Book: Беги!



Беги!

Часть первая

– Ты знаешь, как мне это нужно, Грег! – Сильвия стоит на исхудалых, дрожащих

ногах в полумраке комнаты. Лишь дневной тусклый свет, что пробирается сквозь щели в

забитых окнах, позволяет рассмотреть драгдилера. Воздух пронизан пылью, полы в

комьях сухой грязи. Дождя не было около трех – четырех дней, но ни что не мешает ему

начаться прямо сейчас. Руки Сильвии ходят ходуном, желудок будто иссыхает, напоминая

о себе режущими болями. Кости ломит. Вдох приносит мучение легким. Если она не

получит дозу сейчас, лучше умрет, чем терпеть такое.

Напротив нее сидит молодой человек, он совершенно не интересует Сильвию. Если

честно, ее давно уже никто не интересует, кроме заветного порошка. О драгдилере она не

знает ничего, кроме имени. Каждый раз, когда он протягивает пакетик ВОП, Сильвия

готова поклясться, что любит его, этого Грега. Никто не дает ей такого стимула жить, как

этот парень. Девушку не интересуют такие мелочи. Сиди тут растекшееся дерьмо с

глазами и ртом, она бы и ему облизала пятки. Сильвия пала не ниже других наркоманов,

подсевших на ВОП по разным причинам, которые сходятся к одному Закону. От

собственного достоинства не осталось ничего, ни единой крупинки. Ее руки, обтянутые

бледной, прозрачной кожей, трясутся. Но ей не холодно. Здесь, в доме Грега, тепло. Но,

как и холода, Сильвия не чувствует и тепла. Все, что имеет хоть какое-то значение –

розоватый порошок, что унесет ее в заоблачные дали.

– Мне нужен ВОП. Ты знаешь, Грег. Мне нужен ВОП! Я заплачу. – Врала она. Голос

истерически срывался. – У меня есть талоны! Я заплачу. Дай мне его! Прошу тебя.

Прошу… Пожалуйста.

– Послушай, киса, я бы и рад тебе помочь. – Парень растянулся на старом,

обшарпанном диване и деловито закинул ногу на ногу. – Но у меня осталась всего одна

доза и она, – он цыкнул, – увы, забронирована.

– Грег, Грег, я же твой постоянный клиент. Ты знаешь меня. Я заплачу. Мне очень

нужен ВОП. – Сильвия опустилась на дрожащие, торчащие, угловатые колени. –

Пожалуйста, пожалуйста. Дай мне его. – Костлявыми пальцами она порылась в кармане

старой, дырявой, вязаной кофты и вытащила золотую цепочку с небольшим круглым

медальоном. Эта драгоценность – все, что осталось у нее и сестры от матери. – Вот. – Она

протянула ее парню. – Вот. Возьми. Она немало стоит. Ну, ну, смотри! – Во рту ее

пересохло. Сухой язык шершаво прошелся по гнилым зубам. – Смотри.

Тяжело вдохнув, парень подался вперед. Диван издал нудный скрип, словно сейчас

развалится на части. Эту старомодную, обшарпанную махину Грегу притащила парочка

наркоманов в обмен на дозу. Да! Грег включил барыгу и сторговался на один пакетик ВОП,

который эти два худосочных кретина тут же поделили пополам. Диван был собран из

разных деталей. Например, прямоугольная спинка – вельветовая, алого цвета. Одно

сиденье белое в синюю полоску, другое – в красные ромбы. Этот гигант казался парню

постелью богов, что, в сущности, было не далеко от истины. Подлокотники, увы,

отсутствовали. Их, к слову, больше всего и не хватало. Ни облокотиться, ни устроиться на

ночь нормально. Мрак! Но все равно уж лучше, чем на холодном полу.

Парень взял в руки украшение и бесстрастно повертел в руках.

«Черт побери!» – Его словно прострелило. Глаза тут же загорелись.

«Настоящее золото! Не какая-то фальшивая подделка! Настоящее!»

– Сильвия. – Протягивает он устало, со всей силы подавляя желание бежать без

оглядки с этой драгоценностью. Черт, да это же его билет в жизнь! – А ты не думала

завязать? – Он возвращает ей украшение. Оно болтается на вытянутом указательном

пальце так, словно совершенно ничего не стоит. Кажется, еще секунда и цепочка упадет на

грязный, зашарпанный пол.

– Нет-нет. – Испугалась она отказа, лихорадочно вертя головой. – Возьми. Возьми

за дозу. – Махала Сильвия уродливыми руками. – Хотя бы пол дозы, пожалуйста. Мне

нужно совсем немного. Ты же знаешь. Ты же знаешь, Грег. – Занервничала она. – Это

золото. Настоящее золото. Дай мне дозу. Дай ВОП за золото!

– М-м… – Протянул драгдилер, зарываясь свободной рукой в свои спутанные

черные волосы. Грег знает, что выглядит задумчивым, а через секунду к задумчивости

прибавляется еще досада. – Ты подставляешь меня, киса. Причем конкретно.

Грег еще раз оценивает украшение. По его скромным прикидкам, оно стоит целое

состояние. Да что там, целую жизнь! Но на его лице написано иное: «киса, ты

предлагаешь мне дерьмо, за ВОП! Не дело этого…»

Парень устало смотрит на девушку, что все еще стоит на коленях. С ней все ясно.

Конченая личность. Ей еще пару доз или ни одной, и сильная ломка ее угробит. Конечно,

Грег прекрасно знает Сильвию, у нее не всегда есть вся сумма, зато в следующий раз она

компенсирует разницу. Парень всегда удивлялся, где она берет талоны, ведь дураку

понятно, эта девица нигде не работает, а все, что можно было вынести из дома, она уже

вынесла. Или не все…

Грег прикинул цепочку на вес. Тяжелая. Это хорошо.

Семейная драгоценность. Если у этой девицы есть родня, значит, за цепочкой

придут. Обязательно. Хлопотное дельце, ничего не скажешь. Драгдилер тяжело вздыхает.

Сильвия вся замерла в ожидании вердикта. Сейчас он либо спасет ее, либо убьет. Не самая

приятная перспектива, но Грег уже привык быть и спасителем и убийцей одновременно.

Такая работа…

– Ладно, киса. Твоя взяла. – Наконец, сдался он. Цепочка отправляется в карман

драных джинсов, и оттуда же показывается небольшой, пузатый пакетик с розовым

порошком. Парень гордо демонстрирует товар покупателю. – Последняя доза. И она твоя.

– Он потряс пакетиком перед ее глазами, наслаждаясь выражением абсолютного счастья

на ее лице.

Сильвия затрясла головой, но уже в предвкушении заветного порошка. Шершавый

язык прошелся по потрескавшимся губам, издав отвратительный звук. Она изобразила

подобие улыбки, но организм, поняв, что добился своего, еще нещаднее начал отзываться.

Суставы ломило, кости ныли, сердце колотилось, как безумное. Сильвия резко вскинула

свои изнеможенные руки, словно те наполнились силой, и выдернула прозрачный пакетик

из рук Грега. Язык пробежался по губам, образовав новые трещины, из которых выступила

кровь. Сильвия развернулась, толком не поднявшись с колен, и поползла к двери, на ходу

водружая тощее тело на еще более тощие ноги.

«Да, да! Сейчас, сейчас!» – Повторяла она про себя, вынырнув из мрачного

жилища. Руки ходили ходуном, однако пальцы так сильно впились в пакетик, что едва не

прорвали его. Сейчас ничто и никто не мог помешать этой девушке высыпать порошок в

рот. А потом лишь бы слюны хватило, проглотить его. Бежать до дома или под

разрушенный мост Сильвия не могла. Что говорить, она даже не могла и шага больше

сделать, поэтому лишь прислонилась спиной к стене кирпичного дома. Оба они погибали

– и дом, и девушка, и уже ничто не могло их спасти. Трясущимися, тонкими пальцами,

будто из них высосали всю жизнь, она открыла пакетик. Получилось ни сразу, от чего

нервы только натягивались, словно струны, которые вот-вот лопнут. Но как только

получилось, и появилась небольшая расщелина, девушка тут же опрокинула пакетик в рот.

Розовый порошок, подобно волшебным блесткам, посыпался на язык и в горло.

Кисловатого вкуса Сильвия не чувствовала уже порядком около года, а то и того дольше.

Но ведь кайф заключался вовсе не в этом. А в красках…

Словно небесной волной, ее окутало желание жить и дышать. Она видела солнце,

что давно не появлялось из-за серого полотна. Лишь изредка удавалось пробраться особо

настырным лучам. Их блики можно было увидеть на воде, но, как правило, на это у людей

не было времени. Однако, Сильвия видела желтые полосы. Ей казалось, они согревали ее

своими теплыми объятиями. На самом же деле ее вытравленные волосы с ярко-рыжими

отросшими корнями уже успели намокнуть от только что начавшегося сильного ливня.

Дождь – довольно частый гость, от чего все больше кажется, что и последние два материка

на Земле поглотит вода.

С новым приливом сил, Сильвия двинулась по грязным улицам, не видя, как у

домов, что быстро гниют от сырости, жмутся бездомные. Ее драный свитер теперь больше

смахивает на мокрую половую тряпку, а темно-синее платье в белый горошек липнет к

ногам. Сильвия видит здоровые яблони, усыпанные сочными, спелыми плодами и

цветущий жасмин. Маленькие, белые лепестки колышет приятный, теплый ветерок. Ее

лицо озаряет кривая улыбка потрескавшихся губ. Мозг настолько проел дурманящий

наркотик, что собственное имя не приходит в голову. Она зовет себя Джоанной.

«Джоанна счастлива. Джоанна свободна». – Думает Сильвия. – «Джоанна

свободна!»

Ее больное воображение рисует большие, многоэтажные дома, аккуратные,

уютные, с просторными придомовыми территориями, где посажены цветы и деревья,

стоят качели, а на аккуратных, зеленых лужайках резвятся дети. Сильвия все это видит,

несмотря на реальность, в которой ничего этого нет. Участки домов слишком маленькие,

чтобы человек мог посадить что-то для себя, а вот для костра, чтобы согреться места

хватает. Заборы давно никто не ставит, воровать нечего, да и только глупец решится на

этот шаг.

Мир Сильвии легок, ярок. Он буквально сказочный, что прямо противоположно

реальности. Полон любви и счастья. Ноги едва касаются земли, она порхает от волшебной

невесомости, но на самом же деле ступни безжизненно провозятся по грязи, собирая

небольшие кучи. Сильвия тащится мимо разрушенного моста, который ей видится

целиковым, чистым, в лучах яркого солнца, а внизу проложена новехонькая железная

дорога. Вот и поезд подает сигнал. Она машет рукой, словно озорной ребенок, в

действительности же и пальца поднять не может. В ее видении Сильвия настоящая

красавица. Сногсшибательна. Головокружительна. Когда-то это было так, очень давно.

Казалось, в другой жизни. Тогда еще были живы родители. Ее волосы были рыжие, как у

сестры. А глаза – ярко-голубые. Сейчас же они бледные, практически бесцветные. Они

теряют цвет изо дня в день, подобно тому, как Сильвия упускает из рук повозку с жизнью.

Ее фигура была безупречной. Сильвия была настоящей женщиной и отрадой для глаз в

этом загибающемся мире. Теперь же она идет нога в ногу с планетой. Когда-нибудь они

вместе сомкнут веки и провалятся в вечный сон.

Сильвия волочится по пустой дороге домой. А тем временем, с каждым шагом,

теряет свою силу и ВОП. Краски блекнут и, как жаль, что нельзя продлить действие

вещества. Но хотя бы останется приподнятое настроение до завтрашнего утра, а там

посмотрим. Посмотрим. Ведь всегда можно что-нибудь придумать, изловчиться.

У перекошенной двери, сверху которой образовалась достаточно широкая прорезь,

Сильвия останавливается. Ей приходится собраться с мыслями, чтобы отдать себе команду

– взяться за ручку и потянуть. Проходит некоторое время. Тело уже становится ленивым,

управлять им тяжелее. Ее начинает потрясывать. Костлявые пальцы обвивают деревянную

ручку. Кажется, дверь весит тонну, а то и все две. Ноги разъезжаются на скользкой грязи, и

только чудом она не падает на колени. Сильвия не видит, но Джоанна уже смотрит на нее,

не переставая помешивать суп в кастрюле. Керосиновая лампа блекло освещает дом.

Сильвия подается вперед, ноги только и успевают затащиться внутрь. С нее льется вода,

уходя в подпол через деревянные расщелины досок, однако это вовсе не мешает

образовываться луже. Теперь Сильвия видит сестру. В этом тускло освещенном

помещении у правой стены стоит старая печь, ее собирал еще отец, когда они въехали в

дом. Посреди комнаты расположился большой стол с четырьмя табуретами. Отец повесил

несколько ящиков для посуды на стену, противоположной двери, а внизу установил

раковину и кран. В этой кухне – столовой больше ничего нет. Правда, в углу, слева от

Сильвии стоят два мешка с крупой. Там же, слева, находятся две двери абсолютно

идентичные – спальни, в которых и вмещается только кровать, да тумбочка. Есть еще одна

дверь – узковатая, но сестры вполне пролезают – туалет, а за ним следом установлен кран

под потолком – душ.

От прошлого мира осталось мало, все кануло в воду, а уж за сотню лет после

катастрофы – и того меньше.

– Снова под кайфом. – Джо отвернулась. Ее ярко рыжие волосы заплетены в

крепкую косу, кончик которой достает практически до поясницы. Одета она в черный,

тканевый комбинезон на молнии, словно только что сбежала из тюрьмы.

– Отвали, Джоанна. – Язык Сильвии едва ли ворочается, но ей-то голос кажется

живым, дерзким.

– Где ты взяла талоны? – Младшая сестра была крепка и совершенно здорова. Ее

глаза до сих пор были ярко-голубого цвета и, казалось, видели насквозь. Джо работала

днями напролет, дома готовила, как умела, а к вечеру уже спала без задних ног. Она редко

обращала внимание на сестру. Желания бороться с ее зависимостью уже не было. Сильвия

совершенно осознанно выбрала свой путь и сколько бы Джо не протестовала, ничего не

выходило. Запирать дома не было смысла, старшая сестра находила лазейку, выносила

мебель, посуду, даже продукты, которые и так были в дефиците. Продавала все, что только

было можно, и раз за разом впихивала в себя порошок ВОП.

Джо порой казалось, что ВОП – разработка ученых Правительства, что живут на

отдельном материке, и никто из рабочих не в праве туда перебраться. Никто из тех, кто

обитает в Зоне Б не видел даже краем глаза, как там, в Зоне А. ВОП – это что-то вроде

отбора. Он убивает отбросы общества, что могут погубить систему. Уничтожает слабых.

Некий естественный отбор. Только ни черта он не естественный. Под категорию

«отбросов» попала и Сильвия. И сейчас она в стадии вымирания. Дело за временем. И

дозой.

Сломленных людей много. Кто хочет жить в таком мире? Только те, кто вообще

хочет жить. Ну, или кто боится смерти.

– Где ты взяла талоны, Сильвия? – Джо была напориста и довольна груба.

– Отстань от меня, отстань!

– На что ты обменяла наркотик?

– Может, отвалишь уже, а? – Вяло произносит Сильвия, хотя ей кажется, что голос

бодр, как никогда.

Джо снимает с печи суп и ставит на стол. Она устала, устала бороться с сестрой, не

говоря уже о том, что голодают они по большей части из-за того, что та выносит талоны и

продукты. Джо запрокинула голову, тяжело выдохнула и закрыла глаза. Она потерла

ладонями лицо и скользнула к шее. Только что закрытые глаза немедленно распахнулись.

Пальцы бегали по шеи. – Мамин медальон. – Испуганно прошептала девушка,

уставившись на сестру. – Мамин медальон! – Уже громче повторила.

– Я не брала! Я не брала, ясно тебе?! Не брала я! Ты поняла?! – Занервничала

сестра, срываясь на крик. – Сама просрала! Ясно тебе?!

Большие голубые глаза Джо распахнулись еще шире. Она смотрит на тощее лицо

Сильвии с впалыми щеками и ненавидит его. – Нет-нет. – В ужасе, едва слышно, шепчет

она. – Ты не могла его взять… Ты не имела права! – Уже кричит Джо. Ее громкий голос

сотрясает стены.

– Не брала я! Ты, дрянь! Я ничего не брала! – Кричит сестра, выпучив и без того

крупные глаза. – Ты просрала его! Ты!

– Ты променяла память о маме на наркотики?!

– Тупая дура! Я не трогала его. Тупая дура! Такая же потаскуха, как и мать! Я не

трогала его! Не трогала! – Кричит Сильвия раз за разом, пока не скрывается за дверью

своей крошечной комнатки. Она плюхается на мятую кровать с грязными простынями, и

скрипучие пружины тут же дают о себе знать. Девушка сворачивается клубочком и

улыбается. А потом и вовсе заливается смехом. Она смеется так громко, что стены вот-вот

рухнут. Хохочет, словно сумасшедшая, до икоты, пока смех не перерастает в истерический

плач.

Джо вылетает из дома до грандиозного представления Сильвия-под-кайфом, словно

в задницу ужаленная. Ноги несут вперед, а глаза застилает сильный дождь. Внутри нее все

клокочет. В такие моменты Джо хотелось, чтобы старшая сестра умерла. Сгинула.

Исчезла. Чтобы ее тело гнило в Яме. Наверное, она бы не стала даже сожалеть, если бы ее

убили после воскресного сновидения. Для Джо сестра давно умерла. Остался лишь

призрак, что осложняет и без того не легкую жизнь. Так она думала, когда злость душила.

Сколько времени она не шла, шаг менее уверенным не становился. Джо и после

двух часов ходьбы не чувствовала усталости. Она должна была вернуть медальон матери,

чего бы ей это не стоило. Сильный дождь довольно быстро окутал девушку своими

мокрыми объятиями, а ветер пронизывал до костей. Комбинезон промок насквозь, как и

нижнее белье. Вода ручьями стекала по лицу, волосам и капала на землю, словно ничего

не препятствовало ей падать с небес. Бездомные жались под крышами закрытых домов, и

лишь редкие жители пускали их переждать дождь внутри. Человечность еще осталась в

людях.

Сгущались сумерки, однако, картина, которую видела Джо, не менялась ни утром,

ни ночью. Сейчас планету было бы логичнее назвать Вода, а не Земля. Она везде, кругом,

повсюду. После того, как планета по большей части погрузилась под воду, осталось лишь

два континента. Теперь это одно государство. Естественно, Джо, как и остальные



простолюдины, живут здесь, в Зоне Б. Зона А предназначена для Правительства, ученых,

так сказать для сливок общества, а не повального дерьма. Они решают, как жить,

устанавливают правила, независимо от маленького нюанса – Зона А без Зоны Б просто

погибнет, загнется в своей чистоплюйной жизни. Здесь, в рабочей зоне, выращивают и

изготавливают еду, производят мебель, добывают уголь, отшивают одежду, словом, на

этом континенте делают существование возможным. В правительственной зоне находятся

потребители. Никто толком не знает, что они делают. Как и не знают того, кто они, это

руководящее и якобы важное звено. Все, что осталось на долю рабочего класса – разруха,

нищета, грязь, разврат. Уже несколько поколений не знают, каково жить в другом мире,

каков он может быть, этот другой мир. Они рождались и умирали в этой реалии, не смея

надеяться на лучшее. В новом мире нет желаний. Есть работа. Пот. Труд. Кровь. Но не

желания. Все, о чем может помечтать ребенок на день рождения – чтобы его родители

дожили до старости. Все, что могут пожелать взрослые – чтобы ребенок не умер с голоду.

Вот она простая истина смиреной жизни.

К ночи Джо вступила в часть города, где деревянные, ветхие дома сменяются

бетонными разрушенными зданиями, оставшиеся в напоминание о том, что когда-то эта

планета была настоящей цивилизацией, которую теперь никаким образом не восстановить.

Нельзя вернуть утерянное временем, умами. Стекол давно не осталось в живых, поэтому

все окна забиты либо досками, либо плотной тканью. Удерживать тепло в Ульях (так их

называют) достаточно тяжело, поэтому в бетонных стенах разводят костры в котлах.

Некоторые здания давно рухнули, орошая пылью все вокруг. В этой части материка

человек чувствует себя более, чем ничтожным. Тараканом или даже муравьем. В темноте

ночи Улья выглядят мрачнее, чем днем. Опаснее. Конечно, нападают в этом мире крайне

редко, но и такие случаи не исключены. Под развалинами шебаршат крысы. Они ищут

пропитание, но еда есть только в Ульях. Достать ее там невозможно. Люди охраняют свои

припасы. А главное – вор будет наказан в ближайший понедельник. Так что ты выберешь –

хлеб или жизнь?

Дождь закончился около двух часов назад, поэтому сейчас мокрую до нитки Джо

обдувал ветер. Она взобралась по обломкам бетонных плит, из которых торчат ржавые

когти железной арматуры. Улей, что ей нужен, стоит первым, всего их около тринадцати.

Не все из них высотки. В некоторых зданиях устояли лишь два или три этажа. Но даже

здесь люди нашли способ облюбовать их. Крыша над головой – залог выживания.

Перед ногами пробегает тощая крыса, пискнув на прощание и скрывшись в

расщелине обломков плит. Джо спрыгивает с бетонного пригорка и оказывается у входа в

десятиэтажный Улей. Крыши здесь нет, поэтому люди установили скаты для воды на

последнем этаже. А вход на одиннадцатый этаж перекрыли, как смогли. Здесь жил

единственный друг Джо – Родни. Он на пять лет младше, ему всего двадцать. Кожа

парнишки смуглая, а волосы, подобно углю, черные и ниспадают на глаза. Родни не вышел

ни рожей, ни кожей, как говорится. И тело у него астенического типа. К тому же даже

десять пальцев он не смог сохранить. Большого на левой руке не хватает. Собрат по полю

откромсал его лопатой. Конечно, случайно. Однако, Джо искала себе не любовника, а

человека по духу. Родни замечательный друг. Он ни один раз выручал Джо во время

работы на поле; только он знал историю ее семьи. Не самую счастливую, надо сказать.

Света в длинном коридоре, усыпанного однотипными дверьми, не было. Откуда?

Но Джо бывала здесь пару раз, поэтому сейчас вышагивала довольно уверенно и

целенаправленно – к лестнице, что была расположена в конце, оставляя за собой капли

воды. Почти половина ступеней были разломаны или вообще отсутствовали. Кое-где

положили доски, но вступать на них Джо не решилась, поэтому осторожно перешагивала

через дыры в лестнице. До десятого этажа добираться пришлось долго, поэтому когда она

предстала у двери Родни, в права уже вступила ночь. Джо уверенно постучала в дверь, но

ответа не последовало.

– Родни? Ты здесь? – Позвала она друга. Ее громкий голос пронесся по темному

коридору. На другом конце кто-то зашуршал. – Родни? – Джо толкнула дверь и та легко

подалась. Девушка вошла в комнату, где весь свет исходил от одной свечи. Опрокинутая

табуретка лежала под высоким столом взгромоздившегося на тощие ножки, словно

ребенок, ожидающий наказания за проказу. У правой стены всклокоченной кучей

валялись: матрац, подушка, одеяло и какая-то одежда. Вид был такой, словно Родни что-то

отчаянно искал, а под конец психанул и, скрутив все воедино, бросил.

«Интересно, нашел ли он то, что искал?» – подумала Джо. Ее взгляд скользнул к

противоположной стене, на которой висела единственная полка с посудой. Та была пуста.

Глиняные кружки осколками валялись на полу. Ни раковины, ни туалета в комнатке не

было. Впрочем, Родни никогда не горевал по поводу раковины, говорил, что так даже

лучше, а вот бегать в туалет в конец коридора и ждать своей очереди порядком

подбешивало.

– Родни? – Джо не сразу заметила скрючившегося человека в дальнем углу. Густые

брови девушки сошлись на переносице. Она была готова напасть, если вдруг эту комнату

хотел отвоевать кто-то посторонний.

Человек так быстро вскинул голову, что Джо охнула. В грязном, напуганном лице

она едва ли признала друга. Его глаза были красные, под веками образовались темные

круги. Щеки блестели при свете свечи от слез, прочищая себе путь среди грязи. – Джо?

Это ты? – Он жался в темной углу, словно пытался что-то спрятать. Его голова

неестественно дернулась. – Ты пришла за мной?

– Что? Нет. Что случилось, Родни? – Она не двигалась.

– Я покойник. – Послышался истерический смешок срывающегося голоса. –

Покойник, понимаешь?

– Не говори так.

– Я не смог. Не смог, Джо. Понимаешь? Какой из меня убийца? Я должен был

задушить ту женщину из сто второй. Она глушит по страшному. Им это не нравится, я

знаю это. Она отброс. Я не смог. Какой из меня убийца, Джо? – Он плакал. Теперь его

рыдания были слышны по всему этажу.

– Все хорошо, Родни. Успокойся. – Джо сделала несколько шагов к нему, прикрыв

за собой дверь.

– Я покойник. Ты же знаешь, Джо. Те, кто не выполняет сновидение, исчезают. Я

знаю, что они мертвы. Их чип… – Он тыкает себя в затылок пальцем с таким энтузиазмом,

что кажется, вот-вот проткнет череп. – Он взрывается. Пуф! И все! Я видел, видел!

– Возьми себя в руки! Родни!

– Да-да, я точно знаю, что мне крышка. Меня прихлопнут, как муху. Размажут мои

мозги по стенке!

– Проклятье! Возьми себя в руки, приятель! С тобой ничего не случится! – Джо

хотела подойти ближе, но он остановил ее сердитым взглядом черных глаз.

– Ослушаться их дорого стоит. Вот увидишь, Джо. – Родни потеребил в трясущихся

руках пакетик и прижал его к груди покрепче, чтобы никто не смог его отобрать.

– Что у тебя в руках? Родни, что это? – Девушка двинулась к нему.

– Не подходи! – Пронзительно завизжал он. – Это ВОП. – Парнишка потряс

пакетиком с порошком. – Я сделаю это сам. Не хочу, чтобы мои мозги взорвались, как

яйцо на сковороде.

– Ты с ума сошел… Родни, послушай, я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь

случилось, слышишь?

– А ты что, член Правительства этой дыры?

– Нет, но…

– Тогда заткнись! Я знаю, что говорю! До понедельника осталось два дня. И Бам!

Нет Родни. Как и не было.

– Замолчи, хватит! – Джо подлетела к нему с раскрасневшимися от злости щеками

и выхватила пакетик. Тот с легкостью прорвался, порошок разлетелся в воздухе и в

причудливом танце начал оседать на всех поверхностях этой маленькой комнатки. – Где ты

взял его?!

– Что ты наделала?! – С ужасом воскликнул Родни, резко поднимаясь на ноги. Джо

тут же влепила ему оплеуху для бодрости.

– Хватит! – Воскликнула она. – Где ты взял этот порошок?

Родни потупил взгляд, а затем тряхнул головой, будто отгоняя дурные мысли. Он

всегда так делал, когда пытался взять себя в руки. – Сильвия говорила об этом парне.

Говорила, что однажды покончит с этим.

– С чем она в действительности покончила, так со своей жизнью. – Каждый раз,

когда речь заходила о сестре, голос Джо звучал холодно. – Где живет этот говнюк?

– Что? – Родни туго соображал.

– Где дом парня, который продал тебе ВОП?

– А. Сейчас. Подожди. – Он потер сальный лоб, затем переносицу. Секунды

перерастали в минуты, а Родни все молчал. – Дом в Горизонте. Самый последний. С

заколоченными окнами, стоит немного в стороне. Его сразу узнаешь. Слушай, Джо, -

теперь темные глаза были ясны – оставь его, Сильвии уже не поможешь.

– У него моя вещь. И он мне ее вернет.

– А? Да. Да. Конечно. – Бормотал он. – Прости за сцену. Я сорвался. – Родни провел

потными, грязными ладонями по осунувшемуся лицу. – Просто не смог. Я ведь не убийца,

Джо.

– Ты не убийца. – Кивнула девушка. – Соберись, ладно? Увидимся в поле. Прикрой

меня завтра, ладно?

– Ага.

Спуск по Улью прошел куда быстрее, нежели подъем. Джо вышла в глубокую ночь,

но оставаться в этом здании желания не было никакого. Не единожды приходилось спать

на улице, поэтому она будет идти, пока есть силы, а там где-нибудь остановится на сон.

Сегодня пятница, а значит куда безопаснее, чем в начале недели, когда люди исполняют

свои сновидения с воскресенья на понедельник. Эти сны отличаются особыми красками и

подробностями, словно ты находишься под действием местного наркотика ВОП. Как

правило, в них ты видишь приказ, который должен исполнить точь-в-точь, как видел.

Люди считают, что это некий мутирующий ген в процессе пост апокалиптического

восстановления планеты. Будто бы человеческий разум связывается со вселенной,

отдающей приказы. По словам долгожителей, эта самая вселенная пытается сохранить

равновесие, чтобы остатки человечества могли выжить. Отсюда и Закон – приводить в

исполнение сновидений с воскресенья на понедельник.

Тот самый закон, что Родни нарушил.

Ни он первый, ни он последний.

На самом деле, за сотню лет люди уже толком забыли, почему они исполняют Сны.

Этот закон отработан чисто, до автоматизма. Ты просыпаешься и идешь выполнять.

Меняешь семью, убиваешь родителей, покидаешь своих детей, душишь незнакомого тебе

человека. Просто потому, что так приснилось. Так приказала вселенная. Но вселенная ли?

Джо шла до рассвета, выжимая из себя все, до последней капли. Сегодня она

пропустит работу, Родни прикроет, можно не сомневаться. До Горизонта было рукой

подать, но сил уже не было. К тому же придется очень постараться, чтобы убедить этого

парня вернуть медальон.

Пройдя еще метров сто, девушка остановилась у мертвого дерева – листвы не было,

лишь сухой, темный ствол. Она присела меж корней, привалилась спиной и тут же

заснула.

Снов Джо никогда не видела, даже в ночь на понедельник. Наверное, она была на

плохом счету у вселенной или та просто забыла о существовании такого мелкого таракана,

как рыжеволосая Джо.

Спала девушка мало, лишь чтобы перебиться. Времени терять не хотелось. Говнюк

мог уже загнать медальон. От этой мысли Джо еще больше ненавидела сестру. Горизонт

оказался еще ближе, чем она думала, поэтому хватило часа, чтобы добраться до дома на

отшибе. Да, Родни был прав, здесь не промахнешься. Дом говнюка стоял будто бы

отдельно от остальных, да еще и единственный кирпичный среди деревянных. Что вы,

важнейший член общества. Куда простым смертным быть с ним наравне?! Полные губы

Джо дрогнули в презрении, а пальцы уже обвили толстую, деревянную ручку двери.

Джо переступила порог, половицы тут же недовольно отозвались. Это был нудный

скрип, что-то вроде – вали отсюда. Она замерла на мгновенье, лишь чтобы окинуть

комнату взглядом, при этом прикрывая за собой дверь. Жилистый, ни о чем не

подозревающий парень, развалившись, лежал на диване.

Его ноги в старых, истоптанных кроссовках свисали. На подошвах налипла грязь.

Одной рукой парень прикрывал глаза, другая лежала на животе. Худые вытянутые пальцы

его кистей, и даже сами кисти показались Джо совершено не мужскими. Это были руки

подростка. Через дыры на джинсах выпирали острые колени. Серая рубашка, сшитая из

грубой ткани, с короткими рукавами распахнулась, демонстрируя выцветшую черную

футболку с растянутым горлом и краями. Темные волосы драгдилера были взъерошены и

грязны, от чего стояли колом. Черные волоски щетины проступили на щеках и кончике

подбородка. Он сопел.

Комната мало, чем отличалась от остальных в этом городе – нищенские условия,

повсюду грязь и самодельная мебель. Все умещалось в одном месте: и спальня, и кухня, и

коридор, и зал. Большая каменная печь, расположившаяся в дальнем углу по правую руку,

отапливала дом. Рядом лежало несколько кривых, но толстых полешек. В шаге левее,

виднелся проесть, а за ним лестница на второй этаж. Справа, над печью, весели ящики с

кривыми дверцами. Казалось, они либо сейчас рухнут вниз, либо разваляться прямо на

стене. Напротив, в самом углу, красовалась раковина с ржавым краном. Небольшой стол

стоял так же в отдалении, перегораживая проход наверх, а рядом с ним самодельная

табуретка с кривыми ножками. Диван был, пожалуй, самой приличной вещью. Не говоря

уже о том, что занимал самое почетное место. Он располагался по левой стене,

практически рядом со входом, под окном, заколоченным досками.

Джо подошла ближе, половицы снова скрипнули, на этот раз громче. Парень

вздрогнул. А когда он открыл глаза, подошва ботинок Джо уже лежала на горле

драгдилера. – Где медальон?

Грегор вцепился в ногу девушки, он даже толком не понял что происходит, но,

почувствовав, что давление на шею усиливается, развел руки по сторонам. Выпирающий

кадык парня, казалось, сейчас войдет глубоко внутрь. Попытка освободиться оказалась

абсолютно бесполезной. Сонные глаза впились в размытый образ девушки. Черный

костюм и яркие рыжие волосы чертовски сильно контрастировали. Драгдилер никак не

мог сконцентрироваться на лице, а ведь именно это было и нужно. Грегор не помнил имен,

фамилий, кличек и прозвищ. Зато отлично запоминал лица, а его-то как раз пока и не было

видно из-за мутной пелены еще не отступившего сна.

– Легче, киса. Легче. – Проговорил он, еще не успев понять, что от него требуют.

– Не трать мое время, говнюк. Где медальон?

– Не понимаю, о чем ты. – Он сильно зажмурился, отгоняя остатки сна.

«Подъем, подъем, подъем!» – подгонял парень себя.

Джо улыбнулась.

– Думаешь, золото стоит дороже твоей жалкой жизни?

Распахнув глаза, и подождав, когда мутная пелена рассеется, драгдилер начал

жадно изучать ее лицо. На анализ ушло катастрофически мало времени при условии, что

клиентов у Грега было пугающе много. По самым скромным прикидкам, каждый десятый

житель Зоны Б навещал его. Просто кто-то чаще, кто-то реже. Одни постоянно маячили

перед глазами, другие забегали, когда придется.

Она была у него недавно. Вчера. Наркоманка, превратившаяся в ходячий труп.

Сходство было очевидным. Та же форма лица – треугольником. Цвет кожи… С ним было

что-то не так. У любительницы ВОП он был белым, больше в серость, а у этой девушки

смуглая кожа. Свежая. Неиспорченная наркотой. Посадка глаз у обеих была совершенно

идентичная, не говоря уже о форме носа. Сильно отличались губы. У рыженькой они были

пухлыми, сочными, а у крашеной в блондинку… Там вместо губ были лишь тощие,

потрескавшиеся, алые от крови полоски.

«Значит сестры», – подумал Грег.

Теперь понятно, откуда у наркоманки талоны. Скорее всего, стащила у сестры, как

и… Медальон! – Вдруг опомнился парень. Ведь именно с него и началась их

незамысловатая беседа. Как он мог забыть? Ведь он знал, что за ним придут. Он, можно

сказать, ждал.

Грег, наконец-то, окончательно проснулся и почувствовал небывалое облегчение. В

животе заурчало, он был пуст со вчерашнего дня, зато голова работала идеально!

Он быстро прикинул свои шансы против нее. Рыжеволосая незнакомка выглядела

решительно и воинственно. Что ж, у нее есть на это полное право.

– Это плата за ВОП, киса. Все законно. – Спокойно проговорил он, хотя горло его

все еще было под натиском и, наверное, ему следовало бы быть более осмотрительным в

плане своих высказываний.

– Что ты называешь законным? Продажу наркотиков? Ты жив только потому, что

тебя еще не вычислили.

Грег искренне удивился. Лохматые черный брови метнулись вверх, располосовав,

до этого ровный лоб, складками. Парень не мог понять, о чем она толкует. Кто его должен

был вычислить? Правительство? Но кто же, по ее мнению, поставляет ему наркотик?

В новом мире все зависело от Правительства. Их кров, еда и жизни. Только они, эти

никому не известные люди решали, дышишь ты сегодня или нет.

– Я жив, потому что это кому-то выгодно. Ты в такой же ситуации, киса.

– Верни мой медальон, и ты больше меня не увидишь.

– Я уже сказал! Медальон за ВОП.

– Я дам тебе талоны.

Лицо Грегора украсила кривая ухмылка.

– Сколько бы ты не предложила, этого будет мало, ки… – он хотел назвать ее



«кисой», как всех своих клиенток, но Джо была далеко не кисой. – Тигрица!

Джо на жалкую секунду закрыла глаза, чтобы справиться с яростью, что лишь

накипала с каждым его словом. Это не помогло. Движение ноги было маленькой

амплитуды, но силы в ударе было достаточно. Рельефная подошва ботинок врезалась в

лицо парня. Кровь хлынула из носа. Джо лишь с презрением посмотрела на него, поставив

ногу на пол. Чертовы доски снова заскрипели. – Говнюк! – Прошипела она. – Не думай, что

это сойдет тебе с рук.

Грег резко сел. Ему вовсе не улыбалось отведать собственной крови, хотя, подобное

с ним уже происходило. Бывало даже похуже. Кровь не лилась фонтаном, (что парень

оценил, как хороший знак). Она равномерно вытекала из ноздрей, пачкая одежду.

«Мрак!» – подумал драгдилер.

Теперь придется переодеваться.

И, тем не менее, парень не мог не рассмеяться от ее слов.

– Проваливай. – Он вытер кровь над губой, и случайно размазал ее по щекам. – Кто

знает, может, твоя сестра-наркоманка принесет мне еще что-нибудь интересное. Поверь

мне, я уж ей не откажу.

Джо улыбнулась, блеснув зубами.

– С чего ты взял, что я уйду? – Она двинулась к той стороне комнаты, что играла

роль кухни. Дверцы ящиков, оказывается, не только криво висели, они были сломаны, на

полках стояла посуда и полупустые пакеты с крупами. Джо смахнула все на пол. Она

проделала это с каждым шкафчиком, с каждой полочкой – внизу и вверху. Два плоских

пакетика с ВОП вылетели из разбившегося глиняного сосуда. Джо подняла их.

– Неплохой улов для начала.

Чуть запрокинув голову, парень наблюдал за буйством на своей кухне.

«Точно тигрица», – подумал Грег, наблюдая, как она мечется по комнате, словно

тигр в клетке, ожидающий своего законного куска мяса. Его забавлял ее напор, и

завораживала сила. Энергетическая сила. Ни она первая крушила его кухню, ни она первая

разбивала ему нос, и все же в ней было то, чего не было ни в ком другом – сила. Она в

буквальном смысле источала ее.

Шея болела. Парень представил, как эта девушка надавливает ему на горло,

перекрывая поток кислорода, вдавливая кадык внутрь. Пальцы невольно коснулись кожи

на шее, нежно поглаживая, успокаивая.

Она бы разбомбила голову Тайлера. У нее точно хватило бы на это сил. У жиртреса

не было бы ни единого шанса против этой тигрицы – думал он. Грег даже прикинул:

может, отдать ей медальон в обмен на услугу. Убийство ведь можно считать за услугу? Но,

глядя на ее голубые глаза, понял, что эта дамочка относится к тому типу людей, что могут

наорать и подраться, но не убить. В конце концов, люди – это всего лишь люди. По

большей части они редко лезут на рожон, лишь обороняются. Мало кого притягивают

драки, разборки, убийства. Ведь не зря же люди гниют на этой части земного шара, где,

словно крысы, готовы жрать помои, лишь бы протянуть еще день. Трусы, не желающие

атаковать, а те, кто желает, давно либо мертвы, либо выбились в элиту. Вот она – не хитрая

задумка этого мира. Сражайся, но не факт, что ты выиграешь. Либо смерть, либо победа.

Что-нибудь из этого тебе точно перепадет. Чаще первое, чем второе.

– Забирай. – Бросил он, словно добрый хозяин кость своей любимой собаке. Кровь

уже перестала покидать его тело. Нос саднило, но терпимо. И все же парень пока держал

голову чуть приподнятой. – Отдашь сестрице. Она будет в восторге. Расцелует тебя даже.

Точно тебе говорю.

– Зачем? – Джо даже не обернулась, двигаясь вдоль комнаты и обыскивая каждый

угол. – Я дождусь твоих клиентов и обменяю на что-нибудь стоящее. Любишь

конкуренцию?

– Дождемся первого клиента. – Парень поднял с пола полупустую бутылку воды и

жадно сделал несколько глотков, остатки вылил себе на лицо. Он подумал, что скоро

придет Трайлер, и если он застанет чужака на своей территории, рыженькой не

поздоровится. Ему, конечно, тоже достанется. Куда без этого.

«Лучше бы ей убраться», – подумал он про себя.

Расположившись на обшарпанном диване, как на троне, он принялся ждать.

Девушка кружила по дому, словно хищник в поисках добычи, но не смогла ничего

обнаружить. Наркоты не было, талонов тоже. Какая удача, что Тайлер вчера все забрал.

Впервые он порадовался жадности своего босса. Хотя нет, Тайлер не босс, такая же мелкая

сошка, как и Грег, просто обязанности у него другие. Он приносит ВОП и забирает

выручку. В обязанности Грегора входит лишь сбыт порошка.

Ждать долго не пришлось. Первый, самый ранний, клиент приполз за новой дозой.

Он робко постучал в дверь и тут же показал свою худую, пожелтевшую физиономию.

– Проходи, задрыпыш. Проходи. – Мужчина неуверенно прошел в гостиную. В

руках он сжимал талон. Грегу даже стало любопытно, где он смог раздобыть это

«сокровище». Украл. Конечно же, украл. Не заработал же!

Джо обернулась. Она стояла в углу, когда ссохшийся мужчина вошел в дом.

Девушка сглотнула. Ей стало нестерпимо жалко этого человека. Его руки были такими же,

как у Сильвии – больные кости, обтянутые кожей.

– Ты убьешь его. – Обратилась она к Грегу. Знать, что он продает яд смерти и

видеть своими глазами – разные вещи. Тошнота подкралась к горлу. Ее сжало.

– Ох, нет, киса. – Грегори улыбнулся. – Это сделаешь ты. Ведь, – он развел руки. –

ВОП у тебя. – Парень кивнул наркоману. – Дерзай, задрыпыш. То, что тебе нужно – у нее.

Глаза наркомана метнулись в сторону девушки. Несколько секунд он соображал,

что от него требуется, а затем сделал в ее сторону неуверенный шаг.

Сухие губы дрогнули. – Пожалуйста. – Проговорил он слабо.

– Проклятье! – Тихо прошептала Джо. С минуту она неотрывно смотрела на

мужчину. Его лысеющая голова странно подергивалась, как при нервном тике. Джо

перевела взгляд на драгдилера. На его лице сияла ухмылка. – Нет. – Сказала она и чуть ли

не бегом вышла из дома.

Дверь за Джо учтиво прикрылась. Тяжело выдохнув, она присела под окном, на

землю, погрузив руки в волосы. Виски пульсировали, а нога подергивалась. Она пыталась

выбросить из головы воспоминания о сестре до того, как родителей не стало. Ведь они

были как две капли воды, с разницей в два года. А теперь… Джо так и видела, как Сильвия

приходит на своих тонюсеньких ножках в этот дом и буквально продает душу за наркотик.

За дозу. Как приносит жалкие, помятые талоны на питание, как протягивает их

трясущимися руками, и ничто вокруг ее не волнует, как этот порошок. Она выглядит так

же отвратительно жалко, как и этот мужчина. Ее тело уже давно сдалось. Оно буквально

гниет изнутри, но остановиться, не просить ВОП оно не может.

Джо тяжело выдохнула и провела ладонями по лицу. Желудок заурчал, но девушка

лишь прикрыла глаза. Не ела она со вчерашнего дня, но в сравнении с тем, насколько

голод стал частым гостем в их доме, день – сущая ерунда.

Дверь распахнулась, и на свет выполз наркоман. Он бросил на девушку взгляд

полный лютого гнева, но это было все, на что он способен. На своих ножках-тростиночках

он поплелся прочь, низко опустив голову.

– Скоро его не станет. – Протянул Грег. Вышедший следом, он наблюдал за

клиентом. Застыв в задумчивой позе, скрестил руки на груди. – Ты все же убила его,

тигрица. Он больше не придет. Ломка сломает его. Через час или полтора. – Драгдилер

выглядел грустным, он посмотрел на мутное небо взглядом человека, у которого нет

выхода, а затем, как ни в чем не бывало, сладко зевнул и потянулся.

Джо опустила руки. Она смотрела вдаль, на жалкое подобие мира. Ее тошнило от

серого пейзажа, от перекошенных домов, от осунувшихся лиц людей. Все они, все, кто

выжил и жил на протяжении сотни лет после катастрофы, на самом деле мертвецы.

– Ты убил его в тот день, когда дал первую дозу.

Грегор усмехнулся. Она ничего не знала о ВОП, иначе не говорила бы так. Чутье

подсказывало, что скоро прибудет Тайлер.

– Проваливай, тигрица. ВОП оставь себе. На память. А может, сама захочешь

расслабиться. – Парень ухмыльнулся.

– Ладно, говнюк.

Джо поднялась на ноги, а руки засунула в карманы комбинезона. Левой – положила

два пакетика ВОП, правой – взяла раскладной нож. Обычно им она обтачивала палки,

когда отправлялась в лес. Лезвие всегда было идеально острым.

– Твоя взяла. – Девушка раскрыла, замахнулась и бросила нож. Тот воткнулся в

косяк двери на расстоянии сантиметра от левого уха Грегора. – Оставь себе. На память.

Грегор молча наблюдал, как Джо исчезает среди полуразрушенных построек. Не то

что она его впечатлила… Хотя нет, впечатлила. При этом парень чувствовал какое-то

странное тепло внутри. Не то тепло, которое бывает при влюбленности, а скорее

дружеское. Ему понравилось с ней припираться и получать ответ. Он повернулся, и одним

сильным рывком выдернул нож. От того места, вверх и вниз пошли короткие, но глубокие

трещины. Теперь и без того уродский косяк выглядел еще более уродливо. В его руках

оказалась самая обыкновенная бабочка. Парень чуть коснулся лезвия, желая проверить

остроту, и тут же порезался. Из пальца вытекла капля ярко-красной крови.

– Хм. – Ухмыльнулся он и взглянул на развалившиеся дома и людей, что обитали

возле их стен. Чего они тут ждали? На ум приходило одно – смерти. Горизонт полон

отбросов. Людей измотанных и истощенных. У них не было ничего своего, разве что

обноски, скрывающие их худые плечи. Они не работали. Кто-то не мог, был слишком слаб.

Иные просто ленились, не желая гробить себя на полях. Или занимаясь чем-то похуже.

Грегор почувствовал к ним жалость. Однако порыв этот был мимолетен.

Драгдилер вспомнил о Тайлере. Нож-бабочка отправился в карман джинсов. Парень

вошел в дом, яростно почесывая шею, грязную от собственной крови, и тут же снял с себя

и рубашку, и футболку. В голове блеснула мысль, что он не мылся уже несколько дней.

Когда живешь в дерьме, сам поневоле становишься немного дерьмом.

На втором этаже его убежища оборудована небольшая ванная комната с туалетом и

душем. Когда он вышел оттуда лишь в одних трусах, за окном начался дождь. Он так

агрессивно барабанил по крыше и доскам, что Грег невольно подумал о потопе. Сколько

дней потребуется, что бы залить остатки суши? Немного, учитывая, что суши практически

не осталось. Это не материки, это просто куски земли в воде, на которых люди доживают

свой век. Эра людей заканчивается. Начинается эра воды и ее обитателей. Грегора это ни

капельки не трогало.

В маленькой комнатушке, именуемой спальней, парень зажег свечу. Обычно он

одевался в темноте, но сегодня ему хотелось полюбоваться золотым медальоном. Парень

облачился в новые обноски (менее драные джинсы и свитер), просто чистые. Выглядел он

не лучше, но чувствовал себя обновленным, преобразившимся. Пригладив волосы

ладонью, и проведя рукой по щекам, оценивая, сбрил ли с себя всю щетину (зеркала у

парня не было), Грег достал из карманов старых джинсов нож и медальон с цепочкой.

Немного повертев их в руках, словно изучая на ощупь (почему-то парню доставляло

неимоверное удовольствие прохлада, исходящая от металла), он отправил их по карманам.

А затем какая-то невиданная сила заставила его заглянуть в свой тайник.

За свою работу Грег получал плату, как и все в этом дерьмовом мире. Талоны – вот

современная валюта. Рубли, доллары, фунты стерлинга, евро – прошлое. Теперь о них

никто не знает. Слова, не имеющие смысла. Забытые наборы букв, исчезнувшие с лица

Земли. Талоны – вот двигатель пост апокалиптического мира.

Парень приподнял ближайший бок своей ржавой металлической кровати (что ему

ссудили все те же два скелетоподобоных наркомана, ранее подогнавших диван) и поскреб

гвоздь в доске, расположившейся точно под ножкой. Он пытался подцепить его ногтем.

Получилось не сразу. Шляпка никак не хотела поддаваться, а затем и сам гвоздь

отказывался вылезать из дерева. Грег уже хотел было сдаться и послать все к чертям.

Потом пересчитает талоны! Вот приспичило не вовремя! Но почему-то все равно упрямо

ковырялся, и в итоге вытащил этого ржавого засранца. Доска с пугающей пластичностью

выгнулась вверх, поддаваясь напору Грега. Он скользнул рукой в тайник и выудил оттуда

два пакета.

Оказалось, Грегор настоящий богач. Жирная стопка талонов радовала глаз. Парень

старательно собирал их несколько лет, тратя только по необходимости. Драгдилер уложил

их в небольшой кожаный мешочек, а потом еще закрутил в свой старый свитер и сунул в

потрепанный тканевый рюкзак. Туда же отправились несколько пакетиков ВОП,

предварительно завернутые в черную футболку с растянутым горлом и подолом. Грег

давно уже начал отсыпать порошок из основных порций. Это был его личный

неприкосновенный запас.

Внизу хлопнула дверь.

Парень закинул рюкзак на плечи и потушил свечу. Вмиг все потемнело. На

лестнице послышались шаги. Грегор замер.

Первое, что пришло на ум – любитель ВОП, не отыскав парня на прежнем месте,

(на диване внизу) решил пойти поискать Грега наверху. Такое уже было. Бесчисленное

количество раз парень просыпался в своей кровати, а над ухом его наркоман, тяжело

дыша, бредит о наркотике. Не раз наркоманы просто залезали в его комнату в поисках

порошка. Странно, но талоны их никогда не интересовали, впрочем, как и жизнь Грега.

Парня пару раз избивали, но никогда не доводили до фатального.

Только ВОП! Только удовольствие!

Не то что бы вход на второй этаж как-то охранялся. Нет. В доме Грега и дверей-то,

кроме входной больше не было. Но он все равно пообещал взбрить обнаглевшего нарика,

и помимо физического наказания, оставить его еще и без дозы. Пусть знает! Он уже даже

собирался открыть рот и выдать впечатляющую тираду брани и ругательства, но вместо

этого прислушался.

Кто-то не просто поднимался по лестнице, он крался. Шел осторожно и если бы не

тяжелое дыхание, вообще никак не выдавал бы себя.

И вот тут Грегора осенило. Доз у него не осталось, кроме тех, что лежали в рюкзаке

и являлись его собственностью (или почти собственностью). А последние два пакетика

забрала его незваная гостья. Драгдилер без наркоты не драгдилер. Нет ВОП, нет дохода. А

процесс не должен останавливаться. Никогда.

Кто поставляет Грегу ВОП?

Тайлер…

«Какой сегодня день?» – Парень изо всех сил напрягает мозги.

«Суббота! Черт! До понедельника еще же два дня! Почему сейчас? Почему не

раньше?»

Интуиция дает о себе знать. На этот раз все внутри парня холодеет, предчувствуя

беду. Грег застывает возле своей кровати и со всей силы вглядывается в темноту. Слабого

света, идущего с первого этажа, хватает, чтобы Грег мог различить фигуру, показавшуюся

в дверном проеме.

Это был Тайлер. Огромный, неповоротливый, с поставленным ударом и тяжелой

рукой Тайлер. Мужик, который одним ударом может раскроить противнику череп. Мужик,

который всегда открывает дверь с ноги.

В принципе ничего особенного. Поставщик ВОП не раз поднимался в комнату к

Грегу, не говоря уже о том, что переворачивал в ней все с ног на голову. Тайлер далеко не

кретин и прекрасно понимает, что Грег не чист на руку. Но сегодня все было по-другому.

Сегодня Тайлер пришел прирезать своего подручного. Именно прирезать, ведь в руке

мужчины был нож.

«Я ему приснился» – в панике подумал Грег. Он старался не дышать, ведь

кромешной тьме комнаты нельзя было ничего разглядеть. Как удачно парень в свое время

наглухо заколотил окно. И все же в этом диком испуге, он не переставал думать: «почему

сегодня? Почему не в понедельник, когда он увидел сон? Почему не во вторник? Почему

не в каждый день после этого? Почему сегодня?»

– Где же ты, крысятина? – Проговорил мужчина и поскреб бородатый подбородок.

«Надо улепетывать». – Уговаривал себя Грег.

Тем временем Тайлер вошел в комнату. Его силуэт пропал во тьме, но парень

слышал его дыхание, именно по нему определяя местоположение поставщика и степень

опасности. Сердце так сильно колотилось, что, казалось, его можно услышать. Грег не

боялся драки. Синяки, переломы – все это было нормальным для его работы, но вот

Тайлера, действующего по приказу Сна, он побаивался.

Грег прикинул, не остаться ли ему тут? В темноте его ни за что не вычислят, но кто

мешает этому бугаю, скажем, зажечь свечу. Тогда все. Пиши «пропало». Нет. Здесь

подходит только одно…

Драгдилер бросается наутек. С нечеловеческой скоростью он выскальзывает из

комнаты, одним большим прыжком преодолевает лестницу и проносится сквозь гостиную.

Рюкзак беспомощно болтается на плечах. Грегор со всей дури толкает парадную дверь.

Она распахивается, практически слетая с петель и, описав стремительный полукруг,

ударяется о каменную стену дома. Дерево жалобно трещит. Щепки летят в разные

стороны. Дверная ручка, встретившись с камнем, со звоном отваливается. Плечо Грега

саднит. Оно только что стало тараном. Ну и пусть. Не жалея своих драных кроссовок, он

припускается вперед, пробираясь сквозь дождь, убегая из своего убежища. Уверенный, что

Тайлер непременно мчится следом, драгдилер не оборачивается.

Он бежит через огромную дорогу, разделяющую одну полосу дряхлых домов от

другой. За спиной остается его «нора» и огромное, засаженное поле. Впереди несколько

кварталов разрушенных зданий, именно там парень и желает затеряться.

Дождь враждебно бьет в лицо, словно он заодно с Тайлером, и своими бурными

потоками хочет смыть Грега в Мировой океан. Большие капли падают с темного, угрюмого

неба, орошая землю, превращая ее в сгустки грязи. Темная вода стремительно собирается

в углублениях, превращаясь в лужи, маленькие и гигантские. Драгдилер бежит прямо по

ним.

Из-под кроссовок Грега летит земля. Он скользит. Чудом умудряется сохранить

равновесие и не шлепнуться в лужу или просто растянуться в грязи. Если такое

произойдет, поставщик ВОП поймает его и вскроет череп. Совершенно точно так и будет,

хотя может, Правительство придумало для парня более гуманную смерть. Нож в сердце?

Быстро! Грег не желает проверять!

– Стой, козел! И я убью тебя быстро! – Орет кто-то сзади. Голос совершенно точно

принадлежит Тайлеру. Он мчится следом. Не оборачиваясь, Грег увеличивает темп. Его

худые, но сильные ноги без проблем тащат вперед, и, как кажется парню, увеличивают

отрыв. Живи он до апокалипсиса, непременно стал бы призером Олимпийских игр.

Чтобы стряхнуть хвост, драгдилер начинает петлять между постройками. Парень

ныряет меж домами: одним полу сгоревшим деревянным (о том, что это когда-то был дом,

напоминают лишь жалкие остатки каркаса и уцелевший фундамент), другим кирпичным,

разрушенным до первого этажа. Кирпичи валяются у основания здания, Грег храбро

обходит их, словно это мины. Чуть задел и почти взлетел на воздух. Споткнулся и упал.

Минуя пролет, Грег резко берет влево, и чуть ли не падает в грязь, скользя. Он

ныряет в первый оконный проем очередной развалины, и, расталкивая бездомных,

нашедших временное укрытие от дождя, пробегает этаж насквозь и выскальзывает в

дверной проход.

– ВОП! – Орет какой-то мужчина, пытаясь догнать драгдилера, но это невозможно,

по крайней мере, не ему – конченому наркоману, что еле дышит. – Продай мне! – Грегор не

обращает на него никакого внимания, потому что сзади снова раздается: «Стой! Стой!

Стой! СТООООООЙ!». Голос без сомнения принадлежит мужчине.

Тайлер!

Драгдилер продолжает улепетывать, прекрасно понимая, придется постараться,

чтобы уйти живым. Он забегает в старый дом с черными, закоптившимися от костров,

стенами. По шаткой лестнице взбирается на второй этаж. Кажется, еще немного и доски

под ним не выдержат, и он рухнет вниз, пробив своей спиной прогнивший пол, и окажется

в подвале. Они прогибаются под его ногами, но потом, словно пружины, распрямляются.

После лестницы – на хлипкую крышу. Черепица жалобно скрипит под его весом,

вот сейчас он точно провалится. Мелкими шажками, быстро, но аккуратно Грег

преодолевает крышу и прыгает на другую. Картина повторяется. Разведя руки по

сторонам, как акробат, парень держит равновесие и тенью скользит по тонким доскам

вскрытой крыши. Там, внизу, на втором этаже хибары на него смотрят несколько пар глаз.

Они наблюдают за ним сквозь щели в досках шириной, как минимум, в пять сантиметров.

Бездомные ошарашено наблюдают за его акробатическим этюдом. Кто-то вскрикивает: «да

это ж Грег!»

Прыжок и драгдилер уже на другой крыше, более надежной, хотя и значительно

низкой.

«Ну, теперь ему точно меня не поймать», – думает он.

– Грег! – Раздается совсем близко. Парень поворачивается и видит, как громила

Тайлер семенит по шатким доскам крыши соседнего дома. Лицо его мокрое от пота, а в

глазах бешеный огонь. Грега это так удивляет, что он замирает, словно

загипнотизированный, наблюдая за поставщиком. Его поражает мысль, как доски еще не

проломились, ведь Тайлер невероятно тяжелый.

Руки мужчины расставлены в стороны. Вдобавок к этому, он ступает с носочка.

Конечно, он боится провалиться, но это так смешно смотрится, что Грегор не может не

улыбнуться.

– Ты мне приснился парень! Я достану тебя! Либо ты, либо я, сук… а-а-а-а-а-а! –

Черепица под его ногами лопается. Здоровяк ныряет вниз. Раздается дикий грохот. Кричат

люди. Бездомные опрометью выскальзывают из здания, создавая у выхода затор, давя и

калеча друг друга. Кто-то пытается прыгнуть прямо через окно, видно, подумав, что дом

рушится, но это удается только тем, кто расположился на первом этаже.

Грегор невольно подался вперед. Ему чудится, что после такого падения выжить

невозможно. Конечно же, это огромное заблуждение. Парень начинает жадно бродить

взглядом по пустым окнам, однако, не может увидеть даже силуэт Тайлера. Вся проблема

заключалась в том, что окна на втором этаже заколочены досками, а сквозь щели толком

ничего не разглядеть. Грегор даже подумал крикнуть кого-нибудь из бездомных, что

толпились возле здания, глянуть – что там внутри творится. Любой из них сделал бы это

за порцию ВОП или парочку талонов. Но решил воздержаться. Он постоял еще немного на

краю крыши и когда уже подумал отбыть, Тайлер выполз на свет божий.

Голова его была вся в крови. Затуманенным взглядом он окинул пялящихся на него

людей. Его мотнуло, и на секунду Грегор даже допустил, что сейчас поставщик ВОП

рухнет, как подкошенный, но тот выстоял. Что и говорить, Тайлер очень крепкий мужик.

Мало того, словно почувствовав взгляд драгдилера, он поднял голову и уперся,

горящими злостью, глазам в парня и вот теперь Грегу стало по-настоящему страшно.

Вопрос стоял ребром: либо он, либо Тайлер. Нельзя нарушать Сон. Нельзя попрекать

Закон. Конечно, каждый голосовал за себя.

Совершенно не осознавая, что делает, Грег орет, что есть сил: – у него есть ВОП! –

Он вытягивает руку и тыкает в противника указательным пальцем, как маленький

мальчик: «мама, смотри! Какой странный дядя!»

Бездомные застывают, оценивая риск. Тайлер выглядит отвратительно. Он слишком

слаб, чтобы сопротивляться. Нет. Если бы речь шла об одном противнике, то тут без

вариантов. Мужчина порвал бы желающего поживиться на раз. Но сейчас на него

смотрели десять пар глаз и некоторые их обладатели были в неплохой форме.

Тайлер огляделся. Взгляд его метался с одного бездомного к другому. Он не

напуган, наоборот, кажется, воодушевлен идеей подраться.

Грег хладнокровно подметил, что Тайлер где-то потерял нож и не может не

порадоваться этому.

Бежать. В такой ситуации надо именно бежать. Когда противников много, логично

дать деру, ведь тогда появляется хоть какой-то шанс выжить, но Тайлер, видимо, так не

считает. Он принимает воинственную позу: чуть приседает, горбится, и сжимает руки в

кулаках.

Шансов на выживание нет.

Не важно – наркоманы они или нет, главное ВОП можно перепродать. Всякий с

мозгами это понимает. Лишняя корка хлеба может стать спасением, а что же тогда

сотворит целая буханка?

Один пакетик светло-розового порошка стоит пять талонов. На них сильно не

разгуляешься, но если взять минимум: крупу, молоко и немного сахара, то на пару дней

желудок будет полон, а настроение отличным.

Совершенно бесстрастно Грегор смотрел, как толпа в буквальном смысле раздирает

человека на части. На его душе было спокойно, хотя зрелище и навивало рвотные позывы.

Те существа, что убивали Тайлера, совершенно незнакомого человека, за пару пакетиков

ВОП (и то драгдилер не знал наверняка, есть ли они у него), не имели права называться

людьми. Да, они выглядели как люди, но совершенно потеряли человеческую суть.

Бездомные стали хищниками, и Грег их не винил. В жуткие времена мораль стирается. Да

и кто будет думать о морали, когда ты голоден уже несколько дней?

Парень осторожно покинул крышу. Меньше всего ему хотелось повторить участь

Тайлера, а ведь у него бездомным будет, чем поживиться.

Через пару минут, как раз выходя на улицу, парень услышал торжествующий кличь

бродяги, видимо, в карманах поставщика обнаружилось сокровище. В полной

уверенности, что его сейчас прикончат свои же сородичи-бездомные, Грег засеменил

прочь, не оглядываясь и насвистывая под нос мелодию, выдуманную на ходу.

Люди не жили. Они выживали.

Грегор шел весь день. Ему хотелось поскорее покинуть Горизонт, забыть о Тайлере,

и тех бродягах, что разорвали его в клочья. Пока у него не было конкретного плана, ему

просто хотелось уйти как можно дальше.

Ближе к вечеру, когда улицу заполнили усталые работяги, медленно ползущие к

своим домам, драгдилер купил у одной очень милой женщины с маленьким ребенком на

руках, бутылку воды и пару свежих булочек. Ноги его уже гудели от усталости. Парень

расселся на холодной земле рядом с домом, решив передохнуть. К своему удивлению,

Грегор тут же замерз. Пока он двигался, холода не ощущал, и сырая одежда не казалась

такой уж сырой, а теперь парень явно продрог и тут же подумал об отдыхе.

Женщина принесла ему угощение, и, расплатившись, он с ужасом подумал, что

только безумная может рожать в такое время. Рабы рожали рабов.

Грегор решил, что у него никогда не будет детей. Эта мысль показалась ему

настолько здравомыслящей, что даже настроение поднялось.

Он шел бесконечно долго, и только ночью осознал, что уже давно выбрался из

Горизонта и попал в Гнездо. Ноги его еле-еле передвигались, а голова работала с

перебоями. Временами он дремал на ходу.

Обстановка в этом районе от других особо не отличалась. Здешние дома оказались

точно такими, как и в Горизонте. Ветхие, теплые, обитаемые стояли бок о бок с

развалинами. Бездомные жались друг к другу, пытаясь согреться, вытягивая руки над

костром, а работяги спешили вернуться в свои дома, прогретые печью.

Драгдилер позавидовал тем, кому есть куда вернуться, тем, кого дома ждет семья и

миска горячего супа. Сейчас он бы многое отдал, чтобы оказаться в подобном месте, но

подавив в себе накатившую грусть, начал присматривать, где бы остановиться на ночь.

Выбрав один из полуразрушенных зданий, неказистых и с виду самых опасных (ведь

никто не полезет в дом, который, кажется, сейчас рухнет, а Грегу не хотелось, чтобы

бездомные составили ему компанию) решил устроиться там на ночлег.

После крушения уцелела всего одна комната. Погребенная под грудой камней она

совсем не привлекала внимания, а внутрь можно было попасть только через окно. Старая

фанера, разбухшая от бесконечного дождя, служила дверью. Грег безжалостно оторвал от

нее трухлявый кусок и проскользнул внутрь. Пол был усыпан осколками камня. Однако,

пошарив в темноте, парень смог расчистить себе место. Он свернулся калачиком под

окном, чтобы в случай неожиданного проникновения или опасности быть как можно

ближе к выходу, и погрузился в дремоту.

Ему снилось огромное золотое поле. Золотым оно казалось из-за пшеницы. Где-то

на краю горизонта виднелся лес. По небу ползли ленивые пушистые горы облаков. Но

самым главным было солнце. Оно было таким ярким, что Грегор смотрел на него до тех

пор, пока ему не показалось, что он слепнет. Оно грело его кожу, и парень почувствовал

небывалое тепло и радость.

– Деда! Деда! Смотрит, как я могу! – Голос маленькой девочки заставил его

обернуться. В тени огромного дерева малышка каталась на качели. Она так лихо

раскачивалась, что Грег не на шутку забеспокоился, а выдержит ли ветка, к которой он

привязал канат.


Он хотел крикнуть ей: «осторожно», но его внимание привлекла сочная листва

этого дерева. Такого насыщенного зеленого Грег в жизни не видел. Он замер. Лицезрел эту

удивительную красоту и наслаждался ее шелестом, словно музыкой.

– Пап, с тобой все в порядке? – Теперь уже женский голос зазвучал где-то над ухом.

Голос принадлежал его дочери, уже ставшей женщиной. Матерью. Грегор посмотрел на

свои сморщенные руки старика, но больше его поразили манжеты рубашки, такие чистые.

Грег в жизни не носил таких чистых рубашек. Она даже пахла чем-то очень приятным.

Девочка, что каталась на качели, рассмеялась, и Грег проснулся. Его трясло от

холода, но он упрямо закрывал глаза, желая вернуться в свое видение. Понимая, что в

реальности его ждет серость, голод, безнадега, а главное – неопределенность. Он отчаянно

стремился назад, но дверь в мир грез уже захлопнулась.

Реальность ударила в лицо, и Грег почувствовал впервые в жизни, что хочет

вскрыть себе вены. Одежда на нем была сырая от вчерашнего дождя. Холодный и

голодный, он оторвал остатки фанеры, впуская в помещение свет и прохладный ветер.

Хлеб в сыром рюкзаке пропитался влагой и стал абсолютно не съедобным. Сделав глоток

воды, парень еще больше замер. Что и говорить, это утро новой жизни стало для него

настоящим испытанием. По крайней мере, дом не рухнул на него и не похоронил заживо.

На улице уже маршировали рабочие. Грег с ужасом подумал, сколько им предстоит

пройти до полей и обратно. С каменными лицами они проходили мимо, не обращая

внимания на бездомных, столпившихся у костра. Грея руки над крошечным пламенем эти

люди-отбросы тоже особого интереса к работягам не проявляли. Незамеченный, Грег

выскользнул из развалины и направился вперед, сливаясь с толпой. Желание умереть

прошло, словно его никогда и не было.

Купив у очередной обезумевшей женщины с маленьким ребенком молока и хлеба,

Грегор продолжил путь. Он ел на ходу, жадно уничтожая завтрак, временами натыкаясь на

прохожих. Они бросали на него пустой взгляд и шли дальше, словно были роботами без

чувств и эмоций.

От молока и хлеба есть захотелось еще больше. Убеждая себя перетерпеть, парень

принялся усиленно обдумывать свое положение. Ему нужен был план.

Если Правительству нужно, чтобы его убили, значит за ним скоро придет кто-то

другой. Это просто вопрос времени. И что же делать?

Гоняя в мозгу этот вопрос без внятного ответа, парень шел по улице, пока случайно

не увидел ее, ту самую рыжеволосую незнакомку, что вчера утром ворвалась к нему и

требовала вернуть свою драгоценность. Рука тут же шмыгнула в карман и нащупала

холодный металл. Пальцы пробежались по цепочке, нащупали кулон. Грег облегченно

вздохнул.

Эта девушка сильно выделялась из толпы работяг именно из-за ярко-рыжих

локонов. Джоанна шла ему навстречу, но из-за огромного количества народа, конечно, не

заметила драгдилера. Да и по сторонам она не особо глядела. Грег улыбнулся ее затылку, и

вдруг понял, что ему нужно делать.

Он пойдет в Улей.

– Стерва! – Раздалось на всю улицу перед тем, как входная дверь закрылась,

отделяя, разводя двух сестер по разные стороны. Девушка опустила руки в карманы и шла

точно вперед, не оглядываясь.

Джо не волновали слова Сильвии. Странно, что она вообще еще жива. Ну, как

жива… по крайней мере, пока еще способна передвигаться. Видимо, вселенная решила,

что не стоит пачкать об нее чьи-то руки. Сильвия вполне может сама от себя избавиться.

Что, в принципе, и делает. Достаточно успешно, надо сказать.

Рыжая коса Джо касалась самой талии и покачивалась из стороны в сторону от

каждого шага. Девушка шла в поле, как и все эти люди, вышедшие с понурыми лицами из

своих домов. Работы предстояло много, даже несмотря на воскресенье. Ты можешь брать

выходной, но готовься пахать, как проклятый на следующий день. Урожай не может ждать.

А порченный урожай – еще десяток голодных людей. Из соседних домов неспешно

выходили люди, в большинстве своем мужчины. Женщины остаются с маленькими

детьми, у кого детей нет – идут работать. Все просто. Однако, не все направляются на

поля. Жизнедеятельность должна поддерживаться во всех сферах, пусть и скудновато.

Джо пыталась отогнать от себя мысли о ссоре с сестрой, которая заключалась в том,

что свою комнату девушка начала запирать. Там хранится небольшой запас талонов.

Несколько Джо носит с собой. Совсем голодной остаться – перспектива не из улыбчивых.

Слева скрипнула дверь, оттуда вышла молодая женщина со светлыми волосами, что самую

малость выглядывали из под косынки. На лице ее выделялись только огромные темные

глаза. Белая кожа казалась такой тонкой, чуть ли не прозрачной, что в некоторых местах

были видны паутины вен. Она провожала старшего сына на учебу. Да, в этом мире были

школы. В них преподают базовый курс и обучают профессии. Два в одном. Получите и

распишитесь! Мальчуган в протертых ботинках сжимает тетрадь. Он быстро перебирает

ногами – опаздывает.

– Привет, Джо! – Воскликнула женщина и помахала рукой.

– Нина! Здравствуй! – Джо улыбнулась, хотя делала это довольно редко. – Как

Тони?

– Бегает, как видишь! – Посмеялась она. – Сорванец.

Джо в кармане потерла пальцами два талона. Размышления были не долгими.

Девушка, спеша, подошла к Нине и протянула один. – Возьми.

– Нет, Джо. Я не могу.

– Конечно, можешь! – Рыжеволосая девушка буквально всунула потрепанный талон

в руку женщине. – Увидимся, Нина. – Кинула она, возвращаясь на грязную дорогу.

После вчерашнего дождя пыль быстро превратилась в жижу, которая теперь

прилипала к ботинкам. И снова придется увозиться по плечи в грязи, пока работаешь в

поле. Джо не терпелось увидеть Родни, поговорить с ним. Возможно, вразумить или хотя

бы спокойно выслушать – как-никак весь день впереди. Он должен был прикрыть ее вчера,

иначе сегодня она провозиться в поле до полуночи, чтобы заработать гребаный талон.

Хотя и такая перспектива была не самая отвратная. По крайней мере, Сильвия не будет

маячить призраком перед глазами. А ведь еще несколько лет назад они были дружны.

Были. Прошлое не вернуть, оно блекнет, подобно чернилам на бумаге.

Джо провела ладонью по заплетенным волосам и украдкой осмотрелась вокруг.

Толпы людей, кучками и в разнобой, подобно запрограммированным роботам, вяло брели

по улицам города. Они, как муравьи, выходили из своих жилищ и присоединялись к стаду.

Картина не из приятных. Джо тошнило от ослинности людей. Они, и правда, были, как

роботы. Отдали приказ – выполняют. Но возмущаться было не логично – Джо тоже брела

среди этой толпы, пусть и в стороне. Однако, суть это вряд ли меняло. Надо работать –

идем работать. Разве кто-то в их обществе организовывал восстание? Джо о таких случаях

не знала. Но даже если это так, что ты будешь требовать? Солнца на небе? Оно и так там,

за этой серой, плотной пеленой.

Серый… этот цвет Джо осточертел до рвоты. Он был повсюду. Во всем. Блеклые

краски мира до тряски раздражали. Все чаще Джо хотелось закрыть глаза и оказаться там,

где есть синий, красный, желтый, зеленый. Там, где есть сочность цвета. Но даже в

воображении было все скудным коричнево-серым. Конечно, трава и листва были зеленого

цвета. Но он был блеклый, из-за недостатка ультрафиолета – тусклый. И хотя природа за

сотню лет смогла подстроиться под новые климатические условия, но модификация все же

произошла. Плоды не сочные, не крупные. Они способны лишь дать минимальное

количество калорий. Зато сократился промежуток времени между посадкой и сбором

урожая. Поэтому работа на полях практически никогда не прекращается. За исключением

ночи. Ночами холодно и это при условии, что не идет дождь. На Земле воцарилась вечная

ранняя осень, словно планета застыла в одном положении.

Кто не любит осень? Теперь ее не любят все!

Джо миновала главные ворота, которые по факту и воротами то и не являлись.

Створок не было. Две толстые, металлические балки, воткнутые в землю на расстоянии

друг от друга пяти-шести метров – вот и все ворота. От них в разные стороны тянулся

забор из металлической сетки-рабицы, ржавой, но достойно выполняющей свою

функцию. Требовалось от нее не много, просто отделить территорию Полей от Рощицы,

что тянулась следом.

Джоанна остановилась, разглядывая поля. Она видела их уже миллион раз, если не

больше, но сегодня впервые разглядела их по-настоящему. На коричневой земле

расположились ровные ряды блеклой зелени. Борозды растянулись на многие километры

до самого мирового океана. Сверху над ними нависла серая безжизненная пелена.

Девушку охватила тоска. Словно она попала в незнакомую параллельную вселенную, без

надежды на возвращение домой.

Кто-то толкнул ее плечом, возвращая в реальность. Люди проходили через ворота,

по-прежнему, практически не переговариваясь. Миновав единственный проход в Поля,

толпа делилась пополам, словно язык кобры. Рабочие разбредались по разным сторонам.

У каждого поля стоял надзиратель. Он озвучивал порядок и объем работы на день,

говорил, когда можно заканчивать. В обед рабочие уничтожат свой паек, принесенный из

дома. Разрешается съедать несколько плодов с грядок, на которых работаешь. Тем, кто

занимается зернами, повезло меньше. Однако, они могут унести немного домой и испечь,

скажем, хлеб или сварить крупу.

– Джо 1549! – Воскликнул брюхастый надзиратель. Его расползающаяся морда

вряд ли когда-либо знала настоящее значение слова «голод». Если солнце все же смогло

бы пробиться сквозь серое полотно, лысина этого мужчины отражала бы лучи получше

любого зеркала. Джо готова была поклясться, что надзиратель полей (почти король навоза)

натирает свою голову каждое утро. Возможно, увлажняет ее маслом. Не исключено. В

отличие от рабочих, что облачены в серые, мешковатые комбинезоны (черт бы побрал этот

серый), надзиратели носили синие джинсы с кожаными ремнями, черные футболки и

новехонькие кроссовки. Они всегда были идеально чистыми, в отличие от рабочих. Едва

сошел с основной дороги (вытоптанной возле забора земли), залез в борозду с картофелем

и все! По колено в грязи! А на ночную смену этой жирнорожей «элите» положены куртки

из плашевки с меховой вставкой и капюшоном. В дождь не мокнут. Тепло берегут. Именно

эта одежда и отличала Надзирателя от надутого воздушного серого шара. Проклятье! Ему

повезло.

– Джо 1549! – Снова воскликнул он, и только теперь Джо подняла глаза.

– Здесь я.

Мужчина с крупным носом и свисающими до омерзения щеками, недовольно

окинул девушку взглядом, задерживая жадный взгляд на особо выпуклых местах ее

фигуры. – Вчера тебя не было, девочка. Готова отработать? – Двусмысленно спросил он,

не смущаясь очереди, толпящейся за ней.

Верхняя губа Джо дрогнула, а потом до нее дошел смысл его слов, точнее та

информация, что скрывалась за ними. Если Родни ее не прикрыл, значит, его не было.

Сердце Джо забилось, как минимум, вдвое быстрее.

– Родни 238 уже пришел?

– Дуй работать, девочка. – Облизнулся надзиратель и уткнулся в список. Джо

сделала два медленных шага в сторону поля, пока не услышала:

– Родни 238! – Даже секунда казалась часом. Никто не отзывался. – Родни 238! –

Повторил он и снова: – Родни 238! – Толпа молчала, в ожидании своего номера. – Фред

1557! – Надзиратель повторяет твое имя лишь трижды. После чего переходит к

следующему. Если ты не пришел, в твоей графе будет стоять жирный крест. Его и нужно

отработать, если хочешь получить талон.

Джо не собиралась идти на свою линию в поле. Родни не было вчера. Родни нет

сегодня. Она не могла найти себе места, удаляясь все дальше от надзирателя. Все участки

усаженной земли огорожены забором. При работе, если кто-нибудь решит удрать раньше

положенного, пока тот взбирается на ограду, совершенно точно будет замечен одним из

надзирателей. В ширину поля занимают не больше двух километров, а в длину – будь

здоров! Но пока идет перекличка или прием людей, как они сами это называют, все

жирдяи уткнулись в толстые электронные табели. Самые примитивные, разработанные

учеными Правительства. У Джо есть единственный шанс смыться отсюда и отправиться к

Родни.

Потерять медальон, оставшийся от мамы – одно. Потерять единственного друга –

иное.

Джо повернула вправо, прижавшись к забору. Многочисленное количество людей

проходили, как муравьишки, сквозь ворота и отправлялись прямиком к надзирателю,

словно стадо, окружая своего пастуха, загораживая ему обзор, поэтому одну отбившуюся

овцу было не видно. Джо шла в потоке тех, кто уже отметился и спешил надорвать свою

натруженную спину за талон. Она держала ту же скоростью, что и работяги, чтобы не

быть бельмом на глазу, до тех пор, пока не достигла примерно одинакового расстояния

между надзирателями двух полей. Тогда она не спеша взобралась на забор (сетка опасно

прогнулась под ее весом, девушка испугалась, что та ее не выдержит) и спрыгнула с него,

прижавшись к земле. Так Джо пролежала с минуту, чтобы отдышаться и перевести дух.

Обычно ей не приходилось сбегать с работ, это венчалось остаться без талона, а значит без

еды.

В голове ее не было плана, лишь цель – добраться до Родни. Но если ее поймают,

Джо придется отрабатывать несколько суток совершенно бесплатно, чтобы ее взяли

обратно. Рисковать не хотелось, к тому же пока не было необходимости. Родни мог

заболеть. Или, скажем, впасть в депрессию, что в свете последних событий вполне

вероятно. Джо присела на корточки и добежала до ближайшего дерева, прильнув к стволу.

Времени было в обрез, а все, что осталось – выбраться из этой небольшой рощицы, что

видна вся насквозь.

От ствола к стволу Джо медленно пробиралась к Горизонту. Она видела дома –

туда-то ей и было нужно. Доберется до первого, а там главное не выделяться из толпы.

Между рощицей и первым домом было метров пятьдесят, не меньше. Они-то и были

самыми сложными после того, как она прыгнула через забор. Джо легла на траву,

покрытую росой, и поползла вперед, следя за тем, чтобы пятая точка не поднялась выше

положенного. Когда ее рука коснулась крыльца первого дома, Джо положила голову на

землю. Ее рыжая коса тут же послужила примеру, будто только и ждала момента, когда

можно отдохнуть. Грудная клетка быстро вздымалась и опускалась, жадно выхватывая

порции воздуха. Во рту пересохло. Она закрыла глаза и ждала, когда сердце возобновит

привычный ритм и восстановится дыхание.

Джо приподняла голову, когда почувствовала, что передышка начала затягиваться, а

тянуть время – не самый лучший вариант. Она лежала у дома драгдилера, к которому

ходит Сильвия. Который забрал медальон мамы. Этот дом на отшибе было не сложно

узнать. Кирпичных жилищ в Зоне Б было не так уж и много. Джо валялась там подобно

отчаявшемуся наркоману, приползшему за очередной дозой. Ей стало противно, и она тут

же поднялась на ноги, а затем вошла внутрь. Дверь была открыта. Со вчерашней встречи

ничего не изменилось, за маленьким исключением – говнюка не было дома. Сейчас Джо

нужна была вода. Она быстро порыскала по полкам и все, что нашла – небольшую пустую

бутылку. Конечно, против еды она бы не была, но все скудные запасы говнюка, хрустели у

нее под ботинками. Джо вспомнила, как вчера лично опрокинула пакет с гречкой, что

теперь вперемешку с пшеном валялись на полу.

Наполнила бутылку водой, сделала несколько больших глотков и снова наполнила

ее. На ходу закручивая крышку, девушка покинула дом. До Родни ей предстояло идти весь

день. В лучшем случае, она доберется до него, как только стемнеет. Это не важно. К

долгим пешим прогулкам Джо привыкла.

В городе далеко не все работают, поэтому улицы пустыми редко остаются: дети,

старики, больные люди, наркоманы. К тому же те, кто родился с руками в нужном месте,

открывают прилавки на крыльцах своих домов. Они продают горячий хлеб, обувь, мелкую

мебель и прочую мелочь от еды до безделушек. Да, и в этом мире есть место всякой фигне.

Джо прошла мимо нескольких таких домов, не спеша, не привлекая к себе внимания.

Пусть считают ее бездельницей. Или наркоманкой. У одного крепкого мужчины,

держащего свою лавку со свежим хлебом, Джо удалось обменять талон на старенький

рюкзак и два батона. А стоило покинуть Горизонт, она тут же сделала привал у первого

попавшегося дерева. Желудок доброжелательно отозвался на предложенный хлеб и воду. А

через пятнадцать минут Джо уже продолжала свой путь.

Обойти Зону Б за день – не возможно. И пусть материк небольшой, потребуется не

меньше пяти, а то и десяти дней, чтобы его пересечь. К счастью для Джо, Ульи находились

ближе к Горизонту нежели к противоположной части материка. В дни, когда Родни

работал, он оставался у старшей сестры, что завела семью и живет в доме, находившемся

в Гнезде. Там-то они с Джо и познакомились. Не говоря уже о том, что и работали бок о

бок. Родни мог позволить себе ходить в поле не каждый день, ел он мало, так что

продуктов с одного талона хватало на несколько дней. Стоит ли говорить, что парню не

приходилось никого кормить, кроме самого себя. Нередко он делил талоны с сестрой, под

видом благодарности за предоставленный кров. Но сейчас Джо не сомневалась, что Родни

в Улье, иначе бы уже батрачил в поле, стирая пот со лба грязными руками. Сильный ветер

ударил в лицо, и она прищурила глаза, а улыбка коснулась губ, вспомнив вечно

перемазанное лицо Родни и его большие, удивленные темные глаза.

По дороге Джо делала еще пару привалов, чтобы смочить горло и бросить в рот

кусок хлеба. Когда под ногами траву и грязь сменили бетонные развалины высоток и

торчащая арматура, тьма вступила в полные права. Лунный ореол едва обозначился на

черном небе. Опасная железная, ржавая арматура торчала отовсюду. Одно неуклюжее

движение могло привести к травме. Джо ловко обогнула опасные участки и с каждым

разом все увереннее вступала на проверенные плиты. Здесь полно опасных мест, где

можно провалиться в цокольный этаж, но выбраться оттуда ты не сможешь. Сначала тебя

просто не услышат, а потом услышат, но не люди, а голодные, обезумевшие крысы. В

лучшем случае, на тебя свалится груда песка и обломков плит. Тогда ты умрешь быстро.

В ночное время писк крыс слышен отовсюду и от него мурашки по коже бегут. Джо

спрыгнула с выступающей плиты и зашла в Улей. В коридорах еще бродили люди, но

большинство уже спали, поэтому она старалась не шуметь и побыстрее проскользнуть к

лестнице. Мужчина с полотенцем на голове выглянул из-за приоткрытой двери, когда Джо

скрылась в пролете. Она не заметила его безумного взгляда, будто он приведение увидел.

Мужчина, не мешкая, плотненько закрыл за собой дверь и придвинул к ней стол.

Лестница далась нелегко, особенно после долгого пешего дня. Джо заметила, что с

последнего раза дыр стало больше, а досок меньше. В одном месте, где прыгнуть она не

решилась, пришлось перелезать по периллам, рискуя свалиться.

На десятом этаже царила тишина, даже шороха не было слышно, будто все жители

сгинули прочь или вымерли разом. Джо сглотнула, почувствовав, как образовывается ком в

горле. Ей хотелось откашляться, прочистить горло, но она лишь сглотнула и пошла вперед.

Дверь Родни была третьей. Конец коридора погрузился в непроглядную тьму. Ноги Джо

одеревенели и не хотели слушаться. Они бы предпочли застыть на месте, не двигаясь ни

на миллиметр, а лучше бы унестись отсюда прочь. Джо неуверенно шагнула к тонкой,

словно картон, двери Родни. Та была приоткрыта, а из расщелины пробивался свет

слишком яркий для свечи. Что-то было не так, но Джо не хотела об этом даже думать,

отвергая всякую вероятность, что все-таки что-то произошло. Набраться смелости было не

просто, на это ушло не меньше полминуты, но шебуршение за дверью дали надежду и,

девушка шагнула вперед, медленно приоткрывая дверь. Та подалась без труда и надави

Джо посильнее, скрипнула бы так, что мертвый в испуге из могилы выскочил бы.

Первое, что кинулось на глаза – не мужчина в черном костюме, что стоял ближе к

Джо, а тело Родни, сидевшее под окном, плотно забитое одеялом. Он расслабленно

привалился к бетонной плите стены и был будто под кайфом. Носы дранных кед

разведены в разные стороны, а руки безжизненными веревками лежат на полу. Джо

провела взглядом, полным надежды, по левой кисти, но как только заметила, что большой

палец отсутствует, душа заползла в пятки. Силуэт в черном костюме, что до сих пор был

лишь преградой на пути к Родни, переступил с ноги на ногу и почесал затылок. Кто-то

заговорил. Джо вздрогнула, но не от слов. Смысл сказанного до нее не доходил, потому

что мужчина открыл обзор настолько, что теперь Джо могла точно сказать, Родни не под

кайфом. Родни больше нет. Все было, как раньше, однако, теперь шея не переходила, как

положено, в мозговитую голову, а заканчивалась рваным обрубком. Футболка друга была

еще мокрой от крови. Джо и этого сначала не заметила. Хотя… что говорить, теперь Джо

не замечала ничего. Ее взгляд остановился на бетонной стене с размазанными подтеками

от месива мозгов и волос. Кажется, кусочек плоти до сих пор не свалился на пол. Лицо

Джо побелело, теперь она казалась мертвой. Черные круги под глазами тут же выделились

на фоне белого полотна лица. Тошнота подкрадывалась к горлу. Дышать было тяжело.

Воздух будто не проходил по дыхательным путям. Боль утраты раздирала Джо изнутри, и

просто сморгнуть ее не удастся.

Она сделала несколько шагов назад, отпустив дверь. Та прикрылась, будто бы ее и

не трогали. Перед глазами все плыло, словно художник рисует размытые образы. Джо

прислонилась к холодной стене и провела ладонью по лицу. Она хотела раствориться в

этой стене, стать ее частью, чтобы можно было разрушиться, а потом лежать мертвым

грузом на земле. Ее тяжелый вздох пронесся по темному коридору, но воздуха все равно не

хватало. Джо сглотнула. Голова опрокинулась назад, затылок коснулся стены. Веки

опустились. Джо казалось, что они налиты свинцом. Тяжелые, неподъемные. Девушка не

чувствовала желания их открывать.

Это был ее единственный друг, последняя опора… кому теперь доверять? Ради

кого…

– У нас гости. – Раздался громкий мужской голос, сотрясая тишину. Джо с трудом

открыла глаза, опустила голову и взглянула на раздражитель. В проеме двери, окруженный

светом, стоял привлекательный мужчина лет тридцати. Сейчас он казался ангелом. Его

сильное тело обтягивала черная ткань костюма с кожаными вставками. На бедрах висел

ремень с двумя пистолетами с одной стороны, тремя ножами разных видов и толстой

веревкой – с другой. На плече дулом вверх небрежно висел автомат. Его волосы были

идеально выстрижены. Тело было спортивным, здоровым, не истощенным. Таких в Зоне Б

не было, по крайней мере, Джо никогда таких не встречала. Мужчина внимательно

смотрел на нее, изучая. Его большие руки лежали на том самом поясе с оружием, локти

разведены в стороны, будто ограждая ее от остальных мужчин. Ботинки были высокими,

на молнии, начищенными. Мужчина едва улыбнулся. На нагрудном кармане было вышито

«Зачистка».

– Убрать. – Раздался четкий приказ из комнаты Родни. Улыбка мужчины исчезла, он

снял с плеча автомат и наставил на девушку. Джо не шелохнулась.

Внезапно что-то сбивает ее с ног. Она падает, ударяясь головой и плечом о грязный

пол. Девушка вскрикивает, но из груди вырывается лишь приглушенный: «УХ!» Нечто

тяжелое наваливается сверху. Хочется скинуть груз, высвободиться, но тут автоматная

очередь сотрясает коридор, и Джо непроизвольно сжимается.

Пули вгрызаются в стену, к которой только что прижималась девушка, оставляя за

собой глубокие воронки. Штукатурка пылью летит на пол. Темный коридор наполняется

пороховым газом. Пустые гильзы летят в стороны, но звона, с которыми они, приземляясь,

ударяются о пол, не слышно. Эхо выстрелов несется в обе стороны, заполняя собой весь

этаж. Он усиливается по мере отдаления, но не исчезает, потому что «рыцарь» Зачистки

продолжает жать на курок, опустошая рожок.

Страх сковывает тело. Разум выдает только одну мысль: «я хочу, чтобы все это

закончилось!» Кажется, чем сильнее ты вжимаешься в пол, тем безопаснее, но это

иллюзия!

– Ходу! Ходу! Ходу! – Орет Грег, вскакивая, и поднимая за собой девушку. Именно

он сбил Джо с ног. Спас ее. Ей хочется воскликнуть: «какого хрена?!» Но Грег толкает ее

вперед. Звуки выстрелов стихают. Конечно, лишь на время.

– Давай! Давай! – Подгоняет он Джо, прекрасно понимая, что стрелять будут в

спину. Запинаясь в собственных ногах, они бегут по темному коридору, ожидая, что

смерть вот-вот настигнет их.

За дверьми притаились перепуганные жильцы. Никто не поспешит выглянуть и

посмотреть, что же творится. Не говоря уже о том, чтобы предложить помощь. Наоборот,

подперев дверь чем-нибудь, люди разбегаются по углам, съеживаются, закрывают уши

руками в надежде, что опасность пройдет мимо.

– Убрать! Убрать их обоих! – Орет кто-то сзади. Голос незнакомца грубый и

уверенный. В нем холод и яростное желание вспороть брюхо Джо и ее компаньону. От

этого голоса Грегу становится по-настоящему жутко. Парень проклинает себя за

добродетель. Ведь он совсем недавно чуть не лишился головы, и вот опять опасность!

Бойцы Зачистки уже приготовили автоматы. Было слышно, как щелкают затворы.

Этот характерный щелчок драгдилер ни с чем бы не спутал. Затылком Грегор чувствовал,

как несколько черных дул устремляют свой хладнокровный взор прямо ему в голову.

В кромешной тьме ничего не разглядеть: ни стен, ни потолка, ни пола. Кажется, что

они бегут сквозь саму бездну. Кругом черная пелена. Беглецы словно зависли в гигантской

пропасти, и лишь громкие удары их ног о бетонный пол напоминают, что они всего лишь в

одном из коридоров Ульев. И вдруг крохотный прямоугольничек света. Там, внизу.

Тусклый. Призрачный. Как свет солнца, что иногда пробивается сквозь серую пелену. Он

лился через щель между полом и дверью.

Драгдилер резко бросается влево и пробивает своим плечом дверь, увлекая за собой

девушку. Они падают на пол, только на этот раз Джо наваливается на Грега. В ту же

секунду снова раздается автоматная очередь. Пули пролетают через пустой коридор. Джо

и Грега встречает ошарашенный жилец – молодой, тощий парень. Он стоит посередине

крохотной комнаты в одном нижнем белье, сжимая в руках хлипкого вида доску.

Парнишка выглядит вполне решительно, хотя в глазах его горит страх. Когда раздаются

выстрелы, он чуть приседает, прикрывая голову, но все же воинственно орет:

«Проваливайте!»

Грегор не слышит. Несколько секунд беглецы тратят на то, чтобы вскочить на ноги.

– Здесь есть еще выход? – Чуть ли не кричит драгдилер, захлопывая за собой дверь,

подпирая ее своей спиной. Тощая деревяшка. Она не спасет их от пуль, не спасет от

Зачистки. Парень вообще не понимает, зачем ее закрывает, ведь вышибить ее для тех

парней – расплюснуть. Если они вообще решат ее выбивать, ведь куда более практично

пустить в ход оружие. И, тем не менее, зачем-то парень продолжает держать ее.

– Здесь есть еще выход?! – Взревел Грег, но от владельца квартиры не было толку.

Он весь сжался от звука выстрелов.

До Джо не сразу дошло происходящее. Перед глазами стояла стена, усыпанная

гроздьями мозгов Родни и его безжизненное тело, лишенное головы. Она смотрела на все,

словно через мутную призму, а голоса и выстрелы казались отдаленными. Призрачными.

Но с каждой секундой пелена становилась тоньше, а осознание приближающейся смерти

ближе. Джо принялась осматривать комнату, она мало чем отличалась от «квартиры»

Родни: тот же матрац, такой же стол и одна табуретка. Окно закрыто плотным покрывалом.

В дальнем левом углу стояла железная бочка, а стены были черные от гари.

В коридоре выстрелы затихли. «Рыцари» опустошили свои рожки, о чем искренне,

с отборной бранью сожалели. Все так же, ругаясь, они принялись перезаряжать оружие.

Кто-то, видимо, самый главный, пообещал выбрить их всех, если они упустят свидетелей.

Грег прижался к двери, чувствуя, как по его спине течет холодный, липкий пот.

Джо бросилась к окну, (не обращая внимания на то, как при этом вздрагивает

парнишка) схватилась за края покрывала и, приложив не малую силу, принялась отдирать

от рамы. Ничего не выходило. Оно плотно держалось за свое место. Хозяин комнаты

ошалело взглянул на девушку. Доска все еще была в его в руках. Он держал ее, словно

биту, готовый атаковать в любую секунду, но его испуганное выражение лица говорило о

полной дезориентации.

– Ничего не получится. – Произнес незнакомец тихим голосом, в котором

явственно слышалось: «это все не реально». – Я хорошо его прибил.

Джо не отступает от своей идеи, осматриваясь. Арсенал жильца не велик: ложка,

тарелка и банка, служащая ему кружкой. Она провела руками по своим карманам в

поисках ножа и только потом вспомнила, что отдала его драгдилеру, что сейчас держал

дверь, будто бы это могло спасти их.

– Нож.

Джо сверлит его взглядом. Или они прямо сейчас найдут выход отсюда, или минут

через пять, а то и меньше их прикончат. Всех троих.

– Кинь нож! – Требует она.

Хозяин квартиры чешет затылок, а затем выставляет руку вперед:

– Эй, не надо! – Почему-то его пугает больше холод, а не мужик с автоматом за

дверью.

По коридору пронеслась череда шагов, затем оглушительный удар, словно кто-то

выбил дверь. Чьи-то крики. Может, женские, может, детские. Не важно! «Рыцари» не

поняли, в какую квартиру они забежали, но все же находились где-то очень близко.

«Я и не знал, что мы отбежали так далеко!» – Подумал Грег, не слыша возгласов

Джоанны. Он посмотрел себе под ноги и его сковал холод. Свет, источаемый свечой,

освещал помещение и проникал в щель между полом и дверью. Именно так Грег нашел

эту квартиру, именно так Зачистка найдет их.

– Проклятье! Кинь чертов нож! – Грег вздрагивает и послушно, суматошно лезет в

левый карман рваных джинсов, вытаскивает бабочку Джо и кидает. Нож быстро разрезает

воздух, приземляясь в теплые руки девушки, а уже через мгновенье свет от свечи

отражается в наточенном лезвии. Джо воткнула нож в плотную ткань покрывала и начала

кромсать, вырезая небольшой угол.

– Вот хрень! – Стонет хозяин убогой комнатки, сжимаясь от холода. – Кто вы

вообще такие?!

Порывистый ветер тут же поспешил ворваться в комнатушку, а покрывало

заплясало в сумасшедшем танце. Джо высунула голову в окно и осмотрелась. Картина

открылась, мягко говоря, не обнадеживающая. Слева – темные силуэты разрушенных

Ульев, стоявших в ночи, словно стражи в океане обломков. Напротив расположилась одна

из полуразвалившихся высоток, словно мрачный брат близнец. Улей с окнами,

заколоченными вздувшейся от дождей фанерой или занавешенные тяжелыми

покрывалами, молчаливо взирали на девушку, гадая, что же она будет делать дальше. А

вот справа Джоанна увидела вертикальную пожарную лестницу, наверное, последнюю в

своем роде, пережившую век после конца света.

Это был их шанс. Конечно, рукой дотянуться до нее было не возможно. По

скромным прикидкам девушки она расположилась на расстоянии двух метров от окна, но

допрыгнуть вполне вероятно. Маловероятно. Это абсолютно бредовая мысль! Но! Это

было хоть что-то!

Джо не могла сказать с уверенностью – выдержит ли эта конструкция хоть кого-

нибудь. Ее не использовали многие года, и вид был такой, будто от сильного порыва ветра

она превратится в прах. Эта вертикальная лестница, без сомнения, проржавела, но самым

худшим был не это, а сломанные перекладины ступеней, торчавшие в разные стороны. Их

опасные изгибы, витиеватые повороты внушали тихий ужас. Казалось, они так и ждали,

чтобы кто-нибудь напоролся на них и продырявил себе брюхо, бок или голову.

Но выбора у них два: дверь или лестница. Джо выбрала второй вариант. Удача, эта

избалованная, ветреная шлюшка, пока была на их стороне, и девушка искренне надеялась

на ее благосклонное настроение.

Джоанна взобралась на подоконник и срезала полотно покрывала. То улетело с

первым же ветром. Температура в комнате начала резко падать. Джо и подумать не могла,

что ночами на десятом этаже так холодно. Ветер завывал свою песнь, разгуливая между

Ульями и по Зоне Б в целом. Джо выглянула еще раз в окно, внизу, вроде бы никого не

было.

– Идем. – Она спрятала нож в рюкзак.

– Куда? – Хозяин комнатушки затрясся от холода. Он обнял деревяшку, словно та

могла его согреть. – Ты чокнутая! – Завопил он.

Джо лишь мельком взглянула на него. То ли он не понимал, что его жизнь в

опасности, то ли был в связке с Зачисткой, то ли под кайфом. Джо было плевать. Она

предоставила ему шанс, а уж принимать решение не ей. Она перевела на Грега взгляд и

повторила: – идем.

Девушка выступила на внешний карниз, держась правой рукой за стену.

Сделав глубокий вдох, Джо сиганула вперед, оттолкнувшись как можно сильнее

ногами. Руки ее тянулись что есть мочи, пытаясь поймать лестницу…

Джо со всей силы ударилась об ближайшую перекладину лестницы. Правая щека,

грудь, живот, и правая нога взорвались от боли. По инерции девушку стремительно

потащило вниз, и ржавый, вонючий металл содрал кожу на ладонях, пуская кровь. Она

закричала, цепляясь руками. Это был воинственный и в тоже время обреченный клич.

Левой рукой ей удалось ухватиться за одну из перекладин ступеней. Тело резко рвануло

вниз. Сильные пальцы смогли удержаться. Джоанну чуть приподняло в воздухе, отрывая

от стенки, а затем, с еще большей силой, притянуло обратно. Ветер буквально бил со всех

сторон. Рыжие волосы взметнулись вверх, высвободившись из косы. Боль была жуткая.

Что-то хрустнуло в районе левого плеча. Кожа на ладонях горела, что было не так уж

далеко от истины, и девушка снова взвыла от боли. Из глаз потекли слезы. Она еще

сильнее прижалась к ржавой перекладине лестницы, обхватывая ее теперь и правой рукой,

не веря, что у нее получилось. Сердце бешено стучало.

Когда Джо закричала, Грегор и хозяин квартиры бросились вперед. Они оба

перегнулись через подоконник, ожидая увидеть, как рыжеволосая бестия летит к земле

или уже лежит на ней черным мертвым пятном. Удивление, охватившее их обоих, сложно

было бы передать словами. Она выжила! Она сделала это! Она прыгнула в лапы смерти и

смогла уцелеть!

– Мра-а-ак! – Протянул Грег пораженно и восхищенно одновременно, и тут его

прошиб ледяной пот. Ему предстояло сделать тоже самое: совершить смертельный

прыжок. Парень чуть не застонал. Его так и подмывало спросить: «а другого выхода нет?»

Он даже оглядел крохотную квартирку. Драгдилер не знал, что искал. Какую-нибудь дверь,

что чудесным образом осталась не замеченной и вела в соседнюю квартиру. Но ничего

подобного не обнаружил.

Оставалось окно.

«Рыцари» приближались. Их громоподобные, хотя и неспешные шаги звучали

совсем близко. Мужчины о чем-то переговаривались между собой, бранились. Может, они

уже за дверью? Удивительно, как Зачистка до сих пор не вломились в комнатушку. Ведь

прошло уже столько времени! Неужели они до сих пор шарили по соседним квартирам? А

может, просто ждали приказа своего командира. Конечно, ничего не мешает ему отдать

приказ прямо сейчас. Одного вскрика: «Огонь!» будет более, чем достаточно, чтобы

превратить дверь, а за одно и всех находящихся за ней людей, в решето.

Драгдилер, спешно, хотя и не очень уверено залез на подоконник. Хозяин квартиры

тут же попятился назад. На лице его замерло идиотское выражение. «Он что собрался

прыгать?» – читалось на его глупой, перепуганной физиономии. Незнакомец еще сильней

прижал доску к груди, словно она могла его согреть. До него так и не дошло, к чему все

идет. Он верил, что Зачитска, не обнаружив здесь этих двоих, просто уйдет.

– Я прыгаю! – Крикнул Грег и замер. Страх сковал его. У него не получится.

В это время Джо уже начала спуск. На какие-то доли секунд, она позабыла о парне.

Все, чего ей хотелось – удрать подальше. Как можно быстрее спуститься и бежать, но его

возглас заставил ее замереть. Девушка подняла взгляд. Он не был готов к прыжку. Парень

мялся на карнизе, не в силах ни прыгнуть, ни вернуться обратно в квартиру. Он боялся.

Слишком сильно.

Грегор чувствовал, как ускользают секунды, а вместе с ними и сокращается остаток

его жизни. Решать нужно сейчас. Мысленно парень прокричал: «Прощай!» остаткам этого

мира и всем его обитателям.

Хозяин квартиры смотрел на него, как на сумасшедшего, и, безусловно, был прав.

Только чокнутый может сигануть в окно с десятого этажа. Чокнутый и безумно

влюбленный в жизнь.

Ветер пробрал до костей. Но холода парень не чувствовал, только страх. Тот самый,

что был присущ даже неандертальцам. Тот самый страх перед смертельной угрозой. Страх

самой смерти. Грегор быстро взглянул вниз, и голова закружилась от высоты. Если он

сорвется, кончина будет стремительной. Короткий полет и смачный удар без особых

мучений оборвут его не очень радостную жизнь.

Проблема была в том, что Грегор очень хотел жить, потому высота его так сильно

напугала. Он уже решил, что рискнет схлестнуться с Зачисткой, но тут раздались

выстрелы.

Грегор прыгнул.

Едва его ноги оторвались от карниза, он почувствовал, как его неумолимо потянуло

вниз. Парень вытянул руки вперед в надежде зацепиться за перекладину, но силы прыжка

не хватило. Самую малость. Он не дотягивался. Грег не понял, что пошло не так. Все

происходило настолько быстро, что даже паника не успевала взять над его разумом верх. В

голове драгдилера промелькнула мысль, такая простая и до ужаса очевидная: «я падаю».

Ветер шумел в ушах, а сердце так сильно колотилось, что Грег не слышал, как

Зачистка опустошает рожки, и громы выстрелов сотрясают квартиру. Ту, в которой еще

пару секунд назад был он. Не слышал, как вскрикнул хозяин квартиры. Его тело

превращалось в решето, примерно в то же время, когда Грег повис в воздухе между окном

и пожарной лестницей.

Дальше все произошло еще быстрее. Настолько, что трудно было понять – что к

чему: еще мгновенье назад он летел в объятия смерти, а теперь раскачивался в воздухе, как

тряпичная кукла, повешенная на веревку во дворе дома, чтобы тщательно просохла.

Вправо – влево. Вправо – влево. По дуге.

Левую руку обдало такой болью, словно ее засунули в кипящее масло. Казалось,

она вот-вот вылетит из сустава и оторвется к чертям собачьим. Парень крикнул. До него

еще не дошло, что же случилось.

– Хватайся! – Заорала Джоанна. Мышцы ее правой руки свело от боли. Она

держала этого кретина из последних сил. Мало того, что ее сильно дернуло, когда удалось

поймать его в последний момент. Так сильно, что она чуть не сиганула за ним следом. Так

его еще и раскачивало, как маятник! Девушка была не в состоянии это прекратить. Все,

что она могла – просто держать его за запястье. На самом деле Джо схватила парня за

предплечье, но рука соскользнула до запястья, собрав на своем пути рукав свитера,

превратив его в гармошку. Горло и шов другого плеча тут же порвались, но пока на это

никто не обращал внимания.

Чудо! Да… Все это походило на чудо. Ведь ему должно было оторвать руку. Или

она должна была улететь следом за ним. Что-то должно было пойти не так!

– Хватайся! – Прокричала она снова. Ее корпус поворачивался за телом драгдилера.

Вправо – влево. Вправо – влево. Сама она держалась за стену лестницы, предварительно

подстраховав себя, пристроив локтевой сгиб за ступенькой. Это помогло, но когда Джо

дернуло, она почувствовал, как холодная металлическая палка пытается разрезать ее руку.

Резко подняв голову вверх, парень встретился глазами с глазами девушки.

Крупными, напуганными. Джоанна боялась, что просто не сможет удержать его. На самом

деле ей было так больно, что она даже подумала его сбросить.

– Давай же! – Крикнула Джо. Подтянуть его она была не в силах, как и держать еще

хотя бы мгновение. Силы заканчивались. Рыча от натуги, Джо сделала последнее усилие,

меняя траекторию движения Грега, смещая его прямо на себя. От удара они оба

вскрикнули. На долю секунды Джо показалось, что сейчас он снесет ее с лестницы, но

рука ее оказалась крепка. Пожарная лестница от удара опасно покачивалась, но оставалась

на прежнем месте.

От удара из глаз парня буквально полетели искры. Он здорово приложился головой

и животом к лестнице, рядом с ногами Джоанны. Из носа потекла кровь, но руки

необъяснимо ловко нащупали ступени, и вцепились за них мертвой хваткой. Драгдилер

водрузил свое тело на пожарную лестницу и та недовольно заскрипела.

На несколько секунд они замерли. Джо все еще держала парня за руку, хотя больше

не чувствовала нагрузки. Грег же все еще держит руку вытянутой, хотя уже давно нашел

опору ногами, да и другая рука уже вцепилась в холодный, воняющий ржавчиной металл.

Их обоих трясло. Нет. Лихорадило. Беглецы стояли, прижавшись в лестнице: Джо повыше,

Грег на несколько ступеней ниже, (его голова находилась примерно на уровне ее бедра),

желая срастись с ней, и у обоих в голове не укладывалось то, что произошло.

– Я их вижу! – Орет кто-то, и беглецы, как по команде, поднимают головы. В

оконном проеме виднеются две головы. Это «Рыцари». Джо, наконец, отпускает руку

Грега.

– Ходу, ходу, ходу! – Кричит драгдилер, как заведенный.

Они припускаются по ржавым ступенькам. Где-то наверху раздается автоматная

очередь. Пули ударяются о перекладины и ступени пожарной лестницы и со звоном

отлетают в стороны. Грегор невольно вжимает голову в плечи. Джо спускается, как

сумасшедшая, толком не успевая ставить ноги. Но этого не достаточно. Они преодолели

еще два этажа. Впереди еще шесть.

Между Ульями разносится невыносимый скрежет, его тут же подхватывает ветер.

Длинные, металлические штыри, что крепят лестницу к стене, начинают вылезать, как

черви из земли. С оглушительным ревом, верхушка лестницы наклоняется.

– Осторожно! – Только и успевает крикнуть Грегор.

Их резко бросает из стороны в сторону. Ноги соскальзывают с перекладин

ступеней. По улице проносится испуганный крик Джо. Теперь все зависит от цепкости

пальцев и силы рук. Они летят вместе с лестницей, но та, вместо того, чтобы устремиться

вниз и рухнуть тяжелой грудой на двух беглецов, напарывается на соседний Улей. С диким

скрежетом она скользит вниз, вспарывая бетонные плиты, словно скальпель плоть. Когда

лестница встает мостом между Ульями, их так дергает, что едва удается удержаться.

Они зависают на высоте четвертого этажа.

Вцепившись мертвой хваткой за перекладину ступени, Грег собирается

подтянуться, чтобы зацепиться ногами. Однако стоило ему сделать рывок вверх, как

раздаются выстрелы. Их щедро поливают из автомата. Парень закрывает глаза в надежде,

что его не заденут. Так и выходит.

Ноги болтаются в воздухе, бесполезно выискивая опору. Ладони болят, особенно

пальцы. Нет-нет! На этот раз они точно не выдержат. Слишком много испытаний, а ведь

Грег не какой-то там работяга, он просто толкает ВОП!

Кажется, проходят года, прежде чем все стихает. Парень оглядывается. Под ногами

четыре этажа свободного падения. Все еще слишком высоко, для безболезненного

приземления! Справа и слева Ульи. Ветер качает его словно тряпку, грозя сорвать и унести

прочь. Он висит на лестнице, примерно посередине между двумя домами. Кажется,

выхода нет. Грег подтягивается на руках и конструкция со скрипом опускается чуть ниже.

В это время Джо пытается взобраться на лестницу. Перебирая руками, двигается

влево, к перекладине. Старается перехватиться поудобнее.

Из окна Улья, что теперь соединяется с домом Родни своеобразным мостом, с

шестого этажа вылетает одеяло. Следом, с пронзительными криками, на встречу к земле,

несется человек. Голос настолько панический, что определить пол не удается. Ветер

пытается подхватить тяжелое одеяло, но то лишь тяжелым грузом летит вниз. В оконном

проеме показывается дуло автомата, а затем сыплется град пуль. Лязг их слышится со всех

сторон. Одной удается отколоть кусочек угла подошвы ботинок девушки.

Следующая пуля решает все. Джо даже показалось, что звук свинца о металл был

куда громче остальных. По всей видимости, стрелок попал в крепление, потому что

проржавевшую лестницу тряхнуло так, что беглецы лишь чудом не сваливаются вниз.

Крики пронеслись в обе стороны между Ульями, а эхо тут же подхватило их,

упиваясь страхом, что поселился в голосах.

Джо, Грег и хренова развалюха – пожарная лестница, летели с того самого

четвертого этажа навстречу к земле. Звук резал слух. Это было сродни когтям кошек,

бесконечно водящем по стеклу. Джо кричала, пусть и не громко, но черт подери, она

готова была прокрутить в памяти ленту жизни, однако, достойных воспоминаний было не

так-то много. В двух с половиной метрах над землей с одной стороны пожарная лестница

остановилась. Ей преградил путь козырек входа в соседний Улей. С другой – встретилась

с сырой землей. Удар был жесткий. Джо чудом не сломала ребра. Внезапно наступила

тишина. Лестница заметно укоротилась, теперь обломки ее лежали на земле. Они

довольно гармонично вписались в местность. Джо посмотрела на драгдилера, не в силах

совладать с дыханием. Ее трясло. Изо рта вырывались тяжелые вздохи, сопровождаемые

паром. Между ними была груда металла. Грегу повезло, что одна из балок не пронзила его,

словно шпика шашлык. Выстрелы стихли, но это не значило, что Зачистка закончила свою

работу.

Почувствовав на себе взгляд Джоанны, драгдилер обернулся к ней, насколько это

было возможно. Будь у него силы, он бы отпустил правую руку и повис только на левой.

Но силы стремительно заканчивались. Грег наклонил голову вперед, неуклюже

выглядывая из-за своих вытянутых рук. В глазах девушки ясно читалось: «прыгаем».

Парень мысленно с ней согласился. Он чуть кивнул и разжал пальцы. Грег приземлился на

жесткую землю, усыпанную ошметками металла. Ощутив под ногами твердую почву,

парень чуть не заорал от счастья. В его голове никак не укладывалось, что он смог

пережить такое. Драгдилер спешно ощупал себя, а когда не обнаружил никаких серьезных

повреждений (царапины и ссадины не в счет) чуть не расхохотался от радости.

Джо приземлилась в паре метров от него. Между ними лежала лестница с

искореженными перекладинами, но они прекрасно видели друг друга. Оба были

абсолютно целы и обескуражены.

Грег выставил руки в сторону, как бы говоря: «я сделал это и остался жив!»

Кажется, девушка улыбнулась. Грег так и не понял, потому что в Улье раздались выстрелы.

– Бежим. – Проговорил парень.

Думать было некогда, особенно после того, как на первом этаже с обеих сторон

раздались крики и визг жильцов. Несколько секунд могли дать им фору. А так же

«провальные» места развалин, по которым Джо и Грег уже бежали. Фору им даст и

пригорок, на который «рыцарям» Зачистки придется взбираться, как только они покинут

Улей. Послышались выстрелы. Джо вздрогнула. В голове ее пульсировало, но панике

поддаваться она себе просто не позволяла. Каждый шаг на данной местности должен быть

четким, обдуманным, движения – отлаженными. Джо побежала впереди, уводя Грега

извилистой «тропой» по развалинам зданий. Если бы не выстрелы, что звучали позади,

они бы слышали истошный писк голодных крыс, ожидающих смачный кусок мясца.

Возможно, сегодня им удастся поживиться. Чертовы кровожадные крысы!

Джо перепрыгнула с одной обломленной плиты на другую. Между ними была

небольшая расщелина, из нее торчала балка арматуры. Джо помнила слова Родни о том,

что именно в этом месте можно стать уточкой на шпике.

– Осторожно. – Предупредила она Грега, обернувшись. Тот замешкался. – Если

соскользнешь, тебя пронзит насквозь. – Сзади уже показались головы «рыцарей»

Зачистки. – Давай! – Грег будто бы размышлял, стоит ли это делать. Джо уже видела, как

парень ищет глазами другой путь. – Проклятье! Это единственный надежный путь! – Пуля

отрикошетила от торчащего куска бетонной плиты у ног Грега и тот прыгнул. Он

буквально нырнул вперед.

– Шевелись. – Буркнул драгдилер, и Джо не стала возражать, лишь с упреком

взглянула на него.

Когда они спускались с последних развалин, небо сотряслось от истошного крика и

автоматной очереди, выпущенной в неизвестном направлении. А потом все стихло. Но не

так надолго, как бы хотелось Джо и ее новому приятелю. Почва под ногами стала

надежной, а значит, можно было прибавить темпу. Они помчались прямиком через

рощицу, что под покровом ночи позволяла им скрыться из виду на какое-то время.

С каждым новым шагом Грегор понимал, что больше не может. Ноги гудели.

Особенно икры и щиколотки. От перенапряжения их сводило. Мышцы окаменели.

Драгдилер был вынужден остановиться. Парень согнулся пополам и тяжело задышал. Грег

не видел, как Джоанна быстро взглянула на него. Выражение ее лица красноречиво

говорило: «ты нас задерживаешь!», но девушка ничего не сказала. Может, потому что и ей

тоже не мешало перевести дух.

Парень отошел к ближайшему дереву и сел. Ледяной ветер обдул его разгоряченное

лицо, и поначалу это очень понравилось Грегу. Он наслаждался прохладой, но не долго.

Хватило пяти минут и драгдилер задрог. Кожа покрылась мурашками. Свитер,

пропитанный потом не то, что не грел, а, наоборот, еще больше холодил.

Среди деревьев разыскать их будет сложно. Но Зачистка не боится сложностей. Тем

более рощица небольшая. Она скроет их на время, но это не убежище, не укрытие.

Временное пристанище. «Рыцари» обязательно отыщут их. Найдут и убьют.

Парень зябко поежился.

Где-то там, среди тощих деревьев, виднелись черные дома. Слышались громкие

разговоры людей. До парня доносились их грубые голоса. Он напрягся, пытаясь понять, о

чем они говорят, но не смог. Их разговор больше походил на лай. Кто-то проорал команду,

другие тут же откликались чем-то вроде: «Так точно!» или «Есть!» Не очень

содержательная беседа.

«Дело плохо», – подумал Грегор и внезапно для себя обнаружил, что Ульи остались

далеко за спиной. Перед ними показались первые дома Муравейника, так называемого

торгового района Зоны Б. Здесь можно купить практически все, что душе угодно, главное

сойтись в цене. Еда, одежда, мебель – запросто. Орудия труда – извольте. Выпивка,

наркота – безотказно! Шлюха? Что ж, и это можно!

Зачистка уже ждала их, а если судить по их активности, видимо, «Рыцари» считали,

что беглецы уже проникли в этот район и даже успели найти себе прибежище.

– Нам надо где-то укрыться. – Прошептал парень. – Есть мысли?

– Нам. – Фыркнула Джо. – Нет никаких «мы». Каждый сам за себя.

– Это что, игра, по-твоему?! – Злобно зашептал Грегор. – Хотя, ладно. Иди куда

хочешь. Вот только домой тебе ходу нет. Стоит высунуть нос, тут же получишь пулю

промеж глаз. Они уже, наверное, потрошат твою сестрицу.

– Твой вонючий язык когда-нибудь тебя убьет. – Бросила Джо и пошла вперед. В

рюкзаке оставалась полупустая бутылка с водой, один батон, полу размякший от дождя, но

все же съедобный и нож бабочка. Вот и весь запас. Стоило брать с собой больше талонов.

Домой она не может вернуться. К Родни… Родни больше нет. Сердце ее сжалось. Она

вспомнила обезглавленное тело друга и лишь яростнее зашагала вперед.

«Они ответят за это» – пообещала себе Джо. – «Кто бы за этим не стоял, они

ответят!»

– Мой вонючий язык нас спасет. – Зло прыснул Грегор, догоняя ее. – Я знаю, где

можно остановиться. – Проговорил он уже решительнее. В его голове возник план, и он

обрадовался ему. – Решайся. Либо ты со мной, либо расходимся.

Джо остановилась, но не обернулась. Она закрыла глаза в попытках найти

правильное решение. Ведь с какой стати ему доверять? Как можно вообще ему

довериться? Нет, она не винила этого парня в том, какой стала Сильвия. Но и закрыть

глаза на род его деятельности тоже было нелегко. Джо повернулась. Драгдилер стоял с

невозмутимым лицом. Ей вдруг стало интересно, ЧТО его сделало таким? Что за трагедия

смогла провернуть с ним такое? Но любопытство довольно быстро улетучилось. –

Медальон и я с тобой. – Она вытянула руку, будто просила милостыню.

– Эй! – Воскликнул Грегор громко и яростно. Он подался вперед. – Ты что-то

путаешь, тигрица! Я предлагаю тебе свою помощь! Думаешь, что сможешь выкарабкаться

сама – вперед! – Где-то у окраины рощицы шерстили «рыцари» Зачистки. Они незаметно

приближались к ним.

– Ты умрешь без меня. Медальон или я ухожу. Сейчас.

– С какой радости?! Напомни, кто спас тебя от Зачистки в том коридоре?!

– Ладно. Но уже в той комнате ты бы сдох. Точно так же, как и на развалинах Ульев.

Сдох бы без меня, говнюк!

Внезапные выстрелы прервали их спор. Грег и Джо упали на землю. С деревьев

полетели щепки и листва. Грегор ждал, что выстрелы прекратятся, но они лишь

усилились. Огонь шел из всех орудий. «Рыцари» Зачистки обстреливали рощу. Грегор

проклял Джо, хотя сам кричал не меньше. Проклял Зачистку и свою благодетель. Если бы

он дал им прикончить Джоанну, сейчас бы не тыкался носом в землю, прячась от обстрела.

«Мрак!» – Подумал про себя Грег.

Нужно было уходить. Немедленно!

Поднявшись с земли, драгдилер присел на четвереньки и в который раз потянул за

собой девушку. Пригнув головы, они помчались вперед и бежали до тех пор, пока

выстрелы не затихли вдали.

От бега у Грега чуть не выпрыгнуло сердце. Во рту пересохло. Ноги начало сводить

судорогами, особенно в икрах и щиколотках. В какой-то момент драгдилер упал. Он

больше не мог пошевелиться. Грудь кололо. Вдохнуть, казалось, невозможно.

Парень разлегся на земле, словно это была постель. Пусть его настигнет Зачистка.

Плевать! Он больше не мог бежать или идти.

– Мне надо перевести дух. – Тихо проговорил он, обращаясь к девушке, не

уверенный, что она его не бросила. Джо все время была впереди и не факт, что она вообще

заметила его падение. Может, она уже далеко отсюда? Грег не удивился, если бы так и

оказалось. Но Джо присела рядом, согнув колени, вжав голову в плечи. Почему-то ей

казалось, что так безопаснее, будто бы можно избежать шальную пулю. Медленно

Джоанна сняла рюкзак, при этом стараясь делать как можно меньше движений. Открыла

молнию и вытащила бутылку. Воды было ничтожно мало. В горле пересохло. Борясь с

отчаянным желанием выдуть весь запас, Джо протянула бутылку новому приятелю. Он с

трудом поднял голову и начал жадно глотать. Шершавый язык девушки прошелся по

верхнему небу. Слюней не было. Наконец, Грег оторвался от горлышка бутылки и

протянул ее девушке. Та сделала три сдержанных, маленьких глотка. И как бы не было

трудно справиться с желанием выпить все под чистую, она сдержалась. Джо завинтила

крышку и засунула бутылку обратно – в рюкзак, а затем уверенно встала. – Идем. – Она

протянула руку Грегу, который, развалившись на земле, пытался отдышаться. Помогла

подняться.

Они молча брели через рощу, пока Грег снова не выдохся. Это происходило часто.

Ему нужно было пару минут, чтобы восстановить силы. Джо молча предоставляла ему это

время, за что парень был благодарен.

В последний привал все болячки Грега дали о себе знать. Руки горели, особенно

левое плечо и запястье. Засохшая над губой кровь смешалась с потом. Парень попытался

вытереть ее, и с ужасом обнаружил, что у него трясутся руки, совсем как у тех

наркоманов, что приходили к нему за дозой. Он отогнал это жуткое сравнение и с ужасом

обнаружил, что его свитер теперь больше напоминает обноски.

Сидя возле дерева и пытаясь успокоить сердце, парень повнимательней

присмотрелся к Джоанне и пришел к выводу, что она очень выгодный союзник. Грегор и

не подозревал, что девушка может обладать такой физической силой.

Черт возьми! В этой чокнутом мире еще остались моралисты! Джоанна не смогла

продать ВОП наркоману. Не избавилась от Грега, хотя возможностей у нее было

предостаточно. Да она даже сейчас с ним нянчится.

Да, лучшего союзника и желать нельзя.

– Нам надо в Муравейник. – Сухо прокомментировал он, поднимаясь. Сил все еще

не было, но парень решил, что и так слишком их задержал. В ответ Джоанна лишь коротко

кивнула.

Конечно, назвать их союзниками можно с большой натяжкой. Скорее партнеры.

Пока цель их оставалась единой – найти ночлег – партнерство будет взаимовыгодным, а

дальше… как пойдет.

К тому времени, как Джоанна и Грег вернулись в Гнездо, уже наступило раннее

утро. На улицах еще никого не было. Путь был открыт. Джо и Грег бесшумно скользили

меж домами, то и дело оглядываясь, ожидая нападения Зачистки. На их радость никто им

не попался. Это вовсе не значит, что патруля не было. Был. Просто сонные «рыцари»

бродили по другим улицам.

Грег шел, внимательно озираясь по сторонам. Он боялся пропустить тот самый

заветный дом, выискивая ориентиры. Три подряд сгоревших дома. Груда ржавого металла,

расположившаяся по центру улицы, словно памятник и, наконец, старая перекошенная

часть забора, состоящая их металлической решетки.

Находя поочередно все эти ориентиры, парень уверенней шагал вперед.

– Почти пришли. – Проговорил Грег и указал Джо на старый дом в конце улицы.

Они оба энергично зашагали вперед, стремясь поскорее скрыться с улиц и передохнуть.

– Тебе это место не понравится.

– Ты мне не нравишься, тем не менее, я здесь. – Это был двухэтажный деревянный

коттедж, с закоптившимися внешними стенами, стеклами на окнах и даже рваными

шторками. С черепичной и, казалось, целой крышей. С аккуратным крыльцом, на котором

не было грязи и небольшим козырьком над входной дверью. Но что-то в этой

подозрительно выделяющейся аккуратности Джо не нравилось.

– У тебя нет выбора. – Проговорил парень, не глядя на нее. Они медленно

поднялись на крыльцо и остановились у массивной двери. – Сделай одолжение нам обоим:

помалкивай.

Джо закатила глаза. Ей все больше хотелось врезать говнюку, даже не смотря на то,

что он действительно спас ее никчемную жизнь.

– Давай уже! – Цокнула она. У нее не было желания оставаться с ним, входить в

этот странный дом, но и к себе вернуться она не могла. Перекантоваться на улице? Да,

черт возьми, не впервой пришлось бы, но ночи довольно таки холодные, разгуляется дай

бог к полудню, а на ней хлопковый рабочий комбинезон. Так что этот парень на данный

момент ее единственный вариант. И, честно признаться, Джо не теряла надежду вернуть

себе медальон. Сейчас он бы ей пригодился. Одно касание ее всегда будто бы приближало

к маме, на душе теплело. И как только Сильвия могла его отдать?! Джо неосознанно

коснулась шеи, того места, где висела цепочка, но теперь там ничего не было. Она не

замечала, как на самом деле сверлила драгдилера взглядом, полным желания вырубить и

забрать свое.

Обреченно вздохнув, Грег решительно постучал в дверь. Правая рука тут же

зачесалась. Шрам, расположившийся в углублении ладони начал зудеть. Парень любовно

погладил его кончиками пальцев, от чего он зачесался еще сильнее.

Прошло немного времени, прежде чем дверь распахнулась. Хозяин дома не спешил

впустить незваных гостей, чем заставил Грегора понервничать. В голове он уже

прокручивал возможные варианты альтернативного ночлега, и парень с ужасом пришел к

выводу, что таковых больше нет. Наконец, дверь открылась. Она жутко скрипела. Парня

передернуло, словно какая-то невиданная сила коснулась его оголенных нервов. Из-за

образовавшейся щели показалась высокая девушка. Несмотря на позднее время, или

правильнее сказать ранее утро, выглядела она бодро. Небо уже начало превращаться из

черного в серое. Тьма рассеивалась так, что Грегор и Джо смогли отлично разглядеть ее

лицо.

На вид девушке было около двадцати трех, может, двух. Эта незнакомка оказалась

порождением ночи: темная кожа, темные волосы и темные глаза. Очень ярко выделялись

белки глаз и зубы, что имели неприятный желтоватый оттенок. Облаченная в комбинезон,

точно такой же, как у Джо, она выглядела свежо и опрятно. Черные волосы, собранные в

низкий пушистый хвост, напоминали пружинки.

Незнакомка быстро окинула Грега взглядом, при этом брезгливо задерживаясь на

каждой детали его одежды. Когда анализ закончился, в ее черных глазах словно

проскользнула бегущая строка со словом: «не платежеспособен». Она отвернулась от

парня, решив не тратить на него драгоценное время.

Джо ее привлекла не больше, чем Грег.

– Мы переполнены. – Произнесла она не очень дружелюбно. Грегор заключил, что

для нее это верх вежливости и гостеприимства. В ее исполнении куда более уместно бы

прозвучало: «идите к черту, пока я вам глотки не перерезала!»

– Мне нужен Рамиль. – Очень спокойно произнес Грегор, и тут же ему пришлось

выдержать взгляд такой лютой ненависти, какой не нашлось бы во всем оставшемся мире.

Повисла пауза. Незнакомка явно не желала их пропускать.

Где-то в глубине улицы раздались громкие шаги. Люди переговаривались, кто-то

засмеялся, громко и противно. Парень тут же подумал о «рыцарях» Зачистки.

– Ну, так что? – Поторопил он ее. – Ты впустишь нас?

Лицо девушки скривилось. – За вход надо заплатить! Что ты можешь мне

предложить?

Молча, Грегор скинул рюкзак и пошарил в нем. Через секунду он выудил оттуда

пакетик ВОП и швырнул его девушке. Та, разумеется, ловко поймала плату и цинично

прикинула ее на вес.

– Два посетителя. – Она кивнула в сторону девушки. – Двойная плата.

Голоса начали приближаться. Джо кинула на него взгляд полный нетерпения. «Либо

плати, либо валим!» – кричали ее глаза. Спутница начала оглядываться, то ли высматривая

источник шума, то ли подбирая возможные пути отступления. А может, все сразу.

– Ну, так что? – Проговорила незнакомка, изображая голос Грега.

Голоса становились все ближе, и парень лишь сильнее утвердился в мысли, что это

Зачистка. И как, черт возьми, они так быстро их выследили?!

Пробормотав нечленораздельное ругательство, он достал еще один пакетик и

передал девушке. Лицо ее отразило всю степень счастья. Она наградила Грегора

надменным взглядом, показывая, что он полный неудачник и из них двоих яйца скорее у

нее, чем у него. И все же не спешила открыть перед ними дверь. Тем временем, голоса

звучали уже совсем близко, где-то за поворотом. Казалось, еще чуть-чуть и они встретятся

с картежом Зачистки нос к носу. До них доносились урывки разговоров. «Рыцари»

обсуждали свой промах с поимкой «зрителей», и труп, по всей видимости, напарника,

который так и не удалось снять с арматуры. Они с отвращением говорили о том, как крысы

жадно набросились на еще живого «рыцаря», а тот палил из автомата в разные стороны.

Их рассказ резко переходил с одного персонажа на другого.

– Охренеть! Если бы ты шевелил яйцами, увидел бы, как его мозги взлетели в

воздух. Я тебе говорю!

Судя по голосам, раздававшихся с разных сторон улицы, в группе Зачистки

прибавилось людей. И как им это удается?!

Девушка, прислушавшись, наконец, раскрыла дверь и прошипела: – заходите! – По

всей видимости, она не горела желанием натыкаться на «рыцарей». – Живей!

Парень быстро глянул на Джо, чтобы убедиться, та не спасует. Ведь он уже за нее

заплатил! Но вместо серьезных глаз увидел лишь рыжую косу. Джоанна стояла к нему

спиной. Мало того, уже держала в руках свой нож-бабочку. Что она собирается делать?

Вырезать их всех? Поразившись и испугавшись, Грегор осторожно дернул Джо за локоть,

привлекая внимание. Получилось у него отменно. Она резко дернулась, обернулась в его

сторону и… девушка так крепко сжимала в руках свой нож, что невольно Грегу стало

жутко от мысли, что она может воткнуть лезвие ему прямо в грудь, даже не моргнув.

Сейчас он даже не подумал о том, что она не убийца. Да какое там! Она даже ВОП продать

не смогла.

– Пошли. – Тихо проговорил Грег. Взгляд ее говорил сам за себя. Она жаждала

мести. Крови. Хотя и не готова была ее проливать. Джо – решительна, воинственна,

бесстрашна и порой безрассудна, но она не убийца. Перекинув свирепый взгляд с Грега на

негритянку, Джо опустила нож, взмахом спрятав лезвие, и решительно шагнула вперед.

Парень проследовал за ней, молясь, чтобы она вела себя более сдержанно.

Последний раз Грегор гостил у Рамиля пару лет назад. Однако картина осталась

точно такой же, как и тогда. Джо и Грег оказались в большой комнате ярко освещенной

множеством свечей. Они стояли везде: на полу, на драных подоконниках и даже висели

под полотком, сродни люстре. Кресла и диваны стояли у обшарканных стен, делая центр

комнаты свободным для танцев, где как раз кружилась странного вида пара. Мужчина до

такой степени огромный, что в его джинсы влезло бы три Грегора. Полуживой от алкоголя,

он повис на молодой девушке. Грегор даже подумал, что если мужчина сейчас упадет (а

ноги его держали еле-еле), то попросту похоронит эту особу под слоями жира. Его черная

футболка была мокрой от пота и само собой воняла так, что глаза слезились.

Пара топталась на месте, чуть покачиваясь под музыку, которой не было. Только

секунду спустя Джо и Грег услышали, как девушка напевает ему что-то на ухо.

«Колыбельная», – подумал Грег.

Эта парочка оказалась самой спокойной. Те, что сидели на диванах и креслах вели

себя шумно и вызывающе. Кто-то исполнял приватный танец, кто-то уже начал переходить

к основному. Мужчины вели себя, как хотели: орали, пили, курили. Какой-то толстяк

опрокинул себе в рот пакетик ВОП и в буквальном смысле расплылся по креслу, лицезря и

без того красивую девушку.

Лишь один гость вел себя прилично – мужчина, расположившийся в дальнем углу

комнаты. Его темные волосы с седыми висками были подстрижены на солдатский манер.

Густые брови сведены на переносице, словно ему что-то пришлось не по вкусу, а в глубоко

посаженных глазах отражалась усмешка. Высокий лоб изуродован белыми шрамами.

Подбородок квадратный. Тонкие губы крепко сжаты, опять же сигнализируя о

недовольстве. Широкие плечи скрывали шею, голова будто вжата в них. Он сидел на

диванчике, широко расставив согнутые в коленях ноги. До того, как Джо и Грег привлекли

его внимание, голова мужчины была наклонена влево, а теперь он держал ее прямо. Так

было лучше видно новых гостей. И хотя обзор закрывали две оголенных девушки,

вертевшихся перед ним в сексуальном танце, рыжеволосая Джо интересовала его куда

больше.

Грег тоже заметил мужчину, и взгляд его жутко бесил.

Джо скользила глазами с одной девицы на другую, что вертели голыми задницами

перед жадными до похоти мужчинами. В жирном свинопате она сразу признала своего

надзирателя с поля. И хотя лицом он уткнулся в шею девушке, отполированную лысину, в

которой отражались огни свеч, Джоанна не спутала бы ни с чьей другой.

«Ты готова отработать, девочка?» – спросил бы он у нее, сдерживая накопившуюся

слюну.

Медленно оглядывая комнату, полную отвратительных запахов, она едва

сдерживала себя, чтобы не уйти. – Проклятье! Ты притащил меня в притон!

Грегор кивнул. – Зато здесь безопасно. – Проговорил он глядя, как толстяка,

переминавшегося с ноги на ногу под старую колыбельную, теперь выворачивает

наизнанку зеленой дрянью. В нос ударил такой отменный смрад, что посетители

отвлеклись от прекрасных девиц, осматриваясь, откуда пошла вонь.

– Какого хрена, мужик? – Послышался вялый голос, а надзиратель в это время

заблевывал себе ноги. Полуголая девица, за которую он заплатил, отошла в сторону и

облегченно выдохнула. Она стряхнула со своей полупрозрачной сорочки на бретельках

невидимые пылинки, а затем, подмигнув женщине за спиной Грега и Джо, удалилась из

комнаты, покачивая круглыми бедрами. Негритянка лишь хмыкнула, наблюдая, как

надзиратель склонился пополам, а ноги его затряслись в судороге, а затем и вовсе

подогнулись. Колени невероятно эффектно вошли в густую жижу, орошая брызгами

вокруг пол еще на метр. Мужчина упал плашмя, и только чудом его живот не взорвался.

Никого из присутствующих не волновало – дышит он или сдох. Стоило только

принюхаться к воне, как все тут же вернулись к своим способам удовольствия и

наслаждения. Может, чуть позже его вынесут вон, а там, на улице, прежде, чем бросить

где-нибудь, сначала оберут до нитки.

Девушка, что впустила Джо и Грега в притон, безынтересно развернулась и

засеменила вглубь дома. Рвота, танцы, раздвигание ног – не ее работа. Драгдилер двинулся

следом, многозначительно взглянув на свою спутницу. Джо не торопилась углубляться в

этот чертов дом, но выбора было два – Зачистка на улице или мерзость в доме. Она

выбрала второе и последовала за Грегом. Им пришлось пройти комнату «танцев» насквозь,

вбирая, буквально впитывая сумбур запахов пота, рвоты и вожделения. Тошнота

подобралась к горлу Джо, но та успела ее сглотнуть. Полуголые девицы двигались в

привычном такте, снимая с себя то последнее, что на них было.

Во время, когда мир катится к чертям, хорошо зарабатывают только драгдилеры и

жрицы любви. Хотите оказаться в другом месте подальше от этого говна? Берите ВОП!

Хотите любви? Приходите к Рамилю! Звучит как дешевая реклама, однако, это правда

жизни.

Джо и Грег уже практически миновали комнату, когда мужчина, тот самый

стриженый по-солдатски с белыми бакенбардами встал с кресла. Казалось, он просто

направляется к выходу, однако незнакомец шел прямо на Джоанну и хорошенько толкнул

ее плечом. Так, что та отшатнулась, а мужчина встал перед ней, словно стена. Своими

темными глазами он сверлил ее. Девушка заметила уродливый шрам, разрешающий

верхнюю губу пополам. Она только на него и смотрела, словно загипнотизированная.

– Он продаст тебя при первой же возможности. – Быстро проговорил мужчина.

Взгляд его скользнул на Грега и вернулся обратно к ее глазам. – Каждый сам за себя. – И

мужчина пошел дальше, засовывая руки в карманы. Джо проводила его взглядом,

обдумывая его слова. И только когда тот скрылся за дверью, посмотрела на Грега.

Сможет ли он так поступить? А почему нет? Что ему мешает? Моральные

принципы? Да бросьте! Мораль – еще одно слово, не носящее в себе никакого смысла.

Однако, Джо хотелось думать, что в этом говнюке осталось хоть какая-нибудь часть

человеческого. Но никто не мог знать наверняка. Они теперь в полной жопе. Сможет ли он

за ее счет спасти свою задницу? Почему бы нет? Почему бы нет?!

– Что он сказал? – Тут же спросил Грег. Он не мог услышать, что конкретно

незнакомец прошептал Джоанне, да ему это и не нужно было. Выразительный взгляд этого

чужака в его строну, все объяснил. Речь шла именно о нем. И, судя по враждебному

выражению лица мужчины, фраза была далеко не лестного характера.

– Твой ВОП не качественный.

Несколько секунд Грег смотрел Джоанне в глаза, а потом лишь усмехнулся и

проследовал за хозяйкой в коридор. Чернокожая девушка была достаточно плотного

телосложения, талию выделял туго перетянутый пояс комбинезона. Округлые бедра

покачивались при ходьбе. Она зашла за старый стол, расположившийся сразу за проходом,

открыла тетрадь и провела пальцем с длинным ногтем, на котором облупился ярко-

красный лак. Затем подняла голову. Джо отметила темный шрам на левой щеке,

тянувшийся от глаза до уголка губ.

– Последняя наверху свободна. Кровать одна. – Прыснула негритянка и занялась

своими делами, словно гости тут же испарились по ее желанию. Вот так просто. Ни тебе

ключа от номера, ни торжественного препровождения. Она что-то еще посмотрела в

журнале, а затем неспешно удалилась к той самой мистической красной двери.

Вошла девушка или нет, Джо так и не узнала. Грег пихнул Джо в бок, чтобы та

пошевеливалась, а она же просто хотела отсюда свалить, да побыстрее. Ей не то, чтобы не

нравилось это место, оно было отвратительно. Воздух был сперт. Отменный аромат

дерьма смешался с запахом пота, рвоты и секса. Джо все это время едва сдерживалась,

чтобы не заткнуть нос пальцами. Она терпеливо поднималась по ступенькам, покрытым

красным ковром. Перилла были в грязных ляпках.

«Иди вперед. Просто иди», – уговаривала себя Джо, следуя за Грегом.

Коридор второго этажа ночью освещался одной керосиновой лампой, стоящей у

окна на табурете, но сейчас, при утреннем свете она не играла особой роли. Грег метнулся

к двери и тут же дернул ее на себя. Он даже не заглянул внутрь, а сразу нырнул туда. Джо,

нехотя, последовала его примеру.

Комнатушка была по размерам чуть больше туалета в доме Джоанны. Кроватью

хозяйка дома назвала тонкий матрац, лежащий на полу под окном. Сверху валялось

скомканное одеяло и подушка. От запаха пота у Джо закрутило живот.

– Проклятье!

За стеной слышались тихие стоны. Джо закрыла лицо руками, а затем провела ими,

словно в попытках снять усталость. Она тяжело выдохнула.

– Ты завел нас в ловушку! В хренов тупик! Ты ни черта не представляешь, что

значит «безопасность».

– Расслабься. Мы здесь не на долго. – Протянул парень.

Тело требовало отдыха. Оно яростно протестовало против любых лишних

движений, рекомендуя принять горизонтальное положение и замереть так на пару часов.

Грегор уныло взглянул на матрац и подушку. Обтянутые серой тканью (совсем, как

комбинезон Джоанны), они не приносили особого восхищения. Матриц оказался очень

тонким, а подушка не могла похвастаться мягкостью. Тем не менее, Грег мечтал

устроиться на них, укутаться одеялом (которое, к слову, тоже было серого цвета) и

провалиться в сон. Да что там! Он с радостью разлегся бы прямо на полу.

Проблема заключалась в том, что если бы он улегся, то непременно бы уснул, а

впереди маячило одно важное дельце. Поэтому парень просто присел на матрац. Усталая

спина прислонилась к стене. Шея ныла. Драгдилер вытянул ноги и почувствовал, как они

начинают гудеть. Он внимательно присмотрелся и увидел, как они чуть потряхиваются,

словно в судорогах.

«Отлично!» – Подумал парень. – «Заваруха еще только началась, а я уже без сил».

Обняв рюкзак, Грегор взглянул усталыми глазами на спутницу. Что и говорить,

Джо, может, и не источала энергию, однако выглядела куда бодрее парня. Ее яркие

голубые глаза, казалось, видели его насквозь. Парень готов был поклясться, что она

видела, как бьется его сердце и, конечно же, ничтожный комочек души, прячущийся где-то

в теле, и имеющий ярко-черный окрас. Он уже хотел предложить ей устроиться рядом, но

тут соседи начали вести себя слишком шумно. Парень не мог не заметить отвращения, что

тут же возникло на лице девушки. На секунду ему померещилось, что сейчас она сорвется

и унесется прочь.

– Эй! – Заорал парень и с силой пару раз стукнул по стене. На него тут же

посыпалось штукатурка, окрашивая его волосы и плечи белым налетом. – Потише там! –

За стеной притихли, и парень стряхнул с себя пыль.

Грегор жестом руки предложил Джо устроиться рядом.

– Рамиль примет нас, когда будет готов. – Примирительно пробормотал драгдилер.

– Надо ждать.

Джо не шелохнулась. Она до сих пор готова была сигануть, если не через дверь, то

через окно. В какой-то степени ей хотелось, чтобы Зачистка ввалилась в этот притон. Тогда

у них не было бы ни единого предлога остаться здесь. Ее бесил Грег. Раздражали люди,

находящиеся в этом доме. Из головы не выходили слова мужчины. Джо и до этого не

доверяла Грегору, а теперь… Мягко говоря, все стало вдвое хуже. Его присутствие

напрягало. Он мог подставить ее – вот, что в действительности ей не нравилось.

– Кто он, этот Рамиль? – Постаралась она отвлечься. Джо не смотрела на

драгдилера. Будь возможность, она бы стерла его лицо, словно ластиком, лишь бы оно не

напоминало о наркотиках и Сильвии.

– Знакомый. – Туманно ответил парень. Ему не хотелось вдаваться в подробности

их с Рамилем знакомства и общения. И потом, Грег сам не знал, кем ему приходится этот

чокнутый мужик. Знакомый – вполне подходящее для него определение.

– Нрав у него суровый. Так что будь тихоней. Видишь это, – драгдилер

продемонстрировал правую руку. Точно в центре ладони красовалась впадина диаметром

примерно два сантиметра. – Затушил в меня сигару.

– Ты привел нас к психу. – Подытожила Джо. Мысль о том, что человек, к которому

они пришли за помощью, может запросто затушить сигару о чужую ладонь, ее немного

шокировала. – Господи, парень, у тебя проблемы с головой. – Джо запустила пальцы в

волосы.

– Ему главное не врать. – Спокойно пояснил Грег. – Я тебе говорю, у него есть то,

что нам нужно.

Джо уставилась на драгдилера. – И что это?

– Информация. – Пояснил он. – Рамиль, скажет, что делать дальше.

– А своих мозгов у тебя нет? Ладно, черт с ним. – Сдалась она. Отступать было уже

поздно. – Что ты делал в Улье?

– Толкал ВОП. – Соврал парень. – Куда интереснее, что там делала ты, и что

видела?

– Там живет… жил мой друг. Они пришли за ним… за его телом. – Джо замолчала.

Ее разрывало изнутри. Хотелось кричать, выпустить из себя пожирающее чувство утраты.

Хотелось забыться сном или явью. Хоть чем-нибудь. Родни нет. Ее единственного на этой

гребаной планете друга нет. И хотя Джо уже научилась справляться со своими чувствами,

легче не становилось. Сил хватало сдерживать себя хотя бы внешне.

«Я покойник. Ты же знаешь, Джо. Те, кто не выполняет сновидение, исчезают. Я

знаю, что они мертвы. Их чип… Он взрывается. Пуф! И все! Я видел, видел!» – крутилось

в ее голове. Но сейчас она не обращала внимания на слова, на их смысл, а пыталась хоть

на долю секунды вернуть из памяти его голос. Совсем не мужественный. Детский голос.

«И Бам! Нет Родни. Как и не было».

Как и не было…

Грегор подался вперед, готовый внимательно наблюдать за ее реакцией и

анализировать.

– Он не выполнил сон. Верно?

Джо дернулась, когда услышала вопрос. Она не хотела отвечать. Не желала

развивать тему. Для нее были важны воспоминания о самом Родни, а не о том теле, что

осталось без головы на полу у окна.

«Да, он не выполнил сон, ну и черт с ним», – думала Джо.

Но Родни-то был не согласен. Он стоял на своем: «Пуф! И все!.. Им это не

нравится».

– Что ты об этом знаешь? – Джо откашлялась.

Грег снова прислонился к стене. В его голове живо возникло одно воспоминание.

– Несколько лет назад, ко мне за ВОП пришел один мужик. Лет тридцати, не

больше. Вид у него был ужасный. Я имею в виду его внутреннее состояние. – Парень

погладил себя по щеке и обнаружил небольшую щетину. – Он спросил у меня, сколько

ВОП нужно, чтобы откинуться. Я предположил, что пять за раз будет вполне достаточно.

В общем… – Парень развел руками. – Он полез в карман за талонами, и тут Бац! – Грег

смачно хлопнул в ладоши. Звук получился громкий и звонкий. Девушка вздрогнула. – Его

голова разорвалась. Просто взяла и… – Парень изобразил руками взрыв. – ПУФ!

«Пуф! И все! Я видел, видел!»

– Проклятье. – Джо смотрела в пол, будто на нем были написаны все ответы, стоит

только разобрать буквы. В ее голове не укладывалось, что такое вообще возможно. Она

никогда не слышала, что за нарушения Закона Сна что-то происходит. Никто не говорил о

наказании. Хотя… да, кому было говорить, если их головы взрывались, словно

заминированные. Дело в том, что снов Джо как таковых не видела, и ей всегда было

странно наблюдать это необсуждаемое, беспрекословное подчинение людей Сну. Это

всего лишь, черт бы его побрал, сон – физиологический процесс; продукт работы

подсознания. Но люди, жившие на вымирающей планете, были словно зомбированы

потребностью исполнять его. Они называли это Знамением. Но какое предвестие взрывает

головы?

Джо смущали многие факты. Она не слышала о чем говорил дальше Грег, не видела

двое амбалов, спокойно вошедших в комнату. Даже не чувствовала, как они тащат ее за

собой вниз по лестнице, уводя на другой конец дома. Следом вели Грега. Мужчины

толкались, сводя касания до минимума, будто ничего омерзительнее в жизни им трогать не

приходилось. От утреннего света коридор был уже достаточно освещен, окна на

противоположных концах приоткрыты. Джо шла на автопилоте, погрузившись в

собственные размышления. Ей словно удалось отключиться от внешнего мира. Она

думала о Родни, о его словах и тех парнях, что пришли за ним.

«Зачистка…» – повторяла она про себя, словно пробуя слово на вкус. –

«Зачистка…»

Один амбал открыл дверь и втолкнул Джо внутрь, следом вошел Грег. Только

теперь Джо сконцентрировалась на мужчине с шапкой пепельных волос. Он царственно

восседал на новехоньком кресле за чистым, отполированным столом. В пальцах держал

сигару, демонстрируя избитые, кровавые костяшки. Черный комбинезон был усыпан

каплями крови. Взгляд мужчины был задумчивый, а затем резко оживился. Он вскинул

густые брови и сделал продолжительную затяжку. Густой дым повалил из ноздрей и рта.

Запах табака наполнял каждый сантиметр комнаты. Мужчина вскинул голову, всем видом

показывая, кто здесь главный. Это было скорее предупреждение, чем угроза. Джо

презрительно фыркнула, и амбал тут же вцепился в ее руку мертвой хваткой.

– Рамиль! – Воскликнул Грегор, привлекая внимание. Меньше всего ему хотелось,

чтобы у его новой подружки возникли проблемы с одним из подручных Рамиля. Нет уж.

Хватит с него неприятностей.

– Грегор. – Голос мужчины был все таким же, как и в день их последней встречи –

низкий, прокуренный, холодный. Такой голос может принадлежать только одному типу

людей: убийце, и, судя по сбитым костяшкам, Рамиль только что выбил из кого-то всю

дурь. Драгдилер внимательно вгляделся в лицо хозяина заведения и безошибочно

прочитал одну эмоцию. Рамиль недоволен. Либо он перестарался и случайно убил кого-то,

либо искренне хотел убить, но по каким-то причинам сохранил жизнь. – Я не в

настроении, поэтому предлагаю вам, – Рамиль посмотрел на Джо, круто затянулся и

выдохнул очередное облако ядовитого дыма. – В двух словах объяснить мне, что

конкретно вы от меня хотите. – Закончил он и сделал очередную продолжительную

затяжку.

Рамиль растягивал слова, как на кассете, пленку которой зажевало. Это раздражало

Грега. Он демонстрировал чудеса силы воли, убеждая себя не провоцировать собеседника.

Видит Бог, спровоцировать его ничего не стоит. Парень погладил пальцами шрам на руке,

оставленный от сигары Рамиля. Тот, заметив этот жест, улыбнулся.

– Нам нужна помощь.

– Помощь? – Прозвучал вопрос, но тон Рамиля был больше утвердительным. Он

чуть ухмыльнулся, но тут же спрятал ухмылку за сигарой. Глаза его хитро сверкнули,

словно он только что поймал на крючок увесистую рыбешку. – Почему бы тебе не

обратиться за помощью к Тайлеру? Ведь он стоит над тобой.

Грегор прикинул, говорить правду или нет. Пальцы снова коснулись шрама. Выбор

очевиден.

– Тайлер погиб. Его разодрали бездомные. – Парень тщательно подбирал слова.

Ему не хотелось выдавать все, но и врать тоже не хотелось. В прошлый раз за ложь Рамиль

наградил его шрамом. Этот мужчина за милю чувствует вранье.

– Ах! – Театрально вздохнул Рамиль. Его эта новость ни капельки не расстроила,

однако мужчина на некоторое время ушел в себя. Взгляд его сверлил полированную

крышку стола. Сигара дымилась в руке. Рамиль не среагировал, даже когда пепел упал ему

на брючину.

Джо и Грег молча переглянулись. Амбалы за их спинами не смели пошевелиться.

Во взгляде Джо явно читалось: «Если все это окажется пустой затей, тебе несдобровать».

Грег взглядом призвал ее потерпеть. Он не мог сказать, поняла она его или нет, потому что

Рамиль зашевелился.

Не произнеся ни слова, мужчина начала капаться в ящиках стола. Он резко

выдвигал и рывком задвигал их, от чего те громко хлопали и скрипели. За эти несколько

секунд, что хозяин дома провел в поисках чего-то, Грегор смог вообразить, как Рамиль

достает нож, и кромсает их на части, а два амбала держат, не позволяя сопротивляться.

Или пистолет и щедро нашпиговывает их с Джоанной головы свинцом. Грег никогда не

считал себя паникером, но сейчас от подобных мыслей волосы на его теле вставали

дыбом. Парень успокоил себя мыслью, что если бы Рамиль хотел их смерти, это случилось

бы уже давно, и вряд ли бы им была удостоена честь умереть лично от его рук. Рамиль

садист – это правда, но самостоятельно за дело он берется крайне редко. В

исключительных случаях.

Наконец, поиски прекратились. Мужчина извлек пластиковую бутылку, затем

выставил на стол три глиняные кружки. Зажав сигару зубами, он плеснул немного

коричневой жидкости в каждую.

Все это выглядело так странно, что Грег невольно забеспокоился. Рамиль не

каждому предлагал с ним выпить. С Грегом такое точно еще не случалось, поэтому парень

не знал, как это охарактеризовать – хороший знак или дурной.

Убрав бутылку в стол, Рамиль взял одну чашку и жестом предложил Джо и Грегу

присоседиться. Драгдилер взглянул на девушку и чуть заметно кивнул.

Джо не нравилась эта затея. Она перевела напряженный взгляд с одного мужчины

на другого. Амбалы переминались с ноги на ногу, словно не в терпении. Грег взял одну

чашку и опрокинул ее, зажмурившись, Джо не шелохнулась. Она стояла рядом и сверлила

взглядом Рамиля. Кто бы он ни был, подчиняться Джо не собиралась, даже таким мелким

манипуляциям. Грег же вызывал в ней все больше отвращения. Драгдилер готов был

лизать нужную задницу в нужное время, отнюдь это не входило в образ жизни Джо 1549.

Напиток обжег горло. Грег еле проглотил его. Он чувствовал, как жидкость

скользит через гортань по пищеводу и в пустой желудок. Драгдилер сморщился, чем

позабавил Рамиля. Он улыбнулся, но не из-за Грега, а из-за Джо.

– За Тайлера. – Проговорил Рамиль. – Надеюсь, его встретили, как положено на той

стороне. – И он залпом осушил глиняный сосуд. Не поморщившись.

Грегор спокойно выждал, пока Рамиль закончит и снова займется сигарой.

– И так, – мужчина удобно расположился в кресле. – Что вам нужно?

– За нами охотится Зачистка. – Не думая, выпалил Грег. Рамиля это не удивило.

– И вам нужна защита. – Кивнул хозяин заведения, продолжая ход мысли

собеседника. – Тебе я ничего предложить не могу. – Проговорил он, глядя на Грега, – что о

тебе… – Взгляд его метнулся к Джо. – Все, что пожелаешь, если… – Он ткнул в нее

указательным пальцем. – Будешь работать на меня.

Джо выдержала паузу, но не потому, что хоть на секунду задумалась о

предложении, а потому, что пыталась совладать со своим отвращением и раздражением. –

Черта с два!

– Мы не за защитой пришли. Нам нужно, чтобы Зачистка отстала от нас. –

Вступился Грег.

Рамиль быстро взглянул на драгдилера. Его лицо украсила самовлюбленная улыбка.

– И ты решил, что я помогу тебе с этим?

– Не лично. Укажи к кому обратиться. Все покупается. Свобода в том числе.

Рамиль посмеялся, тихо и очень скверно. – За свободу нужно заплатить.

Грегор с готовностью скинул рюкзак и медленно, чтобы амбалы за его спиной

сильно не напрягались, выложил все, что имел перед Рамилем: заначка ВОП и пачку

талонов.

– И ты думаешь, этого тебе хватит? – Рамиль выглядел не впечатленным.

– Что бы ты указал на человека, да.

– Но чем же ты заплатишь за свою свободу?

– Это мое дело.

Джо переступила с ноги на ногу. Ей так и хотелось спросить о какой свободе идет

речь и что, черт возьми, она пропустила?! Но для вопросов было не время и не место.

Поэтому она лишь окинула взглядом кучу пакетиков с розовым порошком и задрипанные

талоны. Этот Рамиль мог оставить их с носом. Ему ничего не стоит щелкнуть пальцами и

тогда амбалы выпотрошат их, словно куриц. Джо удивлялась, как Грег смог выжить до сих

пор в мире наркодилеров и ВОП. Должно быть, он очень изворотлив, раз еще никто не

пробил его башку. Джо плотно сжала губы, чтобы слова точно не вылетели из ее уст. Ни к

чему. Не сейчас.

С большой неохотой Рамиль поддался вперед. Он медленно пролистал талоны,

прикинув навскидку их возможное количество. ВОП Рамиля вообще не заинтересовал, что

неприятно удивило драгдилера. На него он возлагал большие надежды.

Грегор был готов к самому худущему, однако внешне вовсе не подавал признаков

паники.

– Почему ты решил, что я не прикончу вас обоих? – Взгляд его снова задержался на

Джо. В его глазах черным по белому читалось, какой конкретно ждет финал Грега и Джо.

Пожалуй, парня убьют быстро, а вот с ней он непременно притормозит.

– Потому что сделки – твой хлеб. – Рассудил Грег. – Я пришел к тебе с

предложением, и принес неплохую плату. Я знаю, что она неплохая, Рамиль. Можешь

затушить свою сигару мне в здоровую руку. Если ты вздернешь нас, через час твои

подручные разнесут это по всей Зоне Б. – Парень ухмыльнулся, наблюдая за тем, как

исказилось лицо Рамиля. – Откуда, по-твоему, берутся слухи? Завтра никто не захочет

иметь с тобой дело. Никто не придет посмотреть на твою коллекцию кукол. И ты станешь

никем.

Грегор попал в точку. Словно хирург, он вскрыл больное место Рамиля, и со всей

силы надавил на него. В мире, где никто никому не нужен, бизнес Рамиля держался

именно на доверии. Этот дом и полуголые девицы были лишь прикрытием. Грег знал,

таких домов в Зоне Б достаточно. Легкие деньги! Ты просто крутишь попой, терпишь

несколько минут, пока какой-нибудь урод пыхтит над тобой, а потом получаешь столько,

сколько не заработать, горбатясь в полях. Но это никогда не было основным делом Рамиля.

Да, ему нравилось, что его окружают красивые девушки, но все это было лишь… хобби.

Основная работа Рамиля в ином. Мужчина заключал сделки. Он мог достать что угодно,

когда угодно. Для него не было границ, если ты мог оплатить свой заказ.

Поговаривали, у Рамиля есть друзья там, в Зоне А, и Грег верил в это.

Слова Грега взбесили Рамиля. Он встал с кресла и, медленно обойдя стол,

приблизился к парню. Сигара дымила у него во рту, и Грег не мог оторвать от нее взгляда.

Молча, борясь сам с собою, драгдилер вытянул левую руку. Рамиль взял сигару.

Если бы память могла сохранить боль, то Грегор бы непременно ее почувствовал.

Он бы живо припомнил, какого это, когда горящий фильтр плавит твою кожу. Но память не

всесильна. И Грегор всего лишь знал – будет очень больно, но насколько сказать уже не

мог.

– Сбавь обороты. – Джо внимательно наблюдала за Рамилем, и когда он подошел,

напряглась. В действительности ей хотелось мирно свалить отсюда, а затем разойтись с

Грегом по разным сторонам. Бог с ним, с этим медальоном. Теперь игра идет на жизнь и

некогда размениваться на мелочи. А Грег совсем не понимает, что делает и на кого

полагается. К тому же довериться ему Джо не могла. А уж теперь тем более.

Рамиль так медленно повернулся в сторону Джо, что у Грегора даже упало сердце.

Этот безумный взгляд говорил сам за себя.

– Закрой. Свой. Поганый. Рот. – Казалось, сейчас он на нее набросится. Грег быстро

взглянул на Джо.

«Осторожнее!» – выкрикнул он про себя.

– Или что? Прикажешь своим мальчикам расплакаться?

Грегор чуть не застонал от досады. Рамиль сверкнул глазами, а затем все

произошло быстро.

Он дернул руку Грегора. Воткнул в ладонь парня сигару, попав в то же самое место

в правой руке. Драгдилер закричал от боли, потому что сила, с которой кончик сигары

проникал в кожу, оказалось колоссальной. Рамиль решил прожечь руку Грегу насквозь.

Парень попытался выдернуть ее, но хватка Рамиля была слишком крепкой. Плюсом один

из громил сжал его в своих объятьях так, что затрещали ребра.

Другой громила схватил Джо, но не было похоже, что она рвется на помощь парню.

Она застыла, оглушенная его криком, и не отрывала пристального взгляда от Рамиля. Не

потому, что боялась получить примерно такое же клеймо, а потому, что этот чертов псих

мог совершить куда более страшное и не поправимое. Грег получил то, на что

напрашивался. Его пофигизм и «я рулю ситуацией, детка» обернулись для него ярким

всплеском, который теперь надолго останется в памяти. Он корчился и извивался бы всем

телом, если бы мог. Но его держали, а глаза Рамиля наполнялись удовольствием. Теперь,

когда он показал, что все еще хозяин положения, успокоился. Этот мужик привык, что

людишки, как в отлаженном сценарии, на носочках бегают вокруг него. Но что он может

предложить им – вот, что в действительности было интересно. Что, если одному из этих

амбалов на следующей неделе присниться Сон – убить Рамиля. Самым скучным образом.

Или же, наоборот, изощренно. Джо зуб дала бы, ни один, ни другой из амбалов даже бы не

подумал увильнуть от Закона. Так в чем дело? Рамиль работает на Правительство? Рамиль

был в Зоне А? Чего не знают люди, обитающие на этом, рабочем, материке? О чем не

знает Джо?!

Джоанна по нитки собирала картину, словно трудилась над кропотливой работой. В

то время, как притон содрогался от криков Грега, она снова ушла в себя всего на пару

секунд. В ее голове, словно лампочка под напряжением, загорелась мысль – Родни знал, о

чем говорил, эти тупоголовые качки знают, что может предложить Рамиль. И это не ВОП.

Это, черт их дери, не талоны. Даже не крыша над головой. Но как?

– Довольно! – Ее ледяной, безучастный голос отвлек Рамиля от мига наслаждения и

упования. Он отнял руку с окурком от ладони драгдилера.

От боли хотелось лезть на стенку. Хотелось орать! В прошлый раз, когда Рамиль

решил проучить Грега за ложь, окурок прожигал руку парня не так долго, как сегодня.

Боль оказалась нестерпимой. Драгдилер даже подумал попросить у Джо ее нож и отрезать

конечность к чертям.

Рамиль так беззаботно вернулся за стол и с такой радостью плюхнулся на кресло,

что стало ясно: он получил не бывалое удовольствие от истязания парня.

– Ладно, девочка. – Рамиль облизнулся. Окурок сигары он бросил в Грегора и

угодил ему прямо в макушку. Парень никак не отреагировал. Он с силой

концентрировался на голосе Рамиля, убеждая себя, что ни при каких обстоятельствах не

позволит себя больше ни унижать, ни калечить. Ладонь горела, и Грег мечтал окунуть ее в

холод, но, увы, такой возможности не было.

– Плату я принимаю. – Он сгреб в охапку талоны и ВОП. Пару пакетиков он тут же

швырнул своим подручным. – И так, – мужчина облокотился на стол и сплел пальцы. –

Есть один человек. Он зовет себя Вассал. Он поможет вам в вашем вопросе. – Он

улыбнулся Джо. – Я устрою вам встречу.

– Нет. – Грег выпрямился, прижимая изувеченную ладонь к груди. Он весь трясся,

хотя отчаянно пытался взять себя в руки. – Ты скажешь нам, где его найти.

Затея Грега вывела Рамиля из себя. Снова. Он сверкнул глазами, но тут же собрался

с мыслями и улыбнулся. – Ангары. – Проговорил Рамиль. – 17. Самый последний.

– Отлично. – Грег выдохнул с облегчением, но на самом деле облегчения не

почувствовал. – Черкни ему записку, что мы от тебя.

– Не слишком много ли ты хочешь?! – Рамиль вскочил с места.

– Нет. – Отчеканил Грег. – Не хочешь писать, дай что-нибудь от себя. Чтобы нас

признали. – Упорствовал парень.

Рыкнув от гнева, Рамиль вытащил талон из пачки Грегора. Он размашисто написал

на нем что-то, а после свернул в трубочку и засунул в пустую бутылку.

– Держи! – Он бросил бутылку девушке. – Вот твоя гарантия! А теперь

проваливайте!

– При входе с нас взяли плату, так что мы твои гости. Уйдем вечером. – Парень

молча поплелся к двери. Джо шла следом. Рамиль и его братия не пошевелились.

Грег и Джо молча прошли коридор, за дверьми комнат копошились люди, Джо даже

не хотела знать, чем они там занимаются. Ее это не касалось. Одна из дверей позади них

приоткрылась, чье-то тяжелое дыхание заполнило тишину, а затем снова все затихло.

Никто из них не обернулся. Джо лишь на несколько секунд прислушалась – не исходит ли

от этого человека опасность. Но дверь закрылась с характерным щелчком, и девушка

расслабилась, насколько это вообще можно было сделать в их ситуации. Красный ковер

приглушал звук тяжелых шагов Джо и волочение ног Грегора. Он держался за запястье

раненной руки, словно пытался перекрыть путь боли, но ни черта у него не получалось и

кисть висела, словно навсегда лишенная жизни. Грег дышал тяжело, иногда с хрипотцой,

зажмуриваясь и урывками выхватывая воздух. Джо старалась не думать об этом. Да и чем

она могла ему помочь, разве что отрезать руку? Но вряд ли бы боли стало меньше. Ладонь

будет беспокоить несколько дней, а то и недель, но здесь ничего не поделаешь. Грег

заплатил свою цену за информацию и остается лишь молиться, что она хоть чего-то стоит.

Глаза Джо жгло от желания сомкнуться, хотя бы на жалких пару часов. Ее знобило

и бросало в жар, на лбу выступили капли испарины. Возможно, сказался стресс. Да,

однозначно так и есть. Организм требовал отдыха и когда они вошли в ту же

отвратительную комнатушку, даже запах пота уже не волновал никого. Грег жестом указал

девушке на матрац, но та помотала головой и уселась возле двери. Бутылку от Рамиля она

убрала в рюкзак и зажала его спиной. Как только голова коснулась двери, Джо

провалилась в сон. В Законный Сон, который Джо 1549 никогда не снился, поэтому ее

мало волновали вопросы приказов «вселенной», всемирного равновесия. Никогда не

приходилось принимать жестокие решения. Она вообще не видела снов, а лишь

проваливалась в темноту. Погружалась в нее, подобно рыбе, ныряющей в море. Так и

сейчас Джо просто отключилась, подперев спиной дверь, на случай незваных гостей.

Грег не спал. Дремал. Временами его уносило в грезы. Иногда ему чудилось, что

Рамиль снова собирается воткнуть сигару ему в руку. Иногда парень оказывался на

залитом солнечным светом поле, а за спиной слышался задорный хохот девчушки. Бывало,

ему мерещилось, что Джоанна шарит по его карманам и, обнаружив золотой медальон,

убегает от него. А иногда, что амбалы Рамиля врываются в комнату, настроенные

превратить и Грега, и Джоанну в фарш.

Боль в руке резко выдергивала в реальность, избавляя от бредовых грез. Драгдилер

промучился так несколько часов, пока не смирился с тем, что выспаться не удастся.

Хотелось как-то притупить боль. В голове парня возникла мысль принять ВОП, но тут он

вспомнил, что отдал все Рамилю.

«Мрак!» – подумал Грег.

От старого матраца воняло потом и мочой. Грегор вдруг понял, почему его

спутница так вскипела при виде комнатушки. Она убогая. Теперь и он это заметил.

Парень сел, стараясь не тревожить руку. Джо ютилась у входа. Девушка спала сидя

и, кажется, ее это вполне устраивало. Очень осторожно драгдилер достал из своего

рюкзака футболку и оторвал кусок. Когда ткань затрещала, Джоанна вздрогнула. Она

открыла глаза, посмотрела на парня сонными голубыми зрачками и снова уснула.

Криво, но надежно Грег обмотал ожог. Он делал все очень медленно, чтобы

завязать узел, пришлось подключить рот. Зубами он держал один конец лоскута, здоровой

рукой изобразил что-то похожее на узел.

«Затянется», – убедил он себя по окончании.

«Рано или поздно затянется».

Из убогого окошечка проникал тусклый свет.

«Вечер» – подумал парень и тут же прикинул: отдых их продлился не больше двух

часов.

Грег посидел немного, обдумывая дальнейший план действий. Ладонь

пульсировала, но взглянуть на рану он не решался. Трусил.

Он размышлял о Рамиле, о Вассале, о записке. Парень подумал об украшении, но

не решился лезть за ним в карман. Он прокрутил в голове беседу с хозяином притона и

ужаснулся. Рамилю ничего не стоило вспороть им животы, даже при своих «слугах». Им

он тоже мог вспороть животы и найти новых. Так что, он либо не верил, что у Грега есть,

чем заплатить за свободу, либо…

– Эй! – Позвал Грегор. – Проснись. – Парень испытывал жгучее желание прочесть

записку. Срочно! Сейчас! Хотя нет… Надо уходить. В любом случае им нужно идти к

ангару. В любом случае…

Веки Джо были до невозможности тяжелы, они не желали поддаваться и

открываться. Сон так и затягивал в свой ленивый мир спокойствия.

– М? – Все, что смогла выдавить она. Звук был настолько тихим, что вообще можно

было подставить под сомнение его существование. Джо тянуло вниз, уносило из этой

реальной комнаты во тьму.

– Нам пора уходить. Слышишь? Нам пора.

Джо с трудом приоткрыла глаза, но они тут же сомкнулись. Она повторила попытку

и уже смогла удержать веки открытыми куда дольше. Взгляд сфокусировался на лице

драгдилера. Глаза закрывались, их словно стягивало. Сонный организм не готов был

продолжать путь.

– Ладно. – Пробормотала Джо, устало потерев лицо руками.

Девушка уныло взглянула на парня, впервые изучая его лицо. Худой – вот, что

вертелось у нее на языке. Настолько, что щеки впадали, а под глазами были темные круги.

Светло-карие глаза, напоминающие слабо заваренный чай, смотрели серьезно. Прежде

девушка не замечала в нем этого. Темные, как смоль, волосы когда-то были коротко

стрижены, но давно отросли. Они лежали грязными, прилизанными патлами. Челка

скрывала высокий лоб и брови, практически налезая на глаза. Щетина на его лице росла

не так, как у нормальных мужчин. Черными островками она покрывала основание щек и

подбородок, еще больше удлиняя треугольную форму лица. Усы ему не шли. Кожа имела

странный мертвенно-беленый оттенок. Лишь на щеках образовался больной румянец.

– Хорошо. – Повторила Джо, проводя руками по лицу. Она терла глаза, чтобы

прогнать сонливость. Выходило, честно говоря, фигово. Джо поднялась на ноги. Руками

собрала длинные волосы и заплела в тугую косу, чтобы те не выбились и не лезли в лицо в

самый не подходящий момент. Повертела головой и кости в шеи неприятно хрустнули. Ей

нужно было еще немного, совсем чуть-чуть времени на отдых. Но его не было.

Грег терпеливо ждал, пока девушка будет готова, а потом решительно вышел из

комнаты. За плечами болтался пустой рюкзак. Нет, там конечно еще была рваная футболка.

Велико богатство! Парень незаметно залез в карман джинсов и нащупал там медальон с

цепочкой. На душе чуть полегчало. По крайней мере, у него еще есть козырь. Последний

козырь.

Ему не терпелось покинуть притон, да и Джоанна не возражала. Они уверенно

миновали коридор. Соседи еще спали или, может быть, уже ушли. Их не было слышно.

Казалось, что дом, такой шумный и наполненный еще пару часов назад, опустел. Беглецы

спустились по лестнице, и уже думали рвануть к выходу, как интуиция Грегора шепнула:

«обернись». Так он и сделал. Парень обернулся и увидел тот самый коридор, по которому

их вчера препроводили к хозяину заведения, но самым интересным было не это.

– Зайдем к Рамилю. – Проговорил парень, и тут же, не дожидаясь реакции Джо,

направился к кабинету. Он не знал, зачем к нему идет, ведь ему жуть как хотелось свалить

отсюда подальше. И все же Грег решил довериться себе. Кому еще доверять, как не себе?

Интуиция не подвела. Дверь в кабинет Рамиля была распахнута, а внутри никого. Грегор

быстро глянул на девушку и рванул внутрь. Они даже не успели обсудить план,

организовать свои действия. Джо просто осталась у входа.

Грег быстро пошарил по ящикам стола, насколько это было возможно одной рукой.

Все они оказались не заперты! Вот удача! В первой же секции парень обнаружил пачку

талонов и несколько пакетиков ВОП. Он скинул рюкзак и быстро, хотя очень неуклюже

(пришлось повозиться с молнией), вернул себе свое имущество, и тут его посетила

гениальная мысль. Драгдилер быстро пошарил по другим ящикам. В итоге его улов

оказался просто сказочным: бутылка спиртного, пять сигар, коробок спичек и отличный

нож!

Опрометью он пустился прочь. Джо на ходу помогла застегнуть молнию и накинуть

рюкзак. Ему хотелось бежать, но он уговаривал себя не торопиться. И как оказалось не

зря… Едва они подошли к лестнице, послышался голос Рамиля. Грегор не знал, почему он

оставил свой кабинет не запертым и к тому же без присмотра, но радость его не знала

границ. Он уходил покалеченный, но не с пустыми руками.

– Уже уходите? – Проговорил Рамиль с улыбкой, когда они встретились в большой

комнате, в той самой, где еще несколько часов назад вывернуло толстого мужика. Воняло

ужасно, но, видимо, Рамиль посчитал, что распахнутая входная дверь уладит ситуацию.

– Путь не близкий. – Спокойно проговорил Грег.

Рамиль ухмыльнулся.

– Удачной дороги. – Мужчина направился в сторону кабинета, и тут Грегора

осенило.

– Мы освободили твою комнату раньше. Я требую перерасчет.

Казалось, Рамиля облили холодной водой. Он резко развернулся и стремительно

подлетел к парню.

– Пересчет значит?! Требуешь?! – Рамиль навис над Грегом, но тот не шелохнулся.

– Конечно. – Парень еле сдерживался, чтобы не засмеяться. Добыча грела душу, да

и боль в руке стала терпимой.

Казалось, сейчас Рамиль ударит Грега, и если бы это случилось, драгдилер бы вряд

ли смог нанести ответный удар. Он был бы в глубоком нокауте. Хуже всего в этом то, что и

Джоанне в таком случае досталось бы вдвое больше неприятностей. Ведь они вместе

обчистили Рамиля!

Но вновь удача улыбнулся Грегу. Рамиль прыснул, обдав лицо парня вонью: смесью

нечищеных зубов и табака; извлек из кармана своего грязного комбинезона пакетик ВОП.

– Вот! Ужрись! – Он уже хотел, было бросить его парню, но тут передумал. – Ты же

у нас теперь однорукий. – Улыбнулся он и кинул пакетик Джо, а затем еще и подмигнул

ей. – Удачи вам, ребятки.

Они молча вышли из дома и если бы не два амбала, что стояли у входа и глотали

розовый порошок, непременно бы рванули с места. Пришлось немного потерпеть. Джо и

Грег, как ни в чем не бывало, прошагали по улице, и лишь отойдя от притона на пару

домов, свернули и помчались, что есть мочи.

В это время люди уже начали выползать из домов на работу. Кто-то открывал свои

двери и выставлял столы, на которых в ближайшее время будет разложен товар. От

съестного до обычных безделушек, что дарят на праздники. В Муравейнике торговля

останавливалась только ночью и то, если ваш товар – не тело. Но имелись и самые

пиковые часы: утро и вечер. Время, когда основная масса проживающих на материке

людей шла на работу или возвращалась с нее.

Как только Джо и Грег стали у всех на виду, она его притормозила. – Не выделяйся.

– Тихо сказала девушка и побрела вперед, незаметно смещаясь вправо.

– Надо купить еды. – Быстро проговорил парень. Они прошли еще много домов,

прежде чем остановились. Женщина как раз выносила на улицу свежий хлеб. Покупатели

уже сбежались. Грег скинул рюкзак и кое-как, одной рукой, достал несколько талонов. От

запаха свежего хлеба у него закружилась голова.

– Дайте два батона. – Проговорил он, но тут быстро опомнился. – А лучше четыре!

– Изумленная женщина вручила ему батоны. Точнее бросила в рюкзак, так как Грег

старался лишний раз не тревожить больную руку. Избегая вопросов и взглядов, они

двинулись дальше. Запах свежего хлеба сводил с ума. В желудке урчало, достаточно

громко, чтобы женщина это заметила. Грег же развернулся и засеменил прочь, сливаясь с

толпой рабочих. Следующая на закупку шла Джо. Ей удалось обменять талоны на молоко,

воду и несколько ценнейших банок консервов. Девушка уже закрывала рюкзак, когда ее

плеча коснулись.

– Как дела, Джо? – Спросила молодая женщина с белокурыми волосами. Ростом

она была ниже Джоанны, так что в глаза бросались не темные глаза, а ровный пробор.

– Нина? Все в порядке? – Джоанна с беспокойством огляделась по сторонам.

Больше на них никто не смотрел.

– Да. Проводила Тони на занятиях. Хочет стать строителем. Представляешь? – Ее

глаза заблестели.

– Это прекрасно. – Улыбнулась Джо. – Он молодец!

– Весь в отца. – С грустью сказала женщина.

– Он так и не вернулся?

– Нет, работы слишком много.

– Все будет хорошо, Нина, вот увидишь! – Джо не могла перестать озираться по

сторонам. Она боялась, что может навредить соседке. – Прости, мне пора. Увидимся,

Нина. – Тихо произнесла девушка, на миг коснувшись руки Нины. Ей бы хотелось обнять

эту хрупкую, тоскующую женщину, но это могло обернуться чем угодно. Джо сбежала с

крыльца, больше не оглядываясь. Уже через несколько секунд ее было не разглядеть в

толпе вышагивающих людей.

Нагнав Грега, близко она не подходила, держась на расстоянии пяти-семи шагов.

Джо практически не поднимала головы, а когда это делала, ее взгляд встречался со

взглядом других людей. Ей это не нравилось. Она чувствовала, что нужно сваливать в

более тихое место. Но оставаться неприметным и при этом сходить с прямого пути, было

довольно тяжело – они оказались в эпицентре рабочей «эмиграции». Грег старался

придерживаться плана – уходить в сторону, пока не выберутся. Но чем сильнее они

смещались, тем больше казалось, что люди шли плотнее, словно организовывали

неприступную стену.

Теперь Грег и Джо шли рядом. Толпа их свела вместе.

– Надо выбираться. Сейчас. – Буркнула Джо, по-прежнему не поднимая головы. До

полей было еще далеко, а вот до Ямы рукой подать. Обычно туда сваливали отходы или

тела бездомных. Котлован был достаточно глубок, а берега его круты. Попав туда,

выбраться будет сложно, а утонуть в дерьме – запросто, особенно если учесть, что Яма

постоянно наполняется дождевой водой.

Рабочие, словно роботы, заведенные на определенное время и с заданной

программой, кучковались, хотя ни один не переговаривался и лишний раз не оглядывался.

Их взгляды были устремлены вперед, туда, где на многие километры распластались поля.

Люди сдвигались ближе к Яме, хотя годами вытоптанная тропа была левее. Они шли по

траве, безжалостно превращая ее под жесткими подошвами ботинок в ничто. Джо

смещалась влево, потому что выбора не было, а люди слева от Грега уходили вперед или

назад, словно расступаясь. В какой-то момент девушка решила не сходить с дороги, не

делать и шага в сторону, тогда высокий мужчина толкнул ее плечом. Джо со злостью

взглянула на него, но тот смотрел перед собой, на затылок такого же простого рабочего в

сером мешковатом комбинезоне. Между Ямой и Грегом было два человека, Джо еще

секунду назад готова была в этом поклясться. Но когда мужчина снова толкнул ее плечом,

девушка не удержалась на ногах и налетела на драгдилера. Его-то остановить было некому.

Нога его соскользнула с обрыва. Клочья сырой земли посыпались вниз, плюхаясь в воду.

Джо крепко схватила Грега за локоть и подтянула к себе. В ее глазах отражалось

непонимание и ужас. Он же смотрел вниз, прищурившись, пытаясь разглядеть что там –

на дне Ямы. Грегу казалось, что там копошатся люди, зовут о помощи в каше разложений

и вздутых тел. Он не смотрел на Джоанну, лишь крепко держался за ее руку. Она же

дергала его, показывая на импровизированную армию из рабочих, которые все плотнее

наступают. Ее снова пихнули. Устоять удалось, но надолго ли? Каждый новый человек

словно считал своим долгом толкнуть пару, чтобы те кубарем полетели вниз и свернули

шеи. Через какое-то время они тоже отекут от постоянного пребывания в воде, а затем

станут едой для червей.

Каждый последующий удар был сильнее предыдущего, некоторые вкладывали в

толчки такую силу, что ребра Джоанны ломило от боли. Они стояли у самого обрыва, их

ноги то и дело соскальзывали вниз. Отталкивать людей была идея не из лучших, потому

что те тогда наваливались все вместе. Шансы угасали. Джоанна осматривала толпу и

находила в них знакомые лица. Со многими она работала, с кем-то жила по соседству, но

сейчас от них живого словно ничего и не осталось. Они были оболочкой.

Запрограммированной оболочкой. Зато можно было наверняка сказать, что всем этим

людям приснилось этой ночью. Они все выполняли Сон. До этого Джоанна не видела в

действии Закона. Теперь ее охватил ужас. Рабочие даже не смотрели на своих жертв. Они

знали, что нужно делать, когда и как. И делали.

– Сейчас свалимся! – Выкрикнул Грег, видя, как очередное плечо приближается,

чтобы их спихнуть. Это была женщина. Достаточно миловидна и мала для решающего

удара, наверное, это и дало сил Джоанне действовать. Она замахнулась и съездила по лицу

женщины кулаком. Та вскрикнула и отшатнулась в другую сторону. В другой бы день ее

бы подхватил рядом идущий мужчина. Подал бы руку помощи. Сейчас же он так взглянул

на нее, словно сейчас разорвет собственными руками. Мужчина накинулся на женщину. Та

истошно заорала. Грег и Джо успели лишь расступиться, как те кубарем понеслись

навстречу гнили, в Яму.

Драгдилеру хватило доли секунды, чтобы оценить ситуацию и результаты

спонтанных действий напарницы. Подхватив идею, он накинулся на первого, кто угрожал

их жизни. Рабочие всполошились. Они озверели, начали бросаться друг на друга, включая

во взаимодействие даже тех, до кого еще долго бы не коснулась массовая драка. В

действие вступила цепная реакция и вскоре Джо с Грегом были в центре потасовки.

Кулаки летали со всех сторон и не единожды устремлялись в разные части тела. Спину

Джо пронзила такая боль от сильного удара, что она выгнулась, а затем и вовсе свалилась

на землю. Тот, кто адресовал свой гнев ей, не думал успокоиться. Он только начал

закипать, поэтому прыгнул на девушку, схватил за волосы, и хорошенько приложил лицом

о грунт. Боль была настолько пожирающей, что Джо скрутилась на земле. Она буквально

видела звезды в глазах. Из носа хлынула кровь. Голова кружилась и трещала. На языке

почувствовался вкус крови с примесью песка. Рабочий схватил ее за ногу и потащил к

обрыву, в неугомонном желании избавиться от девушки, которая не просто должна, а

обязана была погибнуть! Джо вонзала пальцы в землю, не в силах ухватиться, задержаться

хоть на пару секунд. Она брыкалась, пиналась, но тот словно прирос к щиколотке.

Джоанна смотрела на толпу, которая превратилось в серо-красное месиво и на топчущиеся

ноги людей; кричала и звала на помощь. В этом сумбуре ей удалось распознать Грега,

который, наверное, единственный распинывал нападающих. Больная рука висела, словно

оторванная от тела. Он изредка ей пользовался, зато ноги гуляли, будто отплясывая канкан.

На него нападали с разных сторон, но парень не терялся, не убегал и не прятал свою

задницу за чужими. Он действовал. Выживал.

Слева с диким визгом на Грега набросился мужчина. Его глаза горели безумием, а

лицо исказила гримаса ярости и ужаса. Он был едва ли похож на человека, в нем мало

было человеческого, скорее животного. В голове мужчины что-то переключилось, во всем

их что-то щелкнуло, от этого они посходили с ума. Грег повалился на землю, не услышав

голоса Джоанны, что звала на помощь, стирая пальцы до крови. Мужчина придавил

драгдилера. Его пальцы сомкнулись на шее, сжимая ее. Грег же и не думал отбиваться.

Здоровой рукой он схватил горсть песка и швырнул в глаза нападающему. Тот заорал и

вскочил на ноги. Грег подтолкнул его, а затем отвесил такой пинок под зад, что тот полетел

к обрыву, а потом и с него, столкнув еще одного мужчину, который что-то тащил.

– ГРЕ-Е-ЕГ! – Истошно заорала Джоанна, скользнувшая с обрыва. В рот, двумя

струйками затекала кровь из носа. Она ее глотала и снова кричала. Джо держалась за

клочок земли последних сил. На ногах висел тот мужик и тянул ее за собой.

Не раздумывая, Грег ринулся к ней, в последний момент успев схватить Джо. Но

ладонь пронзила такая боль, что ему и не снилась. Он взревел, но пальцы не разомкнул, а,

наоборот, вонзил в кисть девушке еще сильнее. Ожог горел, тлел. Господи, что только не

чувствовал Грег в эти минуты. Секунды адской боли из-за глупости и неосторожности.

Протянуть больную руку было ошибкой. Для Грега. Но Джо он отпускать не собирался.

Парень подумал: «сколько же, черт возьми, она весит», – но увидел мужика, тянувшего

девушку на дно Ямы.

Джо цеплялась за драгдилера, как за последнюю соломинку. Соломинкой он и был.

Кто бы мог представить такую иронию: тот, кто убивал ее сестру ежедневно, будет спасать

жизнь ей?! Джоанна точно не могла.

– Сбрось его! – Взревел Грег. Он начал медленно соскальзывать вниз. – Живо!

Но мужчина крепко держался за ногу девушки, таща ее за собой. В море гниений и

смерти. Джо не удавалось стряхнуть живой груз. Грег покрепче схватил девушку и

пытался тянуть вверх, но они не сдвигались ни на миллиметр. Она чувствовала, что ее

будто пытаются разорвать надвое. Трясла ногами, извивалась, что тоже уменьшало шансы

вылезти из дыры. Тем временем, мужчина начал подтягиваться по ее ногам. Его руки

крепко обхватили колени Джо. Она закричала от боли.

– Сбрось его! Сбрось! – Орал Грег.

Джо вертелась, пыталась поджать ноги и тряхнуть ими. Мужчина лишь

соскользнул, но крепенько вцепился в щиколотку девушки. Кости хрустнули от такой силы

натяжения.

– Не могу! – Но Джо не сдавалась, крутилась, хоть и чувствовала, как они все

втроем скользят вниз.

Грег зарычал, пытаясь поднять девушку, но это было не возможно. Мужика нужно

было стряхнуть. Срочно!

– Пытайся! Давай! – Парень не знал, что придумать. Он еле балансировал на краю.

Еще немного и они все вместе свалятся вниз. Тогда Грег дернул Джо. Господи! Он проклял

все на свете, включая себя. Ожог взорвался такой болью, что парень чуть не одернул руку,

расцепив пальцы, которые порядком уже устали. Их сковывало судорогой. Но он держал.

А вот руки у мужчины соскользнули с одной ноги Джо. И тогда она двинула его по лицу.

Грег видел, как подошва ее потрепанных ботинок впечаталась в обезумевшее лицо

бедолаги. Как его руки расцепились, а затем раздался истошный крик, пока и тот не смолк,

сойдя на нет в море смерти. Из глаз, к вискам и рыжим волосам Джо катились слезы, а на

серый комбинезон с подбородка капала кровь. Она перехватилась руками, и Грег смог

вытащить ее на землю. Только здесь ничего не менялось. Это для них время остановилось,

а люди, что шли на работы до сих пор дрались, слившись в одно неразборчивое месиво.

Теперь они увидели, сколько живых и мертвых тел пали под ударами кулаков. А ведь эту

кашу, это направление задала Джо.

– Надо убираться отсюда. – Прошептала она, стирая рукавом кровь с лица.

– Согласен. – Проговорил Грег. Он все еще не мог отдышаться. Легкие уже кололо,

но он все же выпрямился. Джо была права, надо было драпать. Прямо сейчас. – Ходу. –

Приговорил парень без особого энтузиазма.

Они начали пробираться между дерущимися, стараясь не угодить в драку. Если их

заденут, Грег не сможет оказать сопротивление. Его трясло от усталости. Рука горела от

боли. Он прижал ее к груди, надеясь, что боль утихнет, но та не унималась. Наоборот, с

каждой минутой она становилось все сильнее и сильнее. Грег даже подумал о том, чтобы

попросить Джо об услуге: отмахнуть острым лезвием ее ножа-бабочки кисть, ведь она

теперь уже никогда не станет нормальной, но тут же взял себя в руки.

Они пробирались сквозь тучу людей. В воздухе стоял запах кровавой грязи. Именно

это было у них под ногами, а еще тела – бездыханные, стонущие, просящие о помощи и

умоляющие прекратить это. А перед ними – глаза, полные ярости, словно система дала

сбой и теперь свирепые быки готовы убивать. Люди не понимали что делают. Они

выбрасывали свои пожирающие желания и угнетающие эмоции. Они словно пытались

таким образом освободиться. Грег и Джо то и дело уворачивались, переступали и снова

уворачивались. Временами приходилось и пробиваться, без этого некуда. Джо лишь

однажды вскрикнула, но ее голос потух в жгучей смеси звуков. Она схватилась за

предплечье, зажав резанную рану. Ткань комбинезона тут же намокла и окрасилась в

бордовый.

– Быстрее!

Когда казалось, что выхода уже нет, и толпа никогда не закончится, им удалость,

наконец-то, выбраться. Куча людей, что смешались между собой, извергнула их из себя,

словно живой организм. За спиной осталась ужасающая какофония звуков. Джо и Грег

побежали. Они неслись вперед, как угорелые, потому что если кто-нибудь их заметит,

толпа ринется за ними. Грег держался позади, его голова не соображала. Единственное,

что он чувствовал – тупую боль в руке. И все, о чем он мечтал – чтобы она прекратилась.

Сколько длился их побег сказать сложно. Одно было ясно – с каждой минутой сил

оставалось все меньше, а значит, скоро придется сделать остановку. Идеальным вариантом

был бы ночлег. И хотя ни Грег, ни Джоанна за все время побега не обмолвились ни словом,

оба думал об одном и том же. Им нужно было место, где можно было бы спокойно

переждать ночь, и поскольку Джо всегда держалась впереди, драгдилер предположил, что

она знает куда идти.

Так и случилось. Вскоре она вывела их к мосту. К тому времени Грег уже был готов

упасть между домами. Уткнуться лицом в землю и лежать так до тех пор, пока Зачистка

его не обнаружит. Бежать он не мог, лишь плестись, еле переставляя ноги, и хотя по лицу

девушки было ясно, что ей отчаянно хочется дать ему пинка для скорости, она ни разу не

упрекнула его в бессилии. Всегда оборачивалась, контролируя напарника.

Юркнув под старый мост, очутившись в его теплых объятьях, Грег вовсе не

почувствовал себя в безопасности. Здесь было много… бродяг. Они разводили костры,

грелись возле них, лениво переговаривались. Кто-то спал на рваных матрацах или одеялах.

Кто-то сидел, обхватив руками колени, покачиваясь взад – вперед. Грег безошибочно

признал в этих странных движениях ломку.

В длину мост достигал не больше десяти, максимум пятнадцати метров, но все это

пространство занимали люди. Матрацы валялись даже не старых железнодорожных путях,

которые уже давно не используются. Костры горели повсюду, от чего под мостом было

тепло. Конечно, не самое безопасное место, но Грег все равно был благодарен Джо за то,

что она его не бросила. Беглецы уверено шагали вперед, и парень с удивлением

обнаружил, что ни один бродяга не взглянул на них.

– Сюда. – Девушка указала на стену.

Грег уже собирался спросить куда, ведь он не видел ничего, кроме черной стены и,

только присмотревшись, смог разглядеть расщелину. Он покорно забрался внутрь. Сама

расщелина была чертовски узкая, пришлось извернуться, чтобы пролезть.

«Пещера» – подумал парень, забравшись внутрь. Конечно, двоим немного

тесновато, но зато безопасно – убедил себя парень.

Рассевшись на прохладной земле, Грег тут же принялся за свою руку. Усталость

накрывала его, но (!) если он не обработает руку сейчас, потом уже будет просто не до нее.

Драгдилер уснет, но кто знает, сколько продлятся его грезы? Даст ли рука заснуть? Когда

их настигнет Зачистка?

Грег раскрыл ладонь и замер, заглядывая грязную полоску ткани.

– Может, стоит промыть водой?

– Может. – Уклончиво ответил парень. Ему не хотелось вообще трогать руку. Он

предпочел бы забыть о ней, но боль не давала. Грег посмотрел на спутницу и снова

прижал руку к груди. – Как тебя зовут?

– Джо. – Ответила девушка, устроившись у стены. Место в расщелине было не так

много, чтобы вытянуть ноги, но, по крайней мере, можно было сесть или лечь в позе

эмбриона. Она сняла рюкзак и достала бутылку воды. – Дай сюда. – Потребовала Джо,

указываю на руку. Грег поморщился, раздумывая, но все же протянул.

– Это мужское имя.

– Я перевернула твой мир? – Усмехнулась Джо, разматываю футболку. Когда дошла

до места, где ткань прилипла к ожогу, девушка налила туда воды. Грег морщился и шипел.

Кричать было нельзя. Он постучал ногой по каменному полу и, наконец, расслабился.

Тогда Джо так резко дернула, что парень не успел среагировать. Ткань в каких-то местах

успела отойти от раны, где-то приклеилась намертво. Глаза Грега округлились, а губы с

силой сжались. – Все хорошо. – Успокаивала его Джо, будто слова могли заменить

обезболивающее. Парень быстро дышал, а когда стало легче, облегченно выдохнул. Они

посидели так немного. Сперва в тишине. Джо готова была поклясться, что сейчас

драгдилер желал ей гореть в аду. Но ничего не могла поделать, лишь улыбнулась.

– Джо это ведь сокращение от какого–то имени. – Пытался отвлечься Грег.

«Затянется». – Уговаривал себя парень.

«Рано или поздно затянется».

– Джоанна. – Ответила девушка, снова опрокинув открытую бутылку над ожогом.

Холодная вода лизала рану. Грег дернулся, сжался, покраснел. Зажмурился и тихо

застонал, дергая ногой. Быстро задышал и снова застонал. Джоанна отпустила его руку. И

он тут же схватился за запястье с такой силой, что кисть побелела.

Девушка достала из рюкзака нож-бабочку, расстегнула свой комбинезон, под

которым была черная хлопковая майка. Она срезала лямки и распорола ткань с левого

бока, а затем стащила ее с себя, застегнув молнию рабочего комбинезона. Джо отрезала

полоску материала, остальное аккуратно положила на рюкзак. Она снова потребовала

руку, чтобы перевязать.

Грег смог за это время принять новую боль. – Ну и… – Он покорно протянул руку. –

Почему Джо? Почему не Анна?

– Какая из меня Анна?! – Джо улыбнулась. – Анна должна быть хрупкой, под

защитой сильного плеча. Анны из меня не вышло. – Она старательно обмотала ладонь

Грега и крепко завязала узлом. – Ну, а ты? Почему наркотики?

– Потому что просто. – Бесстрастно ответил парень, наблюдая, как Джо сперва

выложила из рюкзака все запасы, потом вычистила обмякший хлеб, а затем аккуратно

сложила все назад, кроме бутылки воды и одного батона. Они разделили хлеб напополам

и принялись за еду. – Отдаешь ВОП, получаешь талоны. Всегда есть с кем поболтать. –

Ухмыльнулся парень. По мере наполнения желудка, настроение начало подниматься, в

прочем, как и желание вздремнуть.

– И нарваться на неприятности. – Добавила Джо.

– Куда без них? – Улыбнулся парень. Он задумчиво повертел хлеб в руках. – Вся

наша жизнь – сплошная неприятность.

– Тем не менее, мы боремся за эту неприятность. Ты встречал группу Зачистки

раньше? Не похоже было, что ты удивлен им.

– Нет. Я о них только слышал. Те, кто встречаются с ними уже не жильцы. Как мы с

тобой… – Грег подмигнул девушке.

– Ты полон позитива. – Джо протянула бутылку с водой. – Поможешь перевязать

рану?

Грегор молча взял бутылку. Правая рука чуть подрагивала, но он стиснул зубы,

терпел. Джо оголила плечо. Серый комбинезон открыл смуглую кожу. Парень подался

вперед, внимательно изучая рану на руке выше локтевого сгиба.

Рана ровная, глубокая. Она шла наискосок посередине плеча. В данный момент не

сильно кровоточила, однако парень живо представил, что будет, если плеснуть в нее.

Откупорив бутылку, Грег щедро полил на рану водой. Джо вздрогнула, прикрыла

рот рукой. По смуглой коже потекли алые капли. Парень взял оставшийся обрезок от

майки Джоанны и обмотал руку.

– Откуда они? И зачем забирают тела? – Джо жмурилась, терпя обжигающую боль.

Грег удивленно взглянул на девушку. В ее голубых глазах отражалось искреннее

любопытство. Это обескуражило парня. Он и подумать не мог, что Джо настолько не

просвещена.

– А кому еще их убирать? Если не они, трупы будут просто валяться.

– И поэтому они решили и нас застрелить? Чтобы Родни не скучно было лететь

одному в Яму?

– Они решили нас застрелить, потому что ты видела, что происходит, если пойти

против Закона. Ты когда-нибудь слышала, чтобы люди вокруг тебя обсуждали, что бывает

в случае не послушания? Откуда приходят эти Сны? Нет. Потому что никто не знает, как

это работает. Не знание – главный козырь. Страх. Ты знаешь, что умрешь, если

ослушаешься – это-то всем известно, но… – Парень отломил кусок хлеба. – Как ты

умрешь… Если ты это увидишь… Узнаешь, что тебя ждет, разве ты не захочешь

вздернуться? Или поднять бунт?

– Тебе приходилось исполнять Сны? – Джо натянула на плечо комбинезон и

застегнула молнию. Она ждала ответа и думала о том, стоит ли говорить, что ей самой

никогда не снились сны. Никогда. Поэтому она не больно и слушала, о чем толкуют люди.

Как не слушала, что говорил ей Родни. А Родни много чего сказал.

– Нет. Иначе я бы тут не сидел.

Джо кивнула. Она прильнула к стене и закрыла глаза. – Надо отдохнуть. Завтра

долгий день.

Предложение было самым что ни есть мудрым, однако, если Грег отключился почти

сразу же, то Джо не могла найти себе места. Ворочалась, меняла позу, наклон и положение

головы, но ощущения, что она готова к отдыху не было. Ее корежило, что же Зачистка

сделает с сестрой, домом. Что они оставят в память о ее детстве? Мысли, словно песчаная

буря, заполонили собой все, затмили сон и чисто физические потребности. Сопение Грега

ее только раздражало, ведь завтра он будет бодр и полон сил, а она – словно ходячий

мертвец. А это значит – проблема, лишний груз, тянущий в пропасть.

Мертвец…

Им она и будет, если не будет сил бороться.

– Проклятье!

Тихо перебесившись, Джо вылезла из расщелины. Бездомные люди спали,

обнявшись и привалившись друг к другу. Здесь их всегда было много, мост дает какую-

никакую крышу над головой, особенно во время дождя. Кое-где разбросаны матрацы и

толстые одеяла, на которых спят, в большинстве своем, женщины и дети. Сердце у Джо

сжалось. Она не могла долго смотреть на людей, которые ничего не значат для Зоны Б, как

и не могла ничем помочь.

Буря мыслей в голове стала плотнее, она застилала собой все, затмевала. Джо

думала о Сильвии и, когда мозг уже готов был вскипеть, девушка залезла в расщелину,

схватила рюкзак. Уходя, она оставила Грегу ту самую бутылку с посланием, что отдал

Рамиль. Она положила ее под здоровую руку бывшего драгдилера. В конце концов, за это

послание Грег с лихвой заплатил. Джо взглянула на Грега, словно он что-то значил для

нее. Наверное, так бы она посмотрела на Родни, будь он жив и будь он рядом. И правда,

пусть Грег и говнюк, но за последний день они прошли столько испытаний, сколько на

всю оставшуюся жизнь хватит. И ведь не бросил, не подставил. Возможно, из него

получился бы отличный друг, но знает ли он об этом? Джо улыбнулась и мысленно

попрощалась с ним, хотя и не собиралась этого делать. Сдаваться Джо не привыкла, как и

сидеть, сложа руки.

Над ней стоял потрепанный временем мост, который ничем теперь не служил,

кроме, как арки. Не смотря на то, что бездомные облюбовали это место, о расщелине

знают немногие. Ее не видно снаружи, но внутри достаточно места, чтобы прилечь, пусть

и в три погибели. На глаза попался камень, и Джо быстро написала несколько слов для

Грега. Конечно, не факт, что он заметит надпись прежде, чем сотрет ее, но чем черт не

шутит?!

Медленно пробираясь по улице, Джо постоянно осматривалась по сторонам. Рука

кровоточила, и повязка давно уже намокла. Будь она сейчас на развалинах Ульев, крысы

тут же бы почуяли ее запах. Рабочие Зоны Б давно разбрелись по домам и сейчас отдыхали

после тяжелого, кровавого дня. Ночь бережно укутала континент своим прохладным

одеялом, и лишь бездомные, жавшиеся друг к другу от холода, нарушали тишину. Джо

прижалась к стене одного из ветхих домов Гнезда, по ту сторону плакал младенец. До

ушей доносилась тихая колыбельная, напеваемая уставшим, сонным голосом матери.

Тяжело дыша, Джо пригнулась и медленно пошла вдоль бунгало. До ее дома

оставалось еще три пролета и две жилых хижины. Время шло. Рука ныла от боли, но на

нее Джо не обращала никакого внимания, за исключением моментов всплесков и

дискомфорта при движении.

Она не спала вторую ночь, силы быстро покидали. А в момент, когда половина

населения Зоны Б охотятся на них, словно голодные стервятники, нужно держать себя в

форме. Этим днем погибло много людей, а завтра умрет еще больше. Грег и Джо оказались

в центре заварухи, из которой, кажется, и выхода нет. Джо снова не могла сомкнуть глаза в

эту ночь, поэтому, оставив Грега в трещине под мостом, отправилась домой. Им нужны

были талоны и какая-то одежда. Да что скрывать, впервые за несколько лет Джо

волновалась о сестре. Что они с ней сделали? Жива ли она? Конечно, на Сильвии давно

поставлен крест, но так скоро рыжеволосая сестра не готова была остаться одна. Совсем

одна.

Джо преодолела расстояние между первыми двумя домами. Она бежала так быстро,

что поскользнулась и вылетела вперед ногами, прямо под окна, у которых в обнимку

сидели двое бездомных. Женщины это были или мужчины – в темноте не разглядеть, к

тому же их головы были повязаны тряпками, а тела плотно обернуты покрывалами. Джо,

тут же вскочила на ноги и скрылась за углом. Бездомные спали, а когда открыли глаза от

чваканья грязи, уже никого не было, лишь свежие следы, которые в темноте было не

разглядеть. Да и не волновали они их вовсе. Джо, прижавшись к стене, пыталась

размеренно дышать и унять дрожь в теле. Она кусала нижнюю губу, превозмогая боль в

руке, что взорвалась нетерпеливым вулканом. По локтю, под тканью комбинезона, потекла

теплая кровь – рана раскрылась.

«Проклятье!» – Ругнулась Джо. Ее сердце билось настолько сильно, что, казалось,

вот-вот кто-нибудь услышит. Она уже была готова ринуться вперед при приближающейся

опасности. Черт, Джо готова была достать нож-бабочку и защищаться. Умирать она была

не готова. Нет, черт, умирать – нет.

Когда бездомные перестали шуршать своими покрывалами, и послышалось тихое

сопение, Джо продолжила путь.

Обойдя дом с другой стороны, она рисковала наткнуться на хозяев, но в

сегодняшнем мире бездомные куда опаснее тех, у кого есть какой-никакой кров, хоть что-

то, что еще ценно. Джо юркнула под крыльцо, а затем рванула к следующему дому. Она

осмотрелась. Прислушалась. Дальше был ее дом. Что в нем? Кто в нем? Жива ли Сильвия

– вопросы, что мучали ее. Джо понятия не имела, к чему может прийти и что делать

дальше. Она думала лишь о том, что обязана знать, даже если знание будет стоить ей

жизни. Тогда она умрет здесь, в своем доме, рядом с сестрой. Здесь, где родители

обнимали их на ночь и укладывали в одну постель. Здесь, где царила любовь и счастье, где

отец учил вырезать ножом по дереву. Где мать рассказывала тихим голосом сказки. Но

сперва им придется изрядно попотеть, чтобы стереть ее с долбанного клочка земли.

На улице все так же тихо. Время от времени с разных сторон доносятся чихание и

кашель, но это даже на руку. Так Джо хотя бы примерно может определить безопасное

расстояние вокруг. Теперь она не спешила. Боялась. Страх не сумел сковать ее крепкими

оковами, но стеснить движения – да. Это ему все еще было под силу. Каждый шаг, что

приближал к боковой стене дома, был осторожен, словно эта ветхая хижина может

взорваться, если что-то пойдет не так. Она приставляла одну ногу к другой и

осматривалась, но улицы были по-прежнему пусты. Еще шаг. И еще. Тело пробивала

дрожь, мурашки пробежались по коже, а открытая рана взорвалась противной болью. Рука

висела, словно лишенная жизни, лишь подергиваясь от движений девушки. Даже избитое

лицо в ссадинах на лбу, щеке и разбитой, чуть припухшей губой дало о себе знать.

Джо прильнула спиной к стене, будто хотела слиться с ней воедино. Прислушалась.

В доме стояла тишина. Ни шуршаний, ни ругани Сильвии, а уж она-то постоянно ворчала

или громогласно мучилась от ломки. Сердце Джо в страхе затрепетало. Стены были

тонкими, почти картонными и услышать можно многое.

Было бы что…

Когда она подошла к двери, владеть своим телом в полной мере было тяжело. И все

же Джо заставила себя взять нож-бабочку, быть готовой.

Надавив на дверь, та быстро распахнулась, сперва, открыв мир дома, а затем

закрывая его. Джо выставила руку с ножом, останавливая дверь, и вошла внутрь. Ничего,

абсолютно ничего не изменилось за время ее отсутствия. Тем утром, когда она уходила в

поля на работу, Сильвия швырнула в Джо тарелку. Та, ударившись о косяк, разлетелась в

дребезги. Осколки так и валялись рядом со входом. На столе лежал кусок недоеденного,

уже черствого хлеба, рядом стояла чашка, из которой пила Джо. В доме температура была

такой же, как и на улице – Сильвия не топила печь. Мешок с крупой, не тронутый, стоял

на месте. Джо прошла дальше, к комнате сестры, и толкнула дверь. Сильвии не было и

там, но матрац был перевернут и изорван, кровать тоже лежала на боку. Ящики тумбочки

выброшены на пол. Перья из изорванной подушки усыпали маленькую комнатушку,

подобно снегу. Старые, изношенные трусы разбросаны по полу. Джо давно не заходила в

эту комнату, а ведь когда-то они с сестрой делили ее на двоих. Очень давно, казалось, в

другой жизни, на стене, напротив окна, висел их рисунок, на котором была изображена вся

семья. Сейчас его нет, как нет и семьи.

Обстановка комнаты Джо не удивила. Сильвия всегда искала ВОП или талоны,

мучаясь от ломки, уверенная, что сестра специально прячет от нее дозу, не желая

делиться. В такие дни Сильвия рвала и метала. Буквально.

Прикрыв дверь, Джо прошла к своей комнате. Она почувствовала, что на душе

становится спокойно, дрожь отступает, как и отступает страх. А на смену приходит

пустота, все та же пустота, что наполняла ее жизнь после смерти родителей и после

принятия Сильвией решения уйти вслед за ними. Джо вошла в свою комнату легко, дверь

была выломана. Но и это ее не удивило – сестра искала талоны и наркотики. Все, как

обычно. На ходу стянула с себя рюкзак, обувь и грязный, подранный, серый, рабочий

комбинезон, усыпанный красными пятнами. В тумбочке девушка достала простынь и

отрезала от нее полоску ткани. Повязку на руке Джо снимала осторожно. Она принесла

немного воды, чтобы промыть рану. На пол плеснулись кровавые капли, разбавленные

водой. Джо вся сжалась от боли, едва удержавшись, чтобы не вскрикнуть, однако тихий

стон все же вырвался. Из глаз потекли слезы. Схватив оторванный кусок ткани, она

отрезала прямоугольник, свернула его вчетверо, наложила на рану, оставшейся полоской

перевязала руку. Чем сильнее тянула, тема больше и крупнее слезы текли по щекам. Губу

Джо искусала в кровь. Юркнув в черные брюки, джемпер, Джо достала из тумбочки

куртку и надела ее поверх. Сменила ботинки на более удобные и не такие потасканные,

даже можно сказать, целые. По крайней мере, ноги теперь будут сухими. Рюкзак девушка

набила нижнем бельем и сменной одеждой. Выудила спрятанные от сестры талоны и из

черного комбинезона два пакетика ВОП, что добыла, хотя, признаться, была удивлена, что

Сильвия их не нашла. Ведь дверь в комнату была выломана.

Ничто не заставило Джо приглядеться, заподозрить хоть малейший намек, что здесь

побывала Зачистка. Она видела картину целиком, при этом не обращала внимания на

мелочи. Поэтому, когда Джо открыла дверь туалета и по совместительству душевой, ее

стошнило. На пол. Ее выворачивало и выворачивало. Снова и снова, пока и без того

пустой желудок жалобно не простонал. Голова ее закружилась, но все, на что она могла –

упереться на стену и дверной косяк. Из туалета напирал такой смрад, что глаза резало. На

унитазе сидела Сильвия, облокотившись о смывной бачок. Тело ее было, словно решето,

усыпанное дырами от пуль. В каких-то местах получалось просто месиво из плоти,

личинок и крови. Она привалилась спиной с задранным подолом платья. Ноги лежали по

разные стороны, и только натянутая ткань изношенных, спущенных до колен, трусов не

позволяла им разъехаться. Прямая дорожка пуль была прочерчена ото лба до груди, а

дальше, словно стрелок психанул и выпустил весь магазин. Не один. Далеко не один.

Джо буквально впечаталась в стену. Ее тело содрогалось от тяжелых, но тихих

рыданий. Трясущиеся руки едва ли могли прикрыть лицо. Ей хотелось убежать, но ноги

отказывались подчиняться. Они словно хотели, чтобы она как можно четче запомнила этот

запах гниющего тела. Чтобы в память навсегда врезался сине-серый цвет изнеможенного

лица сестры. Чтобы ночами снились открытые, блеклые глаза, потерявшие свойство

видеть. Ноги словно примерзли к полу и говорили: «смотри, смотри, чувствуй,

прочувствуй, каково ей было». Слезы текли по щекам, не прекращая бесконечный, мокрый

поток.

Она была не готова… Когда-нибудь. Но не сейчас. Но…

Сейчас. Именно сейчас, здесь и так.

Джо сжалась, опустившись на пол. Она хотела исчезнуть, раствориться в воздухе,

пронизанным гнилью. Взорваться на миллиарды-миллиарды атомов и уйти в вечность.

Поникнуть, увянуть, подобно растению. Но оставаться здесь, в этом доме, который теперь

и ее не назовешь – нельзя. Джо, собрав себя воедино из тысячи осколков, на ватных ногах

порыскала в ящике. Она искала спички. Коробок был не полон, но на несколько раз

должно было хватить. По крайней мере, хватит, чтобы выполнить задуманное.

Боли в руке она не чувствовала, не обращала внимания на физическое состояние,

хотя тело пробивала не хилая дрожь от усталости, стресса, потери… Джо собрала на

деревянном столе всю бумагу, простыни, что нашла, и подожгла. Оранжевый огонь с

нетерпеливым наслаждением принялся за трапезу, меняя цвет, охватывая все большую

площадь. Девушка покинула дом навсегда. И пусть тело не желало слушаться, отчаянно

напрашиваясь на отдых, Джо шла вперед. Посреди улицы. Теперь ее не волновали жители

Зоны Б и Гнезда, в частности. Она брела, обливаясь слезами и мучаясь от боли. Отнюдь не

физической. Ее сердце болело. Ее душа горела, подобно дому, пожираемому огнем. Она и

была этим домом. Снаружи – все та же, внутри – испепеляющаяся.

Ее шаги были тяжелые. Грубая подошва ботинок увязала в грязи. Все, что слышала

Джо – свое отрывистое дыхание, сопровождаемое густым паром. Огонь жадно принялся

выбираться наружу, стремясь завладеть всем так мило предоставленным угощением, до

самой крыши. Теперь треск горящей древесины заглушал некоторый кашель и сопение. Из

самых темных уголков Гнезда начали выныривать люди, удивленные зрелищем. А ведь в

действительности, в эти времена пожар – довольно редкое зрелище!

Джо не думала, перекинется ли жадный огонь на соседние дома. Все, что она

хотела – чтобы от ее рода не осталось ничего. Хотела порвать все прутья связи. Оборвать и

без того тонкие узы. Покончить с этим.

Она одна. Она завершит свой род. После того, как отомстит, конечно. Как

собственноручно выпустит пулю в лоб всем, кто стоит за этой системой.

До моста Джо добралась довольно быстро, однако слезы уже успели высохнуть, не

оставив и намека на то, что были. Если только чуть распухший нос и раскрасневшиеся

щеки, что в полумраке начавшегося утра не так заметны, выдавали ее. Рассвет лениво

лизнул континент и через пару часов люди выйдут на работы. А пока Джо ногой стерла

свое сообщение у расщелины и залезла внутрь, не заметив, как тут же отключилась,

стоило привалиться к холодной стене.

Грегор очнулся ранним утром. Он весь продрог, а мочевой пузырь, казалось, сейчас

взорвется. Тело затекло. Всю ночь драгдилер пролежал в позе эмбриона. Ему тут же

захотелось вытянуть руки и ноги, по-человечески потянуться и зевнуть, но из-за

ограниченного пространства это оказалось не возможно.

Под рукой оказалась бутылка. Спросонок парень не смог разобрать, что это такое, и

почему это что-то лежит под его рукой. У соседней стенки притулилась Джоанна. Она

сидела, обхватив руками согнутые ноги и опустив голову на колени. Лица не видно. Рыжие

волосы лохматой, необузданной гривой обрамляли все ее тело. Временами, ее пробивала

дрожь от холода.

Из расщелины проникал свет. Туманное утро окутало Зону Б. Драгдилер повертел

бутылку в руках, на этот раз глядя на нее осознанней. Он уже начал просыпаться. Внутри

болтался свернутый талон – послание Рамиля. Парень подумал было прочитать его, но ему

приспичило.

Запихнув бутылку в рюкзак, выскользнул на улицу и, сделав два шага от входа в

тайник, поспешил облегчиться. Руку поламывало, но по сравнению с тем, что было вчера,

это было небо и земля. Грег взглянул на повязку, и его передернуло от холода. Парень

мысленно проклял солнце, которое не появлялось уже столько времени и довольный,

застегнул ширинку. Туман бродил под мостом. Скрывая бездомных, нашедших здесь

прибежище. Парень потянулся и от души зевнул, и тут его осенило. Вокруг была…

тишина.

Вчера, когда Джо притащила его сюда, бездомные зажгли костры. В огне

потрескивали дрова. Кто-то перешептывался, кто-то храпел или мучился от ломки.

Жизнь, можно сказать, кипела, и только к ночи все стихло. Люди разложились на одеялах

и придались сну. Но сейчас… Сейчас под мостом совершенно пусто. Ни души. Грег уже

собирался списать все на туман и сонливость. Мало ли, что может привидиться, когда еще

толком не проснулся? Драгдилера словно парализовало.

Костры не горели. Ни один. Красноватые языки пламени при желании можно

различить сквозь серую пелену, а самое ужасное – в воздухе не было запаха горелой

древесины. Словно их всех просто взяли и затушили, но ведь людям нужно греться.

Только безумец погасит пламя, согревающее и спасающее. А если нет костров, нет и…

Грег начал быстро оглядываться. Куда подевались все бездомные? Куда все они

разом умчались?

Парень уже собирался крикнуть: «Эй! Есть тут кто-нибудь?», когда из тумана

начали показываться силуэты. Они шли разрознено. Сначала появился одни, потом второй,

третий, четвертый…Грег уже собирался облегченно вздохнуть, когда заприметил, что в

руках у этих незнакомцев… Автоматы!

Опрометью парень помчался назад. Он быстро забрался в расщелину и принялся

тихо, но энергично трясти девушку.

– Зачистка! Они здесь! – Шептал парень, тряся девушку за плечи. Поначалу она не

поддавалась, но потом вдруг резко вздрогнула. Ее голубе глаза широко раскрылись, но в

них не было ясности, осознанности. Девушку еще не отпустил сон, и Грега это не

порадовало. – Давай! Ходу! Ходу! – Схватив спутницу за руку, парень с силой потащил ее

к выходу, но едва он высунул голову, тут же быстро забрался обратно. Джо еще только

начала осознавать, что происходит. Она потерла сонные глаза и впервые за это утро

посмотрела на Грега осознано.

– Мы опоздали. – Объяснил он. Мимо расщелины прошел мужчина. Беглецы тут же

отошли вглубь их маленькой пещеры. Под мостом маршировала Зачистка.

Джо осторожно собрала волосы в хвост, чтобы не путались и не привлекали

внимание своим цветом. Неплохо было бы их покрасить, подумала она, вжавшись сильнее

в стену. Четкие шаги разносились эхом под мостом. Слышались тихие, чуть ли не

напевающие голоса самодовольных кретинов.

«Там же люди»… – с ужасом подумала Джо, прислушиваясь. Хотя если бы

прозвучал выстрел, он был бы подобен раскату грома.

Зачистка двигалась вперед. Они маршировали нескончаемой армией и, если хоть

одному удастся заметить расщелину…

– Э, чувак, тут короче хрень какая-то. – Мужчина вразвалочку остановился у

расщелины, жуя и чавкая при этом. Грег и Джо вжались в стену, противоположную от

входа, настолько сильно, словно пытались через нее пройти, подобно Дэвиду

Коперфильду. Они почти не дышали. На лбах проступили капли пота.

– Иди дальше, Нэл. – Голос Джо показался отчего-то знакомым. Они ждали. Ждали

конца. Ждали, что кирпичная кладь разойдется и скроет их от душегубителей.

– Да я могу посмотреть, чувак. Че ты?

– Отставить! – Знакомый голос сотряс стены.

– Ну ладно, че. Пошел я. Но это че-то странное, ага.

Еще какое-то время этот самый Нэл, чавкая, стоял возле расщелины, всматриваясь

внутрь, но не влезая. Его любопытство победила чистоплотность и мысль, что это мог

быть толчок и весь пол этой дыры в дерьме дерьмовых людишек. Когда появилась еще

одна пара высоких военных ботинок, Нэл ушел, насвистывая какую-то глупую,

несуразную мелодию. Мужчина со знакомым голосом присмотрелся к расщелине,

наклонившись и заглядывая внутрь.

– Что там, Крис? – Послышалось откуда-то издалека.

– Сейчас гляну. – Отозвался он и, нагнувшись, влез внутрь. Мужчина поднял голову

и увидел Джо и Грега, напуганных, вжавшихся в стену.

– Ну что? Пусто? – Снова раздался тот же голос.

– Да. – Ответил Крис и вышел обратно. Он зашагал привычным ритмом. А Джо

вылупилась на Грега. Еще несколько пар военных ботинок прошли мимо расщелины.

Как только все стихло, Грег тут же высказал идею:

– Валим. – Беглецы еще немного посидели, вслушиваясь в тишину, царившую под

мостом, а затем, не спеша, выбрались наружу. Первой шла Джо, следом – Грег. Не потому,

что он струсил, не потому, что решил укрыться за ее спиной. Если кто-то из «рыцарей»

заметит человека, вылезающего из расщелины в стене, не так уж и важно кто это будет,

главное – они обнаружат себя и все, считай уже трупы. Просто Джо оказалась чуть

проворнее.

– Кажется, ты ему понравился. – Улыбнулась девушка, не веря своей удаче. Под

мостом никого не было. Зачистка прошла мимо. Только подумать! Она схватила рюкзак и

тут же надела его.

Грег выбрался из расщелины и настороженно оглянулся. – Тем хуже для него. Он

совсем не в моем вкусе. – Драгдилер улыбнулся.

– Пора убираться из Гнезда.

Грегор молча кивнул. Идея Джоанны была ему по душе. И хотя перспективы у них

были не особо радужные, парень успокоил себя тем, что у них хотя бы будет приличный

завтрак. Он поклялся себе в этом! Тем более, что до Ангаров путь предстоял далеко не

близкий и не простой.

– Нам надо пополнить запасы. – Решительно заявил парень, и его голос эхом

пролетел под пустым мостом. Джо замерла, словно ее облили холодной водой, а когда

обернулась, взглянула на него, как на чокнутого и кивнула. Только чокнутый мог говорить

так громко, когда на хвосте отряд убийц. Может, друзьями они еще и не были, но цель у

них была одна – выжить.

По улицам уже ходили люди. Они, словно заведенные роботы, с совершенно

отсутствующими лицами спешили занять свои рабочие места. Джо и Грег поспешили

слиться с толпой и даже пытались шагать в такт общему шагу. Рабочие костюмы навивали

тоску. Грег подумал о бродягах, которые одевались иначе. Они-то хоть напоминали людей,

а не отштампованных на какой-нибудь фабрике роботов. К слову, бездомные, оказывается,

неплохо дружили с головой, ведь едва заприметив опасность, помчались куда подальше и

были правы. А что бы сделали эти люди? Парень начал оглядываться, рассматривая

прохожих. Они остались бы дома, как тот парень, что не хотел полезть с ними в окно в

Улье. Совершенно точно, они бы не тронулись с места, наставь Зачистка на них автомат.

Зачистка… В голове у Грега не укладывалось, что им могло так подфартить. То, что

какой-то парень из Зачистки оказался совестливым – исключение и огромная удача. Хотя

ведь он промолчал именно из-за Джо.

Драгдилер взглянул на Джоанну. Он старался увидеть в ней то, что увидел

«рыцарь» Зачистки. То, что так сильно его впечатлило, что он не выдал их. Джо показалась

ему симпатичной, даже приятной, но не более. Видимо, яркая внешность сыграла свою

роль. Да и потом, фигура у Джо была…

Почувствовав на себе взгляд драгдилера, девушка обернулась. «Чего пялишься?» –

Читалось в ее голубых глазах.

Грегора вдруг прострелило.

– А когда ты успела переодеться? – Сразу вспомнилось, что бутылка с посланием от

Рамиля этим утром оказалась у него под рукой. И как это воспринимать: как попытку

побега или приступ глупости?

– Этой ночью. Была в своем доме. – Джо не смотрела на Грега, она внимательно

изучала местность. Любое движение, любой шорох ее напрягал. И хотя Зачистка

направилась в противоположную сторону, ни что не мешало им вернуться. Да и кто сказал,

что группа всего одна?! Джо присматривалась к людям. Ей казались они странными,

словно куклами. Безжизненными. Запрограммированными. И только подумать, ведь еще

неделю назад она была среди них. С тем же выражением лица. С той же целью. Джо стало

противно от себя. От них. Она старалась завалить себя действиями, движениями, лишь бы

не думать о том, что Грег, этот говнюк, продавец наркотиков – единственный, кто у нее

остался. Ни Сильвии, ни ноши от того, что сестра наркоманка, ни родителей, ни Родни –

единственного друга. Никого. Только Грег.

Джо видела знакомые лица и что хуже – эти люди узнавали ее, замечали.

– Мои волосы слишком яркие. Раздобудем шапку и ножницы?

Грегор кивнул, соглашаясь со спутницей. Он вдруг понял, что ему тоже не мешало

бы переобуться. Старые кроссовки уже порядком износились. Не задумываясь, что делает,

Грег потянул Джоанну к первому же прилавку. Седой мужчина лет пятидесяти выставлял

на крыльце небольшой стол с одеждой. Грегу приглянулась пара потрепанных высоких

ботинок. Когда драгдилер поинтересовался о цене, мужчина смирил его взглядом, точнее

ноги парня. Поманив за собой, он повлек их в дом. Грег с готовность двинулся следом, а

вот Джо не разделяла его энтузиазма. На крыльце она схватила парня за локоть, резко

остановив. Вслух она не произнесла ни слова, но по ее лицу парень понял, что девушка

хотела до него донести. Это было так странно – читать эмоции на ее лице, как слова.

Словно они знакомы сто лет, а на самом деле два дня.

«Опасно!» – Предупреждала девушка. Не зная, что ее так сильно напрягает, Грег

принялся отстаивать свое. Мысли о хорошей обуви встали впереди безопасности.

– Расслабься. – Тихо проговорил парень. – Что он может нам сделать?

И, правда? Местные безобидные. Уверенный в этом, парень шагнул в дом. Немного

задержавшись в дверях, Джоанна вошла следом. Иногда у нее было такое дикое желание

отвесить этому парню хорошего пенделя, что сдерживаться было трудно.

Они оказались в маленькой комнате, заваленной обувью. В дальнем углу сидел

молодой парень, лет семнадцати на вид. Худущий и высокий. Его лицо покрывали угри, а

веки усыпали длинные ресницы. Каждый раз, когда он выводил иглу с нитью из подошвы,

поджимал губы. Парень даже не поднял глаз на гостей, так он был увлечен работой.

Клиентов было много, а вот толку от них мало. Старик всегда просил слишком большую

плату за пару ботинок. Конечно, он выполнял свою работу качественно и помощнику

платил щедро, но только так отпугивал покупателей.

Старик углубился в кладовку, оставив беглецов наедине с сапожником-новичком в

большой комнате, заваленной кожей и подметками. Грег тут же пристроил свой тощий зад

на ближайший стул, он же единственный свободный, что стоял у стола. На столе

красовалась швейная машинка. Старая. Наверное, она видела жизнь до апокалипсиса, по

крайней мере, какие-то ее детали точно могли этим похвастаться.

Джо, недовольно скрестив руки на груди, осталась у порога. Взгляд ее то,

обращался на улицу (она высматривала Зачистку), то возвращался к Грегу. В голубых

глазах ясно читалось: «Кретин!», а когда их взгляды встретились, и она увидела в его

светло-карих зрачках какую-то тупую веселость, желание врезать ему стало практически

непреодолимым. Благо, старик зажег в комнатушке лампу и зашуршал, напоминая Джо о

сдержанности. Она снова начала изучать прохожих.

– Вы не местные, ребята? – Джо лишь посмотрела в сторону открытой двери и

сжала покрепче губы. Грег поднялся и поспешил к старику, словно желая помочь. На

самом деле, парень просто не хотел кричать. Все-таки, они как бы в бегах, а не на ярмарке.

– Типа того.

Сапожник ковырялся в каких-то коробках, было слышно, как он откидывал обувь в

сторону, словно разгребая себе путь. Наконец, он выгнулся. Спина хрустнула. – Вот эти

подойдут. – Он медленно обернулся и протянул Грегу ботинки. – Ну, а ты, дочка? Тебе

нужна обувь?

– Нет. – Джо ждала подвоха, признаться, она теперь всегда его ждала. Рисковать не

хотелось, особенно, когда они чудом спаслись из-под моста.

– Ну что, а? – Обратился он к Грегу, который уже успел вернуться на

облюбованную им ранее табуретку. – Как, а? Отличные?!

Грег завязывал шнурок. Правая рука болела, поэтому парень делал все медленно,

стараясь особо ее напрягать. Драгдилер морщился, но все равно воевал со шнурками. –

Лучше, чем ничего. – Туманно ответил он, стараясь не корчиться от боли в руке. – Сколько

вы хотите за них?

Мужчина призадумался. – Десять талонов. – Изрек он так, словно ботинки столько

и стоили. Грег уже хотел было выкрикнуть ему в лицо, что это грабеж, но сдержался.

– У меня есть только семь. – Посетовал он хозяину лавки.

– Они стоят десять. – Уверенно проговорил старик. – За девять отдам. – Парень, что

взялся за второй ботинок и очередную подошву, поднял недовольный взгляд на старика, но

промолчал. Хозяин здесь не он.

Грег мрачно взглянул на мужчину, а затем наклонился и принялся расшнуровывать

ботинки, проклиная жадного старикана. – У меня есть только семь. – Повторил парень,

протягивая сапожнику ботинки.

– Семь талонов за обувь, шапку и ножницы. – Внезапно произнесла Джо, заставив

всех взглянуть в ее сторону.

– И почему я должен пойти на уступки? Каждый талон – еда. А она в дефиците.

Вам ли не знать, а? – Старик нахмурился.

Девушка даже не моргнула. – Судя по количеству обуви, у вас не так-то много

покупателей. А запасов еды я не вижу.

– Это не значит, что их нет! – Рассердился старик.

– Я добавлю один пакет ВОП к семи талонам за обувь, ножницы и шапку. – Джо

упрямилась. – Это последнее предложение.

Услышав о наркотике, парень, что сидел на стуле и мирно делал обувь, замер. Грег

безошибочно узнал этот взгляд. Он пробовал ВОП и ему понравилось. Не могло не

понравиться. Возможно, один раз, может, два. В нем только проснулся азарт.

– За кого ты меня принимаешь?! – Вспылил мужчина. Он не мог видеть, как

парнишка за его спиной встал со стула. В одной руке он держал готовый ботинок, в другой

– толстую иглу.

– Вы можете его обменять. Или заплатить им своему помощнику. – Голос ее звучал

так же спокойно. – Вы нас задерживаете. Либо вы согласны, либо мы уходим. Неподалеку

есть еще один сапожник. Он нам не откажет. – Наступила тишина. Джо коротко взглянула

на парнишку в углу комнаты. Он не двигался, ожидая вердикта. Старик крепче сжал

ботинки. – Ладно. Мы уходим. – Джо обратилась к Грегу. Тот выдохнул и поплелся к

двери.

– Черт с вами! – На лице Грега проскользнула довольная улыбка, когда он замер

рядом с Джо. Он так резко обернулся и засеменил к ботинкам, что Джо удивилась,

насколько он их жаждал. Грег осторожно, так, чтобы никто в комнате не видел, выудил из

сумки несколько талонов и протянул старику. Тот отдал ботинки. Грег тут же в них

впрыгнул, а свои взял в руки.

– Ножницы и шапка. – Напомнила Джо, а сама достала из кармана прозрачный

пакетик со светло-розовым порошком. Она заметила, как помощник старика весь напрягся

и облизнул губы. Ей показалось, что он готов всех переколоть шилом за этот пакетик.

Возможно, так оно и было. Но холодный голос старика его отвлек от собственных мыслей.

– Убери эту дрянь! – Брызнул слюной он, а сам подошел к парнишке. – Дай сюда свою

шапку, Митч. И те ржавые ножницы. – Но Митч его будто не слышал. Он безотрывно

смотрел на пакетик, что лежал на ладони девушки. Тогда старик дал ему подзатрещину. –

Шевелись, Митч! Молодые люди спешат! – Помощник едва смог разжать закостеневшие

пальцы и выпустить шило с ботинком. Он передал старику предметы и сел. – Вот. –

Хозяин дома всунул Грегу ножницы и шапку. – Проваливайте.

Джо и Грег выскользнули из дома и быстро зашагали прочь.

– Не надо было говорить про ВОП. – Спокойно начал парень. – Знаешь, что

быстрее Зачистки? Слухи. Завтра все будут знать, что у рыженькой есть, чем поживиться.

– Тебе нужна была обувь или нет?

«Нужна» – Подумал Грег.

– Я бы сторговался. – Решительно заявил он, но умолчал, что это заняло бы

слишком много времени, а оно как раз в дефиците. Им еще предстояло пополнить запасы

перед долгой дорогой.

Несколько кварталов они прошли в полном молчании. Урчание в желудке

сигнализировало, что неплохо было бы перекусить. Грег мог думать только о еде, Джо же

постоянно оглядывалась. Мало того, она не позволяла ему останавливаться у лавок с едой.

Один раз он хотел притормозить возле симпатичной молодой девушки с черными

волосами, заплетенными в причудливую косу и тонюсеньким голосочком. Она выносила

на улицу поднос с хлебом. Но Джо силком потащила парня вперед. Он уже было хотел

возмутиться, но понял, в чем состояла проблема по взгляду этой самой черноволосой

девушки. Она узнала Джо. Многие оглядывались, и у всех читалось в глазах одно: «я тебя

знаю». Грег посмотрел на свою спутницу, притаившись за ней. Он думал о том, что Джо не

казалась общительной. Скорее, она интроверт. Может, он ошибался?

Джо уводила его ближе к домам, что были пусты, потому что хозяева работают или

потому, что они хижины были не пригодны для жилья. – Так, остановимся вон там. – Джо

кивнула в сторону дома, у которого были стены, но не было крыши. Лишь каркас, от

которого толку столько же, сколько от упавшего забора. Идя, они держались ближе к

домам, чтобы не привлекать еще больше внимания. Джо натянула черную шапку и,

насколько смогла, спрятала под нее волосы. Так на нее смотрели не больше, чем на Грега.

Когда удалось добраться до полуразвалившегося каркаса, выяснилось, что задней стены

вообще нет. Но даже такое небольшое и сомнительное укрытие им было необходимо. В

противном случае – каждый шаг их был на виду. Для Зачистки они практически рисовали

карту. Никто из жителей Зоны Б не станет укрывать информацию от Правительства в

ущерб себе.

Теперь, без одной стены, дом больше похож на загон с двумя окнами. Стекла были

целы – вот, что действительно было странно. От пола не осталось практически ничего.

Ветер занес его песком, землей. Дыр в полу было предостаточно, там, в них, была лишь

темнота и вода.

– Передохнем немного здесь.

– Ладно. – Устало кинул Грег и поспешил протянуть ноги, привалившись спиной к

стене. Его желудок напевал не громче, чем у Джо. Но запасы потрошить без острой

надобности не хотелось. Джоанна вытащила бутылку с водой из рюкзака и протянула

парню. Затем сделала сама глоток и убрала обратно. Теперь воды у них не было. Но

остался хлеб, молоко и консервы.

– Что дальше? Нам придется пополнить запасы, иначе сдохнем. – Из-за голода

парень не мог думать ни о чем, кроме еды.

– Этим и займемся после привала. – Спокойно ответила Джо, уже вытащив из

рюкзака ножницы и снимая шапку.

Усталые пальцы не менее усталых рук медленно провели по ярко-рыжим,

буквально огненным волосам. Пряди нехотя распустили свои крепкие объятия, и теперь

свободные они укрывали плечи и грудь. Джо провела по ним еще несколько раз,

запоминая, вспоминая, прощаясь. В правой руке лежали ржавые ножницы. И сейчас они

познакомятся с огнем рыжих, крепких волос. Джо взяла прядь, крепче сжимая ее

пальцами, взмахнула ножницами… Пучок волос, в последний раз блеснув, улегся на

костяшки руки. Уже мертвые. Оборванные. Оторванные от жизни. Одна прядь падала за

другой. И на земле уже скапливалась не маленькая лужайка рыжего цвета. Джо всегда

любила свои волосы. Она ухаживала за ними, как могла. Берегла их. Их берегла ее мама. А

теперь… Теперь они оборванными концами едва доставали до плеч.

Голове стало легче, словно она отпустила тяжелые мысли, а на смену пришли

новые, бодрые, полные энергии. И даже чувство легкого голода воспринималось не так

пессимистично. Хотя, признаться, поесть было необходимо.

Джо снова запустила в волосы пальцы, но теперь они не застревали на полпути, а

быстро выбрались из рыжей путаницы и, освобождаясь, касались плеч. Встряхнула

головой, избавляясь от отрезанных пучков. Затем сняла куртку и хорошенько потрясла.

Надела. Убрала ножницы. Руками собрала отрезанные локоны и сложила в пакет.

– Зачем ты это делаешь? – Джо не видела его удивленных глаз. Все это время Грег

молча наблюдал. – Зачем тебе волосы?! – Недоумевал он.

– Не зачем оставлять следы. К тому же, они могут пригодиться, чтобы разжечь

огонь. – Грег молчал, когда Джо заканчивала собирать пряди, а потом убрала их в пакет и в

рюкзак, на самое дно. Надела шапку, натягивая ее как можно сильнее. Из-под краев

виднелись небольшие, неровно обрезанные кончики волос, но они уже не так привлекали

внимание, как длинная коса. – Мы засиделись. Идем.

Тяжело поднявшись, беглецы продолжили путь. Только цель заставляла двигаться

дальше, сражаться за свои жизни. Отстаивать право на существование, пусть даже такое, в

бедности и безнаказанности. Покинув сомнительное укрытие, Грегу и Джо пришлось

снова сливаться с толпой, которая все набирала и набирала численность. Драгдилер и не

подозревал, что в Зоне Б СТОЛЬКО народу.

Голодными глазами беглецы оглядывали прилавки, но здесь не могли позволить

себе пополнить запасы. Слишком близко к Гнезду, слишком много знакомых лиц, огромная

вероятность оставить горячие следы.

Лавки пестрили самыми разными товарами от необходимых до бесполезных. Одни

торговали хлебом, одеждой и обувью, иные же продавали безделушки. Грег поразился,

осознав, что товары первой необходимости разбирались медленнее, чем совершенно не

нужные вещи.

Прямо перед ними незнакомая женщина вынесла на улицу поднос с какими-то

маленькими предметами. Приглядевшись, парень признал в этих вещах цепочки, кольца и

браслеты. Они имели золотистый оттенок, но в отличие от золота, были… прозрачными.

Это был янтарь, просто Грег не знал об этом. К ней тут же слетелись покупатели. Ее схема

работала безотказно. Один талон за две вещи. Через пятнадцать минут поднос был пуст,

женщина довольная скрылась в доме. Грег поразился ее находчивости. Он обернулся,

чтобы еще раз посмотреть на дом смекалистой женщины и тут заметил кое-что

неприятное. Подмастерье портного, у которого они раздобыли ботинки, шел за ними

следом.

«Мрак!» – Подумал парень. – «Не хватало нам еще наркомана на хвосте».

Он снова оглянулся, в надежде, что не увидит физиономию того парнишки. На

улице куча людей, мало ли, может, Грег ошибся.

Не ошибся. Это точно был тот самый худощавый подмастерье. Как он вообще их

выследил?

– Я же говорил, что не надо было упоминать ВОП. – Проговорил Грег Джоанне.

Девушка недоуменно взглянула на спутника, а затем обернулась. Наркоман побежал к ним.

Джо повернулась и встала, словно скала. – Достань нож из моего рюкзака. –

Попросила она Грега, сверля приближающегося парнишку взглядом.

– И что ты сделаешь? – Прыснул Грег. Ее воинственность веселила. – Ты сама его

раздразнила. Ему просто нужен ВОП. – Драгдилер посмотрел на приближающегося парня.

Забавно, он был единственным человеком на всей улице, который бежал и из-за этого

очень выделялся. Грег тут же смекнул, что в случае опасности бег – не поможет скрыться

от Зачистки. Наоборот, лишь выдаст. Прохожие не расступались, не пропускали

подмастерье сапожника, поэтому парнишка несколько раз чуть не сбил нескольких

человек. Он ударялся об них, как волна о прибрежные скалы, заставляя землю

обрушиваться под напором воды. Роботоподобные люди молча следовали дальше, лишь

один обернулся и возмущенно посмотрел на юношу. Грегор на секунду воодушевился.

Вдруг он сейчас бросится за этим кретином и наваляет ему хорошенько. Но незнакомец в

сером комбинезоне лишь поплелся дальше, предоставляя возможность подмастерью уйти

безнаказанно.

Драгдилер лишний раз убедился в том, что бегство в толпе им не поможет, придется

идти наравне с толпой.

– Ладно. Разбирайся. Сколько времени ты убьешь на то, чтобы объяснить ему, что

ни черта он не получит? Десять минут? Два часа? Зачистка наступает нам на пятки, а ты

решил поболтать. Как с тем стариком. Валяй. Чеши языком. – Джо смотрела сквозь людей

на бедного парнишку, затравленного собственным организмом и глупостью. На самом

деле, на миг в ее голове промелькнула дурацкая мысль: «интересно, кто из них: Грег или

подмастерье вышел бы из схватки победителем?» Оба они были худощавы. Джо быстро

оглядела своего спутника с ног до головы. Черт, да он же даже не настоящий мужик! Как

подросток! Что он может в драке, да пожалуй… И тут девушка внезапно вспомнила, как

этот самый «подросток», который был выше ее практически на голову, этот угловатый

парень с грязными черными волосами вытащил ее из Ямы. Значит… Может… Не так уж

он и бессилен!

Джоанна отвела взгляд от Грег и снова уставилась на подмастерье. Тот как раз

поднял руку, чтобы отпихнуть какую-то женщину, и Джо к своему искреннему удивлению

заметила крепко зажатое шило и подвысохшую кровь на ребре кисти.

Беглецы замерли.

– Я передумал. – Драгдилер сделал шаг назад, а затем потянул за собой и девушку,

отступая. Через секунду они уже мчались прочь. Теперь побег в толпе не казался ему

таким уж не разумным. Наоборот, это был выход. Уж лучше, чем схлестнуться с этим

чокнутым. Ведь Грег видел кровь на его руке! Черт, да там до локтя все красное! Этот псих

убил сапожника!

Беглецы мчались вперед, наперевес с рюкзаками. Люди не желали расходиться. Они

и без того вымотаны, что поход на работу доведен до чистого автоматизма, так что лишние

телодвижения им ни к чему. Джо протискивалась между плечами разношерстных людей и

в какой-то момент потеряла Грега из виду. Рабочих было слишком много. И шаг их был

куда быстрее, нежели у тех, кто живет ближе к полям. Джо лишь на долю секунды

обернулась, чтобы посмотреть на подмастерье, а когда вернулась взглядом на то же место,

Грега уже не было. Он скрылся в толпе. Стал чертовой иглой в хреновом стоге сена. А вот

парнишка, жаждущий ВОП, никуда не делся. Как раз он держался на виду. Джо спиной

чувствовала его безумный взгляд. Ей приходилось расталкивать людей, расчищая себе

путь и одновременно пытаться достать нож. Ну, или хотя бы ножницы. Не важно. Любое

орудие, что повысит шансы выбраться еще и из этой передряги. Пальцы не доставали даже

до молнии рюкзака, а постоянная толкучка замедляла ее бег и одергивала руку. Джо сняла

рюкзак и крепко сжала его, чтобы не выпустить ни при каких условиях. Она пробежала

еще метр, а, может, и того меньше, когда почувствовала скользящие руки на своей спине,

ягодицах и ногах. Парень, гонимый ломкой, просто прыгнул на нее. Ему не хватило еще

двух жалких сантиметров, чтобы ухватиться за куртку девушки и дернуть на себя. Вот

если бы она не сняла рюкзак… Он ее поймал бы и тут же вогнал шило в висок или шею.

Да, непременно бы так и поступил.

При всем желании прибавить шагу, этого сделать не удавалось. Она обернулась и,

когда увидела, что подмастерье теперь снова поднимается на ноги, юркнула влево. Джо

бежала не против течения, а вдоль своеобразного ряда. Тот уводил ее назад, и девушка не

сопротивлялась, гонимая желанием выбраться из толпы.

Казалось, этому не будет конца. Безучастные люди в серых робах не желали

помогать Джо в спасении ее шкуры. Девушка скользила между ними, в ожидании, что вот-

вот покинет толпу человекоподобных роботов, но она все никак не заканчивались.

Некоторые из рабочих переговаривались и с возмущением смотрели вслед Джоанне. Кое-

кто ее даже узнавал. Она же видела всех их в целом и никого в отдельности. Впереди

маячили крыши домов, но добраться до них оказалось слишком сложно.

Где-то сзади, гонимый ломкой, наркоман выкрикнул ругательство и как бешеный

бросился вперед. Люди бранились, на несколько секунд выйдя из удручающего транса,

когда подмастерье отталкивал их, расчищая себе путь. Но никто не посмел последовать за

ним и хорошенечко врезать. Ученик сапожника стремительно приближался.

Джо снова обернулась, лишь на миг, чтобы убедиться, что парнишка следует за ней.

Одна рука уже юркнула в рюкзак, нащупывая нож, но тут сзади на ее плечах сжались чьи-

то пальцы, сковывая движения. А самое главное – лишая возможности достать оружие.

Девушка вскрикнула и принялась извиваться, но чьи-то руки обхватили ее в кольцо.

«Зачистка!» – промелькнуло у нее в голове, и она стала еще яростей сопротивляться.

Джоанна дергалась, как сумасшедшая, махала ногами. Она так увлеклась, что не слышала,

как некто звал ее по имени, призывая успокоиться. Замахнувшись ногой, девушка со всей

дури занесла ее назад. Пятка врезалась во что-то твердое. Раздался крик. Не Джоанны,

хотя ей тоже было больно. Хватка ослабла.

– Какого хрена?! – Взревел Грег. Он присел, схватившись за левую ногу, чуть ниже

колена.

Джо испуганно обернулась. Ее глаза были настолько широко раскрыты, что,

казалось, вот-вот вылезут из орбит. Она вся сжалась, ожидая удара или чего покруче.

Например, шило в глаз. Но увидела перед собой Грега. Ей хотелось его обнять.

Поблагодарить, что не бросил. Не оставил совсем одну, как бы не парадоксально звучало

это среди огромной толпы.

– Это ты! – Джо схватила его за руку и потащила вперед. – Скорее! Скорее!

Сколько времени они еще мчались вдоль ряда, было трудно сказать. Но когда

удалось выбраться, единственным желанием было упасть и отдышаться. Ему все время

казалось, что сейчас они окажутся возле той самой Ямы, только на этот раз точно в нее

упадут. Он не отпускал руку Джоанны. Не мог. Не хотел. Не собирался.

Грегор до последнего не верил, что у них получилось выкарабкаться из моря людей,

но это свершилось. Теперь перед ними простирался ряд аккуратных (в сравнении с

Гнездом) домов. На ближайших крылечках никого не было. Торговля либо еще не

начиналась, либо уже закончилась. В любом случае, они были свободны от людей. Один

мужчина выскользнул из своего дома и стремительно слился с толпой.

Грег и Джо хотели продолжить побег. Здесь, у кромки домов им никто не помешал

бы ускользнуть прочь, но замерли, заметив отряд Зачистки. «Рыцари» стояли чуть

поодаль. От Джоанны и Грега их отделяло не больше пяти-шести домов. Бойцы

столпились у прилавка, что-то разглядывая. На людей они не обращали вообще никакого

внимания. Все были слишком увлеченные товаром. Все, кроме одного.

Лишь один мужчина стоял отдельно. Он прислонился спиной к стенке дома и

уставился в серое небо. Вид у него был скучающий. Руки покоились в карманах. Кажется,

он что-то насвистывал. Белая кожа контрастировала с черным костюмом, который

выглядел уже не так идеально, как в первую их встречу. На подбородке, щеках и над

верхней губой выросла густая щетина. Его лицо было расслабленным, не обремененным.

Тонкие губы вытянуты в трубочку – из-за этого и казалось, что он насвистывает.

– Давай назад. – Предложил Грег Джоанне, и в этот момент то ли почувствовав, что

на него смотрят, то ли услышав их голоса, мужчина повернул голову в сторону беглецов.

Драгдилер и его спутница замерли. Они ждали, что сейчас этот незнакомец возведет свой

автомат и расстреляет их, или окликнет товарищей, а они вместе уже откроют огонь, но

тот не пошевелился. Этот «рыцарь» впился глазами в Джоанну и Грег вдруг понял. Это

был тот самый мужик, что не выдал их тогда под мостом, вот только как он поступит на

этот раз?

Очень медленно доселе скучающий «рыцарь» поднял руку к шее и, едва заметно,

махнул кистью, словно стряхивая пыль с плеча, а затем почесал ухо. «Валите» – вот, что

говорил этот жест. Грег не мог поверить своим глазам. Быстро кивнув, он отступил назад,

увлекая за собой девушку, но та не могла отвести взгляда от «рыцаря», спасшего им жизнь

уже во второй раз.

– Уходим. – Проговорил парень, и еще настойчивее потянул за собой девушку. Где-

то в толпе чокнутый нарик взревел, как сумасшедший. Раздался женский крик. Грег

испугался, что сейчас вся Зачистка обернется и силой потянул за собой Джо, еле

сдерживаясь, чтобы не заорать на нее.

Они побежали. Точнее Грег побежал, увлекая за собой Джоанну. Они не успели

пробежать и четырех домов, когда подмастерье выскочил из толпы. Он оказался пугающе

близко. Парень высоко поднял шило, и помчался следом за Джоанной. Автоматная очередь

громом пронеслась по улице. Грег и Джо рухнули на землю, прикрывая руками головы.

Люди закричали. Они принялись бежать в разные стороны. Началась паника. Напуганные

рабочие топтали друг друга.

«Неужели тот «рыцарь» все же решил нас прикончить?» – промелькнуло в голове

Грега, когда он уткнулся лицом в землю и инстинктивно прикрывал голову руками. Сейчас

они, как на ладони, так что ему не составит труда засадить им по пуле, а может, и не по

одной.

Выстрелы прекратились так же неожиданно, как и начались. Грег оглянулся и

увидел, как наркоман рухнул на землю. Он без сомнения был мертв. Рабочие носились

туда-сюда, ища укрытия.

– Это они! – Выкрикнул «рыцарь» Зачистки. Тот самый, что уже спас их дважды, а

теперь, может, трижды. Его товарищи уже стояли рядом, прицеливаясь. Видимо, помощи

больше не будет.

«Или сдохнем сейчас или сможем выбраться!» – Только и подумала Джо, хлопнула

по плечу Грега, а затем вскочила. Он тоже не стал мешкать. Они рванули с места так,

словно бежали в последний раз. Так оно могло и быть. Перед глазами Джо было все как в

замедленной съемке. Патроны потрошили землю, подкидывая в воздух клочья. Крики на

заднем фоне взорвались новой волной. Мимо них бежали люди. Они падали замертво,

пораженные пулями.

– Де-е-ержи-и-и-и тва-а-а-ре-е-й! – Слышала Джо, словно издалека, сквозь крики

ужаса.

– О-о-го-о-нь! – Не заставило себя ждать. И автоматный град взорвался с новой

силой.

Перед беглецами упала женщина. Парень поспешил перепрыгнуть и подвернул

ногу. Его повело в сторону, и в этот момент пуля пробила рюкзак. Грег чудом смог

удержаться на ногах.

Рядом умирали люди. Но Грег не переживал за них. Парень думал лишь о том, как

бы добраться до укрытия, скрыться в толпе снующих, еще живых людей. Джо бежала на

шаг впереди него. Она боялась снова потерять его из виду, но и обернуться было страшно.

В домах искать укрытия смысла не было, их превратят в решето вместе с обитателями. Но

пробираться между ними и уходить дальше, к Ульям, было безопаснее. Хоть какое-то

прикрытие.

Домчавшись до первого угла, первого же попавшегося дома, Джо прильнула к

стене, а затем схватила Грега за рукав и подтянула к себе. У них было пару секунду, не

больше. – Беги! БЕГИ!!! – Крикнула Джо и снова потянула Грега за собой под дождь из

пуль и ковер из трупов.

Разговаривать, даже думать было просто некогда. Он покорно помчался вслед за

девушкой, молясь, чтобы его не подстрелили. Сейчас как никогда парень ощущал жгучую

потребность жить. Под ногами лежали трупы. Море мертвецов: молодых и старых. Кровь

и грязь. Отчаянные крики, выстрелы, страх. Все смешивается воедино. Хочется верить,

что все это страшный сон. Хочется проснуться! Не получается.

Зачистка дышит в спину. В отличие от наркомана, перед «рыцарями» все

расступаются, расчищая дорогу. Они быстрее. Их много. Они вооружены.

Очередной гром выстрелов всколыхнул улицу. Люди начали падать, как

подкошенные. Грег рванул вправо, увлекая за собой спутницу. В этом хаосе разобрать кто

есть кто оказалось практически невозможным, поэтому когда некто в сером комбинезоне

случайно налетел на Джоанну, Грег не на шутку испугался.

Парень столкнул его с девушки и врезал.

– Вставай! – Выкрикнул Грег и попытался поднять спутницу, но вновь раздались

выстрелы. Джо резко дернула парня на себя, прижимая его к земле. Пули чудом пролетали

мимо. Тело мужчины, что только что по случайности сбил Джоанну, сотрясалось от

бесконечных попаданий. Глаза его были открыты, жизни в них больше не было.

– Поднимайтесь! – Скомандовал чей-то голос и выстрелы прекратились. – Живо! –

Орал мужчина. Грег поднял голову и увидел, как один из «рыцарей» направил на них

автомат. Заведя руки за голову, Грег и Джо поднялись на колени, а затем медленно встали.

Девушка напряженным взглядом смотрела на выстроившийся ряд мужчин в одинаковой

форме. Их было восемь! Восемь здоровых лбов все это время ловило двух человек!

Нет, теперь им не сбежать. Не укрыться под покровом ночи или под дырявой

крышей. Столько людей, совершенно случайных жизней загубили эти восемь мужиков!

– Ну, че, добегались?! – Усмехнулся один из них. Голос Джо сразу узнала, как и

чавканье. Мужчина был ниже остальных и более костляв. Потому-то на фоне остальных

он выглядел неуместно. – Слышь, командор, заглушим их тута иль че?

Командор сделал шаг вперед, при этом опустив дуло автомата вниз, но пальца с

курка не спускал. Провел языком между зубами и губами. Сперва снизу, затем сверху и

завершил кругооборот смачным причмокиванием. Он перевел взгляд с Джоанны на Грега

и снова на Джо. – Твое имя! – Вопрос звучал утверждением.

Джоанна молчала. Она крепко сжимала рюкзак в руках и смотрела на мужчину, что

спас их дважды. Пыталась отыскать в его светло-карих глазах хоть что-то, но ничего,

кроме безразличия и холода в них не было.

– Твое имя! – Повторил командор, заставляя обратить внимание на себя. Джоанна

молчала. Она не видела лица Грега. Не видела людей, что до сих пор разбегались по

разные стороны и прятались там, где могли. Она смотрела на командора без страха, чем

очень раздражала. Мужчина закипал, как чайник, который вот-вот отключится. Только, в

отличие от чайника, командор начнет действовать, как только терпение взорвется, словно

бомба с часовым механизмом.

– Отвечать! – Мужчины из Зачистки уже начали переминаться с ноги на ногу. Они

все держали автоматы, а дула их были направлены на двух беглецов. Одно слово могло

решить судьбу этих людей, ставшими случайными очевидцами. Слово могло подвести

черту под их жизнями. Столь разными, но с одним концом. Однако, Джо продолжала

молчать. Не потому, что от страха потеряла дар речи, а потому, что была слишком упряма.

Грег не двигался, он замер, словно статуя, потому что даже слишком глубокий вдох

мог сработать стимулом для нажатия на курок у одного из восьми «рыцарей». Ему не

хотелось становиться решетом, да даже одну дыру Грег не желал получать. А пока они

медлят, есть шанс вывернуться, может, даже ускользнуть.

Правая нога командора, чуть согнутая в колене, не терпеливо затряслась. – Твое

хреново имя?! – Джоанна даже не моргнула. Она словно не слышала его. Тогда мужчина

не выдержал и влепил девушке такую пощечину, что та упала на землю, вскрикнув от

боли. Из нижней губы потекла кровь. Джо слизнула ее и поднялась на ноги. Левая щека

горела и тут же покраснела. Яркий отпечаток ладони командора тут же проявился на коже.

Мужчина сделал шаг назад и глубоко вдохнул, чуть приподняв голову. А затем снова

посмотрел на девушку.

– Просканируй эту тварь! – Приказал он одному из «рыцарей».

Мужчина с прической «площадка» сплюнул, закинув автомат на плечо. Вытащил из

чехла, что висел на ремне, странный агрегат с экраном с одной стороны и иглой с другой.

Нажал на кнопку на ручке. Прозвучал сигнал, оповещающей, что сканер готов к работе.

Темные глаза мужчины сверлили девушку, а верхняя губа чуть вздымалась вверх, слегка

оголяя зубы. Джоанна смотрела на него, как до этого на командора и ждала…

Мужчина подошел практически вплотную и занес свободную руку кверху, чтобы

схватить девушку за макушку и нагнуть. Но та рывком вывернулась, пнула его в живот, а

затем рюкзаком съездила по роже. В эту секунду остальные семь автоматов «рыцари»

направили на нее. Мужчина с агрегатом отшатнулся, но не более. Сплюнул. Одним махом

плеча перехватил автомат и двинул затвором ей по виску.

В глазах Джо тут же потемнело, а мир начал быстро ускользать. Она даже не

почувствовала, как упала.

Теперь мужчина подошел, присел и ввел иглу в самое основание черепа. На экране

тут же высветилась информация. Он подошел к командору и передал агрегат. Тот с

секунду стоял молча, а затем перевел взгляд на Грега.

– Твое имя!

– Грег.

– Полнее имя!

– Грегор 1601.

Командор смачно харкнул под ноги драгдилеру.

– Что ж. – Мужчина подошел к парню так близко, что его дыхание ощущалось на

коже. – Тебе конец, вонючий ты кусок дермища. Нэл! Крис! – Мужчина резко отошел в

сторону. Два солдата тут же вытянулись по струнке. Кто бы сомневался, один из них был

их спаситель, а другой – низкорослый ублюдок, вместо «что» использующий «че». –

Уберите это дерьмо с глаз моих! – Он кивнул на Грега и Джоанну. – Остальные! У нас

хренова туча работы! Сгребаем трупы в одну кучу! Всем этим тушам прямая дорога в

Яму!

«Рыцари» начали разбредаться. Лишь Нэл и Крис остались на месте.

– Ну, че застыл? – Открыл рот Нэл. Грег быстро глянул на Криса, но тот

невозмутимо смотрел на Джоанну. Сложно поверить, что этот человек уже дважды

вытаскивал их с того света. Грег надеялся, что он подаст какой-нибудь знак или сигнал,

что, мол, я с вами ребята, но тот больше походил на бездушного робота. – Хватай свою

подружку! – Низкорослый солдат указал дулом своего автомата на Джоанну. При этом

палец он держал на курке. Его легкомысленное отношение к оружию напрягало

драгдилера. Если Крис держал автомат правильно, дулом к небу, то его товарищ, явно не

чурался тыкать дулом в лицо людям и получал от этого неимоверное удовольствие. – Че

встал? Давай-давай!

Грег взглянул на Джоанну, что лежала на земле. Немного помедлив, он присел

рядом с ней. Первым делом он взялся за рюкзак. – Че у тя там? – Тут же отозвался Нэл. –

Дай сюда! И свой тоже, козлина!

– У нас нет времени. – Голос Криса заставил обоих: и Грега, и Нэла вздрогнуть.

Никто не ждал от него подобного. Это было сродни тому, что каменная статуя вдруг ожила

и заговорила.

– А че, куда торопиться?! – Ответил с вызовом Нэл. Он явно искал причину для

драки. Даже со своими товарищами.

Очень медленно Крис повернулся в сторону напарника. На секунду Грег подумал,

что вот сейчас он ему либо врежет, либо выпустит всю обойму прямо в голову, но ничего

такого не произошло. Лицо мужчины осталось абсолютно бесстрастным.

– Заберешь, когда закончим дело. – Очень спокойно проговорил он. Нэл

обрадовался этому предложению.

– Кайфовая мысль, чувак! – Развеселился тот. – Ну, че? Бери свою подружку!

Несколько минут Грег копошился с рюкзаком. Наконец, накинув его на плечи,

поверх своего, драгдилер взял на руки Джо. На одной щеке ее красовался красный

отпечаток. Она выглядела беззащитно. Что-то внутри парня оборвалось, на миг в нем

вспыхнули давно забытые чувства: забота. Джо напоминала ему младшую сестру… Сару.

– Шагай! – Скомандовал Нэл, и Грег пошел вперед. Они молча ушли с улицы, и

скрылись между домами, оставив команду зачистки за спиной. Дуло автомата постоянно

упиралось парню в спину. Куда они его вели, парень не знал, ведь, по сути, их могли бы

убить прямо там, где поймали, и выкинуть в одну кучу с другими мертвяками. Зачем

нужно было уводить их? Ведь командор ясно выразился: «убрать с глаз моих» – убить, а не

увести куда-нибудь и только потом убить.

Внезапно Грег получил ответы на свои вопросы.

– Слышь, Крис. – Начал Нэл и по спине Грега пробежал холодок. – Девка сочная.

Че бы нам с ней не позабавиться? – Он замолк на секунду, видимо, взглянул на товарища.

– Кайф! – Воскликнул мужчина тут же, и драгдилер понял, что второй кивнул в знак

согласия. – Стой, козлина! – Выкрикнул Нэл, и Грег покорно замер. – У нас тут планы на

твою подружку. – Сообщил он с необычайной радостью.

Драгдилер не знал куда деться. Бежать – не вариант. Ему попросту выстрелят в

спину, и тогда Джо точно несдобровать. Драться – не подходит. Черт! Даже людей

поблизости нет, да и какой от них будет толк, ведь речь идет о Зачистке! Никто не посмеет

бросить им вызов. Это верная смерь.

– Ты тупой иль че? – Отозвался Нэл. – Слышь, повернулся!

Очень медленно Грег развернулся. Он снова взглянул на Криса, на этот раз с

мольбой в глазах, но тот смотрел словно сквозь него.

– Э, давай на землю клади. – Скомандовал Нэл, и Грега словно парализовало. Он

вдруг осознал, какую конкретно участь они ей приготовили, и в нем вспыхнула ярость.

Руки еще сильнее схватили Джоанну. Черта с два он отдаст ее! Черта с два!

Щелкнул затвор автомата, и Нэл приставил дуло к голове Грега.

– Брось девку! – Очень вкрадчиво проговорил мужчина. – Ща башку тебе разнесу!

Грег уже собирался, было выпалить: «Нет!», но тут подоспел здравый смысл. Если

его убьют, Джоанне конец. Парень медленно опустил девушку на землю, при этом злобно

взглянув на того, второго «рыцаря».

«Так вот для чего ты ее спас?! Чтобы трахнуть в подворотне?!»

Кулаки драгдилера сжались. Корочка, что успела покрыть ожег на его ладони,

хрустнула. Нэла начал душить приступ хохота. Видимо, причиной тому было

решительное, озлобленное лицо Грега. Крис невозмутимо взирал на 1601-ого.

– Э, вон пшел! Живо! – Нэл кивнул дулом, и парень сделал два шага в сторону,

поравнявшись с Крисом. – Ну, че, ты первый? – Спросил Нэл, как ни в чем не бывало.

Словно речь шла не об изнасиловании, а об очереди в сортир.

– Нет. – Крис возвел свой автомат, целясь в грудь 1601-ому. Они сверлили друг

друга взглядом. Грег отчаянно пытался найти выход.

– Ка-айф! – Нэл подошел к девушке. В глазах его читалось нетерпение. Интуиция

нашептывала Грегу, что скоро будет тот самый спасительный момент, и очень важно его не

профукать. «Рыцарь» Зачистки отложил автомат и принялся расстегивать ширинку и тут

Джоанна начала шевелиться, приходя в себя.

– Взбодрись, красавица. – Любовно прошептал Нэл. – А то все веселье пропустишь.

– Он засмеялся, наваливаясь на девушку. В этот момент Крис посмотрел на своего

товарища, оставляя Грега без внимания, и парень не упустил шанса. Драгдилер бросился

на «рыцаря», того самого, что дважды спасал его шкуру, и сбил с ног. Автомат отлетел в

сторону.

Нэл копошился с молнией на штанах девушки. У него даже во рту пересохло от

дикого желания, а хренову ширинку заело. А потом он услышал возню. – Э, че там у вас? –

Спросил он, буквально принуждая себя повернуть голову. Но когда увидел, что началась

драка, Нэл не поспешил помочь утихомирить беглеца. Нет, он принялся яростней

стягивать штаны с Джоанны, которая никак не могла открыть глаза.

Придя в сознание, боль в виске не заставила себя ждать, она тут же хлынула

бурным потоком фонтана. Девушка чувствовала на себе тяжелый вес, мало того, кто-то

копошился и дергал ее за брючины. Она не понимала. Телом словно завладела вселенская

лень и ни одна часть не желала подчиняться. Ей бы хотелось скинуть с себя лишний вес,

перевернуться на бок и заснуть, но нет. Не смотря на дикую усталость и нежелание

возвращаться, Джо заставила себя открыть глаза, вспомнить, что она не в своей постели, а

за стеной нет матери, которая бы приготовила завтрак. Зато есть урод со слюнявым ртом и

крысиными глазками, которому почти удалось стащить с нее штаны. Мало того, свои он

уже успел стянуть до колен, и дружок готов был к труду. Теперь-то Джоанна не только

пришла в себя, она была в ужасе. Нэл улыбнулся, даже не смотря на то, что девка начала

вырываться, выворачиваться и царапаться. Он смеялся. Хохотал, словно слетев с катушек.

Ему нравилось грубо брать женщин. Так он себя ощущал королем, погружался в чувство

превосходства. А что до напарника? Хрен с ним! Пока тот занят, у Нэла будет время как

следует отодрать дрянь. Так, как никто еще не делал. – Давай, девочка! Давай! – Он убирал

ее руки и принимался стягивать нижнее белье. Тянул его, получал в морду, но не отступал.

Джо пиналась, кусалась. Она делала все, что могла, но скинуть с себя урода не выходило.

От этого Нэл возбуждался еще сильнее и настырнее принимался за нее. Бил. Хватал за

волосы и хлестал по лицу. Та кричала от боли, от страха. А он заливался смехом.

Нэл отвесил удар кулаком по ее лицу. Губа, еще не успевшая толком затянуться,

снова треснула, пошла кровь. Джо выбилась из сил. Они, силы, утекали, словно вода

сквозь пальцы. Ткань нижнего белья треснула. Девушка отвернулась. На какой-то момент

ей показалось, что это уже не имеет значения. Они мертвы в любом случае – сделает он

свое дело до или же после. Потухшие глаза, в которых уже не было испуга, посмотрели на

землю. Ветер поднимал в воздух песчинки и продвигал их вперед. Тогда Джоанне пришла

в голову идея – кинуть землю в глаза. Так она и поступила. Нэл взревел, схватился руками

за лицо. Только теперь она смогла его скинуть. Джоанна быстро натянула штаны и

вскочила. В паре шагов лежал автомат «рыцаря» Зачистки. Она схватила его, прицелилась

в Нэла и выстрелила. Мужчина упал. Ему больше никогда не удастся избавиться от песка в

глазах.

Крис первым обернулся на выстрелы, за что тут же получил кулаком в нос.

Следующим ударом Грег сбил противника с ног, и только убедившись, что «рыцарь»

больше не представляет угрозы (мужчина валялся на земле, из носа его бил кровавый

фонтан), взглянул на свою спутницу. Джоанна дрожала всем телом. Она стояла в обнимку

с автоматом, а штаны были расстегнуты. Возле ног валялось рваное нижнее белье.

До Грега не сразу дошло, что произошло. Да, он слышал выстрелы. Но понял, что к

чему только когда подошел к Джоанне. Нэл мертв. В его черном костюме красовались

четыре дыры. Все они находились в области груди. Одна на уровне сердца.

В голове Грега попросту не укладывалась происходящее. Джо убила… Нет, это

кусок дерьма по имени Нэл заслуживал того, что с ним произошло. По правде говоря, он

заслуживал куда более худшей участи. Но не от рук этой рыжеволосой девушки. Джо не

должна была замараться! Возможно, это должен был сделать Грег и сделал бы, если бы не

получил такой сильный отпор от Криса. Все должно было быть иначе.

И все же…

– Джо. – Тихо произнес парень, боясь своим громким голосом испугать девушку, но

та все равно дернулась. Еще крепче сжимая руками автомат. – Все кончилось. – Все тем же

тоном проговорил Грег. Он вытянул руку и осторожно взялся за оружие. На лице девушки

читалось не доверие. Ей казалось, что сейчас Нэл вскочит и снова попытается напасть на

нее. Руки еще сильнее вцепились в автомат, когда Грег попытался его забрать. Она так

воинственно на него посмотрела, словно была готова выпустить всю обойму ему прямо в

лоб.

– Джо. – Драгдилер поймал взгляд девушки. – Все кончено. – Хватка ее стала

сильнее, хотя он больше не пытался отобрать оружие. Опустить дуло в землю было бы уже

достаточно. – Все кончено. Он мертв. – Очень медленно, но в глазах Джоанны начало

отражаться понимание. Парень видел, как ее трясет. Ему стало жаль ее и очень совестно за

то, что ей пришлось пройти через это.

– Все правильно. – Драгдилер чуть сжал ее плечо. – Либо он, либо ты. Все

правильно.

Он понимал, что говорит все верно. Ведь в выборе между жизнью и смертью,

всегда выигрывает жизнь. Даже если бы Джо захотела пожертвовать собой ради спасения

какого-нибудь человека. Это был бы исключительно хороший человек. Не этот ублюдок.

Она все сделала правильно. Экстремальная ситуация требует от нас быстрых решений и

не важно – правильные они или нет. Грег все это понимал, вот только сейчас Джоанне не

требовалось разъяснений. Девушка сама все прекрасно понимала. Проблема заключалась в

том, что смерть этого придурка теперь будет на ее совести, до конца жизни. Парень

замолк, размышляя, чтобы такого ободряющего сказать, но так и не смог отыскать нужных

слов. Грег просто обнял ее, как обнял бы сестру, будь она у него. Парень погладил девушку

по голове, точнее по шапке. Он чувствовал, как ее трясет, и в какой-то миг пропитался ее

эмоциями, разделяя их.

– Главное, что ты жива. – Проговорил он отстранившись.

Какое-то время Джоанна неотрывно смотрела на него, не видя. В ней развернулась

внутренняя борьба – права ли она была, могла ли так поступить, имела ли право лишить

его жизни. Но ничего не вернуть. Карты раскрыты, слово вылетело, пули пронзили тело.

Нужно было переварить, отпустить, принять, осознать, проглотить, черт подери! Да,

именно проглотить и идти дальше. Но сделать это не так просто. Ее трясло, словно лист на

тонкой ветке, что норовит оторваться и пуститься по ветру в дальний путь. Джоанна

закрыла глаза. Проглотить. Просто проглотить! Черт, так просто звучит, но как это

сделать? Как? Да, ублюдок! Но кто сказал, что ублюдки не достойны жизни? Как бы

парадоксально не звучало – именно они и умеют выживать. Потому что именно они и

пронзают ножом спины других, когда дело касается выбора. Джоанна сглотнула. Сейчас

она была именно Джоанной, Анной, если хотите. Так ее называла мама. Анна. Потому что

именно Анна может быть ранимой, слабой, трусливой, растерянной, несобранной. Но не

Джо. У Джо всегда есть твердая точка зрения. Не рушимая уверенность в действиях.

Сейчас она была Анной. А она так ненавидела ею быть. Ведь от Анны ничего не осталось.

Так она думала раньше. У Джо запачканы руки в крови. А у Анны остался страх.

Джоанна тяжело выдохнула. Не время быть ранимой Анной, иначе будешь лежать

рядом с ублюдком, рядом с сестрой и сотнями других людей в Яме.

Прохладный воздух пролетел по ноздрям, направившись прямиков в легкие, а

вышел теплый. С ним она пыталась прогнать свою трусость. Джо, наконец,

сфокусировалась на Грегоре. Тот растерянным взглядом ждал ее реакции, а потом словно

встрепенулся, когда увидел, что вошел в поле ее зрения. Она кивнула. Ты прав, говорила

Джо. Ты прав, Грег. Главное, что МЫ живы. Живы. До сих пор. Мы. Несмотря на все

трудности, что свалились на их плечи за эти дни. Не смотря на то, что предстоит

преодолеть дальше. Мы живы. Мы вместе. Мы неотступны! – Это хотела сказать Джо

своим кивком. Но открыть рот было сложнее, чем думалось. Голос бы дрожал. Пока да. Но

еще пару минут…

«Дай мне пару минут», – думала Джо, смотря на Грега. – «Минуту. Одну минуту.

Этого хватит. Да, этого хватит».

Все это время «рыцарь» Зачистки наблюдал за парой со стороны. Они казались

странными и такими разными, но что-то их держало вместе. Наверное, одиночество. Крис

не хотел об этом думать. Это было слишком запутано. Он драгдилер, она – обычная

девушка, работающая в поле. Крис не мог отвести от нее глаз. Не сказать, что она была

необычайно красива, но не красота его привлекала. Он неосознанно сравнивал ее с той

девушкой, сестрой, которая была пропитана наркотиками и не оставляла себе шансов на

жизнь. Думал о том, как она распылялась оскорблениями, когда они ворвались в дом.

Кричала, что Джо потаскуха. Как бросалась на них с кулаками не потому, что хотела

защититься, а потому что была зла на сестру. Но что с нее возьмешь? Мозг уже был

жидкой массой, способной вытечь через уши. Та девушка даже не напугалась

вооруженных мужчин, она плюнула в лицо Нэлу и закрылась в туалете, предупредив, что

пошла пописать. А тот расстрелял ее. Выпустил две обоймы. Он расправился с девчонкой

просто потому, что та плюнула в него. Крису была абсолютна безразлична судьба Нэла.

Мертв он, жив – плевать. Он бы и сам его убил, если бы придурок драгдилер не налетел с

кулаками. Ладно, так даже лучше. Меньше знают, крепче спят, как говорится.

Крис вытер кровь, вытекающую из носа рукавом. Во рту был противный привкус,

но он не спешил сплевывать. Крис наблюдал за ними. За Джо. Она знала, как пользоваться

автоматом, но никогда не убивала. Это было интересно. Тира на Земле не найдешь. Пули

на вес золота. М-да, действительно интересно. Наконец, он сплюнул кровавую слюну.

– Вам надо уходить. – Проговорил мужчина, поднимаясь с земли. – Выстрелы

привлекут внимание. – Он перевел взгляд с Грега на Джоанну и снова задержался на ней. –

Сейчас.

– Ладно. – Грег кивнул. Этот тип его раздражал. Он все никак не мог разгадать,

какую игру он ведет. Неужели все дело в Джоанне? Что это – любовь с первого взгляда?

Или просто желание поохотиться за ними подольше? – Тогда оружие мы возьмем с собой.

– Не стоит. – Рассудительно заметил Крис. – В каждом автомате по одному

магазину и те полупусты. Дополнительных патронов немного, от силы два рожка, а

тяжесть оружия заметно вас притормозит. – Все это время мужчина не сводил взгляда с

девушки. Каким-то странным образом Грега это злило. – Уходить надо налегке.

Джо выслушала «рыцаря», подошла ближе. Тело еще потрясывало, но это был

скорее отголосок, чем сама дрожь. – Мы возьмем его веревку и ножи. – Сказала Джо,

кивнув в сторону павшего «рыцаря».

– Ваше право. – Согласился Крис.

Грег быстро снял с ремня Нэла ножи и веревку. Открыл рюкзаки и распихал

«добычу». Когда он вернулся к Джо, та сверлила взглядом Криса.

– Готово. – Сказал Грег.

– Уходим. – Ей удалось собраться. Стать Джо. И теперь она готова продолжить

путь. Но куда они идут? К чему это приведет? Иногда вопросы беспокоили ее, но не так

сильно, как мысль о том, что кто-то способен управлять людьми! Вот, что в

действительности было страшно.

– А с ним что? – Грег не сводил взгляда с «рыцаря». – Думаешь, он не выстрелит в

спину?

Крис скрестил руки на груди, усмехнувшись. В его глазах ясно читалось

раздражение. Да, Грег его раздражал. Оказывается, неприязнь взаимна.

– Если ты и дальше будешь чесать языком, пуля тебе обеспечена.

– Оставь его. – Сказала Джо, смотря на Криса. – Если он такой же ублюдок, как и

его дружок, то выстрелит в спину. Только такие и выживают. – Закончила она. Ее голос

был холоден. А затем она протянула руку Грегу, чтобы забрать свой рюкзак. – Идем. – Грег

кивнул и отдал сумку. Джо прошла мимо Криса, больше не взглянув на него. А тот молчал,

наблюдая за странной парой, так и не поняв, что же их связывает. Что вообще может их

связывать?! Они быстро удалялись в рощу и вскоре скрылись за плотно-стоящими

деревьями. Крис кинул последний взгляд им вслед, поднял автоматы, схватил Нэла за ногу

и потащил к группе Зачистке.

Листва в роще была крупнее и гуще. В это ее части Джо раньше не бывала. Она не

особо любила ходить в незнакомые районы Зоны Б. Такая прогулка могла стоить жизни

даже в обычное время, когда она еще не была по уши в дерьме, а уж теперь… Хм, а теперь

незнакомые места увеличивают шансы на выживание. Они молча брели около часа.

Желудки ныли от голода, а в рюкзаке кисло молоко. Останавливаться опасно, они еще

слишком близко к Зачистке. А те, наверняка, уже идут по следам. И как им, черт подери,

удается выслеживать их? Идти той же дорогой в том же направлении. Случайность? Джо

так не думала.

– Спасибо. – Наконец, Джо нарушила тишину.

– За что?

– Ты рядом.

Грегор молча кивнул. Внутри он чувствовал что-то похожее. Благодарность и

спокойствие от ее присутствия, от осознания того, что его прикроют, спасут, вырвут из лап

смерти.

– Мы выкарабкаемся. – Заявил он так решительно, что твердо в это поверил. –

Точно тебе говорю.

Джо кивнула. Она старалась не думать об их шансах, только о том, как их

увеличить. Но пугало ее то, что будет после того, как они смогут избавиться от Зачистки,

исчезнуть на материке, при этом остаться в живых. Как они будут жить дальше, не

появляясь на глазах других людей? Земли осталось не так много, чтобы можно было

пуститься в бега или исчезнуть навсегда. Если только…

– Что за агрегат был у Зачистки? Ты когда-нибудь его видел? Что он делает?

Драгдилер задумался. Последние часы он провел в раздумьях о Крисе. Парня

мучали вопросы, а ответов на них не находилось. Зачем «рыцарь» спасает их снова и

снова? Чего он добивается? Ведет ли двойную игру? И, в конце концов, пристрелил бы он

Нэла, обернись все иначе? Например, если бы Джо не очнулась?

Единственное, в чем уверился Грег – Крис ему не нравится. Интуиция

подсказывала, что от него можно ждать чего угодно и не самого приятного.

– Считывают информацию с чипа. Что-то вроде сканера. – Ответил он после

продолжительной паузы.

– Значит, чипы и правда существуют?! – Конечно, Джо уже успела поверить словам,

сказанные Родни. Жаль, что не в тот день, когда он их произносил.

Грег посмотрел на Джо как на полную идиотку. – Откуда, по-твоему, берутся эти

Сны?

– Ты можешь считать меня дурой, но я понятия не имею ЧТО это за Сны! Я не

вижу их! Даже самых незначительных! Даже не в воскресную ночь! Никогда.

Парень посмотрел на свои ноги. – Тебе повезло. – Он чуть помолчал, а затем

продолжил куда более бодро. – Помнишь Рамиля? Ходят слухи, ему приснился Сон. Он

должен был прищучить одного парня, но… – Грег выразительно посмотрел на девушку. –

Он этого не сделал. Вместо того, чтобы выпотрошить бедолагу, этот безумец отправился в

ангары. Там он нашел человека, через которого уладил свою проблему. Я не знаю, как он

вышел из системы, это не важно. Главное – он жив и Зачистка его не трогает.

– Ты надеешься получить свободу?

– Я хочу выйти из системы. Да, я хочу быть свободным.

– Не уверена, что в этом мире можно быть свободным. В любом случае, мы

попытаемся.

Грег кивнул. – Вместе.

Они шли весь день и лишь единожды остановились, чтобы перекусить. Грег

собирался от души набить брюхо хлебом и консервами, но Джоанна предупредила его, что

тогда идти будет сложно. Нет ничего хуже в пешей прогулке, чем набитое брюхо. Оно

может преподнести кучу неприятных сюрпризов. Каких? Грег не стал вдаваться в

подробности, а принял слова девушки на веру.

В конце концов, именно он постоянно их притормаживал и, хотя с момента их

первого побега минуло всего пару дней, парень уже чувствовал, что сила в нем крепнет, не

смотря на то, что желудок вечно пуст. Теперь он мог пройти довольно большое расстояние

без перерыва и все же пока являлся самым медлительным членом их небольшой команды.

Где-то за макушками деревьев маячили Ульи. Своей чернотой и мрачностью

напоминая беглецам, что спасение – это миф.

«Бегите, бегите. Все равно убежать не удастся».

Зачистка осталась за спиной. Довольно далеко. Грег даже предположил, что,

возможно, «рыцари» и не бросились за ними. Ведь у них много работы. Улицы

Муравейника завалены трупами, которые через сутки уже начнут вонять. Избавляться от

них нужно срочно.

Однако мечтать, что в погоню не отправили вообще никого – было бы верхом

глупости. Небольшая группа – вполне возможно. Три-четыре человека – идеальный

вариант. Интересно, вошел ли в эту группу Крис? Как он объяснил, что выжил, и как он,

черт возьми, объяснил смерть напарника? То, что произошло, мало смахивало на

реальность, пусть таковой и была. Просто трудно поверить, что дрыщеватый драгдилер и

его подружка смогли справиться с двумя вооруженными мужиками! Это ж каким

неудачниками нужно быть, чтобы уступить девчонке и тощаку?

Тем не менее, Грег был уверен, что Крис выкрутится, точно так же, как был уверен

в том, что этот «рыцарь» с ними играет. И вот еще какой вопрос мучил парня: можно ли в

случаи чего ждать от него еще помощи?

– Как думаешь, почему этот Крис помогает нам? – Спросил он у Джоанны спустя

пару минут. Они стояли у кромки рощи, разглядывая дорогу. Работяги тянулись домой.

Чтобы попасть в ангары, нужно было пройти через Ульи. Обходного пути не было. Грег и

так вел их самой короткой дорогой.

– Не знаю, какую игру он ведет, но пока мы живы благодаря ему. – Джоанна

смотрела на развалины. Пройти весь Улей отнимет много сил и еще больше времени. Она

цокнула. – Главное успеть во время выйти из этой игры. – Заключила девушка. – Стоит

поискать место для ночлега. – У Джо трещала голова и сейчас боль была нестерпимой.

Даже дыхание давалось тяжело и откликалось режущими болями. Ноги гудели, а веки так

и тянулись друг другу.

Парень согласился с Джоанной, но тут же столкнулся с проблемой – отыскать

ночлег в Улье не возможно и не безопасно. Эти старые высотки кишат людьми. Найти

свободную комнату нереально. Вариант заплатить за ночлег какому-нибудь жильцу парень

вообще не рассматривал. Их ищет Зачистка. Сколько бы они не заплатили, пусть отдали

бы все сразу талоны, ВОП и золотой медальон Джо, этого все равно будет не достаточно.

Получив от них все, хозяин комнатушки тут же сдаст их «рыцарям» и окажется в двойном

выигрыше. Конечно, вариант ночлега существовал, но до него нужно было топать. По

самым скромным прикидкам Грега, они будут у места назначения к ночи. Из расчета, что

Зачистка не подпортит им маршрут, не заставит прятаться, и что он (сам Грег) не будет

просить об остановках, чтобы перевести дух. Задача прямо на уровне фантастики, но

почему бы не завысить планку, ведь речь идет об их жизнях?

– Есть одно место. Идем. – Они вышли из рощи и в очередной раз слились с толпой

работяг. Усталые люди несли свои измученные тела домой. Они плелись, еле волоча ноги

после тяжелого рабочего дня, а вот Джоанна и Грегор плестись не могли. Они шли быстро,

лавируя среди толпы, рискуя нарваться на Зачистку. Парню хотелось поскорее покинуть

Ульи. Эти черные громадины внушали ему ужас. Казалось, они вот-вот рассыплются,

погребя заживо несколько сотен людей.

И потом, усталость подгоняла. Это, можно сказать, был последний рывок перед

абсолютным изнеможением. И, конечно, возможность устроиться на ночлег в

действительно безопасном месте и отдохнуть – манила.

Их путь продолжался чуть больше часа. Всего один раз они чуть не столкнулись с

«рыцарями». Зачистка прошла совсем близко, но в густой толпе рабочих сложно было

разглядеть кого-то. Лица сливались воедино, и даже быстрый темп Джоанны и Грега не

привлек особого внимания. Пожалуй, еще сыграл свою роль вечер. Представители высшей

власти выглядели вымотано. По выражениям искреннего безразличия на лице каждого

можно было догадаться, что поиски Грега и Джоанны им порядком осточертели. Что ж…

Даже Зачистке надо отдыхать.

Грег уверенно вел Джо за собой. Он так сильно разогнался, что не заметил, как они

начали покидать Ульи. На смену жилым высоткам приходили развалившиеся. Груды камня

напоминали горы. Драгдилер обходил их, как мог, но на некоторые приходилось

карабкаться.

Новый район, в который вступили Грег и Джоанна, мог бы быть похож на Гнездо,

если бы местами не сгорел. Обуглившиеся, разрушенные дома отчетливо виднелись в

сумерках, словно не убранные трупы. Чтобы добраться до убежища, сначала предстояло

преодолеть несколько кварталов уничтоженных жилищ. Пустые улицы, остатки домов,

черных от копоти и огня и никаких признаков жизни. Все здесь умерло. Здания.

Животные. Люди. От этого места веяло безысходностью и страхом. Воздух пропитался

эмоциями людей погибших или наблюдающих, как погибают другие. Грег с ужасом

подумал, глядя на развалины, что жизнь – ничего не значит. Просто отрезок времени,

дарованный кем-то свыше такому существу, как человек.

Что ты успеешь сделать за отведенный тебе срок? Успеешь ли хоть что-нибудь?

– Я раньше жил здесь. – Проговорил парень.

Джо остановилась. Ей бы хотелось задержаться минут на пятнадцать, чтобы

охватить вниманием каждый участок мертвой зоны. Чтобы запомнить его. Но все, что

могли они себе позволить – пятнадцать секунд. Джо провела глазами по сгоревшим

руинам, стараясь не думать о том дне, когда случилось страшное. Не представлять, как

люди сгорали заживо и падали, задыхаясь от густого облака дыма.

Она сглотнула. Положила руку на плечо Грега. – Что случилось с твоей семьей?

Грег окинул взглядом развалины. Он и не думал, рассказывать ей о случившемся.

Но вдруг услышал свой собственный тихий голос.

– Однажды отец проснулся и сказал, что нам надо бежать. Мне, маме и сестре. Папа

сказал, мы ему приснились. – Драгдилер стиснул зубы, немного помолчал. – Сказал, что не

позволит Сну управлять им. Отец решил нас спрятать. Мать и сестру попросил укрыться в

северной части района у одного хорошего знакомого. Его звали Джером. Меня папа сослал

сюда, к женщине по имени Хельга. Ее я видел впервые, но на всю жизнь запомнил

выражение лица, когда он привел меня к ней. Она хотела сказать «нет». – Парень снова

замолк. – Но почему-то сказала «да». Несколько дней ничего не происходило. Отец не

заходил ко мне. Я думал, он умер. Мне было тринадцать, и я прекрасно знал, как работают

Сны. Не выполнил, значит, не жилец. – Парень откашлялся, пытаясь проглотить

образовавшийся в горле ком. – Хельга не особо меня напрягала, но я чувствовал ее

отношение ко мне. Она хотела избавиться от меня, за что осудить ее не возможно. Я стал

для нее приговором. В общем, я решил сбежать. Найти мать, сестру и быть с ними.

Изначально план разделения мне не особо нравился. Я не чувствовал себя в безопасности,

наоборот, постоянно ждал, что за мной придут. Ожидание смерти пугает больше, чем сама

смерть. – Парень глубоко вдохнул. – Как ни странно, Хельга не дала мне уйти, она

поймала меня и пригрозила, что сама убьет, если я надумаю удрать. Эта женщина вбила

мне в голову, что отец отдал за меня жизнь, и ею не стоит просто так разбрасываться. В

ближайший понедельник папа умер, сама знаешь как. Хельга рассказала мне. Она ходила

его проведать, но издали увидела Зачистку и все поняла.

Грег сделал несколько шагов в сторону развалившегося дома и, присев на корточки,

начал копаться в углях. Просто так, без дела.

– Казалось бы, все закончилось, но, увы, это было не так. Мы начали сниться

другим. К нам приходили люди, признаваясь, что видели нас во Снах. Вместе или по

отдельности. И ничего не делали. – Грег выпрямился и обернулся к Джоанне. – Они даже

не пытались нас убить. И все, как один, говорили, что не позволят Сну управлять ими. Я

радовался, как ненормальный. Ведь такого раньше не было! Люди противились Сну!

Умирали не за нас, а потому что больше не хотели быть рабами. А через три недели

пришла Зачистка. Они пришли ночью, как воры, когда люди спали и были максимально

беззащитны. За всеми нами. За моей семьей, соседями, за их соседями. Они поливали

людей и дома какой-то вонючей дрянью, а затем поджигали. Это было наказание за то, что

рабы пошли против Сна. – Парень переступил с ноги на ногу и посмотрел на серое небо.

– Наш дом вспыхнул первым, видимо, как символ, что никто не смеет идти против

Закона. Меня с ними не было. Один мужик через квартал пообещал мне три талона, если

помогу ему сколотить стол и пару стульев. Молотком я работать не умел. Наплел ему,

чтобы подзаработать. И выжил. – Грег охватил взглядом все горелые трущобы. А Джо

сколько не пыталась разглядеть в них когда-то существующую жизнь – ничего не

выходило. Мало того, в голове просто не укладывался факт того, что просто так кто-то

решил стереть с лица Земли деревушку и сделал это. Только потому, что захотел. Он не

пытался улучшить жизнь людей. Не пытался их обезопасить. Он захотел убить ребенка…

Слова звучали бредом, но Джо понимала, что этот бред – правда. Даже если не верить. Не

принимать. От этого истина не поменяет свой окрас. Она будет столь же мрачна и

страшна, как и была изначально.

Джоанна делает первые шаги по земле, застланной пеплом, стараясь не думать, что

когда-то люди вели на ней свою жизнь, спасали этого мальчишку, ставшего мужчиной.

Аура этого места угнетала, давила. Здесь хотелось снять с себя кожу, маску, обнажиться и

предстать чистой. Предстать перед лицом погибших, забытых, унесенных ветром.

Рука ее легла на плечо Грега. Снова. Слова трудно было подобрать. Не было

желания нарушать мертвенную тишину.

Здесь даже воздух казался тяжелым. Хотелось покинуть это место побыстрее.

Убраться. Оставить тишину наедине с собой.

Минуту спустя они уже шагали вдоль черной дороги, где пепел столько лет

впитывался в землю, а дождь вбивал, смешивал, внедрял его как можно глубже. Шаг их

был медленный, тихий, осторожный. Словно беглецы могли поднять мертвецов. Только

это не так. Грег постоянно оглядывался по сторонам. Воспоминания, вызванные этим

местом, приносили ему дикую боль, но он не прятался от них. Парень не мог отвернуться

или смотреть лишь прямо перед собой. Он-то отлично знал, как здесь было. Кто жил. Чем

дышала Деревня.

Они шли долго. Казалось, развалины никогда не закончатся, и они навечно

окажутся пленниками руин и мертвых людей, ставших прахом. Но в тот момент, когда

Джоанна уже хотела обратиться в Грегу (усталость была слишком сильной, хотелось

просто остановиться и перевести дух), из-за обломков показались вполне пригодные для

жизни здания.

Это были одноэтажные домики. И если бы не аура этого места, Джо непременно бы

подумала, что они вернулись в Гнездо. Однако, кое-что что разительно отличало этот

район от Гнезда. Не было людей. Измотанных работяг. Лавочек. Торгашей. Дорога была

пуста, и дело было не в позднем времени суток.

Драгдилер остановился, всматриваясь в огни ближайшего дома. В грязных окнах, в

которых, к слову, еще сохранились стекла, нельзя было увидеть обитателей. Они

прятались за полотнами тканей, выполняющих роль штор. Грег почувствовал, что хочет

узнать, кто живет сейчас здесь. Постучать в дверь, посмотреть на лица людей. Вдруг кто-

то из них окажется знакомым?

Джо коснулась его руки, чем заставила обернуться. Парень увидел ее огромные

глаза. Ему показалось забавным, что всякий раз при столкновении с чем-то пугающим,

они становятся такими огромными. В этот раз в них застыл ужас. Ужас не того, что может

быть, а того, на что способны люди. И не важно – из Зачистки они или соседнего дома.

Джо хотелось спросить: «кто отдает приказы, завуалированные под Снами?!» Но она без

сомнения знала ответ. И это не сосед с параллельной улицы, с которым можно поговорить

на этот счет. Это Правительство, до которого не добраться.

Джо хотелось сказать: «я с тобой». Но она промолчала. Надолго ли она рядом?

Сколько еще они протянут?

Ноги гудели. Голова болела. Все тело стонало, умоляя об отдыхе. А они все шагали

вперед, по длинной улице.

– Почти пришли. – Тихо говорит Грег, и Джо вздрогнула, потому что где-то рядом

раздался: ПЛЮХ! Возле ближайшего дома замер сгорбившийся старик. В его руках ведро.

Он только что выплеснул его содержимое на дорогу, чем напугал обоих путников. Все

трое застыли, не ожидав увидеть друг друга. Из открытой двери дома лился тусклый,

подрагивающий свет свечей. Он падал мужчине прямо на лицо, потому драгдилер и его

спутница отлично могли разглядеть каждую морщинку на его коже. Они так же заметили,

как подрагивает его голова и как этот незнакомец щурится.

Местный житель не мог разглядеть гостей. Скорее всего, зрение его было слишком

слабым. Морщинистый рот старика зашевелился, но голоса слышно не было.

Грег потянул Джоанну за собой, уводя прочь. В его планы не входило светиться.

Местные друг друга знают, так что уже через пару часов (если старик заглянет к соседке)

вся деревня узнает о прибытии нежданных гостей. Какой будет их встреча – загадка.

Никто не любит чужаков. Беглецы прошли еще пару домов. Грег уговаривал себя не

оборачиваться, потому что не хотел смотреть на морщинистого старика. Он убеждал

самого себя, что ничего страшного не случилось, а дабы избавиться от тревоги, начал

мечтать о сне. Крепком и защищенном.

– Этот дом. – Парень подошел к двери, а затем все же оглянулся. Старик куда-то

пропал, однако дверь в его дом была все так же открыта. Интуиция подсказывала, что дело

плохо.

– Ты уверен? – Джоанна смотрела на Грега с сомнением. Конечно, теперь они оба

мечтали провести хоть одну ночь полноценно, в спокойном отдыхе, даже если не смогут

заснуть. Джо так и видела, как протянет ноющие ноги и ляжет на спину. Она даже почти

слышала, как хрустнут кости и тихий стон удовольствия. Но рисковать беглецы не могли.

Они оба это понимали.

– Да. – Грег настойчиво постучал в дверь и за ней тут же послышались шаги.

– Иду! Иду! Вставай, Гертруда! Вставай! – Раздался женский голос, а через секунду

дверь распахнулась. В лицо беглецам тут же ударил жар. Он облизнул их кожу, дразня

своей теплотой, обещая убаюкать или изжарить до румяной корочки. Грег даже закрыл

глаза от удовольствия.

На пороге стояла пожилая женщина. На плечах красовалось старое серое пальто с

высоким воротником. Оно больше подошло бы высокому мужчине. Хозяйке дома одеяние

доставало до пят. Пуговиц не было, поэтому Грег и Джоанна увидели старый и уже

выцветший серый комбинезон, точно такой же, какой был на Джоанне в их первую с

Грегом встречу. На голове старушки красовался серый берет, из-под которого торчали

короткие, белые волосы. Они уже давно перестали быть локонами и теперь больше

напоминали жиденькие, полупрозрачные волосики.

За ее спиной тут же возникла девушка со светлыми волосами, облаченная в серый

рабочий комбинезон и какую-то потрепанную куртку. В руках она держала увесистого

вида чемодан, который тянул ее к земле. Девушка сгорбилась, из-за чего казалось, что она

одного роста с женщиной. Силуэт девушки заполнил собой весь проход.

Вид у обеих был сонный и встревоженный.

– Что случилось?! – Старушка посмотрела на Джоанну. – Люси рожает? Готовьте

теплую воду и чистые тряпки! – Воинственно закричала она. Грег испугался, что от ее

звонкого голоса проснется вся улица, но тут она посмотрела на парня и вся

воинственность в ней испарилась. Лицо ее сделалось бледным.

– Не может быть. – Женщина в старом пальто потянула руки к лицу драгдилера,

словно не веря своим глазам. На улице темно. Мало ли что может привидеться? Женщина

собиралась ощупать его. Получить осязаемое подтверждение увиденного, но отдернула

ладони на полпути. – Скорее, заходите в дом! – Скомандовала она.

Едва дверь захлопнулась, все четверо замерли у дверей. Молодая девушка, оставив

тяжелую сумку у дверей, подала одну из свечей своей наставнице, а та в свою очередь

ткнула ею в лицо парню. Грег сощурился, но не отступил. Казалось, его брови сейчас

вспыхнут. Тем не менее, драгдилер наслаждался жарой, что царила в помещении. Тепло

проникало сквозь ткань свитера к коже и каким-то чудесным образом шло дальше, в душу.

Настроение поднялось, хотя усталость усилилась. Парень почувствовал себя в

безопасности. Хотелось лечь и уснуть прямо тут, на полу у входа.

– Ты выжил. – Проговорила вдруг женщина с теплотой. – Но как? – Грег уже

собирался было все ей рассказать, но и рта не успел открыть. – Зря ты вернулся. –

Внезапно тревожно продолжила она, возведя при этом к потолку свой кривой

указательный палец. – Это очень опасно. Некоторые очень злы на тебя и твою семью. Сам

понимаешь почему. – Старушка замолчала, выразительно посмотрев на парня. Левая рука

ее скользнула к шее, поймав круглый деревянный кулон в виде капли. Несколько секунд

она молчала, перемещая украшение по веревочке. То влево, то вправо. То влево, то вправо.

Гертруда, что теперь возвышалась за спиной старушки, казалась самым настоящим

гигантом. Высокая и толстая, она напоминала людоеда, которому ничего не стоит

проглотить хрупкую бабушку. Она даже жевать ее не станет. Просто откроет рот и… мням-

мням. Прости-прощай, милая бабуся.

Грег устало привалился к двери, не желая прерывать размышления хозяйки дома.

Он увидел, как рука Джо тоже скользнула к шее, вот только ничего не нашла. Драгдилер

спешно, даже немного стыдливо отвел глаза.

– Тебя видели? – Спросила, наконец, старушка.

– Мужчина за три дома отсюда. Или за четыре. – Сказала Джоанна и женщина

вздрогнула. Она только сейчас заметила присутствие девушки, хотя всего пару минут

назад смотрела на нее в упор.

– Наверное, это был Чарльз. – Сказала Гертруда, и все взглянули на нее. Девушка

была выше всех присутствующих. Ее темно-русые волосы были собраны в низкий хвост,

сосулькой расположившейся на правом плече. Грег взглянул в серо-голубые глаза этой

гигантки и кивнул, хотя понятия не имел о том, кто такой Чарльз и кто она сама такая.

Видел он ее впервые, но какая разница. Если Райли ее приняла, значит она достойна этого.

Внешне она, конечно, ему не нравилась, слишком… неказистая. Лицо овалом, кожа в

красных пятнах, нос картошкой, тонкие губы и глубоко посаженные глаза, но ведь Райли

не по лицу выбирала себе ученицу. Да, именно ученицу. Это было понятно по тому, как

держалась эта девушка, словно она была на занятиях. Внимательная, тихая, послушная.

Гертруда стояла, сцепив руки в замок на уровне живота, в то время как Райли

тревожно теребила свой кулон.

– Это случайность. Он вышел выплеснуть из ведра… – Продолжила Джо, но

подробности хозяйку дома не интересовали.

– Чокнутый старик! – Воскликнула старая женщина, и все вздрогнули. Грег снова

подумал, а не привлечет ли она своим криком соседей? – Он совсем из ума выжил! Гадит в

это ведро, а потом выплескивает нам под ноги! Будь я лет на двадцать моложе, натянула

бы ему это ведро на голову!

– Райли, успокойся. Побереги сердце. – Призвала ее Гертруда, но та еще сильнее

вспылила.

– Отстань от моего сердца! – Женщина, наконец, выпустила кулон из руки. – Лучше

погрей еды! – Она всунула Гертруде в руку свечу и живо сбросила пальто. – У нас есть

немного похлебки и хлеба. – Мягко обратилась она к гостям. – Жаль, вы не пришли вчера.

Энтони принес нам одну из своих куриц. Его сын сломал ногу. Пришлось спасать

мальчишку. Потратила на него последний пакетик ВОП. – Посетовала она. – Но зато ужин

у нас был, как у королей.

Райли повела их к дальней стене, где вместо коек на полу лежали матрацы, и

предложила им устроиться на них на ночлег. Джоанна и Грег отказались. Пол вполне

подходил для крепкого сна. К слову, в такой жаре он не заставит себя ждать. Голода парень

не чувствовал, а вот сонливость да. Все втроем они расселись на полу чуть поодаль

матрацов. Райли рассказывала Грегу все, что знала о жизни их общих знакомых после

пожара. Джоанна молча наблюдала, как Гертруда копошится у печки, а затем начала

оглядывать комнату.

Мебели не было. Ни столов, ни стульев, ни шкафов. Однако противоположную от

них стену занимали маленькие деревянные полочки, уставленные всякими странными

вещами: бутылочки, колбочки, пучки трав, разного вида тарелочки и чашечки, которые, по

видимости, тоже были чем-то заполнены. Помимо этого имелись и деревянные коробочки,

забитые одной только Райли известно чем.

Кроме входной двери и двери в комнату, где они находились, была еще одна. Она

вела в дальнюю часть дома. Джоанна долго смотрела на нее, гадая, что там может быть.

Но самое интересное – девушка не обнаружила запасов еды. Совсем никаких. От чего в

ней зародилась уверенность, что она объедает этих людей.

– А я до сих пор врачую. – Продолжала свой рассказ Райли. – Это нынче самое

прибыльные дело. Даже после пожара. Люди часто болеют или ломают что-нибудь. Такая

жизнь. – Посетовала она. – Беру плату, чем дадут: едой, одеждой, дровами или посудой. У

людей нет талонов, да и кому они нужны, эти жалкие бумажки? – Женщина бодро

расхохоталась. Грег улыбнулся. Джоанна стянула с себя куртку. Жара усыпляла.

– Гертруда, ты там уснула что ли?! – Внезапный крик Райли заставил Джоанну и

Грега вздрогнуть. В очередной раз. Огромная Гертруда же даже не обернулась. Пробубнив

что-то вроде: «еще минуту», она продолжила методично подбрасывать дрова в печь. К

слову, дров осталось совсем немного.

– Я не голодна. – Вдруг выпалила девушка, чем вызвала бурную реакцию у хозяйки

дома.

– Не ври мне, девочка. – Она погрозила ей костлявым пальцем. – Не хорошо

обижать старуху. У нас есть еще еда, просто я не вижу смысла тратить ее на себя. Моему

организму требуется совсем немного. Какая разница, какой я отправлюсь в Яму – сытой

или голодной? Гертруда… – Женщина посмотрела на свою помощницу, что все еще

копалась у печки, повернулась к гостям и прошептала. – Ест за нас двоих. Но я не против.

Она молодая, и голова у нее должна всегда быть ясной, а как можно ясно соображать,

когда ты голоден? – Продолжила она уже громче. – Девушка должна быть сильной. Так

что… – Хозяйка дома снова погрозила Джо костлявым пальцем. – Береги себя, девочка. Ты

сильная. Намного сильнее, чем он. – Райли махнула в сторону Грега, а через секунду ее

светлые тонкие брови сошлись на переносице, еще больше изморщинив и без того

морщинистый лоб.– Что ты вообще в нем нашла? Без обид, Грегор, – старушка снова

схватилась за свой кулон и начала перемещать его по веревочке. – Но, согласись, ты не

самая удачная партия. Вот твой отец был великолепен. – Глаза женщины блеснули. Она

ясно ушла в воспоминания. – Сильный, мужественный. Мать обладала таким светлым

умом! Думаю, твоя сестра могла бы стать отличным врачом. А в тебе нет ничего, кроме…

– Хитрости? – Грег невольно погладил бородатую щеку, словно только что ему

отвесили пощечину.

– Я хотела сказать, что ты тощий и больше смахиваешь на подростка. Сколько тебе?

Уже есть двадцать? Встань! Покрутись! – Воскликнула женщина и повертела в воздухе

указательным пальцем. – Может, со спины ты не так убого смотришься.

– Тем не менее, я не голодна. – Вмешалась Джоанна.

– Расслабься. – Обратился к ней Грег. – Мы купим еду и ночлег. – Драгдилер залез в

рюкзак и извлек оттуда пять пакетиков ВОП.

– Убери-ка это. – Старуха окатила его строгим взглядом. – Нечего тут хвастать!

– Райли, – обратилась к ней Гертруда. Она стояла с подносом, на котором были две

миски и два ломтя хлеба, а так же четыре чашки. Девушка смотрела на пакетики с

розовым порошком. Нет, они не вызывали в ней никакого желания, но были необходимы,

как вода. – Мы примем их плату.

– Помалкивай! Это мне решать!

– Последний пакетик ты использовала. Кто знает, что может случиться завтра. –

Парировала Гертруда. И хотя она не была согласна с наставницей, голос ее звучал

спокойно, если не сказать, покорно. Решать, взаправду, было не ей.

– Подождите, вы хотите сказать, что используете наркотики в медицинских целях?

– снова вмешалась Джо, обратив на себя внимание. Это ее в действительности

заинтересовало, потому что такого рода информация могла пригодиться им в пути. Даже

сейчас. Рука Джо не заживала, рана кровоточила каждый раз, когда приходилось слишком

напрягаться. Драка. Побег. Порезу нужен был покой, как минимум, в несколько дней. Но

его не было, и быть не могло. Не при данных обстоятельствах. Лицо – дело другое.

Ссадины и разбитая губа пройдут сами собой.

– Как говоришь, тебя зовут? – Спросила Райли.

– Джо 1549.

– Кого волнуют эти номера, Джо?! – Усмехнулась старуха. Она стянула с себя берет,

и поправила жидкие, белые волосики. – ВОП успокаивает. Как ты думаешь, мы проводим

операции? На живую? Есть риск, что пациент умрет от болевого шока, а людей не так

много, чтобы проводить подобные эксперименты. Мы даем им ВОП и пока те в экстазе, у

нас есть время провести процедуру. ВОП дает не только, – она всплеснула руками,

пытаясь описать всю яркость красок мира под действием наркотика, – визуальный эффект.

Он действует так же на физическом уровне, отключая рецепторы боли. Хватает правда, не

надолго, и на следующий день непременно возникает ломка, но мы помогаем с ней

справиться.

– Такие случаи редки. – Заметила Гертруда. Она присела на пол и подвинула

поднос. Грег взял миску с похлебкой и ломоть хлеба. Джо же не тронулась с места, тогда

Райли протянула ей пиалу, смерив взглядом, как бы это сделала ее бабушка, будь она жива.

Джо кивнула, а Гертруда продолжала:

– В умеренных дозах ВОП заменяет обезболивающее. Именно так чаще всего мы

его и используем. Снимает боль и не вызывает зависимости при правильном и не

постоянном употреблении.

– Тогда вы обязаны их взять. – Сказала Джо, наслаждаясь тем, как горячая жидкость

плавно проникает внутрь пищевода, стекая по горлу.

– Ты знаешь, что тебя может ждать за этими дверьми! – Наставительно проговорила

Райли. – Вы ранены и измучены, но кто сказал, что самое сложное позади? – Она так

внимательно смотрела своими бледными глазами, что казалось, душа вот-вот выйдет с

очередным выдохом и испариться в воздухе, подобно пару, исходящему от похлебки. – Мы

тоже думали, что жизнь пройдет более-менее мирно. А теперь посмотри на нашу деревню.

Миром это вряд ли назовешь, да, девочка?

Гертруда кивнула, кивнул и Грег, а Джо не могла оторвать взгляда от бледных глаз

старушки.

Парень поставил пиалу на поднос, доедая кусок хлеба. Теперь его клонило в сон.

Жар так и манил в сонный мир, полный спокойствия и умиротворения. Даже

пульсирующая, обжигающая боль ожога отступила и будто бы притупилась. Грег

привалился к стене. Верхние веки во всю тянулись к нижним. Они, словно пара

влюбленных, которая никак не может расстаться.

– Куда вы идете? – Внезапно спросила Гертруда тише, заметив, что Грег уже начал

засыпать.

– В ангары. – Вполголоса ответила Джо и тоже отставила пустую пиалу на поднос.

– А что в ангарах?

– Грег верит, что может получить свободу.

– Глупый мальчишка! – Вставила Райли. – Если в ангарах окажется ловушка, вам

будет не выбраться оттуда.

– Она права. Большинство ангаров пусты и закрыты. Там негде укрыться. Все, как

на ладони. – Джо впервые прислушалась к голосу девушки. Ее поразило, что у такой

высокой, далеко не худой особы такой красивый голос.

– Если откровенно, Гертруда, весь мир, как макет поля, который огорожен колючей

проволокой. Мы все видны. Все в подчинении. Нас всех могут стереть, как карандаш

ластиком, и не моргнуть при этом глазом. – Джо опустила глаза, привалилась к стене,

опрокинула голову, согнув ноги. Левая рука лежала рядом, а правая покоилась на коленях.

Наступила тишина. Грег уже спал, посапывая, развалив ноги в разные стороны, а руки

сложил на животе.

Ему снилось золотистое поле, голубое небо и яркое, палящее солнце. Где-то за

спиной хохотала девчушка. Она кричала ему что-то, но парень не мог разобрать. Он

чувствовал себя старше. Он знал, что уже старик, что у него есть дети и голос той самой

озорной девчушки – голос его внучки. Грег знал, где находится. Он знал все, как это

обычно бывает во сне.

Грег-старик закрыл глаза, подставляя лицо солнцу, наслаждаясь его теплотой, как

вдруг руку обдало болью. Казалось, она пылает в огне. Грег в испуге распахнул глаза и

увидел, как кожа плавится, а затем мясо поджаривается до углей, оголяя белые кости. Он

кричал, смотрел и кричал. Но сколько не пытался потушить пламя, ничего не выходило.

Грег видел торжествующее лицо Рамиля. Слышал его громкий, надрывистый смех. Рамиль

сжимал кисть Грега, буквально впивая в нее острые пальцы, словно пытался вонзить их

внутрь, под кожу, а затем просто вырвать руку. Смех наполнял голову Грега. Смех и

собственный крик. Но это не имело никакого значения, потому что за болью, пожирающей

агонией не было ничего и все было ничем. Грег корчился и пытался это прекратить.

Тщетно.

Он мог бы задуматься о том, что его собственная жизнь ему не подвластна. Ею

управляют некто, сидящие за мониторами в сотнях километров от его места

существования. Но думать в то время, как тебя испепеляет боль – невозможно.

Грег вздрогнул. Нет, он подскочил, распахнув глаза так широко, что те едва ли не

вылезли из орбит. Но его запястье крепко держала Райли. – Успокойся, Грегор! –

Спокойным голосом приказала она. – Я почти закончила. – Хватка старухи была сильной,

волевой. Грег повернул голову к окну, желая забыть о боли, о руке, о Рамиле, черт бы его

побрал! Он удивился, когда заметил, что на улице рассвело. Получается, он проспал всю

ночь. Но отдохнувшим Грег себя не чувствовал, если только самую малость. Мышцы

болели. Шея затекла, ведь заснул он сидя, так и не успев прилечь. – Перевязок не делай.

Дай ране затянуться. – Грег кивнул, отведя руку вне поля своего зрения.

– Можешь принять душ, если хочешь. – Он посмотрел на Джо. Она так спокойно

спала, ей-то не снилось, как горит рука. Грег даже позавидовал, что при нынешних

обстоятельствах она еще может сохранять спокойствие. Джо спала тоже сидя, склонив

голову вправо. Теперь короткие рыжие волосы едва ли доставали до плеч. Они закрыли ее

избитое лицо, но сквозь локоны можно было увидеть синеватую припухлость под глазом,

разбитую, опухшую губу и ссадину на лбу. Грег так долго смотрел на девушку, что Райли

цокнула. – Все же тебе стоит принять душ, Грегор! – Настоятельно посоветовала старуха.

– Иди! – И Грег пошел.

Душевая у Райли была мизерная. Развернуться в ней было сложно, но горячая вода

тут же заставила забыть о таких мелочах. За последнее время где только им не

приходилось ночевать, а уж несколько минут помыться в тесноте – сущий пустяк.

Сильная струя хлестала Грегора по макушке. Вода стекала отдельными ручьями по

волосам, касаясь плеч с фиолетовыми пятнами гематом, проходя по груди, торсу, ногам,

стремясь пробраться в сливную дыру. Грег стоял, не шевелясь, с закрытыми глазами,

упершись одной рукой о боковую стенку душевой. Вода стекала по глазам, словно слезы,

по губам, обжигая. Он думал о семье, пытался вспомнить их лица, но хотя осознание того,

что помнишь было, деталей, на самом деле, он не мог воспроизвести. Грег подбирал в

голове голоса, которые могли бы быть хоть немного похожи, но ничего не выходило.

Мимо. Не то. Он хотел вызволить моменты семейных ужинов или чтения и если картину в

целом воображение предоставляло, то как на самом деле было – нет. Грегор чувствовал

себя паршиво. Словно дерьмом его облили и оставили сушиться. Будто он терял нечто

важное. Только… он давно это потерял. И сейчас даже воспоминания яркие, красочные,

наполненные ароматами булочек и домашнего уюта, голосами – не подвластны. Они

упрямо прячутся в подкорке.

Грег сжал кулак и ударил по стене, словно это могло помочь изменить что-то. Хоть

что-то.

– Все в порядке? – Тут же отозвалась Гертруда за дверью.

– Да.

Грег пробыл в душе еще около десяти минут. Он остановился в проеме между

комнатой и коридором, уставившись на Джо. Рядом с ней сидела Райли. Морщинистыми

руками с узловатыми пальцами она вводила и выводила иглу, стягивая края раны на плече

девушке. Джо кривилась и сжималась, но старалась не дергаться. Рядом стояла миска то ли

с водой, то ли с дезинфицирующим раствором и ватой, размякшей в ней и теперь похожей

на кровавое облако в красной луже.

Отвлекшись от Джоанны, Грегор услышал, что Райли очень тихо напевает. Мелодия

казалась знакомой, но парень был не уверен. Собственно, где ему слушать музыку? В

кругу наркоманов, что приходили за дозой? Или с Тайлером, который всегда хотел его

прищучить? Нет. Но все же… Этот мотив… Он проникал в голову. Словно Грегу уже

известно, что будет дальше…

– Ай! – Воскликнула Джо, но тут же закусила губу. – Простите.

– Ничего, девочка. Я уже закончила. – Райли щелкнула ножницами и убрала их в

сторону. – Да, так лучше. – Старуха наложила на шов повязку из отрезков чистых

простыней. – К сожалению, поставок из Правительства давно не было. – Оправдывала она

подручные средства. – Из всего осталась лишь вата. Но мы не унываем. – Улыбнулась

Райли. Джоанна аккуратно натянула рукав свитера на руку.

– Спасибо Вам.

– Никаких «Вы». Я Райли и для тебя, и для Грегора.

Джоанна кивнула. – Спасибо, Райли.

– Так-то лучше. Грегор освободил душевую. Пойди, приведи себя в порядок. Но

повязку не мочи. – Старуха поднялась на ноги, придерживаясь за стену, и ушла в кухню,

окинув взглядом Грега. – Пойдем, поищем тебе одежду. – Сказала она ему. Тот не стал

сопротивляться, а последовал за ней.

Джоанна посмотрела вслед уходящему напарнику, другу… Теперь Грег был ее

другом. Кто бы мог подумать! Она давно забыла про медальон. Сейчас он не имел

никакого значения, потому что не мог помочь им спастись. И если раньше кулон имел

ценность, память, то теперь это просто вещь, которая послужила предметом бартера.

Когда в комнате никого не осталось, Джо сжала переносицу пальцами, а затем

откинула голову назад и сделала несколько глубоких вдохов. Она пыталась убедить себя,

что рука не болит, ничуть не беспокоит, что сегодняшние передряги – пустяки в сравнении

с днем, когда ей показали тела родителей в Яме. Пыталась соскрести в себе оставшиеся

силы для еще одного рывка, а ведь далеко не последнего. Возможно, сегодня, а может,

даже завтра или послезавтра, в худшем случае через три дня они будут в ангарах.

Но…

Если в ангарах окажется ловушка… Что тогда?

Джо тяжело выдохнула.

«Тогда будь, что будет». – Сказала она себе и только теперь отправилась в душевую,

захватив из рюкзака чистое белье, брюки и майку.

Вода была как благодать. Но не вся вода ею является. Ночами под дождем никакой

благодати нет, по крайней мере, для тех, кто спит на улице. Она стояла под краном

хлещущей горячей струей воды, смывая с себя грязь, пот, кровь, гнет и сожаленье. А так

же Анну! Джо хотела стереть мочалкой с себя Анну, словно въевшуюся в кожу грязь.

Трусливую, растерянную Анну. Но она крепко засела в этом теле, порождая семена страха

и отчаяния.

Джо ополоснула короткие волосы от мыла и почувствовала легкость и свежесть,

словно версию 1549 обновили, подобно компьютерной системе.

Она выстирала брюки, выжала их и сложила. Еще раз ополоснулась и выключила

воду, насухо вытираясь полотенцем.

Когда дверь душевой затряслась от тихих, но довольно настойчивых ударов, Джо

уже застигала пуговицу на брюках. Она слышала шепот, доносящийся с другой стороны,

но разобрать слова было довольно сложно. Стук не прекратился. Джо открыла дверь,

стараясь не замечать, как все ее существо уже приготовилось к плохим вестям. Лицо

Гертруды было встревоженным. Одну руку она прижала к груди, другой держала

открытый рюкзак Джоанны, откуда торчала наспех засунутая куртка.

– Что…

– Чш-ш! Идем. – Прошептала Гертруда, протянув вещи Джо, и на одних носочках

скользнула влево. Джоанна быстро подхватила свои постиранные брюки, надела шапку на

сырые волосы и последовала за девушкой. На ходу запихивала сырые штаны в рюкзак.

Джо слышала разговоры, громкие голоса, доносящиеся с другого конца дома. Слышала,

как Райли пытается управлять буйством людей.

– Чарльз, никого, кроме Гертруды в моем доме нет. Проваливай. Проваливайте все!

– Я видел их собственными глазами, Вселенной клянусь! Видел! – Причитал

Чарльз, указательным пальцем тыча в глаз.

Они вошли в дверь, которая зародила любопытство Джо прошлым вечером. Но за

ней был лишь коридор и три комнаты. По всей видимости, здесь лежали пациенты. Когда-

то. В конце коридора Джоанну уже поджидал Грегор. Рюкзак драгдилер держал в руке. На

его плечах была легкая брезентовая куртка. Вот и все изменения в его образе. Видимо, его

тоже застали врасплох.

– За мной. – Гертруда толкнула одну из трех дверей и провела их в кладовую. Вот

только складировать здесь было нечего. Комната оказалась пуста. Единственное, что

привлекало внимание – люк в полу.

Не произнося ни слова, помощница Райли схватилась за ржавую ручку и потянула

на себя. Где-то за спиной голоса местных жителей все больше срывались на крик. Они

требовали впустить их в дом, иначе…

– Мы сожжем твое жилище! – Орал кто-то. Судя по голосу, мужчина.

Гертруда откинула крышку и жестом приказала Грегу и Джо спускаться вниз.

Проблема состояла в том, что лестницы не было. Им предстояло просто нырнуть в

темноту.

– Прыгайте! – Приказала девушка. Она явно нервничала. Грег даже представил, как

она сорвется с места, едва избавится от них.

– А что там? – Спросил драгдилер.

– Подвал. – Чуть ли не заорала на него Гертруда. – Прыгайте и сидите тихо.

Джо юркнула вниз и за штанину потянула Грега. Тот упрямо смотрел на Гертруду, а

голоса становились все громче. Тогда он прыгнул, а потом крышка захлопнулась и

послышался щелчок. Их заперли.

Подвальное помещение было довольно просторным. Стены не давили и в

кромешной тьме разглядеть их не удавалось. Голоса были приглушены и почти не

слышны. Люди наверху словно шептали, а затем смолкли. Грег молчал. Он хотел

побыстрее выбраться отсюда. Воображение настолько разыгралось, что в голову начали

лезть ассоциации из детства. Если конкретнее – то страшное утро, когда он в последний

раз видел свою семью. И ночи в одиночестве в чужом доме, которые так долго тянулись и

не приносили ничего, кроме колкой тоски.

Грег опустился на сырую землю, но потом решил встать. Если одежда намокнет,

будет еще холоднее, чем есть. И вот уже наслаждение от принятия горячего душа таяло,

подобно снегу под жарким солнцем. Он с сожалением выдохнул, скрестил руки на груди и

принялся ждать, когда они смогут покинуть это место.

– Ненавижу темноту. – Прошептала Джо, на что парень лишь усмехнулся. Он ее

тоже терпеть не мог. Не потому, что темнота наводила ужас, а потому, что заставляла

рыться в собственных мозгах.

У Джоанны так и чесались руки достать из рюкзака спички и зажечь огонь. Во-

первых, на теле все еще было достаточно влаги, и она уже начинала замерзать. Во-вторых,

тьма душила ее, как и любопытство. Вообще ей уже начало казаться, что развивается

клаустрофобия. Тот факт, что пути отступления нет, а их закрыли на защелку, Джоанну

нервировал. Стоять на месте, как это делал Грег, она не могла. И хотя глаза уже привыкли

к темноте, видимость была все равно нулевая. Лишь по дыханию Джо определяла, где

находится Грег.

Выставив руки перед собой, девушка двинулась вперед. Она шла до тех пор, пока

ладони не коснулись влажной кирпичной стены. Ноги уперлись в какие-то ящики. Джо

хотелось думать, что это запасы еды. Например, картофеля или моркови.

Теперь она двигалась вдоль стены, влево, ведя руками по кирпичу. Ощущения не из

приятных. Джо шла до тех пор, пока не насчитала все четыре угла.

– Мы в ловушке. – Заключила она с тяжелым вздохом.

– Уймись. Райли нас выпустит.

Время тянулось так медленно, что уже начало казаться, оно совсем остановилось.

Будто кто-то поставил на паузу, а про Грега с Джо забыли. Наверху была абсолютная

тишина. Даже шагов не было слышно.

Джо уже не чувствовала ни рук, ни ног, трясясь от холода, и даже куртка, которую

Гертруда сунула в рюкзак, не спасала. Зубы стучали. И Джо начала жаться к Грегу,

который тоже вовсю дрожал, и с энтузиазмом поддержал идею девушки. Парень уже сам

начал сомневаться, что Райли про них не забыла. А потом что-то грохнулось. Так сильно,

что Джо и Грег втянули головы, прижавшись друг к другу еще сильнее.

– Что это было? – Они посмотрели наверх. Сквозь плотно положенные доски пола

не было ничего видно. Джоанна поднесла ладонь кверху и почувствовала обжигающий

жар. – Мы горим. – Тихо сказала она, не веря своим словам. – Грег. – Она посмотрела на

парня, которого толком не было видно. И хорошо, потому что его глаза были полны ужаса.

– Дом горит.

Наверное, прошло всего около десяти секунд, но им казалось, что не меньше часа

они простояли вот так, смотря друг на друга и пытаясь понять, – что же на самом деле

происходит. А потом им обоим будто пинок под зад дали, да такой, что мозги встряхнулись

и холод отступил.

Онемевшими пальцами, Джоанна бросилась расстегать рюкзак. Грег кинулся за

спичками в своем рюкзаке и ножом. Он понятия не имел, зачем берет нож, но ему казалось

это правильным.

– Не дышим. – Предупредила Джо. – Первая спичка – осматриваемся. Когда

потухнет, тащим все, что сможет загореться.

Грегор кивнул.

Он понимал, что лучший вариант – найти еще один выход. Если его нет, они

потушат этот огонь сырой землей и начнут вышибать дверь подвала. Как – еще предстоит

подумать.

Беглецы задержали дыхание. Джо щелкнула спичкой по коробку. Искра. Шипенье.

Маленький огонек. Они быстро осмотрелись по сторонам. Подвальное помещение

действительно довольно крупное.

«Могила будет просторной» – подумал драгдилер, подмечая мешок с картошкой

неподалеку от себя. У противоположной стены – два деревянных ящика.

Тьма.

На ощупь Грег двинулся к стене с мешком. Опрокинул его, высыпая картошку на

землю. Да простит его старушка Райли! Выставил руку вперед и пошел назад, пока не

встретился с выставленной ладонью Джо. Грег скомкал мешок.

Вторая спичка. Огонь быстро принялся за джутовую ткань. Теперь было время

осмотреться. Сперва, они ловят испуганные, но в то же время бойкие взгляды друг друга.

Они готовы бороться за свои собственные жизни и жизни друг друга. Потом

осматриваются. Внимательно, впиваясь глазами в отступающую темноту. Они ловят одно

и то же, и бросаются туда, на ходу хапая спички, нож и рюкзаки.

– Это то, что я думаю? – Грегор не верил своим глазам.

– Надеюсь.

В это время серый дым начал пропускать свои густые щупальца в узкие щели

между досками. Но ни Грег, ни Джо пока этого не заметили. Все их внимание направлено

на довольно низкую арку, проход которой прегражден калиткой из железных, плотно

уставленных прутьев и замком. А за ней – туннель, в который им не попасть. Грег уселся

на землю и принялся лупить ногами по калитке. Но та лишь едва заметно дергалась, а

замок возмущенно позвякивал.

Джо потерла глаза и закашлялась. В горле першило. Голова стала будто бы тяжелее.

Однако, она села рядом с Грегом.

– Давай вместе. В петли. – Вдох сопровождался режущими болями и сильным

кашлем. – Давай. – Едва говорила она.

Удар. Удар. Удар.

Калитка расшатывалась, но не сдавалась. Она наслаждалась кашлем обоих.

Упивалась тем, что не выпускает их на свободу. Видела, как Грег и Джо опускаются ближе

к земле, чтобы подышать. Их глаза покраснели. Головы плохо соображали.

Удар. Удар. Удар. Удар.

Калитка почти сдалась. Почти. Одна из трех петель оказалась упрямее всех.

Удар. Удар.

Железная самодельная преграда летит в бок, пропуская пленников в туннель. Грег и

Джо ползут друг за другом, стараясь не останавливаться даже из-за приступов кашля.

Ощущения будто бы они сейчас легкие свои выкашляют, не меньше. Приходится

жмуриться, чтобы хоть немного смягчить резь в глазах.

Туннель оказался достаточно узким и длинным. Зачем его сделали – вопрос

интересный, но Джо всю дорогу ползла и благодарила за путь отступления, сама не ведая

кого. Да и какая разница. Наверное, сегодня Джо молилась впервые. За Райли. За Гертруду.

За жизни людей, с которыми была знакома всего день. Она понятия не имела, что

произошло там, наверху, и думать об этом было больно. Тяжко.

Ползли они молча. Густой дым, плавно приплясывая, следовал за ними. И только

когда руки Джоанны соскользнули, и она кубарем свалилась в холодную воду ручья,

почувствовала свежесть лесного воздуха. Аромат хвои. Стоило больших усилий не

закричать от неожиданности и ледяной воды. Джо пискнула и выпрыгнула на землю,

словно зад ее внезапно загорелся.

Грег с минуту смотрел, как бы поудачнее выбраться из туннеля, заросшего травой и

припрятанного ветками. Однако, чтобы развернуться вперед ногами просто не было места.

Зацепиться и подтянуться – не за что. Вариант один. Грег свалился в ручей и так же

стремительно из него вылез.

Молча отдышавшись и вдоволь накашлявшись, они разлеглись на земле, устремив

взгляды в небо. Снова замерзая. Но с улыбками на лицах. Это были улыбки облегчения, не

более, поверьте.

– Мы выбрались. – Прошептала Джоанна.

– Выбрались. – Повторил Грегор.

А потом они заметили огромный столб дыма, стремившейся наклонным путем к

небу. И стоило только подняться на ноги, чтобы увидеть языки пламени, охватившие

деревню. Теперь они слышали крики агонии, зов помощи, словно до этого были глухи.

Чувствовали вкус гари и своей ничтожности.

После очередного протяжного крика Грегор хотел ринуться туда, но Джо схватила

его за локоть. Впервые за их знакомство она увидела в его глазах всепоглощающий ужас и

детское непонимание.

– Ты ничем не поможешь. – Тихо, но четко произнесла Джоанна. Грегор посмотрел

на пылающую деревню и дернул руку в жесте несогласия. Но хватка Джо была сильной,

если не властной. – Им не помочь. – Повторила она.

Часть вторая

Они шли без остановки несколько часов. Грег впереди, Джоанна чуть поодаль.

Впервые, с момента их встречи, она отставала от спутника. Впервые девушка не могла за

ним угнаться, хотя всегда было наоборот. То и дело ей приходилось с размашистого шага

переходить на бег, чтобы догнать драгдилера, а еще Джо постоянно оглядывалась. Не

потому, что желала убедиться, что они достаточно далеко ушли от деревни, и она больше

не увидит беснующих языков пламени, пожирающих дома, а потому, что ей мерещилось,

что за ними наблюдают. И хотя видимых причин для волнения не было, она все равно

была сама не своя. Устала. И хотя была не против поскорее добраться до 17 ангара,

мечтала побыстрее закончить этот, казалось, нескончаемый побег, Джо все же адекватно

оценивала их силы. Да, девушка понимала, что Грегу сейчас тяжело, возможно, даже

больно. И она не могла осудить его за желание поскорее умчаться прочь. Даже приняла

бы, если бы он наорал на нее. Но она не могла допустить, чтобы гнев затуманил его

голову. А именно это с ним и происходило.

Грегор ощущал бешеную злость. Она пульсировала в нем. Пропитала его.

Захватила каждую клеточку. Злость – это неплохо. Злиться даже правильно. Проблема

заключалась в том, что злоба была бессильной. Грег не мог выплеснуть ее на тех, кому она

предназначалась.

Чуть ранее, стоя у ручья, сырой и шокированный пламенем в деревне, Грег видел

«рыцарей» Зачистки. Да, может, местные и подожгли дом Райли… Хотя! Откуда ему

знать?! Может, это сделала Зачистка?! Может, местные, в частности тот самый старичок,

как его (Чапи, Чак… парень не мог вспомнить) может, он просто распылялся, пытаясь

припугнуть Райли? Скорее всего, так и было! Черт! Да Райли же единственный

врачеватель. Если с ней что-то случится… Конечно, еще остается Гертруда, но Райли…

Кто может заменить Райли?!

– Надо передохнуть. – Голос Джо не дошел до парня. Тот никак не среагировал.

Шаг его остался таким же энергичным. Голова работала. Взгляд извергал бесполезные

искры. Рюкзак покачивался на спине. Он видел Зачистку. Видел, как они поджигали дома

за собой. Именно за! Не перед. Они шли по следам беглецов и как будто в наказание и им,

и людям, за то, что Грег и Джо просто проходили мимо, и никто их не остановил, жгли все,

что могли.

Не живое и живое.

Грег мечтал убить их. Каждого. Он мечтал, чтобы они сгорели заживо. Парень бы

лично облил их горючей смесью и с улыбкой чиркнул спичкой, и бросил бы в них. А затем

наблюдал бы, как жадное пламя сжирает сначала кожу, затем мышцы, плавит жир…

– Надо передохнуть. – Повторила девушка. Реакция Грега была аналогична

предыдущей. Парень ее не слушал. Не мог слышать. Не хотел. Чем быстрее он перебирал

ногами, чем дальше уходил от родной деревни, тем явственнее понимал, что этот огонь из-

за него. Это он виноват. Это он вызвал пожар. Снова. Он. Он и только ОН.

«Некоторые еще очень злы на тебя и твою семью. Сам понимаешь за что…» –

Крутились в голове слова Райли. Грег корил себя, что не прислушался к их тайному

смыслу. Это было предупреждение. Предзнаменование. Так он считал. И никто не в силах

был его переубедить.

«Никто в здешних местах не забыл, кто стал причиной огненной казни». – Вот, что

хотела сказать Райли, но парень не слушал. Он так хотел спокойного сна, отдыха, что не

побеспокоился ни о ком, кроме себя. И вот к чему это привело…

«Рыцари» повторили свой «подвиг». Они уничтожили то, что осталось от Деревни.

Уничтожили все…

Причиной той огненной казни был Грег и его семья, парень это прекрасно понимал.

Люди, которым они снились, отказывали убивать. Они протестовали против Сна. Осознано

идя на смерть… Наверное, Правительству это очень не нравилось. Не послушание. И они

решили все пресечь.

Грег только одного не мог понять. Раз Правительству так нужно было убить Грега и

его семью, почему они просто не взорвали им головы? Ведь так было бы куда проще! Да и

зачем нужны эти дурацкие Сны, когда можно ликвидировать человека, без шума и грязи,

без лишних хлопот? Зачем Сны? Зачем все эти сложности?

И тут к нему пришел ответ. Как-то сам собой. Случайно. Ненавязчиво.

Страх.

Толпу нужно держать в страхе. Когда человек боится, его проще контролировать.

Страх за свою жизнь… Да. Что не говори. Умно.

И все же плата за непослушание оказалась слишком высокой. Грег даже пожалел,

что не сдох, тогда, в огне.

– Грег. – Джо сжала его плечо, призывая остановиться. Драгдилер развернулся и

наткнулся на взгляд очень спокойных голубых глаз. «Не грызи себя» – читалось в них, но

парень грыз, и будет грызть еще очень долго. – Надо передохнуть. – Ее сбивчивое, частое

дыхание удивило парня, и он кивнул в знак согласия.

Они устроились под ближайшим деревом и, хотя аппетита у Грега особо не было,

он вяло жевал кусок хлеба, что сунула ему в руки Джо. Голова его не работала, точнее

работала, но мысли его были далеко отсюда. В прошлом. Не в настоящем.

Грегор находился в шоке. Он словно снова очутился в том дне, когда огонь был

везде, люди метались как бешеные, затаптывая друг друга. Никто не пытался никого

спасти. Разве что своих родных, но до остальных дела не было. Сосед, горевший заживо –

не мое дело! Дом, рухнувший от огня, похоронивший чьих-то детей в подвале (их крики

еще слышны) – не мое дело!

Это было ужасно. Это было страшно. Это было забыто. А теперь воспоминания

вернулись. Их никто не звал, а они, как говорится, ворвались без приглашения. Ну и что

теперь с ними делать?

Воспоминания той ночи, когда его мать и сестра сгорели заживо в родном доме,

словно штырь встали поперек горло. В ту ночь – они, в это утро – Райли. Грега охватило

чувство потери. И хотя Райли не была таким уж родным человеком, ее потеря все равно

стала для Грегора стрессом.

Это он виноват. Надо было просто пройти мимо. Просто пройти…

– Ты слышал? – Вдруг привлекла его внимание Джоанна. Она выпрямилась и

начала оглядываться. Грег, который все никак не мог совладать со своими мыслями, уныло

повертел головой. Если бы сейчас «рыцарь» Зачистки стоял бы прямо перед его носом, он

бы его не увидел.

Вокруг не было ничего необычного.

Ветер уныло качал ветви деревьев, чуть слышно шурша листвой. Черное покрывало

земли лишь изредка сменялось островками бледно-зеленой короткой травы. Над головой

вяло скользила серая масса то ли облаков, то ли туч. И никаких «рыцарей» в черном, с

блеском в глазах, потных от погони, с автоматами на перевес.

Грег закинул в рот последний кусочек, и вдруг его осенило: вдруг Райли спаслась?

В тот раз ей это удалось, может, и в этот повезет? Только вот в тот раз, при первом пожаре,

сколько ей было лет? Парень задумался. Когда мать Грега рожала Сару – его младшую

сестренку, Райли уже врачевала. А если ему не изменяет память, то, вроде, она же и

принимала роды, и когда рожали его тоже. Мать говорила что-то подобное.

Поскольку Грег помнил Райли всю свою сознательную жизнь, он щедро одарил ее

цифрой восемьдесят. Восемьдесят лет Райли. Что ж… Это очень подходило под ее

внешний вид, и что-то подсказывало парню, что он не далек от истины (на самом деле

Райли было всего шестьдесят четыре). Но пусть даже и так, она была уже старушкой, не

способной сбежать от огня или Зачистки.

Грег впал в уныние.

– Сколько еще нам идти? – Спросила Джо, вырывая его из мыслей, прекращая

процесс пожирания самого себя. Он не должен был идти к ней. Нужно было проходить

мимо и заночевать где-нибудь в канаве. Но теперь думать об этом было уже поздно.

Осталось только смириться, принять.

Джо уже закинула рюкзак на плечо. Грег тут же встал, восприняв это как сигнал к

продолжению пути.

– К закату будем на месте. – Просветил ее парень.

Они продолжили путь, на этот раз держась вместе. Грег не позволял себе улетать

вперед, впрочем, как и не позволял себе думать о Райли и пожаре.

– Как на счет твоей семьи? – Внезапно спросил Грег. – Кто они? Чем занимались?

Джоанна остановилась. Она какой-то миг смотрела в спину уходящему парню, а

потом снова поравнялась с ним. Ей ни за что на свете не хотелось возвращаться мыслями,

памятью туда, тем не менее, помолчав, она сказала: – отец делал мебель. Ничего

особенного, но люди шли к нему. Он старался выполнять работу качественно и мне всегда

об этом говорил. Мама была портнихой. Конечно, в наше время в платьях не походишь, но

женщины заказывали красивые наряды. Наверное, чтобы хоть как-то разбавить серость

длинных дней. – Ее голос звучал тихо, иногда доходя до шепота. Сердце сжималось так

сильно, что, казалось, оно хочет уменьшиться до размера атома. – Мы с сестрой часто

наряжались и танцевали, пока мама готовила ужин или выполняла заказ при свете свечи. –

Джо откашлялась. – Однажды Сильвия предложила устроить что-то вроде семейного

особенного ужина. Мы готовили весь день. Отец ушел снимать замеры, а мама ушла с

готовым костюмом на примерку. Мы ждали так долго, что Сильвия начала сердиться. Я

только потом поняла, что она просто не могла справиться с нервами. Я задремала. А она

так и просидела до утра. Стол был накрыт, но никто не притронулся к еде. Тогда мы не

знали, что нам предстоит голодать, иначе бы подъели бы все, до последней крошки. Не

сказать, что я была маленькой, но в пятнадцать ветер в голове гуляет. В общем, утром к

нам пришел мужчина. Я навсегда запомню его безучастное лицо. Он выполнял Закон. Его

роль была отвести нас к Яме. Мы пошли. Люди все так же шли на работу, будто ничего не

произошло. Жизнь шла дальше, а мы остались там. Мужчина ткнул своим жирным

пальцем на дно. Тела родителей плавали в черной жиже рядом друг с другом. Мы узнали

их сразу. Ему даже не пришлось ничего говорить. Сильвия обмякла прям там, и я осталась

на несколько минут одна. А через неделю сестра приняла решение уйти вслед за

родителями по средствам наркотиков. А что дальше ты и сам видел.

– Моя мама тоже врачевала. – Внезапно выпалил Грег. Никогда прежде ни с кем он

не поднимал тему родителей. Это было Табу. Но сейчас он почувствовал необходимость в

этом откровении. – Как Райли. Они были что-то вроде команды. Точнее мама была ее

ученицей. Отец работал в ангарах. Не знаю, чем конкретно он занимался. Помню, каждый

вечер он приходил жутко усталый и помятый. Мама говорила, что отец разнорабочий. Он

умел все. – Грег хмыкнул. – Особенно хорошо он умел врать. Когда я спрашивал, чем он

занимается на работе, отец отвечал, что пытается сделать наш мир лучше. Так себе

объясненице, верно? – Грег взглянул на Джо. – Ты часто их вспоминаешь?

– Нет. – Она помолчала. – Не знаю. – Призналась, наконец. – Каждые

воспоминания, даже самые счастливые заканчиваются одним – я смотрю с обрыва вниз и

вижу спины своих родителей, держащиеся на плаву, словно поплавки. – Джо откашлялась,

а потом резко остановилась, напрягая слух. – Тс-с!

Грег покорно заткнулся. Он осторожно огляделся по сторонам, но не увидел ничего

опасного. Зачистки нигде не было. Парню хотелось закончить их путешествие сегодня же.

А если они будут продолжать останавливаться, придут к ангарам глубокой ночью или к

утру, что еще хуже. Он уже бело хотел сказать Джо, что у нее глюки, но осекся. В конце

концов, они не на пешей прогулке с классом, а в бегах и ее внимательность может спасти

их жизни.

Джоанна молчала, вслушиваясь в шорох. Пыталась охватить весь лес, но это было

просто невозможно. Грег внимательно смотрел на лицо девушки, затем еще раз оглянулся,

и, решив, что его спутница, скорее всего, словила глюк, побрел дальше, оставляя ее

позади. Девушка же продолжила путь, лишь когда приняла свою разыгравшуюся

паранойю. Дальше они шли молча. Каждый размышлял о чем-то своем. Джоанна то и дело

дергалась, оборачивалась и отчаянно пыталась разглядеть что-то среди деревьев. Грег же

сконцентрировался на дороге, лишь временами его уносило в прошлое. Обрывки

воспоминаний то и дело тревожили его: вот он с семьей за ужином. На столе хлеб, вода,

гречка и немного мяса. Его младшая сестра, Сара, как всегда корчится, отказываясь есть.

Аппетит у нее был никудышный. Мама о чем-то беседует с отцом. Единственная свеча,

что стоит в середине стола и подрагивает от дыхания домочадцев. Все тихо, мирно. Все

так, как должно быть.

Следующим идет воспоминание о Райли. Она еще молода, без морщинок на лице и

седых волос. Врачевательница готовится зашивать Грегу ногу. Он распорол икру, играя с

Тодом и Харви на развалинах. От инструментов, что женщина принесла с собой, у Грега

кружится голова. Хотя сейчас, спустя много лет, становится ясно, что дело было не в

блестящих изогнутых штуках, которым испуганный мальчишка придумывал самые разные

предназначения. Все дело в потере крови. Так много алой жидкости юный Грегор в жизни

не видел. Операция прошла на живую. Помнится, Райли предложила дать Грегу немного

ВОП, но отец отказал.

– Тебе это не нужно. – Сказал он. – Ты мужчина. Терпи. – И Грег кивнул,

соглашаясь, но как только игла прошла через кожу, упал в обморок. Зачем отец отказался

от обезболивающего, парень не знал. Мог только предположить, что, либо папа хотел

припадать сыну жизненный урок, либо просто побоялся, что юный Грег пристрастится к

сильному галлюциногену.

«Семья» – подумал парень и улыбнулся. Она оберегала его в этом чокнутом мире.

Сначала родители, потом Райли, теперь Джо. Получается Джо теперь его семья? Грег

быстро глянул на девушку, которая снова обернулась. Молча, она исследовала местность,

при этом шла вполоборота, но так лихо лавировала среди деревьев, словно видела их

затылком. А затем, по-видимому, как и раньше ничего не обнаружив, развернулась и

угрюмо засеменила вперед.

Парень вспомнил их первую встречу и его улыбнуло воспоминание о той

решительности, с которой она разбила ему нос, затем перевернула кухню, но вся ее

готовность рвать и метать резко пропала, когда вошел наркоман. Она не смогла продать

ему ВОП. Парень усмехнулся. Моралистка!

«Интересно, как давно появился ВОП?» – Вдруг проскочило у него в голове. Он

пошарил в закромах памяти, выискивая первое упоминание о наркотике. Затем,

сверившись с той информацией, что получал в процессе работы от Тайлера и наркоманов,

подытожил, что розовый порошок появился задолго до него самого.

Джоанна молча передала ему бутылку, отвлекая от мыслей. Грег сделал пару

добрых глотков, а потом услышал это… Где-то в глубине храпнула ветка, затем еще одна и

еще. Беглецы замерли, словно кто-то рявкнул им в спину: «Стоять!», а затем медленно

обернулись.

Ветер все так же лениво качал листву. Ветки меланхолично двигались в такт

каждому дуновению. Серое небо застыло над лохматыми макушками диких деревьев.

Именно диких. Роща, что отгораживала Поля от Гнезда, была жидкой, практически

прозрачной. Ее наполняли худосочные деревья, с жалким подобием листвы. Здесь же

стволы были настоящими, толстыми, высокими, как и подобает нормальным деревьям.

Листва хоть и имела болезненный слабо-желтый оттенок, все же могла похвастаться

пышностью кронов.

Хруст продолжался. Кто-то явно приближался к ним со спины. «Зачистка» -

Подумали оба беглеца, но вот парадокс, они не могли двинуться с места. Может, потому,

что шаги (если это были они) раздавались так близко, что ни Грег, ни Джо даже не видели

в побеге никакого смысла?

Беглецы замерли в ожидании «рыцарей», что медленно приближались.

Монотонный хруст не прекращался ни на секунду. С каждым мгновением он нарастал и

вот где-то там, впереди, качнулась ветка. Непроизвольно беглецы сделали шаг друг к

другу. Грег все еще держал в одной руке бутылку. Плечом он чувствовал плечо спутницы,

и это странным образом придавало ему сил.

Снова где-то там, впереди, качнулась ветка, раздался хруст и топот ног, но никого

не было видно. В голове парня даже проскользнула мысль, что, может, «рыцари» ползут?

Ведь слышно как кто-то приближается, но где же их силуэты, где головы, где, черт возьми,

голоса?

И, тем не менее, кто-то к ним приближался…

Раскачивая низкие ветви, осторожно переступая с копыта на копыто, к Грегу и Джо

вышел олененок. Он был худой. Одна из его передних лап сломана. Безжизненно

болтающаяся конечность у столь милого существа не вызвала у Грега ни капели

сочувствия. Зверь замер возле дерева, удивленно разглядывая своими большими карими

глазами людей, которые не менее удивленно разглядывали его.

«Вот он, наш преследователь», – подумал Грег с облегчением. Он поднял голову к

серым облакам. Парень вдруг осознал, что давно не было дождя. Ему очень не хотелось,

чтобы он застал их в лесу и, хотя ноги гудели, Грег не решался сесть и устроить привал.

Наоборот, ему хотелось поскорее двинуться в путь. Беглец даже пообещал себе, что

обязательно найдет укрытие, ни при каких условиях не будет мокнуть на улице.

– Джо, – произнес парень, но девушка тут же, очень быстро и бесшумно закрыла

ему рот ладонью. В отличие от парня она видела намного больше. Она смотрела не на

олененка, а на тощую рысь, что подкрадывалась слева от них. Девушка в ужасе подумала,

что именно эта лесная кошка и преследовала их все это время, а вот олененок здесь, скорее

всего, просто случайно.

Джо сковал ужас от мысли, что рысь могла наброситься на нее, когтями вонзится в

спину, а зубами – в шею. На счастье беглецов рысь собиралась напасть на олененка. Умная

дикая кошка выбрала добычу поменьше и послабее.

Джо напряглась. Она ждала, когда кошка прыгнет на свою добычу и тогда, они с

Грегом побегут. Со всех ног. Не оглядываясь.


Рысь прижалась к земле. Она затаилась, готовая к прыжку. Джо приготовилась

бежать. Грег, который только что заметил пятнистого тощего хищника, растерялся. Он

больше не считал Джо параноиком. Время остановилось, как и беглецы. Они превратились

в статуи. Джо надеялась, что если они не будут шевелиться, рысь их просто не заметит.

Все, что ей было нужно – шанс. Она его не упустит.

Олененок же все так же разглядывал людей, не замечая опасность.

И вот, наконец… Рывок! В пару прыжков рысь настигла свою нерасторопную

добычу, но ни Грег, ни Джо этого не видели. Едва рысь двинулась, Джо схватила Грега за

руку и помчалась с ним прочь. Сквозь лес. Сквозь деревья.

Они бежали так быстро, как никогда в жизни, и все же обоим казалось, что это

очень медленно. Что рысь непременно догонит их и вцепится когтями в спину, а зубами в

шею. Но никто не смел оглянуться. Было слишком страшно взглянуть смерти в глаза. Уж

лучше бежать вперед в неведении, с надеждой, что позади никого нет, чем обернуться и

увидеть хищника, гонимого инстинктами и жаждущего оторвать от добычи кусок.

Побег Джоанны и Грега продолжался довольно долго, а закончился тогда, когда

парень споткнулся о собственную ногу и ударился лицом о землю. Бутылку с водой, что

все это время была зажата в руке парня, придавило грудью, от чего та сложилась пополам

с характерным звуком. Содержимое выплеснулось на землю. Из горла вырвался

гортанный, сдавленный звук. Зажмурился. Пытался сообразить что к чему. Получалось с

трудом. Он видел ноги напарницы. Джо бежала вперед и смогла остановиться лишь через

пару метров. Инстинкты подсказывали, что нужно двигаться вперед. Быстрее.

«Беги!» – Орали они.

«Брось его и беги! Беги! БЕГИ!!!»

Но, вопреки здравому смыслу, 1549 вернулась назад, чтобы помочь подняться Грегу.

Парень дышал, как загнанная собака, в принципе, как и Джо. Девушка схватила его за руку

и рывком поставила на ноги, но Грег тут же упал на землю. Она предприняла вторую

попытку, подавляя чувство злости: нагнулась, чтобы снова водрузить его на обе ступни и,

возможно, дать хорошего пинка для скорости, но едва потянулась к нему, драгдилер

легонько дал ей по рукам. Он с трудом сел. Посмотрел на нее своими светло-карими

глазами и помотал головой. Заметно отросшая щетина теперь все более стремилась к

законному определению – борода. Она закрывала худые, впалые щеки, разукрашенные

корочками запекшейся крови на местах ссадин, и придавала осунувшемуся лицу

видимость округлости. Его глаза были уставшими, бледными. Под нижними веками

образовались тяжелые мешки. Лоб закрывали волосы, уже не такие чистые. Визуально

Грег постарел – вот, что отметила Джоанна. О рыси она уже не думала. Лишь о том, как

Зачистке удается их выжить из этого мира. И дело идет к концу.

«Я больше не могу!» – Вот, что пытался сказать Грег. Однако слов из его рта не

вылетало. Они были и ни к чему. 1601 упал на землю и закрыл глаза. Дышал громко и

жадно. Джо с секунду возвышалась над ним, а потом устало опустилась на колени.

Посмотрела вперед, старалась прислушаться, однако за громким дыханием не слышала

ничего. Если на чистоту, они бежали, гонимые слепым страхом, опьяняющим мозг. Рысь

давно занялась своей добычей, и ей не было никакого дела до двух беглецов.

1549 провела ладонями по лицу, собирая с кожи свежий соленый пот. Волосы под

шапкой вспотели и, стянув ее, девушка тут же забралась пальцами в свои рыжие локоны.

Ногти, что всегда были коротко стрижены, уже успели вырасти, образовав на кончиках

белую дугу, приятно оцарапали кожу. Раны на подушечках затянулись и больше не

приносили дискомфорта. Джо снова посмотрела на Грега. Он никак не мог отдышаться. В

голове его пульсировало. Тело сотрясало от усталости и перевозбуждения. О страхе уже и

речи не шло. Они достигли той пиковой точки, когда могли сказать: «а катись оно все к

черту!». Посмотрел на Джоанну. Дважды кивнул. Говорить он не мог, но уже успел

заметить, что слова с этой рыжеволосой девушкой особо не нужны. Это было странно, но

вместе с тем и удобно. Особенно в ситуации, когда тебя преследуют.

Грег был благодарен. Джо кивнула в ответ.

Лишь спустя десять минут беглецы смогли продолжить путь, мучаясь от жажды.

Джо шла впереди, смотря прямо перед собой, концентрируясь на неведомой цели –

Ангарах. Она никогда не была в них. Лишь мельком слышала, что такое место имело

место быть. И слух грел душу. Возможно, они идут не просто так…

Грег же постоянно оборачивался. Хотел убедиться, что на хвосте никого нет. Хотел

быть уверен, что задницы их благополучно доберутся до Ангаров. Он прикидывал какая

смерть была бы более гуманной: от пули Зачистки или клыков хищника? Выбирал первое.

Затем снова взвешивал, словно на весах, все «за» и «против», успокаивал себя, что

опасность позади. Но поджилки тряслись. Сердце бешено стучало. Именно они и

заставляли Грега снова оборачиваться.

– Что это? – Джо остановилась, всматриваясь вперед. Она не видела мечущиеся

глаза 1601 и не поняла, что оторвала его от немого диалога. Парень остановился.

Присмотрелся. Напрягаться не пришлось, чтобы увидеть, как ряды деревьев редеют, и

появляется серая, бетонная…

– Стена. – Глухо ответил Грег.

«Я не о ней» – Хотела проговорить девушка, но промолчала. В отличие от своего

товарища, она смотрела чуть выше. Это был Ангар. Один из них. Он возвышался над

стеной еще на пару метров и своим мрачным, черным цветом нагонял ужас.

Однако, в отличие от Джо, Грег испытывал трепет. В детстве его отец не особо

рассказывал о своей работе. «Ангары» – говорил он, и на этом разговор заканчивался. Но

Грег, как и каждый человек живший в деревне знал, что работать там могут не все, а

постореннему попасть в Ангары сложно и опасно, ведь не зря же этот район обнесли

стеной. Он жаждал увидеть, что же там за стеной. Возможно, потому что парень надеялся,

что после стольких лет, приоткроет завесу тайн о своем отце.

Бетон казался относительно новым, что было удивительным. Грег попытался

припомнить, когда последние рабочие покинули эту территорию, и мысли его вернулись к

пожару. Прошло двенадцать лет, а плиты, обносящие Ангары, выглядели как новенькие. В

высоту стена достигала порядком двух с половиной метров. Просто так через нее не

перемахнуть. Грег почесал обросший подбородок, затем провел исхудалой рукой по шее.

– Где-то должны быть ворота. – Наконец, сказал он. – Но мы пойдем здесь.

Он подошел к стене, дотронулся до нее рукой, будто хотел убедиться, что плиты

действительно существуют, а не плот разыгравшегося воображения. Присел. Вложил

ладонь в ладонь. – Давай! Дамы вперед.

Джо кивнула. Поставила свою ногу в импровизированную ступеньку и обхватила

Грега за шею. Их взгляды встретились. Парень напрягся от боли, что тут же заполыхала

огнем в правой ладони. Стиснул зубы. Терпел.

– Потом подтянешь меня. – Проговорил драгдилер, морщась. Джо снова кивнула.

Она не была из тех, кто любит долгие разговоры и многозначительные фразочки. – Раз.

Два. Три.

Грег рывком поднял Джоанну, вложил в него все свои силы. Больную руку обожгло.

По правде говоря, драгдилер думал, что с первого раза у них не получится.

«У меня не хватит сил», – думал он. Однако, 1549 ловко вскарабкалась на стену,

перекинув ногу на другую сторону. Снизу послышался вздох облегчения. Грег сжимал

запястье, словно это могло остановить поток боли. Будто возможно было силой мысли

заживить рану. Джо не обернулась. Дала ему минуту, чтобы совладать с собой. И этого

хватило. Наклонилась, протянула руку. Грег тут же схватил ее, крепко сжав. Джо рывком

дернула на себя, вцепившись в стену ногами. Драгдилеру пришлось перебирать ногами,

чтобы дотянуться до края.

Хватило двух рывков, чтобы поднять Грега на стену. Вскарабкавшись, беглецы

одновременно выдохнули, а затем посмотрели на новый, секретный район, где люди

занимались неизвестно чем. Который ничего не производил, но когда-то тщательно

охранялся. На пару секунд беглецы замерли. Начал моросить дождь. Лица Грега и Джо в

момент покрылись мелкой изморосью, словно каплями пота. От бетона заднице

становилось холодно. Грег зябко поежился.

Перед ними возвышался огромный ангар. На стене красовалось число 54. Оно было

выполнено белой краской, и очень сильно выделялось на черном металле. Ангар был

внушительных размеров, и вид его был относительно новый, что было странным. Джо не

нравилось это место. Оно было словно с другой планеты. Девушка поежилась.

– Нам нужен 17. – Напомнил парень, и спрыгнул вниз. Джо последовала за ним.

Под ногами оказалась, вытоптанная почва. Вокруг царила тишина.

Молча, крадучись, Джо и Грег проскользнули к ближайшему углу и воровато

выглянули. По правую руку возвышалась куча искореженного металла. Когда-то они были

изделиями, служившими для комфорта человеческого существования, однако теперь их

формы казались чудными. В голове 1601 пронеслась мысль: «Прошло больше ста лет.

Разве они не должны были превратиться в пыль?»

Изморось постепенно набирал силу, превращаясь в полноценный дождь. Беглецы

мокли, прижавшись к Ангару 54. По волосам стекала вода, скользя по лицу и шее. Свитер

Грега активно вбирал влагу, становясь тяжелее и холоднее.

Беглецы застыли, выглядывая из-за угла в нерешительности вступить дальше.

Впереди виднелся еще один ангар, приоткрытые ворота которого словно предупреждали,

что здесь еще остались люди. И у Джо, и у Грега в голове вертелась фраза Гертруды:

«Большинство ангаров пусты и закрыты. Там негде укрыться. Все, как на ладони». Может,

на счет укрыться она не ошиблась, а вот пусты и закрыты – точно соврала. Списав все на

незнание девушки, Грег почувствовал, как Джо чуть стискивает его плечо своей рукой.

– Не нравится мне здесь. – Пробормотала Джоанна, глядя на приоткрытые ворота

соседнего ангара. 53 – красовалась на черной железной поверхности.

– Согласен. – Пробормотал Грег, вглядываясь в темноту помещения. – Но нам все

равно нужно идти.

Парень зашагал вперед, не так решительно, как хотел бы. Беглецы крались вдоль

стены к соседнему ангару. 54 ангара! Им нужен 17! На поиски уйдет время. Много время.

Начинало темнеть. Дождь разошелся и принялся лупить по головам, словно подгоняя их

войти внутрь. И очевидность становилась непростительно броской – необходимо было

укрытие. И вот оно, прямо перед ними. Уже открыло свои металлические объятия. Входи и

забудься.

Вооружившись ножом, Джо собиралась заглянуть в ближайший ангар. Если здесь

есть люди, то их абсолютно точно сразу же вычислят. Вариант передвижения под дождем

казался наиболее безопасным. В такую погоду рабочие, если они есть, будут отсиживаться

где-нибудь в тепле. А если допустить, что людей здесь и в помине нет, то, в принципе, без

разницы, как они достигнут ангара 17: под дождем, к глубокой ночи, или ранним утром,

сухие, сытые и отдохнувшие.

– Давай лучше сюда. – Остановил ее драгдилер. Похвастаться жаждой к

приключениям и исследованию новых мест он не мог. Когда они скользили вдоль 53

ангара, Грег приметил в стене отогнувшийся лист металла. Он напоминал вход в нору и

выглядел устрашающе, но через него вполне можно было пролезть.

По лицу Джо стало ясно – идея ей не приглянулась. Грег раздраженно вздохнул.

– Ладно, – он скинул рюкзак и, быстро пошарив в нем, извлек нож. Парень не стал

пробовать лезвие на острие. Что-то подсказывало, что у Рамиля не водится тупых ножей. –

Я разведаю. – Крепко вцепился в рукоятку, сетуя на то, что орудовать придется левой

рукой и, хотя нож удачно лег в ладонь (он словно был создан именно для Грега), парень

все равно испытал дискомфорт.

– Стой. – Джо быстро подошла к Грегу и под его удивленным взором перевернула

оружие в руке парня. Драгдилер изумленно уставился на спутницу. Он совершенно не

понял ее манипуляций, ведь нож как лежал в его руке, так и остался там же. Острие

смотрело вниз. – Острием от себя. – Пояснила девушка. Грег быстро взглянул на свое

оружие. И, правда, лезвие оказалось заточенным лишь с одной стороны. Он и не заметил.

Тупой конец теперь располагался ближе к Грегу, а острый, наоборот, был направлен на

врага.

Драгдилер вскинул брови. Его удивили не только познания, но и своеобразная

забота со стороны Джо.

– Давай. Мужчины вперед. – Улыбнулась Джоанна, и Грег ответил тем же, хотя

внутри него все завибрировало от напряжения и волнения. В темноте ангара могла

скрываться опасность. И идея разведать – что там – уже не так прельщала драгдилера.

Грег осторожно пролез внутрь. Темнота окружила его. Он тут же обратил внимания

на пол – жесткий, наверняка, бетонный. Сейчас не хватало свечи, и 1601 боролся с диким

желанием зажечь хотя бы спичку. Джо пролезла следом, держа наготове нож, хотя что

здесь вообще можно разглядеть? Они шли вдоль стены 53 ангара, и на пути не попадалось

ничего. Пустота. Возможно, Гертруда действительно знала, о чем толковала. Может, она

бывала здесь после того, как рабочие покинули это место?! Джо задавалась вопросами, а

потом резко дала вправо. Она шла до противоположной стены, но уже на середине

споткнулась и свалилась в груду холодной пластмассы, железа и витиеватых проводов. Что

это – разглядеть было невозможно. Девушка поспешила подняться на ноги, но отходить от

места свалки не торопилась.

– Джо! – Шыкнул Грег. – Джо?! – Его голос звучал напугано. Мысли лезли не из

приятных. Ему уже начало казаться, что они попали в ту самую ловушку, о которой

предупреждали Райли и Гертруда. Грег запаниковал, и чем дольше Джоанна молчала, тем

быстрее стучало его сердце.

– Мертвых поднимешь! Замолчи! – С упреком ответила она, понимая, что сама

наделала шума не меньше. Однако, теперь беглецы могли сказать точно: людей, кроме их

самих, в ангаре нет. Джо наклонилась, подняла какой-то увесистый, небольшой предмет,

размером не больше, чем ящик для инструментов. Вслед за вещицей потянулись провода и

другое барахло, что успело переплестись, словно змеи в брачный сезон.

– Какого хрена ты творишь?! – Снова зашипел Грег, стоящий у стены, когда

услышал шум. Он быстро засеменил к девушке, но не сделав и двух шагов, споткнулся о

пластмассовое ведро. То перевернулось, выплеснув на пол, судя по звукам, какую-то

жидкость, достаточно густую, как сопли. Грег едва удержал равновесие. Звонкое эхо

пронеслось по всему ангару, заставив Джо в буквальном смысле подпрыгнуть. Спустя

секунду она мечтала врезать Грегу, но контролируя приступ гнева, переключилась на

прибор.

– Хочу знать, что это.

Если бы Джо могла разглядеть Грега, то непременно бы увидела в его светло-карих

глазах искорки вины и озорства. Он в полной мере понимал, как облажал, но все, что ему

хотелось – рассмеяться.

Джо уже отрезала лезвием тонкие провода, соединяющие прибор с кучей, на

которую наткнулась, когда в нос ударил резкий запах. Он обжег ноздри. Джо рывком

дернула прибор, оторвав последние провода, соединяющие его с кучей, и быстро

вернулась к стене. Грег тут же оказался рядом, зажимая нос рукой.

– Уходим! – Прошипел он.

Беглецы ринулись к дверям, через которые внутрь врывался дневной свет, а самое

главное – проникал влажный, свежий воздух.

Едва едкий запах исчез, беглецы сбавили шаг. Они пробирались медленно вдоль

ангара, то вглядываясь в темноту, то на двери, манящие к себе. Джо все время казалось,

что вот-вот кто-нибудь зайдет внутрь с автоматами или же топорами. Она смотрела назад,

но ничего, кроме кромешной тьмы не видела. Старалась прислушаться к звукам, но их

собственные шаги глухим эхом разносились по пустующему ангару. Когда подошли к

двери достаточно близко, Джо отметила, что хлама, на который свалилась у

противоположной стены, не было. Он был скрыт во тьме холодного помещения, словно

его никто не должен увидеть. Дождь нещадно лупил по почве, вздымая в воздух пыль,

которую тут же прибивало к земле. Тогда Джоанна села. Грег уже было хотел возмутиться,

когда его взгляд скользнул к сломанному агрегату с вывалившимися кнопками,

приделанными к доске, которая в свою очередь крепилась к экрану лишь на тонюсеньких

проводах.

– Это что за фигня?

– Если бы я знала… – Ответила 1549, пальцем стуча по одной из многочисленных

кнопок. Та тихонечко щелкала. Экран же был черный, в принципе, как и сама вещь.

– Судя по проводам – связано с электроникой.

– Но откуда ЭТО может быть в нашей Зоне? Самое электронное, что у нас есть –

чипы в голове. И агрегаты у Зачистки. – Джо пытливо смотрела на Грега.

– Что? Ничего нового я тебе не скажу. Знаю не больше твоего.

– Но кто-то же должен знать. – Джоанна рассматривала агрегат, кнопки размером с

подушечки пальцев и нанесенные белые буквы. Некоторые из них подтертые. Мягковатый

материал экрана, который вдавливался при нажатии и тонкий корпус самого изделия.

Смотрела на серебряный символ внизу посередине с двумя черными буквами. На

небольшую гладкую площадь, выделенную под местом с кнопками. Она вертела в руках

агрегат, переворачивая, пыталась соединить две части, словно книгу. Но толку это не

приносило никакого. Тогда Джоанна отбросила агрегат и встала.

– Надо избавиться от чипов.

Грег смотрел на нее, как на сумасшедшую, хотя и был согласен с идеей. Она ни раз

и сама приходила ему в голову, однако столь же молниеносно утекала, потому что

вытащить чип невозможно. Уровень медицины настолько низкий, что ковыряться в голове

равносильно смерти. А чип сидит именно там. Там, где достать его не представляется

возможным.

Джоанна же не ждала ответа, а уже вышла под стену дождя и серого потолка неба.

Как она ненавидела этот серый цвет! Прижавшись к стене и выставив перед собой ножи,

они двинулись дальше, заглядывая в приоткрытые ангары. В остальных так же была тьма,

но теперь доходить до конца они не собирались, уверенные, что все они заполнены

подобным хламом неизвестного назначения.

На большинстве дверей ангаров висели массивные замки и цепи. Наверняка, за их

стенами было нечто более важное, чем барахло. Но новые открытия побуждают к

появлению новых вопросов, а им бы с этим разобраться.

Перед глазами мелькали белые цифры: 47, 42, 39…

Они старались бежать как можно тише и насколько возможно быстро. Номера

ритмично сменялись, и 17 ангар становился все ближе. Так они думали.

Через час с небольшим беглецы достигли ангара № 24. Грег устал уже возле 30, и

Джоанна молча перешла с бега на шаг. Дождь давно закончился. Беглецы промокли до

нитки. Грязь налипла на ботинки, сделав их неимоверно тяжелыми, но самым ужасным

было не это. Их рюкзаки промокли, и если консервам и наркотикам ничего не грозило, то

талоны и хлеб оказались в смертельной опасности. Грег не знал, пригодятся ли еще

талоны, а вот по части съестного переживал. Пополнить запасы здесь негде, а 17 ангара не

видать.

Не тратя время на то, чтобы остановиться и спокойно оценить ущерб, парень снял

рюкзак и начала шарудить в нем рукой. Стенки оказались насквозь сырыми. Еще бы!

Холщовую ткань сложно назвать водонепроницаемой. Футболка, ее большая часть,

пропитались влагой. Грег нащупывал талоны, но рука угодила во что-то мягкое и

прохладное. Хлеб размяк и от любого прикосновения превращался в кашу.

«Мра-ак!» – Хотел протянуть парень с досадой, но его отвлекла Джо.

– Проклятье… – Проговорила она с искренней досадой и разочарованием. Бывший

драгдилер поднял глаза и сам чуть не выругался.

Предполагалось, что после 25 ангара будет 24, но вместо этого перед Грегом и

Джоанной выросла огромная мусорная куча. В высоту она чуть уступала своим соседям

ангарам. Ее склон плавно уходил ввысь. Первое, что пришло в голову Грегу: почему она

такая высокая? Каким образом смогли создать нечто подобное, ведь для этого нужна

техника?

Не сговариваясь, Джо и Грег попытались обойти эту гору. Они двинулись в разных

направлениях, выискивая обходной путь, но его не было. Эта гора перерастала в другую,

та в последующую и так далее, до бесконечности.

«Тупик?» – подумала девушка, вглядываясь в мусор.

– Эй, Джо? – Она обернулась в сторону Грега. Тот жестом поманил ее за собой.

– Что ты задумал? – Спросила она на бегу.

– Осмотреться. – Признался парень. Он подвел ее к прямой лестнице, что

крепилась к стене ангара и по представлению Грега должна была вести на крышу. Чтобы

вскарабкается на нее, пришлось подпрыгнуть. Первая перила располагалась примерно в

двух метрах над землей.

Грег вцепился в холодный металл и тут же скорчился от боли в правой руке.

«Мрак!» – Подумал парень, подтягиваясь.

«Когда же эта чертова рана затянется?»

Вопросу суждено было остаться без ответа. Чуть поднявшись, Грег обернулся,

дожидаясь, пока Джоанна не запрыгнет на лестницу. У нее это вышло довольно ловко.

Ухмыльнувшись, парень начал пробираться наверх.

Лестница шаталась и скрипела под весом их тел, но все равно надежно держалась

за стену. Не прошло и пары минут прежде, чем Грегор и Джоанна вступили на просторную

крышу. Огромные листы железа издали стараний звук, прогибаясь под беглецами. Грег с

ужасом предположил, что кроме металла и балок каркаса крыши, к которым по идее

должны были крепиться щиты, под их ногами ничего нет. Никаких дополнительных

укреплений и, если что-то пойдет не так, они могут просто провалиться. Хотя Грег ничего

не смыслил в этом деле и сам крыши никогда не крыл и даже не чинил, звук показался ему

очень подозрительным.

– Осторожно. – Пробормотал он Джо, что встала с ним рядом. Она кивнула.

Чуть отступив от края, они двинулась вперед. С каждым шагом перед беглецами

открывались части ужасающей картины, а когда ребята подошли к краю, картинка стала

единой.

– Это свалка. – Прошептал Грег.

Холм из мусора, что предстал перед ними, там, внизу, у подножья ангара оказался

лишь каплей в море. Хлам занимал огромную площадку. Горы отходов ютились рядом,

вытекая друг из друга. Рядом с большими холмами ютились маленькие. Бесчисленное

количество разноцветных осколков самых разных вещей придавали этому безумству

особый, пестрый цвет. Грег почему-то подумал, что все это нереально. Что он смотрит на

картину, написанную придурковатым художником, принявшим перед этим ВОП.

Джоанна и вовсе отвернулась. На несколько секунд она уткнулась в плечо

растерянного Грега, борясь с приступом то ли гнева, то ли разочарования. Понять

накативший сумбур было невозможно.

Свалка?!

Она не верила своим глазам. Да, конечно, она не ожидала увидеть здесь что-то

приятное, но и свалку не ждала!

«Проклятое правительство» – Злилась про себя Джо. Она отстранилась от Грега. Ее

переполняла ярость к этом миру, к этой жизни, к Зачистке, к Снам, к Правительству.

– Говнюки. – Злобно прошипела она.

– А? – Тупо уставился на нее Грег.

– Правительство! Зона А! Говнюки! Говнюки! Говнюки! – Орала она и не могла

остановиться. Ей хотелось рвать и метать, но Грег остановил ее.

– Смотри, вон там. – Драгдилер вытянул руку и ткнул куда-то в горизонт. – Там

ангары.

Борясь с гневом, девушка начала присматриваться. Где-то там, вдалеке, и правда

было что-то напоминающее ангар, хотя разглядеть было сложно. Может быть, это просто

галлюцинация, выдаваемая мозгом за желаемое?

– Напрямик не получится. – Пробормотал парень.

– А какие у нас еще варианты?! – Джо не могла скрыть своего раздражения,

разочарования, гнева. Грег задумчиво взглянул на спутницу, а затем начал изучать

мусорные горы.

– Пойдем там. – Он ткнул пальцем в череду черных ангаров, застывших у кромки

мусорной кучи по левую руку. Они полукругом уходили вдаль. Некоторые терялись за

холмами отходов.

– Почему в эту? – Джоанна искренне удивилась. – Почему не в другую? – Она

указала на другую череду ангаров, так же полукругом уходящих вдаль по правую руку.

Их было так много, что парень даже растерялся. Такого увидеть он не ожидал.

Найти здесь 17 стало просто невыполнимой задачей. Грег почесал затылок. Он не знал,

что делать дальше.

«Это же кольцо!» – осенило Джо.

Ангары обрамляли кучу подобно кольцу.

– Давай разойдемся. – Предложила 1549. – Я посмотрю нумерацию с этой стороны.

Она указала на право, – а ты с этой. – Грегу показала налево. – Будем оставаться друг у

друга в поле видимости. Если что-то обнаружишь, кричи.

Парень кивнул. План казался ему логичным, хотя идея разделения не нашла

положительных отголосков в его душе.

– Так и сделаем. – Пробормотал он. Джоанна направилась обратно к лестнице.

Лишь на миг Грег задержался, чтобы еще раз взглянуть на эту огромную кучу мусора. Он

все еще не верил, что это реально. Это не могло быть реально…. Но именно так и было.

Джо уже подошла к лестнице, когда он направился к ней. Девушка ждала его, и

Грег не собирался более их задерживать. Он решительно шагнул вперед, раздался

металлический лязг, и парень почувствовал, что падает. Драгдилер даже не успел

сообразить, что к чему. Он ударился всем телом о металлический лист. Спину, затылок,

задницу обожгло болью. Слезы брызнули. Перед глазами все поплыло. Парень тихо

застонал.

– Грег! – Заорала где-то Джоанна, но он не мог ей ответить. Он лежал, глядя на

серое небо через прямоугольный проход в потолке ангара. Раздались тяжелые шаги по

металлу, это Джоанна неслась к нему по крыше.

– Грег! Грег! – Кричала Джо, а парень подумал, что если она будет так сильно

топать, то вскоре окажется рядом с ним.

Безучастное серое небо возвышалось над 1601. Он лицезрел его через

прямоугольную дыру в потолке. Казалось, оно застыло. Парень невольно вспомнил о

белых пушистых облаках из своего сна. Он с радостью продал бы душу дьяволу, лишь бы

сейчас смотреть на них, чем на это серое месиво.

Парень лежал на холодном листе железа и вспоминал, как на уроке, очень давно,

может, еще в начальных классах тощий священник рассказывал им про Рай и Ад, Бога и

Дьявола. Он рассказывал им о главных грехах, и что грешники будут вечно жариться в

огне Преисподние, а праведники нежиться в пушистых облаках Небес. Его речь была

довольно монотонной. Если не сказать – заученной. На вопросы он не отвечал. Болтал и

болтал, словно запись на кассете. В руках он держал Библию и, как показалось Грегу, в

ней не доставало, как минимум, половины страниц. Лицо его было бледным и

измученным. Казалось, он сам не верил в то, что говорил.

Чуть позже Грег увидел, как святоша раскуривает за школой самокрутку.

Сделанную, скорее всего, из одной из страниц Библии. По выражению искреннего

блаженства, выступившего на лице мужчины, юный Грег сразу понял, что есть Рай для

этого типа. Рай – самокрутка. Ад – преподавание.

Грегу было примерно девять-десять лет. Тогда, глядя на священника,

блаженствующего от каждой новой затяжки, он решил, что Зона Б – Ад, а Рай… Его

просто не существует. Чуть повзрослев Грег понял, что Дьявол – Правительство, а вот

Бог… Его, скорее всего, не существует.

Сейчас он бы с радостью отправился в пекло, в гости к Сатане в обмен на

беспечное синее небо и огромные белые облака. Но, видимо, Дьяволу не очень-то и нужна

его душа, потому что он не появился из преисподней с улыбкой на лице: «я заберу твою

душу, с удовольствием». Нет. Скорее всего, Ад переполнен.

«В Яме и так плавает слишком много трупов. Нужно экономить место». – Подумал

Грег.

С одной стороны прямоугольного просвета в потолке появился темный силуэт.

– Грег? Ты живой? – Девушка заглядывала в ангар. Сердце ее колотилось как

бешенное и не успокоилось, даже когда она увидела друга живым. Да, друга. Грег стал

другом. Джо снова была не одна. 1601 лежал на листе металла, слегка загнувшегося по

краям. Грегу без сомнения повезло. Парень приземлился на кучу рванного тряпья, которое

покрывало одну сторону ангара.

– Кажется, да. – Пролепетал он, все еще мечтая об облаках. С серого неба на него

хлынул сильный дождь. Грег закрыл глаза, позволяя каплям барабанить по лицу.

«Ты забыл, где находишься, парень» – шептали они, разбиваясь о кожу.

«Ты уже в Аду. Просто вместо огня – дождь».

– Не двигайся. – Приказала девушка. – Я сейчас.

Джо осторожно пробиралась к лестнице, стараясь не повторить участь напарника.

Иначе им не выжить. Покалеченным или сильно травмированным – нет. Можно считать,

что их песенка будет спета. Она так торопилась, что не видела двух мужчин, вышедших из

соседнего ангара, двери которого были до этого закрыты изнутри. Возможно, стена дождя

помогла спасти шкуру Джоанны. Крупные капли так сильно лупили по голове и плечам,

что поднять лицо никто не рисковал. Шапка Джоанны сырой, бесформенной тряпкой

повисла на голове, обтягивая и пряча брови и глаза. Она так быстро спустилась с

лестницы, как это не делала никогда. Тело колотило от холода, страха и что было

беспощаднее – вопрос спорный. Когда ее ноги коснулись грязи, она обернулась и тут же,

вжавшись в стену, сползла по ней вниз, прячась за деревянными ящиками с какими-то

бутылками, наполненными черной жидкостью. Джо поползла по земле, чуть ли не глотая

грязь. Медленно, чтобы не привлекать внимания. А голоса мужчин становились все

отчетливее. Они кричали, чтобы переорать дождь.

– А я ему говорил: «не стоит это делать, Карл. Это химически опасно!». Так и

сказал ему. Этот дерьмовик меня не слушал. Сейчас мог бы попивать пино-лапладу в Зоне

А.

Джоанна ползла, развозя грязь. Та забиралась ей под шапку, куртку и джемпер, в

ботинки. Но она не останавливалась.

– Пина-коладу. – Раздался другой голос. Более тихий и низкий.

Она не озиралась на двух приближавшихся мужчин, потому что боялась, что они

заметят ее. Или уже заметили. Пусть лучше не знает об этом. Доползя до угла, Джо

обогнула его и двинулась дальше. Дверь была плотно прикрыта, но замка не висело.

Пальцы облепила грязь и те никак не могли зацепиться за край металлической двери.

– Вон там он и получил ссадину. Казалось бы, царапина. Пустяк. Ага. Пустяк.

Знаем мы эти пустяки. Но мы-то знаем, а они нет! Буржуи хреновы. Не видать больше

Карлу пино-клапады. – Раздался голос совсем близко, но чуть в стороне.

Сдирая пальцы в кровь, Джо скреблась, подобно собаке, которая вымокла за долгую

прогулку и теперь спешит попасть в дом. Лишь чистая случайность и удача помогли ей

просунуть указательный палец, а затем и остальные. Она потянула на себя, боясь, что

дверь скрипнет так, что мертвые поднимутся из могил. Но этого не случилось. Железная

громада пошла как по маслу и Джо с облегчением вползла внутрь. С нее словно кандалы

сняли. Вскочив на ноги, она помчалась к Грегу, скользя на ботинках, облепивших грязь, и

спотыкаясь о разбросанное тряпье. Оно путало ноги, закручиваясь вокруг, как змеи. Но

Джо видела перед собой изогнутый лист металла и тело друга. Еще живое, но неизвестно

какие травмы он мог получить при падении. Сейчас Джо даже думать об этом не хотела.

Да, если признаться, и времени-то на это не было.

Подмяв под себя тряпье, она лишь предупредительно шыкнула парню, схватила его

за подмышки и стащила с металлического листа. Тот едва слышно застонал. Кости спины

хрустнули. Джо, не обращая внимания, тащила его вглубь ангара, где царила та же тьма,

что и в 53. Грегу же было не до вопросов. Он думал лишь о том, чтобы та его поскорее

отпустила. Спина горела. Он терпел, при этом не мог отвести взгляда от приоткрытой

двери. В щель врывался дневной, серый свет, а ангар был полон шипения дождя.

– Пина-колады, Джон. Это коктейль такой. Пина-колада. – Раздался низкий

мужской голос прямо возле двери.

Девушка еще быстрее начала перебирать ногами, но было уже поздно. Когда в щели

появилась рука, а затем распахнулась дверь, Джо и Грег замерли. 1601 все так же висел на

изнеможенных и дрожащих руках Джоанны. Но теперь это не имело значение. Если их

увидят – это конец! Бесповоротно. И теперь не улизнуть.

– Да срал я на эти коктейли! – Отозвался другой. Теперь они входили в ангар и,

казалось, смотрели прямо на Джо и Грега. – Разве это дверь не должна быть заперта, а,

приятель?

– Должна, Джон. – На несколько секунд воцарилась тишина, насколько она была

возможна с ливнем за дверью.

– Дак, может, это Борис? Он частенько ищет золото в этом барахле в свою смену.

Надеется перебраться на остров.

– Не знаю. – Мужчина почесал затылок. Капли тут же разлетелись в разные

стороны. – Ладно, идем. Не на что тут смотреть.

Однако, они не торопились покидать ангар. На секунду Грег предположил, что

сейчас они заметят дыру в потолке, лист железа на куче тряпья и начнут обшаривать

Ангар, но те, уныло оглянувшись, уставились на ворота. Кому хотелось выходить под

ливень и обходить для проверки все помещения? Молча, мужчины вздохнули, смотря на

мрачную стену дождя.

– Да-а. – Протянул мужчина с низким голосом. – Жалко Карла. Теперь поставят бог

весть кого!

Другой отозвался мычанием и только теперь они вышли на улицу, снова чуть

опустив головы, чтобы вода не затекала в глаза и рот. Тьма поглотила свет, когда дверь

плотно закрыли. Затем раздался щелчок, от которого Джо вздрогнула. Она почувствовала

себя в ловушке. Пальцы ослабли, и Грег опустился на холодный пол.

Некоторое время голоса еще слышались, но затем притихли. Мужчины удалились,

повисла тишина, прерываемая лишь стуком дождевых капель о металлическую крышу.

«Люди» – думал парень, – «рабочие не покинули Ангары».

А ведь Грег всерьез предполагал, что здесь никого нет и добраться до 17 будет

очень легко.

«Мрак!» – Подумал драгдилер, смотря, как через прямоугольную дырку в потолке

льется дождь. Капли ударялись о лист железа, на котором еще пару минут назад лежал

Грег.

Джоанна пыталась собраться. Хотя бы с мыслями, но они были темны, как путы

дыма, что плавно перетекал по туннелю следом за ними. Девушка закрыла глаза и

выдохнула. Они непременно выберутся, как делали это прежде. Это не конец. Не точка.

Лишь запятая.

– Джо? – Позвал Грег, прислушиваясь к своему стонущему телу. Особенно пугала

боль в спине. Она разливалась по позвоночнику, словно лава. В голову лезли жуткие

мысли: «я не смогу ходить. Я больше никогда не смогу ходить». Паника медленно, но

верно завоевывала каждую клеточку сознания Грега.

От голоса 1601 девушка вздрогнула и словно очнулась. Но все же хорошо, что в

темноте Грег не мог видеть ее глаза, полные ужаса. Ее усталые, голубые глаза, что теряли

яркость.

Секунды ускользали. Джо молчала. В голове парня, словно отбойный молоток,

стучало: «если ты не сможешь ходить, она бросит тебя здесь, среди этого тряпья подыхать,

гнить, разолгаться». На секунду Грег уверовал в эти слова, и тут же в нем проснулась

жгучая жажда жизни. Нет! Нет, черт возьми! Ничего подобного с ним не случилось! Пусть

это дерьмо валится на кого-то другого! Тем более, когда он так близок к финалу.

Очень медленно драгдилер пошевелил ногой. Сначала одной, потом другой. При

каждом движении боль в спине становилась просто невыносимой, но, озлобленный на

самого себя, Грег, стиснув зубы, терпел. Нет! Он не сдохнет здесь! Драгдилер согнул

колени. Пошевелил пальцами руки и сжал обе в локтях. Сев, он испытал настоящее

облегчение. Темный силуэт девушки не шевелился. Она не издавала ни звука, но парень

был уверен, Джо наблюдает за ним, ожидая вердикта.

– На себе меня тащить не придется. – Проговорил он, с нескрываемым

облегчением. – Дай пару минут перевести дух.

Из прямоугольного отверстия в потолке лил дождь. Холодный воздух помещения

пропитался запахом металла и ароматом сырого тряпья. Джо сидела рядом. Грег

почувствовал, как их предплечья соприкасаются и от этого становилось легче. Он стянул с

себя рюкзак. Вытащил две пластмассовые бутылки. В одной были остатки алкоголя,

которым их угощал Рамиль, в другой послание для Вассала из 17 ангара. Одна была

потяжелее, другая полегче. Именно эти маленькие дряни чуть не сломали ему хребет. И

хотя они чуть погнулись, все же, в целом, не утратили своего первоначального состояния.

Бутылку с посланием Грег поставил на пол перед собой, с другой же быстро

отвинтил крышку и сделал пару добрых глотков, затем передал Джо. Та взяла бутылку, но

выпивать не спешила. Она задумчиво смотрела перед собой, вглядываясь в темноту

ангара. В ней угадывались смутные очертания нескольких огромных куч, напоминающих

большие пирамиды. Свет поступал только из дыры в потолке. Самая освещенная куча – та

самая, что спасла Грега, – располагалась на расстояния десяти шагов от беглецов.

Несколько минут они провели в напряженном молчании. Джо задумчиво вертела

бутылку в руках, Грег выгребал из рюкзака массу, когда-то бывшую хлебом. Футболку

пришлось вытряхивать, а рюкзак и вовсе выворачивать наизнанку. Парень проверил, не

намокли ли талоны, хотя если бы и промокли, да и все они разом испортились, он бы не

особо расстроился. Они потеряли для него ценность. ВОП тоже был в порядке, хотя судить

об этом было сложно. Если сырость талонов можно было определить наощупь, то с

наркотиком такое не пройдет. Попала ли туда вода? Черт его знает! Вроде, все пакетики

закрыты. Драгдилер задумчиво покрутил один прямоугольничек в руке, прикидывая,

поможет ли розовый порошок приглушить боль и насколько, но тут же сложил все

обратно.

Голода Грег не ощущал, хотя желудок был пуст. Голод сейчас оказался не столь

важен. Парень чувствовал, что его словно загнали в тупик, и он отчаянно жаждал из него

выбраться. Присутствие людей и тот малюсенький факт, что их заперли в ангаре с кучей

тряпок, поганил настроение.

– Все равно нужно добраться до 17. – Проговорил он. – Местным лучше не

попадаться. Тут же вытрясут нас.

Драгдилер медленно встал, оценивая свое состояние. Джоанна делала то же самое.

Внезапный лязг металла парализовал Грега. Парень бестолково уставился вперед. Где-то

там, в начале ангара, очень медленно открывалась дверь, впуская в помещение немного

серого света и свежего воздуха. Джо среагировала быстро, она схватила Грега и потащила

за собой. Когда в тишине ангара раздались шаги, они уже были за ближайшей кучей

тряпья.

Дверь не распахнулась, чуть приоткрылась, чтобы через образовавшуюся щель

смог проскользнуть человек. Черный силуэт вошел в помещение и, насвистывая какую-то

мелодию, шаркающей походкой побрел в сторону ближайший горы тряпок. Грег

почувствовал, как Джоанна крепко вцепилась в его руку. Они не дышали. Боялись

пошевелиться.

– Ну, что за барахло. – Посетовал некто. Судя по голосу – мужчина.

Грег и Джоанна видели, как он немного покопался в тряпках, отбрасывая в сторону

все, по его мнению, не пригодное. Элементы одежды падали на бетонный пол с ужасным,

чавкающим звуком. Каждый раз беглецы непроизвольно вздрагивали. Видимо, тряпки

были сырыми. Так прошло не больше минуты, а затем незнакомец снова начал движение,

в этот раз, судя по приближающимся шагам, в сторону той кучи, за которой притаились

Джо и Грег.

– Два друга как-то затеяли спор.

Начал он тихо напевать себе под нос.

– Кто умный из них, а кто хитер.

Кто очень красивый, а кто так себе.

И кто дольше из них проживет на земле.

Хватка Джоанны ослабла. Грег взглянул на нее и увидел, как она тихо выуживает из

рюкзака нож-бабочку. Кивком головы она велела ему сделать то же самое.

– Один был строитель. Другой дровосек.

Продолжал незнакомец уже громче. Грег все никак не мог распознать мотив, хотя

он казался ему чертовски знакомым.

– Один кучерявый. Другой полысей.

Один семьянин. Другой сам по себе.

Один молодой. Другой постарей.

Джо крепко сжала нож. Грег сделал тоже самое. Шаги приближались. Медленно,

словно незнакомец не спешил. Он шаркал подошвами. Голос его был весел. Если бы

беглецы выглянули из-за своего убежища, то увидели бы, как мужчина чуть

пританцовывает.

– Спор затянулся. Давление. Взрыв!

Он закричал, и беглецы вздрогнули, сильнее сжимая пальцы на рукоятке.

– И в воздухе гриб бело-черный завис.

Нет старика. Молодой издох.

А с ними пять тысяч рабочих голов.

Шаги стали совсем близки. На бетонном полу Грег и Джоанна увидели вытянутую

тень человека, держащего в руках нечто продолговатое, подозрительно смахивающее на

ружье. Джо поменяла позу, теперь она напоминала тигрицу, притаившуюся в кустах перед

смертоносным прыжком на ничего не подозревающую газель. Только вместо когтей -

смертоносный нож.

– Огонь беспощадный пожрал все живое.

Забрав все тела. Души оставив на воле.

Пустынны ангары. Но по ночам

Услышать ты можешь вой мертвеца.

Грег вытянул руку и очень осторожно коснулся предплечья Джо: «не надо!» -

проговорил он одними губами и мотая головой. «Мы можем закопаться в одежде. Обойти

этого придурка с другой стороны» – Парень отчаянно жестикулировал. У него была куча

вариантов, лишь бы только не марать руки. Всеми силами старался достучаться до

девушки, но та смотрела словно сквозь него. Она слушала, что дальше скажет тот человек.

– Он жаждет живых, что б задать им вопрос:

Ты хочешь жить, Грег?

А ты хочешь, Джо?

Джоанна так резво рванула вперед, что Грег даже не успел среагировать. С диким

ревом она выскочила навстречу мужчине, замахиваясь ножом. Грег кинулся следом. Он

ждал крика, выстрела. Был уверен, что сейчас они оба схватят по пуле и на этом их

славное, полное риска и опасности путешествие окончится, но ничего не произошло.

Острое лезвие разрезало воздух.

К их удивлению, ангар по-прежнему пустовал. Тряпки горами возвышались,

подобно пирамидам, которые когда-то стояли в Египте, грозя придавить своей мощью. В

носу чесалось от вони. В желудке все так же пустовало. Ничего не изменилось. Однако,

незнакомца и след простыл. Словно его и не было. Словно он был плодом их

воображения. Но как, как это возможно?

Заведенная, Джо яростно оглядывалась по сторонам, ожидая, что незнакомец

сейчас выскочит из-за любой кучи тряпья. Она смело пошла вперед, выискивая

потенциального врага. Грег ждал того же, поражаясь, как лихо свалил этот малый. Просто

раз и все, словно чертов призрак. Драгдилер вглядывался во тьму, пытаясь разглядеть в

ней мужской силуэт, но, разумеется, ничего не видел.

– Где он? – Сбивчиво проговорила Джо. Она все еще держала нож наготове.

Наступила гробовая тишина, за которой 1549 заметила, что даже дождь замолк.

Секунды шли, превращая тишину в муку. Лучше бы капли по-прежнему нещадно лупили

металлическую крышу.

Грег же еще шарил глазами в темноте. Просто не мог успокоиться. Сердце бешено

ухало в груди. Его взгляд широко раскрытых глаз наткнулся на чуть приоткрытую дверь.

Возможно, уже не первый раз. Но по-настоящему он заметил щель только сейчас.

«Надо драпать» – промелькнуло в его голове, и парень не желал сопротивляться

этому мимолетному позыву.

– Идем. – Он поманил за собой Джо и, не дожидаясь реакции девушки, побежал к

двери. Спина болела, но парень остановился, лишь когда достиг цели. Через небольшую

щель драгдилер рассмотрел часть улицы и, не обнаружив ничего подозрительного, скинул

рюкзак и протиснулся вперед. Дверь заскрипела, когда он грудью подтолкнул ее, пробивая

путь к свободе.

Через секунду Джо уже стояла рядом, с интересом и страхом оглядываясь по

сторонам, не замечая, что стоит в луже. Девушка зажмурилась, затем потерла глаза.

– Куда он…

– Не хочу знать. Ходу!

Грег потащил Джо за собой, огибая ангар, который едва ли не стал им могилой. Он

направлялся влево, но только теперь идея разделяться не казалась хорошей. Лучше они

пройдут вдвое больше, но на виду друг у друга. Смогут помочь или, может, даже спасти

свои шкуры. Отличный у них вышел тандем и не стоит подвергать его сомнению.

Ангары, словно стена, огибали свалку. Запахи были самыми разными: от

механических до гнилых тряпок и даже тухлых продуктов. То была жгучая смесь, от

которой глаза слезились. Да, однозначно мужчина был лишь галлюцинацией, скорее всего

вызванной той самой едкой дрянью, смахивающей на сопли, что Грег случайно расплескал

в 53 ангаре. Может, и те двое мужчин, заглянувшие в ангар тоже были игрой

затуманившегося мозга. Однако, это было не настолько ужасно, как холод, сковывающий

движения и даже мысли. Голова ни черта не работала. Желудок ныл от голода. В какой-то

момент Джо, стуча зубами, сказала:

– Больше не могу. Грег? – Окликнула девушка хрипловатым голосом и

откашлялась. Горло начало свербеть. Парень шел буквально на шаг впереди и все слышал.

Но, честно признаться, он так загорелся идей дойти до 17 ангара, что старался не замечать

дискомфорта. К тому же, в отличие от Джо, он не был вымазан грязью. А вот ее кожа уже

начала чесаться и покрываться красными пятнами от раздражения. – Грег. Не могу больше.

– Мы не можем останавливаться. – Резко сказал он.

– Можем. И сделаем! – Измученное, изувеченное лицо девушки вмиг стало

жестким. Брови сошлись на переносице.

– Я сказал нет!

– Плевать я хотела! – Прошипела Джо и пошла к холодной стене ангара, на ходу

снимая рюкзак.

Они были раздражены, измотаны, напуганы, злы. Миллиарды раз хотели вернуться

в свои постели, только теперь у них не было дома. Джо настолько устала, что уже не

понимала – стоять на месте опасно, это может стоить жизни. Голова не работала. Просто

отключилась. Ее колотило и бросало в жар. Она почувствовала недомогание сейчас, когда

адреналин отступил. Стянув куртку, 1549 скомкала ее и запихала в рюкзак, что был

практически пуст. Из запасов еды – лишь консервы. Воды не было. Но так им не

выбраться. Так не выжить. Джо уже не помнила, ели ли они сегодня что-нибудь. Хоть что-

нибудь. Было ли на это время?! Она была уверена, что ни крошки в рот не попадало.

Грег шел дальше, злость душила его. Оборачиваться он не хотел, как не хотел

видеть Джо. Она бесила и с каждым шагом все больше. Потому что понимал – бросить ее

не может. Они должны, нет, обязаны пройти этот путь вместе! Обязаны встретить свободу

вместе, если смогут ее выкупить. Грег надеялся, что смогут.

В какой-то момент драгдилер рывком развязал рюкзак. Мокрая одежда, веревка,

нож, размякший коробок спичек и две бутылки, в одной из которых послание Рамиля. Грег

вытащил бутылку с запиской, отвинтил крышку и потряс. Проклятый талон не желал

выходить. Парень попытался выскрести его пальцем. Бесполезно! Раздражение лишь

нарастало и, когда он готов уже было вскипеть, словно чайник, схватил из рюкзака нож и

всадил в пластмассу. Лезвие легко пилило бутылку, а когда верхняя половина упала на

землю, ледяными руками схватил талон и развернул.

Размашистым почерком было написано всего два слова. Два слова, от которых

Грега начало мутить, но он быстро справился с рвотным позывом.

«Прикончи обоих»

Парень сглотнул. Харкнул. Сжал в руке талон. Смял. Выдохнул. Еще раз. Ноги

словно вросли в землю. Грег вытащил вторую бутылку, где на дне плескался алкоголь.

Открыл и выпил ровно половину. Обжигающая жидкость нежно потекла по горлу и

пищеводу. Теперь она казалась еще противнее, чем в ангаре.

Вдох. Выдох.

«В норме». – Сказал он сам себе, после чего поднял отрезанный кусок бутылки и

кинул в рюкзак вместе с другой частью и ножом.

Грег поспешил вернуться назад. Он и не думал, что ушел на ТАКОЕ расстояние.

Злость подстегивает делать глупости. В данном случае глупостью мог стать его уход.

В одной руке драгдилер сжимал талон, все так же крепко. В другой – открытую

бутылку с горячительным напитком, невероятно отвратительным на вкус. Он старался

идти быстро, но сил уже столько не было, к тому же злость больше не подстегивала. Ноги

предательски волочились. Тяжелые от налипшей на ботинки грязи. Джо он, конечно,

видел. Ее темный силуэт привалился к стене ангара. Она не шевелилась и Грег напугался.

Мало ли как могла сказаться галлюцинация на ее организме. Грегу внезапно стало

страшно потерять ее и остаться одному. Он побежал. Ноги тяжело опускались на сырую

землю и быстро погружались в вязку грязь, от чего вырывать их было еще сложнее. Тело

от каждого движения словно падало на нечто твердое. Ему казалось, он чувствует, как

внутренности, включая мозг, подпрыгивают внутри. И как булькает в пустом желудке

алкоголь.

Джо не видела приближающегося напарника. Она закрыла глаза и погрузилась в

лихорадочную дремоту. Впервые она видела больные сны, полные красного и черного,

смерти и боли. Тело покрылось холодным потом, само же пылало жаром. Теперь ей было

холодно. Невыносимо холодно. Зубы стучали. Посиневшие губы дрожали. Горло сковала

режущая боль, подстеганная приступами кашля. Джо казалось, что каждая косточка в ее

организме, даже самая крохотная, стонала. Ей хотелось прилечь, но шевелиться не

хотелось.

– Эй, Джо? – Грег опустился на корточки, тронув девушку за плечо. Та закашлялась

и постаралась открыть глаза. – Выглядишь неважно.

– Не могу больше. – Тихо произнесла она, словно во сне.

Грегор выпрямился, стараясь найти взглядом укрытие. Закрыл бутылку с

горячительным напитком. С одной стороны их окружал мусор, с другой – ангары.

Темнело, становилось холодно. Внешний вид Джо красноречиво говорил, что идти дальше

она не в состоянии. Оставаться здесь опасно.

«Мрак!» – подумал Грег, понимая, что снова словно зажат в углу.

Спина болела, рука тоже. Черт! Он чувствовал себя разваливающимся стариком.

При всем своем желании он не мог взять девушку на руки и тащить дальше на себе.

Далеко бы он ушел? Да, что за бредовая идея? Что за геройство? Надо просто найти, где

передохнуть!

– Идти можешь? – Грег не отпускал попыток достучаться до Джо. Убрал бутылку в

свой рюкзак, и морально настраивался на худшее. Джо пробормотала что-то не

членораздельное.

– Мрак… – С досадой протянул парень. – Ладно, сестренка. Будешь должна. –

Надрывая больную спину, парень взял Джоанну на руки уже второй раз за их знакомство.

Только в тот раз она была без сознания, а сейчас спала. Когда-то он точно так же таскал на

руках свою сестру Сару. Она любила засыпать возле печи, там было тепло, а ему

приходилось каждый вечер относить ее в комнату.

Вспомнив о ней, Грег чуть не прослезился. Ему стало стыдно, что он назвал Джо

сестрой, но тут же одернул себя. Мертвые ничего не знают, не видят, не могут тебя

похвалить или, наоборот, обругать. Они не дарят тепло, а Джо… Живая. Рядом. Она не раз

вытаскивала его с того света, да и положиться Грегу больше не на кого. Чем не сестра?

Драгдилер резво зашагал в сторону ангаров. Желание найти убежище стало еще

сильнее, потому что на улице уже начинало темнеть. Парень даже забыл о местных, что

запросто спустили бы с них шкуру при встрече. Работяги будут более гуманны, и

прикончат их сразу. Хотя… Как можно быть в этом на сто процентов уверенным?

Ближайший открытый ангар стал для них временным прибежищем. В нем

оказалось пусто. Через распахнутые двери лился серый свет. Несколько ярусов

металлических лестниц и площадок уходили вверх, обвивали каждую из стен под самый

потолок. Несколько больших крюков свисало вниз, практически касаясь бетона. Почему-то

Грег признал в них мини краны, хотя точное их предназначение указать не мог.

– Вот мы и дома. – Проговорил парень с неподдельной веселостью. Алкоголь играл

в крови. Он оставил Джоанну под первой же лестницей, сбоку от входа. Здесь был

идеальный обзор на главные ворота и темный угол. Какое-никакое убежище.

Одна часть сломанной двери ворот лежала внутри ангара, другая более-менее

держалась. Она не закрывалась, хотя Грег не мог сказать наверняка. Он боялся, что едва

коснется ее, та шумно заскрипит и привлечет чье-нибудь не нужное внимание. И потом,

тень от нее удачно падала на ту лестницу, под которой пристроился он с Джо. Снял рюкзак

и прижал девушку к себе, чувствуя, как ее колотит от холода. Она вздрагивала каждый раз,

когда из горла вырывался дикий кашель. 1601 боялся думать о том, что это не побочные

эффекты галлюцинации, а простуда или что еще похуже. У них не было лекарств. У них не

было даже воды. Но здесь, в ангарах, ее не найдешь.

Прежде чем заснуть, Грег долго размышлял – а не на гибель ли он их обрек?

Почему Джо не оставила его, хотя первая их встреча была чуть ли не на кулаках?

Отплатил ли он ей той же монетой и нужна ли ей плата? Вопросы беспрерывно крутились

в голове. Он обдумывал ответы и заснул, размышляя, от чего быстрее они погибнут:

голода или пули.

Грега настолько затянуло резким течением Сна, что он не слышал кашель и тихий

стон Джоанны. Слезы катились по ее грязному лицу, очищая кожу. Она вздрагивала, тем

самым вырывая себя из тяжелых видений и снова в них погружалась. Нехотя.

Проваливаясь все глубже. Казалось, что голову пожирает огонь. В пламени Джо видела

сестру и та называла себя ее именем. Я – Джоанна, говорила она в полной уверенности. Ее

тело, как и при жизни, было сгрызено наркотиками. Девушка тянула руки и говорила, при

этом тонкие, сухие губы оставались плотно сжатыми.

ВОП победит вирус – говорила Сильвия голосом матери.

Образы смешались. Воспоминания крутились, как воронка, затягивая Джо ко дну.

ВОП победит вирус – слышала она, даже когда память подпихивала сюжет жизни,

где у ног Джоанны без сознания лежит сестра, а на дне Ямы плавают тела родителей.

Грег тоже видел кошмар. Иного рода…

Ему снилось залитое солнцем поле. Голубое небо и пушистые, белые облака.

Пшеница чуть колыхалась от ласковых порывов ветра. Где-то за спиной хохотала

девчушка, прося его (она называла его дедушкой) обернуться, и взглянуть на нее. Как

обычно, Грег испытал привычное чувство беспокойства. Выдержит ли ветка, к которой он

привязал качели?

Грегор закрыл глаза, подставляя солнцу морщинистое лицо. Одновременно он

вытянул руки вперед, чуть косясь колосков. Они приятно щекотали ладони. Мужчина

глубоко вдохнул свежий воздух, на миг почувствовав себя пьяным от счастья и свободы.

– Ты должен сделать это. – Прошептал кто-то ему на ухо.

Грег тут же распахнул глаза. От яркого солнечного света он ослеп.

– Что ты сказала? – Обратился парень к голосу. Он обернулся в полной

уверенности, что увидит огромное дерево и раскачивающуюся на ней внучку, но увидел

лишь поле. Бесконечное пшеничное поле.

– Ты должен сделать это. – Снова сказал голос.

Грег поднял взгляд к небу. Он приставил ладонь к бровям, чтобы оглядеть его

голубые просторы. Словно ожидая увидеть источник голоса именно там.

– Ты Должен сделать это. – Голос стал громче. Он звучал за спиной. Близко и

каким-то больным жаром. Словно любовница уговаривала взять ее еще раз, а потом еще и

еще. – Ты Должен сделать это.

Грег резво обернулся. Пшеничное поле пропало, как и солнце, и небо, и ласковый

ветерок. Теперь Грегор очутился в ангаре. Темном, сыром, холодном. Он больше не был

стариком. Ему, как и в реальности, было двадцать пять. Драгдилер был измотан, голоден и

хотел пить. На ботинки налипли шматки грязи. Ноги промокли, как и вся одежда. Но

главным было не это…

Джоанна спала под лестницей, в тени сломанной дверцы ворот. Во сне она что-то

бормотала. Ее трясло. Грег видел, как она ерзает, сжимаясь, обнимая себя руками, пытаясь

согреться.

– Ты должен сделать это! – Прозвучал голос в его голове. Теперь парень был

абсолютно уверен, что он звучит именно в голове. Может, это голос разума? – Ты

должен… – Подвинул рюкзак. Развязал. – …Сделать… – Достал нож. – …ЭТО!

Драгдилер плотно схватился за рукоятку. Взглянул на лезвие и развернул его

острием от себя. Рюкзак с глухим звуком отодвинул в сторону. Джо что-то пробормотала.

1601 опустился на колени, словно собирался помолиться. Но о чем? А главное – кому?!

Нож прижал к груди. Несколько долгих секунд наблюдал, как девушка переживает свое

последнее больное видение. Грег знал, что вот-вот она проснется. Он ждал.

«Ты должен сделать это. Ты ДОЛЖЕН»… – звучал в голове голос, как мантра.

– С-с-си-иль-ви-я. – Простонала Джоанна и резко выдохнула, словно весь воздух

поспешил покинуть ее тело, а затем распахнула глаза. Она села и принялась быстро

дышать. В глазах читался испуг и не понимание. 1549 спрятала лицо в ладонях.

– Кошмары? – Тихо просил Грег.

«Ты Должен сделать это. Ты ДОЛЖЕН!»

Он услышал бы, как она всхлипнула, если бы не голос: «Ты ДОЛЖЕН…»

Грег видел, как тряслись ее плечи, и то, как она самоотверженно собралась с

мыслями и прекратила дрожь.

«ТЫ ДОЛЖЕН…»

Джо подняла на напарника взгляд. Ее голубые глаза источали усталость. Она слабо

улыбнулась.

«ДОЛЖЕН!»

Грег вскинул нож и с размаху воткнул его девушке в голову. Острие вошло не

полностью, лишь наполовину. Парень все еще держал рукоятку в руках, когда усталость во

взгляде Джо сменилась изумлением.

Грег дрогнул и очнулся. Его в буквальном смысле вытолкнули из Сна. Он быстро

посмотрел в сторону входа, словно ожидая увидеть там кого-то. Может, самого себя,

вонзающего в голову Джо нож Рамиля…

Девушка тихо застонала во сне и Грег чуть не подскочил. 1549 лежала рядом с ним

на бетоном полу. Ее трясло от холода. Что бы не снилось его спутнице, судя по звукам, это

доставляло ей боль. Джоанну трясло.

Грег вскочил и отбежал от девушки на несколько метров, словно она могла укусить

его или убить.

«Это был Сон. Тот самый Сон!»

Его начало колотить. Во рту Грега пересохло, спасибо алкоголю. Пустота в животе

мешала мыслить нормально. Бросив быстрый взгляд на улицу, парень прикинул, что

сейчас ранее утро. Сколько он проспал? Всю ночь? Или только пару часов? В этом, на

веки сером мире, догадаться о том, утро на улице, день, вечер или ночь, можно было по

легким оттенкам сероватого за окном. Сейчас смахивало на ранее утро, да и внутренние

часы Грега подсказывали нечто подобное.

Мочевой пузырь ныл, просясь опустошить себя, и парень решил пойти у него на

попятной. Он просто развернул и расстегнул ширинку, однако едва пустил струю, Джоанна

зашлась кашлем. Тихим, но частым и парень весь сжался, словно его вот-вот должны

ударить по голове.

«Мрак!» – подумал парень.

«Я видел Сон. И что теперь?» – Гадал он, быстро опустошая мочевой пузырь.

«Ты должен сделать Это» – говорил его внутренний голос.

«Если хочешь жить, а жить ты хочешь, то должен сделать это».

– Нет. – Проговорил парень, обращаясь к ангару. – Я не могу.

«Кто сказал? Ты же хочешь жить, верно?»

– Это не …

«Честно?! Ты же именно это слово хотел сказать, маленький говнюк, маленький

ссыкун?! Честно?! Нет, это совсем не честно, но ты же хочешь жить, верно?! Ты хочешь

жить, гребаный говнюк?!»

– Хочу…

«Тогда ты знаешь, что делать».

Грег медленно повернулся к Джо. Та все еще мучилась от кошмаров, что-то

лепетала. Ее трясло. Парень почувствовал, как реальность ускользает от него. Он потянул

руку, чтобы снять со спины рюкзак и вдруг понял: его там нет. Рюкзак остался под

лестницей рядом с 1549.

Внезапно драгдилер словно очнулся. Нет! Он не будет делать этого. Они его не

заставят. Парень быстро зашагал к Джо, не осознавая, что не спускает взгляда со своего

рюкзака.

«Я не буду этого делать!» – Решил он.

«Я должен разбудить Джо. Я должен сказать ей…»

«Что она тебе приснилась?!» – Снова встрепенулось сознание.

«Очнись, пустоголовый! Да, она сама пришьет тебя, едва узнает. Она не станет так

рисковать. Или ты всерьез думаешь, что она с радостью грохнет себя сама или, может, вы

возьметесь за руки, споете песенку: «О, как прекрасен этот мир» и будете искать решение

проблемы с глупыми улыбками на лицах?»

Грег замер. Его голова раскалывалась от боли. Он не знал, что делать, как

поступить. Парень схватил себя за голову. Стиснул в руках. Закрыл глаза и надавил на них

большими пальцами.

«Что же делать?»

«Ты должен сделать ЭТО!»

«ДОЛЖЕН!»

Грег перестал терзать свои глаза. Опустил руки, выпрямился и расслабился. Какой

смысл терзать себя вопросами? Ответ и без того очевиден: либо он убьет Джоанну, либо

его убьет чип. Пуф! И все. Прости-прощай, милый Грег.

Драгдилер решительно зашагал вперед. Взгляд его метался с рюкзака на Джо. Он

боялся, что та вот-вот проснется, и застукает его…

Черная тень прошла мимо ворот. Грег остановился. Он, не мигая, смотрел, как

мимо проходит девочка. Она не глядела в его сторону, просто шла мимо, но она была так

же реальна, как Грег или Джо, как этот ангар, и серое, никогда не меняющее свой цвет,

небо.

– Сара?! – Вдруг выкрикнул Грег.

Джо вздрогнула и проснулась. Сквозь сонную пелену увидела, как ее напарник

бросается прочь из ангара.

Он выскочил на улицу и повернул вправо, однако уже на углу притормозил. Проход

справа вел к мусорным кучам, а прямо, слева и назад – тянулась бесконечная череда

ангаров. Грег покрутился вокруг своей оси и чуть не упал, запутавшись в собственных

ногах.

– Сара! – Позвал он очень тихо. – Черт! Сара! – Грег не мог позволить себе орать,

хотя так хотелось надорвать глотку. Внезапно откуда-то донеслось: «Грег!» и парень, не

раздумывая, метнулся на голос. Он несся, как проклятый. Для него голос Сары был сейчас

куда реальнее голоса Джо, что пыталась его окликнуть.

– Сара! Сара! САРА! – Вопил Грег. Голос его был пропитан таким ужасом, что Джо

невольно испугалась, услышав его. Она бежала, бежала и бежала, то и дело ловя голос

спутника, но никак не могла его настигнуть. Это сеяло в ней панику. Грег ускользал,

уводимый призраком…

Ангары, ангары, ангары! Они сменял друг друга, а картина оставалась все той же.

Неизменной. Наконец, Грег остановился перевести дух, хоть и понимал, что это

опрометчивый шаг. Парень согнулся пополам. Сердце колотило так сильно, что его гулкий

звук раздавался в ушах. Он не мог продохнуть, легкие кололо. Драгдилер испугался, что не

услышит Сары, что не догонит ее уже никогда. Выпрямился, огляделся по сторонам,

ожидая, что Сара позовет его, но та притихла. Вообще все стихло. Беспомощно

поворачиваясь вокруг своей оси, парень ждал. Внезапно, словно поток холодной воды

окатил его, и он понял, что гнался за призраком. Суматошно огляделся по сторонам,

осознав, что заблудился. Не мог понять, вправду видел ли он сестру или это был призрак,

может, галлюцинация. Все, чего он хотел – чего-то реального.

– Джо? – Позвал тихо, а потом в нем что-то надломилось. Страх овладеем им.

Неужели он больше никогда ее не увидит? – Джо! Джо!! Джо-о!!! ДЖО-О-О!!!

Грег орал, как ненормальный, пока не зашелся кашлем. Он сложился пополам.

Лицо стало красным. Не мог, поверить, что потерял ее. Нет! Только не ее! Только не снова!

Он не готов к потерям. Только не опять! Нет!

Выпрямившись, 1601 уже собирался продолжить орать, но увидел впереди

мужчину. Он стоял примерно в пятнадцати шагах и безучастным видом изучал Грега. Кожа

его была бледной, как у мертвеца, но драгдилер не замечал этого. Он не знал, как

реагировать, то ли наброситься на него, то ли нет.

Дверь соседнего ангара со скрипом раскрылась. Грег дернулся в сторону, но дверь

ангара, находящегося за его спиной, тоже пришла, придя в движение. Оттуда хлынули

люди. Они окружали его со всех сторон, глядя пустыми глазами. Их одежда была

одинаковой – серые комбинезоны. Мужчины и женщины разного возраста взирали на него,

но в то же время, казалось, будто смотрели сквозь. Никто не произнес ни слова, и в какой-

то момент парень подумал, что они его сейчас просто растерзают.

Где-то там, в глубине, раздался надрывной девичий визг. Грег не мог знать,

принадлежит он Джо или нет, но сердце его вздрогнуло. Он твердо решил пробиваться с

боем, кулаками расчищая себе путь, но…

– Грег. – Позвал его тоненький девчачий голос. – Помоги мне, Грег.

Медленно драгдилер обернулся и чуть не сдох от страха. Из толпы к нему вышла

Сара. Она ни чем не отличалась от остальных людей. Разве что одеждой.

– Ты умерла. – Еле слышно пробормотал он. – Умерла. – Парень сделал несколько

шагов назад, хотя сестра не наступала. Она замерла в шаге от общей серой массы.

– Грег. – Сандра всхлипнула. – Прошу… Мне больно. – Ее глаза наполнились

слезами. Парень замер, поражаясь сходству этой девочки с его сестрой. Но это не могла

быть она! Сара умерла!

– Ты умерла. Умерла. Понимаешь? Ты умерла. – Бормотал парень, но все равно

узнавал в ней свою сестренку. На ней была та самая серая пижама, что сшила для нее мать

из старого рабочего комбинезона. Причем одна брючина получилась короче другой так,

что лодыжка левой ноги оставалась открытой. Практически стоящая дыбом челка и

спутанные черные волосы. Даже выражение лица то же самое. Сотни раз Грег видел эту

мину перед тем, как сестра начинала плакать. Она казалась ему самой несчастной в мире,

даже теперь.

Но это ведь была не она..? Это просто не могла быть она.

– Помоги мне, Грег. – Продолжала Сара. – Мне больно.

– Ты умерла. – Все бормотал он. – Умерла. Умерла. Умерла. – Повторял, словно

заклинание, отгоняющее злых демонов.

Сара разрыдалась, причем в мгновение, как это и было раньше. У нее началась

настоящая истерика. Она всхлипывала. Глотала окончания и слова целиков, но Грег все

равно понимал ее.

– Помоги мне, Грег. Мне так больно. Помоги мне, пожалуйста.

– Ты умерла. Ты умерла! Ты умерла!! ТЫ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, УМЕРЛА! – Грег

сорвался, и в этот момент тело девочки вспыхнуло, словно факел. Она закричала, но

осталась неподвижна, словно не желая сопротивляться пламени. Принося себя в жертву.

Ноги Грега подкосились. Он сел на колени, глядя, как огонь жрет его сестру. Лицо

обдало жаром. Из глаз брызнули слезы. Руки мертвой хваткой вцепились в землю, сгребая

ее кусками в охапку. Парня словно резали пополам. Он хотел рвануть к сестре на помощь,

спасти ее.

– Умерла. Умерла. Умерла. – Повторял он, как молитву, собирая в кулаки новые

комья грязи, словно пытаясь удержаться на этой земле.

Пламя, сжирающее плоть Сары, в какой-то момент перекинулось на других людей.

Они вспыхнули словно спички. Грег почувствовал идущий от них жар. Огонь, словно

живой, уничтожал всех, но никто ему не сопротивлялся. Никто не смел пошевелиться.

Кричала лишь одна Сара. Ее голос не смолкал, а, кажется, наоборот, становился сильнее с

каждой секундой.

– Не реально. Не реально. – Бормотал про себя парень, когда пламя перекинулось

на ангары и вот тут его словно прострелило. Гонимый желанием жить, совершенно не

отдающий отчет действиям, с диким воплем Грег ринулся прямо в толпу.

Он мчался, как не нормальный. Как ошалелый. Вперед и только вперед. Где-то там,

за спиной, всепоглощающее пламя следовало за ним, сжирая ангар за ангаром. Парню не

нужно было оборачиваться, чтобы увидеть его. Он слышал его. Оно звало.

– Грег! – Кричало оно мягким, женским голосом. – Стой, Грег. Грег! – В ушах парня

все еще звучал крик сестренки. Этот оглушительный, душераздирающий визг. Он мчался

за ним вместе с пламенем, желая свести его с ума.

Драгдилер бежал так быстро, что даже не заметил, как череда ангаров закончилась.

Он выскочил на песок и помчался к океану. Волны яростно бились о пляж, то завоевывая

сушу, то отступая. Грег, не раздумывая, бросился бы прямо в воду, скрываясь в ней от огня,

а затем бы плыл и плыл, пока не утонул. Но этому не суждено было свершиться.

Некто налетел на него сзади и сбил с ног. Грег полетел вперед кубарем и, сделав

несколько не очень красивых поворотов, подобно мячу, остановился, уткнувшись лицом в

песок. Перед глазами все кружилось. Где-то там, вдали, кто-то звал его по имени, но он не

мог откликнуться. Уткнувшись носом в песок, был готов разрыдаться, как маленький

мальчишка. Перед глазами все еще стоял образ Сары, охваченной огнем.

Чья-то рука коснулся его плеча, и он вскочил. Джоанна внимательно вглядывалась в

лицо напарника, союзника, друга. А он, признав ее, тут же начал оглядывать ангары, что

оказались без изменения черными. Огонь не пожирал их. Огонь не гнался за Грегом. Его

вообще не было. Как и крика Сары. Лишь шум волн.

– Грег…

– Она горела. Она горела. Она горела. – Повторял он снова и снова. Джоанна

обняла его за плечи, прижала к себе, гладила по голове и что-то говорила. А он все

твердил и твердил одно и то же. Одно и то же: – она горела. Она горела. Она горела.

– Этого не было. Это чип. Слышишь? Это не правда. – Джо отчаянно пыталась

достучаться до парня, но тот вел себя как сумасшедший. Она испугалась, что он, может

быть, и правда спятил.

– Она горела. Она горела, как настоящая…

– Грег… – Джо обхватила руками его лицо и обратила на себя. Ее напугало безумие

во взгляде парня, но она не могла позволить себе слабину. Анна, что еще жила в ней и

собиралась вылезти наружу, получила от Джо решительный пинок. – Я настоящая.

Смотри… – Она взяла руки парня и приложила его ладони к своим щекам. – Чувствуешь?

Я настоящая. Я настоящая.

Грегу понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя. Щеки Джоанны

пылали, но на ощупь кожа девушки была очень нежной. Парень хотел одернуть руки, но

Джо решительно схватила его за запястья, фиксируя руки в прежнем положении. Она

испугалась, что если контакт прервется, Грег снова начнет болтать что-то пугающее и не

вменяемое.

– Настоящая. – Прошептал он.

– Да. Это все галлюцинации. Это все чип, понимаешь?

– Я видел сестру. Она горела.

Несколько секунд Джо молчала. Не понимала, о чем он толкует. При всем своем

желании, просто не могла понять.

– Это было не по-настоящему. – Очень тихо проговорила она.

С секунду Грег вглядывался в ее лицо, словно пытаясь уличить во лжи, но ее голубе

глаза были чисты и искренни. Джо обняла его, прижав к себе так крепко, как только могла.

Грег поспешил ответить тем же. 1549 облегченно вздохнула, глядя через его плечо, как

чуть поодаль на большой площадке, о которую со злостью бьются волны, возвышается

черный ангар с белой цифрой 17. Девушка отпрянула. Не верила глазам и боялась даже

вслух произнести, что они пришли. Дошли. Добрались до чертового ангара, подножье

которого лизали чистые волны. Во рту пересохло, а вода так и манила окунуться в нее.

– Не знаю, галлюцинация ли это… – Смогла произнести Джо, и Грег тут же

обернулся. И как только он раньше не заметил огромное сооружение на фоне океанской

глади?

Джоанна оглянулась и потерла грязными руками глаза. Ей необходимо было

убедиться, что это не видение, а правда. Поэтому она скинула свой рюкзак, шапку,

джемпер, стянула ботинки, носки и штаны и вошла в воду. Приятные, прохладные волны

ласкали кожу. Поверхность вокруг нее приобрела коричневый окрас, а затем все светлела и

светлела. Джоанна окунулась, стирая с себя грязь, усталость и тяжелые эмоции. Ей

хотелось освободиться от этого угнетения, стать снова чистой. Собой. Джоанной.

Конечно, сейчас они были на виду, как никогда, но после пройденного пути, где

конец должен был настать вот-вот, уже ничто не имело значения.

Грег опустился на песок. Казалось, он наблюдал, как Джоанна плещется в воде,

словно ребенок, но на самом деле парень примирялся с мыслью, что все увиденное было

лишь – миражом. Грегор объяснял сам себе, что все это было не правдой, но никак не мог

совладать с эмоциями. В конце концов, он только что увидел, как умерла его сестра.

Грег закрыл глаза, обхватил свою голову руками и сжал ее, словно пытался

расплющить.

– Мрак. – Проговорил он тихо. Провел руками по всклокоченным волосам и

почесал изрядно обросший подбородок. Попытался представить, как же выглядит со

стороны. Скорее всего, как бомж и от этой мысли нервно хихикнул. Драгдилер не мог

поверить, что их долгий путь вот-вот закончится – смертью или свободой. Что бы это ни

было, Грег чувствовал, что будет рад всему. Он устал. Выдохся. И желал только поставить

точку в их путешествии.

Желудок отозвался болезненным стоном. Грег подвинул рюкзак Джо, чтобы

заглянуть внутрь, в надежде, что на дне могла заваляться черствая корочка хлеба. Сейчас

он бы съел даже размякший батон, размазанный по ткани рюкзака. Соскреб бы каждую

крошку и проглотил прежде, чем его успело бы вывернуть от отвращения. Он пошарил в

рюкзаке и, к удивлению, выудил две жестяные банки консервов. О них беглецы вовсе

забыли. Грег почувствовал, как во рту стремительно скапливается слюна. Обернулся,

держа в каждой руке по банки. На глаза попался плоский камень, укутанный мокрым

песком. Ринулся к нему. Упал на колени и принялся упорно тереть о консервы о камень.

Понадобилось время, прежде чем загиб стерся и Грег смог подцепить и открыть крышку.

В нос ударил запах мяса и рыбы. Ему стоило больших трудов не накинуться на последние

запасы и не затолкать в глотку до возвращения Джоанны. Черт, что сидит на одном плече

Грега уже успел заткнуть ангела и начать завывать песню о том, что выживет все равно

только один. К чему тратить еду на второго?!

«Ты должен!» – Взорвалось в его голове. Подавить позыв удалось, однако осадок

остался. Он еще долго будет оседать на дно души.

Грег вернулся на место с двумя открытыми консервами. Положил их рядом,

взглянул на синюю гладь океана, нарушаемую всплесками волн. Засунул руки в карманы.

Вздохнул. Запах консервированного мяса и рыбы манил его. В одном кармане 1601

обнаружил золотую подвеску. Нащупал ее, но не достал. Из другого же выудил сложенный

пополам талон с посланием от Рамиля. Развернул его: «Прикончи обоих». Он смотрел на

два слова так долго, что не заметил, как Джоанна уже вернулась и принялась одеваться в

запасную, пусть и влажную одежду.

– В чем дело? – Спросила она, выжимая из коротких волос воду.

Грег молча протянул талон девушке. Она даже не стала брать его, словно он таил в

себе смертоносный вирус. Джо опустила руки. Молчала, всматриваясь в надпись и сжимая

кулаки.

– Ублюдок. – Тихо сказала она, но волны тут же приглушили ее голос. Плюхнулась

рядом с Грегом.

– Мы выкупим свободу. – Грег взглянул, но Джо его будто не слышала, устремив

взгляд на океан. Грег ждал, но минуты сменяли друг друга, а она молчала. Драгдилер уже

начал думать, что Джо слиняет, откажется идти с ним в ангар, но она вдруг произнесла

свершено спокойное и уверенное:

– Ладно. – Взяла одну банку консервов и принялась есть.

– Ладно. – Ответил Грегор, пытливо смотря на нее. Хотя рука потянулась за

консервами. Он даже не понял, как съел все до последнего волокна и вылизал банку,

насколько это было возможно.

Тишина, наполняемая берег была неповторимой. Они думали, что близки к концу.

Достигли своей цели. Думали, что осталось дело за малым. Как они ошибались…

Грег закинул пустые банки в рюкзак Джоанны, посмотрел на нее. Ему хотелось

увидеть в ее глазах уверенность, а не сомнительное «ладно». В ее глазах не было ничего,

кроме отражения океана. 1601 выудил из рюкзака два ножа: бабочку и, принадлежавший

«рыцарю» Зачистке. Протянул напарнице.

«Ты должен сделать Это!» – Шепнул океан.

«Заткнись», – подумал Грен.

– Может, пригодится. – Смятый талон отправился в карман штанов. Джо закинула

заметно облегчавший рюкзак на плечи, и они побрели к воротам 17 ангара, оставляя на

берегу грязную одежду девушки. Как свидетельство того, что они здесь были. И если

свобода им не светит, если жизнь их встретит конец на этом пути, то останутся лишь эти

тряпки, что в последствие попадут в ангар или же их смоет волной океана.

Джоанна лишь раз обернулась, чтобы взглянуть на водную гладь, нарушаемую

редкими, ненавязчивыми волнами. Влажный, соленый ветер пришел оттуда, из

бесконечных простор, что забрали у людей земли и прежнюю жизнь в цивилизации.

Когда-нибудь эта гладь покроет и последний материк, и тогда свобода больше не будет

стоить и гроша.

Мелкие капли оросили лицо Джо. Она отвернулась и зашагала вслед за напарником,

соратником, другом, братом. Вслед за своей новой семьей.

Пристань поразила беглецов своими размерами. Бетонный настил уходил в океан.

Волны бились о его высокие стены, разлетаясь миллионами брызг. Где-то вдалеке

виднелись огромные карманы, предназначенные для причаливания кораблей, названия

которых ни Грег, ни Джо не знали.

Видимо, когда-то Пристань могла принять за раз до двадцати грузовых судов.

Ангары, по разумению Грега, должны были хранить запасы еды, одежды и прочей утвари,

что привозили, или, наоборот, увозили. По факту оказалось, что с Зоны А сюда привозят

мусор. Ведь все дерьмо из зоны Б сваливали в Яму.

Грег внимательно оглядывался по сторонам, не выискивая источник опасности, а

просто любопытствуя. Впервые он оказался в этой части материка, и ему все было

интересно. Парень даже поймал себя на мысли, что старается насладиться ненавистным

серым небом, без намека на солнечный свет.

«Ты должен сделать это» – шептали волны. Парень послал их куда подальше.

От бетонного причала к ангару 17 вел длинный, просторный причал. Беглецы не

успели дойти и до половины, а уже промокли от соленых брызгав. Ветер продувал до

костей. Грегу даже показалось, что волны усилились, а вода поднялась, впрочем, сказать

точно он не мог. Все его мысли занимало кое-что другое.

Чем ближе беглецы подходили к ангару, тем яснее становилось, что 17–ый даже и

не думает покачиваться на волнах. Ангар замер черным величественным айсбергом среди

бушевавшего океана, и ничто не могло нарушить его спокойствие. Он возвышался над

водой примерно на два-три метра. Эдакая неприступная башня.

Нож Грег держал в руке. Готовый в любой момент к нападению или…

«Ты Должен! Давай! И беды твои закончатся!»

Парень стиснул зубы, вглядываясь в 17–ый.

В принципе, ангар ничем не отличался от своих собратьев. Такой же высокий,

зловещий, черный, с белоснежной цифрой 17 на боку. Ну, разве что выглядел он

совершенно новехоньким. Свежесобранным. Словно его строительство закончилось

только вчера вечером, и беглецы немного опоздали на торжественное открытие: речь,

выпивка, закуска, красная шелковая лента.

Драгдилеру не верилось, что они настолько приблизились к финалу, поэтому, когда

до ангара осталось каких-то пять-шесть метров, Грег остановил Джоанну.

– За нашу свободу, – парень залез в карман джинсов. – Я собираюсь заплатить этим.

– Он продемонстрировал спутнице золотую подвеску. Он сам не знал, зачем объявил ей

это, видимо, просто хотел быть честным. – Мы далеко зашли. – Парень внимательно

изучал выражение лица спутницы. Ее щеки горели, но не от гнева, а от ветра и усталости.

При виде драгоценности в глазах появился странный тоскующий блеск. – Тебе решать. –

Грег вовсе не хотел скидывать на нее ответственность. Он хотел, чтобы она знала о его

последнем козыре.

Джо долго всматривалась в золотой круглый медальон на цепочки. Он много для

нее значил. Столько лет он висел именно на ее шеи. Джоанна всегда считала его оберегом,

не только памятной вещью. Ее захватило чувство теплого, родного, даже радости, но тут

же смыло черной волной потери. Потери и того последнего, что осталось от родителей,

сгнивших в Яме. Их не дали даже похоронить. Не позволили сестрам проститься с ними.

Медальон вместе с теплом приносил и грусть, одиночество, но все равно был дорог.

Именно он свел драгдилера и сестру наркоманки вместе. Джо вмиг перевела взгляд от

украшения матери на Грегора. Он не мог не заметить, как похолодел ее взгляд. – Хочешь

получить мое одобрение?

Парень всерьез задумался над ее словами. Хотел ли он получить ее одобрение? По

правде сказать, ему и в голову не приходила подобная мысль. Получить одобрение…

Минуту назад они были заодно. Их объединяли незримые нити судьбы, но сейчас… Грегу

показалось, что независимо от того, через что им пришлось пройти, Джоанна может

съездить ему по физиономии и забрать свое украшение. Их пути могут разойтись. Прямо

здесь. Сейчас.

– Хочу, чтобы ты приняла решение. – Грег протянул украшение девушке. –

Медальон твой. Мы можем отдать его и получить свободу. – Парень помедлил. По лицу

Джоанны он пытался разгадать, о чем она думает. То, что он увидел, ему не понравилось.

Драгдилер почувствовал, что посягнул на что-то святое. Сунулся туда, куда не следовало. –

А можем оставить все, как есть. – Грег поразился собственной глупости. Логичным было

бы вообще ее убить. Две головы – много за одну драгоценность. На миг парнишка даже

подумал, что Джо сейчас сама его прикончит.

«Ты должен сделать это». – Шепнул океан.

«Нет!» – Рявкнул Грег ему в ответ.

– Но Зачистка найдет нас. Вместе или по отдельности. Рано или поздно. –

Невозмутимо закончил он.

Джоанна не хотела дотрагиваться до медальона, не желала принять его, чтобы

снова проститься за этими дверьми. Конечно, внутри нее разразился фейерверк боли от

утраты того последнего, что принадлежало родителям, но Джо смогла проглотить

разбушевавшиеся чувства. В любом случае, Грег был прав. Она ведь знала,

догадывалась… Сейчас уже поздно принимать решение. Выбор сделан был много дней

назад. – Идем. – Джо сжала нож крепче и направилась к двери.

Предала ли она память родителей, или же Грег предал ее доверие – какая, к черту,

разница, когда на кону их жизни?!

В ангар вели огромные металлические ворота, а в них была еще дверь. Очень

маленькая и узкая. Без замка, без ручки. Грег быстро глянул на Джоанну, словно

предупреждая: «будь начеку» и настойчиво постучал в дверь. От его ударов та заходила

ходуном, но не открылась.

Волны ударялись о бетонный причал, на котором расположился 17 ангар. Беглецов

то и дело обдавало волнами измороси, но ни Джо, ни Грег не думали об этом. Они замерли

в ожидании.

Несколько секунд ничего не происходило, а затем дверь распахнулась, словно кто-

то с той стороны пнул ее ногой. Беглецы отскочили, оказавшись на самом краю пристани.

Волна ударила им в спины миллиардами капель.

– Чем обязана? – Перекрикивая шум волн, заговорила женщина. Дробовик в ее руке

смотрел Грегу прямо в грудь.

Джо прищурилась, всматриваясь в молодую особу, опешив. Ожидая увидеть

мужчину. Огромного. Вонючего. Вызывающего тошнотворное состояние омерзения.

Женщина же была не из здешних краев. Кожа смуглая, длинные накрашенные ресницы и

подведенные губы, от чего они казались еще полнее и сочнее. Точеная фигура, облаченная

в обтягивающие штаны, на плечах ветровка с меховым воротом, а под ней майка со

значительным вырезом. Ее светлые волосы были забраны в толстую косу, а в ушах серьги

с камнями. Даже ногти были ухожены и выкрашены лаком цвета спелой вишни. Джо

переступила с ноги на ногу, сжимая нож еще крепче в руках, и посмотрела на Грега. Ей

даже показалось, что тот едва сдерживается, чтобы не облизнуться. Но в том, что рот его

наполнился слюной – не сомневалась.

– Нам нужен Вассал. – Проговорил Грег. Он не мог оторваться от ее округлых

грудей, которые, по его разумению, были созданы для того, чтобы ими любоваться и

трогать. Парень даже подумал, что сдохнуть от такой красотки не обидно.

– На кой он вам? – Она упрямо не замечала Грега, обращаясь к Джо.

– Дело к нему есть. – Драгдилер с трудом заставил себя соображать.

– Какого рода? – Она, наконец, взглянула на него.

– Такого. – Грег продемонстрировал ей цепочку с кулоном, стараясь двигаться как

можно медленнее. Умереть от ее рук было бы, наверное, круто, но жить парень пока хотел.

Он не мог точно сказать, что именно подумала незнакомка при виде драгоценности. Тем не

менее, она опустила дробовик.

– Идите за мной. – Проговорила девушка и исчезла в проходе.

Джо посмотрела на Грега: – что, черт возьми, это было? – Прошептала она. Тот

пожал плечами и юркнул внутрь ангара. Джо осмотрелась, а потом последовала за ним.

Молча войдя в ангар, беглецы угодили в узкий коридор, образованный из больших,

деревянных ящиков. Над головой зависла прямоугольная лампа. Она спускалась с потолка

на металлических тросах. Продолговатые люминесцентные ламы давали тусклый свет, но

все равно вызвали у Грега и Джо огромное удивление. Дома такой роскоши ни у парня, ни

у девушки не было. Коридор оказался коротким, но даже за те несколько секунд, что

беглецы следовали за незнакомкой, та ни разу не обернулась. Покачивая аппетитными

бедрами, она вывела их на просторную площадку, где располагался стол, стул и вскрытый

ящик. Последний покоился на полу. Беглецы опасливо и в то же время с любопытством

оглядывались. Все вокруг было заставлено однотипными ящиками. Среди них

образовывались узкие коридоры, которые уходили вглубь помещения, петляя среди гор

деревянных коробок, словно лабиринт. Под потолком висели одинаковые прямоугольные

люстры. Своим слабым светом они освещали все помещение.

– Так что вам нужно? – Незнакомка обошла большой вскрытый ящик и повернулась

к гостям. Оружие она небрежно бросила на стол, и удар дробовика о металлическую

крышку заставил Грега и Джо вздрогнуть. Подобная небрежность в обращении с оружием

заставила парня задуматься об его исправности. Может, оно предназначено просто для

устрашения?

Беглецы замерли напротив хозяйки ангара. Металлический стол стал между мини

немым охранником.

– Это же ВОП… – Прошептала Джо. Грег проследил за ее взглядом и увидел во

вскрытом ящике у стола розовый порошок. Парень невольно оглянулся вокруг, не веря, что

все эти коробки забиты наркотиком.

– Так что вам от меня нужно? – Незнакомка повысила тон. Они явно ей докучали.

– Вассал. – Уточнил Грег.

– Ну, я слушаю. – Девушка плюхнулась на стул и закинула ноги на стол.

– То есть ты… – Грег с трудом складывал одно с другим.

В этот момент Джо дернула свободную руку вперед, пытаясь схватить ружье, но

хозяйка ангара достала из-за спины крошечный, сверкающий револьвер и нацелились в

голову Джоанне. Грег так и не понял, откуда он взялся. Его поразила быстрота ее

действий. Если не сказать, шокировала.

– Еще раз попытаешься выкинуть что-то подобное, я прострелю тебе левый глаз. –

Очень вкрадчиво проговорила Вассал. – Сделай два шага назад, рыжая.

Джоанна покорно попятилась.

– Говорите! Зачем пришли?! – Властный голос Вассала наполнил ангар.

– За помощью. – Начала Джо. – Ты поможешь избавиться от чипа и Зачистки. –

1549 тоже видела этот хищный блеск в глазах Вассала, но в отличие от Грега, вдруг ясно

осознала, что ничего, кроме смерти их тут не ждет. Вся эта затея с самого начала была

глупостью. Сейчас Вассал всадит им по пуле и заберет золото себе, однако секунды шли, а

Джо и Грег по-прежнему дышали. Взгляд хозяйки ангара был прикован к драгоценности, в

то время, как Грег не мог оторваться от ее глубокого декольте. В его голове промелькнула

шальная мысль: «если бы ты убил Джо, смог бы обменять кулон на секс с Вассалом», но

мысль эта, конечно же, была такая же бредовая, как и многие, что посещали голову парня.

Дуло револьвера все еще смотрело на Джо. 1549 не нужно было присматриваться,

чтобы понять – мишенью был ее левый глаз. Вассал казалась коброй,

загипнотизированной музыкой.

– Только тогда медальон будет в твоих руках. – Закончила Джо.

Вассал не шевелилась. 1549 это не нравилось. Джоанна с опаской взглянула на

Грега, а когда увидела, куда направлен его взгляд, закатила глаза.

«Кретин!»

Вассал фыркнула. Грег же медленно залез в карман и извлек оттуда драгоценность.

Он вытянул руку, демонстрируя хозяйке 17 ангара цепочку с кулоном. Он тряс медальоном

практически перед ее носом, точно так же, как когда-то тряс ею перед носом Сильвии. Как

и ожидалось, глаза хозяйки ангара хищно блеснули. Золото всегда в цене. Во все времена.

– Ты поможешь избавиться от чипа и Зачистки. – Говорила Джо. Она тоже видела этот

хищный блеск в глазах Вассала, но в отличие от Грега, вдруг ясно осознала, что ничего,

кроме смерти их тут не ждет. Вся эта затея с самого начала была глупостью. Сейчас

Вассал всадит им по пуле и заберет золото себе, однако секунды шли, а Джо и Грег

по-прежнему дышали. Взгляд хозяйки ангара был прикован к драгоценности, в то время,

как Грег не мог оторваться от ее глубокого декольте. В его голове промелькнула шальная

мысль: «если бы ты убил Джо, смог бы обменять кулон на секс с Вассалом», но мысль эта,

конечно же, была такая же бредовая, как и многие, что посещали голову парня.

Дуло револьвера все еще смотрело на Джо. 1549 не нужно было присматриваться,

чтобы понять – мишенью был левый глаз. Вассал казалась коброй, загипнотизированной

музыкой. Но в следующее мгновенье женщина уже хохотала, как не нормальная, широко

разинув рот. Однако, вытянутая рука, сжимающая револьвер, не дрогнула, все так же

целясь в Джоанну. Грег удивленно взглянул на свою спутницу.

«Она, кажись, чокнутая», – подумал он.

– Очнись, рыжая. Сейчас золото ничего не стоит. ВОП – будущее. И он у меня есть.

– Вассал пнула ногой распахнутый ящик у стола. В воздух поднялось еле заметное розовое

облачко. – Ваше предложение не очень интересное.

Лицо Джо исказилось от злости. Эта стерва ее уже порядком достала. 1549 сделала

один широкий шаг вперед, ровняясь с Грегом. Выхватила медальон матери. Раздался

щелчок. Вассал сняла пистолет с предохранителя. Драгдилер нервно сглотнул.

– Тогда какого черта ты в Зоне Б?! – Прошипела Джо сквозь зубы.

Грегору не нравилось то, что начинало происходить. А происходить начала полная

задница. В воздухе витал запах драки, крови и смерти. Парень почувствовал себя козлом,

запертым в клетке с двумя львицами. Джо все испортила. Она явно лезла на рожон. Не так

он себе представлял переговоры с Вассалом. Не так он себе представлял и Вассала.

Револьвер хозяйки 17 ангара теперь смотрел Джоанне промеж глаз. А на лице аппетитной

дамочки уже не было и следа улыбки.

– Эй, эй! – Грег поднял обе руки вверх. Если бы мог, то он бы непременно

протиснулся между девушками.

«Пусть она убьет ее», – прошептало сознания парня.

«Тогда тебе не придется исполнять Сон. Не суйся. Не лезь. Пусть Вассал все

сделает за тебя.»

– Полегче!

Вассал фыркнула, лишь на секунду взглянув на драгдилера. – Я просто прикончу

вас и....

Она не договорила. Грег рванул вперед. Он схватила руку Вассала с револьвером, и

резко рванул ее вверх. Раздался выстрел. Пуля пролетела над макушкой Джоанны и

угодила в одну из коробок за ее спиной. Из образовавшейся дырки тут же начал

высыпаться розовый порошок. В тот же момент Джо приставила свой нож к горлу

женщины. Та удивленно уставилась на беглецов, переводя взгляд с одного на другого.

Грег не мог объяснить, что заставило его атаковать Вассала. Он мертвой хваткой

вцепился в руку хозяйки ангара, и впервые его ни капельки не интересовало ее декольте и

даже пульсирующая боль ожога на ладони. Драгдилер ликовал. Они скрутили эту стерву.

Как – ему было не понятно. Беглецы даже не смотрели друг на друга. Все поняли без слов.

– Так значит, тебе не нужна эта безделушка? – Джо триумфально улыбнулась.

– В любом случае, этого мало за две головы. – Вассал, не испугавшись, поддалась

вперед, напарываясь на острое лезвие. Кожа на шее тут же порвалась. Несколько алых

капель спустись вниз к ключице. – Чье оно?

«Мое! Скажи мое!» – Подсказывал Грегу здравый смысл.

«И тогда Вассал прикончит Джо, а ты останешься чистеньким. Ну же?! Давай!»

– Ее. – Проговорил 1601, кивая в сторону спутницы. На лице Джо выступило тупое

изумление, а затем лютая ярость.

– Какого…?! – Воскликнула Джоанна, но тут же замолчала, потому что получила

ногой в живот. Она в буквальном смысле сложилась пополам. Грег схлопотал по лицу. Он

попятился, держась за правый висок. Пальцы чувствовали что-то теплое. Кровь.

– Плата принята – Только и успела сказать Вассал. Сделка была заключена.

– Кажется, я чуть припозднился. – Раздался за спинами беглецов мужской голос. Он

практически мурлыкал, вскипая от предстоящего удовольствия искупаться в чужой крови.

Грегор вздрогнул, тут же узнав обладателя хрипловатого голоса. Он неосознанно

схватился за прожженную ладонь. Джо это заметила и обернулась. Она встала

вполоборота, чтобы видеть, как Вассала, так и нового игрока. За ними, максимум в пяти

метрах, стоял Рамиль, широко расставив ноги, а из-за его спины протискивались амбалы –

собачонки с автоматами в руках. На мужчине были черные брюки, абсолютно чистые, а

сверху застегнута кожаная куртка прямого кроя. Он улыбался, да так широко, что вокруг

глаз образовался целый ряд морщин. Подручные Рамиля взяли беглецов в кольцо.

– Ну, ничего! – Торжественно провозгласил Рамиль. – Никогда не поздно снимать

скальпы. – Он расхохотался, как гиена.

Джо едва выпрямилась, но тут же упала к ногам Грегора от мощного удара в спину.

Медальон выскользнул сквозь пальцы и улетел к стене деревянных ящиков. Драгдилер

свалился следом, приложившись головой к бетонному полу. Боль не заставила себя ждать.

Черт! В этом плане она мастер пунктуальности! Перед глазами 1601 поплыло. Рядом уже

стояли мрачные фигуры амбалов – преданные псы Рамиля, работающие за пакетики ВОП.

Под молчаливые взгляды охранников и бешеный хохот Рамиля, Вассал прошагала

до медальона и подняла его. Цокая каблучками, женщина приблизилась к Джо. Револьвер

все еще покоился в ее руках и, когда хозяйка 17 ангара приблизилась к рыжей, на секунду

Грег предположил, что его напарницу, подругу, сестру сейчас прикончат. Он сжался.

Напрягся. Но Вассал развернулась, встав стеной между Джоанной и Рамилем. Хозяйка

ангара вскинула руку и выстрелила в потолок. Заставила подручных Рамиля вздрогнуть, а

того заткнуться.

– Рамиль! – В голосе Вассала слышалась неприкрытая неприязнь. – Я тебя не

приглашала.

– Старым друзьям не нужны приглашения, верно? – Казалось, ничто не может

испортить его приподнятого настроения. Рамиль вальяжно зашагал к Грегу, так, словно он

был властелином мира. Грег хотел взглянуть на Рамиля, но вместо этого упрямо сверлил

глазами его черные, начищенные ботинки. Он приближался. Медленно. Шаг за шагом.

Ступал бесшумно, на ходу раскуривая сигару.

– Эти паршивцы меня обчистили. Как тебе новость, а? – Он с силой пнул Грега по

ребрам. Парень стиснул зубы, чтобы не закричать. Правое ребро пожирал огонь ада.

Драгдилер готовился к еще одному удару, и никак не мог набраться смелости поднять

глаз.– Никто не смеет меня обворовывать. Никто!

– Эй! – Крик Вассала заставил Джо вздрогнуть. – Только тронь, и я отправлю тебя в

гости к Дьяволу. – Джо приподняла голову и увидела странную картину: Рамиль застыл с

занесенной ногой, явно приготовленной для хорошего пинка Джоанне, и с искренним

изумлением таращился на Вассала. Та направила на него револьвер. На нее тут же

наставили автоматы подручные владельца Притона. Картина была по истине странной.

Девушка замерла в ожидании вердикта.

– Не смешно! – Вскипел Рамиль, но ногу все же поставил на пол. Он показал своим

бойцам ладонь, и те, как отлично выдрессированные псы, покорно опустили пушки.

Вассал же позы не поменяла.

– Она мой клиент. Мы заключили сделку. – Холод в ее голосе обескуражил Рамиля.

– Не понял…

– У меня договор с этой рыжей. – Буквально плюнула она ему в лицо. – Так что,

если с ней что-то случится, я прострелю тебе, к черту, левый глаз.

– Ах ты, су….

– Да, да, да. – Без интереса произнесла Вассал. – Я знаю. Сделай шаг в сторону. –

Приказала хозяйка ангара, но Рамиль не пошевелился. Между ними, видимо, происходил

какой-то немой диалог. Рамиль не мог позволить себя заткнуть какой-то бабе, тем более на

глазах у этих болтливых обалдуев. Джоанна извернулась, взглянула на Грега. Тот

ухмылялся глядя в пол. На виске его сверкало пятно крови. – На парня мне плевать. –

Добавила Вассал секундой позже, и Джоанна увидела, как светло-карие глаза Грега

округлились от ужаса.

– Но мне нужны оба! – Рявкнул мужчина.

«Уж лучше у меня взорвется голова, чем попасть к нему» – в панике думал Грег. –

«Уж лучше так!»

Тем временем Вассал пожала плечами, как бы говоря: «Прости, пупсик. Ничем не

могу помочь».

Рамиль, не торопясь, почесал подбородок, завел руку за затылок и провел по нему.

Потом отпустил, словно та в мгновенье лишилась жизни.

– Тц! Вассал, дорогая, думаю, мы смогли бы с тобой договориться. – Теперь он не

требовал, а просил. Он подлизывался. Нагло, и это выглядело противно. – Видишь ли…

Раздался взрыв. Затем послышался топот ног, словно к ним приближалось стадо

бизонов. Джо обернулась, всматриваясь в проход за Рамилем. Среди коробок в узком

коридоре клубился серый дым, а в этом дыму, словно черные призраки притаились…

Сердце Джо чуть не остановилось. Возглас Грега заставил ее вскочить на ноги. Град пуль

посыпался на всех, кто был в ангаре. Свист был настолько пронзителен и близок, что

хотелось закрыть уши. Но Джо не могла, она прижалась к стеллажам из коробок,

скрываясь от смертоносного дождя, и искала глазами Вассала. 1549 желала всем сердцем

вернуть медальон матери, пусть даже ей придется драться с Вассалом, но вместо той

бесноватой стервы увидела, как два бугая утаскивают Грега в глубину помещения. Он

вырывался, как мог, но силы были не соизмеримы.

– Джо! Джо!!! – Кричал он, но амбал, завершающий процессию, вырубил

драгдилера ударом пистолета в висок. В тот самый, что уже был измазан его собственной

кровью. Сочная, густо-красная струйка выскользнула из раны и покатилась по лицу, к шее.

Рамиль улыбался, даже не смотря на то, что одна из пуль пронзила его руку. Он будто и не

заметил этого небольшого нюанса. Мужчина палил в дым, чуть высунувшись из-за

стеллажей. На лице его играла обезумившая улыбка. Джо была готова поклясться, что он

сейчас смеется своим фирменным смехом гиены.

Глаза Джоанны бегали туда-сюда. Зачистка нагнала их! Сердце в груди бешено

колотилось.

– Проклятье! – Выкрикнула Джо, но в какофонии выстрелов ее вскрик попросту

затерялся.

Джо оглянулась. В этом коридоре, казалось, она была одна. Закрыла глаза, быстро

дыша. Открыла.

«Надо действовать!»

1549 набралась смелости и выглянула из-за стеллажей: отряд Зачистки подходил

все ближе. Она сумела разглядеть того самого «рыцаря», что спасал их жизни, но сейчас

он так же выпускал стальные фейерверки. Все это время девушка не выпускала из рук

нож. И почему холодное оружие, а не медальон? Украшение она так крепко не держала.

Наверное, от того, что цепочкой не задушишь никого, а медальон не сможет спасти жизнь

ни ей, ни Грегу. Джо 1549 набрала в легкие воздуха и сорвалась с места в

противоположный коридор, где секундами ранее видела спину Рамиля. Дождь из пуль

обрел новую силу и лишь чудом девушку не подстрелили. Один патрон оцарапал ухо,

когда Джо на бегу повернула голову, ужасаясь, как близко Зачистка подобралась за это

время. Еще минуту и у нее не было бы ни единого шанса. Заметила, как «рыцари»

выборочно падают навзничь и у каждого прострелен левый глаз. Только теперь Джо

заметила, что Вассал отстреливалась. Почему левый глаз? А черт ее знает!

Бросившись прыжком вперед, Джо свалилась на пол, чувствуя, как острый язык

пули вскользь лизнул голень. Поднявшись рывком на ноги, рванула по коридору. Она

бежала так, как никогда бы не смогла повторить. Грегор должен быть у них, и позволить

его забрать Джо не имела права!

Коридор казался до невозможности длинным, а поворот, за которым скрылся

Рамиль с дружками, будто бы отдалялся. Стон пуль стих. Топот ног тоже, лишь Джо

нарушала тишину стуком своих подошв о бетонный пол. Юркнув за угол, она поняла, как

на самом деле выдохлась, но останавливаться было нельзя. Спина Рамиля уже маячила

впереди, разбавляя мрачные сумерки.

Раздался невообразимый грохот. Где-то сзади начали обрушиваться пирамиды из

деревянных ящиков с ВОП. Они разламывались и бледно-розовый порошок вздымался в

воздух. Джо неслась и от него тоже. Ведь если ВОП попадет в организм, тело начнет

расслабляться, движения станут вялыми. Ей будет ни за что не добраться до Грега.

Пронзительный крик наполнил ангар, а задорное эхо тут же подхватило его и

повторяло вновь и вновь.

Когда спина Рамиля стала достаточно близко для броска, но довольно далеко, чтобы

за шумихой Джо было не слышно, 1549 метнула нож. Острое лезвие вошло в основание

черепа. Мужчина упал, не успев и пикнуть. Смерть была моментальной. И вот теперь

Джоанне открылся обзор: Грег тряпичной куклой висел на руках двух амбалов. Один уже

повернулся к рыжеволосой девушке и наставил пистолет.

Взвел курок.

Бежать некуда.

Прятаться негде.

Выстрел.

Джо закрыла глаза. Она готова была принять смерть, ведь та была неизбежной.

Еще два выстрела.

Падение тел. Такое неприятное. До дрожи пугающее.

– Не стой! – Ее резко схватили за руку и потащили. Джо открыла глаза уже на бегу.

Амбалы лежали на бетонном полу с открытыми глазами и дырой в высоких лбах. Грегор

валялся вниз лицом чуть в стороне от них. Высвободив рывком руку, Джоанна рванула к

нему. Она даже не посмотрела на того, кто спас ее задницу. Подбежав к Грегу, потянула его

за руку, стараясь водрузить обмякшее тело на себя. Но тот самый некто, чья меткость

спасла их жизни, подхватил драгдилера с другой стороны. Теперь-то Джо взглянула на

мужчину. Тот самый «рыцарь» Зачистки, что неоднократно вытаскивал их из передряг.

«В который раз?» – Спросила себя Джо, когда они выбирались по лабиринту из

ящиков.

«Третий? Четвертый?» – Она не знала. Была лишь рада. Возможно, у них появился

шанс обрести заветную свободу, ну или прожить на сером свете еще несколько дней.

Рывком Джо вытащила нож из Рамиля. Одним движением закрыла бабочку и

убрала в карман. Крис уже бежал впереди, и ей осталось только нагнать его.

Они мчались по коридорам, сложенным из деревянных ящиков. Право. Лево.

Право. Право. Право. Джоанна беспрекословно следовала командам Криса. Едва ли она

могла соображать. С таким трудом добравшись до цели, пройдя через столько испытаний,

Джо не желала сдаваться Зачистке. Нет! С таким же успехом можно было дать им

пристрелить себя еще тогда, у квартиры Родни.

Нет! К черту!

Выстрелы, разносившиеся по ангару, заставляли бежать еще быстрее. Ноги

путались. Страх все более овладевал ею. Замкнутое пространство давило, лишая надежды

на спасение. Бесконечные коридоры, проходы… Когда же кончатся эти проходы?!

Зачистка наступала.

Они свернули и неслись с грузом в лице Грега 1601 по небольшой площадке, когда

раздался боевой крик. Следом зазвенела энергичная автоматная очередь, словно кто-то за

раз решил опустошить весь рожок. Джо упала. Крис, не стесняясь в выражениях,

выругался, а затем, приложив немало усилий, закинул Грега к себе не плечи.

– Шевелись! – Рявкнул он и помчался вперед. Джо вскочила. Последовала за ним.

Старые раны, пусть практически затянувшиеся, новые, каждая из них, даже пустяковая,

давала о себе знать. Они лизали порезы огненными языками, обжигая, зудя.

Новый коридор бросил их в блуждание по чертовому лабиринту. Один проход

перетекал в другой. Какой же огромный этот гребаный ангар!

Поворот. Еще. Еще один.

– Тупик! – Зло прыснул Крис, резко останавливаясь и склоняясь под тяжестью

Грега.

– Вижу их! – Воскликнул кто-то. В воздухе засвистели пули. Они врезались в

коробки с ВОП, решетя их. Из образовавшихся дыр на пол ритмично стекал наркотик.

Джоанна вжала голову в плечи и приглушенно вскрикнула. Она бежала вслед за Крисом,

умоляя Бога, чтобы ее не зацепило. Где-то за спиной «рыцарь» прокричал: «я возьму их!»

На секунду все стихло, а затем девушка услышала странный звук, похожий на выстрел. Ей

показалось, что кто-то кинул мяч-попрыгун. Что-то ударилось о верхушки коробок, прямо

над их головами и проскакало дальше. Возможно, сделало еще два прыжка и осело где-то

там, впереди. Крис остановился, как вкопанный, возле очередного поворота. 1549

врезалась в него и, отскочив, как на пружине, упала на пол. Мужчина хотел крикнуть:

«назад!», но в тот же миг раздался взрыв.

Уши заложило. На секунду девушка зажмурилась, а когда открыла глаза, с потолка,

словно снег, сыпался розовый наркотик. В нос ударил специфический запах препарата и

аромат жженого дерева. Джо, находясь, словно в забытье, посмотрела на Криса. Он

обернулся к ней, все еще держа на плечах Грега. Из ушей его текла кровь. Рыцарь больно

схватил Джо за предплечье и силой поставил на ноги. На его длинных ресницах осел

розовый порошок. Это было так смешно и удивительно красиво. Джоанна поймала себя на

мысли, что хочет прикоснуться кончиком пальца к его глазам и стряхнуть ВОП, а затем

она подняла голову к потолку и заворожено наблюдала, как осыпается наркотик.

«Что это было?» – Размышляла девушка, когда Крис потащил ее за собой. Его

сильные пальцы впивались в руку. От боли из глаз девушки брызнули слезы, но

высвободиться она даже не пыталась. 1549 следовала за «рыцарем» по лабиринту.

Миновав еще два пролета, они увидели, как черный дым тонкой струей

поднимается к потолку. В нос ударил резкий запах гари.

– Иди-о-от! – Громкий мужской возглас разнесся по всему ангару.

Крис кивнул, соглашаясь с голосом, и ухмыльнулся когда услышал, как некто

вскрикнул, явно схлопотав по роже.

– Я тебе сейчас гранату в жопу засуну! – «Рыцарь» снова ухмыльнулся, но тут же

лицо его стало серьезным. Он все еще тащил за собой Джо и еле сдерживался, чтобы не

развернуться и не влепить пощечину. Та еле перебирала ногами.

«ВОП уже начал ее жрать или она просто в шоке» – подумал мужчина с

сожалением отмечая, что тусклый свет ламп больше не казался ему таким уж тусклым. Он

был похож на…

«Солнце», – радостно подумала Джоанна, глядя на прямоугольные плафоны. В них

две длинные лапы проливали на ее макушку яркий, солнечный свет. Если бы не Крис, что

силой тащил ее за собой, она бы остановилась и смотрела бы на это удивительное сияние.

«Рыцарь» провел их через прямой, очень узкий коридор между ящиками.

Почувствовал, что Зачистка наступает, хотя пока и не видел их. Просто хорошо знал своих

ребят, потому с каждым шагом лишь ускорялся. Они миновали длинный, тесный коридор,

за который лабиринт резко закончился, словно его обрубили. Они очутились в проходе

между металлической стеной и ящиками. Темный коридор уходил вперед и пропадал за

углом. Можно сказать, беглецы добрались до одного из дальних углов ангара. Крис снова

подкинул Грега, перехватывая поудобнее, чертыхнувшись, что тот никак не приходит в

сознание. Джоанну он вообще отпустил и побежал. Джо поплелась следом, задерживая

свою теперь уже группу. Но ее затуманенное сознание не позволяет увидеть

медлительности движений и глупое, расплывающееся в улыбке, выражение лица. Раны

перестали болеть. Господи, ей еще никогда не было так легко. Еще никогда в ней не было

столько силы. На плечах и шапке, словно пепел, осел наркотик. Он окутывал своим ядом,

внедряясь вглубь организма и отвоевывая все большую его площадь. При резких

движения Крис казался ей фантомом. Джо пыталась сосредоточиться, чтобы не упустить

из виду «рыцаря», а главное – Грега на его сильных плечах.

«Сильные руки… Сильные плечи»… – Проносилось в ее голове туманно.

Голова кружилась. Но головокружение было таким приятным, немного щекочущим.

Оно не доставляло дискомфорта. Джо заставляла себя считать. Через силу. Путаясь.

Возвращаясь к началу.

Один. Два.

Один.

Один. Три.

Три.

Крис что-то говорил. Она слышала его голос, но слова разобрать было сложно.

Мужчина помотал головой, но все будто свезено, как мазок краски на мольберте.

Оди-ин. Два-а…

Три-и. Че-ты-ре.

– Джо?!

Оди-ин. Два-а…

– Джо! – Сквозь зубы прошипел Крис, заставляя ее сосредоточиться на себе. Рядом,

слишком близко, прошуршала Зачистка. Треск фанеры, пожираемой огнем стал громче.

Джо вздрогнула, когда услышала характерный, звонкий треск дерева в огне.

– Живее!

С каждой новой секундой вместо воздуха в помещении образовывается угарный

газ. Он убьет их прежде, чем успеет добраться пламя. Джо это знает. Она подчиняется,

начиная быстрее перебирать ногами. Под потолком яркие лампы все еще льют солнечный

свет. Одна из них взрывается прямо над головой девушки, осыпая искрами. 1549

взвизгивает и вжимает голову в плечи. Практически сразу раздаются выстрелы. Зачистка

все же нагнала их.

Коридор из стены ангара и стеллажей с коробками уводит беглецов вправо. Удача,

не иначе. Еще секунда и быть им решетом. Пули угодили в металлическую стену, не

зацепив беглецов. От страха Джо отчаянно ринулась вперед, обгоняя Криса, который уже

порядком выдохся. Они промчались мимо большого, красного генератора, рокотавшего,

словно довольный кот, и нескольких больших металлических бочек. Впереди их ждала

стена из коробок с наркотиками.

Тупик.

– Нет! – Выкрикнула Джо, но тут же услышала вопль Криса.

– Сюда! – Орал он, и с силой бил ногой о стену (?). Сперва Джо так и подумала, уже

решив, что «рыцарь» чокнулся. Однако, приглядевшись заметила дверь, заставленную

красными бочками. Маленькая, неприметная дверь. Девушка кинулась к «рыцарю». Тот

пыхтел под тяжестью Грегора. Он устал. Лицо его раскраснелось. Крупные капли пота

оросили лицо. Он сгорбился и, как показалось Джо, пока лишь чудо сдерживало его не

отшвырнуть Грега в сторону. И какого черта он увязался за этой парочкой?! Черт дернул,

не иначе!

Зачистка была уже за поворотом. Раздавались щелчки затворов и тяжелое пыхтение.

Кто-то гаркнул:

– Огонь на поражение!

Джоанна впилась взглядом в тот конец коридора, откуда доносились шаги и голоса.

В голове пролетела мысль, слишком простая, но такая очевидная: «все».

Крис отошел к ящикам. Быстро выдохнув, словно бык, побежал на дверь. Удар был

сильным. Грегу досталось не меньше. Тот очнулся, ощутив толчок, боль и недоумение

вперемешку. Дверь покорно распахнулась, выпуская беглецов наружу. В лицо ударил

соленый ветер и холод. Волны бились о бетонный причал. Беглецы застали у кромки воды.

Секунда длилась не меньше минуты. Три пары глаз смотрели на безмятежный океан. На

несокрушимую стихию, которая готова поглотить все, что ей предложат.

Молча, с лицом полным напряжения Крис скинул Грега с плеч в воду. 1601 не

успел ничего, кроме вдоха. Он летел, выставив руки перед собой, не понимая, что

происходит. Грег знал только две вещи: он еще жив, и они до сих пор в полной жопе.

Крис уставился на Джо, уставшую, измученную и вялую из-за действия ВОП.

– Прыгай! – Приказал он.

Джо не могла думать. Просто не выходило. Ее словно лишили всех умственных

процессов. Она была овощем. Стояла и смотрела на медленные волны. Они ее увлекали,

звали. Тогда Крис столкнул ее с платформы. Сам же схватил одну единственную гранату в

своем арсенале, дернул чеку, швырнул в проход и, попросив прощения, нырнул в воду.

Холодный океан приветливо принял девушку в свои объятия, звал с собой, на дно.

Там, где песок и безмятежность. Спокойствие, умиротворение и тишина. Одежда и обувь,

что заметно потяжелели, были согласны с зовом океана. Но Грегор, схвативший Джоанну

за запястье и тащивший на поверхность, к воздуху, был против. Он ни за что не позволил

бы умереть ей так нелепо.

Первый глоток воздуха был жадным. Настолько сильным, что, казалось,

дыхательные пути взорвутся от напора. В нос тут же ударил запах гари и огня. Джоанна

повернула голову. Полыхающий ангар тут же заворожил ее. В глазах прыгало отражение

пламя.

– Джо? Джо! Посмотри на меня. – Грег убирал с лица девушки рыжие волосы,

пытался поймать ее взгляд своим. Глаза Джоанны были мутными. – Джо? Ты меня

слышишь?

– Да. – Ее голос был уже не так вял, все же холодная вода помогала прийти в

чувства. – В порядке. Все… все хорошо. – Под водой она схватилась за руку Грега и

боялась отпустить. Соображала с трудом и сейчас все, что чувствовала – дикий страх и

жажду.

– Пора убираться. – Громогласный голос раздался чуть поодаль Грега и Джоанны.

Драгдилер сперва не поверил своим ушам, затем глазам, а свободная рука

лихорадочно нащупывала карманы в поисках ножа.

– Какого хрена ты здесь делаешь?

– Ты же не думал, что она вытащила тебя? – Плюнул ему «рыцарь».

На самом деле, Грег пока вообще ничего не думал. Он выпал из реальности на

несколько минут, за которые, видимо, успело произойти немало интересных событий.

– Так я и думал. Шевелитесь! – Крис поплыл к берегу, где лежала грязная одежда

Джоанны.

Грег взглянул на напарницу. Глаза ее были полны ужаса. Она взирала на огонь,

обуявший 17 ангар и, казалось, не слышала состоявшегося только что разговора.

Устраивать полемику на тему: стоит ли доверять «рыцарю» Зачистке, Грег не стал. Он

понятия не имел, что случилось за время его, так скажем, отсутствия, но проникнуться к

мужику, даже спасшего его, не собирался. Он знал о Зачистке куда больше, чем Джоанна и

не при каких условиях не желал иметь с ним дело.

– Мы всегда можем уйти. Вдвоем. – Вдруг произнесла Джо, удивив Грега. Значит,

она все же слушала. А может, просто все прочла по его лицу. Они все еще раскачивались

на волнах, как два поплавка. Голос Джоанны стал бодрее, а зрачки начали сужаться. Грег с

удивлением и испугом признал: ВОП постепенно отпускает ее. Но когда она успела?

Драгдилер знал, что скоро последует ломка. И очень надеялся, что Джоанна не из тех

слабаков, что хватают зависимость с первого приема…

Грегор развернулся и поплыл к берегу. Наравне плыла и Джо. Снова вместе. Как

брат и сестра. Волны подталкивали их к песку, а затем старались утащить в океан, словно

затевая опасную игру. Тела троих были измотаны, измучены. Уже у берега Джоанна начала

чувствовать, как раны жжет от соленой воды. ВОП заканчивал свое действие. Краски

гасли, как бенгальские огни после фееричного представления, серый мир облачался в свой

привычный плащ.

Крис уже сидел на берегу и вглядывался в туманный горизонт океана. Не нравилось

ему это. Его брат говорил, что из тумана появляется отряд Чистильщиков – охрана

территории Зоны А. Чистильщиков выращивают с младенчества кровожадными

убийцами, не знающими пощады. Они молчаливы, работают по приказам,

направляющиеся прямиком в чип. Они словно призраки, приходящие по вашу душу.

Зачистка в сравнении с Чистильщиками увеселительная группа аниматоров, не более.

Туман разработан специально для их отряда. Это не просто скопление воды в воздухе,

образованное мельчайшими частичками водяного пара, а плотное, густое вещество,

затрудняющее дыхание, ослабляющее одну жертву или часть населенного пункта. О

Чистильщиках не знает никто, кроме тех, кто их видел и остался, по случайности, жив.

Джо и Грегор с трудом вытащили свои тела на песок и обессиленные свалились,

тяжело дыша и откашливаясь. Горло драло, нос свербело от соли и гари, полыхающего

рядом ангара, глаза щипало. Прошло меньше минуты, потом Крис поднялся на ноги,

закинул поудобнее автомат и сказал:

– Пошли. – Он уже сделал несколько шагов, когда Грег только смог подняться и

завопить, словно ненормальный.

– Хрена с два мы с тобой куда пойдем!

«Рыцарь» обернулся. Посмотрел на Джоанну, что только смогла присесть.

Недовольно выдохнул. – Ладно. – Он пожал плечами. – Жди Чистильщиков и начинай

молиться.

Джо метнула странный взгляд на мужчину. Большие голубые глаза так и просили

сказать, что он пошутил. Хотя Крис уверен был, что ни Грег, ни Джо даже не слышали об

отряде Зоны А. Тем не менее, они столько натерпелись за свой путь, что напугались

одного словом.

– Отваливай! – Грег едва сдержался, чтобы не кинуться на «рыцаря». Сил для драки

у него не было, а вот гонора хоть отбавляй.

– Слушай сюда, мудак! – Крис тыкал пальцем в воздух в сторону Грегора, словно

намеревался проткнуть его насквозь. – Я вытащил твою шкуру из дерьма только из-за нее.

– Теперь он указал в сторону Джо, а затем опустил руку. Сил было мало. Им всем нужен

был отдых. – Так что заткни рот, найди свои яйца в трусах и шевелись!

– Что тебе от меня нужно? – Вдруг спросила Джоанна. Она поднялась на ватные

ноги и сделала несколько шагов в их сторону. Сырой рюкзак тянул вниз.

– Вопросы исчезнут, когда мы придем на место.

– Что за место?

Крис цокнул. – Увидишь. Вам все равно некуда идти и терять тоже нечего. – Крис

посмотрел на туман, подбирающийся к берегу. Может, его воображение разыгралось,

может, ВОП сделал свое дело, но даже самый малый процент встретиться с

Чистильщиками, его не прельщал. Мужчина посмотрел в большие голубые глаза девушки

и прилипшие ко лбу сырые волосы. – Нам пора.

Секунды шли. Никто не шевелился. Грега распирала злость, но и страх имел место

быть. Драгдилер посмотрел на Джо. Та молчала и, казалось, что-то перебирает в уме. Он

положил руку на ее плечо. Девушка чуть повернула голову.

– Ладно. Идем.

Сырые, уставшие, пропитанные запахами гари, голодные, беглецы (теперь их было

трое) отправились в путь. Крис, знавший землю ангаров, быстро вывел их в лес,

обступающий стены. В тенистом месте им удалось найти крапиву, еще молодую. «Рыцарь»

тут же начал собирать листья в руку. – Желудок не должен быть пустой. – Сказал он. – Ее

листья содержат витамин С, В и К, каротин и органические кислоты. – Джо и Грег молча

наблюдали. – Черт возьми, как вы выжили?!

Ни Грег, ни Джо не ответили. Набрав в кулак листьев крапивы, оба принялись

старательно жевать, думая о чем-то своем. Ничего отвратнее драгдилер в своей жизни не

ел. Трава она и есть трава. Он выплюнул первый же листок, и руками очистил язык от

ошметков. Затем поковырял пальцем в зубах, выуживая застрявшие части, и смачно

сплюнул.

Крис молча шел вперед. Ему не пришлось манить за собой беглецов. Те покорно

ступали следом, отставая на пару тройку шагов.

Они снова вернулись в ангары. Углубились в них. Заброшенные, покинутые. Грег

не мог скрыть своего волнения, то и дело оглядываясь, боясь, что снова увидит

воспламеняющийся образ сестры, но этого не произошло. Автомат в руках Криса не

успокаивал. Вряд ли он пустит в ход оружие. За него – нет. За нее…

– Мне он не нравится. – Проговорил Грег, даже не утруждаясь перейти на шепот.

Пусть ублюдок все слышит.

– Он спас наши задницы. – Реплика Джо не дала парню никакой эмоциональной

опоры и поддержки, что сильно его оскорбило. Он посмотрел на Джо. Та тщательно

жевала листья крапивы.

– Не в этом плане. – Проговорил он, рассматривая Криса, как парня, который,

возможно, приударит за Джо. У них уже успели сложиться сестринско-братские

отношения и, как любой брат, Грег хотел для Джо чего-то лучшего. Более искреннего, для

начала. Грегор был уверен в том, что «рыцарь» не договаривает слишком много, и это не

играло в его пользу. Конечно, он не обязан был выкладывать им всю свою подноготную.

Драгдилер поймал себя на мысли, что случись нечто подобное, он все равно не поверит

его россказням. А значит, этот таинственный ублюдок навечно останется у него в списке

таинственных ублюдков, от которых стоит ждать подвоха.

Джоанна промолчала, и Грег снова ушел в себя, стараясь припомнить все, что было

до того, как он потерял сознание. Образ Вассала не давал ему покоя. Грег хотел спросить у

Джо – умерла ли она, но никак не решался. Почему-то он боялся услышать, что да, умерла.

Через час Крис вывел их к океану, поодаль от ангаров. Здесь не было бетонной

пристани, только песчаный пляж, на котором удачно расположилась небольшая моторная

лодка, кутанная черным брезентом. Перевернутая дном вверх и с торчащим небольшим

винтом, она напоминала мистическое чудовище. Грег был в таком восторге, что на миг

забыл о своей неприязни к Крису, и вспомнил о ней, лишь когда тот попросил его помочь

перевернуть миниатюрное судно.

– Надо тянуть ее к воде. – Тут же предложил Грег.

– Нет. – Отчеканил Крис. – Волны слишком большие. Он указал на океан. –

Выждем, когда улягутся.

Впервые Грег не желал спорить с «рыцарем». Молча кивнув, он устроился на песке

рядом с Джо, и начал наблюдать за тем, как могучие, энергичные волны самозабвенно

врезаются в песок, а потом стекают вниз.

Драгдилер набрал полную ладонь сухого, прохладного песка и начал медленно

высыпать его. Струя получалась не ровная. Ветер то и дело подхватывал песчинки и

уносил прочь. Крис копался с двумя небольшими веслами. Джо, казалось, смотрела на

океан, но Грег-то видел, что она наблюдала за «рыцарем» с не поддельной симпатией.

– Как вы выжили?! – Знакомый голос заставил Джо и Грега тут же вскочить на

ноги. Пораженные и шокированные беглецы обернулись и тут же попятились назад, глядя

на Вассала. Выглядела она потрепано. Босая. Одежда порвана, в крови и копоти. Губа

разбита. Костяшки свезены. Футболка до такой степени порвалась, что отчетливо виднелся

лифчик и часть упругого живота. Вассал смотрела на Грега и Джо в искреннем изумлении.

– Я их вытащил. – Проговорил Крис. Это прозвучало до неприличия просто, словно

«рыцарь» сходил в магазин за покупками, а не спас беглецов от смерти. Мужчина бегло

взглянул на женщину и снова посвятил себя изучению лодки. Джо и Грег замерли, с

опаской наблюдая, как в глазах Вассала загораются искры ярости.

– Ты спалил ангар! – Прокричала женщина, тыкая наманикюреным ногтем в

сторону Криса. Она стрелой промчалась между Грегом и Джоанной. Те поспешно

расступились, освобождая ей путь. Никто из них не желал попадать под горячую руку этой

бесноватой стерве. – Я чуть не сдохла! Ты, гребаный импровизатор!

На секунду Грегу показалось, что Вассал ударит Криса. Чувствовал исходящую от

женщины агрессию. 1549 напряглась, даже сделала шаг в их сторону, желая выступить…

кем? Защитником? Парламентером? Но Грег остановил ее, схватив за предплечье. «Пусть

сами разбираются» – читалось в его светло-карих глазах.

Джо внимательно вгляделась в лицо парня. Измученное. С еще более впалыми

щеками и глазницами. Заметно отросшие борода и усы прикрывали худобу, но даже они не

справлялись. Кожа посеревшая. Волосы закрывают уши, лоб и почти достают до глаз. Он

все более напоминал мумию. Еще живую. Способную дышать. Свитер сырой тряпкой

облеплял исхудавшее тело. Джинсы прилипли к ногам. Он был вешалкой для сушки

одежды. Скелетом, кости которого можно изучать, как карту местности.

Вассал не рискнула замахнуться на Криса, но своим неожиданным выпадом,

отвлекла его от занятия. Правда никто не мог понять, чем конкретно он занимается. Ищет

дыры в корпусе? Проверят длину весел? Как бы там ни было, «рыцарь» взглянул на

Вассала, затем на Джо.

Когда он видел ее впервые, когда только началась погоня, Джо 1549 была сочной,

если так можно выразиться, девушкой. С формами, округлыми бедрами. В ней была сила.

Несокрушимая. Опасная. Сейчас же девушка изрядно похудела. Брюки держались только

на бедрах, от чего брючины волочились по песку, скрывая ботинки. Даже грудь девушки

стала меньше. Это Крис сразу заметил, не мог не заметить. Щеки Джо пропали. Еще тогда,

при первой встречи, он удивился, что в Зоне Б есть рабочие, которым хватает еды, чтобы

быть в такой форме. Да, у Джо были щеки, пухленькие, как у ребенка. От чего глаза

казались еще более яркими. Теперь же на лице девушки только и видны, что голубые

глаза, да полные губы. Плечи стали угловатыми, даже в свитере это отчетливо видно.

Рыжие волосы доставали до плеч, прикрывая шею.

Крис улыбнулся, не взглянув на Вассала. – Ладно. Прости, Барбара, что чуть не

спалил тебя. Довольна? – Это была обезоруживающая улыбка.

– Нет. – Пыл женщины угас, но тон еще отражал недовольство.

– Я сделал все, что мог. – Крис развел руки.

– Ты немного перестарался. – Язвила Вассал. Она достала из ушей сережки и

подкинула их в руке, словно прикидывая на вес. – Как же те ребята? Зачистка. Ты ведь….

– Они были не с нами. – Твердость в голосе Криса и его легкость в рассуждении о

жизни и смерти до глубины души поразили Джоанну, но она поспешила отвлечься на

вопрос Грега.

– Что значит «не с нами»? – Крикнул парень.

Крис и Барбара обернулись. Вассал улыбнулась ослепительной улыбкой хищного

зверя, наконец-то, обнаружившего добычу. Она все еще подбрасывала сережки в руке.

– Скоро увидите. – «Рыцарь» снова сделал непроницаемое лицо.

– Слишком много тумана. – Грег буравил молодого мужчину взглядом.

Криса словно прострелило. – Я видел туман. – Таинственно сообщил он Барбаре. –

Там, у ангаров. – Он указал рукой куда-то вдаль. Видимо, в сторону 17-ого.

– Черт! – Вассал прекратила играться с серьгами. Она просто швырнула их в океан,

словно они ничего для нее не значили. – Тогда у нас совсем нет времени!

Было решено срочно поставить лодку на воду и это оказалось очень сложным

занятием. Их то и дело выносило на пляж. Волны словно не желали пускать их в океан.

Когда все же удалось выбраться на воду, Грегу и Крису пришлось грести, что есть силы,

чтобы отплыть. Через полчаса отчаянной гребли руки у них отваливались. Грегор

вспомнил о моторе, но тут же узнал, что тот давно неисправен и скорее носит характер

украшения. Девушкам пришлось сменить парней на веслах.

Грести было куда легче на глубине, волны сменились на более плавные и мягкие.

Однако, было бы еще проще, если бы мотор сбросили в воду. Джо сверлила его взглядом,

сидя напротив Вассала, та же сверлила взглядом Джоанну.

– Эй, рыжая, куда уставилась? – Улыбалась Барбара. Все оглянулись на нее. Все,

кроме Джо, что смотрела на мотор и океан за ним. – Хочешь знать, почему мы его не

выбросим?

– Хочу, чтобы ты заткнулась.

Вассал усмехнулась и стрельнула взглядом в Криса. Тот понял сигнал, но не

ответил на него. Барбара недовольно закатила глаза.

Плыли они довольно-таки долго, огибая материк на расстоянии, однако держась

неподалеку. Сумерки быстро сменила ночь, холод беспощадно лупил тех, кто сидел без

дела, в ожидании места прибытия. Меняться веслами приходилось довольно часто. Лодка

двигалась все медленнее, а сил становилось все меньше.

Крис начал озираться по сторонам, Джо и Грег напряглись, особенно, когда

«рыцарь» начал размахивать руками в сторону, противоположную от берега материка.

Зависший туман застилал собой все. Видимость была лишь на пару метров. Здесь, снизу.

Но сверху их лодку легко можно было отследить. Крис неожиданно замахал. Да так, что,

казалось, руки к чертям оторвутся. Затем откуда-то сверху раздался свист.

Джо схватилась за Грегора, что сидел за веслами. Тот осматривался, но не видел

ничего и никого.

– Давай влево. – Сказала Вассал, и 1601 спорить не стал.

Туман так же резко расступился, как и образовался несколькими часами ранее.

Лодка легонько врезалась в берег. Дно заскрежетало, царапаясь о каменистый берег.

– Втащим ее. – Сказал Крис, спрыгивая в прозрачную воду, что едва прикрывала

щиколотки. Подтащил лодку ближе к суши и остальные с носа спустились на мелкую

кальку. Втащить судно на берег было не так сложно, поэтому справились они живо.

Джо осмотрелась. Вокруг был густой лес. Он подступал почти к самой кромки воды

и начинался могучими деревьями. Их стволы невозможно было обхватить руками. Кроны

стремились глубоко ввысь. Земля там, чуть поодаль, была черной и сырой.

– Идем. – Позвал Крис Джоанну. Когда та обернулась, заметила, что Грег и Вассал

уже отошли на пару метров.

– Куда ты нас ведешь?

– Ты можешь мне доверять.

– Только потому, что ты так сказал?

– Потому что я ни разу вас не бросил.

Джо пыталась разглядеть в медовых глазах мужчины хоть что-нибудь, но в темноте

все было тщетно, поэтому она просто пошла за Грегом, который уже остановился и

присвистывал. Драгдилер уставился на ветхий мост из старых, потрепанных канатов и

отсыревших досок, уложенных словно рельсы. Мост уходил в туманную облачность,

словно в другой, какой-то совершенно потусторонний мир. Прогибался под своей же

тяжестью, словно спешил коснуться океана.

– Давайте живее! – Проворчала Вассал, хватаясь за канаты и уверенно шагая по

мосту. Шла она быстро, не впервой. Смотрела перед собой, будто только ей и было видно,

что там – за туманом.

– Ты серьезно? – Не поверил Грег.

– Давай, трус, иди за мной. – Откуда-то из тумана крикнула Барбара.

Грег посмотрел на Джоанну. Та кивнула, хотя он видел на ее лице сомнение. –

Ладно. – Прошептал он себе под нос, схватился за канаты и вступил на мост. Грег шел

осторожно, боясь, что какая-нибудь хлипкая доска попросту под ним переломится. Он

крепко хватался за толстые канаты – перила, уповая на то, что они станут его спасением в

случае неприятных сюрпризов.

– Постоянно перемещайте вес! – Гаркнул Крис. – И шевелитесь!

Вытягивая ногу, парень ступал на все новую хлипкую деревяшку, разглядывая

туман, обволакивающий все там, внизу. Расстояние между досками было пугающе

большое. Оступиться или попросту не дошагнуть до новой доски ничего не стоило.

Меньше всего Грегу хотелось бы нырнуть в неизвестность.

Джо осторожничала не меньше Грега. Она шла следом за товарищем, вступая за

ним след в след. Их внимательности можно было только позавидовать. Оба поставили

себе цель, ни в коем случае не раскачивать хлипкую лестницу. Впрочем, ни Барбара, ни

Крис не разделяли их осторожности. Канатная лестница качалась, как качели, под их

уверенными шагами, заставляя беглецов проявлять двойную осторожность и с еще

большим усердием цепляться за перила руками. Каждый раз, когда Грег клал правую

ладонь на канаты, ожог напоминал о себе: «да, малец, я еще здесь, черт бы тебя побрал! И

я буду гореть до конца твоих жалких дней!» Канаты скрипели и хрустели и, казалось, вот-

вот порвутся. Туман обволакивал их густыми, сизыми облаками. Холод и тьма, верные

спутники ночи, испытывали беглецов на прочность. Но холода ни Грег, ни Джо теперь не

чувствовали. Их прошиб пот от страха и напряжения.

– А что там, внизу? – Вдруг спросил Грег. Ему ответил голос Барбары. Именно

голос. Из-за темноты и тумана парень не видел ничего дальше метра, а женщина ушла уже

довольно далеко.

– Зачем тебе? – Кажется, вопрос парня от души позабавил ее.

– Не думай об этом. Шагай! – Крис вклинился в разговор. Точнее его усталый,

удрученный голос.

Мост начала плавно подниматься вверх, все почувствовали этот не крутой подъем.

Руки стали сильнее цепляться за канаты, подтягивая тела, используя доски под ногами как

опоры. Те опасно скрипели, до безумия напрягая беглецов. Сил практически не осталось:

ни физических, ни душевных. Грег хотел разораться и сцепиться с каждым из

присутствующих, и лишь постоянное убеждение самого себя, что эти двоя чудиков (Крис

и Барбара, она же Вассал) рано или поздно выведут их в безопасное место, сдерживали.

Джо тоже выступала тормозом и сдерживала Грега, хотя и сама не подозревала об этом. Их

совместное, пусть и не долгое, но очень насыщенное прошлое, обязывали вести себя

рассудительно. Присутствие девушки и ее доверие не давали парню выпустить на свет

свою эгоистичную натуру. Эти двоя, кем бы они ни были, возможно, помогут выжить, а

если дело запахнет жареным, Грег умчится прочь, прихватив с собой Джоанну. По крайней

мере, они посмотрят, что «рыцарь» может им предложить. Вдруг предложение будет

стоящим?

Но лестница все не кончалась, а терпение улетучивалось только так. Апогеем стало

насвистывание Криса. Веселая мелодия взбесила Грега. Он уже собирался было наорать на

парня, но тут Барбара запела:

«Два друга как-то затеяли спор.

Кто умный из них, а кто хитер»…

Услышав знакомые слова, драгдилер замер, как вкопанный. Обеими ногами он

вступил на деревяшку, и та с треском разломилась. Парень стремительно полетел вниз. Не

спасли даже канаты – перила, что словно изворотливые скользкие змеи выскользнули из

рук парня, как будто только и ждали момента освободиться от его хватки.

Джо закричала: – Грег! – Вглядываясь в туман, не осознавая, что делает, Джоанна

легла на доски и начала шарить рукой в тумане, словно среди сизых облаков могла

нащупать его руку и рывком вернуть назад.

– Что у вас там случилось? – Барбара явно была разражена.

– Он упал! – Заорала Джо, вглядываясь в сизую дымку. – Упал!

Мост закачался. К Джоанне спешил «рыцарь». Он бежал, позабыв о собственной

безопасности, но все никак не мог приблизиться. Расстояние между ними оказалось

слишком велико.

Джо так тянуло прыгнуть вслед за Грегом, и лишь чувство самосохранения

удерживало ее на месте. Одна рука мертвой хваткой держалась за одну из деревяшек,

хлюпкую, ветхую деревяшку, другая свисала вниз, шаря в тумане.

– Джо! – Воскликнул Крис, оказавшись рядом. Замер в паре шагов от девушки,

боясь, что она сиганет вниз, за напарником. – Там скалы. – Тихо и очень мягко проговорил

он. – Шансы, что он выжил – малы. Крайне малы. Его уже не вернуть. – Голос его эхом

звучал в ушах, но не доходил до сознания девушки. – Нам нужно идти дальше.

Несколько секунд Джо тряслась от страха. По ее щекам катились слезы и падали в

туман. Она не чувствовала их прохлады. Она ничего не чувствовала, кроме ужаса.

Джо 1549 не верила в то, что произошло.

– Грег? – Прошептала она. – Грег? – Где-то вдалеке Барбара тихо выругалась.

Время остановилось. Джо парализовало. «Рыцарь» желал утешить ее. О! Он бы с

удовольствием стиснул бы ее в своих объятьях, погладил бы по голове, и, может, даже

прошептал бы на ушко несколько действительно искренних, утешительных слов. Увы, это

пока было не возможно. Пока он должен был заставить ее идти дальше, не отвлекаясь на

эмоциональные мелочи.

Сизые клубы тумана лениво кружились вокруг руки Джоанны, все еще вытянутой.

На несколько секунд она утратила смысл существования… Все было кончено.

– Мра-а-а-а-ак. – Протянул Грег где-то там, внизу. Голос его был больным, но

достаточно громким.

Джо заулыбалась и еще сильнее разрыдалась. Крис не скрывал своего удивления.

– Эй, драгдилер – позвал он осторожно, словно предстояло провести беседу с

призраком, – живой?

Спустя несколько мучительных мгновений из тумана послышалось:

– Поживей тебя буду.

– Грег? – Неуверенно позвала Джо, и тот ответил ей сдавленным, хрипловатым

стоном.

– Я в норме. А черт! Тут эти… – Грег застонал. – Камни. Мелкие, мать его, камни.

– Он что, жив? – Вассал выплыла из тумана. Она с любопытством вглядывалась

вниз. – Счастливчик. – Хмыкнула девушка, само собой не обнаружив ни Грега, ни хотя бы

его силуэта.

– Как мы будем его доставать? – Джо посмотрела на Криса.

– Спятила, рыжая? Там скалы! Он чудом не разбился!

– Отсюда никак. – Вступил Крис, игнорируя гневный взгляд Джо. – Есть обходной

путь, но сейчас это затруднительно. В таком тумане найти его будет сложно. Вот если

взять в лагере оборудование: фонари, веревки…

– Я спускаюсь к нему. – Уверенно заявила Джо, на что Вассал засмеялась.

– Спятила? – «Рыцарь» решительно преградил дорогу Джоанне к Барбаре, чье

милое личико так и напрашивалось, чтобы его чуть подправили. Лестница под ними

раскачивалась, как качели. Доски тихо, но красноречиво скрипели: «валите отсюда ребята,

а то все юркнете вниз и не факт, что вам повезет так же, как мальцу. Ох, не факт!» – Не

поняла еще? Там скалы! Ты сдохнешь!

– Джо? – Голос Грега резко вклинился в разговор. – Что там у вас происходит?

– Я спускаюсь к тебе!

– Совсем тупая, рыжая?! – Взбесилась Барбара. Она начала наступать на Джо, но

Крис встал между ними стеной. – Тебе сказали, нельзя! Там чертово кладбище! Никто еще

не выживал, падая туда, а ты хочешь проверить удачу на прочность? Радуйся, что твой

приятель еще дышит! А теперь давайте уходить, пока сами не провалились к чертям в

пропасть! – Вассал развернулась и двинулась прочь, на этот раз со всей злости раскачивая

лестницу.

Джо взглянула на спокойное лицо Криса.

– Значит, ты заведомо повел нас опасным путем? Зная, что там, внизу, скалы и кто-

то может просто взять и свалиться?

«Рыцарь» молча, нехотя, как показалось девушке, кивнул.

– Это единственный путь. Свалиться мог кто угодно, ты, я или Бар… – Дальнейших

объяснений Джо не слышала.

– Джо, – снова подал голос Грег. – Ну, так что? Какой план?

Девушка чуть перегнулась через перила, вглядываясь в туман и темноту, надеясь,

что все же сможет увидеть хотя бы очертания своего напарника, что стал братом, которого

у нее никогда не было. Перевела решительный взгляд на Криса. Тот выжидал. На его лице

было написано, что плевать он хотел на Грега и все, что он желает – кинуться в постель,

чтобы отдохнуть.

– Я иду за тобой! – Решительно заявила она.

– Слушай, ты либо очень упрямая, либо глупая. – Крис сжал правой рукой канат с

такой силой, что он заскрипел.

– Мне все равно, что ты думаешь. Я иду за ним.

– Хорошо. – Громко отозвался Грег, а потом тише. – Хорошо. Хорошо.

В висках пульсировало, во рту все пересохло – так она волновалась. Однако виду не

подала, а лишь стянула с себя рюкзак и начала в нем рыться. Веревка, что они забрали у

мертвого «рыцаря» Зачистки была мокрой и лежала на самом дне.

– Нам осталось десять минут до лагеря. – Не унимался Крис. – Всего десять минут,

и мы вернемся за ним. – Он наблюдал, как девушка рывком вынимает веревку и

закидывает рюкзак на плечи.

– Десять минут, чтобы добраться до лагеря. – Говорила Джоанна, разматывая

веревку и привязывая ее к канату моста. – Десять, чтобы найти фонари. Еще десять

обдумать план. Потом найти обходной путь. И идти. – Затянув узел как можно крепче, она

посмотрела на Криса. – У него может не быть этого времени. Помоги или проваливай! –

Если бы не усталость и тело не ломило, словно все кости пытаются раздробить, Джо убила

бы его одним взглядом. Но не сейчас. Глаза ее были мутными. Она не стала дожидаться

ответа. – Грег? Ты еще здесь?

– Да-а, – простонал драгдилер. – Да, Джо.

– Я иду.

Крис вмиг перехватил веревку, которую Джоанна уже хотела перебросить через

мост. Он не смотрел на девушку. Молча стянул с ремня свою веревку и крепко их связал.

Только потом перекинул. Крис помог ей осторожно спуститься с моста, а потом, обмотав

веревку вокруг руки, вцепился в нее. Девушка была хоть и худенькой, но «рыцарь»

побоялся, что веревка оборвется или весь мост обрушится к чертям, что, скорее всего, и

произойдет. Оставалось лишь молиться тем, кто верит во Вселенную и надеется

остальным.

Сперва Джо спускалась медленно, осторожно, но чем больше проходило времени,

тем быстрее слабели руки, пальцы начинали местами скользить, стирая кожу в кровь. Ей

так хотелось пить, что, казалось, даже слюней во рту не было. Ее тошнило. Джоанна знала,

что начинается ломка из-за ВОП, она сотни раз наблюдала за Сильвией. Ох, Сильвия

знала, что такое настоящая ломка, когда тебя крутит, и кажется, что душа пытается

разорвать тело, чтобы выбраться, к чертям собачьим, наружу. Пальцы скользили все чаще,

от чего веревка резко дергалась. Крис напрягся. Не нравилось ему это. Он огляделся по

сторонам, но из-за тумана обзор был практически нулевой. Джо тоже пропала из виду, и

только неравномерное дерганье веревки говорило о том, что она еще не спустилась. В

какой-то момент голова Джо закружилась так, что реальность начала теряться, ускользать

прямо перед носом и тогда ее понесло вниз со скоростью падающего в пропасть камня.

Она все время пыталась сосредоточиться и думать о том, что делает. Выходило фигово.

– Джо?! – Воскликнул Грегор, не подозревая, что одернув ее, помог Джоанне

сосредоточиться и схватиться за веревку еще крепче. Джо зависла в метре над землей и

сморщилась от боли. Схватив веревку, она еще немного проскользнула вниз и свезла кожу

на ладонях. Хотелось вскрикнуть, но Джо лишь стиснула зубы и сморщила нос. Там,

наверху, Крис переживал те же самые ощущения. На руке появилась кровавая борозда. А

потом тяжесть ушла. Джо спустилась.

– Эй, – крикнул «рыцарь». – Как дела? – Но ответом была тишина, что заставляло

беспокоиться еще больше.

Джоанна приземлилась на усыпанную мелкими камнями площадку. Здесь, внизу,

тумана, как ни странно, и вовсе не было, так что девушка без труда признала парня,

лежащего на боку. Грегу, и правда, повезло. Нереально повезло, потому что вокруг были

острые скалы. Они были копьями, жаждущими поймать наживу. Упади он чуть правее или

левее – конец. То место, куда угодил Грег, напоминало прямоугольную площадку. Словно

трактор сгреб ковшом все камни, оставив после себя яму. С одной стороны она

заканчивалась прямой, плоской скалой, напоминающей постамент. С другой – плавным

спуском, а на дне лежало многоженство камней. Лишь в одном месте была расщелина,

которую вполне можно было использовать как проход.

Повезло. И добавить тут больше нечего.

Еле волоча ноги, Джо подошла к Грегору и буквально упала на колени рядом.

Мелкие камни тут же впились в колени.

– Как ты? – Она взглянула на покрытое бородой и ссадинами лицо. Грязные волосы

откинули назад, обнажив раненный висок. Грег лежал на боку, приподнявшись на одном

локте. Свободной рукой он сжимал рану на ноге. Если бы парень лег, то в его голову тут

же впились миллионы острых камней.

– Царапина. – Кивнул Грег на рану, что крепко зажимал пальцами. – Затянется. –

Как можно беззаботнее проговорил он.

Джо вяло наклонилась, хотя ей не казалось, что движения медленны. Достала нож

из рюкзака, вернулась к веревке и отрезала не меньше полутора метров.

– Грег ранен. – Громко сказала она, посмотрев наверх, в туман. Отсюда не было

видно и намека на мост. Лишь серые клубы тумана, уходящие куда-то далеко-далеко.

Может, к самим звездам?

– Сделай, что сможешь. – Раздался голос свыше. – Я в лагерь за помощью.

Оставайтесь на месте.

Джо молча кивнула и вернулась к Грегу. По его пальцам стекала кровь. В темноте

ночи она казалась практически черной.

– Дай посмотреть.

Ответа Джоанна не ждала. Помогла перевернуться, лечь на спину, и удобнее

устроить раненую ногу на одной из скал. Так, чтобы она оказалась поднятой вверх. Грег

застонал от того, что сотни угловатых камней впились в его зад.

– Мрак! – Простонал он.

Драгдилер убрал руку от раны. Вытекало крови гораздо меньше. Джо стянула с себя

свитер, затем майку. Одежда была влажной, но какая, к черту, разница?! Надела свитер на

бюстгальтер. Холодный ветер тут же облизнул ее продрогшее тело. Все движения были

быстрыми, так ей казалось. Грег бы не согласился с этим, но он знал, что ВОП еще долго

будет давать о себе знать. По крайней мере, она соображает. 1549 вытащила из кармана

нож-бабочку. Разрезала майку на три полосы. Одну сложила квадратом, приложила к ране.

Грег придавил тряпку рукой. В это время девушка начала накладывать тугую повязку

немного ниже раны. Затем вторую. Когда она закончила, Грег откинул голову назад.

Теперь ему было плевать на камни. Он чертовски устал. Ему хотелось спать. Хотелось,

чтобы весь их продолжительный путь, наконец, закончился.

– Фигово, да? – Пробормотал он едва слышно.

– Ты будешь в порядке. – Джо пыталась убедить в этом больше себя, чем Грегора.

Она осторожно осматривала его тело, периодически дергая головой, чтобы стряхнуть

усталость и проклятую пелену, застилающую ясность ума из-за ломки.

Грег немного помолчал. Он видел, что творится с Джоанной. – Не у всех бывает

ломка после первой дозы. – Проговорил драгдилер. – У меня не было.

– Я в порядке. – Джо попыталась улыбнуться, но губы даже не дрогнули. На лбу

выступали капли пота. Она не хотела знать по какой причине Грег принимал наркотик и

добровольно ли это было. Не сейчас. В эту минуту и без того было тяжело. Время, как

назло, тянулось. А именно сейчас нужно было, чтобы оно летело, словно ястреб во время

охоты. Джо посмотрела ему в глаза. В ночной темноте они были черными точками на

лице. – Бывали передряги и похуже, верно?

– И будут. – Парень уставился в сизый туман. – Я не знаю, что нас ждет в лагере

Криса, но готовым нужно быть ко всему. Пытать им нас нет смысла, наверное. Не знаю…

Сдать Правительству… Завербовать в Зачистку. .

Они помолчали. Джо тряхнула головой, борясь с ломкой.

– Я убивал людей. – Парень взглянул на Джоанну. – Вряд ли в Лагере будут рады

такому, как я.


– Значит, мы уйдем.

– В том то и дело. Нам некуда идти.

– Нам и раньше не было куда идти, но мы шли. Нам нет места на этой земле, значит

найдем другую. Мы выживем. – Четко произнесла Джоанна. – Выживем, Грег, хочешь ты

этого или нет. Если эти люди находятся здесь и еще, по приказу Сна, не перебили друг

друга, вывод один: они нашли способ избавляться от чипов.

«Сна…»

«Ты должен сделать ЭТО» – послышалось в тумане. Грега передернуло. В миг на

его плечи свалился тяжкий груз. Сколько уже прошло? Сутки? Двое? Сколько у него еще в

запасе времени? Сколько бы не было – этого все равно мало.

Он хотел жить. Он слишком сильно хотел жить, что бы вот так просто сдаваться.

Он что-нибудь придумает. Выкрутиться…

Грег приглушенно хмыкнул. Слова Джо его немного повеселили. Он снова

разглядел в ней ту самую наивную девушку, что пришла к нему за браслетом. Решительно

настроенную, но очень наивную. Проведя всю жизнь в полях, Джоанна толком ничего не

знала об этом мире, а может, просто не хотела знать. Сейчас девушка без сомнения уже

навырялась, нырнула в дерьмо и всплыла, прихватив за собой Грега, но не утратила своей

детской наивности.

«Все будет хорошо! Мы будем вместе, во что бы ни стало!» – Вот, что вкратце

значила ее речь. Не громогласная, но пышущая своеобразными обетами. «Мы будем

вместе…» Нет! К черту! Грегор был обузой и тогда, в начале, не подготовленный к

бесконечному бегу, и сейчас, с раной в ноге и не самым выигрышным прошлым. Торговец

ВОП – кому нужен такой союзник? Конечно, Грег не мог сказать, что Джо одна провернула

все это путешествие. Они вложили равное количество сил в это мероприятие, но

драгдилер все равно считал ее более достойной для выживания. Не потому что он

приписал себя к дерьму конченому, а потому что… Она стала ему сестрой. Он привязался

к ней, и без сомнения считал, что она достойна выживания.

Бормотание Джоанны отвлекли его от мыслей. Незаметно девушка погрузилось в

зыбкую дремоту. Это ломка, сказал Грег себе и начал живо вспоминать какого было ему,

когда ВОП пытался взять над ним контроль. Твою мать, это было ужасно. Неописуемое,

непередаваемое ощущение, когда все тело болит, и ты не можешь ничего с этим поделать.

Хочется лезть на стену, сдирать с себя кожу, вскрыть вены. Хотя, конечно, это было очень

грубое сравнение. Ведь Джо ломало не так сильно, как Грега. Она вела себя очень

сдержано. Это походило на бред. Грег даже прикинул по ее внешнему виду, что она точно

не должна ловить глюков, ее просто ломало и колбасило, не более.

Стараясь не думать о том, как так получилось, что Джо подзарядилась наркотой,

ведь ему так и не удалось поговорить о том, что случилось после того, как Грега

вырубили, парень начал думать, чем бы ее развлечь. Он снова обратился к памяти,

выуживая из нее…

«Ты должен сделать ЭТО» – раздалось из тумана. Парень поднял голову вверх, но

ничего не увидел. Ничего, что могло бы говорить. Только сгустки белых облаков. «Сейчас!

Ты должен сделать это сейчас! Она и не почувствует. Возьми камень. Возьми его и убей.

Убей. Убей!»

…смешное. Да! Это было бы в тему. Какую-нибудь уморительную историю. И

когда нашел нужную, беспроигрышный вариант, который точно ее повеселит, и уже

открыл было рот, Джоанна вскочила на ноги. Грег тут же забыл, что хотел сказать. Он

повернул голову, оглядываясь и гадая, что же увидела напарница. Чувствовал, как та

напряглась.

– Что там? – Тихо спросил он.

– Тс!

Джо 1549 открыла нож-бабочку и замерла. Высокая скала полукруглой стеной

уходила по обе стороны, а островок, на который приземлился Грег, был не больше четырех

метров в длину и двух в ширину. Яркий луч света, мотающийся из стороны в сторону,

пронзил темноту справа от них. Джоанна, не теряясь, скользнула к скале и притаилась,

медленно подбираясь к источнику света. Нож она перехватила. Лезвие от себя. Грег

притих. Он даже старался не дышать. Помочь Джо он не мог. Только наблюдать. И он

видел, как луч света начал сужаться и становился ярче. Потом из-за поворота появилась

нога, Джо тут же приставила к горлу мужчине нож. Ее ослепило светом. Но Грегу со

стороны было все видно. Это был Крис. Из-за его спины выскользнул другой мужчина с

автоматом в руке и ударил Джо оружием в висок…

Грег видел, как его подруга, сестра, напарница, его Джо падает. Но сперва он

слышит стук лезвия о камни.

– Какого хрена?! – Заорал Крис на мужчину.

– Она же… – Тот было открыл рот.

– Я сказал стоять позади меня! – Грег видел, как изо рта Криса летит слюна.

«Рыцарь» Зачистки обошел Джо и сделал несколько шагов к драгдилеру.

– Этого на носилки. – Рявкнул он, сам же поднял нож-бабочку, положил в карман, а

затем закинул Джоанну на плечо.

Двоя здоровяков, облаченных в черные костюмы Зачистки, с автоматами на

перевес, без слов, с каменными лицами, лихо водрузили парня на серые походные

носилки. И, казалось бы, наконец, можно отдохнуть, расслабиться. Грега, словно короля,

тащили сначала по узкому проходу среди скал, затем по самим скалам, а потом по

холмистой местности, окутанной туманом, словно что-то очень хрупкое. Грегу даже не

приходилось со всей силы держаться за ручки, чтобы не соскользнут вниз, и подобная

бережливость его напрягла. Еще больше его озадачило поведение Криса, который

постоянно был на виду. Всем своим внешним видом показывая, что ему можно доверять:

«вот он я, и Джо со мной!» Лишь один раз парень скрылся среди деревьев, но Грег даже

рта не успел открыть, чтобы окликнуть его, как тот снова нарисовался. И вот какая штука:

«рыцарь» сам иногда поглядывал на драгдилера, как бы проверяя, смотрит ли тот на него.

Никто не разговаривал. Ни с Грегом, ни между собой. Драгдилер не заметил

никаких подозрительных взглядов. В отряде были исключительно мужчины, и они

показались парню очень измотанными. У кого-то на лице красовались почти зажившие

синяки и ссадины. О природе их возникновения Грег даже не стал задумываться.

В лагерь они проникли незаметно. Просто в какой-то момент на уши Грега

накинулся гул голосов. Многочисленные костры рассеяли тьму, и парень мог спокойно

пялиться по сторонам, разглядывая мир «рыцарей».

Бесчисленное количество продолговатых одноэтажных щитовых домиков

расположились на поляне. Да. Грег окрестил это место поляной, хотя на поле оно тоже

тянуло. Туда-сюда слонялись люди, облаченные в черные костюмы Зачистки. Они

поглядывали на парня без особого любопытства. Оружия при них не было, что немного

успокаивало. Можно сказать, даже вселило надежду мифа о безопасности.

Драгдилера пронесли мимо продолговатого дома. Оттуда шел изумительный запах

жареного мяса. Грег невольно сглотнул слюну и чуть не спросил – покормят ли его.

Беглецов поместили в небольшой одноэтажный домик, ничем не отличающийся от

остальных. В помещении было прохладно. Металлические койки с круглыми спинками

ровными рядами тянулись у противоположных стен. Между ними образовался своего рода

коридор. Над этим коридором висели большие продолговатые лампы, совсем, как в 17

ангаре. Ни одна не горела. Несколько свечек, расположившихся на комодах меж коек,

освещали помещение, показывая, что здесь совершенно никого нет. Окна закрывали

тряпки, создавая извращенную пародию на шторы. Взглянув на них, Грег сразу вспомнил

Райли. В ее доме было нечто похожее или нет? Парень не мог сконцентрироваться. Его

перебросили на одну из кушеток, и он тут же блаженно растянулся. Мягкая подушка под

головой манила в сон, обещая подарить настоящий отдых и покой. Скрипучая

продавленная кровать казалась периной, особенно после посиделок на камнях.

Джо положили на соседнюю койку. Она все еще была без сознания. Проход между

ними оказался таким узким, что Грег мог запросто дотянуться до девушки рукой. Крис

любовно положил ее на бок, спиной к драгдилеру. Любовно… Так нежно и ласково,

словно она была его самой главной любовью.

«Мрак!» – подумал Грег.

«Рыцари» удалились, стуча толстыми подошвами ботинок. Крис немного постоял

над Джоанной, а потом, встрепенувшись, словно вспомнив о чем-то важном, умчался

прочь.

Грег проводил его взглядом, и едва дверь захлопнулась…

«Ты должен сделать ЭТО!» – Прошептала темнота.

«Должен… ЭТО…. Ты должен сделать ЭТО!»

Грег обернулся и взглянул на Джоанну. Та все еще пребывала без сознания. Затем

оглядел продолговатое помещение, словно еще раз пытаясь убедиться, что они одни. Так и

было. Медленно встал с кушетки. Та лениво скрипнула, выпрямляясь. Выпрямился,

нависая над Джоанной. Рука нырнула в правый карман, нащупала нож. Пальцы легли на

рукоятку и медленно потянули вверх. Охотничий нож медленно выполз из кармана,

демонстрируя острое, заточное с обеих сторон лезвие.

«Ты должен сделать ЭТО. Должен… Ты должен сделать…»

Внезапно всю комнату наполнил стук сердца. Тук-тук-тук. Его частые удары

напоминали ритм, отбиваемый чокнутым барабанщиком. Грег обхватил рукоятку ножа

удобнее, и с пугающей спокойностью отметил, что совсем не волнуется. Что удары сердца,

наполнившие помещение, ему не принадлежали, а может, все же принадлежали..?

«Ты должен… ЭТО…» – шептала тьма, и ее холодные, липкие руки легли на плечи

парня. Он почувствовал ледяное дыхание на своей шее, и вонь. Вонь горящего тела. Вонь

горящей одежды и волос.

«Тук-тук-тук»…

«Это… сделать… должен…» – Холодные руки тьмы коснулись его шеи, и парня

пробила дрожь.

«Сделай!» – Тьма вытянула свой длинный палец и начала вести им вверх по

шейным позвонкам, забираться под всклокоченные волосы.

Грег замер, глядя на Джоанну. Лица ее он не видел и не хотел видеть. Он знал, что

она еще спит. Что она не знает о том, что он замышляет и никогда не узнает. Рука с ножом

начала быстро, конвульсивно трястись. Чтобы совладать с собой, рукоятку пришлось

обхватить двумя руками.

Ледяной палец тьмы прекратил свое путешествие. Он остановился у основания

черепа и начала вырисовывать там крохотный кружок. Теперь, вместо ударов сердца,

комнату заполнил монотонный: пип-пип-пип. Драгдилер знал – это Чип. И Тьма это знала.

Они оба знали, что это Чип, и что сейчас он посылает в его мозг импульсы, чтобы…

Подняв высоко над головой обе руки, Грег обрушился на Джоанну. Острый нож

вошел в висок с неправдоподобно хрустящим звуком, словно хрустнул чип.

Грег подскочил на кровати. Широко раскрытыми глазами он уперся в потолок.

Глаза защипало. Поначалу подумал, что плачет, но на самом деле это был просто пот. Все

лицо драгдилера было сырым. Грег быстро повернул голову в сторону соседней кровати и

чуть сума не сошел от радости. Джо, как прежде, спала.

Раздался звук шагов. Со стороны двери к нему приближался огромный мужчина в

белом врачебном халате, но Грег на него даже не взглянул, пока тот не навис над ним, он

внимательно смотрел на Джоанну, пытаясь различить, дышит она или нет.

– Грегор? – Голос врача был тихим, но басистым. – Меня зовут Дэн. Я доктор. Мне

нужно осмотреть вашу ногу.

Грег 1601 покорно откинулся на кушетку. Он молча кивнул, дыша при этом через

рот. Пока его еще распирали эмоции от Сна, а еще ему показалось, что этот Сон чем-то

походил на учтивое напоминание. Мол, не расслабляйся, парень! Все только начинается.

Раздался звонкий щелчок. Загорелся яркий свет. Врач включил фонарь. Грег

поморщился. Когда глаза попривыкли, он с удивлением обнаружил, что фонарь покоится

на лбу у… Дэна(?). Но, присмотревшись, понял, что на самом деле тот крепился к

широкой резинке, что обтягивала голову здоровяка.

– Сделаю укол. – Очень спокойно проговорил врач. Он взглянул на пациента,

направляя свет прямо ему в лицо, ослепляя. Не прошло и мгновения, как Дэн покрутил

что-то в фонаре, и свет из яркого стал блеклым. Грегору потребовалось некоторое время,

чтобы пятна перед глазами исчезли. Когда это случилось, взглянул на врача: огромный

мужчина с кожей черной, как уголь, взирал на него с высоты своего двухметрового роста.

Лицо его было широким и скулистым. Глаза такие же темные, как и кожа. А вот волос не

было. Накинутый поверх черного костюма Зачистки белый халат, сиял белизной. Грегу

показалось нелепым носить столь белоснежное одеяние, тем более врачу.

– Я сделаю тебе укол. – Проговорил он снова. Видимо, принимая Грега за тупого.

Доктор присел на одно колено возле большого чемоданчика, и начал там живо рыться. Он

извлек откуда-то кусок такой же белоснежной ткани, как и его халат, разложил на нем

блестящие предметы: ножницы, крючковатую игру.

– Где Крис? – Встрепенувшись, парень начал подниматься на руках. «Рыцаря»,

само собой, нигде не было. Помещение все так же освещалось несколькими свечами.

Через минуту, когда врач осторожно присел на край кровати, щелчок и фонарик на лбу

врача снова загорелся ярким, слепящим светом. Грег прикрыл глаза.

Прошло немного времени, прежде чем Дэн ответил:

– Не имею ни малейшего представления. – Верзила с нескрываемой

педантичностью делал правильные стежки. Грег поразился тому, что ничего не чувствует,

хотя воочию видел, как крючковатая игла проходит сначала через одни край раны, потом

через второй. – Будет больно – терпи. – По его тону было понятно, что он устал, но

тщательно это скрывает.

Грег кивнул. Откинулся на подушку, закрыл глаза и тут же заснул.

Он очнулся оттого, что кто-то громко шагал. Нога гудела, но, по крайней мере, была

еще при нем. Сквозь мутную пелену Грег увидел приближающийся силуэт и по инерции

повернулся к Джо. Та была на месте и еще спала. Поза у нее была та же.

– Не спится? – Проговорил Крис. Он бросил что-то на соседнюю от Грега кровать и

вернулся в начало дома. Справа от двери расположился небольшой шкаф. «Рыцарь»

распахнул его и начал рыться.

Помещение освещалось все так же двумя свечками, вот только они уже

практически полностью сгорели. Крис вернулся назад, подошел к кровати Джо и одним

большим взмахом укрыл ее покрывалом.

– Я бы тоже не отказался. – Проговорил Грег, усаживаясь на кровати.

– Самообслуживание. – Крис расселся на соседней койке. Он взял один из

контейнеров и протянул Грегу. – Никто не будет с тобой возиться. Иди и бери. – Достал из

кармана пластиковый пузырек. Встряхнул. Бусины таблеток, всполошившись, зазвенели. –

Болеутоляющее. – Кинул Грегу. – Одна в день. Максимум две. Не увлекайся.

На кровати, рядом с Крисом, лежало три пластиковых контейнера с едой. Стенки

запотели, а на крышке образовался конденсат. Мужчина протянул горячую коробку

драгдилеру. Тот кивнул и нетерпеливо снял крышку. Горячий пар брызнул в лицо. Грег с

удовольствием втянул его в себя. Вареный картофель, шматок вареного мяса и кусок

ржаного хлеба. Грег накинулся на еду, будто ее могли отобрать. – Что это за место? –

Проговорил он с набитым ртом.

– Это не лагерь Зачистки. Сюда живым попасть нельзя. Это Сопротивление.

Грег тщательно жевал картофель, а когда надумал его проглотить, тот медленно

пополз через горло. Он с силой сглотнул кусок и почувствовал, как тот медленно, камнем

ползет по пищеводу. Парень не знал, что в его бороде осталось несколько картофельных

крошек.

– Сопротивление в форме Зачитски? – Поинтересовался Грег. Он помнил, что

солдаты, которые тащили его на носилках, были облачены в форму «рыцарей». – И кому

вы можете сопротивляться? Правительству? – Драгдилер оглянулся на Джо, надеясь, что

та уже оклемалась, но нет, девушка все еще была без сознания, по крайней мере, он так

думал.

– Лишь некоторые из нас в действительности состоят в рядах Зачистки. Пару

десятков человек работают под прикрытием. Я был один из них до вчерашнего дня. Мы

получаем информацию из Зоны А напрямую. Остальные готовятся к войне. Форма нам

нужна для прикрытия, если лагерь найдут.

– Честно, – Грег снова поборолся с куском в горле, и когда в очередной раз тот

комом пошел вниз, решил откусывать поменьше и жевать тщательнее. – Мне насрать.

Скажи, что задумал для нас?

Стоило больших усилий, чтобы подавить смех. Крис вместо хохота помолчал,

сдерживая улыбку. – Нам нужны сильные люди. А она сильна. К тому же, ее чип

поврежден. Именно это показал считыватель информации, когда вас взяли. Это значит, с

ней будет меньше мороки. А ты, – Крис все еще хотел улыбнуться, но сдержался. – Будем

честными, драгдилеров мы не держим. Вполне вероятно, тебе предложат здесь место. Но

не исключено, что избавятся от тебя.

– Она без меня не останется. – Пробормотал парень, занимаясь резинноподобным

мясом.

– Значит, тебе придется ее уговорить.

Грег хмыкнул. Их беседа хоть и протекала в спокойном, даже немного дружеском

тоне, однако дружеской вовсе не была. Та легкость, с которой Крис рассуждал о том,

остаться или нет (Грег расценивал это, как беседу о жизни и смерти, он прекрасно читал

между строк), пугала драгдилера. Несколько минут они молчали, занимаясь едой.

Дожевав, мало того, собрав все крошки на оставшийся огрызок хлеба и закинув его в рот,

драгдилер отложил контейнер. Он вытер губы тыльной стороной ладони, затем обтер руки

о штаны, открыл пузырек с лекарством и пригубил одну таблетку.

– Если я вам не подойду, Джо уйдет со мной. – С детским упрямством повторил

парень. – Если вы меня убьете, неважно как, прямо на ее глазах или по-тихому, – Грег

развел ладонями, как бы говоря: «сам понимаешь», финал будет тот же. Силой вы ее не

удержите.

– Мы никого не собираемся удерживать. – Очень рассудительно начал Крис. Он

тоже отложил свой контейнер. Опершись локтями на широко расставленные колени,

мужчина сплел пальцы. Выглядел он устало, если не сказать – замучено, но что-то

подсказывало Грегу, что для него это не проблема. – Когда Джо проснется, я изложу ей

все, как есть. Раскрою все карты и предоставлю право выбора. Я не буду ничего таить, в

том числе и того, что ты нам не подходишь, а держать тебя просто так, тратить на тебя еду

и воду никто не собирается.

Крис внимательно посмотрел на мрачное лицо драгдилера.

– Ты – везунчик. – Подытожил он. – Лично я вижу только ее заслугу в том, что вы

выжили. Она твой счастливый билетик, но нам, – Крис чуть повысил голос, –

Сопротивлению, она нужнее.

– Людей маловато?

– Бойцов. – Кивнул Крис. – У нас мало бойцов, для осуществления плана.

– Что за план?

Крис ухмыльнулся. – Тебе я ничего не скажу. Ты не с нами.

– Но я мог бы…

– Все, что ты можешь – это присосаться к кому-то сильному и выживать за чужой

счет. Ты просто паразит.

Каким-то странным образом слова Криса смогли достучаться до Грега. Они его

взбесили. Паразит! Он назвал его паразитом! Да как он вообще посмел, этот вонючий

«рыцарь»?! Что ты себе вообразил, кусок ты гребного говна?!

– То, что у меня нет мышц, – процедил Грегор сквозь зубы, – не делает меня хуже

чем ты, чем кто бы то ни было. Если у вас не хватает людей, разве вы не должны быть

рады каждому к вам примкнувшему?

– Нам нужны Бойцы. – Рыцарь сделал акцент на последнем слове.

– А я думаю, вам нужно мясо. Знаешь, такое на ножках. – Грег изобразил

указательным и среднем пальцем руки две бегущие ноги. – Чтобы все дерьмо посыпалось

на них.

В глазах Криса блеснули искры злости и… обиды. Грега это искренне удивило, он и

подумать не мог, что «рыцарь» так сильно болеет за свое дело. Драгдилер испытал

странное чувство удовлетворение и страха.

– Мы все на равных. – Горячо зашептал Крис. – Да, кто-то умрет, но боремся мы за

то, чтобы граница между Зоной А и Б стерлась. Чтобы все были на равных, а самое

главное – чтобы Землю перестали усирать говном, чтобы людей перестали убивать по чей-

то прихоти. Скажи мне,.. Грег, – драгдилер почувствовал, что вместо его имени должно

было прозвучать что-то в стиле «ублюдок» или «паразит», но Крис странным образом

сдержался. – Ты сможешь отдаться свою жизнь за это?

– Я отдам свою жизнь только за Джо. – Злобно процедил сквозь зубы Грег. – Я

знаю, что тебе от нее нужно, ублюдок. Ты хочешь, чтобы она сдохла за идею…

– Я хочу, чтобы она жила! В нормальном… – Крис так плотно сжал зубы, что на его

лице проступили мышцы. Он наклонился вперед, к парню. Глаза его горели. Драгдилеру

даже показалось, что от него идет жар, – мире. Где не будет рабского труда и бесконечных

смертей. – Крис отстранился. Несколько минут громко и глубоко дышал, пытаясь

успокоиться. – Ты знаешь, – продолжил «рыцарь» уже совершенно спокойным тоном. –

Что здесь ей самое место. Ты знаешь, что идея Сопротивления ей придется по душе. –

Крис медленно, но верно начал снова выходить из себя. – Ты все это знаешь. Ты просто

срешь от мысли, что твою жалкую жопу некому будет прикрыть.

Грегор уже сжал кулаки, желая выпалить что-то едкое и вонючее, но внезапно

успокоился. «Ты должен сделать это» – шепотом раздалось у него в голове. Драгдилер

устало вздохнул и попытался вспомнить, какой сегодня день недели.

– Все, чего я хочу, это пробыть с ней как можно дольше и знать, что она в

безопасности. Пусть ты прав, и это место ей действительно подходит и идею твою, вашу,

она, возможно, поддержит, но! Я не хочу, чтобы ее использовали и послали под пули, так,

словно она не живой человек, а робот. Пусть я вам не подхожу, но без меня она здесь не

останется, так что, – парень тяжело вздохнул. – Хватит воротить мордой, и принимай меня

в ваш отряд веселеньких ребяток.

– Сопротивление. – Хмуро ответил Крис.

– Да срать мне. Хоть кружок вышивания.

– А в штаны не наложишь?

– Не наложит. – Вдруг раздался голос Джоанны, заставляя спорящих встрепенуться.

Девушка медленно повернулась к ним лицом. Очнулась она еще в тот момент, когда Крис

только вошел в помещение. Но глаза было открыть сложно, а голова чертовски болела.

Грег улыбнулся Джоанне. Посмотрел на ее усталое лицо, и вдруг его осенило

– Я хочу предложить тебе и твоим ребятам нечто интересное. – Проговорил

Драгдилер с необычным оживлением. – Ведь есть пульт, отвечающий за все Сны? – Крис

никак не отреагировал, но Грег почему-то знал, что ответ будет утвердительным. –

Предлагаю, к чертям, взорвать его.

Прежде, чем ответить, Крис долго всматривался в голубые глаза Джоанны с

темными кругами под ними и ввалившиеся щеками от голода. Он словно взвешивал все

«за» и «против».

– Решение: нужен ли ты – не за мной.

– Мы вместе пришли. Мы вместе уйдем. – Вставила Джо.

– Я в курсе.

На этом разговор закончился. Пообещав вернуться с водой, это обещание было

больше адресовано к Джоанне, чем к Грегу, Крис удалился.

Ночь начала плавно переходить в ранее утро. Усталость неумолимо клонила в сон.

Удобные кровати лишь способствовали ему. Проклиная себя за неосторожность, Грег

прокручивал в голове слова Криса. Нога болела адско. Конечно, «рыцарь» был прав, никто

не будет с ним возиться, а быть обузой для своей новоиспеченной сестры он не желал.

– Что думаешь? – Наконец, спросил Грег, разрывая тишину.

Девушка устроилась на кровати полусидя, вытянув ноги, облокотившись на ворох

подушек, что стащила с соседних коек. Она только что закончила есть. От сытости

клонило в сон, и чертовски разболелся желудок. Не стоило так сразу налегать на еду. –

Думаю, мы могли бы присоединиться к ним.

Грег не выдержал боли в ноге и съел вторую таблетку. – Мой план такой: я им не

доверяю, и подставляться не собираюсь. Скорее всего, они нас используют. – Он немного

помолчал. – Я бы так и сделал. Крис… может, он и достоин доверия, но мы не знаем, кто

им управляет. Может, он чья-то марионетка?

Он взглянул на девушку, но та молчала. Судя по выражению ее лица, она вот-вот

готова была заснуть.

– Если твой чип поврежден – ты вне опасности. А вот я нет. Я хочу освободиться,

Джо. – Проговорил он, имея в виду Сон, который никогда не выполнит, а время на его

исполнение истекает. «БУФ!» и все. Прости-прощай, милый Грег. Твоя голова взорвется,

как передутый воздушный шар. – Если удастся взорвать пульт управления Снами, или как

он там называется, все будет кончено.

Джо долго всматривалась в Грегора. Она не могла подобрать слов. Просто не знала,

что сказать. Потому что до встречи с этим парнем, что продавал наркоту ее сестре, что

забрал медальон, а взамен дал заботу, братское плечо, Джо 1549 вообще ничего не знала о

ситуации в выжившем мире. Грег ждал ответа. В его-то голове как раз много всего

вертелось, как центрифуга. Стоило только выборочно вытаскивать оттуда мысли и

озвучивать. В конце концов, он понял, что Джо не найдет ответа и добавил:

– Если мне не найдут применение, что вероятнее всего, от меня избавятся. – Грег

вглядывался в потолок. – Крис в чем-то прав, я не самый приличный экземпляр, но… ведь

все они убийцы. Разница в том, что они убивали руками, а я немного по-иному. – До Грега

вдруг дошло, почему он не подходит. Он ведь и правда никого не убивал. Не лично, только

наркотой, а это совсем другое. – Если я буду лишним, нам придется уйти, а мне почему-то

кажется, что здесь тебе самое место.

– Место. Как у собак. – Джо снова замолчала, прокручивая слова 1601, как на

повторе. Грег ждал. Шли минуты. – Им нужны люди. Везунчики или бойцы, не важно. Им

нужны люди.

Грег выдохнул. Закрыл глаза и провалился в сон.

Джо тоже отключалась, однако заснуть толком не удавалось. Она испуганно

вздрогнула, когда уже провалилась в дремоту, а ее плеча коснулась рука Криса. Глаза тут

же распахнулись, и девушка осторожно повернула голову, словно ожидая удара. Густые

брови «рыцаря» были сведены. – Идем со мной. – Сказал он вполголоса, проверив, не

проснулся ли Грегор. Заодно поставил бутылку с водой на тумбочку.

Осторожно поднявшись с кровати, Джо потерла ладонями лицо, желая снять

сонливость, и последовала за Крисом. Почему-то здесь, в этом странном лагере, ей было

спокойно, словно опасность больше никогда не сможет настигнуть ее. На улице уже

рассвело. Глаза Джо зарезало. Пришлось сощуриться, а потом медленно приоткрывать

веки. Она не знала, почему здесь такой яркий свет. В Зоне Б, даже при контрасте после

темного помещения, выйдя в серое утро, спокойно можно глядеть во все глаза.

Первые две попытки открыть веки увенчались неудачей.

– Не торопись. К нему нужно привыкнуть.

– К нему? – Джо медленно открывала глаза. Когда их начинало резать, закрывала. И

так несколько раз, пока не привыкла. Сперва она не поверила. Даже зажмурилась, думая,

что это блик. Потом сделала такой громкий вдох, что Крис улыбнулся. – Это солнце? –

Джо никогда в жизни не видела солнце, не чувствовала его теплоту на своей коже. – Но

как? – Она просто не верила. – Как это возможно? Это ведь оно? Да?!

– Тебе предстоит многое узнать. Идем.

Крис вел ее по большой площади с мелкой, примятой травой. Ярко-зеленой травой!

На ней расположились целый отряд в черных костюмах Зачистки. Они образовали собой

прямоугольник и отрабатывали боевые приемы. Все, как один. Словно исполняя танец.

Края площади были усыпаны бараками с многочисленными окнами и лишь одной входной

дверью. Они напомнили Джо ангары и та поежилась. Стены были неприметного серо-

коричневого цвета. Выглядели они достаточно крепкими, хоть и старыми. За спинами Джо

и Криса в барак, откуда они вышли, проскользнул высокий чернокожий мужчина.

– Дэн доктор. Расслабься.

– Ладно. – Голос Джоанны дрогнул.

Они шли по узкой тропе, огибая прямоугольник из бойцов. Все они были крепкими,

сильными, резвыми. Никто не прохлаждался. За бараками виднелись другие здания, что-то

вроде домиков, но разглядеть их было невозможно. Ясно одно – бойцы живут в казармах,

«главари» в собственных домах. Джо фыркнула. Крис остановился у железных дверей

барака, что находился прямо за тренирующимися молодыми людьми. Он вошел внутрь,

Джо молча следовала за ним. Длинный коридор с тусклым освещением раскинулся перед

ними. В конце было две двери. По бокам тоже двери. Они прошли мимо трех и

остановились. Крис открыл четвертую. За ней была коморка, комнатушкой назвать это

мизерное помещение язык не поворачивался. Внутри было одно окно метр на метр, часть

которого занавешена плотной тканью. У левой стены узкая кровать, накрытая покрывалом

и со сложенным стопкой постельным бельем. Под окном что-то вроде самодельного

комода с двумя дверцами и одним верхним ящиком. Он же служил и столом. Возле комода

стояла табуретка. На правой стене прибито три самодельных крючка. На одном из которых

висел ремень, точно такой же, как надет у Криса, однако без арсенала. На потолке висела

голая лампочка. В остальном коморка была пуста.

– Это твоя комната.

– Я останусь с Грегом. – Тут же возразила Джо.

– Ты не можешь. Он в медицинском корпусе. Ты в жилом. Как только ему разрешат

встать, он получит комнату.

– Если оставят.

– Да, если оставят.

– И кто это решает? Ты?

– Нет. Я лишь пешка в этой войне.

– Ты не понял меня, Крис. – Джо закрыла дверь коморки, даже не заходя в нее. – Я

останусь с ним.

– У нас есть правила…

Джо перебила: – у ВАС есть правила. У НАС их нет.

Крис запрокинул голову, пытаясь взять себя в руки. – Не усложняй, ладно? – Она не

ответила, лишь молча сверлила его глазами. – Прими душ, переоденься, я пока поговорю

с… Поговорю.

– Если через пятнадцать минут тебя не будет здесь, а Грега в медицинском корпусе,

я убью всех вас.

Крис усмехнулся и ушел. Эта девчонка его бесила, но и притягивала. Что-то в ней

было. Может, наивность, а может, самоуверенность. Или отвага. Что-то определенно в ней

было и это не давало ему покоя.

Грег проснулся от странно щелчка, словно кто-то закрыл дверь на засов. Парень

нехотя повернулся на звук и увидел, как от двери к нему, широко расправив плечи,

вышагивает чернокожий мужчина в форме Зачистки. Лицо Дэна выглядело

сконцентрированным, но не это бросилось в глаза сонному драгдилеру, а отсутствие

идеально-белого халата.

– Привет,… эээ… Как там тебя… – Грег сел. Врач не откликнулся. Широко раскрыв

рот, парень начал зевать, одновременно поворачивая голову в сторону кушетки Джо и…

смачно клацнул зубами, когда увидел, что кровать пуста. Смятая постель, горы подушек.

Джоанны нет.

Шаги Дэна приближались. Он уже практически дошагал до пациента. В руке его

был…

– А где Дж…? – Начал Грег, но не закончил, потому что едва повернулся в сторону

врача, увидел, как тот замахивается на него огромным блестящим мачете. Драгдилер хотел

вскочить с кровати, но нога подвела, и он упал рядом с кушеткой. Тем временем нож

вошел в матрац и продырявил его насквозь. Парень видел широкое длинное лезвие, на

несколько секунд замершее на месте. Черт, ему даже показалось, что он видит в нем свое

испуганное отражение. Очень медленно со странным металлически скрипом мачете

вышел из матраца. Дэн выпрямился во весь свой не маленький рост. Грег попятился, а

затем развернулся и пополз под кушетками на брюхе, словно ящерица. У него не было

плана. От страха парень вообще не соображал, что делает. Он просто полз. А врач

спокойно вышагивал по проходу, чуть отставая от него. Словно выжидая. В голове 1601

стучало от страха. И не прекратило стучать, даже когда Дэн обрушился на кровать и

проткнул ее. Мачете оказался в опасной близости от левой ногой парня. От страха он

начал ползти еще быстрее.

– Таким, как ты, тут не место. – Проговорил врач своим низким голосом. Через

пару секунд, когда Грег проползал под очередной кушеткой, мачете снова распорол матрац

в опасной близости от руки. Драгдилер вскрикнул от страха, но в тот же миг его голову

посетила больная мысль, что его просто пугают. Едва он подумал об этом, лезвие

распороло матрац и возникло в сантиметре от лица парня.

– Я могу уйти! – Выкрикнул он в порыве паники и не понятной ему ярости. Мачете

все еще торчал в кушетке, когда Грег выскользнул из-под кровати, сел на колени. Он хотел

схватиться за рукоятку, но увесистый черный кулак прошелся по его лицу, как

асфальтоукладчик. Парня отшвырнуло к соседей койке, и он больно ударился головой о

край спинки. Из глаз брызнули слезы, из носа и затылка сочилась кровь. К сожалению или

к счастью, Грег этого не чувствовал. В висках пульсировало от боли. В момент удара,

драгдилер совершенно явно почувствовал, как серое вещество ударяется о заднюю часть

черепа. Новая рана на голове горела, пульсировала. Грегу захотелось скрючиться, сжаться

и заскулить, как побитой собаке.

Дэн выудил огромный мачете из матраца и медленно зашагал к 1601. На ходу он

выудил из нагрудного кармана какую-то маленькую красно-желтую пилюлю. Он присел на

корточки рядом с полулежащим Грегом и засунул таблетку ему в рот. Тот почувствовал,

как жирный палец врача толкает ему что-то в глотку, а потом и сам туда залезает. Рвотный

рефлекс не заставил себя ждать, но когда содержимое желудка поднялось к горлу, Дэн

зажал рот драгдилера рукой, не позволяя изрыгнуть из себя все содержимое, в том числе и

таблетку. Ему ничего не оставалось, кроме как сглотнуть все назад.

– Слушай. Меня. Внимательно. – Проговорил Дэн, все еще сжимая рот Грега

ладонью. – Я буду говорить очень медленно, чтобы до тебя обязательно дошло. Таким, как

ты, тут не место. Ты никому не нужен и никто не собирается любоваться твоей тощей,

бестолковой физиономией.

Грег с трудом сфокусировался на темных глаза – угольках доктора. От него шел

приятный запах. Если бы Грег знал, что такое шоколад, то сравнил бы аромат Дэна именно

с ним.

– Твоя подружка бросила тебя. – 1601 дернулся, но верзила надавил, и голова парня

уперлась в холодную металлическую спинку кровати. – Бросила, бросила. – Дэн

утвердительно кивнул головой. – Потому что она, наконец, поняла, что ты – обуза. Что без

тебя ей будет легче. Жаль, но ты видел нашу базу, так что… – Дэн сдавленно хмыкнул. На

долю секунду его лицо приобрело выражение наслаждения. – Хотя нет, не жаль. Так что

дальше все будет развиваться так…

Внезапно лицо Дэна стало смазанным, словно кто-то брызнул в глаза Грега водой.

Парень отчаянно заморгал. Когда Дэн снова заговорил, его голос звучал откуда-то

издалека, и создавалось впечатление, что он говорит через громкоговоритель.

– Я тебя сейчас порешаю и проблемы не будет.

Грег распахнул глаза. Образ врача все еще был размытым. На секунду парень

подумал, что слепнет, но внезапно мир обрел яркость, но лицо Дэна изменилось. Точнее

это уже был не Дэн. Это был сам дьявол. У него была красная, потрескавшаяся кожа. Если

бы Грег знал, как выглядит пустыня, то сравнил бы ее с ней. Засушливая, потрескавшаяся

кожа, через щели в которой текла черная вязкая масса. Глаза стали черным. Они занимали

весь белок, и лишь алая радужка очерчивала контур зрачка. На макушке два рога, совсем

как у барана, только один был надломлен. Из огромных ноздрей просачивался сизый дым.

От страха Грег чуть не обмочился, но прошло мгновение, и перед драгдилером

снова стоял чернокожий Дэн!

– Я могу уйти! – Прокричал он в ладонь врача. – Я могу уйти! Могу уйти! Уйти! –

Он часто моргал глазами, молясь, больше не увидеть то жуткое существо.

«Он что-то впихнул мне в глотку, но неужели это что-то смогло так быстро

раствориться? Так быстро возымело над ним действие? Так это была… галлюцинация?!»

Внезапно лапа врача отпустила рот Грега. Он в панике еще раз прокричал, что

может уйти, но тут пятерня верзилы обхватила его горло.

– Тише! – Гневно шикнул Дэн, обдавая лицо Грега шоколадным запахом. Он

поднялся на ноги, поднимая над собой драгдилера. Грег раскрыл рот, словно рыба,

выброшенная на берег, жадно втягивая воздух мелкими порциями. Адамово яблоко

казалось сейчас войдет внутрь шеи. Мышцы не выдержат и порвутся, а тело брякнется на

пол. Голова так и останется над кулаком этого… чудовища. И все же хватка врача была не

такой уж сильной, по крайней мере, парень мог дышать.

– Я же сказал, тебе не место среди нас. Ты даже умереть нормально не можешь. – В

его голосе слышалось отвращение.

Дэн завел локоть назад, собираясь проткнуть грудь Грега своим мачете. Черт, да он

насадит его, как шашлык на вертел. И в этот момент с глазами парня что-то случилось. Он

увидел потолок, ясно и четко. Он даже успел отметить, что в помещении достаточно

светло, словно окна подсвечиваются прожекторами или чем-то подобным. А еще он

увидел дьявола, вот только вместо мачете в его руке был огромный трезубец, сделанный из

костей. За спиной Грег увидел красный хвост, на конце которого болтался крохотный

черный череп. И он… улыбался?! Грег чуть не закричал от страха. Поджав ноги к груди,

выбросил их вперед, нанося удар в грудь Дьяволу. Не самый сильный, но шея парня

высвободилась из лапы верзилы. Драгдилер упал на пол, ударившись локтем о спинку

кровати. Всю руку от локтя до кончиков пальцев пронзила остра, бодрящая боль. Больная

нога вспыхнула в агонии.

Дэн-Дьявол попятился, громко кашляя. Парень вскочил на ноги и, шваркая,

подтягивая за собой больную ногу, побежал к двери. Его мир странным образом снова

начал искажаться, приобретая свои прежние очертания.

За спиной Дьявол уже откашлялся и рассмеялся диким, безудержным хохотом.

– Уже подействовало, Грег?! – Воскликнул Дэн-монстр. – Кто я?! Скажи мне! –

Драгдилер упрямо вышагивал вперед, подволакивая ногу, старясь по возможности не

напрягать ее. – Повернись, будь мужиком! Найди свои яйца!

Лазарет наполнили громоподобные шаги. Дэн приближался, широко переставляя

ноги. В горле у Грега пересохло. Там образовалась пустыня. Еле волоча ноги, он заметил

на одной из тумбочек между кушетками бутылку. Ведомый желанием смочить горло, он

проковылял в сторону тумбочки, схватил бутылку, и затем почувствовал, как реальность

меняется.

Парень замер на мгновение.

– Тебе конец, приятель. – Раздался громоподобный голос Дэна. По спине

проскользнул ледяной пот. Глаза потянулись к Дэн… Дьяволу. Драгдилер смотрел на

Дьявола. Вместо ног у него были копыта…

«Он мне что-то впихнул в глотку…» – Промелькнуло в голове. Все тело задрожало,

когда Грегор засунул пальцы себе глубоко в горло, и его вывернуло наизнанку.

Дэн – Демон ухмыльнулся.

– Тебе не избавиться от Него. Он уже в твоей крови. – Рокотал Дьявол.

Грег с трудом выпрямился, вытирая рот тыльной стороной ладони, но борода все

равно осталась грязной. В волосах запутались склизкие куски серой массы и капли слюны.

Он сжал бутылку со всей силы, ощущая, как реальность возвращается.

Драгдилер снова ясно увидел доктора. Он был совсем рядом. Их разделяло не

больше трех-четырех кушеток. Грегор занес руку и метнул пластмассовую бутылку. Он не

понимал, зачем это делает, просто делал и все, а затем побежал, с диким, нечеловеческим

криком.

Бутылка описала в воздухе несколько правильных кругов и ударила Дэна в лоб. Тот

на секунду закрыл глаза, пытаясь отмахнуться. В этот момент Грег уже бежал к доку на

всех порах. На бегу он чувствовал, как разошелся шов на ноге, как реальность начала

преображаться, а внешность Дэна меняться. Грег прыгнул на верзилу, сбивая с ног, целясь

большими пальцами в глазные яблоки. Но угодил только в одно. Грег надавил… Острый

ноготь без труда вошел в вязкую массу. Оба: и Грег, и Дэн грохнулись на пол, при этом

внешность здоровяка изменилась. Перед Грегом снова был Дьявол. Орущий от боли.

Обескураженный. Грег скатился на пол в тот момент, когда док собирался пронзить его

мачете. Полуслепой Дьявол корчился на полу, размахивая ножом, желая наудачу зацепить

врага. Сначала 1601 забрался под кровать, а затем пополз в сторону двери. Нога оставляла

на полу кровавый след. Казалось, что от криков Дьявола можно оглохнуть.

Дэн что-то орал. Он клялся, что убьет Грега. 1601 выполз из-под койки и кинулся к

двери. Он увидел большой засов и потянулся к нему. Огромный мачете просвистел в паре

сантиметров от его пальцев и, будь дверь деревянной, а не железной, непременно бы

воткнулась в нее. Однако, мачете отскочил и со звоном упал на пол. Грег отпрыгнул в

сторону, словно то была живая кобра. Рана на ноге стала еще шире.

Где-то в глубине барака Дэн издал дикий клич, и Грегу не нужно было

оборачиваться, чтобы увидеть, как тот несется на него, словно бык. Парень вытянул руку и

дернул засов. Он выскользнул на улицу. Мир вокруг снова стал белой пеленой. Солнце

ослепило его…

– ДЖО-О-О-О-О-О! – Воскликнул Грег. Он орал, как не нормальный. Он кричал

бы так, пока не закончился воздух, но затих практически сразу. Дэн врезался в него, и они

кубарем покатились вперед.

Вокруг них мигом столпились люди, но драгдилер их не видел. Кулаки Дэна

проходились по его лицу, а он даже не мог сопротивляться. Он ничего не видел. Не желал

видеть. Док (а может, сам Дьявол?) сидел на нем, вдавливая всем своим не малым весом в

землю.

«ДЖО!» – Хотел заорать Грег, но не мог. Кровь заполняла его рот.

Совершенно внезапно Дэн слез с него. Грег тут же перевернулся и сплюнул всю

накопившуюся во рту кровь. Раздался выстрел, и парень вздрогнув разлепил глаза. Он

боялся, что увидит Ад.

– Что. Ты. Делаешь?! – Закричал Дэн.

– Стой смирно, а то прострелю тебе второй глаз.

Грег повернулся на знакомый голос. Первое, что он увидел – длинные ноги,

облаченные в черные сапоги, затем упругий соблазнительный зад и длинные, белые

волосы, собранные в тугую косу. Вассал (?!) стояла рядом с ним. В одной ее вытянутой

руке был револьвер. Дэн, с омерзительным красным пятном вместо глаза, стоял в паре

метров. Он готов была наброситься на Вассала, но той, казалось, все не по чем. От вида

пустой глазницы Грега вывернуло. Не оборачиваясь, Вассал недовольно процедила,

обращаясь к Грегу.

– Не мог немного подождать?! – Грег уже собирался было послать ее к чертям, но,

сев на колени, обнаружил, что находится в кругу, созданном из облаченных в форму

Зачистки людей. Их было так много и глаза их горели, словно… Они все желали ему

подохнуть.

– Где Джо? – Проговорил 1601. Голос его оказался слабым. Практически

болезненным.

– С ней все в порядке. Сейчас Крис приведет ее. – Она замолчала, и Грегу почему-

то показалось, что она улыбается.

– Он что-то мне дал. – Пробормотал Грег, поднимаясь. Едва он выпрямился, его тут

же повело, и он поспешил схватиться за плечо Барбары. Глаза он держал чуть

приоткрытыми, боясь увидеть что-то страшное.

– Бедный мальчик. Злой страшный дядя тебя обидел?!

– У меня галлюцинации. – Грег почувствовал, как реальность снова искажается. Он

зажмурился, и сильнее вцепился в Вассала.

– Это уже не важно. – Хмыкнула женщина.

– Грег?! – Раздалось из толпы. Парень обернулся, и увидел, как черную массу

людей расталкивают в стороны. Рыжее пятно пробивало себе путь. – Грег?! – Звала Джо.

Ее голос он и после смерти бы ни с чьим не спутал. Она втискивалась в плотные ряды

женщин и мужчин, а потом они расступились, признав чужака. Фырчали и не скрывали

своего недовольства. Джо встала, как вкопанная, когда увидела драгдилера в центре круга,

мертвой хваткой вцепившегося в Барбару.

– Грег? – уже спокойно позвала она, подойдя к нему. Его лицо было залито кровью.

Борода окрасилась в бордовый. Джо коснулась его лица, ловя взгляд брата. Но его зрачки

мутные зрачки метались из стороны в сторону, не в состоянии сфокусироваться. Грег тут

же поймал ее руку и успокоился. Она рядом. Она жива. – Что с тобой..?

Вассал ухмыльнулась. – Все в шоколаде, рыжая!

Не сразу, но Джо увидела в ее руке револьвер, а затем уродливую глазницу

здорового темнокожего мужчины, стоявшего у Вассала под прицелом.

Толпа замерла в возмущенном ожидании. Чужаки должны получить по заслугам и

что-то подсказывало Джо, что если сейчас сорвется хоть один, то за ним последуют все.

Их просто втопчут в землю.

– Галлюцинации. – Пробубнил Грег. – Мне что-то дали.

Джо метнула злобный взгляд в сторону Дэна. Она бы сама с удовольствием вмазала

ему, но Грег так крепко сжимал ее руку, словно без нее провалился бы в бездонную

пропасть. Так что Джо осталась рядом с ним.

Из-за толпы раздался громоподобный голос. Бойцы тут же расступились, открывая

путь высокому мужчине с черной макушкой волос и седыми висками. Высокий лоб

расписан мелкими, белыми, давно зажившими шрамами. Глубоко посаженные глаза

кажутся маленькими, взгляд колкий и пронизывает насквозь. Густые брови ровными

полосками сведены у переносицы. Квадратный подбородок высоко вздернут. Тонкие губы

расползлись в ухмылке. Верхняя рассечена белым шрамом, что теперь неприятно

растянулся. Линии лица жесткие, заостренные. И Джо была уверена, что они полностью

отражают натуру мужчины. Руки заведены за спину и сцеплены в замок.

– Надеюсь, не новенькие наделали столько шума. – Голос должен бы звучать с

усмешкой, словно родитель решил пожурить детей за шалость. Так он хотел все

выставить, однако тон был серьезен. Голос холоден и каждое слово буквально хлестало по

щекам. Мужчина был облачен в такой же костюм Зачистки, как и все на этом острове.

«Я его знаю» – промелькнуло в голове Джо. – «Это его я видела у Рамиля. Это он

предупреждал меня, что Грегу верить нельзя».

– Барабара! Опусти пистолет. – Он перевел взгляд с нее на врача. – Дэн! Ужасно

выглядишь. Тебе стоит посетить медпункт. – Мужчина повернулся к Джо и Грегу.

Скрестив руки на груди, он уставился на парня, который все еще боролся со своей

слепотой, вцепившись в Джо, как в последнюю надежду. Рыцарь хмыкнул.

– В наших рядах пополнение. – Констатировал он для публики. – Добро

пожаловать. – Голос был ровный. Казалось, его ни чем нельзя вывести из себя. – Я Скотт и

это моя земля.

Джо взглянула на Дэна. Тот нетерпеливо переступил с ноги на ногу, а затем, резко

развернувшись, прошел через толпу, расталкивая тех, кто не успел отойти. Джо невольно

вздрогнула от мысли, что этот верзила вот так просто щеголяет с дырой в глазу и ему,

кажется, на это совершенно наплевать.

Вассал убрала револьвер. Она послала удаляющемуся врачу воздушный поцелуй и

тоже испарилась в толпе.

Рядом со Скоттом встал Крис, никто даже не заметил, как он оказался здесь. Словно

выплыл из плотно стоящих рядов бойцов. Может, так оно и было. Он сверлил взглядом

Джоанну.

– Кристофер, это те беглецы, о которых мы договаривались?

Скотт произнес это так, словно Джо и Грег – товар, за который была внесена

предоплата. Крис кивнул, и хотя Главный этого не видел, переспрашивать не стал. По всей

видимости, у них были свои знаки. Теперь, когда они стояли рядом, родственное сходство

было на лицо.

– И так. – Скотт переводил маленькие, свинячьи глазки с Джо на Грега. Вновь и

вновь возвращаясь к девушке. – Уведите его. – Спокойно произнес он.

Грег, как ни странно, тут же отпустил Джоанну. Он хорошо слышал, как две пары

ног направились к нему. Они подходили уверено, даже не задумываясь, что чужаки могут

дать отпор. Ведь их тут не меньше двух сотен, а этих всего двое. Это был их просчет.

Потому что Грег, едва почувствовав их приближение, развернулся и, замахнувшись

кулаком, свез одному из «рыцарей» челюсть. Он ударил наугад. Его зрение не

возвращалось.

Джо же накинулась на другого мужчину. Ее нервы были на пределе, и терять было

не чего. Она дралась, как могла. Защищала брата так, как это могла сделать только сестра,

у которой больше никого не было. И, конечно же, ей заломили руки, а из толпы

отсоединилось еще несколько человек. Джо смотрела на Криса, который и бровью не

повел. Она его ненавидела. Проклинала. Видела довольное лицо Скотта, которого лишь

забавляла ярость девчонки. Смотрела, как Грега волочат, а тот вырывается, но толком

сделать ничего не может. Его уносили за бараки. Туда, где ранее она видела отдельные

дома. Джо кричала, срывая голос. Представление получилось душещипательное, но на

земле, где не осталось места чувствам, некому было им посочувствовать. Лишь

поаплодировать.

– Грег! Грег!

– Джо-о!

– Гре-ег!

Джо кусалась, изворачивалась. И лишь единожды ей удалось вырваться, выбить зуб

одному из бойцов. Но после единственного удара, ее снова скрутили, выворачивая руки.

Все эти люди просто смотрели на нее, неуравновешенную идиотку. Многие усмехались.

Ей было плевать. Когда Грег скрылся за бараками, она перевела взгляд полный ненависти

на Скотта.

– Ублюдок! Куда они его повели?!

– От мусора надо избавляться, чтобы не засорять оставшуюся землю.

– Так избавь этот чертов мир от себя!

Скотт улыбался, едва ли не смеялся. – Мне нужны бойцы, 1549, а не драгдилеры.

– Не пойти ли тебе в дырку, откуда валится дерьмо?! – Плюнула она, стоя на

коленях. Руки еще сильнее заломили, под навесом боли Джо склонилась к земле.

– Решай прямо здесь и сейчас! – Гаркнул Скотт. – Ты с нами?

– Да я лучше сдохну, чем вступлю в твою армию клоунов!

Скотт улыбнулся.

– Как будет угодно. Избавьтесь от нее тоже.

Джо думала, ее прикончат прямо здесь и сейчас. Она стала бы отличным

примером… чего? Воспитания? Устрашения? Девушка напряглась всем телом, готовясь

отправиться в пекло, но вместо того, чтобы пустить ей пулю в лоб, двое верзил рывком

подняли ее с колен и потащили.

Скотт и Крис оставались позади, как и остальные бойцы. Они проводили их

угрюмым молчанием. На острове воцарилась тишина, даже ветер притих. Лишь шаги

троих нарушали ее спокойное течение. Джо тащили между бараками. Солнце припекало

макушку. Она отдалялась от тренировочной площадки, и все же отчетливо услышала

громоподобный голос Скотта, приказывающий всем возобновить тренировки. Жизнь

продолжалась.

Джоанна услышала Скотта не потому, что хотела, а потому что прислушивалась, в

надежде уловить голос Грега. Понять, в какую сторону его утащили, и до смерти боялась

услышать выстрел, потому что тогда бы это значило только одно – голову ее брата

продырявили. Игра окончена, а 1549 пока не желала сдаваться. Даже сейчас она упрямо

верила, что найдет выход. Ей бы только увидеть его… И она увидела.

За бараками показались дома. Настоящие, добротные дома, отлично подошедшие

бы для жизни большой семьи. Штук десять, не больше. Деревянные и все одинаковые, как

на подбор. У каждой двери висела табличка с номерами по порядку. У порога с левой

стороны стояло по одному довольно габаритному деревянному ящику, сколоченному на

скорую руку. Джо подумала, что вряд ли его можно сдвинуть или поднять, дно бы точно

отвалилось. За домами, словно сторожи, стояли два идентичных, каменных, серых здания

без окон и лишь одной дверью. Крохотные, размером с две комнаты, они ассоциировались

у 1549 с тюрьмой или карцером для буйных.

Грег и его конвой только что миновали эти два здания. Девушка отметила, что по

сравнению с бойцами Сопротивления ее брат похож на щепку. На нее нахлынуло чувство

жалости к нему и в то же время невероятной теплоты. Он шел сам. Руки ему никто не

заламывал. В спину его глядели два дула автоматов.

«Надо что-то делать, иначе…»

Конвой Джо 1549 миновал карцер. За ним распласталось пастбище, за которым и

заканчивался остров крутым обрывом.

Мужчины вели ее через пастбище, к обрыву. Джо видела коров, лошадей, коз. А

открывал пастбище загон с курицами и гусями. Это было невероятно! Наверное, самое

прекрасное, что она видела за последнее время. Животные спокойно паслись, наслаждаясь

свежей травой и греющим солнцем. Джо не задавала вопросов, а просто брела вперед. И

все, что уходило из поля ее зрения, она была уверена, уходит навсегда. Чем дальше они

шли, тем могущественнее казался океан со своими безграничными просторами, который

раскрывал необъятные крылья, готовый принять еще одну заплутавшуюся душу.

До обрыва оставалось не больше двух шагов, но остановились мужчины лишь

тогда, когда носы ботинок Джо уже свисали с края, в прочем, как и носы Грега. Она

посмотрела вниз: у подножья торчали скалы, трусливо выглядывающие из тумана. Потом

в синюю даль, где океан и небо становятся едиными. Грег стоял рядом и, как

завороженный, смотрел вниз.

– Пора кончать. – Вдруг нарушил тишину один из бойцов, и Джо испуганно

посмотрела на него. Ее голубые глаза стали бледными, как у Сильвии, а лицо ссохшееся, с

ввалившимися щеками. Теперь сестры были снова похожи, как раньше, до смерти

родителей.

Одновременно щелкнули несколько затворов. Черные дула уставились на беглецов.

Видимо, их славное путешествие окончено.

Джо почувствовала, как Грег берет ее за руку. Их пальцы сплелись. Взгляды

встретились. Зрачки глаз ее брата были сильно расширены. 1549 хотела спросить,

действует ли на него тот препарат, что ему ввели, но слова не слетели с губ. В любой

момент их могли убить и… разве она не должна сказать что-то на прощание. Разве он не

должен сказать что-то?

На лице Грега проступила улыбка, и хотя момент был не подходящий, Джо

улыбнулась в ответ.

«Я рад, что встретил тебя Джо», – говорила его улыбка.

«Я тоже». – Отвечала девушка ему.

По пастбищу пронесся громкий свист, заставив всех обернутся.

– Отпустите их! – Заорал Крис. Его-то голос она теперь узнала бы среди тысячи.

Широким властным шагом он преодолевал пастбище. Даже отсюда Джо видела мрачную

гримасу на его лице.

«Рыцари» отпустили автоматы, ставя их на предохранитель, и отошли от беглецов

на шаг. Грег и Джо сделали шаг от края пропасти, выжидая, когда Крис подберется ближе.

Едва это произошло, 1549 поняла, в чем суть его не довольства. Он поглядывал на

сплетенные пальцы беглецов.

– Вы прошли проверку. – Сообщил Крис. Голос был серым, как и мина на лице.

– И что теперь? – Спросил Грег.

– Скотт хочет видеть вас обоих. Вы его впечатлили.

– Не пойти ли тебе… – Начала было Джо, но внезапно мир померк. Один из

охранников вырубил Джоанну прикладом автомата. Грег упал следом. Его отключили

ударом кулака.

Просыпаться с дикой головной болью – неприятно, но для Джоанны стало чем-то

привычным. Она открыла глаза и лениво изучила помещение, тускло освещенное светом

одной настольной лампы. Она лежала на кушетке. Старый матрас обтягивала серая

простыня. Подушка пропитана мужским запахом. В помещении свежо, но все равно

чувствовалась вонь сигарет, словно все здесь на веки пропиталось табаком, а жилец

отчаянно пытается это скрыть.

Джо чуть приподнялась на локтях, и взгляд ее уперся в большой шкаф, утыканный

книгами и какими-то свертками.

– Очухалась. – Вдруг заговорил кто-то. Девушка подскочила, и голова учтиво

отозвалась болью, мол, нефига так шустрить. За столом сидел Скотт. Лицо его хорошо

просматривалось в скудном свете одной свечи. Он курил и выглядел не так сурово, как на

улице, скорее удрученно.

– Где Грег? – Тут же выпалила Джо, рыща глазами по комнате. Она высматривала

нечто острое, что-нибудь, что могло бы сойти за оружие, но на столе «рыцаря» не было

ничего, кроме каких-то чертежей, коробка спичек и пепельницы. Довольно опасное

соседство.

– Отдыхает. У него был трудный день, да и у тебя тоже. – Он немного помолчал,

предоставляя Джо возможность взглянуть на маленькое прямоугольное окно под

потолком, через которое в помещение проникал воздух, однако, чтобы протиснуться в него

в случае побега, придется потрудиться. На улице царила тьма. Девушка пришла в ужас от

того, что провалялась без сознания весь световой день. – Что вас связывает?

Джо бросила на Скотта гневный взгляд.

– Не твое дело.

– Вы не родственники. – Важно заключил Скотт. – И дело тут не только во внешнем

отличии. – Он поддался вперед. – Просто я знал семью Грега. Точнее, его родителей. Ты

знала, что родители Грега были первыми организаторами Сопротивления? – Скотт

рассмеялся, увидев недоумение на ее лице. – Конечно, нет. Думаю, парень тоже не в курсе.

Его отец, Саймон, сотворил великое дело. Объединил людей. Дал им надежду и желание

сопротивляться. Знаешь, что он пообещал им?

– Свободу и равенство?

– Избавить их от Чипа. – Скотт постучал себе по затылку. – Мать Грега, ее звали

Элизабет, чертовски красивое имя, оказалась просто фантастически талантливым химиком

и оружейником. Она создавала невероятные вещи. – Глаза Скотта на миг помутнели,

словно он окунулся в воспоминания. – У них был идеальный план сопротивления. Вот

только, – мужчина развел руками, – вмешались обстоятельства. – Скотт дал Джо

возможность вставить слово, но та воздержалась. – Отцу Грега, великому, непоколебимому

Саймону, приснился Сон… – «рыцарь» снова откашлялся. – И он решил, что жизнь его

семьи дороже тысячи жизней и нескольких лет тщательной подготовки. Он выбрал семью.

Жену, дочь и сына. – Лицо мужчины изобразило искреннее отвращение. – Слабость одного

сломала все! – Заорал он, и Джоанна невольно вздрогнула. – Мой брат очень похож на

тебя. Семейные узы для него превыше всего. Вот только мы с ним родня по крови, а вот

вы… – Он наклонил голову чуть в бок и прищурился. – Меня раздражает ваша

преданность друг другу. Впрочем… – Улыбка Скотта стала кровожадной. – Не меня

одного.

– Что тебе нужно?! – Все презрение и отвращение, всю ненависть, что испытывала

Джо в этот момент, было не передать словами. Изо рта едва ли не просачивался яд.

– Свобода. Свобода от проклятых Чипов и бутылка лучшего виски. – Проговорил

мужчина, и Джо почему-то подумала, что он не врет. – Назревает война, 1549. Война

против зоны А. Против правительства. И… – Скотт затушил окурок в пепельницу и тут же

от свечи прикурил новую сигарету. – Люди. Мне нужны люди. Сильные и выносливые.

Такие, как ты.

– Без Грега я…

– Да! – Оборвал ее вскриком Скотт. – Я это уже слышал не раз. – Он смачно

затянулся. – Ты в курсе, что из-за Саймона и его упрямства спалили Деревню? Ты знаешь,

большинство моих ребят не против драгдилеров. Они и сами когда-то и продавали, и

принимали ВОП. – Мужчина поддался вперед. – Никто не хочет видеть здесь Грега,

потому что он служит живым напоминанием о предательстве. Предательстве его отца

перед людьми, которым он обещал свободу от Чипов. – Скотт откинулся на спинку стула. –

И выбрал семью. Предал все свои идеалы. За жену, дочь и сына.

– К чему ты ведешь?

– Ты нужна Сопротивлению, но я не могу гарантировать безопасность твоего… –

Скотт сделал неопределенный жест рукой, означающий: «как там ты его называешь» –

Грега. Я не могу гарантировать, что кто-то из моих людей не воткнет ему нож в ногу или в

глаз на какой-нибудь тренировке. Уверен, для тебя Грег – хороший, просто отличный

парень, но для меня он что-то вроде налипшего на сапог куска говна. Идти, вроде, не

мешает, а все равно как-то не очень приятно.

Джо выпрямилась. – Если Грегу грозит опасность, мы уйдем. Все очень просто, я

же уже сказала.

Скотт откинулся назад, скрестил руки на груди и посмотрел на девушку долгим,

анализирующим взглядом. В зажатых пальцах дымился окурок сигареты. Джо подумала,

что он сейчас, скорее всего, ее вышвырнет или грохнет. Слишком уж много с ними

геморроя. Слишком много проблем.

– Хорошо, – Скотт одной затяжкой прикончил сигарету, и затушил ее в пепельнице.

– Пойдем другим путем. У меня есть доступ ко Снам. Человек, отвечающий за эти

причудливые галлюцинации, контролирующий, чтобы каждый получил конкретно свое, по

моей просьбе может сделать кое-что… – Глаза мужчины сверкнули.

Руки Джо сжались в кулаки.

– Подожди-подожди, – мужчина прищурился, губы растянулись в ухмылке. – Так

ты не в курсе? – По лицу девушки пробежала еле заметная тень замешательства. – Ты

приснилась Грегу. Он должен был убить тебя. По правде сказать, удивительно, что он до

сих пор этого не сделал.

По ее спине пробежал холодок.

– Так ты, и правда, была не в курсе? – Скотт рассмеялся. Это был довольный смех.

Он знал, что козыри в его руках и только в его. – Вот это новость. – Джо взглянула на него

ошарашенными голубыми глазами, чем вызвала новый приступ хохота. Правда, не долгий.

Скотт быстро совладал с собой и снова перешел к делу.

– Я могу притормозить исполнение приговора…

– Отмени его!

– Нет. – Категоричность в его голосе убила всякую надежду. – Я могу только

притормозить, но платой за мою щедрость будет твоя служба. У меня будет для тебя

задание. Так что кивни, если готова, и если условия сделки тебя устраивают.

1549 медленно кивнула. Она чувствовала, что угодила в капкан.

Скотт стремительно уничтожал еще одну сигарету. Дым клубился над его головой и

лениво растворялся в воздухе. Мужчина скрутил одну из карт, что лежала на столе, и

протянул девушке. Та сверток приняла, с трудом осознавая, что все это реальность. А

может, нет? Может, это сон? Может, они что-то ей ввели, точно так же, как и Грегу? – А

теперь иди. – Скомандовал «рыцарь». – Тебе надо выспаться, завтра тяжелый день.

Крепко сжав зубы, Джо развернула карту. Это была схема. Грубая. Начерченная от

руки. Сверху корявым, убористым подчерком кто-то (может, сам Скотт) написал: «Зона

А». Ниже: «цель: Фредерик Зендер».

– Ты отправляешь меня в Зону А?

– Быстро схватываешь. Я в тебе не сомневался. – Улыбнулся Скотт.

– Фредерик Зендер должен умереть?

Скотт одобрительно кивнул. – Цель должна быть ликвидирована.

– Почему?

– Он предал Сопротивление. – Улыбка сползала с изувеченного лица мужчины,

сделав жестоким, словно высеченным из камня. – Я хочу, чтобы он перестал дышать.

– И что будет, когда я его прикончу? Ты взорвешь голову Грегу?

Жестом руки Скотт приказал ей заткнуться. – Не все в один день. Иди.

Джо вышла из Дома Один. Дверь за ней учтиво прикрылась, но идти в отведенную

для нее комнату она не торопилась. На улице никого не было, а окна заставлены фанерами,

по всей видимости, чтобы свет не просачивался наружу. Ночью их могут обнаружить.

Скрытность и неизвестность – главные их козыри. Однако стоит их отобрать, как все

жители острова станут пушечным мясом, не более. Их ликвидируют в первую же ночь.

Джо подошла к ящику, что заинтересовал ее днем. Они стояли у крыльца каждого дома, но

не бараков. Это привилегия была лишь для важных людей Острова. Замка не висело.

Сколотили ящики из тонкой фанеры, толщиной не больше шести миллиметров. Джо

подошла к нему и приподняла крышку. Содержимое ее не удивило. Что еще могло стоять у

домов в лагере Сопротивления? Только оружие. Все, что они могли достать. Джо

перехватилась другой рукой, что держала схему Зоны А, а свободной взяла охотничий нож

и сунула его за пазуху. Она уже было хотела закрыть крышку, но на глаза попался

пистолет. В основном арсеналом ящика было габаритное оружие. Спрятать его

невозможно, так что толку от него мало. Пистолет Джо сунула туда же, куда и нож,

предварительно проверив магазин. Он был полный. Закрыла крышку.

Прохладный ветер прошелся по ее рыжим волосам, взметнув их вверх. Джо

двинулась к бараку, где была ее новая комната. Где ждал Грег. Ее все еще не отпускала

мысль, о том, что Грег не выполнил Сон. Она размышлял об этом, ведя диалог с самой

собой. С трусливой и пугливой Анной. С одной стороны Джоанну ни капельки не

удивляло его поведение, с другой… он должен был сказать.

«И что тогда? Что бы ты сделала?» – Ответила Анна в ее голове.

«Не знаю».

«Вот именно! Но важнее всего то, что ты будешь делать дальше. Что ты будешь

делать дальше?»

«Не знаю».

«Как много «не знаю»!»

«Анна?»

«Что?»

«Заткнись!»

Открыв дверь своей комнаты, Джо увидела Криса. Он сидел на кровати, локтями

упершись в колени, а пальцы сложены в замок. Голова опущена. Крис устало повернул

голову, взглянул на Джо. На лице не отражалось ровным счетом ничего. Глаза были

мутными, оно и понятно, ночь давно вступила в свои права, а отдыха еще не было. На

столе девушка заметила контейнер с едой и бутылку воды.

– Уходи, Крис. – Попросила 1549, отойдя от двери, чтобы тот мог пройти.

– Джо, у нас не было выбора. – Вдруг начал он. – Все новички проходят проверку.

Это закон! – Крис вскочил на ноги и подошел к ней. – Я знал, что ты справишься. Ты

идеально нам подхо… – Он уже хотел было продолжить свой животрепещущий диалог, но

Джо не дала ему высказаться.

– И в какой момент вы это определили? Когда пытались скинуть с обрыва?!

– Черт, Джо! Мы все здесь ради одного! – Его дыхание обдало ее кожу.

– Не будь так в этом уверен. – Лицо Криса исказила странная гримаса, словно ему

влепили оплеуху. Девушка тоже почувствовала это. Она испытала странный прилив

нежности и желания извиниться перед ним. Ясно увидела, что посягнула на что-то святое.

Его вера в Сопротивление была сродни вере в Бога. – Убирайся. – Снова попросила она, на

этот раз мягче и спокойнее.

Крис выдохнул. – Ладно. – Сдался он и вышел из комнаты.

– Где Грег? – Спросила она, не оборачиваясь. – Где он?

– Через стену. – Тихо ответил Крис и покинул барак.

Джо прошла в комнату, положила карту на стол, взамен взяла контейнер и воду.

«Что ты теперь будешь делать? Что?» – Раздался в голове голос Анны. Джо

отмахнулась от него.

После ужина, Джоанна начала детально изучать карту. Расстелив ее на столе,

девушка склонилась над нею, медленно скользя глазами по каждой детали. Схема города

показалась Джоанне грубой, она не исключала, что здесь могут быть ошибки или

недоделки. Девушка хотела выучить ее. Зазубрить так, чтобы в любой момент обратиться

к ней в своей памяти и, кто знает… может, это спасет ей жизнь.

– У меня башка сейчас лопнет. Интересно, что мне дал Дэн, я бы с радостью

впихнул это в глотку Скотту. – Шаркая ногами, Грегор вошел в комнату девушки. Она

быстро взглянула не него, наградив улыбкой, но ничего не сказала. Он выглядел

отвратительно, хуже, чем бездомные в зоне Б. Да, они по сравнению с ним были одеты по

моде и в чистое. Лицо Грега было сероватое, обросшее. Потрескавшиеся, сухие губы

после каждой, самой незначительной улыбки, сочились кровью. Под глазами темные

круги. Последний мазок добавляла худоба. Скуловые кости выпирали, обтянутые кожей.

– Здесь есть душ, ты в курсе?

– Да, я видел. Хотел сначала тебя повидать. Крис сказал, что у тебя дела… Я послал

его. – Он хмыкнул, распрямил плечи. – Что это? – Парень встал рядом с девушкой и

склонился над картой.

– Мое задание. – Коротко ответила Джо, потом на секунду оторвала взгляд от

карты, обратив его на друга. – Как ты?

– Бывало и хуже. – Пробормотал Грег, не сводя взгляда с плана. – Что за задание? –

Он догадывался, что она ответит.

Джо лишь постучала указательным пальцем в правый угол, на надпись: «цель:

Фредерик Зендер».

Это имя завязло на зубах, как сладкая конфета. Несколько секунд Грег не мог

произнести не звука, сражаясь со своим языком, вдруг ставшим невольным заложником

ротовой полости.

– Ты серьезно? – Парень поразился своему спокойному тону, хотя его так и

подмывало начистить морду Скотту. И Крису. И не важно, что у него, скорее всего, ничего

бы не получилось. И все же… Сейчас он бы с удовольствием подправил лица братьям. –

Но ведь они тебя используют, Джо. Как ты могла согласиться?

– Согласилась, ни на секунду не задумавшись. Взамен, – продолжила она, видя его

искреннее непонимание, – Скотт сможет оттянуть срок выполнения твоего Сна. – Теперь

он напоминал ей мальчишку, которого поймали за кражей конфет. Джо бы даже

улыбнулась, если бы его бледная, измотанная физиономия не напомнила бы о Сильвии.

Как-то ее поймали за кражей домашнего печенья. Лицо у нее было примерно такое же, как

сейчас у Грега. – Найдешь способ вытащить из своей головы Чип, я и пальцем для них не

пошевелю. – Она нахмурилась, сверля своими теперь бледно-голубыми глазами Грега.

«Извини». – Хотел пробормотать парень. Однако вместо этого он подошел к Джо и

склонился вместе с ней над картой.

– Тогда я пойду с тобой.

Джо улыбнулась самой теплой улыбкой. – Конечно, пойдешь. – Она подмигнула

Грегу. Вытащила из-за пазухи пистолет и протянула ему.

Часть третья

Первый день в строю Сопротивления стал для Грега настоящим испытанием.

Приближался понедельник. Время исполнять Сон или твоя голова сделает Пуф! Грег не

верил Скотту, не верил, что он сможет оттянуть роковой момент и, тем не менее, с какой-

то садисткой радостью ждал истечение срока. Его нервозность передалась Джоанне и в

первый же день она закусилась с Крисом, неосторожно задев тему, касающегося его брата.

Кажется, она обещала убить его, если Грег все-таки умрет. Оскорбленный Крис весь день

гонял их, как проклятых. Джоанна была рада отключить голову. Грег же, при всем

желании, не мог отмахнуться от мыслей о том, что его голова сегодня должна взорваться.

Парень был необычайно тих. Он чувствовал себя заключенным, приговоренным к

смертной казни, и в то же время птицей, посаженной в клетку, которую вот-вот должны

выпустить на волю. Уже вечером после ужина, расположившись на койке Джоанны (та

снова склонилась над картой, изучая ее), Грег думал, что не сможет сомкнуть глаз. Его

одолевало волнение, страх, отчаяние и счастье, но ближе к полуночи парень все же заснул.

Джо всю ночь просидела над картой и, хотя теперь она испытывала облегчение от того,

что Грег остался жив, теперь ее тяготила будущая миссия.

Втянуться в тяжелые солдатские будни оказалось делом довольно

затруднительным. Самым сложным были вовсе не изнурительные тренировки, ни

бесконечные лекции Криса, что старался впихнуть в головы беглецов огромное количество

информации, ни разные виды оружия, с которым им приходилось иметь дело и даже ни

косые, неодобрительные взгляды новоиспеченных товарищей, а вкусная еда и теплая

постель.

Каждый раз, получая миску в столовой, Грег ловил себя на мысли, что эту порцию

придется отрабатывать. Причем не ему, а Джо и речь шла не о каких-то дополнительных

нагрузках, а о самой жизни. Каждый раз, падая на жесткую койку, утыкаясь носом в

подушку и укрываясь с головой теплым одеялом, парень понимал – это тоже придется

отрабатывать.

Прошла примерно неделя. Джоанна так и не покинула Сопротивление, не

отправилась выполнять свою часть сделки, хотя Крис то и дело (он все чаще напоминал

Грегу попугая) твердил, что она готова. Грег хотел отправиться с ней. За это время он

успел прийти в себя, набрал вес, окреп. Сбрил мохнатую бороду, обкромсал лохмы

ножницами. Им выдали форму Зачистки. Словом, он все больше начал походить на

нормального человека. Впрочем, как и Джо. Хоть она и была поглощена предстоящим

заданием, наконец-то, выспалась. Мешки под глазами пропали, а в голубых глазах снова

появился блеск.

Оставалась лишь одна проблема: убедить Скотта, чтобы Грег отправился вместе с

Джо. Но на этом фронте, как и ожидалось, было не просто. Попасть на разговор со

Скоттом оказалось тем еще дельцем. Этот ублюдок никогда не попадался им на глаза. Он

существовал отдельно от своих сторонников. Видимо, как предположил Грег, его задача –

не сила, а стратегия. Возможно, он целыми днями только и делает, что изучает карты,

составляет планы и, судя по тому, что они до сих пор не сдвинулись с места, не помчались

завоевывать Зону А, план Скотта был либо не доработан, либо он выжидал. Чего?

Ожидание – самое отвратительное, что только можно придумать для

приговоренного к смерти. Именно приговоренным ощущал себя Грег. Ведь не смотря на

то, что Закон обошел его стороной, чип в голове парня был целехонек. Активен.

Работоспособен. Взрывоопасен. И мог взорваться в любую минуту.

А Джо… Ей здесь нравилось. Это, и правда, было ее место. Ей все удавалось легко.

Стрельба – только так! Метание ножей – в легкую! Метание камней (вместо гранат) – о

чем речь? Не говоря уже о рукопашном бое, который им преподавал сам Крис. Она

укладывала его на обе лопатки всякий раз, когда «рыцарь» вставал в качестве противника.

Она – боец. А Грег превратился в сплошной синяк. Каждый новый противник

пытался прикончить его, а Крис отделывал только так. Кулаками этого парня можно было

бы запросто крошить камни. Увы, все, что мог делать бывший драгдиллер, когда сил уже

не оставалось, просто подниматься и получать новые пинки. Сопротивленцы прозвали его

«Груша». На кличку он не обижался. Сила никогда не была его стороной.

– Поднимайся! – Скомандовал Крис. Грег повиновался.

Сначала он встал на четвереньки, затем выпрямился, и его тут же повело. Он еле

поймал равновесие. Жалкое зрелище. Его лицо, сырое от пота, измазано в земле, как и

голый торс (особенно грязной была спина). Костяшки пальцев, свезенные в кровь, болели.

Нога, которая еще не до конца зажила и просто не могла зажить, потому что ее постоянно

травмировали, кровоточила. Грег взглянул на Джоанну, что сидела чуть поодаль от них, на

островке зеленой, сочной травы. Она не смотрела на парней. Возведенное к небу лицо,

выражало наслаждение. Утренние первые лучи солнца ласкали ее кожу. Она была далеко

отсюда. Где-то вне зоны досягаемости. Она блаженствовала и в такие моменты была

настоящей Анной. Хрупкой. Ранимой. Женственной.

– В стойку! – Крис за спиной Грега чуть пританцовывал, готовя свои кулаки, что

сейчас снова пройдутся по лицу драгдилера. Тяжело вздохнув, Груша повиновался. –

Спину прямо! Руки выше! – Командовал Крис, но Грег никак не мог выпрямиться. Его

скрючило.

– Будь это реальный бой, ты бы сдох еще час назад. – Крис практически плюнул

словами. Наверное, это должно обижать, но Грегу было все равно. Он устал, как черт, а

ведь еще только ранее утро.

– Что-то ты особо не бросался на нас с кулаками в зоне Б. Зачем мараться, когда

есть автомат? – Драгдилер сделал выпад в сторону противника, пытаясь угодить ему

прямо в грудь, но тут же получил контрудар в нос. Не сильный. Крови не было. Грег

попятился назад. Крис добил его ударом в грудь. Задыхаясь, 1601 корчился на земле.

Джо быстро взглянула на них, оценивая ситуацию, и снова подставила лицо солнцу.

– Я вас спас. – Напомнил Крис своему противнику. – Ты постоянно забываешь об

этом.

Грегу хотелось послать его к чертям, но он никак не мог восстановить дыхание.

Этот чертов ублюдок сломал ему ребра?

– Как ты сможешь защитить ее? – Внезапно спросил Крис. Он возвышался над

парнем. Грег медленно восстанавливал дыхание, лежа на прохладной земле.

Да, беглецы рассказали Крису, что Грег хочет отравиться с Джо в надеже, что тот

сможет передать это брату. Но, по всей видимости, Скотт был закрыт для Криса так же,

как и для всех остальных.

– Буду действовать по ситуации. – Грег подумал о болеутоляющем, что дал ему

одноглазый Дэн.

Встреча с этим верзилой уже в более дружеской обстановке напоминала Грегу

мистический сон. Повязка из черной кожи прикрывала раненую глазницу. Мужчина был

облачен в белый халат, Грег – в черный костюм Зачистки. Дэн много улыбался. Словно

они были старыми друзами, или еще кем покруче. Товарищами, что прошли вместе через

войну. Таблетки, что доктор предложил Грегу, тот, сперва, отказывался брать, хотя мучился

от боли. Дэн пригрозил запереть его в лазарете, если 1601 не будет принимать препарат.

Это частично подействовало. Грегу стало не по себе от мысли, что он может что-то

пропустить. Он не желал отставать от Джо. Ни на шаг.

Перед тренировкой он принял один таблетку. Как только тренировка закончится,

пообещал себе еще парочку.

Слова Грегора «рыцаря» не успокоили, а наоборот, встревожили. Грег читал по его

глазам: «ты себя-то толком защитить не можешь!». Лицо Криса пылало

самоуверенностью. Оно буквально внушало: «я бессмертен». Черта с два! На одной из

тренировок Джоанна разбила Сопротивленцу бровь. Алая струйка потекла по потному,

удивленному лицу. Грегор приободрился, даже позволил себе улыбнуться. Джо одним

ударом развеяла миф о бессмертии «рыцаря», и потом драгдилеру показалось, что эта была

своего рода месть за него. Это его взбодрило, хотя в дальнейшем и не дало никаких

плодов. 1601 продолжал все так же получать тумаки.

Однако во взгляде Криса было еще кое-что: тревога за Джоанну. Раньше Грега

просто бесила эта забота о его сестре. Потом начала просто раздражать, а теперь

неприязнь и вовсе пропала. Просто бывший драгдилер ясно видел то, что не давало

сойтись Джо и Крису. Конечно, они друг другу нравились, а может, между ними могло бы

быть что-то большее. Значимое. Иногда они так смотрели друг на друга… С нежностью,

заботой, пониманием, даже желанием. Будь Райли здесь, она бы сказала: «это химия.

Влюбишься, поймешь». Но пока Криса и Джо разделяло два человека: Скотт и Грег.

Скотт злил Джоанну неспособностью доводить дело до конца: отключить чип

Грега. Грег, раздражающий Криса физической слабостью, пустой самоуверенностью и

самим фактом значимости для Джоанны. Но оба: и Джоанна и Кристофер, то ли случайно,

то ли нарочно постоянно задевали темы, что разводили их по разным сторонам: Скотт и

Грег. Встречаясь на одной тропе, вдвоем, они становились детьми, не умевшими поделить

игрушку. Глухи, слепы, упрямы.

– Поднимайся! – «Рыцарь» подал ему руку и рывком дернул на себя, ставя на ноги.

– Притормозим на время.

– Побежишь помогать брату? – Сарказм Грегора не взбесил Криса. Он вообще

перестал реагировать на выпады 1601. Между ними образовалось взаимное перемирие и,

хотя было очевидно, что они друг друга недолюбливают, в очевидную конфронтацию ни

тот, ни другой не вступал. Они не были ни врагами, ни друзьями. Скорее, вынужденными

союзниками.

– Нет. – По-солдатски отчеканил Крис.

– Ты так и не сказал ему, что я хочу отправиться с Джо на задание? – Они медленно

вышагивали в направлении Джо. Та все еще грелась в солнечных лучах.

– Мы еще не встречались.

– Твой брат очень скрытный.

– Мой брат следует Кодексу.

Кодекс Сопротивления – свод самых разных правил, составленных, как объяснил

Крис, для порядка. Он включал в себя разнообразные запреты, от простых: нельзя тырить

из запасов ВОП; до совершенно бредовых: никто из Сопротивленцев не имеет право

входить в Дома (Элиты – добавлял про себя Грег) без разрешения хозяина Дома или без

его приглашения.

Как говорил сам Крис, эти ограничения позволяют вынести самое приемлемое

наказание за непослушание. Грег искренне удивился. Он думал, что в случае

непослушания, нарушившего Кодекс, просто убивают.

Они расположились рядом с Джоанной на зеленом островке. В бараках

Сопротивленцы еще спали, лишь патрульные несли вахту по лагерю. Несколько раз мимо

них проходили дежурные с красными глазами и усталыми лицами. Они недоуменно

поглядывали на ранних пташек, решивших потренироваться вместо того, что понежиться

в кровати. Совершенно ясно, они считали всех троих кретинами. Определенно так и было.

– Кто такой Фредерик Зендер? – Нарушила молчание Джоанна. Крис в это время

пил воду из большой пластиковой бутылки. Грегу показалось, что он специально

растягивает время, обдумывая ответ. Утолив жажду, Сопротивленец передал бутылку

Грегу, сам проговорил:

– Этот вопрос тебе лучше обсудить со Скоттом.

Грег с Джоанной переглянулись.

– Когда начнется операция? – Спросил Груша. – Мы уже неделю без дела сидим.

Поговори с братом. Скажи ему…

Лицо Криса на секунду исказила странная гримаса, словно само напоминание о

брате огорчало его до глубины души.

– Тренировка окончена. – По-солдатски отчеканил Крис. Он резко поднялся и

засеменил прочь.

В столовой повар и его команда готовили завтрак. В воздухе витал запах пшена и

крепкого чая.

Беглецы недоуменно смотрели вслед Кристоферу, чувствуя нарастающую тревогу.

– Либо он ничего не знает, либо готовит нас к чему-то крупному. Интересно, что

там, в Зоне А… – Задумчиво произнесла Джоанна, возвращая лицо к солнцу. И как раньше

они жили без него?! Эгоистичное Правительство сделало все, чтобы жизнь на рабочем

материке не казалось сказкой. Все для того, чтобы люди не знали, каково это – жить, а не

выживать.

– Скоро узнаем. – Пробормотал Грег, анализируя реакцию Криса.

«Может, все это не просто детские обиды, мол, мой брат больше не играет со мной в

песочнице? Может, Скотт и вовсе отстранил Криса от себя и больше не делится

информацией? Интересно, что же такое между ними произошло?»

– Я иду к Скотту. – Сказала Джо. – А тебе не мешает принять душ.

– И что ты сделаешь? Ворвешься в Дом? – Грег прыснул. Эта идея показалась ему

бредом. Конечно, Дом Скотта никто не охранял и, по большому счету, в него мог зайти

каждый желающий, но никто никогда не делал ничего подобного. Даже Крис не заходил в

дом без разрешения, а ведь он кровный родственник. Словом, попасть на аудиенцию к

Скотту – необычайно сложно, если, конечно, он сам не хочет тебя видеть. – Ты же

понимаешь, что он не отпустит меня.

– Значит, у него не должно быть выбора. – Джо пожала плечами и направилась за

бараки, к Дому Один. Но прежде, чем войти внутрь, она снова открыла ящик с оружием и

взяла первый попавшийся под руку пистолет. Он отлично сидел в руке. Магазин был

полный. Сняв предохранитель, Джо вошла в Дом. В гостиной никого не было, но за

дверью справа доносилась возня. Джо и представить себе не могла, что увидит Скотта,

пыхтящего над Вассалом. Точнее, сейчас ее уместнее было бы назвать просто Барбарой, в

таком-то виде. Еще в первые дни им огласили список правил, в первых рядах которых

стояло одно четкое: никаких любовных отношений. Видимо, оно не касалось тех, кто жил

в Домах. А Барбара жила именно в Доме под номером Три.

Конечно же, когда щелкнул затвор пистолета и потный Скотт с телом, покрытым

многочисленными красными шрамами, и Барбара с раздвинутыми ногами и еще открытым

ртом тут же повернули головы к Джо. Ствол уже был направлен в голову Скотта.

– Мне кажется, или прямо сейчас я стала свидетелем, как вы нарушаете, кажется,

третье правило Кодекса Сопротивления. Или, может, четвертое.

Барбара тут же отпихнула от себя мужчину, натягивая на обнаженное тело

покрывало, скомкавшееся на краю кровати. Главный улыбнулся не самой приятной

улыбкой. Встал, даже не пытаясь прикрыть свое «орудие» и натянул штаны, спущенные до

колен. Джо едва ли не стошнило, как от вида, так и от запаха, витающего в просторной

комнатке.

– Я ожидал от тебя подобной выходки.

Джо быстро оглядела комнату и нашла еще одну дверь. – Что там?

Скотт спокойно повернулся и ответил: – шкаф.

– Ты! – Ткнула Джо стволом в сторону Барбары. – Живо туда!

– Рыжая, ты сбрендила?!

– Живо! – Процедила Джо. – И если увижу, что дверь хоть немного приоткрылась,

не пожалею на тебя пулю. – Вассал, точнее ее жалкое подобие, собрав в ком покрывало,

пошла на цыпочках в шкаф. Видимо, не хотела испачкать ножки о пол. Джо украдкой

проследила за ней. Дуло ствола знакомилось ближе с физиономией Скотта.

– Ты же знаешь, что я сделаю с твоим братцем после этого.

– С чего ты взял, что выйдешь из этой комнаты на своих ногах?

Скотт усмехнулся, почесал за ухом. – А я думал, ты с нами заодно.

– А я думала, ты любишь, когда тобой манипулируют.

Губы растянулись в неровной улыбке. Глаза сверкнули. – А ты молодец! Бьешь

теми же картами. Джо кивнула, словно поблагодарила за похвалу. – Ладно, 1549, чего ты

хочешь?

– Я выполню задание, но Грег идет со мной.

Скотт уселся на кресло, стоящее у окна. Судя по вмятине на сидушке, Главный

проводил в нем много времени. Возможно, именно в нем рождались его планы. Скотт

закинул ногу на ногу, одну руку положил на голый торс, вторая обхватил подбородок. – Из

него плохой боец. – Спокойно произнес он, словно обдумывая ее слова. – В этом задание

не может быть провала. – Он был серьезен.

Джо опустила пистолет. – Одной силой ты не победишь Правительство. Нужен и

ум. Он видит выход там, где его нет. К тому же, если мы погибнем в Зоне А, тебе будет

лишь на руку, разве не так? Нет бунтарки и ее не способного братца. – Джо вздернула

бровь.

Скотт молчал. – Если я скажу – нет?

– Мне придется тебя убить, чтобы исключить опасность.

– Я могу взорвать его голову после того, как вы выступите.

– Крис идет с нами. – Скотт поднял на нее глаза. Лишь на секунду Джо заметила в

них тревогу. Но потом все скрылось за пеленой притворного безразличия. В комнате

повисла напряженная пауза.

– Крис работал в Зачистке долгое время. Его узнают, и задание обернется крахом. –

Он сверлил глазами Джо, словно пытался душить ее взглядом.

– Тогда ему придется постараться и усвоить технику маскировки. Или же ты

можешь вытащить чип Грега до того, как мы уйдем. Крис останется с тобой, а мы

отправимся на задание.

Скотт погрузился в долгие размышления. Будь под его рукой бумага и карандаш, он

чертил бы схемы, обдумывая острые углы плана, что вырисовывался в голове. Ему не

нравилось, что Джо, хоть и не умело, но делала попытки играть по своим правилам. Но в

то же время это забавляло и подобные выпады должны быть в Сопротивлении, иначе в чем

смысл?!

– Ладно. Мы удалим чип 1601-му. Сегодня.

– Сейчас. – Поправила Джоанна.

– Не вижу причин откладывать.

– Я хочу присутствовать. – Скотт закатил глаза.

– Другого и не ожидалось. – Он подхватил футболку с пола и тут же натянул ее на

изуродованное тело, а потом прошел мимо Джо и выскользнул в проход, девушка

последовала за ним. Она только и успела, что выйти из комнаты, как увесистый кулак

главаря отправил ее в нокаут.

– Барбара! – Взревел Скотт, глядя на тело Джоанны. Мужчина наклонился и поднял

пистолет, что выпал из рук бунтарки. Он вытащил обойму, желая найти подтверждение ее

угроз. Полная. Он хмыкнул. Будь она пустой, это было бы даже обидно.

Вассал подбежала к нему, все еще закутываясь в покрывало.

– Эту в карцер! – Скотт ткнул пальцем в Джо. – А Грега к Дэниэлу на стол. Пусть

препарирует эту жалкую лягушку!

Головная боль стала для Джоанны лучшей подругой. Вот уже которое утро она

рядом. Чтобы разлепить глаза пришлось потрудиться. Девушка не понимала, где

находится, и не желала понимать. Ей снова хотелось заснуть и избавиться от

пульсирующей боли в висках.

Рядом кто-то шваркнул подошвой, и Джо тут же вспомнила о Греге…

– Грег! – Она выпрямилась и ее словно снова ударили по голове. Боль окутала

череп. Казалось, мозг вибрирует. Глаза заслезились. Джо застонала, обхватив голову

руками, стараясь унять ощутимый резонанс.

– Не спеши. – Раздался голос Криса. – Скотт знаменит своим кроссом. Нокаутирует

только так. – Джо села, поджав под себя ноги, и прислонилась к холодной стене. Когда

взгляд сфокусировался, увидела Криса сидящего на стуле возле соседней стены. Он

вытянул ноги вперед, широко разведя их, и облокотился спиной на стену. Взгляд его был

устремлен вверх, к открытому маленькому окну под самым потолком.

– Где Грег? – Джо попыталась встать, но тут же села обратно, придавленная

головной болью. Она сидела на матраце, на полу, и потому смотрела на Криса снизу вверх.

– Последний раз я видел его на операционном столе. – Протянул он. – Без сознания.

– Они вытащат ему чип? – Озвучив вопрос, Джо осознала его глупость.

Крис, наконец, опустил подбородок. В глазах его поселился непонятный блеск.

– Ты не должна была этого делать. – Голос «рыцаря» перешел на шепот, но Джо

прекрасно его слышала. – О чем ты думала?

– Я спасала брата…

– Он! Тебе! Не! Брат! – Крик мужчины эхом пролетел по комнате. Там, за дверью,

кто-то подал признаки жизни, раздался голос, но никто не посмел заглянуть в камеру и

посмотреть что происходит.

– Что с ним будет?

– Я не знаю. – Шепнул Крис.

Джоанна не ответила. Она просто не могла больше говорить, но «рыцарь»

воспринял молчание, как акт недове