Book: Заложник



Заложник

Крис Брэдфорд

«Заложник»

(«Телохранитель» — 1)

Для Зака и Лео

Вы будете защищать друг друга всю жизнь…

Пролог:

Костяшки водителя побелели, когда он выкрутил руль хаммера, с силой вдавливая ногой педаль. Мощный двигатель загудел, и бронированный автомобиль выехал на дорогу, что когда-то была обстреляна.

Хаммер пробирался по бетону в выбоинах, что находились на расстоянии друг от друга, напоминая чешуйчатую кожу змеи, два пассажира сзади могли только смотреть на адские пейзажи охваченного войной Ирака, проносящиеся за окном. Голые участки пустыни были усеяны мусором, обгорелыми кусками машин, разрушенные здания были в дырах от пуль. Среди обломков виднелись запуганные лица детей.

Младшей из двух пассажиров была женщина, работавшая помощницей дипломатического советника, со свежим лицом и стильной стрижкой светлых волос, и она смахнула рукой слезу с лица. Вторым пассажиром был высокий испанец с четко выраженными скулами и темно-карими глазами, острыми, как у орла, он был более сдержанным. Но его крепкая хватка на подлокотнике выдавала его внутреннее состояние.

И только телохранитель оставался невозмутимым, сидя на переднем пассажирском кресле, на его коленях лежал пистолет-пулемет МП5. Он выживал на этой дороге уже много раз. Но это не делало поездку проще. Менее 12 километров, этот обширный изгиб дороги был единственным путем, что соединял международный аэропорт Багдада и Зеленую зону — нечто вроде крепости для военных и правительства в сердце Багдада. И это делало Ирландский маршрут самым опасным участком дороги, открытым для выстрелов террористов и повстанцев. Любая попытка проехать здесь была больше чем самоубийством.

«А сегодня ставки даже выше», — подумал телохранитель, оглядываясь через плечо на нового посла США и Ираке. Обычно, американцы нанимали вертолеты, чтобы добраться до Зеленой зоны из аэропорта, но сильные ветры и возможность песчаной бури отменили перелеты.

Глаза телохранителя сканировали местность за пуленепробиваемым стеклом. Перед ними и за ними гулко ехало по три хаммера, создавая внушительный военный эскорт. Эти машины были начинены оружием: встроенными тяжелыми пулеметами М2 и гранатометами МК19. Пока конвой ехал за ними, главный хаммер расчищал дорогу, заставляя обычные машины уходить с дороги, если они двигались недостаточно быстро.

Уже становился видным подземный ход, и телохранитель напрягся. Это была явная точка для атаки. Мост был разрушен взрывчаткой прошлой ночью. Но это не означало, что все взрывные устройства были обнаружены. Его рука инстинктивно нащупала брелок в кармане. Он всегда носил его с собой. Там была фотография его восьмилетнего улыбающегося сына. Сжав его, он пообещал — как всегда делал — что он выживет в этом путешествии, даже если это будет только ради его сына.

Пока они проезжали под покрытым граффити мостом, он не спускал глаз со скрытых ловушек для повстанцев, организовывающих засады. Звонок такой ловушки активировал взрывчатку в специальной машине, скрытые взрывные устройства у дороги, смертника, шквал минометов или бомб. Телохранитель пару раз видел все это в действии, заканчивалось такое всегда трагедией.

Когда они приблизились к другой стороне перехода, он услышал выдох облегчения водителя, который ускорился, направляясь к Зеленой зоне. Телохранитель продолжил свое наблюдение, отыскивая угрозу в окружении дороги, среди деревьев у центрального заповедника, зданий на юге, приближающейся эстакады и участка бетонных джунглей.

— Плохо дело, — пробормотал водитель, когда их сопровождение замедлило ход. Движение впереди остановилось.

Ожило радио.

— Танго Один для Танго Три. Впереди столкновение.

Глава группы из машины позади отозвался:

— Танго Один, это Танго Три. Объезжайте. Используйте центральный заповедник.

Главный автомобиль приблизился к пробке. Он остановился у обочины, и внимание телохранителя привлекла мертвая собака в стороне от дороги. Тело, сгнившее на солнце, выглядело неестественно раздутым.

Когда их автомобиль подъехал ближе, телохранитель увидел мужчину на переходе, говорившего по телефону. Его инстинкты мгновенно проснулись, и он потянулся к рычагу, колеса взревели. Испуганный водитель одарил его яростным взглядом, когда их хаммер свернул с шоссе.

В то же мгновение раздутая собака взорвалась, и главный автомобиль обдало пламенем.

Сила взрыва встряхнула и их хаммер. Помощница в ужасе закричала, когда к ним полетело пламя. Сохраняя спокойствие, телохранитель оглядывал горизонт и краем глаза заметил вспышку от ракетницы, что выстрелила с ближайшего разрушенного дома.

— ВПЕРЕД! ВПЕРЕД! — кричал он на водителя.

Солдат утопил в пол педаль газа, двигатель возмущенно взревел. Они прорвались вперед, но слишком поздно. Ракета ударила в заднюю часть автомобиля и взорвалась. Несмотря на то, что весил хаммер больше двух с половиной тонн, автомобиль взлетел в воздух, словно игрушка. Попавшихся внутри метало в стороны, как тряпичных кукол. Хаммер с ужасным грохотом приземлился, со стороны водителя была вмятина. Внезапно салон наполнился дымом и едким смрадом горящего масла.

В ушах телохранителя звенело, он пытался прийти в себя. Выровнявшись на своем сидении, он оглянулся, чтобы проверить подопечных. Хаммер был защищен от таких атак, но прямое попадание оставалось опасным. Телохранитель знал и то, что второе попадание их прикончит.

— Сэр? СЭР! — прокричал он, отгоняя дым, чтобы найти советника. — Вы в порядке?

Ошеломленный, но в сознании, советник кивнул.

— Нам нужно выбираться сейчас же! — объяснил телохранитель, разворачиваясь и расстегивая ремень безопасности на сидении мужчины. Он похлопал по плечу водителя. — Заберешь второго начальника.

Но водитель не ответил. Он был мертв, разбив голову о лобовое стекло во время взрыва.

Чертыхнувшись, телохранитель попытался открыть пассажирскую дверь. Но, даже навалившись всем телом, он не смог этого сделать. Силой взрыва хаммер в нескольких местах скривился, а дверь заклинило. Они были пойманы, как сардины в банке.

Выхватив пистолет из-под сидения, он молился, что стекло было устойчивым к пулям только снаружи, как он и заказывал.

— Закройте лицо! — приказал телохранитель советнику.

Нацелив ружье в нижний угол окна, телохранитель выстрелил несколько раз, стекло взорвалось. Он свободно выбил его осколки, дым вылетел, а он вывалился в проем.

Снаружи все было окутано выстрелами и огнем. Залпы ракетниц оглушали, гул тяжелых пушек смешивался с взрывами мин. Воздух был тяжелым из-за черного дыма и свиста быстрых пуль.

Повернувшись, он помог советнику выбраться из хаммера и потянул его в укрытие колес.

— Хейли! — взревел советник, заметив, что его помощница обмякла на заднем сидении.

Но телохранитель уже проверял ее состояние. Девушка получила удар РПГ полной силы. Он с сожалением покачал головой.

— Она мертва.

Закрывая посла от выстрелов, он просигналил союзникам. Дальний хаммер заметил их и направился в их сторону, когда позади возник белый седан. До того, как что-то успели предпринять, одинокая машина поравнялась. Секундой позже она взорвалась. Хаммер принял взрыв всем своим кузовом, надежды на спасение не оставалось. Телохранителю больше не нужно было доказательств, что атака была тщательно спланирована. Огромное количество пушек и ракетниц, скрытых бомб означало, что повстанцы знали путь посла и пытались убить его.

В такой ситуации телохранитель решил, что ему придется нарушить протокол, зато он спасет жизнь подопечному. К тому же, было лишь вопросом времени, когда в них попадет следующая ракета.

— Нельзя оставаться здесь, — сказал телохранитель. — Бежать сможете?

— Выиграл забег на четыреста метров в университете, — ответил посол.

— Тогда держитесь рядом и делайте все, что я скажу. Мы идем к подземному переходу.

Он выстрелил чередой в защиту. Затем используя тело, как щит, он схватил советника и повели его по открытому пространству. Они бежали, спасаясь, а над головами летели выстрелы повстанцев.

Позади них РПГ попала по их хаммеру. Их отбросило на землю силой взрыва. Адреналин клокотал в венах, телохранитель поднял советника обратно на ноги.

Он двигался за БМВ, укрываясь, и остановился, чтобы оценить ситуацию. Последний выживший хаммер сражался с вражеским огнем. Несколько жителей Ирака, что не успели добраться до подземной части дороги, скрывались за своими машинами. Телохранитель понимал, что большинство из них были невинными людьми, но он все еще не выпускал из рук пистолет: убить советника мог и один повстанец.

Выглянув из-за капота, он заметил черный джип с затемненными окнами, что стоял неподалеку. Пассажирское окно было открыто, и в их сторону смотрело дуло ружья.

Внезапно БМВ ощетинилось выстрелами из окон, разбивая их. Телохранитель упал сверху на советника, закрывая его от смертельных выстрелов. Машина приняла на себя основной удар, по ней гремели выстрелы. Затем осада прекратилась, уцелевшая пушка на хаммере повернулась на повстанце, заставляя их сменить цель.

— Мы не можем оставаться здесь, — пропыхтел телохранитель, подталкивая советника.

Пригибаясь, они обходили машины, двигаясь к подземному переходу, выстрелы были так близко. Как только они оказались в укрытии, телохранитель отыскал взглядом машину, что не была заблокирована происшествием. Почти впереди кучи машин был серебряный Мерседес-Бенц.

Выстрелы и ужасающие крики эхом раздавались по переходу.

— Они преследуют нас! — воскликнул советник, оглядываясь через плечо в тревоге.

Оттолкнув подопечного в сторону, телохранитель выстрелил в ответ, следя, чтобы он все время был между стреляющим и советником.

Огибая машины, они почти очутились у Мерседеса, когда советник остолбенел.

— Не останавливайтесь! — торопил телохранитель.

А потом он тоже увидел мужчину перед ними.

Одетый в джинсы и футболку, он скрывал лицо за красно-белым шарфом, а дуло АК47 было направлено прямо на советника.

Он выстрелил.

Инстинктивно телохранитель прыгнул, заслоняя собой советника, отталкивая его в сторону. Советник мог только смотреть, как его спасителя отбрасывает назад от силы выстрела, а потом он падает на пол, лишившись жизни.

Телохранитель сделал невозвратимую жертву, чтобы спасти его.

Но все было напрасно. Повстанец выпрямился и направил дымящееся дуло АК47 в лицо советника.

— Теперь умрешь ты, неверующий! — проревел повстанец.

— Ты можешь убить меня, но ты не убьешь надежду, — сказал советник, с вызовом глядя на нарушителя.

Вообще-то телохранитель был бы мгновенно убит, но его пуленепробиваемый жилет защитил его от худших последствий. Едва оставаясь в сознании, он реагировал, благодаря глубоко въевшимся тренировкам. Он выронил свой МП5, но выхватил СИГ Сойер П228 с бедра и выстрелил в повстанца в упор.

Еще до того, как мужчина рухнул на землю, телохранитель пошатнулся, поднимаясь. Его ноги казались тяжелыми, пока он шел, а во рту был неприятный привкус меди.

— Вы живы! — воскликнул советник, двигаясь к нему на выручку.

Прислонившись к Мерседесу, телохранитель распахнул дверь. Водитель уже сбежал, чтобы выжить, оставив ключ.

— Залезайте и пригнитесь, — сообщил он советнику, хватая ртом воздух.

Повернув ключ, он молил машину завестись с первого раза, заднее стекло взорвалось под обстрелом из пулемета. Двигатель ожил, телохранитель вдавил педаль газа в пол, и они вырвались на Ирландское шоссе. Стена выстрелов обрушилась на них с моста над ними. Изворачиваясь, чтобы избежать их, телохранитель ускорил свое движение по дороге, огибая выбоины, пока гром сражения не отдалился.

— Вы серьезно ранены! — сказал советник, заметив, что водительское сидение было пропитано кровью.

Телохранитель едва слышал его, направив остатки сил на исполнение своего долга. Приблизившись к первому посту Зеленой Зоны, окруженной безопасными стенами, он замедлил Мерседес. Стража понятия не имела, что он вез советника, они могли сразу выстрелить. Остановившись у границы, он вышел из машины с советником и пересек финальную черту.

Продолжая искать взглядом угрозу, телохранитель покачнулся, кровь пропитывала его одежду.

— Нужно доставить вас в больницу, — настаивал советник, взяв его за руку.

Телохранитель опустил взгляд на себя. Только теперь, когда адреналин испарился, он ощутил боль.

— Слишком поздно, — скривился он.

Солдаты ООН двинулись, окружая его защитным кольцом.

— Теперь вы в безопасности, сэр, — сказал телохранитель, рухнув к ногам советника, из его руки выпал маленький окровавленный брелок для ключей.



Глава первая:

Шесть лет спустя…

Удар застал Коннора врасплох. Кулак врезался в его челюсть. Перед глазами мигнул свет, он отлетел назад. И только инстинкт помог ему избежать встречи с кулаком слева. Блокировав удар рукой, Коннор ответил ударом по ребрам. Но голова кружилась, и атака получилась слабой.

С ним сражался пятнадцатилетний парень с черными волосами, стянутыми в пучок, а тело его словно было высечено из камня, заряжено электричеством и бросалось в бой с поразительной яростью. Коннор закрыл голову от града ударов.

— ДАВАЙ, ДЖЕТ! СБЕЙ ЕГО С НОГ!

Крики толпы сливались в рев в ушах Коннора, Джет не отступал. Коннор уклонился и попытался увильнуть от удара. Но он был загнан в угол.

Звонок оповестил о конце раунда сражения, его едва было слышно за гулом зрителей. Джет сверлил Коннора взглядом, замерев.

Коннор выпрямился в своем углу. Ему было четырнадцать, он отличался взлохмаченными каштановыми волосами, зелено-голубыми глазами и атлетическим телосложением — результатом восьми лет тренировок боевым искусствам. Выплюнув капу, он с благодарностью принял бутылку воды от Дэна. Его тренер по кикбоксингу, лысый мужчина с узкими глазами и приплюснутым носом, не выглядел довольным.

— Поработай над своей защитой, — предупредил Дэн.

— Джет очень быстрый, — выдавил Коннор между глотками воды.

— Но ты быстрее, — ответил тренер тоном, что не терпел пререканий. — Титул чемпиона все еще может стать твоим. Пока ты не сдаешься, шанс есть.

Коннор кивнул. Он призвал остатки энергии и встряхнул руки, глубоко дыша, пытаясь прогнать скованность горящих мышц. Он прошел уже шесть боев и устал. Но он много тренировался для турнира Британии, потому сдаваться не собирался.

Дэн вытер пот с лица Коннора полотенцем.

— Видишь мужчину во втором ряду?

Коннор взглянул на сорокалетнего мужчину с седыми короткими волосами. Он сидел среди болельщиков, сжимая в руке программку турнира, и смотрел на Коннора.

— Это менеджер, что ищет здесь таланты.

И вдруг Коннор ощутил дополнительное желание победить. Победа может стать его шансом добыть титул, может, даже спонсоров. К тому же, он понимал, что победа принесет деньги его семье.

Звонок сообщил о начале последнего третьего раунда.

— Иди и победи! — крикнул Дэн, похлопав Коннора по спине.

Сунув в рот капу, Коннор встал напротив Джета, намереваясь победить.

Противник покачивался на носках, он выглядел совершенно не уставшим. Толпа вопила и гудела, а соперники стояли на ринге в свете белых ламп. Они смотрели друг на друга, не желая выказывать слабость. Стоило их перчаткам соприкоснуться, как Джет бросился в атаку прекрасной комбинацией удара в челюсть, в бок, в челюсть и хука.

Коннор уклонился и ударил в ответ. Колено врезалось в живот Джета, противник согнулся. Коннор не отступал, он загнал Джета к веревкам градом ударов. Но Джет не спешил сдаваться. Он с яростью загнанного в угол тигра ударял Коннора в корпус. И каждое попадание ослабляло Коннора, ему пришлось отступить. И Джет тут же ударил его ногой по бедру. Коннор пошатнулся, открываясь для очередного хука. Джет весь свой вес направил в атаку. На последней секунде Коннор пригнулся, и кулак пролетел над его макушкой.

Понимая, что в этот раз его спасла лишь удача, Коннор осознавал и то, что Джет намерен окончить бой именно этим ударом.

Словно гладиаторы, они кружили по рингу. Пот стекал по лбу Коннору, он тяжело дышал, кровь шумела в ушах, в него летели кулаки и ноги. Коннор чувствовал, что его покидает энергия. Но он не мог сдаться. Слишком многое стояло на кону.

— Легче на ногах! — рявкнул Дэн, стоя у угла ринга.

Джет направил удар в голову. Коннор остановил атаку руками и ответил. Джет отскочил и тут же бросился в бой, замахнувшись кулаками. Толпа сходила с ума из-за масштаба сражения. С трибун его друзья из додзе Боевых искусств тигра кричали его имя:

— КОН-НОР! КОН-НОР!

Их пытались перекричать болельщики Джета. Крики становились все громче, а время стремительно уходило. Коннор понимал, что если не опрокинет Джет, то соперник выиграет по очкам. Но усталость мешала ему.

— Не забывай о защите! — вопил Дэн со своего угла, не скрывая отчаяния.

Джет заметил, что Коннор ослабел, и приблизился. Челюсть, бок,… хук!

Но Коннор изображал слабость, чтобы заманить соперника, и Джет повелся. С молниеносной скоростью он уклонился и ударил, оглушив противника. Замахнувшись ногой, он ударил с разворота. Джет не успел увидеть, а нога Коннора уже врезалась в его голову. Черная капа вылетела изо рта Джета, он рухнул на покрытие ринга. И через миг звонок оповестил об окончании сражения.

Джет, покачиваясь, встал на ноги, ему помог судья. Коннор с уважением поклонился противнику, тот кивнул. Главный судья вышел на ринг. Он схватил микрофон и сообщил:

— Титул британского турнира по кикбоксингу в категории «до шестнадцати» получает… КОННОР РИВЗ!

Толпа радовалась, Коннору отдали приз — серебряную статуэтку кикбоксера на колонне из белого мрамора. Коннор радостно поднял приз над головой, повернувшись к своим болельщикам.

Дэн обнял его за плечи.

— Поздравляю, чемпион! — сказал он с улыбкой. — Твой отец гордился бы тобой.

Коннор посмотрел на сверкающий приз, на радостных зрителей. Он хотел бы, чтобы его отец был здесь и разделил радость с ним. Именно из-за примера отца он решил заниматься боевыми искусствами. Это нравилось отцу, это нравилось и Коннору.

— Признаюсь, я успел понервничать, — сказал Дэн.

— Притворись и напади, — ответил Коннор. — Вы ведь научили меня этому? Так что вы тоже заслужили этот приз.

Он передал трофей Дэну и взглянул на второй ряд. С разочарованием он понял, что седой мужчина ушел.

— Менеджеру не понравилось?

— О, не беспокойся, — Дэн подмигнул ему, любуясь трофеем. — Я не знаю, кто был тот человек. Мне нужно было, чтобы ты сражался изо всех сил, и ты смог!

Глава вторая:

Холодный ветер окутал Коннора, когда он вышел из выставочного центра, где проходили соревнования, в районе доков и направился к автобусной остановке на Фримасонс роуд. Серое февральское небо не радовало, зима не собиралась сдаваться, хоть ее время и истекало. Но даже непогода не могла испортить настроение Коннору. Он стал чемпионом, трофей был в его сумке. Он не мог дождаться момента, когда покажет его бабушке, она была главной поклонницей.

Надев капюшон толстовки, Коннор закинул сумку на плечо и пересек мост над железной дорогой. Он перешел на другую сторону и проходил мимо магазинов, когда услышал крик о помощи.

Ниже на освещенной улице он заметил парня-индийца в простой одежде, которого окружила банда подростков. Мужчина, что шел на станцию поезда, тоже услышал крик. Но он опустил голову и поспешил мимо них.

«Боится, что его проткнут ножом, — подумал Коннор. — И в чем его винить?»

Но Коннор уйти не мог. Отец учил его, что сильные должны защищать слабых. По этой причине отец пошел в армию. Потому Коннор решил заниматься боевыми искусствами. Отец не хотел бы, чтобы сын его был слабым.

Главарь банды прижал парня к стенке и полез в его карманы.

— Оставьте его в покое! — крикнул Коннор.

Банда почти одновременно обернулась.

— Чувак, это не твое дело, — сказал главарь. — Прочь!

Коннор пропустил его слова мимо ушей и шагнул к ним.

— Это мой друг.

— У этого неудачника нет друзей, — сказал парень, плюнув под ноги жертвы, не поверив Коннору.

Поравнявшись с бандой, Коннор взглянул на главаря. Тот был в рваных джинсах и кофте с Доктором Дре, он был выше Коннора и крупнее. С такой широкой грудью, мощными бицепсами и кулаками он мог легко быть в первых рядах в команде регби.

«Если он еще ходит в школу», — подумал Коннор.

В банде было еще два парня и девушка, они казались не такими угрожающими, но все еще опасными. Один из парней был в кедах, узких джинсах и серой толстовке, он сжимал скейт, лицо его было покрыто прыщами. Другой был в черных джинсах, дутой куртке и в красной кепке с надписью «Слишком крутой для тебя» на обесцвеченных белых волосах. Девушка оказалась китаянкой с каре густых черных волос и пирсингом в носу, глаза ее были густо подведены черными тенями, словно она была эмо, она носила обувь на рифленой платформе. Она мрачно взглянула на Коннора.

— Идем, — сказал Коннор новому другу, сохраняя спокойствие в голосе. Он не хотел показывать, что на самом деле нервничает. Он учился кикбоксингу и джиу-джитсу, но не искал драки. Учитель джиу-джитсу говорил ему, что насилия лучше избегать. Особенно в схватке четверо на одного, это было опасной затеей.

Жертва неуверенно шагнул к нему, но главарь банды уткнулся рукой в его грудь.

— Никуда ты не идешь.

Парень застыл на месте от страха и с отчаянием посмотрел на Коннора.

Повисла напряженная атмосфера. Коннор скользил взглядом по членам банды, готовясь защищаться сумкой, если на него нападут с ножом.

— Я сказал, оставьте его в покое, — повторил он, приближаясь к жертве.

— А я сказал, что это не твое дело, — ответил главарь и ударил парня по лицу.

Испуганный индиец вскрикнул, Коннор отбил удар рукой. Он занял боевую стойку, вскинув кулаки, заслонив собою жертву. Главарь, глядя на Коннора, рассмеялся:

— Осторожнее, народ! Это малявка-каратист!

«Рано радуешься», — подумал Коннор, убирая сумку с плеча.

Главарь бросился на Коннора. Он замахнулся правой рукой, целясь в голову. Коннор быстро пригнулся, направился вперед и с силой ударил врага в живот. Неожиданный удар должен был сбить противника, но главарь оказался крепким. Он не рухнул, а только прокряхтел и напал на Коннора, целясь то в челюсть, то в бок, то в голову. Коннор защищался. Он отражал атаки, и становилось понятно, что противник — обученный боксер. Коннор недооценил врага, нужна была новая тактика. Хотя Коннор был быстрее, главарь банды был сильнее и выше. А без перчаток бой будет опасным, даже один удар таким кулаком отправит его в больницу.

«Чем больше, тем больнее падать», — подумал Коннор, вспоминая, что в джиу-джитсу большие противники побеждались, когда их силу обращали против них.

Главарь замахнулся и не попал по его голове, а Коннор приблизился и бросился на него всем телом. Изогнувшись, он перенаправил направление атаки и перебросил его на асфальт. Главарь с гулом рухнул на землю, от падения из него вышибло воздух. Банда в неверии смотрела на поверженного главаря, пока жертва едва скрывала улыбку, глядя на врага в грязи.

— Схватите… его! — завопил главарь, не в силах встать.

Парень в кепке направился к нему в прыжке. Коннор отскочил в сторону и понял, что открыл для удара нового друга. Времени не было, Коннор оттолкнул его в сторону.

Нога врага врезалась в стену. Он развернулся и яростно набросился на Коннора, кружась. Коннор не ожидал таких навыков от него, ему пришлось отступать. Инстинкт, отточенный часами сражений, подсказал ему об атаке сзади. Он оглянулся и увидел, что оставшийся парень шагнул вперед и замахнулся скейтбордом.

В последний миг Коннор увернулся. Доска не попала по нему и врезалась в лицо парня в кепке. Тот упал на колени, ошеломленный.

Парень в толстовке испугался своей ошибки и теперь был открыт для атаки. Коннор воспользовался шансом и ударил его. Но парень отреагировал быстрее, чем ожидал Коннор, и заслонился скейтом, как щитом.

Коннор ломал доски, когда сдавал экзамен на черный пояс, а потому знал правильную технику. Сжав зубы, он рванул вперед, нога его разбила скейтборд. И теперь простой удар оглушил парня в толстовке.

Три парня были выведены из строя, и девушка приблизилась.

Коннор вскинул руки.

— Я не сражаюсь с девочками. Давай разойдемся и обо всем забудем.

Девушка замерла, склонила голову и невинно улыбнулась.

— Это так мило с твоей стороны.

Она ударила Коннора по рту, рассекая его губу. Не мешкая, девушка продолжила ударом по ноге, ее тяжелые ботинки на платформе попали по месту, куда уже ударял Джет, и нога онемела. Он прислонился к стене.

— А я сражаюсь с парнями! — сказала она пораженному Коннору, что пытался найти силы. Девушка приблизилась для удара, но Коннор не отступил, а поймал ее ногу, летящую в него. Она вырывалась, попыталась ударить ребром ладони по его шее. Но Коннор схватил ее за запястье и завел руку ей за спину. Девушка вскрикнула от боли.

— ОТПУСТИ ДЕВУШКУ!

Коннор оглянулся. Двое полицейских — высокий темнокожий мужчина и худая светлокожая женщина — спешили к ним. Коннор неохотно отпустил девушку, что успела ударить его по ноге и скрыться в противоположном направлении. За ней поспешила и вся остальная банда.

Коннор пошел за ними, но полицейский схватил его за воротник.

— Не так быстро, сынок. Ты идешь с нами.

— Но я пытался спасти парня, — возразил Коннор.

— Какого? — спросила полицейская.

Коннор огляделся,… но улица была пустой. Парень исчез.

Глава третья:

Офицеры отвезли Коннора по Фримасонс Роуд к переулку, где стояло огромное здание из красного кирпича. На входе висела традиционная синяя лампа полицейского участка. Ниже табличка с белыми буквами сообщала: «УЧАСТОК ПОЛИЦИИ ГОРОДА КЭННИНГ». Они поднялись по ступенькам, пройдя плакат «Терроризм: если что-то заметили — сообщите», и прошли черед массивные деревянные двери, синяя краска на которых потрескалась от времени.

Фойе было плохо освещено, отличалось голыми стенами с доской с объявлениями. Одинокая мебель — скамейка и стеклянная стойка — дополнялись одиноким офицером. Они приблизились, и он поднял голову, цокнув языком, когда увидел рассеченную губу Коннора, кровь, что капала ему на толстовку.

— Имя? — спросил его надзиратель.

— Коннор Ривз.

— Возраст?

— Четырнадцать лет.

Он записывал все в толстый блокнот.

— Адрес и телефон?

Коннор продиктовал адрес дома в Лейтонстоун.

— Семья?

— Мама и бабушка, — ответил он.

Это он тоже записал, полицейская объяснила причину, по которой привели Коннора, офицер кивнул, радуясь.

— Туда, — сказал он и указал ручкой на дверь с табличкой: «Допросная».

Коннора провели по фойе. Полицейский остался осмотреть содержимое его рюкзака с офицером за стойкой.

— После тебя, — сказала полицейская, пропуская его.

Коннор шагнул в комнату. В центре стоял большой стол с лампой, а еще пара стульев. Лампа дневного света под потолком гудела, словно комар, придавая комнате неверный оттенок. Комнату давно не проветривали, окна были зашторены, казалось, что это место отрезано от всего мира.

И хотя он был невиновен, Коннор сглотнул, сердце колотилось в груди.

«Это неправильно!» — думал он. Попытка помочь привела к его аресту. А как же благодарность? Ее не было. Парень просто бесследно исчез.

— Садись, — приказала полицейская, указывая на стул у стола.

Коннор неохотно послушался.

Полицейский присоединился к ним, закрыв за собой дверь. Он передал коллеге толстую папку. Она включила лампу на столе и ела напротив Коннора. Щурясь, он смотрел, как женщина оставляет на столе папку и листок с бумагой. Папка, к ужасу Коннора, была подписана: «Секретно».

Он вспотел. Он никогда еще не имел проблем с полицией. Что будет?

Офицер раскрыла папку и принялась листать файлы. Полицейский устроился рядом с ней и, не мигая, смотрел на Коннора. Напряжение в воздухе было невыносимым.

Казалось, прошла вечность, и женщина сообщила:

— Если та девушка напала на тебя, это пригодится в суде.

Коннор застыл. Все было еще серьезнее, чем он представлял.

— Нам нужны подробности, — объяснила она.

— Может, я должен вызвать адвоката? — спросил Коннор, как делали в фильмах.

— В этом нет необходимости, — ответил офицер. — Просто скажи, зачем ты это сделал?

Коннор заерзал на стуле.

— Они… издевались над парнем.

Женщина записала.

— Ты его знал?

— Нет, — ответил Коннор. — И не узнаю. Он ведь сбежал.

— Тогда почему ты ввязался в драку?

— Они угрожали побить его!

— Но остальные шли мимо. Почему ты остановился?

Коннор пожал плечами.

— Так было правильно. Он не мог защититься. Четверо против одного.

— Четверо? — офицер поспешил это записать. — И ты расправился с ними сам?

Коннор кивнул.

— Я немного интересуюсь боевыми искусствами.

Женщина разглядывала файлы.

— Здесь говорится, что у тебя черный пояс по кикбоксингу и джиу-джитсу. Это не «немного».

Коннор застыл. Откуда они все это знали? Что еще они знали?

— Ну… да, — кивнул он, боясь, что это обернут против него. Наставники всегда говорили использовать с осторожностью навыки вне додзе.

— Проясним, — сказала женщина, отложив ручку и глядя в глаза Коннору. — Ты рискнул жизнью ради незнакомца.

Коннор молчал. Он не знал, отпираться или соглашаться?

— Ну… да, — согласился он.

Тень улыбки тронула губы женщины.

— Неплохо, — оценила она. Коннор пораженно уставился на нее. Офицер закрыла папку, взглянула на полицейского и кивнула.



Он повернулся к Коннору.

— Молодец, ты прошел.

Коннор нахмурился.

— Что прошел?

— Проверку.

— Какой-то… экзамен, как в школе?

— Нет, — ответил он. — Настоящую схватку.

Коннор растерялся.

— Банда была проверкой?

Полицейский кивнул.

— Ты показал инстинкт защиты.

— Конечно! — недовольство его росло. — Банда напала…

— Не в том дело, — прервала его полицейская. — Ты показал желание защитить другого.

Коннор привстал со стула.

— Что происходит? Я хочу позвонить домой.

— Не стоит, — она улыбнулась. — Мы уже сообщили твоей маме, что ты немного опоздаешь.

Коннор в ужасе раскрыл рот. Что это за полиция?

— Мы какое-то время следили за тобой, — призналась женщина, встав со стула и облокотившись о стол, расслабившись. — Атака была проверкой твоих моральных качеств и навыков. Проверка должна быть неожиданной. Потому нам помогали тренированные помощники.

«Что? — Коннор коснулся рассеченной губы. — Не удивительно, что они так хорошо сражались».

— Но зачем?

— Чтобы оценить твои шансы быть ОБЗ в реальной жизни.

Коннор ничего не понимал.

— Кем?

— Офицером близкой защиты, — объяснил мужчина. — И вступившись за другого, ты доказал, что у тебя есть инстинкт телохранителя. Этому нельзя научить. Это должно быть в человеке.

Коннор рассмеялся.

— Да вы шутите! Рано мне еще телохранителем быть.

— В том-то и дело, — ответил резким тоном голос позади него.

Коннор резко развернулся и увидел с удивлением мужчину с седыми волосами, что был на турнире, а теперь стоял перед ним.

— С тренировками ты станешь идеальным телохранителем.

Глава четвертая:

— Меня зовут полковник Блэк, — сказал мужчина, кивнув. Он был в чистых штанах, блестящих черных туфлях и рубашке цвета хаки, рукава ее были закатаны до локтей, весь его внешний вид выдавал, что жизнь он провел в сражениях. Коннор разглядел строгие черты лица и мощную челюсть. Он вел себя властно, его серые глаза, не отрываясь, смотрели на Коннора. И хотя на вид ему было больше сорока лет, он телосложением был словно на десять лет младше — широкая грудь и мускулистые руки. И только неровный белый шрам на его горле выбивался из его аккуратного вида, это явно был след от его службы.

— Я впечатлен твоим выступлением и на ринге, и на улице, — заявил он. — Ты показал свой талант. И не сдался, несмотря на странности ситуации. И мне это нравится в работе.

— Спасибо, — ответил Коннор, она не смог придумать ничего другого. А потом он осознал слова полковника. — Что значит «в работе»?

— Садись, а я объясню.

Слова его не прозвучали как приказ, но Коннор не смог отказаться и опустился на стул. Полковник обошел стол и забрал записи у полицейских.

— Я возглавляю организацию по близкой защите, известную как «Страж-друг».

— Страж-друг? — поежился Коннор. — Никогда о таком не слышал.

— Нас мало. Это секретная организация, — признал полковник. — Потому отмечу сразу, что эта организация действует в интересах народа, информацию никому не передавай.

Строгое выражение лица полковника не оставило Коннору повода сомневаться, что будет жестокое наказание, если он ослушается.

— Понимаю, — ответил он.

Полковник поймал его на слове и продолжил:

— В нынешнем мире требуются новые телохранители. Существует постоянная угроза терроризма, растет количество банд, все больше пиратов, участились случаи, когда людей берут в заложники, шантажируют или убивают. Медиа привлекают внимание к семьям политиков, восходящим поп-звездочкам, новым миллионерам, и целями бандитов становятся не только взрослые, но и дети.

— Как сын французской актрисы? — перебил его Коннор. История о похищении мальчика во время его путешествия на корабле была во всех новостях.

— Да, им пришлось заплатить миллион долларов, чтобы его вернули невредимым. Но этого бы не случилось, будь у семьи команда телохранителей. Моя организация предоставляет такие услуги. И отличается тем, что тренируем мы только юных стражей, — полковник Блэк посмотрел на Коннора, сказав это. — Часто они даже эффективнее, чем обычные взрослые телохранители, привлекающие к себе внимание. А страж-друг является постоянным спутником ребенка, он обеспечивает отличную защиту для уязвимой или важной цели, — полковник замолчал, чтобы его слова Коннор успел обдумать.

— И вы хотите, чтобы я стал стражем-другом? — поразился Коннор.

— Ты правильно понял.

Коннор рассмеялся и вскинул руки.

— Вы ошиблись. Я — не тот, кто вам нужен.

Полковник покачал головой:

— Я так не думаю.

— Но я еще учусь в школе. Я не могу быть телохранителем!

— Почему? Это в твоей крови.

Коннор недоверчиво посмотрел на полковника Блэка. А тот сказал то, что совершенно выбило его из колеи.

— Ты пойдешь по стопам отца.

— О чем вы? — отозвался Коннор, тут же ожесточившись. — Отец умер.

Полковник печально кивнул.

— Знаю. Я был очень расстроен новостью. Мы с твоим отцом дружили. И сражались вместе.

Коннор разглядывал мужчину перед собой, не понимая, врет ли он.

— Отец никогда о вас не говорил.

— Понятное дело. Мы старались в САС разделять личное и работу.

— САС? Отец был в армии, — исправил его Коннор.

— Это прикрытие. Твой отец был в особой команде САС, ответственной за борьбу с терроризмом и близкую защиту важных людей, — объяснил полковник. — Он был одним из лучших.

От этих знаний Коннору стало не по себе, ведь он всегда думал, что хорошо знал отца.

— Почему он не рассказал мне?

— Он должен был хранить это в секрете. Чтобы защитить себя и свою семью.

— Я вам не верю, — сказал Коннор, вцепившись в подлокотник. Весь мир пошатнулся из-за поднятой темы об отце. Полковник вытащил фотографию из нагрудного кармана и передал ее Коннору.

— Ирак, 2004 год.

Команда из пяти солдат с автоматами стояла где-то в пустыне. Посередине был молодой полковник Блэк, его шрам виднелся над воротником брони. Рядом с ним стоял высокий загорелый мужчина с темно-каштановыми волосами и знакомыми сине-зелеными глазами — Джастин Ривз.

Коннор лишился дара речи. Он держал фотографию дрожащей рукой и старался сдержать слезы, он не ожидал увидеть лицо отца.

— Можешь оставить себе, — сказал полковник. — Теперь насчет твоей работы в «Страже-друге».

— Что? — воскликнул Коннор, все происходило слишком быстро. — Но я еще не согласился.

— Да. Выслушай, и ты согласишься.

Коннор осторожно опустил фотографию с отцом на стол, но не мог отвести взгляда.

— Твоя школа будет осведомлена, что ты перевелся в частную школу.

— Частную? — повторил Коннор. — У моей семьи нет таких денег.

— Тебя будут спонсировать по специальной схеме. Нам нужно прикрытие для твоего переезда в тренировочный лагерь стражей. Нужно убедиться, что наша операция секретна. Никто не должен знать.

— Переезд? — возмутился Коннор. — Простите, но я не могу оставить маму. Ищите другого.

— Мы знаем о твоей ситуации, — сказала полицейская с ободряющей улыбкой и оставила на столе перед ним конверт. — Мы организовали все так, чтобы за ней присмотрели. И все расходы покрыты.

Коннор уставился на загадочный блокнот, потом на полковника.

— А если я не хочу становиться телохранителем?

— Решение за тобой. Ты можешь уйти, но, думаю, ты пожалеешь.

Коннор все понял.

— Так я не арестован?

— Кто сказал, что ты был арестован? — отозвался полковник, вскинув брови.

Коннор оглянулся на полицейских, а потом понял, что они даже не зачитали ему его права, не арестовали его официально. Они лишь попросили его проехать в участок.

— Я даю тебе время подумать, — сказал полковник Блэк и оставил поверх конверта визитку. Она была черной, как ночь, с серебряным выпуклым логотипом щита с крыльями. Ниже был телефонный номер, и больше ничего.

Полковник кивнул на прощание и исчез за дверью, за ним шли полицейские.

Коннор остался один. Он смотрел на визитку, в голове крутились события прошлого часа. Его жизнь перевернулась с ног на голову — он только стал чемпионом, а теперь вдруг получил приглашение в телохранители. Он смотрел на конверт, ему было интересно и страшно знать, что там внутри. Он решил оставить это на потом. У него были и другие проблемы.

Подхватив визитку, конверт и фотографию, Коннор встал и направился к двери. Когда он открывал ее, то думал, что ошибся и пошел не туда. В фойе было темно и пустынно, здание было ужасно тихим.

— Ау! Есть тут кто-нибудь? — позвал он. Никто не ответил.

Он заметил свою сумку на стойке. Он спрятал конверт и фотографию рядом с трофеем, а визитку полковника оставил в кармане и направился к выходу. Шаги эхом отдавали по пустому фойе. Он прошел доску объявлений, одно из них уже устарело на два года. Странно, что его еще не сняли.

Он толкнул тяжелую дверь и вышел на улицу в серый вечерний свет. Радуясь тому, что вокруг уже не давит тишина, он оглянулся, думая увидеть полковника Блэка. Но ни полковника, ни полицейских не было видно. Двери за ним захлопнулись, он заметил, что плакат про терроризм сняли, теперь было видно сине-белую табличку:

«ЭТО БОЛЬШЕ НЕ ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК.

Ближайший участок по адресу: 444 Баркинг роуд, Плэйстоу».

Коннор уставился на табличку. Вся операция по его поимке была разыграна!

Он вытащил из кармана единственное доказательство того, что встреча была, — черную визитку с крылатым серебряным щитом… и одиноким номером телефона.

Глава пятая:

— Опаздываешь, Хазим, — прорычал на арабском мужчина с полным ртом зеленых листьев ката [1]. Мужчина с густой бородой, крючковатым носом и загорелой кожей цвета темного песка обнажил желто-коричневые зубы с недовольством.

— Прости, Малик, но самолет задержали, — ответил Хазим, поклонившись с почтением мужчине, восседавшему как царь в дальнем конце прямоугольной белой комнате мафрай [2].

Малик раздраженно фыркнул, но махнул ему садиться. Хазим, юноша из Йемена с выдающимися бровями и угловатым лицом, был бы красивым, если бы не его опущенные вниз уголки губ. Он осторожно занял место среди других членов Братства.

Комната была полна мужчин, одетых в одеяния длиной до лодыжек, белый цвет оберегал от жары. У некоторых на голове не было ничего, у других — красно-белые платки. Они сидели на больших подушках, левая нога подогнута, правая рука лежала на правом колене, а левый локоть — на подлокотнике. Перед каждым стояла миска, откуда мужчины брали листья и жевали, оживленно общаясь.

По традиции в комнате мафрай было два ряда окон, верхние были украшены витражами, лучи вечернего солнца окрашивались в цвета радуги, падая на покрытый ковром пол. На нижнем ряду обычные окна были распахнуты, чтобы комната проветривалась. Хазим не привык к местной жаре и был рад ветерку. С верхнего этажа ему открывался прекрасный вид на Сану, столицу Йемена. Выгоревшие на солнце крыши белых и песочного цвета домов тянулись вдалеке, переходя в горы.

— И где твой кат? — осведомился Малик.

Хазим виновато вскинул руки.

— Простите, я беспокоился о перелете, на рынок зайти не успел.

— Пф! — фыркнул Малик. — Я не потерплю опозданий и неуважения к нашим традициям. Понятно?

Хазим кивнул, заерзав под тяжелым взглядом мужчины. Но выражение лица Малика быстро сменилось улыбкой, он хлопнул Хазима по спине.

— На этот раз прощаю, Хазим. Ты ведь был осторожен. Кедар, поделись с ним, — приказал он сидящему слева от Хазима мужчине. — Нельзя в Йемене сидеть без ката.

Кедар напоминал Геракла телосложением, борода его была тонкой, он протянул Хазиму пригоршню листьев. В Йемене было принято жевать кат. Мужчины собирались вечером, сидели и жевали листья, общались, это было так же, как для американцев зайти в кафе и выпить кофе, а для англичан — как чаепитие, вот только кат оказывал действие, схожее с реакцией на несколько чашек крепкого эспрессо.

Благодарно кивнув, Хазим сунул пару листьев в рот и разжевал. Горький сок попал на язык.

— У вас нет кокаина? — спросил он, стараясь не кривиться.

Малик недовольно вскинул руки, кривясь, и повернулся к мужчине с редеющими волосами и в круглых очках.

— О чем я и говорил, Бахир! В нем американский яд. Вон хорошая йеменская вода, — он указал на большой кувшин на круглом деревянном столике. — Но здесь ты насладишься только катом.

Выбрав самые сочные листья, Малик сунул их за левую щеку. Он медленно жевал, глядя, как Хазим наполняет свой стакан.

— У него даже нет бороды! — фыркнул он.

Потягивая воду, Хазим невольно коснулся бритого лица и огляделся на бородатых товарищей. Все следили за ним.

— Он похож на младенца, — отозвался Бахир. — Эй, народ, да это же малыш Хазим!

Собравшиеся рассмеялись. Хазим стыдливо покраснел, уставившись в пол. Но шутки были без злого умысла, ведь все здесь знали правду. Хазима пригласили в высший круг Братства, потому что он доказал, что может легко влиться в американскую жизнь.

Малик ободряюще похлопал Хазима по плечу.

— Хватит! Все собрались, пора начинать! — сообщил он.

Смех быстро утих, все разговоры прекратились.

— Братья мои, — начал он, раскинув руки. — Наша организация слишком долго скрывалась в тени. Пора с ужасающей силой напасть на нашего врага. Атака на башни-близнецы поразила сердце Америки. Я же хочу, чтобы мы уничтожили ее душу!

Малик гладил кинжал джамбийя, пока говорил. Изогнутый нож был за его кожаным поясом, чтобы всего его видели. Полудрагоценные камни украшали деревянные ножны, они мерцали в свете угасающего солнца, рукоять кинжала была из редкого рога носорога, и потому никто не усомнился бы в его статусе лидера. У большинства мужчин в Йемене такие кинжалы были признаком мужества, но были тупыми, Малик же затачивал лезвие, он перерезал им много глоток врагов.

— Мы ударим Америке по больному месту, — продолжил он, распаляясь. — Мудрец как-то сказал: «Убей нескольких, рань многих, оставь шрамы тысячам». Но мы в этот раз похитим лишь одного неверного.

Он замолчал, чтобы все насторожились и слушали только его.

— Кто цель? — выдохнул Бахир.

— Дочь президента.

Ответом ему были вскрики и вздохи. Но не отвращения, а восхищения планом.

Но Хазим не мог скрыть скепсиса.

— Вы собрались похитить дочь президента? Его семью вообще-то защищают сильнее всех в мире.

— Да, — отозвался Малик. — Это смело, но эффект будет разрушительнее тысячи бомб. Получив ее, мы потребуем освободить наших братьев, заставим неверных покинуть наши земли.

Мужчины радовались новостям, потрясая кулаками в воздухе. Хазим пытался говорить так, чтобы его услышали.

— США не будут вести переговоры с теми, кого считают террористами. Почему вы решили, что президент согласится с требованиями?

Малик выхватил свой кинжал, разглядывая сверкающее лезвие.

— Какой отец оставит в плену свою кровиночку?

1 — кат — свежие или сухие листья жуют или заваривают чай; легкий наркотик-стимулятор;

2 — мафрай — комната на верхнем этаже с прекрасным видом на город, где мужчины общаются, жуют ката и курят трубку.

Глава шестая:

Большой палец Коннора замер над кнопкой звонка мобильника. Номер уже был на экране, но он никак не мог себя заставить позвонить.

«Правильно ли я поступаю?»

Он слышал, как суетится на первом этаже мама, готовя завтрак. Коннор не знал, справится ли она одна. Из гостиной слышался громко включенный телевизор, ведь бабушка плохо слышала. Никто не возмущался, соседи тоже были старыми, а больше в их доме никого не было.

На его кровати лежало содержимое конверта. Брошюра компании, что обещала качественную заботу о старых и больных, а еще письмо, где подробно излагалось предложение полковника Блэка. Коннор уже знал, что там было. И чем больше он читал письмо, тем больше смысла видел в этих словах.

Его мама страдала от рассеянного склероза. И он присматривал за ней и помогал бабушке. Но когда он был в школе или на тренировках, то не мог следить за ними. И бывали случаи, что доставляли беспокойство, — она роняла кастрюлю с кипящей водой, как-то раз упала с лестницы и сломала запястье. Состояние ее ухудшалось, вскоре за ней придется присматривать круглосуточно. И он заметил, что бабушке стало сложнее справляться. Ее голова оставалась ясной, но тело ее подводило. Они не раз обсуждали мысль о доме для престарелых. Но его бабушка заявляла, что это ее убьет. Маленький дом их был для нее полон счастливых воспоминаний о дедушке и об отце, она хотела остаться. Маму же больше волновало, что будет с ее сыном, если ее упекут в больницу. Коннор еще не был совершеннолетним. А других родственников у них не было, потому в вариантах оставалось нанять сиделку, а то и отправить его в детдом, но это их не устраивало.

Идеальным решением была сиделка, что жила бы с ними. Но они не могли такую себе позволить.

До этих пор.

Коннор всю неделю раздумывал, как поступить. Он любил маму с бабушкой и не хотел их покидать. Но так он мог обеспечить их благополучие. Он решил, что его долг — заботиться о них, ведь эту работу выполняли они, когда умер отец.

Он взглянул фотографию на столике с его отцом. Прошло шесть лет, и каждый день Коннор думал о нем. Воспоминания его напоминали снимки в семейном альбоме — футбол в парке, прятки в лесу, борьба в саду. С каждым годом воспоминания таяли все сильнее. Коннор боялся, что наступит день, когда он ничего не вспомнит об отце.

Но полковник и его отец были друзьями. Он мог узнать больше. И Коннор очень хотел узнать больше о тайной жизни отца, как он работал телохранителем важных персон. Он хотел понять, почему отец выбрал такую работу, из-за которой пропадал долгое время. Коннор понимал, что отца уже не вернуть, но хотя бы мог понять его лучше.

Коннор нажал кнопку.

Трубку подняли почти немедленно.

— Рад, что ты решил быть с нами, — сказал полковник. — Тебя заберут в понедельник ровно в 9. Будь готов.

— Но… я еще ничего не сказал, — пролепетал Коннор.

На другом конце явно улыбнулись.

— Коннор, ты не позвонил бы, если бы отказался.

Глава седьмая:

В понедельник, черный Рендж Ровер подъехал к дому ровно в девять часов утра.

Сумки были собраны, Коннор обнял маму на прощание.

— Я вернусь на праздники, — пообещал он.

— Не беспокойся обо мне, — мама нежно поцеловала его в щеку. — Тебе не будет грустно. Я горжусь тобой.

Она пожала его руку. Коннор всегда гордился тем, что мама не унывала.

— Я буду здесь круглосуточно, — пообещала Салли, женщина средних лет, что стала сиделкой для его мамы.

Салли появилась следующим утром после его звонка. За чаем она объяснила свою работу, сказала, что расходы будут покрыты особой программой обучения Коннора. Мама тут же обрадовалась, гордясь, что талант ее сына признали. За вторыми чашками чая три женщины уже делились историями и смеялись, словно давние подруги. Коннор решил, что его мама в хороших руках, и немного успокоился.

Еще и бабушка будет под присмотром дома. Этому она радовалась больше него. Но она не поверила уловке и поговорила с ним наедине. Несмотря на слова полковника, Коннор рассказал ей правду, как всегда делал. Она попыталась его переубедить. Но, увидев его решимость, она покачала головой и сказала.

— Совсем как свой отец. Он всегда заботился о других, а не о себе.

Они решили оставить «Стража-друга» в секрете, Коннор не сомневался, что она не расскажет. Когда они прощались, бабушка удивительно крепко его обняла.

— Береги себя, — прошептала она, на миг ему показалось, что она его не отпустит.

Обняв маму, Коннор схватил свои сумки и прошел к машине. Показался водитель, им оказалась худощавая женщина с темно-каштановыми волосами до плеч и оливковыми глазами, что пристально смотрели на него.

Коннор криво улыбнулся, узнав ее.

— Вы ведь не будете снова меня арестовывать?

Бывшая полицейская рассмеялась.

— Только если будешь плох на уроках! — она протянула руку. — Я Джоди, одна из твоих наставников. Залезай, нам предстоит длинный путь.

Сунув сумки в багажник, Коннор забрался на пассажирское сидение. Помахав маме и бабушке, он закрыл дверь, и Рендж Ровер сорвался с места. Они выехали из Лондона, проехав мимо его додзе. Коннор с сожалением посмотрел на здание, сомнения вернулись. Это место стало ему вторым домом. Он только что стал чемпионом. И теперь все так оставлял? Его наставник не обиделся.

Хотя Дэн и потерял отличного ученика, он хотел для него лучшего.

— Нужно действовать, когда получаешь шанс, — Дэн шутливо ткнул его кулаком. — Удачи, и помни, если попадешь в переделку, бей первым и сильно, а потом беги.

Рендж Ровер завернул за угол, здание исчезло из виду. Коннор отринул сомнения и теперь дрожал при мысли о грядущем.

— Куда мы едем? — спросил он с интересом.

— Уэльс, — ответила Джоди.

— О, — Коннор попытался скрыть разочарование. Он ожидал чего-то более привлекательного. — Почему туда?

— Скоро поймешь, — ответила она. — А пока что отдохни, если сможешь. Впереди много работы.

Они покинули Лондон и выехали на запад по шоссе. Джоди вела машину, а Коннор расспрашивал ее об организации «Страж-друг», он ничего не нашел в Интернете, упоминалось лишь имя полковника Блэка в новостях, как главы отряда спасателей важного заложника в Афганистане, что произошло несколько лет назад. Но эту тему Джоди вежливо замолчала.

— Все узнаешь в свое время, — ответила она. После пятой попытки что-нибудь выведать, она строго посмотрела на него, и он притих. Но Джоди рассказала, что она пятнадцать лет проработала в полиции. Она быстро поднялась по лестнице рангов, перешла в особый отряд, а потом в отряд близкой защиты королевской семьи.

— И вы охраняли принца Уильяма и Кейт? — спросил Коннор.

Джоди снова насторожилась.

— Боюсь, я не могу разглашать информацию.

Коннор понял, что ничего не узнает, и решил все-таки поспать.

Три часа спустя они пересекли мост через Северн в Уэльс. Они вдруг съехали с шоссе, и Джоди поехала по тропинкам, Коннор перестал ориентироваться. Но, судя по горам и бесконечным полям, они были посреди пустоши.

Поздно вечером впереди показались железные врата. На них было изображение крылатого щита. Пропускной пункт был скрыт в кустах, Джоди прижала к датчику на доске свой пропуск, и врата раскрылись. Они въехали внутрь, Коннор заметил, что за ними следит камера наблюдения. Колеса хрустели гравием, вокруг были поля. А потом появилось старое здание, которого не было видно от ворот. Размером с особняк, здание было окружено долиной с маленьким озером и густой рощей. Квадратные бойницы и узкие окна делали его похожим на крепость.

— Здесь была частная школа в 1800-х, — объяснила Джоди. — Но для наших нужд здание улучшили.

Коннору казалось, что здание пришло из девятнадцатого века, и никаких новшеств, кроме спутниковой тарелки на крыше, он не увидит.

Рендж Ровер подъехал к главному входу. Коннор вылез из машины и вытащил свои сумки. Когда он огляделся, он чуть не выронил их. В дверях стоял человек, которого он точно не ожидал увидеть.

Глава восьмая:

— Добро пожаловать в лагерь! — сказал с энтузиазмом индиец, помогая Коннору с багажом. — Меня зовут Амир.

— Вот куда ты сбежал, — отметил Коннор.

Амир с готовностью улыбнулся.

— Да, прости, что не поблагодарил, но я подумал, что Джоди арестует меня за опоздание на поздние тренировки, — он чарующе посмотрел на женщину.

— Покажи его комнату, — приказала Джоди, не отреагировав на его заискивания.

Амир отсалютовал:

— Да, мэм.

Амир был ниже Коннора и худее, он легко взбирался по ступенькам. Поведение его напомнило Коннору суриката — энергичный, но всегда настороже. Он был совсем не таким, как тот трус, которого Коннор видел на улице.

— И Амир, — позвала его Джоди строгим голосом. — Хочу видеть отчет об угрозах к восьми часам.

Амир застонал из-за срока и повернулся к Коннору.

— Пошли, пока она еще чего-нибудь не придумала.

Он провел Коннора через огромный холл к винтовой лестнице. Старые картины и древние гобелены украшали стены, последние лучи солнца падали на полированный паркет.

— Так ты страж-друг? — спросил Коннор, они направлялись на третий этаж.

Амир кивнул.

— Стажер. У меня еще не было заданий, так что крылья я еще не получил, — он указал на значок на свитере — знакомый щит, но без силуэта крыльев. — Но, надеюсь, это будет уже скоро. Зависит от того, кто станет следующим начальником.

— Начальником? — переспросил Коннор.

— Человеком, которого нужно защищать, — объяснил Амир, повернув направо. — Это может быть сын политика, член королевской семьи, дочь нефтяного магната… — он ткнул Коннора локтем. — Я надеюсь на актрису. Это было бы круто. А красная ковровая дорожка!

Он указал на открытую дверь слева.

— Кстати, это моя комната.

Коннор заметил не заправленную кровать, повсюду были разбросаны вещи, а на маленьком столе стоял выпотрошенный компьютер.

— Что с твоим компом? — спросил он.

— Ничего. Обновляю жесткий диск и устанавливаю новый процессор, — ответил Амир, словно говорил о чем-то невероятно простом.

Он остановился у двери с семеркой.

— Это твоя комната, — сообщил он, приглашая Коннора зайти первым.

Спальня была маленькой и простой, здесь были стол, кресло, лампа, одинокая кровать, умывальник и старый шкаф. Коннор бросил сумки на кровать.

— Но Джоди ведь говорила, что школу улучшали.

Амир рассмеялся.

— Неужели это тебя не впечатляет? — он приподнял крышку стола и показал сетевой порт. — Здесь все в проводах. Система закрыта, чужаку сюда не пройти, — он указал на окно. — Стекло оснащено датчиками удара, если кто-то попробует его сломать. Снаружи полно камер, что реагируют на температуру тел, на каждом входе — чувствительные подушки. И по всему периметру школы куча сигнализации.

Коннор выглянул на открытые поля, лишь вдалеке на них виднелась отара овец.

— Зачем столько защиты? Это ведь не город.

— Как мы можем защищать остальных, если даже не можем защитить себя? — ответил Амир. — Это одно из главных правил здесь. И лишь горстка людей знает о существовании «Стража-друга», потому мы и так эффективны, и полковник хочет, чтобы так и оставалось.

Коннор оказался посреди Уэльса, и ему казалось, что у полковника паранойя.

— Тогда нужно и овец в полях проверять!

Амир рассмеялся.

— Дождись начала тренировок. И ты будешь поражен тем, как далеко может зайти враг, — он взглянул на сумку Коннора. — Взял с собой ноутбук?

Коннор покачал головой. У него был старенький компьютер дома.

— Не страшно. Я тебе завтра найду, — в заднем кармане звякнул телефон Амира. — Это означает, что готов ужин. Ты, наверное, проголодался.

Они спустились по ступенькам и направились в столовую. Около пятнадцати мальчиков и девочек собрались на другом конце, они сидели за круглыми столиками, общались и ели. Слева было пространство, где можно было выбрать себе еду, что была только что приготовлена. Амир передал Коннору поднос, схватил тарелку и принялся сервировать свою порцию. Коннор сглотнул, глядя на разнообразие пасты, курицы, карри, риса, отбивных.

— Это не похоже на столовую в школе, — отметил он, выбирая гору жареного картофеля, грибы и мясо на ребрышке.

— Полковник считает, что силы берутся из еды, — ответил Амир, взяв из холодильника ананасовый сок. — Поверь, силы тебе понадобятся!

Наполнив тарелки, Амир и Коннор пошли к столику у окна, где уже сидели четверо учеников.

— Помнишь Джейсона? — спросил Амир, вскинув брови.

Парень с широкой грудью обернулся. Темные волосы зачесаны назад, квадратная челюсть… Коннор не мог забыть его лицо и кулаки.

— Привет! — сказал Джейсон с едва заметным австралийским акцентом.

Он протянул кулак-молот для приветствия. Коннор пожал его руку, едва не получив переломы.

«Ох и начало!» — Коннор пытался не кривиться.

— Ты австралиец?

— Конечно! Но не думай, что это плохо, — фыркнула китаянка, что сидела рядом с Джейсоном и была его вдвое ниже. У нее уже не было макияжа эмо, она была в джинсах, балетках и красной футболке без рукавов. — Я Линг. Как нога? — спросила она с блеском в глазах-полумесяцах.

— Неплохо, — сказал Коннор, убирая руку из хватки Джейсона. — Как рука?

Линг фыркнула

— Было бы хуже, если бы ты продолжил, если бы Джоди тебя не спасла.

— Спасла? — ответил Коннор, помня, что все было иначе, но вмешался Амир.

— Не спорь с Линг. Она всегда побеждает, — он сел рядом с парнем и обесцвеченными волосами. — Это Марк, он из Франции.

Марк сменил бандитскую одежду на стильную брендовую рубашку и белые джинсы. Темные круги залегли у него под глазами, синяки после встречи со скейтбордом.

— Бонсуар, — поздоровался он, а потом спросил с французским акцентом. — Как дорога?

— Длинная! — признал Коннор. Он сел рядом с Амиром, не сводя взгляда с девушки напротив. Она была чуть старше остальных, отличалась загорелой кожей, выгоревшими на солнце светлыми волосами и сверкающей улыбкой. Она словно пришла с пляжа. Она была в черном топике, завязанном на шее, на нем сверкал значок щита с крыльями золотого цвета.

— Я слышала, что ты победил Джейсона, — сказала она с медовым американским акцентом. — Первый.

— Я поддался, — возмутился Джейсон. — Не хотел обидеть новичка.

Девушка кивнула.

— Конечно, так и было! — фыркнула она.

Коннор вмешался, чтобы не поссориться с Джейсоном:

— Вообще-то… он поддался.

— Именно, — слишком быстро согласился Джейсон.

Девушка смотрела на Коннора, небесно-голубые глаза оценивали его. Она видела его ложь, губы ее изогнулись в понимающей улыбке.

— Я Шарлотта. Но все зовут меня Шарли.

Коннор улыбнулся в ответ, надеясь, но румянца на его щеках не видно. Он неплохо ладил с девушками. Но эта пробуждала в нем неуверенность. Он решил задать безобидный вопрос:

— А откуда именно ты приехала?

— Калифорния, — ответила она. — В стражей-друзей нанимают ребят со всего мира, — она указала на другие столики. — Вон Хосе из Мексики, Эльза из Германии, Давид из Уганды, Луциана из Бразилии.

Коннор оглядел зал, столы были лишь наполовину заняты.

— И все здесь стражи-друзья?

Шарли покачала головой.

— Большая часть на задании. Здесь нас бывает не больше двенадцати.

— А где парень со скейтом?

— Ричи в Ирландии, — ответил Амир с набитым ртом.

— Бонн шоз оси, — пробормотал Марк, потирая переносицу.

— Что, прости? — Коннор жалел, что плохо знал французский.

— Повезло ему, — ответил Марк. — Может, я прощу его к тому времени, когда он вернется.

— Значит, Коннор, ты присоединишься к нам в команду Альфа, — сообщила Шарли. — Кстати, всех нас полковник пригласил на разговор к восьми. После тренировки.

Марк тяжко вздохнул.

— Ненавижу бег в шесть утра.

Коннор вскинул брови. Его не пугал бег, но он был согласен с Марком, сначала должен идти завтрак.

— А мне еще нужно сдать отчет! — возмутился Амир, кромсая вилкой курицу.

— Лучше не затягивай, — отозвалась Шарли с безжалостной улыбкой.

— И знай, Коннор, — сказал Марк, поднимая свой поднос. — Здесь тебе не санаторий.

Остальные тоже встали. Кроме Шарли. Она выкатилась на инвалидном кресле и направилась к двери.

Коннор пораженно смотрел ей вслед.

Амир заметил взгляд Коннора и прошептал:

— Она была ранена на задании.

— Как?

— Не знаю подробностей. Шарли не любит об этом говорить.

Коннор не стал разбирать вещи этим вечером. Он лежал на кровати и слушал вой ветра за окном. Он думал о Шарли, о потрясении, когда увидел, что она прикована к креслу. Такое могло случиться и с ним. Работа телохранителя — не игрушки. Риск был настоящим. Даже слишком.

Глава девятая:

— Понимаешь, что я тебе поручил? — спросил Малик, сидя, скрестив ноги, в тени оливкового дерева в своем саду. Перед ним на покрывале стояла огромная чаша с рагу, тарелка с сушеной рыбой и сыром, рисом и плоскими лепешками малуга, а еще чайник с черным чаем.

Хазим кивнул.

— Это честь для меня.

Малик оскалился, словно змей.

— Ты был выбран, Хазим, за свое уникальное положение. Никто из Братства не может подобраться к дочери президента ближе, чем ты. Но нельзя полагаться на случай. У нас должен быть план и четкие действия.

— Понимаю.

— Никому не говори правды. Особенно, семье.

— Не скажу, — отозвался Хазим, — хотя вы тоже семья, дядя.

Малик заливисто захохотал.

— Потому я тебе и доверяю, Хазим. Ты мне как сын.

Хазим светился гордостью.

— Вы всегда выделяли меня, дядя. Вы вдохновили меня уйти учиться в мечеть. Потому я вас не предам.

— Надеюсь, — все веселье пропало с лица Малика. — Твоя роль важна. Ты будешь обеспечен всем необходимым. Бахир отвечает за связи и технику. Кедар — за защиту. Вопросы есть?

Малик сделал глоток черного чая из крошеной чашечки, дав Хазиму шанс высказаться.

— Вы сказали, что с деньгами нет проблем, — начал Хазим. — Но как Братство покроет такую операцию?

— Не думай об этом, — сказал Малик, ожесточившись. — Цена не имеет значения, ведь товар так важен!

Малик лепешкой подцепил рыбу с тарелки и сунул в рот. Он медленно жевал и смотрел на Хазима.

— Тебе важно хотеть сделать все необходимое для нашей цели.

Угольно-черные глаза разглядывали Хазима, словно искали дрожь и сомнения, признаки трусости.

Хазим смотрел на Малика.

— Я знаю об опасностях, дядя. Я уже все решил.

Малик довольно улыбнулся, слизывая соус с пожелтевших зубов.

— Отлично.

Глава десятая:

— Телохранители — современные самураи, — сообщил полковник Блэк, показывая с помощью проектора изображение японского мечника. — Как и древние воины, телохранители защищают своего начальника любой ценой.

Коннор сидел с командой Альфа в комнате переговоров, здесь не было окон, комната была в центре здания. Комната не была похожа на класс, она была заполнена экранами, проекторами и компьютерами.

— Воины следовали кодексу бушидо — правилам, что определяли отношение самурая к жизни. Современный телохранитель тоже следует принципам верности, чести и смелости.

— Да мы прямо герои! — усмехнулся Марк.

— Так и есть, — ответил полковник и скользнул взглядом по Шарли, что сидела в своей коляске впереди. — Но не воспетые герои. Коннор, забудь все, что видел в кино про накачанных охранников, что пробивают в толпе путь для хрупкого клиента. Или про агента 007 в темном костюме, что говорит в рукав и готов выхватить пистолет в любой момент. Лучшие телохранители — те, которых никто не замечает.

Проектор показал изображение сцены в ресторане. Семья из четырех человек сидела за столом, окруженная посетителями.

— Где на этой картинке телохранители, Коннор?

Коннор присмотрелся.

— Это мог бы быть крупный мужчина у окна, но вы сказали, что это неправильно.

— Верно. Он встречает клиентов ресторана. А защита здесь, — полковник ткнул лазерной указкой на пару, что якобы пришла на свидание. — И здесь, — красный луч показал на девушку за столом семьи. — Она — страж-друг. Потому и вас выбрали. Чтобы вы могли смешаться с окружающими. Чтобы вы стали другом, что не выделяется. Вы не привлечете внимание к клиенту, снизите риск для него.

— Почему тогда знаменитости используют качков? — спросил Коннор.

— Для устрашения, — ответил полковник, делая глоток кофе. — Если клиент — актер, например, то такая защита отпугнет фанатов. Потому, чем больше и страшнее охранник, тем им проще выполнять работу.

— И Джейсон идеален для этой роли! — отметила Линг.

Джейсон указал на нее ручкой.

— Смотри, чтобы я не раздавил тебя, мышка!

Она поймала колпачок от ручки, полетевший в нее, даже не взглянув на него.

— Тогда тебе нужно быть быстрее.

— Линг! — рявкнул полковник, положив конец спору. — Вы в команде Альфа уже все знаете, но я хочу, чтобы Коннор поскорее вас догнал. Скажи, что самое важное для работы телохранителя?

— Постоянная осведомленность, — ответила Линг, посерьезнев.

Полковник стукнул ладонью по столу. Амир чуть не подскочил от шума.

— Что только что сказала Линг, Амир?

— Эм… постоянная… осведомленность, — ответил он, подавив зевок. Он работал допоздна и рано встал, это не прошло бесследно.

— И ты должен помнить об этом, — предупредил полковник. — Если знаешь, тебя не застать врасплох. Это и станет определяющим в вопросе жизни и смерти клиента.

— Да, сэр, — сказал Амир, сев прямее.

— Объясни значение цветового кода Купера.

Амир развернулся в кресле лицом к Коннору.

— Согласно учению морского подполковника Джеффа Купера в смертельной схватке важнее не оружие или боевые искусства, а правильный порядок действий. Он выделил четыре уровня осведомленности — белый, желтый, оранжевый и красный. Белый код — опасность минимальна. Тогда девяносто пять процентов людей проводит время в своих обычных делах. Например, переходят дорогу, говоря по телефону и не глядя.

Коннор кивнул, понимая, что и сам часто так делал, а потом приходилось перебегать.

— Белый код — значит, телохранителям там не место, — подчеркнул полковник. — Если на тебя вдруг нападут, произойдет огромный приток адреналина. Это будет стартом для состояния сражайся, беги или замри. Такая перегрузка помешает защитить клиента, у которого будет такое же потрясение. Вам нужно думать четко, принимать быстрые решения и действовать так, чтобы вывести клиента из опасной зоны.

Полковник уставился на Марка.

— В каком состоянии всегда должен быть телохранитель?

— Желтый код — умеренная тревожность, — ответил Марк. — Угрозы особой нет, но ты осознаешь, что мир — опасен, что ты должен защищать себя и начальника. И все ощущения нужно использовать, чтобы изучать окрестности, расслабленно, но все же с тревогой.

— Какие есть проблемы с Желтым кодом, Джейсон?

Джейсон оторвал взгляд от ноутбука. Он постучал ручкой по тетради для конспектов и задумался на миг.

— Эм… переключиться из этого режима в рабочий легко, но очень сложно его удержать. Можно легко вернуться к Белому коду, даже не осознав этого, — полковник взглянул на Амира и вскинул брови, словно спрашивая, понял ли он ошибку.

— После тренировок вы научитесь «жить» в режиме Желтого кода все время. Шарли, объясни Коннору последние два состояния.

— Оранжевый код — особая тревога. Угроза замечена, и ты выбираешь действия. Бежать, сражаться или ждать и смотреть, зависит от ситуации, — объясняла она. — Красный код — спусковой крючок. Угроза перешла в наступление. И те решения, что ты принял в Оранжевом коде, нужно здесь воплощать в жизнь.

— Именно, — полковнику понравился ее ответ. — Нельзя разом перейти от Белого к Красному коду, ведь можно потерять голову. Но если твой разум готов мыслить здраво, тело справится с адреналином. Ты сможешь бежать быстрее, ударять больнее, думать лучше и прыгать выше, чем до этого.

Полковник посмотрел на Коннора.

— Цветовой код помогает телохранителю контролировать себя и думать ясно в опасной ситуации.

Глава одиннадцатая:

Коннор был рад утренней пробежке. Его голова уже проснулась и могла воспринимать информацию. Коннор делал записи в ноутбуке, что принес ему Амир, пока полковник показывал силуэт юноши, окруженного четырьмя кругами друг над другом. Каждое кольцо было обозначено разными аббревиатурами: ОБП, ДБ, ЛС и СД.

— Чаще всего вы будете работать вместе с группой взрослых защитников, — объяснял полковник Блэк. Его лазерная указка сверкнула на крайнем круге, ОБП. — Обеспечение безопасности помещения, как видно из названия, устраивает физическую охрану там, где останавливается семья клиента — например, в доме, отеле или на яхте. Они проводят обыски, следят за камерами и проверяют посетителей. Место с такой охраной, теоретически, должно быть самым безопасным для вас и клиента. Но если оставаться на одном месте, оно может стать целью для атаки.

Красный луч двинулся к кругу ДБ.

— Дорожная безопасность связана с другой степенью охраны. Они едут перед семьей и проверяют дороги. Они могут работать месяцами, если это поездка на каникулы, или минуты, если это выезд в ресторан, например. Многие атаки удавалось предотвратить. Хорошее сотрудничество с ними снизит риск.

Он коснулся указкой круга ЛС.

— Личное сопровождение работает, когда семья передвигается. В зависимости от ситуации, они могут просто быть дополнительной охраной, а могут отвлекать угрозу, чтобы вы успели сбежать с клиентом.

Лазерная указка полковника скользила по каждому кругу, подчеркивая их важность.

— Каждая группа создает границу вокруг клиента и его семьи, — луч указки остановился на круге, что был ближе всего к силуэту, СД. — Но вы, как стражи-друзья, являетесь последним кольцом защиты. Вы — щит между клиентом и опасностью.

Полковник указал на эмблему серебряного щита с крыльями на двери комнаты.

— Об этом говорит и наш логотип.

Он показал три слова, вырезанные на металле: Praedice. Prohibe. Defende.

— Шарли, объясни Коннору наш девиз.

— Предсказать. Опередить. Защитить, — отозвалась она. — Предсказать угрозу. Опередить атаку. Защитить начальника.

— И это не просто слова, Коннор, — отметил полковник Блэк. — Это наш метод действий. Если определить источник опасности заранее, можно снизить риск. Если принять меры заранее, защита будет лучше. Возможно, опасность получится избежать. Например, если клиент — известная звезда молодежи, какие могут возникнуть угрозы?

— Чокнутый фанат? — предположил Коннор.

— Вполне возможно. Скажем, что этот фанат угрожает ударить ножом клиента. Как помешать ему?

— Бронежилет, — предложил Амир.

— Эффективно, но твой начальник не сможет всегда его носить, это нереально.

— Команду наблюдения направить на подозрительного фаната, — предложила Линг. — Так его можно отвлечь, а клиента увести.

— Хорошо. А если они его упустят?

— Тогда страж-друг приглядывает за ним и защищает начальника, — сказал Джейсон.

— Да. Вы всегда остаетесь начеку, в состоянии Желтого кода. Людей, что близко к клиенту, нужно постоянно оценивать. Есть ли среди людей кто-то с ножом или пистолетом? Или всего-то с мобильником? Видели этих людей раньше? Они странно нервничают? Вот эти вопросы нужно задавать себе в первую очередь.

Полковник замолчал и сделал глоток кофе.

— Другой сценарий: клиент в горах на выходных. У гостиницы указывают демонстрацию. Как обеспечить безопасность девушки?

Коннор задумался на миг.

— Оставаться в отеле, пока они не разойдутся.

— Возможный вариант, — кивнул полковник, — но клиенту нужно через полчаса встретиться с друзьями.

Коннор не знал, что ответить, и посмотрел на остальных.

— Нужно использовать команду ЛС, чтобы сделать защитную границу, — сказал Амир.

— Не идеально, — ответил полковник. — Любой контакт с толпой увеличивает риск для клиента.

Джейсон вскинул руку.

— Я бы ушел через задний ход.

— Хорошо, — согласился полковник. — Но твой начальник все равно будет в больнице.

— Почему?

— Она поскользнется на обледенелых ступеньках, ведь выход использовали редко.

Джейсон всплеснул руками.

— И как я предсказал бы это?

— Ты должен понимать всю опасность, — ответил полковник. — Это невероятно важно для вас. Нужно учесть все угрозы клиенту.

Полковник указал на Шарли.

— Лидер команды Альфа и самый опытный страж-друг среди вас — Шарли — поможет вам предсказать и избежать угроз для начальника, — объяснил он. — Но защищать их вы будете одни. За следующие недели вы научитесь необходимым навыкам для этого: рукопашный бой, наблюдательность, умения обнаружить засаду и прикрыть клиента, и это далеко не все, — он взглянул на Коннор. — Команда Альфа уже закончила основное обучение, так что тебе нужно их догонять. Но твои достижения в боевых искусствах должны помочь.

Допив кофе, полковник выключил проектор и собрал бумаги в стопку.

— Увидимся на следующем собрании.

Команда Альфа с уважением встала, а полковник покинул комнату.

Коннор с облегчением закрыл ноутбук.

— Фух… как много всего, — отметил он.

— Ты только начал, — ответил Марк. — К концу месяца твой мозг зажарится.

— Если у него есть мозг! — фыркнул Джейсон.

— Отстань, — сказала Линг. — Твоему мозгу тоже еще расти и расти!

Джейсон бросился на нее. Линг отскочила и помчалась по коридору, словно танцуя. Все направились в общую комнату команды Альфа, а Коннор остался. Он подошел к Шарли и поднял ее сумку.

— Я и сама могу, — сказала она, зацепив сумку за спинку инвалидной коляски.

— Прости, конечно, можешь, — ответил Коннор, чувствуя неловкость. Он прошел за ней в коридор.

— Что-то не так? — спросила она.

Коннор не знал, как задать вопрос прямо, и начал издалека:

— Что заставило тебя стать стражем-другом?

Шарли рассмеялась.

— Полковник Блэк.

Коннор с замешательством посмотрел на нее.

— Ты ведь уже видел, как он действует, — ответила она. — Он не из тех, кого устроит «нет» в ответ.

— Но у тебя был выбор.

Шарли кивнула.

— И я воспользовалась шансом.

— Но зачем?

Шарли вздохнула.

— Был похищен мой друг. Ее больше не видели. Я же знала, что если бы смогла ее защитить, то спасла бы.

— А что об этом подумали твои родители?

— Они умерли после падения самолета три года назад.

Коннор посочувствовал ей.

— Мне очень жаль.

— Все хорошо, — ответила она голос, лишенным эмоций. — Я уже смирилась.

Но Коннор понимал, что она ведет себя так же, как он, когда его спрашивают об отце. Она не могла скрыть печаль в глазах.

Они прошли по холлу в тишине. Они приблизились к окну, на значке Шарли сверкало солнце. Коннор решил сменить тему и спросил:

— А почему у тебя золотой щит?

Шарли опустила взгляд на значок.

— Так отмечают невероятную храбрость во время задания.

Коннор был заинтригован:

— Что ты сделала?

Шарли остановилась перед окном и посмотрела на горы вдали.

— Мы, стражи-друзья, надеемся на лучшее, но готовимся к худшему, — тихо сказала она. — Порой худшее и случается.

Она пожевала нижнюю губу и замолчала.

Он уже жалел, что заговорил. Коннор решил больше не поднимать эту тему. Шарли это явно оценила. Она выдавила улыбку, лицо ее посветлело.

— Не беспокойся, Коннор. Я же лидер, с тобой такого точно не случится.

Глава двенадцатая:

Хазим спускался по темной лестнице в подвал, после чего прошел по короткому коридору, освещенному одинокой лампой, и заглянул в белую комнату без окон. В комнате напротив Бахир оторвал взгляд от сооружения, что он паял.

— Малик попросил проверить прогресс, — объяснил Хазим. — Он хочет знать, будет ли клетка на сто процентов прочной?

— Когда я закончу, — фыркнул Бахир, сияющий кончик паяльника отражался в его темных очках, — сюда даже паук не проберется!

Он указал на узкую дверь, куда до этого заглядывал Хазим.

— Есть лишь один выход, но там усиленный замок.

— А электронная связь?

Бахир указал на мобильник на столе.

— Сам видишь, здесь нет сигнала.

Хазим взглянул на экран, где отобралась иконка поиска.

— Я поставил здесь глушители, — Бахир показал переплетение проводов и коробочек на столе. — На все случаи подойдет. И у каждого глушителя есть запасной, если какой-то выйдет из строя. Система заблокирует все попытки выйти на связь, даже если это будут новейшие телефоны.

Хазим кивнул, словно понимал, что за сложное сооружение видит.

— А ошибки и доступ через радио?

Бахир недовольно фыркнул.

— Не получится. Все радиосигналы подавляются, — он улыбнулся. — Такие глушители я тоже поставил. Они остановят любой сигнал. Они будут слышать лишь тишину, хотя оборудование будет казаться вполне рабочим.

— Впечатляет, — сказал Хазим.

— Конечно, — Бахир с усмешкой вернулся к работе.

Хазим вежливо кашлянул, привлекая его внимание.

— Малика интересуют и тепловые сканеры. Что ему сказать?

Бахир, не оглянувшись, указал на потолок и стены.

— Слои алюминия и плексигласа не дадут просканировать эту комнату на тепло тела, даже если здесь будет гореть огонь, они об этом не узнают.

— Хорошо, — сказал Хазим. — А наши средства связи?

Отложив паяльник, Бахир снял очки и потер переносицу, явно злясь, что ему мешают.

— Глушители действуют на девять метров, вне этой зоны мы можем связываться. А насчет Интернета — я подключился к соседской линии и установил обратный роутер.

— Это не опасно? — выдохнул Хазим. — Нас не раскроют?

Бахир мрачно взглянул на него, словно был оскорблен такими словами.

— Нет. Связь рассредоточена на десяток разных серверов по всему миру, а еще защищена моими трюками. Так что сигнал не отследить.

— И ты уверен, что комната не пропускает звук? — спросил Хазим.

— Жизнью клянусь. А теперь дай мне работать, — ответил Бахир возвращая очки на нос и поднимая паяльник. — Эта комната невидима и неслышима для правительства. Словно ее и не существует.

Глава тринадцатая:

Марк был прав. После пары недель мозг Коннора превратился в кашу. Он и не представлял, сколько всего нужно знать, чтобы быть телохранителем. Им читали лекции по праву — гражданскому, уголовному и общим основам. Как распознать угрозу. Основы планирования операции. Решение конфликтов. Правила поведения на официальных мероприятиях. Даже как безопасно выйти из машины и сесть в нее: суть была в том, что садиться нужно было спиной вперед, а не заносить первой ногу. И если машине нужно будет быстро сорваться с места, можно лишь поднять ноги и успеть, а не ехать за ней, зацепившись ногой.

А это было только началом. Впереди его ждали десять недель основных тренировок. А еще они посещали и обычные уроки! Математику, историю, английский и другие предметы, которых Коннор надеялся избежать, присоединившись к стражам. Но полковник Блэк серьезно относился к подготовке работников.

— В самых экстремальных ситуациях телохранитель использует голову, — объяснил он. — А значит, он должен много знать.

После очередного дня-марафона непрекращающихся уроков и тренировок Коннор рухнул на диван в общей комнате команды Альфа.

— Когда уже будет перерыв? — спросил он.

Линг, открывая банку с низкокалорийной кока-колой, рассмеялась:

— За хорошее поведение? Скоро будет поездка в Кардифф. Но сильно не надейся. Это тоже входит в курс занятий.

Она указала на расписание на следующую неделю на доске на стене.

— Прочитай и поплачь!

Коннор поднялся с дивана и прошел мимо Амира, который что-то печатал на клавиатуре.

— Ты все еще работаешь?

— Это не работа, а программирование, — объяснил Амир, глядя на экран. — Я создаю приложение для телохранителей.

— Что оно будет делать? — спросил Коннор, пытаясь заглянуть.

Амир постучал по кончику носа пальцем, намекая, что это секрет.

— Расскажу, когда заработает.

— Интригует.

— Сильно не радуйся, — фыркнула Линг. — Прошлое приложение Амира поджарило его телефон!

Амир возмущенно посмотрел на нее.

— Телефон не выдержал всей крутости моей программы, только и всего.

— Как знаешь, — сказала Линг, потягивая кока-колу.

Коннор посмотрел на расписание. Он застонал при виде двойной математики с самого утра понедельника. Взгляд скользнул по обычным урокам телохранителя, которые, сказать по правде, нравились ему. И хотя они заставляли работать изо всех сил, но понимал, что так тренировался и его отец.

Упражнения для ног. Мировые дела. Выживание заложника. Планирование маршрута. Погрузка и выгрузка из машины. Поиск средства передвижения. Рукопашный бой…

Коннор улыбнулся. Хоть где-то он не будет отставать от всех остальных.

Глава четырнадцатая:

Коннор вошел в спортивный зал с Шарли и остальной командой Альфа. Дети играли в баскетбол. Заметив Шарли, они остановились.

— Ты та серферша? — спросил парнишка с волнистыми каштановыми волосами. — Шарли Хантер?

Шарли кивнула.

— Ого! — глаза его расширились. Он повернулся к друзьям. — Я рассказывал. Она была чемпионкой юношеского соревнования по серфингу. Она победила в Банзай-Пайплайн на Гавайях.

Дети столпились вокруг ее коляски. Одна из девочек вытащила ручку и попросила автограф. Боясь за Шарли, Коннор выступил вперед.

— Эй, с дороги! — возмутился парень в футболке с шипами. Коннор загородил ему проход.

— Прости, друг, но ей нужно пространство.

— Я хотел ее автограф, — проворчал парень, сунув руки в карман. Коннор вдруг заметил лезвие.

— НОЖ! — крикнул он, парень бросился к Шарли.

Помня тренировки джиу-джитсу, Коннор схватил запястье парня. Он почти опоздал, лезвие замерло на волосок от горла Шарли. Дети в панике разбежались, пока двое боролись за оружие. Коннор выкрутил руку парня техникой котэ-гаэши, чтобы направить его на пол. Парень отказывался отпустить нож. Джейсон придавил его сверху, а Линг и Амир повели Шарли к выходу.

Мужчина хлопнул, чтобы они остановились.

— Отличные реакции, — сообщил инструктор по близкому бою Стив. Раньше он состоял в особом отряде Британии, он был высоким мужчиной-горой с темной кожей и мышцами гладиатора. Он был вторым полицейским, что задержал Коннора. — Вы сами увидели, как сложно предвидеть атаку. Но справились неплохо. Начальник спасен.

Он взглянул на красную линию на левой руке Коннора, где проехал нож.

— Но ты серьезно ранен.

Коннор скривился, разочарованный, что не смог справиться без ошибок с напавшим из команды Дельта.

— Атаки ножом самые опасные из всех ситуаций. Потому лучший способ бороться с угрозой, не провоцировать ее, — объяснил Стив, забрав тренировочное оружие. — Избежать атаки — ваша главная цель. Это не трусость. Запомните, лучше сбежать вовремя, чем проиграть.

Он поманил команды Альфа и Дельта собраться вокруг него.

— Но бывают случаи, когда сбежать не удастся, так что вам нужно защитить себя и начальника. Если вам придется сражаться, старайтесь закончить быстро. За пять или десять секунд. Удар в лицо. Удар ножом по горлу. Удар в пах. Что угодно.

Стив ударил кулаком по ладони, подчеркивая эффект. Все послушно кивнули. Первый час они разминались. Удары руками и ногами, с разворота, приседая. Все это повторялось, чтобы лучше запомнить, чтобы техники стали инстинктивными. Коннор уже это умел. Пока многие пытались выучить движения, он оттачивал техники.

— Помните, что цель любой защиты — сбежать с начальником, — продолжал инструктор. — Удары продлевают вам время. И посреди любого конфликта вы сразу ищете путь наружу.

Он указал на зеленую светящуюся табличку экстренного выхода для примера.

— Но нельзя уходить, расталкивая всех потенциальных нападающих. Человек может быть и невиновным, не собирающимся тронуть вашего клиента. А еще вы можете разозлить их и попасть под облаву. Потому полезно знать несколько не смертельных приемов в арсенале. Линг и Коннор, у вас черные пояса, так что будете показывать.

Они выступили вперед. Стив попросил Линг вытянуть руку. Он уткнул ее средний палец в кость ключицы Коннора сразу над солнечным сплетением.

— Коннор, иди к Линг.

Линг была маленькой и гибкой, Коннор не видел проблемы обойти ее. Но стоило ему шагнуть, грудь пронзила резкая боль.

— Давай! — подгонял Стив. — Ты же сильный. Это не сложно.

Коннор двигался дальше, но боль лишь увеличилась. И Линг даже не напрягалась, сдерживая его.

Инструктор радовался его пораженному виду.

— Вот так одним пальцем можно удержать кого-то на месте.

Глава пятнадцатая:

— Техника одного пальца эффективна, если человек еще не направился на вашего клиента, — объяснял Стив. — Но если враг уже становится серьезной угрозой, то и вы должны быть опаснее и использовать разные техники УПБ.

— УПБ? — спросил Коннор, он еще о таком боевом стиле не слышал.

— Умение причинять боль, — ответил инструктор с хитрой улыбкой.

Он попросил Линг отойти и встал перед Коннором. Вытянув мускулистую руку, он легонько оттолкнул Коннора пальцами.

— Слышал про удар в один дюйм Брюса Ли?

Коннор кивнул.

— Вот и он.

Стив почти не двинул запястьем, но ударил ладонью в грудь Коннора. Тот не ожидал удара и отшатнулся, а потом рухнул на пол, хватая ртом воздух. Волна боли растекалась от легких, а грудь, казалось, взорвется.

— Эффективно, да? — Стив помог ему встать на ноги.

Потирая грудь, Коннор отозвался нечленораздельным согласием. Эти умения отличались от его навыков кикбоксинга и джиу-джитсу.

Пока Коннор приходил в себя, Стив объяснял технику:

— Вы, словно змея, бросаете весь вес тела в руку и в грудь врага. Движение должно быть мощным, как удар, но выглядеть простым. И если пострадавший от вашей руки будет возмущаться, что он сможет сказать? — Стив изменил голос, изображая. — «Он толкнул меня, офицер!»

Класс рассмеялся. Надев нагрудники, они начали отрабатывать обе техники. Коннор достался в напарники Джейсон.

— Выглядело так, словно это очень больно, — с улыбкой сказал Джейсон.

— Казалось, что он ломает ребра, — ответил Коннор, грудь все еще болела.

— Тогда бей первым. Дам тебе время восстановиться.

Коннору казалось, что Джейсон притворяется слабым, и он уж точно изображал дружелюбие.

«Погоди у меня», — подумал Коннор, вскидывая руку.

Джейсон шагнул вперед, намереваясь отбить атаку. И скривился от боли, когда в него попал палец Коннора.

— Так это работает! — воскликнул он.

— Да, но это еще хуже, — ответил Коннор, повторяя движения инструктора для второй атаки. Рука взметнулась, словно кобра, и он толкнул Джейсона в грудь. Даже с нагрудником Джейсон резко выдохнул и согнулся пополам.

— Теперь… понятно, — простонал он.

— Прости, — Коннор был удивлен силой удара.

— Не страшно,… напарник, — Джейсон выпрямился. — Моя очередь!

Джейсон не стал использовать технику одного пальцы. Он приступил сразу к удару в один дюйм. Коннор отлетел назад, чуть не сбив двоих из команды Дельта.

— Мне нравится эта атака, — Джейсон разминал ладони, хрустя костяшками. — Иди сюда, Брюс Ли!

Извинившись перед учениками, Коннор вернулся к напарнику. Хотя грудь ужасно болела, он старался не выказывать этого.

— Неплохо, — отметил он и ударил этой техникой Джейсона.

Джейсон упал на пол. Хватая ртом воздух, он кривился от ярости, после чего вскочил на ноги и тут же ударил в ответ, но уже сильнее. Они продолжали так, пока их грудь не стала сплошным больным местом. Тренировка без предупреждения переросла в бой, Коннор пришел в себя, когда бил Джейсона на полу зала.

Их подняли за воротники две сильные руки и растащили. Инструктор поднял их с земли, глядя им в глаза.

— Ярость подпускает опасность, — строго сказал Стив. — Управляйте гневом, или он ослепит вас. Вы должны биться с хитростью, а не силой. Поняли?

Коннор и Джейсон кивнули.

— Хорошо. А теперь приведите себя в порядок, — приказал он.

Коннор протянул руку Джейсону. Он не знал, кто начал бой, но понимал, что враг в команде ему не нужен.

— Прости. Похоже, нас занесло.

После недолгого смятения тот пожал ладонь.

— Ничего. Зато мы проверили техники в бою! — улыбнулся он.

Инструктор этому обрадовался и отпустил их.

— Когда вы поняли удар в один дюйм, — сказал он, — закончим еще одной техникой — поворот головы.

Стив выбрал высокого парня из команды Дельта для демонстрации.

— Атака едва заметна. Но это делает ее эффективной. Поднимите подбородок, поверните голову и опустите.

Стив схватил парня за челюсть и повернул его голову, и парень упал, как подкошенный.

— Тело обычно следует за головой, — объяснил он.

Коннор был впечатлен. Техника была сходна с принципом джиу-джитсу — поиском слабостей тела. Так можно было расправиться с врагом за секунды.

— Хорошо, когда вы одного роста. Но как Шарли сможет победить? — спросил Амир, отмечая ее разницу в росте с остальными.

Стив не успел ответить, а Шарли подъехала на коляске к Амиру. Он завопил от боли. Она ударила его в живот, он согнулся. И она повернула его голову так, что он упал.

— Очень просто, — ответила Шарли, а Амир лежал у ее ног.

Глава шестнадцатая:

Коннор заглянул в окно спортивного магазина на втором этаже галереи на улице Кардиффа. Он едва замечал рекламу скидки на кроссовки «Найк». Вместо этого его глаза были прикованы к отражению в стекле. За его спиной потоком шли прохожие. Большая часть, а то и все, были невинными покупателями. Но среди этой субботней толпы кто-то преследовал его. Он еще не знал, кто именно, но собирался это выяснить.

Коннор направился вниз по эскалатору на подземный уровень торгового центра. Он прошел по отполированному полу и остановился у таблички с важной информацией. Притворившись, что потерялся, он разглядывал карту, а потом принялся озираться. Взгляд скользил по атриуму, он вглядывался в лица людей, спускавшихся по эскалатору: женщина со светлыми волосами в зеленом жакете, уставшего вида мама с ребенком, две девушки, сверкающие помадой, мужчина с мобильником…

«А разве я его уже не видел?»

Мощный подбородок. Широкий нос. Глубоко посаженные глаза.

Хотя Коннор не был уверен, он подумал, что видел этого мужчину раньше у магазина с видеоиграми.

Коннор решил не спешить с выводами. Он пошел к южному выходу. И в каждой зеркальной поверхности он искал отражение. Дважды он заметил этого мужчину. Но шел ли он за Коннором, или просто ему было по пути?

Чтобы проверить, Коннор остановился у модного магазина. Пройдя несколько шагов, мужчина остановился у прилавка с газетами и принялся их рассматривать. Пульс Коннора участился. Это все еще могло быть совпадением, но выглядело поведение мужчины подозрительно. Он копался в газетах, но почти не смотрел на них. И что-то бубнил себе под нос, словно у него был скрытый микрофон.

Коннор продолжил проверку преследователя. Но он не хотел показывать мужчине, что что-то заподозрил. Это отпугнет его, и тогда Коннор никогда не узнает, что это был за человек, что ему было нужно. Он заметил золотую клипсу в правом ухе мужчины. А потом направился к выходу.

Когда он добрался до стеклянных дверей, он придержал их, пропуская леди с чемоданом, при этом успев оглядеться.

Проход был полон людей. Мужчину не было видно.

«Может, из-за тренировок развилась паранойя?» — подумал Коннор.

Он вышел на озаренную солнцем улицу и повернулся направо, сливаясь с толпой на Королевской улице. Воздух был полон криков торговцев и спешащих прохожих. Проехал местный автобус, выбрасывая клубы дыма.

Коннор взглянул на время на телефоне. У него осталось пять минут до встречи с остальными. Он шел по дороге и не мог избавиться от чувства, что за ним следят. Хотя он понимал, что разглядеть кого-нибудь в толпе сложно. Ему нужно было тихое место, но открытое другим взглядам, чтобы вывести преследователя на чистую воду.

Синяя табличка сверху указывала на стоянку. Отлично.

Коннор огляделся и перешел дорогу. Оказавшись на другой стороне, он услышал автомобильный гудок. Оглянувшись через плечо, он увидел, что мужчина чуть не попал под машину. Хотя Коннор смотрел прямо на него, мужчина отвел взгляд на светловолосую женщину в красном жакете и солнцезащитных очках на остановке. Но Коннора так легко не обманешь. Мужчина его преследовал.

Коннор ускорил шаги и повернул направо, дорога вела на стоянку. Преследователю придется идти за ним по узкому переулку, и тогда подозрения Коннора подтвердятся.

Он уже почти прошел половину дороги, а мужчины все не было. Он уже думал, что потерял его, но заметил мужчину у автомата возле входа на стоянку. Он тяжело дышал от бега, но делал вид, что ищет сдачу. Пока он был отвлечен, Коннор вытащил телефон и сделал фотографию. У него было доказательство, и Коннор свернул за фургон, чтобы сбежать. Но путь ему преградил высокий мужчина с лысой, словно шар для боулинга, головой.

Глава семнадцатая:

Мужчина медленно жевал пластинку жевательной резинки и мешал Коннору пройти.

— Получилась фотография? — спросил он.

— Да, — ответил Коннор, показывая экран телефона учителю по наблюдению. — Это был мужчина с мощной челюстью и золотой серьгой в правом ухе.

Багси вскинул бровь, он был немного впечатлен.

— А женщина? Ее ты тоже сфотографировал?

Коннор нахмурился.

— Какая женщина?

— Блондинка в зеленом жакете.

Коннор припоминал кого-то похожего, но уже забыл, где именно ее видел.

— А женщина в красном жакете и очках? — спросил Багси.

— Та, что была на остановке?

Багси кивнул.

— Нет, — покачал головой Коннор. — Я видел ее лишь раз.

— Это была одна женщина, — сообщил учитель с улыбкой. — Она вывернула жакет и надела очки. Вот так просто можно обмануть неопытного наблюдателя. И, отмечу, в маскировке женщины куда лучше мужчин.

Шарли и остальные из команды Альфа вышли из-за фургона.

— Как Коннор справился? — спросил у них Багси.

— Неплохо. Для первого раза, — сказал Амир, легонько стукнув Коннора по руке.

— Он хранил в тайне свои техники, — отметил Марк. — Хорошо использовал окна и вполне естественно озирался.

Коннор улыбнулся, радуясь похвале друзей.

— Пока не начал смотреть прямо на хвост посреди улицы, — фыркнул Джейсон. — И все. Он понял, что его раскусили.

Коннор не ждал похвалы от Джейсона, он ее и не получил. Их отношения все еще были холодными после их драки на тренировке неделю назад.

— Но там было полно людей, — возразила Линг. — Тот идиот явно хотел себе смерти.

— Думаю, Коннор умно использовал переулок для проверки, — отметила Шарли.

— Согласен, — сказал Багси. — Если бы за ним пошли и туда, их тут же раскрыли бы. Но он все же не заметил женщину.

Он указал на синюю легковую машину, что стояла недалеко от Коннора. Женщина со светлыми волосами сидела за рулем. Она с насмешкой взглянула на него. На заднем сидении был мужчина с мощной челюстью с золотой серьгой.

— Помните, что опытные ребята работают в команде. За вами и вашим клиентом может следить не один человек. И они будут стараться скрыться от вашего взгляда.

Коннор кивнул, этот урок он усвоил. Багси всю неделю обучал их обнаруживать слежку. Он объяснял, что любую атаку можно заметить, если пристально следить. И если угадать, то атаку можно предотвратить. Но заметить врагов было проблематично. Если врагами была организованная группа террористов, они были хорошо обученными, их было не так-то просто обнаружить.

— Преступники, террористы и похитители внешне не отличаются ничем, — напомнил Багси. — Мужчины, женщины, как молодые, так и пожилые, могут стать угрозой вашему клиенту. Дети, даже такие, как вы, могут собирать информацию. Обученная слежка сливается с толпой, чтобы подозревать вы могли всех.

Он лопнул пузырь жвачки и продолжил:

— Обнаружить слежку можно, если заставить подозреваемых вести себя неестественно, — объяснял он, щелкая жвачкой. — Уроните листок и посмотрите, кто остановится, чтобы подобрать его и изучить. Резко смените направление движения, но не без причины, иначе вас тоже раскроют. Можно сесть в автобус и выйти на следующей остановке.

— А еще можно мобильником проверить, есть ли устройства с блютусом, — предложил Амир. — Если в двух и более местах увидите одинаковый ник, значит, это ваш хвост!

Багси улыбнулся, продолжая жевать.

— Отличный новый трюк! — отметил он, кивнув ученику. — Насчет необычного поведения, обращайте внимание на тех, кто выглядывает из-за угла, через двери и из окон. Следите, кто повторяет за вами. Если вы переходите дорогу, кто еще это делает? А еще они могут быть со средствами связи, так что ищите человека со сжатым кулаком или наушником. Если же у человека в наушниках отсутствующий вид — это тупик, он просто слушает музыку или радио. Возможные признаки — говорит сам с собой, избегает встречи взглядом. Следите пристально. Если кого-то конкретного подозреваете, не спускайте с него глаз, но делайте это скрытно. Сообщники могут пользоваться жестами, взглядами или телефонами.

Коннор понял, что взгляд того мужчины на блондинку был знаком, а он упустил этот признак.

— Порой только внимательность может спасти от нападения и помочь выжить, — подчеркнул Багси. — Так что не забывайте про Желтый код, следите за окружающими, за теми, кого замечаете не первый раз. Помните: один раз — случайность. Дважды — дело случая. Трижды — действие врага.

Глава восемнадцатая:

Хазим не отпускал автомат, пока полз за проржавевшими баками с маслом. Солдат с ружьем появился слева из-за угла здания. Хазим нажал на курок. Оружие издало оглушающий залп. Солдат тут же получил четыре выстрела подряд.

Почти сразу же появились еще два солдата. Кедар, что был в укрытии и стоял в дверях выстрелил по ним. Женщина выбежала из здания напротив. Хазим прицелился, но промазал. Он поспешно прицелился снова и выстрелил. Женщина споткнулась и пролетела над землей, пока не упала.

Появлялось все больше врагов. Хазим поражал их градом выстрелов, автомат подпрыгивал в его руках. Ладони промокли от пота, глаза застилал красный туман, когда он стрелял. Он повернулся к девочке в дверном проеме. Пули пронзили ее. И только после того, как медвежонок в ее руках оказался разорванным в клочья, он понял свою ошибку.

— Прекратить огонь! — рявкнул Кедар.

Хазим убрал дрожащий палец с курка. Он учащенно дышал, воздух вокруг него пропах порохом и раскаленным металлом.

— Хорошо стреляешь, — Кедар хлопнул Хазима по спине.

— Прости, я не хотел убивать девочку, — ответил Хазим. — Сорвался.

Кедар улыбнулся.

— Понимаю. С оружием в руке чувствуешь себя непобедимым. Но нельзя терять контроль.

Кедар поправил картонные мишени, что были поражены, и повернулся к другому мужчине из их группы.

— Агенты секретной службы будут хорошо вооружены и обучены, — предупредил он. — Потому вы должны не терять головы в бою.

Он вскинул свой автомат.

— Но не бойтесь, мы не слабее их.

Кедар нацелился на дальнюю мишень, и пуля пробила дыру между глаз фигуры, позже отлетела и голова.

Глава девятнадцатая:

Звук выстрела разрушил спокойствие долины, стая птиц взлетела в небо.

— БЕГИ! — рявкнул на ухо Коннора Амир.

Его грубо потянули, схватив за плечо, Коннор развернулся и бросился прочь от стрелка. Амир следовал за ним, держась близко, чтобы собой как щитом закрывать Коннора от угрозы. Они спешили, спотыкаясь, бежали по полю к безопасной стене из камня.

— Дальше, — приказал Амир, крепче цепляясь за него.

Они приблизились к стене, Коннор заметил горящий фитиль среди травы.

— Бомба! — крикнул он.

Глаза Амира расширились от паники, он попытался сменить их курс. Но ноги запутались из-за резкой смены направления. Они упали на землю, приземляясь лицом в грязь. Бомба взорвалась рядом с их головами. Ослепительная вспышка. Уши заложило от грохота. И дождь красных искр посыпался на них.

— Было близко, — отметил Амир, нервно смеясь, когда все затихло.

Коннор выбрался из-под Амира и уставился на него.

— Не ближе, чем эта лепешка!

Амир подавил смешок, Коннор рукавом вытирал испачканное лицо.

— Зараза, — сказал Амир, но его веселье прервали недовольные вопли учителя.

— О-О-С, — отчаянно говорила Джоди, они вернулись к команде Альфа на лугу. — Амир, ты забыл, что это значит?

Амир покачал головой.

— Оцени угрозу. Определи опасность. Сбеги из зоны поражения.

— Тогда почему ты не просчитал путь? Нельзя бежать с охраняемым, если ты идешь не туда. Или идти прямо к угрозе!

Джоди учила их команду «прикрытию телом»: как заслонить собой клиента от атаки. Они весь день отрабатывали поведение: хватали сидевших, стоявших, идущих и бегущих начальников, прикрывали их с разных сторон — спереди, сзади, слева, справа и даже сверху. От постоянной практики О-О-С должно было стать для них инстинктом.

— Не важно, где опасность, вы должны сначала оценить ситуацию, а потом действовать, — напоминала Джоди. — Может, вам придется думать лишь доли секунд, но это все равно даст шанс выжить. Угроза — удар, нож, пуля или даже яйцо — ждет вашего ответа. И если нападение началось, вы прикрываете своего начальника, ставите себя между ним и угрозой. Например,…

Она схватила Марка, встала перед ним и крикнула:

— СТОЙ ЗА МНОЙ!

На это ушло меньше секунды, но это было эффективно.

— Вы должны управлять начальником физически и словесно, — объясняла она, все еще держа Марка за руку. — Потрясение от атаки может сработать не в вашу пользу. Начальник может застыть, может потерять голову. Что бы ни случилось, вы должны держать себя в руках, убедиться, что клиент вас слушается, — Джоди вытянула правую руку. — Оставляйте ведущую руку свободной, чтобы обороняться. И когда вы убегаете, не забывайте прикрывать телом. Как вы видели, как Коннор и Амир, убегая, упали в овечью лепешку, это не просто. Потому вам нужно тренироваться.

Она отпустила Коннора и попросила Коннора выступить вперед.

— Ударь Марка, — приказала она.

Марк был потрясен.

— Но он чемпион по кикбоксингу!

— А я твой телохранитель, — ответила Джоди, подмигивая.

Послушавшись, Коннор выбросил кулак в лицо Марка.

— ВНИЗ! — закричала Джоди, прыгая вперед и толкая боком Марка. Он отлетел в сторону на несколько метров. Но он уже не был в опасности нападения, Джоди могла сражаться. Она заблокировала удар и ударила в ответ, кулак замер у челюсти Коннора. — Видите, внезапным перемещением начальника можно сбить атакующего с толку, ведь он не будет знать, куда смотреть — на вас, новую угрозу, или свою изначальную цель.

Джоди опустила кулак и похлопала Коннора по плечу.

— Не забудь обороняться, — сказала она с улыбкой.

— А разве техника не опасна? — заметил Коннора, Марк потирал ушибленную ногу. — Можно ранить начальника.

— Когда ситуация угрожает жизни, эта техника может быть и агрессивной, — ответила Джоди. — Толчок, так я люблю ее называть, спасет вашего начальника от прямой атаки, от кулака, ножа или даже пули.

— Мы ожидали, что пули попадать будут не в нас! — воскликнул Амир.

Джоди посерьезнела.

— Надеюсь, после ваших тренировок вам это и не понадобится. Но вы все равно должны быть с броней. Но вместе с начальником вы в одинаковой опасности. Вы — их щит. Потому телохранителей порой называют ловцами пуль.

Глава двадцатая:

Волны накатывали на берег, длинные белые линии из пены появлялись на краях. Местные серфингисты покачивались на поверхности моря, ожидая новой большой волны.

Три мили золотистого песка были заняты несколькими семьями, но сам пляж принадлежал команде Альфа. После двенадцати недель основных тренировок они получили немного выходных, и Стив отвез их на полуостров Гоуэр на отдых. Июнь, солнце было теплым, небо — безоблачным, а день идеальным для барбекю на пляже.

Джейсон нанизывал на шампур сосиски, готовя бутерброды.

— Еще минутку, — сообщил он, потягивая кока-колу из банки.

Линг лежала на пляжном полотенце, загорая на солнце.

— Ты мои вегетарианские кебабы жаришь отдельно?

— Конечно, — сказал Джейсон, быстро передвинув еду Линг на другую сторону и виновато улыбнувшись Коннору и Марку. Тренировки закончились, и соперничества стало меньше. Хотя отношения их все еще были хрупкими, Коннор понимал, что Джейсон не такой и плохо. Просто он не хотел быть вторым.

Прошедшие двенадцать недель изменили Коннора. Сознание путалось, когда урок географии совмещался с выживанием заложника, физкультура со стрельбой, а бег по пересеченной местности с попытками распознать засаду. Теперь ему казалось, что он носит специальные линзы, которые отмечают каждую угрозу вокруг него постоянно. Коннор уже не называл это «паранойей», он просто знал мир, жил в режиме Желтого кода.

Когда он шел по оживленной улице, прохожие были спешащими, а то и отчасти спящими.

«Заметили ли они камеру над входом в магазин, что записывает их? Знают ли, где запасной выход, если будет пожар или что-то еще? Не кажется ли им подозрительным человек у банкомата?» — в результате тренировок Коннор инстинктивно замечал детали. И хотя он был готов к опасности, он, как ни странно, чувствовал себя защищенным, ведь знал, как разобраться с проблемой.

Коннору было интересно, заметят ли изменения в нем мама с бабушкой, когда он приедет на каникулы в Лондон. Он умудрялся звонить домой каждую неделю. Мама всегда была рада его слышать, узнавать его новости, хотя он все же слышал по ее голосу, что ей было больно. Он сглаживал детали тренировок, но она была рада, что он учит что-то новое, продолжает заниматься боевыми искусствами. Бабушка тоже казалась бодрой и радовалась, что он учит «другие» предметы. Салли помогала по дому, она водила их в парки и сады, вывозила на выходные из Лондона, что никогда им раньше не удавалось. Коннор уже не жалел, что присоединился к «Стражу-другу», слыша, как о них заботятся. Как бы ни случилось в его работе телохранителем, жертва того стоит.

Коннор следил, как серфингист поймал волну и поехал на ней.

— Ты так можешь? — спросил Амир.

— Кататься так? — спросил Коннор. — Нет.

— Я про… — Амир вонзил ногу в песок. — Ты мог бы перехватить пулю?

Коннор взглянул на друга. После урока по прикрытию телом над ними нависла угроза «поймать пулю собой». Никто не говорил об этом, но Коннор долго думал об этом. Пойдет ли он на такой риск? Его отец так и пожертвовал собой? Он никогда не слышал всей правды. Но смог ли его отец броситься на линию огня?

— Возможно, — ответил Коннор. — Если мне был бы важен человек.

— Но ты не будешь сразу знать человека, как страж, — сказал Марк.

— Тебе может и не понравиться человек! — добавил Джейсон, двигая подрумяненный хлеб и глядя на Коннора.

Линг вытащила наушники.

— Не беспокойся, Амир. Джоди сказала, что такое случается редко.

— Но она не сказала «никогда», — ответил Амир. — И кто сказал, что жизнь другого человека важнее моей?

— Но тут дело в том, что правильно, — сказал Коннор. — Сильный защищает слабого.

— Легко сказать, — фыркнул Линг. — Шарли знает.

Шарли ехала по берегу туда, где волны соприкасались с песком. Море окружало колеса ее коляски, ее ноги были скрыты в белых волнах.

— Шарли в порядке? — спросил Коннор.

Линг выглянула из-под очков и кивнула.

— Она любит подбираться ближе. Напоминает ей о соревнованиях.

Коннор вспомнил испытание рукопашного боя.

— Так Шарли все-таки была серфингисткой?

Джейсон рассмеялся.

— А живут ли коалы на деревьях? Шарли была невероятной! Самая юная чемпионка!

Коннор посмотрел на Шарли, прикованную к коляске. Он мог представить ее боль, ведь она уже не могла стоять на серфе. Если бы он не мог заниматься боевыми искусствами, то сошел с ума бы.

— Скажу ей, что еда готова.

Схватив напиток из сумки-холодильника, он пошел по берегу.

— Может, хочешь диетической колы? — спросил он, протягивая Шарли ледяную банку.

Она взяла ее и улыбнулась.

— Хорошие волны сегодня, — сказала она задумчиво. — Не Лос-Анджелес, конечно, но волны чистые и длинные.

Коннор кивнул, словно понимал, о чем она говорит. Он хотел бы понимать серфинг. Холодная вода касалась его ног, шорты его промокли от брызг, он отскочил назад. Шарли не сдвинулась.

— Люблю волны. Их силу. Их движение, когда тебя держит серф. С этим ничего не сравниться.

Коннор изучал ее лицо, озаренное солнцем, ее яркие глаза жадно преследовали серфингиста. Он заметил, что в ладони она зажала золотой значок.

«Она смелая, — подумал он, — но стоила ли того жертва?»

Глава двадцать первая:

— Господин президент, вот документы организации, что вы запрашивали.

— Спасибо, Джордж, — сказал президент Мендез, забирая папку с грифом «СЕКРЕТНО» от главы администрации Белого дома.

Откинувшись на спинку кожаного кресла в кабинете, он разглядывал эмблему крылатого щита на обложке, а потом прочитал аннотацию. Задумавшись, он взглянул на мужчину с широкой грудью в военной форме.

— Мы можем рассчитывать на полковника Блэка, генерал?

— Стопроцентно, господин президент, — ответил генерал Мартин Шау, военный офицер с самым высоким рангом в вооруженных силах США. — Мы с полковником Блэком давно знакомы. Кувейт, Ирак, Афганистан. Я бы доверил ему свою жизнь.

— А жизнь своего ребенка? — спросил высокий мужчина, что сидел ровно за овальным столом в бежевом кресле. Его волосы были отчасти седыми, морщины обрамляли глаза. Это был Дирк Моран, директор Секретной службы, и ему все происходящее не нравилось.

Генерал кивнул.

— Если встретите его, тоже согласитесь.

— Но мы ведь говорим не о нем? — отозвался Дирк, меняя тему. — Мы обсуждаем ребенка, что будет защищать дочь президента.

— Подростка, — исправил глава администрации. — И у этой организации впечатляющий послужной список.

— Но и мой сын занимается спортом, только я его на Олимпиаду за это не отправляю, — сказал Дирк, встав и не сдержав недовольство. — Ребенок-телохранитель — это шутка! Как бы он ни был тренирован, он не может сравниться с агентом Секретной службы.

— Верно. Они совсем другие, — признал генерал, вскинув брови. — Никто не ожидает, что подросток — телохранитель. Страж-друг станет невидимой защитой дочери президента. Он или она могут пройти там, куда вашим агентам не пробраться.

Дирк повернулся к президенту, чьи темные карие глаза следили с интересом за их спором.

— Господин президент, в вашем распоряжении лучшая защита в мире, — заговорил Дир. — Вы думаете, что это вам необходимо?

Глава администрации выступил вперед и вежливо кашлянул.

— Дирк, вы ведь не будете отрицать, что пара брешей в сети Секретной службы были.

Дирк напрягся.

— Да, но с ними уже разобрались!

— Я верю в твою команду, Дирк, — сказал президент Мендез. — Но, учитывая, что угроз становится только больше, страж-друг станет нам дополнительной помощью.

— Я читал отчет Карен Райт. Мы должны усилить защиту. А не ослабить. Нужна двойная команда Секретной службы, — предложил Дирк.

— Ты знаешь, что моя дочь не любит охрану, — ответил президент, вскинув отчаянно руки. — И в этом проблема.

— Мы можем скрываться от нее. Но не нужно действовать так…

— Дирк, я понимаю твои сомнения. Но я должен использовать все шансы, чтобы защитить семью. Сначала я рассмотрю варианты. Если никто не подойдет, мы к этому не вернемся. Ясно?

Дирк неохотно кивнул и сел.

Во время серьезных решений президент Мендез все свои карты не открывал. Но и не отрицал сомнения главы Секретной службы. Но казалось странным доверять жизнь дочери рукам подростка! Страж-друг должен заслужить его доверие.

Он разглядывал по очереди каждый профайл, указательным пальцем потирая во время чтения висок. Список кандидатов был коротким, но впечатлял, их способности и уровень был близок профессиональным телохранителям.

Дирк смотрел, как президент переворачивает страницу за страницей, никого не выбирая. Когда он добрался до последней, он удовлетворенно хмыкнул. Абсурдного решения не будет, а Дирк вернется к своей работе по защите президента и его семьи.

— Поверить не могу, — пробормотал едва слышно президент Мендез.

— Я рад, что вы согласны, господин президент, — сказал Дирк, радостно глядя на остальных. — Будьте уверены, моя команда обеспечит охрану вашей дочери.

Но президент Мендез не слушал. Он взял последний листок и передал его главе администрации.

— Свяжитесь с полковником Блэком, — заявил он. — Скажите ему, что нам нужна помощь его организации.

Дирк вскочил с кресла и посмотрел на страницу в руке Джорджа. Он разглядывал выбор президента, и на его лице проступало недоверие.

— Но у этого стража нет еще ни одного достижения!

Президент закрыл папку и с уверенностью ответил:

— Это он.

Глава двадцать вторая:

Хазим сидел один в кабинете в большом арендованном доме. Мебель стояла не везде, и он постукивал нетерпеливо пальцами по столу из красного дерева, пока смотрел на часы на стене. До семи оставалось две минуты.

Зазвенел его мобильник, и Хазим поднял его со стола.

— Алло?

— Хазим, это твоя мама, — послышался голос. — Ты собираешься приходить на ужин?

Вздохнув, Хазим устало потер глаза.

— Прости, мама. Много работы. Может, завтра.

Он щелкнул на ссылку Интернет-аукциона и начал просматривать спорттовары.

— Опять? — возмутилась она. — Эта новая работа, может, и хорошо оплачивается, но ты слишком много работаешь.

— Я должен заслужить репутацию.

Он взглянул на часы. Одна минута до семи. Прошло десять секунд.

— Но я боюсь за твое здоровье. Нельзя все время работать. Отдыхать тоже нужно…

— У меня бывают выходные, — перебил Хазим, рассматривая на сайте мотоциклы. Семь часов.

— Да, и семья хочет знать, как твоя поездка. Сестра и брат скучают по тебе. Приходи. Отец расстроится, если ты не…

Мама возмущалась, а Хазим выбрал фильтры: «Мужские», «Горные мотоциклы», «Подержанные», «рама 20 дюймов», «красный цвет». Пять вариантов. Последний был в отвратительном состоянии, покрытие на нем было покрыто вмятинами и ржавчиной, не было педали, переднее колесо — спущено. Начальная цена — 200 долларов. Никто нормальный не купил бы такое за такие деньги. Но Хазим нажал на ссылку, изображение мотоцикла появилось перед ним с его характеристикой. Аукцион был назначен на день. Оставалось двадцать три часа и пятьдесят восемь минут. Но Хазим не собирался делать ставку.

— Ты меня еще слушаешь?

— Да, мама.

— Сможешь забрать сестру на следующей неделе?

— Конечно, — ответил он, застонав мысленно из-за того, что прослушал просьбу, но уголки его губ поползли вверх.

С помощью специально программы Хазим перетащил изображение мотоцикла с сайта на рабочий стол. Он сунул картинку в приложение, названное «Чистка». Программа тут же открылась, мотоцикл возник в новом окне. Картинка сразу начала распадаться.

— Хазим, пообещай, что придешь завтра на ужин, — умоляла мама. — Это выходной.

— Обещаю, — ответил он и отложил телефон.

Программа дешифровки закончила работу. И вместо побитого мотоцикла появились две строки текста, что были скрытыми внутри картинки:

ЗИМОРОДОК ПРИЗЕМЛЯЕТСЯ 1030, СТАФФОРД, 3 ДНЯ.

НАЧАТЬ НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ГНЕЗДОМ ОРЛА.

Глава двадцать третья:

— Что происходит? — спросил Коннор, он спешил по коридору и пересекся с Амиром и Марком. Он собирался уезжать домой на летние каникулы, когда на его телефон пришло сообщение от полковника Блэка:

«Команда Альфа. Комната переговоров. Скорее».

— Может, хочет пожелать хорошего отдыха, — предположил Амир.

— Если бы, — отозвался Марк. — Уверен, все намного серьезнее.

Джейсон и Линг догнали их, и они вошли в комнату. Шарли уже была там, она говорила с полковником. Коннор занервничал, увидев потрясенное лицо Шарли. Что бы ни сказал полковник, это ее сильно удивило.

Они поспешили сесть, полковник Блэк повернулся к ним. Он, к удивлению, улыбался.

— Команда Альфа никуда не уезжает, — сообщил он, даже не пытаясь смягчить слова.

Амир застонал.

Полковник не отреагировал на это и продолжил:

— «Страж-друг» получил важный заказ. И член этой команды был выбран.

— Кто? — спросила Линг, ерзая на стуле.

Серые глаза полковника смотрели на Коннора.

— Я? — Коннор едва дышал. Пока до него доходило, в него проникали восхищение и страх первой миссии.

— Почему, полковник? Он новичок, — возмутился Джейсон, выпятив грудь. — После Шарли у меня опыта больше всех. Я должен быть вместо него.

— Я рад твоему рвению, Джейсон, — ответил полковник Блэк. — Но задание связано не только со способностями, но и с тем, как страж-друг впишется в обстановку. Мы получили заказ по приказу президента США. Он сам выбрал Коннора.

Коннор потерял дар речи. Он что-то не так понял.

— Он сам меня выбрал? Почему?

— Это не обсуждалось, — ответил полковник. — У президента свои причины, его дело — разглашать их или нет.

— Это из-за твоих достижений в боевых искусствах, — решила Шарли.

— Больше и нечему повлиять! — проворчал Джейсон.

Коннор сделал вид, что не слышал его, радуясь, что Джейсона не выбрали.

— Кого Коннор будет защищать? — спросил Марк.

Полковник посмотрел на Шарли.

— Алисия Роза Мендез, — сообщила она. — Дочь президента.

Марк присвистнул сквозь зубы.

— Без меня, Коннор.

— Да, — согласилась Линг. — Это опасная игра!

Коннору казалось, что закралась какая-то ошибка.

— Они правы, полковник. У меня даже пробной операции еще не было.

Полковник смотрел в его глаза.

— Я не стал бы врать, Коннор. Это самая важная операция «Стража-друга». Мы берем на себя большую ответственность. А ты окажешься в зоне риска. Но я следил за тобой. Ты, как и твой отец, умеешь думать. И предвидеть опасность.

Коннор растерялся от сравнения с отцом. Он не успевал из-за занятий поговорить с полковником об отце. Но полковник явно не шутил. И Коннор получил новый вес на плечах, ведь должен быть отвечать таким высоким ожиданиям.

— Операция «Скрытый щит» начнется немедленно, — сообщил полковник Блэк. — Шарли, мне нужно полное досье на клиента к девяти часам завтра утром. Амир, приготовь все необходимое, подходящее ко всем тактикам. Линг, Марк и Джейсон, ищите информацию. Хочу карты всех локаций, записи об угрозах, заведениях, ключевых персонах. Ищите всю важную информацию, что поможет Коннору. Коннор, идем, у нас особый разговор.

Команда Альфа на миг потрясенно застыла на стульях.

— Чего вы ждете? — рявкнул полковник. — Выполнять приказы.

И все разбежались по местам в комнате. Команда училась планировать операции на тренировках. Но в этот раз они спешили. Ведь все было по-настоящему.

Глава двадцать четвертая:

Коннор почти не спал ночью. Почему один из самых властных людей в мире выбрал его защищать свою дочь?

Его навыки в боевых искусствах вряд ли могли повлиять. Джейсон был наравне с ним, и Коннор знал, что тот когда-то был чемпионом Австралии среди подростков. Причина крылась в другом. Но Коннор не понимал, какова она. Если не считать двенадцать недель тренировок, у него не было реального опыта работы стражем-другом, и это его тревожило. Коннору уже казалось, что президент его с кем-то перепутал и думал, что выбирает кого-то другого.

Но полковник заверил его, что ошибки не было. Он будет работать вместе с Секретной службой США, отделением, что отвечало за защиту семьи президента. Он будет отчитываться их главе, Дирку Морану, и поддерживать связь с организацией «Страж-друг», если ему понадобится дополнительная поддержка. Его миссией станет обеспечение безопасности дочери президента все время, особенно тогда, когда агенты Секретной службы не могут работать открыто. Уровень опасности операции был однозначно самым высоким.

Коннор думал о возможных угрозах — злой толпе, снайперах, убийцах с ножом, бомбах в машинах… список был почти бесконечным. И он должен был стать скрытым щитом между этими угрозами и жизнью дочери президента. Это пугало. Он задумался, чувствовал ли себя так его отец, получая назначения. Или телохранитель привыкает к такому давлению? Может, это ощущалось в их венах, словно постоянное покалывание тока, но это же и подавляло их страхи.

Самым большим страхом Коннора было поражение. Что он слишком поздно отреагирует, или вообще не заметит угрозы и не предотвратит угрозу.

Глава двадцать пятая:

В девять утра Коннор, не выспавшийся и с мутным взглядом присоединился к команде Альфа в комнате переговоров. Они тоже были потрепанными после ночных исследований.

— Твой клиент, как ты уже знаешь, Алисия Роза Мендез, — сказала Шарли, начав разговор, как только Коннор сел. Она показала на экране фотографию девушки. — Четырнадцать лет, корни из Мексики, единственная дочь Эмили и Антонио Мендеза, нынешнего президента США.

Коннор разглядывал фотографию. У Алисии были шоколадного цвета глаза, задиристая улыбка, и копна темных вьющихся волос ниспадала на плечи. Она выглядела как обычный подросток. Было сложно представить ее целью убийц или похитителей. Но так все было на самом деле.

— Судя по моим исследованиям и отчетам прессы, Алисия любит развлекаться, не глупа и часто совершает опрометчивые поступки. Пару раз она сбегала от защиты. И, как я поняла со слов полковника, потому президент и попросил для нее стража-друга.

Полковник кивнул.

— Твоя работа, Коннор, прилипнуть к ней, приклеиться.

Коннор не понимал, как он при этом не будет ее раздражать.

— Алисия ходит в школу Монтароса в Вашингтоне, где ты теперь — ученик по обмену на две недели, — объяснила Шарли. — У нее хорошие, даже выдающиеся оценки. Любимые предметы — рисование, фотография, танцы. Она вполне развита…

— Почти во всем, — усмехнулся Марк.

— Я о здоровье, — исправила Шарли, зло взглянув на него. — Алисия любит легкую атлетику, она — капитан школьной команды. У нее лучшее время в забеге на четыреста метров. Коннор, радуйся, что тренировался.

Коннор и Марк переглянулись и фыркнули. Марк находил для команды Альфы пут срезать, и они сокращали себе тренировочный бег на пару миль. Теперь же Коннор жалел, что не бегал полностью дистанции. Он пострадает за это, если ему придется гнаться за клиентом.

Шарли вывела на экран слайд с заголовком: «История здоровья».

— Известны случаи легкой сенной лихорадки, детской эпилепсии.

— Разве это не мешает ей? — встревожился Коннор.

Шарли пожала плечами.

— В отчете докторов сказано, что припадки прекратились примерно год назад. Но расслабляться нельзя. Стресс, нехватка сна и вспышки могут вызвать припадок.

— Я добавила в папку о деле информацию об эпилепсии, — вмешалась Линг, передав Коннору маленькую флешку. — Там написано и то, как справиться с приступом.

— Спасибо, — ответил Коннор, вставляя флешку в свой ноутбук.

— Файлы запаролены, — объяснила она. — И требуют удостоверения личности отпечатком пальца, — она показала на сканнер пальца на панели ноутбука. — Я уже запрограммировала его на тебя. Там же файлы про школу Монтароса, работников Белого дома, если вы встретитесь, а так же список угроз, что она уже видела.

— И список длинный, — Джейсон зевнул. — Я-то знаю. Я всю ночь над ним работал.

— Тогда расскажи Коннору вкратце, — предложила Шарли.

— Хорошо, — ответил он и подошел к ней. Он глубоко вдохнул и с сожалением посмотрел на Коннора. — У президента есть враги, и Алисия, как его дочь, может от этого пострадать. Проблемы в Йемене, Афганистане и Пакистане — самые опасные угрозы. Аль-Каида и Талибан — две террористические группировки, что интересуются США и президентом. Но они вряд ли напрямую нападут на клиента, поскольку чаще атакуют бомбами, терактами и запугиванием. Ближе к ним, но не менее опасны белые супрематисты, которым не нравится латиноамериканец, как президент. Они — реальная угроза. И есть опасность убийц-одиночек, их почти невозможно заметить, пока они не ударят, и тебе придется рассчитывать на поддержку Секретной службы. И, наконец, есть душевнобольные, что, судя по отчетам Секретной службы, чаще всего пытаются напасть на президента и его семью.

Джейсон бодро улыбнулся Коннору, что опешил от такого списка.

— Так что, проще говоря, друг, весь мир — твой враг.

Глава двадцать шестая:

— Вот твоя сумка, — сказал Амир, опустив на стол угольного цвета рюкзак. — В нем все, что нужно для операции.

Он вытащил из рюкзака очень тонкий телефон.

— Смартфон нового поколения, — сказал он, восхищаясь его формой. — Багси заказал его для тебя. Он защищен распознавателем отпечатка пальца, — он прижал большой палец к экрану, телефон ожил, щит с крыльями в ЗD появился на экране. — Меня он тоже распознает. Но если все же его взломают, все данные сразу уничтожатся. Но не бойся, данные хранятся на наших серверах.

Указательным пальцем он выбрал приложение в верхнем углу. Вид с высоты птичьего полета Уэльских гор появился на экране, маленькая зеленая точка отмечала штаб «Стража-друга».

— Расширенная карта определяет место почти без погрешностей, — объяснял Амир. — Здесь есть и все карты Вашингтона, карты ключевых зданий, как Белый дом, если понадобится, национальный аэропорт, Космический музей и центр Кеннеди. Ты точно не потеряешься. Как и твой клиент.

Он передал Коннору чехол для телефона, что был кожаным, красным и с бабочкой.

— Спасибо, но это девчачий, — сказал Коннор отодвинув его руку.

— Это и не для тебя, — ответил Амир. — Это твой подарок Алисии, оснащенный маячком. Сигнал связан с отслеживающей программой, — он коснулся зеленой иконки на экране телефона. Появилась карта с сеткой координат и красной точкой рядом с синей. — Действует в радиусе пятнадцати километров, я просчитаю тебе самый короткий путь. Но Багси просит использовать только в экстренном случае, — Амир поднял телефон и указал на маленький объектив сзади. — Камера в десять мегапикселей, приближение, высокое качество видео, распознавание лиц. Снимаешь толпу, и он узнает тех, кого уже снимал. Если кто-то попался много раз, подозреваемого обозначают красным. Но Багси просит не верить приложению. Глаза — лучшее средство.

Амир подмигнул, Коннор рассмеялся.

Открыв тканевую сумочку, Амир протянул Коннору телесного цвета наушник.

— Если нужно будет связаться скрытно, — объяснил он. — Он уловит твой голос. Смартфон сработает как передатчик. Просто помни, что наушник работает восемь часов. Потому нужно снова зарядить.

Он щелкнул по экрану телефона.

— Здесь еще много приложений, например, статус миссии, уровень угрозы, СОС. Последнюю сделал я, — гордо сказал Амир.

— Так она заработала! — отметил Коннор. — Теперь расскажешь, зачем она?

— В случае угрозы, — ответил серьезный Амир. — Даже если нет связи, приложение СОС пошлет вспышку данных в спутник GPS, и сообщение придет сюда. Работает где угодно. Но помни, что программа быстро разряжает батарею. Я работаю над этим. Но ты успеешь рассмотреть программы, пока будешь лететь. Я добавил последнюю версию «Энгри Бердс», если тебе станет скучно.

— Это вряд ли! — ответил Коннор.

Амир положил телефон на стол с неохотой. Коннор знал, как ему нравится техника, понимал, что он хотел бы телефон себе.

— Это шедевр, — вздохнул Амир и повернулся к рюкзаку. — Еще там аптечка, галогеновый факел, кредитки и одежда для опасных ситуаций.

Рядом лежала бейсболка, солнцезащитные очки, черная футболка, модная бежевая рубашка и стильная кожаная куртка.

— Джоди пообещала, что они будут впору. Может, примеришь?

Коннор взял куртку. Она была из качественной кожи, но весила странно.

— Какая-то она тяжелая… — отметил он.

— Пуленепробиваемая, — ответил Амир. — И куртка, и рубашка могут остановить выстрел пистолета на коротком расстоянии. Куртку не пробить ножом, как и футболку.

Коннор присмотрелся. Пальцам он ощутил, что ткань очень плотная, хоть и похожая на хлопковую.

— Уверен, что это остановит пулю?

Амир кивнул.

— Можешь спросить Джоди, но я бы не советовал.

— Почему?

— Когда я спросил, она выстрелила в меня.

— Что? — воскликнул Коннор, думая, что ослышался.

Амир показал на груди лиловый синяк.

— Заставила меня надеть одну. Там особая ткань, что «ловит» пулю, и удар приходится на все тело, а не в одну точку. Так что, как видишь, работает.

— Но больно все равно, — сказал Коннор, скривившись, сочувствуя Амиру.

— Не буду врать. Словно ударили тараном. Но меня больше волновало содержимое штанов! Она напугала меня до полусмерти. Никогда больше не буду опаздывать со сдачей домашки.

Амир принялся собирать рюкзак.

— Все хорошо. У меня есть свой рюкзак, — сказал Коннор.

— Не такой, — ответил он. — Этот рюкзак тоже может спасти тебе жизнь, — он постучал по дну. — Жидкий бронежилет. Куртка и футболка спасут от выстрела. Но рюкзак защитит от автоматов.

— Это обнадеживает, — сказал Коннор, надеясь, что ему не понадобится такая защита.

— Полковник не жалеет средств на нашу безопасность, — объяснил Амир, показывая и прочную ткань рюкзака. Он продолжил его собирать.

Коннор был поражен своим оборудованием. Новейший телефон, пуленепробиваемые вещи, очки с темными зеркальными линзами.

— А они для чего?

Коннор надеялся, что это лишь прикрытие, как у героев фильмов.

— На сто процентов защищают от радиации, — Амир надел их и улыбнулся. — Они защищают твои глаза от солнца!

Глава двадцать седьмая:

Самолет опустился в небольшом частном аэропорту. Двигатели притихли, открылась пассажирская дверь, выдвинулись ступеньки. Стюардесса проверила, что выход чист, и выпустила единственного пассажира.

— Спасибо, что выбрали нас, — сказала она с отточенной улыбкой и добавила. — Маас салама*.

* до свидания.

— Аллах исалмак, — ответил мужчина на родном арабском, янтарные глаза взглянули на стюардессу в последний раз. Ступив на трап, он ощутил приятную волну жара, но его нельзя было сравнить с духотой его страны.

Его поприветствовал рабочий аэропорта.

— Сэр, следуйте за мной.

Они прошли к зданию терминала. Стеклянные двери разъехались, их встретил холодный воздух кондиционера. Двери закрылись, и шума не было слышно. Здесь было пусто, лишь несколько рабочих сидело на местах. Большой экран на стене показывал новости про растущее напряжение на арабском полуострове из-за нефти.

Пройдя по ковру, мужчина оказался у контроля паспорта. Охранник сидел в кабинке, глядя услужливо, но пристально.

— Паспорт, — монотонно сказал он.

Путешественник передал свои документы, и офицер сунул их в компьютер. Он разглядывал монитор.

— Добро пожаловать, мистер Халид Аль…

— Халид Аль-Наими, — помог мужчина

— И вы прибыли из…?

— Саудовской Аравии, — ответил он, не понимая, зачем было заполнять эти данные в анкете, если туда офицеры все равно не смотрели.

— Цель визита? Дела или отдых?

— Дела, — ответил он. — Хотя, если повезет, успею и отдохнуть.

Офицер постарался ответить сухо:

— Как долго намерены оставаться?

— Не больше месяца.

Офицер повернул веб-камеру на его лицо.

— Посмотрите в камеру.

На экране появилось лицо араба средних лет с серебристой бородой и янтарными глазами. Офицер сделал фотографию, махнул на черную и зеленую коробки, прицепленные к его кабинке.

— Пальцы на сканер.

Опустив сумку, мужчина положил правую ладонь на зеленый пластик. Потом только большой палец. Офицер сверил данные, что появились на мониторе.

— Какие дела у вас, мистер Аль-Наими?

— Нефть.

Офицер кивнул, ответ его не интересовал, но взгляд скользнул по экрану с новостями. На миг он замешкался, выписывая визу. Но потом поставил печать и вернул документы. Он помахал на прощание:

— Добро пожаловать в США. Удачного дня.

Он улыбнулся.

— Спасибо.

Он прошел турникет и забрал багаж без проверки. Его чемодан уже был в машине, водитель ждал. Выйдя на солнце, он подошел к черному лимузину. Водитель открыл заднюю дверь, мужчина опустился на мягкое сидение. Дверь закрылась. Он оказался в прохладном полумраке.

Водитель настороженно огляделся и сел за руль, направляя машину из терминала.

— Хорошо долетели, сэр? — спросил водитель, они ехали по шоссе на север в Вашингтон.

Араб на заднем сидении правой рукой стирал кожу с правой руки. Тонкий латекс закрывал настоящую кожу мужчины.

— Да, Хазим, — ответил Малик, вытаскивая линзы, глаза его снова стали черными. Позже он смыл с бороды серебряную краску. — Бахир был прав. В частном аэропорту беспечная охрана.

Глава двадцать восьмая:

Черный лимузин проехал проверку и направился по Пенсильвания авеню. Огромное серое здание Исполнительного управления Эйзенхауэра возвышалось над деревьями, над зеленым оазисом площади Лафайет. Туристы ходили по тенистым дорожкам, не обращая внимания на палатки протестующих. Они чаще смотрели на здание, что отделялось железной оградой. Скромный сад окружал самое знаменитое место Америки — Белый дом.

Но Коннор знал и другое. Он смотрел в затемненное окно лимузина, и острый взгляд тут же заметил на крыше скрытых снайперов. Полковник Блэк рассказывал ему, что они могут попасть в цель на расстоянии тысячи ярдов. Коннор был лишь в нескольких сотнях, потому попадал в зону их поражения.

Охрана на этом не заканчивалась. Хотя Белый дом казался открытым и доступным, он оставался крепостью. Все окна были пуленепробиваемыми. Стража проверяла все ходы. Трава скрывала датчики движения, что реагировали бы на тех, кто перепрыгивал ограду, инфракрасные сенсоры над землей улавливали нежелательных посетителей. А еще были агенты Секретной службы, патрулирующие двор. Их не всегда было видно, но они всегда были готовы к бою, вооруженные пистолетами, автоматами и ружьями.

С таким уровнем защиты Коннор задался вопросом, зачем он понадобился президенту. Водитель подъехал к вратам Белого дома, и этот момент Коннор много раз видел по телевизору, он был ему таким же знакомым, как вид Биг Бена. Но он и не представлял, что когда-то окажется внутри, что будет работать здесь. Всего сутки назад он был в Лондоне и прощался с мамой и бабушкой. Им сказали, что он едет на летнюю программу по обмену за его отличную учебу. Мама обрадовалась, оживившись. Бабушка сдерживала эмоции. Она прошептала:

— Осторожнее, Коннор.

Врата раскрылись, и лимузин проехал по изогнутой дороге к красивому входу с белыми колоннами. Но машина повернула вправо и прибыла к Западному крылу, где находился офис президента США. Заехав под навес, водитель открыл двери, и агент Секретной службы с переднего сидения вышел из машины. Он открыл дверь Коннора.

— Добро пожаловать в Белый дом, — сказал он. — Водитель отнесет твои сумки.

Коннор вышел, все еще удивляясь такому приему. Он прилетел бизнес-классом, его забрал лимузин, а теперь так вежливо приветствовали. Он чувствовал себя редким гостем, а не телохранителем.

Одинокий дозорный в форме стоял у дверей. Он напоминал статую, и одет был внушительно, а начищенная обувь сверкала, перчатки были белоснежными. Он грациозно поприветствовал их и открыл двери.

Коннор вошел следом за агентом СС. Белый мраморный пол входа превратился в мягкий ковер, они прошли вторые двери, попав в приемную Западного крыла. Здесь стояли красные кожаные кресла, богатые на вид диваны, комната была стильной и напоминала номер высококлассного отеля. На стенах были картины маслом восемнадцатого века, древнего вида полка с книгами гордо занимала место на главной стене.

— Попрошу подождать здесь, — сказал агент. — Я доложу о вашем прибытии.

Коннор остался в комнате с другим безымянным агентом, который молчал, но был насторожен, сидя за стеклянным столом. Мимо прошло несколько людей. В основном, они не обращали внимания на Коннора, поглощенные работой. Но некоторые вскидывали брови, видя в приемной подростка.

Коннор уже не понимал, что делает здесь. Радость от приезда в Америку угасла, а сомнения в себе вернулись. Он озирался, понимая, что это слишком. Он оставался ребенком из Лондона, подростком с титулом по кикбоксингу и с двенадцатью неделями подготовки. Но это не делало его достойным нести ответственность за дочь президента. Он лишь назывался телохранителем. Он был подделкой. И последствия поражения будут ужасными. Не только организации полковника Блэка придет конец, но и Алисия Мендез окажется в опасности.

Пока он собирался направиться к выходу, деревянная дверь открылась, и пожилая женщина в юбке в складку и очках в металлической оправе появилась оттуда.

— Президент ждет вас.

Глава двадцать девятая:

Коннор вошел в Овальный кабинет. На миг он решил, что зашел на съемки фильма, ведь эту сцену видел много раз. Овальная комната, три окна от пола до потолка. Два флага — с полосками и звездами и президентский синий — стояли по сторонам, словно стражи. Отполированный пол из дуба и ореха был покрыт овальным ковром с президентской печатью. А главное место занимал перед окнами известный резной стол, за которым сидел президент США.

Коннор мог лишь смотреть. Мужчина словно заполнял собой всю комнату. Он был загорелым, скулы выдавались, и выглядел президент молодо, но мудро. Его темно-карие глаза были настороженными, но и печальными, словно он скучал. Он был в синем костюме с темно-красным галстуком, и, когда он встал, президент оказался выше, чем это выглядело по телевизору.

— Рад видеть тебя, Коннор, — сказал президент Мендез медовым голосом. Он протянул руку. Коннор обхватил ее и ощутил добродушное рукопожатие.

— Спасибо,… г-господин президент, — ответил он, запинаясь. — Приятно видеть вас.

Пока они шли сюда, секретарь президента объяснила, как правильно говорить и попросила не бояться, ведь президент был добрым. Агент СС забрал его мобильный, а потом позволил Коннору войти.

— Выпей с нами кофе, — предложил президент, показывая на трех мужчин, стоявших между бархатными диванами. — Это Джордж Тейлор, глава администрации. Он отвечает за события здесь.

Мужчина с короткой белой бородой и в очках вышел вперед. Он улыбнулся Коннору.

— Приятно познакомиться.

— А это генерал Мартин Шау, что и посоветовал вашу организацию, — Коннор пожал его руку.

— Полковник Блэк благодарит за это.

— Спасибо, — ответил генерал с заметным техасским акцентом. Он был огромным, едва поместившимся в оливковую форму. — Жаль, что он не присоединился к нам.

Президент представил и оставшегося худого мужчину с тронутыми сединой волосами и стальным взглядом голубых глаз.

— И директор Секретной службы, Дирк Моран.

— Рад встрече, — сказал Коннор, протягивая руку. — Мне говорили, что я буду работать с вами.

— Верно, — ответил директор. Рукопожатие вышло коротким. Коннору показалось, что директору он не понравился.

Они устроились, глава администрации разлил в чашки кофе. Хотя он не любил кофе, но из вежливости Коннор пил с ними.

— Впервые в Штатах? — спросил президент Мендез, бросая в чашку кубик сахара.

Коннор кивнул.

— Но мне уже многое понравилось.

— Например? — спросил Дирк.

— Белый дом. Он очень хорошо защищен, — ответил Коннор и, желая произвести впечатление, добавил. — Снайперы, прочные стекла, скрытые камеры, инфракрасные сенсоры…

Генерал вскинул брови, глядя на Дирка.

— А малец неплох.

— Но я удивлен, что меня не обыскали по прибытию, — закончил Коннор.

Президент взглянул на директора, ожидая объяснений.

— Вас просканировали на входе, — ответил Дирк. — Всей защиты вы все равно не знаете, молодой человек. Никто не знает.

— Даже президент порой! — рассмеялся президент Мендез, опуская чашку. — Как сказал президент Эйзенхауэр: «Америка лучше всего описывается одним словом: свобода». Это так. Но Томас Джефферсон, наш третий президент и отец-основатель, говорил, что «свободы нет, если нет постоянной бдительности». Жаль, но сейчас бдительность — не просто слово, а способ жизни. Особенно, для президента и его семьи. Нам нужно постоянно быть защищенными.

Он вздохнул, и ответственность показалась грузом, а не честью.

— Тяжело жить так день ото дня. Потому моя дочь лишена очевидной охраны. Потому попросили о страже-друге.

Коннор уже не мог сдерживать этот вопрос. Он отставил нетронутый кофе и спросил:

— Почему я?

Президент Мендез хлопнул в ладоши, словно в молитве.

— Я думал, это очевидно. Твой отец спас мне жизнь.

Челюсть Коннора упала.

— Когда? Как?

Президент откинулся на спинку кресла, удивленный такой реакцией.

— Тебе никто не рассказывал?

— Нет, — признался Коннор. — Мне сказали только, что отца убили в засаде в Ираке, что он умер героем.

— Верно. Он отдал жизнь, спасая меня.

Президент рассказал о поездке в Ирак шесть лет назад, когда он был еще послом. Британские и американские силы объединились, чтобы обеспечить безопасность, и было подписано соглашение, чтобы помочь защитить гостей-дипломатов. Он с жаром говорил о чудесном побеге, о том, как отец Коннора рисковал всем, чтобы защитить его.

Коннор слушал. Он впервые слышал так много о геройском поступке отца. Но это объясняло медаль с американским орлом, что была в «шкатулке памяти» мамы. Она всегда боялась говорить о смерти отца, и он перестал спрашивать. Но теперь он знал все.

Президент вытащил потертый маленький брелок для ключей и передал Конору.

— Я хранил это в память об истинной жертве, — объяснил он. — Чтобы и я прожил, жертвуя ради своей страны. Твой отец держал его в руке, когда умер. Теперь я возвращаю его тебе.

Коннор уставился на талисман отца. Под пластмассой была знакомая фотография восьмилетнего улыбающегося мальчика.

— Джастин Ривз был очень смелым, верным и благородным солдатом, — сказал президент. — И его кровь течет в тебе. Потому я могу доверить свою дочь только тебе.

Коннор не мог говорить, эмоции душили его, горе из-за смелости отца.

Видя реакцию на свои слова, президент сказал:

— Я пойму, если ты не сможешь принять эту роль, Коннор, — он был добрым, но все же надеялся. — Но я буду спать спокойнее, зная, что Алисия в порядке, ведь защищена не только СС, но и тобой.

Коннор смотрел на брелок. Брелок отца. Утрата отца была невыносимой болью. Но в этом случае ее можно было назвать «стоящей»? Он спас жизнь человеку, что стал президентом США. Главой, что привел Америку к новому рассвету, судя по тому, что знал о нем Коннор. Он смог привести страну к процветанию. И это все благодаря жертве его отца. Коннор ощутил волну гордости.

Сжимая брелок, Коннор сказал:

— Я уверяю вас, господин президент, что сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить вашу дочь.

— Это все, чего я прошу, — ответил президент с теплой улыбкой.

— Помните, Коннор, что ваша работа секретна, — сказал глава администрации. — О вашей истинной работе знаем только мы, несколько агентов СС и первая леди.

— И Алисия? — добавил Коннор.

Дирк вмешался:

— Нет, тебя представят ей позже как особого гостя президента в рамках программы по обмену. Белый дом так уже делал, это не вызовет подозрений.

— И Алисия не будет знать, что я ее защищаю? — понял Коннор.

— Надеюсь, и не узнает, — ответил президент. — Пусть лучше думает, что это она заботится о тебе.

Глава тридцатая:

— За год президенту и его семье угрожают около десяти тысяч раз, — сообщил Дирк Моран, пока вел Коннора по коридору без окон.

После встречи с президентом Мендезом Коннора увезли с директором в неприметное здание в районе Даунтаун. Хотя здание не отличалось от других офисов, в нем расположилась штаб-квартира СС. Получив секретный пропуск, Коннор прошел следом за директором по лабиринту коридоров.

— В день — тридцать потенциальных нападений, — мрачно сообщил Дирк. — И каждое нужно расследовать, — они прошли кабинет, в котором кипела работа. — Там наше подразделение разведки ищет тех, кто угрожает, и тех, кто выполняет угрозы. Работа агентов — предотвращение любой опасности.

Они подошли к двери без таблички, и директор остановился.

— Пока мы не прошли дальше, Коннор, — сказал он, лицо его ожесточилось, — я хочу, чтобы ты кое-что понял.

Дирк вытащил из кармана пиджака тонкий черный кожаный футляр.

— Наше кредо: «Защитить человека. Защитить символ. Защитить офис». И последняя линия защиты — отряд защиты президента, — объяснил он.

Он легко раскрыл футляр перед лицом Коннора. Внутри был золотой значок с орлом на верхушке. В центре был американский флаг, окруженный пятиконечной звездой. Над и под звездой шли слова: «Секретная служба США».

— Этот значок — годы тренировок, опыта на службе президента. Как директор СС, я не могу рисковать жизнями Первой семьи, — в его голосе ощущалась ярость. — И мальчишка, прошедший пару недель тренировок, хоть его отец и был телохранителем, подвергнет миссию риску!

Коннор опешил от такого возмущения.

— Если вы не хотите меня видеть, то зачем пригласили?

— Не я, — ответил сквозь сжатые зубы Дирк, пряча значок. — Я считаю тебя помехой. Но я должен подчиняться приказам президента. Но если ты сделаешь хоть одну ошибку, что подвергнет опасности дочь президента, ты вылетишь домой быстрее, чем скажешь: «Секретная служба». Я понятно изъясняюсь?

Хотя и не ожидавший такого напора, Коннор решил доказать, что директор ошибается.

— Понятно.

— Хорошо. Слежка началась, — Дирк взял себя в руки и натянуто улыбнулся. — Раз уж ты будешь работать с нами, тебе нужно узнать, как мы работаем.

Он провел ключ-картой по щели и толкнул дверь, ведущую в просторную комнату с гудящей техникой. На стенах висели мониторы, два огромных экрана — под потолком, на цифровой таблице отображался постоянный поток информации, а еще было несколько черных кабинок с входами. Небольшая группа агентов работала тихо и сосредоточенно, обрабатывая информацию.

— Центр совместных операций, — с гордостью сообщил Дирк. — Здесь отслеживается путь президента и его семьи. Эта информация доступна лишь избранным. Так что учти услугу.

Коннор прошел следом за директором мимо ряда мониторов, где с разных углов изображалось белое здание и большой сад. За столами сидели двое мужчин и смотрели на экраны.

— Белый дом постоянно под наблюдением, — объяснил Дирк. — Каждый вход, каждая дорожка и выход проверяются. Даже воздух вокруг Белого дома постоянно проверяется.

Они подошли к первой кабинке. Агент за столом с уважением кивнул директору.

— Сэр.

— Агент Гринэвей следит за Первой леди.

Агент указал на карту улицы на экране. Зеленая точка двигалась по дороге.

— Первая леди часто уезжает с дипломатической целью, — объяснил Гринэвей. — Ее машина отъехала от гостиницы и направилась к юго-востоку от Елисейских полей в Париже.

На экране вспыхнули слова:

«СОВА ПРИБЫВАЕТ К БЛУ 1.

ПЯТЬ МИНУТ».

Коннор удивленно посмотрел на агента.

— Ее позывной «Сова»?

Агент кивнул.

— Чтобы сохранить секретность, у всех в первой семье позывные.

— А какие у остальных? — спросил Коннор.

— Это секретно, — отрезал Дирк. — Если о них узнают, их тут же сменят.

— Но мне нужно их знать, чтобы отчитываться о проблемах?

Дирк мрачно кивнул.

— Видимо, да. Президент — «Ниндзя», потому что любит старые фильмы о боевых искусствах. Первая леди — «Сова», ведь не спит допоздна. А Алисия — «Бродяга».

— Бродяга? — повторил Коннор.

— Она всегда уходит! — рассмеялся агент Гринэвей.

Директор строго посмотрел на него.

— Тебе мы уже дали позывной, Коннор, — сообщил Дирк.

— Да? — Коннор смотрел с надеждой.

— Да. Ты ведь участвуешь в операции.

— И какой?

— Бандит, — фыркнул он.

Коннор начинал понимать, что Дирк хоть и не будет открыто ему мешать работать, но и помогать не собирается. Он должен быть осторожным с директором, если хочет завершить операцию.

Дирк отвел его к центральным мониторам.

— В опасные моменты мы должны убедиться, что все клиенты убежали в безопасное место, в убежище. Но это зависит от места, — он указал на один из экранов. — А это система террористов. Список угроз в два ряда. Те, что близко, идут и с описанием опасности и списком необходимых действий. А еще есть информация из подразделения разведки, и это — основа в защите Первой семьи.

Коннор разглядывал список.

— Их так много.

— Это заслуга Аль-Каиды, — мрачно ответил директор. — Хотя Америка боролась с террористами всегда, все изменилось после терактов 11 сентября. Мы увидели современную угрозу, у которой нет ограничений. Атаки могут быть жестокими, наносить большой урон. Сложно бороться с врагом, что живет по принципу: «Врата в Рай — под тенью мечей».

Он крутил на экране список.

— Террористы, словно мифический зверь гидра — отрезаешь одну голову, вырастают две. Угроза не исчезает. И кто-то всегда хочет убить президента или его семью.

Глава тридцать первая:

Хазим взглянул на часы, когда два черных лимузина подъехали к вратам школы: 14:48. Страж в будке помахал им, пропуская. Машины осторожно проехали дальше и остановились у главного здания, когда прозвенел звонок: 14:50.

Широкоплечий мужчина в костюме и темных очках вылез с переднего пассажирского кресла. За левым ухом его змеился проводок от наушника. Бегло оглядевшись, он направился к стеклянным дверям главного входа.

Еще трое мужчин вышли из дальней машины и встали вокруг первого лимузина — двое по краям, а один — на прилегающей дороге, и теперь они видели все.

«Вот вам и Секретная Служба!» — подумал Хазим, агенты выделялись среди проходящих родителей. На правом бедре у каждого виднелся силуэт пистолета Сиг Сойер П229, что всегда был при них. На лацкане пиджаков виднелся маленький значок пятиугольной звезды СС.

Хазим записывал все подробности, пока искал слабые места у стражей. Малик сказал ему, что самым опасным моментом всегда будет прибытие и отбытие, особенно в таком месте. Время было установлено. Как и место. Как бы ни ехали из Белого дома лимузины, они все равно прибудут в школу Монтароса. Потому операция была опасной.

Первые ученики вышли из здания, некоторые направились домой, но большую часть подбирали машины. Агенты следили за незнакомцами. Но Хазим не тревожился, продолжая подглядывать за ними.

В 14:53 темноволосая девушка, которую все они ждали, вышла из дверей с друзьями. Три девушки. Они общались и хихикали, пока стояли на ступеньках около минуты. Помахав на прощание, Алисия Мендез прошла к первому лимузину.

В двух шагах позади нее шел первый агент СС. Как только она оказалась в лимузине, а дверь закрылась, агент сел на переднее пассажирское кресло, машина отъехала. Остальные агенты сели во вторую машину и поспешили за ними. 14:55.

Весь процесс занял у них меньше минуты. Хазим понимал, что шанс очень мал. Слишком мал. Но решать дяде Малику.

Хазим следил за первым лимузином, пока пошел от школы по дороге, он повернул налево на Висконсин авеню. Лимузины были среди остальных машин. 14:56.

Хазим не пытался преследовать их. Он напечатал шифр в сообщении:

«Орленок полетел на юг».

Чуть позже его телефон запищал, и ответ вспыхнул на экране:

«Егерь присмотрит за Орленком».

Глава тридцать вторая:

Алисия сидела в кожаном кресле, упираясь каблуками в мягкий бежевый ковер в приемной президента. Она, скучая, копалась в Интернете на смартфоне, отправила нескольким школьным друзьям сообщения. Взглянув на часы на стене, она тоскливо вздохнула.

Миссис Холланд, секретарь президента, виновато улыбнулась ей из-за аккуратно заставленного стола.

— Уверена, ждать осталось недолго, Алисия.

— Вы так каждый раз говорите, — ответила Алисия с неодобрением. Миссис Холланд была невероятно верной президенту, пеклась о его расписании, а в пределах Белого дома была ей почти бабушкой.

— И ведь не ошибаюсь? — сказала миссис Холланд, глядя поверх очков в металлической оправе, как открывается дверь Овального кабинета, и высокая женщина с длинными пепельными волосами вышла оттуда. Она была в узком синем костюме и несла с собой тонкий планшет. Алисия узнала в ней Карен Райт, недавно назначенную на пост директора Национальной разведки и советника ее отца по делам, связанным с безопасностью США.

— Спасибо за новости, Карен, — сказал президент Мендез, появляясь в дверях. — Держите меня в курсе.

— Конечно, господин президент, вы узнаете первым, — ответила Карен. Повернув налево, она тепло улыбнулась Алисии. — Здравствуй, Алисия.

— Привет, Карен, — ответила она, когда директор направилась прочь по коридору.

Президент посмотрел на дочь.

— Прости, что заставил ждать, милая.

— Не бойся. Я привыкла, — ответила Алисия, хватая портфель и следуя за отцом.

Чувствуя укол вины, президент Мендез обнял дочь и поцеловал в макушку.

— Но этой встречи я жду почти каждый день, — настаивал он. Алисия поджала губы, подавляя желание сказать: «Я для тебя всего лишь встреча?»

Они сели на диван. Алисия и любила, и ненавидела эти моменты с отцом. Она понимала, что он очень занят, она ценила, что он всегда находил для нее время в своем плотном графике. Но их «встречи» были такими короткими, а чаще всего казались скорее долгом, чем спокойным общением отца и дочери.

— Как в школе? — спросил президент Мендез. — Стражи научились держаться подальше?

— Вроде бы, — ответила она, пожав плечами. — Но их все равно видно.

— Ничего не поделать, — он говорил строго, но с сочувствием. — Уроки танцев сегодня были?

Алисия кивнула.

— Да, мы учили сальсу.

Президент Мендез тепло улыбнулся, его захлестнули воспоминания.

— Твоя мама прекрасно танцует сальсу. Жаль, что не она тебя учит.

Алисия с надеждой посмотрела на отца.

— Когда она вернется?

— К концу месяца, скорее всего.

Застонав, Алисия откинулась на подушки дивана.

— Ее нет уже вечность.

— Эй, я ведь тоже скучаю, — сказал президент Мендез, обнимая дочь. — Но у меня есть для тебя сюрприз, чтобы тебе не было одиноко.

Алисия заметно взбодрилась. Она просила у родителей щенка уже давно и теперь с надеждой смотрела на отца.

— У нас особый гость, что останется на лето, а то и дольше, — сообщил он.

Надежда Алисии угасла. Не собака. Совсем не собака.

— Опять! — возмутилась она, вспоминая прошлого «особого гостя», что приезжал в том году по обмену, мрачная и высокомерная дочь какого-то приехавшего сановника из Франции. И хотя Алисия много раз пыталась подружиться с ней, девушка не поддавалась и постоянно жаловалась на еду, погоду, моду. И было ужасно, что она была с ними в одном классе, что она ходила с Алисией и ее друзьями. Когда девушка уехала, Алисия была очень рада.

Президент Мендез строго посмотрел на дочь.

— Мне не нужно напоминать тебе, Алисия, что ты, как дочь президента, должна приветствовать гостей нашей страны.

— Но не нянчится с ними! — парировала она, скрестив руки на груди.

— Я всегда могу отменить встречу, — не сдавался президент. — Но я подумал, что парень твоего возраста был бы неплохим вариантом.

Алисия едва удержала рот закрытым. Парень? Ее возраста? Это было необычно. Папа порой перегибал с опекой, когда разговор заходил о парнях.

— Нет… все хорошо, — смирилась она, интерес победил ее. — И кто он?

— Сын старого доброго друга, которого я знаю с Ирака.

— Он из Ирака?

— Нет, англичанин. Его отец был солдатом.

Пытаясь скрыть интерес, Алисия принялась разглядывать ногти.

— Когда я его увижу?

— Как только будешь готова. Он ждет тебя в комнате приема послов.

— Что? — воскликнула Алисия, вскакивая с дивана и в ужасе глядя на школьную форму. — Я не могу встретить его в этом!

Президент попытался подавить улыбку, глядя, как его дочь выбегает из кабинета, направляясь в основное здание, чтобы переодеться. Он всегда умел убедить людей в том, что некоторые решения они сделали сами.

Глава тридцать третья:

Коннор нервно ждал в большой овальной приемной на первом этаже Белого дома. Он был один, если не считать агента СС, который стоял, словно статуя, и молчал у двойных дверей. Золотой и синий цвета комнаты немного успокаивали Коннора. Но несмотря на пейзажи Америки, что украшали стены, Коннор не мог не волноваться перед первой встречей с дочерью президента.

«Как мне себя вести? Официально или обычно? Просто быть собой? Что мне сказать? А если Алисии я сразу не понравлюсь? Как тогда я буду работать…»

Тревога заполняла его, а двери открылись, впуская президента Мендеза, его дочь и двух агентов.

— Коннор, приветствую в Белом доме, — сказал президент, тепло пожимая его руку. — Я так рад, что мы пригласили тебя. И представлю тебе мою дочь. Алисия.

На миг Коннор потерял дар речи. Алисия была красивее, чем на фотографиях, что он получил. Она была в желтом платье, ее бронзовая кожа мерцала, он утонул в ее темно-карих глазах…

Коннор взял себя в руки. Так профессиональные телохранители не думают. Он здесь не для восхищений. Он здесь для ее защиты.

— Привет… Я Коннор, — выдавил он и по какой-то причине поклонился.

— Рада знакомству, — ответила Алисия с улыбкой. — Не нужно кланяться.

— Но… ты дочь президента.

— Да, но не принцесса же!

Коннор покраснел от смущения из-за ошибки.

Президент смотрел на них и ждал, что они что-то скажут. А потом заговорил:

— Вот вы и встретились. Алисия, надеюсь, ты покажешь Коннору дом.

Алисия с важным видом кивнула.

Президент Мендез повернулся к Коннору и пожал его руку.

— Жаль, что я не могу с вами. Нужно возвращаться к работе! Но, надеюсь, тебе у нас понравится, — сказал он, подмигнув Коннору.

— Спасибо, господин президент, — ответил Коннор, а тот ушел с агентами за спиной.

Когда ее отец ушел, повисла неловкая тишина. Коннор скованно улыбнулся Алисии, они не знали, о чем заговорить.

Алисия начала:

— Это… приемная для дипломатов.

Она окинула рукой комнату.

— Эмм… Еще в шестидесятых Жаклин Кеннеди сделала ее с такими обоями. Там Ниагарский водопад, пляж… Бостонская гавань. А у того старого камина любил вести беседы Рузвельт.

Коннор вежливо кивнул. Он никогда не слышал о Рузвельте, потому был рад, что Алисия проведет ему экскурсию. Так он мог лучше ее узнать. А ему было важно понять характер и ее поведение, чтобы уметь ее уговорить.

— Когда-то в этой комнате была печь, — рассказывала она. — А еще раньше слуги чистили здесь серебро.

Алисия провела его к двери и показывала бесценные украшения из слоновой кости и золота. Они прошли в красную комнату, где была целая коллекция столового серебра, они побывали в библиотеке с оригинальными часами в виде маяка. Коннор был удивлен попасть в зал боулинга в подвале. Они поднялись по широкой лестнице на главный этаж. И первой здесь стала Восточная комната, церемониальный зал с длинными драпированными шторами, мраморным камином и древними подсвечниками, что стояли на пианино. Они ходили по комнатам зеленого, синего и алого цвета, а Коннор с трудом изображал интерес. Белый дом впечатлял, но такая древность и столько искусства уже им не воспринимались.

Алисия заметила его блуждающий взгляд и замолчала.

— Прости, — сказал Коннор, пытаясь подавить зевок. — Наверное, это из-за смены часовых поясов.

Но Алисия лишь улыбнулась.

— Пропустим скучные части?

Коннор радостно кивнул.

— Если ты не против.

— Только за, — сказала она, заметно расслабившись. — Я ненавижу эти официальные экскурсии. Но я думала, что как гость ты этого ждал.

— Нет, лучше делать то, что захочется тебе, — ответил Коннор.

— Круто, — улыбалась Алисия. — Тогда, надеюсь, ты не из пугливых!

Глава тридцать четвертая:

— То есть он может и сейчас на нас смотреть? — Коннор нервничал из-за истории Алисии. Они шли к знаменитой спальне Линкольна на втором этаже. Он оглядел комнату, выглянул в окно на медленно опускающееся солнце.

Алисия кивнула, на лице ее проступил испуг.

— Ты не чувствуешь его присутствия? — ее голос стал почти шепотом, темные глаза расширились, она указывала дрожащим пальцем на дверь. — Думаю… это он…

Коннор увидел тусклую тень, что виднелась в щели между полом и дверью. Он бесшумно прошел по мягкому изумрудному ковру. Его пальцы обхватили медную ручку, она была холодной. Снаружи движение прекратилось. Быстрым поворотом Коннор распахнул дверь, от него испуганно отскочил агент СС.

— Это не призрак Авраама Линкольна! — воскликнул с улыбкой Коннор.

Алисия рассмеялась, а агент взял себя в руки.

— Нет, но мог и быть. Годами ходили слухи. Дочь президента Рейгана говорила, что видела, как Линкольн стоял у этого окна и смотрел на луг. Гарри Труман, тридцать третий президент, писал письмо и услышал шаги в коридоре ночью, потом стук, но никого там не было. Уинстон Черчилль отказался спать в этой комнате, ведь увидел призрака Линкольна. Белый дом все же с привидениями.

— Ты не боишься? — спросил Коннор.

— Немного, — призналась Алисия. — Но это дружелюбный призрак… наверное.

Коннор рассматривал на столе у окна копию известной речи президента Линкольна.

— Наверное, жить здесь круто, — отметил он.

Алисия гордо улыбнулась.

— Да, и семья Мендез теперь вошла в историю этого дома.

Она понизила голос до заговорщического шепота, чтобы агент СС в коридоре их не услышал.

— Честно говоря, Коннор, порой я терпеть не могу это место. Это музей, а не дом. Я боюсь касаться всего, ведь оно может сломаться! Тысячи людей проходят экскурсии за месяц. Я даже вещи свои разбрасывать не могу.

Она взглянула на агента.

— И никакой личной жизни. Агент СС есть почти в каждой комнате. Порой мне кажется, что это они — призраки, стерегущие каждый мой шаг.

Коннор с сочувствием улыбнулся.

— Это сложно, — сказал он. Хотя он понимал, что сам, как ее страж-друг, сильнее подходит под описание призрака.

— Ты и половины не понимаешь. Это как жить на перекрестке между школой и монастырем! — она слабо посмеялась над своим сравнением. — Даже сходить с друзьями в кафе — уже испытание. Все, что я делаю вне Белого дома, заранее планируется СС.

Алисия вздохнула и пожала плечами.

— Прости, тебе это не интересно, — сказала она, устроившись на краю кровати Линкольна.

— Нет, все в порядке, — ответил Коннор.

— Просто здесь редко бывают мои ровесники и… с тобой легко общаться. Мне повезло. То есть, в Белом доме есть свой кинотеатр, боулинг и бассейн. Я встречала невероятных людей — королей и королев, глав государств, известных музыкантов и актеров! Порой приходилось себя щипать. Я даже встречала Далай Ламу. Он сказал: «Счастье — не что-то готовое. Оно получается из твоих поступков», — быстро вещала Алисия. — И остается несколько комнат, где я могу побыть одна. Идем, покажу тебе свою любимую.

Она вывела Коннора из спальни Линкольна, они поднялись по ступенькам на третий этаж, агент не отставал. Этот этаж, как Коннор уже знал, был местом отдыха первой семьи государства, здесь были и гостевые спальни, горничная уже показывала его комнату здесь.

Они повернули в коридоре налево, агент перестал следовать за ними. Вдвоем они вошли в солярий, комната была обустроена для отдыха, здесь были удобные диваны, а стеклянные стены открывали вид на Вашингтон.

— А вот и аквариум! — сообщила Алисия. — Вот и свобода.

Открыв дверь во внутренний дворик, она вышла на крышу. Глубоко вдохнув, она раскинула руки.

— СВОБОДА! — закричала она.

А Коннор видел лишь высокий каменный бортик, что закрывал террасу и солярий от всеобщего обозрения. Наверху Коннор заметил темный силуэт снайпера. Он заглянул в щель между белыми колоннами, увидел газон. Со своей точки он заметил агентов СС, патрулирующих земли и периметр, за которым люди собирались, пытаясь хоть краем глаза увидеть первых людей государства.

Коннор начал понимать Алисию. Белый дом был скорее темницей, чем домом. Конечно, она хотела избавиться от тени СС. Она была птицей в золотой клетке.

Глава тридцать пятая:

Коннор никогда еще так не прибывал в школу. Они с Алисией ехали в уютном салоне с кожаными сидениями и прохладным воздухом по дорогам Вашингтона к главному зданию школы Монтароса. Агенты СС быстро огляделись, двери лимузина открылись, и Алисию спешно вывели из машины, словно актрису.

— Мы приедем в три, — сказал широкоплечий агент с услужливой улыбкой.

— Как всегда, Кайл, — ответила Алисия, помахав ему на прощание.

Кайл, как уже понял Коннор, был главным стражем дочери президента. А еще был одним из тех, кто знал правду о Конноре, и он лучше всех к этому отнесся. После знакомства Кайл нашел время объяснить ключевые действия охраны и детали. Он даже рассказал о значках агентов на лацканах. Так отмечалась охрана, цвет их постоянно меняли, чтобы избежать возможности проникновения чужака.

Коннор вышел из машины, и Кайл кивнул ему, словно говоря: «Теперь дело за тобой». Коннор знал, что один не останется. Земли школы были защищены оградой и охраной. И агенты СС весь день будут неподалеку. Но именно сейчас безопасность Алисии была в его руках.

Коннор проследовал за Алисией в главный холл. Коридоры были полны учеников.

— Алисия! — послышался голос, три девушки подбежали к ним, когда Коннор расписался на входе.

Они обнялись, поцеловали друг друга в щеки.

Афроамериканская девушка с пучком кудрявых волос и сверкающей улыбкой выглянула из-за Алисии.

— Ты об этом англичанине говорила прошлым вечером?

Алисия кивнула.

— Милый, — шепнула она подругам, они захихикали.

Коннор смущенно улыбнулся.

— Всем привет.

— Оооо, — протянула девушка с длинными светлыми волосами, стянутыми в хвост. — Скажи еще что-то.

Коннор растерялся.

— Например?

— Что угодно.

Коннор пожал плечами.

— Рад встрече. Как тебя зовут?

Девушка радостно захлопала в ладоши.

— Обожаю английский акцент, — веселилась она. — Я Пейдж. Можешь говорить со мной обо всем.

— А я Грейс, — сказала темнокожая девушка, сверкая улыбкой.

Алисия указала на еще одну подругу.

— А это Калила, — сказала она, показывая на арабскую девушку с оливковой кожей и миндалевидными глазами, что была с лиловым шарфом на голове.

— Здравствуй, — тихо сказала она.

— Привет, — ответил Коннор. — Вы все в одном классе с Алисией?

Девушки кивнули.

— Коннор будет учиться с нами, — объяснила Алисия.

— Круто! — сказала Грейс. — Ты можешь сесть рядом со мной.

Алисия недовольно посмотрела на подругу.

— Коннор может сесть там, где он захочет.

— Но рядом со мной свободное место, — невинно ответила Грейс.

Коннор посмотрел на Алисию.

— Эм, а где тогда будешь ты?

— Прямо перед тобой.

— Тогда ладно, — ответил он. Отличное место. Он сможет защитить ее, как страж-друг, увидеть приближение угрозы и легко схватить ее, чтобы прикрыть собой, если что-то пойдет не так.

Рюкзак Алисии загудел, она вытащила телефон и прочитала сообщение.

— Ого, смотрите, какой телефон! — сказала Пейдж.

Алисия улыбнулась, польщенная, что подруги заметили.

— Это подарок от Коннора.

— Повезло, ограниченное издание Армани! — воскликнула Грейс, восхищаясь логотипом красной бабочки. Девушки принялись разглядывать телефон.

— Простая благодарность, — объяснил Коннор, тревожась, что они не так поймут. Но девушек больше интересовал дизайн телефона и украшения на нем.

Прозвенел звонок на урок.

— Идем, — Алисия подхватила рюкзак и посмотрела на Коннора. — Первый урок — история. Переживешь его, остальное — пустяки!

Глава тридцать шестая:

Историю Коннор не очень-то любил, но урок был осложнен из-за его двойной роли. Защита дочери президента означала, что ему нужно постоянно быть настороже, в желтом коде. Но это было сложно, ведь учитель задавал вопросы, заставлял класс работать. Всего первый день, а Коннору уже казалось, что он постоянно жонглирует своим вниманием.

«Окно открыто. Учитель. Ученики. Алисия. Тетрадь с вопросами на столе. Человек в коридоре…»

Звонок сообщил об обеде, и после трех уроков истории, китайского и математики Коннор был рад сосредоточиться только на работе стража.

Алисия с друзьями подхватили сумки и направились в столовую с Коннором на хвосте. Они шли по коридору, Коннор следил за возможными угрозами. Хотя можно было немного расслабиться, они были неплохо защищены в частной школе, но полковник Блэк учил его, что такие поспешные выводы могут все испортить. Телохранитель никогда не может считать место абсолютно безопасным, а кого-то не считать угрозой. Опасность была всюду. И пока Алисия общалась с кем-нибудь прямо, оставался шанс, что акула проскользнет в сети. Ею мог быть учитель, работник, официант, уборщицы, садовник, водитель доставки или даже одноклассник. Все были под подозрением.

Но угроза не была смертельной. Как страж Алисии, Коннор защитил бы ее от всего, начиная от насмешек, заканчивая столкновением. И хотя он не ожидал, что среди учеников окажется убийца, в школе Монтароса, если она хоть чем-то была похожа на его лондонскую, мог найтись какой-нибудь балбес.

Словно услышав его, двое парней подошли к ним, пока ребята ждали в очереди за едой. Один был спортивным, с темными вьющимися волосами, квадратной челюстью и с важным видом. Он напоминал юного Кларка Кента, забывшего надеть очки и выйти из роли Супермена. Его друг был крупнее, настоящий бульдозер с короткой стрижкой и в огромных кедах.

— Эй, Алисия! — заревел Супермен. — Как дела?

— Привет, Этан, — ответила она, смущенно улыбнувшись, а ее друзья отошли чуть в сторону, чтобы дать им место. — Этан, это Коннор из Англии, — сообщила Алисия.

Парень коротко кивнул в сторону Коннора.

— Ага!

Он взглянул на Алисию, не дав Коннору и шанса ответить.

— Что делаешь на выходных? — спросил он.

Алисия взглянула на хихикающих одноклассников.

— Отец попросил сводить Коннора в Национальную аллею в субботу. Хочешь с нами?

— Нет, там лишь кучка старых музеев и памятников, — фыркнул Этан. — У меня тренировка по бейсболу.

— Этан — лучший питчер в школьной команде, — прошептала Грейс Коннору, передав ему поднос. — И школьная звезда.

Коннор кивнул. Парень вел себя совсем как звезда.

— Пойдешь на Летний бал? — спросил вдруг Этан.

— Может быть, — ответила Алисия, крутя пальцами локон темных волос. — Зависит от того, кто спрашивает.

— Я.

Алисия поджала губы.

— Я подумаю.

— Подумаешь? — воскликнул Этан пораженно, словно не ожидал услышать отказ от девушки, даже от дочери президента. — Осталось две недели.

— Да, но сначала тебя должны проверить. Доказать, что ты не «угроза», — сказала она, насмешливо вскинув брови.

— Но я сын сенатора! — ответил он, не понимая шутку Алисии. Он отошел, бормоча. — Только не долго думай.

Девушки окружили Алисию.

— Поверить не могу! — сказала Пейдж, ее глаза расширились. — Этан пригласил тебя на бал, а ты не согласилась.

— Ему нужно постараться, — ответила Алисия.

— Чем меньше их любишь, тем больше они тебя ценят? — хихикала Грейс.

— Нет, но где стиль? Он должен впечатлить меня. А он пригласил в очереди на обед!

Девушки сплетничали, а Коннор понял, что кто-то пристально смотрит на Алисию через стеклянную панель двери с надписью «НЕ ВХОДИТЬ». Он не смог различить лица, стекло было мутным. Но глаза явно смотрели на Алисию.

Коннор тут же перешел к оранжевому коду. Он нашел угрозу, а человек заметил взгляд Коннора и тут же исчез.

— Что за этой дверью? — спросил он у Калилы.

— Кухня, — ответила она, наполняя тарелку салатом цезарь из миски.

— Мы сядем там, Коннор, — Алисия указала на столик у окна.

— Я буду рядом, — ответил Коннор, быстро выбрал сэндвич и напиток. Он поспешил сесть неподалеку. Он вернулся к желтому коду. Но постарался сесть так, чтобы видеть и столовую, и ту дверь. Вдруг наблюдатель появится снова.

Глава тридцать седьмая:

Днем были уроки английского и географии, а Коннор все думал о лице за стеклом. Если бы не его тренировки, он и не заметил бы его. Не было особой причины подозревать, что это что-то большее, чем любопытный повар. Лицо больше не появлялось, шеф-повар вообще мог просто проверять длину очереди, или кто-то новенький впервые увидел дочь президента. Но что-то в том пристальном взгляде тревожило Коннора. Может, тот факт, что взгляд был направлен только на Алисию.

Прозвенел звонок, перебивая его мысли.

— Не забудьте, я жду ваше задание на столе к пятнице, — сказал мистер Хульм, учитель географии, перекрикивая скрип стульев и стук сумок.

Коннору хотелось бы слушать его внимательнее. Он поспешил переписать задание с доски, пока ученики покидали класс, желая попасть домой и насладиться остатком дня и солнца. Алисия дождалась Коннора, и они направились в главный холл с ее друзьями. Он придержал для них дверь.

— Спасибо, — сказала Алисия, удивленная его манерами.

— Оу, англичане такие вежливые, — сказала Пейджи, проходя после нее, Грейс и Калилы. Коннор не успел отойти, а в дверь ворвался Этан.

— Отличная работа, дворецкий.

Его друг, которого, как выяснил Коннор, звали Джимбо, тоже прошел мимо, но даже не фыркнул. Коннор сдержался. Он не хотел, чтобы его неправильно поняли друзья Алисии, даже если они были такими. Но и унижаться он не собирался.

— Чаевые в следующий раз не забудьте! — крикнул он с весельем в голосе.

Этан и Джимбо не ответили.

Закрыв дверь. Коннор тут же огляделся. Он заметил темноволосого мужчину в очках и со смуглой кожей, что стоял в дальнем конце коридора. Он пристально смотрел на Алисию. Не он ли был за стеклом? Но мужчина не был поваром. Он был в светлых брюках, рубашке с полосатым синим галстуком.

— Кто это? — спросил Коннор.

Алисия оглянулась.

— О, это мистер Хайек, новый учитель информатики. Наверное, дежурит в холле.

Коннор успокоился. Это уже паранойя. Если он будет подозревать каждого, кто посмотрит на дочь президента, его нервы сгорят к концу недели. Он сделал мысленно пометку, что нужно изучить всех учителей и работников школы, это Линг ему оставила в папке. И тогда он сможет подозревать только незнакомцев или работников, выходивших за рамки своих действий.

Они принялись прощаться на крыльце.

— Кто хочет в Национальную аллею на выходных? — спросила Алисия.

Грейс улыбнулась.

— Прости, поеду к бабушке и дедушке.

— Может, присоединюсь чуть позже, — сказала Пейдж.

— Ты ведь всегда ходишь на шопинг, — рассмеялась Алисия.

— Такое уж у меня хобби. А в обед у меня уже встреча с другом.

— С другом или другом? — спросила Грейс.

— Другом по имени Стив, — ответила Пейдж с дерзкой улыбкой.

— Удачи! — Грейс хлопнула по ее ладони. — До завтра.

Она помахала, Пейдж последовала за ней, Алисия не успела ничего спросить у нее.

— А ты, Калила? — спросила Алисия.

— Сначала спрошу у отца, — ответила она с робкой улыбкой.

— Конечно, — сказала Алисия. — Понимаю. Мне постоянно нужно разрешение отца!

Калила посмотрела на серебряный Мерседес Бенц на парковке.

— Прости, мне пора. Брат меня ждет.

Коннор проследил за ее взглядом и заметил за рулем юношу, что смотрел на них, поглядывая нетерпеливо на часы.

— Пока, Коннор. Было приятно познакомиться, — сказала Калила, застенчиво улыбнувшись ему. Она спешно спустилась по лестнице и направилась к машине.

— Нам тоже пора, — сказала Алисия. — Или Кайл будет ворчать.

Коннор пошел за Алисией, но оглянулся на серебряный Мерседес и отметил:

— А Калила хорошая.

— Да, она — одна из лучших моих друзей, — признала Алисия. — Ее отец — иностранный дипломат, потому она не пугается из-за моего статуса дочери президента.

— То есть? — спросил Коннор.

Алисия задумалась на миг, а потом решила доверить ему свои тревоги.

— Когда твой отец президент, это влияет на дружбу. Когда он пришел к власти, некоторые мои друзья бросили меня, боясь. Зато те, кто никогда со мной не говорил, пытались позвать меня к себе. А Калила осталась прежней.

— Хорошо, когда есть такой друг, — сказал Коннор, вспомнив Шарли и Амира. Он надеялся, что сможет поговорить с ними во время вечернего отчета.

Они спускались по лестнице, а Кайл появился сзади и помог им забраться в лимузин. Он открыл дверь Алисии. Другой агент открыл дверь для Коннора.

— Первый день удался, Коннор? — спросил Кайл, закрыв дверь Алисии.

— Устал, но без приключений.

— Так и должно быть, — ответил он и подмигнул.

Глава тридцать восьмая:

Два черных лимузина выехали в переулок, женщина с ребенком шла по переходу посреди дороги. Водитель главного лимузина нажал на тормоза, замедлившись, чтобы она перешла. Но, оказавшись на полпути, женщина выхватила большой черный пистолет. Прицелившись в решетку радиатора, она нажала на курок.

Сразу ничего не произошло.

Не было выстрела. Ни звука пули, попадающей в лимузины. Тихий звон и дрожь в воздухе, словно перед ударом молнии. Водитель ударил педаль газа, но лимузин не реагировал.

Глаза не видели, но волна электричества была выпущена. Она прошла по металлу машин, энергия заполнила все вокруг. Двигатели заглохли. Усилители рулевого управления не работали. Как и фары, как и вся техника, что теперь была выключена. Это коснулось и радио, и телефонов. И лимузины превратились в бесполезные груды металла.

И они остановились, стукнувшись о бордюр. Через миг несколько вооруженных мужчин, лица их были закрыты тканью, появились из-за угла. Они направляли оружие на лимузины, окружили и приблизились к ним.

Поняв, что они в ловушке, агенты вышли из машин, чтобы встретить врага. Но снайперы с крыш подстрелили их, звук приглушался и был едва слышным из-за шума улицы.

Все нападение проходило в зловещей тишине.

Внутри первого лимузина оставшиеся пассажиры оказались в железной ловушке. Они не могли выйти, но и впускать не собирались.

Кедар подошел и склонился у задней двери. Вытащив из сумки круглый прибор, он прицепил его к усиленному стеклу.

— В сторону! — он отошел за лимузин. И нажал на кнопку.

Раздался высокий звук. Он дошел до предела для человеческого уха, и звук ударил по стеклу. Осколки, похожие на лед, упали на землю. Защита пала, Кедар оказался у окна с пистолетом.

— На выход! — прорычал он.

Появилось лицо Малика, кривая улыбка на губах. Он сверился с часами.

— Неплохо, Кедар, — сказал он. — Сработало. Но опоздали на восемь секунд.

Он открыл дверь и огляделся. «Агенты» поднимались на ноги, потирая грудь, где были бронежилеты, принявшие на себя удар «снайперов».

— Учи их лучше, — приказал Малик. — На засаду есть лишь минута. И я хочу ею воспользоваться.

Глава тридцать девятая:

Коннор рухнул на кровать в гостевой спальне в Белом доме. Голова болела, он закрыл глаза на миг, пока ноутбук включался. Может, это из-за смены часовых поясов или из-за напряжения работы, а то и из-за всего сразу, но он ужасно устал. Полковник Блэк говорил, что с тренировками быть в желтом коде станет просто. И Коннор надеялся на это, иначе через несколько недель он просто сгорит.

Он взял брелок отца с прикроватного столика. Он сменил свою фотографию папиной, вырезав ее из того фото, что дал ему полковник Блэк. Сжав талисман в руке, он задумался, как работал его отец день ото дня. Тренировки были сложными, но Коннор не ожидал, что защита в реальности окажется такой сложной, а ведь все прошло без происшествий. Но на него давила ответственность за чужую жизнь. Он был последним кольцом защиты, но если враг прорвется, только он останется между ним и жизнью Алисии… или смертью. Это давило на него.

Ноутбук загудел, на экране появился логотип «Стража-друга». Разблокировав отпечатком пальца, он нажал на кнопку вызова. Появилось улыбающееся лицо Шарли. Она была бодрой, хотя в Англии был час ночи.

— Ты уже спал? — усмехнулась она, видя, как Коннор протирает глаза.

— Почти, — он зевнул.

— Не бойся, через пару дней тело привыкнет. Когда я была на задании, то не прошло и недели, а я уже освоилась с новым темпом жизни. Как твой начальник?

— Хорошо, — ответил Коннор. — Алисии не нравится присутствие СС, но нет никаких признаков угрозы, о которой вы говорили.

— Она узнает тебя лучше и раскроется, покажет истинную себя, — сказала Шарли.

На экране появился и Марк.

— Она, — он многозначительно вскинул брови, — такая же, как на фотках?

Коннор не сдержал улыбки из-за вопроса Марка. Честно говоря, он думал о защите в их первую встречу, потому толком не рассмотрел ее. Он не отрицал, что Алисия была красивой. И он обратил бы на нее внимание при других обстоятельствах. Но так думать было опасно. Полковник Блэк ясно объяснил, что страж защищает. И ничего, кроме дружбы, быть не должно. Иначе это помешает защите и отвлечет. Коннор улыбнулся и кивнул Марку.

— Не радуйся, — резко сказала Шарли. — Ты на работе. Судя по разговорам в Интернете, по нашим источникам, ты там не зря.

— Угроза все же есть? — Коннор выпрямился.

— Не прямая. Но в США запланировано много атак террористов. Толком ничего не говорится, но СС тревожится. Попроси у Дирка Морана подробности.

Коннор сдавленно улыбнулся.

— Вот только он мне не рад.

Шарли кивнула, тут же все поняв.

— Такое часто случается. В стражах-друзьях всегда сомневаются. Заслужи доверие директора. Это необходимо. Попрошу Амира прислать тебе подробности об угрозе.

— Спасибо, — сказал Коннор. — Буду знать, чего ожидать.

— О чем расскажешь?

Коннор покачал головой.

— Не о чем рассказывать. Обычный день в школе, но не для стража! Сначала я подозревал каждого — учителей и учеников. Но я исправлю это, изучив работников. СС оперативно привозят и забирают ее, как и ожидалось. А еще я выучил, как сказать на китайском «Где туалет?». Цезуо заи нали?

— Хэнь хао, — отозвалась Шарли, удивив Коннора скрытым талантом. — Хорошо, что ничего не случилось. Пусть так и дальше будет.

Глава сороковая:

— Уверен, что хочешь этого? — спросила Алисия, с сомнением вскинув брови, глядя на Коннора. — Ты не должен делать все то же, что и я. Парни обычно играют в бейсбол.

— Нет, все хорошо, — сказал Коннор. — Я всегда хотел научиться танцевать.

Коннор надеялся, что звучит убедительно. Он и не думал о танцах раньше, но ему нужно было оставаться рядом с Алисией. Они вошли в зал, и Коннор печально отметил, что вместе с ним парней было лишь трое.

— Эй, вы! — позвала Грейс, маша им рукой. Они с Пейдж сидели на скамейке. Грейс хитро посмотрела на них. — Вот уж не думала о тебе такого, Коннор.

— Англичане полны сюрпризов, — хихикала Пейдж, надевая танцевальные блестящие туфли. — Уже танцевал сальсу?

— Нет, — ответил Коннор, начиная нервничать. — Я вообще думал, что сальса — это соус к чипсам!

Шутка была плохой, но девушки рассмеялись. Они притихли, когда элегантная пожилая леди вошла в зал и хлопнула в ладоши. Коннор узнал в женщине мисс Эшворс, что раньше профессионально выступала в бальных танцах и ездила по миру.

— Класс, начнем с шагов кубинской сальсы, что мы выучили на прошлом уроке, — сообщила она требовательным тоном. — Алисия и Оливер, покажете?

Алисия и юный блондин встали перед сценой, мисс Эшворс включила музыку на магнитофоне. Ритмичная и живая музыка заполнила зал, Оливер вел Алисию, они исполняли сложные движения. Коннор с растущим восторгом смотрел на них, их ноги скользили по полу, танец поражал. Ее способности были сопоставимы с ее решимостью. Она бросалась навстречу музыке, оживала под ее влиянием.

Мисс Эшворс выключила музыку.

— Неплохо, — сообщила она. — Осторожнее с брейк-степом. Все, найдите себе пару.

Коннор, увидев танец, не двигался.

— Вас это тоже касается, молодой человек, — сказала мисс Эшворс, заметив его.

Коннор вежливо улыбнулся.

— Я пока посмотрю, если можно.

Мисс Эшворс строго посмотрела на него.

— Нельзя. Если пришли, танцуйте. Никаких исключений.

Видя растерянность Коннора, Алисия вступилась:

— Не бойся, я помогу.

— Это тебе нужно бояться. Я ничего не умею, — он признался, чтобы не смущать Алисию или себя.

— Все хорошо, я поведу, — сказала она.

— Береги ноги! — предупредил он, но она не слушала.

Они стояли рядами напротив друг друга. Алисия учила его, как взять левой рукой ее правую, куда положить правую руку. Она положила левую руку на его плечо.

— Смотри на меня, — сказала она. — Важно смотреть в глаза во время танца… и подойди ближе.

Коннор уставился на нее, чувствуя себя неловко из-за такой близости.

— Спокойнее, — улыбнулась она. — Это лишь танец.

«Для тебя», — подумал Коннор, боясь реакции полковника на это.

Мисс Эшворс включила музыку в латиноамериканском стиле. Алисия поймала ритм и задвигалась. Коннор пытался следовать за ее легкими шагами, но напоминал больше сломанную куклу.

Алисия рассмеялась.

— Нет, вот так, — она перекрикивала музыку, вела его в танце. — Начинай на третий удар, — объяснила она, щелкая пальцами в такт мелодии. — Раз… Два… и с левой ноги. Хорошо! Правой назад. Шаг левой. Перенеси вес на ту ногу. Шаг правой. Левой вперед. Правой вперед. Перенеси вес на правую ногу. Повторяй. Это просто.

— Просто! — воскликнул Коннор, голова кружилась от направлений, он опустил взгляд на неуклюжие ноги.

— Нет, смотри на меня, — возразила Алисия. — Почувствуй музыку.

Коннор продолжал двигаться, желая, чтобы ноги слушались. Но не мог понять, как двигаться. Он наступил на ногу Алисии, она вскрикнула.

— Прости, — он отшатнулся. — У меня просто две левые ноги.

— Нет, — возразила Алисия. — Просто больше тренировок. Пойми шаги, все получится потом.

«Будь это так просто», — подумал Коннор, повторяя движения мысленно в голове. Остальные ученики легко кружили по залу. Мисс Эшворс заметила его мучения и подошла.

— Легче стой на ногах, — сказала она.

Коннора поразили ее слова. Дэн, тренер по кикбоксингу, говорил ему похожее. Коннор решил сменить подход. Подумав о сальсе, как о боевом искусстве, он приспособился к шагам и нашел ритм.

— Уже лучше, — сказала Алисия, они двигались в музыке.

Они хотя бы начали танцевать, Алисия светилась восторгом.

— Я же говорила. Не так и плохо.

Коннор улыбнулся и начал привыкать к танцу, но краем глаза заметил движение на сцене. Шторы трепетали. Он развернулся и попытался присмотреться к щели между занавесками. Кто-то подглядывал… Коннору казалось, что за ними с Алисией следят.

Вдруг Алисия сменила направление. Отвлекшись, Коннор не успел, их с Алисией ноги перепутались. Они пошатнулись и упали на пол, запутавшись и руками. Все остановились и смеялись. Мисс Эшворс выключила музыку.

— Вы в порядке? — спросила она.

— Да, — прохрипела Алисия, — отчасти!

— Мне очень жаль, — сказал Коннор, поднимаясь и помогая ей. — Надеюсь, я тебя не поранил.

— Нет, — ответила она, отряхнувшись и смеясь. — Но нужно было предупредить!

— Молодой человек, сосредотачивайтесь на действиях, — строго сказала мисс Эшворс и повернулась к магнитофону. — Продолжим.

Музыка заиграла, Коннор взглянул на сцену. Занавески не двигались. Если там кто и следил, его уже не было.

Глава сорок первая:

Прошла первая неделя в школе Монтароса. Следуя совету Шарли, Коннор научился изменять уровень своего внимания в зависимости от ситуации. В классе он мог немного расслабиться, зная, что там все под контролем, что за ними присматривает учитель. На переменах, когда ситуация была опаснее, он становился настороженным, следил за Алисией и возможными угрозами. Так он смог лучше сосредотачиваться и не уставал к концу дня.

По вечерам он мог отдохнуть, ведь Белый дом был безопасной зоной. Каждую ночь после тренировок в зале Коннор связывался со «Стражем-другом». Он звонил, даже если докладывать было не о чем, просто наслаждаясь общением с Шарли и никого из себя не изображая. Потом он проверял почту, отвечал маме, которая утверждала, что с ней и бабушкой в Англии все в порядке.

К концу недели Коннор привык к расписанию, и ему уже нравилась роль стража. Ему нравилась Алисия, он явно стал ей другом. Никаких происшествий не было, он не ошибался и начал задумываться, что задание будет проще, чем казалось. Работала СС, а в школе Алисия могла разве что умереть от скуки на уроке истории.

Пережив утро пятницы, Алисия и ее друзья направились к краю поля перед школой, чтобы пообедать на солнце.

— Так ты все еще не согласилась! — воскликнула Пейдж.

— Этан не попросил правильно, — ответила Алисия.

Коннор сел на лавочке позади них, притворяясь, что читает. Скрываясь за солнцезащитными очками, он приглядывал за открытым полем, тревожась, что Алисия сидит на виду.

— Но осталась всего неделя, — напомнила Пейдж.

— Тогда радуйся, — сказала Грейс. — Меня еще никто не приглашал.

— И меня, — добавила Калила.

— Парни нашего возраста такие стесняшки, — сказала Пейдж, упираясь локтями в колени. — Почему так, Коннор?

Коннор оторвал взгляд от книги.

— Что? — отозвался он, притворившись, что не слушал.

— Парни боятся приглашать девушек. Почему?

Коннор задумался.

— Может, боятся услышать отказ.

— В этом есть смысл, — согласилась Грейс. — Ведь мое согласие услышит лишь один.

— Кто? — оживилась Пейдж.

— О, да все мы знаем, что она вздыхает из-за Деррила, — сказала Алисия.

— Это так очевидно? — испугалась Грейс.

— А я думала, это Джейкоб, — сказала Калила.

— Он был в прошлом месяце, — рассмеялась Алисия, встала и стряхнула с юбки траву, и, пока Пейдж спорила с Грейс, добавила. — Подождите. Мне нужно в уборную.

— И мне, — сказала Калила.

Коннор остался. Он не мог везде следовать за Алисией, и он решил, что в школе риск минимален. Алисия и Калила ушли, а он посмотрел на часы и запомнил время. Он оглядел площадку перед школой и здания вокруг. Две девушки вошли в учебное здание, Коннор заметил, как из-за дерева появляется мужчина и идет к стеклянным дверям. Он был в зеленой форме и бейсбольной кепке, закрывая козырьком глаза… или тенью от козырька пряча лицо.

Коннор тут же встревожился, перейдя к оранжевому коду.

— Кто это? — спросил Коннор, указав на мужчину. Грейс оторвала взгляд от телефона и присмотрелась.

— Эм… какой-то дворник. А что?

Мужчина шел за Алисией и Калилой.

— Просто интересно, — ответил Коннор, чувствуя тревогу. Что повело дворника в учебное здание?

Он извинился и направился туда. Он спешил, но не бежал, ругая себя, что оказался так далеко от своего начальника. Он добрался до дверей и бесшумно прошел внутрь. Коридор привел к женскому туалету, здесь было пусто, но у входа был мужчина.

Коннор осторожно приблизился к нему со спины. Коннор хотел узнать его, понять, был ли это тот же человек, что и за дверью в столовой. Когда Коннор был в нескольких футах от него, мужчина поднял голову, вода капала с его подбородка. Лицо его было мрачным и загорелым. У него был крупный нос с горбинкой, словно от перелома, и глубоко посаженные глаза с темными кругами под ними из-за нехватки сна. Тот же? В глазах было то же напряжение. Но Коннор не был уверен. Да и он не смог тогда разглядеть мужчину.

— Простите, меня не должно здесь быть, но хотелось пить, — сказал мужчина с акцентом. — Не рассказывайте. Я копал все утро и захотел пить.

Вытерев рот рукой, он выключил фонтанчик у стены и поспешил на улицу. Коннор проводил его взглядом. Он понимал, что снова перегнул палку, но лучше так, чем потом жалеть.

— Крутимся у женского туалета? — оскалился Этан, появляясь из-за спины. — Это хобби у англичан?

Рядом с ним стоял Джимбо.

— Не постоянно, — ответил Коннор. — Иначе мы бы все время сталкивались.

Этан помрачнел.

— Я следил за тобой, — сообщил он, тыкая в Коннора пальцем. — Ты бегаешь за Алисией, как верная собачонка. Даже на танцы! Что между вами?

— Ничего, — сказал Коннор, понимая теперь, кто следил. — Я лишь привыкаю к этому месту.

— Привыкай в другом месте.

Он указал на плакат на стене, танцующая пара на лиловом фоне сообщала о Летнем бале.

— Я буду с дочерью президента, — заявил он, выпятив грудь, — и я не хочу, чтобы какой-то дурак мешал мне. Понятно?

Коннор взял себя в руки. Этан, может, и школьная звезда, но он вел себя ужасно и не заслуживал быть с Алисией.

— Ты понял? — повторил Этан, приблизившись на шаг. — Или Джимбо вбить это в тебя?

Коннор вдруг оказался загнанным в угол. Парни возвышались над ним, все шло к драке.

— Я не хочу проблем, — начал Коннор, вскинув руки.

— Никто и не говорил о проблемах, — оскалился Этан. Джимбо наступал.

Коннор решил, что пора применить уроки причинения боли. Коннор прицелился к середине груди парня и ударил пальцами.

— Ай! — закричал Джимбо и замер. Этан уставился на него.

— В чем дело? Ты же нападающий в команде по футболу. Нападай!

Коннор был почти вдвое ниже и понимал, что игрок в американский футбол одним ударом разберется с ним. Коннор тряхнул рукой и толкнул Джимбо в грудь. Он словно толкал слона, но техника защиты сработала, парень отшатнулся. Джимбо ударился спиной в стену и сполз по ней, задыхаясь.

— Что ты творишь? — воскликнул Этан, пораженный легкости, с которой Коннор победил его друга.

— Всего лишь толкнул его, — невинно сказал Коннор.

Этан занес кулак. Коннор занял боевую стойку.

— Эй! Что такое?

Этан замер, Алисия и Калила вышли из-за дверей. Оскал превратился в чарующую улыбку, и он обнял Коннора рукой, которой хотел ударить.

— Просто… эээ… объяснял другу, какую роль выполняет защитник в футболе, — ответил он.

Алисия с сомнением смотрела на них.

— А что с Джимбо?

— Он… страдает от астмы, — отозвался Коннор.

— И вы ему не помогаете? — удивилась Калила.

— Ой, — сказал Этан. Он похлопал Коннора по плечу с силой. — Помни о моем совете насчет бала, и вечер будет отменным, — сказал он и пошел к Джимбо, который дышал со свистом.

Коннор сомневался. С такими врагами бал будет кошмаром. Он уже представлял, как ему придется защищать ее и не мешать ей отдыхать. Нужно было как-то отыскать способ защитить Алисию,… не нарвавшись на ссору.

Глава сорок вторая:

— На этом месте двадцать восьмого августа 1963 года Мартин Лютер Кинг произнес известную речь «У меня есть мечта», — рассказывал экскурсовод группе, собравшейся у мемориала Линкольна. За ними был сам красивый мемориал — статуя и колонны из белого мрамора, построенные в честь шестнадцатого президента Америки. — Речь его и марш в тот день помогли принять Билль о гражданских правах в 1964 году, после чего прекратилась дискриминация в Америке.

Коннор, Алисия и Калила стояли неподалеку и слушали. Калила склонилась к Алисии.

— Вот вряд ли Кинг думал, что меньше, чем через пятьдесят дет будет президент афроамериканец.

— Или латиноамериканец, — ответила Алисия с улыбкой. — Америка — страна свободы. И любой может быть президентом, даже мой отец!

— Там было больше миллиона людей, — продолжал экскурсовод. — Толпа простиралась, сколько хватало взгляда, и это собрание протестующих стало самым большим в истории Вашингтона.

— Как на рок-концерте! — отметил Коннор, скользя взглядом по Национальной аллее и пытаясь представить количество. Никаких протестов сейчас не было, туристы ходили на солнце у Отражающего бассейна. Вдали возвышался памятник Вашингтона, похожий на ракету. Огромный мраморный обелиск, символ столицы Америки, отражался в воде, и казалось, что памятник вдвое выше.

— Красиво, да? — заметила Алисия.

Коннор кивнул, хотя он считал, что это худшее место для утра субботы. Нет, вид был красивым, но Алисия была открытой. Она была ходячей мишенью. Не было укрытия, если ее вдруг захотят пристрелить. Некуда спрятаться при нападении. Сотни туристов ходили здесь, и у любого из них могло оказаться оружие.

Коннор уже не хотел быть стражем. Было бы проще сидеть здесь, не зная о множестве опасностей вокруг. Он мог бы расслабиться. Но задание заставляло его быть постоянно напряженным, как натянутая струна. Коннор посмотрел на худую блондинку в солнцезащитных очках с карманным путеводителем. Ей тоже нравился вид. Но она часто смотрела в их сторону.

Коннор не тревожился. Он узнал в ней агента Брук, одну из стражей Алисии. Другие, в том числе и Кайл, были неподалеку от мемориала и вокруг бассейна, чтобы видеть дочь президента и не привлекать к ней внимания. Но Коннор понимал, что они тоже встревожены, как и он, непредсказуемостью ситуации, окружения, постоянно меняющейся толпой. И агентам СС было сложно охранять дочь президента и быть невидимыми для нее.

— Я тебя сфотографирую, — предложила Коннору Алисия. — Так делают все туристы.

— Может, лучше я? — предложила Калила. — И вы будете на фото вдвоем.

— Хорошо, — Алисия вскочила на ноги и поманила Коннора за собой.

Коннор улыбнулся. Было бы круто получить фото с дочерью президента. Амир и Марк будут ему завидовать! Он включил камеру на телефоне и передал телефон Калиле. Они с Алисией встали на ступеньках у мемориала Линкольна как и все туристы делали.

— Ближе встаньте, — попросила Калила.

Она сделала несколько фотографий с разных ракурсов. Коннор заметил, что толпа туристов начала шептаться. Он увидел, что несколько людей уже смотрят на них, а не на экскурсовода. Точнее, они смотрели на Алисию.

— Это она? — прошептала грузная леди своему пухлому мужу.

— Похожа на дочь президента, — ответил он, сверяясь с фотографией, найденной через телефон в Интернете.

Итальянец услышал их и умудрился сфотографировать Алисию, делая вид, что фотографирует бассейн. Коннор тут же начал закрывать Алисию от них.

— Может, уйдем? — предложил Коннор, уже японец начал смотреть на них, не скрываясь.

— Что за спешка? — ответила Алисия, все еще глядя на Калилу и не замечая интерес к ней. — Ты еще не увидел статую Линкольна.

— Можно прийти в другой день.

Экскурсовод тоже заметил дочь президента и принялся приближаться. Высокий мужчина в кепке и очках тут же оказался рядом с Алисией.

— Нужно уходить, — сказал Кайл, но не приказывал, а просто не давал шанса возразить.

Алисия увидела причину и виновато улыбнулась туристам.

— Простите, нужно уходить!

Толпа собиралась, и агенты СС появились из ниоткуда. Они закрыли Алисию собой со всех сторон. Коннор был рядом с ней, агенты уводили их и Калилу со ступенек и по аллее к лимузину. Пока они шли, толпа пыталась разглядеть дочь президента.

Глава сорок третья:

Алисия сидела в лимузине и дулась.

— Ты в порядке? — спросила Калила, машина отъехала от толпы.

Алисия ответила не сразу. Она смотрела в тонированное окно на машины на дороге.

А потом сказала сквозь сжатые зубы:

— Агенты отвели меня под конвоем! А люди всего лишь фотографировали!

— У Кайла была причина так поступить, — возразил Коннор, глядя на силуэт стража на переднем пассажирском кресле за стеклом. Он знал, что агент СС умел управлять с толпой, потому Кайл предотвратил возможную угрозу. Он был уверен, что агент отреагировал не только на толпу.

— Но так все время! — возмущалась Алисия, злясь. — Стоит только… хоть немного… чему-нибудь… проявиться, как меня уводят. А я только начала отдыхать и, надо же, радоваться. Но как это сделать, если они постоянно рядом, диктуют каждый шаг, управляют моей жизнью? Весело, да, Коннор? Я — дочь президента страны свободы, но я узница!

— Они хотят тебя защитить, — напомнил Коннор.

Алисия вздохнула.

— Знаю, но откуда такая паранойя?

— Это их работа. Так твои родители не волнуются за тебя.

— Но они не дают мне жить!

— А разве это не рискованно? — мягко сказала Калила.

Алисия яростно покачала головой.

— Нет! Ты представляешь жизнь под надзором? Семь дней в неделю, сутки напролет. Я не могу даже выйти на прогулку с друзьями или по магазинам. Все сначала планируется. А о парне можно сразу забыть. Если я задержусь, отец прикажет привести меня домой! И придется прощаться с парнем под взглядами агентов у дверей Белого дома. Только руки и можно будет пожать. Как же здесь строить отношения? И я удивлена, что отец оставил в Белом доме Коннора!

Он смущенно улыбнулся, надеясь, что дальше Алисия продолжать не будет. Он старался скрывать свою роль. Но Алисия слишком злилась, чтобы искать скрытые смыслы. В ее глазах появились слезы, и Калила обняла ее одной рукой.

— Ты просто еще не видела моих братьев, — сказала она, успокаивая подругу. — Они пострашнее твоих СС будут, а я с ними всю жизнь!

Алисия выдавила улыбку.

— Прости, — пробормотала она. — Не хотела тебя обидеть.

— Знаю, — сказала Калила, вытащив ей платок из коробочки на краю сидения.

— Просто… это невыносимо. Я весь месяц сидела в Белом доме из-за какой-то угрозы, но ничего не было. Я пропустила ночевку у Грейс.

— Она все поняла. Как и все мы.

Алисия вздохнула.

— Я вечно все пропускаю.

— Так не порть остаток выходного, — сказала Калила. — Тебе разрешили показать город Коннору, и есть еще столько мест в Вашингтоне — памятники, Капитолий, Космический музей.

Алисия кивнула, вытерев слезы.

— Прости, Коннор. Ты, верно, подумал, что я испорченная принцесса.

— Нет, конечно, — искренне ответил он, сам испытав ее замкнутую жизнь. — Сложно не иметь личной жизни. Но я понимаю, почему тебе нужна защита СС.

— От этого не легче, — сказала она, мрачно глядя на Кайла, а потом на прохожих, что свободно шли по делам за окном. — Порой мне хочется хоть на день стать такой, как они.

Глава сорок четвертая:

Коннор перестал разглядывать сувенирную лавку в Космическом музее, когда вдруг заметил, что Алисии рядом нет.

— А куда делась Алисия? — спросил он у Калилы.

— Сказала, что через минуту вернется, — ответила она, глядя на плюшевую обезьянку в скафандре. — Поверить не могу, что НАСА отправляли в космос обезьян! Это жестоко.

Коннор неловко схватил плюшевого мишку в костюме космонавта.

— Похоже, медведей тоже отправляли! — пошутил он и увидел Алисию в очереди. Он заметил и Кайла у сувенирной лавки, играющего роль папы, ждущего семью. Агент Брук была у входа, а еще один агент у двери с табличкой «Посторонним не входить», еще четверо разглядывали сувениры. Все выходы наблюдались, сбежать Алисия не смогла бы.

— Нашел что-нибудь для семьи? — спросила Алисия, возвращаясь с пачкой чего-то в руке. Коннор покачал головой. Он уже купил шелковый шарф для бабушки и браслет с перьями для мамы в музее индейцев. Но он не знал, когда сможет отдать им подарки, ведь не знал крайнего срока задания.

Алисия отдала ему пачку.

— Попробуй.

— Спасибо, — Коннор посмотрел на предмет. На упаковке был шаттл НАСА и слова «Для миссии: лиофилизированное мороженое». Он посмотрел на Алисию. — Серьезно?

Алисия криво улыбнулась.

— Говорят, первые астронавты ели это.

Он открыл пачку и вытащил разноцветное неаполитанское «мороженое», что было высушенным и легким, словно пенопласт. Он осторожно надкусил его.

— Неплохо. Похоже на… твердую сахарную вату, — сказал он, хрустя десертом.

После случая у мемориала Линкольну Алисия и Калила повезли его по лучшим местам Национальной аллеи. В музее американской истории он увидел рваный красно-бело-синий флаг, что стал вдохновением для гимна США. В музее естественной истории он постоял у ноги трицератопса по имени Наседка, экспонату было шестьдесят пять миллионов лет, и увидел бриллиант в 45 карат, что когда-то принадлежал Марии-Антуанетте. У камня охраны было больше, чем у Алисии. И после музея индейцев они попали в космический музей, где показывали самолеты и космические корабли. Он сфотографировался у всех памятных мест, в том числе, и возле памятника Вашингтону, Капитолия и, шутки ради, возле Белого дома.

Коннор и был туристом, а Алисия изо всех старалась вести себя гостеприимно. Но из-за присутствия агентов она мрачнела. Хотя она часто фотографировалась с ним, улыбка не касалась ее взгляда.

— Может, по магазинам? — предложила Калила.

Хотя Коннор этого не любил, Алисия взбодрилась.

— Вот и плюс СС, — сказала она, выдавив улыбку. — У нас всегда есть такси.

Покинув музей, они забрались в лимузин.

— Везите нас в Дюпон-серкл, — сказала Алисия. Водитель кивнул и направился на северо-запад.

— Но ты ведь любишь магазины в Джорджтаун, — вспомнила Калила.

— Да, но там открылся новый магазин, — объяснила Алисия, девушки переключились на эту тему. Коннор заметил, что Кайл быстро говорит по микрофону на запястье, явно направляя в магазины людей.

Стража прибудет быстро. Они сами ехали всего десять минут.

Попав в магазин, Коннор заметил агента СС у входа. Команда Кайла рассеялась по пространству, и тот агент ушел.

Магазин был полон модных вещей из Европы и уникальной одежды из Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Сан-Франциско. Алисия была в своей стихии, шагая между рядов одежды.

— Как тебе это? — спросила Алисия, вытащив золотое платье.

— Прекрасное, — выдохнула Калила. — Думаешь о бале?

Алисия кивнула.

— Для тебя.

— Нет, — возразила она. — В таком меня не пустят. Слишком короткое. Но ты можешь… — зазвенел телефон Калилы. Она посмотрела на сообщение и вздохнула. Написав ответ, она объяснила. — Прости, мне пора домой.

Алисия попыталась скрыть разочарование.

— Хочешь, мы тебя подвезем?

— Спасибо, но меня подберет брат, — телефон снова зазвенел. — Он уже за углом. Я же говорила, это хуже твоих СС!

Алисия рассмеялась, девушки обнялись на прощание.

— До понедельника, Коннор, — сказала Калила.

Коннор помахал, а она поспешила к выходу.

— Похоже, теперь тебе помогать мне с вещами, — сообщила Алисия, выбирая платья. — Я примерю их, а потом заедем перекусить.

Коннор следил, как Алисия уходит в примерочную, и мысленно улыбался. Он и не представлял, что будет в магазине с дочерью президента, еще и будет советовать ей.

— Ну как? — спросил Кайл, появляясь рядом.

— Хорошо, — ответил Коннор. — Всю работу делаете вы.

Кайл покачал головой.

— Я не видел, чтобы ты переставал следить за угрозой. Так что ты тоже в игре.

Коннор улыбнулся, это был первый комплимент от СС.

— Что было у мемориала?

— Один из ребят заметил человека из нашего списка угроз. Чтобы не рисковать, я предпочел избежать контакта.

Алисия выглянула из комнаты и приманила Коннора.

— Удачи! — Кайл отошел, изображая мужа, что скучал, ожидая жену.

Коннор направился к Алисии и остановился у ее кабинки.

— Готов к приключениям? — прошептала Алисия с игривой улыбкой.

— О чем ты? — спросил Коннор. Она смотрела на запасной выход из магазина. Тут же все разгадав, Коннор ответил. — Не думаю, что это хорошая идея.

— О, не будь занудой! Даже сын солдата должен нарушать правила.

— Твой отец не обрадуется.

— Плевать, что он подумает, — парировала она. — И что может случиться? Меня узнают и попросят автограф или фото.

Коннор представлял все иначе и не видел ничего хорошего.

— Там опасно, но у меня есть экстренная сигнализация в сумке, — упрямилась Алисия.

— Слишком опасно, — сказал Коннор. Алисия вздохнула.

— Ладно. Оставайся. А я повеселюсь, — она подозвала помощницу. — Похоже, та леди ворует, — прошептала она, показывая на женщину со светлыми волосами у стойки с одеждой. — Она что-то положила себе в сумку.

— Спасибо, я вызову охрану, — ответила помощница, поверив Алисии. Коннор оглянулся, и узнал в «воровке» агента Брук. А охранник приблизился к ней и попросил открыть сумочку. Пока он был занят, Алисия поспешила к выходу. Коннор должен был позвать Кайла. Должен. Но тогда Алисия перестала бы считать его другом. Он потерял бы связь и не смог бы дальше играть свою роль.

Он разрывался, но все же пошел за ней.

Глава сорок пятая:

Вырвавшись в переулок, Алисия побежала. Коннор не отставал, но все же она обогнала его, свернула за угол, обойдя мусорные баки.

— Стой! — крикнул Коннор, понимая теперь, почему Алисия была капитаном школьной команды. Он преследовал ее по пустой стороне улицы. Но Алисия не останавливалась.

— За мной! — отозвалась она, хихикая от восторга побега.

Радуясь тренировкам, Коннор набрал скорость. Шаги отдавались в ушах, он бежал за ней по главной дороге. И упустил…

Переулок был полон прохожих, но Алисии не было видно. Коннор в отчаянии вскинул руки. Только он сейчас мог ее защитить, но не успел догнать. Он уже хотел звать ее, но рука затащила его в магазин.

— Осторожно, а то они заметят! — прошептала Алисия, в глазах сверкала радость.

Коннор понял, что Шарли была права. Только сейчас Алисия показала себя. Он еще не видел ее такой довольной. Она словно вырвалась из своей клетки.

Алисия выглянула на улицу.

— Агентов не видно! — рассмеялась она.

«Она думает, что это хорошо», — понимал Коннор. А на его плечах теперь висел весь груз ее защиты.

Не зная о тревогах Коннора, Алисия открыла сумочку и вытащила парик с короткими светлыми волосами и темные солнцезащитные очки. Заколов волосы, она надела парик и очки. И она тут же перестала быть дочерью президента.

— Ну как? — спросила Алисия.

— Так ты это планировала! — вырвалось у Коннора.

— Да, — улыбка была не очень-то и виновной. — Дочь президента Джонсона так пряталась от прессы. А я так попыталась сбежать от СС.

Коннор был поражен тем, на что готова Алисия, чтобы получить свободу.

— Ладно, идем, — сказала Алисия, вливаясь в поток прохожих.

— Куда? — спросил Коннор.

— На улицу Ю. Там есть неплохие магазины и кафе.

Коннор оставался рядом с Алисией. Если что-нибудь случится, он сможет ее схватить. Он смотрел на окружающих, прячась за очками, как его учил Багси. Он скользил взглядом по лицам людей, догадываясь об их намерениях. Он следил за подозрительными велосипедистами, смотрел на переулки, ведь там мог кто-нибудь скрываться. Он оставался в желтом коде, но опасался всего, что могло стать угрозой. Хорошо еще, что Алисия не была сейчас похожа на себя. Это сокращало риск, но не избавляло от него. В каждом городе были преступники и жестокие происшествия, Вашингтон не был исключением.

Зазвенел телефон Алисии. Она взглянула на экран, усмехнулась и выключила его.

Через миг зазвенел телефон Коннора. Он вытащил телефон из кармана джинсов и уже знал, что это Кайл. Большой палец замер над кнопкой «Ответить», но Алисия забрала у него телефон.

— Отдай! — сказал Коннор.

— Позже, — отозвалась она, игриво подмигнув.

Коннор потянулся за телефоном, но она отскочила.

— Я должен ответить, чтобы они знали, что все в порядке.

— Чего ты боишься? Пусть попотеют.

Алисия выключила его телефон и бросила в сумочку. Она поспешила по улице. Коннор раздраженно вздохнул. Он не хотел ссориться. Это привлечет ненужно внимание к дочери президента, потому он решил пустить все на самотек, но на время. Ускорившись, он догнал Алисию. Он часто озирался, надеясь, заметить силуэт агента неподалеку.

— Расслабься, — Алисия взяла его за руку. — Дай мне повеселиться разок. Проблемы потом будут только у меня.

«Если бы», — подумал Коннор. И тут он понял, для чего его наняли. Чтобы защитить Алисию там, где не могли агенты СС. Полковник Блэк не зря говорил приклеиться к ней, словно жвачка. Он не должен был мешать Алисии, только защищать.

И с такой мыслью он немного расслабился. Но оставался на уровне Желтого кода.

Они свернули с главной улицы и направились на север. Магазины сменились рядами домов, перемежающихся многоэтажками, что должны были помочь развитию города. Странное сочетание старых и новых домов, богатых и бедных, тревожило Коннора. Люди здесь были разными и непредсказуемыми. В воздухе ощущалось напряжение, к которому добавлялась летняя жара, источаемая тротуаром.

— Уверена, что это не опасно? — спросил Коннор.

— Конечно, — сказала Алисия, шагая вперед. — Сегодня — точно.

Это не убедило Коннора. Хотя он мог справиться сам, даже в Лондоне были места, куда он не сунулся бы ни днем, ни ночью. И сейчас они шли по похожей улице.

Глава сорок шестая:

Мобильник издал короткий звук, и Бахир схватил его со стола в приемной. Он нетерпеливо ждал, пока сообщение появится. А потом его глаза расширились.

— Ты не поверишь, Малик, — сказал он, протягивая телефон лидеру. — Орленок вылетел из гнезда!

Малик перестал полировать джамбийя и фыркнул.

— Она словно напрашивается стать заложницей.

Еще один гудок, Бахир прочитал вслух:

— Это от Хазима. Воробьи в панике. Похоже, даже СС не могут ее найти! — рассмеялся он. Бахир радостно повернулся к лидеру. — Это наш шанс!

Малик отложил изогнутый кинжал. Правая рука его подрагивала, он взял листья ката и разжевал, думая о таком развитии событий.

— Да, это брешь, — согласился он. — Но не спланированная. Не все еще готово.

— Но такой шанс жалко упускать, — упрямился Бахир.

— Ситуацией я не управляю, — парировал Малик. — Да еще и агенты СС сейчас активно ее ищут. Мы вряд ли успеем сбежать незамеченными.

— Да, но если заберем ее сейчас, одну, нам не придется даже доставать пистолеты.

Малик задумался.

— Игрок и Смотритель птиц тоже заметили цель?

Бахир быстро напечатал и отправил сообщение. Почти через минуту его телефон дважды загудел в ответ. Он прочитал оба сообщения и недовольно скривился.

— Еще нет, но Игрок на охоте.

Малик прижал кончик ножа к бородатому подбородку, размышляя. Страшная ухмылка появилась на его лице, показывая желтеющие зубы.

— Бахир, есть идея, — он объяснил свой план и спросил. — Такое возможно?

— Да, — ответил Бахир. — Это я даже во сне могу!

— Тогда вперед, — приказал Малик.

Бахир поспешил покинуть комнату, а Малик взялся точить джамбийя, лезвие поблескивало.

Глава сорок седьмая:

С каждым шагом тревога Коннора только росла. Он уже хотел предложить вернуться, но Алисия свернула на улицу Ю, и стало лучше. Этнические рестораны, бары, клубы и церковь расположились вдоль людной дороги. Коннор заметил туристов, но не успокоился.

Алисия остановилась у красно-белого здания с неоновой вывеской «Открыто» на окне. Над дверью на доске значилось: «Хот-доги Дона — лучшие хот-доги с чили в районе».

Коннор заметил, что Алисия долго смотрит на вывеску.

— Ты в порядке? — спросил он, вспоминая о ее припадке, о котором слышал раньше.

Алисия моргнула и посмотрела на Коннора

— Да, конечно. А что?

— Я подумал,… что у тебя приступ, — ответил он, указав на сверкающую вывеску.

— Откуда ты знаешь про мою эпилепсию? — тут же ожесточилась Алисия.

Коннор понял, что ошибся.

— Эм… твой отец упоминал.

Алисия застонала.

— Надоело. Когда же он перестанет рассказывать об этом?

— Прости, — сказал Коннор. — Он, наверное, волнуется.

— Отец всегда волнуется за меня, — вздохнула Алисия. — Но я это место и искала. Говорят, здесь очень горячие хот-доги.

Коннор заглянул в грязное окно. Белая стойка тянулась, заменяя стол. За ней на стене висел экран с меню, подсвечивались фотографии комбинированных наборов. Красные пластиковые стулья стояли на белом плиточном полу, некоторые стулья прогибались под весом посетителей. Напротив стойки стояли четыре кабинки, только в одной были двое мужчин в серой одежде.

«Лучше прикрыться здесь», — подумал Коннор.

Открыв перед Алисией дверь, он ощутил аромат жареного мяса и масла. За стойкой была кухня, и потный афроамериканец готовил там большие хот-доги, разливал соус чили и резал лук. Он кивнул им и указал на кабинку. Проскользнув во вторую, Коннор убедился, что ему видно вход. Он после тренировок понимал, что должен знать, кто входит и выходит.

Пока Алисия изучала меню, состоящее из вариантов хот-догов, он разглядывал заведение. Он должен был знать, где есть запасные выходы. Оглянувшись через плечо, он заметил дверь, ведущую в общий туалет, там явно был тупик. За стойкой он заметил красный знак запасного выхода, указывающий в конец кухни. Если что-то случится, Коннор уведет через ту дверь Алисию.

— Что будешь брать? — спросила Алисия, когда подошла официантка.

— Эм… То же, что и ты, — ответил он, не взглянув в меню.

— Два особых хот-дога с чили и две большие колы, — сказала Алисия.

С вымученной улыбкой официантка приняла заказ и передала его повару.

Коннор оглядел стойку. Старик в коричневой рубашке с короткими рукавами ел хот-дог. Рядом с ним сидел юный афроамериканец в рваных джинсах и белой футболке и хрустел картошкой фри. Он макал кусочки в кетчуп и поедал глазами сумочку Прада Алисии, лежащую на их столике. Коннор понял, что Алисия могла скрыться внешне, но не могла скрыть свой богатый статус. Было понятно, что она не подходила этому месту.

Склонившись к ней, Коннор прошептал:

— Ты бы спрятала сумочку…

Она послушалась. И Коннор немного расслабился, когда юноша вернулся к еде. Официантка принесла два хот-дога, политых горчицей и чили, рядом был сыр фри, а еще два стакана колы размеров с ведра. Коннор ошеломленно смотрел на размер хот-дога, что был не меньше фута.

— Наслаждайтесь! — сказала официантка, и прозвучало это как приказ, а не пожелание.

Они принялись за еду. Коннор после первого укуса понял, что это лучший хот-дог, что он когда-либо пробовал, а потом его рот обожгло чили.

Алисия рассмеялась, увидев, как по его щекам текут слезы.

— А я предупреждала, что они горячие!

Задыхаясь, Коннор схватил колу и сделал несколько глотков. Когда он смог снова говорить, Алисия начала расспрашивать его о жизни в Англии, где он жил, в какую школу ходил, о его родителях, о странах, в которых он был, видел ли он королеву, и так далее. Коннор отвечал по возможности искренне, но не раскрывал свою роль. Ему не нравилось обманывать Алисию, это было не в его характере, но он понимал, что так надо.

Доев, они отклонились на стенки кабинки и сыто выдохнули.

— Отличный хот-дог! — сказал Коннор. — Хоть и с чили.

Алисия согласно кивнула и промокнула губы бумажной салфеткой.

— Знаешь, что еще лучше?

Коннор пожал плечами. Алисия понизила голос.

— Это первая еда, что я попробовала вне Белого дома и без надзора.

И тут дверь открылась, вошли два парня-латиноамериканца. Они были в мешковатых джинсах и белых кроссовках, на руках виднелись татуировки, а на головах были красные банданы. Они напоминали членов банды. Один из них сверкнул золотым зубом и уставился на Коннора. Тот тут же отвел взгляд. Он не хотел злить их. Но они устроились у стойки, Коннор видел их. Другой парень был с короткой стрижкой, он взглянул на Алисию, одобрительно ухмыльнулся и уткнулся в меню.

Коннору они не понравились, и он предложил Алисии:

— Пора идти.

— Обратно?

— Было бы неплохо. Кайл и остальные с ума сходят.

Алисия застонала.

— Нет. Мне так хорошо. Пойдем в парк Меридиан Хилл. Оттуда открывается вид на весь район, и там на выходных красиво.

Она попросила счет у официантки. Коннор потянулся за кошельком.

— Нет, я плачу, — заявила Алисия и вытащила платиновую карточку из кошелька.

Официантка вскинула брови.

— Никаких карточек, — сказала она, показывая на табличку «Только наличные».

Алисия порылась в кошельке и достала стодолларовую купюру.

— А меньше ничего нет? — спросила официантка.

Алисия покачала головой.

— Простите.

Едва сдерживая недовольство, официантка взяла деньги. Пока они ждали сдачу, парни потягивали колу, но не заказали еду. Коннор только сильнее ощущал тревогу.

Официантка вернулась и искренне улыбнулась, когда Алисия забрала пухлую стопку.

— Поскорее возвращайтесь, — сказала она.

«Вот уж вряд ли», — подумал Коннор, они вышли на улицу.

Алисия повернула направо и снова направилась на север. Но они прошли лишь один квартал, и Коннор почувствовал, что их преследуют. Притворившись, что он следит за машиной, он оглядел дорогу и тротуар. Среди пешеходов он узнал парня с золотым зубом, что шел чуть позади, потягивая колу. Коннор говорил себе, что это совпадение. Он мог рядом жить. Но, чтобы развеять сомнения, Коннор решил применить техники против слежки.

— Перейдем дорогу, — предложил он Алисии. — Там тенек.

— Хорошо, — согласилась она.

Они повернули на переходе. Коннор успел оглянуться. Золотой зуб тоже переходил дорогу. Коннору стало не по себе. Это был один из главных признаков. Но это все еще могло быть совпадением.

— Погоди, Алисия, у меня шнурки развязались, — сказал Коннор, склонившись.

Притворяясь, что завязывает шнурки, он оглянулся. Золотой зуб остановился, подозрительно смотрясь рядом с припаркованной машиной. Но он допил колу и бросил банку в урну.

— Уже недалеко, — сказала Алисия, не зная о преследователей. — Налево. А потом повернем направо.

Они остановились на перекрестке Тринадцатой улицы и улицы В. Наступил момент истины. Если Золотой зуб пойдет за ними в парк, то у них проблемы.

Глава сорок восьмая:

Секунды шли ужасно медленно, Коннор ждал с Алисией, пока загорится зеленый. Золотой зуб появился из-за угла, копаясь в телефоне. Коннор перешел к оранжевому коду, он был готов реагировать на угрозу от бандита.

Зажегся зеленый, и Коннор рискнул оглянуться. Золотой зуб прижимал к уху телефон, проходя мимо перехода.

— Ты меня слушаешь? — спросила Алисия.

— Прости, — Коннор понизил тревогу до желтого кода.

— Парк Меридиан Хилл называется «Парк Малкольм Икс». Там есть водопад… — Алисия резко остановилась, парень преградил им дорогу. Коннор ругал себя за то, что отвлекся. Он следил за Золотым зубом и забыл о втором парне. А тот был выше Коннора, руки покрывали татуировки и шрамы от стычек с ножом.

Коннор тут же применил О-О-С.

«Оцени угрозу: бандит, может носить нож или пистолет, нападет стопроцентно.

Определи опасность: важнее всего — прикрыть телом начальника, и…

Сбеги из зоны поражения: можно пробиться, но это рискованно; развернуться и убежать, но тогда спина будет открыта для атаки; перейти на людную сторону и спастись среди людей».

Схватив Алисию за плечо, Коннор выбрал третий вариант и потянул ее в переулок.

— БЕГИ! — крикнул он, оставаясь между ней и бандитом.

Алисия смогла лишь послушаться. Они побежали, но дорогу преградил Золотой зуб.

— Куда спешите? — оскалился он, показывая сверкающий зуб.

Коннор попытался заслонить Алисию, но сзади появился коротковолосый парень.

— Девчонка, отдавай сумку, — потребовал Золотой зуб.

Коннор огляделся. Не было видно никого, кого можно было бы окликнуть. Бандиты выбрали место с умом. Алисия, паникуя, застыла, и Коннор узнал признаки «отключения разума». Он же был полон адреналина и мог думать.

— Делай, как он говорит, — сказал Коннор, надеясь, что на этом все закончится. Лучше потерять сумочку, чем бесценную жизнь.

Алисия двинулась, но, когда сняла сумочку, она сунула руку внутрь. Золотой зуб схватил ее сумку и вырвал из рук.

— Никаких трюков, — бросил он. — Никакого газового баллончика. Заберу цепочку.

— Нет, — Алисия закрыла рукой серебряную цепочку. — Это бабушкина.

— Теперь моя.

Золотой зуб потянулся за наградой. Коннор тут же выступил вперед. Но пальцы бандита уже сомкнулись на цепочке. Алисия отскочила, и ее парик и очки покосились, пока она отбивалась. Длинные темные пряди выбились, и Золотой зуб удивленно застыл, отпустив.

— Что…? — крикнул он. Глаза расширились. — Я тебя знаю…

Коннор воспользовался шансом. Ситуация требовала приблизиться, и он ударил ребром ладони по горлу Золотого зуба. Внезапная атака лишила бандита воздуха. Глаза его выкатились, он задыхался. Он выронил сумочку Алисии, содержимое рассыпалось.

Коннор тут же ударил его в солнечное сплетение, молниеносно добавив удар в челюсть. Треск костей, и золотой зуб бандита вылетел из его рта. Через пять секунд бывший Золотой зуб получил последний удар и свалился на землю.

Алисия упала на колени, собирая рассыпавшееся содержимое сумочки.

— Оставь это, — сказал Коннор. Главное — сбежать.

— Сзади! — крикнула Алисия, и парень с короткими волосами напал.

Коннор развернулся. В руке врага поблескивало лезвие. Алисия закричала, увидев, как нож устремился к Коннору.

Глава сорок девятая:

Коннор ощутил удар по ребрам, нож попал по его значку. Но адреналин скрыл часть урона. Он боролся за себя и Алисию, боролся с яростью тигра. Он ударил бандита ладонью по лицу, ошеломив противника. А потом схватил его за запястье и скрутил. Он вывернул ему всю руку. Эффект продолжался. Локоть выгнулся не в ту сторону, пока не раздался треск. Бандит взвыл от боли и выронил нож. Коннор отбросил нож и закончил сражение ударом в основание черепа. Бандит умолк и упал на землю.

Убедившись, что угроза миновала, Коннор помог Алисии встать.

— Ты не ранена? — спросил он.

— Я? — выдохнула Алисия, задыхаясь от ужаса. — Это я должна спрашивать у тебя.

— Я в порядке.

— Но он ударил тебя ножом.

Подняв футболку, Коннор осмотрел ребра. Круглый синяк проступил на коже, но нож не задел его кожу. И он поблагодарил провидение, что на нем была плотная футболка, которую ему выдала Джоди.

— Промахнулся, — сказал он, опуская футболку, чтобы у нее не было вопросов о его чудесном спасении.

Они посмотрели на бандитов, что лежали на дороге.

— Поверить не могу, — сказала Алисия, по-новому глядя на Коннора. — Где ты научился так сражаться?

— Немного занимался кикбоксингом, — признался он.

Алисия ошеломленно усмехнулась.

— Немного? Ты опаснее СС!

— Нам нужно уходить, — ответил Коннор. — Могут прийти и другие.

Он поскорее собрал содержимое сумочки Алисии, забрал свой телефон и заметил в ее руке экстренную сигнализацию. Из-за нее она спешила залезть в сумочку.

Они повернулись, а на аллее остановились три черных лимузина. Агенты были готовы за секунды, они вышли с пистолетами. Они окружили территорию, три агента тут же оказались рядом с Алисией. Двое других принялись осматривать бессознательных бандитов, надевать на них наручники.

— Что случилось? — осведомился Кайл, он осмотрел улицу.

— Нас пытались ограбить, — объяснил Коннор.

— Это я вижу. Я про… магазин, — он уставился на Коннора, явно желая сказать больше. Но он молчал, ведь мог раскрыть роль Коннора в этом.

— Это моя вина, Кайл, — смело сказала Алисия. — Я хотела приключений. Только я.

— И вы их получили, — ответил он, взяв себя в руки. — Вас могли серьезно ранить.

Алисия покачала головой.

— Только не с моим рыцарем в сияющих доспехах, — ответила она. Взяв Коннора за руку и улыбнувшись, она пошла к лимузину.

Глава пятидесятая:

— И что ты пытался доказать? — осведомился Дирк, стальной взгляд сверлил Коннора. — Что ты герой?

— Я выполнял работу, — ответил Коннор, сидя напротив за столом переговоры в комнате Рузвельта. Когда они вернулись в Белый дом, его вызвали в Западное крыло к директору СС на срочную встречу. Кайлу уже досталось, настал его черед.

— Твоя «работа» — сообщать СС о ее намерениях.

— Я бы нарушил доверие Алисии, если бы так поступил.

Дирк усмехнулся.

— Не о доверии нужно думать. Твое присутствие — уже обман.

— Не я этого просил, — ответил Коннор, ерзая на стуле. — Но если Алисия решит сбежать, разве не лучше мне быть рядом с ней?

— Нет, раз ты повел ее к бандитам! — рявкнул он, ударив кулаком по столу. — Ты рисковал жизнью Алисии, мальчишка. И ты знаешь, что твоя работа зависит от меня. А я не ошибся. Ты — затаившаяся трагедия, Коннор Ривз.

Коннор не успел защититься, в дверь постучали, заглянула секретарь президента.

— Дирк, тебя хочет видеть президент.

Директор СС испепеляюще смотрел на Коннора.

— Надеюсь, у тебя толстая кожа, потому что скоро тебе зажарят.

Коннор нервно сглотнул. Он думал, что поступил правильно. И он защитил Алисию, когда нужно было. Но теперь он мог обдумать. Он понимал, что если бы сообщил Кайлу, ничего не произошло бы. Но поздно было что-то менять. Он уже совершил это. Коннор смирился с тем, что его отправят с позором домой, и проследовал за директором и Кайлом в овальный зал. Президент Мендез стоял у окна спиной к ним. Здесь был и глава администрации Белого дома, Джордж Тейлор. Он сковано улыбнулся.

— Что случилось? — спросил президент Мендез с мрачным видом, повернувшись к ним.

Дирк выступил вперед и отчитался:

— Для начала, ваша дочь цела и невредима, — начал он, а потом начал все рассказывать, хоть и выставил действия Коннора не в том свете. — Как видите, Коннору не хватает умения работать сообща, он нарушил правила и рискнул жизнью вашей дочери. К счастью, стоило кнопке тревоги активироваться, моя команда нашла ее, — закончил Дирк.

— Почему вы не выследили Алисию, как в прошлый раз? — спросил Джордж.

— Она выключила телефон, — объяснил Кайл. — Алисия становится умнее.

— Но мы можем лишь снабжать ее GPS-маяком, — сказал Дирк. — Кнопка тревоги определяет ее место, но только когда она нажмет ее.

Президент Мендез нахмурился и вздохнул.

— Я выслушал вас. Она не примет вмешательства в ее пространство. И я снова должен извиниться за боевой дух дочери. Как и ее мама, она хочет свободы. Но я должен кое-что прояснить. Кто расправился с бандитами?

Дирк замешкался, не желая хвалить Коннора. Но заговорил Кайл:

— Угроза была устранена до нашего прибытия, господин президент, — ответил он. — Коннор сделал это.

Коннор удивленно посмотрел на Кайла. Он не ожидал поддержки от агента, да еще и при боссе. Даже Дирк раскрыл рот.

Президент удовлетворенно кивнул, словно ожидал такой ответ. Подойдя к Коннору, он положил ладонь на его плечо.

— Коннор, ты оправдал мои ожидания. Я знал, что могу доверять телохранителю Ривзу. Продолжай в том же духе.

— И мы на этом закончим? — вмешался Дирк. — Нам повезло в этот раз, но мы не можем рисковать дальше.

— Может, шок от ограбления убедит Алисию в необходимости СС? — предположил Джордж. — Может, она не захочет больше покидать гнездо.

— Надеюсь, — ответил Дирк. — Но уверенности нет. И никто в команде не должен потакать ей.

Директор смотрел на Коннора, виня его во всем.

— Но, Дирк, потому мы и наняли Коннора. Его нужно благодарить, а не ругать, — сказал президент Мендез. Он вскинул руки, заставляя директора молчать. — Я поговорю с Алисией. И на этом, надеюсь, закончим.

Он устало кивнул головой и отошел к окну, глядя на сад.

— Порой мне кажется, что управлять подростком сложнее, чем страной.

Глава пятьдесят первая:

Вечером Коннор бил грушу в спортивном зале. Адреналин угас, жестокая реальность случившегося ударила по нему. Только теперь он понимал, как близко он был к получению серьезной раны, к смерти. Он расправился с бандитами и защитил Алисию, но его ударили в процессе. И он был согласен с директором СС, что в следующий раз может повезти меньше, снимать плотную футболку нельзя.

Он тренировался только сильнее. Он бил грушу. Удар, справа, слева, хук! Руки задрожали от усилий. Но он должен был улучшить навыки. Он хотел бы дополнительные тренировки по утрам. И не для своей безопасности, а ради Алисии.

Телефон зазвенел. Сняв перчатки, он схватил телефон и увидел логотип «Стража-друга» на экране. Он нажал на значок и увидел взволнованное лицо Шарли.

— Ты в порядке, Коннор? Ты пропустил время отчета, — сказала она.

— Задержался на тренировке, — ответил он, вытирая пот со лба полотенцем.

Шарли видела сквозь его напускную браваду.

— Я знаю, что случилось, Коннор. СС связались с нами, когда пытались найти вас с Алисией. Не выключай телефон в следующий раз. Я не смогу тебя найти.

Коннор слышал тревогу в ее голове. Он сказал:

— Прости, виноват. Я надел серьезных ошибок сегодня.

Он сел на твердую скамейку и пересказал события, свое решение пойти с Алисией и не сообщать СС, позволить ей забрать телефон и выключить его, его глупость, когда он забыл о втором бандите, и как он не смог защититься.

— Не суди себя так строго, — сказала Шарли, пытаясь успокоить его улыбкой. — Гордись тем, чего достиг. Алисия жива и невредима твоими стараниями. И полковник Блэк предоставляет экипировку для тех случаев, когда мы не справляемся с эмоциями.

Коннору стало лучше после слов Шарли. Она была самой опытной в их команде, он ценил ее мнение. И он решил поделить второй проблемой, что тревожила его уже давно.

— Мне начинает нравиться Алисия, — он заметил, что Шарли поджала губы. — Как друг, — поспешил добавить он. — Потому мне сложно не дать ей понять, кто я.

— Это для ее безопасности, Коннор, — напомнила Шарли. — И ты доказал сегодня, как важно твое присутствие.

— Но разве это не противоречит принципам телохранителя? Полковник Блэк говорил, что честность — важнее всего.

— Да, так и есть, — признала Шарли. — Но порой операция требует от стража-друга притворяться, скрывать все даже от клиента. Твоя задача — защитить Алисию, но наш клиент — президент. Мы слушаемся его, и он хочет, чтобы ты скрывал свою истинную роль.

— Но я не могу постоянно крутиться рядом с Алисией, чтобы она ничего не начала подозревать.

— Полковник Блэк знает об этом, — отметила Шарли. — И нам придется справляться с проблемой. Пока что будь начеку. Боюсь, приближается буря.

Коннор выпрямился.

— Заметили новую угрозу?

— Нет. Стало тихо.

Глава пятьдесят вторая:

— Они появились из ниоткуда, — рассказывала Алисия подругам, а те сидели, замерев, на скамейке во дворе школы. — Мы шли по парку, и тут выпрыгнули бандиты!

«Не совсем так», — подумал Коннор, вспоминая их спланированное нападение.

— Это было ужасно, — сказала Калила.

— Именно! — ответила Алисия. — Но Коннор не испугался. Он начал действовать, хотя у одного из них был нож.

Девушки пораженно смотрели на Коннора.

— Ты такой смелый, — отметила Пейдж.

— Пустяки, — ответил Коннор, играя свою роль. — Любой на моем месте так поступил бы.

— Нет, — возразила Алисия. — Коннор, ты расправился с ними за секунды. Ты невероятен!

— Вот именно, — сказала Грейс.

— Но где были агенты? — спросила Калила.

Алисия виновато улыбнулась.

— Мы сбежали от них.

— Да и зачем нужны агенты, когда есть Коннор! — рассмеялась Грейс, взмахивая руками. — Он настоящий ниндзя!

Ткнув локтем Калилу, Пейдж прошептала:

— Не будь у меня пары на бал, я бы его пригласила.

— Руки прочь, Пейдж, он мой! — сказала Грейс, обхватывая рукой плечи Коннора. Алисия осторожно оттолкнула подругу.

— Ты уже идешь с Деррилом.

— С каким Деррилом? — невинно отозвалась Грейс, девушки рассмеялись.

Внимание льстило, но Коннор надеялся, что они вскоре успокоятся. Если девушки продолжат, они смогут нечаянно разгадать его способность защищать Алисию. Они могли даже понять его истинную роль.

Девушки требовали больше подробностей о героизме Коннора, а он смотрел на новые часы — подарок президента за защиту его дочери. Ему было неловко принимать подарок, но президент настоял. Дирк Моран, к удивлению, тоже поддержал это решение и приказал носить их днем и ночью. Потому Коннор и понял, что в часы встроен маячок. Агенты теперь не упустили бы его. Дирк не давал ему шансов, СС узнают, куда он пойдет.

— Теперь я жалею, что не пошла, — сказала Пейдж. — Так круто звучит.

— Я позову тебя в следующий раз, чтобы ты не пропустила, — пошутила Алисия.

— Кстати, — сказала Калила, копаясь в сумке. — Старший брат купил мне новый телефон.

— Повезло! — сказала Грейс. — Мой брат лишь однажды отдал мне старую приставку.

Калила вытащила тонкий сенсорный телефн.

— И у меня теперь новый номер.

Девушки достали мобильники и принялись менять информацию.

— А Коннор? — предложила Пейдж. — Вдруг тебе понадобится его защита?

— Ну… ладно, — сказала Калила, застеснявшись. — Но придется мне, Коннор, сохранить тебя под женским именем, чтобы братья ничего не подумали.

— Не страшно, — сказал Коннор, достав телефон. — Можешь записать меня как Дейзи!

Захихикав, Калила ввела его номер, Коннор принял ее сообщение с данными.

— Вот где зависают крутые парни? — сказал Этан, оказавшись рядом с их скамейкой. — С девушками!

За Этаном Джимбо старался взглядом напугать Коннора. А тот мысленно застонал от их появления. Слухи о нападении на Алисию разошлись быстро, словно пожар.

— Завидуешь, что ли? — усмехнулась Грейс.

Этан фыркнул.

— Я? Он всего-то побил парочку уличных задир. А я поставил рекорд по отбиванию мячей. Что сравнивать?

— Но Коннор спас жизнь Алисии, — сказала Калила.

— Если бы я был с Алисией, они и не подошли бы, — он повернулся к Алисии, выпятив грудь. — Если захочешь погулять в следующий раз, звони.

Коннор не понимал его. Он сомневался, что Этан заметил бы приближение бандитов, тем более, не стал бы сражаться.

— Кстати, Алисия, — продолжил Этан. — Ты уже решила?

— Что?

— Бал! — нетерпеливо заявил он.

Алисия не была впечатлена его попыткой пригласить ее.

— Прости, — ответила она и выдавила виноватую улыбку, — но я уже занята.

Коннор удивленно посмотрел на нее. Он этого не знал. Судя по всему, не знали и ее подруги.

- Что? — выпалил Этан, недоверие отпечаталось на его лице.

Алисия обхватила руку Коннора.

— Меня пригласил мой рыцарь в сияющих доспехах.

Глава пятьдесят третья:

Убедившись, что на кухне он один, Малик включил неприметный телефон. Он набрал по памяти номер. На четвертом гудке послышался скрип и электронный голос, звуки напоминали сигналы, они раздавались хором.

Голос робота спросил:

— Ответ?

— Война — это путь обмана, — ответил Малик, цитируя китайского философа Сунь Цзы, как и было нужно.

— Соединение…

Малик не знал, с кем будет говорить. И не хотел знать. Анонимность была обязательной для каждого звонка. Сначала они связывались с ним. Они предлагали план. Они давали причины. А вся слава доставалась ему. Он был ведущим лучом света. А остальные в Братстве и не должны знать об их существовании или о звонках из центра. Так было уговорено.

— Есть ли риск для операции? — спросил механический голос.

— Нет, — уверенно заявил Малик. — Соня так и не проснулся.

— Тогда не медлите.

Рука Малика с телефоном начала дрожать в предвкушении. Пора войти в историю.

— Один вопрос, — сказал он, чувствуя, что близился конец разговора. — Какая плата?

Еще одна пауза.

— После операции вас справедливо наградят.

Малик улыбнулся.

— На этом все? — в измененном голосе слышалось нетерпение.

— Да.

— Тогда это наши последние переговоры.

Глава пятьдесят четвертая:

Все смотрели на Коннора и Алисию, идущих на школьный бал. Коннор впервые был в смокинге и галстуке, и ему нравилось сходство с Джеймсом Бондом. Таким должен быть телохранитель. А Алисия рядом с ним была прекрасной в шелковом красном платье. Длинные темные волосы ее были украшены каскадом крошечных розочек. И Коннор не мог не гордиться, пока шел по школе с дочерью президента под руку.

Спортивный зал превратился в сверкающую залу для бала, украшенную лиловыми и белыми лентами, сияющими лампами, лазерами и огромным диско-шаром, что мерцал, словно бриллиант, в центре комнаты. На сцене играла группа, танцпол был уже полон учеников, празднующих конец года. Вдоль стен стояли столики с едой.

— Потрясающе выглядишь, — выдохнула Пейдж, встретив Алисию и Коннора у их столика.

— Ты тоже, — ответила Алисия. Она рассматривала платье подруги цвета шампанского.

— Это Стив, — сказала Пейдж, представив своего спутника — высокого красивого парня короткими черными волосами и острым подбородком. — Он из школы Сидвелл.

Алисия тепло улыбнулась.

— Тот самый Стив, которого Пейдж прятала от нас.

— Наверное, — усмехнулся он. — Или есть еще какие-то?

Пейдж игриво шлепнула его сумочкой по руке. Она приблизилась к Алисии и с хитрой улыбкой сообщила:

— Стив в выпускном классе!

Алисия вскинула брови, удивленная и впечатленная.

Коннор кивнул, приветствуя парня, и представился. Стив был не единственным новым лицом здесь, бал был открыт для гостей. И это было дополнительной проблемой для агентов СС, еще и обыск проводить запретил завуч.

За столом уже сидели Грейс и Деррил, спокойный парень с их параллели, отец его был послом Барбадоса. Он поднял руку, с уважением приветствуя Коннора, пока Грейс обнимала Алисию. Калила сидела рядом с ними с своим спутником — еще одним новым лицом — арабским парнем, что был старше них, отличался сонным взглядом с мрачным видом, показывающим, что он сюда идти не хотел.

Алисия и Калила поцеловались в щеки, Коннор услышал их шепот.

— Кто твой спутник? — спросила Алисия.

— Фарик, — ответила Калила. — Друг семьи, только его отец одобрил.

Коннор поздоровался и сдался после нескольких попыток разговорить гостя. Коннору было жаль Калилу. Она заслуживала не такой скучный вечер.

Группа играла все веселее, все больше учеников начинало танцевать.

— Давайте танцевать! — предложила Грейс, схватив Деррила за руку.

Она увела его силком, Стив и Пейдж последовали за ними. Алисия повернулась к Коннору.

— Хочешь рискнуть? — спросил Коннор.

— Не бойся, с этим я справлюсь, — улыбнулась она. — И ты, знаю, тоже справишься.

— Ладно, — согласился Коннор. — Я твои ноги предупреждал!

Алисия взглянула на Калилу и ее спутника.

— А вы?

Фарик явно не был рад этому предложению.

— Может, позже, — скованно улыбнулась Калила.

Неохотно оставив их за столом, Коннор повел Алисию к другим на танцполе. Музыка оглушала, все покачивались и двигались в ритм. Алисия тут же подстроилась, ее плавные движения создавали впечатление, что она парит в воздухе. Коннор же был неуклюжим. Но стоило Алисии взять его за руку и напомнить несколько шагов сальсы, как он стал танцевать немного лучше.

— Уже неплохо, — просияла Алисия, растворяясь в музыке. Коннор танцевал рядом и на миг забыл о роли телохранителя и начал наслаждаться впервые после прибытия в Америку. Он и не замечал, какое давление чувствовал, защищая. Не было момента рядом с Алисией, когда он не думал бы о ее безопасности. Постоянная тревога не проходила бесследно. И он решил, что заслужил маленький перерыв. Тем более, после расправы с двумя бандитами он чувствовал себя увереннее. Он доказал, что может справиться с заданием.

На танцполе становилось все больше людей, и радость Коннора прервалась, когда его начали толкать локтями. Еще толчок. Еще сильнее. Ругаясь, что расслабился, Коннор обернулся и увидел рядом Этана.

— Прости, — процедил Этан. — Я тебя не увидел.

Коннор в этом сомневался, тем более что он снова ощутил локоть.

— Осторожно! — возмутился Этан, словно это была вина Коннора.

Понимая, что парень пытается разозлить его, Коннор отодвинулся. Но в этот раз его толкнул Джимбо. Коннор не смог избежать кулак Этана, замаскированный под неуклюжий танец. Коннор чуть не рухнул от удара.

— Ты в порядке? — спросила Алисия, вдруг заметив боль на лице Коннора.

Этан и Джимбо скрылись в толпе.

— Нормально, — процедил он.

Стоило Алисии отвернуться, Этан и Джимбо вернулись. Коннор не хотел, чтобы это перешло в открытую драку. Тогда его выгонят, Алисии будет стыдно, а он не сможет защищать ее.

Но он должен был с этим покончить. Прямо сейчас.

Притворяясь, что танцует, Коннор развернулся и наступил на носки Этана, а потом ударил коленом по ноге противника. Нога его сбила Этана, и тот потерял равновесие. Коннор применил атаку джиу-джитсу, ее никто не заметил. Но Этан растянулся на полу перед всеми.

— Что он делает? — спросила Алисия, а звезда бейсбола сбил, падая, Джимбо и еще двоих.

— Не знаю, — ответил Коннор, отходя с Алисией подальше. — Похоже, пытался станцевать брейкданс.

Глава пятьдесят пятая:

— А я могу делать все, что захочу! — пела Алисия вместе с группой, пританцовывая.

Коннор улыбался, глядя на нее. Она танцевала весь вечер, прерываясь лишь, чтобы попить. Агентов в зале видно не было, и Алисия словно расправила крылья, взбодрившись. Коннор знал, что Кайл и агенты на территории школы, охраняют периметр. Но никто не стоял за ее спиной, следя за каждым шагом. Так она думала.

После недавнего случая президент Мендез попросил дать дочери больше свободы. Алисия пообещала не убегать. Дирк Моран не обрадовался мысли послабить охрану. Но президент заявил, что наличие рядом Коннора делает ненужным близость агентов, особенно на балу. Директор подчинился, но приказал Коннору надеть скрытый наушник. Гостей на балу было очень много, и он хотел, чтобы Коннор оставался на связи с Кайлом.

И теперь Коннор постоянно слышал отчеты агентов СС.

— Браво три — Браво один. Все чисто.

— Вас понял, — отозвался Кайл. — Браво четыре, жду отчет…

— Я думала, будет много проблем с очередным учеником по обмену, — отметила Алисия, Коннор вдруг понял, что она говорит с ним. — Но ты не похож на тех парней, что я встречала…

Она была все ближе, темно-карие глаза смотрели на него. Бал подходил к концу, музыканты играли медленные песни, некоторые пары уже танцевали, сомкнув руки. Алисия была близко, и Коннор чувствовал, что все идет не туда. Правильно ли это?

Ему нравилось ее общество, и назвать Алисию привлекательной было бы преуменьшением. Но он был близок к границе, которую телохранителю не стоит переходить. Полковник Блэк угрожал увольнением стража-друга, что вступит в отношения с начальником. Дело было в нарушении секретности.

Дочь президента танцевала рядом с ним. Коннор ощущал аромат ее духов, и с каждым мигом его решимость слабла. Он мог ошибаться, но Алисия всеми силами показывала, что хочет быть не просто другом. Это могло быть из-за того, что он защитил ее, из-за ее чувств или из-за того, что он был первым парнем, которому верил ее отец. Это все равно было проблемой. Коннор боялся, что Алисия узнает, что он ее страж-друг, а опасностью были ее чувства. Или его чувства…

Песня закончилась. Они неловко стояли напротив друг друга, не зная, что делать дальше.

Коннор опомнился первым. Началась новая медленная песня, он спросил:

— Хочешь… пить?

— Ага, — ответила она, но скованная улыбка не скрыла того, что она ожидала другой вопрос. — Я… посмотрю, как там Калила с ее «спутником».

Коннор подождал, пока Алисия отойдет. Она дошла до края танцпола и оглянулась на него с нежным взглядом. Он попытался бодро улыбнуться, а потом направился к столу пуншем. На полпути он заметил Этана и Джимбо, споривших за соседним столом. Их спутницы были рядом, но на них не обращали внимания, и они жалели, что пришли.

Решив, что лучше не сталкиваться, Коннор сменил курс и вышел из зала. Он решил, что оставить Алисию ненадолго можно. Она была с друзьями, а СС охраняли здание снаружи. Пройдя уборную, Коннор свернул налево и по тускло освещенному коридору шагал, думая о проблеме с Алисией.

«Кто виноват, что она мне нравится?» — она была веселой, красивой, да еще и дочкой президента США! Любой не устоял бы. Тем более, интерес проявляла она. И он ответил бы, будь обстоятельства другими.

«Нет!» — сказал себе Коннор. Он обещал президенту в память об отце защитить Алисию. Он не сможет этого сделать, если отвлечется на чувства. А еще это точно узнают, и его отправят в Англию, если он переживет гнев ее отца. А потом полковник Блэк выгонит его из телохранителей, и вся забота о бабушке и маме закончится.

Коннор понял, что нужно держать себя в руках и держаться в стороне. Легче всего было сказать, что у него есть девушка в Англии… Например, Шарли. Это объяснило бы и звонки за границу. Так он и решил, и тут он заметил силуэт в конце коридора. Решив, что это агент Кайла, Коннор поднял руку и спросил:

— Как обстановка?

Силуэт безмолвно развернулся и исчез за углом.

Коннор поспешил за ним, подозрения росли. Но коридор был пустым. Коннор вернулся к месту, где стоял силуэт. Ряд шкафчиков. И один из них — номер 235 — принадлежал Алисии. Это могло быть случайностью, но Коннор не верил. Он прижал палец к скрытому наушнику.

— Бандит — Браво один, — прошептал он, используя свой позывной. Кайл тут же ответил.

— Бандит. Слушаю.

— Я заметил подозрительного человека в восточном коридоре, но упустил. Он смотрел шкафчик Али… — Коннор исправился, — Бродяги.

— Я отправлю агентов проверить. Оставайся с Бродягой. Конец связи.

— Вот ты где! — послышался голос.

Коннор развернулся и увидел Деррила, идущего к нему.

— С кем ты говорил? — спросил он, оглядывая пустой коридор.

— Эм… с собой, — ответил Коннор. Деррил не поверил.

— Они будут называть принца и принцессу бала. Алисия тебя ищет. И ты не видел Фарика? Калила сказала, что он вышел позвонить и не вернулся.

Коннор покачал головой.

— Какой-то он странный! — отметил Деррил, они возвращались в зал к Алисии и остальным. Ученики собрались толпой перед сценой. Группа перестала играть, директор говорила с ними.

— Голосование выбрало принцем и принцессой бала этого года…

— Ты вовремя, — прошептала Алисия Коннору, не заметив, что он без напитков.

Директор возилась с конвертом. Ученики притихли, ожидая, барабанщик накалял атмосферу.

— …Коннора Ривза и Алисию Мендез!

Раздались аплодисменты, Алисия радостно обняла Коннора.

— Мой рыцарь стал моим принцем! — рассмеялась она. Коннор опешил. Он не слышал о титулах принца и принцессы бала до этого вечера.

Грейс подмигнула Коннору.

— Супергерою ничего не стоит выиграть в голосовании.

Пейдж бросила в них конфетти и пропела:

— Поздравляю!

— Вы это заслужили, — сказала Калила, она сияла, улыбаясь впервые за вечер.

— Прошу вас подняться на сцену, — сказала директор им. Толпа расступилась, создав проход на танцполе для Коннора и Алисии. Музыканты заиграли классику — «Праздник» «Кула и банды», пока они шли к сцене. Ученики хлопали и кричали. Алисия сияла, крепко держа Коннора за руку. Коннор тоже радовался, трескались хлопушки, с потолка посыпались серебристые блестки, ленты и шарики.

Наушник ожил.

— Браво четыре — Браво один. Никого в восточном коридоре. Пара детей обнимались в раздевалке. Продолжаю поиск…

Краем глаза Коннор заметил дуло пистолета.

Глава пятьдесят шестая:

На миг Коннор застыл. Время остановилось. Среди радующейся толпы, блесток и шариков зловещее черное дуло пистолета выглядывало меж двух ничего не знающих учеников. Оружие целилось в принцессу бала, и оно словно росло на глазах, пока Коннор смотрел на пистолет. Рев аплодисментов растаял, он слышал лишь биение своего сердца…

ТУК-тук-ТУК-тук-ТУК-тук…

Настал момент истины.

Он услышал в голове голос Джоди:

— О-О-С!

Оцени. Определи. Сбеги…

Время вдруг вернуло свою скорость, в нем пробудился телохранитель. За миг он оценил угрозу и понял, как действовать.

— Пистолет! — крикнул Коннор, схватив Алисию и заслонив ее собой.

Сначала толпа замерла, не веря ушам.

Потому девушка заметила дуло и закричала. И паника разрослась пламенем в толпе. Послышался выстрел, Коннор замер, ожидая попадания пули. Но этого не было, он склонился, удерживая Алисию, и сорвался с места.

— Сюда! — крикнул он, указывая на ближайший выход.

Алисия, опешившая от такого поворота событий, послушалась.

Еще два выстрела. Воцарился хаос. Сбивали столы. Разливались напитки. Разбивались стаканы. Люди толкались и падали. Коннор крепко держал Алисию, пробиваясь между учеников. Но его выход оказался заполнен людьми, пытавшимися сбежать по узкому коридору.

Коннор направил Алисию под перевернутый стол, чтобы продумать новый план.

— Где стрелок? — спросила она, голос дрожал от страха.

— Не двигайся, — попросил Коннор, пытаясь не выдать ее. Он не мог увидеть в безумной толпе стрелка. Ближайший выход был в конце сцены. Но тогда им придется подняться и открыться стрелку.

Агенты СС ворвались в зал. Они были вооружены и готовы, их появление причинило только больше паники, ученики разбегались. Но агенты все же умудрялись отыскать угрозу.

— БРОСЬ ЕГО! — крикнул агент у дальнего стола, направляя Сиг Сойер П229 на силуэт в толпе.

Стрелок был окружен агентами СС. Он выронил оружие.

— Не стреляйте! — кричал перепуганный Этан, вскинув руки над головой. — Это водный пистолет… водный!

Глава пятьдесят седьмая:

Свет вернулся, директор школы, что пряталась за сценой после первого «выстрела» пыталась уговорить всех успокоиться. Агенты СС прижимали Этана к полу. Остальные ученики потрясенно молчали или шептались, пока смотрели, как обыскивают их одноклассника.

— Это была шутка, — пролепетал Этан, его руки удерживали за спиной. — Скажи им, Джимбо. Скажи!

Коннор осторожно выглянул из-за стола, чтобы убедиться, что опасность миновала. Агенты закрыли зал, остальные угрозой не казались.

— Я уже могу встать? — спросила Алисия, все еще прячась.

— Да, уже можно, — сказал Коннор, помогая ей выпрямиться.

Кайл заметил их и подошел.

— Ты в порядке, Алисия? — спросил он, заметив темное зловещее пятно на ее платье на груди.

Алисия покачала головой. Она осмотрела себя и застонала:

— Ох, но платье… испорчено.

Она разглядывала пятна и рваные края, где кто-то наступил на подол ее платья, пытаясь убежать.

— Его можно поменять, в отличие от тебя, — сказал Коннор.

Алисия вздохнула.

— Оно уникально. Но ты прав. Могло быть намного хуже.

К Кайлу подошел агент.

— Похож на Глок 17, но это все же водный пистолет, — сообщил он, отдав оружие Кайлу. — Этот идиот наполнил его чернилами в шутку. Сказал, что хотел отплатить англичанину за… украденную спутницу!

Кайл вскинул брови, глядя на Коннора и замечая на его пиджаке пятно чернил. Коннор скованно улыбнулся.

— А выстрелы? — спросила Алисия, ее щеки пылали из-за разговора о личном.

— Его товарищ лопал шары, — ответил агент, указывая на остатки одного из них на полу.

Кайл, сменив тему, показал Коннору «пистолет». Теперь становилось понятно, что это пластмассовая игрушка.

— Прости, я подумал, что он настоящий, — Коннор чувствовал себя глупо. Но он радовался, что это игрушка. Судя по пятну на платье Алисии, он отреагировал слишком поздно, чтобы спасти ее от пули.

— Легко ошибиться в такой момент, — ответил Кайл. — Многие агенты ошибались. Но ты правильно позвал.

— Я так зла на Этана… — начала Алисия, глядя в его сторону. Она нахмурилась. — Что ты сказал? Коннор позвал?

— Эм… это выражение агентов, — ответил Кайл, пытаясь исправиться.

Алисия смотрела на них, чувствуя подвох. Она заметила идущий от уха Коннора телесного цвета проводок. Ее глаза расширились.

— Это то, о чем я подумала?

Коннор понял, что наушник выпал в этой суматохе. Он вернул его и невинно улыбнулся.

— Что это? Ты мой телохранитель? — Алисия пыталась шутить.

Коннор ничего не сказал. Но она видела правду в его глазах, ее рот раскрылся.

— ТЫ! — воскликнула она. — Сын солдата… владеешь боевыми искусствами… Реакция на пистолет… Теперь все понятно…

— Я могу объяснить, — сказал Коннор. — Все не так, как ты думаешь…

Алисия вскинула руку, остановив его.

— Не хочу слышать. Если это так, то ты мне все время врал, — слезы ярости проступили на ее глазах, она злилась уже не на Этана, а на Коннора. — Ты обманул меня. Предал нашу дружбу. Как я могу доверять хоть кому-то в этой жизни?

Нижняя губа ее дрожала, она заплакала. Коннор потянулся к ней, желая объяснить, что это ему некому доверять. Он боялся за ее жизнь.

— Не трогай меня! — сказала она, оттолкнув его руку. Она повернулась к Кайлу. — Увези меня домой немедленно.

Не глядя на Коннора, Алисия вырвалась из зала.

Глава пятьдесят восьмая:

— Страж-друг? Не смеши! — сказала Алисия, устроившись на диване в Овальном кабинете, окруженная смятыми салфетками. — СС в этот раз зашли слишком далеко!

— Это была моя идея, — отметил президент Мендез, сидящий рядом с дочерью, пытаясь успокоить ее.

— ЧТО? — воскликнула Алисия, руки сжались в кулаки, она уставилась на отца. — Ты нанял Коннора?

— Прошу, милая, не кричи, — он оглянулся на дверь секретаря, надеясь, что ей не слышно.

— Не кричи! Я думала, хоть ты понимаешь. Ты так и говорил. Теперь оказалось, что ты за всем этим стоял.

— Страж-друг для твоего же блага, — объяснял президент Мендез, узнавая в дочери огненную натуру жены. — В свете твоих недавних поступков, угрозы твоего похищения или убийства террористами, преступниками или сумасшедшими… Или так, или присмотр СС. Я знал, что тебе не понравится.

— Я этого не просила, — сказала Алисия, обведя рукой Овальный кабинет. — Это твоя мечта.

— А ты — важная часть этой мечты, мое вдохновение делать мир лучше, — настаивал президент, взяв ее за руку. — Мы всегда говорили, что семья на первом месте. И это так. Но мы и Первая семья. Потому нужна СС. Признаю, порой это неудобно. Но я защищаю свою семью, я хочу защищать тебя, свое дитя.

Алисия отдернула руку.

— И отправил вместо этого шпиона!

Президент Мендез вздохнул.

— Коннор не шпионил. Он защищает тебя. И он доказал это в ночь, когда ты сбежала и столкнулась с бандитами.

Алисия закусила губу, думая над ответом.

— Ты не понимаешь, что он дважды рискнул жизнью ради тебя?

— Понимаю, — ответила Алисия, не глядя в глаза отцу. — Но не в том дело. Я просила нормальную жизнь.

Президент Мендез кивнул.

— И я хотел бы для тебя свободы. Хотел бы, чтобы ты каждый день могла видеться с друзьями. Но ты — моя дочь, и это привилегия, а не данность.

Алисия повернулась к нему.

— Ты правишь этой страной, но по какому праву ты меняешь мою жизнь?

— Да, я президент США, но, в первую очередь, я твой папа.

Алисия издала смешок.

— Порой я задаюсь вопросом, понимаешь ли ты, как тяжело мне жить в Белом доме. Когда ты в кабинете, ты уже не тот отец, которого я знаю и люблю. Мне приходится записываться, чтобы увидеть тебя! А мама всегда в дипломатических поездках. Я почти сирота. У меня есть лишь школьные друзья. А теперь ты и ими управляешь.

— Я рад, что ты считаешь Коннора другом…

— Другом? Из-за него бал был испорчен. Меня унизили перед друзьями. А теперь, благодаря тебе, я даже не знаю, кому из них могу верить.

— Ты можешь доверять Коннору, — ответил президент Мендез. — Я ему верю. Его отец спас мне жизнь.

— Дело не в тебе! — рявкнула Алисия. — А во мне. И моей жизни, — она встала на ноги, кипя от злости. — И я не хочу больше его видеть.

Глава пятьдесят девятая:

Коннор стоял возле Овального кабинета. Он слышал звуки спора. Но он не мог различить, что именно они говорят, впрочем, смысл он знал и без этого. Он чувствовал себя ужасно, обманув Алисию. Она жила под надзором СС днем и ночью, и она ценила редкие моменты вне его. А теперь оказалось, что он был один из них, что у нее все равно не было личного пространства.

Нравилось ей или нет, но Коннор убедился, что Алисии нужна близкая защита. Если не считать бандитов, шутка Этана показала, как легко ее подстрелить. И одно это показывало, что роль Коннора как стража-друга оправдана.

Но стоила ли правильная причина такой лжи?

Дверь Овального офиса распахнулась, и Алисия вышла, кипя. Она увидела Коннора и попыталась избежать встречи с ним.

Но Коннор шагнул к ней.

— Я хотел сказать правду, но…

— С меня довольно, Коннор, — заявила она с холодным взглядом. — Я не хочу тебя слышать или видеть рядом с собой. Тебя наняли быть моим «другом»! И знаешь, что еще хуже? Я… — слеза скользнула по ее щеке, — полюбила тебя.

Слова больно ударили Коннора. Он понял, что не просто обманул Алисию, он разбил ей сердце. Простого извинения не хватит. Но Коннор не мог ничего сказать и лишь смотрел, как она уходит, всхлипывая.

— Впечатляет, — Коннор развернулся и увидел Дирка Морана. Он не был уверен, слышал ли директор об открытии Алисии. Но, судя по довольной ухмылке, Дирк собирался смаковать падение Коннора.

— После вас, — сказал Дирк, приглашая Коннора в Овальный кабинет.

Президент сидел в кресле, потирая переносицу, чтобы избавиться от головной боли.

— Садитесь. Джордж скоро будет.

Коннор опустился на диван напротив Дирка. Никто не говорил, Коннор чувствовал в воздухе напряжение. Он, похоже, не расстроил не только Алисию, но и ее отца.

Глава администрации вошел и закрыл за собой дверь.

— Еще та ночь, — отметил он, садясь рядом с Коннором.

— Неотвратимая ситуация, — сказал Дирк, но голос его был сочувствующим, а не злорадным. — Нехватка опыта Коннора привела к ошибке, он получил по заслугам. СС будет его не хватать, что еще мне сказать?

Впрочем, директор не упустил шанса ударить по Коннору.

— Ладно тебе, Дирк, все ошибаются, — ответил Джордж. — Вспомни, как тебе показалось, что у российского посла бомба, а это оказался портсигар!

Дирк заерзал от упоминания неприятного случая. Взяв себя в руки, он сказал:

— А теперь прикрытие Коннора рухнуло, потому его пора возвращать в Англию.

— Преувеличение, — сказал президент Мендез. — Присутствие Коннора важно. Мы ведь все еще можем использовать его навыки?

Глава администрации кивнул. Дирк хотел возразить, но вмешался Коннор.

— Господин президент, думаю, директор прав, — сообщил Коннор к радости Дирка. — Мне жаль. Я пытался изо всех сил, но я не могу видеть такую Алисию. Я собираю вещи.

— Нет, Коннор, ты не виноват. Вся ответственность на мне, — настаивал президент Мендез. — Может, будь я честен с дочерью с самого начала, не было бы беспорядка.

— Не вините себя, господин президент, — сказал Джордж. — Выходки вашей дочери привели к смене планов СС. Мы старались. И тайный страж-друг был лучшим решением. А Алисии лучше быть смущенной, чем мертвой. Она успокоится и, уверен, поймет и привыкнет к мысли о страже-друге.

Дирк вежливо кашлянул.

— Не вижу смысла в страже-друге. СС прикрывают ее. В чем Коннор превосходит моих тренированных агентов?

— В возрасте, — напомнил Джордж. — Коннор все еще может быть там, где не могут быть твои агенты. Алисия знает правду, но больше никто его не подозревает в этом.

— Но Алисия не захочет, чтобы он был рядом, потому он не может выполнять работу, — возразил Дирк.

— Жаль, но в этом мы с Дирком совпали, — сказал президент. — Алисия упряма, как и ее мама. Она не передумает.

Президент Мендез склонился, сцепив руки на столе, и посмотрел в глаза Коннору.

— Коннор, ты оказал нам с Алисией большую услугу. И я могу сказать тебе честно, что твой отец гордился бы тобой. Но мне очень жаль, я должен отправить тебя домой.

Глава шестидесятая:

Сидя на кровати в гостевой спальне Белого дома, Коннор мрачно смотрел на горизонт. Национальная аллея купалась в лучах утреннего солнца, но летний день не мог улучшить его настроения.

Операция «Скрытый щит» оборвалась резко и унизительно.

Несмотря на добрые слова президента, Коннору все равно казалось, что он провалился. Алисия была невредима физически, но он ранил ее глубже, чем могли нож или пуля. Унижало то, что она узнала правду о нем, когда он защищал ее от водного пистолета! Эта ошибка, как и говорил Дирк, дорого ему обошлась. Может, будь там настоящий пистолет, все пошло бы иначе. Алисия была бы благодарна ему, а не злилась бы. Но он напомнил себе снова, что отреагировал поздно, потому все равно провалился. Если бы она и пережила нападение, она чувствовала бы всегда, что их дружба строится на лжи. Что его наняли дружить с ней, что было совсем не правдой.

Коннор сжал в ладони брелок отца. Он разглядывал лицо отца.

— Прости, пап, надеюсь, я тебя не разочаровал, — прошептал Коннор. — Но, может, я не подхожу для роли телохранителя.

Он прицепил брелок к рюкзаку с вещами из «Стража-друга» и начал складывать чемодан. Он почти закончил, когда зазвенел его телефон, на экране появился логотип «Стража-друга».

Коннор боялся этого звонка, ведь ему придется объяснять полковнику Блэку, почему миссия резко закончилась. Он знал, что полковник надеялся на него. Успешная операция в США могла повысить репутацию их организации.

Глубоко вдохнув, он нажал «Принять», появилось лицо полковника Блэка. Коннор приготовился к худшему.

— Мы получили отчет СС, — процедил он. — Что ты расскажешь?

Коннор пересказал события прошлого вечера. Полковник Блэк кивнул, потирая подбородок.

— Слова директора были резкими. Мы знали, что рано или поздно столкнемся с такой проблемой. Просто это случилось чуть раньше. Ты пытался донести до дочери президента, как важен страж-друг? У нее больше свободы с тобой, чем под присмотром агентов.

— Не было и шанса, — ответил Коннор. — Все немного сложнее.

— Что это значит?

— Алисия… — он искал правильные слова. — Я ей понравился.

Полковник Блэк покачал головой.

— Подростковые гормоны! Они могут разрушить все.

— Но я не давал повода…

— Слушай, Коннор, я не виню тебя в случившемся. И ты не вини себя. Быть телохранителем очень сложно. А быть стражем-другом еще тяжелее. Оставим это позади и пойдем дальше. Вернешься и продолжишь тренировки.

— Да, сэр, — ответил Коннор, радуясь, что полковник не растерзал его.

— Я передаю тебя Шарли. Она организует возвращение.

Появилась Шарли, лицо ее было серьезным, а тон — деловым.

— Я отправлю тебе маршрут и электронный билет. Твой самолет вылетает в 16:00 из аэропорта Даллас. Машина заберет тебя в 12:00.

Она оглянулась, Коннор услышал закрывающуюся дверь. Полковник Блэк, наверное, покинул комнату. Шарли взглянула на него, и ее синие глаза смягчились.

— Не вини себя, Коннор, — тихо сказала она. — Первое назначение чаще всего тяжелое испытание. И мне не нужно рассказывать, что мое последнее было сущим кошмаром. Но у нас еще достаточно дел. Джейсон, например, сейчас на Карибах защищает клиента на пляже. И он отчитывается постоянно о своем загаре!

Коннор слабо улыбнулся.

— Повезло. Но вряд ли полковник теперь куда-то меня отправит. Вряд ли я смогу работать, так разочаровав начальника.

Слыша боль в голосе Коннора, Шарли ответила:

— Самолет вечером. Почему бы не поговорить пока что с Алисией?

— Она не захочет… она меня и видеть-то не хочет.

— Это было вчера. Может, она уже остыла. Попробуй хотя бы, а то не простишь себя. Объясни, что значит быть стражем-другом, почему ты так поступил. Может, она передумает. А если нет, то хоть будет знать, что твои намерения были хорошими.

Коннор кивнул, зная, что Шарли права. Ему нужно раскрыться. Он хотел, чтобы Алисия знала, как важна для него их дружба, что она была настоящей, а не простой частью его работы.

Глава шестьдесят первая:

Договорив с Шарли и оставив сумки на кровати, Коннор пошел к дочери президента. Ее не было в ее спальне. Не было и в ее убежище на третьем этаже. И на террасе на крыше. Он проверил зал, кабинет музыки, гостевые спальни и даже гардеробную. Нигде ее не было.

Заметив агента СС, он спросил, видел ли он ее.

Агент покачал головой.

— Прости, это не мое дело сегодня.

— Может, вы знаете, куда она ушла.

— Нет, — ответил агент. — Но я могу проверить.

Агент передал просьбу в микрофон. Через минуту он получил ответ.

— Не должна была уходить, — отозвался он.

— Спасибо, — сказал Коннор, думая, куда она могла деться.

Он направился в подземный этаж, решив, что она могла сбежать в библиотеку. Он прошел гида на лестнице, идущего на первый этаж. На него поглядывали с любопытством туристы, но красивая лестница впечатляла их больше, ведь она был украшена на стенах стеклянными подсвечниками и портретами президентов от Трумэна до Никсона.

Алисии не было и в библиотеке. Но Коннор не был удивлен, что Белый дом был открыт туристам. Он проверил кинотеатр, столовую, боулинг. Он смотрел везде, куда мог заходить. Никто не следил за ним, никто и не спрашивал о его перемещениях в Белом доме.

Тревога росла, Коннор вышел на улицу. Если не считать агентов, площадки для тенниса и баскетбола были пустыми. Такими же были сады. Он спросил одного из агентов об Алисии.

— Не видел, — ответил он.

Но он связался с остальными.

— Никто у врат не видел ее. Ты проверял бассейн? Она где-то в доме.

— Конечно, бассейн! — сказал Коннор и поспешил.

Но Алисии не было и там.

Коннор решил позвонить ей. Он не пытался до этого, ведь сомневался, что она ответит. И он был прав. Вызов тут же был направлен к голосовой почте: «Привет! Вы позвонили мне! Если вы звоните сюда, то знаете, чей это номер. Оставьте сообщение после гудка…»

— Привет, это Коннор. Я хочу извиниться за… — он ненавидел отвечать машине, он не мог придумать, что сказать, чтобы это не звучало жалко. — Просто перезвони, — он отключился. Он был на грани отчаяния. Коннор вспомнил отслеживающее устройство, что было в телефоне Алисии. Амир говорил, что это только для экстренного случая. Коннор решил, что исчезновение клиента — особый случай. Он нажал на зеленый символ на экране телефона. Устройство застыло, он перезагрузил его. Со второй попытки приложение заработало.

Карта отражала центр Вашингтона, зеленый маячок был рядом с бассейном. Он увидел, что красная точка на территории Белого дома. Он приблизил карту.

Алисия была в спальне Линкольна.

Он не зашел туда до этого. Приложение нарисовало ему короткий путь. Коннор поспешил в доме и по ступенькам на второй этаж.

Он вошел в красивую комнату и позвал:

— Алисия?

Ответа не последовало.

— Алисия! Ты здесь? — спросил Коннор, обходя комнату. Он проверил примыкающую ванную, открыл гардеробную, даже заглянул под кровать. Но ее нигде не было.

Коннор перепроверил приложение. Телефон замер. Он постучал по экрану, но телефон не реагировал.

— Вот тебе и шедевр, Амир, — прошептал он, перезагрузившись и позвонив другу.

После четырех длинных гудков Амир ответил:

— Коннор! Ты в порядке? Я слышал, что операция отменена.

— Да, — ответил Коннор. — Это плохо. Но я не могу найти Алисию, чтобы извиниться, а твой супертелефон зависает. Приложение слежки не работает.

— Да? — удивился Амир. — Наверное, это ошибка пользователя ИД8.

— Что?

— Переведу — проблема пользователя «идиот».

— Ха-ха, — сказал Коннор, — я не в настроении шутить.

— Прости, друг, но меня ждет Багси, — ответил он. — Мы можем починить издалека. Но понадобится время. Я позвоню, когда закончу. Не выключай телефон.

— Спасибо, — сказал Коннор. — Хотелось бы хоть попрощаться с ней.

Коннор сунул телефон в карман и подошел к окну. Он выглянул на луг, посмотрел на шпиль памятника Вашингтона.

«Где же ты, Алисия?»

Он развернулся, нога что-то задела. Он увидел красный чехол с бабочкой на полу. Он был разломан, и останки его отчасти скрывала штора.

Наверное, Алисия бросила его в порыве гнева.

Но он не успел подавить прилив страха.

Не теряя ни секунды, Коннор поспешил в западное крыло к кабинету СС.

Там был и Дирк Моран.

Коннор постучал в открытую дверь.

— Я не могу найти Алисию.

— Дочь президента уже не твое дело, — ответил Дирк, прогоняя его взмахом руки. Он вернулся к разговору с агентом.

Коннор прошел дальше.

— Я не об этом. Я смотрел везде в Белом доме, но ее нет.

Директор фыркнул.

— Наверное, она просто не хочет тебя видеть. Как и я.

— А если она опять сбежала? Или ее похитили? — не сдавался Коннор, не веря, что директор не воспринимает его всерьез.

Дирк уставился на него.

— Белый дом охраняется лучше всех зданий в мире. Никто не пройдет и не выйдет без ведома СС. Мы — профессионалы. А ты иди и играй в стражей-друзей в другом месте. Не трать мое время.

Он вытолкнул Коннора из комнаты и закрыл дверь перед его лицом.

Глава шестьдесят вторая:

Коннор стоял на крыльце Белого дом с чемоданом и рюкзаком на плече. Уезжал он не так грандиозно, как прибывал. У двери дежурил агент СС, а Коннор один ждал, пока его заберет в аэропорт машина. Никто не пришел попрощаться, президент и глава администрации уже сделали это на встрече ночью, а директор СС хотел давно от него избавиться. Он не ожидал увидеть и Кайла, ведь у него и его команды сегодня был выходной. Но он надеялся, что придет Алисия.

Коннор не переставал волноваться. Дирк Моран мог думать что угодно, а Коннор был уверен, что ее нет в Белом доме. Он чувствовал, что грядет буря, что что-то не так.

«Дочь президента уже не твое дело».

Директор был прав, но Коннор все еще чувствовал ответственность за нее. Он не хотел уезжать, не убедившись, что она в порядке.

Но время вышло. Еще немного, и он будет сидеть в самолете.

Зазвенел телефон. Он выхватил его из сумки, надеясь, что это Алисия.

— Мы нашли проблему, — сказал Амир. — В твоем телефоне вирус.

— Я думал, он защищен.

— Да, но этот вирус смог пролезть, — ответил Амир, и голос его был восторженным, а не тревожным. — Жучок «Многоклетка» внедрился в систему. К счастью, Багси установил программу, что помешала ему проникнуть всюду. И телефон зависал из-за попыток вируса прорваться.

— Что он пытался сделать? — спросил Коннор.

— Багси сказал, что так хакер с помощью кода доступа может связываться с зараженным телефоном без ведома пользователя. Хакер может отслеживать звонки, вмешиваться и блокировать сообщения и даже подслушивать разговоры. Телефон становится безмолвным шпионом.

И буря приблизилась.

— Кто его внедрил? СС?

— Возможно, но код необычный, словно у иностранцев. Это не самое худшее, — продолжал Амир. — Этот жучок отсылает сигнал. И пока телефон включен, хакер может отслеживать передвижение владельца телефона.

— Кто-то следил за мной, читал мои сообщения и слушал мои разговоры?

— Нет, — ответил Амир. — Вирус не успел так пролезть.

— И телефон в порядке?

— Да, мы переустановили систему, но такой вирус легко передается по Интернету, через приложение или даже сообщение. Мы думаем, что целью был не ты, просто твой телефон связался с жертвой.

— Алисия! — вскрикнул Коннор. — Я так ее и не нашел.

— Но сейчас можно отследить ее приложением, — напомнил Амир.

— Нет. Я нашел чехол от телефона разбитым. Я не могу ее найти, а кто-то может.

— Это плохо.

Коннор ждал, пока Амир передаст плохие вести Багси.

— Мы попытаемся помочь, — сказал Амир, вернувшись. — Багси пробует взломать программу «Многоклетки». Если он сможет разобраться с кодом и «отзеркалит» сигнал, то мы сможем засечь жертву.

— Сколько это займет? — спросил Коннор.

— Меньше часа, он говорит.

— Мы можем опоздать.

— Я позвоню, если что-то получится. Помни: мы ничего не знаем точно. Жертвой может быть не Алисия.

— Но я в это не верю, — отозвался Коннор.

Дирк Моран не станет с ним говорить, Коннору приходилось ждать доказательств Амира. А с Алисией могло случиться что угодно. Он должен ее предупредить.

Он набрал номер Алисии. Но снова услышал голосовую почту. Он оставил еще одно сообщение, в этот раз куда тревожнее.

Он думал о своих действиях, а на крыльцо поднимались туристы. Они прошли и направились к вратам на северо-востоке. И Коннор понял, как Алисия незамеченной покинула Белый дом.

Глава шестьдесят третья:

Алисия спрятала платиновый парик в сумку. Было слишком жарко в парике в этот летний день. Но солнцезащитные очки она не сняла. Они были большими и могли скрадывать черты ее лица, мешая узнать ее сразу.

Покинув группу туристов в парке Лафайет, она пошла по переулкам, удаляясь от Белого дома. И теперь в тени Алисия могла выдохнуть. Она была свободна от камер, патрулей и нотаций, из-за которых чувствовала себя как в тюрьме. Она была свободна от СС. Свободна от контроля отца. И от… Коннора.

Она не могла держаться, узнав, что он ее страж-друг. Казалось, что стены смыкаются, ей нужно было найти пространство.

Ее телефон зазвенел. Алисия посмотрела на экран и увидела имя Коннора.

— Почему ты не можешь оставить меня в покое? — пробормотала она, сбрасывая вызов.

Через миг телефон загудел, пришло сообщение на голосовую почту. Алисия не двинулась. Она не хотела слышать его голос. Он снова вызовет слезы. Она не могла понять, как Коннор мог так ее предать. Притвориться ее другом, работать на СС. Она бы не так расстроилась, если бы он не успел ей так понравиться. Но он специально пробрался в ее сердце, а она все равно понимала, что ей не хватает его спокойствия рядом.

— Нет! — сказала она себе. — Он врал мне с самого начала…

— Смотрите, куда идете! — рявкнул бизнесмен в костюме, с которым чуть не столкнулась Алисия. Оторвав взгляд от телефона, Алисия поняла, что она на берегу реки Потомак. Она не знала, куда идти, она хотела лишь сбежать из Белого дома. Но, бродя по дорогам, Алисия понимала, что ей нужна не свобода, а друг, чтобы поговорить. Друг, которому можно было доверять.

Алисия напечатала сообщение.

«Нужно тебя увидеть. У реки возле Нац. аллеи. Можешь прийти скорее? Жду. А».

Вскоре ее телефон запищал.

«Конечно. Памятник Джефферсону? 15 минут. К».

Алисия радостно улыбнулась. Она могла рассчитывать на Калилу.

Глава шестьдесят четвертая:

Телефон в руке Бахира загудел. Он прочитал сообщение.

«Буду ждать на ступеньках. А».

Бахир повернулся к Малику, сидящему на заднем кресле их машины с затемненными окнами.

— Орленок купился на приманку.

— Все по плану, — сказал Малик. — Уверен, что ее сообщения блокируются?

Бахир кивнул с довольной улыбкой.

— Уверен. Мой жучок «Многоклетка» дает нам полный контроль над ее телефоном. Мы можем подделать все ее сообщения. Узнать обо всех звонках. Если она попытается позвонить Калиле, сигнал оборвется, словно линия перегружена.

— Хорошо поработал, Бахир, — сказал Малик. — Как раз то, что я и хотел.

Он посмотрел на Хазима за рулем.

— И ты, Хазим, молодец, что внедрил жучок.

Хазим скованно улыбнулся, а Бахир сообщил:

— Цель в пяти минутах.

Бахир показал Малику планшет, где красная точка медленно двигалась по карте к памятнику Джефферсона.

— Пора, — сказал Малик, облизнув губы в предвкушении. Он взял у Бахира телефон.

Хазим завел двигатель и схватился за руль. Он посмотрел в затемненное окно на памятник с белыми мраморными колоннами, угловатой крышей в греческом стиле и широкими каменными ступенями, что вели к воде. Они разведали местность, автобус следил за появлением агентов, телевидением и контролировал ситуацию. Они начали осматривать все ближе. Притворившись туристами, они сфотографировали памятник с каждого угла, спланировав пути к отступлению. Даже поток машин возле памятника отслеживался. Никто не помешает.

Хазим влился в вереницу машин, они медленно приближались.

— Сегодня Братство ударит по американской тирании, отомстив за нашу землю и братьев, — гордо заявил Малик. — Сегодня — поворотный момент в нашей войне с западом.

Он открыл телефон и нажал кнопку вызова…

Глава шестьдесят пятая:

Коннор прошел северо-восточные врата, прошел часового и направился на Пенсильвания авеню. Никто не спрашивал его, пока он шел с туристами. Значит, никто не спросил бы и замаскированную Алисию. Коннор теперь понимал, что видел ее раньше. Она была на лестнице, стояла спиной к нему, якобы разглядывая портрет президента Никсона. Но он так спешил и старался найти темноволосую Алисию, что не стал вглядываться в девушку в джинсах и с короткими волосами платинового цвета.

Стоя у входа в парк Лафайет, Коннор задумался, куда пошла Алисия дальше. Без отслеживающего устройства он словно искал иголку в стогу Сеня. Но он решил, что она попыталась связаться с друзьями.

Он вытащил телефон и позвонил Калиле.

— Привет, Калила. Это Коннор.

— Привет… эм… Дейзи, — ответила Калила с нервным смешком. — Ночью была сумятица. Вы с Алисией быстро уехали. Все в порядке?

— Долго рассказывать, — ответил Коннор. — Но, скажи, Алисия с тобой? Или звонила?

— Нет, прости. А что-то не так?

Не желая ее тревожить, Коннор сказал:

— Пока нет… Но сможешь сообщить мне, если она позвонит?

— Конечно, — ответила Калила.

Вдали Коннор услышал гул и не понял, что это было.

— Мне пора идти.

Коннор позвонил Грейс. Потом Пейдж. Но они не слышали об Алисии. Он пытался придумать, кому позвонить дальше, но на телефоне появился логотип «Стража-друга».

— Багси смог! — сказал Амир напряженным голосом. — Следили за телефоном Алисии.

— Ты сказал СС? — спросил Коннор.

— В этом и проблема, — ответил Амир. — Мы не можем связаться с ними.

— Как это?

— Чертовщина. Центр Вашингтона бомбят.

— Что? — выкрикнул Коннор, разглядывая тревожно парк. Но все было спокойным. А вдали раздался гул во второй раз, завыли сирены полиции.

— Коннор, это Шарли, — раздался голос в телефоне. — Говорят, бомба была в машине и взорвалась на пересечении улиц Х и Девятой.

— Это рядом со штаб-квартирой СС!

— Знаем. Взрыв сработал у входа. Погоди… — пришло сообщение, он услышал приглушенный вскрик. — Второй взрыв был рядом со зданием Капитолия.

— Я его слышал, — сказал Коннор, туристы ходили, не догадываясь об угрозе.

— Коннор, это полковник Блэк, — раздался грубый голос. — Уходи с улиц. Это приказ.

— Но Алисия где-то в городе, — ответил он, — и без защиты СС.

Полковник издал недовольный звук.

— Тогда ищи ее. Амир, Багси смог отразить сигнал?

— Да, — ответил Амир. — Он связывает его с телефоном Коннора, пока мы говорим.

Включив приложение слежки, Коннор посмотрел на карту. Алисия приближалась к памятнику Джефферсона.

— Вижу, — сказал он.

— Тогда за работу, — сказал полковник Блэк. — Но пригибайся к земле. Здесь уже война!

— Да, полковник, — ответил Коннор, закидывая рюкзак на плечо.

— Будь осторожен, — быстро сказала Шарли. — Я буду держать тебя в курсе.

Коннор следовал по пути, отмеченному приложением, спеша по Пенсильвания авеню, потом по Пятнадцатой улице. Памятник Джефферсона был в десяти минутах. Коннор надеялся, что догонит Алисию раньше. Ее жизнь зависела от этого.

Глава шестьдесят шестая:

Сидя на верхней ступеньке памятника, Алисия смотрела на гладкие воды залива реки Потомак. Густые вишневые деревья обрамляли берега, семьи плавали по поверхности на лодочках, смеясь и брызгаясь. Она смотрела на беспечных туристов, шагающих по дорожкам, на радостных детей, пробегающих мимо. Идеальная сцена купалась в солнечном свете.

Подростки ходили парочками, держась за руки, порой целуясь. Алисия следила за ними, завидуя свободе этих пар делать то, что им захочется.

— А они думают, что у меня жизнь полна свобод, — вздохнула она.

Алисия посмотрела на часы, нетерпеливо ожидая Калилу. Ей нужно было столько всего поведать подруге. Проблему со стражем-другом, с непониманием отца и разбитыми предательством чувствами к Коннору. Даже мысль о парне вызывала слезы.

Сморгнув их, Алисия посмотрела на безоблачное небо. И тогда она заметила столб черного дыма из центра Вашингтона.

Алисия вскрикнула, ведь это говорило о большом пожаре в центре столицы.

Она заметила на востоке новую струю дыма. Хотя солнце светило ярко, холодок пробежал по ее спине от такого вида.

Другие тоже начали замечать дым, и тревожный гул прошел по группам туристов вокруг памятника. Раздался отдаленный грохот, словно гром, третий столб дыма поднялся в небо.

— Боже мой, что это? — воскликнула женщина в белой кепке.

— Может, газ взорвался, — предположил мужчина рядом с ней.

Пожилой джентльмен с тростью и значком ветерана Вьетнама прищурился.

— А больше похоже на взрывы бомб, как по мне.

— Леди и джентльмены, памятник закрывается, — сообщил охранник парка, отгоняя людей от массивного здания, похожего на храм. — Очистите территорию немедленно.

Испуганные туристы побежали по ступенькам.

— Памятник Джефферсону никогда не закрывается, — пробормотал старичок. — Все серьезно.

Позвав жену, он поспешил по ступенькам так быстро, как только мог с хромотой.

Алисия посмотрела на север в сторону дома. Белый дом вдруг показался далеким. Дочь президента была одна на ступеньках и чувствовала себя опасно открытой. Испуганной. Алисия теперь понимала, как глупо поступила, сбежав. Схватив сумку, она нажала кнопку экстренной сигнализации.

Глава шестьдесят седьмая:

Ноги президента Мендеза едва касались земли, он спешно покидал Овальный кабинет с агентами СС. Они выбежали в сад роз, оттуда на юг к ожидающему геликоптеру. Его винт гулко шумел, трава пригибалась от ветра. Президента ввели по ступенькам, он успел оглянуться а Белый дом, из которого выбегали работники. Карен Райт не отставала, волосы развевались за спиной. Она села с ним в главной кабине вертолета. За ней последовали Джордж Тейлор и Дирк Моран. Двери закрылись, и вертолет взлетел.

— Что происходит! Это по-настоящему? — осведомился президент Мендез, отряхнувшись и поправив галстук.

— Белый дом опасен, — объяснил Дирк. — Мы получили сообщение об угрозе еще одной бомбы.

— В Белом доме! — воскликнул президент. — Как такое возможно?

— Мы не знаем. Но, судя по трем взрывам машин, угроза должна быть заметной.

— Трем?

— Да, господин президент, — сказала Карен Райт, держась за сидение, пока вертолет поворачивал налево к авиабазе Эндрюс, где можно было связаться с самолетом президента и сообщить о чрезвычайном положении в стране. — Минуту назад ударили по штаб-квартире ФБР. Это атака террористов на столицу.

— Ответственных уже нашли?

— Нет. Еще рано, — ответила она. — Но важный персонал уже спасают.

— Я отдал приказ эвакуировать Белый дом, — сообщил Джордж, тяжело дыша после бега.

Президент тревожно посмотрел в окошко на исчезающий вдали Белый дом.

— Где моя дочь?

— Не беспокойтесь, сэр, — ответил Дирк, которому доложили, что Бродяга задействовала маячок. — СС уже спешат к ней, чтобы доставить в убежище.

Глава шестьдесят восьмая:

— Это их отвлечет, — сказал Малик, договорив с секретарем Белого дома и выбросив телефон в окно машины. Он посмотрел, как устройство тонет в водах реки Потомак за мостом.

Бахир сверился с планшетом, оранжевые точки мерцали на экране.

— ФБР, СС и Капитолий успешно атакованы, — сообщил он к радости Малика. — Новости поднимут хаос на улицах.

— Отлично, — сказал Малик, восторженно дыша. — Пора забирать награду.

Радио ожило.

«Игрок Скрытому. Прием».

Бахир нажал на приемник.

— Сообщаю: Орленок без воробьев. Повторяю: Орленок без воробьев.

Бахир оглянулся на Малика с торжеством.

— Удача с нами.

Его планшет запищал, и он громко выругался.

— Что такое? — осведомился Малик.

Бахир печатал на клавиатуре на экране.

— Сканер засек сигнал тревоги от Орленка.

— Блокируй!

Бахир безумно вводил код, но покачал головой.

— Не могу. Не от ее телефона.

Малик разозлился.

— Пусть Кедар начинает!

Глава шестьдесят девятая:

Легкие горели, сердце колотилось. Коннор спешил на всех парах по берегу залива. Памятник Джефферсону был уже виден. Туристы убегали от него по белым мраморным ступеням. Он искал среди них Алисию. И не видел ее. Но, согласно приложению, она была здесь.

Телефон зазвенел. Он увидел сообщение от Шарли.

«Белый дом эвакуирован. Угроза бомбы. Не возвращайся. Иди в Убежище в Блу 1».

Синяя точка с номером 686 пульсировала на цифровой карте несколькими кварталами восточнее памятника Джефферсону на улице Е.

Коннор был поражен скоростью развития событий. Центр Вашингтона рушился вокруг него, словно карточный домик. Он услышал третий взрыв в нескольких кварталах, пока бежал по Национальной аллее. Люди держались группами, ошеломленно озирались на столбы дыма. Некоторые в панике разбегались, но даже те, что знали, как себя вести, не могли справиться с ужасом.

Коннор бежал дальше.

После трех взрывов шанс появления бомбы среди туристов был высоким. Перейдя мост Аутлет, Коннор попал на дорогу к памятнику и там заметил внедорожник с затемненными окнами, что ехал по восточному шоссе. И он, снуя между машин, направлялся к памятнику Джефферсону.

Коннор набрал скорость из последних сил, рюкзак бил по плечам. Он боролся с потоком туристов, идущих навстречу. Джип исчез из виду. Но Коннор был убежден, что у них одна цель — дочь президента.

Он добрался до основания памятника.

— АЛИСИЯ? — прокричал он, озираясь и вглядываясь в лица людей. Голова повернулась к нему. Коннор узнал темные кудри и огромные солнцезащитные очки. — Алисия! — с облегчением выкрикнул он, перепрыгивая по две ступеньки.

— Что ты здесь делаешь? — осведомилась она, растерявшись из-за его внезапного появления.

— Работаю, — ответил он, схватив ее за руку и потащив вниз по ступенькам.

Но Алисия сопротивлялась. Она выхватила руку из его хватки.

— Коннор, ты не мой телохранитель.

— Но я твой друг, и нам нужно уходить! — настаивал он.

— Я уже позвала СС, — объяснила она, снимая очки и сверля его взглядом. — Мне не нужна твоя помощь.

— Они опоздают, — Коннор искал взглядом угрозу, он переключился на Оранжевый код. Осталось несколько туристов и охранников. А машина, которую он видел, могла подъехать за памятником.

— О чем ты? — спросила Алисия, слыша напряжение в его голосе.

— Твой телефон с вирусом. Кто-то слушал твои звонки и выслеживает тебя. Это не СС.

Шок проступил на лице Алисии, но она фыркнула.

— Если это попытка наладить…

— Нет, — прервал ее Коннор. Он указал на горизонт. — Сама смотри. Вашингтон в опасности. Прости, что не сказал тебе правду раньше. Это не я решал. Но дружба была настоящей. Поверь мне.

Он протянул руку снова.

Алисия посмотрела ему в глаза, пытаясь понять его мысли. И ее упрямство пошатнулось под его взглядом.

— Хорошо, — ответила она и взяла его за руку.

— Тогда идем, — сказал Коннор.

Они развернулись бежать, но их путь преградили четверо с автоматами.

Глава семидесятая:

— Алисия Мендез, идемте с нами, — сказал главный.

Они были в одинаковых черных пиджаках и зеркальных очках. У каждого был автомат и пистолет за пазухой. На лацканах пиджаков были идентичные красные значки с пятиконечной золотой звездой СС.

— Вы быстро добрались, — отметила Алисия.

— Были неподалеку, — объяснил он.

— И кто же вы? — спросил Коннор, не желая расслабляться.

— Агент Джон Волкер, — ответил мужчина, открыв удостоверение. — А вы?

Разглядев документ агента, он ответил:

— Коннор Ривз.

Агент вскинул брови.

— Нам говорили, что вы уехали, — он посмотрел на зловещий дым. — Но вам лучше оставаться с нами.

Он сказал своим людям, оглядывающим окрестности:

— Уходим.

Четверо агентов быстро повели Алисию и Коннора вниз по ступенькам и за памятник. Они спешили по дороге, окруженной деревьями, к стоянке. А там ждал джип с затемненными окнами, двигатель гудел. Они приближались, и агент Волкер заговорил по микрофону на запястье:

— Дельта Четыре Контролю. Бродяга найдена. Ведем к Блу Один. Дельта Четыре, отбой, — он повернулся к Алисии. — Мы отвезем вас в убежище, — объяснил он.

Он открыл дверь заднего сидения в джипе, двигатель заглох. Водитель с ужасом оглянулся на главного.

— Не заводится. Электричество замкнулась…

Вдруг из земли вырвался поток пуль, застучавших по поверхности джипа. Один из агентов закричал, попав под обстрел.

— ВНУТРЬ! — крикнул агент Волкер, толкая Алисию на пассажирское сидение.

Коннор забрался за ней, опуская ее на сидение, чтобы закрыть от пуль.

— Оставайтесь здесь, — приказал агент Волкер. Он принялся закрывать дверь, но очередной поток пуль забарабанил по машине. Агент застонал от боли, кровь брызнула в машину, он упал на сидение, оставив дверь открытой.

Коннор повернулся к Алисии и увидел на ней кровь.

— Попали? — спросил он.

Она безмолвно покачала головой, не в силах отвести взгляд от убитого агента. Коннор не мог думать о внезапной смерти мужчины. Ситуация перешла в Красный код. Он должен всеми силами увести Алисию из опасной зоны живой.

Перестрелка продолжалась. Водитель выпрыгнул из неподвижной машины и присоединился к ответному огню товарищей. Коннор рискнул выглянуть в окно. Враг был хорошо скрыт и стрелял из-за бетонных стенок стоянки. Двое агентов же были открыты, могли защищаться лишь замершим пуленепробиваемым джипом.

Коннор пригнулся, стекло задрожало под натиском пуль. Но выдержало. Еще крики боли, третий агент погиб.

— Связь включите! — крикнул водителю Коннор.

— Не работает, — мрачно ответил он, стреляя. — И кончаются пули.

— Тогда нужно прорываться, — сказал Коннор, понимая, что их шансы выжить уменьшаются. Он не знал, чего хотят враги — похитить или убить — но не мог позволить хоть чему-то из этого случиться с Алисией. Он выглянул в окно и заметил путь для побега. Нужно было вернуться тем же путем, что они пришли сюда. Но путь был открыт, деревья служили щитом лишь через двадцать метров дороги. Любая попытка бежать будет самоубийством.

Коннор вспомнил о рюкзаке.

— Что ты делаешь? — спросила Алисия, когда он спешно снял рюкзак.

— Делаю щит, — объяснил Коннор, расстегивая молнию и увеличивая его размер. — Он пуленепробиваемый.

— Будешь прикрывать, — сказал водитель, признав решение Коннора.

— А вы? — спросил Коннор.

— Уведу Бродягу в укрытие.

Коннор кивнул, тревожась о том, чем жертвует ради них неизвестный агент.

— Побежим к деревьям. Готова, Алисия?

Она выглянула из-за двери.

— Не получится, — сказала она.

— Представь, что ты бежишь к финишу длинной дистанции, — сказал Коннор.

Алисия выдавила улыбку.

— Ладно, но обычно я не была мишенью!

Она глубоко вдохнула и приготовилась сорваться с места.

— По команде, — сказал водитель. — Три… два…

Схватившись за лямку рюкзака, Коннор молился, чтобы его защита сработала.

— Один… Вперед!

Глава семьдесят первая:

Водитель стрелял во врагов из автомата. Перебравшись через тело агента Волкера, Коннор вышел из машины с Алисией. Он держал щит из рюкзака, чтобы защитить их на бегу. Другой рукой он удерживал Алисию рядом с собой, чтобы прикрыть ее собой. Ноги в унисон топали по асфальту.

— Что бы ни случилось, не останавливайся! — приказал Коннор.

Они были на половине пути, когда водитель перестал стрелять. Пули полетели в ответ, раздался крик боли.

Но Коннор не посмел обернуться.

— СТОЯТЬ! ИЛИ МЫ СТРЕЛЯЕМ! — прокричал один из стрелков.

Еще десять метров до деревьев… восемь… пять… Земля разрывалась брызгами от предупреждающего огня у их ног.

Алисия закричала, но Коннор тащил ее вперед. Они почти добрались, но пули попали по щиту. Удар сбил Коннора с ног. Они пошатнулись на последних метрах и упали за стволом вяза.

— Ты в порядке? — выдохнула Алисия, понимая, что сила ударов пришлась по нему.

— Да… — выдавил Коннор. На плече был синяк, но уплотненная одежда спасла от ужасных последствий.

Замаскированные стрелки появились из-за бетонной стенки и приблизились. Один из них выстрелил высоко по деревьям.

— ОСТАВАЙТЕСЬ НА МЕСТЕ! — приказал он.

— Что делать? — спросила Алисия.

Коннор понимал, что стрелки хотят ее похитить, иначе не церемонились бы. Но для своих целей они не гнушались применять силу, потому могли ранить Алисию и убить его. Ситуация была отчаянной, как ни крути.

— Мы побежим дальше, — ответил он, поднимаясь на ноги.

Щит закрывал их спины, Коннор вел Алисию дальше в деревья. Стрелки не отставали. Коннор огибал стволы, надеясь избежать прямого попадания. Выстрел. Летели пули, попадая в стволы. Летели щепки над головами, они шли дальше. Но у шоссе в Огайо деревьев стало меньше, и они потеряли укрытие.

— Под мост! — крикнул Коннор.

Они побежали. Стрелки были еще за деревьями. Но они вскоре заметят их. Коннор понимал, что единственная надежда — добраться до убежища. Насколько он помнил, оно было восточнее памятника. Он искал взглядом короткий путь и заметил подземный переход на другой стороне перекрестка Четырнадцатой и Пятнадцатой улиц.

— В туннель! — направил он Алисию.

Машин было много, но они побежали по шоссе. Машины огибали их. Грузовик загудел, они чуть не попали ему под колеса. Коннор услышал выстрел, пуля задела край его рюкзака, толкнув его к проезжающей машине. Позади послышался грохот и скрежет металла, несколько машин столкнулось. Они гудели, визжали шины, но машины остановились. Коннор тянул Алисию, они ворвались в подземный переход.

— Куда мы идем? — спросила она, тяжело дыша.

— В убежище, — сказал Коннор, пытаясь включить телефон на бегу. Но экран оставался черным. — Твой телефон работает?

Алисия вытащила его из кармана.

— Нет!

«Черт, — подумал Коннор, — но зато ее уже не могут отследить».

Он попытался вспомнить адрес убежища: 6…8…6… Улица Е.

— Как далеко отсюда улица Е?

— В четырех кварталах, — ответила Алисия.

— Идем.

Позади раздавались крики стрелков, эхом разносясь по туннелю.

Теперь вела Алисия. Они пересекли дорогу, выскочили наверх и направились по Мейн Авеню. Они собирались свернуть в переулок, когда джип остановился перед ними. Светловолосая женщина с зеленым значком СС вышла из него.

— Быстрее, внутрь, — поторопила агент Брук из охранников Алисии.

Они сели на заднее кресло. Она закрыла за ними двери и села спереди. Утопив педаль газа, она сорвалась на большой скорости.

Коннор оглянулся. Стрелки исчезли из виду.

— Повезло… прибежать… к вам! — задыхалась Алисия.

— За вами сложно угнаться, — ответила агент Брук, вскинув брови.

Коннор повернулся к ней.

— Я думал, у вас выходной, как и у Кайла.

Агент Брук недовольно посмотрела на него.

— В такой ситуации созываются все.

— Я этому рад, — быстро добавил Коннор.

Она повернула на улицу С.

— Разве мы не едем в убежище? — спросил Коннор.

— Да, — ответила агент Брук.

— Разве улица Е не в другой стороне?

— Из-за взрывов перекрыта дорога. Нужно объехать.

Она повернула налево на Четырнадцатую улицу. Они проехали на улицу Д и помчались по главному шоссе из Вашингтона. В окне показался памятник Джефферсону, и Коннор почуял неладное. Объезд был странным.

— И сколько теперь до Блу 2? — спросил Коннор.

— Около пяти минут, — ответила агент Брук.

Коннор поймал ее. Убежище было названо «Блу 1». И он заметил цвет значка агента Брук. У других агентов сегодня были красные значки. Кайл рассказывал ему, что цветовой код значков был важным. Посвященные агенты носили одинаковые значки.

Коннор сжал руку Алисии.

«Нам нужно убираться отсюда», — сказал он одним ртом.

Она нахмурилась в смятении.

— Что? — выдохнула она.

— Она — не СС! — прошептал он.

Движение замедлилось, Коннор схватился за дверную ручку, но дверь была заперта. Он толкнул дверь плечом.

— Выпустите нас!

Агент Брук обернулась.

— А вы умнее, чем я думала, — фыркнула она.

Вытащив пистолет, она выстрелила Коннору в грудь.

Глава семьдесят вторая:

— Я потерял связь! — закричал Амир, пытаясь найти на экране компьютера зеленую точку Коннора. Но на карте не было следов.

Шарли приехала от своего места в кабинете «Стража-друга».

— Может, сбой спутника.

— Нет, я проверил. Спутник работает.

— Перезагружал?

— Уже. Ничего.

Шарли нахмурилась, у нее появилось плохое предчувствие.

— И где был Коннор, когда ты потерял сигнал?

— У памятника Джефферсону, — ответил Амир, указывая на карту. — Судя по всему, он нашел Алисию и шел к стоянке. А потом… — он щелкнул пальцами, — исчез!

— А жучок «Многоклетка» в ее телефоне? — спросила она. — Мы ведь отразили сигнал?

Амир скривился.

— Тоже исчез, как и Коннор.

Шарли схватила телефон и набрала номер Коннора. Гудки продолжались. Она положила трубку.

— Ты ведь не думаешь… что их задела бомба? — испуганно спросил Амир.

Шарли побледнела. Она принялась быстро печатать на клавиатуре, проверяя новости Вашингтона. Через пару секунд новости из надежного источника заполнили экран. Она просмотрела страницу, но о четвертом взрыве пока еще не говорили.

— Судя по состоянию, государство само блокирует мобильную связь, — сказал Багси, придя со своего места в их уголок.

— Это не помогает! — отметил Амир.

— На это есть две причины. Помешать распространению паники среди горожан. Помешать сигналу телефона спровоцировать взрыв. Террористы часто выбирают бомбы на дальнем управлении. Им даже не нужно быть в городе или в стране, чтобы напасть.

— Как тогда нам найти Коннора и Алисию и убедится, что все в порядке? — спросила Шарли.

— Пробовали через маячок СС в его часах?

Амир покачал головой.

— Нет доступа.

Багси уселся за компьютер.

— Это не проблема, — ответил он, сунув в рот пластинку жвачки и разжевывая ее. — Данные передаются на отдельной защищенной частоте.

Пальцы порхали по клавиатуре, он быстро получил доступ к программе слежки СС. Откинувшись на кресле, изучая данные, Багси почесал лысую голову.

— Странно… и этот исчез, — прошептал он под нос.

Услышав это, Шарли снова схватила телефон и набрала другой номер. Она ввела пароль.

— Можете сообщить о прибытии Бродяги?

Услышав ответ, она опустила трубку.

— Их нет в убежище, — сообщила она. — Нужно сказать полковнику Блэку. Боюсь, случилось худшее.

Глава семьдесят третья:

Тело лежало посреди ангара, пуля прошла в голову.

— Так будет молчать, — улыбнулся Малик, опустив пистолет.

— Но она была нашей! — воскликнул Хазим, на лице его было отвращение.

Лицо Малика ожесточилось.

— Нужно убирать все зацепки, Хазим. Двойному агенту нельзя доверять.

— А невинные люди, убитые взрывами? Вы не говорили мне об этой части плана. Как можно объяснить эти убийства богу…

— Не оспаривай мои приказы, Хазим! — рявкнул Малик, шагнув ближе к Хазиму, глядя ему в глаза. — Они — неверующие. Но, может, и тебя стоит заткнуть?

— Нет, нет, — защитился Хазим, тряся головой.

— Надеюсь, — сказал Малик и отошел, оставив Хазима смотреть на тело безжалостно убитого агента.

Малик приблизился к джипу, где стояли его люди.

Он разглядывал свой приз на заднем сидении. Дочь президента была без сознания, в шее ее торчал дротик с транквилизатором.

— Когда пыль усядется, Вашингтон поймет, что мы получили, — холодно рассмеялся он.

Бахир обыскал тело Алисии сканером. Красный свет замерцал, когда сканер проходил над карманом ее джинсов. Бахир вытащил зараженный телефон.

— Хорошая работа! — сказал он, радуясь своему же умению в создании «Многоклетки». Он вытащил СИМ-карту и разломал пополам, раздавил ее телефон ногой. Сканер снова вспыхнул, теперь над ее сумкой. Он покопался в ней и достал кнопку тревоги.

— Он ведь не активен? — спросил Малик.

Бахир покачал головой.

— Устройство Кедара отключило все электрические приборы в джипе, — он разломал кнопку и порвал проводки. — Просто теперь никаких шансов нет.

Бахир посмотрел на тело Коннора. Сканер тут же нашел его смартфон. Он разломил СИМ-карту. Он хотел и телефон раздавить, но заметил на экране значок блокировки.

— Странно, — прошептал он. — Как это он работает?

Заинтригованный, он проверил исходящие сигналы и спрятал телефон в карман.

Он продолжил осмотр. Сканер замерцал на запястье Коннора.

— Кто-то не хотел его потерять, — отметил он, снимая часы.

— Интересно, почему? — спросил Малик, приглядевшись к Коннору.

— Он гость по программе обмена президента, — ответил Хазим, присоединившись к остальным. — Его зовут Коннор Ривз. Он из Англии.

— Но его здесь быть не должно, — сказал Кедар, вытаскивая пистолет и целясь к голову Коннора.

— Подожди! — приказал Малик.

— Но я думал, мы договорились не брать в плен никого, кроме девочки.

Малик оттолкнул пистолет Кедара.

— Не убивай его… — он вытащил дротик из груди Коннора. — Пока что. Еще один заложник-ребенок обеспечит больше денег.

Глава семьдесят четвертая:

— Белый дом чист, господин президент, — сообщил Джордж. — Команда прочесала здание три раза, так что бомба была обманом.

— Обманом? Но остальные ведь нет, — ответил президент Мендез, сидя во главе стола переговоров на борту «Эир Форс» Один. Последние несколько часов были худшими, ввели чрезвычайную ситуацию, и он был не в настроении шутить.

— Наверное, звонок был розыгрышем, вдохновленным взрывами, — объяснила Карен Райт. — Но рисковать мы не могли.

— Правильно, Карен. Но мне нужно вернуться в Овальный кабинет и сделать заявление для народа. Как состояние Вашингтона?

Она провела пальцем по планшету. Отчет о ситуации появился на экране.

— Все пострадавшие зоны оцеплены. Повреждены здания СС и ФБР. Капитолий устоял. Пострадало сто пятьдесят четыре человека, смертей зафиксировано, к счастью, лишь несколько. Хорошо, что службы среагировали быстро.

Карен просматривала страницу.

— Команда проанализировала атмосферу. Дым и угарный газ, но химических, биологических или ядерных примесей не было обнаружено.

Президент Мендез выдохнул с облегчением.

— Такая бомба была бы сущим кошмаром. Значит, опасность миновала?

— Похоже на то, — ответила Карен. — Но мы закрыли все публичные заведения, остановили движение в город и поквартально обыскиваем подозрительные машины и пакеты. Пока ничего не нашли.

— Тогда можно сказать народу, что мы управляем ситуацией.

— Да, господин президент.

— Отлично. Нам нужно показать свою силу террористам.

— Боюсь, на этом хорошие новости кончились, господин президент, — сказал Дирк, проходя в зал, лицо его было изможденным после звонка из центра операций. — Мы получили сообщение от Дельта Четыре, что вашу дочь нашли и повезли в убежище. Но…

— Что? — осведомился президент Мендез.

— Они не попали в убежище.

Президент Мендез моргнул, не желая верить услышанному.

— И вы узнали только сейчас? — он посмотрел на часы на стене. — Пять часов прошло. Где она тогда?

Мрачное выражение лица Дирка говорило за все.

— Команду СС нашли мертвыми на стоянке у памятника Джефферсону. Перестрелка.

— И Алисия? — спросил он, руки задрожали. Президентом он мог сдержать кризис, но как отец он не мог вынести мысль о потере дочери.

Дирк покачал головой.

— Ее там не было.

— Так она еще жива?

— Возможно, — ответил Дирк. — Я узнал, что с ней все это время был Коннор.

Президент Мендез нахмурился.

— Разве он не уехал?

— Я тоже так думал. Но «Страж-друг» нашли в последний миг, что телефон вашей дочери заражен вирусом и отслеживается.

— Почему вы ее не нашли? — спросил президент Мендез, боль сжала сердце тисками.

— Ее кнопка тревоги отключена. Мы попытались отследить телефон, но он отключен, — объяснил Дирк. — Штаб-квартира СС пострадала от взрыва, все на пределе. Если бы можно было поставить маячок на ее…

— Дирк, я не прошу извинений. Нужен результат, — рявкнул президент Мендез, ударив по столу кулаком. — Опускайте этот самолет. Верните в Вашингтон! И всеми силами ищите мою дочь!

Глава семьдесят пятая:

Сначала Коннор ощутил головную боль. Затем заболели мышцы. Тошнота. Он пришел в себя и попытался сглотнуть, но во рту было сухо, как в пустыне, горло воспалилось.

Он открыл глаза, и свет обжигал, круги плавали перед ним. Когда это прошло, Коннор понял, что лежит на бетонном полу. Перед ним была мятая пластиковая бутылка с водой и неприметная стена. Борясь с тяжестью в теле, он попытался сесть, но ощутил волну тошноты. Он лег и ждал, пока это чувство пройдет.

Невероятными усилиями он смог прижаться к стене. Голова кружилась, тошнота вернулась. Дотянувшись до бутылки, Коннор открутил крышку и глотнул. Вода была теплой, горьковатой, но помогла ему прийти в себя. Он не знал, сколько был без сознания. Часы или дни. Судя по голоду, он пропустил почти половину дня.

Оглядевшись, он увидел маленькую комнату без окон с одинокой лампочкой. Слева была дверь с мягкой обивкой по краю и без ручки. Справа лежала Алисия, ее тело напоминало брошенную куклу на тонком матрасе в углу.

— Алисия! — выдохнул он.

Она не ответила. Борясь с тошнотой и болью в мышцах, он пополз к ней. Алисия не шевелилась, и он подумал, что она мертва. Но Коннор заметил, что прядь волос, упавшая ей на рот, трепещет от слабого дыхания.

Коннор осторожно потряс ее за плечо, она застонала, но не пришла в себя.

— Алисия, просыпайся! — просил Коннор.

Ее веки затрепетали.

— А?

— Выпей, — он прижал бутылку к ее губам.

Алисия смогла сделать глоток.

— Меня тошнит, — прохрипела она.

— Это после транквилизатора, или чем они нас напичкали… — объяснил Коннор. Он дал ей время прийти в себя, потом помог сесть.

— Что происходит? — прошептала она, обхватив руками голову.

— Нас похитили, — сказал тихо Коннор. Никого не было в комнате, но он не хотел, чтобы их подслушали похитители. — Что ты помнишь?

Алисия пыталась думать, но ее отвлекала комната.

— Эм… в тебя выстрелила… агент Брук. Она повернула пистолет на меня, все почернело, — она посмотрела на Коннора большими глазами, паника проступала на лице. — Я думала, что я… что ты мертв.

Коннор взял ее за руку, пытаясь успокоить.

— Это были дротики.

— Сколько мы были без сознания?

Коннор посмотрел на запястье, но часов не было.

— Можно только догадываться.

Алисия боязливо огляделась на их тюрьму.

— Ты знаешь, где мы?

— Нет, — ответил Коннор, поднимая себя на ноги. Но он боялся, что они далеко от дома.

Покачиваясь, он сделал пять шагов к двери. Он попытался открыть ее толчком. Попытался подцепить края ногтями. Но тщетно. Прижав ухо к двери, Коннор ждал какой-нибудь шум.

Ничего не было слышно. Оглушительная тишина. Словно их отрезали от всего мира.

Глава семьдесят шестая:

Атмосфера в Белом доме была напряженной и безумной, полковнику Блэку показали его место за столом для переговоров. За ним уже собрались ключевые персоны совета Национальной безопасности и главы всех отделов защиты, всеми силами они пытались решить проблему. На фоне работали люди из Национальной безопасности, анализируя данные и постоянно обновляя новости.

— Хорошо, что вы пришли, — сказал президент Мендез, пожав руку полковнику Блэку.

В глазах полковника президент сильно постарел, его бодрое поведение было омрачено ужасными событиями.

— Это мой долг, — ответил полковник Блэк. — Не бойтесь, мы найдем вашу дочь.

«И Коннора», — пообещал он себе. Он еще не терял стражей-друзей и не хотел начинать.

Появился глава администрации Белого дома и передал полковнику папку.

— Там все, что мы смогли собрать, включая отчет вашей организации.

— Спасибо, — ответил полковник, тут же открыв папку.

— Ничего не было слышно? — спросила Первая леди, сидевшая рядом с мужем, прижимавшая к носу платок. Она устала от перелета через океан, ее обычно изысканный вид был испорчен, макияж растекся от слез.

— Боюсь, что нет, миссис Мендез, — ответил Джордж. — Но мы делаем все, что можем.

— Этого мало! — заявила она. — Двенадцать часов. Алисия уже может быть в любом уголке мира.

— Потому мы привлекли ЦРУ, — сообщила Карен, протягивая Первой леди стакан воды, который она взяла дрожащей рукой. — Они известят агентов во всем мире. Если они что-то узнают, мы тут же услышим об этом.

— Это немного радует, — сказала миссис Мендез, потягивая воду и пытаясь взять себя в руки.

Светловолосая женщина в очках без оправы подняла руку.

— А что делать с прессой? — спросила Лара Джонсон, пресс-секретарь Белого дома.

— Пусть пока что молчат, — ответил Джордж.

— Но они могут активизировать поиски дочери президента, — заметила она.

Карен покачала головой.

— Тогда нам будут постоянно звонить всякие Дики и Гарри. И важный звонок затеряется за кучей бесполезных. Нет, ваше дело — взрывы, пока у нас не будет больше информации.

— Кстати о взрывах, — вмешался генерал Мартин Шау, поприветствовав жестом полковника Блэка. — Думаю, они связаны.

— В смысле? — спросил президент.

— Время. Алисия исчезла вскоре после взрывов. Эти атаки, скорее всего, были лишь отвлечением от главного события.

— Отвлечением! — воскликнул Джордж. — Три взрыва чуть не разрушили Вашингтон.

— Именно. Они старались разрушить коммуникацию и работу СС. И пока все смотрели на взрывы, похитители нашли время сбежать с дочерью президента.

— Соглашусь с генералом, — сказал полковник Блэк. — Это объясняет и вирус «Многоклетку» и запланированное нападение на команду СС. Никто из террористов еще не объявился?

— Нет, — ответила Карен. — Но мы ищем подходящих кандидатов…

— Мы получили зацепку! — Дирк вмешался в разговор.

Все замолчали, звонок вывелся на монитор. Появилось покрытое веснушками лицо мужчины с рыжеватыми волосами.

— Господин президент, меня зовут агент Купер, — сообщил он. — Я в заброшенном ангаре возле аэропорта Стаффорд. Моя команда нашла одного из агентов СС, что сегодня были не на службе. Лорен Брук, убита выстрелом в стиле казни.

Камера повернулась и показала тело на бетонном полу, его окружала лужа крови. Первая леди вскрикнула от ужасного зрелища и отвела взгляд.

— Как это связано с исчезновением Алисии? — спросил президент Мендез, холод пробирался в него.

— Моя команда нашла обломки телефона с ее отпечатками, — камера повернулась к останкам телефона. Потом — к пустому джипу, окруженному тремя агентами, что искали зацепки на машине. — И волосы на заднем сидении машины агента Брук совпадают с волосами вашей дочери.

— А ее саму нашли? — спросила Первая леди, боясь ответа.

— Нет, мэм, — ответил агент Купер. — Но это хорошо. Значит, она жива. Мы нашли еще и это, — он показал на рюкзак возле колеса джипа.

— Это Коннора, — заметил полковник Блэк, узнав дизайн и лицо Джастина Ривза на брелке.

— Коннор, сэр? — спросил агент.

— Он тайно защищал Алисию, — объяснил Дирк. — Из организации «Страж-друг».

Агент Купер вскинул брови, но не отреагировал словесно.

— Это объясняет странное строение рюкзака. Задняя панель — жидкий бронежилет, он был в бою недавно. Но крови нет, значит, он помог.

— Коннор должен быть с ней, — сказал полковник Блэк, радуясь, что жертвы живы, что дочь президента может быть живой. Он молился, чтобы базовой тренировки хватило, чтобы Коннор справился.

— Похоже на то, — ответил агент.

— Надежда еще есть, — сказал президент, сжимая руку жены.

Первая леди натянуто улыбнулась.

Дирк вздохнул, видя веру президента Мендеза в мальчика.

— Но, господин президент, проблемы лишь удвоились,… если их обоих похитили.

Глава семьдесят седьмая:

— Это все моя вина, — всхлипывала Алисия, тело ее дрожало от шока. — Я должна была слушать СС… тогда этого не случилось бы. Из-за меня в опасности и ты, Коннор. Что я наделала? Прости… Мне так жаль.

Коннор опустился рядом с ней на колени. Он боялся, как и она, но не мог сдаться своим страхам. Он должен быть сильным ради них.

— Это не твоя вина, — заявил он. — Виноваты похитители. А нам нужно успокоиться и взять себя в руки. Твой отец, СС, «Страж-друг»… Все нас ищут.

Алисия смотрела на Коннора большими глазами, полными слез.

— Ты так думаешь?

— Я это знаю. Нужно только подождать.

— А если они нас не найдут?

Коннор такую возможность тоже рассматривал, но ответил:

— Столько людей задействовано, что они просто обязаны нас найти. А нам нужно верить.

Алисия замолчала, с сомнением оглядывая камеру. Коннор видел, что она пытается подавить панику. Она вытерла слезы и перестала дрожать.

— Как думаешь, кто нас похитил? — спросила она.

— Агент Брук была заодно с теми стрелками, — ответил Коннор. — А еще те взрывы… Это какие-то террористы.

— И они… убьют нас? — голос Алисии был слабым от отчаяния.

Коннор покачал головой.

— Если бы они этого хотели, это бы уже случилось.

— Тогда что им нужно?

Коннор услышал шум задвижки и развернулся.

— Сейчас и узнаем.

Нервы натянулись. Коннор заслонил собой Алисию, когда дверь открылась. Огромный мужчина в черных одеждах вошел внутрь, заполнив собой почти всю камеру. Лицо его было закрыто угольно-черным шарфом, спускающимся с головы, оставив лишь темные глаза.

— Ta’ala ma’ee’- прорычал он, как Коннор подумал, на арабском.

Они не послушались, и он потащил Коннора к двери, схватив за руку. Коннор не хотел отходить от Алисии и вырывался.

— Отпустите! — возмущался он.

Но яростный взгляд пресек попытки сопротивления.

Мужчина обращался с Алисией лучше. Он показал ей на выход.

С трудом поднявшись на ноги, Алисия поспешила к Коннору. Они молчали, пока шли по короткому коридору. Коннор замечал все мелочи, как его и учили. Он заметил сандалии на мужчине, ноги его были темнокожими, а одежда напоминала по стилю Средний Восток. В коридоре не было окон, воздух был спертым и чуть влажным, значит, они могли быть под землей. В комнатке напротив их камеры он заметил компьютер с кучей устройств. Он мог бы послать сообщение о помощи по Интернету, если бы он смог понять, где они, если бы добрался до устройства.

В конце коридора деревянная лестница вела во тьму. Он едва сдерживал желание бежать. Второй мужчина с закрытым лицом вышел из-за двери с автоматом в руках. Надежда Коннора тут же угасла.

Мужчина втолкнул их в комнату. Алисия сжалась от страха, когда там оказалось еще трое безликих мужчин. Двое были с пистолетами, а у третьего сверкал изогнутый кинжал, рукоять из кости была усыпана камнями. Пистолеты пугали, но этот нож ужасал больше.

— На колени! — приказал мужчина на английском с акцентом, указывая на точку на полу кинжалом. На стене сзади висел большой черный флаг с белыми арабскими письменами. Напротив была камера на стойке. Коннор ощутил ледяное прикосновение страха.

Их не убили, потому что их собирались убить на камеру.

Глава семьдесят восьмая:

Коннор опустился на колени рядом с Алисией, что снова дрожала, как осиновый лист. Он не винил ее, ведь и его сердце колотилось в груди. Они не могли отвести взглядов от опасного ножа, летающего перед их лицами. Мужчина с кинжалом радовался их страху и специально тянул время.

Пытаясь подавить панику, Коннор решил, что не сдастся без боя. Попытка будет смешной, но он попробует спасти Алисию. Так поступил бы его отец.

Мужчина, похожий на лидера, прижал кончик кинжала к подбородку Алисии и заставил ее поднять голову и посмотреть в его глаза.

— Не надо плакать, — сказал он. — Мы не хотим вам вредить. Вы наши гости.

Преодолев страх, Алисия уставилась на мужчину.

— Забавно, что мы не получили приглашения.

Лидер сухо рассмеялся.

— Ах! Американский юмор. Смешно!

Он спрятал нож в ножны и хлопнул в ладоши, этот звук испугал Алисию. Через миг принесли поднос и поставили перед ними. Там было два куска хлеба, миска хумуса, кувшин с холодной водой, немного риса и мясное рагу. Коннор с ужасом подумал:

«Наша последняя еда».

— Прошу, ешьте, — попросил лидер, словно они были в ресторане.

Проголодавшись после транквилизаторов, Коннор и Алисия не могли сдерживаться. Взяв ложку, Коннор зачерпнул мясное рагу и попробовал. Еда была простой, но смерть маячила на горизонте, и еда казалась божественной. Алисия последовала его примеру, отломив кусочек хлеба и нервно грызя его. Голод пересилил, и она тоже взяла ложку, и они забыли о мрачном будущем.

Пока они ели, лидер кивнул, один из его людей начал запись на камеру. Лампочка на ней вспыхнула красным, лидер заговорил:

— Президент Мендез, мы — Братство Восходящего Полумесяца — держим вашу дочь в заложниках, — с гордостью сказал он. — А еще ее друга, англичанина. Как вы видите, они в порядке, с ними хорошо обходятся.

Он указал на них взмахом руки, Коннор поднял голову с полным ртом. Он понимал, что кормили их на камеру.

— Уверен, как отец и президент своей страны, вы хотите вернуть их целыми, — продолжил похититель. — Их судьба в ваших руках.

Коннор и Алисия перестали есть, завуалированная угроза убила аппетит. Они тревожно переглянулись, ведь их могли показывать в прямом эфире.

Коннор подумывал закричать, подать знак, но не знал толком ничего об их расположении, кроме того, что они где-то на Востоке, и о похитителях он толком ничего не знал, чтобы это могло помочь СС или «Стражу-другу» спасти их. Он хотел бежать, пока террористы отвлечены. Но один взгляд на двери показал стрелка в коридоре, иллюзии рассеялись. Они выстрелят до того, как его нога коснется ступенек. Он был беспомощным.

Отчаяние нахлынуло на него, Коннор вдруг понял, что ему есть, что сказать на камеру. Нужно лишь оставаться собранным.

Глава семьдесят девятая:

— Наши требования просты, — заявил лидер с закрытым лицом, изображение отображалось на мониторе в Белом доме. — До полуночи третьего июля вы должны отпустить всех наших братьев, что заключены за терроризм, и отозвать отряды американцев из Среднего Востока. После выполнения первого требования мы отпустим мальчишку, докажем свое слово. После второго вы получите свою дочь. Сроки названы. И четвертого июля будет наш День независимости.

Изображение переместилось на лицо Алисии. Она держалась, но лицо было бледным, в глазах стояли слезы.

Тишина повисла в зале. Никто не дышал, пораженные вестью о похищении дочери президента.

Первая леди всхлипнула, и все ожили.

— Зато мы знаем, что они живы, — заметила Карен, пытаясь успокоить Первую леди. — На видео есть время, оно было снято пятьдесят восемь минут назад.

— Его уже опубликовали? — спросил президент Мендез слабым голосом.

— Еще нет, — ответил Дирк. — Ссылку прислали прямо на почту вашему секретарю.

— Странно, — отметила пресс-секретарь. — Террористы предпочитают публичность. Я думала, они уже выложили видео в Интернет.

— Они еще могут это сделать, — сказал Джордж, скривившись и разжевав таблетку от боли в сердце. — Все ради их ужасной войны.

— А кто это Братство Восходящего Полумесяца? — осведомился генерал Шау.

Советник Карен по Среднему Востоку, Омар Ахмед, открыл файл на ноутбуке и вывел информацию на главный экран в комнате.

— Группа из Йемена, — сказал он, указывая на данные. — Их не так и много, их цель: бороться с неверующими до конца и заставить всех американцев пожалеть о захвате их земель. Глава, скорее всего, Малик Хусейн, — изображение было слишком размытым, чтобы разглядеть лицо. — Родился в Сане, столице Йемена, в богатой семье, связанной с добычей нефти, учился в Саудовской Аравии, сражался в Афганистане. Потом жил в Пакистане и Ираке, после чего вернулся на родину.

Омар закрыл ноутбук.

— Это все? — спросил генерал Шау.

Омар печально кивнул.

— Как и многие преступники, они хорошо прячутся. ФБР и не думали, что они накопят силы для атаки.

— Но они это сделали! — фыркнул Дирк. Челюсть его напряглась от злости.

— Да, мы недооценили врага, — признал Омар. — Но их может прикрывать и другая организация.

— Например? — спросил президент.

Омар пожал плечами.

— Группы могут быть из разных мест. И мы не найдем следов.

Тишина повисла над столом, все думали о нависшей угрозе.

— Нам нужно найти и получить невредимыми заложников, — сказал генерал Шау. — Источник электронного письма установили?

— Над этим сейчас работают, — ответил Дирк. — Ищут зацепки и в самом видео.

— Проверяют все заграничные рейсы самолетов за последние сутки, — добавила Карен. — И частные, и деловые. Это сузит круг поисков.

Президент ударил кулаком по столу.

— Как они смогли увезти дочь из страны, и никто не заметил?

— Бедная моя девочка, она напугана, — сказала Первая леди в слезах.

Президент Мендез обнял жену, она плакала на его плече.

— Но Алисия не одна. Коннор обучен и ситуациям с заложниками. Так, полковник?

Полковник Блэк кивнул, хотя он бы хотел уделить этому больше времени. Но он верил в Коннора.

— Коннор старается защитить вашу дочь, как ваша команда старается ее найти, — убедил он их.

Дирк все же фыркнул.

— Какой же из него телохранитель, — прошептал он, не выдерживая давления.

Услышав его, полковник Блэк посмотрел на него.

— Если бы вы не выгнали его, он бы справился лучше, — парировал он. — И если бы не Коннор, защиты не осталось бы вообще.

Дирк насмешливо посмотрел на него.

— Он заложник! Еще одна проблем.

— Коннор не сдался, — возразил полковник и попросил включить видео заново. — Он уже сообщил, что они под землей, что там не менее пяти стрелков.

Он остановил видео и указал на экран.

— Смотрите, Коннор указывает пальцем вниз под рукой. Потом показывает пальцами пистолет и раскрывает ладонь, это указание на «пять».

— Уверены? — спросил Джордж, щурясь.

— Да. Он повторил движения дважды.

— Но это не поможет, — отметил Дирк.

— Это начало, — заявил полковник Блэк. — А нам сейчас нужна любая информация.

Глава восьмидесятая:

Коннор не знал, заметили ли его знаки, узнали ли в них сигналы. Но так он хоть немного управлял ситуацией. И не чувствовал себя беспомощным.

После записи видео похитители отвели их обратно в камеру и закрыли. Алисия, сдерживавшая слезы, рухнула на тонкий матрас и расплакалась. Коннор сел рядом с ней, обхватил рукой ее плечи и дал ей выплакаться.

На уроках по выживанию в плену полковник Блэк говорил, что нужно контролировать эмоции, сохранять спокойствие и холодный разум.

«Проще сказать, чем сделать», — подумал Коннор, глядя на Алисию, а потом на крошечную камеру. Если бы он не защищал Алисию, он и сам сейчас рыдал бы.

Советы полковника он не рассматривал раньше всерьез. Коннор верил, что никогда не окажется заложником. А теперь это случилось, и ему приходилось разбираться с ситуацией.

Он пытался вспомнить другие советы полковника Блэка.

«Не оказывайте сопротивление… Говорите как можно меньше… пытайтесь не тратить зря силы… не переставайте думать… ставьте цели… планируйте, чтобы прогнать отчаяние и депрессию… и, что важнее всего, верьте, что выживете».

На последнем полковник делал ударение. Отчаяние можно было побороть, но нужно было верить, что конец будет хорошим. Надежда помогала выживать.

— Не бойся, Алисия, мы вернемся домой, — сказал Коннор.

Алисия всхлипнула и посмотрела на него красными от слез глазами.

— Почему… ты так уверен?

— Живыми мы им нужнее. Им нужно, чтобы мы были невредимыми, пока они не получат желаемое.

Алисия кивнула, понимая его слова.

— Ты прав. Но нож и камера — это слишком для меня.

— Понимаю, — сказал Коннор, поежившись при мысли о кинжале лидера. — Но нам нужно выглядеть сильными перед террористами. Нельзя позволять им думать, что они нас одолели.

Алисия села и успокоилась, откинула волосы назад и вытерла глаза.

— Я не позволю им радоваться, — сказала она стальным тоном.

— Вот это Алисия, которую я знаю, — улыбнулся Коннор.

Она выдавила улыбку.

— Я думала о родителях. Они сами не свои от тревоги.

— Да, — сказал Коннор, думая о маме и бабушке. Если они увидят это видео, то тоже будут в ужасе, узнают правду о нем. — Помни, что твой отец сделает все, что в его силах, чтобы договориться о нашем освобождении.

Глава восемьдесят первая:

— Правительство США не ведет переговоры с террористами, — заявила Дженнифер Уолкер, секретарь, сидевшая напротив президента Мендеза за столом. Она была в темно-зеленом костюме, ее рыжеватые волосы были короткими, а на лице отражалась непоколебимость.

— Но там моя дочь! — возразил президент Мендез.

Взгляд Дженнифер смягчился.

— Я знаю, Антонио. И мне очень жаль. Но ты знаешь о нашем отношении к этому.

Президент осел в кресле и неохотно кивнул. Он понимал, что действует уже не как правитель. Он был тревожащимся отцом, ведь его дочь была в мрачном месте с пистолетом у головы. И он собирался вернуть ее домой.

— Можем мы предложить им деньги? — предложила Первая леди, заламывая в отчаянии руки.

— Можно попробовать, но они не этого хотят, — сказала Карен.

— Карен права, — отметил Дирк. — Если бы им нужны были деньги, они выбрали бы цель проще.

— Но у них есть цена, — Первая леди смотрела с надеждой на людей за столом.

Омар покачал головой.

— Мотивы Братства политические. Мы уже имели дело с фанатиками, что хотели убить или умереть за свою цель.

Жестокая реальность заставила Первую леди замолчать. Вступился Джордж:

— Тогда нужно провести переговоры, потянуть время, чтобы наши люди определили их местоположение. Мы можем попросить у них имена преступников, что нужно освободить, спросить, какие им нужны доказательства.

За столом пронесся шепот.

— Может, нескольких даже освободим, получив за них Коннора, — продолжил он. — И передача может выдать нам информацию об их укрытии.

— Слишком большая цена, — возразил генерал Шау. — Эти люди ответственны за теракты, за их поимку наши люди жертвовали собой. Мы не можем опустить их и ослабить защиту.

— Я хочу вернуть Коннора, но соглашусь с генералом, — сказал полковник Блэк. — И, судя по их продуманному плану, они не будут связываться, чтобы не выдать себя.

— Но люди будут требовать возвращение Алисии, — заметила пресс-секретарь. — Нам придется устроить переговоры.

— Нет! — возразила Дженнифер. — Если мы поддадимся одним террористам, то остальные потянутся за ними. А мы не можем позволить террористам влиять на нас.

— Ты права, Дженнифер, — вздохнул президент Мендез. — И мы не можем убрать людей с Востока. Это нарушит и без того хрупкий баланс, начнется война.

— И ты пожертвуешь дочерью? — спросила Первая леди, недоверчиво глядя на мужа.

— Нет. Но мы найдем способ ее вернуть, — он взял ее за руку и сжал. — Обещаю.

Полковник Блэк посмотрел на часы на стене и кашлянул.

— Тогда у нас меньше семидесяти двух часов на их поиски.

Глава восемьдесят вторая:

— У Коннора большие проблемы, — сказал Амир, с ужасом глядя на монитор в комнате операций «Стража-друга». Полковник Блэк отправил им видео по засекреченному спутнику, и команда Альфа в тишине смотрела его. Шарли, Марк и Линг были одинаково потрясены, пытаясь осознать весь ужас ситуации.

— Понадеемся, что террористы не узнают, кто он на самом деле, — отметил Багси, недовольно комкая последнюю пачку от жвачки и зло бросая ее в ящик.

— Почему? Что это изменит? — спросила Линг.

— Он станет им угрозой, — объяснил учитель мрачным тоном. — Редко телохранителя похищают вместе с начальником. Обычно их убивают.

Амир тревожно переглянулся с Шарли.

— Тогда нам нужно найти их быстрее, — сказала Шарли, подъезжая к своему рабочему месту. — Багси, как нам выследить источник письма?

Учитель задумчиво поджал губы.

— Можно установить IP-адрес отправителя, а потом выйти на DNS-сервер, — предложил он. — В нашей системе есть программа, что отслеживает такие данные и показывает территорию, где может использоваться этот IP-адрес.

— Вы не выглядите уверенным, — заметила Линг, Шарли барабанила по клавиатуре.

— След легко запутать, — сказал Багси. — Адресом может оказаться невинный человек или организация, которую захватили террористы. Они могли и сменить сервер, чтобы передать сигнал.

— Верно, — сказала Шарли, откинувшись в кресле. — След обрывается в книжном издательстве Лондона.

— Погоди, — Багси поспешил к своему месту с коварной улыбкой на губах. — У меня есть недоделанная программа, что может выследить след настоящего сервера. Но это займет время.

Пока Багси управлял устройствами, Шарли организовывала остальную команду.

— Линг, проверь камеру возле памятника Джефферсона до, во время и после нападения. Можно найти зацепки — лицо или номер машины. Марк, полковник Блэк сказал, что они нашли тело агента СС в ангаре возле аэропорта Стаффорд. С помощью спутников осмотри ту местность и поищи, был ли кто-нибудь рядом в то время. Амир, нужна твоя помощь, чтобы проанализировать видео. Поищи на аудиодорожке шум на фоне, акцент, что угодно, что поможет установить местоположение их укрытия.

Амир сел рядом с ней за компьютер.

— Разве СС не заняты тем же? — спросил он.

— Конечно, но все это словно поиск иголки в стоге сена, — ответила Шарли, открывая видео на весь экран и пытаясь найти зацепки. — Они могли упустить подсказку. Чем больше глаз, тем лучше.

Глава восемьдесят третья:

Прошло не меньше двух дней… так казалось Коннору. Было сложно судить о времени, ведь окон не было, а свет никогда не выключали. Они с Алисией спали чутко, страх мешал расслабиться. Каждый раз, когда дверь их камеры открывалась, они замирали напряженно, ожидая, что будет — издевательства, пытки, смерть или все же свобода?

Но мысли о свободе рушились, когда появлялся кто-нибудь из похитителей. Вооруженный пистолетом, он приносил поднос с едой — немного хлеба, похлебка и вода, но никаких приборов, что можно было использовать как оружие. Коннор пытался заговорить, чтобы что-нибудь выяснить. Он вспомнил, что с похитителями нужно вести себя осторожно: если заслужить их уважение, они будут меньше вредить жертвам. Но похититель ничего не говорил и на вопросы не отвечал. Просто ставил тарелку и уходил. Он или не понимал английский, или нарочно их игнорировал, и нехватка информации пытала не меньше самого плена.

Тазик в углу был подобием туалета. Коннор использовал матрас, чтобы обеспечить Алисии уединение. Мыться они не могли, и от этого было еще хуже. Алисия страдала больше Коннора. Он уже давно заметил маленькую камеру над дверью, за ними следили. И, наверное, подслушивали тоже. Потому они старались говорить шепотом, прислоняясь к ушам друг друга, отворачиваясь от камеры или прикрывая рот рукой, чтобы по губам тоже не читали.

— Не думаешь, что нам пора сбежать? — предложила Алисия, глядя с надеждой на дверь, думая, что их похитители забудут запереть ее.

— Только в последний момент, — ответил Коннор, помня совет полковника Блэка. Шансы на успех были минимальными. Побег стал бы только началом. Уйти от врага и выжить в чужой стране были настоящими испытаниями. Они не знали, где находятся, потому побег стал бы прыжком в неизвестность. Они могли оказаться в горах, в деревушке или посреди бесконечной пустыни.

— Почему они нас еще не нашли? — спросила Алисия с мольбой в голосе.

— Твой отец ведет переговоры и тянет время.

— А если не выйдет? Требования террористов они не выполнят. Никто не стоит такой жертвы… даже я.

— Не надо так думать, — сказал Коннор, думая, как занять Алисию позитивными мыслями. Нехватка сна и плен изводили их. Но она начала проявлять признаки отчаяния, чего он не мог позволить. — Слушай, когда нас будут спасать, упадешь на пол, — посоветовал он. — Будет много выстрелов и дыма. Закроешь голову руками. Но нужно кричать свое имя, чтобы спасители знали, что это ты. И не делать лишних движений, чтобы тебя не приняли за террориста. В перестрелку лучше не лезть.

Алисия кивнула, с восторгом глядя на него.

— Прости, — прошептала она.

— За что? — спросил Коннор.

— Я не ценила тебя… — Алисия искала правильные слова. — Я была так расстроена, что ты не тот, кем назвался. А теперь я рада, что ты такой. Мой страж-друг.

Она прижалась к нему, пытаясь отыскать спокойствие в его объятиях.

— Не надо извиняться, — сказал Коннор.

Алисия уткнулась головой в его грудь, и футболка начала пропитываться слезами.

— Тебя скоро выпустят, — сказала она нарочито бодро. — Это будет хорошо.

Но Коннор чувствовал страх в ее сердце, страх остаться здесь одной.

— Я тебя не брошу, — сказал он.

— Но у тебя не будет выбора.

Коннор крепче обнял Алисию.

— Я пообещал твоему отцу, что защищу тебя, как мой отец защитил твоего. И я это сделаю… Обещаю.

Глава восемьдесят четвертая:

Малик зло бросил пульт от телевизора в угол скудно обставленной комнаты. Он разбился о стену. На экране шли новости по CNN, и блондинка рассказывала о последствиях взрывов в Вашингтоне. И ни слова о том, что требования Малика исполнялись.

— Почему они еще не освободили братьев? — прокричал он.

Бахир и Кедар переглянулись, не ожидая от лидера вспышки гнева.

— Это их игра, — ответил тихо Бахир, опуская телефон, в котором копался. — Они не хотят переговоров. Но им придется. Так и будет.

— Мне бы твое терпение, — отметил Малик, сунув в рот горсть листьев и разжевав их. — Сначала правительство США попытается потянуть время и выведать имена, но список я уже подготовил, — заявил он, постучав пальцем по виску. — А потом начнут предлагать деньги. Это ожидаемо для американцев, хотя они даже не осмеливаются предложить деньги напрямую!

— Они ждут до конца, чтобы связаться с нами, — возразил Бахир.

— И наших братьев тогда освободят, так? — сказал Кедар, пытаясь утихомирить Бахира и приободрить лидера.

Малик покачал головой, тьма плескалась в его глазах.

— Нет, они будут молить о продлении срока, — он выплюнул разжеванные листья на пол, едва не попав по вошедшему Хазиму с подносом. — Но мы его не дадим!

Тревожно глядя на дядю, Хазим робко приблизился.

— Все еще хотите ужинать? — спросил он.

— Конечно! — рявкнул Малик и рухнул на подушку на полу.

Пока он ел лаваш, макая его в хумус, Бахир сказал:

— Их стремление понятно. Они будут просить больше времени, чтобы их агенты нашли нас.

— Что! — воскликнул Хазим, его руки задрожали, пока он наливал дяде кофе. — Они могут найти нас здесь?

— Не надо так пугаться, Хазим, — рассмеялся Малик, зубы его были зеленоватыми. — Они нас никогда не найдут. Так ведь, Бахир?

Тот уверенно кивнул.

— Как я и говорил, Хазим, все эти игры с серверами оправдали себя. Нам нужно расслабиться. До срока еще шесть часов.

— А если они не выполнят наши требования? — спросил Хазим.

Малик выхватил джамбийя из-за пояса и остановил его перед лицом Хазима.

— Тогда мы покажем свою решимость.

Глава восемьдесят пятая:

— Прошу, скажите, что это последняя пресс-конференция на сегодня, — сказал президент Мендез, потирая рукой лицо. — Не думаю, что смогу и дальше держаться.

— Хорошо, — ответила пресс-секретарь Лара, сверяясь с расписанием. — Я попрошу вице-президента подменить вас на оставшихся двух.

— Спасибо, — вздохнул он. Усталость и тревога за дочь сделали его пустым, хрупким, как бумажная фигурка. Он добрался до первого этажа Западного крыла. Ни ее, ни Коннора еще не нашли, и он начинал впадать в отчаяние. Но когда он вошел в зал, Дирк подошел к нему с довольным видом.

— Господин президент, хорошие новости. Мы нашли их!

Президент Мендез встрепенулся, усталость пропала.

— Где?

— Йемен, — ответила Карен, вызывая на экран карту страны. — Частный самолет вылетел из аэропорта Стаффорд через два часа после взрывов. По документам он летел в Риядх, Саудовская Аравия. Но на самом деле прилетел он в Йемен.

— Цифровой след тоже привел туда, — заметил Дирк. — Они меняли сервера и аккаунты, но почтовый ящик был из Саны, столицы. Это подтвердили работники полковника Блэка.

Полковник вступил вперед. Хотя Багси первым нашел ящик, он умолчал об этом. Были вещи важнее, чем состязание с СС.

— Моя команда проверила аудиодорожку на видео и узнала на фоне «Зов молитвы», — полковник включил отрывок, и зал заполнило эхо голосов, едва слышное за шумом видео. — Так можно определить место.

Президент Мендез кивнул.

— Так где держат мою дочь?

— ФБР ищет там, — сказала Карен. — Говорят, что на окраине города обнаружена активность.

Город показывали на экране с высоты птичьего полета, большое здание было окружено стенами ограды. Спутник показывал в настоящем времени четыре фигуры, патрулирующие периметр.

— У меня есть отряд недалеко от Йемена, — сообщил генерал Шау. — Они могут добраться до цели за двадцать минут на вертолете.

— Как понять, что моя дочь точно там? — спросил президент Мендез, изучая здание взглядом, но не впуская в сердце надежду.

— Стопроцентно мы не знаем, — согласился Дирк, — но шансы велики. Сканер спутника показал, что внутри есть люди и несколько подозрительных холодных точек.

Вмешался Джордж:

— Не стоит ли начать переговоры? Осталось пять часов. У нас есть шанс вызволить вашу дочь.

— Секретарь все ясно сказала про нашу позицию, — напомнила Карен. — Правительство не будет вести переговоры с террористами. И нет никаких гарантий, что они сдержат слово.

— Во время операций по спасению гибло больше заложников, чем от рук похитителей, — заметил Джордж. — Нужно выждать.

— Господин президент, если мы не начнем действовать, мы упустим шанс. — возразил генерал Шау.

Президент Мендез вскинул руку, прося тишины:

— Какой шанс успеха?

Генерал Шау нервно сглотнул:

— Не буду врать. Шансы пятьдесят на пятьдесят. Но это единственная надежда спасти ее.

Президент Мендез закрыл глаза, чувствуя вес невозможного решения. Он играл с жизнью дочери.

— Рядом все еще Коннор, — напомнил полковник Блэк. — Он сделает все, чтобы защитить ее.

Президент Мендез вспомнил, что его спас отец Коннора. Открыв глаза, он заявил:

— Это очень рискованно, но я в отчаянии. Генерал Шау, у вас есть мое разрешение.

Глава восемьдесят шестая:

Два вертолета «Черный сокол» скользили низко над пустыней, призраки на безлунном небе. Отряд из шести человек, разделенный на два вертолета, молчал и был сосредоточен, проверяя напоследок снаряжение.

— Еще минута, — послышался в их наушниках голос пилота.

Лейтенант Веббер, лидер операции, снял предохранитель с ружья. Как и все солдаты его отряда, он знал, что на кону, он был готов к этой миссии.

В зеленом свечении очков ночного видения показались очертания стен. Он заметил лицо дозорного, вглядывающегося в ночь, вооруженного ножами. Они приближались, и Веббер прицелился лазерной указкой в голову мужчины и нажал на курок. Через секунду мужчина повалился замертво на землю. Появился еще один дозорный и выстрелил из АК47 в их сторону. Но выстрел из другого вертолета убил его. Оставшиеся два часовых оставили свои посты и побежали в главное здание. Веббер снял их в нескольких метрах от входа. Но он не сомневался, что они уже подняли тревогу. У отряда оставалось чуть больше минуты, чтобы найти заложников, иначе будет поздно.

Они очистили стену и спустились по веревкам с зависших вертолетов на землю. Коснувшись земли среди поднятой пыли, они отцепились от веревок и поспешили в главное здание. Входом были двойные металлические двери, запертые изнутри.

Опустившись на колени, Веббер выждал пару ценных секунд, пока один из его команды — крупный мужчина из Бронкс по кличке Вспышка — заложит взрывчатку.

— Чисто! — рявкнул солдат, отходя и закрывая лицо.

Устройство сработало, срывая двери с петель. Они загремели, как гонг, звук эхом разнесся по зданию. Внутри было темно, но очки ночного видения показывали длинный пустой коридор с открытыми дверями.

Веббер повел отряд.

Вдруг раздались выстрелы. Пули полетели мимо, чуть не попав по Вебберу, который заслонился дверью. Он и его люди выстрелили в ответ.

— Лестница! — крикнул один из его людей.

Веббер выстрелил в ту сторону зарядом пуль. Мужчина в одеянии упал с лестницы в лужу крови.

Голова в тюрбане выглянула из комнаты справа и тут же скрылась, стену изрешетили пули. Вспышка бросил светошумовую гранату в открытую дверь. Она взорвалась, ослепляя и ударяя по человеку внутри. Он мог им понадобиться живым, и один из отряда сковал его наручниками, пока остальные прочесывали комнаты.

Первый этаж был пустым, заложников не было видно.

Но под лестницей нашлась железная дверца и ступеньки, ведущие вниз. Разделившись на две команды, одни пошли на этаж выше, чтобы расправиться с оставшимися врагами, пока Вспышка возился с замком на дверце.

Веббер спустился по узкой лестнице. Было темно, даже его очки не могли ничего уловить. Он приблизился к земле, напрягая уши, чтобы услышать шаги или звяканье ключей. Еще шаг, и он услышал шарканье, справа вспыхнуло лезвие.

Веббер упал и перекатился, стреляя при этом. Мужчина закричал во тьме. Еще больше выстрелов прогремело, оглушая. Вспышка и другие из отряда прикрывали лидера, убрав еще одного врага с АК47.

Поднявшись на ноги, Веббер больше не мешкал. Он бросил две светошумовые гранаты в оставшиеся две комнаты. Все залил белый свет, воздух содрогнулся от взрывов. Но заложников они так и не нашли.

Веббер заметил дверь в конце коридора. Он приказал Вспышке осторожно взорвать замок. Тот так и сделал и выбил дверь ногой.

— Алисия? Коннор? — позвал он.

И Веббер ворвался с оружием наготове в пустую камеру.

Глава восемьдесят седьмая:

Дверь камеры распахнулась. Великан в черном одеянии, из-за шарфа которого было видно лишь злые глаза, ворвался и схватил их за воротники.

— ТАХАРАК! — рявкнул он, вытаскивая их за дверь.

Коннор и Алисия не поняли, но послушались, и их повели по коридору под прицелом. Снова они оказались в той же комнате. Двое террористов в шарфах на лице стояли у черного флага, а их лидер ждал перед камерой с кинжалом в руке. Сердце Коннора застыло при виде ножа.

«Срок почти наступил. Требования не выполнили», — он не мог поверить, что президент Мендез не смог договориться о продлении. В горле пересохло от паники, он тяжело дышал. Никакие тренировки не могли подготовить его к смерти.

Алисия крепко вцепилась в его руку. Коннор посмотрел в ее испуганные глаза, в которых блестели слезы, она боялась потерять его. Коннор вдруг ощутил странное спокойствие. Он боялся за свою жизнь, но холодная логика говорила, что если он пожертвует собой, ее спасут. Правительство США все же выполнит условия террористов, Алисию освободят. Смерть будет не напрасной. Он защитит Алисию жизнью, как и обещал.

Тень улыбки коснулась его губ, когда он понял, что последует примеру отца… до конца.

— Все будет хорошо, — сказал он ей, готовый принять судьбу.

— Нет, лишь девчонка, — приказал лидер. — Так будет сильнее.

Коннор этого не ожидал. Его страхи быстро вернулись, ведь Алисию заставили опуститься на колени перед камерой, за спиной ее был черный флаг. Не думая о последствиях, Коннор бросился к лидеру, чтобы отобрать кинжал. Но великан тут же ударил его кулаком по почкам. Коннор рухнул на пол, корчась от боли.

— Это сообщение американцы не пропустят, — заявил лидер, не глядя на страдания Коннора и отдавая знак мужчине за камерой. Террорист нажал на кнопку, и лидер встал над Алисией с кинжалом. Алисия застыла, не сводя взгляда со сверкающего лезвия. — Президент Мендез, — рявкнул лидер на камеру, не стараясь скрывать раздражение. — Мы дали вам возможность совершить благородное дело. Выполнить наши условия и остаться с высоко поднятой головой. Но вы не успели в срок и не смогли спасти свою дочь. Более того, вы убили при этом наших сограждан. И мы, Братство Восходящего Полумесяца, покажем это сообщение всему миру, а вы будете слушать и выполнять.

Сунув нож в ножны, он вытащил из-за пояса пистолет и упер его в висок Алисии. Та тихо заскулила, пытаясь отодвинуться от холодного дула, что сулило ей смерть. Но она смогла подавить страх и уставиться на похитителя.

— Мой отец никогда не сдастся вам.

Лидер не слушал ее.

— Президент Мендез, мы держим слово. Вы сами нас заставили.

Он нажал на курок.

— НЕТ! — завопил Коннор, отчаянно потянувшись к Алисии, она закричала.

Но пистолет был пуст.

Лидер уставился в камеру.

— В следующий раз там будет пуля, — предупредил он. — У вас осталось меньше двух часов. Не испытывайте наше терпение!

Глава восемьдесят восьмая:

Шарли, Амир, Линг и Марк столпились у монитора, лишившись дара речи от жестокой шутки террористов.

— Осталось меньше двух часов, — сказал полковник Блэк из зала переговоров. — Проблему теперь знают все, мы не смогли их спасти, президент лишен выбора.

— Но где Коннор? — спросила Линг. — Его не было на видео.

Полковник Блэк помрачнел.

— Этого я не знаю.

— Может, он сбежал, — предположил Амир с надеждой.

— Он не мог бросить Алисию, — возразила Линг.

— Он мог умереть, — сказал Марк.

— НЕТ, — Шарли отрицала даже возможность. — Мы ничего не знаем, не будем гадать.

— Тогда почему его не было на видео? — спросил Марк.

— Террористы могли удерживать его в другом месте, — мрачно ответил полковник Блэк. — Я свяжусь, если что-то изменится.

Звонок закончился, команда Альфа тревожно переглянулась, понимая переживания полковника.

Из угла комнаты донесся крик. Багси откинулся на спинку кресла и хлопнул себя по лбу.

— Вот они как! — воскликнул он, потрясая недоверчиво головой.

— Что? — спросил Амир.

Багси поманил всех к себе.

— Террористы старались запутать нас. Я сравнил два видео, в обоих на фоне есть молитва. Я вырезал ее. Посмотрите на волны. Они одинаковы!

Синусоиды волн появились на экране. Багси наложил их мышкой друг на друга. Рисунки совпали.

— Что это значит? — спросила Линг.

— Что этот звук наложили при обработке уже после записи, — объяснил Багси. — Неплохой у них техник. Он знал, что мы будем искать зацепки в первом видео, и намеренно обманул нас. Но дважды шутка не прошла.

Багси вывел на экран цепочку кода.

— Я проанализировал письма, что получил президент. Мы уже знаем, что террористы путали нас поддельными IP-адресами и переменой серверов. Похоже, моя программка их разгадала. Посмотрите на этот код, — он указал на страшный набор цифр и команд. — Программист их создал нечто, похожее на «петлю бесконечности» между серверами.

— Что за петля? — спросил Марк.

— Это словно два зеркала напротив друг друга, этот кусок кода создает копию сигнала, что отражается постоянно между двумя серверами. Моя программа решила, что это тупик, источник письма. А это лишь начало команды.

— И теперь вы можете определить источник? — спросила Шарли.

Багси скривился и покачал головой.

— Нужен доступ к этим серверам в тот миг, когда террористы посылают письмо. Шанс почти нулевой. Боюсь, больше ничего я сделать не смогу. Коннор остался один.

Глава восемьдесят девятая:

Дверь камеры закрылась. Коннор пнул ее от злости.

— Подлый трус! Подонок! — ревел он.

Он хотел избить лидера террористов. Он уже не боялся. Он злился.

«Злость в шаге от опасности, — вспомнил он слова учителя по рукопашному бою. — Управляйте злостью, или злость овладеет вами, и вы не сможете сосредоточиться. Как стражи-друзья, вы должны сражаться с хитростью».

Пнув дверь еще раз, Коннор взял себя в руки. Он знал, что должен подумать над ситуацией. Но жестокая игра с жизнью Алисии вывела его из себя. Когда лидер нажал на курок, его охватило горе, смешанное с осознанием того, что он не смог защитить ее. Но выстрела не последовало, и Алисия открыла глаза, пораженно поняв, что она еще жива. Сначала Коннор обрадовался. Потом начал тревожиться, ведь она так и сидела, войдя в транс, до конца видео, пока их не отвели в камеру.

Выместив злость на запертой двери, Коннор повернулся и увидел, как Алисия съехала по стене на пол. Она прижала колени к груди и уставилась на противоположную стену.

— Алисия, ты в порядке? — спросил он.

Она не ответила, продолжая смотреть вдаль.

Он склонился к ней и коснулся ее плеча, боясь, что такая шутка сломила ее.

— Алисия? Все хорошо. Я с тобой.

Алисия что-то пробормотала.

— Что?

Одинокая слеза скатилась по ее щеке.

— Мы умрем.

— Нет, — не согласился Коннор, но слова были пустыми. Время истекало, надежда на спасение быстро угасала. Террористы были готовы исполнить угрозы. Это последний шанс. Бежать нужно сейчас. Коннор оглядел крохотную камеру без окон. Он уже обследовал каждый дюйм в поисках слабостей защиты, но не нашел их. Он думал о плане и заметил, что Алисия все еще дрожит от потрясения.

— Смотри на меня, — попросил он, пытаясь отвлечь ее на свое лицо. — Мы найдем способ сбежать. Обещаю.

Глава девяностая:

— Все впустую, — сказала Лара, переключая каналы в кабинете президента в Западном крыле. — Об этом говорят по всему миру.

Посмотрев на экран телевизора, президент Мендез обмяк в кожаном кресле и приготовился выдерживать бурю. С ним были ключевые представители совета: глава администрации Белого дома, секретарь, Карен Райт, директор СС и генерал Шау. Они смотрели новости на экране.

«ДОЧЬ ПРЕЗИДЕНТА ВЗЯЛИ В ЗАЛОЖНИКИ!»

Показали, как террорист приставил пистолет к голове Алисии. И хотя он уже это видел, президент Мендез сжал кулаки и содрогался от ужаса и ярости. У него было столько власти, а он чувствовал себя беспомощным, когда дело зашло о спасении дочери.

Картинка сменилась кадрами конференции прошлого года, где он говорил:

— Америка не сдается угрозе терроризма. Мы не ведем переговоры с террористами, и никогда не будем…

Внизу экрана была бегущая строка, где читалось: «Что теперь сделает президент?». После этого куска экран заполнили кадры недовольных на Таймс сквер, что просили отпустить Алисию. Кто-то плакал, кто-то злился, большинство просило разобраться с похитителями.

Сюжет переместился к пустыне и зданию на окраине Саны. Лежало восемь трупов, окруженных плачущими семьями. И заголовок: «Нападение на поселок фермеров — «невинная» ошибка?»

Показывали протесты и сжигание американского флага в столицах Йемена, Пакистана и Афганистана.

— Они не были невинными, — прорычал генерал Шау, ударив кулаком по ладони. — Они торговали наркотиками. Мой отряд нашел там склад опиума. Потому его так и охраняли.

— Народ Йемена думает иначе, — ответила Дженнивер. Секретарь стояла у двери, скрестив руки на груди, хмурясь. — Их правительство рассматривает это как посягательство на их земли. Это уже международный кризис.

— К этому все и шло, — возразила Карен. — Но как же мы так ошиблись? Выживший стрелок, знаю, рассказал, что за продажей наркотиков стоял Малик Хусейн, но там не было и следов того, что Алисия или Коннор были в том месте.

— Оставим анализ и обвинения на другой день, — сказал президент Мендез, заметив, что в новостях поместили даже таймер с обратным отсчетом. — У нас меньше пятидесяти пяти минут до конца отведенного времени. Я слушаю ваши мнения о действиях. Карен, начнем с вас.

— Думаю, все согласны, что террористы не отступят. Если мы не послушаемся, они убьют Алисию или Коннора, чтобы доказать свои намерения.

— Мы не можем этого знать, — сказала Дженнифер. — Они могут снова блефовать.

— Бомбы на блеф не походили, — напомнила Карен.

Джордж поднял список заключенных террористов.

— Может, начать с нескольких узников? С самых незначительных. А потом попробуем обменять их… хоть кризис прекратится.

— И мы покажемся слабыми, — возразил генерал Шау, встав на сторону секретаря. — Чем больше отпускаешь, тем сильнее они будут давить.

— А если объявить об отводе наших отрядов? Не обязательно их на самом деле отзывать из стран.

Дженнифер покачала головой.

— Джордж, ты хватаешься за все, что можно. Но это повлияет на ситуацию на Среднем Востоке. Террористы знают, что от одного объявления начнется хаос.

— Но если мы не предложим решение к полуночи, Коннор умрет.

— Не нравится мне это говорить, — вмешался Дирк, сузив стального цвета глаза, — но его долг — пожертвовать собой.

— Как можно о таком даже думать? — возмутилась Карен, пораженная жестокостью коллеги.

Дирк поежился под ее взглядом.

— Если террористы убьют Коннора, а мы выстоим, то они проиграют. Они поймут, что на нас так не повлиять, даже если на кону жизни.

— Но мы говорим о детях, — напомнил Джордж. — Как тогда мир будет смотреть на Америку?

Тишина повисла в кабинете, президент Мендез посмотрел на пресс-секретаря.

— То, что Алисия и Коннор — дети, влияет на эмоции, — объяснила Лара. — Народ и пресса разделились. Половина просит освободить вашу дочь любыми средствами, а остальные хотят, чтобы террористам мы не сдавались. Если ее… — Лара отвела взгляд, — убьют, то кровь ее будет и на руках террористов, и на руках правительства США. Каким бы ни было решение, господин президент, все должны видеть, что мы стараемся спасти ее и Коннора.

— Так и есть, да? — заметил президент, оглядев собравшихся.

— Да, — быстро ответила Карен, — но я соглашусь с Ларой в этом. Важно и показать.

Президент Мендез вздохнул.

— Дженнифер, что скажешь ты?

— Выбор невозможный, — заявила Дженнифер. — Если сдаться, пострадает весь народ. Если удержать позиции, мы сохраним статус, а Братство может потерять поддержку за использование таких жестоких методов. Но вы рискуете потерять дочь. Ситуация безвыходная. Вы уже знаете мое мнение, но не мне принимать решение.

Президент разглядывал ледяное лицо секретаря. Она была отличным работником и доброй в душе. А его душа и разум разрывались. С одной стороны, он был президентом, которые должен защищать США. С другой стороны, он был отцом, готовым отдать весь мир ради дочери.

Он знал, что должен сделать. Но этот выбор оставлял след на сердце, который поглотит его, если Коннор или его дочь умрут в руках террористов. Таймер на экране показывал сорок девять минут.

— Антонио, ты захочешь это видеть, — заглянула в кабинет его жена.

Президент Мендез устало проследовал за ней в Овальный кабинет к окнам. Первая леди отодвинула шторы, стало видно южный луг. В темноте у ворот светлячками горели десять тысяч огоньков, тянущихся к памятнику Вашингтону. И сквозь пуленепробиваемое стекло пение гимна казалось далеким хором ангелов. Слезы выступили на глазах президента при виде такой поддержки их похищенной дочери.

— Сейчас нам нужна любая помощь, — сказал президент Мендез.

— Любая, — Первая леди обхватила его руки.

Они опустились на колени и начали молиться о чуде.

Глава девяносто первая:

— Наконец! — воскликнул Бахир, глаза его пылали восторгом, он пробился сквозь последний уровень защиты смартфона. Экран ожил, появился объемный значок щита с крыльями. Заинтригованный странным логотипом, он снял блокировку, и экран заполнили значки — «Подробная карта», «Маячок», «Состояние миссии», «Уровень угрозы», «СОС»…

— Для чего это? — спросил Кедар, сидевший в комнате рядом с ним.

— Понятия не имею, — ответил Бахир, изучая смартфон с растущей тревогой. — Это телефон того мальчишки из Англии. Пережил все удары из-за прочного корпуса. Хорошо защищен, а еще мешала программа против шпионов, стирающая все мои попытки. Есть распознавание отпечатка пальца. Но я одолел систему, — победно улыбнулся Бахир.

— Поздравляю, — сказал Кедар. — Но что все это значит?

Бахир посмотрел на него, как на идиота.

— Это не обычный телефон, а значит, наш заложник — не обычный мальчишка.

Он оттолкнул Кедара и придвинулся к компьютеру.

— Что ты делаешь? — возмутился Кедар. — Мы ждем сообщение американцев.

— Это может быть важно, — сказал Бахир, отложив смартфон и открыв окно браузера. Он ввел в поисковик «Коннор Ривз».

Вариантов было много, и он добавил «мальчик». Ссылки все равно не подходили. Но Бахир решил поискать среди картинок. И на третьей странице он узнал на фото лицо Коннора. Он нажал на ссылку и открыл сайт газеты «Восточный Лондон». Статья называлась: «Сражение за титул чемпиона Британии!».

И серебряный трофей держал Коннор Ривз.

— Чемпион по кикбоксингу? — отметил Бахир. — А на вид и не скажешь.

Он встал с кресла и прошел к двери.

— Кедар, жди американцев. Я поговорю с Маликом.

— Проблемы? — спросил Кедар.

— Возможно. Следи за заложниками.

Кедар кивнул и сел в кресло. Проверив почту, он услышал крики помощи из динамика камеры и посмотрел на монитор. Мальчишка прыгал и размахивал руками перед камерой. Кедар хотел проигнорировать это, но заметил, что в углу камеры дочь президента бьется в припадке.

Глава девяносто вторая:

До полуночи оставалось десять минут, Малик точил свой джамбийя. Он ожесточенно двигал камнем по краю лезвия, скрип напоминал царапанье ногтями по доске.

— И вы хотите убить их? — спросил Хазим, глядя на сверкающее лезвие.

Бешено разжевывая кат, Малик ответил:

— Сначала одного. Если американцы заартачатся, то обоих.

— Нас возненавидит весь мир! — возразил Хазим.

— Но будут любить братья по оружию! — парировал Малик, недовольно глядя на него. — Принеси мне кофе.

Хазим видел по глазам Малика, что он сжевал слишком много листьев. Дядя уже был не в себе.

— Они лишь дети, — напомнил он. — Алисия одного возраста с моей сестрой.

— Она — отпрыск нашего главного врага, — фыркнул Малик. Он уставился на Хазима. — Только не говори, что твоя вера пошатнулась!

Хазим покачал головой.

— Нет, но мне не нравится способ. Я не думал, что дойдет до такого.

Бахир вбежал в комнату, Малик улыбнулся.

— Все всегда так и происходит.

Глава девяносто третья:

— ПОМОГИТЕ! — кричал Коннор, размахивая руками перед камерой. — ПРОШУ! У нее приступ эпилепсии!

За ним Алисия билась на матрасе. Глаза ее закатились, были видны лишь белки. Она с трудом дышала, Коннор слышал всхлипы, словно она задыхалась.

Он снова закричал, молясь, чтобы кто-то увидел или услышал.

— ПРОШУ! ПОМОГИТЕ! Она может умереть!

Он уже хотел сдаться, но дверь открылась.

— Как хорошо, — прокричал Коннор, когда вошел великан в черном. — Ей нужен врач. Срочно. Стресс от вашей шутки привел к этому.

Понял его великан или нет, но он оттолкнул Коннора в сторону и склонился над корчащейся девушкой. Он осматривал Алисию, и Коннор обхватил голову мужчины и резко развернул ее. Террорист не успел остановить неожиданную атаку Коннора. Огромная туша повалилась на пол. Коннор изменил конец приема, которому учили в «Страже-друге», и изо всех сил ударил голову мужчины о бетон. Он захрипел и отключился.

Алисия тут же замерла и села.

— Мне нужно идти в актрисы, — сказала она, выдавив улыбку.

— Заберешь Оскар, когда выйдем отсюда, — ответил Коннор, взяв ее за руку и поднимая на ноги. Его план сработал.

Они побежали к двери, Алисия споткнулась и вскрикнула. Коннор обернулся и увидел, что террорист схватил ее за ногу. Мужчина плохо соображал и рычал, как бультерьер, отказываясь отпускать.

«Если придется драться, расправляйтесь быстро», — помнил он совет.

Развернувшись, Коннор ударил ногой мужчину в челюсть. Полетели зубы, террорист убрал руку.

«И тебе немного боли!» — подумал Коннор.

Великан не сдавался. Сплевывая кровь, он потянулся к ним. Коннор толкнул Алисию в коридор, террорист надвигался, как разъяренный бык, в глазах пылала ярость. Коннор закрыл дверь камеры, прижав ее собой. Алисия повернула ключ, дверь содрогалась от ударов террориста.

Но замок держался.

— Что теперь? — прошептала она, нервно глядя на мрачный коридор.

— Тише, — выдохнул Коннор, прижав палец к губам и проверяя комнату напротив. Она была пустой, только устройства и компьютер стояли там. Ворвавшись в комнату, он подумывал отправить сообщение. Но клавиатура была арабской, и он все еще не знал, где они. Коннор посмотрел на второй монитор, великан боролся с дверью и зло кричал. Коннор выключил колонку. Если террористы не сразу узнают об их побеге, это даст им пару ценных секунд. Он собрался уходить, но увидел на столе свой смартфон. Схватив его, он прижал палец к распознавателю отпечатка. Появились значки. Но он не мог позвонить. Сигнала не было.

Алисия коснулась его, прося уходить. Коннор кивнул и сунул телефон в карман. Может, связь появится над землей. Он поманил Алисию за собой и пошел по коридору к лестнице, замерев, чтобы проверить комнату, где их снимали. Она была пустой.

Оружия не было, только зловещий черный флаг и камера. Коннор взобрался по ступенькам в полумраке.

Он шагал осторожно, боясь, что деревянные ступеньки заскрипят под ним и выдадут их побег. Алисия не отставала, ее дыхание было громким в темноте.

Никто не знал, что ждет их наверху, Коннор боялся, что там они кого-то встретят и не успеют сбежать. Им будет некуда бежать.

Но они добрались до вершины лестницы незамеченными. Деревянная дверь мешала им пройти. Коннор схватился за ручку и медленно повернул ее. Удивительно, но она не была заперта. Приоткрыв дверь, он заглянул в щель. Там был ярко освещенный коридор с несколькими комнатами и дверями, похожими на выход из здания. Он слышал голоса. Но коридор был пустым.

«Готова?» — произнес он одними губами.

Она кивнула.

Они выскользнули и тихо закрыли за собой дверь. Они были опасно открыты, Коннор держал Алисию рядом, пока они крались по коридору. Они были почти у первой двери, видели кухню, когда в коридор вышел террорист.

Глава девяносто четвертая:

Коннор и Алисия стояли напротив юноши двадцати лет. Он был не в восточном одеянии, а в джинсах и синей рубашке. Он держал чайник с горячим кофе на подносе и застыл, не ожидая увидеть заложников.

Никто не двигался.

Алисия едва слышно выдохнула:

— Хазим?

Поняв, что его лицо открыто, террорист опустил взгляд, словно стыдился.

— Ты его знаешь? — прошептал Коннор пораженно.

Алисия смотрела на парня перед ними.

— Это один из братьев Калилы.

Коннор начал вспоминать, что он забирал Калилу из школы пару раз. Конечно, СС не заметили террористов в школе Монтароса — Хазим был уже проверен. Коннор подозревал, что и «Многоклетку» отправил Хазим, когда дал Калиле новый телефон, когда она отправляла свой номер Алисии, ему и ее друзьям. Но Коннору сейчас было все равно, кто перед ним. Он должен был спасти Алисию.

— Хазим! Ты чего так долго? — рявкнул голос из дальней комнаты.

Лицо Хазима отразило смятение, он перевел взгляд на комнату, а потом снова на Алисию. Он не ответил, мужчина в комнате проявил нетерпение.

— Бахир, иди и подгони его пинком!

Мужчина в круглых очках появился в коридоре. Его глаза расширились, когда он увидел заложников свободными.

— Хазим, не стой столбом! — крикнул он, побежав по коридору. — Хватай их!

Хазим не отреагировал, Коннор воспользовался шансом. Он схватил кофейник и вылил горячее содержимое в лицо приближающемуся мужчине. Террорист отшатнулся, упал, крича, его кожа покрылась волдырями. Коннор ударил Хазима в грудь. Тот отлетел на пол кухни. Коннор схватил Алисию за руку и побежал к входной двери.

Но они сделали лишь пару шагов. Бородатый мужчина с крючковатым носом выпрыгнул в коридор, словно тигр.

— Не так быстро! — прорычал он, выхватывая кинжал из-за пояса.

Увидев опасный нож, Коннор вспомнил слова инструктора: «Лучше хорошо бегать, чем плохо стоять». Но бежать было некуда, Коннору оставалось лишь обороняться.

Он напал на лидера, атакуя ногой его руку с кинжалом. Но лидер оказался быстрым. Он отскочил и ударил ножом. Коннор едва успел избежать удара по животу. Кинжал снова взмыл для атаки, Коннор хотел бы, чтобы на нем была усиленная футболка. Оттолкнув Алисию от зоны поражения ножом, Коннор бросился вперед, поймал мужчину за запястье и скрутил его захватом джиу-джитсу. Лидер скривился от боли, кости трещали, но он не собирался выпускать оружие. Они бились за нож. Они врезались в стену. Кончик лезвия впился в плечо Коннора. Он закричал, отпустив запястье лидера. И тот прижал его к стене, вцепившись в горло.

— Кто, черт возьми, ты такой? — проревел лидер, Коннор задыхался от его хватки.

Борясь за свободу, Коннор выдохнул:

— Друг… Алисии.

Лидер покачал головой.

— Нет, ты проблема, — ответил он, поднимая нож и целясь в сердце Коннора. — А проблему нужно устранить.

Глава девяносто пятая:

И теперь уже Алисия бросилась его спасать. Кинжал опускался, Алисия врезалась в лидера террористов.

— Оставьте его! — крикнула она, прыгнув на его спину.

Она ухватилась за него ногами и впилась в его лицо длинными ногтями, атаковав глаза. Лидер взревел от ярости и боли. Отпустив Коннора, он потянулся к дикой кошке на спине. Он схватил ее за руку и потянул. Алисия пролетела по воздуху и ударилась о противоположную стену, упав на пол. Кровь текла из царапин на лбу.

Лидер повернулся к ней. Глубокие царапины испещрили его лицо, один глаз был в крови.

— Ты за это заплатишь, — вопил он, размахивая ножом. — Я порежу твое лицо!

— НЕТ! ДЯДЯ МАЛИК, НЕТ! — возмутился Хазим, прибежавший из кухни и вставший между ними. — Она просто девочка.

— Она неверующая, — фыркнул лидер террористов, глядя на племянника одним нормальным глазом. — С дороги, или мне придется сначала разобраться с тобой.

Коннор видел, что Хазим дрожит от страха, но он не сдвинулся.

Малик отстранился. Со скоростью кобры он вонзил кинжал в живот Хазима. Тот вскрикнул от шока, глаза выкатились, тело его содрогалось.

— Я всегда задавался вопросом, хватит ли у тебя смелости для этой миссии, — фыркнул Малик, вонзая нож по рукоять и поворачивая. Хазим закричал, кровь лилась на пол.

Коннор воспользовался шансом и побежал к Алисии. Она все еще была ошеломлена ударом о стену. Не обращая внимания на боль в плече, он повел ее на кухню, надеясь найти там черный ход.

— Бахир, за ними! И куда делся Кедар? — кричал из коридора Малик. — Они убегают!

Коннор не прогадал. На другой стороне кухни был выход, ведущий на деревянную веранду. Открыв дверь, Коннор и Алисия выбежали в большой сад, обнесенный высокой кирпичной стеной. Луна показала маленький сарай у стены и силуэты высоких деревьев.

— Сюда, — сказал он Алисии, что начинала приходить в себя после удара.

Ночь была теплой и звездной, тьма быстро спрятала беглецов. Из кухни донесся голос Малика:

— Возьмите пистолеты! Ищите в саду.

Раздался топот ног по веранде, Коннор и Алисия добрались до сарая.

— Куда они пошли? — голос был нетерпеливый и злой.

Коннор заметил бревно рядом с сараем. Стиснув зубы и превозмогая боль, он поднял Алисию. Он чувствовал липкую кровь на себе. Они взобрались на крышу сарая, откуда смогли попасть на вершину стены.

— Там! — раздался крик.

Коннора осветил луч фонаря. Выстрел, пуля пролетела над его головой. Они с Алисией прыгнули с крыши на стену, а оттуда — за нее. Оказалось выше, чем они думали. Они рухнули на каменистую землю. Алисия вскрикнула.

— Я… подвернула лодыжку, — скривилась она, держась за ногу.

Только этого не хватало. Но Коннор сдаваться не собирался. Он обхватил Алисию под руками и поднял на ноги. Деревья могли прикрыть их. И они спешили, насколько позволяла ее лодыжка и неровная земля, спешили к деревьям.

Петляя между деревьями, Коннор вытащил телефон из кармана. Сигнала все еще не было.

Он заметил надпись «Вставьте карту» внизу экрана.

Выругавшись, Коннор уже хотел выбросить телефон, но на экране появилось приложение СОС от Амира. Он и забыл про него. Коннор включил приложение и нажал «Отправить». Он надеялся, что у телефона хватит на это заряда.

Глава девяносто шестая:

В штаб-квартире «Стража-друга» царила напряженная атмосфера. Шарли барабанила пальцами по ручке кресла-каталки. Марк сидел, обхватив руками голову. А рядом с ним Линг потирала устало глаза, делая порой глоток энергетического напитка. Амир нервно ходил по комнате, а Багси смотрел на монитор, побежденный кодом.

— Срок вышел, — сказал Амир, посмотрев на часы. — Почему мы ничего не услышали?

— Отсутствие новостей тоже хорошо, — сказал Багси.

— Но террористы хотели успеть к сроку, — сказала Линг.

— Может, президент договорился с ними? — предположил Марк.

Шарли покачала головой.

— Мы узнаем от полковника Блэка.

Они сидели в тишине. Шарли начала грызть ногти. Она была ответственна за судьбу Коннора. Она ведь была лидером операции. Зловещая мысль проникла в ее голову.

«Может, меня преследует карма с последнего назначения…»

С того дня все шло наперекосяк. Коннор стал поворотной точкой в ее жизни, так она думала. Но теперь и он мог умереть. Стать новым тупиком.

Компьютер начал издавать гудки.

— Что это? — спросила Линг.

Шарли посмотрела на Амира, они хором выпалили:

— СОС!

Амир разбудил монитор, его рот раскрылся.

— Если это Коннор, то вы не поверите, где они…

Шарли подъехала и уставилась на экран с таким же потрясением.

— Амир, передай координаты полковнику Блэку. Быстро!

Глава девяносто седьмая:

Коннор и Алисия бежали среди деревьев, ветки и кусты царапали их лица и одежду. В лесу было темно, лунный свет едва пробивался сквозь ветви, Коннор не понимал, куда они бегут. Но важно было, что они убегали от террористов. Позади он слышал, как они пробиваются через кусты. Алисия спешила, но из-за ее лодыжки террористы догоняли их. Оглянувшись, Коннор увидел огни их факелов.

— Брось меня, — выдохнула она, прижавшись к дереву и задыхаясь. — Убегай.

— Нет, — сказал Коннор. — Страж-друг не бросает клиента. Как и друг.

Она выдавила улыбку.

— От тебя сложно избавиться!

Коннор ускорился, почти неся ее на себе, хоть тоже был ранен. Алисия прикусила губу, боль пронзала ее с каждым шагом. Крики террористов становились громче. Несколько пуль пролетело мимо, врезаясь в деревья. Полетели щепки. Коннор и Алисия вырвались из леса и попали на дорогу. Машина пролетела мимо, гудя, ведь чуть не переехала их.

— СТОЙТЕ! — крикнул Коннор, пытаясь махнуть.

Но машина растворилась вдали.

— Ты это видел? — спросила Алисия с большими глазами.

— Что?

— Номера машины.

— Нет, идем дальше, — настаивал Коннор, пытаясь перейти дорогу до того, как появятся террористы. Но она продолжала смотреть вслед машине. Остановились они у дорожного знака на английском:

Парк Рок Крик— Бич Драйв

Мэриленд

Даунтаун

— Парк Рок Крик? — спросила Алисия, прочитав знак дважды, но не веря глазам. — Мы все еще в Вашингтоне!

Коннор тоже не мог поверить. Из-за поимки, одежды похитителей, арабского языка и еды он поверил, что они где-то на Востоке. Правда была перед ним, и Коннор пытался вспомнить сведения о парке из записей к делу. Он знал, что парк был небольшим, что скоро на его месте могут построить дома. Но им оставалось только уйти с дороги и добраться до помощи.

Табличка застучала, пуля пробила дыру в центре О. Коннор развернулся и увидел Малика и его людей, что целились в них пистолетами.

— Стоять! — предупредил Малик.

Заслонив собой Алисию, Коннор повел ее к кустам у дороги. Пули попадали в дорогу у их ног. Они нырнули в укрытие деревьев, упав на твердую землю. Они поднялись на ноги, Алисия снова подвернула лодыжку и закричала.

— Вперед! — кричал Коннор, адреналин заполнял его, он вскинул ее себе на спину и побежал.

Но этих секунд хватило, чтобы террористы окружили их, Малик направил пистолет на Коннора.

— Неверный шаг, и я пристрелю обоих, — сказал Малик. Его глаз все еще был в крови от удара Алисии.

Опустив Алисию на землю, Коннор встал перед ней. Его тело — ее щит.

— Восхищен твоей верностью, — фыркнул Малик, обнажив желтые зубы. — Мальчишка сам хочет пожертвовать собой… так тому и быть.

Выстрел прогремел над лесом.

Глава девяносто восьмая:

— Он будет жить?

— Жаль, но похоже на то, — ответил Кайл, глядя на раненого террориста.

Малик лежал, скованный, на носилках, грудь его покрывали окровавленные бинты. Две медсестры осматривали его и готовились перенести в машину скорой помощи.

Коннор сидел на выступе второй машины скорой помощи, медсестра зашивала рану от ножа на его плече. Он чувствовал натяжение нити, но лекарства притупляли боль.

Коннор думал, что Малик пристрелит его. Он приготовился принять пулю за Алисию. Защитить до конца. Это все, что он мог сделать, как телохранитель. Но на землю упал Малик, крича.

После выстрела из леса выбежали агенты СС. Коннор бросился на Алисию, завязалась перестрелка. Одного террориста тут же пристрелили. Остальных обездвижили за секунды. Коннора и Алисию окружили агенты, среди которых был Кайл.

— Останется боевой шрам, — отметил Кайл, кивнув на рану Коннора, когда медсестра закончила.

Коннор улыбнулся. Это будет круто. Он сможет показать этот почетный след Шарли, Амиру и остальным, когда вернется в Англию.

Выживших террористов схватили и погрузили в грузовик без окон. Директор СС подошел к Коннору.

— Сколько их там было? — спросил Дирк.

— Я видел шестерых.

— Мы насчитали пятерых, — нахмурился директор.

Коннор посмотрел на пойманных.

— Не вижу террориста в очках.

— Которого ты облил кофе? — спросил Дирк. Коннор кивнул, и директор связался с агентами, передав им описание. Он повернулся к Коннору. — Два отряда проверяют парк. Если повезет, они его найдут. Мы проверили дом и нашли запертого террориста. Один был мертвым. Это ты сделал?

Коннор покачал головой.

— Это работа лидера.

Дирк вскинул брови.

Коннор подумал о Калиле. Она будет расстроена новостью о брате, но он расскажет ей о его геройском выборе.

— Его звали Хазим, он брат одноклассницы Алисии. Он передумал и пытался нас спасти.

Дирк кивнул, Кайл записал это.

— Что будет с их лидером? — спросил Коннор, когда двери скорой помощи с Маликом закрылись, его увезли с сиренами.

— Сначала его подлатают, допросят, обвинят в похищении, терроризме и убийствах, — ответил Дирк. — Остаток жизни проведет за решеткой, хотя заслужил он худшего.

Коннор оглянулся на свою скорую помощь. Алисия лежала на носилках, перевязывали ее лодыжку. Медсестра прижала компресс к ее лбу, в руку ее вставили капельницу.

Директор заметил его тревогу.

— Не бойся, они говорят, с ней все будет в порядке… Ты постарался, защищая ее.

Коннор посмотрел на Дирка, потрясенный его похвалой.

Дирк отцепил от своего пиджака значок СС и прикрепил к одежде Коннора. Пятиконечная звездочка мерцала в красно-белом свете скорой помощи. С редкой улыбкой он заявил:

— Ты заслужил это, агент Ривз.

Глава девяносто девятая:

4 июля

— Сегодня День независимости! — сообщил президент Мендез, стоя за микрофоном на ступеньках памятника Линкольну. — Не только для США, но и для моей дочери, Алисии.

Коннор едва слышал свои мысли за ревом радостной толпы. Тысячи людей в теплом июльском солнце собирались праздновать свободу Алисии. Флажками и лентами они потрясали, и пруд окружило море кранного, белого и синего, сколько хватало глаз. Коннор подумал, что что-то похожее было, когда доктор Мартин Лютер Кинг произносил свою знаменитую речь.

— Я молился о чуде, — сказал президент, толпа притихла. — И оно произошло.

Он оглянулся на дочь. Коннор стоял у возвышения в бежевой рубашке, кепке и солнцезащитных очках. На миг президент посмотрел на него с благодарностью.

— Но благодарить я должен не только бога, — продолжил президент Мендез, обращаясь к толпе. — А людей, что без устали защищают меня и мою семью. И тем, кто помог вернуть мою дочь. Я навеки благодарен Секретной службе и всем агентствам по безопасности. И я благодарен вам, народ Америки, за вашу поддержку в мрачный для меня час.

Люди хлопали от души.

Коннор знал, что его не поблагодарят публично. Его не упомянут, ведь «Страж-друг» предпочли остаться в тайне. Потому все заслуги за спасение Алисии перешли к СС. Но Коннор не обижался. Он и не хотел такого признания. Ему хватало видеть Алисию живой и счастливой. Он понимал теперь, почему отец был телохранителем. Наградой было знание, что жизнь защищена и спасена. Каждый день был подарком.

— Терроризм никогда не победит Америку! — президент Мендез ударил кулаком по трибуне. — Как бы они ни старались, мы не сломимся. Ведь мы сильный народ, умеющий любить. Мы — одна семья.

Он поманил к себе жену и дочь, обняв их перед радостной толпой. Алисия посмотрела на Коннора, сияя улыбкой, что предназначалась лишь ему. Коннор улыбнулся в ответ. Они почти не говорили после побега. Алисия была с семьей, а Коннора расспрашивали полковник Блэк и СС. Но он знал, что им еще о многом нужно поговорить. И он надеялся, что такой шанс у него еще будет.

Коннор, поддавшись атмосфере праздника, захотел сделать фото. Момент был уникальным, и он хотел поделиться им с друзьями из «Стража-друга». Вытащив телефон из кармана, он сфотографировал Алисию у трибуны и толпу с флажками.

После нажатия кнопки на экране красным вспыхнула иконка. Коннор подумал, что телефон разрядился, но загрузилось приложение опознавания по лицу, появились фотографии. На первой они с Алисией были на ступеньках памятника Линкольну, на другой — в школе Монтароса перед балом, а третью он только что сделал. На каждой фотографии было выделено красным лицо на фоне.

Коннор с ужасом узнал это лицо.

Глава сотая:

«Один раз — случайность. Дважды — совпадение. Три — враг в действии».

Коннор перешел на Оранжевый код. Он разглядывал толпу, скользя взглядом по несметному количеству лиц среди леса флажков и лент. Вспомнив, под каким углом фотографировал, он быстро нашел нужного человека.

У него был крупный нос и глубоко посаженные глаза, узнать его было просто. Он был за дверью в столовой, рабочим, которому захотелось пить, а также загадочным силуэтом на балу. А сегодня он был среди зрителей. Но выглядел слишком напряженным и был одет в куртку, что было странно для жаркого дня.

Коннор нажал на наушник.

— Бандит — Браво Один. Подозрительный человек на два часа от подиума.

— Браво Один Бандиту. Опиши, — тут же отозвался Кайл.

— Высокий, черные волосы, большой нос, в красной спортивной куртке, коричневой футболке с…

И пока Коннор докладывал, мужчина потянулся под куртку.

Время замедлилось для Коннора. Сначала ему показалось, что он видит край пистолета в руке мужчины. Коннор выждал мгновение, чтобы не дать ложное указание и разрушить праздник. Но из-за куртки показалось и дуло, он уже не сомневался. Красный код.

— ПИСТОЛЕТ! — рявкнул он в свой микрофон.

Через миг другой агент заметил угрозу. Но мужчина уже поворачивал пистолет к Алисии. Она не видела этого, а смотрела на отца. Люди в толпе тоже смотрели только на Первую семью. И только агенты СС обращали внимание на мужчину. Двое агентов двинулись к нему, а Коннор бросился к Алисии. Каждый шаг был таким медленным, словно он бежал по вязкому болоту, и расстояние между ними не сокращалось.

Агенты, охраняющие президента, тоже двинулись к президенту Мендезу и его семье.

Коннор поравнялся с Алисией и услышал два выстрела. Он оттолкнул ее и хотел накрыть собой, но пули ударили по нему с невероятной силой.

Глава сто первая:

Малик приоткрыл глаза и увидел серую комнату без окон. Резкие неоновый свет на потолке причинял боль здоровому главу, второй был закрыт повязкой. Рядом с его кроватью был ЭКГ-экран, тихо отражающий его пульс гудками. К левой руке тянулась капельница, стоявшая у кровати. Малик ужасно хотел пить, легкие свистели от его слабых вдохов. Он попытался сесть, но на грудь словно давил неподъемный груз. И он увидел, что весь его торс обмотан бинтами, кое-где даже проступила кровь. Он медленно повернул голову и увидел мужчину в белом халате, сидящего на краю его кровати.

— Кто… вы? — прохрипел Малик.

— Я хочу задать вопросы, — сказал мужчина.

— Говорите… с моим адвокатом.

Мужчина не обратил внимания на его слова и вытащил планшет.

— Вам заплатили десять миллионов долларов авансом за похищение дочери президента.

Малик замер.

— Откуда вы знаете?

— Это заплатили люди, от лица которых я пришел. И они хотят деньги обратно, ведь сделка не выполнена.

Холодок пробежал по спине Малика.

— Н-но я справился. Это все мальчишка, Коннор Ривз, виноват!

Мужчина не отреагировал. Хватаясь за последний шанс, Малик сказал:

— А что получу я?

— Поговорим о вашем освобождении позже. А пока мне нужен доступ к вашему счету и код, — сказал мужчина, вводя что-то на экране планшета.

Малик размышлял недолго. Если они дотянулись до него в лапах СС, то и освободить смогут. Мужчина ввел данные счета и код. После этого он посмотрел на Малика.

— Теперь все по-честному. В равновесии, можно сказать. Продолжим. Что в Братстве знают об этих деньгах?

— Ничего, — ответил Малик. — Я им не рассказывал.

Тень улыбки коснулась губ мужчины.

— Отлично, — он вытащил из кармана халата ручку. — Так вы лишь звено цепи.

Мужчина снял колпачок, под которым оказался длинный шприц.

— Что вы делаете? — пролепетал Малик, открытый глаз расширился от ужаса. — Вы не врач!

— Нет, — ответил мужчина, спокойно вводя иглу в капельницу. — Я ваш палач.

— Но я не скажу, — обещал Малик, пот покрыл его лоб. — Я даже не знаю, кто вы!

Мужчина нажал на кончик ручки, и прозрачная жидкость попала в капельницу. Через миг руку Малика обожгло огнем, словно раскаленное железо попало в его вены. Он попытался закричать, но яд выбил из тела весь воздух. Извиваясь, он пытался ухватиться за мужчину, чтобы он прекратил пытку. Но тот лишь смотрел, не сочувствуя его страданиям. Яд добрался до сердца Малика, и он обмяк на кровати, на экране потянулась безжизненная нить.

— Вы и не заговорите, — сказал мужчина, возвращая колпачок на ручку и покидая комнату.

Глава сто вторая:

— Как нога? — спросил полковник Блэк, стоявший рядом с кроватью Коннора в закрытом крыле больницы Джорджа Вашингтона.

Коннор заерзал. Ему казалось, что его переехал автобус, а нога пылала огнем.

— Лучше, — ответил он, кривясь. Из-за синяков на груди было сложно дышать.

Его жизнь спасло утреннее решение надеть пуленепробиваемую футболку. Первая пуля ударила в центр груди, оставив рану, что болела, но не была смертельной. Вторая пуля попала по незащищенной ноге, и кровь пролилась на белые мраморные ступени. Коннор застыл, глядя, как стрелка уводят двое агентов, обезоружив его.

Алисия звала его по имени, но ее уводили СС. И только когда она оказалась в безопасности, Коннор смог расслабиться, и боль охватила его ногу.

А потом все было размыто — агенты, врачи, медсестры.

— Отлично, — сказал полковник Блэк, оценив мужественный ответ Коннору. — Врач сказал, что рана неглубокая, так что ты быстро встанешь на ноги.

Он передал Коннору открытку с пожеланиями выздоровления.

— Не надо! — Коннор был поражен действиями полковника.

— Это не от меня, — ответил он строго. — А от команды Альфа.

Коннор улыбнулся. Он хотел бы больше сочувствия от закаленного сражениями бойца. Раскрыв открытку, он улыбнулся еще шире, когда прочитал: «Ловцу пуль!».

— Шарли прибудет завтра, — сообщил полковник.

Коннор поднял голову.

— Она будет здесь?

Полковник вскинул бровь.

— Мне нужно вернуться в штаб-квартиру, а она вызвалась.

Коннор был рад новости. Друг рядом — это хорошо, особенно, тот, кто понимает его роль. Правительство США не дало прессе распространить в новостях, что он защищает Первую дочь. Он просто выбежал, увидев стрелка, а кепка и очки скрыли его лицо. Даже в записях больницы его имя было изменено. Мама с бабушкой не узнают всего. Им скажут, что он поранился, когда ездил в горы, пока был учеником по обмену. Полковник позвонил им сам и успокоил. Хотя Коннору не нравилось врать семье, это пришлось сделать, как делал и его отец.

Коннор отложил открытку.

— А что с тем человеком? Он был связан с террористами?

Полковник Блэк покачал головой.

— Нет, не похоже на это. СС поймали оставшегося террориста по имени Бахир вчера, он пытался сбежать в Мексику с поддельным паспортом. А тот похож на одиночку. Они проверили шкафчик Алисии, как ты и предложил, и нашли записку с угрозой убить за то, что «на него не обращают внимания». Она ему, похоже, нравилась.

Коннор поежился. Если бы не водный пистолет на балу, его догнали бы еще в школе. Но теперь все террористы были пойманы, и это было хорошей вестью для них с Алисией.

— Скажите, СС узнали о том двойном агенте?

— Тупик, — ответил полковник. — Квартира ее была сожжена несколькими днями ранее. ФБР ищут. Но это не твои тревоги. Помни, ты — телохранитель, а не шпион. Кстати говоря…

Полковник Блэк вытащил из кармана пиджака щит «Стража-друга» с крыльями.

— За выдающуюся смелость при исполнении обязанностей, — заявил он и прицепил к груди Коннора значок, отсалютовав ему.

Коннор опустил взгляд и понял, что значок с крыльями был золотым.

Глава сто третья:

— Я оказался прав, доверив жизнь своей дочери стражу-другу Ривзу, — сказал президент Мендез в синем зале Белого дома, где были и его жена, и Алисия. — Ты истинный сын своего отца. Ты доказал, что у тебя есть его смелость, решимость и сила характера.

Коннор улыбнулся от слов президента. Синяки на груди прошли, и нога, хоть и гнулась плохо, но почти восстановилась. Еще одна рана начала заживать — рана в сердце из-за смерти отца. Его сравнили с отцом, Коннор теперь был им. Это было большим достижением.

— Я выполнил свою работу, господин президент, — ответил Коннор.

— Это гораздо больше, — возразила Первая леди, поцеловав его в щеку и обняв. — Мы не знаем, как выразить словами свою благодарность тебе за защиту нашей дочери.

— Это поможет тебе в будущем, — сказал президент Мендез, отдав Коннору темно-синий паспорт. — В благодарность за твои заслуги я назначаю тебя почетным гражданином США. И ты сможешь связываться с нашим правительством и получать нашу защиту по всему миру.

— Спасибо, господин президент, — ответил Коннор, приняв этот уникальный подарок.

Президент Мендез и его жена отошли, пропустив вперед дочь. Она была в летнем сиреневом платье, а длинные волосы заколола назад, легкий макияж лишь подчеркивал ее естественную красоту. Алисия уже не была похожа на испуганную заложницу, какой была совсем недавно.

— Мы оставим вас, — сказал вежливо президент, выводя Первую леди на южное крыльцо.

Алисия подождала, пока двери за ними закроются, и повернулась к Коннору.

— Теперь это точно прощание, — сказала она, прикусив губу и пытаясь сдержать слезы.

Коннор кивнул. Он старался не думать об этом моменте. Они столько прошли вместе, что были теперь неразрывно связаны. И было неправильно уходить. Но Алисия понимала необходимость своей защиты Кайлом и его командой, а потому Коннор свое дело выполнил.

— Спасибо, что защитил меня, — сказала Алисия. — Без тебя я бы не выжила, оказавшись в плену.

— Без тебя я бы тоже не выжил, — напомнил Коннор.

Алисия улыбнулась ему.

— Ты будешь рад узнать, что я приняла свою роль Первой дочери. Я ценю возможности, что она мне открывает, а свобода моя ограничена не просто так. Больше я от СС не убегу!

Она с улыбкой посмотрела на Кайла. Тот кивнул и покинул комнату. Они остались наедине, и Алисия подошла к Коннору. Она разглядывала его лицо, словно хотела, чтобы оно отпечаталось в ее памяти.

— Я знаю, что ты не можешь остаться… — прошептала она, — но это на память обо мне.

Алисия обвила руками его шею и поцеловала его в губы. Коннор затерялся в этом моменте, едва дыша.

Вдруг дверь открылась.

Алисия резко отстранилась.

— Кайл, я же просила не беспокоить…

— Простите, я этого не слышала, — ответила Шарли, въезжая в комнату. Она посмотрела на Коннора, который виновато стирал ладонью след от помады. — Машина прибыла, — сухо сказала она.

Коннор кивнул, не в силах смотреть ей в глаза.

— Уже? — Алисия почти молила дать еще немного времени.

— Нам нужно успеть на самолет, — ответила Шарли, развернулась и направилась к двери. Пока Шарли была к ним спиной, Коннор взял Алисию за руку и посмотрел ей в глаза.

— Я не забуду тебя… и этот поцелуй! — пообещал он.

И с большой неохотой он пошел за Шарли.

Он оглянулся на пороге комнаты. Алисия стояла у окна и смотрела на луг.

— Не бойся, Коннор. Я защищу ее, — сказал Кайл, дежуривший у двери.

Зная, что она в надежных руках, Коннор направился к выходу из Белого дома, а оттуда — к стоянке у северного крыльца. Шарли уже ждала его в машине.

— Честно, это не я начал, — объяснил он с виноватым видом, устроившись рядом с ней. — И я ее уже не защищаю…

— Это не важно, — сказала Шарли, хотя Коннор слышал, что она не рада.

— Ты ведь меня понимаешь, — не сдавался он.

Шарли одарила его нечитаемым взглядом. Ее выражение лица смягчилось.

— Не волнуйся, полковнику я не расскажу.

Она передала Коннору черную папку. На ней была надпись «Секретно» красными буквами, на обложке был и серебряный щит с крыльями.

— Твое новое назначение.

Коннор уставился на Шарли.

— Я только из больницы. И кто сказал, что я остаюсь стражем-другом…

— Полковник, — ответила она и передала ему потрепанный брелок. — Он сказал, что это в твоей крови… А он никогда не ошибается.

Они уезжали из Белого дома, его клиент был в безопасности. Коннор смотрел на брелок. Отец смотрел на него, и Коннору показалось, что он видел гордую улыбку.

Коннор не мог отрицать этого. Это было в его крови. Он был рожден, чтобы стать телохранителем.

Благодарности:

Начинать новую книгу всегда сложно, тем более, начинать новую серию. Это связано с множеством рисков, начиная от планирования сюжета, создания персонажей, поиска правильных слов, заканчивая поиском времени для написания книги, чтобы при этом никто не мешал думать, чтобы в мыслях не появлялись сомнения, что есть у всех писателей. Но я, к счастью, смог положиться на свою команду «телохранителей», что защищали меня при написании.

И я благодарю своих бесстрашных защитников:

Мою милую жену Сару, моего энергичного Зака и славного Лео, моих родителей, защищавших меня всю жизнь; Сью и Саймона за их любовь и поддержку; стражей-друзей Стива и Сэма, а еще Карен, Роба и Томаса из «Службы охраны «Роза»».

Чарли Вини, моего агента, который, думаю, смог бы защитить мою работу и на линии огня! Франку Бернатавичиус и Ники Кеннеди, которые встали бы вместе с ним (хотя Чарли стал бы им щитом!), вместе с Пиппой Ле Куэсне.

Мой отряд верных телохранителей в издательстве — редактора Алекса Антчерла, главу операции Шэннон Каллен, Джейд Линч, Джулию Тис, Венди Шекспир, Хелен Грей и Сару Чедвик-Холмс за невероятную обложку.

Тревора Вилсона и Сару Вилсон за организацию моих книжных туров.

Моих друзей, что остаются со мной, включая (но не выделяя) Джоффа и Люси, Мэтта, Чарли, Ника и Зелию, Энн и Эндрю (моих крестных), кузину Лауру и семью Дисон (особенно, мою крестницу Лулу!).

Ребят, что помогли с арабским: Шазаана Надима, Джен Мерфи, Ли Лалку, Питера Брауна, Муса Херготса, Зо Зо Харли Клюс.

И невероятных поклонников, что поддерживают меня от «Юного самурая» до «Телохранителя»; Кевина Хекса, Тима Хагстула, Стива МакКормика, Чарли Харленда и Эдана Брачера.

Огромное спасибо всем новым друзьям на курсах защиты. Это настоящие телохранители, заслуживающие уважения. Эта книга написана в честь них: Мэнди, Саймона, Джроджа, Сары и Энди, Большого Си, База, Джимми, Шона, Нигеля, Алекса, Джо, Ронни и, конечно, Сэма и Марка!

И, конечно же, учителям и работникам курса защиты (www.wilplantraining.co.uk), где я научился искусству быть телохранителем. Гэри, Саймон, Клэр, Венди, Джон, Рей и Пит — спасибо за ваши указания, терпение и знания. Ваша мудрость оживила эти книги.

Будьте осторожны,

Крис.

Поклонники могут следить за серией «Телохранитель» и связываться со мной на фейсбуке или на сайте www.bodyguard-books.com.

Примечания

1

кат — свежие или сухие листья жуют или заваривают чай; легкий наркотик-стимулятор.

2

мафрай — комната на верхнем этаже с прекрасным видом на город, где мужчины общаются, жуют ката и курят трубку.


home | my bookshelf | | Заложник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу