Book: Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов



Эшли Дьюал и Роуз Уэйверли

Адам и Элисон

Проклятие Уилсонов…

Адам и Элисон Уилсон вынуждены были расстаться из–за развода родителей. Судьба разбросала их по разным городам, приготовила собственные жизненные сети, выстроила стену, которая невидимой преградой не позволяла брату и сестре увидеться на протяжении пяти лет.

Но сейчас всё изменилось…

Семейная тайна свела их вместе, и принудила к рискованному существованию. К существованию, когда каждый день может оказаться последним.

Не взирая на трудности и препятствия, ребята решают пройти эти испытания вместе, и подвергают себя немыслимым опасностям, которые вскоре оборачиваются для них смертельным приговором. Теперь есть ли у них выход? И куда он их приведет? Они не знают ответ, но попытаются его отыскать…

От автора: А вы думали легко делить одну жизнь на двоих?

***

Одной жизнью на двоих.

Все с тобою пополам.

Видишь свет в руках моих?

Я тебе его отдам.

Одной жизнью на двоих.

Боль твоя моею станет,

И от горьких слез твоих

Сердце сумраком затянет.

На двоих одна судьба,

Радость, счастье и утраты,

Горечь, слабость и борьба,

Все восходы и закаты.

От беды тебя закрою.

Будет страшно — защищу,

Ты уйдешь — я за тобою,

Ты предашь, а я прощу.

Все, что дорого тебе,

Станет мне еще дороже.

Все же, сложно лгать себе —

Друг без друга мы не можем.

На двоих жизнью одной

Крепко нас судьба связала,

Но стеклянною стеной

Прошлое меж нами встало…

(Kami)

Глава 1

Возвращение незнакомца

***

Сан — Франциско. Мотель «Travelodge».

12 сентября 2010 год

19:04

Ярость кипела у него внутри, растекаясь ядом по конечностям. Он вновь его упустил, опять этот оборванец сумел скрыться. Мужчина чувствовал запах его кожи, он до сих пор витал в воздухе, но…

— Черт! — свирепо зарычал человек, и, схватившись руками за стол, отбросил его к стене.

— Рональд, перестань, — лениво протянул ещё один мужской голос, и в квартире появился человек маленького роста, с огромными неестественно зелеными глазами. В руке у него находилась кубинская сигара, которую было весьма затруднительно найти, но, как видно для этого человека, такие проблемы были едва значимы. — Этим ты делу не поможешь…

— Как этот чертов мальчишка, успевает сбежать от нас?! Каждый раз, он на шаг впереди меня!

— Наконец, достойный противник…

— Что?! — вновь зарычал Рон, и со злостью пнул стоящий перед собой стул. — Он никто, ясно?! Я не буду с ним соревноваться, только потому, что там не с кем сводить счеты.

— И, тем не менее, уже около недели мы гоняемся за этим «пустым местом» по всему США… Просто признай, что мальчишка умен.

— Нет.

— Рональд…

— Ни за что!

— Глупости! Сейчас наверняка, этот паренек пересекает очередной город, и готовится ночевать в новом отеле, а ты…

— Что?! Что я могу! Мы и так перемещаемся слишком быстро….

— Тогда не раздражай меня, и спокойно выдохни. Завтра вновь пойдем за ним.

— Лоренс, ты думаешь, завтра что–то изменится? — прошипел мужчина. — Адам, словно призрак! Его не возможно словить.

— Я думаю, у парня есть план. Он намеренно передвигается по одной траектории.

— То есть…

— Нам нужно просто идти по его следу. Рано или поздно, он где–то останется, и тогда…

— Тогда я лично заберу все силы!

— Не горячись, сначала нужно успокоиться.

— Я спокоен!

— Нет…

— Да!

— Рон, просто замолчи, и пойдем отдыхать. А завтра вновь отправимся за Адамом, ясно?

Выдохнув, мужчина устало опустился в кресло, и прикрыл лицо руками.

— Я убью его…

— Тогда, послушай меня: иди спать. Кажется, твои нервы вновь дали слабину…

— Если ты сейчас же не уйдешь из этой комнаты, то ощутишь их срыв на себе.

— Ясно, — отрезал Лоренс. — Я пошел, и…

— Что?!

— Сладких снов…, братишка…

***

Саут — Берлингтон. Округ Читтенден.

27 октября 2010 год

16:37

«Есть люди, которые несут добро и справедливость. Есть люди, которые несут хаос и разрушение. И есть я…, я несу пакетик…»

Именно об этом думала Элисон Уилсон, старательно обходя глубокие лужи на сером асфальте. Недавно прошедший дождь оставил после себя запах свежести и блестящие капельки на зеленых листьях пышных деревьев. Солнце лениво играло со своим отражением в застоявшейся воде, а птицы жадно собирались вокруг маленьких лужиц.

Уныло смотря по сторонам, Элисон пыталась понять, зачем мама устроила дома концерт. А заключался он вот в чем: ей совершенно не понравилось, что Элли категорично отказалась ехать в Хьюстон к своему отцу на выходные. Френк — папа Элисон — внезапно решил объявиться, и буквально два дня назад сам позвонил Саре и предложил встретиться. Зачем? Неужели спустя шестнадцать лет, он, наконец, вспомнил, что у него есть дочь? Проснулась совесть?! Если бы…

Единственная версия, которая вертелась в голове у девушки, была весьма прозаична: отец явно чего–то хочет. Просто так он бы даже не осмелился достать из шкафчика, запылившуюся книжку, где написан их номер телефона. Так что…

Но это не все странные вещи, которые успели случиться за эти выходные. Саре внезапно взбрело в голову, что им необходимо устроить праздничный ужин — один на один…

Собственно именно поэтому, Элисон тащила тяжеленный пакет, где находилось полсупермаркета еды…

Внезапно в кармане джинсов завибрировал телефон, и девушка, кое–как перекинув пакет в другую руку, вытащила его наружу.

— Алло, — запыхавшись, прохрипела она, и лучше сжала ручки пакета. — Я слушаю.

— Я слушаю? — удивился голос на конце трубки. — С чего такой официальный тон?

— Оу…, Кассандра…, я не успела посмотреть на дисплей…. Ты что–то… Ауч! — взвизгнула девушка, едва не выронив пакет. — Что–то хотела?

— Чем ты занимаешься? — подозрительно поинтересовалась подруга, и в трубке повисло озадаченное молчание.

— Дурью маюсь, но официальная версия — помогаю маме…

— В чем именно?

— Она решила приготовить праздничный ужин…

Кассандра нервно усмехнулась, и с отчаянием выдохнула.

— Хочет тебя отравить?!

— Я не исключаю этого варианта, учитывая тот скандал, который она вчера устроила из–за отца.

— Сара никогда не стояла у плиты, тут явно дело нечисто…

— Я знаю, но не осмеливаюсь спросить, — протянула Элли, и вновь перебросила пакет в другую руку. — Вдруг опять скажу что–то не то?!

— Да, лучше просто промолчать. То есть, ты не пойдешь сегодня с нами на пляж?

— Нет, к сожалению, у меня нет времени…

— А завтра?

— Пока что завтрашний день обещает быть спокойным, но кто его знает.

— Ладно, — выдохнула Касс. — Если что кричи, ты знаешь, я всегда тебя спасу, даже от таких противников, как предки…

— Ок, — рассмеялась Элисон. — Будь на связи.

— До встречи.

Нудные гудки потянулись на конце трубки, и Элли бросила телефон в пакет, даже не пытаясь вновь проделать то же самое с карманом.

Сегодня Саут — Берлингтон был особенно красив, и Элли знала причину: конечно, как только у неё нет времени на прогулки, город мгновенно оживает и становится просто неотразимым! Радуга над озером была особенно четкой. Такую редко увидишь, когда на улице практически всегда хмурое небо. Но сегодня…, сегодня было солнце!

— А я просижу в своих родных четырех стенах…, — уныло протянула девушка и, наконец, подошла к дому.

Миниатюрный коттедж совсем не отличался от остальных, стоящих в ряд по всей длине улицы. Лишь крыша была черной, не серой, как у большинства, а так белые стены, маленькое крыльцо, огромный дуб, закрывающий свету проход в гостиную, деревянная скамейка на веранде, и странный фонарь, похожий на фонари девятнадцатого века. Осторожно постучав коленкой по двери, Элисон в ожидании замерла перед порогом, старательно вспоминая, всё ли она купила. Молоко, дрожжи, овощи, пара яблок, йогурт, чай…

Вроде всё…

Хотя…

Может, кофе?.. Черт! А про кофе–то девушка забыла!

Внезапно дверь открылась, и на пороге показалась Миссис Уилсон, высокая женщина со светлыми волнистыми волосами, и очаровательной улыбкой которая, наверно, никогда не сойдет с её лица.

«При мне её частенько не бывает» — подумала Элисон, продолжая развивать мысль об улыбке, но потом, когда боль в пальцах вновь дала о себе знать, она, прервавшись, неуклюже протянула пакеты вперёд.

— Ты быстро, — протянула Сара, и понесла еду на кухню.

— Смогла бы ещё быстрей, если бы не несколько килограммов овощей…

— Милая, ты же знаешь: я хотела приготовить салат…

— Да, мам, — быстро отрезала девушка, и захлопнула за собой дверь. — Я помню. Так, может, ты мне всё–таки скажешь, в честь чего сегодня намечается праздник?

Сара небрежно кинула пакеты на стол, а сама развернулась лицом к дочери, чтобы увидеть её неестественно голубые глаза.

— Неужели я не могу просто так порадовать тебя?

Не долго думая, Элисон ответила:

— Нет…

— Ты относишься ко мне предвзято.

— Мам, — протянула девушка. — Что за повод?

— Его нет…

— Правда?

— Правда…

— Тогда почему мне так не верится?!

— Откуда же мне знать? — повела плечами женщина, и вновь развернулась к столу. — Ты просто не привыкла, что я сама готовлю, — Сара медленно начала выкладывать еду из пакета. — Вот и удивляешься…

— Ладно, как хочешь…

— Вот и отлично! Можешь, пойти отдохнуть. Я позову тебя, когда всё будет готово…

Так вновь подозрительный тон.

Пойди, отдохни…, очень, очень странно! Тут что–то не так…

— Мам? — протянула девушка и подозрительно прищурилась.

— Да? — не поворачиваясь, воскликнула Сара.

— Я надеюсь, это стоящий сюрприз?

Женщина опустила свои руки на стол, и её плечи предательски поникли. Вцепившись пальцами в пакет, Сара смотрела впереди себя, и ничего не видела, словно находясь в другом измерении.

— Иди наверх…

— Всё точно хорошо, я могу…

— Элисон…

Девушка недоуменно вскинула брови, и уже хотела вновь завалить маму вопросами, но воспоминание о вчерашнем скандале привело её в себя.

«Что ж, пусть будет, как будет…»

Схватив по пути сумку, Элли побежала к себе в комнату.

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Девушка проснулась из–за странного запаха, витавшего по дому.

Неуверенно привстав с кровати, Элисон удивленно вскинула брови, понимая, что аромат очень приятный. Кажется, Сара всё–таки научилась готовить.

Натянув на себя растянутую футболку, поверх майки, она сонно зевнула и спустилась вниз по лестнице, где её уже ждала мама.

— Ты проснулась?

— Как видишь…

— Вот и отлично. Думаю, можно приступать.

— К чему?

— К ужину.

Элли настороженно последовала за мамой на кухню, где уже был накрыт стол. Глаза девушки ошеломленно расширились, когда она увидела сегодняшнее меню.

— Консоме с цыпленком и макаронами?! Канапе с анчоусами?! Мама, что происходит?!

— Я захотела удивить тебя…

— Да, неужели…

— Тебе нравится?

— Всё…, всё очень красиво, но я не понимаю…

— Элисон — перестань! Давай лучше попробуем…

Медленно сев за стол, девушка аккуратно захватила вилкой пару макаронин, и настороженно положила их в рот. Что ж…, довольно–таки вкусно.

— У тебя отлично получилось, — уверенно отрезала она. — Почему ты раньше не пробовала готовить?

— Не знаю, — прожевав, ответила Сара. — Наверно, не было времени.

— А сейчас оно появилось?

— Можно, и так сказать…

— Мам, слушай, я…

Внезапно Элисон прервал звонок в дверь. Девушка недоуменно положила вилку на стол, и странно пострела на маму.

— Мы кого–то ждем?

— Да, нет…, пойди, посмотри кто это…

— Мам?! — недоверчиво протянула Элли, но, встретив суровый взгляд женщины, примерно встала и направилась к двери.

Что–то подсказывало Элисон, что это не просто незнакомец…

Странное чувство зародилось внутри. Волнение, страх и робость…

«Может, я сошла с ума?» — растеряно подумала девушка, когда ощущения превратились в эмоции похожие на радость.

Робко обхватив пальцами ручку двери, Элли помедлила, не понимая, почему по спине бегут мурашки. Словно она знала, что если откроет сейчас эту «преграду», то навсегда впустит в свою жизнь что–то новое и раньше неизведанное. Но, как бы чувства не играли с ней, время тянулось, и поэтому, уверенно выдохнув, Элисон потянула на себя дверь.

На пороге стоял парень. Его волосы были черными, едва кучерявыми, локоны падали на лицо, и почти закрывали такие же, как у неё темно–синие глаза. Сгорбленный в три погибели, он что–то искал в своем телефоне, а когда увидел, что перед ним стоит девушка, уверенно выпрямился, и довольно искренне улыбнулся.

— Привет, — протянул он, и в знак приветствия, взмахнул рукой.

Девушка стояла, как вкопанная, не чувствуя землю под ногами. Её словно окатили ледяной водой, и мысли категорично отказывались крутиться в голове. Ошарашено расширив глаза, Элли еле сдержала крик, который повис в горле.

— Адам?! — прохрипела она, не веря, что произносит это имя вслух.

— Да, это я…, сестренка…

Сидя за столом, Сара примерно молчала, Элисон нервно гуляла вилкой по тарелке, а Адам с удовольствием запихивал в себя макароны, сидя почему–то в легких черных перчатках. Вся «семья» со стороны казалась такой чужой, что создавалось впечатление, будто на кухне расположились три незнакомых друг другу человека. Смешно, и одновременно весьма грустно…

— Так, — наконец, протянула Элли, не желая больше молчать. — Что привело тебя к нам?

Адам, неуклюже протер рот рукавом рубашки, и откинулся на спинку деревянного стула.

— Зов крови.

— Неужели?

— А что, разве это нереально?!

— Просто, очень тяжело в это поверить…

— Так, ребята, хватит, — наконец, вступила в разговор Сара. — Адам, лучше расскажи, как там дела в Портленде? Как Френк?

— Отлично, — с легкостью ответил парень. — Портленд ещё стоит, а отец открыл новую компанию.

— Да?

— Я точно не помню, как она называется, кажется…

— Это не важно, — тяжело выдохнула Элли. — Меня волнует лишь одно: как ты здесь оказался?!

Повисла тишина, во время которой кто–то сильно пнул Элисон по ноге. Не трудно было догадаться, что это мама из кожи вон лезет, желая наладить контакт между родными братом и сестрой. Но это не так–то просто сделать.

После развода родителей, Сара забрала дочь, Френк — сына, всё как полагается, но никто даже не подумал о том, что близнецам не существенно жить раздельно. Они как одно целое, которое беспощадно разделили, и поселили в совершенно разных точках континента. Элли росла замкнутой, Адам — чересчур раскрепощенным, всё перевернулось с ног на голову, и виной тому было расстояние…

Тем не менее, ребятам удавалось видеться. В основном по инициативе Сары, которая иногда забирала Адама к себе на выходные из другого города. Условия паршивые, но зато так она хотя бы могла видеть сына…

В день их первой встречи — тогда каждому было по семь лет — ребята были неразлучны. Казалось, две части одного целого, наконец, воссоединились. Адам начинал фразы, Элли их заканчивала, Адам повреждал ногу, Элли плакала…

Их связь нельзя было описать словами, словно ребята зависели друг от друга…

Но когда пришло время расставаться, именно им пришлось ощутить невыносимую утрату, которая потом не давала спокойно жить. Вскоре, Элли и Адам поняли: лучше просто не привязывать друг к другу. Не разговаривать, не встречаться, не переписываться — только это могло сберечь их от последующих страданий.

И вот сейчас, спустя столько лет, они сидят друг напротив друга, смотрят в одинаковые темно–синие глаза, и не могут понять: какого черта?! Что я здесь делаю, почему я вообще разговариваю с ним?! Но…

— Элли, не смотри на меня так, — тихо прошептал Адам, и опустил взгляд в пол.

— Почему же?

— Мне…, мне неприятно, словно ты считаешь меня чужим…

— А разве это не так?! — вскипела девушка и крепче сжала вилку в руке.

— Элисон, — начала, было, Сара, но Адам её перебил.

— Мы. Не. Чужие.

— Да, ты так же считаешь!

— Я?!

— Да, и не спорь! Я это…, — девушка запнулась, и тяжело выдохнула. — Я это чувствую…

Парень многозначительно посмотрел на сестру, и скрестил на груди руки.

— Мы не правы оба, Элли, я хочу исправить ситуацию.

— Ты за этим сюда приехал?

После минутного молчания, Адам ответил.

— Нет.

— Хорошо, что хотя бы честно, — презрительно фыркнула девушка и резко встала из–за стола.

— Я не стал тебя обманывать, зная, что ты всё равно заметишь ложь.

— Да?! И что ты хочешь от меня услышать?! Молодец!? Я рада, что ты приехал?! Нет, черт тебя подери, я не рада!

— Элли…

— Ты же знаешь, что потом будет! Зачем?! Зачем, Адам?!

— Я думал, так лучше…

— Ты думал?! А что будет, когда ты вновь уедешь? — свирепо вскричала девушка. — Что будет, когда твои взгляды резко поменяются, и ты захочешь отправиться обратно к отцу?! Что мне тогда делать?!

— Этого не будет…



— Я тебе не верю.

— И зря!

— Зря ты вернулся! И…, и лучше убирайся отсюда поскорей, иначе…

— Иначе что?! — недовольно воскликнул парень. — Иначе, ты просто не сможешь меня отпустить?

Элисон судорожно сглотнула, и горько улыбнулась.

— Иначе наша жизнь превратится в ад…, ты же знаешь…

Парень, недовольно поджал губы, и нервно поправил волосы. Поднявшись из–за стола, он медленно подошел к Элисон, и, посмотрев ей прямо в глаза, сказал:

— Я здесь всего лишь час…, это ведь так мало, но всё же. Ты уже не раз меня выгоняла, и…, и я попрошу тебя только об одном. Сделай это ещё раз…

— Что?!

— Прямо сейчас. Скажи мне, что ты не желаешь меня видеть…

— Адам, что ты…

— Давай, Элли…, я жду…

— Зачем? Глупости…, — девушка развернулась, чтобы уйти, но рука парня оказалась на её плече, и настойчиво не позволяла сдвинуться с места. — Перестань…

— Скажи…

— Отпусти…

— Скажи.

— Адам…

— Чего ты медлишь?! Я уйду, давай!

— Я сказала, нет! — вскрикнула Элисон и резко повернулась к парню лицом. — Нет, я не хочу этого! Ты доволен?

Адам опустил свою руку, и тяжело выдохнул.

— Поверь, так будет лучше…

— Для кого?!

— Для нас обоих…

— Я тебя ненавижу! Столько боли, сколько мне причинил ты, ещё никто и никогда не делал…

— У меня аналогично, так что мы квиты…

Элли свирепо выдохнула, и бросила злой взгляд в сторону мамы, которая сидела так тихо, словно её в комнате и не было. Им ещё предстоит поговорить о доверии, а пока…

— Всем спокойной ночи, — отрезала девушка и быстро понеслась в свою комнату.

— Сладких снов…, — прошептал Адам, и облегченно выдохнул.

Когда Элисон проснулась, стрелка часов давно перешла за полдень. Сонно вытянувшись на кровати, девушка тяжело выдохнула, сожалея о зря потраченной ночи. Сегодня ей не удалось даже сомкнуть глаза, и только к утру, когда шок немного отошел, она уснула, поддавшись приказам недовольного организма.

Встав с постели, Элли неуклюже стянула густые черные кудри в пучок, и направилась в ванну, где провела больше получаса. Да…, после такой ночи, никакая ледяная вода не давала бодрости…

Медленно спустившись вниз, девушка недовольно поморщилась, увидев за столом Адама, старательно готовившего омлет.

— Доброе утро, — довольно воскликнул он, и бросил в две тарелки немножко зелени.

— Оно не доброе…

— Почему?

— Потому что ты ещё здесь.

— Ты сама вчера позволила мне остаться, — улыбнулся парень, и самодовольно вскинул брови.

— И теперь об этом сожалею, — угрюмо протянула Элисон и достала из холодильника молоко. — Где мама?

— Уже ушла.

— Но сегодня воскресение?!

— Значит…

— Да–да–да, она хочет, чтобы мы побыли вместе. Очень мило с её стороны…

— Или она просто от тебя скрывается, — усмехнулся Адам, и с удовольствием принялся за омлет.

— И правильно делает…

Девушка тяжело приземлилась на стул, и подперла руками подбородок. Так непривычно было видеть брата за столом. Последнее её воспоминание, касающееся его, был звонок на день рождение. Ей тогда исполнялось шестнадцать, и, естественно, они уже принципиально пытались избегать друг друга. Но, тем не менее, ровно в полночь, на её мобильник позвонил неизвестный номер…

— С Днем Рождения, — отрезал в тот день Адам, и бросил трубку.

Конечно, Элли сразу поняла, кому принадлежит этот голос, но эмоции, которые она тогда испытала, оказались очень странными. Это было ни счастье, ни радость, ни грусть…, просто недоумение, словно её только что поздравил человек, которого давно нет на этом свете.

Даже не рассказав маме о том, что звонил её сын, девушка продолжила жить дальше, будто ничего и не было. Весьма выгодно, но не всегда работает. Вот, например, сейчас, ей было очень стыдно. Он пытался уделить ей внимание, а она нагло проигнорировала это…

«А чего он хотел?»

Элисон ещё раз рассмотрела физиономию брата, и тяжело выдохнула. Черт, её подери, но она уже рада, что он здесь…, рядом с ней…

— Почему ты всегда ходишь в перчатках? — нехотя поинтересовалась девушка, и притянула к себе тарелку.

— Я‑то думал, ты не станешь, это есть, — с сарказмом подметил Адам, проигнорировав её вопрос. — Значит, я уже прощен?

— Нет.

Театрально поджав губы, парень, мило захлопал ресницами, и грустно выдохнул.

— А сейчас?

— И сейчас тоже…

Элисон невольно улыбнулась, и поправила распустившиеся волосы.

— Так, как на счет перчаток?

— Ммм?

— Почему ты их не снимаешь?

— Не знаю, — беззаботно ответил Адам, и неуклюже повертел рукой перед собой. — Мне просто они нравятся.

— Весьма логично, — язвительно усмехнулась девушка.

— А что? Я в праве давать шанс на жизнь всем моим тараканам в голове…, и ты тоже, между прочим.

— Адам…, — Элли робко сглотнула. — Ты надолго у нас? Скажи, честно…

Парень медленно положил вилку, и скрестил перед собой руки.

— А чего бы ты хотела?

— Мне интересно твоё мнение.

— Ты же знаешь, Эл, оно всегда совпадает с твоим…

— Совпадало! — поправила его девушка. — Я тебя совсем не знаю. Мы не виделись почти пять лет!

— Это ничего не меняет…

— Неужели?!

— Я останусь здесь настолько, насколько ты захочешь…

— А если…, если я хочу, чтобы ты всегда был здесь, — неуверенно пролепетала девушка. — Что тогда?

— Значит, так тому и быть, — улыбнулся Адам, и откинулся на спинку стула.

— Будем жить в одном доме?

— С удовольствием.

— И ходить в одну школу?

— Да.

— Есть столовскую еду?!

— Ну…, на счет этого не знаю, — рассмеялся парень, как вдруг тут же стал серьёзным. — Я, правда, хочу всё исправить…

Элисон пристально посмотрел на брата, и выдохнула так, словно у неё с души упал самый тяжелый и острый камень. Он не лжет…, она это чувствовала…

— Вот и отлично, — прошептала она, и, наконец, принялась за омлет.

Внезапно в дверь кто–то позвонил.

Недовольно закатив глаза к небу, Элисон отложила вилку.

— Ничего, ешь, — уверенно отрезал парень и встал из–за стола. — Я открою.

Адам направился в коридор, и когда совершенно спокойно потянул на себя дверь, весьма удивился, увидев на пороге молодую девушку. Золотистые локоны падали на лицо, карие глаза светись шоком и недоумением…

— Ты кто такой?! — ошеломленно выпалила она, и удивленно осмотрела парня с ног до головы.

— Я‑то знаю, кто я, а вот кто ты…

— Я Кассандра. Лучшая подруга Элисон…, может, я ошиблась домом…

— Нет, ты пришла по адресу, — Адам галантно отступил на шаг назад, и пропустил девушку в дом. — Она на кухне…

Как ошпаренная Касс, понеслась к Элли, сгорая от желания узнать, кто же этот загадочный незнакомец.

Когда подруга показалась в поле её зрения, Кассандра просто закричала, не взирая на то, что Адам шел буквально за ней:

— Кто этот симпатичный парень?!

Едва не поперхнувшись, Элисон ошеломленно посмотрела в сторону девушки, и растеряно привстала.

— Какой парень?

— Этот!

Касс указала пальцем в сторону Адама, который совершенно не скрывал своего удовольствия, от происходящего.

— Аааа…, — протянула Элли, и облокотилась спиной о стол. — Это мой брат…, родной брат Адам…

— Родной брат? Я что–то пропустила?!

— Да…, ты пропустила большую часть моей жизни. Когда родители развелись, отец забрал его к себе, а теперь…, теперь Адам будет жить здесь…

— В Саут — Берлингтоне?

— А слово «здесь» ты можешь расшифровать ещё как–то?

Девушка ошарашено повернула голову в сторону парня, и тяжело выдохнула.

— Что ж, рада знакомству.

— Взаимно…

Адам, медленно сел за стол, и подпер подбородок рукой.

— Касс, зачем ты пришла? — с интересом спросила Элисон, и пристально посмотрела на подругу.

— Ричард, никак не мог до тебя дозвониться, а…

— Ричард? — вмешался Адам. — У моей сестрички есть парень?!

— Помолчи, пожалуйста, — язвительно улыбнувшись, прошипела девушка и вновь обратилась к Кассандре. — И?

— Сегодня пляжная вечеринка. Он хотел, чтобы ты тоже пошла…

— Я не могу. У меня много дел…

— Но Элли, ты обещала…

— Ну, и что из этого?! Планы изменились…

— Почему же? — осторожно поинтересовался Адам. — Если это из–за меня, то…

— Нет, нет…, что ты…, просто…, просто…

— Просто, что?

Элисон тяжело выдохнула, и протерла руками лицо.

— Я устала…

— Да?

— Да.

— А если Адам пойдет, ты же не останешься в стороне? — хитро прищурившись, протянула Касс.

— Возможно, но…

— Что ж, Адам, каков будет твой ответ?

— С удовольствием! — довольно отрезал парень. — Нам надо с тобой развеяться, сестричка. Потом, поверь, у нас просто не будет возможности…

— А ты видишь будущее?!

— Нет, я просто живу настоящим.

— Вот и отлично! — улыбнулась Кассандра. — Может, пребывания Адама в этом доме, наконец, взбодрит юную зубрилку?

— Касс, ещё одно слово, и я тебя убью…, — миролюбивым тоном предупредила подругу Элисон, и усмехнулась.

— Ок, я перефразирую: может пребывание Адама в этом доме заставит Элли вновь ожить…?!

— Ты, правда, думаешь, что я способен на такое? — с превратным ужасом воскликнул Адам. — Эл, я‑то думал, ты мне доверяешь…

— Ладно, просто забудь…

— Ну, уж нет! Я повторю ещё раз, в тот раз не я забрал твою куклу! Это был Том Сьютки, из соседнего дома!

— Ок. Я поняла, — рассмеялась девушка, и прибавила скорость, сильней надавливая на педаль газа. — Теперь мне гораздо легче…

— Я искренне рад.

Наконец, перед братом и сестрой открыл вид на пляж, и Элисон аккуратно припарковала новенький Пежо около машины Кассандры.

— Напомни мне, что это за вечеринка, — неуверенно протянул Адам. — Я давно не был на таких сборищах…

— Ричард, каждый месяц устраивает подобные тусовки, — выдохнула девушка. — Его папа владелец этого пляжа, так что…

— Ты встречаешься с богатеньким Риччи! — перебив сестру, воскликнул парень.

— Очень остроумно, — закатив глаза к небу, отрезала Элли, и вышла из машины. — Просто делай вид, будто тебе весело, и дело с концом…

— Боюсь, мне не придется претворяться…

— Тем лучше…

— И когда ты стала центром вашей маленькой вселенной? — спросил Адам, когда ребята двинулись к костру.

— Поверь, я не центр, я лишь его ближняя часть…

— Это как?

— Ричард считается здесь самым желанным парнем, я его девушка, следовательно, моё мнение играет очень важную роль в нашем обществе, но…

— Всегда же есть это «но», — усмехнулся парень, и довольно покосился на сестру.

— Но я не хочу быть такой как остальные стервы в нашей школе. Поверь, сейчас самое сложное — это быть самим собой, а я не ищу легких путей…

— Знаешь, ты вполне могла бы стать королевой вашего мини–города, и без помощи Риччи…

— Да, но…, мне это не нужно…

— Странно, — выдохнул парень. — Чего же ты хочешь?

— Хочу спокойно размеренной жизни, хочу кофе в постель по утрам и алые розы по пути в комнату, хочу волшебства, чтобы вся наша семья была вместе…

— Так, ты у меня романтик, — рассмеялся Адам, и уверенно прижал девушку к себе. — Наверняка, обожаешь смотреть мелодрамы под пушистым одеялом…

— Да, что уж тут поделать…

— И разглядывать звездный небосвод…

— Естественно.

— Устраивать пикники на свежем воздухе…

— Писать стихи, и надувать мыльные пузыри…

— Эхх, ты вся в меня!

Элисон довольно улыбнулась, почувствовала, как Адам смеется. Что ж, за это ощущение счастья она многое смогла бы отдать…

— С тобой так легко говорить, — тихо прошептала она, словно боясь, что раскрывает Адаму страшную тайну.

— Это не удивительно, ведь я — это ты, просто другого пола…

— Аааа! — усмехнулась девушка. — Что ж, тогда это многое объясняет!

Парень вновь рассеялся, и, наконец, ребята подошли к огромному костру, вокруг которого уже собралась толпа. Увидев, что Элисон подошла ко всем в обнимку с каким–то неизвестным парнем, Ричард ошеломленно поймал себя на мысли, что уже представляет, как ломает этому парню руки, как выбивает ногами из его тела остатки жизни. Словно ошпаренный, он стремительно направился к своей девушке, и даже не удостоив Адама приветствием, грубо отпихнул его в сторону, правда…, вот не задача…, Адам даже не шелохнулся…

— Ты что с ума сошел?! — недовольно воскликнул он, и ошеломленно нахмурился. — У тебя с головой всё в порядке?

Опомнившись, Ричард взял себя в руки, и резко притянул Элисон к себе.

— Ещё раз притронешься к моей девушке, и тогда я тебя…

— Стоп, Ри, — пискнула Элли, вырываясь из стальных рук парня. — Ты всё не правильно понял!

— Да, что тут понимать?! Ты кто вообще такой?

— Аааа…, так ты и есть тот богатенький Риччи, — усмехнулся Адам, ещё раз осмотрев эти светлые прямые волосы и серые пресные глаза. — Что ж, уже доводилось слышать о тебе…

— Я спрошу ещё раз: кто ты такой?!

— Это мой брат! — выкрикнула Элли, наконец, освободившись от оков парня.

— Кто?

— Брат, — повторил Адам. — Надеюсь, такое слово присутствует в твоем лексиконе?

— В моем лексиконе есть слова гораздо хуже этого, так что лучше тебе их не слышать…

— Ладно, вам, ребята, — устало пробормотала Элли. — Перестаньте.

— Только ради тебя, детка, — выдохнул Ричард, и, прислонившись губами к волосам девушки, потащил её за собой.

— Развлекайся! — напоследок выкрикнула она, и неуклюже махнула рукой.

— Непременно, — тихо выдохнул Адам, и недоуменно уставился в её сторону.

Какого черта она вообще встречается с этим уродом? То, что Элисон его не любит, он понял сразу, слава ей тоже не нужна…, тогда почему?!

— Эй, парень, — вскрикнула какая–то рыжая девушка, и лениво приподняла стакан. — Пиво будешь?

— Я?

— Ну, а кто ещё…

— Ок, давай…

Адам, медленно направился в сторону стола, на котором расположились небольшие пластиковые стаканы, и огромные бочки со свежим пивом. Что ж, хотя б какая–то польза от богатенького Риччи…

Внезапно в ноздри парню ударил странный запах.

Адам недоуменно оглянулся, и настороженно нахмурил брови. Что–то горькое и терпкое…

Парень недоуменно опустил взгляд под ноги и увидел то, что поразило его куда больше, чем то, что Эл встречается с Ричем. Он увидел кубинскую сигару, и внутри всё неприятно съежилось, как после удара в живот.

— Черт, — выдохнул, он и устало прикрыл глаза. — Они уже здесь…

Глава 2

Призраки прошлого

***

Дул легкий ветерок, солнце находилось в зените…

Пустынные улицы Саут — Берлингтона оставались незаполненными и сейчас. Лишь двое маленьких детей сидели в небольшой песочнице, что–то тщательно выискивая. Неожиданно девочка лет одиннадцати, радостно взвизгнула, чем не мало напугала темноволосого парнишку. Он резко обернулся, и испуганно взмахнул руками.

— Ты чего?

— Я нашла их! — торжественно заявила она, чуточку картавя. — Держи.

Медленно вытянув перед собой руку, девочка аккуратно вложила в небольшую ладошку мальчика ключи, и улыбнулась.

— А ты говорил, что мы их никогда не найдем.

— Я так не говорил!

— Говорил!

— Да, что ты понимаешь, — язвительно усмехнулся парнишка, и гордо вскинул подбородок.

— Перестань, ведь, между прочим, именно я их нашла…

— Ладно, не дуйся.

Неожиданно маленькая морщинка появился на лбу у девочки. Она растеряно оглянулась, и выдохнула так грустно, что вокруг всё окрасилось в серый цвет.

— Теперь…, теперь ты уедешь, да? — расстроено прошептал она, пристально смотря на человека, сидящего перед ней.

— Это не от меня зависит, — выдохнул он. — Я не хочу, но…

— Давай скажем, что мы неразлучны! — горячо вскричала девочка. — Неужели, они посмеют нас разделить! Это нечестно!

— Мы всего лишь дети…, нас никто не будет слушать…

— А мы попытаемся! Мама поймет…, она ведь…, она ведь любит нас.

— А папа? Ты думаешь, его это заденет? Нет…, тут мы бессильны, и мне очень жаль…

— Почему ты не борешься? — всплакнула девочка. — Почему не ищешь выход?

— Его нет…

— Есть!

— Не спорь!

— Но это несправедливо!

— Послушай, — тихо пролепетал парнишка, и придвинулся чуть ближе. — Главное, что мы всегда останемся самыми лучшими друзьями, так?

— Ммг…

— И ты меня никогда не забудешь, как и я тебя.

— Клянешься?

— А ты?

— Я обещаю, что всегда буду тебя помнить…, и писать тебе письма, и…

— А я обещаю, что ты для меня навсегда останешься самой любимой и смышленой сестренкой, — усмехнулся мальчик, перебив судорожную тираду девочки. — Давай скрепим клятву кровью…

— Что? — испуганно воскликнула девчушка. — Я…, я не хочу…

— Не хочешь?!

— В смысле, это же больно!

— Да, ладно тебе! Всего одна царапинка…

Сначала парнишка сделал маленький надрез острым камнем у себя на ладошке. Затем, пристально вглядываясь в глаза сестры, повторил то же с её рукой.

— Ну, вот…

Скрепив между собой пальцы, брат и сестра сидели друг напротив друга, и едва сдерживали слезы. Опять расставание, опять разлука…



— Эл, я клянусь, что всегда буду тебя помнить…, — тихо прошептал мальчик.

— А я клянусь, что, чтобы не случилось, ты навечно будешь моим единственным и самым дорогим братом, Адам…, — более уверенно проговорила девочка, и…

Резко подорвавшись с кровати, Адам недоуменно огляделся вокруг, пытаясь понять, где он находится.

Синие шторы, маленькая люстра, шкаф, занимающий полкомнаты…

— Опять, — выдохнул парень, и устало прикрыл руками лицо, постепенно осознавая, что он в доме у Элисон.

Вновь ему снился этот сон, а скорей ему снился небольшой кусочек его жизни, который он помнит так же отчетливо, как вчерашний день. Кровная клятва, которая должна была связать Адама и Элисон навсегда была лишь детской забавой, не воплотившейся в реальность. Это была последняя встреча…

Родители их все равно разделили, жизнь полностью изменилась, и в ней не было места для любви брата и сестры, впрочем, как и сейчас…

Тяжело вздохнув, парень вновь положил голову на подушку и едва слышно прошептал:

— Прости меня, Элисон…, прости…

***

Тишину резко прорезал звон будильника, и недовольно выдохнув, девушка ударила слабой рукой по его раме. Издав предсмертный писк, он замолчал, но всё же успел сделать то, что является его главным жизненным долгом: он разбудил спящую красавицу.

Элисон сонно протерла глаза, и медленно, словно зомби, направилась в ванну.

После вчерашней вечеринки голова жутко болела, хотя сама девушка даже не притронулась к выпивке. Глаза были красными, волосы — растрепанными. Попробовала бы Элли прийти так в школу, и осталась бы пожизненно с клеймом неопрятного чучела.

— Ничего, — будто успокаивая себя, прохрипела девушка. — Сейчас умоемся, оденемся, и будем, как огурчик…

Впрочем, даже после всех вышеперечисленных процедур, голова болеть не перестала. Школьная форма сидела аккуратно, волосы уже были ровными и блестящими, глаза подведены черным карандашом, что ещё нужно?!

«Хотя бы пять минуток сна!» — лениво проворчал внутренний голос девушки, в тайне подразумевая под этим целый день в постели.

Спускаясь по лестнице, девушка невольно заметила, что в доме подозрительно тихо. Может, мама теперь чисто принципиально старается уехать на работу раньше дочери? А Адам? Куда он пропал?

Первое, что пришло девушке в голову, это нелепая фраза, которая заставила Элисон испуганно выдохнуть:

— Неужели уехал? Не может быть…

Судорожно сглотнув, девушка стремительно направилась в комнату к брату, и удивилась, увидев там застеленную постель.

«Не нервничай!» — приказал внутренний голос, успокаивая Элли.

Сорвавшись с места, девушка побежала вниз, умоляя всевышние силы — в которые она до этого момента не верила — заставить Адама появиться на кухне. Но там было пусто…

И в зале…

И в кабинете тоже…

— Я убью тебя чертов подонок! — свирепо прорычала она, и с силой ударила кулаком о стену.

— Кого ты убьешь? — недоуменно поинтересовался голос за спиной, и Элисон растеряно развернулась.

— Адам? Ты…, ты здесь?

— Да, а что–то случилось?

Озадачено нахмурившись, девушка нелепо отмахнулась, и побрела на кухню.

— Кажется, у меня паранойя…

— И в чем она заключается? — с любопытством спросил парень, последовав за сестрой.

— В тебе, — с легкостью выпалила девушка, и ничуть не стесняясь, повернулась к нему лицом. — Я схожу с ума, из–за того, что теперь ты здесь.

— Ничего, я думаю, ты привыкнешь…

— Адам, — Эл сглотнула, и вскинула брови. — Скажи, зачем ты приехал?

Парень закатил глаза к небу, и сел напротив сестры.

— Почему ты мне не доверяешь?

— Мне стоит отвечать на этот вопрос?

— Да, стоит…

— По–моему ответ очевиден.

— А, по–моему, нет…

— Мы не виделись почти пять лет, и тут ты возвращаешься, и…, и думаешь, что это нормально?

— Элисон, зачем ты опять затеваешь эту тему? Мы же уже всё обговорили…

— Нет, не всё, — выдохнула девушка. — Когда я тебя спросила, зачем ты здесь, из твоих уст не вымолвилось ни одного слова о наших взаимоотношениях. Следовательно, ты здесь не за этим…

— За этим!

— Ты сам себе противоречишь!

— Эл, хватит! — взмолился парень. — Я здесь потом что соскучился за своей сестрой, и хочу побольше с ней проводить времени. Чего тут сверхъестественного?!

— Бросил школу, отца, друзей для того, чтобы увидеть меня?!

— Просто поверь мне, — серьёзно отрезал парень, и встал из–за стола. — Я ведь доверяю тебе. Да и к тому же, нам пора заканчивать этот разговор…

— Неужели? — ехидно поинтересовалась девушка, и самодовольно скрестила руки на груди. — С чего вдруг?

— Просто сейчас почти половина, и…

— Черт, я опаздываю! — вскрикнула Элисон и сорвалась с места.

— Вот–вот…, — протянул Адам, и не спеша, последовал за ней к машине. — Какой же я умный…

— South Burlington High School — это обычная школа, где учатся слишком красивые девочки и очень тупые мальчики…, — медленно начала Элисон, пытаясь как можно скорей добраться до учреждения. — У нас нет четкого разделения на «сословия», но, тем не менее, есть люди, мнение, которых ценится куда больше, чем остальных…

— Например, ты, — улыбнулся Адам.

— Я играю не последнюю роль в школе. Но есть ребята гораздо лучше, умней меня, и…, и богаче…

— Ясно, опять деньги…

— А куда же без них?

— Так, а Ричард…, он мне уже порядком надоел…

— Ты его совсем не знаешь.

— А ты?

— Что? — удивилась Эл, и уверенно свернула к школе. — Естественно, я его знаю.

— Сестренка, ты что–то мутишь. Этот подонок явно не в твоем вкусе. Признавайся, что произошло?

— Адам, я не…

— Обманывать маму, ты способна…, обманывать меня — нет, — перебив, воскликнул парень. — Так что давай без прелюдий.

— Ты всегда так уверен в своей правоте?

— Всегда, — усмехнулся Адам. — Выкладывай…

— Да, нечего мне рассказывать, — вновь протянула девушка и заехала на парковку около огромного светлого здания. Здесь уже в ряд стояли машины, а ученики во всю рассматривали новенькие марки автомобилей.

Внимание Адама сразу же привлекло BMW, стоящее около массивного дуба. Ярко–алое оно выделялось из остальной серой массы так сильно, что парень напрочь позабыл о разговоре с Элисон.

— Что. Это. Такое?! — ошеломленно прошептал он, не веря глазам. — Откуда в вашей зашарпанной школе новая модель BMW?!

— Во–первых, — выдохнув, протянула Эл. — Наша школа совсем не зашарпанная, а во–вторых, обладательница этой машины одна из тех влиятельных личностей, про которые я тебе уже рассказывала…

— Стоп, — озадачено смутился Адам. — Обладательница?

— Да, Джули Саммерс, она очень…

— Да, ладно! — рассмеялся парень. — Девушка знает толк в машинах? Ни за что бы не поверил…

— Что ж, тут наш всезнающий Адам дал пробоину. Джули, как раз–таки отлично в этом разбирается…

Заглушив мотор, Элли пристально посмотрела на брата, и уверенно развернула его к себе.

— Сейчас, я отведу тебя к администрации, затем, мы вместе пойдем на уроки, и…

— А ты её знаешь? — перебив девушку, спросил Адам, и вновь повернулся лицом к BMW. — Жуть как хочется увидеть девчонку, которая выбрала именно эту машину…

— Эй! Я с кем разговариваю!

— Эл, я…

— Джули Саммерс не для таких, как ты. Она общается только с проверенными друзьями, и в этом я сильно симпатизирую ей. Какой бы красивой и богатой она не была, Джул остается при этом самой собой.

— Так это же отлично!

— Но ей совершенно не нравятся ребята, возомнившие о себе чересчур много!

— А разве я такой? — с сарказмом протянул парень.

— Да, ты даже переходишь эту черту…

— Элли, перестань, просто познакомь меня с ней! — взмолился Адам. — Я, правда, хочу её увидеть, и не для того, что начать встречаться или становится друзьями. Мне просто интересно, откуда богатенькая девчушка знает толк в таких машинах….

— Ты, правда, этого хочешь?

— Да…

— Уверен?

— На сто процентов.

— Что ж, — выдохнула Элисон. — Ладно, но потом не говори мне, что я тебя не предупреждала….

Решительно выскочив из салона, девушка с вызовом посмотрела на брата, и направилась к BMW.

Адам неуклюже вывалился следом за ней, и, засунув руки в карманы, гордо приподнял подбородок.

«Так, взгляд жестче, осанка ровнее. В конце концов, неужели Адама Уилсона может что–то испугать, неужели его может что–то удивить, ведь я…»

Мысли парня резко прекратили доступ к голове.

Как только из салона навстречу Элли вышла высокая брюнетка с огромными голубыми глазами, Адам почувствовал легкое недомогание, и земля почему–то под ногами затряслась…

Худое ангельское лицо было настолько идеальным, что у парня не оставалось даже малейшего шанса на то, чтобы оторвать взгляд от такой красоты. А фигура: эта изящная талия, и слегка накаченные ноги, хрупкие руки и длинная шея…

Поднимая взор всё выше и выше, Адам постепенно начал ощущать колики по всему телу. В животе что–то запорхало, и немыслимым грузом легко на душу. Жгуче–черные волосы девушки прикрывали небесно–голубые глаза, а пухлые губы, были едва раскрыты, и так и манили прикоснуться к ним…

«Вот, дьявол» — подумал парень, и мгновенно потерялся во времени. Она посмотрела на него. Её взгляд пронзил его сердце так молниеносно, что он даже не успел почувствовать боль. Любовь с первого взгляда? Что за чушь…

Адам никогда в неё не верил…

Ни–ког–да!

«Господи, Элли. Скажи, что это сон…, разбуди меня…, прошу… Элли!»

— Эй! — просто прокричал на ухо парню высокий голос, и, встряхнув головой, Адам неуклюже отшатнулся назад. — ПРИЕМ!

— Что…, что я…

— Ты здесь, или ещё витаешь в облаках? — улыбнулась Элисон, явно почувствовав, как брату сейчас не ловко. — Очнись…

— Всё я…. — Адам нервно потер переносицу. — Я в порядке…

— Что ж, отлично. Джулз, познакомься, это Адам.

— Очень приятно, — ангельским голосом пропела девушка и протянула вперёд свою руку. — Вы родственники?

— Да, мы…, мы братья…

Джули недоуменно вскинула брови.

— ТО есть сестры! — быстро отрезал парень, и вновь сморозил глупость. — Нет, я не то хотел сказать, мы…

— Близнецы, — решив спасти ситуацию, воскликнула Элли. — Просто близнецы.

— Аааа! Двойняшки! Вы очень похожи…

— Да есть немного, — растеряно улыбнулся Адам, и, тяжело выдохнув, повернул голову в другую сторону.

— Так, что ты теперь тоже будешь здесь учиться? — с интересом поинтересовалась Джули.

— Да…, я собираюсь…

— Надеюсь, тебе здесь понравится. А сейчас мне пора…

— Уже? — едва слышно прошептал парень, и сконфужено улыбнулся.

— Эл, встретимся на биологии.

— Пока, — улыбнулась Элисон и ошеломленно посмотрела на брата. Как только Джулия скрылась за поворотом, буря чувств тут же вырвалась из девушки наружу. — Что это было?! Ты у меня разговаривать разучился?!

— Нет, я…

— Да, ты выглядел как отсталый шизофреник! Я…, ну…, я бе–е–е…, забыл буквы?

— Элли…

— Что? Ты сам попросил тебя с ней познакомить! А в итоге, теперь вся школа будет знать, что у меня брат идиот!

— Остынь! Я просто…, я просто не думал, что она будет такой красивой…

Элисон молча уставилась на Адама, и непроизвольно скрестила руки на груди.

— Ты влип.

— Я? — удивился парень. — Почему же?

— Да, потому что ты первый день в школе, но уже нашел себе подружку, причем ту, которая никогда с тобой не будет встречаться.

— А я и не хочу того!

— Неужели? А слюни изо рта у тебя текут по другой причине?

— Слюни…, к–к–какие слюни?!

Рассмеявшись, Элли откинула голову назад, и уверенно пошла в сторону школы.

— Ты такой наивный. Мне за тебя страшно.

— Постой! — воскликнул Адам, нагоняя сестру. — Тебе не кажется, что мы поменялись ролями?

— В смысле?

— Ну, это я должен быть крутым братом, а ты миленькой ангельской сестричкой!

— Так перестань вести себя как влюбленный идиот.

— Я так себя не веду.

— Ладно, давай закроем эту тему, — выдохнула Элисон, открывая двери здания. — Правда…, я не могу не напомнить тебе, что про марку машины ты так у неё ничего и не спросил…

Адам нелепо улыбнулся, четко следуя за сестрой, и тяжело выдохнул.

— Так ещё же не вечер…

— А ты думаешь, что–то изменится?

— Я не думаю, я уверен…

— Ну, вот теперь ты полноправный ученик этой школы! — торжественно объявила Элисон, и довольно улыбнулась. — Поздравляю.

— Так, непривычно…

— Почему? Уже забыл, что значит учиться?

— Ты даже не представляешь себе насколько ты права, — едва слышно выдохнул Адам, и посмотрел на листок бумаги, где было написано его расписание на завтра. — Я думаю, мне сегодня можно пойти домой.

— Решил провести последний день в кровати?

— А почему бы и нет?! Школа — это ад, можно я чуть повременю с возвращением в пекло…

— Что ж, возьми мою машину…

Парень удивленно вскинул брови, и ошеломленно посмотрел на сестру, взгляд которой выражал лишь искреннюю радость.

— Ты, правда, разрешишь мне сесть за руль?

— А почему бы и нет…

— Но как ты вернешься назад?

— Порошу меня подвести Кассандру, или Ричарда…, или может даже Джули…

— О, перестань! — ехидно протянул Адам. — Я уже понял, какой я лузер….

— Ладно, я уже и так опоздала, — Элли протянула ключи брату, и тут же у обоих в воспоминании всплыл кусочек из детства. Их взгляды встретились, через тела прошли электрические заряды…

— Я…, я, пожалуй, пойду, — робко прошептала Элисон, и растеряно огляделась вокруг. — Не скучай, братец…

— До скорого.

Элли молниеносно скрылась за поворотом, а Адам недоуменно нахмурился, почувствовав, как волна негодования вновь поглотила его с головой.

Его терзали сомнения, мучила вина…

Именно сейчас, парень запутался в том, к чему уверенно шел почти всю жизнь. Элли думает, что он исправился…, она думает, что он здесь навсегда, но как ей объяснить, что это лишь часть огромного плана, который он с отцом придумал около трех лет назад?!

Нет, она никогда его не простит…

Но не время сейчас было для сомнений. Крепче сжав в руке ключи от машины, Адам направился к парковке. Он даже опомниться, не сумел, как уже оказался дома, один…

Уверенно направившись на чердак, Адам, не переставая, думал о Элисон. Как ей во всем сознаться? Как объяснить правду?

С силой он выбил дверь и прошел внутрь, где, кажется, последний человек прибывал около десяти лет назад…

Пыльные полки были заставлены книгами, на деревянном полу валялись заполненные хламом коробки…

— Где же ты, — невнятно пробурчал он, и кинулся к шкафчику.

Предмет, разыскиваемый Адамом, был очень ценен, как для него самого, так и для всего рода Уилсонов. Именно ради него, он возвратился в Саут — Берлингтон, так как здесь берут корни его могущественные предки.

Перерыв все коробки, и осмотрев пыльные полки, наконец, Адам нашел то, что ему было нужно…

— Дневник Джорджа Уилсона, — загадочно прошептал он, и сдул пыль с маленькой коричневой тетрадки. Аккуратно проведя пальцами по золотым буквам, парень облегченно выдохнул, осознавая, что он выполнил свой долг. Теперь время возвращаться к отцу…

Неожиданно сердце вновь предательски екнуло, в голове всплыл образ улыбающейся Элисон…

— Прости, меня, — горько прошептал он, и крепко зажмурил глаза. — Но у меня нет другого выхода…

Элисон уверенно приземлилась около Кассандры и тяжело выдохнула, до сих пор не в состоянии отойти от ощущения де жавю. Тот же взгляд, те же чувства…, она как будто вновь побывала в той маленькой песочнице и услышала взаимные клятвы, данные под ярким палящим солнцем.

Адам изменился. Она видело искренность в его глазах, но не могла понять, почему всё же не может ему довериться. Какое–то странное ощущение не давало покоя, заставляло сомневаться на его счет.

Но так же Эл, не могла не брать в виду те минуты, которые они проводили вместе, эти минуты счастья. Она, наконец, чувствовала себя полной, испытывала все краски жизни, а когда он исчезал: тьма…

Всепоглощающий мрак захватывал разум девушки, и она терялась в пространстве, не понимая, чего хочет.

— Идиотизм, — тихо пробурчала она, и устало обхватила руками лицо.

— Что ты сказала? — недоуменно поинтересовалась Касс, и пристально посмотрела на подругу.

— Я? Да, ничего…, так, мысли вслух…

— Ты в порядке?

— Всё отлично…

— Как Адам? Он уже освоился?

— Нет, конечно, — выдохнула девушка. — Три дня это мало, для того, чтобы привыкнуть к нашему сумасшедшему дому…

— А Сара?

— Маму, я вообще в последнее время не вижу. Она словно меня избегает…

— Боится, — усмехнулась Кассандра. — Явно предчувствует бурю.

— Боюсь, одной бурей тут не обойдется! Но…, но я рада, что Адам вернулся…

— Это видно.

— Да?!

— Твои глаза — они сверкают так сильно, что этого невозможно не заметить. Так у тебя бывает по двум причинам: либо ты влюбилась, что было бы нарушением нашего законодательства, либо ты просто безумна рада, что братец вновь кочует у вас дома…

— Какая оправданная теория! — с сарказмом подметила Элли. — Ты просто прирожденный гений!

— Да, знаю, я… Что есть, того не отнять…

— Здравствуйте, дети, — внезапно воскликнул незнакомый голос, и в кабинет зашел мужчина лет тридцати двух. Немного полноватый, он был похож на кота, только что объевшегося сметаны. Не естественно зеленые глаза обследовали класс, и остановились на Элисон, которая от такого пристального взгляда невольно сжалась в стул. — Я сегодня замещаю вашего преподавателя по тригонометрии…

— А что с мистером Вагнером? — с любопытством спросила Амелия Кинботс, и изумрудные точки мгновенно ринулись к ней.

— Он приболел…

— Странно, обычно вместо него Линда Вестерн…

— Ну, а сегодня я, — решительно отчеканил мужчина, и встал на середину класса. — Рад всех вас видеть, и хотел бы представиться — Флоренсий Ван дер Кровен. Можно просто — Лоренс…

Как только прозвенел звонок, все ребята сорвались с места, в том числе и Элисон, которая просто жутко хотела поговорить с Адамом. Она даже не знала о чем, ей просто хотелось его увидеть…

— Мисс Уилсон? — неожиданно позвал её Лоренс, и Эл недоуменно подняла взгляд на учителя. — Можно, вас на минуточку…

— Да, я…, сейчас…

Собрав вещи в портфель, девушка неуверенно пожала плечами озадаченной подруге, и подошла к преподавательскому столу.

— Кассандра, оставишь нас, — мило попросил Ван дер Кровен, и как только Касс скрылась за дверью, посмотрел на Элисон. — Я задам всего один вопрос, Элли…

Почему–то тон учителя немного испугал девушку, и она нервно сглотнула, предвкушая что–то страшное…

— Вы знакомы с Адамом?

— С моим братом? Конечно…

— И он сейчас у тебя дома?

— Это уже два вопроса, — смышлено подметила Эл, пытаясь разредить обстановку, но вместо этого наткнулась на холодный мужской взгляд. — Да, он у меня…

— Что ж, всё сходится…

— Что именно?

— Рональд? — внезапно воскликнул Лоренс, проигнорировав вопрос Элисон. — Давай, только не сильно…

— В смысле? — судорожно выдохнула Элли и, обернувшись, увидела, как из тени вышел ещё один мужчина, только выше, и гораздо ужасающе.

— Не обещаю…

— Что происходит? Мистер Лоренс?!

Внезапно рука преподавателя легка на плечо девушки, и она почувствовала легкое головокружение.

— Давай…

Боковым зрением Элисон успела заметить, как мужчина размахнулся прямо перед её лицом, и…

И пустота…

Открыв глаза, Элли увидела темно–серый цвет. Неравномерными пятнами, он заполнял комнату, где она находилась. Нервно моргнув, Элисон попыталась понять, что происходит, но лишь осознала, что едва может двигать конечностями.

— Наконец, спящая красавица очнулась, — промурлыкал над головой чей–то голос, и девушка недоуменно прищурилась. — Пора рассказать нам, где находится твой братец…

— Кто вы? — тяжело дыша, прохрипела Эл, чувствуя, как веревка прожигает кисти на руках. — Что вам от меня нужно?

— Здесь, мы задаем вопросы, — вскипел высокий мужчина, и огромное черное пятно резко приблизилось к лицу Элисон. — Так что, лучше не испытывай судьбу…

— Хватит, Рональд, ты её пугаешь…

— А чего ты хотел? Может, ей ещё принести поесть? Она пленница, а не гость…

— Пленница в собственном доме, — усмехнулся полный мужчина, и, наконец, Элли поняла, что находится у себя в гостиной. Её руки и ноги были крепко привязаны к стулу, а кожу от виска до шеи сковала засохшая жидкость.

— Элисон, давай не будем мучить друг друга, — миролюбиво протянул Лоренс. — Ты скажешь, где Адам, и мы тебя отпустим!

— Что вам от него нужно?

— Дело в том, что он немного мешает нам.

— Чем именно?

— Своим существованием…

Элли испуганно сглотнула, и поняла, что ситуация, в которую она попала нельзя назвать никак иначе, чем дерьмо.

— Прошу, — медленно начала девушка, чувствуя привкус крови на губе. — Пожалуйста, отпустите меня, и не трогаете Адама, он ведь хороший малый, просто так получилось, что…

— Оооо, заткнись, прошу, — рявкнул Рональд. — Ты ничего не знаешь о своем брате. Абсолютно ничего!

— Но что он вам сделал?!

— Родился на свет…

— Это не причина!

— Слушай, детка, если ты сейчас не скажешь, где Адам, мы просто убьем тебя и дело с концом. Ты лишь тянешь время, которое для нас слишком дорого…

— Я не понимаю…

— Где твой брат?! — зло прошипел Рон, и резко приблизился к девушке.

— Я не знаю…

— Где АДАМ?!

— Я не знаю…

— ГДЕ ОН?!

— НЕ ЗНАЮ Я! Он ничего мне не говорил! — расплакалась Элисон, и судорожно вздохнула. — Я ничего не знаю…

— Тогда ты нам больше не нужна…

Эти слова были произнесены так четко и равнодушно, что Элли сразу ощутила их силу и непоколебимость. Мистер Лоренс, молниеносно появился за её спиной, и резко схватил рукой запутанные волосы.

— Ты зря, отказалась помогать нам…

— Прошу вас, — панически прошептала Эл, и попыталась распутать руки. — Прошу, не надо…

— Передашь своему отцу привет, на том свете, — убийственно четко отрезал Рон, и довольно усмехнулся.

— Что? — недоумевая, прохрипела Элисон. — Что вы сказали?!

— Прощай…

— Нет! Не надо! НЕТ!

Рука Рональда взмахнула вверх, и…

— О, мальчики, я смотрю, вы уже здесь, — внезапно раздался голос около входной двери, и на пороге появился Адам.

Рон и Лоренс мгновенно повернули туда свои головы, и хватка, сдерживающая шею Элисон, чуть ослабла.

— Ты, — презрительно закричал Рональд, и с немыслимой силой, кинулся на Адама, но тот, словно испарился в воздухе, и неожиданно появился за спиной Лоренса.

Схватив его за обе руки, он резко отбросил мужчину в сторону, и решительно стянул с себя перчатки.

— Главное, не шевелись, — тихо прошептал парень, чуть нагнувшись над сестрой, и легонько дотронулся пальцем до веревки, связывающей кисти девушки. В ту же секунду нити превратились в пепел, и ничуть не обжигая кожу, рассеялись по ветру.

— Адам, сзади! — панически заорала Элисон, и внезапно спину парня прожгла горящая волна.

— Эл, уходи отсюда, — судорожно прошептал парень, и рывком накинулся на Лоренса. Перекрутив мужчину вокруг себя, Адам старательно пытался дотронуться руками до его лица, но безуспешно. Эта битва могла бы продолжаться бесконечно, но тут подключился Рональд. Подняв ладони вверх, он крепко зажмурил глаза, тихо проговаривая какие–то слова, и вдруг тело Адама постепенно начало отрываться от земли.

— Господи! — закричала Элли, не понимая, что происходит. Испуганно вскочив с места, девушка неуклюже упала, споткнувшись о ножки стула, и неуверенно отползла в сторону. Она с ужасом наблюдала за происходящим, и ощущала, как горячие слезы льются по щекам.

Внезапно, резко взмахнув рукой вправо, Рональд метнул Адама к стене, и тот с грохотом упал на стеклянный стол.

— НЕТ! — закричала девушка, чем привлекла к себе внимание. Одновременно глаза братьев метнулись в её сторону…

Стремительно Лоренс подлетел к Элисон и, схватив её за шею, поднял перед собой.

— Ты сама подписала себе смертный приговор, — прошипел он, и сильней сжал её горло.

Перед глазами всё почернело. Элисон поняла, что уже не может дышать. Боль пронзила легкие, и судорожный кашель вырвался наружу, сковав тело болевой судорогою.

— Отпусти её! — заорал Адам, и внезапно накинулся на Лоренса с сзади. Схватившись руками за лицо мужчины, он сильнее впился пальцами в кожу, и вдруг она начала дымится, воспламеняться.

Болевой стон вырвался у Лоренса, и Рональд кинулся к нему, откинув Адама назад.

— Что ты натворил?!

— Пусть он горит в аду!

— НЕТ! — заорал Рон, и яростно выдохнув, пустил в Адама огромный огненный шар.

С силой он пронзил парня на сквозь, и разбил вдребезги стоящее за ним зеркало.

— Адам?!

Элисон побежала к брату, но её тело самопроизвольно взлетело вверх.

Рональд откинул её в соседнюю стену, словно марионетку, и, схватив, Лоренса за руку, испарился, оставив на ковре небольшую горстку пепла.

Девушка с трудом могла дышать…

Перед глазами картинки прыгали в разные стороны, огни смешивались в одно пятно. Кровь струилась по щеке Элисон, и попадала на шею и ключицу…

— Адам? — слабо прохрипела она, пытаясь подняться на ноги. — Адам?!

Медленно подтягивая свое тело к брату, девушка молилась лишь об одном: пусть он останется жив. И ей сейчас было всё равно, кто эти люди, зачем они пришли, что скрывал Адам…

Ей было плевать на окружающий мир! На людей, на родных, на саму себя! Эл сейчас думала лишь о нем…, только о своем брате…

— Адам? — наконец, дотянувшись до парня, прохрипела девушка. — Ты меня слышишь?

Аккуратно проведя окровавленными пальцами по лицу юноши, Элисон судорожно выдохнула, осознавая, что он не дышит. Осколки оцарапали его кожу, на ковре появились следы крови, напоминающие узоры по психологии…

— Адам, — вновь повторила девушка, и расплакалась, ощущая безысходность ситуации. — Прошу, очнись! Пожалуйста!

Сложив окровавленные руки на туловище брата, Элли истерично заплакала, и полностью поникла на его плечи. Слезы смешались с кровью, реальность смешалась с вымыслом, жизнь смешалась со смертью…

Девушка не понимала, что случилось, как могло такое произойти, и почему Адам лежит без сознания?! Всё это напоминало жуткий кошмар, словно один из ночных ужасов отказывается отпускать её в реальность, отказывается отпускать её на волю…

— Адам, — прокричала Элисон, и ударила кулаком по его туловищу. — Ты же клялся быть всегда рядом со мной…, обещал оставаться рядом…

Сцепив пальцы вместе, девушка приложила их к зияющей ране, пытаясь остановить кровь, но она лилась так стремительно, что вокруг тела образовалась огромная лужа.

— Прошу, — прошептала Эл, и судорожно вдохнула. — Прошу, не покидай меня. Прошу…, черт тебя подери! Ты только появился в моей жизни, не заставляй меня потерять тебя во второй раз!

Истерика забилась внутри у девушки с новой силой. Горячие слезы бурным потоком лились по щекам, смывая с кожи брата окровавленные разводы.

И вдруг его тело засветилось…

Сильней прижимая руки к ране, Элисон недоуменно вскинула брови, ощущая прилив неизведанных ей ранее сил. Казалось, она может совершить чудо, казалось, весь мир ей подвластен, казалось, она может победить смерть…

Свет мерцал около тридцати секунд, а затем кровь начала исчезать, впитываясь в тело Адама, как в губку.

Испуганно отпрянув назад, Элли прижала ладони к себе, и ошарашено забилась в угол.

Её глаза расширились на столько сильно, что веки неприятно покалывали, а сердце судорожно остановилось, едва отбивая нужный ритм.

— Элисон, — внезапно прохрипел Адам, и приоткрыл глаза. — Элисон…

— Я здесь, — ошеломленно протянула девушка, и вновь приблизилась к брату. — Ты как? Меня видишь?!

— Элли, прости меня…

— Тшш, — Эл прижала палец к окровавленным губам парня. — Я с тобой, не беспокойся…

— Всё…, всё это из–за меня, — Адам судорожно откашлялся, и неуклюже откинул голову в другую сторону. — Тебе могли убить…

— Перестань…, всё хорошо…

Парень сильней приоткрыл глаза, и пристальней вгляделся в испачканное лицо сестры. Оно было красным из–за слез, и поцарапанным от щепок…

— НЕ может быть…, — едва слышно прохрипел Адам.

— Что? Что такое?!

— Ты такая, как я…

— Я знаю, мы с тобой одно целое…

— Нет, ты не поняла…

— Тебе нужно отдохнуть. Давай я позову врача…

— Элли, послушай, мы не такие, как все, — перебив сестру, воскликнул парень. — И нашим долгом является защищать людей от… от…

— Адам, помолчи, пожалуйста, — с сарказмом усмехнулась Элисон, старательно сдерживая слезы. — Завтра ты всё мне расскажешь, а сейчас…

— Ты, такая как я…, ты…проклятая…

— Что?!

— Проклятие Уилсонов… оно коснулось и тебя…

— Не шути так, это глупости…

— Проклятие…, ты и я, мы прокляты…

Глава 3

Кровная клятва

***

Темное помещение было едва освещено тусклыми лампами, которые висели на сером потолке. Запах сырой древесины и гнили перебивал запах крови, размазанной на полу, а рядом с мужчиной лет тридцати алое пятно растекалось всё больше и больше, напоминая тягучий джем, вытекающий из банки варенья.

Второй мужчина, нагнувшись над телом, неустанно шептал какие–то фразы, от которых шли мурашки по коже. Холод постепенно поднимался к потолку и превращался в ледяной душу ужас, словно в этой комнате находился мертвец.

Неожиданно тридцатилетний мужчина резко вдохнул, и нервно приподнялся с пола. Ярко–зеленые глаза распахнулись и недоуменно осмотрели помещение.

— Лоренс? Лоренс, ты меня слышишь?

— Я…, где я? И что происходит?

— Слава Богу! Этот чертов мальчика, чуть не убил тебя!

Зеленоглазый человек вскинул толстые брови, и тяжело выдохнул, будто ему было трудно дышать.

— Рональд, кажется, всё гораздо хуже, чем мы думали…

— Я знаю. Адам стал сильнее, но…

— Да, дело не в этом парне! — гневно заорал Лоренс, и судорожно откашлялся. — Девчонка…, она такая же, как он…

— О чем ты? Способности передаются только по мужской линии!

— Значит, это не так…

— Перестань, это глупости. Мы с тобой не раз видели фриков, девушек среди них не было…

— Возможно, когда–то в детстве ей переливали его кровь…

— Невозможно, мы следили за ним с самого рождения.

— Тогда тут дело в другом, но она не обычная девушка шестнадцати лет! Я чувствовал её силу…, она фрик…

— Лоренс, ты потерял слишком много крови, — медленно проговорил Рональд, и нелепо улыбнулся.

— Идиот! — вскричал мужчина. — Я как раз понимаю, что происходит вокруг. А ты…, черт, Рональд, ты пронзил его огненным шаром, но он жив! Я чувствую!

— Возможно, я промахнулся…

— Ты попал точно в сердце! А она его излечила!

— Элисон Уилсон обычная девушка, и я тебе это докажу.

— Как именно?!

Рональд с вызовом посмотрел на брата, и тут у Лоренса перекосило толстое лицо от ужаса и шока.

— Ты с ума сошел?! — свирепо закричал он, и попытался встать, но тело до сих пор ныло во всех конечностях. — Я тебя не пущу! Они убьют тебя, тупица!

— Кто? Этот идиот и его сестрица? Не смеши…, если бы не ты, я бы покончил с Адамом ещё вчера…

— Так, — тяжело выдохнул Лоренс, и закатил глаза к небу. — Я мог бы обидеться на такие слова, но не буду. И знаешь почему? Потому что ты кретин, олух и псих! Они близнецы, такие же, как мы! И сил у них гораздо больше. Напомни, к какому поколению относятся Адам и Элисон?

— К шестому, или пятому.

— А мы?

— К четвертому.

— Какой вывод?!

— Лоренс…

— Не глупи! Ты всегда проигрываешь, потому что отказываешься думать! Нам нужен план, не действуй впопыхах, на поводу у эмоций!

— Мы обязаны напасть именно сейчас, пока Адам слаб! А девчонка…, ты ошибаешься. Такого не бывает!

— Рональд…!

— И давай закончим этот разговор.

— Послушай!

— Сегодня или завтра я отправлюсь к ним домой, и навсегда покончу с Уилсонами и их родом…

— Черт, тебя подери, заткнись, и выслушай меня…

— Нет! — закричал Рон, и гневно сузил глаза. — Теперь ты меня послушай, братец. Адам сегодня умрет, и ты меня не остановишь…

— Но ты погибнешь!

— Я? — Рональд панически рассмеялся, и сконфужено посмотрел на брата. — Я не могу умереть… Я же Рональд Ван дер Кровен!.. Я бессмертен!..

***

В тот день не было дождя или грозы, у Элисон не было де жавю или плохого предчувствия. Обыкновенное утро, обыкновенные занятия и прочие нелепые вещи, который обязан выполнять шестнадцатилетний тинэйджер. Просто в один вечер всё изменилось…

Появление в доме Уилсонов двух мужчин, владеющих магией и сверхспособностями, полностью перевернуло все понимания девушки.

Когда вернулась Сара, Элли вместе с Адамом лежала на полу, измазанная в крови и грязи. На её лице не было слез, не было шока, лишь испуг и необъяснимое недоумение, словно только что девушка увидела нечто страшное. Поломанная мебель, разбитые стекла, круги крови и черный пепел…

Не успев сказать и слова, Сара едва сдержалась от обморока, который был бы вполне уместен. Скорая приехала достаточно быстро, впрочем, как и полиция, окружившая маленький дом, и заполнившая все комнаты. После часового расспроса Элисон отпустили, но она не могла, ни о чем думать. Лишь слова Адама крутились у неё в голове.

«Проклятие Уилсонов…, ты и я, мы прокляты…»

В состояние глубокой апатии, девушка легла к себе на кровать, прокручивая моменты разговора с шерифом Сендлером, мамой, и доктором. Совершенно разные люди, задавали до неприличия одинаковые вопросы, и поэтому много лгать Элисон не пришлось.

Лишь одна версия — и все, как верные марионетки, уже во внимании.

— Это были два грабителя, — тогда сказала Эл. — Они пытались забрать наши деньги, но Адам сумел их остановить…

Этого предложения оказалось достаточно, чтобы убедить всех в правоте случившегося.

Уже в шесть утра, как только можно было посещать больницу, Элисон стояла в палате у Адама, держа в руках тетрадь, которую она нашла в холе.

Джордж Уилсон — это её пра–пра–пра–пра-прадедвушка. Оооочень дальний родственник, но, тем не менее, все знали его имя. Естественно, человек, который путешествовал с самим Христофором Колумбом, был семейным героем.

Не решившись прочитать тетрадь, а точней, просто не найдя на это времени, девушка села около брата, и судорожно выдохнула, не зная, что и думать.

Если предположить, что вчерашние огненные шары, и левитации по комнате реальны, то дела плохи.

Если нет, то у Элли явно проблемы с головой.

Итак, что лучше? Оказаться сумасшедшей, или осознать, что тебе и твоему брату угрожает смертельная опасность?!

— И–д–и-о–т–и-з-м! — в который раз повторила девушка, заметив, что это слово стало любимым в её лексиконе.

— Эл, я полностью с тобой согласен, — неожиданно прохрипел Адам, и парень медленно открыл свои темно–синие глаза. — Ты уже здесь…

Девушка молчала.

— Круги под глазами…, ты вообще спала?

Вновь ответа не последовало.

— Эй, очнись, иначе можно предположить, что к кровати привязан не я, а ты…

— А что ты предлагаешь мне сказать? — дрожащим голосом протянула Элли, и нервно захлопала ресницами. — Ох, слава Богу, что мы живы…?!

— Да, именно это.

— Нет! Черт, Адам, я ничего не понимаю? Что это было? Вчера…, вчера они пытались нас убить?! Почему учитель по тригонометрии пришел в мой дом с такими намерениями?!

— Начнем, пожалуй, с того, что Лоренс не твой учитель…

— Да?! Мне заметно полегчало…, — язвительно огрызнулась Элисон.

— Во–вторых, они пришли к тебе для того, чтобы убить меня…, то, что ты оказалась фриком просто недоразумение.

— Кем?

— Фриком…

— Эээ…, уродом?! Просто замечательно! Теперь ты ещё и обзываешься…

Неожиданно Адам рассмеялся, и Элисон недоуменно надула губы.

— Ты чего?! Я говорю что–то смешное?!

— Нет, просто…

— Просто что…?!

— Просто именно сейчас ты напомнила мне именно ту Элли, которую я знал в детстве.

— То есть?

— Милая, смешная и чересчур обидчивая. Моя Эл…

— Ох, хорошо, что хоть ты не изменяешь своим принципам: всё такой же эгоистичный и самовлюбленный индюк…

— Ауч! Ты меня ранила в самое сердце, — с сарказмом воскликнул парень.

— Что ж, я старалась…

— Если бы я знал, что, приехав в Саут — Берлингтон, обрекаю тебя на гибель, то ни за что бы не вернулся!

— Это мало успокаивает, — выдохнула Элисон. — Итак, давай начнем с начала. Кто были эти люди?

— Если ты хочешь «начать с начала», — усмехнулся Адам, и чуть приподнялся на кровати. — То нужно говорить не об этом…

— Тогда о чем?

— О Джордже Фарадее Уилсоне, о нашем пра–пра…

— Я знаю, кто это такой, — перебив, пискнула Эл, и скрестила на груди руки. — Я вся во внимании.

— Что ж, как тебе известно, Джордж был в команде добровольцем, отправившихся в путешествие с Христофором Колумбом. В 1500 году их корабль чуть не потерпел крушение из–за сильного шторма. Просьба наместника Эспаньолы Николаса Овандо разрешения укрыться в гавани Санто — Доминго не увенчалась успехом, и все тридцать два человека были обречены на гибель. Тогда Джордж Уилсон, Шарли Блэк, Ксандер Ван дер Кровен и Лион Монтьелль решили заключить сделку…, — Адам таинственно замолчал и пристально посмотрел в синие глаза сестры. — Сделка с Богом, которую в последствии стали называть проклятием дьявола. Четверо моряков пообещали отдать свои души в обмен на благополучное возвращение домой. Так и произошло. Вот только теперь каждый из них был обязан выполнять божественный долг, а именно избавлять землю от нечестии. Разбросав по разным уголкам земли, Бог одарил их сверхспособностями и оставил прогибать, скитаясь и кочуя, в полном одиночестве. Шли года, времена менялись, а нечисть, как была, так и осталась. Только с каждым годом биться становилось всё тяжелее и тяжелее. Сил не хватало. Обладание лишь метанием шаровых молний, никак не могло тебя спасти в борьбе с сиренами, а умение управлять водой — с оборотнями. Так и началась война между людьми, некогда называвшимися друзьями…

— Адам, столько слов и мало толку, — протянула Элисон, и тяжело выдохнула. — Причем тут мы?!

— Дослушай, — недовольно проштудировал парень, и провел рукой по черным волосам. — За то, что моряки начали охоту друг на друга, Бог проклял их. Как именно? Он сделал так, что все поколения по мужской линии стали обладать этими способностями. И каждый сын будет обязан истреблять нечисть, поставив крест на своей обычной жизни…

— Эээ…, стоп…, я же не сын?! Что за чушь?

— В том то и дело, я никак не могу понять, откуда появились способности у тебя…

— Вздор, — ошеломленно прошептала Эл, и встала с кровати. — Всё что ты рассказал просто выдуманная страшилка, которой пугают детей!

— Элли…

— И я отказываюсь в это верить! Черт, — девушка нервно прокрыла руками лицо. — Это немыслимо! Бог, дьявол, сверхспособности…, ты хоть себя слышал?!

— Послушай…

— Неужели ты вернулся сюда для этого?! Для того чтобы оповестить меня о том, что я проклята?!

— Элисон!

— Что?!

— Успокойся, и сядь, — Адам закатил глаза к небу, и непринужденно покачал головой. — Во–первых, меня с детства отец готовил к борьбе с семействами Ван дер Кровен, и Блэк…

— А…

— Монтьелль уже мертвы, — убийственно четко отрезал он, и судорожно вздохнул. — На моё двенадцатилетние, я чуть не убил своего лучшего друга, прикоснувшись к нему рукой, а потом…, потом едва ли не спалил весь дом, не в состоянии контролировать эмоции… Элисон пойми это проклятие, а не дар! Я приехал в Саут — Берлингтон для того, чтобы забрать дневник Джорджа и найти в нем разгадку, ключ к спасению…

— То есть ты лгал? — горько прошептала Элли, и расстроено обхватила себя руками. — Ты здесь не из–за меня…

— Да, — тяжело признался парень, и опустил глаза в пол. — И я хотел уйти, ещё вчера, но…, но не смог…

— Хотел уйти? Адам…

— Прости, но я не могу по–другому! Я пообещал отцу, а он…

— Мертв, — тихо договорила девушка и медленно опустила в кресло. — Его убили…

— Что?! Не может быть!

— Лоренс и Рональд: они мне сказали это за минуту до того, как решили перерезать горло.

— ЧТО?! — взревел парень и его глаза помутнели от ярости. Скулы напряглись, и вдруг он, вытянув перед собой руки, заключил между ладонями огненный шар. Расширяя его всё больше и больше, он свирепо смотрел вперёд, будто представляя перед собой лица убийц.

— Адам! — вскричала Элисон, и ринулась к брату. — Перестань!

Девушка нервно схватилась за его руки, и парень, словно отойдя от транса, потеряно посмотрел на неё.

— Я не успел Элли…

— Тшш…, это не твоя вина, — сестра аккуратно прижала к себе Адама и медленно прошлась пальцами по волосам. — Ты не виноват…

— Но я должен был успеть. Я был обязан!

— Мне жаль…

Парень так сильно стиснул девушку в объятьях, что руки взвыли от боли. Нет, он не плакал, но пустота, которая образовалась у него внутри, была похожа на адскую бездну, обжигающую сердце так сильно, что ничто не сравнится с такими муками.

— У тебя есть я, — едва слышно прошептала Эл, и взяла Адама за руки. — Я всегда буду с тобой…

Парень просто молча смотрел на неё, не зная, что сказать. Он только что рассказал ей о том, что хотел уйти, что он предатель, но Элли держит его ладони в своих, говорит о том, что никогда не бросит…

Тепло её рук согревало кожу, а теплота сердца — душу. Это было так…, так необычно, и…

— Нет, — резко вскричал Адам, и молниеносно отпрянул от сестры.

Элисон озадачено уставилась на брата, и недоуменно вскинула брови.

— Что нет?

— Подожди…

Парень испуганно осмотрел свои руки и, наконец, понял, почему он чувствует тепло. Перчатки пропали!

— Где они!

— Кто? — растеряно проговорила девушка.

— Перчатки? Эл, они мне необходимы!

— Нашел из–за чего волноваться. Их сняли медсестры, наверно…

— Нет, ты не понимаешь! — панически затараторил Адам. — Я ношу их не просто так. Мой руки способны прожигать всё живое, как только я к нему прикасаюсь. Для того чтобы убить нечисть, мне достаточно несколько минут, для того чтобы убить человека — пара секунд.

— Но я только что….

— Ещё одна загадка, ответа к которой я на данный момент не знаю, — выдохнул парень, и медленно подошел к сестре. — Найди их. Я могу совершенно не произвольно коснуться кого–нибудь и тогда…

— Материал имеет значение?

— Нет.

— Что ж, а я подумала, ты от меня так отпрыгнул, — усмехнулась Элли, и встала с кровати. — Хорошо, я принесу их…

— Быстрей, прошу.

— Ок, я уже иду.

Когда Элисон скрылась за дверью, Адам тяжело выдохнул, пытаясь поверить в то, что отца больше нет.

Вновь волна ужаса и боли накрыла парня с головой, и он устало сел на край кровати. Схватившись руками за виски, Адам неожиданно осознал, что теперь род Уилсонов заключается только в нем и Эл. Больше никто не сможет их спасти, никто не сможет помочь.

Они остались лишь вдвоем, как раз тогда, когда им была необходима помощь.

— Отец, — прохрипел он, и крепко зажмурил глаза. — Ты же сказал, что всё получится…, ты же обещал…

С силой он ударил по столу, и стеклянный стакан упал на пол, оставив после себя только осколки и прозрачную воду.

Сколько гнева сейчас кипело в парне, сколько ненависти. Руки так и горели, желая пронзить огнем сердца двух братьев. На кончиках пальцев появились искры, ладошки слегка покраснели, ещё чуть–чуть, и он подожжет дотла всё больницу…

— Можно? — внезапно спросил чей–то мелодичный голос, и нервно сжав руки в кулаки, Адам неуклюже сел на кровать.

— Да.

Дверь приоткрылась, запах сладких духов влетел в палату и ударил в ноздри парню. Тяжело выдохнув, Адам поднял голову и увидел на пороге девушку. Красивую, стройную, просто божественную…

— Джули, что ты здесь делаешь?! — ошеломленно спросил он, ещё чувствуя пожар, разбушевавшийся внутри, а так же обиду, ненависть и боль. Отца больше нет, и ему сейчас никого не хотелось видеть.

— Привет, Адам, — кротко проговорила Джул, и сделала маленький шажок вперёд. — Как самочувствие? Я слышала о том, что произошло…

— Всё хорошо.

— Это ужасно. Грабителей было, двоя, а вы…

— Что. Ты. Хотела?

Не ожидая такого холодного приема, девушка недоуменно нахмурилась, и обижено поджала губы.

— Я искала Элисон, — равнодушно отрезала Джули. — Она пообещала помочь мне с газетой.

— Вы разминулись.

— Ты не знаешь, куда она пошла?

— Нет.

Джулия пронзила Адама самым холодным и безжалостным взглядом, словно провела ножом по истекающему кровью сердцу, и отбросила жгуче–черные волосы назад, надеясь, лучше увидеть выражение его лица.

— У вас всё хорошо? — осторожно спросила она, переступая через свою гордость. Но зачем ей это было нужно?! Ведь Адам для неё никто, но, тем не менее…

— Не так хорошо, как бы хотелось.

— Нужна помощь?

— Нет.

— Ты можешь, мне довериться…

— Джули, просто оставь меня одного, — требовательно попросил Адам, и отвернулся от девушки в другую сторону.

— Знаешь, — неожиданно усмехнулась она, и неуклюже провела ногой по линолеуму. — А мы ведь с тобой практически не знакомы, а ты уже так ужасно со мной разговариваешь…

— Джул, уйди…

— Я могла бы…

— Джул!

— Адам, честно, мне искренне жаль…

— Я сказал, вон!

Девушка ошарашено выдохнула и почувствовала себя такой униженной, словно её только что опозорили перед целой толпой. В сердце странно кольнуло, и самолюбие предательски задрожало, не веря в то, что, наконец, кто–то сумел его задеть. Удивляясь самой себе, девушка, глубоко вдохнув, направилась к двери, твердо решив не показывать никому свою слабость.

— Передай Элисон, что я приходила.

Затем послышался сильный грохот, и скрип двери, эхом разнесся по палате.

Виновато выдохнув, Адам грустно осознал, что только что сам лишил себя возможности познакомиться с Джулией. Эмоции…, они всегда мешают…

Стоит только пойти на поводу у них, как сразу рушатся все планы, канут к черту все идеи и замыслы.

Неожиданно дверная ручка вновь заскрипела, и парень удивленно вскинул брови. Неужели она решила вернуться? Неужели Джули не обиделась?!

— Джулз! — неожиданно воскликнул Адам, и в палату вошел совершенно другой человек. Презрительная маска мгновенно накрыла лицо парня, а гнев бурным потоком разнесся по венам. Ярость, ненависть и безумная жажда мести выстрелили по всем его конечностям.

— Вот мы и снова встретились, — игриво прошелестел Рональд, и уверенно закрыл за собой белую дверь. — Смотрю, ты не в самом хорошем состоянии…

— Смотрю, ты тоже, — встав с кровати, подметил Адам. — Что же тому виной? Смерть Лоренса, или твоя ущемленная гордость?

— Лоренс жив, ублюдок, хотя именно по твоей вине, его чуть ни стало.

— Вы ворвались в дом моей сестры! И…, и убили моего отца…, — кулаки сами сжались так сильно, что кости непроизвольно хрустнули.

— Она уже тебе рассказала?! — усмехнулся Рон. — Ну, да. Мы на днях разговаривали с Фрэнком.

— Сначала я прикончу тебя, — убийственно четко отрезал Адам, постепенно приближаясь к Рональду. — А потом вернусь к твоему братишке, и буду убивать его так медленно, что он станет молить меня о смерти…

— Я думаю, тебе будет сложно это сделать, с переломанным позвоночником.

С этими словами Рон, резко вытянул руки вперед, и выстрелил огромным огненным шаром прямо в Адама. Парень ловко оттолкнулся ногами от пола, и, перевернувшись в воздухе, приземлился за мужчиной. Адам решительно схватился руками за спину Рона, и его кожа начала дымиться, словно окруженная дьявольским огнем.

— Теперь ты умрешь!

— Ты ошибаешься!

— Нет, я уверен…, и сейчас…!

— Я принесла, перчатки! — внезапно воскликнул до боли знакомый голос, и в палату вошла Элисон.

Адам и Рональд одновременно посмотрели на девушку появившуюся, на пороге. Всё произошло как при замедленной съемке: руки Рона проскользнули перед Адамом, и, сцепившись, кинули огненный шар в Элли.

В ту же секунду парень выпустил плечи мужчины, и молниеносно бросился к сестре. Встав перед ней, он выставил вперёд руки, и приготовился словить шар, который с неизведанной силой несся прямо на них.

— Что ты делаешь?! — только и успела закричать Элисон, когда огонь оказала в сантиметре от брата, и вдруг…, вдруг, словно натолкнувшись на преграду, шар рикошетом, отпрыгнул назад, и мгновенно врезался в Рональда.

Не было крика, или стонов…

Рон просто упал, и кровавое пятно, растеклось по мраморному полу.

— Черт! — вскрикнула Элисон, и с ужасом схватилась руками за лицо. — Господи. Мы его убили! Адам, мы…

— Тшш! — недовольно выпалил парень, и быстро подбежал к Рональду. — Надо забрать его силу…

— ЧТО?!

— Не бойся, это не больно…

— Да, что ты такое говоришь? — панически заорала Элли, и ринулась к телефону. — Надо позвонить в полицию.

— Ты рехнулась? — тут же руки брата настойчиво выхватили трубку, и положили её на место. — Хочешь, рассказать им о том, как отбивалась от огненных шаров?!

— Но…, но…

— Успокойся. Сейчас не время для сомнений.

Адам резко рванул кожу на своей руке, и капелька крови показалась на ладони.

— Дай свою…

— Господи, Адам, — слезы подступили к глазам, и девушка испуганно съежилась. — Что ты делаешь?

— Дай руку.

Элли неуверенно протянула дрожащие пальцы, и почувствовала едва заметную боль. Парень решительно наклонился рядом с трупом Рональда, и потащил за собой сестру. Затем он нагло опустил её руку в лужу крови, и…

— ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ?! — истерично заорала Элисон, и резко отдернула кисть. — С ума сошел?!

— Тихо, к нам и так идёт вся администрация больницы…

— Что?!

Адам аккуратно измазал свою рану в крови Рона, и уверенно поднялся с колен.

— Теперь всё…

— Что всё?

— Его сила принадлежит нам…

Неожиданно в палату ворвались трое мужчин, в белых халатах. Они взволнованно огляделись вокруг, и словно и, не увидев трупа по середине пола, посмотрели на Адама.

— Всё в порядке? — протянул мужчина, с седыми на висках волосами. — Мы слышали грохот.

— Нет, — усмехнулся парень, и сцепил перед собой руки. — Я просто разбил чашку…

— Такой звук из–за чашки?!

— Наверно…

Мужчины озадачено переглянулись, и постепенно покинули палату.

— Я позову уборщицу, — напоследок отрезал седой доктор, и закрыл за собой дверь.

Элисон выдохнула так громко, что, кажется, все эти минуты совсем не дышала. Ошеломленно сев в кресло девушка схватилась руками за голову, и с ужасом осознала, что только что они убили человека.

— Адам…, почему они не увидели…, не увидели…

— Труп?

Элли едва заметно кивнула.

— Кроме огненных шаров, Рональд умел выстраивать иллюзии, — парень сел на корточки перед сестрой, и забрал из её рук перчатки. — Знаешь, подобно миражу…

— То есть это обман воображения?

— Да, именно так.

— Неужели мы способны забрать силу у человека, смешав нашу кровь? — ошарашено прохрипела Эл, и сильней вжалась в кресло. — Господи, кто мы…

Не посчитав этот вопрос риторическим, Адам решил ответить:

— Мы те, кто обязан спасать людей от подобных существ, как Рональд, только в другом обличии. К тому же, мы…

Адам неожиданно остановился. Его взгляд устремился вдаль, а память заставила окунуться в момент из детства. Кровная клятва. Именно тогда он и Элисон смешали свою кровь…

— Конечно! — довольно воскликнул он, и резко поднялся с колен. — Мы с тобой поклялись быть вместе, помнишь? Ещё в детстве…

— Что–то вроде взаимных обещаний?

— Наши ладони, мы порезали их…. Как я раньше не додумался?!

— Я не понимаю…

— Ты заполучила часть моих сил, смешав кровь. Теперь всё ясно! — Адам, удивленно вскинул брови. — Вот почему мои прикосновения на тебя не действуют! Я же не могу навредить самому себе. К тому же, когда тебе больно, мне больно, когда ты плачешь, я плачу, когда ты умираешь, умираю и я…, черт, Элисон мы с тобой связаны нашей кровной клятвой, которую дали в детстве, совершенно не задумываясь о последствиях!

Девушка озадачено нахмурилась, и устало прикрыла глаза.

— Убейте меня, — прохрипела она, и протерла руками лицо. — Оказывается, совершать ошибки я научилась ещё в одиннадцатилетнем возрасте…

— Нет, — уверенно отрезал Адам и усмехнулся. — Ты научилась их делать гораздо раньше.

— Огромное спасибо.

— Всегда, пожалуйста…

Лоренс разъяренно опрокинул письменный стол, и с ужасом огляделся вокруг. Он почувствовал, как Рональда не стало. Его, словно тоже прошибло огненным шаром, и он так же умер, ощущая невыносимые муки.

— Нет! — закричал он, и свирепо выдохнул. — Адам и Элисон Уилсон…, я убью вас! Слышите, убью!

— Лоренс, — внезапно позвал его мужской голос, и в серой комнате появился ещё один человек.

— А, это ты, Стенли…

— Что прикажешь делать?

— Я не знаю, — растеряно выдохнул мужчина, и сел на деревянный стул. — Тут мало просто напасть с перевесом сил, нужно выстроить логический план…

— Чем я могу помочь?

— Ты? — Лоренс поднял на высокого худого парня голову, и равнодушно пожал плечами. — Просто убей Уилсонов…, о чем я могу ещё просить?!

Глава 4

Бедный Ромео

***

Адам медленно шел в кафе, где его уже ждала Элисон и Кассандра. Глупо было думать, что он весело проведет время в компании сестры и её лучшей подруги, но обещание вещь тонкая. Стоило ему только обмолвиться на счет совместной встречи с сумасшедшей девушкой по имени Касс, и глаза Элли воспламенялись, как искорки.

Старбакс, находились совсем недалеко от дома Уилсонов. Буквально через пятнадцать минут, парень вышел к небольшой забегаловке с красной рыхлой крышей, и огромными темными окнами.

— Что ж, конечно, не как в центре Портленда…, — тихо пробурчал Адам, и прибавил шаг.

На улице постепенно темнело, стрелка часов придвигалась к семи, и воздух становился более легким, из–за меньшего количества разъезжающих машин. Фонари тускло мигали, ветки деревьев медленно покачивались в разные стороны, не в состоянии держать равновесие.

Неожиданно из кафе выпорхнула Джули, и сердце Адама резко подскочило вверх. Сразу вспомнился тот разговор, и вина вновь дала о себе знать, как старая рана.

Девушка его мечты была совсем близко, и одновременно так далеко. Он мог её видеть в школе, мог наблюдать за ней уроками на пролет, пересекаться, но не мог почувствовать что–то взаимное и важное, ценное…

А красота Джули казалась неиссякаемой. Сейчас улыбка на её лице не отразилась, но, тем не менее, даже хладнокровный взгляд заставил кровь сильнее разогнаться по жилам.

— Джулз, — протянул Адам, и уверенно вдохнув, подошел к девушке. — Какими судьбами?

— Оооо, — воскликнула она, и непринужденно сцепила перед собой руки. — Ты даже со мной разговариваешь. С чего бы это?

— Я хотел извиниться. В тот день…, у меня были проблемы в семье, и я не контролировал себя.

— Мне очень жаль.

Парень пристально посмотрел на неё, но не нашел во взгляде ни капельки сожаления, лишь притворство и обиду, которая, наверняка, ещё сидит у неё в душе.

— Прости, — вновь, только с большим чувством выпалил Адам. — Я идиот, и тут мне нет равных …

— Это факт.

— Но все могут совершать ошибки, я не хотел так разговаривать, и готов сейчас перед тобой извиняться столько, сколько потребуется!

— Перестань, в этой нет смысла.

— Почему?!

— Потому что…

Внезапно из кафе вышел парень лет девятнадцати, и решительно подскочил к Джули, обняв её за талию.

— А я искал тебя! — воскликнул он, и улыбнулся. — Думал, ты решила уйти без меня…

— Нет, я просто разговаривала, — выдохнула девушка, и увидела, как всепоглощающая грусть и уязвленная гордость отразилась на лице Адама. Нет, она не радовалась тому, как ему плохо. Просто теперь он почувствовал себя ненужным и униженным. Точно так же, как некогда чувствовала себя она. — Шон, это Адам, брат Элисон Уилсон. Ты видел её как–то у меня…

— Да, точно, рад познакомится, — парень протянул жирную руку вперёд, и Адам нехотя пожал её, в глубине души возмущаясь, как такое чучело может держать Джулию за талию?! Как?!

— Эээ, я думаю, нам пора, — робко прохрипела Джули, и невольно взмахнула рукой. — Может, мы ещё встретимся…

— Джулз, мне, правда, жаль! — напоследок крикнул Адам, понимая, что большим идиотом он всё равно уже быть не сможет. — Прости…

— До встречи, парень!

Кажется, это был возглас Шона, и Адама едва не перекосило от отвращения. Нет, просто невозможно, что такая девушка, как Джули, встречается с Шоном.

Хотя, чему удивляться?! После того, как Элисон решила отдать своё сердце богатенькому Риччи, странностей в этом городке хоть отбавляй…

— Не сейчас, — недовольно отрезала Джули, когда Шон вновь потянулся к её губам. — Я хочу домой.

— Детка, ты и так дома! — усмехнувшись, воскликнул парень, и решительно нагнулся к ней.

— Я сказала, нет, — Джули вновь оттолкнула Шона, и скрестила на груди руки. — Во–первых, мы в твоей машине. Во–вторых, этот парк такой же старый, как и комплементы, которые ты мне каждый день отпускаешь. И, в-третьих, отвези меня домой! Сейчас же!

— Да, что с тобой?

— Ты меня слышишь или нет?! Заводи колымагу!

— Ну, уж, нет, — недовольно выпалил парень, и резко схватил Джули за руку. — Мы уедем тогда, когда я захочу!

— Что? — обескуражено, воскликнула девушка, и невольно усмехнулась. — Ты забыл, с кем разговариваешь? Придурок…

Решительно вырвав свою руку из стальной хватки, Джул уверенно ударила Шона по лицу, и попыталась выйти из машины. Нервно дернув ручку, девушка осознала, что двери закрыты.

— Открой!

— Перестань. Ты же тоже этого хочешь…

Глаза девушки наполнились страхом, от осознания того, что сейчас может произойти.

Старый Фольксваген 70‑го года, был такой же железной тюрьмой, как камера в Алькатрасе. Так что шансов вырваться, наружу практически не было.

— Не прикасайся, ко мне, — убийственно четко отрезала Джули, когда лицо Шона оказалось совсем рядом. — Иначе, я…

— Иначе, что?! — рассмеялся, парень, и, схватившись руками за ворот её футболки, резко дернул девушку на себя. — Ты сегодня прекрасно выглядишь…

— Отвали! — закричала Джулия, как вдруг губы Шона властно прикоснулись к её лицу. — Отпусти, меня!

Что ж, теперь парень был занят совершенно другими делами, и решил пропустить её восклицание мимо ушей…

Его руки уже перестали просто ее обнимать. Теперь эти руки жадно шарили по ее телу, нащупывая обнаженную кожу.

Еще ни разу в жизни Джулз не оказывалась в подобной ситуации. И помочь ей никто не мог.

— Я убью тебя Шон, слышишь? — задыхаясь, прошипела девушка, и попыталась ударить парня коленом. — Я серьёзно, убери руки!

— Да, брось, детка, — игриво протянул он, и сильней прижался горячими губами к щеке.

Не прошло и минуты, а Шон уже покрывал шею Джул слюнявыми поцелуями, и тогда девушка готова была кричать от ярости и гнева.

Неожиданно девушка услышала, как рвется ткань, и ошарашено вскрикнула.

— Шон!

— Ой, прости, — по–дурацки хихикая, пропел он. — Я не хотел, честно…

Джули повернула лицо, и наткнула на руку парня, лежащую на её плече. Совершенно не раздумывая, она с превеликим удовольствием впилась зубами в ладонь.

— Ауч! — воскликнул Шон и притянул кисть к себе. — Ты, что рехнулась?

Джулз, ядовито усмехнулась, и гневно вскинула брови.

— Ещё нет…

Внезапно глаза парня наполнились злобой. Радужка потемнела, а зрачки и вовсе слились с черным цветом.

Именно в этот момент Джули осознала две вещи: её либо изнасилуют, либо убьют…

Зажмурившись, девушка приготовилась к удару, и сильно вжалась в сидение, пытаясь внушить себе, что всё обойдется.

Она услышала взмах руки, недовольно стон, и стук в окно.

Стук в окно?!

Джули резко отвернулась, и заметила мужчину, который, согнувшись, стоял рядом с машиной.

— Ребята, у вас там всё хорошо? — недоуменно поинтересовался он, и Джул, просто ощутила на себе внеземное клеймо удачливого человека.

— Помогите! — закричала она, и отдернула от себя Шона. — Пожалуйста!

— Замолчи, ты, — прошипел парень, и попытался схватить Джулз за руки, но та отбивалась так сильно, что смогла бы защитить себя не только от одного парня. — Заткнись!

— Что…, что там происходить?!

— Вытащите меня отсюда! — воскликнула девушка и начала тарабанить по стеклу.

Наконец, мужчина понял, что дела плохи, и, попросив Джули убрать лицо от окна, врезался локтем в стекло. Оно разлетелось на кучу осколков, и, вытащив наружу Джули, он подошел к Шону.

— Убирайся отсюда, и поскорей, иначе утро тебе придется встретить в полицейском участке!

Ничего, не ответив, наконец, парень показал всю свою мужскую сущность: убежал так быстро, словно его и не было…

— Ты в порядке? — взволнованно поинтересовался незнакомец, и Джули смогла разглядеть высокого худого мужчину, со светлыми прямыми волосами, и сильно выраженными скулами. Он подошел к ней, и аккуратно взял за плечи, пытаясь привести в чувство. — Эй? Тут кто–то ещё был?

— Н–н–н-ет, — дрожа от страха, и недоумения прохрипела Джулз.

— Ты уверена?

— Да.

— Вы здесь одни, — теперь это казалось утверждением, а не вопросом.

Джули спокойно выдохнула, и попыталась внушить себе, что всё уже позади. Она обхватила себя руками, и сделала шаг к незнакомцу.

— Спасибо…

— За что?

— За то, что вы спасли меня.

— Ох, — тяжело выдохнул мужчина, и медленно обошел вокруг Джулии, остановившись около её спины. — Ты не должна меня благодарить…

Недоуменно сглотнув, девушка, почувствовала, как мурашки пробежали по коже, и вновь ощутила приступ страха.

— Почему? — тихо поинтересовалась она, но вместо ответа услышала совсем иное.

Непонятный вздох, громкое биение сердца, и…

— Не надо! — вскрикнула она и резко подорвалась с постели, как раз в тот момент, когда молния сверкнула за окном. Ошарашено оглядевшись вокруг Джули, поняла, что находится у себя в комнате.

Недоумению девушки не было предела, а ужас, до сих пор чувствовался в крови.

Тяжело дыша, Джулз, медленно легла обратно, и, ощущая неимоверную усталость, уснула…

***

— Вставай соня, — послышался снизу возглас мамы, и Джулия недовольно перевернулась на другой бок. — Вста–а–а-вай!

Тяжело выдохнув, девушка медленно спустила ноги с кровати, нащупали тапки, и поплела в ванну.

Глаза наотрез отказывались открываться. Казалось, что Джулз вчера провела время на сумасшедшей вечеринке, и это доказывали волосы, лицо, самочувствие — девушка просто выглядела как зомби.

Бледная кожа сегодня отдавала чуть серым, а круги под глазами…, они появились! Но такого, же не бывает?!

Ошеломленно ощупав кожу лица пальцами, Джули расстроено натянула синюю кофту и джинсы. Пару раз, пройдясь расческой по волосам, она даже не удостоила своё лицо косметикой, и спустилась вниз.

— Джул, ты будешь…, — мама резко остановилась, увидев свою дочь около стола. — Ты…, ты здорова?!

— Пожалуй, сегодня я обойдусь без завтрака.

— Но подожди!

— Пока, перекушу в столовой…

Резко захлопнув за собой дверь, девушка побрела по улице, забыв, что в гараже стоит машина. Солнце скрылось за тучами, асфальт пахнул только что прошедшим дождем, а вдалеке над озером, появилась радуга. Яркая, и на удивление четкая…

— Осторожно! — неожиданно вскричал мужчина, и Джули, обескуражено остановилась прямо перед проезжей частью. Буквально в метре от неё, пронеслась машина, унося за собой клубки дыма. — Что же ты…

— О, мистер Филч, — растеряно промямлила Джулз. — Я не заметила…

— Ты хорошо себя чувствуешь, детка? — седовласый старик подставил трость ближе к девушке, и пристально поднял на неё свои карие глаза.

— Да, я…, я в порядке…

— Тогда просто смотри, куда идешь…

Джулия в состоянии транса побрела в школу, и почувствовала, как начинает кружиться голова. Дома смазались в одну картинку, люди превратились в черные точки…

— Что–то…, что–то мне плохо, — едва слышно проговорила девушка, и ощутила, как подкосились коленки. Уже через секунду, её тело обмякло, и, начало оседать на землю.

— Джули! — неожиданно закричал кто–то, но она даже не успела разобрать, чей это голос. Глаза предательски закрылись, и девушка провалилась в небытие…

— Джулз, Джулз!

Девушка почувствовала, как горят щеки, и попыталась открыть глаза. Ощущение сонливости до сих пор не покидало её, и она устало выдохнула, вжимаясь во что–то теплое и такое удобное…

— Ты цела? Что с тобой?

— Перестань задавать столько вопросов, — недовольно отрезал женский голос, и рядом послышались гудки машин. — Она ещё не понимает, что происходит…

— Но…

— Просто помолчи.

Джулия, схватилась рукой за чьё–то плечо, и подтянулась чуть выше, вжимаясь в спасителя всё крепче.

— Где, я? — прохрипела она, и, наконец, распахнула глаза. Светлая ткань на потолке, немного обескуражила девушку. Ткань, да ещё и на потолке…

— Ты в машине.

— В машине? — сигнал тревоги резко ударил девушки в голову. Она почему–то вспомнила свой сон про Шона, и его Фольксваген, и тут у неё начала истерика. — Отпустите! — вскричала Джули и попыталась вырваться, но руки, сжимавшие её, сцепились только крепче.

— Перестань, Джулз, это же я!

— Уточни, кто ты, — усмехнулся женский голос с переднего сидения, и автомобиль постепенно замедлил ход, пока и вовсе не остановился.

— Адам, — продолжил парень, и Джули недоуменно опустила руки.

— Адам?

— Да, ты упала в обморок прямо напротив нашего с Элисон дома.

— Мы, тогда как раз выходили, — дополнила Эл, и повернулась лицом к задним сидениям. — Как ты?

— Я ничего не понимаю, — тяжело выдохнула девушка, и осознала, что так удобно ей было находиться в объятиях парня, если конкретней, то в объятиях Адама.

Она лежала, клубком завернувшись вокруг него, и поэтому ей было комфортно и тепло. А так не хотелось убирать рук с его плеч, но…

— Спасибо, — робко выдохнула Джули, и отстранилась от парня. — Я плохо спала ночью.

— Может, нужно вызвать врача? — обеспокоено спросила Элисон. — Наверняка, он уже в корпусе.

— Нет, не стоит.

Джулз аккуратно открыла дверь, и медленно вылезла из салона. Голова до сих пор кружилась, но сдаваться девушка не собиралась.

— Ещё раз спасибо, — попыталась бодро сказать она. — Встретимся на уроках…

Джули захлопнула дверь и направилась в школу, в то время как Адам испустил такой жалобный стон, что у Элли пробежали мурашки по спине.

— Эх, Ромео. Кажется, твоя Джульетта заболела…

— Она такая бледная, — недоуменно протянул Адам. — У меня такое чувство, что болеть ей совсем не на пользу…

— А что, есть люди, которым это на пользу?

— Конечно! Знаешь, как полезно болеть перед контрольными по биологии и тригонометрии?!

— А я не могу излечить её? — с интересом спросила Эл, переведя тему. — Мои способности касаются только ран?

— Да, ты тут бессильна.

— Жаль, я бы с удовольствием ей помогла, ведь ещё чуть–чуть, и ты будешь болеть одновременно с ней.

— Знаешь, ты бессердечная! — с сарказмом отрезал Адам, и усмехнулся. — Просто снежная королева…

— Что ж, меня называли и похуже.

Элисон, рассмеявшись, выбралась из салона, и громко хлопнула дверью.

— Позволь узнать, кто же осмелился тебя обижать сильнее, чем это делает родной брат?! — с притворным ужасом воскликнул Адам, и вышел следом за сестрой. — Нет…, так не пойдет…

— Поверь, такие люди есть и…, — Эл замолчала и непроизвольно поморщилась, почуяв, ужасный запах. — Что это? Ты…, — она сконфужено сгорбилась. — Ты чувствуешь?

Парень серьёзно нахмурился, и медленно начал идти по его следу, витавшему в воздухе.

— Насколько я знаю, этот запах принадлежит только одному существу…

Он прикрыл рот, рукой и аккуратно нагнулся над канавой, возле люка.

— Кому? — недоуменно протянула девушка и подошла ближе к брату.

Адам недовольно поморщился, и отпрянул назад, потерев пальцами переносицу.

— Трупу человека…

Глаза Элисон испуганно расширились, и, посмотрев в канаву, девушка увидела внизу Шона Вестника, растерзанного так сильно, что всё тело утопало в крови.

Из её рта вырвался истошный крик, и Эл с ужасом кинулась к брату.

— Кто мог это сделать? — ошеломленно прошептала Элисон, когда к телу подъехали скорая и полицейская машины.

— Судя по отпечаткам когтей, и глубоким порезам — это животное…

— Дикое животное в Саут — Берлингтоне?! Ты думаешь…

— А если присмотреться внимательно, — продолжил Адам, перебивая сестру. — То оборотень…

Элли молча уставилась на брата, и уже хотела закричать что–то невразумительное, как вдруг остановилась. Кажется, сейчас уже не время для того, чтобы удивляться таким вещам.

— И что ты предлагаешь делать? — с притворным спокойствием поинтересовалась она, и облокотилась спиной о машину.

— Найти его и убить.

— Опять убить?! Адам…

— А ты предлагаешь дрессировать его? — язвительно воскликнул парень. — Очнись! Оборотни совсем не милые животные. Эти существа, совершенно не контролирующие себя, едва на небе появляется луна, способны за одну ночь убить больше десятка человек.

— Но они тоже люди…, по крайней мере, когда–то были ими в прошлом…

— Ключевое слово в твоем предложении — «в прошлом», — решительно отрезал Адам. — Человек, выживший после укуса оборотня, больше не человек, и он заслуживает смерти в любом случае…

— Ты привык убивать, а я нет! — горячо воскликнула Эл. — Это не выход! Не становись убийцей!

— Не прикидывайся монашкой, сестренка. Да, ты будешь так говорить, первое время. Будешь отрицать мои методы, но ты не сможешь рассуждать здраво в этой ситуации, ведь вряд ли когда–то у тебя на руках умирали друзья, от когтей оборотня, не так ли? А может ты сражалась с вампирами? Или придумывала план захвата колонии ведьм?

— Но Адам, я…

— И нет им прощения! И ты не можешь, противиться тому, что мы должны сделать, потому тебе известно о нечисти столько же, сколько о самой смерти — то есть ничего…

Элисон обижено прикусила губу, и недовольно скрестила перед собой руки. Закатив глаза к небу, девушка тяжело выдохнула, пытаясь осознать, во что ввязалась: в борьбу между добром и злом, или в борьбу между братом и сестрой?

В воздухе до сих пор витал запах гнили и разлагающейся плоти, а в голове стоял образ растерзанного Шона. Элли не могла отрицать очевидного, хотя жутко этого хотела, но…

— Хорошо, — с неимоверным грузом на сердце выдохнула она. — Мы найдем его и убьем, сделаем так, как ты скажешь…

— Поверь, другого выхода нет.

— Я поняла тебя Адам, жаль только, что ты не понял меня…

Когда стрелка часов остановилась на семи, Джули шла домой, старательно обходя темные переулки. Ноги несли её так быстро, что она едва успевала смотреть по сторонам, но, тем не менее, она не сопротивлялась такой скорости, так, как жутко проголодалась.

После утреннего происшествия, ей заметно полегчало, но, тем не менее, недомогание всё ещё присутствовало. Решив заглушить непонятные чувства работой, девушка провела в школе уйму времени, то, раскладывая номера газет, то, печатая новые статьи. Когда Джулз пришла в себя, за окном уже потемнело, и тихий ветер отпевал вечернюю песню.

Случай с Шоном просто поверг девушку в шок: как такое могло произойти?! Неужели опять нападения диких животных?

В таком случае, домой надо идти скорее…

Напевая под нос какую–то старую песню, Джули постепенно успокаивалась, думая о теплой постели и отдыхе. А что может быть прекрасней, чем сон после такого тяжелого дня?

— Пам–пам–пам, — протянула она, отбивая пальцем по бедрам, и робко взмахнула рукой, вспоминая клип к этой мелодии. — Такой одинокий день. И он мой. Это самый одинокий день в моей жизни…

Песня скорее походила на хрип, так как горло у Джули жутко болело. Мгновениями оно перчило, а, бывало, просто горело, от желания воды.

— Такой одинокий день, и он…

Джулз внезапно замолчала, почувствовав странный запах. Сладкий, и в то же время немного горьковатый. Закусив губу, девушка недоуменно остановилась, и решила оглядеться по сторонам. Пусто. Вокруг не было ни одного человека.

Джулия уже хотела, продолжить свой путь, как вдруг желание найти источник, дало о себе узнать, и полностью отключило подсознание. Любопытство, или просто странная потребность, ходить ночью по улицам, где ещё утром убили Шона?

Какие же всё–таки люди смешные существа, потому что именно в таких ситуациях они выбирают, то, что выбирать, определенно не стоит…

— Я чувствую себя просто отвратительно, — пожаловалась Элисон, когда они и Адам шли по улице.

— Перестань…

— Ты заставляешь делать меня ужасные вещи! — возмущенно воскликнула она. — Ну, скажи…, скажи, зачем ты мне это дал?! — девушка аккуратно приподняла свою руку и поднесла к лицу брата старый револьвер. — Ты думаешь, я умею им пользоваться?

— Научишься, — усмехнулся Адам.

— Но зачем он нам?

— В нем серебряные пули. Слушай, ты вообще смотришь фильмы?!

— Сейчас не время для твоего сарказма.

— А кто сказал, что я шучу? — с притворным удивлением спросил парень, и медленно опустил руку сестры. — Не волнуйся, я же рядом!

— Знаешь, это не внушает мне ничего хорошего.

— А зря. Я вполне подхожу на роль защитника и героя.

— Как же ты себя любишь, — рассмеялась, девушка, и легонько толкнула брата в бок. — Просто молодой супер мен…

— А почему бы и нет, — довольно подметил парень, и приобнял сестру за плечи. — Будем вместе спасать мир. Звучит не плохо.

— Звучит, может и не плохо, а вот в действии… — выдохнула Элисон, и пожала плечами.

— А в действии, ещё лучше!

— Ты не исправим, мистер Кларк Кент…

— Ой, нет! Только не это отвратительное имя! — жалобно простонал Адам, и поморщился. — Лучше просто — мой герой.

— Мой герой? — рассмеялась, девушка, и убрала волосы, упавшие на лицо. — Что ж, договорились. Вот только надо обсудить некоторые мелочи. Например, цвет костюма, и…, — Элли замолчала, почувствовав, как руки брата напряглись. — Ты чего?

— Тшш, — прошептал парень, и огляделся вокруг. — Ты это слышишь?

— Что именно?

— Какие–то шорохи…

Неожиданно громкий хруст эхом разнесся по улице, и Адам уверенно выхватил из кармана револьвер.

— Пойдем, — тихо скомандовал он. — Возможно, это именно тот, кого мы ищем…

— Всегда удивлялась одной вещи, — нервно затараторила Эл, когда брат потащил её к заброшенному парку. — Почему полиция никогда не замечает, как пара подростков ходит вечером с револьверами в руках? Это же смешно. Мы можем каждый день убивать нечисть, спасать людей, рушить городское имущество, но никто даже об этом не узнает. Адам, разве это нормально?

— Тихо, ты говоришь слишком громко, — недовольно отрезал парень, заходя вглубь леса.

— Я не привыкла гулять так поздно по таким весьма таинственным местам, и мне слегка, совсем чуть–чуточку, страшновато.

— Элли…

— Что?! Ну не могу я замолчать…

— Просто успокойся. В том, что мы делаем, нет ничего страшного и опасного…

— Ты серьезно?!

— Так, тихо, — уже недовольно воскликнул парень. — Мы можем его спугнуть…

— Кого, его? — нехотя поинтересовалась Элисон, и увидела, как Адам медленно остановился напротив густой ели.

— Его, — едва слышно выдохнул он, и аккуратно опустил ветку, давая заметить темную фигуру, сидящую на коленях перед человеком.

— О, господи…

Элли испуганно глотнула, схватившись рукой за плечо брата. Именно оно не позволило ей в тот момент упасть в обморок от страха.

— Только молчи, — убийственно четко приказал ей Адам, и начал медленно подходить к силуэту.

— Ты думаешь…

— Тшш!

Элисон едва заметно кивнула, и словно марионетка поплелась за братом, точно повторяя его движения. Раз, два…, они всё ближе придвигались к этому существу, и постепенно начали вырисовываться спина, и ноги, тело человека, вокруг которого образовалась лужа крови. Адам вытянул руки вперёд, и прищурил один глаз, старательно целясь, точно в сердце этому ублюдку. Глубоко вдохнув, он задержал дыхание, поставил палец на курок, приготовился и…

Машина, с ревом пронесшаяся точно за спиной брата и сестры, осветила улицу яркими фарами и молниеносно скрылась за поворотом. Но этого оказалось достаточно для того, что спугнуть жертву…

Резко поднявшись с колен, силуэт растеряно выпрямился и недоуменно повернул голову назад.

Именно в эту секунду рука Элисон оказалась прижата ко рту, дабы избежать крика, а сердце Адама упало и разбилось на сотни микроскопических осколков.

Прямо перед ними стояла Джули с окровавленным ртом, и испачканными руками. Её глаза были черными и мертвыми, как у акулы, а когти на руках толстыми и достаточно острыми. Порванная одежда едва скрывала цвет кожи, который почему–то стал серым.

Руки парня самопроизвольно опустились, а глаза наполнились шоком и ужасом, от осознания горькой истины: Адам охотник, Джулз — жертва, и теперь он должен её убить.

Неожиданно Джули начала медленно приближаться.

Её черные точки смотрели точно в глаза Адама, ясно увидев в них растерянность и страх. А страх, как известно, является красной лентой для любого дикого животного…

— Она идет, — едва слышно пискнула Эл. — Адам, она идет сюда!

Парень в немом ужасе пялился вперёд, не зная, что делать. Впервые его собственная теория о том, что убивать нечисть надо хладнокровно и окончательно, подверглась сомнению. Как он мог? Эта девушка, она вдохнула в него новый глоток жизни! Построила ещё один островок, на который он мог выбираться из омута проблем и испытаний. Нет…, это было невозможно. Едва чувствуя землю под ногами, Адам неподвижно стоял, и не собирался двигаться.

— Сделай же что–нибудь! — панически вскрикнула Элисон, и ужаснулась, увидев, как близко подошла Джули. — Адам!

Вытянув вперёд окровавленные руки, девушка прибавила скорость, и стремительно понеслась на парня. Она уже чувствовала вкус его крови, представляла, какой теплой будет его плоть. А голод так раздирал внутри душу, что сил противиться почти не было, да и не очень–то хотелось…

— Джулия! — неожиданно быстро начала Элли, понимая, что смысла разговаривать с братом, больше нет. — Джули. Это мы! Джулз, очнись!

Реакции не последовало.

— Прошу, не надо, Джули! — уже орала Эл. — ДЖУЛЗ!

И тут девушка оттолкнулась ногами от асфальта. Вытянув руки, словно дикая кошка, она полетела ровно на Адама, ничего не видящего перед собой.

Внезапно для самой себя Элисон выхватила из руки Адама револьвер, и, зажмурив глаза, выстрелила в воздух. Пуля молниеносно вылетела из ствола, и на землю полился водопад ярких мигающих искр, образовывая легкий запах гари.

Испуганно отпрянув назад, Джули истошно зарычала, и молниеносно побежала прочь, скрывшись из виду через пару секунд.

Настороженно открыв глаза, Эл опустила руку вниз, и облегченно выдохнула, не увидев Джулз перед собой. Затащив револьвер в карман джинсов, она протерла руками вспотевшее лицо, и легонько дотронулась до плеча Адама.

— Пойдем Ромео, нам пора домой…

Элисон сидела на своей кровати, и удивлялась серости её цвета. Почему она когда–то попросила купить черно–белые обои? И к чему этот древний шкаф, сделанный в стиле викторианской эпохи? Массивное зеркало, и серый комод. Сейчас всё это ужасно угнетало обстановку.

Адам озадачено смотрел в окно, и не сказал сестре ни слова с тех пор, как замолчал на улице. Ужасное чувство пустоты и беззащитности образовалось внутри у парня, и он не знал, как его заглушить. Горькая истина каждые пять секунд напоминала о том, что Джули должна умереть, а надежда заставляла её не слушать, и просто подчинятся течению обстоятельств.

Скрестив руки на груди, Адам без устали пытался вспомнить такие случаи в своей практике, и на ум приходили лишь страшные воспоминания, связанные с кровью и убийствами.

За окном полыхнула молния и осветила улицу вокруг. Дождь непрекращающимися линиями сыпался на землю, а ветер шатал деревья, заставляя листья срываться. Окно вспотело, и теперь толстая прозрачная гладь смазывала картину снаружи.

Медленно прикоснувшись рукой к стеклу, парень оставил небольшие мокрые следы, и маленькие капельки скатились вниз, продолжая свой путь на гладком линолеуме.

— Адам, — наконец, сказала Элисон и встала с кровати. — Пожалуйста, скажи что–нибудь.

Парень даже не шелохнулся.

— Прошу, перестань. Эта тишина сводит меня с ума!

Вновь ответа не последовало.

— Да, что ты за человек такой?! — горячо закричала Элли, и резко подлетела к брату. — Ты думаешь, тебе плохо? Думаешь, ты один сейчас находишься в такой отвратительной ситуации? — Адам повернул голову в противоположную сторону, чем окончательно вывел Элисон из себя. — Смеешься?! — девушка нервно ударил его по плечу. — Хочешь, довести меня своими концертами? Лучше бы думал, что делать, а не стоял столбом! И этим ты показываешь, что она тебе дорога? Своим бездействием?!

— Нам придется убить её! — неожиданно взорвался Адам, и резко повернула к сестре. — Понимаешь. Мы должны будем её убить…

Эл растеряно схватилась руками за лицо, и тяжело выдохнула, пытаясь сдержать слезы. Черт, опять хочется расплакаться, спрятаться в другой комнате, и не выходить до скончания веков. Это чувство разбивало стимул куда больше, чем плохие оценки, или ссоры с родителями. Это чувство заставляло испытывать безысходность и свою предельную ничтожность, словно в этом мире от тебя ничего не зависит. Смерть, жизнь, смерть, жизнь…. Никто не знает, куда в этой рулетке попадут твои кости. Возможно, завтра ты умрешь, а может быть, и нет. Нельзя предугадать свою судьбу, точно, как и нельзя её исправить. И смысл тогда бороться, если все твои усилия стоят ровно столько же, сколько дешевые старания и никому не нужные колебания?

Неожиданно дверь в комнату отворилась, и на пороге появилась мама. Сара недоуменно осмотрелась вокруг, и странно нахмурившись, вышла.

— Она…

— Ей ни к чему видеть нас в таком состоянии, — серьёзно опередил вопрос Адам.

— Да, ни к чему.

Элисон тяжело приземлилась обратно на кровать, и подперла руками голову.

— Что будем делать?

— Ты права, — тяжело признался парень. — Я превращаюсь в убийцу, теряю свою человеческую сущность. — Эл пристально посмотрела на брата. — И так больше не должно продолжаться. Я же не монстр. По крайне мере не хочу им быть. Значит, нужно действовать. Я обязан спасти Джули, чего бы мне это не стоило, и ты…, я сочту за честь проделать этот путь спиной к спине с тобой, Элли, потому что ты храбрее тысячи парней, и умнее сотни ученых… Ты. Мне. Нужна.

Девушка почувствовала, как тысячи мурашек пробежались по спине, и странное ощущение сковало движения. Адам и не представляет, что для неё значат эти слова. А то, сколько искренности в них вложено?! Нет, это бесценно.

Встав с кровати, Элисон бросилась к брату, и крепко прижала его к себе, не веря, что тот маленький и храбрый братишка вновь вернулся. Вот тот парень, которого она знала.

— С возвращением, Адам.

Глава 5

Весьма выполнимая миссия

***

— Значит так, — прошептал парень, старательно следя за учителем, бродящем по классу. — Ты должна найти Джули.

— Я думаю, это вполне реально, — прикинув в голове план, протянула Элисон.

— А я попытаюсь отыскать человека, который её укусил.

— Зачем?

— Дело в том, что…

— Уилсоны! — взвыл недовольный голос миссис Болтон, и она тяжело приземлилась на свой деревянный стул. — Мы вам не мешаем?

— Простите, — тихо пробурчала Эл, и пристально посмотрела на брата.

Тот аккуратно вырвал чистый лист из тетради, и быстро написал на нем корявыми буквами:

Дело в том, что если мы убьем человека, укусившего Джули, она вновь станет человеком…

Элисон пробежалась глазами по надписи, и удивленно вскинула брови. Её рука непроизвольно потянулась за ручкой, и написала ответ:

Это же чудесно! Надо только его найти, но это вполне выполнимая миссия…

Нет, это совсем не просто. Не исключаю, что в вашем городе и ни один оборотень, а нам стоит поторопиться…

Почему? Зачем спешить? Лучше удостовериться, что мы собираемся расправиться с нужным человеком…

Адам тяжело выдохнул, и, потерев пальцами переносицу, написал ответ:

Если через неделю, до полнолуния, мы не найдем оборотня, Джулз навсегда останется такой…

Элисон тяжело выдохнула, и смяла листочек, забросив его в открытую сумку.

— Значит, нужно торопиться, — прошептала она, и пристально посмотрела на брата.

— Элисон! — вновь воскликнула миссис Болтон, и недовольно поморщилась. — Ты уже всё сделала? Принеси–ка мне свою тетрадь.

— Но, я…

— Сейчас же!

Девушка растеряно встала с места, и неуверенно взяла тетрадь в руки. Хотя чего бояться? Значит, убивать оборотней мы можем, а справится с учительницей по английскому, нет? Смешно, но загвоздка заключалась в том, что о первом мама даже не догадывалась, а вот второе вполне могло испортить все выходные на месяц вперёд…

— Что тут у нас, — протянула Болтон, и внимательно впилась глазами в тетрадь. Боковым зрением, Эл заметила, как под столом щелкнули пальцы Адама, и подозрительно нахмурилась.

— Что ты делаешь? — одними губами прошептала она, как вдруг учительница протянула обратно совершенно пустые листы.

— Молодец, садись.

Элли едва сдержалась от смеха, и ошеломленно закатив глаза к небу, плюхнулась за стол.

— Знаешь, а мне начинают нравиться твои штучки, — ехидно прошептала она, и искренне рассмеялась.

— Вот–вот, мне тоже.

Внезапно в дверь постучали, и в кабинет зашел парень, с рыжей копной волос, и огромными серыми глазами. Он уверенно подошел к учительнице и положил перед ней лист.

Болтон внимательно пробежалась по нему глазами, и нехотя встала со стула.

— Что ж, давайте поприветствуем нового ученика нашей школы — Элиот Вагнер.

— Всем привет, — весьма неуверенно прошелестел парень, и прошелся рукой по шелковистым волосам. — Я Элиот, как вы поняли…

— Садитесь, — устало выдохнула учительница, и указала на место за третьей партой. — Добро пожаловать, мистер Вагнер в нашу школу. Надеюсь, вам здесь понравится…

— Я тоже на это надеюсь…

Элисон внимательно оглядела парня, и заметила, что ей явно не нравятся его волосы. Рыжие…, ужас!

Внезапно он повернул на неё свою голову, и посмотрел так, словно просканировал насквозь. Резко отвернувшись к Адаму, девушка недовольно выдохнула.

— Чего он так смотрит?

— Кто?

— Он, — она едва заметно кивнула в сторону новенького.

— А почему бы на тебя не смотреть? Ты же девушка, — с сарказмом прошептал парень.

— Ты как всегда в своем репертуаре.

— Стараюсь…., стараюсь…

***

Элисон быстро шла по коридору, за ранее спланировав речь. Джули должна быть рядом с ней эти двадцать четыре часа, и точка.

Дверь в кабинет редколлегии, как всегда была открыта. Маленький кабинет, со старым, просто древним компьютером, и тусклыми окнами, не создавал творческую атмосферу, но выделять деньги на лучшие условия администрация категорически отказалась.

Сделав шаг вперёд, Эл остановилась и осмотрела помещение. Пусто. Здесь никого не было, хотя чья–то сумка неряшливо валялась на полу, около письменного стола. В классе стоял тяжелый крепкий запах. Он был весьма не приятным, но девушка никак не могла определить, чему именно он принадлежит. Сбросив сумку с плеча, Элли аккуратно положила её рядом с компьютером, и увидела приоткрытой дверь в лаборантскую.

Решительно вдохнув, она побрела туда, изначально вспомнив, что умеет делать силовое поле. Полезная вещь, правда…, правда, проблема заключалась в том, что Элисон не знала, как у нее, получается, создавать шар вокруг себя. Просто во время критических ситуаций он сам появлялся из ниоткуда и спасал жизнь, как ей, так и Адаму. В общем, и сейчас девушка надеялась на свою везучесть.

Неожиданно Эл услышала странные звуки, доносившиеся из комнаты. Словно болевые стоны, или хрип…

Настороженно приоткрыв дверь, девушка увидела то, что повергло её в глубочайший шок. Джули стояла над рукомойником, а он почти до краев был заполнен кровью, кровью, которая судорогами вытекала из её рта.

— Господи, — судорожно выдохнула Эл, и подлетела к девушке. — Джулз, Джулз! — она схватила её за голову, и медленно повернула к себе. — Посмотри на меня… посмотри…

Глаза девушки закатились и были видны белые глазные яблоки. Кровавые разводы на подбородке, сковали кожу, а серый цвет кожи, казался больным и прозрачным.

— Тихо, ты только держись, слышишь меня, держись!

— Эл–л–лисон, — неожиданно прохрипела Джули, и обмякла в руках Эл. — П–п–помоги мне…

— Тшш, я здесь, — она аккуратно погладила Джулз по лицу, и медленно скатилась на пол. — Сейчас, подожди, секунду…

Облокотив спиной девушку об стену, Элисон вскочила и побежала в кабинет. Схватив сумки, она закрыла дверь на ключ, и вернулась обратно в лаборантскую.

Упав на колени перед Джули, девушка смочила полотенце в воде, и протерла её лицо, пытаясь смыть кровь и рвоту.

— Так, только тихо, — прошептала Элли, и ещё раз протерла её шею и руки. — Я с тобой, не бойся.

— Эл…, Эл, что проис–с–ходит? — панически прохрипела Джули и судорожно выдохнула.

— Я не знаю, — растеряно пролепетала девушка. — Но ничего Адам всё уладит, не волнуйся.

— Адам?

— Да, он спасет тебя.

— Я…, я вчера чуть не убила человека, — призналась Джулз и начала кашлять так сильно, что из её рта вновь полилась кровь. Судорога сковала её тело, и она полностью осела на пол.

— Господи, — еле сдерживая слезы, прошептала Эл, и опять начала вытирать линолеум. — Джули, давай я помогу…

— Я…, я…, я просто нашла труп…, и мне захотелось…

— Тшш, не надо…

— Нет, я тогда не контролировала себя, а сейчас…

— А сейчас? — настороженно протянула Элли, приподнимая девушку.

— Сейчас могу.

— Вот и отлично.

— Но, что со мной?! — расплакалась Джули, и слезы градом потекли из её небесно–голубых глаз.

— Джулз, всё поправимо, — Элисон аккуратно прижала девушку к себе, и та обвила руками её за плечи так крепко, словно держалась за них, как за спасательный круг. — Адам, он…

— Ты не понимаешь! — кричала от боли Джули. — Я…, я монстр.

— Джули…

— Это всё тот мужчина! Я думала, думала это сон, но нет! Он укусил меня, тогда в парке!

— Стоп, ты помнишь, как он выглядел?

— Нет, — разревелась девушка, и глубоко вдохнула воздух. — Только его черные глаза…, только они смотрели на меня и…, и…

— Ладно, тише, — ласково проговорила Эл, и слегка покачиваясь, прогладила запутанные черные волосы Джулз. — Всё будет хорошо, я обещаю…

— Но ты…

— Я обещаю.

Адам свернул по ещё оному белому коридору, и, наконец, вышел к цели. Двери морга были нараспашку открыты. Уже издалека были видны столы, с лежащими на них трупами, от этого здесь было жутко.

Заставив поверить охранника, что только что в здание вошел один из его знакомых докторов, парень легко пробрался внутрь, впрочем, как и дошел до пункта назначения.

Перешагнув за порог, Адам закрыл за собой стеклянные двери, и медленно обошел около черных мешков. Просмотрев бирки, он с ужасом осознал, что здесь лежат люди совершенно разных возрастов: старики, дети, подростки…, от этого на душе стало ещё тяжелей и ужасней…

Взяв в руки очередной билет, парень остановился, увидев надпись:

Шон Вестник. 19 лет. 23:15 — предварительное время смерти.

Нехотя дернув за змейку, Адам раскрыл труп, и прикрыл глаза, коря себя за то, что не нашел другого выхода. Разглядывать мертвецов было весьма отвратительным дельцем даже, несмотря на то, что этого парня, некогда сам Уилсон желать растерзать на мелкие кусочки.

Глубокие порезы и надрывы кожи, открывали вид на темно–алое мясо, а кое–где даже выглядывали кости…

Не в состоянии больше на это смотреть, Адам резко отвернулся, и постарался восстановить дыхание. К чему ему было приходить именно сюда? Морг?! Естественно! Неужели есть места лучше, чем это?! Не–е–ет!

Потерев переносицу, парень вновь повернулся к трупу, и глубоко вдохнул. Его целью было найти улики, которые смогли бы указать на убийцу. Конечно, стопроцентной гарантии, что Джули и Шона укусил один и тот же оборотень, не было, но в любом случае отталкиваться Адаму больше было неоткуда…

Внимательно осмотрев тело, он ещё раз убедился в жестокости и, как ни странно, опытности животного. Здесь не было лишних надрезов, не было лишних ран: только те, где больнее всего, словно он пытал жертву, хотел сделать её страдания как можно невыносимей. Неожиданно парень заметил светлый волос, выглядывающий из очередного надрыва. Так как у Шона шевелюра была рыжей, этот маленький предмет, мог оказаться именно тем, что искал Адам.

— Блондин, — тихо протянул он, и как бы пробуя на вкус новую информацию, покачал головой. — Уже что–то…

Внезапно двери морга распахнулись, и вовнутрь прошел мужчина, с золотой звездой на груди. Опять полицейский.

Тяжело выдохнув, Адам уверенно щелкнул пальцами, и шериф Сендлер, добродушно кивнул, закатывая новый стол.

— Добрый день, Саймон, — низким баритоном прохрипел он, и парень нерешительно кивнул. — У вас ещё один. Свеженький. Только что выловили…

— Замечательно, — нехотя подал голос Адам, и поморщился. — Известна причина смерти?

— Захлебнулся, что уж тут.

Сендлер протер потный лоб, тыльной стороной ладони, и подтянул за ремень широкие синие штаны.

— Смотрю, ты всё работаешь. Как жена? Дети?

— Я…, у меня отлично. А у вас?

«К чему все эти разговоры!» — недовольно подумал парень, и закатил глаза к небу.

— Ох, дочка замуж собралась, столько хлопот…

— Ясно, — выпалил Адам, и сцепил перед собой руки. — Что известно о гибели Шона Вестника?

— Этого молодого спортсмена?

— Да.

— Нападение животного. Дело обычно, хотя, уже давно не наблюдающееся…

— Это всё?

— А, что, док? Вы знакомы?

— Нет, просто, — Адам неуклюже почесал горло. — Просто стало интересно.

— Ну, говорят, его видели примерно за час до гибели в баре на Беттери — Стрит, — выдохнул шериф. — Там всегда собираются, самые заядлые алкоголики. Не знаю, что он там делал…

— Пил?

— Вряд ли, его мать местный прокурор, а отец знаменитый спортсмен, а, как известно, яблоко от яблони не далеко падает.

— Я бы не был так в этом уверен, — едва слышно пролепетал парень. — Что ж, мне пора. Нужно…, нужно покопаться в архивах…

— Ну, удачи, я пока запишу данные этого парня…

— Опять молодой? — неожиданно для себя самого, спросил Адам.

— Да, восемнадцать лет. Жил в приюте, копошился на трех работах, и вот…

— Что же могло произойти?

— А у нас в Шамплейне много чего происходит, — усмехнулся Сендлер. — Не озеро, а пресное кладбище…

— Ладно, — выдохнул парень, и взмахнул рукой. — До встречи.

— И тебе всего хорошего, Саймон…

Бар на Беттери — Стрит был похож на очередную забегаловку на окраине города. Обшарпанные стены и грязные деревянные столы, уйма пьяных байкеров возле барных стоек с кружками свежего пива, и толстыми сигарами в руках.

Клубки дыма делали воздух мутным, а запах стоял отвратительный, особенно для тех, кто никогда в жизни по–настоящему не делал затяжку дешевых старых сигар. Древний рок рвался наружу из огромных колонок, на которые, кажется, были потрачены все сбережения, а на сцене обливалась мартини и самбукой пьяная женщина в полуголом одеянии.

Подойдя к барной стойке, Адам, достал пару долларов и положил их поверх пустой кружки под пиво. В ту же секунду, рядом показался толстый лысый мужчина, и вытер руки о и так грязную «белую» майку.

— Тебе чего, сынок?

— Я здесь по работе.

— Журналюга?!

— Нет, ищу друга, — пытаясь перекричать музыку, воскликнул Адам. — Позавчера здесь был девятнадцатилетний парень, Шон. Рыжий, в кожаной дорогой куртке…

— А! Тот качек, — рассмеялся бармен, и перекинул полотенце через плечо. — Да, помню такого.

— После бара, куда он пошел, или с кем…

— Ммм…, я что–то припоминаю, но…

Увидев, как мужчина заглядывается на его карманы, Адам, решительно вытащил ещё пару долларов, и бросил их на стол.

— А теперь?

— Ты, сынок, проворный малый, — прохрипел бармен, и стянул деньги себе. — Да, он ушел не один.

— С кем?

— С каким–то блондином. Он явно не местный…., одет, как на Хеллоуин.

Глаза парня загорелись, и он довольно выдохнул, радуясь, что идет по верному пути.

— И куда они пошли?

— Не знаю.

— У меня больше нет с собой, — недовольно отрезал Адам.

— Да, дело не в деньгах. Я серьёзно не знаю… У меня кроме твоего парня ещё куча заказов, так что…

— Ладно, можешь идти, — бармен медленно поплелся к новым заказчикам, а парень расстроено выдохнул, и сильно ударил по стулу. — Дьявол!

— Чего такой грустный? — неожиданно над ухом прошептала какая–то женщина, и, обернувшись, Адам, увидел пьяную блондинку, старательно пытающуюся, залезть на рядом стоящий стул.

— Лучше пойди, умойся, — недовольно отрезал он, и, сорвавшись с места, пошел вон из бара. — Не хватало мне ещё завести знакомство со…

Неожиданная серия ударов, разнеслась эхом по улице, и парень, прервавшись, остановился. Внимательно прислушавшись, он пристально огляделся вокруг, и тяжело выдохнул, решив, что это очередная драка пьяных байкеров. Именно это обычно происходит после веселого времяпровождения в баре…

Затащив руки в карманы, Адам продолжил путь, тщательно думая, что делать дальше. Куда идти? Где подсказка?!

Ещё один грохот заставил парня замереть. Только теперь до его слуха донеслось ещё и рычание….

Сорвавшись с места, он понесся в направлении ударов, и за зданием заметил того, кого искал на протяжении всего дня.

Блондин, держал за горло какого–то парня, с выставленными вперёд клыками. Неопытный охотник, сразу бы счел его вампиром, но…

Выхватив револьвер из кармана, Адам уверенно вскинул руки вверх, и, прицелившись, выстрелил.

Только потом его душу одолели сомнения, кричавшие о том, что нужно было проверить, но к счастью, они оказались беспочвенны.

Подойдя ближе, парень увидел блондина, тело которого постепенно превращалось в сухое, безжизненное чучело: обычная смерть оборотня.

Выдохнув, Адам спрятал револьвер, и повернулся к парню, державшемуся рукой за горло.

— Ты как?

— Я…, я…

Уилсон внимательно осмотрел его тело, и вдруг заметил укус на шее. Кровь лилась не сильно. Видимо, он подоспел вовремя.

— Ничего, рана, заживет, а шрам…, они ведь украшают мужчин?!

— Что это было? — ошеломленно воскликнул парень, и растеряно огляделся вокруг.

— Оборотень.

— Что?!

— Не волнуйся, буквально через минуту я сотру тебе память.

— Зачем, я не…

— Меня кстати Адам зовут.

— Дженсен.

— Приятно познакомиться, и…., — парень медленно провел рукой перед лицом Джеса. — И пока…

— Пока? — недоуменно отрезал он, и выпрямился. — С чего это вдруг? Этот парень укусил меня, а ты собираешься просто так уйти?!

Адам ошарашено уставился перед собой, не понимая, почему память не стерлась. Ещё раз, взмахнув рукой, он, удивленно вскинул брови и отпрянул назад, не веря глазам.

— Может, хватит крутить передо мной пальцами? — возмутился Дженсен. — Я спрошу ещё раз: что это было?!

— Поразительно, — выдохнул парень. — Ты не поддаешься моим способностям!

— Каким к черту способностям?! Ты двинулся?

— Ладно, прости меня…

— За что?!

— За это…

Адам с силой ударил Дженсена по голове, и тот, потеряв сознание, упал на землю.

— Так, тебя гораздо легче будет тащить домой…

Когда солнце поднялось над Саут — Берлингтоном в лаборантской было тихо.

Джули и Элисон крепко спали, расположившись на холодном липком полу. Их сумки, раскрытые, валялись в ногах, а из крана медленно лилась вода, которую они забыли выключить.

Возможно, после такой тяжелой ночи, они проспали бы ещё пару часиков, но рев школьного звонка заставил их подорваться с пола так же быстро, как военные в казарме.

Испуганно оглядевшись вокруг, Элли быстро перевела сонный взгляд на Джулз, и настороженно положила руку на её плечо.

— Ты как?

— Я? — растеряно переспросила девушка, и приложила ладонь ко лбу. — Я нормально. Мне гораздо лучше.

— Значит, Адам успел…

— Адам?

— Да, — довольно выдохнула Эл и ринулась обнимать девушку, с которой они в принципе никогда толком не общались. — Что ж, теперь я должна сделать то, чему он меня научил вчерашней ночью…

Джули недоуменно вскинула брови, и подозрительно сузила глаза.

— Ты о чем?

— Поверь, так будет гораздо лучше.

«Если, конечно, у меня получится» — в мыслях добавила Элисон, и медленно провела рукой перед лицом девушки.

В предвкушении чего–то ужасного, Эл отошла на шаг назад и испуганно сожмурилась, молясь о том, чтобы всё получилось. А Джулз просто стояла, как вкопанная и растеряно смотрела сквозь неё, будто в трансе.

С ужасом девушка запаниковала, не зная, что происходит. Почему Джулия молчит? Почему не двигается? И тут произошла просто спасительная вещь. Она заговорила:

— Что мы здесь делам, Элли?

— Мы…, мы пришли за сумками!

— Что? И, господи! — неожиданно вскричала она, увидев свою одежду. — Какого черта?! Элисон…?!

— Это краска, дуреха…, — с притворным спокойствием воскликнула она. — Мы только что её разлили…

— Аааа…, ужас какой–то…

— Не то слово. Самый настоящий ужас…

Вновь в темном помещении оказалось два человека. Лоренс сидел на своем излюбленном кресле, а Стенли, только что, появившийся, довольно улыбался.

— Надеюсь, у тебя хорошие новости, — прохрипел последний из рода Ван дер Кровенов, и судорожно откашлялся.

— Итан мертв.

— Что?! Но кто…

— Адам Уилсон.

— И чему же ты улыбаешься, балбес? — вспылил Лоренс и подорвался со стула. — Неужели тебе не ясно, что я должен убить его! УБИТЬ!

— Постойте, вы не поняли…, — спокойно отрезал Стенли.

— О чем ты?

— Итан мертв, но у нас появилось преимущество куда лучше, чем жалкие нападения со спины.

Лоренс пристально впился зленными глазами в парня, и тяжело выдохнул.

— Теперь жизнь Адама и Элисон Уилсонов у нас будет, как на ладони…

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Глава 6

Весна в осеннюю пору

***

Элисон быстро бежала вон из школы, сгорая от желания увидеть Адама. Ей жутко хотелось узнать, что же произошло, как он спас Джули. Отпросившись у учителей, девушка понеслась домой, предварительно проверив, что молодая журналистка — Джулз, хорошо себя чувствует. К счастью, девушка ничего не помнила, и пообещала, что, переодевшись к кабинете — Эл была весьма удивлена узнав, что у неё в шкафчике есть запасная одежда — отправится на уроки.

На небе было на удивление чисто: ни одного облака. Лучи приятно ласкали кожу, хотя приближался заветный ноябрь. Заветный, потому что 21 ноября у близнецов должно было состояться первое совместное день рождение…

Элли устало выдохнула, и прибавила скорость, когда перед ней появился Ричард.

Парень недовольно скрестил на груди руки, и посмотрел на девушку так пристально, что у неё смялись внутри все органы.

— Ты где пропадаешь? — обвинительно воскликнул он. — Решила, меня бросить?!

— Рич, успокойся, — быстро выпалила Эл. — У меня сейчас куча дел, и я должна…

— Стоп, — парень уверенно остановил девушку, поставив руки ей на плечи.

— Дай мне пройти. Я спешу…

— Что происходит? Я тебя практически не вижу. Ты…, ты, словно исчезла…

— Ричард, у меня сейчас нет времени на выяснения отношений. Сразу скажу, что тут проблема не в тебе…

«Хотя…!» — недовольно взвыл внутренний голос, и девушка задумчиво посмотрела вверх.

— Тогда в чем? — не унимался парень. — Детка, ты можешь мне довериться…

— Да? — усмехнувшись, протянула она, и осознала, что ей некому доверять. Только самой себе. — Я так не думаю.

— Элисон, ты же не хочешь поссориться?!

Почему этот укоризненный тон, заставил девушку почувствовать, как сотни острых клинков впились в легкие. Тяжело дыша, она обижено подняла глаза на Рича, и нервно смахнула рукой пряди черных волос с плеч.

— Нет, я не хочу ссориться…

— Тогда, сегодня я буду ждать тебя на пляжной вечеринке.

— Но, Ричард, у меня не…

— Не зли меня, детка, — недовольно подметил парень, и властно притянул Эл к себе. — Ты же знаешь, что может случиться, если я расстроюсь…

Элисон потеряно заморгала глазами, ощущая, как его руки сжимают её худую талию. Так хотелось отстраниться, убежать, расплакаться, но…

— Хорошо, я приду…

— Вот и отлично! — отрезал Рич, и прижался губами к холодной щеке девушки. — Я буду тебя ждать, и…, — Эл медленно отстранилась, и обхватила себя руками. — И переоденься, а то сейчас на тебе, что–то весьма некрасивое…

Девушка обижено вздернула подбородок вверх, и понеслась домой, желая выкинуть этот момент из головы, как и все предыдущие.

А Ричард довольно ухмыльнулся, и двинулся дальше к школе, где его наверняка, никто не ждал. Когда у тебя много денег и имеются влиятельные родители, учителя не представляют из себя никакой угрозы. Он мог заявиться по середине занятий, и не получить ни одного упрека или замечания. Такой жизни кто–то завидовал, кто–то считал её сущим адом, единых мнений не было. Но все точно бес сомнений хотели стать Элисон, ведь она как девушка получала от такого парня только самое лучшее.

Ричард непроизвольно поправил легкую куртку, и протер пальцем подбородок. Кажется, после этих действий он чувствовал себя гораздо увереннее…

— Эй, парень? — неожиданно окликнул его светловолосый мужчина.

Рич нехотя остановился, и высокомерно вскинул брови.

— Мы когда–то встречались? — недоуменно прошелестел он и странно нахмурился.

— Нет, но у нас есть общая знакомая…

— Неужели?

— Да, — ответил незнакомец, и его хитрые желтоватые глаза, сверкнули, как искорки. — Элисон Уилсон. Ты, наверно, слышал о такой…

Рич нелепо усмехнулся, и гордо выпрямился.

— Конечно. Это же моя девушка!

— Что ж, давай отойдем, поговорим о ней…

— О ней?

— Да…, я хотел бы кое–что узнать…

И мужчина, обхватив за плечи молодого спортсмена, скрылся в тени…

***

Элисон чувствовала, как глазам подкатили слезы, и еле сдерживала их бешеный поток. Господи, Ричард когда–нибудь доведет её, это непременно случиться, и она расплачется прямо у него перед носом, как самая слабая и бесхарактерная личность. Сейчас ей волей случая удалось контролировать эмоции, но ещё один подобный выпад, и она точно расколется, как орех на две части.

Открыв дверь дома, она забежала вовнутрь, и устало облокотилась спиной о стену, старательно держа равновесие. Хотелось скатиться вниз по гладкой поверхности, и…

Какой–то шум привлек внимание Элли, и она настороженно огляделась вокруг. Бросив сумку на диван, девушка решила подняться наверх, но тут её взор привлекла открытая дверь подвала, что было весьма удивительно, учитывая, как редко туда кто–либо ходил.

Обеспокоено выдохнув, Элисон прижала руки к себе, и, словно невесомая пушинка, проскользнула в темное помещение. Свет не горел. Запах гнили и свежей земли был таким же сильным и приторным, как раньше, вот только этот стул…, он никогда не стоял здесь…

Девушка испуганно расширила глаза, как вдруг в комнате что–то щелкнуло, и дуновение ветра, оттолкнуло её в сторону. Удержавшись на ногах, Эл попятилась к двери, но тут…

— Подожди, это я, — быстро выпалил знакомый до боли голос, и, повернувшись, Элисон заметила брата. Он расставил руки в стороны, и мило улыбнулся. — Я думал, это мама…

Девушка раскрыла рот, чтобы что–то сказать, но вдруг передумала, и ринулась к Адаму. Крепко прижав его к себе, она выдохнула так судорожно, что парень нелепо усмехнулся.

— Ты чего?

— Я так испугалась! — ошеломленно заявила Эл. — Думала, тут кто–то другой! К чему весь этот концерт?

— Как я уже сказал, я не знал, что это ты…

— Но что ты прячешь?

— Не что, — растеряно, усмехнулся Адам, и нервно потер руки друг о дружку. — А кого…

— В смысле?

Элли недоверчиво вскинула брови, и брат, взяв её за руку, повел за собой вглубь подвала. На стуле, который девушка увидела буквально две минуты назад, сидел парень лет двадцати одного, со светлыми короткими волосами, и невероятно крепкой спиной. Резкие черты лица, делали этого незнакомца только красивее: четко очерченные подбородок, скулы и грубый лоб. Эл смотрела на него так задумчиво, что заметила кровь, только тогда, когда сумела оторвать взгляд от мужественных мускулистых рук.

— Кто это?! — ошеломленно вскрикнула она, и невольно отстранилась от брата. — Что ты сделал?!

— Этот парень, Дженсен. Он стал жертвой того же оборотня, который укусил Джули…

— И поэтому ты его избил? Адам, — осудительно воскликнула Элисон и ринулась к незнакомцу. Захватив с собой по пути синее полотенце, она, к счастью уже имея опыт, начала медленно вытирать кровь с его лица. — Ты просто…, просто невероятен! Зачем?!

— Я не бил его, — спокойно отрезал парень. — Это постарался сделать тот блондин…

— Блондин?

— Оборотень. Так что…

— Но зачем ты привел его сюда? — недоуменно спросила девушка и приподняла лицо Дженсена за подбородок. — Вряд ли из добрых побуждений…

— Мои силы не действуют на него.

— В смысле?

— Я попытался стереть ему память, но у меня ничего не вышло.

— Разве это возможно?

— В том то и дело, я не знаю. — Адам растеряно выдохнул, и подошел ближе к сестре. — Именно для того, чтобы узнать ответ, я принес его к нам в дом.

— Мог бы посоветоваться со мной, прежде чем приводить сюда незнакомца, — недовольно отчеканила Элли и аккуратно провела рукой по коротким волосам парня. Это движение было непроизвольным, случайным, но зато таким приятным…

— У меня не было времени. Знаешь, его очень тяжело было тащить на своей спине от Беттери — Стрит до нашей улицы!

— Только не жалуйся, — взвыла девушка, и приподнялась с колен. — Иначе, я перестану тебя уважать.

— А ты меня уважаешь?

— Эээээ…, уже нет!

Адам звонко рассмеялся, и облокотился спиной о стол.

— Как там Джули? С ней всё в порядке?

— Не волнуйся Ромео. Она цела и невредима.

— Я…, я бы так хотел увидеть её, — выдохнул парень, и неуклюже почесал шею. — Наверно, она потеряна…

— С чего же? Я стерла ей память, — неуверенно подметила девушка, и пристально посмотрела на брата. — Только мне одно не понятно…

— Что именно?

— Почему ты ещё здесь.

— В смысле?

— По–моему ты уже должен нестись к ней на всех порах своей любви, разве не так? — усмехнулась Эл, и вскинула аккуратный брови. — Иди Ромео, я думаю, твоя Джульетта хотела бы тебя увидеть…

— Ты, правда, не против? — удивился парень.

— А этому возможно воспротивиться? Думаю, нет…

— Мне не очень хочется оставлять тебя одну с этим Дженсеном…

— Господи, да иди уже! Я и сама смогу с ним разобраться, а вот в ваших отношениях с Джули — никогда.

— Спасибо, — тихо прошептал Адам и подлетел к сестре. — Если, что, ты только позвони, или сбрось смс, или…

— Время–я–я-я…

— Всё уже убегаю. До встречи!

— До встречи. И будь осторожен!

Адам бежал так быстро, что едва чувствовал землю под ногами. А сердце стучало бешено, колотилось в груди, как ненормальное! Это состояние больше походило на истерику.

Вбежав в школу, парень довольно выдохнул, увидев людей, ходящих по кабинету: перемена. Не теряя ни минуты, он поплелся в кабинет редколлегии, надеясь, что Джули там, хотя…

Неожиданно он во что–то врезался, и почувствовал, как чья–то рука ухватился за его плечо. Это странное ощущение внутри его тела, теплом растеклось по конечностям. Что это было? Почему дыхание остановилось, а люди замерли, как на остановленной пленке? Посмотрев перед собой, Адам увидел её лицо: именно её небесные глаза, и бледную кожу, почувствовал именно её руку на своем плече, и стук её сердца, так близко…

— Джулз, — прошептал он, вдыхая сладостный аромат её жгуче–черных волос. — Это ты…

— Да, — неуверенно прошелестела девушка и медленно отстранилась. — Как ни странно это я.

Он мог смотреть на неё вечно, исследуя черты её идеально ровного лица. Но потом, поняв, что пора взять себя в руки, парень недоуменно встряхнул головой, стараясь приобрести ясность рассудка.

— Прости, я случайно, — выпалил он, и наклонился за книгами. — Извини, я не хотел.

— Ничего, давай я сама.

Девушка так же опустилась на колени, и вдруг столкнулась с его лбом. Неуклюже упав на линолеум, она пластом расположилась на полу, и, усмехнувшись, схватилась рукой, за висок.

— Ауч…

— Ты в порядке? — чувствуя себя полным идиотом, и по совместительству героем любовного романа, воскликнул Адам, и протянул руку к девушке. — Не болит?

— Не очень…, я просто ходячая катастрофа…

— Нет! — отмахнулся парень, подходя к ней, и неожиданно спотыкнулся на её сумке. Попытавшись схватиться руками за что–нибудь, расположенное рядом, он только сильнее раскачал своё тело, и с грохотом свалился около ног Джули. — Теперь я тоже вправе сказать: Ауч!

Девушка мелодично рассмеялась, и, не обращая внимание на лица прохожих, придвинулась ближе к Адаму.

— Ты ударился головой.

— Я всегда был безбашенным, что тут сказать…

— Нет, я серьёзно, — протянула она, и приложила холодную руку ко лбу парня. — Уже виден отек…

Сердце Адама замерло так резко, что всё тело сковала болевая судорога. Потеряно подняв глаза на Джулз, он мечтательно выдохнул, и попытался выдавить улыбку, но…

— Не волнуйся, — неожиданно выпалила девушка. — Синяк скоро пройдет!

До чего же смешно вышло. Она подумала, что Адам сейчас волнуется из–за глупого отека. Как же Джулия ошибалась…

— Да, я…, я знаю…

— Надо приложить что–нибудь холодное, — медленно проговорила она, неотрывно смотря в темно–синие глаза парня.

— Надо…

— Так будет гораздо лучше.

— Будет…

— Да, и к тому же, — Джули неуверенно сглотнула, придвинувшись к Адаму катастрофически близко. — Я думаю, что он очень скоро…

— Да…?

— Очень скоро…

— Ммм?

— Очень скоро, — её лицо было так близко, так…, — пройдет! — резко отрезала девушка и быстро отстранилась.

— Что? — растеряно выдавил из себя парень, явно ощутив, что время несется с бешенной скоростью.

— Тут жарко, тебе не кажется? — нелепо протянула Джулз, схватившись за воротник футболки.

— Я могу принести чего–нибудь выпить…

— Да, было бы не плохо! — они одновременно встали с линолеума, и Адам, аккуратно отдал все книги в её хрупкие руки. — Я сейчас буду в кабинете редколлегии.

— Что ж, тогда жди меня там…

— Договорились!

— Договорились…

Девушка испарилась так неожиданно, что парень даже не успел заметить, как её фигура скрылась за поворотом. Ошарашено протерев лицо руками, он подошел к стене, и неуклюже ударился об неё и так больной головой.

— Черт! — взвыл он, и крепко зажмурил глаза. — Кажется, я забыл, как дышать…

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Когда Элисон вытерла почти всю кровь с лица Дженсена, стрелка часов приблизилась к полудню. Аккуратно приложив руку к ране на шее, девушка почувствовала легкий ветерок, и ощутила, как потеплела в том месте кожа. Буквально через секунду шрам исчез, просто испарился, и Эл, довольная своей работой, искренне улыбнулась.

— Вот так, — медленно протянула она, решив, что рассеченную бровь, лучше заклеить пластырем.

Отложив полотенце на стол, Элли тщательно промыла руки, и тяжело выдохнула, все, никак не выбросив из головы разговор с Ричардом. С ним трудно было бороться, хотя каждая клеточка её тела сопротивлялась так сильно, что девушка смогла бы победить ни одного врага, но история, связанная с Ричем оказалась гораздо страшней всей нечисти, обитающей на планете.

Эл почувствовала, как к глазам прикатили слезы, слезы отчаяния и безысходности. Наверно, её организм, наконец, понял, что так больше продолжаться не может…

— Где я? — неожиданно прохрипел низкий голос, и, заставленная врасплох, Элли резко развернулась лицом к незнакомцу.

Парень недоуменно завертел головой в разные стороны, но вдруг остановился, заметив её. Его ярко–зеленые глаза смотрели пристально и настороженно, словно сканировали её душу, тело. Не выдержав, Элисон медленно отошла в сторону и обвила свою талию руками.

— Не волнуйся, ты у меня дома, — неуверенно ответила она, и сделала шаг вперёд. — Я Элисон. Сестра человека, который принес тебя сюда.

— Элисон? — словно пробуя имя на вкус, прошелестел Дженсен. — Я…, я…, впрочем, я думаю, ты знаешь моё имя, ведь так?

— Да, как ни странно.

— Тот парень…

— Адам.

— Да, какого черта, он принес меня сюда?! — возмутился Джес, и всплеснул руками в стороны. — Я заложник?

— Нет, что ты, — усмехнулась девушка, и села напротив незнакомца. — Просто, сложилась некоторая проблема…

— Какая именно?

— Нуууу…, так пустяки…

— Какая?!

— Тебя укусил оборотень…

Дженсен настороженно замер, как вдруг резко встал со стула.

— Ясно, ты такая же сумасшедшая, как и твой братец…

— Нет, стой, — Эл появилась перед парнем, так неожиданно, что тот растеряно, вскинул брови и скрестил на груди руки.

— Как ты…?

— Послушай, я понимаю, тебе всё это кажется сущим бредом, поверь мне тоже. Но мир немного не такой, каким кажется.

— Что ты имеешь в виду?

— Тебя укусил не простой человек, это был оборотень, и Адам спас тебе жизнь, когда всадил ему в сердце серебряную пулю, — уверенно подметила Эл. — Так что, волей не волей, ты стал, замешан в том, о чем в принципе не должен был знать. К тому же…

— Это ещё не всё? — с притворным ужасом перебил её Джес. — Что ж, твой список весьма длинный…

— Пойми, никто из нас не хотел, втягивать тебя в эту историю! Адам собирался стереть тебе из памяти тот момент, когда на тебя накинулся оборотень, но ничего не подействовало!

— Почему? Со мной что–то не так? — неуверенно пробормотал парень.

— Именно поэтому ты здесь: мы не знаем ответа на этот вопрос…

— И как долго вы будете искать разгадку?

— Слушай, перестань язвить! — недовольно воскликнула Элисон и произвольно вскинула на берда руки. — Мне это нравится не больше, чем тебе!

— А как ты предлагаешь мне на это реагировать?! — возмущенно спросил Джес. — Я должен был сказать: ах, ладно! Оборотни? Да что там, такое каждый день происходит…

— Дженсен, я пытаюсь помочь!

— Как?!

— Как?! — свирепо прошипела девушка, и стремительно стала идти на парня. — Да, я битый час стирала с твоего самодовольного лица кровь, и залечивала раны! И ты спрашиваешь как?!

Её тело остановилось буквально в тридцати сантиметрах от Дженсена, и, тот ошеломленно вскинув брови, поднял руки в примирительно жесте.

— Ок, я не знал.

— Вот так помогай людям, — выдохнула Элисон и устало протерла рукой лоб. — Ты к ним со всем сердцем, а они ещё потом высказывают какие–то вымышленные претензии…

— Согласись, то, что сейчас со мной происходит это бред, и я просто так не могу с этим смириться. Ты меня прости, конечно, но я не собираюсь говорить тебе спасибо…

— А разве я тебя об этом просила? — на удивление спокойно фыркнула девушка. — Ты меня тоже прости, но у меня нет времени с тобой нянчиться…

— Нянчиться?

— Да. А ты думал протирать тебе лицо от крови и грязи приятно?!

— Знаешь, я думал, что да, — с сарказмом подметил Дженсен.

— Боюсь тебя разочаровать, но это не так.

Элисон театрально повернулась к нему спиной и направилась вон из подвала.

— Постой, а я могу где–нибудь умыться?

— В двух метрах от тебя стоит рукомойник…

— А как на счет нормальной цивилизованной ванны?

Эл недоверчиво посмотрела на парня, и внезапно заметила, как он очаровательно выглядел. Его хитрые зеленые глаза, мужественные плечи, и обворожительная улыбка…

Черт, её подери, но Элисон уже чувствовала, как её накрывает волна робости и желания.

— На втором этаже, третья дверь справа…

— Весьма благодарен, — язвительно протянул Джес, и подошел к Элисон вплотную, на что та, недовольно фыркнула, и взмахнула в воздух черными волосами.

— Не стоит…

Адам медленно шел в магазин, пытаясь понять, что с ним происходит. Почему его ноги сплетаются, язык перестает двигаться, а мозг отказывается работать?!

Всегда уверенный в себе парень, превращался в ранимого мальчика, для которого одно слово той заветной девушки решает судьбу, и предсказывает будущее. Смешно! Неужели он больше не тот, кем был раньше?

Хотя, разрази его гром, но это странное чувство было довольно–таки приятным, словно наступал новый этап в его жизни.

Самое главное заключалось в том, что ему уже не хотелось, чтобы его любили, ценили и уважали, ему хотелось самому дарить подарки, радовать её, доставлять удовольствие, и это было прекрасно, ведь такие ощущения значили куда больше, чем простое влечение или легкая интрижка.

Довольно улыбнувшись, Адам закинул голову назад, и крепко зажмурил глаза от ярко–палящего солнца. Хотелось кричать от радости, говорить всем прохожим о том, что, кажется, я влюбился! Но, к счастью, парень обладал более спокойным характером, так что он обошелся лишь слегка пританцовывающим шагом и очаровательной открытой улыбкой.

«Может сочинить ей песню? Или стих?!» — взбрела в его голову мысль, и парень недоуменно вскинул брови, осознав, что писатель из него никакой. Хотя ведь для этого есть Элли…

Внезапно прямо перед носом Адама пронесся человек. Он бежал с такой внеземной скоростью, что вьющиеся волосы парня откинулись назад. Недоверчиво нахмурившись, он подозрительно сузил глаза, и тяжело выдохнул, осознавая, что за водой дойти у него так и не получится …

Пришлось изрядно попотеть, чтобы нагнать человека. Это была женщина лет тридцати пяти, в странном длинном плаще, и сильно очерченными черными глазами. Светлые короткие волосы, спадали на плечи, и казались золотыми, как солнце. Давно Адам такого не видел…

Нервно осмотревшись, незнакомка скрылась за углом, сорвавшись с места просто мгновенно.

Странно нахмурившись, парень последовал за ней, чувствуя, что с ней что–то не так, но что именно?

Стараясь идти тихо, Адам медленно переставлял ноги, расставив руки в стороны для равновесия. Квартал, в который завела его женщина, оказался очень мрачным и устрашающим, с облезлыми стенами, и оравой мусорных баков. Казалось, здесь не бывает света, словно ему запретили проникать в такие отчужденные участки города.

Прислонившись к стене, парень осторожно выглянул за поворот, и заметил незнакомку. Она растеряно оглядывалась вокруг, словно ожидая чего–то ужасного. Руки нервно рыскали по карманам, глаза бегали из стороны в сторону…

— Да, что с тобой, — едва слышно прошептал Адам, как вдруг женщина повернула голову к нему. Её взгляд прожег стену, словно лазером, и парень на секунду почувствовал себя, как под рентгеном. Послушались приближающиеся шаги. Один за другим они разносись эхом по улице, и Адам уже схватился одной рукой за перчатку, приготовившись быстро снять её, но делать ему этого не пришлось.

Громчайший грохот взорвался буквально в нескольких метрах от него, и ошеломленно выглянув вновь, парень заметил то, отчего у него пробежали мурашки по коже: прижав за горло к разрушенной стене женщину, по середине переулка стоял Элиот. Его коричневый плащ колыхался из стороны в сторону, серые глаза смотрели презрительно и жестко.

— Ты от меня убегала? — убийственно четко промурлыкал он, словно играя с незнакомкой, и сильней поднял её над землей.

— Ты…, как ты нашел меня?

— К счастью твои родные ещё не научились заметать за собой следы: обескровленные трупы в Вегасе, Хьюстоне, Далласе, Денвере, Рико… вы перешли черту, Сицилия…

— Я практически никого не трогала, клянусь! — горячо воскликнула женщина, пытаясь вырваться. — Только мой брат и его дружки, мои родители и дочь ни при чем!

— Что я сказал тебе, когда мы встретились в Далласе? А?

— Ты сказал…

— НУ!

— Сказал, чтобы я забрала Миранду, и убиралась вон из Америки, — прохрипела она, едва хватая тонкими губами кислород.

— И что сделала ты?!

— Прости меня! Я не успела! Уильям пообещал уехать вместе со мной, правда, здесь у него было какое–то дельце. Он сказал, если мы выпьем кровь у этих людей, то навсегда перестанем бояться таких…, таких как ты…

— Сицилия, Сицилия, — протянул Элиот и грубо ударил женщину по туловищу. — Я ведь не в игры с тобой играю. Зачем твоему брату понадобилось приехать сюда? И про каких людей идет речь?

— Я не знаю, — прохрипела женщина. — Правда, ничего не знаю…

— Тогда ты мне больше не нужна…

— Нет, постой, Тоилэ! — затараторила она. — Не надо прошу! Моя дочь, Миранда, она…

— Ты упустила свой шанс, — на ухо прошептал ей парень и сильней сжал в тиски горло. — Прощай, Сицци…

Одно резкое движение, и голова незнакомки оказалась отдельно от её туловища.

Адам ошарашено уставился на Элиота, не веря глазам. К тому же, то, как назвала его женщина — Тоилэ — было весьма необычным.

Поправив свой плац, парень вытер руки друг о дружку, растирая на них кровь, и спокойно выдохнув, испарился в воздухе, оставив Уилсона в полном ужасе и недоумении.

В состоянии глубочайшего шока, Адам потянулся за телефоном, и набрал номер Элисон. Ему показалось, что те секунды, когда шли гудки, растянулись на целую вечность, но вот на том конце трубки послышался спокойный голос сестры, и, набрав в легкие больше кислорода, парень выдавил:

— Ты даже не представляешь, что я сейчас видел…

Глава 7

Большая тайна маленькой Элли

***

После разговора с братом, Элисон долго не могла прийти в себя, пытаясь осознать, что Элиот не простой человек. В её классе учится убийца! Разве это не дошло до абсурда?! Школе и так хватит двух близнецов со сверхспособностями, а тут ещё и юный Ван Хельсинг…

Направившись, в ванну, из которой подозрительно долго не выходил Дженсен, девушка захватила по пути грязное синие полотенце, и твердо решила его постирать. В конце концов, потом трудно будет объяснять маме, откуда на нем появились пятна крови…

Уверенно потянув дверь на себя, Элли застыла в немом ужасе, увидев Джеса полуобнаженным. На его бедрах висело махровое полотенце, и…, и, в общем–то, и всё…

Ошеломленно раскрыв от удивления глаза, девушка неуклюже пошатнулась назад, но вовремя успела схватиться рукой за стену. Слава Богу, ей удалость удержать равновесие.

— Ты…, — она попыталась спокойно вздохнуть. — Смотрю, ты решил полностью воспользоваться всеми возможностями ванной комнаты.

Дженсен провел рукой по только что выбритому подбородку, и мило улыбнулся.

— Грех, было не воспользоваться.

— Что ж, — Элисон ошарашено осмотрела накаченное тело, и смущенно зарделась, нервно сглотнув, накопившуюся во рту слюну. — Позови, когда будешь готов…

— Я всегда готов, Лис.

— Лис?!

— Ну, — протянул парень, проведя рукой по волосам. — Как–то непринужденно получилось…

— Очень мило, — отрезала Эл. — Может, тебе стоит дать одежду? Правда, вряд ли размер Адама совпадает с твоим…

— Вряд ли, — хитро согласился парень, сделав шаг навстречу девушке. — Правда, в таком случае, мне больше нечего одеть…

Элисон ошеломленно застыла на месте, не в состоянии оторвать взгляд от капель воды, ещё оставшихся на накаченных руках и спине Джеса. И как бы разум не твердил ей взять себя в руки, сердце говорило совершенно иначе.

— И всё же, — наконец, подала признаки жизни девушка, когда Дженсен почти вплотную приблизился к ней. — Я попытаюсь что–нибудь найти…

Она буквально выбежала из ванны, чувствуя, как сердце бешено стучало в груди. Тяжело дыша, Элисон ворвалась в комнату брата, и медленно опустила на мягкую его кровать.

«Сон, как же ты мне сейчас необходим» — с отчаянием подумала она, и потеряно огляделась вокруг.

Что ж, её миссия была весьма не простой, ей нужно было отыскать вещи Адама, да ещё и те, которые смогли бы подойти Дженсену.

Поиск дал определенные результаты, но соответствовали ли они габаритам парня?

Вновь зайдя в ванну, Эл уже ровно дыша, подошла к Джесу и протянула ему зеленую футболку и джинсы.

— Примерь, я не думаю, что это твой размер, но всё же…

— Спасибо, — отрезал парень, и аккуратно забрал у неё вещи.

— Что ж, переодевайся…

Спустившись вниз, Элли неуклюже упала на диван, и невольно задумалась: кто же такой на самом деле Дженсен? Убийственно красивый парень, или очередная пустышка, населяющая нашу планету? Признаться, ни одна бы на её месте не смогла бы устоять перед его очарованием, но, девушке предстояло самое сложное — она должна была сделать это. И, к сожалению, причина была не только в том, что они знакомы один день. Ричард — вот что пугало её больше всего…

Послышался скрип половиц, и, обернувшись Эл, заметила парня, спускавшегося по лестнице. К счастью, одежда смотрелась вполне прилично. Естественно Джесу было не удобно, но выбирать не приходилось.

— Я, словно в целлофановом пакете, — недовольно пожаловался он. — Даже не могу толком двигаться…

— Ничего, я думаю, и так сойдет.

— Знаешь, Лис, сегодня ты была очень грустной, ещё в подвале. Так и хочется спросить, что же у тебя произошло?

Девушка, заставленная врасплох, нелепо отмахнулась рукой, и отвернулась в другую сторону.

— С чего ты решил, что я была грустной?

— Заметил…

— Значит, ты не правильно истолковал моё настроение.

— Я так не думаю, — уверенно отрезал он, и сел рядом с Элли. — В таких вещах я не умею ошибаться.

— Что ж, поздравляю, всё бывает в первый раз!

— Лис…

— Перестань меня так называть, — выдохнула девушка и недовольно поджала губы. — Это глупо…

— Почему же? — усмехнулся Дженсен. — Мне очень даже нравится.

— Но мне нет.

— Правда? Или ты просто не хочешь в этом признаваться?

Укоризненный взгляд парня пронзил девушку насквозь, оставив кровавый тонкий след, и она тяжело выдохнула, неуверенно покачав головой.

— Джес, лучше подумай о том, что происходит с твоей жизнью. Поверь, сейчас у тебя проблем и так хватает…, вряд ли ты захочешь выслушать мои…

— То есть они всё–таки есть! — серьёзно подметил парень, и пристально посмотрел на Эл. — Ты чего–то боишься…

— Нет.

— Странно, вроде такая сильная, и одновременно…

— Хватит! — рявкнула Элисон и обижено подняла глаза на Дженсена. — У тебя когда–нибудь были такие вещи, которые ты никому и никогда не должен был рассказывать?

Почему–то этот вопрос поставил парня в тупик. Он недоуменно отвернулась, и горько улыбнулся, словно самому себе.

— Да, были.

— И сможешь ты мне сейчас поведать свои тайны?

— Нет, — твердо выдохнул он, и вновь посмотрел на Эл. — Но я уверен, что мои секреты не сравнимы твоими…

— Поверь, — выдохнула Элли, и медленно приподнялась с дивана. — Всё не так просто как кажется.…В мире и без магии полно несправедливости.

— Ты говоришь, так, словно случилось что–то ужасное, — озадачено протянул он, и встал следом за девушкой. — Но, пробыв с тобой наедине почти целый день, я могу с уверенностью заявить, что это невозможно. Ты опять лжешь.

— Сколько ты по времени будешь сканировать мой автопортрет?! — возмутилась Эл, старательно пытаясь воспринимать все его слова, как угрозу или нападение. — Я. Не. Нуждаюсь. В. Твоей. Помощи. Ясно?

— Я так не думаю, — прошептал Дженсен над ухом девушки, и сотни электрических зарядов пронеслись по её спине. Аромат геля для душа ударил в ноздри, свежесть одеколона, ещё оставшегося в светлых шелковистых волосах вскружила голову. Элисон почувствовала странную тягу к этому человеку, словно её кто–то заставлял терять над собой контроль, словно кто–то управлял ею…

Недоуменно зажмурив глаза, она медленно отстранилась, и озадачено взглянула на Джеса. Его зеленые глаза смотрели прямо и уверенно, в них играли светлые точки, от мигающих в комнате ламп. Они гипнотизировали её, как шарик на подвеске.

Непонятное ощущение заставило сердце сжаться, всё тело напрячься.

«Что за…?!» — всплыло у девушки в голове, когда парень придвинулся чуть ближе. Она невольно потянулась к нему, будто её тянули за невидимые нити, сантиметр за сантиметром сокращалась между ними дистанция, и перед глазами Эл всё поплыло, как за окном в движущемся автомобиле. Манящая сила не отпускала, сжимала в тиски тело, не давая ему двигаться. Когда холодное дыхание Дженсена уже чувствовалось, около лица девушки, она почему–то сдалась. Просто перестала сопротивляться. А он ведь и, правда, красивый…

Это последнее, что помнила Элисон перед тем, как в комнате появился Адам.

— Эээээ…, какого черта?!

***

Парень озадачено смотрел на свою сестру, не зная, что сказать. Просто отчитать, или наоборот не обратить внимания? Чувства были смешанными, непонятными, так что, глубоко вдохнув, Адам отчеканил:

— Элисон, давай выйдем…

Девушка испытала укол недовольства, и с вызовом вскинула брови. Неужели, он собирается читать ей тирады?

— Эл, я сказал…

— Я слышала, — отрезала она, и быстро перевела взгляд на Дженсена. — Мы сейчас.

Когда дверь за братом и сестрой была закрыта, Адам буквально минуту молчал, тупо буравя Эл обвинительным взглядом. Затем, сделав круг по контуру комнаты, он остановился, и скрестил на груди мускулистые руки.

— Ты считаешь это нормальным?

— Ты чего завелся? — недоуменно протянула Элли, и пождала губы. — Мы просто разговаривали.

— Да?

— Господи, да какая тебе разница! Тебя это вообще не касается…

— Эл, мы его практически не знаем! — настоял Адам. — Он не такой как все, я уверен. Джес определенно что–то скрывает! А ты…

— Что? — возмущенно перебила брата девушка. — Что, я? Тебе ещё раз повторить, что мы просто говорили?

— Да, кого ты обманываешь! Пойми, Дженсен может быть опасен! Я же о тебе беспокоюсь…

— Ради Бога, в таких вещах, я сумею сама разобраться. Ты и сам знаешь ту же Джули несколько недель, но уже успел по уши в неё втрескаться!

— Так ты в него…?!

— Нет, конечно, нет, — устало отчеканила Элли. — Я его совсем не знаю, о чем может идти речь?

— Прошу, — парень уверенно подошел к сестре и взял её за плечи. — Прошу, не связывайся с ним. По–крайней мере пока…, здесь что–то нечисто…

— Может, я сама сумею разобраться, что мне делать стоит, а что нет?!

— Элисон!

— Да, хватит уже! — недовольно взревела она, и сбросила руки брата с плеч. — Ты как всегда раздуваешь из мухи слона…

— А ты как всегда ничего не видишь!

— Нет, это ты, Адам, никогда ничего не замечает вокруг себя! — обижено воскликнула девушка, вспомнив, что даже Джес почувствовала, в каком настроении она была утром. Так это чужой человек, а братец…, братец умчался прочь, думая только о себе. — И не надо читать мне мораль, я сыта этим по горло.

— Ты даже не хочешь меня услышать!

— А с чего ты решил, что мне это нужно?! — язвительно прохрипела девушка. — Как–то пять лет жила без твоих указов, и сейчас сумею.

Элли решительно оттолкнула брата, и направился к выходу.

— Стой, ты куда? — недовольно воскликнул Адам, и побежал следом за сестрой.

— Туда, где никто не собирается компосировать мне мозги…

Ворвавшись в зал, Эл схватила по дороге куртку, и понеслась к двери. Дженсен озадачено встал с дивана, и недоуменно уставился в её сторону.

— Лис, ты куда?

Девушка что–то рассерженно пробубнила себе под нос, и её хрупкое тело скрылось за порогом. Стук двери о стену эхом разнесся по дому, и Адам устало выдохнул, недоверчиво покосившись на Джеса. Неожиданно он заметил весьма странную вещь.

Подозрительно приблизившись к парню, он ошеломленно вскинул брови и пристально посмотрел в глаза Дженсена.

— На тебе моя одежда?!

— Да, я…, — Джес растеряно протер лицо руками. — Я всё смогу объяснить…

Элисон неслась по дороге, чувствуя, как внутри разгорается пожар. И это было просто отвратительно. Каждая клеточка протестовала, кричала, горела, хотелось просто кричать! Испытывать над собой чьё–то влияние было ужасно. Она как–то раз уже повелась на поводу у случая, и теперь не может нормально жить. Собственно именно поэтому весь сегодняшний день казался ей сущим адом. Нервы, непрерывно, бушевали, и заставляли делать то, что девушка никогда бы не совершила, голова шла кругом, не обращая внимание, на приказы рассудка — просто абсурд.

Быстро пробежав руками по лицу, Эл свернула к пляжу, и попыталась выдавить из себя улыбку, но нет…

Слова, сказанные брату, не выходили из головы. Наверно, она погорячилась, наверно, она перешла черту, но, черт подери, почему она обязана кому–то подчиняться?! Почему обязана делать то, что не хочет? Элли и так волей случая стала главной героиней приключенческого романа, в котором совершенно не желала участвовать. Неужели теперь стоит поставить крест на всей своей жизни?

И всё–таки нотки вины и совести не давали покоя. Тяжело выдохнув, Эл нервно сцепила перед собой руки, и остановилась около деревянного стола. Вокруг уже танцевали люди, музыка играла на всю. Кто–то был пьян, кто–то трезв, кто–то вообще не понимал, где находится: всё было как всегда. Схватив стакан пива, девушка за один раз его осушила, и с силой опустила обратно. Облокотившись руками о стол, она с отчаянием выдохнула, и её голова грустно поникла.

Нет…

Всё же она была не права. Сказала кучу лишнего. Конечно, у Элисон было оправдание: весь день сегодня шел под откос, но, тем не менее, это мало успокаивало.

Ещё глоток пива её успокоит, это точно…

Ну и этот тоже.

В голове всё смешалось, перед глазами поплыл стол, и всё, что на нем находилось. Создалось такое впечатление, что земля наклонилась.

«Но тогда должны были упасть звезды!» — пьяно подумала Эл, и хихикнула. «Хотя, может, и нет…»

Потеряно прикрыв глаза, девушка нащупала ещё один наполненный стакан, и уже поднесла его к себе, как вдруг её кисть кто–то перехватил.

— А не многовато ли для тебя? — с сарказмом спросил Ричард, и мило улыбнулся. — Ты и так еле стоишь.

— Это не из–за алкоголя, — не довольно пробубнила она.

— Я вижу…

— Ты тоже будешь меня отчитывать?! — воскликнула Элли, и уверенно подняла голову. — Что ж, это мало удивляет…

— С тобой всё в порядке?

— Нет, черт подери, я не в порядке!

— Скажи мне, что случилось? — спокойно прошептал парень и пристально посмотрел на свою девушку. — Я уверен, что смогу тебе помочь.

— Нет, Риччи, ты ничего не сможешь сделать, разве что сгинуть.…Ха! А как тебе такая идея?! — ошеломленно подметила она, и пьяно рассмеялась. — Как раз то, что нужно….

— Ты не в своем уме…

Парень схватил девушку под локоть, и нервно потащил за собой.

Почему–то Элисон не сопротивлялась, она нелепо смеялась, и махала прохожим руками, словно дефилировала по подиуму. Какое–то странное состояние подчинило всю девушку себе: помутнение рассудка, или может, просто какой–то приступ? Кто знает. Главное заключалось в том, что Эл на всё было наплевать, и этого было достаточно.

— Куда ты меня ведешь? — мило протянула она, и резко дернула руку Ричарда на себя. — Мы решили уединиться?

— Да.

— Да?! — удивилась Элисон, думая, что у парня гораздо больше фантазии, и он ответит что–нибудь более существенное. — Что ж, тогда мне, наверно, нужно снять с себя одежду…

— Прекрати, ты пьяна.

— Да, ладно?!

— Элли, заткнись, — прорычал парень, и грубо вытолкнул девушку вперед себя. — Сейчас, не время для разговоров.

— Тогда для чего время? — игриво прошелестела она, и пробежала пальцами по щеке Рича. — Ты что–то от меня скрываешь?

— Я скрываю столько же, сколько ты скрываешь от меня…

Это было оооочень сложным предложением, и поэтому Элисон задумчиво нахмурилась. Она вздернула локон волос, и озадачено посмотрела на вечернее небо. Чтобы Ричард смог сформулировать такую фразу, нужно было случиться чему–то очень серьёзному и страшному. Может, он узнал про то, что буквально два часа назад по её комнате ходил парень в одном полотенце?!

Нет, для него это слишком сложно. Тогда что?

— Я запуталась, — жалобно простонала Элисон и притопнула ногой. — Дай подсказку!

— Элли, перестань! — взорвался парень. — Ты ведешь себя как идиотка!

— Или…, или скажи первую букву! — не унималась она.

— Элисон…

— Тогда может, хотя бы намекнешь?!

— Замолчи! — заорал он, и внезапно резко подался вперед. Из его горла вырвался нечленораздельный рык, и вверху показались белые острые клыки.

Девушка ошарашено отпрыгнула назад, и испуганно прижала руки к себе.

— Просто молчи, — пытаясь, взять себя под контроль, отчеканил парень, наблюдая за искаженным от страха лицом девушки. — И не прикидывайся, что не понимаешь, как я стал таким!

— Ричард, я не…

— Они пришли тогда за тобой! — грубо перебил Эл он, и с силой ударил кулаком по дереву. — Но как видишь, я им тоже оказался нужен.

— О чем ты? Я не понимаю…

— Я пообещал им, что помогу. Тогда они вновь обратят меня в человека.

— Кто они? — алкоголь словно испарился, и в воздухе витал лишь запах страха, ужаса и недоумения. — Кто?!

— Вампиры…

Элисон резко осмотрелась вокруг, и выдохнула так громко, что её легкие болезненно сжались.

— Ты притащил меня сюда для того, что отдать вампирам?!

Увидев виноватую гримасу на лице Рича, Эл судорожно выдохнула, и почувствовала, как страх сковал сердце. Она медленно отошла назад, покачивая головой из стороны в сторону.

— Ты просто идиот…

— А что ты предлагаешь? — истерично прокричал он. — У меня горло горит, я хочу пить, пить, пить! И, к сожалению, никакая вода не утоляет голод…

— Обратного противоядия нет, — серьёзно отчеканила девушка, постепенно отдаляясь от парня. — Ты обречен.

— Ты лжешь! Ты и твой брат, вы ведь не такие, как все. Уильям рассказал мне всё, и я знаю, что ваша кровь и есть тот путь к моему спасению…

— Ты рехнулся!

— Знаешь, а мы ведь никогда с тобой не ладили, — неожиданно нервно заговорил он, увидев, как Эл начинала отдаляться. — Так что, я ничего не теряю, — Ричард сделал несколько шагов вперёд. — Ни девушку, ни любимую, ни–че–го.

— Не приближайся!

— Тшш, — спокойно протянул он, облизнув губы. — Я выпью твою кровь только тогда, когда придет Уил…, хотя соблазн так велик…

Дикий блеск в глазах парня не на шутку испугал Элисон, и она растеряно огляделась вокруг, не зная, что делать. Справа лес, слева — море. Она была в ловушке.

— Ты просто кретин, Ричард! — прокричала она, и расставила руки в стороны. — Но боюсь тебя огорчить, я тоже умею делать некоторые веселые штучки, так что лучше не подходи.

— Не спеши меня, детка, — плотоядно прошептал Рич. — Ты даже муху не обидишь.

— Это лучше ты не смеши меня, иначе остаток жизни проведешь, не вставая с постели.

— Ты, так уверена в этом?! Так я тебе скажу, что…

— Хватит разглагольствовать, — внезапно воскликнул чей–то голос и из тени деревьев на встречу Элли вышел взрослый мужчина. Его желтые глаза пристально обследовали девушку и метнулись к парню, еле сдерживающему голод.

— Ты молодец, скоро я вновь сделаю тебя человеком…

— Спасибо, — приклоняясь, прошептал Ричард, и медленно отошел в сторону, освободив путь к Элисон.

Мужчина, по всей видимости Уильям, стянул с головы капюшон, и Эл увидела мертвенно бледную кожу, неестественно желтые глаза, а руки…, они были худыми, словно этот человек не ел столетиями.

— Так, ты и есть Элисон Уилсон? — ехидно усмехнулся он. — Я думал, ты будешь старше…, и выше…

— Не напрягайся так, — язвительно отрезала Эл.

— Так, значит, ты девушка с характером.

— Ещё с каким.

— Честно, признаться, я ничуть не удивлен. Как–то довелось мне встретиться с твоим отцом, и…, и он оказался не очень–то гостеприимным, — вампир распахнул свою толстовку, и девушка увидела глубокие шрамы, ожоги, по периметру всего торса. — Как видишь, у меня хорошая память…

— И зачем ты пришел? Хочешь добавить в коллекцию свеженьких ран?

— Ох, твое ехидство, оно…, оно сводит меня с ума! — горячо воскликнул Уил, и в мгновения ока оказался перед лицом Элисон. — Клянусь, если бы не месть и желание стать непобедимым, я бы обратил тебя, — он аккуратно взял девушку за подбородок и приподнял лицо к себе. — А ты я смотрю, не очень хочешь быть высшей расой…

— Не смеши, — твердо отрезала Эл, судорожно пытаясь найти выход. — Такой цвет кожи совсем не подходит моему лицу.

Уильям мелодично рассмеялся, и отбросил голову девушки назад.

— Да, ты права. Мертвенная бледность совершенно тебе не идет…, но, ведь мы можем разрешить это проблему! — с притворной радостью воскликнул он, и притянул Эл к себе за пояс джинсов. — Как на счет того, что ты умрешь, и никто не найдет твоё тело. В таком случае, смертные даже не узнают, что это, когда самая красивая девушка становится обескровленной куклой…

— Знаешь, идея весьма интересная, но, — она задумчиво посмотрела на небо, а потом резко перевела взгляд на мужчину. — Боюсь, умереть придется тебе!

Крепко зажмурив глаза, Элисон выпустила из себя силовое поле, и оно мгновенно откинуло Уильяма назад.

Сорвавшись с места, девушка побежала обратно к людям, надеясь, что вампир не станет нападать, когда многолюдно, но тут кто–то схватил её за длинные волосы, и резко потянул на себя.

— Ты никуда не уйдешь! — закричал появившийся за спиной Ричард, и грубо толкнул Элли на землю. — Я не позволю.

— Идиот! — зло заорала она. — Он убьет тебя! Ты, что не понимаешь?! Ты — пешка, ненужная пешка, которая убирается с поля в тот момент, когда это будет нужно королю!

— Уил пообещал помочь, и он сделает это!

— Сам подумай, к чему ему было тебя превращать в вампира?! Ты кретин, раз не видишь очевидных вещей. Тобой манипулируют, как куклой!

— НЕТ! — парень с силой кинулся на Элисон, и прямо перед лицом девушки оказались его клыки. — Я убью тебя, и отнесу Уильяму. Возможно, даже в мертвом состоянии, твоя кровь способна отдать силу…

Девушка испуганно съежилась, понимая, что именно так оно и есть, но решила умолчать о таком «малозначительном» факторе.

— Не заставляй меня причинять тебе боль, — тяжело дыша, прохрипела Эл, удерживая лицо парня над собой.

— Ты ничего не сможешь сделать, я сильнее!

— Ричард, прошу, — взмолилась девушка, чувствуя, как ослабевают руки. — Прошу, отпусти!

— Ты уже покойник, любимая! Ты уже…

Внезапно кто–то подбросил тело Рича вверх и резко поднял Элисон с земли. Она недоуменно встряхнула головой, и увидела перед собой человека, с которым никак не ожидала встретиться.

— Элиот?!

— Ты как? — обеспокоено поинтересовался парень, и отряхнул одежду девушки. — Они тебя укусили?

— Нет…

— Как себя чувствуешь?

— Я в порядке…

— Точно?

— Да.

— Возвращайся обратно на вечеринку. Там безопасней.

Парень решительно развернулся к ней спиной, но Эл не дала ему уйти. Она резко схватила его за руку и вернула назад.

— Кто ты? — испуганно прошептала она, быстро моргая глазами. — Ты не человек…

— Почему же? — улыбнулся Элиот. — Не только вы способны совершать благие дела, да и к тому же, для этого не нужна сверхъестественная сила…

— Но, как? Почему? Ты же можешь умереть?!

— Поверь, умру ли я сегодня, зависит не от моих действий, а от судьбы, которая мне предначертана…

— Ты сумасшедший, — судорожно выдохнула девушка, не зная, что и сказать.

— Да, есть немного…

Его очаровательная улыбка осветила светлое лицо, и сейчас тот угрюмый парень, которого девушка видела в школе, просто исчез. Перед ней стоял мужественный, храбрый человек, не боящийся препятствий. Его рыжие волосы падали на скулы, и прикрывали серые глаза, но, тем не менее, никто не сомневался, что сейчас его взгляд направлен только на девушку, стоящую рядом.

— Иди на вечеринку, я справлюсь…

Элиот молниеносно скрылся в тенях деревьях, и Элисон побежала к костру, надеясь, что всё обойдется. Ведь обычно добро побеждает зло, ведь так?

— Ты уверен, что пляж находится в этом направлении? — в сотый раз спросил Адам, недоверчиво поглядывая на Дженсена, сидящего за рулем. — Я не помню этих мест.

— Значит, ты плохо смотрел…

— Не огрызайся, а то я начинаю сожалеть, что спас тебя, а не оставил утопать в крови.

— Поверь, я бы и сам справился, — уверенно отрезал парень. — Да и к тому же, помогла мне твоя сестра, а ты треснул по голове, и чисто теоретически — похитил!

— Что у тебя было с Элисон? — внезапно спросил Адам, и грозно поджил губы. — Я знаю, она что–то скрывает.

— Остынь. Я же сказал тебе, мы перемолвились парой слов, и только.

— Я тебе не верю.

— А ты её нянька?! Не слишком ли много упало на твои плечи, парень?

— За ней больше некому приглядывать, да и к тому же, по моей вине она стала такой. Я обязан прослеживать каждый её шаг…

— Ну, и что, юный Шерлок Холмс, как продвигается расследование? Ты уже знаешь, почему она была грустной утром?

— Грустной?!

— Вот, об этом я и говорю: ты перегрузил себя, мачо…

Дженсен звонко рассмеялся, и уверенно свернул к пляжу.

— Мы на месте.

— Сиди в машине, — скомандовал Адам. — Я приду через пару минут.

— Ты отвратительный брат, — усмехнулся Джес. — Честно, мне кажется, она тоже так считает…

Парень недоверчиво поднял глаза, и серьёзно нахмурился. Всеми клетками своего тела он не хотел показывать, как задела его эта фраза, но, тем не менее, тень сожаления промелькнула в его глазах.

— Я умею разбираться в людях…

— Сиди в машине! — вновь повторил Адам. — Выйдешь — и я убью тебя…

Угрюмо передвигая ноги, Адам непрерывно думал о двух вещах. Одна волновала его сильно, но всё же не могла быть важнее второй. Итак:

— что он скажет Джули, после того, как исчез, пообещав вернуться с горячим кофе;

— правда ли то, что Элисон считает его плохим братом, ведь он очень хочет быть для неё не просто родственником, но и другом;

В общем, мысли были весьма пессимистичными. Так и хотелось перестать переваривать эту тему из раза в раз, но, что ему оставалось? Джес был с Элли всего один день, но он уже знает её лучше. Так может, она просто не хочет довериться Адаму? Может, тут причина куда сложней, чем просто подростковый максимализм?

Внезапно кто–то врезался в туловище парня, и тот неуклюже откинулся назад. Удержав равновесие, он уже приготовился высказать этому человеку всё, что накипело, как вдруг увидел перед собой сестру. Она испуганно смотрела ему в глаза, подавая все знаки того, что произошло нечто ужасное.

— Вампиры, — едва слышно прошептал она, и неуверенно огляделась вокруг. — Ричард хотел отдать меня вампирам…

— Что?! Богатенький Риччи?!

— Он уже не человек. Они обратили его…

— Когда ты успеваешь вляпаться в такие ситуации? — возмущенно воскликнул парень, и решительно взял девушку за руку. — Поехали домой, здесь небезопасно…

— Стой, послушай, — Эл выдернула кисть, и прижала её к себе — Элиот…, он спас меня.

— Элиот?! Он тоже здесь?

— Да, и, кажется, он простой человек…

— Но я сам видел, как он…

— Говорю тебе, он не фрик, и я думаю, ему нужна помощь, — Элисон тяжело выдохнула. — Он пошел к какому–то Уильяму. Но там и Рич, так что, наверняка…

— Стой–стой–стой, — неуверенно протянул Адам. — Уильям? Кажется, это брат той женщины, которой Элиот оторвал голову…

— Я не знаю, но не в этом дело! Ты должен помочь ему! Он один не справится.

— Хорошо, но в любом случае, иди в машину. Там, Дженсен…

— Ты думаешь, я пущу тебя одного?! — возмущенно вскричала девушка. — Разуй глаза, все, что сейчас происходит и меня касается тоже!

— Эл, иди в машину.

— Адам, ты не можешь мне…

— Перестань! — недовольно перебил сестру парень, и рассержено вскинул брови. — Или ты послушаешься меня, или Элиот останется там один, выбирай…

Элисон ошеломленно раскрыла глаза, и непринужденно толкнула брата в плечо.

— Да, какое право ты имеешь мне указывать?

— У меня нет времени на лишние разговоры, — отрезал Адам, и пошел вглубь леса. — В МАШИНУ! — напоследок воскликнул он, и девушка, обижено поджав губы, направилась к автомобилю.

Захлопнув за собой дверь, девушка свирепо выдохнула и скрестила на груди худые руки. Она совсем забыла, что рядом, на водительском сидении, находился Дженсен, мирно сопящий в такт ветру за окном.

Она удивленно привстала, и тихо усмехнулась. Наверно, парень устал, хотя это было не удивительно. Глаза крепко закрыты, грудная клетка медленно вздымалась и опускалась, руки сцеплены между собой, а губы чуть приоткрыты, будто Джес сейчас собирался что–то сказать.

— Как мило, — невольно протянула она, и поправила куртку парня, в ту же секунду её руку резко схватили за запястье, и грубо притянули к себе.

Девушка ошеломленно вскрикнула, и испуганно расширила глаза, заставленная врасплох, таким поведением.

— Ты…, ты чего?!

— Прости, я думал, это кто–то другой, — растеряно прошептал парень, и аккуратно выпустил кисть из стальной ладони. — Извини.

— Ладно, что там.

Элисон вновь вжалась в сидение, и тяжело выдохнула.

— Я чувствую себя идиоткой, — отчужденно прохрипела она.

— Почему же? — удивился Дженсен.

— По многим причинам, но в основном потому что, не могу настоять на своем, сделать так, как считаю нужным. Вот чем плоха жизнь, когда у тебя в семье только мать: в её воспитании не хватает уверенности и решительности.

— Я бы не сказал, что тебе не хватает решительности, — улыбнулся парень. — Возможно, любви к самой себе…

— А это тут причем?

— Поверь, ничто не разбивает человека так сильно, как его же робость и неуверенность в самом себе. Нужно уметь ценить своё мнение, а ты…, тебе дороже мнение окружающих…

— Это не так, — отрезала Эл.

— Не спорь. Со стороны лучше видно.

— Да, ты знаешь меня буквально один день! О чем может идти речь?!

— А мне не нужно находиться с человеком двадцать четыре часа в сутки, чтобы понять каков он на вкус.

— Меня тошнит от твоей грамотности! — ехидно фыркнула девушка. — Откуда же такие парни берутся? Ты случайно, не с другой планеты?

— А ты случайно ещё не выигрывала первое место в соревнованиях «Главная язва Саут — Берлингтона»?

— Я там ежегодно побеждаю…

— Это заметно.

— Ты знал, что с тобой очень тяжело общаться? — мило поинтересовалась Элли, и недовольно вскинула брови. — Просто невыносимо!

— Боюсь, это только потому, что, я отдаленно напоминаю своим разговором тебя…

— Меня?!

— Да, — усмехнулся он, и очаровательно растянул рот в улыбке. — Это как ненависть к самой себе.

— Идиот…

— Ауч! Это удар ниже пояса! — с притворным ужасом воскликнул Джес. — Разве так можно разговаривать столь юной леди?

— Ещё одно слово и я тебя ударю.

— Мне стоит бояться?!

— Определенно стоит.

— Тогда, лучше и, правда, молчать…

Парень мелодично рассмеялся, и сложил руки на руль.

— Что–то Адама долго нет, — взволнованно прошелестела Элисон. — Я думаю, стоит сходить, проверить…

— Что брат сказал тебе?

— Сидеть в машине.

— И после его слов, ты собираешь сделать совершенно иное?

— Ну, да…

— Именно в такие моменты зрители, смотрящие фильм кричат: Нет! Не ходи туда! Не надо!

— Но я ведь пойду не одна, — игриво протянула Эл, и мило захлопала ресницами.

— И кто же второй? У тебя появились воображаемые друзья?

— Нет, придурок, ты пойдешь со мной…

— Да? — удивленно воскликнул Дженсен, и хитро сузил глаза.

— Да.

— Что ж, сидеть в машине, мне в принципе порядком поднадоело…

— Тогда скорей, — выдохнула девушка. — Мне кажется, что–то не так…

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Элисон и Дженсен медленно прошли в лес, и вышли на поляну, где полчаса назад находилась девушка. Здесь было пусто. Ни единого звука, ни единого шороха, только подозрительная тишина…

— Не понимаю, — обеспокоено прошелестела Эл. — Я думала, они будут здесь.

— Пойдем, поищем их в другом месте.

Девушка согласно кивнула, и они продолжили путь. Сквозь ветви деревьев было очень трудно что–то увидеть, но звук озера, сказал всё сам за себя.

Через несколько метров ребятам открылся вид на Шаплейн, во всей его красе. Свет с черного неба лунной дорожкой, падал на его поверхность, и так и манил подойти ближе.

Неожиданно вдалеке Элисон заметила фигуры.

Два человека стояло около тел, и не двигалось, словно они замерли, как статуи.

Девушка ринулась вперёд, и узнала в этих очертаниях брата и Элиота.

— Это они, — выдохнула Эл, и бросилась к Адаму, старательно отгоняя плохие мысли.

Едва девушка оказалась рядом с братом, он повернулся к ней лицом, и тяжело выдохнул, словно обременил себя ещё чем–то серьёзным и невыполнимым.

— Я же просил тебя сидеть в машине…

— Ну, а я ослушалась.

Дженсен подошел к Элисон, и мило улыбнулся.

— Здрасте, Джес — отрезал он, и пожал руку Элиоту, только ради приличия. Сам вид парня не внушал ему ничего хорошего. — Итак, тот, который без головы наверняка мертв, — выдохнул он, и сконфужено поморщился. — А второй?

— Мы не знаем, что с ним делать, — признался Адам и виновато покосился на сестру. — Ричард никогда не станет человеком, и нам стоит его убить…

— Нет! — неожиданно для самой себя выдавила девушка. — Он же…, это же Рич!

— Прости, но я не вижу другого выхода…

— Он будет убивать, — подключился к разговору Элиот и ненавистно ухмыльнулся. — Не мало людей падет от его клыков…

— Я против, — категорично заявила Эл. — Делайте, что хотите, но не лишайте жизни! Кто вообще вам дал право убивать?!

— Я бы ответил на твой вопрос, — серьёзно подметил Адам. — Но сейчас не вижу в этом смысла.

— Сотри ему память, — неожиданно протянул Джес, и все удивленно посмотрели в его сторону. — Со мной может, у тебя и не получилось, но с ним…

— А у тебя есть мозги, — с сарказмом заметил Адам.

— Парень, лучше просто молчи…

— И что дальше? — судорожно выдохнула Элисон. — Сотрем ему память, и?

— И отправим в другой город…, пусть терроризирует прохожих там…

— Просто не верится…

Неожиданно слеза покатилась по щеке девушки и трое парней недоуменно уставились на неё, как на восьмое чудо света.

— Поговорим дома, — пока не начались вопросы, отрезала она, внимательно посмотрев на брата.

— Хорошо, — Адам резко потер одну руку о другую, и медленно выдохнул. — Что ж, приступим…

Элисон сидела на крыше, держа в руках теплую кружку чая. Плед укрывал ноги, и приятно согревал кожу, как в летние деньки.

Девушка не заметила, когда к ней подсел Адам, и потянул кусок одеяла на себя.

— Не против?

Элисон покачала головой, и уставилась вверх, рассматривая яркие звезды.

— Так, ты расскажешь мне, что же произошло?

— Это тяжело, — выдохнула она. — Я раньше никому в этом не признавалась…

Парень напрягся, и подозрительно покосился на Элли.

— Знай, что я приму любую правду, — только и сказал он, на что сестра выдавила весьма правдоподобную улыбку, и отставила чашку назад.

— Я не собираюсь жаловаться на свою жизнь, но ты сам попросил объяснить тебе причину моего поведения.… Как тебе известно, отец нас бросил. Затем, уехал ты, и я осталась одна. Мать полностью погрузилась в работу, друзья престали меня интересовать: я потерялась. Просто перестала понимать, что вокруг происходит, какое число, какой месяц. Все дни проходили как одна сплошная серая туча, но в однажды всё изменилось, — Элисон протерла руками лицо, и нервно прикусила губу. — Ричард появился внезапно, упал как снег на голову, и оказался тем спасительным кругом, в котором я так сильно нуждалась. Сначала простое влечение, потом нужда, как в наркотике, в итоге всё закончилось…, закончилось для меня не очень хорошо…

— В смысле? — недоуменно спросил Адам.

— Я не такая милая, какой кажусь со стороны, братец. Ведь уже в четырнадцать лет, я…

— Не может быть! — ошеломленно перебил Эл парень. — Ты с ним…?!

— Да…

Адам ошарашено уставился в темноту, и вдохнул воздух так громко, что, наверняка это услышала мама на первом этаже.

— Поэтому ты так странно себя вела? Не хотела с ним расставаться?

— Если бы, — устало прошелестела Элли. — Всё гораздо хуже. Просто позже я поняла, какую глупость совершила. Он был лишь увлечениям, хотя, нет. Он был лишь лекарством, антидепрессантом, который в определенный момент перестают принимать. Но Ричарду не понравилось то, что я собираюсь уйти, и он сделал то, что в принципе ему очень характерно: он начал шантажировать меня.

— Шантаж?! Знаешь, это похоже на бред сумасшедшего…

— Хочешь, верь, хочешь, нет, но он пообещал рассказать всем, как я прославила своё четырнадцатилетние, а это для меня не грезило ничем хорошим. Собственно именно поэтому, я молчала и трепела почти два года…

— Два года?! — возмущенно воскликнул Адам, и ошеломленно расширил глаза. — Да, ты спятила!

— У меня не было выбора! — в оправданье буркнула Эл. — Я оказалась в ловушке, которую сама же для себя выстроила…

— Мне жаль…, я даже не догадывался…

— Никто не знал, я и сама очень долго не могла понять, что происходит, но сейчас, я вновь свободна! И это…, это пробуждает во мне кучу желаний! Хочется пройтись по дискотекам, вновь начать флиртовать, разбивать сердца таким парням как ты, в общем–то…

— Оооо…, у тебя уже целый план захвата мира!

— Да, именно так.

— Что ж, разрешите принять в нем непосредственное участие? — с сарказмом протянул Адам, и подал холодную руку сестре.

Она мило улыбнулась, и, не сомневаясь, сжала её в своей ладони.

— Думаю, и для тебя место надеется…

Глава 8

Если, я — это ты, тогда кто он?

***

Адам резко остановился перед столиком в СтарБакс, и виновато вскинул перед собой руки.

— Джулз, я кретин, — быстро выпалил он, наблюдая за тем, как девушка театрально отвернулась к окну. — Прости, прошу. У меня появились неотложные дела, и я…

— Что ты хочешь от меня услышать? — недоуменно протянула Джулия и посмотрела в темно–синие глаза парня. — Я ещё никогда не чувствовала себя такой идиоткой.

— Я, честно, хотел прийти, и даже шел в направлении забегаловки за кофе, но…

— Пойдемте, девочки, — выдохнула Джулз, вставая из–за стола, и оглядела смущенных присутствием Адама подруг. — Нам здесь нечего делать.

— Что мне нужно сделать для того, чтобы ты меня простила?

— Ничего.

— Джули, умоляю, дай мне шанс!

— А ты его заслуживаешь?! — девушка обошла парня, и нервно поправила легкий шарф. — Я ждала тебя почти три часа! Как полная дура, высиживала около окна в ожидании…, в ожидании тебя…, — она растеряно пробежалась глазами по потолку, и вновь повернулась к Уилсону. — Но зачем мне это? Любой парень захочет пойти со мной в кино, или сможет пригласить в кафе, где мы бы прекрасно провели время. Почему именно ты, Адам? Почему?

— Не знаю…, — выдохнул он, и увидел, как в глазах девушки пронеслась тень сожаления и грусти. Джули расстроено вскинула руки, и непринужденно покачала головой.

— Вот и я тоже не знаю…

Она в последний раз посмотрела на Адама, и развернулась к выходу. Подруги в ту же секунду облепили её со всех сторон, а парень, почувствовал, как пустота сковала его телодвижения. Ощущение одиночества, как никогда заставило испытать себя в полной мере. Протерев рукой переносицу, Уилсон потеряно огляделся вокруг, и увидел как за окном, Джулз и её подруги идут по улице, о чем–то непрерывно болтая. Шали и Рене смеялись так искренне, что Адам невольно подумал, будто их разговор сейчас идет о нем, точней о том, как тот опозорился и потерял шанс на пути к сердцу самой прекрасной и чудесной девушки в мире. И тут взгляд грустных глаз Джули упал на него. Сердце замерло, дыхание остановилось, а она смотрела так горько и расстроено, что парня обдало жаром, словно кто–то окатил его кипятком. Сорвавшись с места, он не понимая, что делает, кинулся на улицу. Адам не знал, что скажет, но едва перед ним показался силуэт Джулз, его словно переклинило, и он аккуратно схватил её за руку. Девушка растеряно повернулась, и её небесные глаза удивленно расширились.

— Ты что делаешь?! — ошарашено выдохнула она, чувствуя, как тысяча электрических разрядов пробежала по спине.

— Я…, я не позволю тебе так уйти Джули, — уверенно отрезал парень. — Возможно, ты считаешь меня идиотом, и я сделал всё, чтобы ты именно так и думала, но, черт меня подери, если я перестану бороться. Я караулил тебя после школы, пытался заговорить на улице, битый час прождал около кафе, и, знаешь, мои усилия не пропадут зря. Я скажу лишь одно: находясь рядом с тобой, я не думаю о себе, не думаю о своих чувствах, мне важна лишь ты. Впервые я хочу что–то делать сам, проявлять инициативу, бороться, и, мне кажется, это не просто так…, — Адам тяжело выдохнул, и крепче сжал руку девушки. — Да, мы знаем, друг друга совсем не давно, и моя привязанность к тебе спонтанна и чересчур наиграна, но Джули, сейчас, кроме того, что мне жутко хочется быть с тобой, я безумно желаю, чтобы ты сама этого захотела…

Девушка ошеломленно смотрела на Адама и не знала, что ответить. Многие парни признавались ей в любви, но никто не говорил ничего подобного. Под пристальным взглядом человека, стоящего напротив, Джул таяла, как масло на горячем тосте. Так, чувствуя, как превращаются в желе конечности, она стояла в оцепенении, судорожно пытаясь вымолвить хоть слово. А затем, неожиданно для самой себя, медленно приблизилась к его лицу, и легонько коснулась губами слегка колючей щеки.

Когда девушка отстранилась, Адам ошарашено дотронулся рукой до разгоряченной кожи, и в состоянии необъяснимого восторга, выдохнул:

— Это…, это что?

— Это парень, второй шанс…

Элисон чувствовала, как воздух стал холодней и колючей. Постепенно улицы окутывал темный вечер, усердно напоминая о том, что скоро зима. Естественно, снега никто не ждал, но понижение температуры, было гарантировано. Скрестив перед собой руки, Элли потопталась на месте, и глубоко выдохнула. Тут же пар вырвался из её рта, и на несколько сантиметров распластался впереди.

Неожиданно в кармане джинсов завибрировал телефон, и девушка нехотя высвободила руки. Увидев на дисплее имя звонившего, девушка недовольно поджала губы, и тяжело вдохнула.

— И где тебя черти носят? — грубо отчеканила она, оглядевшись по сторонам. — Мы же договаривались!

— Эл, прости, — поспешно выбросил Адам. — Я понимаю, что сейчас нужен тебе, но у меня не получится.

— Что?!

— Джули, она, наконец, дала мне второй шанс! Мы идем в кино и…

— Адам, — свирепо протянула Элли, изо всех сил сжимая в руке трубку. — Ты сам сказал, что мы должны обходить территорию, сам назначил день, время, одарил меня револьвером, и клятвенно пообещал быть рядом. И что теперь? Я должна охотиться одна?! Я же не умею!

— Иди домой, завтра вместе обойдем весь…

— Домой? — перебила его девушка. — Ты смеешься? Я специально ушла от Кассандры, чтобы заняться этим идиотизмом. Черт, Адам, как же мне хочется сейчас тебя ненавидеть…

В трубке повисло молчание, и только тяжелое дыхание Эл, прерывало эту тишину.

— Но…? — мило протянул брат, надеясь, на продолжение фразы.

— Не «но», а «и»…

— И?!

— Да. И я тебя ненавижу…

— Эл, — выдохнул Адам, и послышался его жалкий стон. — Прошу, всего один день. Я не могу уйти, это ведь Джули!

— А как же я? — по–детски воспротивилась девушка. — Тебе на меня наплевать, да?

— Я этого не говорил.

— Но хотел.

— Да, нет же! Элисон, послушай, я обещаю, что больше это не повторится. Честно.

— Братец, а ты знал, что когда человек дает обещания, он обязан их исполнять?

— Ну, Э–э–э-э-эли! — промычал он. — Прошу, прошу, прошу…

Девушка недовольно промычала, и устало протерла свободной рукой замерзшее лицо.

— С тебя причитается…

— Элли, ты самая лучшая сестра в мире! — торжественно объявил Адам, и звонко рассмеялся. — Честно, я тебя обожаю.

— Не заставляй меня разочароваться в своем решении, — с сарказмом выдохнула Элисон. — Надеюсь, ты сегодня вернешься домой, иначе я приду читать тираду обиженной сестрицы к Джули, можешь не сомневаться.

— Ок, я понял. Сегодня дома встретимся, — уверенно отрезал парень. — Всё, я побежал.

— Пока, Ромео…

Эл засунула телефон обратно в карман, и недоуменно подумала: а почему его и правда так не зовут? Это имя, ему определенно подходит больше…

Растеряно оглядевшись вокруг, Элисон устало выдохнула, и направилась к дому. Что ж, первая охота прошла на ура. Что скажешь. Так странно. Вроде только вчера она была обыкновенной девушкой в небольшом городе Саут — Берлингтон, а сейчас Элли пытается защитить мир от нечисти. Звучит глупо, вряд ли человек, в здравом уме, повелся бы на такую чушь. Поджав замерзшие губы, девушка свернула к парку, через который до дома была пара шагов. Древние деревья стояли на входе, словно встречали гостей. Лишь их хрупкие ветви свисали вниз, напоминая о том, что дубам уже более ста лет.

Вечером здесь было тихо. Люди мирно сидели на лавочках, и смотрели на звездное небо, которое сегодня было особенно чистым. Появилось странное желание, упасть на газон, и часами на пролет наблюдать за яркими огоньками вверху, которые, наверняка, очень красивые. Элисон с трудом подавила в себе эти мысли, и уже почти вышла к дороге, ведущей прямо к дому, как вдруг услышала странный шорох.

Он доносился из густых кустов, где–то в глубине парка. Эл остановилась и потеряно вскинула брови. Сразу вспомнился момент, когда она и Адам охотились на оборотня. Правда, потом оказалось что это никто иной, как Джули, но…

Ещё один хруст заставил Элисон оглянуться, и, убедившись, что никого вокруг нет, достать револьвер. Неопытность так и исходила из этих дрожащих рук и испуганных глаз. В этот момент, девушка корила себя за свою наивность и легкомысленность. Если бы не её внеземная любовь к брату и снисходительность, то шансы умереть в родном парке значительно уменьшились.

— Но я ведь монашка, — нервно выплюнула Элли, и громко сглотнула. — Конечно, Адам, иди. Веселись, а я пока попытаюсь отыскать приключений на свою голову…

Резко прыгнув в глубь кустов, девушка испуганно вскрикнула, увидев перед собой небольшую кошку. Белая, как снег, она ласково терлась спиной о кору дерева, и тихо мяукала, словно убаюкивая, находящихся в парке посетителей. Опустив револьвер, Эл облегченно выдохнула, и присела на корточки перед красавицей.

— Ты меня напугала, — прошептала она, и прошлась пальцами по гладкой шелковистой шерсти.

Кошка быстро переключилась от дерева к Элисон, и начала тщательно тереться об её ноги. Ярко–зеленые глаза с интересом посмотрели на девушку, и на минуту остановились на её лице, будто изучая автопортрет. Затем кошка резко отпрыгнула назад, и испуганно съежилась. Вскинув хвост вверх, она свирепо зарычала, и, опустив уши, зашипела.

Эл недоуменно поднялась с колен, и странно усмехнулась.

— Ты чего? — смышлено поинтересовалась она. — Неужели у меня уже на лбу написано, какая я идиотка? Что ж, я не исключаю этот вариант.

Кошка продолжала шипеть.

— Конечно, мне всего шестнадцать, а я охотник за нечистью. Каждый момент в моей жизни может стать последним, а я даже не умею держать в руках револьвер. Разве это нормально?! — с абсурдом воскликнула она, а затем устало протерла руками лицо. — Господи, я изливаю душу кошке, пора к врачу.

Эл уверенно вскинула локон волос, и сделала шаг к кошке.

— Ну, чего ты? Неужели я такая страшная, или…

Элисон внезапно почувствовала, как холодок пробежал по спине. Она недоуменно нахмурилась, и ощутила, как сердце быстрей забилось в груди.

— Или за мной кто–то стоит?

Девушка резко развернулась и удивленно вскинула брови, ничего не увидев. Это, естественно, жутко её обрадовало. Ещё раз, осмотрев всё вокруг, она решительно повернулась к напряженной кошке, и тяжело выдохнула.

— Я же говорю, меня нечего бояться, ведь тут только ты и…

Внезапно что–то грубо оттолкнуло Элли в сторону, и она мгновенно потеряла сознание.

***

Адам сонно потянулся на кровати, и неуклюже почесал затылок. Было ровно восемь, а это значило, что…

— Черт, я опоздал! — воскликнул он, и резко подорвался с постели.

Надевая на ходу вещи, парень скакал от одного шкафчика к другому, пытаясь одновременно собирать портфель, и натягивать темно–синие джинсы. Придавив спутанные волосы руками, он закинул рюкзак на плечо, и пулей вылетел из комнаты. Внизу за столом сидела Сара и читала Times. На секунду её взор отрывался от статей, и она отпивала уже холодный кофе из ярко–желтой чашки.

— Мам, ты не видела Элли? — поспешно выдохнул Адам, и забросил себе в рот виноградинку.

— Во–первых, доброе утро, — обижено протянула она. — А во–вторых, нет. Наверно, твоя сестра уже в школе.

— Поехала без меня?

— Ну, ты же спал. Или она должна была опоздать вместе с тобой?

— Да, нет, просто…

— Иди в школу, иначе директриса позовет меня к себе.

— Хорошо, я задам лишь последний вопрос…

Сара пристально посмотрела на сына.

— Ты вообще её видела?

— Кого, её?

— Элисон! — раздраженно выдавил парень.

— Нет…, когда я проснулась, её постель уже была застелена.

Адам почувствовал, как тревога бешеным потоком разогналась по жилам.

Ничего, не ответив, он молниеносно выбежал из дома, надеясь, что его переживания беспочвенны.

К счастью парень подоспел вовремя. Уроки ещё не начались. Забежав в здание, он, ничуть не медля, направился в кабинет, надеясь увидеть Эл там.

Тревога заставляла коридор сужаться, а стены давить на голову, словно придавливая её со всех сторон. Почему–то стало трудно дышать, и Адам нервно расстегнул две верхние пуговицы.

Забежав в класс, Уилсон резко остановился, заметив, пустую парту. Элли здесь не было.

Потеряно потерев пальцами переносицу, парень вышел из кабинета, и случайно натолкнулся на Элиота. Тот странно вскинул брови, и неуверенно улыбнулся.

— Ты куда так спешишь?

— Я не могу найти Элисон.

— В смысле?

— Вчера, мы разминулись, — коряво пролепетал Адам. — С тех пор я её не видел.

— Я уверен, с ней всё хорошо, — заявил Элиот. — Эл может постоять за себя…

— В том то и дело, что я так не думаю…

— Ты пробовал ей звонить?

— Да. Она не берет трубку.

— А что родители?

— Они тоже её не видели.

— Возможно, она у подруги.

— Я видел Касс около ворот школы.

— Неужели у неё только одна подруга? — усмехнулся парень. — Ты сам себя накручиваешь.

— Слушай, тебе ли не знать о том, что в нашем мире такие исчезновения не означают ничего хорошего, — сердито отчеканил Адам, и серьёзно нахмурился. — Она бы мне позвонила, предупредила, написала записку, что угодно! Но молчание…, это не в её репертуаре…

— Позвони ещё раз. Может, она не услышала телефон?

— Да, я с самого утра названиваю ей!

— Адам, главное не волнуйся, я думаю, мы…

Внезапно Элиот замолчал, и до парня донесся судорожный вздох. Удивленно повернув голову в сторону, куда был направлен взгляд рыжеволосого Ван Хельсинга, Адам едва удержал себя на ногах. Прямо к ним навстречу шла Элисон Уилсон…

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Облегающее короткое платье казалось миниатюрным, особенно на такой худой девушке, как Элли. Его темно–синий цвет замечательно подходил к цвету глаз, не говоря о том, что эта красавица смотрелась бы абсолютно во всем божественно. Сапоги на высоком каблуке, перетянутые черными шнурками громко цокали об пол, пока девушка не остановилась около брата. Её, обведенные серым карандашом, глаза пристально посмотрели на него, и она театрально скрестила перед собой руки.

— Ты чему–то удивлен?

Адам ошарашено выдохнул, и покосился на Элиота, выражение лица которого трудно было описать словами. Вновь повернувшись к сестре, парень неуверенно глотнул ком, прикативший к горлу, и глубоко вдохнул.

— Ты здесь…, и я…, мы видели…, и знаешь…

— Опять разучился разговаривать? — ехидно поинтересовалась она. — Правда, ты забылся, Адамчик. Я же не Джули, чего терять голову.

— Ты где была? Я не видел тебя дома…

— Я обязана отчитываться перед тобой? Пояснять каждый свой шаг?

— Нет, но…

— Вот и отлично! — перебив его, подытожила Эл, и взмахнула рукой. — Теперь, пожалуй, я пойду на уроки.

— Послушай, — опомнился парень, и неуверенно взял сестру за руку. — Я знаю, ты обижена, но пойми…

— О чем ты? Мне плевать, где и с кем ты шляешься. Надеюсь, ты утолил все свои желания?

— Элли, что ты…?!

— Иначе твои потребности попросту затмят наш «божий долг»!

Девушка звонко рассмеялась, а потом посмотрела на ошеломленного Элиота. Сделав шаг к нему, она грубо приподняла его рубашку, и неуклюже протерла ему рот.

— Слюни потекли, — язвительно объяснила она, и мелодично хихикнув, продолжила путь к кабинету.

Два парня ошарашено пялились ей вслед, и никто не решался заговорить. Возможно, они так и стояли бы целый урок, тупо смотря перед собой, но вдруг прозвенел звонок. Словно отрезвитель он заставил Адама и Элиота опомниться, и взять себя в руки.

— Я думаю, ты всё–таки прав, — медленно прошептал рыжеволосый парень, и неуверенно почесал шею. — Здесь что–то не так…

Уилсон только кивнул. На остальное шок просто не оставил сил.

Урок французского тянулся неестественно долго. Миссис Рудфельт то и дело писала что–то на доске, пытаясь внять вниманию учеников, но её никто не слушал. В классе стоял гул, по кабинету летали записки, кто–то умудрялся читать журналы, а некоторые просто–напросто слушали плеер. Адам сгорбленно наблюдал за сестрой, которая сегодня сидела за отдельным столом. Закинув ногу на ногу, она мечтательно тарабанила накрашенными ногтями об парту, и свистела себе под нос какую–то старую песню. Жгуче–черные волосы угольным водопадом падали на её хрупкие плечи, и скатывались вниз по талии, едва ли не доставая поясницы.

Парень ровно секунду был уверен в том, что перед ним не его сестра. Затем, он списал такое поведение на обиду, желание выразить протест. Конечно, он ведь вчера нагло бросил её одну, да ещё и на холоде. Наверняка, это самое снисходительное наказание, которое Эл смогла для него придумать. А потом окончательно сдался, придя к выводу, что женскую логику не понять, особенно сестринскую логику. Это вообще, выше его сил.

— Мисс Уилсон, — неожиданно прохрипела Рудфельт, и облокотилась руками об парту. — Вы решили сопровождать урок своими песнопениями?

— А они вам не по вкусу? — ехидно поинтересовалась Элисон.

— Боюсь, не только мне.

— И, тем не менее, только вы жалуйтесь.

В классе кто–то одобрительно присвистнул, и девушка улыбнулась, довольная своим ответом.

— Si vous connoisseur fran? ais aussi bien que disaient des m? chancet? s (если бы вы знали французский так же хорошо, как язвили), — горько выдохнула учительница и медленно повернулась к доске.

— Je connais fran? ais assez bien, pour r? ussir? r? pondre au professeur, l'opinion de qui? rien ne met pas.

(Я знаю французский достаточно хорошо, для того, чтобы суметь ответить учительнице, мнение которой ни во что не ставят), — внезапно отрезала Элли, и в кабинете стало подозрительно тихо.

Адам, к счастью, владея французским, почувствовал, как его челюсть отвисла, а сердце с непривычки сжалось. Увидев злое лицо Рудфельт, вновь повернувшейся к сестре, он абсолютно точно решил: ничем хорошим это не закончится.

— Да, как ты смеешь?!

— Est–ce que vous pensez que quelqu'un demande? Votre mari est parti? Ah, oui! A chang? avec la secr? taire jeunette. А le fils? L'accident d'avion. (Неужели вы думаете, что кому–то нужны? Ваш муж уехал? Ах, да! Изменил с молоденькой секретаршей. А сын? Авиакатастрофа.)

— Прекрати!

— Bien que, l'histoire de votre vie inutile prenne source encore longtemps avant sa naissance. Le p? re s'est pendu, а la m? re, il semble, vous a jet? et la soeur dans la rue. Ainsi? (Хотя, история вашей никчемной жизни взяла своё начало ещё задолго до его рождения. Отец повесился, а мать, кажется, бросила вас и сестру на улице. Так?)

— К директору! Сейчас же! — в приступе ярости заорала Рудфельт, и грозно указала пальцем на дверь. — Вон!

— Le Cancer…Chez qui? Le fils est parti, le mari a jet? la m? re est morte il y a longtemps, la soeur on ne sait pas o?…Est–ce que chez vous? (Рак… У кого же? Сын уехал, муж бросил, мать давно умерла, сестра неизвестно где… Неужели, у вас?)

— Я сказала вон отсюда!

Схватив Эл за руку, учительница, с силой потащила её за собой, а та даже не думала сопротивляться. Выпорхнув за дверь, девушка искренне рассмеялась и снисходительно положила руку на плечо Рудфельт.

— Ne s'inqui? te pas, tu mourras vite. (Не волнуйся, ты умрешь быстро)

— Что? — едва заметные слезы прикатили к глазам женщины. — Да, кто ты такая, что со мной так разговаривать?

— Я это ты, твоя совесть, твой разум. Всё, что я делаю, берет начало в твоих мыслях…

— К директору!

— А сколько же горя накопилось в твоем больном сердце, — протянула Элли. — Именно из–за этого, твой час близок.

— Чтобы духу твоего здесь больше не было! — зло отчеканила Рудфельт. — Я лично позабочусь о твоем…

Договорить женщина не успела. Неожиданно она замерла, а потом недоуменно уставилась перед собой. Её глаза помутнели, стали непроницаемыми, словно заполнились мыльной водой.

— Так тебе плохо? — внезапно спросила она, чем немало удивила, стоящую перед ней девушку. — Конечно, сходи в медпункт…

— Что?!

— Я проведу её, — уверенно отрезал за спиной знакомый голос, и к Эл подошел её брат. — Не волнуйтесь, я о ней позабочусь.

— Хорошо, — спокойно ответила Рудфельт. — Тогда я пойду на урок.

Адам дождался, когда за учительницей закроется дверь, а потом посмотрел на Элисон так презрительно, что девушка недоуменно вскинула брови.

— Чего уставился?

— Ты что творишь?! — ошеломленно выдохнул он. — С ума сошла?

— Я просто развлекалась.

— Да, ты спятила! Это же ненормально! Я ещё никогда не гипнотизировал столько людей одновременно.

— А кто тебя просил? — укоризненно воскликнула Элли. — Я не считаю, что поступила плохо, просто в следующий раз она будет делать то, что нужно.

— Что с тобой происходит?

— Господи, ну, что тебе в моих словах, отвали от меня, не понятно?

— Эл, вчера ничего не произошло?

— А что должно было произойти? Я стояла на холоде, ждала, когда же твоя задница покажется на горизонте, а потом пошла домой. Разве в этом есть нечто необычное?

— Я же извинился, — упрямо напомнил парень.

— Слушай, когда я говорю: отстань — это значит, отстань. Уяснил? — Эл недовольно поджала губы. — Я не думала, что все Уилсоны такие проворные…

— В смысле?

— Не обращай внимание, — протянула девушка и мило улыбнулась. — Держись от меня подальше. Ок? Я думаю, в этом нет ничего сложного.

— Да, объясни же мне, что случилось! — взорвался Адам, и взмахнул руками в стороны. — Какого черта ты так себя ведешь?!

— Не ори на меня! — свирепо выдохнула Элисон. — Я никому не позволяю так со мной разговаривать. Ради своего же блага, просто не трогай меня сегодня, а завтра…, завтра всё изменится…

— Что измениться? — не унимался парень, но девушка уверенно направилась вперёд по коридору. — Элли?! Что будет завтра?

Ответа не последовало.

— Черт, — выругался Адам, и сердито вернулся в кабинет.

Элисон подошла к дому, когда её одолело странное чувство. Оглянувшись вокруг, она медленно поправила длинные волосы, и сильней завернулась в легкое пальто.

— Разве хорошие мальчики, пытаются укрыться в кустах от таких проницательных девочек как я? — неожиданно пропела она, и уверенно двинулась к двери. В ответ ничего не прозвучало, на что Эл загадочно улыбнулась, доставая ключи. — Да, брось. Я тебя слышу, — тишина. — Ладно, сделаем вид, будто ничего и не было…

Девушка разочарованно выдохнула, но едва её нога оказалась за порогом, рядом показался очаровательный парень, парень от которого у неё пробежали по спине мурашки, никто иной, как Дженсен.

— Я же говорила…

— Привет, — выдохнул Джес, и проследовал за Элли в дом. — Прости, я без приглашения.

— Думаю, это меня не расстроит, — задумчиво протянула девушка, и скинула с себя пальто. — По–крайней мере пока.

— В тот раз мы быстро попрощались, и я хотел извиниться.

— За что?

— За то, как себя вел. Мы знакомы всего лишь…

— Дай угадаю! — внезапно перебила его Элисон. — День, два, может неделю?

Дженсен озадачено нахмурился, и недоуменно прошел за девушкой на кухню.

— Всё в порядке?

— А что не так?

— Ты сегодня какая–то другая…

— Судя по твоему тону, мы знакомы меньше недели, следовательно, что ты можешь обо мне знать?

— Лис, я не…

— К черту прелюдии! — неожиданно горячо воскликнула она, и резко подлетела к парню. — Я же чувствую тепло, которое исходит из тебя. Ты здесь не просто так, это очевидно. Я бы выгнала тебя на улицу, поверь, на тебя у меня сейчас нет времени, да вот не задача: это тело тянется к тебе. Не знаю почему, но оно просто сгорает от желания, собственно как и ты.

— Элисон, — хрипло выдохнул Дженсен, чувствуя, как её руки постепенно поднимаются к нему на плечи. — Что ты делаешь?

— Избавляю тебя от стараний и робости. А ты, — она глубоко вдохнула запах его волос, — ты этого безумно хочешь…

— Ты точно хорошо себя чувствуешь?

— Если ты перестанешь упираться, то мне будет гораздо легче, — она наклонилась к шее Джеса и медленно примкнула к ней горячими губами. В ту же секунду электрический заряд пронесся по телу парня, и он судорожно выдохнул. — Уже лучше…

— Эл, — последние капли рассудка покидали Дженсена, особенно, когда она стала покрывать поцелуями его лицо, скулы. — Ты не в себе. Перестань.

— Неужели тебе этого не хочется? — хрипло прошептала она в ухо парню. — Можешь, обманывать меня, Адама, кого угодно, но вот себя, у тебя вряд ли получится…

— Хватит. Ты не понимаешь, что делаешь.

— Джес…

— Я должен уйти.

— Может, ты ещё передумаешь? — сказала она, обвив руки вокруг его шеи. И прежде, чем парень успел её остановить, а он видимо и не сильно старался, Элисон прильнула к его губам.

Поцелуй получился достаточно длинный, полный желания и грубости. Дженсен намеревался оттолкнуть её, чтобы ей стало ясно, с каким выдержанным и правильным парнем она имеет дело, однако случилось небольшое недоразумение: он просто забыл это сделать. Мало того, что Джес обнаружил, что крепко сжимает Эл в своих объятиях, впившись в её опытные губы. Через несколько секунд, он уже оказался на диване, чувствуя на своем лице её дыхание и задыхаясь от собственного сердцебиения. Такое странное ощущение, словно затуманенный рассудок, и…

Неожиданно Дженсен почувствовал себя так словно получил пощечину, и удивленно уставился на неё.

«Что я делаю?!» — было последней мыслью, перед тем, как он вскочил с дивана, и поднял руки вверх.

— Элисон? Ты что творишь?! — панически проорал он, и недовольно оглянулся вокруг. — Ты спятила?

Если бы её взгляд мог резать, от парня не осталось бы и следа. Холодное расчетливое выражение её глаз поражало и пугало одновременно. Нехотя поднявшись на ноги, девушка аккуратно протерла рукой рот, и поправила спутанные волосы.

— Ну, что ж, — неожиданно произнесла она. — Если ты этого хочешь. Могу сказать лишь одно: тебе не хватает темперамента. Ты упустил редкую возможность, можешь мне поверить.

— Лис, что за…

— Разговор окончен, — хладнокровно отрезала она, и с силой оттолкнула силовым полем Джеса к стене. Его тело врезалось в шкаф, и медленно опустилось на пол. — Ты такой лапочка, и такой глупенький…

Рассмеявшись, Элисон подошла к двери, ведущей в подвал, и спустилась вниз по ступенькам в непроглядную темноту.

Элиот и Адам подъехали к дому, когда стрелка часов указывала на полпятого. Вырваться раньше из школы попросту не получилось.

— Здесь, что–то не так! — в который раз, выдохнул Уилсон. — Она, словно, была не в своем уме! Даже говорила по–другому.

— Это не моя специализация. Я имел дело только с оборотнями и вампирами. Так что, не думаю, что моя помощь будет рациональной.

— Честно, я тоже не встречал ничего похожего, хотя видел многое. Может, это какое–то проклятие? Заклинание? Когда все желания воплощаются в жизнь…

— Ты думаешь желанием Элисон было продефилировать по школе в этом отвратительном платье? Сомневаюсь…

— Бессмыслица какая–то, — тяжело отчеканил Адам. — Если это не наговор, тогда что?

Парни вышли из машины, и понеслись к дому.

— Можно будет позвонить Лейле.

— Лейла?

— Знакомая, — быстро пояснил Элиот. — Она спец в делах с призраками.

— Кстати, хотел спросить, почему женщина, кажется, сестра Уильяма, назвала тебя Тоилэ?

— На самом деле, история довольно–таки не интересная, — признался парень, когда Адам тихо приоткрыл входную дверь. — Это моё настоящее имя, я из Швеции. Элиот, это буквы наоборот, так сказать псевдоним.

— Специально для школы?

— Ну, что–то вроде того.

— Впервые встречаю подобного охотника, — прошептал Уилсон, и парни медленно направились вовнутрь. — Ты же не обладаешь сверхспособностями?

— Мне это и не нужно.

— Поверь, меня часто выручали подобные преимущества.

— Возможно, но я с таким ещё не сталкивался. Человеческих качеств, мне было достаточно.

— А как насчет семьи? Ты здесь один?

— Да, мои родственники разбросаны по свету. Родителей я не видел уже около трех лет…

— Почему? — удивился Адам.

— Не оправдал их ожидания…

Внезапно Элиот остановился, и тяжело выдохнул.

— Разве вы ждали гостей? — недоуменно поинтересовался он, наблюдая за кухней.

— Нет, а что?

— Видимо, Элли ждала.

Парень подошел к стойке, и приподнял тело Дженсена. На его шее засохла кровавая линия, а ворот рубашки был испачкан, и порван. Дотронувшись рукой до пульса, Элиот неестественно улыбнулся.

— Он жив.

— Мне радоваться этому или нет? — усмехнувшись, протянул Адам.

— Не знаю, но…, — он замолчал и тяжело выдохнул. — Но думаю, лишняя помощь нам не помешает…

Парни озадачено уставились в маленькую щель, оставленную возле стены и дверью, ведущей в подвал. Внизу горели свечи, пахло смолой и серой, а по середине очерченного круга сидела девушка. Девушка, которая до этого момента была Элисон Уилсон.

— Итак, — тихо выдавил Адам и скрестил перед собой руки. — Мы имеем дело с ведьмой.

— Не просто с ведьмой, а с её духом, который кажется, вселился в твою сестру, — неуверенно поправил Элиот.

— Единственный вариант, о котором знаю я, нам не подходит.

— Почему?

— Потому что нам надо будет убить Эл…

— Согласен. Этот план отменяется, — нервно усмехнулся рыжеволосый парень. — Нужно изгнать духа из её плоти.

— Как? Я не слышал ни о чем подобном.

— Давай по порядку, — выдохнул Элиот, и присел на стул. — У каждой ведьмы должна быть книга, или дневник, где записаны её заклинания…

— Ты насмотрелся фильмов, братец.

— Ну, а что, если там есть способ, с помощью которого мы сможет спасти Элисон?

— Ты думаешь, ведьмы специально хранят заклинания способные помешать им, осуществить планы?!

— Вряд ли это применяется только в нашем случае, — неуверенно предположил Элиот. — Возможно, оно может понадобиться при изгнании демона, или, наоборот, при его перемещении в тело…

— То есть, ты думаешь, мы должны найти книгу?

— Наверно, да. Я именно так и думаю…

Адам потеряно выдохнул и потер пальцами переносицу.

— Честно это бред. Я никогда ещё не действовал так спонтанно. Нужно обдумать план. Как действовать. Ведь это касается Элисон.

— Я понимаю, но больше ничего не могу предложить…

Парни одновременно посмотрели на Дженсена, который до сих пор лежал без сознания, и тяжело выдохнули от осознания не совершенности выхода. Этот план мог или спасти Элли, или её погубить. Но разве бездействие лучше?

— Что ж, — отрезал Адам, и решительно подошел к Элиоту. — Тогда вот как мы поступим…

Медленно открыв дверь, парень спустился по ступенькам, и остановился за массивной колонной.

Элисон сидела в позе лотоса с закрытыми глазами, и слегка покачивалась из стороны в сторону, будто из–за ветерка.

Свечи ярко горели, освещая помещение и без электрических ламп, а ветви ели и сирени, сожженные на сооруженном алтаре, создавали странный тяжелый запах.

Адам попытался подойти к сестре, старательно передвигая ногами очень тихо, но вдруг её глаза резко распахнулись, и их взор упал на его разочарованную физиономию.

— Решил поколдовать вместе со мной? — ядовито поинтересовалась она, не поднимаясь на ноги. — Не думаю, что тебе это понравится…

— Кто ты? И что сделала с моей сестрой? — свирепо выплюнул парень.

Эл мелодично расхохоталась, и неуверенно пожала плечами.

— Сейчас, я — это она, я — это её мысли, рассудок…

— Я спрошу ещё раз, — жестче отрезал Адам. — Кто ты?

— Мальчик. Ты даже не даешь мне насладиться моментом, — уныло протянула она. — Мелисса, богиня хаоса и раздора.

— Что?

— Не слышал обо мне? — с притворным ужасом воскликнула девушка. — Что ж, очень жаль.

— При чем тут моя сестра?!

— Весь подземный мир прослышал о том, что великий дуэт вышел на тропу войны. Я должна была попасть на землю, найти тело, а она просто идеальный вариант: имеет силу, обладает характером, светится молодостью и внеземной красотой. Долго думать не пришлось…

— Неужели ты думала, что я позволю тебе сделать это?

— Нет, конечно, же, нет, — серьёзно ответила она. — Я понимала, что иду на опасное дело, понимала, что рискую, но, сейчас уже нет повода для волнения…

— Почему же? — язвительно усмехнулся парень. — Я здесь, и я сильнее…

— Знаешь, ты такой душка, — расхохоталась она, и медленно встала с пола. — Даже не думала, что мне будет так горестно прощаться с тобой…

— Хватит говорить загадками. Скажи прямо и не морочь мне голову.

— Через два часа моё заклинание достигнет зенита, и Элисон навсегда покинет это тело, уступая место мне, Мелиссе Гранвер Олдерф, — отчеканила она. — И я слишком много потратила сил, что проиграть в шаге от приза.

— Так, ты ведьма?

Девушка остановилась и недоуменно нахмурилась.

— При чем тут это?

Адам внимательно осмотрел алтарь за спиной девушки, и довольно улыбнулся.

— Да, так просто, спросил…

Высвободив руки из перчаток, парень уверенно отбросил их в сторону, и решительно подошел к сестре.

— Правда, боюсь, у тебя ничего не выйдет. ЭЛИОТ! — закричал он, и в ту же секунду в подвал ворвался рыжеволосый парень.

— Так ты не один? — удивилась Эл. — У нас гости…

Парень едва заметно кивнул Адаму, и с внеземной скоростью кинулся к алтарю за книгой. В этот самый момент, Уилсон накинулся на Элисон, и крепко сжал её в руках, не давая возможности вырваться.

— Ты думаешь, всё так просто? — прорычала она, когда её кожа начала краснеть под ладонями Адама. Парень ошеломленно вскинул брови не понимая, что происходит. — Да–да, причиняя боль мне, ты причиняешь боль своей сестрице…

— Элиот, — растеряно воскликнул он, и выпустил Эл из объятий. — Я не могу её удержать!

— Секунду, — впопыхах отрезал он. — Тут всё на латыни, я не понимаю!

— Так придумай что–нибудь! — взорвался Адам, увидев, как Элисон поднялась с пола, и ехидно улыбнулась, обнажая белоснежные зубы.

— Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать, — расхохоталась она, и взмахнула рукой.

В ту же секунду, тело Элиота отлетело к стене, и книга выпала из его рук, подняв клубки пыли.

— Твоя очередь.

Адам растеряно выпустил пару огненных шаров рядом с Элисон, стараясь не причинить ей вред, но её словно ничего не останавливало. Она медленно прошла сквозь ярый пламень, и приблизилась к парню.

— Ты бессилен. Моя сила плюс её ровняется твоей смерти, таков конец великого дуэта, ещё даже не проявившего себя.

— Если ты думаешь, что я так просто сдамся, то ты сильно ошибаешься, — свирепо отчеканил парень.

— Ты просто идиот, — недовольно воскликнула она, и сомкнула пальцы вокруг его шеи. — Опасности вокруг тебя, они повсюду. Даже самые безобидные люди, могут оказаться не теми, кем ты их видишь на самом деле. — Элли приподняла тело брата над землей и сильнее сжала его горло. — Я лишь облегчила вам жизнь, ведь ты и она умрете быстро, даже ничего не почувствовав.

Адам ощутил, как темнеет перед глазами, но боялся дотронуться до её кожи. Ведь это причинит вред Элисон. Именно такие ситуации назывались тупик, из которого нет выхода.

— Отпусти его! — вскричал Элиот и понесся на девушку, но она лишь подняла руку, и его словно остановила невидимая преграда. Щелкнув пальцами, Эл создала мизерное силовое поле, и рыжеволосый парень, вновь оказался у стены.

— Да, напарника ты взял отличного, — усмехнулась Мелисса, и в тиски сжала шею Адама. — Драться, не умеет, силами не обладает. Да что там. Он даже не знает латынь…

— За то я знаю, — внезапно пронесся эхом по подвалу чей–то голос, и три пары глаз уставились на человека в проходе.

Уверенно раскрыв перед собой книгу, парень вышел на свет, и довольно улыбнулся.

— Дженсен?! — невнятно промычал Уилсон, ощутив неизведанный ему ранее прилив благодарности.

— Nomen Dei sgin, — начал Джес, и лицо Мелиссы исказила гримаса боли.

— НЕТ! — заорала она, и попыталась побежать к парню, но яркая вспышка света остановила её.

— Solve corpus puellae…

— Прошу. Остановись! — кричала она, ощущая, как свет поглощает внутри органы. — Нет!

— Vicit spiritus infernum mittat…

— НЕТ!

— Sgin! — торжествующе закончил Дженсен. — SGIN!

Истошный крик вырвался из горла Элисон, и её тело, обмякнув, упало на пол.

Адам судорожно вдохнул воздух, и подтянулся к сестре, лицо которой было таким же бледным, как чистый, только что выпавший снег.

— Эл, Элли, ты меня слышишь? — обеспокоено прошептал он, убирая волосы с её лица. — Прошу, очнись…

Черные кудри, запутанные вокруг шеи, оказались для девушки той веревкой, которая не дает прохода кислороду. Тщательно освобождая горло, Адам постепенно чувствовал, как её покидает жизнь. Она не дышит, она не слышит его.

— Почему она не отвечает? — панически прокричал он, и посмотрел на Дженсена. — Почему?

— Дай ей время, — неуверенно прошептал он.

— Какое к черту время? — вмешался Элиот. — Нужно сделать искусственное дыхание.

— И кто же его будет делать? — с сарказмом усмехнулся Джес. — Дайте ей пару минут…

— С каких это пор ты стал таким грамотным? — недовольно воскликнул рыжеволосый парень. — Напомню тебе, что мгновение назад, ты валялся без сознания…

— Напомню тебе, что секунду назад, ты валялся не в состоянии пошевелить конечностями. Мы будем продолжать спор?

— Что ты здесь делал?

— Это допрос?

— Я, кажется, нормально спросил, — недовольно прошелестел Элиот. — Или ты не понимаешь, когда я с тобой разговариваю?!

— Да, маленько дикция хромает, а так…

— Да, пошел …!

— Заткнитесь оба! — воскликнул Адам. — Нужно, ей помочь, может…

Внезапно резко вдохнув, девушка подорвалась с пола, и неуклюже покачнулась в сторону. Схватившись руками за голову, она испуганно огляделась вокруг, и недоуменно уставилась на брата.

— Адам, что…, что происходит? — запинаясь, пробубнила она. — Где я?!

— Элисон, — судорожно выдохнул он, и кинулся к ней в объятия. — Я так рад, что всё в порядке.

— Но что случилось? — недоуменно прошептала она, чувствуя, как к глазам подкатывают слезы. — Я ничего не помню…

— Не волнуйся, теперь всё хорошо, теперь я рядом…

— Но, я не понимаю. Расскажи мне…

— В тебя вселилась богиня хаоса и раздора, — уверенно вставил реплику Элиот. — К счастью, нам удалось тебя спасти.

— Да, именно нам, — язвительно улыбнулся Джес, и едва сдержал приступ смеха. — Именно нам.

— Точно ничего не было? — более настойчиво спросила Элисон и пристально посмотрела на зеленоглазого парня. Дженсен, кажется, потерял дар речи, потому что ему сразу вспомнился вкус её губ, нежность её кожи…

— Да, — решительно отрезал он, и глубоко вздохнул. — Абсолютно ни–че–го…

— Что ж, это хорошо, — неуверенно пролепетала девушка. — Спасибо, вам.

— Ну, хватит, — облегченно выдохнул Адам. — Пойдемте, выпьем по чашке кофе.

— Я за, — улыбнулся Элиот.

— А я лучше пойду домой, — выдохнул Джес.

— Чего ты? Давай, нужно расслабиться…

— Ничего. Я отдохну дома.

— Жаль, что ты не можешь остаться, — тихо прошептала Элли, и зеленые глаза метнулись к ней. Они так много таили в себе, и одновременно так мало рассказывали.

— Ничего, — улыбнулся Джес, и направился к выходу. — Я думаю, мы ещё встретимся…

Неожиданно его взгляд встретился с взглядом Адама, и тот сам того не заметив, кивнул. Что ж этот примирительный жест многое значил, но продержится ли мир в этом доме ещё пару дней? На этот вопрос когда–нибудь появится ответ, а пока…, пока оставалось довольствоваться малым.

Глава 9

Поиграй со мной

***

Машина неслась по пустой дороге, разбрызгивая в стороны накопившуюся в углублениях воду. Воздух был свеж, туман — беспросветен, вечер, клонившимся к своему завершению. Старый Фольксваген черного цвета рассекал по скользкой трассе, выдавливая из себя все сто километров. Из него слышались низкие басы и громкий смех.

— Джим, а мы не слишком быстро едем? — попыталась взволноваться рыжеволосая девушка на переднем сидении.

— Да, Джим, — подхватил её полноватый парень, едва сдерживаясь от очередного раската смеха. — Кажется, Люси волнуется…

— Ничего и нет!

— Да, ладно тебе, — усмехнулась Касс. — В этом нет ничего страшного. Джим отличный гонщик, не так ли?

— Я просто мастер, — гордо воскликнул накаченный парень, и самодовольно осмотрел сидящих, карими глазами. — Лу, просто расслабься!

— Я стараюсь, но, дорога скользкая, и мне кажется…

— Хватит, — скомандовал Грег. — Ты стала занудой.

— Хей! — встрепенулась Кассандра. — Я Люси в обиду не дам!

— С каких это пор вы лучшие подруги?

— С недавних…

— А как же Эл?

— Причем тут Элисон? — нехотя протянула блондинка.

— Вы же были неразлучны, — неуверенно предположил Джим.

— Ключевое слово — были. Я сейчас её практически не вижу. К ней вернулся брат, и ей до меня нет никакого дела.

— Ммм, — наиграно промычал Грег, и театрально вытер с лица слезу. — Деточки поссорились…

— Заткнись, — смеясь, выдавила Касс, и толкнула парня в бок. — Это не твоё дело.

— Почему же? — удивился Джим. — Нам, правда, интересно. Я тоже Элли не вижу в последнее время. А её брат, кажется, Адам он…

— Просто милашка, — мечтательно протянула Люси, и парень на водительском сидении недовольно поджал губы.

— Я не это хотел сказать.

— Но зато я именно так и думаю…

— Уже пять три в пользу Люси! — рассмеялась Касс, и девушки с притворной радостью пожали друг другу руки. — Джим, ты в пролете…

— Я ещё отыграюсь!

— И не рассчитывай, — рассмеялась Лу. — К тому же… ОСТОРОЖНО! — внезапно заорала она, и вцепилась руками в кресло.

Парень вновь испуганно повернулся к дороге, и увидел впереди маленькую девочку. В ту же секунду его ноги одновременно навалились на педаль тормоза, и машину занесло в сторону. Чудом Джиму удалось выровнять Фольксваген и не угодить в кювет. Резко остановившись на обочине, парень заметил, как бледны его пальцы, с немыслимой силой впившиеся в кожаный руль.

— Какого черта?! — панически закричал Грег. — Ты решил нас убить?

— Господи, что это было? — дрожащим голосом пролепетала Касс, и выпучила глаза на ребят, сидевших впереди. — Вы как?

Люси едва заметно кивнула, в то время, как Джим даже не шевельнулся.

— Эй! Ты цел?

Тишина.

— Хопкинс, ответь твою мать! — разъяренно заорала Кассандра и с силой толкнула парня в бок.

— Ауч, — наконец, выдохнул он. — Ты рехнулась?

— Почему не отвечаешь? Мало того, что мы и так чуть не умерли от страха, так тебе дальше поиграть захотелось?!

— Я не специально! Чертова девчонка появилась на дороге неожиданно!

— А ты бы смотрел лучше вперёд, а не на пьяного Грега!

— Я и смотрел!

— Да?!

— Хватит! — взорвалась Лу, и недовольно всплеснула руками. — Перестаньте. Главное, что мы живы. И мне придется признать, что ты и, правда, хороший водитель, Джим…

Парень едва заметно махнул рукой, и тяжело выдохнул.

— Кто эта девчонка? — разделяя каждый слог, вытянул из себя Грег. — Мы ведь её не сбили? Так?

— Тогда был бы слышан удар, идиот…

— Может, ей нужна помощь?

— Надо проверить.

— Эй! — недовольно выкрикнул Джим, увидев, как две девушки собираются выйти из салона. — На улице около двенадцати, и вы думаете, там просто так разгуливает девятилетняя девочка?! Скорее всего, какая–то сумасшедшая или нам вообще показалось…

— Всем одновременно? — удивилась Лу. — Нет, на дороге определенно кто–то был…

— Я бы не советовал туда идти.

— А что ты предлагаешь?

— Уехать домой, и сделать вид, словно ничего и не было.

— Хопкинс, ты конченый трус, — презрительно воскликнула Касс. — Если боишься намочить в штаны, то сиди здесь, а я пойду и проверю, что же на самом деле произошло.

С этими словами девушка уверенно выпорхнула из салона, сильно хлопнув дверью. За ней нехотя вывалились и остальные, что–то бормоча себе под нос.

— Героиня нашлась, — зло протянул Грег.

— Я всё слышу!

— А я на это и рассчитывал…

— Да, ты…

Неожиданно перед Кассандрой появилась девочка, и блондинка с криком отпрыгнула назад. Незнакомка оказалась с ней рядом так же внезапно, как и на проезжей части. Черные мокрые волосы, строгий, классический костюм. Голубые глаза искрились страхом и растерянностью.

— Ты что здесь делаешь? — вдруг услышала свой голос Касс и медленно опустила руки.

— Я потерялась, — всплакнула девочка, и неуклюже шмыгнула носом.

— Потерялась? — недоверчиво переспросил Джим. — Где твои родители?

— Они уехали.

— Куда?

— Я не знаю…

— Не знаешь?!

— Да, — расплакалась незнакомка. — Я ничего не помню. Просто…, просто…

— Ладно, тихо, — ласково пропела Лу, и прогладила девочку по голове дрожащими пальцами. — Мы можем тебе помочь?

— Вы?

— Да, — радостно воскликнул отрезвевший Грег. — Сегодня наш квартет будет играть для тебя роль крестной феи.

— Я даже не знаю…

— Не бойся, мы тебя не обидим, — подытожила Кассандра, и глаза девочки наполнились надеждой и вселенской благодарностью.

— Вы отвезете меня домой? — мило поинтересовалась она

— Да, конечно.

— А где ты живешь? — осторожно спросила Лу.

— Мой дом недалеко отсюда.

— Что ж, тогда едем? — неуверенно протянул Джим, и посмотрел в эти чересчур голубые, просто неестественно чистые глаза.

— Да, едем…

Дом стоял на высоком холме. Массивные черные стены, и неприметный заброшенный сад, казались искусственной декорацией. Далеко в небе светила луна, мелкий дождь хлюпал по дороге — все элементы были в сборе, страх наступил.

— Эээээ…, это твой дом? — недоверчиво поинтересовался Джим, притормаживая около входа.

Незнакомка кивнула.

— Такое чувство, что здесь никто не живет.

— Мама не любит возиться в саду, а папа уволил горничную, так что…

— Что ж, — нервно выдохнул Грег. — Тебе пора…

Девочка мило кивнула, и протиснулась к выходу.

— Стой, — внезапно воскликнула Лу. — Может, тебя провести?

Трое друзей одновременно сердито покосились на Люси, отчего у неё свило живот.

— Не стоит, — вмешалась Касс. — Тут два шага до…

— Давай, — перебила её незнакомка. — Мне страшно. Я боюсь темноты.

— Тогда пойдем, — неуверенно отрезала Лу и вышла из машины.

— О, нет, — недовольно выдохнул Джим, и резко стукнул кулаком по рулю. — Люси!

Парень выпрыгнул из салона.

— Джим! — вскрикнула Касс, и понеслась вслед за ним.

— Ребята, — жалобно провыл Грег, и нехотя выбрался из Фольксвагена.

— Твои родители дома?

— Я думаю, да.

— Что ты делала так поздно по середине дороги?

— Я?

Лу кивнула.

— Я играла…

Девушка недоверчиво вскинула брови, и остановилась перед дверью, ведущей в темный мрачный дом. Позади, послышались шорохи, и трое друзей нагнали её.

— Что…?

— Играла? — не обращая внимания на Джима, переспросила Люси. — Во что?

— Ты не знаешь такую игру.

Незнакомка медленно отворила на себя дверь, и взглядом пригласила гостей войти.

Ребята, как завороженные вскинули головы, и увидели огромную люстру, сделанную из золота. Она освещала весь холл, и часть зала. Богатая обстановка казалась ненастоящей, просто нереальной! Красные диваны, старые картины, черный рояль, и длинные зеркала: похоже, дом был сделан специально для того, чтобы шокировать и убивать на повал.

— Но, — внезапно воскликнула незнакомка, и в тут же секунду дверь за гостями резко захлопнулась.

— Я могу тебя научить…

Касс испуганно расширила глаза, и нащупала пальцами ручку. Проворачивая её в разные стороны, она с силой пыталась открыть дверь, но та не поддавались. Словно кто–то держал её снаружи.

— Пожалуй, мы пойдем, — мило отрезал Джим, увидев тень ужаса на лице Лу. — Нам уже пора…

— Уже? — невинно воскликнула девочка. — Но подожди, ты кое–что забыл…

Вдруг в доме погас свет, и друзья испуганно столкнулись друг с другом спинами.

— Я лишь одного хочу, — ядовито прошептал детский голос, и в темноте послышались ещё два слова. — Поиграй со мной…

***

Приближались восемь часов, когда Элисон медленно спустилась вниз и увидела сидящего Адама за столом. Он упорно пытался решить задачу по тригонометрии, которая не поддавалась никаким логическим объяснениям.

— Черт, всё подери, — устало выдохнул он, заметив сестру. — Убивать нечисть гораздо проще…

— Я уже сделала, можешь взять тетрадь на моем столе.

— Так не интересно. Хочу попробовать сам.

— О! Похвально, — улыбнулась Эл. — Скажу лишь одно: параллельные прямые не пересекаются, и строить их нужно одинаково.

— Язвишь? — усмехнулась парень. — Значит, тебе уже лучше. Кстати, мама попросила тебя постирать вещи.

— У меня не получится, — выдохнула она. — Я сейчас ухожу.

— Уходишь? — встрепенулся парень и, наконец, оторвал взгляд от тетради.

Только сейчас он заметил, что на Элли была её любимая кофта, черные джинсы, и мамин медальон. Недоверчиво сузив глаза, Адам привстал с дивана, и оценивающе прошелся по лицу девушки.

— И куда это ты собралась?

— На свидание.

— Свида…, что?

— Неужели это запрещено?

— Нет, просто мы сегодня хотели поохотиться, ты помнишь?

— Да, но ты мне должен, — ехидно вспомнила Эл. — Так, что побродишь по улице сегодня один.

— И кто же он? — попытался спокойно спросить Адам. — Дженсен? Не так ли?

— Причем тут он. Нет, я его даже не видела…

— Элиот? Слава Богу, а то я…

— Хей, ты думаешь, в Саут — Берлингтоне больше нет парней?! — недовольно перебила его девушка, всплеснув руками. — Ван Хельсинг не в моем вкусе.

— Тогда с кем? — удивился Уилсон. — Я в замешательстве сестричка.

— Уорен. Уорен Диколс. Капитан нашей футбольной команды.

— Оооо. Ищешь, рыбу покрупней.

— Во всяком случае, это лучше чем твои предыдущие кандидатуры. Он хотя бы не знает о том, где мы каждый день находимся.

— И где же? — усмехнулся парень.

— В заднице, братец. Именно там…

— Ты уверена, что хочешь впутывать простого человека в наш мир?

— А ты предлагаешь мне до конца своих дней остаться монашкой? — рассмеялась Элисон. — Я не собираюсь ставить на своей жизни крест, Адам. Раз уж всё так сложилось, надо с этим смириться. К тому же, Джули…, разве она не человек?

— Я не…, — парень растеряно протер рукой лицо. — Это другое, я же…

— Хватит, иначе мы вновь поссоримся, — выдохнула Эл. — Итак, я на свидание. А ты, так как являешься, самым лучшим братом в мире, постираешь вещи. Ок?

— Но Элли, послушай, это…

— Пока! — воскликнула она, и, накинув на себя пальто, выбежала из дома.

Дверь со стуком врезалась в стену, и рама стекла неприятно задрожала. Адам устало потер переносицу и вновь плюхнулся на мягкий диван.

— Ну, как хочешь…

Адам стоял около СтарБакс, нетерпеливо ожидая напарника. Да, сегодня им была не Элисон, но и одному колесить по темным переулкам ему не захотелось. Естественно, кандидатуру Джули пришлось сразу отметить. Как бы жутко парень не желал провести с ней каждую минуту, её жизнь превыше всего. А такие прогулки не приносили ничего хорошего, как известно.

Переминаясь с ноги на ногу, Адам неуклюже посматривал на часы. К девяти должна была прийти мама, а вещи он так и не постирал. Сначала от Сары попадет Элисон, а потом от Элисон ему. В общем, времени на бездействие попросту не было.

— Уилсон, — неожиданно воскликнул знакомый голос, и парень развернулся спиной к кафе.

— Элиот? — удивился Адам. — Так ты смог?

— Да. Я думал, что не успею, надо было проверить парк, там ходят слухи о новых кровососах. Но, как видишь, это дельце оказалось быстрым.

— Отлично, просто…

— А где Элисон? — недоуменно перебил его парень. — С ней всё в порядке?

— Да, Эл цела, но у неё на сегодня другие планы…

Элиот настороженно вскинул брови, и медленно скрестил на груди длинные руки.

— Планы вместо охоты? Хотелось бы узнать какие.

— Ну…, у неё свидание.

— Свидание?!

— Ага.

— С кем?

— Я точно не помню…

— Неужели с Дженсеном?! Да я его…!

— Кто–то звал меня по имени? — послышался ехидный голос за спиной парней, и они недоуменно оглянулись.

Навстречу им грациозно шел Джес, засунув руки в карманы длинного черного плаща. Когда между ним и Элиотом осталось несколько метров, он остановился, и уверенно протянул свою руку.

— Рад, тебя снова видеть.

— Жаль, что это чувство не взаимно, — ядовито выпалил парень, сжимая крепкую ладонь.

— Ты не в духе?

— Почему же, всё превосходно.

— Вот и замечательно.

— Может, вы, наконец, разожмете руки? — мило поинтересовался Адам, и парни, откашлявшись, отдернули кисти друг от друга. — Отлично.

— Итак, что мы здесь делаем? — спросил Дженсен, и озадачено вскинул брови. — И где Элисон?

— Она…

— Она на свидании! — осуждающе перебил Уилсона Элиот, и нервно выдохнул.

— Где?

— Ребята, успокойтесь. Уорен Диколс, наверняка, хороший парень…

— Кто это? — серьёзно воскликнул юный Ван Хельсинг. — Почему я о нем слышу впервые?

— Он капитан школьной команды по футболу, — выдохнул Адам. — Лакомый кусочек для таких как Элли.

— Ты недооцениваешь свою сестру, — поучительно заявил Джес. — Пустышки, вроде этого Диколса не в её вкусе.

— Такое чувство, что ты знаешь её лучше меня.

— Я знаю достаточно.

— Ты пригласил нас сюда для того, чтобы рассказать с кем проводит время твоя сестра?

— Нет, черт тебя подери. Я хотел осмотреть территорию. Сначала позвонил тебе, Элиот, но ты сказал, что не сможешь, тогда я обратился к Джесу. Он согласился, и вот вы здесь.

— Почему я не верю в совпадения?

— Случайности не случайны, — усмехнулся Дженсен. — А если серьёзно, то какая разница. Может, уже сдвинемся с места. На улице довольно–таки холодно.

— Ты же человек? Ничего раньше не подозревал об этом мире, — протянул Элиот, когда они отошли от СтарБакс. — К чему же этот концерт? Рискуешь жизнью, обрекаешь себя на муки. Неужели здесь есть подвох?

— Нет, подвоха нет.

— Тогда зачем?

— Адреналин, — смеясь, выдохнул Дженсен. — Так жить интересней.

— Это не игра…

— Это приключение! Прогибать вечность в четырех стенах до конца своих дней я всё равно не собирался. Тогда почему бы не начать менять себя и своё будущее сейчас, когда подвернулась такая возможность?

— Я хочу забыть этот кошмар, а ты всеми силами пытаешь в него попасть.

— Соглашусь с Элиотом, — выдохнул Адам. — Весело только в начале. Потом постепенно начинают умирать твои друзья, знакомые, родные, и уже не чувствуется запах свободы, не чувствуется безграничная власть, словно весь мир сосредоточен на твоей ладони. Ты осознаешь, как много потерял, пока бегал за нечистью, и спасал чужим людям жизни, в то время как свою собственную пустил под откос.

— Поверьте, некоторые страстно желают иметь сверхспособности, — уверенно заявил Дженсен. — Даже ты, Элиот…

— Я уже около десяти лет бегаю по подворотням в поисках демонов, и чувствую себя своим среди таких людей, как Адам. А вот ты, что ты можешь знать? Обыкновенный человек, волю судьбы очутившийся в эпицентре паранормальных событий, и только.

— Я же не говорил, что не хочу иметь подобные способности, — улыбнулся парень. — Мне бы они не помешали…

— Глупости.

— Почему же?! Значит, кто–то одарен, кто–то нет, где справедливость?! Адам может постоять за себя, защитить свою сестру и родных в любой момент, чем я хуже? Ходить по улицам и понимать, что ты неуязвим, что все вокруг лишь пешки, вот это я называю настоящей жизнью. Ничего не бояться, не чувствовать робости!

— Ты ошибаешься, — решительно отрезал Адам. — Страх остается, как и шок. Просто ты перестаешь бояться окружающих, ты начинаешь бояться самого себя…

— Да, брось! Неужели ты боялся, когда понял, чем обладаешь?

— Так и было. Я…

— Ты не понял, — перебил его Джес. — Сначала, возможно, тебе было страшно, но сейчас, ты уверен в себе, знаешь, что сможешь помочь тем, кто в этом нуждается, сумеешь защитить себя и своих близких…. Я считаю, что, когда ты после битвы видишь целую и невредимую Элисон, ты совершенно не думаешь о несправедливости. Ты думаешь о везении, счастье, и о своём даре, который только что вновь выручил тебя.

— А как насчет меня? — вмешался Элиот. — Я не обладаю сверхспособностями, и…

— И провалялся всю битву с Мелиссой на полу, — отрезал Дженсен. — Не сравнивай свои силы, и силы фриков, они не совместимы.

— Почему ты так уверен в своей правоте? Чисто теоретически, ты ничего не можешь об этом знать…

— Чисто теоретически, я уже больше недели нахожусь рядом с Адамом и его сестрой. Мне этого достаточно…

— Если бы все так быстро учились, — усмехнувшись, протянул Уилсон. — Проблем стало бы меньше.

— Или наоборот — больше, — недоверчиво пробубнил Элиот.

— Знаете, я думаю надо, наконец, заняться делом. Быстро осмотрим территорию, и домой…

— Согласен, — выдохнул Джес.

— Тогда, давайте так, я пойду в парк, ты — в СтарБакс, а Элиот …

— Помогите! — внезапно заорал женский голос, и трое парней недоуменно повернулись в сторону леса. — Прошу, кто–нибудь!

— Шутка? — усмехнулся юный Ван Хельсинг, налепив на лицо неестественную улыбку. — Здесь, часто развлекаются сумасшедшие парочки…

— Возможно, но надо проверить, — отрезал Адам. — Вряд ли, кто–то кричит так для смеха.

— А если, он…

— Элиот, ты меня удивляешь, — ехидно протянул Дженсен, начиная медленно двигаться в сторону леса. — Как ты вообще живешь в этом мире?! По–моему, кто–то слишком много боится…

— Что?!

— А какого ты признака ждешь? К нам навстречу должна выбежать окровавленная девушка? Или через минуту ты должен найти её труп?

— Я лишь…

— Ладно, не оправдывайся. Это не по–мужски…

Дженсен уверенно шмыгнул в кусты, и его силуэт скрылся во мраке ночи.

— Когда–нибудь я переломаю ему все кости, — ядовито прошипел парень, не отводя взгляда от темноты в деревьях.

— К чему такая ненависть?

— Он мне не нравится…

— Мне тоже, но от этого ты не должен становиться неуравновешенным.

— Адам, возможно, ты не заметил, но Дженсен многое в себе таит. Я уверен, здесь что–то не так.

— Но я о тебе знаю не больше, — улыбнулся парень, подходя к кустам. — И, тем не менее, огрызаться глупо, даже если это касается моей сестры…

— А Элисон тут причем?! — растеряно воскликнул Элиот.

— Я должен отвечать на этот вопрос?

— Она…, её вины здесь нет.

— Тогда перестань показывать всем своим существом, что тебе ненавистен Дженсен. Раз уж вы оба заглядываетесь на Эл, то её нужно добиваться, а не глотать слюни в уголке.

— Я же сказал, она здесь…

Неожиданно к парням навстречу вышел Джес. За руку он вел окровавленную девушку, со спутанными светлыми волосами, и грязной, из–за сырой земли одеждой. Её лицо заливали слезы. А грудная клетка разрывалась плачем. Словно в судорогах, тряслось её тело, и только рука Дженсена не давала ей упасть на холодный асфальт.

— Касс?! — ошеломленно выдохнул Адам, и его глаза увеличились в размере. — Господи, что случилось?

— Я…, она…, мы сели…, прошли, а там…, я не знала…, ребята, они…, — Кассандра вновь взорвалась плачем, и обмякла в руках высокого парня. — Все мертвы!

— Что за…?!

— Я не думала, что так будет, я не знала!

— Успокойся, — ошарашено выдохнул Уилсон и подошел к девушке. — Всё в порядке, ты в сохранности.

— Кто это? — тихо спросил Элиот, и недоверчиво сузил глаза, покосившись на её разорванный плащ и джинсы.

— Лучшая подруга Элисон.

— Элисон?

— Да, я думаю, мы должны сказать ей.

— Хей, — ласково протянул Дженсен, и пристально посмотрел на девушку. — Кто это был?

— Я не знаю…, она была совсем, — Касс резко вздохнула. — Совсем безобидной!

— Кто?

— Девочка…

— Девочка?

— Да, мы нашли её на дороге. Ей нужна была помощь…

— Что именно произошло?

— Она всех убила!

— Девочка?! — вновь вскрикнул Джес.

— Да! Да! Ты меня не слушаешь!

— Ладно, Тшш, теперь всё в порядке, всё хорошо…

Адам ошеломленно посмотрел на парней, и тяжело выдохнул. Кажется, пришло время испортить своей сестре долгожданное свидание…

— А потом он кинул мне пас, и я успел добежать до линии за несколько секунд до окончания мачта! — довольно воскликнул Уорен, и залпом осушил стакан пива. — Это был мой пятнадцатый гол за весь сезон.

Элисон растеряно оглянулась, и мило улыбнулась, поправляя кофту.

— Это ведь хорошо?

— Детка, это просто замечательно! Таких результатов давно никто не показывал.

— Что ж, ты молодец. Футбол — это…, это твоё всё…

— Да, — гордо протянул парень. — К тому же мне идет красный цвет нашей формы.

— Шутник, — наиграно рассмеялась Эл, и устало выдохнула. — Шутник…

— А как на счет тебя?

— Люблю ли я футбол?

— Нет, я про свободное время.

— Аааа… Ну, я играю на фортепиано, балуюсь фотоаппаратом, ещё обожаю рисовать и…

— Кстати, — нагло перебил её Уорен. — У меня был друг, фотограф.

— Неужели?! — с притворным удивлением воскликнула девушка.

— Да, так вот, он так же был с нами в матче против «Корнуэла». Ты только представь, пять минут до конца, главный нападающий выбывает, и тренер орет, как оголтелый, чтобы Стиви…

— Стиви?

— Ну, этот фотограф, стал на его место. И тут…

Неожиданно в кармане джинсов у Элли прозвенел мобильный, и она почувствовала внеземное облегчение.

«Кто бы это ни был, я уже тебя люблю» — подумала девушка, и виновато нахмурилась.

— Прости, мне звонят, я отвечу?

— Конечно. Я пока сгоняю за пивом.

Эл кивнула и отошла к барной стойке. Сегодня в СтарБакс было тихо, безлюдно. Наверно, после недавней бури, люди боятся выходить на улицу. Такая суровая погода не характерна для Саут — Берлингтона: никто не был готов. Мороз ударил неожиданно, температура снизилась мгновенно.

Увидев на дисплее имя брата, Элисон недоуменно вскинула брови. С одной стороны она была рада его звонку. В конце концов, именно он позволил ей сбежать от Уоррена. Но вот с другой…

Не значило ли это, что что–то произошло? Просто так Адам ей не звонит: он либо находится рядом, либо проводит время с новоиспеченной Джулией «Уилсон».

— Да? — аккуратно протянула она.

— Элли, у нас проблемы, — послышался обеспокоенный голос брата.

Тяжело выдохнув, девушка протерла свободной рукой лицо, и облокотилась локтями о барную стойку.

— Почему я не удивлена?

— Нет времени для шуток. Это касается Кассандры.

— Касс? Что с ней?!

— Это не телефонный разговор. Я жду тебя дома, и…

— И?

— Прости за испорченное свидание.

— Ох, — усмехнулась Эл, и направилась к своему столику. — Я тебя прощаю, но ты мне вновь должен.

— Ты жестокий человек.

— Вряд ли я человек…

— Жду дома, — напоследок выпалил парень, и на конце трубки послышались нудные губки.

Уорен уже по–королевски восседал на одном из кресел, и осушал до дна очередную кружку свежего пива. Какого черта Элисон вообще сюда пришла?! Этот парень явно не в её вкусе…

— Слушай, я должна уйти.

— Ты? Почему? — растеряно пролепетал Диколс.

— Мой брат просит приехать. Это срочно. Мне, правда, очень жаль, — выдохнула она и театрально нахмурилась. — Я замечательно провела время. Надеюсь, мы ещё встретимся.

Что ж, последние две фразы были заучены наизусть. Уже не раз она говорила их очередному кавалеру, пытаясь сбежать подальше. Только Ричард сумел удержать её около себя больше года. Остальные же довольствовались неделями, или даже днями…

— Я не буду тебя задерживать, — грустно протянул парень. — Созвонимся?

— Конечно! — пожалуй, слишком быстро отрезала Эл, и понеслась вон из кафе. — До встречи.

— Пока, Эл…

— Итак, — выдохнул Адам. — Ситуация сложная. Какая–то маленькая девчушка перерезала троих подростков. Разве это нормально?

— Возможно, она сбежала из больницы, — неуверенно предположила Элли. — Вот и бродила по дороге ночью…

— И доктора этого не заметили?

— Есть идеи получше?

— Касс не сказала, как её зовут?

— Нет, — отрезал стоящий в углу Элиот. — Похоже, она вообще не в состоянии говорить.

— Она сильно напугала.

— Естественно, — усмехнулся Дженсен. — Вряд ли бы ты выглядела лучше.

— В таком случае, вариантов нет, — подвел итог Адам. — Нужно узнать про дом, в который их привезла незнакомка. Возможно, он и есть разгадка.

— Но кто она? Оборотень? Вампир? Ведьма?

— Эл, убийцами могут быть и люди, — осторожно выдавил Уилсон. — НЕ факт, что она нечисть…

— Да, ладно! — отмахнулась Элисон. — Люди на такое не способны!

— Согласен, — неожиданно воскликнул Дженсен, на что девушка удивленно вскинула брови. — Они способны на большее, — Эл недовольно поджала губы, и обижено скрестила на груди руки. — Это так, мелочи. Девочка, убивающая всех, кто ей попадется на пути: традиционный сюжет для хорроров Кинга.

— И что ты предлагаешь?

— То же, что и Адам: сначала найдем информацию о доме, и о тех, кто в нем жил. Возможно, в портретах Касс узнает эту сумасшедшую. Затем придумаем, как с ней справится, и вместе отправимся в путь.

— Умно, но ты кое–то упустил, — выдавил Элиот. — Что если дом и девчушка никак не взаимосвязаны? На это у тебя тоже есть варианты ответа?

— Выход есть в любом случае, просто нужно раскинуть мозгами, а ты, — Джес тихо усмехнулся, — ты сейчас думаешь, совершенно о другом…

— Неужели?

— Хочешь, чтобы я озвучил причину в слух?

— А у тебя хватит смелости?!

— Да, я такой смелый, что сумею сказать её дважды! — рассмеялся Дженсен, и мелено подошел к Элисон. — Так как?

Его зеленые глаза пристально посмотрели на девушку, отчего у неё перехватило дыхание, и затряслись коленки. Почему–то нахлынули странные воспоминания: ей вдруг показалось, что она знает вкус его губ, помнит запах его кожи, до сих пор ощущает жар его тела…

— Я думаю, мы так и поступим, — медленно, выговаривая каждую, буквы пролепетала она. — А сейчас, — она тяжело выдохнула, наконец, оторвав взгляд от мужественного торса, стоящего перед ней парня. — Сейчас я поговорю с Касс, и отведу её домой.

— Может тебе помочь? — озабочено поинтересовался Элиот, чем вновь заслужил ехидную улыбку Джеса.

— Нет, спасибо. Я сама.

Элли быстро прошмыгнула мимо парней, и почувствовала внеземное облегчение. Словно выйдя из комнаты, весь груз покинул её плечи и позволил дышать спокойно и равномерно.

— Почему вы смотрите на мою сестру так, словно хотите…, — Адам неуклюже почесал шею, и подошел к столу. — Ну, вы поняли, что хотите…

— Тебе показалось, — недовольно отрезал Элиот, и резко вышел из комнаты, оставив Уилсона и Дженсена одних.

— Он ведь лжет? — недоуменно протянул Адам, потерев переносицу.

Джес аккуратно поправил кофту, сверкнул неестественно зелеными глазами и подошел к выходу.

— Да, — отрезал он. — Элиот лжет…

Адам медленно потянулся на кровати, и заметил, как тускло светило на улице солнце. Теперь дни казались холодными, и ужасно не хотелось вылазить из постели. Но кроме «защиты мира», у парня были другие заботы. Например: школа.

Отвратительное место, которое любят родители и ненавидят подростки. Почему–то именно пребывание в этом учреждении все стали сравнивать со сроком пребывания в тюрьме. А почему бы и нет?! У тебя нет прав, ты обязан в ней находиться, беспрекословно слушать учителей, не опаздывать, есть пресную еду…, где же различия? Из всех несогласованностей и споров в голове у подростков, есть только один пункт, не подлежащий исправлению: школа — плохо, отдых — хорошо. В общем, сущий ад…

Адам завернулся в ещё теплое одеяло, и, шаркая ногами, побрел к выходу. Сегодня была среда, день — апатия. Уже не начало недели, но ещё не её конец. То есть радоваться нечему, впрочем, как и не зачем грустить.

Из комнаты Элисон доносились странные звуки, и парень сонно побрел туда. Интересно, она уже проснулась, или просто забыла выключить музыку на компьютере?

Дверь со скрипом отворилась, и Адам увидел сестру, сидящую за столом. Высокий хвост смотрелся довольно нелепо, но ничто не делало картину такой смешной, как широкие желтые штаны, и морковная туника с мишками. Кажется это её пижама?

— Собралась на дискотеку? — с сарказмом спросил он, и искренне улыбнулся.

— Надо, стучать, прежде чем входить, — протянула Эл. — Так, что будь добр…

— Ок, — Адам развернулся и аккуратно постучал по двери. — Тук–тук–тук. Можно?

— Кто это?

— Иисус Христос!

— Ты как всегда чересчур остроумен.

— Спасибо.

Парень прошел в комнату, и неуклюже плюхнулся на сиреневую кровать.

— Ты рано…

— А я и не ложилась, — выдохнула девушка. — Сегодня у меня была бессонница.

— Не спала?! Ты рехнулась…

— Я искала информацию о доме, в котором убили друзей Касс. И ты не поверишь, что мне удалось найти…

— Ну? — заинтересованно протянул Адам.

— Ровно девятнадцать лет назад в этом особняке жило семейство ВанКэсл. 24 июня 1991 года Хельга, маленькая одиннадцатилетняя дочь Маргарет и Вольфа умерла в машине по пути домой. Причина смерти неизвестна, и лишь в некоторых статьях промелькает версия об убийстве. Здоровая девочка задохнулась от недостатка кислорода, разве это не странно?! Естественно, дело закрыли. Об этом позаботились новоиспеченные акции всего рода ВанКэселов. Но, — Элисон загадочно свернула глазами. — Через полгода Маргарет находят мертвой в новенькой Хонде, а Вольф скончался от сердечного приступа около ворот собственного дома. Так же интересно то, что лишь одна дорога ведет к их особняку. Именно та, на которой прошли последние секунды жизни маленькой Хельги.

— То есть, ты хочешь сказать, что девочку убили её родители, и потом она воскресла из мертвых, для того, чтобы отомстить?! — удивлено выдавил Адам.

— Я думаю, не нужно было даже воскресать. Мы живем в странном мире, в мире оборотней, демонов и вампиров. Призрак — это всего лишь новая категория нечисти, с которой мы ещё не сталкивались. Хельга здесь для того, чтобы убивать всех, кто ездит по той трассе. Кстати, множественно людей погибало именно там. Машины врезались в деревья, съезжали в кювет, у совершенно здоровых людей разрывалось сердце, чьи–то автомобили находили опустошенными около ворот особняка…. Вроде бы истории разные, но их объединяло одно: трасса 374.

— Ты говоришь, все умирали. Тогда почему жива Касс?

— Я этого не говорила, — подметила Элисон и повернулась к компьютеру. — Были случаи, когда кто–то успевал спастись, но…, половина из них уже находится в психиатрической клинике. Показания совершенно разные, хотя есть одно НО — все жертвы слышали одну и ту же фразу перед тем, как начиналась…, как бы это сказать…

— Резня? — усмехнулся Адам.

— Да, именно резня. Они слышали детский голос, просивший поиграть с ними…

— Эээ?

— Поиграй со мной, — медленно повторила Элисон, и повернулась к брату. — Обычный лозунг маленьких несчастных девочек — призраков.

— Я с ними ещё никогда не сталкивался. Единственное, в дневнике Джорджа Уилсона, который я должен был отдать отцу написано, что убить призраков можно, только закопав любимую вещь.

— Закопав любимую вещь? А почему нельзя сжечь кости?! Обычно так делают все герои сериалов о сверхъестественном…

— Так не интересно, — усмехнулся Адам. — Прах или могилу все найдут, а вот любимую вещь…

— И откуда же мне знать, кого обожала Хельга девятнадцать лет назад?

— Без понятия, но…, я думаю это кукла, как у всех…

— Слишком просто.

— В таком случае сама ломай над этим голову, а я сообщу информацию парням и пойду в школу. Ты…?

— Нет, — отрезала Элисон. — Я отпросилась у мамы. Сегодня у меня официальный выходной.

— Что ж, повезло…

— Ага…

Девушка медленно встала из–за стола, и села рядом с братом.

— Я рада, что ты здесь, Адам.

Парень настороженно улыбнулся, и приобнял сестру за хрупкие плечи.

— Это последствия бессонницы, или ты просто хочешь пообниматься?

— Хочу пообниматься!

— Так и знал!

— Ты догадливый.

— Эл, как ты думаешь, мы всегда будем замешаны в этой войне?

— Не знаю…, надеюсь, что нет.

— А способности…, ты хотела бы с ними расстаться?

— К чему ты спрашиваешь?

— Просто, интересно, — выпалил Адам, и почесал свободной рукой взлохмаченные волосы.

— Думаю, что нет. Они стали частью меня. А ты?

— Я? — парень недоуменно огляделся вокруг, и тяжело выдохнул. — А я, как и ты…

Элисон сильней закуталась в теплое серое пальто, и уверенно направилась к дому Касс.

То что она хотела сделать было просто безумием, но выхода не оставалось. Ключи от машины подруги звенели в кармане, пальцы дрожали от немыслимого для Саут — Берлингтона холода. Казалось, Эл совершала огромную ошибку, но она знала: лишь в её власти найти путь к спасению.

Когда перед глазами показалась желтая «Мазда» Кассандры, девушка в сотый раз тяжело вздохнула, и прибавила скорость.

Внезапно нога неуклюже поскользнулась на замерзшей луже, и Элли с криком упала на ледяной асфальт. Ощущение не из приятных. Конечно, идти на разборки с призраком мы может, а адекватно ходить по улицам — нет!

Неожиданно перед ней возникла чья–то бледная рука, и недоуменно прищурившись Эл, увидела Дженсена. Да, именно его. Это ведь «так справедливо»!

— Джес? Что ты здесь делаешь? — потеряно воскликнула она, в то время как парень помог ей подняться.

— Гуляю.

— На таком холоде?!

— Я как–то не очень к этому восприимчив…

— Неужели? — подозрительно протянула она. — И, зачем ты следишь за мной?

Дженсен удивленно вскинул брови, и в миролюбивом жесте поднял руки.

— Я здесь случайно.

— Адам послал тебя?

— Он меня послал, но только не сюда…

— Хей! — возмутилась она. — Я же серьёзно! Скажи правду.

— А я и не обманываю…

— Я вижу, что ты лжешь, — отчеканила девушка. — Не нужно думать, что ты умнее всех, Джес. Я так же прекрасно разбираюсь в людях.

— Не думаю…

— Хватит. Ты можешь, говорить серьёзно, без сарказма?

— Эээ…, думаю, да.

— Вот и отлично, хотя мне всё равно, — неожиданно воскликнула она, и развернулась к парню спиной. — В любом случае, мне пора…

— Ты куда?

— Не твоё дело.

— Я не привык спрашивать дважды.

— А я не привыкла дважды отвечать.

— Говоришь не язвить, но сама ехидничаешь при удобном случае, так же спокойно, как дышишь!

— Это защитная реакция, — пояснила Элли.

— Неужели я такой страшный?!

— Нет, ты просто…

— Просто?

— Просто ведешь себя, как идиот.

— Ты, правда, так думаешь? — удивленно спросил он, когда Элисон остановилась около желтой малины.

— Да, я так думаю.

— Жаль.

— Почему же? Если бы ты этого не хотел, то вел бы себя нормально.

— А что в твоем понимании нормально?!

— Убери все свои привычки, и увидишь портрет парня моей мечты.

— Ауч! — наиграно вскрикнул Дженсен и искренне улыбнулся. — Это было больно!

— Ты умеешь чувствовать?! — с притворным ужасом воскликнула Эл. — Прости, я думала, что разговариваю с камнем.

— В таком случае тебе надо обратиться к врачу, ведь разговоры с самой собой — это признаки одной очень страшной болезни…

— Ты даже знаешь её название?

— Да, но обычно в приличном обществе его не произносят вслух.

— Так, ладно, — выдохнула Элисон, и устало облокотилась спиной об машину. — У меня нет времени, я должна уехать, так что…

— И куда ты собралась?

— Ты специально нарываешься на ссору?

— Я просто спросил!

— У тебя ничего не бывает «просто»!

— Ты ошибаешься…

— Нет, это ты ошибаешься!

— Что происходит? Я же вижу, ты что–то скрываешь, — серьёзно проговорил Дженсен.

— Это не твоё дело! — вновь повторила Эл, и открыла дверь «Мазды». В ту же секунду её захлопнул парень и стал поперек входа.

— Ты решила поехать в особняк, ведь так?

— Что? Нет, конечно….

— Лис, ты можешь мне довериться.

— Тебе? — удивилась девушка. — С чего вдруг?

— Просто верь мне.

— Доверие нужно заслужить.

— Так и знал, — выдавил парень.

— На счет доверия?!

— На счет особняка, — недовольно отрезал он. — Ты идешь туда одна, зачем?!

— Дженсен, я…

— Не нужно меня обманывать. Просто скажи правду.

Элисон растеряно вскинула брови, и опять попыталась сесть в машину, но Джес стоял так близко, что ей даже не удалось пошевелиться. Она медленно подняла глаза, и почувствовала, как поражение одолевает её рассудок. Этот парень очень плохо на неё действовал…, определенно плохо…

— Есть то, о чем вы не знаете, — наконец, выдавила из себя Эл, и поправила замерзшие волосы.

— Что именно?

— Люди, которые умирали после нападения Хельги, были не простыми…

— В смысле?

— Все они были…, это звучит глупо, но…, все они были влюблены.

— Ты серьёзно? — недоуменно протянул парень.

— Дело в том, что родители Хельги были безумно влюблены друг в друга, но её, как ребенка не замечали. Об этом говорили их друзья и знакомые…

— То есть она убивает из–за любви?!

— Я тоже сначала не поверила, — выдохнула Эл. — Но потом стала сопоставлять факты. Целую ночь, я искала людей, которые выжили: они были одинокими, брошенными судьбой. Умершие же, планировали свадьбы, были страстно поглощены друг другом. Так любовный треугольник у Люси, Джима и Грэга, обрек их на смерть. За кругом осталась только Касс, и сейчас она жива и невредима у себя дома.

— Весьма странная версия…

— Я испугалась, что Адам может погибнуть. Он сейчас только и делает, что думает о Джули, а я рисковать, не намерена.

— А как же ты? — осторожно поинтересовался Джес. — Ты не влюблена?

Почему–то именно в эту минуту Эл стала колебаться. Минуту назад она была уверена, что в её сердце нет никого, а сейчас…

— Нет, я не влюблена, — отрезала девушка, скорее уверяя саму себя в правоте этой фразы.

— Я бы сказал «отлично», но я так не считаю…

— Ладно, мне пора.

— Ты думаешь, я отпущу тебя одну?

— А разве нет?!

— Так как моё сердце тоже свободно, я с превеликой радостью поеду с тобой.

— Не стоит.

— Определенно стоит, — уверенно заявил парень, и медленно вытянул из кармана пальто Элисон ключи. — Я за рулем.

— Почему же?!

— Придерживаюсь старых традиций.

— Старые традиции давно не в моде.

— Ну, так я воскрешу их из мертвых.

Дженсен открыл пассажирскую дверь перед Эл, и она недовольно прошмыгнула вовнутрь.

— Кстати, — отрезал он, когда мотор Мазды тихо заворчал. — Ты права. Адам попросил меня проследить за тобой.

— Ты признался? — с притворным удивлением воскликнула девушка.

— Лис, я же сказал тебе, ты можешь мне доверять…

Большая часть поездки прошла молча. Элисон уныло смотрела в окно, Дженсен не отрывал взгляд от дороги. Казалось, тишина восцарствовала здесь навечно, но всему когда–то приходит конец.

— Тот день, когда в меня вселилась Мелисса, — неожиданно начала Эл. — Я совершенно не помню. И знаешь, мне кажется, что ты что–то не договариваешь…

Парня внезапно обдало жаром, и он растеряно осмотрел глазами салон машины.

— Я? — удивился Джес. — Я сообщил тебе всё.

— Правда?

— Да.

Элли озадачено замолчала и вновь повернулась к окну.

— Я так не думаю…

— Ты опять мне не доверяешь?

— А ты мне?

— Что?

— Ты мне доверяешь? — более напористо поинтересовалась девушка и пристально посмотрела в зеленые глаза парня.

— Конечно.

— Тогда скажи правду.

— Я уже говорил.

— Ты лгал.

— С чего ты так решила?! — поразился Джес.

— Когда мы прощались, твои глаза сказали всё за тебя.

— Мои глаза не умеют разговаривать, — усмехнулся парень.

— Умеют, ещё как, — решительно отрезала Эл. — Что было в тот день?

— Я встретил тебя у твоего дома.

— И?

— И ты ударила меня об стену силовым полем.

— Это всё?

— Да.

— Дженсен!

— Лис, я…

— Я ведь рассказала тебе куда еду, так будь и ты со мной откровенен!

Это было выше его сил. Голос Элли такой высокий и требовательный, словно приказ засел в голове у парня. Джес тяжело выдохнул, и медленно начал:

— Я встретил тебя у твоего дома, мы прошли вовнутрь, поговорили, поцеловались, и ты ударила меня силовым полем…

— Мы что?! — просто заорала девушка, поперхнувшись собственными слюнями. — Ты сказал…?!

— Да, прости, — быстро пролепетал парень. — Ты была не в себе, и это не в счет…

— Но почему ты не говорил?

— А смысл? Тебе бы это вряд ли понравилось.

Элисон шокировано посмотрела перед собой, наконец, понимая, откуда ей знакомы те странные ощущения. Интересно, они долго целовались? А может…, так! Стоп! О чем ты думаешь?!

— Это неожиданно, — тихо прошептала она.

— Лис, я, правда, не хотел…

— Не хотел?!

— Ну, то есть хотел, но…, — Дженсен растеряно выдохнул. — Трудно объяснить.

— Трудно поверить…

— Прости.

— Не извиняйся, — усмехнулась Элисон. — Ты, наверняка, отбивался.

— Боюсь, что нет…

— Но почему?

— Я…, я просто…

Джес медленно повернулся к Эл и посмотрел на неё так растеряно, что она невольно усмехнулась. Итак, неужели пробит самый мощный «корабль» Саут — Берлингтона?

— У тебя никогда не бывает ничего просто, — улыбнулась она. — Уж я‑то знаю…

— Лис, понимаешь я…

Внезапно машина вышла из–под контроля. Руль, словно имя собственную волю, провернулся вокруг своей оси, и Мазда стремительно поехала в густую рощу.

— Осторожно! — воскликнул Джес, и схватил Элисон за руку. Девушка удивленно вскинула брови, и уверенно приготовилась к столкновению. Автомобиль резко врезался в деревья, и тела пассажиров, как куклы полетели вперёд.

Шипение мотора и звук битого стекла, навсегда останутся в воспоминаниях Эл. Когда их бросило в лобовое стекло, никто не разжал руки. Вместе Джес и Элисон вылетели за пределы машины, но к счастью, им удалось приземлиться без особых повреждений. Небольшие холмики из снега тысячами иголок впились в лицо девушки, и она болезненно сконфузилась, ощущая, как горит кожа.

— Элли! — внезапно донеслось до неё. — Лис!

— Дженсен, я здесь, — слабо протянула она, и перед ней возник обеспокоенный парень. Подхватив её на руки, он аккуратно провел руками по окровавленному виску и грязной щеке.

— Ты цела?

— Да, а ты?

— Я в порядке.

— На тебе даже не царапинки, — удивилась девушка. — Мы выбрались вместе?

— Нет, разлетелись в разные стороны.

— Я опять ничего не помню. По–моему судьба смеется надо мной!

— Ничего. Нужно отвезти тебя в больницу.

— Нет, — воспротивилась она. — Мы должны проверить особняк, иначе всё это было зря.

— Но у тебя кровь.

Элисон приложила руку к своему виску, и буквально через секунду на нем не осталось и следа от прежних повреждений.

— Хорошая способность.

— Пока не жалуюсь. Что это было?

— Я даже не знаю. Машина вышла из–под контроля, и мы…

— Выжили, — неожиданно за спиной прозвучал детский голос, и ребята медленно развернулись. Перед ними стояла Хельга собственной персоной. С темными кругами под глазами, с испачканным платьем, и черными, как смоль волосами.

— Почему вы ещё здесь? — недовольно отчеканила она. — Разве вы не должны быть по пути в пекло?

— Зачем тебе это? — обвинительно воскликнула Элли. — Неужели через столько лет ты не нашла себе покоя?

— Меня никто никогда не любил. Обуза, ненужный хлам, тень — вот кем я была. У меня не было друзей, я никогда не веселилась…., когда мне исполнилось девять, родители подарили мне куклу. Я назвала её Мисси. Но…, но ничто не может заменить ребенку любовь. И эта кукла была просто откупом за всё то, что причинили мне мама с папой. И знаешь, я не ищу покоя, я прошу лишь об одном…

— О чем?

— Поиграй со мной…

— Хельга, перестань!

— Ты не хочешь играть? — удивленно воскликнула она, и внезапно исчезла. Тут же её тело появилось с другой стороны. — Я тебя не обижу…

— Прошу, ты же не такая. Я читала про то, как издевались над тобой родители, но…

— Лис, с ней не зачем разговаривать, — серьёзно прошептал Джес, и аккуратно подвинул девушку за свою спину.

— Она не причинит нам зла!

— Она убивала, убивала и не думала прекращать!

— Твой парень прав, — ядовито протянул Хельга. — Я не хочу прекращать играть…

— Но это не игра! Очнись, посмотри, что ты делаешь!

— Тебе никто никогда не говорил, что взывать к совести призрака нет смысла?

— Нет, не говорил, — уверенно отрезала Элли.

— Жаль…, очень жаль….

Неожиданно её силуэт вновь испарился, и оказался сзади Дженсена.

— С кого же начать? — улыбнулась девочка, и резко откинула парня к дереву.

— Джес!

— Рас, два Хельга заберет тебя…

— Элли, беги!

Девушка резко бросилась к парню, как вдруг ВанКэсел возникла перед ней.

— Пропусти! — закричала Эл, и со злости выпустила силовое поле. Каково же было её удивление, когда оно прошло сквозь Хельгу, не доставив той и малейшего дискомфорта. — Что за…?

— Три, четыре, запирайте дверь в квартире…

— Лис, нужно бежать, — воскликнул Дженсен. — Иди я тебя догоню.

— Я тебя не брошу!

— Я сказал, уходи!

— Нет!

— Пять, шесть Хельга всех вас хочет съесть, — рассмеялась девочка, и внезапно оказалась между Эл и Джесом. — Семь, восемь, она войдет к вам в дом без спросу!

Элисон уверенно вытащила из кармана револьвер, и полыхнула им в воздух. На землю посыпались искры, и ядовитый смех девочки заполнил поляну, на которой они находились.

Хельга резко исчезла, и появилась за спиной у Эл.

— Девять, десять, Хельга вновь в квартире дети, — она вцепилась в спину Элисон, и резко дернула вниз. Её пальцы проникли настолько далеко, что пальто мгновенно разорвалось, и на коже появились глубокие кровавые линии.

— Лис…

— Аааа! — закричала Элли, и её тело взлетело в воздух. С неимоверной силой, оно врезалось в дерево и с грохотом свалилось вниз.

— Упс, — усмехнулась Хельга. — Не рассчитала силу…

— Нет! — заорал Дженсен, но теперь и он оказался под прицелом.

— Тебе её жалко, — мило протянула девочка. — Я знаю, как это, когда у тебя ничего нет, но…, ты другой. Ты обманул её, зачем?

— Я не понимаю, о чем ты…

— Ты всё прекрасно понимаешь, или…, стоп, у тебя есть ещё одна тайна?! Дженсен, Дженсен, что–то ты совсем заврался…

— Иди к черту, малолетняя извращенка. Думаешь, у меня при твоем виде дрожат коленки? Ошибаешься…

— А она ещё не знает? — с притворным ужасом воскликнула ВанКэсел. — Может, расскажешь ей, почему вы оказались в такой ситуации?

— Ещё одно слово и ты умрешь…

— Как же ты меня убьешь?!

— Я не сказал, что это буду я…

Внезапно лицо Хельги исказила гримаса боли, и она испуганно огляделась вокруг. Её тело постепенно начало чернеть, рассыпаясь на мелкие крупицы пепла.

— Нет, — дрожащим голосом пролепетала она, пытаясь собрать в руки серый песок. — Нет, нет, не–е–е-ет!

Тело девушки разлетелось в разные стороны, и оставило на маленьком белом слое снега черные пятна.

Дженсен облегченно выдохнул, и ринулся к Эл. Её спина истекала кровью, глаза были полузакрыты. Приподняв её к себе на руки, парень аккуратно обернул тело Элли своей кожаной курткой.

— Что это было? — удивленно спросила она, ощущая, как сон настигает её.

— Я знаю, ты больше не будешь со мной разговаривать, но у меня не было выбора.

— Я не понимаю…

— Твой брат, Адам, он знал, что ты планируешь поехать в особняк.

— Что? — ошеломленно воскликнула Элли. — Но как?

— Слышал разговор с Касс.

— То есть…

— То есть мы были приманкой, — тяжело признался он. — Мне, правда, жаль.

— В то время как мы рисковали своей задницей, Адам искал дома у Хельги её любимую игрушку?!

— И, по всей видимости, нашел…

— Просто немыслимо…

— Я понимаю, прости.

— Об этой тайне говорила Хельга?

— Да, — быстро ответил Джес. — Об этой.

— Знаешь, у меня только одно на языке крутится…

— Что именно?

— Черт бы тебя побрал, Дженсен…

Девушки молча, стояли друг напротив друга, и не знали, что сказать. Кассандра пялилась в потолок, Элли — на стенку. Эта тишина продолжалась уже несколько минут, и создавалось такое впечатление, что в комнате находятся два злейших врага.

— Как себя чувствуешь? — осторожно начала Элисон.

— Отлично.

Вновь молчание.

— Ты говорила со страховщиками по поводу моей машины?

— Да. Её скоро сделают.

Тишина.

— Знаешь, Касс, это смешно! Неужели мы будем ссориться из–за такой мелочи!

— Это не мелочь, — выдохнула девушка. — Я тебя практически не вижу. Ты исчезла, словно испарилась, что мне остается думать? Но ведь жизнь не заканчивается. Я нашла новых друзей, пошла на кружки…

— Я не против, просто сейчас в моей жизни такой период. Я не могу тебе сказать, но…

— Мы столько лет были подругами, — тяжело проговорила Кассандра. — Неужели есть что–то важнее этого?

Эл грустно вздохнула, и почувствовала, как к глазам подкатили слезы.

— Да, есть.

Эти слова, словно пощечина ударили блондинку по лицу. Она обижено поджала губы, и встала с сиреневой кровати.

— Тогда, я лучше пойду.

— Касс, — взорвалась Элли, когда та пошла к выходу. — Пойми, я хочу тебе сказать, но не могу! Честно, это…, это не то, о чем говорят лучшие подруги. Это другое.

Девушка, едва сдерживая эмоции, выдохнула, и открыла дверь.

— Надеюсь, ты изменишь своё мнение.

Элисон ощутила, как пустота заполнила всё внутри. Стены начали давить, воздуха перестало хватать. Казалось, только что из комнаты вышло её второе «я». Непослушная слеза покатилась по горячей щеке, и Эл поникла на кровати, подмяв под себя белую подушку. Это больно, это не выносимо.

Неожиданно в комнату вошел Адам. Он только открыл рот для того, чтобы что–то сказать, но вдруг увидел, как трясется тело сестры, и остановился. Его сразу одолела буря чувств, словно он только что сам потерял близкого друга, и не может успокоиться, задыхаясь солеными слезами.

Не понимая, что делает, парень подошел к Элли, и лег рядом. Приобняв её за плечи, он аккуратно прижался к её шее подбородком, и тихо прошептал:

— Я с тобой, Элли…, я с тобой…

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Глава 10

И жили они долго и счастливо

***

Женщина стояла напротив большого котла с темно–зеленой жидкостью. Маленькие листочки синего растения падали туда, отрываемые её тонкими длинными пальцами. Едва они касались поверхности, она начинала дымиться, и едва заметно бурлить.

Незнакомка поправила черную накидку, и повернулась лицом к изуродованному человеку. Его горб казался огромным, а неровные зубы, торчали из под губы. Светлые грязные волосы прикрывали маленькие испуганные глаза, который смотрели настороженно, но прямо.

— Я всё принес, — проговорил уродец. — Перо седой вороны было очень трудно найти, но в другом измерении его полным полно.

— Молодец, Эгор, — холодно отрезала женщина. — Ты изрядно потрудился. Теперь отдыхай.

— Но для чего это ваше величество?

— Ох, прошу, не называй меня так. Я Жизель, просто Жизель.

— Хорошо, — тихо пробубнил он. — Так зачем?

— Ты, наверняка, слышал о том, что на земле есть сила, которая вскоре не сможет сравниться со всем преисподним миром?

— Вы про близнецов Уилсонов?

— Как не удивительно, именно про них, — незнакомка тяжело выдохнула, и бросила перо в зеленую массу. — Почему я должна кому–то подчиняться, если все могут подчиняться мне?

— Как же вы это сделаете? — удивленно прохрипел Эгор, и подошел чуть ближе.

— Есть заклинание, которое позволит отправить Адама и Элисон в другой мир, туда, откуда они не смогут выбраться.

— Вы думаете, это поможет?

— Естественно, я не уверена, но, если заклинание не сработает до затмения, мои силы иссякнут, и я умру…

— Вы так рискуете! — возмутился уродец. — Они того не стоят! Моё величество, послушайте…

— Жизель! — недовольно напомнила женщина.

— Да–да, Жизель, их не так просто убить. Я слышал, сама богиня умерла от заклинания близнецов!

— Мелисса была глупа! Она решила, что сумеет убить их сама, при этом, не запачкав руки, — незнакомка гордо выпрямилась и подошла к зеркалу. Рыжие волосы прикрывали старую морщинистую кожу на лице, её бледность и дряблость. Костлявые скулы сильно выделялись, не говоря об огромных темно–синих синяках под глазами, словно Жизель не спала вечность. — Я же использую другую силу. Силу, не виданную им раньше…

— Умоляю, одумайтесь!

— Эгор, я понимаю, как ты волнуешься, но я не собираюсь до конца своих дней гнить в этом подземелье! — она указала рукой на каменные рыхлые стены, и недовольно встряхнула головой. — Это не наша судьба, мы этого не заслужили. Теперь всё изменится, Уилсонам не удастся меня обмануть…

— Вы уверены?

— Сейчас не это важно.

— Тогда что?

— Важно то, как поведут себя жертвы…

— А вы знаете как?

Женщина ехидно рассмеялась, и сверкнула зелеными хитрыми глазами.

— Иначе, называли бы меня колдуньей?

***

— Ты думаешь, это было хорошей идеей? — неуверенно пробормотала Элисон. — Дженсен и Элиот — опасная смесь…

— Я должен как–то загладить свою вину перед тобой за то, что испортил тебе свидание с…, с Ароном, или Ираном…

— Уореном, — поправила брата девушка. — На самом деле не стоит…

— Почему?

— Да, так, просто…

Адам подозрительно прищурился.

— Просто свидание было отвратительным. Уорен только и делал, что говорил о футболе, а я к нему отношусь равнодушно…

— И, тем не менее, кино — это стоющее времяпровождение, — решительно отрезал парень. — Мы практически никуда не выходим, разве что ночью, когда обходим территорию.

— Такова наша работа.

— Нет! Это не наша работа, и…, и это вообще не твоя обязанность. Послушай, Элли, — Адам остановился перед кассой за билетами, и положил свои руки на её хрупкие плечи. — Я не хочу, чтобы это стало для тебя смыслом жизни. Нечисть — это лишь часть её. Остальное время, ты можешь быть обыкновенным подростком…, ты должна им быть!

— Знаешь, трудно сначала ночью убивать вампиров, а потом вести себя так, словно ничего и не было, — уверенно воскликнула девушка. — Я понимаю, ты хочешь меня защитить, но я не нуждаюсь в опеке. К счастью, отсутствие заботы со стороны матери, и исчезновение отца сделали меня самостоятельно девушкой, способной постоять за себя.

— Тебе так кажется.

— Нет, я, правда, так считаю, — решительно ответила Элисон. — Раз уж у нас с тобой одна судьба, надо просто смириться. Мы никогда не будем простыми подростками. Это факт.

— Но…

— Не спорь. Ты тоже так думаешь, я знаю, и не стоит меня успокаивать.

— Я просто понимаю, как тебе тяжело, — выдохнул Адам. — В начале, я так же чувствовал себя отвратительно, но наши ситуации немного отличаются друг от друга.

— Чем же?

— У меня никого не было, лишь отец, который меньше всего времени проводил дома. А у тебя есть я, есть мама, да и Касс, с которой я уверен, вы скоро примиритесь.

— Если бы…

— Главное не унывай.

Элли мило улыбнулась, и робко кивнула.

— Постараюсь.

— Адам?

Парень недоуменно обернулся и увидел в проходе Джули. Черт, кажется, они не виделись вечность. Не контролируя себя, парень быстро подошел к девушке, и заключил её в объятиях.

— Я так рад тебя видеть! — искренне воскликнул он, и поцеловал Джулз в холодную щеку.

— Я тоже, — улыбнулась она, и сверкнула небесными глазами. — Хорошо, что ты позвонил. Я тебя потеряла…

— У меня сейчас практически нет времени, я…, я занят на работе…

— Ты работаешь?!

— Да, — растеряно выдавил парень, неуклюже почесав шею. — На автомойке…, борюсь с нечистью так сказать…

— Оооо, это так мило! — пролепетала девушка. — Ты сам зарабатываешь. Я бы тоже хотела, но мои родители считают, что это не для меня. Видишь ли, у них совершенно другие взгляды на жизнь.

— Понимаю.

— Я каждый день им твержу, что могу сама заняться чем–то более серьёзным, чем провождение школьных мероприятий, и походы по магазинам, но мне никто не доверяет.

— Я тебе доверяю, — решительно выпалил Адам.

— Спасибо.

Джули пристально посмотрела в темно–синие глаза парня, и удивленно выдохнула, понимая, что давно не видела их очарования и глубины. Кажется, эта пара дней пролетела незаметно, как метеор. Только что она стояла около СтарБакс, и слушала, как Адам признается ей в своих чувствах, а сейчас они держаться за руки, и идут в кино…. Ей даже не было важно на какой именно фильм парень взял билеты. Главное он рядом, а больше ничего не нужно.

— Кхм–кхм, — откашлялась Элли, и смущенно опустила глаза в пол.

— О, Эл, — выдохнула Джулз, совершенно позабыв о том, что они не одни. — Я тебя не заметила.

— Да? — с притворным ужасом, удивилась та. — А я‑то тут стояла…

— Извини. Рада, тебя видеть.

— Взаимно.

— И где твои кавалеры? — нетерпеливо выдохнул Адам.

— Ты преувеличиваешь…

— Я что–то пропустила? — удивилась Джулия.

— Нет. Просто мой брат, как всегда говорит больше, чем нужно.

— Для того и были созданы братья! — усмехнулся парень, и приобнял Джулз за талию. — Хотите чем–нибудь перекусить?

— Нет, — ответила Элисон.

— А я бы выпила колу.

— Тогда мы сейчас подойдем.

Эл медленно кивнула и подошла к стойке, около огромного бака с попкорном. Практически все места были свободны, так что девушка свободно приземлилась на один из стульев.

— Вам что–нибудь налить? — поинтересовался молодой бармен, и мило улыбнулся.

Элисон подозрительно осмотрелась по сторонам, и медленно кивнула.

— Мне, пожалуйста, кружку свежего пива, пока меня не заметил братец…

— Как, скажете…

Парень появился так же быстро, как испарился из вида. Только теперь в его руках была большая стеклянная кружка с весьма «отвратительным веществом».

Девушка жадно припала губами к стакану, и быстро осушила его почти до дна. Бармен только недоуменно вскинул брови, но решил промолчать, скупившись на плохое настроение клиентки.

— Не рановато ли для алкоголя? — неожиданно воскликнул над ухом Элли знакомый голос, и она повернулась в сторону Дженсена.

— Ты принарядился, — удивленно пробурчала она. — К чему бы это?

— Неужели белая рубашка это уже парадная форма?

— Ммм…, думаю, в твоем случае — да…

— Просто, я уже вечность не ходил в кино, — признался парень. — Честно, уже и забыл, как одеваются для такого случая все нормальные люди.

— Вечность? А не слишком ли это много для двадцати трех летнего парня?

— Это было сравнение, Лис, и…, — он уверенно отодвинул кружку с пивом в сторону. — Тебе достаточно.

— Просто у меня плохое настроение…

— Расскажи мне.

— Тебе?

— Неужели мы опять вернемся к тому же разговору? — поразился Джес. — Мне надоело тебе говорить, что ты можешь мне доверять.

— Пожалуйста, давай сегодня обойдемся без наших выкидонов. Я жутко устала, и меня сейчас вывернет наизнанку…

— Как скажешь. Мне на самом деле тоже не нравятся наши перепалки, — парень выдохнул, и аккуратно убрал свалившиеся на лицо девушки жгуче–черные волосы. — Ты бледная…

Элисон судорожно выдохнула, почувствовав прикосновение его пальцев на своей коже, и медленно опустила голову на стол.

— Лис, ты чего?

— Кажется, у меня кружится голова…

— Может, обойдешься сегодня без кино?

— Нет, — уверенно отрезала она, и вновь выпрямилась. — Наверняка, это пиво.

— Ребята, привет, — внезапно послышался ещё один голос, и к стойке подошел Элиот. — Я что–нибудь пропустил?

— Пока нет, — отрезал Дженсен. — Но ещё пара минут, и ты бы не увидел загадочный обморок этой девушки.

— Что с ней? — более серьёзно спросил рыжеволосый парень, и сел рядом с Эл. — Ты в порядке?

— Элиот? Ты уже здесь?

— Она в бреду?

— Я не знаю, надо позвать Адама.

— Хорошо, я…, — Элиот замолчал, и странно выдохнул. — Посмотри!

Джес развернулся в сторону Уилсона, и увидел, как Джули придерживает его за талию. Парень еле стоял на ногах, и выглядел таким же бледным, как Элисон.

— Тут что–то не так, — отрезал он. — Нужно отвезти их домой.

— Согласен.

Элиот и Джес, аккуратно взяли Элли с двух сторон за руки, и пошли к испуганной Джулз, едва удерживающей Адама на ногах. Но вдруг перед глазами всё поплыло.

— Какого…?!

Эл растеряно увидела смазанное лицо брата, и сконфуженно согнулась, понимая, что не может удержать равновесие. В ту же минуту, все картинки поплыли в разные стороны, и она ощутила чувство невесомости. Только через секунду сознание полностью отключилось, и наступила беспросветная тьма.

Адам не понял, что произошло. Лишь мокрая земля говорила о том, что он лежит по середине леса. То есть, исчезнув из «Хоумсинема», он очутился в неизведанной глуши. Разве это возможно?

Медленно приподняв голову, парень растеряно осмотрелся вокруг, даже не представляя, что произошло. Вокруг была одна зелень и огромные массивные дубы. Пахло свежестью, и только что прошедшим дождем, а небо было слишком голубым, словно не настоящим.

Встав на ноги, Уилсон схватился руками за голову, которая до сих пор кружилась в разные стороны, создавая впечатление, будто он только что сошел с быстрого аттракциона.

Неуклюже пошатнувшись вправо, Адам ухватился рукой за ветку дерева, и осмотрелся вокруг. Никого. Лишь деревья и маленькие птицы.

— Элисон! — закричал парень, и вновь огляделся вокруг. — Эл!

Вдалеке послышался шум стекающей воды, и парень медленно побрел туда. Горло просто горело, жутко хотелось пить. Наконец, увидев перед собой небольшой источник, Адам упал перед ним на колени и жадно припал к поверхности.

— Адам! — неожиданно прокричал знакомый голос, и Уилсон мгновенно оторвался от воды.

— Элисон! Ты где?!

— Адам! Я тебя не вижу!

— Я около источника! Иди на шум воды!

Через пару секунд в тени деревьев возникла маленькая фигура, а уже через минуту, к Уилсону на встречу вышла сестра.

— Слава Богу, ты цела, — выдохнул он, и подбежал к Элли.

— Что происходит? — недоуменно выдохнула девушка, и медленно отстранилась от брата. — Куда мы попали?

— Я не знаю. Последнее, что помню, это крики Джули…

— Может, у нас с тобой галлюцинации? — неуверенно предположила Элисон и усмехнулась. — Учитывая, все травмы головы, которые я получила за последний месяц — это вполне реально!

— Не думаю, разве что кто–то решил выстроить перед нами иллюзию.

— Тогда глупо было отправлять нас в лес. Разве это самое опасное, что может с нами приключится?!

— Я не знаю, — вновь повторил парень.

— Видимо, у всемогущего потустороннего мира закончилась фантазия, — с сарказмом выдавил Эл.

— Нужно выйти к городу. Возможно, там мы найдем людей, которые смогут нам помочь.

— Как скажешь…

Этот лес казался бесконечным. Через полчаса окружающая их местность совершенно не изменилась. В основном близнецы шли в гору, изредка натыкаясь на маленькие поляны, которые были удивительно схожи между собой. Этот лес напоминал лабиринт, и казалось, пути назад уже не отыскать. Но через несколько минут сквозь густую листву массивных дубов, показались солнечные лучи. Причем, они согревали так сильно, что пришлось снять верхнюю одежду. Время года изменилось — это было очевидно. Вместо приближающейся ледяной зимы, на улице царило лето. Вокруг кружили птицы, где–то проскальзывали молниеносные белки, это место можно было назвать раем, но, к сожалению, испуг не давал насладиться красотой. Чувство страха смазывало даже самые прекрасные краски.

Неожиданно вдалеке показалась крыша небольшого домика. И это было не традиционное здание Саут — Берлингтона, это была обыкновенная деревянная хижина, с высокой трубой, и скрипящей дверью. Перед крыльцом был сад, полный совершенно разных неизведанных ранее близнецам цветов. Около скамейки располагался большой колодец, рядом с который стояли наполненные доверху ведра, в общем, это сооружение никак не походило на сооружение 21 века.

— Ммм…, — недоуменно протянул Адам, и медленно остановился. — Ты тоже это видишь?

— Да, — протянула Элисон. — И как такой дом мог оказаться в лесу Саут — Берлингтона?

— Понятия не имею…

— Ты только посмотри, — ошарашено выдохнула девушка, приближаясь к украшенным стенам.

— Эл, ты куда?!

— Тшш, лучше подойди! Это не дерево!

— Тогда что?

— Это…, — Элисон дотронулась пальцами до поверхности и поднесла их к губам. — Это шоколад…

Адам недоверчиво вскинул брови и подбежал к сестре. Что ж, это было просто удивительно, но правда оставалась правдой.

— Шоколад? — удивленно воскликнул он, и ошеломленно отступил назад. — Домик из еды?

— Я не понимаю, но кажется, это…

— Кто здесь?! — внезапно послышался хриплый голос, и из садика навстречу Уилсонам вышла пожилая дама, с рыжими волосами, слегка седыми на висках, с морщинистыми глазами и полными обсыпанными веснушками руками. Зеленые глаза метнулись к Эл, и удивленно сузились.

— Неужели вы потерялись? — потеряно выдохнула она.

— Мы…, точней, вы не могли бы нам подсказать, как выйти к городу?

— Ребятушки, вы наверно голодные!

— Почему вы так думаете? — осторожно поинтересовался Адам, и приблизился к сестре.

— Ну, тогда вы бы не говорили всякие глупости.

— Глупости?

— Город? — усмехнулась старушка, и бросила белую ткань на скамейку. — Что это такое?

Адам и Элисон сидели за небольшим деревянным столом, смущаясь того, как незнакомка заботилась о них. Сначала она разрешила умыться, затем вкусно накормила, и даже пообещала дать ночлег, правда до утра здесь никто не собирался задерживаться.

После трапезы, Тереза, так звали старушку, рассказала близнецам о том, что в нескольких метрах от её дома есть небольшое поселение, во главе которого стоит лорд Генрих и его сын, законный наследник престола. Уже много веков их землями владело семейство ДеФеранж, из поколения в поколение узды правления передавались кровным продолжателям рода, в независимости от пола и возраста. Так Генрих, из–за скоровременной смерти его отца, Рудольфа, стал в тринадцать лет законным королем всего царства. Именно в этот момент, Адам не выдержал и нервно рассмеялся, запивая ужас сладким сиропом.

— Царства? Вы смеетесь? — запинаясь, воскликнул он.

— Ты думаешь, то, что мне уже за шестьдесят, значит, что я выжила из ума? — обижено спросила Тереза.

— Нет, что вы, — быстро вмешала Эл. — Просто, для нас всё это очень странно…

— Почему же?

— Это трудно объяснить.

— Да, лучше скажите какой сейчас год?

— Год?! — поразилась старушка. — Откуда же мне знать? Я всего лишь бедная нищенка, живущая за счет скота и небольшого огорода.

— То есть вы не знаете.

— И узнавать — не намерена! Давайте, поговорим о другом, а то, вы внученьки, начинаете меня пугать.

— Знаете, нам уже пора, — выдохнул Адам, и встал из–за стола. — Спасибо вам, но мы вынуждены уйти.

— Уже? Я думала, вы останетесь у меня до утра!

— Простите, но это невозможно.

— Мой брат прав, — сказала Элли. — Мы лучше пойдем.

— Что ж, как скажете, только не мог бы ты, паренек, выполнить одну мою просьбу?

— Да, конечно.

— Сходи в чулан, там стоят огромные банки с водой. Принеси их, будь добр, а то у меня, к сожалению, уже возраст не располагает.

— Сию, минуту, — усмехнулся Адам, и направился в темный чулан.

Найти его оказалось не сложно. Он был всего лишь в паре метров от так называемой спальни. Парень аккуратно прошел вовнутрь, и попытался отыскать банки, но вся комната была завалена сеном и пустыми кастрюлями. Решив, что он перепутал комнату, Адам повернулся к выходу, как вдруг на пороге заметил Терезу.

— Здесь, нет ведер.

— Я знаю.

— В смысле? — настороженно выдавил Уилсон.

— Теперь это твоя комната.

— Дамочка, вы не на того нарвались, — сквозь стиснутые зубы, прошипел парень.

— Да? — съязвила она. — И что же ты мне голубок сделаешь? А?

Адам заметил, что всё это время находился без перчаток, и тяжело выдохнул, понимая, что не хочется причинять кому–либо вред.

— Прошу, отойдите с дороги, я не намерен сделать вам больно.

— Знаешь, я тоже не вижу это в своих планах.

— Тогда пропустите.

— Нет.

— Вы не понимаете.

— Это ты не понимаешь.

— Да, что вам от нас нужно?!

Старуха мило улыбнулась, и осмотрела Адама с ног до головы.

— Просто…, просто я сильно проголодалась…

Элисон проснулась из–за того, что её голова жутко болела. Гнилой запах впился в легкие, и создавалось впечатление, будто она находилась посередине грязного болота. Тяжело привстав, она огляделась по сторонам, и увидела решетку, стоящую посередине комнаты. За ней, на полу лежал Адам, скрюченный в три погибели от ударов палкой. Девушка испуганно вытерла руками запачканное лицо, и приблизилась к клетке.

— Адам, — прошептала она, и просунула руку в отверстие. — Адам, ты меня слышишь?

Парень медленно повернулся к ней лицом, и судорожно выдохнул.

— Ты тела?

— Что здесь происходит? — проигнорировав его вопрос, воскликнула Элли. — Это старуха спятила! Она ударила меня чем–то тяжелым по голове, когда, ты ушел и…

— Она собирается нами полакомиться, сестренка…

— Что?!

— Я сам не могу понять, как это возможно, но…, это просто немыслимо! Когда я с ней разговаривал, то попытался применять дар, выстроить иллюзию, но ничего! Тогда, я пошел в наступление, и накинулся на неё, схватившись руками за морщинистое лицо. И как ты думаешь, что произошло? Она с легкостью откинула меня к стене, и начала избивать палкой, причем так сильно, словно передо мной стояла не развалюха, а огромный качек!

— Тебе не кажется, что это полная чушь?! — взорвалась девушка.

— Именно так мне и кажется, но…

— Что, но?

— Тебе это ничего не напоминает?

— В смысле?

— Я понимаю, звучит глупо, но, в детстве, когда я приезжал в Саут — Берлингтон на каникулы, мама читала нам сказки, помнишь?

— Ну, и?

— Был рассказ о брате и сестре. Они угодили в пряничный домик, к старухе, по совместительству людоедке…

— Гензель и Грета? — недоверчиво поинтересовалась Элисон.

— Кажется, да…

— То есть ты думаешь, мы стали героями той сказки?!

— Я ничего не думаю, просто предполагаю…

— Но это ведь бред! Кому взбредет в голову похищать детей, и есть их на обед?!

— Людям, живущим в мире, где до сих пор во главе король, и людям, даже не знающим какой на улице год!

Эл ошеломленно припала к стене, и тяжело выдохнула. На самом деле сюжет был похож, но неужели у нечисти закончились вампиры? Они решили расправляться с врагами, посылая их в другой мир к старухам–людоедам?!

— И что нам теперь делать?

— Нужно отсюда выбираться.

— Но ведь у того рассказа был хороший конец…

— В таком случае, я должен поправиться на несколько килограмм, стать жирдяем и вместо ног, использовать толстое пузо, а в мои планы это не входит…

— Ладно, согласна. Но что нам делать, елси здесь, то есть в этом мире, у нас нет сил? — Элисон огляделась вокруг, и заметила, что путь к двери, для неё никак не был перегорожен. — Она решила, что я не стану попробовать выбить эту чертову деревяшку головой?

— Возможно.

— Тогда, нужно…

Неожиданно в комнату через маленькое окно влетела черная ворона. Она быстро приземлилась у ног Элли, и бросила к ним связку старых ключей.

— Ээээ…, кажется, это ключи от двери…

— С чего бы это вороне нам помогать? — удивился Адам и подошел ближе к решетке. — А может, это наш помощник? Ведь в каждой сказке он есть?

— Будем надеяться, что это так…

Элисон подбежала к клетке, в которой сидел брат, и перепробовала все ключи, вставляя их в железный кривой замок, но, ни один из них не подошел. Девушка с отчаянием выдохнула, и расстроено нахмурилась.

— Не получается.

— А как на счет двери?

— Я без тебя не уйду.

— Придется, — серьёзно отрезал Адам.

— С чего вдруг?

— Тогда ты сможешь позвать подмогу.

— Господи, ну неужели нам требуется помощь? — с абсурдом вскричала Элли. — Ты только подумай, какая–то страха заставила нас испугаться! Да она и мизинца не стоит той ведьмы, которая вселилась в меня, и уж точно не ровня стае оборотней!

— Тут другое. У нас нет сил! Дар утерян!

— Адам, я не…

— Прошу, не спорь со мной! — взорвался парень. — Хоть один раз в жизни, прислушайся ко мне!

— Ты бы меня оставил?

— Да.

— Если бы! Наверняка, ты бы мне за такую мысль, ещё и надавал бы по голове!

— Элисон!

— ЧТО?!

— Голубушки–и–и! — неожиданно пропел чей–то хриплый голос, и за стеной послышались шаги. — Сейчас я вас вкусно накормлю!

Девушка растеряно повернулась к брату, и встретилась с его холодным жестким взглядом. Он так и молил, чтобы она уходила, не взирая на его беззащитность.

— Иди, — прошептал он, наклонившись в сестре. — Просто, когда Тереза войдет, оттолкни её, и беги со всех ног!

— Я не брошу тебя! — так же шепотом отчеканила Элисон. — Что за вздор? Ты хотя себя слышишь?

— Если ты не уйдешь, я…, я насильно вытолкну тебя отсюда!

— Ха! — усмехнулась девушка. — И как же ты собираешься это сделать?

— Придумаю, как…

— Адам!

— Элисон!

— Голубушки–и–и!

— Ах, черт с тобой! — сердито выплюнул парень. — Пусть сожрет нас обед! Ок!

— Ты же сам сказал, что конец хороший!

— Но мы, же не в сказке, проснись! Эта старуха сильней меня в сто раз. Просто так её не одолеть!

— Ты сам не знаешь, что говоришь, — растеряно выдохнула Элли, и обижено насупилась. — Я между прочим, как лучше хочу!

— Тогда иди за подмогой!

Девушка недовольно поджала губы, и внезапно услышала, как заскрипел замок. Не ведая того, она автоматически шмыгнула за дверь, и затаила дыхание.

— Голубушки, — протянула Тереза, и уверено вошла в чулан. — Я принесла суп, ещё горячий…

— Очень мило, — язвительно протянул Адам.

— А…, а где твоя сестра?

Именно в этот момент, Элисон сначала зло посмотрела на брата, а затем со всей силы накинулась на старуху. Сбив её с ног, она, как пуля, метнулась к выходу, и резко вырвалась наружу. Шагов за ней не было слышно, но зато дикие крики Терезы эхом разносились по лесу:

— Мерзавка! Я доберусь до тебя, слышишь? Доберусь!

Останавливаться девушка не собиралась. Если рассказы Терезы были правдивы, в чем нельзя было быть уверенной, то через несколько метров Эл должна была наткнуться на селение. Интересно, а они знают, что живут по соседству с людоедкой?

На удивление, дыхание оставалось ровным и через пять минут непрерывного кросса. Приходилось перепрыгивать через поваленные ветви, оббегать маленькие болота, но Эл уверенно неслась вперёд, уже представляя в голове предсмертные крики старухи.

— Держите её! — внезапно заорал мужской голос, и прямо в девушку полетели небольшие камни.

Растеряно прибавив скорость, Элли случайно спотыкнулась на очередной канаве, и свалилась в углубление между двумя деревьями. Пара камней попала ровно в её самодельный «окоп», и сильно ударила по уставшему телу.

— Куда она делась?!

— Наверно, испарилась!

— Тогда был бы виден дым!

— Не уж то! Они и не такое способны…

Внезапно перед Элисон возникло лицо заросшего мужчины, и он довольно улыбнулся. Грязными руками незнакомец вытащил её из канавы, и бросил к ногам ещё тройке взрослых поселенцев.

— Думала, что сможешь сбежать от нас? — грозно прокричал самый старший из мужчин. — Не сегодня…

— Я же говорил, говорил, что это она! — затараторил худой незнакомец, с глубоким шрамом на щеке. — Вы только посмотрите, во что она одета!

— И чем же вам не по вкусу мой наряд? — язвительно протянула Эл, не сумев смолчать.

— Она ещё и перечит мужчине!

— Схватить её!

— Что за…?! — закричала Элли, когда на неё с двух сторон накинулись грязные, потные поселенцы. — Какого черта, вы меня трогайте?!

— Вот, и взвывает к своему повелителю!

— ЧТО?!

— На сей раз ты не убежишь, — подвел черту самый взрослый незнакомец.

— Неужели? И как вы меня остановите?

Они довольно переглянулись, и резко приблизили лицо девушки к старшему мужчине.

— Сожжем тебя на костре…, ведьма…

Адам обеспокоенно смотрел в грязное окно, даже не представляя, чего именно он ждет. Старуха вдоволь наоралась и грозно покинула чулан, оставив на полу миску с супом, а ворон мирно сидел около решетки, так же, не сводя взгляда с единственного отверстия в этой комнате.

Парень даже не представлял, где Элисон и от этого становилось страшно. Он уже давно усомнился в правильности своего решения. А нужно было ли отпускать её одну? Может, лучшим вариантом было дождаться, пока они придумают что–то более существенное?

Но сейчас уже было поздно корить себя. Оставалось только надеяться на то, что с ней всё в порядке.

Неожиданно ветер поднялся в чулане, и Уилсон озадачено встал с сена, отойдя в угол клетки. Ворон нервно задергался в разные стороны, и раскинул крылья, которые оказались просто огромными. Дальнейшие метаморфозы трудно описать словами. Просто вдруг птица на глазах стала преображаться в человека. Сначала туловище, затем руки и голова…

Адам ошарашено выдохнул, когда перед ним появился Элиот собственной персоной. Рыжеволосый парень растеряно огляделся вокруг, и недоуменно прищурился.

— Неужели я опять человек?

— То есть, после головокружение в кинотеатре, ты тоже переместился с нами в это измерения? — не веря, воскликунл Адам.

— Наверно. Я проснулся на поляне, рядом с пещерой. Там было ещё одиннадцать воронов, и все они разговаривали со мной…

Уилсон нервно усмехнулся, и мило растянул лицо в улыбке.

— Ты разговаривал с птицами?

— До недавнего времени, я тоже ею был…

— Ладно, допустим, — парень тяжело выдохнул. — И что же они тебе сказали?

— То, что их сестру обвинили в колдовстве, и приказали сжечь на костре. Я точно не знаю, но заклятие действует до определенного момента, то есть все те вороны, с которыми я встретился, сейчас тоже люди. Собственно, это значит, что их сестра жива, и она успела сбежать…

— Нуууу, это хорошо.

— Да, — отрезал Элиот и подошел к решетке. — Надо найти Элисон.

— Ты прав, но я даже не представляю, где она.

— Сидя в клетке, ты ей точно не поможешь.

— И что ты предлагаешь?

— Когда–то мой отец рассказывал мне о том, как делаются такие решетки, — парень аккуратно схватился за поручень, и резко дернул его на себя. — Тут просто нужно выдернуть одну петлю и тогда, они откроются.

— Одну петлю? Не думаю, что…

Внезапно юный Ван Хельсинг, вновь дернул на себя железку, и дверь глухо отлетела к стене.

— Хотя, может и думаю…

— Что там с тобой происходит, голубок? — внезапно прохрипел за стеной голос, и парни уверенно встали с двух сторон от двери.

К счастью, в этот раз сила Элиота оказалась, как стати. Тереза осталась запертой в своей же клетке, а Адам с напарником бежали по густому лесу в неизвестном им направлении.

— Ты уверен, что пещера в той стороне? — на бегу поинтересовался Уилсон.

— Да. Оттуда можно увидеть небольшое поселение.

Через несколько минут, парни и правда вышли к горе, туннель в которой закрывали длинные ветви деревьев. Словно лианы, они «слезами» ивы, свисали и скрывали от прохожего дальнейший путь, словно тайну.

Когда Адам прошел сквозь преграду, то невольно остановился, увидев, то, что поразило его куда больше, чем пряничный домик.

На середине поляны возвышалась высокая белая башня, вверху которой можно было заметить большое окно. Длинные волнистые кудри колыхались от едва заметного ветерка, спущенные к самой земле, а около маленького ручейка стояла черная лошадь, жадно глотая воду.

Парень ошеломленно выдохнул, и услышал, как испустил похожий вздох Элиот.

— Ничего себе! — удивленно воскликунл он. — Это же…, это же башня, как в средневековье!

— Знаешь, кажется, я начинаю постепенно понимать, что происходит, — неуверенно пролепетал Адам и сделал два шага вперед. — Сначала, пряничный дом, теперь башня, из которой только один выход, 12 воронов — это же всё сказки братьев Гримм!

— Ты уверен?

— А что ещё может связывать все эти события?!

— Я не знаю, просто это странно.

— Нужно пробраться наверх.

— Как?! — воскликунл Элиот. — Тут же метров двадцать, не меньше!

Уилсон вскинул брови, и растеряно улыбнулся.

— По волосам…

— Ты рехнулся.

— Да, нет же! Сам подумай! Ты вообще, читал сказки?

— В том то и дело — это сказки!

— Элиот, я серьёзно! Лучше помоги…

Рыжеволосый парень долго отпирался, пытаясь отговорить Адама лезть наверх, но все попытки были тщетны. Уже через пару минут, он подсаживал Уилсона чуть выше, чтобы тот удобней схватился за вьющиеся золотые кудри.

— Ты сумасшедший, — напоследок буркнул он, и недовольно поморщился.

— Ты потом ещё спасибо мне скажешь.

— За что интересно?!

— Я думаю, что, когда мы доведем все сказки до логического конца, то сможем вернуться обратно…

— Ты думаешь?! — с сарказмом процитировал его парень. — Пора быть уверенным!

— Не бурчи, а то, сам полезешь.

Что ж, это оказалось довольно–таки не просто. Уж точно не так, как лезть по канату. Во–первых, Адам боялся, что делает больно той девушке, чьи волосы он тревожит. Во–вторых, высота была очень внушительной. Один взгляд вниз, и спокойствие как водой смыло. Ну, и, в-третьих, это заняло много времени. Только минут через десять, Уилсон схватился рукой за край окна, и сумел подтянуть своё тело вовнутрь.

Здесь было пыльно, и темно. Запах старой древесины казался ужасно неприятным, но не это взволновало Адама, когда тот повернулся лицом к центру комнаты. На стуле около зеркала сидела девушка, её лицо было мокрым из–за слез. Она напевала какую–то песню, и медленно расчесывала свои блестящие золотые локоны. Едва он подошел ближе, то ощутил, как кровь бешеным потоком подскочила к голове, ведь на стуле сидела именно та, кого он здесь не просто не ожидал, а не хотел увидеть. Это была Джули Саммерс.

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

— Джулз?! — ошарашено закричал он, и девушка резко развернулась. Сначала на её лице отразился испуг, потом паника, а затем внеземное спокойствие, словно спасательный круг, наконец, выкинули за борт.

— О, Адам, — воскликнула она, и бросилась к парню.

Тот так крепко прижал её к себе, что девушке стало трудно дышать, но она не придала этому никакого значения, лишь стиснула его ещё сильней.

— Как ты тут оказалась? — обеспокоенно прошептал он.

— Я не знаю. Я…, я просто вдруг появилась на полу в этом месте, и…, и…

— Ладно, тшш, — парень вновь обнял её, и медленно погладил по голове. — Не плачь.

— Я так испугалась!

— Ничего, теперь я с тобой.

— Но что произошло? Почему мы здесь?!

— Я не знаю…

Джули по–детски шмыгнула носом, и отстранилась, подойдя к зеркалу.

— И что с моими волосами? — безнадежно спросила она. — Я не хочу быть блондинкой…

— Тебе идет, — быстро отрезал Адам.

— Не думаю…

Внезапно в комнате появился Элиот. Он, тяжело дыша, припал к стене, и протер вспотевшее лицо, грязными рукам.

— Я уж думал, что…, — неожиданно он замолчал, и испустил уставший стон. — Она тоже здесь?

— Как видишь…

— Но здесь, это где? — недовольно потребовала ответ Джулия. — Почему я не в курсе, что происходит?

— Никто не в курсе.

— Итак, — выдохнул Адам. — Надо найти Элисон. Возможно она в опасности.

— Не думаю, — протянул рыжеволосый парень. — Если сюда попали те люди, которые находились рядом с вами, то не хватает ещё одного игрока.

— Кого?

Элиот подошел к огромному креслу, и устало у него плюхнулся.

— Дженсена…

— Знаешь, я думаю, он смог бы помочь Элли. Это даже хорошо.

— Если он на нашей стороне.

— К чему это враждебность? — устало выдохнул Адам. — В прошлый раз он нам помог.

— Я опять не понимаю, о чем вы говорите, — обижено насупилась Джули, и села на стул.

— Понимаешь, у меня чутье на плохих парней…

— Неужели? Тогда докажи, что это так!

— Я бы с радостью…

Уилсон нервно протер переносицу, и подошел к окну.

— Я должен отыскать Элисон до того, как стемнеет, — уверенно отрезал он. — Так что никуда не уходите, и, Элиот, проследи за Джулз.

— Но ты куда? — взволновалась девушка и подлетела к Адаму. — Ты уходишь?

— Возможно, Эл нужна моя помощь…

— Не надо, прошу, там опасно!

— Джули, я не маленький. И не с таким справлялся…

— Пожалуйста, — не слушая парня, протянула она. — Если ты пойдешь, я пойду с тобой!

— Ты не…

— В конце концов, у меня тоже может быть право выбора! И я требую, чтобы ты меня взял!

— Тон настоящей Джули Саммерс, — усмехнулся Уилсон, и аккуратно пробежался пальцами по бледной коже девушки. — Я не надолго.

— Но Адам, как, же я буду без тебя?

— Ты не одна. Элиот будет с тобой, и…

— Но мне никто другой не нужен, — тихо прошептала она, и почувствовала, как к глазам подкатили слезы.

У парня защемило сердце в груди, и он ошеломленно посмотрел перед собой, словно увидел восьмое чудо света. Руки сами потянулись к Джули, и притянули к себе, будто не подчиняясь разуму. А она, дрожа от страха, прислонила голову к его плечу, и поддалась эмоциями, которые вновь вырвались наружу. Так и стояли, бы, эти двое, вечность или более, но времени не оставалось. Отпустив девушку, Адам быстро схватился за её локон, и полетел вниз, навстречу с опасностями.

К счастью, волосы были такими длинными, что Джули даже не почувствовала боли. Просто вдруг они перестали тянуть, и снизу послышался топот копыт, что значило: он уехал.

Шмыгнув носом, девушка подошла к столу, полному еды, и тяжело выдохнула, схватив яблоко.

— Он любит её, — прохрипела она, посмотрев на Элиота.

— Кого?

— Элисон.

— А! Ну, естественно, — выдохнул он. — Она ко многим успела засесть в сердце…

— И к тебе тоже?

— К сожалению, и ко мне.

— Почему, к сожалению? — удивилась Джули. — Разве это плохо?

— Да, вот её сердце, кажется, уже занято, — безнадежно протянул парень. — Я аутсайдер в этом вопросе.

— Знаешь, я много кавалеров повидала на своем пути, но знаешь, кто пользовался у меня особым уважением?

— Кто?

— Те, кто не сдавались, а шли намечено к своей цели. Пусть, потом я с ними не встречалась, но зато мы надолго оставались хорошими друзьями. — Джулз попыталась улыбнуться, и откусила яблоко. — Так что ты не должен, сдав…, сдав…

Неожиданно девушка схватилась за горло, и её лицо исказила гримаса боли. Элиот не успел опомниться, как её тело навзничь упало на пол.

Элисон опомнилась, когда её тело привязали к деревянному столбу, обсыпанному со всех сторон сухими ветками. Перед глазами вертелись картинки, никак не пытаясь, стать единым целым. Люди, рыцари, старые хижины, лошади, вилы…, чего она только не видела. Стало страшно. Особенно когда человек в коричневом балахоне подошел к ней, с зажженной в руке спичкой.

— Признаешь ли ты, что пользовалась колдовством? — угрюмо протянул он, и поднял на Элли темные, мертвые глаза.

— Отпустите! — закричала она, пытаясь высвободить руки. — Отпустите! Я не понимаю, что происходит!

— Признаешь ли ты, что дети умерли по твоей вине?

— Какие дети? — панически проорала Эл. — Я ничего не сделала!

— Признаешь ли ты…

— А ну опусти меня, кретин, или я лично оторву тебе голову!

Мужчина довольно улыбнулся, и повернулся к народу.

— Вам нужны ещё какие–либо доказательства?

— Ведьма! — прокричал кто–то.

— Сжечь её!

— Убийца!

— Слуга дьявола!

— Да, послушайте же меня! — сдерживая слезы, прохрипела Элисон. — Я не виновна!

— Как же ты нам это докажешь?

— А как вы доказали мою вину?!

— Нам Бог указал путь!

— Чертов, праведник, — прошипела Эл. — Раз, уж вы так решили, тогда вот, что я скажу, — девушка тяжело выдохнула, понимая, что ничего другого в её голову попросту не приходит, и гордо вскинула подбородок. — Если вы сейчас меня не освободите, то я вызову духов, которые на протяжении сотен лет, будут портить жизнь вам и вашим детям! Сначала, они истребят мужчин, затем детей и женщин, вся деревня будет гореть в огне и пламени!

Толпа замолчала и в немом ужасе замерла, тогда Элисон продолжила.

— Я вызову гнев Богов, и они высушат землю, обрекая вас на голод, они заберут тепло, обрекая вас на холод, они заберут всех ваших детей, обрекая вас на смерть…

— Она лжет! — неуверенно воскликнул мужчина в плаще. — Ведьма сделает это, елси мы её не убьем!

— А вы, — Эл грозно провернула в его сторону голову. — Вы умрете первым. И черви будут веками проглатывать вашу плоть, заставляя мучиться бесконечно долго!

— Ты чертовка! Ничто не сможет испугать меня, — его лицо стало просто дьявольским. — Я не раз сжигал здесь твоих предшественниц, и все они пророчили мне горе. Как видишь, я жив, а ты на волосок от смерти. Так что лучше скажи, что–то вразумительное, иначе потом будет жалеть.

Элисон сердито сомкнула кулаки, и плюнула рядом с мужчиной.

— Вот всё моё уважение к вам, сеньор!

— Сжечь её! — заорал он, и кинул первую спичку в костер.

Сухие ветви тут же охватило пламя, и жар начал постепенно одолевать ноги.

— Так будет со всеми, кто применит магию в нашем королевстве! — заявил он. — Всё будут наказаны и прилюдно сожжены на этом же самом месте!

— Господи, — пролепетала Эл, чувствуя, как неприятно покалывает кожа. Огонь почти её достиг…

— Таков указ его величества!

— Помогите, — глотая дым, прохрипела девушка. — Прошу, кто–нибудь. Я …, я…

— Сам Генрих даровал мне право убивать ей подобных, так что пощады не ждите! Ещё одно подобное убийство, и вся деревня превратиться в пепел!

— Мне…, мне нечем ды–дышать…

— Именем Господа, я заклинаю вас! С этих пор, никто и никогда не станет…!

— Отпустите её! — внезапно закричал всадник, появившийся около костра так неожиданно, что мужчина, испуганно отпрянул в сторону.

— Да, кто вы такой, чтобы…

— Я сказал, — рыцарь быстро спустился с коня, и приблизился к судье. — Отпустите!

— Но, сир, я…

Парень грубо отпихнул мужчину в сторону, и сам подхватил толстую палку. Словно гимнаст, он оттолкнулся ею от земли, и на лету сбил столб, где задыхаясь, висела Элли.

Будто обладая сверхскоростью, он, не взирая, на полыхание огня, отвязал девушку, и быстро побежал с ней к бочке с холодной водой. Уже через секунду её тело безмятежно лежало на поверхности.

Элли едва различала что–либо перед собой. Лишь шлем, который скрывал лицо её спасителя. Тяжело выдохнув, она попыталась подняться, но рыцарь аккуратно придавил её, не позволяя воде, перестань обволакивать тело.

— Тшш, не бойся, — прошептал он, не обращая внимания на гул толпы за спиной. — Я рядом.

— Но…, но кто ты?

— Давай потом поговорим, а сейчас просто отдыхай.

— Но…

— Лис, я с тобой…

Этого было достаточно.

Как только глаза Элли распахнулись, она тут же вскочила с постели. Кожа ужасно жгла, ноги болели, но, тем не менее, она вырвалась из комнаты, и натолкнулась на её спасителя. Только сейчас он был без шлема, и она с радостью узнала его лицо.

— Дженсен, — выдохнула она, и довольно приблизилась к парню. Так хотелось его обнять, но она не посчитала это нужным. А если быть честным, то она просто посчитала, что он этого не захочет.

— Лис, как ты? — взволнованно протянул он, и оторвал взгляд от висящих в коридоре картин.

— Я…, я нормально, к счастью. Как ты там оказался?!

— Знаешь, это звучит смешно, но когда я очнулся, то обнаружил, что лежу в огромной, просто гигантской кровати. Чуть позже, я узнал, что мой отец Генрих — король этой земли, и…, честно я едва сдержался от того, чтобы сказать тем, кто находился рядом пару ласковых.

— Ты принц? — удивилась Элли. — Конечно! Меня пыталась съесть сумасшедшая старуха, а ты нежился в королевских апартаментах!

— Что?!

— Это долгая история…

— Где Адам?

— Он остался у неё. Я должна была, сходить за помощью, но меня схватили неизвестные люди, ну а дальше ты знаешь, что произошло.

— Хорошо, что я оказался рядом, — выдохнул Дженсен. — Мои люди предложили мне посмотреть на то, как сжигают ведьму на костре. Сначала я воспротивился, а потом, понял, что больше не могу находиться здесь. Обряд был лишь поводом, чтобы выйти, но сейчас я понимаю, чего мне мог стоить отказ. Кстати, все эти слуги мне уже порядком наадоели. Одна умудрилась пойти со мной в туалет. Сказала, что поможет…

Элисон звонко рассмеялась, и протерла руками вспотевшее лицо.

— Просто здесь вряд ли есть все условия для этого занятия. Слуги обливают тебя водой, когда…

— Давай, опустим эти объяснения, — перебил девушку Джес. — К счастью, я уже понял, чем она решила мне помочь…

— Как скажешь.

— Итак, нужно найти Адама. Он далеко?

— Честно, думаю, нет. Но так как большую часть дороги я провела без сознания, но утверждать ничего не могу.

— Тогда нет времени на разговоры, — парень взял девушку за руку и прошел с ней в комнату, где она только что отдыхала. — Возьми что–нибудь из одежды. Я думаю, к вечеру будет холодно.

Элисон подошла к массивному дубовому шкафу и дернула дверцы на себя. Внезапно из них вылетела седая маленькая женщина, держа в руках длинную светящуюся палку. Конусообразная шляпа неуклюже скатилась на бок, и поэтому старушка, сначала подлетела к зеркалу, и поставила её на место. Прежде чем незнакомка успела повернуться, Элли уже стояла за спиной Дженсена, которой мгновенно вынул острый нож, настоящий нож, просто рехнуться…

— Ты чего? — удивилась она, и щелкнула пальцами. В ту же секунду холодное оружие превратилось в цветок, и выпало из крепкой руки парня.

— Какого…?

— Не ругайся при мне, парнишка! Я не намерена выслушивать сквернословия!

Элисон судорожно сглотнула, и испуганно вскинула брови.

— Кто вы?

— Великие нимфы, — выругалась незнакомка и подлетела на маленьких крыльях чуть ближе. — Я твоя крестная фея, дурочка!

Элли ошеломленно нахмурилась, и вышла вперед парня.

— Кто?

— Крестная, — по слогам произнесла старушка. — Разве ты не ждешь меня?

— Я?!

— Нет, мой дедушка, тролль.

— Но я не понимаю.

— А чего тут понимать? Сегодня бал, ты не готова. Я пришла, чтобы обратить тебя в прекрасную принцессу!

Незнакомка добродушно улыбнулась, и опустилась на землю.

— Но я никуда не иду, — уверенно отрезала Элисон. — И мне не нужна ваша помощь.

— Так, я не поняла, а ты вообще кто? — возмутилась крестная, и недовольно ткнула в Дженсена волшебной палочкой. — Это из–за тебя она не хочет увидеться с принцем?!

— Вообще–то я и есть принц, — довольно воскликунл Джес, наконец, ощутив, что он, сегодня, не просто так получил этот титул.

— Правда?!

Эл медленно кивнула.

— Тогда…, тогда зачем я здесь?

— Честно, мне приятно, что вы пришли, но я не нуждаюсь в вашей помощи.

— Очень жаль, — выдохнула старушка. — Я уже старею…

— Но, — неожиданно протянул Дженсен. — Кое–что вы можете для нас сделать.

Глаза незнакомки заискрились, и она гордо приподняла подбородок.

— Чего изволите?

Едва Адам выехал за пределы пещеры, перед ним открылся вид на бескрайний лес. Казалось, ему нет конца и края. Лишь зеленый лабиринт, откуда нет возврата.

Тяжело выдохнув, он сильно натянул уздья, и лошадь понеслась быстрее, навстречу с теплым летним ветерком.

День подходил к концу. Постепенно солнце становилось мутнее, и тут парень заметил, словно что–то преграждало пути его солнечным лучам. Черная полоска возникла на ровном круге, и закрывала часть звезд своей беспросветной темнотой. Лишь через пару минут, Адам понял, что это ничто иное, как затмение.

Засмотревшись на небо, он совсем не понял, что произошло, когда оказался на земле, сбитый с седла. Растеряно оглядевшись вокруг, он вдруг заметил, что в метре от него, лежит его сестра, а рядом с ней Дженсен, в блестящих латах, и с длинным мечом. Ошарашено подобравшись к ним, он недоуменно вскинул брови, и затряс Элисон за плечи.

— Эй! Э–э–э-й! Посмотри на меня!

Девушка медленно приоткрыла глаза, и недовольно втянула воздух.

— Больше не буду доверять никаким феям, — выдохнула она, и аккуратно поднялась с земли. — Конечно, приземление будет безболезненным! — девушка медленно прогладила рукой поясницу. — К черту, всех крестных!

— Элисон, — выдохнул Адам и прижал к себе сестру. — Ты как?

— Я нормально. А ты? Прости, что так долго! Меня схватили какие–то незнакомцы, потом привязали к столбу, собирались сжечь, но тут появился Джес, и он…

— Стоп, остановись, — усмехнулся парень. — Давай помедленней.

— Хорошо, только, — Эл повернулась и увидела, что Дженсен сконфуженно щуриться, держась за свою правую руку. Видимо, всё приземление ему пришлось взять на себя, ведь она явно свалилась сначала на что–то мягкое…

— Секунду, — она приблизилась к парню, и аккуратно приподняла его голову. — Ты меня слышишь?

— Больше…, — он откашлялся. — Больше не буду верить никаким феям!

Элисон звонко рассмеялась, и прогладила его спутанные светлые волосы.

— Аналогично.

— Так, ты расскажешь, что произошло? — вновь вмешался Адам.

— Конечно, только давай посадим Дженсена на лошадь.

Когда брат и сестра приблизились к башне, стало уже довольно темно. Окно было еле видно, но, тем не менее, золотистые волосы, словно маяк, говорили о том, что они идут в правильном направлении.

Едва лошадь остановилась, послышался крик Элиота:

— Ребята скорей, кажется, Джули не дышит!

Скорей в этот момент перестал дышать Адам. Он с внеземной скоростью поднялся наверх, и увидел, что его девушка, бледная, словно камень лежит на кровати.

Его ноги сами подбежали к постели, и опустились перед ней на колени. Руки коснулись её холодных пальцев, сердце болезненно сжалось, от их ледяной кожи.

— Что произошло? — тяжело дыша, выдавил Уилсон.

— Она…, она упала…

— Просто так?!

— Я не знаю, — неуверенно протянул Элиот. — Сначала, мы разговаривали, потом она откусила яблоко, и вдруг, я смотрю, а её тело уже лежит на полу!

— Стоп–стоп–стоп. ТЫ говоришь, она откусила яблоко?

Рыжеволосый парень не сразу понял, куда клонит Адам, но уже через секунду сам стоял рядом.

— Белоснежка, конечно! — выдохнул он. — Что ж, тогда твой выход. Ты играешь роль принца–спасителя.

— Это точно сработает?

— А у нас есть другой выход?

Уилсон тяжело выдохнул и медленно наклонился над бледным лицом Джулз. В комнате становилось, всё темней, солнце постепенно закрывала луна, делая темную ночь, ещё темнее. И когда оставался всего лишь сантиметр, до полного затмения, губы Адама припали к губам Джулии.

В ту же секунду всё закружилось. Словно пятеро друзей попали на один аттракцион, который никогда не планировал останавливаться. Крик женщины, настолько громко пронесся над ними, что если бы было возможно, то они бы закрыли уши руками. Но их тела сейчас подчинялись чему–то более сильному.

Когда «пленка» резко остановилась, ребята заметили, что находятся всё в том же кинотеатре, а вокруг уже совсем нет людей. Уборщик, насвистывая себе под нос мелодию, мыл полы, совершенно не обращая внимания на то, что в мини–кафе до сих присутствуют люди.

Сначала, в себя пришел Адам и Джули. Они оказались около стола с попкорном. Затем глаза открыли Элисон, Элиот и Дженсен. Ребята недоуменно переглянулись, и медленно подошли к середине зала.

— Что произошло? — потеряно спросила Джули, и почесала затылок. — Вы помните, что–нибудь?

Адам тяжело выдохнул, осознавая, что девушка, наверняка не вспомнит, как хотела быть с ним рядом, боялась его потерять. Чертова профессия супергероя…, всегда тебе ничего не достается.

— Ты заснула, — грустно выдавил из себя парень. — А фильм оказался совсем не интересным.

— Да?

Уилсон кивнул и посмотрел на сестру, глаза которой были такими сонными, что казалось, будто она прямо сейчас упадет на пол, и уснет, не взирая на место и удобства.

— Что ж, пойдемте по домам? — неуверенно предложила Элисон.

— Да, думаю, нам пора, — выдохнул Джес, и устало потянулся. — Завтра ещё увидимся.

— Естественно.

И жили они долго и счастливо.

…но вот на долго ли?..

Глава 11

С Днем Рождения

***

Машина подъехала к дому и из неё поспешно вышла Элисон. Когда Сара заглушила мотор, из салона выпрыгнул Адам и подошел к сестре, которая уже открывала багажник.

— Ты куда так спешишь? — удивился он, и забрал у девушки из рук пакет.

— Ну, возможно, тебе не надо готовиться: искать платье, думать над макияжем, делать маникюр, да ещё и колдовать над прической, а мне это просто необходимо!

— Хорошо, что я не девочка.

— О чем спорите? — рассмеялась Сара и подошла к детям. — Наверняка, на счет того, уезжать мне завтра или нет.

— Нет! — одновременно воскликнули близнецы.

— То есть…Мам, езжай, отдохни, — быстро протянула Элли. — Твоя сестра уже давно ждет тебя в гости.

— К тому же, — вмешался Адам. — Неужели тебе будет весело в компании оголтелых подростков?

— Оголтелых?!

— Он хотел сказать, неинтересных. Неинтересных подростков…

Девушка недовольно толкнула брата в бок, и сердито поджала губы.

— Я могла бы вам помочь, — мило предложила Сара. — Приготовлю что–нибудь.

— Пиццы нам будет достаточно.

— Тогда придумаю развлекательную программу!

— Да, мы просто будем валяться на диване.

— А как на счет вечеринки в стиле «божиих коровок»?

Элисон обескуражено вскинула брови и подвела глаза к небу.

— Ма–а–а-ам…

— Но, ты всегда любила их!

— Мне тогда была девять! — оправдалась девушка. — А сейчас семнадцать!

— А мне идея с божьими коровками нравится! — довольно воскликнул Адам. — Пусть все буду приходить с самодельными усиками.

— Замолчи, ради Бога…

— Что?!

— Твоя сестра хочет быть взрослой, — с притворной серьёзностью заявила Сара. — Может, тогда стоит просто провести вечер в кругу семьи?

— Так, вы решили объединиться против такой милой, безобидной и робкой девушки, как я?! Это некрасиво, — Элли навалила на брата ещё два пакета. — К тому же это и твой день рождения. Не забывай.

— Ладно, я поняла, — выдохнула мама. — К сегодняшнему вечеру меня уже не будет дома, но, прошу вас только об одном.

Близнецы одновременно уставились на Сару, и одинаковые глаза прожги её насквозь. Угораздило, же их родиться такими похожими!

— Оставьте квартиру в целости и сохранности, — выдохнула она, и направилась в дом. — У меня пока денег на новую нет!

— Боюсь, это не только от нас зависит, — прошептала Элисон.

— В смысле?

— Завтра такой же день как обычно… Вдруг к нам на вечеринку решат прийти голодные вампиры, или стая оборотней?!

— Пойми, не бывает таких совпадений, — протянул Адам и захлопнул багажник. — Неужели это должно произойти именно на наш праздник?! Так не бывает…

— Ты думаешь…?

— Перестань, я уверен. В любом случае, разве мы не сможем дать отпор?

Девушка безнадежно выдохнула, и направилась к двери.

— Если бы всё было так просто…

Здесь было темно. В воздухе витал гнилой запах, запах сырой земли. Тусклый фонари, вбитые в стены, едва освещали длинный коридор, и поэтому двум «гостям» приходилось смотреть под ноги. Хотя нужно ли это им было?

Стенли вел рядом с собой новобранца. Сегодня Лоренс приказал набрать побольше оборотней, скупившись на серьёзное и важное мероприятие. Собственно, в этом подвале собрались представители всех рас подземного мира.

— Почему именно сейчас? — заинтересованно спросил Твин и нервно огляделся вокруг.

— Сегодня особенный день, — медленно протянул Стенли.

— Неужели?

— Не задавай много вопросов. Все равно, на все я тебе не отвечу.

— Тайны, мой друг?

— Нет, Твин, просто о некоторых вещах тебе лучше не знать, — он уверенно прошел в очередную комнату, и тяжело выдохнул. — Будешь крепче спать ночью.

— Смешная шутка, — растеряно воскликунл парень. — Учитывая, что я не сплю…

— Ты ещё так молод… Помнишь своего отца?

— Нет. Меня укусили на улице. Он исчез…

— Что ж, должен тебя расстроить, Уильям мертв, — Стенли серьёзно нахмурился, и неожиданно остановился перед массивной дубовой дверью.

— Уильям?

— Его убил Адам Уилсон, на пару с охотником за головами — Тоилэ.

— И…, — парень провел рукой по шоколадным волосам, и недоуменно покачал головой. — Я не понимаю…

— Уильям был представителем расы вампиров.

— То есть, ты хочешь сказать, что…

— Ты теперь займешь его место, — договорил Стенли, и положил руку на плечо новобранцу. — Сегодня надвигается битва. Никогда не знает, чем именно она кончится, но каждый должен принять в ней непосредственное участие.

— Мой отец мертв, — медленно, словно пробуя слова на вкус, протянул Твин. — Я обязан ему второй жизнью…

— И поэтому ты здесь. Ты здесь ради мести.

Парень ещё раз огляделся по сторонам, и тяжело выдохнул.

— Я готов биться за него, ведь Уильям спас меня от смерти.

— Что ж, тогда добро пожаловать в наш дом.

***

Элисон специально не спала до полуночи. Сначала, она провела маму, затем подложила подарок, уже спящему брату. Оставалось только самой ложиться отдыхать, но сон предательски не приходил. Сидя около зеркала, она недоуменно думала о том, как быстро пролетели эти два месяца. Жизнь такая странная штука. Ты только начинаешь набирать обороты, как вдруг уже судорожно сбрасываешь скорость. Вначале жутко хочется стать взрослее, а сейчас…, кажется, сейчас девушка чувствовала панику. Что она успела сделать за эти семнадцать лет? Если бы не появление Адама, и не долг помогать людям, то её жизнь можно было бы сравнить с пустотой. К тому же, даже сам вопрос казался идиотским. В десять лет, она бы об этом даже не думала!

Устало выдохнув, Элли посмотрела на своё отражение и нелепо улыбнулась. Ни морщин, ни мешков под глазами, но, тем не менее, уже чувствуется зрелость. Взгляд заставляет человека поверить в то, что перед ним не подросток, а уже сформировавшаяся личность. Заправив волосы за уши, девушка тяжело выдохнула, и медленно облокотилась локтями о столик. Кажется, такие бредовые мысли всё ночь не будут давать ей заснуть.

Неожиданно по комнате пронесся странный треск. Недоуменно вскинув голову, Эл встала со стула, и подошла к окну. Тут же еще один стук эхом раздался в спальне, и девушка увидела маленький камешек. Так, это уже интересно.

Открыв дверцу, Элли вышла на балкон, и почувствовала, как тепло джемом растекается внутри. Плакать или смеяться? Плакать или смеяться? Плакать или…

Она нервно улыбнулась, и сделала ещё один шаг к краюшку.

— Ты что здесь делаешь? — тихо прошептала она, и подавила новый приступ. — Уже поздно.

— Как ни странно, я специально пришел к двенадцати ночи к твоему дому, — мило протянул Дженсен, и вытащил из–за спины букет синих роз. — Ведь у тебя сегодня День Рождения?

— Нет, ты ошибся…

— Да? Тогда, наверно, у соседки…, у неё ещё волосы такие блестящие, и улыбка голливудская. Тогда пойду к ней…

— Стой! — вскрикнула Элли, и смущенно закатила глаза к небу. — Мне так прямо тебе и сказать, что я робкая идиотка, или ты сам догадаешься?

— Я так не думаю, просто…

— У тебя ничего и никогда не бывает просто, — перебила его Элисон, и вновь мечтательно улыбнулась. — Я сейчас открою внизу дверь.

Девушка нарочито медленно повернулась к парню спиной, и вошла в свою комнату. А потом пулей понеслась вниз по лестнице, едва замечая дорогу под ногами. Хотелось громко хохотать, просто угорать от смеха, ведь ей никто и никогда ещё не делал ничего подобного.

Наконец, дверь была открыта, и Дженсен прошел на кухню, по–хозяйски поставил в вазу розы, и сел на стул.

— Цветы синие, — неуверенно протянул Элисон, и прикоснулась к ним пальцами. — Странно…

— Почему же? — удивился парень и снял с себя кожаную крутку. — Они такие, как и твои глаза.

Ещё один удар ниже пояса. ВНОВЬ тупо улыбнувшись, Эл потянулась к шкафу с чашками, и вытащила две самые большие, с серыми мишками.

— Чай будешь?

— Не откажусь.

Пока девушка проводила процедуры с чайником, Дженсен внимательно следил за её каждым движением, словно находился на своей же кухне, просто в будущем. Жена копошится у плиты, он читает газету, и думает о том, чтобы дети удачно добрались до школы. Мило, но неправда.

Элисон со стуком поставила перед парнем кружку, чем оторвала его от ненужных мыслей. Поблагодарив её за это, он сделал пару глотков, и посмотрел на стол, где уже стояли фрукты, и салаты.

— Намечается шумная вечеринка? — усмехнувшись, поинтересовался он.

— Да, — выдохнула Эл. — Не знаю, выдержу ли я.

— Почему?!

— Просто…, просто понимаешь, я волнуюсь.

— С чего бы это? Неужели Элисон Уилсон ещё не проводила тусовки у себя дома?

— Дело не в этом, — она с отчаянием осмотрелась вокруг, и встала из–за стола. — Я боюсь, что к нам нагрянет на «ужин» парочка незваных гостей.

— В смысле?

— Вампиры, оборотни, призраки, а может, мы опять отключимся и попадем в другой мир. А если в меня вселится какая–то колдунья, и я начну отжигать стоя на столе?!

Дженсен рассмеялся, и отглотнул чаю.

— Ты зря себя накручиваешь.

— Нет, — уверенно отрезала девушка. — Я чувствую это.

— Лис, чего тебе бояться? — спокойно спросил Джес. — Рядом с тобой будет Адам, Элиот, я, в конце концов…

— Пойми, я так привыкла к тому, что ничего не происходит так, как я хочу. Мне страшно. А вдруг пострадают невинные люди? Или Адам? Я не выдержу…

Парень задумчиво посмотрел на чашку и тяжело выдохнул. Столько грусти было в этом вздохе, что Элисон растеряно, облокотилась спиной о стойку, и медленно скрестила на груди руки.

— Никто не может мне гарантировать, хорошее будущее, — тихо прошептала Эл. — И я боюсь…, боюсь, что не смогу ничего исправить.

— Ты преувеличиваешь, — неуверенно прошелестел Дженсен.

— Да, нет же! — горячо воскликнула девушка. — Мне так хочется, чтобы эти ужасные вещи остались позади! Ты не подумай, я не отказываюсь, от своих способностей, но если бы меня поставили перед выбором, я бы уверенно остановилась на спокойной размеренной жизни.

— Лис, — парень встал из–за стола, и подошел к девушке почти в плотную. — Чего ты хочешь?

— Я…, я хочу перестать волноваться, не думать о последствиях…

— И кто тебе мешает?

Девушка нервно усмехнулась, и протерла руками лицо.

— Если ты не заметил, но каждый день, нас кто–то собирается убить…

— И каждый день ты даешь отпор, и до сих пор живешь.

— Джес, ты не понимаешь. Я бы всё отдала, чтобы сейчас забыть о том, что кроме добра на свете существует нечисть.

Парень аккуратно прошелся пальцами по холодной щеке Элисон и робко усмехнулся.

— Если хочешь, мы можем уехать, — мило предложил он.

— Ты шутишь? — смущенно пролепетала девушка, почувствовав, как кожа под его прикосновениями становится горячей, и слегка колючей.

— Почему же? Сядем на первый попавшийся поезд, и уедем, куда глаза глядят…

— Заманчивое предложение, но нет, — она тяжело выдохнула, и повернулась к Дженсену спиной. — Думаю, где бы мы ни были, зло всё равно нас настигнет…

— Лис, я бы сделал всё, чтобы ты смогла жить спокойно, — серьёзно прошептал парень. — Но это не в моих силах.

— Я знаю.

— Но…, но я могу просто быть рядом, — он аккуратно примкнул губами к её распущенным черным волосам, и выдохнул в них горячий воздух. Элисон почувствовала, как электрический заряд пробежал через всё её тело, и испустила едва слышный стон. — Ты хочешь этого? Хочешь быть со мной, не взирая, на то, кто я есть на самом деле?

— А кто ты? — дрожащим голосом спросила девушка, и ощутила, как его горячие губы оказались на её шее, потом опустились по плечу, и вновь поднялись к подбородку.

— Я ужасный человек…

— И только? — сдерживая улыбку, протянула Элли.

— И только.

— Тогда согласна…

Девушка повернулась к Дженсену, и резко притянула его к себе. Тут же волна неизведанных ей ранее эмоций накрыла её с головой, и она страстно примкнула к его горячим губам.

Парень приподнял её над полом, и аккуратно заключил в свои объятия, а затем поцеловал так горячо и властно, что все мысли Элли превратились в испуганные фразочки, которые моментально вылетели из головы. Вокруг потрескивала кожа, жар возникал извне, казалось, в этой комнате была сорокоградусная температура. Голова пошла кругом. В состоянии эйфории, Элисон откинула голову назад, а Дженсен переключился на её шею, поднялся к подбородку, обвел скулы, и вновь припал к губам. Это могло продолжаться бесконечно долго, но целоваться им надоело. Как известно у Дженсена никогда ничего не бывает просто…

Не успела девушка оглянуться, как поняла, что уже находится в своей комнате, на своей кровати, в своей нелепой пижаме.

Элли закрыла глаза, чувствуя, как теплые руки скользят по изнуряющему телу. Затем Джес стянул с нее футболку через голову. Эл чуть–чуть приподнялась, чтобы помочь ему, а потом, оставшись лишь в бюстгальтере, улеглась рядом с юношей.

Открыв глаза, девушка увидела, что парень нависает над ней. Она притянула его поближе.

Он стащил с себя футболку, и Элисон восторженно выдохнула, заметив его накаченный пресс и мускулистые опытные руки. Она, конечно, уже видела его без верхней одежды, но сейчас (почему же?!), ей было гораздо приятней. У обоих дыхание сделалось учащенным, мгновение спустя Дженсен уже лежал на девушке, прижимаясь к ней всем телом.

— Лис, — выдохнул он, покрывая поцелуями её шею. — Я тебя не заставляю, и…

— Тшш, — протянула Элли, и резко вывернулась из его объятий, оказавшись сверху. — Разве твоим губам больше нечем заняться? — игриво поинтересовалась она, и медленно наклонилась над лицом парня. — Если так, я смогу их отвлечь от ненужных речей.

Дженсен вновь припал к ней страстным поцелуем, и подмял под себя её хрупкое тело.

Они целовались, и целовались, и целовались. Руки Джеса и его губы завладели рассудком девушки, и каждое прикосновение ощущалось как огонь.

А она так долго томилась по нему, что едва верила в происходящее. Физически все было просто замечательно, но мало этого, ей просто нравилось находиться так близко к нему.

Нравилось, как он смотрит на неё. Нравилось, как он повторяет её имя точно молитву.

И тогда что–то неподдающееся объяснению накрыло их с головой. Помутнение разума, а может наоборот феноменальное прозрение, но в эти минуты, ничего вокруг не было важно. Потрескивающее электричество всё сказало само за себя. Больше никакой робости: лишь желание, непробиваемая решительность и всепоглощающая страсть.

Адам медленно поднялся с кровати, и сонно растянул руки в стороны. Итак, сегодня его День Рождения. Радоваться или нет? Да, вроде надо радоваться…

Что ж, натянув на лицо добродушную улыбку, парень подошел к столу, на котором была маленькая коробочка, и довольно выдохнул.

«Братишке от Элли»

— Как мило, — протянул Адам, и когда любопытство взяло вверх, раскрыл синий коробочек. Внутри оказались ключи.

В полусонном состоянии парень долго не мог понять от чего они именно. Эл решила подарить ему квартиру? А потом осинение упало на него как снег на голову, и он, ощущая, как земля ходит ходуном под ногами, ошарашено вскинул брови.

— Черт! — воскликнул он, и искренне рассмеялся. Неужели машина?!

Неожиданно он вспомнил подарок, который собирался подарить Элисон и недовольно выдохнул, понимая, что он ни в какие рамки с ЭТИМ не лезет. Сборник рассказов Николаса Спаркса. Она давно хотела его купить, но…, надо было посовещаться с мамой. Наверняка, Элли не только на свои деньги купила ему машину.

Ну, как бы то ни было, достав из шкафчика, хорошо спрятанные ромашки, Адам по пути схватил праздничную упаковку и побрел в комнату к сестре. Тут же появилась новая проблема: речь. Он никогда не умел говорить приятных вещей. Так, редко в голове рождалось что–то похожее, но это редко.

Хотя, Элисон же его родная сестра! Наверняка, ей будет приятно не столько слова и подарок, сколько внимание и забота.

С этими оптимистическими мыслями, парень уверенно выдохнул, и оттолкнул ногой дверь. Руки у него были заняты.

— С Днем Рож…, — он ошарашено запнулся, и гораздо тише продолжил, — …дения…

Когда Адам увидел перед собой то, что увидел, его челюсть отвисла, а лицо исказила неизвестная ещё человечеству гримаса.

К счастью, обнаженные тела Элисон и Дженсена были закрыты одним одеялом. Второе же валялось на полу, прикрывая сбросанную одежду.

От шума глаза Элли медленно раскрылись, и она неуклюже протерла их вялыми руками. Ныли все конечности, особенно пресс и ноги. Выгнувшись, девушка перевела взгляд на дверь, и сон, как рукой смыло. Ошеломленно прикрывшись одеялом, она испуганно расширила глаза, и непроизвольно вскрикнула, чем разбудила Дженсена.

— Что. Это. Такое?! — потеряно воскликнул Адам, и пошатнулся в сторону. — Ты рехнулась?!

— Ты…, ты, почему здесь? И надо было постучать, и…, — девушка потеряно огляделась по сторонам в поисках поддержки, и расстроено выдохнула. — Я могу всё объяснить.

— Не утруждайся, — зло выдавил из себя парень, и, бросив на пол цветы и пакет, вышел из комнаты.

— Стой, подожди!

Элисон неуклюже накрутилась на себя простыню и понеслась вслед за братом. К счастью, он не успел далеко убежать.

— Эй! — жалобно простонала она, и схватилась за его руку. — Послушай, я…

— Да, ты просто идиотка! — разъяренно перебил её Адам, выдернув кисть. — И тут дело не в том, что мне не нравится Дженсен, или то, что ты решила переспать со вторым парнем, будучи ещё совершенно безмозглой! Просто, неужели, ты не понимаешь, что это люди делают не для удовлетворения своих желаний!

— Да? — язвительно усмехнулась девушка, и обижено насупилась. — А ты много смотрю, про это знаешь!

— Ты ведешь себя, как потаскуха! Понимаешь?!

— Перестань.

— Я не шучу, — покачала головой парень. — Это просто отвратительно! Вчера Ричард, сегодня Дженсен, кто же завтра? Ты выбрала очередную жертву?!

Элисон со всей силы размахнулась и ударила Адам по лицу. Остался красный отпечаток, и парень недоуменно вскинул брови.

— Ты что…?

— Какого черта? — расплакалась она, и, чувствуя, как внутри переворачиваются все органы, взмахнула руками. — Почему ты всегда лезешь в мою жизнь и пытаешь командовать, руководить? Я сама в состоянии делать то, что посчитаю нужным, но нет. Ты ещё оскорбляешь меня, орешь, да кто ты такой?! — Элли протерла рукой льющиеся по лицу горячие слезы. — Я устала от твоих нравоучений и тирад! И мне больно от того, что ты считаешь меня шлюхой. Что ты можешь знать?! Как так можешь говорить?! Я же…, — она растеряно оглянулась, и прикусила губу. — Я же не заслуживаю такого отношения. Я хочу, чтобы меня любили, хочу найти своё место.

— Элисон, — протянул Адам, чуть успокоившись. — Для этого не нужно спать со всеми подряд.

— Тогда может, ты найдешь мне достойную кандидатуру? Давай, ты же решил, раз вернулся, то можешь делать всё, что тебе вздумается!

— Я лишь хочу огородить тебя от ошибок, которые потом будут всю жизнь тебе корить душу.

— И только? — с сарказмом выдохнула девушка. — Что ж, тогда продолжай спасать мир, а я умываю руки. Пойди, пожалуйся мамочке, может она тоже меня накажет?

Элисон обижено развернулась и побрела в свою комнату, а Адам так ничего и не сказал ей вслед. Он лишь вернулся к себе в спальню, и заткнул уши наушниками. Это первая ссора с сестрой, которая не оставляла просвета впереди.

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Элисон захлопнула дверь, и, прикрыв глаза, опустилась на кровать. Увидев, что девушка плачет, Дженсен поспешно натянул джинсы и подсел к ней, обхватив руками трясущееся тело.

— Ты чего? — удивился он, крепче прижав её к себе. — Что он сказал?

— Н-ничего хорошего, — прохрипела она, и шмыгнула носом. — Это был наш первый после столь долго расставания совместный день рождения. Я хотела, чтобы он прошел отлично, но…, но даже не успев начаться, он потерпел крах.

— Всё наладится.

— Нет, он говорил такие вещи! Будто я совершила преступление!

— Возможно, связь со мной карается законом, — улыбнулся Джес. — Он твой брат, и это его обязанность.

— Отчитывать меня?!

— К сожалению, да.

— Но что должна я делать? — возмутилась девушка. — Трепать ему нервы? Выносить мозг?

— Совершать ошибки, — выдохнул парень. — Это банальные отношения между братьями и сестрами.

— Но у нас не банальная семья! Мы не ужинаем вместе, и не собираемся вечерами у камина. Понимаешь? Мы — не все.

— Тогда, кто вы, Лис? — спокойно спросил Дженсен, и убаюкивающее посадил девушку к себе на колени. — Разве не люди? Разве вы не любите сидеть вместе, болтать, смеяться…

— Убивать нечисть, — как бы, между прочим, дополнила Элисон. — Я уверена, что Адам мне дорог, Джес. Но его слова заставляют задуматься. Он совершенно не знает меня, и поэтому делает такие скоропостижные выводы.

— Так пойди, объясни ему это! Поверь, он сейчас не меньше тебя переживает, и хочет всё исправить!

— Единственное, чего сейчас хочу я — это уехать отсюда, — тихо прошептала девушка и жалобно посмотрела на парня. — Увези меня, Джес, я не могу здесь больше находиться.

Она схватилась руками за его плечи, и вновь расплакалась, не осознавая всю тяжесть того, что происходило.

— Куда? — заинтересованно спросил Дженсен.

— Куда угодно.

— Что ж, тогда собирайся.

— Это твой дом? — удивилась Элисон, когда Дженсен остановился около маленького коттеджа, серого цвета.

— Да, — выдохнул парень, и потянул за собой девушку. — Когда–то здесь жили мои родители.

— Правда? И где они сейчас?

— Отец умер, а мать с сестрой очень далеко…

Джес впустил Элли первой, а сам зашел следом, аккуратно прикрыв дверь.

Здесь было темно, но довольно уютно. Эл сразу приглянулся небольшой круглый столик в зале, около камина, и огромный диван напротив плазменного телевизора. Видно, что раньше эта семья жила на широкую ногу.

— А почему они далеко? — с интересом спросила она, поднимаясь за руку с Дженсеном на второй этаж.

— Так получилось, — парень тяжело выдохнул, и грустно опустил голову. — Я не видел их уже около года.

— Вы в ссоре?

— Да, вроде нет. Стечение обстоятельств…

— Мне жаль, — протянула девушка, и остановилась, пристально посмотрев в зеленые глаза Джеса. — Я сама жила без отца, долго не видела брата, да и с мамой у меня не всегда отношения были хорошими. Так что я тебя понимаю.

— Надеюсь, что нет.

— Всё так ужасно?

— Более чем…

Девушка грустно обняла парня, и тяжело выдохнула ему в шею.

— Я могу чем–то помочь? — обеспокоено спросила она, как вдруг Дженсен поднял девушку на руки, и уверенно понес к себе в комнату.

— Возможно, — смеясь, протянул он. — Но тебе придется постараться…

— Что? — с притворным ужасом воскликнул Элли, когда дверь в спальню отворилась. — Боюсь, это тебе придется поднапрячься…

— В таком случае, вызов принят.

После нескольких часов проведенных в постели, беганья по комнатам, кидание друг в друга подушками, и уже короткого обеда, Элисон и Дженсен, наконец, свалились на диван. Тяжело дыша, они искренне смеялись, едва сдерживаясь от того, чтобы не упасть на пол.

— Три один в мою пользу, — протянула Элли, и довольно улыбнулась. — Ты в нокауте!

— Но я могу отыграться, — воскликнул парень, и резко перевернул девушку так, что она оказалась под ним. — И что ты теперь скажешь?

— Я скажу, что в твоей рубашке мне очень комфортно, и, пожалуй, я заберу её себе.

— Не хочешь спросить у меня разрешения?

— А оно требуется?

— Нет, но раде приличия…

— Раде приличия, дай мне глотнуть воздуха, — усмехнулась Элисон, и тяжело выдохнула. — Ты перегородил мне доступ кислорода!

— Каким образом?! — с притворным ужасом прошелестел парень. — Я всего лишь нагло лежу на тебе.

Девушка опять рассмеялась, а затем Джес чуть отстранился и на вытянутых руках прислонился губами к её щеке.

— Улыбайся почаще, — тихо прошептал он. — Тебе это к лицу.

— Тогда будь со мной рядом, и думаю, это будет обычным явлением, — она прогладила рукой его слегка колючий подбородок и блаженно выдохнула. — Я бы всё отдала, чтобы этот день никогда не заканчивался.

— Я тоже.

— Неужели самый язвительный парень в городе стал романтиком?

— Да, и такое случается…

— Надеюсь, ты таким и останешься.

Дженсен прикоснулся лбом к её лбу, и выдохнул так тяжело, словно целый груз навалился на его мужественные плечи.

— Лис, я понимаю, что лезу не в своё дело, но мне кажется, ты должна поговорит с Адамом, — он пристально посмотрел в темно–синие глаза, и уверенно кивнул. — Этот день чудесный, но ты будешь по–настоящему счастлива только тогда, когда помиришься с братом.

— Я знаю…

— Тогда чего медлить?

— А вдруг он не хочет? — робко прошептала она. — Что если Адам теперь не желает меня видеть?

— Ты серьёзно так думаешь?

— Да, раз говорю…

— Так, — парень уверенно встал с дивана и поднял девушку за собой. — Сейчас мы идем к вам. Там ты разговариваешь с Адамом, и мы вместе поедем в Труа — Ривьер.

— Куда? — усмехнулась Элли.

— Там отличный домик, с видом на горы и бескрайнее озеро. Раньше он принадлежал моему отцу, сейчас — мне.

— Ты серьёзно?

— А почему бы и нет? Съездим туда на пару выходных, отвлечемся.

— Я даже не знаю, — девушка растеряно огляделась вокруг. — Но что скажет Адам?

— А что бы сказала ты?

Эл недоуменно пожала плечами и ответила:

— Я бы согласилась.

— Тогда и он тоже, ведь вы как одно целое, — Дженсен чмокнул Элисон в лоб, и решительно подтолкнул к лестнице. — Пора в путь.

Адам грустно смотрел на стакан с пуншем, и неуклюже вертел в руках вишню от торта. За стеной громыхала музыка, во всю играла цветомузыка, но парень сидел на кухне, и не собирался выходить. Кажется, это было самое отвратительное день рождение в его жизни.

— Ну, ты чего? — обеспокоено выдохнула Джули, внезапно появившаяся в комнате. — Тебя все ждут.

— Кто? — прохрипел парень. — Я и половины из них не знаю.

— Что происходит? — девушка села рядом с Адамом. — Скажи, я могу выслушать.

— История длинная, но вывод один: я идиот.

— Почему?

— Мы с Элисон поссорились, — признался парень, и Джулз удивленно вскинула брови.

— В День Рождения?

— Да, — горько усмехнулся парень. — Именно сегодня.

— Но что случилось?

— Думаю, она сама, если захочет, потом тебе расскажет.

— И в чем заключается твоя вина?

— Я накричал на неё, — парень протер руками вспотевшее лицо. — Оскорбил, обидел, оклеветал…, в общем, все подобные слова на «о».

— Не просто так, верно? — Джулия положила тонкую кисть на ладонь Адама, и понимающе кивнула. — Наверняка, было за что.

— Честно, я уже и не знаю, — выдохнул он. — На тот момент мне казалось, что я говорю правильно, а сейчас…, наверно, я перегнул палку.

— Хорошо уже то, что ты осознаешь свою вину.

— Да, и…, и я бы сделал всё, для того, чтобы она меня простила. Особенно сегодня, ведь Элли так ждала этот праздник. А я…

— А ты поступил, как полный придурок, — неожиданно закончил предложение женский голос, и на пороге показалась Элисон.

— Эл? Что ты…?

— Я долго думала, стоит ли мне приходить, — продолжила девушка и сделала несколько шагов вперед. — Сначала жутко не хотела, потом боялась, что этого не захочешь ты, а сейчас я поняла, что поступила правильно, — парень удивленно встал из–за стола, и тяжело выдохнул. — Мне жаль, что так вышло, Адам, но я просто защищалась. Мне было обидно, и я убежала. Теперь мне ясно, что исчезнуть, и не поговорить с тобой, было глупостью, но я ведь твоя сестра. Мне свойственно делать ошибки…

— Ты малая дуреха, — усмехнувшись, воскликнул парень, и ринулся обнимать сестру. — Не стоило нам ссориться из–за такой мелочи.

— Да, именно мелочи, — прохрипела Эл, и улыбнулась. — Я просто поняла, что мне хорошо с этим человеком, и…

— И что? — спросил новый голос, принадлежащий Элиоту, и теперь все взгляды направились к нему.

— Ребят, — растеряно протянула Джули, и плюхнулась на стул. — У вас привычка появляться так неожиданно?!

— И что? — вновь повторил свой вопрос парень, еле сдерживая бушующий пыл.

— И…, — заколебалась девушка, оглядевшись по сторонам. — И всё.

— Это как понимать?!

— Скажем так, я, наконец, определилась, где моё место.

— Оооо, — нервно рассмеялся Элиот, и всплеснул руками. — Это теперь так называется?

— Ты хороший парень, но…

— Избавь меня от этого, — недовольно взвыл юный Ван Хельсинг. — Только не толкай речь про то, что мы останемся друзьями, и будем каждый день читать друг другу перед сном сказки.

— Мне жаль, — искренне прошептала Элисон.

— Мне тоже, — Элиот тяжело выдохнул, и поставил на стол небольшую розовую коробку. — С днем рождения.

Парень резко развернулся, и побрел вон из кухни. Едва он открыл дверь, во внутрь ворвался Дженсен, и недоуменно вскинул брови, когда тот пронзил его самым что ни на есть ненавистным взглядом.

— Я что–то пропустил? — осторожно поинтересовался он, оглядев присутствующих.

— Новую серию Санта — Барбары, — выдохнула Джули, и слезла со стула.

— Ничего, — быстро выпалила Элли. — Так, пустяки.

— Ты уже сказала?

— Нет, но прямо сейчас собираюсь, — девушка повернулась к брату, и довольно улыбнулась. — Поехали отсюда.

— Что? — недоверчиво воскликнул Адам.

— У Джеса есть загородный домик на берегу озера, и он предлагает туда съездить.

— Прямо сейчас?

— Да.

— Ты серьёзно?

— А почему бы и нет? — удивилась девушка. — Отдохнем, наберемся сил. В конце концов, это наш День Рождения. Мы можем делать то, что захотим.

— А знаешь, — выдохнул парень. — Было бы не плохо!

— Ура! — воскликнула Элисон и вновь обняла брата.

— Только давайте завтра.

— Почему не сегодня? — смутился Дженсен.

— У нас дом полон гостей….

— Ну и что?!

— Ты предлагаешь их прогнать? — усмехнулся Адам. — Думаю, это не так просто будет сделать.

— Я возьму это на себя.

— С чего такое рьяное желание?

Неожиданно звук битого стекла пронесся эхом по всем комнатам, и в доме отключился свет. Стало беспросветно темно, словно вечеринка проходила в подвале.

— Выбило? — недоуменно поинтересовалась Джули, и аккуратно облокотилась спиной о стену.

— Боюсь, что нет, — прошептала Адам, и вдруг почувствовал, как что–то ударило его по голове. Боль ядом растеклась по конечностям, и последнее, что промелькнуло перед его глазами, это свалившаяся на пол рядом Элисон.

— Однажды отец сказал мне, — неожиданно прохрипел низкий голос, и рядом с лицом Адама оказалась кубинская использованная сигарета. — Если тебе когда–то попадется достойный противник, не спеши. Лучше завладей его доверием, заставь его считать тебя авторитетом. Немного терпения, чуточка старания, и, вуаля, ты выйдешь победителем из игры.

Парень недоуменно раскрыл глаза, и ощутил, как головокружение вновь одолевает его голову. Покачнувшись в сторону, он собрал все силы в кулак, и вновь осмотрелся вокруг.

Здесь было темно, лишь огни зажженных фонарей, и небольшой костер в середине зала, освещали помещение.

Адам повернул голову другую сторону, и вдруг увидел Элисон. Её глаза были плотно закрыты, по шее катилась алая полоска крови, посинела разбитая губа. Около неё лежала без чувств Джули. Слезы на её лице до сих пор не высохли, и блестели маленькими огоньками.

В этот момент сердце парня судорожно сжалось, доставляя невыносимую боль. Словно он потерял всё, что у него было. Тяжело выдохнув, он пробежался по залу в поисках помощи. И вдруг увидел Дженсена. Он стоял около стены. Два человека держали его за руки, и не давали вырваться.

— Джес, — прохрипел он, пытаясь подняться. — Джес, помоги.

— Ооооо! — рассмеялся Лоренс, и сердито пнул Уилсона ногой. Тот опять упал на холодный каменный пол. — Ты просишь помощи у него? У Дженсена?!

Адам прищурился, стараясь перебороть боль, но ехидство в голосе мужчины заставило его опомниться.

— Я не понимаю…

— Ты не спрашивал, кто же на самом деле ваш новый обожаемый знакомый?

— Лоренс, прошу не надо, — внезапно воскликнул Джес, и резко дернулся в стороны. — Мы так не договаривались!

— Что? — ошеломленно выдохнул Уилсон, и почувствовал себя самым настоящим идиотом. На него словно вылили ведро ледяной воды, и наступило прозрение. — Какого черта здесь происходит?!

— Ну, раз уж ты не знаешь, я сам расскажу, — протянул мужчина, и довольно улыбнулся. — Тебе знакома фамилия Блэк?

Адам не ответил.

— Так, вот представляю вашему вниманию Дженсена Блэка. Его предок, наверняка, тебе известен под именем — Шарли Блэк. Не припоминаешь?

Уилсон ошарашено посмотрел в глаза Джесу, и увидел в них ненависть и раскаяние. Два не совместимых качества, но раз они ужились во взгляде этого человека, то это означило лишь одно — он лгал.

— Ты, — прошипел Адам, и резко подорвался с пола. — Ты нас обманул! Ты нас предал!

— Прости, они забрали мою мать, и сестру, — виновато выкрикнул Джес. — Я должен был…

— Из–за тебя Элисон умирает! — перебив, заорал парень. — Ты убил её!

— Нет!

— Клянусь, я уничтожу тебя Дженсен Блэк! Уничтожу!

— Так, хватит мальчики, — смеясь, протянул Лоренс, и взмахнул рукой. — Отпустите нашего парнишку. Ему пора увидеться с семьей…

— Я никуда не уйду, — воспротивился он. — Ты обещал, что не причинишь им вреда! Ты ублюдок!

Парень со всей силы понесся на последнего из рода Ван дер Кровена, но тут же был схвачен сразу пятью оборотнями, появившимися слово из ниоткуда.

— А я редко сдерживаю обещание…

Адам растеряно опустил голову, и судорожно начал придумывать план побега. Наконец, в голове пронеслась мысль, и он медленно стянул со своих рук перчатки. Дотронувшись пальцами до веревки, он подвинулся чуть ближе спиной к стене, как вдруг понял, что сила не действует. Недоуменно вскинув брови, Уилсон ошеломленно попробовал ещё раз, но так же вторая попытка не оправдала его ожидания.

— Не старайся, — улыбнулся Лоренс. — Сегодня, в твой день рождения, силы тебя покинули, собственно, как и твою сестру.

— Но как?

— Ты видимо не внимательно читал дневник своего предка. Там описывается единственный в году день, когда фрики теряют свои способности.

Что ж, это был последний удар, и парень потеряно закрыл глаза, не зная, что делать.

Вдруг Элисон очнулась. Она медленно задышала, и еле сдерживая усталость, осмотрелась вокруг. Испуганный брат, скрученный Дженсен, бледная Джули. Ей потребовалось немало времени, чтобы понять, что происходит. Но когда озарение наступило, было поздно. Людей в комнате стало больше, да и людьми ли они были?

Дрожащими руками, она попыталась развязать тугой узел, но попытки не увенчались успехом. Тогда девушка нашла острый камень и начала медленно тереть об него веревки.

— Итак, Адам Уилсон, — протянул Лоренс, и подошел вплотную к парню. — Какое твоё последнее желание?

— Боюсь, его ты не сможешь выполнить…

— Неужели?

— А ты согласишься добровольно перерезать себе горло?!

Мужчина ядовито улыбнулся, и вытянул вперёд руку.

— Не так ты должен был умереть, — прохрипел он. — Храбрый Уилсон погибает, стоя на коленях. Нет, это не твоя судьба, но у меня нет выхода, ведь ты вечно оказываешься у меня на пути.

— Если бы у меня была возможность возвратиться в прошлое, я бы сделал то же самое, — выплюнул парень, и тяжело выдохнул. — Так, что не тяни…

— Нет! — неожиданно закричала Элисон, и все взгляды направились к ней. — Прошу, не надо.

— Смотрите- ка, кто проснулся?

— Не подходи к ней! — огрызнулся Дженсен. — Или я…

— Или ты что? — Лоренс вновь стал напротив Адама, и всплеснул руками в стороны. — Вы, наверно, не поняли, с кем имеете дело. Ты отнял у меня брата, я отнимаю у тебя сестру. Достойный обмен?

— Прошу, — трясясь в ужасе, прохрипела девушка. — Не трогайте его!

— Не бойся, детка, я хотел начать с тебя….

— Не так просто одолеть Уилсонов! — уверенно вскрикнула Элли. — И если вы можете выиграть только тогда, когда у нас нет сил, то вы уже потенциальные мертвецы, Лоренс. Вы просто жалкое подобие на фриков! И никто, слышишь, никто не сможет этого изменить!

— Милашка, я пришел сюда не за твоими речами, — выдохнул Лоренс, и резко пошел к ней навстречу. — Начнем, игру….

— Нет! — закричал Дженсен, и, наконец, вырвался из стальной хватки, оборотней. Тут же его тело оказалось рядом с Адамом, и он резко оттолкнул Ван дер Кровена в сторону. Развязав руки Уилсону, он прикрыл того, собой, когда со всех сторон появились новые противники.

— Прости меня, — выдохнул парень. — Я совершил ошибку.

— Когда мы выберемся отсюда, — прохрипел Адам, и нервно отбросил от себя веревку. — Я лично убью тебя, мерзавец.

— Надеюсь, ты пересмотришь своё мнение…

В ту же секунду в помещении воцарила борьба. Ничего не было видно, поднялась пыль, и лишь мгновенно проносящиеся фигуры людей, говорили о том, что здесь до сих пор кто–то есть.

После пяти оборотней на Уилсона набросили вампиры, но всё бы ничего, да с другой стороны, оказались два зомби. В полной растерянности, парень постепенно отбивался, не понимая, как вообще можно сражаться, без своих способностей. К счастью, рядом был Дженсен. Его силы были как, кстати, но это совершенно не значило, что Адам простил. Ненависть парня просто ждала своего выхода. А он однозначно настанет.

Когда сил совсем не осталось, парни услышали громкий стук. Их взоры обратились к стене, и тут произошло самое ужасное. Тело Элисон оказалось поднятым над землей. Шея, заключенная в оковы пальцев Лоренса, стала синей, словно не настоящей.

— Я не зря ждал этого дня! — заорал он, и сильней сжал горло девушки. — Сегодня вашему дуэту придет конец!

— Элисон! — закричал Адам, и кинулся к сестре, но его тело оттолкнул к стене молодой вампир, Твин. Выпустив клыки, тот накинулся на парня, не взирая на то, что это был не простой мальчишка с соседней улицы. А сам Уилсон — гроза таких существ, коим он являлся. — Отойди идиот! ЭЛИСОН!

— Ты убил моего отца!

— Да, я вижу тебя впервые!

— И теперь, — прошипел Твин, разъяренно взмахнув рукой. — Ты умрешь…

Его бледная кисть была в сантиметре от лица Адама, когда чья–то ладонь пронзила насквозь его туловище, и ненавистно вырвала сердце. Ошарашено подняв глаза, парень заметил еле держащего себя в руках Дженсена. Его глаза наполнились кровью, дыхание было бешенным…

— Я не скажу тебе спасибо, — выплюнул Уилсон, и понесся к сестре, но испуганно остановился, когда увидел шаровую молнию, скопившуюся в руке Лоренса. — НЕТ!

— Скажи всем пока, — ядовито прошептал на ухо Эл, Ван дер Кровен, и пустил молнию в её туловище.

Никто не понял, как это произошло. Тело Элиота появившегося извне, просто оказалось перед Лоренсом, и перегородило путь огненному шару. Пролетев ещё пару метров, парень свалился без чувств около стены, и, испустив последний вздох, замер.

— Нет! — закричала Эл, и почувствовала, как хватка мужчины ослабла. В ту же секунду, Адам оказался рядом, и, вытащив нож, у умирающего рядом вампира, придавил Лоренса к стене.

— Кто теперь жертва? — ядовито поинтересовался он, и грубо ударил его лицом об камень. — Не хочешь ничего сказать на последок?

Неожиданно Ван дер Кровен дико расхохотался. Его истерических смех, заставил всех замереть, и обратить внимание на последние колебания несчастного старика.

— Ты и твоя сестра, никогда не заживете спокойно, — протянул он. — Пусть не я, но кто–нибудь другой настигнет вас и добьется цели. Даже человек, которого безумно полюбила Элисон, оказался предателем, что же говорить о настоящих врагах?

— Твоя речь настолько поскудна. Может, скажешь что–то более глобальное?

— Я? — удивился Лоренс, и, закрыв глаза, улыбнулся. — Проклятие потому так и называют: Адам и Элисон Уилсон никогда не будут счастливы.

Этого было достаточно. Всю ненависть парень вложил в этот удар, и нож пронзил точно его сердце. Один судорожный вздох, и ты уже мертвец. Сколько мук при рождении, и как мало при кончине. Лоренс Ван дер Кровен умер.

Зал опустел довольно быстро. Гибель главаря заставила всех исчезнуть как можно скорее. Выбросив холодное орудие из рук, Адам бросился к сестре, но не успел. Она вскочила с пола, и понеслась к Элиоту. На его теле не было повреждений, совсем не было крови, но и пульса не было так же. Парень не дышал…

— Нет! Элиот! — судорожно воскликнула девушка, и дрожащими руками протерла холодное лицо юного Ван Хельсинга. — Господи, прошу, очнись! — тот не двигался. — Нет! Элиот! Нет!

Уилсон тяжело выдохнул и просто кинулся на Дженсена.

— Это из–за тебя он мертв! — заорал он, и ударил парня по лицу. — Ты нас подставил!

— Они…, они угрожали убить мою семью…

— Как ты мог? — разрываясь, плачем, спросила Элисон и ненавистно посмотрела на Джеса. — Как ты мог после того, что…, что между нами было?

— Лис, я, правда…

— Не называй меня так! — яростно закричала девушка. — Н-не называй…

— Простите! Я понимаю, что вы вправе меня ненавидеть, но у меня не было выбора! Это была моя семья, моя сестра! — он повернулся к Адаму. — Ты бы поступил так же!

— Я бы придумал что–то другое, но не предавал своих друзей!

— Ты не понимаешь, я…

— Убирайся, — неожиданно прошипела Элли, и хладнокровно посмотрела на Блэка. — Я больше не хочу тебя видеть.

— Элисон, — взорвался Дженсен и подбежал к девушке. — Лис, я не хочу быть без тебя, мне больше ничего не нужно! Прошу, умолю, выслушай!

— Убирайся, — тихо повторила она.

— Я виноват, я совершил ошибку, но поверь, ты, словно стала тем, ради чего я вновь начал жить! И мне больше ничего не нужно, я…

— Пошел вон! — заорала Элисон, и неожиданно оттолкнула Джеса силовым полем.

В помещение воцарила тишина, и лишь звук тихого ветерка нарушал эту угнетающую идиллию.

— Уже за полночь, — робко объяснил возвращение сил Адам, и тяжело выдохнул.

Тем временем Дженсен медленно встал с пола, и протер руками вспотевшее лицо. Не в силах больше что–либо говорить, он прикрыл уставшие глаза и направился к выходу.

— Мне жаль, что так вышло, — напоследок прошептал он, и исчез из вида, словно испарился.

И тут Элисон вновь взорвалась плачем. Наклонившись над мертвым телом Элиота, она прикрыла руками лицо, и жалобно простонала:

— Лоренс был прав, Адам!

— Тшш, я…, я уверен, что это не так, — неуверенно прошелестел парень, и упал рядом с сестрой на колени.

— Мы никогда не будем счастливы! — выкрикнула девушка, и судорожно выдохнула. — Никогда!

Уилсон нервно потер переносицу, и аккуратно положил руку на хрупкое плечо сестры. Больше в тот день никто ничего не говорил…, никто и ничего…

Глава 12

На грани

***

На кладбище было удивительно тихо. Люди стояли молча, иногда протирая лицо руками. У этого человека почти не было друзей, никого не было. Лишь маленькая горстка пришедших знала, как его зовут, и чем он на самом деле занимался. Конечно, кому вообще это нужно, если веселого рыжего паренька больше нет, и никогда не будет? Разве мы способны на что–то благородное? На сострадание или на жалость? Казалось, люди вокруг похожи на камни, а их лица на примитивные маски. Холод скорей исходил от гостей, чем от мороза, и это было просто ужасно: понимать, что Элиот никому никогда не был нужен. Он спас столько жизней, а на его похороны пришло девять человек. Сразу возникает вопрос: нужно ли это? Зачем пытаться кого–то защитить, если этот кто–то даже не почувствует утраты, когда тебя не станет?! Становилось темней, лица незнакомцев постепенно выражали усталость, и единственной кто плакал без остановки, была лишь одна Элисон. Изредка она замолкала, а потом опять, опираясь на брата, разрывалась плачем, не веря в происходящее. Ведь Элиот умер, спасая её…

Небо было серым, слегка покрапывал дождь. Ветер завывал, сталкиваясь с могильными надгробиями. Здесь не хотелось находиться. Хотелось убежать, умереть, провалиться, воскреснуть, но больше не смотреть на эту табличку, не принимать истину. Но это было бы слишком просто. Проклятие — это не слово, которым вдруг захотелось оскорбить человека. Это участь, которую теперь этот человек обязан нести. И не важно приносит тебе оно счастье или горе, ты уже не можешь решать. Всё предопределено, и остается лишь смириться со своей ничтожностью. Словно поставили клеймо, или рассказала будущее. Заранее знаешь, что случится, чего ждать…, до примитивного скучно, и одновременно невыносимо страшно. А что может сделать человек в борьбе против судьбы?! Всего лишь одно слово приходит на ум: ни–че–го…

Когда люди стали расходиться, Адам вновь приобнял сестру, и нежно погладил рукой её хрупкое плечо.

— Ты не виновата.

— Я не хочу об этом разговаривать, — тихо отрезала девушка, и аккуратно отстранилась от брата.

— Эл, — протянул он. — Ты должна понять, что…

— Он умер, закрывая меня своим телом! — ненавистно к самой себе перебила девушка, и сильно сожмурила глаза. — Я уверена, что здесь лишь моя вина, Адам. Ведь я поверила Дженсену, я позволила ему быть в нашем доме, стать близким человеком. Но, как видишь, зря.

— Блэк сделал своё дело! В чем же твоя вина?! Или за то, что человек влюбляется, уже сажают на электрический стул?

— Я не люблю его! — прошипела Элисон и, как ошпаренная, отпрыгнула от брата. — И никогда не любила.

— Послушай…

— Нет, ты меня послушай. Джули ничего не знает, но, тем не менее, она уже замешена в нашей «замечательной» истории. Так как ты не собираешься расставаться с ней, тебе нужно признаться.

— Признаться в чем? — поразился парень. — Ты предлагаешь мне сказать ей правду?

— Да.

— Элисон, я не хочу сейчас тебя обижать, но это глупо.

— Этим ты дашь ей право выбирать! — уверенно запротестовала девушка. — Она должна знать с кем ходит за руку, кого целует, кому доверяет. Иначе, потом, всё будет гораздо хуже.

— Но ведь я не Дженсен. Я не желаю ей зла.

— Зато есть другие. И они всегда будут причинять боль нам, находя и пытая наших близких, — Эл тяжело выдохнула, и сморгнула оставшиеся слезы с напухших глаз. — Просто признайся.

— Я не могу…

— Но и я тоже, — прошептала девушка. — Не моё сердце пострадает, случись что–нибудь.

— Ты намекаешь на то, что тебе наплевать на Джули?!

— Я намекаю на то, что у меня уже нет сердца. — Эл неуклюже откинула волосы назад и горько улыбнулась. — Его сначала покорили, потом вытащили и растоптали…

— Элли, мне, правда, жаль.

— Поговори с ней, — не обращая внимания на слова Адама, медленно прошептала девушка и отошла от брата. — Я уверена, что тебе её жизнь и чувства не безразличны.

Парень недоуменно выдохнул, и посмотрел на Джулз. Она стояла в черном пальто, с двумя красными розами, и ждала, когда гости разойдутся. На бледном лице ещё были видны слезы, небесные глаза слегка покраснели…

Странно. Она едва знала Элиота, но, тем не менее, пришла, и в её взгляде нет и капли лицемерия. Лишь искренность и ангельская доброта не свойственная обычным людям. Раньше Джули Саммерс казалась самовлюбленной эгоисткой, получающей от жизни всё, что только захочет, но сейчас…, неужели эта несчастная девушка вообще когда–то улыбалась?

— Адам? — неожиданно протянула она, и он, словно отойдя от транса, повернулся к Джулз.

— Ты что–то хотела? — аккуратно поинтересовался Уилсон, и медленно приобнял её за талию.

— Как Элисон?

— Так себе…

— А ты?

— Я думаю, ты задаешь не те вопросы, — прошептал парень. — Как твоё самочувствие?

— Ох, ты об этом? — Джулия растеряно оглянулась, и пара двинулась по кладбищу к машинам. — Я ничего не понимаю, ничего не помню. Это ужасно. Лишь отрывки крутятся в моей голове, и я…, я хотела бы спросить у тебя, что вообще произошло, но…

— Но?

— Я боюсь…

— Боишься? — удивился Адам, и ошеломленно остановился. — Почему?

— Я же вижу, как плохо Элли, вижу, как тяжело тебе. Этого достаточно, чтобы понять, насколько всё отвратительно.

Парень неуверенно потер переносицу, и глубоко выдохнул.

— Ты права. Всё очень сложно.

— И знаешь, — Джулз подняла глаза к небу, и смахнула с лица капли от дождя. — Скажи мне, когда будешь готов. Я не хочу, чтобы между нами были тайны, но так же не думаю, что будет лучше, если все секреты всплывут наружу, — неожиданно девушка усмехнулась. — Я понимаю, это звучит странно, ведь я должна кричать, и биться в судорогах, требовать объяснений, но я…, я не буду.

— И не надо, — нерешительно прохрипел Адам.

— Так что, я останусь в ожидании, хотя…, в кое–чем я уверена.

Парень заинтересованно вскинул брови, и невольно взял руки девушки в свои.

— Когда ты раскроешь свой секрет, всё будет по–другому. Измениться не только моё отношение ко всему окружающему, к этой ситуации, но ещё и отношение к тебе.

— Я надеюсь, оно улучшиться, — прошептал Уилсон, и с отчаянием выдохнул.

— Я тоже на это надеюсь…

***

Элисон шла очень медленно, не разбирая картинки вокруг себя. Ноги сами несли её домой, по глубоким лужам и грязным дорогам. Элиот умер, но люди живут, дождь идет, ветер шумит: ничего не изменилось. Вот только сейчас единственное, чем могла заниматься девушка — это плакать. Невольно, нехотя, не специально, просто чувствовать, как по лицу стекают слезы, задыхаться, не в состоянии глотать кислород…

Она ведь так давно не плакала по–настоящему. Даже их ссора с Адамом…, нет, это другое. Настоящий плач, это ведь не то, сколько слез выльется из твоих неживых глаз. Это то, сколько выводов ты сделаешь, и сделаешь ли ты их вообще. Сейчас было ясно лишь одно: Элисон предали, убили её друга, бросили и оставили на съедение собственным мыслям. Отвратительно? О, нет. Это просто ужасно.

Весь путь до дома за девушкой, словно кто–то следил. Она чувствовала на своей спине чей–то взгляд, хотела обернуться, но не находила сил. Ведь какая разница? В любом случае, всё кончено…

Дверь распахнулась, на пороге показалась мама. Она была так обеспокоена. Изящные руки слегка дрожали, лицо казалось измученным. Не долго думая, она заключила дочь в объятия, спрятав от дождя.

— Милая, — прошептала она, ощутив, как трясется тело девушки. — Прошу, тихо, не плачь!

— Его больше нет, — еле сдерживаясь от того, чтобы не упасть, прохрипела Элли. — И никогда больше не будет! Я виновата, ты даже не представляешь насколько сильно! Мам! Я его убила, именно я!

— Моя девочка, причем же здесь ты? — растеряно прошелестела Сара. — Успокойся…

— Но я не хочу успокаиваться! Я его не послушала, я его предала, и теперь…, т-теперь его нет…

— Смерть — это явление обычное. Я понимаю, что Элиот был хорошим парнем, но…

— Нет, — неожиданно серьёзно отрезала Элисон и отстранилась от мамы. — Ты ничего не понимаешь. Абсолютно ничего.

— Так объясни мне! Скажи, что происходит! — Сара схватилась рукой за лицо, и крепко зажмурила глаза. — Я тебя не вижу, совсем не вижу! Ты, словно больше не находишься дома, и мы…, мы с тобой отдаляемся друг от друга!

— Я не хочу этого, — ощутив, как к глазам вновь подкатывают слезы, протянула девушка. — Но у меня нет выбора.

— Что ты скрываешь? — более требовательно воскликнула женщина. — Что?! Почему ты не хочешь мне рассказать?

— Я не могу….

— Элли, это же глупо! Я твоя мама, черт подери! — Сара эмоционально всплеснула руками, и подняла глаза к потолку, пытаясь удержаться от слез. — Почему ты не позволяешь мне помочь!

— Потому что ты не сможешь, — решительно выплюнула девушка. — Никто не сможет, ты и подавно….

— Ты хочешь, чтобы я заставила тебя рассказать?! Ты его добиваешься?

— Нет, конечно, нет! Я бы и сама с удовольствием объяснила, но это касается не только меня, — Элисон медленно протерла руками лицо. — Всё гораздо сложней.

— Что для меня может быть хуже обмана дочери? Ты и так убиваешь мать своими доводами.

— Прости, прости меня, — прошелестела Эл, и наклонилась к Саре. — Я…, я должна…, прости…

— Что простить? — уже испуганно спросила женщина.

— Прости…

Слезы горячим потоком лились по щекам, и тогда Элисон взмахнула рукой перед лицом матери. В ту же секунду глаза Сары стали слегка мутноватыми, и она недоуменно уставилась вдаль.

— Мы с тобой не разговаривали, — дрожащим голосом проштудировала девушка, и, чувствуя невыносимую боль, прикусила губу. — Ты меня не видела, и не слышала о похоронах Элиота. Адам на свидании с Джули, а я…, я сижу в своей спальне. И сегодня ты в неё не войдешь.

Не дождавшись, когда женщина придет в себя, девушка понеслась в свою комнату, и захлопнула дверь, так сильно, что эхо ещё долго витало по коридорам этого дома.

Дождь громко барабанил по стеклу, время, словно остановилось, за окном полыхала молния. Девушка сидела на подоконнике и безжизненно смотрела вдаль, тяжело выдыхая на запотевшую раму. Слезы давно перестали литься, вина перестала существовать. Осталось безразличие, апатия и уверенность в том, что эти чувства могут заглушить душевную боль, пронзающую сердце гораздо больней, чем острый клинок. Так, будто в подчинение у богини хладнокровности и транса, Элисон не понимала, что происходит вокруг почти целый день. Сначала закрылись уставшие глаза, потом поникли хрупкие плечи, затем остановилось истощенное сердце.

Сон. Магия картинок и круговорот, из которого нет возврата. Мимолетная фантазия, включающая все мечты, все желания, и одновременно ничего не таящая в себе. Обман и иллюзия, стена, которая позволила отдалиться от реальности. Полет и падение, страх и отчаяние, боль и всепоглощающее счастье. Эти эмоции не могут одновременно присутствовать в чьем–то теле, но сейчас всё было по–другому. Сейчас Элисон жила, а едва сон отступил, и глаза раскрылись, она вновь ощутила это чувство. Чувство похожее на искусственное счастье, вымысел, будто все выплаканные слезы унесли с собой и печаль. Что ж, лучше бы так и было…

Адам держал Джули под руку, крепко, властно, словно не собираясь никогда отпускать. А девушка молчала, даже не стараясь нарушать тишину. Ведь тишина бывает разной: та, в которой комфортно, и та, которую не хочется слушать. Сейчас ей было хорошо, ведь помимо всех событий, что успели произойти за пару дней, случилось кое–что ещё: Джулз встретила Адама, и это полностью поменяло все её взгляды на жизнь.

— Сегодня прохладно, — тихо прошептал парень, и пристально посмотрел на девушку, голова которой уютно расположилась на его крепком плече. — Ты не замерзла?

— Немного, но, — она выдохнула. — Я не хочу домой, тогда придется разговаривать о похоронах, ведь мои родители состоят в какой–то благотворительной компании, и…, в общем, давай, поговорим о чем–то другом.

— Как скажешь.

Адам серьёзно нахмурился, вспомнив слова Элисон. Надо сказать Джули правду. Неужели сейчас? Нет, нет, нет, так не хочется всё портить. А вдруг она возненавидит его? Вдруг решит не принимать таким, коем он является на самом деле?

— Как насчет горячей чашки чая? — неуверенно протянул он, и девушка едва заметно кивнула. — Что ж, тогда пойдем в…

Внезапно парень остановился, услышав странный звук. Замерев, Адам недоуменно осмотрелся вокруг, и неожиданно почувствовал неприятный запах. Поморщившись, он обеспокоено подтолкнул Джулию вперёд, и нелепо откашлялся.

— А знаешь, лучше давай, я всё–таки тебя проведу домой…

— Но, ты же сказал, что…?

— Я понимаю, тебе не хочется, но так надо, — парень серьёзно посмотрел на девушку, и непроизвольно кивнул. — Верь мне.

— Это очередной секрет? — усмехнулась Джулз, и растеряно огляделась по сторонам. — Мило…

— Пойдем.

Очередной шум заставил Уилсона идти быстрей, и едва показался порог особняка Саммерсов, он просто протащил Джулию в дом, и неуверенно улыбнулся.

— Сейчас это выглядит смешно, но, тем не менее…

— Да, ладно тебе, — улыбнувшись, перебила его девушка и неожиданно обняла. — Будь осторожен.

Адам недоуменно вскинул брови, а затем просто поддался своему чувству, и нежно уткнулся носом в душистые волосы Джули. Они пахли яблоком и мятой. Просто головокружительное сочетание.

— Я постараюсь, — тихо прошептал он, и вновь поцеловал Саммерс в щеку. На лице девушки отразилось сожаление, но уже было поздно. Уилсон думал совершенно о другом. В городе новая нечисть…

Закрыв за собой дверь, парень понесся по лестнице вверх, надеясь, что Элисон найдет ответ на его вопрос. Серой пахнут только демоны, но они не прячутся по кустам. В итоге, это кто–то другой. Но кто?! Об этом и должна была поведать брату Элли. Но едва Адам оказался у двери сестры, он замер. Наверно, она сейчас плачет, или спит, а его новые проблемы просто убьют и так уставшую девушку. Тяжело выдохнув, парень пошел в свою комнату, и напряженно уставился в окно. Если демоны в городе — это отвратительно, учитывая их с сестрой боеспособность. Но, может, лучше подождать до завтра? Это легкомысленно, но…

— Ради тебя Элисон, — выдохнул Адам, и потер переносицу. Трудно принимать такие решения, но только не сейчас. — Сегодня мы с тобой обычные близнецы Уилсоны.

Закрыв шторами окно, парень решительно кивнул и выключил в комнате свет.

Сегодня Сара не будила детей, и решила дать им выходной. Как всегда она ушла рано на работу, так что вывалившись из комнаты, Адам на кухне никого не застал. Сонно смазывая тост маслом, он неуклюже смотрел по сторонам, пытаясь понять, где находится. Ночка выдалась у него неспокойная. Как только закипел чайник, парень услышал, как скрепят деревянные половицы.

«Что ж, день второй» — с отчаянием подумал он, и выглянул из–за угла. Тут же его лицо исказила удивленная гримаса, и Адам недоуменно поперхнулся.

По лестнице спускалась Элисон.

Её лицо было свежим, взгляд казался уверенными, и даже самовлюбленным. Решительно преодолевая ступень за ступенью, она посвистывала какую–то веселую песню, и покачивала головой в разные стороны.

— Доброе утро, — бодро отрезала она, и, выхватив из рук брата кружку, подбежала к холодильнику. Её действия были четкими, словно заранее продуманными. Налив персикового сока, девушка плюхнулась на стул, и закинула ногу на ногу. — Как спалось?

Адам ошеломленно вскинул брови, и нерешительно пожал плечами.

— Так себе…

— Нужно приходить раньше домой.

— Ты…, — парень остановился, и набрал в легкие больше воздуха. — Ты в порядке?

— Да, — только и ответила Элисон. — Я чувствую себя просто замечательно.

— Неужели?

— А почему бы и нет?!

— Просто вчера мы похоронили твоего друга, — как бы, между прочим, напомнил Адам, и облокотился спиной о стол.

— Ты предлагаешь мне опять биться в истерике? — с абсурдом воскликнула Эл, и недовольно фыркнула. — Сам реви, мне надоело.

— Я рад, что ты так быстро оправилась, хотя, это довольно–таки странно.

— Нет, это нормально! Я знала Элиота всего месяц, месяц! Это до смешного мало…

Уилсон растеряно кивнул, и отвернулся от сестры в другую сторону. Итак, у неё поехала крыша, или она, правда, так считает?

— Как Джули? — неожиданно спросила Элисон, и поставила кружку в раковину. — Ты сказал ей, какое будущее её ожидает, будь она вместе с тобой?

— Ещё нет.

— Жаль…, она достойна правды. К тому же, от этого может зависеть её жизнь.

— Знаешь, я думаю, будет лучше, если мы сменим тему, — парень налил себя чай, и аккуратно опустился на стул. — В нашем городе новая нечисть, и я точно не знаю какая именно.

— Зацепки? — серьёзно поинтересовалась девушка, и села напротив.

— Запах серы.

— Демоны?

— Нет, я слышал, шум доносился из парка.

— А ты не думал, что шорох может доноситься и по другим причинам? — с сарказмом усмехнулась Элли, и убрала с лица волосы. — Если бы это была нечисть, ты бы сейчас здесь не сидел.

— Моя интуиция ещё никогда меня не подводила, — уверенно отрезал Адам.

— Что ж, ладно. А как на счет оборотней?

— Они серой не пахнут.

— Я же не энциклопедия, я всего знать не могу.

— И что ты предлагаешь?

— Пойти на разведку. — Элисон резко встала из–за стола, и гордо выпрямилась. — Ты со мной?

— Да, но, — парень озадачено нахмурился, и нервно потер переносицу. — Во–первых, утром это бессмысленно, а, во–вторых, ты готова к борьбе? Готова вновь жертвовать собой?

— Адамчик, мой миленький, — выдохнула девушка, и мило улыбнулась. — Я не вижу больше смысла в жизни. С этого дня охота — моё хобби.

— Охота?! Ты ведь шутишь?

— Почему? Я говорю совершенно серьёзно. — Эл достала из холодильника яблоко, и откусила от него небольшой кусочек. — Сегодня в шесть встретимся здесь.

Не дав брату ответить, девушка испарилась, оставив его в немом ужасе. Женскую логику сложно, но реально понять, а вот их действия — просто невозможно.

Адам и Элисон шли по темной улице, изредка останавливаясь, чтобы лучше осмотреться. Небо было мутным, звезды едва проскальзывали из–за туч. Ветер перебирал листья деревьев, сметал с земли легкие холмики снега. Издали слышались сигналы, проезжающих машин, и иногда потухали старые, просто древние фонари.

Близнецы молчали.

Никто не сказал ни слова с момента выхода из дома, и так продолжалось уже около получаса. Лишь некоторые жесты, вроде: «ты слышала»? Или «лучше пойдем дальше» — разряжали обстановку.

— Элисон, — неожиданно протянул Адам, и девушка удивленно улыбнулась. — Давай, поговорим.

— А чем?

— О том, что происходит.

Элли недоуменно пожала плечами, и странно нахмурилась.

— А что происходит?

— Ты серьёзно? — недоверчиво прошелестел парень и остановился. — Элиот мертв. Мне жаль, и я не хочу напоминать тебе, но твоё поведение, не дает мне покоя. Так реагировать на потерю…

— А что тебя не устраивает? — возмущенно воскликнула Эл. — Хочешь видеть мои красные глаза, напухший нос, бледную кожу, мокрые футболки. Что?

— Просто…

— Просто?! — неожиданно взорвалась девушка. — Человек, который был мне дорог — предал, и поставил под угрозу наши жизни. Из–за этого умер парень, совершенно не желавший ни мне, ни тебе зла. И как я должна реагировать? Как?! Я доверяла Дженсену, я считала его тем, кто сможет защитить, понять, сберечь, но…, черт, Адам, он просто кинул меня. И это самое ужасное, что со мной происходило за всю мою жизнь. Ведь когда ушел ты, никто не умирал, а когда ушел Джес, погиб Элиот. Но…, — Элисон нервно откинула локон волос назад, и зажмурила глаза. — Жизнь продолжает, ведь так? И сейчас я должна, хотя нет, я просто обязана приложить все усилия, чтобы такого больше не повторилось.

— Ты меня пугаешь, — тихо прошептал Уилсон. — Твой настрой…, эмоции…, они часто являются именно той Ахелесовой пятой, которую пытаются отыскать враги.

— Тогда перестань говорить о том, что случилось, и я забуду.

— Ты уверена, что…

— Да, Адам! — вскричала девушка. — Я уверена, и не надо сомневаться в моем душевном здравии! Если я сказала, что всё хорошо — это значит, что всё хорошо…

Парень недоверчиво кивнул, как вдруг почувствовал странный запах. Сера.

— Кажется, мы на правильном пути, — тихо прошептал он, нагнувшись в оборонительной позе.

Элли тяжело выдохнула, и гордо вскинула подбородок. Элегантно скинув с себя пальто, девушка, не обращая внимания на ошеломленное лицо брата, достала револьвер, и мило улыбнулась.

— Ну, кто сегодня к нам пожаловал? — внезапно закричала она, чем заслужила ещё одну порцию ошарашенных посланий Адама. — Ребята, я замерзла. Так что выходите быстрей!

— Ты спятила? — прошипел парень и кинулся к сестре.

— Не мешай.

— Элисон, да, что ты…

Договорить Уилсон не успел. Существо, небольшого роста выпрыгнуло из кустов, и набросилось ровно на Элли. Темно–зеленые глаза светились яростью и жаждой, жаждой крови. Выпустив клыки, оно выкинуло лапы вперед, но долететь так и не успело. Элисон решительно выстрелила ему прямо в голову. Зеленая кровь, растеклась на асфальте, и девушка довольно фыркнула.

— Вот так–то.

Адам ошеломленно замер, и выдохнул так громко, что это, наверняка, слышали в пределах нескольких метров. Рванув на себя сестру, он недовольно бросил ей в руки пальто, и непроизвольно покачал головой.

— Поговорим дома.

— Вряд ли, — тихо заявила девушка, и толкнула брата в бок. — Кажется, он был не один.

Адам недоуменно осмотрелся, и вдруг понял, что они окружены. Не успев сказать Элисон наставление, он выхватил свой револьвер, и начал палить по всем углам, стараясь задеть неизвестных ещё ему существ. Но незнакомцы передвигались быстро. За один прыжок они преодолевали пару метров, и поэтому уже через две минуты, Уилсон свалился на скользкий асфальт, выронив револьвер из рук.

— Эл! — закричал он, но вдруг понял, что волноваться не зачем.

Девушка уверенно отбивалась от существ, делая с ними всё, что ей только вздумается. Кого–то Элли убивала пулей, вылетающей огненной полоской из ствола, кого–то просто калечила, применяя разные виды боевых искусств. Первое, что пришло в голову Адаму, это то, что в сестру вновь кто–то вселился. В конце концов, откуда она знает, как правильно драться, ведь ничем подобным ранее Эл не занималась. Но позже он понял — она на его стороне. Будто обладая дополнительными силами, девушка около десяти минут, кружила вокруг брата, преграждая к нему всевозможные пути. Двигаясь так, словно используя сверхскорость, она категорично и в то же время элегантно убивала нечисть, получая от этого колоссальное удовольствие. И когда перед ней остался последний неизвестный монстр, и его взгляд стал испуганным, просто паническим, Элисон вонзила ему ровно в грудь острый клинок, появившийся в её руке так же неожиданно, как недавно оказавшийся в ней револьвер. Измазанная зеленой жидкостью, она встала с колен, оттряхнула джинсы, свитер, и с притворной усталостью выдохнула.

— Надеюсь, это всё, а то уже порядком поднадоело, — она подошла к Адаму и помогла ему подняться. — Они же просто не умеют драться! Знаешь, думаю, нужно напомнить нечисти о том, что она должна проявлять хоть какую–нибудь активность. Иначе, наш бой будет не равным.

Парень ошеломленно выдохнул, и растеряно огляделся. Вокруг лежали трупы небольших существ, напоминающих гномов, хотя, шерсть, покрывающая кожу, говорила совершенно об ином. Может, это гибрид? Решив не мучить себя таким мыслями, Адам повернулся к сестре, и заметил на её плече небольшой укус. Ранка была совсем маленькой, просто мизерной. Капелька крови застыла на ней, став темно–бордовой.

— Ты ранена, — констатировал испуганным голосом он, и помог Элисон надеть пальто. — Нужно обработать.

— Да, брось! — отмахнулась сестра, и улыбнулась. — До свадьбы заживет…, если я вообще решу выйти замуж…

— И когда ты стала такой самостоятельной? — всё ещё дрожащим голосом поинтересовался парень, когда близнецы двинулись к дому.

— Только что.

— Ничего не хочешь мне сказать?

— Я? — Элли задумчиво посмотрела на небо, и сонно зевнула. — Да, пожалуй. Я жутко хочу спать.

— Элисон…

— Что? Ты спросил — я ответила.

— Но, ведь я же не про это!

— Тогда про…, про что? — девушка устало протерла глаза руками, и невольно положила голову на плечо брату. — Донесешь меня…

— Ты чего?

— Я как–то, — она вновь зевнула. — Как–то утомилась…

— Элли, — обеспокоено прошелестел Адам, когда тело девушки начало постепенно оседать вниз. — Эл, ты что?

— Знаешь братец, я посплю, а ты, — ноги Элисон непроизвольно подкосились, и она полностью обмякла в руках парня. — А ты меня принесешь домой…

— Эй! Перестань! Элисон!

— Спокойной ночи…

— Элли! — вновь прокричал брат, и голова девушки безвольно откинулась назад. — Эл! — сестра не отреагировала. — Черт…

Недоуменно листая дневник Джорджа Уилсона, Адам каждую секунду поглядывал на Элисон, лежащую на кровати. Её лицо стало бледным, слегка вспотело, и появились темные синяки под глазами. Очень медленно дыша, девушка, не откликалась ни на какие призывы брата, и тогда он решил найти ответ в рукописях предка. Но пока нужной информации не было. Лишь уйма новых существ, которые повстречались когда–то Джорджу, красовались на старых страницах. И вот, когда стрелка часов минула за двенадцать, парень нашел то, что искал.

— Стифы¸- тихо прочитал он, и тяжело втянул воздух. — Волкоподобные существа, обитающие в растительной местности. Питаются кровью, как человеческой, так и животной. Имеют характерный запах — сера. В качестве защиты используют…, — парень резко остановился, и его глаза увеличились в размерах. Придя в себя, он продолжил. — Используют яд, расположенный в пасти или на концах острых когтей. Он парализует жертву и приводит к летальному исходу. — Адам недовольно закрыл глаза, и втянул холодный воздух. Пальцы сами сжались в кулаки, и он медленно перевернул страницу. — Противоядие: пепел феникса, глаз триады, кровь стифа.

Резко захлопнув дневник, Уилсон вскочил со стула, и недовольно швырнул его в сторону.

— Какой к черту пепел феникса?! — еле сдерживая себя в руках, прошипел он, и повернулся к Элисон. Сестра становилась всё бледней, глаза впали в лицо, проявились скулы: она постепенно умирала.

Посмотрев на часы, парень потеряно огляделся вокруг, понимая, что оставить Элли одну он не может. Мама, наверняка, уже спит, да и заявление о том, что твоя дочь умирает от укуса стифа, вряд ли придется ей по душе. Не долго думая, Адам достал телефон, и набрал первый номер.

Несколько секунд в трубке нудно тянулись гудки, а потом на конце, послышался высокий голос:

— Адам?

— Джулз, привет, я, наверно, поздно. Прости.

— Нет, ничего, — выдохнула девушка, и парень услышал, как в её в комнате закрылась дверь. — Что–то случилось?

— Это глупо, — медленно начал он. — И ты вправе отказаться, хотя, я на тебя рассчитываю.

— Не тяни.

— Можешь прийти ко мне и посидеть с Элисон?

— Посидеть с Элисон? — удивилась Джулия. — Сейчас?

— Да, она плохо себя чувствует, и мне нужно уйти, — вкрадчиво объяснил Уилсон.

— И куда ты собрался в час ночи?!

— Это ради сестры. Я должен ей помочь.

— Знаешь, если бы мне позвонил кто–то другой, я бы сказала ему всё, что о нем думаю, включая в эту тираду восклицания про тайны и секреты, но, — на конце трубке послышался длинный вздох, и Джулз продолжила. — Так как это ты, я скажу совсем иное.

— Ммм?

— Скоро буду, — уверенно отрезала девушка. — Только сначала мне надо одеться, и тихо вылезти через окно, ведь узнай о твоём плане мои родители, и я больше никогда не выйду на улицу…

— Но ты же придешь? — с надеждой воскликнул Адам. Ответ прозвучал незамедлительно:

— Конечно.

Захлопнув телефон, парень сел рядом с сестрой, и аккуратно провел рукой по её бледной щеке. Кожа была холодной, липкий пот неприятно сковал ей лицо, но даже в таком состоянии, Элисон была очень красива: жгуче–черные волосы, ярко–алые губы, длинные пышные ресницы. Сразу видно — это девушка носит фамилию Уилсонов.

«Мы все такие красавчики!» — сейчас бы пошутил Адам, но почему–то слова не сорвались с губ. Обеспокоено он выписал на листок все ингредиенты для противоядия, и неожиданно услышал, тихий стук в дверь.

Преодолев лестницу, парень мысленно поблагодарил Джули за то, что она пришла так быстро, но едва он открыл дверь, его мнение изменилось. На пороге стоял Дженсен собственной персоной. И тогда, полностью выйдя из–под контроля, Адам кинулся на него, оттолкнув назад.

— Какого черта ты здесь делаешь?! — гневно проштудировал он, не выпуская из рук ворот рубашки Блэка. — Надоело жить?

— Отпусти меня, — спокойно отрезал Джес, и тяжело выдохнул.

— Ты и, правда, думаешь, что можешь спокойно приходить к нам в дом?! Что ж, я развею твою уверенность: нет, не можешь!

— Я здесь не просто так.

— Знаешь, мне почему–то не интересна причина…

— Поверь, как раз–таки она тебе и интересна, — Дженсен грубо оторвал руки Адама от себя, и аккуратно поправил воротник. — Я пришел из–за Элли.

— Неужели? — с притворным ужасом воскликнул Уилсон. — Проснулась совесть?

— Она ранена, ей нужна помощь.

— И всё–то ты знаешь!

— Перестань, — сорвался парень и недовольно сделал шаг вперёд. — Думаешь, мне легко приходить к вам так просто?! Да, я бы не показался на этом пороге, ни под какими пытками, но…, но Лис в опасности.

— Это не твоё дело! — свирепо проштудировал Уилсон.

— Неужели ты ставишь свою гордость выше благополучия сестры?!

— Да, я уверен, что и Элисон не будет рада, когда узнает, что спасителем оказался никто иной, как сам Дженсен Блэк.

— Какая разница, кто им окажется? — возмущенно воскликнул парень. — Главное Эл будет жива!

— Нет.

— Что нет?

— Ты не пройдешь ко мне в дом.

— Адам, — ядовито прошептал Джес. — Не заставляй меня применять свои способности, — он серьёзно нахмурился, и тяжело выдохнул. — Я не хочу причинять тебе вред.

— Тогда, пошел вон! — грозно прошипел Уилсон. — Здесь тебе не рады.

— Но Элисон умирает!

— Тебе–то что?! Ты сам недавно обрек её на гибель!

— На тот момент всё было по–другому, — парень недовольно оттолкнул Адама. — Я вас предал. Да! Но я сделал это ради семьи.

— Ты кретин, Блэк. И ничто не позволит тебе стать в нашем доме желанным гостем.

— Я и не прошу благословения. Просто дай мне помочь.

— Нет, — вновь отрезал Адам, и тогда Джес почувствовал, как дрожит земля под ногами. Свирепо выдохнув, он уже собрался, применив свои способности, заставить Уилсона пропустить его вовнутрь, как вдруг сзади послышался шум.

— Мальчики? — недоуменно протянула Джули, оказавшись здесь как раз во время. — У нас общее собрание?

Адам серьёзно вскинул подбородок, и покачал головой.

— Дженсен уже уходит.

Ничего не ответив, Блэк пронзил парня ядовитым взглядом, и пошел в сторону дороги.

— Вот и славно…

— Итак, я должна сидеть с ней, — повторила Джулз, и уверенно кивнула. — А ты решил среди ночи отправиться на поиски противоядия.

— Очень странно? — осторожно протянул Адам, надевая на ходу крутку.

— Весьма.

— Слушай, я всё тебе объясню, обещаю.

— Я уже поняла, — выдохнула девушка и приземлилась около Элисон. — Но кто её укусил?

Парень опустил взгляд в пол, и тяжело выдохнул.

— Мне пора.

— Ладно, тогда жду тебя как можно скорее.

— Договорились.

Адам подлетел к девушке и слегка прикоснулся губами к её щеке. Вновь тень разочарования легла на это ангельское лицо, и если бы была её воля, она бы громко закричала, заставляя Уилсона вернуться. Но Джулз знала: это бессмысленно. Сейчас в его голове, вертелись, как всегда, совершенно другие мысли.

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Магазинчик на краю города был до сих пор открыт. Естественно, когда продукт, выдаваемый покупателем, является предметом оккультизма, заведения такого рода не закрываются никогда.

Здесь было темно, запах казался тяжелым и спертым. Узкая дорожка с обеих сторон была заставлена огромными книжными шкафами, на которых в пыли лежали издания, наверняка, очень давнего времени. На потолке, сквозь облупленную краску, виднелась пятиконечная звезда в круге, а по периметру располагалась надпись, возможно, на латыни. Не сумев её перевести, Адам шагнул в глубь зала и уперся в дубовый стол, за которым сидела полноватая женщина, с темной шоколадной кожей. Медленно листая желтоватые листы, она одновременно записывала в маленькую тетрадь какие–то фразы, и когда заметила, что парень приблизился вплотную, отложила её на край стола.

— Чего изволишь? — низким баритоном поинтересовалась она, и Адам, растерявшись, огляделся вокруг. — Ага, у нас впервые.

— Да, мэм.

— Решил научиться колдовать? Не рановато ли?

— Нет, я, — глубоко вдохнув, Уилсон продолжил. — Я ищу ингредиенты для противоядия.

— Силы всевышние, — неожиданно воскликнула женщина, и потрясенно сняла очки. — Ты…, ты же Адам? Да?

— Так и есть.

— Ох, не думала, что доживу до этого столетия!

Незнакомка, искренне улыбнулась, и прихлопнула в ладоши.

— Я многое про тебя знаю, твой отец, Стивен, говорил, что рано или поздно ты заглянешь ко мне в лавку.

— Мой отец? — удивился парень. — Вы знакомы?

— Конечно! Любой человек, почти человек, — заговорчески тихо добавила она. — В вашем положении имеет знакомую ведьму.

— Вы…?

— Да, сынок, — гордо протянула женщина. — В третьем поколении. Тина Уоткинс.

— Оооо, — Адам ошеломленно вскинул брови, но затем резко встрепенулся, вспомнив, зачем пришел. — Я рад, что мы познакомились, но мне нужна ваша помощь. Мою сестру укусил стиф, и…

— Стиф?! Какой ужас.

— Да. Я должен найти пепел феникса, глаз триады, и кровь самого стифа.

— На счет крови и глаза я уверена, — надев очки, серьёзно ответила Тина, а потом нахмурилась. — А вот пепел…

— Что?

— Его у меня нет.

— Как нет?!

— Он долго не храниться в шкафчике, — она пошла к стеклянному витражу, и расстроено цокнула. — Вчера приходил парень, забрал последнюю горсть.

— И где мне его найти?

— В нашем районе мой магазинчик единственный. Разве что на 152 Берлингтской улице.

— Но это в центре, — возмущенно воскликнул Адам. — Я не успею.

— Как давно её укусил стиф? — серьёзно поинтересовалась Тина, и пристально посмотрел на парня.

— Полчаса, может, час назад.

— Дела плохи, — женщина тяжело выдохнула, и стянула с лица очки. — Я помогу тебе тем, чем смогу. Но и ты меня пойми, я ведьма, но не могу исполнять всех желаний.

— Элисон умирает.

— Здесь я бессильна.

— Зачем же тогда нам ведьмы? — недоуменно прошелестел Адам, и нервно потер переносицу. — Всё равно помощи, толком нет.

— Не горячись, паренёк, — решительно протянула Тина, пригрозив пальцем. — Может сейчас, я вне игры, но потом, ты поймешь, как важно иметь меня среди друзей.

— Ладно, простите. Просто я…

— Не объясняй. Я понимаю, тебе тяжело. Но нужно торопиться. Твоя сестра не будет ждать.

— Вы правы…

Магазин на 152 улице оказался довольно–таки радужным, с цветными витражами, и современной техникой. Но почему–то именно из–за его «продвинутости» впечатление казалось фальшивым. Книги, снадобья, пузырьки с тягучей жидкость, даже конечности животных: подделки, безделушки, обман, муляж — вот как всё здесь выглядело.

Молодая продавщица, видимо, сама не понимала, где она находится, и поэтому крутилась в разные стороны, не зная, куда примкнуть. Но потом из её уст вылетели слова, показавшиеся Адаму приговором:

— Пепла нет.

— Что?! — панически воскликнул он, и недовольно сжал пальцы в кулаки.

— Я говорю…, говорю, что пепла феникса у нас нет, и…, — она нервно расстегнула верхнюю пуговицу, и вытерла пот со лба. — И, кажется, никогда не было.

Парень понесся вон из магазина просто в состоянии паники. Времени не было, но и противоядия тоже. Тупик. Я небольшим пакетом в руке, он побежал вдоль по улице, в надежде найти ещё один магазин, ведь Элисон не могла умереть, просто не могла.

Джули сидела тихо, изредка посматривая на бледную Элли. С интересом, читая продолжение детектива «Дверь под семью замками» Эдгара Уоллеса, девушка обеспокоено наблюдала за временем, и никак не могла понять, почему Адама до сих пор нет. Внутри всё больше просыпалось беспокойство, собственно, именно поэтому, отложив потрепанную книгу, она схватилась руками за лицо, и тяжело выдохнула.

Этот парень был особенным, она точно знала. Во всяком случае, ещё никогда Джулз так не волновалась, и уже это было знаком, словно в ней пробудились чувства милой, заботливой девушки. Раньше всегда решительная и стервозная Джулия Саммерс меняла кавалеров, как перчатки, при этом оставалась самой собой, но, всё же теряясь между тем чего она хотела, и тем, что она делала. Сейчас, всё было по–другому. Адам не был знойным красавцем с пляжа Майями, и не отличался сверхразвитым умом, как Эйнштейн или Нобель. Простой парень, с милой улыбкой, и искренними глазами, с бескрайним морем тайн, и безграничными секретами. Но всё же, какой добрый и заботливый! Какой загадочный и непостижимый! Когда Адам смотрел в глаза Джули, она таяла как масло на горячем тосте, а он…

— А он целуется только в щеку, — вслух прошептала девушка, и разочарованно выдохнула, подперев лицо ладонью. — Просто замечательно.

Неожиданно форточка резко распахнулась, и Джули испуганно спрыгнула со стула. Недоуменно нахмурившись, она схватилась руками за талию, и почувствовала, как становится холодно из–за мороза, проникшего в комнату.

— Сейчас ты пойдешь на кухню, попить воды, — внезапно прошептал кто–то ей на ухо, и Саммерс безвольно кивнула. — Через пять минут ты вернешься, и забудешь о том, что я тебе говорил.

Девушка медленно поплелась к двери, и скрылась за поворотом, в то время как парень, тихо прикрыл окно.

Дженсен стряхнул с волос небольшую горстку снега, и повернулся к Элисон. Тут же его сердце судорожно сжалось. Она была такой бледной, такой слабой. Боль, возникающая при разлуке, сейчас стала просто мизерной по сравнению с той, которая появилась при виде её безупречного лица. Всегда красивая она лежала не двигаясь, но чтобы понимать, как сияет её душа не нужно было присматриваться. Медленно подойдя к Элли, Джес прошелся пальцами по её щеке, шее, опустился по плечу, и ощутил бурю эмоций. Всегда больше всего болит то, что ещё никогда не болело. И поэтому понимать, что, возможно, это их последняя встреча парень просто отказывался. Поддавшись неизведанному чувству, он припал губами к её губам, и отстранился, поразившись самому себе. А ведь счастье рухнуло так быстро, и именно из–за него. Этого он простить себе не мог. Единственная девушка, которая засела в его сердце стала врагом, что может быть хуже?!

Достав из кармана маленький пузырек, Дженсен приподнял голову Элисон и аккуратно влил в рот содержимое. Уже через секунду цвет её лица стал преображаться, и он искренне улыбнулся, понимая, что спас ей жизнь. Но вот узнает ли об этом она? И обрадуется ли такому излечению? Тут же улыбка исчезла, вновь на плечи парня свалился груз, и он тяжело выдохнул, едва сдерживаясь от эмоций. Сейчас должна была подняться Джули. Времени не оставалось. Но так не хотелось уходить, не хотелось бросать её, осознавая всё свою вину.

— Прости меня, — одними губами проговорил Джес, и медленно поднялся с колен. Отойдя от кровати, он подошел к окну и распахнул форточку, но едва его нога оказалась по другую сторону, он остановился и повернул голову в её сторону. — Я люблю тебя, Лис. И ни Адам, ни ты, ни всевышний, никто не заставит меня в этом усомниться…

Ручка двери повернулась. Джулия вошла в комнату, и села в кресло. Окно было закрыто. Здесь никого не было.

Адам молниеносно поднялся по лестнице и оказался в комнате сестры.

Джули, увидев его, вскочила с места, и уже ринулась в объятия, как остановилась. На его лице была печаль, горечь, ужас, всё, но только не радость. Испуганно приблизившись, она подняла глаза на парня.

— Ты нашел?

— Нет, — Уилсон тяжело выдохнул, и его голова поникла, потащив вниз за собой локоны коротких черных волос. — Я не нашел.

— О, Адам, — протянула Джули, и прижалась к парню. — Мне так жаль.

— Что же теперь делать? Как её спасти?

— Это…, это смертельно?

Уилсон не ответил на вопрос, и Джулз стиснула его плечи ещё крепче.

— Ничего, мы что–то придумаем.

— Ты не понимаешь! Моя жизнь полна опасностей, и в ней нет места слабым беззащитным созданиям, вроде…, вроде…

— Меня? — растеряно спросила девушка и отстранилась. — Ты это хотел сказать?

— Джули, пойми…

— Нет, Адам! — воспротивилась она. — Ты не должен так со мной поступать. Я же сказала, что приму любую правду!

— Но ты не понимаешь, о чем идет речь!

— Мне всё равно!

— Но, мне нет! — возмутился парень, и резко отошел в другую сторону. — Элиот мертв, и это всего лишь от того, что он дружил с нами. Что же будет с тобой?! Ты обязана знать, что я приношу лишь беды…

— Господи, пойми же ты, — Джулз резко подлетела к Уилсону и заключила его лицо между своих двух маленьких ладошек. — Я уже вошла в твою жизнь, нравится тебе это или нет, пути назад не существует. Остается лишь решить один вопрос: будешь ли ты со мной честен?

— А ты согласилась бы жить во лжи?

— А ты считаешь, это единственный выход?

— Джулия, я не могу…, — он аккуратно опустил её руки, и тяжело выдохнул. — Это слишком сложно.

— Сложно для кого?

Адам потер переносицу, и поднял взгляд на девушку.

— Для нас обоих.

Джули не веря, вскинула брови, а затем гордо подняла подбородок. Пусть это единственный парень, завоевавший её сердце, но затрагивать её честь она не позволит никому. Непроизвольно кивнув, девушка покинула комнату, и послышались её тихие шажки по лестнице.

Адам схватился руками за голову, и крепко зажмурил глаза. Трудно терять человека, которого добивался так долго.

— Ты не прав, — неожиданно прохрипел мелодичный голос, и, развернувшись, парень заметил Элисон.

Она уверенно приподнялась на постели, и раскрыла тусклые глаза, которые казались ужасно уставшими.

— Элли! — довольно воскликнул брат, и ринулся к сестре. — Ты жива, но как?

— Я не помню…, всё, как в тумане.

— Это просто невозможно! — восторженно прошелестел Уилсон, и улыбнулся. — Я рад, что ты в порядке, ведь я так…, так испугался.

— Адам ты зря поступил так с Джули, — решительно отрезала Эл, не обращая, внимая на слова брата. — Она пришла среди ночи, чтобы сидеть со мной, смирилась с твоими тайнами, и до последнего боролась, не желая сдаваться. Ты должен ей рассказать, просто обязан.

— Но это опасно.

— Прошу тебя, не бросай её, — с мольбой протянула девушка. — Возможно, Джулз это самое прекрасное событие, произошедшее с тобой за всю жизнь. Она ведь не равнодушна к тебе, ты тоже — не теряй шанс. Потом, этого просто может не быть, — Элисон грустно выдохнула и посмотрела вдаль. — Дженсен, пусть и пару недель, но был для меня многим: и другом, и спасителем, и любимым. Эти чувства дорогого стоят, не отталкивай их…

Парень недоуменно осмотрелся вокруг, и непроизвольно всплеснул руками.

— Но, что я могу? Я прогнал её…

Элли игриво вскинула брови, и медленно кивнула.

— Да–да, именно это…

Адам довольно улыбнулся, и просто понесся вон из комнаты. Преодолеть лестницу оказалось просто. Гораздо сложней было бежать по скользкому тротуару, но и это не проблема, когда тебя несет сама любовь. Поворот за поворотом, Уилсон бежал не останавливаясь, в голове прокручивая слова, которые скажет, как будет извиняться. Но едва фигура Джули показалась впереди — вся речь вылетела из головы. Тяжело задышав, Адам прибавил скорость, и буквально свалился к ногам Саммерс, так как поскользнулся на очередной замерзшей луже.

— Господи, Адам! — растеряно вскрикнула она, и помогла ему подняться. — Что ты здесь делаешь?!

— Я идиот, придурок, и человек, не ценящий того, что у меня есть, — Уилсон остановился и перевел дыхание. — Ты стала для меня чем–то большим, чем просто другом, это факт. И именно поэтому я так боюсь, что ты пострадаешь, но! — он вскинул руку и довольно улыбнулся. — Так же я понимаю, что уже просто не могу без тебя жить. Как это называется, что это за чувства, в этом я новичок, но одно мне точно ясно: Джулия Саммерс, я безумно хочу находиться рядом с тобой вопреки трудностям, и искренне надеюсь, что ты тоже.

Девушка потеряно вскинула брови, и, убрав с лица волосы, нервно усмехнулась. Переминаясь с ноги на ногу, она неуклюже смотрела вниз, и даже не представляла, что именно сейчас происходит внутри у парня. Революция? Глобальная катастрофа? Она просто молчала, и этим продлевала его муки всё больше и больше.

— Уже во второй раз, ты застаешь меня врасплох на улице, — неожиданно начала она, и пристально посмотрел на Адама. — И знаешь, с каждым разом, мне всё больше и больше нравятся твои признания. Честно, не думала, что ты решишься со мной разговаривать после того, что поведал минуту назад, и, знаешь, я жутко рада, что ты это сделал, — парень ошеломленно улыбнулся, и уверенно выпрямился. — Сама я бы не подошла, из–за своей гордости и самолюбия, так что всё было бы гораздо хуже, но ты спас ситуацию. И я думаю, ты подозреваешь, что должен сейчас сделать?

— Сейчас? — недоуменно переспросил Адам.

— Да–да, немедленно!

Уилсон растеряно огляделся по сторонам, и глупо растянул лицо в подобии улыбки.

— Я должен извиниться?

— О, Боже! — с абсурдом воскликнула Джули, и приобняла парня за шею. — Просто поцелуй меня, дурачок.

— Аааа! — протянул он, и решительно нагнулся над девушкой. — Тогда я всё понял…

Глава 13

Когда всё не так, как кажется…

***

Элисон сидела на ступеньках лестницы, и держала в руках чашку горячего кофе. Завернувшись в махровый плед, она то и дело оглядывалась по сторонам, словно боялась, что её кто–то заметит. Стрелка часов едва достигала пяти. Саут — Берлингтон спал, как и все его посленцы. Мороз рисовал на окнах авангардные узоры, небо было слегка мутным, и розоватым у горизонта, а снег блестел разноцветными красками, как горстками алмазной крошки.

Если бы девушка не проснулась столь рано, то, наверняка, провела бы остаток дня в раздумьях, ведь вчера много чего произошло. До сих пор Эл чувствовала вину за то, как себя повела. Её поведение, её действия были просто защитой, непробиваемой маской. На самом деле, она ощущала боль утраты, искренне желала забиться в угол и плакать до скончания веков, но…., как не переворачивает жизнь людям подростковая истерия! Каких только выводов в этом возрасте не делают дети. Так что, если внимательней приглядеться, всему можно найти достойное оправдание.

Отглотнув уже холодного кофе, Элисон тяжело выдохнула, и подтянула под себя ноги. Провести бы так весь день, не двигаясь, никуда не торопясь, но сегодня понедельник. Школа. Уроки. Ответственность. Остальная чепуха.

Естественно, если бы девушка попросила Сару оставить её дома, то никто бы не вытолкнул её за порог насильно, но Уилсоны не ищут простых путей. Чем быстрее Элли преодолеет эту ужасную истину, тем лучше будет, как для неё, так и для окружающих.

— Ты решила восстать против рационального сна? — усмехнувшись, спросил, неожиданно появившийся рядом Адам, и Элисон испуганно вздрогнула, чуть не выронил чашку.

— Господи, — прошептала она, и непроизвольно покачала головой. — Прошу тебя, не подкрадывайся ко мне больше. Я в последнее время стала нервной.

— Не мудрено.

Парень опустился рядом с девушкой на ступеньки, и медленно выдохнул.

— Ты спала?

— Чуть–чуть.

— О чем думаешь?

— О многом, — Элли поджала губы, и повела плечами. — В основном, о том, какая я дура.

— Почему ты так самокритично относишься к себе? — поразился Адам, и всплеснул руками. — Девушка, которую я знаю, очень сильный и мудрый человек. Не надо себя недооценивать.

— Дело не в этом, — прошелестела Элисон, и посмотрела на брата. — Сначала, я хочу извиниться за вчерашнее. Моё поведение — это просто защитная реакция. Никогда не думала, что буду реагировать на смерть близкого человека, именно так. Ты уж прости меня…

— Не нужно оправдываться. Элиот стал нам другом, и я тебя прекрасно понимаю.

— К тому же, я до сих пор, как бы это ужасно не звучало, вспоминаю Дженсена…

— Надеюсь, в твою голову приходят только плохие мысли? — усмехнулся парень, но было видно, что ему не приятен даже разговор об этом человеке, поэтому он невольно отвернул голову в другую сторону и сжал крепко пальцы. — Иначе, я за себя не ручаюсь…

— Не вериться, что он так поступил. Мне больше некому выговориться, — девушка протерла рукой лоб, и горько улыбнулась. — Касс категорически против нашего общения, подруг у меня больше нет, парня, теперь тоже. В общем, остался только ты, так что…

— Именно на мои плечи выпадает выслушивание жалоб на Блэка? Элисон…

— Ты его ненавидишь, я тоже.

— Тогда к чему разговоры? — Адам недовольно вскинул прядь волос, и озадачено нахмурился. — Ты же понимаешь, чего нам могло стоить общение с этим парнем?

— Конечно, но…

— И какой ты сделала вывод?

— Выводов много, правда…

— Вот и отлично! — вновь воскликнул Уилсон. — Дженсен это прошлое. У нас с тобой есть будущее, так что давай просто забудем о том, что когда–то жил на этом свете человек по имени — Дженсен Блэк.

Элисон грустно прикрыла глаза, и выдохнула так тяжело, будто вновь вспомнила, как парень, которого она любила, был рядом, клялся помочь. Боль ядом проникла в кровь, растеклась по организму, и просто заставила окунуться в те дни, когда они бегали по комнате, и радовались тому, что есть друг у друга. Как же сейчас Элли ненавидела этого человека! Зачем было обманывать, зачем было заставлять её полюбить?! Ведь был вариант гораздо легче: убить их во сне, или когда они стояли к нему спиной. Почему, он не сделал этого раньше?! Почему ждал?!

В голове у девушки сразу возник некий вывод. Достаточно грустный, и удивительно правдивый. Ей просто поразительно повезло с мужчинами в её судьбе. Отец ушел, бывший шантажировал, друг умер, парень предал, и брат…, ох, чего он только не делал. Благо сейчас Адам сидел рядом, и пытался помочь. Пусть немного своеобразно, но, тем не менее…

Возможно, она сама должна стать для себя и защитой, и другом, и авторитетом, ведь на всех остальных рассчитывать не за чем.

— О чем задумалась? — прервал раздумья, Адам, и девушка, очнувшись, встряхнула головой.

— Да, так, ни о чем, — Элли повела бровью, и скрестила перед собой руки. — Что там с Джули?

— Я ей всё рассказал.

— И как она отреагировала?

— Странно, — протянул Уилсон, и неуверенно покачал головой. — Джулз старалась выглядеть спокойно, и даже улыбалась, чтобы разрядить обстановку, но, я думаю, ей эта информация вряд ли понравилась.

— Всё будет хорошо. Она привыкнет.

— Я надеюсь.

— К тому же, теперь между вами нет секретов, — Элисон попыталась растянуть лицо в улыбке, но, почему–то сейчас оно категорически отказывалось это делать. — Строить отношения так гораздо легче.

— Строить отношения? — рассмеялся Адам, и откинулся чуть назад. — Надо бы найти время для этого в своем списке. Что там у нас между охотой на оборотней, и походом в логово вампиров?

— Очень смешно.

— Я знаю, — самодовольно отрезал парень и встал со ступенек. — Через час нужно одеваться в школу. Ты как?

— Будем преодолевать препятствия вместе. По крайней мере, постараемся…

— Я думаю, всё будет хорошо.

Парень кивнул, и уже развернулся вверх по лестнице, когда Элисон неожиданно взяла его за руку:

— Спасибо, что вновь спас меня, — робко прохрипела она, и повела плечами. — Уже в который раз я жива только благодаря тебе.

Адам растеряно улыбнулся, и недоуменно вскинул брови. Именно в этот момент, совесть собиралась взять верх над ненавистью, но…

— Не за что, — прошелестел Уилсон, и аккуратно погладил сестру по голове. — Ты бы сделала то же самое, находясь на моем месте…

***

Только сейчас парень сумел хорошо рассмотреть свою новую машину. Это была длинная черная Хонда, похожая на марки старых Фольксвагенов 70‑ых годов. С откидным верхом, светло–бежевым, да ещё и кожаным салоном, который пах духами Элли, и моторным маслом.

Ошеломленно Адам уселся за водительское кресло и прошелся пальцами по гладкому рулю. Сразу возникло приятное ощущение, что эта машина только твоя, и ничья больше.

— Ну, как? — заинтересованно спросила Элисон, и медленно открыла дверцу. — Мы с мамой долго не могли выбрать, пришлось просить помощи у…, — девушка запнулась, и резко выдохнула. Имя этого человека произносить теперь строго запрещено, так что, взяв в себя в руки, и убедившись, что Адам ничего не заметил, она продолжила. — Просить помощи у консультанта.

— Просто с ума сойти! — не веря, протянул Уилсон, и непроизвольно покачал головой в стороны. — Я никогда не думал, что у меня будет собственная машина. Мы с папой жили не очень–то богато. Приходилось ездить на общественном транспорте.

— Значит, мы попали в точку.

— Не то слово. Сегодня обязательно покажу Джулз, она…, — Адам неуверенно вскинул брови и посмотрел на сестру. — Она ведь будет со мной разговаривать?

— Конечно. — Элли запрыгнула в салон, и кинула сумку на заднее сидение. — Кстати, летом можно открывать вверх. Это и кабриолет, и седан в одном экземпляре…

— Незаменимая вещь. Может, мне дать ей имя?

Эл искренне улыбнулась, и откинулась на сидении.

— Мне кажется, я уже знаю, каким именно оно будет…

— Да, ладно! — Адам уверенно вставил ключи, и мотор непривычно зажужжал. Машина ожила, вместе с ней и парень, глаза которого засветились неизведанным ему раньше огоньком.

Возможно, пару дней назад произошла трагедия, и теперь близнецы обязаны носить траур, не улыбаться, сидеть в четырех стенах, но у Уилсонов всегда была запланирована другая программа. Например: стойкость, уверенность, непоколебимость, и внеземное терпение, которое способно вывести из ситуаций, порой не имеющих выхода.

В их День Рождение произошло много чего, в том числе, и возобновление их рискованной жизни. Но теперь для Адама и Элисон настал новый этап, и прошлое придется оставить позади, хоть оно и непрерывно рвется наружу. Такова судьба, предназначенная им обоим…

— Я так рад, что мы вместе будем препарировать лягушек! — в сотый раз воскликнул Джастин, и поправил широкие очки. — Знаешь, Элисон, это ведь мужское дело. Ещё с…

— Остановись, пока не поздно, — умоляющим тоном перебила парня девушка, и взмахнула рукой вверх. — Я и сама смогу её разрезать, так что можешь не волноваться.

— Но ты же такая милая…

Элли тяжело выдохнула, и села за свободный столик в столовой. К несчастью, Джастин плюхнулся рядом. Что ж, в компании этого странного «мальчика» было весьма скучно, но, тем не менее, ты не успевал почувствовать себя одиноким. Худые, дряхлые руки, огромные глаза и пышные ресницы, желтая рубашка, и высокие кеды…, да–да, это описание не Элисон, а именно Шибера, парня, с гигантскими тараканами в голове.

— Сейчас определенно не время для таких разговоров, — тихо пробурчала Эл, и облокотилась руками о стол.

— Это из–за Э…, Элиота? — нерешительно поинтересовался Джастин, и робко прищурился. — Я знаю, что произошло.

— Не будем об этом.

— Как скажешь.

— О, кто здесь у нас, — довольно воскликнул Адам, и подошел к столику. Рядом с ним стояла Джули, и искренне улыбалась. Это хороший знак. — Моя сестра, и Джастин Шибер собственной персоной. — Он неуверенно почесал шею. — Что…, что ты здесь делаешь?

— Мы будем вместе препарировать лягушек! — воскликнул парень, и радостно растянул лицо в улыбке. — По биологии.

— Да, понятно, что не по тригонометрии.

— Целую неделю придется работать в паре! К тому же, я пишу на эту тему доклад, и мне просто необходима помощь опытного биолога.

— Помощь Элисон?!

— Ты шутишь? — удивился Шибер. — Твоя сестра в прошлом году заняла первое место в городе по олимпиаде.

— Да? — Адам, приземлился на стул, и растеряно усмехнулся. — Это новость.

— Я предпочитаю жить настоящим, — угрюмо протянула девушка, и покосилась на Джули. — Ты как?

— Я? я…, я…

— Можешь не продолжать.

— Джас, — выдохнул Уилсон, и пристально посмотрел на парня. — Можешь, нас оставить?

— Конечно!

Не успели ребята опомниться, как Шибер испарился, оставив после себя только неприятный запах одеколона. Адам кинул портфель на пол, и аккуратно положил ладонь на плечо сестры.

— Всё в порядке? — обеспокоено прошептал он, и его темно–синие глаза пристально впились в девушку пронзительным взглядом.

— Сложно сказать.

— Аналогично, — выдохнула Джулз, и села рядом с Уилсоном. — Не каждый день узнаешь о том, что твой парень борец за справедливость, а его сестра спасительница рода человеческого…

— Ты привыкнешь, — заявила Элли. — Может, не прямо сейчас, но, тем не менее, это случится.

— Сегодня в школе планируется зимняя ярмарка, в парке аттракционов. Директриса уже подходила ко мне и попросила помочь, — Джулия повела плечами, и убрала с лица волосы. — Может, пойдешь со мной? Так и отвлечешься, хотя бы чуть–чуть…

— Даже не знаю.

— Кстати, Адама тоже припахали.

— Да?

— Я должен сейчас съездить в магазин за шарами и гирляндой. Не вижу в этом смысла, ведь шары лопнут, а гирлянда перестанет работать на морозе, — он выдохнул и улыбнулся. — Но, я решил стать добровольцем. Обычная жизнь — хорошо, нечисть — плохо.

— Какой правдивый девиз, — усмехнулась Элисон. — Я думаю, это нечестно по отношению к Элиоту, так быстро забывать о том, что он умер, — внезапно серьёзно продолжила она.

— Но ты же не можешь вечно винить себя в его смерти?

— Прошла неделя…

— Разве он пожелал бы тебе такой жизни? — уверенно спросила Джули, и неожиданно взяла руки Элисон в свои. — Когда мне было десять, у меня умерла мама. Я помню, как плакала по ночам и искала виноватых, хотя в этом не было никакого смысла. Она не оказалась в автокатастрофе, и не попадалась под пьяную руку маньяка. Просто однажды мама упала, когда шла по коридору, и её не стало, — девушка тяжело выдохнула, и опустила глаза в пол. — Много воды утекло, много слез, выплаканных мной, впитались в подушку, но жизнь продолжилась. Это трудно, но…, через три года отец нашел себе невесту, и она оказалась прекрасной женщиной. Шейла не заменяла мне мать, она стала моей подругой, и тогда я поняла: каждый день важен, каждая минута бесценна. Не трать её на страдания, лучше распорядись ей по иному. Например, сходи с нами на ярмарку, или прогуляйся вечером по парку, но не кори себя, ведь на это уходит так много времени! А мы молоды, впереди целая жизнь. Лучше провести её с толком, нежели потратить на такие длительные и ужасные чувства, как вина и жалость.

Элисон удивленно вскинула брови, и озадачено нахмурилась. Неужели это речь Джули Саммерс? Девушки, которая всегда была гордой, упрямой, красивой, умной, и предельно стервозной?!

— Спасибо, — неуверенно выдавила Элли, и робко улыбнулась. — Ты совсем другая, я…, я не думала, что на свете есть люди, способные быть красивыми и мудрыми одновременно…

— Я приму это за комплимент, — отрезала Джулз, и встала из–за стола. — Естественно, я не идеальна, просто захотелось тебе помочь.

— И ты помогла, честно, мне сейчас нужна подруга, — Элисон неуверенно откинула черный локон волос назад, и горько улыбнулась. — Я поссорилась с Касс.

— Обращайся, я с удовольствием выслушаю.

— Договорились.

Девушки перекинулись довольными взглядами, и разошлись в разные стороны. Адам уверенно взял Джули за руку, и их пальцы медленно сплелись друг с другом. Саммерс хотела спросить почему, он носит перчатки, но мгновенно об этом позабыла, едва горячее дыхание оказалось, совсем близко.

— Ты просто великолепна, — выдохнул он ей на ухо, и усмехнулся. — Элли сейчас трудно.

— Я понимаю, и поэтому стараюсь помочь.

— Даже не знаю, чтобы я без тебя делал!?

— Сложный вопрос, — с сарказмом подметила девушка. — Наверно, грустил, очень доооолго, и нууудно грустил.

Парень рассмеялся, и пара остановилась около выхода из здания. Уилсон приобнял Джулз за талию, и посмотрел ей прямо в глаза, ощущая, как бешено бьется его сердце. Он давно не испытывал счастья, в этом его сестра была права: такие чувства несравнимы ни с чем. Обнимать девушку, которой принадлежит твоя душа, и чувствовать, что ты ей тоже не безразличен — это бесценно. Её влюбленный небесный взор направлен на твои губы, он так и умоляет, чтобы они раскрылись в нежном поцелуе, но ты не двигаешься. Наслаждаешься моментом, ведь их так мало, и они так мгновенны.

— Ах, если бы глаза её на деле

Переместили на небесный свод!

При их сиянье птицы бы запели,

Принявши ночь за солнечный восход…

— Ещё никто не цитировал для меня Шекспира, — тихо прошептала Джули и коснулась лбом щеки парня. — Это мило, и жутко приятно.

— На самом деле, только эти стихи и приходят ко мне в голову.

— Для Ромео и Джульетты всё закончилось трагично…

— Ромео был обыкновенным человеком, — решительно протянул Адам. — Со мной ты в безопасности.

— Жаль, что я никак не могу защитить тебя, — руки Джулз сами взлетели на плечи парню, и она тяжело выдохнула. — А порой и слабому полу хочется постоять за мужчин.

— Поверь, тебе ещё предстоит такая возможность, ведь моя жизнь…, она непредсказуема.

— Надеюсь, ты не собираешься специально попадать в разные курьезные ситуации?

— Курьезные? — рассмеялся Уилсон, и аккуратно накрутил черный локон на палец. — Сразу видно, что ты будущая журналистка.

— А ты…, хмм…, кроме того, что я вижу тебя в роли супер героя, из тебя вышел бы не плохой поэт!

— Это были строки Шекспира…

— Но как ты их прочитал! — девушка улыбнулась, и прикоснулась губами к слегка колючей щеке Адама. — Талант.

— Не льсти мне!

— В таком случае, как мне напрашиваться на поцелуи?! — с притворным ужасом поинтересовалась Джули, и усмехнулась.

— Просто попроси.

— Хорошо. Тогда я прошу.

— Есть мэм, — отрезал Уилсон и припал к горячим губам девушки. Она мгновенно ответила на поцелуй, и напрочь забыла о том, что стоит по середине коридора. Ну и что?! Неужели это плохо? Пусть все завидуют, ведь самый красивый парень, нашел самую красивую девушку. Разве это не судьба?

— Ладно, я должна идти на урок, — прошелестела Джули и с трудом оторвалась от Адама. — Дьюк, не любит, когда кто–то опаздывает.

— Поехали со мной, — задыхаясь, попросил парень и повел плечами. — Пропустить физику не смертельно.

— Ты, видимо, не понимаешь, о чем говоришь, — девушка ещё раз прошлась рукой по шелковистым волосам Уилсона, и чмокнула его в губы. — Я бы с удовольствием всё бросила, и уехала, но не могу. Мне пора.

— Это не справедливо!

— Согласна, но я честно, не в состоянии отвертеться, — она всплеснула руками в стороны, и побежала по коридору. — Увидимся на ярмарке.

Адам кивнул и нехотя вышел из школы. Машина стояла рядом, но, тем не менее, он успел порядком замерзнуть. Захлопнув дверцу, и включив радио, Уилсон завел двигатель, который, не смотря на холод, заработал с первого раза, и поехал на 5 Авеню. Именно там, по словам директрисы, самые лучшие воздушные шары в районе. Даже смешно.

Дорога проходит быстро, когда в колонах играет любимая группа, поэтому, постукивая пальцами по рулю, парень то и дело вертел головой в разные стороны, подпевая Survivor. В салоне стало тепло, окна слегка вспотели. Адам достал из бардачка небольшую тряпку, и слегка протер стекло. Видимость стала лучше, но всё равно, парень неуверенно повторил сделанное. Как ни как, за рулем он бывал не так часто. Едва ткань оторвалась от окна, тряпка выпала из рук, и скрылась под ногами. Осторожно нагнувшись, и одновременно стараясь следить за дорогой, Уилсон тщательно исследовал пальцами коврик, как вдруг на середине дороги оказалась девушка.

— Черт!

Растеряно подскочив, он нажал на педаль тормоза, и автомобиль резко, остановился.

Испуганно вскинув брови, Адам сложил голову на руль, и попытался отдышаться, хотя сердце колотилось, как сумасшедшее.

— С этих пор, протирать стекла буду только, когда машина не двигается…, — недовольно отчеканил сама себе он, и непринужденно стукнул рукой по рулю.

Нехотя подняв глаза на дорогу, парень недоуменно нахмурился, потому что со спины эта девушка показалась ему очень знакомой, и едва её лицо повернулась к нему, его и вовсе прошибла волна электрического тока.

— Викки?! — ошарашено воскликнул он, и ощутил, как шок неприятной судорогой сковал тело.

— Привет…

— Может, ты всё–таки скажешь правду? — серьёзно потребовал парень, и огляделся по сторонам. Он с Джули встречается всего один день, но уже сидит в СтарБакс с другой девушкой.

— Зачем мне тебя обманывать? — поразилась блондинка, и лениво облокотилась рукой о стол. — Ты становишься занудой…

— Викки.

— Что?

— Я не буду повторять вопрос.

— Господи, — выдохнула Озборн. — Я здесь вместе с родителями. Папа предложил провести Рождество у тети Дэбры, а она живет Ричмонде. Так что, можешь выдохнуть — мы проездом.

— Это всё?

— А что ты хотел услышать? Нас гонят по США стая оборотней?

— Тшш! — резко протянул Адам, и недовольно нахмурился. — Здесь люди не любят разговаривать о таких вещах.

— Неужели?

— Именно так.

— А в Портленде любили? — язвительно воскликнула она. — Ведь это ты рассказал мне о существовании другого мира.

— Твой отец был в опасности, мы были соседями, я не мог смолчать.

— Да, брось, всего лишь парочка вервольфов, что такого? — девушка вызывающе закинула ноги на соседний стул, и скрестила на груди руки. — Ты изменился.

— Не выдумывай, — тихо буркнул Адам.

— А что? Раньше ты умел улыбаться. А сейчас…

— Сейчас всё по–другому. В моей жизни и так много безрассудства.

— Это точно, хотя помнишь, как нам было весело? — Викки увлеченно вскинула брови и её карие глаза стали больше в размере. — Тот день на пляже: куча народу, море пива, и оглушительная музыка…

— Головная боль, рвота, домашний арест, и…

— И разбитая машина, моя, между прочим.

— А кто тебя заставлял садиться за руль? — воскликнул парень. — Я говорил, что Брюс лучше бы справился!

— Ага, а потом сам затолкнул меня на водительское сидение, и проорал весь путь в открытое окно…

— До того, пока ты не врезалась в столб, — выдохнул Адам. — Хорошо, что та колымага не могла разгоняться больше чем до сорока километров в час…

— Не обижай мою детку! — обижено отрезала девушка. — Она много чего видела на этом свете, и по старше тебя будет.

— Как скажешь, — усмехнулся парень, и примирительно поднял руки. — Давно это было…

— Только не пытайся казаться стариком. Это было всего лишь полтора года назад, и если бы кое–кто не решил уехать из города так резко, веселье бы продолжалось ещё очень долго.

— Так сказал мне отец, затем его убили, но здесь, я обрел новую семью…

— Элисон ещё жива? — усмехнулась Озборн. — А то у меня такое впечатление, что я знаю её лучше всех, следуя из твоих рассказов.

— Я бы ударил тебя, будь ты парнем, — уверенно заявил Адам.

— Да? Но что же ты сделаешь, учитывая, что я девушка? — Викки игриво улыбнулась, и приблизилась к Уилсону. — А ведь нас связывали не только пьяные походы…

— Не утрируй. Первый поцелуй, это не повод для совместной жизни…

— Когда–то ты думал иначе.

— Мне повторить, что сейчас всё по–другому? — решительно поинтересовался парень.

— Кто она? — неожиданно спросила Озборн и Адам невольно поперхнулся колой.

— В смысле?

— Кто та девушка, из–за которой ты сходишь с ума? — уверенно отрезала Викки. — Надеюсь, это не Элисон…

— Эй! — недовольно воскликнул Уилсон. — Не переходи черту.

— А что? Разве лучший друг не имеет права поинтересоваться о том, как у тебя дела на личном фронте?

— Ты давно не мой друг, Викки, — подытожил Адам. — Ещё с той минуты, когда стала всем рассказывать про то, кто я, и пользоваться этим…

— Это была шутка! — смеясь, протянула девушка.

— Я почему–то не смеялся…

— Всему виной твоё чувство юмора!

— Нет, это ты виновата, — серьёзно заявил Уилсон. — И я более чем уверен, что здесь ты не проездом. Викки, я слишком хорошо тебя знаю, чтобы не замечать этого лукавого взгляда, хитрого блеска…, что происходит?

— Адам, я…

— Не заставляй меня просить тебя по–другому, — угрожающе протянул парень, и Озборн недовольно поджала губы.

— Ты всегда умел портить веселье.

— Обнадеживающее начало.

— Но…, — она тяжело выдохнула, и её светлые короткие волосы упали на плечи. — Но ты прав, я здесь не просто так.

Парень кивнул, и тогда Викки продолжила:

— Я натворила кучу глупостей, ты знаешь. Но ничто не идет в сравнение с тем, что я сделала три месяца назад, — девушка остановилась и поправила копну светлых волос. — Я заключила сделку, с одним из демонов.

— Что?!

— После того, что ты мне рассказал о несуществующем доныне мире, я просто съехала с катушек. Повернулась на потусторонних фокусах, и обрядах высококвалифицированных ведьм, и тогда пришел Демитрий. Точней я его вызволила из подземной тюрьмы своим заклинанием…

— Господи, Вик, ты в своем уме?! — сердито отчеканил Адам, и недовольно поддался вперед. — Сделка с демоном это самоубийство!

— Откуда мне было знать?! — оправдательно вскричала девушка. — Я ведь не читала инструкцию, да и к тому же ты не потрудился мне этого объяснить.

— А я должен был? Смотри Вик, только не заключай сделок с существами, которые горят желанием содрать с тебя кожу — это я должен был сказать?!

— Я знаю, что поступила ужасно, но это ещё не всё…

Уилсон непроизвольно вжался в кресло, предчувствуя что–то страшное.

— Взамен на то, что я освободила его, Демитрий позволил мне загадать желание, — осторожно начала Озборн, и неуверенно почесала шею. — Так как именно тогда ты уехал, только одно у меня крутилось на языке…

— Викки…, — только и успел, протянуть Адам, когда девушка продолжила.

— Я загадала, чтобы ты был со мной рядом….

Парень нервно потер переносицу, и выдохнул так тяжело, что это услышали за соседним столиком.

— Зачем?

— Я скучала! Может, для тебя наши отношения ничего не значили, но я была безумно влюблена! Удивительно, что ты этого не заметил…

— Мы же были друзьями…

— Не смеши! — воскликнула Озборн. — Я просто боялась признаться, понимая, что тогда ты меня отошьешь, и мы вообще больше не увидимся.

— Я так понимаю, заклинание не подействовало? — нерешительно поинтересовался Адам.

— На половину. То есть, я стала собственностью Демитрия — это раз, и он сказал, что убьет всех, кто тебе близок — это два…

— Последнее, я не понял…

— Прости меня! Я не знала, что так получится! — быстро выпалила Викки. — Думала, что ты просто вернешься, и дело с концом, но…

— Что но?!

— Демитрий решил кардинально избавить тебя ото всех кроме меня, — жалобно протянула девушка. — Мне, правда, жаль…

— Черт, Викки, что ты наделала?! — закричал Адам, и резко поднялся со стула. — Почему ты всегда думаешь, только о себе?

— Я хотела, как лучше!

— Неужели? — ядовито отчеканил Уилсон. — Но, почему именно сейчас, почему сегодня?

— Именно в этот день мы впервые увидели друг друга десять лет назад, — виновато прохрипела Озборн, и прикрыла руками лицо. — Прости меня, Адам.

— Просто немыслимо! — взорвался парень, и пошел вон из кафе.

— Ты куда?

— Пойду исправлять твои ошибки…

— Но Демитрия нельзя убить!

Уилсон резко остановился и медленно повернулся лицом к девушке, физиономия которой стала белой, как камень. Она виновато опустила взгляд в пол, и неуклюже сцепила впереди руки.

— В смысле?

— Он демон, его реально только заточить обратно в подземный мир.

— Хорошо…, как?

— Я не знаю.

— Викки! — вскричал Адам. — Ты специально действуешь мне на нервы?!

— Черт, я же извинилась!

— Этого не достаточно…

— Тогда, что я должна сделать? — истерично завопила девушка, и люди, сидящие в кафе, обратили удивленные взоры на неё. — Каков твой приговор?

Адам тяжело выдохнул, и протер рукой переносицу.

— Уезжай домой, и больше никогда сюда не возвращайся, — проштудировал он, и резко направился вон из СтарБакс.

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Элисон и Джули пытались выровнять надпись «Зимняя ярмарка», когда очередной порыв ветра снес её в другую сторону. Уже было много людей, они толпились около прилавков, и с удовольствием покупали горячие кексы, но никто даже не подошел и не попытался помочь, двум беззащитным девушкам.

— Это издевательство, какое–то, — выпалил Джулз, и недовольно поморщилась. — На улице так холодно, что я едва чувствую пальцы.

— Аналогично, — прохрипела Элли, и подпрыгнула, чтобы загнуть угол ватмана глубже. — Может, нужно попросить какого–нибудь?

— Кого? Ты посмотри на эту кучу гордецов. Никто из них даже не поведет в нашу сторону, это же придется работать…

— Почему же? — неожиданно воскликнул мужской низкий голос и рядом с подругами появился высокий человек, с прямыми длинными волосами. — Я с радостью, выполню вашу любую просьбу.

— Неужели? — неуверенно протянула Саммерс, и выдохнула горячий пар. — Тогда, как насчет того, чтобы приподнять плакат?

— Уже сделано.

Незнакомец легко справился с тем, над, чем пыхтели девушки около пятнадцати минут, и довольно улыбнулся.

— Я Демитрий.

— Джули.

— Элисон.

— Ярмарка ваших рук дело? — с интересом спросил мужчина и огляделся по сторонам.

— Да, — вновь первой ответила Джулз, но Элисон даже не пыталась одолеть её скорость. — Всё сделано чисто под нашим руководством.

— Это похвально. Наверняка, вы много работали.

— Достаточно.

Незнакомец улыбнулся, и неуверенно повел плечами.

— Где здесь вишневый пирог? Я слышал, Саут — Берлингтон славится выпечкой?

— Так и есть. Элли, отведешь гостя, а то я должна найти Джона и сказать ему пару ласковых на счет лавки с сувенирами.

— Конечно, — выдохнула девушка и посмотрела на Демитрия, глаза, которого выглядели слишком добрыми, просто приторными. — Пойдемте, я проведу для вас небольшую экскурсию.

Едва Элисон скрылась с незнакомцем за поворотом, Джули схватила в охапку ватманы с нарисованными снежинками, и пошла к Джону, как вдруг с чем–то столкнулась и едва не упала на землю. К счастью, чья–то рука подхватила её на полпути, и девушка спокойно выдохнула.

— Извините, я…, — Джулз подняла взор на человека, стоящего впереди, и презрительно фыркнула, быстро изменив своё мнение. — А это ты, Дженсен? Тогда ничего страшного…

— И тебе доброго времени суток, Джулия, — вежливо протянул Джес, и мило улыбнулся. — Ты не видела Элли?

— Нет.

— Правда?

— Да, она вчера собрала вещи и уехала.

— Куда? — удивленно воскликнул парень, совершенно растерявшись. Неужели, он что–то упустил.

— На северный полюс, — съязвила девушка, и попытался обойти Блэка, но он перегородил ей путь. — Ты лучше отойди, а то придет Адам, и…

— Ради, Бога, — выдохнула Дженсен. — Он мне не помеха, я здесь ради Элли. А твои шутки мешают моей скоровременной с ней встрече.

— Зачем ты сюда пришел?! Тебе жить надоело?

— Адам никогда не умел держать язык за зубами, видимо решил, что и ты должна войти в курс дела, — парень улыбнулся и приблизился к лицу девушки. — А он не боится, что я заставлю тебя сделать что–нибудь эдакое, например, скинуться с моста, или перерезать себе вены…

— Ты не посмеешь, — прошипела Саммерс.

— Почему же? Я же монстр, по его словам, тогда что мне мешает?!

— Не знаю, возможно…, хмм…, совесть?

— Не угадала! — с сарказмом отрезал Джес. — Я спрошу ещё раз: где Элисон?

— Она ушла, — протянула Джулз.

— Куда?

— По делам…

— Ты специально испытываешь меня на прочность? — поразился парень. — Или у тебя просто притуплено чувство страха? Забыла, с кем имеешь дело?! — глаза девушки испуганно расширились, но она отчетливо дала себе команду не показывать виду, будто её парализовал ужас, хотя именно так и было. Дженсен даже не представлял, какой убийственный страх может вселять в свою жертву. — Итак…

— Она ушла с парнем.

— С кем?!

— С Демитрием…

— Не может быть, — ошарашено выдохнул Блэк и растеряно оглянулся по сторонам. — Она…

— Ты не единственный на этой планете, и она поняла это, — Джули уверенно кивнула. — Так что можешь уходить. Тебе здесь нечего делать.

— Зачем ты так? — неожиданно спросил Джес, и Джулия ошеломленно вскинула брови. Черт, этот парень был очень странным. Буквально секунду назад от него исходил смертельный ужас, а сейчас робость и обида, как у уязвленного ребенка, которого хочется пожалеть. Недоуменно нахмурившись, девушка откашлялась, и покачала головой.

— Я не знаю всю историю, но могу однозначно сказать: ты не сможешь наладить отношения с Элисон таким образом.

— Разве, я просил совета?

— После того, что ты сделал, — продолжила Джулз, не обращая внимания на слова парня. — Она долго будет испытывать к тебе ненависть, презрение, обиду и всепоглощающее отчаяние. Единственный выход — это терпение. Время лечит, поверь мне.

— Я тебя не понимаю, — прошелестел Блэк. — Ты же на стороне Адама, так?

— Естественно.

— Тогда, зачем мне даешь советы?

— Потому что я вижу, как тебе плохо, — Саммерс потеряно осмотрелась по сторонам, и пожала плечами. — Я не хочу, чтобы страдали люди, которые дороги моим друзьям.

— Ты странная…

— Ты тоже.

Дженсен озадачено нахмурился, и тяжело выдохнул. Что ж, видимо, ему придется побыть в стороне. Развернувшись, парень медленно направился в противоположном направлении от Саммерс, как вдруг, на ходу, крикнул:

— Латынь…

— Что?! — недоуменно переспросила Джули.

Но он не ответил. Силуэт Блэка скрылся в тени деревьев.

Элисон показала все лавки с сувенирами, когда Демитрий предложил ей сходить в зеркальную комнату. Этот мужчина был слишком назойливым, да и к тому же очень милым. Собственно, поэтому, Элли, плюнув на все сигналы тревоги в своей голове, пошла с ним вместе.

— Так, ты говоришь, у тебя есть брат? — с интересом спросил Демитрий, и улыбнулся. — У меня тоже была сестра, младшая.

— Да? И где она?

— Умерла, — выдохнул он. — Несчастный случай.

— Мне жаль, — протянула Эл, почему–то вспомнив Элиота. Так, опять начинается истерика, главное держать себя в руках.

— Да, она была милой. Её звали Анна.

— Красивое имя.

— Согласен, — кивнул мужчина, и они остановились около огромного зеркала, которое настолько сильно их изуродовало, что на лице девушки появилась улыбка.

— Давно не ходила сюда, — призналась Элисон.

— Я, как ни странно, тоже.

— Ты вообще откуда?

— Это далеко, вряд ли ты слышала.

— Расскажи, — требовательней попросила девушка. — К счастью, я много читаю, и вполне могу знать твой город.

— Да? — Демитрий осмотрелся по сторонам, и продолжил. — У меня очень мрачно. Вечные крики, убийства, и насилие…

— Хмм…, Бредфорд? — неуверенно протянула Эл, растерявшись, услышав ответ на свой вопрос. — Там сейчас волнения, вроде…

— Нет, конечно. У меня приходится жить за счет информации, и то, иногда её не хватает, и тогда…, тогда приходится туго. Но всё же есть выход из любой ситуации. — Демитрий лукаво улыбнулся и пристально посмотрел на Элли. — Ходит молва, что за головы одних знаменитостей ты станешь недосягаемым, бессмертным…

Элисон испуганно вскинула брови, и настороженно сделала пару шагов назад, на что мужчина сделал два шага вперед.

— Не подходи, — два слышно прошипела она, но потом вдруг поняла, что сама виновата. Конечно, пойти одной с каким–то мужчиной в зеркальную комнату…, господи. До чего же глупо! Неужели, она бы так поступила, будь в своем уме?

— Я лишь выполняю приказ, — решительно отчеканил Демитрий, и внезапно его глаза стали полностью черными, слившись со зрачком. — И, как бы мне приятно с тобой не было общаться, пора заканчивать…

— Ты, наверно, забыл, с кем связался!

— Нет, Элисон, я всё прекрасно знаю…

— Тогда сам напросился…

Девушка решительно выпустила силовой поле, и зеркала вокруг взорвались на тысячи кусочков. Зажмурив глаза, Эл шмыгнула за угол, и крепко прижалась к стене. Когда звук утих, она испуганно прокралась на середину зала, и поняла, что здесь никого нет, лишь осколки, оставшиеся от когда–то красивых зеркал.

Сорвавшись с места, девушка понеслась к выходу, стараясь дышать ровно. Демоны — в её практике это что–то новенькое. Итак, как с ними бороться? Из сериалов и фильмов, только одно лезет в голову: никак. Тогда, что же делать?!

Неожиданно Элисон с кем–то столкнулась, и неуклюже свалилась на пол. В состоянии паники, она собралась выпускать силовое поле, как вдруг увидела перед собой Джули.

— Элли, ты чего? — недоуменно поинтересовалась подруга, но не успела даже подойти, когда девушка поднялась на ноги.

— Нам нужно бежать.

— Зачем?!

— Демитрий демон!

— Что?!

— Скорей!

Схватив Джулз за руку, Элисон просто поволокла её к выходу, но едва впереди показался просвет, кто–то схватил Саммерс за ногу, и резко рванул на себя. С грохотом она свалилась на грязный пол, и её тело потащили в глубь зала.

— Элисон! — истерично заорала она, вцепившись ногтями в линолеум, и Уилсон бросилась за подругой. — Помоги!

— Держись!

Человеческой скорости было мало. Уже через пару секунд лицо Джули скрылось в темноте, и Элли бежала наугад, замечая лишь своё отражение со всех сторон. Паника накрыла девушку с головой. Схватившись руками за волосы, она резко остановилась, и судорожно выдохнула.

— Джули! — закричала она, но ответа не последовало. — Джулз!

— Если ты пойдешь со мной, твоя подруга останется целой и невредимой, — прошептал внезапно голос за спиной девушки, и Элисон непроизвольно вздрогнула. — Или…

— Сначала я хочу её увидеть! — решительно потребовала Элли, и протерла руками красное лицо.

Неожиданно впереди загорелся свет, и струей метнулся по коридору. Через несколько метров он осветил тело, лежащее без чувств, и в его очертаниях можно было узнать Джулию. Испуганно вскинув подбородок Эл, повернулась лицом к Демитрию, и робко кивнула.

— Кто тебя послал?

— Меня не нужно посылать, я свободная птица, — довольно подметил демон. — А ты мой билет к власти над всем подземным царством…

— Я не понимаю…, ведь Лоренс мертв, — неуверенно прошелестел Элисон. — Зачем бороться, если место свободно?

— В том то и дело, — прохрипел Демитрий, и внезапно оказался совсем близко к Элли. — Ты ничего не понимаешь…

— Оставь её! — неожиданно прозвучал твердый голос и в проходе появился Адам.

Эл едва сдержала дрожь в коленях, и просто искренне расплакалась, понимая, что её брат стал же её ангелом–хранителем.

— Так–так–так, — выдавил демон, и откинул девушку к стене. Она сильно ударилась головой, и скатился на пол, как маленький ребенок по горке. — Адам Уилсон. Хмм…, вас уже двое…

— Убирайся, иначе я верну тебя туда, откуда ты пришел.

— Неужели? — ехидно воскликнул Демитрий. — Давай, я жду…

— Ты сам попросил, — парень глубоко вдохнул, и прикрыл глаза. — Как прах развеять по ветру, как кровь восстановить по жилам, вернись туда, откуда пришел…

Закончив фразу торжественно, Адам специально вскинул подбородок вверх, и гордо выпрямился. Правда, когда он открыл глаза, то заметил, что демон даже не шелохнулся. Ошеломленно отступив назад, и он судорожно вспомнил запись в дневнике предка, и вновь убедился, что слова правильные.

— Всё? — с сарказмом спросил Демитрий, и усмехнулся. — Я знал, что именно так и будет…

Уже через секунду, он заломил руки Адама так, что тот не успел скинуть перчатки. Вцепившись пальцами в его горло, он приподнял парня над землей, и довольно улыбнулся.

— Я долго ждал дня, когда, наконец, смогу вернуться домой…

— Домой? — тяжело дыша, прохрипел Уилсон. — В смысле?

— Мне надоело находиться в чьем–то подчинении! Завладев вашими силами, я сумею расправиться с теми, кто уже больше века, не позволяет мне освободиться от клятвенных оков…

— Адам? — неожиданно прохрипел слабый женский голос, и вдалеке показалась Джули. Она испуганно раскрыла глаза, и ужас поглотил её рассудок. Человек с черными глазами держал за шею её парня. При этом вокруг валялись осколки, а позади, лежала Элисон, из головы, которой лилась кровь. Истерично прикрыв рукой рот, девушка едва сдержала слезы, застывшие на глазах.

— Джулз, — прохрипел парень, заметив, как Демитрий повернулся к ней. — Джулз, беги…

Но девушка, в состоянии шока, просто сидела на полу, и боялась пошевелиться. Когда лицо Адам стало неестественно красным, она почувствовала, как сама внутри задыхается, не в состоянии схватить губами кислород, и тогда первое, что пришло ей в голову, было слово Джеса: латынь. Почему именно это слово? Как это связано с тем, что происходит?! Не зная, что делает, Джули просто вскочила на ноги, и понеслась на Демитрия. Демон ошеломленно уставился перед собой, и непроизвольно выпустил горло Адама из руки. Тот как куль с мукой упал на пол, и судорожно закашлял, не в силах глотать воздух.

Натолкнувшись на демона, Джулз пролетела сквозь него, и врезалась в стену, причем довольно–таки сильно.

— Джули! — протянул, срывающимся голосом Адам, как вдруг услышал.

— Латынь!

— Что?!

— Скажи заклинание на латинском!

Демитрий появился позади Джули, как раз в тот момент, когда Уилсон понял, что должен делать, и едва тело девушки приподнялось над землей, он воскликнул:

— Misit ut favilla ventum quasi sanguinem per venas restituas redeo unde orta es …

Не вымолвив и звука, демон свалился на пол, и начал постепенно превращаться в черную жидкость. Словно впитываясь в пол, как в губку, она исчезала из виду, забирая с собой все останки от Демитрия, и когда между Адамом и Джули ничего не оставалось, они кинулись друг к другу. Парень почувствовал, как дрожит девушка, и сильней прижал к себе. Слезы неустанно лились по её лицу, руки просто не могли остановиться, а тряслись в разные стороны.

— Откуда ты узнала? — ошеломленно спросил он, и взял лицо девушки в ладони. — Как узнала про латынь?

— Д–д–дженсен…, сказ–з–зал…

— Что?! — яростно закричал парень, и сам не заметил, как покрылся красным цветом. — Он был здесь?

— Я…, я видела его на… на ярмарке, и он…, он искал…

— Элисон, — выдохнул Уилсон, и, освободившись от оков Саммерс, кинулся к сестре. — Элли, ты слышишь меня?

Девушка не откликнулась. Её бледное лицо казалось не живым, а кровавое пятно, просто наводило ужас, будто она умерла. Приподняв голову девушки, парень подложил под неё свою куртку, и неуверенно придавил её к ране.

— Она дышит? — испуганно спросила Джули, и резко вытерла с лица замерзшие слезы.

Приложив ухо к лицу девушки, Адам облегченно выдохнул, и едва заметно кивнул.

— Надо отвезти её к врачу.

— Ты, прав…

— Не бойся, Джулз, — запинаясь, прошелестел парень, и попытался улыбнуться, поднимая Элисон на руки. — Всё закончилось…

— Всё только начинается, — едва слышно прошипела из–за угла Викки, и, проследив, за тем, как Адам и Джули вышли из зала, испарилась, превратившись в легкую дымку.

Глава 14

Вместе навсегда

***

Сегодня был, наверно, самый холодный день в Саут — Берлингтоне. Наступало Рождество. Его жители без устали ходили по маленьким магазинчикам, в поисках подарков своим близким. Для кого–то это была обычная неделя, полная хлопот и ежедневных обязанностей. Для кого–то — самое веселое и интересное времяпровождение.

Элисон довольствовалась тем, что зимние каникулы начнутся через пару дней, что значило полное расслабление, и долгожданное забвение: сидеть около камина, читать захватывающие книги, смотреть старое кино, и заедать своё удовольствие походами в кинотеатр и на каток. В общем, так традиционно проходило Рождество — или Рождествмука, как его называла Элли — дома у Уилсонов. Елка стояла в холе, словно приветствуя гостей, а новогодние венки были развешены по стенам, и казались слишком приторными.

Именно в эти дни характеры Адама и Элисон, наконец, показали себя во всей красе. А именно, теперь было ясно, что около десяти лет они жили раздельно, и привыкли проводить праздники совершенно по–разному.

Например, в то время как Элисон судорожно ходила по магазинам и искала подарки, Адам скрывался в своей комнате, или пропадал вечерами, встречаясь с Джули. Прошла неделя с тех пор, как Демитрий неожиданно появился в Саут — Берлингтоне, и так же неожиданно его «покинул». Все эти дни проходили спокойно, будто нечисть так же решила отпраздновать Рождество в кругу семьи, что маловероятно. Следовательно, у них были совершенно иные планы, планы, которые в любом случае не могли понравиться близнецам. Но ребята специально решили не говорить о проблемах, и полностью отдаться течению обстоятельств и праздничным событиям.

Вот и сегодня после аморфного разговора про то, что Адам изгнал Демитрия, проговорив заклинание на латинском, то есть на языке, которого он никогда не знал, близнецы разошлись по разным комнатам.

Послезавтра в дом Уилсонов должна была приехать вся семья, то есть родная сестра Сары — Дона, её муж Бен, бабушка — Эрмертруда, и к несчастью для всех дядя Олмен — крестный Элисон. Все часто подшучивали, считая, что если из фамилии «Олмен» убрать букву «л», то получится его настоящее имя.

Решив, что его помощь как всегда не нужна, Адам быстро выбежал из дома, и направился к Джули. Так как её родители ещё не знали, что их дочь встречается, а Джулз не решалась рассказать, их встречи были тайными. На самом деле, после того, как Шона Вестника, бывшего парня Саммерс, нашли мертвым, Лола и Филл запретили девушке видеться с какими–либо парнями. Издержки возраста.

Следовательно, свидания Адама и Джулии проходили под строжайшим секретом. Для этого они нашли небольшой домик, собственность Дженни Майер, двоюродной сестры Саммерс. Она уехала жить в Канаду, особнячок оставила прогибать без хозяина. Старания продать дом оказались безуспешными: близость к озеру Шаплейн пугала жителей больше, чем ветхая крыша, или протекающие трубы. В итоге, этот райский уголок был полностью в распоряжении влюбленных.

Запах древесины, звук потрескивающих в камине бревен, и старая мебель, эпохи барокко: это место было чудесным. Приходя сюда, Адам часто приносил свой ноутбук, Джули искала интересное кино, и они могли целый день проваляться на диване, смотря на слезы Бони и упорство Клайда.

Вот и сегодня, в сумке у парня притаился ноутбук, в пакете — клубника и огромная плитка шоколада. За то время, которое Уилсон встречался с Джулз, он узнал её маленькую слабость: страсть к фруктам, так что, уверенно шагая по замерзшей дороге, он уже предвкушал, как затопит камин, разложит еду, включит фильм, а потом вместо просмотра будет часами любоваться тем, какая красивая и замечательная у него девушка. Эх…, кажется, у Адама так же появилась маленькая слабость. И, к сожалению, это была далеко не клубника…

Осмотревшись по сторонам, парень, наконец, вышел к домику, и непроизвольно улыбнулся, в глубине души радуясь, что весь подземный мир забыл о его существовании. Сейчас это было как раз кстати. Черная крыша, словно капюшон прикрывала стены особнячка, и стала оградой от окружающих. Каменная дорожка превратилась в каток, так что, аккуратно переступая по снеговым островкам, Адам неуклюже спотыкался, стараясь быстрей войти внутрь.

Вот порог остался позади. Скинув с себя куртку, он бросил её на кресло, и побрел в гостиную, где обычно проходили все их вечера. На удивление камин уже горел, на красном диване красовался махровый плед, стол занимали пакет сока и коробка пиццы. Удивленно вскинув брови, Адам недоуменно достал ноутбук, и положил его рядом с едой.

— Джулз? Выходи быстрей, — прокричал он, и подошел к камину. — Фильм «Мулен Руж» не может ждать долго!

Подложив бревна, Уилсон осмотрелся по сторонам, и недоуменно свел впереди руки.

— Джулия Саммерс? — повторил он, но ответа не последовало. — Я не настроен, играть в прятки. Тем более, ты пообещала, что больше не будешь затевать игры на пустой желудок!

Усмехнувшись, парень почесал затылок, и нехотя пошел вглубь домика. Огромные картины, бордовые стены и черный линолеум создавали загадочную атмосферу, но что могло напугать Адама Уилсона? Наверно, уже ничего…

— Эй, ну хватит! — протянул он, как вдруг услышал шорох за спиной. Развернувшись, парень хитро улыбнулся, и тихо прокрался на кухню. Здесь никого не оказалось. Странно нахмурившись, он скрестил руки на груди, и медленно развернулся в сторону зала, как вдруг впереди оказался взрослый мужчина, лет тридцати. Толстые брови и красные глаза — это последнее, что успел запомнить Адам перед тем, как его пронзила тьма, и он упал на пол.

— Я же просила не сильно! — недовольно взвыл женский голос, и из темного угла вышла Викки. Она презрительно поджала губы, и опустилась на колени рядом с Уилсоном. — Ты идиот Кевин…

— Прости, но по–другому, у меня не получается, — низко пробубнил незнакомец, и неуклюже поправил кофту, удивительно похожую на кофту Адама. — Может, продолжим?

— Ох, если бы я могла тебя убить, — выругалась Озборн, покосившись на Кевина, и нехотя вырвала волос Уилсона. Встав, девушка бросила их в прозрачный стакан на барной стойке, и довольно улыбнулась. — Пей всё до последней капли!

— Это мерзко…

— Не зли меня, Стивенс, иначе я за себя не ручаюсь, — прошипела Озборн, и грубо вручила кружку мужчине. — Помнишь, что случилось с твоими друзьями, когда они меня ослушались?

Не ответив, незнакомец осушил стакан, и на глазах начал преображаться. Сначала, щеки впали в лицо, затем волосы стремительно перекрасились в черный цвет и завились в легкие кучеряшки, красные глаза стали темно–синими, и фигура немного уменьшилась, опустившись на пару сантиметров вниз. Кевин ошеломленно осмотрел свои руки, и лукаво растянул лицо в улыбке.

— Быстро, — выдавил он, и посмотрел на Викки, глаза которой, засветились неизведанным миру ранее цветом. Это было похоже на радость, печаль, власть и желание одновременно…

— Ты просто само очарование, — выдохнула она, и выбросила кружку из его рук в рукомойник. — Я поражаюсь своему уму и хитрости.

Девушка резко придвинула к себе мужчину и впилась в него поцелуем, полным грубости и страсти, будто она томилась по его губам, как алкоголик по бутылке рома. У Кевина практически не оставалось власти над самим собой, но, тем не менее, чуть отстранившись, он пристально посмотрел на Викки, и выдохнул:

— Скажи, почему мы просто его не убьем?

— Что? — задыхаясь, удивилась Озборн.

— Я могу остаться Адамом, ты возьмешь ДНК Элисон, и тогда мы займем их место, — мужчина непроизвольно покачал головой и положил руки на худые плечи Викки. — Уилсон лежит около твоих ног и не двигается. Это же шанс! Давай, заберем его силу и дело с концом!

— Ох, Кевин, Кевин, — прошелестела девушка, и закатила глаза к небу. — Зачем? Я не вижу в этом смысла! Это же…, это же игра! Я не хочу заканчивать её так быстро…

— Но тогда ты станешь самой сильной среди таких, как мы.

— Я и так самая сильная! Иначе, подчинялась бы мне большая часть подземного мира?!

— Я не понимаю…, ты ведь чего–то не договариваешь…

— Моя жизненная история весьма интересная, — прошептала Озборн, и наиграно улыбнулась. — Её черная полоса была нарисована рукой этого парня, — она кивнула в сторону Адама. — Теперь, я хочу отомстить, отплатить ему той же монетой.

— Но что произошло?! Что же он такого сделал, чтобы так тебя разозлить? Ты его ненавидишь…

— Кевин, я…

— Ты ведь его ненавидишь? — недоуменно перебил девушку мужчина, и его брови вопросительно приподнялись вверх.

Озборн пожала губы, и недовольно выдохнула:

— Ты слишком много говоришь…

И вновь приникла к губам парня, крепким, полным горести, поцелуем.

***

Джули корила себя за то, что не смогла вырваться раньше. Родители то и дело, просили что–то сделать: сначала упаковать подарки, потом развесить игрушки, затем сходить в магазин…

В конец, отчаявшись, девушка даже не заметила, когда оказалась свободна. Просто вырвавшись на улицу, она, не скрывая радости, понеслась к домику у озера. Наверно, Адам уже ждал её там. Когда впереди показалась черная крыша, девушка просто неслась, не видя землю под ногами. В припрыжку, очутившись около порога, она не сразу попала ключом в замок, но, когда это произошло, поблагодарила всех, кого помнила в тот момент по имени. Сбросив с плеча, сумку, она прикрыла глаза, почувствовав запах пиццы, и блаженно выдохнула, понимая, что Адам уже здесь.

— Я пришла, — протянула она, и неуклюже стащила с ног сапоги. Они ужасно давили спереди, поэтому, приготовившись к этому заранее, Джулия специально раздобыла у сестры в комоде огромные махровые тапки, похожие на лапы. Затащив в них ноги, она поплелась в зал. — Ты не представляешь, как меня сегодня достали родители! Они…

Закончить девушка не успела. Едва перед ней открылся вид на диван, сердце с грохотом свалилось вниз, и разбилось на тысячи осколков. Джулз ощутила как боль, да, именно боль, пронзила её тело. Словно лезвие, она ножом просочилась вовнутрь, и причинила такие муки, что девушка едва устояла на ногах. Увидев, как Адам целуется с какой–то блондинкой, Саммерс схватилась рукой за рот, едва удержавшись от крика, которые просто умолял вырваться наружу. К глазам подкатили слезы, и она в состоянии глубочайшего шока, отпрянула назад.

— Адам…, что…, — она крепко зажмурила глаза, и гордо вскинула подбородок. — Что происходит?!

Парень медленно отстранился от блондинки, и лениво поднял на Джули свои глаза. Сейчас они казались не таким глубокими, и искренними, как раньше.

— Познакомься, — спокойно отрезал он, и указал на свою спутницу. — Это Викки.

Блондинка встала с дивана, и, улыбаясь, подошла к Саммерс. Она доброжелательно кивнула, и сама потянула руку Джулз на себя. Крепко пожав её, Викки повела плечами, и выдохнула:

— Прости, мы должны были тебе признаться…

— Признаться в чем? — всё ещё недоумевая, прохрипела девушка.

— Ну, не притворяйся, наивной дурой. Ты поняла, о чем я.

Джулия просто не могла этого выдержать. Взгляд Адама такой холодный и отрешенный прожигал её изнутри, не оставляя живого места. Девушка, сильно прикусила губу, и капелька крови показалась на поверхности. Всплеснув руки в стороны, она, вдруг вспомнила, как её зовут: Джулия Саммерс. Это не серая мышка, которую бросают парни, это не изгой, которого ненавидят. Она центр внимания, и не позволит какой–то крашенной блондинке унижать её достоинство.

— Что ж, отлично, — отрезала она, и резко подошла к Викки. — Что б ты сдохла, шлюха, — доброжелательно пропела Саммерс, и наиграно улыбнулась. — А ты, — девушка посмотрела на Адама. — Не хочу тебя больше видеть.

— Думаю, он тоже этого больше не захочет! — вслед Джулии прокричала Озборн, но, видимо, она этого не услышала. Послышался громкий стук двери, и Викки взорвалась хохотом. Плюхнувшись на диван рядом с Адамом, она схватила клубнику со стола, и откусила от неё небольшой кусочек.

— Крепкая штучка…

— Ты видела её выражение лица? — по–дурацки хихикая, спросил Кевин, и приобнял Викки за плечи. — Кстати, когда ты скажешь Адаму, что это твоих рук дело?

— Я понимаю, что рано или поздно, он узнает, кто я, — выдохнула девушка, и аккуратно облокотилась спиной о руку парня. — Но не хочу портить сюрприз, — ехидная улыбка появилась на её устах и карие глаза Озборн сверкнули коварностью. — Пусть сам обо всем догадается…

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Джулз бежала так быстро, что не чувствовала землю под ногами. Слезы горячим потоком лились по щекам, оставляя незаметные ожоги, а сердце стучало так быстро, что его звук был похож на единый крик души. Схватившись руками за край пальто, девушка разрывалась плачем, не зная куда идти, где искать утешения. Судорожно выхватив из кармана телефон, она начала нервно искать человека, которому смогла бы позвонить, но вдруг обнаружила, что у неё никого нет. Подруги общались с ней только из–за популярности, просто знакомые — чисто по делу, родители были заняты приготовлениями к Рождеству, даже не замечая её присутствия, и тут на дисплее высветился ещё один телефон.

Быстро заморгав напухшими глазами, Саммерс нажала кнопку: вызов, и послышались длинные гудки. Сейчас они казались ей вечностью, секунда превращалась в минуту, минута в час…

Наконец, на конце трубки послышался голос:

— Джулз? — недоуменно протянула Элисон, совершенно не ожидая звонка от этого человека. — Что–то случилось?

— Я…, я…, — задыхаясь, начала девушка, но вдруг опять сорвалась, и расплакалась, не сумев сдержать эмоции.

— Господи, ты чего?!

— Эл–л–лисон…, он…, он с д–д–другой, и я…, я…

— Так, успокойся, — скомандовала Элли, и тяжело выдохнула. — Объясни по порядку.

— Адам, был с д-девушкой! — вскричала Саммерс, и вытерла дрожащей рукой лицо. — Он был в д–д–домике…

— Что?!

— Я не знаю, как такое могло произойти! Эл, что мне делать?!

— Ты уверена? — робко переспросила Элисон, не представляя брата с кем–то другим. — Может…

— Нет! — взорвалась Джулз. — Это был именно он! ОН!

— Так, ладно, — послышался, слабый голос девушки. — Приходи ко мне.

— Но я…

— Я тебя жду, — отрезала она, и бросила трубку.

Джулия тут же понеслась к дому Уилсонов, но, когда оказалась рядом, остановилась. Ей просто не верилось, что Элисон Уилсон стала её подругой, а ведь именно ею она и была. Поддержать, выслушать, помочь — это ведь обязанности лучшего друга.

Неожиданно входная дверь открылась и на пороге показалась Элли. Она ошеломленно посмотрела на Джулию, робко стоящую в метре от ступенек, и удивленно выдохнула. Это красное лицо, трясущиеся руки, слезы, стекающие по замерзшим щекам. Не выдержав, Эл кинулась вперёд, и крепко прижала девушку к себе. Она никак не могла объяснить себе причину этого поступка, но он определенно был правильным.

— О, Элисон, — разразилась плачем Джулз, и сжала свитер девушки в руках. — Как же такое возможно?!

— Тшш.

— Я не могу поверить! А–а–адам…, он же не мог!

— Давай пройдем в дом, — тихо предложила Элисон, и провел девушку вовнутрь. Пока Саммерс снимала пальто, она поставила чайник, и помогла той, пройти на кухню.

— Итак, — выдохнула Элли, и села напротив Джули. — Что случилось?

— Я пошла к нам в домик у озера…

— Это то тайное место, на которое мне намекал Адам?

— Наверно, — девушка протерла лицо рукавом свитера, и продолжила. — Когда я пришла, то увидела его с какой–то блондинкой! Они целовались на диване, и…, и…, черт Элисон, я ещё никогда не плакала из–за парней! — последние слова, девушка буквально прошипела, ненавистно к самой себе.

— Просто не верится, — прохрипела Эл. — Адам же безумно любит тебя…

— Любит? — удивилась Саммерс, и Элисон поняла, что сболтнула лишнего. Это ей должен был сказать сам Адам.

— Нуу…, я так думаю…

— Господи, как же он мог?! — продолжила Джулз, всплеснув руками. — Он был всегда таким милым, преданным, честным. Я не узнала во взгляде того человека своего парня, понимаешь?

— Но кто та девушка?

— Я не помню. Кажется, Викки…

— Викки?! — ошарашено воскликнула Элисон, и её глаза округлились в размере. — Не может быть…

— Что? — недоуменно отрезала Джулия.

— Оооо…

— Эл, я же с тобой говорю!

— Викки Озборн, — с отчаянием отчеканила девушка, и устало поникла на стуле. — Лучшая, бывшая подруга Адама. Они знают друг друга с детства, жили по соседству в Портленде. Та ещё девица…

— Ты с ней знакома?

— Пришлось, — выдавила Элисон, и подошла к чайнику. — В тот день она скинула меня в бассейн, поставила подножку, и…, и, кажется, сказала папе, что я разбила окно в комнате…

Саммерс едва заметно усмехнулась, и облокотилась руками о стол.

— Мне было тогда восемь, и наши встречи с Адамом ещё возобновлялись. Кажется, Викки сходила из–за него с ума, ведь мне к нему нельзя было подходить даже на шаг. Приходилось прятаться в комнате.

— Восемь лет?! — удивилась Джулз. — А не рановато ли для любовных привязанностей?

— Ты меня не спрашивай, я своего брата не любила той любовью, какая была на уме у Озборн. — Эл быстро залила чай, и поставила перед подругой чашку. — Трудно сказать, что чувствовал Адам. Я не обращала на это внимания, ведь не думала, что когда–то эта дьяволица приедет в Саут — Берлингтон.

— Но что мне делать? Они были лучшими друзьями, я третий лишний…

— Не смеши! — горячо воскликнула Элисон, и протерла рукой вспотевшее лицо. — Мой брат неравнодушен к тебе, я это точно знаю. К тому ж, как бы то ни было, он поссорился с Викки.

— Почему?

— Он не посвятил меня в эту историю. Сказал лишь, что больше не намерен с ней разговаривать.

— Что, так просто расстались? — недоуменно прошептала Саммерс.

— Раз уж ты встречаешься с Адамом, ты должна знать, что он очень любит исчезать в мгновение ока. Это так, на будущее…

Девушка грустно опустила взгляд в пол, и сделала пару глотков. Засохшие на ресницах слезы, неприятно склеили их между собой, и Джули неуклюже протерла глаза рукой.

— Я не знаю, что мне делать, — призналась она, и тяжело выдохнула. — У меня, к сожалению, нет опыта в таких ситуациях.

— Послушай, — уверенно начала Эл. — Я думаю, здесь что–то не так. Как–то раз в меня вселилась богиня хаоса, и заставила убить Адама, накинуться со страстными поцелуями на Дженсена, и уничтожить мир…, — Джули ошеломленно вскинула брови, и озадачено нахмурилась. — Так что я считаю, нужно проверить Адам это, или нет.

— О, точно, — усмехнувшись, протянула Саммерс, и устало протерла рукой мокрое лицо. — А я и забыла, что у вас всё не так, как у нормальных людей! Знаешь, меня сейчас это даже радует…

— Меня тоже.

— Так, с чего мы начнем?

— Мы? — удивилась Элисон. — Я пойду к вашему домику, а ты — домой. Отдохни. Я сама разберусь.

— Но, Эл, я должна помочь! — воспротивилась Джулз. — А что если с Адамом что–то не так?

— Перестань. Я, конечно, понимаю, твоё желание, но в этом нет смысла. Тут ты бессильна.

Девушка встала из–за стола, и поставила чашку в рукомойник.

— Можешь, подождать меня здесь, — предложила Элли, и пристально посмотрела на Саммерс. — Не обижайся, но я не возьму тебя с собой.

— Но, Элисон!

— Нет! И не проси, — твердо отчеканила девушка. — Я не буду потом отчитываться перед братом за то, что взяла тебя на охоту.

— Охоту?!

— Страшно звучит, не правда ли? Я в первый раз тоже испугалась…

— Но, что мне делать? — неуверенно поинтересовалась Джулия, следуя за Элисон наверх по лестнице. — Я не могу просто так сидеть, не обращая внимания на то, что кто–то решил убить моего парня!

— Лучшее, что ты сейчас сможешь сделать, это не подвергать себя опасности. Так что, хочешь…, хочешь, подпиши приглашения всем маминым родственника! — Эл улыбнулась, и накинула на плечи теплую ветровку. — Я пообещала, что сама сделаю, но, как видишь, не могу.

— Элли…

— Всё, это не обсуждается, — вновь повторила девушка. — Ты остаешься.

— Господи, как же вы похожи! — горячо воскликнула Джулия, и невольно всплеснула руками.

Элисон удивленно остановилась, и недоуменно покосилась на Саммерс.

— В смысле? — нерешительно спросила она, и неуклюже почесала нос.

— Ты и Адам — вы просто одинаковы! — восторженно повторила Джулз, и плюхнулась в кресло. — Я уже заметила, что Уилсона тяжело в чем–то переубедить, тебя видимо тоже…

Девушка неуверенно улыбнулась, осознавая, что до этого момента она думала совершенно иначе. Праздники проявили их иные стороны, и стало ясно, что ни она, ни братец не идеальны, но слова Джулии вновь всё перевернули вверх дном.

— Так, ладно, я пошла…

Элли выбежала из дома, и направилась к домику. Только через пару минут, она поняла, что не спросила у Саммерс, где именно он находится. К счастью, таких особнячков около Шаплейна было немного, но, тем не менее, подморозить ноги, всё равно пришлось…

Шагая по замороженной дороге, девушка пыталась медленно дышать, чувствуя, как холодный воздух неприятно забирается в нос. Дома были все одинаковыми, от озера веяло морозом, в общем, от этой прогулки не было никаких положительных эмоций. Проклиная всю нечисть самыми ужасными словами, Эл оглядывалась по сторонам, в глубине души надеясь, что именно эта нечисть сделала что–то странное с её братом. Ведь Адам не мог предать Джули. Ведь так?!

— Моя милая, неподражаемая сестричка, — внезапно послышался издалека ехидный голос, и Элисон повернула голову в его сторону. Что ж, вот она и нашла брата. Адам стоял около скамейки, затащив руки в карманы. Выражение его лица было каким–то деловым, слишком гордым. Лукаво улыбнувшись, он сделал пару шагов вперёд. — Кого ищешь?

— Что происходит? — серьёзно спросила девушка, и недовольно нахмурилась. — И что здесь забыла Викки?

— Эээ?

— Не прикидывайся идиотом! — горячо воскликнула Эл. — Почему ты не сказал мне, что она вернулась?!

— А разве, Адам обязан отчитываться? — неожиданно вмешался женский голос, и рядом с Уилсоном показалась сама Озборн. Мило улыбнувшись, она кивнула, и театрально раскинула руки в стороны. — Давай обнимемся!

Элли удивленно фыркнула, и решительно подошла к Адаму.

— Пойдем, нам надо поговорить…

— Говори, — отрезал он, и оттолкнула девушку от себя. — От Викки мне нечего скрывать.

Элисон ошеломленно вскинула брови, и непроизвольно кивнула. Что ж, он прошел проверку: это был не её брат.

— Итак, что происходит? — пытаясь говорить уверенно, протянула девушка, и медленно повернулась к Викки. — Почему мне интуиция подсказывает, будто ты здесь замешана, Озборн?

— Откуда же мне знать?! — поразилась блондинка. — Возможно, у тебя паранойя?

— Если бы. Так, ты не хочешь мне ничего сказать?

— Тебе?!

— Знаешь, Адам просто очень дорожил тобой, и, я не знаю, что там у вас произошло, но он явно не увидел дикого блеска в твоих хитрых глазах, когда вы встретились, — Элисон скрестила перед собой руки, и решительно сделала шаг к Викки, оказавшись прямо перед её лицом. — Озборн, что ты задумала?

Удивившись такому напору, девушка удивленно расширила глаза, и медленно осмотрела Эл с ног до головы.

— А ты изменилась, — усмехнулась она. — Где же та недотрога, которую я знала?

— Умерла в тот день, когда поняла, что с такими стервами, как ты разговаривать по–другому нельзя.

— О! Язвишь. А не боишься меня?

— Тебя?! — рассмеялась Элисон, и непроизвольно фыркнула. — Нисколько.

— А зря, — Озборн коварно обошла вокруг Элли и остановилась рядом с Адамом. — Многое изменилось с тех пор, я изменилась.

— Мне не интересны рассказы о твоей жизни, Викки. Я лишь спрашиваю, что ты сделала с моим братом? Как мне известно, ты была посвящена в его тайну.

— Была.

— И?

— А не много ли ты хочешь узнать? — с притворным ужасом, поинтересовалась Озборн. — Я ведь не настолько глупа, чтобы сразу раскрыть все карты?

— Удивительно, ведь раньше, ты именно такой и была, — отрезала Элисон, и закатила глаза к небу. — Итак, у меня нет времени на разговоры с тобой. Что с Адамом?

— Спроси у него.

— Викки, не испытывай моё терпение, — сквозь стиснутые зубы, прошипела Элли. — Я не отличаюсь добротой…

— Утихомирь свой пыл, Уилсон, — решительно протянула девушка. — Иначе, ты очень сильно удивишься.

— Так, давай, удиви меня!

— Я хотела сделать это чуть позже…

— Озборн, ты всегда отличалась необыкновенным тупизмом, но так как я очень хорошая и милая девушка, я повторю, — Эл выдохнула, и еле держа себя под контролем, протянула. — Что происходит с Адамом?

— Тупизмом? — обижено воскликнула девушка, не обратив, внимая на слова Элли, и резко подошла к ней. — Ты видимо меня с кем–то путаешь.

— Вот уж нет. Даже Адам это замечал! — Эл перешла в контрнаступление. — Он часто говорил мне о том, что ты стала немного…, хмм…, как же…, двинутой!

— Адам никогда такого не говорил! — горячо вскричала Озборн. — Мы были один целым, но ты, и тяга к дому его испортили. Вечные мычания в трубку на твой день рождения, письма в Интернете, или просто тайные поездки в Саут — Берлингтон. Я терпела, но больше не смогла! Это было выше моих сил!

— Ты сумасшедшая, — тихо прошелестела Элисон, и сделала шаг назад.

— Он всё время о тебе разговаривал. Пытался объяснить мне, что должен с тобой увидеться, потому что какая–то нить тянет его сюда, и она гораздо сильнее его силы воли. Подсматривать за тобой было скучно: простая жизнь, с ежедневными походами на пляж и дополнительными занятиями по астрономии. Но в один день всё изменилось…

— Мне это не интересно…

— Да?! Неужели! — удивленно воскликнула Озборн. — Я уверена, что тебе хочется узнать продолжение истории, но не я должна тебе его рассказать…

— Тогда кто?

— Знаешь, — выдохнула Викки, и устало протерла лицо тыльной стороной ладони. — Для начала, тебе нужно взбодриться…

— Что?

— Холодная вода тебе поможет.

— Поможет в чем? — вскипела Элли. — Я не намерена разгадывать твои слова между строк, Озборн, и если ты хочешь, чтобы мы разошлись по–хорошему, тогда просто отойди, и дай мне поговорить с братом.

— Ты можешь попытаться меня остановить, но прежде я хочу тебя кое–чему научить — твердо отрезала девушка, и мило улыбнулась. — Итак, урок первый, когда ты встречаешься с человеком гораздо сильнее тебя, лучше отступить, — она вскинула руку, и тело Элисон мгновенно поднялось в воздух. Испуганно расширив глаза, девушка попыталась опуститься на землю, теребя ногами в разные стороны, но её словно кто–то держал за горло, не позволяя двигаться. — Урок второй, всегда узнавай с кем идешь разбираться. Сегодня это твой брат — завтра это твой враг, — она грубо кинула Элли в снег, и девушка, испустив болевой стон, перекатилась на спину. — Ну, и в заключении: не доверяй тому, что видишь. Порой семнадцатилетняя незнакомка способна на многое…, даже на смерть. — Глаза Элисон недоуменно округлились, и она увидела хитрую улыбку на лице Викки. — Как тебе такая версия: когда всеми любимая Элисон Уилсон обнаружила труп брата, она не смогла с этим смириться, и решила покончить с жизнью, прыгнув с моста в озеро Шаплейн. Трагично? Или добавить крови?

— Я предлагаю другую версию, — неожиданно протянул знакомый голос, и вдалеке показалась мужская фигура. Несколько уверенных шагов вперёд, и перед Озборн оказался парень, со светлыми волосами, и не естественно зелеными глазами. Она потеряно вскинула брови и скрестила на груди руки. — Я вот думаю, что нужно добавить героев, в твою историю. Например: после того, как Викки Озборн узнала о том, что Адам Уилсон пропал, она решила покончить с жизнью, утопившись в озере Шаплейн. Ты прости, тут я решил позаимствовать идею у тебя, — усмехнулся Джес. — Элисон, сестра исчезнувшего Адама, пыталась остановить её, но, — он театрально выдохнул. — Не успела…

— Ты кто такой? — отчеканила Озборн, и недовольно нахмурилась.

— Разве это важно? Я думаю, главное то, что я знаю, кто такая ты.

— Парень, лучше не вмешивайся, — пригрозила Викки, и покосилась на Элисон, лицо которой стало просто не узнаваемым. Что же на нем было написано: страх или счастье? Любовь или недоверие? Ненависть или страсть? — Ты рискуешь оказаться по ту сторону жизни.

— Я сыт условиями, которые мне когда–то ставили подобные тебе, так что ты, меня не удивила…

— Дай догадаюсь. Дружок Элли? Или может, её двоюродный брат?

— Озборн, — поднимаясь с колен, прошипела Уилсон и резко начала подходить к девушке. — Кто ты такая, черт тебя подери? Ты же была обычным человеком?!

— Была — ты правильно сказала.

— Но…, но как?

— Я же говорила, это часть истории тебе станет, интересна, — напомнила Викки, и с отчаянием выдохнула. — Итак, скажу сразу, ты, — она посмотрела на Дженсена. — Сейчас умрешь, ты, — она перевела взгляд на Эл. — Подождешь своей очереди, раз появился принц на белом коне, желающий стать первым, а ты, — она посмотрела на Адама мирно стоящего в стороне, и усмехнулась. — Собери вещи, мы переезжаем…

— Самоуверенность — это уже гарантия проигрыша, — с сарказмом протянул Блэк. — Или ты знаешь, как меня можно одолеть?

— Мне для этого не нужна инструкция. За меня убить тебя смогут другие существа, так страстно желающие выпить из тебя всю кровь до последней капли.

Дженсен недоуменно напрягся, и заметил, как на лице Эл промелькнула тень страха. Она так тщательно пыталась её скрыть, что сама же себя и выдала. Едва заметно улыбнувшись, парень раскинул руки в стороны, и наиграно наклонил голову.

— Прошу.

Викки медленно перевела взгляд на Элли, и непроизвольно покачала головой.

— Нельзя любить того, кто не намерен любить тебя, — прошептала она, не отрывая глаз от Уилсон. — Ты отдала ему сердце, но что он отдал тебе взамен?

Девушка испуганно молчала, боясь даже пошевелиться, в то время как усмешка исчезла с лица Блэка. Он опустил взгляд в пол, и тяжело выдохнул, не зная, что сказать.

— Я вижу его насквозь. Вижу то, как он вас с братом предал, то, как страдает из–за содеянного. Но где же любовь?! Возможно, её нет, потому что его душа такая же черная, как и моя, — она задумалась, как вдруг резко подлетела к Дженсену и приложила руку к его груди. — Но мне не нужны единомышленники. Ты, славно постарался, и теперь должен уступить место более опытным игрокам, — Викки нагнулась к уху парня, и едва слышно прошептала. — Тебя проклял не Бог, ты проклял себя сам…, Дженсен Блэк…

Неожиданно лицо парня покрылось синими толстыми венами, и он судорожно раскрыл рот, пытаясь схватить больше кислорода. Оседая вниз, словно из него высасывали все жизненные силы, Джес, беспрерывно смотрел в глаза Озборн и не мог оторваться.

— Что ты делаешь? — испуганно вскрикнула Элисон, и попыталась подойти к Викки, как вдруг мощная электромагнитная волна, оттолкнула её на несколько метров назад. Потеряно поднявшись на ноги, девушка недоуменно осмотрелась вокруг, понимая, что все исчезли. Нервно схватившись руками за голову, она побежала к скамье, но тут же остановилась, услышав звук, треснувшего льда. Ошеломленно повернув голову в сторону озера, она застыла в немом ужасе, увидев большую дыру, в толстом слое замерзшей воды. Вывод, словно электрический ток, пронзил тело девушки, и она не ведая, что делает, понеслась в том направлении.

— Дженсен! — истошно закричала Элли, стягивая с себя пальто, и когда до края моста оставалось пара шагов, она оттолкнулась ногами от деревянных бревен, и, не раздумывая, прыгнула вниз.

Холод тысячами клинками впился в Элисон, и заставил почувствовать, невиданную ей раньше боль. Будто её изнутри резали острой бритвой, делая это специально медленно и очень выборочно, надавливая только там, где больнее всего. Сначала свило ноги, затем отказались грести руки, но какая–то странная сила не позволяла ей остановиться. Мутная вода совершенно не позволяла увидеть что–либо, даже в пределах вытянутой руки. Прошло всего секунд десять, но Элисон была готова поклясться, чтобы плывет уже целую вечность. Глаза пронзила острая боль, живот скрутила судорога. Если бы здесь можно было видеть слезы, они бы непременно были.

Неожиданно впереди появилось темное пятно, и девушка выгнулась всем телом, чтобы быстрей к нему приблизиться. И когда оставалась совсем немного, Элли увидела его лицо: бледное, чуть серое. Глаза были закрыты, губы крепко сжаты. Руки, словно в невесомом состоянии, были подняты к верху, а нога, зацепившись за черные водоросли, не позволяла всплыть телу на поверхность.

Разорвав «оковы», Эл схватила парня за каменную руку, и потащила вверх. Но неожиданно она почувствовала, как что–то держит её за ногу. Испуганно посмотрев вниз, она заметила странное существо, напоминающее русалку. Только чуть меньше, и гораздо страшней. С шипами на шее, и огромными острыми зубами, как у акулы. Раскрыв рот от ужаса, Элисон окончательно потеряла весь кислород, и поняла, что не в силах всплыть. Когти сжимающие её, внезапно врезались в кожу, и резко потащили тело вниз. Вскрикнув от боли, девушка испуганно выпустила силовое поле, и сумела оттолкнуть существо на несколько метров, но сил подняться у неё уже не было. Перед глазами начало темнеть, пальцы, сжимающие руку Дженсена, постепенно разжимались, отпуская самое дорогое, что когда–либо было у неё в жизни. И вдруг, мысль, пронзившая голову, заставила её резко раскрыть глаза, заставила, судорожно грести руками, пусть не быстро, но, тем не менее, достаточно сильно. Пальцы крепче сжали ладонь Джеса, брови сомкнулись, и девушка, вложив всю силу в рывок, просто вырвалась на поверхность. Тонкая дорожка льда, которая уже успела появиться на воздухе, чуть поцарапала кожу, но ничто не причинило ей столько боли, сколько первый глоток воздуха. Легкие будто сжались, и принимать кислород больше не собирались. Элли ужасно испугалась и начала нервно маленькими вздохами глотать воздух, но после каждой порции её словно разрезали ножом в области рёбер. Онемевшими руками Элисон вытащила Джеса на поверхность, и только Бог знает, как ей удалось добраться до берега. Губы парня были такими синими, что девушка ощутила внеземной ужас. Трясущимися пальцами, она прошлась по его лицу, и поняла, что Дженсен не дышит.

— Нет, — едва слышно прохрипела она, и просто вцепилась руками в лицо Блэка. — Посмотри на меня! Дженсен! Посмотри!

Парень не подавал никаких признаков жизни, и тогда Элисон испытала шок. Схватившись ладонью за рот, она застыла в ужасе, и осознала, что плачет. Как текли слезы, она практически не чувствовала, просто вниз по подбородку вдруг начала стекать соленая вода, глаза предательски закололи, сердце сжалось так сильно, и так мучительно больно, что она просто не выдержала и упала на тело Джеса, разразившись истерическим плачем.

— Нет! — закричала девушка, и с силой ударила по телу парня. — Прошу, пожалуйста, не уходи! Только не ты! Джес! Нет! О, Боже…

Дрожащие губы примкнули к губам парня и попытались вдохнуть в них воздух. Ничего не вышло. Тогда Элисон начала делать массаж сердца. Судорожно надавливая на грудь Блэка, она вслух отсчитывала ритм, и, закрывая ему нос, старалась выдохнуть кислород. Эту процедуру Элли делала около пяти минут, и тогда, поняв, что всё бесполезно, истерично расплакалась.

— Господи, Дженсен, прошу, очнись! — несвязно умоляла Элисон, борясь с паникой. — Ты…, ты не можешь уйти, ты просто не можешь! НЕ оставляй меня!

Девушка ненавистно посмотрела на свои холодные руки, и свирепо сомкнула их в кулаки, не зная что делать. Холод обволакивал её со всех сторон, становилось просто невыносимо, и тогда она просто легла рядом с Дженсеном, и прижалась щекой к его груди. Закрывая глаза, она понимала на что идет. Сон уже давал о себе знать, слезы, превратившись в лед, сковали кожу. Едва управляя пальцами, девушка нашла ладонь парня и сжала её в своей крепко–крепко, будто пытаясь передать ей то тепло, которое ещё находилось в её теле.

— Ничего, — запинаясь, прохрипела она, сильней прижимаясь к Дженсену. — Если мы не можем быть вместе здесь, значит, мы будет вместе там…

Это было последнее, что осталось в воспоминании у девушки. Затем черная дыра, затянула её вовнутрь, и последние мысли оборвались, канув в небытие.

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Глава 15

Жизнь или спектакль?

***

Резко вдохнув, парень вскочил на ноги, и растеряно оглянулся. Перед глазами прыгали картинки, земля наворачивала виртуальные круги, деревья то падали, то вновь поднимались, образуя смазанные черные полосы. Покачнувшись, Дженсен схватился руками за виски, и неуклюже свалился на снег, не чувствуя ног. Ощущение, будто кислорода нет, до сих пор не покидало его легкие. Они сжимались сильно, умоляя вдохнуть глубже, но втягивать воздух упорней Джес просто не мог. Перекатившись на спину, он посмотрел на мутное зимнее небо, и понял, что уже где–то видел эту картинку. Кто держал его руку, кто был совсем рядом. Передавал своё тепло, свою энергию…

Недоуменно нахмурившись, парень прикрыл глаза, и с отчаянием выдохнул. Всё безнадежно. Он впервые ощутил свою ничтожность. Никогда ещё Дженсен Блэк не оказывался в таких ситуациях, ни страдал из–за любви, ни страдал из–за совести, ни страдал из–за самого себя.

Что же произошло? Как он выжил? Последнее что ему заполнилось, это коварный взгляд Озборн, её рука на его груди, и…

Решительно сжав кулаки, парень попытался встать, но слабость до сих пор не покидала его конечности. Они налились свинцом, и стали в два раза тяжелей обычного. Веки упорно старались закрыть уставшие глаза, ноги умоляли согнуться, и взять передышку, но Дженсен знал, что не может ждать. Элисон пропала. Она была рядом, когда Викки лишила его чувств, следовательно, здесь что–то не чисто.

Через силу он сделал пару шагов вперёд, и ухватился за дерево. Ноздри широко раскрылись, парень свирепо выдохнул, и вновь попытался идти.

Постепенно его тело начало приходить в норму, но ничто не доставляло столько боли, как понимание истины: он оплошал. Элли в опасности, она исчезла, а он…, он жив. Пусть еле идет, пусть еле дышит, но живой.

Эти мысли придавали ему силы и терпения. Каждый шаг был сделан с помощью внеземных усилий, которые потом болью отдавали в висках. Но он не останавливался, и когда перед его взором открылся вид на дом Уилсонов, гордость за то, что он сумел дойти, светлым лучом пронзила ослабевшее тело.

Дверь оказалась открыта. Недоуменно перешагнув порог, Джес направился на кухню. Тишина пугала. На улице люди праздновали начало Рождественской недели, в комнатах царили суета и бесконечная болтовня о подарках, но здесь — ничего. Каждый вздох был слышан, как под действием микрофона, и поэтому парень старался мягко ступать на старые половицы.

Неожиданный шепот донесся из–за угла, и Дженсен прибавил скорость. Оставалось ещё совсем чуть–чуть, вот уже был виден обеденный стол, через пару секунд показалась чья–то мужественная спина, а затем, Блэк резко остановился, заметив, на стуле Элисон Уилсон собственной персоной.

Она мило улыбалась, и попивала чаю, в то время как её брат, Адам, что–то увлеченно рассказывал, эмоционально размахивая руками в стороны.

Ошеломленно вскинув брови, Джес облокотился спиной о стену, и облегченно выдохнул. Как бы странно это не выглядело, но Элисон — жива. Это главное.

— Кхм–кхм, — неуверенно откашлялся он, и в его сторону одновременно посмотрели два удивительно похожих лица. — Я смотрю, ты в порядке.

— Ты что здесь делаешь? — недовольно отчеканил Адам, и резко встал из–за стола. — Разве твоё тело не должно гнить под ледяной толщей?

— Успокойся, я уже ухожу, — сдался парень, и пожал плечами. — Мне лишь нужно было удостовериться, что с Элли всё хорошо.

— Удостоверился?! — ехидно спросил Уилсон.

Дженсен тяжело выдохнул, и повернулся к выходу.

— Стой! — внезапно воскликнул мелодичный голос, и Элисон подорвалась со стула. Адам бросил в её сторону осудительный взгляд, но не успел остановить электрический заряд, который мгновенно пронесся в воздухе. — Не уходи.

Парень неожиданно для самого себя остановился, и почувствовал, как узел завязывается где–то внизу живота. Стало трудно дышать, и он настороженно посмотрел на девушку, лицо которой было таким же блестящим и добрым, как лучи яркого солнца.

— Нам нужна помощь, — вдруг призналась она, и Блэк удивленно вскинул брови.

— Моя?!

— Его?! — одновременно воскликнули парни в комнате, и Элисон недовольно покосилась на Адама.

— Да, его.

— И чем же он нам поможет? — чеканя каждую букву, поинтересовался Уилсон. — Неужели ты думаешь, что от него будет какой–то прок?

— Конечно, будет.

— Вы о чем? — недоуменно спросил Дженсен. — Я не понимаю.

— Викки. Она наша проблема.

— Это та блондинка? Викки Озборн?

— Так и есть.

— И в чем заключается моя помощь?

— Она не обычный демон, — продолжила Элли. — Сегодня, когда я по счастливой случайности сумела убежать, то почувствовала её силу.

— Ты права, — выдохнул Джес, и вновь облокотился о стену. — У неё удивительные способности, не говоря об энергии, которую опытный фрик может почувствовать за несколько миль. Кстати, ваши ауры чем–то схожи…

— Да?

— Мне так кажется…

— Он нам не нужен! — вновь выпалил Адам. — Ты видно спятила! У нас был план…

— Заткнись! — внезапно рявкнула Элисон, и Блэк ошеломленно нахмурился, удивившись такой перемене в настроении девушки. Сначала её лицо искрилось любовью, сейчас от него исходили холод и ненависть. — Будет, так, как я скажу, ясно?

— Видно дела совсем плохи, раз вы так себя ведете, — сделал вывод Дженсен, и решительно кивнул. — Я сделаю всё, что от меня потребуется, только…

— Только что?

— Когда ты успела меня простить? — робко прошептал он, и посмотрел на Элисон задумчивым взглядом. — Это странно.

— Я и не обижалась.

— Да?

— Конечно. У нас в жизни происходит много вещей, которые могут её перевернуть с ног на голову, но это не должно рушить такую прочную связь, как связь между мной и тобой.

Джес настороженно отодвинулся назад, и странно кивнул. Сегодня Эл была совсем другой, к тому же его голову никак не покидал вопрос: неужели она бросила его тело прогибать на озере? Неужели, та Элисон Уилсон которую он знал, смогла бы отступить?

— Я сделаю, как ты скажешь, Лис…

— Оооо, как мило, — протянула девушка, и повисла на шее у парня. — Красивое прозвище…

Окончательно запутавшись, Дженсен подозрительно нахмурился, но даже не успел развить мысль, так как горячие губы девушки властно прильнули к нему.

— Отлично, — неожиданно протянул высокий голос, и на пороге появилась Джулия. Она удивленно раскрыла глаза, и озадачено сцепила впереди руки. — Я что–то пропустила?

Джес резко отпрянул от Эл, почувствовав, как закружилась голова, и странно нахмурился.

— Я не понимаю, — потеряно прошептал он, и вновь посмотрел на Элисон, пытаясь разложить всё по полкам.

— Я, как ни удивительно, — вставила Саммерс. — Тоже ничего не понимаю. Когда вы пришли, и…, Адам, ты ничего не хочешь мне сказать?

— А должен?

— Смеешься? — вспылила девушка и её глаза стали мутными от ярости. — Проверяешь, на сколько меня хватит?

— Ты чего?!

— И правда, чего это я?! — взорвалась Саммерс. — Наверно, в двадцать первом веке, встречаться сразу с двумя девушка общепринято! Или, ха! Может, это модно, унижать особу, сердце которой долго добивался?! Хотя, что я могу понимать! — Джулз, непроизвольно всплеснула руками в стороны. — Парни… О чем же ты можешь ещё думать, как ни о том, чтобы просто нагло и жестоко поиздеваться надо мной!

— Успокойся, — устало отрезала Элисон. — Сейчас нет времени на выяснение отношений.

— И, тем не менее, целоваться у тебя время нашлось.

— Это мой дом, мои правила, и здесь я главная! — недовольно отчеканила девушка. — Мне всё равно, о чем вы сейчас думаете, чего хотите, но мы все в опасности. Викки может прийти сюда в любой момент!

— Не думаю, что она осмелится заглянуть к вам в гости, когда здесь оба Уилсона, — предположил Дженсен.

— Нет, в том–то и дело. Всё гораздо сложней. Они стали нашими двойниками. Озборн — я, Кевин — Адам.

— Что? — ошеломленно выдохнула Джулз, и потеряно приземлилась на стул. — Так это не ты был с ней в…

Уилсон кивнул, и подошел ближе к Элисон.

— Надо скорей с ними покончить. Викки что–то замыслила…

— Но как вы собираетесь её убить? — серьёзно поинтересовался Блэк. — Она не простой демон. Возможно, Кевин легкая добыча, но Озборн. Я уже давно не чувствовал такой энергии исходящей от нечисти.

— И когда был этот последний раз?

Дженсен тяжело выдохнул, и протер руками вспотевшее лицо.

— Когда за моим отцом пришел сам Люцифер…

— Люцифер? — с ужасом вскричала Джули. — Нам нужно одолеть девушку, аура которой схожа с порождением изначального зла?! — девушка нервно усмехнулась, и прикрыла руками лицо. — Ребята, находиться с вами рядом становится всё интересней и интересней…

Элисон уверенно подошла к брату, и серьёзно кивнула.

— То что мы сможем взять кровь демона сопутствующего ей, это понятно…

— Кровь Кевина? Зачем?!

— Некий обряд. Об этом написано в дневники Джорджа Уилсона. Но, тем не менее, нам нужен план…

— Согласен.

— Нужно их как–то отвлечь…

— Итак, что же больше всего любит наша Люциферка? — усмехнувшись, спросила Джулз. — Неплохо было бы обвести её вокруг пальца.

— И на что же она клюнет? — задумчиво протянул Дженсен и вдруг встретился с холодным взглядом Элисон. Она коварно улыбнулась, и сделала маленький шажочек к нему на встречу.

— На тебя…

— На меня? — поразился парень, и заметил, что удивлен не он один. — Я, конечно, ничего не хочу сказать, но, по–моему, ей ближе Адам. Как я смогу её обмануть, если ровным счетом для неё ничего не значу?

— Ты не понимаешь! У Викки есть план, она не хочет его разрушить. Следовательно, когда ты придешь ей, волей не волей, придется подпустить тебя к себе.

— Зачем? Если ты забыла, до недавнего времени, мы с тобой не разговаривали…

— Но ведь она об этом не знает.

Джес озадачено нахмурился, и невольно пожал плечами.

— Я не боюсь её, Лис, и готов рискнуть всем ради вашей безопасности, но ты уверена, что это хорошая идея? Один промах — и Озборн победит.

— Именно поэтому мы должны быть очень внимательны и осторожны, — девушка аккуратно прошлась пальцами по светлым волосам парня, и тяжело выдохнула. — Главное, не слушай её, не верь ни одному её слову. Викки — это зло. Зло, которое способно на многое: на обман, обольщение, месть, предательство, и не способное только на единственное чувство — на любовь.

***

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Звук потрескивающих бревен заставил Элисон очнуться. Медленно открывая глаза, девушка ощущала налитые свинцом руки, чувствовала, легкое головокружение. Наконец, ей удалось распахнуть тяжелые веки, и Элли потеряно огляделась по сторонам. В нескольких метрах он неё полыхал камин, сама девушка была накрыта шерстяным одеялом, ноги оказались укутаны в дополнительное покрывало. На столе стояла кружка горячего чая, из неё завораживающе исходил пар. Свет не горел, создавалось впечатление, будто она попала к кому–то в маленькую уютную комнатушку, с темными багровыми стенами, и черным полом.

Аккуратно привстав, Элисон протерла уставшие глаза, и спустила ноги с дивана. Недоуменно нахмурившись, девушка глотнула чаю, и тяжело выдохнула. Странно осознавать, что ты ещё жив, когда совсем недавно со всем попрощался.

— Если бы ты не была сейчас так слаба, я бы сам тебя убил! — сердито воскликнул знакомый голос, и за спиной Элли оказался Адам. — Ты рехнулась?! Я чуть не умер от страха! — он кинулся к сестре, но она подозрительно прищурилась, и резко отпрянула назад, вскинув подбородок.

— Какой твой любимый фильм? — выстрелила девушка.

— Что?

— Отвечай!

— Ну…, «Паранойя»

— Когда в последний раз, мы ходили вместе в кино?

— По–моему, в тот раз, нам так и не удалось никуда сходить, — прошелестел Уилсон, и недоуменно нахмурился. — Что за опрос?!

— И последнее, — протянула Элисон, сделав шаг к брату. — Что было на мне одето, когда ты пришел ко мне в комнату, после того, как на Касс напала Хельга?

— Ты смеешься? Я уже не помню…

— Значит, тебе придется напрячь мозги…

— Эээ…, — Адам задумчиво покосился на потолок, и нехотя ответил. — Кажется, пижама. Туника с мишками?

— Вух, это ты, — прохрипела девушка, и подбежала к брату. Её руки обхватили мужественные плечи Уилсона, и она крепко прижалась к его теплой груди.

— Я что–то упустил?

— Многое.

— Что произошло? — ошеломленно спросил парень, и посмотрел сестре в глаза. — Как ты оказалась на берегу?

— Я…, — внезапно Элисон замерла и испуганно подняла взгляд на брата. — Где Дженсен? Где он?

— Элли, ты только…

— Как он? — не останавливалась девушка. — Он жив?!

— Трудно сказать.

— Что?!

— Ты только не злись, я…, я…

Элли почувствовала, как что–то внутри оборвалось. На глазах проступила пелена, сердце судорожно остановилось, и, пошатнувшись назад, она непроизвольно начала качать головой в стороны.

— Ты не мог…, — выдавила она, прикрыв руками лицо. — Ты ведь не мог, Адам?

— Я его не тронул, но…

— Но?!

— И не стал спасать, — жестко отрезал парень, и недовольно вскинул брови. — Ты думаешь, я буду помогать этому предателю?! Думаешь, после всего что произошло, он заслуживает моего доверия?!

— Господи, он же не дышал! Ты…, из–за тебя он…, он…

Девушка потеряно огляделась по сторонам, и неожиданно упала на диван.

— Элли…

— Не подходи!

— У меня не было выбора, к тому же…

— Не хочу тебя видеть! — закричала Элисон, испытывая внеземной ужас. — Не хочу тебя видеть!

— Он…

— Замолчи!

— Эл, послушай!

— Ты мне больше не…

— Он был жив! — просто заорал Уилсон, прервав заключительную фразу сестры. Она растеряно подняла свои красные глаза на брата, и ошеломленно выдохнула.

— Что?

— Когда я пришел за тобой, Джес дышал.

— Но этого не может быть. Я сама проверяла его пульс, делала массаж сердца…

— В нашем мире нет ничего невозможного. — Адам сел рядом с сестрой, и устало поник, подперев голову руками. — Я просто не смог пересилить себя, и помочь Блэку. Пойми, он враг. Может быть, если бы Дженсен и, правда, был на краю гибели, я бы что–то сделал, но…, поверь, он сильный парень, и сам сумеет выкрутиться.

— Я думала, — Элли испуганно облокотилась на брата, и с ужасом замерла. — Я думала, он умер…

Адам недовольно выдохнул, и осудительно покосился на девушку.

— Что ты в нем нашла? Почему так за него держишься? Дженсен хотел убить тебя.

— Но ведь не убил.

— Элисон, пойми, он…

— Когда я была под водой, — неожиданно тихо начала Эл, перебив парня. — Мне показалось, что, наконец, пришел мой час. Я почему–то решила, что должна умереть именно сейчас, именно в эту минуту, но потом, вдруг в моей голове возникла одна мысль, — девушка задумчиво посмотрела перед собой. — Я поняла не только то, что этот человек мне дорог и ненавистен одновременно, я поняла, что просто не смогу без него жить.

— Элли, — прохрипел Адам, и тяжело выдохнул.

— Можешь, меня осуждать, можешь презирать и ненавидеть, но я не могу приказать своему сердцу не тянуться к Дженсену. Просто не могу…

Уилсон уже втянул воздух, чтобы сказать сестре всё, что он думает по этому поводу, но потом внезапно остановился. А что он может?! Эти чувства подвергали жизнь Элисон риску, но искоренение этих чувств обрекало её на гибель. Выдохнув от безысходности, Адам приобнял Эл за плечи.

— Может, ты объяснишь мне, почему вы были вместе?

— Я объясню, но после того, как ты признаешься в том, что Викки в городе…

— Откуда ты знаешь? — как–то грустно поинтересовался парень, и сел на соседнее кресло. — Ты её видела?

— Видела?! — нервно усмехнулась девушка. — Так именно, она меня чуть не убила! Джес меня спас, а потом…, потом она наложила на него заклятие, отправила в озеро и…

— И ты кинулась за ним… Просто ангел воплоти…

— Адам, прошу тебя, хватит.

— Не хватит! — горячо воскликнул Уилсон. — Откуда ты знаешь, что это не его рук дело?!

— Он сам себя захотел убить? Не смеши! Всё это твоя бывшая подружка! Викки больше не человек, у неё есть дар…

— Дар?! — ошарашено воскликнул Адам, и удивленно вскинул брови. — Не может, быть…

— И кстати, она сказала, чтобы я у тебя спросила про её способности.

— Очень умно с её стороны.

— Что это значит? Почему Озборн здесь?

— Это длинная история.

Элли уверенно кивнула и сосредоточенно посмотрела на брата. У них больше не было возможности скрывать своё прошлое друг от друга.

Парень с отчаянием выдохнул, и растеряно пожал плечами.

— О моем секрете знал только отец. Мне не с кем было разговаривать, я просто увидал, сидя в своей серой комнате. Однажды наш сосед подвергся нападению оборотня. Его не удалось спасти, хотя папа приложил уйму сил для того, чтобы тот остался жить. Но, как бы, то, ни было, у доктора осталась семья: жена и дочь, моего возраста — Викки. Мы сдружились, стали неразлучны, и…

— И ты ей всё рассказал, — тихо продолжила фразу Элисон и неуверенно покачала головой. — Смелый поступок.

— С тех пор я обрел не только друга, но и человека, который в меня верил, который без устали поддерживал и уважал. Но, — Адам остановился, выдохнул, и вновь продолжил. — Но однажды, на очередной охоте, я оплошал и…, и на Озборн напали. Викки…, она умерла. А после, на том свете, в неё вселился ридлок…

— Умерла?! — воскликнула Элисон и ошеломленно вскинула брови. — Ридлок?

— Страшные существа. Являются проводниками между миром живых и мертвых. Питаясь кровью жертв, они через них выходят из подземного царства, и живут здесь, на земле. Мне пришлось побывать в разных странах, увидеть много людей, убить бесконечное количество нечисти, чтобы узнать как возвращать людей из потустороннего мира, и тогда я вернул Викки к жизни. Звучит это, как что–то нереальное, что–то за гранью возможного, но, тем не менее, спустя три месяца Озборн восстала из мертвых.

— Ты её оживил?! Тогда, почему мы не спасли Элиота?!

— Потому что это была больше не та Викки, которую я знал! — с болью в голосе воскликнул парень, и тяжело прикрыл глаза. — Она стала такой из–за ридлока вселившегося в неё, — кстати, от которого нет противоядия, — из–за меня, из–за той жизни, которую я имел. Я пытался смириться, к тому же, она никогда на меня не давила в этом смысле. Но, черт меня подери, если бы я оставил всё как есть! Озборн стала жестокой! На охотах она сама убивала нечисть, и делала это с таким удовольствием… Потом её злость переключилась на окружающих, на больную мать, в конце концов, на меня…

— Что она сделала?

— Она меня подставила, — выдавил парень. — Подставила меня и моего отца. Я до сих пор не знаю, как именно она это сделала, но после её слов о том, что я пожалею о содеянном, к нам в дом нагрянули Ван дер Кровены. Именно в тот момент, я и отец придумали план на счет дневника Джорджа Уилсона, чтобы найти способ отказаться от своих способностей.

— И?

— И я больше не видел её, вплоть до вчерашнего дня.

Элисон ошеломленно расширила глаза, и озадачено вскинула брови. Она знала о том, что у каждого есть свои скелеты в шкафу, но догадаться о том, что прошлое Адама было полно таких ужасных и просто необъяснимых событий, было за гранью её мышления.

— Надо позвонить Джулз, — потеряно прошептала девушка и встала с дивана. — Она видела тебя с другой девушкой…

— Что?! — ошарашено вскричал парень, и его глаза заискрились гневом. — Даже не хочу думать, с кем именно…

— Да, тут и думать не надо.

— Я сам ей позвоню.

— Ты думаешь, она ответит? — Элли нажала на звонок, но телефон предательски пропищал: нет сети.

— Я уверен, что она ответит.

Парень выхватил трубку из рук сестры, и благодарно кивнул.

— Я выйду на улицу. Может, там ловит.

Элисон едва заметно кивнула, а сама уставилась на камин, и растеряно выдохнула. Викки отнимала у её семьи всё, что им было дорого. Судя по рассказу Адама, она делала то же самое что, и несколько месяцев назад. Только в те дни, Озборн не обладала сверхспособностями, и не хотела отомстить. Сейчас ситуация усложнилась, намного больше усложнилась. Викки была отличным стратегом, могла продумывать план на несколько шагов вперёд, и жертва оставалась в западне, не имея путей к отступлению. К тому же, она отличалась любовью к играм: обожала чувствовать вкус победы во всей его мощи. Не могла Озборн довольствоваться малым, ей нужен был стопроцентный эффект, который доставлял дьяволице незабываемые ощущения. Это и приводило Элли в ужас: самый худший и опасный враг — это твой бывший друг, ведь именно он знает все твои слабые места, знает, как именно заставить чувствовать себя беззащитным и беспомощным.

— Элли! — неожиданно послышался голос Адама, и девушка встала с дивана. — Джули хочет с тобой поговорить!

Удивленно вскинув брови, Эл накинула на плечи куртку, и просто вырвалась из домика. Затем её сковал шок, и она ошарашено замерла.

Ровно перед ней стоял Адам, только в его руках был заключен он же сам, тщетно пытающийся вырваться наружу. Слева от него тряслась от страха Джулз, позади уверенно стоял Дженсен, и на середине, словно главарь, возглавляющий армию, располагалась сама Элисон, только с холодным и жестким взглядом, который был совершенно ей не свойствен.

— Какого черта здесь происходит? — испуганно завопила девушка, и зло посмотрела на Дженсена.

— Ты не обманешь нас, Викки, — неожиданно провозгласила вторая Элли, и девушка ошеломленно вскинула брови. — Мы знаем кто ты.

— Что?! Что ты…?

— Дженсен! Давай! — внезапно заорала она, и Эл испуганно попятилась назад, увидев, как Блэк начал приближаться.

— Стоп! Это я! Не слушай её!

— Помни, о чем я тебе говорила! Она — изначальное зло…

Джес прибавил скорость, хотя внутри у него творилось что–то аномальное. Он решительно шагал навстречу девушке, которую любил, чтобы вырвать ей сердце. Руки сами сжимались, и отказывались двигаться, ведь он просто не мог причинить ей боль.

— Постой, Дженсен!

— Я убью тебя Блэк! — неожиданно послышался истошный вопль, Адама, и его вновь заткнули, ударив электрическим полем точно в туловище.

— Нет! — с ужасом закричала Элисон, и чуть не кинулась к брату, как вдруг Джес оказался перед ней. Он грубо отпихнул девушку в сторону, и со всей силы ударил спиной о стену. — Господи, что же ты делаешь?!

Парень растеряно замер, увидев в этих глазах частичку той доброй и милой девушки, которую когда–то знал, но уже через секунду взял себя в руки, вспомнив слова настоящей Элисон: искусство обольщения — это первый урок, который проходят по ту сторону света.

— Очень умно было с твоей стороны придумать идею с двойниками, — зло прочеканил над ухом Элли Джес. — Не думал, что в том мире ещё есть здравомыслящий монстр.

— Ты в своем уме?! — в ярости заорала Элисон, и свирепо выдохнула. — Поверил этой кретинке? Смог меня с ней спутать?!

— Не напрягайся. Давай лучше просто поговорим о жизни…

Элли ошарашено вскинула брови, и попыталась оттолкнуть Дженсена силовым полем, но ничего не произошло. Удивленно выдохнув, девушка беззащитно подняла взгляд на парня, и почувствовала, как всё внутри сжалось от страха.

— Дженсен, что же ты делаешь? — хрипло прошептала она, ощущая, как на глаза наворачиваются слезы.

— Отличная попытка, — словно не слыша её, отчеканил парень. — Вот ещё одно доказательство: Лис бы ни за что не попыталась меня ударить.

— Я бы ни за что не позволила тебе идти на гибель! Раз Викки так опасна, почему же именно ты должен со мной расправиться? А ты не думал о том, что тобой пользуются?

— Не волнуйся, детка. У меня есть план. Собственно как и у Уилсонов. Сейчас ты постоишь чуть–чуть без движения, скованная моей способностью, подчиняться. А потом…

— Что потом? — нервно рассмеявшись, выплюнула Эл. — Посмотришь на то, как меня убивают?!

— Не только посмотрю, ещё и получу от этого колоссальное удовольствие.

— Ты мерзавец! — еле держа себя в руках, вскрикнула Элисон. — Адам был прав! Прав во всем!

— Соглашаешься с Адамом?! Ещё одна вещь, не свойственная Элли…

— Ты будешь об этом жалеть! Будешь долго корить себя, и ненавидеть. Поверь, если ты тот Дженсен Блэк, которого я знала, ты не сможешь с этим жить.

— Смогу ещё как! Благодаря тебе, Викки, я вновь помирился с Лис. Огромное тебе за это спасибо, — парень повернулся к Уилсонам, и вторая Элли согласно кивнула, показывая, что зелье с кровью Адама готово к действию. — А теперь прости. Я должен просто постоять в стороне…

— У тебя ничего и никогда не бывает просто…

Блэк ошеломленно посмотрел в эти темно–синие глаза, и у него, словно землю из–под ног выбили. В состоянии глубочайшего шока, он впился в девушку ошарашенным взглядом, и заметил, как она поменялась в лице. Эта фраза…

Первое, что почувствовал парень, это внеземной ужас. Кажется, он только что подверг жизнь самого близкого для себя человека не просто риску, он обрек её на смерть. Затем на смену шоку пришла паника, кричащая о том, что Озборн уже бросает зелье в их направление, а потом, Блэком завладела ярость. В глазах вскипел огонь, и они покрылись красной пеленой. Резко отбросив Элисон в сторону, он повернулся лицом к Викки и разбил зелье в воздухе. Жидкость разлетелась на тысячи маленьких крупинок, и лишь неприятно обожгла его пальцы. Если бы она коснулась Элисон: то та была бы уже мертва.

Недовольно растянув лицо в улыбке, вторая Элли, огляделась по сторонам, и скрестила перед собой руки.

— Ну и зачем?

Ничего, не ответив, Дженсен понесся на девушку, но та растворилась в воздухе, и оказалась за его спиной.

— Всё ведь шло просто прекрасно! И где я прокололась?

— Какой же я идиот, — смеясь, протянул Блэк, и повернулся к Озборн. — А ты мастер играть на чувствах.

— Мне не пришлось выбирать свои лучшие стороны.

— Бьешь по самому больному…

— Пытаюсь обезвредить противника, и только. Кевин, — она посмотрела на двойника Адама, и тот, отбросив Уилсона в сторону, послушно подошел ближе. — Как видишь, у нас всё немного не по плану пошло, так что…

Неожиданно резко придвинув парня к себе, она грубо свернула ему шею. Хруст был услышан даже Элисон лежащей около двери, а Дженсену пришлось увидеть, как дьявольский блеск поник в красных глазах демона. Потерев руки, друг о дружку, она пожала плечами, наблюдая за тем, как тело её союзника превращается в прах.

— Просто яд был настоящим. Попади он ко мне на кожу, и.… Зачем иметь при себе живой источник угрозы?!

— Кто ты? — внезапно прохрипел голос Адама, и парень попытался встать, но ноги не слушались, наливаясь свинцом. — Что с тобой произошло?

— Уж от кого, но только не от тебя, я готовилась, услышать этот вопрос.

— Но я его задал.

— А кто сказал, что я буду отвечать? — девушка ехидно обнажила белоснежные зубы, и внезапно начала преображаться. Темные волосы становились светлей, и короче. Щеки сильно впали, глаза поменяли цвет, тело чуть вытянулось, и перед всеми предстала настоящая Викки Озборн. — Вух, наконец. А то мне не привычно ходить с такими длинными волосами…

— Чего ты хочешь? — простонала Элисон, и встала на ноги. — Почему не убьешь нас сейчас, мы же беззащитны!

— Ну, начнем с того, что не так уж сейчас вы и беззащитны. Например, ты, — она повернулась к Дженсену, и закатила глаза к небу. — Не ожидала тебя увидеть, после своего заклинания. Обычно, никто не выживает.

— Я тоже не знал, что вернусь…

— А она, — взор Озборн упал на Джули. — Она обуза, но довольно–таки характерная. Если надо, кинется в бой, не думая. Хотя… чего это я?! — девушка расхохоталась, и покачнулась в сторону. — Да, вы сейчас беззащитны, просто…

— Просто? — недоуменно прошипел Адам.

— Просто это было бы слишком легко, не ин–те–рес–но! Я не для того возвращалась с того света. Всё гораздо сложней.

— Месть?!

— Игра, — глаза Викки загорелись дьявольским огоньком. — Мы как в театре. Спектакль не может закончиться, пока все актеры в нем не отыграли свои роли.

— И какая же роль у тебя? — язвительно поинтересовалась Элисон, и сделала шаг вперёд. — Так и будешь придумывать планы, в которых сама принимаешь мизерное участие?

— В следующий раз я стану предусмотрительней.

— В следующий раз?

— Не удивляйся. Неужели ты думала, что на этом всё закончится? — девушка вновь рассмеялась, а затем, взмахнула рукой вверх. — Всем чао!

В ту же секунду её фигура превратилась в дым, и Озборн исчезла в темноте зимнего вечера.

Элисон потеряно посмотрела на брата, и непроизвольно закрыла глаза, понимая, что они проиграли эту битву. Впервые им не удалось выйти сухим из воды.

— По–моему у нас проблемы, — тихо прохрипела Джули, наконец, дав о себе знать. — Она не шутила, когда говорила про игру…

— У нас? — возмутился Адам, и недовольно покачал головой. — Ты к этому никакого отношения не имеешь!

— Но…

— Даже не думай!

Девушка обижено поджала губы, и резко скрестила перед собой руки.

— Замечательно! Буду смотреть со стороны на то, как мой парень каждый день подвергает свою жизнь риску! Отлично!

— Я предупреждал тебя, о том, что это не так просто!

— Да, ты сам всё усложняешь! — Джулз всплеснула руками, и недовольно нахмурилась. — Если ты думал, что я смогу встречаться с тобой и стоять в стороне одновременно, ты сильно ошибался!

— Неужели ты не понимаешь, что для меня важно видеть тебя живой, а не мертвой!

— А я, будто не хочу то же самое по отношению к тебе!

— Тогда поверь, тебе не надо вмешиваться!

— Но я могу быть полезна!

— Нет!

— Адам, ты…

— Ребята, хватит! — неожиданно взорвалась Элли, и устало спустилась со ступенек. — Сейчас не время для ссор. Ситуация паршивая…

— Чем я могу помочь? — тихо прошелестел Дженсен, чем заслужил презрительный взгляд Элисон, и волну колючего негатива.

— Ты сделал всё, что мог.

Девушка взяла Джулию под локоть, и невнятно прошептала:

— Пойдем, я проведу тебя домой…

Теперь около домика остались Адам и Джес только вдвоем. Они не смотрели друг на друга, но было слышно как тяжело поднимаются их грудные клетки. Две тучи, наконец, столкнулись. Приближалась гроза…

— Я хочу извиниться, — тихо выдавил Блэк, и посмотрел на темное небо. — Мне жаль, что так вышло.

— Элисон сегодня чуть из–за тебя не умерла…

— Я не просил…, я…

— Ты же понимаешь, что здесь я бессилен? — Адам осмелился взглянуть в глаза Дженсену, и увидел в них небывало робость, не свойственную этому парню. — Ход за тобой.

— Ты хочешь, чтобы я исчез, — подвел черту Блэк.

— Как можно скорей.

— Я не удивлен, — парень поправил плащ, и тяжело выдохнул. — И, тем не менее, извини. Ты защищаешь свою семью, я защищал свою…

— Это не оправдание.

— А я и не пытаюсь оправдаться. В любом случае, сегодня я уезжаю.

— Неужели?

— Да. Мама решила переехать подальше отсюда, вместе с моей сестренкой. Она думает, вдали от этого города будет безопасней.

— Твоя мать мудрая женщина. — Адам нервно потер переносицу. — Так будет лучше для всех.

— Для всех говоришь? — слабо усмехнулся Дженсен, переминаясь с ноги на ногу. — Надеюсь, ты будешь, счастлив такому повороту событий.

— Оооо, безусловно!

— Что ж, тогда хоть кому–то мой уход предоставит радость.

Уилсон кивнул, и отвел взгляд в сторону.

— Тогда до свидания, Адам. Скажи Лис, что мне будет её не хватать…., сильно не хватать…

— Ты же знаешь, что ей этого не скажу, — прохрипел парень.

— Но я хотя бы попытался?

Джес вновь лучезарно улыбнулся, и выпрямил воротник черного пальто.

Медленно развернувшись, он направился по темной дороге вперёд, и вскоре его силуэт скрылся из виду.

Когда Уилсоны пришли домой, уже было поздно. Близнецы обнаружили маму, спящую на диване с пультом от телевизора, и тихо прошли на кухню, где до сих пор пахло духами второй Элли.

— Сегодня выдался тяжелый день, — протянула Элисон и налила себе в стакан сока. — Я жутко устала.

— А мне наоборот совсем не хочется спать. К счастью, отдых на полу, даже в бессознательном состоянии приносит энергию.

— Так, неудобно получилось…

— С чем?

— Я бы сказала с кем.

Адам недовольно выдохнул, и сердито поджал губы.

— Это начинает меня выводить из себя…

— Ты чего? — удивилась Элли, и странно нахмурилась. — Успокойся.

— Я не могу успокоиться! Мне трудно слышать такие вещи от тебя!

— Да, я даже ещё ничего не сказала! — девушка обижено провела рукой по лицу, и повернулась к брату спиной. — Я не буду оправдываться.

— Хочешь, чтобы я стер Блэка у тебя из памяти?!

— Что?! — взорвалась Эл, и резко посмотрела в глаза Уилсону. — А ты хочешь опять поссориться? Тебе, не надоело вечно учить меня! Я взрослая, и сама могу за себя постоять!

— Да, как ты можешь сама за себя постоять, если даже я порой не могу тебя спасти! — прочеканил Адам, и вдруг замер, увидев недоумение на лице сестры.

— В смысле?

— Я не…

— Ты о чем? — Девушка отставила стакан в сторону, и решительно подошла к брату. — О чем ты говоришь?

— Я…, — замялся парень, и огляделся вокруг. — Я предполагаю, что ты сама не справишься.

— Ты лжешь. Я чувствую.

— Опять чувства?! Они мне уже надоели! Может, у тебя есть кнопка, отключающая эмоции!

— Прекрати язвить, и не уходи от темы! На сколько я знаю, ты всегда выручал меня, спасал…, что значат твои предыдущие слова?

— Ничего.

— Адам!

— Ни–че–го!

— Боже. Да скажи ты мне хоть раз правду! — закричала Элисон, и гневно толкнула брата в плечо. — Неужели, я не заслуживаю истины?!

— Элли…

— Говори.

— Я не…

— Говори!

— Это очень…

— Ну и катись! — взорвалась она, и всплеснула руками в стороны.

Элисон направилась к выходу, когда услышала тихие слова брата:

— Я не нашел противоядие от укуса стифа.

Девушка медленно развернулась, и удивленно вскинула брови.

— То есть как?

— Мне пришлось объехать весь город, побывать во всех магазинах, но рецепт не удалось осуществить: не хватало ингредиентов.

— Тогда кто?!

— Единственным, кто мог тебя спасти, был Дженсен. Позже я разговаривал по телефону с владелицей одного из магазинов, ведьмой Тиной, и она описала мне парня, по внешности очень похожего на Блэка.

— Получается…

— Да. Тебя спас именно он…

— Почему же ты раньше не сказал? — вспылила Элли, и обижено нахмурилась. — Оказывается, он так давно пытается загладить свою вину, а ты…

— Что я?! Он мне не друг…

— Но и не враг!

— Да, что ты такое говоришь! Блэк нас подставил!

— Господи, Викки, тоже тебе всю жизнь испортила, но, тем не менее, ты до конца был рядом с ней.

— И что происходит сейчас? — заорал Адам. — Она может убить нас в любой момент, ты этого добиваешься?!

— Но Дженсен меня любит!

— Озборн тоже любила!

— Но её не любил ты! — воспротивилась девушка, и почувствовала, как внутри всё сжалось. — Ты сам заставил её делать то, что она делает сейчас.

— Знаешь, ты просто молодец! То есть я виноват в том, что она пытается нас убить?!

— Получается, что так.

— Элисон, да я костьми лягу, чтобы с тобой всё было хорошо, чтобы ты была счастлива!

— Тогда просто отпусти, — взмолилась девушка, и посмотрела в глаза брату. — Позволь мне всё исправить!

— Я не могу.

— Но почему?!

— Почему, что он ухал…

— Кто уехал? — испуганно прошептала она, ощущая, как земля уходит из–под ног.

— Дженсен.

— Как?

— Его мать решила перебраться в другой город, — Адам с отчаянием выдохнул, и устало сел на стул. — Я должен был сказать раньше, но не смог…

— Нет, — ошарашено прошелестела девушка, и схватилась рукой за лицо. — Нет, этого не может быть! Он не мог уехать, не попрощавшись со мной! Джес не мог!

— Я сам попросил его…

— Что?

— Сам попросил его поскорей убраться отсюда…

— Господи. Адам, но зачем?!

— Прости меня.

— Я…, — Элисон нервно откинула волосы назад, и покачала головой. — Я не знаю…

— Он нам не друг…

— Ты прав, — выдавила из себя девушка, и гордо вскинул подбородок. — Он гораздо больше.

Эл мгновенно понеслась вновь из кухни, и вырвалась из дома, даже забыв накинуть куртку. Один свитер совсем не грел, но возвращать попросту не было времени.

Заледеневшие ноги, еле передвигались по льду, но девушка не останавливалась. Чего–чего, а упорства в этой семье было хоть отбавляй.

Наконец, справа показался домик Блэков. Не теряя ни секунды, Элисон подбежала к двери, и нетерпеливо нажала на звонок. Тишина. Тогда она начала колотить по дереву, надеясь, что Джес ещё не уехал.

— Ну, давай, — прохрипел она, переминаясь с ноги на ногу. — Прошу, будь дома…

Ещё одна попытка должна была разбить в прах все мечты и желания Элли, но тут дверь открылась, и на пороге показалась маленькая девочка.

Рыжие кудряшки спадали на лицо, и прикрывали зеленые, как у Дженсена глаза. Квадратный свитер едва притуплял худобу, а бледная кожа казалась не здоровой, как после долгого пребывания на улице.

— Здрасте, — высоким голосом прошелестела девочка, и искренне улыбнулась. — А вам кого?

Элисон просто потеряла дар речи. Вот стоял тот человечек, ради которого парень жертвовал жизнью. Неужели, это не стоило того? Своя кровь, всегда дороже чужой.

— Я…, я…

— Вы к маме? — воскликнула кудряшка, и отмахнулась маленькой ручкой. — А её нет. Она пошла к подруге за вещами. Мы сегодня уезжаем. Так уж получилось, что мой брат, вновь влип. А знаешь, он всегда был таким странным!

— Я знаю, — улыбнулась Элли, и подула на заледеневшие пальцы.

— Конечно, все мальчишки такие. Вот однажды Билли отнял у меня Лису.

— Лису?! — удивленно воскликнула девушка, и замерла. — Это…?

— Это моя кукла. Так вот, он…

— Ким, кто там? — неожиданно послышался чей–то властный голос, и к двери подошел Дженсен. — Я же говорил, никому не открывай дв…, — едва его взгляд упал на гостью, язык остановился. Ошеломленно наклонив голову вперед, парень, вскинул брови, и пододвинул к себе сестру.

— Элисон?! — не веря, прошептал он. — Ты…, ты здесь?!

— Прости, я не сказала, что приду…

— Да, брось. Вряд ли тебе нужно приглашение.

— Я хотела, поговорить.

— Со мной?

— Да, — Элли, тяжело выдохнула, и поправила белые от мороза волосы. — Я знаю, сейчас не время, но — не уезжай!

— Лис…

— Лис?! — удивленно воскликнула Кимберли, и её глаза по–детски, заискрились. — Тебя зовут так же, как мою любимую куклу!

— Пойди, поиграй, — серьёзно прочеканил Джес, и посмотрел на девчушку.

— Я, конечно, сейчас уйду, но, — она недовольно нахмурилась. — Ты хочешь, чтобы твоя знакомая умерла от холода, или всё–таки впустишь её?

Блэк нелепо улыбнулся, и широко раскрыл дверь.

— Я идиот, но всё же…, проходи, Лис. Тебе всегда здесь рады.

Девушка искренне улыбнулась, и сделала один маленьких шажок за порог, как вдруг её подхватили сильные руки парня.

— Как же я рад, что ты пришла! — воскликнул он, чем заслужил смешок со стороны сестры. — Ты ещё здесь?

— Да, ухожу, я, ухожу…, только…

— Что? — воскликнул Джес, не отпуская холодную Элисон из рук.

— Только не рассказывай своей подруге историю про Лису…, я сама хочу рассказать…

Блэк усмехнулся, а Элли едва заметно подмигнула маленькой кудряшке. Это было начало чего–то вечного, чего–то, о чем обычно говорят шепотом, боясь спугнуть. Это было начало новой «женской» дружбы.

Глава 16

Вечность

***

Адам нехотя накалывал на вилку слипшиеся макароны, которые приготовила Сара, и потеряно смотрел в одну точку. Элисон до сих пор не пришла. Её телефон был отключен, и парень не имел и малейшего понятия о том, куда ей взбрело в голову пойти. Хотя, естественно, первым делом Элли побежала к дому Блэка. В этом он был уверен. Но ведь они уехали? Разве не сам Дженсен сказал ему это? Выходит, его сестра пропадала неизвестно где, да ещё и в ужасном состоянии, и, то, что следует из этого, было ещё хуже, чем безвкусные макароны: она может натворить уйму глупостей. Как известно, девушка в отвратительном настроении способна на многое. Ярым тому примером была Озборн, которая движимая чувством мести, готова перебить всех, кто стоит у неё на пути. Так же Адам не мог отрицать, что сам виноват в том, что Элисон не делила сейчас с ним трапезу. Если женщины чересчур эмоциональны, то мужчины — горды и уперты. Как бы парень не пытался посмотреть на ситуацию про Джеса под другим углом, выходило одно и то же: Блэк должен уйти из их жизни, и не важно, каким способом. Иногда Уилсон серьёзно задумывался на счет того, что он просто может его убить. А порой, почти смиловался и был готов пойти на уступки. Второе озарение приходило реже…

Отложив вилку, парень ещё раз набрал телефон сестры, но женщина размеренным голосом вновь сообщила, что абонент вне зоны доступа. Недовольно выдохнув, Адам поставил тарелку в раковину, и нервно потер переносицу. Эта проблема казалась ему сущим бредом! Неужели можно становится на сторону человека, пытавшегося тебя убить?! Видимо, можно…

Сара до сих пор спала на диване, с вывалившейся из руки бутылкой бренди, и Уилсон не решался её разбудить, чтобы провести в спальню. Она, наверняка, спросит о том, где они пропадали, да и что вообще происходит в последнее время: почему они скатились в школе, перестали находиться дома, вечно попадают в странные ситуации. В таком случае, Адаму пришлось бы вновь стирать ей память, или создавать иллюзию, но рука уже просто не поднималась. Сколько можно обманывать? Сколько можно играть на её чувствах, и пользоваться своими способностями ради собственной выгоды? Она ведь тоже человек, и заслуживает уважения, а эти тайны, секреты…, какая мать подобное выдержит? И не удивительно, что по утрам вместо:

— Доброе утро, — приходится слышать:

— Где вы, черт подери, пропадали ночью?!

Вздох отчаяния вырвался наружу, и парень вновь спросил себя, зачем он так издевается над своими родными? Зачем было мешать кровь с Элисон, зачем было приезжать, и впутывать её в это? Зачем?

И опять не найдя ответа на самый часто задаваемый вопрос, он горько усмехнулся.

— Как бы сказал один умный человек, — прошептал Адам, и, остановившись, улыбнулся. — И–ди–о-тизм!

Неожиданно в дверь постучали. Удивленно подбежав к входу, Уилсон, не задумываясь, распахнулся дверцы, решив, что у Элли, наконец, проснулась совесть, и она предпочла больше не мучить брата, но, на пороге оказалась незнакомая девушка.

Ярко–рыжие волосы непослушными кудрями обрамляли круглое лицо, а карие глаза светились решительностью и уверенностью в себе. Скрестив перед собой руки, чуть полноватая незнакомка, непроизвольно кивнула, и без тени сомнения, сделал шаг вперёд. Вскинув брови, она сердито поджала губы, и недовольно выпалила:

— Я задам всего один вопрос, — незнакомка остановилась, удостоверившись, что внимание Адама поглощено только ею. — Надеюсь, ты найдешь, что ответить, иначе…

Уилсон растеряно огляделся вокруг, и только открыл рот, чтобы сказать хоть слово, как вдруг она продолжила:

— Что вы сделали с Элиотом?!

***

Элисон сильней укрылась одеялом, и положила голову на плечо Джеса.

Тот мирно сопел, и крепко держал её руку в своей ладони, словно даже во сне боялся, что она сбежит или просто исчезнет. А рядом, с другой стороны, прижавшись к Эл спиной, лежала Кимберли. Её кукла — Лиса, была скована худыми пальцами и прижата к туловищу. Перед сном Элисон пришлось выслушать целую историю о том, как Дженсен и Ким были в магазине.

Вкусы братьев редко совпадают со вкусом сестер, это и самой Элли были прекрасно известно. Так что, окончательно разругавшись, Ким решила убежать, оставив Джеса одного в магазине игрушек. Да, вот не случилось её плану сбыться. Как только девчушка резко отпрянула назад, то столкнула целую коробку с новыми куклами. Их только что привезли, и ещё не успели распаковать. Одна из игрушек поломалась, точней разломалась на две части. Ким упала как раз на неё, так что, наверно, у куклы перед глазами пролетела вся её жизнь.

Продавщица устроила скандал, сказала, что им придется купить эту пострадавшую незнакомку, на что Дженсен, просто герой из героев, уверенно согласился и вдобавок прикупил огромный розовый домик.

Куклу починили, дом собрали, но осталась ещё одна проблема: ей надо было придумать имя. Вот не задача, учитывая, что уж в этом направлении мозги мальчиков точно не работают.

Сколько же было вариантов! И Молли, и Донна, и Виола, и Келли, но…

— Знаешь, Ким! — тогда неоиждано заявил Дженсен. — Ты самая настоящая лиса. Решила, что я не найду тебя?! Просто смешно…

Дальнейшую тираду брата девушка уже не слышала.

— Лиса, — прошептала она, и подняла куклу вверх. — Пусть её будут звать Лиса.

— Как лиса?

— Нет, Лиса.

— Но это же…

— Я сказала так, значит так!

Кимберли рассказывала эту историю так выразительно, что Элли приходилось неоднократно слышать в ней интонацию Джеса. То же ехидство, та же грациозность.

Медленно приподняв взгляд, девушка ещё раз посмотрела на Блэка, и тихо выдохнула. Она бы всё отдала, чтобы каждый день вот так наблюдать за тем, как он лежит рядом, держит её за руку, мелодично дышит в волосы…

— Я всё вижу, — неожиданно прошептал Дженсен, и Элисон растеряно вздрогнула.

— Ты не спишь?! — удивилась она.

— Под таким пристальным взглядом тяжело уснуть. Боишься, что я наделаю глупостей?

— А тебе не приходило в голову, что я просто смотрю на тебя, и не верю своему счастью?!

Джес приоткрыл один глаз, а затем вновь его закрыл.

— Нет, не приходило…

— Издеваешься? — усмехнулась, девушка, и слегка толкнула парня в бок. — Я тут пытаюсь повернуть жизнь в прежнее русло, а ты…

— Я шучу, — прошептал парень, и сильней прижал к себе Элли. — Шутка.

— Опять этот сарказм…

— Он неотъемлемая часть моей жизни.

— Я заметила…

— Знаешь, по–моему, именно он свел нас вместе, — Дженсен чуть приподнялся, и раскрыл неестественно зеленые глаза. — Если бы не ирония, ты бы не обратила на меня внимание.

— Пожалуй, меня привлек не только твой острый язык! — девушка вспомнила мускулистые руки Джеса, когда тот в первый день вышел из душа, и густо покраснела. — Есть ещё кое–какие факторы.

— Хотелось бы узнать какие?

— Мужественность, храбрость, шарм, и, как ни странно, порой робость. Мне нравится, когда парень щепетилен в выборе своей второй половинки…

— Интересный список, — подметил он. — Такие не сочетаемые вещи…

— Это меня и привлекло: твоя неординарность. А ехидство, — Элисон фыркнула, и смышлено пострела прямо в глаза Блэку. — Иногда мне хочется тебя ударить за твой просто абсурдный сарказм и поразительную иронию.

— Ударить?! — с примитивным ужасом воскликнул Дженсен, и вскинул брови. — Не нужно становиться на другую сторону. Я за своих любимых готов на многое…

— Кстати об этом, — Элли мгновенно перестала улыбаться, и серьёзно нахмурилась. — Как ты смог мне помочь после укуса стифа?

— Тебе, правда, интересно?

— Естественно! Я могла умереть.

— Это Фиона…

— Фиона? — недоуменно переспросила Эл, и вскинула аккуратные брови. — Девушка?

— Не просто девушка. Она ведьма. К каждой семье было прикреплен свой род защитников. Я не знаю, кто именно должен оберегать Уилсонов, но помогать семейству Блэков обязался клан Волдерф.

— Я никогда не слышала об этом…

— Не удивительно. Такую информацию передают отцы, а ты его толком не знала, да и вообще не должна была владеть сверхспособностями.

— И что эта Фиона сделала? Как помогла мне?

— Она ещё очень молода, для ведьмы, — выдохнул Дженсен. — Ей всего двадцать три.

— Твоя одногодка? — ужаснула Уилсон.

— Ха, — усмехнулся парень. — Ни ревность ли звучит в твоих речах, Элисон?

— Нет!

— Ммм?

— Не нарывайся…, — пригрозила Элли. — Я ведь тоже не промах.

— Люблю женщин с характером, — прошелестел Блэк и зарылся лицом в густые волосы Эл.

Девушка нервно захихикала, и аккуратно приподняла голову парня к себе. Тот медленно провел пальцами по горячей щеке, и она, взяв его руку в свою, опустила её к себе на живот.

— Не отходи от темы, — прохрипела Элисон, не отрываясь от бездонных зеленых глаз. — Я всё равно ещё ничего не поняла.

— Фиона обладает даром предвиденья, правда, она ещё не сумела освоить его в полной мере. Ей приходят только отдельные картинки, которые она подробно описывает мне.

— То есть…

— Волдерф рассказала мне о том, что нужно срочно найди противоядие от укуса стифа, и я его нашел. Затем, она не могла целый день выкинуть из головы фразы на латинском, и я понял, что это очередной знак. Ну, и, только благодаря ей, я оказался рядом, когда Озборн пыталась тебя убить около озера…

Элисон задумчиво нахмурилась, и огляделась по сторонам.

— Я должна её отблагодарить…

— Думаю, вы ещё встретитесь, — подметил Джес. — Меня больше волнует другое.

— Ммм?

— На озере, Викки наложила на меня заклятие. Мало того, для пущего эффекта, она кинула моё тело в ледяную воду, — парень нахмурился, и тяжело выдохнул. — Почему я ещё жив?!

— Потому что я так хочу, — решительно отрезала Элисон. — Ты ведь не знаешь, что произошло потом?

— Адам говорил, что ты чуть не погибла…

— Почти. Я прыгнула за тобой в озеро, вытащила тебя на берег, а потом мы дружненько потеряли сознание…

Дженсен ошеломленно вскинул брови, и просто буравил Элли взглядом, пока до него, наконец, не дошел смысл её слов.

— Что?! — громко воскликнул он, за что сразу же получил в бок.

— Кимберли спит! — прошипела девушка. — Хочешь её разбудить?

— Нет, я…, просто…, слушай, ты специально прорываешь пропасть между мной и твоим братом?! С такими успехами, Адам никогда не будет со мной нормально разговаривать.

— Разве у меня был выбор? Я ведь…, ну…, — Эл запнулась и нервно почесала шею. — Как там говорят, романтики? Кхе–кхе…, не хочу без тебя жить…

— Это очень опрометчивый поступок! Я бы разозлился, если бы…

— Что?

— Если бы мог на тебя злиться…

— Понимаешь, суть даже не в этом, — Элисон увлеченно приподнялась, и закусила губу. — Я чувствовала, как отдаю тебе своё тепло. Чувствовала, как твои руки становятся горячими…

— Ты хочешь, сказать, что твои способности стали гораздо сильней? — удивился Джес. — Тогда это многое объясняет…

— Честно, я ни в чем не могу быть уверена, но, мне в тот момент так сильно хотелось тебя спасти! Силы во мне появлялись неожиданно, мгновенно! Я вытащила тебя на поверхность, хотя практически не ощущала ног, не могла двигать руками…, это странно…

— Ты ставишь меня в тупик.

— Как именно?

— Теперь, я ещё и обязан тебе жизнью. А буквально часа четыре назад, мне не терпелось вырваться твое сердце…

— Вот опять твоя ирония. Сначала мы хотим, друг друга убить, а потом лежим в обнимку на кровати…

— Да уж…, — Дженсен удобней укрылся одеялом, и притянул Эл к себе. — А Адам знает, что ты здесь?

— Нет, — прошептала девушка. — Я просто убежала, а перед этим мы вновь поссорились.

— Ну, у вас и семейка.

— Упертость — неотъемлемая часть нашей ДНК. Я не могу бороться со своими эмоциями, он тоже.

— Как собираешься рассказать ему о том, что я остаюсь в городе?

Элисон тяжело выдохнула, и прикрыла глаза.

— Никак…

— Что?! Нет, нет, и ещё раз нет! Мне надоело выслушивать от Адама поучительные тирады, — парень фыркнул, и невольно поморщился. — Мне, черт подери, двадцать три, а ему семнадцать!

Элли рассмеялась, и глубоко втянула воздух.

— Пока ты этого не сказал, это не выглядело так смешно!

— Да–да, это именно смешно! — Джес закатил глаза, и непринужденно цокнул. — Я, между прочим, с такими парнями могу быстро управиться, но, во–первых, он твой брат, а во–вторых, как бы мне и не хотелось этого признавать, Адам крепкий орешек. Просто так не расколется.

— Это же мой братишка. Хоть мы и ссоримся, я прекрасно понимаю, что он безумно хороший.

— Поговори с ним, — вновь серьёзно отрезал парень. — Я уверен, что ему не понравится наш общий секрет.

— Джес, но…

— Поговори! Я уже не прошу, а настаиваю. Иначе мне самому придется завести беседу, а это, как ты знаешь, может плохо закончиться…

— Какой же ты противный! — Элли по–детски поджала губы. — Я могла бы на тебя обидеться, но…

— Что?

— Но не могу. Ты всегда хочешь казаться крепким, мужественным, но ведь в душе, ты такой же романтик, как и я. Такой же милый, ранимый, и робкий…

— О, господи, Лис, спи! А то ты сама же сейчас превратишь своего парня, в божий одуван! — Джес сколыхматил черные, как смоль, волосы девушки, и усмехнулся. — Наверно, это последствия долгого отсутствия кислорода…

— Нет, это последствия времени, которое я провожу с тобой…

— Спи!

— Есть, сэр!

— Вот и славно…

Адам и Элисон. Проклятие Уилсонов

Адам недоуменно пялился на девушку, и медленно постукивал пальцами по столу. Незнакомка, в свою очередь, уверенно сидела на стуле, и крутила в руках знакомую шляпу.

— Значит, Лора, так? — осторожно начал он, и девушка кивнула. — Ты пришла сюда из–за Элиота.

— Молодец, слушать умеешь.

— Но, я не понимаю. Он мертв.

— И да, и нет, — незнакомка недовольно поджала губы, и поморщилась. — Позавчера я видела сон. Элиот был в центре внимания. Почему? Потому что я всегда чувствую, когда призраки бродят по нашей земле, скитаются, как последние отбросы между мирами… Он застрял.

— Застрял?!

— Не попал в рай, не попал в ад…

— Блуждающая душа, если я правильно понял? — протянул Адам, и встал со стула. — Вы в своем уме?!

— А что, паранормальные явления для тебя в новинку?

— В том то и дело, призраки, застрявшие между мирами — легенда. Миф, вымысел! Обычно, в таких случаях, по ту сторону попадают убийцы, маньяки, насильники, но не порядочные люди. Элиот не мог застрять между мирами. Только не он.

— Ты сомневаешься в моих способностях?! — ошеломленно вскричала Лора, и Уилсон пригрозил ей пальцем.

— Будешь повышать голос, наш разговор быстро закончится, — он серьёзно нахмурился. — Ты в моем доме, здесь мои правила. В соседней комнате, если ты не заметила, спит моя мать, и мне не хочется объяснять ей, что здесь забыла незнакомая девушка в час ночи!

— Я говорила спокойно…

— Значит нужно говорить ещё тише.

— Я не собираюсь шептаться! Дело касается моего друга! — вновь вскричала Лора, на, что Адам резко сделал шаг вперёд.

— Встала, и пошла вон!

— Ты, что?! Ты…?

— Я предупреждал! — он гневно выдохнул, и сверкнул уставшими глазами. — Поговорим завтра. Может, тогда ты сможешь, вести себя адекватно, а сейчас, ты знаешь, где выход…

— Прогоняешь меня, Уилсон? — ошеломленно прошептала незнакомка. — Кто бы мог подумать, что у тебя столько уверенности в себе. Не боишься заиграться? А?

— Решила, что угрозы меня напугают?! Ха! У меня есть сестра, которая каждый день выносит мне мозг. Мне уже ничего не страшно…

— Я пришла не для того, что бы обрести себе врага. Мне нужна помощь.

— Лора, ты всем видом мне показываешь, что напрашиваешься на неприятности. Если не хочешь пострадать, теперь моя очередь угрожать, уйди скорее. Я держу своё слово, и могу сжечь тебя заживо прямо сейчас…

— Адам, я…

— Поговорим завтра.

Девушка вскинула локон рыжих волос, и ехидно улыбнулась.

— Как только в своем сне ты увидишь смерть близкого человека, как ты будешь разговаривать совсем по–иному с людьми, способными тебе помочь…

— До свидания…

— До встречи, Уилсон.

Итак, сегодня в дом к Уилсонам должны были нагрянуть гости, и Адам поспешно убежал рано утром, не желая встретиться ни с кем из них лично. Один дядя Олмен затмевал тысячи несчастных людей, которые считали каждый цент, и были такими мелочными и надменными, что парень просто не мог находиться с ними рядом.

Что ж, новая знакомая, Лора, никак не развевала ситуацию, которая и так казалась едва ли мутной. Она была просто беспросветной. Девушка, эксперт в делах с призраками, заявила, что Элиот бродит между мирами. В таком случае, появляется ещё одна проблема: что держит его на земле? Ко всему вышеперечисленному, у Адама на хвосте сидела разъяренная Викки, которая способна на многое, даже на убийство близких себе людей. Возможно, Лора — это и есть Викки. Но это было бы слишком просто. Озборн любит играть не по правилам. Интрига для неё значила буквально всё. Тогда, почему наступило затишье? Неужели у Викки истекли все идеи?! Ха! Если бы…

Наконец, на горизонте показался особняк Саммерс, и Уилсон уверенно постучал в дверь. Адам знал, что сегодня родители Джулз отправились в Ричмонд на выходные, так что поводов для сомнений не было.

Послышались невнятные шорохи, заскрипели половицы, и дверь медленно отворилась. На порог вышла сонная Джулия, и, потерев глаза, она подняла взгляд на парня.

— Решил так рано напомнить мне о том, что я не должна о тебе беспокоиться? — раздельно проговорила девушка, и облокотилась спиной о стену.

— Я хотел посоветоваться.

— Неужели? Я заслужила твоё доверие?! — притворно раскрыв глаза от ужаса, Саммерс, шире отворила дверь, и поплелась вглу