Book: Мой второй шанс на жизнь



Садовая Вера: другие произведения.

Мой второй шанс на жизнь

Журнал "Самиздат":

[

Регистрация

]

[

Найти

] [

Рейтинги

] [

Обсуждения

] [

Новинки

] [

Обзоры

] [

Помощь

]



Комментарии: 75, последний от 16/03/2016.

© Copyright Садовая Вера ([email protected])

Размещен: 23/02/2016, изменен: 15/03/2016. 112k. Статистика.

Глава: Приключения, Фэнтези, Любовный роман


Оценка:

8.75*18

Ваша оценка:

не читать

очень плохо

плохо

посредственно

терпимо

не читал

нормально

хорошая книга

отличная книга

великолепно

шедевр


Аннотация:


Мой второй шанс на жизнь
Я - Лера после смерти попадаю в магический мир, в тело ведьмы и адептки из Академии Анкара. Я потрясена и напугана. Выбора у меня всего два: либо приспособиться, либо умереть. Я выбрала жизнь. Но, что делать, когда единственная кто знает, кто я есть на самом деле, начинает подозревать меня в черных делах, творящихся в Академии? Я буду сильной, сделаю глубокий вдох и начну своё расследование. Ведь это мой второй шанс на жизнь.



Мой второй шанс на жизнь

   Пролог

  Тяжёлое рванное дыхание вырывается из моих лёгких, разгорячённая кожа пульсирует в такт с бешенно бьющимся пульсом - я бегу на пределе своих сил, но этого явно не достаточно, чтобы оторваться от них. Сзади слышу треск сухих веток под их ногами, ускоряю бег, мышцы ног дрожат от напряжения. Отчаяние прорывается тихим всхлипом. Теперь понимаю как чувствует себя загнанный, раненный зверь, которого окружили охотники.

  Я бегу в лесу, спотыкаясь и поскальзываясь, под ногами то и дело попадаются прогнившие коряги, ямки, корни торчащие из под земли. Низко растущие ветки больно бьют по лицу, я не всегда успеваю закрыться руками, но это ни что, по сравнению с тем, что со мной сделают если поймают.

  - Стой сука, поймаю хуже будет! - донёсся до меня злобный окрик.

  Я только сильнее сжимаю зубы и глотаю горькую слюну. Как долго я ещё протяну? - панически задаюсь вопросом, - это не может долго продолжаться, я на последнем издыхании. Я и бегу до сих пор благодаря шипящему в крови адреналину. Стоит остановиться, и я живой труп. Скрыться негде, рядом не пещер, ни нор, ни каких других убежищ. На дерево залезть? Не знаю, смогу ли? Нет. Это плохой вариант. С дерева меня спустят только так, даже пискнуть не успею. Что делать? Куда податься? Где искать спасения? Ответов не было, была лишь паника еле мною сдерживаемая. Если сейчас ей поддамся, уверенна, что это плохо кончится для меня.

  Буквально в сантиметре от моей головы пролетел не большой камень, я вздрогнула. Один раз они попали мне в спину и два раза в поясницу, было больно, но я не остановилась. Я бегу, бегу делая вдохи и выдохи как на физкультуре, а в душе бушует огонь ненависти к этим ублюдкам. За всю свою девятнадцатилетнюю жизнь я никогда и никого так сильно не ненавидела, как его. Маминого хахаля. Этого гребенного извращенца и наркомана. Я ненавижу его до скрежета зубов, так сильно и неистово, что обладай я хоть какой-нибудь магией он лишь от одного моего взгляда превратился бы в головешку. Ненавижу и боюсь до дрожи в коленках, до потных рук, до болезненной пульсации в висках. Иногда лежа ночью в кровати я раз за разом представляла как бью ему рожу, до крови до хруста костей, пинаю ногами, и отрезаю его вонючие причиндалы.

  Я испуганно вскрикнула, боль пронзила кожу голову. Обернулась и с ужасом увидела свою золотистую прядь запутавшуюся в ветке дерева. Дёргаюсь со всей силы и по ощущениям я оставила на ветке кусочек скальпа. Провела рукой по пульсирующей части головы, посмотрела на дрожащие руки, крови не было. И тут сзади плечо сдавила стальная хватка, мужские пальцы впились в кожу. Разворот и я со всей дури царапаю потное лицо Александра Игоревича, мужа Натальи Антоновны, маминой подруги детства. Он взревел и моё лицо пронзила обжигающая пощёчина, голова дёрнулась в сторону, а из глаз посыпались искры. Лицо в кровавых бороздах исказила злоба. Я падаю на спину и тут же откатываюсь в сторону, потому что он падает на то место где секунду назад лежала я.

  - Вставай, ну вставай же, - хриплю я себе. Тело слабое, непослушное.

  Встаю и бегу, ноги подкашиваются, падаю на четвереньки. Снова встаю и продолжаю бежать, но уже не так быстро. Сзади слышу отборный мат и угрозы, что со мной сделают когда догонят. Меня трясёт, из горла вырываются хрипы, глаза заволокла пелена слез. Нужно бежать.

  "Беги Лера, Беги" - мысленно ору я. Но силы на исходе, спотыкаться начинаю чаще. " Помогите, кто-нибудь, - взмолилась безмолвно.

  Я спотыкаюсь об корень и на скорости лечу на дно оврага, по колючим кустам ежевики раздирая одежду и кожу в кровь. От резкой боли кричу и сжимаю руками голову и волосы. Острые колючки жадно впиваются в тело, разрывают кожу в кровавые ранки и тонкие рванные бороздки. Из глаз брызнули слезы смешиваясь с кровью и потом.

  Корчась и подвывая поднимаюсь. Сверху слышится издевательский хохот.

  "Козлы! Уроды!" - воплю мысленно. - "Твари. НЕНАВИЖУ!!!"

  Злость придаёт немного сил и я раздирая руки об сухую землю карабкаюсь на верх с другой стороны. Ногтями впиваюсь в землю, но боли так много, что лишняя боль как капля в море. Колючки застрявшие в теле болезненно карябуются, я морщусь, но продолжаю карабкаться. Пот стекающий неприятно жжёт ранки.

  "Хочу к папе" - неожиданно пронеслась жалобная мысль. Я встряхнулась, - папа мёртв".

  - Не плакать. Не плакать. - Шепчу себе под нос, но слезы все ровно капают стекая по лицу и падают на землю.

  До верха оврага я добралась быстро и обернувшись застонала. Они уже поднимались за мной. Бежать. Бежать. Как можно быстрее. Не оборачиваясь поняла, что меня догоняют, а также с паникой поняла, что обязательно догонят.

  В который раз я мысленно дала себе пинка, если бы я не пошла сегодня в обед с женщинами в горы, а потом также пешком обратно, я смогла бы сейчас оторваться от погони. Но три часа туда и столько же обратно, без отдыха, лишь быстрый перекус, фотографии и снова в путь. В лагере я не успела ни перекусить, ни помыться, ничего не успела. Как только мы вошли в лагерь меня позвал Александр Игоревич, он хотел о чем-то поговорить и я не заподозрившая ничего плохого пошла за ним к отдалённой от лагеря беседке. За те пять дней, что мы здесь отдыхали я не заметила к себе пристального внимания от отчима, и чуть-чуть расслабилась, хотя это наоборот должно было меня насторожить. Алесандр Игоревич показался мне добрым и заботливым мужем. Он постоянно находился не далеко от жены, они смеялись, целовались и я думала они влюблены. В беседке был отчим и увидев его я развернулась бежать в толпу, но муж Натальи скрутил мне руки и нагло полез мне под футболку. Я сильно испугалась и хорошо понимала, что мне не одолеть двоих. Но мне повезло к нам направилась тётя Оля его сестра, хоть она и не дошла перехваченная незнакомкой, но этого хватило, чтобы укусить ладонь сжимавшую мой рот, вырваться из чуть ослабившей хватки и на всех порах ринуться в лес. Почему побежала в лес, а не к людям, я так и не поняла. Сейчас очень жалела об этом. Сколько я бегаю по лесу, точно не знаю, но по ощущениям не меньше часа.

  Если б я могла я бы убила себя, чем нибудь вскрыла вены, только бы не испытать насилия. Но во мне был слишком силен инстинкт самосохранения, я даже палец не смогу себе надрезать, что уж говорить о большем. Сейчас я больше всего на свете хотела, чтобы случилось чудо и эти два урода споткнулись, ударились головой и потеряли сознание. Или, чтобы прямо сейчас из-за дерева вышел сильный добрый мужчина и избил их до потери пульса. Но никто не появлялся, чтобы спасти меня, а эти твари всё также нагоняют, дабы удовлетворить свои извращённые потребности.

  "Всё больше не могу", - хнычу про себя. - "Нет. Нельзя сдаваться. Ползти, но не сдаваться"

  Неожиданно перед глазами возникли каменные развалины, перед ними в беспорядке разбросанные вросшие в землю булыжники. Знакомые. Словно...

  "Спрятаться! Здесь можно спрятаться" - забилась в голове спасительная мысль.

  Я уверенна, если доберусь, они меня не найдут. Я вспомнила это место, когда-то давно, когда ещё был жив папа, мы были с ним здесь на экскурсии. В развалинах есть углубления и пещеры. Папа тогда долго искал меня спрятавшуюся в одном лазе.

  Я застонала от облегчения! Вот оно моё спасение. Надо только успеть. И я бросилась по камня к развалинам, спотыкаясь и падая на острых камнях. Мне удалось пробежать половину пути, как боль пронзила голову. Они нагнали меня, уже, когда я была уверенна, что почти спаслась. Какая ирония судьбы, - с горечью подумала я. Дёрнули волосы так сильно, что из глаз непроизвольно брызнули слезы. У меня вырвался крик, лицо обожгла пощёчина, а живот взорвался тугой болью. Сгибаюсь пополам, не могу вдохнуть, - как же больно. Пинок и я рыдая упала на четвереньки. Волосы тянут назад, я поднимаю голову и утыкаюсь лицом в пах. Штаны ещё не сняты, он трётся им об моё лицо. Мерзко. Я хочу отвернуться, за что получаю болезненный удар ногой по почкам. Сзади мерзкие руки мнут мою попу, ударяют и снова мнут. УРОДЫ. НЕНАВИЖУУУУ. Я ещё в штанах, надо вырываться. Дрожь сотрясает тело, я дёргаюсь, хочу убежать. Мою голову сдавили между ног, а сзади руки нащупали мою бляшку ремня, и через несколько секунд прохладный вечерний ветер касается моих обнажённых ягодиц. Со всей силой зубами вцепляюсь в ногу удерживающую голову.

  - Ах ты ж ПОСКУДА! - орет Александр Игоревич хватая за волосы.

  - Не трогайте! Не надо! - визжу я.

  - Ори тварь. Ори. - хрипит отчим сзади, - Здесь никто не услышит. А визжать ты будешь намного громче, когда мы всадим тебе.

  - А это сука драная, тебе за лицо... - тяжело дыша шипит Александр Игоревич и коленкой бьёт мне в челюсть. - За ногу по ниже получишь.

  Боль, адская боль пронзает меня, я падаю в черноту. Нет. НЕЕЕТ. Я должна сопротивляться. Только не это... тьма накрыла меня.

  Очнулась лежа на спине полностью раздетая, камни впиваются в тело, а рядом с лицом мужские колени и стоящий член тыкается мне в губы. Отвернуться не получается, мужские руки больно сжимают голову, он стукает меня головой об камень. Я знаю, он хочет, чтобы я открыла рот, не знаю как смогла, но я лишь застонала сквозь сжатые до судорог зубы. Дрожащей рукой шарю по земле, хватаю холодный камень и бью его в висок. Достала! Он падает на меня своим жирным обмякшим телом. Воздух. Нужен воздух. Я задыхаюсь, перед глазами запрыгали чёрные точки. Вдруг становиться легко, я жадно вдыхаю и шатаясь вскакиваю на ноги. В голове одна мысль - добежать до развалин. Полуголый отчим бросает бесчувственное тело друга на камни. В его глазах сверкает лютая злоба.

  "Беги Лера, Беги" - мысленно кричу я себе.

  Ногой обутой в красовок получаю тяжёлый удар в голову. Хруст. Голову пронзает резкая судорожная боль, в глазах помутнело и я чувствую как падаю спиной вперёд на камни. Острая боль пронзает голову, что-то горячее потекло. Кровь? Руки и ноги начиная с пальцев начинают неметь. Холодно.

  Неожиданно перед глазами замелькали слайды моей такой короткой и такой никчёмной жизни.

  Детский плач. Детский заливистый хохот.

  Красивое ангельское лицо светловолосой девчушки, - её голубые глазки сверкают радостью и невинностью. Но у меня они вызывают не умиление, а отчаянную жалость.

  "Мне так жаль" - проносится мысль.

  Любимое и такое родное лицо моего черноволосого, синеглазого отца. На его губах играет любимая кривоватая полуулыбка, глаза смотрят на меня с нежностью и обожанием. Его я любила ВСЕГДА!

  Школьная линейка, - первый раз в первый класс. Беленькие гольфики, пушные банты.

  Выпускной, весёлые друзья и я с лживой улыбкой принимающая алые розы от отчима и мамы. Ненавижу розы!!!

  Больница, и я лежащая под капельницей, вся в синяках и кровоподтёках, а рядом осуждающие взгляды.

  Тёмная комната и отчим пытающийся меня изнасиловать. Не вышло, мать пришла раньше с работы.

  Мама бьющая об меня бутылку от пива.

  Ночь. Холод. И я бредущая по ночной улице в джинсах и футболке. Сбежала из дома.

  Баба Клава соседка через дорогу, пихающая в меня свои румяные пирожки.

  Тело красивой юной светловолосой девушки лежит на серых холодных камнях. Взгляд голубых глаз холодно смотрит в сумеречное небо. Возле головы потоком расползается тёмная влага. В уголках неподвижных глаз блестят капельки слез.

Мой второй шанс на жизнь

  Ночь. Две полосы на снегу тянуться вслед за большими резными санями, которыми управляет нечто с ног до головы укутанное в тёплые меха. Сквозь пургу прорываются то отборные ругательства, то жалобы о несправедливости Всевышних, то ядрёные песнопения. Всё это было сдобрено серебряной флягой, которая частенько подносилась ко рту и снова убиралась за пазуху.

  - Любовь у него видите ли несчастная... - мрачно бормотал мужчина, кутаясь от пронизывающего ветра в лежащую на мостках шкуру когояра. - Я значится страдать туточки на лютом морозе должен как последний трагитор вонючий, а он в тепле свой зад греет.

  Бросив на сани ещё один, но не последний недовольный взгляд, Яток тяжело обречённо выдохнул и получше устроился на здоровенном сидении извозчика, коим он не являлся.

  "Эх, - покачал головой Яток, - день сегодня вот с самого утра не заладился. Как сглазил кто. Да кому оно надобно, - хмыкнул он сам себе противореча. - Печь на рассвете задымила, да так смачно, что весь потолок в его хибаре сажей покрылся. Пока чистил трубу, лестница дурында в сторону повалилась. Три часа на крыше в мороз проторчал, пока проходящий мимо профессор Бут его магией не снял. Позорище! Самое паршивое его любимица раха Липочка лапу сломала, как умудрилась чертовка этакая непонятно, сам ведь лично её вчера в сарай под замок посадил. Да и за компонентами к зельям поехал позже положенного, а ведь профессор Кулик их ещё полгода назад заказал. А они аж с Северных Равнин прибыть должны были. Вчера вызвал его к себе и такую заумную лекцию ему прочёл, как все это важно да нужно. Правда половины он так и не понял, зато кивал усердно. Северги оказалось народец то нетерпеливый, как только их сама земля то терпит? За получасовое опоздание пришлось его брань слушать да извиняться ежечасно. Вспоминать дурно. Брр. Нервишки потрепал знатно, пришлось уговорами уговаривать отдать привезённое. Мерзкий народец эти Северги с его точки зрения, хоть и полезный конечно. А ещё этот мохнатый увалень надрался огненной водки пока он там по свитку все проверял да просчитывал. Закончили поздно уже смеркаться начало. Эх.

  Ветер донёс завывания дараксса, Яток поёжился, нахмурился и снова приложился к фляге с согревающим внутренности настоем. Тут кругом столько зверья опасного водится, а даракссы те вообще без башенные. Вспомнилась вдруг окровавленная тушка оленя самца валявшаяся на дороге. Ещё не сильно стемнело и он углядел пятидесяти сантиметровые отпечатки лап дараксса, а туша свежая была, порок над ней вился. Сердце тогда так вскачь пустилось, настойка родимая успокоиться помогла.

  Снова глотнув из фляги, мужчина встал, поднатужился и двумя руками поднял семи килограммовый кнут с острыми шипами на конце, замахнулся и с силой обрушил на круп дисараби. Кнут соскользнул и зацепился за что-то на земле, мужчину дёрнуло, но он вовремя разжал руки и схватился за край саней.

  - Чуть не утянул за собой, - сдавленно прохрипел он испугавшись и снова потянулся за настойкой.

  Руки его уставшие за два часа, безвольно повисли вдоль тела. Яток уж со счета сбился сколько раз поднимал этот ррархсаров кнут, а тягачам хоть бы хны. Кожа у дисараби толстая меховая, а шипы на конце кнута для них как касание пёрышка в его руках. За кнут с него конечно спросят, но не нырять же ему за ним на скорости в снег?!

  - Ну и гхар с этим кнутом, - решил мужчина переводя дыхание, - не единственный же он у йети? Эх, хороша настойка то. Ммм...

  Мужчину слегка повело, он сел, вытянул вдоль лавки ноги, прикрыл их шкурой и откинулся назад прикрывая глаза. Управлять дисараби без Олефа было практически невозможно, и Яток решил положиться на ум и нюх дисараби и чуток расслабиться.

  В мечтах он уже заходил в тёплое больничное крыло где весело пылает жаркий камин, а суровая мадам Нерти хлопочет над ним и заботливо вливает в рот свою знаменитую настойку ста семи трав.

  -Дааа... - протянул мужчина усмехнувшись, - красота! - Перед глазами всплыл милый сердцу образ золотоволосой, пышно грудой мадам Нерти.

  Погода сегодня выдалась на диво отвратная, мороз пробирал до костей, несмотря на тёплую шубу из борка. Пронизывающий ветер метался как дикий зверь воя и кусаясь. Снег из под копыт дисараби долетающий до помостов, тоже не добавлял Ятоку комфорта. Отбрасывающий сферами приглушённый свет высвечивал скрюченные ветви деревьев и неясные тени. За снежной канителью мужчине иногда казались тёмные подвижные чёрные тени, но как бы он ни всматривался кроме хлопьев снега ничего не видел.

  Совсем рядом послышался вой дараксса, Яток вздрогнул, сел спустив ноги и нахмурившись полез за флягой. Приложился к фляге и тут же грязно ругнулся и в сердцах кинул флягу в снег, о чём немедленно пожалел. Она была сделана из дорогого серебра с вкраплениями из драгоценного чёрного металла япара, - подарок его близкого друга из Империи. Онис преподнёс её в их последнюю дружескую встречу пять лет назад, Яток берег её как зеницу ока. Подарок был дорогим и ценным, в ней никакой напиток не замерзал без какого либо колдовства или заговора. Остановить дисараби он не мог. Он сердито ударил рукой по лавке.



  - Ррахсар бешеный тебе в печень, - прошипел он, бросил колючий взгляд на крытые сани.

  Через мгновение его сердитое лицо, мстительно скривилось. На днях он случайно подглядел как йети Роха прятал от своего предводителя йети Шерра табак под лавку извозчика. Яток решил, что имеет право взять себе шепотку дорогущего табака, других йети не держат, он это точно знал. Мужчина был более чем уверен, что у Олефа тоже имеется запас. Он встал, с силой потянул крышку сиденья и тут же крякнул от натуги. Тяжёлая зараза. А хочется то как, он прям чувствовал, как вдыхает мятный горьковатый табак гор. Сами йети ни с кем не делятся своим табаком, а продают редко, да по такой цене, что Ятоку о нем лишь мечтать приходилось. Он решительно сделал пару вдохов выдохов и схватился за си душку. И тут...

  Сани резко дёрнулись в сторону и рванули вперёд с такой скоростью, что стало тяжело и больно дышать. Грудь мужчины сдавило, в ногах защекотало словно он с горки на пятках едет.

  Судорожно вцепившись в сиденье, Яток недоумевал почему дисараби понесли? На душе стало тревожно, по телу пробежал холодок, никакого отношения к морозу не имея.

  Он прекрасно знал, что если дисараби понесли не обращая внимания на понукания извозчика, это не к добру. Эти звери хорошо чувствуют опасность, а нюх у них не хуже даракссов будет. Так что же случилось? Что они там учуяли опасного?

  Развернулся к дисараби и глаза его заслезились, ветер со снегом накинулся на него вгрызаясь в кожу. Вглядевшись сощуренными глазами в дорогу, у Ятока подогнулись коленки и он со стуком упал на помост. На мчавшихся дисариби кидались чёрные пятна с его рост. Они мельтешили перед их глазами, бросались под копыта, прыгали на круп. Двигались так быстро и беспорядочно, что у мужчины заболели глаза на них смотреть. Они походили на чёрный смерч. Давили на дисараби своим напором и наглостью.

  "Гхар мне в глотку, что это? Никогда до этого Яток ни видел и не слышал о таких пятнах. Что это зло, понять было не трудно. От них волнами исходил леденящий холод, пробирающийся прямиком в душу. Противно. Мерзко. Страшно. Все чувства мужчины кричали об опасности. Внутри все замерло от ужаса.

  Дисараби не выдержали напора мёртвого холода и остановились взвиваясь на дыбы. От панического ржания дисараби закладывало уши. Яток не удержался и кубарем скатился под их круп. Снег смягчил падение, в нескольких сантиметрах от его головы опустилось мощное с заострёнными шипами копыто. Замерев от ужаса Яток не двинул ни одним мускулом, лежал и читал молитвы, но кроме строчки "Я свет, Я верую, Спаси мою душу, Храни мою чистоту" ничего не помнил. Это была молитва девственниц к покровительнице Теоре, которую он слышал из уст своей племянницы. Но, что делать если кроме этих строк на ум ничего не приходило.

  "Может не заметят?" - с надеждой подумал он и тут же услышал шипение возле уха. Яток сглотнул и медленно повернул голову на звук, глаза округлились, с горла вырвался хрип, а тело пронзила холодная дрожь. В опасной близости к нему парила бестелесная темно мутная тень, её чёрные воронки глаз смотрели ему в глаза не отрываясь. Чернота в глазницах твари вращалась с бешеной скоростью, Яток всхлипнул поняв, что она подчиняет его себе, засасывает внутрь бездны. Там не было ни начала ни конца. Чернота пустая, голодная, облизывающаяся.

  Мелькнула мысль попытаться убежать, но пропала также быстро, как и появилась. Он уже ничего не видел кроме тьмы. Она переливалась всеми оттенками черноты, заманивая, обещая, безмолвно истерично смеясь. Бездна не отпускала его, разинула огромную беззубую пасть в оскале.

  - Наарта, - скривилась тень и рывками приблизилась вплотную к телу мужчины. Мгновение и вот она шипя погрузилась в него. Тело дёрнулось в мимолётном сопротивлении, потом застыло, дыхание сбилось. Потом тело неуклюже выползло из под дисараби, встряхнулось и криво поддёргивая губами направилось к саням.

  Г Л А В А 1

  -- Привет! - раздался звонкий девичий голосок. Вздрогнув, я обернулась к смеющейся Валентине, потирая ухо. Она весело чмокнула меня в щеку холодными с мороза губами. Сняла шапку ушанку и её белоснежные кудряшки получив свободу, весело запрыгали по плечам. Голубые глаза весело сверкнули.

  - И тебе привет, - откликнулась я и улыбнулась. Сердце тревожно отбивало ускоренный ритм. - Как каникулы?

  - О, - девушка восхищённо закатила глаза, крутанулась вокруг своей оси и солнечно улыбнулась, показывая ямочки на щеках. - Верина, ты ни за что не угадаешь, что произошло! - Зубами стянула правую варежку и ткнула мне в нос кольцо с круглым зелёным камнем. - Я обручена!

  - Поздравляю! - я широко улыбнулась, обняла её и быстро отступив стала рассматривать кольцо. На золотом ободке красивыми буквами была сделана тонкая надпись: " Свет в моей тьме". Интересно...

  -Эээ... думаю оно старинное, не потеряй его, - сказала я ей.

  Мне кажется я дала подруге дельный совет, ведь зная эту растеряшу, с уверенностью могу сказать, что кольцо ей надо было приклеить к пальцу.

  - Ну тебя, - отмахнулась Валя, подхватила меня под руку и повела к круглому столику. - А как твои каникулы прошли? Виделась с... О Великая мать Теора, это что? Опять новая появилась? Фу. Когояр, да? Или сатра? Я их вечно путаю.

  - Когояр, - ответила Таисия из-за наших спин.

  Мы повернулись: я нервно улыбнулась, а Валентина скривилась.

  - Мерзкая такая, фуууу.

  - Да уж, - хмыкнула Таисия садясь с нами за стол и ставя три тяжёлые кружки с вырезанными на них дараксскими оскалами, - привлекательного в ней и впрямь мало.

  Всю правую сторону таверны украшали головы очень опасных зверей. Под каждым чучелом были прибиты таблички с именем зверя и именем, того кто его убил.

  Голова когояра выделялась на их фоне своим огромным размером и толпой окружившей её студентов. У когояра были большие ромбовидные красные глаза, белый зрачок тоже в форме ромба, длинный вытянутый нос с множеством дырок с клапанами, что помогало ему дышать даже под водой. Конец носа был колючим и жаброобразным. Челюсть подпёрта гладкой деревянной палкой, демонстрируя посетителям зубы из четырех рядов, с каждым рядом они шли на увеличение. Последний ряд представлял собой неровно торчащие в разные стороны клыки чёрного цвета с блекло зелёными крапинками - яд. Язык короткий с жёсткими шерстинками. Ушей с каждой стороны по два, одни длинные стоящие торчком, вторые же обвислые с мелкими колючками на кончиках. Два рога смотрящие в разные стороны, половина левого отсутствовала. А вот мех у него серебристо чёрный, длинный и мягкий, как шёлк.

  - Эти глаза, - Валентина с отвращением отвернулась от стены и передёрнула плечами, - они мне теперь в кошмарах будут сниться.

  Я отпила с кружки кленовый кисловато сладкий, терпкий отвар и довольно вдохнула поднимающийся пар. В таверне собралась уже приличная толпа адептов с разных курсов, гомон стоял невообразимый. Разговоры, крики, споры вперемежку с взрывами хохота. Все круглые деревянные столы были заняты, по таверне туда-сюда сновали усталые подавальщицы. Посетителей кроме адептов было мало, всего двое: старик попивающий что-то в самом дальнем тёмном углу и женщина сидящая за барной стойкой, явно кого-то ждущая. После праздника Алороя, через две недели каникул, посетители сюда не приходили, потому, что здесь собирались адепты Анкара, чтобы отбыть в Академию. Никто не мог долго слушать этот шум и гам. Таверна Эйвана четыре раза в год принимала у себя адептов магии: перед началом учебного года; отправлением на каникулы; после каникул Алороя; после окончания учебного года. И всегда в эти дни никаких других посетителей здесь не наблюдалось. Эйван хозяин таверны протирал несуществующую пыль с прилавка и бросал предупреждающие взгляды на адептов у стены с чучелами. Стена за барной стойкой была забита всевозможными напитками в самых причудливых ёмкостях начиная с простых бутылок и заканчивая парящими пузырями с цветной жидкостью.

  - Ты уже решила где практику сдавать будешь? - попивая отвар спросила Валя Таю.

  - Вал, выбора нам никто не даёт, куда пошлют, туда пойдём.

  - Нам везёт больше, - хихикнула девушка, - выбирают куда надо, дают нам список, а мы уже сами решаем. Быть ведьмой ...

  Тая покачала головой.

  - Ты сначала четвёртый курс закончи и перейди на пятый, а потом увидишь, что там да как.

  - Но девчонки говорили... - начало было возмущаться Валентина, но Тая безапелляционно её перебила:

  - Вал не спорь, у меня мама ведьма.

  Валентина насупилась и повернулась за поддержкой ко мне. Я опустила глазки и приготовилась. Тая вдруг вскричала:

  - Погоди ка! А, что это у тебя на пальчике блестит, а? - показной прищур глаз, а потом весело: - О, Вал, да ты гляжу невестой стала?!

  Девушка расцвела улыбкой и ткнула пальчик с кольцом в нос Таисии. Я хмыкнула, - проходили.

  Через полчаса таверна чуть ли не трещала по швам от толпившегося здесь народа.

  Говорить приходилось на повышенных тонах, и уши залаживало от гама.

  - Девчонки, давайте ка на улицу, а? - теребя ухо и кривляясь предложила Тая.

  Мы согласно кивнули. Я нацепила меховую шапку ушанку, шубку и обвязала шею мягким пуховым платком. Варежки на руки и пихаясь локтями стала пробивать себе путь к выходу, когда дверь резко открылась пропуская морозный ветер. Огромное существо с белой длинной шерстью ввалилось в таверну сильно пригнувшись, чтобы не стукнуться об потолок.

  - Внимание адепты Академии Анкара! - раздался на всю таверну громовой рык йети Шерра.

  Мне кажется или стены от его рыка заходили ходуном?!

  Раздался нестройный шум падающих тел и стульев. Одни адепты повскакивали, другие с тихим ругательством поднимались с пола. Воцарилась тишина. Йети насмешливо оскалился, обнажая толстые желтоватые клыки, а мои коленки подогнулись. Чья-то рука помогла не упасть.

  - Отправка саней через минуту. Кто не успел, тот опоздал. - Нагнувшись ещё сильней, он двинулся к стойке. Эйван достал из под прилавка здоровенную бутыль с прозрачной жидкостью, при движении по напитку пробегали огненные всполохи.

  Тишина в таверне стояла гробовая. Адепты продолжали стоять, все взгляды были обращены к йети.

  - Да закопаться мне в хрен траве, - раздался восторженный писк второкурсника, на то, что йети Шерр одним махом осушил бутыль с огненной водкой. Его писк привёл всех в движение, адепты повалили к выходу.

  - Живее, - заорала мне в ухо Валентина, подпихивая в спину, - задавят же Рога их оближи. (Рога - ударение на О, оближи, потому, что слюна у этого животного имеет эффект склеивания. Животное домашнее)

  Давясь нервным смехом и подталкиваемая в спину, я ринулась к выходу. На улицу мы вывалились в первых рядах. Сверкающий снег больно резанул по глазам, щурясь и поскальзываясь я побежала вместе со всеми занимать место. Длинные, высокие, открытые сани, с пятью резными дверцами с боку. В каждом отсеке стояло по две лавки со спинками заботливо кем-то обитые не дорогой шкурой. Лавки стояли лицом друг к другу. В одном делении помещалось по десять адептов, получалось, что одни сани за раз могут возить пятьдесят адептов. Саней было три, так что три - четыре захода гарантированны.

  Заняв место в одних из саней вместе с Валентиной однокурсницей и Таей, я скосила глаза в сторону рядом стоящих саней. И во все глаза разглядывала запряжённых дисараби. Огромные под метр восемьдесят ростом, с мощным крупом и коротким, чуть блестящим тёмно-голубым мехом. Длинные ноги с перекатывающимися под кожей напряжёнными мускулами, крепкие копыта с шипами на подошве. Хвосты от задней части до середины толстые крепкие, а дальше густые шелковистые на вид волосы. Половина морды покрыта стальными чешуйками, большие глаза покрыты серой плёнкой. Грива чёрная заплетена в косы соединяющиеся между собой и образующие, что-то наподобие сети, которая накидывалась им на голову, когда они отдыхали. Дисараби переминались, постукивали в нетерпении копытами, из широких ноздрей струями валил пар.

  Мне было известно, что эти звери были очень умны, невероятно быстры и крайне редки. Шкура дисараби была бесценна, она согреет лучше любого костра.

  На огромных мостках соседних саней восседал громадный йети. Волосатый, коричневого цвета вперемешку с белой шерстью он в одной когтистой лапе удерживал кожаные вожжи, а в другой бережно держал раскрытую книгу. На носу красовались большие пенсе. В огромной лапище книга выглядела по смешному крохотной, да и сам читающий йети был диковинным зрелищем. Читая, он периодически удовлетворенно порыкивал, обнажая острые клыки. Я нервно поёжилась, зрелище не для слабонервных.

  - Уже второй год их вижу, а все никак не привыкну, - раздался с заднего сидения девичий голос.

  - Мне папа к следующей зиме пообещал шубку из их меха подарить. Ты и сама знаешь какая она дорогая.

  Захотелось развернуться и спросить: из кого шубку из дисараби или йети?

  Тая незаметно ткнула меня локтем и я натянув улыбку влилась в разговор.

  Вскоре дверь таверны распахнулась и оттуда вывалился йети Шерр. Окинув чёрным взглядом толпу не таких шустрых адептов топчущихся возле таверны, осклабился и рыкнул:

  - Второй заход.

  Адепты мигом скрылись внутри здания.

  Он мимоходом проверил правильность закрытия дверц на санях, нажал с боку кнопку и сани накрыла тёплая волна, а потом появился магический кокон защищающий адептов от ветра и холода. Йети Шерр пронзительно свистнул и сиганул на мостки наших саней. Я испуганно подскочила и снова села под смех адептов.

  Читающий йети аккуратно закрыл книгу, не забыв положить закладку, которая оказалась больше самой книги. Снял пенсе и заботливо положил свое добро под меховую шкуру рядом с собой. Мои губы начали медленно растягиваться в улыбке, и тут же она сползла с лица сменяясь на испуг. Забота мгновенно слетела с его морды, сейчас передо мной сидел злобно порыкивающий хищник. Из-за угла таверны появился ещё один йети с серой спутанной шерстью и горящими чёрными глазами. Он кивнул Шерру, запрыгнул на свои сани и воздух разорвал оглушительный рык трех хищников. Взмах вожжей и мы резво рванули с места.

  Я пискнула и впечаталась в спинку сиденья, а через секунду также смачно в сидящую напротив меня адептку.

  - Эй! - вскрикнула она, потирая шубу у левого плеча.

  Извинившись я села на место опять под всеобщий смех. Тая резко схватила меня за руку и сжала её на толстом деревянном полукольце торчащим из сидения. Послав ей кривую полуулыбку с силой вцепилось в такое же, с другой стороны.

  Перед глазами замелькал снежный пейзаж, мы неслись так быстро, что дух захватывало и казалось ещё чуть-чуть, вот прямо сейчас и мы взлетим. На резких поворотах нас кидало в стороны. Это не забываемое чувство свободы, дикого восторга и страха наполняло всю мою сущность. Хотелось кричать, визжать и смеяться. На одном опасном повороте нас подкинуло вверх и сани сильно накренились в бок, не сдержавшись я завизжала и радостно расхохоталась, когда йети Шерр играючи их выпрямил. Я весело хохотала, визжала, когда мы чуть было не перевернулись, радостно вопила, когда под свист ветра съезжали с высоких горок. Я выплёскивала все свои эмоции, так старательно сдерживаемые за последнее время. Йети Шерр напоминал мне несдержанного мальчишку, который впервые взял в руки вожжи. Он удовлетворенно рычал, закидывая верх голову. Управлял он дисараби стоя на помосте, и было понятно, как ему нравиться то, что он делает. Нравиться скорость, адреналин бьющийся по венам, холодный ветер со снегом бьющиеся в мохнатое лицо. Он получал истинное удовольствие от поездки.

  Многие адепты вскрикивали, некоторые громко ругались, особенно первокурсники. Кто-то сидел, как и Валентина с закрытыми глазами. А вот, во-вторых, санях где ехали по большей частью старшекурсники, которыми правил тот самый йети в пенсе, ор и визг стоял знатный. Мне кажется я даже расслышала выкрикиваемые одобрения и просьбы обогнать йети Шерра.

  Вскоре появилось исполинское массивное строение из серого камня. Это был замок, со шпилями и башенками, гордо торчащими в верх. На самой верхней башне висел большой синий флаг с надписью "Академия Анкара. Элитное подразделение". Высокие кованные ворота при нашем появлении стали открываться во внутрь, и мы не снижая скорости пронеслись вперёд.

  - Приехали, - раздалось множество голосов, когда сани резко встали.

  Наши сани были первыми.

  Худой, длинный адепт с третьих саней бросился прочь прикрывая рот рукой, под весёлое улюлюканье толпы и насмешливый оскал йети.

  - Иди с Вал, - быстрым шёпотом сказала Тая мне в ухо, предварительно отогнув край шапки. - Ведьмовской факультет в северной башне, вместе с целительским. Дорогу запоминай. Я точно знаю, что ты живёшь в одной комнате с Вал. Встретимся через час в трапезной.

  Глянув в её серые взволнованные глаза, я сглотнув кивнула.



  - Удачи! - и совсем шёпотом: - И ради всевышних следи за речью, - развернулась и пошла прочь от саней.

  Замок оказался огромным и на удивление тёплым внутри. Большой холл, множество коридоров и дверей. Адепты с чемоданами спешили по своим комнатам, на бегу перекрикиваясь, договариваясь о встречи и делясь планами. Мы поднялись на второй этаж и повернули направо. Хотелось как следует оглядеться, но позволить этого себе я никак не могла. Ведь я же здесь не первый раз, я учусь здесь уже почти четыре года.

  - Это дурачьё с пятого курса меня оглушили своим ором. - Пожаловалась Варва.

  Валентина посмотрела на меня и захихикала. Я в ответ широко улыбнулась и отвернулась по лучше перехватывая ремешок сумки.

  - Мы слышали, - сказала Вал, - Верина от них не отставала, хотя раньше...

  - А как вы оказались в одних санях со старшекурсниками? - спросила я, то что первым в голову пришло.

  Мирра приподняла бровь, и хмыкнула, а Варва сказала:

  - Повезло. Мы с Миррой приехали как раз одновременно с санями. Только сели как из угла появилось стадо пятикурсников, а вы из таверны вывалились. Так что кто успел, тот и сел.

  Мы дошли до тупика весело болтая о каникулах, Валентина как раз успела похвастать своим обручением. В право и лево растянулся узкий коридор. Редким сферам висящим в серебряных подставках на стенах, едва удавалось прогонять полумрак.

  К нам подбежала тоненькая невысокая девушка в яркой зеленной мантии. Запыхавшаяся, с сияющими зелёными глазами и радостной улыбкой.

  - Привет! Я Сафира, а где тут целительский?

  - Ты откуда такая? - удивлённо рассматривая девушку, спросила Варва. - Первокурсница?

  Девушка энергично кивнула и ответила:

  - Я сегодня первый день. Меня взяли из-за большой целительской силы. Так где?

  - На лево пойдёшь целителем станешь, на право - ведьмы на зелье пустят! - Сказала ей Варва.

  - Ведьма! - весело крикнула Сафира поворачивая налево. Стоило ей пробежать пару метров, как вспыхнул зелёный свет пропуская её вперёд.

  Рассмеявшись мы повернули на право.

  - Первый раз слышу, чтобы принимали не с учебного года, - задумчиво сказала Мирра.

  - Наверное у Сафиры и правда дар очень сильный, - ответила я ей. - Она вскинула на меня недоумёный вгляд и встретившись с моим нахмурилась и отвернулась.

  Нам проход преградила старая, грязная паутина. По ней по-хозяйски прохаживались жирные чёрные пауки с мою ладонь. Я машинально сделала пару шагов назад, а девушки не обращая на паутину внимания, непринуждённо болтая прошли сквозь неё. Какая мерзость. Зажмурившись, двинулась следом за ведьмами, меня накрыла мягкая, прохладная волна, было ощущение, что кто-то ласково погладил по волосам. Ещё шаг, я открыла глаза и обернулась - всё та же паутина и всё также весит на проходе, а не облепила меня с ног до головы. "Так спокойно, я это не я. Веди себя как Верина".

  Стены коридора снизу до потолка облепленные портретами женщин и мужчин ведьмаков, под портретами золотые таблички с именами и заслугами. Очень приметная ведьма приковала к себе мой любопытный взгляд. Старуха с длинным загнутым к низу остроконечным носом и с отвратительной зеленной бородавкой на нем, рот ощерился в беззубой улыбке. Мерзкая и отталкивающая, если бы не молодые карие глаза искрящиеся весельем. Такой вот диссонанс. Табличка снизу гласила: Королевская ведьма Клара, создательница зелья метаморфа.

  От главного входа, откуда мы только что вышли, в разные стороны убегали четыре широких коридора, с множеством комнат для четвёртого и пятого курсов, а прямо перед нами каменная лестница убегала верх, скручиваясь по спирали. На двух верхних этажах жили ведьмы первого, второго и третьего курсов. На первой ступеньке стояла взлохмаченная с лихорадочным румянцем полненькая девушка.

  - Достали меня эти тощие рыбины! - она захныкала.

  - Ничего - ничего, кому-то и правда стоит сбросить десяток кило. - Хихикнула Валентина мне на ухо.

  - Кто-то опять наложил на Заби заклинание круга, - покачала головой Мирра.

  Девушки захихикали и смотрели как тучная Заби переведя дыхание снова стала подниматься по лестнице тяжело дыша, а на самом деле топталась на месте высоко поднимая колени.

  - И давно она так поднимается? - спросила я у Мирры.

  - А кто её знает, - ответила Варва.

  - Ну... если учесть тяжёлое дыхание, повышенное потоотделение, румянец и пульс...думаю около часа точно. - Сказала Мирра и повернула в левый коридор, в котором весело переговариваясь сновали ведьмы. Кто-то с чемоданами только что приехавшие, кто просто сидел на подоконнике широких окон шушукаясь о каникулах. Мы прошли до двадцать первой двери, на которой висела табличка с именами жильцов.

  Я заходила последней, возле двери немного задержалась, давая девушкам время, чтобы разбрестись по своим местам. Свободной осталась кровать в дальнем правом углу, куда я и направилась таща за собой вещи. Комната просторная и светлая благодаря большому окну напротив двери. Четыре кровати с нависающими над ними бардовыми балдахинами, перед кроватями коврики, чтобы утром ногам было тепло. Рядом с кроватями компактные письменные столы и сферы на подставках. Между моей и Мирриной кроватями пылает жаркий камин с закрытыми железными решётками. В левом от двери углу стоит покосившийся платяной шкаф.

  Весело болтая мы разложили одежду, рассортировали интимные принадлежности и двинулись к столовой.

  Разговаривала я мало, больше слушала и запоминала. Мирра черноволосая, кареглазая ведьма тоже говорила мало, но в отличии от неё моё молчание выражалось не характером. Она мне понравилась, наверное на каком-то эмоциональном уровне. Варва и Валя трещали без умолку. Валентина постоянно смеялась и показалась мне немного легкомысленной, и хотя Варва от неё не отставала, всё же показалась мне более взрослой что ли, особенно если как я внимательно вслушиваться в каждую реплику. Мне снова пришлось пройти сквозь паутину, не очень приятный способ попасть к себе на факультет.

  В огромном холле жизнерадостные адепты спешили набить свои животы. На некоторых были одеты синие и зелёные мантии, но большинство были в чёрных. Столовая находилась не далеко от главного входа, двери трапезной широко распахнуты, а запах исходящий оттуда был божественен. Глотая голодную слюну мы не сговариваясь глубоко вдохнули в себя аппетитный запах.

  Четыре высоких полукруглых окна, столы застелены белоснежными скатертями с яркими вышивками по краям. Левую сторону украшают картины на тему еды. По всем стенам в беспорядке торчат блеклые прозрачные стекляшки, самый маленький с мой кулак. И конечно длинная большая раздаточная, возле которой толпились голодные учащиеся. Взяв поднос я исподлобья рассматривала кухонных кунов. Фиолетовая кожа блестела, словно её намазали маслом и излучала тусклый, тёплый свет. Движения тела плавные, тягучие. Волосы на оттенок светлее кожи, они спадали водопадом на спину и колыхались в такт движениям плавно и равномерно не сбиваясь с ритма. А голос нежный, звонкий, я бы сравнила его с журчанием долгожданного ручейка, который услышал путник прошедший не один десяток километров.

  Когда очередь дошла до меня, куна подняла на меня свои...О Господи, свой глаз. Большой почти на все хрупкое лицо, сиреневого цвета с желтовато-зелеными прожилками, фиолетовой радужкой и зрачком. Он был без ресниц, с прозрачно мутной плёнкой вместо века.

  Я испуганно дёрнулась, быстро опустила свои глаза и дрогнувшим голосом выбрала из меню тушенные овощи. Совсем не то что хотела, а первое, что вспомнила из меню. Дрожащими руками взяла протянутый горшочек и не поднимая глаз поблагодарила.

  "Веди себя естественно. Всё нормально. Нормально я сказала"!!! - и пошла к столику с ведьмами.

  - Верина сладкая иди ко мне, - закричал на всю столовую рыжий парень. Он послал мне воздушный поцелуй и озорно подмигнул.

  Я споткнулась и моя еда оказалась на моих знакомых ведьмах.

  И снова этот дурацкий всеобщий смех. ***

  Мы поднялись на второй этаж по парадной лестнице, и по лабиринтам из коридоров и поворотов вышли к неприметной деревянной двери с надписью "Библиотека". По дороге нам попалась страстно целующаяся парочка. Высокий, статный брюнет в тисках сжимал блондинку. Когда мы проходили мимо Тая громко хмыкнула, а парень оторвавшись от девушки со злостью посмотрел ей в спину.

  - Добро пожаловать в святая святых адепта отличника! - Тая открыла дверь и впихнула меня внутрь.

  Я остолбенела. Какая к чертовой бабушке библиотека? Это книжный мини город.

  - Розовая мечта книгомана!

  Все стены - а я видела только ту, что была позади меня, - были сплошь покрыты книгами. Множество лабиринтов из стеллажей с книгами, уходили куда-то далеко в высь. Проходы между стеллажами очень узкие, именно там скрылась Таисия, наказав стоять и не двигаться. Книги. Книги. Книги. Их было столько, что в глазах стало рябить. Они были везде и всюду куда бы не упал взгляд, и даже над полом парили башни из книг с мой рост.

  - Идём в читабельный зал, - сказала мне Тая, вынырнув из одного из проходов с огромной стопкой книг, которая перекочевала в мои руки.

  Читабельный зал оказался очень большим и вместил бы в себя на мой взгляд пятиэтажку. Длинные дубовые столы и такие же по длине, как и столы лавки. Здесь также имелись толстые, серебряные стеллажи с книгами по основным предметам. С потолка свисает громадная люстра со сферами. Пылает камин, у дверей полка со сферами в серебряных, кружевных подставках. Огромные окна давали хорошее освещение залу. На постаментах возвышались статуи диковиных зверей и птиц. А над полом висел здоровенный скилет дараксса.

  - Нам в малый зал, - сообщила Тая, набирая со стеллажей дополнительную башенку из книг.

  Малый зал был гораздо меньше и уютнее. На полу толстый ковёр, не большие окна, камин, сферы в подставках. Столы здесь на десять человек, мягкие кресла и возле каждого стола висят в воздухе полупрозрачные ширмы.

  - Здесь лучше, - признала я.

  - Это да, - отозвалась Тая, скидывая свою стопку на дальний стол и я сделала тоже самое. - Здесь занимаются старшекурсники.

  Я села в мягкое кресло, Тая задёрнула ширму, которая вдруг уплотнилась и поменяла цвет на непроницаемый красный.

  -Ух.

  - Прекращай. Лера, ты должна спокойно реагировать на всякое магическое действо! - Сердито прошипела мне девушка. - Не важно, что было там, где ты жила. Сейчас ты живёшь здесь, забудь о другом доме. Уже четвертый день как ты ведьма. Твоя жизнь зависит оттого, как быстро ты привыкнешь к магии. Ты хуже ребёнка, клянусь Всевышними.

  И я взорвалась. Мне хватило этих трех дней, чтобы стать в лучшем случае заикой, а в худшем, сдохнуть от остановки сердца. За эти дни я испытала больше эмоций и впечатлений, чем за всю свою прошлую жизнь. Чужое тело, чужой мир, угроза быть уничтоженной как одержимой. Эти сумасшедшие три дня я вела себя более, чем достойно. Старательно не смотрела в глаза девушкам, улыбалась и кивала, ничего не понимая. Дёргалась, когда всё вопило: "беги", опускала глаза, когда хотелось кричать. И это сравнивается с действиями ребёнка???

  - Ты так говоришь потому, что ты не была в такой ситуации. Представь, что тебя нежданно-негаданно занесло в мой мир, где нет магии, нет ведьм и прочих, а есть машины, компы, техника. Все делаешь своими ручками, без магии, - сжимая кулаки ответила ей. .

  - Знаешь, я не могу представить, что где-то есть мир без магии. Это противоестественно, - спокойно сказала Тая. - НО... - она подняла руку останавливая меня, готовую броситься в словесный бой. - НО... если бы я попала в такой мир, я бы приноровилась к нему как можно быстрее и качественнее, чтобы не выделяться от других. И между прочим, магия это не просто махи руками и всё готово, нужно приложить куда больше сил, чем работая ручками.

  - А я, что, по-твоему, делала всё это время? - я нарочито удивленно подняла брови. - Я ничего здесь не знаю, кроме того, что ты успела мне за три дня рассказать. Здесь нет инета, чтобы я смогла узнать нужную мне инфу. Господи, да я за эти дни была просто несгибаемой валькирией, мать твою. Я благодарна, что ты взялась мне помогать, Тая. Вот только я не такая уж и дура, чтобы не понимать, что просто так ни кто, ни чего не делает. Почему ты мне помогаешь? Что ты хочешь от меня взамен?

  Таисия грустно рассмеялась.

  - Ничего. Веришь?

  - Нет, конечно.

  - А ты поверь. Просто... есть один мужчина...я потом тебе о нём расскажу. Так вот, я ... я делаю это потому, что ... ммм... он замечательный и я делаю это для него большей частью. - Она покраснела и отвела взгляд.

  - Чего? Мужчина? Но при чём тут я?

  - Не дави! - Нахмурилась Тая. - Потом это не сейчас.

  - Послушай... - начала я, но Тая сердито меня перебила.

  - Я же сказала, Лера, потом. Смирись. И потом, старайся лучше. Что было в трапезной? Я же тебе говорила о Лексе. Помнишь? Веринин парень, они вместе два года и насколько я знаю, в этом году должны были поехать к родителям Лекса на обручение. Как можно было такое забыть?

  После всего увиденного мною, не удивительно что этот факт вылетел из моей головы. А ещё эти кошмарные куны. Брр. Мы помолчали несколько минут, думая о своём. А потом Тая достала из сумки чернила и тонкую, серебряную палочку с заострённым низом.

  - Прости. Я правда хочу тебе помочь. Как ты правильно заметила, ты многого не знаешь...а одержимые... О Всевышние это такие твари, хитрые, без моральных норм и вообще... они очень опасны. Лучше почитай о них, ладно? - я кивнула.

  - И так, - встряхнулась Тая, - у нас очень много работы. Лера, тебе придётся очень тяжело. Учить, читать, запоминать, каждое свободное мгновение. Спать придётся меньше, да и вообще, время у тебя целиком и полностью будет посвящено учёбе.

  - Ага, я догадывалась.

  - Больше общайся с Вал, смейся над её шуточками. Веди себя более непринуждённо. Они всегда вместе были. С детства знакомы. - Она вздохнула, - это тяжело, но выбора нет.

  - И Лера, ни употребляй больше этих не понятных слов: инфа, инет, валькирия и другие. - Согласно кивнула. - Так профессора...ммм... поступим как с подругами Верины, я рисую ты запоминаешь. Карту замка дам свою. Тебе нужно заучить весь учебный материал за все три курса и половину четвёртого. Здесь одними заклинаниями не обойтись. Придётся принимать запрещённые зелья.

  ***

  Вот и началась моя вторая жизнь в роли ведьмы и адептки Академии Анкара. Легко мне не было. Каждый день, каждое свободное мгновение я просиживала в библиотеке за звуконепроницаемой ширмой и надгрызала гранит науки. Я перечитала десятки книг и даже во сне они не покидали меня: окружали и давили со всех сторон. Благодаря заклинаниям и запрещённым зельям Таи я запоминала всё быстрее. Разбуди меня кто-нибудь ночью, я в полудрёме без запинки перескажу всё то, что успела выучить за два с лишним месяца. Голова моя с каждым днем тяжелела от знаний, я узнала многое о своём новом месте жительства.

  Академия Анкара находилась на территории Королевства Семи Королей, в живописной, красивейшей местности, где с севера её закрывали высокие горные хребты, на которых даже в самую знойную жару лежали снежные шапки; с юга рос знаменитый Чёрный Лес таинственный и опасный; с запада уходило за горизонт море; с востока расстилались луга и поля. В десяти километрах от замка растеклась столица под названием Дубравка.

  Основателем Академии был Анкар Дарийский, он был Великим магом и воином. В Битве на Мёртвых Землях он выиграл бой с тёмными дакшарами, которых также называли одержимыми. В том бою было отдано много жизней, но Анкару каким то, образом удалось с маленьким смешанным отрядом прорваться сквозь одержимых и уничтожить камень тридцати. Что это за камень, написано не было. Одержимые были страшны как внешне, так и внутренне. Они превращались в огромных чёрных змей, и разрушали целые города, проглатывали людей и покрывали чёрной слизью растения. В обычном виде от остальных жителей Атры их отличали лишь яркие рубиновые глаза в чёрную крапинку, но некоторых вообще было не возможно отличить. Сейчас на Мёртвой Земле не росло ничего, она была пустынна и безжизненна, даже спустя столетия.

  Анкара Дарийского знали во всей Атре, и до сих пор ученики его Академии считались лучшими из лучших. Попасть в Академию Анкара, хотели многие, но лишь самым - самым удавалось пройти отборочный экзамен.

  Мне было интересно насколько сильной была Верина, если сумела сюда поступить. А ещё с каждым днем я всё чаще задумывалась, почему я оказалась в её теле? И куда делась душа хозяйки тела? И почему Тая так упорно мне помогает? Конечно без её помощи я бы не справилась и сейчас скорее всего, была бы уже мертва, НО что заставляет Таю помогать? Иногда в библиотеке я ловлю на себе её то хмурые, то задумчивые взгляды. С Валентиной дружеские отношения сошли на нет или точнее я вынужденно с ней общалась, когда не было возмоожности этого избежать. Я избегала её как могла, она бросала на меня обиженные, непонимающие взгляды. С Миррой я наоборот подружилась. Она часто зависала в библиотеке где мы с ней не раз сталкивались. Я часами могла с ней говорить на любые темы, с ней было комфортно и легко. Хотелось узнать о ней побольше, но спросить не могла, а Тая о ней толком ничего не знала. Единственное что удалось выведать это то что у неё восемь сестёр и один брат. Отец вдовец. Были моменты, когда хотелось признаться ей в своем происхождении, но я подумав решила, что лучше не доверять, чем ошибиться и страдать.

  - Ты сильно изменилась за время каникул, - как то мимоходом заметила она.

  - Все мы меняемся, - ответила ей прописной истиной.

  Первая неделя далась особенно тяжело. Запрещённые зелья действовали на меня немного иначе, чем должны были. Своё первое зелье я выпила в женском туалете, Тая переживала как я отреагирую на него. В тот день я сильно устала, перед моими стеклянными глазами все прыгало, а голова кружилась. Зелье было похоже на мятную водичку, приятно, освежает, но не более. Никакого эффекта я не чувствовала, о чем и сообщила Тае. Она на весь туалет возмущенно сопела и обещала сделать чёрную подлянку лживому поставщику. "Обмануть магичку решил" - возмущалась она, а мне до безумия хотелось лечь и поспать ни о чем не думая. В тот вечер наплевав на её рычание, о том, что мне нужно не жалея сил "учить и запоминать", я ушла в крыло ведьм под Таино грозное шипение. Благо паутина ни пропускает настырных девиц к ведьмам не относящихся. Каким-то дальним умом я была согласна с магичкой, но всё моё существо противилось ещё одному зелью. Мне было всё равно что со мной будет, главное поспать! Приняв в деревянной бочке травяную ванну я с наслаждением растянулась на удобном матрасе, рукой поглаживая чистое хрустящее постельное белье, легла на подушку и блаженно улыбаясь медленно погружалась в уютную темноту. Как вдруг в голове резко всё прояснилось, сон словно волной смыло и вот и я лежу и с упрямством быка пытаюсь уснуть. Пришлось вставать и тихонько красться в библиотеку дабы это время всё-таки провести с пользой для себя, но на полпути во мне проснулась мстительная сторона моей натуры и я повернув в сторону факультета магов, пошлёпала в ночнушке в комнату Таи.

  В тот раз мы с Таей не спали на пару, она следила, чтобы я ничего не натворила, а я читала книги с завидной скоростью. Всё время порывалась куда-то бежать и что-нибудь сделать. Усталость? Я понятия не имею что это вообще такое. Мне приходилось бороться с собой и вместо беганий по академии, нарезала круги по библиотеке. Знания впитывались в меня как вода в губку. Тая не теряя времени пихала мне все новые и новые книги, довольно кивая когда я возвращала ей прочитанные. Я прочитала за ночь пятнадцать книг, что было бы просто замечательно, если бы не последствия.

  На утро мою голову разрывало от тысячи мыслей. Голова показалась через чур тяжёлой и мне казалось что она подомнёт под себя моё лёгкое как пушинка тело. Меня шатало, перед глазами пробегали строчки из книг, картины прочитанного роились как стая пчёл. В моей голове не было места для меня самой, там хозяйничали тяжеленные знания, которые были в беспорядке туда впихнуты. В виски кто-то стучал молоточком, не больно, но психологически настойчиво и в конце концов они меня довели до истерики. Я закрылась в первой попавшейся мне на пути тёмной комнате и разревелась. Я плакала и стенала как убивающаяся над мёртвым телом возлюбленного красна девица. Завывала держа двумя руками тяжёлую голову боясь, что она опрокинет меня на пол. Потом я начала вспоминать все маты, которые знала и слышала в своей прошлой жизни. С чувством выплёскивала через ругань свои эмоции и мне действительно полегчало. Волшебные слова, как оказалось! Но... Внутри комнаты раздался мужской хохот и стук кулаков об столы. Выбегая из комнаты я приложилась головой об дверь, и прежде чем выбежала из лекционной комнаты услышала растерянно весёлый голос профессора Кулика:

  - Кхм... Много нового мы почерпнули с вами адепты! Вот взять хотя это забавное слово пи...ц ... Кто скажет, что оно означает, отпущу со второй пары!

  После того зелья, мы с Таей были более осторожными. Теперь любое зелье мы проверяем на мне по капле.

  На первые свои уроки я шла подрагивая от напряжения, но всё оказалось не так уж и плохо. Профессора читали лекции, мы записывали. На меня как на Верину никто не обращал внимания, чему можно только радоваться. Я конечно больше половины не понимала, но это не мешало мне делать умный и задумчивый вид, хотя внутри пульсировала лишь одна мысль: "Только бы ни о чём не спросили". А вот магистр Натая, бывшая куратором ведьмочек бросила на меня удивлённо скептический взгляд когда я на её уроке по ведьмовскому укладу жизни старательно записывала лекцию о расширенном кодексе ведьм. Сами ведьмы относились к Верине с плохо скрытым презрением, что конечно нервировало и заставляло задуматься: Почему?

  Факультетов в Академии было три: Целительский, - адепты в зеленых мантиях; Ведьмовской, - ведьмы в синих мантиях и Факультет магов, они носили черные мантии. Факультет магов был самым многочисленным, в нем небыло классификации по силе, потому что, у всех она была индивидуальной. Зато их всех поделили на подгруппы с гордым названием: один, два три, четыре и т.д. Вчера я видела как пятикурсник Богдар на уроке по магической защите рассыпался в звездную темно серую блестящую пыльцу, отлетел в сторону от профессора Юлиндирь и снова собрался в тело. Потрясающее зрелище.

  Г Л А В А 2


  Я открыла глаза и закричала. Я лежала на полу в незнакомой комнате, вокруг стояли стопки книг, валялись пузырьки с цветной жидкостью. Надо мной склонилась рыжеволосая девушка, лицо бледное, серые глаза испуганно распахнуты.

  - Ты, что сделала? - прошипела она.

  Я в недоумении пару раз моргнула. Меня нашли? Я выжила? Села, потрогала свою голову, - ран не было, но я точно помню как разбила голову об камень...

  - Что случилось? Где я? - спросила я у незнакомки. СТОП!!! Голос вырвавшийся из моего горла, не был моим. Как такое может быть? Тихий, мелодичный, совсем непохож на мой громкий и звонкий. Я вскочила на ноги, каштановые вьющиеся волосы упали мне на лицо, я откинула их за спину и поднесла к глазам одну прядь. Ну нет, если голос мог чуть измениться от моих криков, то уж волосы...

  Рыжая попятилась от меня, серые глаза настороженно следили за моими действиями. Её руки подрагивали, - увидев мой взгляд, - она сцепила их перед собой в замок.

  - Ты кто? Что я здесь делаю? - спросила я.

  - Верина? - неуверенно спросила девушка.

  Я попятилась.

  - Что б...ь происходит? Какая к чертам собачим Верина?! - Странность происходящего пугала, я наткнулась на что-то сзади и резко обернулась вскидывая руки в защитном жесте. Из зеркала на меня испуганно смотрела красивая, стройная девушка с копной кудряшек на голове. Её руки опустились.

  - У меня глюки, - сказало отражение опускаясь к полу.

  Сон сменился и ко мне крадучись подбирались толстые тома книг с безумными, горящими жёлтыми глазами Стража Рыскара. Они кусались, прыгали на меня ощеривая свои острые клычки. Их страницы стремительно перелистывались перед моими глазами, строчки отлеплялись от бумаги и быстрым потоком впитывались в мой висок, быстро тяжелеющая голова клонилась к полу.

  - Прекратите, - захныкала я отползая от них по дальше.

  - Учи! Учи! Учи нас ВЕДЬМА-НЕДОУЧКА! - верещали они противными голосами.

  - Нет. Я не хочу. Перестаньте, мне же плохо.

  Раздался истошный вопль банши и меня подбросило на кровати. Сумасшедший сон.

  - ААААА... - завопила с пола Мирра, - я наверное никогда не привыкну к крику этой сумасшедшей ведьмы.

  - У меня вообще скоро нервный тик выработается. Уже глаз дёргается. - Ответила я ей. Выбираясь из постели я запуталась в пододеяльнике и не удержавшись упала на прикроватный коврик. - Да, чтоб тебя...

  Сонно толкаясь и натыкаясь друг на друга мы с Варвой первые заняли комнату омовений. Умывались ледяной водой, типа тонус кожи и прочие прелести. Я бы с радостью отказалась от такого издевательства, но нужно было продолжать играть роль загадочной Верины, а она, как и другие ведьмы умывалась ледяной, ключевой водицей. Расчёсывая кудри рассеянно глянула в зеркало и вздрогнула. За три месяца так и не смогла привыкнуть к своей новой внешности. Каштановые вьющиеся волосы до лопаток, аккуратный, изящный носик аристократки, пухлые губы. Рост, как и у меня прежней в районе ста восьмидесяти сантиметров, телосложение пропорциональное, особенно мне понравился животик с красивым прессом и твёрдая попа без целлюлита. Совсем иная внешность, чем моя. Лишь серые глаза говорили мне, что это всё-таки я. В глазах я видела отражения своего Я. Ну и мимика была моей.

  - Да красивая ты, красивая, - оттолкнула меня зевающая Мирра от зеркала. Поскользнулась на мокром полу, заваливаясь вцепилась в меня, а я за подол ночной рубашки Варвы.

  Пока Варва истерично кричала о стоимости шелковой ночнушки, от которой остались клочки, - мы ретировались в комнату.

  - Подумаешь какая то рубашка! - шёпотом возмутилась Мирра.

  -Вал, подъём! - крикнула я на ухо сопящей ведьме. Она застонала и засунула голову под подушку.

  Оделась в чёрные шелковые штаны, длинное до колен полупрозрачное, воздушное синее платье, а сверху закрытую под горло кожаную жилетку длиной до пупа с множеством маленьких пуговичек. Закинула на плечо кожаную сумку с учебниками и рванула из комнаты.

  - Сегодня шабаш, ведьма криворукая, - донёсся мне в спину окрик Варвы.

  Надеюсь обзывательством дело и кончиться. Хотя...зная Варву...не уверена. И всё из-за какой-то дурацкой ночнушки. А ещё непонятный шабаш. Что делать? Не представляю, что там будет и если честно идти страшно. Это же ведьмы, наверное какие-нибудь кровавые жертвы или ещё чего в этом роде. Но Тая, вчера сказала, что идти надо обязательно. Теперь целый день буду накручивать себе всякие кошмарные сцены.

  К кухонным кунам я уже привыкла, но всё ещё не могла спокойно смотреть в их большие глазища. Это так неестественно. Брр. Столовая уже была набита под завязку адептами, я быстро проглотила кашу, запила кисловатым отваром и бегом помчалась на травологию.

  Мадам Нерти полненькая низенькая женщина целитель вошла в класс, обвела всех пристальным взглядом внимательно вглядываясь в наши лица.

  - И так адепты, проверим ваши знания. Сейчас раздам все листы с описаниями свойств трав, а вы напишите названия. И так...

  В травах я разбиралась хорошо, так что урок был самым лёгким для меня за весь день.

  На уроке Боевых искусств, я была жалкой драчуньей. Зал тренировок был огромен, всю правую стену покрывали разнообразные виды оружия, от кинжалов и мечей до непонятного оружия Карквы племён Татуи из Диких Земель. Карква представляла собой длинную рукоять покрытую кожей, книзу свисали десять кожаных полос заплетённых крепким плетением, на концах каждого шнура свисали тонкие светящиеся иголки дикого кракдаза. Он обитал в Диких Землях и поймать его было практически невозможно. Жил он в соленных озерах, в которых вода была такой солёной, что кожу человека разъедало в миг, даже щиты сильного мага могут продержаться в воде не более пяти минут. Об этом я прочла в библиотечной книге, какой мне не вспомнить. Но точно знаю, что раз в полгода кракдаз на одну ночь выбирается на сушу подпитаться лунным светом. Таких озер было всего три и все в Диких Землях их называли Слезами. Слеза Марма - бога гнева; Слеза Тариха и Роски сына и дочери бога гнева. Легенда гласила, что их хитростью заманили на Атру и убили каким-то неведомым оружием, все три озера насильно наплакали расы Атры под гневным взглядом жены Марма Тариссы.

  -Ой-ой кто к нам пожаловал, - насмехаясь сказала магичка. Длинная до колен белоснежная коса, яркие синие глаза без зрачка в кожаных штанах и чёрной рубашке с глубокими до рёбер разрезами по бокам. В руках она держала меч с прозрачным, волнообразным клинком. Вокруг нас образовалась небольшая толпа магов женского пола.

  - Ты что -то имеешь против ведьм, Велиша? - надменно вскинула подбородок Вида.

  Ведьмы подобрались и исподлобья смотрели на магов пятикурсников.

  - Я только рада преподать урок ведьмам, - она подошла к Виде и приставила острие меча к сердцу ведьмы. - Может тебе Вида?

  К чести Виды, та не вздрогнула, а презрительно изогнула губы.

  - Ну раз магией здесь ты пользоваться не можешь, то я пожалуй сама протру тобой пол.

  Глаза Велиши вспыхнули синим огнём.

  - Раз так будем в паре, - она развернулась и вместе с другими девушками магами отошла в сторону стены с оружиями.

  - Повеселимся ведьмочки? - поигрывая бровями спросил здоровый парень с татуировкой на левом плече обозначающей его силу магии. Это был красный дракон с огненными глазами.

  - Не боишься залить полы горючими слезами? - танцующей походкой направилась к нему Иона, откидывая чёрную косу на спину, открывая при этом изящную беззащитную шею. - Ведьмы ооочень ...коварны. - Она провела по его руке коготочками. Парень поднял бровь, осмотрел её с ног до головы и удовлетворенно кивнул.

  - Будем в паре.

  Мы с Миррой переглянулись.

  - Оружие в лапы и готовимся к спаррингу, - прорычал вошедший Страж Рыскар.

  Я вяло сжала в руках две изящные саи традиционное оружие Эльтирок - жительниц Биора, обитающих в Вечно Зелёных Лесах.

  - Верина ведьмочка давай со мной? - предложил мне свою кандидатуру Трас, презрительно кривя губы. Рыжеволосый, высокий и худой как щепка, он был одним из отстающих. Шпыняли его ребята знатно, а сегодня у нас тренировка с пятикурсниками, которые пощады точно не дадут.

  - Хрен тебе! - чуть слышно буркнула я и с надеждой посмотрела на свободных ведьмочек. Мирра всегда стояла в паре с магианой Иларией, к моему большому разочарованию они вместе уже два года. Свободной оказалась Даяра, которую я терпеть не могла из-за её подколок. Но выбора как такового у меня не было, поэтому я решительно направилась к ней, но меня опередил здоровенный пятикурсник. Поигрывая мускулами из под кожаной жилетки, он предвкушающе ухмылялся смотря на злобно сощурившуюся ведьму. С Трасом точно не встану. В прошлый раз он на мне здорово отыгрался за свои поражения с другими. Засранец до крови разбил мне губу и располосовал предплечье. В тот раз его глаза возбужденно блестели, от чего было мерзко на душе. Вспомнились побои отчима, который точно также смотрел на распластавшуюся на ковре меня. После больничного крыла я отомстила ему с помощью Таи. Она завела его в тупик скрытый гобеленом и наложила заклятие обездвиживания, я здорово его отделала. Да он не мог постоять за себя, но ведь тогда в тренировочном зале, я тоже не могла этого сделать. В душе я чувствовала свою правоту. Нельзя, таким как он позволять отыгрываться на слабых. К тому же у всех, оружия были затупленные на лезвиях и концах, а у него нет. Ему конечно влетело от мага четверокурсника, который в тот раз заменял Стража, но по глазам было видно сделал он это нарочно. Возможно он хотел за что-то отомстить Верине, но спрашивать его об этом было опасно. Мне собственно говоря спрашивать вообще было опасно. Иногда вопросы щекотали кончик языка просясь наружу, но я всегда брала над ними верх. Приходилось то и дело ловить Таю и выпрашивать всё у неё. Мне не нравился такой расклад, но выбора никто не предлагал.

  Напротив меня встал Эльдар. Кареглазый блондин с мелкими золотистыми чешуйками вместо бровей и редкой россыпью их же по телу и лицу. Вид он имел устрашающий. По моим наблюдениям этот парень постоянно был серьёзным. Крутой мофинец из глубин морских и один из лучших учеников Рыскара.

  Я жалко улыбнулась и закрутила головой в поиске свободной ведьмы, да только удача помахала мне ручкой и скрылась.

  Под его хмурым взглядом поёжилась. О чём он думает? Так пристально рассматривает меня, аж мурашки по коже побежали. -

   Что-то изменилось в тебе Ведьма, - мрачно сказал он.

  Я сглотнула. Ещё один знакомый Верины. Кто он ей? Бывший парень? Друг? Враг? Господи как же я устала постоянно бояться.

  - Когда кажется креститься надо, - буркнула я, опуская глаза в пол.

  - Интересное выражение, но я не сказал, что мне кажется, ведьма.

  В его устах слово ведьма звучало как ругательство. Что за странный тип. Я сделала себе мысленную заметку спросить о нем у Таи.

  - Четверть часа нападение-защита, затем физические упражнения, и так чередуем. Начали.

  От рыка Стража я дёрнулась и встала в стойку. Мофинец сверкнул карими глазами и сделал молниеносный выпад. В страхе отпрыгнула и налетела на стоящую слишком близко пару.

  Размахивая руками полетела на пол, Эльдар успел поймать до того как я коснулась пола. В карих глазах появились маленькие золотистые точки.

  - Будешь нападающей, - сказал он отходя от меня на пару шагов.

  Я кивнула. Какая на хрен разница кем мне быть атакующей или нападающей? Я и в том и в том ноль без палочки. Перед глазами пронеслись сцены из прошлого урока. Так, ложный выпад, разворот, удар. Я крепче сжала саи и сделала первый выпад, но куда там, - скрутил и оттолкнул на пару шагов назад. Снова выпад, он делает едва уловимый шаг в сторону и я пролетаю мимо. Я слишком медленная для него.

  -До каникул Алороя, ты нападала куда лучше. Тебя дома головой били? - саркастически спросил он и ударом ноги вышиб клинки из моих рук.

  Я вскрикнула от неожиданности. Боли не было он проделал это легко и аккуратно, а вот злость подняла свою голову. Злобно зыркнула на него исподлобья и моя нога самопроизвольно полетела в самое уязвимое место на теле адепта, - ему между ног. Бить туда было запрещено, Страж за это очень жёстко наказывал. Но сколько же можно обижать бедную меня?! Надоели!!! Перехватил мою ногу и откинул. Крутанувшись юлой я шлёпнулась на пятую точку.

  -Ррахсар тебе в глотку ведьма недоучка, - прорычал мне в ухо полузверь.

  К сожалению с подачи Стража, это прозвище крепко ко мне приклеилось. Хотя других адептов он и похуже называл.

  Я вскочила на ноги и сделала первое, что предложили мне инстинкты, - спряталась за спину Эльдара.

  Под недоуменными, насмешливыми взглядами адептов я покраснела. Верина наверняка не стала бы этого делать. Вон как удивлённо приподнялись брови Мирры. Но бороться со своим страхом перед Рыскаром было не так легко как хотелось. Бугры мышц перекатывались под его волосатой кожей, сильные лапы с загнутыми чёрными когтями, раскосые жёлтые глаза с овальным зрачком, два длинных клыка. Двигался Страж резко, порывисто, дёргано, а его хвост постоянно нервно отбивал дробь. Все адепты его боялись, даже пятикурсники втягивали голову в плечи, когда Рыскар не довольно ревел.

  Эльдар идиот, отошёл от меня и я встретилась с жёлтыми, кошачьими глазами учителя.

  Он долго сверлил меня немигающим взглядом, по телу пробежал холодный озноб.

  - Завтра на час раньше прейдёшь, - не отрывая от меня глаз сказал он. Я кивнула. Он указал когтистым пальцем на выход. - Пшла прочь с глаз моих.

  Я побежала к выходу по дороге наблюдая за спаррингом адептов. Они крутились, выгибались, двигались чётко, молниеносно. По залу стоял звон стали об сталь, летали искры. Схватка Виды и Велиши была жаркой, у обеих лица сосредоточенные, сконцентрированные на противнике. Двух слишком увлёкшихся бойцов Рыскар с рыком откинул в разные стороны.

  Мне приходилось быть более осторожной по продвижению по академии. Лекс опять караулил меня. Я пряталась от него по всем тупикам и закоулкам замка. Постоянно приходилось быть на стороже. Сегодня я пропустила из-за него урок по расалогии, а с урока по ведьмовскому укладу жизни выбиралась через окно. В конце дня он караулил меня возле паутины ведьм, пауки угрожающе посматривали на адепта и бегали по паутине шустрее обычного. По моей просьбе Мирра приложила огромные усилия, чтобы отвлечь его, пока я бочком пробиралась в крыло ведьм. Лекс был симпатичным парнем: рыжие коротко стриженные волосы, с левого виска свисает длинная косичка заплетённая с кожаными ремешками. Карие глаза, точенный нос, чётко очерченные скулы. Высок, хорошо развитым телом с чёрными татуировками. Что ужасно интригует, но больше пугает татуировки на его теле безостановочно двигались под кожей. Интересно как он их ощущает? Больно или нет? Чувствует как они движутся или нет? Если бы у меня были такие, я бы сошла с ума от отвращения. Симпатичный и загадочный, однако крайне опасный для меня. Я не знаю, что ему сказать. Что отвечать на его личные вопросы. Да и вообще как с ним себя вела Верина? Лучше уж бегать и прятаться, чем быть за пытанной и потом мёртвой как одержимая. А в том, что он меня раскусит сомневаться могла очень глупая девушка, а я себя к таким не причисляла. На вопросы Мирры и Вал почему я избегаю своего почти жениха, я всегда ссылалась на учёбу. А что? Я ведь и правда всё свободное время провожу в библиотеке. Странно, что Лекс меня там не караулит.

  Мы с Миррой опаздывали. Допоздна засиделись в библиотеке делая домашние задания и сейчас опаздывали на шабаш. Напряжение переполняло меня. Что там будет? Это мой первый шабаш. Меня потряхивало. Мы быстро по сбрасывалис себя всю одежду и бельё тоже и облачились в белоснежные полупрозрачные до пят одеяния. Нежный материал заструился по телу. Без белья я ощущала себя слишком голой, для меня очень непривычно и не комфортно. Распустила волосы, порывисто прошлась по ним деревянным гребнем и накинула чёрный плащ с глубоким капюшоном.

  У главных ворот замка молчаливо стояли фигуры закутанные в чёрные плащи с мётлами в руках. Неподалёку стоял гном Дах с бледным лицом, напряжённый взгляд направлен на магистра Натаю, его руки непрерывно теребят связку ключей. Куратор выглядела загадочно пугающей. Седые до колен распущенные волосы развевались от ветра, горящие синим глаза, губы искривлены в насмешливую полуулыбку. Сильная, с прямой осанкой и высоко вздёрнутым подбородком. От неё исходила сила духа, уверенность, несгибаемость. У меня озноб пробежал по спине, она ассоциировалась в моем воображении с ведьмой банши.

  - Где вас носит окаянный? - Сердитая магистр Натая просверлила наши скрытые капюшоном лица убийственным взглядом.

  Мы пониже опустили головы в знак покаяния.

  - По мётлам! - Она издала громкий хохот и запрыгнув на метлу взмыла ввысь.

  С силой сжала черенок своей метлы. Если сейчас сбежать, кто-нибудь заметит? Ночь выдалась сегодня тёмной, а чёрное на чёрном...

  - Я за тобой, - обломала мои трусливые планы Мирра.

  Да неужели я так малодушна, что не смогу продержаться жалкие два часа? Нет. Просто меня пугает неизвестность, а ожидание куда страшнее реальности. Так собраться! Не ныть! Быть сильной и смелой, - наставляла я себя перекидывая ногу через метлу. - Ещё бы не свалиться с метлы всем ведьмам на смех. Это хорошо, если смех это всё что мне грозит, однако вероятнее переломы, ушибы, синяки, - это в лучшем развитии событий при падении.

  Встряхнула головой прогоняя плохие думы и взмыла верх со всеми.

  -АААА... ХАХАХА... - замаскировала свой панический крик под хохот и получила одобрительный взгляд куратора Натаи, которая делала вокруг нас круг. Ведьмы выстроились клином и полетели в сторону Чёрного Леса.

  - Мать моя женщина, отец мой мужчина! - Моя метла странно вибрировала, подёргивалась и неслась какими то рывками. Мои костяшки рук побелели от напряжения. - Метёлочка, миленькая давай тише, а?! Аккуратнее. Чёрт. Ты куда? Полегчеее.

  - Ты разговариваешь с метлой? - крикнула мне Мирра.

  - Ну что ты, - саркастически крикнула я в ответ надломленным голосом, - всего лишь читаю заклинание. Мм... ведьмовское. Такое знаешь, оооочень нужное.

  В животе все скрутилось в узел от страха, я старалась не смотреть вниз, только вперёд на спину летящей передо мной ведьмы. Трясло меня сильно, челюсть заныла от сцепленных зубов, мышцы лица свело от напряжения. Сердце стучало как попавшая в силки птица, дыхание порывистое.

  Благо полет был не долгим, от напряжения все тело одеревенело, капюшон слетел с меня на полпути и сейчас мои волосы представляли собой гнездо неадекватной птички. Приземлилась я на колени и сползла на землю чуть не плача от радости. Руки правда пришлось долго уговаривать отпустить метлу. Девушки вокруг оживлённо заговорили, кто-то восторгался полётом, - этому можно радоваться?! - кто-то обсуждал какой-то ритуал. Мрак! Значит я угадала насчёт жертв и крови? Все были возбуждённые.

  - Внимание ведьмы! - Призвала всех к тишине магистр. - Лисья, Равела, Лара собирают костёр. Карисса, Тлина, Мелика достают и расставляют свечи. Нарья и Верина делают защитный круг. Вперёд. До полной луны четверть часа.

  Отбивая зубами дробь, я пошла за Нарьей к рюкзаку куратора и помогла достать ветки защитной травы путхинки и папаратника. Мы находились в Чёрном Лесу, в котором водились всякие жуткие звери и Бог знает, что ещё. Постоянно вздрагивая от природного шума, я помогла девушке сделать огромный круг из травы на вершине небольшой горы. Все оказались в круге и куратор Натая произнесла заклинание щита. Воздух вокруг нас уплотнился и за пределами круга нас стало не слышно. Ветер взметнулся отбрасывая на прозрачные чуть мерцающие от отблеска огня стенки нашего круга мелкие ветки и камушки. Ведьма Лана вытаскивала из волос запутавшийся лесной мусор.

  Каждая из нас взяла в руки чёрные толстые свечи и мы образовали три круга в одном. Трилистник, а посередине костёр. Над нами светила луна, мерцали тысячи звёзд, ночь окутывала и тьмой укрывала от чужих взглядов. По примеру куратора мы скинули с себя плащи оставаясь в полупрозрачных туниках. Ветер заигрывал с подолами наших одежд. Острота таинства проникала под кожу, от накала чего-то неведомого покалывало кончики пальцев. Ведьма Лана зажгла от костра свою свечу и встав на место подожгла свечу Нарьи, Нарья подожгла свечу Мани и так до конца последнего круга. Я стояла в круге и дрожащими руками держала горящую свечу и думала, что если придётся давать кому-то какие-то клятвы, то я пожалуй пас. Не хочу связывать себя, не зная правил, какими бы то ни было речами и прочей мишурой.

  Наша старшая ведьма запела заклинание очищения ведьмы. Ведьмочки несут в своей крови магическую составляющую дара, но выносить её наружу не могут. Заклинания наши имеют силу только если говорятся от всего сердца, от всей души. Такими способностями владеют сильные ведьмы, слабенькие же только в пору сильного эмоционального всплеска. И так получалось, что к ведьмам приставало много ненужной, испорченной чужой энергетики, чужих всплесков плохих чувств, эмоций. Поэтому ритуал очищения очень важен для каждой ведьмы, а слабым гораздо чаще, нежели сильным.

  Голос старшей ведьмы усилился, теперь в нём слышалась властность, мольба и какие-то чарующие интонации. Одни слова говорились тихо и мы шёпотом повторяли их, на громкие восклицание выдыхали весь воздух из лёгких. Так продолжалось около часа, а потом куратор Натая ритуальным ножом делала каждой ведьме звездообразный надрез на тыльной стороне обеих рук. Я едва удержалась от всхлипа, когда мою кожу пронзила боль. Потекла алая кровь. Свечи были опущены к нашим ногам и руки подняты над головой. Пару пасов луне, поклон Чёрному лесу, коленопреклонение и поцелуй земле, и капельки крови чёрной свече. Как только кровь упала на свечу, она зашипела и меня окутал невидимый кокон магии. На секунду стало по зимнему холодно, а затем холод быстрым потоком хлынул к ногам и я услышала как кокон крошиться, разбивается в дребезги унося с собой прилипшую ко мне грязь. Стало очень легко, как будто я только что родилась, такой чистой я себя ощущала. Мы приложили кровяные звезды к щекам и лбу оставляя отпечаток. Потом куратор Натая обошла всех с грубо вырезанным кубком и дала испить ритуального вина. Оно двести лет настаивается под лунным светом в бочках из священного дерева Кракбука.

  Потом все заговорили одновременно, послышался пленительный смех молоденьких ведьм, сердечко встрепенулось.

  - Оставляю вас ведьмочки для шабаша. Ритуал закончен. - И магистр, куратор Натая накинула плащ, послала нам заговорщицкую улыбку и полетела прочь от костра ведьм в сторону замка. На фоне луны её силуэт прямо скажу был пугающим.

  По коже пробежала щекотка, я вытянула руку и круглыми глазами наблюдала как под кожей по венам пробегают световые волны лунного цвета. Удивительное зрелище, когда все твои вены светятся, вычерчивая странный, путанный рисунок. Вдруг стало так спокойно, я почувствовала себя защищённой, появилась уверенность в безопасности. Я раскинула руки в стороны, закинула голову назад и заливисто расхохоталась. И услышала смех остальных ведьм. Я опустила голову и моим глазам предстали необыкновенное зрелище. Обновлённые ведьмы выглядели счастливыми, сексуальными, игривыми, - глаза завораживала чувственной поволокой, а мягкий свет струящийся по венам придавал вид таинственности. Как хорошо и весело. Хотелось шалить. Я закружилась, мурррр... Веселье, радость, счастье заполняли каждую клеточку моей души. Вот я. Вот она настоящая я. Шаловливая, весёлая, доверчивая и сильная духом, а ещё жаждущая любви, защиты и счастья. Моя сущность послала все предохранители к черту, - выходила наружу плавя запреты и преграды. Эйфория заботливо окутала меня дразня на откровенность. Я рассмеялась и неожиданно для себя запела:

  - Ти подруженька моя, синьоока течія

  Розкажи мені про милого мого

  У мої дівочі сни, його стежку поверни

  Приведи його до бережка твого

  Та чи сталося, зачекалася, зачекалася я його

  Ой говорила чиста вода

  Де живе любов моя

  Ой говорила чиста вода

  Як її зустріну я

  Ой говорила чиста вода

  Чому я ніченькі не сплю

  Ой говорила чиста вода

  Кого полюблю.

  Ты подруженька моя, синьоока течія

  Про коханого всю правдоньку скажи

  Покажи мені його і до серденька мого

  Наче птаха до небес приворожи.

  Та чи сталося, зачекалася, мудро річенько поможи

  Ой говорила чиста вода

  Де живе любов моя

  Ой говорила чиста вода

  Як її зустріну я

  Ой говорила чиста вода

  Чому я ніченькі не сплю

  Ой говорила чиста вода

  Кого полюблю.

  Глаза у ведьм изумлённо распахнулись.

  - Верина ты меня в последние месяцы удивляешь, - подходя ко мне сказала Лара, на её струящихся волосах цвета красного дерева играли блики от костра. Я смотрела на неё широко открытыми глазами. Она казалась мне волшебной, невероятно красивой и ненастоящей. - Ты так изменилась! Нет прежней надменности и презрения ко всем кто ниже тебя по статусу. А сейчас... Что с тобой случилось за каникулы?

  Я прикусила губу. Начинается...и что мне делать? Сбежать? Чёрт!!!

  - О Лара прекрати... - вступилась за меня Мирра.

  - Но ведь Лара права, - поддержали Лару пару голосов.

  - Я просто...Я просто... - затараторила я на всякий случай крутя головой и высматривала куда бежать если что. - У меня, это...папа он ... короче...

  - Странная ты! - сказала Вида.

  - Ну, знаете переоценка ценностей и всё такое... - ответила ей, а у самой душа в пятки ушла. По старой привычке принялась грызть ногти.

  - Ведьмы давай веселиться? - воскликнула Лана. - Научишь песне? Я такой не слышала, мне нравиться.

  Я с облегчением закивала. Полчаса мы распевали песню виагры пока слова не стали чётко отскакивать от зубов. Водили хороводы, играли в прятки на сумасшедшие желания, как например окунуться в хрустально чистую и холодную горную реку Мальку. Татья целый час грелась у костра под нашими плащами стукача зубами. Мы летали на мётлах на перегонки, бегали по лесу в поисках редкого и дорогого корня цветка Карора, нежно обзываемого Лаской. А всё потому, что использовали его в зельях для подъёма эрекции у мужчин. И постоянно в лесу звучал завораживающий смех ведьм. В эту ночь обидеть нас никто не смел, на нас была мощная защита от ритуала, на наших руках. К утру она исчезнет, а пока мы веселились и дурачились от души.

  На берегу Мальки мы познакомились с Водяным. Прозрачный силуэт обтекала вода, вместо глаз речные камни. Он заманивал нас в речку, обещая открыть разные секреты из Дубравки.

  - Нус рассссссказыыывай, - стуча зубами выполза на берег Лара.

  Мы развели у реки костёр и пили из горла бутылок настойку. Водяной любезно показал ведьмам где охотники зарыли пять бутылок, а они как оказалось, знали толк в убойных напитках. Нас было одиннадцать девушек, остальные также разделились на группы и ушли искать свои приключения.

  Возле костра грелись семь мокрых ведьм, за каждый рассказ Водяной Лотьмах заставлял окунаться в горную реку. Ему было скучно, сейчас он развлекался за наш счёт. Он довольно потирал водянистые ладони, хихикал и на нас смотрел с благодушием. Пьяные ведьмы также баловали одинокого водяного смешными рассказами из академии.

  - Макар из семьи Тауриных, вот парень дал лиху. Хи-хи, он вчера забрался в дом к своей зазнобе, по пригласительному понятно дело. Так вот, это дурень по темноте возлёг на ложе с её страшной сеструхой...ой не могуууу... - он тоненько визгливо расхохотался сгибаясь по полам и ушёл под воду. Вынырнул, открыл рот и снова согнулся похрюкивая со смеху и снова под воду. - Нууу вооот. Чем дело то кончилось и трагитору ясновено, парня женить, а он стрекоча дал, аж в самую Империю горят ломанул. Ха-ха-ха. А сестрица то у ейны страшна как... как... да вот прям как трагитор то и страшна деваха. Да чё там, лещий наш Кузмурандригон не польстился бы. А он ведьмочки одиноким ужо тысячелетие бродит. - Наставительно закончил он снова сгибаясь от хохота. А мы прыснули глядя на смеющегося водяного. Когда настала моя очередь я исполнила песню водяного из мультика. Лотьмах обиделся и погнал нас прочь, зато ведьмы оценили и мы распевали её все вместе идя по лесу к костру ведьм на лысую гору.

  Неожиданно Мирра приложила палец к губам и указала на высокие кусты папаратника. Пьяные, весёлые мы на цыпочках потопали к кустам, хихикая сквозь прижатые к губам ладони. Кто-то из ведьмочек споткнулся и взвизгнув полетел в кусты. Конспирация была нарушена и мы ломанули за ней следом, размахивая руками и издавая боевой клич. Негоже оставлять свою ведьму одну. И толпа из десяти полуголых ведьм оказалась сверху на адептах пятикурсниках. Кто-то побежал прочь, но пьяные ведьмы пострашнее дараксса иной раз будут. В общем не убежал никто. И тут я встретилась со свирепым взглядом карих глаз. Лекс?

  Чёрт. Вот невезуха. Пора бежать. С горем пополам я выбралась из этой кучи малы и кинулась в сторону нашего костра. Мало того, что голая так ещё и пьяная. А у пьяных как водится, что в голове то и на языке, а это чревато гиблыми последствиями. Позади верещали пьяные ведьмы, кто-то, как и я пьяно ругаясь нёсся за плащом.

  - СТОЯТЬ! - грозный окрик коснулся моей спины, вокруг меня взметнулся лесной сор, однако сработала щитовая защита и ни одна пылинка меня не коснулась. От неожиданности я остановилась, что это было? А я ведь так и не спросила у Таи каким даром владеет Лекс. Если б не ритуальная защита, что было бы? И когда снова бросилась бежать была грубо сбита с ног. Мне не повезло и я покатилась на дно маленького овражка. Голова кружилась теперь не только от ритуального вина. Меня рывком подняли на ноги, я пошатнулась и сползла по телу Лекса на колени. Вот так стоя на коленях, я твердо пообещала себе никогда больше так не напиваться. Какой позор. Уверена завтра стыд проснётся во мне с утроенной силой.

  - Чё надобно старче? - вопросила пьяная девица не пытаясь подняться, однако по удобнее устраиваясь на земле, чтобы Лекс видел как можно меньше из под прозрачного одеяния.

  - Пьяная ведьма, это приговор, - закатывая глаза сказал парень присаживаясь напротив меня и серьёзно заглядывая в глаза. - Слушай меня внимательно ведьма. Эти два года я помогал тебе, теперь твоя очередь исполнить обещание. Через неделю состоится торжественный ужин, на который ты должна прийти вместе со мной в роли моей невесты. Ты меня хорошо поняла?

  Я пожала плечами. Помогал мне? Я дала какое-то обещание? СТОП. Так Лекс и Верина не настоящая пара? Или я слишком пьяна и туго соображаю. Он жёстко встряхнул меня за плечи.

  - Первый раз вижу тебя настолько пьяную. Вы что там на шабаше употребляли? - недовольно сверкнул глазами адепт.

  - Не, на шабаше всё было нормально, - ответила я. - Это нас водяной споил. А что вы в лесу делали? Пришли за ведьмочками подглядывать?

  -Да кому вы нужны? - скривился парень, - делать больше нечего, чем ночью за полуголыми девицами таскаться.

  - Ой-ой-ой, - скорчила я гримасу недоверия. Парни они ради такого зрелища и не на такие жертвы пойдут. Тоже мне нашёлся идеальный! - Тогда, чё вы в кустах прятались, а?

  - По делам ходили. Траву нужную искали, - ответил он. - Потом слышим не стройный вой, думали на кикиморовы сборища наткнулись вот и в кусты спрятались. От кикимор сложно сбежать, а это оказались ведьмы - адептки престижной академии.

  - Сам ты кикимора... - сказала ему типа обижено, а у самой губы предательски расползлись в стороны. Надо же вой кикимор! А вроде бы хорошо пели...

  Лекс снисходительно покачал головой. А я задумалась как можно выяснить у Лекса правду о его отношениях с Вериной, так чтобы не выдать себя? И момент подходящий, если что спишет всё на настойку. Думай, Лера, думай. Мозги у которых сегодня был праздник, нашли лёгкое решение. Я быстрее, чтобы не передумать кинулась на шею к парню, он видимо ожидавший чего угодно, но только не этого, не удержался и мы повалились на землю. Никакого соблазнения, лишь напористое желание избавить себя от лишних головных терзаний. Я прижалась к его губам. Миг и меня отшвырнуло от него, я спиной впечаталась в дерево и сползла по нему к земле. Воздух из лёгких выбило. В глазах помутнело и сквозь шум в ушах услышала в свой адрес тысячу и одно ругательство. Последним, что я услышала из уст Лекса было:

  - Гхару такую полоумную невесту!

  Пришла я в себя утром в своей удобной кровати. Я была в том же одеянии, что и перед отключкой, только сейчас это напоминало грязную тряпку. Девчонки спали, Вал, как всегда, храпела на всю комнату. Голова на удивление не болела, а вот слабость в теле была сильная. Сползая с кровати, я наткнулась на свёрнутый в трубочку лист бумаги. Прихватила его и прочитала сидя в бочке с ароматными маслами из Северных равнин.

  "БОЛЬШЕ НЕ ПЕЙ! Спину тебе вылечила твоя подруга ведьма Мирра. Что это было вчера? Ты повела себя глупо и безрассудно. Подозреваю в настойке, что вам дал водяной, имелись запрещённые ингредиенты. Через неделю торжественный бал, не забудь пошить платье. Деньги я оставил во втором ящике твоего стола. Ещё раз попробуешь меня избегать, последствия будут печальные. Академия Анкара распрощается с тобой. Лекс".

  Срочно нужно поговорить с Таисией. Я всё меньше начинаю понимать, что твориться вокруг меня. Мало того, что нужно просиживать все дни в библиотеке, читать и зубрить до изнеможения, скрываться, притворяться и опасаться, так ещё эти все события заварили в моей голове кашу. Как же тяжело. Моя жизнь покатилась колобком в неизвестном направлении, а я так и не понимаю как ею управлять. Мне всё меньше нравилось происходящее. Было ощущение, что я нахожусь в каком-то эпицентре смерча, всё движется со скоростью света, а я лишь успеваю крутить головой в стороны событий. Итак, кое-что прояснилось. Лекс и Верина не настоящая пара. Они два года притворялись. Но зачем? Какую помощь Лекс оказывал Верине? И что просил взамен? Сыграть роль невесты на каком то там ужине? Всего лишь один вечер, взамен двум годам? Слабо вериться. И эти последние строки записки, - неужели он может повлиять на директора, чтобы меня отчислили? Понятно, что ничего не понятно. Промыв в едва тёплой воде волосы, последний раз вдохнула любимый запах дикой сирени, оделась и пошла искать Таю.

  - Как интересно, - протянула Тая задумчиво возвращая мне записку Лекса. - А ведь если подумать, то я могу сказать тебе, в чём именно Лекс помогал Верине.

  - Говори, - ответила я, откинувшись в кресло. Мы сидели в уютной гостиной факультета магов. Адептов здесь было всего трое и никто из них не обращал на нас внимания, занятые своими делами. Мы разговаривали свободно, не опасаясь подслушивания.

  - Прежде скажи, когда ты отлетела от него, Лекс удивился?

  -Вроде нет. Зол он был точно, а ещё, когда я набросилась на него с поцелуем мне показалось, он этого совсем не ожидал.

  - Ну что ж, это многое объясняет, пожалуй я расскажу тебе о семье Верины и о том как она попала в Академию. Знаю я не много, кое о чём просто догадываюсь. За эти три месяца нам с тобой было не до этого, надо было обучить тебя по минимуму, чтобы не возникло проблем.

  - Рассказывай. Я и так в прострации от нового мира, а тут ещё куча новых, непонятных для меня событий.

  - Верина дочь одного очень влиятельного и опасного нюхача. Нюхач - это тот, кто занимается расследованием опасных и непонятных событий. Нюхачи крайне опасны, и узнают правду как бы старательно её не прятали. А ещё ими невозможно стать, ими рождаются. Их не много в нашем королевстве, и ценят их также сильно, как и семерых королей. Это тебе на будущее. Его зовут лайорд Атрей, он женат на могиане Сонии. Верина его незаконная дочь, я не знаю, что там произошло, но помню, что был страшный скандал и разбирательство. В том случае работала команда нюхачей, а они берутся за самые опасные дела. Так вот, мать Верины ведьму Танри приговорили к смерти, но прежде она разродилась. Не знаю, как и где воспитывалась Верина, знаю, что её отправили учиться в самую лучшую академию, и это Академия Анкара. Вылететь отсюда ей было никак нельзя, ей необходим был диплом Анкара. Я слышала, что лайорд Атрей, после какого-то случая поставил ей условие: если она оканчивает Академию Анкара, он покупает ей дом в Империи и она живёт своей жизнью, либо она уходит на все четыре стороны и ни какой помощи с его стороны не будет. Я не знаю правда, это или нет. Первые два года она старательно училась, а потом перестала справляться с объёмом знаний. Её собирались отчислить, но выяснилось, что она истинная Лекса. А это стопроцентная гарантия, что тебя не выгонят.

  - Почему? - удивилась я. - Что в Лексе такого особенного?

  Тая наклонилась ко мне поближе, я сделала тоже самое.

  - Лекс потомок древних Ррархов. Лера поверь, это очень-очень опасные существа. В тысячу раз страшнее самих нюхачей да и вообще кого бы то ни было. Ррархи существа ночи, тьмы, мрака.

  - Они зло? - прошептала я испуганно. С кем мне приходиться иметь дела. Озноб пробирает до костей.

  - Да, нет. Добро и зло понятия размытые. Судить можно только по поступкам. Они могут причинить зло, в общем, как и любой другой житель Атры, и могут сделать добро. Они могущественны. Их дар силен, и передаётся он только в их роду.

  - И как близок он к семи королям? - спросила я шёпотом.

  - При чем здесь семь наших правителей? - удивилась Тая. - Он из Империи.

  Я вскинула на неё испуганный взгляд.

  - Тая, что мне делать? Бал, невеста, пошив платья... Я не справлюсь, - панически всхлипнула я. - Этикет и прочая дребедень. Блин, он меня прямо на балу придушит, чтобы спастись от позора.

  Тая отвесила мне лёгкий подзатыльник. Я хмуро на неё посмотрела. Вцепиться ей в волосы что ли?

  - Не паникуй. И о каком блине ты ведёшь речь? В твоём мире блины душат людей?

  Я расхохоталась. Как у неё хватило фантазии об этом подумать?!

  Тая прищурившись смотрела как я смеюсь, а потом вздохнула:

  - Справимся. Я нашла тебе партнёра по боевым искусствам, его зовут Михей, четверокурсник. Один из близнецов.

  - Спасибо.

  Она кивнула.

  -Кстати, - я протянула ей листок с заклинанием, которое вчера перед шабашем ведьм нашла у себя под подушкой.

  Тая взяла листок и вскрикнула:

  -Откуда?

  - Понятия не имею. Вчера под подушкой нашла. Что это?

  - Это? Это заклинание Памятка Памяти, древнее, почти забытое заклинание усиливающие память. Ты даже не представляешь какое оно ценное. - Она бережно свернула листок и положила в карман мантии. А потом подняла на меня всполошённый взгляд. - Лера, я от только сейчас поняла, что это плохо. Кто подложил тебе это ценное заклинание? Подозревает ли он, что ты не она или просто решил помочь видя как часто ты сидишь в библиотеке?

  - Н-не знаю, - я сглотнула горькую слюну. - Если подложил значит хочет помочь?!

  Тая задумавшись не ответила.

  -Ладно, давай ка по факультетам, скоро занятия.

  Я согласно кивнула и побежала в столовую.

  Урок по зельям у нас вёл профессор Кулик, за спиной всеми студентами называемый "Печальный". Занятие сегодня у нас было совместно с магами из четвёртого курса, подгруппой номер три. Профессор вошёл в класс таща в руках громадную доску с гербариями трав.

  - Одолжил у профессора травологии, - весело сказал нам. - Если спросит, скажем, что она здесь и стояла. Кто принёс, - не знаем.

  Раздались смешки.

  На этом уроке мы изучали использование травы трияды в трёх зельях: противоядия и двух ядов, мгновенного действия и продолжительного действия. На каждой парте стояло по три малюсеньких котелка, ящик с пузырьками и куча всяческих колб и ёмкостей. За ингридиентами ходили к стене с множеством полок.

  - Простите профессор Кулик, можно помедленнее? - попросил ведьмак Антро. - Я не понял по поводу противоядия: нужно класть в зелье чешую русалки целую или половину?

  - Адепт Антро, это не я быстро говорю, а вы медленно соображаете, - ответил профессор и ткнул пальцем в рецепт зелья написанный схематично на парящем листе пергамента.- Дракские руны знаешь? Читай адепт, не ленись.

  С моей точки зрения профессор и правда говорил очень быстро, мы с Миррой договорились записывать его лекции через фразу. Фразу она, фразу я. И хотя после приходилось всё переписывать, но так мы по крайней мере ничего не пропускали.

  К середине урока я запуталась в схеме, листала книгу пытаясь найти расшифровку предпоследней закорючки. Захлопнула досадливо книгу, ничего не найдя. Опять лоханусь на уроке. Случайно уголком книги сбила котелок и неполноценное зелье растеклось по столу и полу разъедая его.

  - Заставлю вылизывать языком! - подлетел ко мне профессор.

  - Сами вылизывайте. - Злобно ответила я.

  - Послушай Верина, ну нет у тебя...

  С третьего ряда подскочил бледный адепт, он судорожно всхлипнул, глаза закатились, был виден один белок. Его сотрясала крупная дрожь.

  - Что? - подбежал к нему профессор.

  - Мооооя мааагия, - закричал он, - Профессор Печальный, я её не чувствую. У меня ПРОПАЛ ДАР! Его НЕЕЕТ...

  - Ты что несёшь, пришибленный? - сказал Рой с первого ряда, - Дар не может пропасть...

  Но адепт не слышал, он бился в припадке, отчаянно завывая, потом упал к ногам растерянного профессора без движения.

  К нему кинулась пара магов.

  - Отошли, - хмуро приказал профессор зелий.

  - У него холодные руки, - сказал адепт непонимающим взглядом обводя наши растерянные лица.

  Шепча заклинание, профессор водил руками вдоль тела неподвижного адепта, потом резко выпрямился.

  - Адепт Гранда немедленно за Спиро в больничное крыло. Живее! - вскричал он растерянному адепту. Тот кивнул и пулей вылетел из класса.

  - Тарих за директором Байоном. - Тарих хмуро сведя брови кинулся прочь.

  - Что с ним, профессор? - спросила я.

  - Да гхар его знает, - ответил профессор склоняясь над телом. - Но магии в нём нет. Ни капли.

  - Как такое возможно? - спросил кто-то с задних рядов. - Магия наша сущность...

  - Урок окончен, все вон, - приказал печальный.

  Быстро побросав книги в сумку мы двинулись к двери.

  - Спрячемся за шторой? - услышала я сзади тихий голос Роя.

  -Давай, пока печалька не смотрит.

  Не долго думая я бочком протиснулась к трем магам. Они переглянулись и затолкали меня за свои спины.

Мой второй шанс на жизнь

  - Что произошло профессор? - спросила влетевшая в класс Спиро-дух. Она упала на колени рядом с адептом, положила руки на голову и сердце, закрыла глаза шепча нечленораздельные слова.

  - Этот вопрос к вам Спиро, - ответил профессор шагая вперёд назад. - Ему стало плохо на уроке. Кричал о потере дара. Спиро?

  - мм...?

  - Я не ощутил в нем магии. Вы что-нибудь слышали о потере дара?

  Спиро не ответила, свела белые брови продолжая шептать, немного времени спустя она сказала:

  - Ничего не могу понять. Профессор я углубляюсь.

  Профессор зелий резко остановился смотря как из тела Спиро к парню потянулся светлый, полупрозрачный дух. Он склонился к телу адепта ласково погладил по волосам и стремительно вторгся в сущность мага. Между Спиро и духом протянулись крепкие светлые нити не позволяя духу оставить свой сосуд жизни.

  Мне было плохо видно из-за спин ребят, поэтому я присела и наблюдала за всем через тонкую полоску между стеной и шторой. Когда появился дух я беззвучно расплакалась, а парни издали тихие вдохи. Он был таким светлым, красивым, нежным. От него лучами исходила доброта, забота, ласка. Сердце в груди защемило, дыхание замерло. Я закрыла рот ладонью глотая слезы. Объяснить свои чувства сложно, классная комната как будто потеплела, появилось что-то хорошее, нужное. Что-то затронувшее кусочек души.

  В комнату вихрем ворвался директор Байон и тут же замер наблюдая за работой Спиро. Длинные седые волосы и борода, сиреневые глаза, растущая из головы костяная корона, тело покрывал красный балахон. Он медленно подошёл к профессору Кулику и не говоря ни слова присел на корточки возле адепта.

  Я боком облокотилась на ноги адепта, он дёрнулся, но ничего не сказал.

  Не знаю как долго мы слушали тишину наблюдая за Спиро, но вскоре дух вышел из тела парня и вернулся в своё тело. Длинные белоснежные ресницы затрепетали и она открыла глаза.

  - Всю жизнь бы сидел и любовался вашим духом Спиро, - сказал Байон. - Он прекрасен.

  Спиро устало улыбнулась директору и взъерошила ёжик коротких серых невзрачных волос. На левой щеке блеснула серебристая руна.

  - Директор, профессор мне не удалось ничего выяснить. Пусто. Если б я не знала Роса, решила бы, что он всю жизнь был обычным человеком. В нем нет ни капли магии, никакого отголоска.

  - Как такое возможно? - прохрипел Кулик качая головой.

  - Что с ним? - спросил Байон.

  - Он в непонятном трансе, стазис неизвестного происхождения. Его как бы нет, но духу удалось почувствовать едва уловимый след. Я не знаю очнётся ли.

  - Доставим его в больничное крыло, пусть пока там полежит.

  - Профессор Кулик, будьте так любезны сообщите профессорам, о магическом круге. Он нас ещё ни разу не подводил. - Сказал Байон выходя из класса с адептом Росом на руках. Спиро шла следом за ними, а профессор Кулик пару мгновений постоял в задумчивости и тоже быстрым шагом покинул класс.

  В тишине раздался скрип открывающихся дверц шкафа, оттуда вывалились адепты: две магини, одна ведьма Сола и четыре мага.

  - Трасявицы пируют! - сказал в тишине Макар. (духи болезней).

  - Я о таком впервые слышу, - расхаживала по выложенным камнем дорожкам Тая. - Такого не может быть.

  Мы находились на заднем дворе академии, потихоньку подтягивались другие учащиеся. У меня был предпоследний урок по животноводству вместе с подгруппой Таисии. Я рассказала ей о случившемся, девушка всполошилась. В классе зелий мы с адептами перекинулись парою фраз и поспешили на уроки. Никто до этого не слышал ни о чем подобном, Рой предложил поспрашивать друзей.

  - Бремислав сказал тоже самое.

  - Тишина адепты! - Сказал преподаватель Воик дер Краста, молодой парень два года назад окончивший академию Анкара и оставшийся здесь работать. Он тащил за собой клетку в которой сидело мерзкое существо.

  - Кто это? - скривилась я.

  -Трагитор, - ответила шёпотом Тая, - мы его на первом курсе изучали.

  Трагитор был похож на земную крысу, только ростом мне до колен. У него было три чёрных узких глаза, тонкие как иголки клыки торчали из пасти, три гладких бежевых хвоста оплетали прутья железной клетки. Трагитор шипел показывая толстый раздвоенный язык и метался.

  - Мерзость, - ответила я.

  - Его поймал Яток вчера ночью, он забрался в конюшню и покусал раху Липу. По просьбе профессора зелий мы попробуем на нем несколько экспериментальных сывороток. - Сказал нам учитель и продемонстрировал два флакона с прозрачной жидкостью. - Кто придумает способ влить их ему в пасть, поставлю зачёт.

  Адепты загалдели.

  - Ага, как же! - шепнула нам Мирра ухмыляясь. - Я слышала как Печальный просил его об этом "одолжении" и скажу вам, что Воик просто трусит и решил свалить это дело на нас.

  - А строит из себя... - закатила глаза Нарья.

  Мы захихикали, Воик прям расцветал на глазах слушая предложения адептов столпившихся вокруг клетки беспокойного трагитора.

  - Блин мне же к Рыскару нужно. Совсем забыла, - простонала я.

  - Вперёд! И кстати сегодня перед ужином приходи в зал тренировок я познакомлю тебя с Михеем, позанимаетесь, - шепнула на ухо Тая.

  -Окей.

  -Я же просила следить за речью!!!

  -Извини. Приду, - и под сочувствующие взгляды Таи, Мирры и Нарьи бочком протиснулась меж студентов и бегом бросилась в замок.

  Когда запыхавшись ввалилась в зал, там сидели три адепта и чистили оружие. Наказание отбывали.

  - Директор собрал всех профессоров, урок отменили, - просветил меня адепт.

  Солнечно улыбнулась и побежала в крыло ведьм. Возвращаться на урок животноводства не стала, лучше перед библиотекой поблаженствовать в любимой дубовой бочке с травками.

  К сожалению мне это не удалось, вернее удалось наполовину. Я просидела в горячей воде не больше пяти минут, влетела Тая и Мирра и приказали живо одеваться.

  - Едем в город Трилос в ателье.

  - Лера поторопись, - воскликнула Тая бросая в меня полотенцем. - Йети нас ждать не будут. У них кто успел, - поехал.

  - Лера? - удивилась Мирра.

  Тая на миг застыла испугано хлопая глазами, я тоже застыла с высоко поднятыми руками с полотенцем. Встретились глазами. Тая встряхнулась и улыбаясь повернулась к Мирре.

  - Это сокращённо от Верины. Не обращай внимания. Давайте быстрее, время поджимает.

  -Стой, - спохватилась я. - А как ты прошла в ведьмовское крыло?

  Тая показала мне кроваво-красный камень на шее.

  - Куратор Натая дала, Лекс попросил меня помочь тебе быть готовой к празднованию огненного бога Семаргла. Эти два выходных мы пробудем в городе, погостим у Мирры. Вылезай.

  - Я соберу твою сумку, - закрывая за собой дверь сказала Мирра.

  - Спасибо, - крикнула в закрытую дверь.

  Когда я вышла в комнате никого не было, сумка упакованная стояла возле кровати, а на самой кровати разложен наряд из кожаных легинсов, чёрной до пять прозрачной туники с множеством разрезов до талии и меховой жилетки на огромных пуговицах. Оделась, обула короткие сапожки, схватила сумку и задумалась. Куда они делись? Искать или подождать? Ладно, пойду вниз, не потеряют. Уже у двери вспомнила о деньгах и вернулась и сунула их в сумку.

  У ворот замка стояла запряжённая дисараби открытая повозка по форме напоминающая котёл. Большой котёл. В нем уже сидели семь адептов включая знакомую мне Велишу, Эльдара и Роя.

  - Что мнёмся? - спросил у меня профессор Кулик, проходя мимо меня к повозке. - Садись, истинная Лекса.

  - Да я как бы подруг жду, - ответила я, но пошла за ним.

  Села рядом с Роем и задумалась. Подруги! А есть ли они у меня? Тая? Мы с ней много общаемся, но это скорее вынужденное общение или не совсем так? Не знаю. Она для меня в этом мире ближе всех и единственная кто знает, что я не та за кого себя выдаю. А что чувствует она по отношению ко мне? В этом году она выпускается, а мне учиться ещё год. Как я без неё? Мирра? Как можно какого-то называть подругой скрываясь и обманывая. А если вдруг узнает правду, как поведёт себя? Испугается и отвернётся?

  - Мы тебя обыскались, - укоризненно сказала Мирра садясь рядом. - Нашла! - крикнула она Тае.

  - Хорошо. - Тая кинула свою сумку на колени Эльдару, села рядом с ним и прошептала:

  - Эл, слышал о Росе?

  - Слышал, и даже больше. - Ответил Эльдар закидывая руку ей на плечо и что-то зашептал ей на ухо.

  -Да ты что?

   Значит Тая хорошо общается с Эльдаром. Интереснооо. Надо будет поговорить с ней о нем и его словах на уроке.

  Они продолжали шушукаться, Велиша флиртовала с красивым золотоволосым адептом, остальные негромко переговаривались.

  - Ты что-нибудь узнал о случившемся? - спросила Роя.

  Он покачал головой.

   <ххх8>

Чего не хватает книге?

Размышлений и эмоций главной героини.

Описание деталей.

Плавных переходов действий

Разнообразия слов при написании глав.

Описание замка, комнат, классов и т.д.

Описание других героев книг.

Всего хватает.

Смотреть Результаты



Комментарии: 75, последний от 16/03/2016.

© Copyright Садовая Вера ([email protected])

Размещен: 23/02/2016, изменен: 15/03/2016. 112k. Статистика.

Глава: Приключения, Фэнтези, Любовный роман


Оценка:

8.75*18

Ваша оценка:

не читать

очень плохо

плохо

посредственно

терпимо

не читал

нормально

хорошая книга

отличная книга

великолепно

шедевр



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:


О.Батлер "Тринкет.Сказочная повесть" О.Куно "Горький ветер свободы" Ю.Архарова "Лиса для Алисы.Красная нить судьбы" П.Керлис "Вторая встречная" К.Полянская "Лунная школа" О.Пашнина "Его звездная подруга" Л.Алфеева "Аккад ДЭМ и я.Адептка Хаоса" М.Боталова "В оковах льда" Т.Форш "Как найти Феникса" С.Лысак "Кортес.Огнем и броней" А.Салиева "Прокляты и забыты" Е.Никольская "Белоснежка для его светлости" А.Демченко "Воздушный стрелок.Гранд" Н.Жильцова "Наследница мага смерти" М.Атаманов "Защита Периметра.Восьмой сектор" А.Ланг "Мир в Кубе.Пробуждение" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Сестра" А.Дерендяев "Сокровища Манталы.Таинственный браслет" В.Кучеренко "Головоломка" А.Одинцова "Начальник для чародейки"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"


Доска об'явлений "Книги"

Мой второй шанс на жизнь


home | my bookshelf | | Мой второй шанс на жизнь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу