Book: Край, куда не дойдёшь, не доедешь



Край, куда не дойдёшь, не доедешь

Глава I ДЕТСТВО ГАСПАРА

Известно ли вам, читатель, что, не покидая пределов одного края, можно побывать во многих странах? Если побродить по Арденнам, увидишь не просто лес, но тысячу лесов. А дальше, на север, до берегов Рейна и до антверпенского порта, щедро дарят людям свои богатства бескрайние равнины, сотни и сотни холмов, катят воды каналы и реки, голубеют проливы, а в каменном сердце городов, на площадях, которые часто бывают безлюдными, высятся дозорные башни, при виде которых от восхищения и благоговейного страха замирает сердце.

Но далек от всего этого великолепия Ломенваль, гордо именующий себя административным центром, хотя, по правде сказать, представляет собой обычную деревушку. Есть там почта, контора нотариуса, врач и гостиница для туристов под названием “Большой олень”, которая, собственно, и задает тон всему поселению. Еще не так давно здесь стояло лишь несколько деревенских домишек, окруженных со всех сторон Арденнским лесом. Потом стали приезжать на лето горожане, выросли виллы, и возникло нечто вроде маленького провинциального курорта, так и оставшегося по-деревенски чопорным. Домики Ломенваля тянутся вдоль речушки Флув, что вьется среди лугов, раскинувшихся под зеленой стеной леса. Глубокая тишина царит здесь зимой и летом, как будто и не простирается до самого Северного моря кипучий и многоликий мир.

Гаспар Фонтарель появился на свет в гостинице “Большой олень”. Это был внушительный дом с золоченой вывеской, окна которого украшали то герани, то бальзамины — по сезону. Заправляла гостиницей тетка Гаспара, мадемуазель Габриэль Берлико, женщина ловкая и крутого нрава.

Рождение Гаспара Фонтареля вызвало немало толков. Дело в том, что родители мальчика были ярмарочными торговцами. Продавали они галстуки, и никому бы в голову не пришло осуждать их за это, не вздумай жена Фонтареля вдобавок предсказывать на базарах будущее. Оба жили прежде в Ломенвале, но с тех пор, как эта женщина открыла в себе дар гадалки, супругам вместе с двумя дочками пришлось распрощаться с отринувшим их краем и переселиться в Мезьер, где они сняли комнаты на чердаке. Надо сказать, что в Мезьере Фонта рели бывали не чаще, чем прежде в Ломенвале. Жизнь их протекала в странствиях, они исходили всю округу, нигде не задерживаясь надолго. Пристанищем им служили самые жалкие каморки. Бродяги, да и только, — даже мадемуазель Берли-ко, родная сестра жены Фонтареля, говорила, что эта семейка не имеет никакого понятия о приличиях, им для завершения картины недостает только размалеванного фургона на колесах. И когда Габриэль Берлико ценой больших усилий убедила Шарля, своего зятя, что нужно во что бы то ни стало уберечь Гаспара, последыша четы Фонтарелей, от безалаберной жизни, которую и так уже обречены вести две их маленькие дочки, весь Ломенваль одобрил это решение.

Вот так и вышло, что Гаспар, родившийся в “Большом олене”, остался в Ломенвале. Было заранее условлено, что его воспитанием займется тетка. В поселке вспомнили о предках Гаспара, один из которых был когда-то мэром Ломенваля, а другой, более далекий, — старшим егермейстером. Все сходились во мнении, что досадно видеть Фонтарелей опустившимися до бродяжничества, и с радостью предрекали, что именно Гаспару, благодаря мудрым наставлениям мадемуазель Берлико, суждено вернуть былую славу одному из самых древних родов края.

Поэтому в день крестин все соблаговолили на время забыть о том, что мать Гаспара гадает на картах, отец изъясняется таким языком, какой не принят в приличном обществе, а обе дочки ведут себя как бесноватые. Тетка, зная о намерении Фонтарелей покинуть Ломенваль сразу после устроенного по этому случаю праздника, сумела запастись терпением. Да она и не видела никого вокруг, кроме своего племянника, на личике которого уже в столь нежном возрасте было написано выражение достоинства.

— Лишь бы родители уехали подальше, тогда нам нечего бояться, — заявила, как отрезала, Габриэль Берлико.

Однако в этот день произошло первое примеча-гельное событие, которому тогда никто не придал значения, и — как явствует из продолжения этой истории, — напрасно. Под вечер, когда гости за столом, накрытым посреди большого зала гостиницы, уже заканчивали праздничный обед, тетка встала, чтобы принести Гаспара из колыбели: ему тоже следовало /слышать тост, произнесенный в его честь.

— Нет, сестрица! — воскликнула она, проворно опередив мать новорожденного. — Нет, сестрица, не вам, а мне надлежит представить мальчика обществу, которое сегодня желает ему большого будущего. Я его крестная, вы забыли?

Взяв младенца на руки, Габриэль Берлико заметила, что его пеленки хорошо бы скрепить еще двумя-тремя булавками. Чтобы не передавать ребенка матери, она решила положить Гаспара на чашу больших весов, стоявших на буфете, на то время, пока будет искать булавки в ящике комода. На другой чаше спала, свернувшись, кошка.

Гаспар весил немного, но все же куда больше кошки. Весы резко качнулись в его сторону, кошка, враз проснувшись, пулей вылетела из своей чаши прямо на посудный шкафчик. Перебив добрую половину расставленных в ряд тарелок, она с перепугу сделала еще один великолепный прыжок и приземлилась точнехонько на середину стола, за которым сидели гости. Охватившая кошку паника, казалось, передалась всем присутствующим: никто не решался поймать пушистый комок, который, выпустив когти, метался по столу, опрокидывая соусники и бутылки с вином. Наконец обезумевшая кошка повисла на корсаже жены нотариуса и исцарапала ей все лицо. Нотариус и его сосед советник Перрен с трудом оторвали от нее разъяренное животное; их руки при этом тоже были изодраны в кровь. Кошка сиганула в окно, а Габриэль Берлико поспешила за бинтами, чтобы перевязать пострадавших.

Когда суматоха немного улеглась, все повернулись к Гаспару, который лежал как ни в чем не бывало на чаше весов. Разумеется, в случившемся никоим образом не было его вины. И все же, как еще не раз пришлось многим повторять потом, если бы не он, ничего такого не произошло бы. На окровавленном лице жены нотариуса каждому виделись зловещие пометы рока, и всем казалось, что Гас-

пар, вольно или невольно, стал его сообщником. А когда в гробовом молчании мать взяла наконец сына на руки, где-то вдалеке прогремел раскат грома и почти тотчас, словно в ответ, раздался протяжный клич стаи журавлей, летевших на север. На дворе стоял март; грозы — редкость в это время. Что до журавлей, не было ничего удивительного в летящей стае, но все долго не могли оторвать глаз от высокого окна, провожая взглядом клин, один из концов которого был не в меру вытянут.

Габриэль Берлико буквально вырвала Гаспара из рук матери и, показав его гостям, объявила во всеуслышание, что, невзирая на печальные обстоятельства, она все же просит поднять за него тост; пусть это будет, пояснила она, вызовом силам зла, витающим вокруг невинного дитяти. Жена нотариуса первой подняла свой бокал и пожелала юному Гаспару высоко нести имя Фонтарелей наперекор всем трудностям — а уж Габриэль Берлико наверняка сумеет ему в этом помочь. Ответом на ее речь был еще один раскат грома, и никто не знал, следует ли истолковать это как хорошее или как дурное предзнаменование. Гости разошлись довольно скоро.

Прошли дни, даже годы, но эти крестины так и не изгладились из памяти ломенвальцев. Правда, до тех пор, пока Гаспару не настало время идти в школу, ничего из ряда вон выходящего не замечали ни в гостинице, ни в поселке. Родители Гаспара время от времени являлись навестить сына и уходили, недолго погостив, явно довольные, что продолжают свою полную трудностей жизнь, коль скоро Гаспар избавлен от необходимости делить ее с ними. Старшие сестры Гаспара за день своего присутствия переворачивали все*вверх дном, и гостиницу мадемуазель Берлико наполнял адский шум. Потом, когда они убирались вместе с родителями

восвояси, на Ломенваль вновь нисходила привычная тишина. Покой окрестных лугов наполнял все уголки вплоть до кухни, и было слышно, как шелестит лес под бездонным небом. Обитатели гостиницы предавались своим повседневным делам, и эхо их шагов долго разносилось по комнатам, отраженное старыми стенами.

Но когда Гаспар начал учиться и, стало быть, ему пришлось чаще бывать на людях, произошло еще несколько заслуживающих внимания событий. Когда Гаспару исполнилось семь лет, он пошел в школу. Пожалуй, лучше было бы ему научиться читать годом-двумя раньше, но тетка колебалась — и не без оснований, — прежде чем выпустить его “в мир”. И действительно, Гаспар и двух недель не ходил в класс г-на Дюмерона, как однажды вечером, возвращаясь из школы, он вздумал забраться в стоявший у ворот грузовичок — это была машина гостиницы. Посыльный как раз собирался в город за покупками и ненадолго отлучился, оставив грузовичок на площадке. Как только Гаспар влез в кузов сзади, машина мягко тронулась с места. Оказывается, дорога перед “Большим оленем” едва заметно шла под уклон, что обнаружили только после этого происшествия. Посыльный забыл поставить машину на тормоз, и она пришла в движение — сначала покатилась тихонько, но вскоре попала на довольно крутой спуск, ведущий к церковной площади. JIo мен вальцы видели, как грузовичок без водителя пересек площадь; Гаспар с изумленным лицом сидел сзади, свесив ноги. Машина развила изрядную скорость, промчавшись через всю деревню, съехала с дороги на луг, а потом покатила по просеке в лес. Перепуганные люди бросились вдогонку. Габриэль Берлико во все горло кричала им вслед, что волноваться нечего.

И в самом деле, никто по-настоящему не тревожился за Гаспара — в этом очевидцы признались друг другу потом. Грузовичок катил прямо к лесопильне и пулей влетел на территорию дровяного склада. Сторож и его жена, которые мирно попивали кофе в своей сторожке, увидели, как он стремительно надвигается. Оба едва успели вскочить и отпрыгнуть в сторону: в мгновение ока машина проломила стену сторожки, словно та была из бумаги, и смела стол вместе со всем, что на нем 5ыло: кофейником, чашками, а также вазой с цветами. Грузовичок проломил с такой же легкостью и вторую стенку, после чего врезался в штабель досок, смяв капот. Сторож и его жена в ужасе бросились к машине и перепугались еще больше, когда глазам их предстали два небезынтересных обстоятельства. Во-первых, Гаспар как ни в чем не бывало выпрыгнул из кузова и вежливо поздоровался. И еще: жена сторожа, моргая, словно ослепленная чудесным видением, показала мужу на вершину штабеля. Ваза стояла на досках, и розы в ней будто даже не шелохнулись, между тем как кофейник, чашки и стол перелетели через штабель и превратились в щепки и черепки. Первое, что сделал сторож, — снял с досок вазу, дабы убедиться, что это ему не пригрезилось. Только потом он повернулся к Гаспару и спросил, все ли у него цело и вообще каким образом могло с ним приключиться такое. По просеке уже бежали люди из деревни. Им оставалось только посмотреть на картину разгрома и подивиться на сторожа, который с розами в руках дружески беседовал с Гаспаром.

Конечно, поставь посыльный машину на тормоз, ничего бы не случилось, но надо же было Гаспару ухитриться забраться в грузовичок именно в

этот момент! Одна только Габриэль Берлико могла бы рассказать о множестве досадных мелочей, невольным виновником которых был не кто иной, как ее племянник: разбивались тарелки и чашки, пригорало мясо, опрокидывались супницы, останавливались стенные часы из-за слишком сильно хлопнувшей двери, прошмыгнув между ног Гаспара, убегали кролики, когда он приносил им траву, оставались по его оплошности незакрытыми краны бочонков и проливалось впустую драгоценное вино. Одним словом, где был Гаспар, там все шло вкривь и вкось. А уж после истории с грузовичком Габриэль Берлико, не в силах больше таить то, что лежало у нее на сердце, делилась теперь с каждым встречным своими тревогами и опасениями.

Когда Гаспару минуло десять, он стал героем еще одной едва не свершившейся драмы. Это произошло однажды осенью, в четверг — мальчик пропустил занятия в школе, чтобы отправиться в ближний лес за грибами. Он нес на плече сумку, сшитую из шкуры косули мехом наружу. Листья с деревьев еще не облетели, и случилось так, что один охотник, притаившийся в зарослях, принял его со спины за настоящую косулю. Охотника звали г-н Стейль, это был адвокат, гостивший у нотариуса. Он держал наготове автоматическое ружье, заряженное пулями. Он охотился вместе с нотариусом и еще двумя друзьями внутри образованного егерями широкого круга. Уже спустили собак; никто и не подозревал, что Гаспар случайно забрел в этот круг, и, когда адвокат заметил среди листвы сумку Гаспара, он вскинул ружье и выстрелил.

К счастью, в последний миг охотником овладело сомнение, и он чуть приподнял ствол. Палец г-на Стейля уже нажимал на гашетку, как вдруг его пронзила мысль, что косуля не стояла бы так не-

подвижно, когда лай собак раздавался уже совсем рядом; страшная догадка заставила чуть дрогнуть его руку — и этого было достаточно, чтобы выстрел не попал в цель. Пуля лишь слегка оцарапала лоб Гаспара, оставив на нем неглубокий след. Но это было не все — далее она полетела прямиком в деревню, попала в открытое окно маленькой ломен-вальской мэрии и разбила на мелкие кусочки стоявший на этажерке гипсовый бюст — символ Республики. Пулю потом извлекли из стены, а тележник, проходивший низом деревни, уверял, будто слышал, как она просвистела мимо его уха.

Бывает, конечно, что охотник стреляет наугад, когда ему померещится зверь в еще не облетевшем лесу. Но адвокату вообще не следовало бы охотиться в том месте в лесу, так близко от поселка, да еще с дальнобойным ружьем. О случившемся много судачили, и, как прежде в истории с грузовичком, смехотворный исход происшествия поразил всех не меньше, чем опасность, которой чудом избежал Гаспар. Разбитый гипсовый бюст — воистину славный трофей для охотника! Все снова сошлись на том, что Гаспар вообще не должен был находиться в это время в лесу и что совершенно непонятно, как ему удается выходить из подобных переделок живым и невредимым, да еще глядеть невинным простачком, — многим это казалось форменным издевательством .

В последующие два года были и другие происшествия, о которых я не стану рассказывать, ибо они не столь значительны. История же, о которой говорили больше всего, случилась с Гаспаром, когда ему сравнялось двенадцать. Это его последнее приключение взволновало всех.

Однажды вечером, когда Гаспар прогуливался один после уроков в окрестностях деревни, его

застигла гроза; как это часто бывает, никто не заметил сгустившихся туч, пока не разразился ливень. Мальчик укрылся от дождя под старой грушей, две самых толстых ветки которой давным-давно засохли. В грушу ударила молния, и одна из этих веток, величиной со средних размеров дерево, загорелась, сильнейший порыв ветра подхватил ее и отнес шагов на пятьдесят, прямо на крышу сарая, где хранился пожарный насос.

Гаспара нашли у корней груши без сознания, почти бездыханного. Его светлые волосы обгорели и стали темно-рыжими. Но и только. Очнулся он почти сразу, а через час уже чувствовал себя вполне бодрым. И снова к страху за него примешалась изрядная доля раздражения. Вдобавок совладать с огнем, охватившим сарай, так и не удалось; пришлось смириться с тем, что пожарный насос на глазах у всех превратился в груду железного лома.

Была ли в том вина Гаспара? Над этим никто не дал себе труда задуматься. Уже на другой день, когда из города выписали новый насос, все с каким-то ожесточением заявляли, что Гаспар — маленький шельмец, а его неизменная добродушная улыбка — притворство, и ничего больше. Бывают, говорили люди, такие дети, что всем приносят удачу. Трудности сами собой тают в их присутствии, между тем как другие, наоборот, создают всевозможные осложнения, даже не шевельнув пальцем.

Кто же этот Гаспар — неумеха, увалень или просто неудачник? Нет, куда хуже, как было решено вскоре, хотя ничего определенного никто сказать не мог. Поползли шепотки о том, что такие беды могла навлечь только скрытая порча, которую напустили на Гаспара, о чем он, быть может, и сам не подозревал.

Гаспар рос красивым светловолосым мальчуганом. Он с усердием выполнял всякую работу и был всегда рад услужить как своим сверстникам, так и тетке. Но его услуг все боялись как огня. Все знали, как легко в его присутствии задеть локтем чернильницу, смахнуть на пол стопку книг, сломать перо. Его прямой вины никогда не бывало в этих несчастьях, и все же лучше уж держаться от него подальше.

Атмосфера подозрительности окружала Гаспара, сгущаясь с каждым днем. На него то и дело косились с опаской, и он так и не узнал самого большого счастья в жизни ребенка — да и взрослого человека тоже, — счастья открыть кому-ни-будь душу и в ответ получить тот же дар. Родители считали, что сыну живется прекрасно, и во время своих недолгих наездов не обращали внимания на толки о его оплошностях. Казалось, весь мир сторонится его. Даже учитель в школе редко вызывал Гаспара к доске. И день ото дня в мальчике росла уверенность в том, что он никому не нужен и, что бы он ни сделал, всегда это будет не к месту и не ко времени.



Я говорил уже, что Ломенваль представлял собой поселок, затерянный в лесах, жили здесь довольно замкнуто, развлечений почти не знали, и дни текли — однообразнее некуда. Никому не было дела до окружающего мира, до городов и стран, лежащих за лесом, до их красот и разнообразных чудес. Но Гаспар знал обо всем этом еще меньше любого другого ломенвальца. Когда в четырнадцать лет он закончил школу, Габриэль Берлико нашла ему занятие: натирать полы и мести двор. Хотя мальчик проявил довольно живой ум, тетка потеряла интерес к будущему маленького Фонтареля. Она оставила Гаспара у себя в доме, чтобы, как не раз заявляла во всеуслышание, исполнить до конца свой долг, однако от далеко идущих планов вынуждена была отказаться. Гаспар же со своей стороны и знать не знал, что кто-то мог вынашивать в отношении его какие-либо замыслы. Ему хотелось одного — чтобы его вообще не замечали. Он, впрочем, привязался к дому тетки, да и каждый уголок поселка считал такой же неотъемлемой частью самого себя, как глаза или руки. Родители навещали его все реже. Обеим сестрам уже перевалило за двадцать. Они вышли замуж за ярмарочных торговцев и вовсе не думали о брате, который жил жизнью, слишком непохожей на их собственную.

Многие дети рады похвастать, если с ними произойдет хоть что-то мало-мальски похожее на приключение. На долю же Гаспара выпало не одно, героем которого он мог себя считать. Но так как именно поэтому все в деревне его сторонились, стал он робким, кротким и нелюдимым подростком.

Он трудился от зари до зари, а порой и до поздней ночи. В гостинице всегда найдется немало дел. Но в хорошую погоду — на закате солнца или в сумерках, после ужина — Гаспар всегда выкраивал часок для прогулки. Тетка отпускала его, ибо не могла не признать, что мальчишка справляется с работой, которая не всякому взрослому мужчине под силу. Гаспар выбирал для своих прогулок такие часы, когда он не рисковал встретить кого-нибудь из соседей, и чаще всего выходил на тропинку, что тянулась вдоль садов за деревней.

Он спускался на площадь и, обогнув церковь, сворачивал в переулок между старыми домами — там редко кто ходил, так как узкий проход густо зарос репейником и крапивой. За домами начина-

лись сады, между их решетками и оградами вилл была протоптана тропинка. Ее едва можно было различить среди зарослей ежевики, преграждавших дорогу. Продравшись сквозь колючий кустарник, Гаспар оказывался под надежной защитой от посторонних взглядов.

В первое время, когда мальчик избрал эти места для прогулок, он садился где-нибудь в уголке и смотрел на окрестные поля. Перед ним простирались зеленые холмы и луга, а дальше, на горизонте, вставали темные кроны леса. Летом он видел, как ветер уносит крылатые семена чертополоха, которые то взлетали ввысь, то скользили сквозь густую траву. На провода над парками вокруг вилл садились птицы. Как они называются, он не знал.

Позже, освоившись, Гаспар стал заглядывать в сады. Прячась за густо оплетенными вьюнком решетками, он разглядывал женщин, выходивших собрать овощи с грядок, а то вслушивался в разговоры, долетавшие из открытых окон.

Гаспар делал это не из любопытства. Если случалось, что люди говорили о своих делах, он тотчас уходил, не желая быть нескромным. Но его завораживали голоса, негромко звучавшие в сумерках. Он слышал бас церковного сторожа, напевный голос молоденькой булочницы и много, много других голосов — то печальных, то веселых.

Мало-помалу безобидная ребяческая страсть к созерцанию становилась для него чем-то вроде священнодействия, и Гаспару случалось временами безмолвно молиться в своем одиночестве. В такие минуты он ощущал вокруг себя какую-то первобытную силу. Такая глубокая тишина окутывала Ломенваль, что даже самое простое слово обретало в ней неожиданный смысл и бог весть как далеко могло завести.

Некоторые слова были непривычными для здешних мест, однако, поверьте мне, время от времени их можно было услышать. Например, “канал”, “дозорная башня” или еще слово “море”. У булочницы был кузен где-то в Бельгии. А брат церковного сторожа работал таможенником в порту. Гаспара интересовали слова сами по себе. Он представлял себе каналы, которых никогда не видел, города с высокими башнями, бескрайнее море. Не то чтобы ему хотелось покинуть Ломенваль и отправиться в те места, где запросто бывали кузен булочницы и брат церковного сторожа. Но по наивности он воображал, что когда-нибудь услышит о каких-то необыкновенных краях, о которых все молчат, потому что никто на самом деле ничего о них не знает. В глубине души он верил, что существуют люди и даже целые народы, не имеющие ничего общего с человечеством — таким, каким он знал его по обитателям Ломенваля.

Весь день Гаспар был слишком занят работой, чтобы всерьез задумываться над этими фантазиями, лишь туманно мелькавшими в его голове. Однако мало-помалу в нем крепла уверенность, что в один прекрасный день, во время одной из прогулок он непременно услышит то самое слово, которое откроет ему все, чего он не знал, и даже нечто такое, о чем вообще никто понятия не имеет. И в самом деле, случилось так, что однажды вечером он услышал несколько слов, круто изменивших всю его жизнь.

Это был прекрасный майский вечер. Только что зацвели каштаны перед мэрией. Огородники с нетерпением ожидали первых ростков спаржи. Большая весенняя уборка в гостинице “Большой олень” была завершена, и Гаспар едва ли не впервые в этом году отправился на прогулку. Он вышел на тропинку за садами и присел, скрытый молодой травой, недалеко от дома мэра. Редко ему случалось подолгу сидеть у жилища столь видной особы. И вот, едва он погрузился в свои размышления, как услышал доносившуюся из радиоприемника музыку. Почти тотчас музыка смолкла — программа закончилась, — и голос диктора произнес: “Теперь прослушайте сообщение”.

Сообщение вдруг прервалось на полуслове: приемник выключили. В доме кто-то спорил, очевидно, мэр с женой, потом голос диктора раздался снова:

“... лет пятнадцати, который пересек пешком всю Бельгию от самого Антверпена, скрываясь от полиции. Одет в серые бархатные брюки и блузу из голубой шерсти. Волосы светлые, густые и длинные, почти до плеч. Есть основания полагать, что подросток прячется в лесу между Ревеном и Лэфуром, где его видели в последний раз”.

Радио умолкло.

— Все ищут, — сказал мэр.

— Лэфур — это меньше двадцати километров отсюда, — откликнулась его жена.

На Гаспара не произвел никакого впечатления тот факт, что история с юным беглецом, о которой он уже слышал, продолжается совсем близко от Ломенваля. Лэфур был знаком ему не больше, чем Антверпен или Ревен. Прекрасное лицо предстало вдруг перед Гаспаром. Голубые глаза, блестящие светлые волосы, изящная одежда... Его и это не удивило, но в незнакомых глазах он скорее угадывал, чем видел пронзительный огонь. Какая же одержимость должна была жить в сердце подростка, который сумел пересечь пешком всю Бельгию и добраться до огромных окрестных лесов? Что двигало им, какие побуждения — об этом Гаспар понятия не имел. Он просто представлял себе эти голубые глаза, словно щелку, сквозь которую можно было заглянуть в иной, ослепительный мир.

Гаспар пожал плечами. Он поднялся, собираясь вернуться в гостиницу к ужину. Помогать в приготовлениях ему никогда не поручали. Тетка слишком хорошо знала его способности, чтобы доверить племяннику, например, сбить соус или расставить на столе тарелки. Обо всем этом Гаспар размышлял, идя привычным путем вдоль стены церкви, как вдруг из-за каменного выступа метнулся ему навстречу подросток лет пятнадцати, как две капли воды похожий на того, о котором сообщали по радио. Серые брюки, блуза из тонкой шерсти... На исхудавшем, исцарапанном в лесной чаще лице, обрамленном растрепанными, запыленными, но сохранившими восхитительный блеск волосами, сияли глаза, светившиеся непреклонностью юного ангела. Гаспар остолбенел. Мальчик внимательно смотрел на него; на краткий миг в его глазах, казалось, даже мелькнул интерес к Гаспару. Он открыл было рот, собираясь что-то сказать, но тут другой громкий голос раздался шагах в десяти. Это был бас местного полицейского:

— Вот уже четверть часа ты кружишь вокруг церкви. Думаешь, я тебя не вижу? Шалишь, на этот раз не уйдешь!

Полицейские, как и другие лица при исполнении, не могут не комментировать пространными речами все, что собираются сделать, поэтому улизнуть от них не так уж трудно. При первых же словах светловолосый мальчик, оттолкнув Гаспара, кинулся бежать, но тут его перехватил тележник, который как раз шел мимо церкви и поспешил на помощь полицейскому. Тележник крепко схватил мальчика за руку выше локтя. Тот отчаянно отбивался, но ему пришлось смириться со своей участью, когда полицейский в свою очередь пришел на подмогу тележнику.

На протяжении всей этой сцены Гаспар не шевельнулся, не произнес ни слова. О том, чтобы вступить в пререкания или тем паче в драку с полицейским и тележником, не могло быть и речи. Мальчик под надежной охраной двух мужчин уже удалялся в сторону домов на краю площади. Очевидно, его вели к мэру, чтобы тот решил дальнейшую судьбу юного странника. Из домов выходили женщины; вскоре собралась толпа. Гаспар увидел, как мальчик обернулся и посмотрел на него. На всю жизнь суждено было юному Фонта-релю запомнить этот взгляд. Только когда все скрылись за углом и площадь снова опустела, Гаспар направился в гостиницу “Большой олень". Служанка накрывала в ресторане столики для немногочисленных постояльцев. Гаспар прошел в маленькую комнатку между кухней и залом, где Габриэль Берлико уже поставила на стол суп для себя и прислуги. Никто еще не знал о беглом мальчике, который был только что схвачен около церкви. Во время ужина Габриэль Берлико, сидевшая по своему обыкновению на краешке стула, то и дело отдавала распоряжения на кухню. Время от времени она вскакивала, точно подброшенная пружиной. Сотрапезники доедали омлет, когда в ресторан вошел г-н Беррек, мэр Ломенваля. Он окликнул хозяйку, и та тотчас поспешила на зов.

Глава II

МАЛЬЧИК-БЕГЛЕЦ


Габриэль Берлико плотно прикрыла за собой стеклянную дверь, отделявшую столовую для персонала от зала ресторана. Ни горничная, ни посыльный, ни Гаспар не услышали ни единого слова из разговора. Сквозь матовое стекло они видели против света лишь силуэты мэра и хозяйки. Габриэль Берлико размахивала руками, прижимала их к груди, воздевала к небу и наконец уперла кулаки в бока, что означало у нее окончательное и бесповоротное решение. Через пару минут мэр ушел, а тетка Гаспара вновь отворила дверь и, даже не успев сесть, распорядилась:

— Фернанда, приготовьте номер двадцать пятый.

— Двадцать пятый? — удивилась Фернанда. — Мадемуазель, верно, шутит. Два года как туда никто не заглядывал.

— Вы что — спорить со мной вздумали? — прикрикнула на нее Габриэль Берлико. — Оставьте ваш омлет и ступайте, делайте, что я сказала.

— А кто без меня будет подавать ужин? — спросила Фернанда.

— Гаспар, — отрезала Габриэль Берлико.

Это слово возымело ошеломляющее действие.

Горничная на удивление проворно вскочила и, утирая рукавом рот, скрылась на лестнице. Посыльный, который тоже хотел было что-то сказать, поперхнулся. Габриэль Берлико села и бросила лишь один короткий взгляд на повара, появившегося на пороге кухни, — тот поспешно вернулся к плите. Гаспар не поднимал глаз от тарелки.

— Но ведь двадцать пятый... — не удержался посыльный.

— Ты слышал, Гаспар? — продолжала Габриэль. — Через пять минут ты должен быть на месте. Возьмешь белую куртку — она в шкафу в коридоре.

Никогда еще Гаспару не приходилось подавать в ресторане. Что такое, не повредилась ли Габриэль Берлико умом? Да нет, непохоже...

Двадцать пятый номер представлял собой мансарду с крошечным слуховым окошком; располагалась она под самой крышей, прямо над комнатами Габриэль Берлико. Гаспар тоже жил под крышей — он занимал мансарду в противоположном крыле, чуть более просторную. Двадцать пятым пользовались лишь в очень редких случаях, в канун большой охоты, когда съезжалось так много гостей, что разместить всех в деревне было невозможно. Даже летом, если какой-нибудь турист приезжал неожиданно, Габриэль Берлико не открывала этот номер. Она предпочитала предложить ванную комнату.

Гаспар догадывался, что мансарда должна была стать жилищем — по крайней мере временным — маленького беглеца. И впрямь, приход мэра и распоряжение тетки приготовить мансарду могли предвещать только появление исключительного гостя. Его запрут наверху, а Габриэль Берлико будет нести охрану этажом ниже — так у мальчика не будет никаких шансов бежать. Гаспар поспешно доел омлет, сходил за белой курткой и приготовился подавать ужин, как только первый постоялец появится в зале. Он надеялся высмотреть юного виновника суматохи через окно, выходившее на площадку перед гостиницей. Сквозь ветви бересклета в кадках ему была видна спускавшаяся к церкви улица. Немного погодя он увидел, как к дверям приближаются двое постояльцев — заезжие коммерсанты; они вошли в зал и уселись за столик. Гаспар ринулся в кухню за супом.

Ясное дело: тетка доверила ему подавать ужин, чтобы он не увидел беглеца. Она оставалась верна своему правилу: если речь идет о чем-либо важном, Гаспара надо держать подальше; пусть уж на худой конец побудет это время в ресторане. В который уже раз Гаспар оказался в стороне от событий; ему никогда не узнать, откуда взялся этот мальчик и кто он такой. Во время ужина — а Гаспару удалось вполне сноровисто обслужить полдюжины человек — он все поглядывал в окно и убеждался, что улица по-прежнему пуста. Габриэль Берлико появилась, когда он подавал салат. Она вошла с довольным видом, словно ей только что удалось устранить со своего пути непреодолимое препятствие. Судя по всему, маленького беглеца провели в “Большой олень** переулками и вошли с заднего двора, избежав таким образом любопытных глаз. Подавая десерт, Гаспар прислушался к разговору двух постояльцев, которые пришли ужинать первыми. Один из них был коммивояжером фирмы по производству сельскохозяйственных машин, другой продавал какие-то новые удобрения.

— Такое случается что ни день, — сказал

один.

— Говорят, его отец очень богат, — отозвался второй.

— Хуже нет балованных детей.

— Мэр сказал мне, что едва вытянул из него два-три слова — дикарь, да и только.

— Еще бы — верно, привык, что все его капризы исполняются.

— Он будто бы ищет свою семью и свой родной край.

— А что это за край?

— В том-то и вопрос.

Гаспар вслушивался, и ему казалось, будто говорят о его собственной судьбе. Постояльцы умолкли. Гаспар неподвижно стоял у большой медной кадки, из которой торчала пальма. “Что же это за край?” — повторял он про себя.

То, что он услышал, не укладывалось у него в голове. Разумеется, эти слова могли относиться только к тому, кого он мельком видел, к удивительному и таинственному беглецу, который хотел скрыться от людей. Как объяснить, что этот мальчик бежал от отца, чтобы разыскать свою семью? Может быть, его матери по каким-то причинам пришлось уехать из дому? Но он ищет еще и “свой” край — это уж вовсе непонятно. По знаку первого постояльца Гаспар побежал на кухню, чтобы принести кофе. Второй спросил липового чаю.

— Вот чего я в толк не возьму, — говорил как раз в эту минуту торговец удобрениями, любитель липового чая. — Как это можно искать какой-то край?

— Мало ли что ребенок вобьет себе в голову, — отвечал его сосед по столу.

— А говорят, у детей вообще в голове ветер, — заключил первый.

Больше Гаспару ничего вызнать не удалось. Он тщетно пытался разговорить Фернанду и посыльного. Они, видимо, получили приказ и ухо-

дили от расспросов. Да Гаспар и не умел толком расспрашивать. Когда он поднимался по лестнице в свою комнату, на площадке третьего этажа дорогу ему загородила Габриэль Берлико:

— Ты ляжешь сегодня в ванной. Фернанда уже постелила тебе там.

— Почему?

Едва ли не впервые в жизни мальчик осмелился произнести это слово.

— Я кому сказала! — отрезала тетка.

Гаспар покорно отправился в ванную, разделся, погасил свет и забрался под одеяло. Но заснуть не мог. Повернувшись раз двадцать с боку на бок на раскладной кровати, он встал, натянул штаны и тихонько отворил дверь.

Как мы уже знаем, единственным интересом в жизни Гаспара было прислушиваться издалека ко всему, что происходило вокруг него в этом мире. Гостиница была погружена в темноту. Сначала Гаспар ничего не слышал — только ветерок шелестел в ветвях да поскрипывал старый флюгер на голубятне. Затем мальчик уловил неясный гул голосов. Гаспар шагнул к лестнице и понял, что говорят на первом этаже. Тихо, осторожно он спустился по ступенькам. Добравшись до балясины перил, увидел полоску света под приоткрытой дверью кухни. Там Фернанда болтала с поваром.



— Я видел, как они пришли, — говорил повар. — Вели этого мальчонку, будто злодея какого.

— Так вы, уж верно, заметили, — отвечала горничная, — как он одет — сразу видать, из хорошей семьи. Я ж вам десять раз сказала: отец велел, чтобы его заперли как следует, на два оборота, и чтобы дверь стерегли, а то, неровен час, опять сбежит. Да-да, подумайте только, сам господин Беррек звонил, и отец ему так и наказал. Еще бы — вот

будет номер, если он не найдет парня здесь, когда приедет завтра — с утра пораньше, часов в шесть-семь, это он тоже сам сказал. Мадемуазель Берлико мне весь вечер твердила: “Бели услышите в доме хоть какой-нибудь шорох, сразу бегите за мной, и уж, будьте так любезны, не ложитесь до полуночи, караульте". Так она мне сказала и все объяснила.

Тут под ногой Гаспара скрипнула ступенька. Повар заговорил снова:

— Вообще-то обычно с детьми так не поступают. Ребенка всегда можно взять лаской и вразумить.

— Попробуйте-ка вразумить этакого! — вскричала горничная. — Видели бы вы, когда его вели в двадцать пятый, он так толкнул мадемуазель Берлико — та чуть не упала! И опять пытался улизнуть, хорошо еще, у полицейского хватка крепкая, он силой затолкал паршивца в комнату.

— Никогда не поверю, что у этого мальчугана нет серьезной причины, чтобы так упрямиться.

— Никаких у него нет причин.

— Люди говорят, он ищет свой край.

— Свой край? Какой еще край?

— Вот это бы и надо в первую очередь узнать, мадемуазель Фернанда. Бели парнишка ищет свой край, значит, там, где он жил, он был не у себя дома. Да и вообще, странно это все.

— Знаете что, Орельен, — не сдавалась горничная, — кто ищет свой край, тот его находит и, уж как бы то ни было, может сказать, что это за край такой. Вот возьмите меня — я родом из Сент-Омера...

— А если б вас, к примеру, увезли из вашего

края, когда вам пяти не было, как, по-вашему, вы бы его знали? •

— Ну, не знала бы, так это все равно что у меня бы его не было.

Это может показаться невероятным, но Гаспар отчетливо услышал, как повар чешет в затылке — такая глубокая стояла вокруг тишина и столько силы и торжественности он вложил в это простое движение.

— Все равно что искать рай, — заключил наконец повар с досадой в голосе.

— Ну, доброй ночи, — вдруг оборвала разговор Фернанда. — Пойду покараулю.

Гаспар бросился вверх по лестнице и поспешно закрылся у себя в ванной. Но горничная не стала подниматься на второй этаж. Она вышла во двор. Должно быть, хотела посмотреть, светится ли крошечное окошко двадцать пятого номера — там, наверху, под самой крышей. Гаспар много бы дал, чтобы увидеть хоть этот огонек. Но выйти во двор ему было нельзя. Фернанда жила во флигеле возле голубятни.

Гаспар снова лег в постель. Он видел перед собой голубые глаза, глядевшие на него с такой проницательностью, что казалось, этот взгляд будет теперь преследовать его долгие дни, а может, и годы. Чего хотели от него эти глаза, наполнившие любовью его рванувшееся навстречу их взгляду сердце? Гаспар выждал еще два бесконечно долгих часа, но сон все не шел к нему, и мальчик опять поднялся.

Он вышел в коридор и на этот раз направился по лестнице вверх. Но едва голова его достигла уровня площадки третьего этажа, как раздался громкий голос: “Кто здесь?” Это был голос Габриэль Берлико. Должно быть, тетка выдвинула свою кровать из комнаты и поставила ее поперек коридора. Так она полностью преградила доступ к крутой лесенке, ведущей на последний этаж, где разместились по обеим сторонам чердака две мансарды. Гаспар сделал еще шаг вперед. Прямо в лицо ему ударил луч электрического фонаря.

— Что ты здесь делаешь, Гаспар?

— Я хотел взять в своей комнате мыло, чтобы умыться завтра утром.

— Иди сейчас же туда, откуда пришел, — прошипела тетка. — Весь дом перебудишь.

— Я только на минутку, — взмолился Гаспар.

— Марш вниз, неслух.

Было невозможно перебраться через кровать тетки, не подняв шума на весь дом. Гаспар вернулся в ванную, со вздохом признав, что ему вряд ли удастся как-либо связаться с юным узником. Однако ложиться он не стал и сел на раскладную кровать, упершись локтями в колени и опустив голову на руки. Он чувствовал почему-то, что спать ему нельзя, хотя был уверен, что до утра ничего не произойдет. Тщетно прислушивался Гаспар к малейшим шорохам в гостинице. Никаких признаков присутствия светловолосого мальчика он так и не уловил. Это было все равно что пытаться различить плеск моря или чью-то песню на другом краю света. Этаж, отделявший его от мальчика, был для Гаспара так же непреодолим, как расстояние в десять тысяч километров, а через потолок и стены не проникало ни звука.

Прошел, может быть, час, и сон — как это часто случается, когда мы твердо решаем не спать, — все же начал одолевать Гаспара. Голова его, бессильно упав, стукнулась о толстую отопительную трубу, протянувшуюся по стене сверху вниз. Гаспар, вздрогнув, выпрямился, но каждые десять секунд голова вновь и вновь ударялась о трубу; тогда он решил, что, может быть, не уснет, если будет стоять.

Поднимаясь, Гаспар оперся о трубу рукой и вдруг почувствовал, что она чуть подрагивает под его ладонью. Мальчик прижался к трубе ухом и

услышал негромкие равномерные удары. “Что, если это он?” — подумал Гаспар. Удары прекратились; он достал из кармана завалявшийся там ключ, постучал по трубе и через некоторое время услышал ответ. Понять ничего не понял, но все же это был ответ. Гаспар поскреб ключом по трубе: почти тотчас он услышал в ответ такой же звук. И понял, что надо делать.

Он снова спустился на первый этаж. Повар уже ушел спать, горничная тоже, опасности больше не было. Гаспар порылся на дне одного из шкафов и вскоре вернулся в ванную с большим гаечным ключом.

Трубы в гостинице шли прямо от двадцать пятого номера, рядом с которым был установлен бак с водой. По счастью, в ванной комнате две трубы в силу чисто технических причин, которые не имеет смысла здесь объяснять, соединялись гайкой. Гаспару не потребовалось и пяти минут, чтобы отвинтить гайку и высвободить конец верхней трубы, после чего, потянув изо всех сил, он сумел отодвинуть трубу от стены настолько, чтобы можно было приникнуть к отверстию ртом или ухом.

— Ты меня слышишь? — прошептал он в трубу.

Гаспару пришлось звать несколько раз. Говорить громче он не осмеливался. Габриэль Берлико, устроившаяся на ночь в коридоре, вряд ли могла что-нибудь услышать, но Гаспару было так страшно: вдруг что-нибудь случится, и он упустит единственный шанс поговорить с мальчиком, — что он выдыхал слова едва слышно. Наконец ему удалось совладать со своим голосом, и, прижавшись к отверстию ухом, он услышал долгожданный ответ: “Я тебя слышу”.

Произнесенные шепотом три слова взволновали Гаспара так сильно, что какое-то время он не мог даже говорить — только слушал, затаив дыхание. На другом конце трубы повторили несколько раз с небольшими промежутками: “Я тебя слышу”. И правда, поразительно: этот приглушенный голос звучал так мягко, в нем не было и следа той почти неистовой порывистости, которую мальчик проявил несколько часов назад. По-видимому, он успокоился и смирился со своей участью.

— Ты откуда? — спросил Гаспар.

— А ты кто? — ответил голос вопросом на вопрос.

— Я видел тебя у церкви, когда тебя поймали. Так откуда ты?

— Из Антверпена.

Гаспар помолчал. Ему, в общем-то, и не хотелось ничего знать, а еще меньше — показаться любопытным. После долгой паузы он заговорил снова:

— Почему ты не спишь? Уже три часа ночи.

— Не могу уснуть. А ты?

— Я все думал о тебе.

Снова долгое молчание.

— Почему ты убежал?

— Я ищу свой край.

— Что это за край?

— Сам не знаю. Ищу, и все.

— Объясни мне.

— Слишком долго объяснять.

— Ты и отсюда хочешь убежать?

— Еще как.

— Я помогу тебе. Ты только не засыпай.

Гаспар не знал, каким образом сможет помочь мальчику, но так сильно этого хотел, что вдруг сам поверил: он способен сделать даже невозможное.

— Как тебя зовут? — спросил Гаспар.

— Меня зовут Драпер.

После каждого ответа Гаспар еще долго стоял, приникнув ухом к трубе, и поворачивал голову, чтобы в свою очередь заговорить, только уверившись, что его собеседник больше ничего не скажет. Лишь один раз беглец возобновил разговор первым:

— А ты сын хозяйки?

Гаспар ответил, что он ее племянник, объяснил, как живут его родители, и сказал, что он выполняет всю черную работу в гостинице. Но узник со своей стороны не стал пускаться в откровенности. Так прошел час; мальчики то подолгу молчали, то обменивались короткими вопросами и ответами, из которых Гаспар узнал очень мало. Он только догадался, что г-н Драпер приходится мальчику не отцом, а опекуном. Ясно было одно: беглец хотел попасть в какой-то край, который запомнился ему в далеком детстве и лучше которого, по его словам, не было на свете. Но говорил светловолосый мальчик как будто нехотя и упорно не желал вдаваться в подробности.

— Ты обещал мне помочь, — напомнил наконец маленький узник.

— Я помогу тебе, — сказал Гаспар.

Он твердо решил действовать, хотя сам еще не знал, как. Не разработав никакого плана, не задумываясь о трудностях, с которыми придется столкнуться, Гаспар шагнул к двери. Осторожно открыл ее. Прошептал: “Господи!” — и направился к лестнице. Быть может, в этот момент у него возникла мысль пробраться к мальчику, пока тетка спит. Он взялся рукой за перила и прошептал еще раз: “Господи!” Но вместо того чтобы подняться, спустился по ступенькам на первый этаж. В руке он сжимал ключ, которым можно было открыть как его комнату, так и двадцать пятый номер, и до Гаспара вдруг дошло, что надо сделать, чтобы этот ключ попал к его другу.

Он пошел прямо в кухню, где были натянуты от стены к стене длинные куски толстой железной проволоки — на них вешали простыни, скатерти и прочее белье, когда его нужно было быстро высушить. Почти ничего не видя в темноте, Гаспар все же ухитрился отцепить два таких куска. Он смотал их и вернулся в ванную.

Тут началось самое трудное — работа заняла больше часа. Проволока легко прошла бы в трубу, не будь в двух местах небольших изгибов. Узник, после того как Гаспар объяснил ему, что он пытается сделать, сказал, что у него есть веревка, но веревка эта оказалась коротка, и Гаспар снова принялся крутить свою проволоку. Наконец ему удалось изогнуть ее как надо и вращательными движениями протолкнуть в трубу целиком. Прикрепив конец второй проволоки к первой, Гаспар принялся скручивать ее, чтобы вся конструкция сохранила устойчивость. Наконец, около пяти часов, когда в окне уже забрезжил рассвет, Гаспар почувствовал, что мальчик наверху ухватил конец проволоки. Теперь оставалось только привязать ключ. Прошло еще немного времени — и вот узник сообщил, что ключ у него, и тем же путем отправил проволоку назад. Когда все было сделано, Гаспар сказал:

— Подожди еще немного. Моя тетка... Она в коридоре третьего этажа.

— Что же делать?

“Что делать, Господи?” — взмолился про себя Гаспар. Неужели вся работа была впустую? Он задумался и наконец выпалил беглецу целую речь:

— Может быть, я тебя не увижу больше никогда. Но ты послушай меня хорошенько. Я сейчас завинчу гайку и постучу по трубе. Тогда начинай медленно считать до тысячи. Медленно, ты понял? Больше ни о чем не думай. Когда досчитаешь, выходи и спускайся на второй этаж. Там откроешь окно и спрыгнешь во двор, а дальше — сам смотри. Могу тебе обещать, что ни в коридорах, ни во дворе никого не будет.

— А твоя тетка?

— Никого, — твердо ответил Гаспар. — Повтори, что я сказал.

Узник повторил.

— Теперь прощай, — сказал Гаспар.

— Прощай, Гаспар, — отозвался мальчик.

Гаспар принялся завинчивать гайку. Когда

это было сделано, он постучал по трубе и начал считать про себя. Первым делом он спрятал под ванну проволоку и ключ. “Пятнадцать, шестнадцать...*' На счете “двадцать пять** Гаспар вышел на лестницу. Часы показывали половину шестого. Он всегда начинал работу именно в это время. На третьем этаже уже завозилась Габриэль Берлико. Со двора вошла горничная. Вот-вот должен был появиться и повар. Гаспар достал из шкафа большую половую щетку, тряпки и все необходимое для чистки меди и стекол. Взяв щетку, он принялся подметать столовую. Первые лучи солнца осветили пол, потолок, стены. Небо над крышами поголубело. “Четыреста восемьдесят, четыреста восемьдесят один, четыреста восемьдесят два...** Вдруг Гаспар услышал шум мотора. Он так перепугался, что даже забыл про счет. Что если Драпер-старший уже приехал, как и обещал, с рассветом? Но это оказался всего лишь молочный фургон. Гаспар возобновил счет наугад с пятисот двенадцати, затем положив щетку и, передвинув стол, взобрался на него, чтобы протереть боль-

шое зеркало на стене. Тщательно полируя его тряпкой, он рассматривал крюки, на которых оно держалось. “Шестьсот два, шестьсот три...” Гаспар обернулся и задумчиво посмотрел на прислоненную к лавке щетку. Тут вошла Фернанда.

— Вы сегодня трудитесь на совесть, — усмехнулась она. — Ну, я пошла во двор. Если придет кто из постояльцев, займитесь им сами. Мне надо быть во дворе. А ваша тетя караулит на третьем этаже. Так-то!

Эта трещотка явно была очень довольна, что мальчику никак не убежать.

— Дудки, не будет тебя во дворе, — пробормотал Гаспар сквозь зубы.

— Что вы сказали?

— Ничего.

Горничная вышла. Гаспар продолжал считать. Он спрыгнул на пол, взял щетку и снова влез на стол. Еще раньше он заметил, что верх зеркала чуть отходит от стены. Ухитрившись втиснуть между стеной и зеркалом ручку щетки, Гаспар просунул ее как можно глубже. После этого он повис на щетке всей своей тяжестью и принялся с силой нажимать на ручку, пытаясь сорвать зеркало с крюков. Хотя крюки были старые и проржавели, поначалу усилия мальчика не давали никаких результатов. Но Гаспар не упал духом и продолжал нажимать. И зеркало мало-помалу стало поддаваться. Прошло еще минуты четыре или пять — и наконец разразилась катастрофа. Гаспар успел, почти теряя надежду, пробормотать: “Девятьсот пятьдесят два...”

Все вокруг содрогнулось от оглушительного грохота. Как Гаспар спрыгнул со стола — этого он потом так и не смог вспомнить. Он пришел в себя на полу, почти посередине зала. Зеркало раз-

билось на мелкие кусочки, и весь пол был усыпан осколками. Должно быть, Гаспар ненадолго потерял сознание. Из глубокого пореза на левом плече сильно текла кровь: падая, он поранился осколком зеркала. Над Гаспаром уже склонились тетка, горничная, повар и посыльный.

— Что еще с тобой стряслось? Как ты, Гаспар? — спрашивала тетка.

— Тысяча, — произнес Гаспар.

— Он рехнулся. Уложите его на лавку.

Гаспара уложили на лавку. Тотчас принесли воду, бинты и спирт. Раненое плечо быстро перевязали. Пока все вокруг суетились, Гаспар прислушивался: удалось ли светловолосому узнику бежать? Ничего не было слышно, но оно, пожалуй, и к лучшему.

— Крюки совсем проржавели, — объявила тетка. — Но надо же было Гаспару как раз оказаться там!

И она снова спросила племянника, как он себя чувствует.

— Вы только не уходите, — попросил Гаспар. — Мне сейчас станет лучше.

— Позвать врача? — предложила горничная.

— Не надо врача, — сказал Гаспар. — Честное слово, сейчас станет лучше.

Ему принесли стакан рому. Посыльный смел осколки зеркала в совок и высыпал их в ведро. Где-то у церкви заурчал мотор. Машина подъехала к гостинице и остановилась. Большая, мощная машина.

— Кто бы это в такую рань? — удивился повар.

— Вы еще спрашиваете! — простонала тетка. — Конечно же, господин Драпер, если уж вам надо все объяснять. Ступайте на кухню. Ты, Фернанда, накрой на стол и подай завтрак. А посыльный пусть поможет Гаспару подняться в ванную и уложит его в постель.

— Мне уже лучше, — сказал Гаспар. — Я могу сам подняться.

— Проводи его, Гюстав, — сухо распорядилась тетка.

Все, в том числе и Гаспар, исчезли, словно по взмаху волшебной палочки, когда в зал вошел мэр Ломенваля г-н Беррек, а за ним еще два человека.

Несмотря на только что пережитые волнения, Габриэль Берлико держалась с большим достоинством. Она спокойно стояла посреди зала; грудь ее накренилась вперед в учтивом поклоне, когда мэр представил ей г-на Эмиля Драпера и его личного секретаря г-на Жака Обирал я. Первый был высокий, сухощавый, с породистым и холодным лицом, которое под напомаженными седыми волосами казалось совсем уж ледяным. Что до г-на Обираля, это был кругленький, болезненно полный человечек с рыжей бородой. На мадемуазель Берлико секретарь произвел неприятное впечатление, зато, когда взгляд г-на Драпера на мгновение остановился на ней, она была поражена — такой живой ум светился в его глазах.

— Мы сделали все, чтобы мальчик не убежал, как вы сказали, — начал мэр. — Мадемуазель Берлико поместила его на верхнем этаже гостиницы.

— Мне так неловко, что пришлось отвести ему самую скверную комнату, — подхватила мадемуазель Берлико. — Но зато я все предусмотрела. Я сама всю ночь караулила его в коридоре третьего этажа, где находятся мои комнаты.

— Не извиняйтесь, — ответил г-н Драп ер. — Я вам очень признателен.

Горничная уже ставила кофейные чашки на большой стол.

— Вы, должно быть, проголодались, — сказала мадемуазель Берлико. — Сейчас вам что-нибудь принесут, и вы сможете подкрепиться. Вы хотите, чтобы мальчика привели сейчас же?

— Нет, я предпочел бы увидеться с ним там, в его комнате, — ответил г-н Драпер. — Будьте добры, проводите меня. Господин Обираль, пойдемте с нами.

Драпер, Обираль и мадемуазель Берлико поднялись на четвертый этаж, а мэр остался ждать в зале. Между тем Гаспар, которому пришлось лечь в постель, тотчас вскочил на ноги, едва посыльный вышел за дверь. Мальчика слегка пошатывало от потери крови. Ухитрившись натянуть куртку поверх повязки, он приоткрыл дверь, чтобы непременно своими глазами увидеть, сбудутся ли его надежды. Гаспара тревожило одно: успеет ли беглец скрыться в лесу?

Открыв дверь двадцать пятого номера, мадемуазель Берлико громко вскрикнула. Комната оказалась пустой и выглядела так, будто в ней вовсе никто не ночевал: постель не была смята.

— Клянусь вам, я еще слышала, как он там возится, перед тем как спустилась, когда этот Гаспар, будь он неладен... Да я даже говорила с ним, спросила, хорошо ли он спал. Он ответил: “Да, сударыня”, — и мне показалось, что он совершенно успокоился. Невероятно!

— Сколько времени прошло? — спросил г-н Драпер, ничем не выдавая волнения.

— Минут десять, от силы четверть часа. Но как он ухитрился открыть дверь?

— Это меня не интересует, — отрезал г-н Драпер. — Далеко уйти мальчик не мог.

Он сделал знак секретарю f и оба быстро спустились вниз. Драпер попросил мэра связаться с жандармерией и предоставить в его распоряжение людей, чтобы обыскать деревню и окрестности.

— Мой секретарь и я поедем на машине к лесу. Кто-нибудь может поехать с нами, чтобы показывать дорогу? Мы успеем перерезать ему путь: бьюсь об заклад, что он попытается уйти в лес.

Г-н Беррек пообещал сделать все необходимое. Посыльный вскочил в машину, уселся рядом с Обиралем, который сидел за рулем, и они поехали по направлению к лесопильне. Как только машина тронулась, Гаспар закрыл дверь и встал у окна.

Дороги к лесопильне он не видел, лишь зеленые холмы тянулись до далекой кромки леса. Если мальчик не вышел на дорогу, он должен был бежать напрямик через поля в эту сторону. Гаспар внимательно всматривался в каждую лощинку, в каждый кустик до самого горизонта. Через несколько минут он заметил фигурку, бегущую через луг назад, к деревне. Он узнал мальчика по светлым волосам, когда тот был уже у подножия склона. Наверное, беглец, услышав машину, потерял надежду добраться до леса.

Гаспар посмотрел направо, налево, окинул взглядом бескрайние пастбища, по которым ветер с такой яростью гонит в долгие зимы снежную пыль. Спрятаться здесь было негде, и беглец должен был понимать, что единственное спасение теперь — решиться на отчаянный шаг, укрывшись в каком-нибудь амбаре. Вдруг Гаспар увидел, как мальчик остановился и лег ничком на дно неглубокой канавки.

От того места до деревни было шагов триста. В густой траве Гаспар различал голубую блузу и светлые волосы. Рано или поздно беглеца непременно обнаружат. Мучительная тревога сдавила Гаспару горло. Стоит мальчику подняться, его могут заметить; места ему незнакомы, и кто-нибудь обязательно на него наткнется.

Гаспар отворил дверь. Он услышал, как внизу Фернанда говорила повару, что поселок оцеплен, а г-н Драпер с секретарем объезжает на машине все окрестные дороги, чтобы мальчик не выбрался из деревни, если он еще не в лесу. На всякий случай жандармам и полиции уже дано задание прочесать лес. Мадемуазель Берлико тоже не сидит сложа руки и уже обыскала весь дом сверху донизу. Постояльцы удивлены этой суматохой и уходят из своих номеров крайне недовольные.

Надо идти к мальчику и отвести его в какое-нибудь укромное место, где он сможет дождаться ночи, решил Гаспар. Весь персонал гостиницы собрался в ресторане, где мадемуазель Берлико причитала, сетуя на свою оплошность. Гаспар улизнул никем не замеченный. Он юркнул в переулок и, оказавшись за пределами деревни, прокрался за густыми зарослями крапивы к водосточной канавке, параллельной той, в которой укрылся мальчик. Гаспар пополз по ее дну. Когда он по его расчетам поравнялся с беглецом, то быстро пробежал разделявшее их расстояние, спрыгнул в канавку и растянулся рядом.

Мальчик испуганно отпрянул: он решил, что его обнаружили.

— Брось, оставь меня, — сказал он, узнав Гаспара. — Все равно ничего не вышло. Я еще что-ни-будь придумаю в другой раз.

— Я хочу тебе помочь, — ответил Гаспар.

Их светлые волосы смешались.

Ты перебежишь со мной в ту канаву, — продолжал Гаспар, — и пойдешь, куда я тебя поведу. Люди сейчас, по-моему, у ручья. Они вот-вот придут сюда, а мы попробуем пробраться к ручью.

Сказано — сделано. Они доползли до зарослей крапивы и, прячась за кучей хвороста, выбрались на едва заметную среди колючих кустов ежевики тропинку за садами. Ведя за собой своего друга, Гаспар свернул в переулок. Не дойдя до конца, они перелезли через забор. Пробежали под навесом риги, отыскали проход между оградами — такой узкий, что едва смогли протиснуться. Теперь предстояло пересечь улицу. Она была пуста. Они кинулись со всех ног, снова юркнули в проулок и оказались наконец у нового сарая для пожарного насоса. Тут позади раздались крики. Должно быть, их все-таки заметили, когда они бежали через улицу.

— Дерево, — только и сказал Гаспар.

Оба бросились к старой груше — той самой, в которую ударила молния, когда под ней сидел Гаспар. Он подумал, что как-нибудь позже расскажет своему другу об этом. Взобравшись ему на плечи, мальчик сумел ухватиться за одну из нижних веток. Он подтянулся, затем подал руку Гаспару. Тот боялся, что ему не влезть на дерево: рана на плече разболелась, и было трудно двигать рукой. Но ему помогла глубокая трещина в старом стволе, в которую он уперся ногами.

Мальчики карабкались все выше, почти до самой верхушки дерева. Густая листва лишь чуть подрагивала, когда они переползали с одной толстой ветки на другую. Внизу уже собрались люди. Они обошли сарай и вплотную приблизились к старой груше. Один сказал: “Нет, здесь их быть не может". “Надо еще поискать у ручья", — отозвался другой. Люди ушли. На несколько минут глубокая тишина окутала все вокруг. Не было даже ветра. Сквозь листву проглядывало голубое небо.

— Нам надо остаться здесь до ночи, — сказал Гаспар. — Там теперь знают, что я с тобой. А то бы я сбегал принес тебе поесть.

— Кто тебе мешает выдать меня им? — спросил мальчик.

Гаспар ничего не ответил, только посмотрел на него. Взгляд его нового друга был все таким же ясным и решительным; глаза лучились той же чистотой, ослепившей его, подобно брызнувшему свету.

— Ты ведь не сделал ничего плохого, — просто сказал Гаспар.

— Я не сделал ничего плохого, — подтвердил мальчик.

— Почему ты убежал?

— Ты все равно не поймешь.

С улицы донесся шум мотора. Машина сделала круг и остановилась близ сарая.

— Это их машина, — прошептал мальчик.

Густые светлые волосы, падавшие ему на затылок, блестели в полумраке под сводом листвы. “Кто же он такой, в конце концов?” — недоумевал Гаспар.

Из автомобиля вышли двое. Это были г-н Драпер и Жак Обираль.

— Надо бы поставить людей для наблюдения, хотя бы просто мальчишек, на разных концах деревни, — говорил Обираль. — Вот отсюда, например, хороший обзор во все стороны.

— Я все-таки думаю, что ему удалось уйти в лес, — покачал головой г-н Драпер.

— Уйти в лес он не мог.

Услышав голос г-на Драпера, беглец побледнел; слезы брызнули из его глаз.

— Ты ненавидишь этого человека, — выдохнул Гаспар.

— Мне не за что его ненавидеть, — возразил мальчик.

Те двое ушли. Вскоре на смену им явился одетый в лохмотья мальчишка, который гнал перед собой стадо гусей.

— Это Сосфен, — объяснил Гаспар. — Ему, наверно, приказали здесь наблюдать.

Гаспар и его друг довольно удобно устроились на развилках двух соседних веток.

— Ты никогда меня не забудешь? — вдруг спросил мальчик.

Ответить Гаспар не смог — не нашел слов. Оба замолчали надолго, очень надолго. Прошел час. Или, может быть, два. Гаспар совсем потерял представление о времени. Сквозь листву он видел, что солнце стоит высоко в небе. Почему он не говорил со своим другом, и почему тот не говорил с ним? Ладонь Гаспара отчего-то была мокрой. Он взглянул на мальчика: тот смотрел на эту мокрую ладонь. Гаспар опустил глаза и увидел, что она вся в крови. Его рана открылась.

— Ничего страшного, — пробормотал Гаспар.

— Я перевяжу тебя, — сказал мальчик. — Только надо слезть с дерева.

— Нет, — замотал головой Гаспар.

Но в ту же минуту им вдруг овладела страшная слабость. Он закусил губу. Как при вспышке молнии успел еще увидеть мелькнувшие перед ним глаза друга — это было последнее, что он запомнил. В голове у него помутилось, и он скатился с дерева. Сосфен поднял крик, призывая людей, гуси, вторя ему, громко загоготали. Маленький беглец слез с дерева вслед за Гаспаром и склонился над ним. Гаспар был без сознания.

Глава III

ПЕГАЯ ЛОШАДЬ И ПАРИКМАХЕР


Много, много дней пришлось Гаспару пролежать в постели. У него были сломаны два ребра, а от потери крови он так ослаб, что комнату свою видел как будто сквозь густой туман и едва узнавал тех, кто ухаживал за ним. Врач строго запретил с ним разговаривать.

В полубреду Гаспару виделся лес с высокими-высокими деревьями. Он долго шел по лесу, потом наконец оказывался на опушке. Между стволами что-то ярко светилось. Он приближался, выходил из-под деревьев, и вдруг на зелени полей перед ним раскидывалась географическая карта — огромная, как мир, с дорогами и самыми настоящими городами. Подойдя ближе, Гаспар увидел, что трава сделана из крашеного конского волоса, дороги — из картона, а вода — целлофановая. Нигде не было ни души. Потом он видел перед собой стену; на ней висела афиша, а на афише красовался большой портрет. Это был портрет мальчика из Антверпена; его глаза на бумаге блестели как живые. Новый, еще более яркий свет лился из них, словно чистая вода из родника, и в этом свете вставали новые города и скользящие по глади моря корабли. Нарисованные губы шевелились, и звучал голос: “Я ищу свой край”.

Как только Габриэль Берлико поняла, что племянник идет на поправку, она не преминула сурово его отчитать и разразилась пространной речью:

— Вечно ты лезешь в чужие дела, которые тебя совершенно не касаются. Как же! Наш Гаспар строит из себя рыцаря. Но ты не создан для приключений, мальчик мой. А этот господин Драпер просто невежа, хоть и богач. Укатил, даже спасибо никому не сказал, даже не вспомнил, что люди-то еще ищут и знать не знают, что он нашел своего постреленка. Назавтра получаю я по почте перевод из Бельгии — за комнату мальчишки. И хоть бы словечко приписал. Мальчишку-то мне просто жаль. Ведь пятнадцати еще нет, как тебе, а уже туда же, думает, все ему позволено.

— Он искал свою семью и свой край, — сказал Гаспар.

— Ишь ты, проснулся. Это еще что за вздор?

— Драпер ему не отец, — не унимался Гаспар.

— Куда ты суешь свой нос? Да пусть он ему хоть сват, хоть брат, хоть двоюродный дед, нам что за дело? В наши дни детей не крадут, не выдумывай; кем бы ему ни доводился этот человек, не насильно же он увел его из семьи.

— Правда, — согласился Гаспар. — Но как тогда объяснить...

— И объяснять нечего. Чудаки — они и есть чудаки.

Габриэль Берлико осталась при своем мнении, и разубедить ее было невозможно.

— А ты, Гаспар, скоро снова примешься за работу и выбросишь из головы эту историю.

Слов на ветер она не бросала. Три недели спустя Гаспар безропотно взялся за щетки и тряпки. Работой его пока не перегружали, и он мог подолгу гулять по деревне. Тщетно пытался он хоть что-нибудь разведать, вслушиваясь в разговоры. Никто ничего не знал о беглеце. Обычное дело, решили все. Избалованному мальчишке взбрело в голову убежать из дому, его поймали, как это всегда бывает в подобных случаях, что тут интересного? А Гаспар — просто дурачок, кто бы мог подумать, что жизнь его ничему не научила и у него так мало ума в голове!

И все же кое-что изменилось. Если раньше мадемуазель Берлико принимала всех постояльцев с одинаковой, годами отработанной приветливой учтивостью, то теперь она косилась на незнакомых людей с подозрением. Ее мнение было непоколебимо: от чудаков — все беды, и лучше бы таких людей вовсе не было на свете.

— Благодари Бога, Гаспар, — говорила Габриэль Берлико, — что ты живешь в Ломенвале, вдали от всех этих оригиналов. Твое место здесь, в тиши и покое, и если будешь умником, я завещаю тебе гостиницу.

Эту многообещающую фразу тетка повторяла не раз и не два, убеждая в первую очередь самое себя, что будущее не сулит никаких сюрпризов ни ей, ни Гаспару. Племянник во всем соглашался с ней, но забыть своего друга из Антверпена не мог.

Гаспар больше не ходил на прогулки вокруг деревни. В начале июня мадемуазель Берлико стала посылать его в лес за земляникой для постояльцев гостиницы. Все послеполуденные часы он посвящал этому занятию. “Сбор земляники пойдет ему на пользу, — утверждала тетка, — мальчику нужен свежий воздух”.

В лесу Гаспар прилежно наполнял свою корзину, не думая больше ни о чем; он не слышал пения горлиц, не замечал сумрачной красоты лесной чащи, что тянулась на десятки лье к востоку и к северу. Но когда ему случалось поднять голову, его всякий раз поражала игра света и тени: казалось, будто в одном из просветов среди темных стволов вот-вот появится кто-то. Порой ему бывало даже страшно. Деревья-великаны, спускавшиеся наискось вдоль пологих склонов, неодолимо притягивали его. Вот сейчас, казалось ему, увидит он за стволами фигурку мальчика из Антверпена. Необыкновенные события, которые прежде рисовались Гаспару где-то в дальней дали, теперь словно приблизились; он не сделал и шага им навстречу, но от него ничего не зависело. Да, что-то изменилось, хотя глубокая тишина по-прежнему царила над JIoменвалем.

Итак, каждый день Гаспар собирал в лесу ягоды. Не прошло и трех дней, как ему почудилось, будто кто-то из чащи следит за ним. А ведь если взбредет в голову такая мысль, очень трудно потом от нее отделаться. Каждую минуту Гаспар оглядывался и прислушивался. Еще через пару дней, ближе к концу недели, он услышал в зарослях какой-то странный шорох. Сначала он решил, что это заяц, или лиса, или, может быть, косуля. Однако, судя по долетавшим до Гаспара звукам — шелесту листьев, хрусту сухих веток, — там не мог скрываться осторожный лесной зверь. В субботу ему послышался стук копыт. Он побежал к повороту дороги, но дорога, тянувшаяся под высокими деревьями, насколько хватало глаз, была пустынна.

В понедельник, когда Гаспар вышел на лесосеку, перед ним вдруг как из-под земли выросла лошадь — пегая лошадь; она стояла между двумя штабелями дров и с любопытством смотрела на него. Шкура лошади блестела на солнце; грива и хвост были густые, и их, очевидно, давно никто не расчесывал. Гаспар застыл как вкопанный. Лошадь тряхнула головой и умчалась.

— Ну, пока довольно земляники, — сказала в тот вечер тетка Гаспару. — Уже должны появиться первые лисички. Пойдешь завтра поищешь.

Гаспар обещал поискать, хотя вообще-то в середине июня трудно найти грибы в Арденнах. Но уж если мадемуазель Берлико что-то вбила себе в голову, перечить ей было бесполезно, и Гаспар это знал. Так что пришлось снова отправиться в лес. А вдруг ему опять встретится пегая лошадь? Мальчик хотел этого и боялся одновременно. Как ни уверял он себя, что самая обыкновенная лошадь убежала от хозяина и заблудилась, все равно ему казалось, будто она пришла из того диковинного мира, о котором и слышать не желала Габриэль Берлико и который так влек к себе Гаспара.

Лисичек Гаспар не нашел. Шаря без особой надежды там и сям под деревьями, он снова увидел пегую лошадь. Она трусила вдоль молодой поросли. Недолго думая, Гаспар пустился вдогонку. Лошади даже не понадобилось особенно ускорять бег — она быстро оказалась далеко впереди и исчезла в лесу. Но вскоре вновь откуда ни возьмись появилась за спиной Гаспара, весело заржала и ускакала, ловко петляя между стволами. Гаспар вернулся в этот вечер домой без единого гриба.

— Сейчас самое время для лисичек, — не унималась Габриэль. — Ты просто не умеешь находить грибные места. Лето в этом году жаркое, значит, ищи там, где сыро. Завтра пойдешь опять.

Гаспар подумал про себя, что по части чудачеств его тетка могла бы потягаться со многими. Однако спорить не стал и снова пошел в лес. Просто так, на всякий случай, он решил наведаться в то место, где дорога, что спускается от Ломенваля к далекой большой реке — Маасу, — делает два длинных изгиба, пересекая овраг посреди леса. К дороге в этом месте вплотную подступает крутой откос, поросший пышной зеленой травой. К своему удивлению, Гаспар обнаружил в лощинке гнездо лисичек; пока он собирал грибы, ему пришло в голову, что можно загнать лошадь сюда: у нее не будет выхода, если он прижмет ее к откосу, спускающемуся к дороге почти отвесно. Да, он поймает эту лошадь, и если не объявится хозяин и Габриэль Берлико не будет иметь ничего против, он, Гаспар, станет ее законным владельцем. Он сам понимал, что его план, скорее всего, из области несбыточного, однако на другой день захватил с собой недоуздок и, снова набрав против всяких ожиданий довольно много грибов, пустился на поиски.

Пегая лошадь все время кружила на одном пятачке. Многие ломенвальцы тоже видели ее, но она их нисколько не интересовала. “Из цыганского табора убежала”, — говорили они, не давая себе труда задуматься. Для Гаспара в этом было нечто другое, чего он сам не смог бы объяснить. Взмыленные бока лошади завораживали его странной красотой. В тот день не успел он пройти и двухсот шагов по просеке, как лошадь метнулась ему навстречу, но тут же круто повернула назад. Гаспар пошел по ее следам и после довольно долгой игры в прятки среди густой поросли с удивлением увидел в просвете между деревьями маленькую лужайку, обрывавшуюся откосом над самой дорогой. Лошадь стояла посреди лужайки и спокойно щипала траву.

Медленно, осторожно, стараясь не спугнуть ее, Гаспар шагнул вперед. Лошадь продолжала пастись, понемногу продвигаясь к откосу, и вскоре оказалась у самого склона, круто уходившего вниз, — до дороги был добрый десяток метров. Удача улыбалась Гаспару, тем более *ito лошадь стояла как раз между двумя колючими кустами. Чуть впере-ди справа рос можжевельник. Еще несколько шагов — и Гаспар мог дотронуться до лошади рукой. Все складывалось до того благоприятно, в полном соответствии с надеждами Гаспара, что несколько долгих минут он стоял, не смея шелохнуться. Наконец он набрался решимости и, обращаясь к лошади, ласково заговорил. Лошадь подняла голову и прислушалась. Бока ее мягко вздымались и опускались. Она, казалось, уже признавала себя побежденной и готова была вознаградить мальчика за терпение.

Гаспар подошел ближе, протянул руку, чтобы погладить пышную гриву, а другой рукой нащупал в кармане рубашки недоуздок. Именно в этот миг пегая лошадь показала, на что она способна. Не выдав своего намерения ни малейшим движением, она, как пущенная из лука стрела, взлетела над кустом можжевельника и, перепрыгнув через него, ускакала в лес той самой тропой, по которой пришел Гаспар.

Мальчик остолбенел, с глупым видом уставясь на дорогу внизу под откосом и на вершины елей, росших еще ниже, на дне оврага. Он слышал стук копыт, приглушенный влажной землей лесной чащи. Вскоре топот замер вдали. Гаспару ничего не оставалось, как вернуться несолоно хлебавши в гостиницу.

Мальчик уже пошел было к лесу, но тут снова раздался стук лошадиных копыт, только теперь он звучал гулко и весело. Лошадь, должно быть, бежала по дороге. Гаспар вернулся и, подойдя к краю откоса, увидел мелькающие между деревьями черные и белые пятна. Лошадь бежала вверх по дороге прямо на Гаспара; их разделяли два уступа крутого склона в том месте, где дорога делала один поворот, а затем — второй. На этот раз Гаспар понял, что лучшего случая застигнуть лошадь врасплох ему не представится: усталость непременно возьмет свое, лошадь замедлит бег, и нет ничего легче, чем преградить ей путь, спрыгнув в нужный момент с откоса.

Гаспар соскользнул вниз по крутому склону и затаился в высокой траве — до дороги оставалось всего несколько шагов. Лошадь миновала первый поворот, второй... Когда она оказалась совсем близко, Гаспар прыгнул, нога его зацепилась за корень.

В очередной раз (увы, не в последний!) пришлось Гаспару испытать на своей шкуре, что такое невезение. Падая вперед, он на миг увидел небо над бескрайней зеленью леса. Трава немного смягчила падение, но мальчик перекувырнулся через голову, и, как ни цеплялся за траву и корни, пришлось ему все-таки скатиться до самого низа. Мелькнул перед глазами асфальт, небо, снова асфальт... Последний толчок, там, где склон становился отвесным, — и Гаспар вылетел прямо на середину дороги.

Он уже решил было, что разобьется насмерть, ударившись об асфальт, как вдруг ощутил под руками лошадиную гриву. Невероятно: он упал плашмя поперек спины лошади и теперь висел, ухватившись за гриву и зацепившись одной ногой за шею. Ценой немыслимых усилий ему удалось обрести равновесие и усесться — в такой позе Гаспару было бы вполне удобно, умей он ездить верхом.

Лошадь даже ухом не повела под нежданным седоком и бежала по дороге все так же резво. О том, чтобы спрыгнуть на землю, не могло быть и речи, и Гаспар решил терпеливо ждать, пока скакун либо сбросит его, либо остановится. Прошло несколько минут, и у мальчика появилась надежда, что он сумеет приспособиться к этой скачке. Гаспар почти лежал на холке лошади. Ноги его время от времени подбрасывало вверх, и он недоумевал, как это ему еще удается держаться. Но именно потому, что Гаспар сам этого не понимал, в нем рождалась какая-то новая уверенность. Пусть даже через минуту он разобьется об асфальт — все равно здорово, что ему удалось продержаться так долго.

Пегая лошадь летела, как летний ветерок, и, судя по всему, отнюдь не собиралась умерять свой резвый галоп. Миновав последний поворот дороги, она устремилась на просеку и вскоре выбежала к другой дороге, уходившей между высокими стволами куда-то вниз. Затем свернула на широкую тропу, которая вывела ее к заброшенной лесосеке. Другого выхода с лесосеки как будто не было, и лошадь наконец замедлила бег.

Гаспар решил, что дело близится к развязке. Что и говорить, слепой случай, бросивший его на спину лошади, был почти за гранью возможного, но, если вдуматься, чем это отличалось от злоключений его детства? Ничего страшного, он не слишком далеко от Ломенваля, вернется вовремя, и ему не придется пускаться в объяснения. Нет уж, на этот раз люди не будут потешаться над ним, спрашивая, как это он ухитрился оказаться именно в этом месте и в это время. Может быть, ему даже удастся надеть на лошадь недоуздок и отвести ее домой.

Лошадь перешла на рысь и бежала по краю лесосеки. Гаспар ждал, когда она добежит до угла: как только она чуть-чуть замешкается, он спрыгнет. Как он и предвидел, на повороте лошадь секунду помедлила. Гаспар совсем лег на холку, готовясь соскользнуть вниз. Но в тот же миг лошадь сделала великолепный прыжок. Гаспар едва удержался, изо всех сил вцепившись в гриву. Лошадь поскакала напрямик через чащу, не разбирая дороги между высокими стволами, и с этой минуты она мчалась так, что Гаспару казалось, будто он уносится в какой-то иной мир. В стремительном галопе ноги лошади едва касались земли. Только когда на пути попадались ямы или ухабы, она переходила на тряскую рысь, копыта ее при этом выбивали оглушительную дробь, и Гаспар сжимался в комок от страха.

Теперь у мальчика не было ни малейшего желания спрыгнуть: он словно прирос к лошади и не выпустил бы гриву ни за что на свете. Лошадь долго бежала в тени высоких буков, затем проскакала по просеке между двумя рядами дубов; их огромные кроны вздымались к небу, которое вдруг заволокло облаками. За дубами началась густая чаща, потом — редколесье: рябины, увитые жимолостью. Еще дальше — заросли дрока и белые березы. Вскоре лошадь и ее незадачливого седока со всех сторон окружили пихты, копыта бесшумно скользнули на тропу, устланную толстым ковром из игл. Так Гаспар узнал, что на свете есть не один лес, а тысяча разных лесов, и ни один не похож на ломенвальский. Он увидел болотистые подлески, поросшие желтоватой травой, где кивали головками колокольчики, а потом и лес, почти полностью состоявший из сухих тополей без единого листочка. Затем перед мальчиком открылась поляна, пестреющая какими-то красными цветами и голубыми незабудками. Невозможно описать все, что проносилось перед его глазами. Вот лошадь проскакала по камням, между которыми розовел вереск; из-под копыт полетели искры — ив этот-то миг разразилась гроза.

Грозовая туча затянула небо уже на три четверти. Поднялся ветер. На открытой вересковой поляне еще можно было видеть солнце, сияющее на фоне яркой лазури над далеким лесом на горизонте. В его косых лучах тучи казались совершенно черными, но вскоре сотни еще более ярких вспышек разорвали черноту: засверкали молнии. Длинные, раздвоенные, даже тройные сполохи падали огненными стрелами и гасли в зарослях вереска; хлынул проливной дождь.

Лошадь остановилась. Она подняла голову и заржала. На этот раз Гаспар мог бы спрыгнуть, но не сделал этого: еще страшнее было остаться одному под дождем и молниями. Наоборот, он с нежностью сжал шею своего скакуна, и лошадь побежала дальше более спокойной рысью, а гроза между тем бушевала все сильнее.

Еще несколько минут солнце сияло на горизонте; Гаспар смутно различал его сквозь завесу дождя. Потом стало темно, как ночью. Лошадь пересекла вересковую пустошь и бежала теперь среди огромных вязов. Вот сейчас, думал Гаспар, молния расколет какое-нибудь дерево; но случай слеп, и молнии разили мимо. Гаспар почти не обращал внимания на потоки дождя и прилипшую к телу мокрую одежду. Со страхом и восторгом смотрел он на огненные шары, вспыхивающие между стволами. Время от времени с громким хрустом ломались ветки.

Вязы кончились; тропа пошла вверх, и лошадь легко взбежала на пригорок, затем помчалась по длинному гребню холма, поросшему низкими кленами. Лошадь петляла между деревцами. “Куда она меня везет?” — думал Гаспар. И неожиданно спросил вслух: “Куда ты меня везешь?” Лошадь остановилась, тихонько заржала и поскакала дальше. Гроза понемногу стихала. Струи дождя стали реже, и вдруг перед Гаспаром открылась — нет, не небесная синева, а бездна. Огромный овраг разверзся почти под ногами лошади; головокружительно глубокий, он круто спускался к берегам большой реки.

— Мёз, — прошептал Гаспар, — так называют эту реку во Франции.

Никогда еще Гаспар не видел Маас. Так, значит, эта река протекает среди лесов, а он и не знал! Обеими руками мальчик крепко сжал шею лошади. Та словно поняла желание Гаспара и замерла, чтобы дать седоку полюбоваться рекой. Ветер уносил тучи вдаль. Гроза была страшной, но короткой. Вскоре небо снова стало голубым. Было еще светло. Вдоль оврага к реке спускался олень.

Лошадь побежала дальше, только когда в небе засияли первые звезды. По пологому склону она спустилась в долину. Миновала стены завода, который словно выступил из леса, обошла его стороной и поднялась на другой холм. Сверху Гаспар видел огни маленького городка; они отражались в Мёзе. Лошадь снова углубилась в лес.

— Где же мы будем ночевать? — прошептал Гаспар. О возвращении в Ломенваль он уже не думал. Вряд ли еще когда-нибудь он увидит свою деревню — так ему сейчас казалось. Что он станет делать, как жить, — об этом мальчик не задумывался. Однако его начал мучить голод.

Лошадь снова мчалась бешеным галопом среди деревьев, которые Гаспар почти не различал в темноте. Над головой мальчика проносились огромные ветви, и тогда ветер овевал его и свистел в ушах. Гаспар крепко вцепился в гриву, зарылся в нее лицом. Глаза его были полны слез.

— Ты хочешь убить меня? — шепнул он тихонько. Его не так страшила смерть, как было больно от мысли, что лошадь, которую он успел уже полюбить, так жестоко обманула его. Но вот, после часа скачки и мучительного страха лошадь вдруг перешла на неспешную рысь, и Гаспар увидел сквозь пелену слез песчаную равнину, а прямо перед ним стоял полуразрушенный дом.

Довольно высокая крыша с коньком когда-то была покрыта шифером. Она почти обрушилась, а внизу, среди нагромождения камней, уцелел только бывший каретный сарай: кровля над ним тоже обвалилась в нескольких местах, но стены были почти невредимы. Лошадь остановилась у самого порога. Большая дверь была сорвана с петель и валялась рядом в траве: насквозь прогнившая, она пролежала здесь, должно быть, не один год.

— Вот так странное место, — пробормотал Гаспар, спрыгивая на землю.

— Туристы редко сюда забираются, — отозвался чей-то голос.

В глубине закутка Гаспар увидел мужчину: он сидел на камне и подбрасывал щепки, поддерживая хилый огонек; дым выходил в отверстие между стеной и кровлей.

— Можно войти? — спросил Гаспар.

— Конечно, можно, входите — и вы, и ваша лошадь. Обсушитесь у огня. Хорошая была гроза, а?

— Очень хорошая гроза, — вежливо ответил Гаспар.

Человек был одет бедно и походил на бродягу. Гаспар присел на камень рядом с ним. Лошадь принялась жевать сено — в углу сарая лежала охапка.

— Я всего лишь путник, такой же, как вы, — сказал бродяга. — В городах не останавливаюсь: гостиницы такие дорогие. Я люблю лес. Возьмите немного хлеба.

— Благодарю вас, — замялся Гаспар. — Мне бы не хотелось...

Прошу вас, — настаивал незнакомец.

Гаспар не мог не признать, что попал, очевидно, в мир “чудаков”, как выразилась бы его тетка

Габриэль. Он уже увидел в этот день много такого, о существовании чего даже не подозревал, и прием, оказанный бродягой, был для него еще одним дивом. Этот странный человек не выказывал ни малейшего желания узнать, кто такой Гаспар и откуда он явился. Гаспар счел за благо проявить такую же скромность.

— Люблю грозы, — продолжал бродяга. — Вот сегодня я видел, как молния проскочила под радугой. Такое случается. Только, чтобы это увидеть своими глазами, надо пройти немало лье. Бывает, я работаю, но чаще брожу по свету.

— Вы читаете книги? — спросил Гаспар.

— Читаю книги, смотрю, слушаю.

Гаспару казалось, будто Ломенваль остался

где-то далеко-далеко. Сквозь дыры в кровле были видны звезды. Наступило долгое молчание. Гаспар доел свой кусочек хлеба. Вдруг он спросил:

— А вы ничего не слышали об одном мальчике? Ему столько же лет, сколько и мне, и он беленький, как я. Только он богатый, и волосы у него такие красивые...

— Красивые волосы, — повторил его собеседник, — ну да. Это, наверно, его я встретил — он кружил здесь с месяц назад. Мальчик убежал из дома, так ведь?

— Убежал из дома, — подтвердил Гаспар. — Он искал свой край.

— Возможно, это он и был, — кивнул бродяга. — Люди в Фюме о нем толковали не раз. Он приходил ненадолго, покупал немного еды то в одной лавке, то в другой, брал хлеб то у одного булочника, то у другого. И опять пропадал в лесах. Да, я много слышал о нем от людей. А не так давно его видели однажды утром в‘шикарной машине.

— В Фюме? — спросил Гаспар.

— В Фюме. Отсюда до Фюме два шага. Если станете спиной к дому, увидите тропу, которая ведет прямо к дороге.

— Это мне ничего не даст, — вздохнул Гаспар. — Его, наверное, давно увезли в Антверпен.

— Мало ли что, — сказал бродяга. — Разузнать-то можно. Вдруг он опять убежал, а то, может, говорил с кем-нибудь. Люди много чего могут рассказать, если их слушать.

Этот человек, похоже, считал, что все в порядке вещей и достаточно бьггь любознательными, чтобы нам открылся мир. Он еще раз повторил: от людей можно много узнать.

— Ну, спокойной ночи, сынок» — закончил разговор бродяга.

Он встал со своего камня и улегся в углу, там, где было немного соломы. Лошадь уже легла рядом с Гаспаром, и мальчик, совсем обессилевший, вытянулся прямо на полу, прижавшись к ее теплому боку. Он опустил голову на мягкую гриву и тотчас уснул.

Когда Гаспар проснулся утром, бродяги не было. На камне лежал кусочек хлеба. Мальчик быстро проглотил его. Лошадь фыркнула, вышла на лужайку и принялась щипать траву. Съев хлеб, Гаспар еще долго в задумчивости сидел на камне. Через дверной проем он видел зеленую траву, залитую солнечным светом. Там и сям на равнине возвышались купы берез, а в двухстах шагах темнел большой лес. Гаспар смотрел на пегую лошадь, любуясь черными и белыми пятнами, блестевшими в лучах утреннего солнца. “Ничего не поделаешь, надо возвращаться в Ломенваль”, — подумал он.

Гаспар чувствовал, что,какая-то непреодолимая сила вырвала его из обыденной жизни и влечет все дальше к неведомому. И пусть ему было немного боязно, но так радостно открывать в мире нечто такое, о существовании чего он прежде и не подозревал. Как бы то ни было, а в Ломенваль возвратиться надо, и как можно скорее. Рано или поздно об исчезновении Гаспара сообщат властям, и его все равно разыщут и вернут.

— Что ж! — сказал он, обращаясь к лошади. — Пойдем в Фюме. Может быть, там нам расскажут про моего друга из Антверпена. Я узнаю о нем что-нибудь, чтобы не забывать его, а потом вернусь в гостиницу “Большой олень” к моей тете Габриэль Берлико.

Лошадь, казалось, внимательно слушала эту речь. Глаза ее горели огнем, и было в них что-то недоброе.

— Полно, ты ведь хорошая, — продолжал Гаспар. — Ты вернешься вместе со мной в Ломенваль, правда?

Ласково приговаривая, он сумел надеть на лошадь недоуздок, который так и лежал у него в кармане, и пошел с ней по тропе, что, по словам бродяги, вела в Фюме.

Вероятно, Гаспар свернул не в ту сторону, оказавшись на пересечении двух лесных просек. Он шел два часа, но так и не нашел ни дороги на Фюме, ни какого-либо указателя с таким названием. Вокруг не было ни души, и лес обступал мальчика непроходимой стеной. Гаспар устал и решил сесть верхом на лошадь, которая послушно следовала за ним.

Он взгромоздился ей на спину и крепко ухватился за гриву, не выпуская также — просто для проформы — конец недоуздка. Лошадь будто только этого и ждала — она тотчас понеслась таким же неистовым галопом, как и вчера. Гаспар уже корил себя, решив, что по собственной глупости ему снова придется целый день скакать по лесам.

Но они вдруг оказались на широкой дороге, уходившей под гору; лошадь бежала по ней на удивление проворно, ни разу не споткнувшись. Гаспар снова увидел реку, катившую свои воды среди поросших лесом холмов, а вскоре показались прилепившиеся к подножию склона дома маленького городка. Табличка на столбе гласила: Фюме. Значит, бродяга не обманул Гаспара.

Когда копыта лошади зацокали по булыжной мостовой, Гаспар попытался остановить ее, слегка потянув за недоуздок. Лошадь проигнорировала это предупреждение. Гаспар изо всех сил дернул ее за гриву, но она только гордо встряхнула головой и продолжала бежать как ни в чем не бывало.

Они миновали довольно широкую улицу, покружили по лабиринту узких переулков, потом оказались на ратушной площади. Лошадь весело гарцевала, как в цирке. Уже собиралась толпа. Дети бежали следом. Гаспар понимал: десяти минут не пройдет, как весь город узнает о его прибытии, и приключение закончится для него самым позорным образом. Лучше всего было Гаспару вернуться в Ломенваль, и он это знал, но предпочел бы, чтобы возвращение произошло без лишнего шума и толков. Лошадь между тем проскакала через рынок, посеяв в торговых рядах смятение и панику. Люди выкрикивали вслед Гаспару бранные слова, а некоторые даже пытались остановить лошадь с явным намерением преподать седоку хороший урок. Внезапно разозлившись, Гаспар яростно замолотил пятками по бокам своего скакуна.

Лошадь и ухом не повела. Она бежала прямо на двух мужчин, которые с самым решительным видом встали поперек дороги. Приблизившись к ним почти вплотную, она вдруг круто повернулась

и перемахнула через лоток с овощами — зеленщица едва успела пригнуться. А пегая лошадь свернула в ближайший переулок и вновь понеслась стремительным галопом.

Так она скакала до самого Мааса, промчалась вдоль берега, вернулась на окраину городка, еще покружила по улицам, удивляя жителей, которые выходили из домов и недоуменно переглядывались.

— Ох, добром это не кончится, — шептал Гаспар. — Остановись, дружок, или скачи обратно в лес.

И лошадь вдруг остановилась — на тихой, пустынной улочке, перед витриной маленькой парикмахерской. Справа от парикмахерской находилась посудная лавка, слева — дворик. Гаспар спрыгнул с лошади и тут же оказался лицом к лицу с самим парикмахером, который вышел на порог.

Это был человек устрашающей наружности, с черными как смоль волосами и широченными бровями. Гаспар испуганно смотрел на него. Хозяин поманил мальчика рукой и указал на стеклянную дверцу, на которой золотыми буквами было написано: “Парикмахер Поклон. Все виды услуг*'. Гаспар не знал, как быть, не находил, что сказать. Лошадь тем временем зашла в соседний дворик и принялась щипать росшую у стены траву.

— Вашу лошадь никто не тронет, — сказал парикмахер. — Будьте так любезны, зайдите. Кажется, я имею честь говорить с господином Гаспаром Фонтарелем?

Гаспар, совершенно ошеломленный, молча вошел в парикмахерскую. Хозяин указал ему на кресло, и Гаспар послушна сел.

— Я подстригу вам волосы, господин Фонта-рель, — продолжал парикмахер, — мы с вами смо-

жем тем временем побеседовать о всякой всячине, и никто не придерется.

— Откуда вы меня знаете? — спросил Гаспар.

— С сегодняшнего утра, молодой человек, вас ищут в Лэфуре, в Ревене, в Фюме и по всей округе. Ваша тетка мадемуазель Берлико сообщила ваши приметы во все жандармерии Арденн. Даже таможенников на границе, кажется, предупредили. А ваша пегая лошадка — чертовски приметная лошадка.

— Мне все равно нужно вернуться в Ломенваль, — вздохнул Гаспар, — и вовсе незачем для этого стричь меня.

— Как сказать, — ответил г-н Поклон с широкой улыбкой, которая сделала его лицо еще более устрашающим. — Как сказать. Еще неизвестно, вернетесь ли вы в Ломенваль, а что до меня, я люблю поболтать, и вы мне интересны. Какой приятный сюрприз, что вы именно ко мне зашли постричься.

— Но я не... — запротестовал Гаспар, порываясь встать с кресла.

Г-н Поклон силой усадил его обратно и вдруг сообщил самым любезным тоном и с самым невозмутимым видом:

— Месяц тому назад, день в день, и примерно в этот же час я мыл голову одному мальчику — у него были такие же светлые волосы, как у вас, только куда гуще и длиннее. А глаза у него острые, как клинок, и чистые, как вода Мааса.

— Его звали случайно не Драпер? — вырвалось у Гаспара.

— Да, — кивнул г-н Поклон, — его звали

Драпер. «

Глава IV

ТЕОДЮЛЬ РЕЗИДОР


Гаспар Фонтарель даже не пытался понять, как, в силу какой цепочки случайностей он сразу напал на след своего друга, того самого маленького беглеца. Однако он осмелился сказать парикмахеру:

— Насколько я понимаю, господин Поклон, вы — тоже чудак.

— Может быть, я и чудак, но дайте же мне докончить, — отвечал г-н Поклон.

Он набросил на Гаспара белый пеньюар и принялся подстригать мальчику волосы; ножницы в его руках мелькали, выделывая блистательные акробатические трюки, а он между тем рассказывал, как в одно прекрасное утро перед его парикмахерской остановилась роскошная машина.

Из нее вышли двое мужчин и мальчик. Волосы у мальчика были всклокочены, спутаны и покрыты пылью; услуги парикмахера ему бы явно не помешали. Мужчины уселись в углу, доверив шевелюру мальчика заботам г-на Поклона. Как только он усадил юного клиента, тот торопливо зашептал:

— Послушайте меня, пожалуйста. Только не подавайте виду. У меня нет другого выхода. Я должен убежать. Откройте дверь, очень вас прошу. Придумайте какую-нибудь отговорку, притвори-гесь, что не сумели меня удержать. Никто не хочет понять меня. Мне нужно найти мою семью и мой край. Эти люди мне не родные. Сделайте то, о чем я вас прошу. Вам ничего не будет. Вы сделаете доброе дело, правда. Бели не хотите, не открывайте дверь. Я сам открою, только не надо меня удерживать, умоляю вас.

Г-н Поклон склонился над мальчиком, чтобы намылить ему голову. Он был немного удивлен и поэтому слушал, не говоря ни слова. Голос мальчика звучал так жалобно, так искренне и убедительно, что парикмахер уже готов был уступить его странной просьбе. Но тут к креслу подошел один из мужчин. Он опустил руку на плечо г-на Поклона так, что тот вздрогнул от неожиданности:

— Я должен вас предупредить: этот мальчишка плетет небылицы всякому, кто развесит уши. Чего он только не выдумает, чтобы сбежать. Мы хотим, чтобы вы знали. Хоть мы и иностранцы, нам будет неприятно, если о нас станут дурно говорить здесь.

Это был Обираль. Г-н Драпер остался сидеть. Он лишь заметил, что не видит необходимости пускаться в объяснения и что мальчик, разумеется, будет вести себя паинькой. Обираль повернулся к нему:

— Он ведь уже однажды сбежал так, когда мы зашли в магазин в Антверпене. Закричал, что его похитили, все покупатели переполошились, и он, не будь дурак, шасть в дверь и улизнул от нас.

— Здесь же никого, кроме нас, нет, — возразил г-н Драпер.

— Может кто-нибудь зайти. Бели господин Поклон поверит его сказкам...

— Я готов выслушать вас, — вставил парикмахер.

— Это совершенно ни к чему, — повторил г-н Драпер.

Жак Обираль представился. Он имеет честь, сказал он, быть секретарем г-на Драпера, который не только ведет в Антверпене крупную торговлю бриллиантами, но и пользуется известностью как коллекционер произведений искусства. У г-на Драпера есть замок в окрестностях Антверпена, а в скором времени он намерен отправиться в плавание на своей яхте.

— Итак, — заключил Обираль, — судите сами, стоит ли вам ссориться с таким человеком и какие это может повлечь для вас неприятности.

Тут г-н Драпер встал.

— Извините, Жак, но мне кажется, что вы несколько забылись. Дело в том, господин Поклон, что я люблю моего мальчика, а он вбил себе в голову, что хочет убежать, и это приводит меня в отчаяние. Говорят, с детьми в этом возрасте такое бывает; вот уже год, как он пытается бежать из дому, его возвращают, а он убегает снова. В последний раз он пересек всю Бельгию.

— Он сказал, что ищет свою семью и свой край, — не удержался г-н Поклон.

— У него нет никакой семьи, кроме меня — я его дядя, — и вырос он в Антверпене, там его родной край.

Невозможно было не поверить словам столь важных господ. Стоявшая перед дверью роскошная машина красноречиво говорила о богатстве посетителей. Как объяснил г-н Поклон Гаспару, он, может быть, и не стал бы удерживать мальчика, если бы гот попытался бежать, но после всего услышанного побоялся взять на себя такую ответственность.

— А вы понимаете, почему он хочет убежать? — спросил Гаспар.

— В толк не возьму, — покачал головой парикмахер. — Загадка, да и только: он ведь имеет все, что нужно ребенку, чтобы быть счастливым. Но, уж верно, есть у него причина, если он так упорствует, я готов поклясться, что есть. Но подождите, я вам еще не сказал того, что касается вас.

Итак, когда г-н Поклон заканчивал причесывать мальчика, тот произнес шепотом еще несколько слов — он будто хотел передать что-то важное:

— Послушайте... В Ломенвале... Гаспар Фонтарель... Это мой друг...

Договорить он не успел. Подошедший Обираль властным жестом принудил его к молчанию.

— Я так и не узнал, что он хотел сообщить вам, — сказал Гаспару г-н Поклон. — Оба господина почти сразу же уехали вместе с мальчиком. Когда я сегодня утром узнал, что мадемуазель Берлико из Ломенваля заявила об исчезновении своего племянника Гаспара Фонтареля, я решил, что вы отправились на поиски вашего друга. А увидев вас на улице, подумал, что смогу помочь вам.

— Я покинул Ломенваль не по своей воле, — признался Гаспар, — и мне надо вернуться. Тетя всегда говорила, что я не создан для приключений, и это чистая правда. Но я благодарю вас от всего сердца. Правда, у меня нет даже денег, чтобы заплатить вам.

— Это неважно, — заверил его парикмахер, нахмурив свои чудовищные брови. — Я вам ручаюсь, что в Ломенваль вы не вернетесь.

— Смотрите, — сказал вдруг Гаспар — он как раз вставал с кресла.

За стеклянной витриной, между флаконами с одеколоном и париками, виднелись два лица, и две пары глаз внимательно наблюдали за Гаспаром.

— Это соседка, хозяйка посудной лавки, и ее муж, — объяснил г-н Поклон. — Можете не сомневаться, они сообщат о вас, если уже не сообщили.

— Не могли бы вы вывести меня через двор? — попросил Гаспар. — Так вы по крайней мере избавите меня от позора.

— И не подумаю избавлять вас ни от какого позора, — отвечал парикмахер.

Странный г-н Поклон смотрел на Гаспара Фонтареля, состроив свирепую гримасу. Его черные волосы и косматые брови выглядели так жутко, что Гаспара пробрала дрожь. Однако в глубине устремленных на мальчика глаз светился огонек доброты.

— Вы просто посмеялись надо мной, — сказал Гаспар. — Задержали меня здесь, а сами дожидались, пока за мной придут.

Добрый огонек во взгляде г-на Поклона вдруг погас.

— Я знаю наверняка, что вы не вернетесь в Ломенваль. Что-то произойдет, я только пока не могу сказать, что именно. Ваша лошадь, благодаря которой вы оказались на виду, — это не простая лошадь. Она способна завести вас на край света.

Два лица между тем больше не маячили в витрине, но было видно, как хозяин и хозяйка посудной лавки о чем-то спорят на улице. Пегая лошадь вышла из-за угла.

— Я не сяду больше на эту лошадь, — решительно сказал Гаспар. — Как же я, по-вашему, доберусь до Антверпена? Меня все равно задержат по дороге. А если даже доберусь, что я там буду делать?

— Послушайте меня, — г-н Поклон понизил голос. — Я все хочу найти слова, которые помогут вам. Вот что я вам скажу, запомните это хорошенько. Если у вас будут трудности, идите в сторону

Вирё. По дороге из Фюме в Вирё спросите прохожих. Кто-нибудь наверняка вам покажет, где живет Теодюль Резидор. Повторите это имя. Теодюль Резидор поможет вам, что бы вам ни понадобилось. А теперь до свидания, друг мой. Попробуйте вернуться в Ломенваль, если сможете.

Глаза парикмахера как-то странно блеснули. Густые брови снова нахмурились. Гаспар поблагодарил его и попрощался. Дрожащей рукой он открыл дверь парикмахерской.

Гаспар не успел еще ступить на тротуар, как услышал оглушительный грохот: пегая лошадь, повернувшись задом к витрине посудной лавки, со всей силы лягнула ее. Стекло разлетелось на мелкие кусочки, осколки разложенных рядами тарелок брызнули во все стороны, как искры праздничного фейерверка. Хозяин и хозяйка тщетно пытались усмирить лошадь.

— Паршивец из Ломенваля нам за все заплатит! — кричал хозяин. — Это его проклятая скотина, пусть-ка попробует сказать, что это не так!

Гаспар застыл на пороге парикмахерской, не в силах сделать и шагу, не зная, выйти ему или, наоборот, спрятаться; и вдруг за его спиной раздался басовитый смех г-на Поклона. Смех был дружелюбный, но в то же время слышалось в нем что-то жестокое. От стыда Гаспара бросило в жар; мальчик кинулся прочь, не разбирая дороги, а со всех сторон уже сбегались зеваки. Он юркнул во двор, перелез через стену и оказался в пустом переулке.

“Опять мне не везет, — шептал про себя Гаспар. — Что же мне теперь делать? Если я вернусь в Ломенваль, представляю, как меня там встретят...”

До Гаспара донесся веселый дробный цокот копыт, крики собравшихся людей; в общем гуле прозвучало слово “жандармы”. Положение было безвыходное, и в голове Гаспара билась теперь одна мысль: удрать. Он и не надеялся, что удастся избежать расплаты за свое приключение, но много бы дал, чтобы оказаться сейчас в лесу. И не только из страха — он не мог совладать с желанием вновь обрести, хотя бы на несколько минут, благодатный покой лесной чащи.

Гаспар был на окраине городка. Переулок вывел его на тропу, которая, спускаясь через сады и луг, упиралась в широкую дорогу. По другую сторону дороги начинался лес. Города в этих местах строились на обширных прогалинах, и кое-где лес еще подступает к ним вплотную. На улицах можно услышать воркование горлиц, по ночам доносится хруст веток — это кабаны выходят напролом через чащу к нивам и картофельным полям. Иногда слышно тявканье лисиц. В этом месте поросший лесом откос спускался к самой дороге. Гаспар кинулся в чащу, продираясь через заросли высокого крестовника и ежевики. Он вскарабкался по склону и вскоре, запыхавшись, добрался до холмистой возвышенности, где вокруг, насколько хватало глаз, простирали свою тень деревья-великаны. Гаспар пересек рощицу редких акаций и углубился в чащу. Он словно ослеп от бешеной пульсации крови в висках и в сердце.

Мальчик совсем выбился из сил, но все еще бежал напролом через колючий кустарник. Заросли были такие густые, что в какой-то момент ему показалось: все, больше он не сможет двинуться ни взад, ни вперед. Он и сам не понял, каким чудом ему все же удалось пробраться, но вдруг оказался в самом настоящем шатре под низким сводом листвы. Темно-зеленый плющ устилал землю, карабкался на молодые грабы и еще какие-то деревца — вроде бы ивы. Гаспар*остановился у ложбинки, на дне которой отчетливо отпечатался след косули и валялись несколько колосков проса. Мальчик был не в состоянии сделать больше ни шагу. Он упал на колени, потом вытянулся во всю длину.

Подросток в пятнадцать лет уже готов взять на себя ответственность взрослого мужчины. Однако ему еще слишком дороги мысли, которые бродят в его голове, — мысли, неведомые никому, да и ему самому не всегда понятные. Гаспару было необходимо подумать в тиши и покое о своем друге из Антверпена — он знал, что никогда не встретится с ним, и в этот час, должно быть, чувствовал, что вот-вот умрет от горя. Он принялся тихонько молиться, но его молитву никто не сможет пересказать вам в точности. Он шептал ее, пока не уснул, уткнувшись лицом в мягкий мох.

Гаспар проснулся, не имея ни малейшего представления о том, сколько прошло времени. Под деревьями царил все тот же полумрак. Мальчик поднялся, собираясь вернуться в редколесье. Там он сможет оглядеться, поищет дорогу и попытается добраться до ближайшего хутора, где попросит чего-нибудь поесть, и опять уйдет в лес. Гаспар не думал о том, что будет делать потом. Ему просто хотелось оставаться в лесу как можно дольше, чтобы оттянуть час объяснений и неизбежной головомойки. В ушах у него все еще стоял звон разбитой посуды — последняя капля, переполнившая чашу его бед.

Но насмешник случай снова разрушил планы Гаспара. Ему так и не удалось дойти до акациевой рощицы; он ходил кругами по густой чаще и выбрался оттуда лишь час спустя. Наконец он оказался среди высоких дубов и, выйдя на прогалину, попытался сориентироваться. Солнце стояло еще высоко. Гаспар пошел по тропе, которая вела вдоль холмов на север. Вскоре в просветах между деревьями он снова увидел дорогу. По другую сторону проходила железнодорожная ветка, еще дальше поблескивал Мёз, а за ним снова начинались леса.

Еще около часа Гаспар шел через холмы. Голод мучил его все сильнее. Жесточайшая спазма вдруг свела желудок. Мальчик лег на спину, полежал немного, потом встал и пошел дальше, но не прошел и двухсот шагов, как живот схватило снова. Он полежал еще. Было ясно, что далеко ему не уйти, если он немедленно не найдет хоть чего-нибудь поесть. Гаспар решил спуститься на дорогу.

На асфальте стало немного легче. Мимо проносились автомобили, велосипеды. С лопатой на плече шел с работы землекоп. Гаспар шагал, полузакрыв глаза. «Представь, — сказал он себе, — будто ты идешь в соседний поселок, тебя послали с поручением по делам гостиницы “Большой олень”». Вдруг он услышал за спиной раскаты грома и вспомнил вчерашнюю бешеную скачку. Он обернулся: на юге, далеко на горизонте, над ломаной линией леса нависли черные тучи. Когда же он снова посмотрел вперед, то увидел двух жандармов, кативших навстречу ему на велосипедах.

Жандармы проехали мимо, не обратив на Гаспара никакого внимания. Но шагов через пятьдесят вдруг остановились. Гаспар слышал, как заскрипели тормоза. О том, чтобы бежать, не могло быть и речи. И вместо того чтобы идти дальше своей дорогой, Гаспар повернулся и зашагал к жандармам. Черная кайма туч на горизонте озарилась вспышкой; странно было видеть, как молния погасла в ясном голубом небе. Почти не раздумывая, Гаспар выпалил:

— Добрый вечер. Вы не подскажете мне, где живет Теодюль Резидор?

— Теодюль Резидор? Конечно! Первый поворот налево. Так гораздо короче, чем если идти через Вирё.

— Смотрите только не ошибитесь, — добавил второй жандарм. — Когда подниметесь по этой дороге на косогор, там будет перекресток; дорога сворачивает направо. Вы направо не ходите, идите все время прямо по тропе, которая начинается от дороги. Запомнили? От перекрестка прямо по тропе.

— Огромное вам спасибо, — поблагодарил Гаспар.

— Не за что, не за что. Господин Теодюль Резидор...

Жандарм процедил что-то, чего Гаспар не понял, но по его тону было ясно, какого высокого мнения о г-не Теодюле Резидоре обитатели Вирё и его окрестностей. Похоже, один звук его имени значил здесь больше, чем безупречные документы или справка о благонамеренности. Гаспар кивнул на прощание жандармам и пошел в указанном направлении. Через четверть часа он нашел нужную дорогу, а вскоре вышел на перекресток и увидел тропу, уходившую в лес. Спазмы в желудке мучили его по-прежнему, и не один раз ему пришлось ложиться на траву. Тропа вывела его к хорошо замощенной дороге. Гаспар озирался, не зная, в какую сторону идти дальше, и вдруг увидел слева большую прогалину; на ее дальнем конце стоял домик, к которому сбоку прилепился амбар. Мальчик направился прямо к домику.

Это была маленькая ферма — старая, но недавно отремонтированная. Теперь она походила на загородный особнячок-игрушечку. Даже дверь амбара, свежевыкрашенная в зеленый цвет, выглядела красиво. По двору во множестве разгуливали куры и утки. Слева находился добротно сделанный курятник, справа — сарай и конюшня, такие чистые и аккуратные, что любо-дорого посмотреть.

Из сарая вышел сгорбленный старичок. Он направился навстречу Гаспару.

— Будьте любезны, могу я поговорить с господином Теодюлем Резидором?

— Да вот он как раз выходит из дома.

И действительно: дверь дома открылась, и на пороге появился мальчик лет пятнадцати. Поисти-не Гаспара ожидал сюрприз за сюрпризом.

— Это и есть господин Теодюль Резидор? — недоверчиво переспросил он.

— Он самый, — подтвердил старичок.

Гаспар подошел к крыльцу, с любопытством

рассматривая щуплую фигурку и не слишком привлекательное серьезное личико маленького хозяина. Растрепанные черные волосы, равнодушный взгляд хитроватых глаз. Гаспар осведомился, имеет ли он честь говорить с г-ном Теодюлем Резидором. Мальчик слегка поклонился в ответ и пригласил его войти в дом. Гаспар оказался на кухне, где горел огонь в большом старинном камине и стоял посередине огромный стол. Но Теодюль Резидор усадил гостя за маленький круглый столик у окна.

— Я полагаю, вы голодны, — сказал он Гаспару, взял с камина колокольчик и затряс им изо всех сил.

“К чему такой трезвон на весь дом?” — подумалось Гаспару. Почти тотчас отворилась низкая дверца в глубине кухни, и вошла женщина — немолодая, но очень подвижная, в крестьянском платье. Она посмотрела на своего юного хозяина, потом на столик и тут же с удивительным проворством достала из какого-то шкафчика яйца, зажгла плитку, и через мгновение перед Гаспаром уже стояла яичница.

— Ешьте, — сказал Теодюль.

Гаспар принялся уписывать яичницу так, что за ушами трещало. Ему принесли еще сыру, вишен и варенья, после чего служанка участливо спросила, наелся ли он.

— Благодарю вас, — сказал Гаспар.

Не успела женщина выйти через ту же низкую дверцу, как юный Теодюль Резидор объявил:

— Здесь у нас никого ни о чем не спрашивают, и я не стану выяснять, кто вас прислал ко мне, но если вам нужна помощь, мы вам поможем. Чтобы вы не стеснялись, я хочу прежде всего объяснить вам, куда вы попали.

У мальчика был до странного тонкий голос; Гаспара удивила торжественность, с которой он говорил.

— Мой отец очень богат, несметно богат, — продолжал Теодюль Резидор все тем же высоким фальцетом. — У него множество заводов и фабрик, он собирает коллекции кошачьих усов, ободков от сигар и еще всяких диковинок. Его эксцентричному нраву я обязан тем, что владею этой фермой. У меня есть учитель, он каждое утро приходит давать мне уроки. Все остальное время я делаю что хочу.

Мальчик рассказал Гаспару, что любит копаться в саду и огороде, и вообще ему нравится всякая работа на ферме. Помогали Теодюлю тот сгорбленный старичок и служанка.

— Старый Марваль ведет хозяйство на ферме, — объяснил он. — Но большую часть того, что мы выращиваем, я отдаю окрестным жителям и лес берегу для того, чтобы они могли рубить его по мере надобности. В этом году я велел построить на прогалине несколько деревянных домиков и пускаю туда всех ребят, что приезжают в наши края на каникулы. Они могут жить хоть месяц. Завтра, если захотите, повидаете тех, кто там сейчас. Еще здесь много туристов. Вы надолго к нам?

Гаспар, вконец оробевший от речей и не по годам уверенных манер Теодюля, начал издалека. Он сказал:

— В Фюме я пытался что-нибудь разузнать об одном моем друге, который уехал в Антверпен.

— Вы идете в Антверпен? — перебил его Теодюль.

— Да не могу я дойти до Антверпена.

— Вы не знаете, как вам туда добраться?

— Не иду я в Антверпен, — вздохнул Гаспар. — Это вышло случайно, и...

— Я могу дать вам все необходимое, чтобы вы смогли добраться туда, — возразил Теодюль.

— Вообще-то мне нужно вернуться в Ломенваль, — покачал головой Гаспар. — Ия даже адреса этого друга не знаю.

— Да-да, я дам вам адрес, по которому вас примут самым лучшим образом, — закивал Теодюль.

— Да не пойду я в Антверпен, — простонал Гаспар.

— Я очень рад, что вы доверились мне, — ответил его собеседник. — Через два дня вы будете на месте.

Гаспар смотрел на хозяина так странно, что тот счел наконец нужным объяснить:

— Вас, наверно, удивил мой тонкий голос. Мне не раз давали понять, что у меня слишком тонкий голос. Я ничего не могу с этим поделать: к несчастью, я глух. Я понимаю все слова по губам да еще по некоторым звукам, которые иногда все-таки слышу. Никто не замечает, что я глухой, я говорю это вам, чтобы вы поняли, почему у меня такой голос. А теперь, пока вы не отправились в Антверпен, давайте сыграем в шашки. Играть я тоже очень люблю.

Теодюль Резидор открыл большой шкаф и достал оттуда игру. Он положил доску на стол и дружелюбно посмотрел на Гаспара. Потом расставил шашки. Гаспар, не желая обижать хозяина, тоже расставил свои.

“Куда же это меня занесло? — думал Гаспар. — Это я-то, для кого тетя всегда хотела тихой жизни, — и вот пегая лошадь умчала меня бог весть куда, чудак-парикмахер послал в этот дом, и теперь я играю в шашки с сыном несметно богатого коллекционера кошачьих усов. И в довершение всего этот мальчик хочет отправить меня в Антверпен — каким образом, бог ты мой?"

— Это ничего, если вы не умеете играть, — сказал Теодюль. — Я люблю выигрывать.

К чему было отвечать — хозяин все равно ничего не слышал, а различать слова по губам ему теперь мешали сгущавшиеся сумерки. Теодюль Резидор, очевидно, был довольно прижимист, вопреки его рассказам о собственной щедрости: электричества он не зажег, и третью партию пришлось доигрывать, уткнувшись носом в доску: черных шашек совсем не было видно. После этого Теодюль Резидор, довольный победой, принялся объяснять своему новому другу, как тому предстоит отправиться в Антверпен.

— У меня там двое друзей. Отец однажды повез меня на каникулы в Темсхен, это близ Антверпена, и я познакомился с двумя мальчиками. Мы катались на лодке и были на самой середине Шельды, когда рядом взорвалась баржа с бензином. Как мы уцелели — сам не знаю. Нас вытащили из воды полумертвыми. После взрыва я оглох, и для обоих моих друзей он тоже не прошел даром. Но зато мы стали как братья. Долго не могли расстаться. Вы разыщете их, и они примут вас тоже как брата.

Итак, в этом новом для Гаспара мире тоже происходили страшные вещи, и многое оставалось непонятным, но было в нем незнакомое ему прежде братство. Теодюль встал, зажег свет.

— Вы, наверно, устали, — сказал он. — Идемте, я покажу вам вашу комнату. Л потом сам поужинаю. Как тебя зовут?

Это внезапное “ты” понравилось Гаспару.

— Гаспар Фонтарель. Я из Ломенваля, — ответил он.

Ему пришлось несколько раз прокричать свое

имя.

— Вот и хорошо! Гаспар, я должен открыть тебе один секрет. Я видел мальчика из Антверпена, он был здесь несколько дней.

Услышав эти слова, Гаспар вздрогнул всем телом. Что за чудеса, почему он то и дело натыкается на следы этого мальчика и все напоминает ему о нем? Его взгляд, такой ясный и решительный...

— Я узнал, что его зовут Драпер, — продолжал Теодюль свой рассказ. — Он попросил у меня хлеба. Больше ничего не хотел брать. Он бродил по долине и по лесу, наверно, там и спал. По два дня пропадал где-то, а на третий приходил снова и просил хлеба. Ни на какие вопросы не отвечал. Однажды вечером он присел на камень у ворот, чтобы съесть хлеб, и написал палочкой в пыли: “Я ищу свой край”. Я не понял, что это значит. Гаспар, если увидишь его в Антверпене, потом расскажи мне, что с ним сталось.

— Как же я попаду в Антверпен? — снова спросил Гаспар.

Но Теодюля нимало не заботило, что говорит Гаспар. Он продолжал:

— Здесь, знаешь, не так интересно, как тебе, наверно, кажется. Мой отец — богач, у него свои причуды, он наградил меня дурацким именем, а жизнь у меня — в общем-то, ничего особенного. Ну что я такого делаю в этом доме? Я глухой, к тому же не семи пядей во лбу, вот я и хочу стать хорошим фермером, а что даю людям рубить мой лес и строю домики, так это просто для развлечения. Но он, Драпер, — дело другое.

После Гаспар не раз повторял про себя: “Но он...” Конечно, тот мальчик отнюдь не был ангелом, но он что-то искал, а его глаза лучше всяких слов говорили, что он ищет что-то прекрасное.

— Он мой друг, — сказал Гаспар.

— Твой друг?

На этот раз Теодюль понял. Гаспару пришлось рассказать все, что он знал; нелегко было выкрикивать почти каждое слово.

— Ты доберешься до Антверпена, — решительно заключил Теодюль. — Ты разыщешь его.

— Я доберусь до Антверпена, — согласно кивнул Гаспар.

Ни тому, ни другому не пришло в голову, что, если и удастся найти в Антверпене Драпера, это ничего не даст, и Гаспар вскоре пожалел о своем опрометчивом обещании. Нет уж, хватит с него, он вернется в Ломенваль по возможности тихо и незаметно — пусть даже его ожидают в деревне головомойка и позор.

Юный Резидор отвел Гаспара в маленькую комнатку на втором этаже. Прежде чем лечь, Гаспар долго стоял, облокотившись на подоконник, и смотрел на залитые лунным светом кроны далекого леса и на дорогу, по которой прошел не так давно мальчик по фамилии Драпер.

На другой день Гаспар встал очень рано. Он спустился по лестнице. Сейчас он попрощается и отправится восвояси, в Ломенваль. Теодюль Резидор ждал его внизу и даже сам приготовил кофе.

— Доброе утро, Гаспар. Завтракай. Мы выезжаем через четверть часа.

— Доброе утро, — сказал Гаспар. — А куда?

— Марваль уже отнес мою записку, и я сейчас познакомлю тебя с моими друзьями.

— С какими друзьями?

— Увидишь.

Гаспар попытался объяснить Теодюлю, что хочет вернуться в Ломенваль. Не преуспев в этом, он решил потихоньку улизнуть от Теодюля Резидора при первом удобном случае.

Позавтракав, мальчики вышли на крыльцо, и Теодюль указал Гаспару на два прислоненных к стене велосипеда.

— Бери любой, какой больше нравится, — сказал он.

— Мы что, на велосипедах поедем в Антверпен? — удивился Гаспар.

Теодюль не слышал его. Гаспару ничего не оставалось, как оседлать велосипед. Они тронулись в путь и вскоре уже катили по дорожке через лес, подскакивая на ухабах. Гаспар молчал. Он только и думал, как бы без лишних слов покинуть гостеприимного хозяина. В конце концов, разве не волен он делать все, что хочет? Они свернули с дорожки на тропу, потом на совсем узенькую охотничью тропку и ехали по ней прямо километра два. Тропка вывела их на поляну. Затем они пересекли еще одну полосу густой поросли, и перед ними открылась широкая равнина с холмами и разбросанными там и сям деревеньками. Мальчики миновали поле, где тропа терялась в густой зелени, и оказались на проселочной дороге.

Пора, решил Гаспар. Он аккуратно положил велосипед на обочину и сделал знак Теодюлю, что хочет уйти один.

— Никак нельзя, друг мой, — покачал головой Теодюль. — Ты теперь в Бельгии. Мы пересекли границу лесом. Таможенники знают моего отца, они нас не тронут. Но если ты захочешь вернуться назад один, тебя арестуют.

Гаспар был ошеломлен не меньше, чем когда упал прямо на круп пегой лошади. Что бы он ни делал, что бы ни говорил, какая-то непреодолимая сила увлекала его все дальше от Ломенваля. Без единой мысли в голове мальчик долго смотрел в глаза Теодюля. Такой взгляд он уже видел не раз — у парикмахера в Фюме, у жандармов, которые указали ему дорогу к ферме Теодюля. Этот взгляд вопрошал, и не было для него разницы, добра судьба или жестока. И так же, как в тот миг, когда Гаспар приземлился, точно блин на сковородку, на спину пегой лошади, он испытал удивительную легкость и беззаботность. То была жизнь, просто жизнь со множеством ее дорог. Он ничего не ответил Теодюлю. Мальчики снова вскочили на велосипеды, и Теодюль, весело болтая, покатил впереди, показывая своему другу дорогу на бельгийской земле.

Гаспар с любопытством озирался. Он отмечал мельчайшие детали, указывающие на то, что они находятся в чужой стране, — дорожные столбы, таблички с указателями, витрины крошечных деревене них магазинчиков, людей, непохожих на ло-менвальцев, — и все это завораживало его.

Вслед за Теодюлем он долго ехал по ухабистым проселочным дорогам. Мальчики пересекли шоссе, потом лес, и вдруг тропа пошла под уклон, и Гаспар снова увидел Маас. Здесь река была совсем не такая, как во Франции. С ровными, одетыми в камень берегами, она походила на канал. Мальчики ехали вдоль берега с полчаса, пока не оказались на пирсе, к которому могли причаливать баржи. Теодюль соскочил с велосипеда и сел на набережной; Гаспар уселся рядом.

Они долго смотрели, как плывут по реке корабли и лодки. Гаспар хранил молчание. Наконец Теодюль поднялся. Он замахал руками, подавая кому-то знаки, и закричал — на середине реки как раз показалась новая баржа. С палубы ему ответил какой-то человек. Судно подплыло ближе и причалило к берегу.

— Это баржа моего отца, — объяснил Теодюль. — У него таких штук десять. Я знал, что она сегодня утром должна была пересечь границу. Эти люди отвезут тебя в Антверпен.

Гаспар не стал возражать. Что ему оставалось — только покорно следовать за теми, кто вел его. Теодюль представил Гаспара матросу, который почтительно поклонился — еще бы, сами Резидо-ры оказывают мальчику покровительство!

— Моему другу Гаспару Фонтарелю, — продолжал Теодюль, — нужно попасть в Антверпен, чтобы встретиться с другом. Вы позаботитесь о нем.

Он повернулся к Гаспару и протянул ему листок бумаги.

— Вот имена моих друзей, которые примут тебя как брата, если ты только упомянешь обо мне: Людовик и Жером Крамеры, сыновья Никласа Крамера. Они живут на своем пароходике и катают на нем туристов, он почти всегда стоит на якоре у пристани возле Стэна. Стэн — это замок на берегу Шельды. Но сначала ты увидишь колокольню собора, она такая высокая, выше любой дозорной башни.

Дозорная башня — как часто Гаспар повторял про себя эти и другие подобные слова в Ломенвале! Он взял бумажку и крепко сжал обе руки Теодюля.

— До свидания, — сказал ему Теодюль. — Потом расскажешь мне все-все про Драпера.

Всего два-три дня понадобилось барже, чтобы достичь Антверпена. Не такой уж долгий путь... Но Гаспар был поражен красотой реки и разнообразием ее берегов, вдоль которых они проплывали. Природа словно старалась превзойти самое себя. Гаспару казалось, что множество миров теснятся вокруг.

После Ваулсора Гаспар увидел замки на поросших лесом холмах. Сады и каменные перила чередовались с нехожеными зарослями. Чуть подальше высокие скалы отражались в водах Мааса. Сменяли друг друга крепости, соборы, заводы. Были города — Динан, Намюр, Анденн, Юи, потом — Льеж. В Намюре Гаспар увидел первую дозорную башню. Время от времени опекавший его матрос сообщал ему названия мест; к востоку снова начинались бескрайние леса и вздымались вершины Фаня — самые высокие горы Арденн. В просветах между их зубцами можно было увидеть древние развалины среди полей; красота и изящество сочетались здесь с первобытной суровостью природы. Красные крыши, луга и нивы проплывали за бортом, сливаясь в одну чарующую картину. Гаспару никогда и во сне не снилась подобная красота.

В первый день он провел долгие часы, лежа на животе на носу баржи. Воды казались ему безбрежными. Длинные зеленовато-синие волны бежали вдоль обоих бортов судна, которым правила команда из двух матросов. Эти люди не спрашивали Гаспара, откуда он. Они разделили с ним свой обед, а вечером уложили спать в каюте.

Остался позади Льеж. Баржа остановилась на ночь чуть ниже города, а на другой день покинула Маас у маяка и вошла в канал Альберта. Теперь они плыли как будто по огромному туннелю, прорытому между холмами. После Хасселта началась равнина. Долго тянувшийся за бортом однообразный пейзаж снова сменился пестрыми картинами, когда на следующее утро баржа подошла к Антверпену. На окраине города канал соединялся с Шельдой.

— Мы высадим тебя не доходя Шельды, — сказал один из матросов. — Сейчас мы в Мерксеме. Пойдешь вдоль канала до моста. По мосту проходит шоссе Роттердам—Антверпен. Иди через мост и дальше все время прямо.

Глава V

НИКЛАС И ЕГО МУЗЫКАНТЫ


Как сказали Гаспару, так он и сделал. Когда мальчик оказался в Антверпене, ему и в голову не пришло спрашивать дорогу. Он просто шел куда глаза глядят. Никто не обращал на него внимания. Больше часа он просидел на набережной, глядя на реку. Широкая, судоходная, она неспешно катила свои воды к морю. Гаспар увидел пришвартованный к причалу броненосец, снующие по воде прогулочные катера, баржи. Он мог бы до бесконечности смотреть на воду, ощущая на своем лице соленый морской ветерок, долетавший с раскинувшейся под голубым небом песчаной равнины на другом берегу. Наконец он почувствовал голод и машинально порылся в кармане.

— Ни гроша... — пробормотал он себе под нос. Но в руке оказались бельгийские банковские билеты. Теодюль Резидор все предусмотрел и ухитрился сунуть деньги ему в карман так, что он и не заметил.

В маленькой закусочной Гаспар поел жареной картошки и мидий, затем вернулся к Шельде. Он долго бродил, даже не думая разыскивать тех, к кому послал его Теодюль. Что-то давно с ним ничего не случалось, и мальчик ждал очередного невезения, зная, что тогда этот новый мир, в котором он робко делал первые шаги, отринет его навеки. Поэтому ему хотелось успеть увидеть как можно больше. Он еще прошелся по берегу Шельды, вышел на соборную площадь и полюбовался высокой колокольней, бродил без цели по широким проспектам. Только под вечер Гаспар решил, что пора пойти к Стэну и поискать Никласа Крамера и его сыновей.

Он спросил о них в окошечке у причала, откуда катера увозили туристов, желающих осмотреть порт и покататься по реке.

— А, Никлас Крамер! Они, знаете, музыканты, играют сейчас на пляже Святой Анны.

— А где это — пляж Святой Анны? — спросил Гаспар.

— Вон там, подальше, спуститесь на лифте и пройдите через туннель под Шельдой. На том берегу идите вдоль реки.

Гаспар отыскал лифт, спустился в туннель, поднялся на другом лифте и оказался на противоположном берегу реки — это была голая равнина без единого домика, только небольшие ивовые рощицы шелестели там и сям. Широкие безлюдные бульвары пересекались на этом пустынном берегу под прямым углом.

За целым полем гладиолусов Гаспар нашел пляж Святой Анны. Здесь домишки, кафе и аттракционы тянулись в ряд вдоль берега, где зеленели на фоне песка и ила пучки травы. Вдруг он застыл на месте и зажмурился: в доке напротив, за окруженными зарослями камыша островками, возвышался огромный, величиной с двадцать домов, пароход. Мальчик долго стоял, неотрывно глядя на него. Высоко на палубах крошечные человечки делали какие-то знаки.

— Драпер, — прошептал Гаспар. Он подумал о том, что его друг может оказаться среди этих людей, отплывающих в далекие края, и расплакался.

Но вскоре он взял себя в руки. Чему быть, того не миновать — и Гаспар отправился на поиски Никласа. Смеркалось. В домах и на пароходах уже вспыхивали огоньки, когда Гаспар увидел наконец в самом конце пляжа на отмели совсем маленький пароходик. На палубе сидели пожилой на вид мужчина и два мальчика. Они заканчивали довольно скудный ужин.

— Господин Крамер! — позвал Гаспар.

— Я самый, — ответил мужчина. — Чего тебе?

— Меня прислал Теодюль Резидор, — сказал Гаспар, убедившись, что говорит с Никласом Крамером. — Вы не могли бы помочь мне найти какую-нибудь работу?

— Теодюль Резидор! — радостно воскликнул Никлас. — Давненько мы с ним не виделись, сколько лет уже, но помним его и забывать не собираемся. Иди сюда, сынок, кто бы ты ни был. Познакомься, вот Людовик и Жером, мои маленькие музыканты. Ну-ка, держи конец и поднимайся к нам.

Гаспар взобрался на палубу. Ему дали поесть, а потом подробно расспросили о Теодюле, после чего он узнал во всех подробностях историю семьи Крамеров.

Никласу было лет шестьдесят. Женился он поздно. Жена умерла, оставив его вдовцом с двумя маленькими сыновьями. Бедняком он не был, но после того, как оба сына сильно пострадали от взрыва, в результате которого оглох юный Резидор, отец задался целью обеспечить им спокойную жизнь на свежем воздухе. Он обучил их музыке, и они играли вместе то здесь, то там на пляжах, кормясь щедротами слушавших их туристов.

В первый же вечер Гаспару отвели место в тесной каюте, где жили Людовик и Жером, — мальчики были немного помладше его. Он коротко, не вдаваясь в подробности, объяснил своим новым друзьям, что ему пришлось покинуть родную деревню и что он ищет друга, который, кажется, живет в Антверпене. Гаспар втайне надеялся, что Ник-лас видел где-нибудь этого мальчика — и впрямь трудно было не запомнить его белокурые волосы и удивительные глаза — или слышал о нем.

Никлас только пожал плечами: он такого мальчика не знал. Потом Никлас попросил Гаспара не удивляться странностям Людовика и Жерома. Для них, как и для Теодюля, сильнейший взрыв не прошел бесследно, и у обоих с тех пор изменился характер. Людовик стал сварливым и раздражительным, а Жером — боязливым как заяц.

Когда Гаспар отправился спать в каюту вместе с мальчиками, ему сразу же пришлось столкнуться с малоприятными особенностями их нрава. Людовик во что бы то ни стало хотел уложить гостя на своей койке, а Жером рвался уступить свою. Гаспар же уверял обоих, что ему будет лучше на тюфяке, который Никлас принес для него и положил на пол каюты. Тотчас вспыхнула ссора.

— Ты просто боишься спать у иллюминатора, — говорил Людовик Жерому, — потому и хочешь уступить свое место.

Гаспар решил, что лучше уж сразу согласиться лечь на койке Людовика, чтобы положить конец спорам. Но когда этот вопрос был решен, перебранка лишь разгорелась с новой силой. Людовику, казалось, доставляло удовольствие злиться. Он кричал:

— Ты только представь: наш Жером боится какого-то человека с рыжей бородой. Послушать его, этот человек бродит ночью по реке и стучит по бортам нашего корабля.

— Это злой человек, — отвечал Жером, — ты сам отлично про него знаешь.

— Как же, он ходит прямо по воде! — кипятился Людовик.

— Он живет на яхте здесь рядом, — уверял Жером.

— Так берегись, — продолжал Людовик безжалостно, — он придет сегодня ночью. Просунет руку в иллюминатор и задушит тебя в постели.

По щекам Жерома потекли слезы, и Людовик замолчал.

— Какой-то бес во мне сидит, — признался он немного погодя. — Так всегда: и не хочу, а раскричусь или такого наговорю, чего не следовало бы.

— Я, пожалуй, лучше лягу на место Жерома, — решил Гаспар.

Людовик состроил свирепую мину, но согласился. Жером с облегчением растянулся на тюфяке в углу каюты за грудой старых снастей, которые казались ему хоть мало-мальским убежищем. Теперь можно было погасить лампу.

Гаспар уснул не сразу. Он слышал, как проплывают по реке суда. Негромко урчали моторами баржи, скользили по воде большие пароходы, проносились легкие катера. Было в этом движении по тихой реке в ночи что-то загадочное — как будто экипажи некоторых судов могли делать свою работу только под покровом тайны и ночного сумрака. Гаспар высунул голову в иллюминатор. Он увидел огни на другом берегу и сразу за песчаной косой — высокую колокольню собора в свете прожекторов на фоне звездного неба. Полюбовавшись вдоволь этим зрелищем, мальчик юркнул под одеяла и уснул.

До рассвета было еще далеко, когда Гаспар вдруг проснулся от воплей Жерома:

— Это он! Помогите, это он, ей-богу, он!

— Спи, — прикрикнул на брата Людовик. — Не беспокойся, Гаспар. Такое о ним часто бывает.

— Человек с рыжей бородой здесь, у самого корабля, ей-богу, — всхлипывал Жером.

— Я тебе завтра объясню, — сказал Людовик Гаспару. — Он испугался одного человека, но это так, предлог. Он просто всегда боится по ночам.

— Бедный, — вздохнул Гаспар.

— Спи, Жером, — сказал Людовик, — а то я опять разозлюсь, и Никлас задаст нам трепку.

Жером умолк. Еще несколько минут он лязгал зубами, потом сон сморил его. Гаспар прислушался к доносившимся с реки звукам и снова выглянул в иллюминатор. Огни вокруг собора погасли. Небо над городом было залито странным рассеянным светом. И тут с дальнего конца пляжа донесся стук мотора, и появился совсем маленький, очень красивый кораблик. Луч его прожектора скользил по воде. За кормой с плеском разбегались во тьме пенистые волны. На носу в маленькой застекленной кабинке сидел рулевой. В свете бортового фонаря Гаспар увидел его лицо. Это был человек с рыжей бородой. Катер скрылся из виду. Гаспар уже не был так уверен, что борода у того человека рыжая, ну, а если и рыжая — чего тут бояться? Но он еще долго сидел неподвижно, скованный страхом, причины которого сам не мог себе объяснить. Наутро мальчик решил, что не стоит никому говорить об этом человеке.

Никлас и его сыновья играли днем на пляже, а все утро повторяли на досуге свои музыкальные отрывки. Еще они ходили за покупками и обихаживали пароходик. В этот день они затеяли мыть палубу. Гаспар помогал им. Утро было ясное, солнечное. Большие белые и черные корабли выплывали из доков и неспешно уходили в открытое море.

Гаспар может остаться у них, решил Никлас, по крайней мере до тех пор, пока не разыщет своего антверпенского друга. Мальчик будет заниматься хозяйством, готовить, а если захочет, они и его обучат музыке. Пусть ходит с ними на все их концерты, чтобы упражнять слух. Гаспар, который, по правде говоря, сам не знал, куда себя девать, согласился: хоть на время будет занятие.

Когда они вместе драили палубу, Гаспар спросил:

— А этот человек с рыжей бородой — где вы его видели?

Людовик, который только что дал выход своей злости из-за того, что у его щетки отвалилась ручка, воспользовался случаем, чтобы загладить свою вспышку, и рассказал Гаспару вот что:

— Мы играли как-то перед одним кафе, а этот человек с рыжей бородой сидел за столиком недалеко от нас. Он вдруг вскочил и закричал, что музыка ему, видите ли, мешает. Жером бросил свой корнет-а-пистон — и давай бог ноги. А я того человека обругал, отец потом чуть не прибил меня за это.

На другой же день случай распорядился так, что тот самый человек прошел мимо музыкантов, когда они играли для туристов перед одним из домиков на пляже. Он посмотрел на Жерома, явно желая его напугать, и сказал: “Сегодня ночью я приду и сверну тебе шею, музыкантишка несчастный”.

Гаспар рассмеялся, но смех тотчас застрял у него в горле.

— После обеда будем играть на террасе кафе “Мондиаль”, ребятишки, — сказал в тот же день Никлас.

На террасу вела маленькая лесенка. Вокруг лесенки и наверху были накрыты столики, а в глубине за террасой виднелся зал, куда посетители заходили только в дождливые дни. Вдоль перил стояли в ряд на цементных столбиках большие китайские фарфоровые вазы со всевозможными растениями. Гаспар, чтобы удобнее было слушать, прислонился к одному такому столбику. Его друзья заиграли; не прошло и десяти минут, как Гаспар нечаянно толкнул стоявшую на столбике вазу. Ваза упала вниз и разбилась о мостовую узкого переулка.

— Беда невелика, мы заплатим, — сказал Никлас.

И в ту же минуту на лестнице появился человек с рыжей бородой; прямо через головы посетителей он принялся бранить музыкантов. Очевидно, он был пьян.

— Эта ваза упала прямо мне под ноги! Они хотели меня убить, точно! Хозяин! Есть в этом кафе хозяин?

Явился хозяин, как мог успокоил бородача, и тот ушел, пригрозив напоследок Никласу Крамеру и его сыновьям позвать полицию, чтобы их выдворили с позором.

Перепуганного насмерть Жерома едва удалось удержать: он хотел спрыгнуть с террасы в переулок. Наконец все угомонились. Хозяин попросил музыкантов продолжать концерт. Что и говорить, Никлас и мальчики играли очень хорошо, хотя состав их оркестра был довольно странный: корнет-а-пистон, труба и аккордеон. Вечером, когда все вернулись на пароходик, Гаспар наконец смог сообщить им:

— Я знаю этого человека с рыжей бородой. Его зовут Жак Обираль. Вчера ночью я уже видел его, он ехал на катере, только тогда я его не узнал.

И пока они, сидя на палубе, ели свой скромный ужин, Гаспар рассказал о беглеце из Антверпена.

— Он не хочет оставаться с тем человеком, что ему вместо отца. Он ищет свой край, — закончил Гаспар.

И оба мальчика, и старый Никлас слушали рассказ Гаспара очень внимательно. Людовик и Жером поминутно задавали вопросы, Никлас же молчал. Доев все, что было у него в тарелке, он набил трубку, зажег ее, выкурил почти до конца и только тогда заговорил. Уже стемнело.

— Ребятишки, — сказал Никлас, — мне кажется, что мы не должны судить сгоряча. Этот господин Драпер — человек достойный. Может статься, его секретарь Жак Обираль — бессовестный негодяй, но мальчик-то от этого вряд ли страдает: у него ведь есть все, чего только можно пожелать. Нет, я не думаю, что его бегство — простой каприз балованного ребенка. Он не пытался бы убежать раз за разом, да еще с таким упорством. Но даже если Драпер ему не отец, как этот мальчик собирался разыскать своих родителей, если не знает, кто они, и понятия не имеет, в каком краю он родился?

Тут все заметили, что Жером опять стучит зубами.

— Что с тобой, сынок? — спросил его Никлас.

— Я знаю, — пролепетал Жером, — человек с рыжей бородой живет на той яхте, что стоит на якоре чуть ниже по реке. Отсюда видны ее огни.

От одного вида этих почти неразличимых вдали огоньков Жером дрожал с головы до ног.

— Так, значит, этот мальчик, Драпер, тоже, наверно, на яхте! — вырвалось у Гаспара.

— Почему бы нет? — пожал плечами Никлас. — Но тебе-то что с того? Тебя эти дела не касаются.

— Он мой друг, — сказал Гаспар.

— Ты в этом уверен?

— Больше всего на свете, — ответил Гаспар. — Я хочу помочь ему, если смогу. Мне надо с ним увидеться.

Прежде чем спуститься в каюту, Никлас зажег лампу и очень внимательно посмотрел на Гаспара.

— Может быть, ты понимаешь больше, чем я, — сказал он.

Никлас ушел спать, а мальчики остались на палубе, сидели и разговаривали. Прилив уже приподнял пароходик, и он тихонько покачивался на волнах.

— А где твоя байдарка? — вдруг спросил Людовик своего брата.

— Я ее спрятал, — отвечал Жером.

— Зачем это ты ее спрятал?

Людовик начинал закипать и, как вчера, ничего не мог с собой поделать.

— Ты затопил ее в камышах, признайся же, ну! Только зачем? Зачем?

— Я хочу сберечь ее до того дня, когда не буду больше бояться, — вздохнул Жером.

— А будь она у нас, эта байдарка, мы могли бы подплыть ночью к яхте. И попытались бы поговорить с сыном Драпера.

У Жерома и вправду была байдарка, которую он сам отремонтировал. Он нашел брошенную лодку у дамбы, ниже по течению. На самом деле это была довольно большая плоскодонка. Мальчик прибил отставшие доски, законопатил щели, а когда все было готово, затопил свое творение.

— Раз она тебе не нужна, надо было отдать мне! — кричал Людовик.

— Довольно! — раздался снизу голос Никласа.

— Я ее достану завтра, — пролепетал Жером, — и мы поплывем к яхте ночью.

— Это ты-то поплывешь к яхте? — расхохотался Людовик.

— Я с вами.

— Ночью?

— Ночью.

Жером, казалось, сам испугался собственных слов. Людовик прикусил язык. На другой день на заре все трое отправились за лодкой, которую Жером утопил глубоко в иле. Они привели ее в порядок, сделали легкие весла из досок. Потом пришвартовали свое суденышко к пароходику Никласа. Старый музыкант не без опаски наблюдал за действиями мальчиков.

— Если вы хотите, чтобы Гаспар сел в эту посудину, надо ему сперва научиться плавать, — только и сказал Никлас.

Прошла неделя. Гаспара научили кое-как держаться на воде. Все эти дни, когда не было концертов, мальчики ходили к дамбе и следили за яхтой, чтобы узнать, кто на ней живет и кто бывает. Они видели только двух матросов, которые несли вахту, сменяя друг друга, но убедились также, что по вечерам иногда приезжает Жак Обираль. Г-на Драпера не было. Однажды вечером с невидимой им стороны яхты донеслась песня. Пел детский, очень тонкий голос.

— Это он, — прошептал Гаспар. — У него голос как у девчонки.

Друзья решили, что мальчик заперт в каюте. Но должны же его иногда выпускать на палубу — очевидно, он выходил в те часы, когда они были на концертах.

— Гаспар, тебе же не нужно всегда ходить на концерты вместе с нами. Ты все равно неспособен к музыке. Оставайся у дамбы на весь день.

И в конце недели Гаспар решил вести наблюдение с утра до вечера. Он взял с собой хлеб и бутылку пива и залег в укромном месте у тропинки, которая тянулась вдоль дамбы.

Яхта была небольшая. Однако выглядела она очень красиво: над верхней палубой возвышалась изящная надстройка с довольно просторными каютами, а над ней — капитанский мостик. На борту был только один ряд иллюминаторов. Стройный силуэт яхты завораживал Гаспара. Рано утром он увидел, как к ней подплыли две моторки. С них стали выгружать и поднимать на яхту какие-то бочки и ящики. Потом прибыл на маленьком катере Жак Обираль. Вместе с секретарем г-на Драпера вышел человек в белоснежном кителе и фуражке с золотым галуном. Они поднялись на палубу. До Гаспара долетали обрывки их разговора. Человек в белом оказался капитаном яхты. Он сказал, что команда из шести матросов будет на борту к вечеру. “Вот и отлично, — отвечал Жак Обираль, — г-н Драпер сможет приехать только завтра. Еще не все бумаги в порядке.” Гаспару так и не удалось понять, на какое время назначено отплытие и куда отправится яхта. Неужели мальчика увезут в какой-то далекий город, в чужую страну, откуда ему уже не убежать?

Жак Обираль с капитаном пробыли на яхте почти весь день. Часа в четыре Гаспар увидел своего друга — он появился откуда-то снизу. Рядом с ним шла довольно молодая женщина и что-то ласково говорила ему. Они поднялись по трапу на верхнюю палубу и облокотились на перила как раз напротив того места, где лежал в траве за дамбой Гаспар.

— Ну почему вы так упрямитесь? — говорила женщина. — Господин Драпер хочет вам только добра. Он обеспечит вам жизнь, которой многие позавидовали бы.

— Вы правы, я знаю, — кивнул мальчик. — Но я ничего не могу с собой поделать.

— Не будь вы так упрямы, вас не держали бы весь день взаперти в кают-компании. Ну ладно,

вас ждет интересное путешествие, а там вы сможете делать все, что вам вздумается.

— Вы правы, — повторил мальчик.

Казалось, он оставил мысль о бегстве. Да и как

он мог теперь убежать? Гаспар, охваченный непреодолимым любопытством, которое с самого начала пробудила в нем тайна юного Драпера, подполз к краю дамбы и высунулся из высокой травы, забыв о том, что его могут увидеть. Расстояние между ним и теми, за кем он наблюдал, было невелико: судно стояло на якоре на глубоком месте совсем близко от берега. Драпер и сопровождавшая его женщина молчали. Мальчик смотрел на темную воду, которая тихонько плескалась о борта яхты. Вдруг он поднял голову, и глаза его встретились с глазами Гаспара. Тот и подумать не мог, что его друг обратит внимание на маленького оборванца, притаившегося на берегу. Однако юный Драпер внимательно смотрел на него, и в его неласковых глазах сверкнул прежний строптивый огонек. Он повернулся к женщине:

— Вот увидите, я скоро опять убегу, и вы не поймаете меня, как в Ломенвале!

Он произнес эти слова с жаром, и его ломкий голос зазвенел от ярости. Его светлые волосы, теперь аккуратно причесанные, казалось, излучали свет; этот свет слепил глаза Гаспара и проникал ему в самое сердце. Едва договорив, мальчик резко повернулся и скрылся за высокой трубой яхты. Женщина бросилась следом, но он тотчас выскочил с другой стороны и, прежде чем спуститься по трапу, сделал Гаспару знак. Женщина бежала за ним, точно боялась, как бы он не спрыгнул в воду.

Гаспар ждал до сумерек. Больше ничего особенного не произошло. Жак Обираль и капитан до вечера оставались где-то внизу, вероятно в кури-тельной, и покинули яхту около шести часов. Гаспар ушел, только когда совсем стемнело. Он вернулся к Никласу и его сыновьям, которые приберегли для него ломтик колбасы, хлеб и пиво; они цали Гаспару поесть и только потом спросили, что цала его слежка.

— Я видел его издали, — рассказывал Гаспар. — Он по-прежнему хочет убежать, но его стерегут, а завтра или послезавтра яхта уйдет в море, и я больше никогда не увижу моего друга.

От волнения он едва мог говорить.

— Не отчаивайся, сынок, — сказал ему Никлас.

— Мы сядем в байдарку и поплывем к яхте, —

выпалил Жером. 1

— Ты-то ни за что не отважишься, — фыркнул Людовик.

— Ну-ну, без глупостей, — нахмурился Никлас.

— Ничего нельзя сделать, — всхлипнул Гаспар.

— Вот, вечно так: ничего нельзя сделать, ничего нельзя сделать! — злобно крикнул Людовик.

— Я бы рад вам помочь, — вздохнул Никлас, — да только к чему все это?

Этот много повидавший человек редко противился желаниям своих чад, хотя всегда на словах и на деле учил их благоразумию. В сыновьях была вся его жизнь, и ничего другого он, казалось, уже не ждал в этом мире. Гаспару еще не раз предстояло подивиться своеобразию его характера.

На следующий вечер, когда стемнело, мальчики сели в плоскодонку и заработали веслами, направляясь к яхте. Никлас не сказал ни слова. Он голько спустил с катера большею шлюпку и на почтительном расстоянии последовал за утлым суденышком. В темноте он видел свет фонаря, который мальчики взяли с собой. Он-то думал, что они просто покружат вокруг яхты в надежде заговорить с юным Драпером, если тому вздумается выглянуть в иллюминатор. Вряд ли из этой затеи могло что-нибудь выйти. Никлас лишь хотел быть поблизости — на тот случай, если байдарка пойдет ко дну, что представлялось ему вполне вероятным. Он не учел одного — способности Гаспара попадать в самые немыслимые переделки.

Мальчики благополучно доплыли до яхты. Фонарь погасили. Жером дрожал всем телом, но как мог скрывал свой страх. Людовик стискивал зубы, силясь совладать с закипавшим в нем бешенством. Гаспар был счастлив оттого, что его друг так близко, и не задумывался о том, что будет дальше.

— Обойдем яхту кругом, — сказал Жером. — Будем останавливаться у каждого иллюминатора.

Стараясь грести бесшумно, они продвигались вдоль борта. Иллюминаторы были закрыты, что делается внутри — не видно. Заглянув во все, мальчики чуть подали лодку назад и увидели, что над верхней палубой светятся три окошка. Может быть, это и была каюта юного Драпера?

— Надо забраться туда, — прошептал Жером с отчаянием в голосе. — Одно окно открыто.

— Как ты заберешься? — рявкнул Людовик.

— У меня есть веревка, — выдохнул Жером еще тише.

— Давай, — кивнул Людовик.

— Я боюсь, — всхлипнул Жером.

— Ну вот, приплыли, — пробурчал Людовик.

Течение между тем прибило байдарку к самому борту яхты.

— Дайте мне веревку, зашептал Гаспар, — а сами постарайтесь уцепиться за что-нибудь.

Людовик и Жером исхитрились ухватиться за закраину иллюминатора и держались, пока Гаспар, помогая себе веслом, забрасывал веревку на стойку перил. Это заняло больше четверти часа. Раз за разом веревка срывалась и соскальзывала вниз. Наконец Гаспару удалось накинуть ее; он сделал скользящий узел и затянул петлю вокруг стойки.

— Вернемся, — умолял Жером.

— Еще чего, — ворчал Людовик.

— Тише, кто-то идет, — шепнул Гаспар.

Они замерли, притаившись за бортом лодки.

Гаспар держался за веревку. На корме яхты раздались шаги, затем все стихло. Гаспар снял башмаки.

— Давай, — сказал Людовик.

— Только недолго, — взмолился Жером.

— Я туда и обратно. Только загляну в те окна наверху.

Гаспар медленно стал карабкаться вверх; друзья подталкивали его. Когда его голова была уже вровень с палубой, снова послышались шаги. Гаспар решил, что лучше от греха соскользнуть вниз. Но байдарку чуть отнесло от яхты, и Людовик с Жеромом не могли больше поддержать Гаспара. Ноги Гаспара стукнулись о борт утлой лодчонки, она накренилась, зачерпнула воды и стала тонуть. Людовик и Жером оказались в воде. Старый Никлас, услышав издалека плеск, быстро заработал веслами. Он посветил электрическим фонариком и, увидев своих сыновей, барахтающихся шагах в двадцати, и висящего на веревке Гаспара, крикнул им, чтобы плыли к нему. Жером и Людовик медлили, ожидая Гаспара, чтобы помочь ему. Но Гаспар, зная, что пловец он неблестящий, боялся отпустить веревку.

— Вы-то хоть плывите, — торопил Никлас, — Гаспару я сам помогу.

Тут на корме яхты послышался топот. Гаспар, больше всего боявшийся утонуть в черной воде, совсем растерялся и вместо того, чтобы спрыгнуть в реку, вскарабкался по веревке и мешком перевалился через перила. Оказавшись на палубе, он услышал приближающиеся шаги. Мальчик кинулся к трапу, который вел на верхнюю палубу. Взобравшись туда, он сразу наткнулся на спасательную шлюпку и нащупал туго натянутую сверху толстую парусину, привязанную веревками к бортам. На носу яхты зажегся прожектор; белый луч зашарил по воде. Гаспар перепугался вконец. Как в тот день, когда пегая лошадь разнесла витрину посудной лавки, ему хотелось одного: спрятаться, скрыться во что бы то ни стало. В кармане нашелся ножик; Гаспар перерезал одну из веревок и с трудом приподнял парусину. Юркнув внутрь, тотчас опустил край и постарался расправить его, чтобы все выглядело как прежде. На дне просторной шлюпки никто его не найдет; он отсидится здесь, пока не уляжется тревога на яхте, а потом, набравшись храбрости, незаметно улизнет и поплывет к берегу. О своем друге он и думать забыл.

Притаившись в своем убежище, Гаспар слышал, как перекликаются на палубе люди. Среди других он как будто узнал голос Жака Обираля. Застучал мотор маленького катера, который был пришвартован к левому борту. Катер стрелой вылетел на середину реки и почти тотчас вернулся. Конечно, даже если старого Никласа догнали, никто не мог доказать, что он с сыновьями пытался забраться на яхту. Веревку, которую Гаспар привязал к перилам, обнаружили уже после возвращения катера, когда матросы вместе с Жаком Обиралем и капитаном обшарили все судно, чтобы убедиться, что никто на нем не прячется. Кто-то постучал кулаком по парусине, под которой сидел Гаспар. Парусина ответила гулким звуком, словно кожа барабана. Гаспар услышал голоса и понял, что один из матросов нашел его веревку.

— Вор забрался, — решил капитан. — У него ничего не вышло, ну и ладно. Пойдемте спать.

— Я спать не буду, — ответил Жак Обираль. — Теперь с мальчика нельзя спускать глаз.

Вы преувеличиваете, друг мой, — успокаивал его капитан. — Ничего страшного не произошло.

— А кто это, по-вашему, был? спросил Жак Обираль с тревогой в голосе.

— Какие-нибудь сопливые хулиганы, испугались и сами смылись.

— На середине реки мы нагнали шлюпку, в ней был старик с двумя мальчишками. Он уверял, что они плывут с острова.

— Ну, если вы боитесь стариков и детей... — пробормотал капитан.

Вскоре все стихло. Немного погодя снова раздались шаги и несколько негромко произнесенных слов: это сменился вахтенный. Выждав еще целый час, Гаспар тихонько выбрался из своего укрытия. Он надеялся незаметно проскользнуть на нос яхты и спуститься по якорной цепи.

Небо было уже не такое черное, слабый, какой-то смутный свет разлился вокруг. Спрятавшись в тени мостика, Гаспар озирался, еще не решаясь добежать до трапа. Он прислушался, и ему показалось, будто с кормы доносится чей-то кашель. Если вахтенный был там, ничто не мешало Гаспару удрать так, как он задумал. Мальчик горько пожалел, что не прыгнул в воду, когда рядом был Никлас с лодкой: теперь придется самому, без всякой помощи плыть до берега. А может быть, Никлас вернулся, чтобы прийти ему на выручку? С середины реки ему послышался тихий плеск весел.

Гаспар решился наконец обойти высокую, окруженную решеткой трубу. Осторожно, на цыпочках сделал шаг, потом еще один. Он уже готов был к последнему броску, как вдруг увидел за трубой темную фигуру. Жак Обираль! Он ведь сказал, что не ляжет спать, и, видно, выбрал этот сторожевой пост, где мог в любую минуту включить прожектор и осветить всю яхту.

Человек стоял неподвижно и очень прямо. Он был, похоже, в белом костюме, но голова его казалась огромной и черной. Стоит спиной? Гаспар снова отступил в тень. Когда он наконец набрался духу и снова шагнул вперед, человек так и не шевельнулся. Эта неподвижность не успокоила Гаспара, а еще больше напугала. То, что он принял за человеческую фигуру, было всего лишь вентиляционной трубой, через которую поступал воздух в машинное отделение, но это он узнал потом. А пока Гаспар подозревал, что перед ним вовсе не человек, но боялся подойти и убедиться. Сердце его готово было выскочить из груди. Живот схватило так, что мальчик согнулся пополам. Пожалуй, лучше ему было снова спрятаться в шлюпке и немного прийти в себя, а потом попытаться еще раз. Может быть, удастся перебраться на нижнюю палубу не по трапу, а как-нибудь иначе. Он снова юркнул под парусину и едва успел улечься на дне шлюпки, как услышал, что кто-то поднимается по трапу. Верно, вахтенный обходил судно. Гаспар слышал, как он прошел мимо неподвижного человека — го есть трубы, — не обменявшись с ним ни словом. Это безмолвие вселило в Гаспара новые страхи: как будто враги бесшумно, крадучись, окружали его, грозные и беспощадные. Вахтенный снова спустился на нижнюю палубу. Гаспар выждал добрых полчаса, прежде чем осторожно приподнять край парусины. Занимался день. Яркий свет залил палубу, белый мостик и вентиляционную трубу.

Бежать было поздно. Потеряв всякую надежду, Гаспар снова лег на дно шлюпки и уткнулся лицом в скрещенные руки. С мыслью о тихой гостинице в Ломенвале он уснул.

Глава VI СТРАННОЕ ПЛАВАНИЕ


Лучше всего на свете спится под мерное урчание моторов, когда судно неспешно уходит из порта в открытое море. Разве только скрежет якорной цепи мог бы разбудить Гаспара. Но мальчик не проснулся, и когда нос яхты рассек воду Шельды, плеск пенных барашков слился с утробным голосом машин в ласковую колыбельную, навевая Гаспару самые сладкие сны. Время от времени слышался металлический лязг румпеля. Яхта — она называлась “Дивная гора” — миновала Лилло и вошла в голландские территориальные воды. Снялись с якоря в пять часов утра. Солнце стояло уже высоко, когда яхта обогнула Виссинген и вышла в Северное море; волны заплескались о ее борта, и началась качка.

Гаспару снился большой город, глядящийся в бескрайнюю водную гладь. Широкие проспекты выводили на залитые светом набережные. По обеим сторонам проспектов высились огромные дома. Эти дома вели себя странно: они то вдруг словно опрокидывались назад, то выпрямлялись, а потом кренились вперед. Гаспар смотрел во все глаза на дом этажей в сорок, по крыше которого прогуливалась девочка или молодая девушка под зонтиком. Каждый раз, когда здание покачивалось, ему казалось, что девушка вот-вот упадет. Вдруг дом качнулся особенно сильно, и каменная кладка рассыпалась. Девушка исчезла среди камней, которые раскатились по проспектам, а потом стали складываться в огромную гору; гора зашаталась, готовая обрушиться на Гаспара, и тут мальчик открыл глаза.

Он обнаружил, что нет никаких домов, а он сам перекатывается с боку на бок по дну шлюпки, и услышал, как разбиваются волны о борта яхты. Не так давно пегая лошадь умчала его через леса и долы, теперь корабль уносил его в море. Чему, собственно, удивляться? Дальше —больше, и бог весть когда это кончится.

Гаспар не решался шевельнуться. Он вспоминал сады Ломенваля, ограды, к которым он подходил тихими вечерами, чтобы подслушать обрывки разговоров. Тогда ему нравилось мечтать, мысленно повторяя редкие для этой глуши слова, — и однажды кто-то заговорил о море. Неужто ему достаточно было раз услышать это слово, чтобы неведомая сила занесла его в соленые просторы и увлекала все дальше от берега? Гаспар перебрал в памяти события минувшей ночи и обругал себя дураком: надо было прыгать в воду и плыть к лодке, когда Никлас звал его. А он перепугался, растерялся и зачем-то полез на яхту. И какой бес его попутал? Но, в конце концов, он ведь никогда не видел моря — и от этой мысли у Гаспара снова стало спокойно на душе. Он скорчился на дне лодки под парусиновым потолком и прошептал короткую молитву. Потом осторожно отвязал веревку и приподнял край парусины, чтобы посмотреть на море.

Повсюду, насколько хватало глаз, до длинной, чуть изогнутой линии горизонта, плескалась вода, а на ней кудрявились ценные барашки, ослепительно белые в сером свете дня. Зеленоватые бездны приоткрывались между волнами. Эта дивная картина лишь на короткий, невозможно короткий миг мелькнула перед глазами Гаспара. Он не успел даже толком увидеть, какое оно, море: чья-то рука схватила его за волосы и грубо выволокла из шлюпки. Как мешок, мальчика швырнули на доски палубы. Над Гаспаром стоял матрос и смотрел на него; взгляд не предвещал ничего хорошего.

— Ах ты, гаденыш! Если я не вышвырну тебя за борт, пока никто не увидал, так мне же еще и достанется!

Поток грязных ругательств обрушился на Гаспара. Мальчик хотел было подняться, но от увесистой затрещины снова рухнул на палубу и остался лежать, оглушенный, почти без сознания.

— Что случилось? — раздался чей-то голос.

К ним уже бежал еще один матрос. А над перилами показалась голова Жака Обираля, который проворно взобрался по трапу.

— A-а, так у нас тут “заяц” объявился, — медоточивым голосом проговорил Обираль. — Оказывается, мы плохо вчера искали. Позвольте полюбопытствовать, зачем вам понадобилось прятаться на этой яхте, молодой человек?

Гаспар не мог и слова вымолвить. Даже при* дя более-менее в себя, он твердо решил молчать. Главное — чтобы его не узнали. Впрочем, кому могло прийти в голову, что деревенский мальчишка из далекого Ломенваля сумел добраться до самого Антверпена и что у него хватило ума разыскать яхту и смелости проникнуть туда невзирая на бдительную охрану? Гаспара между тем уже тащили в кают-компанию, где г-н Драпер с капитаном пили аперитив. Роскошь обстановки поразила Гаспара. Красные бархатные кресла, золоченые панели. Ему казалось, будто он попал в Сказочный дворец. Занавеси, которыми были задернуты иллюминаторы, ритмично колыхались, то и дело вздымаясь от ветра. У Гаспара закружилась голова, и он схватился за маленькую медную колонну. Матрос со злостью стукнул его по пальцам:

— Убери свои грязные лапы!

Гаспар пошатнулся и растянулся на ковре. Выглядел он, надо сказать, не лучшим образом. Штанам и рубашке изрядно досталось в его приключениях с тех пор, как он покинул Ломенваль. Но г-н Драпер и капитан едва удостоили мальчика взглядом.

— Будет работать с командой, — пожал плечами капитан.

— Накормите его, — сказал г-н Драпер.

— Пусть сперва поработает, — ответил капитан. — Пусть узнает — и он, и ему подобные, — что за прогулку на яхте надо платить.

— Людей у нас хватает, — возразил г-н Драпер.

— На камбузе найдется для него занятие. А Жозеф, что моет у нас посуду, сможет тогда помогать Адриену — тот жалуется, что ему не под силу одному чистить все медные перила.

— Ладно, я не разбираюсь в ваших делах, — согласился г-н Драпер.

— Предоставьте нам решать, — заключил Жак Обираль.

Вот так Гаспар впервые получил представление о том, как живет г-н Драпер. Все его намерения, зачастую добрые, на каждом шагу перетолковывали и искажали те, кому он платил, чтобы не забивать себе голову бытовыми проблемами. Гаспара отвели на камбуз. Тот, кого называли Жозефом, детина лет двадцати с отвратительной физиономией, был немедленно отправлен натирать лестницы, и без того блестевшие как зеркало. А Гаспара посадили чистить овощи.

Кок на яхте слыл мастером своего дела, но характер имел прескверный. На Гаспара он смотрел как на своего раба. Он был о себе очень высокого мнения и кичился тем, что состоял на службе у двух или трех европейских принцев крови. Г-н Драпер должен гордиться, повторял он, что для него стряпает один из лучших поваров Европы. Он требовал, чтобы на овощах, приготовленных для варки, не оставалось ни единого пятнышка; кроме того, Гаспару надлежало то и дело менять горячую воду, в которой мыли тарелки и стаканы, весь день начищать кастрюли и каждые полчаса подметать камбуз. Для кока все это были потребности куда более насущные, чем, например, дышать. Колдуя над своими блюдами, мэтр Седань использовал невероятное количество всевозможной кухонной утвари. В первый же день Гаспар узнал, какая это мука — извлекать мельчайшие частички, застрявшие в двух десятках различных соковыжималок, мясорубок и овощерезок, напоминавших ему инструменты хирурга. Впрочем, и чистоты в своей святая святых мэтр Седань требовал на уровне операционной.

В этот день Гаспар провел на ногах десять часов, во все следующие — по двенадцать. Качка вынуждала его к утомительным, почти акробатическим упражнениям. Когда не было возможности забиться в уголок между плитой и буфетом, приходилось постоянно за что-то цепляться. Что до кока, ему качка была нипочем — он только потешался над Гаспаром, когда тот проливал кипяток себе на ноги. Гаспару дали старые башмаки, нисколько не защищавшие от ожогов, и он терпел боль, стиснув зубы. Для ночлега ему отвели крошечный чулан, расположенный, как и камбуз, между нижней и верхней палубой, — там держали щетки и швабры. Вечером Гаспара поволокли по коридору, втолкнули в эту жалкую каморку и заперли на ключ. Пошарив в темноте, мальчик нашел пустой мешок — единственное, что можно было подложить под голову.

В первый вечер Гаспар долго не мог уснуть. Он-то думал, что увидит Драпера-младшего — пусть даже тот обольет его презрением. А вместо этого обречен проводить день за днем как в тюрьме и не может ничего узнать о своем друге. Он хотел выглянуть в иллюминатор, но стекло было мутное, гайки завинчены наглухо, и открыть его не представлялось возможным. Тогда Гаспар приник ухом к железной стенке чулана (никаких панелей здесь, разумеется, не было) и прислушался к доносившимся снаружи звукам.

Услышал он только глухие удары волн, долгие всплески, ритмично пробегавшие вдоль борта. Какое оно— бескрайнее море в пенных барашках сейчас, под звездным небом? Куда плывет яхта? Если на юг, то она, должно быть, уже пересекла Па-де-Кале. Гаспар припоминал уроки географии в школе, и ему представлялись названия морей, написанные большими буквами на голубом фоне. Но он понятия не имел ни о расстояниях, ни о скорости судна.

На следующее утро на рассвете пришел матрос, открыл дверь и, толкая в спину, отвел мальчика на камбуз. Камбуз помещался в самом конце коридора. Гаспар ничего не видел перед собой, кроме ступенек, ведущих наверх. Вдруг, не задумываясь о том, что его за это ждет, он метнулся к лестнице и в три прыжка оказался на залитой светом верхней палубе. Нос корабля то вздымался на волне, то нырял, устремляясь к бесконечно далекому горизонту. Волны в это утро были нежно-голубые, огромные, высокие» как горы, но без пенных барашков. Восходящее солнце озаряло безбрежный простор, похожий на лес, если смотреть на него с большой высоты. Лишь на мгновение увидел Гаспар несравненное море в новом обличье: матрос схватил мальчика за ногу, и он пересчитал все ступеньки, лежа ничком.

Весь долгий день Гаспар видел только плиту да кастрюли. Из иллюминаторов камбуза лился дневной свет на большой стол, где священнодействовал над своими блюдами мэтр Седань.

— На море посмотреть захотелось? — ворчал кок. — Вот я — разве я смотрю на море? Когда научишься работать как следует, дурь из головы выветрится, не захочешь больше пялить глаза на соленую водичку.

Время от времени, когда яхту качало сильнее, в иллюминаторе на миг появлялся горизонт, наискось перечеркивая стекло. Тогда Гаспар видел кусочек голубизны, и в нем, как в зеркале, приоткрывались ему морские просторы.

Из своего закутка Гаспар пытался расслышать, что делается в коридоре. До него доносились голоса. Так он узнал, что Жак Обираль и старший помощник живут в соседних каютах. Три каюты наверху принадлежали, по всей вероятности, капитану, г-ну Драперу, а также его сыну — или племяннику — и гувернантке, которую Гаспар видел на палубе, когда следил за яхтой в Антверпене. Он вернулся к иллюминатору — стекло в нем было молочно-белое. Мальчик принялся скрести его случайно найденным железным стерженьком — безрезультатно. Тогда он попытался отвинтить гайки, но лишь сбил пальцы и оставил свои усилия, только когда из-под ногтей брызнула кровь.

Три дня Гаспар ломал голову, как бы снять гайки. Море стало поспокойнее. Горизонт больше не маячил в иллюминаторах камбуза. Удушающая

жара в чулане становилась невыносимой. Во что бы то ни стало надо было открыть крошечное окошко и вдохнуть хоть немного свежего воздуха. Гаечного ключа среди бесчисленной кухонной утвари Гаспар не нашел. Он стащил большой нож и попробовал подрезать им шарниры замка. После трех часов бесплодных попыток нож сломался. Наконец, однажды вечером, прибираясь на камбузе, Гаспар вдруг заметил довольно длинные и толстые железные щипцы. Повар как раз вышел. Мальчик быстро сунул щипцы в карман. Едва он успел это сделать, как за ним по обыкновению пришел матрос.

Щипцами можно крепко захватить довольно большую гайку, а если щипцы длинные, то гайку легче отвинтить, используя их ручки как рычаг. Гаспар нажал посильнее — и первая гайка поддалась. Их было всего две. Через несколько минут Гаспар смог приподнять стекло иллюминатора.

Он услышал дивные звуки: как будто тысячи родников журчали вокруг. Под усыпанным звездами небом раскинулось темно-синее море. Два долгих часа Гаспар не мог насмотреться и наслушаться. На другой день ему удалось с помощью куска проволоки закрепить фрамугу. Теперь он мог, сложив грудой щетки и стоя на них, высунуть наружу голову, а при небольшом усилии — и плечи.

Несмотря на неудобную позу, Гаспар был счастлив: ему казалось, что теперь он причастен к жизни на яхте. Задрав голову кверху, он видел часть надстройки, а если бы поднял руку, вполне мог коснуться палубы. Он слышал чьи-то шаги, гулко звучавшие о доски, а где-то совсем рядом лилась песня под звуки фортепьяно. Это пел Драпер-младший.

Забыв даже об усталости после дня изнурительной работы, Гаспар слушал, замирая от восторга. Шаги между тем приближались; двое муж-

чин облокотились о перила прямо над Гаспаром, и тот поспешно втянул голову внутрь, боясь, как бы его не увидели.

Эти двое вели какой-то долгий и серьезный разговор. Гаспар узнал голоса г-на Драпера и Жака Обираля.

— Элен будет очень хорошо на Бермудах, — говорил Обираль.

— Не знаю, стоит ли отсылать ее так далеко, — задумчиво произнес Драпер.

— Там она сможет продолжить занятия музыкой, и вам не придется бояться, что Элен опять убежит искать, как она говорит, свой край.

Гаспар сначала подумал, что речь идет о женщине, приставленной к мальчику на яхте. Последние слова Жака Обираля его как обухом по голове ударили: так, значит, этот подросток с непокорным взглядом и дивными волосами — девочка! Но, сказать по правде, разве он, сам себе в этом не признаваясь, не догадывался прежде, особенно когда вспоминал светлые глаза своего друга? Да, у того была мальчишеская повадка, и даже пышная шевелюра, более длинная, чем полагалось бы, не делала его похожим на девочку. В рисунке губ, высокого лба, во всем лице, хоть и несомненно красивом, было что-то диковатое, неласковое. Но глаза — глаза выдавали незнакомую Гаспару нежность.

Двое мужчин долго молчали. Наконец Жак Обираль заговорил снова:

— Вы сами просили меня уберечь Элен от новых глупостей. Да она и в последний раз не убежала бы, если б вы меня послушали. И разве не моя заслуга в том, что мы нашли ее в Ломенвале? Я не знаю и не хочу знать, ни кем вы приходитесь Элен, ни как она к вам попала. Я только выполняю вашу волю, но не спорьте со мной, когда я делаю то, что считаю нужным. Я понимаю в таких делах больше вашего. Вы ведь артист.

— Скверный артист, — вздохнул г-н Драпер. — Как Элен попала ко мне — это не имеет значения. Но я и подумать боюсь, что однажды мне придется расстаться с ней. По крайней мере пусть это случится не раньше, чем она станет знаменитой певицей. У нее же незаурядные данные. Нет, вам не понять меня, Жак Обираль. Я, конечно, не считаю ее гениальной, отнюдь. Но, не ожидая чуда, я хочу создать ей всемирную известность. Вы знаете мое самое большое горе — я остался вдовцом, и у меня нет детей. Мне порой бывает трудно понять Элен.

— Именно поэтому вас надо время от времени возвращать на землю, — отвечал Жак Обираль. — Пусть она — будущая примадонна, меня это не касается. Для меня главное — знать, что она дорога вам, как если бы вы были ее отцом, а еще я не сомневаюсь в том, что это упрямая и злая девчонка. И если она вбила себе в голову, что хочет найти свою семью, которая вряд ли существует, и какой-то там выдуманный край, то все средства хороши, чтобы заставить ее забыть эту блажь.

— Да, возможно, я неправ, — согласился г-н Драпер. — Пусть проведет на Бермудах год-другой, если это необходимо. Но все-таки, когда я ее вижу, чувствую себя виноватым.

— Так отвезите Элен в этот ее край, и пусть успокоится.

— Ее край! Если бы я знал, где он! Я сам не представляю, что она имеет в виду. А семья Элен, если таковая вообще есть на свете, давно ее забыла. Да и где искать эту семью?!

— Неужели вы даже не знаете, какого Элен происхождения? Что-то не верится! — В голосе Жака Обираля прозвучали вызывающие нотки.

— Я не желаю говорить о ее происхождении, — решительно отрезал г-н Драпер.

— Вот так всегда — все должно делаться по вашей прихоти, а вы сами не знаете, чего хотите.

Г-н Драпер вдруг резко повернулся и пошел прочь, даже не кивнув на прощание своему секретарю; тот постоял еще немного и тоже ушел, беспечно насвистывая: казалось, он был уверен, что хозяин всегда пойдет у него на поводу, и рад, что удалось вывести его из себя. Когда шаги Обираля стихли, Гаспар еще долго смотрел на море и на звезды, которые все ярче разгорались в небе. Итак, яхта плыла к Бермудам. Гаспар много раз повторил про себя это название, потом закрыл иллюминатор, завинтил гайки и уснул.

Следующей ночью ему удалось подслушать еще один разговор г-на Драпера с секретарем. На сей раз эти двое беседовали, прогуливаясь по палубе, и обрывки фраз доносились до Гаспара, когда они проходили вдоль левого борта над его иллюминатором. Сначала он услышал слова г-на Драпера:

— Ну зачем мне понадобились еще корабли, когда вполне хватило бы бриллиантов? Теперь я не смогу и трех дней пробыть на Бермудах. Меня ждут дела... Знаете, когда приумножаешь свое богатство, это как игра, ведь все мы в чем-то дети. Строишь настоящие дома, пускаешь по морю настоящие корабли, а все хочется еще каких-то чудес, как в детстве... Мне шестьдесят, а я не могу забыть, что когда-то мечтал стать музыкантом, настоящим музыкантом. Я хочу дать Элен то, чего не было у меня... А Элен хочет чего-то другого, и я не понимаю, чего...

Жак Обираль был, как всегда, практичен:

— Элен будет просто прекрасно у Смитсонов... Два года на острове — хоть у кого выветрится дурь из головы... Для нее приготовлены роскошные комнаты на третьем этаже дома... Смитсоны — люди простые: жизнь по режиму, теннис, бассейн, кино, раз в неделю гости... Я думаю, Элен надо будет попробовать себя в кино. Может, она и певица, не спорю, но прежде всего — комедиантка...

Гаспар был в отчаянии: проводя дни на камбузе, а ночи — в своем жалком чулане, он и надеяться не мог поговорить с Элен. Но вот однажды...

Глава VII ДАЛЬНИЙ КРАЙ


В ту же ночь, вскоре после того, как Гаспар услышал этот разговор, внезапно налетел шторм. Незадолго до рассвета один из матросов зашел в чулан проверить, хорошо ли завинчены гайки иллюминатора, — такая проверка была произведена во всех каютах. Матрос вскоре ушел, бурча себе под нос, что он “и так знал, что в этом закуте все гайки закручены намертво”. Теперь Гаспар был уверен: никому и невдомек, что он, пленник, нашел способ выбраться из своей тюрьмы.

Шторм бушевал яростно, но буря пронеслась на удивление быстро. На следующий вечер только высокие волны еще напоминали о ней. Яхту мягко покачивало. Около полуночи Гаспар, задыхаясь от жары, понял, что не сможет уснуть, и открыл иллюминатор. Когда особенно большая волна поднимала судно, вода плескалась в нескольких сантиметрах от его лица. Смеясь от радости, Гаспар опускал руки в прохладную пену. Вдруг он замер: прямо над головой раздался приглушенный смешок. И почти сразу же — голос:

— Гаспар Фонтарель... В самом деле — он.

Гаспар высунулся в иллюминатор чуть не до

пояса. »

— Элен! — прошептал он.

— Так ты знаешь теперь, как меня зовут? — отозвалась Элен.

Девочка была одета так же, как тогда, в JIo-менвале, — в брюки и блузу. Она опустилась на колени и просунула голову между двумя столбиками перил. Ее локоны свисали над головой Гаспара, и сквозь завесу волос Гаспар видел звезды.

— Я сейчас помогу тебе выбраться на палубу, ygr- вдруг сказала Элен. — Мы сможем поговорить. Обираль пьян. И дядя тоже сегодня перебрал.

— Боюсь, ничего не выйдет, — тихо ответил Гаспар.

— Постарайся протиснуться в иллюминатор, — продолжала Элен, как будто не слыша его.

Он повиновался. Девочка легла на живот и дотянулась до рук Гаспара; он удивился, какая она сильная. Упершись ногами в закраину иллюминатора, Гаспар высвободил одну руку и схватился за столбик перил, облегчая Элен задачу. Когда он оказался на палубе рядом с девочкой, то впервые за много дней почувствовал себя по-настоящему свободным. Он видел, как яхта рассекает воду, до самого горизонта покрытую легкой зыбью, видел звезды над головой. Нос яхты то вздымался, то зарывался в волну. Наконец Гаспар опомнился и смущенно посмотрел на свои заляпанные грязью штаны и рубашку.

— Это ничего, — сказала Элен. — Пойдем.

И потянула его за руку к трапу. Забравшись наверх, они сели рядышком и прислонились к трубе.

— Эта труба так, для украшения, — объяснила Элен. — Мотор работает на мазуте.

— Я слышал, как Обираль говорил с твоим дядей, — сказал Гаспар. — Я сейчас тебе все расскажу, чтобы ты знала. А потом уйду.

И он рассказал все, что ему удалось услышать.

— Два года на Бермудах, — протянула Элен. — Ну нет, у меня есть дела поважнее.

— Чего же ты хочешь?

— Я хочу найти свой край.

Гаспар не смел больше произнести ни слова. Он сидел, не отрывая взгляда от своих драных штанов.

— Не знаю, можешь ли ты мне помочь, — снова заговорила девочка. — Но почему бы не попытать счастья? Я тебе сейчас все объясню. Только мне надо принести кое-что из моей каюты.

Она встала и направилась к трапу. Пока ее не было, Гаспар с тревогой озирался. Наконец Элен вернулась; в руках у нее были электрический фонарик и какая-то книжка.

— Если ты зажжешь фонарик, его заметят, — прошептал Гаспар.

— А мы спрячемся в шлюпке. Ты ведь знаешь эту шлюпку, — ответила Элен.

Гаспар развязал узел. Оба юркнули в лодку и накрылись парусиной.

— Сейчас я тебе расскажу, — начала Элен.

— И зачем ты мне доверяешься? — вздохнул Гаспар. — Ни на что я не годен.

— А кто вообще на что-нибудь годен?

Элен говорила вполголоса, очень серьезно, а подчас даже жестко. Сперва она рассказала, как ей жилось вот уже много лет. Жила она в Антверпене, в большом доме с видом на реку. Целая квартира — для нее одной! К ее услугам постоянно была горничная. Каждое утро гувернантка будила ее ровно в восемь. Элен принимала ванну, затем приходил учитель давать ей уроки. В десять она садилась за пианино. Обедала на первом этаже в большом зале среди огромных буфетов и стульев голландской работы. Сидела всегда по правую руку от г-на Драпера; заговаривал он с нею редко, разве что спра-

шивал, не нужно ли ей чего-нибудь. После обеда — уроки пения; потом шофер отвозил ее летом на теннисный корт, зимой — на каток. Гувернантка неизменно сопровождала ее; иногда они возвращались домой пешком по улицам Антверпена, но это бывало редко. По воскресеньям Элен полагалось играть на пианино час. Потом она слушала мессу. После обеда каталась в машине, как правило, с г-ном Драпером. Вместе они ездили в бельгийские и голландские города. Каждый год — отдых в Остенде, в лучшем отеле, и путешествие на яхте. Элен побывала в Англии, в Норвегии, в Греции и в Италии. Все путешествия были распланированы до мельчайших деталей. Г-н Драпер старался убрать с пути Элен все препятствия. Он хотел дать ей образование.

— Мне купили собаку и кошку, — рассказывала Элен. — А однажды я попросила львенка — так мне и его подарили.

— Повезло тебе, — сказал Гаспар.

— Моя гувернантка повторяла мне это с утра до вечера. А когда никто не обращал на меня внимания, я смотрела в окно. Я видела, как трудятся матросы на баржах, как бегают дети по улице. Я тоже попросилась поиграть на улице. Мне тогда было двенадцать лет. Ясное дело, мне не разрешили. А как-то раз я случайно услышала разговор господина Драпера с Обиралем. Так я узнала, что господин Драпер мне не дядя, и еще узнала, что он боится, как бы я от него не сбежала. Хотя в то время бояться было нечего.

— Но я не понимаю... — начал Гаспар.

— Господин Драпер хочет сделать из меня певицу. Он желает мне только добра. И у него всегда такой вид, как будто он за что-то извиняется. Знаешь, каждый раз, когда он на меня смотрит, мне кажется, будто он сейчас спросит о чем-то важном.

Элен зажгла фонарик. Гаспар посмотрел на книжку, которую она держала в руках. Книжка была детская, с картинками. Девочка продолжала:

— В прошлом году господин Драпер решил заменить мою гувернантку, думал, так будет лучше. И пришла одна старая женщина. Ее звали Эмилией. Такая ласковая и веселая. Она все говорила мне: “Ты много чего не знаешь”. Вот у меня и засело в голове, что я должна что-то узнать, и я решила перевернуть весь дом вверх дном, чтобы растормошить их, понимаешь? Эмилия только плечами пожимала, как будто все это пустяки. Я взяла ключ для коньков и клещи и расстроила свое пианино. Научила собаку бросаться на лестницу и кусать гостей. Открыла в ванной все краны и затопила квартиру.

Элен строго отчитали, и она впервые узнала, какое влияние имеет на г-на Драпера Жак Обираль. Это он выбирал для нее учителей, в том числе по музыке и пению, следил за ее распорядком дня. Он заявил, что хозяин, дескать, сам виноват: приставил к Элен такую мягкотелую гувернантку, — и нанял другую, женщину без сердца, которая стала для девочки настоящим тюремщиком. В наказание Элен больше не выпускали из дому.

— Тогда я притворилась послушной. Решила, что все равно буду искать — я еще сама не знала, что, — только так, чтобы никто не догадался. Однажды я с самым смиренным видом попросила разрешения подняться на чердак. Сказала, что хочу найти там мои старые игрушки и починить их и что мне стыдно за свое плохое поведение. Гувернантка решила, что это можно. Сама отвела меня на чердак. За три месяца это была моя самая дальняя прогулка.

Гаспар все смотрел на Книжку с картинками, которую Элен сжимала в руках. Девочка до-

вольно долго молчала, и он слышал только, как разбиваются волны о борта яхты.

— А если кто-нибудь заметит, что тебя нет в каюте...— с тревогой сказал Гаспар.

— Моя гувернантка храпит как паровоз, — ответила Элен. — Ясно ведь, что я не могу убежать с яхты в открытом море.

Г-н Драпер бережно хранил все, что когда-ли-бо принадлежало Элен. Но, чтобы не загромождать квартиру всяким старьем, он сложил ее вещи в углу чердака, заставленного разонравившейся ему мебелью. Элен нашла кучу игрушек, книги и маленький стульчик, который она когда-то сломала.

— Среди книг я и выискала вот эту, с картинками. Она была завернута в целлофан и перевязана золотым шнурком. Я взяла ее с собой в комнату. Села, положила книгу на колени и собралась открыть. И тут вспомнила, что она была у меня очень давно и что я смотрела ее в первый раз не в доме г-на Драпера.

У многих маленьких детей бывает привычка брать с собой в кровать какую-нибудь игрушку. Они непременно вспоминают о ней каждый вечер, и если, ложась спать, не держат ее в руках, то капризничают и не могут уснуть...

— Я вдруг увидела» — продолжала Элен, — кроватку, в которой я спала, когда мне $ыло лет пять. Я никогда не засыпала без этой книжки. Кроватка стояла у окна; утром я просыпалась и смотрела в это окно. Там был не город. Этот удивительный вид из окна я не забыла. И не переставала вспоминать его все время, пока жила у господина Драпера, особенно по вечерам, когда ложилась зпать. Только я решила, что сама все это выдумала, потому что местность за окном была какая-то странная.

Элен говорила тихо. Дойдя до этого места, она понизила голос до шепота и продолжала в самое ухо Гаспара:

— Очень странная. Дубы, березы, и тут же рядом пальмы. Зеленый лес и поляна. А подальше виднелось синее море. И вот, собравшись открыть книжку, я вдруг поняла, что все было взаправду.

— Не могло это быть взаправду, — прошептал Гаспар.

— Еще я вспомнила, что, когда мне принесли эту книжку, я была очень больна. Какие-то люди подходили к моей кроватке, но я не могу вспомнить, как они выглядели.

— Ты была больна, — сказал Гаспар. — Этот твой край привиделся тебе в бреду.

— Я сама не верила, что такое может быть, что я жила где-то, где есть дубы и березы, и пальмы, и море. И еще всякое я припоминала. Я видела ряд яблонь на черной-черной земле. Одна яблоня росла под самым окном. Раз ее так раскачало ветром, что ветка заглянула ко мне в комнату.

— И пальмы там были? — недоверчиво спросил Гаспар.

— Были. Когда я открыла книжку, не осталось сомнений в том, что это правда.

И Элен показала книжку Гаспару. Оба склонились над ней при слабом свете фонарика. По-прежнему слышался плеск волн. Сейчас, должно быть, часа два ночи, подумалось Гаспару.

Это была большая книжка с цветными картинками — такие покупают малышам. Текст набран крупными буквами: сказка братьев Гримм о великане и храбром портняжке. Картинки как картинки, ничего особенного. А между страницами были заложены засушенные веточки и листья, очень старые на вид. Элен показала Гаспару березовую сережку, лютик, длинный заостренный лист пальмы и маленькую водоросль.

— Этого не может быть, — прошептал Гаспар.

— Есть еще кое-что, — ответила Элен.

На титульном листе Гаспар увидел написанные от руки буквы — чуть корявые, полустершие-ся. “Мамочка Женни в дальнем краю”, — прочел он.

— Кто такая мамочка Женни? Если это моя мама, то почему же она покинула меня? Я пыталась припомнить ее лицо, но видела только пышные светлые волосы. Я не была уверена, но что-то во мне говорило: есть такой край, он мой, и называли его “дальний край”.

— Что же это за край? — спросил Гаспар. — Это не может быть ни в Бельгии, ни во Франции, ни в Африке...

— Я знаю, что искать его — глупость, — вздохнула Элен, — но ничего не могу с собой поделать.

— А ты не спрашивала у господина Драпера?

— Книгу я спрятала. Не сказала ему, что нашла ее. Когда я попыталась его расспросить, он только пожал плечами. Нет, он не знал, кто такая мамочка Женни. Так и сказал мне: не знаю. Я спросила его про дальний край. Он ответил: тебе это приснилось. И тогда я твердо решила, что убегу из дому.

— Но где ты собиралась искать, если ничего не знала?

— Сначала — в Бельгии. Посмотри, на следующей странице те же слова написаны по-фламандски.

— Это ни о чем не говорит, — возразил Гаспар. — Женни — не фламандское имя.

— Ни о чем не говорит, — согласилась Элен. — Но начать-то можно было и с Бельгии. Я убежала. В первую очередь я подумала о море и прошла все побережье от Остенде до Мало-ле-Бен. Меня поймали на границе. Когда я убежала во второй раз, то решила поискать в лесах. В Ломенваль я попала случайно.

—- У моря нет березовых и дубовых рощ, а в лесах... Ну, может быть, Маас показался тебе похожим на море. Но пальм ты там все равно не найдешь.

— Там были пальмы и море, правда! Сколько раз я проклинала и это море, и эти пальмы, потому что сама бы ни за что в такое не поверила, но они там были.

Гаспар не мог видеть в потемках лица Элен, но он знал, что в глазах ее вновь вспыхнуло знакомое ему непокорное пламя. Девочка зажгла фонарик и снова открыла книжку. Наверху одной из страниц были написаны еще два слова: “Ты придешь”. Гаспар шепотом прочел их по складам. “Ты придешь”, — эхом повторила за ним Элен.

- Не знаю почему, но мне кажется, что этот край очень бедный и мои родители — бедняки, — продолжала Элен. — Я оттуда, и я хочу жить там с мамочкой Женни.

Гаспар пытался представить себе места, которые так хотела найти Элен. Яблони, черная земля... Может быть, надо искать край, где есть чернозем? Элен заговорила снова:

~ Если бы я только нашла это место, я бы сразу все узнала.

— Когда я жил в Ломенвале, — задумчиво сказал Гаспар, — я и не представлял, сколько всего есть на свете. Знаешь, если пройти через Арденнский лес, увидишь, что там не один лес, а целая тысяча. Я встретил там пегую лошадь...

Он рассказал о своем приключении с пегой лошадью, о странном парикмахере, о Теодюле, о Никласе и его сыновьях.

— Я бы хотела с ними познакомиться, — проговорила Элен. — Столько всего надо узнать, столько людей встретить... Обещай, что поможешь мне.

— Конечно, но надо подумать, — ответил Гаспар. — Я должен вернуться к себе в чулан, пока за мной не пришел матрос.

— Завтра увидимся, — кивнула Элен.

Она помогла Гаспару протиснуться в иллюминатор — это удалось ему не без труда.

На следующий день Гаспар клевал носом, перемывая посуду, а вечером, едва оказавшись в своем чулане, сразу уснул. Разбудил его негромкий стук в стекло. Элен привязала к концу веревки ключ и покачивала им перед иллюминатором. Гаспар вскочил, отвинтил гайки и через несколько минут был рядом с Элен на палубе. Они поднялись по трапу наверх и сели, прислонившись к трубе.

— Уже полночь? — спросил Гаспар.

— Уже два часа. Я жду тебя с полуночи. Я слышала разговор Обираля с господином Драпером. Сначала они говорили о тебе.

Обираль считал, что мальчика нужно сдать в полицию, как только они прибудут на место, а нет — так просто оставить в порту. Но г-н Драпер воспротивился. Он хотел отыскать родных Гаспара: ведь до сих пор никому не пришло в голову серьезно расспросить его. Мальчик назвался Гаспаром, а больше о нем ничего не знали, да и знать не желали. Все считали, что это просто маленький бродяга без роду и племени, каких немало в трущобах больших городов. Но г-н Драпер сказал, что хочет по возможности помочь ему.

— Вы слишком доверяли Элен, и что из этого вышло? — язвительно усмехнулся Обираль. — Этот маленький негодяй облапошит вас еще почище.

— Мне кажется, я где-то видел этого мальчика еще прежде, чем он появился у нас на яхте, — задумчиво произнес г-н Драпер. — Плохо я, наверно, разбираюсь в жизни...

Он мрачнел при мысли о том, что придется оставить Элен на Бермудах. Напрасно Обираль уверял, что не проблема прилететь на самолете и можно будет видеться с девочкой по нескольку раз в год, — все равно разлука с Элен печалила г-на Дра-пера.

— Если мне удастся вернуться в Бельгию, — сказала Элен Гаспару, — а господин Драпер в самом деле не оставит тебя, мы сможем встретиться и вместе искать мою настоящую семью и мой край.

В эту минуту вдали загрохотал гром. Огромная туча черной стеной встала на горизонте; далекие молнии вспыхивали в ней огненными штрихами, а над этой чернотой ярко горели совершенно белые звезды.

— Когда я слышу грозу, мне всегда кажется, что должно что-то случиться, — прошептал Гаспар.

— И пусть случится, я этого и хочу, — ответила Элен.

Море было черно-синее, спокойное, без малейшей ряби. Только плеск воды под винтом да негромкое урчание мотора нарушали тишину. Яхта проходила через полосу штиля, оставив в стороне грозу. Вряд ли что-нибудь могло произойти в эту ночь.

Помолчав, Элен сказала:

— Прибываем послезавтра, в четверг, утром. В полдень меня отвезут к Смитсонам. Господин Дра-

пер тоже погостит у них и уедет обратно в субботу с утра.

Гаспар давно потерял счет дням. Когда Элен уточнила, что суббота — это будет 20 июля, он почему-то очень обрадовался, хотя, в сущности, не все ли равно?

— Ну вот, слушай, — продолжала Элен. — Тебя, наверное, запрут в твоем закуте. Но, когда стемнеет, ты можешь выбраться через иллюминатор и доплыть до набережной или до пляжа. Я еще не знаю, где мы причалим.

— Я почти не умею плавать, — признался Гаспар.

— Я дам тебе спасательный пояс.

— А что мне делать на пляже?

— На пляже — ничего. Ты найдешь трехэтажный дом с двумя пристройками. Я это все знаю, потому что слышала, как Обираль говорил, чтобы меня поселили на третьем этаже, а ни в коем случае не в одной из пристроек. Он думает, будто все предусмотрел, только все равно ничего у него не выйдет. Дом обнесен высокой решетчатой оградой. Это в самом начале пляжа, если идти от порта.

— Понятно, — кивнул Гаспар. — И что дальше?

— Дальше ты принесешь мне веревку.

— Разве ты не можешь положить веревку в свой чемодан?

— Они всегда роются в моих вещах, — вздохнула Элен.

— А как я передам ее тебе на третий этаж?

— Я дам тебе мячик на нитке. Ты забросишь его через решетку. Когда я его поймаю, привяжешь веревку к нитке, а я потяну, вот и все.

— Нет, — вдруг сказалТаспар.

— Ты не хочешь?..

Не хочу.

Что было делать Гаспару? Ведь, за какое бы цело он ни взялся, все сразу шло вкривь и вкось. Но как объяснить это Элен?

— А может быть, ты подождешь? -— начал он. — Два года на Бермудах — ну и что такого? Увидишь новые края, продолжишь учебу. А когда вернешься, тебе будет легче найти свою семью и ты сможешь ей помогать — ты ведь говорила, что твои родители бедные.

— Я хочу быть с ними сейчас. Хочу работать вместе с ними.

— Тебе не будет хорошо. И никому не будет.

— Лучше работать с утра до ночи, чем оставаться у Смитсонов или у господина Драпера.

Элен отвечала Гаспару без малейшего раздражения, но по ее голосу он почувствовал: если он сейчас откажется понять ее, то попросту перестанет для нее существовать. Гаспар заговорил о своей жизни в Ломенвале, пытаясь убедить Элен, что она не создана для черной работы, что это куда тяжелее, чем ее нынешняя доля: пусть даже ее свободу немного стесняют, но зато ей дают все, чего только она может пожелать, — возможность путешествовать, заниматься спортом, любые игрушки... Элен в ответ только пожимала плечами.

— Мне кажется, я из семьи простых рабочих или рыбаков, — сказала она наконец. — Ия хочу быть с ними.

— Ты ничего не знаешь о своей семье, — напомнил Гаспар.

— Не знаю, — согласилась Элен.

Гаспар помолчал. Элен спросила:

— Так ты не поможешь мне разыскать мамочку Женни и дальний край?

Она зажгла фонарик. Гаспар увидел, что девочка задорно улыбается.

— Нужна будет очень легкая веревка, — просто сказал он. — Я поищу у себя в чулане, там полно всякого хлама.

Гаспар был не в силах перечить Элен. Он чувствовал: так надо. Во что верила Элен, в то верил и он, верил и ничего не мог с собой поделать.

Они условились, что Гаспар передаст Элен веревку в ночь с пятницы на субботу, и они вместе вернутся тайком на судно незадолго до отплытия. Доберутся до яхты вплавь и влезут в иллюминатор, к которому Гаспар заранее привяжет веревку. Элен спрячется в трюме — она знала там укромный уголок, где никто ее не найдет.

На другой день Гаспар нашел в чулане довольно легкий пеньковый трос и проверил, достаточно ли он прочен. Когда стемнело, Элен спустила ему на веревке спасательный пояс, довольно тяжелый мячик из цельной резины и катушку крепких ниток. В эту ночь Гаспар на палубу не выходил.

Наступило утро. Матрос, как обычно, выволок Гаспара из чулана. Мэтр Седань задал ему работу. Был приготовлен завтрак. Что бы ни происходило вокруг, на камбузе ничего не менялось. По звонку блюда и все, что полагалось, ставили на специальный подъемник, который доставлял все прямо в столовую и тут же спускался обратно. В этот день звонок раздался раньше обычного. К девяти часам уже была перемыта посуда. Кок приказал Гаспару чистить медные кастрюли и ушел, закрыв дверь на ключ. Гаспар машинально взялся за дело. Вскоре качка стала слабее, а потом и вовсе прекратилась. Смолкли моторы. Гаспар услышал скрежет разматываемой якорной цепи в клюзе. После этого наступила полная тишина. Гаспар встал и чуть не упал. Он так привык за время плавания к бортовой и килевой качке, что теперь, когда пол не уходил из-под ног, а стены не плясали вокруг, у него закружилась голова. Мальчик, шатаясь, дошел до иллюминатора и открыл его.

Под голубым небом раскинулся город. Виллы, белоснежные домики, пальмы и еще какие-то незнакомые деревья... Яхта бросила якорь у входа в порт, примерно в кабельтове от длинной песчаной полосы. Откуда-то доносились автомобильные гудки; порт гомонил, как далекий улей. На пляже играли дети. Гаспар смотрел на них, как смотрел бы на ангелов в райских кущах. Мог ли он подумать, что когда-нибудь ему будет дано прикоснуться к безмятежной жиагни залитого солнцем островка посреди бескрайнего океана?

Четверть часа он предавался мечтам, потом вернулся к кастрюлям. Дверь приоткрылась, и в камбуз заглянул мэтр Се дань.

— Я сегодня сойду на берег. На борту остаются два матроса — приготовишь для них обед и ужин. Сам будешь есть здесь, один.

Дверь захлопнулась. В полдень один из матросов пришел за обедом.

— Можно мне выйти на палубу? — спросил Гаспар.

— Никак нельзя, мальчуган. Будешь сидеть в этой дыре до вечера, а потом запрем тебя в закут, где щетки и тряпки. Так сам господин Обираль приказал.

— Только на одну минутку, — взмолился Гаспар.

Матрос окинул его взглядом с головы до ног и кивком пригласил следовать за собой. Гаспар еще ни разу не выходил на палубу средь бела дня. От слепящих лучей солнца из глаз его брызнули сле-

зы. Порт был небольшой... Несколько грузовых пароходов, казалось, изнывали от жары. За ними Гаспар видел сквозь пелену слез дома, сады и бездонное голубое небо. “Дивная гора” стояла в бухте; один пляж был совсем рядом, еще один — напротив. На каком же находился дом, куда увезли Элен?

— А господин Драпер сошел на берег? — спросил Гаспар.

— Все сошли, — ответил матрос. — Они в доме, вон там.

Он показал на большой белый дом с двумя пристройками по бокам, возвышавшийся среди зелени примерно в километре от порта. Яркий свет скрадывал расстояние, и казалось, можно протянуть руку и взять этот большой дом, будто игрушку. Гаспар долго смотрел на дом и на песчаный пляж.

— Ну все, пошли, — заторопил его матрос.

Этот день, как и следующий, Гаспар провел на

камбузе. Матрос, приходя за едой, позволял ему подняться на несколько минут на палубу, глотнуть свежего воздуха. Гаспар вдыхал пары бензина, смешанные с запахом листвы и ароматами цветов. Он осторожно выспросил у матроса, точно ли отплытие назначено на утро субботы.

— Все должны быть на борту к полуночи; на рассвете отдаем швартовы.

Итак, в пятницу Гаспар с нетерпением ждал полуночи. Узнать, который час, он не мог, но, открыв иллюминатор, расслышал плеск весел: к яхте подплывала шлюпка. В ней были Жак Обираль и г-н Драпер; до Гаспара донеслись их голоса.

— Идемте выпьем, — говорил г-н Драпер. — Я сегодня все равно не усну.,

Гаспар выждал еще немного, потом привязал веревку к шарниру иллюминатора и выбрался на-

ружу. Труднее всего было надеть спасательный пояс: вылезти в нем мальчик не мог, и пришлось делать это, уже вися на веревке. Он снял рубашку и остался в одних штанах. Мячик и нитки положил в карман, веревки намотал себе на шею.

Гаспар соскользнул в воду и, загребая руками, бесшумно отплыл от яхты. Там, где кончалась ее тень, его залил яркий лунный свет. До берега было совсем недалеко. Проплыв вдоль небольшой дамбы, Гаспар выбрался на берег на самом краю порта.

Он дошел до пляжа и закопал спасательный пояс в песок. В эту минуту он чувствовал себя свободным, как ветер. Вокруг не было ни души. Мальчик пустился бегом мимо белых вилл и увидел аллею, уходившую куда-то в глубь садов. Ему вдруг неудержимо захотелось пойти по ней. Уж если его завезли в такую даль, неужели он даже одним глазком не увидит этот неведомый город? В лунном свете его обступали цветущие кусты и зеленые деревца. Потом он вышел на широкий проспект, который вел к порту. В конце проспекта перед ним открылась площадь с магазинами; двери их были заперты, витрины не освещены. Через площадь шел полицейский в каске. Гаспар попятился, свернул в боковую улицу, вышел на окраину. За домами возвышались посеребренные лунным светом холмы. На холмах зеленели деревья, но внизу земля была очень сухая. Гаспар сорвал пучок желтой травы и спрятал в карман. Глубоко вдохнул теплый воздух. И вернулся на пляж.

Прошло довольно много времени, прежде чем он нашел нужный дом. Над верандой с цветными стеклами, на третьем этаже было открыто окно и светился крошечный огонек.

Глава VIII

ОБРАТНЫЙ ПУТЬ


Дом был довольно старый, похожий на богатые дома в любом уголке Европы. Его окружала решетка; кружевной чугунный узор венчал ряд острых шипов. Решетку от дома отделяло всего несколько метров. В открытом окне показалась Элен. Завидев Гаспара, она махнула ему рукой: бросай мячик. Гаспар размотал катушку, привязал нитку к концу троса и отступил немного, чтобы перебросить мячик через ограду.

Первый бросок в цель не попал. Мячик отскочил от стены и упал на крышу веранды. К счастью, глухой удар был почти не слышен. Гаспар осторожно потянул за нитку, чтобы вернуть мячик назад, и, просунув руку сквозь прутья решетки, поднял его. Нитка порвалась, пришлось завязывать новый узел. Только на третий раз Элен сумела поймать мячик. Гаспар держал веревку, а девочка потихоньку тянула. Тонкий и легкий трос, разматываясь, змейкой скользнул во двор, потом пополз вверх — казалось, он сам поднимается по стене. Тихо прошуршав по стеклу веранды, веревка оказалась в руках у Элен.

Теперь Элен могла спуститься во двор, но как ей перебраться через ограду? Правда, она, наверно, уже все здесь знает и найдет какой-нибудь другой выход — может быть, через сад.

Готовясь перелезть через подоконник, Элен посмотрела вниз, на Гаспара. Им нельзя было обменяться ни словом. Вокруг царила полная тишина. Слышался только едва уловимый плеск крошечных волн — начинался отлив.

Элен сразу поняла, что веранда может оказаться препятствием, поэтому, спускаясь, девочка довольно сильно раскачала веревку. Так, раскачиваясь, она медленно сползла до уровня второго этажа и попыталась достать ногой до узкого карниза из блестящих кирпичей над верхним краем веранды. Затаив дыхание, Гаспар следил за каждым движением Элен. Почему она не могла привязать веревку к другому окну, не к тому, что над самой верандой? Наверно, ее гувернантка живет в соседней комнате. А в другие ее что же — не пускают? Значит, хозяева приняли все меры предосторожности, чтобы исключить малейшую возможность побега? Все эти бесполезные уже вопросы проносились в голове Гаспара, между тем как Элен наконец коснулась ногой карниза. Опереться на него она не могла, но, оттолкнувшись, раскачалась еще сильнее: теперь, быстро соскользнув вниз, она надеялась спрыгнуть на землю рядом с верандой. Только не наделает ли шума веревка, ударившись о стекло?

На одно немыслимо короткое мгновение Гаспару показалось, будто он видит волшебный полет. У него вырвался крик. Веревка лопнула. Элен стукнулась об угол веранды; брызнули осколки стекла, и девочка, раскинув руки, полетела вниз. Она упала на каменные плиты двора и осталась недвижима.

На всю жизнь запомнил Гаспар эту картину. Ему казалось, будто девочка в серебристом свете луны слетела на землю легко, как перышко. Но Элен все не шевелилась, и это было страшно.

Перелезть через высокую ограду Гаспар не мог. Он закричал что было сил. Через минуту весь дом был уже на ногах. В окнах загорелся свет. На крыльцо выбежал какой-то мужчина в пижаме, за ним — китаец, одетый в длинную красную рубаху, и две женщины. Все они говорили по-английски.

Элен подняли. Гаспар, позабыв обо всем на свете, бросился было к ней, но китаец заметил его и закричал по-английски что-то угрожающее. Необъяснимый ужас охватил Гаспара. Он кинулся наутек, успев только увидеть, что Элен уносят в цом.

Однако вскоре он вернулся и услышал, как в гараже заурчала машина. Должно быть, уже позвонили врачу и теперь послали за г-ном Драпером. Автомобиль выехал из гаража. Китаец открыл решетчатые ворота. Гаспар отступил в тень, к стене. Через несколько минут подъехала другая машина — это был врач. Прошло еще четверть часа, и первый автомобиль вернулся. Из него вышел г-н Драпер. На крыльце его встретила гувернантка, громко причитая:

— Она хотела... Я не спала, клянусь... Доктор

надеется...

Г-н Драпер довольно грубо отстранил женщину и вошел в дом.

После этого суета прекратилась; наступила полная тишина. Элен, должно быть, отнесли в какую-то комнату в другой половине дома. Ни одно окно не светилось на фасаде, только в прихожей горела лампочка. Гаспар обошел сад, окруженный высокой стеной. Перелезть через нее он не мог, да и что бы это дало? Если Элен умрет, то по его вине. Надо было лучше проверить веревку на прочность. Может быть, веревка перетерлась об острый угол камня, когда Элен раскачивалась?

Гаспар пошел прочь. Он шел, не разбирая дороги; дома кончились, улица вывела его к холмам; сам того не замечая, мальчик отшагал довольно большое расстояние. Слезы текли по его щекам, капали на голую грудь. Он свернул на тропинку и вскоре уперся в тупик: здесь начинались скалы. Над скалами возвышались сосны — целый лес, но все до единой были сухие. В лунном сиянии они казались огромными. Большая ночная птица бесшумно пролетела над их голыми ветками. Гаспар упал на колени. Он долго молился, потом пошел в сторону города. По чистой случайности дорога вывела его к пляжу как раз в том месте, где он зарыл свой спасательный пояс. Нога его наткнулась на песчаный холмик. Гаспар выкопал пояс и подошел к самой кромке пляжа. Постоял в задумчивости по щиколотку в воде. Луна скрылась. Волн не было, только легкая зыбь, и море в этот сумрачный час между ночью и днем напомнило Гаспару спокойные воды Мааса и каналов. Как далеко было то прекрасное время надежд! Мальчик вернулся к порту и вплавь добрался до яхты, как раз когда первые лучи рассвета позолотили мачты и трубу. На яхте он рано или поздно что-нибудь узнает об Элен.

Забравшись в свой чулан, он первым делом снял мокрые штаны и надел другие, которые от щедрот пожаловал ему кок. Потом растянулся на полу и уснул. Матрос в это утро разбудил его довольно поздно и послал мыть палубу.

— А когда отплываем? — спросил Гаспар.

— Мы уже не отплываем, юноша, — ответил матрос.

— Почему?

— Большой шорох был нынче ночью.

Ничего больше от матроса добиться не удалось. Весь этот день и следующий Гаспар работал

в мучительной тревоге. Он по-прежнему стряпал для двух матросов, помимо этого, его заставляли без конца что-то мыть, чистить и драить. Кок на яхте не показывался. На третий день после обеда явился Обираль. Гаспар в это время, не жалея сил, начищал медные дощечки на лестнице. Секретарь г-на Драпера был явно под хмельком.

— Ну-с, юноша, — крикнул он Гаспару, — как вам путешествие на яхте? Восхитительно, не правда ли? Надо встать, милостивый государь, когда к вам обращаются.

Гаспар выпрямился и подошел к Обиралю.

— Бросьте-ка ваши тряпки и послушайте, коли вам оказывают такую честь — говорить с вами, — продолжал Обираль. — Ну-с, юноша, вот к чему приводят фантазии. Родная дочь г-на Драпера пыталась убежать из дома, и теперь она умирает.

— Она не умрет! — выкрикнул Гаспар, не в силах совладать с накатившей яростью.

— Да, умирает, — повторил Обираль. — Она бредит. Говорит про какой-то дальний край — ясное дело, плод ее воображения, — про березы и пальмы. Ах, да! Еще она говорит, что убежит туда вместе с неким Гаспаром Фонтарелем. Гаспар Фон-тарель — это ты!

— Это я , — твердо сказал Гаспар.

— Откуда она узнала твое имя? От повара, что-ли? Как бы то ни было, она умоляет разрешить ей с тобой повидаться. Ей, видите ли, жалко мальчика, которого держат взаперти, — так она сказала. Да будь моя воля, тебя бы просто вышвырнули за борт, ублюдок!

— Она не умрет, — (Отчетливо произнес Гаспар, — она непременно увидит свой край. И можете выбросить меня за борт, если хотите.

Обираль залепил Гаспару такую оплеуху, что мальчик едва удержался на ногах.

— Ладно, молокосос! — рявкнул он. — Покуда тебя запрут в трюме. А потом господин Драпер решит, что с тобой делать.

Он окликнул матроса, и тот поволок Гаспара к трюму, но как будто нехотя. У самой лестницы Гаспар вдруг стал упираться. Он повернулся к Оби-ралю и крикнул ему:

— Посмотрим, осмелитесь ли вы передать мои слова Элен!

— Элен? Ты, щенок, смеешь говорить об Элен?

Обираль ринулся на Гаспара, обрушил на него град затрещин, потом сбил с ног и принялся наносить удары башмаком по лицу, да так, что даже матрос не выдержал:

— Довольно!

— Довольно? Этого еще мало для таких шельмецов, которые хотят на чужом горбу въехать в рай.

Обираль походил на старого толстого сверчка, с той лишь разницей, что сверчки добродушны. Кровь залила лицо Гаспара, он уже не в состоянии был подняться, но продолжал говорить разбитыми губами:

— Посмотрим, осмелитесь ли вы сказать Элен, что она увидит свой край. Никогда у вас язык не повернется сказать ей такое. Потому что вы боитесь, что это случится. Передайте же ей, если вы не трус: Гаспар Фонтарель поклялся, что Элен увидит свой край.

С Жака Обираля вдруг разом слетел весь хмель. Плачевный вид распростертого на полу мальчика, едва скрытая угроза во взгляде и позе матроса, слова Гаспара — все это, вместе взятое, отрезвило его. Ярость Обираля улеглась так же внезапно, как вспыхнула. Разумеется, он не признал свою неправоту, но попытался сохранить лицо. Голос его стал ледяным.

— Ладно, я его проучил, и будет с него пока. Умойте этого юношу, — бросил он матросу. — Что до вас, молодой человек, я доставлю вам удовольствие и передам ваши слова Элен: я хочу остаться человеком чести до конца, а конец наступит, когда одна юная особа очень дорого заплатит за свою фантазию. Веревка, знаете ли, может лопнуть в любой момент — и...

Обираль засмеялся. Матрос помог Гаспару встать. Он отвел мальчика на камбуз, умыл его, не жалея воды, и дал выпить глоток рому.

— Сегодня вечером пойдешь со мной в носовую каюту, — сказал он. Я тебе расскажу про эти края.

Обираль на яхте не задержался: очевидно, он приезжал просто проверить, все ли в порядке, или что-то взять. Почти сразу же он сел в шлюпку и отправился в город. Весь остаток дня Гаспар провел, лежа в шезлонге на палубе. Матрос, который присутствовал при разыгравшейся сцене, и его товарищ взяли на себя смелость дать мальчику отдых. С восхищением и бесконечной грустью смотрел Гаспар на порт, на город и особенно на пляж и далекий дом, где, быть может, умирала сейчас Элен. Все застыло вокруг, словно угнетенное палящими лучами солнца. Глубокая синева вод тоже была неподвижна.

Вечером Гаспар поужинал вместе с матросами. Они говорили на странном наречии, мешая фламандские и французские слова.

— Трудиться надо, много трудиться, — говорил один.

— Я и хочу трудиться, — отвечал Гаспар.

— Много диковинок есть на свете, — добавлял другой, — надо только не терять надежды, и ты увидишь их.

— На то воля Всевышнего, — подхватывал первый.

Рассказы матросов затянулись до полуночи. Потом они уложили Гаспара спать в своей каюте.

Когда слушаешь рассказы, всегда хочется услышать еще и еще, и Гаспар все ждал самого главного рассказа, который придет к нему из города и из дома, где была Элен. И рассказ приходил —г урывками изо дня в день.

Два оставшихся на яхте матроса по очереди бывали на берегу. И тот, и другой непременно справлялись об Элен. Они подходили к дому и терпеливо ждали у решетки, когда выйдет слуга-китаец. Желтокожий человечек охотно отвечал на их вопросы и даже пускался подчас в такие подробности, что трудно было разобраться в его речах.

Поначалу китаец стенал, обхватив голову руками: Элен плохо, Элен умирает. Потом упоминал какую-то ничего не значащую деталь, которая будто бы давала надежду. Например, три бабочки сели на окно Элен. Или птица запела в ту минуту, когда доктор входил в комнату.

У Элен было сломано плечо. Врач опасался повреждений внутренних органов. Девочка совсем пала духом и просила только отвезти ее в Бельгию. Г-н Драпер обещал, но в таком состоянии ее нельзя было даже перенести на яхту. Обещания угнетали ее еще сильнее, ибо были пока невыполнимы.

Обираль рассказал г-ну Драперу о Гаспаре. Он сказал ему (хотя ничего не знал наверняка), что мальчик помогал Элен. Г-н Драпер велел секретарю убираться ко всем чертям. (“Ссора, господин, плохой знак”, — сказал китаец.) Обираль же привел как доказательство слова самого Гаспара.

— Он говорил: “Пусть господин Драпер сам спросит, — пересказывал речь Обираля китаец, — пусть господин Драпер вспомнит, что уже видел маленького негодяя раньше, пусть сдаст мальчишку в полицию”. А мальчик правда сказал: “Элен увидит свой родной край”? Как такое понять, господин? Плохой знак, плохой.

На другой день после этой ссоры г-н Драпер сам заговорил с Элен о Гаспаре. Если верить китайцу, он в точности передал ей слова мальчика, который поклялся, что Элен увидит свой край.

— И что же это такое значит? — вздыхал китаец. — Но я видел, господин, я видел глаза Элен. В ее глазах был свет.

Вот такие новости узнавал Гаспар. Конечно, китаец многое перевирал, а матросы, плохо понимавшие по-английски, — еще больше, но все же можно было догадаться об истинном положении дел, и эти рассказы то повергали мальчика в отчаяние, то вселяли в него искру надежды.

Всю неделю Гаспар работал не покладая рук. Он твердо решил, если г-н Драпер появится на яхте, попросить у него разрешения повидать Элен. И вот в субботу под вечер г-н Драпер поднялся на борт. Гаспар издалека услышал его моторную лодку. Он был в это время на камбузе. Вскоре за мальчиком пришел один из матросов. Г-н Драпер стоял на палубе, облокотись на перила.

— Гаспар Фонтарель — если это и вправду твое имя, — я хочу сообщить тебе, что Элен вне эпасности.

Глаза Гаспара наполнились слезами.

— Скажи, как ты с ней познакомился, если сидел все время взаперти в чулане? Кто ты вообще такой?

— Я работал в гостинице в Ломенвале.

— Понятно, — кивнул г-н Драпер. — И ты пустился вдогонку за Элен.

— Я вообще-то не хотел... — начал Гаспар.

Г-н Драпер пожал плечами:

— Ты еще ребенок и всерьез поверил, что Элен ищет свою семью и свой родной край и что ты можешь ей помочь. Выкинь это из головы. Элен — артистическая натура, у нее чересчур богатое воображение. Не знаю, с чего она взяла, что ее мать еще жива и что ее зовут Женни. Может быть, какая-нибудь интриганка ухитрилась подсунуть ей письмо, желая воспользоваться ее детской доверчивостью? Элен была очень больна, бредила, и трудно было что-нибудь понять. Боюсь, что и выздоровев она не захочет расстаться с этими фантазиями, от которых ей один только вред. Гаспар, ты мог бы мне помочь, именно ты, я ведь вижу, что она бесконечно доверяет тебе, уж не знаю почему.

— Я тоже не знаю почему, — сказал Гаспар.

— Ты мог бы мне помочь, — повторил г-н Драпер, — хотя мой секретарь уверяет, что ты просто негодяй и что Элен давала тебе деньги, чтобы ты помог ей бежать. Как бы то ни было, я могу дать тебе много больше, чем просто деньги, если ты выбросишь из головы этот вздор и поможешь мне.

— Мне не надо денег, — ответил Гаспар, — и ничего не надо.

— Зачем же ты пробрался тайком на нашу яхту? Разве не для того, чтобы помочь Элен бежать?

— Это вышло случайно, — признался мальчик.

Г-н Драпер думал об одном: вернуть здоровье Элен. Ради этого он не пожалел бы ничего на свете; быть может, общество Гаспар могло способствовать ее выздоровлению, и он, невзирая на советы Обира-

ля, решил позволить мальчику повидаться с ней. Но прежде он хотел внушить ему, что необходимо уберечь Элен от новых безрассудных попыток к бегству. Он был рад узнать, что Гаспар из хорошей семьи и приходится племянником Габриэль Берлико, хозяйке “Большого оленя”. Чтобы окончательно сделать Гаспара своим союзником, г-н Драпер даже рассказал ему, как случилось, что он удочерил Элен.

Это было во время войны, в ту пору, когда люди бежали от вражеского нашествия. Враг уже вышел к Маасу; г-н Драпер был тогда в Седане. Он ехал на своей машине через горную цепь, что тянется вдоль Арденнского канала, и остановился в затерянной среди гор деревушке спросить дорогу. Деревушка называлась Стонн и стояла на поросшем лесом холме. Г-н Драпер постучался в один дом. Ему открыла старая крестьянка; за ее спиной, в глубине большой кухни, он заметил кровать, на которой лежала какая-то женщина, а рядом — еще одну кровать, и в ней спящую светловолосую девочку лет пяти. Лицо девочки с первого взгляда покорило его. Он принялся расспрашивать хозяйку. Та отвечала:

— Сколько бед, сколько бед от войны! Эта несчастная при смерти. Она добрела сюда вчера ночью. Уложила я ее, а что делать? Еле жива была, не могла даже сказать, кто она и откуда. И девочка, что при ней, тоже очень больна. Доктор говорит, это тяжелая болезнь, нужно много лекарств и уход. Он в толк не мог взять, как это девочка еще шла. Наверное, мать несла ее на руках, она, бедняжка, совсем из сил выбилась. С границы шли, откуда же еще. А теперь и нас всех не сегодня-завтра вывезут отсюда в тыл. Доктор обещал прислать машину из больницы за девочкой. Ее зовут Элен, а больше я ничегошеньки не знаю.

Г-н Драпер шагнул в кухню. Склонившись над кроватью, он долго всматривался в бледное личико Элен. Потом сказал:

— Я могу взять девочку с собой. Сам отвезу ее в больницу. И ее мать тоже.

— Мать совсем плоха, вы не довезете ее живой, — вздохнула крестьянка.

— Вы не знаете, как ее зовут?

— У нее не было никаких бумаг. Только узелок, а в нем — немного белья для нее и для малышки, которую она называла Элен.

Г-н Драпер записал имя хозяйки и забрал девочку. Узелок тоже унес с собой. Добравшись до Реймса, он поселился с Элен в гостинице и пригласил к девочке самых лучших врачей. Ему сказали, что она поправится, но ей необходим постоянный уход и длительное лечение. Врачи рекомендовали также горный воздух. Г-н Драпер сделал все, чтобы восстановить здоровье Элен.

Старая крестьянка из Стонна настояла, чтобы он взял узелок, хотя г-н Драпер считал тогда, что это ни к чему. Но женщина сказала ему, что там есть книжка с картинками, которую девочка, наверное, любит, а также несколько безделушек и дешевых украшений. Когда, гораздо позже, г-н Драпер распаковал узелок, чтобы дать Элен книжку, он с удивлением обнаружил, что украшения — не подделка, хотя и не имеют большой ценности. Среди них был крестик, украшенный мелким жемчугом, и серебряный браслет.

Так Элен стала дочерью г-на Драпера. После войны он пытался разыскать старую крестьянку из Стонна, чтобы узнать, не удалось ли спасти мать Элен. Но тщетно: деревня была стерта с лица земли. Старуха оказалась одной из первых жертв бомбардировки: ее убило осколком на улице, когда она

объяснялась с офицером. Мать Элен, должно быть, погибла под развалинами дома. И даже если ее успели эвакуировать в последний момент, где теперь искать следы этой женщины, в какой больнице, на каком кладбище? Остались ли у Элен еще какие-нибудь родственники — г-н Драпер так и не узнал.

Насколько понял Гаспар, этот состоятельный человек не просто привязался к спасенной им девочке. Еще прежде, чем благодаря его заботам и лечению она выздоровела, г-н Драпер был поражен живостью ее ума и внушил себе, что Элен наделена каким-то редким талантом, который ему предстоит открыть в ней. Жизнь г-на Драпера была посвящена делам, но он мог позволить себе уделять довольно много времени досугу. Это был тонкий ценитель искусства. Когда-то он мечтал стать музыкантом и прославиться. Самому ему пришлось отказаться от артистической карьеры, поэтому свои честолюбивые мечты он перенес на Элен и постарался сделать все для того, чтобы она почувствовала в себе призвание. С малых лет он приохотил ее к музыке и имел все основания надеяться, что девочка оправдает его ожидания. Элен, жизнь которой была подчинена строгим правилам, имела все необходимое для своего духовного и физического развития.

— Ты, Гаспар, вырос в деревне, — сказал в заключение г-н Драпер. — Ты вряд ли что-нибудь понимаешь в искусстве, да и вообще в жизни. Но должен же у тебя быть здравый смысл. Если ты и поверил, что Элен несчастлива и что ей нужно найти свою семью и свой край, теперь ты, надеюсь, понимаешь, что это просто безумие. И если она искренне к тебе привязана — а я вижу, что так и есть, — ты должен направить ее на дуть, для которого она, без сомнения, создана и где ее ждет счастье.

Говорить г-н Драпер умел. Гаспар чувствовал себя неловко: он, которого все презирали, которым помыкали, теперь выслушивает признания такого человека. Как можно было сомневаться в искренности г-на Драпера? Он прежде всего желал, чтобы Элен преуспела в жизни, и делал для этого все, следуя разумному, тщательно разработанному им плану. Его намерения были достойны всяческих похвал. Г-н Драпер не понимал одного — надежд, что жили в сердце его приемной дочери. Гаспар ничего не мог с собой поделать: эти надежды казались ему важнее всего остального. Мамочка Женни где-то была, и дальний край тоже где-то был. Книжка с картинками — тому доказательство. Как же могла Элен перестать искать свой край и свою семью?

Однако г-н Драпер и сам считал, что сейчас не стоит перечить Элен: хочет она искать — надо даже пообещать помочь ей, если от этого она быстрее пойдет на поправку.

— Я отвезу тебя к Элен, — сказал он Гаспару. — И чтобы она скорее выздоровела, ты не спорь с ней, если зайдет разговор о ее семье или об этом самом крае. Позже мы с тобой докажем ей, насколько она заблуждается, и, думаю, она сама это поймет. Она просто переживает трудный возраст, с годами все пройдет.

Итак, напичкав Гаспара наставлениями, г-н Драпер повел его к трапу, и они вместе сели в моторку. Гаспар с тревогой смотрел на свой жалкий наряд.

— Не беспокойся, — сказал г-н Драпер, — мы сначала заедем в магазин и оденем тебя надлежащим образом.

Моторная лодка понеслась стрелой, рассекая воды бухты, и причалила к пристани. Рулевой почтительно поклонился г-ну Драперу, и тот отправился с Гаспаром в город. У портного на главной улице для Гаспара нашелся отличный серый костюм из легкого полотна; г-н Драпер купил мальчику также ботинки, рубашку и галстук. Гаспар поблагодарил его. Когда они подъехали к дому Смитсонов, слуга-китаец поспешно распахнул перед ними ворота, а затем дверь. Они прошли в комнату Элен — на первом этаже, окнами в сад. Из окна видна была пальма.

Элен утопала в подушках на огромной кровати, исхудавшие руки лежали на простыне. Лицо ее осунулось и побледнело, но она улыбалась.

— Я просто поверить не могла, что вы в самом деле приведете Гаспара!

— Теперь я знаю, что это Гаспар Фонтарель из Ломенваля, из гостиницы “Большой олень”, — сказал г-н Драпер. — Однажды вы вдвоем уже провели нас, а теперь снова затевали побег. Господин Обираль считает, что я ни в коем случае не должен его прощать. Но, по-моему, это самое разумное, что я могу сделать.

Элен жестом пригласила Гаспара сесть на стул у ее кровати. В присутствии г-на Драпера оба не знали, что сказать.

— Мне так жаль, что тебя обижали, — заговорила наконец Элен. — Но я ничего не могла сделать.

— Мне тоже очень жаль, — вмешался г-н Драпер. — Мы ведь не знали, кто такой Гаспар. А капитан и господин Обираль требовали наказать его со всей строгостью.

— Да я сам виноват, — сказал Гаспар.

— Обратный путь будет куда приятнее, — заключила Элен.

В общем, они обменивались малозначащими фразами. Вскоре г-н Драпер вышел из комнаты, чтобы повидаться со Смитсонами. Тут же Элен заговорила очень быстро:

— Через несколько дней мне можно будет покинуть этот дом, и мы вернемся на яхте в Антверпен. Обираль — дурак, он решил доказать твою вину и передал все, что ты сказал. Я верю тебе, и даже г-н Драпер понял, что я не смогу жить без надежды когда-нибудь увидеть свой край.

— Ты увидишь его, — твердо сказал Гаспар.

— Повтори еще раз, что увижу.

— Я в этом уверен.

Он поднял глаза на пальму за окном.

— Это совсем не то, что в краю мамочки Жен-ни, — сказала Элен. — Здесь нет берез, и яблонь, и черной земли.

— Я все думаю, что же это за черная земля, — задумчиво произнес Гаспар.

Они строили всевозможные планы до тех пор, пока не вернулся г-н Драпер вместе с врачом. Гаспар попрощался с Элен и вышел в прихожую. Он ждал г-на Драпера; тот пришел полчаса спустя.

— Мы отплываем через три дня, — сказал г-н Драпер Гаспару. — Доктор говорит, что опасности больше нет. Его коллега будет сопровождать нас до Антверпена. Для меня это расход небольшой. Что касается тебя, я дам телеграмму в Ломенваль, чтобы успокоить твою тетю. А как только прибудем в Антверпен, отправлю тебя к ней. Есть у меня одна мысль...

Г-н Драпер с минуту подумал и продолжал:

— Мой секретарь — сторонник суровых мер. Согласен, в некоторых случаях без них не обойтись. Если, скажем, ты снова станешь помогать Элен бежать, не жди от меня пощады. Вас поймают, и я добьюсь, чтобы тeбя поместили в исправительную колонию.

Он снова помолчал.

— Вот что я думаю. Ты вернешься в Ломенваль, но перед отъездом поклянешься Элен, что будешь искать ее семью и ее край. Чем ты, собственно, рискуешь? Этого края не существует, да и семьи ее давно нет на свете. Нет ничего, что могло бы указать тебе путь. Но ты обещай ей, поклянись. Я буду время от времени приглашать тебя к нам на пару дней, и ты говори ей, что уже ищешь, но найти ничего невозможно. В сущности, это ведь чистая правда. И ты, и я сделаем доброе дело: главное — чтобы Элен выбросила из головы свои безумные фантазии, не так ли? Уверенность, что ты помогаешь ей, позволит Элен спокойно сидеть дома, тем более что она не совсем еще оправилась от болезни. Мало-помалу все это у нее пройдет.

Что оставалось делать Гаспару? Он пообещал выполнить все в точности. Сейчас это и вправду казалось ему добрым делом: он убережет Элен от опрометчивых поступков и не даст ей сломать себе жизнь. Но в глубине души ему было совестно, хотя он сам не смог бы объяснить, отчего.

Все шло так, как и задумал г-н Драпер. Через три дня Элен перевезли на яхту. Гаспару отвели маленькую каюту под верхней палубой. Мальчик по-прежнему помогал мэтру Седаню на камбузе — нельзя же было допустить, чтобы он счел себя ровней пассажирам яхты, — но работы ему теперь задавали меньше и разрешали каждый день навещать Элен — правда, всего на несколько минут.

Элен лежала в своей каюте. Она была еще очень слаба, но глаза ее снова горели прежним огнем. Гувернантка безотлучно сидела подле нее и, когда Гаспар приходил поговорить с девочкой, внимательно вслушивалась в каждое сказанное слово.

— Врач говорит, что мне повредят долгие посещения, — жаловалась Элен. — Это неправда. Почему мы можем увидеться только на пять минут?

— Ничего не поделаешь, так надо, — отвечал Гаспар.

Элен смотрела на него недоверчиво.

— По-моему, ты изменился, — вздыхала она. — Говоришь со мной уже не так, как прежде. Ты больше не веришь, что я найду свой край?

— Верю. Ты непременно найдешь его, — говорил Гаспар.

Девочка задумчиво всматривалась в его лицо.

— Ну конечно, я втянула тебя в авантюру, и теперь ты об этом жалеешь. Думаешь, что я все выдумала, что, может быть, ничего того, о чем я говорила, и нет на свете — ни моей семьи, ни моего края.

— Я верю, что ты говорила правду, — отвечал Гаспар.

С терпеливой и грустной покорностью больных Элен накручивала на пальцы тонкую серебряную цепочку, что носила на запястье. Это был тот самый браслет, который г-н Драпер нашел в узелке, полученном от старой крестьянки из Стонна.

— Господин Драпер рассказал мне, как он тебя удочерил, — вспомнил Гаспар.

— Он и мне об этом рассказывал, — ответила Элен. — Я знаю, что это браслет мамочки Женни. Кто мне докажет, что мамочка Женни умерла?

— Никто не докажет, — согласился Гаспар.

В другой раз Элен решительно заявила Гаспару, что будет искать и дальше во что бы то ни стало:

— Мне ничего на свете не надо, только бы найти мамочку Женни.

Стоило Элен понизить голос, чтобы не услышала гувернантка, та тотчас просила Гаспара уйти под предлогом, что больная устала.

— Что же мы можем сделать? — спросил Гаспар на другой день.

— Можем найти сперва этот край, — ответила Элен. — Конечно, кажется, что такого не бывает, но он же есть — значит, мы его непременно найдем.

— Мир такой большой... — пробормотал Гаспар.

— Что ты можешь об этом знать? Почему хочешь теперь разубедить меня?

— Я сделаю все, что ты скажешь, — успокоил ее Гаспар, — только что я могу?

Он избегал говорить о будущих поисках и давать Элен лживые обещания, хотя именно об этом просил его г-н Драпер. В самом деле, что он мог сделать для Элен? Ничего.

Между тем яхта плыла своим путем. Свободного времени у Гаспара теперь было достаточно, и он подолгу смотрел на море. Удивительно, как оно то и дело менялось. Сначала вода была синей, глубокой и тихой. Потом появилась зыбь, волны, синий цвет мало-помалу разбавился зеленым. Яхта вошла в Ла-Манш.

Элен разрешили встать с постели и выйти на палубу. Там они поговорили с Гаспаром в последний раз: плавание подходило к концу. Они стояли, облокотясь на перила, и смотрели на приближающиеся берега Англии. Элен сказала Гаспару:

— Завтра прибываем. Поклянись мне, что будешь искать мой край, поклянись, что не предашь меня.

— Мне надо вернуться в Ломенваль, — напомнил Гаспар.

Девочка в упор посмотрела на него. В глазах ее Гаспар прочел бесконечную грусть — и еще презрение. Он быстро добавил:

— Ты же знаешь, я тебя не забуду и сделаю для тебя все, что смогу.

— Поклянись, — повторила Элен.

— Клянусь, я буду искать твой край.

Тут к ним подошел г-н Драпер. Он поблагодарил Гаспара, назвав его хорошим другом. Гаспар сказал именно те слова, которых он от него ждал, только мальчик верил в то, что говорил, а г-н Драпер — нет.

Обираль за все плаванье ни разу не показывался — похоже, он впал в немилость. Но пришло время ему объявиться. На следующее утро яхта вошла в один из больших доков антверпенского порта. Было начало августа, кажется, пятое число. Как только яхта причалила, г-н Драпер и Элен сошли на берег и их увезла подкатившая машина. Гаспара заперли в кают-компании, где он ждал не один час. Пришел за ним Обираль.

— Ну-с, юноша, — сказал он, — прибыли. Мне остается выполнить последнее поручение. Я должен отвезти вас на вокзал и вручить вам билет до Ревена. Мадемуазель Берлико встретит вас в Брюсселе. Мы дали ей телеграмму.

Гаспар приготовился ко всему, но такая развязка была для него ударом. Что он мог сказать в ответ? Ясно: они обманули Элен и его тоже, чтобы разлучить их и вернуть к обыденной жизни. Им даже не дали попрощаться.

— Может быть, господин Драпер пригласит вас как-нибудь повидать Элен, — продолжал Обираль с откровенной насмешкой в голосе, — если, конечно, вы будете благоразумны, если согласитесь со старшими, что она все выдумала и что никто на свете не сможет отыскать ей этот распроклятый край, который она не желает выкинуть из головы.

Гаспар молчал. Вслед за Обиралем он спустился на набережную. Подъезжало такси. Через пятнадцать минут они были на Центральном вокзале.

Глава IX В КРАЮ ЗАМКОВ


Гаспар прошел за Обиралем в зал ожидания. Секретарь господина Драпера взял для него билет на поезд, после чего они отправились в буфет. Обираль заказал для Гаспара холодную закуску, а себе — всевозможные крепкие напитки в большом количестве.

В семь часов Гаспар сел в поезд. Когда он занял свое место в дальнем от коридора углу купе, его “телохранитель” вышел на перрон, но не ушел сразу — стоял, дожидаясь отправления.

Гаспар чувствовал себя игрушкой в чужих руках. Он сидел, равнодушно глядя на деревянные панели купе. Вагон был старый, с узкими дверями и не раз перекрашенными стенами. Напротив Гаспара среди других пассажиров сидела пожилая дама. Она обменялась с Обиралем быстрым взглядом, и у мальчика шевельнулось подозрение: не приставлена ли к нему на всякий случай еще и “дуэнья” из слуг г-на Драпера? Должно быть, ей было поручено незаметно наблюдать за ним до места назначения. Значит, улизнуть нет никакой возможности.

Гаспар хотел одного — чтобы поезд скорее тронулся; ему казалось, что это избавит его от угрызений совести. Никогда больше он не увидит Элен. Все

его странствия ему самому казались теперь чистейшим безумием. Если бы не пегая лошадь, не парикмахер, не Теодюль Резидор... Да, именно пегая лошадь была всему причиной.

Мальчик снова видел перед собой лошадь, ее огненные глаза, спутанную гриву... Видел многоликий лес, грозу, пугающее великолепие исполосованного молниями неба. Неужели приключение, забросившее его на край света, на далекие Бермудские острова, окончится так бесславно, неужели в упорстве Элен нет никакого смысла и ей в самом деле нечего искать, потому что ищет она то, чего не существует на свете? Мамочка Женни... Дальний край... Но ведь Гаспар поклялся ей... Поезд тронулся — медленно, словно дразня его.

В решающие минуты нашей жизни мы подчас видим лишь самые незначительные детали. Гаспар заметил в окне напротив лицо Обираля, его рыжую бороду. Обираль отошел немного, чтобы последний раз взглянуть на мальчика. Он отвесил ему на прощание издевательский поклон и, повернувшись, зашагал прочь. Гаспар опустил глаза. У самой своей руки он вдруг увидел блестящую медную ручку. Рядом с ней была прибита белая эмалевая табличка с неизменной надписью, призывающей не разрешать детям играть с запором. И Гаспар поддался внезапному, почти неосознанному порыву. Он быстро огляделся: помешать как будто ничто не могло. Гаспар повернул ручку; дверь распахнулась, и мальчик спрыгнул на пути.

Поезд не проехал еще и ста метров; скорость была небольшая, и Гаспар легко удержался на ногах. Он услышал за спиной крики “дуэньи”, но колеса застучали, поезд набрал скорость, и женщине ничего не оставалось, как захлопнуть дверь. Она не могла даже нажать кнопку сигнала тревоги: ка-

кое дело начальнику поезда, что какой-то сорванец спрыгнул на ходу? Гаспар бегом пересек соседний перрон, нырнул за стоявший там поезд. Перевел дыхание и не спеша направился к выходу. Он показал служащему в форме билет и сказал, что опоздал на свой поезд. Тот ответил, что следующий будет только завтра, и Гаспар вышел из здания вокзала.

Денег у него не было. Единственным выходом было отправиться на поиски Никласа. Гаспар разорвал билет на мелкие кусочки и бросил обрывки на тротуар. Уже сгущались сумерки.

Никласа и его сыновей Гаспар нашел без труда, несмотря на поздний час. Их пароходик по-прежнему стоял на якоре у пляжа Святой Анны. Людовик и Жером при свете фонаря играли на палубе в бабки. Никлас рядом чинил корнет-а-пистон Жерома.

Гаспар окликнул Никласа. “Это я, Гаспар!” — закричал он. Все трое вскочили; Жером затрясся и заревел, уверяя, что это явился призрак Гаспара. Людовик по обыкновению прикрикнул на брата, но сам был напуган не меньше. Никлас сбегал в каюту за электрическим фонариком и направил белый луч на Гаспара.

— Не могу его толком разглядеть, — сказал он, — но на призрак не очень похож.

Никлас спустил на воду шлюпку и быстро добрался до берега. Он сразу узнал Гаспара и без долгих разговоров вернулся с ним на пароходик. Когда Гаспар оказался на палубе, Людовик и Жером вытаращили глаза, а потом оба кинулись обнимать его.

— Мы думали, ты давно на дне Шельды, —

сказал Никлас. Как же тебе удалось выбраться? Людовик уверял меня, что до берега тебе ни за что не доплыть.

— Я попал на яхту, — ответил Гаспар, — и был на Бермудских островах.

Людовик и Жером засыпали его вопросами, Никлас же молчал. Выслушав Гаспара до конца, он сказал:

— Надо было остаться в поезде и вернуться в Ломенваль.

— Я не хочу уезжать из Антверпена, — замотал головой Гаспар. — В Антверпене — Элен.

— А хорошо ли вот так покинуть тетю, которая тебя вырастила? Ей сейчас, должно быть, не сладко.

— У меня ведь тоже есть семья: мои родители бродят по округе и торгуют на ярмарках, а меня с ними разлучили так же, как Элен разлучили с ее семьей.

Никлас пожал плечами:

— Не пойму я, чего ты хочешь. Сделать-то все равно ничего нельзя... Ты что-нибудь ел сегодня?

— Я поел в буфете на вокзале.

— Ладно, тогда пошли спать. Завтра посмотрим, как с тобой быть, — решил Никлас.

Дела у Никласа в это лето шли неважно. Мода требовала, чтобы музыканты давали свои концерты в нарядах самых ярких, пламенеющих расцветок, но ему и мальчикам это было не по душе, и потому при всем их таланте на них смотрели как на нищих оборванцев. Конечно, Никлас не был совсем без средств: он долго вел с сыновьями самую простую жизнь без особых затей и успел отложить кое-что на черный день. В этот недоходный год все трое занялись еще рыбной ловлей.

Все это Гаспар узнал на следующий день. Он заявил, что сам поищет какую-нибудь работу, но Никлас стал отговаривать его. У него была старая бричка, которая до поры стояла в сарае у одного его друга. Музыкант собирался купить лошадь и отправиться по окрестным деревням: они станут играть и продавать тексты и ноты песен. Он уже кое-что предпринял и выправил бумаги, необходимые для осуществления этого плана.

— Вот такие повороты выписывает жизнь по прихоти судьбы, — заключил Никлас.

— Я все равно буду вам обузой, — вздохнул Гаспар.

Людовик не преминул бы сцепиться с ним, но Никлас вовремя вмешался:

— Гаспар может выучиться петь. Он будет раздавать ноты, а мы — играть. Потихоньку мы доберемся до границы, и он сможет вернуться к себе в Ломенваль, когда захочет.

— Лучше уж я уйду от вас сейчас и буду искать край Элен, хотя знаю, что найти его почти невозможно.

— Мы будем искать его вместе, — сказал Никлас.

Гаспар не поверил своим ушам. Он долго молча смотрел на Никласа.

— Не хотел я попусту обнадеживать тебя, — продолжал тот, — но, раз ты всерьез собрался уходить, признаюсь тебе, что есть у меня кое-какие мысли насчет этого самого края.

Гаспар так опешил, что и сказать ничего не мог. Людовик и Жером уставились на отца, не решаясь задать вертевшиеся на языке вопросы. Как ни хотелось всем троим поверить в невозможное, они не смели надеяться, что край Элен существует на свете.

— Дальний край, — задумчиво пробормотал Никлас, — может, и слыхал я о нем когда-то, но сейчас ничего не могу сказать наверняка. Остается только предполагать. Однако я знаю такие места, где можно увидеть рядом и некоторые виды пальм, и березы, и дубы, и даже, может быть, море. Надо еще учесть, что все это видела маленькая девочка во время долгой болезни: лихорадка могла многое исказить в ее глазах.

— Что же ты предполагаешь? — выпалил Людовик.

— Есть у меня две идеи, которые кажутся мне вполне правдоподобными, — начал Никлас и надолго умолк.

Людовик и Жером сделали Гаспару знак: не надо торопить отца. Он скорее даст расколоть себе череп, чем откроет то, что хотел бы сохранить в тайне. Гаспар прикусил язык.

— Наберись терпения, — сказал наконец Никлас. — Может, и вправду зря я тебя обнадежил, и Элен ничем не поможешь. Но диковинные вещи порой случаются на свете. Ты добрался до самого Антверпена благодаря пегой лошади, которая сперва умчала тебя в леса. Не каждый день про такое услышишь, так не говорит ли это о том, что всякого еще можно ожидать?

— То же самое я подумал вчера, когда прыгал с поезда, но скажите же мне... — в волнении перебил его Гаспар.

— Что я могу тебе сказать? Пожалуй, ты будешь разочарован. Ну, вот что мне сразу пришло в голову насчет этого края. В Нормандии есть имения, где можно встретить некоторые виды пальм недалеко от моря. Есть там и березовые рощи, и яблони, но только пальмы никогда не растут прямо на морском берегу. И вот еще: в наших краях иные владельцы замков летом украшают свои парки пальмами в кадках, которые зимой держат в оранжереях. Пальмы, березы, дубы, большой пруд или озеро — чего же еще, чтобы создать в воображении ребенка незабываемую картину?

Гаспар ни чуточки не был разочарован. Людовик сразу загорелся мыслью о замках. Если они будут ездить по всей стране, то наверняка узнают, при каком из них есть достаточно обширная оранжерея, чтобы украшать парк на лето пальмами, и там можно будет справиться о мамочке Женни.

— Да, только еще эта черная земля, — напомнил Гаспар. — И Элен почему-то думает, что мамочка Женни бедная.

— Позже об этом поговорим, — решил Никлас.

— Не люблю приключений, — вздохнул Жером.

Людовик затрясся от злости. Никлас дал ему на всякий случай тумака и сказал, что сегодня же отправится на поиски какой-нибудь старой клячи и начнет собираться в дорогу. Мальчики знали, что он больше всех радуется предстоящим странствиям. На старости лет хочется поглядеть на мир, и если они не разбогатеют на торговле нотами, так хоть попутешествуют вволю.

Следующие дни прошли в приготовлениях. Первым делом Никлас завел свой пароходик в док, где теснились баржи; для него нашлось местечко среди дремлющих на приколе старых суденышек. Потом он привел в порядок бричку и купил целую кипу листков с песенками. По вечерам он разучивал их с Людовиком и Жеромом; мальчики играли замечательно. Гаспар пытался петь. Никлас учил его держать дыхание, не надсаживая голос, чтобы песня свободно лилась из груди. Это были прекрасные вечера, полные надежд и радужных планов. Труднее всего оказалось достать лошадь. Никласу пришлось отправиться за ней в Ранет. Наконец однажды под вечер он прикатил на набережную в своей бричке, в которую была

впряжена костлявая кобыла с тощими ногами и огромными копытами. С пароходика в бричку перенесли все пожитки, домашнюю утварь и четыре тюфяка. Бричка, крытая брезентом, была довольно просторной.

— Большую часть пути будем идти пешком, — предупредил Никлас. — Эту лошадку надо щадить.

В тот же вечер, когда уже стемнело, они тронулись в путь. Никлас зажег фонарь на передке брички, и копыта лошади застучали по набережной вдоль доков. Туннель под Шельдой был предназначен только для автомобилей, и им пришлось пересечь весь город по его широким проспектам, чтобы выехать на шоссе, ведущее в Мехелен.

Около полуночи путники вышли за городскую черту. Небо затянуло облаками, и почти ничего не было видно вокруг. Но в воздухе уже пахло спелой пшеницей и лесом.

— Вот и новая жизнь у нас, — радовался Никлас. — Мы не созданы, чтобы сидеть на одном месте. Л тебя, Гаспар, мы отвезем в Ломенваль, как только захочешь.

— Вы же знаете... — Гаспар запнулся.

Что-то делает в этот час Элен? Сказали уже ей,

что Гаспар ее предал, что он не верит в ее безумные фантазии? И как ему связаться с ней, если он узнает что-нибудь про ее край и семью? У Гаспара было много времени впереди, чтобы подумать обо всем этом. А пока он просто шел вдоль широкой дороги, по которой все реже проносились машины, и слышал, как квакают лягушки в прудах.

Под утро наши путники остановились в каком-то овраге и поспали часа два или три. Проснувшись, двинулись дальше. В Мехелен прибыли на следующий день к вечеру. Никлас распряг лошадь

и поставил бричку на площадке, специально отведенной для такого кочевого люда.

— И вынослива же эта кляча, — удивлялся

он.

Они пошли посмотреть город. Давать здесь концерты Никлас не собирался, он хотел скорее добраться до долины Мааса, что начиналась к югу от Намюра. Когда-то он бывал в этих местах и уверял, что в тамошних деревнях самое раздолье для бродячих музыкантов. К тому же именно там можно было что-нибудь узнать о мамочке Женни, если край, который помнила Элен, действительно был парком вокруг какого-нибудь замка: замков в этой долине имелось множество.

— Вот я и возвращаюсь назад, — вздыхал Гаспар.

— Ты еще мало повидал, — невозмутимо отвечал Никлас. — Мы с тобой поднимемся на самую высокую башню, тогда поговорим.

Они вышли на площадь, посреди которой возвышалась колокольня собора. Чудовищно огромная, она нависала над головой, словно в кошмарном сне, но стоило поднять глаза и увидеть, как ее силуэт устремляется в небо, — и башня завораживала своей красотой, которая, казалось, уже не принадлежала земле. Площадь в этот час была почти безлюдна. Лишь редкие туристы сидели за столиками открытых кафе или бродили вокруг лавочек, где продавались открытки. Никлас остановился с мальчиками посередине площади, как будто собираясь что-то им объяснить. Но он молчал, и было непонятно, чего же он хочет.

И тут на башне зазвонили, запели колокола. Словно в неподвижном воздухе рассыпалось множество голосов — чистых, ясных, и не человеческих вовсе, а каких-то неземных.

— Вы и не знали, что такое есть на свете, — сказал Никлас. — Есть и такое, есть. Жизнь состоит не только из приключений и невзгод, Гаспар, сынок. С земли можно услышать песни в небесах.

Гаспар вздохнул:

— Но какой нам от этого толк?

— Надо учиться слушать, — отвечал Никлас, — даже если тебе это вроде ни к чему. Слушать и смотреть. Идемте, поднимемся на башню.

Они вошли в собор, и ризничий проводил их к лестнице, ведущей на колокольню. Оказавшись на самом верху, они увидели раскинувшийся внизу Мехелен, пересеченный и опутанный рукавами небольшой речки под названием Даль.

— Смотрите хорошенько на предместья, — сказал Никлас, — вон на то озеро, на деревни, там, подальше. Если ты хочешь найти то, что ищешь, Гаспар, научись узнавать приметы, разбросанные повсюду на этой земле. Смотри внимательно на сады, на парки, цветники, перекрестки дорог. Мало кто знает об этих приметах, а говорят о них еще меньше. Может быть, край Элен сам явится тебе в одном из незнакомых уголков, каких тысячи и тысячи в наших местах.

— Но как мне разобраться во всем этом, с чего начать? — испугался Гаспар.

— За одним знаком следует другой, — отвечал Никлас. — Мир велик, но все в нем связано.

Гаспар не был еще готов последовать советам Никласа, хотя его, как и Людовика с Жеромом, поразило многоликое великолепие раскинувшегося внизу города и окрестностей. Слишком много нетерпения было в душе мальчика, и он уже готовился к новым приключениям.

В следующие две недели маленькая труппа вышла к берегу Мааса и двинулась вверх по тече-

нию, подлаживаясь к неспешному шагу старой кобылы, которая могла идти трусцой без отдыха много часов подряд, несмотря на свой изможденный вид. Музыканты шли через города и деревни, через леса и рощи, вверх и вниз по холмам, где желтела пшеница и зеленела свекольная ботва. Поскрипывали колеса брички, стрекотали в траве кузнечики.

Только миновав Намюр, Никлас решил всерьез заняться продажей песен. Они выходили на базары и долгие часы простаивали под открытым небом, наигрывая мелодии, а Гаспар подпевал и предлагал ноты собравшимся зевакам. Постепенно путники продвигались на юг, и Никлас никогда не упускал случая подняться с мальчиками на колокольню, дозорную башню или еще какое-нибудь высокое сооружение, откуда открывался вид на окрестности. Они видели немало замков и парков. Многие выглядели достаточно необычно, чтобы можно было дать себе труд справиться там о мамочке Женни, молодой женщине, которая, вероятно, бежала из этих мест в начале войны с маленькой светловолосой девочкой на руках.

Кем была мамочка Женни? Простой служанкой в одном из замков? Бежала она от войны или на то были другие причины? Почему она перебралась во Францию, вместо того чтобы искать спасения на западе страны? На все эти вопросы пока не было ответа. Никлас и мальчики расспрашивали деревенских жителей, торговцев, привратников в замках. Пока безрезультатно, но даже сами вопросы вселяли надежду в сердце Гаспара Фонтареля — особенно когда он любовался удивительными, никогда им не виданными ландшафтами парков, украшенных экзотическими деревьями, пестреющих ковром великолепных цветов, окруженных старыми вязами и дубами. Пусть Гаспар не нашел еще того единствен-

ного на свете места, где росли бы рядом березы и пальмы и был бы большой пруд, ставший в детских глазах морем, но мальчика все больше и больше увлекали многоликие пейзажи и непохожие друг на друга замки, а еще — леса и плавное течение Мааса, откуда время от времени взмывал в летнее небо протяжный звук сирены с какой-нибудь баржи.

А Никлас все повторял:

— Мы ищем наугад. Надо узнавать приметы, учиться прочитывать все, что мы видим. Когда-нибудь я расскажу вам про человека, который умел читать в глазах ослов.

— Вот если бы я мог читать в глазах пегой лошади, — вздыхал Гаспар, — я, наверное, знал бы заранее все, что со мной произойдет.

Торговля песнями шла довольно бойко. Однажды путешественники забрели в деревушку под названием Трент, у самой границы. Прямо над ними, на возвышенности, начинался Арденнский лес. Граница проходила где-то там.

— Мы совсем недалеко от Ломенваля, — сказал Никлас, остановив лошадь. — Что скажешь, Гаспар?

Гаспар не ответил. Они устроились на ночлег за деревней, на пустыре, предназначенном для кочевого люда. Легли рано, разложив тюфяки на полу брички. Никлас вскоре захрапел. А вот Гаспару не спалось. Сквозь отверстие в брезенте он видел над собой звезды. Тихонько шелестел лес, черные кроны которого вырисовывались над холмами на фоне ночного неба. Гаспар приподнялся и сел на тюфяке.

— Ты не спишь? — шепотом спросил его Людовик. 9

— Хочу сходить в лес, — ответил Гаспар.

— Зачем?

— Сам не знаю.

— Не надо, не ходи в лес, — дрожащим голосом пролепетал Жером.

— И ты, что ли, не спишь? — сквозь зубы буркнул Людовик. — Почему это нельзя пойти в

лес, а?

— Не надо, — всхлипнул Жером.

— Нет уж, пойдем как миленькие, — разозлился Людовик, — и ты с нами.

— Там звери, — простонал Жером, — и таможенники с ружьями.

— Я бы и сам сходил, — вмешался Гаспар.

И тотчас родился план вылазки — подобный тому, который мальчики разработали, решив наведаться в плоскодонке Жерома на яхту. На этот раз было куда проще: всего-навсего — выпрыгнуть из брички и добежать до леса.

— Думаешь, мы что-нибудь найдем? — теребил Жером Гаспара.

— Я сегодня вечером все думал об Элен, — ответил Гаспар. — Никак не мог уснуть. Надо мне куда-то двигаться.

Он бесшумно спрыгнул с брички, держа башмаки в руках, сел на землю и обулся. Следом за ним спрыгнул Жером.

— Ты зубами клацаешь, — прошипел Людовик, приземлившись рядом.

Никлас храпел и даже не пошевельнулся. Мальчики уходили по дороге все дальше от деревни, через поля, и вскоре поднялись на холм к опушке леса. Пробравшись через колючие заросли ежевики, они оказались на просеке и пошли по ней в глубь леса.

Ветер почти совсем стих, и лишь изредка слышался шелест листвы на верхушках. Под деревья-* ми было темно — хоть глаз выколи. Лишь усе-

янная звездами полоска неба над тропой указывала путь.

— Не пойму я, чего ты хочешь, — шептал Жером.

— Эго мои края, — сказал Гаспар. — Я родился у самого леса.

Сам того хорошенько не понимая, он чувствовал, что все самое важное в его жизни даст ему лес. Ночная чаща дышала безмятежным и дружелюбным покоем. В потемках о лесе можно узнать куда больше, чем днем: малейшие шумы разносятся ночью очень далеко. Мальчики остановились, прислушиваясь к легкому шороху палой листвы: лесные жители пробирались к опушке. Вдалеке громко захрустели ветки.

— Кабан, — прошептал Гаспар.

Жером дрожал с ног до головы. Людовик больно дернул его за волосы. И тут на размытой дождем просеке раздались чавкающие шаги — это шел человек. Схватив друзей за руки, Гаспар потянул их в сторону, к небольшой, в несколько метров, полянке, густо заросшей кипреем. Нагнувшись, можно было разглядеть в свете звезд темные цветы. Мальчики юркнули в высокие заросли. Шаги приближались; вскоре человек прошел мимо. В темноте друзья не могли разглядеть его, но, когда хотели выбраться из своего убежища, увидели в начале дороги, у самой опушки, его отчетливую тень на фоне неба. Кто это был? Таможенник?

Прошло полчаса; ни один из троих не смел проронить ни слова. Наконец Гаспар шепнул едва слышно, что лучше отползти от дороги и потом выйти к опушке кружным путем. Медленно-медленно они стали пробираться в чащу, двигаясь с величайшей осторожностью, чтобы не хрустнула под ногами сухая ветка; им потребовался почти час, чтобы преодолеть двести шагов. К счастью, низкая густая поросль тянулась не очень далеко, и вскоре мальчики оказались среди стройных высоких буков, росших довольно редко; между стволами деревьев было чуть светлее. Мальчики шли параллельно кромке леса и, когда сочли, что достаточно удалились от просеки, свернули к опушке. Гаспар упустил из виду, что граница между лесом и полями — отнюдь не прямая линия; где-то лес выдается мысами, где-то образует как бы заливы. Друзья снова очутились в чаще, долго кружили по ней, и вскоре стало ясно: они заблудились. Людовик влез на дерево, чтобы сориентироваться по звездам. Деревня Трент была, по-видимому, где-то в западной стороне. Мальчики пошли в этом направлении, но очередной изгиб опушки снова сбил их с пути. Они вышли на тропу и отшагали больше километра. Потом вернулись назад и в конце концов решили, что лучше уж не сворачивать с тропы, куда бы она ни вела.

— Может быть, мы уже перешли границу, — сказал Гаспар.

— Что же делать? — застонал Жером.

— Завтра как-нибудь выберемся, — прошипел Людовик, скрипнув от ярости зубами.

Друзья миновали березовую рощу, после чего тропа затерялась среди акаций. Скоро мальчиков окружили колючие ветви — словно вдруг выросли со всех сторон. Чем дальше они продирались, тем сильнее запутывались.

— Надо выбраться отсюда и найти местечко, где бы поспать до рассвета, — решил наконец Гаспар. — Если будем блуждать дальше, только наделаем глупостей.

— Слушайте, — прошептал Жером.

Вдалеке раздался какой-то странный стук — как будто топот копыт. Он приближался, потом замер где-то в подлесках. Гаспару вспомнилась пегая лошадь.

— Призраки, — всхлипнул Жером.

— Да замолчи ты, — прорычал Людовик, выкручивая брату руку.

Они продолжали битву с колючими побегами; все трое изорвали одежду и сильно поцарапались. Вдруг Жером громко вскрикнул.

— Ну что там еще? — зашипел на него Людовик.

— Сюда, скорее! — пролепетал Жером, стуча зубами. — Я... Рукой... Там...

Он едва мог говорить. Людовик с Гаспаром двинулись на его голос, вытянув вперед руки. И вдруг — о чудо! — нащупали камни. Там была стена!

Мальчики пошли вдоль стены. Она оказалась довольно высокой и, должно быть, окружала большой парк. Местами кладка обрушилась, и замшелые камни валялись среди зарослей ежевики и акаций. То и дело спотыкаясь о камни, с трудом выпутавшись из колючек, мальчики увидели наконец пролом и нырнули в него. Одна мысль подгоняла их: выбраться из этого коварного леса. Они знали, что в чаще можно плутать много дней подряд, не встретив ни одной живой души, и так и не найти выхода.

По другую сторону стены росли высокие грабы, идти под ними было куда легче.

— Опять лес начинается, — захныкал Жером.

— Цыц! — прошипел Людовик.

Они услышали громкое журчание ручейка и пошли на этот звук. Теперь им надо было выбраться к берегу и идти по течению. Но сперва пришлось пересечь густые заросли ломоносов и колючего терновника. Ценой отчаянных усилий мальчики оставили их позади и вышли к ручейку, который жур-

чал под темными елями. Еще час ходьбы — и путь им снова преградила непроходимая чаща.

— Придется ждать утра, — вздохнул Гаспар.

Все трое совсем выбились из сил. Они растянулись на мягкой траве и тотчас уснули. Но сон их был недолог: ночная прохлада скоро дала себя знать. Мальчики проснулись с первыми лучами рассвета и огляделись.

Они были на лужайке у самой опушки буковой рощи; перед ними возвышалась длинная, частая изгородь из бирючины. Ручеек в этом месте тек неспешно и походил на маленький канал. Друзья решили пробраться через кусты бирючины, чтобы не терять его из виду. Раздвигая ветви, они вдруг увидели, как впереди что-то блеснуло; еще минута — и совершенно неожиданная картина открылась перед ними.

Они были на берегу огромного пруда или, может быть, озера. Направо водная гладь уходила насколько хватало глаз; там и сям виднелись островки желтых кувшинок и белых водяных лилий, над ними взмывали большие серые птицы, сверкая оперением в первых лучах зари. У дальнего конца водоема, со всех сторон окруженного лесом, деревья были вырублены и вся растительность скошена, поэтому казалось, что вода соприкасается с линией горизонта. Но, повернув головы в другую сторону, мальчики были поражены еще больше.

Совсем недалеко от того места, где они вышли из-за кустов, водоем расширялся, образуя что-то вроде залива. Залив этот обступали дубы и березы; вода омывала кромку широкого песчаного берега, вдоль которого стояли в ряд большие кадки с апельсиновыми деревьями и пальмами. А за пальмами возвышались башни огромного замка.

Никто из мальчиков не произнес ни слова. Они долго стояли неподвижно, уставившись на пальмы, потом медленно окинули взглядом весь окружающий пейзаж.

По другую сторону озера продолжался лес, клубились зеленью гигантские кроны. Там и сям взмывали над зеленой массой вершины стройных буков, темных елей и пихт и, словно теряясь в бездонном небосводе, усиливали впечатление бескрайности водной глади. Озеро и само по себе было размеров довольно внушительных. По мере того как ярче становился свет зари, вода заиграла множеством оттенков; утренний ветерок гнал по ней легкие волны, и отражения леса множились до бесконечности в мерцании солнечных бликов. Когда солнце поднялось над кронами деревьев, постепенно заливая их светом, все окна замка ослепительно засверкали, а вода в озере стала ярко-синей. Никогда мальчикам и во сне не снилась такая красота.

— Это край Элен, — выдохнул Людовик.

— Тот самый край, — отозвался Жером.

— Дальний край, — прошептал Гаспар.

Они забыли даже о сосущей пустоте в желудках.

— Так прекрасно, что даже не верится, — сказал наконец Гаспар. — Надо пойти разузнать.

Он отмахнулся от Жерома, который говорил, что лучше бы сначала найти Никласа. Людовик обозвал брата жалким трусом, и все трое осторожно двинулись к замку.

Они постояли немного на опушке березовой рощицы, чтобы рассмотреть фасад, глядевший на озеро. Вблизи он оказался далеко не столь великолепным, сколь производил впечатление издали. Каменная кладка и окна в середине были прекрасны, как в сказке, огромное гранитное крыльцо — тоже, но оба крыла — куда в худшем состоянии. По ленам левого крыла змеились трещины, а многие жна были наспех заколочены фанерой — видно, владелец замка не мог содержать в порядке такое огромное строение. Идя вдоль кромки леса, мальчики обогнули замок. Сзади стены позеленели от плесени, край крыши густо оброс мхом. С этой стороны все выглядело мертвым, нежилым. Четыре ряда наглухо закрытых окон; многие из них зияли черными провалами на месте выбитых стекол. Друзья подошли ближе и двинулись вдоль бесконечно длинной стены, возвращаясь к левому крылу, ближайшему к озеру. Гаспар чувствовал: надо что-то делать, но не знал толком, что именно.

— Подсадите-ка меня, — решил он наконец. — Я попробую влезть в окно и посмотреть, что там внутри.

— Да зачем? — запротестовал Жером. — Если тебя поймают, то примут за вора и арестуют. Надо найти привратника или какого-нибудь слугу и расспросить его как ни в чем не бывало.

— Как ни в чем не бывало! — сердито передразнил брата Людовик. Иди-ка сам к своему привратнику, объясни ему, как ты сюда попал, посмотрим, поверит ли он, что ты нечаянно забрался в чужие владения.

— Я только гляну, — сказал Гаспар, — а потом сразу пойдем искать Никл аса.

Говорят, уж если ребенку что-то взбредет в голову... Что ж, дети почти так же любопытны, как взрослые, только они еще не знают, что любопытство и рок всегда идут в этой жизни рука об руку.

Прижимаясь к стенам, мальчики пробрались обратно к фасаду. Не доходя до угла, совсем близко от крыльца они заметили окно, рассохшиеся ставни которого висели совсем криво, — открыть их ничего не стоило.

— Покарауль, — шепнул Людовик Жерому. — Еще рано, все спят, нас никто не увидит.

Жером зашел за угол, чтобы держать в поле зрения крыльцо и оба крыла. Тишина, никаких признаков жизни. Может быть, хозяев и вовсе не было в замке?

Гаспар забрался на плечи Людовику. Как он и предполагал, открыть покосившийся ставень оказалось легче легкого. За ставнями не было ни стекол, ни даже рам. Гаспар понял, что замок сильно пострадал во время войны и его не успели еще полностью отремонтировать. При виде этих следов смутного времени по-новому правдивой представала история Элен. Гаспар вскарабкался на каменный подоконник. Внутри было довольно темно. Он повернулся, чтобы открыть второй ставень, и вдруг увидел нацарапанное на нем слово — длинные, тонкие буквы наполовину стерлись, но ему показалось, что это имя: Женни.

Была ли тому виной неожиданность, или Гаспар просто сделал неловкое движение, толкнув второй ставень? Так или иначе, он вдруг, потеряв равновесие, кувырком полетел вниз, тщетно пытаясь ухватиться за что-нибудь. Мальчик уже знал: его вечное невезение подстроило ему очередную ловушку. Как он теперь будет выпутываться?

Падению, казалось, не будет конца. Потом он ощутил — нет, не паркетный пол, а ступеньки лестницы, больно ударившись спиной и тем, что ниже. Натертая до блеска лестница была довольно крутой, и Гаспар кубарем покатился вниз, как с ледяной горки.

Не успев даже понять, что происходит, он оказался на другой лестнице, широченной, как крыльцо замка, и покрытой толстой ковровой дорожкой, но даже это не затормозило падения.

После нового головокружительного спуска он наконец остановился и обнаружил, что лежит ничком на самой середине пестреющего яркими красками персидского ковра.

Несколько секунд Гаспар не мог опомниться. Подняв наконец голову, он увидел, что ковер разостлан на полу огромной гостиной среди старинной, обильно украшенной позолотой мебели. На высоких двустворчатых дверях, на стенах, на потолке тоже сверкали золотые узоры. С потолка свисала, словно гигантский пчелиный рой, громадная люстра со множеством лампочек. Затем Гаспар увидел приближающегося к нему мужчину в зеленом с желтым халате, отделанном серебряным шнуром. Встать он даже не попытался: какой смысл? Мужчина обратился к нему:

— Разрешите представиться: Эммануэль Резидор. С кем имею честь?

Глава X НЕСМЕТНЫЕ БОГАТСТВА ЭММАНУЭЛЯ РЕЗИДОРА


Гаспар с трудом поднялся, потирая ушибленные бока. Он едва смог пролепетать какие-то жалкие извинения.

— Присядьте, прошу вас, — сказал хозяин, указывая ему на мягкое кресло.

Гаспар, еле державшийся на ногах, буквально рухнул в кресло. Все тело у него болело, и он, не удержавшись, вскрикнул.

— Боюсь, что вы выбрали не самый лучший способ, чтобы войти сюда, — продолжал мужчина в халате.

— Я не знал... — выдавил из себя Гаспар.

— Вы грабитель?

Гаспар, возмутившись, хотел было вскочить, чтобы опротестовать обвинение, но не смог.

— Да будет вам известно, я обожаю подобную публику, — продолжал Эммануэль Резидор, — в особенности убийц. Так что, ради Бога, не стесняйтесь.

Он нажал на кнопку электрического звонка. Тотчас в дверях появился слуга в ливрее. Хозяин распорядился подать завтрак — он сказал по-английски “брекфаст” — для него и его гостя.

— Принесите сюда, — добавил Эммануэль Резидор. — Моего юного друга немного утомило тяжелое путешествие.

Слуга, нисколько не удивившись, уже через минуту вернулся с подносом, на котором стояли два чайника, чашки, вазочка с медом, блюдо со свежими булочками. Были там и поджаристые отбивные котлеты, и еще много всякой всячины. В мгновение ока к креслу Гаспара был придвинут столик, а г-н Резидор уселся напротив мальчика на стул. Гаспар смотрел на хозяина, не решаясь шевельнуться.

Как только этот человек назвал свое имя, Гаспар вспомнил Теодюля Резидора и ломал голову, следует ли упомянуть о знакомстве с ним. Нет, пожалуй, это будет неуместно. Может быть, лучше сказать, что его заинтересовали коллекции хозяина, например кошачьи усы? Совсем уж глупо. Но коль скоро его любезно пригласили позавтракать, он принялся за еду, радуясь отсрочке. Решительно, имея дело с Эммануэлем Резидором, следовало забыть о логике и здравом смысле.

— Кто же вы — просто бродяга, перекати-поле, скоморох из балагана? — продолжал хозяин расспросы.

— Вроде того, — ответил Гаспар.

— Странный ответ. Так вы имеете что-то мне продать или предложить?

— Что, простите?

— Это я вас спрашиваю, что. Например, я бы хорошо заплатил просто-напросто за идею. Я часто покупаю идеи.

Гаспар вытаращил от изумления глаза и поперхнулся куском булочки. Что же, в конце концов, за человек этот Эммануэль Резидор?

— Напрасно вы не попробовали отбивных, — продолжал тот. —- Моему повару нет равных.

Бахвальство хозяина покоробило Гаспара донельзя; нет, решил он, истинного благородства этому господину недостает, как он ни пыжится, — никакого сравнения с г-ном Драпером. Неужели Элен — из семьи Эммануэля Резидора? Он взглянул в большое окно. Снова увидел зеркало озера в зеленой раме леса, березы и пальмы, залитые утренним солнцем. Красота была такая, что на глаза навернулись слезы. Да, это и есть дальний край. Но что делает среди этих чудес сидящий перед ним шут гороховый, и с какой стати он так подозрительно радушен, что и не подумал выбранить непрошеного гостя?

— Другого такого места нет на свете, — сказал Эммануэль Резидор. — Березы, пальмы, синяя вода — точь-в-точь море. Раньше здесь еще были яблони, но я приказал их срубить. Слишком близко росли к замку.

— У вас были яблони! — вырвалось у Гаспара.

Все сходилось, не хватало только черной

земли.

— Почему это вас так удивляет?

Гаспар не мог больше молчать. Ради Элен он должен был узнать правду, — а для этого необходимо расспросить о женщине по имени Женни.

— Я хочу объяснить вам, почему я здесь, — начал Гаспар, — и почему пытался забраться в ваш замок.

— В добрый час! — радостно воскликнул хозяин. — Не скрывайте от меня ничего. Поверьте, у меня золотое сердце и я могу исполнить самые экстравагантные ваши желания, экстравагантные, заметьте, — с особенным удовольствием.

Гаспар решил про себя, что отец и сын Рези-доры стоят друг друга, но что на обоих можно рассчитывать, дай им только случай поразвлечься.

— Меня зовут Гаспар Фонтарель, — выпалил мальчик. — Я жил в гостинице “Большой олень” в Ломенвале.

— Очень интересно, — кивнул хозяин.

Эти слова Эммануэль Резидор мог бы повторять все время, пока Гаспар рассказывал мало-помалу свою историю, но его почему-то приводили в восторг лишь самые малозначащие детали. Гаспар кое о чем умолчал, сказав лишь, что служил одно время у богатого торговца бриллиантами из Антверпена и что во время путешествия на яхте воспитанница г-на Драпера поделилась с ним своей тайной и попросила помочь найти ее настоящую семью и родной край. Ни таланты Элен, ни ее побеги из дома, ни травма и болезнь, ни даже сохранившийся в ее памяти дальний край ничуть не удивили Резидора. Зато он встречал восторженными возгласами факты, не представлявшие, казалось, ничего особенного: возраст Элен, имя секретаря, название яхты, день отплытия на Бермуды и прибытия в Антверпен. В конце концов Гаспар совсем растерялся и умолк, не рассказав и половины.

— Благоволите продолжать, молодой человек, — подбодрил его Эммануэль Резидор. — Я обожаю увлекательные рассказы. Так вы говорили, что эта Элен — очень одаренная девочка, не так ли?

— Она училась музыке.

— Очень, очень интересно. Продолжайте же, я жду.

Гаспар рассказал о том, как он заблудился в лесу и попал в парк, как был поражен красотой озера в окружении берез и пальм — картиной, так живо напомнившей ему край, который описывала Элен. Упомянул мальчик и имя Женни, которое, как ему показалось, было нацарапано на ставне.

— Во времена немецкой оккупации в этом замке побывало немало всякого народу, — заметил г-н Резидор. — Но совпадение и впрямь удивительное. Сам я здесь хозяин с недавних пор. До меня в замке жила одна семья; никого из них не осталось в этих местах. Может быть, там была женщина по имени Женни, которую называли мамочкой Женни и у которой была дочь возраста Элен Драпер. Эти люди бежали отсюда, когда пришли немцы, и, кажется, никто из них не вернулся.

— Никто не вернулся, — эхом повторил Гаспар. — Не могли бы вы...

— Я мог бы навести справки у нотариуса, который оформлял сделку, — закивал г-н Резидор. — Но он вряд ли знает кого-нибудь, кроме человека, продавшего замок, — это был старый генерал, и звали его Тристан Раструб.

— Тристан Раструб, — пробормотал Гаспар.

Он снова повернулся к большому окну и долго смотрел на залитое солнцем озеро.

— Если Элен приедет сюда, — произнес он наконец, — она сама все узнает.

— Обожаю детское воображение! — воскликнул хозяин. — Но надо сразу сообщить обо всем господину Драперу.

— Не сообщайте ему ничего, прошу вас! — испугался Гаспар. — Он против того, чтобы Элен искала свою семью и свой край. Он не хочет отпускать ее от себя ни на минуту.

— Я вполне его понимаю — такая талантливая девочка! Господин Драпер просто не переживет, если она покинет его ради неведомо какой семьи и будет всю жизнь гоняться за грезой.

— Это не греза, — пылко возразил Гаспар.

— Как я люблю детскую непосредственность! — обрадовался г-н Резидор. — Ну и что же вы намерены делать, молодой человек?

— Я хотел бы дать знать Элен. Чтобы она приехала сюда без ведома господина Драпера.

— Баша история меня просто очаровала! — воскликнул г-н Резидор. — Как же вы меня порадовали, молодой человек, я давно не слышал ничего столь захватывающего. Похищение! Ромео и Джульетта!

— Не в этом дело, — сказал Гаспар и покраснел.

— Ладно, ладно, не в этом, но какой, однако,

сюжет!

Гаспар не знал, радоваться ли бесцеремонности хозяина. Может быть, и вправду благодаря ему Элен сумеет отыскать свою семью, как ни противится ее желанию г-н Драпер, коль скоро Эммануэль Резидор рвется участвовать в этой, по его мнению, комедии...

— Я — продюсер, — объяснил г-н Резидор. — Финансирую фильмы. Создаю рекламу будущим звездам. Даю советы режиссерам. Иногда даже сам снимаюсь. Клянусь, я отдал бы целое состояние, лишь бы увидеть вашу Элен, если она хоть вполовину так красива и так талантлива. Молодой человек, надеюсь, вы познакомите меня с этим сокровищем?

Гаспар уже не сомневался в том, что Эммануэль Резидор не в своем уме, но с тех пор, как мальчик покинул Ломенваль, он убедился, что в этом мире правят чудаки и что главное — не перечить людям, с которыми сталкиваешься, ибо они желают тебе добра.

— Нас, видите ли, всегда влечет в мир фантазии, — продолжал Эммануэль Резидор. — Жизнь — не что иное, как кино, я не устаю повторять это всем.

— Нет, — покачал головой Гаспар. — Элен вправе искать свою семью и свой край.

— Посмотрите только на этого юношу — он разглагольствует о правах и обязанностях, — про-

возгласил г-н Резидор, словно обращаясь к невидимой аудитории. — Посмотрите только — он берет на себя смелость утверждать, что жизнь будто бы лучше, чем кино.

Наконец, после многословных и, в сущности, пустых речей, г-н Резидор заявил, что рад будет принять Элен и сделает это с особенным удовольствием, если она приедет без ведома своего опекуна.

— Хотите, я пошлю ей приглашение по всем правилам этикета? — спросил он.

— Я хотел бы сначала сам ей все рассказать, — замотал головой Гаспар. — Я ведь не знаю, что она решит и что вообще может сделать.

— Как вам будет угодно, молодой человек. Подготовьте сами нашу встречу. Не желаете ли взглянуть на мою коллекцию кошачьих усов?

Гаспар согласился. Последовав за хозяином, он смог составить полное представление о размерах и планировке замка. Они шли через комнаты, обставленные роскошной мебелью, но попадались и нежилые, затянутые паутиной и заваленные всевозможным хламом, непонятно как здесь оказавшимся. Странно было видеть собранными в одном месте раковины и обломки скал, стенные часы, цепы для молотьбы и печи, множество печей, странных и более новых, самого разного происхождения — русские, немецкие, фламандские.

— Здесь я черпаю вдохновение для моих фильмов, — объяснял г-н Резидор. — Мне нужны свидетели жизни всех эпох и всех уголков земли.

Они шли дальше по коридорам, украшенным картинами, скульптурами и конскими хвостами. Гаспар увидел головные уборы со всего света и даже щиты с дорожными знаками и указателями. Лестницы выводили их то на сверкающие мрамором площадки, то на совершенно обвалившиеся чердаки.

Наконец в каком-то дальнем уголке замка г-н Резидор распахнул низкую дверцу, за которой оказалась комната, вся обитая шелком. На стенах висели большие и маленькие рамки, и Гаспар смог увидеть кошачьи усы во всем их многообразии, приколотые булавками к подушечкам. Имелись здесь и усы других хищников семейства кошачьих; под рамками можно было прочесть их научные названия, написанные золотыми буквами.

— Смотрите, мой юный друг, смотрите, — повторял Эммануэль Резидор. — Вообразите себе этих котов, этих пантер и ягуаров. Взгляните: вот этот был, должно быть, задумчивым, а этот — очень злым. Длинные усы — признак горделивого нрава, а коротенькие говорят о надменности.

Хозяин продолжал разглагольствовать; лишь спустя час он счел, что с Гаспара довольно. После этого, проследовав через новый лабиринт коридоров и комнат, г-н Резидор вывел гостя на крыльцо замка. Гаспар снова во все глаза уставился на озеро среди леса, березы и пальмы. Огромный, длинный, похожий на гигантское веретено автомобиль бесшумно подкатил к ступенькам крыльца.

— Я распорядился, чтобы вас отвезли домой, почтенный Гаспар Фонтарель, — сказал Эммануэль Резидор. — Разрешите представить вам Синипуза.

Синипуз оказался круглым как шарик человечком в костюме в черную и серую клетку. Он сидел за рулем машины и вышел, чтобы поклониться Гаспару.

— Синипуз — моя правая рука, — объяснил г-н Резидор. — Он не раз выигрывал автомобильные гонки, соревнования по бобслею, привел к победному финишу мою яхту. Этот человек способен один вырубить за полдня целую рощу.

Всякого успел насмотреться Гаспар, но никогда еще он не был так ошеломлен. Да что же это за люди такие, и по каким законам они живут? Г-н Резидор любезно попрощался с Гаспаром и обратился к Синипузу:

— Отвези молодого человека в Ломенваль.

— Но мне не надо в Ломенваль! — запротестовал Гаспар. Мне надо в Бельгию, в деревню под названием Трент.

— Господин Синипуз, — кивнул Эммануэль Резидор, —вы отвезете господина Фонтареля, куда он пожелает, хоть во Владивосток, если ему будет угодно.

Совершенно ошалевший, Гаспар сел в машину, не зная, что и думать. Или Эммануэль Резидор начисто забыл о теме их утреннего разговора, или вообще все смешалось у него в голове — недаром ведь он был артистом. Гаспар вдруг встревожился: ему показалось, что Синипуз поехал не в ту сторону. И действительно, выжимая сто километров в час, он долго петлял по лесным просекам, но наконец каким-то замысловатым путем выехал в долину Мааса, и Гаспар вздохнул с облегчением. Границу пересекли без всяких сложностей: таможенники и Синипуз обменялись на ходу несколькими любезными фразами. В рекордное время автомобиль подкатил к Тренту. Гаспар попросил Синипуза остановиться на краю деревни и побежал к тому месту, где Никлас накануне разбил свой маленький лагерь.

Никлас сидел на бричке, свесив ноги. Жером и Людовик, очевидно, только что вернулись: они наперебой рассказывали о ночной вылазке, одновременно с жадностью поглощая хлеб с маслом. Завидев Гаспара, братья кинулись ему навстречу.

— Откуда ты взялся? Мы хотели дождаться тебя, но вышел слуга, и пришлось уносить ноги. Хорошо еще, нам посчастливилось найти дорогу.

— Ну и дела! — воскликнул Гаспар.

Он рассказал обо всем, что с ним произошло, упомянул и о том, как увидел нацарапанное на ставне имя Женни. Труднее всего ему было объяснить друзьям странное поведение Эммануэля Резидора.

— Теперь я должен известить Элен, — радостно заключил Гаспар.

Никлас сказал просто:

— Мне жаль, что мое предположение подтвердилось. Да, очень жаль. Озеро, березы и пальмы — как описала Элен. Такое и впрямь увидишь нечасто. Но вот замок и его хозяин что-то не внушают доверия.

Весь этот день они посвятили сбору сведений об Эммануэле Резидоре. На бельгийской земле он был личностью популярной. В сущности, никто толком не знал, что это за человек, но все сходились на том, что у него золотое сердце и чистейшая душа. Если в нем была нужда, он готов был отдать последнюю рубаху. По слухам, владелец замка залез в долги, чтобы помочь пострадавшим от наводнения, и будто бы даже едва не потерял на этом все свое состояние. По счастью, его выручила удачно подвернувшаяся сделка. Но ему самому все было нипочем; он знай себе посмеивался, и люди говорили, что у него мозги набекрень.

— Он примет Элен, — повторял Гаспар, — и поможет ей найти семью.

— Не знаю, не знаю, — качал головой Никлас. — Что до меня, я так не думаю.

— Я должен поговорить с Элен, — не отступался Гаспар.

И Никлас скрепя сердце согласился дать мальчику немного денег, чтобы тот мог поехать в Антверпен поездом. Не надо бы этого делать, думал Никлас про себя, но, как всегда, не смог долго противиться желанию сыновей, которые в один голос просили за Гаспара.

И вот Гаспар, несмотря на усталость, вскоре после полудня добрался автобусом до ближайшей железнодорожной станции. В купе он уснул и едва не проспал пересадку. Мальчик приехал в Антверпен, когда уже стемнело; ночь он провел в зале ожидания. И с рассветом отправился на поиски Элен.

Найти дом г-на Драпера не составило труда: Элен подробно его описывала. Гаспар решил спрятаться за углом и ждать, когда девочка выйдет. Он как-нибудь сумеет подать ей знак, а уж она найдет способ поговорить с ним. Не один час простоял он перед домом, но никто так и не вышел. Под вечер Гаспар решился спросить слонявшегося по улице мальчишку, не знает ли тот, где хозяева. Постреленок с гордым видом сообщил ему, что г-н Драпер уехал отдыхать в Темсхен. Больше Гаспар ничего от него не узнал. До Темсхена он добрался на пароходе.

Летняя резиденция г-на Драпера оказалась самой роскошной из вилл в этом курортном местечке. Первый же прохожий в богатом квартале без колебаний указал Гаспару дорогу. Вилла, обнесенная бетонной оградой, походила на испанскую крепость. Добротный каменный дом был отделан цветной керамикой. Перед фасадом наклонно сбегали вниз узкие газоны, так что ничто не заслоняло вида на реку из больших окон первого этажа. Бетонный барьерчик, окружавший газоны, был невысок, и перелезть через него не составляло труда. Гаспар прислонился к барьерчику плечом, как будто бы просто гулял здесь и вдруг задумался. Ему достаточно было слегка повернуть голову, чтобы держать в поле зрения сад и виллу.

Около шести у высоких ворот остановилась машина. Распахнулась дверца, и вышла Элен в сопровождении гувернантки. Девочка заметила Гаспара и, пропустив гувернантку вперед, слегка кивнула ему, давая понять, что она его узнала. Но Гаспару пришлось прождать еще целых два часа, прежде чем он увидел девочку в окне первого этажа. Высунувшись, Элен принялась загибать и разгибать пальцы, как это всегда делают дети, когда хотят показать цифры. Гаспар повторил ее движения, чтобы удостовериться, что речь идет о числе одиннадцать. Он вернулся к вилле в одиннадцать часов.

Элен уже ждала его за бетонной оградой. Через отверстие они протянули друг другу руки.

— За тобой не следят? — спросил Гаспар.

— Никто нас не увидит.

Ночь была довольно темная. На дорожке заскрипел гравий.

— Кто-то идет, — прошептал Гаспар.

— Никого нет, успокойся. Это просто собака, она меня знает. Я привязала ее к будке.

— Я видел твой край, — сказал Гаспар.

И шепотом поведал девочке о своих приключениях в замке Эммануэля Резидора. Элен слушала и по ходу рассказа задавала вопросы.

— Наверно, мне надо поехать туда, — сказала она наконец.

— Я только хотел дать тебе знать, — вздохнул Гаспар. — Понимаешь, я ни в чем не уверен. Но еще это имя — там было написано “Женни”... Может быть, г-н Драпер разрешит тебе поехать? Если бы он сам тебя отвез...

— Никогда, — покачала головой Элен. — Он теперь смеется надо мной. Нарочно все время повторяет, что я никогда не найду мой край и мою семью. Нет, я непременно должна поехать к этому господину Резидору.

— Мне, наверно, не следовало бы... — промямлил Гаспар.— Если я ошибся...

— Если ты ошибся, я вернусь сюда, вот и все. Да я так или иначе вернусь. Не хочу больше неприятностей, подожду, ведь буду же я свободной когда-нибудь.

Снова заскрипел гравий, на этот раз гораздо

ближе.

— Собака, — опять сказала Элен.

— Нет, это не собака.

Но в темноте трудно что-либо определить по звуку. Снова все стихло. Довольно долго Элен и Гаспар стояли не шевелясь и не произнося ни слова. Наконец Элен заговорила:

— Я еду с тобой, сейчас же. Сядем в любой поезд, а потом доберемся до долины Мааса.

— Они больше не следят за тобой?

— Они решили, что я совсем пала духом, и думают, буду теперь во всем их слушаться.

Элен убежала в дом и вскоре вернулась с небольшой дорожной сумкой. Перелезть через бетонную ограду было для нее делом одной минуты. Друзья пошли рядом, удивляясь, что могут свободно шагать по улицам ночного городка.

— Просто не верится, что ты идешь со мной, — говорил Гаспар.

— Не бойся ничего, — отвечала девочка.

У Гаспара в голове не укладывалось, что Элен столь легко удалось бежать. Правда, дальше все было не так просто. До Антверпена пришлось идти пешком — двадцать километров. Около пяти утра, совсем выбившись из сил, они добрались до центрального вокзала. Гаспар посмотрел расписание поездов и попросил в кассе два билета до Мехелена — там можно было пересесть на поезд, идущий на юг. К вечеру они были в Динане. Сошли с поезда и, затерявшись среди какого-то многочисленного семейства, выбрались из здания вокзала.

— Что-то тут не так, — твердил Гаспар.

— Когда я болела, — отвечала Элен, —я все думала о мамочке Женни. Я ее видела, и она звала меня.

— Значит, так надо, — кивнул Гаспар.

Он решил сойти в Динане, потому что это была последняя более-менее крупная станция в южном направлении. На маленьком вокзале их бы скорее заметили. Они побродили немного по городу; улицы его, залитые светом, выглядели весело. Зашли в собор, примостившийся под отвесными скалами, на которых возвышалась крепость. Потом отыскали дорогу на Живе и зашагали вдоль Мааса. Они шли по дороге около часа, затем свернули в поля и устроились на ночлег в стогу сена.

Проснувшись с рассветом, Гаспар и Элен снова двинулись в путь. До Трента им предстояло пройти сорок километров. На полпути, миновав Ажимон, они почувствовали, что дальше идти не в силах. Но тут им посчастливилось: поблизости затормозил грузовик; они забрались на пустую платформу, и водитель, сам того не подозревая, довез их до Мариенбургской дороги — Трент был совсем рядом. Они спрыгнули наобум, когда грузовик остановился в какой-то деревне, и сразу же нашли дорогу, ведущую в Трент. Узкая, извилистая дорожка шла в гору. Вокруг не было ни души. Раз двадцать они останавливались передохнуть: усталость брала свое. Не доходя до Трента, спрятались на поле в зарослях бобов, чтобы дождаться ночи, и только с наступлением темноты отправились искать Никласа, который обещал Гаспару остаться на месте до его возвращения.

И Гаспар, и Элен были так измучены, что едва притронулись к еде, которую приберегли для них Людовик и Жером. Они просто засыпали на ходу.

Только на следующее утро Никлас смог поговорить с Элен.

— Не дело это — бежать из дома, где вас кормят, — сказал он. — Я и подумать не мог, что вы доберетесь сюда вместе с нашим Гаспаром.

— У меня не было другого выхода, — оправдывалась Элен. — Господин Драпер не хочет помочь мне разыскать мою семью. Он только смеется надо мной и твердит, что я должна сделать блестящую карьеру и забыть о моих близких.

— Трудное положение, что и говорить, — вздохнул Никлас. — Но обещайте мне, если вы не найдете здесь того, что ищете, сразу же вернуться к господину Драперу.

— Обещаю, — кивнула Элен.

Никлас уже успел сходить через лес к замку. Он признал, что место и впрямь удивительное и что ни с каким другим его не спутаешь.

— И все же, — добавил он, — ни в чем нельзя быть уверенным, ведь то, что сохранилось в вашей памяти, было так давно.

Людовик и Жером слушали его молча. Было решено, что Гаспар проводит Элен к замку лесной дорогой: пусть девочка сначала увидит парк. Потом он представит ее Эммануэлю Резидору, и они попросят его поскорее разузнать что-нибудь о прежних обитателях замка. Увидев Элен, хозяин уже не сможет увильнуть. Даже если он сообщит г-ну Драперу — что ж, тот будет вынужден признать, что Элен была вправе так поступить.

Но их ожидания не оправдались ни в чем. Все оказалось на удивление просто.

Выйдя с Гаспаром из-за кустов бирючины к озеру, Элен остолбенела. Водная гладь, лес, березы, пальмы — все это складывалось в неповторимую картину, до того прекрасную, что казалось, такой красоты и на свете нет. Глаза Элен наполнились слезами.

— Ну, как? — спросил Гаспар.

— Не знаю, — проговорила Элен. — Я ничего не узнаю. Все здесь еще красивее, чем мне казалось... Да, конечно, это и есть дальний край мамочки Женни.

Они обошли озеро и поднялись на крыльцо замка. Их встретил слуга; он сказал, что г-н Резидор уехал, но скоро вернется. Гаспар и Элен прошли подождать его в просторный холл; обстановка здесь была средневековая, но все — мебель, сундуки, лавки — блестело новизной. Вскоре у крыльца затормозила машина, и появился г-н Резидор собственной персоной в сопровождении Синипуза.

— Гаспар Фонтарель, если не ошибаюсь?

— Вот Элен Драпер, — поспешил представить Гаспар свою спутницу.

— A-а! Отлично, отлично! — воскликнул г-н Резидор. — Я счастлив познакомиться со столь романтической барышней, которая вдобавок, смею заверить, на редкость фотогенична. Как вы хороши в этом средневековом антураже американского происхождения! Да-да, вся эта мебель прибыла прямехонько из Америки и, согласитесь, очень подходит к местному колориту. Синипуз, пожалуйста, оставьте нас.

Синипуз удалился. Элен не знала, что сказать. Наконец она решилась:

— Вы знаете, господин Резидор, я ищу свою семью.

— О! Да-да, барышня ищет свою семью! Знайте же, что для Эммануэля Резидора нет тайн в

семейных делах. Кто я, по-вашему? Сказочник! А сочинять сказки — не значит ли это раскрывать тайны? Я превзошел все языки — латинский и турецкий, арабский и тарабарский не имеют от меня секретов. Такая уж у меня профессия — она обязывает знать все цивилизации Земли. Не я ли, чтобы поставить историю люби и в доэллинскую эпоху, полностью воссоздал Кносский дворец — причем в бетоне, тогда как подлинник был из дерева? Не я ли перерыл тома и тома летописей и сказаний и восстановил все родственные связи критских царей?

— Я бы хотела... — снова отважилась Элен.

— Хотели бы? Вам стоит только попросить. По мановению моей руки вся ваша родня предстанет перед вами как на экране.

— Вы знаете что-нибудь о мамочке Женни?

— Дочь генерала Раструба, прежнего владельца этого замка, в самом деле звали Женни. Она была актрисой и вышла замуж за архитектора, но он рано оставил ее вдовой; его фамилия была, насколько мне известно, Бертран.

— Она жива? — вырвалось у Элен.

— Никто не знает, где она сейчас. Но если понадобится, мы достанем ее из-под земли.

— Никто не знает... — понурилась Элен.

— Никто, но я — я узнаю. Я восстановлю шаг за шагом весь ее жизненный путь. Силой мысли я последую за ней хоть на край света. Повсюду подниму на ноги полицию. Мы отыщем тысячи следов. Дитя мое, дайте время, и мы раскрутим сюжет этого фильма. Не угодно ли чаю?

Гаспар прошел следом за Элен и г-ном Резидором в гостиную; слуга тотчас принес поднос с пирожными, булочками и вареньем. Г-н Резидор выхватил из кармана какое-то письмо — так быстро, как если бы он был фокусником и оно возникло в его руке прямо из воздуха.

— Можете убедиться, что я не терял времени даром. Едва наш друг Гаспар Фонтарель простился со мной позавчера, я вызвал моего нотариуса и попросил его немедленно поднять все документы, связанные с семейством Раструб. Ему удалось выяснить следующее: в 1940 году генерал, его дочь и ее дети уехали в поисках убежища и долго колесили по горам и долам; после того как их машину обстреляли, они продолжали свой путь пешком. Далее следы Женни Бертран и ее маленькой дочки теряются.

Элен и Гаспар переглянулись. Все рассказанное г-ном Резидором в точности совпадало с тем, что они уже знали. Элен прочла письмо нотариуса, передала Гаспару.

— Итак, мы можем известить господина Драпера, больше того — мы должны это сделать.

— Но я не знаю... — неуверенно начала Элен.

— Ладно, ладно, подождем. Поищем сначала Женни Бертран. Это еще молодая женщина; вполне вероятно, что она вернулась к своей профессии. Знаете, все знаменитости обожают псевдонимы, равно как и приключения, но я не сомневаюсь, что мы найдем ее на какой-нибудь киностудии, на съемках какого-нибудь фильма — не исключено, что за границей.

— Почему за границей? — встрепенулась Элен. — Неужели она сама не хотела разыскать своих детей?

— Думаю, что хотела и искала, но тщетно. Могла ли она предположить, что вас приютил богач, торговец бриллиантами? Мне кажется, она потому и покинула страну, что все ее поиски ни к чему не привели.

Эммануэль Резидор выхватил платочек, торчавший из верхнего кармана его пиджака. Гаспар и Элен следили за мельканием кусочка белой ткани, которую г-н Резидор вертел в пальцах с фантастической быстротой.

— Я введу вас в мир кино, дорогая Элен, — провозгласил Эммануэль Резидор. — Познакомлю вас с замечательными людьми. Вы узнаете все об актерской бирже всех стран и континентов, и в один прекрасный день перед нами предстанет Женни Бертран — под вымышленным именем, в новом обличье, но вы ее непременно узнаете. Надо только действовать, играть, искать новых и новых встреч, а не сидеть сложа руки.

Своей повадкой Эммануэль Резидор больше всего напоминал шарлатана-зазывалу, однако Элен была покорена. Да, воспоминания о ее давних снах очень походили на кино, и сама декорация — березы и пальмы за окном — казалось, подсказывала ей, где искать мамочку Женни. Мамочка Женни знаменита — ну конечно, иначе и быть не могло! Тем охотнее Элен верила, что докопалась до истины, не говоря уже о том, что артисты — народ эксцентричный: вот почему ей было так тоскливо в строгой атмосфере дома г-на Драпера.

— Ну как, решено — мы будем артисткой? — вскричал Эммануэль Резидор. — Эти волосы, эти глаза должны принадлежать всему человечеству.

Гаспар поднял глаза на девочку. С той минуты, как он впервые увидел Элен за углом церкви, он взирал на нее с неизменным восхищением. Но зачем было делать эту красоту достоянием публики? Этого он понять не мог. После чая Эммануэль Резидор предложил Элен посмотреть фрагменты фильмов и титры с именами артистов: может быть, она узнает мамочку Женни. Гаспар, как верный пес, на которого никто не обращает внимания, пошел следом за Элен, когда хозяин повел ее по бесчисленным коридорам в специально оборудованный кинозал.

В просторной комнате, богато украшенной китайскими вышитыми на шелке картинами и золочеными статуями, было всего два ряда кресел. Синипуз, явившийся на зов г-на Резидора, по приказу своего хозяина прошел в кабинку, чтобы показать требуемые кадры. Элен завороженно следила за чередой сменяющих друг друга актрис, трогательных и обреченных на невсамделишные страдания. Даже Гаспара увлекло зрелище — но в то же время ему хотелось скорее бежать отсюда в самый дальний уголок леса.

Когда в зале зажегся свет, г-н Резидор объявил, что для Элен приготовлены комнаты на втором этаже, — при этом он почему-то бросил на Гаспара насмешливый взгляд.

— Мне пора идти, — сказал Гаспар.

Элен тотчас откликнулась:

— Да, тебе надо вернуться к Никласу. Я скажу тебе, когда что-то решу.

— Так ведь все уже решено! — вмешался г-н Резидор. — Элен нашла свое призвание, свою подлинную семью, и очень, очень скоро она встретится с мамочкой Женни.

— До свидания, — попрощался Гаспар.

— Нам придется расстаться, — остановила его Элен, — но я не хочу так сразу. На будущей неделе мы еще поговорим. В Тренте.

— Воля будущей звезды — закон, — кивнул г-н Резидор. — Синипуз отвезет вас, куда прикажете и когда пожелаете.

Гаспар откланялся. Они условились, что Элен приедет к нему в следующую субботу после полудня, и Эммануэль Резидор приказал Синипузу отвезти почтенного Гаспара Фонтареля в Трент. Автомобиль проделал тот же путь, что два дня назад, с такой же скоростью; Гаспар и оглянуться не успел, как оказался на месте. Когда он пришел к Ник-ласу, в маленьком лагере царило уныние. Старая кобыла со вчерашнего дня кашляла; Никлас боялся, что у нее бронхит.

— Мы за эти дни объездили всю округу, играли в деревнях. Лошадь, верно, устала: дороги-то здесь — холмы да овраги, черт бы их побрал.

Потом он спросил Гаспара, как все прошло в замке.

— Все хорошо, — ответил Гаспар. — Элен найдет мамочку Женни, она — актриса. Элен тоже будет играть в кино, господин Резидор ей поможет.

Никлас воздержался от комментариев. В этот день и в последующие они не могли тронуться с места: лошадь кашляла все сильнее. Никлас хмурился, стал неразговорчив.

— Мы вернемся в Антверпен, на наш пароходик, — ронял он иногда. — А ты, Гаспар, отправишься к своей тете в Ломенваль.

— Я должен еще увидеться с Элен в субботу, — напоминал Гаспар.

— Увидишься, а потом придется тебе уехать.

’— Уеду, раз Элен нашла дальний край.

— Дальний край... — повторял Никлас. — Голову даю на отсечение, он в тысячу раз красивее, чем то, что мы видели.

— Да разве может быть что-нибудь красивее? — удивлялся Гаспар.

— Все может быть, — вздыхал Никлас, глядя на лежащую на соломе старую лошадь.

В следующую субботу приехала на машине Элен; за рулем сидел Синипуз. Гаспар заранее вышел навстречу и поджидал у дороги: ему не хотелось, чтобы девочка увидела, как туго приходится Никласу. Он боялся — да и Никлас тоже, — как бы она не вздумала из жалости дать им денег или подарить новую лошадь.

Элен выскочила из автомобиля. На ней было белое шелковое платье. До сих пор Гаспар видел девочку только в брюках и блузе, и теперь она показалась ему совсем уж неправдоподобно прекрасной.

— Все замечательно, — сказала ему Элен; они шли рядом вдоль дороги. — Я живу такой интересной жизнью. Много занимаюсь спортом; Синипуз учит меня водить машину. Я уже побывала на киностудиях — знаешь, их там много, целый городок близ Шеми. Я уверена, что скоро увижу мамочку Женни. Господин Резидор обещал, что мы будем жить в замке все вместе.

— Ты правда уверена, что увидишь ее?

— Абсолютно уверена, — кивнула Элен. — Мы уже получили новые сведения о ней.

— Значит, твои мечты сбылись, — заключил Гаспар.

Элен с минуту помолчала.

— Господин Резидор хочет сообщить обо всем господину Драперу. По-моему, это правильно.

— И все уладится, — сказал Гаспар.

— Все уладится, — повторила Элен. — А ты...

Гаспар молча смотрел на нее.

— Я возвращаюсь в Ломенваль, — произнес он наконец.

Элен поспешила заверить своего друга, что будет навещать его в Ломенвале. Непременно, непременно, как только выдастся свободное время — потому что она будет очень-очень занята. Она хочет много работать, чтобы стать хорошей актрисой.

— Если не сможешь приехать, ничего страшного, — успокоил ее Гаспар.

— Что ты, я обязательно приеду.

Элен расцеловала его и села в машину. Она махала Гаспару рукой, пока, секунд через пять, длинный автомобиль не скрылся за первым поворотом дороги. Гаспар вернулся к Никласу. Никто ни о чем его не спросил. Жером и Людовик, готовясь к концерту, наигрывали какой-то мотив. Они играли тихонько, под сурдинку.

Глава XI

КАК НАДО ИЗБАВЛЯТЬСЯ ОТ СВОИХ НЕДОСТАТКОВ


На другой день Никлас снова взялся лечить лошадь, закутанную во все имеющиеся одеяла, и вскоре с облегчением убедился, что ей стало намного лучше. Она даже смогла встать на ноги и немного пощипала траву.

— Боюсь только, как бы опять не расхворалась, — вздохнул Никлас. — Старая она, а ночи уже холодные. Вот бы нам поймать ту пегую лошадь...

— Какую пегую лошадь? — встрепенулся Гаспар.

— Да прогулялся я сегодня ночью к лесу, — объяснил Никлас. — Не спалось мне. Иду, луна светит, и вдруг вижу на просеке пегую лошадь — не та ли это самая, что не спросясь увезла тебя из Ломенваля, а, Гаспар? Верно, она давно убежала от хозяев.

Гаспар вспомнил, как они с Жеромом и Людовиком заблудились ночью в лесу, — им тогда послышался далекий стук копыт.

— Красивая лошадь, — задумчиво сказал Гаспар, — но совсем дикая. Никогда нам ее не взнуздать.

Они еще поговорили о лошадях и рано позавтракали в это утро. Сегодня Гаспару предстояло расстаться с друзьями и вернуться в Ломенваль.

Накануне он предупредил их, что отправится сразу после обеда. В дорогу его собирали молча. Когда все поели, Никлас дал мальчику сумку с кое-какой провизией и немного денег. Людовик и Жером подарили ему на память несколько листочков с песнями.

— Границу пересечешь лесом, — напутствовал мальчика Никлас. — Мы проводим тебя до развилки, я теперь знаю там все тропки. Одна ведет к замку, а другая выходит к Маасу близ Вирё. Там сядешь на поезд. Один парень из Трента показал мне эту развилку — ее легко узнать по большой березе. Будь осторожен. Таможенники несут дозор на косогоре, что спускается в долину. Как выйдешь на косогор, сворачивай в лес и иди напрямик. Вообще-то если тебя и задержат, все равно ничего не сделают, разве что отправят к тете в Ломенваль, а тебе только того и надо.

Никлас и мальчики проводили Гаспара до развилки — до нее было полчаса ходу. Они провожали бы его и дальше, но Гаспар сказал, что хочет идти один. Друзья простились.

— Будет еще несколько развилок, — предупредил Никлас, — но парень из Трента говорил, что надо идти все время прямо и только в ельнике взять влево.

Гаспар дважды оборачивался и махал друзьям рукой, но скоро густая листва скрыла их. Он шагал еще минуты две, потом остановился. У него из головы не шло, что вторая тропа вела к замку, и он никак не мог заставить себя уйти от развилки.

Мальчик присел на траву, чтобы поразмыслить. Перед глазами у него стоял маленький светловолосый дикарь, которого он встретил в тот памятный вечер в Ломенвале, — отчаянный, непокорный, исполненный желания во что бы то ни стало

обрести свою семью и свой родной край. Но сегодняшняя Элен была уже иной. Да, она нашла край своего детства, картину, запечатлевшуюся в ее памяти, и не без основания надеялась очень скоро услышать о мамочке Женни — но все же что-то тут было не так. Именно мамочки Женни не хватало в этой идиллии, и если Элен в самом деле хотела встретить ее в этом мире, то, казалось, лучше было бы ей отправиться пешком на край света и познать тяжкую нужду и лишения, чем оставаться в замке г-на Резидора.

Гаспар совсем запутался в своих мыслях. Он не мог ни на что решиться. Как бы то ни было, при всех чудачествах Эммануэля Резидора Элен впервые получила достоверные сведения и правильно сделала, что поверила им; хорошо и то, что она сохранит добрые отношения с г-ном Драпером.

— Все хорошо, все хорошо, — твердил себе Гаспар.

И все же, и все же, несмотря ни на что, не мог он уйти, не увидев еще хотя бы раз лицо, волосы, глаза Элен. Он вернулся к развилке. Никлас и мальчики уже ушли. Гаспар долго прислушивался к лесным шорохам. Не было слышно даже голосов его друзей. Поколебавшись еще немного, он свернул на тропинку, ведущую к замку, и шел по ней добрых два часа.

Тропинка терялась в зарослях акаций — оттуда Гаспар с Жеромом и Людовиком еле выбрались в свою первую ночную вылазку. Как и в тот раз, мальчик пробрался в парк через дыру в ограде, но не свернул к ручью, а пошел вдоль стены в противоположном направлении до облупившейся калитки, от которой начиналась дорожка, едва заметная среди колючих кустов ежевики. Эта дорожка привела его к задней стене замка.

Как мы уже говорили, замок с этой стороны казался нежилым. По водосточной трубе Гаспар добрался до круглого оконца с выбитым стеклом на втором этаже. Он протиснулся в узкое отверстие, и тут ему повезло: руки сразу нащупали перила деревянной лестницы, и мальчик спрыгнул на ступеньки, не наделав шуму. Постоял немного, чтобы убедиться, что никто его не услышал, и спустился вниз.

Лестница вела не на первый этаж, а прямо в подвал. Там стояли рядами корзины, полные всевозможных овощей. Дальше начиналось огромное пустое помещение; низкий потолок опирался на целый лес каменных столбов. Гаспар обошел подвал в поисках другой лестницы, которая вела бы в жилую часть замка. Он хотел спрятаться за углом какого-нибудь коридора, за статуей или за шкафом и подстеречь Элен: когда она будет проходить мимо, он окликнет ее — вот будет ей сюрприз. И он поговорит с нею в последний раз наедине, чтобы никто об этом не узнал — как тогда, в Ломенвале, или на палубе яхты. Лестница, которую Гаспар наконец нашел, оказалась каменной. Он стал подниматься — первый этаж, второй... но повсюду упирался в запертые двери, выходившие на тесные площадки. Только на пятом этаже одна дверь была открыта. Гаспар вошел в комнату, которая, очевидно, служила бильярдной, пересек следующую, где стояли три пианино и нотные пюпитры, и оказался на другой, более широкой каменной лестнице. Спустившись до третьего этажа, он услышал, как кто-то поднимается ему навстречу, и юркнул в первую попавшуюся дверь — за ней был, похоже, музей одежды. Там стояли восковые фигуры в костюмах самых разных стран и эпох — голландские дамы в чепцах, генералы Империи ^сверкающих позументом мундирах и многие другие. Пустые глаза манекенов, казалось, следили за Гаспаром. Он поспешил покинуть эту комнату. Следующую целиком занимали маски — они висели повсюду на стенах и деревянных колоннах. Неприятный холодок пробежал по спине Гаспара. Он поторопился выбраться и отсюда, но вскоре понял, что попал в длинную галерею — выходы из нее, наверное, были скрыты тяжелыми занавесями, на которых тоже висели маски. “Спокойно, — уговаривал себя Гаспар, — ничего страшного”. По правде говоря, маски хоть и пугали черными дырами глаз и зловещим оскалом, но в то же время притягивали какой-то странной красотой. Гаспара бил озноб, но он заставлял себя смотреть на них, не отводя глаз. Были там и совсем иные, на удивление добрые и безмятежные лица из мрамора и еще какого-то камня. Вдруг Гаспар увидел огромную голову, увенчанную шевелюрой из соломы: глаза ее алели, как рубины, широко раскрытый рот словно хохотал. Гаспар взял себя в руки и посмотрел на устрашающую рожу. Изо рта торчала блестящая медная ручка. Преодолевая страх, он осторожно взялся за нее, повернул — и тотчас открылась дверца, выходившая на широкую площадку; судя по всему, это и была центральная лестница замка. Гаспар перевел дух.

Дальше он решил идти еще осторожнее. Лестница была с высокими перилами. Прижимаясь к балясинам, он стал медленно спускаться. Широкий мягкий ковер устилал ступеньки. Гаспар думал, что ничего страшнее масок уже не будет, но, миновав следующую площадку, где лестница плавно поворачивала, увидел такое, что кровь застыла у него в жилах.

Снизу навстречу ему шел какой-то человек. Он уже поставил ногу на лестницу. Лишь дюжина ступенек отделяла его от Гаспара. Человек так и остановился с занесенной ногой. В глазах его вспыхнул злобный, насмешливый огонек. Гаспар узнал его сразу — узнал круглую физиономию Жака Обираля в обрамлении рыжей бороды. Какую-то секунду Обираль и Гаспар стояли неподвижно, глядя друг на друга, потом мальчик круто повернулся и пулей взлетел вверх по лестнице.

Сомнений быть не могло: раз Обираль здесь, в замке, — значит, Элен снова так или иначе станет жертвой его козней. Но сейчас Гаспар думал только об одном — удрать, спрятаться. Долго не раздумывая, он взбежал по лестнице до самой верхней площадки. Толкнул какую-то дверь. За дверью оказалась еще одна лестница — она вела на чердак.

Такого чердака Гаспар никогда в жизни не видел. Настоящие джунгли. Чего тут только не было — шкафы, сундуки, балдахины, штабеля чанов и лоханей, вереницы болванок с париками и даже арфы. С надеждой устремился Гаспар в этот хаос. Уж здесь-то его никто не найдет. Он притаился за большим сундуком, решив выждать немного, а потом обойти чердак: может быть, есть еще один выход, через который можно попасть на нижние этажи или на крышу. Вскоре раздались торопливые шаги Обираля: видимо, он повсюду искал незваного гостя. Затем все стихло. Гаспар пополз на четвереньках, прячась за рядом сундуков, и юркнул в узкий проход между двумя шкафами. Прямо над ним впереди возвышался манекен без головы в изъеденном молью вечернем туалете. Гаспар уже хотел было обойти его, но тут над плечами манекена появилось лицо Обираля — словно у старой восковой куклы вдруг выросла голова. Ощутив неприятное покалывание в пальцах ног, Гаспар попятился. Ему повезло: он наткнулся спиной на занавес и скользнул за него. Вокруг на натянутых проволоках был подвешен добрый десяток тяжелых портьер. Гаспар твердо решил, что будет стоять здесь и не шелохнется хоть до вечера, если понадобится.

На чердаке было по-прежнему тихо. Через полчаса у Гаспара затекли ноги, и он, пригнувшись, осторожно прокрался под занавесями, чтобы хоть немного размяться. Выпутавшись из пыльных портьер, он оказался на тесном пятачке, со всех сторон окруженном узкими шелковыми полотнищами с японской вышивкой. Гаспар толкнул одно из полотнищ как раз в том месте, где была вышита рука японки в кимоно. И вдруг застыл, скованный ужасом: эта рука шевельнулась и схватила его за пальцы. За шелковой картиной стоял Обираль, и мальчик оказался во власти своего врага.

Гаспар отбивался так отчаянно, что проволока оборвалась, портьеры упали на пол, и его противник запутался в них. Воспользовавшись этим, Гаспар сумел высвободить руку. Он укрылся за выстроенными в ряд столами и попытался отползти к стене.

Но Обираль снова настиг его. Добравшись до сломанных стенных часов, Гаспар увидел на месте циферблата лицо, а за стеклянной дверцей, где полагалось быть маятнику, — две руки. Дверца распахнулась, Обираль бросился на Гаспара с криком: “Попался, голубчик!” Гаспар увернулся от готовых схватить его рук и зацепился ногой за упавший карниз, на котором висели портьеры. Он упал навзничь, но Обираль тоже не удержался на ногах. Гаспар вскочил первым. И в этот самый миг прямо перед ним как по волшебству открылся ход на узкую лестницу. Это была та самая деревянная лестница, по которой он сначала спустился в подвал. Гаспар нашел знакомое окошко, протиснулся в него, ухватился за водосточную трубу и соскользнул по ней в густую траву заднего двора.

Но злоключения его на этом не кончились. Он бросился через парк к опушке леса, бегом пересек низкую поросль и нашел наконец тропинку. Лес обступал замок со всех сторон — куда же идти? Гаспар свернул налево — просто наобум. Не прошел он и ста шагов, как увидел бегущего ему наперерез Обираля. Да что же это такое, почему этот человек преследует его с таким упорством? Зачем ему нужен бестолковый мальчишка, которому только и надо, что исчезнуть отсюда поскорее, и, честное слово, никогда больше ноги его здесь не будет. “Не уйдешь!” — кричал Обираль.

Гаспару ничего не оставалось, как снова припуститься со всех ног по тропинке. Свернуть в лес он не решался: если застрянешь в колючих зарослях, будет еще хуже. Но тропинка, казалось ему, никогда не кончится. Обираль не отставал. Он даже как будто бежал вполсилы, словно был уверен, что рано или поздно мальчик не выдержит гонки.

Окружавшие замок леса не уступали в своеобразии самому замку. Тропа закончилась маленькой, совершенно круглой полянкой, которую сплошной стеной обступали молодые грабы — они росли так тесно, что пробраться между ними не было никакой возможности, перелезть — тоже. Гаспар оказался в тупике.

Теперь он надеялся хотя бы оттянуть момент, когда Обираль его сцапает. На этой полянке, которая, наверно, служила когда-то укромным местечком для влюбленных, росли там и сям высокие кусты чертополоха, вздымались купы кипрея. Гаспар попытался сбить противника с толку, кинувшись на эти преграды. Но ничего не вышло: он только сам запутался в кустах, отступая к стене молодых стволов. Ничего не поделаешь — пришлось ему повернуться и оказаться лицом к лицу с ненавистным Обиралем; тот стоял неподвижно шагах в десяти и от души наслаждался своей победой.

— Итак, юноша, пришло время нам потолковать по душам, — произнес он. — Сейчас я срежу хорошую хворостину и буду лупить тебя, пока ты не поймешь, что следует заниматься своими делами и не совать нос в чужие. Запомни, сопляк, запомни хорошенько: если ты сдохнешь под поркой, никто об этом даже не узнает; если очухаешься — можешь убираться на все четыре стороны, хоть к черту на рога. Не думай, что я хочу твоей смерти. Я просто преподам тебе урок, а для тебя рисковать жизнью — сущее удовольствие, ты ведь у нас обожаешь приключения. Вспомни, мальчишка, — нет ничего на свете лучше грез, ты сам это говорил. Теле вот, наша Элен сейчас грезит наяву. И не надо ей мешать.

О чем это толковал Обираль? Гаспар заставил себя посмотреть ему прямо в глаза. Лицо, обрамленное рыжей бородой, расплылось в медоточивой улыбке. Но вдруг выражение его в мгновение ока изменилось. Глаза округлились от удивления, потом наполнились страхом, и в этот же миг Гаспар услышал, как зашелестела листва и захрустели ветки за его спиной — словно шквал пронесся по лесу. Длинная тень взмыла над кустами, и прямо перед собой Гаспар увидел пегую лошадь: она приземлилась на все четыре копыта и ринулась на Обираля.

Секретарь г-на Драпера бросился наутек, но лошадь в два прыжка настигла его и укусила сначала за плечо, а потом — ниже спины. Обираль взвыл и опрометью кинулся бежать по тропе. Он во все горло звал на помощь, но никто его, разумеется, не слышал. Лошадь не отставала и то и дело кусалась, отрывая клочья от его костюма. Гаспар тоже побежал следом: надо же было узнать, чем это кончится.

Обираль совсем обезумел от ужаса; не разбирая дороги, он свернул в лес и вскоре вместе с лошадью скрылся в чаще. Поплутав полчаса, Гаспар вышел на развилку и там увидел пегую лошадь — она преспокойно щипала траву. Обираль исчез. Мальчик тихонько приблизился к лошади: он, конечно, сразу узнал ее. Вообще-то, лошадь как лошадь, ничего особенного. Просто диковатая и с капризами. Верно говорил Никлас: давно убежала от хозяина или заблудилась.

Лошадь между тем подняла голову и встряхнула длинной гривой. Глаза ее поблескивали, словно два ласковых огонька. Она спокойно подпустила мальчика к себе. Гаспар обхватил руками ее шею и зарылся лицом в шелковистую гриву. Если бы она понимала человеческий язык, он сказал бы ей: “Лошадка моя, я никогда больше не увижу Элен. Умчи меня снова, покажи мне прекрасные края, покажи мне леса и Маас, а потом отвези меня к Элен”.

Лошадь не двигалась, словно говоря: я жду, я готова везти тебя. Была не была, решился Гаспар. Но в тот миг, когда он уже занес ногу и оперся руками о спину лошади, та вдруг увернулась и потрусила мелкой рысью по просеке. Мальчик грустно смотрел ей вслед.

В сотне шагов от него лошадь остановилась и повернула голову, будто поджидая его. Гаспар подошел ближе, но она опять побежала рысью, потом снова остановилась поодаль. Так они прошли километра два или три среди высоких стволов. Вдруг лошадь заржала и понеслась галопом напрямик через чащу.

Теперь у Гаспара не было никакой надежды настичь ее, однако он зачем-то продолжал эту бесполезную уже гонку. Даже потеряв лошадь из виду, он все бежал и бежал. Наконец на опушке леса мальчик, запыхавшись, рухнул в траву, а вдали еще слышался топот копыт, глухо отдававшийся от влажной земли тенистой рощи.

Гаспар пролежал долго. День начал клониться к вечеру, солнце уже коснулось верхушек деревьев.

— Ладно, — сказал он себе, — пойду искать тот косогор, про который говорил Никлас, и спущусь к Маасу. Переночую в зале ожидания на вокзале в Вирё.

Сумку свою Гаспар где-то потерял и теперь умирал от голода. В зарослях ежевики на опушке он нашел немного спелых ягод и поел их, а потом попытался сообразить, где находится.

Он стоял на краю луга, длинным, узким языком вдававшегося в лес. Всевозможные цветы росли здесь в изобилии. На другом конце луг расширялся, за ним начинались поля, а вдали стоял какой-то дом. Гаспар пошел в ту сторону и, дойдя до края луга, узнал ферму Теодюля Резидора, родного сына богача Эммануэля.

Как же он раньше о нем не подумал? Пусть Резидор-старший поселил свое чадо отдельно, видимо, не надеясь, что Теодюль способен сделать блестящую карьеру, отвечающую его, Эммануэля, амбициям, — но ведь наверняка отец и сын привязаны друг к другу; недаром оба были так добры и гостеприимны. Кто же, как не Теодюль, мог в трудный момент поддержать Гаспара и помочь советом? Когда мальчик подошел к дому, уже темнело.

Хозяин и сам только что вернулся. Остановившись у крыльца, Гаспар увидел, как из леса выехал грузовичок, затормозил, и оттуда вышли Теодюль и его старый слуга Марваль. Теодюль встретил Гаспара без особого радушия.

— Добрый вечер, Гаспар Фонтарель, — только и сказал он. — Как ты поздно.

— Да я здесь случайно, — ответил Гаспар. — Просто проходил мимо. Я возвращаюсь в Ломенваль.

Он убедился, что Теодюль все так же глух, как и при их первой встрече.

— Заходи, — сказал Теодюль. — Почему не передал мне весточку о мальчике из Антверпена?

— Я могу рассказать тебе про него сейчас.

— Поздно, — отвечал Теодюль, — слишком поздно. Электрики уже в замке.

Озадаченный Гаспар ломал голову над тем, какое значение могла иметь эта новость, Теодюль же позвал служанку и велел тотчас подать им ужин. Гаспар не смог скрыть своей радости, увидев, как знакомая ему женщина поставила на кухонный стол дымящуюся супницу. Теодюль ничего больше не говорил, и Гаспар тщетно пытался хотя бы вкратце рассказать ему о своих приключениях. Это было все равно что обращаться к стенке. Может быть, юный Резидор и улавливал отдельные слова, но, видно, эти слова не возбуждали его любопытства.

Когда они покончили с омлетом, служанка принесла целую миску крыжовника.

— Я сейчас из замка, — проговорил наконец Теодюль все тем же фальцетом. — Мой папаша — безмозглый дурак. У нас в семье вообще все безмозглые. Целый час мы с ним толковали. Но сегодня я побывал в его гостиной в последний раз, кончено! Я узнал всю эту историю еще три дня назад. Один из слуг мне рассказал. Вот я и поехал, чтобы расспросить папашу; он, конечно, был очень мил, как всегда. Знаешь, хоть

я и не оправдал его надежд, он все равно хорошо ко мне относится. У него даже хватило терпения написать мне на бумажке все, чего я не понял по губам и знакам.

- Что же произошло? — прокричал Гаспар без всякой надежды быть услышанным.

- Что произошло? — повторил Теодюль.

Каким-то чудом эти слова пробились сквозь

свинец, закупоривший его уши.

— Я догадывался, что тот мальчик из Антверпена — на самом деле девчонка, — начал он. — Мне удалось увидеть ее издали, когда она гуляла в парке. Я сразу узнал того беглеца, что прятался здесь в лесах. Ну вот, и отец соблаговолил наконец мне объяснить, что некий Гаспар Фонтарель привел девочку по имени Элен Драпер к нему в замок, где она надеялась отыскать следы своих родных. Но ты не знаешь, он позвонил господину Драперу сразу же после того, как ты приходил в первый раз. Господин Драпер через своего секретаря посоветовал ему принять Элен и наговорить ей всяких небылиц, чтобы она поверила, что сможет узнать в замке что-нибудь про свою семью. В общем, они будут заговаривать ей зубы, сколько понадобится, пока она сама не выкинет из головы свои нелепые фантазии, этот свой край, которого нет на свете, и семью, которая неизвестно где, если вообще кто-нибудь остался в живых. Еще я узнал, что Обираль шпионил за вами, когда ты говорил с Элен в саду в Темсхене. Он даже пошел на риск и дал Элен убежать с тобой, чтобы она наверняка попалась на приманку. А сам приехал в замок отца еще до вас.

Теодюль стукнул кулаком по столу:

— Да, взрослые правы. Может, и не нам решать, что надо делать и чего не делать. Но они неправы, что считают наши желания детскими фантазиями и не придают им значения. Есть же на свете край, где Элен родилась, — значит, она должна его найти. Даже моего папашу проняло, когда Элен рассказывала про свой край. Но он говорит, что она чересчур эмоциональна и надо уберечь ее от опрометчивых поступков.

— Про какой край речь? — спросил Гаспар. — Мы нашли парк, озеро, пальмы и березы — чего же еще? И я правда видел на ставне имя Женни.

Теперь Теодюль ловил каждое слово Гаспара. Имя Женни он разобрал.

— Женни жива, слышишь? Голову даю на отсечение. Мы ее найдем, только не в замке моего отца. Тут есть что-то такое, чего никто еще не понял.

Теодюль объяснил, что Эммануэль Резидор пообещал осуществить честолюбивые замыслы г-на Драпера в отношении Элен, употребив для этого все свои таланты и опыт антрепренера, не говоря уже о том, что он и сам надеялся не остаться внакладе, рассчитывая на успех девочки в задуманных им фильмах. Ему не потребовалось много времени, чтобы увлечь этой идеей Элен. И то сказать: вместо суровой атмосферы и размеренной жизни в доме г-на Драпера — волшебный мир кино. Она уже хотела сниматься, а кроме того, верила, что именно там встретит мамочку Женни.

Элен была теперь узницей более, чем когда-либо, сама того не подозревая. С утра до вечера она репетировала роли, занималась гимнастикой, училась водить гоночный автомобиль. В довершение г-н Резидор намеревался впредь занимать ее в ролях, требующих сложнейших акробатических трюков. Почему — он и сам не знал.

Каждый день Элен отвозили в машине на киностудию. Километрах в двадцати к югу акционеры кинобизнеса основали целый городок, где к услугам постановщиков были просторные павильоны, а также окружающий ландшафт во всем его многообразии. Теодюль хорошо знал этот городок, выросший на окраине поселка Шеми. Нельзя не отметить, что усилия г-на Резидора и его единомышленников, стремившихся создать наилучшие условия для постановки фильмов, заслуживали всяческих похвал. Как бы то ни было, это поистине сказочное место не могло не очаровать Элен. Она присутствовала на съемках, и ей уже обещали дать роль в фильме, как только она изучит азы актерского мастерства, которые взялся ей преподать один старый артист под чутким руководством самого г-на Резидора.

За каждым шагом Элен неусыпно следили, хотя она об этом и не догадывалась. В новой среде ее все больше отгораживали от внешнего мира. Никто не мог поговорить с девочкой без разрешения г-на Резидора. А сегодня, продолжал Теодюль, Жак Обираль явился в замок в самом плачевном виде. Он рассказал, что едва не поймал в лесу Гаспара Фонтареля, но у того оказался сообщник — мужчина огромного роста, прискакавший на пегой лошади. Он будто бы первым напал на Обираля, и тот божился, что это матерый бандит: задумал-де ограбить замок, а Гаспар служил ему наводчиком.

— Вот такие новости, — заключил Теодюль. — Отныне даже мне запрещено бывать в замке, и мой папаша с его страстью ко всяким сногсшибательным техническим диковинкам привез сегодня из киностудии электриков, чтобы они установили сигнализацию во всех уголках его хором.

Бедная Элен! Она никогда не узнает, какая паутина лжи плетется вокруг нее...

— Если бы она только знала... — вздохнул Гаспар.

— Я видел глаза Элен еще тогда, когда она появилась здесь в первый раз, — отозвался Теодюль. — Ни за что не поверю, чтобы она забыла свою семью и все, что ей дорого, ради того, чтобы ломать эту дурацкую комедию с кино.

Теодюль позвал старого Марваля и служанку. Он попросил их послужить Гаспару переводчиками, чтобы тот рассказал ему все, что знал об Элен. Отчаянно жестикулируя, слуги передавали ему рассказ Гаспара о детстве Элен, о книжке с картинками, из которой она узнала, что дальний край существует, о путешествии на Бермудские острова, о неудавшемся побеге Элен, ее падении и долгой болезни, о странствиях Гаспара с Никласом, Людовиком и Жеромом по дорогам Бельгии и, наконец, о прощании Элен и Гаспара и о болезни старой лошади Никласа.

— Надо скорее разыскать Никласа и ребят! — воскликнул Теодюль. — Мы вылечим его лошадь здесь.

Теодюль заранее радовался при мысли о встрече с Людовиком и Жеромом, с которыми он когда-то так весело проводил время на Шельде, пока злосчастный взрыв не лишил его слуха — тот же взрыв, что поселил в душе Жерома неизбывный страх, а в Людовике — неистребимую злобу на весь свет.

— Как я счастлив, что смогу наконец пожать им руки, — повторял Теодюль.

— Да, еще эта пегая лошадь, — вспомнил Гаспар.

Снова прибегнув к помощи слуг, он рассказал о пегой лошади, которая объявилась в окрестных лесах.

— Удивительная история, — сказал Теодюль. — Эта самая пегая лошадь увезла тебя из Ломенваля, разнесла посудную лавку, а сегодня она же обратила в бегство Обираля. Может, она бешеная?

И Гаспар, и Теодюль говорили о лошади с некоторой опаской — так всегда бывает, когда мы сталкиваемся с необъяснимым.

— Как же предупредить Элен? — вернулся Теодюль к волновавшему обоих вопросу.

— Но, в конце концов, она ведь счастлива, разве не так? — возразил Гаспар. — Стоит ли нам вмешиваться? Наверно, надо мне вернуться в Ломенваль. Что ни говори, все кончилось к лучшему.

На этот раз Теодюль не понял ничего, как ни жестикулировали Марваль и служанка. Однако от его глаз не укрылась печаль на лице Гаспара.

— Одному богу известно, что еще может случиться, — сказал он. — Давай сначала разыщем Никласа.

Гаспар переночевал в той же комнате, что и в прошлый раз. Наутро Теодюль велел старому Мар-вал ю вывести из гаража грузовичок. Уже собираясь сесть в машину, Гаспар окинул взглядом огромный луг, на котором там и сям во множестве раскинулись палатки. Лето было еще в разгаре, и с каждым годом все больше туристов приезжало в эти места, где гостеприимный Теодюль предоставлял в их распоряжение свои земли.

— Может быть, кто-нибудь из них знает про дальний край, — задумчиво произнес Гаспар.

Теодюль тоже смотрел на палатки. Он сказал:

— Все может быть, надо только надеяться.

Мальчики уселись в грузовичок рядом с Марвалем, который уже сидел за рулем. Они спустились в долину и поехали через Ажимон к Тренту.

До Трента было еще далеко, когда навстречу им попалась бричка Никласа. Жером и Людовик шли по обочине, а Никлас сидел на козлах, держа вожжи, но не подгонял усталую кобылу.

Теодюль кинулся к своим друзьям.

— Как это мы раньше о тебе не подумали? — радовались Жером и Людовик. — Гаспар говорил нам, что ты не живешь в замке.

— Если бы я знал, что вы так близко! — твердил Теодюль, не слыша их.

— Вот мы и снова встретились, — сказал Никлас Гаспару. — Какими судьбами? Разве ты не уехал в Ломенваль?

— Есть новости, — ответил Гаспар.

— Новости? — повторил Никлас. — Сынок, что бы ни случилось, не надо усложнять себе жизнь. Видишь, у нас тоже новости. Лошадь уже ходит — видно, в оглоблях ей полегче. Сколько продержится, столько продержится, дальше и загадывать нечего.

Когда Никласу рассказали о двурушничестве Резидора-старшего, он только пожал плечами:

— Не знаю, не знаю, ребятишки, боюсь, что это ничего не меняет. Если вы хотите раскрыть Элен глаза, в этом нет ничего дурного. Только вряд ли у вас получится. Как бы вы не сбили ее с дороги, по которой ей суждено идти.

Теодюль объяснил Никласу, что приехал за ним прежде всего для того, чтобы пригласить погостить некоторое время на ферме — хотя бы до тех пор, пока лошадь не поправится окончательно. У Никласа были бумаги, необходимые для перехода границы, а имя Резидора знали на таможне достаточно хорошо, чтобы дело обошлось без волокиты.

Однако Никлас хотел дать лошади отдых, и они сделали привал у какой-то деревушки. Гаспар и Теодюль остались с ними. Мальчики болтали без устали весь остаток дня и почти всю ночь. Спать легли в бричке Никласа. Старый Марваль один вернулся в грузовичке на ферму. На другой день они все вместе пересекли границу. Никлас был тронут до глубины души добрым отношением и заботой Теодюля и потому, пока они жили на ферме, довольно благосклонно слушал, как мальчики наперебой строили планы.

Подходил к концу август. Лошади Никласа был обеспечен самый лучший уход; к ней даже пригласили ветеринара. Никлас и мальчики помогали Теодюлю во всех работах на его маленькой ферме. С жатвой покончили уже давно и теперь занимались заготовкой кормов. Вечерами друзья подолгу беседовали, сидя на крыльце и глядя на звезды. И вот наконец однажды было решено хотя бы попытаться поговорить с Элен.

Киногородок представлял собой скопление наспех сооруженных павильонов на вершине холма рядом с поселком Шеми. Коль скоро пробраться в замок Эммануэля Резидора не было возможности, оставалось разведать, в какое время Элен приезжала на студию, и проникнуть в городок в то время, когда она приобщалась к таинствам мира кино. Чтобы не насторожить церберов, предпринять первые шаги поручили Жерому и Людовику, которых ни Эммануэль Резидор, ни Обираль, ни слуги не знали в лицо. Для начала братья постараются передать Элен записку.

Никлас озабоченно хмурился:

— Ох, зря я обнадеживал Гаспара, не надо мне было помогать ему искать этот самый край Элен, — говорил он. — Но уж коли все так повернулось, попытайтесь еще раз, ребятишки. Боюсь только, что ничего у вас не выйдет.

В Шеми мальчики отправились на грузовичке Теодюля. Оставили машину в переулке и пошли дальше пешком. Павильоны киногородка — снаружи они выглядели довольно скромно — возвышались на холме сразу за поселком. К ним вела бетонная дорожка. Но мальчики по ней не пошли, а сделали крюк и вышли к городку с другой стороны, где глухие стены складов чередовались с маленькими домиками с круглыми окошками, напоминавшими соты. Промежутки между строениями были надежно защищены бетонной оградой, усеянной сверху осколками стекла. Там и сям над стенами высились мачты электропередач и какие-то декорации. С этой стороны киногородок выходил на крутой берег узкого глубокого оврага, сбегавшего среди лугов к лесу. Продвигаясь вдоль ограды, мальчики услышали мощный львиный рык. Очевидно, Эммануэль Резидор держал здесь небольшой зверинец для съемок какого-то фильма с экзотическим сюжетом. Наверняка были у него и пальмы — может быть, картонные, а может, и настоящие, выращенные в больших кадках и ожидающие своего часа где-нибудь в оранжерее.

— Через эти стены не перебраться, — вздохнул Теодюль. — Надо кому-то из нас попробовать пройти через главный вход.

Жером задрожал от страха, а Людовик не преминул по обыкновению накричать на брата. Но, прежде чем что-либо предпринять, друзья решили понаблюдать за входом, чтобы узнать, есть ли хоть какая-то возможность незаметно проникнуть в городок. Три дня они не спускали глаз с ворот: Жером и Гаспар с одной стороны от входа, Теодюль и Людовик — с другой, притаившись за посаженными вокруг красиво подстриженными кустами. Результаты наблюдения никак не обнадеживали.

Слева от ворот была маленькая гостиница — строение из бетонных плит, окруженное галереей, на которую выходили окна. Должно быть, там во время съемок жили актеры и все, кто работал над фильмами. Справа располагались административные здания. К воротам то и дело подъезжали машины — грузовики поставщиков, легковые автомобили; оттуда выходили люди самого разного обличья. В ворота никто не мог войти без разрешения привратника в синем мундире с золотыми пуговицами. Людовик, подкравшись ближе, увидел за воротами проходную, разделенную внушительного вида стойкой, за которой восседал чиновник, — он, очевидно, исполнял здесь роль цербера. Короче говоря, это была святая святых, которую тщательно ограждали от праздно любопытствующих. Каждый день около трех часов длинный зеленый автомобиль на бешеной скорости подкатывал к воротам и резко тормозил. Открывалась дверца, и выходила Элен в сопровождении Синипуза. Она изменилась: отработанное изящество походки и манер было явно рассчитано на публику. Но лицо и некоторая скованность в движениях говорили о том, что ей еще не по себе в новой роли. Взгляд казался отсутствующим.

Оценив обстановку, друзья решили действовать. Первым послали на разведку Жерома. Он должен был сказать привратнику, что ему надо поговорить с Синипузом, а когда его впустят — затеряться в лабиринте городка, постараться разыскать Элен и передать ей записку, в которой мальчики вкратце обрисовали истинное положение вещей. Они рассчитывали на то, что Жером с его вечно испуганным видом не вызовет у охраны никаких опасений. Но их план потерпел крах даже раньше, чем можно было ожидать. Привратник отвел Жерома к стойке, где чиновник буквально засыпал его вопросами, велел заполнить какой-то бланк и при этом держался так холодно и надменно, что мальчик не выдержал и удрал.

— Вы не можете себе представить, — рассказывал Жером. — Это такая система! Туда и муха не пролетит.

Людовик гордо объявил, что его брат просто сдрейфил и что завтра он это всем докажет. На следующий день он предстал перед привратником со всей самоуверенностью, на какую только был способен. Его и вправду пропустили, и мальчики уже радовались удаче, так как прошел час, а Людовика все не было. Но вот он появился — да не один: Синипуз собственной персоной тащил его за шиворот и тряс так, что не приходилось сомневаться в том, какой прием был ему оказан. На прощание Синипуз наградил Людовика пинком в зад.

— Ну и люди! С ними просто невозможно иметь дело, — признался друзьям Людовик. — Я им там такого наплел: как будто Синипуз наш лучший друг, он спас жизнь мне и моему брату, ну и всякое такое в том же роде. Они меня отвели в какую-то комнату, я там проторчал целый час, но смыться так и не удалось. А потом сами знаете, что было.

Итак, волшебным миром кино управляла отлаженная и беспощадная машина. Никлас, выслушав рассказы мальчиков, ничуть не удивился.

— Не стоит нам тревожиться за Элен. Гаспар вернется в Ломенваль. Мы снова отправимся странствовать по дорогам, а Теодюль будет, как и прежде, трудиться на своей ферме. А когда-нибудь вы увидите Элен на экране, если вам случится пойти в кино. Она будет неплохой актрисой, каких много, так же, как и мы с вами, — скромные труженики, каких очень и очень много. Зачем отнимать у нее надежду? Что мы можем дать ей взамен? Пройдет время, и она сама поймет, что ей делать.

Но эти слова, несомненно разумные, не убедили мальчиков. Уже стемнело, и все, как обычно, сидели на крыльце. Так тихо и спокойно было вокруг, что маленькая ферма Теодюля казалась затерянной среди бескрайних лесов, и каждое слово улетало, замирая вдали, подобно звукам печальной песни.

— Разве мы плохо провели время? — продолжал Никлас. — Ты, Гаспар, побывал аж на Бермудах, а потом мы с тобой исходили все дороги Бельгии. Ты узнал много нового, и тебе будет над чем поразмыслить, когда ты, как и мы, вернешься к своим обыденным делам.

— Да я бы и рад, — отозвался Гаспар. — Что может быть общего у меня с Элен? Но не могу я, чтобы это кончилось вот так, не могу, и все.

— Чего же ты хочешь? — спросил Никлас.

— Если бы мы знали больше, — произнес Гаспар, — если бы мы были умнее, лучше, мы догадались бы, что надо делать, и нашли бы то, что ищем.

В темном небе над кронами леса то и дело падали звезды.

— Говорят, когда падает звезда, нужно загадать желание, — тихо сказал Никлас. — Давайте пожелаем прежде всего, чтобы вы избавились от своих недостатков, — тогда и жизнь вам покажется краше. Может быть, тут-то вы и поймете, что надо делать, а чего не надо, и мы еще встретимся с Элен и поговорим с ней о чем-нибудь повеселее.

Но мудрых советов Никласа никто как будто не слышал. Мальчики не хотели сдаваться. Они были готовы сделать что угодно, лишь бы повидаться с Элен. Избавиться сперва от своих недостатков? Да зачем? Да что им это даст?

— Ну что ж, — вздохнул Никлас, — воля ваша, хоть побудем все вместе еще какое-то время, и то хорошо. Тоже занятие, ничем не хуже рыбалки, например. Если Теодюль не против, мы останемся с ним еще на несколько счастливых дней, и может, они прибавят нам мудрости.

— На неделю? На две недели? — нетерпеливо спрашивал Гаспар.

Но Никлас не спешил с решением; он хранил верность своей заповеди: торопись медленно. Так они беседовали еще долго. Жером признался, что его самое заветное желание — ничего больше не бояться, а Людовик — что он мечтает жить в мире со всем светом и с самим собой. Но оба знали: это еще труднее, чем отыскать дальний край. Теодюль, который, по обыкновению, не слышал и четверти сказанного, вдруг воскликнул, что, желай не желай, никакие силы не избавят его от глухоты, и в этом его самое большое горе. Гаспар же до поры помалкивал. Как бы ему избавиться от своего рокового невезения? Вот уж напасть, которая никого в жизни не минует.

В эти дни лошадь Никл аса, уже совсем оправившаяся, паслась, свободно разгуливая по лугам, пока все работали в поле и в огороде и проводили долгие часы за беседами. Изредка на ферму наведывались туристы — в основном для того, чтобы попросить воды, молока или купить какую-нибудь провизию. Друзья тоже время от времени ходили к ним поболтать, а однажды вечером Никлас с Людовиком и Жеромом устроили для них маленький концерт. Еще стояло лето, пора каникул. Как хорошо было в полях, в лесу! Недоставало только Элен. И именно потому, что ее так недоставало, хотелось что-то сделать для нее, ради памяти о ней. Это было убедительнее всех речей Никласа, и Жером первым начал бороться со своим недостатком. То один, то другой из мальчиков повторял:

— Будь мы другими, стань мы лучше, все бы изменилось. И мы бы нашли дальний край.

Может быть, это были просто слова. Однако с некоторых пор Жером каждую ночь один отправлялся в лес. Он бродил там среди зловещих теней и таинственных шорохов, и волосы у него на голове вставали дыбом. Друзья видели, как он возвращался с вытаращенными глазами, весь дрожа, словно побывал в леднике. Людовик же — и Гаспар охотно взялся ему в этом помочь — учился обуздывать свой гневливый нрав. Гаспар по его просьбе дразнил его, говорил обидные вещи, а он прилагал все усилия, чтобы парировать колкости спокойно и с достоинством. Конечно, внутренне Людовик кипел от ярости, но отвечал сдержанно. Правда, все такие разговоры неизменно кончались дракой: каждый раз Гаспар говорил Людовику, что у того от злости уши краснеют, как маки, а уж этого мальчик снести не мог.

Что-то необычное творилось и с Теодюлем: однажды друзья заметили, как он, задрав голову, внимательно смотрит на птиц.

— Если я прислушаюсь хорошенько, — сказал он, — то, наверно, смогу разобрать песенку дрозда, только пока не получается. Был бы я поумнее, а то я такой же безмозглый, как мой папаша...

Но однажды Теодюль радостно объявил, что слышал высоко в небе крик сарыча.

— Крик сарыча, — задумчиво повторил Никлас. — К чему бы это?

Гаспар вздрогнул от его слов. Он давно уже решил, что лучше умрет, чем станет причиной новой катастрофы.

— Решения ваши разумны, — говорил Никлас, — и усилия ваши похвальны. Но что, в сущности, остается нам, кроме того, чтобы ждать озарения с небес?

И вот наконец настал последний день, который им предстояло провести вместе, — так было решено — ничего не поделаешь, все хорошее когда-нибудь кончается. Это было воскресенье; стоял уже сентябрь. Теодюль несколько раз пытался поговорить с отцом, но тщетно. Г-н Резидор отвечал, что у него зреет замысел нового фильма и что в такой момент никому на свете, даже родному сыну, не позволено отвлекать его.

В это воскресенье друзья доехали на грузовичке до Вирё и прослушали мессу в тамошней церкви, а потом отправились на прощальный пикник. В кузов загрузили всевозможную провизию, Никлас сел за руль, и машина покатила по лесной просеке к высоким берегам Мааса. Они остановились на краю полянки, откуда между стволами старых дубов открывался прекрасный вид на реку в долине, и принялись раскладывать на салфетках свои припасы.

— Красивая долина, — сказал Никлас, откупоривая бутылку, — немного найдется таких на свете.

Кроны деревьев, зелеными уступами спускавшихся по склону, колыхались под ветром; по дну глубокого оврага, ласково журча, сбегал к реке ручеек, и голубая вода просвечивала сквозь листву. Вдали, где-то за лесом, загудела на реке баржа.

— Я хорошо знаю эти места, — продолжал Никлас. — Исходил их когда-то вдоль и поперек. Выйдешь из чащи наобум и видишь заводы или затерянные среди лесов города. Люди в этой долине трудятся не покладая рук. Нам, ребятишки, повезло, что мы можем странствовать по свету. И это справедливо, что мы трудимся как весь здешний люд. И нашей Элен предстоит немало трудов.

Они ели, болтали, и чем дальше, тем яснее становилось каждому, что пришло время возвращаться к обыденной жизни. Но мальчики не думали о повседневных трудах и вполуха слушали назидания Никласа. Они полной грудью вдыхали чистый и прохладный сентябрьский воздух. Этот воздух и зелень лесов словно обладали живительной силой: краски казались ярче, жизнь — полнее. Друзья знали, что никогда не забудут этот день.

Когда смотришь на такие красоты, вся земля представляется обетованным дальним краем, но нам и этого мало. Так хочется сделать мир еще прекраснее, а это возможно, если дарить людям счастье — да хотя бы просто изо дня в день без конца и без устали рассказывать им о хорошем. Мы ощущаем незавершённость нашей жизни и просим судьбу: дай нам еще хоть один шанс.

Никто не решался завести речь о дальнем крае, который так и не нашла Элен. Даже Никлас не мог выразить словами все, что лежало у него на сердце. В конце обеда друзья, вдруг посерьезнев, подняли стаканы и чокнулись за здоровье Элен и за тот неведомый край, куда не дойти и не доехать.

Почему-то в этот миг все одновременно посмотрели на Гаспара. Словно ждали от него чего-то — это от него-то, считавшего себя ни на что не годным недотепой. И тут Никласа угораздило пошутить:

— Ну, Гаспар, если ты не хочешь возвращаться в Ломенваль, что тебе стоит вызвать еще какую-нибудь катастрофу?

— Нет! — испуганно отшатнулся Гаспар.

В каждой шутке, как известно, есть доля правды: скажешь что-нибудь ради красного словца, а жизнь выдаст в ответ такое, чего никак не ожидаешь. В ту самую минуту, когда Никлас это сказал, что-то зашуршало в ближних зарослях. Все разом обернулись и увидели среди листвы сказочно красивую лошадиную морду в черных и белых пятнах. А они-то и думать забыли о пегой лошади! Всех пробрала дрожь. Гаспар тихо сказал, словно заклиная неумолимую судьбу:

— Мы с ней друзья.

Лошадь стояла неподвижно, как будто только и ждала, чтобы на нее надели узду.

— Я только поглажу ее на прощание.

Гаспар встал и пошел по направлению к деревьям, но тут лошадь вдруг взвилась на дыбы и исчезла среди зелени. Все четверо, не сговариваясь, кинулись к лесу и разбежались в разные стороны, пытаясь окружить хитрюгу лошадь.

Роща, в которой она скрылась, состояла из грабов и кустов орешника, довольно редких. Однако кое-где деревья и кустарник смыкались в густую чащу. Лошадь не успела уйти далеко. Вскоре друзья увидели черные и белые пятна между ветвями. Но когда они начали смыкать вокруг нее кольцо, она опять сумела вывернуться. Погоня продолжалась, и наконец все встретились вокруг лощинки, заросшей густым кустарником.

— Ее там нет! — крикнул Никлас. — Я слышал стук копыт где-то дальше.

— Надо посмотреть в кустах, — отозвался Людовик. — Там что-то шевелится.

Гаспар первым пошел вперед. Раздвигая ветки и длинные побеги ломоносов, он расчищал себе путь. Но вдруг отпрянул — так стремительно, что не устоял на ногах и упал навзничь. Из зарослей вышел огромный медведь.

Глава XII

САМАЯ ДЛИННАЯ И ПОСЛЕДНЯЯ, В КОТОРОЙ НАШИ ГЕРОИ НАКОНЕЦ-ТО НАХОДЯТ ДАЛЬНИЙ КРАЙ

Никлас, стоявший по другую сторону лощинки, даже не знал, что происходит. Жером и Людовик при виде медведя застыли как вкопанные. Оба были шагах в двадцати от Гаспара. Они могли бы задать стрекача, но им это и в голову не пришло.

Медведь, озираясь, сделал несколько шагов. Под шерстью зверя играли мускулы; он двигался с осторожностью, неторопливо, даже с какой-то пугающей медлительностью. Маленькие глазки блестели. Гаспар, лежа на спине, не решался шевельнуться. Мохнатая морда нависла над ним, и он сжался в комочек. Но вдруг медведь поднял голову. Прямо на него шел Жером.

Стремление избавиться от своих недостатков похвально, и все же преуспеть в этом можно лишь милостью Провидения. А может быть, Жером просто до того перепугался, что сам не знал, что делает? Перед лицом грозной опасности все вокруг становится иным. Ветви деревьев, кусочки голубого неба между ними и безмолвие леса казались какими-то нереальными. Шагах в трех-четырех от зверя Жером остановился. Он стоял неподвижно, превозмогая отчаянное желание пуститься наутек, но и не решаясь подойти ближе. Гаспар между тем успел встать на ноги. Тогда и Людовик присоединился к брату. Гаспар попятился, наткнулся на ствол и прижался к нему спиной; кровь стыла у него в жилах от ужаса. Медведь поднялся на задние лапы.

Все это заняло считанные мгновения. Раздался хруст веток: Никлас пробирался сквозь кустарник. Грузно ступая, медведь пошел на Гаспара. Жером и Людовик оказались теперь за спиной зверя.

Медведь локтя на два возвышался над Гаспаром. Передние лапы уперлись в ствол, когти глубоко вонзились в кору прямо над головой мальчика.

Зверь вел себя странно. Вид у него был свирепый, но в то же время казалось, что медведем двигало скорее любопытство, чем жажда крови; в его повадке чувствовалась какая-то опасливость, хоть он и был во сто раз сильнее всех своих противников, вместе взятых. Жером сделал шаг, другой... Можно было подумать, что он вдруг лишился рассудка. Мальчик уже мог коснуться зверя. Он протянул руку и вцепился в густой мех.

Медведь опустился на четыре лапы, словно повинуясь Жерому, и вот что было самым удивительным, может быть, даже не только в этом приключении, но и во всей нашей истории: Жером улыбался во весь рот. Не менее поразительная перемена произошла и с Людовиком: он вдруг заговорил мягко и кротко, как никогда.

— А может быть, это ручной медведь? — только и сказал он.

Глаза Гаспара стали огромными, как тарелки. Вот и готово: вечное его невезение в очередной раз обернулось катастрофой, и одному богу известно, как они теперь выпутаются. Но медведь насторожился, прислушиваясь к словам Людовика. Жером так и стоял, вцепившись рукой в его мех.

— На нем ошейник, — добавил Людовик.

Поверьте, читатель: голос Людовика звучал в

этот миг нежно и мелодично, как песня. Медведь сел, продолжая с интересом прислушиваться.

— Не трогай нас, — говорил ему Людовик. — Мы не злые, мы хотим со всеми дружить.

И тут появился Теодюль. Пока они гонялись за лошадью, он оказался чуть в стороне от всех и теперь, сделав крюк, вернулся к зарослям. Теодюль видел все, что произошло, но подкрался так бесшумно, что поначалу его никто не заметил. То, что он сказал, было еще удивительнее, чем волшебное преображение Людовика, хотя слова его прозвучали совершенно не к месту. Теодюль был краток:

— Я теперь слышу птиц.

Вероятно, пережитое потрясение чудесным образом излечило и его. Не зная, радоваться ли такой благодати или прощаться с жизнью — положение все-таки было отчаянное, — он добавил еще:

— Я благодарю Всевышнего и всех святых.

Прошло еще несколько мгновений; Теодюль с

наслаждением вслушивался в песенку дрозда, и мальчики тоже расслышали ее, на миг забыв даже, в какой опасный переплет они все попали.

Первым опомнился Теодюль. Он сделал знак друзьям: отступать как можно осторожнее, без резких движений, чтобы не разъярить страшного зверя — правда, тот, казалось, потерял к ним интерес. Жером и Людовик, которые были сзади, попятились; Гаспар скользнул за дерево.

— Машина, — выдохнул Теодюль.

Гаспар, Жером и Людовик тоже заметили

стоявший среди деревьев грузовичок. В самом деле, попетляв по лесу, они почти вернулись к той полянке, где обедали. Если удастся добраться до грузовичка и закрыться в кабине, — они спасены.

Так или иначе, другого выхода не было. С величайшей осторожностью Гаспар сделал несколько шагов. Жером с Людовиком тоже потихоньку отступали. Медведь сидел, мотая своей большой головой. Мальчики замерли, не смея вздохнуть, затем отодвинулись еще чуть-чуть назад и снова остановились. Теодюль подавал им знаки: идти или стоять.

— Бежим! — прошипел он наконец.

Все четверо припустили к грузовичку — наверно, никогда в жизни они не бегали так быстро. Не добежав до машины шагов двадцати, мальчики услышали, что медведь настигает их. Зверь прыгнул, и все съежились: каждый ожидал, что огромная туша навалится ему на плечи. Но у медведя, похоже, вовсе не было агрессивных намерений. Он вихрем пронесся между Жеромом и Гаспаром — оба на миг ощутили прикосновение мохнатой шкуры — и остановился у самого грузовичка. Мальчики, которым, казалось, было уже рукой подать до распахнутых створок крытого кузова, поняли, что этот путь отрезан и надежды на спасение нет. Все замерли. Медведь повернулся к ним, словно поддразнивая. И тут из чащи вышел Никлас.

Не найдя мальчиков за кустами, Никлас тоже вернулся к месту пикника. Он крикнул издали:

— Нет там никакой ло...

И осекся, увидев медведя, который снова сел на задние лапы и смотрел на окаменевших от ужаса друзей.

— Вон оно что! — вырвалось у Никласа.

Почему он произнес именно эти слова, Никлас и сам не знал. В тишине его голос казался громким и резким, и от этого короткое восклицание наполнилось каким-то особым смыслом. Услышав его, медведь приподнялся на задних лапах и, кру-тянувшись, вдруг прыгнул прямо в кузов грузовичка. Теодюль, не теряя ни секунды, бросился к машине и захлопнул створки. Тут и Людовик, Гаспар и Жером поспешили помочь ему закрепить Поперек дверцы железный брус и защелкнуть задвижку. Все эти действия, простые и привычные, дались им с трудом — так дрожали у мальчиков руки.

Когда дело было сделано, друзья рухнули без сил в траву и перевели дух. С несказанной радостью смотрели они на просторы долины и голубую воду Мааса. И даже не слушали Никласа, задававшего им вопрос за вопросом.

Наконец все немного пришли в себя, однако что-либо объяснить оказалось делом непростым. Людовик, например, вроде бы видел на шее зверя узкий металлический ошейник — но слыханное ли дело, чтобы медведи разгуливали по лесам в ошейниках? Теперь мальчик уже не мог с уверенностью это утверждать. Как бы то ни было, скорее всего медведь сбежал из какого-нибудь зверинца — такое порой случается. Самым словоохотливым рассказчиком оказался Теодюль. Еще бы: после этого приключения к нему вернулся слух, и он просто упивался звуками собственного голоса.

— Господь милостив, — улыбаясь, сказал Никлас. — Жером у нас будет бесстрашным героем, Людовик — самым кротким и миролюбивым мальчиком в Бельгии. А ты, Теодюль, скоро сможешь слышать плеск волн в пятидесяти лье от моря.

— Все это замечательно, — отозвался Гаспар, — но что нам делать с медведем?

И правда, что делать с медведем? Можно себе представить, сколько хлопот сулил оказавшийся в их руках свирепый хищник.

— Никлас, — продолжал Гаспар, — вы говорили, что самое время мне влипнуть в очередную передрягу. Ну вот, теперь вы все должны быть довольны. Но если вы думаете, что дело на этом кончится...

— Полно, полно, — отвечал Никлас, — разберемся как-нибудь.

— Что делать с медведем? — повторил Гаспар. — Вы отвезете его в комиссариат? Дадите объявление в газету? Да пока вы что-нибудь решите, он сто раз успеет разнести кузов и растерзает в клочки первого, кто ему попадется.

Да, дела обстояли не столь хорошо, как показалось поначалу. Стенки кузова и впрямь особой прочностью не отличались.

Гаспар предложил сбегать за подмогой. Если они приведут двух-трех охотников с ружьями, то, может быть, удастся без происшествий вывезти медведя и запереть его в более надежном месте.

Никлас покачал головой: зверь мог в любую минуту проломить стенку и пуститься за ними в погоню. Уж лучше рискнуть: сесть в грузовичок и быстрее ехать к ферме. Если медведь и вырвется на свободу, на скорости восемьдесят километров в час уйти от него будет легче. На том и порешили. Если все сойдет благополучно, запереть его лучше всего в гараже.

Никлас, Жером и Теодюль, потеснившись, уместились в кабине, Гаспар и Людовик вскочили на подножки, и перегруженная машина со скрипом тронулась. Сидевший за рулем Никлас вел грузовичок с величайшей осторожностью. Удивительно, но все обошлось. Очевидно, медведь привык к жизни в клетке — недаром он сам прыгнул в кузов, услышав голос Никласа. На ферму они приехали через два часа. Машину завели в гараж; когда была заперта железная дверь, оставалось только запрыгать от радости, но почему-то никому не хотелось этого делать.

— Вот видишь, Гаспар, — сказал Никлас, — ничего с нами не случилось, все мы целы и невредимы и можем теперь вздохнуть спокойно. Ну, пошутил я неудачно, с кем не бывает, но все уже в порядке, и завтра мы расстанемся, как и собирались. Наверное, этот медведь для того и явился, чтобы показать нам, что не следует считать всех извергами и видеть во всем дурные предзнаменования. Теперь-то вы согласитесь, что каждый из нас должен вернуться к своим будням и радоваться тому, что просто живет и видит мир.

Этим было все сказано. Итак, Никласу с мальчиками предстояло с рассветом отправиться в путь. Потихоньку, с остановками, чтобы не утомлять лошадь, они доберутся до Антверпена. Гаспар поедет на поезде в Ревен. Теодюль проводит его до вокзала, а потом займется медведем. Им пришло в голову, что зверь, возможно, сбежал из киногородка — там ведь был зверинец, — и как бы то ни было, отец Теодюля придумает, что с ним делать, пока не отыщется хозяин.

После ужина друзья еще два-три часа просидели на крыльце вместе со старым Марвалем и служанкой. Текла неспешная беседа. Только Гаспар больше помалкивал.

Наутро Никлас и его сыновья запрягли лошадь в бричку, простились со всеми и тронулись в путь. Гаспар с Теодюлем проводили их до дороги, что спускалась к Маасу. Помахав друзьям на прощание, мальчики смотрели вслед бричке, пока она, подскакивая на ухабах, не скрылась в лесу, и еще долго вслушивались в скрип колес, который наконец замер вдали. Только после этого они вернулись на ферму.

— Твой поезд в два часа, — сказал Теодюль. — У нас еще много времени.

В одиннадцать они сели завтракать. Говорили мало. Теодюль без устали вслушивался в малейшие звуки и шорохи. Он то и дело постукивал ножиком по краю своего стакана и радостно улыбался мелодичному звону.

— Ты и колокола на башне теперь услышишь, — говорил ему Гаспар.

Теодюль со вчерашнего дня совершенно преобразился. Куда только девалась серьезность мальчика, на чьи плечи слишком рано легло бремя недетской ответственности!

— Я отсюда слышу, как поют у палаток, — радовался он.

— Этого не может быть, — не поверил Гаспар.

— И даже слышу, как рычит медведь в гараже.

Гаспар прислушался. В открытое окно действительно долетали отголоски далеких песен, но никакого рычания слышно не было.

— Мне надо позвонить, — сказал Теодюль.

— У тебя есть телефон? — удивился Гаспар.

— Сегодня я буду звонить по нему впервые, — торжественно объявил Теодюль.

— А кому ты хочешь позвонить?

— Отцу.

Теодюль открыл какой-то шкафчик, достал телефонный аппарат и снял трубку. Несколько секунд спустя он уже мог пожелать доброго утра Эммануэлю Резидору. Гаспару не хотелось подслушивать, но обрывки разговора долетали до него.

— Я теперь слышу, — говорил Теодюль. — Мы вчера ездили в лес. За нами погнался медведь. Он прыгнул в грузовичок: мы открыли кузов, чтобы загрузить дрова. Грузовичок стоит теперь в гараже... Да нет, медведь не вырвется, сидит себе смирно... Да-да, договорились, мы с Марвалем привезем его в Шеми в три.

Теодюль повесил трубку и посмотрел на Гаспара.

— Медведь убежал из зверинца киностудии. Его выпустили погулять во двор — думали, он совсем ручной, а он взял да и перепрыгнул через ограду. Мы с Марвалем отвезем его туда на грузовичке. Поедешь с нами?

— Нет, — покачал головой Гаспар.

— Да это не опасно.

— Мне же надо на поезд.

— Мы к шести вернемся. Есть еще один поезд, в семь.

— Мы точно сразу вернемся? — переспросил Гаспар, уже сдаваясь.

Так каждый простодушно обманывает себя, стараясь оттянуть час разлуки: сколько раз подобное уже бывало с нашими друзьями, и еще не раз нам придется с этим столкнуться. Когда разлука представляется неизбежной, так приятно выторговать у судьбы хотя бы несколько лишних часов, да и к чему, если вдуматься хорошенько, сводится любая повесть, как не к рассказу о людях, которые встречаются, делятся новостями, ссорятся, мирятся и долго, слишком долго прощаются друг с другом, лишь бы продлить свою краткую встречу в этом мире, где все мимолетно и все рано или поздно канет в реку быстротекущего времени?

Теодюль велел подать к обеду бутылку мозельского вина, и когда около трех грузовичок выехал с фермы, оба мальчика были настроены по-боевому. Не решаясь себе в этом признаться, они думали о том, что будут в Шеми как раз тогда, когда Синипуз в длинной зелёной машине привезет туда Элен. За рулем грузовичка сидел Марваль.

Он же отправился на переговоры в проходную киногородка.

Все прошло без сучка, без задоринки. Старый Марваль сказал о медведе привратнику — тот был уже в курсе дела. Чиновник за стойкой долго куда-то звонил. Наконец вышел один из ассистентов, чтобы проверить, действительно ли в грузовичке находится медведь. Он заглянул в заднее окошко кузова. Зверь мирно спал.

— Вы все-таки с ним поосторожней, — предупредил Марваль ассистента. — Он тут мне чуть пол бороды не выдрал, когда я хотел поговорить с ним через окошко. Знаете, притворяется, будто спит, а потом как бросится! Может в любую минуту разнести кузов в щепки.

— Ладно, — кивнул ассистент. — Езжайте по этой дороге. Метров через двести будет ограда; вам откроют ворота, и дуйте прямо по аллее. Не сворачивайте ни направо, ни налево. Там есть развилки, можно и ошибиться. Да вы смотрите, справа вывешены таблички с названиями студий.

Последние наставления ассистент выпалил с неимоверной быстротой: медведь в кузове заворочался.

Грузовичок беспрепятственно миновал ворота и медленно поехал по аллее. Навстречу не попалось ни единой машины, ни одного человека. Похоже, в городке была объявлена тревога. В зверинце их, должно быть, уже поджидали, чтобы принять медведя с соблюдением всех мер предосторожности.

Марваль, может быть, и не хотел нарочно никого пугать, но мальчиков это натолкнуло на новую мысль. Еще по пути сюда они втайне надеялись на случайную встречу с Элен. Можно ли было желать лучшего случая — теперь они смогли бы без помех обойти все улочки городка, по крайней мере пока их не хватятся. Да-да, спрятаться есть где, и они поищут Элен в лабиринте павильонов — между нами говоря, вряд ли их поиски могли увенчаться успехом, но мальчики в своем порыве уже не способны были рассуждать здраво. Гаспар до боли сжал руку Теодюля.

Справа наискось тянулся ряд павильонов. На них и в самом деле висели таблички: «Студия “Эммануэль”", «Студия “Джунгли”", «Студия “Элен”". При виде последней таблички Теодюль и Гаспар, распахнув дверцу, спрыгнули на обочину, а грузовичок медленно покатил дальше. “Все это мозельское вино...” — подумал Гаспар, приземлившись и с трудом устояв на ногах.

Увидев имя Элен, написанное свежей краской, оба ни на миг не усомнились, что найдут здесь ту, кого ищут. Правда, едва оказавшись на земле, они поняли, что вовсе не обязательно ей быть именно в этом павильоне и что они, конечно, поступили глупо и неосмотрительно. Но сделанного не исправить, и отступать было поздно.

Недолго думая, они проскользнули в павильон. Он был загроможден мебелью самых разных стилей и эпох, но прежде всего в глаза бросалась роскошная обстановка старинных гостиных. Между декорациями было оставлено свободное пространство для кинокамер и юпитеров. Мальчики увидели две прелестные комнатки и огромный зал средневекового замка с развешанными на стенах рыцарскими доспехами. В одной из комнаток сидел в мягком кресле человек, одетый в рабочий халат. Он встал и пошел прямо на Гаспара и Теодюля, но те попятились и бросились к выходу. Бегом они припустили к соседнему павильону. Человек и не думал их преследовать.

В следующем павильоне, куда они попали, было гораздо оживленнее. Здесь суетились рабочие, устанавливая декорации на различных планах. Мальчики притаились за досками, наблюдая за рабочими. И здесь не было надежды встретить Элен. Еще пару минут друзья рассматривали декорации. На переднем плане установка из картона изображала пустыню — желтый песок, редкие кусты. Позади ощетинились острые скалы, а над всем этим вздымалась горная вершина, увенчанная снежной шапкой, на которую были направлены лучи мощных прожекторов.

Мальчики совершили ошибку, потеряв столько времени. Вдруг, многократно усиленный динамиками, раздался громовой голос: “Внимание! На студию проникли два мальчика. Немедленно перекрыть все выходы и приступить к поискам”. Должно быть, человек, заметивший их в первом павильоне, сразу же сообщил кому следовало. Да, киногородок был отлаженным механизмом, где с помощью одних только телефонных звонков любого непрошеного гостя могли мгновенно обложить, как зверя на псовой охоте. Не успели Гаспар и Теодюль опомниться, как один из рабочих уже кинулся к двери, через которую они вошли, и закрыл ее, отрезав им путь к отступлению. Остальные по знаку старшего принялись обшаривать павильон на случай, если упомянутые мальчики прятались в каком-нибудь темном уголке.

Гаспар и Теодюль втиснулись между двумя декорациями. Прямо над их головами возвышалась снежная вершина, искрящаяся в свете прожекторов. Была бы эта гора настоящей — никто не нашел бы их в снегах среди скал. Кто-то уже шел к их убежищу.

Мальчики побежали, не разбирая дороги, через павильон; рабочие, перекликаясь и размахивая руками, пытались взять их в кольцо за следующей декорацией. Гаспар и Теодюль скользнули под деревянные опоры. Они оказались под горой — на самом деле то была подвешенная на веревках огромная картина.

— Режь веревки, — шепнул Теодюль.

Гаспар вытащил из кармана ножик и наугад

перерезал первую попавшуюся веревку. Что-то заскрипело. Декорация качнулась. Гаспар перерезал еще одну веревку, и мальчики едва успели посторониться; находившийся поблизости рабочий тоже, выругавшись, отскочил.

Декорация рухнула, опоры затрещали; вдребезги разлетелись стекла двух низко расположенных окон.

— Подсади меня, — скомандовал Теодюль.

С помощью Гаспара он взобрался на подоконник и втащил Гаспара за руку. Мальчики спрыгнули вниз.

Они не ожидали, что окажутся в тесном коридоре. Перед ними были натянуты огромные полотнища — виднелась только изнанка. Мальчики побежали по коридору и, обнаружив узкий проход между рамами, юркнули туда. Осторожно, на цыпочках продвигались они вперед и наконец оказались на пороге огромного полутемного зала, по полу и стенам которого скользили расплывчатые пятна света. Сомнений быть не могло: они попали в самое сердце одного из последних творений Эммануэля Резидора.

Под потолком колыхались огромные занавеси из тонкого газа, по которым тоже пробегали лучи прожекторов. Все это изображало голубое небо, по которому плыли белые облака вперемежку с черными тучами; то и дело их озаряли сполохи молнии.

— Я знаю, это его знаменитая гроза над джунглями, — прошептал Теодюль. — Вот уже три месяца он только о ней и говорит.

Но здесь, по крайней мере, они были изолированы от кипучей жизни студии. К тому же, когда Эммануэль Резидор занимался таинствами своей святая святых, он не терпел, чтобы его беспокоили. Бутафорское небо вдруг погасло.

И тут же среди пляшущих теней высветился уходящий вдаль лес; огромные стволы и длинные лианы вырисовывались все отчетливее и казались абсолютно черными. Затем в дальнем конце широкой просеки показалась полянка. На этой полянке стояли полуголые люди, держа в поднятых руках факелы, полыхающие длинными языками пламени.

Мальчики буквально окаменели от неожиданности и ужаса и, быть может, так и остались бы стоять, пораженные, но тут луч прожектора, скользнув по картонному лесу, осветил еще две фигуры. Видение мелькнуло лишь на долю секунды, но Гаспару этого хватило, чтобы узнать их: там стояли Обираль и Элен. На девочке были брюки и блуза — очень красивая белая блуза, на которую падали волной ее пышные, блестящие в свете прожектора волосы. Теодюль толкнул Гаспара локтем в бок.

— Это же Обираль, ты его не знаешь, — прошептал Гаспар. — Это такой человек, он всегда будет приносить Элен несчастье, где бы она ни была.

— Надо пробраться туда, — так же шепотом ответил Теодюль, — мы попытаемся привлечь ее внимание.

Теперь мальчики были готовы на любой самый отчаянный шаг и молились, только чтобы их не обнаружили сразу. Прогремел раскат грома, потом раздался голос — голос Эммануэля Резидора.

— Попробуем еще раз сцену перед грозой. И пусть дикари поднимут факелы повыше.

Хотя из его слов явствовало, что все происходящее — не более чем игра, когда Гаспар и Теодюль начали, крадучись, пробираться к декорациям, обоих пробрала дрожь. Гаспару вспомнились давние грозы в Ломенвале. Когда мальчики уже петляли, пытаясь сориентироваться, между картонными и алюминиевыми деревьями, в павильоне наступила полная тишина. Шли последние приготовления к генеральной репетиции. Нигде не было видно ни кинокамер, ни операторов.

— Первая задача — создать атмосферу! — снова прозвучал зычный голос Эммануэля Резидора.

Атмосфера атмосферой, но среди корней и лиан девственного леса отчетливо виднелись металлические балки.

Об одну такую балку Гаспар и споткнулся. Теодюль попытался поддержать его, но не сумел. Оба даже не представляли, где находятся. Полотнище с намалеванными на нем гигантскими папоротниками заслоняло цель их путешествия — освещенную факелами полянку.

Гаспар упал ничком прямо на полотнище. Натянутая ткань лопнула, и он выкатился на полянку в тот самый миг, когда над ней засверкали первые молнии. Из динамика прогремел новый голос:

— Взять этого болвана!

Кричал Обираль. Затем вступил голос Эммануэля Резидора: отец Теодюля разразился гневной тирадой:

— Взять! Схватить! Всем! Всем! Преступник! Испортить такую сцену!

В первый момент оторопевшие ассистенты, рабочие, актеры и статисты не двинулись с места, хотя все видели мальчика, распластавшегося на первом плане декорации. Воспользовавшись всеобщим замешательством, Гаспар успел встать. Теодюль кинулся ему на выручку, но уже все в павильоне пришло в движение.

Отступать мальчикам было некуда. Они побежали в обход полянки. И тотчас оказались в окружении дикарей с факелами.

— Факелы! — взревел в рупор Эммануэль Резидор. — Деревья не пропитаны огнестойким составом! Оставайтесь на поляне!

Дикари мигом остановились — все, кроме одного, который уже мог достать рукой Теодюля. Мальчики ухитрились проскользнуть в узкий коридор между полотнищами декораций. Факел дикаря осветил балку, и они ловко перепрыгнули через нее. Но сам дикарь этой балки не заметил. Он споткнулся, факел выпал у него из рук, и в тот же миг взметнулся ввысь огромный столб пламени. В считанные мгновения огонь охватил декорации.

Гаспар и Теодюль ожидали в этом сказочном мире чего-то сверхъестественного, но все, что произошло дальше, могло бы произойти в любом месте, где внезапно вспыхнул пожар. Статисты раздирали полотнища и картон, опрокидывали рамы и щиты, пятясь от декораций, которые рушились, выбрасывая снопы искр. Гаспар с Теодюлем, позабыв обо всем на свете, пустились наутек. Взвыла сирена. Надрывались динамики, гремели команды, рабочие суетились вокруг пожарных кранов, разматывали шланги. Мальчики уже завернули за угол павильона. Обогнув его, они оказались да перекрестке аллей, где возвышалось еще одно строение, и вдруг остановились как вкопанные. Навстречу им шла Элен.

— Не так-то трудно вас найти, — сказала она, — но там всем сейчас не до вас. Пошли.

Не поздоровалась, не выразила ни малейшего удивления... Пожар бушевал вовсю. Струи воды из брандспойтов уже обрушивались на пламя, с шипением вздымались клубы дыма.

— Потеха, — усмехнулась Элен и пошла вперед, показывая дорогу.

Вскоре все трое оказались у ограды. Мальчики не могли выдавить из себя ни слова. Чуть подальше они увидели деревянную калитку, запертую на два тяжелых засова.

— За стеной овраг, — сказала Элен. — Но теперь, даже когда вы вернетесь домой, не ручаюсь, что вас оставят в покое. Защищайтесь сами, как сможете.

Теодюль и Гаспар переглянулись. Может быть, вообще не стоит ничего говорить Элен. Гаспар потянул один засов, другой, и калитка со скрипом отворилась. За ней был почти отвесный склон. Но вместо того, чтобы выйти, мальчики стояли, как истуканы, глядя на Элен.

— Я пройду с вами немного, — решила она наконец. — Вы, видно, здорово перепугались. Что вам вообще понадобилось в этом дурацком павильоне?

— Потом расскажем, — ответил Гаспар.

Они вышли втроем и закрыли за собой калитку. С грехом пополам скатились по склону и пошли по дну оврага. Здесь был ручей — к концу лета он пересох, а весной сюда стекали талые воды из леса. Русло отлого уходило вверх, к деревьям, которые росли все гуще. Когда друзья наконец оказались в настоящем лесу, Элен остановилась:

— Ну вот, здесь нас уже не найдут. Рассказывайте теперь, что у вас стряслось.

— А как же господин Резидор без тебя обойдется? — спросил Гаспар с какой-то новой для него жесткостью.

— Я сама себе хозяйка. Ну, рассказывайте.

Тогда заговорил Теодюль:

— Помнишь, однажды, не так давно, ты, одетая мальчиком, пришла в мой дом и попросила хлеба? Ты тогда убежала из Антверпена и искала свой край — это все, что я знал о тебе. Но я тебя не забыл. Я всех спрашивал, не знает ли кто о мальчике со светлыми волосами из Антверпена. Потом я встретил Гаспара Фонтареля; он хотел найти тебя, и я ему помог. Я посадил его на баржу, хозяин которой — Эммануэль Резидор. Мой отец хочет быть первым во всех делах. Баржи у него тоже есть.

— Да, теперь я тебя узнаю, — кивнула Элен. — Только, когда я к тебе приходила, ты был глухой.

— Верно, был. А со вчерашнего дня слышу

птиц.

— Все-таки надо бы начать сначала, — вмешался Гаспар.

Мальчики наперебой принялись объяснять, как Эммануэль Резидор и г-н Драпер сговорились обмануть Элен, чтобы заставить ее поверить, будто она жила когда-то в замке с мамочкой Женни и найдет ее, как нашла запомнившуюся с детства картину: пальмы, березы и огромное озеро среди леса. И по мере того как они говорили, лицо Элен вновь озаряла уже знакомая им непокорная красота.

— Они не давали мне даже дух перевести, — сказала она. — Я ни минутки не могла спокойно подумать. Меня учили водить автомобиль, нырять с вышки в озеро, плавать на дальние дистанции. Хотел и сделать меня профессиональной акробаткой. То есть Эммануэль Резидор хотел. Я присутствовала на съемках в студии, учила отрывки ролей. Мне все это нравилось. А по вечерам надо было еще учиться пению. Мне сулили блестящее будущее, куда лучше даже, чем то, о котором мечтал для меня господин Драпер.

— Мы, наверно, не должны были... — пробормотал Гаспар. — Но нам так хотелось еще раз тебя увидеть, поговорить с тобой. А теперь возвращайся к господину Резидору. Нам все равно не найти твой настоящий край. Теперь ты все знаешь, а в твоем новом окружении сможешь разведать больше, чем с нами. Сделаешь вид, будто забыла свои фантазии. Тебя оставят в покое, ты будешь свободна и станешь искать сама.

— Не знаю, — протянула Элен. — А вы куда сейчас?

— Я спущусь в долину — мне надо на поезд. Теодюль вернется к себе на ферму и займется своими делами. Вот и все.

— Я провожу тебя до долины, — решительно сказала Элен.

Она сейчас была совсем такой же, какой Гаспар впервые увидел ее в Ломенвале. Светлые глаза вспыхнули прежним ангельски-непреклонным огнем.

— Ты пойдешь с нами, Теодюль? — спросил Гаспар.

— Нет, — покачал головой Теодюль, — я не пойду с вами.

Ему лучше вернуться сразу на ферму, объяснил он, связаться по телефону с отцом и сказать, что они пробрались в киногородок просто так, из любопытства или на спор. А чтобы окончательно успокоить отца, он добавит, что Гаспар уже сел в поезд.

— А про Элен что ты скажешь7

— Да ничего — ведь Элен к вечеру вернется в замок. Бй никто и слова не посмеет сказать.

— Конечно, я вернусь к вечеру, — подтвердила Элен.

Они пошли через лес, который в этом месте несколько поредел, и вскоре увидели дорогу. Сориентироваться было нетрудно: они стояли на гребне холма, откуда открывался вид на равнину и на Шеми. Дорога проходила прямо по гребню. Элен и Гаспар простились с Теодюлем, и тот свернул на север, а они — на юг. Теперь им надо было на первой же развилке взять влево, чтобы спуститься в долину по тропе, вьющейся между холмами. Хотя столько интересных событий произошло за последние часы, оба почему-то были уверены, что больше никаких приключений не предвидится. Гаспар и Элен шли не спеша, изредка перекидываясь короткими фразами.

— Когда выйдем на шоссе, я с тобой попрощаюсь, — сказала Элен.

Часа три они шагали в низине, потом поднялись на холм и остановились у крутого склона. Уходящий вдаль лес пересекала голубая полоса реки и серая — асфальтированной дороги. Прямо под ногами у них лежал обломок скалы — гранитная плита, гладкая, темная, как оборотная сторона зеркала. Из трещин в камне пробивались пучки вереска. Пришлось сделать большой крюк, чтобы обойти скалу. Спустившись, Гаспар и Элен долго смотрели на нее снизу — черную с розовыми разводами под ослепительно голубым небом. Элен сказала:

— Мне все кажется, будто мой край где-то совсем близко и я вот-вот встречу мамочку Женни.

Гаспар ничего не ответил. Сейчас они выйдут на дорогу, а оттуда рукой подать и до шоссе. Где тут встретить мамочку Женни?

Но послушайте, что было дальше...

* * *

В это утро Никлас и его мальчики, спускаясь по склону к Маасу, увидели, что их лошадь тяжело дышит и еле тащится. Правда, старая кобыла послушно шла в оглоблях, превозмогая усталость, да и путь предстоял недальний. Но откос был крутой, а дорога плохо замощена. Копыта лошади то и дело оскальзывались на камнях. Никлас остановил бричку на повороте, где дорога расширялась, а склон был чуть более пологим, и, пока лошадь отдыхала, пошел взглянуть, долго ли им еще спускаться по крутизне. О том, чтобы распрячь лошадь и спустить бричку самим, нечего было и думать: Никласу одному не справиться, а у Жерома с Людовиком еще силенок маловато, чтобы помочь ему в этом деле. Вернувшись, Никлас сообщил им, что метров через триста дорога выходит на поляну, а оттуда есть пологий спуск. Уже слышно было, как гудят баржи на Маасе. С величайшей осторожностью, поддерживая лошадь под уздцы, они двинулись дальше.

Уже была преодолена треть пути и за деревьями виднелась поляна, как вдруг нога лошади поскользнулась на скрытом травой обломке скалы. Кобыла тяжело рухнула наземь. На этот раз пришлось ее распрячь, и все трое общими усилиями с трудом вытащили бричку, застрявшую между двумя деревьями. Было ясно, что лошадь сломала ногу. Бока ее тяжело вздымались и опускались, она хрипела.

— Теперь ее осталось только прикончить, — печально вздохнул Никлас.

Жером и Людовик обнимали и гладили старую кобылу, а Никлас между тем отправился пешком в ближайшую деревню в надежде отыскать ветеринара. Он хотел все же удостовериться, что надежды не осталось никакой. Через час приехал на своей машине ветеринар и подтвердил, что лошади уже ничем не поможешь и жить ей осталось недолго. Тогда Никлас уехал вместе с ним, чтобы добраться до живодерни. Все это заняло довольно много времени; Никласу пришлось еще вести переговоры по телефону. Наконец прибыл грузовик с двумя рабочими, и Никлас помог им загрузить лошадь в кузов. На душе у него было тяжело, и он только порадовался, что Людовика с Жеромом нет поблизости. Подъезжая на грузовике, он не увидел их у брички и решил, что мальчики пошли прогуляться в лес. Когда машина уехала, Никлас окликнул их, но мальчики не отозвались.

Он даже не встревожился. Все его мысли занимала теперь одна забота: где взять новую лошадь? Однако, прождав с четверть часа, Никлас решил пойти поискать сыновей. С какой стати Людовику и Жерому вздумалось гулять в такой момент? Было уже два часа пополудни.

Никлас сделал довольно большой круг по лесу, стараясь не слишком удаляться от брички. Время от времени он аукал и звал сыновей, но те по-прежнему не откликались. Прошло еще полчаса, и вдруг он услышал в чаще стук копыт — от этого звука у него зашлось сердце. Даже еще ничего не видя, Никлас сразу подумал о пегой лошади. Несколько бесконечно долгих минут он ждал, не решаясь шелохнуться. Снова наступила тишина. Потом до него донеслись голоса Жерома и Людовика, которые звали его, и он увидел сыновей сквозь переплетение веток.

— Быстрее! — кричал Людовик. — “Она” слева!

Никлас обернулся. Пегая лошадь бежала прямо на него, но шагах в двадцати остановилась. Он тихонько пошел к ней. Лошадь стояла спокойно, даже не вздрагивая, словно ждала. Еще не веря своим глазам, Никлас протянул руку и удивился, как этот горячий и капризный скакун дал погладить себя по холке. Тут подошли Жером и Людовик.

— Она сама вышла на дорогу, — рассказывал Жером. — Мы ее погладили, а потом она убежала. Остановилась подальше, подождала нас, мы погладили ее еще, а она опять ускакала.

— Принеси-ка веревку из брички, — сказал Никлас. — Попробуем ее поймать — что мы теряем?

Лошади, казалось, очень нравилась ласка огрубелой руки Никласа. Прибежал Жером с веревкой; Никлас набросил ее лошади на шею, а та и не думала сопротивляться. Это было просто невероятно: они отвели присмиревшую лошадь к бричке, поставили ее между оглоблями. Она спокойно дала себя запрячь. Только шоры ей так и не удалось надеть. Когда дело было сделано, Никлас сказал:

— Вот это удача так удача. Я все думал об этой лошадке. Мы, конечно, попытаемся найти ее хозяина, но, пока он не отыщется, можем ехать дальше.

Никлас и мальчики, еще взбудораженные событиями дня, на этот раз спустились с холма без происшествий. Добравшись до поляны, все уселись в бричку. Никлас взял вожжи. Пегая лошадь шла в оглоблях на удивление послушно. Вскоре они увидели впереди развилку. Одна из дорог уходила вправо, но, чтобы добраться до Мааса, нужно было ехать прямо.

— По-моему, — говорил Никлас, — эта лошадь многому обучена. Она может так же отлично скакать под верховым, как и бежать в упряжке. Одно знаю — ее надо брать лаской, а я, наверно, похож на ее прежнего хозяина. Вот она меня и слушается, хоть норов у нее будь здоров.

Как раз когда Никлас заканчивал свою речь, они подъехали к развилке. Казалось бы, чего проще для лошади — бежать прямо? Но она вдруг рванулась и свернула на дорогу, уходившую вправо. Никлас изо всех сил натягивал вожжи, пытаясь заставить ее повернуть. Но лошадь упиралась, била копытами и ухитрилась пробежать по новой дороге уже с пол сотни метров.

— Я сейчас спрыгну, — сказал Никлас.

— Осторожней! — закричал Людовик.

Воспользовавшись тем, что Никлас чуть ослабил вожжи, лошадь припустила во всю прыть. Сперва она бежала быстрой рысью, и Никлас, как ни старался, уже не мог сладить с ней, а потом понесла, да так, что старую бричку качало, будто корабль в шторм.

По счастью, дорога была пустынна. Им встретились только два велосипедиста, которые едва успели съехать на обочину. Дорога шла по косогору, потом начались овраги: вверх — вниз. Чудо, что бричка еще не перевернулась.

— Подождем, — тихонько пробормотал Никлас. — Она скоро успокоится.

В пегую лошадь словно бес вселился. Бока ее покрылись пеной. На новой развилке, где дорога спускалась в долину, лошадь почему-то свернула на первую попавшуюся, плохо замощенную дорожку. Здесь ей пришлось чуть умерить свою прыть, но все же она бежала еще слишком резво, чтобы Никлас и мальчики могли спрыгнуть на ходу. Да и как было оставить бричку с инструментами и всеми пожитками. Колеса так подскакивали на ухабах, что старые оси могли не выдержать в любой момент. Испуганным пассажирам приходилось изо всех сил цепляться за скамьи. Они едва замечали места, по которым проносилась бричка. Сменяли друг друга заросли вереска и дрока, высокие деревья и мелколесье. Так прошло часа два. Лошадь сворачивала куда ей вздумается, то резво взбегала на холмы, то спускалась в тенистые ложбины.

— Взбесилась, — бормотал Никлас себе под

нос.

Они мчались над крутым обрывом; между стволами росших вдоль дороги вязов далеко внизу был виден Маас. Дорога здесь была такая неровная, что бричка опасно накренилась. Лошадь замедлила бег и перешла на мелкую рысь. Но тут как на грех колесо попало в рытвину, и бричка опрокинулась. Резкий толчок бросил Никл аса и мальчиков на брезентовую крышу. Лошадь рухнула на колени — она упала бы навзничь, если бы не оглобли. Жером первым выбрался из-под груды свалившихся на них вещей; он высунулся из брички и вдруг закричал:

— Элен и Гаспар! Смотрите, это Элен, она идет с Гаспаром по дороге! Вон они!

* * *

Элен и Гаспар уже бежали к бричке. Узнав Никласа и его сыновей, которые пошли им навстречу, Гаспар был так ошеломлен, что лишился дара речи.

— Элен! — только и сказал Никлас.

Они стояли друг против друга на разбитой дороге, не зная, что говорить дальше.

— Как вы здесь оказались? — спросил наконец Гаспар.

— Как? — повторил Никлас.

Он обернулся и показал на опрокинутую бричку. Только теперь Гаспар увидел пегую лошадь, лежавшую в траве между оглоблями. Мальчик кинулся к лошади и опустился возле нее на колени. Он обнял ее за шею, уткнулся лицом в спутанную гриву.

— Лошадка моя, красавица! Как же так? Зачем они тебя запрягли?

Лошадь мотала головой и тщетно пыталась встать. К Гаспару подошла Элен. Она протянула руку и погладила морду лошади. Тут пришел черед Гаспару объяснить, как он оказался на этой дороге, да еще вместе с Элен.

— Вот видишь, — заключил Никлас,— все эти медведи и пожары до добра не доведут, так что пора кончать с глупостями.

— Да я бы рад, — вздохнул Гаспар. — Давайте мы поможем вам поднять бричку.

Все склонились над опрокинутой бричкой. Верх ее уперся в откос. Правые колёса увязли в глубокой колее, а левые приподнялись сантиметров на двадцать над землей.

— Оси целы, — сказал Никлас. — Нам бы только веревки...

— Можно нарезать стеблей ломоносов, — отозвался Гаспар, — они длинные, крепкие, как лианы. Их много тут рядом, пониже на склоне.

Действительно, ниже по склону они увидели довольно большую лощину, густо заросшую кустарником; среди переплетения колючих ветвей там и сям торчали тонкие, но высокие деревца, обвитые толстыми стеблями ломоносов. Распутать и отрезать эти лианы оказалось задачей не из легких, а дотащить до брички — еще труднее, такие они были длинные и тяжелые. С грехом пополам их удалось продеть между спицами колес, намотать на оглобли и на косяки брички. Дальше дело пошло легче. Как только бричка встала на все четыре колеса, лошадь сразу вскочила и одним рывком вытянула ее на дорогу.

— Смотрите, как бы опять не понесла! — предупредил Никлас.

Гаспар обхватил лошадь за шею. Та стояла спокойно. Тут Никлас рассказал наконец о смерти старой кобылы и о том, как они встретили пегую лошадь.

— Наверно, ей мой голос понравился, — говорил он, — но только мы все сели в бричку, как милая лошадка вдруг показала норов, понесла, не разбирая дороги. Уж и не знаю теперь, как нам быть.

— Давайте мы поедем с вами, — предложил Гаспар. — Если нас в бричке будет больше, лошадь быстрей устанет, присмиреет и будет слушаться вожжей.

— Нечего тебе, Гаспар, с нами бродяжничать, тебе давно пора быть в Ломенвале, — нахмурился Никлас. — Да и Элен Драпер тоже надо бы вернуться туда, где ее ждут.

Гаспар и Элен принялись наперебой уверять Никласа, что вовсе не собираются пускаться в странствия, просто им, как и ему, нужно добраться до долины Мааса.

Близился вечер; погода стояла прекрасная. Воздух казался таким прозрачным, что деревья вырисовывались в нем четкими линиями. Ярко голубело небо. Свет его словно стал каким-то далеким, но то были еще не сумерки.

— Что ж, у нас есть еще часа два до темноты, — кивнул Никлас.

— Из первой же деревни я позвоню и вызову такси, — сказала Элен. — Высажу Гаспара в Ревене и буду у Резидора еще до того, как стемнеет.

Все пятеро сели в бричку. Пегая лошадь, видно, устала: она еле передвигала ноги. Никлас передал вожжи Гаспару, и на первой развилке лошадь послушно свернула, куда нужно.

Но дважды они сами ошиблись. Сначала их сбила с толку дорога, упиравшаяся в уступ скалы над отвесным обрывом. Пришлось вернуться назад и поехать по тропе, которая увела их далеко в лес и кончилась широкой просекой, со всех сторон окруженной густой чащей, — это тоже был тупик. Снова развернувшись, они уже наугад выбрали на развилке старый проселок, заросший с обеих сторон ежевикой, долго тряслись между крутыми откосами, как в зеленом туннеле, и вдруг, словно по волшебству, перед ними открылась широкая дорога, тянувшаяся вдоль реки.

На все это ушло много времени. Уже темнело. Никлас решил свернуть на юг, хотя поначалу намеревался поскорее добраться до Бельгии: сейчас они находились между Фюме и Ревеном, причем до Ревена было ближе, как они узнали, прочитав надпись на первом же дорожном указателе. Пожалуй, сказал Никлас, стоит сразу отвезти Элен и Гаспара в Ревен, откуда им так или иначе будет проще добраться до своих краев.

— Господи! — воскликнула Элен. — Одному богу ведомо, где он — мой настоящий край!

Ей никто не ответил. Всем давно было ясно, что края Элен им не найти. К чему же еще говорить об этом? Последние километры они ехали в грустном молчании. Медленно проплывали мимо деревья; в сгущающихся сумерках лес казался угрюмым и враждебным. Наконец показались первые дома Ревена.

— Доедем уж до вокзала, — решил Никлас. — Гаспар переночует в зале ожидания, если последний поезд уже ушел. Д Элен там скорее найдет такси.

— Н-но, лошадка моя! — причмокнул Гаспар. — Вперед!

Он тряхнул вожжами, совсем легонько хлестнув лошадь по спине. До сих пор мальчик не подгонял ее — остерегался. Он сделал это машинально — и в тот же миг лошадь, как ужаленная, вздрогнула всем телом и понеслась бешеным галопом. Пассажиры едва успели ухватиться за скамьи или косяки.

Улица была почти пустынна, и лошадь мчалась по мостовой, не встречая никаких препятствий. Лишь одинокий автомобиль вынужден был съехать на тротуар, чтобы избежать столкновения с этим смерчем о четырех ногах. Улица кончилась; лошадь свернула на другую, где стоял на углу грузовик. Бричка с грохотом зацепила его кузов.

“Это все я виноват”, — подумалось Гаспару.

К счастью, улица выходила на дорогу, которая вела к лесу, где они вскоре и оказались. Дорога шла из долины вверх по отлогому склону.

Пегая лошадь всегда казалась Гаспару каким-то колдовским существом — так же, впрочем, как и Никласу и его сыновьям. Но за резвость и веселый нрав все успели полюбить ее и потому не боялись. Даже когда днем она понесла, умчав в бричке Никласа и мальчиков, те хоть и растерялись, но втайне восхищались ею: ну с фокусами лошадка, горячая, но это простительно. Теперь же, ночью, было совсем другое дело. Страх захлестнул всех ледяной волной. Пегая шкура блестела в сумраке, как снег под лунным светом. Лошадь яростно встряхивала головой, и непомерно длинная тень скользила рядом.

Скоро совсем стемнело. Они не проехали по лесу и километра, когда сквозь листву дубов, смыкавшуюся над головой в огромный шатер, замерцали звезды. С обеих сторон к Дороге подступала непроходимая чаща. Изредка попадались узкие, едва различимые просеки. Стук копыт и скрип колес эхом разносились среди холмов и, казалось, долетали до усеянного звездами неба.

— Устанет — остановится, — повторял Никлас.

Все знали, что он сам не верит в то, что говорит, и ломает голову над тем же вопросом, который мучил юных друзей: в какие неведомые края завезет их окаянная лошадь на этот раз? Ни одного дома не было у дороги. Ни машины, ни телеги не попалось навстречу. Ничего — только лес, бесконечный лес справа и слева.

Время от времени лошадь умеряла свой бег и переходила на рысь. Можно было бы, воспользовавшись такой минутой, соскочить с брички, но поди знай, когда этой бестии снова вздумается понестись неистовым галопом? Прыгать было опасно, да и, по правде говоря, каждому хотелось узнать, куда же все-таки скачет странная лошадь.

Тонкий серп луны пролил слабый свет на дорогу и кроны деревьев. Лес теперь казался еще загадочнее.

— Лиса пробежала через дорогу, — прошептал Гаспар.

Лиса проскользнула бесшумно, как тень.

— Косуля смотрит на нас, — так же шепотом отозвался Жером.

В темноте сверкнули глаза. Изящные головки косуль вырисовывались в лунном свете в глубине прогалин. Над бричкой бесшумно проносились ночные птицы. Шурша ветвями, разбегались потревоженные лесные жители. Огромные бабочки ударялись о лица. Прямо под копытами лошади прошмыгнула ласка. Как из-под земли вырос посреди дороги олень и тотчас исчез, словно призрак.

Казалось, что этому лесу не будет конца. Наши путешественники давно потеряли всякое представление о времени. Они молчали, глядя во все глаза на дорогу через голову лошади, а та все неслась вскачь. Вдруг на очередном повороте ей как будто надоела дорога, и она помчалась дальше прямо напролом через лес. Теперь чернота стеной обступила их со всех сторон. Вот сейчас бричка врежется в дерево — и конец... Никлас зашептал молитву. Но лошадь благополучно миновала темную чащу и выбежала на новую дорогу.

И тут все раскрыли от удивления глаза: впереди забрезжил слабый свет, будто первый проблеск зари, только куда более далекий. Лес вдруг расступился. Бричка выехала на равнину.

Где они находились? Этого никто не знал. Луга, пески, а над ними раскинулось усеянное звездами небо. Лошадь все бежала, то переходя на рысь, то снова припускаясь во всю прыть. Равнина казалась пустынной и необитаемой. Где, в каком краю они встретят утро? Элен сжала руку Гаспара.

Мрак лесной чащи сменился однообразным, плохо различимым во тьме ковром лугов. Он казался столь же бесконечным, что и лес. Лошадь свернула с дороги влево, на боковой проселок. Сделав крюк, она снова выбежала на дорогу, но вместо того, чтобы придерживаться прежнего направления, вернулась назад и устремилась на тот же проселок снова. Ее бег превратился в какой-то непонятный, лишенный смысла ритуал. Пять раз она описала одну и ту же петлю среди черных лугов, которые еще невозможно было разглядеть.

— Неужели никогда не наступит день? — шептал Гаспар.

Наконец, когда лошадь в шестой раз вернулась на большую дорогу, ей, видно, надоел бег по кругу, и она ринулась вправо. И тут вдали, где-то за лугами, замерцали огоньки.

— Там дома, — выдохнул Гаспар.

Вскоре они въехали в проход между двумя полуразрушенными каменными стенами — видимо, остатками старой крепости — и оказались в маленьком городке. На первой же улице лошадь сбавила прыть и вышагивала теперь степенно, даже с некоторой медлительностью.

— Можно слезть, — сказал Жером, — и повести лошадь под уздцы.

Но никто из путешественников не решался, да и не имел особого желания спрыгнуть с брички.

— Там видно будет, — пробормотал Никлас.

Что же им предстояло увидеть? В конце улицы светились огни — они были поярче обычных уличных фонарей. Слышались звуки музыки.

— И что это за край такой? — спросил Людовик, сам не зная кого.

— Там вроде праздник, — сказал Гаспар.

Бричка выехала на маленькую круглую площадь, на которой стояли ярко раскрашенные палатки; там были площадка для танцев и карусель. Народу было немного, лишь редкие зеваки еще бродили между палатками. Час был поздний, праздник, наверное, уже закончился.

— Что это за город? — подхватил за братом Жером.

— Может быть, Рокруа, — неуверенно ответил Никлас.

Гаспар тихонько потянул на себя вожжи: не хватало только, чтобы лошадь выбежала на площадь. Но та уже сама повернула и потрусила в обратную сторону, обходя палатки сзади. Наконец она остановилась возле одной из них — это был обыкновенный парусиновый навес, натянутый перед выкрашенным в серый цвет фургоном. На парусине и на стенках фургона красовались два слова, при виде которых и мальчики, и Элен, и даже Никлас остолбенели, — два слова, выведенных большими темно-синими письменными буквами: “Мамочка Женни”.

* * *

Все выскочили из брички; они так спешили, что позабыли о лошади, — впрочем, та стояла спокойно, только нагнула голову и принялась щипать росшие между булыжниками мостовой травинки. Путешественники обошли фургон и оказались перед маленьким прилавком под навесом из парусины, где были разложены посыпанные сахарной пудрой пирожки, коврижки, сладкие лепешки и вафли. Пылал огонь в плите, уставленной формочками и сковородками, в которых шкворчало масло. Не очень старая женщина с красивым лицом и тяжелым узлом светлых волос поджидала покупателей. Взгляд у женщины был добрый и кроткий. Однако мгновениями в ее голубых глазах вспыхивало то же непокорное пламя, что так поразило Гаспара, когда он впервые увидел его во взгляде Элен. Девочка, задрожав, нерешительно шагнула вперед, а Никлас и мальчики остались стоять в сторонке.

Хозяйка едва взглянула на них — и на подошедшую Элен тоже посмотрела равнодушно. Но вот женщина опустила глаза. Взгляд ее упал на руки Элен.

— Браслет, — прошептал Гаспар. — Она увидела браслет.

— Не может быть, — медленно произнесла женщина.

А потом сказала еще - эти слова вырвались у нее как будто сами собой:

— Браслет Элен.

Она подняла голову и всмотрелась в лицо девочки. Несколько долгих минут обе стояли неподвижно, молча глядя друг на друга.

— Этот браслет... — начала женщина.

— Он был на мне, когда я лежала больная в Стонне. — Голос Элен дрогнул от волнения.

— В Стонне, — повторила женщина. — Верно, та деревня называлась Стонн. Я и сама была тогда при смерти.

Снова наступило долгое молчание. Главное было сказано — и женщина, и девочка уже поняли все. Но обе еще не решались признать друг друга. Им хотелось просто смотреть друг на друга долгодолго. Детская память Элен сохранила лишь смутный образ матери, а мамочка Женни нашла Элен столь изменившейся, что с трудом находила в этой почти взрослой девушке черты своей маленькой дочки. Нескольких лет разлуки достаточно, чтобы самый близкий человек показался нам чужим. И только глаза, только взгляд... Мамочка Женни приподняла занавеску, отделявшую ее от покупателей, и вышла из-за прилавка. Она подняла руки и сжала плечи Элен.

— Не может быть, — снова повторила она. — Мне кажется, я узнаю твои глаза. А ты?

— Твой голос, — ответила Элен.

Они обнялись. Шли минуты; казалось, мать и дочь никогда не смогут разомкнуть объятия.

— Идем ко мне в фургон, — сказала наконец мамочка Женни. — Нам о многом надо поговорить. Я так долго ждала тебя.

— А я тебя искала, — прошептала Элен.

— Ты меня искала!

Никлас и мальчики скромно стояли поодаль. Элен указала на них.

— Вместе с ними. Мы все искали тебя.

— А как вы попали сюда? — спросила мамочка Женни.

— Случайно, — сказала Элен.

— Идемте все в фургон, — пригласила хозяйка. — Поговорим обо всем.

Они снова обогнули палатку.

— Бог ты мой! — воскликнула мамочка Женни. — Пегая лошадь!

— Ты ее знаешь? — удивилась Элен.

— Она была нашей, еще когда ты жила с нами. В те времена — молоденький жеребенок, может, ты вспомнишь. Три года назад я ее продала. Куда мне ее держать — надо заниматься лавочкой, переезжать с места на место — видишь, у меня есть старенькая машина. Но эта упрямица не хочет оставаться у нового хозяина — он из Ревена. Она все время убегает в лес и бродит, пока не отыщет меня. Сколько раз я отводила ее в Ревен — удирает, и все тут. Так, значит, она привезла тебя сюда? Думаешь, это просто капризы? Нет, поверь, есть в этой лошади что-то такое, чего нам, людям, никогда не понять.

— Гаспар встретил ее в первый раз в лесу близ Ломенваля, — вспомнила Элен.

Пегая лошадь спокойно стояла в оглоблях. Она подняла голову и смотрела на всех своими удивительными глазами.

— Надо бы ее распрячь, — сказал Никлас.

Жером и Людовик занялись лошадью, а Никлас с Гаспаром вошли вслед за Женни в фургон.

Внутри фургон оказался довольно просторным. В глубине стояла низкая кровать, вокруг громоздились ящики, коробки, всевозможная утварь.

Никлас и Гаспар уселись на скамью, а Элен мамочка Женни подвинула табуретку. Сама она присела на краешек кровати.

Лицо Женни носило отпечаток бесконечной усталости, и все же она выглядела молодой.

— Твой отец умер тогда, в войну, когда мы бежали из этих мест, — рассказывала она Элен. — До войны у нас было несколько фургонов и лошади, мы разъезжали по городам, давали представления, пантомимы. С нами были двое двоюродных братьев твоего отца и две мои сестры. А еще у тебя есть два брата, немного постарше тебя. Все они теперь разбрелись по свету. Фургоны, реквизит — все погибло под бомбежкой в самом начале войны. Когда я выздоровела, у меня оставалась только тележка, одна лошадь да жеребенок. Уже почти десять лет прошло с тех пор. Родственники отца и мои сестры занялись кто чем, чтобы прокормиться. Твои братья уехали искать счастья в колонии. А я устала, смертельно устала, но нынче ночью мне открылся рай на земле.

Женни говорила ровным голосом. Когда она осталась одна с двумя мальчиками на руках, чем только ей не пришлось заниматься, чтобы заработать на хлеб. Она ходила по домам стирать белье, ночами плела корзины на продажу, а потом стала печь пироги и торговать ими.

— Я все время искала тебя, — говорила она Элен. — Побывала в Стонне, но мне не удалось найти следов той женщины, что приютила нас. Я давала объявления в газеты, обращалась в разные конторы. Объехала всю округу, потом разыскивала и по всей Франции. Где же ты была?

Элен объяснила, как ее спас, вылечил и воспитал г-н Драпер.

— Просто не верится, что ты все помнила и хотела найти меня.

Тогда Элен рассказала о том, сколько препятствий ей чинили, как никто не хотел ей верить.

Упомянула она и о книжке с картинками, где было написано: “Мамочка Женни в дальнем краю”.

— Дальний край! — воскликнула мамочка Женни. — Мы-то с тобой знали, что это значит.

Элен призналась, что пока еще толком не понимает, что это за дальний край. Женни задумчиво посмотрела на дочь:

— Ничего удивительного, что ты не помнишь, — так давно это было. Но я надеялась, что даже если ты забыла об этом, то хотя бы меня вспоминала.

— Я забыла, но я так хотела снова увидеть наш дальний край, — сказала Элен. — Объясни мне скорее, где он, этот край?

Женни снова ненадолго задумалась и наконец сказала:

— Я все объясню тебе завтра.

— Почему завтра?

— Завтра, — повторила Женни. — Сегодня нам еще столько нужно друг другу сказать. А твои друзья — кто они такие?

Она указала на Никласа, на Гаспара и на Жерома с Людовиком, которые как раз появились на пороге. Элен сказала ей то, что знала сама. Остальное рассказал Гаспар. Женни хотела узнать все — и о путешествии на Бермудские острова, и о причудах Эммануэля Резидора. Выслушав все до конца, до последней встречи Элен и Гаспара с Никласом на лесной дороге, когда перевернулась бричка, Женни вздохнула:

— Сколько интересного с вами произошло! Но не пожалеешь ли ты, дочка, что покинула господина Драпера и господина Резидора? Бели тебе улыбнулась удача, стоит ли отказываться от нее ради меня? Не лучше ли тебе продолжать свои занятия и сделать блестящую карьеру, а ко мне будешь приезжать время от времени повидаться? Ну сама посуди, что я могу тебе дать?

— Я хочу всегда быть с тобой и жить в нашем дальнем краю, — твердо ответила Элен.

— Об этом мы поговорим завтра, — снова сказала Женни.

Уже светало, когда они обо всем наконец наговорились — обо всем, кроме дальнего края. Гаспар узнал, что Женни часто встречала на ярмарках и праздничных гуляньях его родителей и его мать предсказала ей, что Элен явится нежданно-негаданно летней ночью. Все переменилось, мальчик это чувствовал. Наступала новая жизнь.

Под утро решили хоть немного поспать. Никлас ушел с мальчиками в бричку, а Элен и Женни остались в фургоне.

Наутро все стали собираться в дорогу. Что ни говори, а надо было Гаспару возвращаться в Ломенваль, а Никласу с сыновьями — добраться до Бельгии. Но никому не хотелось об этом вспоминать, и они решили проводить Женни — та собиралась на ярмарку в соседний городок.

Женни попросила Гаспара поехать с ней и с Элен в фургоне. Никлас взялся вести ее старенький автомобиль. Ехать надо было медленно, чтобы лошадь, которую снова запрягли в бричку — решили, что Жером и Людовик поедут на ней следом, — не разгорячилась и не вздумала опять понести. Впрочем, лошадь казалась теперь совершенно спокойной. Женни обещала, что по дороге расскажет Гаспару и Элен про дальний край.

В фургоне справа и слева было два маленьких низких оконца. Женни усадила Элен и Гаспара на лавку у правого оконца и заговорила. Никлас ехал не спеша, и вереница выстроившихся вдоль дороги деревьев медленно проплывала мимо.

— Та книжка с картинками — ты хорошо ее смотрела? Не сохранились ли в ней какие-нибудь листья? — начала с вопроса Женни.

— Да, там были листья и цветы, — кивнула Элен. — Листья дуба, березы, пальмы, и, глядя на них, я видела березы и пальмы, и даже море я все это помню.

Ветер свистел над крышей фургона и раздувал занавески на приоткрытом оконце.

— Когда тебе было пять лет, — говорила Женни Ты у нас заболела. Это была тяжелая болезнь, очень тяжелая. Только чудо могло спасти тебя и чудо случилось, ты выздоровела. Мы тогда делали все, что было в наших силах, чтобы поставить тебя на ноги. Мы поехали с нашим театром в горы, потом к морю. У тебя был жар, ты часто бредила. Всюду, где мы проезжали, я срывала цветы и листья и приносила их тебе. Твоя кроватка стояла у оконца — вот такого, как это, и ты видела березы, пальмы, море.

— Дальний край, — прошептал Гаспар.

— Вы сейчас в дальнем краю, — сказала Женни.

— Яблони! Черная земля! — воскликнула

Элен.

За окошком показались яблони, сгибающиеся под тяжестью спелых яблок вдоль черной ленты заасфальтированной дороги.

— Скоро мы увидим и море, и пальмы, если только захотим, — продолжала Женни. — Но и это не все.

— Не все? — удивилась Элен. — Что же еще будет?

Из Рокруа они добралйсь до Лонуа. Там пробыли всего один день. Затем двинулись на восток, к верховьям Мааса, а оттуда спустились к Аргонну.

На третий день, под вечер, маленький караван остановился в Верзье, где готовились к большому празднику. Друзья помогли Женни поставить прилавок и натянуть навес, а потом все расселись в фургоне, чтобы отдохнуть и поболтать. Гаспар знал: вот сейчас Никлас заговорит о возвращении в Бельгию, и ему самому тогда придется наконец сказать, что пора ехать к тетке в Ломенваль.

А Элен опять спрашивала:

— Это не все? Что же еще будет?

— Одному богу ведомо, — отвечала Женни.

Итак, в этот вечер Никлас сказал, что возвращается с сыновьями в Бельгию, а Гаспар — что завтра же уедет на поезде в Ломенваль. Все были в сборе. Подвешенная к потолку керосиновая лампа освещала фургон. В открытое оконце врывался свежий сентябрьский ветер. Элен и Женни сидели на кровати, прижавшись друг к другу. Они пристально смотрели на Никласа и Гаспара,но ничего не сказали, когда те сообщили, что уезжают. Людовик и Жером чуть не плакали. Элен просительно взглянула на Женни. Та в ответ улыбнулась и пожала плечами.

— Одному богу ведомо, что может произойти в дальнем краю, — только и сказала она.

И тут заржала пегая лошадь. Почти в тот же миг раздался стук в дверь. Все замерли, никто почему-то не решался двинуться с места. Стук повторился, и Женни крикнула: “Войдите!” Дверь распахнулась. На пороге стоял мужчина со светлыми взъерошенными волосами. Гаспар узнал вошедшего —это был его отец.

— Гаспар, — произнес Шарль Фонтарель, ничуть не удивившись. — Я так и знал, что когда-нибудь и ты придешь к нам в дальний край.

Гаспар бросился к отцу.

— Откуда ты знал?

— Предсказания моей супруги не всегда сбываются, —- отвечал Шарль, — но не далее как сегодня она сообщила мне, что ты где-то поблизости, а вечером уверяла, что ты приехал именно в этом фургоне.

— Вот как? — произнес Никлас.

— Вот так, Гаспар, — кивнул Шарль. — Я знаю, что теперь ты будешь путешествовать вместе с нами.

Шарль Фонтарель, который всегда робел, приезжая в Ломенваль к свояченице Габриэль Берлико, здесь, в своей стихии, был просто неузнаваем. У него обнаружился незаурядный дар красноречия — и то сказать, ведь ему всю жизнь приходилось расхваливать на ярмарках свой товар, — и любой пустячок мог превратиться в его устах в восьмое чудо света. Он разразился целой речью, которая вкратце сводилась к тому, что, во-первых, ни он, ни его супруга никогда не забывали о Гаспаре, а во-вторых, он берется, если Женни ничего не имеет против, восстановить ее театр, в чем ему помогут жена, Гаспар, Никлас и его мальчики.

— Ибо, кто бы вы ни были, — говорил он, обращаясь к Никласу, — я знаю,что вы — лучшие друзья Женни, да и Гаспар не захочет теперь расстаться с ней. Я знаю: Гаспар уже и не надеялся быть с нами, как и Элен не надеялась быть с Женни. Он потому так захотел отыскать край Элен, что отчаялся когда-нибудь обрести свою семью, с которой достойнейшая Габриэль Берлико разлучила его. И он искал, не ведая, что край Элен — это и его край.

И было еще много, много слов. Когда посреди этой речи в фургон вошла мать Гаспара, Шарль Фонтарель и не подумал прерваться хоть на минуту. Мать прижала сына к груди, и мальчик понял: новая жизнь наступила. Так вот почему мамочка Женни все повторяла, что в дальнем краю всегда можно ожидать чего-то! В этот вечер, когда все уже договорились продолжать путь вместе, она опять сказала:

— И это еще не все.

А Элен спросила:

— Что же еще будет?

Текли дни, недели; наши путешественники уходили все дальше на юг, и на смену березам, дубам и рябинам пришли апельсиновые деревья, оливы и пальмы. И вот наконец друзья увидели море.

Таков дальний край: граница его вечно отступает, как недостижимый горизонт, и время в нем течет иначе, чем везде. Там пускаются в далекий путь вместе и никогда — в одиночку, там добираются до мест, где никто еще не бывал, и, не задерживаясь, отправляются к новым, которые еще прекраснее.

Как был создан театр, сколько событий произошло после этого в жизни наших друзей, — все это мы с вами когда-нибудь узнаем, дайте только срок. О чем еще стоит упомянуть — ив этом сбылись загадочные слова Женни, — что во время странствий по бесконечным дорогам все чаще и чаще можно было видеть, как Гаспар и Элен идут рядышком по обочине чуть впереди каравана. И всем уже было ясно, что так им и идти рука об руку всю жизнь.

Женни написала письмо г-ну Драперу, чтобы сообщить ему, что сталось с Элен, и высказать свою безмерную благодарность. Тот ответил, что никогда не поймет, как Элен могла променять богатство и славу на трудную жизнь и прозябание в безвестности. Габриэль Берлико, узнав о судьбе племянника, посетовала, попричитала и больше, чем когда-либо, утвердилась в своем мнении, что от чудаков все беды. Но и антверпенский миллионер, и хозяйка гостиницы не раз потом признавались, что не могут забыть эту историю.

* * *

И в те осенние дни под лучезарным небом юга Гаспар понял наконец, что за странный свет сиял в глазах Элен с их первой встречи, — и девочка сказала ему, что тот же свет она увидела и в его взгляде. Это удивительное и неугасимое пламя живет в душе каждого, кто мечтает в жизни о чем-то большем, чем просто богатство, большем, чем череда удач и неудач, большем, чем даже сама жизнь; оно не дает нам покоя и вечно влечет из краев, уже виденных, в края, еще незнакомые, будь то Арденны или Прованс, Европа или Новый Свет, Греция или Сибирь.

А мамочка Женни повторяла изо дня в день:

— И это еще не все.

— Это еще не все! — возглашал вслед за ней Шарль Фонтарель, обращаясь к пестрой толпе горожан и демонстрируя развешенные в ряд на вытянутых руках галстуки. — Это еще не все, ибо жизнь идет, и мы должны идти с ней в ногу. Вы хотите купить у меня один галстук? Нет, купите десять галстуков, двадцать галстуков, и тогда вы неизменно будете уверены, что у вас есть галстук на любой случай, пусть даже вы его выбрали вопреки здравому смыслу. И главное, главное: к вашей коллекции возьмите в придачу — о цене смешно и говорить, всего-навсего семьдесят четыре франка, — возьмите вот этот блестящий, искрящийся и фосфоресцирующий галстук, последнюю новинку нашего века, и тогда вам будут светить солнце темной ночью и звезды среди бела дня!

Какие бы новые приключения ни ожидали нас вместе с нашими друзьями и пегой лошадью, в которую не иначе как полыхнувшая в лесной чаще молния вселила тот же неукротимый огонь, я твердо знаю: МЫ НАВСЕГДА ОСТАНЕМСЯ В ДАЛЬНЕМ КРАЮ.


home | my bookshelf | | Край, куда не дойдёшь, не доедешь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу