Book: Яд для императора



Яд для императора
Яд для императора

Яд для императора

Андрей Гончаров

Яд для императора

Купить книгу "Яд для императора" Гончаров Андрей
Яд для императора

Яд для императора

Разговор проходил не в главном кабинете Его превосходительства, в котором он обычно работал, а в каком-то небольшом кабинетике, располагавшемся в конце коридора, в тупике. Но это было не оттого, что Его превосходительство считал разговор неважным, недостойным своих роскошных апартаментов. Совсем наоборот: разговор был необычайно, небывало важным. А поэтому его было необходимо держать в полном секрете. И разговор, и теперешнего собеседника Его превосходительства — щуплого белокурого человека невысокого роста с полным лицом и располагающей к себе улыбкой. Этого человека не должны были видеть ни секретари, ни помощники Его превосходительства — вообще никто. Потому и был перенесен важнейший разговор в эту невзрачную комнату, и прошли они сюда вдвоем, так, что гостя никто не видел.

— Слушайте меня внимательно, — произнес Его превосходительство. — Вы знаете, я повторять не люблю, не в школе. Итак, император Николай должен умереть не позднее 1860 года. При этом смерть его должна выглядеть совершенно естественной и не возбудить ни малейших подозрений. Вы меня поняли? Ни малейших! Поэтому я и даю вам такой большой промежуток времени, чтобы вы могли по собственному усмотрению выбрать удобный момент. Чтобы причина, которая могла бы свести русского царя в могилу, была естественной и понятной. Такой причиной может стать болезнь, несчастный случай, пожар… Не знаю, не буду гадать. Вы человек умный и опытный — по крайней мере, так вас рекомендовали, — и сами сможете выбрать и причину, и момент. Вы все поняли?

— Да, Ваше превосходительство, — отвечал гость. — Задание вполне понятно. Но… Могу я позволить себе один вопрос?

— Спрашивайте, — кивнул хозяин кабинета.

— Я никак не могу уразуметь, почему именно император Николай? Ведь у наших стран прекрасные отношения! Можно сказать, мы союзники. Я понимаю, что это не в моей компетенции, что такое решение принимали умнейшие мужи нашей страны, но понять его не могу…

Гость ожидал вспышки гнева со стороны Его превосходительства, однако ее не последовало.

— Хорошо, я отвечу на ваш вопрос, — сказал хозяин кабинета. — И рад, что вы его озвучили, не затаили в себе. Я всегда говорю: исполнитель приказа должен понимать его смысл и значение. Иначе он может совершить непоправимую ошибку. Итак, почему император Николай?

И затем Его превосходительство коротко и четко, как только он умел, изложил подчиненному причины, по которым тот должен был исполнить приказание.

— Ну, теперь у вас остались какие-то вопросы? — спросил он, закончив свое объяснение.

— Нет, Ваше превосходительство, теперь мне все ясно, — ответил гость.

— Тогда держите вот это, — сказал хозяин кабинета и протянул гостю небольшой металлический сундучок — размерами он походил на саквояж, какими часто пользовались врачи. — Здесь средства, которые вам будут необходимы для выполнения задания. Наши ученые, которые готовили этот набор, постарались учесть все. Взрывчатые вещества, револьверы новейшей конструкции, кинжалы, яды… В частности, там имеется недавно открытое новое отравляющее вещество. Мне описали его действие. Мне кажется, это как раз то, что нам нужно. Теперь у вас есть все. Вперед!

Глава 1

Император Николай Павлович, которого некоторые иностранные политики именовали «Железным императором», чувствовал себя нездоровым. Лихорадило, болела грудь, мучил кашель. Началось это все еще на Крещение, когда Государь простудился, начал чихать и был вынужден пользоваться носовым платком (чего терпеть не мог). Не любил самодержец также проявлений слабости — ни в других, ни тем более в себе. А потому только отмахнулся от своего лейб-медика Мартина Мандта, который советовал Государю отлежаться хоть пару дней.

Вместо этого Николай поехал на свадьбу дочери графа Клейнмихеля. При выезде камергер Гримм осмелился заметить Государю, что он слишком легко оделся, а между тем на дворе стоит сильный мороз. «Теперь уже поздно переодеваться», — отвечал самодержец и поехал в одной легкой шинели. Со свадьбы он приехал совсем больным и согласился на уговоры врачей начать лечение: горчичники, пиявки и примочки.

В следующие дни Николай чувствовал себя ничуть не лучше. Однако он полагался на свое здоровье, которое его до сих пор не подводило. Конечно, он был уже не молод, ему шел 59-й год, но все еще крепок и полон сил.

Поэтому 9 февраля, почувствовав себя немного лучше, он отправился в Михайловский манеж, на огромный неотапливаемый плац. Врачи опять всполошились, забегали, пытаясь его отговорить, но Государь только отмахнулся от них, как от назойливых мух. Врачи не могли понять государственной необходимости этой поездки. Ведь Николаю предстояло проводить на театр военных действий в Крыму лейб-гвардии Преображенский, Измайловский и Егерский полки. Дела в Крыму шли плохо, соединенная армия англичан, французов и турок одолевала доблестные русские войска; граф Паскевич терпел одно поражение за другим. Тем более важно было императору лично напутствовать воинов, отправлявшихся на битву. Он думал и сам направиться в Крым, чтобы своим присутствием воодушевить армию. И пусть в связи с проклятой хворью эту поездку приходилось отложить, но проводить солдат в путь он был обязан!

Из Манежа Николай вернулся уже совсем больным. Скрыть недуг было невозможно. Несмотря на все старания медиков, Государю становилось все хуже и хуже. Он уже не вставал с постели и даже не ходил на церковную службу. У Николая появилось стеснение в груди, приступы лихорадочного жара сменялись ознобом. 12 февраля Государь повелел наследнику цесаревичу Александру прибыть в Зимний дворец. Речь шла о передаче ему всех государственных дел. Министр государственных имуществ граф Киселев, выслушав это повеление Государя, не мог сдержать слез. Ясно было, что император предчувствовал свой близкий конец…


Правильно говорит пословица: «Пришла беда — отворяй ворота». Как занедужил Государь, так у всех в Зимнем все из рук стало валиться. Хотя, конечно, грех сравнивать великую беду — болезнь помазанника Божия — и такую невеликую неприятность, как гибель чаши лучшего саксонского фарфора, а все одно к одному — расстройство. Великая княжна Ольга, находясь в волнении по случаю болезни своего царственного родителя, изволила уронить чашу с теплой водой, которую несла в комнату отца. Драгоценный расписной фарфор превратился в кучку осколков, которые разлетелись по всему нижнему коридору дворца.

Правда, этой беде было легко пособить. Там, в коридоре, случился царский камердинер Гримм; он тотчас вызвался принести воды вместо великой княжны. А старший лакей Егор Трифонов отправился за веником и совком, чтобы подмести осколки. Вот если бы можно было так же легко справиться с недугом, одолевшим императора! Пока же это не удавалось ни царскому лейб-медику, ученому немцу Мартину Мандту, ни приглашенным им светилам медицины, ни самому Государю, который боролся с хворью, проявляя всю силу своего крепкого характера.

Об этом и размышлял старший лакей Егор Трифонов, пока спускался в подвал, где в особой комнатке хранились метлы, веники и прочие нужные в хозяйстве предметы. Конечно, лакею, даже старшему, размышлять не положено. Для того есть другие лица, приставленные к государственному управлению, а также к военному или научному делу. Но такая уж была у Егора Кузьмича привычка — обдумывать происходящие события; ничего не мог с ней поделать.

Вот и теперь — так задумался над болезнью Государя, что даже мимо нужной двери прошел. Опомнился, только когда дошел до самого конца коридора. Осознав просчет, покачал головой и повернул назад. Но едва лишь сделал пару шагов, как услышал голоса.

Голосов было три: два мужских, а один вроде женский. Доносились они из так называемой Малой гардеробной — комнаты, где хранилась верхняя одежда царственных супругов, приходящаяся не в сезон (например, в данное время — летняя), а также давно не востребованная. В этом факте не было бы ничего удивительного (мало ли, может, лакеям от дворецкого какое приказание вышло, проверить гардероб, разыскать накидку или палантин), если бы не два обстоятельства.

Первое — замок. На дверях гардеробной Егор Трифонов ясно видел красивый замочек, замыкающий прочно задвинутый засов. То есть дверь была заперта. Как же те, говорящие, вошли?

А второе обстоятельство было — содержание разговора. Егор Кузьмич служил давно, с 12 лет, побывал с Государями за границей и здесь, в Петербурге, присутствовал на приемах иностранных послов и всяких гостей, наслушался чужую речь и даже научился ее немного различать. Понимал, когда по-французски изъясняются, а когда по-немецки или, допустим, по-итальянски. Но тут говорили вроде бы на родном русском языке — но слова все как один были непонятные! Лишь изредка мелькало что-то знакомое: «ты», например, или «скажи», или «где». А все остальное время звучало что-то вовсе несообразное, чего Егор Трифонов уразуметь никак не мог. Например, несколько раз повторилось неизвестное слово «классно», произнесенное с восхищением. Еще Егор Кузьмич различил выражение «ну, ты даешь!» и совершенно неизвестное слово «мобильник».

Старший лакей почувствовал, как волосы у него на голове (немного их осталось, но уж какие есть) зашевелились. Не иначе как бесы в комнате шалят! Те самые бесы, что задумали извести Государя (о чем между слуг уже шел разговор). А может, мазурики? Но нет, невозможно! Никакой тать, будь он самый лихой, не осмелится пробраться в покои помазанника Божия! Если только зарубежные? Но почему тогда слова родные слышны?

В любом случае следовало немедленно известить о случившемся управляющего дворцовым хозяйством Семена Никитича Худякова. А заодно и начальника дворцового караула его благородие капитана Касаткина. И Егор Трифонов поспешил наверх разыскивать ответственных лиц и сообщать им о своем открытии.

Он так спешил, что едва не забыл совок с веником. Однако вовремя опомнился, покачал головой, подхватил их и направился в коридор, где его ждали остатки разбитой чаши. Бесы бесами (или, допустим, мазурики), а служебный долг должен быть у каждого на первом плане. Так Государь всегда учил. А его заветы следует исполнять. Тем более сейчас, когда самодержец занемог.

Поэтому Егор Трифонов сначала подмел пол, убрал остатки чаши в особую корзину для мусора и только потом отправился разыскивать Семена Никитича и капитана Касаткина.

Управляющий куда-то подевался, так что никто не мог сказать, где его искать. Старший лакей Трифонов расспрашивал всех, кого встречал, но никто не мог ответить ничего определенного. Так, в расспросах, он дошел до самой комнаты Государя. Возникло предположение: а вдруг Его Императорское Величество решили вызвать управляющего, чтобы расспросить его о ведении дворцового хозяйства? Известно было, что царь вникает во все вопросы, не пренебрегая мелочами.

Ни стучаться в покои императора, ни входить туда старший лакей, конечно, не мог. Значит, следовало подождать — может, Семен Никитич выйдет, если он там, а может, кто из лакеев или денщиков, и тогда можно будет спросить.

Так и вышло: дверь императорской комнаты отворилась, и оттуда вышел младший лакей Кругликов с подносом в руках. На подносе стояла недопитая чашка с чаем, рюмка с каким-то лекарством, блюдце с сухими бисквитами — единственным лакомством, которое признавал державший себя в строгости император.

— Скажи, Семен Никитич случайно не у Его Величества находится? — спросил Трифонов. — Если там, то вызови его — у меня срочное дело.

Однако младший лакей Кругликов, вообще-то парень сообразительный и толковый, за что и был взят во дворец, с ответом почему-то не спешил. Словно бы и не слышал обращенного к нему вопроса и самого старшего лакея не видел. Стоял с довольным видом, словно конфету какую с царского стола умял, и бормотал себе под нос что-то по-французски. Егор Кузьмич, немного понимавший чужеземную речь, разобрал: «Fait! Oui, en fait…» («Сделано! Да, сделано!») Дело было понятное: очевидно, Его Величество соизволил отдать лакею какое-то приказание на чужом языке; и вот Кругликов, немного понимавший язык, старался в точности запомнить сказанное.

— Да хватит тебе бормотать! — остановил его Трифонов. — Вижу уже, что запомнил. Скажи, Худяков Семен Никитич не там находится? Не у Государя?

Тут младший лакей наконец опомнился, бормотать перестал, Егору Кузьмичу почтительно поклонился и ответил, что нет, никого нет в комнате, император пребывает один и ждет наследника.

Егор Кузьмич сразу потерял к нему интерес и отправился разыскивать начальника караула. Капитана Касаткина старший лакей обнаружил быстро: тот стоял возле парадного входа. Но едва Егор Трифонов вознамерился подойти к его благородию, как дверь дворца распахнулась, дохнуло холодом (мороз на дворе стоял знатный), и в вестибюль вошел наследник цесаревич, Его Высочество Александр Николаевич. Лицо его, бледное от мороза, а также от постигшего семью горя, было твердым, словно высеченным изо льда. Несмотря на мороз, он был не в шубе, а в одной легкой шинели. Император поощрял пренебрежение к удобствам и стойкость не только в подчиненных, но прежде всего в собственном сыне.

— Где папа́, у себя? — спросил наследник у начальника караула.

— Так точно, Ваше Высочество, — отвечал капитан. — Мы уж просили Его Величество перейти на второй этаж, где потеплее, но вы же знаете характер Его Величества…

— Знаю, знаю, — отвечал Александр все так же резко. — Я сам, не надо, не провожай.

Он скинул шинель на руки денщика и быстрым шагом пошел направо, в сторону спальни Его Величества. Капитан Касаткин несколько секунд потоптался в нерешительности, однако пренебречь запретом наследника не решился и остался на месте.

Вот тут-то Егор Трифонов и осмелился приблизиться к начальнику караула и сообщить о своем странном наблюдении, сделанном в подвальном этаже.

Его благородие не сразу вник в суть известия, а когда вник, отнесся недоверчиво.

— Какие еще голоса? Какие бесы? — произнес он в раздражении. — Это все суеверия ваши, отсутствие просвещения! Разве только мазурики… Ладно, идем, проверим.

— Так ключ надобен, ваше благородие! — пояснил Трифонов. — А он у господина Худякова. А тот неизвестно где, мне никто не может сказать.

— Семен Никитич отдает необходимые распоряжения на случай… На самый крайний случай, — пояснил его благородие. — Идем, я знаю, где его отыскать.

Они нашли управляющего, Егор Трифонов объяснил суть дела. Семен Никитич отнесся к сообщению более внимательно, нежели капитан Касаткин.

— Чужие люди, говоришь? — встревоженно спросил он у старшего лакея. — Мазурики? Вот беда! Ведь там меха царские, ценные! Одни собольи шубы сколько стоят! Пойдем, посмотрим, кто дерзнул в дворцовые кладовые проникнуть…

Втроем отправились в подвал. Взяли сразу два подсвечника, по три свечи в каждом. Крадучись, чтобы не спугнуть незваных гостей, подошли к двери Малой кладовой. Прислушались. За дверью было тихо. Никакие голоса не были слышны.

— Ну-ка, открывай! — скомандовал капитан.

Управляющий отомкнул замок, отодвинул засов, капитан Касаткин распахнул дверь и первым вошел в кладовую.

Она была пуста. Никаких гостей, ни званых, ни незваных, не было.

— Что ж ты воду мутишь?! — грозно вопросил его благородие, повернувшись к лакею Трифонову. — В такой день от дела нас отрываешь?!

— Погодите, ваше благородие, — остановил его управляющий. — Что-то здесь не так. Вот, видите — дверца у шкафа раскрытая стоит? А я отлично помню, как вчера сам ее закрывал.

— А вон перчаточка валяется, — обратил внимание начальствующих особ Егор Трифонов.

— Надо бы в шкафах поглядеть, проверить, — озабоченно произнес управляющий. — Все ли на месте?

— И ты туда же, Семен Никитич! — в сердцах воскликнул капитан. — Ну, подумай: если тут был кто-то чужой, то как он сюда проник? И куда отсюда девался? Дверь-то замкнута была! Ты ведь сам ее открывал! Хотя…

Тут он заметил висевший на стене кладовой канделябр с двумя свечами. Протянул руку — потрогать фитили — и сразу отдернул.

— А фитиль-то горячий… — задумчиво произнес начальник дворцового караула. — Выходит, кто-то здесь и правда был… Причем совсем недавно. Но куда же он делся? Не в воздухе же растаял!

— Растаял он или не растаял, оно неведомо, — сказал управляющий. — В любом случае тут непорядок, и проверить надо. Но не сейчас. Сейчас заботы поважнее есть. Идемте, ваше благородие, может, там какие распоряжения будут.

Старший лакей Трифонов покинул Малую кладовую с облегчением. Он пришел к выводу, что, пожалуй, удивительные голоса ему почудились, и он зря побеспокоил важных людей. При этом еще легко отделался.



Егор Кузьмич пришел бы к совершенно другому выводу, если бы имел возможность услышать разговор, который в то же самое время вел Государь со своим царственным сыном. Разговор этот проходил в небольшой комнате, расположенной на первом этаже и служившей царю спальней, а в последнее время, в связи с болезнью, также и кабинетом. Император лежал на своей кровати — узкой походной койке, накрытый одним только тонким одеялом. Александр сидел рядом с ним.

— С завтрашнего дня возьмешь на себя принятие распоряжений по всем важнейшим вопросам, — сказал Государь. — Будешь постепенно входить в курс дела. Потом, когда случится неизбежное, примешь присягу государственных лиц — в общем, начнешь царствовать.

— Напрасно вы хотите все возложить на меня, папа́, — произнес Александр. — Я вижу, вы все так же ясно мыслите, глубоко проникаете в государственные дела. И вообще, течение болезни может еще измениться. Будем уповать на милость Божию.

— Только на нее одну я и полагаюсь, — сказал Николай, взглянув на висевший в углу образ Спасителя. — Лекари мне уже не могут помочь. А насчет ясности мышления ты ошибаешься. Болезнь коснулась уже не только тела, она мне и рассудок помутила. Видения бредовые у меня начались.

— Не могу в это поверить, — покачал головой наследник. — Вы мне сами говорили, что у вас даже снов не бывает. Какие еще видения?

— Были, были видения, — упрямо повторил Николай. — Вот прямо перед твоим приходом случилось. Открываю глаза — и вдруг вижу вон там, возле стола, три фигуры. Две мужских, а одна вроде женская. Я спервоначалу, после забытья, решил было, что это ты с Ольгой и графом Клейнмихелем. Но потом открыл глаза пошире и вижу, что нет, это вовсе не знакомые люди. Причем мужчины в моей одежде, а женщина в старом платье императрицы. И вижу, они не просто стоят возле стола, а копаются в моих бумагах, представляешь? А у меня там приказы по армии, указания послам в Австро-Венгерской империи и Пруссии, другие важные документы. Тут я, видимо, издал какой-то возглас, потому что они обернулись, один из мужчин (он был одет в мой кавалергардский мундир) крикнул какое-то дикое слово — и вся троица куда-то исчезла. Словно в воздухе растаяли!

— Да, действительно… — пробормотал Александр, — настоящий бред… А что за слово выговорил этот призрак в мундире? Хотя вы, наверное, не запомнили…

— Представь себе, запомнил! — ответил отец. — Он выговорил не одно, а два слова. Сказано было так: «Хватит! Ходу, ходу!» После чего они, как я уже говорил, исчезли.

На это наследник ничего не сказал, только покачал головой, и Николай понял этот жест.

— Вот видишь, — грустно произнес он. — Если начался бред, то никакие государственные дела я вершить уже не могу. Дальше уже ты поведешь этот корабль. Передаю тебе команду, но не в порядке. На театре военных действий положение плохое. И хуже всего дело с союзниками. Австрия в любой момент может перейти на сторону врагов. Одна Пруссия пока остается надежной, но сил у нее маловато. Укрепляй с ними союз. На Францию не надейся — изменит. И потом, в этой стране что ни год, то революция. Положение помещичьих крестьян до времени не трогай. Их крепостное состояние — опора трона. А пуще всего опасайся…

Однако Государь так и не закончил фразу, и наследник не узнал, чего именно он должен опасаться. Голос императора пресекся, глаза закрылись, его охватил озноб, от которого он съежился под одеялом. Александр с жалостью посмотрел на отца — такого всегда крепкого, такого надежного, — после чего встал и тихо вышел. Шел четвертый час пополудни…

Глава 2

— Простите, товарищ генерал, никак не могу поверить, что вы это серьезно, — сказал человек, сидевший за столом прямо напротив хозяина кабинета. — Путешествие в прошлое? Расследование, проводимое в прошлом?! Но это же… Литература для подростков! Кино!

— Понимаю ваше удивление, товарищ майор, — отвечал хозяин кабинета. — Однако должен повторить то, что уже сказал: вам поручается отправиться в первую половину XIX века, чтобы расследовать совершенное там преступление. Чтобы снять все вопросы, я сейчас предоставлю слово научному руководителю проекта «Хронос» Григорию Соломоновичу Нойману.

И он повернулся к сидевшему слева от него улыбчивому человеку невысокого роста с обширными залысинами. Григорию Соломоновичу можно было дать и 60, и все 70. Впрочем, глаза его смотрели бодро, молодо, и говорил он быстро, энергично.

— Прекрасно вас понимаю, молодой человек, — сказал он, обращаясь к майору. — Если бы мне самому такое года два назад сказали, я бы такого шутника просто на смех поднял. Действительно, как вы выразились, кино. Но с тех пор прошло два года. И не просто два года, а два года серьезнейших исследований. Мы совершили прорыв, настоящий прорыв! Сейчас я вам объясню, в чем дело. Вам и вашим товарищам.

Майор Кирилл Углов искоса взглянул на людей, сидевших рядом с ним, по эту сторону стола. Справа от него сидел черноволосый парень в сером джемпере. Впрочем, в этом кабинете все были в гражданском, включая хозяина — генерала ФСБ. Парень был молод, на вид не старше 30 лет, улыбчив. «Несерьезный какой-то, — подумал майор. — И как с таким работать?»

Слева сидела женщина с короткой стрижкой. Она, в отличие от парня, не улыбалась и выглядела весьма серьезно.

— Вы, конечно, читали фантастическую литературу о путешествиях во времени, — начал свою лекцию научный руководитель. — Основная проблема, которая при этом возникает, — невозможность переместить в другой временной пласт физический объект, который там еще не существовал. Или — если речь идет о будущем — существовал когда-то, но давно закончил свой земной путь. И обойти эту проблему никак не получается! Но мы пошли по другому пути. А что, если перемещать в прошлое не физические тела, а лишь запись генетических кодов людей?

— Но, насколько я знаю, пока научились записывать только видовой код, — вмешался парень, сидевший справа от майора Углова. — То есть можно записать только «человека разумного» вообще. А индивидуальность кодированию не поддается.

— Не поддавалась, правильнее сказать! — воскликнул Григорий Соломонович, который вовсе не обиделся на вопрос, прервавший его выступление. — В том и состоит наш прорыв, что мы научились кодировать конкретную личность со всеми ее навыками, предпочтениями и воспоминаниями. Кодировать — и затем передавать в нужную точку времени, где она вновь обретет физическое тело. Таким образом, в прошлое, Кирилл Андреевич, отправитесь не вы сами, а только ваша матрица. А тело, погруженное в анабиоз, останется здесь. Вы, естественно, не почувствуете разницы. Для вас все будет обстоять так, будто вы сами внезапно перенеслись в другую эпоху. И в этой другой эпохе вы будете жить, действовать и выполнять служебное задание.

— А как же назад? — спросила женщина. Голос у нее был мелодичный, звонкий, совсем не похожий на ее хмуро-деловой облик.

— Резонный вопрос, — согласился научный руководитель проекта. — Никакой аппаратуры, позволяющей вам вернуться в наше время, в прошлом, естественно, не будет. Она останется здесь. И в нужный, заранее оговоренный момент она будет включена и пошлет в прошлое нечто вроде луча. Вы трое в этот заранее оговоренный момент должны будете находиться именно в том месте, где произошло ваше «десантирование». Тогда вы попадете в этот луч, вернетесь и доложите о выполнении задания.

— Все-таки я не понимаю, — настаивал улыбчивый парень, сидевший справа от Углова. — Что за луч? Каким образом вы сможете направить его в прошлое? Хотелось бы все-таки знать. А то так и останемся… погруженными в анабиоз.

Григорий Соломонович переглянулся с генералом, тот кивнул, и научный руководитель проекта снова заговорил:

— Да, тут есть момент… неопределенности, что ли. Мы вначале не хотели говорить, но раз один из участников настаивает… В конце концов, вы имеете право знать. Луч — это, конечно, не совсем точное выражение. Наша аппаратура сложнее. Она состоит из двух частей. Первую, главную, можно уподобить… ну, скажем, часам, запущенным в обратную сторону. Установка моделирует пространство-время в определенном объеме — очень небольшом, заметьте! А затем изолирует этот объем от окружающего и запускает в нем все процессы в обратном направлении.

— То есть вы создали модель Вселенной? — воскликнул парень. — И запустили в ней время назад? Круто!

— Вот именно — модель Вселенной! — кивнул Григорий Соломонович. — Вы ухватили самую суть. Так вот, когда отсчет времени в этом замкнутом объеме дойдет до нужной отметки, включается вторая часть установки. Она переносит заранее записанные коды «путешественников» в нужное время и запускает механизм дублирования. Записи обретают тела, включается память, и вы можете идти, выполнять ваше задание.

— Это все классно, — сказал настырный парень. — Но вы сказали про «момент неопределенности». В чем тут неопределенность?

— Ну, понимаете… Аппаратура до известной степени отработана, — замялся Григорий Соломонович. — На мышах, собаках… Но вы сами понимаете, обратной связи мы не могли добиться. Как во всяком новом деле, здесь могут быть сбои… Ваши… э… дубликаты могут не вернуться… Но с вами самими — с теми, что будут погружены в анабиоз, — в любом случае ничего не случится! Вы просто проснетесь!

Видно было, что сосед Углова хотел еще что-то спросить, но хозяин кабинета жестом остановил его.

— Мне кажется, объяснения получены, — сказал хозяин кабинета. — Вопросы у майора и его коллег, конечно, будут, но они смогут задать их позже. Теперь они должны узнать самое главное — содержание своего задания. Об этом расскажет руководитель всего проекта полковник Николай Иванович Волков. Слушайте его внимательно: на ближайшие месяцы Николай Иванович станет вашим непосредственным начальником, а вы — его подчиненными.

И генерал повернулся к своему соседу справа. Сосед был невысок, худощав, лицо у него было невыразительное и, что называется, без особых примет. Кирилл Углов, как только взглянул на него, сразу определил в нем сотрудника спецслужб.

— Проект «Хронос» придумали не мы с Юрием Геннадьевичем и Григорием Соломоновичем, — сказал полковник. — Идея идет свыше, с самого верха.

И он коротко кивнул куда-то в потолок. Однако уточнять адрес не стал.

— Высшее руководство страны хочет понять, в чем причины бедствий, преследующих Россию, — продолжал полковник. — Где, на каком историческом отрезке наше развитие пошло в неправильном направлении? На этот вопрос должна была ответить специально созданная группа лучших философов, историков, культурологов, ученых других специальностей. Они пришли к выводу, что сбой произошел где-то в первой половине XIX века. Причем этот сбой связан с преступлением, совершенным в отношении руководителя государства. Таким образом, встала следующая задача: выяснить, что это за преступление, найти и наказать преступника.

— Что значит «наказать»? — спросил парень, сидевший справа от Углова. — Мы что же — и за суд, и за исполнителей должны работать?

— Пока что вы, капитан, должны соблюдать дисциплину и не перебивать начальника, — строго одернул его Волков. — Вопросы будете задавать потом, когда я вам это разрешу. Итак, наши гуманитарии пришли к выводу, что «развилка», на которой наша страна пошла по ошибочному пути, находится между 1800 и 1861 годами — потому что, сами понимаете, новая история России начинается именно с этой даты. Кто мог стать жертвой преступления в это время? Никак не император Александр — он или умер своей смертью, или начал новую жизнь под видом старца Федора Кузьмича. Во время известного антигосударственного заговора, так называемого восстания декабристов, никто из царствующих особ не погиб. Таким образом, наши ученые естественным образом пришли к выводу, что речь идет об убийстве Николая I.

— Разрешите вопрос? — подал голос Углов.

— Хорошо. Вам, майор, разрешаю, — кивнул Волков.

— Я, конечно, не историк, но, как я помню еще с университета, Николай вроде сам умер. Простуда, грипп… Что-то в этом роде.

— А еще существует теория о том, что он яд принял, — добавила женщина с короткой стрижкой. — Отравился. Не вынес поражения в Крымской войне.

— Я в курсе, — ответил Волков. — А уж наши эксперты — тем более. Тем не менее они высказали предположение, что современники — а вслед за ними и историки — ошиблись. И что на самом деле мы имеем дело с хорошо организованным убийством. И вот тут начинается ваша работа.

Полковник Волков сделал паузу, обозначая особую важность момента, затем продолжил:

— Ваша группа отправится в прошлое. Если конкретно, в точку, обозначенную 12 февраля 1855 года. Это тот день, когда император Николай почувствовал близость смерти и передал управление государством своему сыну Александру. Руководителем группы назначается следователь по особо важным делам майор Углов. Ему будут помогать кандидат исторических наук, консультант Следственного комитета Екатерина Дмитриевна Половцева…

Тут полковник вновь сделал паузу, повернувшись к женщине с короткой стрижкой. Углов и его сосед тоже повернулись и взглянули на консультанта СК новыми глазами.

— …И кандидат технических наук, сотрудник СК капитан Игорь Сергеевич Дружинин, — продолжил Волков. — Ваша задача состоит в том, чтобы выяснить все обстоятельства смерти императора Николая. И если есть хоть малейший намек на то, что имело место убийство — хоть малейший намек, вы понимаете? — вы должны тщательным образом проверить этот вариант. Если действительно произошло преступление, вы должны изобличить преступника, собрав неопровержимые доказательства его вины, и передать его судебным органам. Судебным, полицейским — в общем, тем, которые действовали в то время. Но основная ваша задача — другая, более ответственная.

В этом месте полковник замолчал на несколько секунд — видимо, чтобы подчеркнуть важность того, что собирался сказать.

— Ваша главная задача — не найти исполнителя, а установить заказчика, — вновь заговорил Волков. — Выяснить, кто задумал убийство российского императора. Кто и зачем! Какую долгосрочную цель преследовал этот человек и в целом страна, которую он представлял? Только когда мы это узнаем, руководство сможет правильно оценить сегодняшнюю расстановку сил на мировой арене. И только тогда вы можете с чувством исполненного долга вернуться и доложить об исполнении задания.

Руководитель проекта «Хронос» замолчал и внимательно посмотрел на подчиненных: все ли они поняли? А те, в свою очередь, недоуменно уставились на него. Первым заговорил капитан Дружинин — как видно, он не привык уважать служебную субординацию.

— А как же мы будем сотрудничать с этими… жандармами, околоточными… ну, кто там еще был? С какой стати они будут нас слушаться? Ведь для них приказ Бастрыкина ничего не значит! Да что там Бастрыкин! Для них и указ президента — не указ!

Полковник Волков взглянул на любознательного капитана с мрачным выражением. «Сейчас он ему влепит по первое число!» — подумал Углов. И ошибся. Видимо, руководитель проекта счел вопрос важным и решил закрыть глаза на нарушение порядка.

— Верно, — согласился он. — Ни шеф жандармов граф… эээ…

Он замялся.

— Орлов, — подсказала консультант Половцева. — Граф, а впоследствии князь Алексей Федорович Орлов, генерал-адъютант и шеф корпуса жандармов до 1856 года. А позже — глава Кабинета министров.

— Вот именно, — кивнул Волков. — Ни этот самый граф и ни один из его подчиненных вас слушаться не будут. Мало того — как только вы перед ними появитесь, они вас немедленно арестуют!

— А это еще почему? — спросил Углов.

— А как иначе они должны поступить с тремя лицами, явившимися ниоткуда, без документов, да еще и в голом виде?!

— Что?! — возмутилась кандидат исторических наук. — Как это — в голом виде? Почему?

— На этот вопрос пусть лучше Григорий Соломонович ответит, — сказал Волков. — Это его епархия.

— Тут ничего страшного нет, голубушка, — сообщил доброжелательный Григорий Соломонович. — Николай Иванович немного преувеличил. Не в голом, конечно. Хотя вначале получалось, что именно в голом.

— Что-то я ничего не понимаю, — признался Углов. — Объясните, пожалуйста, понятней.

— Сию минуту, — сказал научный руководитель проекта. — Помните, я вам говорил, что в прошлое отправитесь не вы сами, а ваш генетический код? Соответственно, код может быть только ваш, никаких добавочных кодов одежды — всяких там брюк, юбок и рубашек — мы отправить не можем. Иначе получится, как в одном фильме, где к изобретателю телепортации в камеру залетела муха. Таким образом, получалось, что путешественники во времени прибудут на место в костюмах Адама и Евы. Что, конечно, не очень удобно. В конце концов, нам удалось частично решить эту проблему. Удалось создать одежду — вернее, пленку, — которая дублирует генетический код путешественника, как бы сопровождает его. То есть на вас будет нечто вроде тонкой оболочки, похожей на полиэтиленовую. И это все.



— Ничего себе! — воскликнул Углов. — И как же мы в этой пленке будем работать? Проводить следственные действия?

— В пленке вы, конечно, ничего проводить не будете, — успокоил его научный руководитель. — Будете и одеты, и обуты. Мы все продумали.

— А, то есть вы забросите в прошлое группу обеспечения? — догадался капитан Дружинин.

— Никакой группы обеспечения! Вы сами себя обеспечите. Конечно, с помощью царствующего дома.

И, видя недоумение на лицах будущих «следователей во времени», Григорий Соломонович пояснил:

— Мы решили, что будет удобней, если процедура вашей «заброски» произойдет в одном из помещений Зимнего дворца, а ныне Государственного Эрмитажа. Ваши, Екатерина Дмитриевна, коллеги подсказали, что в середине XIX века в этой комнате хранилась одежда, которой в данное время не пользовалась семья императора. Хранилище весьма обширное, особенно хранилище женской одежды, предназначенной для императрицы Александры Федоровны. Сам-то Николай, как известно, был в одежде неприхотлив. Там, в кладовой, вы оденетесь и обуетесь. А затем проследуете в комнату самого Николая. Он в эти дни, как свидетельствуют хроники, будет находиться в забытьи, так что вас он не увидит. Там, в его комнате, пользуясь императорской печатью и гербовой бумагой с царским вензелем, вы изготовите себе самые лучшие рекомендательные письма. Да и деньгами, наконец, разживетесь — Николай их хранил, судя по воспоминаниям современников, просто в ящике стола.

— Как же мы изготовим эти письма? — спросил Углов. — Что, самого Николая разбудим и заставим писать? Так он, скорее всего, не захочет…

— Зачем же беспокоить тяжело больного человека? Для этих целей у вас имеется специалист по почеркам капитан Дружинин, — ответил ему полковник Волков. — Мне говорили, что капитан не только определяет любой почерк, но и с легкостью его копирует. Верно, Дружинин?

— Да, это я могу, — кивнул капитан. — У меня в наборе для этого и ручки разные есть, и карандаши…

— А вот этого не будет, — покачал головой Григорий Соломонович. — Забыли, что я говорил? Никаких вещей! С собой вам взять ничего не удастся: ни ручек, ни отмычек, ни оружия. Все добудете на месте.

После этой фразы наступило молчание. Члены «группы заброски» сидели, осмысливая услышанное. А затем неугомонный капитан Дружинин задал новый вопрос:

— Простите, я не понимаю… Если вы думаете, что императора убили, то не лучше ли предотвратить убийство, а не расследовать его? Почему не заслать группу на несколько дней раньше? Когда убийца еще не начал действовать. Выявить его и… нейтрализовать.

— Я так и знал, что кто-нибудь выдвинет такое предложение, — усмехнулся Григорий Соломонович. — Ответ на него очевиден. Я даже не буду сам отвечать: по лицу вашей коллеги, уважаемой Екатерины Дмитриевны, я вижу, что она готова вам ответить.

— Представьте, капитан, что вы остановите убийцу, — сказала Половцева, повернувшись к Игорю Дружинину. — Таким образом, император Николай останется жив. И что случится вслед за этим?

И, поскольку кандидат технических наук не спешил ответить на этот вопрос, Половцева ответила сама:

— Случится то, что его сын, император Александр, не вступит на престол в 1855 году. И когда вступит, неизвестно, и вступит ли вообще. А ведь это император, прозванный Освободителем! Осуществивший в России коренные реформы! История страны пойдет по другому пути. Это вмешательство в ход истории, капитан…

— А этого мы ни в коем случае не должны допустить, — закончил Григорий Соломонович.

Наступило тяжелое молчание. Наконец Углов произнес:

— Ну, теперь, кажется, все понятно. Нам можно идти? А то некоторые дела закончить надо… Когда, вы говорите, отправляться, 12 февраля? Сегодня первое, значит, у нас еще две недели осталось…

В ответ на эти его слова трое руководителей проекта переглянулись, потом дружно усмехнулись, и Григорий Соломонович уже собрался ответить майору, но его опередила Екатерина Половцева.

— Погодите! — воскликнула она. — Как это через две недели?

И, повернувшись сначала к Углову, а затем к Дружинину, она спросила:

— Et mes compagnons qui savent parler le francais?

Теперь настал черед переглядываться для майора и капитана. Было понятно, что кандидат исторических наук что-то спросила — но что именно? Видя их растерянность, она пояснила:

— Я поинтересовалась, умеете ли вы говорить по-французски. И, судя по вашей реакции, ответ отрицательный. Как же вы собираетесь работать в середине XIX века? С вашим языковым багажом вы только с крепостными мужиками сможете разговаривать. Да и то если будете говорить «да» и «нет». Ведь и русский язык в то время был совершенно другой. А в высшем свете основным языком был французский. Без него — никуда. Им надо изучить его, причем в совершенстве. На это двух недель не хватит!

— Вы совершенно правы, дорогая Екатерина Дмитриевна! — воскликнул Нойман. — На освоение языка — причем в том варианте, который был принят в интересующее нас время, — уйдет никак не менее двух месяцев. А ведь вам понадобится не только французский, но еще и польский!

— А это зачем? — спросил Углов.

— А затем, уважаемый Кирилл Андреевич, что смертельными врагами императора Николая являлись участники польского освободительного движения — это вам и Екатерина Дмитриевна подтвердит. И вполне возможно, что именно они погубили Николая. Эту версию вам тоже надо будет проверить, а для этого желательно знать язык. И это еще не все! А умение фехтовать? Танцевать? Ездить верхом? А знание служебной субординации того времени? Манер? Тут и вам есть чему поучиться, а уж вашим товарищам тем более. Вас всех ждет полугодовой курс подготовки. Только этим будете заниматься! И вот тогда посмотрим, готовы вы или нет.

— Некоторые привлеченные нами эксперты настаивали на продлении такого курса до года, — добавил полковник Волков. — Но эти предложения пришлось отвергнуть. Время, понимаете, не ждет. Руководство страны ждет результатов вашего расследования. Так что придется вам уложиться в шесть месяцев.

— А как же 12 февраля? — спросил Углов.

— Это вы с непривычки так спрашиваете, — сказал Нойман. — 12 февраля — это точка, в которую мы должны вас отправить. А уж когда состоится отправка — совершенно неважно. Скорее всего, она произойдет летом. Возможно, 1 августа…

Глава 3

С той минуты, как Государь передал все дела наследнику, состояние его не улучшалось. Правда, придворные медики — и Каррель, и Мандт, и Ерохин — иногда делали обнадеживающие заявления. Например, 14-го числа лейб-медик Мандт, пользовавшийся полным доверием Государя, заявил, что кашель у его пациента ослабел, и сон был крепкий, налицо признаки выздоровления. Однако уже на следующий день, 15-го, у императора появились хрипы в правом легком.

В тот день в одном из залов Зимнего встретились три лица, наиболее близких императору. Это были военный министр князь Василий Андреевич Долгоруков, граф Алексей Федорович Орлов и министр государственных имуществ граф Павел Дмитриевич Киселев. Встреча эта не была специально назначена, произошла, можно сказать, случайно: министр государственных имуществ как раз вышел от Государя, у постели которого он находился чаще других, а Долгоруков и Орлов только что приехали во дворец. Однако, встретившись, они естественным образом захотели обменяться мнениями о состоянии больного и о положении империи.

— Ну, что Государь? — спросил Орлов у министра государственных имуществ. — Мне передавали, что ночью будто бы стало ему лучше?

— Мы все на это надеялись, — кивнул Киселев. — Но эти сведения, полученные от медика Карреля, оказались ложными. Достаточно сказать, что Его Величество уже третий день не принимает докладов. Вы сами знаете пунктуальность Государя в этом вопросе. Чтобы он пропустил чей-то доклад — дело немыслимое. И вот, извольте… К тому же у него появился жар.

— А что лекари? Делают хоть что-нибудь? — спросил военный министр, отличавшийся суровостью.

— Все то же, — отвечал Киселев. — Примочки, горчичники, пиявки… Больше ничего медицина рекомендовать не может.

— А может быть, следует употребить народные средства? — предложил Долгоруков. — Мой денщик, бывало, лечил меня от всех хворей горячей русской баней с веником, да медом, да чаем. Все как рукой снимало!

— Ах, оставьте, князь! — поморщился начальник 3-го отделения. — Вы же знаете, Его Величество не признает всех этих методов «а-ля рюс». Он во всем следует науке. Да и я, признаться, не понимаю всех этих les resettes de ma grand-mere (рецептов моей бабушки). Будем надеяться на лучшее. Ведь у Государя и ранее случались недомогания. Однако всякий раз его могучий организм с ними справлялся.

— Вы правы, князь, — кивнул Киселев. — Но прежде никогда недуг не одолевал его с такой силой. Я только что беседовал с Ее Величеством императрицей. Она не может найти причин для такой упорной болезни.

— Возможно, на Государя удручающе подействовали неудачи военной кампании… — заметил Орлов, бросив искоса взгляд на военного министра.

Тот немедленно почуял выпад в свой адрес и горячо возразил:

— Это все одни лишь слухи! Я на прошлой неделе беседовал с Государем, и он был, как всегда, бодр, энергичен… Отдал ряд распоряжений…

— Но разве он не был разочарован ходом Крымской кампании? — спросил шеф жандармов.

— Ну, надо признать, некоторое разочарование имелось… — нехотя выговорил Долгоруков.

Граф Киселев, как человек умный и чуткий, поспешил вмешаться и вывести военного министра из неловкого положения.

— А скажите, Василий Андреевич, как обстоят дела на театре военных действий? — спросил он. — Есть ли известия от Паскевича?

— Как же, известия я получаю ежедневно, — подтвердил князь. — Правда, доходят они с большим опозданием. Пока ничего утешительного Иван Федорович не сообщает. Евпаторию отбить у неприятеля так и не удалось.

— А что наследник? — спросил Орлов, меняя направление разговора. — Ведь вы, граф, с ним виделись?

— Да, не далее как сегодня утром, — подтвердил Киселев. — Должен сказать, что Его Высочество принимает происходящее очень тяжело.

— Да, я это тоже заметил, — кивнул Орлов. — Он совсем не рвется занять трон. В этом он весьма похож на своего царственного отца. Тот в роковые дни декабря памятного года, я помню, тоже воспринимал восхождение на престол не как подарок, а как тяжкий крест.

— Что ж, это хороший признак, — заметил министр государственных имуществ. — Еще Платон говорил — и великий император-философ Марк Аврелий повторил затем, — что лучшие правители получаются из людей, которые не хотят царствовать.

— Возможно, возможно… — пробурчал шеф жандармов.

— Мне кажется, Его Высочеству надо готовиться к худшему, — заметил Киселев. — Мы все молимся за здоровье Государя, но надо быть готовыми ко всему…

И то худшее, о котором говорил прозорливый министр государственных имуществ, не замедлило свершиться. 17 февраля состояние августейшего больного резко ухудшилось. Ему стало тяжело дышать — так тяжело, что каждый вдох приносил ему одни мучения. «Долго ли еще продлится эта отвратительная музыка? — спрашивал он в полубреду находившегося у постели лекаря Карелля. — Я не думал, что так трудно умирать».

Более Государь уже ничего не говорил. Утром 18-го началась агония, и в 12 часов с минутами сердце императора остановилось.

Начались обычные в таких случаях печальные хлопоты. Надо было выпустить официальный манифест, извещавший о смерти Государя, провести бальзамирование тела, панихиду, затем отпевание и, наконец, погребение. Шеф корпуса жандармов граф Орлов принимал в похоронах самое активное участие. И вот, посреди этих хлопот, 19 февраля, ему доложили, что в приемной дожидается посетитель.

— Кто таков? — спросил шеф корпуса жандармов. — Не из Варшавы курьер? Я жду оттуда рапорта.

— Никак нет, ваше высокопревосходительство, — отвечал секретарь. — Это чиновник для особых поручений при Его Императорском Высочестве — прошу простить, теперь уже при Его Величестве императоре Александре Николаевиче.

— Чиновник от нового императора? — заинтересовался Орлов. — Как зовут?

— Представился как Углов Кирилл Андреевич, статский советник, — доложил секретарь. — А что касается дела, которое имеет к вашему высокопревосходительству, то отвечает, что дело исключительной важности и может сообщить его содержание только в личной беседе.

— Вот как? — левая бровь князя взлетела вверх, что означало высокую степень заинтересованности. — Дел, правда, много, ну да ладно: проси!

Секретарь исчез, и спустя некоторое время в дверь вошел чиновник для особых поручений. Кирилл Углов оказался мужчиной среднего роста с серыми глазами и весьма цепким взглядом, что сразу отметил шеф жандармов. Партикулярное платье сидело на нем не слишком ловко и казалось слегка великовато. «Небось, из военных, — подумал про себя граф. — Недавно вышел в отставку. Судя по его годам, вряд ли мог дослужиться до высокого чина; в отставку вышел, скорее всего, капитаном. А тут сразу статский советник, чиновник 5-го класса, что выше полковника. Недурная карьера! Когда это он успел так сблизиться с наследником?»

Ничего этого князь Орлов вслух, конечно, не сказал. Он решил взять с неизвестным чиновником тактику молчания. С людьми, не слишком уверенными в себе, она часто приносила успех.

Орлов молча указал вошедшему на стул, стоявший сбоку от его роскошного стола. А когда тот уселся, еще некоторое время рассматривал лежавшие перед ним бумаги — выдерживал посетителя, доводил до нужной кондиции. А выдержав, вдруг бумаги отодвинул и уставился на посетителя в упор. Многие, входившие в кабинет графа Орлова, при таком его обращении робели, начинали путаться и вставали в положение подчиненное — хотя были и при высоких чинах, и при званиях.

Однако Кирилл Углов от пристального взгляда его высокопревосходительства нисколько не оробел. Расценив такой взгляд как приглашение говорить, он негромко произнес:

— Я прибыл к вам, ваше высокопревосходительство, по личному поручению нового императора. Вот записка Его Высочества, адресованная вам. В ней изложена суть дела.

И он подал князю сложенный вчетверо листок гербовой бумаги, скрепленный сургучной печатью. Шеф жандармов искоса взглянул на листок; в глаза ему сразу бросился вензель покойного императора в верхнем углу. Этот его взгляд не остался незамеченным.

— Писано на бумаге покойного Его Императорского Величества, — счел нужным пояснить статский советник. — Сами понимаете, Александр Николаевич еще не обзавелся собственной канцелярией…

«Александр Николаевич! Однако! — отметил про себя Орлов. — Этак про Государя может говорить или болтун, вертопрах, или лицо достаточно близкое. На болтуна этот Углов не похож. Нет, явно не похож. Значит — особо доверительные отношения? Интересно, интересно…»

Он сломал сургуч, развернул письмо и стал читать. По мере чтения выражение его лица изменилось, и вместо величавого довольства (маска, с которой князь обыкновенно проводил часы в присутствии) оно выразило неподдельное изумление.

— Как же это прикажете понимать?! — воскликнул он, дочитав письмо до конца. — Вам поручено расследовать обстоятельства смерти императора Николая Павловича? И вот здесь, здесь!

Тут граф ткнул пальцем в листок.

— Здесь говорится о возможном убийстве! Но этого не может быть!

— Почему же, ваше высокопревосходительство? — спросил посетитель все так же тихо.

— Да как такое могло прийти вам в голову?! — вскричал шеф жандармов. — Вы что, подозреваете кого-либо из особ, приближенных к покойному Государю? Допускаете государственный переворот?

— А почему бы и нет? — возразил чиновник для особых поручений. — Разве в прошлые царствования не случалось подобных…

— Да, случалось! — гремел князь. — Но то были другие времена и другие правители! Правители слабые, или чрезмерно жестокие, или неспособные к управлению… Император Николай Павлович никак не походил на этих… этих… Как можно такое допускать?!

— Я, собственно, не имел в виду непременно заговор при дворе, — заметил Кирилл Углов. — Рассматриваются и иные возможности.

— Возможности? Какие возможности? — шеф корпуса жандармов удивился так сильно, что даже забыл про гнев.

— Вы же понимаете, что в государстве имелись силы, испытывающие по отношению к Государю совсем иные чувства, нежели мы с вами. Силы, считающие Николая Павловича виновником происшедших с ними несчастий…

— А, вы имеете в виду поляков! — воскликнул Орлов. — Это — да! Эти, конечно, желали бы свести помазанника Божия в могилу. Но — руки коротки! Никто из этих Высоцких и Чарторыйских не имеет доступа ко двору. Их и близко не было в окружении императора!

— Вовсе не обязательно находиться в окружении императора, чтобы организовать его убийство, — заметил на это статский советник. — И вовсе не обязательно быть в прошлом участником восстания. Это может быть лицо вовсе неизвестное. Кто-нибудь из слуг… Или из медиков…

— Вы что, допускаете, что император погиб от рук собственных медиков? — вновь возвысил голос граф Орлов. — Немыслимо! Слышите, милостивый государь: это немыслимо! И вы что, полагаете, что наше жандармское ведомство совершенно бессильно и не может выявить злодея? Какая наглость! Черт знает что такое!

— Хочу напомнить вам, ваше высокопревосходительство, — спокойно заметил на это посетитель, — что я действую не по своей инициативе, а волею нового императора. Государь далек от мысли винить вас в каком-либо упущении — тем более что собственно управлением корпусом жандармов занимается в последнее время генерал-майор Дубельт. Государь хотел бы лишь одного: беспристрастного и профессионального расследования всех обстоятельств, связанных со смертью его отца. А к вам он питает прежнее расположение, какое питал и покойный император.

— Вот как? — уже совсем иным тоном произнес Алексей Федорович. — Действительно, если на то есть воля нового Государя… Расследование… Как это вы выразились? Беспристрастное и… какое?

— Не обращайте внимания, ваше высокопревосходительство, — сказал Углов. — Это я использовал новый термин, который пока еще не вошел в общее употребление. Я только хотел вас заверить, что расследование будет проведено быстро и в глубокой тайне. Никто из членов царствующего дома не будет потревожен. Да и высоких особ мы касаться не будем.

— «Мы»? — поднял бровь граф Орлов. — Вы хотите сказать, милостивый государь, что надеетесь получить в свое подчинение группу моих подчиненных?

— Нет, не хочу, — заверил его Углов. — Точнее, не смею на это надеяться, зная занятость жандармского корпуса. У меня есть своя коман… То есть у меня есть свои подчиненные. Мне их будет вполне достаточно.

— Значит, все будет проведено быстро и тайно… — задумчиво произнес граф, повторяя слова посетителя. — Это неплохо, неплохо… Этакое secret de l’enquête… В таком случае да, пожалуй…

— Да, вот именно secret de l’enquête! — сказал Углов — теперь уже он повторял слова князя.

— Хорошо, но чего же вы в таком случае от меня хотите? — спросил Орлов. — Царское повеление у вас уже есть, людей вам не нужно…

— Но я же не мог начать действовать в такой сфере, как следствие, — объяснил статский советник, — не заручившись согласием вашего высокопревосходительства. Это было бы неучтиво, верно ведь? Я должен был поставить вас в известность с самого начала. Кроме того, я надеялся получить от вашего высокопревосходительства хороший совет относительно направления расследования. Ведь вы лучше меня знаете окружение покойного императора и вообще ситуацию в стране…

— Как вы, однако, необычно выражаетесь, — заметил граф. — Ситуация… Тоже, верно, какой-то новый термин? А насчет совета, что ж…

Видно было, что глава Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, с одной стороны, польщен просьбой, а с другой — несколько растерян.

— Что ж, я могу повторить то, что уже говорил, — с важным видом изрек Орлов. — Польские круги, вечно недовольные своим положением, — это, пожалуй, самое первое направление, которое приходит в голову, если всерьез ставить вопрос о таком преступлении, как убийство русского Государя.

— А еще кто мог? — спросил Углов.

— Еще? — граф в растерянности развел руками. — Не знаю… Нет, просто не представляю!

— А какие-нибудь революционеры? Бунтовщики? Ну, вроде тех, кто потрясает Францию?

— Бунтовщики? — с удивлением произнес граф. — Карбонарии? У нас, в России? Нет, это немыслимо! Совершенно немыслимо!

— Тогда, может быть, происки соседних государств? — не унимался посетитель. — Например, Блистательная Порта, столь часто битая нашими армиями? Или Англия, вдохновительница теперешнего нападения на Россию?

— Турки? — задумался Орлов. — Что ж, турки могли бы… да, могли… Но, опять же — каким образом? В окружении Государя нет никого, кто мог бы стать проводником замыслов султана. А что касается Англии… Как-то это на нее не похоже… Впрочем, это предположение стоит проверить.

— Хорошо, я проверю, — кивнул Углов. — Тогда, ваше высокопревосходительство, у меня останется к вам лишь одна просьба. Не могли бы вы выдать предписание для всех чинов жандармерии, дабы они оказывали всемерное содействие в моем расследовании? Мне бы такая бумага очень помогла.

— Предписание? Да, это возможно, — согласился Орлов. — Я распоряжусь, чтобы составили. Скажите, куда вам доставить этот циркуляр?

— А не надо составлять, у меня уже составлено, — заявил статский советник. — Вот, извольте прочесть, и если все в порядке, то можно было бы и визировать.

С этими словами он подал главе корпуса жандармов еще одну бумагу — и вновь с вензелем императора Николая Павловича. Князь Орлов прочел документ, произнес «Кхм, ну-с…», после чего взял перо, поставил внизу свой росчерк и вернул бумагу статскому советнику. Кирилл Андреевич Углов встал, произнес «Премного вам благодарен» и уже направился было к выходу, но на полпути вдруг обернулся и произнес:

— Совсем забыл вам сказать. Его Императорское Величество изволили пожелать, чтобы начатое мною расследование оставалось в тайне, насколько это возможно. Стало быть, и мой визит к вам тоже не подлежит огласке.

— Понимаю… да, воля Государя… — веско отвечал шеф жандармов. — Это все?

— Да, все… Хотя нет, есть еще один вопрос, личный. Скажите, а что, это действительно бросается в глаза — вот эти… эээ… новые термины, которые я употребляю?

— Да, верно, — кивнул граф. — Как-то это… необычно. Как это вы давеча выразились? «Ситуация в стране»… Надо будет запомнить. А еще ваша манера говорить… Словно вам, сударь, некогда, и вы все время торопитесь. Да, и еще ваш французский… Он какой-то не такой…

— Вот как? — произнес статский советник. — Надо будет проследить. Весьма вам благодарен за содействие, ваше высокопревосходительство.

