Book: Все зависит от тебя



Все зависит от тебя

Дженнифер Хейворд

Все зависит от тебя

The Truth About De Campo © 2014 by Jennifer Drogell

«Все зависит от тебя» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

* * *

Глава 1

Разговор Маттео Де Кампо с братом больше походил на настойчивое нравоучение, нежели на дружескую беседу. Во всяком случае, так это выглядело со стороны. Риккардо смотрел на него не мигая, как тореадор на непокорного быка. Недовольство огнем горело в его глазах, а предостерегающие слова высказывались довольно агрессивным тоном.

По правде говоря, они всегда были совершенно разными. Риккардо прямолинеен и шел напролом, а Маттео предпочитал утонченный подход. Как в бизнесе, так и в постели. Ласковый теленок двух маток сосет. Ведь убедить легче доходчивыми аргументами, чем ударом кулака по столу.

Соблазнить женщину по полностью спланированному сценарию, показывая свое желание и умение слушать, в неторопливой беседе за бутылкой отменного кьянти не представляло никакого труда.

Снова взглянув на брата, он опять увидел его хмурое лицо и отметил про себя, что за последнее время Риккардо слишком часто бывает в подобном расположении духа.

Отогнав эти мысли, он откинулся на спинку кресла, глядя в огромные, от потолка до пола, окна офиса брата, расположенного прямо на Уолл-стрит.

– Так ты считаешь, что твое поведение было достойным, а мое – неприемлемым? – спросил он, приподняв бровь.

– Нет, – холодно ответил Риккардо. – Я просто не понимаю, что с тобой. Ты обращаешься с женщинами будто они какие-то игрушки.

– Может, я решил поучиться у тебя, – ухмыльнулся Маттео.

Риккардо бросил на него полный удивления взгляд.

– Ты забываешь, что моя жизнь вполне устроена. Я женат и счастлив.

– Никто и не сомневается. Ты встретил богиню, тебе повезло, – пробормотал он, засовывая руки в карманы и беспокойно тряхнув головой. – Ты что, действительно пригласил меня сюда, чтобы обсуждать мою личную жизнь, Рик? По-моему, ты слишком занят для этого.

– Ты – вице-президент компании, Мэтти. Твоя личная жизнь касается и меня, когда ты начинаешь выкидывать всякие фокусы.

– И каким же образом?

– Твои постоянные появления в прессе не дают никому в компании сосредоточиться. Алекс уже устала латать дыры, и, если честно, я ее не виню.

Так вот в чем дело! Маттео нравилась золовка, и ему совсем не хотелось нагружать ее работой, которой у нее и так было по горло. Но его настолько взбесил упрек брата, что он просто не смог сдержаться:

– Даже если я буду появляться на первых полосах газет каждый день до конца года, все равно не смогу обойти тебя.

– Да, я могу выполнять несколько дел одновременно, – насмешливо сказал Риккардо.

На секунду Маттео замер. Развернувшись, он большими уверенными шагами подошел к брату, и гневно заявил:

– Я просто высмеиваю своих предшественников.

– Вот почему я и прошу тебя остановиться. Подумай, чего ты можешь достичь с ясной головой.

Маттео мог бы сказать Риккардо, что он уже решил для себя завязать с женщинами, точно так же, как алкоголик завязывает с выпивкой, но ему так нравилось держать брата в напряжении. И это было у них взаимно.

– А что ты сделаешь, если я не послушаюсь? – спросил он, заглядывая в разгневанное лицо брата. – Накажешь меня?

Черные глаза Риккардо сверкнули яростным огнем.

– Мне бы очень хотелось избавиться от тебя прямо сейчас, но ты мне нужен. И я считаю, что тебе нужна хорошая встряска. Срочно.

С этим Маттео не мог не согласиться. Будучи начальником европейского сектора «Де Кампо», он увеличил продажи почти вдвое. Но брат продолжал сдерживать его, будто боялся отпустить в свободное плавание.

Ослабив галстук, он сказал:

– Ты не доверяешь мне.

– Я бы не взял тебя на работу, если бы это было так.

– Так почему ты не даешь мне действовать самостоятельно?

– За последние шесть месяцев ты вымотал себя, Мэтти. Ты как ковбой, все время держишь руки у кобуры в ожидании нападения.

– Я голоден! – прорычал Маттео. – Дай мне во что впиться зубами, и ты получишь взамен мое полное внимание.

– Я так и думал. – Риккардо взял со стола журнал и, приподняв его, помахал им в воздухе. – Уоррен Дейвис только что купил сеть отелей «Люкс».

Маттео кивнул. Только ленивый не знал о новом приобретении инвестиционного гения, входившего в тройку самых богатых людей мира.

– Я уже знаю, – сказал он Риккардо. – Но ничего не сдвинется с мертвой точки еще три года.

– Нет. – Риккардо швырнул журнал обратно на стол. – Дейвис решил поменять поставщиков.

– Откуда ты знаешь?

– В понедельник вечером я играл в покер с одним из его лучших друзей. «Де Кампо» может стать главным поставщиком вин.

Маттео задержал дыхание и выпалил:

– Это же как минимум шести– или семимиллионный контракт.

– Десять миллионов долларов. – Знакомый огонек загорелся в глазах брата при этих словах.

Их отец, Антонио Де Кампо, вывел компанию на мировой уровень. Риккардо же укрепил это положение, предложив свои услуги рестораторам. Но подобный контракт сулил признание во всем мире, поскольку марка «Де Кампо» была бы представлена в каждом легендарном ресторане сети «Люкс», где любят проводить время политики, монаршие особы и другие знаменитости. Это было большой удачей.

– Говори, не томи.

– Дейвис поставил во главе ресторанов свою дочь, Куин. Она будет принимать решения по основным поставщикам. На следующей неделе в Чикаго пройдет встреча четырех компаний. Для дальнейшего сотрудничества будут выбраны только две.

– Что еще за встреча?

– Уоррена Дейвиса очень волнуют отношения между партнерами. Он не может удовлетвориться только тем, что написано на бумаге. Все четыре кандидата – достойные соперники. Но из них выберут только тех, с кем у Дейвиса и его дочери возникнет настоящая химия.

Так было понятнее. Маттео был силен в обольщении женщин.

– Как же это все будет выглядеть?

– Коктейльная вечеринка в резиденции Дейвисов.

– Акулы будут кружить вокруг?

– Что-то вроде этого.

Риккардо произнес названия двух известных ликеро-водочных компаний и одного южноавстралийского производителя.

– «Серебряный кенгуру»?

Риккардо кивнул и продолжил:

– Они за последнее время получили много наград.

– Странно. Это не самая известная компания. – Маттео с недоверием покачал головой. – Может, ты знаешь, кто наиболее вероятный кандидат?

– Думаю, Куин положила глаз на «Кенгуру». Нас, скорее всего, не рассматривают всерьез.

Возбуждение охватило его. Кровь быстрее побежала по венам. Вот это уже то, что нужно. Адреналин придавал вкус жизни. Если Куин Дейвис предпочитает настоящее вино, то он сможет его предоставить. Все, что остается сделать, – это очаровать ее.

– А что мы знаем о Куин Дейвис?

– Упрямая, умная, училась в Гарварде. Все здесь, – сказал Риккардо, вручая папку брату.

В ответ Маттео пожал плечами:

– Думаю, проблем не будет.

Хитрая искорка мелькнула во взгляде Риккардо.

Он учился в Гарварде, а Маттео – в Оксфорде. Это всегда было основой их спора.

– Куин руководит несколькими компаниями, так? – спросил он, пролистывая папку.

– Да. Самая новая – это «Молочное наслаждение». Уоррен надеется, что ее опыт в пищевом секторе поможет немного оживить всю сеть ресторанов.

– «Молочное наслаждение»? Кажется, эта компания продает мороженое и бургеры. Каким образом это поможет реанимировать рестораны, награжденные тремя звездами Мишлен?

– Не надо ее недооценивать, Мэтти. К тому же она является частью этой империи.

Все верно, но она женщина. А он еще ни разу не встречал той, которую не мог заполучить. Если его допустят к игре, то уже к концу первого коктейля она будет у него в руках. Он предпочтет играть по своим правилам и, конечно, не станет ее недооценивать. Женщины похожи на спящих медведей: милые и пушистые до тех пор, пока не разбудишь в них зверя. Не надо доводить до этого момента.

– И кто пойдет? – спросил он, закрыв папку.

– Ты.

– С тобой и Габриэлем?

– Я должен быть в Сан-Франциско на открытии ресторана, а Габриэль по горло занят, контролируя сбор урожая.

Предвкушение приносило ему радость. Наконец-то он опять в игре, и от него зависит победа.

– Этот контракт может стать самым важным в истории «Де Кампо». Если мы победим, то выйдем совсем на другой уровень. Все зависит от тебя, Мэтти.

– Победа уже у нас в кармане.

Уверенность Маттео беспокоила брата. В его взгляде чувствовалось недоверие.

– Так же, как с Анжеликой Фонтейн?

От вспышки гнева у Маттео помутилось в голове, пальцы сжались в кулаки. Сделав несколько вдохов, чтобы хоть как-то успокоиться, он прошипел в ответ:

– Сколько еще ты будешь попрекать меня этим?

– Принеси мне контракт с «Люксом».

Маттео склонил голову и какое-то время разрабатывал пальцы рук, чтобы восстановить кровообращение. Ему нужен был искренний ответ брата.

– Почему я? Ведь ты сам мог найти время для такого важного события.

– Потому что только ты способен выиграть в этой схватке. Куин Дейвис – феминистка. Она возненавидит меня с первого взгляда. Габриэль мог бы справиться, но у тебя получится лучше. И дело не только в твоем обаянии. Когда ты в настроении, то притягиваешь к себе людей как магнит.

– «Люкс» наш. Обещаю.

– Внимательно прочитай то, что для тебя подготовила Пейдж, и обращайся, если будут вопросы.

Маттео засунул папку под мышку и пошел к двери. Его мозг уже выстраивал план завоевания, но низкий голос Риккардо прервал его мыслительный процесс:

– Мэтти, я серьезно. Ни при каких обстоятельствах ты не должен с ней спать.

Вдохновение сразу угасло. Сквозь крепко стиснутые зубы он процедил:

– Я понял. Этого не произойдет. Мне уже начинает казаться, что ты вообще побаиваешься отпускать меня туда.

– Просто последнее время ты ведешь себя как самый настоящий дикарь. Я не удивлюсь, если вдруг объявят полет на Луну, и ты окажешься первым в списке.

– Ты же знаешь, как тяжело мне было. И почему так произошло с Анжеликой…

– Это была семимиллионная сделка, Мэтти. – В голосе Риккардо зазвучали стальные нотки.

Да, и он отправил все коту под хвост.

– На этот раз все будет по-другому.

Брат только кивнул в ответ. Маттео двинулся к двери. Конечно, он очарует Куин Дейвис. Но каким образом вырвать победу? Ведь он точно не выдержит еще двух лет пыток, которыми его наказали за прошлую неудачу.

Настроение не улучшилось даже дома, когда Маттео удобно расположился в патио недавно приобретенного мезонина с кружкой прохладного пива. Пролистывая досье, он в очередной раз отдал должное стараниям секретаря Риккардо. Информация была более чем исчерпывающая, да еще дополнена фотографиями. Одного взгляда на Куин Дейвис оказалось достаточно, чтобы понять, почему брат пытался предостеречь его: она была просто сногсшибательна. Миниатюрная, фигуристая брюнетка с длинными волосами и пронзительными зелеными глазами так и манила к себе. Она заинтересовала бы любого не обделенного либидо мужчину.

Великолепна, но, судя по взгляду, мужененавистница. Маттео улыбнулся – уж с этим он может справиться. Сделав глоток освежающего напитка, он начал изучать примечания Пейдж. Куин пришла работать в инвестиционную фирму Дейвиса сразу после окончания Гарварда и довольно быстро взяла на себя такое количество обязанностей, половину которых не потянули бы многие матерые управленцы. Правда, некоторые объясняли столь быстрый взлет всего лишь родственными связями. Но на самом деле она добилась всего сама. Многие бизнес-обозреватели давали ей довольно точные и лестные определения, но одно из них понравилось Маттео больше всего: «гладиатор в юбке». С каждой минутой становилось все интереснее и интереснее.

Перейдя к информации о ее личной жизни, он обнаружил практически полное отсутствие оной. Либо Куин была слишком скрытной. Двадцатисемилетняя красотка проживала в Чикаго. Она развелась со своим мужем, известным бостонским адвокатом Джулианом Эдвардсом, после всего одного года совместной жизни. Маттео удивленно приподнял бровь, размышляя о причинах столь скоропалительного развода. Плюс самый высокий уровень по Крав-Мага[1]. Несмотря на годы тренировок, ни один из его друзей не достиг подобного. Возможно, именно поэтому разрушился ее брак. Куин Дейвис просто кастрировала своего мужа в первые же месяцы совместной жизни.

Прочитав досье от корки до корки, Маттео отложил папку. Наблюдая за одинокой звездой в темном небе над Манхэттеном, он вспоминал о том дне, когда три брата Де Кампо – Риккардо, Габриэль и Маттео – вошли в конференц-зал одной из самых крупных европейских авиалиний в Париже. Тогда на кону был семимиллионный контракт. Презентация прошла отлично, дебют Риккардо в качестве исполнительного директора состоялся. Преисполненные радости, они решили отпраздновать столь знаменательное событие. Но Маттео пришлось нелегко. Как только напряжение и ответственность спали, его вновь охватило чувство вины и боли из-за потери близкого друга Джанкарло. Во время презентации он всеми силами старался поддержать братьев, но после – сдался. И оказался под заботливой опекой красивой женщины, которая не сводила с него глаз. Так уж случилось, что она была дочерью Джорджа Фонтейна, владельца компании, и координировала все контракты.

Полагая, что Анжелика Фонтейн – взрослая, разумная женщина, он объяснил ей на следующее утро, что не заинтересован в серьезных отношениях, а она отправилась прямиком к отцу. Планы Де Кампо превратились в прах в одно мгновение. Джордж был в ярости, а Анжелика окрестила его «бесчувственным сукиным сыном». Это было самым страшным испытанием для Маттео за все тридцать два года его жизни. Он до сих пор помнил выражения лиц братьев, когда Джордж объявил им о своем отказе.

Шок. Неверие. Разочарование.

Маттео отставил пиво в сторону. Да, ему тогда было плохо, но Риккардо прав: из-за этого не должны страдать другие люди. Он смотрел на одинокую звезду, понимая, что ему наконец-то представилась возможность все исправить. В этот раз он не должен оплошать, как бы тяжело ему ни пришлось. Ставка слишком высока.



Глава 2

Вековые стены элегантного особняка Уоррена Дейвиса в сумерках были подсвечены огнями. Дом из красного кирпича Георгианской эпохи находился в Гайд-Парке, в пригороде Чикаго. Лето в этом году выдалось неимоверно жаркое, и дымка, окутывавшая город в течение дня, только начала рассеиваться. Ночная прохлада опускалась на верхушки сосен, стоявших, будто часовые, по другую строну особняка. Куин Дейвис стояла у окна и наблюдала за собирающимися на коктейльную вечеринку руководителями всемирно известных винодельческих компаний.

Лица прибывающих были сосредоточенны и напряженны, что предвещало небывалый накал страстей. Для людей подобного уровня важна только победа. Именно таким был всю жизнь ее отец Уоррен, да и, что греха таить, она была его точной копией, только в женском исполнении. Женщина-воин, которой, чтобы оправдать возложенную на нее ответственность, пришлось стать еще жестче, сильнее и сосредоточеннее.

Она предвкушала битву титанов, взрыв тестостерона. Каждый гость обращал внимание на развивающийся американский флаг над крыльцом, напоминающий о значимости и серьезности всего происходящего. Ведь Уоррен Дейвис был одним из символов великой Америки – миллиардер-филантроп, патриот и финансовый гений, имеющий влияние даже на президента. Все мечтали о знакомстве с ним. За организованный им благотворительный ланч в помощь бездомным детям люди были готовы платить по три с половиной миллиона только ради того, чтобы побыть в его присутствии и перенять хоть крупинку его смекалки.

Волею судьбы он и его жена-ирландка Сайл удочерили Куин еще в младенчестве, так как ее юные родители не могли надлежащим образом заботиться о ней. Сразу после этого Сайл чудесным образом забеременела после многих лет бесплодных попыток, и совсем скоро на свет появилась сестра и лучшая подруга Куин – Теа.

Теа все еще продолжала вертеться перед зеркалом, подбирая прическу. Отойдя от окна, Куин поторопила ее:

– Определись уже. Давай скорее.

Театрально вздохнув, сестра ответила:

– Выбор сложный. Столько влиятельных людей соберутся сегодня под крышей нашего дома. Вот папочка подкинул задачку. Но вопрос решать надо, ведь, как-никак, у него две незамужние дочери.

После неудачного замужества Куин опять попала в эту категорию, но ее это совсем не смущало. Она не собиралась повторять те же ошибки.

– Сегодня мы будем знакомиться с потенциальными партнерами, – ответила она сестре, которая, будучи ветеринаром по профессии, ровным счетом ничего не смыслила в бизнесе. – Это не клуб знакомств.

– Ха! – Теа хитро посмотрела на нее. – Это ты про магнатов животноводства и виноделия? А про сладенького Маттео Де Кампо я вообще молчу… Ты думаешь, я упущу такую возможность?

Куин улыбнулась. Иногда ей хотелось заразиться безрассудным отношением сестры к жизни.

– Дэниел Вильямс красив, это точно.

Теа отбросила длинные светлые волосы назад.

– Ну, я не отказалась бы поселиться на его ранчо. Я бы занималась зверушками, пока он будет заниматься виноградниками. Хотя, – задумавшись, она приложила палец к губам, – я с удовольствием забуду об этом, если Маттео Де Кампо окажется достоин более пристального внимания к своей персоне. Такого зверя я не прочь приручить.

Куин одарила ее удивленным взглядом, слегка приподняв идеально очерченную бровь.

– Он первосортный плейбой и просто не в состоянии воспринимать ни одну женщину серьезно. Будь она даже единственным экземпляром на всей земле, он увидит в ней лишь предмет любовных утех.

– Да какая разница? Я слышала, что женщины сами бросаются на него. Он неимоверно сексуальный.

– Но он не настолько хорош собой.

Сестра заметила огонек в глазах Куин.

– Видишь? Не нужно этого отрицать. Тебе срочно нужно выбросить неприятные воспоминания о своем браке и зажить по-настоящему.

От этих слов сердце Куин сжалось в уже привычный комок. Это состояние не покидало ее с того самого времени, как Джулиан оставил ее. Никто не знал настоящую правду. Общественность говорила о непримиримых разногласиях, что было удобно для Дейвисов. Они никогда не выносили сор из избы.

Выдавив слабую улыбку, она сказала сестре:

– Постарайся все-таки не бросаться на Де Кампо. Помимо того что он разобьет твое сердце, ты еще увидишь его в ярости, когда он пролетит мимо сделки.

– Так ты уже выбрала? – спросила Теа, нахмурив брови.

– Нет, но его компания последняя в списке.

Ее привлекал «Серебряный кенгуру» Дэниела Вильямса. Именно с его помощью она собиралась внести свежую струю в бренд «Люкс».

– А папе нравится «Де Кампо», – сказала Теа, следуя за сестрой к выходу. – Он говорит, их новые вина из провинции Напа просто великолепны.

– Но не папа принимает решение.

– Ты все пытаешься соответствовать его представлениям об идеале? Ты же знаешь, это невозможно.

Скорее всего, сестра права, но такой случай представился Куин впервые, и она просто обязана воспользоваться им и оставить свой след в истории. Спустившись по винтовой лестнице в гостиную, она направилась к стеклянным дверям, ведущим в сад, повторяя себе, что должна быть полностью объективной. В конце концов, так будет честно, даже если она уже все решила.

Площадка, организованная в середине ухоженного сада, была полна людей. Двое из руководителей компаний прибыли в сопровождении жен. А Дэниел Вильямс и Маттео Де Кампо, к великой радости Теа, были в одиночестве.

Странно. Бывшая голливудская подруга Маттео раструбила во всех таблоидах о количестве женщин у этого человека. А сюда он явился один.

Все взгляды устремились на сестер. Светловолосая Теа светилась в ожидании встречи с прекрасным принцем, а ее полная противоположность, брюнетка Куин, стала мишенью для четырех пар глаз. И их интересовала не только ее красота. Они оценивали ее, пытаясь понять, настолько ли она хороша на самом деле, как о ней говорят. К тому же они видели в ее лице пропуск на абсолютно другой уровень международной торговли.

Вся эта ответственность давила на ее хрупкие плечи. Быть дочерью Уоррена Дейвиса означало, что она должна стать не просто лучше других, а лучше в десятки раз. Это ужасно выматывало.

Теа задержала дыхание.

– Видимо, мне придется отказаться от планов на ранчо. Он просто обалденный.

Сестра прекрасно понимала ее. Сверлящий взгляд Де Кампо притягивал ее, словно магнит. Никогда еще с ней не случалось ничего подобного. Среди ее знакомых было огромное количество красивых мужчин, и муж ее был очаровательным, но в этом человеке было нечто особенное. Он бесстыдно изучал ее с головы до пят. Она напряженно сглотнула и расправила плечи.

– Я слышала, у него есть татуировка, – прошептала Теа. – Правда, круто?

Куин залюбовалась его мускулистым телом и невольно задумалась, где она могла бы быть.

Осмотрев его так же внимательно, как и он ее, она почувствовала себя увереннее. На фотографиях, которые обычно публиковали газеты, Де Кампо был совсем другим: расслабленным и свободолюбивым, с дьявольски соблазнительной улыбкой и черными непослушными волосами. Сегодня же он казался сосредоточенным и серьезным, волосы его были аккуратно уложены, подчеркивая правильные черты лица и мужественный квадратный подбородок.

Встретившись с ней взглядом, Де Кампо одарил ее легкой улыбкой, которая заставила ее еще сильнее выпрямить спину. Он ждал, что она растает и сдастся, как и любая другая женщина. Куин гордо подняла голову. Ох, как же он ошибался! Она получила отличный урок от Джулиана: последний, кому может довериться женщина, – красавец-мужчина в дорогом костюме.

Напустив на себя холодный, неприступный вид, она подошла к отцу. Тот сначала представил ее двум руководителям крупных винодельческих компаний, а затем уже более молодым мужчинам. Все четверо излучали харизму и выделялись из толпы. Но даже светловолосый Дэниел Вильямс выглядел как продавец табачной лавки на фоне Маттео Де Кампо. Пожав ему руку, Куин отметила для себя, что цвет его глаз точно такой же, как предгрозовое летнее небо Чикаго – серебристо-серый.

– Куин, – сказал он, не сводя с нее глаз, сжимая ее пальцы в большой теплой ладони. – Роскошное имя для роскошной женщины.

– Очень приятно, мистер Де Кампо, – промурлыкала она в ответ. – Хотя у меня складывается впечатление, что мы уже знакомы. Последнее время ваше имя не сходит с первых полос газет.

Он моргнул. Только это выдало, что ее колкость достигла цели.

– Пожалуйста, зовите меня Маттео, – произнес он низким голосом. – Право, мисс Дейвис, неужели вы верите всему, что пишут в газетах?

– Нет дыма без огня, мистер Де Кампо.

– Но так иногда случается, мисс Дейвис, – ответил он, таинственно улыбаясь.

Отец пристально посмотрел на нее, и Куин вновь почувствовала себя десятилетней девочкой, которую наказывают за то, что она встряла в разговор взрослых. Она моментально вспомнила о манерах.

– Чудесно, что вы с нами сегодня.

Глаза Маттео засверкали, когда он протянул ей бутылку со словами:

– Мой брат Габриэль просил передать вам вот это. Самая первая бутылка урожая нынешнего года. Сорт мальбек.

Об этом вине сейчас говорили все виноделы Северной Америки.

«А он атакует очень умело».

– Я польщена, – кивнула Куин, принимая дар. – Это наверняка чудесное вино. Спасибо большое.

«Один – ноль в пользу Маттео».

– И еще вот это, – добавил он, вытаскивая из пиджака две маленькие коробочки, обернутые в серебряную бумагу. – Аромат Тосканы для вас обеих.

Теа рассыпалась в благодарностях, а Куин показалось, что это уже слишком, но на лицах других конкурентов было написано: они признают, что Де Кампо совершил гениальный ход.

«Так и быть, два – ноль».

Отложив подарки, Куин вернулась к потенциальным партнерам. После разговора с каждым из них она еще больше утвердилась в мнении, что «Серебряный кенгуру» – это то, что ей нужно. «Де Кампо», по ее мнению, была слишком раскрученной компанией, чтобы соответствовать новым направлениям «Люкс». Но она должна уделить время Маттео. Он был единственным, с кем она еще не пообщалась как следует. Можно было отговориться занятостью, но в глубине души Куин знала, что сторонится его. Ее преследовало странное чувство опасности.

Де Кампо оживленно беседовал с ее отцом, обсуждая вопросы бизнеса. Было очевидно, что суровый мужчина явно попал под легендарное обаяние Маттео. Удивительно вдвойне, поскольку Уоррен обычно видел людей насквозь.

Она обошла их стороной и отправилась в дамскую комнату. Лицо болело от бесконечных улыбок, которыми она одаривала гостей вечера. Ей надо было немного отдохнуть от информационного града и бесконечного поиска собравшимися ее слабых точек. Все пытались выяснить, действительно ли она обладает хваленой смекалкой, что доставило ей массу неприятных ощущений. Ноги гудели от высоченных шпилек, а голова пульсировала от усталости, накопившейся за четырнадцатичасовой день.

Иногда быть дочерью Уоррена Дейвиса невыносимо трудно.


Маттео закипел от ярости, когда Куин в очередной раз прошла мимо него. По тому, как холодно она приняла подарки, подбирая которые он чуть не сломал голову, можно было предположить, что она не намерена уделять ему свое время. Вопрос только в том, что является тому причиной – личная неприязнь, которую он с трудом, но пережил бы, или у их компании вообще нет шансов, что стало бы полным крахом.

Он смотрел ей вслед, привлеченный плавными движениями округлых бедер, скрытых строгим платьем, которое все равно выглядело сексуально на ее ладной, похожей на песочные часы фигурке. Все чудесно, если не брать в расчет, что она холодна как лед.

Уоррен извинился и пошел вслед за дочерью. Они перекинулись парой фраз, и Куин скрылась в недрах дома. Стиснув зубы, Маттео мысленно перебирал, где он мог допустить ошибку. Ведь, как только они увидели друг друга, между ними сразу возникло притяжение. Может, мужененавистнице Куин не понравилось именно это? Скорее всего, да. Женщины, подобные ей, стараются не допускать возникновения бреши в своей броне. Видимо, она еще более крепкий орешек, чем он предполагал.

Откуда ни возьмись перед ним вырос Дэниел Вильямс и, сочувственно взглянув на Маттео, спросил:

– Все ждешь? Сложно с ней, правда?

В другой ситуации он согласился бы, но сейчас предпочел держать язык за зубами. Посмотрев на конкурента, Маттео спокойно ответил:

– Я не жалуюсь. В другой ситуации мне бы пришлось отдать за эту беседу три с половиной миллиона.

– Но решение принимает не Уоррен, а Куин, – с ухмылкой произнес австралиец.

– Слышал, что Куин приезжала к вам. Сколько времени вы уже работаете над этим вопросом?

– Уже около шести месяцев. И она до сих пор не скинула с себя маску Снежной королевы. Неудивительно, что она руководит компанией по производству мороженого, правда?

Внутри у Маттео все перевернулось. Вот так новость! Целых полгода. Получается, шансов у «Де Кампо» нет. Ничем не выдав досады, он кивнул:

– Значит, ты выбрал правильный путь.

– Мне не хочется этого говорить, ведь мы, виноделы, должны всегда поддерживать друг друга, и ваша компания мне очень нравится, но эта кобылка у меня на крючке. Не хочется, чтобы ты впустую тратил свое время.

– Тратой времени, – ответил Маттео, устремляя пристальный взгляд на грубое лицо австралийца, – было бы участие в состязании, которое невозможно выиграть, Вильямс. А я пока этого не вижу.

Улыбка на лице собеседника угасла.

– Удачи, Де Кампо. Рисковый ты парень.

– Мне это нравится. – Маттео ответил ему белозубой улыбкой, и в этот момент Куин вышла из дома. – Извини, настал мой час.

Злость кипела внутри его, пока он направлялся к девушке. Он мог спокойно относиться ко многим вещам, но позволить кому-то тратить его время впустую… К сожалению, ситуация требовала от него выдержки, и он, натянув улыбку, остановился напротив Куин.

– Не могли бы вы уделить мне немного времени?

Она попыталась спрятать смущение, опустив длинные черные ресницы.

– Конечно, я как раз направлялась к вам. Уоррен сказал, что вы хотели посмотреть пруд с рыбками.

Маттео с удовольствием бы утопил ее в нем. Но в ответ он лишь кивнул и пропустил ее вперед.

Пока они продвигались в глубь сада, Куин задавала ему вопросы, но безо всякого интереса. Поняв это, Маттео решил опустить рассказ о виноградниках в Тоскане и о столетней истории компании «Де Кампо». Это было совсем ни к чему с таким равнодушным подходом. К тому времени, как они добрались до маленького, невероятно красивого оазиса с прудом посередине, он уже был на гране взрыва.

Куин понимала: надо срочно остудить его пыл. Она начала подробно рассказывать ему о тропических рыбках, обитающих в пруду.

Это стало для него последней каплей.

– Сдается мне, я вам не нравлюсь, мисс Дейвис.

Моргнув, она одарила его ледяным взглядом:

– Не именно вы, а такой тип людей, мистер Де Кампо.

Он спрятал руки в карманы и уставился на нее:

– Может, разъясните, к какому типу я отношусь?

– Плейбой мирового масштаба, – сухо ответила Куин. – Человек, который думает, что может манипулировать другими с помощью шарма.

– Самое забавное, что я так не думаю.

– Как вы там сказали: «Роскошное имя для роскошной женщины»? Да ладно, мистер Де Кампо, неужели вы со всеми так разговариваете?

– Но это правда, мисс Дейвис, – ответил он, расплываясь в улыбке.

Куин невольно закусила нижнюю губу и наконец-то стала похожа на женщину из плоти и крови, а не на кусок льда. Изгибы ее прекрасного тела предстали совсем в другом свете. Она настоящая, живая, а значит, невероятно опасна для мужчин.

Истинная королева.

Улыбка пропала с его лица.

– То есть компания «Де Кампо» в черном списке?

– Я этого не говорила.

– Так на каком мы месте? – резко спросил он. – По-моему, на первом уже давно стоит «Серебряный кенгуру», за ним «Эйч бренд» и Майкл Коллинз.

Легкий румянец, выступивший на ее щеках, подсказал, что он все правильно понял.

– Если нет шансов, для чего нас вообще пригласили?

– Шанс есть всегда, – отозвалась она, сверкнув изумрудными глазами. – Скажите, почему я должна выбрать вас, мистер Де Кампо? Удивите меня.

Миллионы способов, как удивить эту красотку, пронеслись в его голове… но для начала он закрыл бы этот чересчур умный ротик. Вместо этого он ответил:

– Вам понравился «Кенгуру». Этот бренд в моде, он получает множество наград, но и мы не отстаем. Как вы знаете, у «Де Кампо» есть эксклюзивная линия мальбек и сирахс в Напе. А Уоррен всегда поддерживает американских производителей. Почему бы не обратить на нас внимание?

– Меня больше интересует грамотно подобранный бренд. И если он будет произведен в США – еще лучше.

– Хорошо. Надеюсь, вы понимаете, что получите более внимательное отношение от нас, чем от крупных производителей.

– Они обещают очень тесное сотрудничество.

– Вы же не всегда верите тому, что говорят, мисс Дейвис? С нами будет намного удобнее. Мы занимаемся ресторанным бизнесом, и абсолютно все наши заведения очень прибыльны. Мы можем помочь вам.



– Думаю, вы в курсе, что я управляю целой сетью ресторанов?

– Да, рестораны быстрого питания. Это совсем другая область.

– Различия не настолько сильны, мистер Де Кампо, – ответила она недовольным тоном. – Но вы правильно говорите: какой смысл нам набивать ваши карманы и раскрывать секреты управления бизнесом, чтобы потом вы же нас и затоптали?

– Де Кампо не заинтересованы в развитии сети предприятий быстрого питания. Наша область – модные заведения. Так что это будет сотрудничество, а не конкуренция.

– То есть расширяться вы не собираетесь? В этом году вы открыли пять ресторанов.

– Такого в планах нет. Нас устраивает наша ниша. Партнерство – вот чего мы хотим. И мы готовы делиться опытом.

– Мне не нужны ваши советы, мистер Де Кампо. Мне нужно только вино.

– Мы с Риккардо недавно ужинали в вашем ресторане на Парк-авеню и записали десять основных ошибок, которые потянут вас на дно. Возможно, вам будет интересно услышать наше мнение, поскольку наши рестораны являются самыми прибыльными в своей сфере.

Наконец-то. Он нашел отправную точку. Куин внимательно посмотрела на него и скрестила руки на груди:

– Продолжайте.

– Если мы пройдем в следующий раунд, я обязательно все расскажу.

– А если нет? У вас есть возможность сделать это сейчас.

– Ничего. Я попытаю счастья.

– Вы еще и игрок к тому же.

– Всегда. Скажите, Куин, вы не любите, когда вас недооценивают, правда?

– Это правда.

– Я так и подумал. Странно, что Дэниел Вильямс считает, что вы у него на крючке.

– Что?

– Если дословно, то он сказал: «Эта кобылка у меня на крючке».

– Кобылка? – Куин впилась в него взглядом. – Он так и сказал?

– Только что. Спросите у него. А пока вы к нему направляетесь, я вам расскажу, где он остановился. Клянусь, я сегодня видел, как он выходил из отеля, расположенного напротив вашего.

От удивления Куин открыла рот и несколько секунд удивленно смотрела на него.

Маттео мрачно улыбнулся:

– Внешность обманчива, не правда ли? Вы считаете меня плейбоем? Считаете, что я манипулирую? Конечно. Я ценю женщин. И сразу оценил вас, как только увидел, и точно знаю, что это чувство было взаимным… – Он беззаботно пожал плечами. – Но вы не в моем вкусе, Куин. Снежным королевам я предпочитаю милых и приветливых девушек. Так что, может, спрячете свои коготки и начнете играть по-честному? Судите о компании по успехам, а не по тому, что вы вычитали про меня в газетах. Иначе весь сегодняшний вечер можно будет считать фарсом.

Сказав это, он ушел, поскольку прекрасно понимал, что, если проронит еще хоть одно слово, сможет попрощаться с шансами компании. Если это уже не случилось.

Гадкое ощущение не покидало его. Он схватил бокал с подноса проходившего мимо официанта. Да что, черт возьми, с ним происходит? Такие эмоции ему совершенно не свойственны. Эта женщина просто невозможна, а его карьера полностью зависит от нее.

Он наблюдал за ней. С Вильямсом она общалась теперь заметно холоднее. Он хотя бы заставил ее подумать дважды, и рассчитал все правильно. Высокомерные слова владельца «Кенгуру» должны были взбесить ее. А в совокупности с его доводами это может заставить ее полностью поменять планы.


Мысль о том, что он, скорее всего, упустил еще одну великолепную возможность для компании, не давала ему уснуть. Отовсюду, словно издеваясь над ним, на Маттео смотрели логотипы сети отелей «Люкс». Так и не сомкнув глаз, он поднялся в пять утра на пробежку, сразу после которой его ждала дорога в аэропорт.

Результаты станут известны только через пару дней. Хотя какая разница. Он запорол все на корню. Неудивительно, если Куин возненавидела его после вчерашнего разговора.

Глава 3

Маттео успел только войти в прихожую своей нью-йоркской квартиры и бросить сумку на пол, как в кармане у него завибрировал телефон. Не сомневаясь, что это Риккардо, желающий знать все подробности вчерашнего вечера, он посмотрел на дисплей. К его удивлению, звонила Куин. Быстро. У него даже дыхание перехватило.

– Куин?..

– Мои поздравления, мистер Де Кампо, – произнесла она деловым тоном. – Компания «Де Кампо» вошла в список предпочтений для сети «Люкс».

Он медленно выдохнул. Сладкий коктейль из облегчения и победы разлился по его венам.

– Без сомнения, решающую роль сыграла моя харизма, – сухо предположил он.

– Без сомнения, – ответила она с еле заметной усмешкой.

Он прислонился спиной к стене и потер подбородок, покрытый легкой щетиной.

– Я рад, что вы выбрали нас. Спасибо.

– Благодарите нашего главного сомелье. Один глоток вина из подаренной Габриэлем бутылки мальбека – и она сразу же оказалась на вашей стороне.

– Напомните мне поблагодарить ее при встрече.

– Полагаю, лучше держать вас подальше от нее.

– Это почему?

– Она не так подозрительна, как я. Мне бы не хотелось, чтобы в нашей команде случились всякие непредвиденные обстоятельства.

– Думаю, вы меня переоцениваете, мисс Дейвис.

– Думаю, что нет. Кстати, спасибо за парфюм. Не стоило этого делать.

– Я решил, что небольшая частичка Тосканы будет очень уместна. Вам нравится жасмин?

– Да.

– Хорошо. Этот вид считается одним из лучших.

– Полагаю, это один из ваших способов соблазнения женщин?

– Естественно. Один из самых простейших. Я еще и на кухне хозяйничать могу. Вас бы удивило, в какой восторг приходят женщины, видя мужчину у плиты.

– Представляю, – сказала она и после паузы добавила: – Я не сомневаюсь в ваших способностях, вы преуспеете в любой области, мистер Де Кампо. Возможно ли на следующей неделе ознакомиться с вашим производством в Тоскане? А потом я хотела показать вам два наших владения на Карибах, на острове Санта-Лючия. Хочу, чтобы вы почувствовали, каким я хочу видеть «Люкс», чтобы мы могли грамотно сформировать первую партию в начале августа.

– Конечно. А ковбой Джек поедет с нами на Карибы?

– Если вы говорите о Дэниеле Вильямсе, то – да, он тоже выбран нашей компанией.

– Отлично, – ответил он по-итальянски, с нескрываемым сарказмом. – Мы можем отправиться в Тоскану, когда вам будет удобно.

– Тогда, может, в пятницу? Мне не придется пропускать рабочую неделю.

Он улыбнулся. Боже, прости трудоголиков.

– Прислать за вами самолет нашей компании?

– Спасибо, но я должна соблюдать наши внутренние правила и летать коммерческими авиакомпаниями.

– Если передумаете, предложение в силе.

– Спасибо.

– Есть еще одно условие, при котором наше дальнейшее сотрудничество не сдвинется с места.

– И что же это? – после паузы спросила Куин.

– Пожалуйста, зовите меня Маттео.

Он был уверен, что прежде чем ответить, она улыбнулась.

– Я наконец хочу услышать о тех десяти ошибках, Маттео.

Его взгляд привлекла недавно купленная картина Шагала, яркими красками игравшая на фоне кремовых стен прихожей.

– В Тоскане за бутылочкой брунелло все и расскажу. Да, и не забудь свитер, вечерами в замке бывает прохладно.

– Ты что, забыл? Я ведь Снежная королева.

– Отлично, Куин Дейвис, у тебя замечательное чувство юмора, – ответил он, смеясь.

– Ну, не особо радуйся… Наши администраторы свяжутся с тобой для обсуждения деталей. – Куин повесила трубку.

У Маттео была своя теория. Он делил сдержанных женщин на две категории: одни холодны и неприветливы по натуре, другие лишь скрываются под маской. Вторая категория всегда манила его, поскольку обещала сладчайший приз после ожесточенной схватки. И он мог поспорить – Куин принадлежала как раз к этой категории. Жаль, что ни о какой схватке в данной ситуации и речи не могло быть.

Расслабившись, Маттео набрал номер Риккардо. Они добились своего. Теперь они должны будут поставить первую партию товара, а здесь им уже никто не соперник.


«Надо было лететь на частном самолете «Де Кампо», – подумала Куин, приземлившись во Флоренции.

Перелет вымотал ее. Конечности затекли, глаза слипались, и она была готова задушить человека, сидящего рядом с ней и беспрерывно жужжащего ей на ухо на протяжении всего пути от Лондона. Если бы она воспользовалась предложением Маттео, то могла бы отменно поработать, поскольку спать в самолете у нее никогда не получалось. А работы скопилось очень много, так как выяснилось, что «Люкс» находится в более плачевном состоянии, чем они предполагали. Бывшие владельцы скрывали истинное положение дел, и сейчас стало понятно, что лучшие дни всемирно известной сети уже давно позади. Сеть «Люкс» терпела огромные убытки.

Пройдя в зал прилета, Куин села на скамейку в ожидании багажа.

Она должна справиться. Шаг за шагом, постепенно, как ее учила мать. Будучи еще маленькой девочкой, она всегда была готова к неожиданным переменам, понимая, что счастливая жизнь может лопнуть, как пузырь. Ее преследовало ощущение, что, как бы гладко все ни выглядело со стороны, ее существование никогда не будет похоже на сказку.

Напряжение заставило ее закрыть глаза. Сколько раз за свою непродолжительную карьеру ей приходилось доказывать, что она может сделать невозможное? Как только закончится эта расслабляющая двухдневная поездка по Италии, она сразу должна броситься решать навалившиеся проблемы. Во многих ресторанах ее собственной сети нужно срочно делать ремонт. В средиземноморских филиалах частенько проходят забастовки. Некоторые терпят убытки из-за некомпетентного управления.

Наконец багажная лента вывезла ее чемодан.

Куин покатила его к выходу, и уже через несколько секунд летнее солнышко Тосканы обожгло ее плечи. Остановившись, она сняла кардиган и повязала его вокруг талии, ища глазами табличку со своим именем. Но вместо этого она увидела Маттео, который стоял, прислонившись к неприлично дорогой спортивной машине. На нем была футболка университета Оксфорд и джинсы, подчеркивающие длину мощных ног. Он выглядел круто, элегантно и очень по-итальянски.

Рука Куин потянулась к волосам. Когда она последний раз смотрела на себя в зеркало? В Лондоне, кажется. Мятые брюки, на рубашке пятно от кофе и наверняка следы от йогурта в уголках губ.

Она и предположить не могла, что он приедет за ней лично.

Пока он шел к ней, как минимум двадцать находившихся неподалеку женщин бросили на него оценивающий взгляд. Когда он подошел ближе, Куин увидела на его бицепсе татуировку из букв. Да, типичный ловелас.

Все это уже было в ее жизни. Бывший муж тоже был красавцем. Сын влиятельного юриста, которого обожал Уоррен. Именно он и повлиял на выбор Куин. Ей пришлось несладко. Эго супруга требовало внимания и одобрения, и одна женщина не могла справиться с такой нагрузкой. Маттео же в этом не нуждался. Он был очень уверен в себе.

Блеск в его глазах подсказал, что он заметил, как она на него посмотрела. Куин глубоко вдохнула пахнущий розами тосканский воздух. Надо срочно что-то делать с этим физическим притяжением между ними.

– Тебе не стоило встречать меня самому, – равнодушно сказала она, и в этот момент Маттео наклонился и поцеловал ее сначала в одну щеку, потом в другую.

Она застыла в смущении. На ее лице появился румянец. Заметив это, он улыбнулся:

– Ты в Италии, Куин. Мы не пожимаем руки, мы целуемся при встрече.

– Извини за мой внешний вид. У меня был тяжелый день, – произнесла она, сделав шаг назад.

– Ну, некоторые полцарства отдали бы, чтобы так выглядеть даже в хороший день, – тихо промурлыкал он, оглядывая ее с ног до головы.

– Ты без этого никак не можешь, да?

– Да, – весело согласился Маттео, подхватывая ее чемодан. – Мы, плейбои, так и поступаем. Но ради тебя я постараюсь свести все к минимуму.

– О, ты слишком любезен. – Сев в машину, она окинула взглядом кремовый салон. – Подходит к имиджу плохого мальчика.

Машина взревела, и они понеслись прочь из аэропорта. Да, все это было невероятно сексуально, и татуировка очень вписывалась в его образ. Теперь Куин разглядела, что идеально выведенная надпись была на латыни, и уже хотела спросить о ее значении, но осеклась, решив оставить обсуждение его татуировок моделям и актрисам, его обычным спутницам.

– До замка ехать около часа. Так что, если хочешь, можешь вздремнуть. У тебя усталый вид.

– Я не могу спать в самолетах, – съязвила она.

– Только не говори, что ты предпочла бы лететь на самолете, – улыбнулся он.

– Ты читаешь мои мысли?

– Просто предположил. Но если ты не хочешь отдохнуть, тогда я буду терроризировать тебя вопросами.

Кто способен уснуть, когда автомобиль на бешеной скорости несется по автостраде? Умело управляя мощной машиной, Маттео с легкостью входил в крутые повороты, параллельно расспрашивая Куин о «Люксе» и еще успевая указывать на проскальзывавшие за окном достопримечательности. У Куин периодически захватывало дух, и от страха она хваталась за ручку, расположенную над дверью машины.

– Может, немного сбавишь скорость? Или плейбои так не делают? – наконец не выдержала она.

– Конечно нет. Это Италия. Это подобно кастрации, – сказал он, улыбнувшись во весь рот.

«Ну уж нет», – подумала она, глядя на литые мышцы его бедер, когда он в очередной раз переключил скорость.

Безусловно, он принадлежал к типу самых опасных самцов, общаясь с которыми женщина даже не замечает, как ее засасывает в трясину, а, опомнившись, выбраться уже не в состоянии.

Она перевела взгляд на бесконечное море зеленых полей, усеянное ярко-красными точками маков, и сосредоточилась на рассказе Маттео о городке Монтальчино, в котором был расположен замок. Кровавая история этого места тянулась с незапамятных времен, еще задолго до того, как Италия стала государством. Замок был крепостью и играл стратегическую роль во время сражений между жителями Сиены и захватчиками.

– Погреб ранее служил в качестве тюрьмы, там содержали пленных. Это придает особую атмосферу этому месту. Некоторые узники даже умирали там, – сказал он, смеясь и нагоняя еще больше страха на и так испуганную Куин. – Когда дед купил замок, во время ремонта были найдены два скелета, которые мы решили выставить для всеобщего обозрения.

– Жуть какая….

– Люди воевали всегда, с самого сотворения мира.

После очередного поворота взору Куин открылось необыкновенной красоты каменное строение, расположенное на верхушке холма и величаво возвышавшееся над окружающим его лесом, обрамленным горами.

– Замок Де Кампо был построен в Средние века.

– Невероятно, – выдохнула Куин, удивленно приподняв бровь.

Маттео указал на виноградники, покрывающие одну из гор снизу доверху.

– Все имение Де Кампо состоит из виноградников. Ландшафт создает оптимальные условия для созревания урожая. Белый виноград, например, «шардоне», любит солнышко и прохладные ночи, а «брунелло», король красных сортов, наоборот, предпочитает расти ниже, где перепады температур не так заметны.

– Маргарита без ума от вашего «брунелло».

– Кто?

– Наш главный сомелье.

– Ничего удивительного. – Маттео выглядел довольным. – Сегодня вечером мы обязательно его попробуем.

– Масштабы потрясают. Сколько сортов вы выращиваете?

– Пятнадцать. Ты ездишь на лошади? Могли бы завтра прокатиться по владениям.

– Не очень хорошо.

Куин сторонилась лошадей. Эти большие неуправляемые животные чем-то напоминали ей мужчин.

Да, история «Де Кампо» была значительно богаче, нежели у «Серебряного кенгуру». Замок окружали зрелые виноградники, за которыми отменно ухаживали виноделы вот уже третье поколение подряд. Немудрено, что им удается производить столь великолепные вина. Даже несмотря на количество наград и званий, компания «Серебряный кенгуру» не могла похвастаться такой роскошной родословной, как «Де Кампо».

Когда Куин вошла в замок, она и вовсе потеряла дар речи: стены были украшены великолепными фресками, высокий потолок напоминал свод католического собора.

Маттео представил ее экономке Марии, которая вела хозяйство, когда он был еще маленьким мальчиком, затем они с Куин поднялись по винтовой лестнице в спальню, находившуюся в небольшой башенке. Комната была восхитительная. Небольшая каменная арка делила помещение на спальню с огромной кроватью и гостиную с камином. Богатые ткани в золотых оттенках делали спальню похожей на опочивальню принцессы.

Удивительно. Всю свою жизнь Куин чувствовала себя принцессой-самозванкой. Ее родной отец работал на фабрике в Миссисипи и еле-еле сводил концы с концами, чтобы прокормить семью. Рассказал ей об этом частный детектив, которого она наняла, чтобы раскрыть тайну своего удочерения. Уоррен и Сайл всегда говорили, что ее родная мать была влюблена в женатого мужчину и отказалась от дочери, когда их отношения усложнились.

А на самом деле мать вышла замуж за отца, и они родили еще одну девочку, ее сестру. Вместо нее.

– Куин? Все в порядке?

Отогнав мрачные мысли, она встретила озабоченный взгляд Маттео.

– Все прекрасно, спасибо. Пытаюсь представить, каково это – расти в замке.

– О, могу рассказать массу историй, – с хитрой улыбкой ответил он. – Ты даже не представляешь, сколько тайников у нас с братьями было.

– А твои родители будут сегодня вечером?

– К сожалению, нет. Антонио сейчас в Лондоне, а мама живет во Флоренции.

Очень интересно. Пока была жива ее мать, Уоррен каждую ночь проводил с ней. Исключение составляли только деловые командировки. После трагической смерти Сайл отец превратился в совершенно другого человека.

– Ты не против, если мы назначим ужин на семь? Ляжешь пораньше спать и быстро перестроишься на новое время.

– Отлично, спасибо.

– Тогда до вечера.

Закрыв за ним дверь, Куин подумала, что даже эта фраза, произнесенная с легким итальянским акцентом, из его уст прозвучала сексуально.

Она с вожделением посмотрела на кровать. Придется потерпеть еще пару часиков: надо сначала принять душ и проверить почту. Глаза Куин слипались, тело гудело от усталости. Может, несколько минут отдыха на роскошной кровати в сказочной комнате дадут ей заряд энергии, чтобы насладиться ужином? Устраиваясь поудобнее на сатиновом покрывале, Куин думала о том, насколько сильное влияние этот мужчина оказывал на нее, о своем неудержимом влечении к нему. Подкладывая подушку под голову, она предположила, что, возможно, так реагирует на него из-за того, что с момента расставания с Джулианом она даже не смотрела на других мужчин. Поклявшись, что больше никому не позволит так себя унижать, Куин с головой погрузилась в работу, таким образом защищая свое сердце от возможных ударов. Она запретила себе чувствовать. Так было проще. И ради этого человека она не собирается менять выбранную стратегию.


Маттео уже третий раз стучал в массивную деревянную дверь комнаты Куин. Было начало восьмого. Странно, но ему казалось, что она принадлежит к числу пунктуальных людей. Секунду спустя дверь распахнулась, и перед ним предстала заспанная девушка с личиком ангела. Сонные глаза, растрепанные черные кудри, спускавшиеся ниже плеч. Так вот какой на самом деле была Куин Дейвис – мягкой и ранимой. Она просто пряталась за напускной жесткостью. Он ни капли не жалел, что она опоздала на ужин.

– Извини, я заснула, – тихо проговорила она.

Маттео любовался нежным румянцем на ее щеках, пухлыми, влажными губами, словно созданными для поцелуев… С чего он вообще взял, что эта женщина холодная и бесчувственная?

Куин опустила глаза:

– Дай мне пять минут.

Он кивнул. Щелчок закрывшейся двери вернул его в реальность. Он бы укротил строптивую, если бы над ним не висело обязательство. Сейчас он должен руководствоваться разумом, а не желаниями тела.

Когда Куин снова открыла дверь, на ней было темно-синее платье, великолепно подчеркивающее ее соблазнительные формы. Холодный, неприступный вид дополнял картину.

– Надеюсь, это подойдет. – Она провела руками по бедрам. – Ты не предупредил, в чем мне следует выйти к ужину.

– Великолепно, – произнес он по-итальянски. – Извини, я должен был сразу сказать, что мы будем ужинать вдвоем в винном погребе.

Куин взглянула на него с опаской и поджала губы.

– Я обещаю себя хорошо вести. За ужином я расскажу тебе все о «Де Кампо». Даже какую полироль мы используем для пола.

– Я не беспокоюсь по этому поводу. – Она опустила глаза.

«Еще как беспокоишься», – подумал он.

Значит, и ей приходится нелегко. Она тоже чувствует эту химию между ними. Но Куин справится и ему поможет, так что можно расслабиться. К тому же в вопросах соблазнения Маттео не любил спешить.

Он показал ей западное крыло замка, где расположились библиотека, бальный зал и музыкальная комната со старинным роялем. Пройдя по каменному холлу, они переместились в восточное крыло, где только-только начал наполняться посетителями ресторан. Куин была необыкновенно вежлива и приветлива с шеф-поваром Гуерино Пизани, настоявшим, чтобы после ужина она непременно сообщила о своих впечатлениях.

Когда они спускались по винтовой лестнице в погреб, Куин поежилась:

– Так ты не шутил… – Она замерла, разглядывая размещенные в одной из ниш скелеты. – А кому принадлежат эти останки?

– Мы полагаем, что кому-то из пленников. Либо испанцам, либо французам, которых нельзя было похоронить по христианским обычаям. Еще это мог быть кто-то из воинов Карла V.

Толстые каменные стены украшала внушительная коллекция средневекового оружия и доспехов. Любому, кто видел это, становилось понятно, что побег из подобной тюрьмы был невозможен.

– Как это жестоко, – сказала Куин, оглядываясь по сторонам.

– Так и есть, – кивнул Маттео.

Такая же атмосфера царила и в погребе, построенном при деде Маттео, Альфонсо. Малюсенькие зарешеченные окошки были единственным источником дневного света. Приглушенное освещение наводило на мрачные мысли, дрожь проходила по телу от осознания того, сколько страданий видели эти стены. Даже современные высокие стеллажи цвета темного ореха, на которых хранились самые ценные бутылки с вином, и стильная барная стойка не смягчали это впечатление.

– Дух захватывает, – проговорила Куин. – Здесь пытали людей?

– Да, насколько я знаю.

Он усадил ее за сервированный на двоих стол, стоявший посередине комнаты. Расположившись напротив, он указал на бутылку вина:

– Выпьешь немного?

Внимательно рассмотрев этикетку, Куин воскликнула:

– Неужели ты думаешь, что я откажусь от брунелло тысяча девятьсот семидесятого года?

Налив густое темно-красное, почти коричневое вино в бокалы, Маттео поднял свой и провозгласил:

– За успешное сотрудничество.

– Так самоуверенно, – усмехнулась Куин, приподнимая свой бокал в ответ.

– Я не намерен проигрывать.

– Тогда пусть победит сильнейший.

Ее зеленые глаза сверкали в полумраке. Приподняв бокал, она, как опытный сомелье, покачала его в руках и, закрыв глаза, вдохнула аромат, полностью отдаваясь чувственному переживанию. Маттео был загипнотизирован ее действиями. Теперь он уже ни капли не сомневался, что за этой хрупкой оболочкой скрывается страстная натура. Но откажется ли она когда-нибудь от своей маски? Сможет ли полностью расслабиться и позволить мужчине довести ее до экстаза?

Открыв глаза, Куин посмотрела прямо на него. Вероятно, она успела заметить любопытство и восхищение в его взгляде, потому что на ее щеках выступил легкий румянец.

– Итак, ты покажешь мне список ваших замечаний? – поинтересовалась она после того, как подали еду.

– В ресторане на Парк-авеню у вас чересчур обширная винная карта. Не надо давать клиентам слишком большой выбор. Это их отвлекает. Этим должен заниматься сомелье.

– Но люди любят, когда у них есть выбор. Я сама терпеть не могу, когда мне что-то навязывают.

– Да, но у вас слишком большой выбор. Рядом с нами сидела парочка, готовая раскошелиться на дорогую бутылку. Они изучили большую часть карты и в итоге заказали уже известное им вино средней ценовой категории. А сомелье даже ни разу не приблизился к их столику.

– В том ресторане у нас не хватает персонала, – сказала она в свое оправдание.

– Вечер вторника, шесть часов. Полно свободных столиков.

Поджав губы, Куин какое-то время молчала.

– Продолжай, – наконец произнесла она.

– В баре должно работать больше красивых женщин.

– Чтобы мужчины могли строить им глазки и тратили больше денег? Маттео, у меня ресторан высшего уровня, а не стрип-бар.

– Совершенно верно. Семьдесят пять процентов посетителей бара составляют состоятельные мужчины, расслабляющиеся после трудового дня. Это тот тип, которым нравится созерцать красоту. Будет больше красивых женщин – и они станут покупать больше выпивки и гарантированно вернутся в следующий раз.

– Полагаю, девушки должны быть в мини-юбках?

– На этом держится мир, Куин.

Вздохнув, она откинулась на спинку стула.

– Иногда мне кажется, что жизнь была бы гораздо легче, если бы я была мужчиной. У вас все так просто.

– Если ты имеешь в виду прямолинейность и отсутствие обыкновения бесконечно взвешивать все «за» и «против», то да.

– Но ведь таким образом вы упускаете много тонкостей.

– Может, приведешь пример?

– Мне бы хотелось, чтобы сначала ты огласил весь список.

* * *

К тому времени, когда они закончили ужинать, Куин поняла, насколько сильно она недооценила возможную помощь «Де Кампо» в организации правильной и, главное, продуктивной работы «Люкса». Маттео оказался отличным бизнесменом, просто гением маркетинга. «Де Кампо» выжимала максимум из всех своих ресторанов.

– Но все равно существует риск, что рано или поздно вы станете нашими конкурентами.

– У нас разная клиентура, – ответил Маттео, покачав головой. – Зайди в один из наших баров. Посетители в среднем на десять лет моложе ваших обычных клиентов, и у них нет таких доходов, чтобы ужинать в «Люксе».

– Чем ты можешь подкрепить свои слова? Пунктом в контракте?

– Мы можем это обсудить, – сказал он после секундной паузы.

– Это проблема. Руководство компании вряд ли согласится на подобную сделку.

– А разве у тебя есть гарантии, что «Серебряный кенгуру» когда-нибудь не подастся в ресторанный бизнес? Ты не можешь знать будущего.

– Я исхожу из фактов, которыми располагаю сейчас.

Он разлил остатки вина по бокалам. Куин чувствовала, что еще один бокал будет лишним, но разве можно отказаться от легендарного вина?

Маттео серьезно посмотрел на нее:

– Почему ты нас поставила четвертыми в списке? Ведь тебе нужно настоящее вино, а не ширпотреб?

Возможно, это вино развязало ей язык, но Куин решила, что он заслуживает знать правду.

– Я считаю ваш бренд самодостаточным и консервативным. Вы делаете отменное вино, да и выбор у вас превосходный. Вы очень похожи на «Люкс», каким он был раньше. Но я стремлюсь к другому. «Серебряный кенгуру» – молодая, динамичная компания. Она очень соответствует будущему облику «Люкса».

– «Де Кампо» отнюдь не консервативный бренд, – произнес он, нахмурившись. – Гордящийся своей столетней историей – да. Но консервативный? Тут ты ошибаешься.

– Поясни, пожалуйста, разницу, – попросила Куин, склонив голову.

– У меня есть результаты независимых исследований, которые относят нас к молодой, демократичной компании.

– Мы оба прекрасно знаем, что исследования бренда частенько заказываются той самой компанией, которая его и продвигает. Это интуиция, Маттео, и, именно руководствуясь ею, я буду принимать решение.

В глазах Маттео мелькнуло разочарование.

– Тебе стоит навестить Габриэля в Напе. «Серебряный кенгуру» находится в прошлом веке по сравнению с его достижениями.

– Если у меня будет время, обязательно сделаю это. А еще, наверное, мне стоит украсть у вас Гуерино, – сказала она, обращаясь к официанту, забиравшему тарелки. – Все было просто восхитительно.

– Сожалею, но он никогда не покинет Италию, – ответил Маттео с ленивой улыбкой.

– Жаль.

Его брутальный облик выгодно подчеркивала легкая щетина, покрывавшая мужественные скулы. Маттео действительно был опасен, но вино обжигающим потоком разлилось по ее телу, притупив бдительность. На кону серьезная сделка, к тому же Куин прекрасно понимала, что он собой представляет, но это ее не останавливало. Она пристально разглядывала его, не скрывая интереса. Она вспомнила, как наткнулась в одной из газет на откровения бывшей подружки Маттео. Девушка заявила, что так хорошо, как с ним, ей ни с кем и никогда не было, и она не против повторения. И это притом, что в тот момент она состояла в серьезных отношениях с одним очень известным спортсменом. Неужели Де Кампо настолько хорош?

– Куин?

– Что? – С трудом вернувшись к реальности, она посмотрела ему в глаза.

Уголки его губ приподнялись в улыбке.

– Крем-карамель или шоколадный торт? Крем-карамель в исполнении Гуерино – самый лучший в Италии.

– Тогда однозначно крем-карамель.

Отдав распоряжения официанту, Маттео достал откуда-то еще одну бутылку вина, но Куин помотала головой:

– Я больше не буду, спасибо.

– Практически все выпью я, – спокойно сказал он. – Надо жить на полную.

Эта фраза заставила ее замереть. Так всегда говорил Джулиан: «Живи на полную, Куин. Покажи, что ты можешь веселиться».

– Только полбокала, – тихо ответила она.

– Вообще-то я пошутил. Я слышал, ты такой же трудоголик, как и твой отец.

– А что ты еще знаешь?

– Ты и еще одна дама вошли в тридцатку самых успешных бизнесменов этого года. Уоррен, должно быть, очень гордится тобой.

Ну, это как раз под вопросом. Он об этом не говорил. Куин сделала глоток вина и поставила бокал на стол.

– Не важно, что говорят, но все равно для женщин существует определенная планка. А у меня были преимущества с самого начала.

– Да, но минус в том, что ты очень красива. Многие мужчины не воспринимают красивых женщин всерьез.

– А ты?

– Я никогда не недооцениваю женщин, как красивых, так и не очень, – ответил Маттео с улыбкой. – Вы бы завоевали мир, если бы мужчины не были физически сильнее.

Вид у него был абсолютно искренний, и Куин поймала себя на мысли, что, возможно, Маттео не так уж плох. Надо опасаться таких мыслей.

– А что тебе еще известно?

– Ничего особенного. Гарвард, быстрый взлет по карьерной лестнице. А, вот что еще меня поразило: высший уровень по Крав-Мага. Интересный выбор.

– О, это просто я дурачилась, – засмеялась Куин, помахав рукой.

– Крав-Мага – это серьезное боевое искусство. Таким образом тренируют солдат израильской армии. Так что вряд ли это просто прихоть.

– Подружка занималась, и я с ней за компанию. Такое занятие подходит моему характеру, – соврала она. – Уж поскольку мы обмениваемся интересными фактами, – продолжила она, меняя тему, – что означает твоя татуировка?

– Надпись гласит: «Никогда не забывай», – ответил он, дотрагиваясь до бицепса. Взгляд его стал мрачным. – Мой лучший друг Джанкарло погиб в автомобильной катастрофе. Это бессмысленно, несправедливо.

Вот как. Холодок побежал по ее коже. Тоска в его глазах была ей очень знакома, да и вино придало остроты чувствам.

– Мне очень жаль, – тихо произнесла она наконец, нарушая тишину. – Я потеряла мать, когда мне было десять. В голове сразу возникает столько вопросов, правда?

– Да, – кивнул он.

Приятная атмосфера вечера была разрушена. Когда они покончили с десертом, Маттео предложил Куин проводить ее в апартаметны, и она с радостью согласилась.

По дороге они заглянули к Гуерино и поблагодарили его за отменный ужин, а затем отправились в западное крыло замка, где располагалась спальня девушки. Подняться по крутой винтовой лестнице на высоченных каблуках, да еще и после немалого количества вина, оказалось непростой задачей. В какой-то момент ее нога подвернулась, и она упала бы, если бы Маттео не шел следом за ней. Выругавшись, он подхватил ее на руки.

– Ч-что ты делаешь? – спросила она, впиваясь пальцами в его мускулистые плечи.

– Не хочу, чтобы ты сломала себе шею, – пробормотал он, поднимаясь по лестнице с ней на руках. – Не понимаю, для чего женщины носят такие каблуки.

Куин наслаждалась его силой и сексуальностью, с упоением вдыхая манящий пряный запах его одеколона.

– Похоже, я переборщила с вином, – заключила она, когда он поставил ее на ноги возле двери в ее комнату.

Маттео продолжал держать ее за талию, будто боялся, что без поддержки она сразу упадет. А Куин смотрела на него и боролась с желанием провести рукой по его черным густым волосам, повторяя про себя как молитву, что их связывает только бизнес. Притяжение между ними становилось все сильнее. И заинтересованный огонек в его темно-серых глазах совсем ее не настораживал.

– Снежная королева? Я так не думаю, Куин.

Щеки ее залились краской, и она вдруг осознала, что впервые за последние два года, с того самого момента, как ее бросил Джулиан, она почувствовала сильнейшее влечение к представителю противоположного пола, и, как ни удивительно, им оказался именно Маттео Де Кампо.

Глава 4

Если бы не обещание, данное брату, Маттео привлек бы ее к себе за тонкую талию и взял бы то, что она настолько очевидно предлагала. Ее зеленые глаза затуманились от желания, и он всем телом чувствовал ее готовность отдаться ему. Остроты чувствам придавал аромат ее духов, тех самых, которые он подарил ей в начале знакомства.

Но, к сожалению, перед ним стояла Куин Дейвис, и он должен усмирить свои фантазии. Он демонстративно сделал шаг назад.

– Видишь, Куин? – сказал он, провокационно улыбаясь. – Я умею держать руки при себе.

– Слишком много вина и секундное помешательство. Так что не обольщайся, на этом бы все и остановилось.

– Ты так думаешь? Возможно, я слишком самоуверенный, но я точно знаю, когда женщина ждет от меня поцелуя.

От неожиданности она онемела.

– Завтрак в восемь, – как ни в чем не бывало произнес Маттео. – А после будь готова к прогулке на лошадях.

– Но я же предупреждала, что плохо езжу верхом.

– Не волнуйся. Специально для тебя у меня есть великолепная спокойная лошадка. Уверяю, она тебе понравится.

Судя по ее виду, прозвучало недостаточно убедительно.

– Спокойной ночи. Если понадоблюсь, моя комната в конце холла.

Куин посмотрела на него так, что сразу стало понятно: даже если черти станут поджаривать ее на сковороде, она не рискнет войти в его комнату. Рассмеявшись про себя, Маттео развернулся и пошел прочь.

Если бы она только знала, какое наслаждение он может ей доставить!

* * *

Маттео не мог спать, он был настроен на часовой пояс Нью-Йорка. Спустившись в кабинет, он позвонил Риккардо и рассказал о сомнениях Куин.

– Совет директоров никогда не одобрит подобного пункта в контракте, – ответил ему брат. – Нужно найти другой выход.

– Именно за это они тебе и платят огромные деньги. Придумай что-нибудь.

В ответ послышался смех. Закончив разговор, Маттео встал и подошел к окну. Огни замка мягко освещали окрестные холмы, а за ними была полная темнота. Этого вида обычно хватало, чтобы восстановить равновесие в его душе, но только не сегодня. Он мучился вопросом, как убедить Куин подписать контракт именно с ними. Завтрашняя прогулка по виноградникам должна решить многое.

Его беспокоило отношение Куин к их компании. Но ведь она даже не хочет взглянуть на результаты исследований! Поездка к Габриэлю в Напу могла бы все изменить, но Куин такая же упрямая, как и он сам. И очень скрытная, и непредсказуемая.

Тяжело вздохнув, Маттео отправился к себе в комнату, но, даже когда он уютно устроился в постели, тревожные мысли не покидали его. Через несколько дней годовщина смерти Джанкарло. Маттео не давала покоя мысль о его роли в случившейся трагедии. Чтобы опять не погружаться в тяжелые воспоминания, он предпочел думать о Куин.

Джулиан Эдвардс был полным идиотом, раз потерял такую женщину. Если бы Маттео оказался на его месте, он бы точно никуда не бегал от нее, а, наоборот, наслаждался бы таким подарком судьбы. Он уже точно знал, какое наслаждение они могут доставить друг другу.


Куин проснулась с жуткой головной болью и твердым намерением избежать общения с фыркающими четвероногими. Также ее изрядно пугал и двуногий по имени Маттео. Но, поскольку она не могла позволить себе просто исчезнуть, пришлось выпить пару таблеток аспирина и спуститься к Марии за крепким тосканским кофе. Проблема головной боли решена. Но как быть с представителями фауны? Оба были до отвратительности свежи и прекрасны. Маттео, в обтягивающих джинсах и темно-синей футболке, еще с мокрыми после душа волосами, держал под уздцы элегантную гнедую лошадь явно аристократических кровей.

Куин с опаской посматривала на них обоих.

– Я бы все-таки предпочла идти пешком.

– Поверь, она просто очаровательна, с тобой все будет в порядке, – настаивал Маттео.

Она сделала неуверенный шаг к лошади, но отпрыгнула назад, прижимая руку к груди, когда животное громко фыркнуло.

– Неудачный опыт? – спросил Маттео с улыбкой.

Куин кивнула:

– Когда я была маленькая, лошадь меня сбросила. С тех пор я боюсь их.

– Тебя должны были сразу посадить обратно в седло.

– Они пытались, но я не хотела. – Она неуверенно переминалась с ноги на ногу. – Может, правда пешком?

– Куин, – произнес Маттео, как ей показалось, командным тоном, – не стоит избегать чего-то всю жизнь только из-за страха. Марика никогда в жизни никого не сбрасывала.

– Я не дура. Никогда не знаешь, на что может отреагировать лошадь. Даже самая спокойная.

– Ладно, не будем считать, что ты сдалась, – сказал он, собирая поводья. – Я только отведу лошадей обратно в конюшню, и мы поедем на машине.

Но Куин никогда не сдавалась. Неужели было обязательно говорить подобные вещи?

– Стой, – окликнула она уходящего Маттео. – Я попробую, но, если она меня сбросит, тебя ждет расплата.

– Ух ты! Звучит провокационно. Договорились.

Сердце бешено билось в груди, но она подошла к лошади и погладила ее по шелковистой морде. Закончив знакомство, Куин вставила ногу в стремя, которое придерживал Маттео.

– Я все время буду рядом, – уверил он.

Вот это ее и пугало, особенно после вчерашнего, когда она сама вешалась на него, а он ушел. Сжав губы, Куин попыталась одним движением оседлать лошадь, но если бы не поддержка Маттео, она свалилась бы вниз. Оказавшись в седле, она поблагодарила его.

– Это самая сложная часть, – ответил он с совершенно бесстрастным выражением лица.

Но Куин было не до этого. Взяв поводья, она сосредоточилась на животном, а Маттео оседлал большого, опасно выглядящего, но неимоверно красивого жеребца.

– Как его зовут? Люцифер?

– Антерос, – ответил он, смеясь, – как итальянского бога любви и страсти. Правда, идеально для меня?

– Лучше некуда.

– Поехали? – спросил он с улыбкой.

Марика аккуратно следовала за Антеросом по узкой тропинке. Надо отдать ей должное, она никуда не торопилась и тщательно выбирала, куда наступить. Куин потихоньку начала успокаиваться и обращать внимание на сочные зеленые холмы, покрытые пестрыми дикорастущими цветами. Когда они проезжали тщательно ухоженные виноградники, Маттео рассказывал о сортах и особенностях произрастания каждого из них.

В самый разгар солнечного дня они остановились пообедать прямо на винном заводе. В сопровождении главного винодела ей показали весь комплекс и рассказали о техниках производства самых известных вин. Немного передохнув, они двинулись дальше, на другую сторону гор, где культивировались призовые сорта «брунелло» и «кьянти».

На закате они сделали привал высоко в горах. Вид оттуда открывался необыкновенный: огненно-красный шар солнца опускался за верхушки холмов. Остановив лошадь, Куин наклонилась к ее шелковистой шее и нежно погладила ее. Чувствовала она себя великолепно. Свежий воздух и солнце помогли рассеять тяжесть в голове, и ее переполняло чувство гордости за то, что она сумела справиться со своим страхом.

– Ты и правда замечательная, – прошептала она лошадке, на что та тихонько фыркнула и пряднула ушами.

Маттео спешился, привязал своего жеребца и подошел к ней.

– Ты – молодец.

– Ты был прав, она чудесная, – сказала Куин, поглаживая лошадь и вытаскивая ноги из стремян. – Но ходить мне теперь будет тяжело.

Ноги ее не слушались, а пятую точку она отсидела настолько, что даже не чувствовала ее.

– Именно поэтому я стою сейчас здесь. – Маттео протянул к ней руки. – Иди сюда.

Почему-то от этого приглашения ее сердце забилось сильнее. Перекинув одну ногу через седло, она позволила Маттео спустить ее на землю. Точно так же, как и вчера, он держал руки у нее на талии, но сегодня она не была пьяна. Его мужской запах был более заманчив, чем вчерашний одеколон. Видимо, все дело в том, что он настоящий самец, а подобных Куин еще не встречала. Убедившись, что она крепко стоит на ногах, он отпустил руки. А Куин, чтобы отвлечься от нежелательных мыслей, стала расстилать плед. Если не чувствовать его запах и не ощущать прикосновений, она вполне может справиться со своим наваждением.

Маттео вытащил бутылку шампанского, бокалы и складной ножик из дорожной сумки, прикрепленной к седлу его жеребца. Куин с опаской посмотрела на него:

– Сегодня я пас.

– Без него ты не сможешь в полной мере наслаждаться видом, – сказал он, вручив ей бокалы и ловко открывая бутылку. – Это традиция.

Сев рядом с ней, он занял почти все свободное место на пледе, и Куин незаметно отодвинулась, чтобы избежать соприкосновения, чем вызвала улыбку у Маттео.

– Меня еще штормит после вчерашнего, – равнодушно заявила она.

– А-а, – кивнул он. – Конечно, с твоим-то цыплячьим весом.

Она улыбнулась. Последнее время это происходило так редко…

– Спасибо тебе за сегодняшний день, – сказала она, протягивая свой бокал к его бокалу. – Хорошо, что ты убедил меня поехать на лошади. Я получила несказанное удовольствие.

– Я рад.

Сделав несколько глотков золотистого напитка, они какое-то время наслаждались закатом в полной тишине.

– Расскажи мне о поездке в Санта-Лючию. Что ты собираешься нам показать?

Куин села поудобнее:

– У нас два отеля на острове. Вы увидите две стороны «Люкса»: один является нашей жемчужиной, а над другим надо много работать. «Рай среди гор» расположен между двух знаменитых вулканов и является одним из пяти лучших люксовых отелей мира. Кухней заправляет знаменитый шеф-повар, и у него уже готово меню, под которое надо подобрать вина. «Голубая красавица», расположенная в северной части острова, готовится к открытию после длительной реконструкции. Там еще масса работы, даже меню окончательно не утверждено. Но, может, это и к лучшему, вы сможете обсудить это на месте, с шефом.

Маттео задал ей еще несколько вопросов, и, когда она допила шампанское, он жестом предложил налить еще.

– Нет, спасибо, – спокойно ответила она и, показывая рукой на окрестности, добавила: – Но я очарована всем этим. Ты, должно быть, гордишься, что являешься частью истории?

– Да, это невероятная привилегия – быть Де Кампо.

Куин уловила в его тоне нотку сомнения.

– Но?..

– Но одновременно с тем и серьезное испытание.

– У твоего отца сложный характер?

– Он настоящий титан. Уверен, тебе есть с кем сравнивать.

– О да. Интересно, чем бы закончилась схватка Антонио и Уоррена на ринге? Кто бы выиграл?

– Это было бы захватывающее зрелище, – улыбнулся Маттео.

– Вы сами решили продолжать семейный бизнес или так было решено на семейном совете?

– У нас не было выбора. Мы – Де Кампо.

– Похожая ситуация. А разве Риккардо поначалу не был гонщиком?

– Да. Но ему было непросто общаться с отцом после возвращения.

– А почему он вообще вернулся?

– Антонио был тяжело болен и хотел, чтобы Риккардо принял бразды правления.

– А кем бы ты стал, если бы не принадлежал к известному роду?

– Это попытка залезть мне в душу? – спросил он, слегка приподняв бровь. – Частичный анализ личности возможного партнера?

Куин улыбнулась:

– Отвечай на вопрос.

– Я был бы пианистом.

От удивления она открыла рот:

– Серьезно?

Он пожал плечами:

– Музыка была моей второй специализацией в Оксфорде.

Куин невольно посмотрела на его длинные пальцы и элегантные кисти рук.

– А ты? Кем ты себя видела?

– Не знаю, – честно ответила она. – Я часто думаю о том, кем могла бы стать. Когда Уоррен увидел, что я получаю огромную прибыль от продажи лимонада, моя судьба была решена.

– Как же Теа избежала подобного волевого решения и стала ветеринаром?

– Ей совсем не давались цифры, и Уоррен сдался.

– Поэтому тебе пришлось работать за двоих. Вы такие разные.

– Совсем неудивительно, ведь меня удочерили.

– Странно, почему разведка мне не донесла.

– Мы никому об этом не рассказываем. Я была совсем крохой, мне и года не было.

– А ты знаешь, кто твои биологические родители?

– Они живут в Миссисипи, – кивнула она. – У них не было возможности меня оставить.

Что-то в ее интонации насторожило Маттео, но он решил больше ничего не спрашивать.

– Вы с сестрой абсолютно разные, но все равно очень близки?

– Так и есть, – улыбнулась Куин. – Теа до сих пор верит в сказки, а я настоящий циник. Мы дополняем друг друга.

– Мы с братьями тоже очень разные, – произнес Маттео после паузы, во время которой внимательно ее изучал. – Но тоже очень близки. Риккардо обожает править миром. Габриэль помешан на вине.

– А ты?

– Не уверен, что могу себя точно описать. Может, сделаешь это сама?

«Невероятно сексуальный, бесконечно притягательный…» – продолжать в том же духе можно было до бесконечности, но она лишь покачала головой.

– А ты играешь для публики?

– Как правило, нет. А ты бы хотела послушать?

– Возможно.

Боже, да она просто сгорала от любопытства. Ей безумно хотелось посмотреть, как эти прекрасные руки будут обращаться с инструментом, поскольку испытать их медленные и сладкие прикосновения на себе ей точно никогда не удастся.

– Давай договоримся, что я сыграю тебе, когда мы подпишем контракт.

– А ты азартный!

– Азартные игры – прямой путь к просчету, – сказал он, усаживаясь рядом с ней. – Это все равно как утверждать, что ты не ждешь от меня поцелуя, в то время как очень этого хочешь.

– Совсем нет, – прошептала она, но от напряжения у нее вспотели ладони.

– Обманщица, – промурлыкал он, прикасаясь к ее щеке и глядя ей прямо в глаза. – Ты, как и вчера, хочешь, чтобы я тебя поцеловал.

– Вчера ты правильно сделал, что ушел. – Куин потупилась.

– Да, но вчера ты выпила целую бутылку вина, а сегодня ты абсолютно трезва.

– Маттео, я…

– Один поцелуй, – прошептал он, склоняясь к ней.

Куин затаила дыхание. Легкое, нежное прикосновение его губ совсем не походило на спешные, грубые ласки Джулиана. Он повторял неторопливые поцелуи снова и снова, доведя ее до неистового желания более тесного контакта. Она прикоснулась к его плечу – то ли для того, чтобы удержать равновесие, то ли призывая его к более активным действиям.

Он издал низкий горловой звук и поцеловал ее более настойчиво, тщательно исследуя ее губы, превращая ее тело в податливую глину.

Куин и предположить не могла, что поцелуй может быть таким опьяняющим и возбуждающим, доставлять такое наслаждение. А в этом райском месте, на вершине горы, он был вдвойне романтичным. Ей хотелось, чтобы наслаждение длилось вечно.

– Маттео… – выдохнула она.

Вместо ответа, он взял ее руку и положил себе на затылок, тем самым приглашая к более активным действиям. Чувствуя легкое давление его языка на своих губах, Куин прекрасно понимала: если сейчас она впустит его, то он опять продемонстрирует ей, как много она упустила в жизни. Но сопротивляться не было сил, и она полностью отдалась ощущениям.

– Куин…

Его хриплый голос вернул ее в реальность. Он провел губами по ее щеке и прикоснулся лбом к ее лбу.

– Наверное, нам лучше остановиться.

Выпрямившись, Куин прикрыла губы ладонью и с ужасом подумала о том, что натворила.

– Это был всего лишь поцелуй, – сказал он, видя ее смятение.

Боже, она целовалась с потенциальным партнером, когда на кону ставка в десять миллионов долларов!

– Этого больше не повторится, – произнес Маттео, видимо наконец осознав, что произошло.

– Маттео, мы не должны больше так поступать. Хотя у тебя, скорее всего, вызывает любопытство любая особь женского пола.

– Ты все неправильно поняла. – Он сердито взглянул на нее.

– А как тогда это понимать?

– Любопытство вызываешь именно ты. Но я согласен, это была ошибка.

На секунду у Куин резко перехватило дыхание. В этот момент Маттео поднялся, протянул ей руку и сказал:

– У тебя завтра ранний вылет. Нам пора идти.


По дороге назад они вообще не разговаривали. Куин думала о глупом поступке и бесконечно ругала себя за допущенную слабость. Ведь Маттео нужен был только контракт, а она вела себя как полная дура. Надо срочно взять себя в руки и к завтрашнему утру вернуть ясность мыслей.

Глава 5

Маттео знал, что непременно поцелует Куин, с того самого момента, как увидел ее радость от победы над собственным страхом. За этот день он смог очень хорошо узнать ее, и страстный поцелуй стал тому подтверждением. Это был тест, результаты которого вот уже два дня не давали ему покоя.

Даже целая гора работы, которой он пытался отвлечь себя во время десятичасового перелета на остров Санта-Лючия, не помогла ему забыть страстную Куин. Теперь, когда он убедился в правильности своих догадок, его любопытство усилилось в несколько раз.

Его ругательства заглушил шум прибоя. Стеклянная терраса его номера выходила прямо на белоснежный пляж, принадлежавший отелю «Рай среди гор». Поправив бабочку и накинув пиджак, Маттео продолжал заниматься самоедством, ругая себя за безрассудный поступок. Видимо, принятие неправильных решений было его специальностью. Как тогда в Париже, с Анжеликой Фонтейн. Ведь это она вешалась на него, и она поехала за ним в отель, когда он был изрядно пьян. Не следовало пускать ее в свой номер. Он допустил огромную ошибку и навредил «Де Кампо» своей недальновидностью.

Маттео тяжело вздохнул. Конечно, не всегда в их семье все было хорошо, но они обожали друг друга. Семья всегда была для них на первом месте. Ради этого он должен постараться выгнать из себя беса, который частенько заставляет его принимать неправильные решения. Сделка с «Люксом» могла восстановить его репутацию и загладить прошлые промахи.

Оставалось пять минут до встречи с остальными. Маттео вышел на террасу, откуда открывался сногсшибательный вид на два величественных вулкана, и, крепко вцепившись в поручни, призывал на помощь все свое самообладание. «Рай среди гор» полностью оправдывал свое название. Буйная сочная зелень тропических лесов, темные отвесные скалы и бирюзовые воды Карибского моря завораживали своим величием. Яркими пятнами сверкали разнообразные цветы всех оттенков и размеров. А действующие вулканы всем своим видом напоминали о неисчерпаемой силе природы.

Маттео подумал, что он тоже похож на вулкан. Смешанные чувства переполняли его, готовые вырваться наружу, будто поток раскаленной лавы. Помимо всего прочего, завтра трехлетняя годовщина со дня смерти Джанкарло, и, как обычно, никто не сможет ему помочь заглушить боль. Ведь друг погиб из-за глупого спора, зачинщиком которого был Маттео. С тех пор он никак не мог справиться с болью потери, понимая, что ответственность лежит на нем. Ни вечеринки, ни алкоголь, ни женщины не помогали ему полностью избавиться от испепеляющего чувства внутри. Но все это безумие хотя бы ненадолго дает разрядку.

Ему бы сейчас попасть на необитаемый остров вместо предстоящей коктейльной вечеринки, организованной Куин для него и Дэниела. А ведь он должен расположить к себе главного шеф-повара и сомелье. Может, это и к лучшему, будет чем себя отвлечь.

Он опять станет очаровательным Маттео и добьется того, что ему нужно. Устроит желанное шоу.

Небо окрашивалось в оранжево-розовые цвета, когда он вошел на площадку, расположенную прямо на пляже, где небольшая группа людей в вечерних нарядах попивала шампанское под звуки калипсо[2]. Ненадолго остановившись, он оценил обстановку и настроился на общую атмосферу. Дэниел Вильямс засыпал вопросами Томаса Голдинга, менеджера курорта. Главный сомелье Куин, Маргарита, облаченная в элегантное обтягивающее синее платье, оживленно беседовала с шеф-поваром отеля Франсуа Мараном и Куин. Седовласый мужчина чуть старше пятидесяти не сводил глаз с Куин, и Маттео прекрасно понимал его. Маргарита выглядела по-французски шикарно, но Куин была просто обворожительна. Вместо привычного консервативного наряда она облачилась в обтягивающее платье цвета фуксии с высоким разрезом сбоку. Еле заметные бретельки были лишь для красоты, поскольку платье держалось за счет аппетитных форм его обладательницы.

У него пересохло во рту. Для чего она применила такую тяжелую артиллерию? И уж тем более после того поцелуя. Даже волосы не убрала в высокую прическу, а позволила им ласкать нежную кожу. Не надо было особо стараться, чтобы представить, как она бы выглядела на шелковых простынях огромной кровати в его номере. И уж тем более не составляло труда начать с того места, на котором они остановились в прошлый раз, и довести начатое до конца, исследуя каждый дюйм ее зовущей плоти.

«Приди в себя, Де Кампо, – сказал он сам себе, прерывая фантазию и хватая бокал шампанского с подноса проходящего мимо официанта. – Ты должен перетянуть Франсуа и Маргариту на свою сторону, и сразу убраться отсюда».

* * *

Увидев реакцию Маттео на свой наряд, Куин в сотый раз повторила себе, что сделала правильный выбор, остановившись на предложенном Манон платье. Та владела бутиком, находящимся в холле отеля, и уверила Куин, что это платье из нежнейшего шелка как нельзя лучше подходит для коктейльной вечеринки, и быстро развеяла сомнения девушки, которая считала, что платье слишком обтягивающее. Но сейчас сомнения вернулись с новой силой.

Разгладив его на бедрах, Куин одарила Маттео приветливой улыбкой. Нервное движение заметила Маргарита и, внимательно посмотрев на коллегу, спросила:

– Что это с тобой? Ты никогда ничего подобного не надеваешь.

– Обновление гардероба, – пробормотала Куин.

– Я слышала, как Франсуа сказал, что улучшения налицо, – ответила Маргарита, загадочно улыбаясь.

– Правда?

– Он француз, Куин. И я считаю, что он полностью прав. Тебе нужно подчеркивать свои достоинства, а не прятать их.

Куин не знала, как реагировать на подобное заявление. Отбросив волосы назад, она перевела взгляд на самого сексуального мужчину на вечеринке.

– Пойдем, я тебя представлю Маттео.

– О, это совсем не обязательно. – Голубые глаза молоденькой блондинки засверкали озорным огоньком. – Я уже видела его сегодня на пляже. Он произвел там фурор. Как жаль, что он наш потенциальный партнер, и я не могу позволить себе ничего лишнего.

«Ты не одна такая», – подумала Куин, представляя Маттео в плавках.

– Он привез мне бутылочку брунелло, – сокрушалась Маргарита. – А я не могу пригласить его к себе в номер для совместного распития.

Куин посмотрела на нее так, что Маргарита махнула рукой:

– Боже, расслабься, Куин, я же просто пошутила.

Закусив губу, Куин вспомнила о Джулиане. Тот часто говорил, что разочарован тем, какой унылой и скучной оказалась его жена.

– Сосредоточься на работе, – коротко ответила она Маргарите. – Ты сама хотела быть частью этого процесса, так что выбери лучшее для «Люкса».

Она двинулась к Маттео, и ошеломленная Маргарита пошла за ней следом. Да, Куин прекрасно знала, что частенько вела себя как настоящая стерва, но ей было абсолютно все равно. Это результат постоянного словесного насилия, которому подвергал ее бывший муж.

Несмотря на притяжение, Маттео никак не проявил своей заинтересованности. Он был сосредоточен и внимательно слушал ответы Маргариты, не сводя с нее глаз. Нужно было радоваться, что он полностью выполняет их уговор, но почему-то подобное отношение ранило Куин. Виной тому был поцелуй на вершине горы. В ней явно что-то изменилось, и теперь она хотела узнать больше о том, какая же она на самом деле. Ничего подобного она никогда не испытывала со своим мужем.

Была ли она на самом деле Снежной королевой? Или все-таки способна на большее?

После коктейля они переместились за стол, накрытый на той же террасе. Разговоры за столом не смолкали, и вечер был наполнен интересными историями об австралийской жизни Дэниела и не менее забавными происшествиями на парижских кухнях, где довелось работать Франсуа. Маттео завоевал расположение шефа и Маргариты отличным знанием гостеприимства и винной индустрии. Весь вечер он был просто очарователен, но Куин заметила в нем какое-то напряжение. Его состояние было схоже с тем, в котором он пребывал во время ужина в винном погребе.

– Куин сказала мне, что завтра нам доведется побывать на вашей кухне и ознакомиться с меню, – обратился Маттео к Франсуа.

– Да, завтра утром. А во второй половине дня мы будем готовиться к турниру с приглашенным из другого ресторана шеф-поваром.

– Каждый год мы проводим подобные благотворительные соревнования между лучшими поварами острова. Все вырученные деньги отправляются на благоустройство местных школ, – объяснила Маргарита и, кивнув в сторону Маттео, добавила: – Франсуа ищет помощника шеф-повара. Ведь вы учились у самого Генри Тибо в Нью-Йорке?

– Это не было настоящим обучением. Я люблю готовить, и он любезно позволил мне работать с ним на одной кухне.

От удивления Куин открыла рот, а Франсуа просиял от счастья.

– Я рад приветствовать в своей команде того, кому хоть раз в жизни довелось поработать на кухне великого мастера.

– Так вы согласны? – Маргарита вопросительно подняла бровь.

– Для меня это большая честь. Но я дилетант в этом вопросе.

– Тогда все решено, вы мне завтра очень понадобитесь, – заверил его Франсуа.

– А я бы тоже не отказался, – сказал Дэниел.

– А вы проходили обучение? – надменно спросил шеф-повар.

– Нет, но…

– Тогда извините. Я беру в помощники только обученный персонал. Если вы отрежете себе палец, меня лишат лицензии.

Дэниел, надув губы, слушал рассказ Маттео о работе со знаменитым манхэттенским шеф-поваром и наблюдал за радостной реакцией остальных присутствующих. Все его явно раздражало, и под конец ужина он решил взять инициативу в свои руки:

– Я слышал, что «Де Кампо» думает расширяться в следующем году. Судя по тому, насколько хорошо идут дела у вашей компании, вы в скором времени будете наступать этому крутому шеф-повару на пятки.

– Надеюсь, – спокойно согласился Маттео. – Мы ориентированы как раз на этот сегмент рынка.

– Вы зарабатываете кучу денег на ресторанном бизнесе, неужели вы не собираетесь идти дальше? – интересовался Дэниел.

– Нет. – Маттео поставил пиво на стол и не отрываясь смотрел на своего оппонента. – Компании, которые стараются быть везде, обычно разваливаются. Уж ты-то должен знать это, Вильямс. Ведь твоя первая компания прогорела именно по этой причине, не так ли?

– Ну, первый блин комом. Это обязательно надо пройти, прежде чем достигнешь цели, – отмахнулся Дэниел.

– А мне известно, что причина в плохом менеджменте.

Запахло жареным, и Куин решила вмешаться:

– Пожалуй, нам всем пора по домам. Завтра нас ждет ранний подъем.

– Я бы предпочел еще что-нибудь выпить, – вмешался Вильямс. – Присоединишься, Де Кампо?

Маттео уже начал отнекиваться, но тут вступила Маргарита:

– У нас в баре есть замечательный портвейн. Думаю, он станет отличным завершением вечера.

Куин сердито посмотрела на девушку, но та, радостно улыбаясь, глядела на Маттео, и ей пришлось смириться.

Они уселись в баре у каскадного водопада. Маргарита встала за стойку и выбрала несколько бутылок.

– Я бы выпил чего-нибудь покрепче, – протянул Дэниел. – Пожалуй, арманьяк.

– Конечно. – Маргарита вынула бутылку. – Маттео?

– Нет, спасибо. Мне достаточно портвейна.

Необычный тон Маттео привлек пристальное внимание Куин. Лицо его было бледным, а глаза выражали полную отрешенность.

– Да ладно, Де Кампо, будь мужчиной. Составь мне компанию, – пробасил Вильямс.

– Я сказал – нет, – отрезал Маттео, поднимаясь со стула. – Желаю всем доброй ночи.

– С ним все в порядке? – озадаченно спросила Маргарита, глядя вслед уходящему Маттео.

– Я пойду это выясню, – сказала обеспокоенная Куин. – А вы пока наслаждайтесь напитками.

* * *

Придя к себе, Маттео скинул пиджак, стянул удушающую бабочку и расстегнул верхние пуговицы рубашки. Посмотрев на бутылки, выставленные в баре, он заставил себя отвернуться.

Скинув обувь и носки, он вышел на небольшой частный пляж и направился по белому мелкому песку к кромке воды.

Джанкарло пил коньяк накануне аварии. Его счастливое лицо стояло перед глазами Маттео, и он отчетливо слышал слова друга: «Маттео, давай завершим отличный вечер отличной выпивкой».

Он мог тогда все изменить, но пошел на поводу у друга и фактически воплотил в жизнь его предсмертное желание.

– Маттео!

Голос Куин вернул его к реальности, но он продолжал стоять спиной к ней. Он не хотел никого видеть, даже ее.

– Все в порядке. Возвращайся к остальным.

– Нет, не в порядке. Ты в таком состоянии весь вечер. Что случилось?

– Ничего, – резко ответил он, поворачиваясь к ней. – Иди к остальным.

– Я не оставлю тебя, пока ты мне не расскажешь, что случилось. Ты выглядишь так, будто увидел привидение, – твердо сказала она, скрещивая руки на груди.

– Так и есть, – хрипло усмехнулся он.

– Это из-за Джанкарло?

– Черт, Куин, уходи.

– Что с ним произошло?

Эмоции вырвались наружу, будто облако вулканического пепла. Он с силой выдохнул через нос и сжал кулаки.

– Завтра день его памяти. Эта ночь очень тяжелая для меня.

– Вот в чем дело… – Откинув волосы назад, Куин с состраданием посмотрела на него. – Мне очень жаль. Сколько времени прошло?

– Три года.

Она подошла ближе и взяла его за руку.

– Хочешь поговорить об этом?

– Один поцелуй не означает, что я буду исповедоваться, – прохрипел Маттео, отдергивая руку. – Мне может помочь либо алкоголь, либо женщина, Куин. Первый вариант анестезии я себе запретил, а с тобой мы договорились больше не прикасаться друг к другу. Тебе лучше уйти.

– Но я не хочу оставлять тебя в таком состоянии…

– Иди, Куин, – повторил он и, не отдавая отчета в своих действиях, провел пальцами по ее щеке. – Я прикладываю неимоверные усилия, чтобы оставить наши отношения сугубо деловыми. Но ты сегодня так прекрасна, и это платье… Я могу думать только о том, как стянуть его с тебя и впасть в полное забытье, потому что точно знаю: это сработает. Ты можешь выдернуть меня из этой бездны. – Он провел большим пальцем по ее пухлым влажным губам. – Но мы оба знаем, что не можем себе этого позволить. Поэтому уходи прямо сейчас.

Несколько секунд Куин стояла неподвижно. В какой-то момент он даже подумал, что она собирается остаться. Но секундное смятение прошло, она сделала шаг назад и, внимательно посмотрев на него, произнесла:

– Если тебе захочется с кем-нибудь поговорить, я в самом последнем сьюте на этой улице. В любое время, Маттео, – и, развернувшись, ушла.

Дождавшись, когда она исчезнет из вида, Маттео издал животный рык, который поглотила набежавшая волна.

Глава 6

Бессонная ночь всегда заставляет нас чувствовать неудачи еще более остро. Кажется, что ты балансируешь на грани, и только и думаешь о том, чтобы день закончился как можно быстрее.

Но, к великому счастью Маттео, работа на кухне у Франсуа оказалась настоящей интенсивной терапией. Хорошо налаженная работа и военная дисциплина не давали ему сосредоточиться на своих мыслях, и он был этому несказанно рад.

Утром они ознакомились с кухней, а сразу после этого изучили меню отеля. Франсуа был в восхищении от того, как быстро и грамотно Маттео предлагает подходящее вино к тому или иному блюду. К тому же подобранные вина идеально вписывались в задумку Куин.

Дэниел Вильямс был совершенно некомпетентен в этом вопросе. К тому же сразу после изучения меню Маттео присоединился к остальным поварам для подготовки к турниру, чем вызвал еще большее огорчение Вильямса.

Гости были приглашены к семи, но подготовка началась намного раньше. Маттео должен был приготовить три соуса и раскладывать салаты. Он работал четко, как часы. Нарезав лук-шалот, он приступил к острым перчикам, аккуратно и быстро вскрывая их острым ножом. Идеально выстроив линию своей работы, он не оставил себе ни секунды на посторонние мысли.


Куин отбросила карандаш на стол и, откинувшись на стул, потерла глаза. Она наконец отправила отцу отчет о проделанной работе, но справиться с остальной бумажной работой никак не могла. За последние дни она жутко вымоталась, и ей катастрофически не хватало сна. А теперь еще затравленный вид Маттео не выходил у нее из головы. Его взгляд разорвал ей сердце. Она прекрасно понимала его чувства, потому что ей тоже доводилось испытать подобное, когда она узнала правду о своих настоящих родителях.

Потерять лучшего друга, должно быть, очень тяжело. Но что так сильно мучило Маттео? Все-таки три года должны были немного уменьшить боль потери.

Как он сказал, женщины для него как анестезия. Так что на ее месте могла быть любая, но Куин больше беспокоилась о своих чувствах. Ей казалось, помимо физического притяжения, она испытывает к нему нечто большее.

Она все же решила проверить, как у него дела. Упершись ладонями в стол, она встала и отложила документацию по «Голубой красавице». Завтра она займется этим вопросом вплотную, а сегодня отдых.

Подойдя к кухне, Куин увидела, как Маттео в компании полудюжины других помощников виртуозно справляется с поставленными задачами. Франсуа был строгим начальником, и она не раз видела слезы на лицах взрослых мужчин, не выдерживавших его давления, но, глядя на Маттео, можно было подумать, что он всю жизнь провел на кухне.

Подобно завороженной, Куин смотрела, как, встряхнув сковороду, Маттео поставил ее на край конфорки и всыпал туда какие-то травы. И как она могла подумать, что он просто пустышка, плейбой? Он был отличным бизнесменом, вникающим во все аспекты своей работы. И ему очень шла белоснежная форма повара…

Приблизившись, она заглянула в самую дальнюю кастрюлю. Маттео замер.

– Мне просто интересно, что ты готовишь, – пояснила она и, указав на зеленый соус, спросила: – А это что?

– Мятный чатни. Индийский соус.

– Выглядит экзотично.

– И я могу все испортить. – Он серьезно посмотрел на нее. – Ты не должна здесь находиться.

– Хотела узнать, как ты.

– Ты меня отвлекаешь, – сказал он.

– Каким образом? Я здесь всего лишь несколько секунд.

– Ты действительно хочешь это знать? – тихо спросил он, оглядывая ее с головы до ног.

– Не очень, – ответила она, раскрасневшись.

– Франсуа, пусть она уйдет, – обратился Маттео к шеф-повару, указывая на нее пальцем.

– Ты знаешь правила, Куин. Вон! – быстро отреагировал Франсуа, с улыбкой глядя на девушку.

– О, как это низко – звать на помощь старшего, – возмутилась Куин.

– Я хочу победить. Вон! – сказал Маттео, добавляя к соусу грибы.

Куин раздраженно выдохнула и покинула кухню. Направившись в свой номер, она привела себя в порядок, а затем спустилась встречать вместе с Томасом гостей и судей, в числе которых были известные деятели искусства и политики острова, а также знаменитые эстрадные артисты.


Вечер прошел идеально. Ужин стал настоящим гастрономическим удовольствием, а главное блюдо Франсуа, баранина под мятным соусом, над которым колдовал Маттео, стало бесспорным хитом. Куин поняла это еще до того, как выставили оценки, – результат был на восхищенных лицах судей.

В ожидании вердикта повара вышли в зал и смешались с толпой. Куин наблюдала за Маттео, который опять стал самим очарованием и притягивал к себе всех самых важных персон, в числе которых оказалась известная певица Катарина Джеймс – красивая девушка в ярко-красном платье. Маттео был самым настоящим хамелеоном. Он легко адаптировался в любой среде и моментально становился в ней своим. Серые брюки и белая рубашка оттеняли его слегка загоревшую оливковую кожу, делая его еще более привлекательным.

Их взгляды встретились, и Куин быстро опустила глаза и направилась в бар, заказать содовую и изучить прихваченный с собой отчет менеджера «Голубой красавицы». Но Маттео уже сидел на соседнем стуле, и она почувствовала его чарующий аромат, который вряд ли помог бы ей сконцентрироваться.

– Что-нибудь выпьешь?

– Да, на этой кухне было адски жарко.

Она заказала полюбившееся ему вчера местное пиво и, повернувшись к нему, произнесла:

– Ты классно готовишь. Мне кажется, ты умеешь делать абсолютно все.

– Я совсем не разбираюсь в строении автомобиля. Безнадежен, когда дело доходит до судоку. И мои знания грамматики оставляют желать лучшего, – ответил Маттео, задумчиво глядя на нее.

– Какой позор.

– Я не пытался от тебя избавиться, Куин. Это было актом самосохранения.

Сердце ее ухнуло куда-то вниз. И от чего же он пытался себя уберечь?

– Как ты сегодня? – сменила она тему разговора.

– Завтра я буду в порядке.

– Маттео…

Он поднял руку, остановив ее на полуслове.

– Можно, я тебя кое о чем спрошу?

– Пожалуйста.

Поставив локоть на стойку бара, он подпер подбородок и посмотрел ей в глаза:

– Почему твое замужество длилось всего год?

– Мы… просто были несовместимы, – пробормотала она, застигнутая врасплох.

– Мне не нужен пресс-релиз, я хочу знать правду, Куин.

– Это правда.

К этому она могла добавить еще сотню других объяснений. Маттео сверлил ее взглядом. Казалось, он читает ее, как открытую книгу.

– Думаю, он просто не был настоящим мужчиной. Твой характер намного сильнее его.

Она чуть не поперхнулась, услышав его слова.

– Ведь ты же ничего не знаешь об этом, как ты можешь судить?

– Я знаю тебя, Куин. И тебя не так сложно просчитать.

– Думаю, Джулиан не согласился бы. Он бы сказал, что я скучный трудоголик, который не умеет веселиться, – натянуто произнесла она и закусила нижнюю губу.

– Значит, я не ошибся, подумав, что он полный дурак. Любой мужчина скажет тебе, что это не так. В тебе нет ничего, что можно описать словом «скучный». Ты интригуешь и увлекаешь.

– Маттео, не стоит засыпать меня комплиментами. Я толстокожая, – быстро ответила она, скрывая свое смущение.

– Отлично, значит, я могу говорить начистоту, – начал он, глядя ей прямо в глаза. – Если бы между нами не стоял этот десятимиллионный контракт, то мы давно бы уже оказались в постели. И, уверяю, мне бы не было скучно.

В горле ее застрял ком, она затаила дыхание.

– Таких, как ты, не бросают. Твой бывший муж просто глупец.

Куин потеряла дар речи. Такое ей раньше и в голову не приходило. Может, Джулиан специально унижал ее и таким образом самоутверждался? Целый год Куин мучила себя раздумьями о том, как можно было спасти их брак, и что она тогда могла предпринять, чтобы не допустить его гулянок. Таким образом, она до конца разрушила свою уверенность в себе. А может, на самом деле их брак был обречен с самого начала? И причина вовсе не в ней?

К ним подошел один из поваров и позвал Маттео на церемонию вручения наград. А Куин продолжала сидеть, глядя вслед ему. В глубине души она всегда считала себя ущербной. А несложившаяся семейная жизнь только усилила ее подозрения. А что, если она очень сильно заблуждалась и в неудачах в постели виновата тоже не она?

Все эти мысли бесконечно крутились в ее голове, пока объявляли победителя, которым, естественно, оказался Франсуа и его команда. Катарина Джеймс вручила кубок победителю, поцеловав каждого члена команды. Конечно, Маттео она уделила самое пристальное внимание.

Бутылки с шампанским были вскрыты, ужин плавно перетек в вечеринку. Было трудно не участвовать во всеобщем веселье, но ближе к полуночи Куин заметила, что Маттео постепенно теряет кураж и его маска безмятежности и очарования спадает, уступая место боли. Спустя некоторое время она поняла, что нигде его не видит. Катарина уже оживленно общалась с другим.

«Я знаю, ты можешь помочь мне выбраться из этой бездны…» – вспомнила она слова Маттео.

Ее сердце забилось сильнее. Разве можно оставлять человека в беде?

– Извините, – тихо сказала она, обращаясь к Томасу. – Мне надо идти, куча работы.

Пройдя через террасу, она направилась к сьютам. Свет в гостиной Маттео горел. Она уверенно поднялась по ступенькам и уже собиралась постучать, когда услышала звуки рояля. Замерев, она слушала грустную музыку и всем сердцем почувствовала боль и тоску, которую испытывал Маттео.

Обойдя вокруг, она поднялась по ступенькам террасы и, прислонившись спиной к стене, слушала неизвестную ей мелодию. Куин не сомневалась: Маттео сочинил ее специально для Джанкарло. Ноги подкашивались, эмоции лились через край, а ведь она не была особо чувствительна к подобным вещам.

Когда Маттео закончил играть, Куин, глубоко вдохнув, вышла из тени. Он сидел за роялем, глядя на клавиши. Он будто совсем не удивился, увидев ее. Внимательно посмотрев на нее красными от напряжения глазами, он сухо произнес:

– Я сказал тебе вчера, что ты не сможешь помочь. Это мои личные сорок восемь часов кромешного ада.

– Что бы там ни было, что бы ни случилось с Джанкарло, ты должен это отпустить. Нельзя так мучить себя.

– Тебе лучше уйти. – Он вновь опустил голову.

Внутри ее все сжалось, кровь прилила к лицу. Она посмотрела на порожек, отделявший террасу от гостиной, и, приняв решение, сделала шаг. Маттео снова посмотрел на нее:

– Куин…

– Ты должен прекратить издеваться над собой, – прервала она его, садясь с ним рядом на стул и прикладывая руку к его щеке. – Я знаю, каково это, когда держишь все внутри себя.

Он убрал ее руку и посмотрел на нее с безнадежностью во взгляде.

– Я не могу, черт побери.

– Давай поможем друг другу. – Произнеся это, Куин опять прикоснулась к его лицу, и их взгляды встретились.

– Что ты такое говоришь?

Она сглотнула, борясь с привычным желанием бежать без оглядки.

– Я хочу убедиться в том, что ты мне сказал. Что Джулиан сильно ошибался.

– Но ты знаешь, что это правда, – побледнел он.

– Нет, я вообще ничего не знаю. Ты сказал, я могу выдернуть тебя из этого безумия, так используй меня. И докажи, что и я нахожусь в великом заблуждении.

– Но мы переступим черту, – покачал головой Маттео, но в глазах его появился блеск.

– Знаю. Я уже это сделала.

– Но уговор… я…

– Уговора больше нет. Я здесь, и я не оставлю тебя.

– Боже, Куин… – Он зажмурился.

Сердце бешено билось в ее груди. Больше всего она боялась услышать отказ, который подтвердил бы, что она абсолютно никому не интересна. Гнетущая тишина разлилась между ними. Через пару секунд он открыл глаза, и его взгляд заставил ее затаить дыхание.

– Помнишь, я сказал тебе, что мне нужно забыться? Ты должна знать это.

Как она его понимала… Ей хотелось того же самого. Хоть ненадолго забыть, что она Куин Дейвис, и ожить, как тогда, на вершине горы.

Его тело напряглось от прикосновения ее рук, дыхание стало прерывистым.

– Ты уверена?

– Только одна ночь, чтобы помочь нам обоим, – ответила она, кивнув.

Выражение его лица изменилось. Он притянул ее к себе, обхватив за затылок, и прикоснулся к ее губам.

С первой же секунды слияния их губ Куин полностью растворилась в ощущениях. Этот горячий, всепоглощающий поцелуй совсем не был похож на то нежное прикосновение на вершине горы. Маттео звал ее полностью отдаться пламени любви. Она сжала кулаки, упираясь ему в грудь, чтобы не позволить ему доминировать, как это всегда было с Джулианом, но через секунду сдалась и расслабилась.

Горячий поцелуй Маттео выгнал прошлое из ее головы. Он пробовал ее на вкус, проникая все глубже и глубже, и она уже не могла больше думать ни о чем другом, огонь страсти полностью поглотил ее. Прижавшись к нему крепче, она отвечала ему поцелуями, а когда этого стало недостаточно, он обнял ее за талию и приподнял, чтобы она смогла обхватить его ногами. Прикоснувшись нежной кожей к грубой ткани его брюк, она почувствовала под ней твердую возбужденную плоть, отчего ее сердце заколотилось еще быстрее.

Маттео слегка оттолкнул ее назад и, глядя на нее, провел пальцами по обнаженной коже рук и плеч, заставляя все ее тело покрыться мурашками.

– Ты самая красивая женщина из всех, что я видел, – прошептал он, нежно покусывая ее плечо. – Если бы ты только знала, как близко я был к тому, чтобы нарушить все запреты тогда, в замке.

– Но ты ушел…

– Мне это стоило неимоверных усилий, Куин.

Словно завороженная, она смотрела, как он, просунув руки под бретельки платья, стянул их вниз. В следующий момент он не смог скрыть восхищения и, взяв в ладони ее груди, прошептал:

– Я боготворю женскую грудь, но твоя выше всяких похвал.

Глядя ей в глаза, он аккуратно сдавил пальцами соски и легкими круговыми движениями довел их до возбужденного состояния. Тихий стон, сорвавшийся с ее губ, побудил его вновь поцеловать ее.

– Расскажи мне, чего ты хочешь, Куин.

– Еще, – пролепетала она.

Он развернул ее спиной к роялю. Твердое дерево впилось в кожу, заставляя прогнуться, но, когда его горячие губы коснулись возбужденных сосков, ей стало абсолютно все равно. Впившись ногтями в его бицепсы, она издала еще один стон удовольствия, теряя разум от его изысканных ласк.

– Так тебе нравится?

– Да.

Обхватив другую грудь, он проделал такие же манипуляции, нежно пытая языком до тех пор, пока все ее тело не затрепетало от сильнейшего желания, которое ей ранее не доводилось испытывать. Куин полностью запуталась в своих чувствах и… в нем. Стесняясь сказать о своих желаниях, она сильнее обхватила его ногами, призывая к дальнейшим действиям.

– Не торопись, оставим это для спальни.

– Никаких спален, – замерла она.

– А что не так со спальней? – удивился он.

– Я хочу тебя здесь, – ответила Куин, расстегивая пуговицы его рубашки.

В его глазах сверкнул огонь. Позволив ей скинуть со своих плеч рубашку, оголяя роскошный пресс, Маттео взял ее за руки:

– Я еще не закончил.

От этих его слов во рту у нее пересохло. Глядя ей в глаза, Маттео раздвинул ее ноги и чуть сильнее отклонил ее назад. Неторопливым движением он приподнял подол платья и нежно погладил внутреннюю сторону бедра, затем прижал ладонь к пульсирующему влажному средоточию ее женственности.

– Я подумал, а вдруг ты и трусики потеряла, – сказал он низким голосом. – Но я не расстроен, они очень сексуальные.

Куин затаила дыхание, полностью отдаваясь во власть нежных, но настойчивых прикосновений. Маттео одарил поцелуями чувствительную область шеи и плеча и спросил:

– Ты хочешь еще больше?

– Да… – Она инстинктивно двигала бедрами.

– Хорошо, – промурлыкал он, обнимая ее за талию и отрывая бедра от клавиш рояля. – Я тоже мечтаю о продолжении.

Другая рука скользнула под платье и зацепила края трусиков. В следующую секунду они соскользнули с нее. Мучительное осознание своего беззащитного положения пронзило ее стрелой, но через мгновение растворилось. Влажный воздух, наполненный ароматами тысяч экзотических цветов, и ночная тишина, которую нарушали только плещущиеся рядом волны, успокоили ее, унося прочь все сомнения.

Маттео целовал каждый дюйм ее тела, от кончиков пальцев до самого центра ее пульсирующего, влажного естества, доводя ее практически до бессознательного состояния. Просунув руки ей под бедра, он слегка приподнял ее. Она вжала руки в клавиши, и тишину наполнило хаотичное звучание разных нот. Это было грубо и неестественно, но, когда он склонился к ней и их губы слились в поцелуе, Куин почувствовала неизвестную ей доселе внутреннюю связь с человеком.

Казалось, они созданы друг для друга. Маттео точно знал, что ей нужно. Он пробовал ее на вкус, нежно прикасался, медленно сводя ее с ума.

И вдруг тело ее напряглось, глаза широко раскрылись… Она никогда не испытывала оргазма с Джулианом. Куин достигла высот, на которых никогда не бывала.

Он играл языком с напряженным клитором, уводя ее все дальше и дальше в мир неизведанных ощущений. Откинув голову, она проговорила:

– Боже, пожалуйста, я хочу…

– Пока нет, ты еще не готова.

Конечно, она готова. И ждать больше не было сил. Он просунул палец внутрь ее, аккуратно поглаживая до тех пор, пока не нащупал чувствительную точку, которая заставила ее содрогнуться от наслаждения.

Сгорая от желания, она с новой силой вцепилась в клавиши, извлекая новую безумную мелодию.

– Сейчас, Куин, – повелительно сказал он.

Лаская языком горящий центр, он довел ее до полного сумасшествия. Глаза затмила пелена, а в ушах слышался только бешеный ритм сердца. Комната заполнилась ее неистовым криком, когда она переступила черту. Тело билось в экстазе, казалось, она больше не принадлежит себе.

Маттео взял ее на руки и понес в спальню.

– Только не туда…

– А что не так со спальней?

– Я просто не могу, – ответила она, прижимаясь щекой к его груди.

– Да что он с тобой делал, Куин?

– Я не хочу о нем говорить.

Он подошел к обтянутому шелком дивану и сел, продолжая прижимать ее к груди. Приподняв ее подбородок, он спросил, глядя ей в глаза:

– Когда ты была с ним, у тебя такого ни разу не было?

– Нет.

Она чувствовала под собой его твердую плоть, и ее тревожило его неудовлетворенное желание. Ей так хотелось доставить ему удовольствие!

Куин почувствовала себя такой желанной и красивой рядом с ним, что решилась попробовать другой способ. Прижав ладони к его щекам, она поцеловала его. Так приятно было почувствовать свой вкус на его губах.

– Я, конечно, не эксперт, – прошептала она, оторвавшись от его губ. – Тебе придется поправлять меня, если что.

– Скажи, что ты собираешься делать, – сказал он, чередуя слова с поцелуями.

Куин медленно стала опускаться вниз, одаривая поцелуями его упругое, мускулистое тело. Медленно изучая его, она наслаждалась своим желанием прикасаться к нему и его положительной ответной реакцией на все ее действия. Достигнув точеного пресса, она проводила губами по его соленой коже, не обходя стороной ни одного изгиба и углубления. Когда она опустилась еще ниже, к животу, его тело застыло, казалось, он перестал дышать. Она с опаской спросила:

– Все в порядке?

Его вымученное «замечательно» заставило ее улыбнуться.

– Ты хочешь продолжения?

– Ты даже не представляешь насколько.

Она расстегнула ремень и брюки. И вот Маттео перед ней – красивый, мужественный, возбужденный. Ей еще не приходилось видеть настолько пропорционально сложенного мужчину. Ей так хотелось прикасаться к нему, и она чувствовала, что теряет самоконтроль.

Опустившись перед ним на пол, она прикоснулась губами к точеным мышцам прямо около резинки его трусов.

– О, я приветствую подобные фантазии, – подбодрил он ее.

Просунув пальцы под резинку, она извлекла его твердую плоть. Ей хотелось изучить его, доставить не меньшее удовольствие, чем он доставил ей, дать ему почувствовать, что он желанен. Она ласкала и поглаживала его до тех пор, пока он не выгнулся, приподнимая бедра, и не взмолился о продолжении. Тогда она нагнулась и взяла его в рот, в ответ услышав гортанный стон наслаждения. Никогда прежде Куин не испытывала подобного вдохновения. Начав очень медленно, она постепенно ускоряла темп, доведя Маттео почти до полной потери самоконтроля. Тело его стало влажным от пота и подрагивало от удовольствия. Он испытывал то же самое, что совсем недавно испытала она.

Дыхание его стало сбивчивым, он протянул к ней руки, дотрагиваясь до волос, и проговорил:

– Я хочу, чтобы мы сделали это вместе…

Воспоминания об унижениях заполнили ее. Оттолкнув его руки, она глубже взяла его в рот и увеличила темп. Воздух сотрясли ругательства на итальянском. Бедра его судорожно подергивались, он был готов взорваться. Подняв голову, она как завороженная наблюдала его мощный, первобытный оргазм.

Комнату наполнила тишина, нарушаемая только его громким дыханием. Спустя несколько секунд он сказал, поднимаясь:

– Мне надо привести себя в порядок. Не двигайся.

Переодевшись в свежие трусы-боксеры, он присоединился к ней на диване, нежно обнимая и целуя ее в макушку.

– Когда я говорил, что должен забыться, я не имел в виду – до такой степени.

– Я так захотела.

– Вообще-то у меня есть презервативы.

– Дело совсем не в этом.

– Знаю, ты не хочешь об этом говорить, – вздохнул он.

Куин кивнула и закрыла глаза. Впервые за долгое время она была в полном спокойствии, будто наконец достигла полной гармонии с самой собой. И она хотела насладиться этим состоянием, пока это возможно. Эта ночь закончится, все пройдет и больше никогда не повторится. Сегодня она помогла Маттео пережить тяжелое время, а он показал ей, какая она на самом деле.

Проснувшись, она обнаружила себя лежащей на широкой груди мирно спящего Маттео. На улице было абсолютно темно. Она осторожно встала, посмотрев на красивое лицо Маттео. Заметив под глазами синяки, она подумала, что его довольно часто мучает бессонница. Но сегодня он спал как младенец, его тело было абсолютно расслаблено.

Куин тихонько прошла к роялю, собрала свою одежду и заставила себя одеться и выйти за дверь.


Маттео открыл глаза с первыми лучами солнца, осветившего верхушки вулканов. Он был один, свет в номере погашен. Воздух наполнен ароматом духов Куин, ее вкус и запах, казалось, впитались в него самого. Постепенно события прошлой ночи выстроились по порядку, и он вспомнил, как они с Куин ублажали друг друга.

Он нарушил данное брату обещание, чтобы прийти в себя и помочь Куин. Но разве можно это считать оправданием?

Вынув из холодильника бутылку воды, он осушил ее несколькими глотками.

Куин сказала сама, что эта ночь нужна им обоим, и это никак не отразится на сделке. Хотя подобные обещания ему давала Анжелика Фонтейн и на следующее утро побежала, вся в слезах, жаловаться отцу. А что, если Куин не сможет справиться с эмоциями и выберет «Серебряного кенгуру»?

В этот момент ему хотелось просто умереть. Грязно выругавшись, он вышел на террасу. Из-за невозможности забыть прошлое он опять поставил отношения со своей семьей под удар. Неужели он никогда не сможет избавиться от чувства вины, не сможет найти уголок на этой планете, где ему будет спокойно и комфортно? Сколько он будет продолжать наказывать себя, тем самым разрушая жизнь окружающих? Оставалось надеяться, что Куин не предаст его и доверие брата не будет разрушено.

Совершенно не отдавая себе отчета в своих действиях, Маттео надел плавки, вышел на пляж и, войдя в воду, мощными гребками поплыл по направлению к двум вулканам.

Вчера вечером Куин спасла его душу, а сегодня он отправлялся прямиком в ад.

Глава 7

– Интересно, это Де Кампо сегодня утром плавал к вулканам? – Дэниел Вильямс посмотрел на Куин, наливая молоко в чашку с кофе. – Возможно, у меня проблемы из-за смены часовых поясов, но могу поклясться: это был он.

От неожиданности Куин выронила ложку. Это несколько миль по открытой воде! Акулы не были обычным явлением в этих водах, но расстояние… Это тяжело даже для хорошего спортсмена. Да и на завтрак он должен был явиться уже полчаса назад.

– Не может быть, – обеспокоенно сказала Куин. – Пойду проверю, может, он не получил уведомление о распорядке дня. Встретимся в холле через десять минут.

Выйдя из ресторана, она натолкнулась на Маттео. Синие брюки, светло-желтая рубашка и неизменно мрачный вид. Радовало то, что он хотя бы был цел.

– Дэниел сказал, ты плавал к вулканам….

– Да.

– Это глупо!

– Похоже, последнее время я активно развиваю в себе это качество.

– Маттео…

– Позже, Куин, – оборвал он ее. – Мы обсудим все наедине. Пойду возьму кофе с собой.


Пока они ехали в открытой машине на другую часть острова, Куин никак не могла отвязаться от мысли, что только что переспала с мужчиной, сидящим на заднем сиденье. Джулиан действительно оказался бесчувственной скотиной, который только и думал, как унизить ее, и все время делал акцент на то, что она фригидна. Яркие картины прошлой ночи всплывали в ее мозгу, будто кадры из кинофильма, где она снималась в главной роли. Но, несмотря на это, она раскаивалась. Этических ценностей в уставе «Дейвис инвестментс» никто не прописывал, поскольку само собой подразумевается, что спать с возможным претендентом на контракт просто глупо. Но если кто-нибудь из правления или Дэниел Вильямс узнают об этом, ей придется выплатить огромную неустойку, а ее репутация серьезно пострадает.

Но она спасла Маттео и вернула себе уверенность. Способ был довольно странный, но это помогло им обоим. Она справится с последствиями и сможет принять правильное решение, если выкинуть все из головы и сделать вид, что ничего не произошло.

«Какая ирония, – подумала она, тряхнув головой, когда вдали показалась гавань с дорогими яхтами. – Я не могу быть рядом с мужчиной, который вдохнул в меня жизнь».

* * *

Отель «Голубая красавица» совсем не был похож на «Рай среди гор».

Он расположился в самой северной части острова. Омываемая с трех сторон водой территория отеля могла похвастаться самыми лучшими пляжами на всем острове. Каждый сьют был оборудован частным бассейном с эффектом бесконечности, когда казалось, будто вода из бассейна перетекает прямо в необъятные просторы океана, от вида которых захватывало дух. Ресторан был расположен прямо под водой, чтобы посетители могли наслаждаться видом экзотических цветных рыбок через прозрачные пол, стены и потолок заведения. И конечно, жемчужиной курорта считался спа-комплекс, славящийся у мировой элиты процедурами с применением органической морской косметики.

Но насколько мог видеть Маттео, описания в брошюре совсем не соответствовали действительности. Пройдясь по территории в сопровождении менеджера отеля Реймонда Бернарда, он окончательно убедился в том, что вложенные в реконструкцию десять миллионов долларов не подарили курорту новую жизнь, а превратили его в полное безобразие. Низкокачественный ремонт, незаконченные работы с проводкой и коммуникациями – было сразу понятно, что отель не будет готов к открытию через две недели. По нахмуренному лицу Куин становилось понятно: она тоже все прекрасно видит. И единственное, что ее сейчас интересует, – это как она будет принимать первых ВИП-гостей в этом полном бардаке, который по старой памяти считается национальным достоянием Карибских островов.

Получив очередной неадекватный ответ от Реймонда, Куин закатила глаза, совершенно не скрывая свое разочарование и раздражение.

Проходя по блестящему просторному холлу отеля, Маттео подумал о том, что единственной возможностью спасти ситуацию будет помощь Куин. В этом он силен и сможет дать ей нужные советы и информацию. Этим он покажет девушке, что, несмотря на прошлую ночь, «Де Кампо» – именно тот партнер, который необходим «Люксу».

Реймонд привел их на кухню и с энтузиазмом начал указывать на все преимущества комплектации и расположения, подытожив свой рассказ уверенным:

– Впечатляет, правда?

– Пока нет, – резко ответила Куин. – Но скоро все так будет.

– Я думал, вы будете довольны нашей работой, – побледнел Реймонд.

– Никак не пойму, о какой конкретно части этого кошмара вы говорите. Мы обсудим это позже. Пока давайте займемся меню. Маттео и Дэниел приехали именно за этим.

Расположившись на террасе около бассейна, они выслушали шеф-повара. Почти сразу Маттео смог смело заявить, что представленное меню не обладает и каплей креативности и слабо подходит даже для трехзвездочного отеля.

– А морепродукты? Мы на острове, и люди будут ожидать свежих морепродуктов.

– В нашем меню есть два рыбных блюда, – указал повар на раздел основных блюд.

– Всего два из двенадцати?

– Мы подумали, этого достаточно.

– А закуски?

– Ну, вот в этом блюде есть крабы.

Куин закрыла лицо руками.

– Какие-нибудь еще замечания, Куин? – сладчайшим голоском пропел Реймонд.

– Да. Но мы обсудим это за обедом.

Стол им накрыли на берегу. Куин хотела сесть на противоположную сторону от Маттео, но он галантно указал ей на место рядом с ним:

– Отсюда вид намного лучше.

– Я хотела, чтобы вы с Дэниелом могли насладиться им, поскольку я буду иметь возможность наслаждаться им намного чаще.

– Ни в коем случае, – покачал головой Дэниел, осознавая, что он проигрывает в этой гонке. – Дама всегда должна занимать лучшие места.

– Не уверен, что слово «дама» идеально подходит тебе сегодня, – прошептал Маттео ей на ухо, пододвигая ей стул.

Куин бросила на него строгий взгляд.

– Не думай, что прошлая ночь позволяет тебе быть со мной на короткой ноге.

– О нет. Даже не мечтаю. Но нам надо кое-что обсудить. Встретимся в баре перед ужином?

Последнее, что ей хотелось, так это обсуждать прошлую ночь, но, видимо, это необходимо.

– Хорошо, но ненадолго.


Маттео уже ожидал ее за столиком бара, расположенного на краю отвесной скалы. Красивый и элегантный, в черных брюках и рубашке цвета лаванды, он выглядел очень самоуверенно. Увидев ее, он встал:

– Я заказал тебе бокал рислинга.

Ее любимое вино. Такое впечатление, что он замечал малейшие детали, видел ее насквозь.

– Спасибо, – ответила Куин, опускаясь на кожаное сиденье. – Через полчаса у нас встреча с остальными.

– Тогда сразу к делу.

Голова Куин заболела сильнее, несмотря на две таблетки болеутоляющего.

– То, что было прошлой ночью, больше не повторится. Давай поставим на этом точку.

– Так мы и сделаем. Это будет катастрофа для нас обоих, если об этом кто-нибудь узнает.

Куин выдохнула с облегчением:

– И все же я хотела поблагодарить тебя.

– За что? – Он провел рукой по гладко причесанным волосам и посмотрел на нее. – Я не уверен, что бы я делал без тебя. Мне было очень-очень плохо.

Его слова пробудили в ней желание прикоснуться к нему, но она моментально выкинула подобные желания из головы.

– Поверь, у меня есть свои причины говорить так.

– Он – придурок, Куин. Я не знаю, что он с тобой делал и что говорил. Но нормальный мужчина никогда не бросит такую женщину, как ты.

– У нас были сложные отношения, – проговорила она с замиранием сердца.

– Это жалкая пародия на отношения.

Какое-то время они сидели в полной тишине, поскольку дальнейшее развитие этой темы теперь было для них табу. Маттео сделал глоток пива и первым нарушил молчание:

– У тебя серьезные проблемы с «Голубой красавицей», Куин.

– Я знаю, – тяжело вздохнула она. – Понятия не имею, что делать. Реймонд говорит, он нанял лучших подрядчиков на острове.

– И сегодня ты имела счастье в этом убедиться?

А что ей было делать? В строительстве она ничего не понимала, не знала особенностей местного климата, а Уоррен поручил это ей.

Маттео вытащил из кармана брюк визитку и положил перед ней.

– Мы пользовались услугами этой компании. У них огромный опыт и основной офис находится рядом. Я созвонился с ними, объяснил ситуацию, и они готовы приехать и оценить объем работы.

– Но как? Мы открываемся через две недели, и мне надо, чтобы хотя бы кухня была в рабочем состоянии. Остальное будем доделывать постепенно.

– Если они возьмутся, то первым делом отремонтируют все необходимое. Наши с ними продолжительные отношения могут стать дополнительным рычагом воздействия. Они готовы приехать на следующей неделе.

– Правда?

– Если хочешь, я могу дождаться их приезда и помочь тебе договориться с ними.

Она с мольбой посмотрела на него, и по ее губам он прочитал:

– Да, пожалуйста…

Это было необходимо ей как воздух, но при этом Куин прекрасно понимала: чем больше она принимает помощь от Маттео, тем сложнее ей будет отказать его компании в контракте. Но выбора у нее не было, подобрать новую компанию самостоятельно у нее не получалось, а оставить все как есть означало полный провал.

– Они ничего не испортят, Куин. Я знаю этих ребят, только им под силу навести тут порядок.

– Хорошо, только ты должен понимать, что это никак не поможет тебе в остальном.

Кивнув, он быстро встал. Лицо его стало серьезным.

– Я попробую связаться с ними до ужина. – С этими словами он быстро удалился.

Куин пыталась разобраться со своими чувствами. Он собирался помочь ей, спасти репутацию всей сети отелей. А она только и могла думать о проведенной с ним ночи. Куин крепче сжала бокал. Так вот в чем дело… Она ожидала, что он будет восторгаться прошлой ночью, а он думал только о том, как крепче завязать себя с ее компанией. Как она сразу не поняла? И его заявление о том, что нормальный мужчина никогда не уйдет от такой, как она… А у него это получилось очень легко. Куин, королева бизнеса и логики, внезапно будто проглотила горькую пилюлю. Возможно, прошлая ночь была незабываемой, и такое случается только раз в жизни, но она не поставит на кон десятимиллионный контракт. Похоже, она действительно ничего особенного собой не представляет и от нее легко отказаться.

Глава 8

Самая темная ночь всегда перед рассветом. Ведь так говорят?

Маттео сидел в баре холла с кружкой местного пива. Рабочие уже скрылись из вида, чтобы Куин не смогла нагрузить их очередной просьбой. Все косметические работы были выполнены, до открытия оставалось пять дней.

Когда объем работ стал понятен, Маттео предложил свою помощь и остался руководить рабочими, поскольку для Куин это было тяжело. Днем и ночью они работали с Куин и Франсуа над созданием нового меню, налаживанием работы в баре и ресторане пятизвездочного отеля. Теперь дело было за барменами, поварами и персоналом, которые должны были работать как одна большая слаженная машина.

Он был вымотан, но это того стоило. Дэниел Вильямс остался далеко позади, а Куин все больше и больше нуждалась в его помощи. Сейчас стало абсолютно понятно, что она взвалила на себя невыполнимые для одного человека задачи. Поработав с ней, Маттео понял, что она действительно обладает гениальным умом. Совершенно неудивительно, что она добилась таких высот в столь юном возрасте. Она вкладывала в работу всю душу, и персонал относился к ней с большим уважением.

К нему подошли Куин и управляющий.

– Рейс, на котором должен был прилететь сомелье, перенесли на завтра.

– Хорошо, тогда мы приедем завтра.

– Надвигается сильный шторм, – сказал Реймонд, указывая на темнеющее небо. – Я бы не советовал вам возвращаться в «Рай». Не стоит испытывать судьбу во время тропического шторма.

– А в номерах закончили работы с полами? – нахмурилась Куин.

– Сьют «Дельфины» давно готов. Его закончили первым делом по моей просьбе, на тот случай, если вы пожелаете остаться, – ответил он.

– И это все?

– Да. В остальных сейчас полируют полы. Правда, в этом номере три спальни.

Куин закусила губу, ожидая хоть какой-то реакции от Маттео. Но, похоже, даже этот любитель экстремального вождения не особо торопился попасть под тропический ливень.

– Ну что, останемся?

– Конечно, – уверенно ответил Маттео.

Он уж как-нибудь переживет одну ночь и сможет справиться с притяжением между ними, ведь их будет разделять стена. Тем более он уже целую неделю избегал даже случайных прикосновений, честно выполняя условия их договора.

– Хорошо, тогда мы останемся, – сообщила она Реймонду.

Пока тот ходил за ключом, Куин и Маттео отправились в бутик отеля, чтобы подобрать сменную одежду. Куин выискала купальник цвета мандарина и заявила Маттео:

– Я хочу поплавать. Возьми себе плавки.

Она что, с другой планеты? Находиться в одном сьюте ему и так будет невыносимо, а она еще предлагает встретиться в бассейне почти голышом.

Но жара и усталость взяли свое. Маттео тоже хотелось снять напряжение: выпить кружку пива, нырнуть в бассейн. Тем более что она, скорее всего, как обычно, почти все время будет работать, а он успеет вдоволь наплаваться.


Приняв душ и переодевшись в шорты и рубашку поло, Маттео вышел из своей спальни в гостиную, по которой кругами ходила Куин, прижав телефон к уху. Он решил не мешать и направился на террасу. Небо было покрыто свинцовыми тучами, в воздухе чувствовалось скорое начало сильнейшей грозы.

Он с трудом поборол желание раздеться и плюхнуться в прохладный океан. Надо было дождаться момента, когда Куин с головой погрузится в работу.

«Соберись, Маттео. Ты должен выполнить свою работу», – повторил он себе.

Куин переместилась на террасу, продолжая разговор.

– Нет, Уоррен. Тебе не нужно сюда приезжать. У меня все наконец-то срастается… – Далее последовала пауза, а затем она заключила: – Ты мне не доверяешь! – Еще пауза. – У меня все хорошо. Сосредоточься на американских отелях. Уверяю, открытие пройдет без сучка и задоринки.

Да, только если они успеют сделать все вовремя. Осталось всего каких-то пять дней. Закончив неприятный разговор, Куин какое-то время молчала, а потом присоединилась к нему, расстроенная и уставшая.

– Где вино?

Маттео налил ей полный бокал охлажденного белого вина.

– Когда ты признаешь, что ты такой же человек, как и все мы?

– Дело не в этом, – ответила она, гневно сверкнув зелеными глазами. – Он никогда полностью мне не доверяет. Постоянно контролирует мои действия и указывает на недостатки.

– Попробуй посмотреть на это по-другому. Самые успешные люди всегда окружают себя помощниками, в одиночку ничего не получится.

Куин гордо подняла подбородок.

– Всего лишь один раз я решила сделать что-то самостоятельно. Доказать, что я не просто дочь Уоррена, а сама чего-то стою.

– Не думаю, что кто-то сомневается на этот счет.

– Еще как! Я постоянно слышу сплетни за своей спиной.

– И ты собираешься всю оставшуюся жизнь переживать из-за того, что думают про тебя другие?

– Знаешь, он даже не поздравил меня, когда я вошла в тридцатку лучших бизнесменов года. Он сказал, я цитирую: «Жаль, что ты не первая женщина в этом списке».

– Может, комплименты не его конек, – попытался сгладить ситуацию Маттео. – Уверен, он гордится тобой. В этот список очень тяжело попасть.

– У Уоррена такая высокая планка, что трудно оставаться человеком, надо быть машиной.

– А тебе это нравится? – мягко спросил Маттео. – У тебя все отлично получается, только почему-то это не делает вас обоих счастливее.

– Я просто должна быть еще лучше, – сказала она, зажмурив глаза.

– Нет, не должна. – Он подошел к ней ближе. – Куин, ты должна поверить в себя. У тебя все замечательно получается, просто тебе нужны помощники.

– Мне просто надо пережить следующие несколько недель, и я буду в порядке.

– Но ты губишь себя.

– Я не спрашивала твоего мнения.

Маттео сдержался. Конечно, она иногда бывала бесчувственной стервой. Он из кожи вон лез, чтобы помочь ей, а вместо благодарности получил удар наотмашь. Но, что бы она ни говорила, он прекрасно знал: под этим панцирем скрывается очень ранимое сердце.

Ужинали они при свечах, в гостиной с видом на бушующий океан, периодически освещаемый яркими вспышками молний, от красоты которых захватывало дух. Разговаривали немного, но желание обнять ее не покидало Маттео ни на секунду. Сжав зубы, он пытался сосредоточиться на основных вопросах завтрашней работы с сомелье и совсем не заметил, какие усилия прилагает Куин, чтобы побороть притяжение к нему.

Маттео не дружил с женщинами, и даже при желании у него вряд ли бы это получилось. Куин нужен человек, который сможет восстановить ее веру в мужчин. И это точно не он.

После ужина она предложила ему ликер и кофе, но он отказался, что ее явно расстроило.

– У меня много работы, – тихо сказал Маттео, вставая из-за стола. – Спасибо за ужин.

Когда он удалился в свою комнату, Куин налила себе еще вина и стала прохаживаться по помещению. Конечно, Маттео не заслуживал такого грубого отношения. Без его помощи ей бы пришлось очень худо, но ее раздражало, что он во всем был идеален и прекрасно умел контролировать себя. Сбой она видела лишь один раз, в годовщину гибели его друга.

Глядя на бескрайние просторы сверкающего океана, она вдруг осознала, что на самом деле ее бесит его полное равнодушие к ее персоне.

Вернувшись в свою комнату, она переоделась в новое бикини. Не важно, что оно еле-еле прикрывало грудь и вырезы плавок были настолько высоки, что открывали почти всю ее подтянутую попку. Какая разница? Ведь Маттео в очередной раз ушел от нее без оглядки. Понятно, что он выполняет договоренность, но как у него получается справиться с чувствами и не вспоминать проведенную вместе ночь? У нее так не получалось.

Выйдя на улицу, Куин села на край бассейна. Шторм уже прекратился, и отголоски его постепенно отдалялись.

Куин сделала большой глоток вина. Одна ночь с Маттео сильно изменила ее, его страстные прикосновения вытеснили все комплексы, внушенные ей Джулианом.

Мысль о том, что она абсолютна неопытна в постели, была крепко вбита ей в голову. А с Маттео она почувствовала себя красивой и желанной. Оказывается, она умела чувствовать и желать. Но самое страшное, что она может никогда больше не испытать ничего подобного.

Она опустила пальцы ног в воду, потом подняла ступни, наблюдая, как капельки падают вниз, будто слезы. Ком подкатил к горлу. Она больше не хотела быть такой, как раньше. Не верить в себя и чувствовать себя ущербной. Маттео просто плейбой, который вернул ей желание чувствовать, и он двинется дальше, оставив ее наедине с собой.

Слезы хлынули из ее глаз обжигающей рекой. Она не плакала так с момента смерти Сайл, когда та, после неимоверных усилий победить рак, сдалась под натиском коварной болезни. Казалось, что-то оборвалось внутри, было больно даже дышать.

Серебристая луна спряталась за облаками, и к ней пришло осознание того, что она хочет жить полной жизнью и теперь по-другому и представить не может свое существование.

Вытирая слезы, Куин признала: Маттео был прав, когда говорил ей, что она боится стать обычным живым человеком. Она просто не хотела, чтобы ее ранили.


Где-то около полуночи Маттео вышел из комнаты и, прихватив с собой полотенце, направился на улицу. Его встретил громкий хор древесных лягушек, наполняющий теплую ночь. И как только ему удавалось спать эти две недели при таком шуме?

Прочитав все присланные ему по почте отчеты и выслушав восторги Габриэля относительно нового вина, он попытался уснуть, но не смог. Тревожные мысли никак не хотели покидать его, и он решил пойти поплавать.

На полпути к бассейну он увидел Куин, сидящую на краю и глядящую вдаль. Он любовался ее прекрасным профилем, думая о том, что еще ни разу в жизни не встречал женщину, одаренную Богом такой многогранной красотой.

Он медленно разглядывал ее тело, прикрытое скудными кусочками яркой ткани. Волосы, собранные в высокий хвост, обнажили прелестную длинную шею, к которой хотелось немедленно прикоснуться губами.

Словно почувствовав его присутствие, Куин повернула голову и посмотрела на него влажными от слез глазами. Сердце его сжалось, и он уже не слышал настойчивых указаний внутреннего голоса, велевшего ему немедленно убраться прочь. Подойдя к ней, он сел рядом.

– Не спится?

Она покачала головой.

– Что случилось?

– Не знаю.

Он убрал за ухо выбившуюся прядь ее волос.

– Ты загнала себя.

– Дело не в этом.

– Тогда расскажи мне.

Она посмотрела на свои руки.

– Той ночью, когда мы были вместе, я почувствовала себя живой. Впервые в жизни я не была машиной, просчитывающей прибыльные комбинации.

– Куин, ты просто не знаешь, как себя выразить.

– Скорее боюсь. – Она робко посмотрела на него.

– У тебя все получится. Быть честным с самим собой не так уж сложно.

– Хорошо, значит, ты советуешь мне пообщаться с самой собой? Ты сказал, что нормальный мужчина меня бы не бросил… однако сам с легкостью ушел от меня. Поступки значат больше, чем слова, Маттео.

– Ты знаешь, почему я так поступил, – резко ответил он.

– И ты пойдешь дальше, – продолжала Куин, сжав руки в кулаки, – посчитав меня еще одним своим трофеем. А я… буду мучиться. – Она опустила голову. – Для тебя нет ничего проще. Наверняка у тебя в мобильном дюжина женских имен.

– Это глупо, – пробормотал он. – Речь идет о контракте, информация о котором появится на первых страницах всемирно известных изданий. Речь совсем не о гормонах, Куин.

– Я знаю, – сказала она, обняв себя за плечи.

От вида ее большой груди, рвущейся на свободу, у него потекли слюнки. Но напряженные мышцы ее шеи выдавали, как сильно она волнуется.

– Что тебя на самом деле беспокоит? Что бы женщины ни думали, мы не умеем читать мысли.

– Я боюсь, – начала она с раздражением, – что больше никогда не испытаю того, что испытала с тобой той ночью, и опять стану Снежной королевой, которая не может достичь оргазма, потому что не в состоянии расслабиться.

– Это глупости. Все у тебя получится. Просто нужно найти своего мужчину.

– Своего мужчину? – Куин посмотрела на него как на идиота. – Получается, только я считала ту ночь особенной? Скажи, я действительно такая дура?

Он сжал губы.

– Черт побери, Маттео! – Она встала. – Я имею право знать правду.

Он обхватил ее за талию и посадил себе на колени прежде, чем она успела сообразить, что происходит. Впившись в нее взглядом, он возбужденно начал говорить:

– Ты хочешь знать правду? Так вот, всю эту неделю я отчаянно старался не совершить ошибку, которая угробит нас обоих. И если ты полагаешь, что я не думал о нас, ты сильно ошибаешься!

Большие зеленые глаза, окаймленные золотым, внимательно смотрели на него, тонкие пальчики впились в напряженное горячее тело.

– Ты не была девочкой на одну ночь, Куин. Только ты могла спасти меня от самого себя. И ты была единственной, с кем я по-настоящему забылся.

Куин задержала дыхание, когда он провел большим пальцем по ее щеке, и выгнулась, подобно кошке.

– Ты же понимаешь, что это будет полная катастрофа?

– Мне все равно. Не хочу больше думать о последствиях. Я сложу с себя полномочия. Но, Маттео, если тебя интересует только сделка, тебе лучше уйти прямо сейчас.

– Куин…

Она прижалась губами к его лбу и прошептала:

– Я хочу быть с тобой этой ночью, хочу узнать, на что я способна…

Капельки пота побежали по его груди, и он сжал пальцы, стараясь контролировать себя. Но их страсть друг к другу была сильнее, такого влечения Маттео не испытывал еще ни разу. Прижав ладони к ее щекам, он притянул ее ближе.

– Раз уж мы решились броситься в омут с головой, я буду заниматься с тобой любовью, но не сексом.

– А в чем разница? – прошептала Куин.

– Попробуй, и узнаешь.

Руки его заскользили по ее немного влажной, шелковистой коже. Губы их встретились в медленном, сладчайшем поцелуе.

– Маттео, – выдохнула она, заставляя его кровь вскипеть от желания.

Пальцы нашли узелок от верха ее купальника, и он легким движением развязал его, высвобождая нежные упругие полукружия. Стон наслаждения, сорвавшийся с ее губ от его прикосновений, был лучше всякого афродизиака. Откинувшись назад, Маттео разглядывал ее, наслаждаясь идеальной формой груди с розовыми сосками.

– Ты знала, что этот купальник заставит меня переступить черту.

– Возможно.

Улыбнувшись, он склонился к ней и при помощи интенсивных движений пальцев и языка довел ее соски до возбужденного состояния, заставляя Куин стонать от удовольствия. Проведя рукой по животу, он просунул пальцы под резинку ее плавок. Бархатистая кожа была влажной и горячей. Каждое его прикосновение вызывало в ней страстный ответ. Ему хотелось вновь ощутить ее вкус, но больше всего его твердая напряженная плоть стремилась проникнуть внутрь ее. И он это сделает, но всему свое время…

Почувствовав его палец внутри, она прогнулась, подставляя себя ему.

– Боже, как же это приятно…

– Будет еще лучше, – пообещал он, добавляя второй палец и сгибая его, чтобы усилить ласки.

Со стоном она опустила бедра на его руку. Удовлетворенно улыбнувшись, он склонился к ее уху и прошептал:

– В этот раз мы переместимся в спальню, Куин.

– Никаких спален, – замерла она.

– Тогда ты больше не получишь сладкого. – Он убрал руку и отклонился назад, чтобы видеть ее лицо. В этот момент его охватило желание найти и четвертовать ее бывшего мужа. – Не знаю, что он с тобой делал, но я не собираюсь причинять тебе боль.

Она колебалась. Маттео прижался лбом к ее лбу:

– Доверься мне.

Руки ее обвились вокруг его плеч, и, прижавшись к нему, она ответила согласием.

Маттео поднял ее с бортика бассейна, отнес в спальню и поставил на мраморный пол. Она была напряжена. Он запустил руку в ее густые локоны, освободив их от заколки.

– Скажи «стоп», и я сразу остановлюсь.

Страстными поцелуями Маттео покрывал ее губы, лицо и шею до тех пор, пока она не оказалась полностью в его власти.

– Ты сводишь меня с ума, – прошептал он, покусывая ее нижнюю губу. – Ты даже не представляешь, сколько раз я вспоминал тебя рядом со мной, стоящую на коленях. Это был самый яркий опыт в моей жизни.

Куин поцеловала его в шею и, опустив руку, провела по его твердому члену. Он покорно опустился на колени и стянул с нее плавки. Мускусный запах ее возбуждения будоражил кровь. Он присосался к ней, словно пчела, втягивая в себя нектар, доводя себя до сильнейшего возбуждения. Терпеть больше не было сил. Держа ее за ягодицы, он умело орудовал языком внутри и снаружи, отчего она отчаянно стонала, запуская пальцы в его волосы, и что-то неразборчиво шептала.

Оторвавшись от нее, он встал и положил ее руки себе на плавки.

– Сними их.

Она выполнила его просьбу и выжидательно посмотрела на него.

– Расслабься, я ничего не сделаю против твоей воли.

Уложив ее на роскошное ложе, покрытое простынями из белого шелка, он наслаждался совершенством ее фигуры, напоминающей песочные часы. Остатки здравого смысла подсказали ему сходить за презервативом и надеть его, прежде чем провести ладонью по внутренней поверхности ее бедер, плавно добираясь до заветного треугольника. Глаза ее широко раскрылись.

– Дотронься до меня, – велел Маттео. – Хочу чувствовать твои прикосновения.

Потянувшись вперед, она обхватила его горячий пульсирующий пенис. Ее красота поражала его. Казалось, еще никогда в жизни он не был так сильно возбужден, что был готов кончить от простого прикосновения.

– Я хочу внутрь тебя, Куин. Веди меня.

Сомкнув пальцы вокруг его естества, она направила его к своей возбужденной горячей плоти. Упершись руками в матрац по обеим сторонам от нее, он остановился, ожидая ее реакции. Но она, приподняв бедра выше, дала понять, что готова к дальнейшим действиям. Он осторожно вошел в нее, внимательно наблюдая за ее реакцией, но она умоляюще простонала:

– Пожалуйста… еще!

Позволяя ее телу привыкнуть к нему, Маттео медленно давал то, чего она требовала, утопая в ней все глубже и глубже, до тех пор, пока полностью не погрузился в изгибающееся от наслаждения тело. Никогда еще он не испытывал таких сильных ощущений, когда ее тугие мышцы сжались вокруг его естества. Если это дорога в ад, пусть она никогда не заканчивается.

– Скажи, чего ты хочешь, что тебе нравится.

Немного смущенно Куин начала озвучивать свои пожелания. Беспрекословно выполняя их, он сразу заметил сводившую его с ума ответную реакцию ее тела. Каждый раз она озвучивала более смелые, конкретные требования. Крепче обхватив его ногами, она позволила ему войти еще глубже. При такой интенсивности их движений ему стоило невероятных усилий сдерживать себя. Приложив палец к ее клитору и целуя ее в губы, он прошептал:

– Давай, дорогая, сделаем это вместе…

Куин застонала и закрыла глаза, но что-то внутри все еще не отпускало ее. Еле сдерживаясь, Маттео крепче прижал палец к ее самой чувствительной точке, и ее сильнейший оргазм цепной реакцией захватил и его, заставляя закричать от удовольствия. Дальше было только сладкое возвращение на землю. Они стали единым целым, их тела слились в экстазе. Ничего подобного еще не было в его жизни.

Они лежали, не решаясь говорить. Он перекатился на спину, не размыкая объятий. Слезы катились по щекам Куин, а он вытирал их, шепча ей ласковые слова на своем родном языке до тех пор, пока она не заснула у него на плече.

Свет луны освещал их уставшие, удовлетворенные тела. Обнимая Куин, Маттео думал о том, что теперь его ждет. Обещание нарушено, возврата назад нет.

Глава 9

Куин разбудило пение птиц, этакий гимн радости, посвященный началу нового дня. Она спала беспокойно, поскольку не привыкла спать рядом с кем-то. Последние несколько месяцев совместной жизни они с Джулианом спали на разных кроватях. А теперь мускулистая рука Маттео крепко прижимала ее к себе. Непривычное, но чудесное ощущение.

Первые лучи зарождающегося дня всколыхнули воспоминания о прошедшей, но незабываемой ночи. Плотские желания перекрыли здравый смысл, и теперь у нее не оставалось выбора. Ей следует добровольно сложить с себя полномочия, а это означает, что придется рассказать отцу об отношениях с Маттео.

Холодный пот прошиб ее при мысли о том, как он отреагирует. Откинув простыню, Куин тихонько встала, надела купальник и вышла на улицу. Воздух был теплым, но по ее спине пробежал холодок, когда она вспомнила взгляд недовольных голубых глаз отца. Тошнота подступила к горлу. Уоррен никогда не поймет, как можно смешивать деловые и личные отношения, тем более когда на кону такая сумма.

Но, вспоминая о том, как Маттео занимался с ней любовью, используя свое тело как инструмент для наслаждения, а не для наказания, как это делал Джулиан, Куин решила: будь у нее выбор, она снова поступила бы точно так же.

Нервным движением убрав волосы с лица, Куин призналась себе, что четко понимает, какой урон нанесла своей карьере. Но ей больше не хотелось жить в вакууме. Одиночества ей хватит на всю оставшуюся жизнь. Самое неприятное – это то, кому она отдала сердце. Маттео Де Кампо. Человек, о похождениях которого она регулярно читала на первых страницах газет.

Вдыхая сладкие ароматы ладанника, магнолии и гардении, глядя на бурный прибой, отголосок вчерашнего шторма, Куин старательно работала над своими эмоциями. Маттео сказал, что займется с ней любовью, а не сексом. Но он не любит ее, это просто страсть. А под таким углом ее поступок выглядел очень неразумно. Если она умная девочка, то должна первой бросить его, чтобы не опалить крылышки. Сделать все вовремя, чтобы сохранить хорошие воспоминания об их романе.

Голова ее взрывалась от мыслей. Глядя на манящую бирюзовую поверхность, она решила искупаться. Может, прохладная вода немного успокоит воспаленный мозг.


Маттео проснулся с четким желанием обнять ту, что провела с ним ночь, но, к своему разочарованию, не обнаружил ее рядом. Грубая действительность быстро стряхнула с него остатки сна, а разум отчетливо нарисовал картины последствий прошлой ночи. Жар охватил его тело. Не в состоянии больше лежать, он встал и отправился на поиски Куин.

Его терзало ощущение дежавю. Только в этот раз он переспал с Куин Дейвис совсем не с целью забыться. Он принял твердое решение быть с ней, поскольку внутри его зародились сильные чувства.

Натянув плавки, он вышел на террасу, но и она была пуста. И куда только могла деться эта женщина в шесть часов утра? Может, она уже осознала, что натворила?

Голова его раскалывалась. Он должен будет сказать Риккардо о своем поступке, что, несомненно, его не обрадует. Но сначала Куин должна объяснить совету директоров, что он в курсе всех дел. Брат, конечно, не узнает, сколько сил он потратил. Для него это будет повторение истории с еще одной крупнейшей сделкой, которая могла бы вывести «Де Кампо» совершенно на другой уровень. Риккардо будет в ужасе.

Маттео вышел на воздух и остановился, созерцая бескрайние водные просторы. Он стал совсем другим человеком за эти три года. В этот раз он выполнил свою работу идеально, предварительно разработав нужную стратегию. Но Риккардо все равно его распнет. Брат никогда не понимал его.

Когда солнце показалось из-за горизонта, Маттео вдруг подумал – хорошо бы ему самому использовать совет, который он дал Куин. Пора перестать соответствовать ожиданиям остальных и начать делать то, что он считает правильным. Нужно убедить Риккардо, что все это нужно для сделки, что его интересует только победа.

Он уже хотел вернуться в комнату и принять душ, когда заметил хрупкую фигурку, плывущую в океане по направлению к их сьюту. Куин. Усевшись на краю бассейна, он наблюдал, как она, доплыв до берега, вышла из воды, стерла воду с лица и откинула назад волосы. Она была похожа на русалку.

– Тоже любишь ранние заплывы? – спросил он, приподняв бровь.

Скрутив волосы в жгут и выжимая из них воду, Куин ответила, загадочно улыбаясь:

– Только после потрясающего секса с деловым партнером. Я пытаюсь сосредоточиться. Обычно я предпочитаю расслабляться только после трудового дня.

– Потрясающего, – повторил Маттео, смакуя слово. – Это когда ты остаешься в постели, ожидая продолжения?

– Я сказала, что пытаюсь сосредоточиться.

– Терзают сожаления, Куин?

Она уселась рядом с ним.

– Думаю, пока я сосредотачивалась, они меня покинули, – ответила она с хитрой улыбкой.

– Хорошо.

Маттео приподнял ее подбородок и нежно поцеловал мягкие, соленые губы. С ней он чувствовал себя так хорошо, что даже возможная потеря десяти миллионов не могла испортить ему настроение. Ее дыхание стало прерывистым.

– Может, тебе стоит убедить меня?

– Может, ты все-таки расскажешь мне о Джулиане? Я хочу знать.

Она опустила глаза и отвернулась:

– Да нечего особо рассказывать. Он женился на мне, потому что я дочь Уоррена, ключ ко многим возможностям. Он не любил меня. Ему требовалась жена, которая будет заниматься зваными вечерами, а не работать. Та, что сутки напролет будет ублажать его эго.

– Он совсем тебя не знал? Как это странно, Куин. А ты его любила?

Помолчав, она прижала колени к груди:

– Он меня ослепил. Красивый, успешный… В нем было все, что я хотела видеть в муже. Просто подарок. А потом я узнала, какой он на самом деле.

– Так что случилось? – спросил он, сжимая зубы от ярости. – Я знаю, он обидел тебя. Просто так девушка не начнет заниматься Крав-Мага.

– Я была неопытна в сексе. У меня были до него кое-какие отношения, но ничего серьезного. Джулиану это не понравилось. По его мнению, я была плохой женой во всем, даже в постели. И за это он все время старался наказать меня. – Она нервно провела рукой по лицу. – Злость его переходила все границы, и я стала бояться его. Джулиан каждый раз старался показать мне свое превосходство.

– Он насиловал тебя?

Она покачала головой:

– Я никогда ему не отказывала, думая, что тогда он разозлится еще больше.

– А как, по-твоему, это называется?

– Я же сказала, он просто был груб. – Куин закусила губу.

– Почему ты не ушла от него сразу?

– Уоррен считал его отличной партией, и наш развод очень его огорчил. Мне кажется, он до сих пор сердится на меня.

– Я надеюсь, он не знал, что происходит?

– Что ты! Как я могла ему сказать об этом: «Папа, человек, за которого ты выдал меня замуж, каждый день унижает меня и изменяет с другими женщинами…»

– Он еще и изменял?! – взревел Маттео.

– Да, под конец. Но тогда мне было уже радостно от мысли, что он использует не меня, а кого-то другого.

Он уперся кулаками в бортик, представляя, что сделал бы с этим подлецом.

– Ты не должна была терпеть. В конце концов, это был не твой выбор. Уоррен бы вышел из себя, если бы узнал, как дела обстоят на самом деле.

– Все совсем не так. – На ее лице появилась затравленная улыбка. – У Дейвисов должно все получаться. Несмотря ни на что, надо бороться, пока не достигнешь успеха.

– Но это глупо. А если бы он начал тебя бить?

– Он бы этого не сделал. – Куин побледнела. – Пока он контролировал ситуацию, его все устраивало.

– Ты уверена? С этого все начинается, Куин.

Какое-то время она молчала, задумчиво глядя вдаль.

А он любовался ее гордым профилем.

– Неужели ты никогда не думала, что заслуживаешь большего?

– Мне казалось, вся проблема во мне, – покачала она головой. – Что это я не способна на нормальные отношения.

– Не стоило себя судить. Твой муж был монстром, и его следовало остановить.

Ее потерянный взгляд заставил сердце Маттео сжаться от боли.

– Я не подпускала его к себе. Я могу быть настоящей стервой иногда. Могу отталкивать людей.

– Правда. Но если копнуть глубже, ты можешь быть проницательной, сочувствующей, сексуальной и доброй женщиной. – Маттео провел пальцем по ее щеке. – И сейчас ты меня не отталкиваешь.

– Но ты – это совсем другое дело, – хитро улыбнулась она.

– Да, красавица. И я знаю, что ты любишь. – Маттео обхватил ее за талию и усадил себе на колени. – Не всегда нужно искать подвох. Иногда ты видишь все так, как есть на самом деле.

Куин с интересом разглядывала его, переваривая информацию. Подняв руку, она нежно провела пальцем по его нижней губе.

– И что же я должна видеть сейчас?

Маттео поймал ее палец губами и провел по нему языком, чем вызвал неописуемый восторг Куин, который выдали озорные искорки в ее глазах.

– Себя. Сидящую на мне.

Румянец покрыл ее щеки. Склонившись к ее уху, он прошептал:

– На колени, дорогая.

Она поднялась, поставив колени по обеим сторонам от его бедер. Задор, горевший в ее глазах, подсказал ему, что она так же, как и он, ждет продолжения. Проведя пальцами по ее животу, он проник в ее плавки и дразнящими поглаживаниями подготовил ее мягкую плоть к слиянию с ним. Эрекция наступила так быстро, что он еле сдержал стон. Она была невероятно сексуальна, когда полностью расслаблялась.

– Презерватив, – проговорил Маттео и быстро скрылся в апартаментах.

Вернувшись, он стянул с нее купальник, а она сжала его возбужденное естество в руке и, прислонив его к своему влажному центру, дразнила, не пуская внутрь, пока он не взмолился о пощаде. Медленно войдя в нее, он услышал ее стон наслаждения. Куин трепетала в его руках, впивалась ногтями в плечи, а он с наслаждением наблюдал за ее эмоциями.

– Я никогда не встречал такой чувственной женщины, Куин.

Ответом был страстный поцелуй, который перенес их на совершенно другой уровень. Обхватив ее за бедра, он медленно поднимал и опускал ее на себя, впадая в исступление от наслаждения. Воздух наполняли их стоны, вызываемые невероятно эротичными, животными движениями тел. Куин уткнулась в его плечо, шепча поощрения и пожелания. Темп нарастал, и ее тело сжалось вокруг него, приближая кульминацию. Она умоляла Маттео помочь ей. Обхватив ее за ягодицы, он сильнее сжал ее бедра и притянул к себе.

– Вот так, – проговорил он. – Используй мое тело.

Наклонившись вперед, она терлась о него своей разгоряченной плотью, и через несколько интенсивных толчков тихий стон слетел с ее губ, и дрожь, охватившая ее тело, вызвала у него сильнейший оргазм. Приподняв бедра, Маттео издал гортанный стон удовлетворения. Какое-то время по их телам прокатывались волны сладких судорог. Придя в себя, он поднял Куин на руки и отнес в ванную. Благоговейно, чувственно он омывал ее красивое тело. И, возжелав ее снова, овладел, прижав к стене в душевой. В тот момент его посетила мысль, что он никогда не перестанет ее хотеть.

Глава 10

Оставался всего день до открытия обновленной «Голубой красавицы». Невыполнимая задача, казалось, была все-таки завершена, но Куин боялась говорить что-либо, чтобы не вспугнуть неожиданную удачу. Но впервые за всю неделю она улыбалась.

Пребывая в оптимистичном настроении, она согласилась на предложение Маттео устроить перерыв и отправиться перекусить в любимый местным населением ресторан. Заведение расположилось прямо на берегу и славилось своей национальной кухней.

Вернувшись в спальню, которую они теперь делили с Маттео, Куин надела шорты и футболку, собрала волосы в хвост и накрасила губы блеском. Одежда Маттео находилась в другой комнате, но перед тем, как пойти в душ, он оставил на тумбочке золотые наручные часы, которые привлекли ее внимание. Вещь была эксклюзивная. На черном перламутровом фоне вместо цифр были бриллианты, а на оборотной стороне имелась выгравированная надпись следующего содержания: «Ты был всем для моего сына. Пусть он всегда будет с тобой. Альфонсо». Часы принадлежали Джанкарло.

Положив их на место, она задумалась. Маттео пришел в себя после той ночи, но все равно она периодически видела затравленный взгляд в моменты, когда он полностью отдавался своим мыслям. И это ее он называл замкнутой.

День клонился к закату, когда они подошли к простому, выкрашенному в пестрые цвета домику. Взяв еду, они устроились прямо на песке, рядом с полосой прибоя.

Маттео сделал глоток холодного пива:

– От Уоррена есть какие-нибудь новости?

– Нет, когда он уезжает в Азию, то редко связывается со мной из-за разницы во времени.

– Надо ему сказать.

– Обязательно, – покосилась она на него. Куин никак не могла понять причин его постоянного беспокойства по этому поводу. Ведь это ей предстояло рассказать об их отношениях совету директоров, следовательно, и нервничать сильнее должна она. Это ее карьера катилась под откос, поскольку никаких поблажек она не получит. – Он вернется завтра.

Кивнув, Маттео посмотрел на океан:

– Ты разговаривала с сестрой? Как ее нога?

Куин поморщилась. Вчера огромный жеребец отдавил Теа ногу, пока та его осматривала.

– Сидит дома, лечит пальцы и проклинает лошадь. Вот видишь, – подчеркнула она, – я была права.

– Ей просто не повезло, – улыбнулся он.

Доев, Куин решила первой начать рассказывать о себе, чтобы он последовал ее примеру.

– В связи со всеми переменами, которые должны произойти в моей жизни, я решила, что мне пора познакомиться со своей сестрой из Миссисипи.

– А ты когда-нибудь связывалась со своими настоящими родителями?

– Нет. Мне нечего им сказать, ведь они решили от меня отказаться и родить другую дочку. А сестра ни в чем не виновата. Мне хочется с ней познакомиться.

– А ты не задумывалась, почему твои родители приняли такое решение? Может, у них были на то серьезные основания? Жизнь – это не только черное и белое. В ней огромное количество оттенков.

Так вот как называется, когда родители отдают своего ребенка и больше ничего не хотят знать о нем. Оттенок…

– Я и не думала, что ты поймешь меня.

– А ты попробуй объяснить. Не замыкайся, Куин.

– Скорее это касается тебя. Ты вроде как «свой парень», а на самом деле никто не знает твоих настоящих чувств.

– Как это понимать?

– Ты говоришь обо всем, но никогда не касаешься личных тем.

– Давай мы сначала закончим с тобой. Так почему ты думаешь, что я не пойму тебя?

– Потому что у тебя всегда была настоящая любящая семья. Твои родные по крови. Как ты можешь понять, что такое быть ненужным? Уоррен и Сайл так отчаялись, что удочерили меня. Спустя несколько месяцев их мечта волшебным образом воплотилась в Теа. В итоге я стала не нужна ни одной, ни другой семье. Очень тяжело было жить, осознавая это, Маттео.

– Ну, наконец-то что-то… – Он обхватил руками колени. – Знаешь, что заметил я? Теа обожает тебя. Это сразу бросилось мне в глаза при первой встрече. Когда я разговаривал с твоим отцом, он отзывался о тебе с великим уважением. Ты даже не представляешь, на что я готов ради такого отношения отца и всей семьи. Всю жизнь я борюсь за это.

Куин вкрутила бутылку пива в песок, шокированная признанием Маттео. Из-за нее он упустил еще одну возможность. А она, оказывается, совершенно неправильно видела отношение ее семьи к себе. Повисла пауза.

– Ты живешь в семье гладиаторов? И тебе приходится доказывать каждый раз, что ты лучший?

– Что-то вроде этого. – Он пристально посмотрел на нее.

– Почему отец Джанкарло подарил тебе его часы?

Мaттео напрягся и опустил глаза.

– Извини. Мне они очень понравились, и, когда я их рассматривала, увидела гравировку.

– Ничего не изменится от того, что мы будем говорить о Джанкарло. Его уже нет, и ничего не изменить.

– Боже мой, и ты обвиняешь меня в замкнутости?

– Я виноват в его смерти, Куин, – сказал он, сурово сверкнув глазами. – Ты это хотела услышать? А отец Джанкарло отдал мне часы, чтобы я не испытывал чувства вины. Потому что он знал, что я буду мучиться.

– Я уверена, все совсем не так! – Куин не могла прийти в себя от неожиданности.

Какое-то время он молчал, и Куин даже начала жалеть, что спросила его об этом.

– Джанкарло был всем для меня. Мы очень близки с братьями, но Джанкарло был моим настоящим другом. Мы вместе выросли, и нас ждало большое будущее. Он стал исполнительным директором одной из крупнейших автомобильных компаний, звездой корпоративного мира. А я управлял европейскими филиалами «Де Кампо». Мы были молоды, и у нас были деньги и власть. И мы любили веселиться. Джанкарло не мог как следует управлять собой в этом вопросе: слишком много пил, очень быстро ездил, в общем, терял голову. Возможно, у него была генетическая предрасположенность. Его отец был алкоголиком, но ему удавалось многие годы скрывать это. Не самый лучший пример. И Джанкарло не справился, не почувствовал предела.

– Он был пьян в ночь аварии? – спросила Куин, и холодок пробежал по ее коже.

– Да. Риккардо страшно раздражал меня, все время сдерживая, не давая мне самостоятельно принимать решения в бизнесе. Чтобы развеяться, мы с Джанкарло рванули в Монте-Карло. Мы выиграли огромную сумму в казино. И долго это отмечали, подцепив девочек, которые только и мечтали потратить с нами эти деньги. Но я все-таки смог остановиться и уговорил его уехать. Он согласился, но решил выпить на посошок.

– Вот почему ты так отреагировал на Дэниела, когда он наседал на тебя с выпивкой, – вспомнила Куин.

– Он как раз заказал коньяк, который и стал последней каплей. – Маттео побледнел и покачал головой. – Я должен был его остановить, но вместо этого поддержал нашу традиционную забаву – гонку на машинах до отеля.

– После такого загула? – с ужасом спросила она.

– Мы ничего не соображали и поехали разными путями. Когда я добрался до места, Джанкарло там не было, и я сразу понял: что-то случилось.

Она прижала руку к губам:

– Он попал в аварию.

Маттео кивнул:

– Я бросился его искать. Он ехал по односторонней улице и врезался в дерево. Полиция уже была на месте, но спасти его не удалось. Он умер у меня на руках, пока мы ждали скорую.

– Боже, Маттео…

– Он не обращал никакого внимания на женщин в тот вечер, – продолжал он монотонно. – В тот раз я узнал от него, что он собирается сделать предложение своей подруге Заре. Он ее сильно любил, решил остепениться, завести детей и прекратить наконец это безумное прожигание жизни. – В его глазах была нестерпимая боль. – Несколько недель назад я узнал, что Зара выходит замуж.

Ком застрял в горле Куин, и она еле смогла произнести слова:

– Вы оба не понимали, что делали, Маттео. Ты не должен винить себя за то, что произошло.

– Я был сильнее. И мог его спасти.

– Мы не можем спасти других. Каждый сам должен избавляться от своих недостатков, – сказала она, дотронувшись до его щеки.

– Я должен был постараться помочь. Отныне я буду стараться во всем, чтобы хоть как-то искупить свою вину перед ним.

– Ты – хороший человек, Маттео. – По ее щеке скатилась слеза. – Поверь, Джанкарло гордился бы тобой, если бы был рядом.

– Как я могу наслаждаться жизнью, когда его рядом нет? Я никогда не смогу с этим смириться.

– Он бы хотел этого. И самая страшная трагедия будет, если ты проведешь свою жизнь в скорби, а не неся светлую память о нем в сердце, – произнесла Куин, придвигаясь к нему.

– Но как это сделать? – в отчаянии выпалил он, прижавшись лбом к ее лбу.

– Постепенно, день за днем. Сайл как-то сказала мне, что нас характеризуют не ошибки, а то, какой урок мы для себя выносим. Выбирать тебе, Маттео. И помни, как сказал его отец, ты был для него всем.

Обнимая его, Куин старалась взять хоть капельку боли на себя, бесконечно сочувствуя его страшным мукам. В отель они шли молча, взявшись за руки, утопая по щиколотку в прибрежных волнах. Она уже выбрала свой путь, приняв решение, которое сильно повлияет на ее будущее. Оставалось надеяться, что оно правильное. Чем все закончится, непонятно, но Куин больше не могла стоять на месте.

Глава 11

Пятого августа «Голубая красавица» чудесным образом открылась званым вечером для ВИП-гостей. Трещины на итальянском мраморе были идеально затерты. Фонтаны и бассейны, которые были далеки от завершения, когда Куин приехала на Санта-Лючию, отменно работали, сияя так, словно их наполняло жидкое серебро. Закуски из нового меню, разносимые официантами, облаченными в белоснежные костюмы, произвели фурор среди гостей. Звуки регги влекли на танцпол.

Куин стояла в стороне от людей, рассредоточившихся у небольших костров. Солнце только село, и она, набрав полные легкие воздуха, медленно выдохнула, наконец-то почувствовав внутреннее равновесие. Открытие отеля удалось, и это стоило всех приложенных усилий. Вышколенный персонал обслуживал именитых гостей. Представители международных журналов о путешествиях с удовольствием собирали сведения о курорте и делали фотографии. Даже вдохновленный Реймонд Бернард выглядел совершенно в ином свете. Скорее всего, она не станет увольнять его. Маттео был прав, когда уговаривал ее дать ему еще один шанс. За это время он многому научил ее. И самое главное – верить в себя. Она стала совсем другим человеком.

Сейчас Маттео разговаривал с Франсуа и одним из чиновников. Как всегда, он был невероятно сексуален и красив. От одного взгляда на него у нее сильнее забилось сердце. На людях они продолжали вести себя сдержанно, но каждую ночь сливались в экстазе душой и телом. Это опасное сумасшествие – быть с ним вместе, но Куин уже не могла остановиться. И даже решение расстаться с ним первой таяло в окружавшей ее розовой пелене счастья.

– Перестань выискивать недостатки. – Его голос выдернул ее из задумчивости. – Все замечательно, Куин.

– Не знаю, как тебя благодарить. Без тебя я бы не справилась.

– Из нас получилась отличная команда, – пожал он плечами.

Это правда. Они дополняли друг друга в работе, и Куин часто ловила себя на мысли, каково это – жить с ним вместе. Но, прекрасно понимая, что для Маттео не может быть ничего постоянного, отбрасывала эти рассуждения прочь. К тому же ей это тоже не нужно.

– Потанцуем?

– Не здесь, Маттео. – Куин удивленно посмотрела на него.

– Это просто танец партнеров по бизнесу, – прошептал он, обхватив ее за талию и проводя сквозь толпу к танцполу. Взяв ее за руку, он начал двигаться под чувственный ритм регги.

– Я не могу так двигать бедрами, – жаловалась она.

– Ослабь контроль, дорогая. Позволь мне вести, – прошептал он ей на ухо.

Она попробовала, но все равно постоянно наступала ему на ноги и сбивалась. Маттео прижал ее к себе сильнее, заставляя двигаться с ним в унисон.

– Хорошо, что ты понимаешь, когда нужно поддаться мужчине, а иначе даже не представляю, что стал бы с тобой делать.

– Маттео! – воскликнула она.

– А что? Нас никто не слышит.

Да, но его слова заставляли ее сердце биться чаще.

А тело моментально реагировало на его приближение, и она сразу теряла самообладание. И дело было совсем не в его харизме. Он был добрым и проницательным, рядом с ним она становилась другим человеком. Куин чувствовала себя счастливой.

Но завтра они разлетятся по разным городам: он в Нью-Йорк, она в Чикаго. И на этом все закончится. Она споткнулась.

– Что случилось?

Она влюбилась в него – вот что. Теперь можно было честно признаться себе в этом.

– Ничего, – ответила она и сглотнула.

– Врать ты так и не научилась, – покачал головой Маттео, внимательно изучив выражение ее лица.

– Мы должны покончить с этим. Мы оба это знаем.

– И когда к тебе пришло такое решение?

– Мы завтра возвращаемся в разные города, к своей привычной жизни.

– И что? Мы живем в эпоху самолетов, скоро в космос на выходные летать будем.

Да, но скоро он остынет к ней, а она не переживет, если ее еще раз бросят.

– О нет. Только не это! – прорычал он, будто прочитав ее мысли. – Я хочу быть с тобой, Куин. Ведь не зря же мы все это затеяли.

Как это понимать? Он хочет быть с ней. И сколько? Месяц? Полгода? Как быстро пропадет его интерес?

Внутри ее все сжалось, и перед глазами встала картина субботнего утра, когда ее разбудили служащие из компании по перевозке вещей. Когда она позвонила Джулиану, который был в Бостоне якобы с братом, выяснилось, что он решил бросить ее и считал подобное завершение семейной жизни вполне цивилизованным. Он даже не приехал сам за вещами, предпочтя вместо этого развлекаться со своей любовницей. Когда рабочие ушли, она прислонилась спиной к двери и съехала по ней на пол, горько заплакав, – то ли от унижения, то ли от облегчения. Самое страшное было рассказать обо всем Уоррену. Как она объяснит, что великолепно подобранная партия была обречена на расставание с самого начала?

– Куин? – Маттео пожал ее руку в нетерпении. – Ты меня слушаешь?

– Сколько продлились твои самые продолжительные отношения с женщиной?

– Какое отношение это имеет к нам? – спросил он, нахмурившись.

– Отвечай на вопрос.

– С последней девушкой я встречался шесть месяцев. И она мне была не безразлична, Куин.

И они еще позволяли себе думать о чем-то серьезном? Она вообще не способна на отношения, а он ни с кем не задерживался долго.

– Я вот-вот нанесу серьезный удар по своей карьере. Может, этого будет достаточно?

– Только в том случае, если причина не в боязни провала.

– А что, кроме романа с итальянским красавчиком, ты можешь мне предложить, Маттео? Что поменяется в твоей жизни от моего присутствия?

– Все лучшее уже было, – гневно произнес он.

– Ты знаешь, о чем я говорю.

– Представь себе, нет. Может, потрудишься объяснить?

– Я говорю о твоих предыдущих интрижках.

– А я не говорю сейчас о прошлом, – процедил Маттео сквозь зубы. – Я говорю о нашем будущем. А ты пытаешься все закончить, еще не начав.

– Я делаю это в целях самосохранения, – ответила Куин, вырываясь из его хватки. – У меня больше мозгов, чем у остальных твоих девиц.

– Ты ищешь ссоры? – В его глазах сверкнули молнии.

– Не я, а ты, – бросила она и, почувствовав на себе чей-то взгляд, повернулась в сторону бара. За ними внимательно наблюдал фотограф. – Это место совершенно не подходит для подобных разговоров.

– Ты права. Но ты от меня не избавишься. Рано или поздно нам придется все обсудить, раз уж мы оба добровольно пошли на этот безумный риск.

Музыка стихла, и Куин с облегчением произнесла:

– Мне нужно поговорить с губернатором, прежде чем он уйдет.

Маттео проводил ее взглядом. Нельзя позволить ей принимать важные жизненные решения, когда она еще не разобралась в себе. Если она согласится быть с ним, то жизнь ее изменится так, как она еще себе не представляет.


Было уже глубоко за полночь, когда люди стали расходиться. Маттео присоединился к Франсуа в баре. Оба они считали, что вечер прошел с ошеломительным успехом. Журналисты и высокопоставленные гости были уверены, что отель поднялся на более высокий уровень.

– Где Куин? – спросил Франсуа.

– Она пошла за портвейном для гостей. Обещала присоединиться к нам позже.

Весь вечер она старательно его избегала, и он с болью наблюдал, как она опять окружает себя защитным панцирем, отгораживаясь от него. Ведь Куин уже сказала, что хочет закончить их отношения. Но как только она это произнесла, Маттео всем телом и душой почувствовал, что не готов отпустить ее. Но между ними стояли ее сомнения и предыдущий горький опыт.

Маттео поднес к губам бокал с порцией принесенного Франсуа десятилетнего рома, делая вид, что внимательно слушает собеседника, бесконечно восторгающегося прошедшим вечером и обновленным отелем. Опустошив бокал, он произнес:

– Извините, я сейчас вернусь.

Быстрыми шагами он пересек опустевший зал ресторана и спустился в погреб. Растерянная, Куин стояла среди стеллажей, высматривая нужную бутылку.

– Еще что-то попросили? – Она вопросительно посмотрела на него.

– Нет. Что ты ищешь?

Получив ответ, он быстро извлек пару нужных бутылок. Поставив их на пол, он перегородил ей выход, прижав к стеллажу.

– Что с тобой происходит?

– Мы же собирались поговорить об этом позже.

– Сейчас. Почему ты меня избегаешь? Такое впечатление, что мы вернулись на неделю назад.

– Маттео, не сейчас. Гости ждут, – напряженно ответила она.

– А я хочу знать, что происходит в твоей голове.

Прижав руку к шее, Куин несколько секунд молчала.

– Я в панике.

– Из-за чего?

– Не знаю. Просто столько всего…

– Говори же, Куин.

Она смотрела на него, как загнанное животное.

– Я влюбляюсь в тебя. Знаю, это глупо, но…

Поцелуй оборвал ее на полуслове. Камень свалился с сердца от ее слов, и Маттео не смог удержаться от того, чтобы прикоснуться к ней, почувствовать сладость губ, убедиться, что между ними не все кончено. Она стала его слабостью и нашла место в его сердце.

Выдохнув, Куин будто сдалась. Она запустила пальцы в его волосы. Вклинившись коленом между ее бедер, он крепче прижал ее к стеллажам и поцеловал еще более страстно, пока она не сдалась полностью.

– Ты должна верить в нас, Куин, – прошептал он. – Мы вместе придумаем, как справиться со всем.

– Прекрасный кадр, – послышался позади них радостный голос, и последовала вспышка.

Отдернув руки, Маттео развернулся, и в этот момент их осветила еще одна вспышка. Невысокий юркий человек развернулся и побежал прочь. Маттео погнался за ним, но человек, проскочив ресторан и террасу, скрылся от него в толпе. Отдав распоряжения охране, они прочесали местность, но фотограф словно растворился. Маттео потребовал у Реймонда список аккредитованных журналистов, и они вместе с Куин внимательно просматривали информацию.

– Он давно за нами наблюдал, – расстроенно произнесла Куин.

– Я не понимаю. Дверь подвала закрывается автоматически. Без кода ее не открыть.

– Да, но только через десять секунд. Так что, если он видел, как ты пошел вниз, мог проскочить за тобой.

– Это был фотограф из «Слухов и сплетен», – сказал Реймонд, возвратившись с листком бумаги в руке. – Почему он снимал в подвале? Это не включено в разрешение.

Маттео внимательно посмотрел на фото. Это был тот самый фотограф. Позвонив Алекс, он оставил сообщение на автоответчике с просьбой оказать давление на газету. Но уже два часа ночи, и шансы, что она сможет связаться с редактором до выхода газеты, были совсем ничтожны.

– Мы не сможем ничего изменить. Они ее все равно напечатают? – спросила Куин, сдавливая пальцами виски.

– Скорее всего.

Проводив гостей, они вернулись в свой номер.

Разъяренная, Куин быстро мерила шагами гостиную.

– С твоей скандальной известностью этот снимок будет завтра во всех газетах. Мы должны придумать какой-то план.

– На сегодня мы сделали все, что могли. – Маттео старался не показывать своего беспокойства. – Открытие прошло прекрасно. Ты – молодец. Тебе нужно выспаться, а завтра мы что-нибудь придумаем, когда я поговорю с Алекс.

– Но я – не ты! Может, ты и привык к тому, что твоими фотографиями пестрит весь Интернет, а я – нет!

– Обычно я очень осмотрителен, – процедил Маттео сквозь зубы.

– А мне теперь надо спасать репутацию. Это полная катастрофа.

– Уже все произошло, ничего не вернуть. Нет смысла так драматизировать.

– Драматизировать? Посмотрю я на тебя, когда это дойдет до отца и всего правления. Черт побери, Маттео! Я же собиралась им все сама рассказать, а что будет теперь?

– Мы разберемся с этим вместе. Все будет хорошо.

– А ты представляешь, что устроит Дэниел Вильямс? – Куин почти кричала. – Я вела себя абсолютно неэтично по отношению к кандидатам. Все будет ужасно.

– Куин…

– Почему ты не послушал меня? Нужно было просто держать руки при себе до окончания вечера.

– Хочешь обсудить, кто не смог держать руки при себе? Ведь это ты все начала.

Краска прилила к ее щекам. Выйдя через стеклянные двери, она облокотилась на перила террасы, глядя вдаль.

– Дело не только во мне, Маттео. «Де Кампо» может потерять контракт.

Конечно, он понимал это. Тошнота сдавила ему горло.

– Но паника не поможет, – мрачно заключил он.

– Моя карьера висит на волоске. – Лицо Куин было белым как полотно. – Какой еще ты хочешь реакции? Я потратила семь лет жизни, чтобы достичь этого уровня. Люди наконец начали воспринимать меня как самостоятельную единицу. А я… Взяла и перечеркнула все, переспав с тобой.

Подойдя к ней, он взял ее за плечи и прижал к себе.

– Не надо забывать о нас только потому, что тебе страшно. Я сказал, что не позволю это сделать.

– Почему? Ты даже не…

– Что? – Он приподнял ее подбородок, чтобы видеть глаза.

– Ничего. Я теперь даже не знаю, кто я на самом деле.

И в этот момент он понял, что Куин ждет от него признания. Но слова застряли у него в горле. Куин для него очень важна, но он не был уверен, что вообще знает, что такое любовь. Сглотнув, Маттео произнес:

– Ты мне очень нужна, и я хочу быть с тобой.

Она с болью посмотрела на него:

– Ведь это моя проблема, правда? Это я влюбилась в плейбоя. И ты хочешь быть со мной, пока тебе не надоест?

– Куин…

Она подняла руку.

– На сегодня с меня хватит. Как ты и сказал, давай дождемся утра.

Она решительно двинулась к спальне, а Маттео, глядя ей вслед, был готов побежать за ней. Но что сказать? Он заставил ее открыться, а теперь не знал, что делать с полученной информацией. Да, самым верным для них было остыть и подумать, как спасти контракт. Его собственная карьера и отношения с семьей были на грани, если он не придумает, как выйти из этой ситуации. Ему нужен был действенный план. Эмоции в сторону. Время логики.

Глава 12

Утром следующего дня Маттео сидел перед компьютером, глядя на новую фотографию «Слухов и сплетен». Да, ракурс был замечательный, и руки его там, где надо.

Действительность превзошла худшие ожидания. Статья под названием «Сделка, заключенная в раю» была нацелена на удовлетворение общественного любопытства в отношении следующей жертвы Маттео. Снежная королева Куин Дейвис растаяла от тепла разгоряченного Маттео Де Кампо. Подобная сделка явно понравилась желтой прессе.

Черт! Он откинулся назад и прижал ладони к вискам. И как только на это отреагируют Вильямс, Уоррен и совет директоров? Реакцию Риккардо он легко мог предсказать. Нужно убедить брата, что он сможет с этим справиться.

Куин вышла из спальни с опухшими глазами. Подойдя к нему, она села рядом и взглянула на экран. Побледнев, она затаила дыхание.

– Куин…

– Я должна первой объяснить все Уоррену, – сказала она, вставая. – Мой рейс только в восемь. Мы можем полететь на твоем самолете?

– Да. Хочешь, я пойду с тобой?

– Я управляю мультимиллионными компаниями, Маттео. Неужели ты думаешь, что мне нужна нянька?

– Вообще-то я предлагал поддержку, а не услуги няни.

– Мне не нужно ни то ни другое, – ответила она, направляясь в спальню. – Я буду готова через тридцать минут.

В этот момент он получил сообщение от Риккардо: «Жду тебя дома, сразу как вернешься». История повторялась. Маттео уже слышал слова брата о том, как он его разочаровал.

Позвонила Алекс и напрямую спросила его про роман с Куин. Он ответил утвердительно, несмотря на просьбу Куин никому не рассказывать. Они договорились встретиться у Риккардо и Лили, чтобы обсудить возможные потери.

Во время полета Маттео и Куин молчали. Каждый думал о предстоящем разговоре с родственниками. Когда самолет приземлился в Чикаго, Маттео быстро поцеловал Куин и сказал:

– Я позвоню.

Проводив ее и вернувшись в самолет, он отправился в Нью-Йорк, по дороге продумывая свой план. Оставалось надеяться, что Уоррен будет рассудителен и допустит «Де Кампо» до презентации проекта, не задавая лишних вопросов об их отношениях с Куин. Запасного плана у Маттео не было.

Два с половиной часа спустя он стоял на террасе дома Риккардо и Лили, расположенного в верхней части Восточного Манхэттена. Брат нервно налил обоим виски.

– Дай мне объяснить, – начал Маттео. – Это все не просто так.

– Не просто так?! – Брат кружил по гостиной, бросая в его сторону свирепые взгляды. – Я сказал, чтобы ты к ней не прикасался, Мэтти! Всего лишь раз я попросил тебя что-то сделать для компании, а ты заявляешь, что вместо всех женщин, которые готовы с тобой трахаться, тебе приспичило приставать именно к Куин Дейвис.

– Следи за своими словами! – Маттео сделал несколько шагов вперед.

Риккардо с грохотом поставил стакан на стойку бара.

– Клянусь, я сейчас готов снести тебе башку.

– Думаю, я влюбился.

– Мне наплевать, что ты увидел в ней мать своих будущих детей. Ты ее не получишь.

– Ну, – тихо сказал Маттео, – зря ты так думаешь. Именно это я и собираюсь сделать.

Риккардо сверлил его глазами, раздувая ноздри и крепко сжав кулаки. В какой-то момент Маттео подумал, что брат действительно его ударит и выпустит наружу всю агрессию по отношению к нему, скопившуюся за несколько лет. Но ему открылась истина: он действительно видел Куин в роли матери своих детей. Впервые в жизни женщина смогла вписаться в этот образ, поэтому он ни за что ее не упустит.

– Я терпел, Мэтти, и ждал, что ты наконец образумишься, понимая, что тебе нужно время. Но теперь мне кажется, что желание портить себе жизнь передалось тебе от Джанкарло, и я просто не знаю, что с тобой делать.

– Согласен, последние пару лет я вел себя безобразно. Я сбился с пути, но сейчас я вернулся. Последние две недели я потратил на то, чтобы подготовить почву для победы нашей компании. «Люкс» выберет нас.

– Если только Уоррен не исключит нашу кандидатуру, а Вильямс не устроит скандал.

– Куин этого не допустит. Она знает, что мы лучшие.

– Она скомпрометирована.

– Она собирается снять с себя обязательства, но скажет свое мнение.

– Это не означает, что правление послушает ее.

– Я постараюсь убедить их на презентации.

– Считаешь, я должен позволить тебе участвовать в ней после всего, что случилось?

– Ты должен понимать, что я знаю и компанию, и конкурентов. Сделка будет нашей.

– Я, наверное, схожу с ума, – покачал головой Риккардо.

– Ты просто должен довериться мне.

Риккардо отошел на другой конец террасы и какое-то время смотрел на неподвижную гладь бассейна. Обернувшись, он мрачно произнес:

– Сохрани тебя Бог, Мэтти. Под угрозой не только наши деловые отношения, но и личные.

Гнев пронзил Маттео стрелой. Он быстро подошел к брату и встал к нему вплотную.

– Ты все время думаешь, что мне на все наплевать, Риккардо. И только ты по-настоящему переживаешь за компанию. Так вот, если копнешь глубже, то будешь очень удивлен. Я выиграю сделку, но на своих условиях. Куин Дейвис не обсуждается. Только так, и никак иначе.

Внимательно посмотрев на брата, Риккардо ответил:

– Так сделай это.

Глава 13

Лето в Чикаго выдалось неимоверно жарким.

Куин толкнула дверцу кафе бедром и, прижимая к себе два ледяных фраппучино, вышла на сорокаградусное пекло. Жара, опустившаяся на город в выходные, решила задержаться, расплавляя каменный город.

Как же ей сейчас не хватало освежающего карибского ветерка! Да и тамошнего умиротворения тоже… Работы было невпроворот, но Куин чувствовала себя в безопасности рядом с Маттео. Они были полностью отгорожены от внешнего мира, и возврат в реальность оказался тяжелым. Казалось, весь мир уходит из-под ног.

Протолкнувшись через группу туристов, она направилась к сияющему фасаду офисного здания Дейвисов. В голове звучал отчужденный голос Маттео, когда он небрежно поцеловал ее и обещал позвонить. Все в голове ее спуталось, и она уже больше не знала, какая она на самом деле и какой хочет быть.

Потом у нее состоялся тяжелый разговор с отцом. Он был в ярости, оценивая ее профессиональную этику без оглядки на чувства. В итоге разговор затронул множество тем, которые совершенно не были связаны со сделкой, но Куин удалось убедить отца не исключать «Де Кампо» из претендентов. Вместо нее назначили Уолтера Дрискола, которому удалось сгладить переживания Дэниела Вильямса, довершив ее падение с пьедестала.

Зато теперь она могла полностью сосредоточиться на своей работе. Желтая пресса торжествовала, коллеги шептались за спиной. Было только одно но. Она жутко скучала по Маттео.

Она кратко и вежливо отвечала на его сообщения и звонки. Видимо, инстинкт самосохранения с опозданием, но все-таки включился. Да и средства массовой информации убедили ее, что она вряд ли сможет жить в аквариуме, не скрывая подробностей личной жизни с красавчиком плейбоем.

Выйдя из лифта, она остановилась у стола секретаря, чтобы вручить помощнице кофе и забрать почту. Кейтлин протянула ей газету.

– Все, больше ничего не хочу видеть. С меня хватит.

– Может, предпочтешь взглянуть на него живьем? – проговорила секретарь.

– Маттео в моем офисе? – Еле сдерживая волнение, спросила Куин.

– Я подумала, что его можно пропустить без записи, – кивнула Кейтлин, хитро улыбаясь.

Куин застыла, разрываясь между желанием скорее увидеть Маттео и рациональным подходом к происходящему. Вся ее личная жизнь теперь была напоказ, и всем стало известно, что она из крови и плоти, а не изо льда.

– Но ты же не оставишь его там одного? – удивленно посмотрела на нее Кейтлин.

– Я пытаюсь решить, как должна поступить новая Куин в этой ситуации.

– Для начала я бы закрыла дверь, – лукаво сказала секретарь. – И кстати, мне очень нравится новая Куин.


Маттео стоял спиной к столу, глядя на экран мобильного. Серая рубашка и темные брюки прекрасно контрастировали с мягкими кремовыми цветами ее кабинета. Он был такой красивый и элегантный, что Куин замерла.

– Презентация только в пятницу, – наконец произнесла она, уперев руки в бока.

Маттео поднял голову и одарил ее такой улыбкой, что Куин сразу забыла обо всем.

– Я приехал повидаться с тобой.

– Ты хочешь наплодить еще больше сплетен, заявляясь в мой офис подобным образом?

– Нет, меня интересует реальное развитие событий. Закрой дверь, Куин.

Когда она выполнила просьбу, он склонил голову, глядя на нее.

– Когда я тебе звонил, ты была чрезвычайно кратка. И как я мог понять, что с тобой все в порядке?

Она покачала головой, отчаянно стараясь не попасть в сети Маттео.

– Неужели все, что с нами произошло, не убедило тебя в моей правоте? Что мы должны все это прекратить?

– Видимо, ты не услышала, когда я говорил, что мы все уладим вместе?

Она закусила нижнюю губу и опустила голову.

– Иди ко мне, – сказал Маттео, протягивая руку, и она повиновалась.

Он прижал ее к себе и убрал волосы с лица. Вдохнув его пряный запах, Куин больше не сопротивлялась своим эмоциям. Сейчас все было правильно.

– Во-первых, хочу поблагодарить тебя, что ты отстояла «Де Кампо» у совета директоров.

– Это было правильным решением.

– Во-вторых, я знаю, что ты ждала от меня признания в ту ночь. Но, Куин, всему свое время. Мне тоже сложно разобраться в себе.

Все оборвалось у нее внутри, а сердце радостно затрепетало.

– Я не знаю, как играть в эту игру. Я жду большего, Маттео, но не знаю, как совладать даже с тем, что есть.

– Что ты хочешь услышать? – Его глаза загорелись.

В ответ она покачала головой, поскольку сама не понимала себя.

– Дело совсем не в сделке, Куин. Я бы мог отказаться от нее, но это все равно не помогло бы тебе научиться доверять. – Вздохнув, он погладил ее по щеке, глядя в ее изумрудные глаза. – Я без ума от тебя, Куин. И это пугает меня. Со мной такого еще не было. Пожалуйста, будь снисходительна.

– И как же мы справимся, когда оба боимся? – спросила она, тая в его руках.

– Потому что мы идеальная пара.

Встав на цыпочки, Куин показала своим поцелуем, как сильно по нему скучала. Маттео издал гортанный звук наслаждения и оторвался от нее прежде, чем огонь вспыхнул слишком сильно.

– Если ты хочешь свести сплетни к минимуму, то на этом нам лучше остановиться. Надеюсь, у тебя нет планов на вечер?

– Есть. Меня ждет ванна. Но я могу договориться с ней, чтобы она приняла тебя тоже.

Он медленно расплылся в улыбке, заставляя ее затаить дыхание в предвкушении.

– Ты не пожалеешь об этом, дорогая.

Ровно в пять, вдохновленная, Куин покинула офис.

По пути в ее пентхаус они с Маттео заехали в магазин и прихватили с собой сыр и вино.

Просторная квартира с тремя спальнями располагалась в отличном доме, с террасы, украшенной густой зеленью, открывался великолепный вид. Насладившись им, Маттео повернулся к Куин:

– Так как прошел разговор с отцом?

– Он думает, я не могу судить здраво, – сказала она, протягивая ему бокал пино нуар. – Считает, что ты используешь меня.

– Куин…

– Я знаю, это неправда, и я сказала ему об этом. Также я попросила его быть мне хоть иногда отцом, а не наставником. Что его суровая любовь губит меня.

– И как он отреагировал?

– Я поразила его. Он считал, что я такая же жесткая, как и он. Еще я рассказала ему о Джулиане.

– Полагаю, он даже и не предполагал.

– Он был в ужасе. Но это заставило его посмотреть на меня по-другому, понять меня лучше и оправдать некоторые мои поступки.

Маттео сделал шаг вперед и обнял ее.

– Видишь, все не так страшно.

Его присутствие будоражило в ней чувства, без которых, казалось, она уже не сможет прожить.

– Я не вынесу еще одного Джулиана, Маттео. Еще не поздно все закончить, прежде чем кто-то пострадает.

– Страдания – часть жизни. Но мы будем вместе, понимаешь?

– Да, – сказала она со слезами на глазах.

Маттео взял ее на руки и понес в спальню. Дрожащими руками Куин снимала одежду с его красивого мускулистого тела. Она мечтала, чтобы он скорее овладел ею, заполнил пустоту внутри ее.

Он срывал с нее одежду, что было совершенно не в его стиле и могло испугать ее, вызывая воспоминания из прошлого. Но вместо этого Куин подбадривала, говоря, как сильно желает его, и была готова отдаться ему вся, без остатка.

Маттео почувствовал ее настрой. Приложив руку к ее спине, он прижал ее к матрацу, а другую просунул между ног и быстро довел ее до состояния крайнего возбуждения.

– Маттео, я хочу тебя, – простонала Куин.

В тишине послышался звук рвущейся фольги. И уже через секунду он скользнул рукой под ее живот, чтобы приподнять ее пульсирующую сердцевину к своему твердому естеству.

– Хочешь, чтобы я взял тебя? – прохрипел Маттео.

Поглаживая ее горящее лоно концом большого пениса, он дразнил ее еще сильнее.

– Да, сейчас…

И он вошел в нее сильным толчком. Он доминировал, полностью контролировал ее тело, используя его для своего удовольствия. Ладонью придерживая ее спину, он полностью погрузился в нее, доставляя сказочное удовольствие. Приподняв бедра выше, Куин стала двигаться с ним вместе и, доведя себя до полного изнеможения, стала молить его о том, чтобы он помог ей кончить. Он откинулся на спину, крепко держа ее за талию так, что теперь она оказалась на нем. Глубоко погрузившись в ее упругое тело, он активно начал двигать большим пальцем по ее клитору. И через несколько секунд она забилась в сильнейшем экстазе. Он запульсировал внутри ее и со стоном кончил вместе с ней. Сделал ее своей изнутри.

Приняв горячую ванну, они переместились в постель, где поужинали сыром и вином. Маттео придвинул ее ближе, и они долго лежали, обнявшись. Все было слишком идеально. Куин долго не могла заснуть, слушая, как ее мужчина мирно сопит ей в ухо.

Возможно, она опять искала подвох, поскольку ее отец был полностью уверен, что этот роман не продлится долго. Но Маттео был так искренен с ней, и он признался ей в своих чувствах. Скорее всего, ей действительно нужно научиться доверять. И в первую очередь своему мужчине.

Глава 14

Маттео вносил последние изменения в презентацию, сидя на террасе в апартаментах Куин и попивая кофе, когда позвонил Габриэль.

– Пусть это будут хорошие новости, – прорычал он в трубку. – Как ты знаешь, мое родство с семьей Де Кампо зависит от результатов завтрашней презентации.

– Я совсем по другому вопросу. Выиграешь – и «Де Кампо» перейдет на другой уровень, нет – будешь козлом отпущения.

– Так что случилось?

– У меня сегодня важная встреча, и я прошу тебя на ней присутствовать. Я наконец-то добился аудиенции у серьезных покупателей алкогольной продукции. Все решилось в последнюю минуту.

– Ты что, хочешь, чтобы я сегодня прилетел в Калифорнию?

– Встреча вечером, после нее ужин. Завтра утром ты прилетишь обратно, подготовишься в самолете.

– Ну уж нет, братец.

– Ты мне нужен, Мэтти. Директор – женщина, и она тебя знает.

– Габриэль, я не буду больше жеребцом, который работает по заказу.

– Ее зовут Кейтлин Джонс. Помнишь?

Как же не помнить? Они встречались пару раз на званых вечерах, когда он еще встречался со своей бывшей из Голливуда.

– Ты режешь меня без ножа.

– Два года мне не удавалось провести для них презентацию Мальбека.

– А я два года находился в чистилище, братец.

– Вот увидишь, мы выиграем оба. И я обещаю, ты вернешься вовремя.

Выругавшись, Маттео позвонил пилоту, оповестил своего секретаря и пошел переодеваться. По дороге в аэропорт он написал сообщение Куин, переживая, как она отреагирует, поскольку каждый раз, когда дело касалось контракта, она становилась очень недоверчивой. Он уже был полностью уверен в своей любви к ней, и ему хотелось показать всю серьезность намерений.


Куин вошла в квартиру, прижимая к себе полную сумку продуктов. Сердце радостно билось в груди оттого, что она сейчас увидит Маттео. Сегодня она решила попробовать приготовить ему ужин, поскольку последнее время он посвящал подготовке к презентации и практически ничего не ел. Готовить она особо не умела, но Маттео за последние недели вдохновил ее настолько, что она была открыта для всего нового.

Отнеся продукты на кухню, она пошла на террасу, где обычно работал Маттео. Но дверь на террасу оказалась закрыта, и его нигде не было. Подумав, что он вышел на пробежку, Куин надела фартук и поставила на огонь воду, решив приготовить пасту с овощами. Как же грустно… За это недолгое время она привыкла к его постоянному присутствию рядом, и ее пугало, что она уже не представляет своей жизни без него. Вчера вечером Маттео заговорил о том, что хочет купить дом в районе Линкольн-парка, подразумевая, что они будут жить вместе. Все происходило так быстро, что Куин даже не успевала опомниться. Она была счастлива и напугана одновременно.

Куин любила его. И теперь хорошо понимала, чего ей не хватало в браке с Джулианом. Сердце ее было мертво, а сейчас его переполняла любовь, открывая совершенно новые стороны ее натуры.

Приготовив соус, она пошла переодеться. Было уже восемь вечера, а Маттео все еще не было. И тут она заметила, что его сумка, лежащая в углу комнаты, исчезла. Пройдя в ванную, она обнаружила отсутствие его туалетных принадлежностей. В гостиной не было ноутбука.

В ушах зазвенело. Так же ее оставил Джулиан. Ничего не сказал, просто уехал якобы повидаться с братом. Но Маттео не мог так с ней поступить. Взяв телефон, она набрала его номер, но в ответ получила голосовую почту. Проверила электронную почту и сообщения в телефоне, но и там ничего не было. Хотела уже позвонить его секретарю, но сочла это неудобным. Вместо этого отправилась в душ, а после уселась ждать его с бокалом вина.

Десять часов. Одиннадцать. Куин снова набрала его номер, но безрезультатно. Ведь он мог бы позвонить, если бы что-то случилось?

Глаза покраснели от слез, голова разболелась. Пройдя на кухню, Куин выкинула ужин в ведро. Однако, решив, что происходящему должно быть разумное объяснение, заставила себя успокоиться и отправилась умываться и чистить зубы.

Выйдя из ванной, она обнаружила сообщение от Маттео следующего содержания: «Видел, что ты звонила. Не могу сейчас говорить. Хочу встретиться с тобой завтра перед презентацией. Заеду за тобой и позавтракаем вместе».

Несколько минут она сидела и смотрела на сообщение, а потом до нее дошло, что Маттео бросает ее. Ведь контракт с «Люксом» был у него практически в кармане, и она больше не нужна… Так же произошло и с ее бывшим мужем. Он заполучил контракты со всеми нужными людьми в окружении Дейвисов и исчез. Но почему Маттео не дождался презентации? Неужели ему было совестно?

Куин забралась в постель. Горячие слезы хлынули градом. Как интуиция могла ее так сильно обмануть? Но больше она не позволит сломать себя ни одному мужчине. Теперь она ко всему готова.

Глава 15

Через стеклянные стены спальни Куин проникли первые лучи нового дня. Голова была как ватная, но она все равно встала с кровати и отправилась в душ. Одна только мысль о том, что ей придется присутствовать на презентации, вызывала у нее тошноту. А предстоящий утренний кофе с Маттео еще больше подливал масла в огонь. Если он ее бросит… Куин не представляла, как дальше жить. Ведь она считала, что нашла своего единственного.

Намыливая голову, она терзалась вопросом, что с ней не так. Почему с ней все время так обходились? Сначала родители, потом Джулиан, а теперь Маттео…

Выйдя из ванной, она споткнулась о сброшенную вчера вечером одежду и на автомате подошла к комоду с нижним бельем. В этот момент ей бросились в глаза часы Маттео. Значит, он вернется! Они так много значили для него, он ни за что бы их не оставил.

Подойдя к шкафу, она сняла с вешалки блузку и заметила в глубине темно-серый костюм, который Маттео часто надевал на всякие ответственные мероприятия. И он собирался надеть его сегодня. Надежда вспыхнула в глубине ее сердца. Куин вспомнила, как Маттео уверял, что не собирается оставлять ее. А ведь она пообещала верить ему. Но почему же отступила? Может, это прошлое по-прежнему не дает ей дышать полной грудью?

* * *

Маттео вошел в зал заседаний компании «Дейвис инвестментс» с десятиминутным опозданием. Он был настроен на борьбу и полон решимости перечеркнуть прошлое и начать все с чистого листа, но уже вместе с Куин.

Презентация в Калифорнии прошла идеально. Весь полет в Чикаго он повторял основные пункты своего выступления и был полностью уверен, что лучше и быть не может.

Поздоровавшись с Уолтером Дрисколом, Уорреном Дейвисом, Маргаритой и другими участниками презентации, он подошел к Куин и поцеловал ее в щеку. Ему сразу стало понятно: что-то не так. Под слегка припухшими глазами виднелись темные круги, наверное, она плакала.

– Что случилось?

– Начинай скорее, следом за тобой идет Дэниел, – отвела она взгляд.

– Куин, что случилось?

– Тебе пора начинать.

Он вышел к экрану и, быстро настроив ноутбук, начал презентацию, пытаясь отгонять от себя мысли о том, что могло повергнуть любимую в такое состояние. Присутствующие одобрительно кивали, слушая его доводы, но Куин становилась все более мрачной, словно ей было невыносимо больно находиться в этом помещении. И что-то оборвалось внутри его. Включив следующий график, он отложил пульт и обратился к Уолтеру:

– Вы не против, если я заберу Куин на пару минут?

– У вас осталось пятнадцать минут, мистер Де Кампо. Используйте их, как вам вздумается, – нахмурился Дейвис.

– Можно тебя на секунду? – обратился Маттео к Куин.

Она уже хотела запротестовать, но, почувствовав на себе внимательные взгляды окружающих, пошла следом за Маттео.

– Что ты делаешь? – зашипела она, присоединившись к нему в холле. – Еще осталась треть презентации.

– Говори, что случилось.

– Маттео, вернись и…

– Сначала скажи, почему ты выглядишь так, словно плакала всю ночь.

– Где ты был?

– В Калифорнии, с Габриэлем, как я тебе и написал в сообщении.

– Я получила только сообщение, в котором говорилось, что нам надо встретиться перед презентацией.

– А сегодня утром я написал тебе, что прилечу прямо к презентации.

– Я ничего не получала.

– И что ты подумала?

– Что ты меня бросил.

– Бросил?

Куин прислонилась спиной к стене и закрыла глаза.

– Я узнала, что Джулиан меня бросил, когда в субботу утром ко мне домой заявились грузчики из компании по перевозкам. А я думала, что он в Бостоне с братом.

– И ты решила, что я поступил так же? Боже, Куин, неужели время, проведенное нами вместе, не убедило тебя в искренности моих чувств? Я даже говорил о покупке дома, помнишь?

– Придя в квартиру, я начала готовить тебе ужин. И мне стало так обидно… – Куин прижала ладони к щекам. – Я не получила сообщения, а потом увидела, что твои вещи исчезли. Только утром обнаружила костюм и часы и постаралась убедить себя, что должна научиться тебе доверять.

– Какой идиот будет планировать совместную жизнь в новом доме с женщиной, которая ему безразлична?

– Но ты говорил о приобретении дома так же спокойно, как о покупке еды.

– Я прощупывал почву, хотел посмотреть на твою реакцию.

– Иногда я бываю совсем непроницательна. – На ее губах появилась легкая улыбка.

– Да ладно. Все с тобой в порядке.

Беззащитный взгляд больших зеленых глаз заставил его тихо выругаться.

– Ты меня просто убиваешь, Куин. У меня в кармане камушек, который тебе очень подойдет. Чтобы доказать свою любовь, я собирался сделать тебе предложение в романтичной обстановке сразу после презентации. Не дожидаясь решения совета директоров. Не заставляй меня делать это сейчас.

– То есть у тебя в кармане кольцо? – Ее глаза округлились от восторга.

– Да, – кивнул Маттео. – Но, если ты позволишь, давай отложим все до вечера. А сейчас я бы хотел уложиться в оставшиеся десять минут и закончить презентацию. Это нужно для нашего будущего.

– Даже не знаю, дотерплю ли я, – прошептала Куин.

– Постарайся, – строго ответил он.

Вернувшись в зал, он с блеском довел презентацию до конца, оставив всех членов комиссии очень довольными. Уолтер Дрискол поблагодарил его и пообещал дать ответ в течение недели. Попрощавшись со всеми, Маттео собрал вещи и подошел к Куин.

– Как насчет кофе?

Куин старалась не думать о кольце, пока они с Маттео выходили из здания. Но это было выше ее сил. Любимый мужчина шел рядом. В кармане заветное кольцо. Любовь переполняла ее. Потянув его за руку, она остановилась посреди тротуара.

– Я не могу.

– Что? – удивленно спросил он.

– Я не могу спокойно пить кофе, когда знаю, что у тебя в кармане кольцо. Это физически невозможно.

– И что мне делать? Вручить его сейчас?

– Да.

– И испортить запланированную помолвку?

– Да.

Сто раз «да». Кровь прилила к лицу, когда он засунул руку в карман, вытащил оттуда коробочку и встал на одно колено прямо посреди Мичиган-авеню, одной из самых загруженных улиц Чикаго.

Проходившая мимо женщина с нескрываемым интересом посмотрела на красивого, харизматичного мужчину, предлагавшего своей женщине руку и сердце. Да, один из самых знаменитых плейбоев был у ее ног. Но он значил для нее намного больше. Куин знала, какой он заботливый, душевный и отзывчивый человек. Как много всего он знает и умеет. Как он помог ей обрести веру в себя и показал, какая она есть на самом деле. Сердце радостно стучало в груди от осознания, что этот человек станет ее мужем, и она способна любить его всем сердцем, не стесняясь и не боясь сделать что-то не так.

Когда Маттео открыл коробочку, ее взору предстал великолепный крупный изумруд квадратной формы, окаймленный россыпью бриллиантов.

– Выбирал под цвет твоих прекрасных глаз. Обожаю, когда они сверкают.

– Смотри, он делает ей предложение! – с восторгом сказала остановившаяся рядом пожилая дама своему супругу.

– Ну и оставь их в покое. Им не нужна публика, – ответил мужчина, потянув ее за руку.

– Ты думаешь? Они стоят посреди Мичиган-авеню, – возразила старушка, скрестив руки на груди. – Продолжайте, не обращайте на нас внимания, – обратилась она к Маттео.

– Это была твоя идея, – поморщился Маттео, глядя на Куин.

– Ну, говори уже, – улыбнулась она. – Ты же привык к публичности, не так ли?

– Ты заплатишь за это позже, – многообещающе проговорил он.

Все больше людей останавливались рядом с ними. Он взял ее руку, и тут она заметила, что, всегда уверенный и уравновешенный, Маттео нервничает, как маленький мальчик. Дрожь от его сильной руки передавалась всему ее телу, и она готова была опуститься с ним рядом, чтобы скорее обнять столь дорогого ей человека. Маттео поглядел ей в глаза.

– Я не знал, что ищу, пока не встретил тебя, – тихо сказал он. – Ты помогла мне выбраться из бездны, Куин. Только с твоей помощью я увидел себя настоящего. – Он крепче обхватил ее пальцы. – Не важно, что будет с этим контрактом, я уже выиграл главный приз.

В ответ она только всхлипнула.

– Выходи за меня, и мы будем вместе до конца наших дней.

На этот раз в толпе всхлипнула женщина, утиравшая глаза носовым платочком.

– Нет ничего невозможного для меня, когда мы вместе. Ты делаешь меня лучше, чем я есть.

– Это невозможно, потому что для меня ты – идеал, – произнес Маттео.

– Я люблю тебя, – сказала Куин, и по ее щеке скатилась одинокая слеза.

– И я тебя, счастье мое. Скорее ответь мне, прежде чем все это превратится в общественный спектакль.

– Да, – с трудом произнесла она, пытаясь совладать с переполняющими ее эмоциями, и он надел ей кольцо на палец.

Толпа разразилась аплодисментами, а Маттео встал и, обняв ее, прошептал:

– По сценарию сейчас должен последовать поцелуй в голливудском стиле.

– Без сомнения, – кивнула Куин, заметив приближение местного фотографа. – Но после этого ты выходишь в отставку и больше не будешь блистать на первых полосах газет.

– Меня это даже радует. – Маттео припал к ее губам чувственным поцелуем.

Через несколько часов они вылетели в Нью-Йорк, чтобы отпраздновать торжественное событие на заранее спланированной вечеринке, организованной Лили.

* * *

Пока Лили и Алекс оживленно болтали с Куин в освещенном фонарями саду, Риккардо налил мужчинам виски.

– Ты же знаешь, я терпеть это не могу, – пробормотал Маттео, сжимая в руках бокал.

– Да ладно. Уолтер Дрискол звонил. Никак не мог тебя найти.

– Они уже приняли решение? – замер Маттео.

– Да. – Старший брат покачал жидкость в бокале, любуясь тем, как она стекает по его стенкам. – Хочешь узнать, в чью пользу?

– Черт, перестань издеваться надо мной, Риккардо.

Брат расплылся в улыбке:

– Ты победил. Контракт с «Люксом» наш.

Земля ушла у него из-под ног. Три года кошмара остались позади.

– Дрискол сказал, ты был великолепен. – Глаза Риккардо светились гордостью. – Ты не оставил им выбора. Признаю, что ты был прав, и я должен был позволить тебе делать все так, как ты считал нужным с самого начала.

– И перечеркнуть твое идеальное видение мира? – Маттео приподнял бровь. – Ну уж нет, всемогущий ты наш.

Риккардо улыбнулся и кивнул в сторону Куин:

– Быстро ты надел ей колечко на палец. Она, видать, хороша в постели.

Маттео сжал кулак и замахнулся на брата, но тот со смехом отразил его удар.

– У меня так же было с женой. Она перевернула мой мир. Мэтти, когда ты наконец поймешь, что я просто над тобой подтруниваю?

– Когда ты будешь более осмотрителен в выборе темы.

– Тогда это будет уже не смешно.

Маттео предпочел присоединиться к невесте, вместо того чтобы препираться с Риккардо.

– А где же средний братец? – спросил он у Алекс. – Он мне просто необходим.

– Он пошел подобрать нам хорошую бутылочку, – ответила она и шутливо ткнула его пальцем в бок. – Отличные фотки у вас вышли. Неимоверно романтично, Мэтти. Телефон чуть не взорвался от звонков.

Он посмотрел на свою сногсшибательно красивую будущую жену в красном коктейльном платье. Ему не терпелось скорее перейти к заключительной части помолвки, когда они должны будут остаться вдвоем в его усыпанных лепестками роз апартаментах. А на избраннице не будет ничего, кроме кольца. Словно прочитав его мысли, Куин раскраснелась.

Тут появился Габриэль с бутылкой в руках.

– Поздравляю, – сказал он, обняв Маттео. – Отличные новости.

Все замолчали, и Лили многозначительно посмотрела на Габриэля:

– Полагаю, у нас созрел тост.

Брат протянул бутылку Маттео, и тот побледнел, посмотрев на этикетку. Это было игристое белое вино под названием «Джанкарло». Погладив элегантную бутылку, Маттео медленно произнес:

– Ты его закончил…

– Получилось великолепно, – сказал Габриэль, кивнув.

– Извините, я ненадолго. – Пряча наворачивающиеся на глаза слезы, Маттео отошел в сторону, глядя на цветущий сад. Они решили посвятить это вино Джанкарло. Создавали его вместе. Но открыть бутылку – означало признать, что его друга больше нет. Он не был уверен, что сможет это сделать.

Куин подошла к нему и сплела свои пальцы с его.

– Ты очень любил его, Маттео. Ваше с Габриэлем творение прекрасно. Пора открыть бутылку и отпустить его.

Он сжал ее пальцы. Все так. И он готов отпустить друга, потому что его будущим стала Куин.

Когда они вернулись к остальным, Габриэль открыл бутылку и разлил вино по бокалам. Маттео приподнял свой бокал:

– За мое прошлое. За моего друга Джанкарло, память о котором я всегда буду хранить в сердце. – Маттео сделал глоток. Легкий фруктовый вкус. Идеально. Посмотрев на женщину, стоящую рядом, он продолжил: – За мое будущее. За женщину, с которой я хочу провести всю оставшуюся жизнь. Тебе принадлежит мое сердце, Куин.

Он наклонился к ней и скрепил обещание поцелуем. Их путь только начинался.

Примечания

1

Крав-Мага (ивр. «контактный бой») – разработанная в Израиле военная система рукопашного боя, делающая акцент на быстрой нейтрализации угрозы жизни.

2

Калипсо – танцевальное музыкальное направление карибского происхождения.


home | my bookshelf | | Все зависит от тебя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу