Book: Сражаясь с пустотой (СИ)



Филатова Надежда Геннадьевна


Сражаясь с пустотой. Закончено. Весь файл целиком



Сражаясь с пустотой


Любить - самому в высоту подниматься тернистою узкой тропой.

Любить - это в райские двери стучатся, другого ведя за собой.

/Архимандрит Исаакий (Виноградов)/

Глава 1



Ярко-красное солнце опустилось за горизонт и исчезло.

Розовое небо постепенно окрасилось в черный свет. Тьма легла на Зачарованный город.

Жители обожали это время суток. Ночь создана для развлечений.

В каждом доме жизнь кипела и бурлила. Проклятые ныряли в наслаждение, словно в омут. Никто не спал. Проклятым сон не нужен.

И лишь один житель Зачарованного города использовал ночь по-другому. Никто об этом не знал и не должен был узнать.

Проклятый тихо выскальзывал из своего дома.

Закутавшись в черный плащ, он брел по улицам. Свои длинные черные волосы мужчина прятал под капюшоном. Светло-серые, почти белые глаза прекрасно видели во тьме.

По канонам человеческой красоты, лицо спешащего мужчины было прекрасным и даже идеальным. Однако, с точки зрения жителей города, в нем не было ничего особенного. Так, средненькое такое личико. Здесь все были красивы.

Шумные пьяные компании не обращали на одинокого путника ни малейшего внимания. Идет кто-то, и ладно. На встречу с женщиной, должно быть. Или с мужчиной. А, возможно, на какую-нибудь оргию спешит. Впрочем, какая разница? Кому это интересно? Каждый в Зачарованном городе занят только собой. Зачем беспокоиться о других?

Вот так, не привлекая к себе внимания, необычный проклятый шел, пока не оказывался за стенами города.

Перед ним раскинулась равнина, до самого горизонта покрытая белым мхом, как плесенью.

Темно.

Проклятый не останавливался. И лишь тогда, когда стены города растворялись во мгле, путник позволял себе присесть на какой-нибудь камень. И замирал.

Мир бессмертных дышал вокруг него. Ветер тихо стонал, словно умирающий, плакал, как человек, сломленный горем.

На небе появилась фиолетовая луна, и ее призрачный свет немного рассеял тьму.

Кутаясь в плащ, мужчина прикрыл глаза.

Это был его мир. Здесь он был среди своих. Но этот необычный проклятый ненавидел мир Бессмертных. Ненавидел кровавое солнце, встающее здесь каждое утро. Ненавидел Зачарованный город. Ненавидел всех его обитателей. Ненавидел себя.

Он очень устал.

Уже давно в груди проклятого поселилась пустота и разъедала ее, как раковая опухоль. Как черная дыра, она затягивала в себя всю сущность мужчины. Уничтожала. С каждым днем от него оставалось все меньше и меньше.

Зачем он борется с этим? Другие просто предпочитают не замечать: все равно нет ни единого шанса на победу. Проклятые сами выбрали свою судьбу и не оглядывались назад. Зачем жалеть о том, что уже не изменишь?

Но сидящий на камне мужчина сожалел. И боролся. Глупо, но факт.

Проклятый опускался на колени. Замирал на миг, вглядываясь в ночное небо. Потом с губ его срывался шепот, почти стон:

- Помоги мне!

Затем какая-то неведомая сила опрокидывала на землю просящего. И после приходила боль. Он ждал ее, но каждый раз оказывался не готов. Совсем не готов...

Проклятый до крови закусывал губу, стараясь не издать не малейшего звука. Он не хотел, чтобы кто-то слышал, как он орет от боли. Не хотел, чтобы остальные ненароком выведали, чем он занимается. Это было опасно. Даже слишком.

Подобная сцена повторялась каждую ночь. И только луна была ее свидетелем.

Зачем? Мужчина в плаще понимал, что нет ему спасения. Он сам отрекся от Единого. Зачем же молить о помощи? Бессмысленно. Но вся жизнь проклятого и так не имела ни малейшего смысла.

Поэтому он продолжал взывать к Вышнему каждую ночь, платя за это болью.

Бессмысленно.


***

Салина расчесывала длинные рыжие волосы своей внучки. Ребенок сидел на деревянной табуретке, уже одетый в льняную ночную рубашку. Одинокая свеча горела на столике, освещая крохотную комнатку. В старой, но чистенькой избушке они жили вдвоем: женщина средних лет и маленькая девочка. Сын Салины Арам и его жена погибли во время эпидемии чумы. У несчастной пары осталась дочь Риана, которую болезнь чудом обошла стороной. Салина чуть не сошла с ума от горя, но потом взяла себя в руки, ведь надо было заботиться о шестимесячной внучке.

Жители деревни Радос сочувствовали, но помочь ничем не могли. Эпидемия забрала много людей. У каждого выжившего было свое несчастье.

Салина справилась. Она не боялась работы, а малышка Ри стала ее радостью, смыслом ее жизни.

Прошло всего шесть лет, но рыжие волосы Салины успели побелеть, глаза потускнели, а лицо покрылось морщинами. Но она была счастлива, так как чувствовала себя нужной. Внучка не помнила своих родителей и была сильно привязана к бабке.

Ри вертелась в разные стороны, ей было скучно. Однако она знала, что волосы перед сном нужно заплести, чтобы не спутались, поэтому терпела. "Совсем большая стала", - умилялась бабушка, глядя на свое чадо,- "красавицей будет!". Естественно, Салина преувеличивала. Риане не суждено было стать красавицей. Слишком узкое лицо, слишком маленькие глаза, слишком много веснушек. Все же девчушка была милой, к тому же очень похожей на Салину. Можно понять бабушку, не желающую замечать ни малейшего недостатка во внешности своей обожаемой внучки.

- Историю! - прощебетала Ри. - Расскажи!

Женщина задумалась.

- Детка, уже поздно!

Ри весело улыбнулась, предлагая Салине попроказничать: не лечь спать вовремя. Бабушка засмеялась.

-Ну ладно, ладно... Я расскажу тебе о проклятых. Но это страшная история.

-Хочу! Хочу! Хочу! - возвестила малышка.

Женщина закивала. Вообще-то, не стоило говорить о проклятых на ночь глядя, но Ри любила слушать страшилки после захода солнца, а бабушка ей во всем потакала.

- Итак, родная, ты уже знаешь, что Единый создал нашу планету - Терру - и все, что на ней и над ней.

Ребенок важно кивнул.

- Тогда же Он создал и ангелов...

- Бессмертных духовных существ! - заученно продекламировала Ри.

- Умница! И некоторые ангелы...

- Восстали против Единого! Захотели сами править вселенной! И стали демонами! - быстро пробормотала девочка. - Бабуль, ты это уже рассказывала!

- Не перебивай бабушку! - не слишком строго проворчала Салина.

- Я тебя люблю и все такое! - пропела шалунья и чмокнула рассказчицу в нос. - Ты про проклятых давай! Это кто такие?!

- Ну что с тобой делать? - хитро усмехнулась Салина. - Я как раз к этому и вела. Демоны проиграли ангелам и были изгнаны в Нижний мир... Но перед этим совершили нечто ужасное!

Женщина сделала эффектную паузу, дразня ребенка.

- Что, что они сделали? - затаив дыхание, вопрошала Ри. Ее зеленые глазки возбужденно сверкали.

- Не будешь больше перебивать?

- Ну-у-у Ба-а-абушка! Ну и-и-извини! Не бу-у-уду! - заныла девчушка.

Довольная победой Салина в свою очередь чмокнула внучку.

- Так слушай...

Посреди Северного леса была поляна. Именно там собрались демоны на великий совет. Они проигрывали, их время было на исходе.

Черные тучи закрывали небо, а молнии раздирали его в клочья. Непрерывным потоком дождь падал на землю. Поляна казалась совершенно пустой. Странные тени смог бы разглядеть тот, чье сердце чисто. Обычный же человек не увидел бы ничего, лишь почувствовал бы страх и тревогу.

Месть: вот что было на повестке дня. И пострадать должны были люди, последнее и любимое творение Существующего.

Первый мужчина и первая женщина уже успели познать коварство демонов. Бессмертные существа заронили в их неокрепшие души семя зла. С тех пор все люди обладали склонностью к жестокости, коварству, ненависти... И только помощь Единого давала им возможность справляться со своей темной стороной.

Теперь же силы зла придумали новый план. Они решили взять сотню людей и уничтожить их души. Развить их темную сторону и превратить их в чудовищ. Отнять у них способность любить, мечтать и надеяться. Вырвать эти чувства и оставить вместо них зияющую пустоту.

- И у демонов получилось? - Риана широко раскрыла рот, не в силах представить себе такое.

- Да.

- Но как? Как можно лишить людей способности любить? КАК? Ты раньше говорила, что нельзя повредить душу человека без его на то согласия!

- Демон по имени Деннис нашел сотню добровольцев, подписавших с ним контракт.

- Они были совсем глупые, эти люди? Зачем позволять кому-то чужому и злому копаться в твоей душе, вынимать одно, вставлять другое, словно ты игрушка?

Салина покивала головой:

- Деннис предложил им взамен волшебную силу, физическую красоту и бессмертие. Пообещал власть над другими людьми.

- Какую такую власть? - Ри даже подпрыгнула на стуле от возмущения.

- Убивать и, что более страшно, калечить душу.

Девочка не нашла слов. Она была потрясена.

- Но Деннис не сказал всей правды...

- Так я и думала!!!

- Люди, подписавшие контракт, на самом деле бессмертными не стали. Они не старели, но их можно было убить. Демоны создали для своих подопечных новый мир, где они были в полной безопасности, где материя и время были им подвластны...

- Я поняла, те, кто подписали контракт с Деннисом, и есть Проклятые. Но, бабуль... почему надо было создавать целый мир для них?

- После того, как Проклятые уничтожили несколько городов, за ними начали охотиться. Надо было вырвать заразу с корнем...

- Зачем сразу убивать? - неожиданно резко возразила Ри. - Ничего другого нельзя было придумать?

- Это были бессовестные убийцы!

- Это были люди!

- Это были Проклятые, продавшие душу демонам!

- Это были люди!

- Эти люди убили твоих родителей!

Ри испуганно замолкла. Салина пожалела о своих словах, но было поздно.

- Извини, детка. Но именно проклятые насылают на людей болезни и стихийные бедствия. Из-за них погиб мой сын. Ненавижу!!!!!

Девочка решила перевести разговор в безопасное русло:

- Бабуль, я запуталась. Ты по порядку рассказывай! Я не очень поняла, зачем демонам все это понадобилось. Объясни!

- Падшие ангелы создали проклятых, чтобы те вредили человечеству. Это прописано в договоре. Демоны знали, что скоро будут изгнаны с Терры, и их влияние будет ограничено. Но проклятые имеют неограниченную возможность проникать в наш мир. Так как сами, как ты только что заметила, являются людьми.

Ри надулась.

- Еще раз повторю: проклятые живут для того, чтобы вредить нам, дорогая. Они видят наши недостатки и используют их против нас. Эти существа помогают злу прорастать в наших душах, уничтожая все доброе и хорошее. Знаешь, что бывает после? Души, отравленные злом, не способны отправиться к Единому после смерти тела. Они отправляются прямо в Нижний мир и попадают в рабство к демонам. Именно этого падшие ангелы и добивались. Все, история закончена.

- Я не поняла ничего! У меня куча вопросов! - запротестовала девочка. - А что будет с проклятым, если его убьют? Что будет с его душой?

- То же, что и с душой любого грешника.

- А если проклятый пожалеет о своем выборе?

- Подписывая контракт, они отказались от свободы выбора. В отличие от обычных людей, проклятые не могут раскаяться и получить от Единого очищение души от грехов и прощение.

- Должна же быть хоть какая-то возможность!

- Ее нет.

- Но...

- Тебе пора спать, уже поздно, - Салина взяла Риану на руки и отнесла в кровать.

- Ба-а-а-абушка!

- Тебе пора спать! - женщина задула свечу, поставив точку в разговоре.

- Ясно. Ты сама больше ничего не знаешь. И не понимаешь, поэтому объяснить не можешь, - пробормотала девочка, но так тихо, что ее услышал лишь воздух.

- Пообещай мне, - вдруг раздался в темноте голос Салины, - что, если столкнешься с проклятыми, ты им не поверишь. Они лживы и очень опасны.

- Бабуль, не беспокойся! Я обещаю, обещаю...

Ри закрыла глаза. Не смотря на множество вопросов, бурлящих в голове, девочка заснула на удивление быстро. Она чувствовала себя в безопасности в этом доме, под охраной бабушки. Где-то бродят проклятые, но уж точно не здесь. Наверное, никто из жителей деревни их в глаза не видел. Риана была убеждена, что ее ждет замечательная жизнь, в которой не будет место каким-то проклятым.

Она ошибалась.

***

Проклятый медленно шел по равнине.

Ночь притаилась и словно ждала чего-то.

Нехорошее предчувствие овладело идущим человеком, но он все равно продолжал свой путь. Ветер завыл, как дикий зверь, и испуганно смолк: посреди равнины появилась еще одна фигура в плаще, идентичная первой.

Проклятый споткнулся и замер, поджидая приближающегося двойника. Он понимал, кто перед ним - только одно существо обладало таким извращенным чувством юмора - и знал, что встречи не избежать. Но самому подойти сил не было - ноги словно налились свинцом. Это все страх, липкий, противный страх, вдруг завладевший сердцем и парализовавший тело.

Тварь, принявшая облик мужчины в плаще, медленно скользила по равнине. Казалось, она не шла, а летела, едва касаясь ногами земли.

- Деннис, - пошептал несчастный проклятый.

Тварь словно только этого и ждала. Мгновенно она преодолела разделяющее их расстояние.

- Здравствуй, дорогое дитя, - губы демона изогнулись в усмешке, - как я вижу, ты очень рад меня видеть!

Проклятый промолчал: заявление Денниса в комментариях не нуждалось.

- Я отложил все свои дела, чтобы поговорить с тобой. Вот как сильно я о тебе забочусь! Цени это! И даже принял твой облик, чтобы тебе было удобнее со мной общаться.

Проклятый наблюдал, как двигаются губы твари и чувствовал себя так, словно смотрится в кривое зеркало. Эта жуткая усмешка и мертвые глаза на собственном лице вгоняли в дрожь. Собственно говоря, именно такой реакции добивалось существо, издевающееся сейчас над своим собеседником. Заверения о заботе были ложью, и это было известно обоим.

- Думал, я не узнаю о твоем новом развлечении? Ты вообще думал?! - голос демона звучал спокойно, в нем не было ни капли гнева, разве что легкая досада, смешанная с удивлением.

Проклятый опустил глаза, но потом заставил себя снова поднять взгляд. Сказать ему было нечего.

- Глупое мое дитя! - сочувствие и нежность, проявившиеся на лице нечистого, были насквозь фальшивыми и делали его еще более отталкивающим. - Бедный мой сыночек!

- Не называй меня так, - сами собой произнесли губы проклятого. - Я твоя вещь, а не сын. Хватит уже лжи.

- Не смей указывать мне! - глаза демона недобро блеснули. Один небрежный взмах руки, и мужчина в плаще повалился на землю. Словно кукла, которую хозяин решил бросить на пол и посмотреть, не сломается ли.

- Вставай, ничтожество, - ласково приказало злобное создание. - У меня есть, что сказать тебе, а ты будешь слушать. Стоя. Потом я уйду, и сможешь валяться в грязи, сколько захочешь. Ты не стоишь ни секунды того времени, которое я на тебя потратил. Встать, я сказал!

Проклятый с трудом поднялся на ноги. Демон довольно улыбнулся - его гнев испарился.


Настроение существа менялось с быстротою молнии. Теперь оно испытывало радость, предвкушая главное удовольствие.

- Тебе надоела ложь? - вкрадчиво проговорил Деннис. - Но ты сам убегаешь от правды. Думаешь, достаточно попросить о помощи моего Врага, и все? Он каким-то волшебным образом изменит тебя? Внесет в твою душу добро, которого там отродясь не водилось? Сделает тебя тем, кем ты не являешься? Просто за красивые глазки и смазливое личико? Ах да, постой - ведь это даже не твоя внешность! Я дал тебе ее!

Проклятый уставился в землю. Его руки начали дрожать.

- Вспомни! Когда ты был простым жалким человеком, то просил Его о красоте, силе, мести, о власти над женщинами. И что? Он не ответил, так как, по Его мнению, этого хотеть нельзя. Враг просто бросил тебя гнить в том убожестве, в котором ты прозябал. Помнишь? Я же не брался судить твои желания, а просто их исполнил. Где же благодарность?

- Ты разорвал мою душу в клочья, - прошелестел несчастный.

- Я?!! Ты сделал это сам. Именно ты взрастил в себе нечто, несовместимое с цельной душой. Не смей винить меня!

Некоторое время и лишь ветер нарушал тишину своим стоном. Два идентичных человека молча смотрели друг на друга. В глазах одного светилось торжество, в глазах другого - смертельная усталость. Только по этому признаку их мог бы различить посторонний наблюдатель.

- Ты принадлежишь мне, - снова раздался голос демона. - Все твои чувства, все дела говорят об этом. Жалеешь о сделке со мной, потому что испытываешь страх перед грядущим. А пока не думал об этом, то наслаждался. Тебе нравится убивать, нравится чувствовать власть над другими. Ты и сейчас не раскаиваешься в содеянном. Тебя волнуют лишь собственные страдания, а не страдания твоих жертв. Думаешь, Врагу такой подданный нужен? Ты чудовище! Всегда таким был и будешь.

Проклятый закрыл глаза, но не мог отгородиться от своего собеседника, голос которого звучал, казалось, прямо в голове.



- Хватит...

- Да, умоляй меня, умоляй! Можешь даже встать на колени, разрешаю, - тварь была в восторге от происходящего. - Умоляй, потому что я все, что у тебя есть. Никого другого не будет.

Мужчина в плаще задрожал всем телом. Деннис облизнулся, как кот, объевшийся сметаны. Он знал, что полностью раздавил ослушника. Еще один, последний штрих...

- Я сказал: на колени! - лениво протянул демон. - И я сказал: умоляй! Ты слышал? Немедленно!

Тварь собиралась унизить своего раба, уничтожить в нем остатки самоуважения. Чтобы даже мысль о сопротивлении больше не приходила в голову.

- Прошу тебя... - одними губами прошептал человек. С трудом сдерживая дрожь, он опустился на колени и замер.

- Громче! И так, чтобы я поверил! Давай же, ничтожество!

- Прошу тебя, хватит. Хватит! Пощади... Я больше никогда...

- Ты жалок! - демон блаженно прикрыл глаза и пнул проклятого ногой. - Но я тебе не верю! Еще раз и выразительнее!

Тварь собиралась развлекаться долго. Ночь еще только началась.




Глава 2


Риана сидела на полу, обложившись книгами. Ее рыжие, заплетенные в две косы волосы отражали свет солнечных лучей, врывавшихся в комнату через окно. Прищуренные зеленые глаза горели нетерпением и восторгом.

В доме священника было тихо и спокойно. Девушка занималась важным делом - выбирала, что же взять почитать.

Священника по имени Надлен перевели в Радос из столицы. Старик привез с собой целый воз книг, чем поразил местное население до глубины души. Никто не мог понять, зачем нужна эта гора бумаги, годившаяся разве что на растопку. Священник был, по местным понятиям, слишком уж умным и образованным. Столько читать вредно для здоровья. И зачем?

Совсем по-другому отреагировала на приезд ученого Ри, которой в то время исполнилось восемь. Девочка была в восторге. Наконец-то есть тот, кому можно задавать интересующие ее вопросы, кто научит ее читать и писать - она очень этого хотела! Священник был обрадован таким энтузиазмом. Он принялся учить маленькую Ри всему, что знал сам. Оба получали удовольствие от процесса. Старик любил поболтать, а Риана как губка впитывала любую информацию.

Шли годы. Ри все больше и больше времени тратила на книги и умные беседы с отцом Надленом . Все больше и больше она отличалась от остальных жителей деревни Радос. Девять лет прошли, посвященные чтению и несбыточным мечтам о столичном университете, на учебу в котором не было денег.

Салина была недовольна: ее семнадцатилетняя внучка предпочитала сидеть, уткнувшись в книгу, вместо того чтобы делать то, что полагается в ее возрасте. Ри не любила шить, вышивать и заниматься домашним хозяйством. Нет, она не отлынивала от работы, но не могла на ней сосредоточиться. Бабушка поняла бы, если бы ее драгоценная девочка отвлекалась на мысли о парнях или подругах, однако ее занимали другие вопросы. Как и из чего сотворен мир, зачем существуют ангелы и могут ли покаяться проклятые. Салина советовала не забивать голову глупостями, а думать о том, как нашить себе приданого, выйти замуж, стать хорошей женой и завести детей. Как раз самое время! Однако Риана, смеясь, отвечала, что вряд ли во всей деревне найдется хоть один храбрец, который рискнет на ней жениться. Она была права.

Односельчане считали молодую внучку Салины странной, замкнутой и гордой. Она не любила говорить об урожае, детях и красивых мужчинах, как все нормальные крестьянки. Риана или молчала, или говорила о каких-то мудреных вещах, тараторя слова, значение которых никто, кроме нее, не знал. У девушки не было подруг, а парни обходили ее стороной. Отец Надлен - единственный, с кем она общалась.

Салина была в отчаянии: внучка отдалялась от людей и замыкалась в себе. Напрасно уговаривала сходить на ярмарку, на какой-либо праздник. Ри торчала дома, уставившись в очередную книгу. И ничего нельзя было поделать.

-Выбрала?- потеряв терпение, спросил отец Надлен сидящую на полу девушку.

-Ага, - довольно кивнула та, протягивая отобранный экземпляр.

-"Условия договора, который подписали проклятые",- прочел название книги старик и нахмурился. - Почему именно эту?

- Интересно, - призналась Ри, поднимаясь с пола.

- Все пытаешься понять, возможно ли для них покаяние?

-Ага! Известно, что покаяние возможно, пока человек жив. Но ведь проклятые живы?

-Вряд ли это можно назвать жизнью, - скривился священник.

-Но ведь тело их не умирало, просто изменилось! Следовательно, они живы? Теоретически? Означает ли это, что они могут покаяться?

-Теоретически,- поддел служитель Вышнего свою ученицу. Они оба любили подобные дискуссии.

-Да, проверить эту теорию на практике не представляется возможным, - заключила Ри, собирая разбросанные по полу книги и ставя их обратно на полку.

Солнечные лучи пробежали по лицу девушки, тени и свет причудливо избороздили ее лицо. Священник помолчал, готовясь к серьезному и болезненному разговору, ради которого он, собственно, и попросил свою ученицу заглянуть на огонек. Книги послужили лишь предлогом. Разговор велся неоднократно и успел осточертеть им обоим. Однако священник был полон решимости поднимать наболевшую тему до тех пор, пока не добьется каких-либо результатов.

-Ко мне приходила твоя бабушка,- начал, наконец, отец Надлен.

-Да ну? - расстроилась Ри. Поняла, к чему клонит учитель, и ее это не обрадовало. - Снова?

-Она беспокоиться. Я тоже.

-Может, хватит уже?- надулась девушка.- Со мной все в порядке, честно-пречестно!

- В порядке? Риана, любовь к книгам - это хорошо, но ты не должна ставить их на первое место!

-Ну вот, начинается...

- Ты привязана к вещам, сделанным из бумаги, больше, чем к людям.

-Неправда! Я бабушку люблю! И вас люблю, как отца! Разве недостаточно? - возмутилась Ри.

-Нет, этого мало. Не понимаешь?! Ты загородила себя стеной и никого не пускаешь. Да, тебе нелегко здесь, в деревне. Твое увлечение не понимают. И тебе тоже сложно понять окружающих тебя людей.

- Да, я...

- Но ты даже не пытаешься понять! И не даешь им ни единого шанса узнать тебя поближе!

-Нет, я...

-И хуже того, ты начинаешь считать себя лучше других.

-Но я...

-У тебя нет на это права! Да, ты умна, но это не значит, что лучше. Вышний дал тебе много, но многого Он и потребует. Ты должна помогать другим, учить их, а не сторониться и не презирать. Понимаешь?

-Понимаю, - буркнула Ри.- Но это сложно! Я не умею, меня никто не слушает, и не будет слушать!

- Не слушают, так как чувствуют твое к ним отношение. Кому приятно, когда на него смотрят свысока?

- Я не хочу никого учить!

-Вот мы и добрались до сути. Не хочешь. Гораздо проще прятаться в своей скорлупе, да? Гораздо легче презирать, чем любить?

- Они не понимают! Не могут! И я... боюсь их.

-Конечно, боишься. Любить - значит открыть свое сердце. Попытаться понять другого - это впустить в себя совершенно новый и чужой мир. Конечно, страшно. Но это необходимо, если хочешь развиваться как личность, если хочешь быть человеком. Иначе чем ты лучше тех же проклятых?

-Что? ЧТО?

- Главный грех проклятых - гордыня, моя девочка. Как и у тебя,- поставил точку в разговоре отец Надлен.

-Вы ведь не серьезно? - обиделась Ри.

Священник покачал головой. У его ученицы серьезные проблемы, а он не заметил вовремя, не остановил, не помог. Однако ничего непоправимого пока не случилось. Потребуется время и терпение, но в конечном итоге все будет хорошо.

***

Промир с удовольствием оглядел свой кабинет.

Здесь витала атмосфера страха, что импонировало владельцу. Ужас ползал по полу, поднимался по стенам и плел свою паутину на потолке. Она свисала неровными липкими клочьями, и каждый входящий запутывался, и выпутаться не мог. Паутину немногие могли видеть, но чувствовали все.

Само помещение было крайне простым: серые стены с позолотой, стоящий напротив двери массивный стол из черного дерева и стул с высокой спинкой. Из украшений - одно лишь зеркало, висящее на входной двери. В его серебристом омуте сидящий за столом мог наблюдать за своим отражением. Это было любимым занятием Промира.

Когда-то, подписывая договор с Деннисом, новоявленный проклятый решил, что хочет иметь темную, с красным отливом, кожу и черные, отливающие медью, волосы. Желтые, напоминающие кошачьи, глаза. Правильные черты лица и полные губы. К лицу прилагалось сильное, большое, мускулистое тело. Промир был уверен, что теперь у него идеальная внешность. Женщины утверждали, что он прекрасен. Попробовали б они сказать что-нибудь иное!!!

Согласно вкусу данного проклятого, кабинет мог бы быть и побольше. Однако, не смотря на очевидные недостатки, он имел огромное преимущество - принадлежал главе Зачарованного города. Да, совсем недавно Промир получил власть над всеми проклятыми от самого Денниса. Должен же кто-то поддерживать порядок. Так как заставить жителей слушаться можно только силой, главе города была дарована привилегия - ему никто не мог повредить, ему никто не мог сопротивляться. Полученные вместе с должностью возможности приводили Промира в восторг.

Однако привычка некоторых вламываться в кабинет без предупреждения раздражали. Например, Дайрен. Казалось, гнетущая атмосфера кабинета совсем на него не действовала, а если страх и прокрадывался в его сердце, он умело это скрывал. От одного вида этого наглеца главе города хотелось выть с досады, а взгляд его цепких светло-серых глаз беспокоил настолько, что их хотелось выколоть. Иногда глава города, пользуясь своим положением, это и делал, что помогало лишь ненадолго - регенерация у проклятых происходила быстро. Всего пара минут - и глаза на месте, как ни в чем не бывало, такие же цепкие и нервирующие.

Дайрен - один из старейших проклятых, ему враг знает сколько лет, поэтому и сил много. Он был инициатором Промира, уговорил подписать контракт с Деннисом. Но все это не давало ему право появляться в кабинете главы, когда вздумается! Не давало права делать вид, что его ничто не может напугать, и смотреть так, словно видит начальника насквозь. Пусть опускает глаза долу!

Промир ненавидел Дайрена. До глубины души. Дайрен был странным, странным даже для проклятого. У него все было не как у всех.

Говорят, сперва Дайрен был просто очень талантливым новичком, любил развлечения: устраивал на Земле пожары, наводнения, землетрясения, соблазнял женщин, руководил пытками. В общем, был своим в доску. Деннис доверял ему как никому другому, даже назначил главой Зачарованного города. Новый глава внушал подданным такой страх и ужас, что установленные им правила не осмеливался нарушать никто.

Странности начались через полторы тысячи лет после назначения. Дайрен стал избегать остальных жителей города, отказывался участвовать в общих забавах. С ним творилось что-то непонятное, и подданные не упустили такой возможности - Деннис был извещен о каждом слове, каждом жесте своего любимца и пообещал разобраться. Как демон разбирался и что выяснил, так никто и не узнал. Дайрен был снят с должности по причине несоответствия. Проклятые обрадовались - их тиран впал в немилость! Однако вскоре они в этом усомнились.

Деннис лично занялся воспитанием бывшего главы. Не отходил от него ни на шаг. Это ли не признак благоволения? Остальным оставалось кусать локти и гадать, что же, собственно говоря, происходит.

Произошло следующее - Дайрен под руководством Денниса стал ведущим инициатором. Полезная и уважаемая профессия.

Проклятых изначально было сто человек. И именно столько должно оставаться. Однако количество постоянно уменьшалось.

Проклятые отнюдь не бессмертны. Пока они находятся в Зачарованном городе, их убить нельзя. В мире людей все иначе. Там они уязвимы. Но не могут проклятые безвылазно сидеть в своем городе, они были созданы для того, чтобы причинять вред людям! Приходится идти на риск и посещать Землю. Часто посещать. И стараться не выделяться, ведь, если заподозрят, убьют без сожаления. Вот так вот. Чтоб они провалились, эти люди...

Конечно, убить проклятого сложно, он сильнее и быстрее, при этом надо не дать ему телепортироваться в свой мир, где заживут любые, даже смертельные, раны. Но все же это возможно. Тебя могут победить слабые, глупые людишки. Отвратительно!

Есть еще кое что, о чем проклятые не говорят и стараются не думать. У долголетия оказался побочный эффект: со временем надоедают игры, секс, издевательство над людьми. Все надоедает. Стараешься развеяться, забыться. Безрезультатно. Пустота в душе разрастается и, кроме нее, не остается ничего. Совсем ничего.

Таких проклятых называют перегоревшими. И долго они не живут. Они стремятся к опасности, как мотылек стремиться к огню. Перегоревшие не боятся смерти, они ее вожделеют, играют с ней. И погибают.

Каждый проклятый считает, что уж с ним этого никогда не случиться. Как может надоесть вечная жизнь, полная удовольствия? Никак не может! А перегоревшие просто слабаки и извращенцы, ведь только извращенцы могут не получать наслаждение от жизни в Зачарованном городе!

Так или иначе, количество служащих демону постоянно уменьшается. Нужно инициировать новых. Кандидата выбирает, естественно, Деннис, потом переносит его в Зачарованный город. Если перемещение проходит удачно, значит, в данном человеке есть зло, необходимое для того, чтобы стать проклятым. И тогда в игру вступает инициатор.

Он должен уговорить кандидата подписать контракт с Деннисом. Годятся любые средства. Временных рамок нет - кандидат, находясь в Зачарованном городе, умереть не может, и любые его раны восстанавливаются. Это очень удобно, если приходиться применять пытки. У кандидата нет ни единого шанса избежать уготованной ему судьбы.

Дайрен не прогадал, став инициатором: Деннис вроде остался доволен своим протеже, хотя никогда не знаешь, что он думает на самом деле. Понять демона не удавалось никому. Никто и не пытался.

А потом Дайрен перегорел.

Чего ему недоставало? У него было все: хорошая работа, покровительство самого Денниса, неограниченные возможности получать удовольствие. Однако он перегорел, слабак несчастный. Все стали ждать, когда же Дай отбросит копыта, однако он опять удивил. Не подыхает, и все тут.

Шли годы, столетия... Какого хрена? Ни один перегоревший не продержался так долго! А необычный проклятый все жил, продолжая успешно работать. Вызывая у своих собратьев гнев, ненависть, зависть, желание подтолкнуть к неизбежному, как казалось, концу. А он все жил, не смотря ни на что. Будь он проклят! Хотя он и так...

И вот в очередной раз Дайрен материализовался прямо посреди кабинета главы города, словно вынырнув из мыслей Промира. Взмахнул краями своего плаща, как крыльями. Главе города этот дурак напоминал ворону - черные волосы, связанные в хвост. Черные ресницы на молочно-белом лице. Серые, почти бесцветные глаза дополняли картину.

Что же это такое! Опять заявился без предупреждения! Даже без стука! Почему не проявляет ни малейшего уважения к своему главе, который может наказать его в любое время?! Почему паутина страха, любовно выращенная главой, на него не действует?

- Ты мне надоел,- прошипел Промир и театрально вскинул руки.

Тело не вовремя зашедшего проклятого поднялось над потолком и беспомощно зависло.

-Все никак не наиграешься, мальчик?- усмехнулся он, сузив ставшие почти белыми глаза.

-МАЛЬЧИК?- рявкнул взбешенный поведением подчиненного начальник. Почему не боится? ПОЧЕМУ?

Еще одно движение руками, и Дайрен забился в судорогах. Промир знал, как причинять ужасную боль без особого травматизма. Воздействуешь на кое-какие рецепторы, и все. Он ожидал вопля боли от своей жертвы, но не дождался. Дайрен прикрыл глаза и сжал губы. Вот и все. На его лице больше не дернулся ни один мускул, словно то, что с ним делали, не значило ничего.

-Кричи,- нетерпеливо приказал мастер по пыткам, - что ж ты молчишь? Не порть мне удовольствие!

Как приятна возможность издеваться над кем - то, кто намного сильнее тебя! Возбуждает не хуже сексуального акта. Если бы объект орал, умолял прекратить пытку, плакал, было бы гораздо приятнее! Однако упрямый проклятый молчал всегда, чтоб ему провалиться! Назло главе, естественно!!!

Что, так трудно уважить свое начальство и слегка покричать? Нет, никакого терпения тут не хватит!

-Как же ты меня бесишь, - пробормотал обманутый в своих ожиданиях Промир и опустил руки. Тело Дайрена рухнуло на пол.

Наказанный непонятно за что проклятый поднялся, как ни в чем не бывало. Серые, спокойные, как у покойника, глаза встретились взглядом с блестящими от гнева желтыми.

-Благодаря тебе я снова почувствовал себя живым, спасибо!- Дай поправил свои растрепавшиеся волосы и церемонно поклонился.

Глава города выругался сквозь зубы. Удовольствие было испоганено окончательно. Этот Дайрен ненормальный! Почему он не может быть таким, как все? Благодарит за боль, надо же! Да ну его!



- Говори, зачем пришел,- пробурчал вконец расстроенный Промир.

- Нора умерла. Деннис созывает собрание, на котором представит того, кого выбрал на ее место,- в голосе говорящего не было эмоций.

-Как умерла??? - глава был настолько потрясен, что забыл на время о своих претензиях к собеседнику.

-Пошла в мир людей и подралась с разбойниками. Не телепортировалась назад, даже когда ее проткнули ножом. Дала себе истечь кровью и умереть. Самоубийство, - ровно произнес Дайрен. Его лицо на мгновение вдруг сделалось смертельно уставшим.

-Какое самоубийство? Зачем???

-Нора перегорела, уже год назад.

-Она была совсем молодой, как могла перегореть так быстро??? И почему мне об этом никто не сообщил?- Промир попытался подавить страх. Нет, с ним такого не случиться! Он сильный, не то, что эта дура Нора!

Дайрен пожал плечами. Зачем говорить главе, что его стараются обходить стороной и обращаются только в самом крайнем случае. Дураков нет. Ну, кроме самого Дайрена.

-Нас ждут в главном зале, - напомнил дурак.- Деннис не любит, когда опаздывают.

Промир сглотнул. Злить демона не следовало ни в коем случае. Чревато долгой, мучительной болью. Сам начальник города ТАК пытать не умел и горел желанием научиться. Чтоб боялись, как самого Денниса! Это было его заветной мечтой, целью всей его долгой жизни. Вот тогда Дайрен будет ползать перед ним на коленях и умолять о пощаде! А он возьмет, и не пощадит! Эх, скорее бы!

Когда Промир в сопровождении Дайрена прибыл в главный зал города, он был уже полон. Все должны были присутствовать на мероприятии.

-Приветствую вас, дорогие дети, - мурлыкал высокий блондин, стоящий в середине зала. Он был настолько красив, а его глаза - настолько чистыми и невинными, что его можно было принять за ангела. Деннис умел играть на публику. - Я выбрал подходящего для нас человека.

Проклятые замерли, не издавая ни звука, чтоб не испортить торжественный момент. Никто не хотел потом отвечать за это.

Демон поднял вверх руки, и в воздухе возникла фигура девушки. Кандидатка была без сознания, так как ее тело приспосабливалось к новым условиям.

Лицо девчонки закрывали рыжие волосы, а платье оставляло желать лучшего. Старое, поблекшее настолько, что непонятно, какого оно изначально было цвета , совсем простое, из дешевого материала. Простолюдинка. Фу. Присутствующие забыли, что и сами далеко не все были аристократами. Вернее, не хотели помнить.

- Представляю вам Риану из Радоса, семнадцати лет, - провозгласил Деннис. - Гордыня, неуемное любопытство, себялюбие, неимение любви к ближним, гневливость, осуждение, самонадеянность, эгоизм, тщеславие. Она будет наша!

Все захлопали, выражая восторг и согласие с выбором демона. Никому не хотелось возражать и вызвать на себя его гнев. Хлопали долго, пока не заболели ладони.

Все, кроме Дайрена. Он оценивал кандидатку. Опытный инициатор видел, что из нее получится великая проклятая, однако инициация будет чрезвычайно сложной.

Единый, даже позволив перенести очередного человека в Зачарованный город, словно не хотел его отпускать, словно хотел дать ему шанс, какое-то оружие. Все способности, которые могли бы помочь сопротивлению, спящие в кандидате, разом проклевывались из зернышка и пускали пышные побеги. Проклятые называли этот феномен "эффектом Шутника".

Всем известно, что у кандидата нет не малейшего шанса избежать своей участи. Попал в Зачарованный город, единственная дорога - в проклятые. Исключений не было. Так зачем Шутник старается? Издевательство, не иначе.

Однако "шутка" затрудняла инициацию. В данном случае дары Шутника, которые Риана из Радоса до сих пор использовала превратно: ум, интуиция, память, воображение, любопытство - все, благодаря чему в девушке расцвело тщеславие, себялюбие и гордыня, все, что привело ее в Зачарованный город - все это могло послужить совсем иначе. Могло быть использовано по назначению.

Дай лишь надеялся, что не ему придется решать проблемы, которые непременно возникнут. И понимал, насколько напрасны его надежды.

***

Риану разбудило четкое ощущение, что что-то не так. Кровать, на которой она лежала, была мягкой. Простыни нежные. Подушка огромная - такой у нее сроду не бывало. А одеяло легкое, как пушинка. Сто пудов, это не ее кровать!!!

Ри резко открыла глаза, а потом широко их распахнула. Кровать, на которой она лежала, была огромной. C сиреневым балдахином! Постельное белье было ослепительно-белым, как только что выпавший первый снег. На себе девушка обнаружила некую ночную рубашку с кружевами, настолько прозрачную, что она почувствовала себя голой.

Чудеса на этом не закончились. Риана села, осмотрела комнату и окаменела. Помещение напоминало спальню принцессы!

Много мебели, назначение которой девушка не совсем понимала. Несколько шкафов с дверцами из черного дерева... Для одежды? Для книг? Несколько шикарных диванов... Зачем столько? Сколько человек тут вообще живет? Столик - тоже из черного дерева - с резными ножками... Для того, чтобы есть? Писать? Читать? Огромное зеркало с маленькими шкафчиками и стоящим рядом пуфиком (хоть с этим все ясно). Картину дополняли широкая дверь и огромные окна - от пола до потолка - с синими задернутыми шторами, через которые пробивался свет.

Ри, немного оправившись от шока, закуталась в одеяло и слезла с кровати. Ее босые ноги сразу утонули в мягком ковре.

-Где я, черт побери???- пробормотала девушка, подошла к окну и отдернула шторы. Яркий свет на мгновение ослепил.

На розовом небе сияло алое солнце, освещая невиданный город. Дома были самые разные - большие и маленькие, деревянные и каменные, украшенные и очень простые, самых разных цветов и оттенков. Словно здесь потрудились десятки архитекторов, обладающих разными вкусами и живших в разные эпохи. Все здания вместе не сочетались и в то же время сочетались каким-то удивительным образом. Буйство красок и форм ошеломило девушку.

Риана всю свою недолгую жизнь провела в деревне Радос. Не видела ни один город, разве что на картинках. Так что, возможно, она не заподозрила бы ничего, если бы не цвет неба и солнца. Розового неба не бывает, по крайней мере, на ее родной планете. Следовательно, она не на Терре. Единственно возможный вывод.

Ноги у девушки подкосились, и она опустилась прямо на ковер. Теперь испугалась всерьез.

Дверь отворилась, и на пороге появилось "нечто". Никаким другим словом странного мужчину Риана назвать не могла.

Он был огромен. Настолько высокий, что голова почти упиралась в потолок. Мускулы настолько большие, что, казалось, порвут белую рубашку и серые обтягивающие штаны. Черные короткие волосы светились красным. Лицо напоминало древнюю статую - так древние понимали красоту и именно так ее изображали (Риана знала это из книг по изобразительному искусству). Пропорции были настолько идеальны, что казались нереальными. Кожа была темной, но необычного красного оттенка. К какой расе принадлежит этот человек?

Странные желтые глаза смотрели прямо на сидящую у окна, подтягивающую съезжающее с плеч одеяло Риану. Вошедший осматривал девушку так же пристально, как она осматривало его. И она казалась ему смешной. Впрочем, как и он ей.

-Приветствую вас в моем городе, Риана из Радоса, - высокопарно возвестил мужчина. - Дом, где мы находимся, теперь принадлежит вам. Меня зовут Промир. Чрезвычайно рад с вами познакомится!

Девушка попыталась закрыть распахнувшийся от удивления рот.

- "В вашем городе" - это где?- буркнула она, поднимаясь на ноги. Стоять перед незнакомцем практически обнаженной было неловко.

- Сразу к сути, да? - подмигнул Про... как его там. - И вы не утруждаете себя вежливостью!

- Не знаю, как сюда попала, не знаю, почему я раздета и где моя одежда. Поэтому рабочая гипотеза такова - меня похитили. А с похитителями вежливо разговаривать не буду! Если вы убедите меня в обратном, тогда посмотрим, - Ри пыталась говорить уверенно и вообще владеть ситуацией, но ее голос дрожал. - Итак, вопрос номер один, на который вы так и не ответили: "Где я?"!

- Вы в параллельном мире, моя драгоценная, - усмехнулся предположительно похититель. - В мире, созданном Вышним для избранных. И, предупреждая ваш вопрос номер два - "Как я сюда попала?" - отвечу, что вы были выбраны нами из всех живущих на Терре. Там вы были не на своем месте, Риана. Вы особенная девушка, и ваше место среди особенных. Здесь.

Ри села на пуфик возле зеркала, пытаясь разобраться в информации.

- Насчет вашей одежды сообщу, что вы в ночной рубашке, так как спали. Теперь вам стоит только вообразить на себе платье, и оно появится.

Девушка, не вполне веря, посмотрела на себя в зеркало. Кошмар! Всклоченные волосы, полный страха и удивления взгляд и руки, судорожно вцепившиеся в драгоценное одеяло. Представить одежду? Риана вздохнула, представив себе зеленое атласное платье. Такого у нее не было никогда, а очень хотелось!

Вдруг по зеркалу пробежала рябь, и оно отразило девушку, облаченную в платье ее мечты. На ногах обнаружились зеленые туфельки. Ри вскрикнула и вскочила с пуфика с такой скоростью, будто он был сделан из раскаленного железа.

-Черт побери!

-Именно,- расхохотался Про... ах да, мир. - Для первого раза неплохо. И ваши волосы в порядок приведите, пожалуйста.

- А расческа где?

- Зачем? Представьте себе нужную прическу.

Волосы Рианы сами собой заплелись в косу, стоило ей только захотеть. Девушка засмеялась и захлопала в ладоши - такой способ причесываться ей чрезвычайно понравился. Густые волосы всегда доставляли ей много хлопот, а тут - раз - и все!

Теперь зеркало отражало элегантно, хоть и просто, одетую даму. Ярко - рыжая коса выгодно выделялись на зеленой ткани, а лицо казалось перламутровым. Глаза теперь блестели весело и были, по мнению Ри, вполне красивы, хоть и могли быть побольше. Лицо, чуть узковатое, портили веснушки, но тут уж ничего нельзя было сделать.

- Со временем вы научитесь изменять собственную внешность, которая сейчас, что уж скрывать, далека от совершенства,- объявил Промир, о котором девушка на минутку забыла.

ЧТО-ТО НЕ ТАК.

Это Риана и сразу понимала, но позволила себе отвлечься. А теперь чувство неправильности происходящего царапало ее, как шипы на стебле розы царапают руки.

- Параллельные миры - это просто миф,- прошептала Ри, отвернувшись от коварного зеркала. - А то, что Единый счел необходимым создать какой-то параллельный мир для избранных... Никогда не слышала о подобном! Да и смысл? И менять внешность по собственной прихоти... Как-то это... И почему это звучит так знакомо?

- Думаешь, тебе известны все деяния и планы Вышнего? - иронически спросил Промир. - Ему нужно твое разрешение, чтобы создать новый мир?

Риана растерялась.

- Пойдем же, нас ждут остальные. Мы устроили праздник в твою честь!

-Но...

-Никаких "но"! Нас ждут!

Ри не успела возразить еще раз. Она была уже не в спальне - стояла посреди богато украшенного зала, вокруг толпились люди в ТАКИХ одеждах, что ей стало стыдно за свое простенькое платье. Рядом обнаружился неуемный Промир. Все захлопали. Недодуманные мысли сбежали, как крысы с тонувшего корабля.

- Риана из Радоса, дамы и господа! Выпьем за ее честь! - вопил Промир, остальные тоже что-то вопили.

У девушки в руках появился бокал с вином, она отпила глоток и ее сознание куда-то поплыло. Ей представляли собравшихся людей, она кивала, будучи не в состоянии запомнить их имена. Все лица сливались в одно. Обратил на себя внимание лишь мужчина, который единственный не удосужился вежливо улыбнуться.

-Дайрен, - представился он и слегка склонил голову. Бесцветные змеиные глаза настороженно изучали новенькую.

В замутненном сознании Рианы мелькнула мысль, что остальные просто растягивали губы. Улыбка не затрагивала глаз. Притворное радушие... Мысль мелькнула и пропала. Люди старались ради нее, какое у нее право их подозревать? Нет, ей на самом деле рады! И прочь, странные мысли, прочь!

Начались танцы. Риана не умела танцевать, но в этом мире чудес у нее все получалось. Она кружилась, не чувствуя усталости, забыв обо всем на свете...

Девушка чувствовала себя беззаботной, веселой, счастливой. И пусть какая-то ускользающая мысль продолжала царапать ее сердце. Зачем обращать внимание на мелочи, когда первый раз в своей жизни Риана чувствовала себя частью толпы, чувствовала, что ее принимают, чувствовала себя окруженной заботой и уважением.

Она больше не одна! Здесь сбываются все ее тайные мечты!

Промир, танцуя с ней, обещал доступ в прекрасную библиотеку города, место в университете, индивидуальное обучение. Она не одна, она богата (подарили целый дом!), она будет учиться! Что еще желать?

ЧТО-ТО НЕ ТАК.

Риана замотала головой и выпила еще вина. Ну что она за человек такой, не может просто расслабиться и радоваться жизни! Раньше она лишь существовала, ну уж теперь-то...

Теперь она заживет по - настоящему.

ЧТО-ТО НЕ ТАК.

Ну и черт с ним.

Риана с головой погрузилась в бешеную жизнь города. Она проводила день в огромной библиотеке, общалась с молодым и красивым (тут все такие!) профессором университета. Потом шла отдыхать в баню, наслаждалась пенящейся ванной и массажем. И танцевала! Всю ночь напролет!

И отмахивалась от странного чувства, что ее засасывает город, как засасывают зыбучие пески.

Риана научилась ценить изысканные блюда и вина. Стала настоящим гурманом. Ее научили одеваться, как полагается даме из высшего общества. Научили ценить украшения - теперь ее шею, уши и пальцы украшали бриллианты. Ей шептали, что она прекрасна, умна, неподражаема.

ЧТО-ТО НЕ ТАК.

Почему она не чувствует усталости, голода, жажды? Сколько времени уже находится в этом городе? Сколько? Почему не помнит?

А ее не оставляют ни на минуту, не дают времени подумать, разобраться...

Какого черта вообще происходит?

БАБУШКА!!!!

Воспоминание о Салине возникло в помраченном уме Рианы и потянуло за собой другие мысли. Словно снежный ком, все увеличиваясь в размерах, покатился с усыпанной снегом вершины.

Бабушка!!! Она же, наверное, с ума сходит, не понимает, куда ее внучка подевалась! Наверное, уже весь Радос на уши поставила! А эта самая внучка тут развлекается и в ус не дует! Нужно сообщить бабушке, что переехала. Сообщить! Сообщить... Зачем? Чтоб не волновалась... Как? Как...

Блин, пора возвращаться! Возвращаться... Зачем? Она же счастлива здесь! Ведь так??? Так???

ОТПУСТЯТ?

Почему ей кажется, что нет?

ПОТОМУ ЧТО ЕЕ ПОХИТИЛИ, ЧЕРТ ПОБЕРИ!

Как она могла об этом забыть? Перенесли в город, даже не спросив разрешения! Так почему она доверяет им? А доверяет ли??? Да... НЕТ!

Что с ней сделали, почему так трудно думать? Какой-то наркотик? Дурман...

Чувствуя, что мысли опять начинают путаться, Риана спрятала свои сомнения где-то в глубине подсознания, словно сложила в корзинку. Потом вернется и рассмотрит. Потом...

И вот опять Ри танцует, пьет, читает, смеется. Все та же беззаботная девочка. Но это уже маска. Видимость.

Корзина пополняется другими соображениями: Здесь сбываются мечты: хотела жить в городе, хотела быть богатой, хотела учиться, хотела, чтобы люди ее принимали... И все это ей преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой. Мол, бери, девочка, играйся. А она и рада! Как маленький ребенок, взяв палку, представляет, то это лошадка. Прекрасная мечта, однако, палка палкой и остается.

Так и здесь. Все игрушки, видимость! Ложь, ложь! А какова реальность? Что возвращает к вопросу номер один:

ГДЕ ОНА, ЧЕРТ ПОБЕРИ?

Где??? Где???

Риана уже готова была поспорить на свою жизнь, что ей сказали неправду. Параллельный мир, созданный Единым для избранных, как бы ни так! Вздор! Для Вышнего все люди важны и ценны. Он никогда бы не стал делить их на элиту и стадо. Не в Его это стиле! Как можно было повестись на подобную галиматью? Единый никогда бы не стал потакать пустым мечтам, Он предпочитает конкретные дела, совершенные в реальном мире.

Риана не могла поверить, что выпустила это из виду. Ведь ее учили, дуру эдакую!!! Все потому, что хотела поверить в приятную ложь о том, что она избранная, что она лучше других. Да и раньше в это верила, правильно предупреждал отец Надлен. Кто бы ни был этот Промир, он мастерски воспользовался ее глупыми фантазиями и заблуждениями.

ГДЕ ОНА?

Этот город... Не в стиле Вышнего создавать подобное, а в чьем?

Риана остановилась посреди бального зала, отступив на шаг от партнера по танцу. Ей казалось, что ответ на вопрос номер один ей уже известен. Надо только вспомнить.

-Что с вами?- заботливо осведомился партнер, поддерживая девушку за локоть.

- "Город, где мечты оживают, где никто не стареет и не умирает. Где веселье длиться круглые сутки",- бормотала Ри, вырвав свой локоть и отступая. -" Город, где царит обман и притворство. Где все не такие, какими кажутся. Город, у жителей которого в душе - пустота".

-О чем вы?

-Это цитата из книги "Город проклятых", написанной Арнелом из Севира,- еле слышно проговорила Риана и ахнула.

Никто больше не улыбался. Ее окружили и смотрели на нее с нескрываемым злорадством.

-Дошло наконец, - хохотнул кто-то из толпы.

И тут из сознания Рианы из Радоса исчез туман, и страшная правда предстала перед ней во всем своем неприглядном виде.

Ри закричала. Она билась в истерике, неспособная остановиться. А толпа смеялась. Всем было очень весело.



Глава 3


-Итак, расскажи нам свой план, - пропел Деннис, обращаясь к Промиру.

Демон был как всегда великолепен. На сей раз, он был в образе темнокожего шатена, одетого в белую тогу. Зрелище впечатляло. В черные глаза не стоило смотреть - они были красивы, но их выражение вгоняло в ступор. Это был взгляд удава, гипнотизирующего свою жертву. Ласковая улыбка, сияющая на губах демона, лишь усиливало общее пугающее впечатление.

В кабинете главы города было на редкость тесновато. По крайней мере, по мнению его нынешнего хозяина. Лишним тут был Дайрен, стоявший в самом углу, стараясь не отсвечивать. Странно, но в присутствии демона этот наглец вел себя примерно.

Зачем Деннис, придя к главе за отчетом, притащил с собой это чучело?

-Задача крайне простая. Риана из Радоса психологически всего лишь ребенок, эгоцентричный и избалованный. Считает, что, прочитав парочку книжек, стала лучше других. Мечтает о богатстве, которое позволит ей жить в столице, получить образование и стать уважаемой в обществе. Будем играть на этом. Пусть думает, что попала в параллельный мир для избранных. Пусть почувствует себя важной персоной! Пусть увлечется теми благами, которые мы ей предоставим! Когда станет от них зависима, тогда откроем ей правду. Подпишет договор, как миленькая!

Демон кивал, летая из угла в угол. Его улыбка становилась все более довольной. Язык облизывал губы, и смотреть на это было противно. Деннис был возбужден и не скрывал этого. Промир гадал, чем заинтересовала его господина простая деревенская девчонка.

-Неплохо, - язвительно заметил хозяин всех проклятых.- Что скажешь, Дайрен?

Фигура вышеназванного проклятого отмерзла и шевельнулась. Он был не рад, что о нем вспомнили.

-Инициатор Рианы Промир, а не я. Ему решать,- глухо заметил оказавшийся между двух огней ведущий инициатор города.

Фигура демона метнулась к Дайрену, заставив в страхе отшатнуться. Деннис довольно засмеялся - ему льстил испуг проклятого.

-Не зли меня, Дай, - пропел демон невероятно добрым голосом. - Если я соизволил спросить твое мнение, ты должен мне его предоставить.

Дайрен сжал кулаки.

- Промолчу я или отвечу - ты разозлишься в любом случае, - угрюмо произнес он и на всякий случай сделал шаг назад.

Деннис расхохотался, откинув голову. Теперь демон был совершенно счастлив:

-Ты хорошо меня знаешь! За это и люблю!

Дайрен дернул плечом и подавил в себе желание отступить еще на один шаг.

-Мое мнение? Да, Риана из Радоса - эгоистичный ребенок, но не только. Она не глупа, и я уверен, что сумеет догадаться, где находится, до того, как окончательно пристраститься к благам, которые мы ей дадим. Когда Риана осознает, что попала в зачарованный город, сработает "эффект Шутника". Обмануть ее станет крайне сложно! И только пытками мы сможем заставить Риану подписать контракт. Кстати, тут нам повезло - девчонка панически боится физической боли. Так почему не использовать это прямо сейчас, когда она практически беспомощна?

Глава города с удовлетворением наблюдал за тем, как демон третирует его самого нелюбимого подчиненного, но то, что этот подчиненный посмел критиковать его замечательный, его гениальный план... Этого Промир стерпеть не мог! Дайрен должен заплатить! Только присутствие Денниса сдерживало главу. Позже он отомстит! О да!!!

-Ты же знаешь, что согласие, вырванное под пытками, обладает меньшей ценностью,- продравшись сквозь пелену ярости, Промир, наконец, обрел способность рассуждать.

-Ты меня вообще слушал? - вздохнул Дай. Он догадывался о мыслях своего главы. - В данном случае пытки придется применять, так или иначе! Зачем ждать, когда Риана из куколки превратиться в бабочку? Что, разве не ясно, крайне затруднит инициацию!

- Но ведь Деннис одобрил мой способ! Значит, он правильный!

Дайрен открыл рот, собираясь что-то сказать, но потом закрыл его и сжал губы. Опыт научил прерывать разговор, когда он становиться опасным. Не удержавшись, проклятый отступил и прижался спиной к стене. Дальше отступать было некуда. Никто не давал ему разрешения покинуть злосчастный кабинет.

Демон снова облизнул губы и оскалился:

-Ладно, Дай, не бойся! Я сам объясню. Нужно же нашему дорогому главе города учиться!

Дайрен попытался слиться со стеной. Промир напрягся:

- Я неправильно понял ситуацию?

- И да, и нет,- ухмыльнулся Деннис. - Да, Дайрен прав, твоя тактика не сработает. Одними благами девчонку не возьмешь. Да, она умна, поэтому уговорить ее подписать договор по-хорошему не выйдет. Да, чем дольше мы тянем с пытками, тем больше вероятности, что сработает "эффект Шутника", и девочка станет сильнее. Намного сильнее.

- Но тогда почему ты согласился со мной?- Промир ничего не понимал.

-Сейчас Риана меня не интересует. Она и так практически моя, какое удовольствие отнимать ее у Врага? Нет, я хочу, чтобы она реализовала скрытый в ней потенциал. Хочу, чтобы превратила свои пороки в добродетели. Тогда Риана из Радоса станет для меня желанным и ценным трофеем. Чем сложнее пройдет инициация, чем сильнее сопротивляется кандидат, тем сильнее будет получившийся проклятый.

Глава города обдумал вышесказанное. Наконец, решился задать вопрос:

-Если все так, как ты говоришь, почему Дайрен настаивает на том, чтобы мы применили пытки немедленно?

Ненавистный подчиненный судорожно сглотнул. Демон повернулся к нему и подмигнул.

- Вот тут-то и начинается самое интересное, не так ли, Дай?

В кабинете повисла тишина, такая плотная, что ее можно было нарезать ломтиками с помощью ножа. Дайрен опустил взгляд и внимательно рассматривал свои ботинки. Он понимал, что Деннис заранее написал сценарий для этого показательного выступления и сейчас выступает в роли режиссера. У демона были на Промира большие планы, но тот молод и глуп. Опыта не хватает. Сегодняшнее действие было частью обучения. Ему, Дайрену, была выделена особая роль. И он не мог изменить то, что должно было сейчас произойти. Поэтому он продолжал рассматривать свои ботинки, стараясь не провоцировать демона, а то с него станется повернуть сценарий в худшую сторону.

Деннис взял Дая за подбородок, от чего тот дернулся так, как будто к нему прикоснулись каленым железом:

-Ты знаешь, что, если Промир не справится с инициацией в самые короткие сроки, я отдам ее тебе. И пытать Риану из Радоса тоже придется тебе, а ты давно перестал наслаждаться процессом. Предпочитаешь, чтобы руки пачкал кто-либо другой, не так ли?

Дай, дрожа, попытался освободить подбородок, но у него не вышло.

- Отдашь мою работу?- возмутился до глубины души глава города.- Почему? Ну, не удастся соблазнить девчонку, ну, станет она сильнее, ну, затянется инициация! Что в этом такого? В первый раз, что ли? Придется мучить кандидата? Так я это умею!!!

Демон повернулся, отпустив, наконец, свою жертву:

-Я знаю, Промир! Ты обожаешь причинять боль, и именно поэтому, если дойдет до пыток, я отдам инициацию Дайрену!

Глава города не видел логики в происходящем. Его подчиненный привалился спиной к стене, словно нуждаясь в хоть какой-то опоре.

-Не понимаешь? Дайрен чувствует беспокойство, причиняя другому боль! - выплюнул Деннис. - Представляешь? Перегорел, не чувствует почти ничего, а вот беспокойство, пытая кого-либо, чувствует! Легкое такое беспокойство, но все же! Поэтому я буду заставлять его это делать! А то разбаловался!

Дайрен побледнел. Демон резко погрузил руку прямо в его грудь. Ведущий инициатор побелел еще сильнее, лицо исказилось от боли.

- Думаешь, можешь принадлежать мне и в то же время испытывать чувства, которые я не одобряю? Думаешь, тебе это сойдет с рук?

-Не думаю,- одними губами проговорил Дайрен. - Мне ничего и никогда не сходит с рук.

Деннис был доволен так, словно ему преподнесли какой-то ценный подарок. Он наслаждался каждой минутой. Милостиво кивнув своей жертве, демон погрузил руку еще глубже. Дайрен тихо застонал и посерел.

-Хватит, я все понял,- с трудом прошелестел он. - И Промир тоже понял... Прошу, хватит! Больно...

Демон блаженно светился. Глава города понимал, чему радуется его прямое начальство: заставить перегоревшего бояться и умолять - большое достижение! Эх, самому бы научиться!

Улыбка Денниса стала хищной. Он резко выдернул руку. Дай вскрикнул и упал на колени, упираясь руками в пол. Его трясло.

-Теперь исчезни! - лениво протянул демон. - Мне предстоит обсудить случившиеся с уважаемым главой города, твое присутствие больше не требуется. Вон!

Дайрен, шатаясь, поднялся на ноги и пропал. Он был рад убраться подальше от Денниса. Хотя знал, что это самообман. Деннис прочно поселился в душе, и избавится от него было невозможно.

Дайрен перенес себя за стены города, туда, где - так давно - он просил Шутника о помощи. Покрытая белым мхом равнина была его самым любимым местом в мире проклятых. Здесь он мог хоть ненадолго притвориться, что вокруг нет ни души. Ветер заунывно пел о чем-то несбыточном. Мох покрывал землю так плотно, что, казалось, будто от нее ничего не осталось. И от того проклятого, который когда-то молил Шутника о помощи, тоже, казалось, ничего не осталось. Ошметки вместо души, обломки вместо цельной личности.

Помощь от Шутника так и не пришла. Сейчас проклятый понимал, что не был ее достоин, и никогда не будет. Так зачем он все еще борется?

Когда Деннис узнал о том, что его вещь смеет обращаться к его Врагу, то пришел в ярость. Он примерно наказал проклятого, чтоб другим неповадно было. Казалось, демон окончательно сломал Дайрена, выбив из головы всякие мысли о сопротивлении. Многие годы Дай делал все, что от него требовалось, не пытаясь увильнуть, с ужасом наблюдая, как разрастается пустота в его душе, приближая к неизбежному концу.

Наконец несчастный перегорел, лишившись возможности чувствовать даже намек на радость или то, что проклятым радость заменяло - наслаждение. Дайрен ощущал себя живым трупом, бесконечно уставшим и желающим лишь одного - прекратить свое существование, которое стало пыткой, на которое у него попросту не было сил. Нужно было сделать лишь одно - посетить Терру и заставить людишек себя убить. Самоубийство было кульминацией в жизни любого проклятого, последний, самый страшный плевок в сторону Единого. Поэтому, когда тело умирало, душа отправлялась в нижний мир - мир демонов, потому что существовать рядом с Вышним не могла: не может находиться рядом с Ним ничто нечистое. Так заканчивали все проклятые. И так должен был закончить Дайрен. Он уже спланировал собственную смерть. Осталось только привести план в действие. Однако случилось неожиданное.

Дайрен, успевший за всю свою жизнь наделать много зла, вдруг ощутил, что что-то в его душе сопротивляется этому самому страшному злу, которое может сотворить человек - самоубийству. Человек, подписавший контракт с демоном, оскорбивший Единого самыми разнообразными способами вдруг понял, что не может нанести Ему это последнее, самое ужасное оскорбление.

Проклятый, у которого не осталось ни сил, ни чувств, стал оттягивать свой конец. День, неделя, месяцы, годы... Еще немного, еще немного... Он продолжал выполнять все приказы Денниса, не делая только того, чего тот с нетерпением ждал - не умирал.

Зачем он жил? Все равно он рано или поздно не выдержит и покончит с собой, отправившись в подземный мир на вечные муки. Зачем он тянет, ведь в Зачарованном городе жизнь для него стала просто невыносимой. Так какая разница, где мучиться: здесь или в мире демонов?

Происходящее не могло остаться незамеченным Деннисом. Новая попытка сопротивления, предпринятая Дайреном, довела его хозяина до белого каления. Демон вознамерился доказать строптивому проклятому, что, если он думает, что ему настолько плохо, что хуже быть не может, то он ошибается. Деннис всегда находил время, чтобы помучить Дайрена, а уж в этом ему равных не было. Демон доводил своего раба до уровня дрожащего, раненного пса, который, растеряв последние остатки своего достоинства, умоляет о пощаде, облизывая бьющую его руку хозяина. Казалось, этого достаточно для того, чтобы не просто подтолкнуть Дайрена к самоубийству, а дать ему хороший пинок под зад, отправив в нужное направление. Но не тут-то было.

Дайрен страдал, снова принимал решение умереть как можно скорее, однако потом, ужаснувшись, продолжал отодвигать день собственной смерти. Продолжал, не смотря ни на что. Назло Деннису. Назло остальным проклятым. Назло собственной усталости, собственной боли. Назло всему.

Дайрен стоял посреди пустынной равнины, прижимая руку к ноющей груди. Мох лизал его ноги. Ветер трепал волосы проклятого, пытаясь их оторвать. Пора было возвращаться в город, но Дайрен не двигался. Не хотелось ни с кем встречаться.

Он был готов сдаться.

***

Промир некоторое время смотрел на то место, где только что стоял Дайрен. Потом перевел взгляд на сияющего демона и взволнованно затараторил:

- Как ты его, а! Он тебя боится! Ты еще ничего не делал, а он уже трясся от страха!!! Потрясающе! Деннис, ты неподражаем! Дайрен плевать на меня хотел! А тебе потребовалось всего несколько минут для того, чтобы заставить его потерять самообладание. Умоляю, открой свой секрет: как заставить корчиться от боли перегоревшего?

Глава с нетерпением ждал ответа. Деннис покружился по комнате, потом приблизился к проклятому.

- Учить, малыш! Ты причиняешь Дайрену физическую боль, а для перегоревшего это как мертвому припарка. Я же причиняю ему душевную боль.

-Как? Его душа перегорела! Как можно воздействовать на то, от чего остался один пепел?

-Глупый ребенок! Одна из шуток нашего обожаемого, - тут демон скривился,- Шутника состоит в том, что окончательно душу уничтожить нельзя. И даже если человек перегорел, даже если кажется, что от него осталась лишь гора пепла, под этой горой еле тлеет невидимая искра, которую не затушить никогда. Именно на нее надо давить, если хочешь причинить боль. Сейчас я покажу это наглядно!

Деннис протянул руку и погрузил ее в грудь Промира. Мир для проклятого вдруг взорвался на тысячу осколков. Ему было не просто больно - в груди проснулся первобытный ужас перед тем, во что он превратился. Глава города вдруг осознал, что он одинок, что ему плохо, что он запутался и выпутаться никогда не сможет. Лучше бы демон его избивал! Проклятый понял, что физическая боль - ерунда по сравнению с ЭТИМ. Он готов был отдать что угодно, лишь бы не чувствовать то, что чувствовал сейчас.

Деннис вынул руку, и Промир, не удержавшись на ногах, упал на землю. Он задыхался, по щекам текли слезы. Теперь глава понял, почему Дайрен боится демона. Главное, забыть, забыть то, что только что испытал. Надо напиться! И помучить кого-либо. Засунуть эту чертову искру куда подальше. Будь проклят Шутник, одаривший человека такой жуткой штукой!!!

-Я понял,- прокашлявшись, просипел Промир.- Я думал, что ты благоволишь к Дайрену, раз не отходишь от него. Оказывается, ты его так наказываешь, постоянно напоминая об этой ужасной, болезненной искре, которую каждый нормальный человек старается спрятать под ворохом страстей и не вспоминать никогда. Я доволен. Очень доволен! Могу и я научиться так неординарно пытать?

-До моего уровня ты не поднимешься никогда. Однако научиться причинять душевную боль ты не только можешь, но и должен, если хочешь остаться на посту главы Зачарованного города.

Промир кивнул. Он мечтал как можно скорее овладеть новой наукой. Голова кружилась от открывающихся перспектив. Его будут страшиться все, даже перегоревшие! Даже Дайрен!!! Вот здорово!

-Урок окончен. Теперь иди к кандидатке! - проворчал Деннис.- Она должна скоро проснуться. Действуй по своему плану. А там посмотрим.

Промир сделал так, как ему приказал демон и перенесся в комнату Рианы из Радоса. Действительно, она уже не спала.

Инициация началась. Пять месяцев все шло как по маслу. А потом - как и предсказывал вредный Дайрен - девушка сама догадалась, где находится. Слишком рано. Риана еще не успела пристраститься к роскоши настолько, чтобы продать за нее свою душу. Необходимо действовать иначе.

***

Ри сама не заметила, как перенесла себя в красную комнату. Она хотела домой, а здание, подаренное Промиром, теперь было единственным домом. Мысли девушки разлетелись, как испуганные птицы. Необходимо успокоиться. А как? Как взять себя в руки в этом чужом месте? Нужно что- то свое, знакомое...

Риана встала перед зеркалом, представив себе одежду, в которой попала в мир проклятых. Ничего не произошло. Пышное желтое бальное платье исчезать не желало. Оказывается, новые силы не подчиняются ей до конца. Роскошная одежда - пожалуйста, а собственную скромную тряпку вернуть оказалось невозможно.

В голове мелькнула догадка. Чтобы проверить ее, Ри попыталась превратить дворец, созданный из ее фантазий, в обычную деревенскую хижину. Не удалось.

Все понятно! Роскошь получаешь по первому требованию. Мечты воплощаются, стоит только пожелать. Однако, если захочешь чего-нибудь простого и близкого к реальности... То не получишь!

Девушка, окончательно потеряв самообладание, схватила со столика вазу (с любовью придуманную и вызванную из небытия еще утром) и швырнула ее в зеркало. Осколки взметнулись воздух, а потом вернулись в исходное положение. Зеркало восстановилась, а ваза сама собой опустилась обратно на столик.

Риана упала на пол и захлебнулась слезами. Только теперь до нее начало доходить, что вернуть прежнюю жизнь будет не так-то просто. Если вообще возможно.

Страх вцепился в девушку своими острыми зубами и не желал отпускать. Информация о теперешнем местонахождении не желала укладываться в голове. Как она могла попасть в легендарный город проклятых? Здесь оказываются только великие грешники, годные для того, чтобы стать рабами демона, но она ведь не такая? Нет?

Все же Риана находилась в Зачарованном городе и не могла отрицать этот факт. Следовательно, в ней жило зло. Когда успело поселиться? Почему она ничего не заметила? И что теперь делать?

"Мне говорили, что, я живу только собой, - думала Риана, сжимаясь в комочек.- Но я всегда считала, что это ерунда, маленький недостаток, который можно исправить в любое время. А можно и оставить - кто не без греха? Я ошибалась? Раз нахожусь в мире проклятых, значит, ошибалась. Я не просто стою на краю пропасти - я лечу в низ. В яму без дна.

Разве я не должна была сначала потоптаться на краю, подумать, посомневаться, стоит прыгать или нет? Помучиться над разными метафизическими вопросами? Принять решение? Разве я не должна была заметить сам момент падения? Всего этого не было. Я была уверена, что со мной все в порядке, пока не осознала сейчас, что лечу вниз с дикими воплями, пытаясь найти, за что же зацепиться, чтоб остановить падение. Но вокруг меня лишь пустота. Не за что ухватиться... Лишь пустота...

Что же мне теперь делать? Насколько я знаю, из мира проклятых ни один не уходил, не подписав договора с демоном. Значит ли это, что выхода нет? Нужно думать, что есть, только его еще никто не обнаружил. Нужно верить, что это так, иначе сойду с ума от страха. Иначе сдамся без борьбы. Не хочу! Не буду!

Пусть я, не заметив, отошла от заветов Единого. Но подписать договор с демоном - это означает СОЗНАТЕЛЬНО от Него отречься. Не хочу! Не буду!

Что же делать?

Нужно осознать, где допустила ошибку. Проблема в том, что я знала больше остальных жителей Радоса? Что я больше читала? Нет и еще раз нет! Нож можно использовать для того, чтобы приготовить обед, а можно им убить человека. Сам нож нейтрален, ответственность лежит на человеке, решающем, как его использовать. Знания нейтральны, проблема в том, что я использовала их, чтобы оправдать свою гордыню. Однако, если применить их правильно, они мне ой как пригодятся в этой ловушке, не имеющей выхода.

Грех живет там, где человек отделен. От Единого, от других людей, от голоса собственной совести. Грех производит раскол между человеком и Единым, между людьми, а так же в самом человеке. Так меня учили. Однако я не применила эти знания к себе. Позволила себе отделиться ото всех, даже от себя самой. Не замечала, какие процессы происходят в моей собственной душе. Я гнила изнутри и не хотела этого замечать. Убегала от самой себя, создавая иллюзии, питаясь ими. Я не хотела вспоминать завет Единого: жить надо в реальном мире и поступки совершать там же. Я совершала подвиги в своих фантазиях, по-настоящему не делая ничего. Потому что боялась неудачи. Боялась, что сделаю что-то не идеально. Желая быть всем, стала ничем. И это привело меня в мир проклятых.

Осознав ошибку, нужно искренне пожалеть о том, что ее совершила.

Мне жаль, Единый, ты даже не представляешь, как мне жаль! Что же я наделала, глупая? Помоги мне, так как я, боюсь, не справлюсь с собой и с последствиями своих действий. Я знаю, что все мои грехи для Тебя - одна капля в море Твоего милосердия. Я оставила Тебя, однако верю, что Ты никогда меня не оставлял. Я верю, что Ты можешь помочь мне найти выход из этой ситуации, хотя кажется, что выхода просто не существует. Верю, что, как низко бы я не пала, Ты можешь помочь мне подняться, стоит только искренне попросить.

Что дальше? Дальше надо измениться. Это и есть настоящий плод покаяния. Однако легко сказать, трудно сделать. Но я буду стараться, стараться изо всех сил, не смотря на то, что, как мне кажется, сил во мне больше не осталось".

-Ну и вид! - прозвучал рядом ехидный голос. - Валяешься на полу, как собака!

Риана подскочила, как ошпаренная. И чуть не упала обратно, запутавшись в широкой юбке бального платья. Она была не одна. На кровати вальяжно развалился Промир. И противно хихикал. Ри выглядела отвратительно - распухшие от слез глаза, лицо, покрытое красными пятнами, изящная прическа безнадежно испорчена, платье помято - и это очень веселило главу.

-Это мой дом! Убирайся вон!- сквозь слезы крикнул объект насмешек.

-А это - мой город, девочка, - язвительно заметил насмешник.

- А я, дура, надеялась, что меня хоть на минутку оставят в покое,- пробормотала Риана, отступая к окну. Ей хотелось, чтобы между нею и кроватью с лежащим на ней проклятым находилось как можно больше пространства.

-Самокритично! - Промир поправил подушки, готовясь к длинному разговору.- Подпишешь договор, и наслаждайся покоем, сколько душе угодно.

-Обойдешься, - побелевшими губами произнесла Ри. И приготовилась к худшему.

-Не груби мне, иначе веками расплачиваться заставлю, - помрачнел глава города. - Тоже мне, каяться она вздумала! Думаешь, ты первая такая? Очнись, идиотка, тебе предоставили уникальный шанс, бери и не выкаблучивайся. Все равно выбора у тебя нет. Подпишешь все как миленькая, так или иначе.

Девушка промолчала. Промир оглядел сжавшуюся у окна кандидатку с головы до ног. И что Деннис в ней нашел? Разве из такого неподходящего материала может получиться достойный проклятый? Такой, как он, например! Даже жалко на это ничтожество время тратить. А куда деваться?

- Ты даже не представляешь, как тебе повезло! - патетически возвестил глава города. - Ты хотела роскоши? Будет тебе роскошь! Ты ищешь знаний? Шутник дозволяет интересоваться только добром, а, став одной из нас, тебе будет доступны самые сокровенные знания обо всем на этом свете! Ты только представь! Добро и зло, свет и тьма - и все это у твоих ног! Шутника выбирают только трусы, которые не верят в себя и свои силы. Те, которые считают, что созданы из грязи. Те, которые бояться сами принимать решения, и поэтому дозволяют Ему решать за них. И что рабы Шутника получают взамен? Ничего! Они страдают, веря, что Он испытывает их, не смея роптать и бороться за свое счастье. Он не дозволяет своим рабам иметь то, чего они хотят, ибо, согласно Шутнику, это недостойные желания! Мы же не судим. Мы даем именно то, что человек жаждет, мы принимаем человека таким, каким он есть, в отличие от Него, требующего изменений. Стань одной из нас, и для тебя больше не будет запретов, мерилом всему станут твои желания. Чем ты хуже Шутника? Чем твои желания ниже Его желаний? Не бойся Его, и станешь свободной. Нет никого выше тебя, ни одного существа во вселенной. Есть только ты, твои стремления и желания. Наслаждайся, наслаждайся здесь и сейчас. Любящие свет - невежественные страдающие рабы. А ты будешь жить вечно и счастливо. Ты сама - творец богов и законов. Будешь сама себе госпожа. Гордись этим!

Риана смачно сплюнула прямо на пушистый ковер, выражая свое отношение к прозвучавшей речи. Плевок исчез, не долетев до пола. Промир вскочил с кровати, оскорбленный до глубины души.

-Ах ты дрянь! Я тут перед ней распинаюсь, а она нос воротит! - возмутился проклятый и... пропал.

Ри растерянно посмотрела на опустевшую постель. И только тогда почувствовала, сколько сил ей стоит просто держаться на трясущихся полусогнутых ногах. Девушка снова опустилась на пол. Роскошная комната теперь казалась ей ловушкой, тюрьмой. Она пыталась не паниковать, но это плохо удавалось.

-Помоги!- шептала Риана, подняв глаза к потолку.

Она повторяла это снова и снова, надеясь, что даже в городе проклятых можно быть услышанной.

***

В это время взбешенный Промир нарезал круги по своему кабинету.

-Дайрена ко мне! - наконец заорал он.

Вызванный подчиненный появился достаточно быстро. Молча ждет приказа. Прицепиться не к чему. Обидно, однако.

- Кандидатка - невоспитанная грубиянка!- пожаловался, наконец, обиженный страдалец. - Нос задирает, да еще и плюется!

На лице Дайрена не отразилось ничего. Оно было настолько пустым, что, казалось, принадлежало трупу.

- Что стоишь, как памятник самому себе? - еще больше завелся Промир. - Раз мне требуется сочувствующий слушатель, то придется тебе им быть. Слушай и сочувствуй, иначе хуже будет!

- Я слушаю, - склонил голову Дай.

-Однако не сочувствуешь! - простонал ребенок возрастом в несколько сотен лет. - Я тебя накажу! У меня настроение плохое!

-Что именно тебя так расстроило? - потенциальная жертва насилия попыталась повернуть разговор в иное русло.

- Эта крестьянка слишком много о себе возомнила!- повелся на этот нехитрый прием Промир. - Совсем меня не уважает! Я так старался! Такую речь произнес...- начинающий оратор мечтательно улыбнулся. Потом вновь нахмурился. - А она плюнула! Ты представляешь?! ПЛЮНУЛА!

Дайрен молча покачал головой, что можно было понять как угодно. Все же глава решил счесть этот жест выражением долгожданного сочувствия и слегка расслабился.

-Я бы ей показал, кто тут главный, но ведь Деннис запретил мне использовать силу по отношению к этой заразе!!! Разрешил только тебе! Разве это честно?! Как, скажи мне, работать в таких условиях? Я что, должен терпеть ее оскорбления, не имея возможности отомстить? Я, ГЛАВА ЗАЧАРОВАННОГО ГОРОДА!

-Как только Риана станет одной из нас, сможешь мучить ее, пока не надоест, - спокойно напомнил подчиненный.

- А Я ХОЧУ СЕЙЧАС!!! - взвыл начальник.

Дайрен подавил вздох.

- Раз на конечном этапе инициация Рианы все равно перейдет к тебе, забирай ее прямо сейчас!- наконец объявил Промир. - Я не собираюсь тратить свое драгоценное время на то, чтобы уговаривать неблагодарную девчонку. Для чего тогда ты? Вот и работай! А у меня есть дела поважнее!

"Так он ничему не научиться. Деннис будет недоволен",- подумал Дай, но благоразумно не стал озвучивать свою мысль.

***

Некоторое время Риану никто не трогал. Она ждала Промира, остальных проклятых, ждала уговоров, пыток... Но ничего не происходило. Больше не было незваных гостей в кровати или в других не менее неподходящих местах.

Девушка понимала, что это затишье перед бурей. Надо было по максимуму использовать неожиданно свалившееся на нее свободное время.

Значит так... Роскошью хотят взять? Значит, надо ее игнорировать! Сложно, конечно, игнорировать то, что тебя окружает, куда бы ни пошел. Но надо использовать любую возможность. Решив так, Ри избавилась, наконец, от бального платья, вообразив себе такое же роскошное, но домашнее. Компромисс, конечно, но что поделаешь. Изысканную прическу с завитушками сменила изначальная коса. На кровать, после того как ею попользовался Промир, девушка без содрогания не могла и прочно обосновалась на полу. Конечно, сложно назвать аскезой сон на ковре настолько мягком, что в нем можно утонуть. Однако, опять же, лучше, чем ничего.

Серьезным было другое решение - не есть и не пить ничего в мире проклятых. Риана слишком хорошо помнила опьяняющее действие здешних напитков. Мало ли, чего в здешней снеди намешано. Насколько ей было известно, в этом мирке умереть невозможно. Так что долой подозрительную еду! Тем более что обычай не велит что-либо есть и пить в доме врага.

Ри не была уверена, что голодовка поможет, однако готова была использовать любую возможность. Тем более ни голода, ни жажды она не испытывала. Лишь болел желудок, но терпимо.

Следующее решение касалось молитвы. Обращаться к Единому следовало как можно чаще, а лучше постоянно. Тем более что это единственное, что спасало Риану от панического страха, неотступно преследующего ее и потихоньку сводящего с ума.

Риана понимала - время, по неизвестным причинам подаренное ей, на исходе. Как вести себя, когда за ней придут? Какой придумать план?

Она решила измениться и открыть свое сердце людям, однако - вот незадача - вокруг нее одни проклятые. Тоже люди, конечно, однако, без сомнения, враги, желающие ее погибели. С одной стороны, врагов полагается тоже любить, с другой - быть предельно осторожными. Если тащишь тонущего врага, нужно подавать ему ветку, а не руку. Так как велика вероятность, что спасаемый предпочтет погибнуть сам и тебя за собою утащить. Открытость и осторожность одновременно... Это вообще возможно? Напоминает танец акробата на натянутом канате. Прекрасный танец, но оступишься - и ты труп. Риана была не уверена, что сможет подобное. С другой стороны, рекомендуется врага не слушать, не трогать и вообще держаться подальше. Обнести свою душу стенами и не пускать ни одного недруга. Девушка с удовольствием приняла бы подобный совет, но тогда как же ее обещание измениться? Разве не это ли она делала всю жизнь - пряталась от людей?

Разумнее всего все же сдержать обещание, данное давным-давно бабушке, и не разговаривать с проклятыми вообще. И пусть хоть лопнут! Однако правильно ли это? Поможет ли? Риана не знала. И не было рядом с нею никого более умного или опытного, кто бы мог подсказать ответ.



Глава 4



Дайрен не спешил к кандидатке, не смотря на прямой приказ Промира. Тот, конечно, глава города, но есть некто выше его. Следовало подождать решения Денниса. Демон нарисовался в Зачарованном городе неделю спустя и сильно разозлился на ленивого Промира, не пожелавшего делать порученную ему работу. Деннис так увлекся, объясняя главе города, в чем именно тот не прав, что забыл о кандидатке, благодаря чему та выиграла еще неделю. Наконец, когда гнев его поутих, демон соизволил, наконец, вспомнить о предоставленной самой себе Риане из Радоса. Дайрен был официально назначен инициатором Рианы и получил приказ действовать как можно скорее.

Ведущий инициатор города обнаружил кандидатку в ее спальне. Она сидела у окна на полу, прислонившись к стеклу спиной и прикрыв глаза. Шептала:

-Помоги, помоги, помоги...

В голосе звучало отчаяние. Девушка не замечала проклятого.

Дайрен отшатнулся, как от удара. Риана, говоря с Шутником, невольно выбрала то же слово, какое в свое время выбрал сам Дай, когда обращался по тому же адресу.

Это ничего не значит.

Дай отступил к двери и постучал, привлекая к себе внимание. Девушка вздрогнула и подняла на него глаза, однако вставать не стала. Она молча и пристально разглядывала незваного гостя.

Высокий, но в меру. Худощавое натренированное тело. Тонкие, аристократические черты лица. Черные волосы, заправленные в хвост, и серые глаза, настолько светлые, что кажутся белыми. Серая рубашка и черные брюки неизвестного Ри покроя. Ни одной эмоции не отражалось на этом странном лице. Что-то было не так с этим проклятым. Слишком мало жизни было в глазах. Словно кто-то выключил свет, который должен был в них гореть. И сделал это давно.

Проклятый молчал. Кандидатка тоже. Никто не спешил начать разговор.

Наконец Риана приняла решение. Наверное, самое важное в ее короткой жизни.

- Потанцуем на канате,- предложила она, грустно усмехнувшись.

-Прошу прощения?

-Не важно, - пробормотала Ри.

-Риана, я - твой новый инициатор, меня зовут...

-Дайрен,- перебила кандидатка. - Я тебя запомнила. Когда меня знакомили со всеми, ты был единственный, кто не притворялся, что рад меня видеть.

Светло-серые глаза на секунду вспыхнули.

-Знал, что ты заметишь,- заявил очень предусмотрительный инициатор. - Что ж, раз ты собираешься и дальше сидеть на полу, то, пожалуй, придется мне к тебе присоединиться. Удобнее будет разговаривать.

Он подошел поближе и действительно сел на пол, скрестив ноги. Чем заработал очередное очко в свою пользу. Риана напомнила себе, что перед нею враг. Симпатичный такой враг, но все же...

-Что такое инициатор?

-Инициатор дает кандидату договор с Деннисом на подпись. Объясняет правила мира проклятых.

-Понятно, - погрустнела Ри. Именно этого она и ожидала. - Теперь ты будешь рассказывать мне, как хорошо жить в Зачарованном городе...

-Не буду, - заверил Дайрен.

Ри удивленно вытаращилась на него.

- Как тогда ты уговоришь меня подписать договор?

-Я не буду тебя уговаривать. Зачем впустую слова тратить? Все равно подпишешь. Деваться тебе некуда, - спокойно объяснил проклятый. - Чтоб было легче понять, воспользуюсь твоей аллегорией. Ты акробат, ступивший на канат.

Девушка насторожилась.

-Да, вначале ты будешь танцевать, и, возможно, неплохо. Однако никто не даст тебе с каната сойти. Ты не сможешь, раскланявшись перед восхищенной публикой, спуститься на землю. Даже у самых умелых акробатов силы рано или поздно заканчиваются. Вначале ты устанешь танцевать и будешь просто балансировать, а потом не сможешь даже и это. Свалишься вниз и разобьешься. Без вариантов.

Девушка потерянно молчала. Да, это не Промир. Умнее, намного умнее.

-В глубине души ты знаешь, что я прав, не так ли? - добил коварный инициатор. - Так зачем затягивать? Может, подпишешь прямо сейчас?

Ри сжала кулаки и покачала головой. Упрямства ей было не занимать.

- Как хочешь, - скучающе протянул Дайрен. - Надеешься на помощь Шутника, не так ли? Многие надеялись, но еще ни один не получил, - проклятый говорил так, словно познал это на собственном опыте. - Рано или поздно ты поймешь, что ждешь напрасно. Шутник отказался от тебя в тот момент, когда позволил перенести в Зачарованный город.

-Ты называешь Единого Шутником? - ошеломленно спросила девушка. Инициатор скривился и кивнул. Ри вскинула голову. - Нет! Это я от Него отказалась, когда позволила злу разрастаться в моей душе! А Он от меня не отказывался! И Он поможет!

-Не поможет. Хотя пошутит немного. Это Он любит...

-О чем ты?

- Потом поймешь. И все подпишешь. Ну а пока... Займемся твоим образованием!

-Чего???

-Того! - припечатал проклятый. - Ты же хотела знаний? Так получи! Для начала ты должна понять, что роль проклятых в развращении людей переоценивают.

- О как!- глубокомысленно прокомментировала Ри. Становилась все интереснее. Кажется, ее ждала лекция. Правда, придется пропускать информацию через фильтр. Даже когда проклятый говорит правду, он говорит ее, предварительно извратив. И далеко не всю - так учил отец Надлен.

- Людей нет необходимости развращать. С тех пор, как демоны посеяли семя зла в их душу, люди сами взращивают его без особой помощи с нашей стороны. Грех живет и процветает среди вас. Если бы Шутник не изгнал демонов с Земли, они поработили бы вас полностью. Если бы не помогал сдерживать рост семени, у вас не было бы шансов. Однако демоны не сдались. Они поселились в воздухе, пытаясь отгородить планету от действия Врага. Что удалось только частично.

-В воздухе? Не под землей?

-Именно. Нижний мир - название, которые дали глупцы, надеясь, что демоны далеко, под их ногами. На самом деле они прямо над головой, и ближе, чем кажется.

- Я слышала эту версию, - нехотя признала Ри.- Демоны держат человека в расстоянии от Единого, чтобы погубить. Но они просчитались. Преодолевая это расстояние, человек становится сильнее и уничтожает таящееся в нем зло. Вышний дает силы, помогает. Он дарит все нужное, только надо открыть свою душу. Насильно Единый не заставляет никого. Необходимо согласие человека, его труд. Вся земная жизнь дана для того, чтобы преобразовать свою душу и тело для встречи с Вышним лицом к лицу. Для вечной жизни с Ним и в Нем.

-Молодец, высший балл. Тебя хорошо подготовили. Следовательно, ты понимаешь, что, если человек решил закрыть свою душу от Шутника, он становится добычей демонов еще до смерти. Не становясь при этом проклятым, он становится марионеткой, через которую зло действует. А после смерти такой человек быть с Шутником не может, следовательно, отправляется к своим хозяевам в нижний мир, который бы следовало называть "воздушный".

-Ну и зачем тогда проклятые? - заинтересовалась Ри.

-Забавы и удобства ради,- прояснил ситуацию Дайрен.

-Чего???

-Того! Деннис создал проклятых: во-первых, чтобы было удобнее влиять на происходящее на Земле. Они устраивают катастрофы - демоны любят, когда люди страдают. Проклятые - специалисты, которые способны соблазнить даже тех, кто, казалось, соблазну не поддается. Они влияют на ход истории, поворачивая ее в нужном направлении. Во-вторых, чтобы забрать этих людей у Шутника раз и навсегда. В проклятые демон выбирает только тех, кто одарен Врагом. Чья потеря наиболее для Него ощутима. Деннис извращает дары и превращает их в страсти. Благословенный становится проклятым.

- Вот зараза! - выразила свое возмущение Ри.

- Поосторожнее с выражениями. Он тебя прекрасно слышит.

Риана захлопнула рот.

- В - третьих - это прекрасная возможность ставить эксперименты на людях, еще не расставшихся с телом. Деннис проверяет, как разрастается зло в человеке, если смерть долго не приходит, чтобы положить этому конец. Если тот не в силах сопротивляться и уже давно сдался на милость победителя. Это забавно. Можно выращивать разные пороки в разных людях, следить, во что они превращают человеческую личность. Наблюдать, как по-разному разрушается человек. Да, забавно...- Дайрен умолк и заледенел.

Риану объял ужас. Что сделали с душей человека, сидящего напротив нее? Что заставило его забыть о собеседнице и сидеть, уставившись в стену остекленевшими глазами?

Ри поняла, что нельзя позволить сотворить с собой нечто подобное. И еще поняла, что в ее сердце прокралась жалость. Все время, которое она провела в мире проклятых, девушка беспокоилась только о себе. Собственно говоря, она и на Земле беспокоилась только о себе. Ри была эгоцентриком, обращающим внимание лишь на свое я. Другие люди были уже не "я", а потому не были для нее полноценными личностями. Скорее далекими планетами, живущими по каким-то непонятным для нее законам. Слишком другие. А в этот момент Ри вдруг остро осознала, что находящийся в ее спальне практически незнакомый ей человек практически такой же, как и она сама - он думает, чувствует, страдает. Возможно, мечтает о чем-то. Он не "я", но и "я" одновременно. Захотелось понять, почувствовать, что он пережил, что мучает его. Захотелось помочь.

Риана прожила всю жизнь в собственных мечтах. Наконец она проснулась и заинтересовалась кем-то, находящимся вне ее разума. Это ее радовало и жутко пугало одновременно. Она все еще не забыла, что перед нею находится враг. И не знала, что делать с совершенно непривычными мыслями и чувствами.

Дайрен вынырнул из своих воспоминаний и понял, что кое-то пропустил. Кандидатка смотрела на него так, как будто впервые увидела. Возможно, так оно и было. Плохо, очень плохо. Надо все обдумать.

-Думаю, на сегодня закончим,- проговорил Дай, вставая. Кандидатка поднялась, чтобы его проводить. Разительная перемена.

***

Дайрен добрался до своего дома пешком. Он всегда устраивал для себя пешие прогулки, когда хотел подумать или успокоиться. Теперь ему требовалось и то, и другое.

Промир, рассказывая о кандидатке, ничего не сказал о том, что у нее уже начался эффект Шутника. Как на него похоже! Обратить внимание на мелочь и не заметить самое важное. За две недели эффект достиг такой силы, что находиться рядом с Рианой из Радоса было просто-напросто больно.

Врать ни в коем случае нельзя. Именно на этом прокололся Промир.

Риана вздумала заинтересоваться новым инициатором, сочувствовать ему. Такое случается. И это - огромная ошибка. Ее сочувствие станет краеугольным камнем инициации. Теперь Дайрен знал, на что давить.

Однако вырисовавшаяся линия инициации его тревожила.

Требуется много сил, чтобы добиться доверия кандидатки. Придется рассказывать о себе, и рассказывать правду. Это проблема.

Позволишь залезть себе в душу - станешь уязвимым. Надо прятать все мысли и чувства - станешь непобедимым. Разговаривать на личные темы - это душевный эксгибиционизм, извращение. Проклятые усваивали эту истину с первых дней существования в Зачарованном городе. Инициация в духе "я - твой лучший друг" идет против базовых инстинктов инициатора. Справляется не каждый.

Казалось бы, достаточно, но нет. Инициацию "я - твой лучший друг" в случае с Рианой потребуется превратить в "я - твоя вторая половина". И, раз врать нельзя, нужно выдавить из себя некоторые чувства к кандидатке.

Притворяться умели все проклятые. А вот вызывать в себе симпатию к кандидату умел только Дайрен. Он являлся непревзойденным инициатором, так как умел манипулировать не только чужими чувствами, но и своими тоже. Он мог жонглировать своими эмоциями, как профессиональный циркач - шариками. Сначала было больно, потом наловчился. Вызывать у себя некие чувства, ликвидировать, опять вызывать. Не сразу Дайрен сообразил, как это опасно. Когда понял, что потихоньку себя уничтожает, было поздно. Деннис был в восторге от его методов инициации и заставлял проделывать это снова и снова. Снова и снова. Пока Дайрен не потерял способность чувствовать что-либо вообще. Только страх, который покрывал его, подобно паутине. Каждую секунду его бессмысленного существования. И усталость. Которая давила, словно камень, привязанный к его шее, тянула ко дну. Дайрен знал, что тонет. Нет сил, совсем нет сил ни на что.

Сейчас Дайрен мог вызывать в себе лишь призрак каких-либо эмоций. И не был уверен, что этого достаточно. Придется пытать. Другого выхода нет. Он с самого начала об этом знал. Иногда он рад был бы ошибаться.

Дайрен поспешил в гостиную, сотворив для себя бокал вина. Его дом был самый маленький во всем Зачарованном городе, где все страдали гигантоманией. И еще он был уютным. Хозяин пытался создать то, чего на Земле был лишен. Место, где мог бы себя чувствовать в безопасности. Увы, безопасность в мире проклятых была лишь иллюзией. Которой можно тешиться, но нельзя воплотить в реальность. Дайрен понял это давным-давно, но дом оставил без изменений. Как насмешку над самим собой. Горькую насмешку.

Проклятый хотел завалиться в кресло, напиться и забыть обо всем хоть на минуту. Разве он многого хотел? Но даже такой малости ему не позволили. В кресле - единственном мягком кресле в гостиной - сидел Деннис. Нацепивший на себя образ Рианы из Радоса. Только слепой не смог бы их различить. У кандидатки не было таких безжизненных глаз и такой развязанной улыбки. Демон знал, что сейчас замученный проклятый меньше всего на свете хочет его видеть. И светился от радости.

Может, покончить жизнь самоубийством - не такая уж плохая мысль?

Нет, так думать нельзя, нельзя... Ведь именно этого добивается издевающаяся над ним тварь. Но как же он устал... Когда, ну когда это закончится? Дайрен прекрасно знал ответ: никогда. Он не выдержит, попросту не выдержит... Но разве есть альтернатива? Ведь даже если он умрет, его мучения не закончатся. Все только начнется. В нижнем мире, в мире демонов, познаешь истинную боль. И будешь жить ею вечно.

Он сам себя загнал в ловушку, из которой нет выхода. Нет никакого выхода...

Демон радовался как ребенок, глядя на проклятого, замершего на пороге гостиной с бокалом вина в руке. Знал, что творится в его душе.

- Собираешься сразу приступить к пыткам? Не позволяю!

Дайрен молча отшвырнул бокал, который перевернулся в воздухе, расплескивая вино, и пропал.

-Сначала попробуй сделать то, что делаешь в подобных случаях. Как ты это называешь? Инициация "я - твоя вторая половина".

- Не сработает, - прошептал напуганный Дайрен. - У кандидатки - эффект Шутника огромной силы, и...

-И что? Проблема не в кандидатке. Проблема в том, что ты сдаешь. Пока это не мешало работе, я относился к этому толерантно, разве нет?

Дайрен не смог выдавить из себя ни слова.

- Каждый живущий в Зачарованном городе должен выполнять возложенную на него службу. Ты - ведущий инициатор. Если ты не сможешь работать в полную силу, зачем ты нужен? - лицо Рианы из Радоса исказила злобная улыбка демона. Смотрелось это жутковато.

-Ты находишь меня забавным. Я тебя развлекаю... - прошептал проклятый.

-Да, ты - занятная игрушка. Пользоваться тобой - одно удовольствие, признаю. Очень весело. Поэтому я и терпел твои выкрутасы. Я ведь терпел? Я не давил на тебя в полную силу, ты ведь это знаешь? Не тешишь себя иллюзией, что можешь противостоять мне?

-Знаю,- Дайрен привычно опустился на колени и коснулся лбом ног демона. - Ты был милосерден ко мне. Я благодарен тебе, что ты терпишь меня в своем мире. Я очень благодарен...

-Однако игра с тобой начинает приедаться. Ты сломался. Кому нужна сломанная игрушка? Ее выбрасывают вон. И я, наконец, нашел тебе замену.

-Риана из Радоса?- безнадежность звучала в голосе проклятого.

-Да, ты угадал. Риана так же забавна, как и ты. И она - новая игрушка. Ты - старая. Преимущество у нее.

Дайрен прижался к ногам демона.

-Пощади! Умоляю, пощади меня! Я могу развлекать тебя и дальше. Риана - не я. У тебя будут две забавные игрушки, две - лучше, чем одна...

Тварь опустил руку на склоненную голову раба. Тот напрягся, сгорбился, но не отодвинулся.

- Проведи инициацию Рианы из Радоса так, как я приказал. Если у тебя получится, то, возможно, я тебя оставлю. Если нет... Тогда я устрою тебе такую жизнь, что ты будешь на коленях умолять меня позволить тебе умереть, так же, как сейчас умоляешь позволить себе жить. И я еще подумаю, разрешить ли тебе! Я добрый и справедливый, не так ли?

-Да, да...- бормотал несчастный. - Спасибо тебе...

-Что ж, тогда не смей тут пить вино и прохлаждаться! Работай!

Деннис усмехнулся, потрепал проклятого по волосам и пропал.

Дайрен остался стоять на коленях. Обхватил себя руками и задрожал. Потом силы оставили его, он свалился на пол и свернулся в комок. Сломленный.

***

Риана чувствовала необыкновенный прилив сил. Казалось, еще немного, и она полетит, как птица. Девушка понимала, что положение у нее незавидное. Однако, непонятно почему, ее охватило ощущение того, что она двигается в правильном направлении. Ощущение, что все можно исправить. Хотя не понимала, как.

Страх все же оставался, хотя и не давил так сильно, как раньше. Ри понимала, что ступает по тонкому льду. Малейшее неправильное движение - и она провалится.

Она уже наделала много ошибок с тех пор, как попала в Зачарованный город.

Поверила Промиру на слово. Это не повторится.

Плюнула в присутствии Промира - глупо. Как она могла презирать проклятых, если сама близка к тому, чтобы стать одной из них. Они не чудовища, они люди с изувеченной душой. Она должна ненавидеть болезнь, но ненавидеть больных крайне непродуктивно. Зачем она обидела Промира? Что ей это дало? А ведь он расстроился! Пора научится не обижать людей. Только теперь Ри осознала, что всю жизнь только этим и занималась. Демонстрировала, что умнее, лучше. Вот и доигралась. Пора научиться нормально общаться. Научиться слушать, понимать других.

Она будет учиться. Здесь, конечно, ужасные условия для общения, но надо рисовать теми красками, которые есть в наличии.

Дайрен. Опасный и серьезно больной человек. И очень-очень несчастный. Раздавит ее как муху, если понадобится. А ведь понадобится. Не слишком оптимистичное начало для общения. Точнее, полная катастрофа.

Инициатор не покидал мыслей Рианы. О чем бы она ни думала, все возвращалось к одному: Дайрен.

Ри ждала его следующего визита. Обдумывала, планировала. Однако, когда проклятый все же пришел, все планы пошли коту под хвост. Вид Дайрена потряс девушку до глубины души. Если раньше в его глазах не доставало жизни, то теперь они казались застывшими. Глаза бездушной куклы, а не человека. После его последнего визита прошло не так уж много времени. Что могло случиться?

Первым порывом Рианы было вывалить на инициатора кучу вопросов о его самочувствии. Но имела ли она право лезть в душу к незнакомому, в сущности, человеку? Вряд ли ему это понравиться. Эти соображения заставили девушку притвориться, что она ничего не заметила. Ри изобразила приветливую хозяйку, которая рада приходу гостя - проводила в гостиную и усадила за стол. Сама уселась напротив.

Гость, в отличие от своего первого визита, практически ничего не говорил и выглядел так, как будто его мысли витали где-то очень и очень далеко.

Поэтому болтала Риана. Болтала, не закрывая рот.

- Знаешь, что я поняла? Одних знаний не достаточно для спасения. Информация о Едином никогда не заменит непосредственного общения с Ним. Знания - это хорошо, но только если приведут к разговору лицом к Лицу. Иначе они бесполезны. Тому же, кто слышит Единого, знания уже не нужны, так как он обрел мудрость. Такой человек инстинктивно чувствует, что правильно, а что нет. Я полагалась только на свои знания. Я слушала себя, а надо было помолчать и послушать Единого. Сделай я это, никогда бы не попала в мир проклятых...

Восторженный монолог Рианы наконец привлек внимание инициатора. Он скривился и пробормотал:

-Эффект Шутника во всем своем великолепии...

Риана заткнулась и удивленно посмотрела на собеседника. Наконец сформулировала вопрос:

-Что такое "эффект Шутника"?

-Это то, что с тобой сейчас происходит,- глухо ответил Дайрен. - Сила Шутника сейчас на тебе. Она пробуждает твои лучшие качества и способности, взращивая их с огромной скоростью. Совершенно без особых усилий и заслуг с твоей стороны! Но слишком поздно. Шутник дает тебе в руки оружие, которое спасло бы тебя, если бы ты находилась на Земле. Деннис никогда не смог бы перенести тебя в мир проклятых. Однако, теперь, когда ты находишься в Зачарованном городе, это оружие тебе поможет лишь дольше сопротивляться инициатору. Что, в итоге, сделает тебя более сильной проклятой. Какая жестокая насмешка над тобой! Какое извращенное чувство юмора у Шутника! Так издеваться не умеет даже Деннис!

Ри замерла, словно зачарованная, внимательно ловя каждое слово.

- Сила Единого на мне? Это Он помогает мне все осознать и измениться?- прошептала девушка и вскочила. - Конечно же, какая же я глупая! Говорю, что надо слушать не только себя, но и Единого, а сама ТАКОЕ пропустила! Но если ты прав, то получается...

Риана задумалась, прислушиваясь к чему-то внутри себя, потом захохотала и закружилась по комнате. Дайрен ошеломленно заморгал, подозревая, что кандидатка сошла с ума - он ожидал совсем другой реакции.

-Что с тобой такое? Чему ты радуешься?

Девушка, танцуя, приблизилась к инициатору.

- Как же ты не понимаешь? - весело прощебетала потенциальная психически больная.- Если Единый дает мне силы именно сейчас, это означает одно - все-таки есть какой-то выход из того положения, в котором я оказалась.

-Это всего лишь шутка... - растерянно пробормотал Дайрен.

-Не-е-ет! - пропела Ри, для убедительности взмахнув руками и покачав головой.- Единый никогда бы не стал шутить таким образом! Не-е-ет! Если он дает оружие, значит, победа возможна!

- Если был бы выход, кто-нибудь им бы обязательно воспользовался! - отрешенным голосом произнес проклятый. - Однако еще никому из кандидатов не удавалось избежать подписания контракта!

-Что ж, значит, они слишком рано сдались. Позволили убедить себя в том, что Единый их бросил. Позволили себе погрузиться в отчаяние. Знаешь...- Ри замерла, слушая, что ей подсказывает сердце.- Ты прав, я ничем не заслужила помощь Вышнего. Это очень похоже на то, что происходит с новоначальными последователями - они получают силу Единого, чтобы знать, ради чего бороться, стараться, работать. Чтобы они знали, что их ждет, когда они станут верными. А потом эта сила от них отнимается. И тогда приходит время трудиться. Вкладывать свою лепту в сотрудничество с Единым, цель которого - преображение человека, избавление его от греха. В результате он сможет соединиться с Вышним и пребывать с Ним всегда.

-К чему ты клонишь?- устало произнес инициатор. Восторженные вопли кандидатки утомили его, и все, о чем он мог сейчас думать, это об очередном бокале вина.

-Что, если и здесь действует тот же принцип? Сначала мне помогает сила Единого, с минимумом приложенных мною усилий. А потом от меня потребуется вложить свою лепту. Что -то сделать самой. Попытаться сохранить то, что мне было дано. Попытаться не растеряться, когда сила Единого отдалиться от меня. Попытаться... да, попытаться самой найти выход из положения. Найти выход - это и есть мое задание!- Ри захлопала в ладоши и снова закружилась по комнате.- Выход существует! Без вариантов!

Дайрен наблюдал за победным танцем, и в его глазах светилась тоска. Заметив это, девушка резко затормозила.

- Вот оно что! - прошептала она, вглядываясь в лицо проклятого. - Тебе тоже нужен выход! Ты тоже хочешь выбраться отсюда, не так ли?

Дайрен отвел глаза.

-Должен быть выход и для тех, кто уже подписал контракт, - неуверенно пробормотала Ри. Ее интуиция молчала. - Наверное...

-Выхода нет!- тихо заверил Дайрен. - Ни для тебя, ни для меня. Я искал его столетиями. Если бы он существовал, я его нашел бы.

- Может, давай поищем вместе? Знаешь, люди говорят: "Одна голова - хорошо, а две лучше",- Ри робко улыбнулась. - Что ты теряешь, согласившись?

-Каждый раз, когда я решаю, что мне нечего терять, Деннис мне доказывает, что это не так, -прошептал проклятый. Он закрыл лицо руками и замер.

Рианна растерялась. На самом деле девушка не была уверена, что сможет выбраться из кучи навоза, в которую ее угораздило вляпаться. Она молода и неопытна, она не готова к такому испытанию! Ри гнала сомнения прочь, но они вились вокруг нее, подобно мухам. Теперь же кандидатка начала беспокоиться еще и о своем инициаторе. Ри на секунду усомнилась, что действует правильно. Решение впустить Дайрена с его проблемами в свое сердце вдруг показалось девушке настоящим безумием. Она и со своими-то справиться не может!

Риана разрывалась между страхом и искренним сочувствием. Дайрен мучился, это неоспоримо. Он хотел вырваться из лап демона, это тоже неоспоримо. И все же он опасен. Стоило ли вступить с ним в союз?

-Ты не хочешь со мной связываться, - констатировал проклятый, опустив руки. В глазах светилась безнадежность. - Все правильно. Я не достоин помощи.

Риана потерла виски. Это помогло ей принять решение.

- Мне страшно. Я не справлюсь одна. Ты мне нужен.

-Ты веришь, что тебе помогает Шутник. Зачем тебе в таком случае я?

- Мне нужен твой опыт. Ты долго живешь, видел, как кандидаты пытались избежать той судьбы, которую им уготовал демон. Ты сам пытался найти способ разорвать с ним контракт. Мне нужно знать, какая работа уже проделана, чтобы не повторяться.

- Звучит разумно,- горечи в голосе Дайрена было столько, что Ри невольно поморщилась. - Ты воспользуешься мной, моими знаниями. А потом выбросишь, как ненужную вещь. Зачем мне это?

Проклятый откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Он выглядел так, словно его покинули последние силы.

Ри на время забыла о своих страхах. Надо было как-нибудь помочь этому человеку. Пока еще не поздно. Или уже поздно? Но как? КАК? Освободить проклятого от контракта она не могла. Может, стоит начать с чего-нибудь попроще?

- Скажи, почему ко мне приходит только мой инициатор? Сначала Промир врывался без приглашения, потом ты. Остальные даже не пытаются провернуть ничего подобного. Почему?

Дайрен изумленно распахнул глаза. Он не понимал, зачем его кандидатка так резко сменила тему. Наконец ответил:

- Инициация каждый раз индивидуальна, Ри. Деннис счел, что навязывать тебе свое общество может только инициатор, остальным же это строго запрещено. Разве что ты сама пожелаешь с кем-либо общаться. Дело в том, что наши люди резки, напористы и могут помешать инициатору делать свою работу. В данном конкретном случае. Почему ты спрашиваешь?

-Мне пришла в голову мысль пригласить тебя пожить у меня на неопределенное время.

-Что??? - проклятый подался вперед всем телом. - Зачем???

-Я не знаю, что с тобой происходит, Дайрен. Я бы спросила, в чем дело, но, боюсь, еще не заслужила такого права. Особо помочь ничем не могу, но, думаю, тебе не помешает отдохнуть. Раз уж, по приказу Денниса, в мой дом никому хода нет, то здесь тебя никто не побеспокоит. Разве что я,- Ри состроила невинную мордашку.

-Ты в своем уме? Ты помнишь, с кем говоришь?

-О да!- вздохнула девушка. - Да и еще раз да! Я прекрасно помню, кто ты. Хотела бы забыть, но не могу себе это позволить.

-И ты не боишься приглашать к себе проклятого?

-Да ладно, ты и так можешь приходить, когда захочешь. И помешать этому я не могу. Раз так, какой смысл тебе вообще уходить?

-Ри... Это глупо, очень глупо. И опасно. Для тебя.

-Да знаю я, знаю. Но жить вообще опасно, а жить в этом городе - опасно вдвойне. Здесь, боюсь, вообще не может быть и речи о безопасности. Так что вряд ли я сильно рискую, приглашая тебя. А тебе это может помочь. Или я ошибаюсь?

Дайрен открыл рот, потом закрыл, потом снова открыл. Он не знал, что сказать. Потом решил, что немного правды не повредит:

-Да, ты права. Я сейчас не хочу видеть кого-либо из наших. Совсем не хочу...

-Тогда оставайся. Если кто спросит, можешь ответить, что решил взяться за инициацию всерьез, поэтому не оставляешь меня ни на шаг. А я из дома выходить не хочу, вот и пришлось сидеть со мной тут взаперти. Ну, как-то так!

Дайрен смотрел на Риану так, словно она вдруг заговорила на каком-то неизвестном языке.

-Ты уверена? - прошептал он.

-Конечно, дом большой, места хватит.

-И что я тебе за это буду должен?- поинтересовался проклятый.

Риана озадачено нахмурилась.

-Чего?

-Ты оказываешь мне услугу, следовательно, приобретаешь право требовать кое-что взамен.

- Это что, такое местное правило? - угрюмо буркнула Ри.

- Именно,- безжизненным голосом сообщил инициатор. - Любой сто раз подумает, перед тем как принять от кого-либо помощь. "Помощник" может потребовать взамен что угодно, обычно что-либо крайне неприятное и болезненное.

Девушка, разозлившись, хлопнула ладонью по столу.

-Я не подчиняюсь законам вашего города. Плевать я на них хотела!!! Ты ничего мне не должен.

-Это ты сейчас так говоришь. Когда станешь проклятой, запоешь по-другому. Однако до этого неплохо было бы дожить. Поэтому я принимаю твое предложение,- Дай помолчал, потом холодно добавил. - Однако я хотел бы тебе напомнить притчу о лягушке и скорпионе.

-Знаю я, знаю! Скорпион попросил лягушку перевезти его через реку, а сам укусил ее на середине реки, зная, что оба потонут. Так как иначе не мог, такова его природа, и так далее и тому подобное. Ты не скорпион, Дайрен.

-Я проклятый, а это - то же самое.

Ри вздохнула. Подняла руку, словно для клятвы.

-Я не позволю тебе укусить меня, Дай. Просто не позволю. Можешь об этом не беспокоится.

- Ты очень самоуверенна для семнадцатилетней девушки, - вздохнул инициатор.

-Да, есть такой грех, - улыбнувшись, призналась Ри.

Дайрен демонстративно закатил глаза.

***

Деннис довольно потирал руки, сидя в своем замке, в главном зале, на огромном золотом троне, уставившись на свою любимую стену. Она было волшебной - показывало то, что в данный момент демон хотел видеть. А хотел он понаблюдать за тем, как справляется с инициацией Дайрен. И Промиру показать. Чтоб учился.

Глава города, вызванный с веселой попойки и вынужденный смотреть, как ненавистный Дайрен болтает с вредной кандидаткой, был очень недоволен. Однако старался это скрыть, чтобы не разозлить демона. Раз тот приказал пялиться в стену, следовало пялиться в стену и не рыпаться. Точка.

-Ты смотри, как Дайрен окрутил эту дурочку вокруг пальца! - комментировал происходящее Деннис.

-Но он слаб!- возмутился проклятый.

-Да, Дай сейчас слаб. Однако он мастерски пользуется своей слабостью, чтобы вызвать жалость у глупой девчонки. Да, ему нравится эта глупышка, и он пользуется своей симпатией, чтобы ею манипулировать. Риана из Радоса пригласила своего инициатора пожить у нее! Она самоубийца. Дайрен молодец, оправдывает мое доверие.

Промир заскрипел зубами от досады.

-Он просто пользуется этой инициацией, чтобы спрятаться от меня!!! Да и от тебя.

-Это тоже верно,- оскалился демон. - Он не был бы проклятым, если не попытался бы извлечь из ситуации пользу для себя. Пусть балуется. Чтобы победить девчонку, Даю придется вывернуть свою душу наизнанку. Так что не расстраивайся, Промир. Жизнь Дайрену в ближайшем будущем медом не покажется.

Глава города скопировал жест Денниса и потер руки. Возможно, все не так уж и плохо. Он был готов упиваться страданиями ненавистного подчиненного. Все же в глубине души Промир хотел, чтобы Дайрен потерпел неудачу и вызвал гнев демона. Вот тогда у главы будет все, что нужно для счастья.



Глава 5



Дни бежали, бежали...

Риана и Дайрен установили правила, регламентирующие их проживание под одной крышей. Ри торчала в спальне, ее инициатор обосновался в комнате для гостей. Они уважали право друг друга на приватность. Дайрен больше не пытался навязать свое общество кандидатке, чья спальня стала неприкосновенной территорией. Девушка так же не появлялась в комнате, в которой жил проклятый. Если Ри хотел увидеть Дайрена, она спускалась в гостиную и ждала, когда он придет. Не приходил - значит, не в настроении. Но обычно он уже находился в гостиной, замерев на стуле с бокалом вина в руке.

Риана чувствовала, что проклятый, мягко говоря, не в форме. Если на него нажать, можно узнать много полезной информации. Все же девушка не хотела пользоваться слабостью своего инициатора, поэтому ждала, когда он овладеет собой.

Риана приходила в гостиную, садилась напротив Дайрена. И начинала говорить. Она рассказывала истории, которые прочитала в книгах, байки, услышанные в Радосе, сплетни, случаи из своей жизни. И не важно, что, казалось, собеседник ее не слушает. Ри болтала, чтобы отвлечь Дайрена от того, что заставляло его часами сидеть на одном месте, судорожно стиснув бокал. Болтала, чтобы успокоить его, как успокаивают раненных животных, шепча им что-то спокойным голосом.

Но чаще всего они просто сидели и молчали. Как ни странно, в такие моменты между ними не возникало неловкости. Они молчали, погруженные в свои мысли, и тишина объединяла их больше, чем могли бы объединить слова.

Да, Дайрен враг, но что плохого в том, чтобы немного помочь врагу? Если тебя хотят обидеть, отвечать тем же - значит играть противнику на руку. Допусти ненависть в свое сердце - и это чувство разъест душу, подобно кислоте. Наоборот, стоило врага пожалеть. Именно так можно сохранить себя от влияния демона, который живет и питается ненавистью.

Враг может причинить вред ее телу, так как он физически сильнее. Однако причинить вред душе сможет только в том случае, если она ему позволит. В этом девушка была твердо убеждена. Ри собиралась сдержать свое обещание и не дать возможность скорпиону - Дайрену себя укусить.

Главное - сохранить трезвую голову, не бросаться в крайности. Выход существует, и его следовало найти.

Риана знала за собой одну слабость - она до ужаса боялась физической боли и крови. Орала как резаная, попросту поранив палец. Если инициатор решит прибегнуть к пыткам, то беды не избежать. От одной мысли о возможных мучениях Риану начинало тошнить от страха. Поэтому она старалась не думать об этом. Следовало решать проблемы по мере поступления.

Наконец Риана дождалась: Дайрен начал понемногу оттаивать. Сначала перемены были почти незаметны. Инициатор начал прислушиваться к болтовне кандидатки, вставлять пару слов. Началось это так: Риана, наблюдая за Дайем, пьющим свое неизменное вино, озабоченно заметила, что так проблемы не решить, какими они не были бы. Неожиданно проклятый поднял голову и грустно усмехнулся:

- Мои проблемы решить невозможно. Вино не для этого. Оно помогает мне забыться.

- Алкоголь действует недолго!

- В моем случае каждая секунда на счету,- хрипло пробормотал Дайрен. - Я просто пытаюсь выжить.

-Чего стоит такая жизнь?! - пришла в ужас Ри.

-Если я умру, то моя душа попадет в Нижний мир к демонам. Там меня ждет вечная непрекращающаяся боль. Поэтому да, я предпочитаю жизнь в мире проклятых, где можно найти забвение в вине, такой альтернативе, - проклятый вновь опустил голову, пряча глаза, и замолчал. Надолго.

Молчала и девушка, чувствуя, что ее сердце разрывается от сочувствия. В тот день они больше не разговаривали. В словах не было нужды.

Не успела Риана отойти от такого признания, как последовали другие. Слушая очередной рассказ кандидатки о Радосе, инициатор вскользь бросил:

-Я тоже родился и вырос в деревне.

У Рианы отвалилась челюсть.

-Что тебя так удивляет? - поинтересовался Дайрен, скривив губы.

- Ты выглядишь... аристократом,- неуверенно ответила девушка, оглядев собеседника с головы до ног.

Проклятый слегка смутился.

-Что? - такая реакция удивила Ри.

-При подписании договора кандидат получает возможность изменить свою внешность. Единственную возможность,- Дай отхлебнул вино.

-Ты специально выбрал аристократическую внешность?- догадалась девушка и задумчиво пожевала губу. - Знаешь, я тут подумала... Мифы говорят, что у проклятых черные волосы, бледное лицо, серебристые глаза... Ты опирался на эти рассказы, когда решал, каким хочешь быть?

-Угадала,- уголки губ Дайрена слегка приподнялись. - В то время этот образ был популярен среди жителей Зачарованного города.

Ри замерла. Она первый раз видела некое подобие улыбки на лице инициатора. Неожиданно девушка почувствовала себя очень-очень счастливой. И обеспокоилась. Это показывало, как много стал значить для нее сидящий напротив человек.

- Но почему ты хотел выглядеть как все? - наконец нашлась с вопросом девушка и тут же пожалела об этом. Уголки губ Дайрена опустились. Что-то его расстроило.- Не отвечай, если не хочешь, - сразу же добавила Ри.

-Заботишься о моих чувствах?- проклятый вдруг бросил на кандидатку внимательный взгляд.

Риана неопределенно пожала плечами. Опять пришла тишина, как приходит в нужный момент старый и добрый друг. Никому не хотелось ее нарушать. Наконец Дайрен признал:

- Благодаря моей настоящей внешности я... слишком сильно выделялся. Мне хотелось слиться с толпой.

Риана проанализировала сказанное, но решила не комментировать. Не хотела еще больше огорчать собеседника. Девушка поспешила сменить тему разговора, а о том, как же выглядит ее инициатор на самом деле, подумать на досуге.

Нужно было разрядить обстановку, поэтому она пошутила:

-Значит, Промир выбрал такую... оригинальную внешность, потому что сливался с толпой, а ему захотелось выделяться?

-Верно подмечено,- Дайрен заметно расслабился.

-Кстати, зачем вы, проклятые, так хотите выглядеть аристократами?- Ри понесло. - В конце концов, ваш "Зачарованный город" - всего лишь небольшая деревня. Здесь же всего сто жителей!

Глаза инициатора весело блеснули.

Хорошо ли это?

Еще много о чем надо было подумать на досуге. Дайрен теперь говорит с ней на личные темы. Даже веселиться вместе с ней! Что нормально для обычного человека, но нормально ли для проклятого? Разве каждый из них не сам по себе? Открытость Дая настораживала. Чего хочет этим добиться? Хотя ясно: Дайрен хочет сформировать у нее эмоциональную зависимость. Ведь чем лучше она понимала его, тем дороже этот проклятый для нее становился.

Итак, Дайрен... Он и жертва, и охотник одновременно. Ему нужна помощь, в то же время его надо опасаться.

Он кукловод, а она - кукла. Такой он ее видит. Ее задача: постараться, чтобы он увидел в ней не объект для своих манипуляций, а человека. Только так можно подобраться к настоящему Дайрену. Который использует свою боль как маску, за которой можно спрятаться. Как средство для того, чтобы управлять своей кандидаткой. Словно собственные чувства для него - тоже куклы, которыми можно играть.

Риана еще могла понять, почему он так поступает с ней, но как он может так поступать с собой? Как надо совершенно не жалеть самого себя, чтобы вытворять такое?

Что ж, Риана хотела научиться общаться, и она общается. Хотела думать не только о себе, и теперь все ее мысли заняты неким инициатором. Что дальше? Не совершает ли она огромную, просто гигантскую ошибку? Почему-то ей кажется, что нет. Но это риск. И рискует она собой.

Эмоциональный подъем, который Ри испытывала в последнее время, пошел на спад. Девушка чувствовала, что ее время уходит. И она до сих пор не придумала, как выбраться из мира проклятых. Хуже того, в голове не промелькнуло ни одной идеи. Ри лишь осторожно поинтересовалась у Дайрена, не может ли какой-нибудь проклятый перенести ее обратно на Землю. И получила ожидаемый ответ: подписавшие контракт могут переносить только себя. Лишь Деннис перемещает из мира людей в мир проклятых кого-то, кроме себя, а именно кандидатов. Точка.

Риана даже не удивилась. Понимала, что все не так просто. Она явно поспешила праздновать победу. В обращениях девушки к Единому теперь сквозило отчаяние. Спрятавшись в своей спальне, Ри все повторяла:

-Ну помоги же, помоги мне, помоги! Я не знаю, что мне делать, помоги!!!

Повторяла и вслушивалась в тишину. Надеясь на какую-нибудь подсказку. Но ее не было. Или была, но Риана не могла ее осознать.

В то время, как кандидатка пыталась докричаться до Вышнего, инициатор пытался решить собственные проблемы.

Вначале Дайрен мог только часами сидеть в гостиной и заливать свою усталость вином. Его не волновало, что о нем подумает молоденькая кандидатка.

Девушка достаточно быстро сориентировалась в ситуации. Дай видел, что Ри просто разрывается от желания накинуться на него с расспросами. Однако сообразительная кандидатка просто сидела рядом, щебеча о какой-то ерунде часами. Впрочем, тема ее монолога была не важна, важно было то, что она пыталась показать своими действиями. Риана словно уверяла его: "Ты со мной в безопасности, ты можешь мне доверять ...". Абсурдно с ее стороны было обещать ему это, а с его стороны абсурдно было бы поверить.

Как ни странно, пребывание в доме девчонки пошло Дайрену на пользу. Время, проведенное без Денниса, Промира и остальных, положительно сказалось на его самочувствии. Даю удалось то, что предлагала Риана, приглашая его - просто отдохнуть.

Он уже не помнил, когда проводил столько времени так спокойно. Обычно демон и глава города, сменяя друг друга, соревновались в том, кто побольнее его ударит. Ни один день не проходил без издевательств и пыток. Дайрен уже привык и не представлял себе, что может быть иначе. Поэтому возможность проводить свое время без боли казалась проклятому чудом. И теперь эта возможность предоставлена кандидаткой, которая была настолько глупа, что не понимала: помогать собственному инициатору крайне невыгодно. Она как мотылек, летящий на свет и не осознающий, что сгорит. Если бы Дайрен не был бы бессердечным ублюдком, он бы пожалел дурочку. Но он не будет так непродуктивно тратить свои силы.

Дайрен вскоре обнаружил, что почти наслаждается обществом маленькой интриганки, пытающейся приручить его.

Риана вела себя так, словно он был обычным человеком. Кандидаты либо ненавидели его, либо боготворили. С Ри он чувствовал себя нормальным парнем, с которым можно общаться, шутить. Девушка делала все возможное, чтобы ему было уютно в ее доме, и, как ни странно, у нее это получилось. Даже если Ри спрашивала о чем-нибудь, она всегда отступала, если Дай давал ей понять, что вопрос ему неприятен.

- Как называется деревня, в которой ты вырос? - спросила однажды.

Дайрен чуть не подавился своим вином. Он не хотел об этом думать, не хотел вспоминать...

-Да это не так уж и важно, - сразу пошла на попятную девушка, заметив, как помрачнел инициатор. - Мне просто интересно, не разрослась ли твоя деревня и не стала ли каким-нибудь знаменитым городом. Наверняка прошло много времени с тех пор, как ты жил там!

- Моей деревни больше не существует,- отрешенно заверил Дай и одним глотком опустошил свой бокал.

Усталость опять со всей силы навалилась на него. Он почти физически ощущал давящую на него тяжесть. Плечи опустились, стало трудно дышать.

- Как не существует, почему не существует?- застрекотала Риана и вдруг захлопнула рот. Помолчала и осторожно добавила, - Не надо, не отвечай! Раз не хочешь об этом говорить, то и не будем.

-Но тебе же... интересно?- сдавленным голосом поинтересовался Дайрен. Говорить тоже получалось с трудом.

- Очень, - вздохнув, призналась Ри.

-Так спрашивай и добивайся ответа! Какая тебе разница, что я при этом чувствую?

-Огромная! - Ри наклонилась вперед и положила локти на стол. - Огромная!

Дайрен искал подвох, искал фальшь в голосе своей кандидатки и не находил. Она говорила совершенно искренне. Ей на самом деле было не все равно. Еще одна несусветная глупость со стороны Рианы. Которой тоже можно воспользоваться.

Если бы не приказ Денниса, Дайрен заставил бы кандидатку подавиться своими глупостями. Однако демон настаивал на инициации "я - твоя вторая половина". Следовательно, Дайрену необходимо наладить с Рианой отношения. Притвориться, что верит ей. Расслабиться в ее присутствии и подпустить к себе настолько близко, насколько возможно. Дайрен уже кое-что значит для кандидатки. Необходимо было добиться большего. Она должна потерять голову ради него.

Этого будет не так просто, как кажется на первый взгляд. Вроде бы, неискушенная девчонка, что она может противопоставить опытному соблазнителю?

Но Ри не доверяет ему до конца. Она с ним, и в то же время держит его на некотором расстоянии от себя. Риана старается из-за всех сил сохранить трезвую голову, и пока ей это удается.

Обычно к кандидатам с эффектом Шутника применяют пытки, и они постепенно убеждаются, что никто не спешит их спасать, что никто и ничто не убережет их от физической боли. Так надежда сменяется отчаянием и унынием, уверенность - страхом и, наконец, любовь к Шутнику сменяется вполне понятным гневом на Того, Кто не оправдал доверие, гнев же порождает ненависть. С этой минуты кандидата можно уговорить подписать что угодно, он сделает это просто назло Тому, кому раньше поклонялся.

Деннис запретил пытать Риану. Значит, остается только время. Пройдет год, два... Кандидатка поймет, что надеяться ей не на что, и сомнение погубит ее. Одна проблема - времени может понадобиться очень и очень много, а Деннис терпением не отличается. И крайним, как всегда, окажется Дайрен.

Зачем Деннис решил усложнить ему жизнь, почему не разрешил применить пытки?

Голова отдохнувшего Дайрена стала работать лучше. Он начинал догадываться, в чем тут дело.

Он был не первым перегоревшим, кто долго протянул. Нынешние проклятые молоды и не застали Мирана, но Дайрен прекрасно его помнил. Забыть было невозможно.

Миран был инициатором Дайрена. Когда они встретились, Миру было две тысячи лет. Уже пятьсот лет он жил с перегоревшей душей. Инициатор гордо утверждал, что ни за что не помрет. Однако он недооценивал демона.

Деннис поручил Мирану кандидата, молодого парня двадцати лет. И тут произошло то, что инициатор никак не ожидал - будущий проклятый напомнил ему сына, который был убит на охоте еще в то давнее время, когда Миран был человеком. Безутешный отец согласился стать проклятым, чтобы отомстить убийцам своего ребенка. Месть удалась на славу, и он выбросил сына из головы - подобные воспоминания были лишними в его новой увлекательной жизни. Но со временем оказалось, что новая жизнь не такая уж и увлекательная, точнее - просто тошнотворная. Миран наслаждался ею, пока мог. Потом просто терпел, и, наконец, перегорел. Врожденное упрямство заставило его сражаться за возможность жить дальше, и у него прекрасно получалось.

И вот теперь какой-то сопливый кандидат заставил его вспомнить, какого это - быть человеком и любить кого-то.

Проклятые - одиночки. Тем не менее, симпатия может зародиться в их сердцах. И за это надо платить. Проклятый, которому нравится кто-то, чувствует сильную боль в области груди. Она мучает своего носителя день и ночь, доводя практически до безумия. Все продолжается до тех пор, пока проклятый не уничтожит причину своих страданий - глупое, никому не нужное чувство симпатии к другому человеку.

Миран привязался к своему кандидату. И, как следствие, почувствовал боль. Все как обычно. Но результат был необычным - стена безразличия и бесчувствия, окружавшая инициатора, треснула. Эмоции, которые, казалось, умерли навсегда, хлынули наружу и затопили его.

Чувства были настолько сильны, что Миран не мог их контролировать. Он рыдал на виду у всех, кричал, бился головой о стену. Проклятые ужасно развлекались за его счет, дразнили, издевались, а у него не было сил, чтобы им противостоять.

Через неделю Миран вернулся на Терру и повесился. К огромной радости всех проклятых и особенно Денниса, который специально подсунул зарвавшемуся инициатору пацана, так похожего на его сына.

В то время Дайрен восхищался ловкостью демона, теперь же подозревал, что тот пытается провернуть то же самое с ним, подсунув девчонку из Радоса.

Риана. Она знала, кто он, но не воротила от него нос. В то же время внешность инициатора не заставила девчонку повеситься ему на шею.

Риана... Самоуверенная смешная дурочка. Пытающаяся сделать все, чтобы ему было комфортно в ее доме. Ведущая себя с ним, как с равным.

Дайрен понимал, что семнадцатилетняя девчонка использует его же тактику - пытается заставить проникнуться к ней доверием. И это было... необычно.

Риана... Верящая в то, что у нее есть некая мифическая возможность избежать уготованной ей участи. В то, что и у него есть эта мифическая возможность. Собирающаяся найти все возможности с мифической помощью Шутника.

Слишком много мифов!

Но отношение Рианы к Дайрену не являлось мифом. И фальшивым оно не было. С ужасом Дайрен понял, что усилия девчонки не пропали даром - в глубине души он начинает по-настоящему доверять ей. Как Ри это удалось?

Вся инициация потихоньку съезжала с наезженной дороги и теперь неслась непонятно куда. Да, Дайрен собирался вызвать в себе симпатию к дурочке, но не доверие же!

Безумие! Он знает себя, и это совсем на него не похоже. Он бесчувственный эгоцентрик, он ненавидит людей, ему никто никогда не был нужен. Почему же мелкая поганка смогла залезть ему в душу?

Его эмоции давно сгорели, покрылись пеплом и толстым слоем льда. И вот молоденькая кандидатка понравилась ему, и в его сердце поселилась боль. Лед треснул. Деннис наверняка предвидел такой поворот событий. И наверняка наслаждается представлением.

Сейчас Дайрен чувствовал себя как никогда живым. И как никогда хорошо, не смотря на режущую боль в груди. Ри научила его улыбаться! Он не улыбался с тех пор, как перегорел. Он словно человек, чьи ноги сломали, но кости срослись, и он учится ходить заново. Это не продлится долго.

Дайрен понимал, что, если чувства хранить в глубине многие годы, то, когда они вырвутся, это будет напоминать цунами. Они снесут все на своем пути, возможно, и самого хозяина. Именно это случилось с Мираном.

Его эмоции потихоньку просачивались через трещину в ледяной стене. Сейчас он чувствует себя сравнительно неплохо, но скоро лед растает, рухнет, и тогда его ожидает цунами.

Деннис надеется, что Дайрен не справиться. Демон использует Риану, чтобы погубить проклятого. Дай собирался использовать Риану и план Денниса, чтобы выжить. Если он сможет выдержать ожидаемое цунами, то, теоретически, чувства должны понемногу утихнуть. И Дайрен снова станет таким, каким был до того, как перегорел. Уничтожит симпатию к Риане, и, как следствие, сможет жить дальше. И пусть Деннис подавится!

А пока можно просто наслаждаться, пока есть возможность. В планы Денниса не входило доставить ему удовольствие. Значит, стоило радоваться во что бы то ни стало. Он готов платить за возможность быть, пусть ненадолго, счастливым. Глупо, переживая о будущем, уничтожать настоящее. Дайрен собирался расслабиться и набраться сил. Они ему понадобятся.

***

Цунами, хоть о нем и было известно заранее, ухитрилось прийти неожиданно. Все началось с решения Рианы заговорить, наконец, на серьезные темы. Дайрен выглядел неплохо, улыбался, перестал, наконец, пить, и она решила, что время пришло.

- Ты сказал мне, что, если бы существовал способ разорвать контракт с Деннисом, ты бы давно нашел его,- бросила реплику Ри.

Дайрен откинулся на спинку стула. Он давно ждал этого разговора.

- Так как именно ты искал? Ты так и не рассказал мне,- осторожно продолжила девушка.

Проклятый молча смотрел в окно. Ри не собиралась его торопить, поэтому сидела тихо, как мышка. И ждала. Через некоторое время инициатор перевел взгляд на девушку.

- Я наблюдал. Анализировал. Перечитывал договор в поисках лазейки. Столетиями. Но не нашел ничего! - глухо сказал Дайрен. Помолчав, добавил: - Когда я осознал, что не смогу сам разорвать контракт, обратился к Шутнику с просьбой о помощи.

-Ты?! - Ри вскочила и впилась глазами в лицо собеседника. Тот снова выглядел подавленным. Девушка почти пожалела, что подняла эту тему. Почти. Время уходит. Сколько можно играть в детскую игру: говорить: "я в домике" и надеяться, что уж теперь - то их никто не тронет. Ри и Дайрен усиленно притворялись, что в этом здании они в безопасности, но это не так. Пора возвращаться к реальности.

- Говорят, что проклятые не могут напрямую обращаться к Единому, - Ри опустилась обратно на свой стул. - Это не так? Все же могут?

Девушка напряженно ждала.

- Могут, за определенную плату,- нехотя ответил Дай, положил руки на стол и принялся их внимательно рассматривать.

- Какую?

-Боль, сильная боль, - проклятый попытался улыбнуться, но вместо улыбки получился оскал. - Мы за все платим именно так.

Ри тихо выругалась.

- Я обращался к Шутнику всего несколько раз,- уточнил Дайрен. - Потом Деннис узнал о том, чем я занимаюсь, и прекратил это.

Проклятый сжал губы и снова замолчал. Ри захотелось открутить Деннису голову. В последнее время это желание посещало ее все чаще.

- О чем ты думаешь? - не выдержал проклятый.- Полагаешь, я не так уж много сделал? Считаешь, Шутник не помог мне, так как я не раскаялся в своих поступках? Так как продолжал творить зло?

Ри вздохнула.

- Ну, нет в моей душе раскаяния! Как заставить себя его почувствовать? И как мне перестать творить зло, если не я решаю, что и когда мне делать? - выплюнул Дай.

-Во-первых, можно простить о даровании раскаяния...

- Не могу! - заорал проклятый, стукнув кулаком по столу. - Деннис не простит мне еще одной попытки связаться с Шутником. Я не могу ему сопротивляться! Он хозяин моего тела и моей души! Я всего лишь раб, как ты не понимаешь?

Риане захотелось не просто открутить голову Деннису, но сделать это медленно.

- Ты считаешь меня слабым? - неожиданно спросил Дайрен и замер в ожидании ответа.

-Нет, - проговорила Ри.

Проклятый уставился на нее. Он не поверил своим ушам.

-Ты не слаб! Если смог сохранить человечность в этом ужасном месте, то ты не слаб, - продолжила девушка.

- Человечность?! - с ненавистью прохрипел Дай. - Открою тебе секрет: во всех проклятых есть хоть капля человечности. И она мучает нас! Мы хотим от нее избавиться, но не можем! Это проклятье, наложенное Шутником! Большинство стараются не думать ... Я тоже не думал, пока хватало сил. А теперь я ослаб, и не могу игнорировать эту проклятую человечность! По мнению остальных, я стал мягкотелым, стал ничтожеством, вот и все.

- Ты не ничтожество!- горячо заверила Ри. - Я уверена, что Единый, как и я, не считает тебя ничтожеством! Я уверена, Он слышал твою молитву и помогает тебе, просто делает это незаметно.

- Не говори о том, чего не знаешь! - взвыл проклятый. - Не смей вещать от имени Шутника, маленькая Ри! Не делай вид, что понимаешь Его!

- Я верю, что Единый не считает тебя ничтожеством, - упрямо повторила Риана. -Я верю, что Он хочет тебя спасти. И спасет, если ты Ему позволишь. После всего, что ты мне рассказал... Я верю, что Деннис не поработил проклятых окончательно. Верю, что каждый из вас способен сопротивляться ему. Вы живы, следовательно, есть возможность действовать, творить, созидать, а не только разрушать. Я верю в вас, верю в тебя...

-Замолчи!!! - Дайрен врезал по столу с такой силой, что сломал его. Образовавшаяся трещина мгновенно заросла. Ри даже не дернулась.

- Извини, я не хотела тебя расстроить,- спокойно проговорила она.

- Надо же, она не хотела! - возмутился Дай.- Ты делаешь то же, что и Шутник - требуешь невозможного. Он заманивает, обещает несбыточное, а в результате оставляет тебя с душей, измученной бесполезными попытками совершить то, что на самом деле совершить не в состоянии.

Ри покачала головой, но промолчала.

-Заботься о своем спасении, а меня оставь в покое! - Дайрена начало трясти. Он почувствовал, как рвется наружу все то, что он подавлял все эти годы.

Проклятый перенес себя в свою спальню. Он не хотел, чтобы Ри видела его в таком состоянии. Не хотел, чтобы хоть кто-либо его видел.

- Тот, кто заботиться только о собственном спасении, никогда ничего не достигнет, - задумчиво сказала Ри пустому месту, где пять секунд назад находился Дайрен.

Она снова беспокоилась. Инициатор был сам не свой. Разговаривал слишком эмоционально. Ри первый раз слышала, чтобы он кричал. Еще и стол сломал, и сбежал! Как общаться с человеком, если его так сложно понять? Словно идешь в полной темноте, ища дорогу на ощупь, спотыкаясь, падая, сворачивая не в ту сторону, снова начиная все с начала... Идешь по минному полю, не зная, когда ступишь не туда и взорвешься. Как остальные справляются? Это практически невозможно!

Риана хотела пойти за Дайреном, но не сделала этого. Однако сама не собиралась ни на минуту покидать гостиную - вдруг он вернется? Поудобнее устроившись на стуле, Ри обратилась к Единому с просьбой помочь Дайрену, а так же даровать ей мудрость. Именно мудрости ей так не хватало в этом безумном мире иллюзий.

***

Дайрен упал на пол, так как ноги его не держали. Цунами... Вот огромная волна нависла над ним, а потом обрушилась на его, сбив с ног, таща за собой, собираясь утопить, разорвать на части, уничтожить. У Дайрена не было ничего, чтобы он мог противопоставить этой силе. Он чувствовал себя маленьким, беспомощным, ранимым. Тело дрожало крупной дрожью и отказывалось использовать ноги по назначению. Голова просто раскалывалась. Проклятый непослушными руками стянул ленту, связывающую его волосы в хвост, так как казалось, что она вырвет их с корнем. Лицо намокло, и Дайрен с ужасом понял, что это слезы. Он привык контролировать себя, а теперь утратил контроль полностью. Отвратительное зрелище! И так думал не он один.

-Фу! - с чувством произнесла Риана, непонятно как оказавшаяся прямо перед ним. - На тебя противно смотреть! Распустил нюни, словно девочка! И трясешься, словно припадочный!

Боль, мучившая Дайрена, усилилась в несколько раз, но потом он понял, что ошибся. Смеющееся над ним существо не являлось Рианой. Это Деннис опять решил пошутить и принял ее облик. То, что его, хоть на секунду, но удалось обмануть, напугало Дайрена до смерти.

- Попался! - обрадовалась тварь и мерзко захихикала.

Дайрен попытался перестать плакать, но слезы лились и не желали останавливаться. Он попытался встать, но ноги не слушались. Он захотел хотя бы перестать "трястись, словно припадочный", но у него не вышло. Проклятый сжался в комок, пытаясь спрятать лицо. Но Деннис не позволил ему. Тварь схватила Дайрена за волосы и приподняла голову так, чтобы без помех любоваться на его мокрую физиономию.

- Ты просто жалок, - с удовольствием констатировал Деннис. - И не смей закрывать глаза, смотри на меня, ничтожество! - потребовала тварь, дернув проклятого за волосы изо всех сил.

Дайрен послушно приподнял веки и посмотрел на существо, посмевшее принять облик Рианы. Тело задрожало еще сильнее, реагируя на охвативший его страх.

-Значит, ты собираешься совладать со своими чувствами и стать тем проклятым, каким ты был до того, как перегорел? - ядовито поинтересовался Деннис. - Ну, ну! Миран не смог, а ты, значит, сможешь? Ну, ну! Если, в самом деле, справишься с этой задачей и если доведешь инициацию Рианы из Радоса до конца, я, так уж и быть, позволю тебе жить еще некоторое время. Вот какой я добрый!

-Спасибо, - с трудом выдавил из себя Дайрен.

-Не слишком радуйся,- ухмыльнулся Деннис и дернул проклятого за волосы еще раз. - Даже если ты станешь, каким был, я всегда могу заставить тебя перегореть еще раз! А потом еще раз разбудить! Потом еще раз заставить тебя перегореть! И продолжать это до тех пор, пока мне не надоест! Или тебе не надоест, и ты наконец согласишься сдохнуть!

-Нет, - еле слышно прошелестел Дайрен, - не надо... Пожалуйста, не надо...

-Не ной! - приказал демон.- Нам будет очень весело, не так ли?

Дайрен молча смотрел в глаза Деннису и в очередной раз мечтал о смерти.

- НЕ ТАК ЛИ?- взвизгнула тварь, свободной рукой ударив проклятого по лицу.

- Как прикажешь...- одними губами произнес Дайрен. Слезы полились еще обильнее, вызывая улыбку у демона. Щека горела огнем.

- Вот именно, как прикажу,- ласково согласился Деннис и отпустил волосы проклятого.

Тот захотел воспользоваться этим и закрыть лицо руками, но не посмел.

-Молодец, - оценил демон. - Слушайся меня, и глядишь, сможешь пожить еще немного. Удачи!

Деннис эффектно растворился в воздухе. Дайрен закусил губу до крови, чтоб не завыть от отчаяния, как попавшее в капкан животное.

***

Риана упрямо не покидала гостиную, дожидаясь инициатора. Целую неделю он не высовывал носа из своей комнаты. Обиделся? Расстроился? Или что-то другое? Ри оставалось лишь гадать. Она понимала, что практически не знает проклятого по имени Дайрен. Та легкость, с которой она с ним общалась, вдруг испарилась, и перед ней предстал вопящий от боли незнакомец. Ри думала, что помогает ему, но так ли это на самом деле? Возможно, она только осложнила его и так не простую жизнь? Не стоило ли оставить Дая в покое, как он и просил?

Ясность, с которой Риана жила в последнее время, твердая уверенность в правильности своих поступков вдруг стала от нее ускользать. Теперь она ни в чем не была уверена. Существует ли на самом деле возможность покинуть Зачарованный город, так и не подписав контракт? Не является ли данная возможность только игрой ее больного воображения?

"Кажется, "эффект Шутника" подходит к концу. Так быстро...", - сделала вывод Риана. "Мне показали направление, а теперь я должна двигаться вперед сама, с минимальной помощью со стороны. Не смотря на сомнения. Не смотря ни на что. Однако направление, бывшее таким понятным, теперь кажется размытым. Так куда мне идти? Я запуталась...".

Девушка так глубоко погрузилась в собственные мысли, что пропустила появление того, кого так ждала. Тихий вздох застал ее врасплох. Риана подскочила и уставилась на Дайрена. Удивление плавно переходило в глубокий шок. Проклятый стоял, прислонившись к стене, и выглядел так, словно может упасть в любой момент. Его волосы были распущены и спутаны, волной падая на плечи и закрывая лицо.

- Я думал, что справлюсь,- потухшим голосом произнес Дайрен.- Но я не могу. Не справляюсь.

- О чем ты? - испуганно пробормотала Ри.

- Помоги мне! - прошелестел проклятый и медленно сполз по стенке на пол.

Панический страх сдавил горло Рианы. На негнущихся ногах она подошла к проклятому и опустилась рядом с ним.

- Что случилось? - осторожно спросила девушка.

Инициатор молчал, опустив голову. Риана протянула руки, отодвинула его волосы от лица и тихо ахнула. Широко раскрытые глаза проклятого смотрели, и, казалось, ничего не видели. И выглядел он так, что краше в гроб кладут.

Взгляд Дайрена понемногу сфокусировался на кандидатке.

- Нет... Не смотри на... меня... - простонал он и зажмурился.

Поддавшись порыву, Ри обняла Дая за плечи и прижала к себе. Тот замер, как замирает мышь, увидев кобру. Девушка погладила его по спине, пытаясь утешить. Проклятый нервно вздрогнул, словно ожидал удара, а не ласкового прикосновения. Так ведут себя люди, систематически подвергавшиеся насилию.

- Не бойся!- заверила Ри, ужаснувшись своей догадке. - Я не обижу тебя!

Проклятый вздохнул и вдруг уткнулся лицом в ее плечо. По его телу пробежала судорога.

-Ты возненавидишь меня. Рано или поздно...- прошептал Дай. - А затем попытаешься уничтожить. Все всегда заканчивается именно так...

Риана молча провела рукой по волосам проклятого. Его плечи задрожали. Инициатор еще сильнее прижался к кандидатке. Плечо девушки намокло, и она с ужасом поняла, что проклятый плачет.

-Я больше так не могу... Я больше не могу, Ри! - бормотал Дайрен. - Я стараюсь выжить... Столько лет я просто пытаюсь выжить... Но сейчас я забыл, зачем мне это нужно... Не помню, зачем мне это нужно!!! Помоги мне! Не дай мне совершить глупость, которую уже не исправить. Не дай мне покончить с собой, Ри!

Теперь уже дернулась Риана:

- Покончить с собой? О чем ты? Проклятые могут???

Дай тихо всхлипнул.

-НЕТ! Не делай этого! Ни в коем случае! - испуганно заявила девушка и изо всех сил вцепилась в проклятого. - Этого действительно невозможно будет исправить!

Дайрен поднял руки, которые до этого времени беспомощно висели вдоль его тела, и обнял Ри в ответ.

-Все равно мне придется умереть рано или поздно,- его голос звучал все тише и тише. - Меня заставят...Я не железный! Я больше не могу этого выносить! Так почему бы не покончить с жизнью прямо сейчас?

- Нельзя, дорогой, нельзя! - Ри прислонилась щекой к голове инициатора. - Если сейчас у тебя, возможно, есть шанс спастись, то после самоубийства его точно не будет! Это навсегда!

- Нет у меня никакого шанса! - резко отрезал Дай. - С тех пор, как я подписал контракт с Деннисом! НИКАКОГО ШАНСА!

Некоторое время оба прижимались друг к другу так, словно пытались согреться.

-Удержи меня! Пожалуйста! - едва слышно попросил проклятый. - Согласно законам Зачарованного города, я признаю себя твоим должником. Можешь потребовать долг, когда захочешь... Только помоги мне сейчас!

- К демонам ваши законы! Я помогу, не беспокойся!



Глава 6



В доме Рианы установились новые правила. Инициатор безвылазно сидел в своей комнате. Но когда мысли о самоубийстве преследовали его особенно сильно, когда он был готов сдаться, когда эмоции готовы были задушить его... Тогда он приходил к кандидатке. Ри пыталась поддержать Дайрена, как могла. Она обнимала проклятого, гладила по спине и слушала, как он шепчет:

- Не оставляй меня... Не оставляй меня одного...Побудь со мной... пожалуйста... пожалуйста... не дай мне отправиться на Терру и там умереть! Пожалуйста...

-Успокойся, дорогой, успокойся... - шептала Ри в ответ.- Я никуда не ухожу. Я здесь... Я здесь... Я никуда тебя не пущу... Я здесь...

Когда Дайрен успокаивался, он отодвигал от себя кандидатку и уходил обратно в свою комнату, пряча глаза. Смотреть в лицо Риане ему было нестерпимо стыдно. Уходил, чтобы через некоторое время прийти опять.

Инициатора бесил тот факт, что в данный момент он полностью зависит от собственной кандидатки. Проклятый не обманывал себя - если бы не она, он, скорее всего, уже давно был бы мертв. Сейчас, когда выпущенные наружу эмоции бьют через край, только Риана стоит между ним и самоубийством. Надо во что бы то ни стало брать себя в руки, и как можно скорее. У него начало получаться. С каждым прожитым днем ему становилось все легче контролировать себя. Еще немного, и он снова станет прежним - сильным, уверенным в себе и ни от какого человека не зависящим проклятым. Он заново слепит себя из тех осколков, которые от него остались. Он покажет Деннису, что его рано сбрасывать со счетов. Для этого необходимо одно - довести инициацию Рианы до конца. И не важно, что в его душе девчонка стала занимать так много места, что сердце разрывалось от почти физической боли. Не важно, что она единственная, кому он добровольно позволил видеть себя в минуты слабости. Единственная, кому он позволил себе помочь.

Все это необходимо для выживания, не более того. И потому временно. Придет день, и он вырвет Риану из Радоса из своего сердца с корнем. Чего бы это ни стоило. А потом возненавидит ее. За то, что она видела его плачущим и жалким. За то, что имела наглость обнимать его и утешать. За то, что решила, что тот нытик, которому она помогала, и есть настоящий Дайрен. Да, ненависть! Подходящее чувство для проклятого! А вот симпатия, привязанность... Эти чувства проклятому ни к чему. Они лишь причиняют мучения, делают уязвимым. А когда проклятый становится уязвимым, тогда на него набрасываются остальные, во главе с Деннисом. Так же, как акулы набрасываются на раненного человека, почуяв кровь. И тогда проклятому приходит конец. Точка. Поэтому ни один житель Зачарованного города не может позволить себе иметь слабые места. И Дайрен тоже не может себе этого позволить, если хочет выжить. Как бы в глубине души ему ни хотелось сохранить свои противоестественные отношения с Рианой. Он воспользуется девочкой, потом пережует ее и выплюнет, как ненужный мусор. Вот как все должно быть. И не важно, что его сердце разобьется. Кому нужен этот бесполезный орган?

Ри замечала, что Дайрен кидается из одной крайности в другую. То, когда нужна была ее помощь, он подпускал ее к себе ближе некуда, то, когда ему становилось легче, загораживался с такой силой, словно она его заклятый враг. А почему "словно"? Она и есть враг, разве не так?

Она теряет его! Хотя как можно потерять то, чего никогда не имела? Просто на какую-то секунду ей показалось, что в этом безумном городе у нее появился близкий человек, и она больше не одна... Однако эта приятная иллюзия потихоньку развеивалась, как дым.

"Что мучает тебя, Дайрен? Что происходит между нами?".

Новые правила, установленные инициатором и кандидаткой, постепенно становились старыми. Время, неумолимое время. Оно шло вперед, не желая останавливаться и ждать не поспевающих за ним. Ри чувствовала, что грядут перемены. Перемирие между ней и Дайреном подходило к концу. Девушка со страхом ждала, что предпримет проклятый. Она понимала, что инициацию никто не отменял. Но как же это больно... Может, все же не стоило общаться с Дайреном? Тогда бы ей не было сейчас так больно!!!

- Опять задумалась?- спросил Ри тот, который занимал все ее мысли.

Девушка встретилась глазами с Дайреном и грустно улыбнулась. Она была уверена, что для проклятого ее мысли не являются тайной.

- Давай внесем ясность в наши отношения,- предложил инициатор. В глазах его светилось безумие.

-Ясность?

Дайрен шагнул к Риане и положил руки на плечи.

-Что ты делаешь? - пискнула девушка.

-То, что должен был сделать уже давно, - мрачно пояснил проклятый и впился в ее губы.

Пол качнулся под ногами у Ри. Инициатор прижал девушку к себе с такой силой, что, казалось, раздавит ее. Его губы казались горячими, как огонь. И этот огонь проник в Риану и заставил пылать ее тело. Голова кружилась. Она казалась такой тяжелой и пустой - все мысли сбежали самым позорным образом. Руки вдруг стали действовать сами по себе и обняли инициатора за шею. Ситуация вышла из-под контроля.

- Забудь обо всем, забудь...- прошептал Дайрен, на мгновение оторвавшись от губ Рианы. - Давай насладимся тем, что у нас есть здесь и сейчас!

- А?- глубокомысленно спросила Ри.

Проклятый горько усмехнулся и опять вернулся к поцелуям. Однако усмешка подействовала на Риану как холодный душ. Она вгляделась в нависающее над ней лицо. Глаза Дайрена потемнели от желания, однако в них было и что-то еще. Словно тело инициатора жило своей жизнью, а разум холодно наблюдал со стороны за происходящим. Девушка окончательно пришла в себя.

- Отпусти меня! - потребовала она и попыталась оттолкнуть проклятого. - Отпусти!

Глаза проклятого на миг радостно блеснули, потом опять стали отстраненно-холодными. Риана даже усомнилась, не показалось ли ей. Дайрен убрал руки, напоследок погладив девушку по плечу, и шагнул назад. Мужчина и женщина стояли, тяжело дыша.

-Что это было? - прохрипела наконец Ри.

-Ты знаешь, что! - так же хрипло ответил Дайрен. - Я хочу тебя, а ты хочешь меня. Все просто.

- С тобой ничего и никогда не бывает просто, - пробормотала девушка и опустилась на стул.

-Я могу доставить тебе незабываемое наслаждение, Ри. С тех пор как я стал проклятым, ни одна девушка не ушла от меня неудовлетворенной. Почему бы тебе не попробовать?

-Мне написать список?- ядовито поинтересовалась девушка, начиная закипать, как чайник. Ее не покидало странное ощущение, что она что-то упускает в происходящем.

-Было бы неплохо,- удовлетворенно кивнул инициатор, подвинул второй стул и присел рядом.

-Во- первых, секс - это полнота и завершение отношений между мужчиной и женщиной. Им надо заканчивать, а не начинать. Мы должны не просто симпатизировать друг другу, а любить! Принять обязательства друг перед другом, доверять друг другу. Ничего этого нет и в помине.

- А во-вторых?

-Во-вторых, ты не хочешь!

-Что?

-Ты не хочешь заниматься со мной сексом, я видела. А я насильником не являюсь!

Дайрен захохотал. Ри в первый раз в Зачарованном городе услышала такой искренний смех.

-Ну ты даешь!- веселился проклятый. - Изнасиловать пытались тебя, а ты все перевернула с ног на голову!

Чему так радуется Дайрен? Ри внимательно наблюдала за Дайреном. Он не выглядел довольным, когда пытался ее соблазнить. Скорее он был расстроен и мрачен. Но стоило ей отказаться, как вдруг настроение проклятого стало улучшаться. Почему? Что-то важное ускользало от Рианы. Как ей защищаться?

-Оставайся со мной, Ри, - закончив смеяться, серьезно попросил Дайрен.

-А? - кандидатка снова не нашла слов. Она не успевала за своим инициатором.

-Оставайся здесь, со мной, - дрогнувшим голосом повторил Дайрен. В его глазах больше не было веселья.- Ты мне нужна.

Девушка молча открывала и закрывала рот.

- Я всегда был один. Считал, что привязанность к другому человеку сделает меня слабым. Но ты мне показала, что у партнерства есть свои плюсы. Я захотел, чтобы рядом был кто-то, кто поможет в трудную минуту. Точнее, не кто-то, а конкретно ты, - проклятый опустился на одно колено и взял Ри за руку. Пожалуйста, будь со мной.

- Встань, ради всего святого,- тихо попросила девушка и погладила инициатора по щеке свободной рукой.

Дайрен даже не пошевелился. В его глазах светилась тоска:

- Никто не касался меня так, как ты. Пока я был обычным человеком, меня касались лишь для того, чтобы причинить боль. Когда я стал проклятым и изменил внешность, к боли прибавился другой мотив: похоть. Ты же касаешься меня, словно до меня можно дотрагиваться без опасений, просто желая поддержать или утешить. Ты не боишься меня, не презираешь, не испытываешь отвращение. Ты хочешь меня, но это вторично. Главное - я нравлюсь тебе, как личность...

Проклятый опустил голову и замолчал, пытаясь справится с эмоциями. Руку девушки он отпустил.

- Но у тебя же были родители? - Ри была потрясена. - Разве родители не обнимали тебя, испытывая любовь, а не отвращение? Не желая причинить боль?

Проклятый опустил голову еще ниже, скрывая за волосами лицо:

- Моя мать умерла при родах. Отец винил меня в ее смерти. Он ненавидел меня до глубины души. Убил бы, но не хотел садиться в тюрьму из-за "проклятого ублюдка" - так он говорил. Он не мог даже смотреть на меня спокойно. Все время избивал.

-А друзья? - всхлипнула Риана.

- Когда мне было три года, отец выплеснул на меня кипящий суп, только за то, что я посмел попросить еды. На моем лице и груди остались шрамы. Никто не хотел дружить с уродом, более того - я был удобной мишенью для насмешек и издевательств. Так что никто не любил меня, Ри. И я никого не любил. Я умею только ненавидеть.

-И ты согласился стать проклятым, потому что...

- Мне обещали: я стану настолько сильным, что никто не посмеет издеваться надо мной. Обещали: я стану настолько красивым, что женщины будут выстраиваться в очередь, желая попасть в мою постель. Обещали мне безопасность. И я с радостью согласился,- проклятый захохотал, но на этот раз в его смехе не было ни капли радости, лишь горечь и отчаяние.

Девушка с ужасом смотрела на Дайрена. Его плечи тряслись. Смех грозил перерасти в истерику.

- Я идиот! - захлебываясь, выкрикнул проклятый. - Следовало догадаться, что безопасность и Зачарованный город несовместимы!

Риана молча прикоснулась к плечу проклятого. Он накрыл ее ладонь своей и постарался взять себя в руки.

- Встань, передо мной тебе стоять на коленях не нужно, - почти прошептала девушка.

Дайрен резко оборвал смех.

- Я не встану, пока ты не согласишься остаться со мной. Я знаю, ты ищешь способ покинуть Зачарованный город. Но мы можем быть вместе только здесь. Ты ведь этого хочешь?

- Кем я буду для тебя, если останусь? - Ри сморгнула слезы.

- Ты будешь моим другом, моей любовницей. Пожалуйста, Ри!

- Если я захочу здесь жить, мне придется подписать контракт. Ты ведь к этому клонишь?

- Главное, что тогда мы будем вместе, - еле слышно проговорил проклятый. - Разве важно, где и как? Главное - ты и я, вместе. Верно?

Кандидатка убито молчала.

-Верно?- повторил Дайрен.

-Ты ведь сейчас...- Ри сглотнула.- Пытаешься манипулировать мной?

Инициатор вздрогнул:

- О чем ты?

Девушка наклонилась к нему.

- Ты пытаешься закончить инициацию, да?

Дайрен подался навстречу.

-Ты мне не доверяешь? - прочувственно проговорил он, почти касаясь своими губами губ Рианы.

- Конечно, нет! Дорогой, я что, с дубу рухнула?- девушка отодвинулась и потерянно улыбнулась.- Главное для тебя - инициация...

- Главное для меня - выжить, - перебил проклятый.

-А для того, чтобы выжить, ты должен уговорить меня подписать контракт, так?

-Так,- выдохнул Дай. - Мне не оставили выбора.

-И поэтому ты готов пожертвовать мной? Прости, дорогой, в этом я тебе помочь не могу. Теперь встань, пожалуйста. Я уже третий раз об этом прошу.

- Тебе все равно, что со мной будет? - инициатор упрямо оставался коленопреклоненным.

-Нет, не все равно! Но я не думаю, что тебе станет лучше, если ты погубишь меня. Не хочу, чтобы на тебе был еще и этот грех. Как я понимаю, у тебя их и так достаточно!

Дайрен зажмурился.

- Если я стану проклятой, то недолго буду хорошо к тебе относиться,- девушка думала вслух. - Только сексуальное влечение будет нас объединять. А на этом далеко не уедешь. Рано или поздно мы расстанемся. Хорошо, если в процессе не возненавидим друг друга.

Инициатор молчал.

- И ты прекрасно об этом знаешь. Как долго продолжались твои отношения с другими кандидатками?

Инициатор молчал.

-Ты говорил правду - любить ты не умеешь, - Ри потерла виски. Слезы побежали по щекам. Девушка оплакивала того, кто стоял перед ней на одном колене. - Не только других, но и себя самого.

- Почему ты не сердишься на меня? - неуверенно спросил проклятый и открыл глаза. - Почему продолжаешь заботиться о моих чувствах? Разве ты не поняла, что я такое?

Риане надоело смотреть на Дайрена сверху вниз, поэтому она встала, отодвинула стул и села рядом со своим собеседником.

- Ты - очень больной человек, Дай. Я ненавижу твою болезнь, но не могу ненавидеть тебя.

- Рано или поздно ты все равно меня возненавидишь. Этого не избежать, - Дайрен потянулся к девушке и осторожно обнял. Он боялся, что она его оттолкнет. - А знаешь, что самое смешное? - прошептал проклятый прямо в ухо Ри.- То, что Я не могу возненавидеть ТЕБЯ! Вначале я пробуждал в себе симпатию к кандидату. Так проще его обмануть. Но когда инициация подходила к концу, я мог симпатию обратить в ненависть. С тобой же у меня не выходит это сделать. А необходимо, иначе инициацию закончить просто не смогу. Ты уходишь от моих ловушек, а меня это радует, хотя должно злить! Что со мной такое? Я веду себя так, словно я - это не я!

- А может, твоя ненависть - это не ты? - прошептала Риана в ответ. - Это то, что тебе навязали, а не то, что ты есть на самом деле.

- Ты действительно в это веришь? - Дайрен отодвинулся и заглянул девушке в глаза. - Тогда ты глупа!

-Дай, - начала Риана и испуганно замерла - проклятый растворился в воздухе, как дым. Теперь она была одна в комнате. Но ненадолго.


Посреди гостиной возник ни кто иной, как Промир.

-А вот и я! - с энтузиазмом заявил глава города, ожидая, что кандидатка обрадуется. Та почему-то радоваться не спешила. Только уставилась с изумлением, и все. - Ты, как я вижу, опять на полу валяешься! Вот что значит деревенское воспитание.

Риана медленно поднялась и сложила руки на груди.

- Где Дайрен? - хмуро спросила она.

Промир всерьез обиделся:

- Зачем тебе этот подлый интриган, когда есть я?

Глава развел руки, демонстрируя себя во всей красе. Кандидатка не впечатлилась, зараза. Наоборот, на ее лице промелькнул страх.

- Мне поменяли инициатора? - выдавила из себя Ри.

- К сожалению, нет. Я бы с удовольствием тобой занялся, - Промир хищно усмехнулся, - но нет, все удовольствие получит Дайрен.

Кандидатка вздохнула с облегчением. Что же это такое! Не ценит и не уважает она его! Как так можно? Он глава города! Почему она предпочитает ему Дайрена? Почему все предпочитают ему Дайрена, даже Деннис? Он всегда слушался указаний демона, и никакой благодарности! Вот сейчас он пришел к Риане из Радоса, и с ее стороны тоже никакой благодарности не наблюдается! Нет в жизни справедливости!

-Тогда что ты здесь делаешь? - прервала горестные размышления главы Риана.

- Что, даже заглянуть нельзя?- взвыл оскорбленный до глубины души Промир. - Мой город, куда хочу, туда и хожу!

Риана хотела заметить, что город все же не его, но сдержалась. Вместо этого устало попросила:

-Может, перейдем к сути? Говори, зачем пришел!

-А ты тут не командуй! Я - глава Зачарованного города, между прочим! Ты мне подчиняться обязана! - проклятый надулся от осознания собственной важности.

Кандидатка закатила глаза. Как жаль, что трогать ее Деннис запретил! А то бы он ей показал, что не стоит перед ним выделываться! Ничего, подпишет договор, станет его подданной, и посмотрим! Научит ее глава покорности, на коленях перед ним ползать будет, вымаливая прощение за свою дерзость! Проклятый мечтательно улыбнулся.

Риана села за стол, всем своим видом демонстрируя ожидание.

- Сидишь в моем присутствии??? - всполошился Промир.

- А что мне еще остается? Не знаю, сколько еще ты тут пробудешь. Я свои силы экономлю.

Глава был не уверен, что в словах кандидатки содержалось оскорбление. Поэтому соизволил на этот раз не оскорбляться. Однако не полагается главе города стоять, если подданные сидят! Из этих соображений Промир развалился на стуле Дайрена и гордо посмотрел на Риану, ожидая, что она оценит его решение. Кандидатка сделала каменное лицо, пряча свои эмоции. Ну, это уже лучше, чем открытое неуважение! Все же боится!

Глава остался удовлетворен.

-Я тебе кое-что расскажу,- издалека начал Промир. - Знаешь, что происходит с кандидатом после того, как он подпишет контракт?

Девушка молча покачала головой.

-Подписав договор и став проклятым, кандидат попадает в рабство к своему инициатору на пятьдесят лет.

У Рианы отвалилась челюсть.

- Только так можно стать настоящим проклятым. Только испытавший боль знает, как причинять боль другим. Только бывший раб может стать хорошим господином. Только униженный знает, как унижать других. Когда пятьдесят лет закончатся, бывший кандидат становится свободным и получает от Денниса первое задание. Новенькие обычно работают на Терре, соблазняя людей, начиная войны, устраивая стихийные бедствия... Хорошая жизнь! Но только после того, как отбудешь пятьдесят лет в роли игрушки своего инициатора.

-Зачем ты мне это рассказываешь? - тихо спросила девушка.

-У меня есть для тебя хорошее предложение, - патетично заявил Промир. - Ты понравилась Деннису, поэтому можешь избежать рабства, если подпишешь договор прямо сейчас. Наоборот, тебе отдадут Дайрена в личное пользование на пятьдесят лет. Если оправдаешь ожидания Денниса, этот срок может быть продлен.

У Ри не было слов.

- Тебе же нравится Дайрен?- искушал глава.- Вот и будешь его иметь! Сможешь делать с ним все, что захочешь!

-Что Дайрен сделал? За что его так наказывают? - пробормотала кандидатка.

- Это тебя не касается! Бери, что дают, и будь благодарна! Мне лично такого предложения никто не делал! - по лицу Промира пробежала судорога.

Риана насторожилась:

- Твоим инициатором, случайно, не Дайрен был?

Глава города застыл.

- Ты был его рабом пятьдесят лет? Он издевался над тобой?

- Не смей меня жалеть! - угрожающе прошипел проклятый. - Иначе я заставлю тебя пожалеть о том, что ты родилась!

Кандидатка опустила глаза. Дайрен, Дайрен! Сколько всего успел ты натворить за всю свою долгую жизнь...

- Так что, подписывай договор, и делу конец,- взяв себя в руки, предложил глава.

- Нет!

--Ты в своем уме? От таких предложений не отказываются!

-А я говорю, нет! - уверенно повторила кандидатка.

- Тебя все равно заставят подписать договор!

Риана молчала. Она уже сказала по этому поводу все, что хотела.

Промир испугался. Он был так уверен, что кандидатка с радостью согласиться, а она - упрямая коза - артачится вздумала! Деннис главу за проваленную миссию по головке не погладит. А демон наказывать умел, это у него не отнимешь! Наконец Промир нашел выход:

- Я дам тебе время подумать. Не стоит пороть горячку.

Сказав эти мудрые слова, глава гордо удалился.

***

Деннис перенес Дайрена прямо к себе в замок. Проклятый растерянно заморгал, потом вскочил на ноги.

- Что случилось? Зачем ты меня вызвал?

-Ты еще спрашиваешь? - голос демона был полон ярости. Глаза светились красным светом. - Ты перешел все границы! Моему ангельскому терпению пришел конец!

Тварь вскинула руку, ногти на которой выросли и превратились в блестящие лезвия. Дайрен смертельно побледнел, но остался стоять на месте. Он знал, что бежать некуда.

Демон метнулся к проклятому и пронзил его грудь насквозь.

- За что? - беспомощно прошелестел несчастный.

- За что?! - Деннис встряхнул рукой, и нанизанный на ногти-лезвия проклятый застонал. - За что?! Как насчет того, что ты начал поддаваться влиянию кандидатки, хотя сам должен был влиять на нее? Как насчет того, что ты специально затягивал инициацию?

- Я этого не делал... Я лишь следовал твоему приказу привязать к себе кандидатку... И она привязалась...

- Ты смеешь врать мне? - демон вынул ногти из груди раба и вонзил их вновь. Потом повторял эту процедуру еще и еще. Проклятый до крови прикусил губу, стараясь не кричать. Он знал, что тварь это только раззадорит.

Наконец Деннис убрал ногти и сделал шаг назад. Дайрен, не удержавшись на дрожащих ногах, рухнул на колени и уперся руками в пол.

- Встать! - резко прикрикнул демон.

Выполнить приказ проклятому удалось только с третьей попытки. Поднявшись наконец, он выпрямился и все свои силы направил на то, чтобы не упасть вновь. Тварь удовлетворенно кивнула.

- Что ж, давай рассмотрим твои прегрешения по пунктам. Ты решил использовать кандидатку, чтобы справиться с эмоциями. Идея неплоха, на то и существуют другие люди, чтобы ими пользоваться в случае необходимости. Однако ты этим не ограничился. Ты посмел проникнуться доверием к Риане из Радоса. Ты начал принимать на веру все, что эта маленькая потаскушка тебе говорила. Твоя первая ошибка. Кто позволил тебе? Ты должен верить только мне и слушать только меня! И испытывать только такие чувства, которые я дозволяю. Ты принадлежишь мне целиком и полностью! Как ты посмел об этом забыть?

- Я не забыл,- тихо проговорил Дайрен. - Я не хотел доверять Риане, и сейчас не хочу. Это произошло случайно!

- Ты думаешь, такое жалкое оправдание удовлетворит меня? - ядовито поинтересовался демон.

- Нет, не удовлетворит,- ровным голосом произнес проклятый. Он смотрел прямо в глаза демону, так как знал, что ему это нравится. Готов был делать что угодно, чтобы хозяин сменил гнев на милость. Старался, хотя понимал, что шансы на успех равны нулю.

- Пойдем дальше. Кандидатка помогла тебе, и ты решился на преступление: затянуть ее инициацию.

- Нет, я...

- Молчать! - взвизгнул Деннис и отвесил Дайрену пощечину. Проклятый пошатнулся. - Ты сделал так, чтобы кандидатка насторожилась и поняла, что ты намерен продолжить инициацию. И набросился на нее с поцелуями. Ты не вчера родился, Дайрен! Ты прекрасно знаешь, что девственницу надо соблазнять постепенно и осторожно!

-Я просто увлекся...

-Лжешь! - последовал еще один удар, на этот раз посильнее. Из носа проклятого потекла кровь.- Ты поспешил, прекрасно зная, что подобная спешка оттолкнет кандидатку. Потом предложил ей остаться с тобой, причем таким образом, что только полный кретин не заметил бы подвоха! Ты собирался тянуть таким образом годами! Не так ли?

- Я поступал так неосознанно! Клянусь, я...

- Клянешься?! - лицо демона исказилось от бешенства. - Ты всерьез думаешь, что можешь меня обмануть?! Начинай говорить правду, или ты узнаешь, насколько плохим я могу быть!

Дайрен обхватил себя руками, пытаясь унять дрожь.

-Я...- проклятый сглотнул. - Благодаря Ри я все еще живу. Она подарила мне время, я хотел отплатить ей тем же. Дать ей возможность подольше побыть относительно свободной. Это все, поверь мне! Я собирался довести дело до конца. Ты не ставил мне временные рамки! Так что, затягивая инициацию, я не нарушал ни одного твоего приказа...

- Умничаешь! - глаза демона полыхали. - Ты действительно думал, что я не замечу происходящее?

- Знал, что заметишь, но надеялся, что не так быстро,- глухо ответил Дайрен. - Я должен был попытаться...

- Должен?! Кому должен? - демон схватил проклятого за подбородок и заглянул в глаза. - Вот как! Ты считаешь, что должен Риане из Радоса!

Рука Денниса отпустила подбородок Дайрена и впилась в его горло. Демон приподнял проклятого над землей, заставив беспомощно захрипеть, и впечатал его в стену.

- Это мне ты должен, мне и только мне! Вспомни, из какого дерьма я тебя вытащил! Вспомни, каким ты был! Все, что ты сейчас имеешь, ты имеешь благодаря мне! Посмотри на себя!- Деннис взял раба за шкирку, развернул лицом к стене и ткнул в нее носом.

Дайрен увидел отражение - но не того утонченного и красивого проклятого, каким он теперь являлся. Со стены на него смотрел юноша с жуткими шрамами, покрывавшими его лоб, правую щеку, подбородок и шею. Помятая рубашка скрывала остальное. Но Дайрен знал, что шрамы покрывают еще грудь и руки. У юноши со стены были короткие русые волосы и тусклые карие глаза, в которых прятались страх и отчаяние. Проклятый попытался отодвинуться, но демон ему не позволил.

- Смотри! Вот что ты есть на самом деле! Смотри! Думаешь, ты понравился бы Риане, если бы пришел к ней в таком виде? Отвечай! - тварь ощутимо встряхнула Дайрена.

-Нет...- выдавил из себя проклятый и заморгал, пытаясь скрыть выступившие слезы. Он предпочел бы, чтобы его избивали.

- Запомни, даже то чувство, которое испытывает к тебе кандидатка, она испытывает только благодаря тем дарам, которые ты от меня получил! Ясно?

- Да...Спасибо тебе за все... Пожалуйста, я не хочу больше смотреть!

- Размечтался! - тварь ухмыльнулась. - Ты же понимаешь, что я накажу тебя?

-Но разве ты не наказал меня только что?- сдавленно пробормотал Дайрен.

-Не смеши! Это не наказание, а так, прелюдия!- демон захихикал.- Итак, слушай меня: я заставлю тебя пытать Риану, пока она не согласится подписать договор. Но ты ей этого не позволишь. Ты будешь пытать ее дальше, пока она не начнет умолять о смерти. Но ты и тогда не остановишься. Ты будешь истязать ее, пока не уничтожишь ее личность, пока она не превратиться в существо, способное лишь пресмыкаться и выполнять приказы. И лишь тогда ты дашь ей стать проклятой.

Лицо Дайрена помертвело.

- А потом я отдам ей тебя в рабство. А слабые замученные существа бывают самыми жестокими хозяевами!

Дайрен вздрогнул.

- И тогда ты вылечишься от болезненной привязанности к потаскушке. Ради тебя стараюсь, между прочим!

- Спасибо, - одними губами прошептал проклятый. - Спасибо тебе за то, что позволяешь мне жить в твоем городе. Пусть даже и таким образом...

- А для того, чтобы ты ценил данные мною дары, я забираю на время твою силу.

-Что???

- Да, да, твою любимую силу! Сейчас тебя наказывать может только Промир - глава города. Остальные боятся, так как ты превосходишь их. Но это моя заслуга! И теперь я оставлю тебе только способность к регенерации!

-Но ведь это - практически то - же самое, как нарисовать на мне мишень!

- О да, и ты поймешь, что лучше быть рабом одной Рианы, чем быть тем, над кем издеваются все проклятые, вместе взятые! - Деннис подмигнул.

Дайрен, дрожа, опустился на колени и робко дотронулся до колена демона.

- Прости меня... Я ценю твои дары, ценю!

- Я что, Шутник, чтобы прощать? - Деннис пнул ногой провинившегося раба и взмахнул рукой.

Дай вскрикнул и завалился на бок. От его былой силы ничего не осталось.

- Промир! - заорал тот, который дает и забирает дары.

- Ты звал? - глава города тут же появился.

-Да! Видишь этот мусор? - демон указал на лежащего Дайрена. - Я забрал его силу. Сообщи остальным. Но не разрешай наброситься на него всем сразу. Пусть мучают по очереди.

Промир засиял. Он наконец-то получил возможность отомстить Дайрену по полной программе.

- Спасибо! Я все сделаю! Устрою нашим такой праздник, что вовек не забудут!

***

Прошло три дня, а Дайрен так и не появился. Ри, не останавливаясь, бродила по гостиной кругами. Казалось, она разделилась на две части, и эти части яростно спорили у нее в голове.

-Успокойся, - уговаривала Риана номер один.

-Ты не понимаешь! - возражала Риана номер два. - Внезапное исчезновение Дайрена, предложение Промира... Что-то случилось.

-Тебе какая разница? Проклятые оставили нас в покое. Радоваться надо!

-Как я могу радоваться? Скорее всего, Дайрен попал в беду!

-Повторяю: какая тебе разница ?- возмутилась Ри номер один. - Кто тебе Дайрен? Он никто! Даже хуже - он враг! Его отсутствие пойдет тебе на пользу. А то ты начинаешь увлекаться, забывая об этом!

-Я помню, все помню,- вздохнула номер два. - Однако в одном ты не права. Он не никто. С тех пор, как я решила понять и принять его, с тех пор, как он попросил о помощи и я решила помочь ... С тех пор Дайрен перестал быть никем. Это не проходит бесследно. Это сближает, хочу я этого или нет.

-Я так и знала, что идея "пообщаться с инициатором" добром не кончиться!- взвыла номер один. - С самого начала знала!

-Поздно об этом жалеть,- справедливо заметила номер два. - Ничего уже не изменишь.

-Дайрен проклятый, убийца, лжец. Зачем за него волноваться? Ты считаешь, что оказанная тобой помощь вас сблизила, а вот Дай считает иначе. Он все равно собирается заставить тебя подписать контракт. Для него ничего не изменилось.

-Не совсем так, - подметила номер два. - Ему, на самом деле, не хочется меня губить. Просто выбора у него нет.

-И что это меняет?- ехидно усмехнулась номер один. - Добровольно или нет, но он враг. Точка.

-Проклятый, убийца, лжец... Все верно. Но кто я такая, чтобы осуждать? Разве я сама не стою на волосок от того, чтобы стать тем же?

Некоторое время обе не подавали признаков жизни.

-Нужно выйти и поискать Дайрена, - объявила, наконец, вторая.

-Совсем свихнулась? - первая испугалась не на шутку. - Дома ты в относительной безопасности, здесь тебе может навредить только Дайрен, как твой инициатор. Если будешь разгуливать по городу, кто знает, что может случиться?

Вторая упрямо молчала.

-Хорошо, найдешь ты Дайрена, и окажется, что у него действительно проблемы, что ты будешь делать?- попыталась воззвать к здравому смыслу первая.- Ты сама совершенно беззащитна, забыла? Ты не сможешь помочь Дайрену и, скорее всего, накличешь на себя кучу неприятностей. Так какой смысл?

-Смысл в том, что, принимая в свое сердце инициатора, я взяла на себя обязательства по отношению к нему,- терпеливо объясняла вторая. - И не важно, что он не считает себя обязанным мне. Не важно, что он все равно хочет меня погубить. Пусть он отказывается признать, что что-то мне должен, я свои долги признаю. И я готова платить по счетам.

-Как далеко ты собираешься зайти?- грозно поинтересовалась первая. - Ради проклятого, который, по его собственным словам, даже раскаяться в своих злых делах не способен? Решай сейчас, пока еще не поздно. Подумай, перед тем как нырять с головой в болото. Подумай, пока еще не связала свою судьбу с Дайреном.

-Я буду бороться за его душу, пусть даже с самим Деннисом! - объявила вторая.

-Не надо поспешных решений! - до смерти испугалась первая. - Не берись за то, что не сможешь закончить. Дайрена спасти невозможно. Свяжешься с ним, и он утянет тебя за собой в бездну. Спасай себя и забудь об инициаторе, глупая!

-Я обещала Даю, что не дам ему себя погубить, и обещание сдержу. Но это не значит, что я должна думать только о себе!

-Авантюристка!- закричала первая.

Но ее уже никто не слушал.



Глава 7


Риана медленно подошла к двери и нажала на ручку. Перед ней лежал Зачарованный город. Словно притаившийся хищный зверь, только и ждущий возможности напасть и съесть. Судорожно вздохнув, девушка покинула свое убежище.

Улицы были пусты. Однако город не казался вымершим. Какой-то шум висел в воздухе: смех, радостные крики. Что происходит? Риана решила проверить. Вдруг там какой-то праздник, на котором Дайрен весело проводит время. Возможно, зря она волновалась. Только взглянет одним глазком, убедиться, что все в порядке и вернется домой.

Найти источник шума оказалось не сложно - он доносился из центра города, который неузнаваемо изменился. Прямо посередине главной площади лежала огромная яма. По стенкам ямы вились ступеньки, которые так же использовались как скамьи - на них расположились проклятые.

В небе висела картинка - призрачная Риана обнимала призрачного Дайрена. Она успокаивала его, а он плакал. Зрители весело смеялись и комментировали происходящее.

- Слабак... Ничтожество...Плакса, - неслось со всех сторон.

"Им показывают то, что происходило между мной и Дайреном. Причем самые интимные моменты. Специально, чтобы унизить его",- сообразила Риана.- "А где же сам Дайрен?".

В самом низу ямы располагалась сцена. Посередине стоял столб, к которому - Риана зажмурилась - за поднятые вверх руки был привязан Дайрен. На проклятом не было рубашки и ботинок - лишь штаны. Казалось, насмешки не трогали Дайрена, но он прикусил губу так сильно, что по подбородку текла кровь. На лбу блестели капельки пота. Волосы инициатора были прикручены к столбу, так что он даже опустить голову не мог. Зрители развлекались тем, что кидали в него камни. Тело Дайрена покрывали раны. Не успевали они затянуться, как появлялись новые.

Риана отшатнулась от ямы, на мгновение малодушно пожалев, что вообще вышла из дома. Ей захотелось забиться в какую-нибудь нору и стереть из памяти эту сцену.

И тут ее заметили.

- А вот и наша кандидатка! - закричал сидящий у самой сцены Промир.

Дайрен вздрогнул и поднял глаза. Встретившись взглядом с Ри, он почти незаметно покачал головой. Она уже и сама поняла - не стоило приходить. Но бежать было поздно.

- Спускайся! - позвал глава города.

Риана нехотя подчинилась. Проклятые посторонились, пропуская кандидатку. Зрители вдруг захлопали.

- Надо же, суметь превратить самого Дайрена в хлюпика! Молодец, далеко пойдешь! - орали проклятые.

Ри ошарашено вертела головой. Она сама не заметила, как спустилась на дно ямы. Промир схватил ее за локоть и вытащил на сцену.

- Что тут происходит?! - запищала Ри.

- В данный момент - антракт! - весело объявил глава города.

- Чего???

- Она спрашивает, что происходит! - объявил Промир. Публика загалдела. - Видишь ли, Дайрен наказан. У него забрали силу. Он теперь самый слабый в Зачарованном городе. Следовательно, стал нашей общей игрушкой. Те, кого инициировал Дайрен, встаньте!

Больше половины проклятых поднялись со своих мест.

- Всех этих людей он мучил, все они побывали у него в рабстве - а это не фунт изюма, поверь мне! - оскалился глава. - Над остальными он тоже успел поиздеваться. Просто потому, что был сильнее. Мы мечтали о мести долгие годы! И мечта, наконец, сбылась!

Публика завопила. Риана ужаснулась. Все было гораздо хуже, чем она представляла. Дайрен опустил глаза.

- Если мы набросимся на него все сразу, то выйдет ненужная суматоха. Поэтому я построил всех в очередь. И пока тот, чья очередь подошла, мстит за свои обиды, остальные могут получить удовольствие, смотря на это незабываемое зрелище. Все же, если пытать без остановки, человек перестает воспринимать боль. Он прячется в глубинах подсознания, и его уже не достать. Или, пытаясь сохранить рассудок от уничтожения, мозг переключает боль в удовольствие. Поэтому мы делаем перерывы, во время которых Дайрен приходит в себя, а мы смотрим самые интересные места твоей, Ри, инициации.

Публика затопала ногами от восторга. Риане захотелось провалиться под землю. Благие намерения помочь Дайрену благополучно испарились. В самом деле, она не может повлиять на ситуацию. Лучше сбежать и не видеть, как страдает ее инициатор! Но Ри чувствовала, что так просто уйти ей не дадут. И была права.

- Раз уж ты пришла, я готов пропустить тебя без очереди,- сообщил Промир.

-Чего? - очнулась Риана.

- Этот негодяй предлагал тебе остаться в Зачарованном городе в качестве его друга, хотя на самом деле ты станешь его рабыней. Когда мы с ним закончим, он придет к тебе для того, чтобы пытать тебя. Такой уж у него приказ. У тебя есть возможность отомстить ему заранее. Так что давай, пользуйся моментом!- глава города протянул руку, в которой появился кнут. - Бери!

Девушка отшатнулась.

-Ри, - тихо позвал Дайрен. - Делай так, как тебе говорят.

Риана уставилась на него, не веря своим ушам.

- Тебе никто не разрешал говорить, скотина! - Промир ударил Дайрена кнутом. Тот дернулся, на его груди вспухла красная полоса. Риана закричала. Дай вздрогнул еще раз, и полоса пропала.

-Ты знаешь, Ри, заживление раны для проклятого так же болезненно, как и ее нанесение! Какие возможности для пыток, ты не находишь? - глава города вновь замахнулся.

В глазах у девушки потемнело. Она бросилась к Промиру и схватила его за руку, не давая нанести удар. Глава города отшвырнул Риану от себя с такой силой, что она отлетела на порядочное расстояние и покатилась по земле, сдирая руки и ноги в кровь. Теперь вскрикнул Дайрен.

Риана, боявшаяся боли до дрожи в коленях и поливающая слезы из-за простой царапины, сейчас не обратила почти никакого внимание на причиненный ее коже ущерб. Обжигающая ярость заставила отступить все остальные чувства. Девушка вскочила, бросилась к Дайрену, обняла и спрятала лицо у него на груди, вдыхая запах пота и крови.

Промир выругался. Как смела кандидатка становится между ним и его жертвой! Хотя, если подумать, в этом были свои плюсы.

- Дайрен, объясни кретинке правила! - потребовал он.

- Ри, Промир не может причинить тебе боль, так как у него нет разрешения. Но, если ты будешь ему мешать делать свою работу - например, хватать за руку, когда он наказывает кого-либо... Или, если ты добровольно принимаешь на себя удар, предназначенный для другого... В этих случаях Промир свободен в своих действиях. Ты понимаешь? - прошептал Дай прямо в макушку Риане. Та лишь сильнее прижалась к нему. - Не глупи и отойди от меня. Слышишь?

Девушка не пошевелилась. Промир усмехнулся и взмахнул кнутом:

- Что ж, тебя предупредили, за последствия отвечаешь сама!

-Нет! - закричал Дайрен.

На Риану обрушился удар, заставивший ее на мгновение ослепнуть. Она услышала громкий вопль и лишь потом поняла, что его издала сама. Девушка упала на землю. Боль от заживающей раны заставил ее заорать еще раз, глотая пыль. Как можно выносить подобное?

- Понравилось? - ласково спросил Промир. Ри не ответила, пытаясь отдышаться. Да и не ждал ответа глава города.

Кнут просвистел над головой девушки. Дайрен содрогнулся от нового удара, настолько сильного, что сломал пару ребер. На сей раз, чтобы сдержать крик, губу пришлось прокусить насквозь. Однако сохранять молчание было необходимо. Не только для того, чтобы не доставлять радости своим мучителям, но и для того, чтобы попытаться убедить Ри в том, что ему не так уж и больно. Попытка кандидатки загородить его от кнута потрясла инициатора до глубины души. Ее дикий вопль до сих пор звучал у него в ушах. И он был готов на все, чтобы подобное не повторилась. Ри не должна мучиться вместо него. Сама Ри считала иначе.

Она лежала на земле, кляня себя за трусость.

-Вставай, немедленно вставай! Подумаешь, кнут! Не помрешь! - уговаривала себя Ри.

Тело не подчинялось.

Глава города продолжал избивать Дайрена. На девушку, лежащую у ног инициатора, падали капли ярко-красной крови. Сердце Ри сжалось от горя и гнева. Разум опять взял верх над телом. Девушка встала и вновь прижалась к Дайрену. Как ребенок, напуганный ночными кошмарами, прижимается к взрослому. Инициатор что-то говорил ей, но она не слышала. Даже рев толпы, казалось, звучал где-то далеко.

Боль не заставила себя ждать. Казалось, болела каждая клеточка ее тела. Невыносимо! Ри опять упала, но на сей раз сразу встала. Ноги были как деревянные. Девушка уцепилась за Дайрена. Не упасть, не дать ударить инициатора снова, не упасть... Больно, больно, как же больно! Что она делает? Зачем? Она не выдержит, это невозможно выдержать. Еще один удар, и все, она сбежит туда, где кнут ее не достанет. И пусть Дайрен сам справляется, как может. Ну, еще один удар... Еще один... Еще один...

Мысли в голове у Рианы начали путаться. Не смотря ни на что, она продолжала. Принять на себя удар, упасть, подняться, принять на себя удар...

- Хватит! Промир, останови это безумие! Ри, перестань, отойди от меня! Хватит! -орал знакомый голос. Дайрен? Неужели он переживает за нее? Ему не все равно?

Внезапно зрители, подбадривающие своего главу, замолчали.

- Действительно, Промир, хватит, - холодно прозвучало во внезапно наступившей тишине.

Риана отпустила Дайрена и медленно обернулась. Рядом с главой города стоял незнакомец. Его глаза горели красным. Белые волосы развевались, хотя ветра не было.

-Ты идиот! - сообщил красноглазый Промиру, схватил его за руку, держащую кнут, и одним резким движением сломал ее. Глава города пронзительно закричал, выронил кнут и упал на колени. Потом закричал еще раз, когда сломанная кость срослась. Риана замерла. Несмотря на время, проведенное в Зачарованном городе, девушка оказалась не готова к встрече с демоном. Дайрен тихо выдохнул.

- Она сама виновата! Зачем встала между мной и Дайреном?- заплакал проклятый, которому только что ломали руку. - Я не нарушал правила!

- Ты идиот! - повторил демон. - Правила правилами, а голова тебе для чего дана? Ты только что помог Риане справится со страхом перед физической болью! Ты сделал ее сильнее, придурок! - Деннис замахнулся.

- Не надо!- закричала девушка и тут же закрыла рот, зажимая его для верности обеими руками. Проклятые, сидящие на трибунах, ахнули. Промир задохнулся от изумления.

- Что?- прошипела тварь. - Ты что-то вякнула, Риана из Радоса?

Воздух, казалось, куда-то исчез. Ри, задыхаясь, ловила губами пустоту.

- Смеешь указывать мне? Ты находишься в моем мире! Все здесь находящиеся принадлежат мне, и я могу с ними делать, что захочу! - голос Денниса звучал все громче и громче.

Риана обняла себя за плечи. Ей показалось, что она сейчас самым банальным образом грохнется в обморок.

- Кем ты себя возомнила? Достойная последовательница Шутника! Он тоже постоянно пытается украсть тех, кто поклялся в верности мне! Вроде бы, у Него своих достаточно, так нет, посягает на чужое! Жадный до ужаса! - тварь передернуло. - До Него мне не добраться, но ты - другое дело! Дайрен! Ко мне, живо! - демон щелкнул пальцами, и веревки, удерживающие руки проклятого, исчезли. Волосы отцепились от столба и упали на плечи.

Инициатор пошатнулся и бездумно потер запястья.

- Я жду! - поторопил хозяин.

Проклятый медленно подошел к Деннису, опустился на колени рядом с Промиром и склонил голову. Демон протянул руку и потрепал его волосы:

- Риана, что бы ты там себе не возомнила, Дайрен - моя игрушка. И если ты тоже хочешь с ним поиграть, необходимо мое разрешение! Не смей манипулировать им! Все равно у тебя ничего не выйдет. Дайрен обязан подчиняться мне, так или иначе. Ты заставила его проникнуться к тебе симпатией, но это тебе не поможет. Дай!

Инициатор поднял голову. На его лице, как всегда, не отражалось ничего.

- Мне надоела эта канитель. Ты был прав с самого начала. С Рианой общаться - зря время терять. Нужно было сразу приступить к пыткам. Если бы я тебя послушал, этого бардака не было бы. Вот видишь, я могу признавать свои ошибки.

Девушка была потрясена.

-Да, Ри, твой дорогой инициатор мечтал взять в руки кнут или еще какое-нибудь орудие и поработать над тобой, пока ты не согласишься на что угодно. Но я предпочел использовать убеждение. Он говорил с тобой, потому что я приказал ему это. Если ты думаешь иначе, то ты не умнее Промира!

Риана поджала губы. Тварь начинала ее крупно раздражать.

- А теперь, Дайрен, можешь мучить свою кандидатку! - торжественно возвестил Деннис. - Все, как ты хотел! Для тебя мне ничего не жалко!

Инициатор прикрыл глаза.

-Немедленно!- не дождавшись реакции, рявкнул демон. Дайрен испуганно дернулся. - И раз Риана чувствует себя в безопасности в предоставленном ей доме, то пытать ее следует именно там, - тварь довольно улыбнулась и вновь щелкнула пальцами, переместив кандидатку и ее инициатора в вышеназванное место.

Зрители зааплодировали. На опустевшей сцене остались Дайрен с Промиром. Демон поднял руку, и аплодисменты прекратились.

- А теперь я накажу Промира за самодеятельность! - возвестил демон.

Зрители оживились. Представление обещало быть интересным.

***

Риана и Дайрен оказались в гостиной. На проклятом появились рубашка и ботинки. Инициатор поднялся с колен и отошел к окну. Девушка молча смотрела на его напряженную спину.

- Ри, я...я...- бормотал Дайрен.- Насчет того, что я предложил начать твою инициацию с пытки...Я не хотел... я...

Риана подошла к нему, обняла. Проклятый дернулся.

- Не нужно мне ничего объяснять, - прошептала девушка.

Дайрен прижался лицом к стеклу.

Ри обхватила проклятого еще сильнее, уткнулась носом в его спину и заплакала.

Стекло было холодным и привело Дайрена в чувство.

-Что ты наделала? - пробормотал инициатор. Девушка так удивилась, что перестала плакать.- Зачем ты вообще вышла из дома? А если уж пришла в амфитеатр, нужно было участвовать в мероприятии.

- О чем ты?

- Я же тебе сказал: делай, как говорит Промир! Почему ты не послушала?! Тебе нужно было ударить меня пару раз, и все! Что, это так сложно?

Риана сделала шаг назад, оставляя своего инициатора стоять у окна в одиночестве.

- Я не могла!

- Не могла?! Почему, Шутник побери?- голос Дайрена сорвался. - Отвечай!

-Тебе было бы больно...

Проклятый захохотал, как безумный. Кандидатка сделала еще пару шагов назад, не отрывая взгляд от спины инициатора.

- Больно?! - давясь смехом, прокашлял Дайрен. - Мне постоянно больно! Что в этом такого? Чуть меньше боли или чуть больше, какая разница?

Риана снова заплакала. Она не знала, что сказать. Не знала, как помочь. Проклятый смеялся и смеялся, не в силах остановится. Через некоторое время он затих, опираясь на стекло не только лбом, но и ладонями.

- Что ж, ты не послушалась меня и разозлила Денниса, - выдавил проклятый. - Теперь он заставит меня пытать тебя. До сих пор ты относительно спокойно жила здесь, и, не доведи ты Денниса, это могло продолжаться еще очень и очень долго. Но из-за твоей выходки ...

- Прости...

-Ты извиняешься? - Дайрен отлип от стекла и обернулся. - Передо мной?!

- Да, я...

- Замолчи! - пронзительно закричал проклятый. Риана испуганно попятилась, натыкаясь на мебель. Взгляд проклятого потух. Он вновь прижал свой лоб к стеклу. Перед его глазами все еще стояла Ри, растерянная и напуганная. - Не надо...- совсем другим голосом попросил Дайрен. - Ты ни в чем не виновата.

- Но ты сказал...

- Меньше меня слушай. Я лгу всем, особенно самому себе. Ты не виновата. Виноват я.

Риана запуталась.

- Если бы я относился к тебе, как к другим кандидатам, у тебя еще было бы время. Но я попытался затянуть инициацию, что привело к обратному результату. Деннис обратил на тебя внимание, и это ускорило процесс. Я пытался помочь, но лишь навредил. Я бесполезен. Не могу сделать ничего хорошего. И никогда не мог. Лучше бы я не вмешивался. Прости! Это моя вина, только моя...- каждое слово давалось Дайрену с трудом.

Казалось, оконное стекло излучало холод, который проник в проклятого, все глубже и глубже. Пока не достиг сердца. Холодно, одиноко и страшно. Так Дай обычно чувствовал себя в присутствии Денниса и тогда, когда смел задуматься о том, что сотворил с собой и с множеством других людей.

-Все, хватит, - буркнула Ри и подошла к проклятому. Уверенно взяла его за плечи и повернула к себе лицом. Дайрен даже не подумал сопротивляться, но глаза опустил. Он выглядел совершенно потерянным.

Риана протянула руки и пригладила волосы Дайрена. Тот застыл, даже дышать практически перестал.

- Зачем ты мучаешь себя, Дай? - ласково спросила она. - От этого никому лучше не будет, мне - тем более.

Слеза покатилась по щеке проклятого. Ри осторожно стерла ее.

- Давай разберемся. Ты пытался мне помочь. Что в этом плохого?

- Ты не понимаешь! Я просто хотел, чтобы инициация шла как можно дольше. В конце концов я все равно стал бы тебя пытать. Невелика помощь!

- Лучше, чем ничего!

- Ты забыла главное,- голос Дайрена дрожал. - У меня не вышло. Деннис приказал мне пытать тебя. СЕЙЧАС!

- Я не забыла. У меня, вообще-то, хорошая память,- буркнула девушка.

-Тогда почему ты... не злишься?

- Ох, Дайрен,- Риана снова обняла его. Проклятый опустил голову и зарылся в ее волосы. - Ты ведь не хочешь причинять мне боль. Это будет пытка не только для меня, но и для тебя.

- Разумно ли жалеть своего палача?- глухо спросил Дайрен, все глубже зарываясь в мягкие волосы Ри. - Мне ведь придется им стать. Когда Деннис приказывает, я выполняю. Иногда я пытаюсь сопротивляться, но надолго меня не хватает. Я слабак и тряпка. Ты не должна меня жалеть. Ты должна меня презирать, - проклятый прижал к себе Риану с такой силой, что едва не задушил. Он с ужасом думал о том мгновении, когда придется ее отпустить. - Я закончу инициацию, и ты меня возненавидишь, - после паузы убито добавил инициатор и поцеловал макушку девушки.

- Все не может так закончиться... Не может,- шептала кандидатка. - Это не правильно! Должен быть другой выход... Ну почему я не могу его найти? Единый, помоги! Сделай хоть что либо, пока не стало слишком поздно!!!

-Я же говорил, что выхода нет! Даже если бы был, ты бы его не нашла. А знаешь, почему? - горько усмехнулся Дай. - Потому что ты занималась моими проблемами! А о своих и думать забыла!

Инициатор осторожно оттолкнул от себя девушку и вновь повернулся к окну. Ночь осторожно прокралась в Зачарованный город. Нужно было что-то решать, и поскорее, пока Деннис не потерял терпение и не заявился в дом Рианы собственной персоной. Демон приказал заняться пыткой, а не разговорами. Дальше тянуть нельзя. Дайрен сжал кулаки и обернулся. Кандидатка выжидающе смотрела на него, готовая удариться в панику.

-Не могу! - с удивлением осознал инициатор.- Не могу, и все!

Проклятый ударил кулаком по стеклу. Оно разлетелось вдребезги и сразу же восстановилось. Риана вскрикнула.

- Постараюсь выиграть для тебя еще немного времени, - определился, наконец, Дайрен. Он чувствовал себя самоубийцей, который бросается в омут вниз головой. Собственно говоря, так и было.

- Как именно? - перепугалась девушка.

- Не важно! От тебя требуется сидеть в доме и не высовываться!

- Еще как важно!

- Хоть раз в жизни не спорь и сделай так, как тебе говорят! Остальное беру на себя! - заявил инициатор и исчез.

- Ненавижу, когда ты так делаешь! - проворчала Ри, обращаясь к тому месту, где только что стоял Дайрен. Ее пожирал страх. И за себя, и за этого ненормального.

***

Дайрен медленно шел по покрытой мхом равнине. Рядом с ним шел Деннис.

-Почему ты здесь? - мягко проговорил демон. - Я приказал заняться пыткой, не так ли?

Дайрен молчал.

-Ты не хочешь выполнять мой приказ? Серьезно?

Дайрен опустился на первый попавшийся камень. У него кружилась голова.

- Ты обалдел, что ли? - изумился Деннис. - Ты хоть понимаешь, что я с тобой сделаю?

Дайрен оцепенел.

- Зачем опять нарываешься на неприятности? Или, возможно, ты мазохист и тебе нравится, когда с тобой плохо обращаются? Всегда подозревал нечто подобное!

- Я знал, что ты не поймешь...

-Конечно, я не понимаю! Риана защитила тебя от парочки шлепков, подумаешь! И теперь ты напрашиваешься на наказание, по сравнению с которым кнут - детская забава? Где смысл? Нормальный индивид с нормальным чувством самосохранения делает все, чтобы избежать боли и испытать наслаждение! ВСЕ, понимаешь! Только извращенцы действуют себе во вред!

- Отпусти Риану, - губы Дайрена побелели.

Демон, шокированный, уставился на своего раба.

-ЧТО ТЫ СКАЗАЛ???

Дайрен сжался.

- Ты же знаешь, что я никогда никого не отпускаю, и все же просишь меня об этом,- через полчаса пришел в себя демон. - Зачем ты просишь об этом?

- Я должен был попытаться,- почти неслышно произнес проклятый.

-Я это уже слышал! Снова ты что-то должен, и снова не мне! - возмутился Деннис. - А девчонка не промах! Подчинила себе моего лучшего инициатора! Ну, Риана, доберусь я до тебя!

- Но сначала Риана из Радоса должна подписать контракт,- тихо, но твердо произнес Дайрен.

- Ты заставишь ее это сделать,- ухмыльнулся демон.

-Н-нет... - проклятый заикался. - Не м-могу...

-НЕ МОЖЕШЬ? - Деннис был вне себя от ярости. - Это не подчиниться мне ты не можешь! Уж тебе-то я причинить вред могу! Ты подписал контракт давным-давно! Ты - моя собственность! Ты будешь делать то, что я скажу! ТЕБЕ ЯСНО? - удар в грудь опрокинул инициатора на землю. - Ясно?- демон пнул лежащего проклятого в живот. - ЯСНО, Я СПРАШИВАЮ?- последовал еще один удар в живот, потом еще один.

Инициатор свернулся в комок. Демон плюнул на него и сделал шаг назад. Раб заслуживал более строгого наказания, чем простые побои. Причем такого, которое сломало бы его раз и навсегда.

- Мне надоело, что ты постоянно пытаешься обойти мои приказы, - прошипел расстроенный Деннис. - Надоело с тобой возиться. Даю последний шанс! Если прекратишь выделываться и пойдешь пытать Риану прямо сейчас, я проявлю снисхождение. Если нет... - демон многозначительно умолк.

Дрожащий кусок мяса, валяющийся на земле, ничего не ответил. Он захлебывался кровью. Демон решил подождать, пока раб залечит свои поврежденные внутренние органы. Наконец кровь перестала хлестать из горла проклятого. Но он продолжал лежать, прижимая к груди колени и спрятав лицо. Никто и ничто не могло спасти подписавшего контракт от гнева Денниса, и Дай знал об этом.

- Итак? - поторопил демон.

Дайрен не отреагировал. Деннис сообразил, что молчание и есть ответ.

- Отказываешься? Это же смешно!

Дайрену смешно не было.

- Пожалей себя, сынок, - мягко посоветовал демон.

Проклятому удалось прохрипеть:

- Я жалел себя всю жизнь. Мне надоело.

Деннис озверел. Земля под ними дрогнула, в небе мелькнула молния.

- Хочешь пострадать? И ради кого? Ради маленькой поклонницы Шутника, которая жертвует тобой ради своего спасения? Ты лишь пешка в ее игре, как ты этого не понимаешь? Ты ничего не значишь для нее! Я все дал тебе! А ты меня предаешь?

Дайрен не ответил, да и не ждал демон ответа. Он был готов слушать только себя.

-Что ты тут из себя строишь? Я тебя знаю: ты эгоист до мозга костей! Ты погубил столько людей, что сам сбился со счета! А теперь тебя вдруг на самопожертвование потянуло! Ты что, надеешься, что Шутник посмотрит, расплачется от умиления и избавит тебя от моей власти? Ты настолько наивен? Забыл, кем ты являешься?

-Нет. Я знаю, кто я такой. Я знаю, что я испорчен и недостоин даже секунды внимания Шутника. Я знаю, что принадлежу тебе, а после смерти попаду в Нижний мир. Я ничего не забыл.

- Тогда что ты тут вытворяешь? У тебя никогда не было сил долго мне сопротивляться. Я заставлю тебя пытать Риану, так или иначе!

- Я знаю...- прошептал проклятый.

- А раз знаешь, то о чем мы тут дискутируем? Проклятье! Мой лучший инициатор готов страдать ради хорошего отношения к нему кандидатки! Позор на мою голову! Ты хоть понимаешь, что она тебя не знает! Не знает, как ты выглядишь по-настоящему, не знает, что по-настоящему скрывается в твоей душе! Не знает, какая ты самовлюбленная, жестокая, злобная и слабая мразь! Когда узнает, ее стошнит от отвращения! -Демон задыхался от бешенства. -Ты слишком сильно привязан к этой стервочке! Что, если твои чувства станут еще сильнее? Ты достаточно стар, чтобы знать возможные последствия, не так ли?

Дайрен посерел.

-До этого не дойдет, - заверил проклятый.- Я не допущу.

-Что ж,- демон перенес себя и Дайрена в амфитеатр.- Все ко мне! Живо!

Услышав приказ, туда ринулись остальные проклятые, почуявшие, что ожидается еще одно интересное представление. Деннис подождал, пока все усядутся, взял ослушника за шкирку и одним движением поднял на ноги.

-Сейчас вы узнаете, как наш драгоценный Дайрен выглядит на самом деле! - провозгласил демон. - Он разочаровал меня, и я заберу у него искусственную внешность!

Лицо Дайрена помертвело.

-Доигрался! - повернулся к инициатору хозяин. - Ты и так сейчас - самый слабый проклятый. Тебя все презирают. Теперь к презрению добавится отвращение! Никто больше не испытает желание, глядя на тебя. Никто не коснется тебя. Даже твоя Риана из Радоса.

Дайрена бросило в пот от одной мысли, что Ри может увидеть, насколько он безобразен.

-К тебе будут относиться, как к прокаженному. Так что ты пойдешь пытать Риану! Немедленно! Без разговоров!

Дайрен застыл на месте. Нужно было что-то делать, например, падать на колени и молить о снисхождении, но он не мог заставить себя пошевелиться или произнести хотя бы слово. Деннис знал, куда бить. Дайрен столетиями пытался забыть того парня, покрытого шрамами. Отец говорил, что ему противно видеть "уродливую рожу" сына. Ни один односельчанин не хотел с ним дружить. Ни одна девушка не захотела хотя бы пройтись с ним рядом. Урод был объектом шуток, насмешек.

Все изменилось тогда, когда паренька вызвал в свой мир Деннис и изменил его внешность в обмен на подписание контракта. Свежеиспеченный проклятый уничтожил всех людей, которые видели, как он выглядел раньше. Он надеялся оставить в прошлом того запуганного паренька. Когда воспоминания догоняли его, он повторял, как заклятие: "НИКОГДА БОЛЬШЕ!". Это помогало. Наконец воспоминания поблекли, и крутой красивый проклятый по имени Дайрен похоронил их где-то в глубине своей души.

И вот теперь угроза Денниса воскресило то, что, казалось, уже давно умерло. Проклятый Дайрен вдруг опять стал тем деревенским пареньком, каким был когда-то. И чувствовал сейчас себя так, как постоянно себя чувствовал этот парень из прошлого - слабым, беззащитным, уязвимым.

Дайрен стоял и не шевелился. Словно зверек, который, почувствовав приближение хищника, которого невозможно победить, притворяется мертвым. Надеясь, что тот пройдет мимо и не тронет его. Бесполезно. Демон ответил выпавшему из реальности проклятому пощечину.

- Очнулся? Мы все ждем твоего решения, Дай,- напомнил хозяин.

Риана... Ненависть, которая проснется у нее в душе, если он осмелиться причинить ей боль... Отвращение, которое она обязательно испытает, если увидит его шрамы... Что предпочтительнее? А может, не важно, как она будет к нему относиться. Важно, чтобы она была в безопасности. И если он может ей обеспечить безопасность, хотя бы на время... Ему все равно конец. А ей еще жить и жить...

Еще одна пощечина не оставила себя ждать. Демон потерял терпение.

-Нет, - выдохнул проклятый. Он сам не верил, что решился сказать это.

Минут десять Деннис ругался нецензурными словами. С его рук слетали молнии. Зрители замерли, стараясь не привлекать к себе внимания. А то с демона станется выплеснуть свою злость не только на виновного в непослушании, но и на остальных. Дайрен попятился.

- Стой на месте! - грозно крикнул Деннис. Это был первый случай открытого неповиновения в Зачарованном городе. Демон собирался раздавить главного инициатора, как таракана, чтоб другим неповадно было. Рабы должны уважать и боятся своего хозяина, а не бунтовать. Пора навести порядок на своей территории. Услышав приказ, Дайрен застыл. - Хорошо! А теперь получи то, что заслужил!

Аудитория завопила. Главный инициатор вдруг изменился до неузнаваемости. Его лоб и щеку покрывали отвратительные шрамы. Тело стало другим - Дайрен больше не напоминал аристократа. Он был крепко сложенным деревенским жителем. Красивые, длинные черные волосы стали короткими, тонкими и изменили цвет.

Главный инициатор, которого все так хорошо знали, превратился в урода. Женщины, которые с ним спали, быстренько отправились по домам - они почувствовали себя испачканными. Возникло желание принять ванну, чтобы хоть как-то очиститься. Остальные стали выкрикивать оскорбления. Они напоминали стаю акул, бросившихся на раненного человека.

Дайрен стоял на сцене, сжав кулаки. Ему хотелось провалиться сквозь землю. Прошлое, которого он так сильно боялся, нагнало его и стало настоящим. Разум проклятого никак не мог смириться с тем, что это произошло на самом деле. Ему казалось, что он спит и видит страшный сон. Однако проснуться не удавалось. Никак. В этом кошмаре ему предстояло теперь жить. На ресницах проклятого повисли слезы, и он направил все свои силы на то, чтобы не разрыдаться на глазах у всех. Дай чувствовал себя преступником, стоящим у позорного столба.

- Я никогда не верну тебе твою искусственную внешность! Так что привыкай к подобному отношению. Теперь так будет всегда!- ехидно сообщил демон.

По щекам проклятого все же потекли слезы. Он ничего не мог с этим поделать.

- Раньше ты никогда не плакал, что бы я с тобой не делал! - на сцену спрыгнул Промир. -А теперь рыдаешь постоянно! Наконец-то!

Дайрен пожалел, что больше не является перегоревшим. Ничего не чувствовать ужасно, однако не менее ужасна его теперешняя ранимость. Он не может защитить себя от нападок. Принимает их слишком близко к сердцу. Он сейчас слаб, и не только физически. Жители Зачарованного города не упустят шанс этим воспользоваться.

-Фу, как же ты отвратительно выглядишь! - радостно сообщил глава города.

- Пугало... Жалкая плакса... - неслось со всех сторон.

Женщины, сбежавшие, чтобы принять ванну, вернулись на свои места. Омовение не особо помогло, многих подташнивало от отвращения. И в этом виноват Дайрен! Бывшие любовницы жаждали мести. Сильнее, чем остальные зрители. Ведь теперь они опозорены!

Дайрен затравленно оглядывал сидящих на скамейках проклятых и видел только врагов, не знающих жалости. Как жить с его внешностью среди тех, кто поклоняется красоте?

-Остался последний штрих,- улыбнулся довольный демон и взмахнул рукой. Рядом с ним появилась Риана.

Дайрен отшатнулся и закрыл лицо руками.

-Что происходит? - Ри понимала, что ее не просто так перетащили в амфитеатр.

На сцене, кроме нее, были Промир, демон и какой-то неизвестный человек. Где ее инициатор?

Глава города молча показал пальцем на неизвестного и мерзко усмехнулся. Неужели? Неизвестный ничем не напоминал Дайрена, даже руки, которыми он закрывал лицо, были другими - руки человека, привыкшего тяжело работать. Широкие плечи, мускулы... Волосы русые, короткие и торчащие в разные стороны, как иголки. Неужели?

- Дай? - прошептала Ри и сделала шаг вперед.

-Нет!- выдохнул неизвестный, еще сильнее прижимая ладони к своему лицу. - Не хочу, чтобы ты видела меня таким... Уходи! Пожалуйста!

А вот голос, без сомнения, принадлежал Дайрену. Значит... Девушка вспомнила рассказ проклятого о его прошлом.

- Не прячься от меня, не надо! - Ри в мгновение ока оказалась рядом с инициатором и робко дотронулась до его руки.

-Ужас! Как можно прикасаться к такому! - с отвращением выкрикнул кто-то из зрителей.

Дайрен ссутулился. Риане захотелось набить кому-нибудь морду. Тому, кто кричал. Сияющему от счастья Промиру. Демону, считавшему себя хозяином положения, и не без оснований. Всем проклятым, которые наслаждались происходящим. Но это может подождать. Сейчас надо успокоить Дайрена, который почему-то считал, что если она увидит его лицо, то наступит конец света. Если не света, то уж точно конец их...дружбе. Между ними ведь дружба?

-Дай, - тихо уговаривала девушка. - Ты так не волнуйся! Подумаешь, шрамы! Что я, шрамов не видела? Это ничего не изменит. Пожалуйста, поверь мне!

Инициатор понимал: Деннис хочет, чтобы все увидели, как предает его та, которую он пытается защитить. Но разве это предательство? Испытывать отвращение, глядя на уродство, естественно. Он не будет злиться на Риану за то, что она отреагирует, как все люди. Однако ему будет очень и очень больно. Дайрен боялся, что не справится с этой иррациональной болью. Боялся... потерять маленькую Ри. Он привык к ней. Привык, что кому-то не все равно, что он чувствует. Привык, что кто-то о нем заботиться. Привык, что он теперь не один. Опасно. Глупо. Оказывается, к хорошему слишком легко привыкаешь. Как к наркотику. Втянуться легко, а избавиться от зависимости крайне сложно, да и не хочется, если честно. Он действительно доигрался, и теперь его благополучие зависит от кандидатки. Дайрен со страхом осознал: если Риана откажется от него, то что-то в нем умрет. Возможно, навсегда. Он наконец-то станет хорошим рабом, живущим только для того, чтобы исполнять прихоти своего хозяина. Именно этого добивается Деннис.

Проклятые уже открыто смеялись - Дайрен выглядел жалко, пытаясь отсрочить неизбежное. Ри что-то шептала, пытаясь его успокоить, но без толку.

- Руки убери, иначе тебя придется привязать! - спокойно приказал Деннис.

Сидящие на трибунах утихли. Руки Дайрена бессильно упали. Риана ахнула. Проклятый вздрогнул, услышав этот звук.

Девушка внимательно вглядывалась в незнакомое лицо со смутно знакомыми глазами, хотя и карими, а не серыми. Эти глаза смотрели на нее так, словно она была судьей и должна была вот-вот огласить приговор.

- Глупый, какой же ты глупый... - Риана ласково погладила мокрую от слез щеку со шрамами. Дайрен ошеломленно посмотрел на нее.- Нет в тебе ничего уродливого! Если честно, твоя настоящая внешность мне нравится больше искусственной. Утонченные аристократы меня не впечатляют! И смазливые личики тоже!

- Не надо врать... И трогать меня не надо... - губы проклятого дрожали. Он растерялся.

Девушка не послушалась. Она на ощупь, как слепая, изучала лицо инициатора. Покрытый неровными шрамами лоб и щеку, пухлые губы, волевой подбородок, скулы, колючие, забавно торчащие во все стороны короткие волосы. Плотная шея, по которой спускались шрамы и прятались под рубашку. Крепкие плечи, сильные руки. Красивый мужчина, настолько красивый, что у Рианы перехватывает дыхание. Увы, он сам не понимает, насколько красив. Ему всю жизнь повторяли, что он урод, вот он и поверил. Как теперь разубедить? Были бы они одни, было бы проще! Но сейчас за ними наблюдают. Слишком много злых глаз, ожидающих, что она причинит Дайрену боль. Что сделает демон, если она разочарует его и других зрителей? Причинит боль сам? И так плохо, и эдак! Но надо выбирать...

Риана обвила руками шею проклятого и осторожно коснулась губами его губ. Дайрен широко распахнул потемневшие вдруг глаза. Потом вдруг схватил Ри и впился в ее губы так, словно пытался напугать и заставить бежать как можно дальше от него. "В эту игру могут играть двое!" - подумала девушка и в свою очередь вцепилась в Дайрена.

Сидящие на трибунах почувствовали себя неважно. Они не могли понять, как можно целовать выродка с такой страстью. Зрителей мутило.

Промир расстроился. Кандидатка в очередной раз его поразила. Глава завидовал Дайрену, ради которого эта зараза, казалось, была готова на все. Не было никого, кто бы захотел защитить Промира. Разве что... Риана кричала "Не надо!", когда на него замахнулся Деннис... Вот дура.

Сам Деннис в это время придумывал, что именно сделает с Рианой из Радоса, вообразившей, что может хозяйничать на его территории. Пусть только подпишет контракт, и он займется ею лично! А она подпишет. Рано или поздно. Демон умел ждать.

Дайрен с трудом оторвался от Ри и отодвинул ее от себя. Инициатор и кандидатка, задыхаясь, смотрели друг на друга.

-Ты красивый, - улыбнулась девушка.

Проклятый наконец понял: Риана, не смотря ни на что, находила его привлекательным. Облегчение обрушилось на Дайрена. Лед, который всю жизнь жил в его сердце, начинал таять.

- Дайрен, если ты не собираешься пытать эту нахалку, я просто передам инициацию другому, - ровно произнес Деннис, о присутствии которого проклятый успел позабыть. - И проблема будет решена!

Зрители заткнулись. Чувствовали, что грядет буря. Дайрен задвинул Риану себе за спину и встретил взгляд демона:

-Ты так не поступишь.

-Это еще почему?

Дай сглотнул. Ему придется заплатить за то, что он собирается сделать.

- Если ты назначишь Риане другого инициатора, значит, признаешь, что не можешь заставить меня исполнить твой приказ. Перед всеми жителями города ты продемонстрируешь, что бессилен. Как это скажется на дисциплине?

Сидящие на трибунах не верили своим ушам.

- Молчать! - рявкнул Деннис. - Ты бросаешь мне вызов? При всех? Ты? Я тебя раздавлю и не замечу!

-Ты можешь меня раздавить, но я не причиню Риане боль! И ты меня не заставишь! - голос Дайрена дрожал.

-Ты, никак, пытаешься манипулировать МНОЮ? Подтолкнуть МЕНЯ в нужном тебе направлении? А не слишком ли ты обнаглел, раб?

Зрители пригнулись. Происходящее пугало их до дрожи в коленях. Никто раньше не смел так разговаривать с Деннисом. Понятно, что он в ярости. И может наказать их только за то, что они слышали, что именно сказал Дайрен. В этот момент главного инициатора возненавидели с такой силой, что, казалось, полетят искры. Дайрена пора поставить на место. Иначе пострадают все.

-Воспоминания жертв! Вот что ты получишь! - объявил демон.

Самое страшное наказание из всех возможных! Наконец, оправившись от шока, зрители дружно захлопали. Они считали, что Дай это заслужил. Сам Дай заледенел от ужаса.

-Шутник побери! - выругался Промир.

Демон оскалился. И испарился.



Глава 8



Дайрен пошатнулся. Риана попыталась его подхватить, но не смогла удержать. Они упали на песок. Девушка выбралась из-под придавившего ее инициатора. Заглянула в его глаза. Они казались почти белыми. И они не видели. Проклятый забился в судорогах и захрипел. На губах выступила пена.

- Дай, ты что? - пролепетала кандидатка. Потом повернулась к Промиру. - Что происходит? - к горлу Ри подкатил ком.

-Воспоминания жертв - наказание, при котором переживаешь то, что испытали те, которых ты погубил.

-Как?

-Воспоминания первого пострадавшего, потом второго, и так далее. Чувствуешь то, что чувствовали они. Буквально теряешь себя и становишься своей жертвой, - довольно улыбнулся Промир.

-Единый помилуй!- прошептала Ри и погладила инициатора по голове. Проклятый продолжал биться в судорогах, не замечая ничего вокруг.

Промир поморщился и продолжил рассказ:

- Конечно, Деннис подарит Даю перерывы, для того чтобы он осознал происходящее и понимал, что мучиться ему еще очень и очень долго. "Воспоминания жертв" страшны еще тем, что до смерти ненавидеть. Результат - ты благодаришь за любую боль, так как считаешь, что ее заслужил.

- Как это остановить? - всхлипнула девушка, вглядываясь в исказившееся от боли лицо Дайрена.

- Если ты подпишешь контракт, возможно, Деннис простит Дайрена и избавит его от наказания,- коварно прощупал почву Промир.

- Вот так я и думала!!! - возмутилась Ри, обняла себя за плечи и начала покачиваться из стороны в сторону. - Демон побери!

- Это означает "нет"? - глава города закатил глаза. - Какие вы, служители Шутника, эгоистичные! Ради спасения своей души загубите кого угодно!

Риана продолжала раскачиваться. Промир понимающе кивнул и удалился. Он посеял семена сомнения в душу Рианы, теперь лишь нужно было ждать, когда они прорастут и дадут плоды.

Зрители потихоньку расходились. Они понимали, что процесс наказания растянется надолго. Еще успеют все рассмотреть в подробностях. А сейчас можно заняться чем-нибудь другим. Проклятые любят разнообразие.

Риана уходить не желала. Она положила голову Дайрена себе на колени. Риану сводило с ума чувство полной беспомощности. И теперь ее мольба о помощи, обращенная к Единому, больше напоминала требование.

- Помоги Дайрену! Сделай что-нибудь! - шептала она. - Ну хоть что-нибудь! Почему ты ничего не делаешь?

Ответа не было. И Риана уже его не ждала.

***

Деннис медленно поднимался по ступеням, сделанным из прозрачного льда. Воздух был невероятно холодным. По коридорам, таким же прозрачным, как и ступени, гулял ветер, пронизывающий до самых костей. Демону не было холодно, так как его душа уже давно заледенела.

А вокруг было небо - голубое под полом, темно-синее за стенами, черное над потолком. Одна лишь бездна. И больше ничего.

Мир, который глупые люди назвали Нижним. Пристанище демонов. Место упокоения погубленных душ. Тюрьма. Как для первых, так и для вторых.

Души людей были повсюду: одинокие комочки, полные боли и ужаса. Они не видели Денниса, не видели друг друга. Просто не были способны заметить хоть что-либо, кроме себя и собственного страдания. Замкнутые монады, не способные впустить ни свет, ни радость. Не способные любить ни других, ни даже самих себя.

Деннис остановился, вдыхая отчаяние, излучаемое душами. Это питало его, делало сильнее. Это единственная пища, которую демон мог усвоить.

Единый, сам по себе являясь истинным Бытием, поддерживает жизнь во всех существах. Отречение от Него является самоубийством в прямом смысле этого слова. Как отрезанный от источника родник высыхает, так оторванная от Источника Жизни и не подпитываемая Любовью душа морщится и засыхает. Оставляя в груди одну пустоту. Такой индивидуум не способен испытать настоящую радость, поэтому заменяет ее суррогатом - наслаждением от обладания. Вещами, людьми. Но такое наслаждение быстротечно и не заполняет пустоты. И в груди снова рождается боль. Индивидуум стремиться убежать от боли и снова гонится за наслаждением, не видя, что бегает по кругу. И бежит, потихоньку забывая, от чего бежит и что старается догнать. Устает, спотыкается и все спешит, не замечая, что остается на месте. Так и бегает всю свою жизнь, измотанный и потерянный. Не способный остановиться, не способный осознать, что именно ему не хватает. Под конец не способный даже признать, что ему вообще что-то не хватает. Уверенный, что счастлив. Так и не узнавший, что такое настоящее счастье. Так и не понявший, насколько несчастлив. Пробегавший всю жизнь, умирает, удивляясь, как быстро и незаметно пролетела жизнь. И попадает в мир демонов, окончательно замыкаясь на себе. Заблудшая душа не замечает демонов, не замечает других таких же душ. Человек наконец-то нагнал сам себя. И ужаснулся. Понял, что в его душе, кроме ненависти и пустоты, нет ничего. И от этого уже не убежать. Душа направляет единственные оставшиеся у нее эмоции на себя. Осознает, что на самом деле всегда себя ненавидела. Купается в ненависти, причиняя себе невыносимую боль. Причиняет ее себе снова и снова, так как ничего другого не умеет. Так как не может впустить в себя то, чего раньше там не было. Просто не знает, как.

Подобное узнается подобным. Единый может до бесконечности стучаться в такие души. Бесполезно - не заметят и не ответят. Заблудшие души так преуспели в уничтожении самих себя, что в них осталось слишком мало свойств, которые помогли бы им узнать и услышать Творца. Подобное стремиться к подобному. Именно поэтому заблудшие души попадают в Нижний мир - демоны стали для них роднее и ближе Единого.

Деннис, получив подпитку, продолжил подниматься по ступеням. Он вспоминал человеческую мифологию. В ней Нижний мир изображался подземельем, в котором демоны мучают души, поджигая их на огне. Как будто в этом есть необходимость! Души сами мучают себя. Так сильно, как не способен ни один демон. Падшим ангелам остается только смотреть и наслаждаться чужими страданиями. Это помогает им забыть о своих собственных. Правда, демоны никогда не признают, что им плохо, что им чего-то недостает. Такие же замкнутые монады, как и души людей, пребывающих в Нижнем мире.

Наконец перед Деннисом появилась дверь, которая сразу же открылась, приглашая его войти. Он шагнул вперед и оказался в огромном зале. Данное помещение было под завязку набито страдающими душами, обеспечивающими атмосферу боли и ужаса, так нужную для любого демона. Посередине возвышался ледяной сверкающий трон. Деннис опустился на колени перед существом, сидящим на этой великолепной конструкции. А как иначе? Посетители должны выказывать покорность и уважение князю демонов.

Сам князь выглядел, как всегда, необычно. В этот раз он принял образ мальчика лет двенадцати, с голубыми глазами и золотистыми кудрями. Ребенок болтал ножками, которые не доставали до пола. На его лице сияла нежная улыбка. Однако в этом невинном на вид существе не было ничего невинного.

Князь задумчиво смотрел на коленопреклоненного подчиненного. Деннис ждал разрешения подняться, однако начальник не спешил. Длинная пауза могла означать только одно - князь не просто им недоволен, князь в бешенстве. Младший по рангу демон, вынужденный долго находится в унизительной позе, представлял себе, что, вернувшись в Зачарованный город, он заставит кого-нибудь из проклятых, а лучше всех сразу, часами стоять перед ним на коленях. Для поднятия настроения! Только эта мечта помогала Деннису справляться с заползавшим в его душу страхом.

- Явился, значит, - ласково пропел начальник.

- Ты ведь звал меня, Люций? Вот я и пришел, - раболепно заглядывая князю в глаза, произнес подчиненный.

- Вот молодец, вот умница! - широко улыбнулся князь. - Что ж ты, такой исполнительный, развел бардак на доверенной тебе территории? Мы тут работаем в поте лица, собираем данные о людях, которых нужно погубить, о том, где и когда надо катастрофу какую-нибудь устроить... Какого короля, посмевшего беспокоиться о благе своих подданных, убить... И какого человека, способного утопить всю страну в крови, посадить на освободившееся место...

Над головой Денниса появились толстые папки с данными. На секунду зависли в воздухе и обрушились на незадачливого демона. Он инстинктивно прикрыл голову руками, хотя подобные мелочи не могли причинить ему боль. Люций радостно захлопал. В этот момент он как никогда был похож на обычного ребенка. Деннис почувствовал себя униженным, чего и добивался начальник.

- Так вот, мы пашем, как кони, для того чтобы собрать для тебя нужную информацию. Позаботились обо всем, расписали, что, как и когда надо сделать на Терре для нашего общего блага. Тебе же остается только послать своих проклятых. Проследить, чтобы они соблюдали наши инструкции. И обеспечить порядок в Зачарованном городе. Обеспечить, чтобы на месте погибших проклятых появлялись новые. И все! Казалось бы, легче легкого! Но ты постепенно теряешь контроль над своими рабами!

-Я не терял контроля!- обиженный Деннис попытался превратить монолог Люция в диалог.

-Да ну?! - ехидно заметил князь, сощурив недобрые глазки. - Тогда почему Дайрен еще жив? Его срок годности давно прошел! Почему он не находится в Нижнем мире, где ему самое место?

- Я не виноват!- всхлипнул Деннис. - Это все Шутник! Это Он!

- Естественно! - прошипел Люций. Его невинная улыбка превратилась в жуткий оскал. - Естественно, Шутник! А ты на что рассчитывал?

Младший по рангу демон так и не услышал разрешения подняться, поэтому продолжал стоять на коленях. Он мечтал, чтобы аудиенция поскорей закончилась.

- Ангелы - первое и высшее творение Создателя, - ударился в воспоминания Люций.- А я - самый первый и самый сильный из них. Я ничуть не хуже, даже лучше Шутника. Он глуп, сентиментален и не годится для управления вселенной. Ему стоило признать это и удалиться на покой, отдав мне всю власть. Но нет, Великий Глупец из зависти не захотел признать очевидное! Предатель, мерзкий предатель! Я и подчинившиеся мне ангелы захотели править хотя бы Террой, но и это нам не было позволено. Людишки, низшее и несовершенное творение, оказались для Шутника дороже нас, таких совершенных и прекрасных. Глупец изгнал меня и моих соратников из космоса и с Терры, заключив в воздушную тюрьму, которую называют Нижним миром. Стал называть ангелами только тех, кто остались Ему верны, а меня и присягнувших мне - демонами. Но я успел попортить дорогих Шутнику людишек! Посадил в них семя зла, с которым им придется бороться до конца времен. А ты успел заключить с сотней контракт и поселить их в Зачарованный город. Мы получили возможность действовать на Терре, посылая туда проклятых. Стараемся, чтобы семя зла проросло и дало плоды. Стараемся, чтобы люди становились подобными нам, а не Шутнику, тогда после смерти они попадают в наш мир. Где я и мои подданные наслаждаемся, глядя на их страдания.

Князь замолк, и некоторое время громко стучал ножками по трону.

- Но Враг не смирился с тем, что некоторые люди выбрали нас, а не Его. Не хочет делиться, и все тут! Борется за каждого отдельного человека так, словно он последний.

Деннис вздохнул, понимая, что Люциус наконец подходит к сути вопроса.

- И так как Шутник шляется там, где хочет, Он окопался в Зачарованном городе, НАШЕМ городе! - задыхаясь от бессильной злобы, прохрипел князь. - Пытается спасти каждого кандидата. Да еще как пытается! Столько сил и энергии вкладывает! К счастью, тебе удается быстро внушить очередному кандидату, что Шутник отрекся от него, и другого выхода, кроме подписания договора, нет. Ничего не может поделать Враг, если человек не верит в Его помощь и, тем самым, закрывает для Него дверь в свою душу. Можно вломиться насильно, но Глупец этого не делает. Почему? Непонятно! Лишь стучит в закрытую дверь, надеясь быть услышанным рано или поздно... Даже проклятых не оставляет в покое. Однако, пока подписавшие контракт были уверены, что для них спасение невозможно, ситуация была под контролем. И тут появился Дайрен! Которому взбрело в голову обратиться к Шутнику с просьбой о помощи! Как такое вообще могло случиться! Как ты мог это допустить?! Даже возможность подобного поступка не должна возникать в голове ни одного проклятого!

Деннис снова вздохнул и низко опустил голову. Этот вопрос ему задают не в первый раз. И до сих пор он не знает, как на него ответить. Не понимает, как мог Дайрен, казавшийся идеальным проклятым, хоть в чем-то выйти из - под контроля.

- Шутник, чтоб Он провалился, сразу воспользовался ситуацией! Его попросили о помощи, Он и рад стараться! - взорвался Люций. - И последствия мы не можем нейтрализовать до сих пор! Ты быстро убедил Дайрена в том, что он не достоин быть услышанным Шутником. Обошлось, подумали тогда мы. Дай медленно, но верно падал все ниже и ниже, пока не перегорел. Теперь-то он целиком и полностью в нашей власти, утверждал ты. Легкий толчок, и проблемный проклятый должен был покончить жизнь самоубийством. И все, Шутник в пролете! Ан нет! Враг не сдается так легко! Нашел выход из, казалось бы, безвыходной ситуации! И воспользовался тобой при этом!!!

- Я не виноват! - всхлипнул перепуганный Деннис. - Не виноват!

- Это была твоя идея - сделать Риану кандидаткой, не так ли? - обманчиво мягко напомнил Люций. - Она тихо и мирно загнивала в своем Радосе и принадлежала нам, хотя была уверена в обратном. Никаких дополнительных усилий по ее соблазнению не требовалось. Но ты решил, что девчонка может стать идеальным монстром, если поработать над ней как следует. Если сделать ее проклятой.

- Но ведь...

- Молчать! Ты разленился. Привык, Шутнику до сих пор ни разу не удавалось спасти людей, попавших в Зачарованный город. И ты решил, что так буде всегда. Расслабился. И вот результат, Шутник побери!

- Но я лишь хотел...

- Попав в Зачарованный город, Риана настолько испугалась, что занялась переоценкой ценностей. Покаянием занялась! Это на нашей - то территории! Как результат - Риана из Радоса нам больше не принадлежит. Она стала послушным орудием в умелых руках Шутника. Который решил воспользоваться ею для того, чтобы добраться, наконец, до Дайрена. Теперь инициатор и кандидатка как никогда близки к тому, чтобы совершить то, что считают невозможным. Еще немного, и контракт Дайрена будет разорван, а Риана вернется на Терру, так ничего и не подписав. Будет создан прецедент, ты это понимаешь?

- Этого не будет! Я не допущу!

- Напоминаю еще раз: до сих пор ничего подобного не случалось только потому, что считалось невозможным. Мы всех в этом убедили! Столько сил потратили! Если хоть один проклятый разорвет контракт, это приведет к необратимым последствиям. Люди узнают не только, что это возможно, но и то, как именно это сделать. И все! Освободиться от рабства захотят и другие проклятые. И Шутник с радостью их поддержит, чтоб Он провалился! Поддерживать порядок в Зачарованном городе станет намного сложнее. Боюсь, ты не справишься с этой задачей! Придется искать тебе замену...

-Не надо! Я справлюсь! Я не потеряю Дайрена и верну Риану!

-Это только красивые слова!

- Выслушай меня, пожалуйста! Ситуация никогда полностью не выходила из-под моего контроля! Да, Шутник прибрал к своим рукам Риану, но это временно. Из-за нее мучают Дайрена, и ей этого не вынести. Ее загрызет чувство вины! Риана продаст своего драгоценного Шутника, ради того, чтобы ее инициатора оставили в покое. Подпишет договор! Осознанное отречение от Создателя, причем тогда, когда она близка к Нему, как никогда в жизни... Подобное превратит Риану в проклятую, сильнее которой еще не бывало. Она погубит много жизней и душ, принесет нам такую пользу, которую не принесла бы нам, будучи простой загнивающей крестьянкой. Мы только выиграем! А когда сломается Риана, сломается и Дайрен. Окончательно. Совершит самоубийство! Победа будет за нами! Не смотря на все коварство Шутника, Ему эту партию не выиграть! Никогда! Я специалист и свое дело знаю!

-Надеюсь, ты прав. Очень на это надеюсь. Иди и соверши задуманное! Если ты потеряешь Дайрена и Риану, это будет только твоя вина! И тебе придется за это ответить! Понятно?

Деннис усиленно закивал.

- Тогда свободен!

Деннис убрался из Нижнего мира настолько быстро, насколько это было возможно. В этот раз он легко отделался. Однако больше провалов ему не простят.

***

Шло время. Один день заканчивался, начинался другой. Ри все еще сидела на земле, держа на коленях голову Дайрена. Вокруг шумел амфитеатр. Желающих полюбоваться на происходящее находилось все меньше и меньше. Проклятым надоело смотреть на бьющегося в судорогах ведущего инициатора. Ничего нового не происходило.

Днем над амфитеатром светило солнце, настолько яркое, что Риана задыхалась от жары. Его лучи оставляли на коже кандидатки и инициатора ожоги. Ночью, наоборот, было настолько холодно, что их тела покрывались легкой пленкой льда. Если бы это происходило бы на Терре, оба были бы мертвы, но Зачарованный город поддерживал в них жизнь.

Дайрен не замечал, что происходит с его телом, пока разум наполняли воспоминания погубленных им людей. Риане же приходилось нелегко. Она понимала, что ее пытаются выкурить с арены, но поддаваться не собиралась. Попытки кандидатки как-то облегчить свои мучения ни к чему не привели. Она пыталась создать зонтик, чтобы защититься от солнца днем. Создать теплое одеяло, чтобы не замерзать ночью. Но силы Зачарованного города ей больше не подчинялись. Испачканное и разорванное платье не желало восстанавливаться. Только сейчас Риана поняла, как она все-таки привыкла к возможности создавать нужные вещи из ничего. Что ж, придется отвыкать.

Ри помнила объяснения Промира о наказаниях, о том, как важно делать перерывы и позволить жертве отдохнуть и осознать свое положение. Она ждала, когда же Дайрену позволят прийти в себя, но этого не происходило. Кажется, ее инициатора собираются довести до предела. Душу Рианы разъедало чувство вины, и это мучило ее больше, чем жара и холод. Дайрена наказывают за попытку помочь ей. А она сидит и ничего не делает! И не знает, что тут можно сделать. Сидит и прохлаждается, в то время как Дай...

"Не ври себе, не ври!"- шептал в ее голове чей-то ироничный голос. - "Ты знаешь, что нужно сделать. Знаешь, как помочь Дайрену. Тебе всего лишь надо подписать контракт! И все. Дайрена простят. Но ты ведь этого не хочешь, да? Ты заботишься только о своей душе! Позволяешь Дайрену бороться за твою свободу. Пусть мучается, тебе - то что! А сама ты и пальчиком не пошевелишь. Не так ли?"

- Вон из моей головы!- шипела Риана, дергая себя за волосы. Но голос никуда не девался. Не замолкал. Дразнил, насмехался. И потихоньку подводил к тому, что ради Дайрена и душу погубить не жалко. Лишь бы его не мучили! А все остальное не важно...

Демон был доволен. Все шло согласно плану. Победа была не за горами.

Дайрен потерялся в воспоминаниях, которые ему не принадлежали. Он умирал. Множество раз. Медленно. Быстро. Заживо сгорая в огне. Будучи раздавленным камнями. Разорванным пополам. Видел, как умирают его дети, жены... А он не мог их спасти, не мог спасти себя. Каждый раз он был другим человеком. У каждого был свой характер, свои мечты, своя семья, свои близкие люди. И каждый раз все это изобилие безжалостно уничтожалось. Одним и тем же человеком. Нет, не человеком. Проклятым. Который убивал. Соблазнял. Пытал. И все это с радостной улыбкой. Наслаждаясь процессом. Стараясь причинить как можно больше боли, физической и душевной.

Как страшно умирать снова и снова от руки одного и того же убийцы, который не знает ни жалости, ни меры. Больно, как же больно! Страх превращается в дикий, первобытный ужас. Больно!

Со временем улыбка и наслаждение исчезли с лица убийцы, но суть оставалась та же - он уничтожал все, что попадалось на его пути. Не замечая, кого или что уничтожает. С легкостью, будто моль бесполезную давит. Особый проклятый, самый жестокий из всех. И особую славу приобрел он среди людей. Его пытались остановить. Многие погибли, защищая свои семьи, города, деревни от этого чудовища. Бесполезно.

Больно. Страшно. Убийца не останавливается. Мучает, самыми различными способами. Кнут. Огонь. Раскаленное железо. Камни. Меч. Пила. Дыба. Больно, невыносимо больно! Хватит! Пожалуйста, хватит!

Но убийца не останавливается. Сильный. Злобный. Только и умеет, что разрушать. Только и умеет, что ненавидеть и вызывать ответную ненависть у своих жертв. Моральный урод.

У убийцы есть имя. Некоторые жертвы знали. Дайрен.

Что с ним делать? Нельзя позволить такому бродить по Терре. Его следует отправить туда, где ему место - в Нижний мир. А перед этим заставить его заплатить за все, что он сделал. Ломать его, давить, пока пустое место от него не останется... Однако это не так просто. Ни у кого не получилось. Люди шли на верную смерть ради жалкой попытки убить это взбесившееся животное. Умирали, но на их место приходили другие. Которые тоже умирали в страшных муках.

Наказать убийцу! За все!

Дайрена выслеживали, как дикого зверя. Но не могли поймать. А он словно смеялся над всеми. Дразнил. Появлялся в самых разных уголках Терры. Позволял бегать за собой, позволял приблизиться, давал иллюзорную надежду на возможную удачу... Для того, чтобы потом с легкостью отобрать жизнь у горе-охотников. Играл с ними, как кошка с мышами. Но одними охотниками тварь не ограничивалась. Проклятый сжигал города, в которых жили эти глупцы. Вместе со всеми жителями - мужчинами, женщинами, детьми. Чтоб неповадно было. И тех, кто осмеливался охотиться на него, не осталось. Люди, проникшись карательными мерами, сами открывали ворота своих городов и деревень жуткому проклятому, позволяя развлекаться, как он вздумает. Лишь бы не убивал всех! И он развлекался! Насиловал, пытал... Учил добрых жестокости, щедрых жадности, любящих ненависти. Много, много погибших душ на его совести. Слишком много для одного человека, даже если этот человек - проклятый. Долгие годы люди трепетали перед ним. Поклонялись ему. Устраивали оргии в его честь. И еще много, много всего было, чего не может охватить слабый человеческий разум...

Одно было неизменным: боль, настолько сильная, что ломает очередную жертву. Ненависть. Желание отомстить. Мучительная смерть. И потом все по новой...

Не надо!

Ни на минуту люди не переставали ненавидеть проклятого по имени Дайрен. Кланялись, и ненавидели. Отдавали своих детей ему на забаву, и ненавидели. Подобострастно заглядывали в его глаза, и ненавидели. Просто спрятали ненависть до поры до времени. Ждали, когда представится возможность... Покушения на жизнь чудовища происходили с завидной регулярностью. Потому что имеет границы человеческое терпение.

Много раз был ранен проклятый, но успевал исчезнуть и залечить свои раны в Зачарованном городе. А потом возвращался и мстил. Виновным и не виновным. Всем подряд, кто под руку попадался.

И люди опять гибли, и ненависть опять умножалась в сердцах выживших. Черная ненависть, бескрайняя, как океан. Все тонули в ней. Как люди, так и сам проклятый. Круговорот ненависти в природе. И никак не разорвать этот порочный круг...

Страх. Боль. Ненависть. Смерь.

Страх. Боль. Ненависть. Смерь.

Страх. Боль. Ненависть. Смерь.

Шли года, столетия... И проклятый перестал появляться на Терре. Игра, казавшаяся такой увлекательной в начале, со временем ему надоела. Скучно стало, и решил он поискать приключения в самом Зачарованном городе. И со временем забыли люди его имя. Забыли даже, что когда-то был такой проклятый. Но ненависть осталась. Люди стали убивать себе подобных. Достаточно было заподозрить в другом проклятого, и кровь начинала литься рекой. Не щадили никого.

Много невинных погибло просто потому, что один проклятый по имени Дайрен хорошо в свое время повеселился. И продолжают погибать невинные... До сих пор.

Нет подобному чудовищу прощения, и не может быть. Месть! Пусть испытает то, что заставил испытать других. Пусть страдает. Вечно! В Нижний мир его, самое ему там место!

Будь он проклят!

Гуляющего по чужим воспоминаниям человека резко вернули в реальность. Он сел, дезориентированный.

- Ты очнулся! - обрадовалась девушка, на чьих коленях только что лежала его голова. Кто такая?

Они находились на арене какого-то амфитеатра. И да! Небо было розовым, хотя ему полагается быть голубым. Что происходит?

- Где я? - спросил человек, потирая виски. - И кто ты?

- Мы в Зачарованном городе! - девушка широко распахнула глаза и испуганно уставилась на него. - А я Риана! Что с тобой? Ты меня не узнаешь?

Что-то знакомое. Риана...Зачарованный город... Город проклятых! Здесь где-то обитает чудовище, которое необходимо уничтожить.

-Где Дайрен, я убью этого мерзавца! Но сначала заставлю испытать ту боль, что он причинил другим! ГДЕ ОН?

В глазах девушки появилась паника. Она взяла лицо мужчины в ладони.

-Ты что? Не помнишь? - ее голос сорвался. - Дорогой, ведь Дайрен...- Риана прикусила губу и замолчала. В зеленых глазах стояли слезы.

И тут наконец правда обрушилась на несчастного, как снежная лавина. Это чудовище, которое следовало уничтожить, этот Дайрен... ЭТО ЖЕ ОН САМ!

Проклятый услышал дикий крик, полный боли и ужаса. Громкий, помноженный эхом на десять. Крик, вырвавшийся из его горла. А в голове громко смеялся режиссер данного спектакля. Демон по имени Деннис.

Дайрен орал, отбиваясь от чьих-то рук, пытающихся обхватить его. Отбивался изо всех сил. Как загнанное в угол раненное животное кусает любого, кто к нему подойдет. И не важно, помочь хотят или добить. Животное сопротивляется инстинктивно. Воспринимая другого, как опасность для жизни.

Неожиданно трибуны амфитеатра наполнились зрителями.

Дайрен кричал, пока окончательно не вспомнил, где находится, почему и с кем. Некоторое время ему понадобилось, чтобы восстановить контроль над своим телом и перестать биться в истерике. Затем он позволил себе взглянуть на ту, что сидела рядом.

Лицо и руки Рианы покрывали синяки. Которые уже начинали потихоньку заживать. Дайрен содрогнулся от осознания того, что он причинил боль маленькой Ри, в то время как она пыталась его успокоить. Крик снова вырвался из его горла. Проклятый вскочил и начал медленно пятиться от своей жертвы.

-Дай! - несчастным голосом позвала кандидатка. Ее щеки были мокрыми от слез.

- Уходи,- прохрипел инициатор. - Немедленно!

Девушка молча покачала головой.

- Вон! Вон отсюда! Убирайся! Тебе нечего здесь делать! Это мое наказание, не твое! Вон, я сказал! Ты уже и так пострадала! И можешь пострадать еще больше! Я опасен, ты что, не видишь?

Зрители восторженно захлопали. Губы Рианы задрожали.

-Ты не можешь прогнать меня! Я никуда не уйду!

-Ты не понимаешь! - завопил Дайрен так громко, что сидящие на трибунах притихли. - Я не достоин того, чтобы кто-то мне помогал! И этого уже не исправишь! На мне кровь, целое море крови!

Риана поднялась на ноги и шагнула к инициатору. Тот отшатнулся.

- Не подходи ко мне! Не касайся меня! Ничто чистое не должно касаться такого, как я! Ты испачкаешься!

Зрители ахнули. Они убедились в том, что у Дайрена не все в порядке с головой. Кажется, последнее наказание его окончательно подкосило. Слабак, что тут скажешь.

Инициатор поднял глаза на трибуны. И теперь он видел не врагов. Он видел людей. Которых погубил, которых искалечил, которым причинил боль. И их отношение к нему теперь казалось вполне оправданным. Дайрену захотелось попросить у них прощения. Но не мог произнести ни слова...Он знал, как попросить прощения у того, кому нечаянно наступил на ногу. То есть причинил незначительный вред, который легко пережить или исправить. Но как просить прощения у тех, чьей душе нанес непоправимый вред? И разве подобное можно простить?

Эмоции захлестнули проклятого с головой. Он упал на колени и протянул руки к своим бывшим жертвам.

- Мне так жаль... - только и смог прошептать Дайрен.

На мгновение наступила мертвая тишина... А затем проклятые вскочили на ноги, движимые охватившей их черной ненависти. Подлец посмел напомнить им о том, что когда-то был сильнее их! Наказать его, чтобы забыл об этом навсегда!

В Дайрена полетели камни. И он даже не стал пытаться как-либо защитить себя. То, что происходило, было правильным. Он это заслужил. Так ему и надо. Физическая боль слегка приглушала душевную, и инициатор был благодарен за нее. Однако он забыл о девчонке.

Риана упала на колени рядом с несчастным и обняла его, загораживая своим телом от камней.

- Нет, - прохрипел он, пытаясь освободиться, но кандидатка вцепилась в него изо всех сил и не отпускала.

Очередная попытка Ри защитить его добила Дайрена окончательно. Эмоции достигли пика и схлынули, оставив его обессиленным и не способным на какие-либо действия. Проклятый перестал сопротивляться и затих.

Затихли и зрители, которым стало скучно. Камни исчезли. Риана не спешила отпускать обмякшее тело Дайрена. Она начала раскачиваться, словно убаюкивая маленького ребенка. Проклятый позволил Ри делать с ним все, что хочет. Он смертельно устал, и ему было все равно, будут его бить или укачивать. В груди разрасталась мерзкая ледяная пустота.

Риане тоже хотелось вопить, но она не могла позволить себе такую роскошь. Вначале надо как-то помочь Дайрену, почти обезумевшему от горя. Со своими же страхами можно будет разобраться потом. Как-нибудь на досуге.

Нужно помочь Дайрену. Самое неприятное - она не знала, как это сделать. Чувство собственного бессилия практически убивало ее. И Ри не могла придумать ничего лучшего, как раскачиваться вместе с инициатором под обжигающими взглядами остальных проклятых.

-Что я наделал, Ри? - чуть слышно прошептал Дайрен. Помолчал пять минут и снова заговорил , будучи не в силах остановиться. Слова сами слетали с его губ. - Я просто хотел, чтобы меня любили! Чтобы отец считал меня достойным сыном, чтобы ребята с соседних дворов дружили со мной... Чтобы какая-нибудь девушка мечтала бы выйти за меня замуж. Чтобы односельчане уважали меня... Столетьями я задавал себе вопрос: почему все так плохо закончилось? Винил всех, кроме себя, а ведь виноват был только я!

Риана покрепче прижала к себе проклятого. Она молчала. Дайрену нужно выговорится.

- Мои мечты растоптали, я захотел отомстить ... - выдохнул Дайрен. - И я мстил. Сначала жителям своей деревни. Потом всем остальным людям - за то, что они не принимали меня и ненавидели.

Инициатор сжался, пытаясь отгородиться от Рианы и ее непонятного сочувствия, на которое он не имел право.

- До меня только сейчас дошло, что это была ошибка, представляешь?- выдавил из себя Дайрен и зажмурился. Словно ребенок, который, играя в прятки, закрывает глаза. Уверенный, что теперь-то его никто не найдет. - Идиот! Я сам не умел любить, так как мог требовать любви от других! Я не понимал, что все они - такие же люди, как и я. Они казались мне тенями, миражами, и лишь себя считал я настоящим человеком. И потому убивал и мучил с легкостью. Не понимая, что они такие же, как и я. Что у каждого из них есть свои мечты, надежды. Своя радость и своя боль. В каждом заключен целый мир. Маленькая личная вселенная. Я не понимал, что не имею право разрушать все это только потому, что мои мечты были растоптаны. Благодаря своим действиям я уподобился тем, кто издевался надо мной, а потом превзошел их. Я сам превратил себя в монстра и не заметил этого. Даже когда жить стало невыносимо, я не понимал, почему. Думал лишь о том, как мне плохо, продолжая делать плохо другим... Не понимал, что сам делаю себе хуже. Пока не стало хуже некуда... А потом...

Дайрен попытался продолжить, но губы перестали его слушаться. Вот сейчас Риана наконец-то поймет, с кем связалась. И оттолкнет его. Но ее руки продолжали обнимать его, как ни в чем не бывало.

- Как знакомо это звучит! - помолчав, произнесла кандидатка. - Я тоже замечала только себя саму. Других не существовало, ну, кроме бабушки и отца Надлена. Люди казались такими нереальными...

Услышав подобное, проклятый отбросил от себя Ри.

- Не сравнивай себя со мной!- объятый ужасом, закричал Дайрен. - Ты никому не причинила вреда!

- Пока не причинила! Я ведь тоже обижалась, что меня не любят и не понимают, - с грустью сказала девушка. Признать, как близко она была к тому, чтобы повторить судьбу Дайрена, было нелегко. - Боюсь, если я подпишу контракт, эта обида превратиться в жажду мести...

- Что? ЧТО? - задохнулся проклятый. - "Если" подпишешь? Ты говорила, что не подпишешь не при каких обстоятельствах! Так откуда появилось это "если"? Что изменилось?

Риана виновато опустила голову. Дайрен взял ее за подбородок, заставив смотреть прямо в его глаза. То, что он видел теперь, напугало его больше, чем ее сочувствие. Дело дрянь. Беспокойство за Ри заставило все его проблемы отступить на задний план.

- Это из-за меня? - прохрипел инициатор, отпустив подбородок Ри. - Ты хочешь подписать контракт, чтобы меня перестали наказывать?!

Девушка не отвечала. Дайрен неожиданно осознал, что страх перед собственными ошибками и страх перед неотвратимой расплатой - это ерунда по сравнению со страхом, который он испытал сейчас. Можно вынести боль, как душевную, так и телесную. Но если Риана сдастся и подпишет контракт, погубив себя навеки... Такого он точно не вынесет!

- Не вздумай! Слышишь? Не поступай так со мной! - орал Дайрен. Он схватил кандидатку за плечи и потряс, надеясь таким образом вправить ей мозги. - Если ты не в силах смотреть на то, что со мной делают, убирайся в свой дом! Но ни в коем случае не делай меня виновным в твоей гибели! Не сейчас, когда я рискую всем ради того, чтобы помочь тебе! На мне и так слишком много крови, не добавляй еще и своей!

Риана лишь испуганно хлопала ресницами. Дайрен пришел в себя. Его руки упали. Он опять почувствовал себя обессиленным и ни на что не годным.

- Прости... я не должен был кричать, - тихо признал инициатор. - Это я виноват. Вываливаю на тебя свои проблемы, заставляю смотреть на свои слезы и сопли... Даже не заметил, как это для тебя тяжело. Прости! Это не повторится, обещаю! Буду держать свои эмоции под контролем! Только не подписывай этот проклятый контракт!

- Это ты меня прости! - всхлипнула Ри. - Обещаю, ничего не подпишу! Только не гони меня! Позволь быть рядом с тобой! На самом деле мне ведь страшно! Очень страшно! Храброй я становлюсь только тогда, когда ты рядом!

Дайрен не позволил себе отвести от нее взгляд.

- Я не хочу, чтобы ты уходила, - вырвалось у него. - Я тоже боюсь! Но как я могу требовать от тебя поддержки после того, что натворил?

Губы Рианы дрогнули.

- Глупый! То, что ты понял, что наворотил, это хорошо, очень хорошо! Но это не значит, что ты должен уничтожить себя из чувства вины! Твоим жертвам от этого лучше не будет. Просто не губи никого больше... Кстати, сейчас ты жертвуешь собой, чтобы помочь мне. Это добрый поступок, разве не так?

Дайрен не верил своим ушам. Она пытается его оправдать? Серьезно???

- Разве этого достаточно? - горько усмехнулся проклятый. - Прошлого не исправить. Всего, чего я натворил, с избытком хватит на то, чтобы обеспечить мне место в Нижнем мире. Поздно я спохватился! Вечные муки - справедливое наказание для меня!

-Но ведь есть не только справедливость, дорогой! - Риана была полна решимости донести до инициатора свою точку зрения. - Гораздо важнее справедливости - милосердие. Я уверена, что Единый может простить тебя. Тебе лишь придется принять Его прощение и, что важно, суметь простить самого себя.

- Как? Как меня можно простить? Наказать меня - вот что правильно! Как я могу не испытывать к себе ненависти? И как ты можешь не испытывать ненависти ко мне? Не понимаю...- Дайрен пошатнулся, упал на землю и свернулся в клубок, поджимая колени к груди. Он жалел о том, что вообще родился. Никогда не существовать - вот какой был предел его мечтаний в этот момент.

Проклятый смирился с тем, что Риана находится на арене. Да, лучше бы ей держаться от него подальше. Но, если без него ей страшно, то пусть будет рядом, а то неясно, каких глупостей наделает.

Все же пользоваться ее добротой и принимать ее помощь и сочувствие далее просто немыслимо. Не заслуживает он этого. И ничего хорошего близкое общение с ним Риане не принесет. Он способен лишь вредить и уничтожать.

Нужно отгородиться и больше не подпускать близко. Для ее же пользы. Да, будет больно.

Так ему и надо.

Пусть вся боль во вселенной придет и обрушится на него. И пусть окончательно и непоправимо раздавит.

Так ему и надо.



Глава 9



Один день уходил, другой приходил...

Дайрену давали сутки для отдыха, а потом вновь погружали в воспоминания жертв. На неделю, не меньше. Иногда больше.

Проклятый ни на что не жаловался. Покорно принимал наказание. И молчал.

Риана начинала паниковать. Вот он, Дайрен. Близко. В то же время он удаляется от нее все дальше и дальше. И она ничего не может с этим поделать.

Проклятый не отталкивал ее, когда она прижималась к нему ночью, чтобы согреться. Не отшатывался, когда она вытирала у него со лба пот днем, когда жара становилась нестерпимой. Он просто делал вид, что не замечает ни ее, ни ее прикосновений. Обидно. Но она не уйдет.

Дайрен все глубже и глубже погружался в ненависть. К самому себе. Люди, которых он погубил, заслуживали того, чтобы их палач заплатил за свои преступления. Свою жажду выжить проклятый заклеймил как недостойную.

Все же существовало одно "но". Риана. Она зависела от него. Пока он жив, ей не назначат нового инициатора. Но если он сдастся, отправится на Терру и даст наконец людям себя убить... К Риане пришлют другого проклятого, который ее жалеть не будет. Сколько сможет продержаться его девчонка под пыткой? Дайрен подозревал, что недолго. Она, конечно, молодец, но физическая боль есть физическая боль.

Вывод: раз под пыткой не продержится Риана, держатся надо ему. Сколько? Столько, сколько понадобится. О будущем проклятый старался не думать. С настоящим бы справится.

Демон отсутствовал. Вместо него на арене появлялся Промир. Для того, чтобы погрузить Дайрена в воспоминания жертв и чтобы вывести его из этого состояния. Но не только. Каждый раз глава города предлагал Риане подписать злосчастный контракт и взамен оставить Дайрена в покое. И каждый раз девушка оказывалась перед непростым выбором.

Ей хотелось кричать: "Да, да, все что угодно!". Проще всего было согласиться и избавить себя от мерзкого чувства вины за происходящее. Но! А как же Дайрен и его чувства?

В первый раз он поставил интересы другого человека выше своих собственных. Что Дайрен почувствует, если она подпишет договор, да еще и ради того, чтобы ему не причиняли боли?

Он не простит себе. Не простит ей.

Дайрен и так себя ненавидит. Чувство вины за то, что не смог ее спасти, только прибавит дров в этот огонь. Дайрен не выдержит. Сомнений нет.

А значит - никаких контрактов!

С другой стороны: сколько продержится Дайрен, снова и снова погружаемый в воспоминания жертв? Он уже уверен, что с ним поступают правильно. Что заслужил все это и даже больше. В глазах инициатора поселилась покорность, пугающая Риану до дрожи. Хуже всего, проклятый упрямо делал вид, что никакой Рианы не существует. И это плохой показатель.

Что делать? И где эффект Шутника, когда он так нужен?! Теперь, видимо, ожидается, что и она должна пораскинуть мозгами и вообще хоть немного поучаствовать в процессе собственного спасения. Но именно сейчас Риана чувствовала себя непроходимо тупой. Должно быть хоть что-то, что она может сделать в данной ситуации! Но ЧТО?

Девушка отдала бы что угодно за подсказку, пусть даже самую маленькую. Но розовое небо молчало. Молчала фиолетовая луна ночью и кровавое солнце днем. Молчал песок на арене. И даже ветер нагло молчал. Риана снова и снова звала Единого, но ничего не происходило. Ничего.

В душе кандидатки медленно зарождалось чувство, что Вышний забыл о ней. Вот просто взял и забыл, и теперь она осталась совсем одна, без Его помощи и поддержки. А сама она не справится. Паника медленно перерастала в отчаяние.

Умом Риана осознавала, что Единый не забывает никого. Но чувствами управлять уже не могла. Отчаяние начинала подтачивать ее изнутри. Рядом с вопросом, сколько продержится Дайрен, появился новый, еще более пугающий: а сколько продержится она сама?

Риана знала, какой ответ будет правильным. Столько, сколько нужно! Вот так и никак иначе! Если она сломается, то подведет Дайрена. И не только.

Подведет Единого. Себя, в конце концов! Ни! За! Что! Подумаешь, какое-то там отчаяние! Чувство вины! Панический страх! Потерпит, не маленькая! Дайрену приходится намного хуже, а он не жалуется!

Риана не собиралась так легко сдаваться.

Деннис начинал терять терпение. Все шло совсем не так, как он планировал. Риана не спешила подписывать договор, а Дайрен не спешил, преисполнившись ненависти к самому себе, кончать жизнь самоубийством. Эти двое ухитрялись черпать друг в друге силу для сопротивления. Ну и Шутник не бездействовал, чтоб Ему пусто было!

Деннис боялся. Он терял контроль над ситуацией. Более того, демон начинал подозревать, что никогда ее не контролировал. Он не мог себе позволить потерять Риану и, тем более, Дайрена. Однако все к тому шло.

В его городе происходило нечто, не зависящее от него, нечто, противное ему до глубины души!!!

Проклятые делали собственные выводы. На их глазах творилось невероятное: Дайрен отказался исполнить приказ, а демон ничего не может с этим поделать.

Время, всегда игравшее Деннису на руку, теперь играло против него. Чем дольше сопротивлялся Дайрен, тем лучше проклятые осознавали простой факт: демон не всесилен. Проклятые всего лишь рабы, но что делают рабы, если почувствуют, что хозяин слаб? Правильно, восстают. Конечно, Деннис сможет поставить их на место. Придется поработать над наказанием, каким, чтоб мысль о сопротивлении больше не проникала в мозг ни одного проклятого. Пока что все поправимо.

Но если Дайрен сможет разорвать контракт, тогда и другие проклятые поймут, как это сделать. И некоторые будут пытаться. Потерпят неудачу. Будут пытаться снова. И у кого-нибудь получиться. Что даст силу продолжать остальным желающим. И Деннис не сможет остановить этот процесс. Замедлит, но и только. Шутник прочно обоснуется в Зачарованном городе. В его, Денниса, городе!!! И будет забирать Себе всех проклятых, каких только сможет. Его, Денниса, проклятых! Люциус не простит...

Нельзя этого допустить. Деннис принял решение вмешаться в происходящее на арене. Нужно разорвать связку Дайрен - Риана как можно скорее.

Деннис эффектно появился на трибунах.

Дайрен лежал на песке, сжавшись в комок. Его недавно привели в чувство и оставили отдыхать. Проклятому было настолько плохо, что появления демона он попросту не заметил. Лишь когда Риана, сидящая рядом с ним, тихо вскрикнула, инициатор открыл глаза, чтоб посмотреть, что же ее напугало. Осознав, кто почтил их своим присутствием, Дайрен с трудом поднялся на ноги.

Демон спрыгнул на арену.

-Дайрен, ко мне! Немедленно!

Проклятый медленно сделал шаг, другой... Риана вскочила и вцепилась ему в руку. Проклятый замер.

- Да что же это такое? - возмутился Деннис. - В конце концов, я твой хозяин или она???

Дайрен молчал.

- Девчонка не знает тебя! Она придумала себе идеальный образ, к которому ты не имеешь ни малейшего отношения! Она понимает умом, что ты такое, но не почувствовала этого сердцем. Не осознала окончательно! Число твоих жертв настолько огромно, что кажется нереальным! Но, если бы она увидела своими глазами, на что ты способен, ее вырвало бы от отвращения! Я тебе уже говорил это, но ты не слушал. Хочешь убедиться в моей правоте?

Дайрен молчал.

Деннис перевел взгляд на Риану.

- Ты же хочешь увидеть прошлое Дайрена, не так ли?

Девушка сглотнула.

- Я вижу, что хочешь! Твое любопытство на сей раз тебя подвело! Пока ты не подписала контракт, мне нужно твое согласие, чтоб напрямую действовать на твою душу, и я его получил! Так смотри!

Демон взмахнул рукой и девушка, взвизгнув от боли, упала. Риана не видела ни испуганного инициатора, ни смеющегося Денниса.

Кандидатке казалось, что она стоит посередине большой деревни. Вечер. Возвращаются с полей усталые мужчины и женщины. Бегают дети. Знакомая картина. Но дома какие-то странные, таких Риана еще не видела. И одежда на людях незнакомая. Где она?

Вдруг земля дрогнула под ногами. Громкий, жуткий смех пронесся по деревне, заставив людей в ужасе озираться. Источник звука находился в небе.

На фоне заходящего солнца висела в воздухе темная фигура и протягивала к остолбеневшим людям свои руки.

- Сдохните! Вы все сдохните! - злобно закричало нечто и подлетело поближе. Прекрасное лицо казалось уродливым от перекосившей его ненависти. Светло-серые глаза метали молнии.

Риана посерела от ужаса.

- Дайрен...- выдохнула девушка. - Дайрен! - заорала она изо всех сил.- Что ты делаешь??? Ты меня пугаешь! Прекрати немедленно!

Никто ее не слышал. Никто ее не видел.

Жители деревни сбились в группу, с раскрытым ртом наблюдая за летающим чудом. Дети жались к родителям, инстинктивно чувствуя недоброе. Лишь один старичок бегал кругами и дребезжащим голоском советовал бежать, пока не поздно, так как создание в небе - скорее всего проклятый. Но люди не могли пошевелиться, словно что-то схватило их и не отпускало.

- Не узнаете меня? - иронично поинтересовалось парящее существо. - Я Дайрен, а вы сейчас заплатите, за все заплатите!

-Нет! - заорала Риана, поняв, наконец, что именно наблюдает. Хотя знала, что кричать бесполезно. Все уже произошло давным-давно, и прошлого не изменить. И она не участник, а лишь зритель. - Деннис, чтоб тебя! Прекрати! Я не хочу этого видеть! Прекрати!

- А поздно! - прозвучал в ее голове насмешливый шепот демона. - Смотри и наслаждайся процессом!

С ладоней Дайрена сорвались огненные шары и полетели к парализованным людям. Секунда - и пламя охватило всех и каждого. Удерживающая сила исчезла, и горящие люди побежали, пытаясь спасти свою жизнь и оглушительно вопя от боли. Старые, молодые дети... Некоторые катались по земле, пытаясь сбить пламя, некоторые обливали друг друга водой, но все без толку. Огонь не гас и продолжал заживо пожирать свою добычу. Загорелись дома, хозяйственные постройки. Горели животные, домашняя птица... Сгорали в колыбелях младенцы. Сгорало все живое и не живое. Часть обезумевших от боли и ужаса людей побежали в поле, часть - в лес, принеся огонь и туда. Пожар превратился в стихийное бедствие и побежал дальше, к близлежащим поселениям.

Риана орала и не могла остановиться.

А чудовище в небе радостно смеялось и буквально сияло от удовольствия и наслаждения.

- Благодарю, Деннис, - шептало существо по имени Дайрен. - Это именно то, о чем я всегда мечтал! Теперь я счастлив! Благодарю!

Риану выбросило обратно в реальность.

Девушка дернулась и попыталась отползти от склонившегося над ней Дайрена.

- Отойди от меня, отойди!!! - завопила она, потеряв голову от ужаса.

Теперь дернулся Дайрен. Риана повернулась на живот, и ее стошнило. Девушка не видела, как побледнел ее инициатор. Не видела, как опустели его глаза. Кандидатке было не до этого. Она изо всех сил пыталась остановить рвоту, но у нее ничего не получалось. Дайрен начал медленно пятиться от нее в сторону светящегося от радости Денниса. Его пакость удалась на славу! Теперь стоило закрепить успех.

- Вот видишь! - объявил демон.

Проклятый наконец осознал, к кому он, собственно, движется, и прирос ногами к земле, не в силах сделать шаг ни в перед, ни назад. Потом нехотя обернулся в сторону хозяина, понимая, что стоять к нему спиной - непозволительная роскошь. Демон кивнул.

- Посмотри на Риану! Ты теперь ей противен!

Дайрена начало трясти. Ри попыталась что-то сказать... Бесполезно! Рвотные порывы свели на нет способность внятно произносить слова. Стоящий спиной к ней инициатор не заметил ее попытку вмешаться в разговор. Все его внимание занимал теперь Деннис.

-Я же говорил тебе, что у тебя есть только я! - разливался тот соловьем.- Лишь я буду рядом, лишь мне ты не противен, лишь я способен принимать тебя таким, каков ты есть!

Дайрен слышал это уже не в первый раз, но только сейчас ему было по- настоящему невыносимо осознавать, что демон все же прав. Чувство утраты неожиданно подкосило проклятого, показав, насколько сильно за такой, в сущности, небольшой срок, он успел привыкнуть к тому, что рядом кто-то есть. Все закончилось. Он опять один. И ведь знал, что так и будет. Почему же ему так плохо?

- Отомсти этой гадине, так нагло игравшей на твоих чувствах! - коварно предложил Деннис. - Она вводила тебя в заблуждение, так как ей была нужна твоя помощь. Ты никогда и ничего для нее не значил. Заставь ее страдать! Заставь ее подписать контракт со мной! И я позволю тебе жить, как ты и хотел. Верну красоту. Верну твои силы. Больше никто не осмелится причинить тебе боль!

-Кроме тебя... - прошелестел несчастный. - Или главы города...

- Как ты смеешь, щенок! - взорвался хозяин. - Я предложил тебе свое прощение! А ты иронизируешь?

- Просто я знаю, чего стоит твое так называемое "прощение"... - с горькой усмешкой произнес Дайрен. - Очень хорошо знаю. А Риана... Конечно, то, что ты ей показал, вызвало у нее отвращение. Это нормальная реакция. Я ее понимаю. Мне самому противно! Как я могу требовать от нее каких-то других чувств? Все правильно. Мне не за что ей мстить. Я лишь хочу, чтобы она навсегда покинула Зачарованный город, так и не подписав контракт. Хочу, чтобы была счастлива. Хочу, чтобы полюбила нормального парня, достойного ее. Хочу, чтобы вышла замуж и родила детей. Хочу, чтобы прожила долгую жизнь, не омраченную горем и болезнью. Хочу, чтобы после смерти она обрела свое место рядом с Шутником в Верхнем мире. Хочу, чтобы рядом с ней оказался и ее муж. Чтобы они соединились в Верхнем мире навеки. Хочу, чтобы она наслаждалась там покоем и никогда, НИКОГДА не вспоминала бы такого, как я. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы так и случилось.

Деннис был настолько шокирован, что некоторое время не мог произнести не слова, лишь что-то возмущенно булькнул. Риана замерла, потрясенная услышанным. Ее желудок наконец-то перестал возмущаться. Кандидатка вытерла рукавом рот и, шатаясь, поднялась на ноги.

- Ты хочешь страдать ради девчонки, которую тошнит при мысли о тебе? - наконец обрел дар речи демон.- Ты с ума сошел?

- Я буду страдать, так или иначе, - голос Дайрена, вначале слабый и еле слышный, потихоньку крепчал. - И это тоже нормально - я заслужил. Так пусть мои страдания хоть раз принесут кому-то пользу, вместо того, чтобы навредить. Можешь делать со мной все, что хочешь. Я не передумаю.

Демон оскалился. План, такой продуманный и, казалось, беспроигрышный, с треском провалился. Еще одно очко в пользу ненавистного Шутника и Его марионетки крестьянки, чтоб им обоим пусто было. Еще немного, и они победят! Ситуация требует радикальных мер, причем немедленно!

- Думаешь, что я не могу заставить тебя пытать твою драгоценную Риану? - злобный голос Денниса, казалось, разносился по всему городу, заставив жителей попрятаться по домам от греха подальше. Страх попасть под горячую руку пересилил желание понаблюдать за укрощением строптивого раба. - Так подумай еще раз! Ты подписал контракт и принадлежишь мне душей и телом. И я могу пользоваться и тем, и другим, когда захочу!

Демон молнией метнулся к проклятому, не успевшему среагировать, и нырнул в его тело. Миг - и Деннис исчез. Дайрен стоял, опустив голову и не двигаясь.

- Дай? - робко позвала Риана. Тот повернул голову и улыбнулся.

Ри завопила - злорадная улыбка была знакомой и не принадлежала Дайрену. Из глаз ее друга на девушку смотрел демон по имени Деннис.

- Ну что, поиграем? - голосом Дайрена позлорадствовала сидящая в нем тварь.

-Мамочки! - пролепетала кандидатка. Да, демон не мог причинить ей вред самостоятельно. Однако Дай был человеком. То, что им теперь управляли изнутри, не считалось. Деннис, кажется, наконец получит желаемое.

Лицо Дайрена перекосило.

- Беги...- с трудом прошептали его губы.

Риана инстинктивно последовала совету, хотя понимала бессмысленность своих действий. Она в Зачарованном городе! Нет здесь места, где она могла бы спрятаться! Некуда ей бежать!

- Правильно мыслишь! - ехидно произнес Дай... Нет, демон.

Именно Деннис, управляющий теперь телом Дайрена, бросился наперерез Риане, преграждая путь к отступлению, и схватил ее за плечи.

-Подпишешь контракт сразу или дашь мне повод поразвлечься?

- Дайрен! - беспомощно пискнула кандидатка.

- Больше он тебе не поможет! - весело проинформировал демон.

Из глаз инициатора покатились слезы, совершенно не гармонировавшие с радостно-ехидным выражением его лица.

Риана зажмурилась. Это было все, что она могла сделать.

Боль. Ри думала, что она познала самое худшее, когда Промир бил ее кнутом. Но это были лишь цветочки, по сравнению с тем, с чем она столкнулась сейчас. Даже не цветочки, а так, маленькие росточки. А вот теперь девушке пришлось познакомится с ягодками. Риана даже не понимала, что именно делал с ней Деннис. Она, забыв о гордости, вопила как резаная, умоляла о помощи Единого, умоляла Денниса остановить пытку.

-Подписывай договор, маленькая дрянь, - голос демона звенел от ярости. - Подписывай, и все закончится!

Но, даже обезумев от боли, Риана не забыла главного: от ее решения зависит не только ее собственная судьба. Дайрен... Нельзя...

-Нет! - вместе с кровью выплюнула Риана.

Снова и снова она повторяла:

-Нет! Нет! Нет...

И так до тех пор, пока не потеряла сознание.

Приходила в себя Риана постепенно. Вначале она осознала, что лежит на песке, и у нее ничего не болит. Некоторое время она просто лежала, не открывая глаз. Девушка раньше и не догадывалась, какое это блаженство - отсутствие боли. Она упивалась этим чувством, как дорогим вином. Всю свою жизнь Ри была здорова. И воспринимала это, как само собой разумеющееся. Теперь понимала, что ей был дан драгоценный дар, а она не ценила его. Молча Риана поблагодарила Единого за семнадцать лет без боли. И за этот миг, за возможность просто лежать и не испытывать никаких неприятных ощущений.

Как мог Дайрен провести столько времени в этом местечке и не сойти с ума? Наконец-то Риана смогла оценить своего инициатора по достоинству и понять, что сама она такой силой воли не обладает. Как скоро она сломается?

Стоп! Дайрен!

Она более-менее в порядке, а что с Даем? Демон воспользовался его телом, а это бесследно не проходит! Дайрену, скорее всего, очень плохо, а она тут на песочке загорает!

Ри села, распахнула глаза и покрутила головой в поисках проклятого. Он лежал в нескольких шагах от нее, раскинув руки и ноги под неестественным углом, и не подавал признаков жизни. Испугавшись, Риана подползла поближе. Глаза Дайрена были открыты, но казались мертвыми. Девушка осторожно дотронулась до его руки и испугалась еще больше - кожа инициатора была ледяной. И он даже не заметил ее прикосновения. Дело дрянь.

- Дайрен! - дрожащим голосом позвала кандидатка. Безрезультатно.- Дайрен! - громче повторила девушка и потрясла лежащего за плечо. - Пожалуйста, приди в себя! - Риана разрыдалась.

Инициатор еле заметно вздрогнул.

-Холодно, - прошелестел он.- Как же... холодно...

Деннис проник в тело проклятого, как нож проникает в масло. Дайрен не смог ему помешать, хотя старался изо всех сил. Его тело пронзили тысячи ледяных иголок. Ему было негде спрятаться, нечем было согреть свою душу, нечем прикрыть ее от холодного пронизывающего ветра. Он замерзал заживо. И демон не собирался его щадить, наоборот, старался сделать процесс как можно более мучительным. Деннис проникал во все закоулки его души, вытаскивал наружу все то, что он так пытался скрыть. Высмеивал самые сокровенные мечты. Без сожаления уничтожал самое дорогое, то, что помогало выживать и бороться. Наслаждался его агонией. Его бессилием. Его ужасом. Его потайными страхами, вдруг ставшими явью.

Его руки, причиняющие боль Риане... Ее оглушительные крики... И он не мог это остановить... Он не мог защитить ни ее, ни себя... Он ничего не мог...

-Не трогай Риану! Не моими руками...Прошу...Я сделаю все, что ты хочешь. Умру, если хочешь. Только остановись! Умоляю! - безмолвно взывал к демону несчастный, а тот смеялся.

-Ты и так сделаешь все, что я захочу! Не пытайся торговаться со мной, тебе просто нечего мне предложить. Осознай, наконец - ты всего лишь моя вещь! И существуешь лишь для того, чтобы я тобою пользовался. Вещь не может отказаться служить хозяину. Смирись!

Некуда было спрятаться от этих слов. Они секли сильнее любого кнута. Он всего лишь вещь... Не может привязаться к кому-либо. Не может защищать... А почему? Потому что он всего лишь вещь... И больше ничего.

Дайрен даже не заметил, когда пытка Рианы подошла к концу. Не заметил, когда Деннис покинул его тело. Не заметил, что уже не стоит, а лежит. Он замкнулся в своей боли, в своем отчаянии, и не замечал ничего. Еще немного, и он перестанет чувствовать. Зачем вещи чувства? Перестанет мечтать. Зачем вещи мечты?

Останется только мучительное, ледяное одиночество, презрение и ненависть к самому себе. Он сам это выбрал. Это то, что он заслужил. Он вещь демона, не способная творить добро. Лучшее, что с ним можно сделать - уничтожить. Чтобы он больше никогда и никому не причинил вреда.

Его кто-то звал. Кто-то плакал над ним. Риана? Что она делает, почему не бежит от него подальше?

Холодно...Как же...холодно.

Дайрен не сразу понял, что произнес это вслух. Он не хотел жаловаться. Просто ему было так невыносимо холодно... А ее руки были такими теплыми, что, казалось, оставляли ожоги на его коже.

Но Ри его услышала и стала растирать его ладони, пытаясь согреть. Глупая... Эти руки только что пытали ее. Зачем она трогает их? Холодно...

-Не надо. Оставь меня...Уходи...

Она не слушала. Плакала. Положила ладонь ему на лоб... Зачем?

- Я подвел тебя, Ри... Деннис может вернуться в любой момент и продолжить начатое. Тебе больше незачем оставаться рядом со мной. Уходи...Прошу... - беспомощно бормотал инициатор.

Риана осторожно дотронулась пальцами до губ Дайрена, и тот умолк.

- Да что же это такое? Ты постоянно пытаешься меня прогнать! Сколько можно? Я не уйду! Заруби это себе на носу!

- Но Ри... - проклятый сел. - Я больше не могу быть тебе полезен. Зачем дальше притворяться?

Кандидатка чуть не подавилась от возмущения.

- Приплыли, называется! То есть теперь ты считаешь, что Деннис и Промир правы? Что я просто использую тебя для своего спасения? А на самом деле мне на тебя наплевать? Так, что ли???

- Такого, как я, надо использовать. Унижать. Причинять боль. Со мной иначе нельзя.

Риана длинно и грязно выругалась, поминая мать и родственников до пятого колена. Слышать Дайрена, ЕЕ Дайрена, произносящего ТАКОЕ было невыносимо. По сравнению с этим физическая боль была практически ерундой.

Страхи Рианы полностью оправдались. Действия Денниса практически уничтожили Дайрена. Если она не сможет до него докричаться, она его потеряет. Навсегда.

- Посмотри на меня, пожалуйста, - жалобно попросила Риана. Дайрен был слишком измучен, чтобы спорить. Проще было подчиниться. Он ждал, что Ри скажет нечто такое, что раз и навсегда убьет в нем способность надеяться. Но это необходимо. Он должен помнить свое место.

-Помнишь, ты спрашивал, как можно не испытывать к тебе ненависти после того, что ты сделал?- тихо начала девушка и протянула руку к проклятому.

Тот отодвинулся, не давая до себя дотронуться, и устало кивнул. Вот сейчас она признается, что тоже его ненавидит...

-Я не ответила тебе тогда. И зря. Отвечу сейчас,- Ри вздохнула. Дайрен тоже вздохнул, готовясь услышать неизбежное. Он с удовольствием отвел бы взгляд от ее лица, но она просила смотреть на нее, и он смотрит... И с удивлением видит, как дрожат губы кандидатки. Она опасается сказать ему правду? Думает, что он будет мстить? Она его боится ... И правильно делает. Но как же холодно... и одиноко...

- Есть чувство, которое сильнее ненависти, - Ри опять надолго замолкла. Дайрен не понимал, к чему она ведет. - Например, любовь...

Проклятый уставился на девушку больными глазами.

-Что ты сказала???

- Я люблю тебя, поэтому не могу ненавидеть, - четко выговаривая каждое слово, произнесла Риана.

Дайрен содрогнулся. Такого сильного удара он от нее не ожидал.

- Зачем ты врешь? Ты, возможно, из лучших побуждений... Но слышать такую ложь невыносимо! Не надо, пожалуйста! - с трудом пролепетал проклятый, стыдясь своей слабости. Как он смеет просить ту, которую сам пытал? Ту, которой сам в свое время наговорил много лжи? Его зло к нему и вернулось.

- Ты думаешь, что я говорю неправду? - Риану трясло. Если он ей не поверит, все будет кончено. Ну почему правда звучит как отъявленная ложь? Почему она не способна подобрать правильные слова? Почему так сложно признаваться в своих чувствах?- Это не так! Если бы не ты, я уже была бы проклятой! Меня пытали бы и сломали! Только благодаря тебе я еще свободна! Как я могу тебя не любить?

- Зачем ты продолжаешь врать? Что тебе нужно, Ри? Я больше не в состоянии защищать тебя. Разве только... Ты хочешь, чтобы я защитил тебя от себя?

-Чего???

-Ты хочешь, чтобы я убил себя, так? Ведь, если я умру, то не смогу пытать тебя. Ты этого от меня ждешь?

-НЕТ! - завопила Риана так громко, что чуть не сорвала голос.

Дайрен лишь беспомощно прикрыл глаза.

Ри была в двух шагах от нервного срыва. Ей захотелось схватить инициатора за плечи и трясти до тех пор, пока он не придет в себя. Но девушка прекрасно понимала, что насилие здесь не поможет. А учитывая то, как с Дайреном здесь обращаются, даст обратный результат. Ей надо взять себя в руки и успокоиться. И успокоить инициатора. В том состоянии, в котором Дайрен пребывал сейчас, он явно не способен воспринять то, что она пытается до него донести.

Риана медленно вздохнула и выдохнула. Затем сосчитала в уме до десяти. И в очередной раз попросила Единого помочь ей хоть немного. Потом взглянула на инициатора. Тот все еще сидел, закрыв глаза, и ждал от нее очередной гадости.

Ри еще раз вздохнула. Возможно, если бы у нее было больше опыта в общении с людьми, она знала бы, что сейчас делать. Что ж, придется обходиться тем, что есть.

Девушка протянула руку и коснулась изуродованной щеки Дайрена. Проклятый дернулся, но не отстранился.

-Ты действительно совсем замерз, - Ри придвинулась, прижалась к проклятому и положила голову ему на плечо. - Так теплее?

- Да, - прошептал Дайрен. Ему нелегко далось это, казалось бы, такое простое признание.

-Глупый, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? Ты снова сам над собой издеваешься! Причем в лучших традициях Денниса. Не Я хочу твоей смерти! Ты сражаешься за право жить не только с Деннисом - ты сражаешься с СОБОЙ. Не веришь, что я тебя люблю, потому что сам себя ненавидишь. За что ты так с собой поступаешь?

- Как я могу любить себя, если я отнял жизнь у собственной матери? Если мой собственный отец желал мне смерти? - выдохнул Дай и не смог остановиться - слова полились потоком. - Я всегда чувствовал, что не имею права жить. Во мне всегда жила потребность уничтожить себя. И, в то же время, потребность жить, во что бы то ни стало. Меня просто разрывало на части. Поэтому я пытался заработать право на жизнь. Казалось, если я буду кому-то нужен, если кто-то будет меня любить... Тогда моя ненависть к самому себе и жажда самоуничтожения утихнет. Ведь если я хоть кому-то нужен, значит, имею право на существование. Я делал все, чтобы угодить отцу, чтобы стать тем сыном, о котором он мечтал. Я из кожи вон лез, чтобы понравится хоть одному человеку из моего окружения. Подстраивался под любого, обратившего на меня внимание. Делал то, что от меня хотели. Прислуживал. Когда надо мной смеялись, делал вид, что мне тоже весело. Но что бы я ни делал, этого было недостаточно. Я всегда был недостаточно хорош. Меня не считали достойным любви или дружбы. Наоборот, все считали своим долгом сообщить мне, какое я отвратительное существо. И тогда я научился ненавидеть людей. За то, что мне приходилось ломать себя, чтобы понравится им. За то, что их неприятие делало со мной. За то, что они толкали меня к смерти. За то, что отказывали мне в праве на существование. За то, что заставили меня возненавидеть себя с новой силой. А потом пришел Деннис...

Я согласился подписать контракт не только потому, что мне обещали красоту, силу и возможность отомстить. Главное - я обрадовался, что хоть кому-то стал нужен. Пусть даже демону. Что хоть кто-то считает меня достаточно хорошим пусть даже не для привязанности, а для того, чтобы мною воспользоваться в своих интересах. И я хотел быть использованным. Он так мало от меня хотел - чтобы я стал идеальным проклятым, разрушающим тела и души людей. И я старался соответствовать. Ведь тогда моя жажда самоуничтожения немного утихала, а жизнь приобретала хоть какой-то смысл. Но я ошибся. Деннис не способен к созиданию, он может только разрушать. И он разрушил меня без сожаления. Слишком поздно я понял, что, каждый раз, когда я причиняю вред живым существам, я убиваю часть самого себя. Безвозвратно. Болезненно. Оказывается, нельзя выживать за счет других. Пытаясь себя спасти, я, наоборот, добился лишь того, что от меня практически ничего не осталось. Но, не смотря ни на что, часть меня все еще пыталась бороться. И Деннис остался мной недоволен. Какая ирония - даже демону я не смог угодить!

Потом появилась ты. Я было вообразил, что нужен тебе... Что, возможно, даже понравился тебе. Ты даже не представляешь, как много это для меня значило. Ради тебя я готов был на что угодно... Но именно благодаря тебе я понял, что я намного хуже, чем мне казалось. Эгоистичное существо, думающее только о своем выживании и даже не замечающее, сколько вреда принес. Ничем уже не искупить. Так как такой, как я, может вызвать у тебя хотя бы симпатию, не говоря уже о любви? Даже я сам терпеть себя не могу!

-Как можно так дурить самому себе голову?! - возмутилась девушка.- Раз ты родился, значит, имел на это право. И пусть твой отец считал иначе! Единому, давшему тебе жизнь, лучше знать, не так ли? И тебя можно любить. Я люблю тебя!

Дайрен резко оттолкнул от себя Ри.

- Не надо! - задыхаясь, прохрипел инициатор. - Ты не можешь! Я ведь чудовище! Я погубил множество людей! Я пытал тебя! Я...

Риана снова положила ладонь на его губы, заставив замолчать. И медленно произнесла:

- Принимаю тебя! Принимаю твое прошлое, хотя оно и пугает меня до чертиков. Принимаю все в тебе, даже твою ненависть к самому себе. Принимаю твою боль, твое отчаяние. Принимаю и все равно люблю.

- Ты все врешь... - Дай по инерции продолжал сопротивляться, но до него медленно, но верно, начинало доходить то, что пыталась донести до него кандидатка.

Проклятый смотрел в ее глаза и видел то, от чего уже не мог убежать, как бы ни хотел. Любовь. Нежность. Даже...восхищение? Последнее потрясло проклятого до самого основания его изорванной души и выбило его из замкнутого круга отчаяния и ненависти, в который он сам себя загнал.

- Не вру! Ты самый сильный, самый храбрый, самый изумительный человек из всех, кого я знала. У Денниса не получилось уничтожить все доброе, что было в тебе, хотя, видит Единый, он старался изо всех сил.

- Во мне никогда не было ничего доброго...- тихо произнес Дайрен. Его руки задрожали.- Все, что ты тут наговорила... Это не про меня.

- Еще как про тебя! - добила коварная Ри.- Люблю тебя, идиот ты эдакий! Люблю!

Проклятый потер пальцами виски. Он был потрясен, убит, уничтожен одним этим словом: "люблю". Любит. Не смотря ни на что. Его, отвратительного, жалкого, злобного урода. Любит. Несмотря на всю гадость, скопившуюся в нем за века. Ухитряется даже разглядеть в нем что-то хорошее.

И как теперь с этим жить???

Правда выплеснулась на него, как лава из извергающегося вулкана.

ВСЕ БЫЛО НАПРАСНО.

Если Ри может любить его сейчас, значит, его тем более можно было любить в те давние времена, когда он еще не был проклятым.

Напрасно он чувствовал себя виноватым в смерти матери - в этом не было его вины. Напрасно потратил столько сил на то, чтобы заслужить право на жизнь - у него с самого начала было это право. Напрасно подо всех подстраивался, пытаясь стать достойным любви - он уже был достойным. Ему стоило только подождать, и он, несомненно, встретил бы кого-то, кто полюбил бы его. А может, кто-то любил его, а он не замечал, замкнувшись в своей ненависти к себе?

НАПРАСНО.

Если Ри все же способна любить его, то Тот, чья способность любить превышает возможности простого человека, тем более...

Дайрен осознал, что напрасно заключил сделку с Деннисом. Напрасно поверил, что от него отказался Единый, который умеет любить, как никто другой. Напрасно предал Создателя, который, оказывается, не предавал его никогда. Напрасно возложил на демона все свои надежды. Напрасно погубил столько народу. Напрасно погубил себя. Вся его жизнь была одной сплошной ОШИБКОЙ.

Это было слишком для несчастного проклятого. Дайрен откинул голову и захохотал. Проклятый принял правду, но было слишком поздно. Уже ничего не исправить.

-Дай, ты что?- испугалась Ри. - Чем я могу помочь?

Смех резко оборвался. Некоторое время Дайрен молча смотрел на сидящую рядом с ним девушку.

Ему казалось - еще немного, и его мозг взорвется. А в сердце билось нечто, чего Дай при всем своем опыте не мог опознать. Или уже мог?

- Ри я...Ведь я тоже... - понимание затопило проклятого с головой. Он задыхался.

А потом в груди взорвалась боль. В Зачарованном городе все начинается и заканчивается именно этим.




Глава 10



Земля содрогнулась с такой силой, что строения Зачарованного города рухнули, погребая под собой его раздавленных, но живых жителей.

Амфитеатр рушился вокруг Рианы и Дайрена. Девушка закрыла своим телом проклятого, спасая от летящих камней. Через некоторое время от города остались одни лишь руины.

И тогда показался демон. Земля под его ногами покрывалась трещинами. Легкое движение руки - и Ри отбросило от того, кто вызвал гнев демона.

-Не трогай ее! - прохрипел Дайрен.

-Ненавижу! Ненавижу!- шипела тварь. - Ты сам понимаешь, что натворил, Дай? Ты же так хотел жить! И теперь собираешься умереть так глупо?

-Умереть? - Риана одним прыжком вернулась на исходную позицию. - Что значит "умереть"?

- То и значит, идиотка! - зарычал демон. - Дайрен умирает! Из-за тебя! Поздравляю!

- Ты врешь! - Риана зарычала ничуть не хуже демона. - Что на самом деле происходит?

- Как ты мне надоела! - лицо Денниса исказилось. - С каким удовольствием я свернул бы твою худенькую шейку! Ненавижу! Вас обоих! Вы превратили мой город в Шутник знает что! А теперь еще решили осквернить его любовью и смертью! Пошли вон!

Демон перенес инициатора и кандидатку на равнину, где так любил бывать Дайрен.

- Все равно в моем мире, но хоть не под носом у других проклятых, - пробормотала тварь. - Нечего им видеть подобную гадость! Вредно для здоровья! - демон повернулся к тем, кто нагло разрушал то, что он с таким трудом создал. - Посидите здесь и подумайте над своим поведением! Все еще можно исправить, было бы желание!

Деннис вернулся в город, который уже начал восстанавливаться. Руины снова превращались в дома, жители залечивали свои раны. Словно и не было жуткого землетрясения. Проклятые занялись своими делами, пытаясь показать, что их вовсе не интересует происходящее за стенами города. На самом же деле все их мысли были сосредоточены на Дайрене и его девчонке. Проклятые ждали, чем все закончится. Ждали и делали выводы.

Демону оставалось лишь надеяться, что все обойдется. Что ему удастся вернуть Дая на путь истинный. Тогда у Ри не останется ни единого шанса избежать контракта. Тогда все будет хорошо. Порядок восстановлен, а Люциус доволен. Потому что иначе...

***

Если бы Дайрен был один, он бы просто отдался на милость боли. Но Ри сидела рядом и старалась не разреветься. Ради нее проклятый попытался отодвинуть боль на задний план. Но это оказалось не так просто. Все свои силы Дай направил на то, чтобы не кричать. Больше он ничего не мог. Получалось лишь лежать, свернувшись в клубок, и до крови кусать губы. Но, несмотря на все его усилия, кандидатка не успокоилась.

- Что с тобой, Дай? - всхлипывала девушка. - Ты же не можешь, в самом деле, умирать?

Как не хотелось Дайрену отвечать! Но скрывать правду было бы, по меньшей мере, не честно.

- Прости...

- Да за что прощать? - взвизгнула Ри. Ее нервы сдавали.

- Я люблю тебя...

-Чего?

Проклятый воздержался от комментарий.

- Любишь? Правда? - волна внезапно нахлынувшего счастья чуть не затопила кандидатку с головой. Но к эмоциям подключился разум и начал анализировать ситуацию.- Подожди! Человек, подписавший договор с Деннисом, отказывается от способности любить. Навсегда!

- Это так. Все же проклятый может полюбить. Но за это приходится платить.

- Как мне надоели ваши бесконечные правила, заставляющие платить буквально за каждый вздох! - взвыла Ри и изо всех сил ударила кулаком по мху. - Как платить?- наконец задала она вопрос, пугающий ее до дрожи.

- Душа проклятого не приспособлена для того, чтобы вмещать любовь, Ри,- еле слышно отозвался Дай. - Тот из нас, кто посмел впустить в себя это чувство, умирает.

- Но в мире проклятых невозможно умереть!

-Нет правил без исключений. Так вот, это как раз оно. Даже пребывание в Зачарованном городе не может спасти проклятого с любовью в сердце. Он умирает, где бы ни находился.

- Что ты пытаешься мне сказать? - через силу выдавила из себя девушка.

- Я умираю. Любовь к тебе сжигает мое тело изнутри.

- Нет! - завопила Риана и забилась в истерике. Последние силы оставили ее.

-Прости, - грустно повторил проклятый.

Девушка изо всех сил пыталась взять себя в руки. Она царапала ногтями руки до крови, надеясь, что боль приведет ее в чувство.

-Не надо, Ри, - шептал Дайрен, вцепившись кандидатке в запястья и пытаясь удержать ее на месте. - Не надо...

И где не помогла боль, помогло это тихое "не надо". Что она, в самом деле, творит?

Риана замерла. Вздохнув, инициатор выпустил ее руки. Огонь, терзавший его изнутри, усилился. Больно...

-Дай, как это остановить? - выдохнула кандидатка.

-Никак, - простонал инициатор.

-И он солгал тебе, Ри! - авторитетно заявил демон, взявшийся непонятно откуда. - Снова! Существовали проклятые, впустившие в себя любовь, но ни один из них не умер! Ни один! Так как они знали способ, как это остановить! И Дайрен знает!

-Чего??? Дай?

Инициатор сжался в комок. И истерика, казалось, побежденная, снова подняла голову.

- Какого черта происходит? Мне кто-нибудь объяснит??? - завыла Ри.

-Не ори, я здесь, - спокойно отозвался демон, - и я все тебе, глупенькой, объясню. Мне не сложно. Я вообще добрый. А временами так просто ангел. Бывший.

- Очень смешно! - прошипела девушка и встретилась взглядом с представителем нечистой силы. - Ну, давай, объясняй. Я тебя слушаю. Все мое внимание принадлежит тебе, поздравляю! Итак?

Холодные глаза демона манили, обещая забвение. Жизнь без забот, проблем, без самого себя. Не надо волноваться ни за кого. Вообще ничего не надо. На какой-то миг это показалось Риане заманчивым. И она забыла что, собственно говоря, хотела узнать у Денниса. На миг. А потом вышвырнула коварную тварь из своей головы. И тогда страх вернулся. И девушка вспомнила, как опасен демон. Она была осторожна в беседах с Дайреном. В беседах с Деннисом следовала быть осторожной вдвойне. Втройне. А лучше бы вообще не говорить с ним. Но... Дайрен...

- Все очень просто, моя дорогая. Ты могла бы сама догадаться, не будь ты так непроходимо глупа, - мягко улыбнулся демон.

- Хватит уже о моем интеллекте! - не выдержала Ри.

- А не учили тебя, что старших перебивать не хорошо? - погрозил пальцем Деннис.

Ри заскрипела зубами, но промолчала. Дайрен важнее ее уязвленного самолюбия.

- Начну сначала, чтоб тебе было понятней, - наконец смилостивился Деннис. - Подписав договор, человек отказывается от любви. И решает, что, став проклятым, лишается самой возможности испытать это чувство. Однако это не так. И это не моя вина. Шутник виноват, чтоб ему пусто было! В результате проклятые страдают! Садист Он, не иначе!!!

Риана тихо пробурчала кто, по ее мнению, здесь садист. Демон был польщен, поэтому спокойно продолжил:

- Проклятый может испытать к кому-то симпатию, и заплатить за это болью. Может и полюбить, тогда боль будет намного сильнее. Однако, пока проклятый не осознал, что испытывает это запретное чувство, процесс самоуничтожения не запускается. Дайрен давно любит тебя, Ри. Но, пока он мог обманывать самого себя, это не причиняло ему существенного вреда.

-Почему?

- Пока проклятый не способен даже вообразить, что подобная пакость может проникнуть в его сердце, он от нее в какой-то степени свободен. Но, когда бедняга сознательно признается самому себе, что любит, то это губительное чувство начинает сжигать его заживо, на радость Шутнику. Но тут есть одна загвоздка,- демон погрузился в молчание.

-Какая?- не выдержала Ри.

- Чтобы умереть от любви, проклятый должен выполнить еще одно условие: принять это чувство и последствия. И ни один до сих пор этого не сделал.

- И как можно не принять любовь?

- Обратить ее в ненависть, глупенькая. Так что все просто. Чтобы выжить, Дайрен должен тебя возненавидеть.

Ри молчала. Ей не понравилось то, что она услышала.

- Но Дайрен выбрал смерть. И нагло врет тебе, так как знает, что только ты способна его остановить.

-Я?!

-Ты. Можешь уничтожить любовь Дая, предав его. Все равно как. Ударь его, что ли! Дайрен возненавидит тебя. И выживет. Любишь ли ты его достаточно, чтобы спасти? Или, на самом деле, ты любишь только себя, как и все последователи Шутника?

Ри пожевала губу, не зная, что ответить.

-Итак, я вас оставлю. Надеюсь, дальше разберетесь сами,- демон пропал, и так поспешно, что это напоминало бегство. Но сказанные им слова повисли в воздухе и легли ощутимым грузом на плечи Рианы.

-Дай?

-Даже не думай! - резко отозвался проклятый. - То, что я тебя люблю, не означает, что я тебе принадлежу! Ты не можешь указывать, когда и отчего мне умирать!

На пару минут девушка онемела от шока. Дайрен уткнулся лицом в колени и тоже молчал.

Ветер стегал тело Рианы, как кнут. И это привело ее в чувство.

- Я не понимаю... Пожалуйста, объясни мне! Зачем ты это делаешь? Зачем?

- Конечно, не понимаешь... Извини, я не должен был... Ты просто не понимаешь... - шептал Дайрен. Как ни странно, боль, терзавшая его тело, казалась почти терпимой, когда он говорил с той, которая прочно поселилась в его сердце. - Ты не знаешь, что значит быть проклятым, Ри. Кажется, у тебя есть все, но на самом деле это все не твое. Даже собственное тело. Чувства. Мысли. Жизнь. Все принадлежит не тебе, а Деннису.

Ри положила руку на его плечо, пытаясь поддержать, утешить. Жалея, что не может просто взять свои силы и отдать ему. Дайрен посмотрел на девушку, ища на ее лице следы презрения. Не нашел.

- В момент нашей смерти все дары, полученные от демона, отнимаются. Мы попадаем в Нижний мир, не имея в душе ничего, кроме пустоты и ненависти к себе. Вечность наедине с жаждой самоуничтожения...- голос проклятого прервался. - Но сейчас у меня есть нечто, что принадлежит только мне. Что Деннис не сможет отнять. Что останется со мной даже после моей смерти. Что я не потеряю, даже проведя вечность в Нижнем мире. Это моя любовь к тебе. И это я хотел бы сохранить, не смотря ни на что.

-Но ты умираешь!

-Я все равно когда-нибудь умру! И скорее рано, чем поздно. У меня не осталось ни сил, ни желания бороться за то жалкое подобие жизни, которое я влачу в Зачарованном городе.

Девушка качала головой.

-Подумай, Ри! Если я возненавижу тебя и продолжу свое существование, что тогда? Я уничтожу тебя. И еще многих, очень многих людей. Не хочу! Я и так уже натворил больше, чем способен понести. Хватит. Я слишком долго убегал от ответственности. Пора платить по счетам.

-Дай!- всхлипнула Риана, ища и не находя аргументов, способных переубедить проклятого.

Она пыталась и не могла смириться с мыслью, что она потеряет его именно сейчас. Она не готова. Не в состоянии. Не справится. Он нужен ей! "Ни за что!" - повторяло ее сердце. - "Не отпущу!". Предать инициатора ... Дайрен будет ее ненавидеть... Но он будет жить. Она сможет его видеть. Слышать его голос. Прикасаться к нему... Да, она хочет, чтоб Дай жил, не смотря ни на что!

Проклятый, наблюдавший за ее лицом, помертвел:

-Деннис не может отобрать у меня мою любовь. Это можешь сделать только ты. Не надо, прошу тебя! Позволь мне умереть на моих условиях, а не на условиях Денниса. Прошу...- Дайрен взял руку Рианы и уткнулся лицом в ее ладонь. Его трясло уже не только от боли.

Девушку тоже трясло. От стыда. Дай прав - он не ее собственность. Какое она право имеет решать за него? Причем основываясь лишь на своих эгоистичных желаниях!

-Прости!

- Спасибо, - выдохнул Дайрен и отпустил ее руку. - А теперь уходи. Нечего тебе здесь делать. Иди в свой дом, пока я не умру, никто тебя не тронет. Прощай!

-Что? Ты снова пытаешься меня прогнать?

-Просто я подумал, что тебе неприятно будет смотреть на то, как я умираю...

- Послушай! Да, я не хочу, чтобы ты умирал, но я тем более не хочу потерять то время, которое я еще могу быть с тобой. Ведь оно драгоценно для меня!

-Спасибо, - повторил проклятый и улыбнулся.

Ри подвинулась к нему и положила его голову к себе на колени.

- Так удобнее?

- Спасибо, - третий раз повторил Дайрен.

-А вот я не согласен! - заявил невесть зачем появившийся Промир.

-Да какое ты имеешь право...- это было уж слишком для бедной Рианы.

-Ри, замолчи, - перебил умирающий, и девушка ошалела от изумления.

-Вот именно, заглохни! - заорал глава города. - А ты, Дай, ты... Не смей умирать, скотина! Не смей оставлять меня одного! Что я, Шутник побери, буду делать без тебя?

Риана не верила своим ушам. Что она упустила?

-Прости меня, - попросил главный инициатор. - Боюсь, тебе придется искать другой смысл жизни.

-Не честно! - пытаясь спрятать слезы, заныл Промир. - Ты не можешь так поступить со мной! Ты принадлежишь мне! Ты мой!

-Прости...

-Будь ты проклят! Ненавижу тебя! - сорвался глава города и пропал.

Дайрен сжавшись в комочек, уткнулся лицом в живот Рианы. Девушка гладила его по волосам, одновременно пытаясь привести в порядок свои мысли.

-И что это было? - прошептала Ри, когда дар речи, наконец, к ней вернулся.

Дайрен хотел проигнорировать вопрос, но решил, что так вести себя нельзя. Что бы Ри не говорила о ценности времени, проведенного с ним, это время будет еще ценнее, если он сможет с ней говорить. Смотреть на нее. Улыбаться ей.

И он обязан обеспечить ей все это, как трудно бы ему не было. Он ей должен. И этот долг ему не выплатить никогда.

-Промир практически перегорел. Да, он мастерски это скрывает, особенно от себя самого. У него была цель - сломать меня, и это позволяло ему существовать дальше. Издевательства надо мной заставляли его чувствовать себя счастливым. Теперь я отнял у него это. И он испугался.

Проклятый вздохнул.

-Я всем причиняю боль, даже ему...

-Не надо, родной... Ты уж точно не должен винить себя в том, что после твоей смерти Промир не сможет над тобой издеваться. Это же абсурд!

Дайрен не ответил. Он был не согласен, но дальше дискутировать не было смысла. Риана тоже решила замять этот разговор. Проблема Промира не была сейчас актуальной. Ее можно обдумать и позже.

Все, что Ри на самом деле хотелось, это орать, пока не охрипнет. Но она не хотела огорчать Дайрена. Последнее, что он увидит, будет ее улыбка, а не зареванная рожа. И она была готова на все, чтобы это было именно так.

***


Дайрен лежал на спине, положив голову на колени Риане. Ее правая рука поддерживала его голову, а левая сжимала его ладонь. Он смотрел на нее снизу вверх и видел, какой нежностью светились ее глаза. В них не было отвращения, хотя то, что она видела, нельзя было назвать приятным зрелищем.

Дайрен стремительно старел. Волосы поседели, потом выпали, лицо покрыли морщины. Тело высохло. И, хотя в глазах Ри прятался страх, она боялась не ЕГО, а ЗА него. Она все-таки любила его. Не смотря ни на что.

Ему тоже было страшно. Но, не смотря на страх и боль, впервые в жизни он чувствовал себя... счастливым.

Какая ирония! Всю жизнь он гонялся за этим чувством, а испытал только сейчас. Но это ненадолго. Он скоро отправится туда, где счастья не существует. Нижний мир... Какая ирония! Только сейчас он понял, что сам уничтожил себя и возможность быть счастливым не только в этот короткий момент, но ВСЕГДА. В течении жизни и после смерти. Выбирая между Шутником и Деннисом, он выбрал неправильно. И еще никогда это не казалось ему настолько очевидным.

Даже то хрупкое счастье, которое стало доступно Дайрену сейчас, было омрачено. Беспокойством. Не только за себя, но и за ту, которую любит.

Он умрет, и Риана останется в Зачарованном городе, одна, без какой ли бы то ни было поддержки. И Деннис, и ее новый инициатор ее не пощадят. Как долго она продержится? Что с ней будет? У него в голове не укладывалась мысль, что его Ри может стать проклятой. Кто угодно, но только не она!

- Ри, обещай мне, - тихо попросил Дайрен.

- Все, что угодно, - отозвалась девушка и сморгнула непрошенные слезы.

- Ни за что не подписывай договор с Деннисом!

-Ты наконец-то поверил, что у меня есть подобная возможность?

-Как ни странно, но да! Теперь я понимаю, что если Шутник - любовь и источник любви... Он не мог оставить своих созданий без помощи. Воспользуйся ею! Как-нибудь... Не знаю как, но ты сможешь! Обещай, и тогда я смогу умереть спокойно.

-Обещаю! Не сомневайся, я справлюсь! Если не ради себя, то ради тебя так точно!

- И еще кое что... Когда выберешься из Зачарованного города... Выйди замуж. Роди детей. Живи так, чтобы после смерти попасть в Верхний мир. А меня забудь! Обещай!

- Гм, дай-ка подумать... Я обещаю выбраться из Зачарованного мира. И я буду любить людей. Но никогда не выйду замуж. Лишь тебя я люблю, так, как женщина может любить своего мужчину. И другого не будет!

-Но...

-Не перебивай! И детей у меня не будет. Никогда. Так как только от тебя я хотела бы их иметь. И я не забуду тебя! Никогда, ты слышишь!

-Но...

-Дай мне закончить! Я обещаю жить так, чтобы после смерти попасть в Верхний мир и встретится с Единым. И когда это произойдет, я расскажу Ему, что без тебя бы у меня ничего не вышло. Что, если бы не ты, я стала бы проклятой. Расскажу, что ты научился любить, не смотря на то, что ценой была смерть. Расскажу, что ты раскаялся. Что изменился. И буду умолять Его, чтобы Он тебя простил. Чтобы вытащил твою душу из Нижнего мира и переселил в Верхний, где тебе и место. Рядом с Ним. Рядом со мной.

-Ри...

-И я не отстану от Единого, пока не уговорю Его. Пусть даже мне понадобится для этого вечность. Вот это я тебе обещаю!

-Ты ведь не серьезно...

-Еще как серьезно!

По щекам проклятого покатились слезы, и в первый раз в жизни он их не стыдился.

- Я благодарен тебе... И я верю, что ты попадешь в Верхний мир. Но я не смогу, так как ничто нечистое не может существовать рядом с Единым. Не трать понапрасну время на попытки спасти меня от заслуженной участи.

-Ты доверяешь мне? Веришь, что я люблю тебя, не смотря ни на что?

-Да...

- Единый способен любить гораздо сильнее, чем все люди вместе взятые. Наша любовь - лишь отблеск Его любви. И раз я могу тебя любить таким, каким ты есть, то Он тем более может. Если я могу тебя принять, то тем более может Он. И если я могу простить тебя, то Он тем более может. А еще Он может то, чего я не могу - очистить тебя от всего наносного, что мешает тебе приблизится к Нему - горечи, гнева, ненависти, уныния. И после этого принять тебя в Верхний мир. Конечно, если ты сам этого хочешь. Если Ему это позволишь.

- Но захочет ли Он тратить силы на такого, как я?

- По-моему, Он уже это делает. Примешь ли ты Его прощение?

-Да... Если Он захочет простить меня, то да... Если на самом деле Он любит меня, то я принимаю его любовь с благодарностью... А если Он посчитает, что мое место в Нижнем мире, я приму и это, - Дай улыбнулся. - Но все же...Ты сейчас подарила мне то, что у меня давно отняли - надежду. Даже в Нижнем мире я не забуду твоего обещания. И буду ждать. Я принимаю...

Дайрен выдохнул и рассыпался в прах.

- Нет! - закричала Ри, пытаясь удержать в своих ладонях пепел. Потом откинула голову назад и завыла.


И тут раздался вопль такой силы, какой никогда не смогла бы издать Ри.

-Не бойся, - сказал тихий голос. - Это Деннис оплакивает потерю того, кого привык считать своей собственностью.

Ри подпрыгнула. Рядом с ней стоял человек, одетый как крестьянин, и грустно улыбался.

- Бедный ... - добавил неизвестный и замолчал.

Ри вытаращила глаза. Единственное, что она понимала - рядом с нею не проклятый. И не демон. Почему-то в последнем девушка была особенно уверена. Простоватое, обветренное лицо. И синие глаза, яркие, добрые и глубоко печальные. Ни у одного человека Ри не видела таких глаз.

"Крестьянин" смотрел на стены города и молчал. Девушка сложила два плюс два и получила четыре.

-Вы ангел?- робко поинтересовалась она.

- Угадала, - улыбнулся собеседник.

- И что ангел делает в мире проклятых?

- Чтобы сообщить тебе, что ты и твой друг прошли испытание. Душа Дайрена отправилась в Верхний мир, а тебе разрешается покинуть Зачарованный город.

-Значит, я была права? Существует способ для кандидата покинуть мир проклятых, не подписывая контракт? Существует возможность для проклятого разорвать контракт и получить прощение от Единого?

-Именно.

Девушка нахмурилась. Может, это все же не ангел? Может, это какая-то ловушка? Жизнь в Зачарованном городе научила ее ничего не принимать на веру. Может, это особо удачно замаскировавшийся демон?

-Но как? Мы так и не поняли, что от нас требуется! И мы не делали ничего особенного!

- Для того, чтобы разорвать контракт с Деннисом, проклятый должен, во- первых, осознать, какую ошибку совершил, заключив его. Во-вторых, осознать свои грехи и раскаяться в них. В-третьих, понять, что нуждается в помощи Единого и попросить эту помощь, не взирая на последствия. В-четвертых, перестать вредить другим, как бы Деннис не заставлял. В-пятых, и это очень важно, научиться тому, что категорически запрещено контрактом - научиться любить. Осознать эту любовь и принять ее, понимая, что это ведет к мучительной смерти. Перестать убегать от себя, своих грехов и их последствий. Осознать, что любовь - это дар Создателя. Осознать, какую ошибку совершил, отрекшись от Того, без которого невозможна полноценная жизнь. Научиться любить Создателя, и, как следствие, по- настоящему научиться любить себя, Его создание. И, в - шестых, умереть, согласившись предстать перед судом Единого и принять любое Его решение. Даже прощение.

- Как же все просто...- Теперь Ри верила собеседнику. Ни один демон не додумался бы до подобного.

- Для проклятых - сложно. Особенно когда им внушают, что разорвать контракт невозможно в принципе. Осознавшие свою ошибку просто впадают в уныние. Начинают активно разрушать себя и окружающих, усугубляя ситуацию. И погибают, сделав Нижний мир единственным возможным местом, где способна существовать их душа,- ангел замолк, разглядывая стены Зачарованного города.

Риана, наконец, осознала главное: Дайрен свободен. Получилось! Каким-то чудом, но получилось! Победа, елки зеленые!

-Ура-а-а!- заорала Риана и закружилась в танце. Ангел глядел на нее с улыбкой, с которой взрослый смотрит на забавные проделки детей. Грусть почему-то не покидала его глаз.

Клич девушки отражался от камней равнины, от стен Зачарованного города. Ветер разносил его по всему миру проклятых. Обитатели зажимали уши, настолько невыносимо им было слышать эту гадость.

Но в них зарождалось сомнение. Деннис обманул. Разорвать контракт возможно. Правда, необходимость сгореть заживо от любви никого не привлекала. Но новую информацию приняли к сведению. Когда-нибудь она принесет свои плоды.

И демон это прекрасно понимал. Его ярость в очередной раз вырвалась на свободу и сносила Зачарованный город. В ближайшем будущем обитатели мира проклятых не смогут развлекаться. Их ждут изощренные пытки, всех их. А то разбаловались! Они заплатят за то, что Дайрен стал недосягаем. Потеря любимой игрушки и ожидаемое наказание от Люциуса сводила Денниса с ума. Что касается Рианы из Радоса...

Бушующая вокруг буря не могла задеть девушку. Но танцевать она перестала. Ри смотрела на очередной раз разрушающийся город, и ей тоже стало грустно.

Кстати, о птичках...

-Я могу покинуть мир проклятых, не подписав контракт? Так ты сказал?

-Да. Предвидя твой вопрос, отвечаю: другие кандидаты, попав сюда, думали только о собственном спасении. Их не волновали проклятые. Наоборот, кандидаты считали себя вправе ненавидеть их, судить, смотреть на них свысока, хотя сами были в одном шаге от того, чтобы стать такими же. Нетерпение к чужим ошибкам и нежелание видеть собственные! Этого хватало, чтобы намертво прикрепить очередного кандидата к миру проклятых.

Ангел помолчал.

-Видишь ли, Ри, личность только тогда полноценна, когда способна выйти за свои пределы. Понять других. Любить других. Принимать чужую боль как свою собственную. И, таким образом, увидеть действие Единого в мире людей. Принять Его. Соединиться с Ним. Оставаясь при этом единственной и неповторимой личностью. И обрести свободу. От ненависти. Гнева. Депрессии. От того семя зла, которое посеяли демоны в людях. И, наконец-то, стать самим собой.

Девушка кивнула. Она не услышала ничего нового, но сейчас всем сердцем осознала справедливость этих слов.

-Замыкаясь на себе, человек теряет способность принимать все, что находится вне его личности. В том числе и помощь от Единого. Живые мертвецы не способны покинуть этот мир живых мертвецов. Но ты забыла о собственной выгоде, помогая одному из проклятых. Поэтому ты больше не принадлежишь этому месту, - воздух рядом с ними засиял. - Можешь уйти. Запомни одно: Дайрен прошел свое испытание. Ты же - другое дело. Твое испытание только начинается. От того, как ты проживешь остаток своей жизни в мире людей, зависит, попадет ли твоя душа в Вышний мир или отправиться к демонам в Нижний. Так что постарайся, Дайрен ждет тебя и очень переживает. Не подведи его. Меня. Единого.

-Я справлюсь! Я сохранила душу в мире проклятых! Не может быть, чтобы в мире людей это было сложнее! - усмехнулась Ри, шагнула в свет и пропала.

Она не видела слез в глазах ангела. Была слишком счастлива, чтобы что-либо замечать.

***

Риана спешила домой. Бабушка! Как она там? Здорова ли? Все ли с ней в порядке? Исчезновение любимой внучки наверняка ее сильно расстроило. Как она с этим справилась? И справилась ли? Бабушка!

Ри перенеслась из мира проклятых на опушку рядом с Радосом. И побежала. Так быстро, как только могла. Домой! К бабушке!



Глава 11



- Я вернулась!- заорала девушка, рывком распахивая дверь своей хижины.

Бабушка сидела на табуретке возле столика и чистила картошку. Увидев внучку, старуха отложила нож.

-Вернулась, значит, - прозвучал ровный голос Салины.

Все было как всегда. Ничего не изменилось. Вроде бы.

Вот только в глазах Салины не было радости. Они смотрели строго и с укором. Конечно же, бабушка недовольна. Она же не знает, где пропадала ее внучка. Наверняка решила, что та сбежала из дома. Ей просто надо все объяснить и она поймет и простит! Конечно, простит! Это же ее любимая бабушка!

-Ты не представляешь, что со мной случилось!

-Ты попала в Зачарованный город и стала проклятой?

-Да! Нет! Что??? - ошалела Ри.

-Не одна ты умеешь делать выводы,- мрачно усмехнулась старуха. - Ты пропала, не взяв с собой ничего. Если бы ты просто сбежала, ты прихватила бы с собой еду и одежду. Появилась спустя три года, и на тебе - то же платье, что было в день исчезновения. И оно не изменилось, хотя за это время должно было износиться.

-Прошло целых три года? - поразилась внучка.

-Вот видишь, ты даже не знаешь, сколько времени прошло. И что я должна думать?

-Ты у меня самая умная, ба! - порадовалась Ри.- Я действительно была в мире проклятых, но я...

-Я так и знала! - перебила Салина. - А ведь я ждала тебя, очень ждала! Все проклятые начинают с того, что уничтожают всех тех, кто знал их в человеческом облике. Так что давай, убей жителей нашего родного и любимого Радоса! Единственная просьба: меня прикончи в самом конце, чтобы я могла насладиться зрелищем!

-Ты что, с дубу рухнула? - обалдела девушка.

И пригляделась. Сидящая напротив пожилая женщина со злым взглядом вдруг показалась ей совершенно незнакомой. Что здесь происходит, в конце концов?

-Бабушка? - проскулила Ри.- Почему?

-Ненавижу! Всех их ненавижу! За то, что не помогли мне, когда я осталась одна с маленькой внучкой на руках. За то, что даже престарелые вдовцы не рассматривали меня как возможную невесту, и все из-за тебя! За то, что издевались надо мной, когда ты выросла и стала совсем ненормальной! За то, что смеялись, когда ты исчезла. Мол, внучка твоя в город проституцией заниматься пошла! Пусть все умрут! Медленно и мучительно! Ненавижу!

Ри молча смотрела на беснующуюся перед ней старуху, и в сердце ее заползал страх. Ей вдруг захотелось бежать, куда глаза глядят. Как ее любимая, добрая, замечательная бабушка могла превратиться вот в ЭТО?

-И свою жизнь я ненавижу! - продолжала вопить Салина. - Сначала все свое время тратила на сына, потом - на тебя! Так и не успела пожить для себя и порадоваться! Нужно было бросить вас к чертовой матери и свою личную жизнь устраивать! Для себя красивые платья покупать, а не вам игрушки! Самой есть лучший кусок, а не вам отдавать! А теперь поздно! Я уже старая! Жизнь прошла, ее не вернуть! Ненавижу свое морщинистое и больное тело! Зачем мне ТАКАЯ жизнь? Лучше умереть и не мучится! Так что убей меня, проклятая, и покончи с моим жалким существованием! Но сначала уничтожь Радос! Уж сделай мне такой подарок!

Ри метнулась к столу, схватила кружку с водой и выплеснула ее бабушке в лицо. Та закашлялась.

-Вроде от истерики должно помочь,- сухо прокомментировала блудная внучка. - Ну как, лучше? Или добавить?

-Как ты посмела... - захрипела старуха и вдруг подавилась. - Ты точно проклятая? Что-то методы у тебя... Не сходится что-то!

- Ну, слава Единому! - выдохнула Ри и смахнула выступивший на лбу холодный пот. Потом взяла полотенце и протянула собеседнице. - Не проклятая я, с самого начала пыталась это тебе сказать!

Пару минут в избушке царила мертвая тишина.

-Правда?- наклонила голову Салина, но полотенце взяла и вытерла мокрое лицо.

-Ага, - подтвердила Риана и присела на лавку.

-То есть ты даже проклятой не сумела стать???

Девушка порадовалась, что уже села, так как, услышав ТАКОЕ, точно не удержалась бы на ногах.

-Да что ж ты у меня такая непутевая! Нет от тебя никакого толку! Помощницей мне стать не смогла, так даже отомстить за меня, и то не можешь?!

-Э-э-э... Вообще-то я узнала, как можно разорвать договор с Деннисом! И узнала, как кандидат может покинуть Зачарованный город, вообще ничего не подписывая! Ты представляешь, что это означает?!

-Не представляю и представлять не хочу! Понимаю только одно: ты в очередной раз меня подвела!

У Рианы не нашлось слов, что было редчайшим случаем. Она просто открывала и закрывала рот, как выброшенная на сушу рыба.

-И знаешь что? Мое терпение закончилось! Убирайся!

-Что? - у девушки прорезался голос.

-Убирайся из моего дома, убирайся из Радоса! Чтоб духу твоего здесь не было! Иначе скажу нашим, что ты проклятая, и тебя убьют, долго не разбираясь!

-Не сможешь!

-А ты проверь!

-Я к отцу Надлену пойду! Он подтвердит, что со мной все в порядке!

-А ты не знаешь? - злобно захихикала Салина.- Умер он! Как ты пропала, так сразу и умер! Сердце не выдержало, уж очень за тебя переживал!

-Нет...

-Да! - передразнила бабушка. - Заступиться за тебя некому! Так что проваливай!

-Да что с тобой такое?! - прорвало Ри. - Ты вообще слышишь, что ты несешь?! Сначала приказываешь уничтожить Радос и убить тебя, теперь угрожаешь! Как ты можешь? Откуда в тебе это? Ты же добрый, хороший человек!

-Была доброй, да сплыла,- прошипела Салина. - Жизнь из меня все добро по капле выдавила! Ничего не оставила! А ты не смей мне морали читать! Вон из моего дома!

-Бабушка, пожалуйста...

-Вон! - взвыла старуха, схватила лежащий на столе нож и вскочила на ноги.

Ри не стала проверять, сможет ли бабушка причинить ей вред или не сможет. Она бросилась бежать со всех ног, подальше от избушки, где у нее было счастливое детство без горя и забот. Подальше от Радоса, где ее больше никто не ждал и не любил.

Дорога, ведущая в ближайший город. Шумящий листвой лес обступил с обеих сторон, словно пытался проглотить маленькую фигурку девушки. А она все бежала... Пока не закончились силы. Тогда упала на землю и завыла от раздирающей ее боли.

Отца Надлена больше нет.

Бабушка сошла с ума.

И нет больше Дайрена.

Она осталась одна.

Победа над Деннисом больше не радовала. Здесь, на дороге, рыдающая Ри начала понимать, что прожить оставшуюся ей жизнь будет не так-то просто. И наконец-то до конца осознала, что Дайрен умер. Он больше не поддержит ее. Не даст ей совет. Не защитит. Она не увидит его, пока сама не умрет, и то, если попадет в Верхний мир, а не в Нижний.

Она потеряла Дайрена. Потеряла бабушку. Отца Надлена. Радос, и тот потеряла.

Бедная Риана даже не понимала, насколько была права насчет бабушки и маленькой деревеньки под названием Радос.

***

Когда за внучкой захлопнулась дверь, Салина без сил рухнула обратно на табуретку и выронила из дрожащих рук нож. Она с трудом могла поверить, что все зашло так далеко. Ведь она любила эту мелкую паршивку. Без памяти любила! Когда же любовь успела обратиться в жгучую ненависть?

Салина всю свою жизнь посвятила внучке, работала с зари до заката. Ничего для себя, все ради нее, ради нее. Холила, лелеяла, берегла! И думала - вырастит помощница, веселая и умелая, будет лучше всех отплясывать на местных посиделках, станет всеобщей любимицей, завидной невестой. И, наконец, удачно выйдет замуж, обеспечив своей бабушке достойную старость. Родит здоровых правнуков, и род Салины не угаснет, наоборот, будет умножаться и процветать.

И разве было что-то неправильное в том, что она, отдав мерзавке так много, ожидала от нее взамен такую малость?

Но Ри не оправдала возложенные на нее надежды. И еще как не оправдала! Девочка с самого начала отличалась от остальных жителей Радоса. Но пока она была маленькой, этому еще можно было не придавать значение и как-то оправдать. Надеяться, что с возрастом она поймет, какой ей следует быть. Но тут нелегкая занесла в Радос отца Надлена с его книгами и городской премудростью. И все. Война за внучку была проиграна с самого начала. Книги отравили ее разум, отвлекая от того, что по-настоящему должно быть важно для каждой девушки - от домашней работы, от шитья приданого и от поиска для себя выгодной партии.

По Радосу пронесся слух: бедная Риана, и так будучи малахольной, совсем слетела с катушек. Парни, и раньше не особо интересовавшиеся девчонкой, теперь подчеркнуто обходили ее стороной. Кому нужна дурочка? Правильно, никому. Девушки не только не хотели с ней общаться, но и грубо над ней насмехались. Взрослые же насмехались над самой Салиной, которая не смогла воспитать свою единственную внучку. И если витающей в небесах Риане это было как об стенку горох, то бабушка все видела, все замечала. И в ее сердце зарождались чувства, которых раньше и в помине не было.

Досада на жителей Радоса, которые сначала не помогли, а теперь еще и издеваются. Гнев на отца Надлена, окончательно испортившего ее ребенка. Но самое главное - обида на Риану, из-за которой она потеряла все.

Уважение окружающих. Годы жизни, которые она могла бы провести более плодотворно. Надежду на то, что Ри найдет богатого мужа, который обеспечит Салине безбедную старость. Надежду на появление правнуков, которые продолжат ее род. И, наконец, надежду на то, что в случае удачного брака девчонки ей, ее бабушке, будут завидовать все жители Радоса. Да, завидовать, восхищаться ее умом, дальновидностью и тем, что она сумела воспитать такую замечательную внучку.

Все пошло прахом. И теперь вместо зависти деревенские кумушки подчеркнуто жалели ее, неудачницу, и ее полоумную Риану.

Салина пыталась образумить внучку, но безрезультатно. Эгоистка не хотела менять себя в угоду бабушке, просто не видела в этом смысла. А смысл был простой: девчонка принадлежала ей! Ведь она ее вырастила, не так ли? Пожертвовала собой ради нее! Ри - ее собственность и должна воплотить ее мечту в жизнь, хочет того или нет! Но мерзавка знать ничего не знала и не хотела знать. Книги стали ей дороже собственной бабушки. Ох, как же Салина злилась на нее за это!

А потом Риана исчезла. Не взяв с собой ничего, даже еды. И все стало хуже. Теперь все население Радоса неприкрыто издевалось над Салиной, говоря, что Риана наверняка подалась в проститутки, причем туда ей и дорога. Даже лучшие друзья отвернулись от старухи, чья внучка оказалась распутницей. И нервы Салины не выдержали. В ее сердце поселилась ненависть и потихоньку разрасталась, вытесняя все прежние чувства. Они заплатят, они все заплатят! Особенно ее внучка, из-за которой она стала маргиналом в собственной деревне!

Первый пострадал отец Надлен. Зная, каким слабым было его сердце, Салина вывалила на него свои догадки о том, что Ри попала в мир проклятых, и обвинила во всем священника, запудрившего мозги бедной невинной девочке. Спровоцировав приступ, старая женщина с наслаждением смотрела, как умирал ненавистный ей старик.

В кого она превращалась? Салина не хотела знать. Она понимала только одно - впервые за много лет она испытала чувство незамутненной радости. И ей незачем было останавливаться.

В деревне начали погибать животные. Бедные жители не понимали, что за хворь напала на их скот. Пытались остановить мор сами, не вышло. Вызвали ветеринара из города, который покачал головой и сказал, что скот отравлен. Происки проклятых, объяснил специалист из города, и он тут помочь не в состоянии.

Никто не заподозрил безвредную старуху, которую не так давно бросила внучка. А беды продолжались. Урожай погибал из-за отравленного удобрения. Зернохранилище таинственно сгорело. Потом начали гореть жилые дома. Начался голод.

Но Салине всего этого было мало. Душа требовала еще, еще! Пусть люди, отказавшиеся от нее, страдают! Сильнее, сильнее! Только при виде чужого горя оживало и радостно билось ее сердце. Каждый раз Салина заходила все дальше и дальше. Но ничто не могло сделать ее счастливой надолго.

Она ненавидела свою бедность, свое одиночество. Свое тело.

Ненависть вылилась в желание смерти. Зачем жить, когда единственная доступная радость - делать гадости окружающим? Но Салина не хотела умирать, пока живы ее враги, к которым она теперь причисляла всех жителей Радоса. Она потихоньку уничтожила бы эту поганую деревеньку, но боялась, что не успеет. Она стара и больна. Кто знает, сколько у нее времени? Тем более хотелось, чтобы Радос погибал не постепенно, а сразу, причем красиво и зрелищно!

И опять все свои надежды Салина возложила на внучку.

Она была уверена, что девчонка попала к проклятым. И не сомневалась, что, подписав контракт, внучка вернется, чтобы уничтожить всех, кто знал ее слабым человеком. Так обычно поступают новообращенные проклятые. Так они подтверждают свой контракт. Кровью.

И Салина ждала - вот придет ее внучка и всем покажет! Конечно, проклятая не пощадит и бабушку, но та по крайней мере увидит, как воплощается ее новая мечта. Насладится видом умирающих соседей. Что еще нужно для счастья?

Но и тут Риана ее обломала по полной, ухитрившись выбраться из мира проклятых, не подписав контракт. Эта гадина снова ее подвела. Мечты в очередной раз рухнули. Она была не в силах придумать новый смысл жизни. Но тут ей помогли.

***

-Здравствуй, ведьма!- весело поприветствовал ее громила странного вида, появившись из ничего прямо посреди кухни. - Хочешь умереть? Так я тебе сейчас помогу!

Салине словно ведро холодной воды на голову вылили. Моментально родился новый грандиозный план. Риана забрала себе лучшие годы ее жизни. Забрала ее мечты. Забрала все, что у нее было. И теперь она вернет это назад! Кажется, день все же удался.

-Ты проклятый?- с надеждой поинтересовалась Салина. - Пришел убить меня, чтобы причинить боль Ри?

-Ну да, - громилу удивила такая реакция на его появление. Его жертвы обычно не радовались ему.

-Зовут как? - деловито бросила старуха.

-Промир,- еще сильнее растерялся проклятый.

-Так вот, дорогой Мир, или как тебя там, я знаю, что доставит Ри еще больше боли, чем моя смерть!

Проклятый заинтересовался и сел на лавочку, приготовившись к плодотворному разговору. И бабка не подвела.

***

Острое чувство голода вывело Ри из апатии. Есть хотелось так сильно, что переживания отошли на второй план. Окружавший ее лес дружески предоставил ягоды, грибы, орехи и кое-какие съедобные травы. Не густо, но с голоду в ближайшее время она точно не умрет. Порадовало то, что она вернулась в конце лета, а не, например, зимой, когда найти что-то съедобное было бы гораздо сложнее.

Заморив червячка, девушка медленно пошла в сторону города. Что она будет там делать, Риана не представляла. Надо искать работу, но какую? Не проблема, она согласится на любую. Убирать, готовить, еще что-нибудь подобное. Она умеет все, просто не особо любит это делать. Но не важно, что она любит, а что нет. Сейчас нужно просто выжить. И точка. Шелестели листья, словно одобряя такой подход к делу. Однако кое-кто опять спутал ей карты, хотя она еще этого не знала. Но недолго ей позволили находиться в блаженном неведении.

Впереди мелькнуло что-то красное, и Ри протерла глаза, думая, что у нее начались галлюцинации. Навстречу шла девушка. Ярко-красное бальное платье бросилось в глаза первым. Второе, что поражало, это совершенная красота незнакомки. Лицо с идеальными пропорциями, о котором художники мечтали, но никогда не видели наяву. Рыжие, блестящие, уложенные в замысловатую прическу волосы светились на солнце. Зеленые глаза искрились весельем, дополняя собой эту совершенную, но нереальную картину. Затем Ри заметила драгоценности, украшавшие незнакомку. На ее груди, пальцах, в волосах и на красных туфельках сверкали и переливались драгоценные камни, опознать которые деревенская девушка была не в состоянии.

На королевском балу подобное видение и то приковывало бы взгляд, но здесь, посреди леса, было крайне неуместным. Неуместным было все: одежда, драгоценности. И неестественная красота существа женского пола, плывшего по дороге.

Ри недаром провела три года в Зачарованном городе. Она знала, кто перед ней. С горечью бывшая кандидатка осознала, что не видать ей спокойной жизни даже в мире людей. И с чего она взяла, что проклятые оставят ее в покое? Естественно, Деннис будет мстить. Как она раньше этого не поняла?

-Привет, - прощебетало чудное видение, приблизившись к Ри.- Сыграем в игру "Угадай, кто?"! Будет весело!

-Ты проклятая, что тут гадать, - буркнула Ри, позавидовавшая в этот момент Дайрену. Он умер, и в Верхнем мире никакое зло не может больше его побеспокоить. В отличие от нее.

- А теперь угадай имя, - захлопала в ладоши красавица и закружилась, позволяя оглядеть себя со всех сторон. Потом остановилась и весело расхохоталась.

Неожиданно проклятая вдруг показалась странно знакомой. Что-то было такое в ее голосе, глазах, движениях. Страшная догадка заставила Ри пошатнуться и осесть на землю.

-Бабушка, - прохрипела бывшая кандидатка.

-Никогда больше не называй меня так, - недовольно нахмурилась оказавшаяся знакомой незнакомка. - Я уже не старая развалина! Я молода и прекрасна! Зови меня по имени!

Ри обхватила себя руками и начала покачиваться со стороны в сторону. Ей нанесли удар там, где она не ожидала. Удар такой силы, что практически уничтожил ее. Ее бабушка! Ее любимая бабушка! Потеряна, не только для нее, но и для Единого. Она отобрала у Денниса Дайрена и не подумала о том, что у нее тоже есть что забрать. А зря.

-Что же ты наделала, бабушка, - бормотала девушка. - Что же ты наделала?

-Всего лишь захотела быть счастливой!- обиженно пробурчала Салина. - Могла бы порадоваться за меня, что ли!

-Нет, дорогая, твоя внучка - эгоистка! Она не может смириться с тем, что не является больше центром твоей вселенной!- объяснил, возникший рядом с новой проклятой, Промир.

-Да, я, наконец , решила пожить и для себя!- радостно подтвердила новообращенная.

- Бабушка, разве я требовала от тебя, чтобы ты находилась со мной рядом каждую минуту?- заорала Ри, вскакивая на ноги. - Ты думаешь, мне не хотелось, чтобы ты поменьше меня контролировала? Чтобы ты имела и свои собственные интересы? Твоя забота душила меня! Ты постоянно маячила у меня за спиной!

-Я хотела защитить тебя!- заорала в ответ Салина.

-Да, ты делала это из добрых побуждений, но что в результате? Меня начали сторонится, так как боялись не угодить тебе! Я была рядом с тобой двадцать четыре часа в сутки, и лишь с тобой общалась! Будучи ребенком! И ты удивляешься, что я стала непохожей на других? Что ушла с головой в книги? А что еще мне было делать?! И теперь ты обвиняешь меня? Серьезно???

-Ты никогда раньше так не думала,- прошипела бабушка. - Ты была благодарна за каждую минуту моего внимания! Что теперь на тебя нашло? Белены объелась?

- Что нашло на меня? На МЕНЯ???- билась в истерике Ри. В конце концов, она не была железной, а поддержки в виде Дайрена рядом с ней больше не наблюдалось. - Я провела три года в Зачарованном городе, сражаясь за свою душу! Вот что на меня нашло! А что нашло на ТЕБЯ? Не ты ли учила меня не связываться с проклятыми?! Как ты могла подписать контракт? Как такое могло прийти тебе в голову??? Где был твой здравый смысл?

- Ты права, драгоценная, - обняв Селину за плечи, заявил Промир. - Ей действительно больнее видеть тебя проклятой, чем мертвой!

-Что? - ахнула внучка.

- Я хотела, чтобы тебе было больно! Вот что нашло на МЕНЯ!- выплюнула та, что была ей бабушкой. -Это ТЫ вынудила меня подписать контракт! ТЫ во всем виновата! ТЫ! ТЫ!

Ри потрясенно смотрела на женщину, которую любила. Как такое могло произойти? И что теперь делать? Но сюрпризы, оказывается, не закончились. Щедрость Денниса и его подопечных не знала границ.

-Милый, можно я ей скажу прямо сейчас? - обернувшись к своему инициатору, совсем другим голосом прощебетала Салина. - Давай не будем ждать, пока она сообразит сама?

-Соображу что? - паника захватила Ри. Что еще натворила ее единственная родственница?

-Даю подсказку: что первым делает только что обращенный проклятый? - подмигнул Промир.

-О Единый! - ахнула девушка, развернулась и бросилась бежать. По направлению к деревне.

За ее спиной звучал издевательский смех, а голос Салины напевал:

-Радоса больше нет! Радоса больше не-е-ет!

Риана спотыкалась, падала, поднималась и снова бежала... Она не верила! Но проклятые ее не обманули. Радоса больше не было.

На месте деревни располагалось серебряное озеро. И ни одной живой души. Ри упала на колени. Она в очередной раз пожалела, что осталась в живых.

-Даже не надейся, что я дала кому-то ускользнуть,- сказало существо в красном платье. - Они все мертвы. Умирали, смотря мне в глаза. Понимая, кто их убийца. Как же было здорово! Я чувствовала себя такой сильной! Такой устрашающей! Они больше не смели смеяться надо мной! А потом я создала прекрасное озеро на месте вонючей деревеньки! Смотришь, и глаз радуется! Не то, что раньше!

Ри молчала. Ей казалось, что она спит. И что в любой момент она проснется в своем домике, рядом с любящей ее бабушкой. И все произошедшее окажется не чем иным, как ночным кошмаром.

Бабушка права в одном. Это ее вина. Сама того не желая, она привела проклятых в Радос. И то, что произошло, исправить невозможно. Эту конкретную битву она проиграла. Радос и его жители. Их больше нет. Ее победа в предыдущей битве стала отдавать горечью. Покинув Зачарованный город, она считала себя практически непобедимым героем, утершим нос самому Деннису. И теперь это чувство было отнято безвозвратно.

- Ну что милочка, доигралась?- не остался в стороне Промир.

Риана не слушала. Она вспоминала жителей Радоса. Пожилых, молодых. Детей. Теперь она понимала: если люди не такие, как ты, это не значит, что они хуже, чем ты. Они просто другие. У них другие способности, другие положительные и отрицательные стороны. Поэтому им было так трудно найти общий язык. Но между ними не было ненависти. Лишь обоюдное недопонимание.

Люди, погибшие здесь, не умели абстрактно мыслить, интересоваться науками, создавать воздушные замки. Но они умели то, что никогда не умела Риана - жить в настоящем, осознавать и проживать каждый момент. И сейчас бывшая кандидатка искренне оплакивала каждого из них. И просила Вышнего принять их души в Верхнем мире, не смотря на их мелкие недостатки.

Проклятых перекосило. Им от Рианы нужно было совсем другое. Она должна была сломаться под гнетом вины. Им нужно было любой ценой заполучить ее душу. На меньшее разъяренный Деннис не согласится. Это важное задание, которое провалить нельзя. А для Промира - это возможность заполнить пустоту, возникшую в его сердце со смертью Дайрена. Риана должна заплатить за то, что устроила в Зачарованном городе. И она заплатит.

- Ты понимаешь, что теперь опасна для окружающих? - вновь попытался достучаться до молящейся эгоистки Промир. - Из-за тебя твоя бабушка стала проклятой, а родная деревня уничтожена! И куда бы ты ни пошла, я и Салина пойдем за тобой. С кем бы ты ни подружилась, душу того несчастного мы растопчем. Те, кто помогут тебе, погибнут. Ты будешь нести за собой смерть и разрушения, дорогуша. Тебя будут боятся и ненавидеть. Ты останешься в полном одиночестве. Не хочешь предотвратить гибель невинных и сдаться прямо сейчас?

- Сдаться? - подняла на него неестественно спокойные глаза Ри. - Как именно?

-Подпиши контракт с Деннисом, и будешь прощена.

-Так у вас больше нет вакансии. Ее заняла моя бабушка.

-Если решишься на контракт, для тебя освободят место. Деннис готов на все, чтобы получить твою подпись.

Риана бросила последний грустный взгляд на озеро и поднялась. В ее груди родился гнев. Демоны и его приспешники думают, что могут творить все, что вздумается, и ничего им за это не будет? Так вот - они ошибаются!

- Я собиралась тихо и спокойно провести остаток жизни в Радосе. Ни во что больше не вмешиваясь, - сухо промолвила Ри. - И Деннис еще пожалеет, что не дал мне это сделать. Он пожалеет, что тронул мою бабушку и мою деревню! Он меня достал! Я покажу ему, что не только у меня есть что отнимать!

-Ты меня не поняла? - разозлился глава города. - Ты останешься одна! Совсем одна!

-Это ты не понял,- улыбнулась девушка. - Наоборот, я никогда больше не буду одна! Разве со мной не будешь ты? Вместе с бабушкой?

Страшному главе Зачарованного города вдруг стало не по себе. В конце концов, эта неуемная девчонка уничтожила самого Дайрена.

-Я не считаюсь!- нервно возразил проклятый. - Я враг!

-А я тут подумала! - невинно похлопала глазками коварная паразитка. - Всегда хотела иметь старшего брата! Так что буду любить тебя нежной, но строгой сестринской любовью! Ну, про бабушку и говорить нечего! Она бабушка, я и так люблю ее, не смотря ни на что!

-Не называй меня бабушкой! - в очередной раз обиделась красавица в красном платье.

А вот Промир угрозу осознал, и всерьез размышлял минутку, кого он боится больше: Денниса или эту засранку. Деннис победил с небольшим отрывом. Приказ демона был ясен - не возвращаться без Рианы. Гнев на девчонку сделал и так неадекватного Денниса совершенно невыносимым. Возвращаться, не выполнив задание, смерти подобно. Так что у Промира не было выбора. И хотя чувство самосохранение призывал его держаться от Ри подальше, ему придется поступить с точностью до наоборот. Да еще и таща за собой необученную Салину. Скучать ему в ближайшем будущем не придется, что, в принципе, хорошо.

-Мы еще посмотрим, кто кого,- решил оставить за собой последнее слово Промир.

-Посмотрим, - хмуро согласилась Риана. Она понимала, что придется бороться всю оставшуюся жизнь. Ни минуты покоя для нее не предусмотрено, а она так устала. Что поделаешь, справится. Дайрен ждет ее в Верхнем мире, и она должна туда попасть. Причем, желательно, не одна.

- Идем, дорогая семья. Тут нам делать больше нечего.

-Ты позволишь ей командовать? - возмутилась новообращенная, Промир что-то буркнул в ответ.

Риана молча пошла по дороге. За ней, переругиваясь, тащилась парочка проклятых.

***

Ярко-красное солнце опустилось за горизонт и исчезло. Розовое небо медленно окрасилось в черный свет. Тьма легла на Зачарованный город. Жители обожали это время суток. Ночь создана для развлечений.

В каждом доме жизнь кипела и бурлила. Проклятые ныряли в наслаждение, словно в омут. Никто не спал. Проклятым сон не нужен.

Лишь один житель Зачарованного города использовал ночь по - другому. Никто об этом не знал и не должен был знать.

Проклятый тихо выскользнул из своего дома. Закутавшись в черный плащ, он брел по улицам. Свои длинные, отливающие медью, волосы мужчина прятал под капюшоном. Желтые, напоминающие кошачьи, глаза прекрасно видели во тьме.

Шумные пьяные компании не обращали на одинокого путника ни малейшего внимания. Идет кто-то, и ладно. На встречу с женщиной, должно быть. Или с мужчиной. А, возможно, на какую-нибудь оргию спешит. Впрочем, какая разница? Кому это интересно? Каждый в Зачарованном городе занят только собой. Зачем беспокоиться о других?

Вот так, не привлекая к себе внимания, необычный проклятый шел, пока не оказывался за стенами города. Перед ним раскинулась равнина, до самого горизонта покрытая белым мхом, как плесенью.

Темно.

Проклятый не останавливался. Лишь тогда, когда стены города растворялись во мгле, путник позволил себе присесть на какой-нибудь камень. И замер.

Мир Бессмертных дышал вокруг него. Ветер тихо стонал, словно умирающий, плакал, как человек, сломанный горем. На небе появилась фиолетовая луна, ее призрачный свет немного рассеял тьму.

Мужчина в плаще прикрыл глаза. Это был его мир, здесь он был среди своих. Среди проклятых, продавших свою душу.

Необычный проклятый ненавидел мир Бессмертных. Ненавидел это кровавое солнце, встающее здесь каждое утро. Ненавидел Зачарованный город. Ненавидел всех его обитателей. Ненавидел себя.

Он очень устал.

Уже давно в груди проклятого поселилась пустота и разъедала ее, как раковая опухоль. Как черная дыра, она затягивала в себя всю сущность мужчины. Уничтожала. С каждым днем от него оставалось все меньше и меньше.

Вчера умерла Риана. Ей как раз исполнилось сто десять лет. Она умирала в приюте для бедных, окруженная вонью, экскрементами и стонущими от болью стариками. Ри жила в этом кошмаре последние двадцать лет, не способная подняться с постели, позаботиться о себе. Кормили в этом заведении так ужасно, что от старухи остался один скелет. Время, не пощадившее ее тело, не коснулось ее ума, который оставался острым до самого конца. И приобретенная с годами способность радоваться, не смотря ни на что, тоже ее не оставила.

Откуда взялась эта радость, если вся ее жизнь была невероятно трудной? Уж он позаботился об этом!

Риана, помня обещание проклятых уничтожать всех, кого она полюбит и всех, кто ей поможет, решила вопрос кардинально: притворилась безумной и бродяжничала, питаясь отбросами. Не искала работу, чтобы не пострадали хозяева, не принимала ни от кого никакой помощи. Нигде не задерживалась надолго. Но, где бы она не была, она, ходя по улицам очередного на своем пути города, пела песню о проклятых. О том, как они работают, о том, как можно избежать подписания контракта и, наконец, о том, как можно разорвать контракт, уже будучи проклятым. Промир скрипел зубами от досады, но ничего не мог поделать. "Безумную" гнали, забрасывали камнями, но нехотя запоминали ту чушь, что она несла. Ее песня, приукрашенная и слегка переделанная, с годами прочно входила в фольклор, и это являлось безусловной победой Рианы из Радоса. Ценная информация разошлась по миру людей.

Деннис в ярости в очередной раз разнес Зачарованный город, когда узнал об этом. В последнее время к нему лучше было не подходить. Одна-единственная наглая особа существенно осложнила ему работу с кандидатами. Да и в умах проклятых потихоньку зрели мысли, которых там быть вообще не должно.

На Риану из Радоса насылали одну болезнь за другой. Под конец паралич приковал ее к постели.

Она должна была любой ценой подписать контракт, иначе после смерти строптивая женщина отправится прямиком в Верхний мир, и будет потеряна для Денниса. Навсегда. Поэтому Риана протянула так долго.

Боявшаяся подпускать к себе людей, женщина выполнила свою угрозу и общалась только со своими мучителями - Промиром и Салиной. Что самое странное, она действительно любила их обоих, как свою семью. И если Салину поддерживала ее еще не успевшая притупиться ненависть к внучке, то Промир оказался беззащитным. Риана заставила его осознать, каким несчастным и одиноким на самом деле он являлся. Какой пустой и бессмысленной на самом деле была его жизнь. Что, считая себя властелином вселенной, он на самом деле был рабом, не имеющим право самостоятельно действовать, думать, чувствовать. Заставила осознать, как близко он был к тому, чтобы перегореть и погибнуть.

Промир испугался. Того, чего натворил, и будущей расплаты. Испугался вечности в Нижнем мире в компании с демонами. И захотел вырваться из порочного круга. Так, как это сделал Дайрен.

Однако Дайреном он все же не являлся. И страх сгореть заживо от любви перевешивал страх перед Нижним миром. Шли годы, и он не мог решиться. Предлагал Риане перестать мучить себя и его и стать, наконец, проклятой. Стать вновь молодой, как стала ее бабушка Салина. Стать красивой. Могущественной. Бессмертной. Но она выбрала тяжелую жизнь в мире людей и естественную смерть от болезни и старости. И, умирая, шептала Промиру: "Идем со мной в Верхний мир! Ты знаешь, как...". Словно это было просто!!!

И вот, Риана мертва. Ускользнула навсегда от Денниса. От него. А он опять остался в гордом одиночестве. Молодой. Красивый. Могущественный. Несчастный. Раб.

Он больше так не может. Он пойдет за Рианой, ставшей ему сначала сестрой, а потом и матерью. Он хочет быть свободным.

Здесь, на равнине, он признал самому себе, что любит. Любит Риану. Любит даже Шутника, благодаря которому Риана была такой, какой была. Любит давно почившего Дайрена. Он признается в этом самому себе и согласен заплатить мучительной смертью. Но перед этим...

Проклятый опустился на колени. Замер на миг, вглядываясь в ночное небо. Потом с губ его сорвался шепот, почти стон:

- Помоги мне!

Пришла боль. И проклятый встретил ее с радостью, зная, что это начало его освобождения.

***

В Зачарованном городе одна проклятая сидела в кабинете главы города и разбирала бумаги. Ей недавно передал этот пост сам Деннис, окончательно разочаровавшись в Промире. Новоявленная глава взялась за дело с энтузиазмом. Она была уверена, что наведет такой порядок, какого здесь никогда не было. Поставит на колени всех проклятых и загрузит так, что ни у одного из них не окажется времени думать, рассуждать, мечтать. Больше ни один не разорвет контракт с Деннисом, уж она этого не допустит. Террор и тотальный контроль за каждым действием, каждым движением, каждой мыслью! Страшные наказания за любую, пусть даже невинную, ошибку. Вот нужное лекарство против предательства!

Глава города, только что заступившая на службу, еще не знала, что Промир решился разорвать контракт. Когда узнает, будет рвать и метать, ведь это подрывает ее еще непрочный авторитет. После того, как Промир все же ускользнет, не смотря на все ее усилия, в Верхний мир, Салина утвердится в том, что террор - это уже просто необходимость.

Но в ту ночь Салина сидела в кабинете и планировала свое триумфальное правление.

Она хочет не только контролировать Зачарованный город, но и мир людей. Салина считала, что до сих пор проклятые там работали из рук вон плохо. Но она захватит власть и в мире людей! Прогонит оттуда Шутника и Его приспешников! Сделает то, что было не по силам самим демонам! Станет самой великой проклятой в истории!

И все свои завоевания посвятит Риане. Никак иначе! Ведь именно действия внучки сделали ее такой, какой она является сейчас. И она хочет, чтобы Риану из Радоса запомнили ни как женщину, открывшую, как разорвать контракт с Деннисом, а как женщину, породившую проклятую по имени Салина. Проклятые и люди должны знать, что во всех бедах, которых она им принесет, виновата именно возомнившая себя святошей и освободительницей Ри.

Салина сделает все, чтобы очернить память внучки. Это и есть цель ее жизни. Единственное, что двигало ее вперед. Заставляло придумывать немыслимые планы. Надежда, что история и потомки проклянут Риану из Радоса, вместо того, чтобы благословить.

В то же время еще несколько проклятых посмели допустить в свое сердце мечту о свободе.

Деннис терял контроль над ситуацией, но надеялся вернуть его с лихвой при помощи Салины.

Война продолжалась.


Конец


home | my bookshelf | | Сражаясь с пустотой (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 2.3 из 5



Оцените эту книгу