Book: Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках



Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Чарльз Элмс

Пираты. Рассказы о знаменитых морских разбойниках

Charles Ellms

The pirates own books. Authentic narratives of the most celebrated sea robbers


© Перевод, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Художественное оформление, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

* * *

Предисловие

Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Моряки всех стран испытывают сверхъестественный страх перед пиратами; вряд ли отыщется много таких тем, которые интересовали бы людей и возбуждали их любопытство сильнее, чем отчаянные поступки, грязные дела и дьявольские карьеры этих чудовищ в человеческом обличье. Пиратская команда обычно состоит из отщепенцев и разбойников всех стран и наций. Ремесло пиратов самое опасное, поэтому, когда не бороздят океаны, эти торные дороги человечества, они прячутся на мало кому известных островах или скрываются по берегам рек, заливов и лагун, которые покрыты густым лесом и совершенно безлюдны, а в случае погони бегут в чащу леса или в горы. Острова Индийского океана, а также восточное и западное побережья Африки и Вест-Индии в течение многих веков были излюбленным пристанищем пиратов. Они часто захватывали суда в акватории Атлантического и Индийского океанов, убивали членов команды и пассажиров, забирали себе деньги и самые ценные грузы и топили захваченный корабль, чтобы уничтожить следы преступления, заставляя друзей и родственников погибших оплакивать их судьбу. Всем было известно, что они погибли от рук соотечественников, которые, исповедуя заповедь «Мертвые молчат», продолжали безнаказанно творить свои черные дела. Пираты обожают женщин и вино; сидя на берегу, возбуждают себя горячительными напитками и устраивают дебоши, распевая старые пиратские песни; припев одной из них звучит так:

Осушим стаканы, кто рядом сидит.

Гори все на свете огнем!

Пусть небо ворчит, пусть дьявол рычит,

Осушим и снова нальем!

Часы отдыха пролетали в диких и экстравагантных выходках, среди густых пальмовых зарослей и пряных рощ тропического пояса, наполненных ароматами прекрасных цветов. Пираты угощались фруктами изумительного вкуса и развлекались с наивными дочерями Африки и обеих Индий. Можно было подумать, что их ремесло приносит им одни лишь удовольствия.

Но смутная тревога и дурные предчувствия, когда пирата вдруг охватывали угрызения совести, были очень сильны, ибо в душе каждого человека, цивилизованного или дикаря, живет моральное чувство, которое осуждает его, когда он совершает насилие, даже если он попадает в ситуацию, когда наказать его может только Бог.

Со словом «пират» ассоциируются также представления о богатой добыче, ларцах с драгоценными камнями, сундуках, набитых золотыми вещами, мешками монет, спрятанных в тайниках, в не доступных никому местах или зарытых на пустынном берегу реки или неисследованном морском побережье, под скалами или деревьями, которые помечены таинственными знаками, подсказывавшими, где хранится сокровище. Пираты всегда стремились спрятать или зарыть свою добычу, но, поскольку их жизнь была полна опасностей и они частенько погибали или попадали в плен, почти никто из них не появлялся на этом месте снова. Огромные сокровища оставались лежать в земле, и след их часто терялся. Многие люди пытались отыскать эти сокровища; они без устали копали землю, предвкушая, как лопаты начнут выбрасывать на поверхность золотые слитки, алмазные кресты и сумки с золотыми дублонами или наткнутся на крышку сундука, набитого мойдорами (старинными португальскими монетами), дукатами и жемчугом. Да, земля хранит много зарытых сокровищ, но мало кому удается их отыскать.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Сцена из жизни пиратов «Хождение по доске»


Вступление

Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

По нормам международного права всякий разбой или насильственное ограбление в открытом море, animo furandi, квалифицируется как пиратское действие. Понятие «открытое море» включает в себя не только воды океана, границы которых не видны с берега, но и прибрежные воды ниже отметки максимального отлива как в пределах территориальных границ иностранного государства, так и своей родной страны. Блекстоун утверждает, что открытое море начинается за отметкой максимального отлива. Но между отметками максимального прилива и максимального отлива общее право и адмиралтейское право имеют divisium imperium, то есть альтернативную юрисдикцию: первому подлежат все воды во время прилива, а второму – суша, обнажающаяся во время отлива. Без сомнения, он имеет в виду воды океана, омывающие берег этого океана, а не берега рек и заливов. Лорд Хейл считает, что внутренним морем называется водное пространство, лежащее внутри страны либо за ее пределами. Открытым морем или океаном считается то, что лежит вне ее пределов. Таким образом, для Соединенных Штатов понятие «открытое море» означает часть океана, которая омывает побережье, находящееся за пределами какой-либо страны, согласно общему праву; а для других стран – любое водное пространство, омывающее берега этих стран, за пределами отметки максимального отлива.

Пиратство – это преступление против законов человечества, а пират, по определению Эдварда Кока, hostis humani generis (враг всех людей). Поэтому он лишается всех благ, даруемых обществом и правительством, и возвращается в состояние дикаря, поскольку объявил войну всему человечеству. Человечество в ответ должно объявить войну ему, так как каждое сообщество имеет право, по закону о самообороне, подвергнуть его такому наказанию, которому обычно подвергают дикарей, то есть распорядиться его жизнью и имуществом по своему собственному усмотрению. По законам Англии и США пиратством считаются и другие преступления. Так, если подданный одной из этих стран совершит в открытом море враждебное действие по отношению к другому их подданному, будучи нанятым для этой цели каким-нибудь иным государством, то это квалифицируется как пиратство. Если капитан какого-нибудь судна или моряк уведет насильственным образом судно, товары другого лица или добровольно отдаст их в руки пиратов или если моряк совершит насилие по отношению к своему командиру, в надежде помешать ему защитить свой корабль или вверенные ему грузы от нападения, или поднимет на корабле мятеж, то эти действия, по закону США и Англии, тоже считаются пиратскими. В Англии по указу № 8 Георга I, глава 24, торговля или переписка с известным пиратом или насильственное вторжение на борт торгового судна (хотя и без его захвата или увода), а также уничтожение любого груза на борту считаются пиратским актом. По указу № 18 Георга II, глава 30, любой уроженец страны или натурализовавшийся иностранец, который в годы войны совершит какое-нибудь враждебное действие в море против любого подданного этой страны или окажет в этом помощь врагу, должен быть наказан как пират. Согласно статье 25 указа Георга II, взятие выкупа с судна нейтрального государства, захваченного капитаном частного военного судна, квалифицируется как пиратство. Согласно акту конгресса США от 30 апреля 1790 года, человек, совершивший убийство или ограбление в открытом море, в реке, заливе или бухте, находящихся под юрисдикцией какого-нибудь штата, или какое-нибудь другое преступление на территории графства, которое, по законам США, карается смертью, то он будет подвергнут наказанию как пират. Согласно закону конгресса США 1820 года, статья 113, любой гражданин США, входящий в состав команды иностранного судна, или человек, входящий в состав команды судна, целиком или частично принадлежащего какому-нибудь гражданину этой страны, принимающий участие в иностранной торговле рабами, должен быть судим как пират. Однако, невзирая на выражение, которое используется в этом указе, как утверждает канцлер Кент, этот вопрос еще до конца не улажен. Будущее покажет, будет ли участие в торговле рабами квалифицироваться в Кодексе международного права как пиратство. В Англии актом парламента от 31 марта 1824 года торговля рабами признается пиратством. Была предпринята попытка заключить конвенцию между США и Великобританией, согласно которой обе страны признают подобную торговлю пиратской деятельностью, но она оказалась неоднозначной. Во времена короля Ричарда III, по законам Оберона, пиратами считались все неверные, а их имущество подвергалось конфискации, где бы его ни обнаружили. По законам наций, отнятые пиратами товары не считаются их собственностью, а остаются собственностью владельца. Согласно гражданским установлениям Испании и Венеции, суда, захваченные у пиратов, переходят в собственность того, кто это сделал. Пиратская деятельность везде преследуется по закону и карается смертью, и пираты не получают никаких прав на захваченное добро. Судьям, ведущим процесс по делу о пиратстве, совершенно безразлично, кем и где был совершен пиратский захват. Пирата могут судить и наказать в любой стране, где бы его ни обнаружили, ибо он не защищен никакими законами. Но если, согласно указу правительства какой-нибудь страны, преступление, совершенное на борту принадлежавшего этой стране судна, относится к категории пиратских, то это преступление наказывается исключительно по законам того государства, которое издало такой указ. В Англии дела о пиратских преступлениях рассматривали только суды адмиралтейства, в которых не было присяжных заседателей, а преступников судили по законам гражданского права. Но указом Генриха VIII, статья 15, было установлено, что пиратов должны судить комиссионеры, назначенные лорд-канцлером. Вердикт сначала выносился большим жюри из двенадцати человек, после чего дело передавалось другому жюри, как того требовало общее право. Среди комиссионеров всегда было несколько судей общего права. В США дела пиратов рассматривает выездная сессия окружного суда.

Пиратство появилось в глубокой древности; в ту пору все небольшие морские государства занимались морским разбоем и плавания были очень опасными. Это занятие считалось таким привычным, что на него не обращали особого внимания, а все путники – не важно, кем они были: купцами, путешественниками или пиратами, – пользовались законами гостеприимства. Так, Нестор, угостив на славу Ментора и Телемаха, говорит, что теперь, когда пир завершен, настало время спросить у гостей, чем они занимаются. «Кто вы, – спрашивает стареющий государь, – купцы, плывущие в какой-нибудь порт, или простые авантюристы, или пираты, которые бороздят моря безо всякой цели и живут наживой и разрушением?»

Датские и норманнские пираты

Саксы, которые, по-видимому, ведут свое происхождение от кимров, объединив рыболовный промысел с пиратским, с древнейших времен совершали грабительские набеги на берега Северного моря. В течение нескольких веков они опустошали побережье Галлии и Британии. В середине V века миролюбивый король Британии Вортигерн принял роковое решение обратиться к этим жестоким воякам с просьбой избавить его страну от разорительных набегов скоттов и пиктов, результатом чего стал поход Хенгиста и Хорса. Мы заговорили об этой эпохе не потому, что она имела большое политическое значение, а из-за последствий, к которым привели пиратские набеги, ибо их успехи внушили всем северным народам мысль заняться морским разбоем. Самыми активными в этом деле были датчане, норвежцы и шведы, умелые и храбрые мореплаватели. К какому бы берегу ни прибивали их ветры, они уносили все, что попадалось им под руки. Кнуд IV попытался было укротить своих подданных, но это ему не удалось. Более того, его действия так разъярили морских разбойников, что они решили его убить. Король Швеции, захваченный в плен датчанами, дал своим подданным, которые того пожелают, разрешение вооружаться против своего врага, грабить его имущество и продавать его в Рибнице и Голнице. Эти два города сделались самым настоящим рассадником пиратов, которые приняли название «Викталийские братья» и превратились в такую грозную силу, что несколько князей вынуждены были пойти на них войной и повесить вождей этих «братьев».

Эпидемия морских разбоев захватила даже женщин, которые с гордостью предались опасностям этого промысла. Интересную историю об одной такой женщине рассказал нам Саксон Грамматик. Альвида, дочь готского короля Си-нарда, желая избежать брака с Альфом, сыном датского короля Сигара, к которому ее принуждали силой, решила стать морской разбойницей. Облачившись в мужское платье, она набрала команду молодых женщин, прославившихся своей храбростью, и отправилась с ними в море. Все эти дамы тоже носили мужское платье. В первом же своем плавании она высадилась на берег, где морские пираты оплакивали гибель своего командира; их так поразили решительность и приятные манеры Альвиды, что они единодушно избрали ее своим вожаком. С этими разбойниками она обрела огромную силу, и принцу Альфу были велено разбить ее отряд. Она с большой храбростью и умением отбила все его атаки, но во время жестокой битвы в Финском заливе отряд Альфа взял ее корабль на абордаж, уничтожил большую часть команды и захватил капитана, то есть ее саму. Альф ее не узнал, поскольку она была в шлеме. Сняв его, принц был изумлен, увидев свою возлюбленную Альвиду. По-видимому, его доблесть произвела на прекрасную принцессу такое впечатление, что она согласилась стать его женой и обвенчаться прямо на палубе. После этого она разделила с ним его трон и все богатства.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Альвида, женщина-пират


Карл Великий, которого обычно изображают великодушным и гуманным, вздумал мечом навязать Германии те религиозные принципы, которыми он руководствовался; его жестокие казни и убийства, сопровождавшие этот поход, потрясли всю Европу. Самые воинственные язычники бежали в Ютландию, на родину саксов, где их приняли с радостью и снабдили оружием. Язычники принялись мстить Карлу Великому, совершая набеги на берега его государства. Сильнее всего страдали от них приморские города Франции. Французы называли этих разбойников норманнами, или северными людьми. На севере Франции к ним присоединилось множество недовольных правлением Карла людей, и вся провинция получила название Нормандия. Карл Великий, разозленный набегами норманнов, не только построил крепости в устьях крупных рек, но и решил создать флот. Он состоял из 400 самых крупных галер своего времени; на некоторых было до пяти-шести рядов весел. Однако его люди были совершенными невеждами в морском деле. Карл велел обучить их, но вскоре ему пришлось все бросить и поспешить на юг, куда вторглись сарацины.

Несколько лет спустя другой отряд норманнов, в поисках новых мест для жизни или сгорая от желания отомстить за своих предков, вторгся в южные провинции Франции. Потомство Карла Великого к тому времени уже измельчало и страдало от постоянных раздоров, что сильно облегчало задачу норманнам. Людовик Дебонар прилагал все усилия, чтобы поддерживать с ними добрые отношения. Каждый год ему удавалось убедить некоторую часть норманнов принять христианство, после чего отправлял их домой с богатыми дарами. Вскоре выяснилось, что эти норманны стали приезжать во Францию и неоднократно принимали крещение, чтобы получить подарки короля, как сообщает нам Дючези. После смерти Людовика его сыновья разделили империю отца на части, и пираты не преминули этим воспользоваться. Почти каждое лето они выходили в море на своих легких рыбачьих лодках, поднимались вверх по Сене, Сомме и Луаре и опустошали, почти не встречая сопротивления, самые богатые провинции Франции. В 845 году они захватили и разграбили Париж и уже готовы были атаковать лагерь короля в Сен-Дени, но, получив большие деньги от Карла Лысого, ушли и разорили Бордо при поддержке Пепина, короля Аквитании. Через несколько лет эта разбойничья орда снова вторглась во Францию, разграбила Париж и сожгла большое аббатство Сен-Жермен де Пре. В 861 году Вайланд, знаменитый норманнский пират, возвращаясь из Англии, остановился на зимовку на берегах Луары, опустошил всю округу вплоть до Турени, отдал захваченных в плен женщин и девушек своим солдатам и даже увел с собой мальчиков, чтобы вырастить из них новых пиратов.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты сбрасывают монаха со стен аббатства


Карл Лысый, не имея сил бороться с ними, заплатил Вайланду 500 фунтов серебра, чтобы тот прогнал своих соотечественников, грабивших окрестности Парижа. В результате этого Вайланд с флотом в 260 парусов поднялся вверх по Сене и атаковал норманнов на острове Уазель. После долгого и упорного сопротивления им пришлось сдаться, и, заплатив 6000 фунтов золота и серебра в качестве выкупа, они покинули Францию, присоединившись к своим победителям.

Ремесло пирата, приносившее такие доходы, сделалось очень популярным, и число их постоянно возрастало. Под командованием «короля морей» Эрика они высадились на берегах Эльбы и Везера, разграбили Гамбург, проникли в глубь Германии и, выиграв две битвы, ушли, захватив огромную добычу. Усилившись, они продолжали опустошать Германию, Францию и Англию; некоторые проникли даже в Андалузию и Этрурию, где разрушили процветавший город Люни. Шведы, спустившись по Днепру, добрались до Руси.



Тем временем датчане сделали несколько попыток закрепиться в Англии, которая привлекала их своим плодородием. Они совершили несколько походов в Англию, часть которых оказались успешными, а часть потерпела полный провал. Наконец, после нескольких лет борьбы они добились успеха, и королю Альфреду пришлось отдать им свою страну на разграбление. Сразу же после этого они напали на Ирландию и разделили ее на три суверенных государства: Дублин попал под власть Олауфа, Уотерфорд – Ситриха, а Лимерик – Йивара. Завоевание Ирландии ослабило силы врага, и, воспользовавшись этой возможностью, Альфред вывел свою армию, обрушился, словно молния, на датчан и устроил им кровавую бойню. Этот король, слишком мудрый, чтобы уничтожить пиратов до конца, поселил их в Нортумберленде, разоренном их же соотечественниками, и своей гуманной политикой завоевал их признательность; они стали ему служить. Альфред отвоевал Лондон, укрепил его, снарядил флот и, подчинив себе датчан, живших в Англии, не позволил другим высаживаться на ее берегу. За двенадцать лет мира, который наступил после шестидесяти шести битв, этот великий король составил свод законов, разделил Англию на графства, сотни и десятки, и основал Оксфордский университет. Но после смерти Альфреда берега Англии снова подверглись нападению пиратов, среди которых самыми грозными были датчане, более сотни лет сеявшие ужас и разорение на берегах Темзы, Мидвея, Северна, Тамара и Эйвона. Власти пытались сдержать их с помощью крупных взяток, для выплаты которых был введен налог, получивший название Датской деньги. Этот унизительный и тяжелый налог, подобно многим другим, взимался еще очень долго после того, как надобность в нем отпала.

В конце IX века один из сыновей Ронгвальда, графа Оркадского, по имени Хорольф, или Ролло, постоянно тревоживший побережье Норвегии своими набегами, был наконец разбит и изгнан Гарольдом, королем Дании. Ролло нашел приют на скандинавском острове Содеро, где обитало множество преступников и беглецов. Угадав их желания, он сумел подчинить их себе. Вместо того чтобы снова скрестить мечи с королем, он пошел по следам своих соотечественников и принялся грабить самые богатые области Северной Европы. Первое нападение его банда совершила на Англию, но, увидев, что с Альфредом ему не справиться, он отошел в устье Сены и решил воспользоваться слабостью французов. Хорольф, однако, не ограничился захватом добычи; ему захотелось навсегда поселиться в прекрасной стране, которую он ограбил, и после многих договоров, заключенных и нарушенных, получил от Карла Простоватого в качестве ленного владения герцогство Нормандию, а также Гислу, дочь французского монарха, на которой и женился. Так простой пират основал династию, члены которой некоторое время спустя стали королями Англии, Неаполя и Сицилии, а слава об их талантах и доблести разнеслась по всему миру.

Однако Европа подвергалась набегам не одних только северных пиратов. Мусульмане в Азии, захватив Сирию, сразу же вторглись в Африку, а последовавшее за этим завоевание Испании способствовало их вторжению во Францию. Они грабили покоренные страны, лишь изредка получая сокрушительный отпор. Мусульманские корсары, хозяйничавшие в Средиземном море, совершали набеги на берега Италии и даже угрожали погубить Восточную Римскую империю. Пока император Алексей воевал на берегах Дуная с Пацинасом, Заха, сарацинский пират, захватил архипелаг, построив с помощью одного жителя Смирны флотилию из сорока бригантин и множества легких весельных лодок, которыми управляли такие же авантюристы, как и он. Овладев рядом соседних островов, он объявил себя государем Смирны, которая лежала в центре приобретенных им владений. Здесь он царствовал какое-то время, и его дружбы добивался Сулейман, никейский султан, сын великого Сулеймана. Около 1093 года он женился на дочери Захи, но на следующий год молодого Сулеймана убедили в том, что тесть положил глаз на его владения, и он собственноручно вонзил Захе кинжал в сердце. Успехи этого флибустьера показали, что восточные императоры не могли не только защитить свои собственные острова, но и помочь им.

Морское дело быстро совершенствовалось, и успехи пиратских экспедиций, особенно в тех случаях, когда они маскировались под торговые плавания и в их организации принимали участие купцы, привели к тому, что пиратством занялись состоятельные люди из известных семей. Особенно много таких людей было среди венецианцев и генуэзцев. Предприимчивые авантюристы из Генуи и Венеции, раздобыв оружие, поступали на службу к тем странам, которые не стеснялись их нанимать, или сами совершали набеги, если знали, что добыча окупит все их затраты. Примерно в то же самое время европейцы узнали о русских, которые отметили свой дебют в истории пиратскими набегами на Константинополь, который они мечтали разграбить. Спустившись по Борисфену (Днепру) на сотнях лодок, русские менее чем за два столетия совершили четыре попытки опустошить город цезарей, и прогнать их сумел только знаменитый греческий огонь.

Англичане в ту эпоху почти не занимались пиратством; не было у них и того, что достойно было бы называться флотом. Тем не менее Ричард Львиное Сердце даровал Европе морские законы. Английские моряки своим мастерством превосходили моряков всех других стран, и король Иоанн издал указ, который гласил, что иностранные суда, отказавшиеся спустить свои флаги перед британскими, становятся законной добычей англичан, если те сумеют их захватить. При короле Генрихе III, невзирая на то что Хью де Бург, комендант Дуврского замка, разгромил французский флот, повелев бросить известковую пыль в глаза своих противников, морские силы были ослаблены до такой степени, что норманнские и бретонские пираты оказались слишком сильными для Пяти портов и вынудили их искать помощи у других портов королевства. Желание грабить стало таким распространенным и заразительным, что разные страны разрешили своим жителям заниматься каперством, но каперы быстро превратились в самых жестоких пиратов. Более того, в борьбе Генриха и его баронов жители Пяти портов, которые обращали мало внимания на приказы короля, в 1244 году открыто встали на сторону мятежных баронов и по приказу Симона де Монфора сожгли Портсмут. После этого, позабыв, зачем они взяли в руки оружие, мятежники из Пяти портов перешли к открытому пиратству и, заботясь только о своих личных интересах, стали грабить не только иноземные корабли, которые имели несчастье попасться им на пути, но и суда своих сограждан. И это касалось не только пиратских кораблей, на которых выходили в море жители Пяти портов; их пример оказался заразительным для всякого рода авантюристов, и одна наглая компания на побережье Линкольншира захватила остров Или, превратив его в склад награбленного в соседних графствах добра. Человек по имени Вильям Маршалл построил на маленьком острове Ланди, расположенном в устье реки Северн, крепость и так досаждал всем своими пиратскими набегами, что для его захвата была послала целая эскадра. Вильям был схвачен и казнен в Лондоне, однако это не отвратило других от занятий морским грабежом. Король не имел достаточного количества кораблей для того, чтобы разгромить многочисленный пиратский флот, и разбойные нападения пиратов еще более двадцати лет позорили имя англичан. И только мужество и настойчивость храброго принца Эдуарда сумели привести их к повиновению, которого так и не смог добиться его царственный родитель.

Походы, получившие название Крестовых, могли бы покончить с пиратством, если бы тот сброд, из которого состояли войска крестоносцев, не был бы таким же беспринципным, как и самые худшие из пиратов. С тех пор как Петр Отшельник воспламенил своими речами Европу, люди всех сословий и всех национальностей устремились на Восток; все суда были заняты только тем, что перевозили толпы разношерстного народа, жаждавшего попасть в Палестину: кто из религиозного рвения, кто из фанатизма, кто из желания выделиться, кто из стремления получить привилегии, которые полагались крестоносцам, а остальные (их было больше всего) – ради наживы и грабежа. Армии, которые совершили не меньше девяти походов, снаряжались в большой спешке и очень небрежно, да и брали в них кого попало, поэтому нет ничего удивительного в том, что они отправлялись в путь с большой задержкой, что многие суда затонули по пути и, в конце концов, вся эта затея потерпела крах. Тем не менее эти походы, во время которых гигантские массы людей отправлялись в неизвестные им страны, способствовали прогрессу цивилизации, хотя большая часть крестоносцев сложила на Востоке свои головы. И тот, кто утверждает, что пользы от этих походов не было никакой, все-таки не станет отрицать, что от некоторых зол удалось избавиться. Монтескье писал, что Европа нуждалась в сильном шоке, который на примере контрастов научил бы ее теоремам общественной экономики, приводящим к счастью. И не может быть никаких сомнений, что эти походы, сильно уменьшившие население Европы, разбазарившие ее богатства и заразившие европейцев новыми болезнями и пороками, ослабили цепи феодальной системы, усилив власть короля и общин. Кроме того, после этих походов резко возросла торговая деятельность европейцев, ярость человеческого духа была укрощена, сельское хозяйство стало безопасным и более продуктивным, что создало фундамент для настоящего процветания.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Приключения и подвиги капитана Эвери

В этой главе рассказывается о том, как он захватил большой могольский корабль, нагруженный сокровищами, а также о колонии пиратов на острове Мадагаскар.

В те времена, когда капитал Эвери был еще жив, рассказы о его приключениях ходили по всей Европе. Говорили, что он женился на дочери Великого Могола, которую захватил вместе с индийским кораблем, попавшимся ему на пути, и собирался основать новую монархию. Он раздавал от своего имени приказы капитанам кораблей и командующим войсками, которые признавали его своим принцем. В результате этого было решено снарядить сильную эскадру, чтобы захватить Эвери в плен вместе со всеми его людьми; в другой раз предлагали пригласить его домой со всеми его богатствами, обещав ему прощение от имени его величества. Однако вскоре выяснилось, что рассказы о богатстве капитана Эвери совершенно не соответствуют истине, а он сам, не имея за душой ни гроша, буквально умирал от голода, в то время как молва приписывала ему обладание миллионами. Но не будем испытывать терпение читателей и томить их неизвестностью, а лучше вкратце расскажем о жизни капитана Эвери.

Он родился в Девоншире (Англия) и ушел в море в очень раннем возрасте; продвинувшись по службе до помощника капитана на торговом судне, совершил несколько плаваний в дальние края. Это было еще до Рисвикского мира, когда Испания, Англия, Голландия и другие страны заключили союз против Франции. В ту пору французы, жившие на Мартинике, вели контрабандную торговлю с испанцами на территории Перу. Чтобы помешать им, было послано несколько судов, которые курсировали у берегов Перу, но французские корабли оказались им не по зубам; поэтому испанцы решили для борьбы с ними нанять иностранные суда. По их просьбе бристольские купцы снарядили два корабля с тридцатью орудиями на каждом, набрали опытных моряков, снабдили их всем необходимым и отправили в Корунну, где они должны были получить приказы от испанцев.

Это случилось в 1715 году. Одним из кораблей командовал капитал Гибсон, а Эвери служил у него помощником. Он был не столько храбрым, сколько хитроумным; втершись в доверие к самым храбрым морякам, он прельстил их рассказами о неисчислимых богатствах, которые можно захватить на испанском побережье, и предложил бежать, захватив корабль. Не успел он сделать это предложение, как оно было принято и приведено в исполнение в тот же вечер, в десять часов. Капитан Гибсон относился к тем людям, которые больше всего на свете любят свою бутылку, и много времени проводил на берегу, но в ту ночь он остался на корабле. Однако это не помешало изменникам осуществить свой замысел, ибо он принял свою дозу и улегся спать. Моряки, не посвященные в заговор, последовали его примеру, и на палубе остались одни заговорщики. В назначенное время пришла шлюпка с другого корабля, и Эвери встретил ее обычным приветствием. С лодки спросили: «Ваш пьяный капитан на борту?» Это был пароль, на который был дан утвердительный ответ. Шлюпка пристала к судну, и шестнадцать моряков, которые решили присоединиться к заговорщикам, взобрались на борт. Задраив все люки, они осторожно подняли якорь и бесшумно вышли в море. В заливе стояло несколько судов, не считая сорокапушечного голландского корабля, капитану которого утром предложили догнать Эвери, но он отказался. Когда капитан удравшего судна проснулся, Эвери и другие заговорщики вошли в его каюту и увидели, что он еще не совсем пришел в себя. Он спросил: «Что это с нашим кораблем? Он что, движется или мне это только кажется? Там что, штормит?», думая, что корабль сорвало с якоря штормом. «Нет, нет, – ответил Эвери. – Просто мы вышли в море. Ветер попутный, и погода отличная». – «В море? – изумился капитан. – Как это произошло?» – «Не бойтесь, лучше оденьтесь, и я посвящу вас в нашу тайну. Вы должны знать, что капитан теперь я и каюта теперь моя, так что вам лучше отсюда убраться. Мы идем к Мадагаскару, чтобы стать богатыми, и эти храбрецы идут с нами».

Капитан немного пришел в себя и начал понимать, о чем идет речь. Однако его страх еще не прошел, и Эвери, заметив это, сказал, что бояться ему нечего, ибо, заявил он, «если вы захотите идти с нами, то мы вас примем; а если вы перестанете пить и займетесь делом, то со временем я, возможно, сделаю вас одним из моих помощников; если же нет, то вот вам лодка, и отправляйтесь на берег». Гибсон решил покинуть корабль; на палубу вызвали всю команду, чтобы узнать, не желает ли еще кто сойти на берег. Таких оказалось всего пять или шесть человек.

Эвери продолжил свой путь к Мадагаскару, но по дороге ему не удалось захватить ни одного судна. Подойдя к северо-восточной части острова, он обнаружил там два стоящих на якоре шлюпа, команды которых, увидев его корабль, перерезали якорные канаты и выбросились на берег. Высадившись на сушу, они бежали в лес. Эти два шлюпа они угнали из Восточной Индии, а увидев корабль Эвери, решили, что их настигла погоня. Эвери догадался, почему эти люди бежали; он послал на берег своих матросов, велев найти беглецов, сообщить им, что вновь прибывшие – их друзья, и предложить объединиться ради общей безопасности. Моряки со шлюпов были хорошо вооружены. Они укрепились в лесу и выставили часовых, которые должны были следить, не высаживаются ли пришельцы на берег, чтобы напасть на них. Увидев, что к ним приближаются два или три человека, часовые не стали стрелять. Когда пришедшие сообщили им о своих намерениях, матросы со шлюпов отвели их к своим командирам, где люди Эвери рассказали о цели своего визита. Команды шлюпов поначалу решили, что их хотят заманить в ловушку, но, когда послы рассказали, что их капитан тоже угнал свой корабль и что он готов встретиться с ними без оружия, посовещались и решили принять предложение. Обе стороны были очень довольны, ибо их силы удвоились.

Согласовав дальнейшие действия, моряки сняли с мели свои шлюпы и, подготовившись к путешествию к арабскому побережью, вышли в море. Неподалеку от реки Индус человек, сидевший в корзине на мачте, заметил парус, за которым они погнались; приблизившись, пираты обнаружили, что парус принадлежит высокому судну, которое вполне могло быть восточноиндийским. Впрочем, оно оказалось гораздо более ценным призом – когда они выстрелили в него, на судне подняли могольский флаг и приготовились дать отпор. Эвери принялся обстреливать этот корабль с большого расстояния; вскоре кое-кто из его людей начал понимать, что он совсем не тот храбрец, за которого себя выдает. Шлюпы тем временем атаковали судно: один – с кормы, а другой – со шканцев, и взяли его на абордаж. Команда спустила флаг, и тут выяснилось, что этот корабль принадлежит Великому Моголу и на его борту находится несколько вельмож его двора, среди которых, говорят, даже одна из его дочерей. Все они плыли в Мекку в качестве паломников и везли с собой богатые дары, которые собирались положить на могилу Магомета. Известно, что люди Востока путешествуют с большим размахом; вельможи, плывшие на этом корабле, везли с собой всех многочисленных рабов и слуг, а также большое количество золотых и серебряных сосудов и огромную сумму денег для оплаты своего путешествия по суше. Так что добыча, доставшаяся пиратам, была почти неисчислимой.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Захват пиратами Эвери корабля Великого Могола




Перенеся богатства на свои корабли и забрав с захваченного корабля все, что составляло хоть какую-то ценность, они отпустили его. Как только весть об этом дошла до Великого Могола, он стал грозиться, что пошлет сильную армию и выгонит англичан изо всех их поселений на индийском побережье. Ост-Индская компания очень встревожилась, но нашла средство успокоить гнев Великого Могола, пообещав изловить пиратов и передать их в его руки. Шум, который произвело это дело в Европе, и породил слухи о сказочном богатстве Эвери.

Тем временем пираты направились обратно к Мадагаскару, собираясь устроить там склад награбленных сокровищ, возвести небольшой форт и держать там несколько человек для охраны награбленного. Эвери, однако, спутал все их планы.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Эвери принимает на борт своего корабля три сундука с сокровищами


Держа курс на Мадагаскар, он отправил на оба шлюпа своих посланцев, которые сообщили их капитанам, что Эвери вызывает их к себе на корабль для совещания. Они выполнили его приказ и явились; он предложил спрятать захваченные богатства где-нибудь на берегу, заметив, что главная проблема заключается в том, чтобы доставить их на берег в целости и сохранности. Если же какой-нибудь из шлюпов будет атакован по отдельности, добавил он, то он не сумеет отбиться от нападающих и будет либо утоплен, либо захвачен в плен. Его же корабль прочен, хорошо вооружен и укомплектован обученной командой, да к тому же еще быстроходен, так что, по его мнению, догнать или победить его в бою не сможет никто. И Эвери предложил сложить все богатства в три сундука и отдать капитанам ключи от них при условии, что открывать сундуки можно будет только в присутствии всех троих. После этого надо будет снести все сундуки на его корабль, а потом спрятать в каком-нибудь безопасном месте на суше.

Это предложение показалось таким разумным и отвечающим общим интересам, что капитаны шлюпов безо всяких раздумий согласились его принять. Все награбленное было уложено в три сундука и перенесено на корабль Эвери. Погода была отличной; все трое провели этот и следующий день на его судне. Эвери тем временем собрав своих людей, сказал им, что теперь у них на борту есть все, что может сделать их счастливыми; «Так что же, – продолжил он, – мешает нам отправиться в какую-нибудь страну, где нас никто не знает и прожить оставшуюся жизнь в достатке?» Его команда быстро поняла, куда он клонит, и с радостью согласилась бросить шлюпы и удрать со всей добычей, что они и сделали, когда наступила ночь. Читатель легко может представить себе ужас и негодование, охватившие команды двух других кораблей, когда утром они увидели, что Эвери исчез вместе со всеми их богатствами.

Эвери и его люди отправились в Америку, где их никто не знал, и договорились разделить добычу, изменить имена, поселиться по отдельности и жить в мире и почете. Первый остров, к которому они подошли, назывался островом Провидения, здесь совсем недавно появились первые поселенцы. Однако пираты испугались, что такой большой корабль при условии, что сообщения об угоне похожего из Груана разошлись по всему миру, может вызвать подозрение. И решили от него избавиться. Эвери стал распускать слухи, что его корабль был снаряжен для каперства, но, поскольку ему не повезло, хозяин велел при первой же возможности от него избавиться. Благодаря этим слухам он быстро нашел покупателя. Продав корабль, Эвери тут же приобрел небольшой шлюп.

Он и его спутники отплыли на этом шлюпе и высадились в разных местах на побережье Америки. Они разъехались, купили себе землю и зажили на новом месте.

Эвери, однако, сумел припрятать большую часть драгоценных камней и других дорогих вещиц, поскольку размеров награбленного никто из моряков не знал. Приехав в Бостон, он собирался было уже осесть здесь, но, поскольку изрядная часть его сокровищ состояла из алмазов, понял, что не сможет продать их в этом городе, не будучи заподозренным в пиратстве. Подумав хорошенько, он решил уехать в Ирландию и вскоре прибыл в северную часть этой страны, где поселились многие его люди. Некоторым удалось получить помилование от короля Вильгельма, и они осели в Ирландии.

Несметные богатства ничуть не облегчили жизнь Эвери, а, наоборот, причинили ему массу неудобств. Он не решался выставить свои алмазы на продажу, опасаясь вызвать подозрения. Поразмыслив, однако, решил найти в Бристоле человека, которому смог бы довериться. Так он и сделал; приехав в Девоншир, послал письмо одному из своих друзей, предлагая встретиться в городе под названием Байдфорд. Там он рассказал этому человеку и нескольким его «друзьям» о своем сокровище, и они решили, что безопаснее всего будет передать награбленное добро в руки богатых купцов, которых они ему назовут и которые не станут спрашивать, откуда драгоценности взялись. Один из этих «друзей» сообщил Эвери, что знает людей, которые подходят для этого дела, и если он заплатит им хорошие комиссионные, то они провернут сделку без обмана. Эвери понравилась эта идея (впрочем, что ему еще оставалось – сам он заняться продажей алмазов не мог). Дело кончилось тем, что названные купцы посетили Эвери и после долгих уверений в своей честности и порядочности получили от него сокровища, состоявшие из алмазов и нескольких золотых сосудов. Оставив ему немного денег на жизнь, они удалились.

Эвери сменил имя и стал жить в Байдфорте очень тихо, чтобы не привлекать к себе внимания. Скоро деньги у него закончились, а от купцов не было ни слуху ни духу, хотя он постоянно писал им; наконец, они прислали ему немного денег, но этого не хватило даже на то, чтобы рассчитаться с долгами. Периодически они присылали ему кое-какие гроши, которых ему едва хватало на самую скромную жизнь. Поэтому он решил тайно приехать в Бристоль и потребовать у купцов расчета, но вместо денег получил угрозы. Когда он потребовал, чтобы они расплатились с ним, купцы заткнули ему рот, пригрозив рассказать властям, кто он такой, показав тем самым, что сухопутные пираты не уступают в жестокости морским.

После этого он, неизвестно почему, сразу же уехал в Ирландию. Может, испугался их угроз, а может быть, кто-то узнал его на улице Бристоля. Эвери засыпал бристольских купцов требованиями прислать ему денег, но безуспешно; в конце концов он вынужден был идти побираться. В отчаянии Эвери решил вернуться и отдать себя на милость этих «честных» купцов, решив про себя – будь что будет. На торговом судне он добрался до Плимута, а оттуда пешком дошел до Байдфорда. Пробыв здесь несколько дней, он заболел и умер; после него не осталось денег даже на покупку гроба!

А теперь вернемся назад и расскажем нашим читателям о судьбе двух других шлюпов. Подумав, что Эвери ночью ушел вперед, капитаны спокойно привели свои суда к месту рандеву, но, к огромному разочарованию, никто их там не ждал. Им не нужно было подсказывать, что надо делать в такой сложной ситуации. Провизия на борту шлюпов подошла к концу; на берегу можно было наловить дичи, а в прибрежных водах – рыбы, но у них не было соли для ее засолки. Понимая, что выжить в море без еды невозможно, они решили поселиться на берегу. Соорудив палатки из парусов и сняв все необходимое со шлюпов, они разбили на берегу лагерь. К счастью, у них было много оружия. Вскоре они повстречали своих соотечественников; здесь надо сделать небольшое отступление, чтобы объяснить, как те сюда попали.

Капитаны Джордж Дью и Томас Тью получили от губернатора Бермуд приказ отплыть к устью реки Гамбии в Африке и с помощью солдат Королевской Африканской компании захватить французскую факторию, расположенную на этом берегу. Дью попал в жестокий шторм, ветром у его корабля сломало мачту, к тому же он потерял из виду своего спутника. Ему пришлось вернуться, чтобы отремонтировать корабль. Тью, вместо того чтобы идти к месту назначения, отправился к мысу Доброй Надежды, обогнул его и двинулся на север, в Баб-эль-Мандебский пролив. По пути он повстречал большое судно, до краев нагруженное товарами, шедшее из Индии в Аравию. На борту этого корабля было три сотни солдат, не считая моряков, но Тью решился напасть на него и вскоре взял в плен. Говорят, что от продажи груза на каждого моряка Тью пришлось по три тысячи фунтов. Узнав от своих пленников, что на подходе еще пять таких же судов, Тью задумал напасть на них, но вынужден был отказаться от этого из-за протестов своего квартирмейстера и других членов команды. Тью и его моряки решили не выходить больше в море и поселиться в каком-нибудь удобном месте на берегу; выбран был остров Мадагаскар. Впрочем, Тью и несколько других моряков вскоре уехали в Род-Айленд и получили там прощение.

Коренные жители Мадагаскара – негры, которые отличаются от гвинейских длиной волос и более темным цветом кожи. Они составляли несколько малочисленных племен, каждое из которых имело своего вождя и вело нескончаемую войну с соседями. Пленников, захваченных в бою, превращали в рабов, продавали или убивали, кому как захочется. Когда среди них поселились морские разбойники, вожди принялись искать с ними союза, и те племена, которым пираты помогали, всегда одерживали победу, ибо местные жители не имели огнестрельного оружия. Пришельцы наводили на негров такой ужас, что само появление нескольких пиратов на поле боя способно было обратить противника в бегство.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитал Тью атакует корабль, идущий из Индии


Благодаря этому пираты за короткое время стали очень богатыми и влиятельными. Пленные, которых захватывали в бою, обрабатывали для них землю, самых красивых женщин они брали в жены. Им уже было мало одной; они заводили столько жен, скольких были в состоянии содержать. Естественно, они разделились – каждый выбрал себе удобное место, где мог жить по-царски, в окружении жен, рабов и своих подданных. Прошло немного времени, и столкновение интересов заставило их скрестить оружие, и во главе своих армий они встретились на поле боя. В ходе гражданских войн их число и мощь сильно уменьшились.

Раб, превратившийся в господина, как правило, становится тираном. Наши пираты, неожиданно ставшие повелителями племен, использовали свою власть с ужасающей жестокостью. В наказание за самую малую провинность человека привязывали к дереву и убивали выстрелом в голову. Пришло время, когда негры, возмущенные жестокой тиранией чужаков, решили за одну ночь избавиться от них. Осуществить этот план оказалось нетрудно, ибо пираты давно уже перессорились друг с другом и жили по отдельности. К счастью для них, одна негритянская женщина, оставшаяся им верна, пробежала за три часа двадцать миль и предупредила их об опасности. И прежде чем негры успели собраться, пираты объединились и напали на них с оружием в руках. После этого они стали вести себя осторожнее.

Понимая, что страх не является хорошей защитой и спящий храбрец может быть легко убит в своей постели трусом, они стали натравливать негритянских вождей друг на друга, не вставая ни на чью сторону. Это привело к тому, что побежденные бежали к ним за защитой и увеличивали их мощь. Когда не было войны, они провоцировали людские раздоры и побуждали обиженных мстить обидчикам. Они подсказывали, как застать своего врага врасплох, и вооружали негров ружьями, чтобы эффективнее и выгоднее их использовать. Это привело к тому, что убийцы бежали к ним за защитой, прихватив своих жен, дочерей и родственников. Они становились друзьями, ибо их собственная жизнь зависела теперь от безопасности их защитников. Благодаря этому пираты обрели такую силу, что ни один из местных принцев не осмеливался открыто напасть на них.

Придерживаясь такой политики, все вожди за короткое время обрели множество сторонников. Подобно другим племенам, они разделились и отправились на поиски земель, которые можно было бы обрабатывать, а также места, где можно было бы поселиться и создать гарнизоны для своей защиты. Всеми ими руководил страх, и они соперничали друг с другом в возведении безопасных жилищ и использовали любую возможность, чтобы предотвратить неожиданное нападение как со стороны негров, так и со стороны друг друга.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пират и его мадагаскарская жена


Описание одного из таких жилищ поможет читателю понять, как силен был страх этих тиранов, а заодно и развлечет его. Для строительства выбиралось место, густо поросшее лесом, неподалеку от реки. Вокруг него насыпался вал или выкапывался ров. Стены вала делали такими крутыми, что взобраться на них не было никакой возможности, особенно тем, кто не имел осадных лестниц. Через ров перекидывали мост, по которому можно было пройти в лес; жилище, представлявшее собой хижину, сооружалось в самой безопасной части этого леса. Оно было так хорошо замаскировано, что заметить его можно было, только подойдя на очень близкое расстояние. Но хитрее всего был устроен проход, который шел к этой хижине, – он был таким узким, что пройти по нему можно было только по одному. Этот проход представлял собой самый настоящий лабиринт; он шел кругами, и лишь небольшие перемычки соединяли эти круги, так что человек, не знающий дороги, проблуждал бы в нем несколько часов, так и не найдя хижину. По бокам тропинки острием вверх были врыты большие шипы одного из местных растений. Как уже говорилось выше, тропинка шла серпантином, так что человек, решивший подойти к хижине ночью, должен был обязательно напороться на эти шипы.

Так и жили эти тираны, боявшиеся всех и вся и ненавидимые всеми. В этом положении и нашел их капитан Вудс Роджерс, который прибыл на Мадагаскар на сорока-пушечном судне «Делиция» с намерением купить здесь рабов. Он пристал к той части острова, где семь или восемь лет не приставал ни один корабль. И встретился с пиратами, которые прожили здесь более четверти века. Из тех, кто когда-то высадился на острове, в живых осталось всего одиннадцать; они жили в окружении многочисленных детей и внуков.

Увидев корабль, который, как они подумали, прибыл за ними, пираты обезумели от ужаса и укрылись в своих жилищах. Но, заметив, что моряки сошли на берег без оружия и попросили продать им рабов, решились выйти из укрытия и, словно принцы, приблизились к морякам со всей своей свитой. Но они так долго прожили на этом острове, что одежда их совсем истрепалась. Нельзя сказать, чтобы они были облачены в лохмотья, но их бренные тела прикрывали лишь звериные шкуры, а ноги давно забыли о носках или ботинках. Они напоминали Геракла в львиной шкуре; заросшие волосами тела и бородатые лица делали их похожими на дикарей.

Отдав морякам рабов, они получили взамен приличную одежду и другие необходимые вещи. Вскоре они подружились с матросами, часто поднимались на борт их судна и с большим интересом изучали его трюмы и каюты. Они очень фамильярно разговаривали с их обитателями и приглашали их всех сойти на берег, поскольку задумали ночью захватить судно и уплыть. Людей и лодок для этого у них было вполне достаточно, но капитан догадался об их намерениях и выставил на палубе часовых, так что коварная задумка не удалась. Когда часть моряков сошли на берег, бывшие пираты попытались захватить судно, но капитал запретил своим людям разговаривать с ними, а для покупки рабов назначил человека, которому доверял. Так что судно ушло, оставив пиратов наслаждаться своей варварской властью. Один из них когда-то служил лодочником на Темзе, но, убив человека, бежал в Вест-Индию. Остальные были простыми матросами, и среди них не нашлось ни одного, кто умел бы читать или писать.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Сокровища капитана Эвери


Замечательная история иоассамитских пиратов в Персидском заливе

Содержит описание главного города пиратов Рас-эль-Хаймы, а также рассказ о захвате нескольких европейских судов и варварском обращении с их командами. Приводятся интересные подробности о нескольких экспедициях, посланных против этих пиратов, и их сдаче войскам английской Ост-Индской компании.

На побережье, которое тянется от мыса Муссендом до Бахрейна, на арабской стороне Персидского залива с незапамятных времен обитали арабские племена, называемые иоассамитами. Все они жили морским промыслом. Одни плавали на небольших суденышках в Буссору, Бушир, Мускат и даже в Индию, где вели свою торговлю; другие занимались рыбной ловлей на жемчужных банках Бахрейна; основная же часть нанималась матросами на небольшие суда, совершавшие каботажные плавания в Персидском заливе.

Но иоассамиты быстро поняли, что их местоположение позволяет снимать богатый урожай с кораблей, идущих по этой столбовой дороге мировой торговли, и обратились к пиратскому ремеслу. Первыми жертвами их нападений стали небольшие суденышки, плававшие в прибрежных водах залива, ибо защищаться им было нечем; но вскоре, ободренные успехом, пираты обратили свое внимание на более крупную добычу и, почувствовав вкус к разбою, который принес им богатство, решили перейти к масштабным набегам.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Иоассамитский доу в полном парусном вооружении


Около 1797 года в порту Бушира бросил якорь десятипушечный военный корабль Ост-Индской компании «Гадюка». В это же самое время там стояло несколько иоассамитских доу (одномачтовых каботажных судов). Но, поскольку они до этого нападали только на суда местных жителей, опасались Британии и уважали ее флаг, ни один английский корабль их еще ни разу не преследовал.

Тогда командиры арабских доу обратились к персидскому агенту Ост-Индской компании в Бахрейне и попросили его снабдить их ядрами и порохом для плавания. Агент, не догадываясь о том, что они задумали, выдал им предписания для старшего офицера «Гадюки» с требованием отгрузить все необходимое. Капитан корабля был в это время на берегу, в доме агента, но старший офицер получил это предписание и прислал на пиратские суда порох и ядра. Они загрузились и подняли паруса. Команда «Гадюки» в это время завтракала на палубе, а офицеры – в кают-компании; вдруг два доу открыли по ним огонь и пошли на сближение, явно намереваясь взять корабль на абордаж.

Офицеры, выскочившие на палубу, велели матросам занять свои места и, обрубив якорные канаты, подняли паруса, чтобы иметь возможность маневрировать. Между небольшим крейсером и четырьмя пиратскими доу разгорелся самый настоящий бой, поскольку на борту этих доу стояли большие пушки, а команды их были весьма многочисленны. В ходе сражения лейтенант Керратерс, старший офицер британского корабля, был ранен в поясницу, но, перевязав талию платком, продолжал командовать, пока не получил удар ядром в голову и не упал. Команда поручила мичману Солтеру принять на себя руководство боем; он продолжал храбро сражаться. Наконец, пираты бросились наутек; крейсер некоторое время гнался за ними, после чего встал на якорь в безопасном месте.

Прошло несколько лет, прежде чем раны, полученные в первом сражении с англичанами, затянулись, и пираты снова решились напасть на корабль, шедший под британским флагом, хотя против малых судов в проливе велась постоянная война. В 1804 году неподалеку от острова Кенн в Персидском заливе французский капер напал на крейсер Ост-Индской компании «Муха». Но прежде чем пираты сумели взять его на абордаж, крейсер выбросился на мелководье у берегов острова, и командир утопил мешок с правительственными депешами и деньги, которые вез. Это было сделано на глубине 2,5 морской сажени (15 метров), а на берегу отмечены ориентиры, по которым, если представится такая возможность, можно будет найти это место и достать ценности. Пассажиров и команду отвезли в Бушир, где они были предоставлены сами себе. Собрав по подписке деньги, они купили небольшое суденышко, снабдили его всем необходимым и пустились в плавание, надеясь добраться до Бомбея. Проходя по заливу, они подумали, что не мешало бы достать мешок с депешами и деньги, затопленные у берегов Кенна; поэтому они подошли к острову и после некоторых усилий выловили их, полагая, что дело не терпит отлагательства, ибо депеши были отправлены в Индию из Англии. После этого, не теряя времени, они двинулись в Бомбей.

Неподалеку от выхода из залива их судно было захвачено флотилией иоассамитских лодок. Моряки «Мухи» пытались сопротивляться, но, ранив несколько человек, пираты отвезли их в свой главный порт Рас-эль-Хайма. Здесь моряков посадили в тюрьму, надеясь получить за них выкуп. Пока они жили в Рас-эль-Хайме, их показывали жителям города как диковинку, которую люди никогда ранее не видывали. Иоассамитские дамы желали осмотреть все до мельчайших подробностей; они не успокоились до тех пор, пока не убедились, чем именно необрезанные неверные отличаются от истинно верующих.

Несчастные англичане провели в арабском плену несколько месяцев, но никакой надежды на их выкуп не было. Тогда арабы решили избавиться от не приносящих никакого дохода пленников и убить их. Узнав об этом, моряки разработали план, как хотя бы на время оттянуть свою гибель. Они сообщили вождю пиратов о богатстве, которое они утопили у берегов острова Кенн, и о тех приметах, по которым можно было определить место и с помощью хороших ныряльщиков достать утопленные драгоценности. Они предложили достать их в обмен на свою свободу, и арабы торжественно поклялись отпустить их на волю, если они сумеют это сделать.

Вскоре моряки с «Мухи» в сопровождении ныряльщиков, которые добывали жемчуг на банках Бахрейна, прибыли к острову Кенн. Определив точное место гибели своего корабля, они встали на якорь и взялись за дело. Первые же ныряльщики нашли на дне деньги; вскоре вся команда принялась нырять, так что корабль на какое-то время оставался совсем пустым, если не считать пленных англичан. Они поняли, что им представилась уникальная возможность бежать, и заняли свои места, чтобы перерезать канат и поднять паруса, но их передвижения были замечены, и все ныряльщики снова вдруг оказались на палубе. Побег не удался! Впрочем, здесь они получили обещанную свободу; арабы высадили их на остров Кенн, откуда не было никакой надежды сбежать. Пираты тоже высадились на берег и устроили такую резню среди местных жителей, что англичане, опасаясь разделить их судьбу, бежали в поисках убежища в горы и попрятались там в углублениях среди скал. Живя здесь, они питались чем бог послал – под прикрытием ночи выходили из своего укрытия и, украв козла, тащили его к себе. Наконец, пираты закончили свое кровавое дело, убив или изгнав с острова всех его обитателей, и убрались прочь вместе с добычей, собранной на дне моря и на берегу. Англичане наконец решились выйти из укрытия и стали думать, как им спастись. Они уже совсем было отчаялись выбраться отсюда, как на берег выбросило разбитую штормом лодку, которую еще можно было починить. Они принялись обыскивать заброшенный город и обнаружили другие материалы, которые могли им пригодиться, а также множество досок и бревен для сооружения плота. Лодка и плот были готовы в течение нескольких дней, и англичане, разделившись на две группы, отправились к персидскому берегу. Плот утонул, и все бывшие на нем погибли; зато лодка достигла желанного берега.

Добравшись до земли, они двинулись пешком в Бушир. Они шли вдоль побережья, надеясь попасть в деревни, где есть вода. Во время похода морякам пришлось испытать невыносимые тяготы и лишения. Никто из них не знал в совершенстве языка этой страны, а дороги и места отдыха и вовсе были им неизвестны. У них было мало денег и одежды, и их постоянно грабили и унижали. Питались они чем придется; часто им приходилось довольствоваться испорченными продуктами; днем у них не было убежища от палящих лучей солнца, а ночью – от холодной росы.

Индийские матросы и слуги, которые вышли с ними в этот поход, пали по дороге; приходилось бросать в пути даже обессилевших европейцев, сказав им последнее прости. Уходившим вперед не на что было надеяться; они знали, что и их ждет такая же судьба. Однажды они оставили своего товарища, который не мог уже идти, всего лишь в миле от деревни. Утром они вернулись за ним, но нашли только обглоданные кости, ибо ночью здесь побывали шакалы. Тем не менее они не решались бросить пакет с депешами; хотя он был легок, они так ослабели, что несли его по очереди. Сохранив этот пакет, несмотря на все препятствия и трудности, они достигли острова Бушип, до которого добрались на лодке. Здесь их задержал местный шейх, который в конце концов дал им лодку, чтобы они смогли добраться со своими депешами до Бушира. Отсюда они уехали в Бомбей; впрочем, из всей команды уцелело лишь два человека: мистер Джоул, офицер с торгового корабля, и английский матрос по имени Пенмел. Они-то и доставили в Бомбей мешок с депешами и письмами.

На следующий год из Бомбея в Буссору шли два английских брига, «Шеннон» под командованием капитана Бебкока и «Триммер» капитана Каммингса. Неподалеку от островов Полиор и Кенн на них напали пираты, и после слабого сопротивления, да и то одного лишь «Шеннона», оба корабля были захвачены, а часть команды на обоих судах была перебита. Один араб заметил, что во время перестрелки капитан Бебкок стрелял из мушкета, и этот капитан был отвезен на берег. Посовещавшись, пираты решили отрубить ему руку, в которой он держал оружие. Она была отрублена одним ударом сабли, и никто не позаботился перевязать рану или наложить жгут, чтобы капитан не умер от потери крови. Бебкок, однако, сохранил присутствие духа и сам позаботился о себе. Увидев рядом с собой очищенное сливочное масло, он велел разогреть его и сунул туда кровоточащий обрубок руки. Кровотечение уменьшилось, и это спасло капитану жизнь. Команды обоих судов были захвачены в плен и отвезены в арабский порт, откуда моряки постепенно рассеялись по стране, а потом бежали на родину. На судах установили дополнительные пушки, и одно из них, несущее орудие и снабженное арабской командой, вышло из Рас-эль-Хаймы и, курсируя в заливе, захватило много новых судов.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты отрубают руку капитану Бебкоку


В 1808 году, когда силы иоассамитских пиратов возросли, а сами они уверовали в свою непобедимость, их атаки на суда под британским флагом стали более частыми и более наглыми. Первое судно, которое они захватили, шло из Бомбея в Буссору и называлось «Минерва». На него напало несколько пиратских судов (ибо они никогда не плавали в одиночку), которые в течение нескольких дней преследовали отбивавшийся от них корабль. Наконец, представился удобный случай для абордажа: толпы пиратов хлынули на борт «Минервы» и вырезали почти всех, кто на ней находился. Говорят, что капитана разрубили на куски и выбросили в море; пощадили лишь второго помощника и плотника, рассчитывая, очевидно, поставить их себе на службу, а также армянскую даму, жену лейтенанта Тейлора, ждавшего ее в Бушире. Быть может, они желали потешиться с ней, но ее удалось выкупить за большую сумму денег.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Флагманский фрегат, преследующий флотилию иоассамитских пиратов


Через несколько недель после этого «Сильф», один из крейсеров Ост-Индской компании, водоизмещением шестьдесят тонн и с восемью пушками на борту, шел в составе эскадры, которая сопровождала посольство. Это посольство, которое возглавлял сэр Хартфорд Джоун, направлялось из Бомбея в Персию. В заливе «Сильф» отстал от эскадры и подвергся нападению флотилии пиратских судов. По всему было видно, что они собираются захватить корабль; но, поскольку его командир, лейтенант Грэм, получил приказ от бомбейского правительства не открывать огня, пока эти суда не выстрелят по нему первыми, «Сильф» не успел подготовиться к бою. Он даже не успел поднять флаг, чтобы показать, какой стране он принадлежит. Пираты подошли к нему, зацепились длинными крючьями за борта и обрушили на его палубу град камней, которые убили или ранили почти всех, кто на ней стоял. После этого они взяли судно на абордаж и безо всякого труда захватили. «Сильф» успел сделать лишь один залп. По своему обычаю, пираты убили всех, кого смогли найти. Израненный лейтенант Грэм сумел забраться в передний люк своего корабля; матросы, спрятавшиеся в кладовой, затащили его к себе и заперли дверь на засов. Крейсер оказался в полной власти врага; подняв паруса, пираты, сопровождаемые флотилией судов, ликуя, направились в свой порт. Вскоре, однако, вдали показался фрегат, на котором находился командующий английской эскадрой. Увидев «Сильф» в окружении арабских судов, он понял, что крейсер стал добычей пиратов. Фрегат погнался за ними; арабы бросили «Сильф», попрыгали в лодки и пустились наутек. Командующий эскадрой приказал догнать суденышки пиратов, но тем удалось скрыться.

Наконец, участившиеся нападения пиратов на английские суда привлекли внимание руководства Ост-Индской компании, и в Бомбее снарядили специальную эскадру для борьбы с ними. Эта эскадра состояла из флагманского фрегата «Ла Шиффон» капитана Вейнрайта, тридцативосьмипушечного корабля «Каролина», восьми крейсеров Ост-Индской компании: «Морнингтона», «Тернейта», «Авроры», «Принца Уэльского», «Ариэля», «Наутилуса», «Весталки» и «Гневного», и четырех крупных транспортов, оборудованных ловушками для ядер системы Стромболи. Эта эскадра вышла из Бомбея в сентябре и после долгого плавания вошла в порт Мускат, где провела несколько дней. Командам был дан отдых, а капитаны обсудили план предстоящей кампании. Наконец, корабли вышли в море и вскоре подошли к Рас-эль-Хайме, главному пиратскому порту в Персидском заливе. Эскадра бросила якоря напротив города и под прикрытием пушек высадила десант. Жители города хотели дать отпор врагу, но плотный строй, регулярные залпы, упорное продвижение солдат, завершившееся штыковой атакой, смели все препятствия. После атаки десанта на берегу остались горы трупов. Город был отдан солдатам на разграбление, после которого поступил приказ сжечь его. Город был подожжен в нескольких местах; около шестидесяти парусных лодок и пиратских кораблей, лежащих на берегу, а также захваченная арабами «Минерва» сгорели в огне.

Пиратское логово было уничтожено с незначительными потерями для нападавших; удалось взять кое-какую добычу, хотя основные богатства и ценные вещи были, по-видимому, увезены в глубь страны. Неожиданно прошел слух, что к Рас-эль-Хайме приближается большой отряд арабских солдат и, хотя они так и не появились, англичане решили покинуть сожженный порт. Погрузка на корабли производилась утром при дневном свете; эскадра стояла на якоре еще целый день, а на берегу собирались отряды арабов, которые махали флагами, потрясали копьями и стреляли из мушкетов из разных точек. Словом, победа англичан оказалась неокончательной, поскольку местное население не подписало договора о сдаче. Эскадра ушла в Лингу, небольшой иоассамитский порт, и сожгла его дотла. После этого силы разделились; большая часть солдат была послана в Мускат за подкреплением, а возможно, их вообще решили распустить за ненадобностью. Некоторые корабли отправились блокировать проливы. Оставшаяся часть эскадры, включавшая фрегат «Ла Шиффон» и четыре крейсера: «Морнингтон», «Тернейт», «Наутилус» и «Гневный», а также два транспорта с пятью сотнями солдат из Линги отправилась в Люфт, еще один порт иоассамитов. Поскольку пролив в этом месте был узок и в него было трудно войти, суда встали на якорь, а на берег был отправлен приказ о сдаче, ибо люди не покинули свой город, а остались на своих боевых постах – в большом и хорошо укрепленном замке с многочисленными батареями и редутами. Когда этот приказ был с негодованием отвергнут, на сушу высадились солдаты под командованием полковника Смита. Пока они строились на берегу, произошла небольшая стычка с жителями города, бежавшими в замок. После этого солдаты подошли к крепости, толщина стен которой равнялась четырнадцати футам. Они были пронизаны амбразурами, а вход имелся всего один – маленькие ворота, защищенные железными брусьями и засовами. Англичане собирались разбить эти ворота гаубицей, предназначенной как раз для этой цели, и взять замок штурмом, но, добравшись до стен, отряд разделился, и солдаты окружили крепость, надеясь найти еще одни ворота. Неожиданно из амбразур на них обрушился такой мощный град пуль, что они, бросив гаубицу, не успевшую сделать ни единого выстрела, бежали и залегли за дюнами, которые тянулись у подножия крепостных стен. Один ирландский офицер, выскочивший из укрытия и попытавшийся увлечь за собой солдат на спасение гаубицы, был убит на месте. Тех, кто поднимал голову, чтобы просто осмотреться, убивали из мушкетов. Отряд пролежал за дюнами до наступления темноты; только после этого солдаты смогли отойти к пляжу, откуда они отплыли на корабли. Неприятель не сделал вылазки, чтобы помешать им. Коменданту замка под угрозой бомбардировки города с кораблей снова приказали сдаться, но десант больше не высаживали. Когда наступил рассвет, все взоры обратились на крепость, и вся эскадра с изумлением увидела на стене человека, который размахивал британским флагом. Это был лейтенант Холл, командир «Гневного», который стоял ближе всего к берегу. Ночью он в одиночку добрался до берега, держа в руке флаг, и подошел к воротам. Большая часть гарнизона уже покинула крепость, осталось лишь несколько человек, которые при виде приближавшегося к ним человека бежали, поскольку приняли его за командира отряда, идущего следом. Словом, замок был брошен, и смелый офицер поднял над ним британский флаг, к изумлению и восхищению всего флота. После этого англичане заняли город и все его укрепления. Протралив дно залива, экспедиция вернулась в Мускат.

После возвращения эскадры силы англичан увеличились за счет присоединения отряда, принадлежавшего имаму Муската, который должен был помочь им овладеть Шеназом, городом на побережье, захваченным иоассамитами. Прибыв туда, командующий послал в крепость парламентеров с требованием о сдаче, но оно было отвергнуто. С кораблей и лодок англичане принялись обстреливать город, но без особого успеха. На следующее утро все солдаты были высажены на берег, где приступили к сооружению укрепленного лагеря. Из песка были построены батареи и другие осадные сооружения. После обстрела, продолжавшегося несколько дней, во время которого по городу и крепости было сделано около четырех тысяч выстрелов, город сгорел, и его обитатели вынуждены были бежать в крепость. Наконец, командование решило, что стены не выдержат натиска, и отдало приказ штурмовать крепость. Однако арабы отчаянно сопротивлялись; они бились, пока руки могли держать меч, и бросали в англичан обломки башен, под которыми они были заживо погребены. Арабы потеряли убитыми и ранеными более тысячи человек. Несмотря на это, цель экспедиции не была достигнута, ибо только полное уничтожение иоассамитов могло обеспечить безопасное плавание в этом районе. Впрочем, после этого похода пираты еще несколько лет уважали британский флаг и боялись нападать на английские корабли.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Подвиг лейтенанта Холла


Однако в 1815 году их лодки стали снова появляться в проливе, ведущем в Красное море, а в 1816 году число арабов на берегах этого моря так сильно возросло, что их флотилия под командованием эмира Ибрагима захватила на виду у Мохи четыре судна, шедшие в этот порт из Сурата. Эти суда шли под британским флагом и были нагружены многочисленными товарами; их команды были полностью уничтожены.

Тогда в главный порт иоассамитов Рас-эль-Хайму была отправлена эскадра в составе корабля его величества «Челленджер» (капитан Бриджес) и крейсеров Ост-Индской компании «Меркурий», «Ариэль» и «Весталка». В Бушире на борт одного из них поднялся знаменитый исследователь Востока мистер Бэкингем. Прибыв в Рас-эль-Хайму, командующий потребовал выплаты компенсации за уничтожение четырех суратских кораблей и их грузов, сумма которой составила двенадцать лаков с рупиями. Приказано было также выдать на расправу командира пиратской эскадры эмира Ибрагима. Эти требования были изложены в письменном виде, и после получения ответа капитан Бриджес решил сойти на берег и допросить пиратского вождя. Мистер Бэкингем писал: «Он попросил меня сопровождать его в качестве переводчика. Я с радостью согласился. Мы покинули корабль около девяти часов и сразу же направились к берегу, производя промеры глубин. Наш корабль стоял на глубине шести морских саженей (10,8 метра). Когда же в четверти мили от берега под нами оказалось всего две морские сажени (3,6 метра), мы поравнялись с четырьмя большими арабскими судами. Они стояли на якоре, вытянувшись в ряд и обратившись носовой частью к морю; на каждом было несколько пушек и множество людей. Высадившись на берег, мы увидели, что на всю длину пляжа выстроились в ряд вооруженные солдаты; некоторые имели мушкеты, но большинство держало в руках мечи, щиты и копья. В основном это были негры, которых иоассамиты в бою брали в плен, считая их скорее своей собственностью или товаром, чем врагами. Нам разрешили пройти через эту линию; когда же мы сообщили, что желаем увидеть их командира, нас провели к воротам главного здания, расположенного почти в самом центре города, где нас встретил пиратский вождь в сопровождении пятидесяти вооруженных бойцов. Я приветствовал его по мусульманскому обычаю; он безо всяких колебаний ответил мне тем же.

Вождь, Хассан бен Рахма, был невысоким человеком примерно сорока лет, с хитрым выражением лица и саркастической усмешкой на устах. На нем обычная арабская одежда – кашемировая шаль, тюрбан и алые шаровары персидского типа, которые отличали его от людей его свиты. Все они были облачены в самые скромные одежды. Один глаз у Хассана был поврежден, но черты его лица были правильными, красивые ровные зубы отличались исключительной белизной при темном цвете лица.

Город Рас-эль-Хайма стоит на узкой песчаной косе, северо-восточный берег которой омывается морем, а юго-западный – рекой, которая течет на юго-запад и позволяет лодкам беспрепятственно входить в гавань. У города нет сплошной стены, хотя в нескольких местах видны круглые башни и отдельные участки стен; возможно, их еще не успели восстановить после разрушения. Самым мощным пунктом обороны оказалась крепость, расположенная в северо-восточном углу, и двойная круглая башня неподалеку от центра города; и в той и в другой установлены пушки; все же другие башни представляют собой укрытия для мушкетеров. Остальная часть города застроена простыми домами из неотесанных камней и хижинами из тростника и длинной травы; между ними петляют узкие улочки. В городе проживает, по самым скромным подсчетам, тысяч десять. В настоящее время (1813 год) в порту Рас-эль-Хаймы стоят шесть ее собственных крупных судов с командой от восьмидесяти до трехсот человек и сорок других лодок, прибывших из других портов. Если собрать весь пиратский флот, то в него войдет не менее сотни лодок с восемью тысячами воинов на борту. После нескольких бесплодных попыток переговоров был отдан приказ [английским судам] подойти поближе к берегу. После этого поступил приказ вступить в бой. Эскадра выстроилась в линию и дрейфовала по ветру, который дул с моря; «Меркурий» – по правому борту, «Челленджер» – в центре, а «Весталка» – по левому. Замыкал колонну «Ариэль».

Мы видели, что у мыса Муссундун расположилась крупная флотилия небольших лодок, но она ушла, прижимаясь к берегу; через некоторое время она пересекла отмель и вошла в залив позади города. Прямая линия нашей эскадры располагалась как раз напротив четырех арабских судов, которые стояли на якоре; она постепенно смещалась со своей якорной стоянки до глубины примерно 4 метра, где были сброшены стоп-анкеры, имевшие пружины на канатах, и все корабли остановились, развернувшись к берегу бортом. Вся эскадра открыла огонь по пиратским кораблям. На их палубах толпился народ; общее число солдат, потрясавших в воздухе оружием, превышало, вероятно, шесть сотен. Отдельные снаряды длинноствольных пушек нашей эскадры долетали до берега и зарывались в песок; другие перелетали через пиратские суда и падали в воду неподалеку от них; словом, наш обстрел не причинил неприятелю вреда, ибо мы стояли всего лишь в миле от берега.

На всех фортах красовались арабские флаги; на берегу собрались толпы вооруженных людей, которые несли на шестах большие знамена. Воткнув эти шесты в песок, они принялись танцевать вокруг них, потрясая оружием – словно сосредотачивались вокруг священного штандарта. Словом, никаких признаков поражения и подчинения не наблюдалось. После того как пушки трех кораблей замолчали, «Ариэль» сделал еще около пятидесяти залпов, но и это не принесло успеха. Война завершилась переговорами и бескровной битвой, к которой они привели».

В 1818 году пираты так осмелели, что стали выходить в Индийский океан и совершать нападения на корабли и города, расположенные по его берегам и на островах. Для борьбы с ними был послан флот; перехватив их у Ашлольских островов, он пошел, разделившись на три части, дальше на запад и загнал пиратов в залив. «Эден» и «Псише» завязали бой с двумя пиратскими судами и так упорно их преследовали, что им пришлось бросить небольшую захваченную в плен лодку, которую они тащили за собой на буксире. «Тетес» однажды гнался за семнадцатью доу, но им удалось оторваться от погони благодаря своим парусам. Крейсеры семнадцать раз встречались с иоассамитами и постоянно гоняли их с места на место.

Наконец, в 1819 году пираты сделались сущим бичом морской торговли, и против них была выслана внушительная армада под командованием генерал-майора сэра В. Гранта Кейра. В декабре она прибыла к главному городу пиратов и начала военные действия. В своих депешах генерал Кейр пишет:

«С удовлетворением сообщаю, что сегодня утром войска, находящиеся под моим командованием, после шестидневных боев овладели городом Рас-эль-Хайма.

18-го, выполнив мой приказ, отданный в Мускате, «Ливерпуль» отправился в точку рандеву у Кишмы; 21-го мы встретились с флотом в Персидском заливе, а 24 ноября встали на якорь у острова Ларрак.

Полагая, что до соединения с кораблями, задержанными в Бомбее, может пройти значительное время, я решил воспользоваться этим временем для того, чтобы получить информацию о силе и ресурсах пиратов, с которыми нам предстояло иметь дело.

Не теряя времени, мы сделали все необходимые приготовления для высадки, которая прошла на следующее утро безо всякого сопротивления, и в том самом месте, которое было мной выбрано, примерно в двух милях к западу от города. Войска высадились на перешейке, соединяющем полуостров, на котором стоит город, с соседней местностью; весь день прошел в переброске на берег палаток, которые должны были защитить людей от дождя, и перевозке инженеров, инструментов, мешков для песка и так далее, и подготовке нашего наступления на следующий день. Утром, 4-го, легкие силы получили приказ наступать при поддержке пикетов и выбить врага с берега, находящегося в девятистах ярдах от внешнего форта, который, по нашему мнению, должен был стать хорошим прикрытием для солдат. Все пехотные роты под командованием капитана Бекхауза двинулись вперед и весьма храбро вытеснили арабов из финиковой рощи, росшей на берегу под самыми стенами форта. За ними следовали пикеты майора Моулсворта, которые заняли посты на песчаном берегу, в то время как наша пехота вела бой по фронту. Враг отвечал сильным огнем из мушкетов и пушек; во время этих передвижений храбрый офицер майор Моулсворт был убит. Войска удерживали свои позиции в течение дня, а ночью захватили участок в трех сотнях ярдов от крайней южной башни города и построили батарею для четырех пушек, а также баратею для мортир.

Погода была весьма неблагоприятной для выгрузки припасов, необходимых для осады, но эту задачу удалось выполнить утром 6-го числа, после чего мы смогли установить напротив форта три восемнадцатифунтовые пушки. Две гаубицы и шестифунтовые пушки были установлены также на батарее справа; они обстреливали башни и почти полностью подавили огонь врага, который во время нашего наступления демонстрировал решимость сопротивляться и яростно контратаковал. В восемь часов вечера он совершил вылазку по всему фронту наших окопов, подобрался незамеченным к батарее мортир и, убив копьями часовых, ворвался на батарею. Солдаты этой батареи вынуждены были отступить, но, получив подкрепление, бросились в атаку и изгнали врага, понесшего большие потери. Противник повторил атаку ближе к утру, но был отброшен. Седьмого числа были приложены все силы для доставки на сушу оставшихся пушек и мортир, которая была осуществлена ночью. Они были без промедления установлены на батарее вместе с двумя двадцатичетырехфунтовыми орудиями, доставленными с «Ливерпуля», и утром все пушки открыли огонь по форту и стреляли почти без передышки до заката. В стене образовалась брешь, а башни были почти полностью разрушены. Сразу же началась подготовка к штурму, а солдатам было приказано с рассветом идти в бой. Наступление началось около 8 часов, и солдаты без единого выстрела вошли в город через брешь в стене; вскоре выяснилось, что противник покинул форт. Солдаты обнаружили, что там практически никого не осталось, кроме восемнадцати или двадцати мужчин и нескольких женщин, не пожелавших покинуть свои дома».

После этого экспедиция отправилась в Рампс, пиратский город в восьми милях севернее Рас-эль-Хаймы, но жители покинули его и укрылись в горной крепости Зия, стоящей у истока судоходной реки, примерно в двух милях от морского побережья. Здесь находилась резиденция Хуссейна Бин Элли, весьма уважаемого среди иоассамитских племен шейха. Этот противник, благодаря своим талантам и бандитским привычкам, а также мощи и выгодному расположению форта, мог при первом же удобном случае возродить пиратские обычаи. Поэтому надо было ослабить власть этого вождя.

18 декабря войска, пришедшие из Рас-эль-Хаймы, погрузились в корабельные шлюпки и вместе с 65-м полком и ротами первого и второго полков, которые должны были прикрывать их с фланга, в полдень высадились в условленной точке на берегу, откуда до крепости было четыре мили. Командовал отрядом майор Уоррен. Высаживаться приходилось с трудом и большим риском для жизни из-за сильного прибоя; несколько лодок перевернулись и утонули, с ними погибла и часть боеприпасов.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Шейх Рампса


«В половине четвертого, дав людям отдохнуть, – пишет майор Уоррен, – мы отправились в путь и, перейдя вброд речушку, на закате заняли позиции северо-восточнее крепости. Пока мы шли, враг вел обстрел наших колонн, несмотря на то что гонец, которого мы послали к шейху заранее, находился у них; не теряя времени, я вел солдат и пикеты вперед, стараясь не подставлять их без нужды под огонь врага. Неприятель, как я обнаружил, надежно закрепился под прикрытием финиковой рощи, растущей перед городом. Капитан Кок со своим батальоном был послан на запад, чтобы перерыть врагу отход с этой стороны города.

На рассвете следующего дня, посчитав необходимым отбросить врага чуть дальше, чтобы подойти поближе к его оборонительным сооружениям, я послал вперед стрелковую роту 65-го полка, которая после сильного сопротивления противника сумела заставить его отойти на некоторое расстояние. Борьба шла за каждый дюйм; идти было очень трудно, ибо вся земля была перерезана оросительными каналами и засажена финиковыми пальмами. На следующий день в дело слова вступили стрелки, поддержанные пикетами; вскоре они заняли позиции в трех или четырехстах ярдах от города. Наши позиции располагались у основания холма и полностью его окружали; так что уходить гарнизону осажденного города было некуда. Это преимущество было получено нами ценой больших жертв. Вечером прибыли две двадцатичетырехфунтовые пушки и две двенадцатифунтовые; их доставка задержалась из-за того, что наша связь с кораблями, откуда мы получали подкрепление, была сильно затруднена. Однако, несмотря на каменистую почву, пушки были за ночь установлены и утром были готовы начать обстрел крепости.

Мы знали, что в городе находятся семьи противника, и сочувствие к ним заставило нас предпринять усилия для спасения невинных от той судьбы, что ожидала виновных, поэтому мы предложили гарнизону в течение часа вывести из города женщин и детей, но их вождь, считая, что до его горной крепости не долетит ни один снаряд, или в напрасной надежде оттянуть начало штурма, задержал нашего посла и не дал никакого ответа. В половине девятого утра мы открыли огонь; наши опытные артиллеристы стреляли так метко, что через два часа брешь в стене была почти готова. Я уже отдавал последние распоряжения перед штурмом, как на крепости показался белый флаг, и враг, потратив некоторое время на то, чтобы собраться из разных частей города, вышел из ворот безо всякого оружия. Во главе шел Хуссейн Бин Элли; в плен сдалось триста девяносто восемь человек. В половине второго над крепостью и домом шейха взвился английский флаг. Женщины и дети числом четыреста человек собрались в безопасном месте и вместе с мужчинами были отправлены на корабли. Крепость была взята быстро, но с большими усилиями; враг защищался с редким упорством и умением, достойными лучшего применения».


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Оплот пиратов


От двух пленников, захваченных у иоассамитов, они узнали, что пиратская добыча свозилась в город и распределялась вождем, но по какому принципу это делалось, пленники сказать не могли. Воды здесь всегда не хватало. Население питалось рыбой, пойманной на отмели, и финиками. Было у них несколько лошадей, верблюдов, коров, овец и коз; они забрали с собой почти всех. Скот был довольно тощим, поскольку на песчаной равнине почти ничего не растет, за исключением финиковых пальм и кокосовых орехов. Пираты, бежавшие из Рас-эль-Хаймы, стояли лагерем в трех милях отсюда, готовые в любую минуту уйти в пустыню. Шейх Рампса – старик, но кажется весьма умным человеком; говорят, что это он давал всем пиратским племенам побережья советы, на кого надо напасть. Когда ему сказали, что Ост-Индская компания хочет положить конец пиратскому промыслу и сделать из них честных людей, поощряя торговлю, он, по-видимому, пожалел, что об этом не стало известно ранее, ибо жители этих мест с радостью занялись бы торговлей. Рампс – ключ к Рас-эль-Хайме; он помогал защищать ее от бандитов, обитающих в горах, а также от бедуинов, которых они считают врагами. В Рас-эль-Хайме был оставлен британский гарнизон из тысячи двухсот человек, а также военный корабль. Другие племена прислали заверения в подчинении, ибо, изгнанные из своих крепостей на побережье, они вынуждены были соседствовать в глубине материка с враждебными племенами.

Варварское поведение и романтическая смерть иоассамитского вождя Рахма-бен-Джабира

Город Бушир на берегу Персидского залива стоит на низменной песчаной косе, которая тянется вдоль побережья, образуя два узких залива. Один из них в 1816 году был занят флотом араба по имени Рахма-бен-Джабир, который более двадцати лет наводил ужас на весь Персидский залив. Он был, наверное, самым успешным пиратом за всю историю, и его терпели дольше всех. Родился он в Грейне, расположенной на другом берегу залива, и был племянником правителя этой области. Впрочем, у его сограждан имелись все основания объявить его вне закона, ибо он предавался разбою, однако он сумел найти поддержку и убежище, в которых ему отказали соотечественники, в Бушире. С пятью или шестью судами, большинство из которых были очень большими и имели в составе своих команд от двух до трех сотен человек, он выходил в море и захватывал все, что мог захватить. На эту добычу и жили его пираты, которых было не менее двух тысяч. В большинстве своем это были его собственные, купленные им самим, рабы из Африки, а остальные подчинялись ему добровольно. Порой, в приступе гнева, он убивал их точно так же, как убивал своих врагов, и не только в битве. Он любил прикончить человека хладнокровно, когда тот уже подчинился его власти. Рассказывают, как однажды он загнал большую часть своей команды, вздумавшей чем-то возмутиться, в бак, в котором обычно хранили воду, и запер его. Взбунтовавшиеся пираты там задохнулись, после чего их тела были выброшены за борт. Этот кровожадный пират, подобно знаменитому Дьеззару из Акра, одевался и вел себя очень просто; он жил весьма скромно и если шел куда-нибудь, то отличить его в толпе слуг незнакомому с ним человеку было совершенно невозможно.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Рахма-бен-Джабир, вождь иоассамитских пиратов


Он выглядел опустившимся человеком, поскольку никогда не стирал свою рубашку и менял ее лишь тогда, когда она превращалась в лохмотья. Он всегда ходил босым, а на плечи небрежно набрасывал черный плащ из козьего пуха, обвязывая голову засаленным грязным платком, называемым кефией. Жизнь и характер этого человека были известны всем; жители Бушира ценили его, ухаживали за ним и одновременно боялись. Его любезно принимали и развлекали всякий раз, когда он посещал британскую факторию. Однажды, пишет мистер Бэкингем, «в моем присутствии врачи британского флота и крейсеров компании послали за ним, чтобы осмотреть его руку, которая были сильно повреждена. В нее попали шрапнель и множество осколков, и несколько дней рука напоминала кровавое месиво, а сам пират находился при смерти. Однако он все-таки поправился безо всякого хирургического вмешательства, хотя кость от плеча до локтя была раздроблена и кусочки этой кости постоянно выходили наружу. Теперь его предплечье и локоть соединялись с плечом лишь мясом, кожей и сухожилиями, без каких-либо признаков кости. Явившись в факторию, Рахма-бен-Джабир без приглашения уселся за стол и стал пить чай, поскольку было время завтрака, а его спутники расположились на стульях вокруг него. Все они были грязны до невозможности, а некоторые, не стесняясь, снимали с себя насекомых, которыми кишели их одежда и волосы, и бросали на пол. Длинные руки и ноги Рахма-бен-Джабира были покрыты шрамами и следами от ран, нанесенных саблей, копьем и пулями; их было, наверное, больше двадцати. Его лицо от природы было злобным и некрасивым, а теперь стало еще более уродливым из-за пересекавших его шрамов и отсутствия глаза. Когда один из английских джентльменов, присутствовавших здесь, небрежно спросил его, сможет ли он отбиться от врага своей бескостной рукой, он выхватил из-за пояса кривой кинжал и, поддерживая здоровой левой рукой локоть правой, крепко зажал рукоять кинжала в кулаке и, размахнувшись, нанес резкий крученый удар, добавив при этом, что только и мечтает перерезать своей раненой рукой как можно больше глоток. Я был потрясен этим грубым желанием и диким торжеством, прозвучавшим в голосе этого человека, сохранившего способность убивать ни в чем не повинных людей. Не знаю, как описать охватившие меня стыд и горечь, когда все собравшиеся громко расхохотались в ответ на мои слова о том, что я отказываюсь восхищаться этим человеком».

В 1827 году этот варвар наконец жестоко поплатился за свои гнусные дела. Его жестокие набеги заставили арабов Бахрейна и Ратифа объединиться; они блокировали главный порт Рахма-бен-Джабира Даман. Оставив сына оборонять крепость, он отправился в обговоренное место, где должен был встретиться со своими друзьями, которых он хотел объединить в союз для совместного отпора врагу. Однако это дело не выгорело; он вернулся в Даман и, несмотря на лодочный флот, блокировавший порт, сумел посетить крепость и, захватив с собой младшего сына, сразу же вернулся на свой корабль. Свита на борту судна разразилась громкими приветствиями, которые привлекли внимание врагов, и одна из лодок под командованием шейха Бахрейна бросилась в атаку. Завязалась яростная перестрелка, и шейх, обнаружив, что потерял от вражеского огня почти половину своей команды, ушел за подкреплением. Получив его, он вернулся. Перестрелка возобновилась с новой силой; наконец, Рахма-бен-Джабиру (который давно ослеп) сообщили, что люди, окружавшие его, падают один за другим, собрал остатки команды и велел подойти к противнику и сцепиться с ним бортами. Когда это было сделано, он обнял своего сына и велел отвести себя вместе с пылающим факелом в пороховой погреб. Корабль взорвался; судно шейха загорелось и тоже взлетело на воздух. Шейх Ахмед и несколько его вояк спаслись, из всей команды Рахма уцелел лишь один; полагают, что в этом бою погибло более трехсот человек.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Жизнь Лафитта, знаменитого пирата Мексиканского залива

Вместе с историей пиратов Баратарии и рассказом об их добровольном участии в обороне Нового Орлеана и героических подвигах под командованием генерала Джексона во время битвы 8 января 1815 года. За эти подвиги они были прощены президентом Мэдисоном.


Жан Лафитт родился в Сан-Мало во Франции в 1781 году и стал моряком в тринадцать лет. Совершив несколько плаваний у берегов Европы и к побережью Африки, он был назначен помощником на корабле французской Ост-Индской компании, шедшем в Мадрас. У мыса Доброй Надежды они попали в сильный шторм, ветер сломал главную мачту, а волны нанесли много других повреждений. Капитан повел судно на Маврикий, куда они прибыли благополучно. Но, когда они оставили остров, Лафитт поругался с капитаном и покинул корабль, отказавшись от дальнейшего участия в плавании. В ту пору на этом острове снаряжались несколько каперских судов, и Лафитта назначили капитаном одного из них. Во время плавания он грабил не только английские суда, но и корабли других стран, превратившись тем самым в пирата. Прибыв на Сейшельские острова, Лафитт взял на борт рабов для продажи на Маврикии; однако за ним до самого экватора гнался английский фрегат, и он понял, что вернуться в эту французскую колонию не сможет, поэтому он решил идти в Бенгальский залив и добыть провизию, нападая на английские суда. На корабле водоизмещением двести тонн, с двумя пушками и двадцатью шестью моряками он сумел захватить вооруженную английскую шхуну с большой командой. Отправив девятнадцать человек своей команды на шхуну, он принял командование ею и принялся курсировать у побережья Бенгалии. Здесь ему попалась «Пагода», судно английской Ост-Индской компании, имевшее на борту двадцать шесть двенадцатифунтовых пушек и команду в сто пятьдесят человек. Надеясь, что капитан этого корабля примет его за лоцманское судно, которое показывает судам путь в устье Ганга, он стал совершать соответствующие маневры. На «Пагоде» не заподозрили подвоха, и Лафитт неожиданно прыгнул вместе со своими матросами на палубу этого судна, перебил всех, кто пытался оказать сопротивление, и быстро овладел кораблем. После этого он благополучно прибыл на Маврикий и принял под свое командование судно «Ла Конфианс», имевшее двадцать шесть пушек и двести пятьдесят человек команды. На нем он отправился к берегам Британской Индии. В октябре 1807 года у Песчаных Голов он встретил сорокапушечный корабль «Королева» Ост-Индской компании, команда которого насчитывала более четырехсот человек, и решил его захватить. Никогда еще не бывало такой неравной схватки; английский корабль был гораздо выше маленького каперского суденышка – одно это говорило о том, что шансы Лафитта равны нулю; но трудности и опасности никогда не останавливали этого храбреца; наоборот, они только подстегивали его.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Лафитт берет на абордаж «Королеву» Ост-Индской компании


Вдохновив команду словами надежды и веры в них, он сманеврировал и подошел к борту врага. Понимая, что рискует попасть под снаряды всех бортовых пушек, Лафитт приказал своим морякам лечь на палубу. После первого залпа они вскочили и принялись бросать бомбы и гранаты на полубак англичанина. Эта неожиданная и совершенно непредвиденная атака породила на борту врага сильное смятение, и английские матросы в ужасе бежали с полубака. Лафитт, замечавший все, воспользовался их замешательством и велел своим людям приготовиться к абордажу. Сорок человек с пистолетами в руках и кинжалами в зубах изготовились к броску. Очутившись на палубе англичанина, они бросились на испуганных матросов, которые бежали к рулевому колесу и попытались защититься. Лафитт приказал подняться на борт второму отряду, который он сам и возглавил; капитан английского корабля был убит, а команда сгрудилась на корме. Лафитт приказал зарядить пушку картечью и направил ее на толпу, угрожая расстрелять всех. Англичане, понимая, что сопротивление бесполезно, сдались, и Лафитт велел прекратить резню. Это нападение, не имевшее прецедентов, прогремело на всю Индию; имя Лафитта наводило ужас на все английские торговые суда и этих широтах.

Теперь британские суда стали пересекать Индийский океан только в сопровождении военных кораблей, и захватывать их стало гораздо труднее, поэтому Лафитт решил наведаться во французские владения. Обогнув мыс Доброй Надежды и двигаясь вдоль побережья Африки, он вошел в Гвинейский залив и в Бенинской бухте захватил два судна, которые были нагружены золотым песком, слоновой костью и пальмовым маслом. С этой добычей он в целости и сохранности добрался до Сен-Мало. Погостив недолго в родных краях, он снарядил бригантину, установил на ней двадцать пушек и, наняв команду из ста пятидесяти человек, отправился в Гваделупу. У островов Вест-Индии он захватил несколько торговых судов; но, пока он плавал, Гваделупа была взята англичанами, и он отправился в Картахену, а оттуда – в Баратарию. После этого Лафитт стал действовать гораздо осторожнее. Он сделался богатым человеком; кроме того, он имел теперь дело с купцами Соединенных Штатов и Вест-Индии, которые частенько одалживали ему крупные суммы. К тому же он искал место, в котором хотел создать колонию пиратов и контрабандистов прямо под носом у цивилизованного государства, поэтому Лафитту приходилось всячески скрывать свой истинный характер.

Как мы уже говорили, в то время, когда англичане захватили Гваделупу, большая часть каперов, нанятых ее прежним правительством, находилась в море. Не имея возможности вернуться на острова Вест-Индии, они отправились в Барратарию, чтобы пополнить запасы воды и продовольствия, дать отдых команде и избавиться от захваченных кораблей, которых не приняли бы ни в одном порту Соединенных Штатов, поскольку они в ту пору заключили с Британией мир. Вскоре после провозглашения независимости Картахены срок действия лицензий, выданных каперам французским губернатором Гваделупы, истек, и многие пираты вернулись в этот порт, надеясь получить от нового правительства разрешение нападать на испанские суда. Получив его, они долгое время блокировали все порты, принадлежавшие роялистам, и захватили огромную добычу, которую привезли в Баратарию. Барратарией называли часть побережья Луизианы западнее дельты Миссисипи от залива Бастьен на востоке до протоки Ла-Фурш в западной части дельты. Неподалеку от побережья располагаются большое и малое Баратарские озера, связанные несколькими крупными протоками с большим числом ответвлений. Есть также остров Баратария, на крайней оконечности которого находится место, называемое Храм. Это название оно получило от насыпей из ракушек, сооруженных индейцами. Имя Баратария» носит также большая протока, которая тянется вдоль болот, поросших кипарисом, от побережья Мексиканского залива до места, отстоящего на три мили от Нового Орлеана вверх по реке. Воды Миссисипи впадают в залив через два ответвления Баратарской протоки, между которыми лежит остров Большая Земля (Гранд-Терра) длиной шесть миль и шириной от двух до трех миль. Он тянется параллельно берегу моря. В устье западного ответвления начинается большой Баратарский проход глубиной 9–10 футов (2,7–3 метра). Примерно в двух лигах вверх по нему лежит единственная безопасная бухта на всем побережье, которую часто посещали пираты, получившие название баратарских.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Лафитт и его пираты очищают палубу английского корабля от сопротивляющихся моряков


На острове Большая Земля каперы устраивали аукцион, где продавали свою добычу. Со всей Нижней Луизианы сюда устремлялись толпы людей, которые вовсе не скрывали цели своей поездки. Самые уважаемые жители этого штата, особенно те, что жили в сельской местности, охотно покупали контрабандные товары, привезенные из Баратарии.

Правительство США отправило в Баратарию войска под командованием коммодора Паттерсона с приказом уничтожить поселение мародеров; ниже приводится отрывок из донесения этого коммодора военному секретарю:

«Сэр, имею честь сообщить Вам, что 11 июня я вышел из этого города вместе с полковником Россом и отрядом в семьдесят человек 44-го пехотного полка. 12-го я поднялся на шхуну «Каролина» и 13-го в Бализе встретился с канонерками Плакемайна. Вечером 15-го я вышел из юго-западного прохода и утром 16-го в половине десятого подошел к острову Баратария. В бухте я обнаружил множество судов, часть из которых несла флаги Картахены. В два часа пираты выстроили у входа в бухту свои суда числом десять, включая захваченные в плен, в боевой порядок и стали готовиться к бою. В десять часов при слабом переменчивом ветре я велел шести канонеркам, тендеру «Морской конек», имевшему на борту одну шестифунтовую пушку и пятнадцать человек команды, а также баркасу с одной двенадцатифунтовой карронадой, выстроиться в боевой порядок. Шхуна «Каролина» не имела возможности пересечь отмель из-за большой осадки. В половине одиннадцатого, заметив дымы на побережье, которым пираты подавали своим товарищам сигнал, а также белый флаг, поднятый на шхуне у форта, американский флаг на верхушке грот-мачты и картахенский (под которым плавают пираты) на вантах, я ответил, подняв белый флаг на своей мачте; в одиннадцать часов, обнаружив, что пираты подожгли две свои лучшие шхуны, я спустил белый флаг и приказал дать сигнал к бою, подняв большой белый флаг со словами «Прощение дезертирам» на нем. Я слышал, что среди пиратов были люди, бежавшие из армии и флота. В четверть двенадцатого две канонерки сели на мель; мимо них, согласно моему предыдущему приказу, остальные четыре вошли в бухту. На них перешли люди с моей большой баржи и лодок, принадлежавших севшим на мель канонеркам, и двинулись дальше, к моему великому разочарованию. Я заметил, что пираты попрыгали со своих судов в шлюпки и плывут в разных направлениях. Я тут же велел баркасу и двум баржам с небольшими лодками догнать их. В полдень я захватил всю их флотилию, стоявшую в бухте, включавшую шесть шхун, одну фелуку, крейсер и захваченные призы: бриг и две вооруженные шхуны под картахенским флагом, стоявшие в боевом строю вместе с вооруженными кораблями пиратов. Очевидно, они должны были поддержать их во время боя, который пираты собирались мне дать, поскольку их команды стояли с горящими фитилями у пушек, из которых были вынуты заглушки. В это же самое время полковник высадил своих солдат и овладел поселком, в котором было около сорока домов различного размера, небрежно построенных и крытых пальмовыми листьями.

Увидев, что пираты выстраивают свои суда в боевую линию, я решил, учитывая их число и очень удачное положение, а также размеры их команд, что они дадут мне бой, но они этого не сделали, о чем я очень жалел, ибо в бою мог бы уничтожить их или захватить в плен матросов и их командиров. Однако я испытываю огромное удовлетворение оттого, что выполнил поставленную передо мной задачу, не потеряв ни единого человека.

На борту вражеских судов находилось двадцать пушек разного калибра; людей у них было, как я позже узнал, от восьмисот до тысячи человек разных национальностей.

Рано утром, 20-го числа, на «Каролине», стоявшей примерно в пяти милях от берега, подняли сигнал «Вижу на востоке неизвестный корабль». Сразу же после этого она снялась с якоря и, подняв все паруса, погналась за этим судном, шедшим к Большой Земле. Однако в половине восьмого это судно, воспользовавшись ветром, дувшим с берега, попыталось уйти. Я послал лейтенанта Спеддинга с четырьмя вооруженными лодками преградить ему путь и загнать в бухту. В девять часов утра преследуемое судно дало залп по «Каролине», которая выстрелила в ответ; оба судна, преследуемое и догонявшее, вели перестрелку до тех пор, пока позволяло расстояние. В десять часов неизвестное судно село на мель позади песчаного бара; к этому времени «Каролина» из-за мелководья вынуждена была отвернуть от берега и прекратить преследование. Я приказал канонеркам открыть огонь по неизвестному судну поверх острова. В половине одиннадцатого оно спустило флаг и сдалось. Это оказалась вооруженная шхуна «Генерал Боливар»; сев на мель, она сломала руль и набрала в трюм воды. Я велел снять с нее орудия; на ней имелось: одна длинноствольная бронзовая восемнадцатифунтовая пушка, одна длинноствольная бронзовая шестифунтовая пушка, две двенадцатифунтовых, ружья и тому подобное оружие и двадцать одна упаковка с товарами. После обеда 23-го числа вся эскадра вышла в обратный путь со всеми семнадцатью судами, однако ночью одному судну удалось уйти. На следующий день мы прибыли в Новый Орлеан».

Англичане в разное время совершали нападения на пиратов в Баратарии, надеясь вернуть захваченную ими добычу и даже свои вооруженные суда. Во время одного из таких набегов, состоявшегося 23 июня 1813 года, когда каперы стояли на якоре у берегов Кошачьего острова, британский шлюп встал на якорь у входа в залив и послал лодки с солдатами, которые должны были захватить каперов. Однако британское нападение было отбито с большими потерями с их стороны.

Таково было положение дел, когда 2 сентября 1814 года у побережья напротив прохода появился вооруженный бриг. С него дали залп по судну, собиравшемуся входить в бухту, и заставили его сесть на мель; после этого бриг сделал поворот оверштаг и вскоре после этого бросил якорь у входа в бухту. Трудно было понять, каковы намерения капитана этого корабля, ибо при своем появлении он велел стрелять, а теперь демонстрировал свое миролюбие. Тогда Лафитт сел в лодку и отправился осматривать бриг; он забрался так далеко, что, увидев пинассу, посланную с брига, повернул к берегу, поднял британский и белый флаги. В пинассе сидели два офицера военно-морского флота. Один был капитаном Локьером, который командовал бригом. Первый вопрос, который они ему задали, звучал так: «Где Лафитт?» Не желая признаваться, что он и есть Лафитт, пират ответил, что человек, которого они ищут, на берегу. Тогда они передали ему пакет, адресованный «мистеру Лафитту в Баратарии», попросив обращаться с ним очень бережно и отдать лично в руки Лафитта. Он убедил их подойти к берегу, но, как только они подошли поближе, назвал себя и посоветовал им рассказать ему о деле, по которому они были сюда посланы. На берегу собрались более двух сотен пиратов, которые кричали, что этих британских офицеров надо взять в плен и отправить в Новый Орлеан как шпионов. Лафитт с большим трудом убедил их, что делать этого не следует, и отвел офицеров в свой дом. Он совершенно здраво рассудил, что бумаги, лежащие в пакете, могут иметь очень важное значение для безопасности страны и что британские офицеры, если их тщательно охранять, не смогут ничем навредить Луизиане. Он вскрыл пакет и обнаружил там прокламацию, подписанную полковником Эдвардом Николсом, служившим его величеству королю Великобритании и командовавшим сухопутными войсками на побережье Флориды. Эта прокламация была адресована жителям Луизианы. Там находились еще письмо Николса к мистеру Лафитту, командору Баратарии; официальное послание почтенного У. Г. Перси, капитана военного шлюпа «Гермес», тоже адресованное Лафитту. Когда он прочитал это письмо, капитан Локьер рассказал ему, в чем дело, и предложил поступить на службу его британскому величеству в ранге капитана и принять под свою команду сорокачетырехпушечный фрегат. Перейти на службу королю предлагалось и тем, кто служил под командой Лафитта, и всем, кого ему удастся уговорить. Ему было обещано тридцать тысяч долларов, которые будут выплачены в Пенсаколе, и дан совет не упустить возможности разбогатеть и стать уважаемым человеком. Лафитт попросил дать ему несколько дней на размышление, но капитан Локьер заметил, что думать тут нечего, поскольку он был французом, и американское правительство объявило его вне закона. Но несмотря на то что предложение было очень заманчивым, Лафитт заявил, что даст ответ через несколько дней; он взял отсрочку, чтобы сообщить о нем правительству штата Луизиана. Он ненадолго уехал, и люди, которые предлагали отослать британских моряков в Новый Орлеан как шпионов, воспользовались его отсутствием и захватили их. Они заперли офицеров и всю команду пинассы в уединенном месте, поставив у дверей часовых. Британские офицеры послали за Лафиттом, но он, опасаясь бунта каперов, решил не посещать их, пока не убедит каперских капитанов и офицеров отказаться от намеченного плана. Он заявил пиратам, что если они будут обращаться с людьми, явившимися к ним под белым флагом, как с пленниками, то не только покроют себя несмываемым позором, но и помешают ему разведать планы британцев в отношении Луизианы.

На следующий день рано утром он велел выпустить пленников, проследил, чтобы они без помех сели в пинассу, и извинился за действия своих каперов. После этого он написал капитану Локьеру следующее письмо:


«Капитану Локьеру

Баратария, 4 сентября 1814 года

Сэр, беспорядки, творившиеся в нашем лагере вчера и сегодня утром, о которых Вам хорошо известно, помешали мне дать точный ответ на Ваше предложение. Но и в данный момент я не могу Вам дать того удовлетворения, которого Вы желаете; однако, если Вы дадите мне две недели, по их завершении я буду в полном Вашем распоряжении. Эта отсрочка нужна мне для того, чтобы привести все мои дела в порядок. Вы сможете связаться со мной, послав лодку в восточный конец прохода, где я буду находиться. Вы внушаете мне больше доверия, чем сумел бы внушить адмирал, которому Вы подчиняетесь; я желаю иметь дело только с Вами одним, и от Вас я потребую, когда придет время, награды за службу, которую я могу Вас предложить.

Искренне Ваш Ж. Лафитт».


Капитан написал это письмо, чтобы создать видимость, что согласен с предложениями британских офицеров, выиграть время для того, чтобы рассказать об этом деле офицерам правительства штата и получить от них указания, как надо действовать в столь опасных обстоятельствах, от которых зависела судьба страны. Поэтому 4 сентября он написал письмо Бланку, одному из представителей штата, послав ему все бумаги, которые передали ему британские офицеры, добавив письмо, адресованное его превосходительству губернатору штата Луизиана Клейборну.


«Губернатору Клейборну

Баратария, 4 сентября 1814 года

Сэр, я пребываю в полной уверенности в том, что решение доверить Вам место первого магистрата нашего штата было продиктовано уважением, которое испытывают к Вам сограждане, и что он достался Вам по заслугам. Я хочу конфиденциально сообщить Вам о деле, от которого, быть может, зависит безопасность нашей страны. Я предлагаю Вам вернуть штату нескольких граждан, которые, вероятно, еще не потеряли в Ваших глазах священного права именоваться таковыми. Тем не менее я предлагаю их Вам такими, какими Вы желали бы их видеть, то есть готовыми приложить все свои силы для защиты своей страны. Та территория в штате Луизиана, которую я занимаю, имеет огромное значение в нынешнем кризисе. Я предлагаю свои услуги по ее защите и прошу лишь об одной награде – прекратить уголовное преследование меня и моих товарищей, даровав нам прощение за все совершенные ранее проступки. Я – паршивая овца, пожелавшая вернуться в стадо. Если Вы тщательно изучите природу моих проступков, то поймете, что я не такой уж закоренелый преступник и еще гожусь для того, чтобы выполнять обязанности добропорядочного гражданина. Я никогда не плавал ни под чьим флагом, кроме как флаг республики Картахена, и мои суда тоже. Если бы я мог законным образом доставлять свою добычу в порты Луизианы, я бы не прибегал к незаконным средствам, за которые меня объявили вне закона. Я не буду больше распространяться на эту тему, пока не буду удостоен чести получить ответ Вашего Превосходительства, который, я убежден, будет продиктован Вашим разумом. Если Ваш ответ не будет соответствовать моему страстному желанию, то заявляю, что непременно покину эту страну, чтобы избежать предлагаемого мне участия в захвате этого района, который непременно произойдет, и буду жить спокойно, не испытывая угрызений совести.

Имею честь быть покорным слугой Вашего Превосходительства, Ж. Лафитт».


Содержание этого письма делает честь проницательности Лафитта и выдает его искреннюю преданность американскому делу. Получив пакет, посланный Лафиттом, мистер Бланк тут же ознакомил с его содержимым губернатора штата. Тот собрал недавно созданный комитет по обороне, председателем которого был. Ренчер, привезший пакет капитана, был отправлен назад; на словах ему велели передать, чтобы Лафитт воздержался от каких-либо поступков, пока не будет решено, что надо делать. Ему также передали, что в ближайшее время никаких шагов относительно его прошлых преступлений против законов США предпринято не будет.

Когда время, данное Лафитту на раздумья, истекло, у берега снова появился бриг Локьера с двумя другими кораблями. Несколько дней они стояли в заливе, однако Лафитт сделал вид, что не заметил их. Наконец, англичанам надоело ждать, и они ушли.

Получив от генерала Джексона гарантию безопасного проезда из Баратарии в Новый Орлеан и обратно, Лафитт явился туда и имел беседу с губернатором Клейборном и генералом. После обычных формальностей и приветствий Лафитт сказал губернатору Луизианы примерно следующее: «Я предложил оборонять ту часть Луизианы, которую сейчас держу, но не хочу защищать ее преступником. С надеждой, которую Вы мне внушили, я предлагаю восстановить в звании граждан штата многих людей, которые находятся сейчас под моей командой. Как я уже отмечал ранее, место, которое я занимаю на побережье, имеет важное стратегическое значение. Я предлагаю Вам не только свои услуги для его защиты, но и услуги тех, кто мне подчинен. Единственная награда, о которой я прошу, – прекратить преследование меня и моих сторонников, даровав нам официальное прощение за все совершенное ранее».

«Мой дорогой сэр, – сказал губернатор, который вместе с генералом Джексоном был восхищен его речью, – ваше достойное предложение будет изложено совету штата, а я поговорю с присутствующим здесь августейшим другом об этом важном деле и завтра же пришлю вам ответ». Когда Лафитт уходил, генерал попрощался с ним и сказал: «Я надеюсь, что, когда мы снова встретимся, вы будете уже офицером американской армии».


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Беседа Лафитта, генерала Джексона и губернатора Клейборна


Результатом беседы губернатора и генерала стал следующий приказ:

«Губернатор Луизианы узнал о том, что многие личности, обвиняемые в преступлениях против Соединенных Штатов, совершенных ранее в Баратарии, во время нынешнего кризиса выразили желание вступить в армию и отправиться на войну с врагом.

В связи с этим он приглашает их встать под знамена Соединенных Штатов и уполномочен заявить, что, если их поведение на поле боя будет одобрено генерал-майором, этот офицер присоединится к губернатору в просьбе, обращенной к президенту Соединенных Штатов, даровать всем и каждому, кто вступил в армию и храбро воевал, полное и безусловное прощение». Приказы генерала были переданы Лафитту, который распространил их среди своих сторонников. Большая часть пиратов с радостью восприняла условия прощения, изложенные в них. Через несколько дней многие храбрецы и искусные артиллеристы, чьи действия внесли весомый вклад в изгнание захватчиков, вступили в армию Соединенных Штатов и заслужили высшую похвалу со стороны генерала Джексона.

Прокламация президента Соединенных Штатов Америки:

«Среди многочисленных бедствий, порождаемых войнами, которые более двадцати лет с небольшими перерывами сотрясали Европу и затронули другие части земного шара, рассеяние значительного числа обитателей разных стран в горестях и нужде, нанесло большой ущерб человеческому счастью и подвергло суровым испытаниям человеческую добродетель.

Давно уже известно, что многие иностранцы, бежавшие от опасностей, которым они подвергались у себя дома, а также некоторые граждане [США], позабыв о своем долге, способствовали созданию поселения на острове Баратария, неподалеку от устья реки Миссисипи, в целях тайной и незаконной торговли. Правительство Соединенных Штатов приказало разбить и уничтожить это поселение и, получив средства к установлению [имен] преступников самого разного вида, намеревалось уже ответить на требование правосудия и примерно их наказать.

Но недавно стало известно, что эти преступники искренне раскаялись, что они отказались от совершения дурных деяний ради поддержки благого дела и, в частности, проявили при обороне Нового Орлеана чудеса храбрости и преданности. Поэтому преступники, которые отказались помогать врагу в этой войне, несмотря на самые соблазнительные условия, предложенные им, и которые помогли изгнать вражеских захватчиков с территории Соединенных Штатов, не могут больше считаться достойными наказания, а должны получить великодушное прощение.

С огромным удовлетворением мы узнали, что Генеральная ассамблея штата Луизиана искренне рекомендовала даровать всем этим преступникам полное прощение; и в соответствии с этими рекомендациями, а также в свете всех других экстраординарных обстоятельств этого дела я, Джеймс Мэдисон, президент Соединенных Штатов Америки, издал эту прокламацию, в которой дарую и публично объявляю о полном и безусловном прощении всех преступлений, совершенных в нарушение любого акта или актов Конгресса означенных Соединенных Штатов касательно доходов, торговли и навигации или касательно взаимодействия и торговли Соединенных Штатов с иностранными государствами, в любое время до восьмого дня января месяца нынешнего, одна тысяча восемьсот пятнадцатого года любым человеком или всеми людьми, жителями Нового Орлеана или соседних с ним территорий или жителями означенного острова Баратария и соседних с ним мест, при условии, что каждый человек, обратившийся за полным прощением, для того, чтобы получить его, должен предоставить письменное заверение губернатора штата Луизиана, подтверждающее, что этот человек участвовал в обороне Нового Орлеана и соседних территорий во время вторжения, о котором говорилось выше.

Поэтому я уполномочиваю и приказываю, чтобы все иски, судебные преследования и обвинительные акты, касающиеся штрафов, наказаний и конфискаций против любого лица или лиц, которым будет даровано полное прощение, должны быть остановлены и прекращены, а в новых исках отказано. В связи с этим я требую, чтобы все гражданские служащие в соответствии со своим служебным положением немедленно и без колебаний начали претворять эти меры в жизнь.

Дано в городе Вашингтоне, в шестой день февраля года одна тысяча восемьсот пятнадцатого, а независимости Соединенных Штатов тридцать девятого, президентом, Джеймсом Мэдисоном.

Джеймс Монро, действующий Государственный секретарь».

Утром 8 января начали рваться ракеты, загрохотали пушки и раздались крики британских солдат, идущих в атаку. Американцы, защищенные бруствером, со спокойной решимостью ждали их приближения. Враг наступал сомкнутой колонной в шестьдесят человек по фронту, взяв мушкеты на плечо и неся в руках фашины и лестницы. Когда они приблизились, в небо взлетели сотни ракет, и батарея открыла яростный огонь по наступающей колонне. К огню артиллерии присоединились мушкеты и винтовки кентуккийцев и теннессийцев, и несколько мгновений был слышен лишь непрерывный, рокочущий рев огня, который своей силой напоминал раскаты грома. Одно из двацатичетырехфунтовых орудий, установленное в третьей амбразуре бруствера со стороны реки, вызвало, даже в разгар боя, восхищение американцев и британцев умением и быстротой обслуживавшего его расчета. Оно сделалось тем местом, которого больше всего боялись наступавшие враги.

Орудием управляли Лафитт и его лейтенант Доминик с большой группой бывших пиратов, которые в течение всей битвы сражались с непревзойденным мужеством. Они уже дважды заставили британцев отойти, смешав свои ряды. Враг потерял своего главнокомандующего и двух генералов.

Две другие батареи обслуживались жителями Баратарии, которые стреляли с упорством и меткостью опытных артиллеристов. Во время первой атаки колонна врага заняла участок между дамбой и рекой, и натиск его был так силен, что передовые посты вынуждены были отойти, преследуемые по пятам британцами. И прежде чем батареи сумели выбить их оттуда и очистить ров, они захватили редут, прыгая через парапет, и перебили небольшой расчет, защищавший его.

Как только Лафитт, командовавший своими офицерами, которые стояли по одному на каждое орудие, увидел, что враг овладел редутом, он, велев своим самым храбрым бойцам следовать за ним, бросился туда. Спустившись по брустверу своего редута, он прыгнул с саблей в руке в самую гущу вражеских солдат. За ним последовали человек двадцать пиратов, которые прошли хорошую школу в многочисленных битвах на палубе своего корабля.

Изумленные бесстрашием, с которым солдаты противника покинули свой редут и бросились на них, британцы, которых застали врасплох бывшие пираты, привыкшие во время абордажа действовать быстро, смело и решительно, начали отступать. Два британских офицера, подбадривавшие своих людей, пали под саблями нападавших. Вся энергия вражеских солдат была направлена на то, чтобы взобраться на бруствер; один смелый офицер уже был там. Лафитт и его сподвижники в это время, объединившись с отрядом стрелков-добровольцев, образовали заслон, через который они безуспешно пытались пройти.

Поняв, что город им не взять, и убедившись в своих огромных потерях, британцы поспешно отошли, оставив поле боя, усыпанное трупами своих солдат и ранеными.

Генерал Джексон в своем донесении военному секретарю не забыл отметить доблесть «баратарских корсаров», которые, как мы видели, служили в артиллерии. Во время кампании они еще не раз доказали, как сильно недооценил их враг, который незадолго до вторжения в Луизиану надеялся привлечь их на свою сторону. Многие пираты погибли или получили ранения, защищая страну. Их рвение, храбрость и умение заметили все солдаты и офицеры американской армии, которые не могли больше относиться к этим смельчакам как к преступникам. Через несколько дней между Великобританией и Соединенными Штатами был заключен мир.

Пиратское поселение в Баратарии было разрушено; мирная добропорядочная жизнь скоро прискучила Лафитту, и он в 1819 году приобрел несколько быстроходных судов и с большим числом своих последователей прибыл в залив Галвестон в Техасе. Здесь он получил от генерала Лонга офицерское звание. Под его командой находилось пять судов и около трехсот человек команды. Две открытые лодки, которые получили патент у генерала Гумберта из Галвестона, ограбили плантацию на реке Марменто, захватив негров, деньги и многое другое. На реке Сабине они были захвачены шлюпками со шхуны «Рысь», ходившей под флагом США. Лафитт повесил одного из моряков, который опасался мести американского правительства. «Рысь» захватила также одну из его шхун и ее приз. Эта шхуна занималась контрабандной торговлей в Карменто. Один из его крейсеров под названием «Юпитер» благополучно вернулся из короткого рейса с ценным грузом, в основном с деньгами в звонкой монете. Это был первый корабль, который ходил под флагом Техаса. Американское правительство, хорошо понимавшее, что там, где Лафитт, жди пиратства и контрабанды, послало военный корабль, который должен был курсировать в Мексиканском заливе и осматривать берега Техаса. Лафитт был назначен губернатором Галвестона, но один из крейсеров встал на рейде этого порта, чтобы наблюдать за его действиями. Это так раздражало Лафитта, что он написал его командиру, лейтенанту Мэдисону, следующее письмо:


«Командующему американским крейсером, стоящим на рейде порта Галвестон

Сэр, я убежден, что Вы командуете военным кораблем по приказу своего правительства. Поэтому я решил, что справедливо будет спросить: почему вы торчите у входа в этот порт, не сообщив мне о своих намерениях? Этим посланием извещаю Вас, что порт Галвестон принадлежит республике Техас и является ее собственностью; он стал открытым портом 9 октября прошлого года. Поскольку высший совет означенной республики посчитал возможным назначить меня губернатором этого порта; вследствие этого, если у Вас имеются какие-нибудь требования к означенному правительству или людям, принадлежащим или живущим в этом месте, будьте добры послать офицера с изложением этих требований. Могу Вас заверить, что с ним будут обращаться с величайшей вежливостью и предоставят все то, что потребуется. Но если Вам приказано или Вы попытаетесь силой войти в этот порт, моя присяга и мой долг перед правительством заставят меня дать Вам отпор, хотя и ценой собственной жизни.

Чтобы подтвердить, что мои намерения направлены на благо и спокойствие Вашего правительства, посылаю вместе с этим письмом список имен нескольких пленников, которые вчера были доставлены в тюрьму и судом, назначенным для этой цели, были признаны виновными в краже некоторого количества негров и денег у жителей Соединенных Штатов. Джентльмен, доставивший это послание, если потребуется, даст Вам всю необходимую информацию о нашем порте.

Искренне Ваш Ж. Лафитт».


Примерно в это же время человек по имени Митчелл, который раньше принадлежал к пиратам Лафитта, собрал сто пятьдесят головорезов и укрепился на острове неподалеку от Баратарии, установив на нем несколько пушек. Он поклялся, что он сам и все его люди погибнут в своих окопах, но не сдадутся никому. Однажды четыре человека из этой банды приехали в Новый Орлеан развлечься; городской страже сообщили об этом, и дом, где они остановились, был окружен. Четверо головорезов, держа в обеих руках взведенные пистолеты, выскочили на улицу и прошли сквозь толпу, которая покорно расступалась перед ними. Никто не решился их арестовать.

Однажды катер Соединенных Штатов «Алабама», двигаясь к месту своей стоянки в устье Миссисипи, захватил пиратскую шхуну, принадлежавшую Лафитту. Эта шхуна имела команду из двадцати пяти моряков и несла две пушки. Она была снаряжена в Новом Орлеане и находилась под командованием одного из лейтенантов Лафитта по имени Ле Фаж. Шхуна вела за собой захваченное судно; увидев, что за ней гонится катер, пираты открыли огонь из мушкетов. Катер тоже принялся ее обстреливать; разгорелся бой, завершившийся победой катерников, у которых четыре человека были ранены, причем двое – очень опасно. Каперы потеряли шесть человек убитыми; их шхуна и приз были взяты в плен и отведены в залив Святого Джона. После этого была послана экспедиция, которой было приказано изгнать Митчелла и его головорезов с острова, который они захватили; встав на якорь, американцы послали Митчеллу приказ сдаться, но в отчет раздалась пушечная стрельба с бруствера. Суда подошли поближе к острову, отправив на берег лодки с десантом, они открыли по пиратам огонь. Десант высадился под сильным шрапнельным огнем и, бесстрашно выстроившись в боевой порядок, пошел на штурм. Он понес большие потери, но морякам удалось подняться на бруствер и пойти в штыковую атаку. После отчаянного сопротивления пираты побежали; многих удалось взять в плен, но Митчелл и большая часть головорезов сумели скрыться в кипарисовых болотах, где найти их было совершенно невозможно.

Было захвачено большое количество грузов и денег, а также иной добычи. Двадцать пленных пиратов были доставлены в Новый Орлеан, где они предстали перед выездной сессией окружного суда под председательством судьи Холла. Шестнадцать человек были признаны виновными; когда судья зачитал смертный приговор закоренелым преступникам, некоторые из них закричали: «Бог задумал убить нас!»

Когда рассказ об этом достиг ушей Лафитта, он сразу же понял, что правительство США решило очистить море от его кораблей, а против него начата война на уничтожение.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Смерть Лафитта


В приступе отчаяния он приобрел большую быстроходную шестнадцатипушечную бригантину и, отобрав себе сто шестьдесят опытных моряков, вышел в море как обычный пират, собираясь грабить суда всех стран и ни у кого не просить пощады и не давать ее никому. Командир британского военного шлюпа, курсировавшего в Мексиканском заливе, узнав о том, что в море вышел сам Лафитт, велел матросам на марсе не спускать с моря глаз. Однажды утром один офицер осматривал в бинокль море и обнаружил длинное, темное с виду судно с низкой осадкой, но с очень высокими мачтами и белоснежными парусами. Поскольку ветер был попутный, шлюп мог легко догнать этот корабль; капитан приказал поднять все паруса и бросился в погоню. Как только Лафитт понял, что его хотят захватить, он приказал убрать все навесы и поднять большой квадратный парус. Бригантина понеслась по волнам, но по мере того, как ветер крепчал, шлюп все быстрее приближался к пирату, который, осознав, что шансов спастись нет, решил продать свою жизнь подороже; пушки были заряжены, и в шлюп полетели снаряды, убив нескольких человек и срубив фор-марс у мачты. Капитан шлюпа выжидал, когда они окажутся на расстоянии одного кабельтова от бригантины, после чего открыл огонь из бортовых пушек и орудий малого калибра. Однако борт шлюпа оказался слишком высоким, и снаряды пролетели поверх корпуса бригантины, тем не менее сумели нанести ей урон: упал фор-марс мачты, усы главного гафеля были повреждены, и большая часть рангоута с грохотом обрушилась на палубу; было убито десять пиратов, но сам Лафитт не пострадал. Люди со шлюпа спрыгнули на корму, завязался бой на пистолетах и саблях; Лафитт получил две раны и упал: шрапнелью ему перебило кость правой ноги, а в живот вонзилась сабля, но его пираты сражались как львы, и палуба по щиколотку была залита кровью. Капитан военного корабля получил такой сильный удар прикладом мушкета по голове, что без памяти свалился рядом с Лафиттом, который поднял кинжал, чтобы вонзить ему в сердце. Но силы его иссякли, голова кружилась, рука дрогнула, и нож соскользнул и вонзился в правое бедро капитана. Собрав последние силы, он вытащил кинжал и разорвал рану. Снова занеся дымящийся клинок над телом врага, Лафитт положил левую руку на область его сердца, чтобы не промахнуться, но в глазах его помутилось, и, вонзив кинжал в левое бедро капитана, он умер.

Очистив верхнюю палубу, военные моряки бросились на главную палубу, чтобы завершить захват судна. Здесь началась ужасная резня, пока пираты не запросили пощады и бой не закончился. Всех сдавшихся отвезли на Ямайку и судили Адмиралтейским судом. Шестнадцать человек были приговорены к смерти, из них шесть были позже помилованы, а десять – казнены.

Так погиб Лафитт, человек превосходного таланта, обширных знаний в морском деле, храбрости и огромной физической силы; к сожалению, его карьера была отмечена самыми черными преступлениями.

Жизнь капитана Робертса

Бартоломей Робертс учился на моряка. Однажды во время плавания, выполняя свои законные обязанности, он в ноябре 1719 года подошел к Гвинейскому побережью, где был захвачен в плен пиратом Дэвисом. Сначала он ни в какую не соглашался заняться пиратским промыслом и, если бы ему представилась такая возможность, непременно бы сбежал.

Однако со временем, как это случалось со многими, высокое положение среди пиратов заглушило укоры его совести и примирило с тем, что он раньше ненавидел.

После того как Дэвис пал так низко, те, кто присвоил себе право Господне, собрались, чтобы выбрать нового командира. На этот пост претендовало несколько кандидатов, которые достигли высокого положения среди своих товарищей; каждый из них полагал, что именно он достоин командовать. Один из них обратился к собравшимся «лордам» с такими словами:

«Для всеобщего блага и поддержания требуется руководитель, но реальная власть принадлежит всему нашему братству, поэтому если человек, которого мы изберем, не будет действовать и управлять в интересах общего блага, то будет смещен, а на его место избран другой.

Это требование исходит от нас, – продолжал он, – и, если наш капитан окажется слишком властным и когда-нибудь превысит свои полномочия, в расход его! Его смерть станет предостережением для преемников; пусть они знают, что неверные решения приводят к гибели; но я советую, по трезвом размышлении, выбрать человека храброго и искусного в морском деле, который, благодаря своему уму и храбрости, лучше всех сможет защитить наше сообщество и уберечь нас от опасностей и бурь ненадежной стихии, а также от фатальных последствий анархии. Таким я считаю Робертса – этот парень во всех отношениях достоин нашего доверия и почестей».

Этой речи аплодировали все, кроме господина Симпсона, который сильно надеялся получить пост командира. Наконец, мрачным тоном он заявил, что ему не важно, кого они изберут капитаном, лишь бы не паписта[1], ибо он люто ненавидит папистов, которые казнили его отца за то, что он участвовал в восстании Монмута.

Таким образом, несмотря на то, что Робертс находился в их рядах всего несколько недель, его избрание было утверждено «палатой лордов и палатой общин». Сделав бесстрастное лицо, Робертс принял на себя командование, заявив: «Раз уж я измарал свои руки в грязи и сделался пиратом, то лучше быть командиром, чем рядовым».

Итак, капитан был выбран, а должности тех офицеров, которые погибли вместе с Дэвисом, получили новые люди, после чего было решено не покидать этого места, пока Дэвис не будет отомщен. Соответственно, на берег высадился десант в тридцать человек под командованием пирата по имени Кеннеди, храброго и умелого парня, и под прикрытием корабельных пушек поднялся на гору, где стоял форт.

Увидев их, португальцы бежали и укрылись в городе. Пираты заняли крепость, подожгли ее, а пушки сбросили в море.

Не удовлетворившись этим, кто-то предложил высадиться еще раз и поджечь город. Робертс, однако, напомнил об опасности, в которой они в результате окажутся: позади города рос густой лес, где жители смогут спрятаться, а когда их жизнь будет поставлена на карту, станут упорно сопротивляться. К тому же сожжение или разрушение нескольких домишек вовсе не стоит их трудов и потерь, которые они могут при этом понести. Эта благоразумная речь возымела действие, и пираты согласились ограничиться сожжением французского судна и разрушением нескольких домов в городе пушечными ядрами, что должно было продемонстрировать горожанам их крайнее недовольство.

Робертс отправился на юг, захватил голландское судно, шедшее из Гвинеи, и, забрав все, что пиратам показалось ценным, отпустил с миром. Через два дня он захватил английское судно; его команда присоединилась к пиратам, а сам корабль был разграблен и сожжен. После этого они направились к острову Святого Томаса. Не встретив по пути ничего, что можно было бы захватить, он зашел в Анамабоу, где отремонтировал свой корабль и пополнил запасы воды. Выйдя снова в море, он предложил пиратам проголосовать, куда плыть – в Ост-Индию или в Бразилию. Была выбрана Бразилия, куда они и прибыли через двадцать восемь дней.

Девять недель наши храбрецы курсировали у побережья Бразилии, держась подальше от берега, но не увидели ни одного паруса; они пришли в такое отчаяние, что приняли решение уйти в Вест-Индию. Перед отплытием они решили зайти в залив Лос-Тодос-Сантос и на подходе к нему неожиданно наткнулись на португальский флот, состоявший из сорока двух кораблей, который вышел из порта и направлялся в Лиссабон. Несколько судов были хорошо вооружены; они лежали в дрейфе, ожидая подхода двух семидесятипушечных военных кораблей, которые должны были их сопровождать. Робертс подумал, что риск, конечно, велик, но надо попытаться напасть на них, поэтому он смешался с рядами судов, велев своим людям спрятаться, пока он не решит, как надо действовать. Робертс подошел к борту одного из португальских судов и приказал его капитану, не поднимая шума, явиться к нему, пригрозив, что в случае сопротивления или сигнала тревоги пощады не будет. Португальцы, изумленные этой угрозой и блеском пиратских сабель, безоговорочно подчинились, и капитан явился к Робертсу. Тот дружески приветствовал его и сообщил, что он находится на корабле джентльменов удачи и что от него им нужно только одно – чтобы он сообщил, какой из кораблей португальского флота везет самый дорогой груз. Если он подчинится, то живым и здоровым вернется к себе на судно; в противном случае его ждет немедленная смерть.

Капитан указал на сорокапушечное судно с командой из ста пятидесяти человек. Вооружение этого корабля во много раз превосходило вооружение Робертса, но он подошел к нему, прихватив с собой капитана захваченного судна. Сблизившись бортами, Робертс велел своему пленнику спросить: «Как дела у главного капитана?» – и пригласить его на пиратский корабль, поскольку хочет сообщить ему нечто важное. Ему ответили: «Подождите – у него есть дела поважнее». Робертс, однако, заметив необычную суету на португальском судне, понял, что там догадались, кто они, и, подведя корабль прямо к его борту, послал своих пиратов на абордаж. Они перебили всех, кто пытался сопротивляться, и захватили судно. В их руки попали мешки с сахаром и табаком, множество шкур и четыре тысячи золотых мойдоров, помимо других ценных грузов.

Овладев таким богатством, пираты принялись искать безопасное место, где могли бы предаться веселью и распутству. Таким местом был выбран остров Дьявола на реке Суринам; они отправились туда и были радостно встречены губернатором и обитателями этого места.

После этого они захватили на реке шлюп, командир которого сообщил им, что шел сюда вместе с бригантиной, нагруженной продовольствием. Пираты были в восторге от этой новости, ибо их собственные запасы подходили к концу. Решив, что ради этого стоит отправиться в незнакомые места, Робертс с командой из сорока человек бросился на шлюпе в погоню за бригантиной. Подгоняемый нуждой и веря в свою удачу, которая до этого ни разу его не подводила, Робертс думал, что быстро ее догонит и захватит со всем ее грузом, но, к его великому разочарованию, он преследовал ее восемь дней, но так и не смог догнать. К тому же он заблудился. Он велел бросить якорь и послал лодку с несколькими моряками, которые должны были сообщить остальным о постигшей их неудаче.

Ни пищи, ни воды у них почти не осталось; разобрав часть пола в каюте, они соорудили из досок нечто вроде плота с каболками, на котором добрались до берега и привезли на судно пресную воду, чтобы не умереть от жажды. Когда их терпение совсем истощилось, вернулась посланная лодка, но вместо провизии привезла неприятное известие о том, что лейтенант, которого звали Кеннеди, сбежал с обоими судами.

Отчаяние и гнев Робертса усиливались от осознания своей собственной недальновидности и поспешности, а также подлости, которую совершили Кеннеди и его команда. Подгоняемый необходимостью сделать что-то, чтобы не допустить в дальнейшем ничего подобного, он задумался над тем, как ему обеспечить преданность команды. Решив по своей глупости, что его пираты станут соблюдать клятвы, правила или постановления, он составил свод правил для поддержания порядка и единства в своем крошечном сообществе, хотя знал, что этой публике не было никакого дела до человеческих и божеских законов.

Необходимость раздобыть продовольствие заставила Робертса перейти к действиям, и его небольшой шлюп отправился в Вест-Индию. Вскоре им удалось захватить два шлюпа, которые снабдили их провизией, а через несколько дней – бригантину. После этого они направились на Барбадос. Неподалеку от этого острова им встретился десятипушечный корабль из Бристоля с богатым грузом; задержав его на три дня, они ограбили это судно дочиста, а потом отпустили восвояси. Капитан этого корабля, однако, сообщил губернатору Барбадоса о нападении, которому они подверглись, а тот выслал в море двадцатипушечный корабль с командой из восьмидесяти человек, велев найти пиратов и утопить.

Этим судном командовал Роджерс, который на второй день плавания обнаружил Робертса. Не зная о том, что его ищут, Робертс двинулся ему навстречу. Он приветствовал его пушечным салютом, но вместо ответного выстрела Роджерс дал залп из всех своих бортовых пушек, сопровождаемый троекратным «ура!». Разгорелся яростный бой, и Робертс, понимая, что скоро будет потоплен, сбросил в море лишний груз и бежал.

Добравшись до острова Доминика, он пополнил запасы воды и закупил у местных жителей провизию, расплатившись за нее товарами с захваченных кораблей. Здесь он встретил пятнадцать англичан, которых оставило на этом острове французское судно, захватившее их корабль; поступив на службу к Робертсу, они пополнили его команду.

Зная, что корпус его судна нуждается в очистке, Робертс решил заняться этим на островах Гранады, хотя и понимал, что место для такой операции не совсем подходящее. Это решение чуть было не оказалось для него роковым, ибо губернатор Мартиники снарядил для его поимки два шлюпа. Пираты, однако, прибыли в намеченное место, с необычной быстротой очистили корпус и ночью ушли в море, а утром здесь появились шлюпы губернатора.

С островов Гранады Робертс отправился к острову Ньюфаундленд. В июне 1720 года он прибыл на его банки и вошел в гавань Трепасси с развевающимся черным флагом, под бой барабанов и рев труб. В порту стояло не менее двадцати двух судов; увидев корабль пиратов, команды бросили их и бежали на берег. Невозможно описать ущерб, который разбойники причинили Трепасси; они сжигали и топили корабли, уничтожали плантации и грабили дома местных жителей. Власть в руках жестоких и невежественных людей делает их наглыми, свирепыми и распущенными. Они, в буквальном смысле, теряют разум, сея пылающие головни, стрелы и смерть и восклицая: «Какое отличное развлечение!»

В этом хаосе Робертс распорядился сохранить одну галеру, которую он снарядил и снабдил командой для своих собственных надобностей. На банках он встретил десять французских судов и уничтожил их все, за исключением одного двадцатишестипушечного корабля, который захватил и увел с собой, назвав «Фортуной». После этого он отдал галеру из Бристоля французу, а сам отправился на поиски новых приключений. Вскоре он захватил несколько новых призов и пополнил их моряками свою команду. Одним из них был очень богатый корабль «Самуил»; на его борту находилось несколько респектабельных пассажиров, с которыми обошлись очень грубо, пригрозив убить, если они не отдадут свои деньги и товары. Пираты забрали с корабля все, что могло пригодиться их кораблю и им самим, на сумму восемь или девять тысяч фунтов. Потом они стали решать, что сделать с «Самуилом» – потопить его или сжечь, но в это время на горизонте был замечен парус, и они бросили разграбленное судно и погнались за ним. К полуночи судно было захвачено; им оказался «Снег», шедший из Бристоля; зная, что его капитан – англичанин, они расправились с ним с варварской жестокостью. Два дня спустя их добычей стали «Маленький Йорк» из Виргинии и «Любовь» из Ливерпуля; оба были разграблены и отпущены. В течение трех дней пираты захватили три новых судна; забрав все их грузы, одно они затопили, а два других отпустили.

После этого они пошли в Вест-Индию, но, обнаружив, что у них кончается провизия, направились к острову Святого Христофора. Губернатор острова отказался предоставить им провизию, тогда они обстреляли город и сожгли два судна. После этого они явились на остров Святого Варфоломея, губернатор которого снабдил их всем необходимым и всячески старался ублажить. Отдохнув и набрав больше припасов, они единодушно проголосовали за то, чтобы плыть к побережью Гвинеи. По пути они захватили французский корабль и, увидев, что он оборудован гораздо лучше, чем их собственный, заявили капитану, что, «поскольку справедливый обмен – это не грабеж», они поменяются с ним шлюпами и, пересев на французский корабль, отплыли. Но, выйдя по ошибке из зоны действия пассатов, они вынуждены были повернуть назад в Вест-Индию.

Они двигались к Суринаму, когда запасы воды подошли к концу и на каждого приходилось лишь по нескольку глотков в день; ежедневно от жажды и голода умирало несколько человек; немногие выжившие еле передвигали ноги. Когда у них не осталось ни глотка воды или какой-нибудь другой жидкости, к их невыразимой радости, их якорь упал на дно на глубине 4,2 метра. Эта весть воодушевила пиратов и вдохнула в них новые силы, хотя берега еще не было видно. Утром они увидели землю, но так далеко, что их надежды угасли. Тем не менее они послали на берег лодку, которая к ночи вернулась с желанной водой. Но это чудесное спасение не изменило поведения этих бесчувственных и жестоких людей.

От этого места они направились на Барбадос, встретив по пути судно, которое снабдило их всем необходимым. Вскоре после этого они захватили бригантину, и к ним присоединился помощник ее капитана. Захватив на этих двух кораблях большое количество продовольствия, пираты изменили курс и зашли на Тобаго пополнить запасы воды. Здесь им сообщили о том, что их преследуют два корабля, и они вернулись на Мартинику, чтобы отплатить ее губернатору за доброту.

У голландских контрабандистов существовал обычай на подходе к этому острову для торговли с его жителями поднимать флаги. Робертс знал об этом и поднял свой флаг. Подумав, что явились контрабандисты с товарами, жители Мартиники сели на свои суда и бросились наперегонки к кораблю Робертса. Решив разделаться с ними, он уничтожал всех поодиночке по мере того, как они подходили к его борту. Он сохранил лишь один корабль, чтобы он отвез его людей на берег, и сжег все остальные двадцать.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Команда капитана Робертса пирует на берегу реки Старый Калабар


Робертсу и его команде удалось захватить несколько судов, которые везли большие запасы спиртного, и они решили, что было бы преступлением оставаться трезвыми. Один пират, прославившийся своей трезвостью, и еще двое его сторонников попытались скрыться потихоньку от товарищей. Но за ними послали погоню и привели назад; был устроен самый настоящий суд, на котором этих пиратов приговорили к смерти. Однако одному из них удалось спастись благодаря тому, что один из судей произнес шуточную речь в его защиту, вполне достойную пирата. Зато два других были казнены.

Когда все было выпито и съедено, они снова вышли в море, теперь им уже был мало захватывать корабли, которые давали лишь временное обогащение, поэтому они направились к побережью Гвинеи за золотом. Пьянство сделало их неуправляемыми, и бригантина под покровом ночи покинула своего командующего. Не заметив потери товарищей, Робертс продолжал свой путь. Он встретил два французских корабля: один с десятью пушками и шестьюдесятью пятью членами команды, другой – с шестнадцатью пушками и с семьюдесятью пятью членами команды. Увидев черный флаг, эти негодяи тут же сдались. С этими судами Робертс ушел в Сьерра-Леоне; один корабль, под названием «Рейнджер», был кораблем сопровождения, а второй выполнял роль транспортного судна. В порт Сьерра-Леоне часто заходили торговые суда; здесь пираты пробыли шесть недель, наслаждаясь великолепием и роскошью, которая досталась им в результате грабежей и насилия.

Отдохнув, они снова вышли в море и захватили судно, большая часть команды которого влилась в их ряды. На борту одного из захваченных ими судов был священник, и некоторые предложили взять его с собой по той простой причине, что у них на борту не было капеллана. Пираты попытались уговорить его остаться, уверяя, что он не будет испытывать нужды ни в чем и его единственной заботой будет только наставлять их и молиться. Какими бы негодяями пираты ни были, они не стали принуждать его, а даже продемонстрировали свою любезность, позволив унести с собой все, что он считал своим. Совершив несколько плаваний, они вошли в очень удобную бухту Старый Калабар, где почистили судно, переоснастили его, разделили добычу и долгое время пьянствовали, позабыв все заботы и трезвые рассуждения.

Согласно обычаю пиратов, время праздников и развлечений продолжалось до тех пор, пока у них не кончались деньги. Покинув этот порт, они бороздили океан с переменным успехом, но, захватывая попадавшиеся им на пути корабли, они сжигали, топили или отпускали их на волю – как подсказывал им каприз.

На поимку Робертса и его флотилии были отправлены военный корабль «Ласточка» и еще одно судно, но шпионы Робертса доносили ему о том, где находятся эти корабли; однако он так часто успевал скрыться от них, что постепенно утратил бдительность и расслабился. Случилось так, что, когда он стоял у мыса Лопес, капитану «Ласточки» сообщили о его местонахождении, и он поспешил туда. Завидев парус, Робертс приказал одному из своих судов догнать этот корабль и захватить его. Капитан, увидев приближающееся пиратское судно, применил удачный маневр. Сделав вид, что испугался, он развернулся и бросился наутек, намереваясь увести пиратов подальше от их основных сил. Они пустились в погоню и вскоре нагнали его.

Подойдя поближе к «Ласточке», Робертс поднял пиратский флаг и выстрелил в нее; но каково же было его изумление, когда он увидел, что это военный корабль, который открыл ответный огонь. Завязался неравный бой; осознав, что сопротивление бесполезно, пираты запросили пощады, которая была им дарована – их захватили в плен. Девять пиратов было убито в бою, двадцать ранено, а на королевском военном судне не пострадал никто.

Вот как развивались события. Утром 10-го числа какой-то военный корабль огибал мыс. Матросы Робертса, заметившие на фоне суши его мачты, спустилась в каюту, чтобы сообщить об этом капитану, но он сидел за столом со своим новым гостем, капитаном Хиллом, и завтракал, наслаждаясь мясным салатом с анчоусами, яйцами и пикулями и попивая свое собственное пиво. На заявления своих пиратов и людей Хилла Робертс не обратил никакого внимания. Одни говорили, что это португальское судно, другие полагали, что французское, перевозившее рабов, но большая часть склонялась к тому, что это французский рейнджер, возвращающийся из своего рейса. Некоторое время они весело обсуждали, стоит ли приветствовать его пушечным салютом, но, когда «Ласточка» подошла поближе, они поняли, что это военный корабль. Тех, кто предупреждал об опасности, Робертс высмеял, хотя некоторые из них, в частности пират по фамилии Армстронг, в свое время бежавший с «Ласточки» и хорошо знавший его мощь, убеждали его не связываться с ней. Робертс обозвал их трусами, которые хотят нагнать страху на его людей, и спросил: боятся они вступить в бой или нет? Он с трудом удержался, чтобы не избить их. На что он надеялся, пока «Ласточка» открывала крышки орудийных портов и поднимала свой флаг, неизвестно; но, увидев, что Армстронг оказался прав, он велел обрубить якорные канаты и поднять паруса, а канонирам стать у пушек. Он грязно выругался, что его заманили в ловушку, но, как храбрый солдат, сохранил решимость умереть, но не сдаться.

Он подозвал Армстронга, дезертира с «Ласточки», о котором мы уже упоминали, и стал расспрашивать о ее вооружении и мореходных качествах. Армстронг сообщил, что быстрее всего она ходит по ветру, поэтому, если они хотят спастись, надо немедленно уходить.

Опасность была велика, а времени для обдумывания маневра очень мало; Робертс решил сделать так: подняв все паруса, пройти мимо «Ласточки» на близкой дистанции, сделать залп из всех бортовых пушек и уйти, пока она не успела ответить. Если же она все-таки даст ответный залп или если они не смогут уйти от нее, то надо будет выброситься на берег и смешаться с неграми, населяющими эту землю. Если же и этого сделать не удастся, сцепиться бортами и взорвать свой корабль вместе с «Ласточкой», ибо Робертс видел, что большая часть его людей пьяна, пассивна и непригодна к битве.

Робертс в бою представлял собой весьма импозантную фигуру. Он облачался в богатый алый бархатный жилет и такие же бриджи, на голову надевал шляпу с плюмажем из красных перьев, на шею вешал золотую цепь с алмазным крестом и две пары пистолетов на шелковых стропах, переброшенных, по обычаю пиратов, через плечо, а в руках держал шпагу. Говорили, что он отдавал команды решительно и храбро. Подойдя поближе к военному кораблю, он получил от него залп, после чего поднял черный флаг и дал ответный залп, а потом, подняв все паруса, бросился бежать. Если бы он прислушался к совету Армстронга и сразу обратился бы в бегство, то, возможно, сумел бы спастись; но, предприняв свой маневр, он то ли из-за смены ветра, то ли из-за ошибки рулевого, а может, и по обеим этим причинам сразу, запутался в парусах, и «Ласточка» во второй раз подошла к нему очень близко. Он, возможно, приказал бы взорвать оба корабля, если бы в дело не вмешалась смерть – шрапнель попала ему прямо в шею. Он осел на пушечные снасти; рулевой Стефенсон, увидев это, подбежал, чтобы помочь ему и, не заметив его раны, стал кричать, чтобы он встал и сражался как мужчина, но, увидев, что его капитан мертв, разрыдался, желая, чтобы его сразило следующим выстрелом. Пираты бросили тело Робертса за борт со всеми его пистолетами и украшениями, о чем он неоднократно просил их в случае, если его убьют.

Этот необычный человек и храбрый пират был высоким мужчиной со смуглым лицом, около сорока лет. Родился он в Пембрукшире. Его родители были честными и уважаемыми людьми, а его природная живость, смелость и изобретательность превосходили его знания. В начале своей пиратской карьеры он, напившись, призывал Бога обрушить свой гнев на «его голову, которая никогда не знала узды». Он стал пиратом по своей воле и три года прослужил помощником капитана. И совсем не потому, что не мог найти работы, а из-за того, что обладал диким, необузданным нравом. Он часто говаривал: «На честной службе бывает много работы и мало денег; на этой же – куча денег, удовольствий, свободы и власти; и кто откажется от нее, если единственная опасность, которая тебе угрожает, – это лишь один или два мрачных взгляда перед повешением? Нет, мой девиз таков: пусть жизнь будет короткой, зато веселой!» Но в его характере была одна очень привлекательная черта – он никогда никого не заставлял стать пиратом.

На борту «Ласточки» пленников строго охраняли. На берегу их посадили в замок Кейп-Кост, после чего было проведено тщательное расследование их преступлений. Сначала большинство из них вело себя нагло и вызывающе, но, пробыв какое-то время в тюрьме и осознав, что смерти не избежать, пираты изменили свое поведение и сделались серьезными. Они покаялись в своих грехах и принялись истово молиться о спасении своих душ. Хотя судьям было трудно согласовать законы и различные акты парламента, свидетельств их преступлений было так много и они были так красноречивы, что вынести им обвинительный приговор не составило никакого труда.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Жизнь Чарльза Гиббса

Содержит рассказ о зверствах, совершенных им в Вест-Индии.


Этот свирепый и жестокий пират, будучи еще совсем молодым человеком, предавался порокам, которые были совсем не свойственны юношам того времени. Друзья мягко упрекали его и советовали исправиться, а любящий отец прибегал к более суровым методам вразумления, но от этого стало только хуже. Гиббс отплатил тем, кого он считал своими лучшими друзьями и кто проявил так много заботы о его благополучии, черной неблагодарностью. Его бесславная карьера и позорная смерть на виселице «заставили его родителей поседеть от горя и свели их в могилу». Жестокие бедствия, которые преступления детей навлекают на родителей, должны стать для них самым убедительным доводом против греховной жизни.

Чарльз Гиббс родился в штате Род-Айленд в 1794 году; его родители и их друзья принадлежали к самым уважаемым гражданам штата. В школе он считался очень одаренным ребенком, но таким строптивым и непокорным, что ни розги, ни добрый совет не могли его образумить, и он был исключен из школы.

Его отправили работать на ферму, но, испытывая огромную антипатию к работе и имея склонность к бродяжничеству, он, подобно многим неразумным юнцам в этом возрасте (а ему было тогда пятнадцать), обожал море. Не послушавшись советов родителей, он тайно покинул их и поступил на американский военный шлюп под названием «Шершень»: Гиббс принимал участие в сражении у побережья Пернамбуко, когда «Шершень» захватил в плен британский военный шлюп «Павлин». Когда «Шершень» возвратился в Соединенные Штаты, его командир капитан Лоуренс в награду за храбрость получил под свое командование несчастный корабль «Чезапик», и Гиббс вслед за своим капитаном перешел туда. Он отличился в бою с «Шенноном», в котором Лоуренс погиб, а «Чезапик» был захвачен в плен. Гиббс утверждал, что перед началом боя команда «Чезапика» была на грани бунта из-за того, что ей не выплатили призовых денег, поэтому призыв капитана Лоуренса был встречен весьма холодно и сопровождался недовольным ворчанием.

После боя Гиббс вместе с уцелевшими в нем моряками попал в плен и сидел в Дартмурской тюрьме, пока их не обменяли.

После обмена пленными Гиббс вернулся в Бостон и, решив оставить морскую службу, обратился к друзьям в Род-Айленде с просьбой помочь ему открыть свое собственное дело. Они одолжили ему тысячу долларов в качестве стартового капитала. Он открыл бакалейную лавку на Энн-стрит, неподалеку от района Оловянный Горшок, где обитали брошенные женщины и люди, ведущие распутный образ жизни. Поскольку он продавал в основном спиртные напитки и имел «лицензию на розничную торговлю спиртом», его лавочка никогда не пустовала. Но он продавал спиртное преимущественно продажным женщинам, которые платили ему натурой, а это, хотя и отвечало его наклонностям, не позволяло приобретать продукты или оплачивать аренду, и он обнаружил, что его капиталы быстро тают, а наличности, которая восполняла бы затраты, как не было, так и нет. Бизнес Гиббса прогорел из-за его небрежности и мотовства. Он решил бросить все и снова вернуться на флот. Имея в кармане сто долларов – все, что осталось от взятой взаймы тысячи, – он сел на корабль «Джон» и отправился в Буэнос-Айрес. Вскоре после прибытия деньги у него закончились, и он нанялся на местный капер и ушел в плавание. Из-за ссоры между офицерами и командой, которая считала, что ее обделили при разделе призовых денег, на борту вспыхнул бунт; бунтовщики одержали верх, завладели кораблем, высадили команду на побережье Флориды и отправились в Вест-Индию, решив во что бы то ни стало разбогатеть. Их мечта вскоре исполнилась, ибо они захватили более двадцати судов и убили почти четыре сотни человек!

Пираты продавали свою добычу в Гаване; Гиббс ходил в этих местах совершенно безнаказанно и знал в этом пиратском гнезде все ходы и выходы. Он и его товарищи проживали в тех же самых домах, где останавливались многие американские офицеры, которых посылали сюда, чтобы изловить их. Он был знаком со многими из них и знал о том, куда они направятся, еще до того, как они выходили из гавани. Однажды два пиратских судна захватили у мыса Антонио американское судно «Каролина». Они были заняты выгрузкой его товаров на сушу, когда в море показался британский военный шлюп «Джеарус», с которого были высланы лодки, чтобы напасть на них. Пираты укрылись в небольшой четырехпушечной батарее, которую они здесь построили, и пытались обороняться, но в конце концов вынуждены были бросить оба судна – свое и захваченное – и бежать в горы. «Джеарус» обнаружил здесь остовы двенадцати сожженных кораблей, команды которых в количестве ста пятидесяти человек были убиты. Моряков с захваченных судов в случае, если пираты считали, что убивать их незачем, сажали в шлюпки и отпускали на волю, очень часто без единой вещи, которая помогла бы им продержаться хотя бы день, поэтому не всем повезло спастись. Пираты любили говорить: «Мертвые молчат» – и, захватив судно, тут же решали, что они сделают с командой и пассажирами. Если большинство высказывалось за то, чтобы убить их, одного кивка или подмигивания было достаточно, чтобы уничтожить всех пленников вне зависимости от пола и возраста. Все мольбы о пощаде были бесполезны; пираты не знали, что такое жалость, и, не обращая внимания на вопли и предсмертные стоны своих жертв, убивали направо и налево. Они устраивали соревнования – кто своими руками убьет больше людей и сделает это быстрее всех.

Безо всяких причин, кроме удовлетворения своих дьявольских пристрастий (в моменты упоения властью), они часто и совершенно без нужды проливали кровь, превращая женщин во вдов, а детей – в сирот даже в тех случаях, когда жизни несчастных жертв могли быть сохранены без каких-либо неблагоприятных последствий для самих разбойников.

Гиббс утверждал, что где-то в 1819 году он покинул Гавану и приехал в Соединенные Штаты, прихватив с собой тридцать тысяч долларов. Он провел несколько недель в Нью-Йорке, а затем отправился в Бостон, где сел на судно «Изумруд» и отплыл в Ливерпуль. Но прежде чем покинуть Америку, он спустил значительную часть своих денег в игорных домах и на кутежи. Он провел несколько месяцев в Ливерпуле, а потом возвратился в Бостон. Место, где он жил в Ливерпуле, теперь точно установлено благодаря его собственному признанию и помощи другого источника. Одна женщина, живущая сейчас в Нью-Йорке, хорошо знала его в Ливерпуле, где он, по ее словам, жил как джентльмен со средствами. Рассказывая о своем знакомстве с этой женщиной, Гиббс заявил: «Я влюбился в женщину, которую считал воплощением всех добродетелей, но она меня предала; я с сожалением признаю, что сердце, которое никогда не трогали сцены насилия и кровопролития, на какое-то время превратилось в сердце ребенка, и я стал кутить, чтобы заглушить душевную боль. Как часто, когда рассеивались винные пары, предавался я воспоминаниям о моих добрых и любящих родителях и их божественных советах! Но когда внутри меня начинал двигаться маленький монитор, я тут же хватался за бутылку, чтобы скрыться от самого себя, и пил до тех пор, пока не наступало опьянение. Мои друзья советовали взять себя в руки и обещали свою помощь, но демон по-прежнему искушал меня, и я отвергал все их советы».

В 1826 году он снова приехал в Соединенные Штаты и, узнав о войне Бразилии с Республикой Буэнос-Айрес, покинул Бостон на бриге «Хитти», приписанном к Портсмуту, намереваясь, как он утверждал, попытать счастья, защищая республиканское правительство. Прибыв в Буэнос-Айрес, он явился к адмиралу Брауну и сообщил о своем желании поступить на службу во флот республики. Адмирал проводил его к губернатору, и тот выдал ему патент на звание лейтенанта. Гиббс поступил на тридцатичетырехпушечный корабль под названием «Двадцать пятое мая». «Здесь, – говорит Гиббс, – я встретил лейтенанта Доджа – своего старого знакомого – и нескольких других моряков, с которыми я плавал. Когда губернатор подписывал мой патент, он сказал, что трусы им на флоте не нужны, а я ответил, что когда он узнает меня лучше, то не станет больше сомневаться в моей храбрости и умении воевать. Он поблагодарил меня и выразил надежду, что не разочаруется во мне; потом мы выпили за его здоровье и за победу республики. После этого он преподнес мне шпагу и просил носить ее как спутницу в борьбе за независимость республики, исхода которой еще никто не знал. Я заявил, что не посрамлю ее, пока моя рука способна держать оружие. Примерно четыре месяца я служил на корабле в должности 5-го лейтенанта. За это время мы несколько раз вступали в бой с врагом. Я сумел завоевать доверие адмирала Брауна, и он назначил меня командиром каперской шхуны, на борту которой стояло две длинноствольные двадцатичетырехфутовые пушки, а команда насчитывала сорок шесть человек. Я вышел из Буэнос-Айреса, совершил два удачных плавания и благополучно вернулся в порт. Потом я купил половину новой балтиморской шхуны и снова вышел в море, но через семь дней был захвачен в плен и доставлен в Рио-де-Жанейро, где бразильцы вернули мне деньги за шхуну. Я пробыл там до заключения мира, после чего вернулся в Буэнос-Айрес, а оттуда – в Нью-Йорк.

Прошел год, который я провел, переезжая с места на место. Я узнал о войне между Францией и Алжиром. Зная, что французские торговые суда представляют собой богатую добычу, я решил отправиться в Алжир и предложить свои услуги правительству этой страны. Поэтому я сел в Нью-Йорке на судно «Салли Энн», принадлежавшее Бату, и сошел на берег в Барселоне, после чего прибыл в Порт-Магон и решился ехать в Алжир. Однако враждебные действия французского флота помешали мне добраться до него, и я высадился в Тунисе. Не решившись отправиться в Алжир по суше, поскольку для этого надо было пересечь пустыню, я развлекался осмотром руин Карфагена, восстанавливая в своей памяти сведения о его войне с Римом. После этого я сел на корабль, который довез меня до Марселя; оттуда я прибыл в Бостон».

Этот негодяй рассказал и о том, как он самым варварским способом совершил хладнокровное убийство невинной девушки семнадцати или восемнадцати лет! Она плыла вместе со своими родителями на голландском корабле из Кюрасао в Голландию; на борту его находились и другие пассажиры – мужчины и женщины; все они, кроме вышеупомянутой девушки, были убиты; ее несчастных родителей пираты зарезали прямо у нее на глазах, и она вынуждена была наблюдать агонию и слушать раздирающие душу стоны тех, кого она любила больше всего на свете и на чью защиту надеялась! Гиббс сохранил ей жизнь ради самой гнусной цели – пираты отвезли ее на западную оконечность Кубы, где у них был небольшой порт с четырьмя пушками. Здесь она провела в заточении около двух месяцев и здесь, по словам ее убийцы, Гиббса, «с ней обращались так, что одно воспоминание об этом заставляет меня содрогаться!». По прошествии двух месяцев пираты перевезли ее на борт одного из своих судов и стали решать, что с ней делать. Они пришли к мнению, что ради ее же собственной безопасности ее надо убить! Ей дали смертельную дозу яда, от которого она и скончалась. Когда ее чистая бессмертная душа отлетела к Богу, который, мы уверены, отомстит за ее страдания, ее безжизненное тело было выброшено в море двумя безжалостными негодяями с таким безразличием, как будто это было тело какого-нибудь животного! Гиббс продолжал настаивать, что он не принимал никакого участия в этом преступлении, что он испытывал огромную жалость к этой несчастной девушке и так долго просил пиратов помиловать ее, что сам чуть было не погиб!


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Гиббс переносит голландскую девушку на борт своего судна


Во время своего последнего визита в Бостон Гиббс пробыл там всего несколько дней, а потом отправился в Новый Орлеан, где поступил на бриг «Виноградник» простым моряком. За помощь в убийстве несчастного капитана и его помощника он был осужден и приговорен к смертной казни. События развивались таким образом (и это подтверждают Дейвз и Браунриг, два главных свидетеля): бриг «Виноградник» под командованием капитана Уильяма Торнби вышел около 9 ноября из Нового Орлеана в Филадельфию, имея на борту 112 тюков хлопка, 113 хандервейтов (95,5 тонны) сахара, 54 фляги с черной патокой и 54 тысячи долларов в звонкой монете. Кроме капитана на борту находились Уильям Робертс, помощник, шесть матросов, взятых в Новом Орлеане, и кок. Роберт Дейвз, один из членов команды, показал во время следствия, что, когда пять дней спустя ему сказали, что корабль везет деньги, Чарльз Гиббс, Э. Черч и стюард решили захватить бриг. Они предложили Джеймсу Тэлботу, еще одному матросу, присоединиться к ним, но тот отказался, поскольку не верил, что на корабле могут быть деньги. Преступники решили убить капитана и его помощника и пригрозили Тэлботу и Джону Браунригу, что если они к ним не присоединятся, то их тоже прикончат. На следующую ночь они обсудили детали и приготовили дубинки. Дейвз не осмеливался открыть рот, ибо они заявили, что убьют его, если он проговорится; по поводу расправы с Тэлботом и Браунригом мнения у них разошлись, и они договорились вернуться к этому позже. Они решили убить капитана и помощника ночью 22 ноября, но не успели подготовиться; однако ночью 23-го, между двенадцатью и первым часом ночи, когда Дейвз стоял у руля, он увидел Стюарда с факелом и ножом в руках. Бросив факел, он схватил ручку помпы и ударил ею капитана по голове или по затылку; капитана отбросило вперед, он крикнул: «Убивают!» – и упал, после чего Гиббс и кок схватили его – один за голову, другой за ноги – и бросили за борт. Этвелл и Черч стояли на страже, готовые убить помощника, когда тот появится. Когда он поднялся на палубу и спросил, что происходит, они ударили его по голове. Он убежал в каюту, и Чарльз Гиббс бросился за ним, но было темно, и он не смог найти помощника. Гиббс вернулся на палубу, взял фонарь и снова отправился на поиски. У Дейвза отобрали его фонарь, и он не видел рулевого колеса, поэтому он ушел с поста, чтобы посмотреть, что происходит внизу.

Гиббс отыскал помощника и схватил его, а Этвелл и Черч подошли и ударили его ручкой от помпы и дубинкой; после этого они выволокли его на палубу. Они подозвали Дейвза, и, когда тот подошел, помощник мертвой хваткой вцепился в его руку! Трое матросов бросили его за борт, но Дейвз не разглядел, кто были эти трое. Помощник, оказавшийся в воде, был еще жив, он дважды звал на помощь. Дейвз утверждает, что был так напуган, что с трудом понимал, что надо делать. Убийцы велели ему найти Тэлбота, который стоял на баке и молился; он подошел и сказал, что пришел его черед, но они дали ему грогу и велели успокоиться – убивать его они не собираются. Если он их не продаст, то они поделятся с ним добычей. Один из убийц напился, а другой сошел с ума!


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Гиббс убивает своего товарища


Убив капитана и помощника, они обыскали корабль и принесли бочку с мексиканскими долларами. Потом они разделили между собой одежду капитана, его деньги – около 40 долларов – и золотые часы. Дейвзу, Тэлботу и Браунригу (которые не принимали участия в убийстве) пришлось подчиниться их приказам: первого они поставили у руля и велели держать курс на Лонг-Айленд. На следующий день убийцы разделили содержимое нескольких бочек с деньгами, причем на каждого пришлось по пять тысяч долларов. Они сделали мешки и зашили в них монеты. Оставшиеся деньги они разделили не считая. В воскресенье, находясь примерно в 15 милях юго-восточнее маяка Саутгемптон, они спустили обе шлюпки и погрузили в них мешки с деньгами – поровну в каждую. После этого они бежали с судна на шлюпках, предварительно разведя огонь в каюте. Гиббс после убийства объявил себя капитаном. Из газет они узнали, что деньги принадлежали Стивену Жирару. Они подошли к суше, когда рассвело. Дейвз и три его спутника сидели в баркасе, а другие вместе с Этвеллом – в четырехвесельном яле. Подойдя к отмели, обе шлюпки сели на мель; из баркаса выбросили чемодан с одеждой и деньги – не менее пяти тысяч долларов, а в четырехвесельном яле образовалась течь. В баркасе видели, что сидевшие там моряки звали на помощь и прижимались к мачтам. Матросы высадились на остров Барона и зарыли деньги в песок, но не очень глубоко. Вскоре они встретили человека с ружьем, которого попросили отвести их туда, где они смогут отдохнуть и подкрепиться. Он отвел их к Джонсону (единственному обитателю этого острова), где они провели ночь. Дейвз улегся спать около десяти часов, а Джек Браунриг разговорился с Джонсоном, а утром сообщил Дейвзу, что рассказал ему об убийстве. Утром Джонсон ушел вместе со стюардом за одеждой, которую моряки оставили лежать на том месте, где они зарыли деньги, но Дейвз утверждал, что не верит, будто они их забрали.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Гиббс и стюард убивают капитана Торнби и бросают его за борт


Арестованных (Гиббса и Уонсли) судили во время февральской сессии суда Соединенных Штатов, которая состоялась в Нью-Йорке, когда все факты, изложенные выше, были полностью подтверждены. Их признали виновными и 11 марта вынесли ужасный приговор. Суд начал работу в одиннадцать часов, председательствовал судья Беттс. Через несколько минут после начала заседания встал мистер Гамильтон, окружной прокурор, и сказал: «Если позволит суд, я скажу, что подсудимый Томас Дж. Уонсли, будучи подвергнут суду нашей страны, был признан виновным в убийстве капитана Торнби, и я прошу суд произнести приговор по этому делу».

Суд: «Томас Дж. Уонсли, вы слышали, что сказал окружной прокурор – Большим жюри Южного округа Нью-Йорка вам было предъявлено обвинение в преднамеренном убийстве капитана Торнби на бриге «Виноградник». Жюри внимательно и беспристрастно выслушало это дело и признало вас виновным. Общественный прокурор приступает сейчас к оценке этого приговора; имеете ли вы что-нибудь сказать в свою защиту?»


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Гиббс и Уонсли зарывают в песок деньги


Томас Дж. Уонсли: «Я скажу несколько слов, но думаю, что они дела не исправят. Я хорошо понимаю, что отношение к человеку зависит от цвета его кожи, и в этом суде тоже. Дейвз и Браунриг виновны не менее меня, и эти свидетели пытались навесить на меня больше улик, чем того требует справедливость, чтобы им была оставлена жизнь. Вы забрали чернокожих с их родины и привезли сюда, чтобы издеваться над ними. Я это видел. Свидетели, жюри и прокурор считают, что я более виновен, чем Дейвз, и приговорили меня к смерти – ибо в противном случае закон должен был бы наказать его. Ему надо было вынести тот же самый приговор, ибо он тоже участвовал в заговоре. Не обращая внимания на мои слова, они дали ложные показания, чтобы меня казнили, они даже не сообщили суду, что это я рассказал о том, что на борту судна находятся деньги; они получили большую часть этих денег и потому лгут. Я сказал достаточно. Больше я ничего говорить не буду».

Суд: «Суд внимательно выслушает то, что вы имеете сказать, если у вас есть что говорить, говорите».

Тогда Уонсли продолжил: «Во-первых, я первым нанялся на «Виноградник» в Новом Орлеане и никого там не знал; я видел, как на корабль грузили деньги. Судья, который допрашивал меня первым, не совсем правильно записал мои показания. Разговаривая с командой, я сказал, что бриг очень стар, и мы все договорились уйти с него, когда придем в Филадельфию. При мне было упомянуто, что корабль везет целую кучу денег. Генри Этвелл сказал: «Давай их заберем». Несколько дней об этом никто не заговаривал. Потом Этвелл подошел ко мне и спросил: «Что ты думаешь о том, чтобы забрать деньги?» Я подумал, что он шутит, и не обратил на эти слова никакого внимания. На следующий день он заявил, что они решили захватить бриг и деньги и что они сильнее всех. Они убьют офицеров, а если кто-то предупредит их, то погибнет вместе с ними. Я знал Черча по Бостону и в шутку спросил его, кто это все придумал; он ответил, что это они с Дейвзом. На борту корабля не было оружия; вся команда знала о заговоре, и, если бы я рассказал о нем капитану, меня бы убили. Я понимал, что если меня схватят, то мою жизнь отнимут по закону, что, собственно, одно и то же, поэтому я промолчал. Я совершил убийство и знаю, что должен за это умереть».

Суд: «Если вы хотите что-нибудь еще добавить, мы вас выслушаем».

Томас Дж. Уонсли: «Нет, сэр, я все сказал».

После этого поднялся окружной прокурор и огласил приговор Гиббсу, точно так же, как это было сделано в отношении Уонсли. Суд обратился к Гиббсу, спросив его, имеет ли он что-нибудь сказать в свою защиту.

Чарльз Гиббс сказал: «Я хочу объяснить суду, насколько я виновен и насколько невиновен в этом деле. Когда я покинул Новый Орлеан, я никого не знал на борту брига, кроме Дейвза и Черча. Этвелл впервые сообщил мне о деньгах на корабле, когда мы проплывали мимо Тортуги; тогда же он предложил мне захватить бриг. В тот раз я отказался. Заговор обсуждали в течение нескольких дней, и, наконец, я сказал, что присоединяюсь к нему. Браунриг, Дейвз, Черч и все остальные тоже сказали, что будут участвовать в захвате корабля. Через несколько дней, однако, обдумав это дело, я сказал Этвеллу, как ужасно лишать человека жизни и захватывать его корабль. Я посоветовал ему отказаться от этого. Этвелл и Дейвз высмеяли меня; я заявил Этвеллу, что, если он еще раз заговорит со мной об этом деле, я разобью ему нос. Если бы я не передумал, я не был бы сейчас здесь и не выслушивал смертный приговор. Убийство произошло три дня спустя. Браунриг согласился вызвать из каюты капитана, а этот человек (он указал на Уонсли) согласился нанести первый удар. Капитана ударили по голове, я подумал, что он убит, и помог выбросить его тело в воду. Что же касается убийства помощника, в котором меня признали виновным, то я его не совершал. Помощника прикончили Дейвз и Черч; я не виновен в этом и отдаю свою душу на Божий суд, который рассудит нас всех – и тех, кто убивал, и тех, кто давал ложные показания, а также тех негодяев, которые лишили невинного его прав. Мне больше нечего сказать».

Суд: «Томас Дж. Уонсли и Чарльз Гиббс, суд выслушал вас терпеливо и внимательно, и, хотя вы сказали несколько слов в свое оправдание, суд не услышал ничего, что могло бы повлиять на очень ответственную и весьма болезненную обязанность, которую должен выполнить тот, кто возглавляет этот общественный трибунал.

Вы, Томас Дж. Уонсли, утверждаете, что вас осудили потому, что ваша кожа другого цвета. Оглянитесь на свою прошлую жизнь; подумайте о законах, по которым вы жили, и вы поймете, что ни для белых, ни для черных, ни для свободных и ни для зависимых людей в отправлении правосудия и поисках истины не делается никаких различий. Допустим, что Браунриг и Дейвз дали ложные показания; допустим, что Дейвз хотел вам отомстить; допустим, что Браунриг тоже виновен; допустим, что они оба виновны; все равно все улики, безо всякого сомнения, говорят о вашей вине. Да вы и сами признались, что принимали активное участие в этом ужасном преступлении. Два человека доверили вам свою тайну и в трудный час призывали вас на помощь, но вы, безо всякой причины или провокации с их стороны, самым подлым образом лишили их жизни.

Если, паче чаяния, у суда возникло хотя бы малейшее сомнение в вашей вине, заседание было бы отложено, но таких сомнений нет; и суду осталось лишь выполнить самый тяжелый долг, который выпадает на долю гражданских служащих. Суд убежден в вашей виновности; другого мнения быть не может. Суд и жюри выслушали всех свидетелей и должны были составить свое мнение на основании их слов. Мы должны были оценить все факты, изложенные свидетелями, и только на основании этих свидетельств, и ничего больше, должны были вынести решение, виновны вы или нет. Мы пришли к выводу, что вы виновны. Теперь вы в последний раз предстаете перед земным трибуналом и, по вашим собственным словам, признаете, что приговор закона справедлив. Когда люди, совершившие уголовные преступления, предстают перед судом, обычно бывают некоторые паллиативы – нечто такое, что помогает смягчить сердца судей или присяжных. Людей могли ввести в заблуждение, или они действовали в порыве страсти, в котором выплеснулось длительно подавляемое ими негодование. Пробужденное под влиянием обстоятельств, оно ослепило человека, лишило его разума, и они лишили жизни другого человека. Если убийство произошло при подобных обстоятельствах, то это может вызвать некоторое сочувствие к осужденному, но в вашем случае ничего этого не было – вас никто не провоцировал. Что вам сделали Торнби или Робертс? Они вручили вам свои жизни, как добропорядочные граждане, безоговорочно доверяли вам и ни единым поступком, как показало следствие, не оскорбили вас. Тем не менее, позарившись на их деньги, вы хладнокровно вознамерились лишить их жизни – вы спали и видели их мертвыми. Вас искушали, и вы поддались искушению, вы присоединились к заговору с холодной решимостью лишить этих людей жизни, и вы это сделали.

Вы, Чарльз Гиббс, заявили, что не виновны в гибели Робертса, но разве вы не поощряли его убийц, а когда он умолял вас о помощи, вы протянули ему руку? Стоять рядом, смотреть, как убивают человека, и ничего не предпринимать – это то же самое, что бить его ножом или кастетом или стрелять из пистолета. Это считается убийством не только по закону, но и по приговору ваших собственных чувств и вашей совести! Несмотря на все это, я не могу поверить, что ваше сердце столь огрубело и очерствело, что, вспоминая ничем не спровоцированное преступление, совершенное вами и вашими подельниками, вы не содрогаетесь в своей душе.

Вы – американские граждане; наша страна может себе позволить дать образование всем. Ваша внешность и ваша речь говорят о том, что ваш интеллект выше среднего, а ваше образование позволяло вам получать открытую для всех классов информацию. Суд хочет верить, что, когда вы были молоды, вас отвращал от себя образ жизни негодяев. В начале жизни, будучи еще мальчиком, узнав об ограблении или, хуже того, хладнокровном убийстве, вы, должно быть, содрогались от негодования. И вот теперь, воспользовавшись всеми возможностями, которые дает образование, и достигнув зрелого возраста, вы сами оказались среди воров и убийц.

Вы избрали дурной образ жизни; а самые страшные преступления, которые может совершить человек, ведущий подобный образ жизни, – это убийство и пиратство. С каким, должно быть, отвращением посмотрели бы вы в начале жизни на человека, который поднял руку на своего офицера или совершил акт пиратства! А теперь вы оба стоите здесь как убийцы и пираты, судимые и признанные виновными, – вы, Уонсли, – в убийстве своего капитана, а вы, Гиббс, – его помощника. Все улики указывают на вас как на участников мятежа против хозяина судна, а за это одно полагается смертная казнь! К тому же совершивших убийство и грабеж в открытом море. Эти преступления закон тоже карает смертью. Вы утопили судно и растащили его груз, а за один лишь захват судна и его поджог наказание – смерть! Улики говорят, что вы участвовали во всех этих преступлениях, и суду осталось лишь вынести вам приговор. Он гласит, что вас, Томас Дж. Уонсли и Чарльз Гиббс, отправят отсюда в тюрьму, где вы будете находиться под самым строгим наблюдением, что оттуда вас отвезут на место казни, и 22 апреля этого года, между десятью часами утра и четырьмя часами вечера, вы будете публично повешены, и ваши тела будут переданы в колледж терапевтов и хирургов в качестве пособия для студентов.

Суд добавляет, что разногласия среди судей вызвала лишь дата казни; часть их выступала за то, чтобы вас отправили на виселицу сразу же после окончания суда, но приведение приговора в исполнение было отсрочено на шесть недель. Но это время дается вам вовсе не для того, чтобы зародить в вас надежду на помилование или на новую отсрочку – то, что вы будете казнены 22 апреля, так же верно, как и то, что вы до него доживете, поэтому отбросьте всякую надежду на то, что приговор будет изменен!

Судья потом заговорил о том, что все люди – молодые, зрелые и старые – одинаково боятся смерти и цепляются за жизнь. Как это ужасно – умирать, на море ли, когда рифы или штормы угрожают погубить судно и жизни всех тех, кто находится на его борту, и когда команда трудится день и ночь, надеясь избежать кораблекрушения и смерти; в битве ли, полной грохота и неразберихи, – даже самые храбрые цепляются за жизнь. Суд убежден не только в том, что два этих преступника обречены на гибель, но и в том, что им надо дать возможность серьезно задуматься о том, что их ждет после смерти.

В этом, без сомнения, им помогут многие набожные люди.

Когда суд завершился, Чарльз Гиббс спросил, разрешат ли друзьям посещать его во время заключения. Суд ответил, что этот вопрос решает судебный исполнитель, который заявил, что никаких препятствий к этому не будет. Подсудимые задавали свои вопросы уверенным и громким голосом, без всякого трепета, что свидетельствовало о том, что они полностью смирились с той участью, которая их ждет. Когда судья Беттс произносил свою речь, Уонсли так растрогался, что не смог сдержать слез, но Гиббс смотрел на судью, не отводя глаз и не проявляя никаких эмоций. После осуждения и во время заключения он похудел и побледнел, а глаза его ввалились; но его смелый, предприимчивый и отчаянный дух остался прежним. В тесной камере он вызывал скорее жалость, чем желание отомстить. Он был общителен и дружелюбен, а когда улыбался, выражение его лица становилось таким мягким и добрым, что никто бы не поверил, что этот человек способен убить. Его высказывания отличались точностью и всегда были сделаны по делу, а описания довольно оригинальны.

В Буэнос-Айресе Гиббс женился, и у него родился ребенок. Жена Гиббса умерла. По странному стечению обстоятельств женщина, с которой он познакомился в Ливер пуле и которая, по его словам, в ту пору была еще вполне порядочной, отбывала наказание в той же тюрьме. Во время заключения он написал ей два письма – одно из них мы приводим ниже, желая удовлетворить невинное любопытство читателей, которым хочется понять, что должен чувствовать человек, оказавшийся в подобных обстоятельствах, а вовсе не для того, чтобы внушить им веру в то, что он искренне раскаялся. Возможно, читатель будет удивлен, с какой легкостью он цитирует Писание.


«Тюрьма Бельвю, 20 марта 1831 года

С каким сожалением я беру в руки перо, чтобы написать Вам эти строки, ибо чувства мои, заключенные в этих мрачных стенах, находятся в смятении, тело сковано цепями, а сам я живу под ужасным смертным приговором! Всего этого достаточно, чтобы даже самый сильный ум погрузился в тоску! Однако я обнаружил, что Иисус Христос может утешить даже самую отчаявшуюся душу. Ибо Он говорит, что никогда не оттолкнет того, кто к Нему придет. Но я не могу описать Вам тот ужас, в котором я живу. Моя грудь вздымается, словно бушующий океан, который раздирает мою душу в клочки от стыда! Я с нетерпением жду, когда же наступит безмятежное спокойствие, когда я буду почивать вместе с королями и советниками мира. Здесь несчастные избавляются от страданий, а уставшие вкушают отдых. Здесь все подневольные отдыхают – они не слышат голоса угнетателя, и я верю, что здесь моя грудь не будет сотрясаться от бури греха – ибо со мной случилось то, чего я больше всего боялся. Я не был в безопасности и не знал покоя, и беда пришла. Так хотел Бог – пусть Он делает то, что считает нужным. Когда я увидел Вас в Ливерпуле, и на наши души снизошел покой, и нами еще не интересовалось правосудие, я и подумать не мог, что встречу Вас в этих мрачных крепостных стенах, а рука правосудия, держащая меч, протянется ко мне, дожидаясь назначенного часа, чтобы привести в исполнение ужасный приговор. Передо мной открывались в этом мире все дороги, но я выбрал ту, которая привела меня на виселицу. Вскоре я взойду на эшафот и скажу «прощай» этому миру и всему тому, что так дорого моему сердцу. Но я верю, что, когда мое тело вздернут на виселицу, небеса улыбнутся и пожалеют меня. Я надеюсь, что Вы задумаетесь о своем прошлом и полетите к Иисусу, который раскрыл свои объятия, чтобы принять Вас. Вы – пропащая женщина, это так. Но, когда злодеи отвернутся от тех злодеяний, которые они совершили, они спасут свои души от гибели.

Давайте на мгновение представим себе, что видим души, стоящие перед ужасным судом, и слышим его ужасный приговор: пусть проклятые горят в вечном огне. Представьте себе, что Вы слышите ужасные стенания души, оказавшейся в аду. Этого будет достаточно, чтобы растопить Ваше сердце, даже если оно было твердым, как алмаз. Вы упадете на колени и будете молить Бога о милосердии, как умирающий с голоду молит о пище, преступник – о помиловании. Скоро, очень скоро мы отправимся туда, откуда уже никогда не вернемся. Наши имена будут вычеркнуты из списка живущих и внесены в толстые каталоги мертвых. Но пусть они никогда не попадут в число проклятых. Я надеюсь, что Богу будет угодно даровать Вам свободу и позволить Вам осознать свои грехи и проступки прошлой жизни. Я хочу закончить свое письмо словами, которые, я надеюсь, Вы воспримете как напутствие умирающего. Я надеюсь, что все истины, высказанные в моем письме, глубоко западут в Ваше сердце и послужат Вам уроком на всю оставшуюся жизнь.

Горе и боль мне душу тревожат,

Слеза за слезою текут по щекам —

Так много я слышу дурных голосов,

Которые бранят мои страданья

И насмехаются над страхами моими —

И лишь молчаливая память плачет одна

Об утерянных часах покоя и радости.

Остаюсь Вашим искренним другом, Чарльз Гиббс».


В другом письме, написанном Гиббсом после вынесения приговора одному из друзей своей юности, он заявлял: «Увы! Только теперь я осознал, какой порочной с самого детства была моя жизнь и какие ужасные преступления я совершил, за которые должен понести теперь позорное наказание! Лучше бы я никогда не появлялся на свет или умер бы в младенческом возрасте! Пришло время раздумий, но слишком поздно, чтобы помешать правосудию расправиться со мной. Мой ум содрогается от ужаса, когда я думаю о чудовищных преступлениях, которые я совершил, а сон не приносит мне облегчения, поскольку, пока я дремлю, мой ум постоянно тревожат ужасные сны о приближающейся страшной кончине!»

В пятницу, 22 апреля, Гиббс и Уонсли заплатили за свои преступления. Оба осужденных были доставлены на виселицу около двенадцати часов дня, сопровождаемые судебным исполнителем, его помощниками и двадцатью или тридцатью моряками Соединенных Штатов. Два священника проводили их до места казни, где все уже было готово. На шеи Гиббса и Уонсли набросили петли, и от их имени священники запели гимн, прося Бога о милосердии. Уонсли искренне молился, а потом присоединился к пению.

После этого Гиббс обратился к зрителям со следующими словами:

«Мои дорогие друзья,

Мои преступления отвратительны – но, хотя я буду казнен за убийство мистера Робертса, я искренне заявляю, что не виновен в нем. Это правда, что я стоял и наблюдал, как его убивают, и не протянул ему руки помощи; служители правосудия убеждены, что я виновен, но в присутствии Бога, перед которым я через несколько минут предстану, я заявляю, что не убивал его.

Я полностью и искренне исповедался во всех моих грехах перед мистером Хопсоном, и, должно быть, большинство людей, которые здесь присутствуют, уже прочитали мои признания, и если бы кто-нибудь из друзей тех людей, которых я убил или помогал убивать, присутствовали здесь, то перед Создателем я молил бы их о прощении. Это – единственное, о чем я прошу, а поскольку я надеюсь заслужить прощение ценой крови Христовой, то люди не откажут в этой просьбе мне, несчастному червю, стоящему сейчас на пороге вечности! Еще одна минута, и я перестану существовать – и если бы я мог вообразить себе, что собравшиеся здесь зрители простили меня, виселица и все, что мой глубоко уважаемый друг, судебный исполнитель этого округа, собирается со мной проделать, будут мне не страшны. Разрешите же мне на виду у всех сердечно поблагодарить этого человека за его искреннее и благородное обращение со мной во время моего заточения. Он стал для меня вторым отцом, и надеюсь, что его гуманное отношение к приговоренному к смерти будет по заслугам оценено просвещенным сообществом.

Первое преступление, которое я совершил, было пиратство, и за него я заплачу своей жизнью; никакого другого наказания больше не будет, поэтому я ничего больше не боюсь, кроме разоблачения, ибо, если другие мои преступления в миллионы раз отягчат мою вину, все будет оплачено моей смертью».

Гиббс закончил свою предсмертную речь; после него заговорил Уонсли. Он сказал, что его могут называть пиратом, разбойником и убийцей и он действительно ими был, но он надеется и верит, что Бог, с помощью Иисуса Христа, смоет с него все его преступления и не откажется от него. Мои чувства, признался он, находятся в таком смятении, что он не знает, как ему обращаться к тем, кто выше его, но он искренне признал справедливость приговора и в заключение добавил, что не имел бы надежды на прощение, если бы Спаситель не пролил за него Свою кровь. Он высказал пожелания, чтобы его печальная судьба помогла другим сойти с дороги, ведущей к гибели, и пойти по той, которая приведет их к чести и счастью в этой жизни и к бессмертной славе в том, что предстоит.

После этого он пожал руку Гиббсу, офицерам и священникам. На головы им надели колпаки, и Гиббс бросил платок, подавая сигнал палачу натянуть веревку, и через мгновение они уже висели в воздухе. Уонсли, сложивший на груди руки, умер очень быстро, почти без мучений. Гиббс умирал долго; провисев в воздухе две минуты, он поднял правую руку и почти снял с головы колпак, а затем поднес эту же руку ко рту. Он был одет в синюю куртку и брюки, а на его правой руке красовался грязно-белый якорь. На Уонсли был белый сюртук, обшитый черным, и брюки того же цвета.

После того как тела провисели в петле положенное время, их сняли и передали хирургам для вскрытия.

Гиббс был чуть ниже среднего роста, плотно сбитый и сильный. Тело Уонсли являло образец мужской красоты.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Рассказ о приключениях, пленении и казни испанских пиратов

Осенью 1832 года в Гавани для военных кораблей Гаванского порта бросил якорь корабль, построенный по типу клипера и обладавший необычайно изящными пропорциями. Его корпус был длинным и широким, что позволяло сохранять остойчивость при большой площади парусов. Он глубоко сидел в воде, благодаря чему судно не отклонялось от курса. Клипер был длинным, с низким шкафутом и высокими, наклонными мачтами, которые сужались к верхушке так сильно, что их почти не было видно. Красивый, острый, как стрела, нос и изящная, слегка скошенная корма свидетельствовали о быстроходности этого судна. Его низкие борта, которые пересекала узкая белая полоса, были выкрашены в черный цвет. Наклонные мачты клипера были отполированы до блеска, все канаты туго натянуты, словом, всем своим видом он демонстрировал, что находится под командой отличного капитана, который поддерживает на судне строжайшую дисциплину. Поднявшись на борт, человек поражался, каким обманчивым казался издалека тоннаж этого корабля. Вместо небольшого суденышка водоизмещением около девяноста тонн он обнаруживал корабль более двухсот тонн, очень широкий в поперечнике, с перекладинами небывалых размеров, которые казались легкими и элегантными. В центре судна, между фок– и грот-мачтами, стояло длинноствольное тридцатидвухфунтовое орудие на вращающейся опоре, укрепленное таким образом, чтобы в плохую погоду его можно было опускать и убирать под крышу. По обеим сторонам палубы располагались пушки более мелкого калибра.

И это судно служило жестокой и неправедной цели – оно перевозила из Африки рабов и называлось шхуна «Панда». Ею командовал дон Педро Гиберт, уроженец испанской Каталонии, сын гранда. Это был мужчина тридцати шести лет от роду, изумительно красивый, с круглым лицом, жемчужными зубами, выпуклым лбом и большими черными глазами; дамы обожали его. Гиберт соединял в себе большую энергию, холодный расчет и решительность; он отлично разбирался в торговых сделках и торговле рабами, поскольку совершил за ними уже несколько рейсов в Африку. Владельцем «Панды» и помощником капитана был дон Бернардо де Сото, уроженец Корунны, в Испании, и сын Исидора де Сото, сборщика королевских налогов в этом городе. Дону Бернардо было всего двадцать пять лет; он изучал искусство мореплавания с четырнадцати лет, а в двадцать два года получил звание капитана на индийской службе. Сдав необходимые экзамены, он получил диплом капитана. Его женой была донна Петрона Перейра, дочь дона Бенито Перейры, купца из Корунны. Ей в ту пору было всего пятнадцать лет, но ее формы уже приобрели приятную округлость, ибо жаркий климат ускоряет превращение девушки в женщину. У нее была темно-оливковая кожа, черные, как агаты, глаза, большие и сияющие. Это была очень милая и бесхитростная девушка.

Со строгой дисциплиной де Сото сочетал обширные практические знания морского дела. Но вдохновителем всего их предприятия был Франсиско Руис, плотник «Панды», среднего роста, мускулистый и короткошеий мужчина. Его буйные черные волосы нависали надо лбом, и он смотрел из-под них, как из-под чепчика. Темно-карие глаза беспрестанно бегали; черты лица были резкими, а ресницы – черными как смоль.

Он хорошо знал все входы и выходы из Гаваны и без всяких раздумий ввязывался в самые темные дела, не признавая никаких законов. Команда состояла в основном из испанцев, но имела несколько португальцев, латиноамериканцев и полукровок. Коком на «Панде» служил молодой гвинейский негр, имевший приятные черты лица и добродушный характер. У него была блестящая гладкая кожа и лицо, покрытое татуировками. В корабельную книгу его записали свободным, но на самом деле он был рабом. Вся команда шхуны насчитывала около сорока человек. Она везла особый груз: бочки с ромом и порохом, мушкеты, ткани и различные другие предметы, предназначенные для покупки рабов.

«Панда» вышла из Гаваны ночью 20 августа.

Когда она проходила мимо замка Моро, оттуда семафором запросили: «Куда идете?» Со шхуны ответили: «К острову Святого Фомы». Шхуна прошла Багамский пролив, направляясь к побережью Гвинеи; на мачте постоянно дежурил матрос, осматривавший море. Они обменялись сигналами с корветом и утром 20 сентября, еще до рассвета, во время вахты второго помощника обнаружили бриг, шедший на юг. Капитан Гиберт в это время спал, но его разбудили, и он велел догнать этот бриг. Когда они сблизились, капитан, помощник и плотник посовещались и решили идти на абордаж и, если на бриге будут обнаружены деньги, забрать их, команду запереть в трюме, а сам бриг сжечь. После этого они сразу же приступили к делу и выстрелом из мушкета велели судну остановиться.

Это был американский бриг «Мексиканец» под командованием капитана Батмана. Он вышел из гавани Салема, штат Массачусетс, в последнюю среду августа и направлялся в Рио-де-Жанейро. «Все было спокойно, – рассказывает капитан, – пока 20 сентября в половине третьего ночи мы не достигли 38° северной широты и 24°30' западной долготы. Сигнальщики, стоявшие на вахте, увидели судно, которое прошло у нас за кормой примерно в полумиле. В четыре часа утра мы снова увидели его – на этот раз оно пересекло наш курс перед самым носом – так близко, что мы смогли его рассмотреть. Это была шхуна с фор-марселем и парусом на брам-стеньге. При дневном свете мы увидели ее примерно в пяти милях с наветренной стороны; она шла параллельным курсом. Дул слабый юго-юго-западный ветер, а мы держали курс на юго-восток. В восемь часов утра шхуна находилась примерно в двух милях с наветренной стороны от нас. Я заметил на ее палубе большое скопление людей и матроса на рее брам-стеньги, осматривавшего горизонт. Это судно вызывало у меня подозрения, но как от него избавиться, я не знал. Вскоре после этого я заметил бриг, державший курс на северо-восток. К этому времени шхуна находилась примерно в трех милях впереди нас, в четырех румбах от траверза. Ожидая, что она бросится в погоню за бригом, шедшим впереди, мы повернули на запад и, двигаясь против ветра, попытались от нее оторваться. Десять или пятнадцать минут после нашего поворота шхуна продолжала идти на восток, но потом круто развернулась, подняла квадратный парус и пошла прямо на нас. Она очень быстро догнала наш корабль и, подойдя на расстояние пушечного выстрела, дала залп, подняла американский флаг и спустила главный парус. Подошла к нам с наветренной стороны, потребовала ответа, откуда мы, куда идем и так далее, а затем ее капитан приказал мне явиться к нему на своей шлюпке. Понимая, что сопротивление бесполезно, поскольку они сильнее нас, я сел в лодку и направился к шхуне; как только я подошел, пятеро разбойников, вооруженных большими ножами, прыгнуло в мою лодку. Они велели мне возвращаться на бриг; поднявшись на борт, заявили, что мы наверняка везем с собой деньги, и, выхватив ножи и угрожая нам смертью, потребовали показать, где находятся эти деньги. Увидев ящики с монетами, они велели моим людям бегом вытащить их на палубу. Ударами и угрозами эти негодяи подгоняли матросов – им казалось, что те работают слишком медленно. Когда деньги были подняты на палубу, они просемафорили на шхуну, чтобы им прислали лодку. Побросав в них ящики с монетами (мы везли десять ящиков, в которых лежало двадцать тысяч долларов), они отвезли их на шхуну. После этого пираты вернулись на мой бриг, загнали всю команду в кубрик на баке, ограбили мою каюту, перевернув вверх дном все сундуки и чемоданы и обчистив все мои карманы. Они забрали у меня часы и три дублона, которые я припрятал, думая, что здесь они будут в безопасности. У помощника пираты забрали часы и двести долларов в звонкой монете, но продолжали требовать, чтобы им показали другие места, где мы прячем деньги. Я ответил, что денег больше нет; тогда они с силой ударили меня по спине и заявили, что уверены: деньги еще остались, и они будут их искать, а если найдут, то перережут всем глотки. И они стали обыскивать корабль, но ничего не нашли; прихватив две бухты канатов, кожаный чехол и еще кое-какие вещи, отправились к себе на шхуну, вероятно, чтобы спросить, что с нами делать. Через восемь – десять минут они вернулись и в большой спешке загнали нас в трюм, заперли дверь в кают-компанию, за драили все люки, разбили в нактоузах все наши компасы, порезали все гардели, брасы, штуртросы и большую часть бегучего такелажа, а паруса раскромсали на мелкие кусочки. Потом прикатили бочонок просмоленной каболки и, собрав на палубе все, что могло гореть, сложили на камбузе и подожгли, после чего покинули судно, прихватив нашу лодку и флаги. Подойдя к шхуне, они продырявили нашу шлюпку, подняли на борт свою и, подняв паруса, пошли на восток.

Как только пираты покинули наш бриг, мы выбрались на палубу через люк в каюте, который они забыли задраить, и погасили огонь. И сделали это вовремя – промедли мы хоть несколько минут, он добрался бы до главного паруса и поджег бы мачты. Вскоре мы увидели с подветренной стороны корабль, шедший на юго-восток, и, пока он не скрылся из вида, шхуна, ограбившая нас, пыталась его догнать.

Несомненно, они собирались нас сжечь, но, увидев этот корабль, решили захватить его, поэтому им не удалось расправиться с нами. Пиратская шхуна имела примерно водоизмещение сто пятьдесят тонн, была выкрашена в черный цвет с узкой белой полоской, с большим топом, украшенным белым рогом изобилия, большим марсом, но без реев или парусов под ним.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты грабят бриг «Мексиканец», шедший из Салема, Массачусетс


Мачта в районе топа была очень сильно наклонена; грот имел форму квадрата; паруса были совершенно новыми и напоминали повязку с несколькими концами. На палубе стояли две длинноствольные бронзовые двенадцатифунтовые пушки, а посреди судна – большое поворотное орудие. Команда шхуны насчитывала около семидесяти человек, в основном испанцев и мулатов».

Лишившемуся денег «Мексиканцу» не оставалось ничего иного, как вернуться домой в Салем, куда он вскоре и прибыл. Правительство Соединенных Штатов, пораженное наглостью пиратов, отправило на его поимку крейсер. Однако, обследовав на африканском побережье все бухты, где могли спрятаться эти негодяи, крейсер вернулся ни с чем. Никто не знал, куда подевались пираты.

Ограбив «Мексиканца», «Панда» пересекла Атлантический океан и подошла к мысу Монте; отсюда она двинулась на юг и, обогнув мыс Палмасс, вошла в Гвинейский залив и направилась к мысу Лопес, которого достигла в первой половине ноября. Мыс Лопес-де-Гонсальвес, лежащий под 0°36'2" южной широты и 80°40'4" восточной долготы, был назван в честь открывшего его капитана. Он представляет собой заболоченную низину, поросшую лесом, как, впрочем, и вся окружающая местность. Длинный залив, образуемый этим мысом, вдается в материк на четырнадцать миль; в него впадает несколько ручьев и рек. Самая большая река носит название Назарет; на ее левом краю располагается город царя Гула. Это единственный населенный пункт во всем заливе, который представляет собой скопление хижин. Здесь «Панда» выгрузила привезенные ею товары, большая часть которых была передана царю. Капитал Гиберт открыл факторию, где стал обменивать оставшиеся товары на камедь, панцири черепах, слоновую кость, пальмовое масло, циновки из тонкого тростника и рабов, которых доставляли ему местные жители. Пробыв здесь непродолжительное время, пираты заболели, и капитан Гиберт отправился на Принцевы острова, чтобы поправить их здоровье. Пока они там отдыхали, до островов дошла весть об ограблении «Мексиканца», и пиратам пришлось поспешно бежать на мыс Лопес. Чтобы скрыться от погони, они взяли лоцмана, который провел их судно вверх по реке Назарет на несколько миль. Вскоре после ухода «Панды» с Принцевых островов сюда прибыл британский военный бриг «Кёлью» под командованием капитана Троттера. По описанию судна, которое скрывалось в верховьях Назарета, он догадался, что это и есть та шхуна, которая ограбила «Мексиканца». Троттер немедленно бросился в погоню. Он обнаружил ее на реке, неподалеку от побережья. Три шлюпки с сорока моряками под командованием капитана Троттера пошли вверх по реке, подгоняемые ветром с моря и приливом. Над ними развевался британский флаг. Лодки держались ближе к берегу, но, когда они обогнули мыс, их увидели на «Панде». Пираты тут же попрыгали в шлюпки, на корабле остался один Франсиско Руис, который схватил на камбузе горящую головешку, прошел в трюм и поджег там горючие предметы, намереваясь взорвать нападающих, а потом поплыл к берегу на каноэ. Капитан Троттер и его моряки гнались за пиратами на шлюпках, но не смогли догнать. Тогда они поднялись на шхуну и увидели, что она горит. Первое, что сделал капитан, – это велел погасить огонь в трюме, который располагался под его каютой; здесь он обнаружил горящий хлопок и самородную серу. От них в пороховой погреб тянулся медленно тлевший шнур.

«Панда» была выведена из реки и поставлена на якорь у негритянского города на мысе Лопес. Начались переговоры о сдаче пиратов; на берег для беседы с местным царем был послан офицер. Его встретил на берегу черный вождь, назвавший себя герцогом. «Мы последовали за герцогом и пересекли обширную песчаную полосу, где наши ноги по щиколотку утопали в песке; трава здесь была вытоптана ногами местных жителей. Мы добрались до большой складной калитки в изгороди из высокого бамбука и пальмовых листьев, за которой скрывался дом царя. Справа от нас красовались два старых, изрешеченных пулями орудия, которые хотя и не имели лафетов, но, по обычаю, принятому на побережье, изредка давали залп, чтобы привлечь внимание проходящих кораблей. Этот залп означал, что здесь можно приобрести рабов. Слева от изгороди стоял навес, под крышей которого висел большой корабельный колокол. В него звонили в случае опасности; все остальное пространство занимали аккуратные хижины, где жили многочисленные жены царя.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Вид негритянской деревни на реке Назарет и стоящей на якоре «Панды»


Мы послали гонца сообщить царю о нашем прибытии; он ответил, что позовет нас тогда, когда ему будет удобно. Но, поскольку нас это не устраивало, мы немедленно вошли в хижину царя и увидели, что он сидит за столом. Это был высокий, мускулистый, уродливого вида негр примерно пятидесяти лет. Мы объяснили ему цель нашего прихода, потребовав выдать нам белых людей, которые прятались в его городе, и разрешить подняться по реке, чтобы догнать тех, кто ушел этим путем. Но наше требование о выдаче пиратов привело его в бурное негодование, и переговоры завершились, ибо он заявил, что не отдаст нам ни единого человека».

Расскажем теперь о том, что делали в это время пираты. Находясь еще на Принцевых островах, капитан Гиберт купил огромный дорожный несессер стоимостью около тысячи долларов, патентованный корабельный хронометр, большую партию табака, провизию, два дорогих сюртука, гвинейскую ткань, а также черную и зеленую краски. Краска, ткань и сюртуки предназначались в подарок царю, жившему на мысе Лопес. Все эти вещи были приобретены на деньги, взятые на «Мексиканце». Прибыв в Назарет, пираты извлекли из ящиков четыре тысячи долларов и зарыли их во дворе негритянского царя. Четыре пирата отправились на мыс Лопес за одиннадцатью тысячами долларов, которые были зарыты здесь. Среди них были Бойга, Кастилло, Гусман и Ферес – «государственный свидетель». Ферес вытащил мешки, а остальные принялись считать деньги; все это делалось в большой спешке, ибо комары кусались невыносимо. Пять тысяч долларов, принадлежавших капитану и уложенных в полотняные мешки, были зарыты на глубине примерно полуметра; часть денег была доставлена в Назарет, а оттуда – в горы, где ее тоже закопали в землю. После этого капитан Гиберт, де Сото и Руис устроили совет, и последний сказал, что если деньги не разделить между пиратами, то «потом придется заплатить дьяволу». Добычу поделили в темной комнате при свете фонаря; капитан сидел на полу, держа деньги сбоку от себя. Он отдал помощнику около трех тысяч долларов, а другим офицерам – по тысяче каждому; члены команды получили от трехсот до пятисот долларов на брата. Третий помощник бежал; капитан выделил ему тысячу долларов, и Руис отнес их ему. Когда монеты были привезены с «Мексиканца», сразу же после ограбления их рассыпали по полу кают-компании и стали отбирать среди них золотые. Потом монеты зашили в темную грубую мешковину, а ящики выбросили за борт. После раздела добычи пираты укрылись в лесах, которые росли позади мыса Лопес. Перес и четыре других моряка достали лодку и отправились в Фернандо-По; они положили деньги на дно шлюпки в качестве балласта; но около скалы выбросили их за борт, а потом ныряльщики их достали. Все это было сделано для того, чтобы никто не заподозрил, что они везут деньги. Капитан, помощник и плотник завели разговор о попытке последнего взорвать «Панду». Руис не мог объяснить, почему не было взрыва; они сказали, что надо было высыпать порох на палубу и на трап, который вел в погреб, зарядить пушку, привязать леску к ее замку и, спрыгнув в каноэ, дернуть за нее.

«Панда» под командованием капитана Троттера принялась обстреливать город на мысе Лопес, но успела сделать лишь несколько выстрелов, после чего в погреб попала искра и судно взорвалось. Несколько человек погибли, а капитана Троттера и других выбросило за борт. Их захватили люди местного царя и освободили только после долгих переговоров.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты зарывают деньги на пляже мыса Лопес


Пираты ушли вверх по реке, и англичане снарядили экспедицию по их захвату. На носу баркаса и пинассы установили латунные пушки; снабдили отряды, отправлявшиеся в поход, всем необходимым, а для защиты людей от палящего солнца днем и обильной росы ночью установили навесы. Дождавшись бриза и прилива, лодки пошли вверх по реке. Было договорено, что каноэ с вооруженными матросами будут ждать там, где была захвачена «Панда»; опасались засады, и матросам было велено не спускать глаз с леса. «Когда мы подошли к мысу, увидели местного жителя, который стоял рядом с хижиной, сооруженной на берегу реки. Увидев нас, он поманил рукой, приглашая пристать к берегу. Мы попытались сделать это, но, к счастью, нам помешала отмель.

Не успели мы повернуть в сторону протоки, как негр бросился в кусты и тут же исчез. Мы вошли в протоку и некоторое время двигались без всяких препятствий; неожиданно мы наткнулись на отмель и остановились у мангровых зарослей на самом виду у деревни. Матросы прыгнули в воду и принялись стаскивать лодки с отмели; пока они этим занимались, я осмотрел в бинокль реку и берег и увидел толпу местных жителей и нескольких пиратов, которые бежали к другому краю отмели, намереваясь, очевидно, дать нам бой, поскольку у них в руках были мушкеты и копья.

Не успели матросы столкнуть лодки на глубину, как мы увидели большую флотилию каноэ и около ста пятидесяти человек. Собрав все свои силы, с громким улюлюканьем, подбадривая друг друга криками, они решительно двинулись на нас.

Мы тут же приготовились к бою; навесы были убраны, чтобы можно было пустить в ход абордажные сабли и мушкеты. Латунные пушки были заряжены картечью. Нападавшие приближались, изо всех сил работая веслами и издавая дикие вопли. На борту каноэ пираты заряжали ружья и подбадривали местных жителей. Мы разглядели среди негров Бернардо де Сото и Франсиско Руиса – они распоряжались маневрированием лодок и приказали открыть огонь по нашим судам. У нас все были готовы к бою: моряки имели при себе абордажные сабли, а в руках держали заряженные мушкеты. Приблизившись на расстояние пистолетного выстрела, они обрушили на негров и пиратов прицельный огонь, который был поддержан залпом из трех наших пушек. Многие ядра попали в цель, и два каноэ утонули. Завязалась перестрелка; множество негров и несколько пиратов были убиты, наши потери оказались невелики. Негров охватила паника, и некоторые из них поплыли к берегу; другие попрыгали за борт и пытались добраться до него вплавь; часть из них стала добычей акул.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Взрыв «Панды»


Нам удалось захватить капитана Гиберта и де Сото вместе с пятью членами их команды; Руис и другие бежали в деревню, находящуюся в глубине материка. В телескоп было видно, как поспешно строятся негры, собираясь возобновить сражение. Их подгоняли Руис и другие пираты. Мы вытеснили их из этой деревни, после чего начались переговоры с царем мыса Лопес. Он сдал капитану Троттеру Луиса и нескольких пиратов. Их отвезли в Фернандо-По на бриге «Кёлью» и после расследования заковали в цепи и доставили в Англию. Здесь их погрузили на борт британского пушечного брига «Сэвидж», который 24 августа 1834 года прибыл в гавань Салема. Его командир лейтенант Лоуни сообщил об этом властям Салема и после обычных формальностей передал им пленников, заявив, что британское правительство отказывается от своего права судить и наказать этих преступников в пользу Соединенных Штатов, поскольку свое главное преступление они совершили против этой страны. Пиратов высадили на пристани Краунингшильд и отвезли в экипажах в здание городского совета; двенадцать из них, скованных попарно наручниками, заняли свои места за решеткой. Это были совсем молодые люди или люди средних лет – самому старшему было всего сорок лет. С точки зрения физиогномики они не выглядели негодяями, за исключением нескольких человек; лица у них были чистыми и цветущими. Вскоре их отвезли в Бостон и посадили в тюрьму, где один из пиратов, Мануэль Дельгарно, перерезал себе горло осколком стекла, подтверждая старую пословицу «Кому суждено быть повешенным, тот не утонет».

11 ноября дон Педро Гиберт, капитан, дон Бернардо де Сото, помощник, Франсиско Руис, плотник, Антонио Феррер, кок, и Мануэль Бойга, Доминго де Гусман, индеец, Хуан Антонио Портана, Мануэль Кастильо, Ангел Гарсия, Хосе Веласкес и Хуан Монтенегро, иначе называемый Хосе Базилио де Кастро, предстали перед окружным судом Соединенных Штатов по обвинению в пиратстве. Сообвиняемым, обличающим своих сообщников, был Джозеф Перес, а свидетелями обвинения – два португальских матроса, которых взяли на борт «Панды» на Принцевых островах. После того как был составлен список присяжных заседателей, поднялся окружной прокурор Данлеп и сказал: «Мы стали свидетелями волнующего и необычного действия. Перед нами сидят двенадцать человек, чужих нашей стране и нашему языку, которые совершили тяжкое преступление и теперь предстали перед судом. Они обвиняются в страшном преступлении, в наглом нарушении законов не только нашей страны, но и всего цивилизованного человечества». После этого он вкратце рассказал об ограблении «Мексиканца». Суд выслушал показания многочисленных свидетелей, среди которых были капитан, помощник и несколько матросов с «Мексиканца». Они узнали пиратов, которые заперли их в трюм и забрали деньги. Когда вызвали Томаса Фуллера, одного из матросов «Мексиканца», и предложили ему опознать Руиса, он подошел к испанцу и нанес ему сильный удар в плечо. Руис вскочил и, яростно жестикулируя, стал протестовать против этого; его поддержали остальные обвиняемые. Суд сделал строгий выговор Фуллеру. Слушание этого дела продолжалось четырнадцать дней. Адвокатами обвинения были Дэвид Л. Чайлд, эсквайр, и Джордж Хиллард, эсквайр, которые с большим мастерством защищали подсудимых. Мистер Чайлд выступал с неиссякаемой энергией и продемонстрировал свои многосторонние фундаментальные знания. Он вложил в свою речь много сил и массу отчаяния, а это говорило о том, что он прекрасно понимает, что задача его – предотвратить смертный приговор – совершенно невыполнима. Мистер Хиллард произнес заключительную речь, обратившись в ней с призывом к присяжным не приговаривать к смерти мальчика Косту и кока Антонио Феррера. Он также рассказал о том, как Бернардо де Сото спас жизни семидесяти человек на корабле «Минерва», шедшем из Филадельфии в Гавану, когда был капитаном брига «Леон».

«Если, джентльмены, вы согласитесь со мной, что члены команды шхуны «Панда» (которая, как полагают, ограбила «Мексиканца») являются слугами капитана, вы не сможете их осудить. Но если вы со мной не согласны, тогда мне остается лишь попросить вас проявить милосердие. Я не думаю, что ради общественного блага надо казнить всех этих людей, принеся ему в жертву такую груду человеческих жизней. Я не думаю также, что меч правосудия должен разить до тех пор, пока он не завязнет в груде мертвых тел. Антонио Феррер был всего лишь слугой. В корабельных документах он записан свободным негром, но доказательств того, что он не был рабом, у нас нет. Если он был рабом, то его, вероятно, назвали свободным не без умысла. По всей вероятности, он раб и к тому же уроженец Африки, в чем убеждает нас татуировка на его лице. Во всяком случае, он был слугой. Можно ли этого несчастного признать виновным и заставить его понести наказание? Прошу вас хорошенько все взвесить, прежде чем осудить этого человека на смерть. Не выбрасывайте его на свалку ради того, чтобы число осужденных равнялось дюжине. Одним из главных свидетельств цивилизованного общества является уважение к человеческой жизни. Мы живем не в Турции, где султан сажает женщин в мешок и бросает их в Босфор, а жители Константинополя забывают об этом уже через час. Мы устроены иначе. Все вы хорошо знаете, какое впечатление производит на людей осуждение и казнь одного-единственного преступника и какие за этим следуют волнения и беспорядки, которые еще долгое время оказывают влияние на все наши политические учреждения. И мы знаем, что чем более цивилизованной становится нация, тем больше ценится в ней человеческая жизнь. Есть в глазах, облике и устремленном в небо взоре человека нечто святое, что запрещает грубо дотрагиваться до себя.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Томас Фуллер наносит в суде удар Руису


Инстинкт самосохранения очень силен. Даже в цепях человеку приятно видеть солнечный свет, даже в сырой камере тюрьмы человек хочет жить. И даже если нас лишить всего, что делает жизнь желанной, мы все равно будем за нее цепляться.

Мы так боимся смерти,

Что бремя самой трудной жизни,

Которое на нас навалит время,

Болезни, наказания и тюрьмы,

Покажется нам раем.

Смерть – ужасная вещь. Даже при одном напоминании о ней бледнеет лицо, а сердце сжимается от ужаса. Нужно все очень тщательно обдумать, прежде чем разрушить «кровавый дом жизни». Не надо считать, что жизнь человека не имеет цены, если он африканец. Он – совсем не бесполезная водоросль в океане жизни. В его груди живут такие же чувства, что и у нас. Так же как и мы, он ощущает боль, а его сердце наполнено человеческими привязанностями. Для торжества правосудия и закона вовсе не обязательно отнимать у него жизнь. Отобранная, она не будет иметь для нас никакой ценности; отданная же ему, она будет стоить дороже золота.

А Коста, мальчик, прислуживавший капитану, которому было всего пятнадцать лет, когда было совершено преступление – неужели он тоже умрет? Неужели его голову отрубит меч? Многие из вас уже не первой молодости и, должно быть, имеют детей. Представьте себе, что до вас дошли слухи, будто вашему сыну грозит казнь, что его судят в чужой стране (любой мальчик, выполняющий роль прислуги, который уходит в море из нашего порта, может оказаться в подобной ситуации); так вот, представьте себе, что вам сообщили, что он был казнен, так как капитан и офицеры его судна нарушили закон в далекой стране. Что вы при этом почувствуете? Я не могу этого сказать, но догадываюсь, что все вы испытали бы одинаковые чувства и, подобно Иосифу, воскликнули бы: «Мой сын! Мой сын! О боже, лучше бы я умер вместо тебя!» У этого мальчика тоже есть отец; пусть образ этого отца встанет перед вашими глазами, умоляя вас пожалеть его сына. Быть может, у него есть и мать, и дом. Подумайте о том, какая тень упала на этот дом, когда мальчик пропал. Подумайте о его матери, о тех долгих часах, которые она провела в напрасном ожидании, когда ее надежда сменилась разочарованием, разочарование – тревогой, а тревога – отчаянием. Сколько раз, должно быть, она протягивала руки к небесам, умоляя вернуть ей сына, сгинувшего где-то на чужбине? Пусть же мольбы этой несчастной женщины тронут ваши сердца и защитят мальчика от карающего меча закона».

После блестящего напутствия, с которым судья Стори обратился к присяжным, суд удалился на совещание и в девять часов на следующее утро вынес свой приговор.

Секретарь. Господа судьи, вынесли ли вы приговор?

Присяжные. Да.

Секретарь. Кто из вас будет говорить?

Присяжные. Наш председатель.

После этого обвиняемые, услышав свое имя, поднимались со скамьи и выслушивали приговор. Первым был вызван капитан Педро Гиберт. Он встал, поднял руку и уставился на присяжных с решительным выражением лица и ни разу не отвел взгляда.

Секретарь. Присяжные, посмотрите на подсудимого; подсудимый, посмотрите на присяжных. Каков ваш вывод, господа, виновен подсудимый Педро Гиберт или нет?

Присяжные. Виновен.

Тот же самый приговор был вынесен де Сото (помощнику), Руису (плотнику), Бойге, Кастильо, Гарсии и Монтенегро. Коста (слуга капитана), Феррер (негр), Гусман, Портана и Веласкес были признаны невиновными.

Объявив приговор присяжных, председатель зачитал суду следующие рекомендации о помиловании: «Присяжные испытывают сочувствие по отношению к Бернардо де Сото по причине его великодушных, благородных и граничащих с самопожертвованием действий по спасению жизней более семидесяти человек, составлявших команду и пассажиров корабля «Минерва»; они просят, чтобы его дело было передано на милостивое рассмотрение правительства».

Судья Стори ответил, что желание присяжных совпадает с желанием суда и прокурора.

«Внешний вид и поведение капитана Гиберта остались такими же, как и в тот раз, когда мы его впервые увидели. Его глаза остались незамутненными, а черты лица по-прежнему выражали властность и решительность. Мы не заметили ни малейшей перемены в цвете его лица или в его выражении, когда ему сообщили приговор суда; он только слегка поклонился и сел на свое место. С де Сото все было наоборот. Он сильно изменился: похудел, а выражение его лица говорило о том, что он впал в глубочайшее уныние. Содержание документа, зачитанного присяжными, сильно его тронуло, и, когда его уводили из зала суда, он закрыл лицо платком».

Сразу же после вынесения приговора осужденным по приказу мистера Хилларда было разрешено высказаться, и некоторые громко и со злостью выразили свое несогласие с решением суда. Кастильо (полукровка, человек с очень мягким и приятным выражением лица) указал на небо и призвал Всевышнего в свидетели своей невиновности; Руис произнес несколько слов в большом негодовании; а Гарсия сказал: «Все мы плавали на одном корабле; очень странно, что одним позволили спастись, а других решили покарать». Большинство, покидая зал суда, выкрикивали угрозы в адрес «пикаро», который погубил их жизнь.

Когда Коста, слуга капитана, шестнадцати лет, был признан невиновным, зрители попытались выразить свое одобрение, но тут же были призваны к порядку судьей, который велел офицерам арестовать всех, кто будет выражать свое недовольство или одобрение. Мы не сомневаемся, что сочувствие по отношению к Косте было незаслуженным, ибо (мы считали себя не вправе говорить об этом ранее) в течение всего суда этот подросток вел себя крайне вызывающе и нагло. Даже когда он поднялся, чтобы выслушать приговор, на его лице гуляла совершенно неподобающая моменту усмешка, и он проявил полное пренебрежение к милости, которая была ему дарована.

Примерно в то же время до Корунны дошли слухи, что капитан, родившийся в этом городе и занимающийся работорговлей, став пиратом, был схвачен и отправлен вместе со своей командой в Америку для наказания. Об этом сначала узнал известный торговец рабами по имени Бегаро. Но ужасные вести вскоре достигли и ушей сеньоры де Сото, которая узнала, что ее муж был схвачен и судим за пиратство. Это известие поразило ее как гром, но любовь и преданность превозмогли ее горе, и она решилась плыть за океан, невзирая на все опасности этого путешествия, чтобы вступиться за своего мужа, если он будет осужден, или хотя бы увидеть его перед смертью. Ее собственный отец и отец мужа наняли небольшую шхуну, и она отправилась в Нью-Йорк. После тяжелого плавания корабль вошел в порт, где она узнала, что ее муж уже осужден и приговорен к смерти. Добрые люди в Нью-Йорке посоветовали ей поспешить в Вашингтон и обратиться к президенту с просьбой о помиловании. Прибыв в столицу, она попросила об аудиенции, которая была ей охотно дарована. Когда она рассказала, как ее муж спас жизнь семидесяти американцам, генерал проникся сочувствием к нему и даровал де Сото помилование. Она поспешила в Бостон, чтобы сообщить супругу радостную весть.


«Эндрю Джексон, президент Соединенных Штатов Америки, приветствует всех, кто получит этот документ, и сообщает: несмотря на то что во время октябрьской 1834 года сессии Окружного суда Соединенных Штатов Бернардо де Сото был признан виновным в пиратстве и приговорен к повешению, [которое должно было состояться] в 11-й день марта, ему была дана отсрочка на три месяца, начиная с 3 марта 1835 года, а с 5-го дня июня 1835 года – еще одна, сроком на шестьдесят дней, но, поскольку означенный Бернардо де Сото был представлен нам как человек, достойный помилования, то я, Эндрю Джексон, президент Соединенных Штатов Америки, рассмотрев документы и изучив различные причины, которых оказалось достаточно для изменения приговора, дарую означенному Бернардо де Сото помилование начиная с 1835 года и далее и приказываю освободить его из заключения. В подтверждение этого я ставлю свою подпись и прилагаю к этому документу печать Соединенных Штатов. Дано в городе Вашингтоне, июля 6-го дня, в год от Рождества Христова 1835-й, а независимости Соединенных Штатов – шестидесятый.

Эндрю Джексон».


Утром 11 июня 1835 года дон Педро Хуан Монтенегро, Мануэль Кастильо, Ангел Гарсия и Мануэль Бойга, в соответствии с приговором, получили приказ приготовиться к казни. Предыдущей ночью все они решили покончить жизнь самоубийством. Первым решил это сделать Ангел Гарсия – он попытался вскрыть себе вены осколком стекла, но ему помешали. Однако утром, пока шла подготовка к казни, Бойга сумел вонзить себе в левую часть шеи кусок олова. Офицер, следивший за ним, отвел взгляд на одну лишь минуту, а когда снова посмотрел, увидел, что Бойга лежит на койке и его ноги, согнутые в коленях, дергаются в конвульсиях из-за большой потери крови. Тут же к нему бросился доктор и зашил рану, но Бойга так и не пришел в себя. Осужденных ждали на эшафоте два католических священника, причем один из них был испанец. Казнь состоялась на заднем дворе тюрьмы. Когда осужденные подошли к подножию лестницы, ведущей на эшафот, священник Варелла, глядя на капитана Гиберта, произнес: «Испанцы, поднимайтесь на небеса». Дон Педро поднялся по лестнице быстрым шагом; его товарищи шли медленнее, но безо всякого колебания. Бойга, так и не пришедший в сознание, был принесен на стуле, который поставили под предназначенной для него виселицей. Гиберт, Монтенегро, Гарсия и Кастильо покорно улыбнулись, заняв свои места на эшафоте. Перед этим капитан Гиберт подошел к безжизненному Бойге и поцеловал его. Обратившись к своим спутникам, он сказал: «Мальчики, мы сейчас умрем, примем же смерть мужественно, ибо мы ни в чем не виноваты». Мистеру Пейтону, переводчику, он сказал: «Я умираю невиновным, но умру как благородный испанец. До свидания, братья». Судебный исполнитель зачитал приказ об их казни и объявил, что де Сото дана отсрочка на два месяца, а Руису – на месяц. После этого на шеи осужденных были накинуты веревки, отчего на их лицах вспыхнул лихорадочный румянец, но ни один мускул на теле не дрогнул. Палач перерезал роковую веревку, пол эшафота провалился, и пираты отправились в вечность. После казни Руиса отвели в камеру, где он принялся что-то истерически выкрикивать и распевать псалмы. Затем, схватив одеяло, смоченное кровью Бойги, дал волю своему гневу, повторяя речитативом: «Это красное знамя, под которым умерли мои товарищи!»

Когда у Руиса истекла вторая отсрочка, судебный исполнитель привел к нему в камеру двух хирургов американского флота, которые понимали испанский язык. Тщательно осмотрев его, они объявили, что он симулирует сумасшествие и водит всех за нос. Соответственно, утром 11 сентября в камеру Руиса вошли судебный исполнитель, католический священник и переводчик; они заявили, что новой отсрочки не будет и сегодня его казнят. Добавив, что ему осталось жить полчаса, они удалились; Руис попросил, чтобы его в эти полчаса не беспокоили и, повернувшись спиной к открытой двери камеры, развернул листы с напечатанными молитвами и стал их читать. Во время этого он ни с кем не разговаривал и не поворачивался к людям, которые за ним наблюдали, но они догадались, что он переживает ужасные страдания. Он то опускал подбородок на грудь и застывал на месте, то прижимался лбом к стене камеры, то раскачивался из стороны в сторону, словно человек, пораженный невыразимым горем. Неожиданно он резко опустился на колени на тюремном матрасе, потом простерся на нем и молился, потом отбросил листки с молитвами и, зажав в руках коврик, попытался сложить его вдвое или разорвать на части. Он то хватал коврик, то отбрасывал его прочь, а потом вдруг снова принимался молиться про себя, выпрямившись во весь рост и устремив невидящий взгляд на дверной проем, через который в камеру проникал дневной свет. Он мог стоять так целую минуту или больше. Когда же в камеру снова вошел католический священник, он немного успокоился.

В десять часов Руиса вывели из тюрьмы, и, пока шел к эшафоту, дрожа всем телом от ужаса и с маской смерти на лице, он сильным голосом читал соответствующие моменту молитвы из католической службы. Несколько раз он оборачивался, чтобы посмотреть на чистое небо, которое ярко сияло над ним, а взойдя на эшафот после окончания своей молитвы, несколько мгновений не отрываясь смотрел на солнце, после чего стал молча ждать смерти. Его умственные и физические силы были сокрушены ужасным осознанием того, что его ожидает, а душа была поглощена единственным чувством – ужасом перед быстрой насильственной смертью. Он трепетал при виде ужасных инструментов наказания, словно никогда не видел крови и никогда не убивал людей, когда бороздил просторы океана под черным пиратским флагом, руководствуясь девизом: «Грабь, убивай и жги». Ему накинули на шею веревку и подали сигнал. Тело Руиса тяжело ухнуло вниз, и от резкого шока он, должно быть, сразу же умер, ибо его руки не совершили никаких движений. Так закончилась его карьера преступника – в чужой земле, без единого друга, который смог бы приободрить или утешить его. Ни один человек не пожалел о его смерти.

Испанский консул попросил, чтобы тела казненных не отдавали студентам колледжа, поэтому под руководством судебного исполнителя их погребли ночью на католическом кладбище в Чарльстоне. Поскольку они во время своих пиратских набегов не совершали убийств, по законам США суд имел право не отдавать их тела для вскрытия.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Руис, покидающий «Панду»


Жизнь Бенито де Сото, пирата «Утренней звезды»

Приведенный ниже рассказ о деяниях жестокого пирата, казненного в январе 1830 года в Гибралтаре, был взят из письма, вышедшего из-под пера автора книги «Военные зарисовки». Этот человек пишет, что Бенито де Сото «содержали в гарнизонной тюрьме девятнадцать месяцев, во время которых британское правительство не жалело ни сил, ни расходов на то, чтобы собрать улики, свидетельствовавшие против него. Дело этого пирата вызвало здесь, а также в Кадисе живейший интерес, ибо этот человек отличался необыкновенной жестокостью и возглавлял дьявольскую банду пиратов. Ни о чем другом больше не говорили; к совершенным им преступлениям приписали еще тысячи других, которых он, при всей своей свирепости, не совершал. Ниже приводится вся правдивая информация, которую я смог собрать по этому делу. Я почерпнул факты из материалов его дела, признаний его подельников, из разговоров с его тюремщиком и, в немалой степени, из его собственных признаний. Эта история покажется читателю гораздо интереснее, чем все сказки и выдумки, которые приводятся в ежегодниках, журналах и других печатных изданиях, по той простой причине, что все это – чистая правда».

Бенито де Сото родился в небольшой деревушке около Корунны; он учился морскому делу и в 1827 году отправился в свое первое плавание в Буэнос-Айрес. Здесь снаряжался корабль, который должен был идти к побережью Африки, чтобы захватить там рабов и привезти в Америку. Для этого дела нужна была сильная команда, поэтому наняли множество моряков, среди которых был и Сото. В ту пору португальцы, жившие в Южной Америке, имели привилегию покупать рабов в определенных местах африканского побережья, но капитан этого судна решил превысить свои полномочия, продвинуться дальше к югу и закупить живой товар в той части Африки, где это было запрещено, ибо знал, что здесь он обойдется ему гораздо дешевле, чем в тех местах, где торговля рабами была законной. А может, он надеялся силой захватить столько людей, сколько поместится в трюмах его корабля. Поэтому ему потребовалось большое количество рабочих рук, и капитана совсем не интересовал моральный облик моряков. На борт принимались французы, испанцы, португальцы и другие; по большей части это были изгои общества, которые отправились в путь в надежде обогатиться.

Люди, которые служат злу, несут в себе зародыши своей собственной гибели, к которой они идут, несмотря на свою осторожность, а их воображаемая безопасность – всего лишь край ямы, в которую они неизбежно упадут. Так случилось и с капитаном этого судна. Он прибыл к берегам Африки, закупил большое число рабов и, желая приобрести еще, отправился на берег, оставив на судне своего помощника. Это был смелый, бесшабашный и совершенно неуправляемый негодяй, который, почуяв в Бенито де Сото родственную душу, решил провернуть вместе с ним задуманное дело и бежать вместе с судном и сделаться пиратом. Когда помощник поделился с Сото своим планом, тот не только согласился присоединиться к нему, но и заявил, что и сам во время путешествия подумывал об этом. Они сразу же нашли общий язык и не стали терять время.

Сначала надо было привлечь на свою сторону команду. Они осторожно поговорили с каждым; на их сторону встали двадцать два человека, а восемнадцать сохранили верность капитану. Этих попытались уговорить любыми способами; в дело были пущены уговоры и угрозы, но бесполезно. Руководивший заговором помощник капитана начал уже сомневаться в успехе задуманного, но Сото не отчаивался. Он решил захватить судно силой; не посоветовавшись с помощником, собрал все оружие, созвал заговорщиков, раздал им абордажные сабли и пистолеты и, вооружившись сам, выступил во главе своей банды. Выхватив шпагу, он объявил помощника капитаном корабля, а людей, которые за ним пошли, – совладельцами груза. Однако на тех, кто остался верен капитану, это не подействовало; тогда Сото приказал спустить шлюпки и, указав на сушу, воскликнул: «Это – африканский берег, а это – наш корабль; даю вам пять минут на размышление, что выбрать».

Это заявление, сделанное для того, чтобы помешать морякам, оставшимся верными капитану, оказать сопротивление при захвате судна, не изменило решения последних – они снова отказались стать пиратами и один за другим, по приказу Сото, спустились в лодку. Имея всего лишь одну пару весел (столько им оставили пираты), они поплыли к берегу, до которого было десять миль. Если бы море оставалось спокойным, они добрались бы до него еще до наступления сумерек, но, к несчастью, вскоре поднялся сильный ветер, и Сото и его банда увидели, как моряки борются с волнами. Надвигалась ночь; шторм усиливался, а до берега было еще очень далеко. Никто из моряков, оставшихся на судне, не сомневался, что лодка утонет. Сами они, зарифив марсели, удалялись от берега со скоростью десять узлов (1 узел соответствует 1 морской миле в час. – Пер.), бросив своих несчастных товарищей на произвол судьбы. Те пираты, которых позже казнили в Кадисе, утверждали, что никто из них не спасся.

Вопли и крики пьяных моряков, захвативших корабль, сливались в ту ночь с ревом бури; разнузданная попойка сменилась спорами и драками, ибо каждый из них хотел быть старшим. Сото, настоящий дьявол, начал борьбу за место, которое, как он считал, по праву принадлежит ему, – место руководителя этой гнусной шайки.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты несут на берег бочки с ромом для покупки рабов


Помощник (ставший теперь капитаном) сразу же дал волю своему деспотичному характеру; и умный Сото быстро понял, что тот, кто вчера низко раболепствовал перед ним, завтра будет править железной рукой. Будучи скорым не только в суждениях, но и в поступках, он сразу же решил избавиться от нового капитана, и, когда его пьяный соперник крепко уснул, Сото приставил пистолет к его виску и выстрелил. Этот поступок он объяснил команде так: «Я убил его ради вашей безопасности; его смерть была в ваших же интересах». После этого он объявил, что сам станет теперь капитаном, и пообещал морякам золотые горы, если они будут его слушаться. Сото удалось их убедить, и они единодушно провозгласили его капитаном.

На борту судна, как я уже говорил, находилось много рабов, которых пираты заперли в трюме. Теперь они вспомнили об этих полуголодных, полузадохнувшихся страдальцах и стали решать, что с ними делать. Одни выступали за то, чтобы выбросить их за борт; другие, не менее кровожадные, но охочие до денег, предлагали отвезти их в порт какой-нибудь страны, где покупали рабов, и продать. Это предложение было принято, и Сото направил судно к берегам Вест-Индии, где с большой выгодой продал рабов. Одного из этих несчастных, совсем еще мальчика, он оставил у себя в качестве слуги; этому мальчику суждено было Провидением стать свидетелем казни белых людей, которые оторвали его самого и его братьев от родной земли. Он принес в свою страну весть о Божьем наказании, постигшем этих негодяев, и своим рассказом исцелил душевные раны тех, кто потерял своих родных.

Пираты полностью отдались своему гнусному ремеслу и захватили множество судов; среди них был и американский бриг, который стал вершиной их зверских «подвигов». Забрав с него все ценное, что сумели найти, пираты загнали в трюм всю команду и заперли ее, за исключением одного негра, которого специально оставили на палубе для развлечения. Сото и его банда желали насладиться зрелищем его страданий. Они подожгли бриг, а сами легли в дрейф, чтобы понаблюдать, как огонь будет охватывать судно. Несчастный негр метался между снастями; он то карабкался на мачту, то прижимался к парусам; он прыгал на палубу то в одном месте, то – в другом, а пираты громко хохотали, упиваясь этим зрелищем. Наконец, крышки люков прогорели, измученная жертва их дьявольской жестокости упала в огонь, и ужасное представление завершилось под крики злодеев, которые его поставили.

Другим их «подвигом», лишь немного уступавшим в жестокости предыдущему и приведшим их к гибели, стал захват «Утренней звезды». Они встретили это судно около острова Вознесения в 1828 году, когда оно шло из Цейлона в Англию. На борту «Утренней звезды», помимо ценного груза, находились несколько пассажиров: майор и его жена, сопровождавший их хирург, два штатских человека и около двадцати пяти солдат-инвалидов, трое или четверо из которых были с женами. Днем 21 февраля Сото заметил этот корабль. Он тут же велел свистать всех наверх и стал готовиться к нападению. Его судно шло встречным курсом. Осматривая «Утреннюю звезду», Сото сначала принял ее за французский корабль, но один из его моряков, француз по имени Барбазан, заверил его, что это судно – английское. «Тем лучше, – воскликнул по-английски Сото (он немного знал этот язык), – нам достанется добыча побогаче». После этого он велел поставить паруса по ветру и погнался за несчастным судном, находившимся примерно в двух лигах от него.

Пиратский корабль, носивший название «Защитник Педро», был очень быстроходным, но на «Утренней звезде» заметили гонящееся за ней судно и добавили парусов. Быстро догнать ее, как рассчитывал Сото, не удалось. Он сильно нервничал, что выражалось в проклятиях, которые он бормотал, и беспокойном поведении. Почувствовав богатую добычу, пираты обычно разражались дикими криками радости; он же выражал предвкушаемое удовольствие проклятиями, угрозами и душевным беспокойством. Пока Барбазан распоряжался очисткой палубы, кормлением людей завтраком и их вооружением, Сото ходил туда-сюда, прокручивая в уме план предстоящей атаки, а если ему задавали какой-нибудь вопрос, разражался потоком непристойностей. Черный мальчик-слуга спросил его, будет ли он пить свой утренний шоколад, и Сото со всей силы ударил его подзорной трубой по спине. Впрочем, когда наконец были поставлены лиселя и он увидел, что они стали догонять «Утреннюю звезду», он немного успокоился, с аппетитом поел холодной говядины, с жадностью выпил чашку шоколада и хладнокровно уселся на палубе, чтобы выкурить сигару.

Менее чем через четверть часа пират оказался неподалеку от «Утренней звезды». Сото, не поднимаясь со своего стула, велел дать холостой выстрел и поднять британский флаг, но, увидев, что эти меры не возымели действия и «Утренняя звезда» продолжает уходить от них, закричал: «Стреляйте прямой наводкой из длинноствольной пушки». Приказ был выполнен, но ядро упало с недолетом. Сото вскочил и, обозвав канониров «сапожниками», велел зарядить пушку картечью. Взяв фитиль и дождавшись, когда его судно почти поравняется с жертвой, он собственноручно навел орудие и, велев одному из матросов встать рядом с мачтой, чтобы по его приказу опустить британский флаг, выстрелил с таким видом, будто он не сомневается в своей меткости. После этого он подбежал к мачте и поднял флаг Колумбии. Сделав это, он закричал в переговорную трубу: «Приказываю остановиться; капитану выйти на палубу со всеми документами».

Во время погони люди на борту «Утренней звезды» пребывали в огромной тревоге, но, как бы они ни переживали, смелость, присущая всем английским морякам, не покинула капитана. Он не убрал парусов и, хотя один из матросов упал раненым на палубу, а повсюду виднелись следы разрушения, сдаваться не собирался. К сожалению, у него не было ни единой пушки и даже ружья отсутствовали, так что сражаться было нечем. Женские слезы и советы пассажиров сломили его решимость сопротивляться, и он позволил себе поддаться уговорам. Один из пассажиров высказал желание отправиться на борт пиратского судна; на воду спустили шлюпку. Оба судна лежали теперь в дрейфе в пятидесяти ярдах друг от друга, и у тех, кто находился на борту «Утренней звезды», появилась надежда, что джентльмен, отправившийся к пиратам, сумеет убедить их оставить их в покое и спасет команду и пассажиров от ужасной судьбы.

Некоторые люди, находясь в безопасности, не постеснялись заявить, что офицер, командовавший солдатами на борту «Утренней звезды», не должен был покорно уступать пиратам, особенно потому, что рядом с ним была его жена, и не обрекать пассажиров на мучения, которые хуже смерти. Однако все, кому станут известны обстоятельства той встречи, при зрелом размышлении согласятся, что он использовал единственный шанс избежать того, чего больше всего боялся муж. Длинноствольное орудие, стоявшее на поворотном круге в центре пиратского корабля, могло в несколько залпов отправить «Утреннюю звезду» на дно; и даже если бы пиратам, пошедшим на абордаж, было бы оказано сопротивление, результат оказался бы не лучше. Все понимали, что «Защитник Педро» превосходит их в скорости, поэтому у «Утренней звезды» не было шансов спастись; выбор был таков – сдаться или погубить себя и судно. Командир солдат, посоветовавший сдаться, надеялся спасти людям жизнь, ибо понимал, что сражение означало бы неминуемую гибель.

Джентльмен, отправившийся на лодке к пиратам, вскоре вернулся, и все увидели, с какой жестокостью они к нему отнеслись. Узнав, что он не капитан, они набросились на него и на матросов и жестоко их избили. Осыпав оскорблениями, они велели передать капитану, что, если он не явится к ним сразу же после их возвращения на «Утреннюю звезду», они тут же утопят корабль. Выслушав этот рассказ, капитан наконец понял, что надо делать. Безо всяких колебаний он спустился в лодку, взяв с собой второго помощника, трех солдат и юнгу, и отправился к пиратам. Когда он вместе с помощником поднялся на борт «Защитника Педро», Сото, стоявший у грот-мачты с обнаженной саблей в руке, велел ему подойти к нему, а Барбазан приказал помощнику идти на бак. Оба этих несчастных моряка подчинились и были тут же зарезаны.

Сото велел шести отборным пиратам, среди которых был и Барбазан, спуститься в лодку. Он отдал приказы французу; самым последним было повеление убить всех, кто находился на призовом судне, а сам корабль – затопить.

Все шестеро пиратов, отправившиеся исполнять приказы Сото, были вооружены одинаково: у каждого была пара пистолетов, абордажная сабля и длинный нож. Одеты они были в грубые холщовые клетчатые куртки и брюки; рубашки с открытым воротом, красные шерстяные шапки, а на поясе у них красовались широкие холщовые пояса, за которые были заткнуты пистолеты и ножи. Все они были сильными и крепкими, и никто не сомневался, что они прекрасно справятся с кровавым заданием, на которое их послали. Пока лодка шла к «Утренней звезде», Сото стоял, держа в руках абордажную саблю, окрашенную кровью убитого капитана, и ругался про себя, а другой негодяй с зажженным фитилем застыл у пушки, готовый, в случае необходимости, поддержать высадку выстрелом, способным смести с палубы все живое.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Помощник умоляет пирата не убивать его


Когда пираты приблизились к «Утренней звезде», женщин охватил неописуемый ужас; в отчаянии они вцепились в своих мужей, которые пытались внушить им напрасные надежды, уверяя, что если они сдадутся без сопротивления, то пираты разграбят корабль и уйдут. Но через несколько минут все надежды рассеялись. Пираты быстро поднялись на борт и, спрыгнув на палубу, принялись рубить направо и налево, убивая всех, кто попадался им под руку, и изрыгая самые ужасные проклятия. Женщины, крича от ужаса, попытались спрятаться в трюме, а мужчины падали мертвыми или бежали впереди разбойников, оставив их полными хозяевами корабля.

Повергнув в ужас всех, кто был на палубе, пираты загнали большинство людей в трюм, оставив несколько человек себе в помощники. Может показаться удивительным, как шесть человек сумели нагнать такого страха на английских моряков и двадцать солдат с майором во главе. Однако если вспомнить, что матросы не имели оружия, а солдаты были калеками, к тому же на корабль была наведена пушка, готовая по первому же сигналу потопить его, то удивляться будет нечему. Майор Логи хорошо понимал бессмысленность сопротивления столь сильному и решительному врагу, поэтому он посоветовал всем, кто находился под его руководством, не оказывать противодействия пиратам, а подчиниться им. Он надеялся, что в душе самого последнего негодяя остались хоть какие-то искры человечности. Но увы! Он сильно просчитался и подумал (правда, слишком поздно), что гибель была бы лучше тех варварских издевательств, которые пришлось перенести команде и пассажирам «Утренней звезды».

Избитые, истекающие кровью, запуганные, они лежали в трюме, пока пираты грабили их корабль. Они выпотрошили все чемоданы; самая мелкая вещица, представлявшая хоть какую-нибудь ценность, летела в кучу. Деньги, столовое серебро, карты, навигационные приборы и семь пакетов драгоценных камней, составлявших часть груза, – все забрали бандиты. Они заставили отобранных для этой цели моряков носить из трюма пакеты с драгоценностями и другие грузы на палубу; два часа без передышки надрывались несчастные пленники, а Сото стоял на мостике своего судна и руководил грабежом, ибо корабли находились на расстоянии ста ярдов друг от друга. Сцена, произошедшая в каюте, отличалась особой жестокостью. Больного офицера, мистера Гибсона, стащили с койки; с других пассажиров сорвали одежду; всех их выгнали на палубу, за исключением женщин, которых заперли в круглом помещении на палубе, и стюарда, вынужденного подавать пиратам еду и напитки. Грубое обращение, все всякого сомнения, ускорило смерть Гибсона – несчастный джентльмен не смог этого перенести. Можно представить, что чувствовал майор Логи, когда пассажиров погнали по лестнице на палубу. Напрасно умолял он разрешить ему остаться; его выгнали вместе со всеми, лишив возможности защитить свою жену. Его загнали в трюм и заперли вместе с другими пленниками, оставив ожидать неизбежную гибель.

Закончив свои «дела», пираты решили подкрепиться, готовясь к кульминации своего дьявольского предприятия. Стюард рассказывал, что трудно себе представить более уродливую компанию исчадий ада, которую ему пришлось обслуживать. Впрочем, будучи французом и от природы очень вежливым человеком, он разливал напитки если не грациозно, то весьма старательно, словно превратился в самого Ганимеда. Однако, невзирая на его стремление удовлетворить все гастрономические желания хозяев, с бедным стюардом обошлись очень плохо: два раза он просто леденел от страха, и дважды грубость его подопечных нагоняла на него непреодолимый ужас. Один раз, наполнив шампанским бокал одного из бандитов, он уже думал, что сумел завоевать его расположение, но в ту же минуту был грубо схвачен за горло и увидел, что в лицо ему направлено лезвие кинжала. Оказалось, что пират, схвативший его, нащупал у себя во рту осколок разбитого бокала и, решив, что в вино был подмешан яд, решил проверить свои подозрения, заставив стюарда выпить оставшееся в бутылке вино. Он бесцеремонно велел ему это сделать; продемонстрировав свою покорность, стюард спас себе жизнь. В другой раз случилось вот что: когда пирушка закончилась, один из пиратов холодно велел ему оставить все уловки и прямо сказать, где капитан прячет свои деньги. Это было все равно что попросить стюарда принести философский камень. Несчастный стал доказывать, что у капитана не было денег, но вопрошавший подкрепил свое требование, выстрелив ему в грудь из пистолета. Промахнувшись, он снова взвел курок, но в эту минуту Барбазан выбил у него из рук оружие, сопроводив свое действие угрозой, – это спасло стюарду жизнь. Он очень обрадовался, когда ему велели спуститься в трюм и через минуту заперли со всеми остальными.

Пираты еще некоторое время предавались пьянству, а потом велели привести женщин и поступили с ними еще менее гуманно, чем со всеми остальными. Крики несчастных женщин доносились до сидевших в трюме. С ужасом прислушивались узники к этим отчаянным воплям, понимая, что ничем не смогут помочь. До какой степени дошла жестокость пиратов, мы можем только догадываться; к счастью, они не стали убивать женщин, хотя, как выяснилось позже, Сото приказал вырезать всех, кто находится на борту. По-видимому, этот приказ не успели выполнить только потому, что бандиты слишком долго предавались пьянству и другим развлечениям. Они приготовились покинуть корабль только после того, как раздался громкий окрик их шефа. Они связали всех женщин в каюте, завалили люки, ведущие в трюм, тяжелой мебелью и, проделав дырки в бортах судна ниже ватерлинии, чтобы оно быстрее затонуло, покинули «Утреннюю звезду», предоставив ее своей судьбе.

Мы можем сказать, что, несмотря на свое жестокое отношение к женщинам и все страдания, которые они причинили пассажирам и морякам, уход пиратов спас жизнь всем тем, кого они бросили на верную гибель. Если бы они забрали с собой дам или убили их, люди, заточенные в трюме, без сомнения, утонули бы. Но, к счастью, женщинам удалось выбраться из каюты и вызволить мужчин. Выйдя на палубу, женщины увидели, что уже темнеет, однако пиратский корабль, удалявшийся от них на всех парусах, был еще виден. Они благоразумно дождались темноты, которая скрыла их от глаз врага, после чего подбежали к люку и сообщили мужчинам, что пираты ушли, что их корабль уже скрылся за горизонтом и они сейчас приступят к спасению. Потом дамы объединили свои усилия и сдвинули мебель, а мужчины, поднапрягшись, выбили снизу люк и выбрались на поверхность. Все уже радовались своему спасению, но вскоре обнаружили, что трюм почти на два метра залит водой! Все их надежды рухнули; раздались крики и стоны отчаяния, но моряки быстро взялись за дело. Поставив помпы, они с помощью пассажиров начали откачивать воду, и благодаря их неимоверным усилиям, судно осталось на плаву. Однако оно стало совершенно неуправляемым: пираты срубили весь такелаж и спилили все мачты. Тем не менее Провидение не оставило несчастных в беде – на следующий день они встретили судно, которое сняло их и доставило в Англию в целости и сохранности.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Жестокое обращение с беспомощными женщинами в каюте


Вернемся теперь к Сото и покажем, как то же самое Провидение, которое спасло людей, обреченных на гибель, покарало его самого и его гнусных сподвижников. Опьяненный своим неслыханным успехом, только под утро Сото узнал, что люди с «Утренней звезды» не были убиты, а лишь оставлены на гибель в морской пучине. Это известие привело его в дикую ярость. Он принялся упрекать Барбазана и тех, кто сопровождал его во время грабежа, в том, что они не выполнили его приказа, и заявил, что не поручится теперь за их жизнь. Несмотря на поздний час и на то, что они отошли от ограбленного судна на большое расстояние, он решил вернуться и потопить обреченный корабль. Сото исповедовал принцип «мертвые молчат»; не теряя ни минуты, он велел развернуться и идти назад. Но было уже слишком поздно; он не нашел никаких следов «Утренней звезды» и решил, что она лежит на дне моря, на глубине нескольких десятков футов, и недосягаема до Адмиралтейского суда.

Удовлетворившись этим, Сото отправился в Европу. По пути он встретил небольшой бриг, который ограбил и утопил. Для того чтобы не оставлять в живых свидетелей своего разбоя, он приказал убить всех членов команды, за исключением одного человека, которого взял с собой, потому что тот знал дорогу в Корунну, куда направлялся Сото. Но, верный своему принципу самозащиты, как только этот несчастный моряк привел его в порт и больше уже не был ему нужен, Сото подошел к штурвалу, за которым стоял этот моряк, и спросил: «Мой друг, это порт Корунны?» – «Да», – ответил тот. «Ты выполнил свое обещание, и я хочу отплатить тебе за службу». – С этими словами он вытащил пистолет и пристрелил моряка, после чего хладнокровно выбросил его тело за борт, встал у руля и вошел в родной порт с таким спокойствием, будто вернулся из обычного плавания. В Корунне он раздобыл себе новые документы и сменил имя, распродал большую часть награбленного и после небольшого отдыха отправился в Кадис, где рассчитывал продать оставшуюся часть добычи. Ветер был попутным до тех пор, пока не показался берег Кадиса. Темнело, и он лег в дрейф, рассчитывая утром войти в порт и встать на якорь; но тут вдруг поднялся восточный ветер, и неожиданно разразилась самая настоящая буря, которая шла с суши. Сото привел судно как можно ближе к ветру, намереваясь обойти мыс, вдававшийся далеко в море, и встать с наветренной стороны, но судно понесло к берегу, и он попал в ловушку, которой совсем не ожидал. Ветер усиливался; тьма была такая, что хоть глаз выколи, и тут он услышал грохот волн, разбивавшихся о подводные скалы. Судно ударилось о них, отскочило и снова ударилось. Крик ужаса слился с хлопаньем рвущихся снастей, а в глазах моряков застыл страх. Они были совершенно беспомощны перед гневом стихии, и потемневший лик Небес, в первый раз за все это время, наполнил их злобные сердца ужасом. Смерть смотрела им прямо в глаза, но не торопилась избавить их от страданий: несколько часов ужасные предчувствия терзали их сердца. Наконец, смерть удалилась, но лишь для того, чтобы вернуться в еще более ужасном виде. Буря улеглась, и на какое-то время грешники оказались в безопасности.

Как только рассвело, они сели в лодки и бросили корабль, надеясь спастись. Но в их душах не было раскаяния; вместе с тьмой и бурей исчезли и угрызения совести, и они уже не думали о том, что было в прошлом. Пираты стояли на берегу, глядя на обломки своего корабля, и первой мыслью Сото было продать его и купить другой для возобновления своих пиратских набегов. С присущей ему решительностью он сообщил об этом своим спутникам и получил их полное одобрение. Тут же был составлен план действий – явившись к властям Кадиса, они выдадут себя за честных моряков, чей корабль потерпел крушение. Сото решил выдать себя за помощника капитана, чтобы получить разрешение на продажу судна. Они явились в Кадис и предстали перед настоящими морскими офицерами. Их рассказ был выслушан с сочувствием, и в течение нескольких дней все шло как и было задумано. Сото удалось найти человека, который согласился купить обломки судна за тысячу семьсот пятьдесят долларов; контракт был уже подписан, но деньги, к счастью, еще не были выплачены, когда у властей возникли подозрения, тот ли человек Сото, за которого себя выдает. Эти подозрения возникли из-за того, что рассказы пиратов не совпадали, и шестеро из них были арестованы. Сото и еще один моряк немедленно скрылись и сумели добраться до нейтральной территории перед Гибралтаром; шестеро других пиратов бежали в Карракас.

Никто не имел права въезжать в крепость Гибралтар без разрешения губернатора или без паспорта. Поэтому Сото и его спутник сняли жилье в Посаде, на нейтральной территории, и несколько дней спокойно там прожили. Однако смелый и предприимчивый ум Сото не мог оставаться в бездеятельности; он предложил своему товарищу попытаться войти в крепость по чужим документам и в чужом платье, но тот отказался. Тогда Сото решил пойти один – ему нужно было получить деньги по векселю, который он привез с собой из Кадиса. Его спутник, более осторожный, чем он, избрал другой путь. Хотя на нейтральной территории испанские и английские законы соблюдались не так строго и здесь его вряд ли могли бы обнаружить, он тем не менее решил не рисковать жизнью и оказался прав. Появись он в Гибралтаре, ему пришлось бы разделить судьбу своего капитана. Этот моряк оказался единственным человеком из всей пиратской шайки, который не понес наказания за свои преступления, ибо ему удалось сесть на какой-то корабль и скрыться. Никто не знает, в какой стране он находится, но его описание, вне всякого сомнения, у полиции имеется. Стюард «Утренней звезды» сообщил мне, что этот человек высок и грузен, имеет светлые волосы и свежий цвет лица, выражение которого отличается мягкостью, при всем при том что это самый большой негодяй из всей пиратской шайки. Мне кажется, он говорил, что этот человек – француз.

Сото пришел в крепость Гибралтар по чужому пропуску и поселился в убогой таверне, стоявшей в узком переулке, который отходил от главной улицы города. Эту таверну содержал человек по имени Бассо. Это жилище очень соответствует темной жизни Бенито. Мне частенько приходилось проходить ночью мимо двери этой таверны, ибо наша казарма располагалась в нескольких метрах от нее. Всякий раз, когда я видел эту дверь, меня невольно охватывал ужас. Это была прокуренная, грязная забегаловка, в которой сидели группы темных испанцев, мавров и евреев. Их мрачные лица при тусклом свете масляных ламп казались желтыми. Зрелище голых стропил в комнатах, расположенных наверху, которые были видны в лишенные ставней окна, и осознание того, что они висели над головой этого зверя Сото, усиливали мой ужас.

В этом логове негодяй провел несколько недель и все это время наслаждался жизнью, словно никогда никого не убивал. Он сообщил Бассо, что заехал в Гибралтар по пути из Малаги в Кадис и ждет здесь приезда своего друга. Он одевался очень дорого – носил обычно белую английскую шляпу самого лучшего качества, шелковые чулки, белые брюки и голубой сюртук. У него были пышные усы и иссиня-черные, густые, длинные и вьющиеся от природы волосы. Он напоминал лондонского священника, печально известного своими пророческими и антипоэтическими проповедями. У него была коричневая от загара кожа, а осанка и походка говорили о решительном, смелом и отчаянном характере. Я встречался с ним в его камере и во время суда, но, несмотря на то что он сильно исхудал и превратился в скелет, что лицо его стало бледно-желтым, глаза ввалились, а волосы были коротко острижены, было заметно, что это очень сильный человек. Он по-прежнему держался очень прямо и бесстрашно; его подвижные, яркие и злобные глазки, быстрая и точная речь, манера делать краткие и уместные замечания остались прежними. Мне показалось, что этот человек мог бы сделаться героем своей страны, если бы обстоятельства наставили его на правильный путь к славе; но невежество и нищета превратили его в злодея. А ведь он мог бы верой и правдой служить своей несчастной стране и прославить ее! Хотел бы я послушать, что сказали бы френологи, изучив его голову: она показалась мне совершенно необычной, и, разумеется, шишка деструктивности, имеющаяся на ней, полностью подтверждает теорию френологии. Здесь прошел слух, что его череп был отправлен для изучения в Эдинбург; если это правда, то мы, вне всякого сомнения, скоро узнаем мнение ученых об этом предмете, и теория о том, что черепа великих завоевателей очень похожи на черепа величайших убийц, получит новое подтверждение.

Когда я посетил Сото в мавританском замке, где его содержали, он сидел в холодной, узкой, убогой камере на соломенном тюфяке и ел с оловянной тарелки свою простую еду. Я подумал, что он скорее вызывает жалость, чем желание отомстить; он был сильно измучен болезнью и сломлен страданиями, но сохранил свою дружелюбную, открытую и добрую манеру разговора. Сото был не прочь поболтать со мной, что было для него совершенно нехарактерно. Он говорил о своем длительном заключении, пока на его глазах не показались слезы, и с удовлетворением отзывался о приближении суда; но главное качество его характера, а именно свирепость, вспыхнуло в его маленьких, пронзительных черных глазках, когда я собрался уходить. Он с такой ненавистью отзывался о начальнике военной полиции, своем главном страже, что я подумал, будто жажда крови в его душе еще не угасла. Его поведение было совсем другим, когда он появился в зале суда, – мне показалось, что он снова превратился в прежнего Сото, о котором мне столько рассказывали. Он стоял, выпрямившись во весь свой рост, и сохранял спокойствие; говорил сильным голосом, внимательно следил за ходом суда, иногда задавал вопросы свидетелям и в завершение выразил протест против приговора. Порой он заговаривал с полицейскими, охранявшими его, а порой демонстрировал пренебрежительное отношение к своему положению, хотя ему это плохо удавалось. Даже здесь проявилось главное свойство его ума; когда переводчик начал свою работу, он заговорил слишком педантичным и аффектированным языком; Сото его перебил и так нахмурил лоб, что переводчик испугался. «Мужчина, я вас не понимаю; говорите, как и все, по-испански, и я вас выслушаю». Когда ему предъявили кортик, принадлежавший мистеру Робертсону, чемодан и одежду, снятую с мистера Гибсона, и карманную книжку с записями, сделанными рукой несчастного капитана «Утренней звезды», и сказали, что все было найдено в его комнате; когда служанка таверны показала, что видела кортик, лежавший под его подушкой, каждое утро во время уборки его кровати; когда перед ним предстал его собственный чернокожий раб, между двумя восковыми свечами выражение лица этого негодяя предстало в истинном свете – не угнетенное, не грустное, но живое и сердитое. Когда же терпеливым и почтенный губернатор сэр Джордж Дон вынес ему справедливый приговор, он посмотрел на него волком и сохранил ужасное молчание, которое было красноречивее слов.

До самого дня накануне казни преступник упорствовал в том, что он невиновен, и заявлял, что его осудили несправедливо, но неизбежность казни и голос религии наконец заставили его смириться. Он полностью признал свою вину и искренне раскаялся, отдал тюремщику лезвие бритвы, которое спрятал в подошве своей туфли, признавшись, что хотел добавить к своим преступлениям еще и самоубийство, и, по-видимому, стал уже ждать тот момент, когда он предстанет перед Создателем.

Я присутствовал на его казни, и мне кажется, не было более раскаявшегося в своих грехах человека, чем Сото. Он не проявлял никаких признаков страха: твердым шагом шел за погребальной повозкой, смотрел то на гроб, то на распятие, которое держал в руках. Он часто прижимал этот символ божественности к своим губам, повторял молитвы, которые шептал ему в ухо священник, и, по-видимому, думал только о том мире, в который ему предстоит войти. Виселицы стояли на берегу и были обращены в сторону нейтральной территории. Он поднялся на телегу столь же твердо, как и шел за ней, и поднял лицо к небесам, откуда падал дождь, и лицо его было спокойным, отстраненным и невозмутимым. Увидев, что веревка висит слишком высоко, он храбро встал на гроб, сунул в петлю голову и, глядя на колесо, совершившее первый оборот, прошептал: «Прощайте все» – и наклонился, чтобы побыстрее упасть.

Его черный раб стоял на батарее, с дрожью наблюдая за смертью господина, которая положила конец ужасному ряду событий. Он дал себе слово, что, вернувшись домой, расскажет своим африканским соотечественникам об «ужасах» европейской цивилизации. Чернокожий мальчик был оправдан в Кадисе, а люди, бежавшие в Карракас, а также те, кто был арестован после кораблекрушения, были осуждены и казнены. Их четвертовали, а куски тел, в назидание другим пиратам, развесили на крючьях.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Гибралтарская скала


Приключения капитана Роберта Кида

Легкий доступ в гавань Нью-Йорка, множество укромных местечек на побережье и слабость городских властей около 1695 года притягивали в этот город множество пиратов, которые сбывали здесь свою добычу и обдумывали новые набеги. Они привозили богатые грузы самого разного рода, дары тропиков и роскошные вещи из испанских провинций и избавлялись от них с небрежностью, вошедшей в пословицу. Вот почему пираты были желанными гостями для жадных нью-йоркских торговцев. Днем по городу, нисколько не скрываясь, шатались толпы морских бродяг, отщепенцев из всех стран и областей. Они жили бок о бок с мирными обитателями города, продавали за половину или даже четверть цены свою добычу осторожным торговцам, а потом спускали эти деньги в тавернах, предаваясь пьянству и игре, громко горланя песни, затевая драки и мешая обывателям спать своими потасовками и кутежами. В конце концов, эти безобразия достигли такого размера, что слух о них дошел до правительства США, которое вынуждено было вмешаться и положить этому конец. Были предприняты меры для изгнания пиратов из английских колоний.

Среди уважаемых людей, которые жили в английских колониях в Америке, был капитан Роберт Кид (его настоящее имя было Уильям Кид). В начале войны короля Вильгельма он командовал капером в Вест-Индии и после нескольких удачных операций завоевал репутацию храброго и опытного моряка. Но вскоре о нем пошла дурная слава. Он был торговцем, контрабандистом и пиратом. Много лет он торговал с пиратами, плавая на небольшом быстроходном судне, которое могло заходить в самые мелкие воды. Он знал все укромные места и укрытия пиратов и всегда совершал какие-то таинственные плавания.

В соответствии со старой поговоркой «Пусть негодяй ловит негодяя» лорд Белламонт, тогдашний губернатор Барбадоса, отрекомендовал капитана Кида и некоторых других моряков руководству Вест-Индии как людей, которым можно доверить правительственный корабль и отправить на поимку пиратов, поскольку они хорошо знают здешние моря и все укрытия морских разбойников. Какими соображениями руководствовались политики того времени, я не знаю, но это предложение никого в Вест-Индии не заинтересовало, хотя оно могло бы принести большую пользу, ибо купцы терпели огромные убытки из-за нападений пиратов.

Тогда лорд Белламонт и некоторые другие чиновники, которые хорошо знали, сколько судов ограбили пираты и какие огромные богатства сосредоточились в их руках, решили снарядить корабль на свои собственные средства и поручить командование им капитану Киду. А для того чтобы придать этому предприятию больше веса и обеспечить эффективное руководство экспедицией, они добились от короля патента для этого капитана. Ниже мы приводим текст этого патента.


«Вильгельм Рекс,

Вильгельм Третий, милостью Божьей король Англии, Шотландии, Франции и Ирландии, защитник веры и т. д. Нашему достойному и возлюбленному капитану Роберту Киду, командиру галеры «Эдвенчер» или кому-нибудь другому, кто командует в данное время этой галерой, Приветствие.

Нам сообщили, что капитаны Томас Ту, Джон Аэленд, капитаны Томас Уэйк и Уильям Мейз, или Мейс, и другие наши подданные, уроженцы или жители Нью-Йорка и других мест в наших плантациях в Америке, связавшись с другими, дурными и неблагонамеренными людьми, совершают, вопреки закону наций, многочисленные и крупные акты пиратства, грабежа и насилия на морях, омывающих эту часть Америки и другие страны, создавая препятствия для торговли и мореплавания и огромную опасность для жизни и нанося ущерб нашим возлюбленным подданным, нашим союзникам и всем другим, совершающим плавания в соответствии со своими законными правами. Да будет вам известно, что мы, желая положить конец вышеописанным злодеяниям и, если это удастся, передать означенных пиратов, флибустьеров и морских бродяг в руки правосудия, посчитали возможным даровать и вручить означенному Роберту Киду (которому наши чиновники из ведомства лорда – адмирала Англии передали в управление частный военный корабль, 11-го дня месяца декабря 1695 года) и командиру означенного корабля в настоящее время и всем офицерам, матросам и другим людям, которые будут находиться под его командой, полную власть и обязанность искать, захватывать и подвергать заключению означенных капитанов Томаса Ту, Джона Аэленда, Томаса Уэйка и Уильяма Мейза, или Мейса, а также всех пиратов, флибустьеров и морских бродяг, которые являются нашими подданными и подданными других стран, действующих совместно с ними, которых вы встретите в морях Америки или у ее побережья, или в других морях и прибрежных водах, со всеми их судами и кораблями, а также товарами, деньгами, грузами и снаряжением, которые будут обнаружены на борту или у них, в случае если они добровольно сдадутся в плен; если же они не согласятся сдаться без боя, то их следует принудить к сдаче силой. Мы также требуем, чтобы ты доставил или велел доставить этих пиратов, флибустьеров или морских бродяг, которых ты захватишь в плен, в суд, чтобы они были осуждены по закону, касающемуся подобных случаев. И мы приказываем всем нашим офицерам, министрам и другим нашим возлюбленным подданным всячески помогать и способствовать тебе в этом деле. Кроме того, мы приказываем тебе вести точные записи всех твоих действий во время выполнения этого задания и отмечать имена пиратов, их офицеров и матросов, а также названия кораблей и судов, которые ты захватишь, и количество оружия, пушек, боеприпасов, провизии и грузов, взятых на этих судах, и истинную ценность всего этого, насколько сможешь судить. И мы строго приказываем тебе, несмотря на все опасности, никоим образом не обижать или досаждать нашим друзьям или союзникам и их кораблям или подданным, ни вымоганием денег, ни под предлогом этого документа, ни превышением данной тебе власти. В подтверждение всего вышеизложенного мы повелеваем вам приложить к этому патенту Большую печать королевства. Дано при нашем дворе в Кенсингтоне, января 26-го дня 1695 года, в год правления нашего седьмой».


Капитан Кид получил еще один документ под названием «Лицензия на репрессалии», поскольку Англия воевала с Францией, и эти лицензия давала ему право захватывать французские торговые суда, если таковые ему встретятся; но этот документ не имеет отношения к нашему рассказу, и мы не будем утомлять читателя его изложением.

Прежде чем отправиться в плавание, капитан Кид зарыл на берегу Плимутского залива свою Библию; ее советы были так далеки от непутевой жизни Кида, что он не хотел иметь при себе книгу, которая осуждает его преступную карьеру.

В мае 1695 года, имея при себе обе эти лицензии, он отплыл из Плимута на галере «Эдвенчер», которая несла тридцать пушек и имела восемьдесят человек команды. Сначала он отправился в Нью-Йорк и по дороге захватил французское судно, занимавшееся ловом трески, но поскольку у него была лицензия на такие захваты, то нельзя назвать это актом пиратства нельзя.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Кид зарывает свою Библию


Прибыв в Нью-Йорк, он объявил в газетах о найме матросов, ибо нуждался в пополнении команды, поскольку собирался иметь дело с отчаянными головорезами. Он обещал, что каждый моряк на его судне получит долю захваченной добычи, оставляя себе и владельцам судна сорок долей. При таких условиях он быстро набрал людей, и команда его корабля составила сто пятьдесят пять человек.

С этим экипажем он отплыл сначала на Мадейру, где взял на борт вино и другие необходимые вещи; отсюда он пошел к Бонависте, одному из островов Зеленого Мыса, где загрузился солью, а потом отправился прямо на Сант-Яго, другой остров того же архипелага, желая запастись провизией. Когда это было сделано, он пошел к Мадагаскару, известному пристанищу пиратов. По пути Кид встретил капитана Уоррена, коммодора эскадры из трех военных кораблей. Он сообщил этому коммодору о своих намерениях, провел с ним два или три дня, а потом покинул его и направился к Мадагаскару, куда прибыл в феврале 1696 года, через девять месяцев после отплытия из Плимута.

Получилось так, что в это время большая часть пиратских судов отправилась в море на поиски добычи; разведчики, посланные на берег, сообщили, что на острове нет ни одного корабля, поэтому, потратив некоторое время на пополнение запасов воды и продовольствия, Кид решил попытать счастья у побережья Малабара, куда он прибыл в июне, через четыре месяца после появления на Мадагаскаре. Отсюда он совершил плавание с заходом сначала на Моилу, а потом – Джоанну, острова, расположенные между Малабаром и Мадагаскаром. Провизия у него заканчивалась, а судно требовало ремонта, поэтому, будучи на острове Джоанна, он занял некоторую сумму денег у французов, которые потеряли свой корабль, но спасли деньги и товары. На эти деньги он купил материалы для ремонта своей галеры.

В это время у него, по-видимому, не было никакого намерения становиться пиратом; около Моилы и Джоанны он встретил несколько индийских судов с богатыми грузами, но не сделал никаких попыток захватить их, хотя был достаточно силен, чтобы поступить с ними как ему заблагорассудится. Свое первое преступление, по моим сведениям, он совершил уже после ремонта корабля, покинув остров Джоанна. Он зашел в местечко Мабби, на берегу Красного моря, и силой отобрал у местных жителей зерно. После этого он отправился в Беб-Ки, селение на небольшом острове у входа в Красное море. Здесь впервые он открыл команде свои намерения и дал им понять, что хочет изменить свой образ жизни. Когда зашел разговор о том, что в здешних краях должен вскоре появиться флот Мокко, он заявил: «До сих пор нам не везло, но приободритесь, друзья мои, этот флот сделает нас богатыми». Увидев, что никто не собирается возражать, он отправил на берег шлюпку с матросами, велев им взять в плен кого-нибудь из местных жителей и привезти его сюда или каким-нибудь другим способом разведать, как обстоят дела. Лодка вернулась через несколько дней; разведчики сообщили, что видели в гавани четырнадцать или пятнадцать судов, готовых к отплытию. Среди них были английские, голландские суда и несколько кораблей под арабскими флагами.

Нам трудно объяснить эту неожиданную перемену в поведении Кида. Можем только предположить, что сначала он собирался разбогатеть, взяв в плен пиратов, но, устав от постоянных неудач и опасаясь, что его хозяева, увидев, что он не окупил затрат на организацию экспедиции, уволят его. Тогда ему придется искать работу, а вряд ли кто захочет доверить корабль такому неудачнику, как он; словом, опасаясь нищеты, он решил, раз уж ему не удалось стать богатым одним способом, разбогатеть другим.

Он велел, чтобы на мачте постоянно дежурил матрос, который должен был подать сигнал, завидев флот, вышедший из Мокки. Через четыре дня, ближе к вечеру, флот появился на горизонте – его сопровождал английский и голландский военные корабли. Кид вскоре поравнялся с ним и, затесавшись в середину флота, выстрелил в арабский корабль, шедший рядом. Однако на военном корабле подняли тревогу. Этот корабль подошел к галере Кида и открыл огонь. Пирату пришлось уйти – сил сражаться с военным кораблем у него не было. Начав нападать на торговые суда, Кид уже не мог остановиться, поэтому он стал курсировать у побережья Малабара. Первым захваченным им призом было небольшое судно, принадлежавшее Адену; судно было арабским, и владели им арабские купцы, но капитаном был англичанин по имени Паркер. Кид заставил его и португальца, которого звали дон Антонио, – единственных европейцев на борту – перейти на его галеру. Первого он назначил лоцманом, а второго – переводчиком. Он очень жестоко обошелся с матросами, направив на них ружья и подгоняя саблями, пираты заставили их искать деньги на борту захваченного судна. Но на нем не было ни золота, ни серебра, и он ничего не добился своей жестокостью. Забрав весь перец и кофе, Кид отпустил судно.

Некоторое время спустя он прибыл в Каравар, селение на том же самом берегу, до которого дошли слухи о том, как он ограбил арабское судно. Некоторые английские купцы узнали об этом от его владельцев, с которыми вели переписку, поэтому, когда Кид прибыл туда, люди заподозрили, что это пиратство совершил он. Некий мистер Харви и мистер Мейсон, двое служащих английской фактории, явились на борт его корабля и попросили пригласить Паркера и Антонио, португальца. Кид заявил, что не знает таких, заперев их в потайном месте, где они пробыли семь или восемь дней, до тех пор, пока Кид не ушел из Каравара.

Тем временем все побережье было встревожено, и на поимку Кида был отправлен португальский военный корабль. Кид встретил его и шесть часов сражался с ним, причем весьма храбро; но, увидев, что захватить его он не сможет, ушел, ибо превосходил португальца в скорости. После этого он ушел в местечко под названием Порка, где пополнил запасы воды и закупил и местного населения свиней для прокорма своей команды.

Вскоре после этого он встретил арабский корабль, капитаном которого был голландец по имени Митчелл, и стал преследовать его, подняв французский флаг. Увидев это, на судне тоже подняли французский флаг. Подойдя ближе, Кид крикнул им что-то по-французски. На борту арабского судна находился француз, который ответил ему на своем языке. Кид велел прислать за ним лодку, и они вынуждены были подчиниться. Поинтересовавшись, кто они и откуда идут, он спросил француза, который плыл на этом судне пассажиром, есть ли у него французский паспорт, и тот дал Киду понять, что есть. Тогда он сказал французу, что он может вполне сойти за капитана и с его помощью станет капитаном. Француз не осмелился его ослушаться. Таким образом, Кид надеялся захватить корабль в качестве законного приза, как принадлежащий французским подданным, предъявив патент, который разрешал ему делать это. Впрочем, после того, что он уже совершил, он мог бы и не прибегать к уверткам, чтобы захватить корабль.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Кид атакует арабский флот


Короче говоря, он забрал груз и вскоре продал его; тем не менее он еще побаивался, не придется ли ему ответить за это, ибо, встретив через некоторое время голландское судно, Кид отказался напасть на него, хотя вся команда настаивала на этом. На корабле вспыхнул бунт, большинство потребовало захватить голландское судно. Вооружившись, взбунтовавшиеся моряки собирались уже садиться в шлюпку и идти на абордаж, но Кид заявил, что если они это сделают, то он их назад не примет. Пираты отказались от своего намерения, и Кид некоторое время шел одним курсом с голландцем, не выказывая никакого намерения захватить его. Однако этот бунт привел к убийству, за которое Кид и был позже приговорен к смерти. Канонир по прозвищу Мавр, который стоял однажды на палубе рядом с Кидом, завел речь о голландском судне; слово за слово, завязалась перепалка; Мавр обвинил Кида в том, что он их всех разорил. Обозвав его собакой, Кид схватил ведро и ударил Мавра по голове, пробив ему череп. На следующий день канонир умер.

Однако порыв благоразумия продолжался у Кида недолго; продвигаясь вдоль берегов Малабара, он ограбил множество встречных судов. У этого же побережья он встретил португальское судно, которое держал у себя в плену целую неделю, после чего, забрав несколько сундуков с индийскими товарами, тридцать кувшинов с маслом, воск, железо и сотню мешков с рисом, отпустил.

Тогда же он пристал к одному из Малабарских островов, желая пополнить запасы воды и древесины. Его бондарь сошел на берег и был убит местными жителями. Тогда Кид сам высадился на сушу, разграбил и сжег несколько домов. Местные жители разбежались, но Киду удалось захватить одного из них; он велел привязать его к дереву и расстрелять. Выйдя в море, он захватил самый большой приз из тех, что попадали ему в руки, – арабский корабль в четыреста тонн, называвшийся «Кведский купец». Это судно было нагружено дорогими товарами; капитаном у него был англичанин по имени Райт, ибо индусы часто нанимали англичан или голландцев командовать их судами, поскольку их собственные моряки плохо знали искусство мореплавания. Кид гнался за этим кораблем, подняв французский флаг, а догнав, велел прислать за ним шлюпку. Явившись на «Кведского купца», он заявил Райту, что берет его в плен. Расспросив его о составе команды, он узнал, что европейцев, за исключением двух голландцев и одного француза, здесь нет. Команда состояла из армян и индусов, причем армяне владели частью груза. Кид дал армянам понять, что если они заплатят за себя приличный выкуп, то он отпустит их вместе с грузом. Они предложили ему двадцать тысяч рупий, что составило около трех тысяч фунтов стерлингов, но Кид решил, что этого мало, и отказался от сделки. Высадив своих моряков в разных местах побережья, он вскоре продал часть груза, получив за это десять тысяч фунтов. Часть денег он пустил в дело, закупив провизию и другие товары, которые были ему нужны. Постепенно он распродал весь груз; когда дело дошло до дележа, то матросам досталось по двести фунтов на каждого. Сам он получил, согласно договору, сорок долей, что составило около восьми тысяч фунтов стерлингов.

Индусы, жившие на побережье, поднимались на борт его судна и торговали совершенно свободно, а он аккуратно платил за все приобретаемые им товары, но только до тех пор, пока корабль не был готов поднять паруса. Думая, что он никогда больше не встретится с этими купцами, Кид безо всякого зазрения совести забрал у них товары, а самих торговцев отправил на берег, не заплатив, чего они совсем не ожидали. Индусы привыкли иметь дело с пиратами и знали, что те их не обманут. Они считали, что пираты торгуют честно, а уж если кого и грабят, то вовсе не их.

Кид послал на борт «Кведского купца» своих людей и с двумя кораблями отправился на Мадагаскар. Не успел он прибыть туда и бросить якорь, как к борту его судна пристало каноэ, в котором находилось несколько англичан, в прошлом хорошо знавших Кида. Увидев его, они поздоровались с ним и сказали, что им сообщили, будто он явился для того, чтобы их повесить, хотя со старыми знакомыми так не поступают. Но Кид успокоил их, заверив, что у него и в мыслях такого не было и что теперь он во всех отношениях сделался для них родным братом, таким же отверженным, как и они. Пригласив их к себе на корабль, он выпил за здоровье их капитана.

Это были люди с пиратского корабля под названием «Резолюшн», а прежде – «Купец из Мокки», которым командовал капитал Каллифорд и который стоял на якоре неподалеку. Кид вместе с ними явился к нему и пообещал свою дружбу и помощь, а Каллифорд в свою очередь посетил судно Кида. Чтобы доказать свою искреннюю дружбу, Кид расспросил Каллифорда, в чем он нуждается, и подарил ему якорь и несколько пушек, без которых тот не мог выйти в море.

Галера «Эдвенчер» была уже очень старой, и корпус ее протекал так сильно, что людям Кида приходилось постоянно откачивать воду насосами, поэтому Кид перенес с нее все пушки на «Кведского купца», решив превратить его в военный корабль. Подобно тому как он раньше разделил деньги, он раздал своим пиратам и остатки груза. Однако вскоре после этого большая часть команды покинула его – некоторые перешли на службу к капитану Каллифорду, а другие решили поселиться на острове, так что у Кида осталось всего сорок человек.

Он вышел в море и, зайдя на Амбойну, один из голландских островов пряностей, узнал, что слухи о его «подвигах» достигли Англии, где его объявили пиратом.

Дело заключалось в том, что его нападения так встревожили английских купцов, что в парламенте были сделаны запросы, касающиеся выданных ему патентов и людей, которые снарядили его в путь. Для лорда Белламонта наступили трудные времена. Желая оправдать себя, он после казни Кида издал брошюру, в которой пытался оправдать свои действия. А тем временем, чтобы прекратить грабежи на море, решено было выпустить указ, в котором король Англии обещал полное прощение всем пиратам, которые сдадутся добровольно, в каких бы преступлениях они ни были замешаны. Срок действия этого указа истекал в последний день апреля 1699 года, а территория, на которой он действовал, простиралась от мыса Доброй Надежды на восток до параллели и меридиана Сокаторы и мыса Корморин. Однако в нем было специально оговорено, что Кид и Эвери помилованию не подлежат.

Когда Кид покинул Амбойну, он еще не слышал об этом указе, поскольку, узнав, что в помиловании ему отказано, он бы вел себя осторожнее и не сунулся бы прямо в пасть врагу. Но он надеялся, что лорд Белламонт сумеет его защитить, один или два французских паспорта, которые он обнаружил на захваченных им судах, помогут уладить дело, а добыча позволит ему приобрести друзей. Он тешил себя мыслью, что все это позволит замять дело и спасти его от наказания. Поэтому он отправился прямо в Бостон, нагруженный добычей, в компании самодовольных моряков. Но не успел он прибыть в Бостон, как об этом стало известно властям, задумавшим его арестовать. Однако смелый характер Кида и поддержка отчаянных парней, повсюду следовавших за ним по пятам, словно свора бульдогов, не позволили сделать это немедленно. Он успел зарыть в землю большую часть своих несметных сокровищ, которые так и не были найдены, и с гордо поднятой головой появился на улицах города. Он попытался сопротивляться при аресте, но его скрутили и бросили в тюрьму. Власти так боялись этого пирата и его команды, что для их перевозки в Англию на суд был выделе специальный фрегат.

В мае 1701 года в Олд-Бейли состоялось заседания Адмиралтейского суда, на котором капитану Киду, Николасу Черчиллю, Джеймсу Хау, Роберту Ламли, Уильяму Дженкинсу, Габриэлю Лофу, Хью Перроту, Ричарду Барликорну, Абелю Оуэнсу и Дарби Маллинсу были предъявлены обвинения в пиратстве и разбое в открытом море. Все они были признаны виновными, за исключением трех: Роберта Ламли, Уильяма Дженкинса и Ричарда Барликорна, которые сумели доказать, что служили у офицеров судна подмастерьями, и, предъявив суду свои контракты, были оправданы.

Что касается этих троих, то, хотя и было доказано, что они участвовали в захвате судов и разделе добычи, как совершенно справедливо решили джентльмены в судейских мантиях, между ними и всеми остальными имеется существенное различие. Для совершения акта пиратства или преступления должно наличествовать желание и свобода воли. Пират действует не по принуждению, а по своей воле, а в данном случае простое действие еще не делает человека виновным, если он не совершил его по собственному желанию.

Что касается слуги, то, если он действует добровольно и получает свою долю, его можно считать пиратом, ибо он совершает проступок не по принуждению, а по своей воле. Если верить свидетелям, эти трое юнг получали свою долю добычи, но давали ли они отчет своим господам об этой доле, неизвестно. Кроме того, никто не мог сказать, действовали ли они по своей воле или по принуждению хозяев. Этот вопрос был оставлен на рассмотрение судей, и они вынесли свой приговор – не виновны.

Кида обвинили еще и в убийстве канонира Мавра и тоже признали виновным. Николас Черчилль и Джеймс Хау подали королю прошение о помиловании, ссылаясь на то, что сдались еще до того, как срок действия указа истек, а полковник Басс, губернатор Западного Джерси, к которому они явились с повинной, будучи вызванным в суд, подтвердил их слова. Впрочем, это прошение было отвергнуто судом, поскольку в указе были названы четыре комиссара, а именно: Томас Уоррен, Израэль Хейес, Питер Деланнат и Кристофер Поллард, эсквайры, которые имели право принимать заявления от тех пиратов, которые решили сдаться. Никакому другому человеку этого права не давалось; Черчилль и Хау не подпадали под действие указа о помиловании, поскольку это условие не было выполнено.

Дарби Маллинс заявил в свою защиту, что он служил капитану, который имел патент, выданный королем, и, отказавшись выполнять приказы этого капитана, должен был понести суровое наказание. Он добавил, что, если корабль или корабли отправляются в плавание по приказу короля, матросы не имеют никакого права оспаривать распоряжения офицеров и требовать у них отчета, почему они поступили так, а не иначе, поскольку такая свобода уничтожит всякую дисциплину. Если действия моряков носили незаконный характер, то отвечать за это должны одни офицеры, ибо матросы выполняли их приказы, и не более того. Суд ответил ему, что во время экспедиции, отправленной по приказу короля, оправданными считаются только законные действия, а отнюдь не те, которые противоречат закону. Он ответил, что законные действия не нуждаются в оправдании и никто не захочет пойти в матросы, если их будут привлекать к суду за выполнения офицерских приказов и наказывать за это; если же матросам позволят оспаривать приказы, то плавания станут совершенно невозможными.

Это была самая убедительная речь в свою защиту, но, поскольку он получал долю добычи, участвовал в нескольких бунтах на борту, в которых моряки навязывали капитану свою волю, всем стало ясно, что ни о каком подчинении командиру речи быть не может, ибо вся команда действовала в соответствии с обычаями пиратов и флибустьеров. Судьи, обсудив все улики, признали его виновным, как и всех других.

Что касается защиты капитана Кида, то он настаивал на своей невиновности и порочности его людей. Он заявил, что добросовестно исполнял свои обязанности и никогда не занимался пиратством; что команда часто устраивала бунты против него и поступала как ей заблагорассудится; что его подчиненные угрожали пристрелить его прямо в каюте и что однажды его покинуло сразу девяносто пять человек. Эти люди подожгли его корабль, чтобы он не смог привести его домой, вместе с захваченными им призами, где они были бы конфискованы по закону. Эти суда, по его утверждению, были захвачены по праву, дарованному ему патентом с королевской печатью, поскольку они принадлежали французам. В защиту Кида выступил некий полковник Хьюсон, который охарактеризовал его как необыкновенного человека и сообщил суду, что служил под его началом и принимал участие в двух битвах с французами, в которых он сражался как герой. В одной из них корабль Кида и корабль, находившийся под командой Хьюсона, вступили в бой с месье дю Кассом, который командовал эскадрой из шести судов, и разбили ее. Но это случилось за несколько лет до того, как Кид совершил поступки, указанные в обвинении, и рассказ Хьюсона ничем не помог обвиняемому.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Кид, висящий в цепях


Что касается дружеского расположения, проявленного к известному пирату Каллифорду, то Кид отрицал его, заявив, что хотел захватить его в плен, но его люди, эта шайка трусов и предателей, отказалась выполнить его приказ, а некоторые бежали с его корабля и присоединились к команде означенного пирата. Но свидетельские показания полностью опровергли его слова, и он был признан виновным.

Когда Кида спросили, может ли он сказать, по какой причине против него не может быть вынесен смертный приговор, он ответил, что «ему нечего сказать, за исключением того, что его осудили предубежденные и подлые люди». А когда зачитали приговор, он заявил: «О боже, это очень тяжелый приговор. Что касается меня, то я самый невиновный из всех, но против меня выступили предубежденные люди».

Примерно через неделю после суда капитан Кид, Николас Черчилль, Джеймс Хау, Габриэль Лоф, Хью Перрот, Абель Оуэнс и Дарби Маллинс были повешены в доке для казней. После этого их тела подвесили на цепях над рекой на небольшом расстоянии друг от друга, где они провисели несколько лет.

Кид умирал тяжело, ибо веревка оборвалась и он упал на землю. Его повесили снова, и на этот раз он умер. Отсюда родилась легенда о том, что Кид был повешен дважды. Такова правдивая история капитана Кида, которая породила бесчисленное множество легенд. Известие о том, что перед арестом он зарыл большое количество золотых и серебряных монет (а он действительно это сделал), взбудоражила умы людей, живших на этом побережье. Там и тут появлялись слухи, что кому-то удалось найти огромную сумму денег. Их находили то в одной, то в другой части страны. Это были монеты с арабскими надписями, а значит, те самые, которые Кид забрал у арабских купцов.

Некоторые утверждали, что сокровище было зарыто в уединенном, пустынном месте в районе Плимута или Кейп-Кода; в других слухах фигурировало не только восточное побережье, но и берега Зунда и даже Манхэттен и Лонг-Айленд. На самом деле энергичные люди лорда Белламонта нагнали на пиратов большого страху во всех частях провинций; они бросились прятать свои деньги и драгоценности в уединенных и отдаленных от цивилизации местах, на диком побережье моря, а сами рассеялись по стране. До многих дотянулась рука правосудия, и они уже не смогли вернуться в эти места и вырыть сокровища, которые так и остались лежать в земле и, несомненно, потеряны для нас навсегда. Это породило многочисленные рассказы о деревьях и скалах, на которых сделаны таинственные отметки, обозначавшие, по-видимому, места, где лежит зарытое пиратами сокровище. Множество людей пыталось отыскать эти клады, но так и не смогло этого сделать. Самым популярным местом у кладоискателей стала скала на побережье Лонг-Айленда, называемая Утесом Кида, но никто еще до сих пор не нашел там ничего.

Кровавые преступления и казнь Винсента Бенавидеса, пирата с западного побережья Южной Америки

Винсент Бенавидес был сыном тюремного надзирателя из Квирихью в провинции Консепсьон. Это был свирепый человек, совершивший несколько убийств. Когда разразилась Война за независимость, он вступил в армию патриотов рядовым солдатом, а во время первой чилийской революции служил сержантом в гренадерском полку. Впрочем, он вскоре дезертировал и вступил в армию испанцев, но после разгрома испанских войск в битве при Мейпо 5 апреля 1818 года попал в плен. Испанцы были изгнаны из этой части Америки, и Чили получила независимость. Бенавидеса, его брата и нескольких других изменников приговорили к смертной казни и привезли на Пласу – главную площадь Сантьяго, где их должны были расстрелять. Бенавидес был серьезно ранен, но не убит; у него хватило мужества так ловко притвориться убитым, что никто ничего не заподозрил. Тела казненных не стали предавать земле; их оттащили за город и оставили на растерзание грифам. Сержант, руководивший перевозкой тел, ненавидел Бенавидеса лютой ненавистью, поскольку тот убил его родственников; чтобы завершить свою месть, он вытащил шпагу и с силой вонзил ее в бок мертвому (как он думал) негодяю. Однако Бенавидес сумел выдержать этот удар, даже не поморщившись и не шевельнувшись – очень жаль, что такая огромная сила воли была обращена на злые дела.

Бенавидес лежал, притворившись мертвым, в груде мертвых тел, пока не стемнело; когда опустилась ночь, он с огнестрельной и колотой ранами сумел доползти до стоявшего неподалеку дома. Его жильцы отнеслись к нему с большим участием и выходили его.

Этот смелый негодяй, хорошо знавший цену своим талантам и храбрости, прослышав о том, что генерал Сан-Мартин организует поход в Перу, который обещал быть тяжелым и опасным, сообщил ему о том, что он выжил, и пригласил его явиться на тайные переговоры. Они должны были состояться в полночь на той же самой Пласе, где был «казнен» Бенавидес. Они договорились встретиться по условному сигналу – три удара кремнем по огниву. На него должен был отозваться только тот, кто знал этот сигнал, а окружающие ничего бы не заподозрили.

Сан-Мартин, вооруженный парой пистолетов, пришел один и встретился в Бенавидесом. После долгого разговора они условились, что недобитый изменник выступит против арауканских индейцев, но будет готов явиться в Перу, если Сан-Мартину понадобится его помощь.

Раздобыв паспорта, Бенавидес двинулся в Чили, где, снова предав чилийцев, сумел убедить командующего испанскими войсками, что у него достаточно сил для войны с Чили. В результате этого испанцы ушли в Вальдивию, а Бенавидес стал командовать войсками на всем протяжении границы с Биобио.

Очистив, таким образом, побережье от испанцев, он отправился в Араукан, или, правильнее сказать, собрал банду вооруженных грабителей, которые прославились своей жестокостью и вероломством, опустошив юг Чили. Куда бы ни пришел Бенавидес, его путь был усыпан трупами стариков, женщин и детей, которых он убивал, чтобы они не выдали его местонахождение.

Убедившись, что его имя внушает ужас всем тем, кто живет на суше, он решил стать властелином моря. Он поступил в корсары и получил приказ захватывать все суда, под каким бы флагом они ни шли. Араукан расположен напротив острова Святой Марии, где суда, обогнувшие мыс Горн, останавливаются на отдых, и Бенавидес развернулся вовсю. Ему необыкновенно везло. Первым его призом стало американское судно «Герой», которое он захватил врасплох ночью. Вторым стал бриг «Геркулия», принадлежавший той же стране. Пока ни о чем не подозревавшие моряки, как обычно, охотились на тюленей на острове Святой Марии, лежащем примерно в трех лигах от материка, из леса выскочил отряд вооруженных людей и захватил их. Всем морякам связали за спиной руки и оставили на берегу под охраной. Это были не кто иные, как пираты, которые уселись в лодки «Геркулии» и, взобравшись на борт корабля, захватили капитана и четырех членов команды, оставшихся на бриге. Привезя захваченных на берегу, пираты заперли пленников в трюме. После этого они подняли якорь и с победой возвратились в Арауку, где были встречены Бенавидесом. В их честь был дан салют из мушкетов под испанским флагом, который он приказал поднять в тот день. На следующую ночь Бенавидес велел перевести капитана и команду в дом, который стоял на некотором расстоянии от берега. После этого, велев выводить пленников по одному, он раздел их и забрал все их вещи, а пираты стояли вокруг со шпагами наголо и заряженными мушкетами. На следующее утро Бенавидес приказал отвести ограбленных моряков в столицу, где собрал всех богачей и предложил им выбрать себе по слуге. Капитан и четверо других моряков не приглянулись никому; тогда Бенавидес заявил, что капитана оставляет себе, и пригрозил богачам немедленной смертью, если никто из них не заберет остальных. Через несколько дней моряков снова собрали и потребовали, чтобы они стали солдатами пиратского войска. Несчастным не оставалось ничего иного, как подчиниться – они уже поняли, что отказ означает немедленную смерть.

Бенавидес, свирепый дикарь по характеру, был тем не менее способным, деятельным и энергичным человеком. Он велел переделать копья и гарпуны в пики для рядовых кавалеристов и в алебарды – для сержантов, а из парусов нашить брюк для половины своего войска. Плотники сбивали телеги для поклажи и ремонтировали лодки. Оружейники тоже не сидели без дела – они ремонтировали мушкеты и делали пики. Словом, он каждому нашел дело. Он хорошо относился к офицерам, позволив им жить в своем доме, и всякий раз спрашивал их совета касательно вооружения своей армии.

Однажды, гуляя с капитаном «Геркулии», он заметил, что его войско уже почти готово к походу, не хватает только одного – труб для кавалерии, и его это страшно удручает, добавив, что люди ни за что не поверят, что они стали настоящими драгунами, если они на каждом повороте не услышат рева трубы. Ни солдаты, ни кони не будут выполнять свой долг как положено, если их не будет призывать к этому труба; короче, объявил он, надо раздобыть где-то трубы. Капитан, желая снискать доверие пирата, немного подумав, сказал, что трубы можно легко изготовить из медных листов, которыми обшиты днища захваченных им судов. «И вправду! – воскликнул довольный Бенавидес. – Как это я сам не догадался!» Тут же вся медь была содрана, и оружейники под его личным наблюдением принялись изготавливать трубы, и еще до наступления темноты лагерь огласился звуками кавалерийских горнов.

Капитан корабля, давший ему прекрасную идею об использовании меди для труб, получил благодаря этому возможность гулять, где ему вздумается. Он конечно же постоянно думал о том, как бы им всем сбежать. Наконец такая возможность представилась, и он вместе с помощником и девятью матросами захватил две лодки, на которых они охотились на тюленей и которые пираты беспечно бросили на берегу реки, и уплыли. Но прежде чем уйти, они, опасаясь погони, предусмотрительно продырявили днища у всех остальных лодок. Их побег был сразу же обнаружен, но к тому времени, как люди Бенавидеса бросились в погоню, они успели уйти далеко и благополучно добрались до острова Святой Марии. Здесь они убили несколько тюленей, которыми питались по дороге в Вальпараисо, куда пришли совершенно истощенными. Здесь они рассказали сэру Томасу Харди, главнокомандующему, о злодеяниях Бенавидеса, и он решил послать корабль из Арауки для спасения оставшихся в плену моряков.

Бенавидес снарядил бриг «Геркулия» и велел помощнику (капитан корабля и его команда остались в качестве заложников) идти в Чили и попросить помощи испанского губернатора. «Геркулия» вернулась с двадцатичетырехфунтовой пушкой, двумя полевыми орудиями, одиннадцатью испанскими офицерами, двадцатью солдатами и хвалебными письмами, в которых губернатор поздравлял достойного союзника его католического величества с победами. Вскоре Бенавидес захватил английское китобойное судно «Персеверанс» и американский бриг «Океан», шедший в Лиму с несколькими тысячами ружей на борту. Капитан «Геркулии» вместе с помощником капитана «Океана» и несколькими матросами, перенеся большие лишения, высадились в Вальпараисо и рассказали, чем занимается Бенавидес; после чего сэр Томас Харди приказал капитану Холлу отправиться с конвоем в Арауку и, если получится, освободить пленников.

Для выполнения этого задания капитан Холл вышел из Вальпараисо; по пути он зашел в Консепсьон, чтобы выяснить, где искать Бенавидеса. Ему сообщили, что тот находится между двумя крупными группировками чилийских войск, на чилийском берегу Биобио. Одна из этих группировок перекрывает ему выход к реке.

Проведя в Консепсьоне два дня в ожидании сведений о пирате, капитан Холл осмотрел окрестности. Он писал, что территория покрыта растительностью, имеет плодородные почвы и совсем не похожа на окрестности Вальпараисо. На берегах залива он обнаружил изобилие овощей, дров и угля.

12 октября Холл узнал о разгроме Бенавидеса и о том, что он в одиночку переплыл Биобио и бежал в Арауканскую страну, а также о том, что два американца, которых он взял с собой, от него убежали и сейчас находятся на борту «Чакабуко». Поскольку лишь они могли сообщить ему о том, где искать пленников, на спасение которых он был послан, он отправился на поиски этого судна и через два обнаружил его на якоре у острова Мока. Здесь он узнал, что капитан «Океана» с несколькими английскими и американскими моряками были оставлены в Арауке, когда Бенавидес ушел в поход, и немедленно отправился туда.

Впрочем, он явился слишком поздно – чилийские войска нанесли свой удар, и индейцы бежали, предав огню город и суда. Индейцы, которые были союзниками чилийцев, в дикости своей не уступали индейцам, помогавшим Бенавидесу. Капитан Холл, вернувшись в Консепсьон, посетил индейский лагерь, хотя губернатор его всячески отговаривал от этого.

Войдя во двор, капитан и его спутники увидели индейцев, сидевших на земле вокруг большой бочки с вином. Они приветствовали вошедших громкими криками, или, лучше сказать, воплями, и потребовали ответа, зачем они явились. Судя по всему, они были недовольны вторжением белых. Переводчик забеспокоился и стал уговаривать их уйти, но капитан решил, что это весьма опасно, ибо индейцы имели под рукой оружие – под навесом стояли их длинные копья. Если бы капитан и его спутники попытались уйти, пьяные дикари могли бы захватить их в плен или даже убить. Лучше всего было не показывать своего недоверия; и моряки, улыбаясь, подошли к сидевшим в кружок индейцам, которым это очень понравилось. Один из них встал и, по индейскому обычаю, о котором они узнали от одного из джентльменов, побывавших в плену у Бенавидеса, обнял их. После этого дикари закричали, чтобы они сели на землю, и с буйным гостеприимством стали угощать их вином, чему моряки очень обрадовались. Гнев индейцев быстро угас и сменился радостью и весельем, которые вскоре стали такими же необузданными, как и их недовольство. Воспользовавшись моментом, капитан Холл сказал, что хотел бы побеседовать с вождем индейцев, о котором он ему писал; однако вождь появился не скоро, так что морякам пришлось еще долго составлять компанию индейцам, которые лакали вино, словно свиньи. Индейцы сильно напились, их веселье с каждой минутой становилось все неистовее, и ситуация, в которой оказались моряки, нравилась Холлу все меньше и меньше.

Наконец, дверь дома, где жил Панелео, вождь этого племени, открылась, и он появился на пороге. Выйдя, он остановился на пороге и прислонился к дверному косяку, чтобы не упасть, ибо был еще пьянее, чем его соплеменники. Трудно себе представить более яркую картину законченного дикаря. Это был высокий широкоплечий мужчина с необычайно большой головой и квадратным, распухшим от пьянства лицом, на котором виднелись очень маленькие глазки, частично скрытые густой гривой грубых, черных, прямых, сальных волос. Они закрывали его щеки, спускались на плечи и придавали его голове сходство с огромным пчелиным ульем. На плечи он накинул пончо из грубой шерстяной ткани, из которой обычно шьют одеяла. Панелео принял капитана весьма грубо, будучи недовольным тем, что его потревожили; но, узнав, что тот хочет видеть его пленника, пришел в еще большее раздражение. Напрасно моряки пытались объяснить ему, зачем он им понадобился; он прорычал свой отказ таким грубым тоном и с таким видом, что сразу же стало ясно, что он не понимает и не желает их понять.

Разговаривая с Панелео, они смогли бросить взгляд на его жилище. Посреди комнаты горел очаг, у которого сидела молодая индейская женщина с длинными черными волосами, доходившими до пола: это, как они поняли, была одна из тех несчастных пленниц, которых они разыскивали. К их огромному разочарованию, женщина не плакала и совсем не казалась несчастной, поэтому они ушли, догадываясь, что Панелео уже сумел завоевать ее юное сердце.

Два индейца, не столь пьяные, как остальные, вышли с ними на улицу и сказали, что чилийцы взяли в плен нескольких европейцев в битве при Чиллане, но сейчас эти европейцы в безопасности. Переводчик шепнул морякам, что эти хитрецы, вероятно, сочинили эту историю, услышав вопросы моряков во дворе, и посоветовал Холлу дать им денег и убраться отсюда подобру-поздорову.

23 октября капитан Холл вернулся в Консепсьон, 26-го добрался до Вальпараисо, а через две недели после этого появились люди, которых он искал.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Голова Бенавидеса, насаженная на шест


Кровавая карьера Бенавидеса подходила к концу. Он так и не смог оправиться от двух ударов: разгрома чилийцев у Биобио и пожара в Арауке, в котором погибли его суда. В конце концов, в декабре 1821 года, осознав, что положение его безнадежно, он связался с комендантом Консепсьона и сообщил, что готов сдаться ему вместе со всеми своими вояками. Великодушный комендант принял его предложение и сообщил об этом правительству; но Бенавидес его обманул. Он захватил баркас в устье реки Лебо и бежал, собираясь присоединиться к отряду вражеской армии, который, как он предполагал, находился в одном из портов южного побережья Перу. Было бы абсурдно ожидать честного поведения от такого прожженного интригана – в своих письмах того времени он предлагал свои услуги правительству Чили и обещал не изменять ему, продолжая одновременно воевать в стане его врагов. В конце концов он уехал из несчастной провинции Консепсьон, народу которой принес сколько горя, позабыв о том, что родился на этой земле.

Однако, пребывая в отчаянии, он не мог управлять людьми, которые бежали с ним на баркасе, и они обрадовались, когда им пришлось войти в гавань Топокалма, чтобы пополнить запасы воды. Здесь он был арестован патриотами. Преступления Бенавидеса были так ужасны, что даже самые бесстрастные чужеземцы приговорили бы его к смертной казни; но правительство страны хотело услышать, что он скажет в свое оправдание, и велело судить его по закону. Когда было доказано, что он поставил себя вне законов человеческого общества, ему было назначено вполне заслуженное наказание. Он заслужил казнь, как пират, а поскольку он еще уничтожал целые города, то необходимо было казнить его таким образом, чтобы удовлетворить возмущение людей и устрашить тех, кто желал бы пойти по его стопам. Во исполнение приговора его вытащили из тюрьмы в корзине, которая была привязана к хвосту мула, и повесили на главной площади. После этого ему отрубили голову и руки и, насадив их на длинные шесты, установили в тех местах, где он совершил самые страшные свои преступления: в Санта-Хуане, Тарпелланке и Арауке.

Жизнь капитана Дэвиса

С рассказом о том, как он внезапным нападением овладел фортом в Гамбии


Дэвис родился в Монмутшире и с детства обучался профессии моряка. Он отправился в свое последнее плавание в качестве помощника капитана на шлюпе «Кадоган» из Бристоля. У гвинейского побережья этот корабль был захвачен пиратом Инглендом, сообщники которого ограбили команду и убили капитана, о чем рассказано в главе, посвященной Ингленду.

Дэвис потом утверждал, что после гибели капитана Скиннера Ингленд убеждал его стать пиратом, но он якобы решительно отказался. Он добавлял, что Ингленд, довольный его поведением, назначил его капитаном вместо Скиннера и выдал ему скрепленный печатью документ, добавив при этом, что он должен вскрыть его на определенной широте и в точности выполнить содержавшиеся там указания. Прибыв в назначенное место, Дэвис собрал своих моряков и торжественно зачитал инструкцию, в которой корабль передавался Дэвису и его команде. Им было велено отправиться на нем в Бразилию, продать подороже весь груз и поделить между собой вырученные деньги.

После этого Дэвис спросил моряков, согласны ли они выполнить этот приказ, но, к его величайшему изумлению и огорчению, большинство моряков ответило категорическим отказом. Дэвис рассвирепел и велел им убираться куда глаза глядят.

Зная, что часть груза предназначалась для купцов Барбадоса, изгнанные моряки отправились туда. Прибыв на остров, они сообщили торговцам о насильственной смерти Скиннера и о том предложении, которое было им сделано. Дэвиса схватили и посадили в тюрьму, но, поскольку до этого он не занимался разбоем, доказать его вину не смогли, и он был освобожден без суда. Дэвис понял, что в этих краях его больше никто не возьмет на службу, и отправился на остров Провидения, который, как ему было известно, служил местом встречи пиратских судов. Но, явившись туда, он был жестоко разочарован, ибо пираты, часто бывавшие здесь, только что воспользовались указом его величества о прощении и сдались ему на милость.

Узнав, что капитан Роджерс снаряжает два торговых шлюпа, Дэвис поступил на один из них, под названием «Олень». На шлюп погрузили дорогие европейские товары, которые Роджерс собирался продать или обменять на французские или испанские. Сначала оба шлюпа зашли на Мартинику, принадлежавшую Франции; зная, что многие из матросов когда-то были пиратами, Дэвис убедил их захватить Роджерса и угнать корабль. Выполнив намеченное, они обратились к морякам другого шлюпа, многие из которых были готовы последовать их примеру. Так и получилось – большая часть команды присоединилась к Дэвису. Тем же, кто отказался, разрешили остаться на корабле и продолжить плавание – после того, как Дэвис забрал с него все, что ему захотелось.

Овладев кораблем и всеми товарами, пираты распили большую чашу пунша. Под влиянием винных паров они решили выбрать капитана и обсудить свои будущие действия. Тут же были проведены выборы; большинство голосов было подано за Дэвиса, которого объявили капитаном. После этого он составил кодекс законов, которому первым и присягнул, а потом потребовал, чтобы вся команда поклялась выполнять эти законы. Под конец он обратился к своим морякам с короткой речью, суть которой сводилась к тому, что они объявили войну всему миру.

Выслушав ее, пираты обсудили, где лучше всего заняться чисткой корабельного корпуса и ремонтом судна, и пришли к мнению, что надо идти в Коксон-Хоул, расположенный на восточной оконечности острова Куба, где они будут в совершенной безопасности, поскольку вход в залив там столь узок, что один корабль может легко сдержать целую сотню.

Но очистка судна оказалась делом весьма трудным, поскольку у них не было плотника. Они выполнили эту работу, как смогли, и отправились в северную часть Эспаньолы. По пути им встретился французский двенадцатипушечный корабль, который они захватили. Пока они его грабили, на горизонте появился другой. Расспросив французов, пираты узнали, что на этом судне имеется двадцать четыре пушки, а команда состоит из шестидесяти человек. Дэвис предложил захватить его, уверяя, что это будет очень ценный приз. Однако это дело показалось морякам весьма опасным, и они склонялись к тому, чтобы отказаться. Но он ознакомил их со своим планом, уверяя, что все пройдет удачно, если они сделают так, как он скажет. Получив согласие пиратов, он велел начать погоню и приказал захваченному ранее судну присоединиться к ней. Будучи более быстроходным, Дэвис вскоре догнал врага и поднял черный флаг. Удивившись наглости, которая заставила его подойти так близко, французы потребовали, чтобы он открыл огонь. Он ответил, что намерен занять их, пока не подойдет его товарищ, который сразится с ними; а тем временем, заявив, что им же будет хуже, если они не начнут стрелять, дал бортовой залп, на который они ответили своим залпом.

Когда пиратский корабль подошел поближе, его моряки, надев по приказу Дэвиса белые рубашки, пошли на абордаж. Их было так много, что французы испугались и сдались. Дэвис приказал капитану французского судна с двадцатью моряками явиться на борт «Оленя»; все они, кроме капитана, были закованы в цепи. После этого он отправил на другой корабль четырех пиратов и громко крикнул им, чтобы они передали капитану привет от него и потребовали, чтобы он доставил на борт нового приза достаточное число людей, чтобы разобрать его груз. Одновременно он выдал им письменный документ, в котором приказывал заклепать малые пушки, забрать все ружья и порох и перевезти всю команду на новый приз. Когда его люди оказались на борту корабля, он велел отправить большую часть пленников на оставленные суда, лишив их тем самым возможности вернуть себе свой корабль.

В течение трех дней все три корабля шли вместе, но, обнаружив, что последний из захваченных весьма тихоходен, Дэвис приказал забрать с него все, что могло ему пригодиться, и вернул его капитану со всей его командой. Французский капитан, увидев, что его ловко провели, пришел в такую ярость, что чуть было не выпрыгнул за борт, но команда, к счастью, сумела его удержать.

Вскоре капитан Дэвис решил избавиться и от второго приза. После этого он отправился на север и захватил испанский шлюп. Затем он пошел к островам Зеленого Мыса, бросил якорь в порту Святого Николая и поднял английский флаг. Португальцы решили, что это капер, и, когда Дэвис явился на берег, радушно приняли его и приобрели у него товары по самым высоким ценам. Дэвис провел здесь пять недель; вместе с половиной команды он посетил столицу острова. Дэвис одевался как джентльмен, и португальцы всячески ублажали его; не жалея сил, они угощали и развлекали всю его команду. Повеселившись неделю, пираты вернулись на судно и отправили в столицу вторую часть команды, чтобы она тоже отдохнула и развлеклась. После их возвращения они очистили судно и вышли в море, но четыре человека были так очарованы местными дамами и роскошной жизнью этого острова, что отказались от морской службы и остались на нем, а один даже женился и поселился там навсегда.

Дэвис отправился в Бонависту, но, не найдя в этой бухте никаких кораблей, ушел на остров Мей. Здесь он обнаружил несколько торговых судов и забрал у них все, что посчитал нужным. Его команда пополнилась новыми людьми, большая часть которых решила заняться пиратским промыслом по своей воле. Дэвис присвоил себе одно из ограбленных судов, оборудовал его всем необходимым и назвал «Король Яков». После этого он пошел к Сантьяго, чтобы пополнить запасы воды. Когда Дэвис с матросами сошел на берег, к нему явился губернатор острова, чтобы выяснить, кто они такие, и высказал свои подозрения, что они пираты. Услышав это, Дэвис возмутился и очень вежливо, но решительно опроверг подозрения губернатора. Однако сразу же после этого он вернулся на корабль, сообщил об этой встрече своим товарищам и предложил ночью совершить нападение на форт. Дождавшись темноты, хорошо вооруженные пираты подошли к его стенам и, воспользовавшись беспечностью стражи, ворвались в крепость еще до того, как солдаты подняли тревогу. Увидев нападающих, они бежали в дом губернатора и укрепились там, но пираты бросили туда несколько гранат, которые повредили мебель и убили нескольких человек.

Утром о нападении узнал весь Сантьяго, и его жители собрались у стен форта, намереваясь выбить оттуда пиратов, но они, не желая подвергаться осаде, скинули со стен пушки, ограбили крепость и бежали на свои суда.

Выйдя в море, Дэвис пересчитал пиратов и обнаружил, что теперь их стало семьдесят человек. Они принялись обсуждать, куда плыть, но мнения разделились; большинство требовало, чтобы корабли отправились в порт Гамбия на Гвинейском побережье. Капитан тоже разделял это мнение – занимаясь торговлей, он хорошо знал эти края и сообщил своим товарищам, что в этом форте хранятся большие суммы денег. Он заверил их, что если это дело поручат ему, то он сумеет овладеть им. Убедившись в его способностях и храбрости, пираты с радостью согласились идти к Гамбии, нисколько не сомневаясь в успехе своего предприятия.

Прибыв в Гамбию, Дэвис велел всем, кто не занят в управлении кораблем, спрятаться в трюме, чтобы охрана крепости, увидев на мачтах небольшое число матросов, подумала, что это обычное торговое судно. После этого он подошел к стенам форта и бросил якорь, а потом велел спустить шлюпку. В нее уселись шесть человек в обычной одежде, а также он сам, помощник и врач, одетые как джентльмены. Они должны были произвести впечатление купцов, прибывших для торговли. Пока лодка шла к берегу, Дэвис сообщил своим людям, что они должны говорить, если солдаты гарнизона начнут задавать им вопросы.

По прибытии на берег пиратов встретил отряд мушкетеров, которые отвели их в крепость. Здесь их радушно встретил губернатор, который поинтересовался, кто они и откуда прибыли. Они ответили, что пришли из Ливерпуля и направляются к реке Сенегал, чтобы закупить смолу и слоновую кость, но у побережья за ними погнались два французских военных корабля и им еле-еле удалось от них спастись. «Наше желание, – продолжал Дэвис, – закупить здесь рабов, чтобы оправдать затраты на путешествие». Тогда губернатор спросил, что они привезли для продажи. Они ответили, что привезли железо и металлическую посуду – необходимые вещи в этих краях. Губернатор пообещал дать им рабов в обмен на их товар и спросил, имеют ли они какие-нибудь европейские спиртные напитки. Они ответили, что взяли немного для своего собственного употребления, но охотно поделятся с ним. Услышав это, он любезно пригласил их отобедать. Дэвис ответил, что ему как капитану судна нужно вернуться и посмотреть, прочно ли оно стоит на якоре, и отдать распоряжения людям, и добавил, что сопровождающие его джентльмены могут остаться. Он пообещал, что вернется к обеду и привезет с собой корзину с бутылками.

Находясь в крепости, он внимательно осмотрел орудийные позиции, обдумывая, как захватить ее врасплох. Он обнаружил, что у караульного помещения стоит часовой, поскольку в углу этого помещения были свалены в кучу ружья; кроме того, большое количество ружей и пистолетов находилось в прихожей губернаторского дома. Поднявшись на борт своего корабля, он велел нескольким матросам встать у якоря, чтобы, услышав в замке звуки боя, они могли быстро прийти на помощь. Потом он запретил своим людям пить и велел им быть готовыми, увидев на башне пиратский флаг, немедленно прийти к нему на помощь, после чего уехал в крепость.

Сделав это распоряжение, он приказал всем людям, которые его сопровождали, прихватить с собой по две пары пистолетов, спрятав их под одеждой, и сам показал им пример. Прибыв в форт, он велел морякам идти в караульное помещение и занять стражу разговором, а услышав его выстрел из окна губернаторской комнаты, немедленно запереть их и захватить все оружие, хранящееся в караулке.

Приехав в дом губернатора, Дэвис узнал, что обед еще не готов. Хозяин предложил приготовить чашу с пуншем. Боцман Дэвиса принялся ему помогать, благодаря чему обошел весь дом и выяснил, как он защищен. Он шепотом сообщил об этом капитану. Окруженный своими людьми и увидев, что губернатор остался в комнате один, Дэвис приставил к его груди пистолет и пригрозил убить его, если он немедленно не сдаст ему крепость со всем, что в ней находится. Губернатор вынужден был подчиниться; Дэвис снял со стен все висевшие в зале пистолеты и зарядил их. После этого он выстрелил из окна. Его люди ворвались в дом, словно львы, навели свои пистолеты на солдат, и, пока одни выносили оружие, другие загнали всех солдат в караульное помещение, заперли их там и выставили охрану. Один из пиратов поднял над крепостью английский флаг; моряки, оставшиеся на судне, увидев это, бросились на помощь и быстро, безо всякого труда и кровопролития, овладели фортом.

После этого Дэвис разобрался с солдатами – многие вступили в ряды пиратов, а те, которые отказались, были посажены им на небольшое судно; чтобы не выделять людей на их охрану и не дать им возможности убежать, он велел забрать с этих судов все паруса, снасти и канаты.

Весь день пираты праздновали и пировали; с форта салютовали кораблю, а с корабля – форту, а на следующий день занялись подсчетом добычи. Тут их ждало огромное разочарование, поскольку за несколько дней до их прибытия из крепости была вывезена большая сумма денег. Тем не менее им досталось около двух тысяч фунтов золотом и множество ценных вещей. Пираты перенесли на свой корабль все, что показалось им нужным, отдали несколько ценных вещей капитану и команде небольшого судна и позволили им уйти, после чего сняли с крепостных стен пушки и разрушили форт.

Совершив все преступления, на которые они были способны, пираты снялись с якоря. Заметив на горизонте паруса корабля, шедшего на всей скорости им навстречу, они подготовились к бою и двинулись к нему. Когда судно подошло поближе, оказалось, что это французский пиратский корабль с четырнадцатью пушками на борту и командой из шестидесяти четырех человек, одну половину которой составляли французы, а другую – негры.

Французы надеялись захватить богатый приз, но когда они подошли поближе и рассмотрели на борту противника множество пушек и людей, то решили, что это небольшой военный корабль англичан. Тем не менее они стали готовиться к абордажу, дали залп из пушек и подняли черный флаг. Дэвис немедленно ответил тем же. Французы очень обрадовались – с обоих судов спустили шлюпки, и пираты приветствовали друг друга. После обмена любезностями французский капитан предложил Дэвису отправиться вместе с ним вдоль побережья и поискать богатые корабли, заверив его, что первое же захваченное ими судно достанется ему, поскольку он всегда готов помочь трудолюбивому собрату.

Они отправились к побережью Сьерра-Леоне, где обнаружили большое судно, и Дэвис, чей корабль был более быстроходным, первым подошел к нему. Дэвис удивился, что корабль не пытается скрыться, и заподозрил, что он сильнее его. Когда он поравнялся с ним, на нем подняли черный флаг и дали залп из всех бортовых орудий. Дэвис тоже поднял пиратский флаг и выстрелил в подветренную сторону. Радость братьев по разбою была велика – силы их утроились, и они могли теперь решиться на самые отчаянные предприятия. Два дня пираты пировали и распевали песни, а на третий Дэвис и Кохлин, капитан недавно присоединившегося к ним корабля, решили вместе с французом атаковать форт. Когда они подошли к нему, его защитники, разгадавшие их намерения, дали залп изо всех пушек крепости. Корабль открыл ответный огонь и отвлекал защитников, пока не прибыли два других пиратских судна. Увидев их, солдаты в крепости испугались и бежали, оставив ее на разграбление.

Пираты вошли в форт и пробыли в нем семь недель, во время которых занимались очисткой своих судов. Потом они собрали военный совет, чтобы решить, что делать дальше. Совет постановил идти дальше вдоль побережья и избрал командором Дэвиса, потому что он был более знатным и опытным. Однако среди возлюбленных братьев уже поселились семена раздора, посеянные извечным врагом человека – пьянством. И Дэвис, одинаково талантливый в совете и на поле брани, обратился к ним с такими словами: «Послушайте меня, ты, Кохлин, и ты, Ла Буаз (так звали французского капитана). Усилив вас, я вложил в ваши руки розги, которыми вы хотите меня выпороть, но я смогу справиться с вами обоими. Мы встретились с любовью, так давайте же и расстанемся полюбовно, ибо я нахожу, что три человека, занятые одним делом, никогда не уживутся вместе». После этого Кохлин и Ла Буаз отправились на свои корабли, и пираты разошлись в разные стороны.

Дэвис пошел вдоль побережья и, дойдя до мыса Аполлония, захватил три судна – два английских и одно шотландское, – ограбил их и отпустил. Через пять дней он встретился с голландским тридцатипушечным кораблем, на котором было девяносто человек команды. Он дал залп по кораблю Дэвиса из всех бортовых пушек, убив девять пиратов; завязалась отчаянная схватка, продолжавшаяся с часу дня до девяти часов утра, когда голландец наконец сдался.

Дэвис приспособил его для пиратских рейдов, назвав «Ровером» («Морским разбойником»). С двумя кораблями он вошел в залив Анамабоа. Это случилось около полудня, здесь стояло несколько судов, на которые должны были погрузить негров, золото и слоновую кость. Дэвис захватил эти суда и подарил одно из них голландскому капитану и его команде, разрешив им уйти. Узнав, что это пираты, гарнизон крепости открыл огонь, но без особого успеха; Дэвис тоже принялся стрелять и поднял черный флаг, но потом посчитал за лучшее удалиться.

На следующий день человек, сидевший на мачте, заметил в море парус. Здесь следует сообщить читателю, что по пиратским законам матрос, первым увидевший судно, получает в награду пару самых лучших пистолетов на борту, и эта награда столь почетна, что известен случай, когда их продали за тридцать фунтов.

Дэвис пустился в погоню за этим судном, которое, находясь между ним и берегом, попыталось выброситься на сушу. Дэвис угадал его намерение, и, очутившись между ним и берегом, дал залп из всех бортовых пушек, после чего оно сразу же сдалось. Приз оказался очень ценным: на его борту находился губернатор Акры со всем своим имуществом, ехавший в Голландию. В руки пиратов попали пятнадцать тысяч фунтов, а также большое количество товаров и другие ценные вещи.

Когда они шли к Принцевым островам, на корабле «Святой Джеймс» обнаружилась течь, и вся его команда и ценные вещи были перенесены на корабль Дэвиса. Увидев форт, он поднял английский флаг. Португальцы, заметив, что к берегу приближается большой корабль, выслали шлюп, чтобы выяснить, что это за судно и куда оно идет. Дэвис сообщил, что он командир английского военного корабля, посланного для борьбы с пиратами, которые действуют в этих краях. Португальцы провели его в порт, и он бросил якорь прямо под пушками крепости. Губернатор был рад приветствовать англичан в своей гавани и, чтобы оказать Дэвису честь, послал отряд мушкетеров, который должен был проводить его в крепость. Дэвис, для большей достоверности, посадил в шлюпку девять гребцов, которые должны были, по английскому обычаю, отвезти его на берег.

Дэвис воспользовался возможностью очистить корабль и приготовить его к новому плаванию. Он, однако, не хотел уходить отсюда, не захватив кое-что из богатств этого острова. Он составил план нападения и рассказал о нем некоторым своим товарищам. Он решил подарить губернатору несколько негров в ответ на его доброту, а потом пригласить его самого, нескольких членов правления и монахов, живших в местном монастыре, отобедать на борту его судна, там заковать их в цепи и потребовать за каждого большой выкуп. Их пригласили, и они с большой радостью согласились, полагая, что это приглашение для них – большая честь. К счастью для них, один негр, узнав об ужасном замысле Дэвиса, ночью доплыл до берега и рассказал обо всем губернатору.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Отступление пиратов и смерть капитана Дэвиса


Всю ночь губернатор занимался укреплением оборонительных сооружений и расстановкой своих людей на самые важные места. Вскоре после рассвета пираты с Дэвисом во главе высадились на берег и скорым шагом стали пересекать открытое пространство перед фортом. Оттуда по ним открыли сильный огонь; они в свою очередь тоже стали стрелять. Вскоре с деревянной веранды форта бросили ручную гранату, которая убила трех пиратов, но и португальцы потеряли несколько человек. Веранда были сделана из дерева, а погода стояла сухая, поэтому пиратам легко удалось ее поджечь. Наступавшие скрылись в дыму – они хорошо видели защитников, а их самих рассмотреть было очень трудно, но в этот момент капитан Дэвис получил смертельную рану – пуля из мушкета попала ему в живот. Увидев, что командир ранен, а защитники форта упорно сопротивляются, пираты растерялись. Они остановились и, потоптавшись на месте, отступили, унося с поля боя раненого командира. Португальцы приободрились и во главе с губернатором бросились их преследовать. Однако пираты отступали в полном порядке: сделав выстрел, передние уступали место задним стрелкам. Они держали португальцев на расстоянии, пока не добрались до своих лодок; после этого они развернулись лицом к преследователям и завязался кровавый бой. Пираты потеряли слишком много людей, а без своего капитана лишились боевого духа. Когда его переносили в лодку, он собрал последние силы и выстрелил по врагу из пистолета. Пираты налегли на весла, но португальцы гнались за ними по берегу реки, стреляя из мушкетов и не давая им спокойно уйти. Те же, кто остался на судне и ждал прибытия сокровищ, не получили ничего, кроме раненых товарищей и мертвого капитана.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

История малайских пиратов Индийского океана

С рассказом об экспедиции против жителей Квала-Бату под командованием коммодора Даунса


Если мы посмотрим на карту Ост-Индских островов, то поймем, что этому региону по своим природным очертаниям и расположению самой судьбой было предназначено стать рассадником пиратов. Эти острова образуют огромное скопление, которое лежит на столбовой дороге, соединяющей торговые нации Европы и Азии, создавая множество твердынь, где можно устраивать засады на проезжающих путников. Основная часть жителей этих островов располагается на побережье или в эстуариях рек; это рыболовы и моряки. Эти люди – варвары и бедняки, поэтому они жестоки, вероломны и кровожадны. Следует признать, что подобные обстоятельства способствуют формированию натур, склонных к пиратству. Поэтому неудивительно, что с момента нашего первого знакомства с ними малайцы стали известны своими грабежами.

Среди племен Индийских островов пиратством занялись конечно же самые ленивые, не любившие работать, в особенности те, которые не занимались земледелием и торговлей. Сельскохозяйственные племена Явы и Суматры никогда никого не грабили; крайне мало было пиратов из числа жителей Целебеса, которые были самыми цивилизованными из всех.

Самыми преданными морскому разбою были малайские жители, населявшие небольшие острова в восточной части Малаккских проливов и те, что лежали между Суматрой и Борнео, ближе к Биллитину и Кавиматтиру. Но самыми свирепыми пиратами были жители некоторых островов между Борнео и Филиппинами. Среди них наиболее отчаянными и предприимчивыми были сулосы и иллануны; первые населяли хорошо известную группу островов того же названия, а другие представляли собой одно из многочисленных племен, живших на большом острове Магиндандо. Малайцы занимались грабежом от Янкцейлона до Явы, на всем побережье этого острова, от Грипа до Папира и Критти, на Борнео и на западном побережье Целебеса. Они совершали также набеги на портовые города, расположенные на побережье китайского Кохина и сиамские государства в Сиамском заливе, находя скупщиков своей добычи и укрытия для себя в портах Трингхам, Калантан и Саханг. Самыми знаменитыми убежищами этих пиратов были небольшие островки в районе Лингина и Рхио, в особенности Галанг, Тамианг и Мапхар. Предводитель мапхарских пиратов имел семьдесят или восемьдесят парусных лодок (проа), на которых он предпринимал пиратские набеги.

Пираты островов Суло занимались грабежом в прибрежных водах Филиппинских островов, которые они наводняли около трех столетий с небольшим перерывом, несмотря на то что испанские власти постоянно охотились за ними и создавали многочисленные сооружения, которые должны были сдерживать их натиск. В отличие от Суло, иллануны широко рассеялись по морю, их можно было встретить от берегов их родной страны до островов Пряностей, с одной стороны, и до Малаккских проливов – с другой. В этих проливах они в последние несколько лет создали два постоянных порта: один располагается на Суматре, около Индрагири, и называется Ритти, а другой – на небольшом островке у побережья Линги, под названием Салангут. Помимо тех, кто непосредственно занят в пиратских набегах, следует отметить и большое число малайских князьков, без которых эти набеги были бы невозможными, ибо эти князьки покровительствуют пиратам, снабжают их всем необходимым и часто участвуют в разделе добычи. Поэтому пиратское судно проа в их портах – более желанный гость, чем судно честного купца.

Проа малайских пиратов имеют водоизмещение от шести до восьми тонн и длину от 36 до 48 футов. На них устанавливают одну или две пушки, обычно с четырьмя вертлюгами по обе стороны. Их команда составляет от двадцати до тридцати человек. Во время похода на них сооружают прочный фальшборт из толстых досок. Илланунские проа гораздо больше и мощнее; обычно они имеют от четырех до шести пушек и соответствующее число вертлюгов. Часто на них бывает двойной фальшборт, покрытый шкурами бизона. Их команда составляет от сорока до восьмидесяти человек. На обоих типах судов конечно же имеются копья, малайские кинжалы и столько ружей, сколько пираты могут раздобыть. Они действуют осторожно и трусливо, ибо гонятся они не за славой, а за добычей. Они прячутся обычно у берега, поджидая подходящий корабль и возможность на него напасть. Такая возможность предоставляется, когда судно садится на мель или попадает в штиль – в ту пору, когда бриз, дующий с суши, стихает, перед тем как смениться на морской бриз. Судно, идущее полным ходом, подвергается нападению очень редко или вообще никогда. В атаку бросаются одновременно несколько пиратских лодок; они прячутся под носом или баком судна, когда оно стоит на месте и не имеет возможности навести на них свои пушки. Схватка продолжается несколько часов, нанося мало ущерба той или иной стороне, но, когда команда торгового судна выдыхается или остается без боеприпасов, пираты толпами идут на абордаж. Иногда это бывает самым лучшим способом обороны. Торговому судну, атакованному во время штиля, лучше всего подождать, когда поднимется ветер и оно сможет оторваться от пиратов, а не вести активных боевых действий, которые изматывают команду, лишая ее возможности оказать достойное сопротивление во время абордажа. Использование сетей, пик и пистолетов позволяет сбросить нападающих в море. Следует отметить, что для судов, упорно обороняемых европейцами и американцами, атака пиратов совсем не страшна, ибо они не умеют обращаться с пушками и не способны повредить ни корпус, ни такелаж корабля, хотя артиллерийская дуэль сильно затягивает бой. Пираты в целом не способны правильно выбирать себе объект для нападения, поскольку не делают различий между местными жителями и иностранцами. Впрочем, они предпочитают атаковать самые слабые суда, которые можно легко захватить.

Когда малайцы предпринимают пиратский поход, они обычно проводят его под знаменем одного из своих вождей, знаменитого своей храбростью и решительностью. Князек того места, где готовится поход, снабжает пиратов оружием, боеприпасами и опиумом, требуя себе в качестве вознаграждения пленниц, пушки и третью часть остальной добычи.

В ноябре 1827 года верховный глава пиратов по имени Синдана напал с сорока пятью проа на Мамудгу, сжег три четверти кампонга и вытеснил раджу вместе с его семьей в горы. Было убито много людей, в плен попало триста человек, не считая ста пятидесяти женщин и детей. В декабре, когда я посетил эти места, люди потихоньку возвращались с гор, но не делали еще попыток восстановить сгоревший дотла кампонг. Во время моего пребывания здесь (десять недель) это место посетили два других пиратских вождя, один из которых приехал из Килье, а другой – с мыса Мандаар. Они подчинялись Бем Бовану, который, как выяснилось, был их верховным вождем. С ними пришло сто тридцать четыре проа самых разных размеров.

Среди самых отчаянных и успешных пиратов современности можно назвать Рагу. Его боятся люди всех вероисповеданий, повсюду он известен как «князь пиратов». Более семнадцати лет этот человек расширял область пиратских набегов до невиданных доселе пределов; описания его экспедиций и предприятий составили бы целый том. Все они отличались необыкновенно хитроумным планом и тщательностью подготовки, а также варварством и полным безразличием к количеству пролитой крови.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пиратское проа на полном ходу


Он повсюду имеет своих агентов, которые доставляют ему самые точные разведывательные данные. Рага начал крупномасштабные операции примерно в 1813 году. В тот год он захватил три английских судна, убив их капитанов своими собственными руками. Его набеги были такими сильными, что в Батавии был издан указ, объявивший о блокаде восточного побережья Борнео. Это побережье охраняли два британских военных шлюпа. Один из них, «Лось», под командованием капитана Рейнольдса, был атакован ночью личным судном Раги, которого в ту пору на борту не было. Этот проа, которым обычно командовал сам Рага и о потере которого он так долго сожалел, имел восемь пушек и команду, набранную из самых лучших его людей.

Вот как это произошло. Однажды утром пираты разглядели вдали какое-то европейское судно. Дождь лил как из ведра; время суток и плохая погода позволяли напасть внезапно, и капитан решил отличиться в отсутствие раджи Раги. Он приказал подойти поближе, дать залп и пойти на абордаж. Он был уверен в успехе, поскольку европейское судно старалось держаться подальше от него. Подойдя к «Лосю» на расстояние около шести сотен футов, пираты дали бортовой залп, испустили громкий вопль и, дружно навалившись на свои длинные весла, бросились навстречу добыче. Но тут они услышали, как барабанщики на судне бьют сбор, и попытались удрать. Но было уже поздно – порты европейского судна открылись, и бортовой залп, сопровождаемый троекратным криком «Ура!», продемонстрировал им, что их ждет. Капитан пиратов закричал, что они ошиблись, но все было напрасно. Это и вправду была ошибка, только не та, в которой готовы были признаться малайцы. Пиратское проа было потоплено несколькими бортовыми залпами, и капитан «Лося» отказался спасать тонущих разбойников. Все они, за исключением пяти человек, погибли в пучине. Выживших, которых четыре дня носило по морю на обломках проа, подобрало перготтанское проа. Они-то и рассказали обо всем Раге, который поклялся топить все европейские суда, которые только сумеет захватить. Это негодяй более семнадцати лет наводил ужас на проливы Макассар и за все это время потопил множество судов, не пощадив ни одного человека. Редко какая уважаемая семья с побережий Борнео и Целебеса могла похвастаться тем, что не потеряла своих судов или членов своей семьи; его не столько боялись, сколько презирали; хорошо известно, что он вырезал команды более сорока европейских судов, которые потерпели кораблекрушение у берегов этих островов или заходили в местные порты. Он хвастался, что собственноручно убил двадцать капитанов. На протяжении около двухсот пятидесяти миль западное побережье Целебеса контролируется проа, принадлежащими в основном трем богатым раджам, которые действуют в согласии с моряками Раги и других пиратов. Эти проа стоят на берегу группами по 50, 80 и 100 судов (в Седиано я насчитал 147 проа, лежащих параллельными рядами на песке во время прилива). Эти суда поддерживаются шестами в горизонтальном положении и готовы в любой момент выйти в море. Позади них располагаются кампонги, где живут их команды; здесь же хранятся паруса, порох и все, что необходимо для плавания. На вершинах гор, которые во многих местах обрываются в море совершенно отвесно, можно разглядеть бесчисленные хижины – в них живут люди, постоянно ведущие наблюдение за морем. С судна, идущего милях в десяти от берега, вряд ли кто-нибудь заметит одно проа, однако менее чем через два часа, во время прилива, оно будет окружено несколькими сотнями пиратских судов. Если им помешает отлив, то они нападут ночью. С горы на гору с огромной скоростью передаются сигналы; в течение дня – с помощью флагов, прикрепленных к бамбуковым шестам, а ночью – кострами. Каждый начальник посылает в море свои проа, команды которых в случае опасности возбуждают себя опиумом. В этом случае у торгового судна, не имеющего пушек, надежды на спасение нет.

Мистер Дэлтон, посетивший в 1830 году реку Перготтан, пишет: «Когда я жил в этих краях, здесь находилось 71 проа больших размеров, 39 из которых принадлежали пиратам. Они стояли на якоре у оконечности небольшого полуострова, где располагался дом и базар раджи. Самые крупные из этих проа принадлежали Раге, которому флотилия проа, доставившая меня сюда, привезла ружья и боеприпасы из Сингапура. Здесь располагается главное гнездо пиратов, а Рага держит свою штаб-квартиру; его главные склады находятся в нескольких милях отсюда. Вверх по небольшой реке, протекающей восточнее мыса, проживает раджа Аги Бота; неподалеку от его дома находится главный базар, о котором европеец мог бы рассказать много любопытных вещей, если бы ему удалось вернуться домой, а возвращаются отсюда совсем немногие. Рага настоятельно приглашал меня провести пару дней в его загородном доме, но все накоды Бугиса всячески отговаривали от этого. Я очень быстро выяснил причину: они завидовали Аги Боте, хорошо зная, что он меня ограбит, и полагали, что любая вещь, которую он у меня отберет, будет потеряна для султана Коти, который, естественно, надеялся, что его люди отдадут меня на разграбление ему. Когда здесь узнали, что на реку Перготтан прибыл европеец, этот приветливый государь и друг европейцев, сгорая от желания поскорее захватить добычу, немедленно явился на оконечность полуострова и, послав за накодами с проа, приказал немедленно отвезти меня и все мои товары на берег. Мне пришло приглашение сойти на берег и развлечься охотой, полюбоваться редкими птицами с красивым оперением, которых раджа обещал мне подарить, если я их приму; но, зная о его намерениях и понимая, что меня поддержат все проа Бугиса из Коти, я притворился больным и попросил прислать птиц на борт корабля. После этого Аги Бота, который уже не мог сдерживаться, прислал две лодки с вооруженными людьми, которые забрали у меня много вещей и, несомненно, заставили бы высадиться на берег или даже убили, если бы накоды Бугиса не получили наш сигнал с просьбой о помощи. Бугис немедленно явился со своими людьми, вооруженными копьями и кинжалами, и они побросали людей раджи за борт. Девять накод отправились на берег, где произошла сцена примирения, ярко продемонстрировавшая характер их вождя. Бугисы из Коти объяснили, что со мной надо обращаться крайне осторожно, поскольку меня очень хорошо знают в Сингапуре; кроме того, властям этого места известно, что я нахожусь на борту султанского проа, и они отвечают за мою безопасность. Это обстоятельство несколько раз спасало мне жизнь, поскольку, если бы со мной что-нибудь случилось, все накоды этого проа по возвращении в Сингапур были бы сурово наказаны. Так что эти люди охраняли меня очень тщательно, а они были очень сильны. Раджа ответил накодам так: «Его можно было бы прикончить, как и многих других; я сам написал бы в Сингапур, что его утащил аллигатор или во время охоты укусила змея; что же касается товаров, которые могли быть при нем, то я разделил бы их с султаном Коти». Однако Бугисы отказались его слушать, зная, что султан Коти призвал бы их к ответу за мои товары, а власти Сингапура – за мою гибель. Таким образом, наше проа вместе с другими прошло примерно четыре мили вниз по реке, где мы пополнили запасы воды. Здесь мы пробыли шесть дней; меня всячески убеждали сойти на берег, но безуспешно. Наконец, накоды Бугисы решили идти дальше без пропуска, с чем раджа согласился. Проа вернулись к оконечности полуострова, и мне дали понять, что я могу беспрепятственно сойти на берег, где мне ничто не угрожает. Я так и сделал, и меня представили радже, который сидел под навесом. Рядом располагалось человек сто пятьдесят его слуг, которые были заняты азартной игрой и напоминали тех, кем они и были на самом деле, – свору свирепых бандитов. Аги Бота – красивый мужчина примерно сорока лет, не получивший никакого образования; он посвящает все свое время играм, курению опиума и петушиным боям. Всем этих он занимается в промежутках между более серьезными и выгодными делами – пиратскими набегами и грабежами. Он попросил меня показать, сколько денег лежит в моих карманах; увидев несчастные десять рупий, он заметил, что играть на такие деньги просто глупо, но если я захочу выставить своего боевого петуха против его птицы, то он одолжит мне столько денег, сколько я захочу, и добавил, что устраивать бой петухов при ставке ниже пятидесяти реалов считает ниже своего достоинства. Когда я ответил, что религия запрещает англичанам играть в азартные игры, он меня отпустил; немедленно после этого двое раджей принесли своих петухов и устроили бой при ставке в одну рупию. Мне пришлось отдать старому Бодарру пять рупий, чтобы сберечь их, ибо, проходя мимо меня, люди не только совали руки в мои карманы, но и отрывали пуговицы на одежде. Когда я гулял позади кампонга раджи, мне на глаза попалась европейская женщина, которая, увидев, что ее заметили, сразу же забежала в один из домов, несомненно опасаясь последствий. В доме Аги Боты сейчас живут две европейки; в других местах есть еще несколько белых женщин и мужчин. Бугисы, верные радже, не делали из этого тайны; я узнал об этих людях еще на проа, а некоторые люди на базаре подтвердили, что это действительно так. Когда я приехал сюда, жителям было строго-настрого приказано убрать подальше все европейские вещи. Один из моих слуг, придя с базара, рассказал такое, что я загорелся желанием увидеть все своими собственными глазами. В одном доме находились: четыре Библии, одна – на английском, одна – на голландском и две – на португальском языках; множество предметов одежды: куртки и брюки, на которых были перешиты пуговицы по размеру местных жителей; куски рубашек, прикрепленные к другим частям одежды; несколько сломанных инструментов, таких как квадранты, подзорные трубы, нактоузы, обрывки парусов, болты и бугели, разнообразные инструменты пушкарей и плотников, корабельное имущество и так далее. В другом магазине я увидел две мантильи выцветшего сиреневого цвета, которые отличались модным покроем. Когда я спросил, как эти вещи оказались здесь, мне ответили, что их нашли на судах, потерпевших кораблекрушение, на которых не было людей; другие продавцы не постеснялись заявить, что все это когда-то принадлежало людям, которые умерли в этих местах. Все вещи, продававшиеся на базаре, принадлежали радже и сбывались от его имени; говорят, что в его доме хранится много других вещей; этот дом располагается вверх по реке, но все признавали, что еще больше забрали себе Рага и его сторонники. Мандур, или руководитель одного из кампонгов, показал мне женские чулки, часть из которых была помечена инициалами S.W., две рубашки, на одной из которых я увидел те же самые буквы, две фланелевые нижние юбки, миниатюрную рамку для портрета (сам портрет раджа забрал себе), а также много предметов мужской и женской одежды. Но из-за строгого приказа спрятать все эти вещи я больше ничего не увидел; и в самом деле, посещение магазинов, торговавших награбленным добром, было связано с большими трудностями и опасностью для жизни. Мне очень хотелось приобрести миниатюрный портрет; я предлагал мандуру пятьдесят рупий за то, чтобы он раздобыл его для меня, но он рассмеялся и, показав на свой кинжал, провел рукой сначала по моему горлу, а потом – по своему, давая понять, что таков будет наш конец, если об этом узнает раджа. На этом побережье существует обычай продавать людей в рабство сразу же по прибытии пиратского судна в порт; самых здоровых и сильных забирает себе раджа; кроме того, он получает процент от продажи остальных пленников, самого судна и всех вещей, находившихся на его борту. Европейские суда поднимают вверх по реке и тут же уничтожают. Жизнь европейских пленников в этом климате ужасна; даже рабы из местных жителей очень быстро погибают – они выполняют самые тяжелые работы, а питаются одним рисом с солью.

Европейцу, который видел местных пиратов в Сингапуре и Батавии, совершенно невозможно составить себе представление об их истинном характере. Здесь они находятся под строгим наблюдением, и все их поведение пронизано ложью и фальшью. Разговаривают они вежливо, раболепствуют и во всем уступают европейцам, никогда не спорят и всегда со всем соглашаются. Они стараются угадать любое желание европейца, и он, обманутый их поведением, делает вывод, что это самые лучшие и самые вежливые создания на свете; но если бы кто-нибудь из европейцев увидел их в кампонге, то ни за что бы не поверил, что это те же самые люди. Лживость и подлость, а также привычка уничтожать корабли и убивать их команды характерны для всех пиратов Ост-Индских островов. Они погубили множество американских и английских судов и убили сотни моряков».

7 февраля 1831 года малайцы захватили корабль «Дружба», капитаном которого был Эндикотт, шедший из Салема (Массачусетс). Это судно стояло в порту Квала-Бату на побережье Суматры. Утром рокового дня капитан Эндикотт, второй помощник Барри и четыре члена команды, как обычно, отправились на берег, чтобы взвесить перец. В тот день малайцы обещали доставить им две лодки этого перца. Нагрузив первую лодку, они обратили внимание, что она задержалась и не сразу поплыла вниз по реке. Офицеры предположили, что малайцы, из которых состояла ее команда, выносят из нее мешки с перцем и прячут их в кустах. В результате капитан послал на берег двух человек следить за ними; приближаясь к берегу, они увидели, как из джунглей выскочило пять или шесть малайцев, которые поспешили сесть в лодку. Матросы приняли их за гребцов, поскольку они видели, что ранее с нее высадилось пять человек. Но, как вскоре выяснилось, они ошиблись. В это время вдали был замечен бриг – он стоял у Су, другого порта, где торговали перцем, расположенного примерно в пяти милях отсюда. Капитан Эндикотт, сошедший на берег, чтобы посмотреть, не поднимет ли этот бриг какой-нибудь флаг, обнаружил, что лодка с перцем была уже в нескольких милях от «Дружбы». В ней сидело необычно много местных жителей.

Получилось так, что когда лодки с перцем подошли к борту «Дружбы», на корабле не оказалось лишних свободных рук, и несколько малайцев поднялись на судно. Первый помощник Найт, стоявший у трапа, спросил их, где же перец, который они должны были привезти, но они ответили, что должны осмотреть корабль. Найт велел им возвращаться на лодки, и некоторые подчинились, но только для того, чтобы сразу же вернуться и помочь своим товарищам в их кровавом деле. Пираты напали на Найта и других членов команды. Матросы находились в разных местах, поэтому помощник не смог сосредоточить все силы в одном месте и дать отпор врагу. Некоторые моряки погибли на баке, один упал на трапе, а Найт рухнул на палубу на шканцах. Он получил сильный удар в спину, когда пытался вытащить из фальшборта причальный багор, которым намеревался отбиваться от нападавших.

Двое матросов, которые сгружали мешки с перцем, попытались было подняться на палубу и помочь своим товарищам, но вынуждены были прыгнуть в воду. Один из них, Чарльз Конверс из Салема, получивший серьезное ранение, сумел доплыть до ватерштага, за который он и держался, пока пираты не подняли его на борт; по какой-то причине его не убили. Его товарищ Джон Дэвис, не умевший плавать, дрейфовал вместе с приливной волной, держась за цепь подъемного блока шлюпбалки; эти блоки висели над самой водой. За один из них он и ухватился, но малайцы это заметили, спустили с кормы свою лодку и сняли его. Кок прыгнул в каноэ, стоявшее у борта корабля, но, когда он попытался оттолкнуться от него, лодка перевернулась. Не умея плавать, он залез на нее и, гребя руками, поплыл к берегу, где и был схвачен. Грегори, итальянец по национальности, попытался спрятаться на перекрестье реи и мачты, но малайцы несколько раз выстрелили в него из мушкетов, хранившихся на «Дружбе». Эти мушкеты были всегда заряжены и готовы к использованию на берегу.

Трое моряков прыгнули в море и поплыли к оконечности полуострова, расположенной в миле отсюда, к северу от города. Малайцы, стоявшие на берегу, их не заметили, и они поплыли дальше на север, к мысу Феликс, намереваясь оттуда дойти до порта Анналабу, расположенного примерно в сорока пяти милях от этого мыса. Прошагав всю ночь, они поутру снова оказались около мыса, в двадцати пяти милях от Анналабу.

Добравшись до берега, Эндикотт, Барри и четыре матроса увидели, что матросы «Дружбы» прыгают в море, и им открылась ужасная правда – корабль подвергся нападению. Они запрыгнули в лодку и поплыли назад. С ними прыгнул и дружелюбно настроенный раджа По Адам, которому принадлежал сам этот порт и множество домов в селении Пуло-Кио, расположенном в трех милях от устья реки Квала-Бату. За последние годы никто на этом побережье не продал больше перца, чем он; По Адам называл себя другом американцев, и его считали честным торговцем. Он немного знал английский и, запрыгнув в лодку, закричал: «Капитан, там беда, малай тебя убьет, он убьет и По Адама тоже!» На обоих берегах реки собрались толпы людей, которые угрожающе потрясали оружием; в это время паром с восемью или десятью малайцами, вооруженными копьями и кинжалами, двинулся наперерез американцам, надеясь помешать им отбить свой корабль. Но капитан не испугался; он стоял на носу лодки, угрожающе размахивая абордажной саблей По Адама. Это так напугало малайцев на пароме, что они повернули к берегу, оставив проход к «Дружбе» открытым. Но когда американцы подошли поближе, то увидели, что пираты уже полностью овладели судном: одни прогуливались по палубе, другие жестами сообщали толпе на берегу о своей победе. Ни одного члена команды, за исключением человека на рее, видно не было. По реке в сторону «Дружбы» плыли три малайские лодки, в которых сидело не менее пятидесяти человек. Капитан и его люди поняли, что они смогут вернуть свое судно только с помощью других американских кораблей. Они направили свою лодку в Мучье, где, как им было известно, стояли на якоре несколько американских судов. Узнав об их несчастье, три капитана немедленно подняли якоря и отправились в Квала-Бату, намереваясь, если удастся, отбить судно Эндикотта. В тот же день к четырем часам они добрались до этого места; малайцы тем временем вывезли с «Дружбы» все, что можно было сдвинуть с места, включая деньги в монете и несколько ящиков с опиумом общей стоимостью более тридцати тысяч долларов. Это было сделано ночью девятого числа, а утром десятого они сумели поднять якорь корабля, и он стал медленно дрейфовать к берегу. Неожиданно канат, не закрепленный на кормовых кнехтах, начал с огромной скоростью разматываться, но его петля случайно попала в лебедку; судно развернулось, и якорь, уходивший в воду, резко застопорился примерно в трех метрах от клюза. Вскоре после этого налетел шквал; судно понесло на берег и выбросило на коралловый риф в полумиле южнее города. На следующий день, когда была найдена удобная якорная стоянка, от малайца, сочувствовавшего американцам, пришло послание. Он явился на борт захваченного в Су-Су корабля и потребовал его возвращения. Раджа ответил, что миром он его не отдаст, но американцы могут попробовать отбить его. Американские корабли открыли огонь по «Дружбе», на палубе которой собралось множество малайцев. Они начали стрелять в ответ, и их примеру последовали форты на берегу. Американцы поняли, что надо идти на абордаж. На воду были спущены шлюпки с тридцатью офицерами и большим количеством матросов, которые были хорошо вооружены. Малайцы не стали ждать их подхода и попрыгали в воду. «Дружба» вернулась к своему законному владельцу, но состояние ее не поддается никакому описанию; везде были видны следы жестокого боя и разрушений. Не выполнив своей задачи, «Дружба» вынуждена была вернуться в Соединенные Штаты. Общественность страны единодушно потребовала наказать пиратов за гибель американских граждан и присвоение их собственности. Правительство немедленно приняло меры для наказания виновных, отправив к Ост-Индским островам фрегат «Потомак» под командованием командора Даунса. «Потомак» вышел из Нью-Йорка 24 августа 1831 года, побывав перед этим в Рио-де-Жанейро и обогнув мыс Доброй Надежды. В феврале 1832 года он бросил якорь в Квала-Бату, подняв датский флаг и замаскировавшись под торговое судно. Наверху находилось всего несколько моряков, облаченных в красно-голубые фланелевые рубахи; парус на мачте был взят на гитовы и убран. На берег под видом торговцев, желавших закупить перец, был послан разведывательный отряд, но он вернулся, не сумев выяснить ситуацию в фортах. На судне началась суета – на следующее утро решено было напасть на город, и моряки стали готовиться к атаке. Они чистили мушкеты, набивали порохом пороховницы, проверяли абордажные сабли и так далее.

В двенадцать часов ночи команда была вызвана наверх; матросы, которые должны были принять участие в походе, выстроились на палубе, и лейтенант Шубрик, командир отряда, сообщил им о поставленной перед ними задаче. После этого они сели в лодки и поплыли к берегу; перед самым рассветом, невзирая на сильный прибой, отряд, не замеченный врагом, высадился на берег примерно в полумиле к северу от города. Высадка прошла удачно, хотя несколько человек промокли до нитки. Кроме того, промокла и некоторая часть пороха.

После высадки матросы выстроились и пошли на врага, увязая в глубоком песке. Не успели они отойти подальше, как их обнаружил местный житель; увидев издалека приближающийся отряд белых, он со всех ног бросился в город, чтобы предупредить своих сограждан. Двигаясь быстрым маршем, моряки вскоре дошли до первого форта; здесь был выделен отряд под командованием лейтенанта Хоффа, которому поручили окружить этот форт. Подойти к нему было очень трудно, поскольку его окружала толстая изгородь из колючих кустов и куманики. Атаку начали пионеры, вооруженные ломами и топорами, – они подошли к воротам и стали их разрушать. Это заняло некоторое время, за которое враг сумел подготовиться к отпору. Защитники издали боевой клич и стали ожесточенно сопротивляться, пустив в ход копья, сабли и мушкеты. В крепости имелось несколько пушек, но малайцы не умели с ними обращаться и не нанесли никакого урона американцам, поскольку все ядра просвистели у них над головами. Сопротивление малайцев оказалось бесполезным – американцы пошли на штурм и вскоре ворвались в крепость, но она сдалась только после того, как почти все ее защитники были уничтожены. В бою погиб и По Магомет, выдающийся вождь малайцев, один из тех, кто руководил захватом «Дружбы». Погибла в бою и мать Чадулы, еще одного раджи; нашла свою гибель и другая женщина, сражавшаяся с отчаянной храбростью, но кем она была, узнать не удалось. Один моряк, поднявшись на стену форта, получил сильный удар оружием, которое эта женщина держала в руках, и упал, но она заплатила за это своей жизнью, поскольку свалилась прямо на его штык. Она сумела нанести ему сильные раны. Его голова была раздроблена дротиком, большой палец, почти отрубленный саблей, болтался на тонкой полоске кожи, а шляпа пробита ядром.

Лейтенанты Эдсон и Ферре прошли в другую часть города и напали на другой форт с тыла. После отчаянного сопротивления он тоже вскоре сдался. Оба офицера и их моряки чуть было не погибли. Один из малайцев хотел взорвать свою пушку вместе с собой и нападавшими, но, когда он уже подносил к ней спичку, один из моряков успел его подстрелить. Этот форт, как и предыдущий, был окружен густыми джунглями, и войти в него было очень трудно. Бой разгорелся в самом городе, и население переполошилось. Во все стороны бежали мужчины, женщины и дети, которые пытались спасти схваченные ими второпях вещи; несколько мужчин было убито во время бегства. Малайские проа, забитые людьми, отправились вниз по реке в южную часть города, но были уничтожены сильным огнем американских шестифунтовых пушек; погибло множество малайцев. Вскоре начался штурм третьего, самого мощного форта, но он упорно сопротивлялся. Для того чтобы взять его, надо было объединить усилия нескольких отрядов; впрочем, огонь по нему был так силен, что его защитники вскоре сдались, и через несколько минут на сооружениях форта уже развевались американские флаги. Большая часть города была сожжена дотла. Базар, главное место торговли, и большинство частных домов погибли в огне. Американцы одержали победу; они жестоко отомстили за убийство своих соотечественников. О возвращении десанта известили звуки горна; вскоре участники экспедиции поднялись на корабль. Бой продолжался около двух с половиной часов; матросы и офицеры сражались с одинаковой храбростью с самого начала битвы до ее конца. Малайцы потеряли около сотни человек убитыми, а американцы – только двух. Среди добычи были: китайский гонг, Коран, взятый в форте По Магомета, и несколько кусков материи, богато расшитой золотыми нитками. Многие моряки явились нагруженные добычей, отбитой у врага: шарфами раджи, золотыми и серебряными шкатулками, цепями, сережками и кольцами, браслетами для рук и ног, разными шалями, кинжалами с богато украшенными рукоятками и золотыми ножнами и разнообразными украшениями. Доставлено было много денег. На следующее утро, чтобы навсегда запечатлеть в душах малайцев мысль о том, что Соединенные Штаты жестоко накажут всякого, кто будет мешать их морской торговле в любом месте земли, «Потомак» спустился вниз по реке и с помощью канатной пружины оказался менее чем в одной миле от берега, развернувшись левым бортом в сторону города. Командор вовсе не собирался открывать огонь по Квала-Бату и его обитателям, а просто хотел показать, какой сокрушительной мощью обладают залпы тридцатидвухфунтовых пушек, и уничтожить форт Тука-де-Лама, до которого прошлым утром американцы не смогли добраться из-за непроходимых джунглей и преграждавшей путь реки. С него малайцы обстреливали моряков, садившихся на корабль. Защитники вскоре покинули эту крепость, корабельные ядра разносили в клочья его стены и вырывали с корнями кокосовые пальмы. Утром с берега пришла лодка, на которой был поднят белый флаг. Малайцы, продемонстрировав все знаки подчинения, принятые на Востоке, стали просить командора даровать им мир и прекратить стрельбу из его больших пушек. Огонь был прекращен, и командор сообщил малайцам, что задание, с которым его послало сюда американское правительство, выполнено – он наказал тех, кто был виновен в захвате и ограблении корабля «Дружба». Так закончилась битва при Квала-Бату. «Потомак» ушел в Китай, а оттуда – в Тихий океан. Защитив интересы американских торговцев в этой части Земли, он после трех лет отсутствия в 1834 году прибыл в Бостон.

Приключения капитана Кондента

Капитан Кондент родился в Плимуте; почему он стал пиратом и когда он захватил свой первый корабль, нам неизвестно. Он был одним из тех, кто решил покинуть остров Провидения после прибытия туда губернатора Роджерса. Кондент был в ту пору квартирмейстером на шлюпе еврейского купца Симпсона из Нью-Йорка. Вскоре после того, как они вышли в море, на борту этого корабля произошел случай, который вызвал возмущение всей команды. В ее состав входил индеец, который был избит несколькими матросами; в ответ на это он захватил трюм с оружием и пригрозил взорвать корабль. Узнав об этом, некоторые моряки стали говорить, что надо проделать в палубе отверстие и бросить туда гранату, но Кондент заявил, что это очень опасно, поскольку индеец может открыть огонь и пристрелить несколько человек. Схватив пистолет, а другой рукой – абордажную саблю, он прыгнул в трюм. Индеец выстрелил в него и ранил в руку, но Кондент, не обращая на это внимания, подбежал к индейцу и убил его. Команда вытащила труп на палубу, разрубила его на куски, а канонир вспорол ему живот, вытащил сердце, сварил его и съел.

После этого они захватили торговое судно «Герцог Йоркский», но пираты разругались между собой, и капитан с половиной команды перешел на борт приза, а другая половина, оставшаяся на шлюпе, выбрала капитаном Кондента. Он направил корабль к островам Зеленого Мыса и по пути захватил торговое судно, шедшее с Мадейры. Оно было нагружено бочками с вином и направлялось в Вест-Индию; Кондент забрал себе весь груз и отпустил его. Подойдя к острову Мей, одному из вышеназванных островов, он захватил весь соляной флот, насчитывавший двадцать судов. Ему нужен был новый гик, и он снял с одного из этих судов всю мачту целиком, чтобы сделать из нее новый гик. На этом же судне он взял на себя обязанности мирового судьи и, расспросив матросов, как командование обращалось с ними, велел высечь тех, на кого они жаловались, а потом натереть их спины солью. Он забрал себе с этого судна провизию и другие необходимые вещи и, пополнив свою команду частично добровольцами, а частично согнанными насильно, покинул соляной флот и отправился к Сант-Яго. Здесь он захватил голландский корабль, который занимался каперством. Захват этого судна произошел на удивление легко – Кондент сделал всего один залп и, подойдя к его борту, овладел им безо всякого сопротивления, поскольку капитан и несколько моряков были убиты ядрами, а другие – ранены.

Корабль очень понравился Конденту; он назвал его «Летящим драконом» и перешел на него вместе со всей своей командой, подарив шлюп помощнику английского судна, которого он силой заставил себе служить. Отсюда Кондент пошел к побережью Бразилии и во время плавания захватил несколько португальских судов, которые он ограбил и отпустил.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Кондент прыгает в трюм, чтобы убить индейца


После этого он встретился с галерой капитана Джона Спелта, которую зафрахтовала компания Южного моря и отправила к побережью Анголы за рабами, а оттуда – в Буэнос-Айрес. Он долго не хотел отпускать это судно, а с капитаном, который был с ним из одного города, обращался очень вежливо. Через несколько дней после захвата галеры Кондент взял в плен португальский корабль, нагруженный тюками с хлопком и разными другими товарами. Поменяв на галере такелаж, он перенес на нее часть груза. Вскоре после того, как он отпустил португальца, ему попалось голландское судно, принадлежавшее Ост-Индской компании с двадцатью восьмью пушками на борту. Его капитан был убит первым же залпом, а команда почти не сопротивлялась, ибо Кондент поднял на галере Спелта черный флаг.

Теперь, имея под своей командой три судна, он пошел к острову Фердинандо, занялся кренгованием и очисткой «Летящего дракона». Закончив ремонт, он перевел одиннадцать голландцев на борт галеры, заменив ими тех матросов, которых он силой принудил стать пиратами, и отпустил капитана Спелта, подарив ему товары, захваченные на португальском судне. Собираясь покинуть остров, он велел голландцам пробыть на этом острове еще сутки, угрожая в противном случае потопить корабль, если он снова попадет к нему в руки, а всю команду убить. После этого он пошел к побережью Бразилии, где встретился с португальским семидесятипушечным военным кораблем, к которому подошел поближе. Португалец спросил, откуда и куда он идет, и Кондент ответил: «Из Лондона в Буэнос-Айрес». Матросы португальца поднялись на ванты и приветствовали его, а Кондент дал в ответ бортовой залп. Разгорелась перестрелка, продолжавшаяся три склянки (полтора часа). Увидев, что уступает военному кораблю в силе, Кондент посчитал за лучшее скрыться. Его корабль был более быстроходным; он вскоре оторвался от португальца и ушел.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты ездят на плечах священников


Через несколько дней он захватил португальское судно, где ему сообщили, что моряки этого корабля убили около сорока человек в Гарде-дель-Косте, а многих ранили. Кондент пошел вдоль побережья на юг и захватил французский восемнадцатипушечный корабль, нагруженный вином и бренди, который направлялся в Южное море. Это судно Кондент привел с собой в устье Ла-Платы. Здесь он послал нескольких матросов на берег на охоту, но они были схвачены командой испанского военного корабля. Представ перед его капитаном, матросы Кондента заявили, что они на двух судах, нагруженных рабами, которые принадлежат компании Южного моря, идут из Гвинеи. Поверив этому, испанский капитан разрешил им вернуться к своим лодкам. Здесь пять человек, которых Кондент силой заставил стать пиратами, бежали, захватив его каноэ; Кондент в отместку ограбил французское судно, перерезал все его якорные канаты, и оно было выброшено течением на берег. Пираты снова пошли на юг вдоль бразильского побережья. Узнав, что в этих краях погиб какой-то пиратский корабль, а сами пираты была захвачены в плен, он выместил свой гнев на португальцах, попавших в его руки (а их было немало). Он велел отрезать им носы и уши, а поскольку капитан был католиком, пираты Кондента заставили корабельного священника отслужить мессу у своей грот-мачты, а потом сели ему на плечи и заставили катать их по палубе. После этого они нагрузили его и стали погонять, как скотину.

Отсюда Кондент пошел к побережью Гвинеи и захватил там корабль «Индийская царица», капитаном которой был Хилл.

В заливе Луэнго он увидел два судна, стоявшие на якоре: голландское с сорока четырьмя пушками и английское под названием «Слава», которым командовал капитан Боуэн. Они оба обрубили якорные канаты и выбросились на берег. «Слава» погибла, а голландца Кондент сумел снять с рифов и увел с собой. Выйдя в море, он отпустил капитана Хилла и направился в Ост-Индию. Неподалеку от Кейпа он захватил остендское судно, принадлежавшее Ост-Индской компании, суперкарго на котором был знаменитый купец из Лондона мистер Нэш. Вскоре после этого он пленил голландское судно Ост-Индской компании, отпустил остендера и пошел к Мадагаскару. У острова Святой Марии он встретил остатки команды капитана Холси. Он взял их к себе на борт вместе с другими отставшими от своих товарищей моряками и пошел в Ост-Индию. По пути туда, на острове Джоанны, вместе с двумя другими пиратскими судами, которых он встретил у Святой Марии, он захватил судно «Кассандра» Ост-Индской компании, которым командовал капитан Джеймс Макрей. Придя в Ост-Индию, Кондент захватил огромную добычу; на обратном пути он пристал к острову Маскарена, где встретился с семидесятипушечным португальским кораблем, на борту которого находился наместник Гоа. Кондент захватил этот корабль и, узнав, что на его борту есть деньги, не стал требовать от пленников выкупа. Он привел это судно на Занзибар, где стояла голландская крепость. Пираты взяли ее, разграбили и разрушили; с ними добровольно ушло несколько человек. Отсюда они пошли к Святой Марии, где поделили добычу, разделились и поселились среди местных жителей. Вскоре из Бристоля пришла весть о том, что они должны подать губернатору прошение о помиловании, и, очень щедро наградив капитана, они отослали это прошение. Губернатор ответил, что возьмет их под свое покровительство, если они уничтожат свои суда. Пираты согласились и утопили «Летящего дракона» и другие корабли. Кондент и несколько его друзей уехали в Маскарену, где Кондент женился на свояченице губернатора и пробыл некоторое время. Потом он, как сообщил мне достойный доверия человек, приехал во Францию, поселился в Сен-Мало и занялся торговлей.

Жизнь капитана Эдварда Лоу

Этот свирепый разбойник родился в Вестминстере и получил обычное для английских простолюдинов образование. Он был пиратом по своей натуре; еще учась в школе, он обложил данью своих одноклассников и тех, кто не хотел платить, жестоко избивал. Окончив школу, Лоу увлекся азартными играми и сделался шулером; тех же людей, которые ловили его за руку, он вызывал на поединок.

Он отправился в море вместе со своим братом и плавал с ним три или четыре года. Приехав в Америку, он некоторое время служил в бостонском борделе. Потом он уехал в Англию повидать свою мать, а вернувшись в Бостон, несколько лет занимался тем же самым делом. Однако, имея неуживчивый характер, он рассорился с хозяином и нанялся на шлюп, шедший в залив Гондурас.

Здесь он командовал лодкой, которая перевозила на судно бревна. В этой лодке было двенадцать хорошо вооруженных солдат, готовых вступить в бой с испанцами, у которых моряки силой забирали бревна. Однажды получилось так, что лодка привезла свой груз незадолго до обеда, и Лоу решил, что они сначала поедят, а потом снова отправятся за древесиной. Капитан, однако, передал им бутылку рома и велел сделать еще одну ходку, ибо время поджимало. Матросы рассвирепели, особенно лютовал Лоу, который схватил заряженный мушкет и выстрелил в капитана. Но он промахнулся и убил другого человека; вся его команда бежала, прихватив с собой и лодку. На следующий день они захватили небольшое судно, перешли на него, подняли черный флаг и объявили войну всему миру.

Во время своих странствий Лоу встретил капитана по имени Лоутер, который предложил ему присоединиться к его пиратам и вместе грабить суда. Захватив бригантину, Лоу с сорока пиратами перешел на нее; покинув Лоутера, они отправились искать счастья в одиночку.

Самым первым кораблем, который они захватили, было судно, принадлежавшее Эмбою. Они забрали у него всю провизию и отпустили. В тот же самый день им попался шлюп; они ограбили его и тоже отпустили. Шлюп пришел на Черный остров и сообщил губернатору о том, что Лоу высадился на берег. Для его поимки были немедленно снаряжены два небольших судна, но, когда они прибыли на место, Лоу уже и след простыл. Едва избежав пленения, он пришел в порт, чтобы пополнить запасы воды и продовольствия, а потом снова занялся своим делом. Лоу вошел в гавань Порта-Розмари, где стояло тринадцать кораблей, которые не могли оказать ему никакого сопротивления. Лоу поднял черный флаг, давая им понять, что если они не сдадутся, то пощады не будет; сев в шлюпку, пираты захватили все корабли, ограбили их и использовали для своих нужд. Они перевезли на шхуну десять пушек и пятьдесят человек. Лоу назвал ее «Прихоть» и объявил себя капитаном; капитаном бригантины стал Чарльз Харрис. Они предложили нескольким морякам присоединиться к ним и подписать с ними контракт.

После этого они преследовали два шлюпа из Бостона, но, не сумев их догнать, отправились к Наветренным островам. По пути они попали в ураган огромной силы. Поиски добычи уступили место борьбе за свое собственное спасение. На бригантине все матросы работали день и ночь; им пришлось выбросить в море шесть пушек и тяжелые мешки с припасами. Во время шторма корабли потеряли друг друга, но вскоре встретились опять.

Когда шторм закончился, Лоу подошел к небольшому островку западнее Карибских островов, отремонтировал свои суда и приобрел провизию в обмен на товары. Взяв на борт все необходимое, бригантина вышла в море, «Прихоть» только еще снаряжалась. Во время плавания бригантина встретила судно, которое во время шторма лишилось всех своих мачт; пираты забрали у него все товары на тысячу фунтов стерлингов и вернулись на остров. Когда «Прихоть» была готова к выходу в море, состоялся совет, куда плыть дальше. Пираты последовали совету капитана, который считал, что крейсировать с наветренной стороны опасно – можно наткнуться на военные корабли, патрулировавшие это побережье, и отправились к Азорским островам.

По дороге капитану сопутствовала необыкновенная удача: он захватил тридцатичетырехпушечный французский корабль и увел его с собой. Войдя в залив Святого Михаила, он пленил семь судов, пригрозив немедленной смертью тем, кто осмелится ему сопротивляться. Таким образом, не сделав ни единого выстрела, но внушив морякам ужас, он овладел всеми этими кораблями. Испытывая нужду в свежей воде и провизии, он потребовал от губернатора прислать ему все, что потребует, пообещав освободить все захваченные суда, пригрозив в противном случае предать их огню. Требование Лоу было немедленно выполнено, и шесть кораблей были возвращены владельцам. Французский корабль пираты оставили себе, сняв с него все пушки и команду за исключением Кука. Они заявили, что он очень сальный и будет хорошо гореть; привязав несчастного к мачте, они подожгли корабль.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Зверства капитана Лоу


Потом им попался капитан Картер, шедший на галере Райта; этот капитан попытался защищаться, но был самым варварским способом разрублен на куски. Двух португальских священников они привязали канатами к мачте и несколько раз опустили в море, пока те не умерли, – и все для того, чтобы удовлетворить свою жажду крови. Увидев, что на лице одного португальца, наблюдавшего эту ужасную расправу, отразилось сочувствие, один из душегубов заявил, что ему не нравится выражение лица этого человека, и разрубил его абордажной саблей. Другой негодяй, решивший ударить саблей пленника, промазал и разрубил нижнюю челюсть Лоу. Позвали хирурга, и он зашил челюсть капитана, но Лоу что-то не понравилось, и хирург нанес ему удар, от которого разошлись все швы. Лоу пришлось самому зашивать себе рану. Разграбив галеру, пираты стали решать, что делать с ней дальше: одни предлагали сжечь ее, как французский корабль перед этим, но пираты ограничились тем, что разрубили все канаты, такелаж и паруса на куски и отправили галеру плыть во воле волн.

После этого они подошли к острову Мадейра и захватили рыбачье судно с двумя стариками и мальчиком на борту. Они задержали одного из стариков, а другого отправили на берег с белым флагом, потребовав от губернатора прислать им шлюпку с водой, пригрозив, что в случае отказа повесят заложника на рее. Воды была прислана, и старик вернулся домой.

Следующим пунктом их назначения стали Канарские острова, где они захватили несколько судов. Узнав о том, что в ближайшие дни на Канары должны прибыть две небольшие галеры, пираты сели на шлюп и отправились им навстречу. Однако они разминулись с галерами и, испытывая большую нужду в провизии, вошли в бухту Святого Михаила, притворившись торговцами. Однако их узнали, арестовали, посадили в крепость и поступили с ними так, как они этого заслуживали.

А тем временем корабль Лоу был вытащен на сушу для кренгования; у пиратов осталось на плаву только одно судно – шхуна «Прихоть», и все они, числом около сотни, сели на нее и отправились на поиски новой добычи. Вскоре им попалось богатое португальское судно, после непродолжительной перестрелки пираты его захватили. Лоу приказал пытать команду, требуя, чтобы она сообщила им место, где спрятаны деньги.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан португальского корабля перерезает канат, на котором висел мешок с мойдорами


Ему сообщили, что во время погони капитан привязал мешок с одиннадцатью тысячами мойдоров к канату и вывесил его из окна своей каюты, а когда пираты захватили корабль, перерезал его, и мешок упал в воду. Узнав об этом, Лоу пришел в неописуемую ярость и приказал отрезать капитану губы и поджарить их у него на глазах, а потом велел его убить, а с ним и всю команду.

После этой кровавой расправы эти душегубы пошли на север и захватили несколько судов. Одно из них они сожгли, а другие разграбили и отпустили.

Очистив свое судно на одном из островов, они направились к заливу Гондурас. Здесь, на выходе из него, они встретили испанский корабль, который захватил пять английских судов и каноэ, ограбил их и забрал с собой в качестве пленников их капитанов. Лоу поднял испанский флаг, но, подойдя поближе, заменил его пиратским, после чего испанцы сдались без сопротивления. Обнаружив в трюме капитанов английских судов и английские товары на борту, пираты посовещались и решили предать всю команду смерти. Не успев договориться об этом, они бросились на испанцев, вооружившись самым разнообразным оружием. Часть испанцев попрыгала за борт; вдогонку было послано каноэ, которое должно было добить тех, кто пытался доплыть до берега. После этого пираты разграбили испанское судно, вернули английским капитанам их корабли и подожгли испанца.

Следующее плавание Лоу проходило между Наветренными островами и материком, где он одно за другим захватил не менее девятнадцати судов различной величины и обошелся с их командами с такой жестокостью, о которой другие пираты и не слыхивали. В ту пору у побережья курсировал корабль «Борзая» с двадцатью пушками и ста двадцатью моряками на борту. Капитану сообщили о разбое, который учинили здесь пираты, и «Борзая» отправилась на поиски. Встретившись с ней, Лоу решил, что это торговое судно, и бросился в погоню. Военные моряки позволили пиратским шлюпам гнаться за ними, пока шла подготовка к бою, а затем открыли огонь.

Одним из этих шлюпов была «Прихоть», ею командовал сам Лоу; другим – «Рейнджер» под командованием Харриса. Оба судна вывесили пиратские флаги и дали залп. Когда «Борзая» подошла на расстояние мушкетного выстрела, она подняла свой главный парус и, держась на ветру, не позволила пиратам уйти в наветренную сторону. После этого ее капитан приказал открыть огонь. Увидев, с кем им пришлось иметь дело, пираты проскочили у нее под кормой и около двух часов пытались оторваться от преследования. Но вдруг ветер прекратился; шлюпам, пустившим в ход весла, удалось уйти вперед. Тогда капитан «Борзой» приказал прекратить огонь и усадил всех матросов на весла. К трем часам пополудни военные моряки догнали шлюпы. Пираты развернулись, чтобы встретить их во всеоружии, и сражение возобновилось с новой силой. Оно продолжалось до тех пор, пока «Рейнджер» не потерял грот-рей. Увидев это, Лоу бросил его и удрал.

Этот поступок Лоу вызывает удивление, поскольку слава о его храбрости и бесстрашии была такой громкой, что одно его имя внушало ужас не только торговым морякам, но и его собственной команде. Тем не менее его поведение в сражении с «Борзой» показало, что он самый обыкновенный трус, ибо, если бы шлюп Лоу сражался хотя бы вполовину так храбро, как корабль Харриса (в чем они торжественно поклялись друг другу), военный корабль, по мнению моряков, принимавших участие в этом бою, никогда бы их не победил.

Ничто, однако, не могло уменьшить жестокость или улучшить манеры дикой команды «Прихоти». Едва спасшись от гибели, они с новыми силами принялись грабить и убивать. Следующий корабль, который они захватили, находился в восьмидесяти милях от берега. Пираты с нечеловеческой жестокостью пытали капитана; пристрелив его, они загнали команду в шлюпку, дали ей компас, немного воды и печенья и пустили по воле вод. Тем не менее эти моряки, вопреки всем ожиданиям, благополучно добрались до берега.

Лоу продолжал свои плавания с неизменным успехом. Такие выродки, как он, подобно самому дьяволу, никогда не могут насытить свою алчность и, следуя по пути зла, превращают убийство в спорт, жестокость – в удовольствие, а убийство и грабеж других людей становится их привычным занятием. Изо всех английских пиратских команд ни одна не может сравниться с командой Лоу в жестокости. Их радость и гнев заканчивались одним и тем же. Они убивали людей не только в гневе и страсти, но и ради развлечения. Крики, стоны и мольбы их жертв только усиливали их удовольствие. Однажды Лоу захватил капитана Грейвза из Виргинии; взяв в руки чашу с пуншем, он произнес: «Капитан, половину я отдаю вам». Однако несчастный капитан, ожидая неминуемой гибели, скромно извинился и сказал, что ему сейчас не до выпивки. Тогда Лоу вытащил пистолет и, наставив его на Грейвза, потребовал: «Пей, или я тебя убью».


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Лоу предлагает капитану Грейвзу выбор: пунш или смерть


После этого он захватил судно под названием «Рождество», установил на нем тридцать четыре пушки, взошел на капитанский мостик и, провозгласив себя адмиралом, поднял черный флаг. Следующим его призом стала бригантина, одна половина команды которой состояла из португальцев, а вторая – из англичан. Первых он повесил, а вторых посадил в лодку и отпустил, а саму бригантину сжег. Лоу сопутствовала удача, не уступавшая его жестокости; в течение длительного времени он беспрепятственно грабил и убивал попавших в его руки моряков.

Однако всему приходит конец, и команда Лоу взбунтовалась. Его бросили в лодку безо всякой провизии и предоставили судьбе. Это произошло из-за того, что он убил квартирмейстера, пока тот спал. Вскоре течение принесло его к французскому судну, которое оказалось в этих краях; французы отвезли его на Мартинику, где после короткого следствия его вздернули на виселицу, сооруженную специально для него.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Жизнь и приключения капитана Эдварда Ингленда

Этот авантюрист служил помощником капитана на шлюпе, который вышел из порта на Ямайке и был захвачен капитаном Винтером незадолго до того, как пираты обосновались на острове Провидения. После того как они сдались на милость короля, а остров был заселен англичанами, капитан Ингленд ушел в Африку. Здесь он захватил несколько судов, в частности «Кадоган», который под командованием Скиннера шел из Бристоля. Когда он сдался пиратам, ему было велено явиться на борт их корабля в своей собственной шлюпке. Первым, кого он увидел, ступив на палубу пиратского судна, был его прежний боцман, глядевший ему прямо в лицо и приветствовавший его такими словами: «А, капитан Скиннер, это вы? Вас-то я и хотел увидеть; я вам кое-что задолжал и хочу расплатиться вашей же собственной монетой». Бедный капитан задрожал всем телом и стал с ужасом ждать продолжения. Случилось так, что Скиннер однажды сильно повздорил с боцманом, которого поддержало несколько человек, и он отправил их на борт военного корабля, не заплатив ни пенни за службу. Вскоре им удалось оттуда бежать, и они ушли на небольшом судне в Вест-Индию. Их взяли в плен пираты и привезли на остров Провидения; там они познакомились с капитаном Инглендом и стали пиратствовать с ним. Теперь старый капитан попался им в руки, и они решили ему жестоко отомстить.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты швыряют в капитана Скиннера бутылками


После грубого приветствия боцман позвал своих товарищей, которые схватили Скиннера, привязали к лебедке и стали швырять в него бутылками, изрезав ему всю голову и одежду; после этого они уложили его на палубу и, не обращая внимания на все его мольбы и просьбы, стали избивать плетьми, пока сами не утомились. Наконец, они язвительно заметили, что раз он был добр к своим подчиненным, то заслуживает легкой смерти, и прикончили его выстрелом в голову.

Забрав все, в чем они нуждались, пираты отпустили корабль, оставив на нем небольшое число матросов.

Капитан Ингленд через некоторое время захватил корабль под названием «Жемчуг», пересадил на него свою команду, а свой шлюп отдал морякам «Жемчуга». Он оборудовал его всем необходимым для пиратства и переименовал в «Короля Джеймса». Этот корабль принес ему удачу – он захватил на нем несколько судов разных размеров, которые принадлежали разным странам. Весной 1719 года пираты вернулись в Африку и от устья реки Гамбии пошли к мысу Корсо, где захватили несколько судов. Некоторые они разграбили и отпустили, другие переоборудовали под пиратские, а третьи сожгли.

Оставив Ингленда промышлять у берегов Африки, новые пиратские суда «Месть» и «Летучий король» пошли в Вест-Индию, где овладели несколькими кораблями, очистили свои корпуса и отправились в Бразилию. Здесь они захватили несколько португальских судов, но вскоре повстречали большой португальский военный корабль, сражение с которым не входило в их планы. «Мести» удалось бежать, но вскоре она села на мель и погибла. «Летучий король» в отчаянии выбросился на берег. На его борту находилось семьдесят человек, двенадцать из них португальцы убили, а остальных взяли в плен. Тридцать восемь пиратов были повешены после суда.

Капитан Ингленд, курсируя у берегов Африки, захватил «Петерборо» из Бристоля и «Победу». Первый корабль они оставили себе, а второй разграбили и отпустили. На своем пути Ингленд повстречал два судна, которые ушли под защиту крепости на мысе Корсо. Ингленд попытался поджечь их, но безуспешно. После этого он поплыл к бухте Вайда; однако выяснилось, что там уже побывал капитан де ла Буше и поживиться там было нечем. Тогда он вошел в гавань, очистил свой корабль и снарядил всем необходимым судно «Петерборо», переименовав его в «Победу». Пираты провели здесь несколько недель, предаваясь бесчинствам и кутежам, пока местные жители, не желая больше терпеть эти безобразия, не восстали. Пираты убили нескольких негров и сожгли один из их городов.

Покинув этот порт, морские бродяги путем голосования решили идти в Ост-Индию и прибыли на Мадагаскар. Пополнив запасы воды и продуктов, они направились к Малабарскому побережью. Оно находится в пределах империи Моголов и является одним из самых плодородных и красивых ее уголков. Малабарское побережье тянется от берега Каноры до мыса Коморин. Коренными жителями его являются негры, но в наше время здесь поселились мусульмане, включающие представителей разных народов, которые занимаются в основном торговлей. Обогнув почти половину земного шара в поисках того, кого бы они могли сожрать, наши пираты прибыли в этот никем еще не тронутый уголок, представлявший богатейшие угодья для грабежа.

Обосновавшись на Мадагаскаре, Ингленд вскоре отправился в плавание, во время которого захватил два индийских судна и одно голландское. Он заменил им один из своих кораблей и вернулся на Мадагаскар. Несколько матросов были посланы на берег с палатками и ружьями, получив приказ настрелять побольше дичи. Они решили также отправиться на поиски пиратов капитана Эвери, которые, как им было известно, поселились на этом острове. Но, поскольку моряки Эвери жили на другом берегу Мадагаскара, их поход привел лишь к потере времени и труда.

Пираты Ингленда пробыли здесь недолго. Они отправились в залив Джоанны, а выйдя из него, наткнулись на два английских корабля и остендское судно, шедшие из Индии. Им удалось захватить их только после упорного сопротивления. Описание этого боя приводится в письме капитана Макры.

«Бомбей, 16 ноября 1720 г.

25 июля мы вместе с «Гринвичем» прибыли на Джоанну, остров, расположенный недалеко от Мадагаскара. Мы зашли в гавань, чтобы дать отдых командам, но вскоре увидели каноэ, в котором сидело четырнадцать пиратов. Они пришли из Майотты, где потерпел крушение пиратский корабль, на котором они прибыли.

Это была «Индийская царица» водоизмещением сто пятьдесят тонн, имевшая двадцать восемь пушек на борту и девяносто человек команды под руководством капитана Оливера де ла Буше, шедшего от Гвинейского побережья в Ост-Индию. Они заявили, что капитан и сорок человек команды остались строить судно, чтобы продолжить свое гнусное дело. Мы с капитаном Кёрби решили, что окажем Ост-Индской компании большую услугу, уничтожив это бандитское гнездо. Около восьми часов утра 17 августа мы уже готовы были выйти в море, как обнаружили, что в залив Джоанны входят два пиратских корабля: один – тридцатичетырех-, а другой – тридцатишестипушечный. Я тут же отправился на борт «Гринвича», команда которого усердно готовилась к сражению; мы с капитаном Кёрби дали обещание не покидать друг друга в бою. После этого я снялся с якоря, поднял паруса и велел двум шлюпкам подтащить меня к «Гринвичу», стоявшему ближе к выходу. Его паруса наполнил ветер, и он ушел далеко вперед. Двадцатидвухпушечный остендер, стоявший рядом с нами, увидев это, двинулся за ним, несмотря на то что его капитан Кёрби обещал сражаться вместе с нами. Я полагаю, что, если бы капитан Кёрби сдержал свое слово, он тоже выполнил бы свое обещание. Примерно в половине первого я несколько раз сигналил «Гринвичу», чтобы он пришел к нам на помощь, и дал залп в его сторону, но все было напрасно; мы не сомневались, что он присоединится к нам, поскольку, оказавшись в одной лиге от нас, он остановился и осмотрелся, после чего вместе с остендером позорно нас покинул, оставив сражаться с жестоким, не имеющим ничего человеческого врагом, черные и кровавые флаги которого окружили нас, не оставив никакой надежды на спасение. Пираты намеревались разрубить нас на куски. Но Господь в своем провидении решил иначе; несмотря на превосходство пиратов в силе, мы сражались с ними около трех часов; в течение этого времени их самый крупный корабль получил несколько пробоин ниже ватерлинии и вынужден был на некоторое время выйти из боя, чтобы заделать течь. Второй изо всех сил пытался сблизиться с нами для абордажа; его матросы взялись на весла, и более часа этот корабль шел на расстоянии всего лишь половины корпуса от нас, но, к счастью, нам удалось разбить в щепки все их весла, что не позволило им догнать нам и спасло нам жизнь.

Около четырех часов большая часть офицеров и матросов на шканцах была убита или ранена, а самый крупный пиратский корабль упорно надвигался на нас. Он находился на расстоянии одного кабельтова и обстреливал нас из бортовых пушек. Потеряв всякую надежду на то, что капитан Кёрби придет к нам на помощь, мы решили выброситься на берег, и, хотя наша осадка на четыре фута превышала осадку пиратского судна, Бог сделал так, что оно село на мель, которую нам, по счастью, удалось проскочить, и абордаж не состоялся. Бой разгорелся с новой силой; все мои офицеры и большая часть матросов проявляли чудеса храбрости. Нам повезло – нос пирата находился как раз напротив нашего борта и получил все ядра нашего залпа, которые нанесли ему огромный ущерб. Если бы капитан Кёрби в эту минуту пришел к нам на помощь, мы сумели бы захватить оба корабля, ибо один был уже в наших руках. Однако второй пират (который все еще обстреливал нас), увидев, что «Гринвич» не собирается нам помогать, отправил на помощь своему товарищу три шлюпки с матросами. Около пяти часов вечера «Гринвич» ушел в море, оставив нас сражаться за свою жизнь в зубах у смерти. Увидев наше беспомощное положение, второй пират, который находился на плаву, бросил верповальный трос и стал подтягиваться под нашу корму.

К тому времени многие мои люди были убиты и ранены, и мы понимали, что надежды на спасение не осталось – скоро нас всех прирежут свирепые разбойники, обозленные нашим сопротивлением. Я приказал всем, кто еще мог передвигаться под прикрытием дыма, окутавшего наши орудия, сесть в баркас и попытаться достичь берега. Одни двинулись к нему на лодках, другие – вплавь; к семи часам большая часть спасшихся была уже на берегу. Поднявшиеся на борт оставленного нами судна пираты изрубили трех раненых моряков в куски. Я же с частью своих людей поспешил в Кингстаун, расположенный в двадцати пяти милях отсюда. Я прибыл туда на следующий день, полумертвый от усталости и потери крови, поскольку был ранен в голову мушкетной пулей.

В городе я узнал, что пираты предложили жителям сельской местности награду в десять тысяч долларов за мою голову, и большинство этих людей с радостью взяли бы эти деньги, если бы их не останавливал тот факт, что король и весь его двор были на моей стороне. Тем временем по моему приказу были распространены слухи, что я скончался от ран; многих это привело в ярость. Десять дней спустя, оправившись от ран и надеясь, что гнев пиратов уже поутих, я начал обдумывать положение, в котором мы оказались. Мы находились в далеком краю, откуда не было никакой возможности добраться домой; все мы были практически голыми, поскольку не успели захватить с собой ни сменной рубашки, ни обуви. На нас было только то, в чем мы бежали с корабля. Мне удалось получить разрешение подняться на борт пиратского судна, не подвергая себя опасности, поскольку многие главари пиратов хорошо знали меня, а некоторые даже плавали со мной. Я посчитал это хорошим знаком, поскольку, невзирая на обещания, многие с удовольствием изрубили бы меня на куски. Так бы оно и произошло, если бы не вмешательство капитана Эдварда Ингленда и некоторых других пиратов, которых я знал. Они хотели сжечь один из своих кораблей, который мы повредили так сильно, что плавать на нем было уже невозможно, и снарядить вместо него «Кассандру», однако в конце концов я сумел убедить их отдать мне этот корабль, построенный голландцами и носивший название «Прихоть», водоизмещением триста тонн. Я получил также сто двадцать девять тюков тканей, принадлежавших компании, хотя вернуть мне мое собственное платье пираты отказались.

Они покинули гавань 3 сентября, а я с поврежденными мачтами и старыми парусами попытался выйти в море 8-го. Со мной было сорок три человека моей команды, включая двух пассажиров и двенадцать солдат. На борту у меня было всего пять бочек воды. Через сорок восемь дней, 26 октября, я прибыл сюда с изголодавшейся и оборванной командой. Каждый получал лишь пинту воды в день; мы уже отчаялись достичь берега из-за штиля, настигшего нас между Аравией и Малабаром.

Мы потеряли тринадцать человек убитыми и двадцать четыре ранеными; нам сообщили, что мы уничтожили девяносто или сотню пиратов. Когда они ушли от нас, среди них было около трех сотен белых и восемьдесят негров на обоих судах. Я убежден, что, если бы наш товарищ «Гринвич» выполнил свой долг, мы бы уничтожили оба корабля и получили бы двести тысяч фунтов для наших владельцев и для самих себя. Потерей «Кассандры» мы тоже обязаны бегству «Гринвича». Я передал все тюки, отданные мне пиратами, на склады компании; за это губернатор и совет назначили мне награду. Наш губернатор мистер Бун, который был ко мне исключительно добр и предупредителен, велел отвезти меня домой на пакетботе, но тут прибыл капитан Харви, которому это было обещано еще до меня, и я уступил ему свое место. Губернатор сказал, что отправит меня в путешествие по стране, чтобы я смог восполнить свои убытки, и уговорил меня остаться и сопроводить его в Англию на следующий год».

Капитан Макра, несомненно, подвергался огромной опасности, поднявшись со своими людьми на борт пиратского корабля. Разумеется, только чрезвычайные обстоятельства, в которые он попал, могли оправдать столь опасное решение. Однако честь и влияние Ингленда защитили капитана Макру и его людей от ярости пиратов, которые, несомненно, горели желанием отомстить им за гибель товарищей.

Приятно обнаружить примеры великодушия и порядочности в рядах этих отщепенцев, которые отвергают все законы чести и презирают человеческие и божеские законы. Капитан Ингленд был так предан капитану Макре, что сообщил ему, что, несмотря ни на что, спасет его самого и его людей от гнева своей команды, которую привело в ярость оказанное им сопротивление. Он также предупредил Макру, что его влияние и власть над пиратами ослабевают; верх берет капитан Тейлор, поскольку он занимает более жестокую и варварскую позицию. Ингленд и Макра обсудили, что надо сделать, чтобы сохранить милость Тейлора и удержать его от мести. Макра приготовил побольше пунша и пустился на всяческие хитрости, надеясь умиротворить этого свирепого негодяя.

Несчастному Макре помог один случай. Один пират, обладавший внушительными усами, деревянной ногой и несколькими пистолетами, изрыгая ругань и проклятия, поднялся на шканцы и спросил: «Где тут капитан Макра?» Макра, естественно, подумал, что этот дикарь явился его убить, но, приблизившись, одноногий взял его за руку и заявил, что он «честный человек, который когда-то плавал с ним, и будет его оберегать; и пусть только кто-нибудь попробует прикоснуться к капитану». Это положило конец вражде; капитан Тейлор так размяк от пунша, что согласился отдать Макре старый пиратский корабль и множество тюков с хлопком, а потом отключился. Ингленд стал настаивать, чтобы Макра поскорее уходил, пока Тейлор не проспался, ибо, протрезвев, он откажется от своего слова и разрешит команде разрубить его самого и его моряков на куски.

Однако миролюбие капитана Ингленда и его великодушное отношение к Макре чуть было не погубило его самого. Пираты, недовольные тем, что Макра избежал наказания, что противоречило их обычной практике, стали говорить, что Ингленд хочет передать их в руки компании. Результатом этого стало отстранение Ингленда от командования судном; на острове Маврикий жестокие негодяи высадили его самого и трех его товарищей на берег. И если бы Ингленда и его спутников снабдили всем необходимым, они жили бы здесь в свое удовольствие, поскольку остров изобиловал оленями, свиньями и другими животными. Однако капитан Ингленд и три его товарища, не желая здесь оставаться, пустили в ход всю свою изобретательность и смастерили небольшую лодку, на которой добрались до Мадагаскара, где более удачливые пираты поделились с ними едой и одеждой.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Макра и пират с деревянной ногой


Капитан Тейлор оставил у себя некоторых офицеров и матросов Макры и, починив их судно, отправился в Индию. За два дня до того, как пристать к земле, они заметили в море два корабля, шедшие с востока. Предположив, что это английские корабли, капитан Тейлор потребовал, чтобы один из офицеров с судна Макры сообщил ему тайные сигналы, с помощью которых корабли компании переговаривались между собой, пообещав, что если он этого не сделает, то будет изрублен за мелкие кусочки. Бедняга не мог сообщить им требуемые сведения, поскольку не знал ни каких сигналов, и поплатился за это жизнью. Встретившись с судами, пираты узнали, что это мавританские корабли, перевозившие лошадей. Разбойники привезли капитанов и купцов к себе и принялись зверски пытать их, надеясь выведать, где они прячут свои деньги. Но узнать им ничего не удалось, а на следующее утро они увидели землю, у которой стоял флот, готовящийся к выходу в море. Пираты стали решать, как избавиться от захваченных судов. Отпустить их означало выдать и погубить себя, а топить людей и лошадей – жалко, хотя многие высказались именно за это. Наконец, пираты поставили захваченные суда на якорь, выбросили в море все их паруса и срубили одну из мачт.

Пока пираты стояли на якоре и пополняли запасы воды, к ним подошел один из кораблей замеченного ими флота. На его мачте развевался английский флаг; пираты вывесили красный, однако приветствиями суда не обменялись. Ночью пираты бросили арабские корабли и пошли вслед за флотом. Около четырех часов утра они оказались в самом его центре, но, увидев, что англичане значительно превосходят их в боевой мощи, не знали, что предпринять. На «Победе» открылась течь, а матросов на ней было очень мало, поэтому им оставалось только одно – попытаться обмануть англичан. Однако сделать это им не удалось; пришлось удовлетвориться сожжением одной галеры. Тем не менее в тот же день они захватили галиот, нагруженный хлопком, и расспросили его команду о флоте. Моряки галиота заявили, что не встретили ни единого корабля после своего выхода из Гого и искренне умоляли пожалеть их, но морские разбойники подвергли их пыткам, думая, что они просто не хотят рассказывать им о грузе на кораблях компании. На следующий день подул свежий восточный ветер и наполнил паруса галиота; пираты посадили его команду в лодку, имевшую совсем маленький парус, и, оставив ей всего лишь четыре галлона воды и никакой провизии, отпустили на волю, несмотря на то что берега не было видно.

Здесь следует сообщить читателю, что один индийский князек по имени Ангрия, владевший значительной территорией и армией, был настроен враждебно по отношению к европейцам и в особенности к англичанам. Главной крепостью в его земле была Калаба, расположенная в нескольких милях от Бомбея. Он владел островом, который был хорошо виден из крепости; с этого острова он и топил английские суда. Залогом безопасности и безнаказанности этого князька было его умение давать взятки министрам Великого Могола, а также мелководье, которое не позволяло большим военным кораблям подходить к его берегам.

Флот, вышедший из Бомбея, состоял из четырех грабов, принадлежавших лондонским и кандойским купцам, двух других кораблей и галиота с дополнительной тысячей солдат на борту. В его задачу входило уничтожить крепость, принадлежавшую Ангрии и расположенную на Малабарском побережье. Однако, несмотря на всю свою мощь, выполнить эту задачу ему не удалось. Именно этот флот и повстречали на своем пути пираты. Заметив их, командор, руководивший его действиями, сообщил генералу Брауну, что у них нет приказа сражаться с морскими разбойниками, а поскольку перед ними поставлены совсем другие задачи, им лучше всего пройти мимо. Узнав о том, что командор не использовал представившуюся ему возможность уничтожить пиратов, губернатор Бомбея пришел в ярость и, передав командование флотом капитану Макре, велел ему догнать морских бродяг и утопить их.

Пираты, пославшие команду галиота на верную гибель, двинулись на юг и между Гоа и Карваром услыхали звуки пушечной стрельбы. Они встали на якорь и послали на разведку лодку, которая вернулась на следующее утро. Моряки с этой лодки сообщили, что видели два граба, стоящие на якоре. Пираты подняли паруса и вошли в залив. На следующее утро их увидели моряки с английских судов и перешли под защиту замка Индия-Дива. Пираты стали думать, что им делать, поскольку у них закончились запасы воды; некоторые выступали за то, чтобы высадиться на остров, но большинство с этим не согласилось. Тогда они пошли на юг и захватили небольшое судно, на борту которого находилось три человека: один голландец и два португальца. Пираты послали одного из них на берег, велев сообщить капитану, что если он пришлет им воду и провизию, то они вернут ему его судно. Он ответил, что если они потом защитят его в суде, то он выполнит их просьбу. Поняв, что он над ними издевается, пираты ушли на острова Лакка-Дева, выкрикивая угрозы капитану.

Не найдя на этих островах воды, они подошли к острову Малинда и отправили на берег лодки, которым было велено отыскать воду и выяснить, обитаем ли он. Посланцы вернулись с известием, что воды здесь много, что в домах остались лишь женщины и дети, поскольку все мужчины бежали, завидев их суда. Тогда пираты заполнили все бочки водой, жестоко надругались над беззащитными островитянками, сломали множество фруктовых деревьев и подожгли несколько хижин.

У этого острова они потеряли несколько якорей на рифах. Однажды, когда ветер дул сильнее, чем обычно, они вынуждены были выйти в море, бросив на берегу нескольких матросов и большую часть своих бочек для воды, но, когда буря закончилась, они возвратились за ними. Провизии у них почти не осталось, и они решили посетить голландскую колонию в Кохине. Через три дня пираты прибыли в Теллехери и захватили небольшое судно, принадлежавшее губернатору Адамсу. Они привезли на борт капитана этого судна к себе; напившись, он рассказал им об экспедиции капитана Макры. Это весть наполнила их возмущением. «Каков негодяй! – закричали они. – Мы отдали ему корабль и несколько тюков с хлопком, а он идет против нас! Его надо повесить, а поскольку мы не можем сейчас показать, как мы его презираем, то давайте повесим этих собак – его моряков, которые желают ему добра и сделали бы с нами то же самое, если бы мы попали к ним в руки». «Будь моя воля, – заявил квартирмейстер, – я бы увез с собой капитанов и офицеров всех его судов, чтобы расправиться с ними. А ты, Ингленд, знай, что мы казним его за предательство».

Они пошли в Калькутту, где попытались захватить корабль, но были отогнаны пушками, стоявшими на берегу. Один из офицеров капитана Макры находился в это время в трюме, и капитан с квартирмейстером велели ему натянуть канаты гиков в надежде, что он будет убит вражеским ядром еще до того, как они успеют уйти. Он собирался уже отказаться, но они пригрозили пристрелить его; тогда он принялся возражать и напомнил им об их обещании высадить его на берег, но был жестоко избит квартирмейстером, поскольку у капитана Тейлора, которому принадлежало право наказывать подчиненных побоями, были повреждены руки.

На следующий день они встретили голландский галиот, нагруженный известняком, который шел в Калькутту. Этот галиот забрал у них капитана Фокса; некоторые матросы стали просить отправить туда и офицера Макры, но Тейлор и его приспешники ответили им: «Если мы отпустим эту собаку, которая знает все наши планы и намерения, она их расстроит, в особенности наш план разжиться продуктами за счет голландцев».

Прибыв в Кохин, они послали с рыбачьей лодкой письмо на берег, вошли в порт и встали на якорь. Все их корабли дали залп из одиннадцати орудий, салютуя форту, и получили в ответ залп из такого же числа пушек. Это означало, что их тут ждут, а ночью пришла большая лодка, доверху нагруженная спиртным и различной провизией. С ней прибыл слуга Джона Трампета, одного из их друзей, который сообщил, что если они захотят пойти дальше на юг, то им будет предоставлена провизия и все необходимые припасы.

Не успели они встать на якорь в назначенном месте, как к ним подошло несколько каноэ с белыми и черными гребцами, которые поднялись на борт их кораблей и все время их пребывания в этом месте оказывали им без перерыва всяческие услуги. В частности, Джон Трампет в качестве подарка от губернатора и его дочери привел лодку, нагруженную бутылками с араком (крепким спиртным напитком из риса и сока пальмы) и шестьюдесятью тюками сахара. В ответ им были посланы скатерть и золотые часы с ограбленного судна капитана Макры. Когда провизия была поднята на борт, Трампет был награжден шестью или семью тысячами фунтов, троекратным «ура» и залпом из одиннадцати пушек, в его лодку пираты бросили несколько пригоршней серебряных монет, которые с радостью расхватали его гребцы.

В ту ночь погода была безветренной, и пираты не смогли выйти в море, а утром, к их изумлению, снова пришла лодка Трампета, нагруженная провизией, сундуками с разным добром и готовым платьем. Вместе с Трампетом приехал местный сборщик налогов. В полдень они заметили в море парус, двигавшийся на юг, и немедленно бросились в погоню, но судно сумело спастись и укрылось под защитой пушек форта Кохин. Узнав, что им ничего не грозит, если они захватят это судно у стен крепости, пираты подошли к нему, но в это время в крепости выстрелили две пушки. Пираты бросились наутек, опасаясь, что их захватят в плен, и, вернувшись на прежнее место, встали на якорь. Они были слишком дорогими гостями, чтобы им позволили уйти, пока Джону Трампету удавалось удерживать их в порту. С этой целью он сообщил им, что через несколько дней в этих водах появится богатое судно, которым командует брат губернатора Бомбея.

Правительство, которое торгует с пиратами, чтобы обогатиться, достойно презрения; это правительство не будет ломать голову над тем, как исправить причиненный им вред или как заполучить деньги. Нет слов, чтобы охарактеризовать гнусные принципы людей, которые держат у себя на службе таких негодяев, как Джон Трампет. Он был инструментом в руках правительства Кохина; в известной басне собака говорила так: «Что делается по приказу хозяина, делается самим хозяином», а еще лучше выражает эту мысль известное латинское высказывание: «Qui facit per alium facit per se» («Кто действует ради всех, действует ради себя»).

Под влиянием доводов Трампета одни пираты предлагали идти прямо на Мадагаскар, а другие решили сначала захватить судно с припасами, а потом уже плыть туда. За это высказалось большинство, и пираты пошли на юг и, увидев у берега корабль, захотели подойти к нему, но ветер дул им навстречу, и они не смогли это сделать. Тогда они разделились – один корабль пошел на север, а другой – на юг в надежде захватить это судно, когда оно выйдет в море. Однако они сами чуть было не попали в ловушку. Утром, к своему удивлению и ужасу, вместо того, чтобы броситься в погоню за судном, пираты увидели рядом с собой пять больших кораблей, которые передали им приказ сдаться. Морских разбойников охватил ужас – а что, если это флот капитана Макры, в храбрости и быстроте которого они уже имели случай убедиться. Пиратские корабли объединились и на полной скорости стали спасаться бегством. За три часа погони ни один корабль не смог их догнать, за исключением одного граба. Вечером наступил штиль, а на следующий день, к величайшей радости разбойников, ужасный флот исчез из вида.

Избавившись от опасности, они решили провести Рождество, пьянствуя и веселясь, чтобы позабыть о тревогах и выкинуть из головы все заботы. Но одного дня им не хватило; они праздновали несколько дней и так сильно истощили свои запасы провизии, что во время нового плавания вынуждены были урезать свои рационы. Только запасы сахара и другой провизии, которые хранились в протекающем судне, позволили им избежать голода.

В этих условиях они добрались до острова Маврикий, переоснастили «Победу» и покинули это место, написав на одной из стен такие слова: «Покинули это место 5 апреля, идем на Мадагаскар, в Лимос». Это было сделано для того, чтобы известить тех, кто мог прийти сюда во время их отсутствия. Они, однако, не пошли прямо к Мадагаскару, а посетили остров Маскарий, где, на их счастье, наткнулись на стоящий на якоре семидесятипушечный португальский корабль.

Основную часть пушек этому судну пришлось выбросить за борт; штормом сломало все мачты и повредило корпус, поэтому он стал легкой добычей пиратов. На его борту находился Конде де Эрисейра, наместник Гоа, который участвовал в провалившейся экспедиции против индийского князька Ангрии, и несколько пассажиров. Помимо ценных вещей и денег, пираты обнаружили на этом корабле алмазы на сумму четыре миллиона долларов. Предполагая, что это был английский корабль, наместник на следующее утро явился туда и был захвачен в плен. Ему пришлось заплатить выкуп в две тысячи долларов за себя и других пленников. После этого он был послан на берег; пираты обещали посадить его на корабль, который отвезет его вместе со спутниками в другой порт.

А тем временем пираты получили известие, что с наветренной стороны от острова появился корабль, который они догнали и захватили. Но вместо того чтобы выполнить обещание, данное наместнику, что можно было сделать без особого труда, они послали этот остендер, посадив на него несколько своих солдат, на Мадагаскар, велев им рассказать друзьям об их успехах и изготовить новые мачты для призового судна. Вскоре они сами явились туда, привезя на португальском корабле две тысячи негров.

Остров Мадагаскар, лежащий у восточного побережья Африки, превышает по площади остров Великобритания. Он изобилует дичью: быками, козами, овцами и курами, а также рыбой, сладкими лимонами, апельсинами, финиками, кокосовыми орехами, бананами, воском, медом, рисом, хлопком, индиго и разными другими плодами, произрастающими в этой части земного шара. На нем добывают черное дерево, из которого делают копья, а также смолу разных видов и многие ценные вещи. Здесь, в заливе Святого Августина, иногда останавливаются суда, чтобы пополнить запасы воды, когда хотят пройти в Индию внутренним проходом и не заходить на Джоанну.

Когда португальский корабль прибыл в залив Святого Августина, пираты получили известие о том, что капитан остендера, воспользовавшись тем, что разбойники напились, приказал связать их и увел судно в Мозамбик, откуда губернатор велел привести его в Гоа.

Пираты разделили свою добычу; все они получили по сорок два алмаза на брата или чуть меньше, в зависимости от величины камней. Один глупец, получив крупный алмаз, равный по стоимости сорока двум мелким, ужасно расстроился и разбил его на мелкие кусочки, воскликнув, что теперь у него больше алмазов, чем у других. Часть пиратов, которые были довольны полученным богатством, не желая потерять то, что попало к ним в руки, а также свою жизнь, решили остаться на Мадагаскаре, надеясь, что тот, кто проживет дольше всех, получит всю добычу. Число пиратов уменьшилось; они похоронили наместника, очистили корпус «Кассандры» и ушли на ней в море под командованием капитана Тейлора. Здесь мы на некоторое время оставим их, чтобы рассказать об эскадре, которая прибыла в Индию в 1721 году.

Приехав в Кейп, ее командующий получил письмо, посланное губернатором Пондишерри губернатору Мадраса, в котором тот сообщал, что в Индийских морях пираты очень сильны: у них одиннадцать кораблей и пятнадцать тысяч человек. Однако, добавлял он, одни к этому времени отошли от дел и поселились в Бразилии и Гвинее, а другие укрепились на Мадагаскаре, Маврикии, Джоанне и Мохилле. Он писал, что пираты с корабля «Дракон», которым командует Кондин, захватили судно с тринадцатью сундуками рупий на борту и, разделив добычу, осели на Мадагаскаре неподалеку от своих тамошних друзей.

Узнав об этом, командор Мэтьюс отправился туда, решив, что там он скорее достигнет успеха. На острове Святой Марии он встретился с Инглендом и пытался убедить его сообщить ему все, что он знает о пиратах, но Ингленд отказался, решив, что это будет предательством по отношению к друзьям. Тогда Мэтьюс укрепил на шлюпе «Юбилей» все пушки и совершил несколько походов в поисках пиратов, но безуспешно. Эскадра вернулась в Бомбей, была встречена салютом крепости и вскоре возвратилась домой.

Капитан Тейлор, плававший на «Кассандре», переоборудовал португальский военный корабль и отправился в новое плавание в Индию, но, узнав, что в этот район на поиски пиратов было отправлено четыре военных корабля, изменил свое решение и пошел к берегам Африки. Здесь он встал на якорь около устья реки Спирито-Санто, на побережье Мономотана. Поскольку здесь не было почты и сюда не заходил ни один торговый корабль, пираты решили, что в этих местах их никто не найдет. Каково же было их изумление, когда, подойдя в сумерках к берегу, они услышали несколько выстрелов. Тейлор тут же приказал бросить якорь; утром они увидели на берегу небольшую крепость с шестью пушками, которую тут же атаковали и разрушили.

Эта крепость была сооружена Голландской Ост-Индской компанией несколькими неделями ранее. В ней служило сто пятьдесят человек, половина из которых умерла от болезней и других неприятностей. Шестнадцать солдат по их просьбе были зачислены в ряды пиратов; остальных тоже приняли бы, если бы они не были голландцами, которых пираты ненавидели с детства.

Здесь морские разбойники прожили четыре месяца, ремонтируя свои корабли и предаваясь различным излишествам, пока нехватка провизии не заставила их вспомнить о деле. Тем не менее они оставили несколько мешков с товарами голодающим голландцам, которые те с радостью обменяли на продукты у первого же зашедшего в залив торгового судна.

Покинув Мономотану, разбойники стали решать, куда идти дальше. Мнения разделились: часть пиратов на португальском корабле ушли на Мадагаскар и, оставив пиратское дело, поселилась там; другие на «Кассандре» отправились в Испанскую Вест-Индию. Однажды мимо них прошло военное судно «Русалка», которое собиралось напасть на них. Но, посовещавшись, офицеры решили, что в этом нет необходимости, и пиратам удалось уйти целыми и невредимыми. Тем не менее на Ямайку был отправлен шлюп с донесением о встрече с пиратами, и за ними был послан «Ланкастер», но он опоздал на несколько дней, в течение которых пираты со всеми своими богатствами сдались губернатору Портобелло.

Рассказ о пиратах Линна

И Томасе Виле, который был погребен заживо в пещере во время великого землетрясения


В 1658 году в Новой Англии случилось сильное землетрясение. Чуть раньше, в один прекрасный вечер, сразу же после заката, неподалеку от устья реки Согус было замечено судно, стоявшее на якоре. С его борта спустили шлюпку, в которую уселось четверо мужчин. Пройдя некоторое расстояние вверх по реке, они сошли на берег и углубились в лес. Их заметило всего несколько человек; но в те времена, когда людей всюду подстерегала опасность и они жили в постоянной тревоге, появление этих мужчин вызвало подозрение, и вскоре о них узнала почти вся деревня. Утром люди обратили свои взоры на море, пытаясь отыскать вчерашнее судно, но оно ушло, не оставив после себя и своей команды никаких следов. После рассказывали, что утром один человек, работавший на металлургическом заводе, нашел по дороге в литейный цех бумагу, в которой кузнецам предлагалось изготовить определенное количество наручников, кандалов, топориков и других железных предметов, а потом спрятать их в указанном месте в лесу, взамен они найдут на этом же месте столько серебра, сколько все это будет стоить. Через несколько дней заказ был выполнен и укрыт в лесу в нужном месте. На следующее утро там обнаружили обещанное серебро, но, сколько бы ни наблюдали жители за морем, таинственное судно больше не появлялось. Через несколько месяцев четверо мужчин вернулись и поселились в самом уединенном и романтическом месте в лесах Согуса. Оно находилось в узком ущелье, которое было ограничено крутыми скалами и укрыто от постороннего взгляда густыми зарослями сосны, кедра и болиголова. В этих зарослях была лишь одна небольшая полянка, на которую в полдень проникали солнечные лучи. Поднявшись по грубой, идущей почти вертикально вверх лестнице, которая была вырублена в скале с обеих сторон, можно было увидеть весь залив, лежавший на юге, и значительную часть окружавшей его местности. Ущелье, где прятались незнакомцы, получило название Пиратского Логова. Они не смогли бы выбрать лучшего места для своего укрытия и наблюдения за округой. Даже в наши дни, когда берега Согуса густо населены людьми, это место по-прежнему остается уединенным и пустынным, и, наверное, никто из жителей ни разу не спускался в это безмолвное и мрачное ущелье. Пираты построили здесь дом, разбили огород и выкопали колодец, остатки которого сохранились до сих пор. Считается, что они зарыли здесь клад, но, сколько бы его ни искали в этом и других местах, никто так ничего и не нашел. После того как пираты прожили здесь некоторое время, место их укрытия стало известно, и у берега появился королевский крейсер. Солдаты обнаружили их логово; трое пиратов были схвачены и увезены в Англию, где их, вероятно, казнили. Четвертый пират по имени Томас Вил сумел убежать в лес и скрылся в большой пещере, расположенной примерно в двух милях к северу от ущелья. В этой пещере разбойники спрятали часть своей добычи. Здесь он и жил, занимаясь сапожным ремеслом, изредка приходя в деревню, чтобы приобрести все, что нужно для жизни. Обитал он там до великого землетрясения 1658 года, когда скала обрушилась и завалила вход в его пещеру. Несчастный оказался запертым в своем убежище. С тех пор эту пещеру прозвали Тюрьмой пирата. Часть ее до сих пор открыта, и ее посещают многочисленные туристы.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Замковая скала и пещера Тюрьма пирата в Линне, штат Массачусетс


Скала расположена на высоком хребте, покрытом густыми лесами, с которого открывается широкий вид на океанские просторы, на пятьдесят миль к северу и югу. Поднявшись на нее, начинаешь понимать, что нельзя было отыскать более удобного места для пиратского наблюдательного пункта, поскольку все суда, идущие в Бостон, Салем и прилегающие к ним порты и назад, видны отсюда как на ладони. Чуть южнее между гор петляет река Согус, и ее многочисленные рукава, текущие среди густых зарослей, позволяют прятать в засаде лодки. Увидев с горы торговое судно, наблюдатель подавал знак, и пираты спускались на веслах вниз по реке, нападали на это судно, грабили его и возвращались с добычей в свою пещеру. На открытом месте у подножия скалы до сих пор видны следы небольшого огорода и маленького колодца в углу, заполненного камнями и мусором. Сохранилось основание стены, окружавшей огород; по нему видно, что он имел треугольную форму и был приспособлен для выращивания картофеля и овощей. Отверстие в скале имеет высоту 1,5 метра и глубину – 4,5 метра. Внутри пещеры стрелка компаса сильно отклоняется от своего исходного положения – либо здесь имеются залежи железной руды, либо в глубине пещеры погребены какие-то металлические предметы.

Пиратское Логово, расположенное на некотором расстоянии от этой пещеры, представляет собой одно из самых диких и живописных уголков линнской природы. До наших дней здесь сохранился погреб пиратского жилища и расчищенный от леса участок, который, несомненно, в давние времена обрабатывался.

История ладронских пиратов

Которые грабили побережье Китая, а также повествование о приключениях и победах госпожи Чинг, женщины-пирата


Ладроны, как их называли португальцы из Макао, происходили от китайцев, которые восстали против гнета мандаринов. Первым их грабежам подверглось западное побережье в районе Кохинхины, где они, посадив на гребные лодки тридцать или сорок человек, нападали на небольшие торговые суда. Эти нападения продолжались в течение нескольких лет, причем количество пиратов все время увеличивалось. Со временем слава об их успехах, а также гнет мандаринов и ужасающая нищета, в которой жили беднейшие слои китайцев, привели к тому, что число их банд стало увеличиваться с ужасающей быстротой. Рыбаки и другие неимущие люди примыкали к ним целыми сотнями, а вместе с увеличением числа пиратов росла и их наглость. Они обчищали не только побережье, но и блокировали устья всех рек. Они захватили несколько больших правительственных военных джонок, имевших от десяти до пятнадцати пушек на борту. Эти джонки вместе со стаями пиратских лодок образовали огромный флот, который всегда держался у побережья, так что ни одно маленькое суденышко не могло там торговать. Если у пиратов не было добычи на море, они облагали данью селения на суше. Сначала они по старинке нападали на прибрежные поселки, но, осмелев, стали, подобно буканьерам, совершать далекие походы в глубь материка, нападая и грабя даже крупные города.

Энергичная попытка разгромить этих пиратов, предпринятая китайским правительством, только усилила их мощь, поскольку при первом же столкновении с пиратами 28 императорских джонок спустили свои флаги, а оставшимся двенадцати удалось спастись лишь поспешным бегством.

Захваченные джонки, полностью снаряженные для боев, стали огромным приобретением для грабителей, число которых стало расти теперь быстрее, чем прежде. В 1809 году они были сильны, как никогда: в этом году мистер Гласпул имел несчастье попасть к ним в руки. Этот джентльмен полагал, что в то время их ряды насчитывали 70 тысяч человек, плававших на восьмистах больших кораблях и тысяче малых, включая гребные лодки. Этот флот состоял из больших эскадр, ходивших под разными флагами: красным, желтым, зеленым, синим, черным и белым. Рои этих «океанических ос», как назвал их один китайский историк, различались по именам их командиров, среди которых особой доблестью выделялся некий Чинг-йи. Со временем этот Чинг стал чуть ли не главным командиром объединенного флота пиратов. Его уверенность в своих силах и ежедневно растущей мощи была настолько велика, что он возомнил себя царем и открыто заявил о своем патриотическом намерении сбросить татарских правителей с китайского трона и восстановить древнюю китайскую династию. Но, к несчастью для этого амбициозного пирата, он погиб во время сильного шторма, и он сам и его возвышенные идеи были погребены на дне Желтого моря, а власть так и осталась в руках татар. А теперь откроем наиболее примечательную страницу в истории этих пиратов; она стала бы необыкновенной для любого народа, но вдвойне для китайцев, которые, как и все восточные нации, искренне убеждены в неполноценности представительниц прекрасного пола. После смерти Чинг-йи его законная жена, пользуясь своим влиянием на флибустьеров, заставила их признать себя преемницей погибшего мужа. Она назначила своим лейтенантом и премьер-министром пирата по имени Пау, поставила условие, что ее должны считать хозяйкой или главнокомандующим объединенными эскадрами.

Этот Пау когда-то был бедным мальчиком-рыбаком, которого вместе с отцом подобрал в море Чинг-йи. Пау удалось добиться его милости; незадолго до своей смерти Чинг-йи сделал его капитаном. Вместо того чтобы прийти в упадок под управлением женщины, пиратский флот стал еще более активным. Вдова Чинга была и умна, и отважна. Таким же был и ее лейтенант Пау. А вместе они составили специальный свод правил, который помог им еще лучше управлять флибустьерами.

В нем говорилось, что, если кто-нибудь сойдет на берег без разрешения или, как они выразились, «перейдет границы», то ему в присутствии всего флота отрежут уши, а повторение этого нарушения повлечет за собой смерть! Никто не имел права присваивать себе ни одного предмета из награбленного добра, даже самую последнюю безделушку. Все, что добывали пираты, вносилось в особые списки. Один пункт кодекса госпожи Чинг носил еще более деликатный характер. Никто не смеет использовать для своего удовольствия женщин, захваченных в деревнях и других местах и доставленных на борт. Сначала следует испросить разрешения у корабельного казначея, и только потом удаляться с ней в трюм. Насилие над женщиной или женитьба на ней без разрешения наказывались смертью.

Благодаря этому на кораблях поддерживалась строжайшая дисциплина, а крестьяне на берегу никогда не отказывали пиратам в порохе, провизии и всем необходимом. Во время пиратских набегов отступление, а равно и наступление без приказа каралось смертью. Вооруженные этой философией и подчиняясь женщине, грабители наводили ужас на все Китайское море, грабя все встречавшиеся им суда. Великий Воин-мандарин Кволанг-лин вышел из Бокка-Тигрис в море, чтобы дать бой пиратам. Пау задал ему грандиозную взбучку и одержал великолепную победу. Во время этой битвы, продолжавшейся с утра до ночи, мандарин Кволанг-лин, сам отчаянный вояка, навел пушку на Пау, который упал на палубу, когда прозвучал выстрел. Его экипаж решил, что он погиб, и пришел в отчаяние. Но оказалось, что Пау разгадал намерения мандарина и бросился на палубу. Вскоре Великий Воин-мандарин был захвачен в плен вместе с пятнадцатью джонками; три из них были потоплены. Пиратский лейтенант хотел было проявить милосердие, но свирепый старик неожиданно схватил его за пучок волос на макушке и злобно оскалился, стараясь спровоцировать его на убийство. Но Пау не поддался на эту уловку и дружелюбно заговорил с ним. После этого мандарину ничего не оставалось, как совершить самоубийство. Ему было семьдесят лет.

После нескольких побед и поражений, как пишет китайский историк, американские военные корабли, сопровождавшие торговые суда, наткнулись на корабль пиратского вождя «Сокровище экипажа», курсировавшего по морю. Купцов охватил ужас, но командор американского корабля сказал: «На этом судне нет флага вдовы Чинг-йи, он нам по силам, и мы атакуем и победим его». За этим последовало сражение. Они обстреляли друг друга из пушек; многие были убиты и ранены. К вечеру сражение затихло, но на следующее утро снова возобновилось. Пираты и военные корабли находились близко друг от друга, и те и другие похвалялись своей силой и доблестью. Купцы находились на некотором расстоянии; они видели, что пираты подмешивают порох в свою выпивку – у них тут же краснели лицо и глаза, и они начинали драться с отчаянной храбростью. Сражение длилось трое суток без перерыва. Наконец, измотав друг друга, они разошлись. Чтобы понять, почему сражение имело такой бесславный конец, читатель должен помнить, что у большинства сражающихся были только лук и стрелы и метательные камни, а китайские пушки и порох были крайне низкого качества. Тут уместно вспомнить фразу из письма одного ирландца во время Американской войны: «Это была кровавая битва. В ходе ее сержант морских пехотинцев лишился своей сумки для патронов».

Против пиратов был послан адмирал Тинг Ривер. Пау застал его врасплох, когда он стоял на якоре, поскольку ему доставляли сведения многие рыбаки и другой люд на побережье. Видя, что уйти не удастся и что офицеры застыли с бледными лицами у флагштока, адмирал принялся заклинать их именем отцов и матерей, жен и детей выполнить свой долг, пообещав щедро вознаградить в случае успеха и отомстить за них в случае их гибели. Сражение началось, и адмиралу сразу же повезло – выстрелом из большого орудия был насмерть сражен капитан пиратского корабля «Сокровище экипажа». Но грабители все плотнее и плотнее окружали Тинг Ривера, и, когда свирепый Пау прижал его к борту, лишив всякой надежды на спасение, мандарин покончил с собой. Множество его людей погибло в море; флот адмирала потерял двадцать пять судов. После этого поражения китайское правительство решило перекрыть все поставки продовольствия и уморить пиратов голодом. Всем кораблям, находящимся в порту, было приказано оставаться там, а тем, что вышли в море или находились вблизи побережья, как можно быстрее вернуться в порт. Но уверенные в себе пираты теперь сами решили атаковать гавани и подняться вверх по течению рек, которые на большом протяжении являются судоходными, чтобы разграбить деревни. Велико же было смятение китайцев, когда они увидели, что пираты штурмуют правительственные укрепления.

Пираты разделились: госпожа Чинг грабила в одном месте, Пау – в другом, а О-по-тае – в третьем и т. д.

Именно в ту пору мистер Гласпул имел несчастье попасть к ним в руки. Этот джентльмен, который в то время служил офицером на корабле Ост-Индской компании «Маркиз Или», стоявшем на якоре у острова в двенадцати милях от Макао, получил приказ отправиться туда на лодке и забрать лоцмана. Он покинул корабль на одном из катеров вместе с семью хорошо вооруженными британскими моряками 17 сентября 1809 года. Гласпул благополучно достиг Макао, выполнил все намеченное и нашел лоцмана. На следующий день он отправился назад, но, к сожалению, его корабль уже снялся с якоря и ушел. Из-за шквала и густого тумана катер не смог его догнать, и мистер Гласпул, его моряки и лоцман остались в море совсем одни. «Наше положение, – вспоминает этот джентльмен, – было действительно отчаянным: быстро приближалась ночь, ветер усиливался, шел сильный дождь, и волны становились все выше. Наша лодка дала течь, у нас не было ни компаса, ни якоря, ни провизии. Нас быстро сносило в сторону скалистого берега, населенного самыми варварскими пиратами».

После ужасных испытаний в течение трех дней мистер Гласпул, по совету лоцмана, повернул в узкий канал, где обнаружил три большие лодки, стоящие на якоре, которые, завидев английский катер, подняли якоря и направились к нему. Лоцман сказал Гласпулу, что это ладроны и что, если их шлюпка будет захвачена, их всех непременно предадут смерти. После тяжелой шестнадцатичасовой гребли им удалось оторваться от пиратов, но на следующее утро, наткнувшись на большой пиратский флот, который они приняли за рыбаков, англичане были захвачены.

«Около двадцати зверски выглядящих негодяев, – вспоминает Гласпул, – которые лежали на дне лодки, запрыгнули к нам на борт. Они держали в обеих руках по короткому мечу. Один из них они приставили к нашему горлу, а другой направили нам в грудь и стали ждать сигнала своего офицера, с которого не спускали глаз, убить нас или нет. Видя, что мы не способны оказывать сопротивление, офицер вложил меч в ножны, а другие немедленно последовали его примеру. Затем они перетащили нас в свою лодку и доставили на борт одной из джонок. При этом они проявляли дикую радость от того, что, как мы полагали, можно будет жестоко нас пытать, а потом предать ужасной смерти».

На борту джонки пираты обыскали англичан и приковали их к палубе тяжелыми цепями.

«В это время подошла лодка, и меня, одного из моих людей и переводчика доставили на борт командирского корабля. Меня отвели к предводителю. Он сидел в большом кресле на палубе, облаченный в пурпурный шелк, с черным тюрбаном на голове. Это был плотный мужчина лет тридцати, с властным выражением лица. Он подтянул меня к себе за одежду и спросил через переводчика, кто мы и что делаем в этой части страны. Я сказал, что мы – потерпевшие бедствие англичане, четыре дня находившиеся в море без еды. Он не поверил мне и заявил, что мы негодяи и он всех нас казнит. Затем он приказал своим людям пытать переводчика, пока тот не скажет всю правду. После этого один из ладронов, который бывал в Англии и знал несколько слов по-английски, подошел к командору и сказал ему, что мы действительно англичане и что у нас много денег, добавив, что пуговицы моего кителя сделаны из золота. Командор приказал выдать нам немного грубого коричневого риса, из которого мы приготовили сносную еду. Мы ничего не ели целых четыре дня, за исключением нескольких зеленых апельсинов. Во время нашего обеда вокруг нас собралась целая толпа ладронов, которые рассматривали нашу одежду и волосы и ужасно раздражали нас. Некоторые из них принесли мечи и прикладывали их к нашим шеям, давая понять, что скоро заберут нас на берег и порежут на куски. К моему сожалению, пока я был в плену, такая судьба постигла несколько сотен человек. Вскоре меня позвали к командору, который беседовал с переводчиком. Он сказал, что я должен написать своему капитану и объяснить ему, что если он не пришлет за нас выкуп в сто тысяч долларов, то через десять дней мы будем преданы смерти».

После безуспешных попыток уменьшить сумму выкупа, Гласпул написал требуемое письмо, после чего к их кораблю подошла небольшая лодка и увезла его в Макао.

Рано утром флот покинул это место и на следующий день около часу бросил якоря в заливе у острова Лантоу, где стоял главный адмирал ладронов (наш старый знакомый Пау) вместе с двумя сотнями судов и захваченным несколькими днями ранее португальским бригом, капитан и часть команды которого были уже убиты. Рано утром на следующий день к судну, где находились англичане, подошла рыбацкая лодка, с которой спросили, не захватывали ли они европейскую шлюпку.

«Один из людей в лодке немного говорил по-английски. Он сказал, что ладроны дали ему пропуск, а наш капитан послал его, чтобы отыскать нас. Я удивился, узнав, что при нем не было письма. Похоже, он был хорошо знаком с командором, и они весь день провели в его каюте, куря опиум и играя в карты. Вечером меня вместе с переводчиком вызвали к командору. Он допрашивал нас уже более мягким тоном и сказал, что теперь верит, что мы англичане, с которыми он хотел бы подружиться, и что, если наш капитан одолжит ему семьдесят тысяч долларов до его возвращения из верховьев реки, он отплатит ему тем, что отправит нас в Макао. Я заявил, что договориться на таких условиях ему не удастся и если вопрос о нашем выкупе не будет решен в самое ближайшее время, то английский флот уйдет и сделает наше освобождение абсолютно невозможным. Он настаивал на своем и сказал, что, если письмо не будет отослано, он оставит нас у себя и заставит воевать или предаст смерти. Я написал письмо с изложением его условий и передал его человеку с вышеупомянутой лодки. Тот сказал, что вернется не ранее чем через пять дней. Командор отдал мне письмо, которое я писал, когда был захвачен. Я не мог понять причины, по которой он задержал его, но предположил, что он не посмел вести переговоры о выкупе без команды своего адмирала, который, как я понял, очень сожалел, что нас захватили в плен. Он сказал, что английские корабли присоединятся к мандарину и ударят по ладронам.

Утром следующего дня флот, в котором насчитывалось более пятисот судов различных размеров, поднял якоря и отправился в намеченный поход вверх по рекам, намереваясь обложить данью города и деревни. Невозможно описать мои чувства в этот момент, ибо, не получив ответа на мои письма, мы уходили на сотни миль в глубь страны, в которой еще не ступала нога европейца; возможно, мы проведем там многие месяцы, что сделает переговоры о нашем освобождении абсолютно невозможными. Единственным средством сообщения были лодки, которые не решались заходить дальше чем на двадцать миль от Макао и могли появляться и уходить только ночью, чтобы не попасть в руки мандаринов, ведь, если выяснится, что эти лодки поддерживают какие-либо связи с ладронами, их команды ждет неминуемая смерть. И все их родственники, даже те, которые не участвовали в разбоях, понесут то же наказание, чтобы ни один член их семейства не смог повторить их преступление или отомстить за их гибель».

Ниже мы приводим рассказ Гласпула об очень трогательном событии.

«В среду 26 сентября днем мы проходили мимо наших кораблей, стоявших на якоре у острова Чун-По. Командор позвал меня, показал нам эти суда и велел переводчику передать нам, чтобы мы посмотрели на них, поскольку больше никогда их не увидим. Около полудня мы вошли в реку западнее Боуга. В трех-четырех милях от устья мы прошли мимо большого города, расположенного на склоне прекрасного холма. Этот город платит дань ладронам. Пока мы проплывали мимо, жители приветствовали их песнями.

Совершив несколько мелких грабежей, ладроны стали готовиться к нападению на город. Они располагали значительными силами, которые были собраны с разных судов и передвигались на весельных лодках. Они отправили в город посланца с требованием ежегодно выплачивать им десять тысяч долларов дани. В случае невыполнения этого требования пираты пригрозили, что высадятся на берег, разрушат город и перебьют всех его жителей. И они бы это сделали, если бы город располагался в более выгодной для них позиции. Но, поскольку он стоял вне досягаемости их пушек, они решили договориться. Жители согласились заплатить им шесть тысяч долларов, которые они соберут к моменту нашего возвращения. Эта хитрость дала желаемый результат, поскольку во время нашего отсутствия горожане установили на холме, возвышающемся над рекой, несколько орудий и вместо долларов приветствовали наше возвращение громким пушечным салютом.

1 октября ночью наш флот снялся с якоря, поднялся вместе с приливом вверх по реке и очень тихо встал на якорь напротив города, окруженного густым лесом. Рано утром ладроны погрузились в лодки и высадились на сушу. Затем, обнажив мечи, они с криками ворвались в город. Жители побежали в сторону ближайших холмов, хотя число их явно превышало количество ладронов. Можно легко представить себе ужас, охвативший этих несчастных людей, которые были вынуждены покинуть свои дома и все, что им было дорого. Как тяжело было видеть женщин, которые прижимали к себе младенцев и со слезами на глазах молили этих озверевших грабителей о пощаде. Старики и больные, которые не могли убежать или оказать сопротивление, были взяты в плен или безжалостно убиты. Лодки, одна за другой, постоянно подходили к джонкам и отходили от них, шли к берегу и обратно, нагруженные добычей и запачканными кровью людьми. Двести пятьдесят женщин и несколько детей были захвачены в плен и привезены на борт разных кораблей. Они просто физически не могли убежать вместе с мужчинами из-за отвратительного обычая, который требовал стягивать их ноги тесной обувью; некоторые из них не могли даже передвигаться без посторонней помощи. Можно без преувеличения сказать, что они не ходят, а ковыляют. Двадцать таких несчастных женщин были доставлены на корабль, где находился я; их втащили на борт за волосы и вообще обходились с ними с ужасной жестокостью. Поднявшись на борт, капитан расспросил их о финансовом положении их друзей и, соответственно, назначил выкуп от шести до шестисот тысяч долларов за каждую. Он приказал поставить им лежанку на корме, где не было никакого укрытия от переменчивой погоды – испепеляющей дневной жары и холодных ночей с проливным дождем. Полностью разграбленный город был подожжен и к утру превратился в кучу пепла. Флот пробыл здесь еще три дня, ибо пираты вели переговоры о выкупе за пленников и грабили рыбные пруды и сады. В течение всего этого времени китайцы не решались спуститься с холмов, хотя на берегу одновременно частенько бывало не больше сотни ладронов, а на холмах, я уверен, людей было раз в десять больше.

Десятого числа мы соединились с Черной эскадрой и поднялись на много миль вверх по широкой и красивой реке, миновав несколько уничтоженных деревень – дело рук Черной эскадры. Семнадцатого числа флот бросил якоря напротив четырех земляных батарей, которые защищали городок, столь плотно окруженный лесом, что невозможно было судить о его размерах. Берег был окутан туманом, часто налетали шквалы с ливнями. Два дня ладроны вели себя тихо. На третий день форты открыли сильный огонь, продолжавшийся несколько часов. Ладроны не ответили ни единым выстрелом, а ночью подняли якоря и спустились на небольшое расстояние вниз по реке. Они объяснили, что не атаковали город и не стали открывать ответный огонь, потому что Джос (китайский идол. – Пер.) не обещал им удачи. Они очень суеверны и по любому поводу обращаются за советом к своему идолу. Если предзнаменования были хорошими, они решались на самые отчаянные поступки. Наш флот бросил якоря напротив руин того города, где были взяты в плен женщины. Здесь мы простояли пять или шесть дней, в течение которых около сотни пленниц были выкуплены. Оставшиеся были выставлены на продажу среди ладронов по сорок долларов за каждую. Женщина считалась законной женой покупателя, который будет предан смерти, если он от нее откажется. Несколько женщин прыгнули за борт и утопились, предпочтя смерть такому унижению.

Мей-йинг, жена Ке-чу-янга, была очень красива и осыпала бранью готового схватить ее за руку пирата. Пират привязал ее к нок-рее, но она продолжала оскорблять его. Тогда он стащил ее вниз и выбил ей два зуба, из-за чего ее рот наполнился кровью. Он снова подскочил к ней, чтобы связать. Йинг позволила ему приблизиться, а затем, вцепившись в его одежду своим окровавленным ртом, выбросилась вместе с ним в реку, в которой они оба и утонули. Спустя несколько месяцев оставшиеся пленники обоих полов были выкуплены за пятнадцать тысяч лингов или унций серебра.

Затем флот снялся с якоря, – продолжает Гласпул, – и отправился вниз по реке, чтобы получить выкуп с вышеупомянутого города. Когда мы проплывали мимо холма, горожане обстреляли нас, но безрезультатно. Ладроны очень разозлились и решили отомстить. Они отошли на расстояние вне досягаемости городских пушек и встали на якорь. С каждой джонки на берег сошло по сотне человек, которые принялись уничтожать рисовые поля и апельсиновые рощи. Эти рощи были вырублены на протяжении нескольких миль вниз по реке. Во время нашего пребывания у стен этого города пираты узнали о том, что в протоке, расположенной выше нас, стоят девять нагруженных рисом судов. Туда были немедленно посланы лодки. На следующее утро эти лодки вернулись обратно; каждая привезла по десять или двенадцать крестьян. Поскольку они не оказали сопротивления при захвате, командор сказал, что позволит им присоединиться к ладронам, если они принесут обычную клятву Джосу. Трое или четверо отказались, за что были подвергнуты следующему жестокому наказанию: им связали за спиной руки, продели в них веревку с топа мачты и подняли на несколько футов над палубой. Затем пять или шесть человек принялись стегать их свитыми из ротанга плетьми и били до тех пор, пока они не стали похожи на покойников. Потом их подтянули к топу мачты и оставили висеть там около часа, после чего спустили вниз и снова принялись стегать, пока они не умерли или не согласились принести клятву.

28 октября я получил письмо от капитана Кэя, доставленное рыбаком. В этом письме говорилось, что он готов заплатить за наше освобождение три тысячи долларов. Он посоветовал мне предложить три тысячи, а в случае отказа поднять сумму до четырех, но не больше, поскольку предлагать много сразу было бы неразумно. В то же время он заверил меня, что мы будем освобождены за любую цену. Я предложил капитану ладронов три тысячи, но он с презрением отверг это предложение, сказав, что он не тот, с кем можно играть, и если ему не пришлют десять тысяч долларов и два больших орудия с несколькими бочками пороха, то он вскоре всех нас казнит. Я написал капитану Кэю и передал ему требования капитана, попросив по возможности прислать нам смену одежды. Из этой просьбы можно себе представить, в каком бедственном положении мы находились, в течение семи недель не имея возможности переодеться и постоянно подвергаясь воздействию погоды, зачастую очень дождливой.

1 ноября флот поднялся вверх по узкой реке и ночью встал на якорь в двух милях от города Малый Вампоа. Перед ним находился небольшой форт, а в гавани стояли несколько судов мандарина. Вождь ладронов послал ко мне переводчика с требованием приказать моим людям почистить мушкеты, приготовить для них заряды и быть готовыми утром сойти на берег. Я ответит переводчику, что не отдам своим людям такого приказа. Вскоре на борт поднялся вождь и пригрозил предать нас всех лютой смерти, если мы откажемся выполнить его распоряжение. Что касается меня, то я оставался тверд в своем решении и посоветовал своим людям не соглашаться, поскольку понимал, что если мы докажем свою полезность ладронам, то станем для них слишком ценным товаром. Через несколько часов он вновь послал ко мне сказать, что если я и наш квартирмейстер поможем им управиться с большими пушками, а остальные матросы сойдут на берег и захватят город, то он примет предложенный за нас выкуп и заплатит нам по двадцать долларов за каждую принесенную ему китайскую голову. Эти предложения мы приняли с радостью, надеясь, что это облегчит наше освобождение.

Суда мандарина продолжали обстрел, преграждая кораблям ладронов вход в гавань. Это вывело пиратов из себя, и около сотни из них поплыли к берегу с короткими мечами, которые они привязали к телу под мышками.

Затем они пробежали по берегу реки и оказались напротив кораблей мандарина. Тогда они снова бросились в реку и, подплыв к ним, взобрались на борт. Атакованные таким образом китайцы попрыгали в реку и попытались достичь противоположного берега. Ладроны бросились в погоню и порубили многих из них на куски прямо в воде. Затем они отбуксировали корабли из гавани и с еще большей яростью атаковали город. Горожане сражались около четверти часа, затем отступили к ближайшему холму, откуда их вскоре вытеснили, устроив настоящую резню.

После этого ладроны вернулись и разграбили город, нагрузив добром все свои лодки. Китайцы, прятавшиеся на холмах, увидев, что большинство лодок ушло, вернулись и отбили город, уничтожив при этом около двух сотен ладронов. К сожалению, в этой жуткой резне погиб один из моих матросов. Ладроны во второй раз высадились на берег, выбили китайцев из города, сожгли его дотла и прикончили пленников, невзирая на возраст и пол. Следует рассказать еще об одном ужасном эпизоде этой резни. Вождь ладронов платил по десять долларов за каждую принесенную ему голову китайца. Один из моих матросов, повернув за угол одной из улиц, увидел ладрона, яростно преследовавшего китайца. Он держал в руке меч, а с его шеи свисали две китайские головы, связанные друг с другом косичками. Я сам видел, как некоторые из ладронов предъявляли по пять или шесть голов, чтобы получить плату.

21 ноября от адмирала ладронов пришел приказ – флоту немедленно следовать в Лантоу, где он стоит, имея в своем распоряжении всего два корабля, в то время как три португальских корабля и бриг постоянно ему досаждают. Кроме того, со дня на день ожидается прибытие еще нескольких судов мандарина. Флот поднял якоря и проследовал в Лантоу. На траверзе острова Линтин за нами в погоню увязались три корабля и бриг. Ладроны приготовились к абордажу, но из-за наступления темноты мы потеряли их из виду. Я уверен, что они изменили курс и отстали от нас. Эти три корабля были на содержании китайского правительства и называли себя Непобедимой эскадрой, которая курсировала по реке Тигрис с целью уничтожения ладронов.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Ладронский пират отрубает голову китайцу


Пятого числа утром Красная эскадра бросила якорь в бухте вблизи Лантоу, а Черная остановилась восточнее. Днем 8 ноября из бухты вышли четыре корабля, бриг и шхуна. Поначалу пираты были встревожены, полагая, что это английские суда, пришедшие освободить нас. Некоторые пираты угрожали подвесить нас на топе мачты и расстрелять. С большим трудом нам удалось убедить их, что это португальцы. У ладронов было только семь боеспособных джонок. Они вывели их из бухты и поставили на якорь поперек залива носом к корме, а также посадили в лодки ремонтируемых судов людей, которые приготовились к абордажу. Португальцы, увидев эти маневры, застопорили ход, развернулись против ветра и стали совещаться, посылая друг к другу лодки. Вскоре они подняли паруса и, проходя мимо нас, давали бортовой залп, но из-за недолета это не нанесло пиратским судам никакого вреда.

Ладроны не ответили ни единым выстрелом, но размахивали флагами и стреляли петардами, всячески провоцируя португальцев подойти поближе, что они вполне могли бы сделать, поскольку джонки на внешнем рейде стояли на глубине не более 7,2 метра. Я сам измерял эту глубину. Однако португальцы в своих посланиях в Макао жаловались, что не могут подойти поближе из-за мелководья, но обещали, что не выпустят никого из бухты до прибытия флота мандарина.

20 ноября рано утром перед входом в бухту появился огромный флот мандарина. Приблизившись к нам, корабли выстроились в боевую линию. Разрядив свои орудия, корабли переходили в хвост колонны, чтобы перезарядить пушки. Они вели непрерывный огонь в течение двух часов, но тут одно из самых крупных судов взорвалось – в него попал зажигательный заряд, пущенный с одной из ладронских джонок. После этого корабли мандарина отошли на приличное расстояние, но до двадцати одного часа продолжали непрерывный обстрел, после чего все стихло. Ладроны вывели на буксире семь больших кораблей, на борту которых размещалось около двухсот гребных лодок, но усиливающийся бриз позволил им поднять паруса и уйти. Ладроны вернулись в бухту и встали на якорь. Португальцы и мандарины последовали за ними и всю ночь и весь следующий день обстреливали джонки пиратов. Корабль, на котором был я, потерял фок-мачту, которую быстро заменили, взяв грот-мачту с меньшего судна.

Вечером 23-го числа снова воцарилось затишье. Ладроны вывели пятнадцать джонок в два приема с намерением окружить противника, что им почти удалось. Один корабль был взят на абордаж, но тут неожиданно поднялся ветер. На захваченном корабле было двадцать две пушки. Большая часть команды выпрыгнула за борт, шестьдесят или семьдесят человек были захвачены, немедленно порублены на куски и выброшены в реку. Рано утром ладроны вернулись в бухту и встали на якорь в тех же самых местах, что и раньше. Португальцы и мандарины последовали за ними, ведя непрерывный огонь. Ладроны не ответили ни единым выстрелом, но все время были готовы к абордажу; португальцы вели себя осторожно и не давали им возможности атаковать.

Ночью 28-го числа они послали к нам восемь брандеров, которые при правильной конструкции могли бы вызвать у нас огромное разрушение, и у врага были все возможности добиться этого, поскольку в сторону залива дул сильный ветер, а в заливе начался прилив. К тому же наши корабли стояли так близко друг к другу, что промахнуться было невозможно. При первом же появлении брандеров ладроны издали радостный крик, приняв их за горящие суда мандарина, но быстро убедились в своей ошибке. Четыре брандера двигались прямо в центр флота, ярко пылая. Один из них прошел совсем рядом от судна, на котором был я, но нам удалось оттолкнуть его. Это был корабль водоизмещением около тридцати тонн. Его трюм был набит соломой и деревом, а на палубе стояли несколько небольших ящиков с горючим материалом, которые взорвались рядом с нашим кораблем, не причинив ему вреда. Ладроны отбуксировали все брандеры к берегу, потушили огонь и разломали их на дрова. Идею пустить в ход брандеры португальцы приписали себе и в послании губернатору Макао сообщили, что уничтожили по меньшей мере треть ладронского флота и надеются вскоре полностью уничтожить всех пиратов!

29 ноября ладроны, полностью готовые к бою, снялись с якоря и отважно вышли в море, демонстрируя презрение к Непобедимой эскадре и императорскому флоту, который состоял из девяноста трех боевых джонок, шести португальских кораблей, брига и шхуны. Когда ладроны снялись с якоря, противник тут же поднял все паруса. Ладроны преследовали его два или три часа, ведя непрерывный огонь, но, увидев, что догнать его не удастся, поймали попутный ветер и повернули на восток. Так закончилась хваленая блокада, длившаяся девять дней, в течение которой пираты завершили все свои ремонтные работы. В этих боевых действиях не был уничтожен ни один ладронский корабль, а потеряли они всего тридцать или сорок человек. Был убит американец – один из трех, что остались от восьми моряков, захваченных в плен на шхуне. Два раза и я чудом избежал смерти: первый – когда двенадцатифунтовый снаряд упал в трех или четырех футах от меня, и второй, когда был выбит кусок из латунной конструкции, на которой я в тот момент стоял. Жена ладронского вождя постоянно опрыскивала меня чесночной водой, которая, по их убеждению, надежно защищает от гибели. Флот всю ночь шел под парусами на восток. Утром он бросил якорь в большой бухте, окруженной голыми высокими горами. 2 декабря я получил письмо от лейтенанта Могна, командира крейсера Почетной компании «Антилопа», в котором говорилось, что выкуп у него на борту и что он уже три дня следует за нами, и велел мне обсудить с командиром самый безопасный способ его доставки. Вождь согласился послать нас на канонерке к «Антилопе» и на расстоянии видимости дождаться лодки с выкупом, которая потом заберет нас с собой. Я был так возбужден этой радостной новостью, что с трудом нацарапал две-три строчки лейтенанту Могну с условиями, о которых мне удалось договориться. Мы пришли в такое возбуждение от перспективы нашего скорого освобождения, что ни днем ни ночью не сомкнули глаз в ожидании лодки.

Шестого числа она вернулась с ответом лейтенанта Могна, который писал, что готов принять только одну лодку, но не позволит приблизиться всему флоту. Вождь ладронов, в соответствии со своим обещанием, приказал канонерке забрать нас, и около четырех часов пополудни мы без сожаления покинули ладронский флот. В час дня мы увидели «Антилопу», идущую к нам на всех парусах. Судно ладронов немедленно бросило якорь и отправило лодку посредника за выкупом, выставив условие, что если она подойдет ближе, чем было оговорено, то они вернутся к своему флоту. И это судно уже поднимало якорь, когда эта лодка убрала часть парусов и встала на якорь примерно в двух милях от нас. Лодка, посланная за выкупом, добралась до «Антилопы» только к вечеру, поскольку ей пришлось преодолевать сильное приливное течение, шедшее навстречу. Она приняла на борт выкуп и отошла от «Антилопы» перед наступлением темноты. Мандаринское судно, стоявшее под прикрытием берега и наблюдавшее за их маневрами, устремилось в погоню и было уже в нескольких десятках футов от нее, когда показались сигнальные огни, на которые ответили ладроны, и мандарин отстал. Наше положение стало критическим. Выкуп был в руках ладронов, а лодка с корабля не решалась отправиться с нами назад, поскольку опасалась повторного нападения лодки мандарина.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Боевые джонки ладронов


Ладроны не собираются ждать до утра, так что нам придется возвращаться вместе с ними назад. Утром вождь ладронов осмотрел выкуп, который состоял из следующих предметов: двух рулонов тончайшей материи, двух сундуков с опиумом, двух бочек с порохом и подзорной трубы; остальная сумма была выплачена в долларах. Ему не понравилось, что подзорная труба была не новой, и он сказал, что задержит одного из нас, пока ему не пришлют другую или сотню долларов вместо нее. Люди с лодки, однако, согласились на сотню долларов. Наконец, все было устроено, и вождь приказал подвезти нас к «Антилопе» в сопровождении двух канонерок. Мы увидели ее перед наступлением сумерек, когда лодки ладронов уже ушли. Испытывая невыразимое счастье, мы в семь вечера поднялись на борт «Антилопы», где нас приняли очень сердечно и поздравили со счастливым освобождением от унизительного плена, в котором мы находились в течение одиннадцати недель и трех дней.

Ричард Гласпул. Китай, декабрь, 8, 1809».


Ладроны не имеют постоянного места проживания на берегу, они живут на кораблях. На корме обычно размещается капитан со своими женами, которых бывает до пяти или шести. Уважая семейные законы, которые весьма строги, никто из пиратов не имеет права держать на борту женщину, не будучи на ней женатым. Каждому человеку полагается койка площадью около четырех квадратных футов, где он ютится со своей женой и детьми. Учитывая такое большое количество душ, размещающихся на столь малом пространстве, можно представить себе, в какой ужасающей грязи они живут, отчего их суда кишат крысами, вшами и прочей живностью. Крысами в особенности, поскольку ладроны их разводят, считая деликатесом. Впрочем, мало есть животных, которых они не едят. Во время нашего плена мы три недели питались одними отварными гусеницами с рисом. Ладроны обожают играть в карты и проводят все свое свободное время за карточной игрой и курением опиума.

Ко времени освобождения Гласпула пираты находились на вершине своей мощи. Одержав многочисленные победы над флотом мандаринов, они устранили союзников императора – португальцев, и не только побережье, но и реки Поднебесной империи, похоже, были в их полном подчинении. И все-таки этому непобедимому доселе союзу не суждено было существовать долго. И совсем не поражение в бою заставило их подчиниться закону. Наоборот, эта необыкновенная женщина, вдова Чинг-йи, и отважный Пау были непобедимы и стали еще более могущественными, чем прежде, но среди самих пиратов начались раздоры. С тех пор как благосклонность командорши вознесла Пау на пост главнокомандующего, между ним и О-по-тае, вождем одного из главных подразделений ладронского флота, вспыхнула вражда, и лишь почтение и уважение, которые оба испытывали к вдове Чинг-йи, не позволило им обратить оружие друг против друга.

Наконец, когда храбрый Пау был атакован императорскими морскими силами и заперт ими в заливе, О-по-тае продемонстрировал всю подлость своей натуры и отказался выполнять приказы Пау и даже командорши, которая велела ему оказать помощь своему сопернику.

Пау, благодаря своей смелости и сопутствующей ему повсюду удаче, сумел-таки вырваться на свободу, но, когда он встретился с О-по-тае, его ярость была настолько велика, что сдержать себя он не смог.

О-по-тае начал оправдываться, заявив, что ему не хватало сил и средств, чтобы выполнить то, чего от него ждали, и закончил такими словами: «Я что, обязан был прийти и соединиться с судами Пау?»

«Тогда, может, уйдешь от нас?!» – вскричал разозленный донельзя Пау.

О-по-тае ответил: «Сам я не уйду».

Пау: «Почему же тогда ты не выполняешь приказы Чинг-йи и мои? Что это, как не предательство, если ты не приходишь мне на помощь, когда я окружен противником? Я поклялся, что уничтожу тебя, негодяй, и выдерну эту занозу из своей спины».

Вызов, который Пау послал О-по-тае во время блокады, был изложен такими цветистыми фразами: «Я зажат войсками правительства с моря. Губы и зубы должны помогать друг другу: если губы отрезать, зубы замерзнут. Как я один могу сражаться с войсками правительства? Поэтому ты должен прийти во главе своих сил и атаковать эскадру правительства с тыла. Я же выйду со своей позиции и атакую с фронта, а противник, подвергшись нападению с двух сторон, даже в том случае, если мы не сумеем его одолеть, будет ввергнут в хаос».

За этими негодующими словами Пау последовали другие, после чего он перешел к решительным действиям. Пау, хотя и был тогда гораздо слабее противника, первым вступил в бой и в кровопролитном бою потерпел сокрушительное поражение, потеряв шестнадцать кораблей. Отвращение к этой жестокой омерзительной расе только усилилось, когда мы узнали, что победители вырезали всех пленников – а их было три сотни.

Это был смертельный удар по конфедерации, которая до сих пор отвергала власть императора и которая могла бы добиться его свержения. О-по-тае, опасаясь мести Пау и его хозяйки, вдовы Чинг-йи, чьи объединенные силы в пять раз превосходили его, убедил своих людей подчиниться правительству при условии, что оно дарует им полное прощение и достаточное обеспечение для всех.

Петиция пиратов представляет собой любопытный документ и так характерна для китайцев, что заслуживает нашего внимания. «По моему скромному мнению, все грабители верховной власти, какого бы происхождения они ни были, временами ощущали на себе милосердие правительства. Леанг-шам, который грабил город три раза, был тем не менее прощен и в конце концов получил пост министра. Ваканг нередко воевал с войсками нашей страны, но ему сохранили жизнь, и позже он стал краеугольным камнем империи. Джоо-линг семь раз прощал Манг-хво, а Кван-кунг три раза освобождал Цау-цау. Ма-юэн не преследовал отошедших от дел грабителей, а Йо-фей не убил тех, кто сдался на его милость. Существует множество подобных примеров, как в прежние времена, так и теперь, благодаря чему наша страна окрепла, а власть правительства усилилась. Мы живем в перенаселенной стране, некоторые из нас не смогли ужиться со своими родственниками и были вырваны, словно ядовитые сорняки. Некоторые, перепробовав все и будучи не в состоянии обеспечивать себя, попали в плохую компанию. Одни потеряли свою собственность в результате кораблекрушения, другие бежали в эту водную империю, чтобы избежать наказания. Таким образом, тех, которых сначала было трое или пятеро, стало со временем больше тысячи и десяти тысяч, и это число увеличивалось год от года. И было бы чудом, если бы такое огромное число жаждущих хлеба насущного не занялось разбоем и грабежом, чтобы заработать себе на жизнь, раз уж им не удалось спастись от голода никаким другим способом. Законы империи нарушаются, а купцы подвергаются грабежам из-за нужды. Лишенные своей земли и своей родины, не имея дома, где можно было бы жить, полагаясь только на ветер и воду, забыв на минуту о своих горестях, сталкиваемся мы с военным кораблем, моряки которого камнями, дротиками и пушками стремятся вышибить нам мозги. Даже если мы осмеливаемся подняться вверх по течению и, охваченные тревогой, храбро боремся с ветром и бурей, мы всегда должны быть готовы к бою. Куда бы мы ни плыли – на восток или на запад, – вытерпев все тяготы морского путешествия, мы укрывались лишь ночной росой и питались резким ветром. Но теперь мы будем избегать этих тягот, порвем все наши связи и покинем наших товарищей, ибо мы решили сдаться. Власть правительства не знает границ; она простирается на все острова на море, и всякий человек испытывает страх и вздыхает. О, мы должны быть уничтожены за наши преступления, ибо никто не может противиться законам правительства. Так почувствуйте же сострадание к тем, кто заслуживает смерти, поддержите нас своим милосердием!»

Китайское правительство уже много раз проявляло свою слабость, поэтому оно было радо проявить величайшую милость. Оно было счастливо немедленно выполнить все условия и, используя возвышенный стиль китайских историков, заявило, что, «чувствуя, что сострадание есть путь небесный, то есть путь праведный, оно велело освободить этих пиратов от наказания и простило им все их прежние преступления».

Не успел О-по-тае спустить пиратский флаг и передать своих разбойников под власть китайцев, как многие стали требовать, чтобы все они были уничтожены. Случилось так, что губернатор оказался более честным и гуманным человеком или, быть может, более умным, чем те, кто выдвигал такие глупые требования, – он знал, что вероломное нарушение слова навсегда уничтожит у пиратов, которые еще не сложили оружие, желание добровольно сдаться. Он также хорошо понимал, что, даже ослабленные предательством О-по-тае, пираты не уступят правительственным войскам, и подумал, что, доверяя им, он сможет повернуть одну силу против другой и разгромить ладронов с помощью самих же пиратов. Поэтому те восемь тысяч человек, которых ему предлагали хладнокровно уничтожить, остались в живых, а их предводитель О-по-тае, сменив свое имя на Хое-бин, или «Свет учения», был удостоен звания императорского офицера.

Вдова Чинг-йи и ее фаворит Пау продолжали в течение нескольких месяцев грабить побережье и громить китайские и мандаринские войска и корабли. Казалось, что уход джонок О-по-тае их совсем не ослабил. Но его пример, возможно, запал в душу многим преступникам, даже самой главной героине, которая была той силой, которая объединяла все пиратское братство. Видя, что О-по-тае сделался офицером правительства и процветает, она стала подумывать о том, как бы и ей сдаться.

«Я, – говорила она, – в десять раз сильнее О-по-тае, и, быть может, правительство поступит со мной так же, как оно поступило с О-по-тае».

Когда слух о ее намерениях достиг побережья, мандарин послал некоего Чоу, доктора из Макар, «который, – как утверждает историк, – был хорошо знаком с пиратами и не нуждался в какие-либо наставлениях», чтобы начать с ней предварительные переговоры.

Когда это доверенное лицо предстало перед Пау, тот подумал, что он совершил какое-то преступление, и укрылся на корабле пиратского флота.

Доктор заверил Пау, что, если он сдастся, правительство отнесется к нему еще более благосклонно, чем к О-по-тае. Если же он будет продолжать сопротивляться, то против него выступят не только армия, собранная по всему побережью моря и по берегам рек, но и отряд О-по-тае.

В этом месте своего повествования китайский историк выразился настолько любопытно, что я не могу не привести его слова полностью:

«Когда Фей-Хьюнг-Чоу пришел к Пау, то сказал: «Друг Пау, знаешь ли ты, зачем я пришел к тебе?»

Пау: «Ты совершил какое-то преступление и явился ко мне в поисках защиты?»

Чоу: «Вовсе нет».

Пау: «Ты, наверное, знаешь, правда ли, что зашла речь о нашей сдаче?»

Чоу: «И здесь ты снова не прав, господин. Что есть ты в сравнении с О-по-тае?»

Пау: «Кто это оказался таким наглым, чтобы сравнивать меня с О-по-тае?»

Чоу: «Я знаю хорошо, что О-по-тае не может сравниться с тобой, господин. Я только хочу сказать, что раз уж О-по-тае сдался, раз уж он получил прощение и чин офицера правительства, то, может быть, и вы со всей своей командой сдадитесь и при желании его сиятельства получите то же воздаяние и тот же чин, что и О-по-тае? Ваше покаяние доставит правительству больше радости, чем покаяние О-по-тае. И не надо долго думать, чтобы поступить мудро: нужно просто принять решение и сдаться правительству со всеми вашими соратниками. Я поддержу вас во всех отношениях. Это будет залогом вашего счастья и жизни всех ваших приверженцев!»

Чанг-Пау застыл на месте, как статуя, а Фей-Хьюнг-Чоу продолжал: «Думать об этом нужно сейчас, не откладывая на потом. Неужели тебе не ясно, что, раз уж вы с О-по-тае не смогли договориться, он стал верным слугой правительства? Он сильно обозлился на тебя и будет драться вместе с правительственными войсками, чтобы уничтожить тебя, а кто поможет тебе одолеть своих врагов? О-по-тае мог и раньше победить тебя в одиночку, а сейчас, когда он объединился с правительством, силы его утроились. О-по-тае сможет утолить свою ненависть к тебе, а тебя бросят в Вей-чоу или Ниу-чоу. Если купеческие суда из Бви-чау, лодки из Кванг-чоу и все рыбацкие суда объединятся и окружат тебя в открытом море, тебе придется туго. Даже если предположить, что они не будут с тобой воевать, тебе скоро нечем станет кормить свое войско. Мудрый старается предотвратить беду, глупый – никогда не думать о будущем. Слишком поздно размышлять, когда события уже произошли, нужно обдумывать все заранее!»

Пау был озадачен, но, посовещавшись наедине со своей госпожой, вдовой Чинг-йи, которая дала ему свое высокое позволение заключить соглашение с доктором Чоу, он сказал, что отправляется со своим флотом в Бокка-Тигрис и там лично обратится к правительственным чиновникам.

После того как пиратский флот посетили два незначительных мандарина, которые доставили императорский указ о полном прощении, Пау по приказу вдовы Чинг-йи устроил им роскошный банкет. Сам генерал-губернатор провинции отправился на судне к кораблям, которые растянулись на десять ле от устья реки.

Когда губернатор приблизился, пираты подняли свои флаги, заиграли на своих инструментах и дали такой залп из пушек, что в воздух поднялись огромные клубы дыма, после чего пираты убрали паруса ради встречи с губернатором. При виде этого тысячи и тысячи жителей, которые явились посмотреть на примирение ладронов с властью, забеспокоились, а у генерал-губернатора появилось сильное желание отсюда бежать. Но вскоре долгое время державшая всех в страхе вдова Чинг-йи, ее лейтенант Пау и еще трое главных командиров поднялись на борт губернаторского корабля и устремились сквозь дым к тому месту, где сидел его превосходительство. Здесь они упали на четвереньки и, проливая слезы, стали биться головой о палубу и тут же получили от него великодушное прощение и обещание доброго отношения. Удовлетворенные, они удалились, пообещав в течение трех дней представить список своих кораблей и всего своего имущества.

Но внезапное появление нескольких больших португальских судов и нескольких боевых джонок правительства заставило пиратов заподозрить предательство. Они немедленно подняли паруса, и переговоры были прерваны на несколько дней.

В конце концов, они завершились благодаря храбрости их предводительницы. «Если генерал-губернатор, – сказала эта героическая женщина, – человек высочайшего ранга, явился к нам практически в полном одиночестве, то почему бы мне, простой женщине, не пойти к чиновникам правительства? Если в этом будет таиться опасность, я приму ее на себя; никому из вас не надо беспокоиться – я приняла решение, и я поеду в Кантон!»

Пау заявил: «Раз уж вдова Чинг-йи решила ехать, то надо условиться о времени ее возвращения. Если оно минует, а мы не получим никакого сообщения, то должны будем собрать все наши войска и идти на Кантон: это мое мнение относительно того, как следует поступить, а теперь, друзья, я хочу услышать ваше!»

Пираты, пораженные отвагой своей предводительницы и полюбившие ее за это еще больше, ответили: «Друг Пау, мы выслушали твое мнение, но мы считаем, что лучше ожидать новостей здесь, на кораблях, чем посылать жену Чинг-йи в одиночку на верную смерть». И они не позволили ей покинуть флот.

Вопрос оставался нерешенным, пока два младших мандарина, которые ранее посещали пиратов, не решились повторить свой визит. Эти чиновники заявили, что ни у кого в мыслях не было их предать, и заверили пиратов, что если вдова Чинг-йи посетит губернатора, то ей окажут достойный прием и все будет решено к всеобщему удовлетворению.

После этого, выражаясь языком наших старых баллад, выступила госпожа Чинг-йи. «Хорошо сказано, господа! Я отправлюсь в Кантон с несколькими дамами и в вашем сопровождении!» Вскоре она в сопровождении нескольких пиратских жен с детьми бесстрашно явилась в Кантон, обо всем договорилась и поняла, что их не обманули. Вскоре флот последовал за ними. По его прибытии каждый корабль был обеспечен свининой и вином, и каждый (вместо того, что можно было предположить за его участие в грабежах) получил еще и чек на некоторую сумму денег. Желающие могли вступить в вооруженные силы правительства, чтобы преследовать оставшихся пиратов, те же, кто отказался, разъехались по стране и поселились в сельской местности.

«Вот так была умиротворена великая Красная эскадра пиратов».

Отважный Пау, следуя примеру своего соперника О-по-тае, поступил на правительственную службу и стал бороться против своих бывших соратников и друзей, которые не приняли предложенного им прощения. Произошло несколько кровопролитных сражений, но оба перебежчика успешно захватили командора Ши Урла, заставили зловещего капитана по кличке Бич Восточного океана сдаться, отогнали еще одного жуткого пирата Лягушачья Закуска в Манилу, а через несколько месяцев разгромили либо рассеяли остатки «океанских ос».

Я уже отмечал попытку китайского историка отобразить характер Пау в поэтической или эпической манере. Описывая битву с Ши Урлом, он говорит:

«Они бились с семи утра до часа пополудни. Сожгли десять кораблей и перебили огромное число пиратов. Ши Урл был настолько ослаблен, что почти не мог оказывать сопротивления. Разглядев это сквозь дым, Пау внезапно для пиратов взобрался на их корабль и прокричал: «Я, Чанг-Пау, пришел», и в этот момент изрубил в куски нескольких пиратов. Справиться с остальными не составило труда. Пау грозным тоном обратился к Ши Урлу: «Я советую тебе сдаться. Разве ты не последуешь моему совету? Что ты мне ответишь?» Ши Урл был поражен, и мужество его покинуло. Пау подошел ближе и связал его, а вся его команда была взята в плен.

С этого времени, – пишет наш китайский историк в заключение, – корабли стали ходить во все стороны без опаски. Все затихло на реках и на четырех морях. Люди зажили в мире и достатке. Мужчины продали свое оружие и купили быков, чтобы пахать на них свои поля. Они приносили жертвы, молились на вершинах холмов и веселились, распевая днем песни за своими ширмами, и (что самое главное!) губернатор провинции за свои заслуги в умиротворении пиратов указом Сына Неба получил право носить павлиньи перья с двумя глазками!»

Жизнь капитана Льюиса

Капитан Льюис связался с пиратами в самом юном возрасте. Мы впервые видим его мальчиком в компании пирата Банистера, которого повесили на нок-рее военного корабля на виду у Порт-Ройяла на Ямайке. Льюис и еще один мальчик были захвачены вместе с ним и доставлены на этот остров привязанными к бизань-мачте. У него были большие способности к языкам, и он свободно говорил на языке индейцев племени москил, французском, испанском и английском. Я упомянул английский, потому что неизвестно, был ли он французом или англичанином. Где он родился, никто не знает. Он ходил в море с Ямайки, пока не превратился в крепкого парня, и был захвачен испанцами в Гаване, где проживал некоторое время. В конце концов Льюис и еще шестеро заключенных сбежали на маленьком каноэ. Они напали на испанскую пирогу, двое матросов которой присоединились к ним – теперь их стало девять. На этом суденышке они захватили охотника за черепахами и заставили нескольких матросов остаться с ними; остальных отправили прочь на своей пироге.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пират Банистер, повешенный на нок-рее


Он играл в эти игры, нападая и захватывая суда охотников за черепахами, до тех пор, пока вместе с добровольцами и подневольными матросами его команда не достигла сорока человек. Они захватили большой пинк (корабль с высокой кормовой надстройкой. – Пер.), который шел из Ямайки в залив Кампечи, а после него – несколько других судов, следовавших туда же. Узнав о том, что в бухте стоит прекрасная десятипушечная бригантина класса «бермуда» под командой капитана Такера, он послал к нему капитана пинка с письмом, в котором предложил десять тысяч долларов за его бригантину. А если тот откажется, то он от него не отстанет, поскольку решил честным или нечестным путем заполучить это судно. Капитан Такер, ознакомившись с этим письмом, послал за капитанами судов, стоявших в бухте, зачитал им это письмо и сказал, что если они дадут ему пятьдесят четыре матроса (а в бухте стояло около десяти бермудских шлюпов), то он вступит с пиратами в бой. Однако капитаны отказались, заявив, что не хотят рисковать своими матросами, от которых зависит успех их плавания, и что каждый должен сам заботиться о себе.

Однако все они вышли в море вместе и вскоре за мысом заметили парус, который поймал ветер, тогда как их паруса безжизненно повисли. Кто-то сказал, что это – охотник за черепахами, другие утверждали, что пират. Так оно и вышло, поскольку это был честный капитан Льюис, который на веслах вошел между ними. Некоторые шлюпы имели по четыре пушки, другие по две, а на некоторых не было ни одной. У Джозефа Дила было две, которые он перенес на один борт и лихо пальнул по пирату, но, к сожалению, одно из орудий разорвало, и погибло три человека. Такер дал сигнал капитанам всех шлюпов прислать ему матросов, тогда он сразится с Льюисом, но все было напрасно, никто не поднялся к нему на борт. А тем временем подул ветер, и Такер, подняв паруса, покинул их. Шлюпы стали легкой добычей для пирата, хотя Такер, уходя, дал по нему бортовой залп. Капитан одного из шлюпов, имени которого я не назову, был очень хорошим моряком. Он попытался уйти, но Льюис залпом остановил его, и тот лежал в дрейфе, пока пират не объехал все шлюпы и не убедился, что его ему ничего не грозит. Затем Льюис приказал доставить этого капитана на свой корабль и спросил, почему он обманул доверие своих владельцев и повел себя как плут и трус. Потом он пообещал наказать его, объяснив, «что ты мог бы улизнуть, имея лучшее, чем у меня, судно». После этих слов он огрел капитана веревкой, а потом схватил свою трость и стал охаживать его по спине, гоняя по палубе безо всякой жалости.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Льюис бьет тростью капитана захваченного шлюпа


Капитан, пытаясь успокоить его, объяснил, что несколько месяцев торговал на этом шлюпе и имеет на борту порядочную сумму денег, которые надежно припрятаны, и если Льюис пришлет к нему на борт негра, принадлежавшего хозяевам судна, то он их отдаст. Но это не произвело желаемого эффекта, как раз наоборот. Льюис обозвал его негодяем и подлецом и за предательство хозяев стал охаживать его тростью с удвоенной силой. Тем не менее он послал за деньгами и забрал их, а в придачу еще и негра, который оказался хорошим моряком. После этого Льюис перевел на свое судно сорок черных моряков и одного белого плотника. Для себя он прихватил самый большой шлюп водоизмещением около девяноста тонн и установил на нем двенадцать орудий. Теперь его экипаж состоял из девяноста матросов, черных и белых.

После этого он ушел во Флоридский залив и лег в дрейф, ожидая подхода кораблей, которые возвращались из Вест-Индии проливом, расположенным с подветренной стороны. Попавшие в его руки суда были ограблены и отпущены. Оттуда он отправился к побережью Каролины, где очистил корпус своего шлюпа и где многие матросы, которых он силой удерживал при себе, сбежали. Однако местные жители охотно с ним торговали, принося взамен рома и сахара все, что ему было нужно, а правительство ничего об этом не знало, поскольку он зашел в очень неприметную речку. Но он всегда был начеку, опасаясь нападения с берега.

Из Каролины он проследовал к побережью Виргинии, где ограбил нескольких купцов и силой захватил нескольких человек, а потом вернулся к берегам Каролины и натворил там много бед. Поскольку у него на борту было много французов, Льюис, прослышав, что английские матросы решили от них избавиться, взял заговорщиков под стражу, посадил в лодку вместе со всеми другими англичанами и высадил в тридцати милях от берега, выделив им лишь десять кусков мяса, а себе оставил только французов и негров. Полагают, что все, кого он прогнал с корабля, погибли в море.

От побережья Каролины он отправился к берегам Ньюфаундленда, где захватил несколько рыбацких судов, а затем отправился в бухту Троицы в заливе Консепсьон, где стояло несколько купцов, и захватил двадцатичетырехпушечную галеру под названием «Герман». Ее командир, капитан Бил, сказал Льюису, что если он пришлет своего квартирмейстера на берег, то он снабдит его всем необходимым. Посланный интендант после совещания капитанов был схвачен и доставлен к капитану Вудсу Роджерсу. Роджерс приковал его к аварийному якорю, находившемуся на берегу, и велел установить на мысу пушки, чтобы не дать Льюису уйти. Но все это оказалось напрасной тратой времени, поскольку стрельба началась слишком рано и Льюис успел покинуть корабль и на веслах под покровом ночи добрался до своего шлюпа, который получил несколько попаданий в корпус, причем последнее нанесло его кораблю значительный ущерб.

Льюис покинул гавань, поклявшись освободить квартирмейстера, и перехватил две рыбацкие лодки, на одной из которых находился брат капитана галеры. Он задержал его и сообщил на берег, что, если его квартирмейстера не освободят, он предаст всех пленников смерти. Этого человека немедленно доставили на борт. Льюис и его команда спросили, как с ним обращались, и он ответил, что весьма гуманно. «Это хорошо, – сказал пират, – потому что, если бы с тобой обращались плохо, я бы всех этих негодяев изрубил мечом». Захваченных моряков отпустили; когда же брат капитана галеры подошел к трапу, квартирмейстер остановил его и сказал, что он должен выпить за здоровье джентльменов на берегу, и в особенности капитана Роджерса, а на ухо шепнул, что если бы Льюис узнал, что его всю ночь продержали в цепях, то он вместе со всеми матросами был бы изрублен на куски. После того как этот бедняга и его рыбаки ушли, квартирмейстер рассказал, какой ему был оказан прием. Льюис рассвирепел и стал его упрекать в том, что он не рассказал об этом раньше, но тот ответил, что не хотел, чтобы за подлые дела пострадали невинные люди.

Капитаны торговых судов сообщили о случившемся капитану военного корабля «Шеернес» Тюдору Тревору, который стоял в бухте Сент-Джонс. Он немедленно поднял паруса и погнался за Льюисом, отстав от него всего на четыре часа. Пройдя вдоль побережья, пиратский корабль захватил несколько призов, французов и англичан, и зашел в гавань, где французское судно запасалось рыбой. Это судно было построено в конце войны для каперских походов, обладало отличным ходом и имело на борту двадцать четыре орудия. Его капитан запросил Льюиса о том, откуда он идет, и получил от пирата ответ: «С Ямайки с грузом рома и сахара». Француз велел им следовать своим курсом; он знал, что вдоль побережья курсирует пиратский шлюп, и подозревал, что этот корабль мог оказаться этим самым шлюпом. Он пригрозил, что если они не уберутся немедленно из залива, то получат залп из всех его бортовых пушек. Пираты ушли из бухты и две недели стояли в открытом море на таком расстоянии, чтобы их не заметили с берега, поскольку Льюис решил захватить этот корабль. Однако француз был начеку и за это время соорудил береговую батарею, которая держала под прицелом всю гавань. Через две недели, когда все думали, что пират уже ушел, Льюис вернулся и захватил две рыбацкие лодки, принадлежавшие французу, и, посадив в них пиратов, вошел в гавань. Одна лодка атаковала батарею, другая внезапной атакой взяла на абордаж корабль и захватила его как раз с появлением утренней звезды, за что он и получил это имя. В бою был убит сын владельца корабля, отправившийся в плавание просто из любопытства. После захвата судна пираты дали залп из семи пушек, что послужило сигналом для пиратского шлюпа, который подошел и встал на якорь рядом с захваченным кораблем. Капитан сказал, что, по его мнению, им нужен был только его алкоголь, но Льюис ответил, что ему нужен был весь корабль. Пираты перевезли на этот корабль все свои боеприпасы и провизию. Осознав, что Льюис решил забрать его, француз попросил шлюп, что Льюис и сделал, вернув ему всю рыбу, которую французы успели наловить, а себе оставил лишь часть продовольствия. Несколько французов присоединились к пиратам; теперь их численность вместе с другими англичанами и французами, которые стали пиратами добровольно или по принуждению, достигла двухсот человек.

От Ньюфаундленда они проследовали к побережью Гвинеи, где захватили великое множество кораблей, английских, голландских и португальских. Среди этих судов было одно из Каролины, которым командовал капитан Смит. Когда Льюис гнался за этим судном, произошел случай, который заставил его матросов поверить, что он вступил в союз с дьяволом. Когда их корабль потерял стеньги на фоки грот-мачтах, Льюис взбежал по вантам на грот, вырвал у себя клок волос и, бросив его в воздух, произнес что-то вроде: «Добрый дьявол, возьми это, пока я сам не приду». И все заметили, что корабль стал двигаться быстрее, чем до того, как потерял свои стеньги.

Захватив Смита, Льюис обошелся с ним очень гуманно, дал ему даже больше, чем отнял, и отпустил, сказав, что прибудет в Каролину, когда разбогатеет, и надеется на его дружбу.

Какое-то время они курсировали у Гвинейского побережья, пока французы и англичане не перессорились между собой. Французов было больше, и они решили уйти, поэтому выбрали себе большой шлюп, захваченный совсем недавно. Однако они подозревали, что его дно сильно изъедено червями. В соответствии с договором они взяли на борт столько провизии и боеприпасов, сколько им было нужно, и отчалили, выбрав капитаном Ле Барре. Поскольку дул сильный ветер, а палуба была завалена вещами, они встали на якорь неподалеку от берега, чтобы перетащить туда свои вещи и боеприпасы. Льюис заявил своим людям, что эти французы – подлые негодяи и они ему заплатят. Он подошел к ним, развернулся бортом и, зарядив все пушки, приказал Ле Барре срубить мачту, пригрозив в противном случае потопить их. Ле Барре пришлось подчиниться. Затем Льюис приказал всем французам сойти на берег. Они просили разрешения унести с собой оружие и вещи, но он оставил им лишь пистолеты и коробки с патронами. Затем он подошел к шлюпу, перегрузил с него все вещи на свой корабль и затопил шлюп.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Льюис отдает дьяволу пучок своих волос


Ле Барре и остальные умоляли взять их на борт. Льюис, однако, отверг их просьбы, но сжалился над Ле Барре и еще несколькими моряками, с которыми он и его матросы выпили много рому. Негры, служившие на Льюисовом судне, сообщили, что французы устроили заговор. Он ответил, что не в силах противостоять судьбе, поскольку дьявол сказал ему, что его убьют той же ночью в большой каюте.

Глубокой ночью брошенные на берегу французы добрались до них на каноэ, проникли в каюту Льюиса и убили его. Они напали на команду, но через полтора часа драки все французы были перебиты, а место Льюиса занял квартирмейстер Джон Корнелиус, ирландец.

Он был утонченных манер человеком

И глоток не резал, не брал кораблей.

Он был из такой джентльменской породы,

Что мысли его просто так не прочтешь.

Как жаль, что он слишком любил приключенья,

И мир наш такую утрату понес.

Жизнь, карьера и смерть капитана Томаса Уайта

Уайт родился в Плимуте, где его мать содержала публичный дом. Она очень заботилась о его образовании, а когда он вырос и захотел стать моряком, она раздобыла для него рекомендательное письмо для поступления в королевский военно-морской флот. Отслужив несколько лет на военном корабле, он отправился на Барбадос, где женился, и, поступив на торговый корабль, решил осесть на этом острове. Он командовал бригантиной «Мэриголд», на которой совершил два успешных плавания в Гвинею. Но во время третьего плавания ему не повезло – его бригантина была захвачена французским пиратом вместе с несколькими другими английскими кораблями. Пираты оставили у себя капитанов и младших офицеров этих кораблей, поскольку испытывали большую нужду в людях, которые хорошо разбирались в морском деле. Бригантину Уайта они забрали себе, а свое судно затопили. Позже, у побережья Гвинеи они захватили корабль, больше подходящий для их целей, и, перебравшись на него, сожгли бригантину.

Я не собираюсь подробно рассказывать об этом французском пирате, поскольку героем моего повествования является капитан Уайт. Однако я беру на себя смелость отметить варварскую жестокость французских корсаров по отношению к английским пленникам, которых они использовали в качестве мишеней для стрельбы. Несколько человек были ими хладнокровно расстреляны, просто ради развлечения.

Один из этих негодяев, неизвестно почему, наметил себе в жертву Уайта и поклялся его пристрелить, однако тому удалось избежать смерти, и вот каким образом. Один из матросов команды, дружески расположенный к Уайту, знал о намерениях своего товарища и посоветовал ему ночью лечь спать между ним и бортом корабля, надеясь спасти его. Английский капитан последовал этому совету и уцелел, а его спаситель был убит жестоким негодяем, который в темноте принял его за Уайта.

Некоторое время пираты курсировали вдоль побережья, а потом обогнули мыс Доброй Надежды и направились к Мадагаскару. При подходе к южной оконечности острова, в районе, называемом Элекса, они напились до положения риз и, не сумев справиться с управлением, врезались носом корабля прямо в скалу. Это произошло на территории страны, которой правил король по имени Мафалай.

После кораблекрушения капитан Уайт, капитан Борман (он родился на острове Уайт, служил лейтенантом на военном корабле, а попал в руки пиратов в качестве капитана торгового судна), капитан Боуэн и несколько других пленников успели запрыгнуть в баркас. Гребя сломанными веслами и пушечными подпорками, они добрались до бухты Августина, которая находилась в 4–5 лье (или 16–20 километрах) от места кораблекрушения, где были дружелюбно приняты королем Бавау (так называлась эта часть острова), который хорошо говорил по-английски.

Они прожили здесь полтора года в качестве гостей этого короля, который в изобилии обеспечивал их провизией; так он поступал со всеми белыми людьми, которых после кораблекрушения выбрасывало на его берег. Его человечность распространялась не только на таких, как они. Он считал себя обязанным принять любой европейский корабль, кем бы он ни был – купцом или пиратом.

По истечении этих полутора лет к берегу Бавау подошла пиратская бригантина. Король предложил им выбор: уйти в море вместе с ними или отправиться по суше в какое-нибудь другое место, чего они сделать не решились. Из двух зол они выбрали меньшее и поднялись на борт пиратского судна, которым командовал некий Уильям Рид, принявший их весьма благосклонно.

Рид шел вдоль побережья и подбирал всех европейцев на своем пути. Численность его экипажа, однако, не превышала сорока человек. Он был бы рад подобрать потерпевших крушение французов, если бы не их варварское отношение к английским пленникам. К тому же это было непрактично, поскольку французы, подчинившие себе аборигенов, относились к ним очень жестоко. Половину местных жителей они вырезали, а другую превратили в рабов.

Рид со своей бандой на шестидесятитонной бригантине отправился к Персидскому заливу, где захватил в качестве приза одномачтовое судно, граб, водоизмещением двести тонн. Однако, кроме тюков с товарами, они на нем ничего не нашли и в поисках золота побросали все эти тюки за борт, но, как им стало известно позже, они выбросили как раз то, что с такой жадностью искали, – все золото было зашито в одном из тюков!

В этом плавании капитан Рид заболел и умер, и его сменил некий Джеймс. Пиратская бригантина была маленькой и неказистой, а весь ее корпус был изъеден морскими червями, поэтому они дошли до острова Майотта, сняли с нее мачты, установили их на одномачтовый граб и сделали из него настоящий корабль. На этом острове они запаслись свежей провизией, которой здесь было очень много и стоила она очень дешево. На берегу они нашли двенадцативесельную шлюпку, которая когда-то принадлежала кораблю Ост-Индской компании и была здесь потеряна.

Переждав здесь сезон муссонов, который длился около шести месяцев, пираты отправились на Мадагаскар. Приближаясь к берегу, они заметили парус у восточной стороны острова. Они бросились в погоню и вскоре догнали небольшое судно. Запросив друг друга, откуда и куда они идут, и получив одинаковый ответ: «Мы с моря», пираты присоединились к этому судну и пошли дальше вдвоем.

Это был небольшой французский корабль, груженный спиртными напитками, который шел с Мартиники. Сначала им командовал некий Фуржетт, который покупал у пиратов рабов в Амбонавуле, расположенном на восточной оконечности острова, на широте 17'30", и был захвачен этими пиратами. Вот как это произошло.

Десять пиратов под предводительством Джорджа Бута, нового капитана, поднялись на борт (как они это часто делали), взяв с собой деньги якобы для приобретения товаров. Бут раньше плавал канониром на пиратском корабле под названием «Дельфин». Но капитан Фуржетт был начеку и велел обыскивать всякого, кто поднимется на борт. У первого же гостя, голландца по национальности, нашли пару карманных пистолетов. Капитан сказал ему, что он «негодяй, который вынашивает злой умысел против его корабля». Пираты притворились, что сильно возмущены попыткой своего товарища пронести на борт торгового судна оружие, угрожая стукнуть его по голове, грубо швырнули его в лодку и отправили на берег, хотя до этого поклялись на Библии, что либо возьмут корабль, либо погибнут в бою.

Несмотря на обыск, пиратам, однако, удалось пронести на борт четыре пистолета – вот и все оружие, что у них осталось для задуманного дела. У Фуржетта было двадцать матросов, на тентовой палубе стояло наготове несколько ружей.

Капитан пригласил их в каюту на обед, но Бут сказал, что они будут обедать со старшиной, отправив Джонсона, Исаака и еще одного пирата вниз. Бут должен был дать условный сигнал, крикнув «ура». Подойдя к тентовой палубе, он, будучи очень проворным человеком, прыгнул к ружьям, подтащил их к себе и выстрелил из пистолета, ранив одного из матросов (который прыгнул за борт и утонул), и закричал: «Ура!»

Трое пиратов, как я уже это сказал, обедали в каюте, а остальные семь остались на палубе. Орудуя крюками и захваченным оружием, они обезвредили команду корабля. Капитан и два его помощника, которые были в каюте, бросились на Джонсона и стали колоть его вилками, но особого вреда ему не принесли, поскольку вилки были серебряными. Фуржетт схватил свой пистолет и несколько раз пытался выстрелить в грудь Исааку, но пистолет все время давал осечку. Наконец, поняв, что сопротивляться бесполезно, он сдался. Фуржетта и тех матросов, которые отказались присоединиться к пиратам, отправили на берег, позволив капитану забрать свои книги, бумаги и все, что он считал своим. С ним обошлись очень гуманно, оставив несколько бочонков с алкоголем, оружие и порох, чтобы он мог купить себе провизию.

Я надеюсь, что читатели простят мне это отклонение от темы, поскольку оно было необходимым. А теперь я продолжу.

Приняв в свою команду матросов с «Дельфина», находившихся на острове, и увеличив их число до восьмидесяти человек, пираты отправились к острову Святой Марии, где на якоре, между островом и материком, стояло судно капитана Моссона. Этот господин и вся его команда были остановлены Ортом Вантайлом, голландцем из Нью-Йорка.

Пираты забрали на этом корабле бочонки с водой и другие необходимые вещи, после чего направились к реке Метелаж, протекавшей в западной части Мадагаскара на широте 16 градусов или около того, чтобы засолить продукты и продолжить путь в Ост-Индию, обогнуть острова Святого Иоанна и дождаться мавританских кораблей из Мокки.

На своем пути к реке Метелаж они встретили (как я уже говорил) пиратский корабль, на борту которого находился капитан Уайт. Они соединились и встали на якорь в этой реке, где очистили корпуса своих судов, засолили имевшееся у них мясо и прикупили новое. Они уже были готовы к выходу в море, когда появился большой корабль и встал на якорь в той же самой реке.

Пираты не знали, был ли этот корабль купеческим или военным. Когда-то это был военный корабль, который принадлежал французскому королю. На его борту могло быть установлено до пятидесяти пушек, но его захватили англичане, продали лондонским купцам, которые отправили его на Мадагаскар, где капитан должен был закупить рабов и отвезти их на Ямайку. Однако капитан был совсем молодым и неопытным человеком, который сам нуждался в няньке.

Пираты послали свои лодки для переговоров, но с судна их обстреляли, и они, решив, что это военный корабль, вернулись на берег. Их граб поднял якорь, но, не обладая такой же способностью быстро взять ветер, как корабль французской постройки, врезался в мангровые заросли, напоролся днищем на корягу и затонул. Второй корабль сел на мель, потерял якорь и, не получив повреждений, был снят с нее приливом.

Капитан «Спикера», ибо таково было название судна, которое спугнуло пиратов, ужасно возгордился тем, что заставил два судна ткнуться в берег, хотя и не знал, кому они принадлежали – пиратам или купцам, и не мог сдержать похвальбы: «Представляю, как прогремит на бирже мое имя, когда узнают, что я загнал на мель двух пиратов», на что один моряк из его команды съязвил, когда их потом захватили: «Боже! Как прогремит имя нашего капитана, когда вся биржа услышит, что он загнал два пиратских судна на мель, а потом был захвачен двумя их лодками!»

Подойдя на расстояние выстрела, «Спикер» несколько раз обстрелял оба судна; после чего встал на якорь и сделал еще несколько залпов в сторону суши. Это переполошило негров, которые, зная нрав своего царя, испугались, что он запретит им торговать, пока пираты будут жить на берегу. Уайт, мечтавший захватить «Спикер», убедил царя, что это его соотечественники и что все произошло просто по ошибке, поскольку у европейцев принято стрельбой выражать уважение, так что выстрел был сделан по недосмотру канонира.

Капитан «Спикера» послал своего казначея на берег, велев ему добраться до царя, который жил в двадцати четырех милях от побережья, и преподнести ему два мушкета, украшенные золотой инкрустацией, два бронзовых ружья и пару пистолетов и испросить разрешение на торговлю. Как только казначей оказался на берегу, его тут же взял в плен некий Том Коллинз, валлиец, родившийся в Пемброке, который жил на берегу, а раньше плавал на «Очаровательной Мэри» с Барбадоса. Это судно сначала перевозило грузы, а потом стало пиратским. Он сказал казначею, что тот его пленник и должен возместить ущерб двум купцам, занимавшимся работорговлей. Казначей объяснил, что не он здесь командует, что их капитан – горячий юнец, которого протолкнули на этот пост друзья, и он ничего не понимает в торговле. Однако он пообещал, что компенсация будет выплачена. Коллинз доставил казначея на борт корабля Бута, где с ним сначала беседовали очень жестко, но потом смягчились и на следующее утро отпустили с миром, дав проводника к царю.

Царь разрешил им торговать и послал обычные подарки: пару быков и двадцать или тридцать человек, нагруженных мешками с рисом, а также местный алкогольный напиток под названием «токе».

Капитан основал на берегу факторию и начал закупать рабов и продукты. Среди торговцев были и пираты, и у них была возможность расспросить матросов и узнать, зачем сюда прибыло это судно. Некий Хью Манн из команды «Спикера» сообщил им, что на борту сейчас осталось не более сорока человек и что второй помощник с двадцатью матросами отправились на баркасе на берег еще до того, как корабль вошел в гавань, и пропали. Однако оставшиеся на борту были начеку, а орудия были готовы к стрельбе. Пираты дали Хью Манну сотню фунтов, чтобы он намочил запалы и помог им захватить корабль.

Через несколько дней капитан «Спикера» сошел на берег и был принят с большим почетом предводителями пиратов, поскольку согласился выплатить компенсацию. Через день-другой они пригласили его на барбекю, и он принял это приглашение. После ужина капитан Боуэн, который, как я уже говорил, был пленником на борту французского пирата, а теперь стал членом братства и капитаном граба, вышел и, вернувшись с пистолетами в руках, заявил капитану «Спикера», что берет его в плен. Тот спросил почему, и Боуэн ответил, что «они хотят получить его корабль, потому что он им нравится, и они решили, что это и будет компенсация за нанесенный им ущерб».


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Хью Манн поливает фитили орудий водой


А тем временем экипажу его лодки и остальным матросам на берегу было сказано, что они стали пленниками пиратов, с которыми только что пьянствовали. Некоторые ответили: «З-з-вуч-чит неплохо. Не с-станем забивать себе головы, кто мы и что мы. Н-несите вторую чашу пунша».

Пираты договорились о пароле и о том, что ни одна лодка не должна вернуться на корабль. Паролем на эту ночь было «Ковентри». В восемь утра двадцать четыре пирата погрузились на двенадцативесельную лодку, одну из тех, что взяли на Майотте, и направились к кораблю. Когда они отчаливали, капитан «Спикера» потребовал, чтобы они вернулись, так как хотел сказать им кое-что. Капитан Бут спросил, что ему нужно. Капитан ответил: «Вам никогда не взять мой корабль». – «Тогда, – воскликнул Бут – мы умрем на нем или рядом с ним». – «Хорошо, – сказал капитан, – но если дойдете до него, то не штурмуйте с левого борта, поскольку там стоит заряженное орудие, которое сметет вас с палубы». Пираты поблагодарили его и отправились на «Спикер».

Когда они к нему приблизились, их окликнули и потребовали назвать пароль. Пираты крикнули: «Ковентри». «Все спокойно, – сказал старший помощник, – поднимайтесь на борт», но тут он заметил вторую шлюпку и спросил, что это за лодка. Один ответил, что это плот, на котором доставляют воду, другой – что это лодка с говядиной. Несовпадение в ответах вызвало подозрение у старшего помощника, и он воскликнул: «Это – пираты, к оружию, парни!» Он поднес спичку к запалу орудия, который был подмочен предателем Хью Манном, и тот только зашипел. Через мгновение пираты взяли корабль на абордаж и овладели им, не потеряв на обоих бортах ни одного человека.

На следующий день они погрузили на французский корабль необходимое количество провизии и передали его капитану «Спикера» и тем матросам, которые решили уйти вместе с ним. Среди них был и Манн, предавший свою команду, но пираты выплатили ему сто фунтов и умолчали о его предательстве. Капитан, потерявший свой корабль, ушел в море на судне, которое передали ему пираты, прибыл на Джоанну, где вскоре заболел от горя и умер.

Пираты запаслись продовольствием и направились в залив Святого Августина, где приняли на борт семьдесят или восемьдесят матросов с корабля «Александр», которым командовал капитан Джеймс, пират. Кроме того, они сняли с этого корабля все орудия и установили их на своем «Спикере», что довело его вооружение до пятидесяти четырех пушек, а команду – до двухсот сорока человек, не считая рабов, которых насчитывалось около двадцати.

Оттуда они отправились в Ост-Индию, но остановились на Занзибаре, чтобы запастись провизией. Там когда-то было португальское население, а теперь жили арабы. Несколько пиратов вместе с капитаном сошли на берег, чтобы закупить продукты. Губернатор прислал капитану свиту из четырнадцати человек. Но когда пираты, миновав охрану, вошли в его дом, то были убиты; в это же время было совершено нападение и на других пиратов, находившихся в городе. Спасаясь, они бросились на берег. Баркас стоял на шлюпочном якоре, и охранявшие его матросы тут же попрыгали в него. Пиратов, явившихся на берег с оружием, было не более полудюжины, но они так лихо с ним управлялись, что большинству удалось-таки погрузиться в лодку. Квартирмейстер бежал с саблей в руке и, хотя на него напало сразу несколько человек, сумел, отбиваясь от них, прыгнуть в маленькое каноэ и добраться до баркаса.

А тем временем маленький арабский форт дал залп по пиратскому кораблю, который ответил ему тем же. Пираты вернулись на борт своего судна, потеряв капитана Бута и двадцать матросов, и отплыли в Ост-Индию. Подняв паруса, они собрались, чтобы выбрать нового капитана. За геройское поведение в бою с арабами они хотели выбрать капитаном квартирмейстера, но тот отказался, и командование кораблем было поручено Боуэну. Штурманом назначили Пикеринга, интендантом – француза Сэмюэля Херо, а Натаниэля Норта – капитанским квартирмейстером.

Решив вопрос с командованием, они направились к выходу из Красного моря. Там они встретили тринадцать мавританских парусников, и большую часть дня шли вместе с ними, не делая попыток напасть, так как сначала приняли их за португальские военные корабли. Наконец, часть пиратов потребовала идти на абордаж; об этом сообщили капитану. Капитан был немногословен, но пираты поняли, что он не одобряет их плана, поскольку стал пиратом совсем недавно, хотя имел большой опыт командования торговым судном. Тогда те, кто выступил за абордаж, пожелали, чтобы командование принял капитан Борман, о котором мы уже упоминали, но он отказался стать узурпатором, добавив, что лучше всех для командования подходит выбранный ими капитан, а сам он останется при своем мушкете. И он отправился к борту судна, чтобы подготовиться к абордажу. Тогда капитанский квартирмейстер заявил, что если уж они решили атаковать, то капитан (представителем которого он является) должен подчиниться их решению, и приказал взять нужный галс (поскольку они уже наметили корабль для захвата) и приготовиться к абордажу. Пираты выполнили эту команду и, поравнявшись с самым последним в кильватере кораблем, дали по нему залп всем бортом, убив при этом двух мавров. После этого они прижались к нему бортом и бросились на абордаж. Корабль был взят, но, поскольку наступала ночь, он стал их единственным призом, принеся по пятьсот фунтов на душу. Оттуда они отправились к побережью Малабара. Их приключения на этом побережье уже описаны в главе, посвященной жизни капитана Боуэна. Здесь же я лишь добавлю, что капитан Уайт был все это время простым матросом, поскольку пираты заставили его служить у них против его воли.

Когда команда Боуэна разбежалась, капитан Уайт отправился на Метелаж, где стал жить на берегу у местного царя, не имея возможности покинуть остров. Вскоре, однако, сюда пришел еще один пиратский корабль, под названием «Процветающий», которым командовал некий Говард, который был когда-то лодочником на Темзе. Этот корабль был захвачен с берега в заливе Августина несколькими пиратами и командой их баркаса, которая присоединилась к ним по инициативе некоего Рантена, помощника боцмана, пославшего матросов за водой. Они поднялись на судно ночью и захватили команду врасплох, хотя она и пыталась оказать сопротивление, во время которого капитан и старший помощник были убиты, а несколько моряков ранены.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Убийство капитана и старшего помощника


Оставшиеся на берегу с капитаном Уайтом и решившие вступить в команду этого корабля люди убедили его, что лучше пойти с ними, чем остаться с туземцами и ждать, когда предоставится еще одна возможность вернуться домой. Он служил на борту этого корабля, где был назначен квартирмейстером, до тех пор, пока не встретил капитана Боуэна и не перешел к нему, как было описано в главе, посвященной Боуэну. На этом корабле Уайт продолжал плавать и после того, как он их покинул. В порту Дельфин он сошел на берег, чтобы забрать ту часть команды, что оставалась на берегу, когда предыдущей ночью судно унесло в море. Оно не смогло подойти к берегу, и он предположил, что его отнесло к западной части острова, и вместе с двадцатью матросами на лодке отправился туда. Они остановились в бухте Августина и стали ждать подхода корабля. Через неделю король приказал им уйти, заявив, что они его обманули и никакого корабля у них нет. Однако он снабдил их свежей провизией и водой, и они отправились на Метелаж. Здесь их встретили приветливо, поскольку знали, что капитан Уайт был знаком с королем, и пробыли там около двух недель. Но корабль так и не появился, тогда они засолили мясо, предоставленное им царем, погрузили его в лодку, взяли на борт воды и отправились к северной оконечности острова с намерением обогнуть его, полагая, что корабль может находиться у острова Святой Марии. Когда они прибыли к северной оконечности Мадагаскара, то оказалось, что течение, идущее на протяжении восьми месяцев на северо-запад, настолько сильно, что обогнуть остров им не удастся. Тогда они зашли в гавань, где уже находилось множество малых судов. Здесь они пробыли около трех недель или целый месяц; после чего часть команды потребовала сжечь лодку и отправиться по суше к знакомому им царю по имени Реберимбо, который жил в селении под названием Манангаромасай на широте 15 градусов или около того. Белые люди несколько раз помогали ему в его войнах, поэтому он был их большим другом. Капитан Уайт отговорил их от этого шага и с большим скандалом спас лодку, но половина команды, решив все же идти сушей, забрала часть провизии и отправилась в путь. Капитан Уайт и оставшиеся с ним проводили их на расстояние одного дня пути, а затем погрузились в лодку и отправились назад на Метелаж, опасаясь, что ушедшие могут вернуться и заставить их сжечь лодку.

В Метелаже он надстроил на лодке палубу и пробыл там три месяца. Однажды их посетили три пирата, которых чуть было не убили на борту военных кораблей «Северн» и «Скарборо», которые занимались поисками пиратов на востоке. Они сбежали с этих кораблей в Моиле, добрались на маленьком каноэ на Джоанну, а оттуда – на Майотту, где местный царь построил для них лодку, которая и доставила их в Метелаж. Когда сила северо-западного течения ослабла, эти пираты вместе с людьми Уайта отправились к северной оконечности острова (предварительно уничтожив лодку, доставившую их на Майотту). Здесь они обнаружили, что течение еще слишком сильно, чтобы обогнуть ее. Они пробыли там один месяц, питаясь рыбой и дикими кабанами, обитавшими там в изобилии. Наконец, дождавшись хорошей погоды и ослабления течения, они обогнули мыс и, пройдя сорок миль вдоль восточного берега Мадагаскара, вошли в гавань, где нашли обрывки куртки одного из тех моряков, которые бросили их, чтобы добраться сюда по суше. Это была куртка судового плотника, которого пираты оставили у себя против его воли. По-видимому, он разорвал ее, чтобы обматывать себе ноги, поскольку земля здесь была сухой и каменистой. Плывя вдоль берега, они каждую ночь бросали якорь в удобных бухтах, пока не достигли Манангаромасая, где правил царь Реберимбо и где они пытались разузнать, что произошло с теми, кто ушел от них на северной оконечности острова, и заодно запастись провизией. Продуктами они запаслись, но о судьбе своих товарищей не узнали ничего.

Оттуда они отправились на остров Святой Марии, с которого им на каноэ доставили письмо, адресованное кому-нибудь из белых. Уайт узнал почерк одного из бывших товарищей по команде. В письме он им советовали быть начеку и не слишком доверять местным неграм, ибо раньше они были склонны к предательству. Они спросили о своем корабле и узнали, что его передали маврам, которые ушли на нем в море. Сами они поселились в Амбонавуле, примерно в восьмидесяти километрах к югу от острова Святой Марии, где жили среди негров как господа. Один из негров, доставивших письмо, остался у них на борту и сопровождал их до места под названием Олумба. Это был мыс, который с одной стороны омывала река, а с другой – море. Здесь обосновались двенадцать человек, которые построили себе большой дом и расположили рядом с ним двадцать орудий.

Остальные расселились вверх по реке и вдоль побережья небольшими группами по двенадцать – четырнадцать человек, разделившись по национальностям: англичане, французы, голландцы и т. д. Они спросили о судьбе своих товарищей и о призах, добытых ими, и узнали, что все это ждет их возвращения и будет им выдано, как и то, что принадлежит тем, кто ушел по суше. Капитан Уайт, тосковавший по дому, предложил выйти в море на лодке, поскольку был против того, чтобы поселиться вместе с ними. Многие согласились выйти в море под его командой в надежде встретить корабль, шедший в Европу. Но другие были не согласны просто так отдать ему лодку и предложили продать ее на пользу всех. Так и сделали, и капитан Уайт выкупил ее за четыреста пиастров и вместе со своими товарищами, число которых пополнилось за счет команды корабля, отправился назад тем же путем, что привел его на Метелаж. По пути они встретили французский пятидесятитонный шестипушечный корабль, который до этого был захвачен пиратами, жившими в Маратане на востоке острова и несколькими индийцами – членами команды «Дегрейва» с ост-индским экипажем, кому капитан отказал в доставке в Европу. Сам, будучи пиратом и интендантом у Боуэна на «Спикере», он одобрил захват корабля. Он посчитал, что раз между Англией и Францией шла война, то они вполне могут совершить этот захват, и это не будет считаться пиратством. Пираты, заинтересованные в захвате корабля Херо, так звали капитана, отправились за провизией и оставили корабль матросам «Дегрейва», которые оснастили и отдраили его, а затем, запасшись провизией, намерились отправиться в Ост-Индию, надеясь встретить корабль, который доставит их домой.

Капитан Уайт, найдя людей, готовых присоединиться к нему и идти на Амбонавулу, был единогласно выбран командором. Они вышли в море, обогнули южную оконечность острова и встали на якорь около Дон-Маскаренхаса, где взяли на борт лекаря. Достигнув Мадагаскара, прошли до Амбонавулы и дополнили свою команду до шестидесяти моряков. Оттуда легли на курс к острову Майотта, где привели корабль в порядок и стали ждать удобное время для отплытия в Красное море. Затем они взяли на борт провизию, хорошо оснастили корабль и, дождавшись удобного времени, отправились в Баб-эль-Мандеб, где, войдя в гавань, стали ждать корабли Мока.

Здесь он захватил два граба, груженные провизией, немного денег и лекарства. Отобрав все, что ему было нужно, и продержав их две недели, он их отпустил. Вскоре они заметили вдалеке высокий корабль. Они вышли в море, чтобы атаковать его, но, увидев, что это корабль европейской постройки, слишком мощный для них, поскольку это был голландец, они прекратили погоню и были рады, что сами оторвались от него, и вернулись на свою стоянку. Полагая, что могут быть замеченными с побережья Аравии или что грабы могли выдать их расположение, они направились к эфиопскому берегу, тщательно высматривая корабли Мока. Через несколько дней они повстречали корабль водоизмещением тысяча тонн с командой из шестисот человек под названием «Малабар». Они преследовали его всю ночь и захватили утром, потеряв боцмана убитым и двух или трех матросов ранеными. При захвате этого корабля пираты сильно повредили свой собственный, сломав фок-мачту и снеся бушприт, а также частично разрушив надстройки. Они поняли, что этот корабль им уже не подходит. Поэтому они посадили на него пленников, снабдили их провизией и отправили в море.

Спустя несколько дней они заметили вдалеке сорокачетырехпушечный португальский военный корабль, но отказались от него, ибо, сняв грот-мачту, не могли обмениваться с ним сигналами, а португальцы не обратили на них никакого внимания. Через четыре дня после того, как они оторвались от военного корабля, им встретился португальский купец, которого стали преследовать под английским флагом. Купец, приняв судно Уайта за английский военный корабль или за остиндийца, не пытался уйти от него, а подойдя поближе, выслал лодку, в которой доставили леденцы в подарок английскому капитану. Те, что в лодке, были задержаны, а пираты, забравшись в лодку и высадившись на португальца, обстреляли его. Португальцы, будучи захваченными врасплох, спросили, уж не началась ли война между Англией и Португалией. Они ответили положительно, но капитан не поверил им. Однако они забрали все, что хотели, и капитана тоже.

Через два дня им встретился «Дороти», английский корабль, следующий из Мока под командованием капитана Пенраддока. Во время погони они обменялись несколькими выстрелами, а когда сблизились и послали своих людей на борт этого корабля, то не встретили никакого сопротивления, поскольку команду составляли мавры под командованием нескольких офицеров-европейцев. Обсудив ситуацию, пираты предоставили капитану Пенраддоку (у которого забрали довольно много денег) португальский корабль и то, что он хотел бы забрать из своего товара, и предложили ему продолжить свое плавание с наилучшим результатом. Что касается английского корабля, то пираты оставили его себе.

Вскоре после этого они разграбили «Малабар», получив при этом по двести фунтов стерлингов на брата, но упустили пятьдесят тысяч цехинов, спрятанных под загоном для коровы, которую держали для старичка суперкарго. Затем они посадили португальских и маврских пленников на борт «Малабара» и отпустили на волю. На следующий день после этого в их руки попал шестипушечный кеч, двухмачтовый парусник под командой некоего капитана Бенджамина Стейси. Они забрали у него все деньги и провизию, какую хотели. Денег было пятьсот долларов, еще серебряный кубок и две ложки, принадлежавшие двум детям, находившимся на борту под опекой Стейси. Дети были так расстроены этой потерей, что капитан спросил, почему они плачут, и получил ответ от Стейси, что эта сумма и эта посудина было все, что уплачено за воспитание детей. Капитан Уайт сказал своим матросам, что грабить невинных детей жестоко, после чего по единодушному согласию им все вернули. Более того, они сбросились между собой и сделали подарок старшему помощнику и младшим офицерам Стейси и вручили детям около ста двадцати долларов. Затем они отпустили Стейси и его команду и успешно покинули Красное море.

Они вошли в залив Дефарр, где обнаружили кеч, который сделали своим призом, захватив его капитана и команду на берегу. На борту они нашли француза, некоего месье Бержера, которого прихватили с собой, изъяли около двух тысяч долларов. Парусник отдали местному вождю в обмен на продукты.

Отсюда они отправились на Мадагаскар, но остановились в Маскаренхасе, где некоторые из них сошли на берег со своей добычей в тысячу двести фунтов на брата. Здесь Уайт заправился свежими продуктами и продолжил свой путь на Мадагаскар. Они достигли мыса Доброй Надежды, где поделили продукты и осели в поселениях на берегу. Там Уайт построил дом, купил скот, снял верхнюю палубу с корабля и стал оборудовать его на будущее. Когда он был почти готов к отплытию, в гавань зашел капитан Джон Хэлли на бригантине, которая была более подходящим судном. Они прекратили работы на своем корабле, а те, кто был настроен на новые приключения, поступили в команду Хэлли. Капитан Уайт поступил на службу простым матросом.

По возвращении на Мадагаскар Уайт заболел дизентерией, которая в конце концов свела его в могилу. Чувствуя, что час его настал, он составил завещание, оставил наследство и назначил трех опекунов из различных стран для своего сына, которого ему родила местная женщина. Он попросил их переправить его в Англию с деньгами, которые оставил ему в надежде, что тот проживет лучшую жизнь, чем его отец. Его похоронили так же, как хоронили его товарищей и как это описано в рассказе Хэлли. Спустя несколько лет там причалил английский корабль. Опекуны достойно выполнили свой долг, пристроили мальчика на корабль к капитану, который воспитал его, окружив заботой, и сделал его человеком праведным и достойным.

Жизнь, зверства и кровавая смерть Черной Бороды

Эдвард Тич, уроженец Бристоля, перебравшись на Ямайку, во время войны с Францией часто выходил в море в составе команды капера, много раз демонстрируя свою смелость и личное мужество. Но ему не доверяли самостоятельное командование судном, пока капитан Бенджамин Хорниголд не сделал его капитаном захваченного им корабля.

Весной 1717 года Хорниголд и Тич отплыли из Провиденса в сторону Америки и по пути захватили небольшое судно, нагруженное сто двадцатью бочками муки, которые они перевезли на свой корабль. Они также захватили два других судна: с одного взяли несколько галлонов вина, а другое ограбили на значительную сумму. Обчистив побережье Виргинии, они захватили большой корабль из Французской Гвинеи, следовавший на Мартинику, и Тич, приняв над ним командование, отправился на остров Провидения, где и сдался на милость королю.

Теперь Тич начал действовать самостоятельно. Он установил на своем корабле сорок орудий и назвал его «Месть королевы Анны». Курсируя в районе острова Святого Винсента, он захватил большой корабль под названием «Великий Аллан» и, забрав с него все, что посчитал нужным, поджег его. Через несколько дней Тичу встретился военный корабль «Скарборо», с которым он завязал многочасовой бой; но, почувствовав силу и решимость Тича, военные отступили, предоставив ему возможность преследовать свою добычу и дальше. После этого Тич встретился с десятипушечным шлюпом под командованием майора Боннета. Некоторое время оба капитана плавали вместе; но Тич скоро понял, что Боннет плохо разбирается в морских делах, и отдал его корабль под командование Ричардса, одного из своих людей, а Боннета забрал к себе. Заправляясь водой в Тернифе, они увидели парус, и Ричардс, подняв якорь, двинулся ему навстречу. Увидев черный флаг, корабль, который назывался «Приключение» и шел с Ямайки, убрал паруса и подошел к корме судна Тича. Пираты подняли капитана и его людей на борт большого корабля, а на шлюп отправили своих людей.

Снявшись с якоря в Тернифе, где они пробыли неделю, и войдя в бухту, пираты увидели там большой корабль и четыре шлюпа. Тич поднял свой флаг и начал обстреливать их, после чего их капитан и матросы покинули корабль и направились к берегу. Тич сжег два шлюпа, а остальным трем судам дал уйти.

После этого они разошлись в разные стороны и, захватив два небольших судна, на несколько дней встали на якоря за отмелью у Чарльстона. Здесь, на выходе из гавани, пираты захватили корабль, шедший в Англию, а потом судно, шедшее от Чарльстона, и две пинки, которые входили в гавань вместе с бригантиной, везшей четырнадцать негров. Эти наглые захваты, произведенные на виду у всего города, привели его жителей в ужас, поскольку недавно их уже посещали другие известные пираты. Кроме того, в гавани стояли еще восемь парусников, ни один из которых не осмеливался выйти море, опасаясь попасть в руки Тича. Торговля в этих местах была полностью парализована, и ее жителей охватило отчаяние. Их беды усиливались еще и тем, что совсем недавно закончилась долгая и жестокая война с местным населением, а теперь на гавань напали пираты.

Тич удерживал в качестве пленников всех захваченных на кораблях людей. Им вскоре понадобились лекарства, и Тич был настолько нагл, что потребовал от губернатора прислать ему сундук с медикаментами, сделав это в весьма грубой форме. Тич послал к губернатору Ричардса, капитана «Мести», господина Маркса, одного из пленников, и еще нескольких человек, велев им передать его требования. Ричардс заявил губернатору, что если они не будут удовлетворены, а сами они не вернутся в целости и сохранности, то все пленники на захваченных кораблях будут немедленно казнены, а суда сожжены.

Пока мистер Маркс вел переговоры с губернатором, Ричардс и его спутники решили доставить себе удовольствие и прогуляться по улицам города. В каждом взгляде, который они встречали, читалось негодование и презрение, ибо они лишили горожан имущества и наводили ужас на всю округу. И хотя вызов, брошенный губернатору, был крайне наглым, ради сохранения жизни людей их требования были удовлетворены, и губернатор прислал пиратам сундук с медикаментами и лекарствами на сумму в триста или четыреста фунтов.

Получив его, Тич и его сообщники забрали с кораблей все золото и провиант и отпустили их вместе с пленниками. От Чарльстонской отмели пираты пошли к Северной Каролине. Теперь Тич начал задумываться, как ему сохранить добычу и верных ему людей. Под предлогом очистки корпуса он направил свой корабль к берегу и посадил его на мель, после чего приказал матросам со шлюпа Хэндса прийти к нему на помощь. Пытаясь это сделать, они тоже сели на мель, так что оба судна оказались потерянными. Тич вместе с сорока матросами отправился к берегу на тендере, где и оставил семнадцать человек на верную гибель, поскольку на этом песчаном островке, лежащем примерно в четырех километрах от берега, не было ни птиц, ни животных, ни растительности. Так бы и случилось, если бы майор Беннет не узнал об их печальной участи и не прислал бы за ними баркас. После этой варварской выходки Тич с остатками команды сдался губернатору Северной Каролины, но удержал при себе всю свою добычу.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Команды кораблей Черной Бороды и Вейна во время кутежа на побережье Каролины


Временное прекращение грабежей, совершаемых Черной Бородой, как его стали теперь называть, было вызвано не раскаянием в его прошлых преступлениях и не намерением исправиться, а лишь подготовкой к будущим крупным разбоям. Поскольку губернаторы всего лишь люди и не всегда преданы добродетели, золото Черной Бороды расположило к нему губернатора, и с его подачи он получил законные права на большой корабль «Месть королевы Анны». По приказу губернатора в Бат-тауне состоялся суд вице-адмиралтейства, и этот корабль был признан законным призом, захваченным Тичем у испанцев, хотя все хорошо знали, что он принадлежал английским купцам. Прежде чем отправиться навстречу новым приключениям, он женился на молодой женщине, шестнадцати лет, и сам губернатор присутствовал на церемонии бракосочетания. Говорили, что это его только четырнадцатая жена, из которых двенадцать были еще живы. И хотя эта женщина была молода и любезна, он обращался с ней с такой жестокостью, что, даже по мнению его отчаянных пиратов, это выходило за все рамки.

Свое первое путешествие Черная Борода совершил на Бермуды, где, встретив два или три английских судна, отобрал у них все товары и отпустил. Он также встретил два французских судна, следовавшие на Мартинику; одно шло налегке, а другое – с грузом сахара и какао. Он пересадил людей со второго судна на первое и отпустил его, а груженое судно привел в Северную Каролину, где разделил добычу с губернатором. Однако их наглость этим не ограничилась. Тич и несколько его отчаянных сообщников поклялись его сиятельству, что на этом корабле в море не было ни единой живой души, поэтому раздел добычи был произведен с помощью суда. Почтенный губернатор получил шестьдесят бочек сахара, его секретарь – двадцать, а остальное досталось пиратам. Но поскольку собственная вина всегда порождает подозрительность, то Тич стал бояться, что в гавани появится какой-нибудь человек, который расскажет всем, что он смошенничал. Поэтому под предлогом того, что его корабль дал течь и может затонуть и перекрыть вход в гавань, он добился у губернатора разрешения отвести его в верхнее течение реки. Там пираты его подожгли, а когда он выгорел до самой ватерлинии, его затопили, чтобы не осталось никаких улик против губернатора и его сообщников.

Черная Борода ушел в провинцию Френдшип, где прожил несколько месяцев, обмениваясь визитами с плантаторами. Там он вел торговлю с судами, заходившими в реку, иногда в рамках законной коммерции, а иногда – по своим правилам. Когда ему хотелось выглядеть честным человеком, он совершал честные сделки на основе равноправного бартера, но, когда что-то не соответствовало его потребностям или его настроению, он с удовольствием грабил, предоставляя своим жертвам возможность требовать от губернатора возмещения ущерба. А чтобы прикрыть свои интриги с его сиятельством, он иногда откровенно грубил ему прямо в лицо и вел себя с такой же дерзостью, как и с остальными жителями этой провинции.

Но существуют пределы человеческой порочности и наглости. Капитаны судов, которые часто заходили в эту реку и подвергались унижениям и грабежу, провели секретное совещание с несколькими плантаторами и договорились о том, что нужно сделать, чтобы прогнать этого зарвавшегося негодяя с побережья и обеспечить ему заслуженное наказание. Зная по своему собственному опыту, что губернатор не позаботится о возмещении причиненного им ущерба, они обратились к губернатору Виргинии и стали убеждать его выделить вооруженный отряд с кораблей, которые там стояли, чтобы захватить и уничтожить пиратов, наводнивших побережье.

После этого обращения губернатор Виргинии посовещался с капитанами двух военных кораблей, какие меры для этого можно предпринять. Решили, что губернатор наймет два небольших судна, которые будут следить, в каких заливах и бухточках останавливаются корабли Черной Бороды. Договорились также, что команды этих кораблей будут укомплектованы матросами с военных кораблей, а командиром назначен лейтенант Мэйнард, опытный и решительный офицер. Когда суда были готовы к отплытию, губернатор собрал ассамблею, на которой было решено издать прокламацию, обещавшую большое вознаграждение тому, кто в течение года захватит или уничтожит какого-либо пирата.

17 ноября 1717 года Мэйнард покинул реку Джеймса в поисках Черной Бороды и вечером 21-го увидел его судно. Эта операция готовилась со всей возможной быстротой и секретностью. Ни одному судну не разрешалось выходить в море, чтобы не допустить утечки информации, и в свою очередь были приняты все меры, чтобы обнаружить местоположение пирата. Его сиятельство губернатор Бермуд и его секретарь, получив эту информацию, повели себя следующим образом. Секретарь написал Черной Бороде письмо, в котором уведомил его, что послал к нему четырех человек, которых сумел отыскать в городе или его окрестностях, и просил быть начеку. Эти люди посланы из Бат-тауна туда, где стоял Черная Борода, примерно в восьмистах километрах отсюда.

Закаленный и энергичный пират, часто получавший ложные сведения, почти не обратил внимания на это сообщение и не пытался убедиться в его точности, пока не увидел шлюпы, посланные для его захвата. Хотя у него на борту находилось всего лишь двадцать матросов, он приготовился дать бой. Лейтенант Мэйнард подошел на своем шлюпе к вечеру и отдал якорь, но не решился подойти к стоянке Черной Бороды из-за наступления ночи. Черная Борода всю ночь прокутил с капитаном торгового судна, не обращая внимания на близкую угрозу. И такая отчаянная злоба жила в этом негодяе, что, когда к нему подошел его матрос и задал вопрос: «Знает ли его жена, куда он закопал свои денежки, если с ним случится что-нибудь в бою с двумя шлюпами, которые пришли за ним», он ответил ему так: «Никто, кроме него и дьявола, не знает, где они, и тот, кто проживет дольше, тот их и получит».


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Смерть Черной Бороды


Утром Мэйнард снялся с якоря и направил свое судно в узкий пролив. Подойдя к пирату, он принял на себя огонь. Мэйнард поднял королевский флаг и на всех парусах и веслах устремился прямо на корабль Черной Бороды. Через некоторое время пират сел на мель. То же самое произошло и с королевскими судами. Мэйнард облегчил свой корабль, избавившись от балласта и воды, и направился к судну Черной Бороды. Тот обрушил на него град ругани: «Будьте вы прокляты, негодяи. Откуда вы только взялись и кто вы?» На что лейтенант ответил: «По нашим флагам ты можешь понять, что мы не пираты!» Черная Борода велел ему сесть в лодку и явиться к нему, чтобы он мог увидеть, кто это. Но Мэйнард ответил: «Я не собираюсь попусту терять лодку, я просто возьму тебя на абордаж, подойдя на своем шлюпе». После этого Черная Борода схватил стакан с ромом и произнес: «Я не дам никому пощады и сам не попрошу пощады!» Мэйнард ответил, что не ждет от него пощады, но и его щадить не собирается.

Во время этого диалога пиратский корабль обрел плавучесть, а шлюпы, пустив в ход весла, бросились к нему со всей возможной скоростью. Когда они подошли поближе, пираты дали залп всем бортом. Пушки были заряжены шрапнелью. Двадцать матросов были убиты или ранены. Вскоре корабль Черной Бороды накренился бортом к берегу. Один из шлюпов под названием «Рейнджер» завалился на корму. Но Мэйнард, поняв, что его шлюп вскоре уже подойдет к судну Тича, приказал всем своим матросам спуститься вниз, а сам остался у штурвала вместе с рулевым. Ему он тоже приказал лечь. Таким образом, они остались на палубе вдвоем. Мэйнард велел матросам взять пистолеты, вооружиться абордажными саблями и шпагами и ждать его команды, а для того, чтобы они могли быстро подняться на палубу, к люкам были приставлены две лестницы. Когда королевский шлюп прижался ботом к пирату, на его палубу полетели коробки из-под пороха, набитые шрапнелью и кусками свинца и железа с зажженными фитилями. Но к счастью, они причинили мало вреда, поскольку матросы спрятались в трюме, хотя обычно такие заряды сметали на своем пути все живое. Черная Борода, увидев, что на палубе шлюпа никого нет, крикнул своим, что все враги погибли, за исключением трех или четырех человек; «поэтому, – заорал он, – запрыгиваем на борт и режем на куски всех, кто остался в живых».

После этого, прячась в дыму, который повалил из взорвавшегося ящика, Черная Борода и четырнадцать его матросов прыгнули на палубу. Их не было видно, пока не рассеялся дым. По сигналу Мэйнарда его люди немедленно выскочили на палубу. Черная Борода и лейтенант обменялись выстрелами, и Черная Борода был ранен. После этого они стали драться на саблях. Сабля лейтенанта сломалась, но, к счастью, в этот момент один из матросов нанес пирату ужасную рану в шею и горло. Последовала отчаянная и кровавая стычка. Лейтенант Мэйнард и его двенадцать матросов дрались с Черной Бородой и его четырнадцатью пиратами. Море вокруг судна обагрилось кровью; обе стороны продемонстрировали необычайную храбрость. И хотя пират был ранен первым же выстрелом Мэйнарда, хотя он получил двадцать резаных ран и столько же огнестрельных, сражался он с отчаянным мужеством, пока, наконец, взводя курок пистолета, не упал замертво. К этому времени восемь его матросов были убиты, а остальные ранены и просили пощады. И они ее получили, поскольку их предводитель был убит. Второй шлюп атаковал пиратов, оставшихся на других судах, и они тоже вскоре запросили пощады. Но каково же было отчаяние Черной Бороды, если, не имея шансов спастись бегством, он поставил у двери крюйт-камеры негра с зажженным фитилем, приказав ему взорвать корабль, когда королевские матросы пойдут на абордаж, чтобы уничтожить и своих и чужих. Однако бортовой залп в начале сражения, оказавшийся таким неудачным для нападавших, предотвратил этот запланированный взрыв.

Мэйнард отсек голову пирата от туловища, подвесил ее на конец бушприта и направился в Бат-таун, чтобы передать своих раненых матросов в руки врачей. На пиратском шлюпе было найдено несколько писем и других бумаг, которые Черная Борода, несомненно, уничтожил бы еще до начала сражения, если бы не намеревался взорвать корабль при взятии. В них раскрывалась все подлая связь почтенного губернатора Бермуд и его честного секретаря, с одной стороны, и с другой – пресловутого пирата, понесшего за свои преступления заслуженное наказание.

Вернувшись в Бат-таун, Мэйнард храбро явился к губернатору и забрал у него шестьдесят бочек сахара, а у его секретаря – двадцать бочек.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Голова Черной Бороды на конце бушприта


Как только его люди излечились от ран, он направился в Виргинию вместе с головой Черной Бороды, которая все еще висела на бушприте в качестве трофея его победы, к великой радости всего населения. Пленные пираты были осуждены, приговорены и казнены. Так была уничтожена вся команда этого дьявольского злодея, кроме двух человек. Один из них был снят с торгового судна буквально за день до сражения, в котором он получил не менее семидесяти ранений. Все они были залечены. Другого звали Израэль Хэндс. Он служил штурманом на «Мести королевы Анны». Его взяли в Бат-тауне, ибо он был ранен во время одного из диких припадков ярости у Черной Бороды. Однажды ночью в своей каюте во время попойки с Хэндсом, лоцманом и еще одним человеком Тич ни с того ни с сего схватил пару пистолетов и взвел под столом их курки. Тот человек заметил это и вышел на палубу, оставив в каюте капитана, Хэндса и лоцмана. Приготовив пистолеты к стрельбе, пират затушил свечу и, скрестив руки, выстрелил по своим собутыльникам. Один пистолет дал осечку, но вторым Хэндс был ранен в колено. Когда Тича спросили, зачем он это сделал, он ответил: «Если кого-нибудь из них не убивать время от времени, то они скоро забудут, кто я такой». Хэндс был впоследствии осужден и приговорен, но как раз перед его казнью прибыл корабль с известием, что его величество продляет срок помилования, и Хэндс избежал жестокой и позорной смерти.

В пиратском содружестве злодейство ценилось превыше всего на свете. На людей, способных совершать злодейские поступки, смотрели с завистью, как на людей исключительной смелости. Такой человек обычно получал какой-нибудь командный пост, ибо пираты считали, что если человек наделен мужеством, значит, это великий человек. Герой, которого мы описываем, был наделен исключительной храбростью, а некоторые его выходки и проявления злобы были настолько экстравагантны, что, казалось, он хотел заставить своих людей поверить, будто является воплощением самого дьявола. Будучи однажды в открытом море и слегка окосев от выпитого, он сказал: «Давайте устроим на судне ад и посмотрим, сколько времени мы сможем это выдержать». Он и еще двое или трое спустились в трюм, наполнили несколько горшков серой и другими горючими веществами и подожгли их. Они находились там до тех пор, пока почти совсем не задохнулись. Несколько матросов закричали, что им нужен воздух, тогда Черная Борода открыл люки и был весьма доволен, что продержался дольше всех. Люди из его команды, которых захватывали в плен живыми, рассказывали историю, которая может показаться невероятной. Однажды в походе они заметили, что на борту находится один лишний человек. Его видели в течение нескольких дней то внизу, то на палубе, но никто точно не мог сказать, кто он и откуда, но оттого, что он исчез перед тем, как их тряхнуло, как во время кораблекрушения, им стало казаться, что это был сам дьявол.

Кто-то может подумать, что этот случай мог толкнуть их на путь исправления, но такая концентрация негодяев в одном месте и непрерывная череда попоек этому никак не способствовали. В судовом журнале Черной Бороды обнаружили несколько записей, сделанных его рукой. «Что за день, ром весь кончился – наша компания, похоже, трезва, – чертово смятение охватило всех нас – мошенники что-то замышляют – много болтовни о том, чтобы разделиться. Я страстно желаю добычи; что за денек, взяли одного – на борту море выпивки, – все разгорячились, чертовски разгорячились, затем все стало на свои места».

Мы завершаем свое повествование о жизни этого исключительного человека объяснением, почему же его все-таки называли Черной Бородой. Это имя он взял из-за длинной черной бороды, закрывавшей все его лицо, которая внушала всей Америке такой ужас, которого она не испытывала ни от одной кометы. Он привык вплетать в бороду короткие ленточки и оборачивать клочки волос вокруг ушей. Во время сражений он носил перевязь с тремя лямками, на которых висели пистолеты. Он втыкал зажженные спички под свою шляпу, которые появлялись по обе стороны от его глаз, жестких и диких. От этого его лицо становилось еще более ужасным, чем может представить себе человек. Он и вправду был похож на монстра, а его поступки соответствовали его облику.

Подвиги, арест и казнь капитана Чарльза Вейна

Чарльз Вейн был одним из тех, кто похитил серебро, которое испанцы достали из обломков галеонов, затонувших в заливе Флорида, и пребывал в Провиденсе, когда в этот город с двумя военными кораблями прибыл губернатор Роджерс.

Все пираты, которые находились тогда в этой колонии негодяев, сдались губернатору и получили свидетельства о помиловании, за исключением капитана Вейна и его команды, которые, увидев входящие в бухту военные корабли, выбрали якорную цепь, подожгли стоявший в гавани захваченный ими корабль и вышли из нее под развевающимся пиратским флагом, обстреляв при этом один из военных кораблей.

Спустя два дня они встретили шлюп, принадлежавший Барбадосу, который они захватили и стали использовать в своих целях, разместив на борту двадцать пять матросов под командованием некоего Йитса. Через пару дней они наткнулись на маленькое судно, занимавшееся контрабандой, с изрядным количеством пиастров на борту, которое шло в Провиденс, и прихватили его с собой. На этих двух шлюпах Вейн подошел к маленькому острову, где пираты очистили корпус своего корабля, поделили добычу и предались кутежам и пьянству.

В конце мая 1718 года Вейн со своей командой отплыл за провизией на Подветренные острова. По пути они встретили испанский шлюп, шедший из Пуэрто-Рико в Гавану, который они сожгли, посадили испанцев в шлюпку и отправили на остров в свете пламени горящего судна. Курсируя между Святым Христофором и Ангвилой, они наткнулись на бригантину и шлюп, которые везли как раз то, что им было нужно. Перегрузив на свое судно провизию, они отправились в море.

Через некоторое время, двигаясь на север по пути, по которому когда-то английские корабли ходили в американские колонии, они захватили несколько кораблей и судов, забрали с них то, что посчитали нужным, и отпустили.

В конце августа Йитс вместе со своим спутником отплыли от берегов Южной Каролины и захватили корабль, который шел из Ипсича и вез кампешевое дерево. Решив, что этот корабль им пригодится, они приказали своим пленникам выбросить весь груз за борт, но, когда половина его была уже за бортом, они вдруг передумали и, заявив, что корабль им не нужен, вернули его капитану Коггершеллу и позволили ему следовать своим курсом. В этом походе пираты захватили несколько больших и малых судов, а именно: шлюп из Барбадоса, судно из Антигуа, шлюп, принадлежавший Кюрасао, и большую бригантину из Гвинеи, на борту которой находилось девяносто негров. Все эти корабли пираты разграбили и отпустили, перевезя негров с бригантины на судно Йитса.

Капитан Вейн не испытывал уважения к своему товарищу и относился к нему и его команде свысока, рассматривая их судно как тендер для своего. Это вызывало их недовольство, поскольку они считали себя хорошими пиратами и большими злодеями. Поэтому они сговорились при первой же возможности от него сбежать и попросить у его величества помилования или же начать свое дело, что, по их мнению, было более почетным делом, чем прислуживание Вейну. Дело осложнялось тем, что на борту у них находилось гораздо больше негров, чем матросов, которые должны были за ними присматривать. Поэтому пираты решили на какое-то время подавить свое возмущение.

Через пару дней, когда шлюпы стояли на якоре, Йитс поднял якорь и расправил паруса, направляясь к берегу. Увидев это, Вейн тоже поднял паруса и погнался за своим подельником. У бригантины Вейна ход был лучше, и он непременно догнал бы Йитса, будь этот путь подлиннее, но, как только Йитс миновал отмель, а Вейн оказался на расстоянии выстрела, он дал залп всем бортом по старому другу и был таков.

Йитс вошел в реку Норт-Эддисто, протекающую примерно в десяти лье к югу от Чарльстона, и отправил послание губернатору с просьбой оказать ему и его товарищам содействие в получении помилования его величества с обещанием, что они сдадутся на его милость со шлюпами и неграми. Их просьба была удовлетворена, и они получили помилование, после чего возвратили капитану Томпсону всех захваченных у него негров.

Вейн некоторое время курсировал за отмелью, надеясь перехватить Йитса, когда он снова выйдет в море, но тот так и не появился. Тогда Вейн захватил два корабля, которые шли из Чарльстона в Англию. Это случилось как раз тогда, когда были снаряжены и вооружены два шлюпа для поимки пиратского корабля, который, по сведениям губернатора, занимался на реке Кейп-Фиер кренгованием. Полковник Рет, командовавший этими шлюпами, повстречал один из кораблей, которые были ограблены Вейном и возвращались мимо отмели, собираясь восполнить понесенные потери. С этого корабля полковнику сообщили о нападении Вейна и о том, что несколько матросов, побывавших пленниками на борту его корабля, слышали, будто он собирается встать на очистку в одной из рек, текущих южнее. Полковник отказался от своего первоначального плана и вместо того, чтобы идти на север и захватить пирата, занимавшегося на реке Кейп-Фиер кренгованием, двинулся на юг за Вейном, который, как выяснилось, отдавал свои приказы с целью пустить по ложному следу любые посланные за ним силы. Сам же он направился на север, чтобы оторваться от преследователей. Переговоры полковника Рета с этим кораблем закончились неудачей, поскольку они увели его с пути, который в любом случае вывел бы его и на Вейна, и на пирата, за которым он охотился, и он смог бы уничтожить их обоих. А так полковник, выбрав не тот путь, потерял возможность встречи с пиратом. И если бы тот не был настолько глуп, чтобы целых шесть недель стоять на Кейп-Фиер, то Рет потерял бы эту возможность навсегда. Обшарив все речушки и заливчики, он нашел-таки своего первого пирата, дал ему бой и захватил в плен.

Капитан Вейн зашел в залив, расположенный севернее, где встретил капитана Тича, то бишь Черную Бороду, и поприветствовал его (когда узнал, что это он) залпом своих больших пушек, заряженных картечью. Таков был пиратский обычай – палить при встрече из пушек, хотя корабли находились далеко друг от друга. Черная Борода ответил тем же, и несколько дней они обменивались любезностями, пока Вейн в начале октября не ушел на север.

23 октября недалеко от Лонг-Айленда он захватил небольшую бригантину, шедшую из Ямайки в Салем в Новой Англии, а за ней – маленький шлюп. Обыскав бригантину, он отпустил ее. Оттуда пираты решили пройти между мысами Мейз и Николас, где провели некоторое время. До конца ноября они не увидели ни одного корабля. Затем им повстречалось одинокое судно. Они ожидали, что, увидев их черный флаг, оно тут же спустит паруса, но вместо этого корабль дал залп всем бортом и поднял французский военно-морской флаг. Вейн решил, что, пожалуй, ему больше нечего сказать, развернулся по ветру и устремился прочь от француза. Однако месье, решив узнать поближе, кто это, рванул за ними на всех парусах. Во время этой погони мнения пиратов о том, что делать дальше, разделились. Вейн, как капитан, выступил за скорейший уход, утверждая, что военный корабль был им не по зубам, однако некий Джон Рекем, старший рулевой, имевший авторитет среди матросов, выступил в защиту противоположного мнения и выразился в том смысле, что, «хотя у французов больше пушек и всякого металла на борту, их можно взять на абордаж, а там уж пусть повезет тем парням, которые лучше». Рекема поддержали другие, и большинство пиратов выступило за абордаж, но Вейн настаивал, «что это слишком поспешное и рискованное предприятие, ведь военный корабль выглядит вдвое мощнее и сможет потопить их бригантину еще до того, как она сможет подойти для абордажа». Старший помощник, некий Роберт Дил, и еще около пятнадцати человек поддержали мнение Вейна, зато остальные были на стороне старшего рулевого. В конце концов, капитан использовал свое право принимать решение в спорной ситуации, которое в подобном случае является абсолютным и непререкаемым, то есть капитан имеет абсолютное право принимать решения относительно боя, погони или ухода от погони; по всем остальным вопросам капитан руководствуется мнением большинства. Таким образом, бригантина, как говорится, смазала пятки и оторвалась от француза.

На следующий день поведение капитана было подвергнуто осуждению. Было проведено голосование, и принятое решение принизило его честь и достоинство, ибо его назвали трусом, лишили командования и исключили из компании, заклеймив позором вместе с теми, кто поддержал его во время обсуждения, стоит ли брать на абордаж французский военный корабль. Им предоставили небольшой шлюп, чтобы они могли сами о себе позаботиться, и, снабдив достаточным количеством провианта и оружия, отправили прочь.

Капитаном бригантины вместо Вейна выбрали Джона Рекема, и он отправился к Карибским островам, где мы его и оставим, а сами закончим рассказ о Чарльзе Вейне.

Пока шлюп шел в Гондурасский залив, Вейн и его команда, как смогли, привели его в надлежащий вид, который соответствовал требованиям их ремесла. Два или три дня они курсировали недалеко от северо-западной оконечности Ямайки, а затем захватили шлюп и еще два местных суденышка, все матросы которых перешли к ним на службу, оставив себе шлюп и назначив капитаном Роберта Дила.

16 декабря оба шлюпа вошли в залив, где обнаружили судно, стоявшее на якоре. Оно называлось «Жемчужина Ямайки» и, увидев их, подняло паруса. Но пиратские шлюпы прошли рядом с Роулендом и, не поднимая флагов, дали один или два выстрела из пушек. Только после этого они подняли черные флаги и дали по три залпа каждый. «Жемчужина Ямайки» спустила паруса, и пираты захватили его и отвели к островку под названием Барначо, где поставили на очистку. По пути они встретили шлюп с Ямайки, шедший в залив, и тоже его захватили.

В феврале Вейн вышел в поход с Барначо, но через несколько дней на его суда обрушился мощный ураган, который разбросал корабли в разные стороны. Через два дня бедствия их шлюп выбросило на маленький необитаемый остров рядом с Гондурасским заливом. Корабль разбился вдребезги, и большинство пиратов погибли. Сам Вейн спасся, но находился в бедственном положении, не имея самого необходимого и возможности достать хоть что-нибудь из обломков. Он прожил здесь несколько недель. Ему помогали рыбаки, которые часто посещали этот остров на маленьких суденышках, чтобы ловить рыбу и морских черепах.

Когда Вейн находился на этом островке, туда за водой зашел корабль с Ямайки, капитан которого, некий Холфорд, старый буканьер, хорошо знал Вейна. Вейн понял, что у него появилась возможность покинуть остров, и решил наняться в команду к своему старому другу. Но Холфорд решительно отказал ему, заявив: «Чарльз, я возьму тебя на свой корабль только в качестве пленника, поскольку знаю, что ты сговоришься с моими людьми, стукнешь меня по голове и удерешь на моем корабле, чтобы пиратствовать дальше». Вейн протестовал как мог и клялся честью, но капитан Холфорд, похоже, слишком хорошо его знал, чтобы полагаться на его слова или клятвы. Он подумал: «Вейн легко мог бы выбраться отсюда, если бы захотел», а вслух сказал: «Я иду в залив, вернусь через месяц и если найду тебя здесь, то отвезу на Ямайку, где тебя повесят». – «Как мне уйти отсюда?» – спросил Вейн. «Разве на пляже нет рыбачьих плоскодонок? Разве ты не можешь взять одну из них?» – «Ты что, хочешь, чтобы я украл плоскодонку?» – «А тебе что, совесть не позволяет украсть плоскодонку? – спросил Холфорд. – Тебе, грабителю и пирату, который спокойно захватывал корабли и грузы и грабил всех, кто попадался тебе на пути! Оставайся здесь, если ты такой привередливый» – и ушел, бросив его обдумывать свою судьбу.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Капитан Холфорд арестовывает Вейна


После ухода капитана Холфорда к острову за водой подошел еще один корабль. Никто из его команды не знал Вейна, и он легко выдал себя за другого человека и отправился на этом судне в плавание. Кто-то может подумать, что теперь Вейн был в безопасности и, скорее всего, сумеет уйти от наказания за свои преступления, но в дело часто вмешивается случайность, которая рушит все. Холфорд, возвращаясь из залива, встретил этот корабль. Капитаны, будучи хорошими знакомыми, решили отобедать вместе. Холфорда пригласили на борт. Проходя к каюте, он бросил взгляд в трюм и увидел Чарльза Вейна, занятого работой. Холфорд немедленно обратился к капитану: «Ты знаешь, кого ты взял к себе на борт?» – «А что, – ответил тот, – я нанял матроса на острове, он упал в море с торгового шлюпа. Он, похоже, работящий малый». – «Послушай меня, – сказал капитан Холфорд, – это не кто иной, как пират Вейн». – «Если это так, – воскликнул капитан, – то он мне не нужен». – «Так в чем же дело? – сказал Холфорд. – Я заберу его к себе на корабль и сдам властям на Ямайке». Вернувшись на свой корабль, капитан Холфорд послал лодку с вооруженным старшим помощником, который, подойдя к Вейну с пистолетом, объявил ему, что он арестован. Никто за него не вступился, и Вейн был доставлен на судно Холфорда и закован в железо. Прибыв на Ямайку, капитан передал своего старого знакомого в руки правосудия, и тот был осужден, приговорен и казнен, как это случилось чуть раньше с его товарищем Робертом Дилом, которого доставил туда же один из военных кораблей. Из этого видно, как мало стоит старая дружба, когда человек лишен былой власти, которая поддерживала его и наводила на других ужас.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пираты Вест-Индии

Рассказ об их бесчинствах, образе жизни и т. д., а также отчеты эскадры, действовавшей в тех морях под командованием коммодора Портера, повествование о победе и гибели лейтенанта Аллена, интересный рассказ капитана Линкольна и т. п.


Неисчислимые группы островков, отмелей и песчаных банок, которые известны под названием Вест-Индия, по своей форме и местоположению особенно удобны для пиратов и являются их любимым убежищем. Многие из островов представляют собой коралловые рифы, на которых тянутся вверх кроны кокосовых пальм, а там, где в расщелинах между скал достаточно земли для растений, видны низкорослые кустарники. Но главной особенностью некоторых островов, которая делает их привлекательными для частых посещений пиратов, является множество пещер в скалах. Некоторые из них располагаются выше верхней отметки прилива, но большинство расположено так, что вода заходит и выходит из них, иногда сплошным потоком заполняя глубокие озера, которые отделяются друг от друга при отливе. Вряд ли стоит объяснять, насколько удобны высокие и сухие пещеры в качестве хранилищ награбленного добра, которое надо спрятать, пока не представится возможность его продать. Сами по себе Багамские острова представляют собой группу островов, рифов и отмелей, числом несколько сотен. С давних времен они были главным прибежищем пиратов, но теперь они им не принадлежат. Эти острова низки, не имеют возвышенностей и тянутся на шестьсот миль. В них много проливов замысловатой формы, заполненных подводными скалами и коралловыми рифами, которые создавали надежное убежище для головорезов. На других островах тянутся горные цепи, где можно скрыться от любой погони. Низкие берега многих островов покрыты мангровыми зарослями, а одиночные деревья, пустившие свежие корни, достигают в зрелом возрасте полутора-двух метров в высоту. У них толстые и жесткие листья около двадцати сантиметров в длину и двадцати пяти – в ширину. Пространство между корнями позволяет быстро спрятаться от погони. Еще одним важным обстоятельством было то, что острова принадлежали нескольким странам, так что во время погони пираты могли перемещаться с одного острова на другой, находящийся под юрисдикцией иной державы. А поскольку для выдачи беглеца требовалось получить разрешение властей, у него было время надежно укрыться. Тропический климат весьма способствовал разгульному образу жизни, пьянству и разврату. Распутных женщин и спиртного здесь имелось в изобилии, и они вознаграждали пирата в часы отдыха, так что этот регион был идеальным местом для преступников.

Команды пиратских кораблей в этих морях состояли в основном из испанцев, португальцев, французов, мулатов, негров и немногих выходцев из других стран. Остров Куба и сейчас является большим пиратским гнездом, а в Гаване к морским разбойникам относятся столь же терпимо, как и к людям любой другой профессии. За год в этих морях совершалось более пятидесяти пиратских нападений. Мы расскажем лишь о некоторых, самых интересных.


Пираты. Рассказы о знаменитых разбойниках

Пиратский корабль топит торговое судно


Утром 8 ноября 1821 года бриг «Кобессеконте» под командованием капитана Джексона вышел из Гаваны в Бостон, а вечером того же дня в четырех милях от Моро встретился с пиратским шлюпом, на котором было тридцать матросов. К бригу подошла лодка с десятью пиратами, и, как только они ступили на палубу, начался грабеж. Они забрали почти всю одежду у капитана и старшего помощника, всю кухонную утварь и запасной такелаж, перерезали малый якорный канат, разбили компасы, порезали на куски мачтовые брюканцы, отняли у капитана часы и четыре коробки сигар, из груза вытащили три тюка кошенили и шесть коробок сигар. Они нещадно избили старшего помощника и привязали его за шею к грот-мачте. Они также жестоко избили капитана, сломали о его спину широкую саблю и полоснули ножом по бедру, так что он чуть было не умер от потери крови. За день до нападения капитан Джексон видел этот шлюп в Регле.

Капитан Джексон и другие люди из Гаваны поведали нам, что подобные пиратские действия открыто поддерживаются некоторыми жителями этих мест, которые заявляют, что это возмездие американцам за то, что они мешают их торговле рабами.

Приблизительно в это время корабль «Ливерпульский пакетбот» под командованием капитана Рикера из Портсмута, штат Нью-Гэмпшир, недалеко от мыса Святого Антонио на Кубе был взят на абордаж двумя пиратскими шхунами. Две баржи с тридцатью – сорока матросами унесли с судна все, что можно было сдвинуть с места, даже флаги, такелаж и лодку, которая находилась на плаву и в которой сидел мальчик с этого корабля. Отведя судно на якорную стоянку, они стали совещаться, стоит ли им перебить команду, как они поступали обычно, или оставить моряков в живых. Встав на якорь, команда увидела проплывающий мимо бриг, сожженный до самой ватерлинии, и три тела, плавающие рядом. Пираты заявили, что они сожгли этот бриг вчера, убили всю команду и намерены сделать то же самое и с ними. Они сказали: «Взгляните на этих черепах (имея в виду мертвецов) – вы скоро будете такими же». Говорят, что это судно было балтиморским бригом. Как уже было сказано, пираты ограбили и сожгли его и перебили всю команду. Капитан Рикер был жестоко избит, а привязанный за шею старший помощник, которого все уже считали мертвым, пришел в себя и здравствует и поныне. Пираты сказали капитану, что раз они из Реглы, то их обоих следует убить, чтобы избежать разоблачения.

В 1822 году Соединенные Штаты держали несколько крейсеров в районе Вест-Индских островов, чтобы контролировать действия пиратов. Ими было сделано много полезного; тем не менее торговые суда по-прежнему подвергаются нападению и уничтожаются вместе с экипажами. В этом году от рук пиратов погиб отважный лейтенант Аллен. Он был капитаном американской шхуны «Аллигатор» и однажды в Матансасе получил сведения о том, что несколько судов, следовавших из этого порта, были захвачены пиратами и отведены в бухту Лехуапо. Он поспешил им на помощь. Он прибыл как раз вовремя и успел спасти пять парусников, находившихся в руках пиратов, которых было триста человек. Они обосновались в бухте Лехуапо, расположенной примерно в пятнадцати милях к востоку от Матансаса. Он пал, сраженный двумя мушкетными пулями на виду у множества лодок, атаковавших главное судно пиратов, прекрасную шхуну водоизмещением около восьмидесяти тонн, с длинноствольным восемнадцатифунтовым орудием на поворотном механизме и четырьмя меньшими пушками, а также кроваво-красным флагом, прибитым к мачте. Капитан Фриман, командир отряда морской пехоты, и двенадцать его подчиненных сели в лодку, ушли далеко вперед и захватили пиратскую шхуну, сломив отчаянное сопротивления разбойников, проявив в бою невиданную храбрость. Пираты, все кроме одного, бросились к своим лодкам или попрыгали за борт прежде, чем к ним приблизилась шлюпка с «Аллигатора». Еще две шхуны ушли на веслах, поскольку ветер был слаб.

Капитан Аллен прожил еще около четырех часов, продемонстрировав невиданное хладнокровие и твердость рассудка, а также спокойствие перед лицом смерти, которое делало ему честь. Это утешало его друзей сильнее, чем беспримерное мужество, проявленное им во время боя.

Хирург «Аллигатора» писал другу: «Он продолжал отдавать команды и вести беседу с мистером Дейлом и с нами почти до самой последней минуты своей жизни, с бодростью, которую трудно ожидать от человека в его состоянии. Он сказал, что желает, чтобы его близкие и его страна знали, что он дрался достойно, и добавил, что умирает в согласии с этим миром и надеется на вознаграждение в мире ином».

Мало кто мог сравниться на службе с лейтенантом Алленом. Он был горячо предан интересам своей страны, храбр, умен и искусен в своей профессии. Живя и умирая, он проявил величие, озарившее ярким светом его родственников, друзей и его страну.

Приблизительно в то же самое время