что вскоре эти места изменятся до неузнаваемости.

Участок, купленный Питером Лэнгом, был достаточно большим; в сравнении с ним ее участок выглядел узкой полосой. В самом доме уже давно никто не жил. Темные стены, густо разрисованные граффити, производили отталкивающее, если не сказать пугающее впечатление.

Неужели Адам собирался построить здесь что-то свое? Во сколько бы ему обошелся снос этого дома и строительство другого? Нелл не была искушена ни в архитектуре, ни в тонкостях рынка недвижимости, но обыкновенный здравый смысл подсказывал ей: участок ценен лишь тем, что находится рядом с участком Питера Лэнга.

Тогда почему Адаму так загорелось покупать этот участок? Ведь когда он оформлял сделку с вдовой Каплан, «особняк Вандермеера» был еще цел и имел статус архитектурной достопримечательности. А может... Адам уже знал о готовящемся решении Инвентаризационной палаты? Откуда? Вопрос этот грозил потянуть за собой цепочку новых. Нелл резко тряхнула головой: сначала нужно докончить то, ради чего она здесь оказалась.

Во вторник смотритель дал ей ключ от офиса. Пойдя внутрь и закрыв дверь, Нелл вновь ощутила непонятную глубокую тревогу. «Ну что ты, в самом деле? — мысленно отругала она себя. — Призраков тут нет, а бумаги не кусаются».

Нелл прошла в кабинетик Уинифред и представила ее сидящей за столом, с робкой, заискивающей улыбкой. Глаза Уинифред никогда не смеялись; беспокойные, умоляющие глаза девочки из сиротского приюта, которую постоянно за что-то ругали.

А может, все это было... безупречно разыгрываемой ролью?

Нелл открыла офисный шкаф, выдвинула нижний ящик и достала оттуда упаковочную бумагу и бечевку. Бечевки с вплетенной цветной нитью попадались не часто. В полиции, конечно же, произведут экспертизу, однако Нелл чувствовала: бечевку, которой были перевязаны коробки с деньгами, отрезали от одного из этих мотков. И бумагу брали отсюда.

За несколько минут, что она провела здесь, в помещении стало значительно жарче. Нелл спешно бросила в пластиковый мешок несколько листов бумаги и моток бечевки. «Выбираться, скорее выбираться отсюда, — твердила она себе. — Не заплутай. Эта дверь в кабинет Адама. Тебе там нечего делать. Тебе нужна вон та дверь».

Нелл добралась до двери офиса и рванула на себя ручку. Дверь не открывалась. Нелл показалось, что она обожгла себе руку — дверная ручка была раскаленной. Тогда Нелл другой рукой стала отчаянно барабанить в дверь. У нее вдруг запершило в горле, словно она наглоталась едкого дыма.

— Что случилось, миссис Колифф? Опять эту чертову дверь заклинило? — послышался снаружи голос смотрителя.

Он навалился плечом и открыл дверь. Нелл ошалело выскочила в коридор. Возле лестницы у нее подкосились ноги, и она села прямо на ступени.

«Опять, — подумала она. — Это не галлюцинация. Это предупреждение».

Нелл осмотрела свою ладонь. Никаких следов от ожогов. И горло больше не царапает, хотя дышала она все еще с трудом.

— Может, вам дать успокоительного? — предложил подошедший смотритель.

— Спасибо, не надо. Сейчас пройдет.

— Понимаю. Вам тяжело бывать здесь. Все осталось: мебель, бумаги. А они уже сюда не вернутся: ни ваш муж, ни мисс Джонсон.


Дома Нелл ждало сообщение на автоответчике, оставленное Дэном Майнором.

— Нелл, я только что говорил по телефону с Маком. Кажется, мы становимся с ним близкими друзьями. Он уже договорился с кем надо, и там поднимут записи. Как вы насчет того, чтобы пообедать вместе? Я вам перезвоню.

Нелл проиграла запись снова, потом еще раз. Ей было приятно слушать спокойный, уверенный голос Дэна; особенно после кошмара в офисе Адама. «Наверное, Мак не удержался и рассказал ему о моем звонке», — подумала Нелл.

Рядом с аппаратом лежала визитная карточка Джека Склафани. Нелл снова набрала его служебный номер. Трубку сняли сразу же.

— Мистер Склафани, мне срочно нужно вас видеть... Нет, не у вас в управлении. Пожалуйста, приезжайте ко мне домой... К сожалению, это не для телефона.

— Хорошо, через час мы с инспектором Бреннаном подъедем, — пообещал Склафани.

Больше всего Нелл сейчас хотелось стереть память о страшных минутах, проведенных в офисе Адама. Увы, память — не кассета автоответчика. Нужно просто чем-нибудь заняться.

Она пошла в гостевую комнату, открыла шкаф. Невзирая на молодость, Адам был удивительно консервативен в одежде. Он признавал лишь три цвета: темно-серый, темно-синий и шоколадно-коричневый. Год назад Нелл почти уговорила его купить темно-зеленую летнюю куртку, которую они увидели в витрине. Они зашли в магазин, Адам примерил куртку и... снова купил темно-синюю. Нелл тогда недоумевала: зачем? Ведь у него уже была точно такая же.

Нелл вытащила куртку и стала рассматривать. Эта была новее и легче его второй куртки. И как раз за ней Адам прислал тогда Уинифред. Он ведь даже приготовил эту куртку, положив на кровать в гостевой комнате. А та, старая, была плотнее и теплее.

Нелл вспомнила, почему так получилось. После их ссоры Адам ушел, забыв куртку и дипломат. Дипломат она отнесла в кабинет, а куртку повесила в шкаф. Торопясь встретить Уинифред на площадке, Нелл схватила дипломат и первую попавшуюся из двух курток. Останься Адам жив, наверное, он бы обрадовался такой ошибке. К вечеру тогда значительно похолодало и пошел дождь.

Нелл уже начала аккуратно складывать куртку, готовясь уложить в коробку. Потом остановилась. Она вспомнила, как через несколько дней после гибели Адама, когда ей было невыразимо горько и одиноко, она надела эту куртку, чтобы ощутить его присутствие. А теперь ей как будто не терпится поскорее удалить все следы этого присутствия.

В прихожей зазвонил домофон. Нелл бросила куртку на спинку стула и пошла встречать Бреннана и Склафани.


69

Говоря с Дэном, Корнелиус Макдермотт умолчал об одном звонке. Утром он попросил Лиз позвонить в Бюро судебно-медицинской экспертизы.

Там ей сообщили, что за минувший год было похоронено пятьдесят неопознанных покойников: тридцать два мужчины и восемнадцать женщин.

По просьбе дежурного Лиз отправила им факсом компьютерную реконструкцию портрета Квинни, а также сообщила все то, что рассказал Дэн.

Днем Лиз позвонили из морга.

— Кажется, у нас была такая покойница, — лаконично сообщил ей чей-то голос.


70

Джек Склафани и Джордж Бреннан сидели в гостиной Нелл. Тут же стояли раскрытые коробки с деньгами. Полицейские для верности еще раз пересчитали купюры.

— Взятки имеют свою шкалу, — сказал Склафани. — Если нужно, чтобы строительный мастер закрыл глаза на использование низкосортного бетона, ему за это пятьдесят тысяч долларов платить не станут. Такие деньги Джимми Райену отвалили за более крупную «услугу».

— Я тоже об этом подумала, — призналась Нелл. — И кажется, я знаю, кто давал ему взятку.

Нагнувшись, она достала из пластикового мешка листы упаковочной бумаги и моток бечевки.

— Это я привезла из офисного шкафа Уинифред Джонсон, — пояснила Нелл. — Я еще во вторник обратила внимание на бечевку с зеленой нитью.

Бреннан взял у нее моток и сличил с бечевкой, которой были перевязаны коробки.

— Мы отдадим бечевку и бумагу на экспертизу, но думаю, там только подтвердят ваши предположения, миссис Макдермотт.

— Если Уинифред Джонсон передавала Джимми Райену взятку, это еще не доказывает причастности моего мужа к ее махинациям, — заявила Нелл.

Она говорила твердо, даже с металлом в голосе, но без внутренней убежденности.

Склафани улавливал ее состояние. Нелл Макдермотт находилась на перепутье. Ей по-прежнему хотелось верить в невиновность своего мужа. И вместе с тем она не юлила, не выгораживала Адама. Более того, она здорово им помогла, убедив Лайзу Райен не таиться от полиции. Поэтому они тоже не имеют права скрывать от Нелл то, что узнали.

— Миссис Макдермотт, у нас появился необычный свидетель взрыва — восьмилетний мальчик, видевший очень важный эпизод. Буквально за считанные секунды до взрыва с борта яхты спрыгнул человек в водолазном костюме.

— Неужели это... возможно? — вперившись глазами в Склафани, спросила Нелл.

— Как говорят, возможно все. Достоверно ли это? Пока трудно сказать. Течение в том месте очень сильное. Способен ли опытный пловец, умеющий пользоваться течением, добраться до берега в районе Стейтен-Айленда или Джерси-Сити? Возможно.

— Я не совсем поняла: вы верите этому ребенку? Или только допускаете, что он мог видеть человека, нырнувшего с борта яхты?

— Мы не станем утомлять вас второстепенными подробностями. Скажем только, что мальчишка не рассказывал свои впечатления, а нарисовал их. И вот что примечательно: пловец на его рисунке держит в руке предмет, похожий на женский бумажник. В интересах расследования мы не стали сообщать прессе о найденном бумажнике Уинифред. Таким образом, мальчик не мог ни прочитать о нем, ни узнать из выпуска новостей. Он мог только увидеть этот предмет.

Склафани сделал паузу, поскольку дальше его разговор касался весьма непростых фактов.

— Мы провели анализ ДНК найденных останков, подтверждающий гибель Сэма Краузе и Джимми Райена. Однако мы не смогли таким же образом подтвердить гибель Адама Колиффа и Уинифред Джонсон.

Нелл сжалась в комок.

— Мы рассматриваем еще одну версию, — продолжал Бреннан. — Возможно, на яхте был кто-то пятый, прятался в моторном отсеке. Результаты тестов показали: бомба находилась именно там.

— Но даже если этот мальчик ничего не нафантазировал, я до сих пор не понимаю, зачем кому-то понадобился бумажник Уинифред, — призналась Нелл.

— У нас тоже нет полной уверенности на этот счет. Хотя... там ведь был ключ от индивидуальной ячейки, — напомнил ей Бреннан. — Ключ под номером триста тридцать два.

— А разве нельзя предъявить этот ключ в соответствующем банке и открыть ячейку?

— Миссис Макдермотт, мы с вами уже говорили об этом. В том-то и беда, что вначале нужно найти соответствующий банк. Ключ не платежное поручение, и банковских реквизитов на нем нет. Искать по банкам вблизи офиса и дома, где жила Уинифред, — на это требуется время. Но мы будем искать, пока не найдем.

— А если за это время владелец ячейки получит к ней доступ? — предположила Нелл. — У меня вот тоже есть ячейка. Если я вдруг потеряю ключ, разве я не смогу позвонить в банк и заказать другой?

— Сможете, — быстро ответил Склафани.— Но банку потребуется заново тщательно проверить вашу идентификацию: подпись и прочие данные. А затем нужно будет заплатить сто двадцать пять долларов за то, чтобы слесарь в вашем присутствии открыл замок ячейки и сделал новый ключ. Опять-таки все это привлекает внимание, а кому-то очень не выгодно лишний раз светиться.

— Иными словами, ключ от ячейки Уинифред имеет ценность лишь для нее самой?

— Естественно, миссис Макдермотт. Правила везде одинаковы: к ячейке допускается лишь тот, на чье имя она зарегистрирована.

— Тогда многое совпадает, — сказала Нелл. — Бумажник принадлежит Уинифред. А Уинифред когда-то была заядлой пловчихой. Ей даже прочили карьеру в спорте. У нее в комнате все стены увешаны медалями и фотографиями соревнований. Конечно, потом она перестала состязаться, но, возможно, не забросила любимое занятие.

— Мы это тоже проверяли. Уинифред состояла в одном из клубов любителей здорового образа жизни и ежедневно плавала в бассейне либо перед работой, либо после.

Бреннан умолк. Нелл чувствовала: он хочет ее о чем-то спросить и подыскивает слова.

— Миссис Макдермотт, надеюсь, вы правильно поймете мой вопрос. Скажите, ваш муж был хорошим пловцом?

Нелл озадачил не сам вопрос, а ее неспособность на него ответить. «Вот и еще одна сторона жизни Адама, о которой я ничего не знала».

— Затрудняетесь ответить? — осторожно спросил Склафани. — Ведь вы же ходили с ним на яхте. Он любил нырять с борта?

— В пятнадцать лет я едва не утонула на Гавайях, попав в отбойную волну. С тех пор у меня сохраняется боязнь водных пространств. Я пыталась ее побороть, но так до конца и не сумела. На яхте Адама я плавала два или три раза и то не могла заставить себя выйти на палубу, а отсиживалась в каюте. Понимаете, одно дело плыть на большом корабле. Там вода далеко. А на яхте — совсем рядом. Того и гляди смоет волной... Видите, сколько я вам наговорила, чтобы объяснить, почему не могу ответить на ваш вопрос? — виновато улыбнулась Нелл. — Адам умел плавать, но насколько хорошо — не знаю.

Полицейские встали.

— Как вы понимаете, миссис Макдермотт, нам все-таки придется еще раз побывать в доме Лайзы Райен. Вам она доверяет больше, чем нам. Если вы будете говорить с ней, пожалуйста, попытайтесь ее убедить... Мы сделаем все возможное, чтобы имя Джимми Райена поменьше фигурировало в материалах расследования и уж тем более не упоминалось в прессе.

— А мне вы можете сказать то же самое? — вдруг спросила Нелл, вставая с дивана. — У вас есть неопровержимые доказательства причастности моего мужа ко всем этим махинациям и взяткам?

— Нет. Однако мы знаем, что Уинифред Джонсон являлась передаточным звеном. Через нее проходили громадные суммы. Возможно, миллионы долларов. Судя по всему, именно она готовила деньги для взятки Джимми Райену. Люди, платившие Уинифред, признались нам в этом. Они считают, что взятки за контракты у них вымогали непосредственно Уолтерс и Арсдейл, хотя точных доказательств вины обоих у нас пока нет.

— Если я правильно поняла, у вас нет и доказательств того, что Адам получал взятки.

— Вы правильно поняли, миссис Макдермотт, — ответил ей Склафани. — Мы пока не знаем, был ли ваш муж причастен к скандалу вокруг фирмы «Уолтерс и Арсдейл» и если был, то в какой степени. Возможно, все махинации Уинифред проворачивала одна. Ее знания и опыт вполне позволяли разработать хитроумную схему и «доить» заказчиков. Либо Уинифред работала в паре с этим загадочным Гарри Рейнольдсом.

— А как насчет Питера Лэнга? — спросила Нелл.

— Пока вопрос с ним остается открытым, — ответил Склафани.

Полицейские ушли. Нелл вернулась в гостиную. После того как Склафани и Бреннан унесли коробки с деньгами, в квартире легче дышалось. Нелл села и стала мысленно восстанавливать недавний разговор. С одной стороны, все, что она узнала от полицейских, принесло ей облегчение. А с другой... если послушать Склафани, они продолжают подозревать всех. В том числе и Адама.

Нелл еще утром заметила, что давно не поливала цветы. Она последовательно перенесла горшки и кашпо из прихожей, гостиной и столовой в кухню. По образному выражению Герты, цветы «вытянули лапы». Нелл быстро оборвала сухие листья, взрыхлила грунт и полила его.

Цветы сразу ожили. На посвежевших листьях и стеблях поблескивали капельки воды. Нелл случалось и раньше забывать о цветах. Как-то, еще до встречи с Адамом, она вот так же стояла на кухне, обрывая засохшие листья. Тогда была эпидемия гриппа; Мак и Герта оба болели, причем достаточно тяжело. Нелл боялась, что они могут не выкарабкаться. Она вдруг почувствовала себя таким же цветком. Любовь деда и Герты была ее водой, и если с ними что-то случится, она засохнет, оставшись одна в этом мире.

«Я хотела любви и боялась одиночества. И потому влюбилась... влюбилась в любовь. Кажется, была песня с такими словами».

Нелл усмехнулась, вспомнив свое снисходительное отношение к Уинифред. Канцелярская крыса, одна из породы бесцветных людей, будто специально созданных для монотонной работы. Нелл искренне считала, что, кроме работы, у этой женщины нет ничего. И... просчиталась. Внешность Уинифред была более чем обманчивой. Нелл почему-то не приходило в голову, что Уинифред тоже может жаждать любви. И если Уинифред встретился некто, очень хорошо разгадавший ее потребность, неизвестно, до каких пределов она дошла, только бы ублажить своего возлюбленного.

«А я сама? Разве два года назад я не отказалась от политической карьеры, чтобы ублажить Адама? Просто у меня это называлось по-другому: жертвой во имя любви».

Закончив возиться с цветами, Нелл возвращала их на прежние места. Взяв очередной цветок в горшке с красивым орнаментом, она вдруг остановилась и отнесла его обратно на кухонный стол. Паучник — так называлось это растение. Подарок Адама на ее день рождения, сделанный два года назад. Только сейчас Нелл отважилась признаться себе, что ей никогда не нравился паучник и она просто терпела его у себя дома. Но почему она должна терпеть дальше? Жертва во имя памяти?

Нелл схватила горшок, вынесла на площадку и поставила возле мусоросжигательной печи. Кому-нибудь из уборщиц он явно понравится.

В гостиной ее взгляд наткнулся еще на один подарок Адама, сделанный к годовщине свадьбы. Над камином висела картина, скопированная с их свадебной фотографии. Нелл она всегда казалась слишком большой и несоразмерной пространству гостиной.

Она подошла, взялась с обеих сторон за раму и сняла картину. Адам тогда решил сделать ей сюрприз. Должно быть, картину писал какой-нибудь уличный художник. Улыбка Нелл на холсте вышла совершенно безжизненной. Впрочем, улыбка Адама — тоже. А может, наоборот, художник оказался очень талантливым и подметил то, что упустил фотоаппарат? Нелл думала об этом, неся картину в хозяйственный шкаф. Взамен она достала оттуда акварель с видом швейцарской деревушки Адельбоден. Акварель эту Нелл купила очень давно, когда ездила в Швейцарию покататься на лыжах.

Вернув альпийский пейзаж на прежнее место, Нелл снова оглядела гостиную. И здесь, и в столовой не осталось никаких воспоминаний об Адаме. Воспоминания пока еще оставались в гостевой комнате. Его одежда. Нелл пошла туда и за пятнадцать минут наполнила коробки, надписав каждую из них.

«Ну вот, а про темно-синюю куртку забыла!» — подумала Нелл, зацепившись глазами за стул. Память тут же подбросила ей еще один эпизод, связанный с этой курткой. Минувшим летом они с Адамом сидели в ресторане. Кондиционер был включен на полную мощность, и Нелл в своем легком платье с короткими рукавами продрогла до костей. Заметив это, Адам встал, снял куртку и набросил ей на плечи, а сам остался в спортивной рубашке и тоже с короткими рукавами. Нелл пошутила, что теперь он превратится в ледышку. На это Адам, обворожительно улыбаясь, ответил: «Мне тепло оттого, что тебе тепло».

Да, у него здорово получались такие жесты внимания, подкрепленные красивыми фразами... Нелл набросила куртку, вспоминая, как тепло и комфортно было ей тогда в холодном зале ресторана. Ощущения не возвращались. Нелл уткнулась лицом в лацкан куртки, пытаясь уловить хотя бы слабый аромат его любимой туалетной воды «Поло». Кажется, ей это удалось... или только почудилось?

Нелл решила не оставлять себе эту куртку. Тем более Адам через Бонни Уилсон просил раздать всю свою одежду. Нужно было только проверить карманы. Правда, Адам в этом отношении был аккуратным до педантизма и ничего не забывал в карманах. Но ведь в тот день он собирался надеть куртку. Вдруг там что-то осталось?

В левом кармане она нашла тщательно отглаженный носовой платок. Правый карман был пуст, нагрудный — тоже. Нелл уложила куртку в коробку и уже собиралась закрыть картонные створки, как вдруг вспомнила о потайных карманах. Надо проверить и их.

Потайной карман был всего один, справа. Он застегивался на кнопку. Проведя по карману, Нелл почувствовала, что в нем что-то есть. Она щелкнула кнопкой... Внутри оказался конвертик из плотной бумаги, а в конвертике — ключ от индивидуальной ячейки. На нем стоял номер 332.


71

В три часа Лайзу Райен позвали к телефону. Этого звонка она ждала весь день, но сейчас внутренне содрогнулась. Взяв трубку, она узнала голос инспектора Склафани. Все как она и предполагала: полицейские вновь хотели встретиться с ней, причем сегодня же.

— Мы побывали у миссис Макдермотт, — сообщил ей Склафани.

— Понимаю, — коротко ответила Лайза. Делая вид, будто ей мешает солнце из окна, она повернулась спиной к дежурному менеджеру, который уже навострил уши.

— Мы рассчитываем на откровенный разговор, — продолжал Склафани. — В присутствии ваших детей это вряд ли получится.

— Подруга давно предлагала их куда-нибудь сводить. Я позвоню ей. Половина седьмого вас устроит?

— Вполне, — лаконично ответил Склафани. Весь остаток рабочего дня Лайза оживленно болтала с клиентками, отгоняя мысли о предстоящем визите полицейских.

Склафани и Бреннана она встретила с кофейной чашкой в руках.

— Хотите кофе? Только что сварила.

Сказано было не слишком искренне, но Джек Склафани согласился. Он чувствовал: Лайза испугана и может снова замкнуться. Возможно, чашка кофе — неплохой способ хотя бы немного ослабить ее настороженность.

— Какой потрясающий аромат, — подыграл другу Бреннан, — Пожалуй, и я не откажусь.

— Джимми нравился мой кофе, — сказала Лайза, доставая с полки чашки. — Он говорил, что у меня волшебная рука. Думаю, это была шутка. Все заваривают кофе одинаково.

Взяв чашки, они перешли в гостиную. Склафани сразу заметил, что со стола исчез макет «дома мечты».

— Я убрала, — сказала Лайза, перехватив его взгляд. — Так легче и мне, и детям.

— Я вас вполне понимаю, — кивнул Склафани.

На самом деле Лайза убрала «дом мечты» лишь сегодня, прочитав дневник Келли. Дочь писала: «Я смотрю на "дом мечты" и вспоминаю, как папа его делал. Он никому не рассказывал, только мне. Папа делал этот дом в подарок маме на Рождество. Я хранила нашу тайну. Я очень скучаю по папе. Мне тяжело смотреть на "дом мечты". Ведь папа никогда уже не придет и не построит его. И у меня не будет комнаты, которую он мне обещал».

Лайза не стала ждать, когда полицейские начнут задавать вопросы, и заговорила сама:

— Я знаю, что у каждого из вас есть дети. Если бы вы совершили ошибку, а потом с вами что-то случилось, вы бы, наверное, не хотели, чтобы ваши дети судили о вас только по этой ошибке. Особенно если вас на нее кто-то толкнул.

Склафани и Бреннан по-прежнему не задавали вопросов. Они прихлебывали кофе, давая ей время собраться с мыслями и продолжить.

— Я расскажу вам все, что знаю. Но умоляю: сделайте так, чтобы имя Джимми нигде не появлялось. Эти коробки с деньгами... они были завернуты и перевязаны. Может, Джимми и не знал, что внутри.

— Лайза, вы ведь не верите в то, о чем сейчас говорите, — мягко упрекнул ее Джек Склафани.

— Я теперь вообще не знаю, во что верить. Но в одном я убеждена: Джимми был опытным строителем. Если бы ему подсунули некачественные материалы, он бы сразу понял, чем это грозит. Не стал бы Джимми брать грех на душу.

Чувствуя, что Лайза опять возводит Джимми на пьедестал идеального мужа и отца, Бреннан решил зайти с другого бока.

— Скажите, а где лежали эти коробки? — спросил он.

— Внизу, в мастерской Джимми. Там есть шкаф. Я туда залезла, чтобы порыться в бумагах. Думала, вдруг еще какую-нибудь страховку найду.

Лайза слегка улыбнулась.

— Наверное, это потому, что мне бабушка постоянно рассказывала про свою сестру. Когда у нее умер муж, она разбирала его бумаги и нашла страховку, про которую и не знала. А страховка та была на двадцать пять тысяч долларов. В сорок седьмом году это были громадные деньги.

Она сцепила пальцы, разжала, снова сцепила.

— Никаких страховок я у Джимми в шкафу не нашла. Зато вот наткнулась на коробки.

— Откуда они могли появиться? У вас есть хоть какие-то догадки?

— Нет. Но я примерно знаю, когда он их привез. Это произошло после девятого сентября.

— Почему после девятого? Откуда вы знаете?

— Из дочкиного дневника...

Голос Лайзы дрогнул. Она обхватила себя руками.

— Боже, что я делаю? — почти закричала она. — Я же поклялась Келли не читать ее дневник!

Склафани испугался, что Лайза сейчас замкнется и разговора у них опять не получится.

— Лайза, мы уважаем секреты вашей дочери и никогда бы не позволили себе вторгнуться в ее мир, если бы не интересы следствия. Но тот, кто погубил ее отца, может погубить и других людей. Поэтому нам так важно знать, что она писала о девятом сентября.

Еще давно, когда их дружба только начиналась, Склафани рассказал Бреннану про свое детство. Он рос с двумя старшими сестрами, и ему осточертело положение младшего братишки. Поэтому Джек всегда мечтал о младшей сестре, говоря, что из него получился бы отличный старший брат... Похоже, сейчас он в какой-то мере наверстывал упущенное, ведя себя с Лайзой Райен как настоящий старший брат.

Лайза сидела, опустив голову.

— Я когда прочла дневник Келли, сразу вспомнила тот вечер... девятое сентября. Четверг это был, как сегодня. Джимми вернулся поздно. Он работал на Верхнем Вест-сайде, вроде на Сто первой улице. Они там ремонтировали жилой дом. Я его заждалась, а тут телефонный звонок. Кто-то сказал, что хочет поговорить с Джимми по срочному делу, и спросил, нет ли у него мобильника. Мобильника у Джимми не было. Не любил он такие штучки... Я ответила, что мужа пока нет дома, и спросила, не надо ли чего передать.

— А кто ему звонил: мужчина или женщина? — поинтересовался Склафани.

— Мужчина. И мне показалось, что он очень нервничал.

Лайза встала, прошлась по комнате, замерла у окна.

— Тогда тот, кто звонил, попросил передать Джимми, что работа отменяется. Я даже испугалась — вдруг мужа опять уволили?.. Где-то в половине десятого Джимми вернулся. Я рассказала ему про звонок и передала эти слова. Джимми сильно расстроился.

— А в чем это проявилось?

— Он побледнел. Помню, у него весь лоб вспотел. Он вдруг схватился за грудь. Я даже подумала, не стало ли ему плохо с сердцем... Потом он немного пришел в себя и сказал, что их заказчику не угодишь. Сначала потребовал что-то там поменять, а теперь вдруг передумал, но дело сделано, и поменять ничего уже нельзя.

— Неужели вы так ясно запомнили этот эпизод?

— Я бы и не вспомнила, если б не дочкин дневник... Я тогда боялась только одного: как бы Джимми снова не выгнали. Он меня успокоил. Сказал, что в контракте все условия прописаны. Я обрадовалась и больше про это не думала.

— Вы еще о чем-нибудь говорили с Джимми в тот вечер? — спросил Бреннан.

— О разных пустяках. Через час после его возвращения я легла спать. Джимми сказал, что хочет немножко расслабиться. Он взял жестянку с пивом, сел у телевизора... Келли в это время уже спала. Она пишет, что проснулась, услышала включенный телевизор и поняла, что отец вернулся. А она всегда желала ему перед сном спокойной ночи. Келли встала и пошла к Джимми.

Лайза выдвинула ящик стола, достав оттуда листок бумаги.

— Это я переписала из ее дневника... «Я сидела у папы на коленях. Он внимательно смотрел выпуск новостей и вдруг заплакал. Я хотела разбудить маму, но он не позволил. Сказал, что это будет нашей маленькой тайной. Я спросила папу, почему он такой грустный. Он ответил, что у него сегодня был очень тяжелый день: работа не ладилась, а вдобавок он еще и простыл. "Вот нервы и расшалились", — сказал мне папа. Потом он отнес меня в кровать и пошел в душ. Он там долго фыркал, как будто прочищал нос. Я поняла, что папа действительно сильно простудился».

Закончив читать, Лайза тут же порвала листок.

— Не знаю, как там по закону... но если у полицейских есть совесть, вы не разболтаете об этом газетчикам... Мне почему-то кажется, что между тем звонком и деньгами, которые заплатили Джимми, есть какая-то связь. И тот жилой дом на Сто первой улице обязательно нужно проверить.

Склафани был «старшим братом» до самого конца их пребывания в доме Лайзы. Он сказал Лайзе, что никаких словесных обещаний они ей давать не будут. Потом она сама убедится, что полицейские тоже умеют держать слово.

— Угадай, о чем я думаю? — спросил Склафани, когда они с Бреннаном ехали обратно.

— Да о том же, о чем и я. Нужно добыть все записи вечерних выпусков новостей, которые шли девятого сентября. Возможно, тогда мы поймем, за что Джимми Райен получил взятку.


72

— Сэр, вам звонит Нелл Макдермотт, — извиняющимся тоном сообщила секретарша Питера Лэнга. — Я ей пыталась объяснить, что вы очень заняты, но она все равно настаивает на разговоре. Что я ей должна ответить?

Лэнг ненадолго задумался.

— Пожалуй, я поговорю с ней, — ответил он, обращаясь одновременно к секретарше и сидевшему у него Луису Греймору, старшему юрисконсульту фирмы.

Разговор с Нелл был кратким.

— Вот уж никак не ожидал, что Нелл пожелает меня видеть, причем немедленно, — сказал Лэнг, кладя трубку. — Как вам это нравится, Лу?

— Насколько помню, ваш визит к ней окончился неудачей. Вы говорили, что Нелл буквально выпроводила вас. Вы намерены с ней встречаться?

— Да. Она приедет через двадцать минут.

— Хотите, чтобы я присутствовал при вашем разговоре?

— Думаю, это излишне.

— Я бы мог деликатно напомнить этой женщине, что ваша семья поддерживала избирательные кампании ее деда еще в те времена, когда ни вас, ни ее не было на свете, — предложил Греймор.

— С Нелл такие штучки не проходят. Я вот тоже попытался деликатно ей намекнуть, что готов поддержать ее избирательную кампанию, если она пойдет по стопам деда. В ответ на меня повеяло таким ледяным холодом, что все дальнейшие слова просто замерзли у меня в глотке.

Греймор встал. Он был уже немолод и успел поработать с отцом Питера. Лэнг ценил его за эрудицию и дотошность. Ему даже нравилась старомодная, несколько вычурная вежливость Греймора.

— Если мне будет позволено дать вам совет, я настоятельно порекомендую вам вести себя с Нелл предельно честно. В прошлый раз вы допустили тактическую ошибку. Должно быть, Нелл почувствовала, что на уме у вас совсем другое. Внучка Макдермотта — как раз тот случай, когда только предельная честность может дать желаемый результат.

Греймор удалился. «Возможно, ты и прав, старик», — подумал Лэнг. На этот раз он не стал выстраивать стратегию своего разговора с Нелл.

Вскоре секретарша ввела Нелл в его кабинет. Внучка Макдермотта была одета отнюдь не для делового визита, однако даже этот наряд безошибочно свидетельствовал о мире, к которому она принадлежала. Лэнг привык к тому, что почти все его посетители восхищались потрясающим видом из окон, а также изысканным убранством кабинета и дорогими картинами на стенах. Третье поколение Лэнгов научилось разбираться в живописи и уже не позволяло себе держать в кабинете копии, пусть даже безупречно исполненные.

Нелл либо не замечала всей этой роскоши, либо не желала говорить об этом. И все же Лэнг намеренно усадил ее там, откуда был виден Гудзон и приличный кусок панорамы Нью-Йорка.

— Мне нужно поговорить с вами, — сказала Нелл.

— Понимаю, — улыбнулся Лэнг. — Поэтому вы и приехали. Я вас внимательно слушаю.

Нелл тряхнула головой, будто ей вдруг помешали собственные волосы.

— Питер, мы хоть и встречались с вами несколько раз, но едва ли достаточно знаем друг друга Я приехала не затем, чтобы восполнить этот пробел. У меня к вам два вопроса. Насколько хорошо вы знали моего мужа? И зачем вы мне лгали насчет использования вами участка, купленного Адамом у вдовы Каплан?

Лу оказался прав. Эту женщину не поймаешь на комплименты. И в кошки-мышки с ней тоже не поиграешь.

— Ну что ж, Нелл, попробую ответить на ваши вопросы. Начну с первого. С Адамом я познакомился, когда он еще работал в «Уолтерс и Арсдейл». Мы несколько раз встречались. Моя фирма давно сотрудничает с ними.

— Вы бы могли назвать Адама своим другом?

— Честно говоря, нет. Я его не настолько знал. И потом, я нелегко завожу дружбу.

Нелл кивнула.

— А что вы думали о нем как об архитекторе? Судя по вашим тогдашним словам, мир потерял гениального зодчего.

— Сомневаюсь, чтобы я такое говорил, — улыбнулся Лэнг. — Я пытался вам объяснить, что его проект «башни Вандермеера» нам не подходит. То, что вы посчитали моей ложью... на самом деле мне не хотелось вас травмировать. Когда я сказал, что Адам мог бы участвовать в разработке нового проекта, я... скажем так, допустил некоторое преувеличение. Возможно, вам все это видится в ином свете, но я тогда решил немного поберечь ваши чувства, Нелл. Поскольку Адам не сказал вам, что его проект отвергнут, я не считаю необходимым усугублять ваше состояние и тоже умолчал об этом.

— Вы и в другом слукавили, Питер. Мой участок нужен вам отнюдь не для большей привлекательности проекта.

Вместо ответа Лэнг подошел к стене и нажал кнопку. Сверху опустился большой экран с панорамной картой Манхэттена. Лэнг включил подсветку. Голубые точки и квадратики покрывали весь остров. Возле каждого стоял номер. Правую часть экрана занимало обширное пояснение, выполненное золотистыми буквами. Там перечислялись все названия проектов и их адреса. Большинство зданий являлось собственностью «Лэнг энтерпрайсиз».

— Знаете, Нелл, вчера сюда, можно сказать, вломились двое полицейских инспекторов, расследующих дело о взрыве яхты. Они не сказали мне в лоб, но чувствую, они носятся с версией, будто это я подложил бомбу. Они тоже никак не могли понять, зачем мне так понадобился участок вдовы Каплан... простите, ваш участок. Да всего лишь потому, что мы намереваемся построить на Двадцать восьмой улице впечатляющее здание и нам нужен дополнительный кусок земли.

Нелл подошла к карте и некоторое время разглядывала манхэттенские владения Лэнга.

— Вынужден признать: в прошлый раз я не был с вами честен, — сказал Лэнг, убирая экран. — Простите меня за всю эту «спасительную» ложь.

— Я скажу, зачем мне понадобилось объединять участки... Когда мой дед восемнадцатилетним ирландским парнем приехал в Нью-Йорк, он поначалу жил на Двадцать восьмой улице. Не берусь утверждать, что он нанимал комнату в доме, которым уже тогда владела семья Каплан. Возможно, в соседнем. Не скрою, я хочу построить величественный небоскреб, чтобы он стал памятником всему тому, чего добились на американской земле три поколения Лэнгов... Теперь вы знаете правду.

Лэнг подошел к ее стулу.

— Но я понимаю: выше головы не прыгнешь. Я умею ждать. Рано или поздно в том месте обязательно появится другой подходящий участок.

— А почему вы проморгали собственность вдовы Каплан? — вдруг спросила Нелл.

— По одной простой причине. Пока за «особняком Вандермеера» сохранялся статус архитектурной достопримечательности, меня абсолютно не интересовал ее участок. Кто же думал, что Инвентаризационная палата снимет статус? И потом еще пожар. Все это было так внезапно.

— Интересно, зачем же тогда Адам купил столь невыгодный участок?

— Либо вши муж обладал потрясающим чутьем, либо кто-то в Инвентаризационной палате проболтался ему о готовящемся решении по «особняку Вандермеера». Уверен, что наша доблестная полиция обязательно докопается, как там было дело.

— Смотрю, вы уже поторопились обозначить «башню Лэнга» на своей карте. Откуда такая уверенность? — усмехнулась Нелл.

— Никакой уверенности нет. Это надежда. Моя большая надежда. В нашем бизнесе мы никогда не бываем ни в чем уверены, но всегда горячо надеемся. Недаром говорят, что торговцы недвижимостью — самые большие оптимисты.

У Нелл оставался еще один вопрос, который она намеревалась задать Лэнгу.

— Скажите, вам знаком человек по имени Гарри Рейнольдс? — спросила она, внимательно наблюдая за реакцией хозяина кабинета.

Лэнг удивленно наморщил лоб, затем улыбнулся.

— Да. Я знал одного Рейнольдса. Он преподавал историю средних веков в Йельском университете. Но его звали Генри, а не Гарри. Он умер десять лет назад... А почему вы спросили?

— Не имеет значения, — уклончиво ответила Нелл.

Лэнг проводил ее до лифта.

— Нелл, я не стану вас уговаривать. Ваш участок — вам и решать. Я действую как бейсболист: когда мяч у меня, я азартно бью по нему, а когда у меня его отняли, не рву на себе волосы. Просто жду, когда он попадет ко мне снова.

— По-моему, в прошлый раз вы говорили совсем другое.

— За это время многое изменилось. Из жертвы дорожного столкновения я превратился в потенциального убийцу. Понимаю, что все это чушь, но определенный удар по моей репутации полицейские уже нанесли... Ладно, это не ваши заботы.

— Мое предложение остается в силе до вечера следующего понедельника.

«Да, Питер Лэнг, бойскаутская награда за правдивость тебе явно не светит, — думала Нелл, пока лифт вез ее с вершины небоскреба вниз. — У тебя просто маниакальное эго. И не ври мне, будто ты отступишься от этого проекта и будешь ждать. Тебе нужен мой участок, и ты не оставишь попыток его добиться... Но я приходила к тебе не из-за участка. Мне требовался ответ, и я его получила».

Нелл была в лифте одна.

— Ты неприятен мне, Питер Лэнг, — вслух произнесла она. — Возможно, ты мерзавец, но не убийца. И крови на твоих руках нет.


73

Дэн Майнор ждал момента, когда вернется домой и прослушает записи с автоответчика. И в то же время его не оставлял подспудный страх. Дэн даже жалел, что попросил Мака о помощи. Пока он искал мать самостоятельно, поиски растягивались во времени, оставляя надежду. Теперь, когда маховик поисков завертелся на полной скорости, Дэну стало страшно.

Запись была всего одна, от Мака: «Дэн, как только вернетесь, сразу же позвоните мне. Это важно».

По отрешенному тону Корнелиуса Макдермотта было понятно: поиски Квинни закончились.

Дэн снял трубку. У него тряслись руки, и номер офиса Мака он набрал только с третьей попытки. Старик знал, что Дэн обычно возвращается домой в пятом часу. Когда телефон зазвонил, Мак не стал дожидаться, пока Лиз примет звонок.

— Корнелиус Макдермотт слушает вас.

— Мак, вы просили меня позвонить...

— Поверьте, мне очень тяжело вам это говорить. Окончательная идентификация будет проведена завтра утром, но ваша картинка очень похожа на снимок бездомной женщины, которая умерла в сентябре прошлого года.

— «Похожа» — еще не значит «совпадает», — уцепился за последнюю соломинку Дэн.

— Могла бы и совсем не совпадать. Но в протоколе указано, что у нее на груди нашли небольшую потертую фотографию молодой женщины с маленьким мальчиком. Я сразу понял, что ваша мать, как и вы, везде носила с собой этот снимок.

Дэн едва проглотил комок, застрявший у него в горле.

— Что с ней случилось?

— Она умерла от удушья, — с большой неохотой ответил старик. — В пустом доме, где она жила, начался пожар. Она не сумела выбраться и задохнулась в дыму.

«Задохнулась! Но почему, после стольких страданий, судьба уготовила матери еще и такую смерть?»

— Дэн, вы слушаете? Я понимаю, каково вам сейчас. Хотите, отправимся куда-нибудь пообедать? Там поговорим.

— Нет, Мак, — едва ворочая языком, ответил Дэн. — Мне нужно побыть одному.

— Я не настаиваю. Тогда позвоните мне завтра в девять утра. Мы встретимся в приемной Бюро судебно-медицинской экспертизы. Там договоримся обо всем необходимом.

— Где она сейчас?

— Похоронена в одной из общих могил.

— А в Бюро знают точное местонахождение?

— Да. Мне обещали произвести эксгумацию тела.

— Спасибо, Мак.

Дэн повесил трубку. Потом он достал бумажник и положил на кофейный столик возле дивана. Он сел и вынул из бумажника потертый черно-белый снимок.

Дэн не знал, сколько времени он провел, держа в руках это фото и вспоминая все, что мог вспомнить о матери. «Квинни, ты не заслужила такого конца, — мысленно твердил он, — Ты вообще не заслужила такой судьбы. Зачем ты взяла мою вину на себя и долгие годы носила ее, будто жернов на шее? Ведь это не ты была виновата, а я — глупый маленький мальчишка. Ты даже не знала, как мне здорово помогло все, что тогда случилось. Ну почему ты думала, что я буду тебя проклинать? И почему ты столько лет проклинала себя?»

В дверь позвонили. Дэн зажал уши. Опять эта Пенни! Неужели она так и не поняла, что его не занимают соседские вечеринки?

Звонок повторился, теперь уже длиннее и настойчивее. Дэн встал и доплелся до входной двери.

На пороге стояла Нелл Макдермотт.

— Дэн, Мак мне все рассказал. Мне очень, очень жаль.

Дэн молча впустил ее, молча закрыл дверь. Он обнял Нелл и уже не сдерживал слез.


23 ИЮНЯ, ПЯТНИЦА

74

С самого утра Склафани и Бреннан отправили курьера за видеозаписями вечерних новостей от девятого сентября. Чтобы не тратить время, решили ограничиться шестью основными нью-йоркскими телеканалами.

Получив пленки, оба инспектора поднялись в просмотровый кабинет на девятом этаже. В тамошнем лабиринте оборудования и настоящих джунглей разнокалиберных проводов было не так-то просто найти свободный видеомагнитофон. Предусмотрительный Бреннан заранее договорился со знакомым техником. Тот повел их в дальний конец комнаты, где уже стояли два стула.

— Сто лет не был в кино, — сказал Бреннан. — Только попкорна не хватает.

Первой Склафани поставил запись с канала Си-би-эс.

Выпуск начинался центральным сюжетом вечера — пожаром в «особняке Вандермеера». Репортаж с места события вела Дана Аткинс: «Здание, за которым прочно закрепилось имя "особняк Вандермеера", было одним из старейших в городе. Его построили на месте фермы голландских переселенцев, от которых оно унаследовало не только название, но и внешний вид. Последние восемь лет «особняк Вандермеера», имевший статус архитектурной достопримечательности, пустовал... Боюсь, что теперь мы будем говорить об этом здании лишь в прошедшем времени. Оно почти целиком выгорело. Звонок в местную пожарную часть поступил в семь часов тридцать четыре минуты. Огонь быстро распространился по пустому, захламленному "особняку Вандермеера", и к моменту прибытия пожарных расчетов уже достиг крыши. Зная, что здесь периодически ночуют бездомные, пожарные с риском для жизни обследовали помещения. Их находка оказалась трагической: в ванной комнате верхнего этажа они обнаружили тело бездомной женщины, погибшей от отравления дымом. Вероятнее всего, она же и явилась виновницей пожара, разведя огонь, чтобы согреться. Поскольку погибшая жила на улицах и никаких документов при ней обнаружено не было, шансы разыскать ее родных крайне невелики».

Фрагмент сменился рекламой. Бреннан остановил пленку.

— Ну и ну! — воскликнул Склафани. — «Особняк Вандермеера». А вскоре после пожара Питер Лэнг купил этот участок.

— А Адам Колифф еще раньше купил соседний.

— Похоже, обоим пожар пришелся только на руку.

— Да. Тут возникают весьма интересные предположения, — сказал Бреннан.

— Давай-ка посмотрим остальные пленки. Я пока не понимаю, при чем тут Джимми Райен и его взятка.

Просмотр занял около трех часов, и везде главной новостью вечера был пожар в «особняке Вандермеера». Все остальные происшествия не имели никакого отношения ни к зданиям, ни к строительству. Оставалось вернуть пленки телеканалам, на всякий случай скопировав фрагменты.

— Сведите их все на одну пленку, — попросил техника Склафани.

— Ну что, кому присудим «Оскара»? — пошутил Бреннан, когда они вернулись к себе.

— У телевизионщиков, кстати, свои премии, — поправил его Склафани. — Как ты считаешь, можно ли верить десятилетней девчонке, что выпуск новостей расстроил ее отца до слез? Или Джимми Райен отличался сентиментальностью и его потрясла гибель бездомной женщины? Кстати, его дочка тоже не утверждает это наверняка. Возможно, Джимми просто смотрел на экран, а сам думал о неприятностях на работе. После пива они показались ему еще значительнее. Вот он и прослезился.

— Знаешь, эти слова Лайзы... вернее, слова ее мужа про капризного заказчика, у которого семь пятниц на неделе... Что-то тут не так. Почему Джимми позвонили домой, а не на стройплощадку? Если работа отменялась, логичнее было бы звонить туда.

— А у меня другое из головы не идет. Ведь «особняку Вандермеера» могли и помочь сгореть. Если известно, что там ночевали бездомные, — вот тебе и алиби. Какой с них спрос? Зашли, развели огонь где попало, потом уснули.

Бреннан вытащил записную книжку.

— Двадцать восьмая улица, неподалеку от Седьмой авеню. Это территория тринадцатого участка. Поищу-ка я там. Может, откроются интересные подробности.

— Ты забыл, что на нас еще висит ключик, принадлежавший «Уинни с кошелкой»? Надо искать банк, где она арендовала ячейку.

— Только бы не было слишком поздно.

— Да, — согласился Склафани. — Если этот дальнозоркий мальчишка из Филадельфии не насочинял, кто-то спрыгнул с яхты перед самым взрывом. Возможно, Уинифред Джонсон. И возможно, ей теперь очень нужно добраться до заветной ячейки. А ключа нет.

Бреннан вздохнул.

— Тебе не кажется странным, что мы ведем расследование, основываясь на рисунке восьмилетнего парня и дневнике десятилетней девочки? Правда, от матери я слышал, что такие случаи бывали. Дети оказывались толковее взрослых.


75

Утром Нелл позвонила в пансион «Старый лес» узнать о состоянии миссис Джонсон. Ее переключили на аппарат дежурной медсестры.

— Она очень подавлена, — сказала медсестра. — Уинифред была на редкость заботливой дочерью. Каждую субботу обязательно навещала мать, а иногда приезжала и в будние дни.

Уинифред — заботливая дочь. Уинифред — заядлая пловчиха. Уинифред — ловкая авантюристка, прозванная «Уинни с кошелкой». Наконец, Уинифред — любовница Гарри Рейнольдса. Кем же она была на самом деле? Или в ней уживались все четыре ипостаси? И где она теперь? В Южной Америке или в одном из островных государств Карибского моря, которое никогда не выдаст ее правосудию Соединенных Штатов?

— Скажите, я могу что-нибудь сделать для миссис Джонсон? — спросила Нелл.

— Честно говоря, лучше всего было бы навестить старуху, — без обиняков ответила медсестра. — Ей очень хочется поговорить о своей дочери, но другие жильцы нашего пансиона сторонятся ее. Вы же знаете, какой у нее характер.

— Вообще-то я собиралась к ней на следующей неделе...

«Она хочет поговорить о своей дочери, — думала Нелл, почти не слушая медсестру. — А вдруг старуха ненароком расскажет что-то важное? Может, по ее рассказам я пойму, где искать Уинифред. Конечно, если Уинифред жива».

— Пожалуй, я навещу миссис Джонсон сегодня, — сказала медсестре Нелл. — Передайте ей, что где-то к полудню я буду.

Повесив трубку, Нелл подошла к окну. Утро было пасмурным. Моросил дождь. Проснувшись, она сегодня не торопилась вставать, а лежала с закрытыми глазами, вспоминая события минувших двух недель.

Она пыталась представить лицо Адама: настоящее, живое. Но перед ней упорно вставало нарисованное на убранной в чулан картине. Может, его лицо в последнее утро как раз и было таким — без малейших следов улыбки? Ему не терпелось поскорее уйти, и он ушел, забыв дипломат и куртку, где лежал ключ номер 332.

Воспоминания сбились в ком, будто иллюстрированный журнал, размокший на дожде. Нелл встала и отправилась принимать душ.

Итак, ячейка номер 332 имеет два ключа. Эту новость нужно было сообщить полицейским еще вчера; тем более что на визитке значился номер сотового телефона Джека Склафани... Нелл пустила воду, сделав струю погорячее... У нее уже тогда мелькнула мысль. Нелепая смехотворная мысль. И все же...

Нелл придумала себе оправдание: второй ключ вряд ли поможет полицейским быстрее найти банк. Если понадобится, завтра она сама привезет им ключ. Но не сегодня.

Нелл едва не поделилась своими замыслами с Дэном. Хорошо, что вовремя спохватилась... Это был его вечер скорби. У Дэна постоянно срывался голос. Он будто выдавливал из себя слова, рассказывая о происшествии, заставившем мать уйти из дома. Дэн говорил про долгие месяцы, что провел в больнице, каждый вечер надеясь на чудо: завтра откроется дверь и придет мама. Только забота деда и бабушки помогли ему встать на ноги, окрепнуть телесно и душевно.

— Когда я перенесу ее останки в наш фамильный склеп, я по-настоящему успокоюсь. Боль останется, но я хотя бы не буду просыпаться среди ночи и думать, по каким улицам она сейчас бродит, голодная и больная.

Нелл, как могла, пыталась утешить Дэна, говоря, что те, кого мы любим, всегда с нами. Потом она рассказала о своих родителях, приходивших к ней проститься.

— А Адам тоже приходил к вам проститься? — вдруг спросил Дэн.

Нелл только покачала головой. Вчера ей совсем не хотелось говорить об Адаме.

Чувствуя, что они оба проголодались, она пошла на кухню, соображая, из чего бы приготовить ужин.

— Вы явно не из тех холостяков, у кого еда стоит на первом месте, — сказала Нелл, обследовав холодильник Дэна.

Скудных припасов доктора Майнора хватило на яичницу с сыром и помидорами и кофе с поджаренными ломтиками хлеба. Немного отойдя от грустной темы, Дэн даже пошутил:

— Вы, наверное, умеете превращаться в невидимку. Сегодня дежурит консьерж, которому лучше бы служить охранником в тюрьме для особо опасных преступников. Подозрительный до ужаса.

— Значит, мне повезло. Я входила не одна. Было еще человек шесть или семь. Наверное, чьи-то гости. На четвертом этаже они вышли, а я сказала лифтеру, что тоже иду в гости, но к вам. Он мне показал вашу квартиру. Я не хотела, чтобы консьерж звонил вам по домофону. А вдруг вы не ответили бы на звонок? Или сказали бы, что сегодня вам не до визитов?

— Ваши предчувствия не оправдались. Я бы сказал: «Скорее поднимайтесь, Нелл. Вы нужны мне».

Была почти полночь, когда Дэн проводил ее вниз и поймал такси.

— Пожалуйста, передайте Маку, что раньше полудня мне в Беллвью[31] не выбраться, — сказал он. — Утром у меня две плановые операции.

Дома Нелл ждало послание Дэна, записанное на автоответчик: «Нелл, я ведь даже не поблагодарил вас за сегодняшний вечер. Наверное, так бы я чувствовал себя в детстве, если бы дверь палаты вдруг открылась и вошла та, которую я любил... Простите, что набрался нахальства и говорю вам такие вещи. Ведь нет и двух недель, как вы овдовели... И все равно спасибо вам, Нелл, что вы вошли в мою жизнь».

Нелл сменила кассету, а эту убрала в ящик комода.

Приняв душ, она энергично растерлась полотенцем, высушила волосы и облачилась в голубые габардиновые брюки и полосатую бело-голубую рубашку мужского фасона.

Нелл несколько раз подходила к комоду, чтобы достать кассету и снова прослушать запись. В словах Дэна была надежда, хоть маленький намек на иное будущее. Но вчерашнее, почти волшебное ощущение, которое ей подарили его слова, сегодня не вернется. Сегодня все будет по-другому и гораздо хуже.

Едва проснувшись, Нелл уже знала, что ее ожидает ужасный день. Она как будто находилась под смерчем и он опускался все ниже, почти касаясь ее своими щупальцами. Нелл понимала, что ей не убежать от этого смерча; они оба — часть какой-то дьявольской пьесы, которая заставит их доиграть до конца. И это предчувствие ее вряд ли обманет.

Нелл вспомнила заклинившую дверь в офисе Адама, ручку, показавшуюся ей раскаленной, странный кашель от несуществующего дыма. А может, Герта права и она умеет улавливать вибрации других людей? Вдруг она поймала предсмертные вибрации матери Дэна, когда та металась в горящем доме?

Нелл тряхнула головой, прогоняя неуправляемые мысли. При чем тут мать Дэна? Сведения о Квинни обнаружились только вчера. И какое отношение она имеет к этой несчастной бездомной женщине, погибшей девять месяцев назад?

Мир гораздо сложнее, чем нам кажется. Это тоже любимые слова Герты. Бесполезно проверять собственные предчувствия привычной логикой. Нужно ждать. Ждать, пока не окончится пьеса, в которую она втянута.

Нелл вспомнила, что даже во сне терзалась вопросами. Неужели кто-то действительно спрыгнул с яхты перед самым взрывом? Если да, то кто? Уинифред? Наемный убийца? Или... Адам?

Вопросы требовали ответов, и Нелл вдруг показалось, что она знает, где их искать.


76

Дэн влетел в приемную Бюро судебно-медицинской экспертизы больницы Беллвью, где его уже дожидался Мак.

— Простите за опоздание.

— Вы не опоздали. Это я имею обыкновение приходить раньше, — сказал Мак. — Нелл называет это способом утонченного издевательства над людьми.

Он стиснул руку Дэна.

— Поверьте, мне очень жаль, что поиски окончились здесь.

— Я все равно очень благодарен вам за помощь, — сказал Дэн. — Определенность, даже такая, всегда лучше зыбких предположений.

— Нелл была просто потрясена. Она вам еще не звонила?

— Она вчера приходила ко мне, — ответил Дэн, слегка улыбнувшись. — Представляете, буквально из ничего соорудила мне ужин.

— Это на нее похоже.

Корнелиус Макдермотт кивнул в сторону боковой двери.

— Идемте. Все материалы уже там.

В сероватой невзрачной папке лежали листы полицейского протокола. Там же находились фотографии обнаженного тела Квинни и ее мертвого лица. У Дэна вновь сжалось сердце. Иссохшее тело свидетельствовало, что его мать страдала серьезной анемией. Лицо почти полностью совпадало с компьютерной реконструкцией; судя по его выражению, смерть принесла Квинни желанное успокоение. Высокие скулы, узкий нос и большие глаза оставались такими же, как в молодости.

— На ладонях были шрамы, — сказал Дэну дежурный клерк. — В протоколе сделана запись об этом. Врач, осматривавший тело, квалифицировал их как ожоги.

— Наверное, так оно и есть, — глухо ответил Дэн.

Среди бумаг он нашел фотокопию с моментального снимка. Молодая улыбающаяся Кэтрин Квинн обнимала маленького Дэнни.

— А где сам снимок?

— По закону, снимок считается вещественным доказательством. Он находится в хранилище тринадцатого полицейского участка.

— Вещественным доказательством? — ошеломленно повторил Дэн, — Доказательством чего?

— Прошу вас, Дэн, не надо волноваться, — похлопал его по плечу Мак. — Конечно же, ваша мать не была злоумышленницей и не собиралась поджигать дом. Вечер девятого сентября выдался не по сезону холодным. Должно быть, Квинни разожгла камин, благо в пустых домах всегда хватает разного хлама. Потом пошла в ванную. Ее пожитки стояли рядом. Огонь перекинулся на них, а вскоре весь дом превратился в пылающий ад... Почему вы качаете головой? Возможно, я ошибаюсь в деталях, но большинство пожаров в брошенных домах начинается с мелких оплошностей.

— Дело не в этом. Моя мать погибла в пожаре, который устроила не она, — убежденно произнес Дэн. — Сейчас я вам объясню... Нет, лучше покажу.


77

Звонок Герты застал Нелл почти в дверях.

— Нелл, дорогая, ты не забыла про субботу?

— Ни в коем случае. Прямо с утра... А что-нибудь изменилось?

— Нет, просто хотела тебе напомнить. Если нужна помощь, я готова приехать.

— Спасибо, тетя Герта, я сама справилась. Все коробки уже внизу. В мою машину они бы явно не влезли. Я договорилась с водителем микроавтобуса. Он довезет их и поможет мне с выгрузкой.

— Прости за мое дурацкое беспокойство. Меня всегда восхищала твоя собранность и предусмотрительность.

— Вряд ли я заслуживаю твоего восхищения. Я тоже умею затягивать дела. Но мне вдруг захотелось освободить квартиру от лишних воспоминаний.

— Ты прямо прочитала мои мысли, Нелл. Я тоже сейчас думаю, какие снимки поместить в новый альбом. Представляешь, их столько накопилось, что я буквально...

— Тетя Герта, прости, но я очень тороплюсь. Через час мне надо быть в Уайт-Плейнс.

— Это ты меня прости. Заболтала тебя. Не смею задерживать. Увидимся завтра в магазине.

— Водитель обещал быть к десяти. До завтра, тетя Герта.

— До завтра, дорогая моя.

«Храни ее Бог», — подумала Нелл, кладя трубку. Телефонной компании, которой пользовалась Герта, тоже следовало бы молиться о ее долголетии. Если Герты вдруг не станет, их доход сразу же упадет процентов на двадцать.


— Меня зовут Нелл Макдермотт, — представилась она дежурной медсестре. — Мы с вами говорили сегодня утром. Я приехала навестить миссис Джонсон.

— Я ей сообщила о вашем приезде, — ответила седовласая женщина, вставая из-за стола. — Думала, обрадую старуху. Она действительно обрадовалась, но тут ей вдруг позвонил управляющий домом. Спросил, когда она намерена вывозить мебель и освобождать квартиру. Хорошо, что вы не приехали раньше.

Медсестра вздохнула.

— Ой, не знаю, получится ли у вас с ней разговор после всего этого.

Их путь по коридору пролегал мимо небольшой столовой.

— На первом этаже у нас есть большая столовая, — пояснила медсестра. — Но некоторые наши подопечные говорят, что там слишком шумно, и едят здесь.

— Я еще в первый раз заметила: вы исполняете все их желания.

— Желания и капризы, — улыбнулась медсестра. — Единственное, мы не в состоянии сделать их счастливыми, а им больше всего хочется счастья. Это вполне понятно. Старые, больные люди. Они скучают по своим умершим женам или мужьям. Многие их друзья тоже умерли. У их детей свои заботы, а у внуков — тем более. Кто-то привыкает, но таких не много. Большинство страдают и, что хуже, начинают лелеять страдания, делая их смыслом жизни. Недаром говорят: чем старше человек, тем ярче проявляются все черты его характера. Конечно, тем, кто привык воспринимать жизнь с оптимизмом, гораздо легче.

Они подошли к апартаментам матери Уинифред.

— Миссис Джонсон уж никак не отнесешь к оптимистам, — улыбнулась Нелл.

— Ее очень гнетет собственная беспомощность. Уверена, она бы предпочла жить в своей нью-йоркской квартире, если бы могла. Ведь там она чувствовала себя хозяйкой.

Дверь в апартаменты была приоткрыта. Медсестра осторожно постучала.

— Миссис Джонсон, к вам пришли.

Не дожидаясь ответа, медсестра толкнула дверь. Нелл вошла следом.

Рода Джонсон лежала в кровати. Она покоилась на нескольких подушках, укутанная теплым пуховым покрывалом.

— Нелл Макдермотт? — спросила старуха, приоткрыв глаза.

— Да, — ответила Нелл, пораженная тем, насколько зримо мать Уинифред сдала за эти дни.

— Окажите мне услугу. Здесь неподалеку есть кондитерская. Уинифред всегда привозила мне оттуда кофейный торт. Его хоть можно есть. А вся эта здешняя пища... жуешь как подошву.

«Начинается», — подумала Нелл.

— Хорошо, миссис Джонсон, я обязательно съезжу за тортом.

Медсестра пожелала им приятно провести время и ушла. Нелл села, придвинув стул к кровати.

— Миссис Джонсон, вам сегодня нездоровится? — спросила она старуху.

— А когда больной человек бывает здоров? — огрызнулась та. — Я в своем обычном состоянии. А вот люди вокруг... Видят, что теперь поживиться нечем, и откровенно игнорируют меня.

— Простите, но мне так не показалось. Утром я звонила дежурной медсестре. Она попросила меня навестить вас. Очень милая женщина. Она чувствует, как вам одиноко. По-моему, здесь к вам относятся с искренней симпатией.

— Это по-вашему. А все эти уборщицы, кастелянши и прочие... Видели бы вы, как они лебезили передо мной, когда Уинифред совала им двадцатки!

— Ваша дочь была очень щедра.

— А чем они отплатили мне за ее щедрость? Прежде по несколько раз на дню забегали. Спрашивали, не надо ли чего. А теперь не дозваться.

Рода Джонсон заплакала.

— Правильно мне говорила моя мать: «Сострадание есть только в книжках. В жизни его нет, не было и не будет». Я сорок два года нанимала эту квартиру. Мы начали ее снимать, когда еще был жив отец нынешнего владельца. Никогда не должали. И сейчас ему вперед заплачено. Так нет! Как же: квартира, видите ли, пустует. Даже сам не соизволил мне позвонить. Все через управляющего. Потребовал через две недели освободить квартиру. А вещи куда? На улицу? У меня там столько одежды. А фарфор моей матери? Вы не поверите: за все годы я не разбила ни одной чашки.

«Сорок два года? Тогда получается, Уинифред жила там с рождения? — подумала Нелл. — Вероятно, старуха путается в датах. В прошлый раз она мне говорила, что, когда они переехали, Уинифред еще ходила в детский сад».

— Разрешите вас ненадолго оставить, — сказала Нелл. — Я скоро вернусь.

С телефона дежурной медсестры она позвонила управляющему и узнала, что июнь является последним оплаченным месяцем, тогда как старуха уверяла его, будто дочь заплатила чуть ли не до конца года. Нелл пообещала ему уладить этот конфликт и вернулась в апартаменты миссис Джонсон.

— У меня хорошие новости. Если желаете, можете перевезти сюда часть вашей мебели. Хотите, на следующей неделе мы вместе съездим в вашу квартиру? Вы выберете, что сюда взять, а я помогу с перевозкой.

— С чего бы такая любезность? — насторожилась Рода Джонсон. — Может, это вам нужна наша квартира?

Нелл вздохнула, вспомнив предостережение медсестры.

— Не волнуйтесь, миссис Джонсон. Ваша квартира мне не нужна. Я вполне довольна своей. Я понимаю, что для вас значила Уинифред и каково вам без нее. И если знакомые вещи принесут вам хоть какое-то утешение, я готова помочь привезти их сюда.

— Вы, наверное, думаете, что в долгу передо мной, раз Уинифред была на яхте вашего мужа. Проклятая яхта! Если бы Уинифред не ушла из «Уолтерс и Арсдейл», она бы сейчас была жива. И завтра навестила бы меня, как всегда!

От слез лицо Роды Джонсон сделалось еще морщинистее.

— Мне так плохо без Уинифред. Она всегда приезжала по субботам. Ни одного раза не пропустила. В будние дни тоже приезжала, когда могла. Но суббота была святым днем... А в последний раз она была здесь накануне гибели.

— То есть в четверг, две недели назад, — сказала Нелл. — Наверное, уставшая была после работы?

— Не то чтобы уставшая. Немножко расстроенная. Говорила, что хотела заехать в банк, но опоздала.

— А вы помните, в котором часу она к вам приезжала? — инстинктивно спросила Нелл.

— Ранним вечером, в шестом часу. Я запомнила время. Когда она приехала, я обедала, а обед у меня всегда в пять.

«Банки тоже закрываются в пять, — принялась рассуждать Нелл. — Уинифред вполне хватило бы времени, чтобы попасть в любой манхэттенский банк. Если она опоздала, значит... значит, ее банк находится где-то неподалеку».

Рода Джонсон вытерла рукавом глаза.

— Мне недолго осталось. Сердце совсем никудышное. Я еще удивляюсь, как оно столько тянет... Я иногда спрашивала Уинифред: «А что ты будешь делать после моей смерти?»

Нелл затаила дыхание.

— Знаете, что она мне всегда отвечала? Говорила, что сразу же уволится с работы и сядет на первый попавшийся самолет. Я так понимаю, это у нее была шутка. Уинифред не могла без работы... Вы меня простите, Нелл. Выплеснула на вас свою помойку. Вы мне столько хорошего сделали... Так вас не затруднит съездить за кофейным тортом?


Кондитерская находилась в десяти минутах езды от «Старого леса». Нелл купила кофейный торт и собиралась возвращаться к миссис Джонсон. Дождь прекратился, однако по хмурым свинцовым небесам было видно, что это ненадолго. Перпендикулярно к торговому центру, где помещалась кондитерская, стояло большое современное здание банка.

Не в этот ли банк опоздала Уинифред? Вряд ли поблизости есть другие. Почему бы не попробовать трюк с ключом?

Подъезд к банку был с противоположной стороны. Нелл перегнала машину на банковскую стоянку и вошла внутрь. Над окошечком в дальнем конце зала поблескивали металлические буквы: «ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ЯЧЕЙКИ ХРАНЕНИЯ».

Нелл неторопливо подошла к окошечку, вынула ключ и молча положила перед банковским служащим. Едва увидев ключ, он улыбнулся и протянул ей карточку для образца подписи.

— Мне нужно поговорить с кем-нибудь из управляющих, — негромко сказала Нелл.

Ее проводили.

— Я — Арлин Баррон, — представилась чернокожая женщина примерно того же возраста, что и Уинифред.

— Этот ключ имеет самое прямое отношение к расследованию одного уголовного дела, — объяснила ей Нелл. — Разрешите мне позвонить от вас в окружную прокуратуру Манхэттена.

Ни Склафани, ни Бреннана на месте не оказалось. Дежурный сообщил, что они должны скоро вернуться. Нелл оставила для них всю необходимую информацию, в том числе и служебный телефон управляющей.

— Возможно, полиция еще сегодня приедет сюда с ордером на вскрытие ячейки.

— Хорошо, пусть приезжают, — невозмутимо ответила Арлин.

— Вы могли бы мне сказать, на чье имя зарегистрирована ячейка? — спросила Нелл.

— Такого рода сведения... — начала Арлин, но Нелл перебила ее:

— Мне нужно знать, зарегистрирована ли она только на женщину или депозитарием значится также и некий Гарри Рейнольдс?

— Вообще-то мы не имеем права разглашать подобную информацию, — сказала Арлин Баррон, сопроводив эти слова едва заметным утвердительным кивком.

— Так я и думала, — сказала Нелл, вставая со стула. — И последний вопрос. Скажите, пожалуйста, после девятого июня эту ячейку открывали?

— У нас нет журнала посещений.

— В таком случае если кто-то из депозитариев вдруг появится в банке до приезда полиции... впрочем, не мне учить банковских служащих, что надо делать в таких случаях, — улыбнулась Нелл, — Возможно, в ячейке хранятся крайне важные доказательства причастности этих людей к нескольким убийствам.

Нелл почти дошла до двери, когда Арлин Баррон окликнула ее:

— Миссис Макдермотт, вы забыли свой мешок.

Бумажный мешок с кофейным тортом так и стоял на полу возле стула.

— Спасибо. Я совсем забыла, что пришла сюда вместе с тортом. Отвезу его в пансион одной больной и несчастной старухе. Может, он хоть на время подсластит ей жизнь.


78

Приехав в тринадцатый участок, Склафани и Бреннан увидели там бывшего конгрессмена Корнелиуса Макдермотта вместе с каким-то мужчиной.

— Вот уж кого никак не ожидал встретить в полицейском участке, — шепнул другу Бреннан. — Конгрессмен Макдермотт. Интересно, а он здесь по какому делу?

— Сейчас узнаем.

Склафани поздоровался со знакомым сержантом, затем, широко улыбнувшись, повернулся к старику.

— Добрый день, сэр. Разрешите представиться: инспектор Склафани. Мы с инспектором Бреннаном расследуем дело о взрыве яхты и уже несколько раз встречались с вашей внучкой. Она нам очень помогла.

— Мне Нелл ничего об этом не говорила, — ответил Макдермотт. — Впрочем, я не удивляюсь. Я растил ее самостоятельной и независимой. Видно, оказался очень хорошим воспитателем.

Он пожал Склафани руку.

— А я здесь совсем по другому делу... Познакомьтесь, это доктор Майнор. Мы приехали сюда узнать обстоятельства смерти его матери.

— Примите мои соболезнования, доктор, — сказал Бреннан, подходя к нему. — Это случилось недавно?

— Девять месяцев назад, — ответил за Дэна Мак. — Это долгая, очень печальная история. Мать Дэна... она много лет была бездомной. Девятого сентября, когда загорелся «особняк Вандермеера», она задохнулась в дыму.

Склафани попросил знакомого сержанта найти им свободный кабинет, где можно было бы спокойно поговорить. Вскоре все четверо сидели за столом. К ним присоединился капитан Джон Мерфи, который принес документы и пакет с личными вещами матери Дэна Майнора.

Капитан Мэрфи пробежал глазами листы протоколов.

— Скорее всего, пожар начался в восьмом часу вечера. Звонок в пожарную часть поступил на пульт в семь часов тридцать четыре минуты. Звонящий сообщил, что из окон нижнего этажа «особняка Вандермеера» валит дым. Первый пожарный расчет приехал через четыре с половиной минуты. К этому времени больше половины здания уже было охвачено огнем. По-видимому, огонь распространялся через вентиляционные каналы. Когда-то их обивали войлоком, а старый сухой войлок горит не хуже бензина. Вскоре запылала крыша, но четверо пожарных, обвязавшись веревками, все-таки обследовали два нижних этажа. Другие по выдвижным лестницам добрались до третьего и четвертого этажей. На четвертом этаже, в ванной комнате, они обнаружили тело пожилой женщины. Судя по всему, она пыталась спастись от огня, забравшись в ванну и прикрыв лицо мокрой тряпкой. В тот момент женщина была еще жива, хотя и находилась без сознания. Ей немедленно стали оказывать врачебную помощь, но спасти уже не смогли. В половине десятого врач констатировал смерть, наступившую в результате отравления дымом.

Дэн сидел, опустив голову.

— Доктор Майнор, конечно, это слабое утешение, но тело вашей матери не получило ни одного ожога. Она погибла от жары и дыма, — сказал капитан Мэрфи.

— Спасибо за обстоятельный рассказ, капитан... Скажите, а почему мою мать считают виновницей пожара?

— Мы только предполагаем, — поправил его капитан Мэрфи. — Здесь возникла некоторая путаница. На первом этаже было несколько разбитых окон. Когда начался пожар, волной горячего воздуха оттуда вынесло много старых бумаг, а среди них — продовольственные купоны для бездомных. Их еще зовут «талонами на жизнь». На купонах было написано имя другой женщины. Поначалу мы решили, что погибла именно она. За несколько часов до пожара та женщина жаловалась в полицию, что у нее украли мешок с продуктами и недавно выданную пачку «талонов на жизнь».

— Тогда получается, моя мать была в «особняке Вандермеера» не одна, — заключил Дэн.

— Как я вам уже сказал, полной ясности у нас нет. Других тел в доме обнаружено не было. В комнате, откуда вынесло бумаги и купоны, пожарные не нашли ни следов пищи, ни складных матрацев, на которых обычно спят бездомные. Мы все-таки думаем, что вечером девятого сентября ваша мать находилась в «особняке Вандермеера» одна. Возможно, она замерзла и хотела согреться. Не исключено, что она решила сварить себе горячую пищу. Бездомные знают, что во многих брошенных домах годами не отключают водопровод или перекрывают только часть труб. Наверное, так было и в «особняке Вандермеера». Ваша мать добралась до четвертого этажа, где была вода. Там ее и застал пожар. Быть может, она пыталась выбраться, но в сумерках и густом дыму не нашла лестницу.

— Капитан, так неужели мою мать подозревали еще и в краже этих проклятых «талонов на жизнь»? — почти закричал Дэн.

— По-моему, доктор, я ничего подобного не говорил, — смущенно ответил капитан Мэрфи.— Хозяйка купонов вполне могла потерять их сама.

— Простите, капитан... А теперь я хочу кое-что рассказать вам о своей матери, — сказал Дэн. — Я не верю, чтобы она могла развести огонь, желая согреться или сварить себе горячую пищу. Мама патологически боялась огня. Она предпочла бы дрожать от холода, но ни за что не развела бы огонь.

Капитан Мэрфи, Мак и двое полицейских инспекторов глядели на него с вежливым недоверием.

— Мой отец нас бросил, когда мне было три года. Мать очень тяжело переживала его уход. Она впала в депрессию и начала искать утешение в выпивке. Вскоре она уже не могла без спиртного. Днем мать еще держалась, но как только укладывала меня спать, садилась в гостиной и напивалась до бесчувствия.

Голос Дэна дрогнул.

— В детстве я очень переживал из-за маминого пьянства. Я часто просыпался, брал одеяло и шел в гостиную. Там, у камина, стоял диванчик. Она часто засыпала на диванчике, а рядом валялась пустая бутылка. Тогда матери очень нравился огонь. Она разжигала камин, мы садились на диванчик, и она перед сном читала мне книжки... Однажды я проснулся и пошел посмотреть, как она. Мама спала прямо на полу. Наверное, упала во сне. Она лежала почти рядом с камином. Там еще оставались горящие дрова. Я стал разворачивать одеяло, чтобы ее прикрыть, и его край попал в огонь. Я попытался вытащить одеяло и не заметил, как у меня вспыхнул рукав пижамы.

Дэн встал, снял пиджак и расстегнул манжету на левом рукаве.

— Я едва не лишился руки, — продолжал он, закатывая рукав. — Почти целый год провел в больнице. Мне делали несколько операций по пересадке кожи, а потом я долго учился заново пользоваться левой рукой. У меня были жуткие боли... Мать страдала не меньше моего. Она во всем винила себя и очень боялась, что ее привлекут к суду и лишат родительских прав... Перед тем как исчезнуть, она всю ночь просидела у моей больничной койки. Обещала вечером прийти снова и не пришла. Ни вечером, ни на следующий день... Мы много лет не знали, где она и жива ли вообще. И вот семь лет назад мы случайно увидели ее в телевизионном фильме о нью-йоркских бездомных. Ее узнала моя бабушка. Они с дедом наняли частного детектива. Мать он не нашел, но говорил с другими бездомными, которые ее знали. Каждый рассказывал свое, но все как один отмечали, что моя мать панически боялась огня.

Вся левая рука Дэна от запястья до предплечья была изуродована и покрыта шрамами. Уловив молчаливые вопросы присутствующих, он несколько раз согнул и разогнул руку в локте и повертел ею.

— У меня были атрофированы все мышцы и задеты нервы... Зрелище не из приятных, но в остальном рука работает вполне нормально. Наверное, если бы не поддержка врачей, медсестер, сиделок, я бы остался инвалидом. Тогда пластическая хирургия была не на таком уровне. А сегодня руке можно было бы вернуть почти прежний вид... Я этим и занимаюсь. Сначала работал в Вашингтоне, несколько месяцев назад переехал в Нью-Йорк. Работаю детским хирургом в ожоговом центре.

Дэн застегнул рукав и снова надел пиджак.

— Разыскивая мать, я познакомился с бездомной по имени Лилли, которая ее хорошо знала. Мы долго говорили с Лилли. Она подтвердила: моя мать очень боялась огня.

— Вы сообщили нам очень важные сведения, доктор, — сказал Джек Склафани. — Выходит, Карина Ренфрю — владелица «талонов на жизнь» — сказала нам не всю правду. После вашего рассказа я начинаю думать, что виновницей пожара была как раз Ренфрю. Она не хотела сознаваться, что жила в «особняке Вандермеера». Наверное, она обронила купоны, не нашла их и выдумала историю с кражей. Иногда бездомные пускаются на такие уловки, чтобы получить дополнительные купоны.

— По словам Лилли, у матери тогда как раз начался очередной период депрессии, — продолжал Дэн. — В такие моменты она старалась спрятаться от всего мира. А еще Лилли мне рассказывала, что в периоды депрессии моя мать совершенно переставала есть... Нельзя спасти человека от него самого. Но я хочу спасти честное имя матери, чтобы на ней не лежала вина за пожар.

Зазвонил телефон.

— Просил же нас не беспокоить, — проворчал капитан, снимая трубку. — Это вас, Джек. Говорят, срочно.

Переговорив по телефону, Склафани подмигнул Бреннану.

— Чуть больше часа назад нам звонила Нелл Макдермотт. Представляешь, она нашла банк! И знаешь где? В Уэстчестере, неподалеку от пансиона, где живет мать Уинифред Джонсон. Просила нас приехать с ордером на вскрытие ячейки.

— Тогда едем, — сказал, вставая, Бреннан.

— Подожди, это еще не все. Утром я звонил в Северную Дакоту. Хотел узнать у своего парня, почему молчит. Его не было на месте. Недавно он перезвонил. Оказывается, он собирал досье на Адама Колиффа. Собрал все, что мог. Сейчас пересылает по факсу нам.

— Джентльмены, не желаете ли просветить нас, о чем речь? — спросил Мак. — Сначала вы упомянули Нелл, теперь я слышу имя Адама.

— Не волнуйтесь, мистер Макдермотт. Ваша внучка в очередной раз нам очень помогла. Боюсь, мы бы еще долго разыскивали таинственный банк, — сказал Склафани. — А что касается Адама Колиффа, мы решили проверить прошлое этого человека. Послали запрос. Подробностей пока не знаем. Но ясно, что истинное прошлое Адама Колиффа весьма отличается от его рассказов о прошлом. Думаю, ему было что скрывать и от Нелл, и от вас.


79

На обратном пути снова пошел дождь, и в Нью-Йорк Нелл въезжала под аккомпанемент косых струй, барабанивших по лобовому стеклу ее машины.

Тормозные огни автомобиля, ехавшего впереди, перестали мигать. Их яркий красный свет раздражал Нелл. Мало этого дождя, теперь еще и в пробку угодила!

Кому-то в левом ряду было очень некогда. Он направил свою машину в узкое пространство между рядами, выиграв считанные ярды и едва не поцарапав бок машины Нелл. «Не злись на идиотов, — говорил ей Мак, когда учил премудростям вождения. — Они так и останутся идиотами, а ты потеряешь самообладание». Нет, ей ни в коем случае нельзя терять самообладание. Сегодня оно ей еще очень пригодится.

Но почему сегодня? Опять отблеск мысли, которую она не успела поймать? «Не распыляться», — приказала себе Нелл. Думать она будет потом, а сейчас нужно аккуратно крутить руль и постараться доехать домой без приключений.

Мысли захлестнули Нелл еще в подземном гараже своего дома, едва она заглушила мотор и вышла из машины... Уинифред и Гарри Рейнольдс оба являлись депозитариями индивидуальной ячейки банка в Уэстчестере... У Адама был ключ от этой ячейки. Так может, Гарри Рейнольдс — псевдоним Адама?

— Миссис Макдермотт, у вас что-то случилось? — спросил лифтер Мануэль.

— Нет, просто в пробку угодила. А тут еще один лихой ковбой чуть не подрезал слева.

Когда Нелл поднялась к себе и открыла дверь квартиры, было около трех часов дня. Ей вдруг отчаянно захотелось избавить свое жилище от малейших напоминаний об Адаме. В гостиной ей бросились в глаза несколько купленных им безделушек, которые она еще не успела убрать. Нелл тут же швырнула их в мусорное ведро.

Адама и Уинифред что-то связывало. Взаимная тяга к грязным делишкам? Или к этому примешивались и интимные отношения? Нелл удивляло, что она до сих пор не может до конца в это поверить. Фактам все равно, веришь ты в них или нет. На то они и факты.

Завтра в доме не останется ничего из его одежды. А сегодня она еще раз внимательно осмотрит каждую комнату и без колебаний выбросит все, что хотя бы отдаленно было связано с Адамом.

«Я влюбилась в любовь... Больше со мной такого не повторится. Есть ошибки, которые можно сделать только один раз в жизни».

Нелл заметила мигающий сигнал автоответчика. Первое сообщение было от деда: «Нелл, мы с Дэном узнавали насчет обстоятельств смерти его матери. В полицейском участке случайно встретили Склафани и Бреннана. Оказывается, ты оставляла им сообщение. У них тоже есть кое-какие новости относительно Адама. Неутешительные. Похоже, ему было что от нас с тобой скрывать. К пяти Склафани и Бреннан будут у меня в офисе. Дэн тоже приедет. Твое присутствие даже не обсуждается. Жду».

Второе сообщение оставил ей Дэн: «Нелл, я беспокоюсь за вас. Дайте о себе знать. Я всегда ношу с собой сотовый телефон. Его номер: 917-555-1285».

Нелл уже собиралась выключить автоответчик, но из динамика снова раздался голос Дэна: «Нелл, я не знаю, что со мной, но вы нужны мне».

Печально улыбнувшись, Нелл стерла сообщения. Она пошла на кухню, открыла холодильник и принялась изучать его весьма скромное содержимое. «И я еще вчера имела наглость посетовать Дэну на его скудные холостяцкие припасы. Тоже мне, нашлась запасливая хозяйка!»

Нелл не ощущала голода. У нее не было привычки заедать неприятности. Просто ей вдруг захотелось чего-нибудь пожевать. Она потянулась к одиноко лежащему на полке яблоку, надкусила и почему-то вспомнила отрывок из школьного учебника истории. Вроде бы Анна Болейн[32] перед самой казнью съела яблоко. Или только попросила?

«Кажется, ей было столько же, сколько мне. Возможно, даже меньше. И с чего это я вспомнила про Анну Болейн? Может, позвонить Герте и спросить у нее?»

К счастью, Герта оказалась дома и сразу же взяла трубку.

— Нелл, я давно не получала такого удовольствия. Знаешь, чем я занимаюсь? Заполняю свой новый альбом. У меня скопилось много снимков... Ты угадала, с моих ясновидческих вечеринок. Это надо видеть! И знаешь, чье фото я нашла? Рауля Камберленда! Теперь он телезвезда. Я совсем забыла, что четыре года назад он был у меня в гостях. Тогда еще...

— Тетя Герта, прости, что перебиваю. У меня сегодня был сумасшедший день, и я устала. Я вот о чем подумала. Завтра я привезу одежду. Пять больших коробок. Тебе одной будет трудно все это разложить и развесить. Я решила, что останусь и помогу тебе.

— И из-за этого стоило меня перебивать? — удивилась старуха. — А теперь я уже не помню, что собиралась тебе рассказать... Кстати, можешь не тратить свое время. У меня будет помощница. Одна женщина вызвалась помочь.

— По-моему, я даже знаю эту женщину. Наверное, Бонни Уилсон? Кстати, она и мне говорила, что хочет тебе помочь.

— Представляешь? Вот уж не думала, что Бонни выкроит время. Она такая занятая.

— Тетя Герта, пожалуйста, не говори ей, что я останусь с вами. Пусть это будет маленьким сюрпризом для Бонни.

— Хорошо, не скажу. До завтра, дорогая. Я обязательно принесу свой новый альбом. Ты должна это видеть!


80

В Центральном парке у Карины Ренфрю было несколько любимых скамеек. Сейчас она сидела напротив «Таверны на лужке»[33]. Рядом стояли две тележки с ее имуществом. На эту скамейку Карина обычно приходила в яркие, солнечные дни. Ей нравилось смотреть на бегунов, любителей роликовых коньков, нянек с колясками. Но особенно ей нравилось наблюдать за туристами, как они глазеют по сторонам, разинув рты.

Пусть глазеют на ееЦентральный парк. На ееНью-Йорк, самый лучший город в мире.

Когда-то у Карины была постоянная крыша над головой. Квартирка так себе, но им с матерью хватало. А потом Карина заболела. Ее отправили в больницу, и пока она там лежала, мать умерла. Когда Карина вернулась, дома у нее больше не было.

— Ищи себе другое жилье, — заявила ей хозяйка. — От тебя одни неприятности. Забирай свой хлам и катись.

Как эта вечно сердитая тетка смела называть хламом ее вещи? Карина любила свои вещи. Они вселяли в нее уверенность. Они были ее друзьями; гораздо более надежными, чем люди.

Еще в детстве Карина поняла, насколько уныл и скучен мир взрослых. Взрослые только и делали, что работали, работали, работали. А денег им все равно не хватало, и они постоянно жаловались на это друг другу. Неужели и ей, когда она вырастет, придется тащить ту же лямку? А Карине хотелось бродить по улицам, сидеть на парковых скамейках, впитывать в себя краски и звуки Нью-Йорка. И она сделала город своим домом.

Правда, сегодня был не самый удачный день. Дождь выгнал из парка всех, даже упрямых бегунов. Но Карина не боялась дождя. У нее имелось несколько пластиковых накидок: для себя и тележек. Пусть себе льет. Дождь не холодный, вполне дружелюбный. Она не мешает дождю, дождь не мешает ей. С ним всегда можно договориться. Не то что с копами.

— Карина, мне нужно с вами поговорить.

«Ну вот, стоит о них подумать, сразу явятся», — сердито подумала она.

Она приподняла накидку и увидела рослого полицейского, стоявшего возле ее тележек. Сейчас будет орать, чтобы шла в приют для бездомных. Или, хуже того, потащит в какую-нибудь очередную вонючую дыру, где одни придурки.

— Что надо? — глядя исподлобья, спросила Карина, хотя она прекрасно знала, зачем он здесь.

Вопреки ожиданиям коп не орал на нее. Он вежливо, хотя и твердо, объяснил ей, что нужно поговорить. Он даже помог Карине докатить ее тележки до выхода из парка. Там стоял полицейский микроавтобус. Коп открыл задние дверцы и стал запихивать внутрь ее имущество.

— Эй! — закричала она, — Вещи не троньте! Они мои.

— Я вам сказал, Карина: нам нужно поговорить. Не на улице, а в участке. Туда мы сейчас и поедем вместе с вашими вещами. Я вам обещаю: после разговора я отвезу вас обратно в парк или туда, куда скажете. Вы согласны?

— А у меня что, есть выбор? — огрызнулась Карина, пристально следя, как бы коп ничего не сломал из ее драгоценного имущества.


81

Поговорив с Гертой, Нелл позвонила Бонни Уилсон. После четвертого гудка включился автоответчик: «Если вы хотите договориться о встрече со всемирно известной ясновидящей Бонни Уилсон, пожалуйста, оставьте ваше имя и номер телефона».

— Бонни, это Нелл Макдермотт. Простите за беспокойство, но мне необходимо снова с вами встретиться. Скажите, вы могли бы, как тогда, войти в контакт с Адамом? Мне очень важно поговорить с ним. Я должна у него кое-что выяснить. Я сейчас дома. Буду ждать вашего звонка.

Через час раздался ответный звонок Бонни.

— Нелл, простите, что не позвонила раньше. Я была очень занята. Приезжайте ко мне прямо сейчас. Правда, я не уверена, что сумею установить контакт с Адамом. Но я попытаюсь.

— У вас это обязательно получится, — ответила Нелл, стараясь не выдавать своего волнения.


82

От пакета с сэндвичами исходил дразнящий аромат, но прежде чем до них добраться, Склафани и Бреннану нужно было закончить несколько срочных дел. Они связались с руководством банка в Уэстчестере, подтвердили, что проводят расследование и вскоре пришлют туда своих людей с ордером на вскрытие ячейки номер 332. Затем они отправились к судье с просьбой выдать означенный ордер. Им очень хотелось самим поехать в Уэстчестер, но, поразмыслив, Склафани и Бреннан решили отправить туда своих подчиненных. А им обоим целесообразнее остаться здесь на случай, если патрульная служба найдет Карину Ренфрю.

Обеденный перерыв для Склафани и Бреннана наступил лишь в три часа. Вместе с сэндвичами оба полицейских поглощали сведения из досье на Адама Колиффа, присланное по факсу из Северной Дакоты.

— Мой парень из Бисмарка очень пригодился бы нам в окружной прокуратуре, — заметил Склафани. — За пару дней нарыл столько материала, сколько целый легион газетчиков не добыл бы и за год.

— Уж пай-мальчиком Адама Колиффа никак не назовешь, — сказал Бреннан, перелистывая страницу.

— Так... Родительская семья распалась, когда Адаму еще не было десяти... Впрочем, это не повод, чтобы идти по кривой дорожке... Смотри, какой хвост тянется. Кражи в магазинах. Мелкие кражи на улицах и в общественных местах. В семнадцать лет допрашивался по делу о гибели собственного дяди. Оправдан за отсутствием улик. Это был брат его матери, завещавший ей кое-какие деньги. Мать пустила их на колледж для Адама.

— И откуда твоему парню удалось добыть столько сведений?

— Полицейский нюх. Умеет находить нужных людей. Он беседовал с отставным шерифом, у которого весьма цепкая память. Нашел преподавателя колледжа; тот тоже рассказал ему интересные вещи про «архитектурного гения»... Ты читай дальше. Юношеские проказы позади. Адам Колифф вышел во взрослую жизнь.

— Неисправимый лгун... Хвастун... Утверждал, что закончил архитектурный колледж с отличием. С помощью лестной характеристики, которую ему якобы дали в колледже, устроился на свою первую работу в Бисмарке. Когда хозяин узнал, что характеристика сфабрикована, он просто уволил Адама, но никуда не стал заявлять... На второй работе Адам закрутил с женой босса. Опять-таки босс не хотел огласки, и Колифф отделался легким испугом... Новая работа — и опять пакость: был уличен в продаже конфиденциальной информации конкурирующим фирмам.

— Выходит, какая-то патологическая склонность к махинациям, — сказал Бреннан, дожевывая сэндвич.

— Ты почти в точку попал, — усмехнулся Склафани. — Последний работодатель Адама в Бисмарке тоже заинтересовался, почему Колифф так себя ведет. Послушай, что он сообщил нашему помощнику... «Адам Колифф был абсолютно убежден: ему в этом мире позволено абсолютно все, начиная от подделки документов до соблазнения чужих жен. Я рассказал о нем своему знакомому психиатру, и тот пришел к выводу, что Колифф психически нездоров и страдает острой формой социопатии. Как и многие социопаты, Колифф может отличаться незаурядными умственными способностями и личным обаянием. До поры до времени его поведение может не вызывать никаких нареканий и даже, наоборот, считаться безупречным. Но стоит только обстоятельствам обратиться против него, как он переступит через все нормы общественной морали и будет любым способом добиваться нужных ему целей. В такие моменты социопат бывает весьма опасен для окружающих».

— Ну и ну! — воскликнул Бреннан. — Но где у Нелл Макдермотт были глаза, когда она выходила за этого ублюдка?

— Да там же, где и у многих женщин, которые связывают судьбу с мерзавцами. Адам Колифф умел быть очень обаятельным. Вот она и поймалась на его обаяние. И все могло бы продолжаться и дальше, если бы не ее желание пойти в политику. Вот тут-то Адам и почувствовал, что обстоятельства резко поворачиваются против него.

— Досье у нас есть. Остается узнать, кто спрыгнул с яхты: Адам или Уинифред Джонсон?

— Теперь уже недолго ждать. Скоро наши ребята откроют банковскую ячейку, и тогда многое прояснится.

Их разговор прервал телефонный звонок.

— Хорошо. Сейчас едем, — коротко сказал в трубку Склафани.

— Это куда мы сейчас едем? — поинтересовался Бреннан.

— В тринадцатый участок. Туда только что привезли Карину Ренфрю.


83

Выйдя из такси, Нелл сразу раскрыла широкий спортивный зонт, но даже он не уберегал от дождевых струй. Дом, где жила Бонни, не имел консьержа. Толкнув наружную входную дверь, Нелл оказалась в тесном вестибюле. Она сложила зонт, вытерла платком мокрое лицо, затем, глубоко вздохнув, нажала кнопку переговорного устройства с номером квартиры Бонни.

Казалось, Бонни только и ждала ее прихода.

— Входите, Нелл, — послышался из решетки динамика ее голос.

Следом лязгнул замок внутренней двери.

Лифт не спеша дотащился до пятого этажа. Бонни встретила Нелл на площадке. Дверь в квартиру была открыта.

— Идемте, — сказала Бонни.

Нелл показалось, что фигура Бонни окружена слабым ореолом. «Должно быть, это от оставшихся дождевых капель», — подумала Нелл и провела рукой по лицу.

Ореол быстро потускнел.

— Вы чем-то встревожены? — спросила Бонни, — Идемте в квартиру. Там поговорим.

Что-то изменилось. Нелл еще не понимала, что именно. Какая-то часть ее разума настойчиво требовала прыгнуть в лифт, спуститься вниз и бежать из этого дома без оглядки. Но другая часть утверждала, что события уже предопределены и все попытки сопротивления ничего не дадут.

Нелл в какой-то прострации вошла в квартиру. У нее за спиной щелкнули два замка. Следом раздался лязг задвижки.

— У нас вздумали чинить пожарную лестницу, — улыбаясь, тихим голосом произнесла Бонни. — Управляющий заявляет, что есть какие-то там правила, требующие беспрепятственного доступа рабочих в квартиры. Просто кошмар. Мне перед вашим приходом звонили с шестого этажа. Его не хотели пускать, так, представляете, этот бесцеремонный тип открыл дверь своим комплектом ключей! А нам с вами нужна полная сосредоточенность.

Они почти бесшумно шли по дощатому коридорному полу. У зеркала Нелл остановилась.

— В чем дело, Нелл? — спросила Бонни, встав рядом с ней.

«Неужели ты сама не видишь? — хотела крикнуть Нелл. — Где же твое ясновидение? Твоя аура почти совсем черна, как и аура Уинифред, когда она приходила ко мне. Ты стоишь на грани смерти».

В следующее мгновение Нелл с ужасом увидела, что и ее изображение в зеркале начинает подергиваться черной пеленой.

Бонни схватила ее за руку.

— Да что с вами сегодня? Нечего здесь задерживаться. Вы же хотели поговорить с Адамом.


84

Дэну нужно было заехать в больницу и посмотреть двух пациентов, которым он утром сделал операцию. Освободился он лишь к половине пятого и сразу же позвонил Нелл домой. Ее по-прежнему не было. Может, Мак знает, где его внучка?

Корнелиус Макдермотт сообщил ему, что сравнительно недавно Нелл звонила Герте.

— Моя сестрица сегодня в своем обычном репертуаре, — сердито добавил старик. — Представляете? Мало того что она замутила Нелл голову этой ясновидящей, так теперь потчует своим варевом и меня. У Герты, видите ли, предчувствие, что с Нелл может что-то случиться.

— Как это понимать? — осторожно спросил Дэн.

— А так, что ей больше нечем заняться. Сидит и накручивает себя. Каждому простому событию придает мистический смысл. Вы же врач и знаете: в дождливую погоду ревматизм всегда обостряется. Герту, естественно, зацепило, а она считает это неким предупреждением свыше. У нее есть и еще одно любимое занятие. Она вам похвастаться не успела. Герта забирает по энергетическим нитям нашу боль, чтобы мы могли радоваться. Ну какая гуманистка!.. Дэн, мне иногда кажется, что они обе свихнулись. Кто вторая? Лиз, разумеется. Вы бы видели, как она сейчас на меня смотрит! Уверовала во всю эту чушь.

— Мак, а как по-вашему? Есть основания волноваться за Нелл? — напрямую спросил Дэн.

Он знал о цепной реакции страха, когда волнения порождают новые волнения и так далее. Ничего удивительного: сегодня весь день состоял из сплошных волнений и печальных новостей.

— А чего о ней волноваться? Нелл — самостоятельный человек. Я не учил ее постоянно отзваниваться и докладывать. Герте я сказал, чтобы ехала ко мне. Скоро сюда явятся Склафани и Бреннан. Пусть послушает про своего разлюбезного Адама. А то поймалась на его манеры. По телефону они говорить не хотели. Сказали только, что парень здорово наследил в Северной Дакоте... Я вам честно скажу, Дэн, — понизил голос Мак, — по-моему, нам надо благодарить судьбу, избавившую нас от Адама.

Такой откровенности Дэн не ожидал.

— Дэн, вы слушаете? Тут есть новости и для вас. Полицейские нашли бездомную женщину... Да, которая жаловалась на пропажу купонов.

— Мак, мне тоже очень хочется узнать, что она им рассказала.

— Тогда в чем дело? Приезжайте ко мне. Все услышите сами. А потом мы разыщем Нелл и отправимся обедать.

— Еще один вопрос, Мак. Скажите, бывает так, что Нелл не отвечает на звонки? Может, она сейчас дома, но по каким-то причинам не хочет ни с кем говорить?

— Боже милостивый! Не хватало еще и вам заразиться этой бациллой предчувствий. Сейчас позвоню ее консьержу и все узнаю.

«А ведь старик тоже забеспокоился», — подумал Дэн.


85

— Я заявляла о краже и еще раз повторяю: это случилось за несколько часов до пожара, — сердито произнесла Карина Ренфрю. — Целый мешок у меня спереть!

Карину допрашивали в том же кабинете, где совсем недавно сидели Корнелиус Макдермотт и Дэн Майнор. В участок ее привез капитан Джон Мэрфи.

— Кому вы сообщили о краже? — спросил Склафани.

— Да какой-то коп проезжал на патрульной машине. Я ему махнула. Знаете, что он мне ответил?

«Всем хочется, чтобы в нью-йоркской полиции служили сплошь ангелы», — про себя усмехнулся Бреннан.

— И что же он вам ответил? — терпеливо спросил Склафани.

— Он вообще со мной говорил не так, как вы. Он сказал: «У нас что, других забот нет, как только твой мешок искать? Вон у тебя их сколько. Не похудеешь, подруга».

— Карина, а может, вы действительно потеряли мешок? Уронили и не заметили?

— Говорю вам, его украли. Я мешки всегда надежно привязываю. Они у меня не болтаются.

— Тогда выходит, тот, кто украл ваш мешок, жил в «особняке Вандермеера», — подытожил капитан Мэрфи. — И он же устроил там пожар, в котором погибла мать доктора Майнора. Таким образом...

— Вы думаете, я вам тут заливаю? — насторожилась Карина Ренфрю. — Я могу рассказать, как тот полицейский выглядел. Толстый такой. А с ним в машине другой был, которого он называл Арти.

— Мы вам вполне верим, Карина, — успокоил ее Склафани. — А в каком месте у вас украли мешок?

— На Сто первой улице. Там два дома пустых было. Один чинить стали, а в другом у меня неплохое гнездышко было. Только шумновато из-за стройки. Но я не жаловалась.

Склафани насторожился.

— Это почти на углу? — спросил он.

— Да. Там два шага до Амстердам-авеню. Она Сто первую перерезает.

— А не все ли равно, где у нее украли мешок? — удивился капитан Мэрфи.

— Возможно, да, а возможно... тут много чего выплывает. Мы занимаемся делом одного человека. Он работал мастером на той стройке. По словам его жены, его сильно огорчили не то какие-то изменения, которые он должен был внести в работу, не то отмена самой этой работы. Там много неясного, и сколько мы ни бьемся, никак не можем найти зацепку. Возможно, его огорчило какое-то другое событие, никак не связанное с работой. И все это произошло как раз вечером девятого сентября, когда случился пожар в «особняке Вандермеера»... Может, просто совпадение, но... каким-то образом кража «талонов на жизнь» и пожар связаны между собой.

Джордж Бреннан смотрел на недоумевающего Мэрфи. Зато он прекрасно понял весь ход рассуждений своего друга... Джимми Райен работал на Сто первой улице. Наверное, он заприметил, что в доме напротив обосновалась бездомная, вечно таскающая с собой доверху нагруженные тележки. Для Джимми не составило труда проникнуть в пустой дом. Карина Ренфрю попивала и, по ее же словам, «вырубалась напрочь». Райен похитил один из ее мешков и... отвез к «особняку Вандермеера», чтобы поджог здания выглядел пожаром, устроенным каким-нибудь бродягой. Внутрь мешка Джимми не заглядывал и ничего не знал о «талонах на жизнь». А они по странной случайности уцелели.

Недостающие части головоломки вставали на свои места. Бреннан поморщился. Возможно, Склафани сейчас чувствовал то же самое. Джимми Райен, идеальный муж и отец, оказывался виновным сразу в трех преступлениях: поджоге, убийстве бездомной женщины (пусть и непредумышленном, но все же убийстве), а также краже имущества у другой бездомной.


86

— Нелл, от вас исходят сильнейшие волны беспокойства. Вы мне так и не ответили, что сегодня с вами?

Они сидели за столом в приемной Бонни. Ясновидящая держала руки Нелл в своих. «У нее совсем ледяные руки», — подумала Нелл.

— О чем вы хотите узнать у Адама? — шепотом спросила Бонни.

Нелл попыталась вырвать руки, однако Бонни еще крепче сжала их. «Она испугана, и волны беспокойства исходят как раз от нее, а не от меня. Бонни не знает, много ли мне известно о подстроенном Адамом взрыве».

— Мне нужно спросить Адама об Уинифред, — ответила Нелл, стараясь говорить спокойно.— У меня возникло ощущение, что она жива.

— Почему вы так думаете?

— Невдалеке от места, где взорвалась яхта, проходил экскурсионный паром. На нем плыл мальчик, видевший взрыв. Он заметил как за считанные секунды до взрыва с яхты прыгнул человек в водолазном костюме. Я знаю: в прошлом Уинифред серьезно занималась плаванием. Спортсменкой она не стала, но плавала регулярно и поддерживала хорошую форму. Возможно, мальчик ее и увидел.

— Скорее фантазии впечатлительного ребенка, — тихо возразила Бонни.

В приемной было сумрачно. Задернутые шторы превращали комнату в лабиринт теней. За окнами глухо шумел дождь. Единственными звуками внутри комнаты было дыхание обеих женщин.

— А я не думаю, что мальчик ошибся, — уверенно произнесла Нелл. — Кто-то сумел покинуть яхту и уцелеть. И вы наверняка знаете кто.

Бонни содрогнулась. Дрожь передалась ее рукам, и только тогда Нелл удалось высвободить свои руки.

— Бонни, я видела вас по телевизору. Я уверена: у вас настоящий, сильный дар ясновидения. Я не знаю, как это происходит. Традиционная наука до сих пор бьется над объяснениями. Возможно, я бы и сейчас сомневалась, но у меня был собственный опыт. Пусть скромный, но был. И у тети Герты тоже. Но вы, Бонни, отличаетесь от нас. Судьба щедро одарила вас, а вы злоупотребляете ее щедростью. Герта еще давно говорила мне: экстрасенсорные способности можно использовать только во благо, иначе виновного ждет суровое наказание.

Бонни слушала, не сводя с Нелл глаз. Ее зрачки совсем потемнели. Фарфоровая белизна лица все зримее приобретала мертвенный оттенок.

— Вы тогда пришли к Герте, утверждая, будто Адам вступил с вами в контакт. Я не верю в общение с умершими, но я была раздавлена гибелью мужа и хотела получить от него хоть какую-то весть. Когда погибли мои родители, они явились ко мне проститься, поскольку любили меня. Мне думалось: Адам не приходит проститься лишь потому, что мы поссорились. Я хотела помириться с ним, чтобы затем с любовью отпустить. И я поверила вам. Вернее, захотела вам поверить.

— Нелл, там, на другой стороне...

— Слушайте меня внимательно, Бонни. Если вы действительно вступали в контакт с душой Адама, тогда все его слова, переданные через вас, — сплошная ложь. Теперь я знаю: этот человек меня не любил. Любящий свою жену не станет заводить роман с секретаршей и не откроет вместе с ней общую ячейку в банке, назвавшись к тому же другим именем. А раз Адам все это сделал, я уверена, что он меня не любил.

— Вы ошибаетесь, Нелл. Адам вас очень любил.

— Не лгите, Бонни. И не пытайтесь меня одурачить. Я знаю: вы — сообщница Адама или Уинифред. Вы вызвались помогать Герте с одной-единственной целью — заполучить ключ от ячейки, который остался в куртке Адама.

Нелл чувствовала, что удар достиг цели. Бонни замотала головой, но то был жест отчаяния.

— Этим ключом могут воспользоваться только двое: Адам и Уинифред. Я надеюсь, что ваша нынешняя сообщница — Уинифред, а Адам мертв. Мне страшно думать, что более трех лет я жила под одной крышей, дышала одним воздухом, ела за одним столом и спала в одной постели с чудовищем. Да, Бонни. Только чудовище может хладнокровно погубить несколько жизней. Ради этого человека я отказалась от карьеры, о которой мечтала с детства. Представляете, Бонни? Я пожертвовала многим, чтобы ублажить обманщика и вора! Здесь я абсолютно уверена в его виновности. Я лишь молю Бога, чтобы Адам не оказался вдобавок и убийцей.

Нелл достала ключ от индивидуальной ячейки и бросила его на стол.

— Бонни, я уверена, что вы знаете, где прячется Уинифред... или Адам. Если вы помогаете им, вас будут судить как соучастницу. На вас тоже ляжет вина в умышленном убийстве нескольких человек. Возьмите этот ключ и отдайте тому, кто остался в живых. Используйте ваш дар. Убедите ее или его, что вы добыли ключ и теперь можно спокойно отправляться в Уайт-Плейнс, где находится банк. Это ваш единственный шанс смягчить свою участь.

— О каком единственном шансе ты болтаешь, Нелл? — послышалось у нее за спиной.

Нелл обернулась и застыла от ужаса и изумления. Перед ней стоял Адам.


87

Дэн Майнор смотрел в окно. Стекло превращало дождевые струи в нескончаемый водопад. Серое небо без малейшего намека на просвет. В детстве бабушка говорила ему, что, когда так льет, это плачут ангелы. Сейчас Дэн вспомнил ее слова, и бабушкина шутка вдруг приобрела совсем иной, зловещий оттенок.

Куда могла исчезнуть Нелл? И зачем ей куда-то ехать в такой дождь?

Дэн находился в офисе Мака. Старик заставил приехать и Герту, которой очень не хотелось выбираться из дома. Лиз заварила ее любимый чай, и Герта, похожая на нахохлившуюся птицу, сидела в углу, слегка позвякивая ложечкой.

Консьерж из парадной Нелл ответил, что она вернулась домой около трех, а в пятом часу вызвала такси и уехала. «Значит, она наверняка прослушала мое сообщение, — думал Дэн. — Тогда почему не позвонила на сотовый телефон?»

Мак спросил у консьержа, не была ли его внучка чем-то расстроена. Поскольку она заехала в гараж, консьерж ее не видел, однако лифтер подтвердил: да, вид у миссис Макдермотт был подавленный.

Мак познакомил полицейских с Гертой и Лиз. Герта тут же спросила Склафани, как ему понравилась последняя передача с Раулем Камберлендом. Брат метнул на нее испепеляющий взгляд, а Склафани деликатно ответил, что у него почти не остается времени на телевизор. После этого он заговорил о делах.

— Мы побеседовали с Кариной Ренфрю — бездомной, у которой в день пожара украли мешок. Мы нашли полицейского, которому она заявила о пропаже. Он вспомнил Карину, но, поскольку от нее попахивало спиртным, он не принял ее слова всерьез и, разумеется, не стал искать украденный мешок. Для нас важно другое: Карина Ренфрю остановила его машину в восьмом часу вечера, примерно за четверть часа до пожара. Это было на Сто первой улице. Сами понимаете, добраться до Двадцать восьмой она могла бы только на крыльях. Вряд ли мы теперь установим абсолютно достоверную картину случившегося. Вероятнее всего, Уинифред заплатила Джимми Райену... кстати, он тоже был приглашен на яхту и погиб... так вот: Уинифред заплатила ему за поджог «особняка Вандермеера». Поджог был замаскирован под обычный пожар, случившийся по недосмотру какого-то бездомного бродяги. Для этого Райену и понадобился мешок Карины. Стройка, на которой он работал мастером, находилась рядом с ее тогдашним пристанищем.

— Значит, с моей матери... — вмешался в разговор Дэн.

— Да, доктор. Ваша мать — жертва поджога. Любые подозрения в устройстве пожара с нее сняты.

— Как вы считаете, инспектор, Уинифред Джонсон сделала это по собственной инициативе или по приказу Адама Колиффа? — спросил Мак.

— Мы думаем, что все делалось по приказам Адама Колиффа.

— Может, я чего-то не понимаю, — сказала Герта, — но какая выгода была ему в этом поджоге?

— Адам купил у вдовы Каплан соседний дом, весьма неказистый и ветхий. Пока «особняк Вандермеера» сохранял статус архитектурной достопримечательности, участок Адама оставался всего лишь узкой полосой земли. Зато после пожара ценность его участка значительно возрастала. Адам узнал, что соседний участок приобрел Питер Лэнг. Лэнг задумал построить там весьма амбициозное высотное здание и нуждался в дополнительной земле. Тогда-то Адам и предложил ему сделку: он готов продать свой участок, но за это Лэнг делает его архитектором будущего проекта.

— Возвращаемся к Джимми Райену, — перенял у друга эстафету разговора Бреннан, — Его вдова рассказывала нам, что в тот злополучный день ее муж допоздна задержался на работе. Ему домой позвонил какой-то мужчина и просил передать, что работа отменяется. Скорее всего, поджог «особняка Вандермеера» Адам и Уинифред обдумывали и готовили вместе. Неожиданно они узнали, что Инвентаризационная палата лишила здание статуса архитектурной достопримечательности. Следовательно, надобность в поджоге отпала... Но механизм уже был запущен, и «особняк Вандермеера» сгорел.

— Ну и что они выиграли? — спросила Лиз. — Их обоих разорвало на кусочки.

— А вот насчет этого у нас есть сомнения, — сказал Бреннан.

Заметив недоуменные взгляды присутствующих, он слегка улыбнулся и продолжил:

— Нашелся свидетель взрыва, утверждавший, что видел человека в водолазном костюме. За несколько секунд до взрыва этот человек спрыгнул с яхты. Нам удалось подтвердить гибель лишь двоих — Джимми Райена и Сэма Краузе. Тела Адама Колиффа и Уинифред Джонсон бесследно исчезли.

— Здесь, конгрессмен, нужно воздать должное детективному чутью вашей внучки, — сказал Склафани. — В одном пригородном банке наши люди получили доступ к индивидуальной ячейке хранения. Она была зарегистрирована на два имени — Гарри и Роды Рейнольдс. Внутри лежали фальшивые паспорта и другие фальшивые документы. Мы пока не видели всего содержимого ячейки, но нам уже передали по факсу фотографии с этих паспортов. Невзирая на грим, на них сразу узнаются лица Адама Колиффа и Уинифред Джонсон.

— Мы, наверное, не сумеем выяснить, куда собиралась отправиться «чета Рейнольдс», — вновь перенял эстафету Бреннан. — Но о своем безбедном существовании они хорошо позаботились. В ячейке обнаружено триста тысяч долларов наличными и еще несколько миллионов в виде облигаций на предъявителя и других ценных бумаг.

В офисе Корнелиуса Макдермотта стало тихо.

— Ума не приложу, откуда у них столько денег? — наконец спросила Герта.

— Из взяток, которые они брали с партнеров фирмы «Уолтерс и Арсдейл». И не в последнюю очередь Адам и Уинифред «доили» строительную корпорацию покойного Краузе. Не стоит забывать: Уинифред больше двадцати лет работала в строительном бизнесе и хорошо знала, где и за что можно безнаказанно вымогать деньги.

— И все равно я не понимаю, — призналась Герта.

— И не поймешь! — буркнул Мак. — Для этого нужен другой склад ума и...

Он брезгливо махнул рукой.

— Мне очень жаль, конгрессмен, но все говорит о том, что ваша внучка была замужем за крайне отвратительным человеком, — видя его отчаяние, сказал Склафани. — Мы привезли вам копию «послужного списка» Адама Колиффа. Почитайте на досуге. Мы искренне сочувствуем миссис Макдермотт. Представляем, какой это будет шок для нее. Но она у вас сильная натура.

— Кстати, а где же она? — спросил Бреннан. — Нам не терпится поблагодарить Нелл. Она нам здорово помогла.

— Я бы тоже хотела знать, где сейчас Нелл, — ответила Герта. В ее голосе помимо раздражения звучало нескрываемое беспокойство. — Меня здесь никто не слушает, а я очень волнуюсь за Нелл. Что-то с ней стряслось. Я это сразу почувствовала, когда она мне звонила. Сказала, что вернулась из Уэстчестера, устала и хочет отдохнуть. Спрашивается, куда ее понесло на таком дожде?

Вопросы Герты лишь усилили тревогу Дэна. Нелл в беде!

Склафани и Бреннан переглянулись.

— Вы хотя бы примерно знаете, где сейчас может находиться ваша внучка? — спросил Склафани.

— Она не маленькая! — рявкнул на него Мак. — И почему это вас всех так волнует?

— Потому что в куртке Адама миссис Макдермотт обнаружила второй ключ от ячейки. Уж не знаем как, но она сообразила, что банк может находиться неподалеку от пансиона для престарелых, где живет мать Уинифред Джонсон. Возможно, Нелл даже узнала, где скрывается Адам или Уинифред. С ее решимостью она вполне могла отправиться в это логово. Теперь вам понятно? Нелл крайне рискует. Тот, кто не колеблясь взорвал яхту и погубил несколько человек, не остановится перед новым преступлением, только бы спасти свою шкуру.

— С яхты могла спрыгнуть только Уинифред, — дрожащим голосом объявила Герта. — Бонни Уилсон по просьбе Нелл вступала с Адамом в контакт. Он находится по другую сторону завесы. Значит, он погиб.

— Простите, где он находится? — насторожился Склафани.

— Герта! Здесь не твое сборище свихнутых! — взорвался Мак.

— Мак, ты можешь не верить во все это. Но Нелл поверила. Она даже послушалась совета Адама — отдать всю его одежду в благотворительный магазин. Мы как раз сегодня с ней об этом говорили. Завтра она привезет коробки. Бонни Уилсон вызвалась мне помочь. Я сообщила Нелл об этом. Бонни такая заботливая... Кстати, она почему-то не рассказывала мне... а может, забыла. Они же с Адамом познакомились на одной из моих вечеринок. Я сегодня нашла снимок.

— Говорите, эта Бонни взялась вам помочь? — воскликнул Бреннан, вскакивая со стула. — Только тут совсем другая забота. Бонни нужно найти второй ключ, который остался в куртке Адама. Получается, эта ясновидящая находится в сговоре либо с Адамом, либо с Уинифред.

— Боже милосердный. А я-то думала, он... материализовался, — сказала Лиз Хенли.

Все уставились на нее.

— Лиз, нам достаточно Герты! — попытался оборвать ее Мак.

— Нет, я лучше скажу. Когда я была у Бонни, в коридорном зеркале я увидела лицо Адама. Может, это результат общения с умершими. Но мне вдруг показалось, что он стоял у меня за спиной.

«Так вот куда отправилась Нелл!» — пронеслось в мозгу Дэна.

— Там ловушка! — крикнул он раньше, чем успел подумать.


88

Перед ней стоял Адам.

Это был он. На правой стороне лица шелушилась обожженная кожа. Правая рука и правая нога были забинтованы. Сумрак не помешал Нелл увидеть его глаза, полные ярости.

— Вот мы и встретились, женушка! — хриплым, совсем незнакомым голосом произнес он. — Ну что, полицейская ищейка? Нашла ключ и сдала меня копам? Ты разрушила все, что только могла. Три года я тщательно готовился, продумывал каждую мелочь. Три года я возился с этой пресной, никчемной бабой и выслушивал ее романтические вздохи. Тебя угораздило отдать ей не ту куртку. Я был вынужден лезть в ее бумажник и чуть не загремел на тот свет... И что теперь? Твоими стараниями у меня теперь нет ничего! Одни ожоги!

В левой руке Адама было что-то зажато. Какой-то тяжелый предмет, который Нелл не сумела разглядеть. Адам замахнулся. Нелл попыталась вскочить на ноги, но он перевязанной рукой толкнул ее обратно на стул. Лицо Адама сразу же перекосилось от боли.

— Адам, не надо! — пронзительно закричала Бонни. — Не тронь ее!

Это были последние слова, которые слышала Нелл. Боль обожгла ей голову. Она куда-то проваливалась...


Нелл очнулась от неясных звуков. Кажется, рядом кто-то стонал. Отчаянно болела голова. Ее волосы почему-то были влажными и липкими. Постепенно до Нелл дошло: это она стонет, а волосы слиплись от крови.

— Как голова болит, — прошептала она.

Что с ней случилось? Почему она здесь? Кто ее ударил? Неужели Адам? Значит, ей не привиделось? Он действительно жив и находится здесь, в этой комнате!

С ее ногами что-то делали. Что они задумали?

— Говорю тебе, крепче. Крепче вяжи, — услышала Нелл голос Адама.

К боли в голове добавилась боль в ногах. Нелл с трудом открыла глаза и увидела над собой всхлипывающую Бонни. В руках ясновидящая держала моток толстой веревки. «Она связывает мне ноги», — поняла Нелл.

— Теперь давай руки, — прорычал Адам.

Нелл ничком лежала на диване. Бонни заломила ей руки за спину и принялась связывать. Нелл попыталась заговорить, но язык не слушался ее. Слова звучали только внутри. «Бонни, одумайся! Тебе осталось жить считанные минуты. Твоя аура совсем черна. Неужели ты хочешь умереть, запятнав себя кровью?»

Бонни связывала ей запястья. Нелл ощутила легкое похлопывание по руке. «Она хочет мне помочь», — догадалась Нелл.

Так оно и есть. Если плотнее сомкнуть кисти, кольца веревки ослабнут и спадут.

— Поторапливайся, — подгонял Бонни Адам.

Нелл с трудом повернула голову. На полу валялась груда мятых газет. Адам поднес к ним зажженную свечу. Огонь перепрыгнул на бумагу. Нелл смотрела, отказываясь верить в реальность происходящего. Тем не менее все это было предельно реальным и имело вполне однозначный конец.

— Ну что, вкусно пахнет дымком? — спросил Адам. — Теперь ты сполна прочувствуешь всю боль, через которую прошел я. И все из-за тебя. Ты одна во всем виновата. Одна маленькая ошибка, ничтожная оплошность! На что мне теперь этот ключ? Даже если бы ты не настучала копам... Попробовал бы я сейчас сунуться в банк. И все потому, что ты перепутала куртки, а эта тля Уинифред даже не посмотрела. А я ведь ее предупреждал!

— Адам... за что? — с трудом выдавила Нелл.

— И ты еще спрашиваешь? Дурочкой прикидываешься?

Адам смотрел на нее, презрительно усмехаясь.

— Меня всегда считали недостаточно хорошим для тебя. Я был не из вашего круга. Не угодил происхождением твоему драгоценному деду и его напыщенным дружкам... Это ты всегда хвасталась, что росла на глазах у Манхэттена. Знаешь, Нелл, не все такие прозрачные, как ты. И не всем нравится, когда вдруг начинают копаться в их прошлом. А такое непременно случилось бы, начни ты свою идиотскую предвыборную гонку. Я пытался тебя отговорить. Но ты же всегда была послушной девочкой старого Мака. Он дергал тебя за ниточки, а ты плясала... Кончились твои танцы, Нелл!

Адам подошел к ней. Обожженная нога мешала ему присесть на корточки. Морщась, он кое-как встал на колени, почти притиснув свое лицо к лицу Нелл.

— Да, Нелл, я поставил не на тех лошадей. И ты из них — самая упрямая. Остальные были просто клячи. Этот придурок Джимми Райен с его угрызениями совести. Эта Уинифред с ее вечно печальными влажными глазами и сухими, потрескавшимися губами... Чего теперь говорить? Скачки не состоялись. Надо убираться из вашего паршивого Нью-Йорка и все начинать заново. Придется довольствоваться малым, но я выкарабкаюсь. А вот ты — нет. Ты все ныла, что я не пришел с тобой проститься. Твое последнее желание исполнено. Прощай, Нелл!

— Адам, пощади ее! — закричала Бонни, хватая его за руку.

— Вот что, гадалка: либо ты смываешься со мной, либо остаешься здесь и дохнешь за компанию с Нелл.

В прихожей разрывался дверной звонок. В комнате уже ощутимо пахло дымом.

— Немедленно откройте дверь! Это полиция! — слышалось снаружи.

Адам проковылял в прихожую. Убедившись, что оба замка заперты, и проверив задвижку, он вернулся в наполовину охваченную огнем приемную Бонни.

— Слышишь, Нелл? Копы явились тебе на выручку. Малость припоздали. Удивительно, что ты не притащила их на хвосте. Еще одна твоя промашка. Но теперь они не скоро сюда попадут.

Адам закрыл дверь приемной, вытащил ключ из замка и положил себе в карман. Затем подпер дверь небольшим шкафчиком. Свеча, которую он оставил на столе, все еще горела. Адам схватил ее и поджег газетную кипу с другого конца.

— Уходим по пожарной лестнице, — сказал он Бонни.

Языки пламени уже подбирались к шторам.

— Что стоишь, дура? Окно открывай!

— Адам, это опасно. Лестница старая. Она качается. Ее собрались чинить. Нам не уйти, — запричитала Бонни.

Адам молча схватил ее за руку и поволок к окну. Левой рукой он открыл створки и вытолкнул Бонни на узкий балкончик, почти примыкавший к пожарной лестнице. Злорадно улыбаясь, Адам плотно закрыл за собой створки.

Нелл осталась наедине с огнем и жаром. Нестерпимым жаром. Обшивка дивана уже горела, и пламя неумолимо приближалось к Нелл.

Отчаяние придало ей силы. Нелл заставила себя скатиться с дивана. Потом точно так же заставила себя встать на ноги и удержаться. Довольно скоро ей удалось высвободить руки. Ноги Бонни ей связала слишком крепко. Мелкими шажками Нелл добралась до шкафчика, которым была приперта дверь, и сдвинула его в сторону.

Дверь уже горела. Раскаленная ручка, ожоги на ладонях, удушающий дым. Это уже было... вчера, в офисе Адама. «Нас всегда предупреждают. А мы не хотим верить и отмахиваемся», — вспомнила она слова Герты.

Нелл казалось, что у нее из глаз сочится кровь. Воздуха не осталось. Только дым.

Полицейские пытались открыть входную дверь. «Бесполезно, — подумала Нелл, — Там два массивных замка и задвижка».

Ноги больше не держали ее. Нелл сползла на пол. «Теперь они не скоро сюда попадут».


89

Из-под двери квартиры на лестничную площадку выбивались тонкие струйки дыма. Несколько раз Склафани, Бреннан и Дэн с разбегу ударяли в дверь, но безуспешно.

— Я на крышу! — крикнул Бреннан.

Не дожидаясь лифта, Склафани бросился вниз. Дэн побежал следом. Выбравшись на улицу, они завернули за угол дома и достигли пожарной лестницы. За считанные секунды оба успели промокнуть.

— Глядите! На лестнице люди! — крикнул Дэн.

Их было двое. Они спускались вниз, цепляясь за скользкие металлические ступени пожарной лестницы.

Дождь и сумерки не помешали Склафани разглядеть лицо мужчины. Вон он — причина ночных кошмаров Бенни Такера. «Человек-змея», спрыгнувший с яхты. Больше ты уже никого не укусишь, Адам Колифф.


Нелл ползла по полу. Она дышала ртом, жадно вбирая в себя последние остатки воздуха. Ей и огню в одинаковой степени требовался воздух. Пожар несколько стих, и теперь в приемной Бонни было больше дыма, чем пламени.

Нелл двигалась ощупью, не решаясь открывать слезящиеся глаза. Окно. Она должна найти окно. Голова уперлась во что-то твердое. Стена! Значит, она пересекла комнату. Окна должны быть справа. Ей нужно подобраться к тому, которое открывал Адам. Там достаточно лишь толкнуть створку. Нелл встала на колени, пытаясь ухватиться за подоконник, однако вместо него ее рука нащупала горячий металл. Ручка шкафа. Неужели она ползает по кругу?

«Мне не добраться до окна. Я сейчас задохнусь».

Ей вдруг показалось, что отбойная волна снова несет ее в самую сердцевину водоворота. Боже, как хочется спать. Перестать барахтаться и заснуть.

В ее голове зазвучал чей-то голос. Может, это отец? Но она ведь отпустила их... Нет, это не отец. Это Дэн. «Нелл, вы нужны мне».

Она приказала себе повернуться и определить, где находится нужное ей окно. Кратчайший путь туда проходил мимо полусгоревшего дивана. Затем требовалось повернуть направо. Веревки на ногах немного ослабли, но все равно мешали ползти.

«Вы нужны мне, Нелл. Слышите? Вы нужны мне».

Кашляя и задыхаясь, Нелл поползла к окну.


— Это полиция! — крикнул Склафани. — Остановитесь!

Адам замер. Бонни попыталась обогнуть его, но он схватил ее левой рукой.

— Не уйдешь, шлюха!

Путь вниз был отрезан. Оставался только путь наверх. На крышу.

— Ползи вперед! — приказал он Бонни.

В одном месте левая рука Адама соскользнула, и ему пришлось уцепиться за лестницу правой. Боль пронзила все его тело. Адам стиснул зубы и пополз дальше.

Они миновали окна горящей квартиры Бонни и добрались до узкой площадки шестого этажа.

Кажется, внизу уже лопались стекла. Адама не волновало, что происходит внизу. До крыши оставалось шесть футов.

— Адам, нам все равно не уйти, — закричала Бонни.

— Можешь прыгать, я тебя не держу.

После шестого этажа пожарная лестница сужалась. Адам стал подниматься дальше и уже достиг кромки крыши. Подтянуться на одной руке не удавалось. Закусив губы, он протянул к кромке и другую руку, зная, что сейчас боль пройдется по нему снова.

Скрежет, раздавшийся под ногами, заставил его забыть про боль. Скобы, которыми лестница крепилась к стене, треснули. Теперь она держалась лишь на скобах нижних этажей.


Со стороны Уэст-Энд-авеню слышались сирены пожарных машин. Джек Склафани подтянулся и повис на первой ступеньке пожарной лестницы. Переведя дух, он полез выше.

Дэн был не настолько проворен, как полицейский инспектор. Пока он взбирался на лестницу, Склафани успел достичь второго этажа. Лестница как-то странно качалась, будто не была закреплена наверху. Но сейчас Дэна волновало не это. На пятом этаже, в огненном аду была Нелл.


Нелл достигла окна. К балконной створке было уже не подступиться — там горел пол. Огонь подбирался и к ее ногам. Нелл уперлась в подоконник, подтянулась на руках, качнулась и плечом надавила на стекло. Разогретое оконное стекло треснуло; из образовавшейся щели потянуло прохладным влажным воздухом. Наконец-то воздух!

Голова кружилась. Ногам стало нестерпимо жарко. Воспрянувший огонь пожирал паркет. Нелл кое-как сумела забраться на подоконник. Обожженными руками она цеплялась за раму. Осколки впивались ей в ладони, но даже эта двойная боль была где-то вовне. Там же, где сирены пожарных машин и крики толпящихся внизу людей. А внутри Нелл было удивительно спокойно. Ничего, кроме спокойствия. «Наверное, скоро я узнаю, что там, по другую сторону завесы», — подумала Нелл.


Адам висел, уцепившись за кромку крыши. Только отчаяние заглушало боль в правой руке. Только отчаяние давало ему силы, чтобы совершить последний рывок и выбраться на крышу.

Чьи-то руки обхватили его ступни и тянули вниз. Бонни! Совсем спятила от страха! Адам дернул ногами, пытаясь отпихнуть ее, но не смог. Висеть на пальцах с каждой секундой становилось все тяжелее. Адам качнулся и соскользнул обратно на площадку.

— Мразь, — прошипел он, схватив хрупкую Бонни и подняв над головой.

Пожарная лестница все сильнее кренилась.

— Отпустите ее, или я буду стрелять! — крикнул ему с крыши Бреннан.

— Угадал, коп. Это я как раз и собираюсь сделать, — крикнул в ответ Адам.

Склафани был уже совсем рядом. Еще мгновение — и он бы спас Бонни. Но этого-то мгновения ему и не хватило. С душераздирающим криком Бонни пролетела мимо и упала на тротуар.

Забыв, что на крыше его ждет Бреннан, Адам вновь добрался до кромки, уцепился за нее и начал подтягиваться... Его подвела правая рука. Она скользнула по мокрой кровле, нарушив хрупкое равновесие. Адам качнулся всем телом, повис на одной руке и...

Он падал молча, успев несколько раз перекувырнуться в воздухе.

В это время Дэн достиг пятого этажа. Рядом с Нелл уже дымился подоконник. Обхватив ее запястья своими сильными пальцами, Дэн замер, дожидаясь, пока опустится Склафани. Вдвоем они осторожно вытащили Нелл наружу.

— Мы нашли ее! — крикнул пожарным Склафани. — Готовьте выдвижную лестницу. Эта вот-вот рухнет.

Полтора этажа Дэн и Склафани наполовину несли, наполовину волокли Нелл по вихляющейся лестнице.

— Осторожно. Она без сознания, — предупредил Дэн пожарного.

Пожарный кивнул, подав сигнал опускать лестницу.

— Вы-то сами не задерживайтесь, — бросил он Склафани и Дэну.

Они сумели спуститься лишь до второго этажа. Оттуда пришлось прыгать. Не дав Дэну опомниться, Склафани потащил его в сторону...

Пожарная лестница рухнула, и ее мокрые, тронутые ржавчиной обломки накрыли собой тела Адама Колиффа и Бонни Уилсон.


7 НОЯБРЯ, ЧЕТВЕРГ  ДЕНЬ ВЫБОРОВ

90

Соединенные Штаты выбирали нового президента, которому предстояло управлять страной в течение ближайших четырех лет. В Сенат США — «самый эксклюзивный клуб», как его иногда называли, — придет новый сенатор от штата Нью-Йорк. А ближе к ночи жители Манхэттена узнают, кто же будет представлять их округ в Конгрессе. Претендентов было двое: Нелл Макдермотт, чей дед почти полвека занимал этот пост, и ее конкурент.

Отдавая дань традиции, а также некоторым суевериям, Нелл устроила штаб-квартиру своей предвыборной кампании в «Рузвельт-отеле»[34], неоднократно видевшем триумф ее деда. Когда закрылись избирательные участки и начался подсчет голосов, в гостиной многокомнатного номера на десятом этаже наступила жаркая пора. Внимание всех было приковано к трем включенным телевизорам, которые стояли у стены и передавали новости трех главных телеканалов.

Нелл вспоминала, сколько раз она вот так же сидела в штаб-квартире деда, волнуясь за него. Теперь дед волновался за нее, хотя и нацепил на себя маску непрошибаемой уверенности в ее победе. Герта, Лиз Хенли и Лайза Райен тоже волновались. Среди самых близких Нелл людей не было лишь Дэна Майнора, но он недавно позвонил из больницы и сказал, что выезжает. Дверь гостиной не закрывалась; помощники из штаба Нелл входили и выходили, успев схватить что-нибудь со стола, уставленного изысканными угощениями и напитками. Кто-то весело улыбался, уверенный в победе Нелл, другие не скрывали своих опасений. Месяцы предвыборной борьбы были весьма напряженными.

— Я рада, что ты заставил меня бороться, Мак, — сказала Нелл, поворачиваясь к деду.

— А разве у тебя были веские причины снимать свою кандидатуру? — ворчливо спросил он. — Партийное руководство согласилось с моими доводами: жена не должна страдать за грехи мужа. Конечно, если бы устроили настоящее судебное разбирательство, твое имя трепали бы на каждом углу, и тогда еще неизвестно, чем бы все кончилось. А после гибели Адама это уже стало вчерашней новостью.

«Вчерашние новости, — подумала Нелл. — Их было много; хватило бы на целую сводку. Предательство Адама по отношению ко мне. Хладнокровное убийство тех, кто мог бы свидетельствовать против него. Три года жизни с этим чудовищем — тоже вчерашняя новость. Неужели за это время я ни разу не почувствовала тревожных сигналов? Наверное, просто не хотела их слышать».

Когда она прочитала досье на Адама, присланное из Северной Дакоты, ей захотелось не только тщательно вымыть руки, а отмыться с головы до пят. Оказывается, уже тогда у него появился псевдоним Гарри Рейнольдс, фигурировавший в полицейских протоколах. Интересно, под каким романтическим соусом он преподносил все это Уинифред? Впрочем, ничего интересного. Вчерашняя новость.

Нелл оторвалась от экранов. Лайза Райен поймала ее взгляд и ободряюще подмигнула. В самом начале кампании Лайза вдруг позвонила ей и предложила свое добровольное участие. Нелл согласилась и ни разу не пожалела. Лайза трудилась без устали. Она все вечера проводила в штаб-квартире Нелл, отвечая на звонки избирателей и рассылая предвыборные брошюры. Жаль, что жизнь не позволила Лайзе получить настоящее образование. Но и за эти месяцы она многому научилась. Речь Лайзы отшлифовалась, и в ее облике было трудно узнать маникюршу из Квинса, какой ее впервые увидела Нелл.

Конечно, Лайзе очень повезло с соседями. Заботами Бренды Каррен и ее мужа дети Лайзы почти все лето жили на побережье. Она не хотела, чтобы они слышали соседские пересуды об отце.

Однако полицейские сдержали слово: хотя имя Джимми Райена и упоминалось в материалах расследования, газетчикам его преподнесли как случайную жертву, не заслуживающую особого внимания.

Посоветовавшись с Дэном, Нелл решила не рассказывать Лайзе об участии ее мужа в поджоге «особняка Вандермеера». Это было бы слишком жестоким ударом по ней и детям. Дэн сумел убедить Склафани и Бреннана, прочитав им целую лекцию об опасности травмирования психики. Полицейские еще раз навестили Лайзу, сообщив ей, что ее предчувствия насчет дома на Сто первой улице оправдались и что Джимми было уплачено вперед.

— Вашим детям нечего стыдиться за отца, — сказал тогда Лайзе Бреннан, вновь игравший роль «старшего брата». — Иногда даже очень хорошие люди допускают промах. Главное, Джимми стремился исправить ошибку, но не успел.

Нелл решила: если выборы закончатся ее победой, Лайза будет работать у нее в нью-йоркском офисе.

Зазвонил телефон. Лайза ответила на звонок, затем подошла к Нелл.

— Ада Каплан просила передать, что молится за вас. Она считает вас святой.

Едва оправившись после трагической развязки в доме Бонни Уилсон, Нелл вернула вдове Каплан ее собственность, взяв с нее ровно ту сумму, какую старуха получила от Адама. Вскоре Питер Лэнг стал владельцем вожделенной полоски земли, уплатив вдове Каплан три миллиона долларов.

— Только ни слова моему сыну, — предупредила старуха Нелл. — Он получит ровно столько, сколько я ему обещала. Все остальные деньги пойдут Объединенному еврейскому фонду. Я буду спокойна, что их потратят на благие цели.

Мак больше не мог сохранять притворную невозмутимость.

— Нелл, ты идешь с ним почти вровень, — сказал он.— Давно не помню таких выборов.

— Мак, а ты никак ерзаешь на стуле? — засмеялась Нелл.

— Я? Тебе просто показалось! Я выдержу что угодно. Даже если дойдет до жеребьевки.

Часы показывали половину десятого. Еще через полчаса подъехал Дэн. Он сел рядом с Нелл, обняв ее.

— Прости, что не выбрался раньше. Думал, закончу в шесть. Уже выходил. В вестибюле перехватили. Двоих малышей привезли. Пришлось остаться... Как самочувствие? Пульс надо проверять?

— Эх, доктор! — улыбнулась Лиз. — Покажите мне хоть одного кандидата, у которого при подсчете голосов не зашкаливал бы пульс.

В половине одиннадцатого аналитики заговорили о явном перевесе в пользу Нелл.

— И вам на это понадобилось столько времени? — пробормотал Мак.

В половине двенадцатого соперник Нелл официально признал свое поражение.

Приветственные крики, раздавшиеся в штаб-квартире, быстро потонули в гуле голосов, что доносились из трех телевизоров. Теперь все каналы вели трансляцию из банкетного зала «Рузвельт-отеля», где вот-вот должно было начаться празднование победы Нелл Макдермотт. Десятки голосов затянули «Скоро солнце засияет, Нелли»[35]. Эта песенка, написанная в начале двадцатого века, в конце столетия почему-то вновь стала популярна. Она звучала на торжественном обеде, где Нелл официально объявила о своем решении баллотироваться, и с тех пор стала гимном ее избирательной кампании.


Скоро солнце засияет, Нелли,

Далеко умчатся облака...


«Они уже умчались», — подумала Нелл.


Верь, нас счастье ожидает, Нелли,

Даже если хлещет дождь пока.


— Золотые слова, — прошептал Дэн.

Песенка кончилась, и банкетный зал загудел от приветственных возгласов. Руководитель избирательной кампании схватил микрофон.

— Солнце уже засияло! — во весь голос крикнул он. — Мы выбрали президента, которого хотели видеть в Белом доме! Мы выбрали сенатора, которого хотели видеть в Сенате. И теперь мы выбрали представительницу в Конгресс, которую очень хотим там видеть!

— Мы хотим Нелл! Мы хотим Нелл! — начала скандировать восторженная толпа.

— Пора спускаться к ним, конгрессмен Макдермотт, — сказал Мак, подталкивая Нелл к двери, — Нехорошо заставлять своих избирателей ждать.

Он взял внучку за руку и повел к лифту. Дэн, Лиз и Герта двинулись следом.

— На твоем месте, Нелл, я бы прежде всего... — начал Мак.


Примечания

1

Один из островов Гавайского архипелага. — Здесь и далее примечания переводчика.

2

Стром Тёрмонд (1902-2003) – сенатор от Южной Каролины. Один из трех американских сенаторов, достигших столетнего возраста, и единственный, кто встретил свой юбилей, продолжая заниматься политической деятельностью.

3

Не пугать с Всемирным торговым центром, два небоскреба которого были разрушены в результате терактов 11 сентября 2001 года. Всемирный финансовый центр располагается в непосредственной близости от бывшего ВТЦ.

4

Фильм 1996 года по сценарию братьев Коэн выстроен в любимом в США «постковбойском» стиле (хорошие парни против плохих парней).

5

Сорт дорогого шотландского виски двенадцатилетней выдержки.

6

Самый крупный из пяти районов Нью-Йорка. Бóльшую часть построек Квинса по-прежнему составляют частные дома.

7

Дом, характерный для полуострова Кейп-Код: одноэтажный деревянный коттедж под двухскатной крышей, с массивной каминной трубой в середине и полуподвалом.

8

Один из прибрежных поселков на острове Лонг-Айленд примерно в ста милях к северо-востоку от Нью-Йорка.

9

Северо-западный пригород Вашингтона. Расположен в центральной части округа Монтгомери, штат Мериленд. Район считается очень престижным.

10

Район, занимающий примерно двадцать кварталов в Южном Манхэттене. Средоточие художественных салонов, галерей и магазинов, торгующих предметами искусства.

11

Эмма Лазарус (1849-1887) — американская поэтесса, получившая известность благодаря сонету «Новый колосс», воспевающему статую Свободы.

12

Остров в бухте Аппер-Бей, близ южной оконечности Манхэттена. В прошлом — центр иммиграции и депортации, за что был прозван «островом слез». Ныне там находится Музей иммиграции.

13

Остров примерно в сорока километрах к югу от полуострова Кейп-Код, излюбленное место отдыха жителей штата Массачусетс.

14

Сент-Джонс — портовый город, столица островного государства Антигуа и Барбуда в Карибском море. Мартас-Виньярд — остров в Атлантическом океане у юго-восточного побережья штата Массачусетс, популярный летний курорт (особенно среди состоятельных туристов).

15

Престижный зеленый микрорайон на западе Бруклина, застроенный кирпичными особняками конца XIX в.

16

Обращение к настоятелю католического собора.

17

Пригороды Нью-Йорка, расположенные на правом берегу Гудзона.

18

Один из кварталов в центральной части Манхэттена.

19

Крупнейшая нью-йоркская тюрьма, расположенная на одноименном острове, находящемся в проливе Ист-Ривер.

20

Пригород Нью-Йорка, находящийся на острове Лонг-Айленд.

21

Скоростная автомагистраль, проходящая по восточному краю Манхэттена, вдоль пролива Ист-Ривер. Названа в честь президента Франклина Делано Рузвельта.

22

Распространенный в США вид мягкого кресла, которое механически или при помощи электропривода приводится в наклонное положение, при этом из-под сиденья выдвигается подставка для ног. Изменение позы сидящего автоматически приводит к изменению угла наклона спинки кресла.

23

Известная американская пловчиха и киноактриса (р. 1922).

24

Жан-Мари Вианне (1786-1859), французский приходской священник, причисленный впоследствии к лику святых.

25

Эдвард Робинсон (1893-1973) — американский киноактер, сыгравший во многих вестернах и «гангстерских» фильмах.

26

Своеобразное джентльменское соглашение сторон, когда подозреваемый сообщает в неофициальном порядке сведения, способные помочь следствию, а служители закона гарантируют, что эти сведения в дальнейшем не обратятся против него. Гарантия между тем не является стопроцентной.

27

От Матфея, 5, 9.

28

Национальный праздник, ежегодно отмечаемый в США в четвертый четверг ноября.

29

Ближний пригород Нью-Йорка, административно относящийся к Квинсу. Расположен на западной оконечности полу острова Рокуэй. Популярное место летнего отдыха для не слишком состоятельных ньюйоркцев.

30

Фраза из шекспировского «Гамлета», давно ставшая крылатой. Полоний, отправляя своего сына Лаэрта во Францию, дает ему краткий свод наставлений житейской мудрости, в число которых входят и эти слова (акт I, сцена 3).

31

Муниципальная больница Нью-Йорка, находящаяся в центральной части Манхэттена.

32

Вторая жена английского короля Генриха VIII. Была казнена по обвинению в супружеской неверности.

33

Ресторан в Центральном парке. Прозрачные стены создают иллюзию, что столики стоят прямо на лужайке.

34

«Рузвельт-отель» — излюбленное место проведения различных политических мероприятий, в том числе и избирательных кампаний.

35

«Wait 'til the Sun Shines, Nellie». Песенка в стиле медленного регтайма, написанная в 1906 году Эндрю Стерлингом и Гарри фон Тильзером.


home | my bookshelf | | Прежде чем проститься |     цвет текста