Дверь за необычным посетителем закрылась, а глава Третьего отделения все никак не мог отделаться от ощущения, что было в посланце нового императора еще что-то странное, что он не смог уловить. Нужно было внести ясность. Граф чуть тронул колокольчик, и в дверях кабинета тут же возник секретарь.

— Знаете что, поручик, — обратился к нему Орлов. — Вы запомнили этого чиновника, что сейчас вышел?

— Статского советника Углова? — спросил секретарь. — Запомнил, ваше высокопревосходительство.

— Тогда бросьте все дела и быстро идите за ним, — скомандовал граф. — Узнайте, где остановился, что за люди его окружают… Ну, и вообще понаблюдайте. И если заметите что необычное — докладывайте мне. Сразу докладывайте!

— Будет исполнено! — ответил секретарь и исчез. А глава Третьего отделения еще минуту подумал, припоминая только что состоявшийся разговор, затем пожал плечами и вернулся к тексту официального манифеста о смерти императора.

Между тем поручик Машников, получивший задание графа, не теряя времени, схватил в приемной шинель, выскочил в коридор и едва ли не бегом припустил к лестнице. Как выяснилось, спешил он не зря: чиновник для особых поручений уже находился в самом низу, вот-вот выйдет из здания. Поручик пристроился сзади и стал наблюдать. Он заметил, что, спускаясь по лестнице, статский советник Углов пару раз энергично взмахнул рукой, словно отрубая что-то. Поручику также показалось, что при этом статский советник что-то бормотал себе под нос.

Секретарь шефа жандармов очень бы удивился, имей он возможность слышать, что именно говорил чиновник для особых поручений. А говорил он (впрочем, совсем негромко) следующее:

— Ах я и бестолочь! Права была Катерина, права! «Ситуация, профессионально…» Хорошо еще, что про «нигилистов» не ляпнул — чуть с языка не сорвались. Едва не прокололся! Вот был бы косяк! Лучше надо было готовиться, лучше…

Глава 4

— Да не «высокоблагородие», а «высокородие»! Как же ты не запомнишь, Кирилл! Это титулование распространяется только на тот чин, к которому ты относишься, то есть на статских советников, чинов 5-го класса. А всех, кто ниже, уже именуют «ваше высокоблагородие». Усекли, ваше высокородие?

— Усек, усек! Это я просто забыл.

— «Забыл, забыл…» Это ты здесь мне можешь говорить. А там ляпнешь — и провалишься на ровном месте. Вообще на тебя не похоже. Ты ведь все на лету схватываешь. А с этим титулованием все время забываешь. И фуражка на тебе вон криво сидит; дай-ка поправлю…

И Катя, шагнув к Углову, чуть поправила косо сидевшую форменную фуражку. Он ощутил прикосновение мягких пальцев; ее лицо, обычно имевшее строгое, деловое выражение, тронула улыбка; майор почувствовал себя так, словно его окатило теплой морской волной. Окатило — и отошло; Катя отступила на прежнее место.

— Все, Екатерина Дмитриевна, ваше высокородие все понял! — подчеркнуто бодро ответил руководитель следственной группы.

— Так, Игорь, теперь ты давай, — повернулась Половцева к капитану Дружинину. — Ну-ка, скажи, как ты будешь обращаться, допустим, к действительному статскому советнику?

— К действительному? Ну, понятно как: ваше превосходительство.

— А к генерал-майору?

— К генерал-майору? Подожди… Да так же! Никакой разницы!

— Хорошо, а кто из них выше чином?

— Чином? Да почем мне знать? — непонятно почему вдруг раздражаясь, ответил Дружинин. — И вообще — зачем мне вся эта хреномундия? Это Кирилл должен со всякими генерал-майорами встречаться. А мое дело — в подвале сидеть, печати да отмычки для него изготавливать. И вообще надо попросить Григория Соломоновича, чтобы сделал меня немым. В смысле, по легенде. Немой, и немой, какой с него спрос!

— Ты это брось, Игорь! — строго обратился к подчиненному майор Углов. — Катерина права: базовой информацией все должны владеть в полном объеме. Кто знает, как там дела повернутся. Может, я куда отлучусь, может, твоя помощь потребуется. И как ты будешь мне помогать, если ни к кому обратиться не можешь? Так что давай, учи, какой чин выше какого, и вообще все, что надо.

— Причем учтите, сударь, что с завтрашнего дня мы и в повседневном общении переходим на стиль XIX века, — заявила Катя Половцева, обращаясь к Дружинину. — Так что никаких «усек», никаких «в смысле» и прочего жаргона нашего времени. Будем входить в роль.

— И что, так еще три месяца разговаривать? — ужаснулся кандидат технических наук.

— Да, только три месяца, — отвечала Катя. — Мало, очень мало! По-хорошему, надо бы полгодика так пообщаться. Тогда привычка выработается.

— Ага, вижу, вон и жокей идет, — заметил Кирилл Углов. — Значит, пора в загон, выездкой заниматься.

— О, это я с удовольствием! — воскликнул Дружинин. — Это не то что учить чины и звания! Это дело, достойное истинного дворянина!

— Ладно, давай, дворянин, пошли! — со смехом сказал Углов.

Третий месяц группа «дознавателей во времени», как они окрестили сами себя, занималась подготовкой к отправке в позапрошлый век. Занятия были необычайно многосторонними. Они включали в себя изучение французского и польского языков, а также родного русского языка — но в том варианте, который использовали люди в 1855 году. Далее шло овладение навыками, необходимыми дворянину того времени. Этот курс включал в себя верховую езду, владение шпагой, саблей и дуэльными пистолетами. Екатерина Дмитриевна, как историк-консультант, придавала очень важное значение изучению манеры общения, привычек, титулования — то есть обращения к лицам различного звания и чина. Кроме того, надо было научиться владеть техникой того времени — фосфорными спичками, кресалом, фитилем и пороховницей, если речь шла об огнестрельном оружии, и тому подобными вещами. Особое усердие в этом проявил, как и следовало ожидать, Игорь Дружинин — ведь именно ему предстояло решать сложные задачи, стоящие перед группой, используя лишь технику того времени.

Катя Половцева в уроках по фехтованию участия не принимала — да ей это и не требовалось. Что же касается выездки, то эта наука ей никак не давалась.

— Я никак не нахожу с этим животным общего языка, — жаловалась она, слезая после занятий со своей кобылы Молнии. — Она меня не слушается и все время норовит уйти куда-то в сторону!

— Ты к ней подходишь слишком технологично, — объяснял Игорь Дружинин. — Словно к машине. Включил нужную передачу — и поехал. А это живое существо, ему ласка требуется, понимание. Но и воля тоже.

— Тоже мне, ковбой нашелся, — фыркала в ответ Катя. — Можно подумать, ты с детских лет верхом гарцуешь! Мне кажется, все наоборот — животными ты мало интересуешься. Готова ручаться, что у тебя даже собаки нет!

— Что верно, то верно, — соглашался Дружинин, — собаки нет, как и жены. Однако в лошади я вижу родное существо. И она мне отвечает взаимностью.

И это было правдой: Игорь, который до этого никогда не подходил близко к лошади, действительно легко овладел верховой ездой. Выяснилось, что у капитана имелся настоящий природный талант в области выездки и вольтижировки. А вот майор Углов мог похвастаться успехами в области фехтования. Он с легкостью отбивал удары противника, проводил атаки и вообще оказался способным к науке мушкетеров.

Курс для группы составил научный руководитель Григорий Соломонович — разумеется, в тесном контакте с Екатериной Половцевой. А вот легенду группы руководство составило втайне от участников. И когда эта легенда была оглашена (это произошло в конце февраля), то вызвала бурное возмущение, особенно со стороны Кати. Дело в том, что по этой легенде ей предстояло стать… женой статского советника Кирилла Углова.

Катя высказалась об этой задумке начальства крайне отрицательно. Она даже заявила, что откажется от участия в проекте. Но тут Юрий Геннадьевич, куратор проекта, вызвал ее к себе и напомнил о том, что проект является государственной тайной, причем строжайшей. И она давала подписку эту тайну хранить.

— Просто так выйти из нашего проекта нельзя, голубушка, — объяснял генерал, расхаживая по кабинету. — Никак нельзя! Я не хочу тебе угрожать — избави Бог! Но ты сама должна понимать, что при таком уровне секретности всякие «хочу» и «не хочу» должны отступить на третий план. И вообще… Из твоего личного дела я составил о тебе совсем другое впечатление. Что ты женщина, что называется, свободных нравов. Даже готова провозгласить в дружеской компании, что переспать с новым мужиком тебе ничего не стоит, если возникнет такое желание. И вдруг это упорство…

— Значит, и это кто-то донес… — усмехнулась Катя. — Сколько у вас друзей в разных кругах… Да, я не ханжа. Но тут особый случай. И мне бы не хотелось этих… отношений.

— Ну, я вынужден повторить, что уже говорил, — сказал генерал. — Выйти из нашего проекта можно… Нет, не на кладбище, не так страшно, но на задворки общества. Больше никакой интересной работы, никаких приличных денег. И уж конечно, никаких путешествий. А ты, я читал, путешествовать любишь? Каждый год то в Африку, то в Азию…

— Да, ездить я люблю… — кивнула Катя.

— Ну, вот и подумай, чего ты хочешь лишиться, — заключил Юрий Геннадьевич.

Этот ли разговор с генералом подействовал на Катю или объяснения Григория Соломоновича помогли, но протестовать она перестала, хотя еще месяц ходила мрачная и при каждом поводе шипела на своего будущего супруга. Шипела — и тут же спрашивала о здоровье мамы (мать майора недавно вышла из больницы после операции).

Объяснения же научного руководителя проекта были простые и вполне разумные.

— Вы же сами понимаете, Екатерина Дмитриевна, — объяснял Нойман, — что в те времена женщина одна жить никак не могла. Нет, были, конечно, исключения — например, вдовы или, что реже, старые девы. Но такая вдова должна быть хорошо всем известна, иметь ясную историю. Все соседи должны знать, кто был муж, когда умер. А о вас кто может что-то знать? Вы возникнете ниоткуда! А женщина, возникшая ниоткуда, может быть только чьей-то женой или дочерью. Да вы сами не хуже меня все это знаете. Ну, и потом, никто ведь не требует от вас фактического выполнения супружеских обязанностей. Вы ведь понимаете, что об этом речь не идет. Так чего же вы так возмущаетесь?

Катя пробормотала что-то о «мужском шовинизме», «брачном рабстве» и тому подобном, но логических доводов против предложенной схемы привести не могла. Так что ее протест был истолкован как проявление обостренного чувства собственного достоинства. И будущий супруг Кати, майор Углов, был того же мнения.

Игорю Дружинину, согласно той же легенде, в чине титулярного советника предстояло стать секретарем и помощником Кирилла Углова. Это позволяло ему жить при квартире «супругов» Угловых — скажем, в отдельном флигеле.

Квартира для группы дознавателей была выбрана заранее. Они должны были расположиться в дальней части Литейного проспекта, близ Фонтанки, в доме купца Воскобойникова. Ныне здесь располагалось одно из городских учреждений. Григорий Соломонович привел своих подопечных сюда на экскурсию — разумеется, негласно.

— Сейчас тут все перестроено, — объяснял он. — А раньше здание все было разделено на дорогие квартиры, которые сдавались внаем. Тут вам будет удобно — от центра города сравнительно недалеко, ехать всего минут десять. Шесть комнат господских, отдельная комната для секретаря, помещения для прислуги… Опять же будет собственный каретный сарай для экипажа.

— Зачем нам экипаж? — удивился Углов. — Десять минут на лошади, тоже мне расстояние! Да я пешком дойду.

— Пешком, Кирилл Андреевич, вам никак невозможно будет, — покачал головой Нойман. — Странно будете выглядеть, коситься будут! Особенно если прибудете в пешем порядке в присутственное место. Лицо такого звания и ранга, как у вас, должно передвигаться исключительно на собственном экипаже. В крайнем случае — в наемной карете. Но это не слишком удобно — не всегда имеется под рукой. А мобильной связи, сами понимаете, не было — оперативно лошадь не вызовешь.

— Черт знает что! — сердито произнес Углов. — Значит, и кучера надо нанимать?

— Может, нанять, а может, приобрести, — поправила товарища Катя Половцева. — Ты забыл, что ты попадаешь в страну, где действует крепостное право. Правда, император Николай Павлович запретил продавать крепостных без земли, но отдельные такие сделки все же происходили. Не беспокойся, дорогой супруг, найму я тебе и кучера, и прачку, и кухарку, и прочую прислугу.

— Какую еще прислугу?! — вскричал будущий статский советник. — Нам посторонние уши в доме ни к чему! Что я, сам за собой не смогу убрать? А ты что, готовить не умеешь? Зачем нам кухарка?

— Даже странно слышать от вас такие слова, милостивый государь, — томно проворковала в ответ «супруга». — Как же это благородная дама на кухне возиться будет, словно Глашка какая? Что соседи скажут?

— А откуда они узнают? — спросил «секретарь и помощник» Дружинин.

— От слуг, разумеется, — спокойно сообщила Половцева. — Слуги во все времена разносили сведения о своих господах с той же скоростью, с какой микробы разносили испанку или холеру. Кучер расскажет своему брату-кучеру и также подруге сердца, которую заведет у других господ, лакей — своему знакомому…

— Вот идиотское положение! — воскликнул Углов. — И что, нет никакой возможности этого всего избежать?

— Только одна — как можно быстрее закончить расследование и вернуться в свое время, — сказал прислушивавшийся к разговору Григорий Соломонович. — А пока находитесь в прошлом — твердо соблюдать принятые там обычаи и при слугах держать язык за зубами. Так что, как вам квартира?

— Пропади она пропадом, эта квартира! — сказал Кирилл Углов. При этом он, однако, не забыл цепко оглядеть и дом, и предназначенные для группы апартаменты. Он всегда умел обуздывать свои эмоции и не давать им воли.

После посещения будущей квартиры начались углубленные занятия по этикету. Вела их Катя. Она же разработала и весь курс. Это было делом нелегким: до сих пор никто не включал в понятие «этикет» обращение со слугами и прочими лицами простого звания. Углов и Дружинин учились с легкостью переходить от изысканной вежливости в обращении с равными и вышестоящими к строгости и даже грубости при разговорах с низшими.

За время обучения члены группы лучше узнали друг друга. Майор Углов уже не считал капитана Дружинина несерьезным. Да, капитан был не самым дисциплинированным сотрудником, какого он знал. Но слова «долг» и «надо» Дружинин хорошо понимал. И потом, какой специалист! Не было такого технического устройства, от дверного замка до новейшего принтера, которое капитан не мог бы починить, причем всего за несколько минут. Недаром он в свои 29 лет успел получить уже два патента на изобретения.

Оценила капитана и Катя Половцева. Правда, не за технические познания, не за умелые руки. Выяснилось, что у кандидата исторических наук Половцевой и кандидата технических наук Дружинина имеются общие интересы. Прежде всего — любовь к перемене мест. Капитан Дружинин успел побывать на нескольких известных курортах, а также объездить всю Европу, в частности северную. Однако он не забирался в отдаленные уголки Земли, где бывала Катя. А она была и в Марокко, и в Сенегале, и в Индии…

Но мало бывать в интересных местах — в конце концов, бывают многие, у кого деньги водятся. Важно уметь замечать интересное, наблюдать. Оказалось, что Катя и Игорь Дружинин наделены этой способностью в равной степени. Немудрено, что их беседы нередко затягивались за полночь. Также естественно, что с путешествий они то и дело переходили на другие темы. Так, Катя узнала, что Игорь, помимо странствий, увлекается древними цивилизациями и научными открытиями. А Дружинин выяснил, что кандидат исторических наук держит собаку — ирландского терьера по кличке Куник, к которому очень привязана, что она любит театр, не пропускает ни одной премьеры в МХТ. А вот о личной жизни Кати, о ее симпатиях и антипатиях капитан не узнал ничего. А хотелось, очень хотелось. И еще больше ему хотелось выяснить, как относится Катя к нему лично. Но в ходе бесед на отвлеченные темы это выяснить не удавалось, а спросить впрямую Дружинин не решался…

К началу августа обучение дознавателей было закончено. На базу в Павловске, где они находились, прибыли и Нойман, и руководитель проекта Николай Волков, и генерал Юрий Геннадьевич. Он и задал главный вопрос, адресуя его отчасти научному руководителю, а отчасти Кате Половцевой:

— Ну что, группа готова?

Нойман и Катя переглянулись, и Григорий Соломонович ответил:

— В основном да. Люди освоили большой объем информации. Приобрели нужные навыки. Изучили языки. Конечно, есть кое-какие шероховатости, но где их не бывает? На мой взгляд, откладывать дальше не имеет смысла.

— А вы как считаете? — спросил генерал, повернувшись к Кате.

— Я согласна, что в основном мы готовы. Единственное, что меня беспокоит, — это жаргон.

— Ну-ка, объясните! — потребовал генерал.

— Можно привыкнуть к таким обращениям, как «ваше превосходительство» или «милостивый государь», — сказала Катя. — Научиться целовать дамам руку, не вытирать ноги при входе в дом и тому подобное. Но язык все равно выдает. Даже у меня иной раз какое-нибудь словцо проскакивает. А что говорить о ребятах! Но чтобы это вытравить, и года окажется мало.

— Года у нас нет, — решительно заявил генерал. — Руководство ждет результатов расследования. Будете держать язык за зубами!

С этим напутствием в назначенный час они прибыли в здание Государственного Эрмитажа. Все правое крыло первого этажа было закрыто для посетителей под предлогом ремонта. Руководители проекта полковник Волков и Григорий Соломонович Нойман встретили группу дознавателей у входа и провели в небольшую комнату, ничем не отличавшуюся от остальных залов. Правда, все картины в этой комнате были тщательно закрыты холстом, а посредине возвышались три ложа, наподобие зубоврачебных кресел, с откинутыми в сторону колпаками.

— Ну, вот, молодые люди, ваша «машина времени»! — сказал Нойман.

— Что, вот эти кресла? — спросил Дружинин.

— Это, Игорь Сергеевич, никакие не кресла, а считывающие устройства, — сказал научный руководитель. — Сейчас каждый из вас разденется и ляжет на свое… гмм… на свой аппарат, устроится поудобнее… Устраивайтесь, устраивайтесь! Теперь слушайте меня внимательно. Когда колпаки опустятся, вы уже не будете меня слышать. После этого аппаратура погрузит вас в состояние анабиоза и считает ваш генетический код. И ваши двойники оживут в точке, обозначенной как 10 часов 43 минуты 12 февраля 1855 года. Оживут и начнут действовать. Что вам делать — вы знаете. А еще вы должны знать, что ваша миссия должна окончиться ровно три месяца спустя, то есть 12 мая того же года. И тоже в 10 с половиной часов! Минуты тут не так важны, но до полудня вы обязательно должны уложиться. Потому что именно в это время будет включен приемный луч, который перезапишет ваш код — уже обогащенный новой информацией — и внедрит его в ваши тела, которые все это время будут ждать вашего возвращения в этой самой комнате. Все понятно?

— Дату встречи изменить нельзя… — пробормотал в ответ Дружинин.

— Я же говорила: отвыкайте от этих речевок! — резко сказала Катя. После чего, повернувшись к Нойману, сказала:

— Мы все поняли, ваше превосходительство! До скорой встречи!

— Да встречи! — хором откликнулись ее спутники.

Нойман перевел ряд рычажков на пульте, и больше Кирилл Углов и его товарищи ничего не слышали…

Глава 5

19 февраля, в первом часу дня, к подъезду Демутова трактира, что на Большой Конюшенной, подкатила извозчичья пролетка. Из нее вышел господин в военной шинели, но при этом в партикулярном платье. Рассчитываясь с извозчиком, господин несколько задержался: кажется, обращение с деньгами вызывало у него некоторые затруднения. Так, он вначале протянул «ваньке» рубль, чем немало удивил сидевшего на козлах мужика. Однако, будучи человеком богобоязненным, а также осторожным, извозчик поспешил указать пассажиру на его ошибку.

— Тута двугривенный полагается, ваше превосходительство! — сообщил он. — Ежели оченно довольны, то от щедрот можно еще гривенник добавить, но никак не более!

— Сам знаю, обознался просто! — отрывисто ответил господин в шинели, после чего поднялся на крыльцо. Перед тем как войти, он обернулся и окинул взглядом улицу. Впрочем, особо ни к чему не приглядывался: так, поглядел и скрылся внутри.

«Однако, взгляд у этого Углова — чистая бритва! — отметил про себя пассажир кареты, что подъехала к гостинице чуть позже и встала поодаль. — Хорошо, что я не поскупился, карету взял. В пролетке он бы меня вмиг приметил! Надо этот факт отметить. Хотя, с другой стороны, чиновник для особых поручений и должен внимание иметь, так что ничего странного тут нет. А вот что это он при расчете задержался? Надо узнать…»

И поручик Михаил Машников, будучи человеком дотошным, направился к извозчику и переговорил с ним. А затем, войдя в гостиницу, побеседовал и с портье. От которого узнал, что статский советник Углов с супругой разместился на втором этаже, в номере с видом на Мойку. Посчитав, что сведений пока собрано достаточно, а следить за объектом силами одного человека невозможно (да граф Орлов и поручал не следить, а понаблюдать), поручик отбыл обедать.

Между тем в номере, который занял статский советник, происходило производственное совещание. В нем, помимо самого статского советника и его супруги, принимал участие помощник Углова титулярный советник Игорь Дружинин.

— Будем считать, что первый этап внедрения завершен, — заявил Углов, который вел совещание. — Хронологический переход прошел успешно. Одеждой мы обеспечены, деньги на первое время есть. Пора приступать к работе. Собственно говоря, я уже приступил. За прошедшие дни я побывал во дворце, поговорил кое с кем из слуг. А сегодня нанес визит графу Орлову. Все прошло без накладок, так что напрасно ты, Катерина Дмитриевна, опасалась. Представился графу, и даже бумагу получил. Вот — предписание всем чинам жандармского ведомства оказывать всемерное содействие статскому советнику Углову. Так что можно начинать. Я думаю, что сегодня мы должны нанести визиты…

— А дозволите ли, господин статский советник, женушке вашей слово молвить? Прежде чем вы указания ценные давать начнете? — нарочито кротким голосом, в котором, однако, чувствовалась издевка, спросила консультант Половцева.

— Вообще-то я еще не закончил, — выразил недовольство чиновник для особых поручений. — Только если что-то крайне важное…

— Думаю, что важное, — кивнула Катя. — Видите ли, дорогой супруг, мне кажется, что вы спешите. Прежде чем наносить визиты и вообще разворачивать оперативную работу, надо бы обустроиться и обеспечить тылы.

— А разве они не обеспечены? — удивился Углов.

— Думаю, что нет, — покачала головой Катя. — Ты что, так и собираешься жить в этой гостинице?

— А почему и нет? — пожал плечами статский советник. — Живем в самом центре, всюду легко добраться. Внизу ресторан, можно еду в номер заказать. И потом, мне сказали, что тут, чуть ли не впервые в Петербурге, устроено газовое освещение. Идут в ногу с прогрессом!

— Это хорошо, что в ногу. Но в гостинице жить нельзя. Во-первых, дорого. В царской шкатулке, как ты помнишь, мы нашли всего 527 рублей. Сумма приличная, но не очень большая — едва на месяц хватит. Так что нужно жить по средствам. А в квартире дешевле. Во-вторых, в гостинице не живут — в ней останавливаются на время. Тем более женатые люди. Это не принято.

— У тебя все? — с кислым видом произнес Углов.

— Пока да. Ты, конечно, можешь со мной не согласиться — ты у нас начальник. Но ведь руководство не случайно наметило нам квартиру, которую мы могли бы снять. То есть Григорий Соломонович думал так же, как я.

— Ладно, ладно! — воскликнул Углов. — Наверно, ты права. Даже наверняка! Просто мне жалко тратить время на все это обустройство. Не для того ведь нас сюда засылали, чтобы мы кареты покупали и обеды устраивали! А время уходит — драгоценное время, пока все следы еще горячие!

— Мне кажется, у тебя еще одна причина есть, чтобы здесь остаться, — заметил молчавший до этого Дружинин. — Причина чисто психологическая. Жить в гостинице привычнее. Это больше похоже на нашу — ну, ту, будущую — жизнь. Там ведь ни у кого из нас не было ни выезда, ни прислуги. А в гостиницах останавливались, и не раз.

— Может быть… — кивнул Углов. — А особенно хорошо у тебя получилось насчет «нашей будущей жизни». Ладно, так что вы предлагаете? Отложить пока дела и ехать всем на Литейный проспект, квартиру снимать?

— Зачем же всем? — ответила Катя. — Квартиру и я могу снять — если супруг доверит, конечно. И прислугу нанять могу. Ну, и всякие мелочи, вроде белья, платьев… А вы с Игорем в это время можете заниматься делами.

— Каких еще платьев? — удивился Углов. — На тебе вон платье самой императрицы! А ты все недовольна…

— Ну, ты даешь! Ты что, всерьез считаешь, что в этом можно выйти на улицу? Это же вечернее! А нужно еще дневное, домашнее, для выездов… И тебе, кстати, тоже нужно приодеться. Все эти вопросы я возьму на себя.

— Хорошо, — согласился Углов. — Вот деньги, бери, распоряжайся. А мы с Игорем сначала займемся врачами. Распределимся так: я побеседую с главным императорским лекарем господином Мандтом, а ты, — тут он повернулся к Дружинину, — должен встретиться с профессором Енохиным.

— Что за профессор такой?

— Лейб-медик покойного императора, а также приближенный врач нового царя Александра. Енохин Иван Васильевич. Доктор наук, профессор. В последние дни болезни Николая находился при нем безотлучно. Так что его показания могут быть очень важны. Живет он недалеко от Зимнего, на Мойке. Так что можем ехать вместе. А потом договоримся, где встретиться… Вот черт, все время забываю! Да, вот главное отличие этой эпохи — отсутствие связи! Стало быть, встретимся снова здесь.

У подъезда расстались. Екатерина Дмитриевна взяла карету до Литейного, а Углов и Дружинин сели в пролетку, приказав «ваньке» ехать на Мойку. На углу, при повороте на набережную, он попрощался со своим секретарем и пешком направился на Дворцовую площадь.

Встреча с доктором Мандтом была делом отнюдь не простым. Подчиненным майор Углов этого, конечно, не стал говорить, но сознавал всю шаткость своего положения. Ведь доктор Мандт квартировал не где-нибудь, а в самом Зимнем дворце. И там же, во дворце — можно сказать, по соседству с доктором — со вчерашнего дня поселился новый император Александр. Таким образом, представляясь Мандту «доверенным лицом нового императора», Углов сильно рисковал. А вдруг доктор выразит сомнение и предложит пройти в покои самодержца, чтобы тот подтвердил полномочия «чиновника для особых поручений»? Или к нему в комнату во время беседы вдруг зайдет кто-то из придворных — кто-то, прекрасно знающий, что никакого статского советника Александр к себе не приближал?

«Запалюсь, ой запалюсь! — думал Кирилл Андреевич, входя под арку Генерального штаба. — Ну, да делать нечего. Побеседовать с доктором совершенно необходимо. Однако, что это тут за сборище? Никак митинг! Быть такого не может!»

Перед главной резиденцией российских императоров толпился народ. По мере приближения Углов стал различать отдельные фигуры и поразился еще больше. Он уже привык к мысли, что в той новой России, куда он попал со вчерашнего дня, люди разных сословий находятся всегда отдельно, нигде не пересекаясь и почти никогда не общаясь. Здесь же, перед дворцом, стояли тесной толпой и люди «благородного звания», вроде самого Углова, и купцы в длинных кафтанах с окладистыми бородами, и люди в серых и черных рясах (монахи, а может, и священники), и совсем уж простой народ в драных армяках и чуйках. Пробираясь между стоящими, Углов ловил обрывки разговоров.

— И жил, как солдат, и умер, как солдат! — говорил господин лет пятидесяти в поношенной кавалерийской шинели. — На узкой койке, без перин, без роскоши!

— Да, святая, истинно святая жизнь! — соглашалась дама в дорогой пелерине, с дорогими серьгами в ушах. — И тело, рассказывают, не тлеет…

— Это вы напрасно, сударыня, — покачал головой солидный господин в золотом пенсне, по виду — то ли профессор, то ли богатый купец. — Мне знающие люди передавали, что на теле императора появились трупные пятна и следы разложения, хотя доктора старались предохранить.

— Такое при отравлении бывает, — заявил высокий человек в рясе священника. — Из истории известно, что многие римские императоры кончали жизнь от яда. И всегда на теле проступали пятна гнилостные.

— Так и есть, так и есть! — воскликнул человек средних лет, в кафтане, по виду — приказчик. — Отравили нашего государя лекари заморские, точно отравили!

— И даже известно, кто из лекарей! — подхватила тетка в салопе. — Немец этот, Мандт! Он государю яд подсунул, все так говорят!

— Да, верно, Мандт всему виной! — прокричал кто-то. — Он отравитель!

— Выдать нам немца на расправу! — загудела толпа.

Чем ближе к подъезду, тем гуще становился народ, тем труднее было пройти. Тогда Углов возвысил голос и стал восклицать:

— Дорогу! Дайте пройти! К Государю, по срочному делу! Расступись!

Это возымело действие: люди охотно расступались перед важным чиновником, спешащим к Государю.

Он ожидал, что у входа во дворец его встретят часовые; возможно, потребуют пропуск, как было в любом государственном учреждении в привычное ему время.

Статский советник даже приготовил бумагу, полученную от графа Орлова, чтобы предъявить ее вместо пропуска. Впрочем, он сомневался, надо ли это делать: ведь солдаты, в подавляющем большинстве, были неграмотны, как и 93 процента населения Российской империи, и прочесть важную бумагу не могли.

Однако у входа во дворец никаких часовых не оказалось. Несмотря на собравшуюся на площади толпу, человек примерно в тысячу, дворец никак не охранялся. У подъезда стоял лишь швейцар в золоченой ливрее. Увидев подходившего Углова, он услужливо распахнул дверь.

Статский советник шагнул в нее, затем слегка задержался и сказал:

— Слушай, братец, мне необходимо увидеть императорского лейб-медика господина Мандта. Он в каких покоях квартирует?

— А это вам не сюда, ваше благородие! — отвечал швейцар. — Это вам надобно со стороны собора зайти, там отдельный вход имеется.

— Спасибо, братец, — сказал Углов и отправился разыскивать нужный вход.

Разыскал он его без особого труда. Однако нужная дверь, в отличие от главного входа во дворец, оказалась закрыта. Углов подергал висевший сбоку звонок — никакого ответа. Он постучал — результат тот же. Тогда он забарабанил в дверь так, что она затряслась, и прокричал:

— Открывай немедленно! От его сиятельства графа Орлова! Если не откроете — выломаю дверь!

Эта угроза возымела действие. Послышался звук отодвигаемых засовов, дверь приоткрылась, и в ней показался чей-то испуганный глаз, который принялся изучать грозного посетителя. Однако Углов не собирался ждать результатов этого изучения. Он толкнул дверь изо всех сил, цепочка отлетела, и он оказался в темной передней.

Перед ним стоял худой человек лет сорока, среднего роста, в криво застегнутом сюртуке.

— Ты Мартин Мандт? — спросил его Углов.

— Я рюсськи не понимайт! — отвечал человек, тараща водянистые серые глаза. — Я не есть Мартин Мандт, есть sein Assistent!

— Ах, помощник! Хорошо, а где же лейб-медик? Мне необходимо с ним срочно переговорить!

— Я не знай, совсем не знай! — заверил «ассистент». — Герр Мандт уехал, да, уехал!

— Куда уехал? — продолжал допытываться статский советник.

— Я вам говорить, я не знай! — продолжал твердить человек. — Герр Мандт не говорить, куда!

— Слушай меня внимательно, помощник, — сказал Углов. — Вон там, на площади, за углом, собрались люди, возмущенные смертью Государя. Пока я шел по площади, я слышал, как люди требовали на расправу твоего хозяина. Если ты мне сейчас же, сию минуту не скажешь, где находится Мандт, я выведу тебя туда, к толпе, и скажу, что ты первый Мандтов помощник и соучастник его преступлений. Что вы вместе готовили отраву для Государя. Как ты думаешь, что с тобой сделают возмущенные люди?

— Не надо, не делайте этого! — вскричал человек в сюртуке. Лицо его, и без того имевшее нездоровый оттенок, еще сильнее побледнело. Однако Углов отметил, что речь его стала заметно более грамотной, а акцент менее заметным. — Я ни в чем не виноват!

— Я и не говорю, что ты виноват, — заметил Углов. — Я всего лишь хочу получить нужные мне сведения. И ты мне их сейчас дашь. Итак, в последний раз спрашиваю: где сейчас Мандт?

— Он уехал, уехал! — заторопился помощник. — Эти люди собирались здесь еще вчерашний день, и кричали, и очень сердились на господина лейб-медика. Ну, вы сами слышали! Он был очень расстроен, очень боялся и говорил, что здесь оставаться опасно. Это наше счастье, что никто не знает, что у нас отдельный вход. Ведь здесь не живет Государь, и здесь нас никто не защитит! Господин Мандт не знал, что делать, но тут приехали коллеги…

— Какие коллеги? Их имена?

— Господа придворные лейб-медики Каррель и Магнус. Они совещались с моим патроном и решили, что будет лучше, если он некоторое время поживет у своего знакомого…

— Адрес?

— Я не знаю точно…

— Врешь, знаешь! — повысил голос статский советник. — Вижу, что знаешь! Адрес!

— Хорошо, хорошо… Это на Васильевском острове, в Шестой линии, дом надворного советника Павлинова… Там на углу аптека, содержит Клаус Фогель, а над аптекой квартира. Вот там… Герр Фогель есть старинный приятель господина Мандта, у него и лекарства покупали… Только вы не говорите, что это я адрес сказал…

— Ладно, не скажу, — пообещал Углов. — Если спросят, отвечу, что в справочное бюро позвонил. Да не ломай голову — это я пошутил.

Глава 6

На Васильевский остров Углов добрался ближе к вечеру, когда солнце уже садилось. Дом надворного советника Павлинова оказался в самом конце Шестой линии, возле церкви Трех Святителей. Это было солидное здание в два этажа, на углу и правда имелась аптека.

Статский советник отпустил извозчика и вошел внутрь. За конторкой сидел мальчик лет двенадцати, в синем фартуке и берете. Перед ним на пюпитре стояла толстая книга, рядом — аптекарские весы. В руке у юного провизора имелись щипцы. Ими мальчуган брал по несколько крупиц порошка то из одной, то из другой банки, взвешивал их на весах, а затем ссыпал в стоявший здесь же тигель.

Увидев вошедшего посетителя, мальчик с легким немецким акцентом спросил:

— Что вам угодно, господин? Желаете заказать или вам готовую микстуру?

— Заказывать мне ничего не нужно, — отвечал статский советник. — Где хозяин?

— Господин Фогель сейчас заняты и не принимают, — сообщил мальчуган.

— Вот как? А ты кто — его сын?

— Никак нет, я ученик, меня звать Николас.

— Так вот, Николас, послушай меня. Я из полиции, точнее, из жандармерии. Слыхал про такое учреждение? Я не спрашиваю, принимает ли аптекарь Фогель или не принимает. Мне только нужно знать, где он в данный момент находится. Он, а также его гость.

— Они в столовой, господин, — отвечал ученик провизора. — Это здесь, по коридору. Они ужинают. Вас проводить?

— Не надо, — остановил его Углов. — Сам дойду. Они там вдвоем?

— Нет, еще фрау Марта, супруга герра Фогеля.

— Очень хорошо, — кивнул Углов. — Где пройти — здесь? Ага, вижу. Все, можешь продолжать. Сиди как сидел, делай свои… микстуры.

Углов прошел за стойку, свернул по коридору, отворил дверь и оказался в небольшой, но уютной комнате. Посредине стоял стол, за которым сидели женщина и двое мужчин. Сидевший слева был лет около шестидесяти, с седыми волосами и румяным, каким-то кукольным лицом, в пенсне. Напротив сидел человек высокого роста, могучего сложения, с крупными, даже грубыми чертами лица и густой темной шевелюрой. Чем-то он напоминал виденный Угловым портрет композитора Бетховена.

При появлении гостя все сидящие подняли лица от тарелок; оживленный разговор, шедший по-немецки, прекратился. Если до тех пор у Углова оставались сомнения насчет того, кто из присутствующих — Мандт, то теперь они отпали: в то время как старик в пенсне выглядел лишь удивленным и растерянным, его визави, похожий на композитора, побледнел; он во все глаза глядел на вошедшего.

— Господин Мандт? — обратился прямо к нему майор. — Я статский советник Углов, выполняю особое поручение Его Императорского Величества. Мне необходимо поговорить с вами наедине. Где это можно сделать?

Вместо Мандта, еще не обретшего дара речи, ответил хозяин.

— Да-да, конечно, ваше сиятельство… высокоблагородие… ваша милость… — зачастил он, теряясь в обращениях. — Вы можете поговорить наверху, в комнатах. Там никто не помешает. Или, если вам неудобно, вы с герром Мандтом можете остаться здесь, а мы с Мартой выйдем…

— Лучше здесь, — решил Углов. — Оставьте нас.

— Сию минуту! — произнес аптекарь, поднимаясь. — Идем, Марта, нехорошо, чтобы господин офицер ждал.

Они вышли, причем Фогель тщательно закрыл дверь в столовую. Однако Углов, подумав, дверь открыл, так, что ему стал виден весь коридор, после чего сел наискосок от Мандта, оставив в поле зрения и вход.

— Я вижу, мой приход тебя поразил? — обратился он к лейб-медику. — Думал, что ты сумел скрыться и уже никто не придет?

— Я не совсем понимаю, о чем вы, — отвечал медик. — Я совсем не думал скрыться, просто был пришедший в гости к другу. Но меня поразила одна вещь…

— Какая же? — гость поднял одну бровь.

— Ваша шинель! Это Его шинель! Я ее хорошо помню, он выходил в ней на проводы Преображенского полка! Эти злосчастные проводы, когда Его Величество вновь простудился!

— Ты обознался, лекарь! — резко ответил статский советник, сурово взглянув на сидевшего напротив человека. — Это моя шинель, и довольно об этом! Лучше скажи, как ты отравил императора Николая!

— Что?! — воскликнул лейб-медик, причем прижал обе руки к груди, словно хотел унять слишком сильное биение сердца. — Отравить?! Какой абсурд! Какой напраслина! Я сделать, я все сделать, чтобы лечить Государя!

— Неужели всё напраслина? — спросил гость и склонил голову несколько набок, словно хотел разглядеть своего собеседника под новым углом. — А почему же такие обильные трупные пятна на теле? Почему такое быстрое разложение?

— Откуда вы знаете про пятна?

— Полно, Мандт! Про пятна знают все, кто собрался на площади! Я был во дворце, беседовал кое с кем. Вы ведь проводили осмотр тела? Составляли заключение?

— Не я один! Осмотр был комиссионный! Там были доктора Каррель, Рейнгольд, профессор Енохин…

— С них мы тоже спросим в свое время. Никто из тех, кто виновен в смерти Государя, не уйдет от ответа!

— Но мы невиновны! Ни я, ни мои коллеги…

— А кто же тогда вручил ему склянку? — проникновенно спросил чиновник для особых поручений.

Глаза Мартина Мандта, и без того расширенные, при этом вопросе вовсе вылезли из орбит; казалось, что медик близок к апоплексическому удару.

— Какую… какую склянку?! — прохрипел он.

— Склянку с ядом! Ведь ты дал ему яд, верно?

— Нет, клянусь! Всем, что есть святого, клянусь, я не давал!

— Но она была у тебя под рукой, не так ли?

— Да, была… она имелась… среди лекарств всегда есть такие… — зачастил Мандт. — Возможно, вы знаете этот поговорка, что все на свете есть яд, и все лекарство…

— Значит, яд у тебя был! — удовлетворенно произнес Углов, откинувшись на спинку стула.

До сих пор он блуждал в темноте и, что называется, стрелял наугад. О трупных пятнах он узнал не от слуг — те хранили молчание. Об этом членам группы рассказал научный руководитель проекта Григорий Соломонович. Он же сообщил, что многие современники связывали появление на теле Государя пятен с его возможным отравлением. И вот теперь лейб-медик фактически признался, что некая склянка с ядом у него имелась.

— Значит, яд у тебя был… — повторил статский советник. — И ты дал его Государю…

— Нет, клянусь, я не давал! — с жаром воскликнул Мандт. — Не дал, хотя он просил!

— Просил?!

— Да, да! Был такой минута, минута слабости, когда… Это был вчера… позавчера… нет, три дня назад, вот когда! Он очень мучился. Кашель, боль в груди и судороги… Он говорил: «Я не знал, что умирать так тяжело». Я, конечно, его заверял, что о смерти нет речи, что он выздоровеет… Но он уже не верил. И тогда он попросил… Да, один раз…

— И ты принес склянку?

— Да, я принес яд, который дает мгновенный смерть. Мгновенный и безболезненный! Но он уже передумал.

— Почему же?

— Он сказал… Государь говорил, что Ему запретила мать Иисуса… Как же это? Да, в русском языке есть такой слово, но я забыл…

— Богоматерь?

— Да, так, Богоматерь! У него над кровать висел икона. Очень для него дорогой, он рассказывал. И он глядел на нее, и Богоматерь сказал, что принять яд есть страшный грех. И запретил ему.

— Ну да, Богоматерь запретила, и Государь отказался, а ты все же дал! — заявил Углов. — Признайся — дал?

— Нет, нет! — вскричал лейб-медик, вновь прижав руки к груди. — Почему вы мне не верить?! Вы должен мне верить! Я применял самый лучший метод, атомистический метод, я сам его разработал. Я давал все лекарства, которые рекомендует наука, я тщательно их измельчал, чтобы организм усвоил. Но он не слушал! Он поехал сначала на свадьба к граф, потом на смотр! Он не говорил, что ему плохо, он говорил, что хорошо! Спросите других врачей!

— Кого? Карреля, Магнуса, Рейнгольда? Они такие же немцы, как и ты! Что, если вы получили такое задание от вашего короля — извести нашего Государя?

— Что вы такой говорите?! — всплеснул руками Мандт. — Это невежественный народ на площади так говорит, но зачем вы повторять? Я лечил, мы все лечил! Если не верите мне, спросите вашего профессора Енохина! Он тоже там был, он знает!

— Енохина мы спросим, — заверил Углов. — Но сначала хочу спросить тебя. Значит, по-твоему выходит, что Государь сам виноват в своей смерти? Он умер потому, что не слушался вас?

— Нет, я не так говорил, — покачал головой Мандт. — Он умер от болезни, против которой современная медицина бессильна. К сожалению, так. У него в легких был очаг воспаления, и погасить его мы не могли, как ни старались. Если бы Государь лежал в постели, возможно, нам бы удалось справиться. Но он не лежал! Он все стремился заниматься делами! К тому же его организм был ослаблен… Он был очень расстроен… Очень переживал…

— Это ты про военные неудачи?

— Да-да, военные поражения! Он человек военный, он очень переживал! Я уговаривал его лежать в постели, а он все стоял перед картой, говорил про фельдмаршала Паскевича, про конницу, артиллерию…

— А когда он попросил у тебя яд — после неудач в Крыму?

— Да, так теперь говорят, я слышал. Но это не так, неудача ни при чем! Он попросил яд в минута слабости, когда был большой мучений. А потом стало немного легче, и Богоматерь запретила, и отказался.

— Откуда у тебя был яд?

— В моей аптечке самый разный снадобья. Могут пригодиться в разных обстоятельствах…

— Даже яды?

— Вы же знаете: «На свете все есть яд, и все лекарство». Тот яд, что я хотел дать Государь, в малых дозах помогает при желудочных коликах.

— Где сейчас эта склянка, которую ты приготовил для Государя?

— Там, где и стояла, — в аптечке.

— Кому ты рассказывал об этом эпизоде? О том, что Государь просил у тебя яд?

— Великий княгиня… да, великий княгиня Ольга. Она была при отце неотлучно, все видела. И я ей рассказал.

— А кто-нибудь еще, кроме тебя, мог дать Государю яд?

— Но кто мог? Нет, никто не мог! Никто не хотел его смерти!

— А трупные пятна на теле? Быстрое разложение? Разве это не признаки отравления? — продолжал допытываться Углов.

— Да, пятна есть… — признался Мандт. — Но это может быть не слишком качественное бальзамирование…

— Перечисли мне всех людей, кто находился возле покойного Государя в последнюю неделю до его кончины, — потребовал статский секретарь.

— О, это трудно! Таких людей было много. Прежде всего надо назвать Ее Величество Александру Федоровну, братьев и сестер покойного Государя — Анну Павловну, Марию Павловну, Михаила Павловича, Его Величество Александра Николаевича…

— Родственников пока оставим в стороне, — распорядился Углов. — Кто еще, кроме них?

— Если говорить о приближенных, то чаще других у постели покойного Государя бывал его сиятельство граф Киселев. Также навещали императора светлейший князь Василий Андреевич Долгоруков, генерал-адъютант Горчаков, граф Орлов, директор канцелярии императора Панаев, князь Мещерский, граф Клейнмихель… Я могу назвать еще много имен.

— Потом назовешь. Теперь врачи, слуги, денщики — в общем, все, кто не графы и не князья.

— Ну, больше всех возле больного был ваш покорный слуга, подвергшийся ныне необоснованным нападкам и обвинениям… Затем доктора Каррель, Магнус, Рейнгольд, Енохин, камердинер Гримм… Что касается денщиков, то они менялись. Всего их трое, зовут… Нет, не припомню, как их зовут. Еще прислуживали управляющий дворцовым хозяйством Худяков, лакеи… их я тоже не помню.

— А скажи: все эти люди — медики, камердинеры, лакеи — они все люди со стажем?

— Простите? — в глазах лейб-медика отразилось удивление. — Что вы изволили спросить, я не понял?

— Да, это я так… не то слово использовал. Я хотел сказать: это все люди опытные? Проверенные?

— Да-да, все они опытные, служат давно. Управляющий Худяков, кажется, служил еще при покойном государе Александре, был младшим лакеем… Все очень предан Государю, отлично известен…

— Значит, никого нового за последние месяцы не появлялось?

— Нет, какие-то младшие лакеи новые бывают. Но они делают совсем неважную работу: моют, убирают… Что-то принесут… Подать еду или питье им не доверяли. А вас ведь это интересует?

— Меня интересует всё! — веско произнес чиновник для особых поручений. — В деле, которое мне поручено, нет мелочей. Поэтому мы с тобой сейчас сделаем так. Мы попросим дражайшего хозяина дома, господина Фогеля, достать нам бумагу и ручку…

— Вы хотели сказать — перо?

— Ну да, все время забываю… Перо, конечно. И чернил. И я запишу все, что ты мне сейчас рассказал. А пока я пишу, ты постараешься вспомнить имена всех лакеев и прочих слуг, что окружали Государя. Всех — и старых, и новых. И мы их запишем туда же, в твои показания. А еще вспомнишь все свои действия как врача, все, что ты делал для лечения больного, — прямо по дням. Понятно?

— Понятно, выше высокоблагородие, — покорно отвечал лейб-медик.

Глава 7

В Демутов трактир статский советник вернулся поздно вечером — запись, а затем сверка показаний Мартина Мандта потребовали немало времени. Помня о наказах Кати, как должен себя вести «человек его положения», он направился прямо к лестнице, даже не повернув головы в сторону портье. Однако его остановили.

— Ваше высокоблагородие! — воскликнул человек за стойкой.

— Чего тебе? — надменно произнес статский советник.

— Так что, изволите видеть, тут ваша супруга вам изволила послание передать, — зачастил портье. — И на словах велела сказать, что вы теперь тута не проживаете. Поскольку она квартиру сняла. Тут, в записке, все сказано.

И он с поклоном передал Углову листок бумаги. Развернув его, майор прочитал следующее:

«Дорогой супруг! Рада сообщить, что квартиру я сняла. Ту самую, что мы наметили, на Литейном, в доме купца Воскобойникова. Там и жду тебя с нетерпением. Твоя Катя».

При последних словах Углов хмыкнул, сунул записку в карман и направился обратно, к выходу.

К счастью, «ванька» ему попался толковый: нужный дом ему был, оказывается, известен, так что доехали быстро. Входная дверь оказалась не заперта. Перешагнув порог, Углов оказался в довольно тесной прихожей, которую тускло освещал висевший на стене подсвечник с тремя свечами. Сбоку, на стене, торчали оленьи рога, а в глубине угадывалась лестница на второй этаж.

Не успел он оглядеться, как в стене открылась дверца, и оттуда выскочил бойкий малый в мышиного цвета ливрее.

— Здравствуйте, барин! — приветствовал он статского советника. — Шинельку позвольте принять? Супруга ваша вас уже дожидаются, с помощником. Велели передать, как придете, чтобы проводить вас прямиком в столовую. Или в нужник поперву желаете?

— А ты кто такой? — подозрительно спросил Углов.

— Так что я лакей ваш, Спиридоном зовут, — представился малый. — Спиридон Тихонов мое прозвание. Супруга ваша, Катерина Дмитриевна, меня наняла.

— Вот как! — произнес майор, не зная, что еще сказать в таком случае. — А что это у вас темно как? Не разглядишь ничего!

— Разве темно, барин? — удивился лакей. — Вона, три свечки горят. В других домах, попроще, и двумя обходятся.

— Ладно, Спиридон, показывай этот… нужник, — согласился статский советник. — А дорогу в столовую я сам найду.

Поднявшись, после необходимых процедур, на второй этаж, Углов прошел анфиладу небольших комнат, освещенных так же слабо, как и прихожая. Впрочем, в одной статский советник разглядел раскрытый рояль с нотами на пюпитре.

После темных комнат столовая показалась ему прямо-таки залитой светом: здесь по стенам горели сразу три подсвечника, да на столе еще имелся канделябр с шестью свечами. Их огонь освещал белоснежную скатерть, играл на хрустале бокалов; в ведерке со льдом покоилась бутылка шампанского, виднелись разнообразные закуски; укутанная полотенцами, высилась кастрюля с горячим блюдом. За столом сидели величавого вида дама, в которой майор с трудом узнал Катю, и солидный чиновник в инженерной тужурке, в котором угадывался Игорь Дружинин.

— А вот и супруг мой вернулся! — воскликнула Катя, вскочив с места и устремляясь навстречу майору. — Со службы! Усталый! Оцени, драгоценный супруг, мои старания и заботы!

— Старания… да, я оценил! Оценил! — проговорил Углов покровительственным тоном. — А по какому случаю праздник? Вы с Игорем поймали убийцу императора? Изобличили весь заговор? Нашли кукловода?

— Нет, кукловода пока не нашли, — ответил за Катю Дружинин. — И вовсе у нас не праздник, обыкновенный вечер в кругу семьи после трудового дня.

— Видишь ли, Кирилл Андреевич, для человека твоего положения ужин с продуктом вдовы Клико — вещь совершенно обыкновенная, — сказала Катя. — Ну, как дома, в Москве, перед сном стопку водки скушать. Вот, садись сюда, на почетное место. Тебе накладывать? Или сначала выпьешь?

— Накладывай, — разрешил статский советник. — Только имей в виду: в Москве я водку каждый день не пью. Только по праздникам. Или если повод есть. Потому и спросил.

— Похвальное воздержание, — заметила Половцева. — Не зря именно тебя выбрали для такого ответственного задания. Но здесь, на твоем новом месте службы, несколько другие нравы. Впрочем, не хочешь — не пей. Кстати, насчет повода. Он, в общем, имеется. Как ты видишь, я свою часть работы выполнила. Полностью устроила наше семейное гнездышко. И квартиру сняла, и прислугу нашла, и посуду купила, и белье. Даже продукты на первое время запасла! Так что в ближайшие дни деньги нам тратить больше не придется. Да, кстати, как тебе мое новое платье?

— Платье чудесное, — искренне ответил Углов. — Я тебя в нем сперва даже не узнал. И тебе идет… Пожалуй, оно идет тебе больше, чем джинсы и штаны, которые ты любила носить… там. А насчет денег ты ошибаешься — их потратить придется. Меня сегодня, можно сказать, разоблачили с моей шинелью. Мандт узнал шинель, которую носил покойный Государь. Так что надо будет что-то купить взамен.

— Купить, дорогой мой, не удастся, — огорчила его Половцева. — В эту эпоху верхнюю одежду не покупали готовую, а шили на заказ. Значит, завтра нужно отправиться к портному и заказать тебе партикулярное пальто, сюртук, пару панталон… В общем, все, что требуется человеку твоего положения.

— А как же Игорь? Он, я вижу, в обновке…

— Никакая это не обновка, — сообщил Дружинин. — Это, можно сказать, секонд-хенд. Это мы с Катей еще днем купили, до твоего возвращения от Орлова. Заглянули к портному, сделали заказ на сюртук. Там я и приметил эту тужурку — ее какой-то инженер заказал, да заказ не взял. А я согласился.

— Но тебе так нельзя! — предупредила Катя. — Ты статский советник, у тебя все должно быть самое лучшее!

— Вот еще забота! — в сердцах воскликнул Углов. — Того нельзя, этого нельзя… Просто бедствие какое-то! Еще этот портной… Делом будет некогда заниматься! Кстати, о деле. Ну-ка, Игорь, расскажи, как прошел твой визит к Енохину.

— Может, сначала все-таки выпьем? — сказала Катя. — За новоселье, за начало работы…

— Ладно, если по бокалу, то пусть, — разрешил Углов. — А потом — отчет!

Дружинин, как человек, отвечающий за матчасть, откупорил шампанское. Выпили, закусили, и Дружинин начал свой отчет:

— С Енохиным все прошло успешно. Моя легенда о расследовании, которое нам поручил провести новый Государь, сомнений не вызвала. Однако профессор сразу заявил, что не верит ни в убийство императора, ни в его самоубийство. «Неправильное лечение — вот и вся причина» — так он мне заявил. По его мнению, Николай умер от крупозного воспаления легких. Причем до этого, в начале февраля, он перенес еще и простуду — или, как бы мы это назвали, ОРВИ. И все на ногах. «Если бы на месте Мандта был врач более опытный и меньше опасающийся вызвать монарший гнев, — заявил мне профессор, — он бы настоял на безусловном покое. И это могло бы спасти больного». Впрочем, Енохин согласился, что отравление могло иметь место. У меня здесь записано… Да, вот здесь: «Была некая странность в том, как протекала болезнь Государя. Несколько раз наступало улучшение, но каждый раз после этого следовал новый приступ. Это не характерно для воспалительного процесса, который протекает непрерывно». Вот, собственно, и все. Как ты и велел, я все показания записал.

— Хорошо, — кивнул Углов, отодвигая тарелку. — Диспозиция на завтра следующая. Я с утра отправлюсь к этому треклятому портному — без этого, я чувствую, не обойтись, а то совсем запалиться можно — не ровён час, разоблачат. А ты пойдешь во дворец и там побеседуешь со слугами, которые окружали покойного. Вот список, который составил Мандт. Поговорить нужно с каждым. А особое внимание обратишь… Вот, смотри, вот эти двое: денщик Петр Возняк и младший лакей Григорий — фамилию Мандт не знал.

— А чем эти двое тебя заинтересовали?

— Тем, что люди эти в окружении покойного Государя — новые. Мандт о них ничего не знает, а ведь он сопровождал Николая последние двадцать лет и всех при дворе должен знать. К тому же фамилия Возняк — польская. А у поляков к императору Николаю особый счет, за жестокое подавление восстания 1831 года. Интересно, как вообще попал этот солдат — а может, капрал — в денщики к императору? Ну, и младшего лакея, как человека нового, тоже не мешает проверить. Только смотри, действуй осторожно. Старайся не привлекать внимания. А главное — не попадись на глаза новому императору или кому-то из его ближайшего окружения. А то вмиг выяснится, что никакого поручения о проведении расследования император Александр никому не давал…

— А ты не думаешь, что Мандт тебя обманывает? — спросила Катерина. — И все-таки именно он отравил Николая?

— Нет, не похоже, — покачал головой Углов. — Он, правда, признался, что в какой-то момент Николай думал о смерти и даже попросил достать ему яда, но потом передумал. Я подробно расспросил его про этот эпизод, заходил с разных концов, и он нигде не путался, не противоречил.

— Во всяком случае, он мог отравить своего пациента, — заметила Катя. — Имел полную возможность. Я читала, что Николай ему полностью доверял.

— Да, мог, — согласился Углов. — Но это не значит, что отравил. К тому же и поведение Мандта после смерти Государя не похоже на поведение убийцы. Тот бы постарался сразу сбежать из страны. А Мандт даже из казенной квартиры не съехал, пока на площади не собралась толпа и не возникла угроза для его жизни. И потом, с таким же успехом яд могли дать и другие медики — Каррель, Магнус, тот же Енохин… Кстати, капитан, а что говорил профессор про своих коллег? О том же Мандте, например? Как о них отзывался?

— Ну, не сказать, что с презрением, — ответил Дружинин, — но оценивает он их весьма скептически. Особенно Мандта с его атомистическим методом. В общем, если называть вещи своими именами, он считает лейб-медика шарлатаном и посредственностью.

— Но ты спрашивал, по его мнению, способен ли кто-то из немцев на убийство Государя?

— Да, спрашивал. Я ведь уже говорил: Енохин не верит ни в убийство, ни в самоубийство Николая. Он даже выразился очень образно… Сейчас, где же это? А, вот, нашел! Слушай: «Они все педанты и невежи и могут погубить больного, который им доверится. Но погубить лишь по незнанию, но никак не по злому умыслу».

— Я читала про этого профессора Енохина, — заметила Катя. — Все, кто оставил о нем воспоминания, пишут о нем как о хорошем диагносте и отличном хирурге. Но в целом он не слишком поднимался над уровнем медицины своего времени. А уровень этот был довольно низкий. То есть дело не в отдельных плохих докторах, а в том, что медицина блуждала в потемках.

— Но мы сюда не уровень медицины прибыли изучать, — напомнил Углов. — А искать убийцу.

— Скажи, Кирилл Андреевич, а как ты вообще представляешь себе ход нашего расследования? — спросила Половцева. — Ты ни разу нам об этом не говорил, а хотелось бы иметь представление.

— Изволь, скажу, — отвечал Углов. — Пока что у нас идет этап первичного сбора информации. Как развивалась болезнь, погубившая Государя, кто его окружал в это время, кто что говорил, делал… В общем, сейчас этот этап заканчивается. Вот завтра Игорь слуг опросит, и будет полная картина. Тогда составим список подозреваемых и начнем работать по каждому конкретно. Пока что я нашел одно несомненное указание на насильственный характер смерти императора: слова профессора Енохина, которые Игорь только что процитировал. Ну, о том, что была какая-то странность в течении болезни. Как будто кто-то добавлял порции яда…

— Ну, еще одно указание у нас было еще там, в нашем времени, — возразила Катя. — Эти самые трупные пятна. Именно когда они появились, среди придворных пошли разговоры об отравлении. А потом они быстро перекинулись в народ.

— Послушай, майор, а почему мы ограничиваемся только слугами? — спросил Дружинин. — Разве Николая не могли отравить его приближенные? Ведь его папочку, императора Павла, убили вовсе не денщики, а гвардейцы! И до этого сколько было цареубийств, и убийцы — всё графы да князья! Разве не мог дать яд тот же Клейнмихель, или Киселев, или Орлов? С ними ты не хочешь побеседовать?

Углов уже приготовился отвечать, но его опередила Катя Половцева.

— Ты, Игорек, у нас специалист по технической части, — сказала она, — вот ею и занимайся. А в историю не лезь, ты в ней ничего не смыслишь. Нельзя мыслить по аналогии: «раз раньше так было, то и теперь должно быть». Все историки и очевидцы сходятся во мнении, что у императора Николая была исключительно дружная и сплоченная команда. Никаких интриг, никаких подсиживаний! Даже удивительно! Николай имел стальную волю и свои решения проводил неуклонно. Но и к советам прислушивался. Он разбирался не только в военном деле, но и в инженерном, принимал участие в разработке многих проектов и хорошо представлял, кто из его помощников чего стоит.

— И какое резюме у этой твоей тирады? — спросил Углов, с интересом слушавший выступление кандидата исторических наук.

— Резюме такое: искать убийцу среди приближенных Николая совершенно бессмысленно — его там нет.

— Согласен, — кивнул майор. — А что касается того, чтобы побеседовать с министром государственных имуществ Павлом Дмитричем Киселевым или с военным министром князем Василием Долгоруковым, то я об этом уже думал. Подумал — и отказался. Конечно, эти люди лучше других знали Николая и могли бы сообщить весьма ценные сведения. Но нужна ли эта информация для нашего расследования? Вот в чем вопрос. Кроме того, очень уж велик риск провала. Я, когда с Орловым говорил, все время чувствовал, что хожу по краю пропасти. А ведь граф не славится своим умом. Самым умным человеком в окружении Николая считался Киселев. Что, если он усомнится в моей легенде? Начнет проверять? Пустит по моему следу шпика? Сгорим, как эта вот спичка!

С этими словами статский советник достал из лежащего на столе коробка длинную спичку с белой головкой и провел ею по обшлагу своего сюртука. Фосфорная спичка ослепительно вспыхнула, озарив сидящих за столом, и спустя несколько секунд погасла.

Глава 8

В императорскую резиденцию капитан Дружинин явился около одиннадцати. Раньше, как объяснила Катя, было невозможно — никто бы не понял. В России вообще никто не вставал с петухами, а уж представители высшего света — тем более.

Важной проблемой явился выбор костюма. Правда, у титулярного советника Дружинина имелся прекрасный сюртук английского сукна. Однако этот предмет гардероба имел один недостаток — он был позаимствован из запасной одежды покойного императора. И могло случиться так, что кто-то из слуг (с которыми титулярному советнику как раз предстояло общаться) мог сюртук опознать. Это означало бы полный провал, чреватый печальными последствиями. Идти в купленной накануне инженерной тужурке тоже было нельзя: возникал резонный вопрос: что делает инженер во дворце? И почему допрашивает слуг?

Выход нашла Катя. Она с раннего утра вооружилась иголкой и в течение часа значительно преобразила одежду, взятую у покойного самодержца. Воротник сюртука получил оторочку другого цвета, такие же накладки были сделаны на карманах.

— Ну, вот так, пожалуй, сойдет, — решила Половцева, когда титулярный советник предстал перед ней в переделанном костюме. — Пусть даже ты встретишь лакея, который этот сюртук сто раз чистил, а все равно с уверенностью опознать его не сможет.

— И вообще ты в этом сюртуке выглядишь в точности как Шерлок Холмс из сериала, — заметил присутствовавший при примерке Углов. — Загадочно и величаво. Сразу видно — сыщик! Все, у кого совесть нечиста, сразу захотят во всем признаться. Глядишь, сегодня и все преступление раскроешь! Мне и париться не придется.

Ободренный этим комплиментом начальства, а также вооруженный последними напутствиями историка-консультанта, Дружинин кликнул извозчика и покатил к Зимнему.

Толпы на площади, по утреннему времени, еще не было, и к дворцу титулярный советник прошел беспрепятственно. Встреченный в вестибюле почтительным швейцаром, он деловито осведомился, где можно найти начальника караула, после чего проследовал в указанном направлении.

Идя по пустому коридору, капитан (как и накануне его начальник майор Углов) поразился полному отсутствию охраны. «Тут даже штурмовой группы не надо, — размышлял он. — Достаточно трех абреков с „калашами“ — и вся царская семья у тебя в заложниках. Вот нравы! Дома расскажешь — не поверят!»

— Титулярный советник Дружинин, помогаю чиновнику для особых поручений Углову в расследовании причин кончины Государя Императора! — отрекомендовался он начальнику караула. И, не дав тому задать какой-нибудь лишний вопрос, поспешил вручить «верительную грамоту», полученную от князя Орлова. Как и ожидалось, предписание шефа жандармов произвело нужное впечатление, и караульный офицер выразил готовность оказать возможную помощь. — Мне поручено побеседовать с управляющим дворцовым хозяйством Семеном Худяковым, а также со всеми слугами, — сообщил титулярный советник. — В первую очередь — с теми, кто обслуживал покойного Государя.

— Семен Никитич сейчас занят, вызван к вдовствующей императрице Александре Федоровне, — отвечал караульный офицер. — Беседу с ним придется чуть отложить. А слуг я вам доставлю. Вы с ними как разговаривать будете — в приватном порядке, с каждым по отдельности? Или со всеми вместе?

— Да, приватность желательна, — подтвердил Дружинин. — И вот что, капитан. Постарайтесь в первую очередь отыскать двоих, которые служат во дворце недавно. Один — Петр Возняк, другой — Григорий Кругликов, младший лакей.

— Все сделаем, — кивнул капитан. — Следуйте за мной, сударь.

Он провел титулярного советника в комнату, расположенную недалеко от караульной. Здесь имелись стол, пара стульев — в общем, все необходимое для допроса. Капитан удалился искать слуг, а Дружинин зажег свечи, выложил на стол бумагу, чернильницу, пару стальных перьев и принялся ждать.

Спустя некоторое время капитан вернулся с озадаченным видом.

— Вот ведь незадача! — воскликнул он. — Оказывается, у младшего лакея Кругликова сегодня как раз отпускной день — первый в этом году. И он вышел в город — сказал, что к родственникам.

— А Возняк?

— А Возняка этого чертова нигде нет, — развел руками капитан. — Я уже дал поручения, его везде ищут, но он как сквозь землю провалился. Еще вчера был — а сегодня нет. Так что я вам пока привел старшего лакея Трифона Михайлова, вот он. Будете беседовать?

— Буду обязательно! — ответил Дружинин. — И с остальными тоже буду. А уж вы, капитан, постарайтесь все же отыскать денщика.

Начальник караула удалился, а титулярный советник пригласил приведенного слугу войти, сесть и отвечать на вопросы. Старший лакей, мужчина лет пятидесяти, в ливрее и парике, внешностью несколько похожий на покойного императора Павла, садиться на стул категорически отказался, а на вопросы отвечал с охотой.

Трифон Михайлов сообщил массу полезных сведений. Он подробно описал распорядок дня покойного Государя, перечислил людей, которые находились с ним в контакте — как приближенных, так и слуг, рассказал о привычках и предпочтениях императора. Рассказал он и о врачах, лечивших Государя, дав каждому собственную характеристику. От такого обилия сведений, причем изложенных весьма толково, у титулярного советника поднялось настроение, и он почти забыл о двух пропавших слугах.

Вслед за Трифоном Михайловым перед Дружининым предстали кучер Еремей Донцов, форейтор Егор Огарков, кухарка Василиса Крупинина, младший лакей Серафим Тарасов… Сведения о покойном императоре дополнялись, уточнялись, пачка исписанных листов на столе распухала, и в этом смысле титулярный советник мог считать, что задание руководителя группы успешно выполняется. Правда, пока что ни одной зацепки, ведущей к возможному убийце Николая Павловича, не появилось.

Самым ценным было показание горничной Авдотьи Суховой. Поощряемая расспросами титулярного советника, а еще более — его улыбками и дружеским расположением, Дуня сообщила, что денщик Петр Возняк проявлял повышенный интерес к одной из ее товарок, а именно к горничной Ане Лоскутовой.

— Как выглянешь, бывало, в коридор, — рассказывала Дуня, — а оне там стоят. В дальнем конце, значит, где никто не ходит. Стоят и шепчутся о чем-то. А то иду в кладовую за какой нуждой и вижу — там они, опять шепчутся. Уж Аньке и Лукерья Филипповна, старшая горничная, замечание делала, и Семен Никитич — а все без толку.

Семен Никитич Худяков, управляющий дворцовым хозяйством, допрошенный в числе последних, эту информацию девицы Суховой подтвердил. И он же сообщил кое-какие подробности о младшем лакее Кругликове.

— Малый он работящий, толковый, — рассказал управляющий. — И грамоте знает — говорит, у дьячка научился. Опять же, иностранные языки на лету схватывает. Государь или, что чаще, Государыня, когда в забывчивость впадут, лакеям по-французски или по-немецки могут распоряжение отдать. Другие только глазами хлопают и делают наугад — авось правильно выйдет. А Гришка все в точности понимал. За это, а также за исполнительность и за память хорошую Государь его ценил. В последнее время он чаще других Его Величеству прислуживал, особенно во время болезни.

После этого рассказа желание увидеть «толкового малого» у Дружинина еще усилилось.

— Да когда же этот отпускной день у него закончится? — спросил он управляющего. — Завтра, что ли?

— Почему завтра? — возразил Семен Никитич. — Вон, день уже к концу идет. Пора и ему к работе возвращаться. Да пойдемте, сударь, в комнату прислуги, он уже там должен быть.

В сопровождении управляющего титулярный советник проследовал на запасную, так называемую черную лестницу, а по ней спустился в подвал. Здесь, в полутемной комнате с одним окном, расположенным ниже уровня мостовой, размещалось шесть коек. Четыре были свободны, на двух спали.

— Здесь младшие лакеи помещаются, — пояснил управляющий. — Двое, что сейчас спят, на ночную работу заступят — ежели Государю что потребуется, чтобы немедленно подать. А вот и койка нашего Григория Кругликова. Его самого почему-то нет… А вещи здесь. Вот, изволите видеть, ливрея висит, а вон там, под койкой, его сундучок.

— Сундучок… — задумчиво произнес титулярный советник, разглядывая небольшой железный сундук. — А давай-ка, Семен Никитич, мы с тобой в этот сундучок заглянем. А если хозяин появится, скажем, что… ну, например, скажем, что идет общая проверка всех слуг.

— Да и не надо ничего придумывать! — заявил управляющий. — Еще чего, слугам объяснения давать! Чай, не барин. Он еще мне ответ будет держать, почему на службу государеву опаздывает. Открывайте, ваше благородие, не сомневайтесь!

— Открываю, открываю… — промурлыкал титулярный советник, присаживаясь на корточки и берясь за крышку укладки.

Однако крышка открываться не пожелала, и сразу стало ясно, почему: в сундучке имелся замок, причем не навесной, а внутренний. И замок этот был закрыт. Кандидат технических наук Игорь Дружинин открыл бы его в два счета. Но для этого надо было иметь под рукой хоть какой-нибудь инструмент, а его не было. Кроме того, подобное поведение, позволительное для капитана полиции, было странно для титулярного советника и могло вызвать нежелательные толки. Потому Дружинин с некоторым сожалением поднялся и заявил:

— Закрыто у него. Ладно, подожду, пока хозяин появится. Ничего, если я здесь подожду?

— Да чего ж вы будете в лакейской сидеть? — удивился Семен Худяков. — Не господское это дело. Пойдемте лучше в малую гостиную, я вам туда кофе прикажу подать. Да что кофе — вы, чай, еще и не обедали? Ну, так я сейчас распоряжусь насчет обеда. А тут мы караул поставим. И как только этот Кругликов явится, его тотчас вам и доставят, под ваши ясные очи.

С этими словами управляющий растолкал одного из спящих и, когда тот, растирая спросонья глаза, вскочил, строго приказал:

— Хватит дрыхнуть! Сиди и жди Кругликова! Как появится, чтобы немедленно явился ко мне! У меня к нему строгий разговор будет!

После чего они с Дружининым покинули спальню младших лакеев и проследовали в малую гостиную, где титулярному советнику в скором времени действительно был подан обед. С царского стола капитан полиции Дружинин никогда не ел, блюда все были, как на подбор, незнакомые и исключительно вкусные, поэтому на какое-то время он начисто забыл о пропавшем младшем лакее. И вспомнил о Григории Кругликове лишь после того, как было убрано последнее блюдо. Как раз в это время в дверях появился и управляющий Худяков.

— Ну, и где ваш младший лакей? — спросил его титулярный советник. — Прибыл?

— Да… То есть никак нет… — промямлил управляющий.

Тут Дружинин заметил, что вид у управляющего уже не важный, как прежде, а сконфуженный.

— Видите ли, какое дело… — проговорил Семен Худяков. — Жду я этого Кругликова, жду, вижу, что не идет. Думаю: дай я сам в лакейскую спущусь, там с ним поговорю по-свойски. Спускаюсь, и что же вижу? Трифон Благолепов — ну, тот лакей, кого я поставил Кругликова сторожить, на полу валяется, а басурмана этого как не было, так и нет. Стал я Трифона тормошить — а он никак не просыпается, будто в одури находится. Сейчас с ним лекарь, господин Каррель, возится, в чувство его приводит. Идемте, ваше благородие, может, придет Трифон в себя, вы его и расспросите, что случилось.

Не теряя времени на дальнейшие расспросы, Дружинин проследовал вслед за управляющим. В лакейской он увидел сидящего на полу тощего мужика. Лицо у мужика было бледное, но уже начинало постепенно розоветь. Перед ним склонился солидный господин в хорошем сюртуке и золотом пенсне; видимо, это и был медик Каррель. Он давал сидящему что-то нюхать из склянки.

— Ну, как твой голова? — спросил медик как раз в тот момент, когда Дружинин вошел в комнату. — Болит?

— Уже меньше, ваше благородие, — отвечал сидящий.

— А тошнит?

— Нет, совсем не тошнит.

— Ну, посиди еще немного и можешь идти работать, — кивнул доктор, разгибаясь. Тут он заметил вошедшего Дружинина и наклонил голову в знак приветствия.

— Титулярный советник Дружинин, провожу дознание в связи с кончиной Государя, — представился тот. — Что тут произошло?

— По всей видимости, этот человек упал в обморок, — ответил медик.

— Но отчего? Его ударили?

— Нет, признаков насилия не имеется, — покачал головой Каррель. — Возможно, имело место легкое отравление. Об этом говорят характерные признаки: сужение зрачков, тошнота…

— То есть он что-то проглотил?

— Не обязательно. Скорее понюхал. Подобное бывает, если понюхать эфир. Однако запаха эфира не имеется, что странно.

— Ну-ка, Трифон, расскажи, что здесь произошло, — сказал Дружинин, повернувшись к лакею.

— Так что, ваше благородие, сидел я, как приказал господин управляющий, — начал лакей. — Тут он и заходит…

— Кто — Кругликов?

— Он самый. Ну, я ему сейчас говорю: тебя, мол, Семен Никитич ищут, шею тебе хотят намылить за долгую отлучку. А еще, сказывают, какой-то титулярный советник приходил, спрашивал. Так что давай, не медля, ступай к управляющему в контору…

— Так, а он что?

— Он отвечает: «Раз так, сей момент иду. Ты ложись, Трифон, спи дальше, а за меня не беспокойся». Ну, я ему поверил, улегся. Но еще не сплю, смотрю, что он делает. А он на меня оглянулся раз, другой, потом вдруг ко мне шагнул — и тряпку какую-то мне под нос сунул…

— А откуда он ее взял, эту тряпку? — поинтересовался Дружинин.

— Да бес его знает! Я и не углядел, ваше благородие, откуда он ее взял. Только все у меня вдруг закружилось, в глазах потемнело… А очнулся — лежу на полу, и его благородие господин доктор мне склянку в нос тычет. А голова болит, прямо раскалывается…

— Да, его, по всей видимости, отравили, — заключил титулярный советник, обращаясь скорее к медику, чем к управляющему. — Но тут, я полагаю, использовался не эфир, а скорее хлороформ.

— Как-как? — удивленно воскликнул доктор. — Как вы изволили выразиться? Это какое-то новое вещество?

— Новое? — в свою очередь удивился Дружинин. — Я думал, оно… Хотя, наверно, вы правы — в России оно еще неизвестно. Впрочем, я не специалист, возможно, я спутал…

Тут ему в голову пришла новая мысль, и он, ни к кому в особенности не обращаясь, произнес:

— Так, Кругликов, очевидно, сбежал. А его сундучок?

Он наклонил и заглянул под кровать младшего лакея. Там было пусто.

— Сбежал, и сундук свой унес, — констатировал титулярный советник.

— Это что же получается? — в тревоге воскликнул управляющий. — С чего бы это он дал деру? Не прихватил ли какого царского добра?!

В тот же момент, словно в ответ на этот вопрос, в коридоре послышался топот, и в двери возникла горничная Сухова, которую Дружинин успел запомнить.

— Беда, Семен Никитич! — вскричала горничная. — Из столовой, из левого буфета, все серебро пропало! Мы сейчас к чаю принялись накрывать — а ложек-то нету! И ножей, и другой посуды!

— Ах он тать! Ах разбойник! — возопил управляющий. — Вот он к кому в город-то ходил — к атаманам своим! Сейчас в полицию сообщить надобно! Искать вора! Или вы сами, господин Дружинин, распорядитесь? — спросил он, поворачиваясь к титулярному советнику. — Может, его жандармский корпус разыскивать будет, раз он на царское добро покусился?

— Нет уж, сообщайте в полицию, — отвечал Дружинин. — Жандармы кражами столового серебра не занимаются. Даже из императорского буфета.

— И еще, Семен Никитич! — продолжала горничная Сухова. — Вы мне Аньку Лоскутову велели сыскать, чтобы его благородие ее расспросил. Так Аньки нигде нету! И вещей ее нет! Ни платьев, ни салопа!

— Надо пойти, проверить, на месте ли Возняк, — озабоченно произнес управляющий. — Может, он знает, где Анюта шляется.

— Напрасно будете себя беспокоить, Семен Никитич, — сказала горничная. — Я уж сама сбегала и сама все узнала. Нету Петька, со вчерашнего дня нету! И вещей его тоже нет!

Глава 9

— Да, согласен, все это крайне подозрительно! — заявил Углов. — И тряпка эта, которой сторожа вырубили, и замочек на сундуке, и внезапное бегство…

— А языки? — добавил Дружинин. — Отчего это деревенский парень все языки знает?

— Ну, это может быть и природный дар, — возразила Катя Половцева. — Бывают же люди, способные к языкам.

— Бывают — вот ты, например. Но в соединении с этим эфиром, или хлороформом, и с неожиданным исчезновением такое объяснение уже не выглядит правдоподобным. И пропажа столового серебра меня не успокаивает, а, наоборот, настораживает.

— Ну да, выглядит, как попытка навести врагов — то есть нас — на ложный след, — кивнул Углов. — Так что младшего лакея Кругликова необходимо проверить. Но денщик Петр Возняк вызывает у меня куда больше подозрений!

— Отчего же, милый? Объясни! — самым любезным тоном попросила Катя Половцева.

— Изволь, объясню. Я сегодня с утра побывал во дворце и ознакомился с послужными списками двух наших фигурантов.

— Послужной список — это что-то вроде личного дела? — уточнил Дружинин.

— Вот именно. Так вот, выяснил я следующее. Кругликов Григорий Ефимов происходит из крестьян Курской губернии. С детства отличался сообразительностью, сам, с помощью деревенского дьячка, научился грамоте, после чего был взят помещиком, князем Волконским, в дворовые люди. Чем-то он князю понравился, и тот отличил дворового мальчика, приблизил к себе, и когда отправился на службу в Петербург, взял Гришу с собой. А позже, когда при дворе возникла надобность в лакее, презентовал смышленого юношу Государю. Как видишь, тут все сходится с теми сведениями, которые тебе сообщил управляющий дворцовым хозяйством. Рисуется портрет сообразительного деревенского паренька, попавшего в столицу, полную всяких соблазнов. Вполне могло случиться, что карьера лакея, пусть даже не младшего, а старшего, показалась ему скучной и недостойной его дарований, и он захотел быстро обогатиться. Так что история с кражей серебра может быть вовсе не отвлекающим маневром, а настоящей причиной его внезапного бегства.

— Ну, хорошо, с Кругликовым ты выяснил, — подала голос Катя. — А что Возняк? Чем он тебя насторожил?

— А тем, что тут все — дело темное. В послужном списке значится, что Петр Семенов Возняк происходит из крестьян Тамбовской губернии. В денщики попал, оказавшись на военной службе. Однако я осмотрел этот список повнимательнее и обнаружил следы подделки. В частности, она касалась отца нашего героя, а также места рождения. Я, конечно, не такой спец по работе с документами, как Игорь, но кое-что умею. Так вот, я немного поколдовал над этой бумагой и обнаружил, что на месте слова «Тамбовской» ранее стояло слово «Радомской». А отца Пети Возняка звали вовсе не Семен, а Станислав. А еще мне кажется, что происходит он вовсе не из крестьян, а из польских мещан. Они более грамотны, и некоторые из них участвовали в освободительном движении на низовых ролях.

— То есть он поляк, как ты и думал, — заключил Дружинин.

— Да, поляк. А после волнений 1831 года император Николай поляков не жаловал. Он даже верноподданнические адреса от их депутаций отказывался принимать! И уж тем более он не принял бы поляка к себе в денщики. Спрашивается: с какой целью Возняк проник в непосредственное окружение императора? Проник обманом, произведя подделку документов? Вывод напрашивается вполне определенный…

— Да, но ведь там тоже был повод для бегства! — заметила Катя. — Повод романтический — любовь! Что, любовь тоже подделана? А девушка? Ты о ней что-нибудь узнал?

— Узнал, узнал! Лоскутова Анна Спиридонова, уроженка села Клещевка Саратовской губернии, крепостная помещика Столыпина…

— Как?! Того самого Столыпина?!

— Нет, разумеется, не его, а его деда. Биография ее чем-то схожа с биографией нашего первого фигуранта Григория Кругликова. Была дворовой девкой, потом горничной, показала себя толковой, расторопной, была привезена в Петербург и здесь передана в услужение во дворец в качестве подарка.

— То есть девушка вполне реальная? И документы в порядке? — спросила Катя.

— Да, документы вроде в порядке, — согласился Углов. — Таким образом, возникают две версии. Либо Возняк приволакивал за девушкой для виду, кружил ей голову, а сам никаких чувств не испытывал. Чувство у него было только одно — ненависть к императору, жестоко, по его мнению, угнетавшему Польшу. Императора он убил, а затем сбежал, прихватив девушку с собой, чтобы потом, при первом удобном случае, от нее избавиться. Тогда судьба Ани Лоскутовой весьма печальна… Либо наш мститель действительно увлекся девушкой, что не помешало ему выполнить свою основную миссию. А по ее окончании он с нею скрылся — или в одну из губерний Царства Польского, либо вообще за границу.

— То есть ты считаешь, что разрабатывать Возняка более перспективно, чем Кругликова? — спросил Дружинин.

— Я в этом совершенно убежден! Поэтому план у нас будет такой. Сегодня же вечером мы все отбываем в Царство Польское, в город Радом. Там будем искать следы пропавшего денщика.

— Должна тебя разочаровать, мой дорогой, — сказала Катя. — Сегодня же вечером нам поехать не удастся. Придется немного задержаться в столице.

— Это почему же?

— Причина банальная — отсутствие денег. Все средства, позаимствованные нами из царской шкатулки, мы истратили.

— Как — истратили?! Там же было пятьсот с лишним! Для этой эпохи это большие деньги!

— Да, деньги немалые, — согласилась Катя. — Но и траты были порядочные. Дом, прислуга, твой костюм… В общем, в кассе осталось меньше сотни. С такими средствами пускаться в путь нельзя.

— Вот те раз! — воскликнул огорченный статский советник. — И что же будем делать? Займемся квартирными кражами? Или будем купцов грабить? А может, возьмем какой-нибудь банк?

— Ну, при твоем оперативном опыте, да при моих технических познаниях это все было бы делом возможным, — заметил Дружинин.

— Ну, уж нет, спасибо! — саркастически произнес Углов. — Ничего себе «задание государственной важности»! Отправиться в прошлое, чтобы заняться банальным разбоем!

— Успокойся, дорогой, ничего этого делать не придется, — сказала Катя. — Игорь уже придумал, как нам пополнить казну, не вступая в конфликт с законом.

— Вот как? Это отлично! — воскликнул Углов. — И как же?

— А все так же — используя мои технические познания, — сказал Дружинин. — Но уже в мирных целях. Видишь ли, уже несколько лет в империи разворачивается масштабное железнодорожное строительство. То есть пока оно находится на стадии проектирования, но вскоре должны приступить и к практическим работам. Планируют строить сразу три важные дороги. Одна должна связать Петербург с Варшавой. Кстати, если бы наши предки ее уже построили, нам бы не пришлось тащиться в Царство Польское на бричке. Но чего нет, того нет. Вторая дорога свяжет Москву с Самарой, а в перспективе — и с Омском, а третья проляжет на юг, в сторону Киева. И на все эти стройки остро требуются инженеры. Я уже провел переговоры в Ведомстве путей сообщения. Там меня встретили как родного, честное слово! Назначили очень приличное жалованье, обещали дать казенную квартиру с прислугой… Чиновник, который со мной беседовал, сказал, что на положенные мне средства я вполне смогу содержать семью. Ну, вот я буду вас содержать.

— Да, все это хорошо, но как же ты будешь заниматься расследованием? — спросил Углов.

— Видишь ли, в Российской империи этого времени совсем другие представления о режиме работы, — объяснила Катя. — Ты уже мог это заметить, бывая во дворце. Благородному человеку вовсе не обязательно находиться «в присутствии», как они называют место службы, восемь или девять часов. Вполне достаточно и четырех-пяти. Причем не каждый день.

— В общем, я договорился, что мне завтра выплатят подъемные и часть оклада, авансом, — добавил Дружинин. — А к работе я приступлю спустя две недели — когда перевезу семью из Новгорода.

— А почему из Новгорода?

— Ну, видишь ли, я догадался, что ты захочешь ехать в первую очередь в Царство Польское, — объяснил титулярный советник. — А дорога туда лежит как раз через Новгород. Так что нам это направление не миновать.

— Что ж, отлично! — заключил Углов. — Стало быть, выезжаем завтра, как только ты получишь эти свои подъемные?

— Нет, придется еще на денек отложить, — сказал кандидат технических наук. — Понимаешь, я тут на два места работы устроился.

— Как — на два?! — ахнул руководитель группы. — Зачем?!

— Понимаешь, я ведь не знал, сколько мне денег на железной дороге положат, — принялся объяснять Дружинин. — Боялся, что нам не хватит. Вот и пошел по частным объявлениям. Оказалось — очень выгодное дело. Ты не представляешь, какая здесь нужда в инженерах! Буквально для всех работ люди требуются. Кран на причале поставить, газовое освещение наладить, насосную станцию построить — везде нужны чертежи, расчеты… В общем, подрядился я к послезавтрашнему дню выполнить для купца Гуськова расчеты по установке на Охте крана на паровой тяге. Платит купец золотом, очень прилично. Так что придется посидеть в граде Петровом два дня.

— Ладно, посидим, — со вздохом согласился Углов. — Я еще во дворец наведаюсь, с формулярами получше ознакомлюсь. Да и в жандармское управление визит нанесу. Хочу получить свежую информацию о положении дел в Царстве Польском. Но ты уверен, что за два дня управишься со всеми расчетами?

— Не боись, ваше высокоблагородие! — отвечал Дружинин. — Рази мы без понятиев? Мы нужду государственную оченно хорошо понимаем! А потому будем работать без продыху. Да и расчеты там, если честно, не такие уж сложные. Был бы у меня хотя бы простенький ноутбук — я бы за три часа всю работу закончил. Ну, ничего, справимся и без техники…

* * *

— Таким образом, ваше высокопревосходительство, — сказал поручик Машников, — наблюдения за статским советником производились все два дня. С перерывами, конечно, — ведь в моем распоряжении не было помощников…

— Ничего, пусть, — махнул рукой глава Третьего отделения императорской канцелярии. — Я ведь только так… полюбопытствовать… И что же? Было что-либо интересное?

— Если говорить о занятиях господина Углова, то в эти дни он проявлял большое служебное рвение, — отвечал поручик. — Допросил лейб-медика Мандта, ознакомился с послужными списками всех слуг, окружавших Государя. Его помощник, некий… вот, у меня тут записано… титулярный советник Дружинин. Он лично допросил всех слуг, а также беседовал с профессором Енохиным.

— Похвально, похвально… — кивнул граф. — Что ж, наверно, мне показалось, и наблюдение было вовсе не нужно. Значит, ничего странного, необычного замечено не было?

— Отчего же, ваше высокопревосходительство, кое-что странное было, — сказал поручик. — Например, я заметил, что господин Углов постоянно ошибается в денежных расчетах. И с извозчиками, и в ресторанах. Словно деньги впервые видит, честное слово. Еще я отметил вот какую деталь: господин статский советник постоянно норовит добраться до нужного места пешком. Иногда покрывает две-три версты. Словно испытывает денежные затруднения и не может нанять извозчика.

— Денежные затруднения? — князь Орлов большого интереса к сообщению не выказал — так, поднял одну бровь. — Это и правда странно, учитывая его близость к новому Государю… Но, возможно, причина совсем в другом. Возможно, господин Углов испытывает какие-то трудности со здоровьем. Например, у него почечуй или подагра. И доктора прописали ему моцион. Такое вполне может быть. Вот граф Клейнмихель, например, вынужден в день проходить три версты, чтобы поддержать сердце. Так что ничего тут особенно странного нет.

— Вы, конечно, совершенно правы, ваше высокопревосходительство, — поспешил согласиться поручик. — Вот только ваше замечание насчет близости господина Углова к Государю не совсем верно…

— Как это — не совсем? — нахмурился князь. — Он мне показывал рекомендательное письмо, подписанное Его Величеством!

— Да, конечно! Но почему в таком случае господин Углов за эти два дня ни разу не явился к Государю с докладом? Хотя каждый день бывал во дворце. Причем я заметил, что он бывает в Зимнем как раз в то время, когда императора там нет — уезжает на прогулку или на смотр.

— Не являлся с докладом? — на этот раз князь Орлов, пожалуй, на самом деле удивился. — Это необычно… Хотя может случиться, что Государь, назначив секретное расследование обстоятельств смерти своего царственного родителя, не желал привлекать к этому факту лишнего внимания. И потому велел чиновнику для особых поручений являться реже. Да, так может быть. Это все?

— Относительно самого господина Углова, можно сказать, все. Есть еще несколько наблюдений, касающихся его помощника, титулярного советника Дружинина — я уже упоминал о нем вашему высокопревосходительству. А также супруги статского советника.

— Вот как? Даже супруги? — его высокопревосходительство изволил усмехнуться. — И что за наблюдения?

— Как я уже докладывал вашему высокопревосходительству, титулярный советник Дружинин участвует в расследовании. Он допрашивал слуг в Зимнем дворце, встречался с профессором Енохиным. В то же время, как мне стало известно, титулярный советник поступил на службу в Ведомство путей сообщения в качестве инженера. А также заключил договор с купцом Гуськовым о проведении расчетов по установке крана. Такое совмещение обязанностей, признаться, мне встречается в первый раз. Вот я и решился доложить…

— Хорошо, я понял. А что супруга?

— Звать ее Екатерина Дмитриевна. Дама весьма самостоятельная. Сама, без мужа, наняла квартиру, прислугу, закупила посуду, мебель, одежду — словом, все. Ну, да это еще ладно — встречаются такие энергичные дамы. Однако супруга господина Углова пошла дальше. Вчера она посетила библиотеку Института гражданских инженеров!

— Что вы говорите! — князь Орлов покачал головой. — И что, в библиотеке Института дозволяется ее посещение дамами?

— Насколько я знаю, нет. Все это выглядело следующим образом. Екатерина Углова доехала на извозчике до здания библиотеки и вошла внутрь. Я остался наблюдать снаружи. Она пробыла там… сейчас… пробыла два часа сорок минут. Когда вышла, я не стал сопровождать ее до дома, а вместо этого вошел в библиотеку и отправился к служителю, ведающему выдачей книг. Мне было интересно, действительно ли у них среди читателей встречаются дамы, а если так, что именно читала госпожа Углова.

— Ну, и что же вам ответили?

— Служитель моему вопросу крайне удивился и даже слегка обиделся. Он заявил, что никаких дам в их заведении нет и никогда не было. А когда я спросил про госпожу Углову, вошедшую в здание, служитель повторил, что никакой Угловой он сегодня не видел. Тогда я, по какому-то наитию, спросил, не посещал ли библиотеку инженер Дружинин. И что же? Мне тут же ответили, что господин Дружинин, действительно, уже несколько дней является их читателем. Обычно берет книги по устройству железнодорожных насыпей. А вот сегодня, к удивлению служителя, запросил данные статистики по Царству Польскому, а также свежие газеты из Варшавы. Газет инженеру выдать не могли, поскольку не получают, и тогда он выписал книги ряда польских историков. Могу только добавить, что, по моим наблюдениям, указанный господин Дружинин весь день из квартиры не выходил.

— То есть вы подозреваете переодевание? — уточнил его высокопревосходительство. — Да, интересная история! Это действительно необычно. Хотя ничего преступного в этом нет… Хорошо, тогда сделаем так…

* * *

День 21 февраля — тот самый день, когда инженер (он же титулярный советник) Дружинин должен был сдать заказчику все расчеты для сооружения крана, — подходил к концу. В Петербурге, как и во всей России, в разгаре была Сырная неделя, и на улицах торговали горячими блинами, пирогами с рыбой и другой снедью. Шел уже девятый час вечера, когда титулярный советник вернулся в квартиру на Литейном проспекте. Вернулся в приподнятом настроении.

— Ну, что, барин дома? — спросил он слугу Спиридона, сбрасывая ему на руки шинель.

— Никак нет, ваше благородие, — отвечал слуга, — еще не возвращались. Дома одна барыня.

— Ну, ничего. Ты скажи повару, чтобы был готов ужин подать. И как только барин придет — сразу горячее на стол. И вина, вина непременно!

Все в таком же радостном расположении духа инженер поднялся по лестнице и вошел в столовую.

— Здравствуйте, Екатерина Дмитриевна, душа моя! — произнес он. — Небось истомились, нас ожидаючи?

— Истомилась, батюшка, истомилась! — подтвердила Половцева. — А ты что такой веселый? Или повод есть?

— Есть повод, есть! — произнес инженер, прохаживаясь вокруг стола и потирая руки. — Расплатился со мной заказчик, сполна расплатился! Вот они, денежки!

И он достал из кармана тяжелый кошелек и продемонстрировал Кате горсть золотых империалов.

— Теперь можно и в Царство Польское отправляться, — заключил он. — На жизнь хватит!

— Это хорошо, что деньги есть, — обрадовалась Катя. — Потому что, если будем следовать придуманному мной плану, нам потребуются значительные расходы…

— А что за план?

— Видишь ли, я решила… — начала было Катя, но вдруг остановилась и прислушалась.

— О, слышу, дверь стукнула! — сказала она. — Кажется, Кирилл вернулся. Сейчас, за ужином, я сразу всем и расскажу.

Действительно, на лестнице послышались шаги, и в комнату вошел Углов. Катя обратила внимание, что он был рассеян, словно что-то важное занимало его внимание. Руководитель группы не проявил большого интереса к рассказу Дружинина об окончании его работы. Даже поданная поваром превосходная пулярка, а также бутылка шабли не вывели статского советника из состояния задумчивости. Поэтому Катя не спешила изложить свой план, связанный с предстоящей поездкой в Царство Польское. Вместо этого она напрямик спросила «мужа»:

— Скажи, что случилось? Ты сам на себя не похож! Какой-нибудь непредвиденный прокол?

— Нет-нет, никаких проколов! — покачал головой Углов. — Все в порядке. Просто… когда я уже собирался уходить, во дворец пришло одно известие… важное известие…

— Что такое? — почти хором спросили Дружинин и Катя.

— Понимаете… На берегу Невы, уже у самого залива, квартальный обнаружил чью-то одежду, а также сверток. В свертке оказалось столовое серебро с царским вензелем. Квартальный снес находку в часть. Там покопались в одежде и в кармане обнаружили записку. Вот эту — я сумел ее изъять.

И статский советник выложил на стол скомканный листок писчей бумаги. Дружинин и Катя склонились над находкой и прочитали следующее:

«Нет мне прощения, ибо есть я сосуд греха зловонный! Уж как был добр ко мне князь Андрей Юрьевич, как привечал меня покойный государь Николай Павлович, а я чем им отплатил! В дни кончины Государя, в дни скорби похитил государево добро и в бега подался! Но даже мои подельники, воры питерские, от меня отвернулись! Некуда мне теперь идти! Ухожу дорогой скорби и прошу у всех, кто меня знал, прощения, хотя и недостоин. Младший лакей Григорий Ефимов Кругликов».

— То есть наш фигурант покончил с собой? — заключил Дружинин.

— Получается, что так, — кивнул в ответ Углов. — Управляющий пересчитал найденные ложки — все сходится. И одежду слуги опознали — именно в ней Кругликов ушел из дворца.

— А тело не искали? — поинтересовалась Половцева.

— Я этим вопросом тоже интересовался, — кивнул Углов. — Мне объяснили, что в Неве утопленников не ищут: течение больно сильное. Тем более, если утопление произошло вблизи моря, поиски представляются совершенно бесполезными — тело наверняка вынесло в залив. Водолазов в эту эпоху, как ты понимаешь, нет. Так что отвечу: нет, искать не будут.

— Что ж, если Кругликов и правда утонул, то это, наверно, хорошо, — сказал Дружинин. — Круг поисков сужается. Остается один Возняк и его барышня.

— Так оно, может, и так… — протянул Углов. — Но…

— Что «но»? — поинтересовалась Катя. — Что тебе не нравится?

— Только одно обстоятельство. На берегу была найдена одежда, было там и похищенное серебро. Но одного предмета там не хватало: сундучка, с которым Григорий Ефимов ушел из дворца. И куда девался проклятый сундучок — непонятно.

Глава 10

В образованном обществе города Радом, столицы Радомской губернии, в конце февраля царило приподнятое настроение. И хотя уже начался Великий пост, предписывавший воздержание от веселых застолий, высшее городское общество считало возможным слегка отойти от предписаний святой церкви. Уж больно повод был важный: подтвердились недавно пришедшие из Петербурга слухи о тяжелой болезни императора Николая. Выяснилось, что палач польского восстания не только заболел, но уже и скончался, и даже похоронен в Петропавловской крепости, этом военном склепе русских царей. Таким образом, можно было сказать, что пусть с запозданием, но все же восстановилась справедливость, и гибель тысяч повешенных и расстрелянных участников восстания 1831 года была отомщена. К тому же про нового императора Александра ходили обнадеживающие слухи — о том, что он настроен не так воинственно, как его отец, может, даже либерально, и что можно ожидать послаблений и прекращения ненавистной русификации Конгрессовой Польши. Эти слухи оживленно обсуждались на балах, собраниях и других подобных мероприятиях, проходивших чуть ли не каждый день.

В эту обстановку общего оживления хорошо вписалась еще одна новость — о прибытии из Парижа графа Пшибельского с супругой Кити — чистокровной француженкой. Супругов сопровождал инженер Игнатий Томашевский. Все трое остановились в лучшей городской гостинице — отеле «Империал», где заняли два номера люкс.

Имя графа Кшиштофа Пшибельского в польских образованных кругах было хорошо известно. Один из ближайших сподвижников князя Адама Чарторыйского, он блестяще себя проявил в 1830 году в боях с войсками великого князя Константина. Позже, когда формирования революционной Польши были разбиты армией фельдмаршала Паскевича, граф сумел избежать плена и бежал в Париж. Однако и позже он проявил себя как истинный польский патриот. Он участвовал в возмущении Панталеона Потоцкого близ Седлеца, а позже сражался за дело свободы в Италии и Венгрии. За это русское правительство конфисковало огромное имение графа, расположенное близ Радома, и пожаловало его самому фельдмаршалу Паскевичу.

Следует добавить, что к этому времени в Радоме практически не осталось людей, сражавшихся вместе с графом и близко его знавших. Одни были казнены, другие сосланы в Сибирь, а иные, как и сам граф, удалились в эмиграцию — кто в Париж, кто в Лондон. Ведь надо учитывать, что с тех пор прошло уже почти четверть века, и события тех дней стали историей.

Правда, по последним сообщениям, граф в данное время должен был находиться в Крыму, где в составе союзных войск воевала с русской армией и польская часть, составленная из эмигрантов. Выходило, что граф оставил поле брани? Однако это недоразумение быстро разъяснилось. Известная радомская помещица и меценатка маркиза Агнесса Заборовская-Турчин взяла на себя смелость нанести первый визит парижскому гостю. Она встретила в семье графа самый радушный прием и получила массу интересных сведений, которые затем поспешила передать всему городскому обществу.

Оказалось, что граф в сражении под Евпаторией получил тяжелое ранение, вследствие чего был вынужден покинуть театр военных действий и вернуться в Париж. Здесь его застали известия о болезни императора Николая, после чего граф счел, что он должен немедленно вернуться на родину. На вопрос маркизы, не боится ли граф Кшиштоф ареста, тот отвечал, что «устал чего-либо бояться» и что «нынче наступает новая эпоха».

Самые приятные воспоминания остались у маркизы после беседы с женой графа госпожой Кити. «Она настоящая парижанка!» — так резюмировала Агнесса Заборовская свои впечатления. Оказалось, что Кити Пшибельская не только в совершенстве владеет языком Мольера и Лафонтена, но и прекрасно разбирается в новинках французской культурной жизни. Так, она в разговоре ссылалась на романы Бальзака, о которых маркиза даже еще не слышала!

В ходе беседы граф и графиня поведали гостье о своих ближайших планах. По словам Кшиштофа Пшибельского, он не собирается «дразнить гусей и уже завтра готовить восстание». Нет, он будет вести себя как законопослушный подданный русского императора. Более того, он намерен завтра же нанести визит губернатору Радома. Не собирается он тревожить тени прошлого и пытаться вернуть себе отобранные поместья. «Стало быть, вы вовсе оставили планы освобождения Польши?» — спросила удивленная маркиза. На что граф ответил, что это мнение ошибочно, и борьба за независимость родины ему дорога по-прежнему. И в доказательство этого он готов поведать о другом своем плане. Он намерен встретиться с рядом польских патриотов — людей, которые готовы продолжать борьбу. Причем он намерен встречаться не только со шляхетством, но и с людьми самого простого звания. «Ведь армии освобождения требуются не только офицеры, но и солдаты, — заметил граф. — Пожалуй, солдаты нужны даже больше. Ведь в офицерах у нас никогда не было недостатка». Поэтому маркиза, а также ее друзья из образованных кругов не должны удивляться, если до них дойдут слухи о том, что граф Пшибельский появляется среди мещан и даже ремесленников.

«Может быть, вас интересует кто-то, кого вы можете назвать? — спросила маркиза. — Скажите, и я окажу вам любую помощь».

«Да, у меня есть кое-какие наметки, — согласился граф. — Например, мне рассказывали о неком храбром молодом человеке, служившем в русской армии. Да-да, он служил у русских, но оставался польским патриотом. Поэтому он может представлять для дела свободы большую ценность: ведь он хорошо знает устройство русской армии, в совершенстве знает язык».

«Как же имя этого юноши?» — поинтересовалась маркиза.

«Петр Возняк, — отвечал граф. — По крайней мере, под таким именем он служил в Петербурге. Но здесь, на родине, он мог сменить имя. А еще я знаю, что его сопровождает девица, согласившаяся разделить с ним его судьбу. Ее зовут Анна».

«Ах, это такая романтическая история! — воскликнула в этом месте разговора графиня Кити, говорившая по-польски довольно чисто, но предпочитавшая все же язык Вольтера. — Эта русская девушка согласилась поехать за любимым в Польшу! Думаю, он предупредил ее о возможных неприятностях, но это ее не остановило».

«Так вот, мне дали понять, что этот юноша — а происходит он из бедных кругов — готов продолжить борьбу за независимость, — сказал граф. — Так что я бы с удовольствием с ним встретился».

«А давно этот юноша и его спутница прибыли на берега Ниды? — спросила гостья. — И где они поселились?»

«Прибыли они — если вообще прибыли — не так давно, — отвечал граф. — А где поселились, понятия не имею. В том и проблема для моих поисков».

Маркиза Турчин заверила своего собеседника, что она приложит все силы, чтобы помочь знаменитому борцу за восстановление Речи Посполитой. И действительно, она уже на следующий день начала посещать своих многочисленных друзей и знакомых — а среди таковых числилось все образованное общество Радома — и рассказывать о своей беседе с графом и о том глубоком впечатлении, которое на нее произвела эта встреча. «Вот настоящий герой! — говорила маркиза, не скрывая своих эмоций. — Он ничего не говорил о своих подвигах, о достижениях! Все только о деле! Если бы все так себя вели!»

Передала маркиза и просьбу графа Пшибельского разыскать молодого человека по имени Петр Возняк, прибывшего недавно из Петербурга с девушкой Аней. И эта просьба не осталась не услышанной. Из салона в салон, из поместья в поместье передавалось имя бывшего русского солдата, которого разыскивает граф Пшибельский.

Сам же граф, как и обещал маркизе, вскоре нанес визит губернатору Радома, с которым имел беседу наедине. Подобная беседа могла бы нанести серьезный урон репутации любого поляка — любого, но не графа Пшибельского, заранее известившего общество, через маркизу, о таком намерении. После губернатора граф побывал также у епископа, а затем начал ездить по окрестностям Радома, посещая различные поместья. Людей, знавших его лично, уже практически не осталось, так что ему не с кем было вспомнить былые дни. Но граф, похоже, об этом нисколько не горевал. Везде его беседы протекали примерно по одному сценарию: вначале граф немного говорил о своем прошлом, затем рисовал планы восстановления независимости Польши (впрочем, довольно неопределенные), говорил о делах своего собеседника. И всегда спрашивал, не знает ли собеседник юношу по имени Петр Возняк. Но прошла неделя, потом вторая, а ему никак не удавалось наткнуться на человека, что-либо слышавшего о человеке с таким именем.

В то же время супруга графа, очаровательная Кити, начала наносить визиты в самом городе. Сначала она побывала в самых знатных домах, а затем и в домах попроще. Везде она произвела самое выгодное впечатление как женщина европейски образованная и поистине светская.

Между прочим, графиня Кити везде жаловалась, что никак не может найти хорошую горничную. Ей рекомендовали самых разных девушек. Но проблема была в том, что графине непременно хотелось, чтобы ее горничная носила имя Анна. Она заявляла, что такое имя горничной принесет ей удачу.

Чем в это время занимался инженер Игнатий Томашевский, прибывший в Радом вместе с графом, в точности никто не знал. Пару-тройку раз его видели в ресторанах, где он общался с людьми своего круга — чиновниками, адвокатами, преподавателями гимназий. Если беседа принимала достаточно доверительный характер, инженер намекал, что ему требуются люди для некоего предприятия на территории российских губерний. Предприятие это сопряжено с большой опасностью, а потому люди ему нужны храбрые и обученные воинскому делу. Есть и еще одно непременное условие — они должны в совершенстве владеть языком угнетателей, то есть русских, и говорить на нем без акцента. Если инженеру называли таких людей, он заносил услышанные имена в особую книжечку.

Впрочем, людей того же круга, что инженер, в таком провинциальном городишке, как Радом, было раз-два и обчелся. А потому и встреч у инженера Томашевского было мало, и записей в той самой книжечке появилось совсем немного.

Гораздо больше в Радоме было народу попроще — мелких торговцев, приказчиков, писарей в присутственных местах, чиновников малого разряда. Такой народ собирался не в ресторанах, где подавалось «клико» или шабли, а в корчмах и шинках, за кружкой пива. В таких местах ясновельможному пану инженеру делать было решительно нечего — он выглядел бы здесь белой вороной и сразу бы попал на заметку шпикам, которых — увы! — было достаточно в польском Радоме; не меньше, чем где-нибудь в Костроме или Саратове.

Но пан инженер в корчмах и шинках не появлялся. Зато там начал встречаться другой человек, которого также звали Игнатием, но фамилия у него была простая — Клех, и на инженера он был ничем не похож — разве что рост у них был одинаковый и голос схожий. Этот самый Игнатий Клех представлялся типографским рабочим, наборщиком. Человеком он был компанейским, знал множество интересных историй, а потому за его столом всегда собиралось довольно людей. Говорил он, правда, с легким акцентом. Но этот дефект имел свое объяснение — как рассказал наборщик, последние двадцать лет он провел вдали от родины. Как он сообщил, за участие в восстании он был сослан в Сибирь, откуда бежал и через глухую тайгу пробрался в Китай, а оттуда пароходом прибыл в Америку. В каких только переделках он не бывал! Бился с медведем в тайге, тонул в реке Амур, скрывался от свирепых разбойников-тангутов, искал золото в Калифорнии… Теперь же, заявлял Клех, он вернулся в родные края, чтобы устроиться в какую-нибудь типографию и мирно жить и работать.

Но так он говорил, только если компания была широкая и в ней могли попасться случайные люди. Если же наборщик был уверен, что его окружают одни лишь польские патриоты, он раскрывал свои истинные цели. Тогда он признавался, что был в Варшаве и встречался с вождями поднимающего голову нового движения за независимость. И в Радом он прибыл не просто так, а с целью собирать отряды для будущего выступления. Особенно его интересуют люди, уже послужившие в российской армии и обученные обращению с оружием. Не знает ли кто таких людей? — спрашивал Клех. Может, кто-то из них недавно прибыл в Радом?

Его признания попадали на благодатную почву. Многие из его слушателей заявляли, что готовы хоть завтра примкнуть к движению, если оно начнется. Относительно же людей с военным опытом наборщику-патриоту ничего определенного сказать не могли — никто не знал таких людей.

Где квартировал наборщик Клех, никто сказать не мог — выйдя из корчмы, он всегда таинственным образом исчезал в какой-нибудь подворотне. А спустя некоторое время в двери отеля «Империал» входил инженер Томашевский, неизвестно откуда взявшийся.

Поздним вечером, уже ближе к ночи, инженер обычно приходил в гости к графу и графине. После чего двери номера, который снимали супруги Пшибельские, плотно закрывались, так что никто посторонний уже не мог подглядеть или подслушать, чем они там занимаются. И хорошо, что не мог: иначе этот любопытный был бы немало удивлен. Потому что «польский патриот» Пшибельский, как и графиня Кити, и инженер Томашевский вдруг переходили с польского или французского — языков, на которых они разговаривали днем, — на русский язык.

И обсуждали они всегда один и тот же вопрос.

— Ну что, слышно что-нибудь? — обычно спрашивал «граф».

— Мне порекомендовали еще двух горничных, — отвечала «графиня Кити». — Увы, нашей Ани среди них нет.

— А у тебя что? — поворачивался «граф» к «инженеру».

— Тоже ничего, — качал тот головой. — Никаких следов.

— Но ведь должны же они где-нибудь объявиться! — с досадой восклицал «граф Пшибельский», он же Кирилл Андреевич Углов.

После четвертого дня пребывания в Радоме, такого же безрезультатного, как и остальные, выслушав рапорты подчиненных, руководитель группы заявил:

— Нам надо менять тактику. Если Возняк вообще направился сюда, к себе на родину, он, видимо, не намерен поселяться отдельно, собственной семьей. Скорее всего, он направился к своим родителям. Их и надо искать.

— Совершенно согласен! — кивнул Дружинин. — Причем делать это надо не в Радоме — здесь я мещанские круги все прошерстил. Скорее всего, его предки — крепостные какого-нибудь графа или простого шляхтича.

— Причем живущего не рядом с городом, а в отдалении от него, — добавила Катя Половцева. — Ведь всю шляхту поблизости ты уже проверил — правда, Кирилл?

— Да, в радиусе двадцати верст все проверено, — кивнул Углов. — Будем теперь делать более далекие выезды. Причем ездить, Катерина, нам придется с тобой вместе — так получится естественней.

— Да, понимаю, — согласилась Половцева.

— Я договорился, что завтра нанесу визит пану Вацлаву Гронскому, хозяину села Студницы, — сообщил Углов. — Нас сегодня познакомили у графа Замойского, и пан Вацлав сразу же начал зазывать меня к себе. Заявил, что приготовит некий сюрприз.

— Сюрприз? — Катя подняла брови, ее лицо выразило сомнение. — Нет ли здесь какого подвоха? Не собираются ли поляки тебя разоблачить?

— Мне кажется, нет, — сказал руководитель группы. — Пока что никто не выразил ни малейшего сомнения в нашей легенде. И этот пан Гронский, пока шел разговор, мне прямо в рот глядел, он явно считает меня героем. Там, наверно, какая-нибудь реликвия времен Речи Посполитой или Наполеона. Какая-нибудь королевская сабля или стул, на котором сидел сам император…

— А где находится это село? — спросила Катя.

— Южнее Радома, верстах в тридцати вверх по течению Ниды. Хозяин сказал, что усадьба стоит на берегу реки, и виды там отличные. Выедем часов в двенадцать. Может, там нам повезет?

— Будем надеяться, — сказала Катя. — Я с удовольствием выеду на лоно природы. А то мне, признаться, надоела эта идиллия XIX века: грязь на всех улицах, кроме двух-трех центральных, повсюду навоз, запах помоев…

— А уж мне как все это надоело! — поддержал ее Дружинин. — Вы-то в высшем обществе вращаетесь, а я среди простого люда. Там грязи еще больше. Так вы что, завтра без меня собрались ехать? А мне что прикажете делать? Здесь сидеть? По корчмам ходить больше смысла нет… Давайте я тоже с вами поеду! А что? Инженер Томашевский хочет взглянуть на родную природу! Может, я там мост собираюсь строить…

— Ладно, если уж тебе здесь не сидится, едем, — согласился Углов. — Нагрянем дружной компанией. Авось хозяин не обидится…

Глава 11

Наутро погода выдалась как по заказу: солнце, легкий ветерок, тепло. Стояла уже середина марта. Обычно в южной Польше в эту пору царит распутица, и дороги на неделю, а то и на две становятся непроезжими. Но в этот год весна выдалась ранней, и хотя до Пасхи было еще далеко, снег с полей уже сошел и дороги подсохли.

Трое путешественников ехали в открытом ландо, которое Углов нанял в самом начале, как только приехал в Радом. Управлял им кучер Станислав — степенный мужик с длинными усами. Дорога шла то вдали от реки, среди полей и перелесков, то по вершинам холмов вдоль Ниды, и тогда внизу сверкала гладь реки.

Спустя два часа впереди показалась островерхая верхушка костела, потом стоящий на пригорке помещичий дом, а чуть позже и село, раскинувшееся на другом берегу реки. Ландо въехало в чугунные ворота и покатило по длинной еловой аллее к желтевшему в конце дому.

Хозяин имения, пан Вацлав Гронский, ждал гостей у крыльца. Он приветствовал графа, с готовностью подал руку выходившей из коляски графине и с некоторым удивлением взглянул на спустившегося вслед за ней инженера. Однако граф представил своего друга, пана Томашевского, и хозяин тут же расплылся в улыбке.

— Идемте, я познакомлю вас с супругой и со всем своим семейством, — сказал Гронский, провожая гостей к дверям. — Ваш визит для нас — такая честь! Вы не представляете, как много говорят о вас в нашем обществе!

Миновали вестибюль, украшенный мраморными статуями римских императоров и трибунов, поднялись по устланной толстым ковром лестнице, вошли в сверкавший позолотой и хрусталем зал. Здесь гостей ждала дама, и рядом с ней — двое детей. Супруга Вацлава Гронского, пани Юлия, оказалась брюнеткой, еще сохранившей черты красоты, которая, видимо, отличала ее в молодости. Она легко изъяснялась по-французски, легче, чем ее муж и дети.

— Мы счастливы приветствовать в нашем имении такого прославленного героя борьбы за независимость, как вы, господин граф, — сказала пани Юлия. — Мы рады принять также пани Пшибельскую и друга господина графа. Мы не так часто выбираемся в город, как нам хотелось бы, и встреча с вами для нас — истинный праздник. Вас ждет отменный обед — наш повар постарался показать свое искусство. Однако садиться за стол еще рано. Возможно, муж покажет вам имение?

— Да, мы будем рады немного пройтись после долгой дороги, — согласился «граф Пшибельский».

Они прошли по парку, осмотрели теплицы, еще не освободившийся ото льда пруд, конюшни, где хозяин обратил их внимание на двух особо породистых скакунов.

— Вот, смотрите на этого гнедого, — сказал он. — Это настоящий текинец! Я назвал его Араб. Ни одна лошадь за ним не угонится. Вот этот каурый, по кличке Бедуин, чуть менее резвый, но тоже очень хорош.

— Я вижу, вы гордитесь своими лошадьми, — заметил граф.

— О да! — кивнул хозяин. — Лошади — это моя страсть! Но я не забываю и остальное хозяйство. Могу без преувеличения сказать, что мое имение является образцовым. Мои собственные поля обрабатываются и засеваются по всей агрономической науке. К сожалению, крестьяне остаются глухи к зову прогресса и на своих землях все делают по старинке. Поневоле пожалеешь, что у нас дела обстоят не так, как у проклятых московитов: ведь у них, я читал, до половины всей земли является помещичьей, и помещик там — полный хозяин. Да, кстати, о московитах. Представьте себе, у меня в селе объявился самый настоящий казак!

— Казак? — с удивлением спросила графиня. — Откуда?

— Понимаете, сын местного пономаря шесть лет назад поступил на военную службу, — принялся рассказывать Гронский. — Я совсем об этом не знал! И вот только на прошлой неделе мне рассказали, что этот иуда вернулся в село. Видно, горьким показался ему царский хлеб, и он оставил службу. Но мне все равно, оставил он ее или нет! Он добровольно служил врагу! Я поговорю со священником; пусть он сделает так, чтобы этот пономарь убирался на все четыре стороны, вместе со своим сыночком и его девкой.

— Что за девушка? О чем вы говорите? — продолжала расспрашивать графиня.

— Видите ли, ясновельможная пани, этот мерзавец не только сам явился сюда, но и привез соблазненную им девку! Рассказывают, что она служила в императорском дворце и прислуживала самому Николаю! Но мне все равно! Я не потерплю у себя такого позора!

При этих словах хозяина имения граф, графиня и инженер обменялись быстрыми взглядами. После чего графиня Пшибельская сказала:

— Мне кажется, вы слишком суровы к этому молодцу. В конце концов, он ведь оставил царскую службу. Впрочем, вы здесь хозяин, вам и решать.

Наконец осмотр имения был окончен, и гости вернулись в дом. Здесь их уже ожидал прекрасно сервированный обед. Когда садились за стол, граф спросил у хозяина:

— Кажется, вы обещали мне какой-то сюрприз. Где же он?

— Немного запаздывает, — отвечал пан Гронский. — Непредвиденные обстоятельства помешали ему прибыть вовремя. Но он будет, я вам обещаю. И это действительно будет сюрприз!

У хозяина имелся даже собственный небольшой оркестр, так что обед проходил под музыку. Правда, графиня Пшибельская не задержалась за столом. После первой перемены блюд она сказала:

— Мне что-то душно, хочется на воздух. С вашего позволения, я немного пройдусь. Возможно, дойду до села, посмотрю, как живут ваши крестьяне.

— Разумеется, как вам будет угодно, графиня! — воскликнул Гронский. — Я пошлю несколько слуг, они будут вас сопровождать.

— Ах, нет, не надо слуг, — заявила графиня. — Вот Игнатий меня проводит — правда, Игнатий?

— Конечно, Кити, я с удовольствием составлю вам компанию, — отвечал инженер. — Но мы не навсегда вас покидаем. Думаю, к десерту мы вернемся.

Графиня надела соболью пелерину, инженер — свое модное пальто, и они вышли из дома, оставив хозяина в некотором недоумении.

* * *

— Ты думаешь, это Возняк? — спросил Дружинин, как только они вышли в парк и их никто не мог услышать.

— А что еще можно думать? Парень служил в царской армии, сбежал, привез девушку, которая находилась во дворце… Они это, они!

— И ты хочешь его допросить? Сама? Может, следовало подождать Кирилла? Это все-таки по его части…

— А как, скажи на милость, он сможет это сделать, чтобы хозяин не узнал? Никак. А допрос в присутствии хозяина — вообще полный абсурд, сам понимаешь. Это можем сделать только мы. В конце концов, мы ведь не какие-то пришлые люди в следствии. Ты ведь не только краны умеешь устанавливать да почерки подделывать…

— Да, ты права, — согласился Дружинин. — Надо взять это дело на себя. Кирилл, я думаю, все понял, что мы хотим сделать. Наверняка у него самого руки чешутся к нам присоединиться, да нельзя. Ладно, будет играть свою роль «народного героя», отвлекать внимание.

Они шли быстро, как только могли. Выйдя из парка, свернули направо, под гору, перешли мост и спустя какое-то время уже входили в село. У первого же встреченного мужика Дружинин спросил, где живет пономарь Возняк.

— А вон там, за костелом, — отвечал селянин. — Не бойтесь, ясновельможный пан, не ошибетесь. Там теперь такой шум стоит! Как же, к свадьбе готовятся…

— К какой свадьбе? — удивился Дружинин.

— Как к какой? Пономарев сын, Петр, что недавно вернулся, женится, — объяснил мужик. — Так вы тоже, небось, на эту свадьбу прибыли? Ну, понятно, такому человеку, что русскому царю служил, не чета с земляками знаться! Идите туда, панове, а то у них гостей не так много, только родня. Никто из местных на эту чертову свадьбу не пойдет.

— Почему же так? — спросила Катя.

— Почему? А из-за невесты! Не хватало Возняку наших красавиц, так он русскую девку привез. Говорят, из самой столицы ихней, самому царю прислуживала, горшки за ним выносила. А теперь с польским парнем решила судьбу связать. Нехорошее это дело, право, нехорошее. Уж не знаю, как они ксендза Тадеуша уломали, что он согласился их венчать.

— Так невеста, наверное, в католическую веру перешла, вот препятствий и не стало, — заметила на это Катя.

— Да, говорят, приняла эта девка истинную веру, — кивнул мужик. — Да что толку? Веры настоящей ей все равно нет…

Расставшись со словоохотливым мужиком и отойдя на несколько шагов, Катя и Дружинин остановились.

— Ну что, вернемся и расскажем Кириллу, как обстоят дела? — спросил капитан. — Главное мы выяснили. Теперь надо брать этого Петра и допрашивать, все выяснять. А это лучше всех умеет делать Углов.

— Нет, не нравится мне это! — сказала Катя. — Во-первых, Кириллу будет трудно придумать причину, по которой он вдруг отправится в деревню говорить с каким-то пономаревым сыном. А во‑вторых, что же, мы будем людям такой праздник портить? Давай лучше продолжим нашу вылазку. Может, нам и самим удастся все выяснить.

— Хорошо, давай попробуем, — согласился Дружинин.

Они прошли мимо деревенского костела (там уже горели свечи, перед входом раскатывали дорожку из дешевых ковриков), свернули в указанную улицу. Дом пономаря и правда легко было найти: он тоже был освещен, дверь то и дело открывалась, какие-то женщины то вбегали в дом, то спешили в другие два дома, напротив. Как видно, там жила родня пономаря, принимавшая участие в приготовлениях к свадьбе.

Подойдя к дому, Катя остановила одну из таких женщин, несшую мешок с лентами, и спросила:

— Где мне найти Анну Лоскутову? Я приехала из Петербурга, чтобы ее увидеть.

— Из Петербурга?! — переспросила баба, от удивления широко открыв глаза. — Чтобы, значит, Ганну увидеть? Да тута она, Ганна, тута, ясновельможная пани, во флигеле. Вы пройдите, пройдите! А вот пану туда нельзя, мужчинам к невесте никак невозможно…

— Ничего, я тогда пойду, с женихом поговорю, — сказал Дружинин.

Катя вслед за женщиной вошла в низкую дверь и оказалась в небольшой комнате, освещенной несколькими свечами. Посреди перед старым тусклым зеркалом стояла девушка лет двадцати с открытым приятным лицом. Она, как видно, только что надела пышное платье невесты и теперь крутилась перед зеркалом, стараясь разглядеть, как оно выглядит с боков. Вокруг невесты хлопотали две девушки, без умолку дававшие ей разные советы.

— Ну-ка, милые барышни, ступайте отсюда, подождите за дверью, — властно сказала Половцева. — Мне нужно поговорить с невестой.

А затем, повернувшись к Анне, сказала уже по-русски:

— Я специально приехала сюда из Петербурга, чтобы тебя увидеть. Нам надо поговорить.

При звуках родной речи Анна побледнела и во все глаза уставилась на незнакомую даму в дорогой пелерине. Ее подружки поклонились и бочком выбрались наружу. Дверь за ними закрылась.

— Кто вы, ваше… ваша светлость? — тихо спросила Анна. — Вы приехали, чтобы меня забрать? Вернуть? Хотя нет, такая дама не может… Тогда бы прислали жандармов…

— Да, ты права, чтобы тебя вернуть, прислали бы жандармов, — кивнула Катя. — У меня другая цель. Разговор у нас будет, я думаю, не очень долгий, но важный. Поэтому давай присядем.

Как выяснилось, сидеть во флигеле можно было только на низкой лежанке, укрытой лоскутным одеялом. Обе женщины сели, и Катя спросила, пристально глядя на Анну:

— Скажи, ты ведь с самого начала знала, что твой возлюбленный — поляк?

— Да, ваша милость, знала, — призналась девушка. — Петя мне сразу открылся. Сказал, что обманывать меня ни в чем не хочет. Всю историю свою рассказал, всю душу открыл!

— Очень хорошо, — кивнула Катя. — А теперь ты должна так же честно открыть всю правду мне. От того, насколько ты будешь откровенна, зависит и твоя судьба, и судьба твоего возлюбленного. Не спрашивай меня, кто я — тебе это не нужно знать. Но поверь — власти у меня хватит. Так что ты должна говорить мне все, как на духу. Скажи: Петр говорил тебе, что имеет задание отравить императора?

— Что вы говорите?! — воскликнула Анна. Глаза ее широко открылись, она в ужасе глядела на свою визави. — Петя — отравить?! Кто такую напраслину придумал?! Так вот вы зачем приехали!

— Нет, я приехала не затем. Но я знаю, что император Николай был убит, и должна выяснить, кто это сделал. Факты говорят о том, что это сделал твой возлюбленный. Он скрыл от военных властей, что он поляк. Скрыл это, когда его направили на службу во дворец. Скрыл третий раз, когда сделался царским денщиком. А когда император умер, тут же сбежал. О чем это говорит? О том, что именно он и убил императора.

— Нет, Петя не убивал, не убивал! — горячо воскликнула девушка. — Клянусь вам!

— Ты можешь клясться только в том, что делала сама, — заметила Половцева. — Откуда ты знаешь, что делал и чего не делал Петр Возняк?

— А оттуда, что у Пети от меня тайны ни в чем не было! Он все мне открывал! У нас с ним все как у жены с мужем было! Все чисто было!

— Нет, тут уж надо выбирать: или как у жены с мужем, или чисто, — усмехнулась Катя. — Что же, ты хочешь сказать, что ты с ним до сих пор и не спала?

Ее собеседница запнулась и густо покраснела.

— Грех вам так, барыня, — упрекнула она. — Целоваться мы, верно, целовались, и миловались разно, но ничего такого не было…

— Что же, и здесь не было?

— Здесь — да, — покраснев еще гуще, призналась Аня. — Здесь случилось разок. Не удержались мы… Но ведь к тому времени уже твердо было решено, что поженимся, так что уж не так важно… А что я про жену с мужем сказала, так то слово верное. Я хотела сказать, что он от меня ничего не скрывал, как хороший муж от жены не скрывает. Я все его мысли знала, до последней складочки!

— Ну, раз до последней складочки, тогда скажи: почему он решил сбежать из Петербурга сразу после смерти императора? Я так думаю — потому что он был в этой смерти виноват!

— Нет, не поэтому, совсем не поэтому! — вскричала девушка. — Мы давно готовились бежать, давно собирались! Потому что у нас планы свои были. И потом, горничные про нас с Петей узнали, разговоры пошли. И управляющий Семен Никитич начал догадываться. Так что оставаться дольше было никак нельзя. И меня могли назад в деревню отправить, и Петю из денщиков выгнать. И все наши планы бы порушились.

— Планы? Какие еще планы? — недоверчиво спросила Катя.

— Понимаете, он сразу знал, что здесь, в деревне, меня не примут, всегда будут косо смотреть, — объяснила Аня. — А уж в Россию, ко мне на родину, и вовсе ехать нельзя — там я крепостная. И вот Петя задумал… Я, правда, ему обещала никому про то не говорить…

— Придется рассказать, — неумолимо заявила Катя.

— Петя задумал в Америку уехать, — сообщила Аня. — Там, говорит, всех беглых принимают. И там все равно, какой ты веры, какой нации. Там даже землю задаром раздают! Я, правда, в это поверить никак не могу, но Петя говорит, что слух верный. Так что мы свадьбу справим — и сразу туда отправимся. Одно плохо…

— Что? Что сначала ему надо в какую-то из столиц наведаться, отчет сдать? — спросила Катя. — И деньги, наверно, получить…

— Это вы про что? — не поняла Аня. — Нет, ни в какую столицу мы ехать не собирались. А препятствие у нас одно: денег нет. Ведь на пароход, который через океан перевозит, деньги нужны. Отец Петю, конечно, любит и поможет чем может. Только у него денег тоже нет. Так что мы будем, наверно, где-то работать. А как заработаем — так и поедем.

В это время за дверью послышались шаги, она распахнулась, и во флигель, держась бок о бок, как братья, ввалились Дружинин и не знакомый Кате парень. Очевидно, это и был Петр Возняк. Взглянув на него, Катя поняла, чем императорский денщик пленил сердце Анны Лоскутовой. Петр был высок, строен, черные волосы открывали широкий лоб, глаза смотрели твердо. В нарядном шелковом жилете, с красным бантом на шее он был очень красив.

— Вот, доставил жениха, — сообщил Дружинин. — Ему тут шепнули, что его Аню какая-то барыня допрашивает, так он на месте усидеть не мог, сразу к ней стал рваться. Что ж, я подумал, что можно их вместе допросить.

— А что он тебе успел сказать? — спросила Катя.

— Что-что! Все отрицает. Заявляет, что императора он почитал и даже привязался к нему, потому что Николай был к нему добр.

— Да, так и было! — твердо заявил Возняк. — Я почитал Его Величество императора Николая и никогда не покусился бы на его жизнь. Но я хотел сказать не это. Я хотел сказать вот что. Я знал, что меня будут искать, и, если найдут, дорога мне одна — на каторгу. А сейчас, от этого господина, я узнал и другое — что император не умер от болезни, а был убит, и вы ищете убийцу. Конечно, я очень подхожу, чтобы меня записать в убийцы. И что бы я ни говорил, мне не поверят. Ладно, пусть я попаду на каторгу или даже на виселицу. Но Аня-то точно ни в чем не виновата! Отпустите ее, и я во всем признаюсь. Напишу, как зарезал, или отравил, или задушил императора, от кого получил деньги. Все подпишу, только ее не троньте!

— Признаешься? — спросила Катя, подходя к жениху. — Все расскажешь?

— Сначала ее отпустите, — потребовал Возняк. — Я уговорю отца, он даст денег, сколько есть, даст лошадь, и Аня сможет уехать в Варшаву. А там… там не знаю.

Он бросил на невесту взгляд, полный любви и жалости, затем вновь твердо посмотрел на Половцеву.

— Все расскажешь, кто тебя научил убить Его Величество? — продолжала допрашивать Катя.

— Конечно, скажу, почему нет.

— И кто же это?

— Кто? Англичане, конечно.

— Почему же англичане? Ты встречался с их представителем? Кто это? Как он выглядит?

— Я же сказал: отпустите Аню, дадите ей уехать, тогда расскажу, — упорствовал жених. — Пока это не сделаете, никаких подробностей не будет.

— А деньги? Где деньги, которые ты получил за убийство? — не отставала Катя.

— Деньги… — протянул Возняк. — С деньгами хуже. Нету их, денег. Ну, вы напишите, что я их, мол, пропил. Или нет — отдал пану Гронскому, вот что! Он такой кровопийца, что его не жалко. Пускай он отвечает, куда деньги дел. Загонят его в Сибирь — деревня мне спасибо скажет. Так что, ваше благородие, договорились? Отпускаете Аню?

Половцева еще минуту сверлила его глазами, затем отвернулась, прошла по комнате. Остановившись перед Дружининым, она произнесла:

— Он не виноват.

— Что? — не сразу понял капитан. — Почему ты так решила?

— По его «признанию». Типичный самооговор. Никакого задания на убийство он не получал, яда не давал, и денег у него нет. Это, кстати, согласуется с показаниями его невесты — она мне сообщила, что основное препятствие в их планах — отсутствие денег. Нет, киллеры так себя не ведут…

— И какие же у них планы? — недоверчиво спросил капитан.

— В Америку податься. Но это сейчас неважно. Важно другое…

Половцева вернулась к Возняку, который продолжал стоять посреди комнаты, с удивлением прислушиваясь к разговору, ведшемуся на каком-то совсем другом русском языке, не том, к которому он привык. Вновь остановившись напротив жениха, она спросила:

— Хорошо, допустим, я поверю, что не ты убил императора. Тогда кто? Ты был с ним все последние дни, многое видел. Неужели ничто не показалось тебе подозрительным?

Трудно передать, как изменилось лицо юноши при этих словах. Было такое впечатление, что стоял человек, придавленный упавшей на него горой, — и вдруг эта гора исчезла и ничто больше его не давило.

— Так вы мне верите?! Верите, что я не убивал?! — воскликнул он. — Матерь Божья, как это отрадно слышать! Но… вы что-то спросили?

— Я спросила, кто в таком случае убил императора Николая? — повторила Половцева. — Неужели ты не заметил ничего подозрительного?

— Кто, кто… — в раздумье произнес Возняк. — Среди прислуги многие думали на лекаря Мандта. Но я не согласен. Лекарь он, мне кажется, неважный, человек очень упрямый, но не убийца. Он очень переживал, когда императору становилось все хуже и хуже.

— Может, другие врачи?

— Нет, они тоже… Хотя подождите! Енохин!

— Что Енохин? — спросил Дружинин.

— Он из всех врачей был самый умный, самый знающий, — принялся объяснять Возняк. — Но вот что странно. 11 февраля императору стало значительно лучше. Казалось, он начал выздоравливать. В тот день его, среди других врачей, посетил и Енохин. А потом, выйдя из дворца на площадь, он встретился с каким-то иностранцем и говорил с ним о болезни Его Величества. Я как раз в этот день получил увольнительную на три часа и шел мимо них. Енохин меня не заметил, а я слышал часть их разговора…

— Почему ты думаешь, что это был иностранец? — резко спросил Дружинин.

— Потому что они говорили по-английски!

— Откуда ты знаешь? Ты что, понимаешь английский?

— Уже немного понимаю, — отвечал Возняк. — Так я знаю три языка: польский, русский и французский. Последний я выучил, пока служил во дворце. А когда я решил, что нам с Аней надо бежать в Америку, стал учить английский. Книжку на развале купил и учил.

— И о чем же они говорили? — спросила Катя.

— Незнакомец спросил: «Как он?» А доктор ответил: «Очень плох, как я и говорил». Тот снова спрашивает: «Когда это произойдет?» А Енохин отвечает: «Дней через шесть-семь, не больше». А последний вопрос, который я услышал, был такой: «И когда вы приедете?»

— А ответ? Что он ответил? — с нетерпением спросила Катя.

— Вот этого я уже не слышал, — с сожалением признался Возняк. — Не мог же я возле них стоять и слушать! Я и так шел еле-еле, стараясь ничего не упустить.

— Что, ты уже тогда подумал, что речь идет об убийстве? — недоверчиво спросил Дружинин.

— Нет, ничего такого я тогда не подумал, — признался парень. — Просто мне было интересно послушать английскую речь. А потом я забыл об этом разговоре. У меня тогда голова другим была занята — я все время о нас с Аней думал. Только сейчас вспомнил, когда пани спросила.

Несколько минут прошли в молчании. Половцева о чем-то напряженно размышляла. Затем, повернувшись к Дружинину, сказала:

— Больше здесь делать нечего. Возвращаемся в имение. А вы…

Тут она повернулась к Анне, которая внимательно слушала их разговор, и закончила:

— А вы можете продолжать свадьбу. Больше вам никто, я думаю, не помешает.

С этими словами она вышла из флигеля и на секунду остановилась, поджидая Дружинина. И тут со стороны усадьбы вдруг донесся выстрел. За ним — еще один, а затем последовала целая череда выстрелов.

— Что это? — с тревогой спросил Дружинин. — Это не охота! Ночью никто не охотится…

Они стояли и напряженно прислушивались. Вскоре они услышали стук копыт — он доносился оттуда, со стороны усадьбы. Кто-то во весь опор гнал лошадь к деревне. Катя выбежала на улицу, и вовремя — всадник, который вел в поводу второго коня, уже готов был проскакать мимо. Увидев Катю, он резко затормозил. Это был Углов.

Глава 12

— Что случилось? Кто стрелял? — воскликнула Катя, обращаясь к нему.

— Потом расскажу! Нам надо бежать! — ответил статский советник. — Садитесь с Игорем на второго коня, на Бедуина.

Товарищи больше ни о чем не стали спрашивать своего руководителя. Дружинин быстро снял с себя пальто — в нем было неудобно сидеть на коне, — скатал, бросил на луку, затем сам взлетел в седло и наклонился, подавая руку Кате. Однако она почему-то замешкалась. Достала из пелерины кошелек, из него — несколько ассигнаций и протянула их Анне.

— На, возьми, — сказала она. — Чтобы добраться, куда вы решили, много денег надо. Да бери скорее, видишь, времени нет! А, черт, бери все!

Она сунула в руку невесте весь кошелек, после чего сама легко села на лошадь позади Дружинина. Углов уже тронул поводья, когда Петр Возняк неожиданно произнес:

— Погодите, панове! Не езжайте на мост — там вас догонят! Езжайте лучше этим берегом, там есть тропка. Версты две проедете, тропка свернет к реке. Вы езжайте, не бойтесь — там брод. Выйдете на шлях — а там можете ехать до самого города.

— Кто этот парень? — спросил Углов у Кати. — Ему можно верить?

— Можно, можно! — ответила Половцева. — Он дело говорит! Поехали!

И всадники, набирая скорость, поскакали в указанном юношей направлении.

Ночь была темная. Иногда ветер разгонял тучи, показывалась половинка шедшей на ущерб луны, и тогда беглецы различали слева от себя гладь реки, а справа — цепочку холмов. Они прислушивались, но погони не было слышно.

Когда проехали обещанные две версты, тропа действительно свернула к реке. Всадники вошли в воду и спустя несколько минут выбрались на западный берег. Перед ними белела дорога, по которой несколько часов назад они ехали в коляске. И здесь, на дороге, они отчетливо услышали стук копыт и различили группу своих преследователей — они находились менее чем в полукилометре.

— Ходу, ходу! — крикнул Углов, пришпоривая своего коня. Дружинин поступил так же с Бедуином, и они понеслись во весь опор.

Бешеная скачка продолжалась почти час, и Бедуин, несший двойной груз, начал отставать. Но в это же время впереди показался огонек, потом еще несколько — это был Радом. Стало понятно, что они успеют доехать до города, прежде чем их настигнет погоня. Видимо, это же поняли и преследователи. Обернувшись, друзья убедились, что сзади на дороге больше никого нет. Тогда они дали отдохнуть своим коням и поехали шагом. Теперь наконец Катя и Игорь могли расспросить Углова о том, что произошло в имении.

— Так почему ты бежал? — спросила Половцева. — И кто стрелял?

— Это все тот самый сюрприз, о котором говорил почтенный пан Гронский, — отвечал Углов. — Я, как вы помните, разок спросил про этот сюрприз, а потом и забыл о нем. И вот мы сидим, ужинаем, одно блюдо сменяет другое, я слегка расслабился… И тут входит слуга, склоняется к уху хозяина и что-то ему шепотом докладывает. Хозяин расплывается в улыбке, вскакивает и спешит к двери. И уже на бегу говорит: «Вот, господин граф, приехал тот самый сюрприз, который я вам обещал! Сейчас увидите!»

И тут я соображаю, что «сюрприз» — это, очевидно, человек, раз он сам приехал. И как-то мне становится тревожно, и я начинаю вспоминать, где я оставил пистолеты и сколько времени прошло с тех пор, как вы ушли, и где вы сейчас находитесь. Но не успел я обо всем этом подумать, как дверь отворяется, и входит хозяин, а за ним — невысокий такой человек, плохо одетый, лет около пятидесяти. И пан Гронский торжественно говорит: «Вот, пан Рогинский, ваш боевой товарищ граф Пшибельский! Вот та самая долгожданная встреча, которую я вам обещал!» Этот самый Рогинский смотрит на меня, и я вижу, как на лице у него сменяют друг друга совсем разные выражения: вначале ожидание, потом недоумение и растерянность, а затем и гнев…

— То есть Гронский где-то нашел старого боевого соратника графа Пшибельского! — воскликнула Катя, не утерпев до конца рассказа. — Так вот в чем заключался «сюрприз», о котором он говорил…

— Ну да! И сюрприз, надо сказать, удался! Правда, не с тем результатом… Я сразу понял, что разоблачен, и никакие объяснения невозможны: надо бежать. Я встал и, не говоря ни слова, двинулся вокруг стола к двери. Я стремился воспользоваться тем, что хозяин и Рогинский уже сделали несколько шагов к столу и проход был свободен.

Гронский был в растерянности: он не понимал, что происходит, почему «старые боевые друзья» не обнимаются, не приветствуют друг друга, а вместо этого «граф Пшибельский» собирается куда-то идти. Тут Рогинский воскликнул: «Но это не граф! Кто этот человек?! Это самозванец!»

Дальше изображать, будто ничего не происходит, уже не имело смысла. Я бросился бежать со всех ног. Рогинский попытался меня перехватить, но я ударил его по руке, и он отлетел в сторону. Я сбежал вниз, схватил свое пальто. Потом сообразил, что оно будет мне мешать, и бросил его — только пистолеты из кармана взял. Позади хлопнула дверь, раздался голос Гронского: он призывал слуг, требовал меня задержать.

Но я опять оказался быстрее их. Я уже выскочил на улицу и помчался к конюшне. Я вспомнил обход поместья, который мы совершали перед обедом, и рассказ хозяина о его замечательных лошадях Арабе и Бедуине, быстрее которых нет во всей округе. Лошади были необходимы: иначе я не мог бы вывезти вас и скрыться от погони. А что погоня за нами будет, я не сомневался.

Я подбежал к конюшне. Ворота были закрыты, но я пару раз ударил по засову рукояткой пистолета и сбил его. В конюшне было темно, но из окон дома падал свет, и это было мне на руку — кое-что можно было разглядеть. Я помнил, где стояли Араб и Бедуин, и сразу отыскал их. Со стороны дома ко мне бежали несколько человек; я выстрелил два раза. Один упал, остальные отступили. Это дало мне возможность оседлать коней. Но когда я попробовал вывести их за ворота, меня встретили выстрелами: слуги Гронского окружили конюшню. Я уже не знал, что делать, когда внезапно с противоположной стороны, из кустов, кто-то начал стрелять по полякам. А потом оттуда раздался крик: «Казаки, в атаку, вашу мать!» Мои противники поспешно отступили к дому. Я воспользовался этим моментом, быстро вывел лошадей за ворота и поскакал в сторону деревни, ведя Бедуина в поводу. Сзади раздались выстрелы, несколько пуль просвистело у меня над головой, но ни одна не попала. Ну, а дальнейшее вы знаете.

— Подожди, а казаки? — спросила Катя. — Разве они не пошли в атаку?

— Нет, никаких казаков я не видел, — покачал головой Углов.

— Вот загадочная история! — воскликнул Дружинин. — У нас появился таинственный покровитель, который приходит на выручку в решающую минуту. Кто бы это мог быть?

— Понятия не имею, — признался руководитель группы. — В ту минуту я подумал, что это ты, Игорь, но потом понял, что голос у кричавшего был совершенно другой.

— Может, это губернатор Радома приставил к нам своего человека? — предположила Катя. — Ведь ты же ему представился, верно? Раскрыл свое инкогнито?

— Да, представился, и письмо Орлова показал, но у меня было впечатление, что он вряд ли что-то понял, — ответил Углов. — И вообще он показался мне человеком глуповатым и безынициативным.

— Да, странная история! — сказал Дружинин. — Что еще раз подтверждает, что весь этот план с «графом Пшибельским» был чересчур рискованным. Помните, я предупреждал, что что-то подобное может случиться?

— Да, что-то такое могло случиться, — согласилась Катя. — Но я согласна с Кириллом, что риск был оправдан. Ведь мы узнали все, что хотели.

— Так вы узнали?! — воскликнул Углов. — Что? Вы встретились с Возняком?

— Да, встретились, — ответила Катя.

И она пересказала начальнику разговор с Аней, а затем с Петром.

— Я пришла к убеждению, что Возняк непричастен к смерти императора Николая, — завершила она свой рассказ. — Его рассказ не противоречит тому, что рассказала его невеста. А когда люди лгут, противоречия обязательно вылезут. И потом, у него нет денег! Если он убил за вознаграждение, то где оно? Если убил по заданию националистического подполья, без вознаграждения, то почему подполье ничего о нем не знает? В общем, от этой версии придется отказаться. Зато Возняк дал нам другую…

— Вот как? Интересно, какую? — спросил Углов, которому было жаль расставаться с «польским следом».

— Он пересказал странный разговор, который профессор Енохин имел с каким-то англичанином, — отвечала Катя. — Этот разговор состоялся как раз накануне смерти императора.

И она передала рассказ Возняка о разговоре на Дворцовой площади.

— Да, действительно странно… — пробормотал Углов, выслушав ее рассказ. — Скажи… — он повернулся к Дружинину, — Енохин тебе ничего не говорил о каких-либо контактах с английскими коллегами? Может, он у них консультируется?

— Нет, ничего такого он в разговоре не упоминал, — решительно заявил Дружинин.

— Интересно, с кем это наш профессор беседовал? — задумчиво произнес Углов. — И куда он собирался приехать? Боюсь, что все это мы сможем выяснить, только вернувшись в Петербург. В крайнем случае — в Варшаве.

— Да уж, в Радоме нам вряд ли удастся что-то узнать, — кивнула Катя. — Тем более при нынешних средствах коммуникации.

— Да, из Радома надо уезжать сегодня же, — сказал Углов. — Можно даже обойтись без оркестра и провожатых. Только вот как у нас насчет денежных средств? Игорь, ты у нас в группе за барона Ротшильда; скажи, что у нас в кассе?

— Касса похудела, но кое-что еще есть, — отвечал Дружинин. — За границу я бы с такими деньгами не поехал, но в Варшаве пару недель пожить можно. А за это время я еще что-нибудь принесу. В конце концов, ведь не только в Питере требуются инженерные расчеты…

— Пару недель я тебе не дам, — заявил Углов. — Ты что, забыл, что мы должны уложиться до 12 мая? У нас уже март на дворе! Задержимся на неделю. Я получу нужные сведения, ты заработаешь деньги — и вперед.

— И куда теперь? — спросила Катя.

— Скорее всего — в Лондон, — ответил Углов. — В нынешнюю столицу мира. Хотя…

— Хотя что? — спросила Катя.

— Хотя мне так и не дает покоя этот лакей-самоубийца, — признался майор. — Помните Григория Кругликова? Точнее, мне не дает покоя его пропавший сундучок. Ведь ты, Игорь, уже держал его в руках… Ну да ладно, чего нет — того нет. Надо проверить профессора. Вперед, в Лондон!

Глава 13

За неделю, как хотел Углов, управиться все же не удалось: прожили в Варшаве десять дней. Столько времени потребовалось, чтобы статский советник отправил в Петербург, в жандармское управление, запрос о местонахождении профессора Енохина и получил оттуда ответ. Он гласил, что лейб-медик двора и старший врач гвардейской кавалерии профессор Иван Васильевич Енохин уже два дня как отбыл в Англию, в служебную поездку.

Это сообщение еще укрепило имевшиеся у сыщиков подозрения относительно истинного лица лейб-медика и профессора, и они также засобирались в Лондон. Кстати, за эти же десять дней Дружинин выполнил заказ одного варшавского промышленника и изготовил ему полный комплект чертежей для сооружения сукновальни. А еще в местном отделении Русско-Азиатского банка инженер Дружинин получил вторую часть аванса, который обещало ему железнодорожное ведомство. С этими деньгами можно было отправиться в погоню за профессором.

В Берлине наши путешественники должны были пересесть на поезд и оценить все преимущества этого передового средства передвижения. До вокзала добрались без приключений. Дружинин, как держатель кассы, отправился покупать билеты, а «супруги Угловы» в ожидании его прогуливались по перрону. Внезапно Катя остановилась и зашептала на ухо статскому советнику:

— Смотри, видишь вон там двух людей? Правее, правее смотри! Один худой такой, с тонкой бородкой, а другой низенький, румяный…

— Да, вижу, — так же тихо ответил Углов. — А кто это? Жандармы? Агенты полиции?

— Какие жандармы?! — сердито прошептала Катя. — Ну, ты даешь! Ведь это же Некрасов с Тургеневым, вот кто! Вот это встреча! Давай подойдем поближе, послушаем, что говорят.

Они повернули и словно невзначай остановились неподалеку от беседующих писателей.

— Выходит, итальянский воздух оказался для вас целительным? Лечение помогло? — спрашивал автор «Записок охотника». В разговоре он слегка картавил.

— Да, я совершенно, совершенно поправился! — отвечал его собеседник. — Чувствую себя словно заново родившимся!

— Значит, с новыми силами за работу?

— Только о ней и думаю! У меня столько планов! Тем более теперь, когда закончилось это мрачное царствование, мы сможем наконец вздохнуть полной грудью! Кончатся эти бесконечные цензурные придирки, и не надо будет забивать пробоины в журнале этими дурацкими приключенческими романами, которые я вынужден был сочинять. Нет, теперь в «Современнике» будут печататься только истинные шедевры! Ваши вещи, Иван Сергеевич, там будут на первом месте! Ну и, конечно, статьи Чернышевского, Белинского — те, что мы не могли опубликовать при его жизни… А помните молодого писателя Достоевского? Мы еще печатали его роман «Бедные люди»…

— Да, отлично помню, — отвечал Тургенев. — Совершенно невоспитанный господин.

— Ах, оставьте! Страдания, на которые его обрекли, совершенно искупают некоторые огрехи его воспитания. Так вот, мне пришло известие, что он отпущен в полк в чине унтер-офицера. А главное — что он снова пишет. Так что можно рассчитывать… А вы сейчас — что пишете?

— Я как раз закончил роман «Рудин» и собираюсь его вам отправить, — отвечал Тургенев.

— Буду ждать, буду ждать с нетерпением!

— А жить вы где предполагаете? Я слышал, вы с Авдотьей Яковлевной сняли новую квартиру на Загородном проспекте?

— Да, пока будем жить там. Но это положение меня не совсем устраивает. Видите ли, наши отношения с Авдотьей Яковлевной и с Иваном Ивановичем…

Тут говоривший обернулся и, заметив стоявших неподалеку Катю и Углова, понизил голос, так что стало ничего не слышно. Кроме того, в это же время подоспел и Дружинин с билетами; пора было садиться в вагон. Еще раз обернувшись на двух великих русских писателей, Катя с сожалением двинулась прочь.

Пока шли, Углов объяснил Дружинину, что это за люди стояли от них неподалеку. Титулярный советник с интересом обернулся, даже остановился на несколько минут, приглядываясь к собеседникам на перроне, а затем произнес:

— Да, интересное все же у нас задание! Словно экскурсия. И знаете, в чем отличие от нашего времени?

— Ну, наверно, в том, что в наши дни гениев что-то не видно… — ответил Углов.

— Вот именно — не видно! Они наверняка есть, в каждую эпоху гениальные люди рождаются. Но пока что их никто не знает. А здесь — все известно! Подходи, знакомься, бери автограф… А ты что, кстати, не взяла? — спросил он у Кати.

— Какой автограф? Они бы посмотрели на меня, как на идиотку. В те, то есть в эти, времена такое еще не было принято…

…Уже спустя два дня члены следственной группы сошли с парохода в Дувре и спустя час прибыли в Лондон.

Но как найти в огромном чужом городе русского профессора? Тем более если он сам не будет афишировать свое пребывание здесь? Ведь бумага от князя Орлова в Англии уже не поможет… Углов был в некоторой растерянности, не зная, с какого бока приступить к решению этой задачи. На выручку пришла Катя Половцева.

— Не изволь беспокоиться, сударь, супруг мой драгоценный, — заявила она еще в поезде, когда они проезжали через Францию. — Это горе — еще не горе, эту задачу я возьму на себя.

— Как же решишь ты эту задачу, царевна моя лягушка? — в тон ей произнес руководитель группы.

— А вот как, — уже другим, деловым тоном ответила Катя, тряхнув кипой всевозможных газет, закупленных ею на берлинском вокзале. — С помощью прессы! Пресса, чтобы ты знал, источник знаний и светоч прогресса. Особенно сейчас, в середине XIX столетия. Вот, видишь, что здесь пишут?

— Я есть иностранец и германский язык не понимайт, — отвечал Углов.

— Ладно, зато я его понимаю. Так вот, здесь сообщают, что вчера в Лондоне открылся Всемирный конгресс цитологов. На нем ожидаются выступления таких светил науки, как австрийский профессор Карл Рогинский и немецкий ученый Рудольф Вирхов. В открытой дискуссии столкнутся два ведущих направления в изучении заболеваний! На конгресс съехались ученые и практикующие врачи со всего мира, число участников превышает триста пятьдесят человек…

— Все это замечательно, но какое отношение этот конгресс имеет к нам? — спросил Дружинин.

— А то, Игорек, что наш Енохин — прежде всего врач. И хороший врач, наверное, лучший сейчас в России. Возможно, он при этом и чей-то агент и убийца царя, но интерес к врачебной науке у профессора никуда не девается. Так что он обязательно посетит упомянутый конгресс. И мы его там найдем.

— Что ж, возможно, — сказал Углов, заметно оживившись. — Прикинемся какими-нибудь коммивояжерами или продавцами пепси-колы, проникнем на конгресс…

— Нам совсем не нужно будет никем прикидываться, — твердо заявила Катя. — Тем более продавцами еще не изобретенных товаров. Мы будем полноправными участниками конгресса! Тем более что никаких особенных документов для этого не требуется. Я уже все продумала. Ты запишешься как крупный практикующий врач из Чикаго Кларк Корнер. А я — как твоя жена, операционная сестра Кларисса Корнер.

— Но почему обязательно из Чикаго? — спросил Углов.

— Из-за твоего акцента, — объяснила Катя. — Он у тебя, дорогой, совершенно неистребим. Я даже сначала хотела сделать тебя австралийцем, но потом решила, что это чересчур экзотично. Все равно тут никто не знает, какой выговор в Чикаго. Ну, а я — по легенде, конечно — в прошлом англичанка, выросла в приличной семье, поэтому выговор у меня абсолютно аристократический. Поселимся в отеле «Миллениум», на Оксфорд-стрит. Гостиница хорошая, хотя и дорогая. А главное — находится неподалеку от Кенсингтона, где проходят заседания конгресса.

— Ну, а мне ты какую роль отвела, интересно? — спросил Дружинин. — Случайно не негра-слуги почтенного профессора Корнера?

— Успокойся, у тебя тоже роль будет вполне почтенная, — сказала Катя. — Ты у нас будешь инженер Хьюго Френделл из Кейптауна. На конгресс тебе, как инженеру, ходить незачем. Зато можно осуществлять слежку за объектом, если таковая понадобится. Поселишься там же, в «Миллениуме», только отдельно от нас.

— Ну, и на том спасибо, — пробурчал капитан.

Первые пункты Катиного плана осуществились с замечательной легкостью. Супруги Корнер из Чикаго легко нашли свободный номер в отеле «Миллениум». Номер был хорош — из трех комнат, с отдельной ванной и газовым освещением. Правда, узнав про стоимость этих апартаментов, «доктор Корнер» только крякнул, но вида не подал. Нашлось жилье и для «инженера Френделла».

Расположившись, супруги в сопровождении инженера отправились на Кенсингтон-авеню, на конгресс. Мистер и миссис Корнер вошли внутрь, а Хьюго Френделл занял наблюдательный пост неподалеку.

Заседание шло уже давно. На трибуне стоял докладчик — биолог из Франции Луи Пастер. Он делал доклад о своих исследованиях винодельческих продуктов. Впрочем, Катя и Углов не прислушивались к тому, что говорилось с трибуны. Согласно заранее разработанному плану, супруги заняли свободные места в разных концах зала — так они могли рассмотреть большее число присутствующих. Сделать это надо было незаметно, не привлекая к себе внимания.

У каждого из них была с собой фотография Енохина — Углов запасся этим новейшим изобретением цивилизации еще в Варшаве.

Рассмотрев людей вокруг себя, Катя высмотрела свободный стул ближе к сцене и пересела туда. И снова начала присматриваться к собравшимся. Ее внимание привлек высокий стройный мужчина, уже в годах, с седыми волосами и бородой, но при этом с черными, как смоль, бровями. К сожалению, он сидел впереди, и рассмотреть его хорошенько было нелегко.

Но тут, к радости Кати, объявили перерыв на час. Участники конгресса стали покидать зал. Катя встала в проходе, ожидая, пока чернобровый старик не пройдет мимо, и тогда она сможет хорошенько его рассмотреть. Так и произошло: привлекший ее внимание человек прошел буквально в двух шагах от Кати. На ходу он оживленно беседовал со своим соседом; до Кати донеслись слова: «Красные кровяные тельца… конечно, гуморальная теория весьма убедительно объясняет многие явления…» Впрочем, слова ее не интересовали — ей был интересен только тот, кто их произносил. Когда человек прошел мимо, она бросилась разыскивать Углова.

— Он здесь, здесь! — прошептала она, подойдя к «мистеру Корнеру».

— Кто? Енохин?

— Ну да! Сидел в третьем ряду, рядом с каким-то, по виду — немцем. А сейчас пошел на перерыв. Да вон они, у того выхода!

— Пошли, посмотрим, куда он пойдет! — скомандовал Углов, и супруги последовали за лейб-медиком.

У выхода их встретил «инженер Френделл». Они сообщили ему о своем открытии, и они все вместе проследовали на некотором расстоянии за лейб-медиком.

Правда, это наблюдение дало им немного. Енохин вместе со своим спутником направились в ресторан неподалеку от Гайд-парка, после чего немного прогулялись по дорожкам парка, все так же оживленно беседуя, и вернулись в зал заседаний.

Пока два врача гуляли по парку, сыщики несколько раз прошли близко от них, прислушиваясь к беседе. Вдруг прозвучит что-то, имеющее отношение к смерти царя? Но нет, речь шла все о том же: о болезнях, лекарствах и новых медицинских теориях.

Вечером, когда заседание закрылось, сыщики без труда проследили за профессором, сопроводив его до места обитания. Жил он, как выяснилось, неподалеку, в гостинице «Индостан» на Бонд-стрит. Отель был значительно проще и дешевле, чем их «Миллениум»; видимо, средства лейб-медика позволяли жить только в такой гостинице.

Наблюдение за профессором продолжалось и в последующие дни. Однако никаких результатов оно не дало. Профессор жил уединенно, ни с кем не встречался и никуда, кроме как на заседания конгресса, а также в ресторан, не ходил.

— Черт знает что! — заявил Углов под вечер второго дня. — Такое впечатление, что мы вытянули пустышку! То ли Енохин и правда приехал только ради этого чертова конгресса, то ли Возняк с самого начала пустил нас по ложному следу!

— Не думаю, что Возняк нас обманул, — не согласилась Катя. — Ведь Енохин и правда поехал в Англию, а не остался с новым царем, у которого он назначен личным врачом. Что, если он встретился со своим, скажем, нанимателем в самом начале? Когда нас еще здесь не было?

— Да, это возможно, — кивнул Углов. — И как тогда нам продолжать следствие? Только если допросить профессора хорошенько… Но он не похож на человека, которого можно взять на пушку… Да, а сколько еще должен продлиться конгресс?

— Завтра закончится, — отвечала Катя.

— Это хорошо, — заметил Дружинин. — А то, если он продлится еще дней пять, нам придется съехать из этой роскоши и жить где-нибудь под мостом. Деньги-то подходят к концу! А возможности заработать у меня здесь гораздо меньше: в Англии и своих инженеров хватает.

— Да, надо жить поэкономней, — согласился Углов. — И это, Игорь, между прочим, относится в первую очередь к тебе. Я заметил, ты вчера брал из кассы пять фунтов, и сегодня еще шесть. Интересно, на какие это нужды?

— Во-первых, хочу заметить, что эти фунты — это моя зарплата как инженера российского ведомства путей сообщения! — важно заявил Дружинин. — А вы, сударь, какой-то самозванец из далекого Чикаго! А во‑вторых, деньги я потратил не на развлечения, а на дело. Смотрите, что я купил.

И он выложил на стол два новеньких револьвера.

— Вот этот — капсульный револьвер Кольта с переламывающимся затвором, — объяснил капитан. — Позволяет зарядить сразу всю обойму. А этот — вообще последнее слово оружейной техники, предложенное тем же Кольтом. Семь зарядов, отличная плотность стрельбы! В России пока ни у кого таких нет.

— И зачем нам этот арсенал? — скептически спросил Углов.

— А что, ты думаешь, наше расследование закончится здесь, в Лондоне? — вопросом на вопрос ответил Дружинин. — Мне почему-то кажется, что оно продолжится в других местах. И там нам этот арсенал может очень даже пригодиться. Только представь: если бы у тебя в той конюшне был такой револьвер, ты мог бы прогнать всю эту свору, что на тебя напала. И не надо было бы полагаться на неизвестного помощника.

— Что ж, тут ты, пожалуй, прав, — согласился Углов.

Последний день работы конгресса прошел так же, как и предыдущие, — профессор Енохин ни с кем особо не контактировал, писем никуда не посылал. Углов уже начал раздумывать, стоит ли затевать допрос лейб-медика в обстоятельствах, когда его, в сущности, не в чем обвинить, когда сыщикам вдруг улыбнулась удача. После заседания Енохин не остался на прощальный банкет, а взял кэб и куда-то поехал. Сыщики тоже взяли экипаж и отправились вслед за профессором.

Кэб, везший Енохина, миновал центральные улицы и наконец остановился возле неприметного здания на Стрэнде. Сыщики увидели, что профессор расплатился с кэбменом и вошел в подъезд.

— Он отпустил кэб! — тихо произнес Углов. — Значит, собирается остаться здесь надолго… Надо выяснить, кого он здесь навещает. Я пойду через парадное, а ты, Игорь, узнай, есть ли тут черный ход.

— Я пойду с тобой! — решительно заявила Катя. — Ты со своим акцентом выглядишь подозрительно. Лучше я буду объясняться со швейцаром.

Сыщики вышли из коляски и разделились. Дружинин отправился в обход дома, а Катя решительно постучала в дверь. Раздались шаги, и дверь открылась. За ней оказался не швейцар, а старушка в чепце — по всей видимости, квартирная хозяйка.

— Что угодно леди? — спросила она.

— Скажите, русский доктор уже приехал? — спросила Катя. — Дело в том, что он назначил нам с мужем встречу в этом доме, у своего знакомого, но мы, кажется, опоздали…

— А, так вы к мистеру Беллу! — воскликнула старушка. — Да, вы опоздали, но совсем немного — джентльмен только что поднялся. Так он русский? Никогда бы не подумала! У него внешность английского лорда. Прошу, проходите на лестницу. Вам нужна дверь на втором этаже, направо. Вас проводить?

— Нет, спасибо, мы найдем дорогу! — заверила Катя гостеприимную хозяйку, и они с Угловым направились к лестнице.

Возле указанной хозяйкой двери сыщики на минуту задержались, прислушиваясь. Однако из-за массивной дубовой двери не доносилось ни звука. Тогда Углов потянул створку — и дверь открылась. Крадучись, на цыпочках, они вошли в квартиру. В передней было темно, в следующей комнате — тоже. Однако из глубины квартиры падал свет и доносились голоса. Сыщики прокрались туда и застыли по обе стороны дверного проема. Теперь им было слышно все.

Собеседники разговаривали по-английски.

— Так вы говорите, что император был вовсе не таким здоровым, каким казался? — спрашивал кто-то низким баритоном.

— Да, он всегда лишь старался создать образ богатыря, — отвечал другой участник беседы. Он говорил с сильным русским акцентом и иногда делал ошибки в употреблении слов; очевидно, это был Енохин. — Государь с детства страдал ларингитами, к тому же у него были слабые бронхи, — продолжал профессор. — Ему следовало бережней относиться к своему здоровью. Однако он хотел, чтобы все окружающие считали его железным человеком, солдатом, которому не страшны никакие недуги.

— А признаки вырождения — они были заметны у царя Николая? — расспрашивал хозяин квартиры. — Маленький лицевой угол, скошенный подбородок, дистрофия?

— Нет, ничего такого я отметить не могу, — отвечал профессор.

— Однако признаки вырождения должны были как-то проявиться… — заметил его собеседник. — Ладно, оставим эту тему. Так вы говорите, что лечение императора было недостаточным?

Енохин начал рассказывать про лечение, которое назначал Николаю доктор Мандт, а Катя между тем наклонилась к уху Углова и прошептала:

— Он это, он! Наверняка этот самый Белл был тем человеком, который приезжал в Петербург! Его разговор с Енохиным подслушал Возняк! Видимо, это английский резидент в России. А может, вообще глава их шпионского ведомства!

— Согласен! — так же тихо отвечал руководитель группы. — Белл очень подозрителен. Надо их брать. Брать сейчас, пока они вместе, и тут же допросить и выяснить, что означают все эти разговоры о болезни государя.

Как видно, мистер Белл обладал отменным слухом. Как ни тихо перешептывались сыщики, он что-то расслышал. Внезапно в комнате наступила тишина. Затем раздался голос хозяина:

— Скажите, господин Енохин, а вы пришли ко мне один?

— Да, конечно! — ответил гость, причем в его голосе слышалось удивление. — Чем вызван ваш вопрос?

— Тем, что сейчас за дверью этой комнаты стоят два человека, которые внимательно прислушиваются к нашему разговору. Почему я делаю такое заключение? Во-первых, потому что я слышу их шепот. А во‑вторых, я вижу тень одного из них, которая падает на пол. Я должен был заметить эту тень еще раньше, если бы был достаточно внимателен. Что же вы стоите там, джентльмены? Входите!

После такого приглашения стоять дальше за дверью не имело смысла. Сыщики вошли в кабинет и осмотрелись. Участники беседы сидели возле горящего камина. Профессора Енохина Углов уже видел в Петербурге, а потом здесь, в Лондоне, и потому прежде всего обратил внимание на хозяина.

Мистер Белл, вопреки ожиданиям, оказался довольно молодым человеком — ему было немногим больше тридцати лет. Самым примечательным в его лице были глаза: умные, проницательные; казалось, обладатель этих глаз видит людей насквозь.

— О, прошу прощения! — воскликнул мистер Белл, увидев Катю. — Здесь мы имеем не двух джентльменов, а джентльмена и даму. Также прошу извинить за то, что не предлагаю вам садиться. Это вызвано тем, что я не знаю ни вас, ни цели вашего неожиданного визита. Итак, кто вы и какова причина вашего появления в моем доме?

Сыщики переглянулись. Выдавать себя за мистера и миссис Корнер не имело смысла. Надо было излагать основную, петербургскую легенду и называть истинную цель слежки. И Углов уже открыл рот, чтобы это сделать, но тут неожиданно за дверью раздался треск, грохот, что-то со звоном упало, послышался топот, и в кабинет ворвался капитан Дружинин. Он имел чрезвычайно грозный вид. Пиджак у него был испачкан в саже, лицо тоже, а в каждой руке капитан держал по револьверу системы Кольта.

— Всем стоять на месте! — воскликнул капитан. — Это полицейская операция!

Несколько секунд длилось молчание, а затем хозяин кабинета громко расхохотался. Енохин и сыщики вначале посмотрели на него с недоумением, а затем оценили комизм ситуации и тоже невольно улыбнулись. Наконец и Дружинин понял, как нелепо он выглядит, и убрал свои пистолеты.

— Итак, господа и дамы, я жду ответа! — сказал Белл, отсмеявшись. — Кто вы?

Инициативу решила взять на себя Катя.

— Мы прибыли из России, — заявила она. — Мой муж служит в жандармском управлении, и мы имеем поручение расследовать обстоятельства смерти императора Николая. У нас есть основания полагать, что царь был убит. И мы подозреваем в его смерти господина Енохина, а также вас, господин Белл. Мы знаем, что вы тайно приезжали в Петербург в дни болезни государя и опять же тайно встречались с профессором. У нас есть свидетель вашего разговора. Нам многое известно! Нам непонятны только две вещи: как именно был убит государь и зачем это потребовалось представителю английской короны?

Речь Кати произвела большое впечатление на профессора Енохина. Он побледнел, открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал.

Зато хозяин кабинета остался совершенно невозмутим.

— О, какие неожиданные и серьезные обвинения! — воскликнул он. — Они, разумеется, нелепы и ошибочны, но ввиду своей тяжести заслуживают того, чтобы на них ответили. В таком случае прошу садиться.

Когда сыщики сели, хозяин кабинета начал свой рассказ.

— Итак, я, видимо, должен представиться. Меня зовут Джозеф Белл, и в прошлом году я назначен профессором анатомии Эдинбургского университета. Мои научные интересы весьма разнообразны. Одним из направлений моей работы является изучение патологических изменений в результате вырождения. Возможно, вам известно, что в результате браков между близкими родственниками такие изменения вскоре появляются. Возникают уродства, болезни крови, сердца… Между тем у русских царей уже в течение столетия имеют место смешанные браки с германскими принцессами из одной и той же династии. Я изучал состояние ваших царей, начиная с Петра. Интересовал меня и император Николай. Вот почему я вступил в переписку с господином Енохиным, который мне известен как настоящий ученый. И вот почему приезжал в Петербург — причем вовсе не тайно, а совершенно открыто. Эти свои показания я готов повторить перед любым судом. Готов также представить нашу переписку с профессором — если, разумеется, он не будет против. Так что ваша гипотеза, господа и сударыня, совершенно ошибочна.

Ясная и четкая речь Белла заметно ободрила его русского партнера. Лицо Енохина приняло обычный цвет, к нему вернулось самообладание, и профессор сказал:

— Какое безумное, какое подлое обвинение! Не думал, что когда-либо услышу что-то подобное! Я всю жизнь посвятил служению императорской фамилии, служению своей стране, и вдруг услышать такое! А этого молодого человека я припоминаю: он явился ко мне в Петербурге, расспрашивал об обстоятельствах смерти государя. Но я никогда не думал, чтобы эти подозрения… Вы бы лучше, сударыня…

Тут профессор повернулся в Кате и адресовался лично ей.

— Вы бы лучше заинтересовались тем турком, что все вертелся возле одного из унтер-офицеров караула, из татар!

— Что за турок? — живо спросила Катя.

— Что за татарин? — вслед за ней спросил Углов.

— Был в карауле Зимнего один такой служивый, — отвечал Енохин. — Фамилии его не помню, а звали Ахмет. И вот, когда Ахмет выезжал из дворца, чтобы сопровождать государя, я пару раз видел возле его коня какого-то субъекта, по виду турка. Я еще тогда подумал: «Что этот осман здесь делает?» Но значения не придал. Но теперь, когда все так повернулось, когда такие подозрения…

— А этот Ахмет все так же служит во дворце? — спросил Углов.

— Откуда же мне знать? — пожал плечами Енохин. — Я за ним не следил. И вы, как вижу, тоже. Вместо этого вы преследуете ученых, занятых своими исследованиями.

Повисла неловкая пауза, после которой мистер Белл спросил:

— Ну, что, у вас остались еще какие-то вопросы?

— Нет… нет, не осталось, — ответил Углов, поднимаясь. — Прошу извинить за… В общем, мы пошли.

— Я только попросил бы молодого человека, который проломил дверь черного хода, немного убрать на кухне, — сказал хозяин квартиры. — И в следующий раз, если у вас будет нужда меня навестить, пользуйтесь, пожалуйста, парадным — черный ход у меня заколочен. Точнее, был заколочен…

В молчании сыщики спустились по лестнице. И только на улице Катя неожиданно спросила:

— А вы знаете, кто этот профессор Белл? Я только сейчас поняла! Это тот самый Белл, который учил — то есть будет учить — молодого студента Артура Конан-Дойля! Он будет известен в университете своим дедуктивным методом и станет прообразом Шерлока Холмса!

— Вот как? — без особого восторга спросил Углов. — Если так, то интересно. Но гораздо интересней мне другое…

— Что же?

— Что это был за турок, о котором говорил Енохин? И где его нам разыскать?

Глава 14

— Очень рад, душа моя, очень рад вас видеть в добром здравии! — приветствовал граф Орлов статского советника Углова, когда тот вошел в его просторный кабинет. — Вот, садитесь. Не желаете ли сигару?

— Благодарю, граф, но я не курю, — отвечал статский советник.

— Да, слышал, слышал про такую вашу особенность, — кивнул Орлов. — Редкий, хочу заметить, случай среди нынешних молодых людей, чтобы человек с положением — и вдруг не курил… Да, так вы, стало быть, просили о встрече? В вашей записке сказано, что необходимо мое содействие. И в чем же?

— Видите ли, ваше высокопревосходительство, — начал Углов, — в ходе расследования мне стало известно, что в охране покойного государя нес службу некий человек по имени Ахмет. Этот Ахмет может быть причастен к смерти императора. Я провел расспросы во дворце, и мне сообщили, что такой рядовой действительно был, но сейчас во дворце не служит, поскольку его часть снята с охраны Зимнего и отправлена в Крым, в действующую армию. Я собираюсь ехать на юг, разыскать и допросить Ахмета. Для этого мне нужно ваше содействие.

— Но ведь я, помнится, давал вам некую бумагу? — отвечал Орлов. — Она содержала предписание всем чинам жандармского ведомства оказывать вам в вашем расследовании всемерное содействие.

— Да, это верно, вы дали такую бумагу, и она мне очень помогла, — сказал Углов. — Однако теперь мне предстоит иметь дело с солдатом действующей армии. И я боюсь, что предписание шефа жандармов не покажется его командирам таким уж обязательным документом. Я просил бы ваше превосходительство оказать мне содействие в получении другого документа, на этот раз подписанного военным министром князем Долгоруковым или же генерал-фельдмаршалом Паскевичем.

— Мое предписание не покажется господам офицерам достаточным? — граф Орлов удивленно поднял брови. — Они решатся манкировать указанием шефа корпуса жандармов? Невероятно! Хотя… Возможно, в последние годы я был несколько далек от военной среды. Может быть, нравы в ней несколько изменились, и вы правы. Что ж, я постараюсь достать для вас такую бумагу. Я как раз завтра должен встретиться с князем Василием Андреевичем и попрошу его об этой услуге. Но скажите, господин статский советник, почему вы обратились с этой просьбой ко мне? Почему бы вам не попросить помощи у вашего непосредственного начальника — у самого Государя?

— Я бы так и сделал, — отвечал Углов, — но в последние дни Государь несколько нездоров… Он не принимает… Так что я не решился его беспокоить.

Услышав такое объяснение, граф Орлов изобразил на лице полное понимание и даже несколько раз кивнул. Однако собеседник, если бы внимательно присматривался к лицу шефа жандармов, мог бы заметить, как насмешливо блеснули его глаза.

— Да, это бывает, что Государь нездоров… — сказал Орлов. — Правда, как раз в последние дни мне что-то не приходилось слышать о какой-либо хвори, одолевшей императора. Наоборот: после похорон своего венценосного отца Государь необычайно деятелен. Каждый день во дворце проходят совещания, строятся планы… Большие планы! Там граф Павел Дмитриевич, господин Милютин… Буквально на днях Государь выпустил ряд распоряжений, непосредственно касающихся моего ведомства. Так, он повелел перевести из каторги на поселение тех участников известного возмущения 1825 года, кто еще отбывал срок. А нескольких вообще повелел отпустить и разрешил им вернуться в свои имения. Может быть, вы именно эти распоряжения Государя считаете признаками его нездоровья?

— Ни в коем случае! — воскликнул статский советник. Он выглядел растерянно; видно было, что он не ожидал такого продолжения разговора. — Я не считал… не считаю… видимо, я ошибся…

— Да, несомненно, вы ошиблись, батенька, — кивнул Орлов. — Крепко ошиблись. Прежде всего в том, что представились мне как доверенное лицо нового императора. Мне уже тогда, при первом нашем свидании, это показалось странным, а уж теперь, когда я знаю больше, может вызвать только улыбку. Мне не стоило большого труда установить, что Государь вовсе не давал поручения о проведении тайного расследования относительно смерти своего отца. Вы все это выдумали!

На лбу чиновника для особых поручений выступил холодный пот. «Это провал! — промелькнула в голове отчетливая мысль. — Что делать? Бежать?»

Между тем граф явно наслаждался эффектом, который вызвали его слова, растерянностью своего собеседника. Он встал и несколько раз прошелся по кабинету. Дополнительное наслаждение он испытывал оттого, что мог продлить и усилить растерянность статского советника — ведь он еще не выложил на стол свои главные козыри.

— Да, я ведь еще не успел вас поздравить с успешным завершением вашей польской кампании! — сказал он. — Вы там себя показали настоящим молодцом. В одиночку отстреливаться от своры озверевших врагов, спасти жену, друга… Молодец, настоящий герой!

— Прошу прощения, но откуда вы… — пролепетал чиновник для особых поручений.

— Да вот знаю! — ответил Орлов на неоконченную фразу. — Наслышан! А вот чего я не знаю, душа моя, так это подробностей вашей лондонской поездки. Что вы искали в столице туманного Альбиона? То есть, чего искали, я догадываюсь, но каковы результаты? Расскажите, не томите. И уж, пожалуйста, без вымыслов.

Произнеся это, граф вновь уселся напротив Углова. Несмотря на ернический тон, лицо шефа жандармов было совершенно серьезно, и майор Следственного комитета понял, что собеседник ждет отчета.

Делать было нечего. И Углов рассказал графу все: о подозрениях относительно профессора Енохина, о наблюдении за ним, о ночной беседе с профессором и его визави доктором Беллом.

— Вот тогда я и получил от профессора Енохина сведения о солдате Ахмете и каком-то турке, с которым он часто беседовал, — завершил Углов свой рассказ. — Я все вам изложил, ваше высокопревосходительство. Теперь мне хотелось бы понять, откуда вы знаете подробности о моем пребывании в Царстве Польском? Это необходимо… для дальнейшей работы.

«Что я мелю? — думал между тем майор. — Какая дальнейшая работа? Вот вызовет он сейчас караул, и останется мне только уповать на их медлительность. Сбежать, может, и смогу, но задание все будет к чертям провалено…»

Однако граф не спешил звать караул.

— Что ж, я вам скажу, откуда я знаю о вашем пребывании в Радоме, — заявил он. — А заодно дам вам возможность поблагодарить вашего спасителя. Без его помощи вам бы не удалось отбиться от преследователей. Поручик, войдите, хватит прятаться!

При этих словах в кабинет вошел молодой человек, лет двадцати пяти, неприметной наружности, среднего роста. Правая рука у него была на перевязи.

— Вот, рекомендую: поручик Машников! — сказал Орлов. — Можно сказать, ваш ангел-хранитель. Должен признаться: после нашего с вами первого свидания у меня возникло желание узнать о вас побольше. Вот я и попросил поручика слегка присмотреть за вами. За вами, за вашей энергичной супругой, а также за вашим другом и помощником господином Дружининым. И поручик с данным ему поручением прекрасно справился. Он не только доставил мне массу ценных сведений о вашей троице, но и сумел в нужный момент оказаться в нужном месте. Да вы садитесь, поручик. А то вам, с вашей раной, надо пока больше отдыхать.

— Да, сударь, это ведь я сидел в ту ночь в кустах, — пояснил Машников. — Ну, когда вам устроили такой сюрприз в доме пана Гронского. И как удачно сложилось, что я захватил с собой пистолет с запасом патронов! Иначе, боюсь, не удалось бы вам оттуда уйти… Там я и получил ранение в руку. Рана, правда, вовсе не опасная и уже почти совсем зажила.

— Да, верно, вы мне очень помогли, благодарю… — произнес Углов сдавленным голосом. — Но я не понимаю, граф, чем я заслужил такое внимание с вашей стороны. Приставлять ко мне слежку… В тот момент, когда я веду следствие исключительной важности, по поручению самого…

В этом месте он запнулся, вспомнив слова, сказанные шефом жандармов несколько минут назад.

Граф Орлов понимающе улыбнулся.

— В том-то и дело, батенька, что поручение вам давало совсем не то лицо, которое вы мне указали. Это, кстати, тоже заслуга поручика, он мое внимание обратил на то обстоятельство, что вы к Государю с докладами не ходите. Что же это, думаю, за чиновник для особых поручений, который поручителю ничего не сообщает? Тут я подумал, и стало ясно: не сообщаете вы потому, что поручение вам давал совершенно другой человек. Хотите скажу, кто?

— Ну, скажите, — криво усмехнувшись, отвечал Углов.

«Неужели разоблачили? — стучало у него в голове. — Не может быть!»

— Тут есть возможность ошибиться, — признался граф. — Вариантов, собственно, два. Основной тот, что поручение расследовать смерть своего царственного супруга вам дала вдовствующая императрица Александра Федоровна. Как вам мое предположение? Ага, вижу, в лице у вас, батенька, что-то дрогнуло. Кажется, я попал в точку! Да, Александра Федоровна — умнейшая женщина и глубоко преданная своему супругу. Настолько преданная, что, если бы не была при этом истинной христианкой, в могилу бы за ним последовала! Вот она и могла заподозрить нечто неладное и привлечь вас, человека, никому не известного, к такому важному расследованию. Вот моя главная идея. А запасная — та, что поручение вам дал кто-то из моих коллег, министров покойного императора. И скорее всего — граф Павел Дмитриевич Киселев. Государственного ума человек! Что скажете? Молчите? И правильно делаете!

Князь сделал паузу, снова прошелся по кабинету.

— Я вовсе не собираюсь допытываться, кто именно из людей, преданных трону и России, дал вам ваше трудное задание, — веско произнес он, остановившись перед Угловым. — И хотя вы при первом нашем свидании сказали мне неправду, я буду продолжать вас поддерживать. Почему? Потому что одно дело делаем, вот почему! И граф Павел Дмитриевич мог бы так от меня не скрываться. Кажется, я довольно доказал свой просвещенный образ мыслей! Недаром государь Александр Николаевич дал мне на днях новое назначение. Как, вы еще не слышали? Я назначен председателем Секретного комитета по помещичьим крестьянам. Будем вместе с графом готовить ряд важных изменений в нашей хозяйственной жизни. Впрочем, это к делу не относится.

Граф сел в свое кресло, внимательно оглядел сидящих перед ним людей и веско произнес:

— Вы, господин Углов, просили у меня содействия для облегчения ваших следственных действий в действующей армии. И я такое содействие вам окажу. Завтра же я свяжусь с военным министром и, надеюсь, получу от него нужный документ. Вы сможете искать вашего Ахмета и его спутника — турка. В данный момент такие поиски представляются необычайно важными! Если удастся доказать, что османы причастны к смерти русского императора, это нанесет серьезный удар по враждебной нам коалиции держав. И на Австрию с Пруссией подействует. Так что мое ведомство окажет вам всемерное содействие. Я полагаю оставить поручика Машникова при вас — уже не в роли моего соглядатая, а скорее в статусе помощника. Вы, я надеюсь, не против?

— Вообще-то я привык полагаться на собственные силы… — произнес было Углов. Но тут взглянул на забинтованную руку поручика и закончил: — Хотя, впрочем, как будет угодно вашему высокопревосходительству.

— Вот и отлично! — заключил Орлов. — Будете действовать вместе. Ищите турецкий след! А если не найдете…

Тут граф откинулся в кресле и устремил взгляд вдаль.

— Если не найдете, я, честно говоря, не знаю, чем вам дальше помочь, — произнес он. — Помнится, вы, при первом нашем свидании, говорили о возможности покушения на Государя со стороны молодых людей радикальных воззрений. Я тогда категорически отрицал такой вариант. С тех пор я много думал… Вспомнил известное дело приверженцев Петрашевского… Изучал доклады с мест… Но все равно: я убежден, что подобное у нас невозможно. Так что Ахмет, по-моему, — это последняя возможность найти убийцу, если он вообще был.

— Я так не считаю, ваше высокопревосходительство, — заметил Углов. — Я вижу и другие варианты.

— Что ж, дай бог, дай бог! — сказал граф. — Вы человек молодой, энергичный. Может, вы найдете след там, где я его не вижу.

Глава 15

В Бахчисарай, в штаб-квартиру русской армии в Крыму, следственная группа прибыла 12 апреля. Теперь она насчитывала четырех человек: состав группы расширился за счет поручика Машникова.

Задача, стоявшая перед сыщиками, выглядела не слишком сложной. Еще в Петербурге удалось выяснить, что рядовой Ахмет Бердыев несет службу в Одесском пехотном полку 12-й дивизии, которой командовал генерал Реад. Дивизия еще в феврале получила приказ выступить на театр военных действий в Крым. В конце марта, двигаясь ускоренным маршем, дивизия прибыла на полуостров и расположилась на позициях под Инкерманом. Требовалось прибыть в расположение дивизии, представиться ее командиру (либо командиру полка) и, получив его согласие, провести беседу с рядовым Бердыевым.

Однако на деле все оказалось не так просто. Прибыв под вечер в специально купленной для путешествия бричке в Бахчисарай, сыщики столкнулись с тем, что расположиться на ночь здесь не было никакой возможности: не только все постоялые дворы были заняты, но и в каждом доме местного жителя стояли на постое несколько солдат.

— Ну и дыра! — вполголоса выразил свои впечатления от Бахчисарая середины XIX века Дружинин. Теперь, в присутствии поручика, трем сыщикам невольно приходилось держать язык на привязи, чтобы у их спутника не возникло ненужных вопросов.

— Я бывал в этом городишке в середине 90-х, еще с родителями, — продолжил свою мысль Дружинин, — и уже тогда заметил, что это не Рио-де-Жанейро. Но, оказывается, в наши времена это надо было считать вполне приличным. А сейчас! Какая грязь! Какое убожество!

Как ни старался капитан сдержать свой баритон, последние слова все же достигли слуха Михаила Машникова.

— Да, совершенно с вами согласен! — произнес он, оглядывая взбирающиеся в гору улочки. — Как видно, здесь мы не сможем остановиться. Но что же делать? Не ночевать же в открытом поле! К тому же с нами Екатерина Дмитриевна… Мы еще можем прикорнуть на земле, но для дамы это невозможно! А ведь я предупреждал господина статского советника, что лучше ему оставить жену в Петербурге, в крайнем случае, в Киеве…

— Прекратите ныть, поручик! — властно оборвала его «дама». — Если придется ночевать в поле, я перенесу это так же легко, как и вы. Однако есть и другой выход. Здесь неподалеку, я знаю, имеются два селения: Теберти и Пычки. Лучше отправиться во второе, потому что оно лежит несколько в стороне от дороги, ведущей на фронт, и потому может оказаться свободным от постоя.

— А ведь верно! — воскликнул Машников. — Я тоже слышал от знакомого офицера о татарских селах неподалеку от Бахчисарая, но, признаться, как-то о них забыл. Какие, однако, у вас обширные познания, госпожа Углова!

— Вот видите, а вы меня хотели в Киеве оставить, как ненужный груз! — усмехнулась Катя.

В Пычки сыщики прибыли уже ночью. Это оказалось даже не село, а маленькая деревня, в которой едва насчитывалось полтора десятка домов. Однако военных здесь не было, и путешественники, после некоторых затруднений, сняли на ночлег два дома. При этом Катя вновь удивила поручика, показав знание татарского языка, на котором изъяснялись местные жители, — ни один не говорил по-русски.

Наутро стали решать, в каком составе ехать в полк. Тут уж мнение поручика о нежелательности присутствия на фронте дамы возобладало, и Катю было решено оставить в деревне. С ней должен был остаться и Дружинин. Углов и Машников вдвоем сели в бричку и покатили к Севастополю.

12-я дивизия, в которой служил солдат Бердыев, располагалась неподалеку от селения Старые Шули; здесь, в селе, находился штаб генерала Реада. Однако Машников советовал обратиться не к генералу, а непосредственно к командиру полка.

— Я еще в Петербурге навел справки о генерале, — объяснил он. — Мне рассказали, что господин Реад — человек решительный и крайне возбудимый. Иметь с ним дело трудно. Давайте обратимся лучше к командиру полка полковнику Кузнецову. О нем говорят как о человеке рассудительном.

Углов согласился с напарником. В селе сыщики узнали, что штаб Одесского полка стоит в лощине недалеко от села. Туда они и направились. Быстро разыскали командирскую палатку. Однако в ней полковника Кузнецова не оказалось.

— Так господин полковник на учениях, — объяснил им дежурный унтер-офицер; сидя возле палатки за колченогим столом, он заполнял какие-то бумаги. — Второй батальон рассыпному строю обучает. Вы вон туда, за сопку, пройдите, там его и увидите. Правда, я сомневаюсь, что полковник будет с вами разговаривать — уж больно занят.

Когда они отошли от палатки, Машников сердито сказал:

— Вы видели. Как себя ведет этот унтер? Он даже не встал! И какой дерзкий язык! «Я сомневаюсь… Он занят…»

— А мне показалось, что этот человек все говорил правильно, — возразил Углов. — И дорогу нам показал…

— Попомните мои слова: дерзость и самоволие нижних чинов — первый признак разложения государства! — твердо изрек поручик. — Когда нижние чины начинают рассуждать, государственный корабль дает течь!

Разговаривая таким образом, сыщики обогнули сопку, и перед ними предстала красочная картина. Рота солдат в запыленных мундирах, с ружьями наперевес, перебегала открытое пространство между сопками. На ходу солдаты иногда опускались на одно колено, целились, имитируя выстрел, и вновь устремлялись вперед. Впереди, куда они бежали, стоял среднего роста человек в офицерском мундире с жестяным рупором в руке. Пользуясь этим средством звукоусиления, он отдавал команды:

— Ровнее, ровнее держитесь! Ты, чернявый, куда вылез? Тебя что, с письмом к англичанам послали, что ли? Держать строй! А вы, на правом фланге, чего в кучу сбились? Два шага, три шага вправо! И быстрей, быстрей! Вы что там, грибы, что ли, ищете? В бою не грибы — пули вражеские найдете!

— Вон это, наверно, полковник Кузнецов и есть, — заключил Машников. — Сейчас получим у него разрешение — и вперед. Может, и наш Ахмет здесь. Сразу и переговорим. А потребуется — увезем с собой в Бахчисарай.

Сыщики быстрым шагом, почти бегом достигли места, где стоял полковник. И как раз вовремя — уже новая рота готова была приступить к учениям. Увидев подходивших людей, полковник опустил рупор и спросил:

— Вы ко мне?

— Совершенно верно, — отвечал Машников. — Я — поручик Машников, а это — статский советник Углов. Мы прибыли из Санкт-Петербурга по именному повелению военного министра князя Долгорукова, с тем чтобы допросить одного рядового вашего полка.

— Да, вот записка министра, — прибавил Углов, доставая бумагу.

Однако полковник не спешил ее брать.

— Вы так и не сказали, из какого вы ведомства, — произнес он. — И зачем вам нужен мой солдат!

— Я — из жандармского управления, — отвечал Машников. — А господин статский советник действует по именному поручению Его Императорского Величества.

— Ага, жандармы! — воскликнул полковник, не обратив внимания на ответ поручика. — Все крамолу ищете! Ну, так вот что я вам скажу. В действующей армии нет места ни крамоле, ни сыску. Мне тут каждый солдат дорог, и я не могу допустить, чтобы полицейские ищейки мешали борьбе с врагом. Вы видели, чем я занимаюсь? Я вынужден на ходу переучивать солдат, чтобы ходили в атаку не колоннами, как их учили, а цепью. А еще я занимаюсь тем, что ловлю за руку воров-интендантов и добываю пропитание для моих воинов. И я не позволю совать мне палки в колеса! Своего солдата я вам не дам и вам в расположении части находиться не дозволяю!

И, обернувшись, полковник позвал:

— Пархоменко!

— Слушаю, господин полковник! — отозвался унтер-офицер, подбегая.

— Проводи этих господ прочь отсюда. И если они еще появятся в расположении части — сразу докладывай мне! Да, на обратном пути скажи графу Толстому, чтобы вел сюда своих артиллеристов — пора их учить.

— Вы сказали — Толстому? — спросил удивленный Углов. — Случайно речь идет не о Льве Николаевиче?

— А хотя бы и так! — воскликнул сердитый полковник. — Вы что, его знаете? Это дела не меняет! Мы готовимся к сражению, и вам здесь не место! Пархоменко, проводи!

Делать было нечего: сопровождаемые угрюмым унтером, сыщики вернулись к своей бричке. По дороге Углов все всматривался в проходивших мимо офицеров, надеясь увидеть будущего великого писателя; однако так и не увидел. Да если бы и увидел, вряд ли бы удалось с ним поговорить: угрюмый унтер Пархоменко не отставал от сыщиков ни на шаг и все твердил: «Давайте, господа, распоряжение господина полковника надо выполнить. Езжайте, господа». Так и пришлось им сесть в бричку и, не солоно хлебавши, покинуть негостеприимные Шули.

— А что, вы и правда знакомы с этим графом Толстым? — спросил Машников, когда они отъехали от села. — Если так, это знакомство могло бы нам помочь…

— Нет, я только читал… то есть слышал о графе… от своих знакомых, — не слишком вразумительно ответил Углов.

— Жаль… — протянул поручик. — Что ж, в таком случае нам ничего не остается, как вернуться в Шули и попытаться получить разрешение у генерала Реада. Хотя потом с этой бумагой все равно придется ехать к командиру полка. Получится неловко…

— Да, к тому же вы сами говорили, что Реад — человек тяжелый, иметь с ним дело трудно, — напомнил Углов.

— Это верно, — кивнул Машников. — Но что делать? Другого выхода я не вижу.

— Давайте я пойду к генералу один, — предложил Углов. — Я не вхожу в корпус жандармов, действую по повелению императора…

— Гм… В самом деле? — иронически заметил поручик.

— Да, по повелению! — твердо заявил Углов. — Неважно, что сказал граф! Вас это не касается! Это не ваш уровень компетенции!

— Простите, я не совсем понял слово, которые вы изволили употребить… — сник поручик.

— Неважно. В общем, я иду к Реаду один. Посмотрим, насколько он несговорчивый человек.

Однако проверить свои дипломатические способности статскому советнику не удалось. Когда участники расследования явились в штаб 12-й дивизии, выяснилось, что генерала здесь нет — он час назад уехал в Бахчисарай, к командующему армией генералу Горчакову. И вернется, скорее всего, не скоро, ближе к вечеру.

Все это статскому советнику сообщил дежурный офицер — весьма деловитый и энергичный поручик, успевавший принимать курьеров, подписывать какие-то бумаги, которые приносили вестовые из полков, а в промежутке заполнять ведомость. Несмотря на занятость, поручик отнесся к гостю из столицы весьма внимательно — видимо, статский советник нашел нужные слова и расположил дежурного к себе.

Видя, что хозяин дивизионной канцелярии настроен дружественно, Углов решил пойти дальше и узнать о возможной реакции командира дивизии на их обращение. А потому рассказал дежурному о том, с каким вопросом он собирается идти к генералу Реаду.

Услышав о том, что гостю из Петербурга необходимо допросить рядового одного из полков, дежурный скептически поднял одну бровь и покачал головой.

— Не думаю, что у вас что-то получится, — заявил он. — Последние недели генерал пребывает в весьма раздраженном настроении. Причиной тому — прежде всего отвратительное снабжение армии. Извольте видеть: войска иногда по нескольку дней сидят без патронов, у артиллеристов каждое ядро на счету, каждый бочонок пороха. Мало того, что французики могут расстреливать наших солдат и артиллеристов с расстояния, недоступного для наших ружей и пушек, так у нас еще и боеприпасов нет! А продовольствие? А эвакуация раненых? Все из рук вон плохо. Посему вся армия весьма плохо настроена в отношении петербургских чиновников. Даже тот факт, что вы прибыли, как вы говорите, по именному повелению Государя, ничего не изменит. Сейчас чиновник из столицы для офицера действующей армии — воплощение всего того безобразия, которое мы наблюдаем со стороны тыловых служб. Генерал даже не услышит вашу просьбу! Он просто сорвет на вас злость. Потому не советую вам, милостивый государь, обращаться лично. Лучше пришлите письменное отношение.

— Благодарю, я так и поступлю, — ответил Углов и удалился.

Глава 16

В тот же вечер участники группы собрались на совещание в сакле, снятой «супругами Угловыми», — она была чуть попросторнее. Статский советник сообщил о неутешительных результатах их поездки и заключил:

— Встретиться с рядовым Бердыевым законным путем нам не удалось. И, как видно, не удастся. А добраться до него нам необходимо, причем как можно скорее. Какие будут предложения?

— Положение сложное, — заметил поручик Машников. — Без согласия командования никто нам не разрешит явиться в расположение части и допросить одного из нижних чинов.

— Не вижу здесь ничего сложного! — решительно заявил Дружинин. — На фига нам сдалось согласие командования? Я вообще не понимаю, зачем мы поперлись в этот штаб! Надо провести разведку, выяснить, в какой палатке живет этот Бердыев, куда ходит на кухню, куда, пардон, в отхожее место, — и ночью или, скажем, поздним вечером подстеречь его и похитить. Сюда везти не надо. Дотащим до ближайшего оврага и там допросим. Узнаем все, что нам нужно, а уже потом будем решать — везти его в Петербург, чтоб предстал пред грозные очи графа Орлова, или отпустить с миром, если ни при чем. Вот и все!

— Ты закончил? — спросила Катя, глядя на титулярного советника как на человека, сморозившего несусветную глупость.

— Ну… в общем, да! А что?

— А то, что твой план является чистейшей авантюрой и приведет нас к полному провалу! — заявила госпожа Углова. — Ты что же, думаешь, что в русской армии этой эпохи не поставлена разведка? Что тут служат какие-то недоумки, которым мы дадим 100 очков вперед? Я тебя уверяю: армия, воюющая в Крыму, весьма неплохо обучена и организована. Вооружение у нее устаревшее, это верно. А боевой дух очень высокий! И разведка здесь поставлена хорошо. Так что твое проникновение в расположение полка, где служит Бердыев, не останется незамеченным. И пока ты будешь следить за «палаткой», в которой живет рядовой (кстати, солдаты живут не в палатках, а в шатрах), за тобой самим будут следить пластуны. Не слыхал о таких? Это казаки-разведчики. В Севастополе они регулярно похищали из расположения французской армии «языков» и добывали от них важные сведения. Скорее всего, вас поймают в первый же день. А поймав, примут за вражеских шпионов. Если повезет — отправят в тыл для расследования. А не повезет — расстреляют на месте. По законам военного времени!

— Совершенно с вами согласен, сударыня! — поддержал ее Машников. — План, предложенный господином титулярным советником, может быть применен только ввиду неприятельских войск, в особенности иррегулярных. Скажем, на Кавказе, в боях с тамошними абреками. А похищать собственного солдата, допрашивать его где-то в овраге… Это явное сумасбродство!

— Хорошо, но как же нам в таком случае выяснить то, что необходимо? — спросил Углов. — Как допросить Ахмета?

— Я скажу как, — отвечала Катя. — Это сделаю я.

— Вы?! — изумился Машников. — Но каким образом?

— В полевом лазарете, — сказала Половцева. — Или возле него.

И, видя недоуменные взгляды мужчин, она принялась объяснять:

— Именно сейчас, во время Крымской кампании, в русской армии появился новый институт, которого прежде не было, — сестры милосердия. Они выносят раненых с поля боя, помогают хирургам при операциях, ухаживают за ранеными в госпиталях. Я стану такой медицинской сестрой, поступлю в полковой госпиталь. Там я смогу увидеть Ахмета, приглядеться к нему. А потом и поговорить с ним.

— Но примут ли вас в госпиталь? — усомнился Машников. — Ведь у вас нет соответствующей подготовки…

— Не беспокойтесь, поручик, подготовка у меня имеется, — отвечала Катя. — Я ее получила… в свое время.

— И диплом имеется?

— И диплом, и все, что нужно. Кроме того, у меня есть особая причина для посещения этого полка.

— Что же за причина такая? — спросил Углов.

— Когда вы с поручиком рассказывали о вашей поездке, ты, помнится, упомянул имя графа Толстого. Мне не послышалось?

— Нет, не послышалось, — кивнул Углов. — И что же? Полковник Кузнецов упомянул, что граф командует артиллеристами, а наш Ахмет — пехотинец. Так что…

— «Так что!» «И что же» — иронически передразнивая статского советника, вскричала Катя. — При чем здесь Ахмет? Совершенно ни при чем! Быть в этой эпохе — и не встретиться ни с кем, кто составил ее гордость и славу! Ладно, пусть Достоевский недоступен, он сейчас в Семипалатинске; Тургенев, насколько я знаю, в Германии, но Лев Николаевич здесь, в нескольких верстах — и я его не увижу? Не поговорю? Никогда себе этого не прощу!

— Ничего не понимаю! — воскликнул поручик Машников. — Давеча Кирилл Андреевич спрашивал о графе, хотя говорил, что незнаком, теперь вы… Да что в нем такого? В России много молодых людей знатных родов!

— Тут, поручик, знатность особого рода, — заметил Углов.

Затем, обращаясь к жене, произнес:

— Предложение твое несколько неожиданное, но… другого выхода у нас, как видно, просто нет. Попробуем! Заодно и с графом побеседуешь… если удастся…


Следует признать, что Екатерина Дмитриевна сама была не совсем уверена в осуществимости своего плана. Однако, к ее удивлению, все прошло как по писаному. В полковом госпитале, располагавшемся на окраине селения Старые Шули, ее встретил начальник госпиталя подполковник медицинской службы Федор Кузьмич Глухарев — сухопарый энергичный старичок шестидесяти с лишним лет с аккуратно подстриженной бородкой. Изучив Катино удостоверение об окончании курсов сестер милосердия (ловко изготовленное Игорем) и задав соискательнице несколько вопросов медицинского характера, подполковник заявил:

— Я вижу, что в области теории вы, голубушка, подготовлены весьма основательно. А что до практической части, то вы сможете показать свои навыки в деле, возле операционного стола. Серьезных боев сейчас нет, однако перестрелки случаются. А стало быть, имеются пулевые ранения. Оперируем каждый день. Так что, возможно, уже сегодня я вас вызову. Пока идите, отыщите палатку, где живут сестры милосердия, и располагайтесь.

Палатка милосердных сестер оказалась самой маленькой в медицинском лагере.

— Сначала думали, что нас будет шестеро, — рассказала Кате девушка Соня, встреченная ею в палатке. — И действительно, поначалу сестер было много, даже некоторый избыток; Федор Кузьмич распорядился вторую палатку поставить. Но потом, когда последовали неудачи на фронте и выяснились трудности походной жизни, наши девушки увяли и засобирались домой. Сейчас нас здесь всего двое, я и Надя Кострикина, вы будете третья.

— А вам с Надей что помогло вытерпеть трудности? — спросила Катя.

— У Нади муж служит в соседнем полку, — объяснила девушка. — Так что она рядом с любимым человеком. А я рассматриваю свою работу как служение; это меня поддерживает.

— Служение кому — Богу?

— Нет, что вы, я же не монашка, — усмехнулась Соня. — Не Богу, а народу! Народу, который мы, дворяне, так плохо знаем. Наблюдая за жизнью солдат, я лучше узнаю простой народ, а также выполняю свой общественный долг.

— Ах, вот оно что… — понимающе произнесла Половцева. — В таком случае у вас вскоре возникнет желание не только изучать народ, но и просвещать его. А еще — звать на борьбу…

— Как вы верно говорите! — воскликнула Соня. — Я уже сама об этом думала! Вот только посоветоваться не с кем. Может, вы такого же образа мыслей? Тоже намерены бороться с несправедливостью? Вместе нам было бы намного легче…

— Нет, бороться я пока не готова, — отвечала Катя. — Я приехала сюда, как и вы, чтобы изучить психологию простого народа. Намерена беседовать с солдатами. Если нужно, помогать им писать письма домой…

— Но, может быть, позже и вы придете к мысли о необходимости борьбы? — не сдавалась Соня. — Я буду на вас надеяться! Вы значительно старше меня и могли бы мне сильно помочь!

Катя не стала разуверять свою новую товарку. Заняв свободную койку и оставив вещи в палатке, она надела косынку с вышитым на ней крестом и такой же передник — знак милосердных сестер — и отправилась бродить по лагерю.

Лагерь Одесского пехотного полка представлял собой целый город, состоящий из нескольких кварталов. Палатки стояли строго по линиям, возле каждой виднелась табличка с номером роты и батальона. Огромные, вмещавшие по 50 человек, палатки для нижних чинов чередовались с аккуратными полотняными домиками офицеров.

Катя не знала, в каком батальоне и какой роте несет службу рядовой Бердыев. Значит, в первую очередь следовало это установить. Она подошла к первой же встреченной офицерской палатке, встала у входа и позвала:

— Господин офицер!

Дверное полотнище колыхнулось, и из палатки показалась голова в белой фуражке с солдатским околышем. Затем показался и весь солдат с лихо закрученными усами. На ходу он что-то дожевывал: как видно, Катя помешала его трапезе. Очевидно, это был вестовой или денщик, состоящий при офицере. Окинув взглядом Катин платок и передник с крестом, он понял, с кем имеет дело, и спросил:

— Чего угодно, барышня? Его благородие господин Колокольцев в палатке господина Прянишникова, батальонного командира.

— Что у них там, совещание? — спросила Катя.

— Какое там совещание! — усмехнулся денщик. — Утренние учения закончены, так что теперь господа офицеры в штос играют. Теперь до ночи просидят. А у вас какое дело к господину ротному?

— Да меня начальник госпиталя послал, — отвечала Катя. — Хочет узнать, как там себя чувствует рядовой вашей роты Ахмет Бердыев. Он ему операцию делал, и теперь нужно узнать, нет ли у рядового осложнений. Бердыев ведь в вашей роте служит?

— Бердыев? — денщик задумался, наморщив лоб. — Это, стало быть, татарин какой… Нет, что-то я не припомню у нас никаких татар. Да и так, я по именам, почитай, всех в роте знаю. Нет, не припомню я у нас такого рядового. Тут у вас ошибка вышла. Надо в другой роте поискать.

— Да, наверно, Федор Кузьмич что-то напутал, — согласилась Катя. — Пойду, в других ротах спрошу.

И отошла, изобразив озабоченность, а на деле весьма довольная проделанной работой. Пока что все шло успешно: ее легенда не вызвала у денщика никаких подозрений, и можно было использовать ее и дальше.

Так она поступила и у следующей офицерской палатки, и у еще одной — все с тем же результатом. Везде ее офицеры отсутствовали, и ее встречали денщики. Они выслушивали рассказ о рядовом, перенесшем тяжелую операцию, ворошили память и уверенно отвечали, что такой солдат в их роте не числится. Милосердная сестра сокрушенно вздыхала, качала головой и шла дальше.

Так она дошла до последней в ряду палатки ротного командира. Здесь денщика звать не пришлось: крепкий усатый мужик лет сорока стоял недалеко от палатки со щеткой в руке. На шесте висел офицерский китель, и денщик счищал с него грязь. Катя оторвала рядового от этого увлекательного занятия и повторила свою легенду. Денщик на минуту задумался, затем уверенно произнес:

— Да, есть у нас такой Бердыев. Только что-то я не припомню, чтобы его к дохтуру водили. Щеку ему осколком задело, это было. Только дохтур тут вовсе не понадобился: водкой протерли, да подорожником залепили, оно и прошло.

— Может быть, Федор Кузьмич его с кем-то спутал? — предположила Катя, следовавшая проверенной линии «вали все на Кузьмича». — Но мне надо убедиться. Где можно найти вашего Бердыева?

— Где найти-то? А вон там он, в крайней палатке квартирует, — отвечал усатый, махнув рукой в нужном направлении. — Да я вас провожу. А то неудобно барышне одной в мужскую палатку идти. Мало ли что.

Катя хотела было отказаться (полученные в свое время навыки рукопашного боя позволяли ей чувствовать себя достаточно уверенно), но затем сообразила, что в этой ситуации демонстрация подобных навыков вызвала бы оторопь у свидетелей и означала провал, и согласилась.

Подошли к палатке. Когда усатый денщик откинул полог, из душной темноты на Катю — хотя она и стояла в стороне — пахнула такая густая, ядреная смесь запахов (немытых тел, пота, махорки), что она невольно отшатнулась.

— Бердыев, на выход! — командным тоном приказал усатый. — Срочно!

Прошла минута, другая — и из темноты показался худой, высокий, черноволосый парень лет двадцати пяти — двадцати шести.

— Что шумишь, Грищенко? — спросил он. — Разбудил, спать не даешь.

— Вот, сестра из лазарета тебя спрашивает, — объяснил денщик. — А зачем — сама скажет.

После чего обернулся к Кате и сообщил:

— Ну, я долго задерживаться не могу. Еще дела есть. Если что — я у себя буду, кликнете.

И, повернувшись, зашагал назад, к офицерской палатке. Катя осталась наедине с солдатом.

Несколько секунд они смотрели друг на друга. Взгляд у рядового Бердыева был цепкий, приметливый. И вид был соответствующий. Он совсем не был похож на верного слугу, царского денщика, которым служил совсем недавно. Скорее, Ахмет Бердыев походил на лихого абрека, на воина, привыкшего в бою полагаться только на себя. И еще Катя с удивлением отметила, что во взгляде рядового не заметно ни удивления, ни естественного в такой ситуации интереса. Скорее в нем почему-то читалась радость, а еще ожидание — напряженное ожидание чего-то чрезвычайно важного.

Впрочем, члену следственной группы Половцевой было недосуг разгадывать психологические загадки и разбираться в настроении рядового. Главная задача была выполнена, местонахождение объекта установлено. Остальную работу по допросу объекта члены группы должны будут проделать вместе — и явно не здесь и не сейчас. Сейчас требовалось быстренько изложить свою нехитрую легенду, убедиться, что допущена ошибка и рядовой Бердыев операцию не переносил и в осмотре не нуждается, и удалиться.

Катя так и сделала: спросила насчет операции, выслушала отрицательный ответ (на удивление краткий и сдержанный), после чего изобразила недоумение и растерянность. Зачастила извинения, что зря побеспокоила, и уже повернулась было, чтобы удалиться.

Однако рядовой, в свою очередь, уходить не спешил. Он все так же напряженно смотрел на милосердную сестру, шарил по ее лицу взглядом, словно искал каких-то примет. И ждал, очевидно, ждал от нее неких слов. А не дождавшись, видя, что она уже поворачивается, чтобы уходить, вдруг решился.

— Сөйлəшергə, бу сенын җèáəðү сәрдар? — выпалил рядовой Бердыев. — Бу сине мин тиеш əйтү? (Скажи, это тебя прислал повелитель? Это тебе я должен всё передать?)

Катя Половцева остановилась как вкопанная.

Глава 17

За считаные доли секунды ей надо принять важное решение. И она его приняла. Моментально приняла, не думая.

— Оле, мен, — тихо произнесла она. И продолжила, еще тише, но уже по-русски: — И перестань орать на татарском! Ты что, хочешь, чтобы нас слышал весь лагерь? Да, меня послал сердар. Что ты должен передать? И не стой как столб! Показывай мне на руку или на живот, будто у тебя там болит или ты ранен!

— Прости, ханым! — так же тихо ответил солдат. — Я не мог решиться. Ты сказала пароль, но как-то неточно. Надо было сказать: «Начальник велел спросить, как твоя рана». А ты спросила, как я себя чувствую. Я не знал, что делать. Но теперь все ясно. У меня много важных сведений. Я подслушивал разговоры офицеров в командной палатке, подкрадывался и читал донесения. Я знаю и о планах русских, и об их вооружении, и о том, какие силы к ним вскоре прибудут. Например, я знаю план русского наступления на Черной речке. Но это надо долго рассказывать, а тебе записывать. Как это сейчас сделать?

Произнося эту речь, Ахмет исправно размахивал руками, как и велела Катя, показывая то на живот, то на свой лоб.

— Сейчас никак, — ответила Половцева. — Может, ты мне просто передашь свои записи?

— Что ты, ханым, нет никаких записей, — отвечал Бердыев. — Все на память помню.

— Тогда вот что, — деловито сказала Катя. — Сегодня, как стемнеет, приходи в пещерный город. Знаешь такой?

— А, Эски-кермен! Знаю, конечно. Но туда далеко, с версту, наверно, будет. И потом, с наступлением темноты солдатам запрещено выходить из расположения полка…

— Надо же, какой образцовый аскер! — иронично произнесла Катя. — На такое дело идешь, султану служишь, а боишься пустяковое правило нарушить! Тебе, может, и не придется возвращаться. Это как хан решит.

— О, хан здесь?! — воскликнул Ахмет чуть громче и тут же в испуге оглянулся — не слышал ли кто.

— Здесь, здесь, — заверила Катя. — Так тебе сказали, что к тебе должна прийти женщина?

— Да, говорили, что придет ханым, из благородных, — отвечал Бердыев. — Сказали, что ей легче проникнуть в лагерь, чем эфенди. Поэтому я так обрадовался, когда тебя увидел.

— Понятно. Так ты придешь?

— Да, конечно! Все сделаю, как ты сказала, ханым.

— Помни: как стемнеет. Там тебя будет ждать эфенди. Прощай!

И, не говоря больше ни слова, Половцева повернулась и быстро направилась прочь. По дороге она пробормотала, разговаривая сама с собой:

— Что-то я загулялась. Там, наверное, Федор Кузьмич меня уже обыскался. Надо свои сестринские обязанности выполнять!

Однако возвращаться в палатку полевого госпиталя и выполнять обязанности медицинской сестры Катя почему-то не спешила. Вместо этого она обошла по задам лагерь и направилась к темневшей неподалеку роще. Здесь медсестра Половцева побродила немного, затем остановилась, прислонившись к дереву, и так стояла некоторое время. Если бы за ней следил какой-нибудь внимательный наблюдатель, он бы, скорее всего, заключил, что романтически настроенная девушка любуется красотами природы. Если бы такой наблюдатель подкрался поближе, он мог заметить, что губы медицинской сестры непрерывно шевелятся. Но и это вряд ли могло вызвать подозрения: значит, барышня не только любуется природой, а еще и стихи читает. Скажем, поручика Лермонтова или входящего в моду Фета.

Постояв так некоторое время, Катя вышла из рощи и быстро, уже никуда не сворачивая, направилась в сторону госпитальных палаток. А спустя полчаса по роще словно бы скользнула некая тень. Пригибаясь к земле, какой-то человек вышел из рощи — и тут же скрылся в расположенном неподалеку овраге, которыми изобиловала эта местность. И больше его уже никто не видел.

…Катя Половцева угадала: начальник госпиталя ее разыскивал. Он как раз собирался провести с ней первую операцию, чтобы проверить навыки новой сестры, а заодно дать отдохнуть двум другим сестрам, Соне и Наде. А она как сквозь землю провалилась! Федор Кузьмич уже собирался махнуть рукой на новенькую и позвать на помощь Соню, когда Катя наконец появилась. Увидев, что опоздала, она извинилась и объяснила, что сначала гуляла по лагерю, потом прошлась по окрестностям и потеряла чувство времени.

— Часов-то у меня нет! — оправдывалась новенькая. — Но теперь я готова к работе. Можно идти к столу?

— Сначала руки помойте! — строго приказал хирург. — И не забудьте надеть передник. А потом — да, потом к столу. Сегодня у нас ничего особенно серьезного, в основном перевязки. Но есть и нагноение после сабельного ранения, а еще надо у одного рядового извлечь застрявшую в теле пулю. Так что повозиться придется!

В операционной Половцева находилась до самого вечера. Лишь когда солнце склонилось к горизонту и стало темнеть, Федор Кузьмич остановил работу.

— Ну что, голубушка, должен вас поздравить! — заявил он, обращаясь к Кате. — Справились вы с обязанностями весьма недурно. Весьма! У вас, видимо, есть какой-то опыт?

— Нет, опыта у меня особого нет, просто во время обучения на курсах много занималась, — отвечала Катя.

— Значит, это у вас природный талант такой, — заключил врач. — Будем надеяться, что вы у нас приживетесь. Скажите, сильно устали?

— Да нет, не особенно, — пожала плечами Катя.

— Ну, все равно — идите, отдыхайте.

Катя вернулась в палатку сестер. Здесь, кроме Сони, была и другая медсестра, Надя. Сидя возле сильно коптившей керосиновой лампы, она зашивала юбку. Обе сестры закидали новенькую вопросами: как, мол, прошло, не тошнило ли при виде крови, не путала ли инструменты… И вот что странно: Катя, только что заявлявшая доктору, что устала не слишком сильно, теперь отвечала, что ужасно утомилась, болит спина, подташнивает.

— А ведь сегодня был легкий день, новые раненые не поступали, — заметила она. — А что будет, когда начнутся бои? Нет, боюсь, что эта ноша не для меня.

— Так ты что же — не останешься? — разочарованно спросила Соня.

— Скорее всего — нет, — отвечала Половцева. — Пойду, погуляю, воздухом подышу. Но сюда уже вряд ли вернусь. Вы уж передайте Федору Кузьмичу мои извинения. Да, вы мне не подскажете, где здесь артиллеристы стоят?

— Они у нас отдельно квартируют, — объяснила Соня. — Как выйдешь из палатки, поверни налево. Увидишь высотку такую, на ней несколько шатров. Вот это и будет лагерь артиллеристов. А что, у тебя там кто-то знакомый есть?

— Нет, я никого там не знаю, — покачала головой Катя. — Но в Петербурге меня просили передать привет одному офицеру. Вот я и хочу выполнить поручение.

Следуя Сониной инструкции, Катя сразу увидела нужную ей высотку с шатрами. Подойдя ближе, разглядела и прочее хозяйство артиллеристов: коновязь с привязанными к ней крепкими лошадьми, ящики с ядрами и порохом, возле которых стоял часовой, а неподалеку — и сами полевые орудия.

Катя спросила у часового, где ей найти командира роты поручика графа Толстого, и получила ответ:

— А вон в том шатре, поменьше, он и квартирует. Как раз недавно вернулся.

К нужному шатру Катя подходила, не чуя под собой ног. Слегка отодвинула полог, произнесла:

— Скажите, графа Толстого я могу видеть?

Послышались шаги, полог откинулся, и прямо перед Катей возник сильно загорелый молодой человек среднего роста, с выдающимися вперед скулами и густыми усами. Внимательно, но без особого интереса взглянув на милосердную сестру, он произнес:

— Да, я граф Толстой. Чем могу служить?

При этом Катя отчетливо ощутила шедший от собеседника запах вина и табака.

— Видите ли… — запинаясь, произнесла Катя Половцева, — я только сегодня прибыла из Петербурга… И там в редакции виделась с Николаем Алексеевичем…

От равнодушного вида артиллерийского поручика Толстого не осталось и следа. Он преобразился прямо на глазах и впился в посетительницу взглядом.

— Вы виделись с господином Некрасовым? — спросил он. — И… он что-то хотел мне передать?

— Да, вот именно! Он просил меня передать, что прочел ваш рассказ «Севастополь в декабре 1854 года» и остался им очень доволен. Рассказ будет напечатан в «Современнике» уже в июньском номере.

— Некрасов прочел мой рассказ?! — воскликнул поручик. — Он будет напечатан? И уже в июне? Вы принесли чудесную весть! Впрочем, что мы все на входе стоим? Прошу, как говорят, к нашему шалашу!

И он откинул полог, приглашая посетительницу войти.

Катя шагнула в шатер. Она увидела узкую походную койку, покрытую тонким одеялом, шаткий столик со свечой и раскрытой тетрадкой, возле столика — снарядный ящик, переделанный под табурет.

— Садитесь, сударыня, — сказал граф, указывая на табурет. — Условия у меня, конечно, не для приемов, но…

Не договорив, он высунулся наружу и громко позвал:

— Федор! Ну-ка, сейчас ко мне!

Послышался топот сапог, и возле шатра возник солдат лет сорока с закатанными рукавами гимнастерки — как видно, он только что занимался стиркой.

— Давай, быстро сооруди самовар, — распорядился граф. — И пошли кого-нибудь на кухню, чтобы сыру прислали и конфет.

Отдав распоряжение, вернулся и сел напротив Кати на койку.

— Вы напрасно беспокоитесь насчет угощения, — сказала Половцева. — К сожалению, у меня мало времени. Я, собственно, зашла только для того, чтобы передать слова Николая Алексеевича…

— Нет-нет, я вас так просто не отпущу! — воскликнул граф. — Вы мне такую весть принесли, а я и угостить вас не смогу? Да, но как это возможно? Ведь я отослал рассказ едва месяц назад! А он уже рассмотрел и вам сказал, и вы доехали…

— Я ехала очень быстро, нигде ждать не пришлось, вот и получилось, — пояснила Катя.

— Да-да, очень удачно! Так вы говорите, Некрасову рассказ понравился?

— Да, Николай Алексеевич говорил, что его поразила правдивость, достоверность описаний. И еще то, как переданы образы солдат, жителей города…

— А Иван Сергеевич? Господин Тургенев успел прочитать? Он ведь тоже сейчас принимает в журнале участие самое деятельное…

— Нет, Тургенев, кажется, еще не читал, — ответила Катя. — Он сейчас в Германии, пишет новые рассказы из книги «Записки охотника».

И, вспомнив разговор, подслушанный на перроне берлинского вокзала, добавила:

— Только что закончил роман «Рудин»…

— Вот как? Вы, я вижу, близко знаете лучших наших писателей, — заметил Толстой. — Значит, говорите, Некрасову понравились образы солдат? Тут он угадал, весьма угадал!

Поручик вскочил с койки и принялся ходить по шатру.

— В нашей литературе на военную тему война описывается легковесно, — говорил он. — Словно бал, ей-богу! Возьмите хотя бы сочинения господина Марлинского. На первом плане всегда стоит герой-офицер. А где труженик войны — солдат? Где кровь, пот? Где глупость командиров, их тщеславие, корысть? Вот о чем надо писать!

— И об этом вы напишете в следующих ваших рассказах из Севастополя… — сказала Катя. Она не спросила — скорее утверждала то, что хорошо знала. Но Толстой не обратил внимания на эту странность.

— Да, я уже начал следующую вещь, — кивнул он. — Еще не знаю, как назову.

— А о ваших кавказских впечатлениях когда напишете? — поинтересовалась Половцева.

— Да, Кавказ меня тоже волнует, — признался граф. — Особенно один эпизод, когда наш отряд послали рубить лес в предгорьях. И сама жизнь казаков — привольная, искренняя, так непохожая на жизнь так называемого образованного сословия! Об этом очень хочется написать.

— Но разве образованное сословие не заслуживает художественного изображения? Ваши родные, знакомые? Разве среди них не встречаются яркие, самобытные характеры?

— Вы, сударыня, прямо мои мысли читаете! — рассмеялся Толстой. — Да, есть такое желание запечатлеть несколько характеров. Но наш народ, человек из народа, привлекает меня сильнее. Мне кажется, у нас, дворян, накопился большой долг перед народом.

— Мне кажется, вы могли бы совместить эти две задачи, — заметила Катя. — Например, изобразив участие народа и высших сословий в войне 1812 года…

— А что, это мысль! — воскликнул граф. — Правда, тут придется потрудиться…

В этот момент полог шатра распахнулся, появился денщик Федор с самоваром. Водрузив его на столик, солдат вслед за тем внес поднос, уставленный чашками и блюдцами.

— Вот, сударыня, позвольте мне наконец проявить гостеприимство, — сказал граф. — Кстати, какая небрежность с моей стороны! Я ведь до сих пор не спросил вашего имени! Вот как поразило меня ваше известие! И вот что значит авторское самолюбие: совсем человеку глаза застилает! Так позвольте узнать, кто вы, откуда…

— Меня зовут Катя, Катя Половцева. Но я тут лицо совершенно неважное… И у меня в самом деле совсем нет времени!

— Но уж чашку чая я вам налью! — заявил Толстой и наклонился к самовару.

Прямо перед лицом Кати мелькнула рука графа — крепкая загорелая рука, покрытая жестким черным волосом. У нее возникло неудержимое желание — взять эту руку, что напишет со временем «Анну Каренину», «Войну и мир», «Воскресение», — взять и прижать к губам.

Но это был бы, конечно, совершенно безумный поступок. Она справилась со своим желанием и порывисто вскочила.

— Прошу меня извинить, Лев Николаевич, но я действительно должна идти, — сказала Катя, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно суше и не выдал ее волнения. — Там идет операция, и я должна… Нет, не провожайте меня, тут недалеко.

И, уже не слушая ответа графа Льва Толстого, она выбежала из шатра и быстро зашагала вниз, в сторону лагеря.

Глава 18

Впрочем, в сторону лагеря медсестра Половцева прошла всего несколько шагов. На ходу она то и дело оглядывалась — хотела убедиться, что граф Толстой не пошел ее провожать и не следит за ней от своего шатра. Когда же шатры артиллеристов скрылись за вершиной холма, Катя резко свернула в сторону. Вначале шла по дороге, ведущей в Старые Шули, а затем еще раз изменила направление и прямиком двинулась в сторону ближайших холмов.

Солнце уже село, быстро надвигалась темнота. Катя почти бежала, боясь опоздать. Холмы приближались; вот перед ней выросла крутая каменная стена, в которой зияли черные дыры. Это были отверстия пещер. Она поднималась, вглядываясь в эти провалы черноты. В какой-то миг в одном из провалов на секунду загорелся и тут же погас свет. Половцева облегченно вздохнула: товарищи были здесь, ее ждали.

Спустя несколько минут она взобралась на площадку перед входом в пещеру. Тогда из темноты выступила гибкая фигура во всем черном; на скрытом маской лице поблескивали белки глаз.

— Ну что, передал? — спросила Катя у черного человека.

— Все передал, ханым, как ты велела, — ответила фигура голосом титулярного советника Дружинина, хотя и с татарским акцентом.

— А где Кирилл с поручиком?

— Там, выше, — отвечал титулярный советник, махнув рукой в сторону склона. — Предосторожность, сама понимаешь. Но что тебе Кирилл? Или тем более поручик? Ты же видишь, что со мной! И я вижу, что с тобой!

— Со мной? — Катя с искренним недоумением пожала плечами. — Со мной ничего!

— Совсем ничего? А там, в роще, когда я лежал у твоих ног и слушал твой отчет, мне показалось иначе! И еще раньше, в Польше, когда мы вместе ходили в гости к жениху с невестой…

— Чего теперь вспоминать! — сдержанно произнесла Катя. — Не время теперь. Вон, смотри! Кажется, это он идет. Посигналь, а то не будет знать, где мы.

— Сейчас, — отвечал Дружинин.

Он сунул руку в карман и достал спички. Вновь, как и несколько минут назад, крохотный огонек на секунду обозначил вход в пещеру — и сразу потух.

— Ага, увидел! — констатировала Катя, наблюдая за перемещениями человека внизу. — Да, я хотела спросить: Кирилл выучил те фразы на татарском, что я сказала?

— Выучил или нет, не знаю, но учил, — отвечал Дружинин. — Слова три скажет.

— Хорошо, теперь молчим, а то Ахмет уже близко, услышит, — сказала Катя.

Рядовой Бердыев и правда был уже недалеко. Легко ступая, он быстро поднимался по крутой скале. Вот он уже ступил на площадку. Катя выступила вперед.

— Ты пришел, хорошо, — сказала она по-татарски. — Идем, наш человек отведет тебя к эфенди.

— А почему он молчит, этот твой человек? — спросил Бердыев.

— Он взял обет молчания, отказался от речи до тех пор, пока султан не одолеет русское войско, — отвечала за Дружинина Катя.

— О, это настоящий подвиг! — произнес рядовой, с уважением взглянув на титулярного советника.

Дружинин первым вошел в пещеру, Катя и Бердыев последовали за ним. Технический специалист группы видел в темноте, словно кошка. Не зажигая огня, он прошел в глубь пещеры и стал подниматься по невидимой в темноте каменной лестнице. Она привела их в другую пещеру, душный воздух которой говорил об отсутствии входа и окон. Из нее они попали в узкий проход, почти лаз, который привел их в целую анфиладу пещер.

В последней из них казалось почти светло после темноты прохода — здесь было прорублено окно, в которое заглядывали звезды. На середину пещеры выступила коренастая фигура, и хриплый голос произнес:

— Син китеру хэбер-лар? Севлениз! (Ты принес сведения? Говори!)

— Да, господин! — отвечал рядовой Бердыев. — Я много видел, много слышал и все запомнил. Сейчас я все тебе расскажу. Но разве ты не будешь записывать?

На этот вопрос — как и на любой другой, заданный по-татарски, — статский советник Углов ответить не мог. За него это сделала Катя.

— Эфенди не будет записывать, — сказала она. — Это сделаю я. Сейчас наш человек зажжет огонь, и я буду писать.

Дружинин взял заготовленный загодя факел, чиркнул кресалом, и пещера осветилась. Титулярный советник воткнул светильник в узкий паз в стене (вероятно, для этой цели он и был прорублен две тысячи лет назад, когда были вырублены эти пещеры) и отступил в сторону. Катя присела на корточки возле каменного выступа у стены — стола, а может, стула древних обитателей пещер, — достала бумагу, чернила, взяла ручку.

— Теперь можешь говорить, — сказала она.

И Ахмет Бердыев заговорил. Он действительно много знал. Одно за другим следовали названия частей, имена командиров, количество артиллерийских орудий… Особенно подробно он раскрыл план предстоящего в ближайшие недели наступления русской армии у речки Черной. Говорил и об атаке через Трактирный мост, и о бое за Федюхины высоты…

Катя, не переставая, водила пером по бумаге. Однако если бы сборщик сведений заглянул в эту бумагу, он бы очень удивился: ничего из того, что он говорил, там записано не было, а вместо этого шли какие-то каракули.

Спустя полчаса Ахмет Бердыев стал говорить медленнее, начал повторяться. И, наконец, он произнес: «Ну, вот и все» и замолчал. Тогда заговорила Катя.

— А теперь скажи нам вот что, — произнесла она, повернувшись к рядовому. — Скажи: там, в русской столице, где ты служил во дворце, — это ты убил русского царя? Ты дал ему яд? Говори смело — султан щедро наградит тебя, если это сделал ты!

— Нет, ханым, это не моя рука прервала жизнь русского императора, — покачал головой Бердыев. — В то время я и не помышлял о таком деле. Ведь человек султана нашел меня позже, когда моя служба во дворце уже подходила к концу. Русский царь тогда уже умирал. Смерть уже спешила к его постели, и мне не нужно было ее торопить. И потом, ваш человек, Реджеп-паша, и не давал мне такого задания.

— Да, конечно! — поспешно произнесла Катя. — Я и забыла, что Реджеп вышел на тебя позже… Но, может быть, ты знаешь, кто мог это сделать? Кто убил царя Николая?

— Кто мог… — задумался рядовой. — Ну, прежде всего это младший лакей Григорий…

— Кругликов?! — неожиданно воскликнул Углов и тут же остановился: ведь он, по легенде, был турком и не мог говорить по-русски.

Впрочем, Ахмет Бердыев, занятый воспоминаниями, не обратил внимания на эту оплошность «эфенди».

— Да, Григорий Кругликов, — сказал он. — Он показался мне подозрительным.

— А чем именно? — спросила Катя.

— Уж больно он был сообразительный для младшего лакея. Мы ведь все там были люди простые, наукам не обученные. Григорий тоже старался сойти за простого парня. Но мне все время казалось, что он играет какую-то роль…

— Хорошо, а кто второй? — спросила Катя.

Она думала, что услышит уже знакомую фамилию Пети Возняка. Однако она ошиблась.

— Второй — это Степан Ласточкин, письмоводитель, — отвечал Бердыев. — Я его, правда, мало видел, всего раз пять. Он приходил в царские покои бумаги переписывать, которые царь составлял. Вообще-то император Николай всегда сам свои повеления писал. Но во время болезни сидеть у стола ему было трудно, и он набрасывал проекты рескриптов лежа. А потом письмоводитель все переписывал. А иногда он писал под царскую диктовку.

— А этот Ласточкин чем тебя насторожил? — спросила Катя.

— Взгляд у него был какой-то странный, когда он на государя смотрел, — отвечал рядовой. — Мы все, кто во дворце служили, императора очень почитали. За храбрость, твердость… Да за многое! Настоящий был герой, батыр! Заставлял себя уважать. Так и смотрели на него — с почтением и преданностью.

— А Ласточкин что же — с ненавистью, что ли? — продолжала интересоваться Катя.

— Нет, не с ненавистью, а как бы… с вызовом, что ли. И в то же время — со страхом. Я пару раз поймал этот его взгляд и еще тогда подумал: я бы человеку, который так на государя смотрит, никогда бы не доверил во дворце служить.

— А ты не заметил, чтобы этот Степан Ласточкин что-то носил с собой, когда ходил к государю?

— Да, конечно, он всегда носил с собой перья. Бумага у государя на столе лежала, и чернила были наготове, а вот перья писарь с собой приносил.

— Не мог он, вместе с перьями, захватить что-то еще? Например, маленький пузырек?

— Наверно, мог, — подумав, ответил Бердыев. — Что-то маленькое всегда можно в карман положить.

— А на столе у государя, как я понимаю, постоянно стояли какие-либо микстуры, которые ему велел принимать доктор Мандт. Так что можно было незаметно что-то добавить в одну из микстур…

— Да, ханым, ты права! — воскликнул рядовой. — Это он вполне мог сделать!

— А когда тебя отозвали из дворца, Ласточкин еще там оставался?

— Да, он никуда не делся.

— Тогда опиши мне подробнее этого письмоводителя, — приказала Катя.

— Ростом он примерно с меня, — начал рассказывать Бердыев. — Худой, сутулый… Такого в армию никогда не возьмут. Волосы…

Однако рядовой не успел закончить свой рассказ. Внезапно в проходе, по которому они попали в пещеру, послышался топот множества ног. И прежде чем участники ночной встречи успели что-либо сделать, в проеме возникла фигура в солдатской гимнастерке. Это был уже знакомый Кате денщик — тот самый Грищенко, который водил ее знакомиться с Бердыевым.

— Вот они! — вскричал он. — Все здеся! И баба эта, и наш Ахмет! Вяжи их, ребята!

За спиной у проницательного денщика виднелись другие солдатские лица. Но прежде, чем они все успели ворваться в пещеру, статский советник Углов проявил завидную реакцию. Выхватив из-за пояса пистолет, он выстрелил в направлении непрошеных гостей. Впрочем, было заметно, что статский советник целился намного выше солдатских голов, так что задеть явно никого не мог.

В один и тот же миг раздалось два возгласа. Один принадлежал Углову, который выкрикнул единственную команду, уместную в этих обстоятельствах:

— Бежим! Вон туда!

И первым бросился в узкую щель в другом конце пещеры, показывая дорогу товарищам.

Второй возглас принадлежал рядовому Ахмету Бердыеву.

— Джувур! — воскликнул он. — Бен бизлер тутыныз! (Бегите! Я их задержу!)

И он тоже, как и Углов, выхватил пистолет и выстрелил прямо в грудь денщику Грищенко.

Катя бросилась в проем вслед за Угловым, Дружинин за ней.

Первые несколько шагов еще было что-то видно — помогали отблески факела, оставшегося в пещере, — а потом вокруг наступила непроглядная тьма. Углов на секунду остановился, дождался, пока Катя и Дружинин добежали до него, и скомандовал:

— Дальше идем только вместе. Я тут три часа ходил, запомнил, где поворачивать. Думаю, найду дорогу. Катерина, держись за меня, а ты, Игорь, за нее.

— Я и сам дорогу неплохо запомнил, — пробурчал Дружинин, однако против предложения держаться за Катю не возражал.

Они снова пошли вперед, двигаясь так быстро, насколько это было возможно. В первое время позади слышались крики; можно было даже различить слова «Куда? Сюда, что ли?» — «Да нет, тута узко, сюда, наверное». Потом, когда повернули еще несколько раз, вообще ничего не стало слышно. Углов вел товарищей по памяти, ощупывая стены рукой и считая повороты. Катя не могла бы сказать, сколько продолжалось это бегство — полчаса, а может, и час. Но вдруг впереди словно блеснула искра, пахнуло свежим воздухом. И спустя несколько минут беглецы оказались под открытым небом. Это было непередаваемое ощущение! Они стояли, дыша полной грудью, оглядывая горевший мириадами звезд небесный свод.

— Никогда не понимал спелеологов! — с чувством произнес Дружинин. — По-моему, это то же самое, что добровольно лечь в могилу!

— Присоединяюсь! — сказала Катя, которая все никак не могла отдышаться.

— Ладно, постояли, и хватит! — деловым тоном произнес Углов. — А то как бы наши бравые солдатушки и сюда не добрались. Пошли к бричке, поручик, поди, нас заждался.

— Подожди, ты что, хочешь сказать, что мы сейчас просто сядем и уедем? — спросила Катя.

— Ну да! — отвечал Углов. — А что, ты хочешь посидеть, встретить рассвет?

— Нечего издеваться, мне не до смеха! Просто мне надо каким-то образом вернуться в расположение полка. Или, по крайней мере, доставить туда важное сообщение…

— Сообщение? О чем? — спросил Дружинин.

— Понимаете, из беседы с Бердыевым я поняла, что в лагере есть турецкая разведчица. Настоящая, а не поддельная, как я. Может, она уже там находится, а может, должна вот-вот прибыть. Это она должна была выйти на связь с Бердыевым, он ее ждал. Поэтому и открылся мне. Надо о ней рассказать командованию!

— Похвальное желание! — заметил Углов. — А не хочешь ли ты заодно сообщить нашим генералам точную дату второго, а потом и третьего штурма Севастополя? Рассказать, какие участки наиболее уязвимы?

— Ну, наверно, нет… — смущенно произнесла Половцева. — Ведь это…

— Да, это будет уже не расследование, а вмешательство в ход истории, — сказал руководитель группы. — А этого мы не должны допускать ни в коем случае — помнишь, ты сама это нам объясняла. Ты же историк, ты лучше нас должна это понимать!

— Да, я понимаю… — растерянно произнесла Катя. — Просто мне казалось…

— Просто абстрактные русские солдаты на Крымской войне теперь стали для тебя живыми людьми, и ты стремишься им помочь, — мягко сказал Дружинин. — Я тебя понимаю, и Кирилл тоже понимает. Но мы не можем вмешиваться!

— Да, абстрактные солдаты… — кивнула Катя. — И не только солдаты, но и офицеры. Особенно один…

Последнюю фразу она проговорила так тихо, что ее никто не слышал. Затем, тряхнув головой, словно прогоняя какое-то воспоминание, кандидат исторических наук громко спросила:

— И где тут у нас стоит бричка? Где этот наш поручик?

Глава 19

Перед отъездом из Симферополя (только здесь удалось нанять бричку с относительно свежими лошадьми — в Бахчисарае это сделать не удалось) группа Углова провела совещание. Для этого пришлось отослать поручика Машникова на почту — статский советник заявил, что ему якобы требуется срочно отправить депешу графу Орлову. На самом деле в посылке отчета о действиях группы в Крыму не было особой надобности; просто троим путешественникам по времени надо было посовещаться отдельно, без помощника.

Обсудить следовало два вопроса: с какого из фигурантов, названных Ахметом Бердыевым, следует начать дальнейшее расследование и надо ли продолжать сотрудничество с поручиком Машниковым.

— Сегодня у нас 16 апреля, — напомнил Углов. — Таким образом, в нашем распоряжении осталось меньше месяца. Ведь 12 мая, не позже десяти тридцати, мы должны войти в кладовую Зимнего дворца, чтобы вернуться в свое время. В нашем распоряжении всего 26 дней! До сих пор все нити, по которым мы шли, приводили в никуда. Больше мы не можем ошибаться! Давайте решать: Ласточкин или Кругликов?

— Судя по тому, что фамилию Ласточкина ты назвал первой, ты сделал выбор в его пользу, — заметила Катя. — Интересно, почему?

— Ты угадала, я ставлю на письмоводителя, — ответил Углов. — Почему? Потому что с ним мы еще не работали. И потом, от грамотного слуги скорее можно ждать подвоха, чем от простого лакея, занятого кражей столового серебра.

— А мне все не дает покоя этот проклятый сундучок лакея Кругликова, — сказал Дружинин. — Ведь я его видел, при желании мог бы открыть! Просто ломать не захотелось. И куда он мог исчезнуть, когда Кругликов решил закончить счеты с жизнью? Этот вопрос меня мучает…

— Куда? Да те же самые урки питерские забрали, с которыми Кругликов поддерживал отношения и для которых спер серебряные ложки, — ответила Катя. — Мне кажется, ты зря накручиваешь. Кирилл прав: письмоводитель Ласточкин более перспективен.

— Ладно, я не против, Ласточкин так Ласточкин, — сказал капитан. — Но вот что касается участия в нашем расследовании поручика — тут я решительно против.

— А это почему? — спросила Катя. — Тебе не понравились пламенные взгляды, которые он на меня бросает?

— Да, и взгляды тоже, — решительно сказал Дружинин. — Но главным образом потому, что его присутствие создает множество неудобств. Вот хотя бы сейчас! Мы могли бы уже ехать и преспокойно разговаривать по дороге. Времени хоть отбавляй, все успели бы обсудить. Так нет же! Сидим здесь, спешно решаем, пока его нет. Прямо как гимназисты, которые решили заняться сексом, пока родители ушли в кино… Кроме того, в его присутствии надо все время думать, что можно сказать, а чего нельзя. И, кстати, несколько раз в его присутствии мы проговаривались, говорили лишнее. Причем не только я — и ты, Катерина, и Кирилл… Того и гляди поручик о чем-нибудь таком догадается. Так что я предлагаю — доехать вместе до Петербурга, раз уж мы вместе наняли бричку, а там расстаться с этим Санчо Пансой.

— Ты прав, присутствие Машникова создает нам проблемы, — согласился Углов. — Но иногда поручик бывает очень полезен. Вспомни, как он меня выручил там, в Радоме. И здесь он отыскал бричку, нанял кучера… И потом, поручик — это посланец графа Орлова. А помощь жандармов нам еще может пригодиться.

— Выходит, и тут я в меньшинстве! — развел руками Дружинин. — Что ж, посмотрим, кто из нас прав. Можете обниматься со своим услужливым поручиком, сколько влезет. А вот, кстати, и он идет. Так что поговорить больше не удастся.

— А ты взгляни на это с другой стороны, — предложил Углов. — Присутствие постороннего человека нас мобилизует, приучает меньше говорить, больше делать.

— О, какие слова! — воскликнул Дружинин. — Они достойны занесения в скрижали. Или на какой-нибудь платиновый… Все, уже молчу! И буду молчать всю дорогу! Слова от меня не услышите!

В это время за дверью послышались шаги нескольких человек. Не успели члены следственной группы удивиться, как дверь распахнулась, и в комнату вошел поручик Машников в сопровождении незнакомого господина лет сорока. Это был человек довольно примечательной внешности. Он был невысок, ниже Кати, очень загорелый, крепкий, жилистый. Хотя он был сравнительно молод, на голове явственно виднелась залысина. Однако это не мешало густой растительности на лице: роскошные бакенбарды незнакомца сразу привлекали к себе внимание.

Видя удивление на лицах коллег, Машников громко произнес:

— Позвольте, господа, представить вам виднейшего русского живописца нашей эпохи — Ивана Константиновича Айвазовского!

При этих словах обладатель роскошных бакенбард слегка поклонился. Сразу было видно, что он знает себе цену и привык ко всеобщему уважению.

— Мы с Иваном Константиновичем на почте встретились, — объяснил поручик. — Буквально у одного окошка. Я отправлял отчет по вашему поручению, — поручик поклонился в сторону Углова, — а Иван Константинович слал депешу в Париж.

— Да, я просил господ организаторов выставки проследить, чтобы все мои картины были надлежащим образом упакованы перед отправкой, — добавил гость.

— Иван Константинович ожидает карету, которая должна отвезти его в собственное имение, — продолжил объяснения Машников. — Вот я и уговорил его отобедать с нами. Надеюсь, никто не станет возражать?

— Нет, кто же станет возражать против этого! — опережая Углова, воскликнула Катя. — Сидеть за одним столом с великим маринистом — большая честь!

— Да, я пока не представил Ивану Константиновичу своих товарищей, — спохватился поручик. — Вот, извольте…

И он по очереди назвал членов следственной группы.

— Что же мы теряем время? — воскликнула «мадам Углова», когда представление закончилось. — Гостя звали на обед, так давайте обедать!

Они отправились в «Тавриду» — по уверению Машникова, единственный приличный ресторан города. За обедом затеялся общий разговор. Его центром естественным образом оказался Айвазовский.

— Моя выставка в Париже прошла с большим успехом, — рассказывал Иван Константинович. — Ее посетили все известные люди, и сам император Наполеон побывал. Все были в восхищении. Впрочем, мне не привыкать к восторгам. Турецкий султан Абдул-Азиз был так поражен моими работами, что заказал мне написать десять видов Босфора и Стамбула…

— Скажите, а ваша картина «Девятый вал» была на этой выставке в Париже? — спросил Дружинин.

Спросил — и тут же прикусил язык. «А что, если он эту картину еще не написал?» — подумал титулярный советник.

Однако оказалось, что беспокоился он напрасно.

— Разумеется, она там была! — отвечал художник. — Ведь это уже старая работа, несколько лет как написана. Жаль, что я не успел закончить к выставке две картины: «Лунная ночь на Черном море» и «Скалистый остров». Последняя мне особенно нравится. Мне удалось передать мрачный вид скалы, одиноко возвышающейся посреди моря. Мне давно хотелось написать нечто подобное… Мне кажется, эти картины ничуть не хуже «Девятого вала».

— А где можно увидеть эти картины? — спросил Углов.

— В моем имении Шах-Мамай, — отвечал художник. — Я только в прошлом году его приобрел. Превосходное имение, хотя и сильно запущенное. Я хочу сделать из него прекраснейший уголок Крыма. Там имеется крупный водный источник Субаши, и я хочу его как следует использовать. У меня там будут пруды, фонтаны, парк…

— Наверное, этот ваш Шах-Мамай находится на берегу моря? — предположила Катя. — Ведь вы всегда пишете море, не можете без него жить…

— Вы правы, мадам, без моря я чахну, — согласился живописец. — А вот относительно расположения моего имения не угадали. Шах-Мамай находится в 25 верстах от Феодосии, близ поселка Старый Крым.

— Но как же вы работаете? — удивилась Катя. — Вам, наверно, приходится на целый день уезжать… Приезжаете в свое владение только к вечеру…

— Вовсе нет, — покачал головой Айвазовский. — Видите ли, я уже давно выработал свою манеру письма. На натуре я делаю только наброски, эскизы. А пишу полотно уже дома, по памяти. Причем пускаю к работе не только память, но и воображение. Воображение, импровизация — вот что создает истинные шедевры!

— Как интересно! — воскликнула Катя. — И как верно! Но вы, вероятно, должны много читать, чтобы развивать воображение и память. Кого из писателей вы предпочитаете?

— Вы снова не угадали, душа моя! — рассмеялся Айвазовский. — Я книг вовсе не читаю. В жизни не прочел ни одной — кроме Священного Писания, конечно. А зачем мне читать, если у меня обо всем уже сложилось собственное мнение? Меня уж за это кто только не ругал! И господин Глинка, и Николай Васильевич…

— Вы встречались с Гоголем? — в сильнейшем волнении воскликнула Катя. — И как он? Что он вам говорил?

— Ну, как… — художник пожал плечами. — Он все жаловался на нездоровье, в плед кутался… Хотя взгляд, помню, был очень живой, проницательный. Хвалил мои работы… Расспрашивал о родных… Я уж не так хорошо помню — ведь дело было пятнадцать лет назад, когда я путешествовал по Италии… Мы с ним, помнится, в Венеции встретились.

Катя хотела еще о многом его спросить, но художник отложил десертный нож и поднялся:

— Прошу меня извинить, но моя повозка, вероятно, уже прибыла. Я хочу как можно скорее вернуться в свое имение, чтобы хоть немного поработать. Было очень приятно с вами познакомиться. Всего хорошего!

* * *

Конечно, капитан Дружинин не смог сдержать своего обещания молчать всю дорогу до Петербурга, и общий разговор шел все шесть дней поездки. Естественным образом этот разговор вращался в основном вокруг письмоводителя Ласточкина.

— Я не знаю, какую методу примет господин статский советник, — заявил в первый же день пути поручик Машников, — но могу сообщить, как бы действовали господа офицеры из нашего жандармского управления. Они бы без долгих разговоров взяли бы этого письмоводителя и допросили его со всей строгостью. Глядишь, и заговорил бы!

— Со всей строгостью — это что же, иголки под ногти загонять? — спросил Дружинин, не считавший нужным скрывать свою неприязнь к навязанному им спутнику.

— Помилуйте, господин титулярный советник! Что вы такое говорите! — воскликнул поручик. — Шутить, наверно, изволите? В Российской империи пытка при допросах не употребляется со времен великой императрицы Екатерины, запретившей оную своим высочайшим указом. И без всякой пытки злоумышленники признаются, из одного лишь трепета перед начальством. Каковой трепет присущ всякому подданному империи.

— Ну, это вы, наверно, преувеличиваете, поручик, — заметила Катя. — Неужели от одного лишь трепета? Небось, каторги боятся, да еще виселицы…

— Страх наказания, конечно, тоже играет свою роль, — с важным видом кивнул Машников. — Однако смею вас заверить, что зачастую речь о возможном наказании даже не заходит, а подозреваемые уже начинают давать показания. Причем самые искренние и подробные. Да что далеко ходить? Шесть лет назад я сам был свидетелем такого искреннего раскаяния. Это было, когда расследовалось известное дело заговорщиков из окружения господина Петрашевского. Я тогда только начинал свою службу в жандармском корпусе и наблюдал, какие полные показания давали и сам Петрашевский, и его подельники.

— Скажите, а в допросах писателя Достоевского вы тоже принимали участие? — спросила Катя. Выражение лица при этом у нее было какое-то не совсем понятное; во всяком случае, Машникову оно не понравилось.

— Как вы сказали? Достоевский? — переспросил поручик. — Да, я слышал, был там такой артиллерийский поручик. И, кажется, он действительно что-то сочинял. Но в его допросах мне участвовать не пришлось. А что, вы о нем что-то слышали?

— Да так, кое-что, — кивнула Катя. — Но скажите, к чему вы все это нам рассказываете? В нашем случае вы тоже предлагаете так действовать? Задержать Степана Ласточкина, отвезти в жандармское управление и хорошенько допросить?

— Нет, дражайшая Екатерина Дмитриевна, не предлагаю, — отвечал Машников. — Несмотря на очевидные преимущества данной методы, есть в ней один недостаток.

— Какой же, позвольте узнать?

— Возможность осечки, вот какой. Потому что иногда встречаются такие характеры — кремень, да и только. Молчат, как воды в рот набрали. Говори такому, что хочешь, напоминай про Божью кару, про святость престола — ничего на него не действует. И что тогда делать? Как я понял из некоторых слов господина статского советника, в нашем случае промедление нежелательно, надо действовать как можно быстрее.

— Да уж, медлить не стоит… — произнесла Катя, переглянувшись с Дружининым. — И как же нам поступить в таком случае?

— Чтобы объект не имел возможности запираться, необходимо собрать на него неопровержимые улики! — с важным видом заявил поручик. — А для этого надо провести предварительное наблюдение. Установить его связи, характер, привычки — словом, выяснить все, что можно!

— Да, вот уж действительно важная новость! — не скрывая издевки, воскликнул Дружинин. — Сами мы нипочем бы не догадались, что за письмоводителем надо установить слежку!

— Уж не знаю, догадались бы вы или нет… — обиженно проворчал Машников.

Впрочем, обида его длилась недолго, и спустя короткое время поручик уже оживленно обсуждал с остальными членами группы, как лучше организовать слежку. «Наверно, будь его воля, он бы с нами расстался, — размышляла Катя. — Но он, как человек военный, не может нарушить прямой приказ графа Орлова. В сущности, в этом он очень похож на нас. Мы тоже действуем по приказу и тоже не можем его нарушить».

Как ни старались члены группы Углова скрыть от своего спутника особенности их статуса в XIX веке, несколько раз в их речи мелькнула роковая дата 12 мая. Так что, в конце концов, поручик обратил на это внимание. Когда путешествие уже подходило к концу и они подъезжали к Петербургу, он спросил:

— Я заметил, что вы стремитесь непременно закончить наше расследование к 12 мая. Могу я узнать, чем вызвано назначение именно такой даты? Граф Орлов никакой точной даты для окончания дела не назначал. Почему же вы так спешите?

Титулярный советник Дружинин отвечать на этот вопрос явно не собирался. Наоборот: он с победной ухмылкой взглянул на своих товарищей, словно желая им сказать: «Ну, что, получили? Я ведь вас предупреждал!» Тогда ответить поручику решил сам Углов.

— Действительно, граф Алексей Федорович не назначал определенного срока для завершения расследования, — произнес он со значительным видом. — Но ведь и само расследование не он назначал! Я не буду вам называть имен, поручик, я не имею права и не обязан этого делать, но скажу лишь, что эту дату нам назначило одно очень значительное лицо. Очень значительное, вы понимаете? И я был бы вам признателен, если бы вы не проявляли излишнего любопытства.

— Да, разумеется, господин статский советник, я понял! — воскликнул Машников, стараясь по возможности встать по стойке «смирно» (мешали лишь размеры кареты). — Можете быть уверены, что я более никогда… Что я не проявлю… Я все понял!

— Вот и хорошо, — миролюбиво заключил Углов.

Глава 20

В столицу империи группа прибыла, как и намечала, 22 апреля. «Супруги Угловы» и их товарищ титулярный советник Дружинин остановились по прежнему адресу, в доме купца Воскобойникова на Литейном проспекте; поручик вернулся в свою квартиру, которая находилась неподалеку, на Разъезжей. Сразу после приезда, не откладывая, оперативники проверили местонахождение Степана Ласточкина. К их облегчению, выяснилось, что Ласточкин никуда не исчез. Как и два месяца назад, он служил на прежней должности, в Зимнем дворце. В тот же день за ним была установлена слежка. В ней участвовали все члены группы, включая Катю: наученный опытом Крыма, поручик на этот раз не стал возражать против участия дамы в столь трудном деле.

Трех дней наблюдений хватило, чтобы составить полное представление как о самом Ласточкине, так и о его образе жизни. Было установлено, что Степан Ласточкин является младшим сыном в семье небогатого купца Егора Ласточкина. Школу окончил с отличием. Затем, ввиду слабого здоровья (был подвержен припадкам эпилепсии, кроме того, имел больные легкие) и явной неспособности к торговле, поступил в губернское полицейское управление на должность переписчика. После смерти отца и разорения старшего брата, промотавшего все отцовское состояние в карты, Степан сделался кормильцем для всей семьи, которая включала мать и трех младших сестер. Жили Ласточкины в маленьком, но собственном доме (последнем, что осталось от отцовского наследства) на Большой Подъяческой.

В полицейском управлении Ласточкин был отмечен за сметливость и прекрасный почерк и по рекомендации начальства направлен на службу в Зимний дворец. Здесь он тоже был на хорошем счету, начальство давало о нем прекрасные отзывы. Потому ему, и никому другому, во время болезни императора Николая доверили переписывать царские бумаги.

Ко времени описываемых событий Степану Ласточкину было 33 года. Несмотря на зрелый возраст и прочное служебное положение, он все еще не был женат, что объяснялось, с одной стороны, слабым здоровьем письмоводителя, а с другой — его природной робостью и щепетильностью в обращении с женским полом. Впрочем, как установил поручик Машников, ведший эту линию расследования, Степан Егорович в течение последних двух лет ухаживал за девицей Софьей Двуреченской, из мещан, жившей неподалеку, на Екатерининском канале, и регулярно ходил в гости к Двуреченским, но все еще не сделал девице предложения.

— Сидит у них, каждый вечер сидит, — рассказывал поручик на совещании, проходившем вечером третьего дня в гостиной Угловых. — Через окно вижу — сидит, чай пьет, разговоры разговаривает. А чтобы девица его провожала, чтобы там поцелуи были или какие другие действия — нет. Уж очень скромен наш Степан Егорович.

— Хорошо, давайте подведем итоги, — сказал статский советник. — Первичные сведения об интересующем нас объекте мы собрали. Можно ли переходить к основному этапу — допросу подозреваемого?

— Вряд ли, — покачал головой Дружинин. — Предъявить ему нечего. Ни одной зацепки. Одни подозрения. Ему достаточно упереться и говорить «Нет, и в уме не держал» — и ничего у нас не выйдет.

— Я тоже думаю, что арест производить преждевременно, — согласился с Дружининым поручик. — Оно и правда, зацепок у нас нет.

— Значит, надо их раздобыть! — воскликнула Катя.

— А может, их и нет, зацепок? — высказал предположение Углов.

— Нет, должны быть, — покачала головой Половцева. — Я, правда, не так много наблюдала за этим письмоводителем. Но и этого мне хватило, чтобы согласиться с Ахметом. Помните, что он сказал там, в пещере? «Человеку с таким взглядом я бы не доверил во дворце служить». Вот и я бы не доверила! Затравленный он какой-то и в то же время озлобленный, вызов в нем чувствуется… Такой вполне мог убить императора. Мы просто мало за ним наблюдали.

— Хорошо, продолжим наблюдение еще два дня, — согласился Углов. — Но не больше. Сами понимаете — времени у нас немного. Получим новые данные или не получим — на третий день производим задержание и допрос.

Однако два дня следить за переписчиком царских бумаг не понадобилось. Уже на следующий вечер Степан Ласточкин, выйдя из дома, направился не по знакомому сыщикам маршруту, на Екатерининский канал, а свернул в сторону Обводного канала. Дойдя до канала, письмоводитель свернул направо и зашагал в сторону залива. Так он прошагал два квартала. За ним неотступно следовали Углов и Дружинин. Шел уже девятый час вечера, когда Ласточкин остановился перед массивным двухэтажным домом и позвонил. Сыщики слышали, как на звонок дверь отворили, письмоводитель вошел, и дверь снова захлопнулась.

— Интересно, чей это домик? — пробормотал Углов, отходя в сторону от здания, чтобы оглядеть его целиком. — Строение не маленькое. Владелец, стало быть, человек со средствами. Скорее всего, какой-нибудь купец. Или человек, который изображает из себя купца…

— Владелец, может, и купец, только вряд ли он живет здесь со своим семейством, — ответил на это Дружинин. — Обрати внимание: половина окон освещены, а половина — темные. И каждое освещенное окно имеет свой цвет. Ну, то есть абажуры над лампами у всех разные. В собственном доме, который занимает одна семья, так не бывает.

— Наблюдение верное, — согласился Углов. — Выходит, дом сдается внаем, поквартирно. И наш письмоводитель пришел в гости к одному из квартирантов. Вот только к какому?

— А мы это сейчас узнаем, — сказал капитан.

Он вернулся к двери и уверенно позвонил. Раздались шаркающие шаги, дверь открылась на узкую щель, и показался чей-то глаз, который с некоторым испугом воззрился на позднего гостя.

— Вам кого? — спросили из-за двери.

— Мы из жандармского управления, — веско произнес Дружинин. — Ну-ка, быстро открывай, разговор есть.

— Сию минуту, ваше благородие, открываю, — засуетился человек за дверью. — Не извольте сердиться, что не сразу, сами понимаете, место у нас отдаленное, да и время позднее…

Дверь открылась, и сыщики вошли в небольшую переднюю, освещенную масляной лампой. Газового освещения в доме, видимо, еще не было. Вправо и влево от передней уходили коридоры, узкая деревянная лестница вела на второй этаж.

Человек, открывший им дверь, был то ли слугой, то ли швейцаром — во всяком случае, на нем имелось некое подобие грязной и чрезвычайно ветхой ливреи. Это был тщедушный человек лет пятидесяти, в глазах у которого читался страх перед могущественными пришельцами.

— Ну-ка, говори быстро, кто ты такой и чего здесь делаешь! — приказал Дружинин.

— Я, изволите видеть, служу здесь вроде как швейцаром, — объяснил обладатель ветхой ливреи. — А заодно и за домом присматриваю, так что получаюсь вроде домоправителя. А прозвание мое Потап Япрынцев.

— А чей это дом? И кто в нем проживает?

— Сей же час все расскажу, ваше благородие! — с готовностью произнес домоправитель. — Дом этот, изволите ли видеть, принадлежит купцу второй гильдии Суходоеву Петру Карповичу. Но сам он здесь не квартирует, сам он живет в другом своем доме, расположенном…

— Не тяни! — прервал говорившего капитан. — К чему нам дома вашего купца? Нас интересует, кто здесь живет!

— Здесь, изволите видеть, много кто проживает, — заторопился Япрынцев. — Набито народа, как огурцов у огорода. Однако народишко все незначительный, малого калибра. Но притом, смею заметить, всё людишки смирные, ни в каком злоуправстве не замеченные. Вот здесь, на первом этаже, проживает Шалохвост Трофим, приказчик, с женой и двумя малыми детьми. За ним, дальше по коридору…

— Подожди, всех нам не надо, — снова остановил его Дружинин. — Ты вот что нам скажи. Только что, перед нами, сюда вошел один человек. Ты его впустил, не спрашивая. Стало быть, ты его знал, видел не первый раз. Скажи: к кому он направился?

— Совершенная ваша правда, ваше благородие! — воскликнул домоправитель. — Господин энтот к нам не в первый раз приходит. А в который, я уж и не упомню. С прошлой осени ходит, кажную неделю-с. Прозвания его я, правда, не знаю, а вот куда направляется, мне доподлинно известно. Проследовал молодой человек на второй этаж, в квартиру господина Булыгина.

— Где она находится, в какой стороне? Покажи! — потребовал Дружинин.

— Вон там, слева, — отвечал его собеседник, ткнув пальцем в потолок.

— А что за Булыгин такой? Чем занимается? — вступил в разговор Углов.

— Булыгин Алексей Гаврилович, изволите видеть, проживает у нас, почитай, уже два года, — начал рассказывать Япрынцев. — Служит он в Измайловской прогимназии, преподает там математику и прочие естественные науки. Человек ученый, книг у него уйма, сам видел.

— Молодой, старый? Жена, дети есть? — продолжал допрашивать Дружинин.

— Не сказать, чтобы молодой, но и не старый, — отвечал собеседник. — Супруга у него имеется, звать Лариса Елисеевна. Очень приветливая особа, всегда поздоровается, на праздник гривенник не забудет старику вручить… А детей нет, детей у них не имеется.

— А другие гости есть?

— Да, кроме этого господина, еще двое молодых людей и одна девица, — сообщил швейцар. — Они раньше пришли.

— А чем они там занимаются? Что за разговоры ведут? — спросил Дружинин. — Неужели ты не любопытствовал?

— Да как вам сказать… Я бы, может, и полюбопытствовал, да уж больно лестница у нас в доме крутая, — посетовал домоправитель. — К тому же и полы донельзя скрипучие, так что подобраться к двери незаметно не слишком возможно…

— Ладно, Потап Япрынцев, пока у нас вопросов к тебе нет, — заключил Углов. — Сейчас мы проверим, насколько скрипучие у вас полы. Я все-таки рискну подняться и послушать, что там происходит в квартире господина учителя математики.

Они с Дружининым отошли к лестнице, где домоправитель уже не мог их слышать. Тогда Дружинин тихо сказал руководителю группы:

— А я, пожалуй, попробую заглянуть в квартиру учителя снаружи.

— Как же ты это сделаешь? — удивился Углов. — Ведь квартира на втором этаже!

— Я ведь не зря спрашивал, где квартира учителя находится, — ответил Дружинин. — Я запомнил, что примерно в этом месте на улице растет дерево, довольно большое. Я на него заберусь да и загляну в окно. Если шторы неплотно задернуты, может, чего и увижу.

— Ладно, давай забирайся на свой наблюдательный пункт, а я пойду послушаю под дверью, — решил Углов. — Через полчасика встретимся здесь же, у лестницы, тогда и решим, что делать.

Глава 21

Игорь Дружинин вышел на улицу, подошел к росшему возле дома дереву. Это был тополь — самое распространенное дерево столицы империи. Как это обычно бывает у тополей, нижние ветви отсутствовали и начинались выше человеческого роста. Однако шустрого титулярного советника это обстоятельство не остановило. Он разбежался, оттолкнулся ногой от ствола и повис, раскачиваясь, на нижней ветке. Подтянулся, перебрался поближе к окнам. Заглянул в одно: поверх коротких занавесок отлично просматривалась пустая комната с накрытым для чая столом. Зато из соседнего окна доносились звуки голосов, на занавеску падали тени людей. Стало быть, все там. Титулярный советник перелез на другую ветку, продвинулся поближе к нужному окну. Ветка гнулась, но пока держала. Игорь Дружинин встал и заглянул в окно. Увиденное так поразило его, что он чуть не свалился с дерева — во всяком случае, пришлось крепче держаться за соседние сучья. Сыщик удержался и стал смотреть во все глаза.

Смотрел он так долго, минут пятнадцать. Затем, придя к какому-то выводу, пробормотал «Ну, тут все ясно» и стал спускаться. Спустя пару минут он уже мягко спрыгнул на брусчатку и направился назад, в дом.

В передней никого не было: домоправитель Потап Япрынцев, будучи отпущен строгими господами, почел за лучшее удалиться в свою каморку и оттуда больше не высовывался. Титулярный советник двинулся к лестнице и стал подниматься. На втором этаже покрутил головой; в левой стороне заметил темную фигуру, замершую у двери. Махнул рукой: давай, мол, сюда. Когда руководитель группы подошел, Дружинин еще отодвинулся от ближайшей двери и зашептал ему на ухо:

— Ну, что ты там услышал? Небось, заговоры составляют?

— Да я почти ничего не слышал, — признался Углов. — Их, как видно, в ближней комнате нет, в дальнюю перешли. А если какие-то звуки и доносятся, то странные: стук какой-то, а иногда звон металлический. Оружие они там собирают, что ли? Впрочем, чего это я рассказываю? Ты же хотел посмотреть! Ну что, получилось? Разглядел что-нибудь?

— Разглядел, еще как разглядел! — заверил его Дружинин. — Знаешь, что это там звенит? Гири!

— Какие еще гири?

— Обыкновенные, гимнастические! Они там гимнастику делают!

— Чего?! — от удивления руководитель группы на миг забыл о конспирации и повысил голос, но тут же опомнился и прошептал: — Что значит: гимнастику? Какую?

— Обыкновенную гимнастику, — начал рассказывать Дружинин. — Наклоняются, приседают, руками машут. Это девушки. А мужики еще подтягиваются и гири поднимают. Вот откуда идет этот стук и звон, который ты слышал.

— Так у них тут что же: атлетический зал?

— Выходит, что так, — кивнул Дружинин. — В общем, на антиправительственный заговор никак не похоже. Что делать будем?

Руководитель группы секунду подумал, потом решительно заявил:

— Будем брать. Мне кажется, дальнейшее наружное наблюдение ничего не даст. Да и времени у нас на него нет. Возьмем сейчас, когда они нас не ждут, допросим прямо здесь. Глядишь, чего-то и выясним.

Дружинин кивнул, показывая, что принимает решение руководителя. Сыщики вернулись к двери, из-за которой по-прежнему доносился металлический звон, и Углов решительно постучал.

Звон прекратился, послышались шаги, и дверь открылась. Перед оперативниками предстал высокий худой мужчина, которому на вид можно было дать лет сорок. Мужчина был огненно рыж и имел кудлатую шевелюру и шкиперского вида бородку; в целом он напомнил Углову портрет американского президента Линкольна из школьного учебника. Одеяние мужчины было под стать его внешности: на нем было обтягивающее полосатое гимнастическое трико, поверх которого была надета жилетка. Очевидно, это был хозяин квартиры.

— Булыгин Алексей Гаврилович здесь проживает? — грозным голосом спросил Углов.

— Да, это я, — отвечал хозяин. — А вы кто?

— Мы из жандармского управления, — все так же грозно объяснил статский советник. — Прибыли для выяснения причин сходки и проведения дознания. Ну-ка, любезный, дайте войти.

И он решительно шагнул в комнату, так что хозяину невольно пришлось потесниться и уступить дорогу. Впрочем, сделал он это не слишком охотно, так что Углову пришлось отодвигать учителя математики плечом. При этом он почувствовал, что плечо это весьма крепкое и что хозяин, несмотря на худобу, — человек довольно сильный. В целом Алексей Булыгин производил впечатление человека не робкого десятка. Сообщение о гостях из жандармского управления вовсе не повергло его в трепет; глаза смотрели все так же твердо. Углов понял, что дознание здесь будет сопряжено с некоторыми трудностями. И ему тут же пришлось в этом убедиться.

— Однако вы не представились полностью, — заявил учитель. — Извольте назвать ваши чины и фамилии. И точнее обозначить цель вашего визита. Почему вы именуете мою встречу с друзьями «сходкой»?

В психологическом поединке с человеком такого типа, как Алексей Булыгин, нельзя было действовать нахрапом — это Углов понимал. Надо было держать паузу, и статский советник ее держал. Не отвечая на заданные хозяином вопросы, он не спеша огляделся.

Комната, в которую они вошли, как видно, служила хозяевам столовой. Посередине стоял овальный обеденный стол, накрытый к чаю на шесть персон. Самовар, высившийся в центре стола, как видно, недавно вскипел; рядом виднелся заварной чайник, накрытый бабой, вазочки с вареньем и другими сладостями. Справа виднелась одна дверь, закрытая, слева другая, из которой только что вышел хозяин квартиры. Одна створка этой двери была наполовину открыта, и в этой открытой створке статский советник заметил чей-то любопытствующий глаз.

Составив себе представление о жилище учителя Булыгина, Углов вновь повернулся к хозяину и произнес:

— Вы хотите, чтобы мы представились, извольте. Я статский советник Углов, а это мой помощник, титулярный советник Дружинин. Мы явились сюда, потому что расследуем некое тяжкое преступление, имеющее государственное значение. Понятно? Что касается вас и ваших гостей, то нам известно, чем вы занимаетесь. Я не знаю только, с какой целью вы занимаетесь гимнастическими упражнениями и получили ли на это соответствующее разрешение?

Как видно, слова про «тяжкое государственное преступление» произвели нужное впечатление на хозяина квартиры: на щеках у него выступили красные пятна, он утратил свою невозмутимость, начал нервничать; а к этому Углов и стремился.

— Вы изволили говорить о цели наших занятий, — сказал учитель. — Цель, на мой взгляд, ясная: укрепление здоровья, увеличение мышечной силы. Знаете, как говорили древние: «В здоровом теле — здоровый дух»… Петербург, как вы знаете, город не слишком полезный для здоровья. Лихорадка, чахотка, а в последнее время еще и инфлуэнца… Вот мы и поднимаем гири. А что касается разрешения, то я решительно не понимаю, зачем оно требуется в этом случае. И у кого такое разрешение прикажете получать?

— В полиции, где же еще! — все так же решительно отвечал Углов. — А что касается латинской поговорки… Почем я знаю, зачем вы укрепляете мышцы? Только ли для борьбы с чахоткой или еще и для борьбы с правительством? Опять же, у вас вместе с мужчинами занимается и особа женского пола. А это можно рассматривать как нарушение морали. Церковь, знаете, ваших занятий не одобрит!

Статский советник ожидал, что после этой его тирады учитель окончательно стушуется, и его, что называется, можно будет брать голыми руками и переходить к основной части визита — допросу письмоводителя Ласточкина. Однако вышло иначе. Лицо у него покраснело еще сильнее, Алексей Булыгин дернул подбородком и произнес:

— Церковь не одобрит, говорите? Это верно. Мне и так уже протоиерей отец Гавриил, что преподает у нас закон Божий, пенял, что я на своих уроках не делаю ссылок на Священное Писание и что цитирую вольнодумцев-энциклопедистов Вольтера и Дидро. Что ж теперь, всю жизнь по струнке ходить, ничего не сметь? Нет уж, увольте! Если и гимнастикой заниматься нельзя, тогда я лучше в Англию уеду! Или в Североамериканские Штаты! Там мне никто не будет указывать, во что верить!

— Ну, в этом вы заблуждаетесь, — заметил статский советник. — Там тоже есть любители указывать и направлять. Впрочем, я не собирался вступать с вами в спор. Извольте позвать сюда всех, кто находится в квартире. Нам нужно всех переписать и допросить.

Хозяин квартиры хотел еще что-то сказать, но только махнул рукой и направился в другую комнату. Спустя минуту в столовой собрались все участники гимнастических занятий. При виде их Углов едва удержался от улыбки — уж больно странную картину они составляли. Среди мужчин двое были худыми, как и сам хозяин, а один, напротив, отличался завидной полнотой. Полосатое гимнастическое трико делало его похожим на надутый рекламный шарик известной сетевой компании. Худые гости помалкивали, а толстяк говорил почти непрерывно.

— Не понимаю, господа, почему наше скромное собрание привлекло ваше внимание, — заявил он. — Занятие гимнастикой сейчас как раз входит в моду в развитых странах. Я читал, что во Франции этим увлечено все образованное общество, просто поголовно! Мы всего лишь идем в ногу со временем!

Женщины — высокая и статная хозяйка квартиры и тоненькая девушка с остреньким упрямым лицом — были не в трико, а в неком подобии греческих туник, опускавшихся ниже колена, однако не доходивших до пола. И если хозяйка старалась держаться с видом «Я вас не боюсь, и не такое видели», то девушка робела чрезвычайно, просто до слез.

Особое внимание оперативников привлек белокурый молодой человек худощавого телосложения с впалой грудью и внимательным взглядом черных глаз. Очевидно, это и был письмоводитель Степан Ласточкин, за которым они охотились.

Углов дал указание титулярному советнику. Тот уселся за стол и переписал всех присутствующих: имя, фамилию, возраст, род занятий и место проживания. Выяснилось, что они угадали: белокурый оказался Ласточкиным. После этого статский советник заявил:

— Сейчас вы все можете быть свободны. Снимать с вас показания мы будем позже. Но одного участника сборища я попрошу задержаться. Я имею в виду господина Ласточкина. Мы должны задать ему несколько вопросов.

— Я?! — воскликнул письмоводитель. — Но почему? С какой стати?

— Я же сказал: нам нужно задать вам несколько вопросов, — повторил Углов.

После чего, повернувшись к хозяину квартиры, спросил:

— Скажите, господин Булыгин, мы не слишком вас затрудним, если займем на некоторое время одну из ваших комнат? Нам необходимо провести в ней беседу с господином Ласточкиным. Хочу предупредить: если вы откажетесь, нам придется везти вашего друга к нам в управление и снимать с него допрос там.

— Не хотелось бы, конечно, чтобы у меня в доме велись подобные беседы, — произнес учитель. — Но если Степану придется ехать на Гороховую… Нет, уж лучше у меня. Можете занять кабинет.

И он указал на комнату, в которой проходили гимнастические занятия. Ласточкин растерянно обернулся, словно ища поддержки у товарищей, а затем, понурившись, прошел вслед за сыщиками в кабинет.

Глава 22

Привратник Потап Япрынцев не обманул: книг у господина учителя было много. Все стены маленького кабинета были уставлены томами. Были книги не только на русском языке: имелись латинские, французские, немецкие авторы. Дружинин, имевший склонность к собиранию старых книг и посещавший иногда книжные развалы, восхищенно вглядывался в тисненые корешки за стеклами.

Между тем статский советник, не теряя времени, снял со стола все еще стоявшие на нем гири, подвинул стул себе, напротив поставил другой стул, для подозреваемого.

— Садитесь, Ласточкин, разговор предстоит долгий, — сказал он.

После чего, обращаясь к Дружинину, заметил:

— Ты бы тоже садился, может, что-то записать придется. И потом, ты во дворце бывал, можешь кое-что сказать.

Когда все уселись, Углов сказал:

— Итак, господин Ласточкин, с вами беседуют чины жандармского управления. Я статский советник Углов, а это титулярный советник Дружинин. Мы проводим расследование обстоятельств, связанных с кончиной императора Николая Павловича. Теперь понятно, почему мы интересуемся именно вами?

Гость учителя Булыгина и так не отличался здоровым цветом лица. А при этих словах статского советника он побледнел так, что стал похож на покойника. Он хотел что-то сказать, но у него, как видно, сдавило горло, и он просто кивнул.

— Скажите, ведь вы давно служите при дворе? — начал допрос Углов.

— Да… то есть, нет! — воскликнул письмоводитель, наконец справившись с волнением. — Изволите видеть, тут закралась ошибка. Нельзя сказать, что я служу при дворе. Я продолжаю числиться при полицейском управлении, а во дворец вроде как откомандирован.

— Это неважно. Главное, что вы там работаете. Поэтому я повторю свой вопрос: давно вы там находитесь, в Зимнем?

— Уже четыре года.

— И все эти годы — в непосредственной близости от императора?

— Да, я был допущен к переписыванию бумаг покойного Государя, — кивнул Ласточкин. — Иногда Его Величество и диктовать мне изволил…

— Значит, вы часто общались с императором, имели возможность его близко изучить, — продолжал Углов. — Скажите, как вы к нему относились?

— Не понимаю… — пробормотал письмоводитель. — Что значит: как относился? Как к Государю, с надлежащим почтением…

— Вот как? — Углов прищурился. — А у нас есть свидетель, который утверждает, что вы смотрели на Государя со злобой, даже с ненавистью!

— Свидетель? Какой свидетель? — бледное лицо Степана Ласточкина покрылось пунцовыми пятнами; он стискивал руки на груди, и они заметно дрожали. — Не может быть, напраслина это! Никогда я так не смотрел! Я императора Николая почитал, как и заповедано… Да он такой человек был, что его все почитали… Солдат, воин, всегда в суровости себя держал, на солдатской койке спал…

— Не надо нам рассказывать, как жил покойный Государь, мы это знаем, — вступил в разговор молчавший до сей поры Дружинин. — Но знаем и то, что ты не всегда смотрел на него с почтением. Иногда, когда ты думал, что тебя никто не видит, ты себя выдавал. И не отпирайся: ведь господин статский советник тебе сказал, что у нас есть свидетель! Лучше скажи вот что: это ты дал Государю чашу с ядом?

— Яд?! Так вот вы что задумали! Вот зачем сюда явились! — вскричал несчастный письмоводитель. — Только врете вы все! Выдумываете! Нет у вас никакого свидетеля! Никто не мог этого видеть!

— А если мы назовем тебе имя свидетеля, о котором говорили, — тогда скажешь правду? — тихо, почти шепотом спросил Углов.

— Правду? Какую правду? — пролепетал Степан Ласточкин. — Я правду всегда готов сказать…

— Правду о том, как ты на самом деле относился к императору Николаю, — уточнил статский советник. — И о его отравлении. Ну, что, идет?

— Что идет? Кто идет? — бормотал Ласточкин; он выглядел совершенно потерянным. — Я вас не вполне понимаю…

— Хорошо, я повторю свое предложение, — терпеливо произнес Углов. — Я называю имя свидетеля, который сообщил нам о твоем подозрительном поведении. А ты рассказываешь, как ты относился к Государю императору, а также раскрываешь все детали заговора. По рукам?

— Ну, хорошо! Хорошо! — подозреваемый распрямился, он больше не казался загнанным в угол зверьком. — Я скажу вам правду! Я вас не боюсь! Ничего не боюсь!

— Вот и отлично, — кивнул статский советник. — Действительно, зачем бояться, если у тебя совесть чиста? Только давай так: уговор так уговор. Вначале я говорю имя, а потом ты — все остальное. Договорились?

— Да, хорошо, говорите, — решительно заявил Ласточкин.

— Итак, слушай. Человеком, который рассказал нам о твоем странном поведении у постели больного императора, был его денщик Ахмет Бердыев, — произнес Углов, внимательно глядя на подозреваемого. — Знаешь такого?

Как видно, сообщение статского советника оказалось для Степана Ласточкина неожиданным. Он буквально опешил; несколько раз открывал и снова закрывал рот, явно не зная, что сказать. Наконец он, запинаясь, произнес:

— Ахмет? Какой Ахмет? Хотя да, правда, был такой… И он, вы говорите, видел, что я… Что я глядел… Что я выглядел…

— Как человек, который задумал лишить императора жизни и только ищет удобного момента, чтобы привести свой замысел в исполнение, — закончил за него статский советник. — И это твое намерение хорошо согласуется с нынешним занятием, за которым мы тебя застали. Ты погубил Государя, а теперь набираешь силы, чтобы переехать в Европу, к своим хозяевам, которые дали тебе задание на убийство. Разве не так?

Письмоводитель вновь надолго замолчал. И снова он несколько раз порывался заговорить, но не говорил. Однако в его облике, по сравнению с прежней паузой, произошла разительная перемена. Теперь Степан Ласточкин уже не выглядел испуганным и растерянным. С его лица постепенно уходила бледность, уступая место лихорадочному румянцу. Глаза его загорелись каким-то воодушевлением, источник которого был статскому советнику непонятен. Было видно, как этот человек на глазах исполняется решимости; видно, что он вот-вот заговорит.

И он заговорил.

— Значит, ваш информатор вам сообщил, что увидел в моих глазах готовность к цареубийству? — произнес он. — Что ж, надо отдать должное проницательности этого татарина; он угадал верно. И вы, господин жандарм, тоже весьма проницательно судите, коли решили, что я хочу набраться сил, чтобы в Европу отбыть. Да, все так! Я убил, и я хочу отсюда бежать! Бежать, куда глаза глядят!

— Значит, ты признаешься, что убил императора Николая Павловича? — деловито уточнил Углов; одновременно он кивнул Дружинину, чтобы тот начал записывать показания письмоводителя. — В таком случае расскажи все подробно. Кто твои хозяева? Кто дал тебе такое задание? Кто вручил яд? Что это был за яд? Как ты осуществил свое преступное намерение? Рассказывай!

— Хозяева, вы говорите? — произнес Ласточкин; на статского советника он не смотрел, глаза его были устремлены в пространство, на губах блуждала улыбка. — Те, кто дал задание? Да, мне дали задание устранить тирана! Кто? О, я могу назвать имена, много имен! Например, великий Жан-Жак Руссо. Затем Монтескье, Вольтер, пламенный Дантон, Мирабо… «Человек рожден свободным, а между тем он всюду в оковах», — говорили они мне. И я воспринял это великое учение! Но я оказался недостоин своих учителей — нет, недостоин!

— Погодите, я ничего не понимаю! — вмешался Дружинин. — Что мне записывать? Он называет философов, политических деятелей… При чем здесь убийство Николая?

— Да, ты нам лапшу на уши не вешай! — строго обратился к подозреваемому Углов. — Ты чего нам тех называешь, кого в школе проходят? Ты настоящих хозяев назови! И почему ты говоришь, что был недостоин?

— Конечно, вы, господа жандармы, ничего не понимаете! — воскликнул письмоводитель. — Куда уж вам! Ведь я назвал подлинных властелинов моих дум! А кого вы хотели вызнать, мне неведомо. Что же до моего признания, что недостоин, то повторю: да, недостоин я той ноши, которую думал на себя взвалить! Ибо хотел истребить тирана и палача, да не смог! И хотел, и возможность такую имел, а духу не хватило! Вот поэтому и говорю, что недостоин!

— Так ты хочешь сказать, что не убивал императора?! — воскликнул Углов, который наконец уразумел смысл путаных речей письмоводителя Ласточкина. — Что ж ты тогда нам ваньку валял? Зачем говорил, что убил?

— Сказал так, потому что хотел! — исступленно воскликнул подозреваемый. — Хотел, понимаете! Хотел и мог! Сколько раз эту склянку видел — и у Мандта, и у того лакея, Григория! Мог выполнить свой долг, своей рукой отправить тирана на тот свет. А раз хотел, раз имел такое твердое намерение, то все равно как убил. Потому что главное преступление — оно в душе человеческой совершается. Если там черту переступишь, то и в жизни сможешь переступить! Не сегодня, так завтра! Вот я в душе ее и переступил! А в жизни — нет, не смог! И теперь только и остается, что гири с Булыгиным тягать. Развивать мускульную силу и надеяться, что в другой раз, когда подвернется подходящий случай, я не струшу — и убью кого-нибудь из палачей!

В кабинете повисло тяжелое молчание. Степан Ласточкин, выкрикнув все, что годами копилось у него в душе, молчал, тяжело дыша; похоже, он был близок к обмороку. Что же касается двух сыщиков, то они переглянулись раз, переглянулись другой и теперь молчали, обдумывая положение.

Первым нарушил молчание статский советник Углов.

— Скажите, Ласточкин, — произнес он неожиданно мягко, — вы давеча упоминали некоего лакея. Сказали, что видели у него склянку с ядом. Вы, в пылу ваших признаний, случайно не оговорились? Вы действительно видели у лакея склянку с ядом, а не с вином или каким-то бальзамом?

— Склянку? Да, видел, — утомленно пробормотал Ласточкин. — Он на столик ее поставил, а я тут некстати вошел. Он ее враз убрал, но я заметил…

— Вы какого лакея имеете в виду — случайно не Григория Кругликова?

— Ну да, именно его. Хотя я сомневаюсь, что он лакей. Мне кажется, он не тот, за кого себя выдает. Как и я, впрочем…

— Тогда кто же он? Тоже сторонник свободы? Революционер? — с интересом спросил Дружинин.

— Это Григорий-то? — усмехнулся Ласточкин. — Нет, это птица совсем другого полета. Я его как-то раз видел на Дворцовой площади. Он там беседовал с каким-то типом, по виду — совершенным жуликом. Поэтому, когда он сбежал, прихватив царское столовое серебро, я ничуть не удивился.

— Значит, у Кругликова друзья — жулики? — уточнил Углов. — Интересно, интересно… Но вот вопрос: зачем это жуликам давать своему подельнику яд? Зачем уголовникам убивать царя?

— Этого я не знаю, — вяло отвечал письмоводитель. — Как-то не задумывался. Я свою войну вел, а он — свою. И наши тропы не пересекались…

— Значит, все-таки Кругликов… — задумчиво произнес статский советник. — Круг замкнулся… Каламбур, однако…

Глава 23

Было уже далеко за полночь, когда на квартире, которую снимал статский советник Углов с супругой, началось совещание участников расследования. Вел его, естественно, сам статский советник.

— Итак, мы отработали очередную версию, уже пятую по счету, — заявил он. — Нашли и допросили пятого подозреваемого. И снова пустышка! Между тем времени в нашем распоряжении остается все меньше. Можно сказать, совсем ничего осталось — 17 дней. Это, так сказать, минус. Но есть и плюс: у нас имеется очередной подозреваемый, лакей Григорий Кругликов. Кроме того, есть ниточка, которая должна привести нас к фигуранту. Нам известно, что он причастен к питерскому уголовному миру. Вернее, был причастен, потому что Григорий Кругликов у нас числится в самоубийцах…

— Я и раньше сомневался в этом самоубийстве, а теперь, после рассказа письмоводителя, вовсе в это не верю, — заявил Дружинин. — Мне кажется, это явная инсценировка, причем неумелая. Жив наш Григорий!

— Простите, как вы изволили выразиться? — вскинулся поручик Машников. — Какой-то новый термин? Что-то связанное со сценой, я полагаю?

— О, черт! — со злостью воскликнул титулярный советник. — Опять этот… не скажу кто! Слова нельзя сказать!

— Спокойнее, Игорек, спокойнее, — остановил его Углов. — Держи себя в руках. Нам всем, как никогда, необходимо держаться вместе. Всем, понимаешь?

После чего, повернувшись к Машникову, как можно любезнее сообщил:

— Вы совершенно правы, поручик. Титулярный советник употребил новый термин, еще не вошедший в широкое употребление. Инсценировка означает представление, как на сцене. Преступник разыгрывает что-то вроде спектакля, чтобы сбить сыщиков со следа. В данном случае — разыгрывает собственную смерть.

Наступило неловкое молчание. Его нарушила Катя, спросившая у Дружинина:

— А почему, собственно, ты так уверен, что это инсценировка?

— Понимаешь, у этого Григория характер все время меняется, — объяснил титулярный советник. — Словно перед нами не один человек, а несколько. Во дворце, когда я о нем расспрашивал, мне рассказали о спокойном, исполнительном лакее, который трясся над своим сундучком — то ли сбережения в нем хранил, то ли картинки непристойные. Это был один человек. Потом Кругликов сбежал, при этом усыпив другого лакея, поставленного в роли часового, и прихватив столовое серебро царской семьи. Ну, это еще можно было логически объяснить, и мы объяснили. Потом сбежавший лакей оставляет похищенное серебро на берегу канала и пишет предсмертную записку, где просит прощения за содеянное. Тут чувствовалась явная фальшь. Ну не мог лакей так поступить! Однако мы махнули рукой на эту фальшь — нас в то время увлекала «польская версия». А теперь мы узнаем, что у Григория Кругликова еще и склянку видели — предположительно с ядом! И что он общался с кем-то, похожим на жулика. Тут уж совсем чепуха получается! Тут три разных человека!

— Игорь верно говорит! — воскликнула Половцева, внимательно слушавшая товарища. — Я тоже что-то такое чувствовала! И я тоже уверена, что Григорий Кругликов вовсе не утонул в том канале, что он жив!

— Что ж, давайте примем это за рабочую гипотезу, — согласился Углов. — Тогда встает вопрос: как нам выйти на этого бывшего лакея?

— Если Григорий Кругликов вел знакомство с питерским преступным элементом, то он должен быть известен полиции, — уверенно заявил поручик Машников. — Вам надо будет нанести визит петербургскому обер-полицмейстеру господину Никитину, и он даст команду всем полицмейстерам частей. Таким образом, дело пойдет официальным порядком. А кроме того, и я могу оказать помощь. Из троих столичных полицмейстеров я хорошо знаю двоих. Один Глухов Никита Фомич, другой Милосердов Кузьма Егорович. Поговорю с ними, объясню важность нашего поручения. Они всех жуликов на своих участках знают. Еще в управу благочиния можно обратиться. Найдем вашего Кругликова!

— Да, но в какой срок? — поинтересовался Углов.

— Срок? Да, срок для вас… то есть для нас важен… Впрочем, я полагаю, что в любом случае это займет лишь несколько дней. В конце концов, уголовный мир в столице не столь обширен.

— Хорошо, будем надеяться на вашу помощь, — согласился статский советник. — На вас и ваших полицейских.

— А мы что же, без дела будем сидеть? — возмутился Дружинин. — Конечно, преступный мир сейчас не тот, что в наше… Ну, в общем, пусть я его не знаю досконально, но ведь общие черты наверняка есть! Значит, наши навыки здесь тоже пригодятся. Что я, по кабакам не могу походить? По притонам их?

— Конечно, вы тоже можете оказать содействие, — великодушно согласился Машников. — Да и Кирилл Андреевич, я уверен, захочет участвовать в поисках злодея. Но вашу супругу, Кирилл Андреевич, надеюсь, вы ведь не заставите ходить по бандитским притонам?

Вместо Углова на этот вопрос ответила сама Катя.

— Ясное дело, не заставит, — сказала она. — Вы совершенно правы, поручик: я буду сидеть дома, как и подобает верной жене, и ждать вас, своих героев.

— Вот и отлично! — кивнул Машников, подкручивая ус.


Выспаться хорошенько участникам следственной группы в эту ночь не удалось. Уже в девять часов Кирилл Углов поднял всех на ноги. После короткого завтрака все разошлись в разные стороны. Сам Углов отправился к главе всей петербургской полиции — обер-полицмейстеру Никитину. Поручик Машников решил нанести визит полицмейстеру Милосердову, ведавшему районом Обводного канала. Титулярный советник Дружинин заявил, что пройдется по трактирам, расположенным там же, вдоль Обводного канала, неподалеку от места, где были найдены вещи лакея Кругликова, и попробует найти свидетелей того странного самоубийства.

— Конечно, времени с того дня прошло достаточно, — признал титулярный советник, — но вдруг кого найду?

Что же касается Екатерины Дмитриевны, то она, как предполагалось, останется дома, а при необходимости будет осуществлять связь между членами группы.

…К начальнику всей столичной полиции статский советник Углов попал не сразу. Для этого ему пришлось около часа прождать в приемной. Он был не один ожидающий: приемная господина Никитина была полна народа. Здесь были люди самого разного социального положения: лощеные господа во фраках, пожилой полковник со своей спутницей — юной и чрезвычайно бойкой девицей, бородатые купцы, чиновники в поношенных мундирах…

Наконец адъютант пригласил статского советника в кабинет. Здесь Углов увидел главу столичной полиции. Обер-полицмейстер оказался весьма полным господином важного вида с огромными усами и подусниками. На гостя он взглянул довольно равнодушно, не выказав ему никакого внимания: как видно, он привык к просителям самого разного звания.

— Слушаю вас, милостивый государь, — произнес он звучным баритоном. — Что вам угодно?

— Мне необходимо ваше содействие в задержании государственного преступника, — отвечал Углов. — Я действую по поручению членов царствующего дома, а также графа Орлова.

— О каком же преступлении вы изволите говорить? — спросил обер-полицмейстер, заметно оживившись; он даже сел прямее и как бы стал выше ростом.

Статский советник кратко изложил суть дела: рассказал о расследовании обстоятельств смерти покойного императора, о подозрениях относительно лакея Григория Кругликова, о бегстве означенного лакея, о его возможных связях с преступным миром, а также о записке, найденной два месяца назад на берегу Обводного канала. Обер-полицмейстер слушал его весьма внимательно. Однако когда Углов сообщил об оставленном на берегу канала серебре и передал содержание записки, на лице полицейского начальника выразилось недоумение.

— Позвольте, но я чего-то не понимаю, — заявил он. — Выходит, что этот ваш Кругликов наложил на себя руки посредством утопления. Кого же вы в таком случае намерены искать — покойника, что ли?

— Мы в жандармском управлении, — сказал Углов, особо сделав упор на последних словах, — считаем, что Григорий Кругликов руки на себя вовсе не накладывал. Что он, так сказать, разыграл свою смерть, дабы ввести власти в заблуждение. Что ему отчасти и удалось: целых два месяца его поиски не проводились. И только теперь, ввиду некоторых вновь открывшихся обстоятельств, я намерен их возобновить.

— То есть это как же? — продолжал недоумевать обер-полицмейстер. — Вы хотите сказать, что лакей, допущенный к обслуживанию священной особы государя императора, оказался мазуриком. Это уже странно, но пусть, поверим. Далее этот мазурик крадет серебро, принадлежащее государю, и бежит. А чтобы замести следы, разыгрывает спектакль с наложением рук и оставляет похищенное на берегу канала. Вот в это я поверить никак не могу! Я, милостивый государь, за двадцать лет службы всяких жуликов и лихих людей повидал, но такого видеть не доводилось. Чтобы вор оставил свою добычу? Да быть такого не может!

— Тем не менее я пребываю в уверенности, что Григорий Кругликов жив, — настойчиво повторил статский советник. — И что он, возможно, находится в столице. А потому мне нужно содействие в его обнаружении и задержании. И это не моя прихоть, а монаршая воля!

— Ну, хорошо, хорошо, я распоряжусь, чтобы мои подчиненные занялись этим делом, — произнес Никитин. — Вы спуститесь сейчас в следственную часть, там с вашей помощью составят словесный портрет преступника. Мы начнем поиски… Хотя мне все равно кажется, что они ни к чему не приведут…

Статский советник, как ему было предложено, спустился на первый этаж, где узкогрудый чиновник с прилизанными волосами, поминутно поправляя пенсне, записал словесный портрет Григория Кругликова — точнее, переписал его с бумаги, в свое время составленной Дружининым после посещения Зимнего дворца.

Столичное полицейское управление Кирилл Углов покидал в самом мрачном расположении духа. «Ничего этот толстяк делать не будет! — размышлял он. — Напрасно мы к нему обратились, плохой совет нам Машников дал. Что же теперь делать? Может, у поручика что склеится? Или Игорь след отыщет?»

Статский советник надеялся получить ответы на эти вопросы сразу после возвращения домой. Но ошибся: на квартире никого не было, кроме слуг. Не было даже Кати.

— Барыня изволили отбыть сразу после вас, — доложил Углову бойкий лакей Спиридон. — Сказывали, что прогуляться хотят. Погода, говорят, нынче к прогулке зовет. Велели передать, что вернутся к обеду.

— А титулярный советник? И эээ… поручик?

— Тоже пока нету, — доложил лакей.

Почти час статский советник расхаживал по квартире, дожидаясь соратников. Наконец внизу звякнул звонок, раздались торопливые шаги на лестнице, и в столовую вошла Катя.

— Ну что, нагулялась? — мрачно спросил Углов.

— Да, воздух необыкновенно свеж, — отвечала Половцева, как-то странно усмехнувшись. — А что наши? Еще не вернулись?

Тут послышалось повторное треньканье звонка, ставшее ответом на ее вопрос.

Пока слуги накрывали на стол, Углов собрал всех в кабинете.

— Ну, что, узнали что-нибудь? — спросил он у Машникова, с которым связывал самые большие ожидания.

— С полицмейстером я поговорил, — отвечал Машников. — Он обещал принять нужные меры для розыска преступника. Так что будем ждать.

— Да нет у нас времени ждать, нет, как вы не поймете! — вскричал Углов.

После чего, обернувшись к Дружинину, попросил и его доложить о результатах. Титулярный советник сообщил, что в интересующем их районе трактиров оказалось больше, чем он рассчитывал.

— Там на каждом углу или трактир, или питейный дом, или распивочная, — рассказывал он. — Так что пьют здесь, можно сказать, беспробудно. Я успел обойти четыре трактира. И в одном, представляете, встретил человека, который был свидетелем того самого самоубийства!

— То есть в каком смысле «свидетелем»?! — воскликнул Углов. — Он что, видел, как лакей бросается в воду?

— Нет, этого не видел, — отвечал Дружинин. — И это его удивило. Впрочем, погодите, я сейчас подробно все расскажу.

— Мужичок, с которым я разговорился, служит приказчиком в лавке, торгует ситцем, сарпинкой и другими подобными товарами, — рассказывал Дружинин. — А по воскресеньям любит половить рыбку в заливе или тут же, в канале. В тот день тоже было воскресенье. Мой собеседник еще днем проделал во льду лунку и сидел себе с удочкой. Уже вечерело, когда он заметил на берегу, возле огромной полыньи, человека. Тот вроде что-то складывал на берегу, но что — мой собеседник не заметил, уже темно было. Он на этого человека особого внимания не обратил. И только потом, когда уже стал возвращаться домой, заметил в том месте на берегу толпу народа. Подошел — и узнал, что тут произошло утопление. Полиция на него, как свидетеля, внимания не обратила, и расспрашивать его не стали. А он еще тогда удивился, и с тех пор это удивление у него не проходит. Он и мне об этом рассказал.

— Да что за удивление? Что ты тянешь?! — не выдержал Углов. — Говори, не томи!

— Моему мужичку показалось удивительным то обстоятельство, что он, находясь сравнительно недалеко от места, где якобы произошло самоубийство, не слышал ни крика, ни плеска, который происходит, когда человек прыгает в воду. А кроме того, когда он стал вспоминать, что делал человек на берегу, то никак не мог вспомнить, чтобы тот раздевался. А ведь вся одежда нашего Кругликова была найдена, то есть кидался он в воду вроде бы нагишом.

— Да, интересно… — протянул Углов. — Выходит, это и правда была инсценировка…

— Да, это было представление, разыгранное для тех, кто станет его искать, — кивнул Дружинин. — Жив наш Григорий, жив! Вот только где его найти? Может, полиция поможет? Как, кстати, твой визит к обер-полицмейстеру?

— Боюсь, что никак, — сумрачно отвечал Углов. — То есть формально он принял мой запрос к рассмотрению и вроде дал команду подчиненным, но на деле, мне кажется, ничего делать не будет. Как бы от этого обращения к господину Никитину хуже не было: когда полицейские начнут свои неуклюжие поиски, наш Григорий таким образом узнает, что его тайна раскрыта, что его ищут, и спрячется получше.

— В таком случае у нас еще остается надежда на другого моего знакомого полицмейстера, Никиту Глухова, — заявил Машников. — Я отправлюсь к нему сейчас же, после обеда.

— Я пойду с вами, — сказал Углов. — Больше все равно делать ничего не остается…

— Ну, а я продолжу свои поиски, — скромно сказала Катя.

— Какие еще поиски? — почти хором произнесли Углов и Дружинин, после чего руководитель группы добавил:

— А ну, давай, выкладывай, что у тебя за новая инициатива!

— Да ничего особенного, — отвечала Катя. — Просто я решила, что не стоит терять время и сидеть здесь, дома. И пошла своим, женским путем.

— А если точнее?

— Если точнее, я постаралась познакомиться с питерскими уличными женщинами, — объяснила Половцева. — Они многое знают, многое видят. Могут знать и нашего Григория. Не всегда же он занят тем, что убивает императоров и топится в каналах.

— Ну, и как твои успехи? — с сердитым выражением спросил статский советник. — Вышла на след?

— Признаться, пока никак, — отвечала Катя. — Но я надеюсь, что в другой раз…

— Никакого «другого раза» не будет! — твердо заявил Углов, пристукнув кулаком по столу. — Этого еще не хватало! Так ты запросто в какую-нибудь историю попасть можешь! Потерпи — найдется и для тебя дело.

— Кирилл Андреевич совершенно прав, — поддержал статского советника Машников. — Не дело вы придумали. Плохое занятие для порядочной дамы.

Игорь Дружинин ничего не сказал, но было заметно, что это как раз тот редкий случай, когда он был согласен с поручиком.

Глава 24

Как и обещал Машников, визит к полицмейстеру Никите Глухову сыщики нанесли в тот же день, ближе к вечеру. Отделение, которым он руководил, включало в себя весь центр города и располагалось неподалеку, на Садовой.

На первый взгляд полицмейстер Глухов статскому советнику не понравился. Это был склонный к полноте мужчина пятидесяти с лишним лет, с красным, словно после выпивки, лицом и маленькими голубыми глазами. «Он такой же, как его начальник Никитин, — подумал Углов. — Тоже не видит дальше своего носа. Не будет толка от нашей встречи!»

Однако своего скептического отношения статский советник ничем не выдал. Они уселись за стол, и Углов уже в который раз принялся излагать историю о бывшем дворцовом лакее Григории Кругликове, укравшем столовое серебро, а затем устроившем инсценировку самоубийства на берегу Обводного канала. Хозяин кабинета слушал его, не перебивая. А когда гость закончил, вдруг взглянул на него в упор своими глазами-льдышками и заявил:

— Что-то я вас, милостивый государь, не понимаю. Если украденное серебро возвращено в казну, зачем продолжать поиски? Какой нам в этом Григории интерес? А между тем я вижу, что интерес большой. Что он еще натворил, этот Григорий? Вы скажите мне толком, а то из-за вашей скрытности я свою задачу плохо понимаю. А раз я ее не понимаю, то и приставы не поймут, и ничего из наших поисков не выйдет.

Углов понял, что Никита Фомич Глухов далеко не так прост, как кажется. Видимо, с ним надо было играть в открытую.

— Да, вы правы, у нас есть иной интерес к Кругликову, помимо кражи дворцового серебра, — сказал он. — Мы подозреваем этого лакея в том, что он отравил императора Николая Павловича. И, возможно, имеет умысел на иные аналогичные преступления. А кража серебра была им предпринята, чтобы отвлечь внимание от главного злодеяния.

Маленькие глазки полицмейстера блеснули.

— Вот оно как! — воскликнул он. — Теперь понятно! Значит, не напрасно в народе слухи ходили насчет насильственной смерти Государя! А позвольте вас спросить: по какой причине у лакея Кругликова возник такой злодейский замысел? Ведь не сам же он его придумал!

— Я тут вижу две возможные причины, — отвечал Углов. — Или Григорий Кругликов находится под влиянием людей преступного образа мыслей, которые замышляют в России переворот наподобие тех, что потрясают Францию и другие страны Европы. Или же он послан одной из этих стран, то есть является лазутчиком. В таком случае он, скорее всего, носит совсем другое имя.

— Так-так-так… — проговорил Глухов.

Он откинулся на спинку кресла и минуту сидел, размышляя; только его толстые, мясистые пальцы барабанили по столешнице. Затем полицмейстер вновь заговорил:

— Судя по тому, что вы мне ранее рассказали, я более склоняюсь ко второй возможности. Ведь если бы этот Григорий происходил из наших, русских, и был, так сказать, карбонарием, то какой резон ему водить связи с преступным миром? Поддержка за стенами Зимнего дворца ему бы и так была обеспечена. А без такой поддержки, сами понимаете, подобное преступление совершить невозможно. Если же человек, пошедший на такое злодейство, ищет знакомств среди мазуриков, значит, поддержки среди жителей столицы он не имеет. А это указывает на его иноземное происхождение.

Углов не нашелся, что ответить на такой вывод. Рассуждения полицмейстера Центрального отделения выглядели безупречными. Он досадовал на себя за то, что сам раньше не пришел к тем же выводам.

— Ваш Кругликов, конечно, старается выглядеть среди жуликов своим, — продолжал полицмейстер. — Но до конца ему это вряд ли удастся, чем-то он должен выделяться. Для нас это хорошо — это дает нам возможность его поймать. Если он, конечно, еще в России. Ведь если его послали, чтобы убить Государя, и свою задачу он уже выполнил, что ему здесь делать?

— Я уже говорил, что злоумышленник, возможно, имеет и другое задание, помимо убийства Государя, — сказал Углов. — К тому же успех одного дела может побудить его к выполнению и другого. Если же он уехал… В таком случае нам его уже не найти, и тогда все пропало.

— Хорошо, будем исходить из того, что злодей по какой-то причине задержался здесь, — кивнул Глухов. — И что он ищет новую жертву или, возможно, собирает секретные сведения. Тогда он должен крутиться возле дворца, или Сената, или Генерального штаба — в общем, возле одного из правительственных учреждений. В таком случае действия наши будут следующие. Вы сейчас составите словесный протрет означенного Кругликова… Приходилось ли вам это делать?

— Приходилось, и не раз! — заверил статский советник.

— Ну вот, составите, значит, портрет, и я пошлю своих агентов, которые потолковей, по постоялым дворам да по гостиницам — пусть поищут этого субъекта.

— Но он может остановиться не на постоялом дворе, а в частном доме, — заметил поручик Машников.

— Мало этого — он может сменить свою внешность, — добавил Углов. — Мне даже кажется, что он обязательно так сделает. Начнет, так сказать, с чистого листа. Что тогда нам даст его словесный портрет?

— Ну, есть черты, которые изменить трудно или вообще невозможно, — отвечал на это полицмейстер. — Рост, например, или голос, или цвет глаз. Что же касается квартирования, то ваше замечание, господин поручик, весьма дельное. Да, надо будет проверить и домовладельцев, сдающих свое жилье. Это, разумеется, весьма расширит круг поисков, но тут уж ничего не поделаешь. А кроме того, будет и еще одно направление, в котором мы будем его искать. Своих самых лучших, самых грамотных агентов я пошлю побеседовать с помощниками и секретарями государственных мужей, окружающих нового императора. Не вьется ли возле кого-то из них некий странный тип? Возможно, именно здесь мы его и поймаем!

— Я сам и мои помощники, поручик Машников и титулярный советник Дружинин, также намерены принять участие в этих поисках, — сказал Углов. — Выделите нам, пожалуйста, какой-либо участок, где бы мы могли принести пользу.

— Обязательно это сделаю, — заверил Глухов. — Скорее всего, я прикреплю вас, как людей образованных, к кому-нибудь из означенных секретарей министров и других государственных деятелей. Оставьте мне ваш адрес, и завтра же мой посыльный известит вас о вашем задании.

Разговор был окончен. Посетители встали, чтобы попрощаться.

— Я вижу, что встретил в вашем лице весьма грамотного и знающего человека, — сказал Углов, перед тем как покинуть кабинет. — Это внушает надежду на успех нашего дела. Я буду ждать вашего задания.

— Будем надеяться! — заключил полицмейстер.

Глава 25

Следующие четыре дня прошли в неустанной работе по поиску пропавшего лакея — работе, прерывавшейся только на краткие часы сна. Никита Фомич Глухов оказался человеком слова. Он не только сделал все, что обещал при встрече с Угловым и Машниковым, но и сам принял деятельное участие в розыске преступника. Посланные им агенты обшарили все гостиницы и постоялые дворы столицы (благо их было не так много), а затем принялись и за проверку домов, сдававшихся внаем. То и дело встречались люди, внушавшие подозрения. Их тщательно проверяли, но всякий раз тревога оказывалась ложной — подозреваемые не имели никакого отношения к Григорию Кругликову.

Членам следственной группы полицмейстер поручил наблюдение за помощниками и секретарями людей, близких к новому императору. Сам Кирилл Углов два дня наблюдал за секретарем министра государственных имуществ графа Киселева, а затем переключился на помощника нового министра внутренних дел Сергея Ланского. Свои объекты наблюдения имели также Дружинин и Машников. Только Катя оставалась дома: ее дружными усилиями сумели убедить больше не искушать судьбу и не проводить изысканий среди питерских «бабочек».

Околоточные надзиратели, городовые и агенты полицмейстера Глухова проверяли квартирантов, члены следственной группы неотрывно наблюдали за помощниками государственных людей — и все напрасно. День проходил за днем, а никаких следов пропавшего лакея Кругликова найти не удавалось. Кирилл Углов был готов впасть в отчаяние и поверить, что предполагаемый убийца покинул пределы империи, а значит, задание они провалили.

Настало 1 мая. До контрольного срока оставалось всего 11 дней. С утра в этот день Углов следил за адъютантом генерала Якова Ростовцева — доверенного лица нового Государя. Наблюдение, как и в прежние дни, ничего не дало. Вечером он заглянул в полицейское управление, чтобы повидаться с Глуховым. Увы, полицмейстер тоже не мог его ничем порадовать. В подавленном настроении руководитель группы вернулся домой, сбросил шинель на руки лакею и поднялся наверх. Однако, открыв дверь столовой, он увидел сияющие лица своих товарищей. В комнате находились Катя и Дружинин, Машников еще не вернулся. И оба не скрывали улыбок.

— Что это вы сияете, словно вас именным оружием наградили? — спросил Углов.

— Сияем, потому что повод есть! — отвечала Катя. — Игорь нашел Кругликова!

— Не может быть! — воскликнул Углов. Вся мрачность мигом соскочила с него, глаза заблестели. — Где? Как? А точно он?

— Точно, точно! — подтвердил Дружинин. — Правда, он, как мы и думали, принял меры, чтобы сменить обличье. В Зимнем мне его в феврале описали как тихого белобрысого человечка с прилизанными волосами, без бороды и усов, с тихим голосом. А сейчас он выглядит совершенно иначе! По словесному портрету опознать невозможно. Во-первых, он перекрасился: из блондина стал брюнетом. И не просто брюнет, а густоволосый, с пышной шевелюрой. Во-вторых, отрастил — а может, приклеил — густую растительность. Теперь у него и усы имеются, и бакенбарды; только бороды нет.

— Ну, сейчас многие люди, особенно чиновники, так выглядят, — заметила Катя. — Это они под нового Государя подделываются; его стиль.

— Ну да. А в‑третьих, он в целом изменил манеру поведения: теперь он такой уверенный, даже слегка развязный господин, никак не похожий на лакея.

— Как же ты его узнал? — допытывался Углов. — Тем более ты сам его ни разу не видел!

— Ну да, узнать я его, собственно, и не мог, — согласился Дружинин. — Я, когда его впервые увидел, признаться, и не подумал, что это Кругликов. Мне просто показалось подозрительным, что он уже третий день вертится вокруг Вани Сысуева — это такой секретарь Николая Алексеевича.

— Что за Николай Алексеевич? — спросил Углов. — Что ты все загадками говоришь? Ты расскажи ясно, все по порядку!

— Хорошо, расскажу по порядку, — согласился Дружинин. — Ваня Сысуев служит секретарем у Николая Алексеевича Милютина. Николай Алексеевич — человек новый, при прежнем Государе никому не известный. Он не отличается ни знатностью, ни богатством. Зато славится отменным трудолюбием и глубоким умом. Возглавляет хозяйственный департамент Министерства внутренних дел, занимается статистическим исследованием России. А главное — он входит в число ближайших друзей великой княгини Елены Павловны, в ее кружок; близок он и к великому князю Константину. И как мне только что рассказала Катя (сам я этого не знал), спустя несколько лет император выдвинет Николая Милютина на один из важных постов и доверит ему всю подготовку крестьянской реформы. Уже сейчас Николай Алексеевич каждую неделю бывает во дворце, встречается с императором Александром.

— То есть, если кто-то из врагов России решил убить императора Николая, чтобы замедлить развитие нашей страны, то ему есть резон покончить и с Милютиным? — заключил Углов.

— Точно так. А может быть, через него хотят выйти и на нового императора. Ну вот, а Ваня Сысуев у Милютина — самое доверенное лицо. Служит у него уже свыше десяти лет. Он настолько близок к своему патрону, что даже сопровождает его на занятия кружка Елены Павловны, в Михайловский дворец. Ну, и я их тоже сопровождал туда же — разумеется, негласно. И вот я заметил, что уже несколько дней вокруг Вани вертится некий господин. И обедают они вместе, причем новый знакомый все норовит за Ваню заплатить, и вечерами встречаются…

— Это отлично, но почему ты решил, что этот новый знакомый и есть Кругликов? — настойчиво спросил руководитель группы. — Тем более что он, как ты говоришь, настолько изменил свою внешность?

— Понимаешь, я уже вчера начал подозревать, что этот господин с бакенбардами — наш герой, — отвечал Дружинин. — Уж больно отчетливо он свой интерес показывал. Типичное поведение «засланного казачка»! Но полной уверенности у меня, конечно, не было. Я даже думал так: «Может, это и не Кругликов, а его помощник? Так сказать, помощник занимается помощником. А самим Милютиным, когда придет время, займется наш фигурант…» И захотелось мне это предположение проверить…

— И каким же образом ты его проверил?

— Очень просто. Выследил господина с бакенбардами и выяснил, где он живет. Оказалось, что на Садовой, ближе к заливу. Весь сегодняшний день я потратил на то, что наводил справки об этом господине. Оказалось, что зовут его Кузьмищев Григорий Парамонович. Когда снимал квартиру, записался как негоциант, уроженец Тамбовской губернии, из купцов. Живет один, без прислуги. Дома бывает только ночью — как утром уйдет, так весь день его нет. Мне это обстоятельство показалось настолько полезным, что я тут же перешел к практическим действиям.

— Проник к нему в квартиру?

— Ясное дело, шеф! Нанес, так сказать, кратковременный визит. И он принес нужный результат!

— Вот как? Какой же?

— Я открыл верхний ящик письменного стола, — объяснил Дружинин. — Представляете, он был не заперт. И там, среди других бумаг, я обнаружил вид на жительство, выданный Кругликову Григорию.

— Значит, это он! Он!! — воскликнул статский советник.

— Он самый, в натуральном виде!

— И давно ты там был?

— Да только что. Полчаса как вернулся.

— Ты уверен, что там, в комнате, не было никаких меток, которые покажут хозяину, что у него побывали незваные гости?

— Обижаете, гражданин начальник! — отвечал Дружинин. — Чай, не первый раз замужем. Я, прежде чем в комнату войти, еще с порога все внимательно осмотрел. Нет, никаких меток он не оставлял. Видимо, уверен в отсутствии слежки.

— Так-так-так… — проговорил Углов, энергично расхаживая по комнате. — Сейчас… так, сейчас уже десятый час. Как ты думаешь, наш фигурант уже вернулся домой?

— Вряд ли, — ответил титулярный советник. — Швейцар доложил, что господин Кузьмищев раньше двенадцати никогда не возвращается.

— Превосходно! Отмычки у тебя с собой?

— А вот они! — Дружинин продемонстрировал связку отмычек.

— Превосходно! Спиридон! — громко позвал статский советник. И, когда лакей явился, приказал: — Быстро сбегай на улицу и найди извозчика! Мы едем по важному делу! Срочно!

— Но сейчас-то вы меня с собой возьмете? — взмолилась Катя.

— Ни в коем случае! — дружно отвечали товарищи. После чего Дружинин добавил:

— А поручика кто встречать будет?

Глава 26

К нужному дому в дальней части Садовой оперативники подъехали уже в десять. Несмотря на то, что эта часть города находилась в отдалении от центра, сюда уже добрались новшества цивилизации: мостовая была вымощена булыжником, а недалеко от дома горел газовый фонарь. Хотя он был не такой яркий, как электрический, но вполне освещал каменное здание в два этажа. Медная ручка входной двери была ярко начищена, и вообще было заметно, что дом содержится в порядке.

— Ну, и где здесь обитает наш герой? — спросил Углов, когда они вышли из пролетки. (Извозчику было велено никуда не уезжать, а отъехать в сторону и ждать.)

— А вот там, на втором этаже, — отвечал Дружинин. — Видишь три окна темных? Там и живет господин Кузьмищев.

— И как мы туда попадем? Лестницы я что-то не вижу, тополей поблизости тоже не растет. А по стене лазить, как муха, я еще не научился…

— Зачем же по стене лазить? — пожал плечами титулярный советник. — Пойдем через дверь, как мирные люди. Я здесь сегодня уже был, со швейцаром беседовал. И не просто так, за здорово живешь: оставил у него в кармане два целковых. Так что этот страж ворот теперь преисполнен ко мне самых нежных чувств. Потому и впустил меня на второй этаж, и я смог проникнуть в квартиру. Так что сейчас мы поступаем просто. Входим, представляемся, что мы из полиции, и спокойно поднимаемся.

— А что, если наш Кузьмищев дал швейцару гораздо больше, чем два рубля? — продолжал сомневаться Углов. — И тот доложит о нашем визите «негоцианту из Тамбова»?

— Не доложит! Этот вопрос я тоже выяснил. Скуповат господин Кузьмищев; швейцар жаловался, что даже на Пасху едва рубль ему пожаловал.

Все прошло так, как и обещал титулярный советник. Швейцар, высокого роста дядька с пышными усами, из отставных унтеров, услыхав, что приехали господа из полиции, вытянулся по стойке «смирно» и даже выразил готовность проводить приезжих до дверей нужной квартиры; впрочем, от этой услуги сыщики отказались.

Дверь квартиры, которую занимал фигурант, Дружинин открыл так, словно она была его собственная — и трех секунд не прошло. Внутри было совершенно темно: плотные шторы не пропускали свет уличных фонарей.

— На, подержи фонарь, я его сейчас зажгу, — тихо произнес Дружинин, передавая Углову принесенный с собой светильник.

Вспыхнул слабый свет. Он озарил комнату, служившую, по всей видимости, столовой — на это указывал крепкий дубовый стол, стоявший посередине, и пузатый буфет с посудой. Сыщики прошли в следующую комнату. Здесь была спальня. Кровать была аккуратно застелена, во всем царил полный порядок.

— Надо в шкафах посмотреть, может, среди белья чего найдется, — предложил Дружинин. — В этом веке люди были еще наивные, прятали секреты среди носков и кальсон. А еще можно поискать тайники…

— Погоди, давай посмотрим в кабинете, — остановил его Углов. — Начнем осмотр оттуда.

Члены следственной группы прошли в третью комнату. Здесь надо всем царил письменный стол, покрытый зеленым сукном, на котором виднелась чернильница, баночка с перьями и пресс-папье в виде медведя. Кроме того, имелось бюро и два книжных шкафа, уставленных толстыми томами.

— Значит, здесь ты видел свидетельство на имя лакея Кругликова? — спросил Углов.

— Да, вон в том верхнем ящике.

— А остальные пытался открыть?

— Пытался, конечно. Но они все заперты. Для этого я теперь и запасся отмычками.

— Отлично! Действуем так: ты вскрываешь ящики и производишь их первичный осмотр. А я займусь всем остальным.

Дополнительных разъяснений Дружинину не требовалось: он был хорошим специалистом. Не успел Углов дойти до бюро и заняться его осмотром, как за его спиной уже послышался звук отпираемого замка и шелест бумаг: титулярный советник приступил к работе.

Осмотр бюро ничего интересного не принес: там хранилось несколько стопок чистой писчей бумаги, конверты, перья и тому подобные принадлежности. Некоторый интерес представляла стопка писем, полученных обитателем квартиры за последние два месяца. Однако Углов решил отложить их осмотр на более поздний срок. Вначале следовало осмотреть все остальное, что находилось в комнате.

Покончив с бюро, статский советник обратился к книжным шкафам. Оба они выглядели одинаково: верхняя часть дверей была закрыта стеклом, за которым виднелись книги, а внизу были деревянные панели, украшенные резьбой. Один шкаф был открыт, другой почему-то заперт. Углов дернул раз, другой — дверца не поддавалась. Ключа нигде не было видно.

— Игорь, тут твоя помощь требуется, — позвал Углов.

Дружинин оторвался от очередного ящика, который осматривал, и подошел к шкафу. Скептически взглянул на замок, перебрал несколько отмычек, вставил одну из них в замок. Замок щелкнул, дверца открылась.

Вначале статский советник не увидел ничего такого, из-за чего стоило огород городить — то есть держать шкаф на запоре. Но затем он взглянул на нижнюю полку и обратил внимание, что там книги почему-то стояли не в один ряд, как наверху, а в два. Он присел на корточки, вынул несколько томов, и…

— Смотри, что здесь! — позвал он Дружинина, который успел вернуться к своему столу.

Титулярный советник без особой охоты шагнул к шкафу, наклонился… и его безразличие сразу исчезло.

— Это он! Он! — воскликнул он. — Тот самый сундучок!

— Тише ты, не ори! — осадил его руководитель группы. — Давай вынем.

Они выложили на пол мешавшие книги и извлекли сундучок из шкафа. Это была маленькая железная укладка, габаритами напоминавшая современный портфель. Как и у портфеля, у сундучка имелась ручка, за которую его можно было переносить. Крышка плотно прилегала к корпусу; внизу темнело отверстие замка.

— Вот он, вот он, родной! — приговаривал Дружинин, перебирая отмычки. — Сейчас мы тебя аккуратненько… Нет, эта слишком большая, попробуем эту… Смотри-ка, а ты у нас, оказывается, с характером! Хорошо, попробуем вот эту…

На четвертой или пятой отмычке сундучок наконец сдался. Послышался щелчок; Дружинин потянул за скобу, и крышка откинулась. Сыщики заглянули внутрь.

— Оно! Оно! — восклицал Дружинин, разглядывая содержимое находки. — Вон, видишь — печати?

— Ага, а вот рукоятка торчит. Явно револьвер! Ладно, давай выкладывать. Если и нарушим какую метку, которую оставил хозяин, уже неважно.

— Будем брать?

— Разумеется!

Один за другим они извлекали из сундучка находившиеся в нем предметы. Тут был набор печатей самых разных учреждений Российской империи, а также стопка чистых бланков разных документов. Были маленькие револьверы — не один, а целых два, причем Дружинин, изучавший в Лондоне стрелковое оружие XIX века, не смог определить их создателя.

Был набор стилетов и кинжалов. Отдельный раздел занимала разного рода химия. Тут были краски, применяемые для наложения грима, особого вида чернила, тушь. На самом дне находились две коробочки. В одной сыщики обнаружили запаянные ампулы разного цвета — скорее всего, это были яды. В другой было несколько пакетов со спрессованным порохом.

Они вынимали одну вещь за другой, причем все внимательнейшим образом осматривали. Дружинина интересовало главным образом назначение этих предметов, между тем Углов проявлял интерес другого рода. Он что-то искал на предметах шпионского арсенала: переворачивал их так и этак, подносил ближе к лампе. И видно было, что найти это «что-то» ему никак не удается.

Когда осмотр закончился, выражение лиц у членов следственной группы было совершенно разное. Лицо Дружинина выражало радостный восторг, между тем как Углов выглядел разочарованным. Это не укрылось от его подчиненного.

— Ты чего такой кислый, Кирилл Андреич? — спросил он. — Или из коробочки какой нанюхался? Радоваться надо! Ведь успех, несомненный успех!

— Да, успех, — согласился руководитель группы. — Мы наконец нашли человека, который, вполне вероятно, виноват в смерти императора. Но мы пока не выполнили наше задание.

— Какое задание? — удивился Дружинин. — Ты ведь сам только что сказал, что мы нашли убийцу! Разве не это — наше задание?

— Вовсе нет! — отрезал Углов. — Наше задание — установить организацию, или страну, или еще какое-то сообщество, которое виновно в смерти императора. Сообщество, понимаешь? А вот этого мы пока не можем. Потому что ни на одном предмете из этого замечательного арсенала нет никаких фабричных маркировок!

— Ты серьезно? — удивился Дружинин. — Но так не бывает! Яды — понятно, там штамп ставить не станут. Но уж краски, тушь, кинжалы, револьверы — на всем этом всегда ставится маркировка.

— Ну, так попробуй, отыщи! — предложил ему Углов. — Может, у тебя получится?

Повторять ему не пришлось: Дружинин вновь накинулся на содержимое сундучка и принялся пересматривать один предмет за другим, стараясь найти маркировку. Однако спустя несколько минут он был вынужден сдаться.

— Да, ты прав, — признал он с растерянным видом. — Действительно, изготовителя определить невозможно.

— Значит, у нас остается только один способ узнать, откуда прислан господин Кругликов, он же Кузьмищев, — сказал статский советник. — Спросить у него самого. Причем спросить так, чтобы он обязательно ответил.

— И когда ты хочешь это сделать? — спросил Дружинин.

— Прямо сегодня, — отвечал руководитель группы. — Конечно, нас всего двое, сил маловато. Лучше было бы взять Машникова, да еще подтянуть на помощь пяток агентов полицмейстера Глухова. Но сегодня мы это сделать уже не успеем. А на завтра я откладывать не хочу. А то он опять ускользнет. У этого господина феноменальный нюх на опасность. Даже если он не заметит следов нашего визита, он может что-то почувствовать. Например, его может насторожить выражение лица швейцара или еще какая-то мелочь. Нагрянем мы завтра со всеми силами — а клетка уже пуста. Нет, будем брать сегодня.

— Что ж, решение понятное, — кивнул Дружинин. — В таком случае давай выработаем план…

Глава 27

В столице империи царила ночь. Где-то в центре, на Невском, на Литейном еще зазывно горели вывески ресторанов, гуляли поздние прохожие, а здесь, на окраине, в дальней части Садовой, было тихо. Ни одно окно во всех домах в этой части улицы не горело; лишь светил одинокий фонарь на углу.

Тишина царила и в каменном доме в два этажа — самом респектабельном в этой части улицы. В квартире, которую занимал негоциант Кузьмищев, уже не было никаких следов недавнего обыска. Ни одна бумажка не валялась, ничто не говорило о том, что здесь побывали сыщики. Между тем они никуда не делись. Майор (он же статский советник) Углов сидел на стуле за шкафом, возле входной двери. Руководитель группы отвел себе главную роль в задержании подозреваемого. Едва тот войдет и зажжет лампу, майор выскочит из своего укрытия и приставит ему ко лбу револьвер. А на случай, если фигурант бросится бежать, в коридоре его будет ждать Дружинин — он занял пост неподалеку, в ватерклозете — он в этом доме был общим на половину второго этажа. А внизу притаился в своей каморке швейцар Герасим, строго проинструктированный Угловым. Главный смысл инструкции состоял в том, что швейцар должен вести себя как обычно и ничем не выдать чрезвычайность ситуации.

Примерно полчаса прошло в ожидании. Но вот издалека стало доноситься цоканье копыт. Оно приближалось, и показалась извозчичья пролетка с одиноким седоком. Она остановилась возле дома. Седок расплатился с «ванькой» и дернул ручку звонка. Он приготовился к некоторому ожиданию — никак ему не удавалось приучить здешнего ленивого швейцара быть готовым к его возвращению. Однако, вопреки ожиданиям, за дверью тотчас же раздались шаги, она распахнулась, и пышноусый швейцар угодливо отступил в сторону, давая дорогу квартиранту. Тот вошел, задал дежурный вопрос — все ли, дескать, в порядке, — и получил такой же дежурный ответ. После чего направился к лестнице, провожаемый испуганным и полным любопытства взглядом дверного стража.

Квартирант, негоциант и промышленник Григорий Парамонович Кузьмищев, был худощавый человек среднего роста; впрочем, в последнее время он казался окружающим выше, поскольку почему-то стал носить обувь на высоких каблуках. Он был одет в превосходный сюртук, штиблеты английской работы; волосы его были тщательно уложены одним из лучших в городе парикмахеров. В общем, было видно человека с положением, который уверенно следует по жизни и не разменивается на мелочи.

Впрочем, в данную минуту Григорий Парамонович вел себя не очень уверенно. И почему-то вдруг стал обращать внимание как раз на мелочи. Так, ему показалась странной необычная готовность швейцара, его угодливость, а также взгляд, которым тот проводил постояльца. Кто-то, возможно, может возразить, что Григорий Парамонович никак не мог видеть взгляд, устремленный ему в спину, — ведь природа так устроила, что глаз у человека там нет. Но вся штука в том, что господин Кузьмищев не относился к обычным людям. Он умудрялся видеть и слышать то, что другим бы никак не удалось.

Поэтому (а может, и почему другому) квартирант-полуночник, дойдя до лестницы, вдруг остановился, обернулся к швейцару (который, заметим, не спешил уйти к себе, а так и стоял посреди вестибюля) и спросил:

— Скажи, Герасим, ты сегодня не ходил в лавку, свечи мне не покупал?

— Свечи? — удивился швейцар. — Да нешто вы просили?

— Ты, верно, позабыл, — попенял ему постоялец. — Конечно же, просил, еще третьего дня просил. Стало быть, ты не купил? Как же я буду без свечей? В темноте мне сидеть, что ли? Нет, так не годится! Пойду на угол, куплю две дюжины.

И, не говоря больше ни слова, господин Кузьмищев пересек вестибюль и отворил дверь. Он не успел еще выйти на улицу, как наверху громко стукнула дверь квартиры, и послышались торопливые шаги.

— Стой! — раздался властный голос. — Господин Кузьмищев, приказываю вам остановиться! Полиция! Герасим, держи его!

Однако почтенный негоциант, в другое время отличавшийся завидным слухом, а равно и чутьем, в этот раз совершенно не расслышал адресованного ему обращения. Он не только не задержался в дверях, а напротив, еще ускорил свое движение и, выскочив на улицу, припустил бегом. Бежал он неожиданно быстро, причем не к центру, где на углу действительно помещалась лавка, торговавшая, в числе прочих товаров, свечами, а в противоположную сторону, к Фонтанке. За те несколько секунд, которые потребовались его преследователям, чтобы, в свою очередь, миновать вестибюль и очутиться на улице, негоциант успел не только достичь фонаря, стоявшего у соседнего дома, но пробежать мимо него, выскочив из освещенного пространства. Он был уже едва виден.

— Стой, гад! — закричал Дружинин, выскочивший на улицу первым. — Стой, стрелять буду!

И, поскольку бежавший и не подумал выполнить команду, сыщик выхватил купленный в Лондоне револьвер системы «Кольт», прицелился и нажал на гашетку. Выстрел бабахнул на всю округу, разом покончив с ночной тишиной. Секунду стрелявший вглядывался в темноту, а затем, услышав топот бегущих ног и поняв, что не попал, припустил следом за противником.

Позади себя Дружинин слышал шумное дыхание руководителя группы. Однако он по прежним занятиям — еще там, в XXI веке, — знал, что Углов в беге не слишком силен. Так что надеяться титулярному советнику следовало прежде всего на себя.

Негоциант Кузьмищев добежал до перекрестка и свернул направо. Дружинин сделал так же. Он все время увеличивал скорость бега, надеясь, что вскоре начнет нагонять противника. Однако, к его удивлению, цель не приближалась — они бежали с одинаковой скоростью.

Так они миновали еще один квартал, и убегавший вновь свернул — на этот раз направо. А когда Дружинин добежал за угла и свернул, он обнаружил, что улица впереди пуста — преследуемый исчез.

Титулярный советник остановился, а затем вновь двинулся вперед, но уже шагом, внимательно вглядываясь в окружающие дома. В третьем доме от угла он обнаружил узкий проход. Пройдя по нему, он оказался во дворе-колодце, из которого вело три разных арки — соответственно на три улицы. Выругавшись, титулярный советник остановился. Уже слышался топот ног бегущего изо всех сил Углова; вскоре он уже стоял рядом со своим товарищем.

— Все, можешь расслабиться, — сообщил ему Дружинин. — Утёк наш негоциант. Видишь три арки? В какую он побежал, я не знаю. Так что смысла торопиться больше нет.

— Что значит «нет смысла торопиться»? — возмущенно ответил руководитель группы. — Нечего стоять! Вон, слышишь, городовой свистит? Беги ему навстречу, объясни, что произошло. И от имени любого начальства — полицмейстера Глухова, графа Орлова, хоть самого Государя императора — требуй, чтобы он собрал еще полицейских и чтобы они перекрыли улицы, ведущие к центру, и устроили облаву. Его еще можно найти! Человек без пальто, без цилиндра, разгоряченный бегом… Изменить внешность или переодеться он уже не успеет. Опиши городовому его внешность — и вперед! А я попробую осмотреть окрестности. Может, он далеко не ушел, а затаился где-нибудь поблизости.

С этими словами статский советник достал свой револьвер и направился к ближайшему подъезду. А Дружинин побежал выполнять распоряжение начальства.

Городового он действительно встретил за первым же поворотом. И даже довольно быстро сумел убедить его, что представляет собой начальственное лицо, имеющее право командовать. В короткое время была организована цепь полицейских, которые прочесали все окрестные улицы вплоть до самого залива. Они задержали два десятка бродяг, ночевавших, ввиду наступившего теплого времени, прямо под мостами или стенами домов, а также несколько прохожих, возбудивших их подозрения. Дружинин и присоединившийся к нему несколько позже Углов лично осмотрели каждого из задержанных. Однако ни один из них не был похож на бывшего лакея Григория Кругликова или на его тезку, негоцианта Кузьмищева. К утру, когда ночная тьма уже начала редеть, статский советник был вынужден признать свое поражение. Убийца императора Николая, наконец установленный, был упущен. Все приходилось начинать заново.

Глава 28

На следующее утро следственная группа вновь собралась на совещание. Ввиду изменившихся обстоятельств оно проводилось не на квартире Угловых, а в кабинете полицмейстера Глухова. Поэтому в совещании не участвовала Катя — ее присутствие было бы трудно объяснить хозяину кабинета. Статский советник рассказал об их с Дружининым ночном визите на Садовую улицу, о результатах обыска, о произведенной засаде и ее плачевном результате.

— Таким образом, мы выяснили, что бывший лакей Григорий Кругликов, в последнее время проживавший в столице под именем Григория Кузьмищева, несомненно причастен к смерти императора, — сказал он, подводя итоги своего доклада. — И, скорее всего, он совершил это преступление по заданию какой-то иностранной державы — об этом говорит тщательно продуманное содержание его сундучка. Видимо, шпион имеет еще одно задание — потому он и остался в столице, потому вертится вокруг государственных людей, близких к новому Государю. Однако нам не удалось установить главного — узнать, кем послан убийца, почему ему было дано такое задание и что ему требовалось от Николая Алексеевича Милютина. Преступник скрылся, и где его теперь искать, я не знаю. А найти его нужно, очень нужно! Так что вся надежда на Никиту Фомича и его подчиненных.

Все взгляды обратились к полицмейстеру Центрального округа. Никита Фомич некоторое время размышлял, барабаня по столу пальцами, затем произнес:

— Тут имеется два вопроса и три возможных решения. Один вопрос — какого рода задание получил вражеский агент относительно господина Милютина и насколько это задание важно для людей, пославших агента. И второй — насколько агент дерзок и уверен в себе. Если задание не является обязательным, а агент несколько робок, то он постарается как можно скорее покинуть пределы столицы, а затем и империи. В таком случае нам надо обратить особое внимание на вокзал, порт и вообще на всех, выезжающих из города. Это одно решение. Другой вариант — если задание обязательное, а агент — человек исключительной дерзости. Тогда он попытается вновь сменить обличье, но продолжить следить за господином Милютиным. В таком случае нам надлежит вести наблюдение за квартирой Николая Алексеевича и его секретаря, а также за хозяйственным департаментом МВД, который господин Милютин возглавляет. Ну, и за Михайловским замком, где он часто бывает в гостях у великой княгини Елены Павловны. Это второе решение. И, наконец, есть третий, средний вариант. Если задание обязательное, но преступник — не совсем сорвиголова, то он из столицы сразу не уедет — побоится гнева своего начальства, — но и выполнять задание не бросится. Так сказать, заляжет на дно. Тут его найти будет трудновато — ведь, как известно, трудно поймать лисицу, если она забилась в нору. Однако попробовать можно. Тогда прежде всего надо тихо, не привлекая внимания, прочесать все трущобы, все бандитские гнезда столицы. Потому что легче всего ему будет скрыться там. Как вы считаете, какой вариант поведения изберет злодей?

Дружинин и Углов переглянулись. Затем статский советник медленно, взвешивая каждое слово, произнес:

— Мне кажется, что наш Григорий — будем называть его этим именем — человек неробкий. Иначе бы он не взялся за это задание и тем более не остался бы в столице после его выполнения. Нет, он не бросится в бега. Но и не бросится очертя голову продолжать свою «работу». Он — человек смелый, но не отчаянный. К тому же и арсенала своего он лишился, что создает трудности. Да у него попросту нет денег! Ведь на квартире мы нашли, среди прочего, свыше 12 тысяч рублей золотом и ассигнациями. Вряд ли у него где-то еще есть подобные запасы. Так что ему необходимо время, чтобы подготовиться и снова приступить к выполнению задания.

— Стало быть, вы выбираете третий вариант, когда злодей лежит на дне, — подытожил Никита Фомич. — Что ж, я, пожалуй, соглашусь. Значит, будем обследовать трущобы. На дно, господа, на дно!

Начались систематические поиски. Никита Фомич разделил весь Санкт-Петербург на отдельные участки. Причем захватил не только свой округ, но обратил внимание и на соседние округа. Не ставя в известность обер-полицмейстера Никитина («К чему начальство беспокоить? — объяснил он свое решение. — У него и так забот много!»), Глухов связался с руководителями остальных округов и ввел их в курс дела. Так что теперь вся петербургская полиция искала человека тридцати пяти примерно лет, среднего роста, с голубыми глазами — таковы были черты бывшего лакея, сообщенные полиции Дружининым. Разумеется, члены следственной группы, как и в первый раз, тоже участвовали в поисках. В их числе была и Катя — она твердо заявила, что будет обходить ночлежные дома и никто ее не остановит.

Шел день за днем, но пока что поиски не приносили результата. Уже неделя миновала с момента, когда вражеский агент так ловко ушел из рук оперативников. В ходе поисков полицейские нашли два десятка преступников, давно скрывавшихся от правосудия, обнаружили и закрыли несколько притонов — но главной цели, ради которой затевалась вся операция, пока не достигли. Всего несколько дней оставалось до контрольной даты, 12 мая, когда трое оперативников должны были вернуться в свое время. Все шло к тому, что вернуться им придется с пустыми руками.

Следует заметить, что члены следственной группы переживали возможный провал операции по-разному. Углов ходил мрачнее тучи, ел мало и не мог разговаривать ни о чем, кроме поисков пропавшего лакея. Катя также была целиком погружена в работу, но при этом не забывала следить за собой и за наличием в доме провизии. Примерно так же вел себя и поручик Машников. Что же касается титулярного советника, то он относился к происходящему легче. Было видно, что возможный срыв задания не станет для него трагедией. Кате подобное отношение казалось легкомысленным, и она как-то раз высказалась по этому поводу, когда они с Дружининым были одни. На это титулярный советник ответил, что все задания руководства он выполняет, к своим обязанностям относится добросовестно, а что касается его личного отношения к перспективе провала задания, то на этот счет у него есть собственные соображения. Которые он Кате готов высказать, раз уж такой вопрос возник. Кандидат исторических наук Половцева была не прочь выслушать эти «собственные соображения», но тут, как нарочно, явился Машников, и разговор пришлось отложить.

Что именно имел в виду титулярный советник, выяснилось на следующий день, 9 мая. Этот день, который членам следственной группы всегда помнился как особый, праздничный, для жителей Петербурга был обычным понедельником. В восемь вечера, как всегда, участники расследования встретились в кабинете полицмейстера Глухова. Углов, который, как видно, уже потерял всякую надежду, отнесся к этой встрече как к очередному свидетельству их провала. А вот Дружинин заметил перемену в поведении хозяина кабинета. Никита Фомич, вопреки своему обыкновению, не сидел на месте, а вышагивал по кабинету, ожидая, пока все гости займут свои места. Когда все сели, он встал возле своего стола и торжественно провозгласил:

— Итак, милостивые государи мои, мы его нашли!

При этих словах лицо статского советника Углова изменилось до неузнаваемости. Только что сидел человек, похожий на покойника, — и вот вместо него был другой, полный жизни.

— Не может быть! — воскликнул он. — Где?

— В Растанном переулке, что возле Волковского кладбища, — отвечал полицмейстер. — Там что ни дом — то бандитское гнездо. Мазуриков полным-полно!

— Как же вы туда смогли проникнуть? — поинтересовался поручик Машников.

— А мы и не проникали, — объяснил Никита Фомич. — Туда постороннему путь заказан — обратно живым вряд ли выйдет. Это наш агент через своего верного человечка узнал. Он рассказал, что неделю назад появился у них новенький. Кличка Художник. Ценится тем, что очень лихо любые подписи подделывает и даже фальшивые бумажки может изготовлять.

— А точно ли это тот, кого мы ищем? — продолжал сомневаться Углов.

— Да я уже проверил, — отвечал Глухов. — Все приметы совпадают. И самая надежная деталь вот: нашему агенту рассказали, что Художник надеется раздобыть среди бандитов денег, потому что вдруг оказался на мели. А надолго задерживаться у них не собирается. Сходится?

— Точно, все сходится! — в азарте воскликнул Дружинин. — А как его взять в этом бандитском логове?

— Да, это вопрос непростой, — согласился Глухов. — Тут есть два препятствия. Первое — что бандитов там много, и все они вооружены. В основном, конечно, ножами, но в последнее время и револьверы появились. А второй момент — кладбище рядом. Они, чуть что, через него уходят. Но есть и одна зацепка. Дело в том, что один из тамошних главарей, некто Митька-Крючник, ждет приезда своей марухи, то есть любовницы Маши. Она должна к нему прибыть из Москвы, у родителей там гостила. Приехать она должна не одна, с двумя братьями. И вот если нам удастся найти среди дам, служащих по полицейскому ведомству, подходящую кандидатуру, тогда план по проникновению в бандитское гнездо полностью готов.

— Как же вы ее будете искать? — поинтересовался Машников. — По сходству черт личности?

— Нет, сходства мы в любом случае не добьемся, — отвечал полицмейстер. — Мы и не знаем, как эта маруха выглядит. План состоит в том, чтобы Крючника на это время как-то из его малины отвлечь — например, чтобы осмотреть место будущего налета. А без него никто его пассию не узнает. Наша проблема в другом: кандидатка должна обладать необходимой решительностью, храбростью, уметь себя подать. Ну, и к тому же хоть немного изъясняться на бандитском жаргоне. Пока что такую даму найти не удается. Завтра будем еще искать.

— Не надо искать! — уверенно заявил Углов. — Такая женщина есть. Это моя жена Екатерина Дмитриевна. Она и решительная, и смелая, и жаргоном владеет.

— Вы уверены? — спросил Глухов.

— Совершенно уверен! — твердо отвечал Углов.

— В таком случае будьте добры вместе с вашей супругой пожаловать сюда, в мой кабинет, к двенадцати часам. Здесь вас встретит тот агент, что работает в бандитском логове. Он проведет с ней беседу, даст все пояснения. Затем совершим рекогносцировку, выедем к переулку, осмотрим все. Ну, а вечером будем брать нашего голубчика, — заключил Никита Фомич.

Но тут неожиданно вмешался Дружинин.

— Ты почему суешь Катю в такое опасное дело, не спросив ее согласия? — сурово спросил он.

Углов совершенно не ожидал такого вопроса и растерялся.

— Я не сую, я предлагаю… — проговорил он в смущении. — И ты же знаешь, она сама все время хочет участвовать…

— Нет, по какому праву ты за нее решаешь?! — продолжал наседать титулярный советник.

— В конце концов, она моя жена! — твердо ответил Углов. — А вот ты почему влезаешь в это дело?

Теперь уже Дружинин не нашелся, что ответить. Он зло посмотрел на Углова, затем буркнул Глухову «Честь имею!» — и вышел из кабинета.

— Однако подчиненный у вас с норовом! — заключил Никита Фомич. — Ну, да пусть. Глядишь, остынет. А вам я предложу, если желаете, прямо сейчас проехать на место, в Растанный переулок, и все хорошенько осмотреть.

— С удовольствием, — отвечал Углов. — И поручика заодно захватим.

Глава 29

Полицмейстер Глухов был прав: по дороге на квартиру Игорь Дружинин действительно успел остыть и осознать, как глупо он себя повел на совещании. «Хотя, в сущности, я все равно прав, — размышлял он. — Кирилл не имеет никакого права распоряжаться ее судьбой! Тоже мне, супруг! Надо немедленно внести ясность в этот вопрос. Сейчас же, не откладывая!»

Катя была дома, сидела у накрытого для ужина стола и ждала товарищей. Войдя в столовую, Дружинин первым делом отослал слуг, а когда они остались одни, кратко изложил Кате содержание вечернего совещания у полицмейстера.

— Значит, он найден?! — радостно воскликнула Катя. — Какая удача! И ты говоришь, мне тоже отводится своя роль в завтрашней операции? Это замечательно! Как же надоело сидеть дома, играть эту глупую роль жены!

— Вот именно — глупая роль! — поддержал ее Дружинин. — Я рад, что ты тоже так считаешь. Я рад, что эта роль подошла к концу. И хочу внести ясность в наши отношения.

— Ах, опять ты об этом! — с досадой воскликнула Половцева. — Я уже тебе говорила: сейчас не время говорить о чувствах. В буквальном смысле не время, понимаешь? Вот вернемся в нашу эпоху, тогда и можно будет…

— Нет, откладывать больше нельзя, — твердо заявил Дружинин. — Дело в том… Я хотел сказать тебе об этом позже, но… Хорошо, слушай: дело в том, что никакого возвращения не будет! Во всяком случае — для нас с тобой!

— Что ты хочешь сказать? — удивилась Катя.

— Послушай, ведь ты историк, специалист по этому времени! Я все ждал, что ты сама первая придешь к этой мысли, сама поймешь — и предложишь мне!

— Что пойму? Что предложу? Прекрати говорить загадками!

— Предложишь остаться здесь, вот что! — выпалил Дружинин.

— Остаться?! В смысле — в этой эпохе? Но почему? С какой стати?

— Потому что это время гораздо лучше! Во всех отношениях! — твердо заявил Дружинин. — Особенно для меня. Еще ничего не открыто, ничего не построено! Проложена только первая железная дорога, до Москвы. Проектируются первые пароходы. Потребность в инженерах — огромная! А если иметь в виду те знания, которыми я обладаю и о которых они еще не догадываются, — я просто миллиардер! Крёз! Ротшильд! И я стану русским Ротшильдом, вот увидишь! Я изобрету электрическую лампочку раньше Эдисона — и не в Америке, а в России! Телефон — раньше Белла! Самолет — раньше братьев Райт! Вообще от возможностей просто голова кружится! И все эти возможности, все это будущее богатство я положу к твоим ногам! Поэтому говорить о чувствах сейчас — самое время! Сейчас — или никогда!

— Ты сошел с ума! — воскликнула Катя. — Вот именно: попросту съехал с катушек! Подумай: ведь ты хочешь вмешаться в историю, изменить ход исторического процесса! Но история — как паровой каток. Она не позволит тебе это сделать, она тебя сомнет!

— Ну, я не собираюсь кидаться на этот каток сломя голову, — заметил Дружинин. — И потом, я не собираюсь так уж радикально все менять. Я не прожектер, не утопист. Я просто хочу прожить более интересную и насыщенную жизнь, чем мне предлагает наша эпоха. И зову тебя с собой. Да, и вот еще что. Деньгами все не исчерпывается. В России начинаются великие преобразования — да ты лучше меня об этом знаешь. Все приходит в движение, все меняется. В ближайшие 30–40 лет жить здесь будет необычайно интересно! И не только в России! Спустя десять лет произойдет «открытие» Японии. Мы с тобой можем быть в числе первых европейцев, которые после длительного перерыва смогут туда приехать. Страна, полная экзотики! Помнишь, ты мне говорила, что всегда мечтала побывать в Китае, Японии? Так вот, теперь у тебя будет эта возможность! Причем ты увидишь эти страны, когда они еще не успели покрыться коркой цивилизации, полны экзотики… А Европа? Подумай: ты будешь присутствовать на первых выставках этих… как их… Ну, еще картины такие яркие…

— Импрессионистов?

— Вот-вот! Моне, Дега… Они будут писать твои портреты!

— С какой стати? Что, во Франции женщин больше нет?

— Из благодарности за помощь, которую русский коммерсант Дружинин окажет их искусству! Мы с тобой можем основать музеи, какие и не снились Третьякову или Морозову! Ну, как тебе перспектива?

Титулярный советник закончил и теперь торжествующе смотрел на Половцеву. Надо сказать, его речь произвела на нее впечатление. Катя уже не глядела на него как на докучного старого знакомого, от которого не знаешь, как отвязаться. Ее глаза горели, на щеках появились красные пятна. Она в волнении прошлась по комнате, потом, остановившись напротив Дружинина, испытующе взглянула на него и спросила:

— Значит, ты предлагаешь остаться здесь. А как же долг? Присяга?

— Я считаю, что я сполна выполнил свой долг, — отвечал Дружинин. — Обеспечил группу деньгами, все разведал, все узнал… Сколько же можно? В общем, вопрос долга меня не занимает.

— Хорошо, а как же наши… оригиналы? Те люди, которые лежат сейчас в анабиозе? Ты представляешь, какой будет их жизнь, когда выяснится, что мы — то есть фактически они — сбежали? Стали предателями?

— Этот вопрос я тоже продумал, — заявил Дружинин. — Нашим «оригиналам» ничего плохого не будет. Дело в том, что мы не сбежим. Мы покончим с собой.

— Что?!

— Воспользуемся рецептом нашего визави Кругликова, — пояснил капитан. — Инсценируем двойное самоубийство. На почве страсти. Оставим записку… В общем, я все продумал, вплоть до деталей.

— Надо же! — покачала головой Катя. — Выходит, ты давно носишься с этой идеей… Интересно, а Кирилла ты включишь в это свое… предложение?

— Кирилла? — Дружинин пожал плечами. — Вообще я не против… Но ты ведь знаешь Кирилла. Он человек упертый, человек долга. «Командование нас послало — мы должны выполнить». Иначе он не мыслит. Нет, ему это предлагать бесполезно. Конечно, для очистки совести можно. Но при его упертости можно в ответ и пулю в висок схлопотать. Так что я воздержусь.

— Да, человек долга, это ты верно сказал… — кивнула Катя. — Такого не согнешь — можно только убить. Это в нем и замечательно! За это я его и люблю.

— Ты… любишь Углова? — спросил титулярный советник, с удивлением глядя на Катю. — Не ожидал… Ты никак этого не показала…

— А как я должна это показать? — Половцева пожала плечами. — Вешаться ему на шею? Но я же вижу — он ко мне совершенно равнодушен. Бесполезно… да и унизительно. Но это не мешает мне любить его. Так что… Предложение твое, Игорек, соблазнительное, не скрою, но я от него откажусь. Извини, но прожить всю жизнь с человеком, которого не любишь и при этом всем ему обязана, — как-то тоскливо. И потом… Конечно, ты прав: в этой эпохе много интересного, волнующего. Но только не для женщин! Все эти замечательные приключения и открытия — исключительно для мужчин! Только и слышишь: «Дама не должна… дама не может…» А одежда? Все эти платья до полу, подкладки на вате, корсеты… Вот скоро лето, жара наступит — а ходить надо почти как зимой, чуть ли не в пальто. Так что за предложение спасибо, но ответ мой — нет. И еще раз нет!

— Значит, ты хочешь вернуться… — медленно произнес Дружинин. — Тогда я буду один… Ладно, пусть. Но… Могу я надеяться, что ты не скажешь Кириллу? Не выдашь меня?

— Не скажу и не выдам, — твердо ответила Катя. — Однако у меня к тебе встречный вопрос. А ты не сбежишь еще до 12 мая? Не бросишь нас в последнюю минуту?

— Нет, не брошу, — отвечал титулярный советник. — Слово инженера!

Глава 30

Операция была назначена на десять часов. К этому времени Митька-Ключник, он же Дмитрий Алексеевич Гуськов, из мещан Тамбовской губернии, должен был удалиться из воровской «малины» на осмотр подходов к конторе Русско-Каспийского банка, который Митьке предложил ограбить некий новый наводчик (а на самом деле — один из агентов Никиты Фомича).

В десять часов с минутами четыре тени свернули из Растанного переулка в арку мрачного дома, замыкавшего еще более мрачный двор-колодец. Когда они вышли на середину двора, то стали немного видны. Впереди шел мужчина в картузе, красной косоворотке, черной поддевке, таких же штанах и смазных сапогах. Это был обычный наряд приказчика — или же питерского мазурика тех лет. Рядом шел молодец, немного помоложе и выше первого. Одет он был более щеголевато. Следом за ними шла девка в платке, с ярко накрашенными губами, на вид — лет двадцати, не больше. Четвертым шел человек неприметной внешности, одетый как мастеровой.

Из первого двора ночные гости проникли в следующий, из которого вело уже три хода в разных направлениях.

— Гляди, Кирилл, — шепнул тот, кто был одет с претензией на щегольство, — двор — прямо копия того, на Обводном, где мы нашего дружка потеряли.

— Да, в Питере таких полно, — так же тихо ответил собеседник. После чего, повернувшись к «мастеровому», спросил: — Здесь, что ли?

— Нет, ваше благородие, нам вон туда пройти надобно, — отвечал третий. — Там агент Синицын ждать должен.

Они нырнули в очередную арку и очутились в еще одном дворе. Даже в темноте было заметно, какие обшарпанные дома его окружают.

От одной из стен отделилась новая тень. Приблизившись к пришельцам, агент Синицын сообщил:

— Стало быть, Митька уже двадцать минут как отбыл. Так что можно входить.

— Где это? — деловито спросил Углов — это он шел первым и был одет под приказчика.

— А вон, в третьем этаже, — объяснил агент. — Вон, видите, окошки светятся?

— Да разве они светятся? — заметил Дружинин. — Луна сильней светит! Лучину они, что ли, жгут?

— Не лучину, а свечки, — отвечал агент. — Воры завсегда в полутьме сидят; им яркий свет без надобности.

— Много их там? — спросил Углов.

— Ну, в точности я не знаю, не был. Но посчитать можно. Значит, Сенька с Колькой, еще Карлик — это такой верзила, правая рука вожака, отличается особой жестокостью, потом Лёнька-пацан, ну, еще Художник этот… Да, еще Фонарь, ну и Купчиха — это бабка такая, она им готовит.

— Значит, если не считать Купчихи, то шестеро, — подытожил Углов. — И кто сейчас на входе?

— На шухере сейчас Лёнька стоит. Остальные, кроме Художника, скорей всего, в карты играют — самое воровское занятие.

— Тогда действуем так, — произнес статский советник. — Согласно диспозиции, составленной Никитой Фомичем, мы втроем сейчас заходим в квартиру. Ты, Синицын, остаешься здесь, а ты бежишь к Никите Фомичу в переулок и говоришь, что пора. Он должен перекрыть все выходы из этого гадюшника, а сюда, во двор, выслать команду полицейских. Мы к этому времени должны успеть все там осмотреть, а главное — держать под контролем Художника. Когда у нас все будет готово, мы разобьем окно — любое из вот этих.

И статский советник ткнул пальцем в перчатке в сторону тускло светящихся окон воровской «хаты».

— Как только стекло разобьется, быстро поднимайтесь. Поможете нам мазуриков винтить. Ну, все понятно?

— Так точно, ваше благородие! — дружно ответили полицейские.

— Тогда вперед! — скомандовал Углов.

Он первый вступил в подъезд, в котором царил уже полный мрак. Тотчас из темноты раздался тихий голос:

— Кто такие? Зачем пожаловали?

— Вот как вы дорогих гостей встречаете! — упрекнул говорившего Углов. — А мы — гости дорогие, жданные! Маруха к Митьке приехала! Вот она, Маша! У нас, значит, товар, у вас — купец!

— А, так вы с Машкой? — догадался стоявший на стреме Лёнька. — А вы, значит, братья ейные?

— Ну да, я Еремей, а вот он, — Углов ткнул в Дружинина, — Евлампий. А где жених-то? Чай, ждет?

— Да, где мой сокол ясный? — подала голос Катя, изображавшая «маруху». — Истомился, поди?

— Не-а, тут такое дело вышло — налет намечается, — принялся объяснять Лёнька. — Вот Митьке пришла надобность отлучиться на час. Да вы не беспокойтесь, мы вас в лучшем виде примем. Извольте вот сюда подняться, в третий этаж, на хату. Там уж все для вашей встречи приготовлено.

На лестнице было почти так же темно, как и в подъезде. Ни фонарей, ни ламп у воров, как видно, не водилось, поэтому гостям приходилось полагаться на слух. Но вот наконец подъем закончился, они остановились на площадке третьего этажа перед обшарпанной, обитой войлоком дверью. Лёнька постучал условным стуком. Шагов внутри слышно не было — видно, дверь отличалась хорошей звукоизоляцией. Внезапно она приоткрылась, и в щели мелькнул чей-то глаз.

— Ты, что ль, пацан? — спросил сиплый голос.

— Открывай, Карлик, не пужайся! — отозвался провожатый. — Я тута не один, с гостями! Маруха к Митьке приехала, с брательниками!

— Ага, маруха — это хорошо! — произнес голос, и дверь открылась.

Прихожей в воровской квартире не было. Прямо от двери тянулся длинный узкий коридор. От него отходили три двери, и в конце виднелся проем в главную комнату. Оттуда в коридор падал свет и доносился звук разговора — точнее, ругани с густым добавлением мата. Впрочем, разглядеть все это хорошенько мешала фигура человека, открывшего гостям дверь.

Это был мужчина лет сорока, ростом под два метра, с длинными костлявыми руками и изрытым оспой лицом. Когда он раздвинул рот в улыбке, показались черные, сплошь гнилые зубы. Как видно, это и был Карлик, о котором говорил агент Синицын.

— Ну-ка, ну-ка, покажите мне вашу Машу, — проговорил он, отстраняя Углова и властно беря Катю за плечо. — Повернись-ка к свету, дай на тебя взглянуть. Ну, вроде ничего, Митька доволен будет. А вы, стало быть, братья? По воровскому делу разумеете?

— Разумеем, не бойся, — отвечал Дружинин. — Вот будет дело — мы себя покажем. А пока веди к столу — истомились мы с дороги. Да и белого вина откушать хочется.

— Идем, идем! — заторопился Карлик, повернувшись и провожая гостей в глубь квартиры. — Вот тута, справа, у нас, значится, кухня. Там Купчиха стряпает, угощение вам готовит. Мы вас вообще чуток попозже ждали. Но ничего, сейчас все накроем. Купчиха ради дорогой гостьи особо постаралась: котлет господских нажарила, она это умеет. Эй, Купчиха, слыхала, кто приехал?

Последний вопрос был адресован толстой бабе, орудовавшей у кухонной плиты. Она стояла к гостям задом, так что разглядеть ее и определить возраст не было возможности.

— Как не слыхать, слыхала! — неожиданно певучим голосом отозвалась стряпуха. — Оченно мне хочется на мою дорогую Машу взглянуть! Сейчас все дожарю, тогда кушанье подам — и насмотрюсь всласть.

— Насмотришься, насмотришься, — проворчал Карлик и двинулся дальше; гости за ним. Только Дружинин задержался у дверей кухни, словно хотел о чем-то спросить стряпуху. Что-то в ее словах его задело, а что — он сам не понял.

Между тем они вошли в главную комнату. В ней было не продохнуть от густого табачного дыма. Посреди комнаты стоял стол, за которым сидели трое мужчин с картами в руках. Двое были белобрысые парни, очень похожие. Одному было на вид около двадцати, другой чуть постарше. Это, видимо, были Сенька с Колькой. Третий был франтоватый мужчина с тонкими усиками; в отличие от братьев, смоливших махорку, он курил тонкую черную папиросу, держа ее двумя пальцами. Надо полагать, это был Фонарь.

— Ну что, Карлик, садись, а то игра встала, — обратился он к костлявому великану.

— Ладно, посля доиграем! — махнул рукой Карлик. — Тута вон какие гости пожаловали! Скидай все со стола к такой-то матери! Лёнька, давай ложки-вилки таскать!

— Как же это мы без атамана сядем? — пожал плечами Фонарь. — Не по обычаю это!

— А мы не совсем сядем, а так, в прикидку, — отвечал долговязый. — Пока нальем, пока примем по одной, пока разговор поговорим — глядишь, Митька и вернется.

Карты исчезли, на столе стали появляться граненые стаканы, штоф с водкой, огурцы в миске, капуста, хлеб, разномастные тарелки.

— Ну, что, гости дорогие, сидайте! — произнес Карлик, указав «братьям» на два шатких стула по разные стороны стола. — А вашу Машу мы вон туда посадим, на лучшее место. И рядом с ней кресло чтоб свободное было, для Митьки. Да, а что, Художника нет?

И он крикнул, обращаясь в сторону еще одной двери, расположенной в углу комнаты:

— Эй, Художник, хорош на печи лежать! Айда к нам, тут гости приехали!

Послышались шаги, и в комнату вошел еще один человек. Углов и Дружинин смотрели на него с особым интересом (впрочем, старательно его скрывая). Наконец они видели перед собой человека, которого так долго искали!

Художник, он же Григорий Кругликов и негоциант Кузьмищев, был человек среднего роста, худощавого телосложения. Лицо его было лишено особых примет; узнать его в толпе было нелегко. Примечательными были лишь глаза: они у бывшего царского лакея были словно два буравчика — как вопьются в интересующего человека, так и просверлят насквозь.

— Садись, где место найдешь! — призвал его Карлик.

Углов, сидевший к вошедшему боком, поспешил подвинуться, так что возле него образовалось место, и Художник сел. Для предстоящей операции это было очень кстати. В общем, операцию уже можно было начинать. Углов уже и стакан под руку поставил — его было удобно метнуть в окно, подав условный знак полиции. Однако руководитель группы решил подождать, дать всем сесть. «Так их брать будет легче», — подумал он.

Едва Художник уселся, отворилась дверь, и Купчиха внесла сковородку с шипящими на ней котлетами.

— Ну-ка, давайте, отведайте моего угощенья! — приговаривала она, примериваясь, куда водрузить сковороду. — Вот, поближе к моей Маше дорогой поставлю! Дай-ка взглянуть на тебя, а то давно не видела…

Тут стряпуха взглянула на Катю, да так и застыла со своей ношей в руке.

— Постой, да ты кто такая? — воскликнула она. — Энто вовсе не Маша — я Машу в Москве видела, знаю! Ты куда Машу мою дела, гадюка?!

Сковорода грохнулась на стол, котлеты посыпались в разные стороны. Дальше откладывать не имело смысла; статский советник схватил стакан и наметился метнуть его в окно. Однако ему помешал сидевший рядом Фонарь — как видно, он соображал быстрей остальных. Ударив статского советника по руке, он выбил у него стакан, а сам выхватил откуда-то нож и воскликнул:

— Так вы, значит, все тут легавые?! Ах ты, гнида! Сейчас порешу!

Тут и до остальных бандитов дошел смысл происходящего. Карлик смахнул со стола свечи, и в комнате наступила темнота; лишь из коридора падал слабый свет. В этом свете Углов заметил, как справа от него метнулась к выходу тень — это Художник спешил покинуть комнату, ставшую ловушкой. Не обращая внимания на нож в руке Фонаря, руководитель группы метнулся за убегавшим и в дверях настиг-таки. Настиг, сделал подсечку и повалил на пол. Бывший лакей отчаянно сопротивлялся, однако Углов смог вывернуть ему руки за спину и связать заранее припасенной веревкой (наручников эта эпоха еще не знала).

Вокруг орали бандиты, потом раздался тонкий женский крик («Катя!» — тревожно пронеслось в мозгу статского советника), затем грохнул револьверный выстрел и еще один — это в дело вступил Дружинин. Зазвенело разбитое оконное стекло, на лестнице послышался топот множества ног, и над головой Углова раздался знакомый голос полицмейстера Глухова:

— А ну, стоять, мазурики! Вы меня знаете! Стоять, я сказал! Синицын, посвети!

Загорелся фонарь «летучая мышь». Он осветил лежавшего на полу бывшего лакея Кругликова, еще двоих бандитов, валявшихся у другого конца стола; вокруг одного из них, Фонаря, уже натекла лужа крови. Еще фонарь осветил Игоря Дружинина. Технический гений группы, с револьвером в руке, почему-то стоял на коленях возле стула, на котором продолжала сидеть Катя Половцева. Она была странно неподвижна. Лишь приглядевшись, Углов понял причину этой неподвижности: в груди у кандидата исторических наук торчал нож, вошедший по самую рукоятку.

Глава 31

— Нет, вы это оставьте, Игорь Сергеевич, голубчик, — мягко произнес полицмейстер, удерживая Дружинина. — Зачем же вам в морг ехать? Екатерине Дмитриевне вы уже ничем не поможете, к вскрытию вас не допустят — да вы, чай, и сами не захотите. Там у нас есть хорошие такие женщины, они ее и обмоют, и к погребению приготовят. Отпевать будем, наверно, в церкви Воскресения, она тут близко. А хоронить… Скажем, на этом же Волковском кладбище, что тут рядом находится. Или ее родственники приедут, они и решат?

— Нет, родственники не приедут, — твердо заявил Углов.

Разговор происходил уже на улице, возле полицейской телеги для перевозки трупов, на которой покоилось тело Екатерины Половцевой. Рядом, в закрытой карете, сидел арестованный бывший лакей.

— Родственников не будет, — согласился с товарищем Дружинин. — Так что решение будем принимать мы. Вы сказали — на Волковском кладбище? Там, кажется, есть место, где писателей хоронят?

— Писателей? — удивился полицмейстер. — Нет, не слышал… Разве что критика Белинского не так давно погребли. Это место я знаю.

— Вот-вот, оно самое! — воскликнул Дружинин. — Белинский, Добролюбов, Писарев… Вот там Катю и надо положить. Ей бы это понравилось…

— Хорошо, я распоряжусь, — кивнул Глухов. — Сегодня 10-е, стало быть, хоронить будем 12-го. Так?

— Хорошо, пусть 12-го, — согласился Углов. — Но только чтобы утром, не позже десяти часов. Я, видите ли, спешу — мне надо прибыть… с докладом.

— Хорошо, я батюшке скажу и на кладбище распоряжусь, — согласился Глухов. — Что ж, если этот вопрос мы решили, давайте займемся арестованным. Сейчас время позднее, допрос проводить уже, пожалуй, не будем. Сейчас его отвезут к нам, в полицейское управление. Там есть камеры предварительного заключения, там до утра посидит. А утром прошу пожаловать ко мне в кабинет, там снимем с нашего злодея допрос по всей форме. Хорошо?

— Нет, откладывать нельзя! — твердо заявил Углов. — Вы же слышали — он и сейчас твердит, что никакого отношения к убийству Государя не имеет. А за ночь он в этом своем упрямстве еще укрепится, придумает отговорки… Допрашивать надо сегодня, сейчас!

— Ну, хорошо, если вы так настаиваете, давайте сейчас, — пожал плечами Глухов. — Я привык ночами работать. Садитесь вон в ту пролетку, вместе и поедем ко мне в управление.

— Нет, так тоже не пойдет, — остановил его Дружинин. — В управлении он точно так же будет запираться, как и здесь, когда мы объявили ему о причинах ареста. Нам нужны особые средства, совсем особые! Надо, чтобы он признался, чтобы все выложил. Все, что знает!

— Не пойму, о чем вы говорите! — нахмурился полицмейстер. — Что за особые средства такие? Если вы о пытках, так они запрещены еще указом императора Александра Павловича, уже полсотни лет тому назад…

— Ну, почему обязательно пытка? — пожал плечами Дружинин. — Просто такие особые средства… У нас нет времени, чтобы уламывать этого субъекта, ходить вокруг него на цыпочках. Нужно такое место, где бы у него быстро развязался язык. Скажем, если там будет гореть огонь… Кузница или доменная печь…

— Нет, кузница не подойдет, — покачал головой Углов. Как видно, он думал о том же самом. — Там будет слишком похоже на обычную пытку, и Никита Фомич воспротивится.

— Обязательно воспротивлюсь! — воскликнул полицмейстер. — Я вас решительно не понимаю! Почему вы так спешите? Почему обязательно хотите нарушить законодательные установления?

Члены оперативной группы переглянулись. Надо было обязательно убедить полицмейстера Глухова в своей правоте. Без этого они не могли добиться нужного результата. Не похищать же бывшего лакея, чтобы допросить его в укромном месте! Это могло закончиться провалом.

— Поймите, Никита Фомич, мы имеем дело не с обычным злодеем, каких вы видите каждый день, — обратился к Глухову статский советник. — Это государственный преступник, пошедший на невиданное дело — хладнокровное убийство императора! К тому же, как мы подозреваем, совершивший это преступление по заданию какой-то из европейских держав. То есть у него имеется множество причин, чтобы скрывать свое подлинное имя и имя того, кто его послал. В таких случаях обычные нормы дознания не действуют! К тому же у меня имеется Высочайшее распоряжение закончить расследование непременно к 12 мая. Вот почему титулярный советник Дружинин настаивает на особых условиях допроса. Я тоже полагаю, что…

— Придумал! — внезапно перебил его Дружинин. — Вокзал, вот что нам нужно!

— Вокзал? В каком смысле вокзал? — удивился Глухов.

Углов же, видимо, понял замысел своего товарища, потому что заявил:

— Да, Никита Фомич, нам необходим именно вокзал! Распорядитесь, чтобы преступника отвезли на Николаевский вокзал. И мы туда же отправимся.

— Ну, хорошо, поедем на вокзал, — пожал плечами полицмейстер. — Но учтите, что вы меня не убедили, и недозволенных мер воздействия на арестованного я не допущу.

— Все будет в рамках закона, — успокоил его Углов.

Полицмейстер дал команду своим помощникам на покойницких дрогах, и они направились в морг. А карета с арестованным и пролетка полицмейстера, в которой ехали и члены опергруппы, направилась на Николаевский вокзал.

— Ну, а теперь куда? — спросил Глухов, когда оба экипажа остановились перед зданием вокзала.

Вопрос свой он адресовал Углову, однако титулярный советник ответил вместо своего начальника.

— Теперь нам нужен паровоз, — заявил он. — Желательно — под парами. Не знаете, сейчас на станции есть паровозы, готовые к отправлению?

— Понятия не имею, — пожал плечами полицмейстер. — Но сейчас узнаю. Синицын! — позвал он, обращаясь к агенту, сидевшему на козлах. — Сходи-ка, братец, к начальнику станции, спроси, есть ли поезда, готовые к отправлению.

— Да, чтобы паровоз был под парами! — пояснил Дружинин.

Агент удалился в сторону служебных помещений. Спустя некоторое время он вернулся и сообщил:

— Господин начальник извещает, что никаких пассажирских поездов до утра не будет. Только грузовые составы. Один как раз готовится к отправлению. Стоит на шестом пути.

— Отлично! — воскликнул Дружинин. — Отправляемся на шестой путь!

Он подскочил к карете, распахнул дверь и приказал арестованному:

— Вылезай! Да поживее, мразь!

— Что же вы ругаетесь, ваше благородие? — отвечал арестованный, выбираясь из кареты. — Арестовали ни за что ни про что, а теперь еще обзывают по-всякому…

— Можешь не называть меня «ваше благородие», — заявил на это Дружинин. — Ты, я думаю, тоже не из простых людей. Но от этого ты не становишься лучше! Впрочем, не будем терять времени; главный разговор у нас впереди. Пошел, чего встал!

И он подтолкнул задержанного в сторону железнодорожных путей. За ним последовал Углов, за ним — полицмейстер с агентом. Процессия из пяти человек миновала первые два пути, на которые подавались пассажирские составы. Затем пришлось спуститься на железнодорожное полотно и огибать стоявшие здесь товарные составы. Достигнув шестого пути, Дружинин уверенно повернул налево, где находилась голова поезда. Вскоре показался и паровоз. Титулярный советник быстро вскарабкался в кабину и приказал находившейся там поездной бригаде:

— Ну-ка, ребята, ступайте пока, чайку попейте. У нас тут дело государственной важности.

Машинист начал было возражать, но затем, поняв, что имеет дело с людьми высокого ранга, махнул рукой и последним покинул паровоз. Тогда Дружинин высунулся из кабины и скомандовал:

— Ну что, Андреич, пускай наш закадычный друг Григорий сюда лезет, и ты за ним. А больше нам здесь никто не нужен. Да и тесно тут, троим едва места хватит.

— Нет, я не могу допустить, чтобы допрос задержанного проходил без моего присутствия, — заявил Глухов. — Я здесь представляю закон! И пыток я не допущу!

— Хорошо, залезайте, — разрешил титулярный советник, который окончательно взял инициативу в свои руки. — А насчет пыток посмотрим…

Услышав слово «пытки», задержанный поначалу категорически отказался залезать на паровоз. Однако, получив от Углова пару чувствительных ударов, смирился и стал подниматься по лесенке. Вслед за ним поднялись Глухов с Угловым. Агент Синицын остался на земле.

Когда все четверо оказались в кабине, Дружинин распахнул дверцу топки. На пришедших пахнуло жаром — в топке вовсю бушевало пламя. Однако титулярному советнику этого жара, видимо, было мало. Он схватил лопату и, умело орудуя ею, словно заправский кочегар, подбросил в топку еще угля. А затем сказал, обращаясь к руководителю группы:

— Теперь это орудие труда какое-то время не понадобится. Можно использовать его для других целей. У тебя веревки много?

— Достаточно, — отвечал Углов.

— Тогда давай, привязывай его к лопате, — распорядился Дружинин.

— А, так ты хочешь сделать, как в ГРУ с предателями поступали! — догадался статский советник. — В печку его засунуть!

— Точно так, — кивнул Дружинин. — Я только еще не решил: с головы начинать или с ног. Правильней, наверно, ногами его подавать: так дольше мучиться будет.

— Что значит — в печку?! Меня — в печку?! — закричал бывший лакей. — Как это?! Это против всяких цивилизованных норм!

— А яд императору подсовывать — это по нормам? — спросил его в ответ Углов.

— А с бандитами дружбу водить — это цивилизованно? — добавил Дружинин. — Между прочим, к тебе, гадина, еще особый счет есть. Из-за тебя погибла женщина… Лучшая женщина, которую я когда-либо знал! И ты за это ответишь!

— Помогите! — вскричал бывший лакей, кидаясь к полицмейстеру. — Защитите меня от этих извергов! Я вам все расскажу, клянусь! Завтра же! Только увезите меня отсюда!

— Да, я так и сделаю! — заявил Никита Фомич. — Вижу, что допустил ошибку, дозволив вам привести арестованного сюда. Я его забираю и ухожу.

И он действительно взял бывшего лакея Кругликова за рукав. Однако титулярный советник бесцеремонно скинул руку полицмейстера и отодвинул его в сторону.

— Вы, Никита Фомич, пока отдохните, — заявил он. — Вон там, на скамеечку, сядьте и отдохните. Вы свой протест против наших действий заявили — и достаточно. Дальше за все мы со статским советником отвечаем. А если попробуете нам помешать — придется отправить вас наружу, к вашему агенту.

Никита Фомич попробовал настоять на своем, но на помощь Дружинину пришел Углов, и полицмейстер сдался.

— Ладно, драться я с вами не буду, — сказал он. — Но имейте в виду — за нарушения закона вам придется отвечать.

— Так и быть, ответим, — сказал Дружинин. После чего произнес, обращаясь уже к задержанному: — Да не брыкайся ты так, стой смирно! А то вон лопата ходуном ходит. И давай, дорогуша, открой ротик пошире, я вон эту тряпицу тебе в него засуну, чтобы не орал.

— Не надо тряпицу! Не надо на лопату! — зачастил задержанный. — Зачем затыкать мне рот? Ведь вы хотели услышать мои показания!

— Да, хотели, — подтвердил Углов. — А что, ты уже готов их дать?

— Я готов, совершенно готов! — вскричал бывший лакей. — Я все расскажу, с самого начала!

Члены опергруппы переглянулись.

— Ну, если готов, мы слушаем, — сказал Углов. — Только смотри, без утайки. А то печка вон, еще не остыла… Давай с самого начала: имя, звание, род занятий. Потом — от кого получил задание, при каких обстоятельствах, как его выполнял. А вас, Никита Фомич, — Углов повернулся к полицмейстеру, — я попрошу его показания тщательно записать. А он потом подпишет. Бумага у вас найдется?

— Найдется и бумага, и карандаш, — отвечал Глухов.

— Вот и отлично! — заключил Углов. — Начали!

Глава 32

— Меня зовут Эжен Делонье, — начал свой рассказ задержанный. — Я родился в департаменте Сены и Уазы в марте 1821 года. Мой отец…

— Погоди! — прервал его рассказ статский советник. — Ты что же, хочешь сказать, что ты француз?

— Именно так, месье.

— И что задание на убийство императора Николая ты получил от французского правительства?

— Я еще не дошел до этого пункта, но если вы хотите получить ответ уже сейчас — да, я получил задание в Париже.

— Не может быть… — растерянно произнес Углов. — Я думал на немцев, на англичан, турок… Но французы?! С какой стати?

— Пусть он расскажет все по порядку, тогда и поймем, какие тут были резоны, — заметил Никита Глухов.

Как видно, полицмейстер уже снял часть своих протестов против незаконного допроса. Карандаш в его руке так и бегал по бумаге.

— Итак, я продолжаю, — произнес Эжен Делонье. — Мой отец был убежденным сторонником императора. Он участвовал в свержении Бурбонов, а затем и короля Луи-Филиппа. Любовь к покойному императору и его славе он внушил и мне. Поэтому, как только в 1848 году Луи Наполеон вернулся в Париж, я тут же примкнул к его сторонникам. Я стал одним из ближайших помощников графа де Морни, сводного брата великого человека. Я участвовал в избирательной кампании Луи Наполеона, в результате которой он стал президентом Франции, а затем и в событиях 1851 года, когда он провозгласил себя императором французов. Я занял при графе де Морни прочное положение, став у него чем-то вроде руководителя разведки.

В конце прошлого года граф вызвал меня к себе и дал неожиданное задание: выехать в Россию, войти в окружение императора Николая и при первой же возможности — убить его.

— Но почему? — вскричал Углов. — Ведь я читал… И Катя потом рассказывала, что между Россией и Францией в то время были прекрасные отношения! Хотя потом, правда, была Крымская война…

— Вот именно, была война! — назидательно произнес агент графа де Морни. — Но дело не только в этом. Его высокопревосходительство господин граф объяснил мне причины, побудившие императора дать такое задание. Известно ли вам, что еще в 1847 году Луи Наполеон просил императора Николая разрешить ему приехать в Санкт-Петербург? Свою просьбу будущий глава Франции, а в то время — гонимый изгнанник, передал через графа Алексея Орлова…

— Нет, о такой просьбе я не слышал, — ответил Углов. — И что же вашему изгнаннику ответили?

— В просьбе было отказано, причем в оскорбительной форме, — сказал Делонье. — Однако Луи Наполеон не стал таить обиду. О, это человек широкой души! Спустя год он вновь обратился с просьбой к русскому государю. На этот раз он просил кое-что посущественней: один миллион франков золотом. Деньги требовались на проведение избирательной кампании. Луи Наполеон гарантировал, что, став президентом, вернет заем с процентами, а кроме того, станет проводить политику, выгодную России. Однако он вновь встретил отказ!

— Стало быть, ваш император все-таки обиделся! — проворчал в углу Никита Глухов. — Потому и решился на убийство…

— Вовсе нет! Решение было принято по совсем другим, государственным соображениям! Хотя Франция присоединилась к коалиции Турции и Англии и французские войска сейчас сражаются в Севастополе, наш император готов сразу после окончания войны протянуть России руку дружбы. О, у императора очень большие планы! Он хочет сделать Францию по-настоящему великой державой! Получить владения в Китае, на Тихом океане, в Америке! И везде мы могли бы действовать вместе с Россией. Но ваш покойный император не хотел ничего слышать! Ему противен дух всего нового! Он последним из государей Европы признал Луи Наполеона императором! И его все время тянуло на соглашение с Пруссией. А этот союз таил бы большую опасность для Франции! Вот почему было принято такое решение, вот почему я отправился в Петербург…

— И как же ты проник во дворец, в окружение Государя? — спросил Углов.

— Еще в Париже было решено, что я смогу это сделать только под видом одного из слуг, — продолжил свой рассказ Эжен Делонье. — Прибыв в вашу столицу, я стал наблюдать за дворцом. Вскоре я нашел слугу, внешне похожего на меня. Его звали Григорий Кругликов. Он, правда, не прислуживал непосредственно императору, потому что был глуповат, но жил во дворце — этого было довольно. Однажды, когда Кругликов отправился прогуляться по столице, я познакомился с ним и получил сведения о порядках во дворце. Я предложил Кругликову отправиться в «веселое заведение» с девицами; он согласился. Из заведения мы вышли вместе. А во дворец вместо лакея вернулся уже я…

— Так ты убил Кругликова! — воскликнул Дружинин.

— Ну да, — пожал плечами агент. — Это было необходимо. Потом я сумел войти в доверие к вашему Государю и стал ему прислуживать. Остальное уже было несложно… Когда император умер, я инсценировал свою собственную смерть и несколько задержался в Петербурге. Мне необходимо было увериться, что политика России пойдет по правильному, нужному нам пути. Возможно, для этого потребовалось бы еще кого-то устранить…

— Например, Николая Милютина? — спросил Углов.

— А, так вы и это знаете? — воскликнул Делонье. — Да, такие мысли у меня были…

В это время снаружи донесся чей-то голос:

— Господа полицейские! Извольте покинуть паровоз!

Дружинин выглянул из кабины. Возле локомотива стояли четверо: бригада, которую они прогнали с рабочих мест, и с ними какой-то железнодорожный чиновник в фуражке. Увидев Дружинина, чиновник сердито воскликнул:

— Спустя пять минут состав должен отправиться на Москву! А вы прогнали работников с их мест! Это безобразие! Я, как дежурный по станции, требую немедленно освободить паровоз!

— Что ж, мы, собственно, уже закончили, — отвечал Дружинин.

Обернувшись к руководителю следственной группы, он уточнил:

— Мы ведь закончили, Кирилл Андреич?

— Да, на главные вопросы ответы получены, — согласился Углов. — Так что паровоз нам больше не нужен.

Спустя несколько минут участники допроса спустились на землю, паровозная бригада заняла свое место, паровоз дал гудок, и состав медленно тронулся в путь. А участники допроса двинулись в противоположную сторону, к настилу, ведущему к зданию вокзала. Разоблаченный агент императора Эжен Делонье брел понуро и, казалось, предавался печальным размышлениям. Но внезапно, когда мимо них проплывала платформа, груженная лесом, бывший лакей оттолкнул шагавшего сбоку агента Синицына и ухватился за один из тросов, которыми был закреплен лес.

— Стой! — одновременно прокричали Дружинин и Углов, выхватывая револьверы.

Однако доверенный человек графа де Морни, проявив неожиданную резвость, подтянулся — и вмиг оказался на другой стороне платформы, где пули уже не могли его достать. Дружинин тут же пустился вдогонку за составом. Поезд еще не набрал скорость, и он смог догнать платформу. Перебравшись на другую сторону, инженер увидел беглеца: тот уже спрыгнул с товарняка, миновал еще один путь и сейчас спешил перебежать следующий путь — прямо перед паровозом пассажирского поезда, прибывающего из Москвы. Если бы он успел это сделать, то, по всей видимости, был бы спасен: его преследователи не скоро смогли бы преодолеть новую преграду.

— Стой!! — что было сил закричал Дружинин. — Стой, гад!

И, не тратя больше слов, выстрелил по беглецу — раз, другой третий…

Стрелять с движущегося состава по бегущей цели — упражнение не самое простое. Инженер не попал. Однако его крик и выстрелы произвели свое действие: беглец на мгновение оглянулся, после чего поскользнулся (видимо, на мазутном пятне) и упал прямо под колеса приближающегося паровоза. Он сделал попытку перекатиться через рельсы, но не успел. Раздался отвратительный хруст, и пассажирский, скрежеща тормозами, стал замедлять ход…

* * *

Утро 12 мая выдалось дождливым. Караульный гвардеец, дежуривший у служебного входа в Зимний дворец, с некоторым удивлением наблюдал, как в одиннадцатом часу у подъезда остановилась обыкновенная извозчичья пролетка (а не карета, какие часовой привык встречать на этом месте), и из нее вылезли двое господ в чиновничьих мундирах. Шедший впереди господин представился статским советником Угловым, прибывшим по именному распоряжению Его Императорского Величества; спутника своего он представил как титулярного советника Дружинина. Таких посетителей следовало пропускать невозбранно, и прибывшие проследовали в фойе, откуда направились к императорскому кабинету.

Однако в середине дороги они неожиданно свернули и вскоре оказались в подвальном помещении, где обыкновенно хранилась одежда императорской семьи. Здесь посетители повели себя еще более неожиданно. Старший, представившийся статским советником Угловым, начал быстро раздеваться. На пол полетели шинель, китель, брюки… Статский советник уже остался в одном белье, когда заметил, что его спутник не следует его примеру; стоя посреди комнаты, он находился в глубокой задумчивости и то и дело поглядывал на дверь.

— Да закрой ты эту дурацкую дверь и раздевайся скорей! — прикрикнул на него Углов. — Время уже почти одиннадцать! Опаздываем!

— Опаздываем… спешим… — медленно произнес титулярный советник. — А куда спешить? Я на свой поезд уже опоздал…

— В каком смысле? Ты о Кате?

Взгляд статского советника неожиданно смягчился. И торопиться он перестал. Шагнул к товарищу, крепко взял его за плечи.

— Я знал, с самого начал знал о том, что ты ее любишь, — сказал он. — И потому… Понимаешь, мне она тоже нравилась. С каждым днем — все сильнее. Но твое чувство было не чета моему, ты с нее просто глаз не сводил. Поэтому я решил отойти в сторону. Поверь, мне так же горько, как и тебе. И единственное, о чем я жалею, — что никто не будет приходить на ее могилу…

— Почему же никто? Я дал денег нашему лакею, Спиридону, поручил ухаживать. И еще Никиту Фомича попросил, чтобы проявлял внимание. Так что какое-то время за ней будут смотреть… Но я не это хотел… Значит, ты тоже… тоже любил?! Это многое меняет…

Дружинин постоял еще секунду, потом тоже стал раздеваться.

— Смотри, у нас еще три минуты, — сказал он, взглянув на часы. — Скажи, а текст доклада ты в голове уже составил?

— Да, основные тезисы набросал, — ответил Углов.

— Ну, если потребуется, я дополню, — сказал Дружинин. — Можешь на меня положиться. Ну, я готов!

Оборот обложки

Яд для императора

Купить книгу "Яд для императора" Гончаров Андрей

home | my bookshelf | | Яд для императора |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу