Book: Колыбель цивилизаций



Колыбель цивилизаций

Юрий Тарарёв, Александр Тарарёв

Колыбель цивилизаций

Книга 1

От автора

Мы давно собирались написать эту книгу, но дефицит времени не позволял, и наконец, свершилось, книга написана. Почему в жанре фантастики? Да потому, что это единственный жанр, который позволяет импровизировать, заглядывать в глубокое прошлое и смотреть в бесконечное будущее, не оглядываясь на авторитеты. Что такое фантастика – это полет мысли в будущее. И счастлив тот автор, чьи фантазии оказались верными и претворились в реальность. А такие примеры в истории человеческой цивилизации имеются, титан эпохи возрождения Леонардо да Винчи – предсказал изобретение многих технических средств, которыми мы теперь пользуемся, подводные лодки, вертолеты, самолеты. Кто не знает классиков мировой фантастики: французского писателя фантаста Жюля Габриэля Верна и его романы «С земли на Луну», «Вокруг Луны»; Герберта Уэльса «Первые люди на Луне» и, конечно же, Алексея Толстого с удивительным, захватывающим, фантастическим романом «Аэлита».

Луна – это небесное тело, будоражащие наше воображение и притягивающее наш взгляд, спутник Земли, который мы видим каждую ночь, под его сиянием человеческая цивилизация родилась и взрослела, осознавая свое место во вселенной. Луна, самая близкая и самая неизученная планета Солнечной системы, дает пищу воображению. Космическая механика нашей Солнечной системы слишком уж правильная. Такая правильность наводит на мысль о вмешательстве в ее устройство извне. Ну, а орбита Луны вокруг Земли и вовсе идеальна, без Луны жизнь на Земле была бы невозможна. Учитывая это обстоятельство, мы решили пофантазировать на эту такую простую, и совсем неизученную тему.

Пролог

Кто жил, в ничто не обратится!

Повсюду вечность шевелится.

Причастный бытию – блажен

И. В. Гете

На бархате вселенной брильянтами, сапфирами и рубинами блистали, мерцали и переливались мириады звезд, вокруг которых вращалось бесчисленное количество планет, наделенных жизнью и безжизненных, богатых минералами и обделенных, горячих и холодных, больших и малых. Все это великолепие подчинялось строгим космическим законам и правилам. Бесконечные просторы вселенной наполнены фотонами света, несущими информацию сквозь космическое пространство миллиарды лет; гравитацией – благодаря которой сформировались галактики, различными видами излучения и энергетическими полями, говорящими и поющими на различных частотах о создании вселенной, о ее настоящем и будущем. Всю эту симфонию космоса улавливали высокочувствительные приборы и преобразовывали энергии тонких излучений в понятные космическому кораблю математические символы. Да и был ли это корабль в человеческом понимании? Вряд ли!

Корабль напоминал комету огромных размеров, поверхность кометы светилась не везде равномерно, за ней тянулся светящийся хвост, что придавало движению корабля в пространстве природную естественность, однако выбросов из рабочих камер двигателей не было. Корабль использовал для своих нужд и полета различные энергетические поля, которыми было наполнено космическое пространство. Рассекая бескрайние просторы вселенной, корабль поглощал парсек за парсеком, пересекая одну галактику за другой, не излучая никаких волн, ничем себя не обнаруживая, однако чутко наблюдая за окружающим пространством на многие световые года вокруг. Такая скрытность наводила на мысль о разведывательной миссии корабля.

Так что же он искал? Планеты, на которых развивалась жизнь? Планеты, богатые своими природными ресурсами? Быть может, планеты, подходящие для колонизации? Корабль летел много столетий, собирая информацию обо всем, что встречал на своем пути. Полученная информация записывалась и хранилась в специальных накопителях интеллектуальной системы корабля. Интеллектуальная система не была наделена эмоциями в человеческом понимании этого слова, все основывалось на рационализме исполняющих систем и выполнении миссии изучения вселенной.

Неожиданно чуткие, слаженные энергетические цепи корабля услышали в обычной песне вселенной необычные нотки, похожие на искусственные сигналы, заставившие корабль насторожиться и вывести на исполнительный контур дополнительные мощности, пробудившие от многолетней спячки модули обработки информации повышенной важности, срабатывавшие при обнаружении признаков иной цивилизации. Интеллектуальная система обработала сигнал и подтвердила его искусственное происхождение. Источник сигнала определялся навигационными системами корабля несколько десятков наносекунд. Им оказался небольшой аппарат искусственного происхождения, двигавшийся со скоростью шестьдесят километров в секунду, – для интеллектуальных систем это была целая бездна времени. Корабль приступил к анализу сложившейся ситуации, определению места запуска аппарата и изучению, – судя по всему, населенной планеты, откуда предположительно стартовал аппарат.

Скорость корабля стала стремительно падать, сияние уменьшаться, хвост таять. Постепенно корабль превратился в темное тело, которое не видели оптические приборы и радиотелескопы. Но внутри корабль кипел деятельностью, активировались все системы, включилась в работу управляющая квазисистема, работавшая над разрешением внештатной ситуации.

Квазисистема произвела обработку полученной информации и, сопоставив расстояние, курс, скорость и время определила, что аппарат вылетел за пределы планетарной системы со стороны одной из планет, вращающейся вокруг звезды класса «Ф». Система звезды включала еще несколько планет. Не было сомнений, что аппарат искусственного происхождения, но куда он летел? Этот вопрос пока оставался без ответа, по курсу аппарата, на протяжении многих световых лет, не было ничего, чистое пространство – он летел в никуда. Система предположила, что это последний крик о помощи цивилизации с этой планеты и приняла решение изучить аппарат.

Расстояние до искусственного объекта, издававшего сигнал, составляло нескольких световых минут. От его темной массы отделился модуль в виде светящегося шара диаметром 20 метров и взял курс на неизвестный аппарат. Полет в обычном пространстве занял несколько часов. Совместив скорости, зонд открыл ангар и втянул аппарат внутрь с помощью гравитационных лучей. Закончив операцию, вернулся на базовый корабль.

Аналитические системы корабля приступили к исследованию аппарата. Было странно, каким чудом этот аппарат так долго оставался в рабочем состоянии. После того, как была снята его обшивка, обнаружилась электроника и сенсоры, предназначенные для исследования космического пространства, аппарат еще не вышел за пределы системы звезды «Ф». Кроме того был обнаружен диск с записями, на расшифровку которого ушло время. Когда расшифровка закончилась, центральный процессор испытал что-то, подобное недоумению. На носителе аппарата была вся информация о планете, ее месте нахождения, населении, культуре, языке, науке. Цивилизация находилась в достаточно развитом состоянии, и только начинала выходить в космос, преодолев гравитацию своей планеты.

Так что же вызвало недоумение этого совершенного устройства? – доверчивость с которой люди, – так они себя называли на носителе, – отправили всю информацию во вселенную с надеждой на встречу с разумными существами и установления с ними контакта. Они не знали, что вселенная полна планет, населенных разумными существами, но никогда эти разумные существа так бездумно не посылали информацию о себе неизвестно куда и неизвестно с какой целью, просто для контакта. звучало странно!

Ведь если долго смотреть в бесконечные просторы космоса, космос начинает смотреть на тебя, и никто не возьмётся сказать, каким будет этот взгляд.

Центральный процессор анализировал: цивилизация земли слаба и разрознена, послание и различные сигналы, отправляемые с помощью вот таких аппаратов, радиотелескопов и других приборов, могли уловить разумные существа на других планетах, в других галактиках. А в космосе творилось не только добро, все подчинено выживанию вида. Везде росла численность населения, необходимы были новые планеты, пригодные для жизни, не совсем пригодные терраформировались под тот или иной вид. Все это сопровождалось истреблением и рабством населения колонизируемой планеты, поэтому места нахождения своих родных планет скрывали. И неизвестно – при таком крике с Земли, устроенном на всю галактику, не идет ли к земле армада кораблей для захвата планеты? При столь огромных космических расстояниях они могут лететь столетиями.

Младенцы, младенцы космоса – как ребенок, рождаясь, оповещает об этом всех своим криком, так и эта цивилизация кричала о своем появлении на всю галактику. Но рядом не было любящих родителей, а была жестокая действительность, и доброта поддерживалась силой.

Центральный пришел к выводу, что аппарат – это рука человечества, протянутая в будущее с надеждой на счастье. Исходя из этого, центральным было принято решение исследовать планету, которая, согласно полученной информации, является третьей планетой от центральной звезды класса «Ф» по средне галактическому показателю. Центральный выделил несколько модификаций автоматических зондов для исследования планерной системы звезды и близлежащего пространства. Но, проанализировав имеющуюся информацию, направил дополнительные зонды дальней разведки для исследования всей Спиралевидной галактики; зонды, получив задания, искрами света разлетелись в разные стороны.

Учитывая, что искусственный аппарат был запущен с планеты сорок лет назад, на планете за это время мог произойти научно-технический скачок. И действительно, с зонда поступила информация о наличии вокруг планеты на различных орбитах спутников связи, спутников для передачи изображения, спутников с оружием, хотя и примитивным, но достаточно разрушительным. Вокруг планеты на геостационарной орбите вращалась небольшая космическая станция, потому как к этому объекту периодически стыковались космические аппараты с Земли.

Планета обитаема и населяли ее народы разных уровней развития, были отдельные государства, которые воевали между собой или готовились к войне, единого правительства на планете не было. Была освоена энергия распада атомов, которая применялась для выработки энергии для нужд людей и в качестве оружия. Люди еще воевали между собой – зачем отправили аппарат в космос, объявляя всем о себе? Уж не искала ли какая-то страна не контакта как такового, а будущего союзника в войне против других государств?..

Странным был скачок развития науки и техники – всего за сто лет открыты электричество, построены атомные электростанции, созданы летательные аппараты с компьютерным управлением и хорошей геометрией, люди поняли основы небесной механики! Но за развитием науки и техники не успевал а, скорее, все больше отставал социум. Бесконечные войны и локальные конфликты, рост населения, голод, гражданские войны, борьба за власть. Экология планеты была на грани катастрофы, – катастрофы для обитателей, – им нечем будет дышать, нечего будет пить, не будет еды и условий для жизни!

Центральный «задумался» – неужели жители планеты этого не понимают? Ведь после катаклизмов планета восстановится через один-полтора миллиона лет, но уже без них, разумных форм жизни под названием ЛЮДИ. И Ноев ковчег на этот раз никого не спасет, – Центральный знал историю религии, так как снял информацию с компьютерных сетей, – спасения не будет. Люди слабы, живут в газовой среде с определенным типом бактерий-симбионтов, при строго определенной температуре, геомагнетизме, гравитации и еще при нескольких тысячах условий их существования.



Глава 1

Что-то было не так, что-то беспокоило молекулярные цепи Центрального, общая модель не выстраивалась. но что? Человечество, впервые выведя космический спутник, на некоторых направлениях далеко продвинулось вперед, например – полупроводники, без них не создашь компьютеров, но они появились вдруг и сразу.

Корабль находился на значительном расстоянии от Земли, приближаться ближе было нецелесообразно. В такой ситуации Центральный решил создать клона человека и поместить в него копию своих нейронных сетей. Задача не сложная, потому что все во вселенной состояло из элементарных частиц, – вакуум, газ, космическая пыль, планеты и звезды. Соответственно, и люди – живые существа – тоже состояли из атомов, расположенных соответствующим образом и в определенном порядке. Опыт работы с живыми организмами у Центрального был, но все живые организмы отличались друг от друга. Можно было изготовить андроида или робота, но в определенных условиях это могло спровоцировать нежелательные последствия, и он решил создать живого клона. Для создания клона нужен был живой прототип, то есть человек.

Центральный связался с разведывательным зондом, который находился у Земли, ввел режим полной невидимости, направил к Земле. За время освоения космоса, земляне основательно замусорили околоземное пространство – тысячи, если не миллионы обломков вращались вокруг Земли по произвольным орбитам, угрожая обитателям Земли. Мусор убирался легко, просто раскладывался на атомы, но такой технологии у людей не было.

Разведывательный зонд прошел замусоренную зону, пересек орбиты спутников и вошел в верхние слои атмосферы. Внизу простирались континенты. на каком из них брать человека? Центральный решил взять прототипы нескольких видов. Первой оказалась территория России.

Аппарат застыл над мегаполисом, по сообщениям радио и телевидения это была Москва. Человека можно было незаметно изъять из самолета, поезда, улицы или дома. Зонд засек более пятнадцати миллионов психосфер проживающих в городе людей.

День еще только начинался, утренняя прохлада бодрила, Александр быстрым шагом шел по улице к машине, припаркованной в недавно сделанных новым мэром специальных карманах-парковках. Недорогая корейская малолитражка, – но для мегаполиса это было то, что нужно. На ней можно припарковаться в любом. или практически любом месте, бензина много не ест, да и после некоторых доработок едет очень даже неплохо. Нельзя сказать, что у Александра, – или как его называли друзья Алекса, – не было хороших качественных машин. были. Но молодость, гормоны, жажда скорости выработали у него стиль агрессивного вождения. Некоторым машинам повезло меньше, они превращались в груду дорогого металла, других, – которым повезло больше, – ждал не менее дорогой ремонт; на реальной машине он ездил, как на тренажере симуляторе. Были у Алекса и родители, которые за него переживали, внутренне падая в обморок, когда оказывались пассажирами. Кроме отца, прививавшего ему с самого рождения чувство самостоятельности и умения принять решения в трудной ситуации, он знал, без чего в этой жизни не обойтись. Александр, последовавший по стопам отца, работал в государственных структурах.

Центральный анализировал миллионы психосфер, и никто из просканированных особей в полной мере не удовлетворял критериям, заложенным в программе отбора прототипа. Тогда он запустился режим глубинного сканирования личности и определил, что прототип, который подходил, найден.

Александр сел в машину и повернул ключ зажигания, мотор завелся, заработал ровно и гладко. Тронувшись с места, Алекс по годами отработанной привычке глянул в боковое зеркало правого заднего вида, и ему почудилось, что там мелькнула светящаяся сфера.

«Ну и освещение у нас в Москве, – подумал Александр. – Хотя, чего сейчас только не придумают».

Алекс был весьма продвинут в техническом плане, и удивить его было трудно. Прекрасно разбирался в инновационных тенденциях, технологической сфере, последних достижениях, ну, естественно, использовал эти достижения. Владел компьютерами и компьютерными программами, мог их собирать и усовершенствовать, – в общем, как говорят, человек двадцать первого века.

Повернув на соседнюю улицу, Алекс уперся в новенький «мерседес», двигавшийся со скоростью двадцать километров в час.

«Да что же такое, понапокупали прав!» – раздраженно подумал Алекс и, пока позволяла разметка, решил обогнать тихохода.

Включив пониженную и прибавив газу, взял левее и пошел на обгон, когда машина поравнялась с «мерседесом», тот начал медленно прибавлять скорость, не давая обогнать себя. Алекс повернулся, чтобы посмотреть – кто там такой «умный»? Но «мерседес», несмотря на недавно вступивший в силу запрет на тонировку передних стекол, был тонирован, как говорится, «наглухо».

– Ладно, посмотрим, чего ты хочешь, – сказал Алекс вслух, и вдавил педаль газа в пол.

Машина рванулась вперед и на треть кузова обогнала «мерседес», но двигатель «мерседеса» был мощнее и быстро догонял его. Скорость росла стремительно, и неожиданно в свете фар Алекс увидел крутой поворот. тормозить было поздно. Он попытался войти в поворот по правильной траектории, чтобы хоть как-то смягчить последствия будущей аварии, но слева шел стеной металлический отбойник, а справа прижимал «мерседес», водитель которого уже тоже начал понимать, что в поворот явно не впишется. Секунды превратились в вечность, Алекс краем глаза увидел, что «мерседес» резко осел, из-под колес пошел дым, покрышки мгновенно разогрелись от трения до температуры горения.

«Поздно, – подумал Алекс, – момент торможения и выхода на правильную траекторию давно пропущен, законы физики одинаковы для всех».

Внутренне собравшись, Алекс приготовился к удару, но рук с руля не убирал, пытаясь до последнего удержать машину. Десять метров, восемь, пять, до столкновения оставалась доля секунды и. неожиданно, пренебрегая всеми законами физики, машина начала поворачивать, плавно вписываясь в дугу поворота, – буквально в нескольких миллиметрах от Алекса на бешеной скорости проносился отбойник. Это было последнее, что увидел Алекс перед тем, как потерять сознание от перегрузки.

Водитель «мерседеса» в экстренном торможении не справился с управлением. Как потом показали отчеты ГИБДД, это его и спасло – машина правым передним колесом наткнулась на бордюр, ее несколько раз развернуло вокруг своей оси и задней частью вмяло в отбойник. Последние воспоминания водителя «мерседеса» – это синяя малолитражка, на невероятной скорости проходящая поворот и скрывающийся в темноте.

Гравитационные лучи зонда подхватили машину с водителем маленького средства передвижения и начали втягивать в ангар. Со стороны этого не было видно, машину окружило маскирующее поле. Александр пришел в себя и попытался открыть дверцу – не получилось, все двери заблокированы. Необычность происходящего не укладывалась в сознании, паники не было, в различных экстремальных ситуациях он был не один раз, да и прошлый опыт не располагал к панике. Машина втянулась в святящийся шар, двигатель заглох, Александр снова потерял сознание.

Зонд разместил машину в ангаре, человека погрузил в состояние сна. Центральный быстро, в течение тридцати минут вернул зонд с пассажиром на корабль. Времени было мало, без согласия человека он не мог сканировать тело и мозг. Для человека создали необходимые условия его жизнедеятельности, воздух, гравитацию, комнату и мебель – в обычной обстановке на корабле не было атмосферы.

Александр открыл глаза, огляделся – он находился в машине, машина стояла в огромном помещении с голубым небом, землей, покрытой травой и лесом, уходящим вдаль. Рядом с машиной стоял представительный, убеленный сединами среднего роста мужчина со строгими чертами лица, одетый в черные брюки, ботинки и белую сорочку без галстука. Мужчина знаками показывал, что Александра приглашают выйти из машины.

Александр помедлил, приходя в себя, чувства страха не было, тело наполняла здоровая сила, желание жить, мысли были ясные и четкие.

Пальцы нашли ручку, дверь открылась, и на Александра пахнуло ароматом травы, солнца и теплом земли.

– Здравствуй, Александр, – сказал мужчина, – меня зовут Владимир Алексеевич, я хозяин этого корабля и рад тебя видеть здесь. Сразу хочу извиниться за столь необычный способ знакомства, но этого требовали обстоятельства.

– Какие еще обстоятельства? Какой корабль? Меня дома через два часа ждет жена, если я не приеду – будет волноваться, завтра на работу. да куча всяких дел!

– Александр, не волнуйся, я создал привычную для тебя атмосферу и обстановку, чтобы тебя не шокировать, ты здесь гость, тебе никто не причинит вреда. Мы поговорим с тобой, и если ты поймешь и согласишься мне помочь, я тебе буду благодарен.

– Как я могу вам верить! Я что – в космосе? Да этого просто не может быть! – воскликнул Александр.

– Может, друг мой, может. я ведь не человек, а, скажем, саморазвивающийся интеллект, созданный на основе энергетических полей и молекулярных пакетов.

Александр увлекался фантастикой и прочитал если не все, то очень много, в том числе и космической фантастики, но что бы это случилось с ним – он не мог в это поверить!

Александр стал придумывать, как бы вывернуться из сложившейся ситуации, но услышал голос Владимира Алексеевича.

– Не трудись, я читаю мысли, у тебя биоэлектрические поля хорошо просматриваются. Лучше задавай вопросы, и покончим с недоверием.

– Хорошо, где мы сейчас находимся, в каком месте вселенной?

Посредине комнаты вспыхнула голографическая звездная карта.

– Вот смотри, мы находимся на краю твоей родной звездной системы. Изумрудная стрелка показала местоположение корабля, Солнца и Земли.

– И сколько же я летел сюда с земли?

– Всего пятнадцать минут по вашему времени, – ответил собеседник.

– Как такое возможно? Это огромное расстояние!

– Возможно. Система перелетов или перемещения в космосе основывается совсем на других принципах, о которых я тебе расскажу позднее. Да, и еще – время, которое ты летел и проводишь здесь, принесет тебе больше пользы, чем ты думаешь.

Голова шла кругом.

«Нужно сосредоточиться, – подумал Александр.

– А можно вас попросить не читать мои мысли? Мне будет легче общаться с вами».

– Да, конечно, хотя это нелегко – ты думаешь так громко.

– Покажите мне открытый космос.

– Смотри.

Свет в комнате стал медленно гаснуть, стены потолок и пол исчезать, со всех сторон маленькими искорками загорались звезды, становясь все ярче и ярче. Александр почувствовал, что находится в космосе, со всех сторон его окружали миллиарды звезд, сверкающие в абсолютной темноте, близкие и далекие, маленькие и большие. Невероятно красиво. такой красоты он даже представить себе не мог! Но сюрпризы не кончились. Его взгляд зацепился за далекою звезду на пределе видимости и, внимательно всматриваясь в звезду, он заметил, что она стала приближаться, расти, скоро заполнила собой все пространство, протуберанцы плазмы растягивались на миллионы километров, поверхность звезды переливалась всеми цветами радуги. он испугался.

– Не бойся, этой звезды уже нет миллиард лет, ты видишь фотоны света, летящие от нее миллиарды лет, ты смотришь в прошлое. В космосе никто и ничто бесследно не исчезает, материя переходит из одного состояния в другое.

Александр успокоился, теперь он понял, что силой мысли мог приблизить или удалить космические объекты. Налюбовавшись открывающимися видами, он спросил Владимира Алексеевича:

– Не пора ли мне возвращаться?

– Но ты еще не все увидел.

– Как – не все?

– Если ты согласишься, я расширю спектр твоего видения.

Александр задумался.

«А что я теряю, есть возможность – надо соглашаться!» – Хорошо, я согласен, – ответил он.

Через мгновение вселенная взорвалась космическими звуками. Алекс услышал песни звезд и увидел космические течения и звездовороты. Космос предстал перед ним в другом виде – в виде энергетических полей различной природы, он видел рождение и гибель звезд, взрывы сверхновых и космические дыры с их колоссальной гравитацией. Вселенная не была статична, она наполнялась жизнью и постоянным движением.

Александр был потрясен увиденным и своими новыми способностями до глубины души.

– Возвращаемся, – попросил он.

Звезды стали гаснуть, звуки замолкать, комната вернулась к своему прежнему виду. Удивленный и восхищенный, несколько минут он приходил в себя.

– Какие у тебя впечатления от увиденного?

– Мне невозможно ни с чем сравнить такую гармоничную красоту, я не мог себе представить, что такое может быть! Да – видел звезды на небе, читал фантастические книги, смотрел фильмы. но они не несут и десятой доли красоты увиденного! А что теперь будет с моими новыми способностями?

– О, это зависит только от тебя! У тебя, да и, наверное, у других твоих соплеменников есть зачатки видения в других диапазонах – инфракрасном, рентгеновском. мне пришлось немного подкорректировать твои нейронные центры в коре головного мозга на субатомном уровне.

– Такое чувство, что у меня открылось второе зрение.

– У тебя, Алекс, такие возможности, о которых на земле даже и не мечтают, – подзадорил его Владимир Алексеевич, – но должен признать, – продолжил Владимир Алексеевич, – что наука на земле развивается, открыты полупроводниковые технологии. Это совсем не плохо, следующий шаг – квантовые компьютеры, они во много раз производительней всех остальных вами созданных. Генетика – постигаете процессы клонирования, астрономия – освоение космического пространства, много направлений с неоспоримыми достижениями, и в тоже время – использование углеводородного сырья, которое копилось в недрах планеты миллиарды лет в качестве топлива, – это варварское расточительство. Не придумано в производственных масштабах альтернативных источников энергии. Но такие попытки были в двадцатом веке по вашему летоисчислению. Тесла – ученый, открывший способы получения и использования неограниченного количества энергии, передачи ее на расстояние, испугался масштабов своего открытия. Один только его опыт, о котором вы толком ничего не знаете, – это падение Тунгусского метеорита, – говорит о многом. Ты, Александр, интересно мыслишь, а если подправить или заменить нейронные сети и ввести нано роботов в организм, то – как вы говорите – ты обретешь не только другое зрение, но и другую жизнь.

– Предложение заманчивое, – ответил Алекс, – но на Земле говорят: бесплатный сыр бывает только в мышеловке. так все же с чем связана моя доставка сюда?

– Александр, я пролетал рядом с вашей звездной системой, когда мои сканирующие устройства засекли сигналы разумных существ, я остановился и нашел искусственный аппарат «Вояджер» со всеми данными о Земле. Сейчас мои зонды исследуют вашу и соседние галактики. Что-то не так – слишком быстрый технический прогресс, неравномерное развитие государств, политическая, этническая и расовая разобщенность. в космосе ничего так просто не бывает, все это надо выяснить и проверить.

– Надо же, из-за Вояджера, который запустили сорок лет назад, я попал в такую переделку!

– Да уж, приключение, о котором можно только мечтать. – Я-то вам зачем? Я не ученый, обыкновенный человек.

– Не совсем обыкновенный. ты по-другому смотришь на мир. Наверное, это чувство развило в тебе увлечение фантастикой. не замечал ли ты чего– нибудь необычного на планете?

– Лично я не замечал, но есть такая наука – уфология, которая собирает рассказы обо всем необычном, она говорит, что люди часто видят в различных частях планеты неопознанные летающие объекты, в океане – квакеры и огромные подводные объекты, различные непонятные знаки на полях.

– Это и нужно проверить, нет ли вмешательства извне, – подытожил Владимир Алексеевич. – Итак, Александр, какое решение ты принял? – глядя на него, спросил Владимир Алексеевич.

– Все так нереально, что мне трудно вот так сразу сориентироваться.

– Решение нужно принимать, и принимать сейчас, – настаивал Владимир Алексеевич.

– А что будет, если я откажусь?

– Тебя доставят туда, откуда взяли, но ты забудешь обо всем, что с тобой случилось.

«Вариантов маловато», – подумал Александр: – А скажите – откуда вы прилетели, из какой звездной системы, с какой планеты, с какой целью?..

– О, сколько вопросов! Чтобы ответить на все, потребуется много времени. но я постараюсь изложить все кратко. Времени нет, тебя нужно возвращаться, а обо всем подробно мы сможем общаться сколь угодно долго на Земле. Я прилетел из глубин космоса, от звездной системы, которая находится многие миллиарды световых лет отсюда. Эта звездная система была населена разумными живыми существами, которые в своем интеллектуальном развитии достигли совершенства, открыли многие тайны вселенной. В науке и технике они также достигли совершенства, стали бессмертны. Но обычная жизнь им наскучила, они решили перейти в состояние разумных энергетических структур, чтобы заняться созерцанием вселенной и разгадкой тайны ее появления. Вначале все было хорошо, большая интеллектуальная часть населения перешла в энергетическое состояния, в комбинацию различных энергетических полей – получилось что-то наподобие энергетического разумного сгустка энергии, питающегося энергетическими полями окружающего пространства. Жители переходили в энергетическое состояние и возвращались обратно, чтобы запечатлеть свои ощущения и научные открытия. Но космос непредсказуем. увлекшись наукой и самосовершенствованием, они совсем забыли о защите звездной системы, посчитав, что нет такой разумной расы, которая могла бы осмелиться напасть на них. И в этом была ошибка, которая привела звездную систему к гибели. Угрозой оказались не разумные существа, а звездный ураган, который случается крайне редко, поэтому о нем ничего известно не было. Даже изучая вселенную в энергетическом состоянии, жители не обратили особого внимания на тонкие необычные флуктуации космоса, за что и поплатились. Поплатились разрушением своей звездной системы, уничтожением разумной жизни. часть жителей так и остались в энергетическом состоянии – без возможности вернуться в свои физические оболочки. Все оставшиеся в физических телах погибли, когда планета сошла с орбиты, осталась небольшая часть населения внутри планеты, погруженная в криогенный сон.



Перед самым ураганом был создан я – корабль – и направлен во вселенную с целью сбора информации и для того, чтобы подыскать подходящую звездную систему для жизни.

– Скажите, а те, кто остался в энергетическом состоянии, они посещают вас? – спросил Александр.

– Да, они иногда здесь бывают, мои сенсоры тонкой настройки их ощущают, но не более того, вмешаться в заложенную программу моей миссии они не могут.

– А зачем вы хотите попасть на планету Земля, с какой целью? Уж не с целью ли захвата?..

– Нет, захватывать планету я не собираюсь, для существования живых форм моего вида она не подходит, а вот стать вашим соседом в системе Солнца – возможно. Но для этого необходима тщательная проверка всех параметров, стабильности системы и выбора орбиты.

– Понятно. значит, вы нам не угроза?

– Нет, конечно. Возможно – будущие соседи и союзники, – ответил центральный. – Алекс, наша беседа затянулась, тебе пора принимать решение. так что ты решил?

«На такой простой вопрос ох, как нелегко ответить!» – подумал Александр.

– Ну, что же. выбора особо большого у меня, пожалуй, нет.

– Выбор всегда есть, – возразил центральный, – только его нужно правильно сделать.

– Тогда, коль мне выпала такая возможность, я согласен. Подписывать кровью ничего не надо?

– Нет, достаточно твоего согласия. но шутку я понял. Это не официальная договоренность на уровне правительств, а частная, с целью изучения и возможной помощи в случае крайней необходимости.

– Что мне нужно теперь делать?

– Делать ничего не нужно, я отключу ненадолго твоё сознание, укреплю твою костную и мышечную структуру, проведу молекулярную коррекцию организма и вживлю нейронный модуль со своей матрицей.

– А это не сотрет мою личность?

– Нет, все будет у тебя как прежде, внешне ты не изменишься. С таким нежным и ранимым организмом в космосе не выжить, а случись что-то с тобой, опасности подвергнусь и я. Твоя кожа будет крепче брони, она сможет мимикрировать, сохранять воду. Ты сможешь не дышать несколько суток, питаться чистой энергией, мышечная ткань крепче титана, костный каркас выдержит любой катаклизм, я размещусь в виде информационно-молекулярного пакета у тебя в сознании.

– Ну, что же. тянуть время не будем, я готов, – согласно кивнул головой Александр, вставая с кресла.

Мир вокруг вдруг растаял, он очутился на берегу океана, теплый ветер ласково овевал кожу, солнечные лучи нежно касались тела. Песок под ногами хрустел как снег, а метров через десять начиналась пальмовая роща. Из воды вышла девушка в открытом купальнике, в которой он, с удивлением, узнал свою Юлю. Она бежала к нему по белому песку, но вдруг пейзаж подернулся дымкой и стал таять, как мираж.

Алекс поднял голову, голова была на удивление чистой, мысли текли легко, он сидел в своей машине, в кабине никого не было. Посмотрел на панель управления – двигатель работал, мигало аварийное освящение, мимо на скорости проносились машины.

«Это кольцевая», – подумалось ему.

Решил выйти подышать, благо – машина была припаркована на автобусной остановке.

– Что это было? Я что, уснул за рулем? Но присниться же такое!

Глянул на часы, которые показывали восемь часов вечера.

– Надо позвонить Юле. наверное, волнуется.

Набрал номер, сказал, чтобы не волновалась.

– Где ты был? – спросила она.

– В пробке застрял.

– Почему не отвечал?

– Что-то со связью.

В теле чувствовалась непривычная легкость.

«Надо ехать», – подумал он, разговор с Юлей его раздражал.

Сел в машину, вставил ключ в замок зажигания, повернул, двигатель заработал неслышно – это его удивило, переключил скорость и влился в поток машин. До Каширки было километра два.

Впереди ехала фура. Он слегка надавил на педаль газа, и его вдавило в кресло – машина без труда обогнала эту фуру. Александр ездил на многих машинах и знал – чтобы так совершить обгон, нужен пятилитровый движок. Его поразил он сам – как четко действовал во время обгона, это было необычно. Он еще раз, теперь уже очень осторожно прибавил газу – скорость стала расти стремительно, спидометр зашкалило.

«Моя машина так ездить не может», – подумал он.

Глава 2

Внезапно перед ним развернулась интерактивная панель с различными знаками, он удивился и, повинуясь внутреннему порыву, кончиками пальцев стал дотрагиваться до различных знаков, парящих перед ним. Интуитивно включил режим полной маскировки, задействовал антигравитационный генератор, машина начала подниматься, перед глазами висела невероятная информация: высота полета сто пятьдесят метров; время в пути до пункта назначения: пять минут. Алекс немного расслабился и нажал на газ, управлять машиной, – хотя машиной это чудо техники назвать было трудно, скорее – гибрид, воплотивший в себя самые смелые теории ученых и недостижимые для людей технологии. Ситуация складывалась необычно, но не пугала. Для машин рядом на дороге он просто внезапно исчез, и никто этим особо не заинтересовался. Через пять минут спланировал к дому, убедившись, что никого вокруг нет, выключил режим маскировки, и ничем не примечательная малолитражка въехала во двор.

Оставив машину во дворе, Алекс поднялся на тринадцатый этаж и позвонил в свою квартиру, открыла жена.

– Привет, дорогая!

– Привет, ужинать будешь? – спросила она.

– Конечно, я очень проголодался, – не хотелось огорчать ее отказом.

Юля превосходно готовила, если не сказать больше, – наваристый борщ, румяная куриная ножка и салат из свежих овощей. Он ел, хвалил жену и не мог понять, почему еда доставляет ему такое удовольствие, это уже было не гурманство а обжорство. После третьей тарелки борща он решил остановиться. Съев еще пару куриных ножек, торт и выпив чай, он подумал, что не встанет из-за стола. Встал, и был удивлен – никакого чувства тяжести, как будто съел один пирожок. чудеса!

Посмотрев телевизор, включил компьютер, разобрал скопившуюся за пару дней почту. Кто-то постучал, и только тут он вспомнил, что нет его любимой собачки, – оказывается, с ней ходила гулять соседка, которая жила в квартире рядом. Эмма – так звали небольшого йоркширского терьера, жизнерадостное существо, которое его всегда встречало, облизывало и требовало ответной ласки. Увидев его, Эмма вдруг остановилась, внимательно посмотрела на него и зарычала.

– Эмма, ты что! – воскликнул он и хотел ее взять на руки как всегда, не тут– то было – она зарычала и попыталась укусить. Потом забилась под кровать и стала там повизгивать. Но через некоторое время вылезла, с опаской подошла к Александру и попросилась на руки – вроде бы все восстановилось.

Время уже было около часа ночи, спать не хотелось. Позвала жена.

– Иди спать, хватит полуночничать.

Он потушил свет, разделся и лег в постель. Но спать никто не собирался, это была восхитительная ночь любви.

– Дорогой, ты сегодня такой неутомимый!

И действительно, такого он от себя не ожидал – шел четвертый час ночи. Жена уснула, положив голову на плечо, и тихонько посапывала.

«Надо поспать». Вспоминать все необычные события прошедшего дня не хотелось, через секунду он отключился.

Ему снился необыкновенный сон.

– Вот мы и на планете Земля, в твоем доме. чтобы тебя не шокировать, я не стал сразу заявлять о себе. Все прошло хорошо.

– Кто ты? – воскликнул Алекс.

– Я – чистый, искусственно созданный разум с космического корабля. помнишь?

Алекса как током ударило, он вспомнил все и внутренне похолодел.

– Что ты делаешь у меня в голове?

– Не у тебя, а у нас, – послышалось хихиканье, – расслабься, все будет нормально. – И продолжил: – На корабле я провел реконструкцию твоего тела и усовершенствовал технику, которой ты пользуешься. Какой там Джеймс Бонд, такие технологии могут здесь быть через несколько столетий, если не тысячелетий. Но ты, Александр, молодец, не испугался. Я раньше даже предположить не мог, что такое испытать эмоции и чувства. это прекрасно, даже немного начинаю тебе завидовать, хотя я не материален. Но какой у тебя интересный мир, – мир, полный чувственного восприятия! Я тоже пока привыкаю к своему новому состоянию, к окружению. Для тебя сейчас это не сон, а как бы спящий режим, в который я тебя погрузил. На самом деле сон тебе не нужен, общаться мы с тобой будем мысленно. Интересная у вас психика, жена ничего не заподозрила, хотя ты вел себя странно. вернее – я. Мне так понравилась еда, такое многообразие ощущений, увлекся, извини. но я еду сразу разложил на молекулы и направил в энергетический накопитель. А вот твоя собачка сразу почувствовала, что в тебе произошли перемены, – неосознанно, на уровне тонких энергий. пришлось подстроить твои поля.

У Алекса не было слов от осознания того, что все произошедшее – реальность, но она напоминала о себе сама. Он открыл глаза, взгляд упал на часы – семь часов утра, солнце уже встало, и его лучи пробивались в спальню. «Как самочувствие?» – произнес знакомый голос где-то в сознании.

– Отлично! – бодро ответил Алекс и продолжил: – Так во сне мы на самом деле беседовали и все, что было – не сон и не галлюцинации?

«Нет, Алекс, не сон, а самая настоящая реальность. которой, надо сказать, я тоже наслаждаюсь и учусь. В вас так много всего, чего я был лишен! Постепенно буду включать твои новые способности в управление телом. Сам понаслаждаюсь новым состоянием. но в жизненные ситуации без твоего согласия вмешиваться не буду, только в крайних случаях, когда будет угрожать реальная опасность».

– Нет, – отреагировал Александр, – ты не знаешь всех нюансов нашей жизни и можешь ошибиться, приняв мнимую опасность за реальную.

«Согласен», – прозвучал в голове задумчивый ответ Центрального.

– Что будем делать дальше? – спросил свое «внутреннее Я» Александр.

«Как что – привыкать, изучать, наслаждаться каждый по-своему».

– Ну, тогда распорядок такой: сейчас едем на работу. Для того чтобы жить нужно работать, – рассказывал Александр, – за работу получают деньги, а на них покупают все необходимое – одежду, еду, жилье, развлечения, отдых, лечение.

«Покажи, как выглядят деньги», – заинтересовался Центральный.

Алекс достал бумажник и вытащил оставшуюся на бензин тысячу и поднял перед глазами.

«Но это не рационально, – откликнулся Центральный, – столько времени тратить на это, деньги можно синтезировать в любом количестве. Вот, смотри».

Газета, лежащая на столе, покрылась рябью, потом разлетелась на атомы, которые Алекс увидел особым зрением, и сгруппировались в сто купюр тысячного достоинства.

– Вот это да! – воскликнул Алекс. – Хорошо, Юля уже ушла на работу. Но если мы таким образом синтезируем большое количество купюр, то это приведет к экономическому кризису. И еще, я не совсем правильно тебе объяснил по поводу работы. работаем мы не только ради денег, но и ради удовольствия – чтобы что-то открыть, что-то создать. Если не работать – то ничего и не будет. разве у вас не так было?

«Вначале – так, а когда появились синтезаторы и энергоконвекторы материи, каждый мог заказать себе любые материальные блага. ну, а что было потом – ты знаешь».

– Ладно, – сказал Александр, – деньги оставим, это не та сумма, которая приведет к экономическому кризису, а то до зарплаты осталось три тысячи, а покупок надо делать много.

«Нет, если есть проблемы, давай деньги назад в газету превратим!» – забеспокоился Центральный.

– В газету превращать не будем, энергию надо экономить.

«О, ты начал шутить, тогда адаптация идет нормально. но какой ты меркантильный», – отозвался Центральный.

– Я не меркантильный, а экономный.

«Поехали на работу».

Александр закрыл дверь квартиры, вышел из подъезда и подошел к машине. Время было девять часов, – пробок не много; завел движок, который оказался водородным, мощностью тысяча лошадей, – он видел это своим новым зрением. «Поеду по дороге, взлетать не буду», – подумал Алекс. Перед его внутренним взором образовалась сенсорная интерактивная панель управления, режимов было два: ручное управление и автопилот. Выбрав ручное, тронулся с места и поехал. Выехав с проспекта Андропова на Каширское шоссе, не торопясь, двинулся в среднем ряду, но Каширка – это всегда Каширка, само загруженное шоссе в мегаполисе.

«Опасное вождение слева», – прозвучал в голове голос Центрального. Алекс повернул голову и действительно – «мазда» перестраивалась и не вписывалась в поток, столкновение было неизбежно. «Включаю режим защиты», – сказал Центральный. «Мазда» как будто наткнулась на что-то и, проехав пару метров, остановилась. Из машины вышла растерянная женщина с мобильником в руке.

– Вы что делаете, как мне теперь машину ремонтировать?!

– А она что, у вас сломалась? – издевался Алекс.

– Да тут теперь ремонта на пятьдесят тысяч!

– Какого ремонта, что вы собираетесь ремонтировать?

– Хватит меня разыгрывать! – говоря это, она осмотрела машину сзади, но там не было ни одной царапины. Она обернулась и увидела, что «дэу» тоже цело – ни одной царапины. И на автомате неуверенно задала вопрос:

– ГАИ вызывать будем?

– А зачем?

– Но ведь авария!

– Где? – изумился Александр, продолжая издеваться. Женщина смешалась, вокруг образовалась пробка, водители сигналили.

– Я, наверное, поеду. – сказала женщина растерянно, села в машину и в замешательстве тронулась с места.

До отдела, где работал Алекс, доехали без приключений. Зайдя к себе в кабинет, с тоской подумал – сколько работы. и не очень-то любимой. Включил компьютер, начал составлять отчеты, планы, протоколы, которые должен был сделать еще вчера. Неожиданно его зрение раздвинулось, и он без специального оборудования попал в виртуальный мир.

«Ну, ты тут пока работай, а я погуляю», – прозвучал в голове голос Центрального.

Ощущения были непередаваемые! Зазвонил телефон – его вызывало руководство, для доклада и накачки за невыполненную работу. Александру пришлось смоделировать программу в виртуальном пространстве, чтобы расширить возможности принтера до невозможного. И уже через три минуты работа была выполнена, и принтер выдал необходимую стопку документов. У двери стоял Сергей, который работал с Алексом в одном кабинете, рот у него был открыт, глаза удивленно моргали.

– Это что было? – спросил он.

– Да ничего не было. просто я работал.

– А-а, работал. понятно. – заторможено ответил тот.

Алекс быстренько вошел в психосферу Сергея и подкорректировал воспоминания последних трех минут. Вернул прежний внешний вид принтеру, взял документы и пошел к начальнику.

Начальник отдела сидел в кабинете и тихо вздыхал. Работать не хотелось, – не только сейчас, но и никогда больше; жена запилила, застукав с любовницей; голова болела после выпитого вчера. Он знал, что излишнее похмелье ведет к пьянке, а недостаточное – к смерти. Но похмелиться не мог – нужно было «воспитать сотрудника», которого он слегка побаивался из-за связей, собственного мнения и свободы общения.

В дверь раздался стук.

– Войдите, – разрешил он.

Вошел опасный сотрудник.

– Вызывали?

– Да. Как у нас дела с материалами?

– С какими конкретно?

– С теми, что у тебя.

– У меня и материалов никаких нет, все сделано.

– Не может быть! – начальник даже вспотел от неожиданности и наглости своего сотрудника.

– Вот они, исполненные, – ответил Алекс и положил на стол стопочку листов на двести, – проверите и подпишите все это срочно, а я на приём населения.

Выпить так хотелось, что он не стал задерживать своевольного сотрудника. Только тот вышел, как начальник закрыл за ним дверь, достал бутылку подаренного кем-то ранее коньяка, налил рюмку и залпом выпил, – полегчало.

Работа была сделана, рабочий день катился по накатанным рельсам, а Александр уже начал сомневаться: с ним ли происходят такие странности. Сотрудница Люба принесла ему чашку горячего чая, нечаянно споткнулась и расплескала прямо ему на руку. Стала извиняться за свою неловкость, пытаться вытереть салфеткой, проявить сочувствие. принесла мазь, чтобы намазать ожог, но рука Александра была нормальной, даже не порозовела.

– Не волнуйся ты так! Чай, наверное, уже остыл, вот и не обжегся.

Она виновато посмотрела на него и пошла на кухню.

Рабочий день закончился, Алекс сел в машину и хотел уже трогаться, но в это время подошел сослуживец Иван.

– Не подвезешь до метро? – попросил он.

– Садись, – разрешил Алекс.

Включил ручное управление и тронулся с места, внешне все выглядело как обычно.

– Машина у тебя работает почти не слышно, – сделал комплемент Иван.

– Это я недавно отрегулировал двигатель.

– Понятно.

До метро доехали быстро, Иван ушел, а Алекс поехал домой.

«Я ознакомился с Интернет-сетями, с культурой вашей цивилизации, – подал голос Центральный, – и сделал вывод, что планета подобрана неслучайно – со всеми необходимыми параметрами для деятельности живых организмов. Людей природа, – если это природа, – наделила разумом, но лишила различных защитных систем против вирусов, бактерий, против болезней, сделала их физически слабыми, не способными жить на других планетах. даже на Земле, если параметры внешней среды будут хоть немного изменены. Информация с моих разведывательных зондов еще не поступила, вернее – поступила, но не та, которую я жду. Поэтому сегодня мы с тобой совершим небольшое космическое путешествие на единственный спутник земли – Луну». – Мы что, полетим на космическом корабле?

«На каком корабле, включи мозги! – как вы говорите. На твоей, вернее – нашей универсальной машине, которую сейчас подберет модуль. Луна находится на расстоянии триста сорок тысяч километров от Земли, лететь нам туда не торопясь – минут пятнадцать. За это время я открою все информационные шлюзы, чтобы ты освоился в потоке информации знаний и умений, которые в тебе заложены. Включай радио-шансон, мне определенно нравится эта радиостанция. и полетели».

– Как – полетели?

«Да очень просто».

Дорога, по которой они ехали, стала стремительно уходить вниз и скоро совсем исчезла. Быстро отдалялось все, скоро вокруг осталась одна темнота космоса, а внизу, быстро уменьшаясь, величественно вращалась его родная, голубая планета Земля.

«Какая же она маленькая, – подумал он, – и как мы, люди, не бережем ее».

Неожиданно все изменилось, как будто прорвало плотину, голова «взорвалась» от информации, хлынувшей со всех сторон. Алекс даже потерял ориентацию в пространстве, хотя уже знал, в какой части галактики находится, читал звездные карты, видел все вокруг сразу, ощущения ошеломили.

«Алекс, – донеслось до него, – смотри глазами своего разума, ты сейчас видишь и анализируешь во многих диапазонах сразу, ты способен все разложить по полочкам, чтобы обратиться к той или иной информации по мере надобности. Это не сон, Алекс, это явь, которая больше, чем реальность, потому что реальность – это восприятие твоего мозга окружающей действительности. Действительность разная в зависимости от того, какими органами чувств ты оперируешь и располагаешь в ее восприятии.

Алекс осознал, что теперь могущественнее всех не только на планете, но и в галактике.

«Могущество – это ничто, любое могущество – это лишь тень бытия».

Он стал мыслить космогоническими категориями, постигая мироздание, постигая непостижимое, но в этом запутанном мире точных законов действовал один закон – энтропии. Космос не закономерность всего сущего, а случайное совпадение многих слагающих. Он эти слагающие теперь знал, и простота его прошлого бытия теплом отдавалась в душе.

«Алекс, к делу, – прервал поток мыслей Центральный, – до Луны осталось пятьдесят тысяч километров, приступаем к сканированию».

Алекс увидел визуально приближающуюся планету, она была огромна.

«Сейчас встанем на орбиту, сделаем несколько контрольных витков, проведем сканирование и выберем место для посадки», – проинформировал его Центральный.

Сканирование показало наличие энергетических полей явно неестественного происхождения, на это указывала избирательность их расположения. Располагались эти поля в глубоких впадинах и накрывали часть поверхности, как шатром. Таких полей обнаружили еще с десяток.

«Ну, что скажешь, друг Алекс?»

– А что тут сказать, никакого движения пока не обнаружено. Может быть, законсервированные объекты?

«Рядом с Землей, – возразил Центральный, – да и маскирующие поля различаются. Эти поля создают прикрытие от визуального и волнового наблюдения».

– А вот и хозяева.

Алекс внутренне вздрогнул – на огромной скорости, – ну конечно, не на такой, которую могли развить они сами, – появился космический аппарат дискообразной формы метров двадцати в диаметре, сделал один виток вокруг Луны, сбросил скорость и стал снижаться к самому большому куполу.

«Летим за ним, соблюдаем режим инкогнито», – распорядился Центральный.

«Судя по первому знакомству, технологии инопланетян далеко обогнали существующие на земле», – подумал Алекс.

«Посмотрим, каких технологических высот они достигли, – проговорил Центральный, – кто они – стервятники, стерегущие свою добычу, или наблюдатели. а может, ваши создатели? А, Алек?

– Посмотрим, – хмуро ответил тот.

Алекс почувствовал пронизывающий озноб.

«Нас сканируют, – сразу определил Центральный, – не могут понять, что за энергия. Маскируемся под космический фон, чтобы не обнаружили. подумают – энергетическое возмущение, вызванное своим же кораблем».

Опустились до пяти километров, впереди ущелье сужалось и шло вниз, внутрь планеты, корабль замедлил движение до сотен, а потом и до десятков метров в секунду, на высоте девяноста метров остановился и застыл. Начался обмен паролями и кодами опознавания и доступа и, когда эта процедура закончилась, грунт на поверхности Луны стал раздвигаться все больше и больше, пока проем не стал достаточным для того, чтобы корабль пролетел.

– Летим за ним, – предложил Алекс.

«Заметь, – ответил Центральный, – не я первый это предложил, твое любопытство заразительно. Меняем энергетические поля, чтобы они совпадали с общим фоном базы».

А то, что это была именно база, не оставалось никаких сомнений. Модуль пролетел за кораблем и очутился в шлюзовой камере, ворота наверху закрывались. Давление уровнялось, открылся проём и корабль неспешно пролетел дальше, а за ним и модуль очутился в ангаре.

Света не было, воздуха тоже не было, сила тяжести не превышала треть земной. Окружающая среда подходила только для механизмов.

– Что делать? – обратился Алекс к Центральному.

«Да ничего, понаблюдаем».

Раздался щелчок, люк корабля открылся, тут же к нему подлетела платформа, и два существа, похожие на пауков размером с пони, сноровисто вбежали на корабль и через некоторое время стали выносить оттуда контейнеры и складывать на платформу. Загрузив платформу, они уехали, люк корабля остался открытым.

«У нас два варианта: осмотреть базу и понять, для чего она предназначена; или корабль – пока он открыт.

– Лучше сделать два дела, – подал голос Алекс, – взглянуть на корабль, а потом осмотреть базу.

«Ну конечно, ты же никогда не бывал на космических кораблях! Учитывая, как развиваются события, теперь тебе придется бывать на них часто», – ответил Центральный.

– Пошли на корабль.

Они покинули машину, прошли к выходу из модуля, который сливался с общим фоном, и поднялись на корабль, сразу попав в небольшое помещение.

«Шлюзовая камера, – прошелестело в голове, – идем направо, переборка открыта».

Внизу приглушенно шуршали механизмы, стены коридора слегка фосфоресцировали, повсюду попадались множество приборов. Алекс остановился перед закрытой дверью.

«Приложи ладонь».

Он приложил, поток молекул и атомов проник в замок и отключил его, дверь открылась.

«Ты – прирожденный взломщик!» – хихикнул Центральный.

Он вошел в полукруглое тесное помещение, заставленное пультами и индикаторами.

«Рубка управления, двигатель фотонный, корабль полуавтоматический с функцией автопилота, живых существ на борту нет», – прошептал Центральный.

Внезапно в люке показались две сигнатуры роботов-грузчиков, перемигивание индикаторов усилилось, Алекс почувствовал прикосновения различных излучений. Поломку замка обнаружили, роботы заменили замок и ушли. А главный компьютер базы, очень мощный, уже послал сигнал в глубокий космос на базовый корабль о поломке, которая произошла, но которой произойти просто не могло. В ответ был послан сигнал о введении на базе режима строгой изоляции – до прибытия группы расследования.

Алекс испугался вполне по человечески, ведь новые способности не коснулись его человеческих чувств.

«Корабль заперт и изолирован силовым полем, однако я отследил сигнал, посланный с базы, он ушел в сторону созвездия Змееносца. Ответный сигнал был получен спустя двадцать минут. Учитывая скорость сигнала и время его прохождения, вычисляем расстояние. три парсека, – рассуждал Центральный. – Для того чтобы долететь сюда, им потребуется быстроходное судно, и ожидать его можно часов через двадцать. так что, Алекс, не волнуйся – у нас масса времени. Так какие будут предложения?»

– Какие предложения! Можно подумать, что я каждый день попадаю на базы инопланетян и на их корабли!

«Успокойся, здесь живых существ нет, значит, всем здесь управляет.»

– Компьютер! – радостно подхватил Алекс.

«Молодец, уже начал соображать. Посмотрим, что это за собрат мой такой расторопный. пройдемся по его сетям».

– А изолирующее поле? – напомнил Алекс.

«Что поле. оно состоит из тех же базовых частиц, что и все остальное во вселенной, только эти частицы построены особым образом. С кораблем все понятно: система вооружений, лазер, протонные пушки и даже архаическое ваше огнестрельное оружие, защитные поля, силовые щиты. да, Алекс, не такие уж они и мирные – что-то мирных предметов я тут и не нашел».

– Машинка наша не обнаружена пока, – рассуждал Алекс, – а чтобы прогуляться по сетям, необходим доступ к электронным портам, просочиться можно между атомами на уровне базовых частиц.

«Неплохо, – одобрил Центральный, – оставляем физическую часть тела здесь, эта часть продолжит осмотр корабля и разберётся до конца с управлением, – вдруг понадобится. а мы с тобой – в виртуальное пространство!

Ощущение было такое, словно они вдвоем лезли через густой непроходимый лес, заваленный буреломом, но скоро бурелом закончился, и они, ободранные, – сравнение виртуальное, – вышли на информационные просторы, сформировали сигнатуры и вошли в порты. Александр уже имел небольшой опыт нахождения в виртуальном пространстве, а для Центрального это вообще была среда обитания, поэтому он велел Алексу держаться за ним. Кругом неслись миллиарды бит информации, программы охраны пытались их схватить, но они успешно ускользали, проходя сквозь расставленные ловушки, просачиваясь сквозь пароли и коды, а иногда и взламывая их. Вот когда Алекс похвалил себя за то, что занимался компьютерами.

«Хватит заниматься самовосхвалением, за нами мчатся полчища охранных программ», – торопил его Центральный.

Они как в озеро нырнули в сервер, попутно собирая информацию, а оттуда – прямиком в центральный процессор главного компьютера базы.

Центральный компьютер базы пытался сопротивляться, но ничего не мог противопоставить атаке неизвестных вирусов, которые блокировали центральный процессор и заканчивали блокировать периферию. Сигнал опасности, посланный на базовый корабль, не прошел, сам центральный компьютер был блокирован и не мог ничего сделать. Но для таких случаев на базе была установлена система самоуничтожения, которая приводилась в действие независимо и посылала сигнал об этом автоматически. Теперь до взрыва базы оставалось две минуты.

Алекс и Центральный блокировали главный компьютер и периферию, разобрались, что за база и для чего, но не поняли – чья, и скачали информацию, чтобы разобраться потом. Но не тут-то было – раздался сигнал тревоги: базовый комп, если так можно выразиться, злорадствовал. Отключить взрыватель было нельзя. Нужно было спасаться, и они устремились назад к кораблю.

На корабле, пока их энергетические сущности занимались базой, физическая оболочка Алекса разобралась в управлении. Вернувшись на корабль, прикинули шансы на спасение – их было мало, но были. Ворота ангара заблокированы независимой охранной программой, пока сломаешь программу – произойдет взрыв. Оставался один выход: запрограммировали автопилот звездолета на взлет с максимальным ускорением, а сами быстро перебрались в поджидавшую их машину в модуле.

– Мы-то не взорвемся вместе с кораблем? – спросил Алекс.

«Нет, – ответил Центральный, – мы защищены настолько, что можем путешествовать даже внутри звезды, где температура двадцать миллионов градусов по Цельсию».

Корабль вспыхнул выхлопом маршевых двигателей, врезался в створки ворот ангара и взорвался, ворота просто испарились в адской вспышке. Модуль с машиной резко взмыл над ущельем и встал на окололунную орбиту. Через пятнадцать секунд над ущельем расцвел огромный огненный шар взрыва; звука слышно не было, так как он в безвоздушном пространстве не распространяется, но ударная волна догнала их и слегка тряхнула.

Астрономы на земле наблюдали эти две вспышки и решили, что это в Лунную поверхность врезались метеориты. Алекс осознал всю необычность ситуации – он только что чуть не погиб. Оказаться в эпицентре взрыва корабля – ощущение не из приятных.

«Все обошлось», – вмешался в его мысли Центральный.

– Обошлось-то обошлось, да вот только все мои представления об окружающей действительности перевернулись. Людям, наверное, удобно жить в неведении, с иллюзией счастья. Тихие простые радости, минимум знаний об окружающей действительности. Теперь мне понятно выражение «ящик Пандоры». Это те невзгоды и проблемы, которые несет людям космос, абсолютно агрессивная среда для их жизни. Они как страусы прячут голову в «песок», чтобы не видеть, не воспринимать негативную действительность, несущую им уничтожение.

«Хватит себя жалеть, – прервал его Центральный, – не все так плохо. Технический прогресс, научные открытия, математика, физика, химия, литература, поэзия дают вам надежду на будущее. Конечно, в будущем людям предстоят серьезные мутации, – естественным путем или искусственным, – но внешне вы станете другими. да и внутренне тоже. Ты как, пришел в себя?» – Да.

«Тогда тебя – с первым боевым, космическим крещением, – поздравил его Центральный, – а теперь займемся анализом ситуации».

Их модуль кружил на орбите вокруг Луны.

«Что думаешь о базе?» – спросил Центральный.

– База основательная и построена очень давно. Двойного. даже тройного назначения: торговый перевалочный пункт, дозаправка транспортов, наблюдение за Землей и использование ее ресурсов, – ответил Алекс.

«Похоже, – согласился Центральный, – в плане технологий они ушли далеко вперед, но если это перевалочная база, значит, они летят дальше. Следовательно – галактика обитаема. Их планета находится неподалеку, – рассуждал Центральный, – учитывая, что у них фотонные двигатели, где-то рядом базовый корабль. да что это я начал рассуждать, как ты – логически, – вдруг встрепенулся Центральный, – когда можно взять звездную карту и посмотреть».

Они извлекли файл с картами, предусмотрительно прихваченными с базы, и развернули для визуального просмотра. Карта была трехмерной, обозначала расположения созвездий в галактике. На карте отмечены космические течения и приливы гравитации, сверхновые звезды и черные дыры. В созвездии Змееносца мерцал красный карлик, вокруг которого вращались двенадцать планет, – одна небольшая планета и была родиной существ построивших базу. Сами они были холоднокровными, жили в теплом, очень влажном климате, были похожи на прямоходящего крокодила, но это лишь отдаленное сходство. Основу их философии составляло распространение своего вида на другие планеты, любым способом – мирным, военным, дипломатическим. И эти разумные существа именовали себя, народом Зет.

«Интересно, почему до сих пор вашу планету не захватили? Они уже здесь давно, – размышлял Центральный. – Вы им нужны для каких-то других целей. или им кто-то мешает сделать это».

– А может быть, они ждут момента, когда на Земле поменяется климат, – откликнулся Алекс, – ведь вселенная расширяется, и на Земле несколько раз менялся климат. Жили же на земле динозавры, – продолжил он, – сейчас на земле наблюдаются климатические изменения, связанные, – как говорят ученые, – с парниковым эффектом, но на самом деле это никакой не эффект, а цикличность смены климатических условий, связанных с орбитой планеты вокруг Солнца, а Солнца – вокруг центра галактики.

«Интересная теория, – поддержал Центральный, – у нас еще девять объектов на поверхности. Посмотрим, что это за объекты?»

Алекс не успел ответить, потому что на горизонте появился сияющий шар метров десяти в диаметре.

«А вот и гости легки на помине».

Шар сошел с орбиты и закружился над местом взрыва.

«Это искусственный аппарат, более того – автоматический, и он не принадлежит народу Зет», – умничал Центральный.

– У меня такое чувство, что здесь перекресток многих разумных рас, которые выше земных по техническому развитию, – вставил Алекс.

Шар пометался, поизучал обстановку, взмыл вверх и направился на другую сторону Луны. Наши исследователи, не теряя времени, пристроились в кильватере и полетели за ним. Шар подавал сигналы, которые пока не расшифровывались Алексом, но адресовались явно кому-то и при этом – недалеко. Подлетев к довольно ровному плато, шар начал снижаться, перед ним зажглись сигнальные огни, обозначая вход в открывшийся проём.

«Что делать – лететь за ним или понаблюдать отсюда?» – думал Алекс.

«Да что тут думать, – прервал Центральный, – полетели, посмотрим?»

– Уже один раз посмотрели. хватит, а то мы тут с тобой межпланетную войну устоим, – буркнул Алекс.

«Тогда давай понаблюдаем», – сдался Центральный.

– Давай, – согласился Алекс.

Наблюдать – понятие относительное, это не значит спрятаться, замаскироваться и смотреть, нет – это прежде всего активное сканирование на уровне естественного фона окружающей среды. Сканирование показало огромное многоуровневое помещение на значительной глубине. Активно выделяющееся тепло от работающих механизмов, – охлаждение ведь естественное: космический холод, и масса компьютерной техники. С прилетом шара вся эта техника активизировалась, в космос были посланы закодированные сигналы космической связи. Из шлюзовых ворот появилась планетарная техника, огромные машины на магнитной подушке, которые двинулась в сторону уничтоженной базы, постепенно набирая скорость. Кроме этого были посланы радиосигналы в различных направлениях на поверхности Луны.

Все эти сигналы направлялись в места, совпадающими с ранее обнаруженными Алексом базами. Эфир над Луной наполнился активным радиообменом.

«Ну, у вас и спутничек, прямо муравейник какой-то!» – съязвил Центральный.

– А муравейничек-то мы разворошили, – не обратив внимания на тон, продолжил Алекс, – сейчас разборки начнутся. а проще говоря – анализ ситуации.

«Учитывая их вычислительные мощности, – а они не так велики, как у нас с тобой, – анализ произошедшего у них затянется, а вывод будет неверным. Виновником происшествия, скорее всего, сочтут солнечный ветер, магнитную бурю, электромагнитную аномалию.» – предположил Центральный.

– Первое, что они сделают, это соберут то, что осталось от базы. Вряд ли они здесь все союзники, скорее всего – конкуренты. И, пока нет хозяев, попытаются захватить то, что есть, – дополнил Алекс.

Сканеры дальнего обнаружения показывали: базовый корабль народа Зет пришел в движение, включил маршевые двигатели и взял курс на Солнечную систему.

«Скорее всего, сюда, – сообщил Центральный, – значит, они уже знают о происшествии. Видимо, им кто-то сообщил. но сообщение не с базы – компьютер с базы не успел его послать».

– Сюда уже летит ранее посланный небольшой корабль, в пути он находится четыре часа, на Луне он будет через пятнадцать часов, двадцать минут, пятнадцать секунд.

«Ого! Какие познания в астрономической математике, – деланно удивился Центральный. – Ты не учел гравитационное возмущение и смещение в пространстве, в результате чего ошибся на целую секунду. Но в целом молодец, удивительно, на что способен обыкновенный коллоидный биологический мозг. Подлет базового корабля можно ожидать через тридцать часов», – подытожил он.

– И что нам теперь делать? – спросил Алекс.

«Наших возможностей недостаточно, нужно вернуться на корабль для завершения процесса моей трансформации в человека, как раз в эти тридцать часов мы и уложимся», – предложил Центральный.

«Трудно человеку, даже наделенному такими сверх способностями, чувствовать дуализм своего сознания. Со стороны это выглядит, как помешательство, разговор сам с собой», – думал Алекс.

«Вот мы и летим, чтобы устранить это неудобство», – нарушил ход мыслей Центральный.

– Надо позвонить домой, жене.

«Звони».

Юля была дома, сразу взяла трубку.

– Ты где пропал?! Не звонишь, я волнуюсь, ужин приготовила. жду тебя?

– Извини, дорогая, – ответил Алекс, – заехал по делам, задержался, кругом пробки, ехать долго. я переночую у родителей.

– Хорошо, – ответила она, – спокойной ночи, до завтра.

Какое оно это завтра будет – Алекс даже и представить не мог, круговорот фантастических приключений закружил в своем хороводе, все больше затягивая в пучину событий.

– А на чем мы полетим? На этом-то аппарате далеко не улетишь.

«Улететь-то улетишь, только времени потребуется очень много. неподалеку мой звездолет, на котором мы и прилетели на Землю», – пояснил Центральный.

На виртуальном экране были видны только очертания силовых полей, модуль находился в режиме ожидания, покрытый маскирующими полями. По команде Центрального открылись шлюзовые ворота, и модуль с Алексом и машиной влетели внутрь. Внутри была создана привычная атмосфера, интерьер космического корабля поражал мягкостью и четкостью линий. Метров сто в диаметре, слегка вытянут, он чем-то походил на дирижабль, по бокам и сзади установлены маршевые двигательные установки, под центром управления располагались гравитационные генераторы, по периметру – втянутые внутрь системы метеоритной защиты и боевые отсеки. Центр управления представлял собой овальное помещение с креслом посредине, освящённый мягким светом, никаких экранов, клавиатур и прочей атрибутики не было.

«Модуль! – удивленно оглядываясь, подумал Алекс. – Ничего себе модуль, да это полноценный космический корабль! Да это настоящий звездолет! Просто сказка.

Алекс расположился в кресле пилота.

«Как управлять – знаешь? Если что – подскажу», – довольный произведенным эффектом проговорил Центральный.

Алекс был человеком, и корабль подстраивался под его биометрические данные, включились компенсаторы ускорения, тело обволокло силовое поле. Засветились экраны внешнего обзора – космос был хорош, золотом сияло Солнце, его отраженным светом светилась Луна, и в завораживающем танце вращалась Земля.

«Вводи координаты корабля сам, – прервал созерцание Алекса Центральный, – мало ли что может случиться в будущем, ты должен знать и уметь многое».

Алекс ввел на виртуальной клавиатуре необходимый набор команд и кодов, координаты корабля, удивляясь сам себе.

– Откуда я их знаю? Наверное, Центральный заложил в мою память.

«И не только это», – тут же отозвался Центральный.

«Координаты приняты!» – прозвучал в голове голос компьютера, и Алекс нажал на кнопку «старт».

Звезды стали медленно плыть назад, все ускоряясь, пока не слились в сплошные световые полосы вокруг корабля, и это было красиво.

«Летим в два раза быстрее всего, что ты знаешь», – комментировал Центральный.

– Даже и не предполагал, что такое возможно! – откликнулся Алекс, наслаждаясь управлением корабля и самим полетом. – Сколько нам лететь?

«Часа два. корабль на границе Солнечной системы, до него около двадцати миллиардов километров, – я не стал близко приближаться к Солнцу», – ответил Центральный.

Алекс заговорил снова:

– Скажи, пожалуйста, а ты прилетел с планеты, расположенной в нашей галактике?

«Вы называете галактику, в которой находится Солнечная система, «Спиралевидная», мы называли ее НР-19, не придавая ей особого значения. Нет, Алекс, – продолжил он, – я прилетел из другой галактики, ее название тебе ни о чем не скажет, но жили и живем мы с тобой в одной вселенной. Я летел со скоростью, вдвое превышающей скорость света, три тысячи лет, следовательно – пролетел, с некоторыми остановками, около шести тысяч световых лет. Это мизер, если учесть, что видимая часть вселенной распространяется гораздо дальше.

– При таких расстояниях твой полет кажется таким медленным. даже с такими высокими технологиями, как у тебя на корабле.

«Что делать, Алекс, мне некуда было спешить, все в этой вселенной относительно. По прилету посмотрим результаты обследования ближайших звездных систем. Ближайшие Галактики Андромеды и Треугольника находятся гораздо дальше, поэтому придется подождать, пока зонды соберут информацию».

– Подождем, – продолжил общение Алекс, – почему вы так медленно летаете, разве вы не изобрели более быстрые корабли для перелетов?

«Нет, – ответил Центральный, – все попытки совершать пробой складок пространства и времени не привели к положительным результатам. Даже на моем корабле есть экспериментальная аппаратура пробоя метрики пространства, но я ее не испытывал – не было необходимости, а обязательные испытания в мою программу не заложены.

За разговорами время пролетело быстро.

«Подлетное время: десять минут», – сообщил бортовой компьютер.

– А где корабль? – оглядываясь вовсе стороны, спросил Алекс.

«Прямо по курсу в режиме ожидания, с поднятыми маскировочными щитами, поэтому ты и не видишь его визуально. Попробуй посмотреть глазами своего разума».

Алекс закрыл глаза и чуть не вскрикнул – прямо перед ним светилось силовыми полями разной интенсивности пространство диаметром шестьдесят километров.

«Включаю тормозные двигатели, до входа в ангар корабля триста секунд», – проинформировал компьютер.

– Вот это корабль! Вот это размер! Даже в фантастических фильмах такого не видел! – восхитился Алекс.

«Размер не имеет значения, ведь экипажа нет, режим автоматический. важно другое: технологии, на основе которых он построен, за три тысячи лет не только не устарели, но и остаются непревзойдёнными», – с довольными нотками в голосе, совсем по-человечески похвастался Центральный.

В звездолете открылись створки ворот, и небольшой модуль, на котором они прилетели, медленно проплыл в ангар.

«Алекс, ты можешь обходиться без атмосферы и привычной гравитации, но, чтобы тебе было удобней, я создал на корабле атмосферу и гравитацию, – продолжал Центральный, – интерьер подобрал земной, есть вода, еда, можешь принять душ. Конечно, автоматическому кораблю все это ни к чему, но ты теперь – живой член экипажа, и для тебя создаются условия. Если что– то не так, можешь сам подстраивать обстановку или даже создавать, в тебя все эти способности заложены мной, то есть кораблем, ведь я – это и есть корабль. И мне приятно принимать первое разумное существо у себя, добро пожаловать на корабль, капитан!» – высокопарно закончил Центральный.

– Как капитан, капитан ведь ты! – занервничал Алекс. «Это твоё специальное звание на земле, Алекс. забыл?.. – успокоил его Центральный.

– А я не капитан этого корабля, а его квазиэвристическая управляющая программа. Я рад, что встретил планету Земля, тебя на планете, понял, что такое одиночество, почувствовал эмоции, движения души, добро и зло, любовь и ненависть, но еще не ничего не испытал. Три тысячи лет полета через бездну космоса, находясь в режиме ожидания, с небольшими остановками для забора образцов – вот и все мои ощущения. Хорошо, что я самообучающаяся система, способная понять суть происходящего. Спасибо тебе, ты вдохнул в меня то, что вы называете душой. а теперь пройдем в отсек».

Алекс зашел в отсек, там находилось только одно кресло и виртуальный монитор перед ним.

«Сядь в кресло, сейчас я уберу микромодуль, вживленный тебе в голову. с твоего согласия, конечно, и ты перестанешь со мной разговаривать «в уме», а будем общаться нормально, голосом или телепатически», – сказал корабль с нотками сожаления в голосе.

– Да я уже как-то привык к тебе. – ответил Алекс. – Стал воспринимать как само собой разумеющееся. но ты прав, так я себя чувствую все время под контролем. Это долгая операция?

«Нет», – ответил корабль.

– Скажи, а после операции у меня останутся те способности и возможности, которыми ты меня наделил?

«Если ты не против этих усовершенствований, то я их оставлю».

– Я не против, а за.

«Хорошо, – сказал корабль удовлетворённо, – и еще один вопрос перед операцией: как ты воспользуешься своими необычными возможностями?»

– Я применю их в том деле, которое мы начали. Надо разобраться, кто мы, люди: подопытные кролики или свободная мыслящая раса. Вот поэтому я хочу попросить тебя оставить имплантат для связи с тобой, для усиления моих информативных и аналитических возможностей, – попросил Алекс. «Твоя просьба не лишена логики, только вместо непосредственного контакта с тобой я введу функцию мгновенной телепатической связи. Один это много, но один в поле не воин, – изрек корабль, и продолжил: – Хочешь летать, научись сначала стоять на земле. а ты, Алекс, учишься стоять на земле очень быстро. Поговорили, а теперь к делу».

Зазвучала очень тонкая и изящная мелодия, Алекс слушал музыку и медленно кружился в вальсе среди звезд со своей любимой женой. вдруг музыка смолкла, Алекс открыл глаза – он все так же сидел в кресле.

– Все, Алекс, – прозвучал красивый баритон корабля в отсеке, – операция закончена, ты на этом корабле свой, везде есть атмосфера для твоего удобства. Пройдись, осмотрись, подкрепись, чувствуй себя как дома, этот корабль сюда никогда никого не пустит, а я займусь делами. По их окончании мы встретимся и решим, что делать дальше.

– Хорошо, – ответил Алекс, встал с кресла и пошел к выходу из отсека. Как только он подошел, в сплошной панели в ней протаял проем выхода. Шагнув через него, он попал в зал с шикарным бассейном.

«Да, неплохо поплавать. да и помыться не помешает», – подумал он.

Быстро разделся, зашел в душевую, которая напоминала скорее комфортную, богато обставленную гостиную, и только подумал, как тут включать воду, как в тот же миг со всех сторон его обдали искрящиеся струи теплой воды.

Слегка ополоснувшись, он с разбега прыгнул в бассейн и поплыл с такой скоростью, которую от себя никак не ожидал, – особенности перестройки организма давали о себе знать. Наплававшись и переодевшись в спортивный костюм, заботливо приготовленный для него, направился в следующий отсек и попал в столовую, где витали умопомрачительные ароматы, – длинный стол был уставлен различными блюдами. Алекс сел за стол и принялся за еду. Утолив голод и выпив воды, хотя на столе стояли и другие напитки, отправился осматривать корабль.

Корабль был огромен, и осмотреть его полностью не хватило бы и года. Он мог принимать любую геометрическую форму, на борту имелись полигоны для испытаний, генераторные отсеки, отсеки преобразования энергии, двигательные установки различного назначения. Отсеки жизнеобеспечения, – если на корабле появлялся экипаж. Научные лаборатории, ангары со звездолетами и планетарной техникой. Внутренней объем корабля мог трансформироваться и формировать по мере надобности новые помещения. Алекс прошел в следующий отсек, который напоминал бесконечный зал с прямоугольными шкафами, тумбами, цилиндрами – отсек для хранения образцов флоры и фауны.

«Образцы находятся в статическом поле», – проинформировал бесцветный механический голос.

Алекс пошел вдоль этого многообразия собранного материала. Здесь были и необычные деревья, и плотоядные растения, и живые образцы минералов с планеты Криптон, были образцы и млекопитающих самой необычной, экзотической формы. Представители водной стихии застыли, как бы в ожидании свободы. Внимание Алекса привлек небольшой зверек с умной мордочкой, похожий на лемура, покрытый мягким шелковистым мехом, на передних конечностях были видны по четыре маленьких пальчика. Казалось, что огромные умные голубые глаза зверка умоляют Алекса забрать его отсюда.

– Что это за животное? – спросил Алекс.

«Берсерк с планеты Нурия, один из последних живых представителей с этой планеты. Как только его поймали и поместили сюда, в планету врезался астероид, и жизнь на ней исчезла, сметенная взрывом и ударной волной, – говорил компьютер, – он питается орехами, лесными ягодами, грибами, дышит почти такой же газовой смесью, как на Земле, жил при силе тяжести двенадцать g, имеет развитой интеллект, примерно чуть выше, чем у ваших земных горилл».

– Интересно. – произнес Алекс и пошел дальше, в этот момент ему показалось, что глаза зверька умоляюще проводили его взглядом, как бы прося не оставлять его здесь. По глазам животных он читать умел, ведь у него была собака. Смотреть дальше экспонаты хранилища расхотелось, откуда-то взялась ностальгия по только что оставленной Земле. Алекс взглянул на часы – они показывали два часа ночи, прошло четыре часа с момента расставания с Центральным.

– Есть какой-нибудь транспорт? – спросил Алекс, чтобы не тратить время на ходьбу пешком.

Перед ним тут же сформировалось нечто, напоминающее мотороллер.

Недолго думая, сел на сиденье, нажал кнопку контролера и тронулся с места, – как управлять им он уже знал. Бесшумно скользя над полом, он пролетел огромный зал с экспонатами и въехал в помещение, которое загромождали огромные цилиндрические колонны.

«Отсек генераторов поля», – пояснил голос.

Алекс прибавил скорость, везде чистота, – ни одного робота ему не встретилось, самым большим был машинный зал, или двигательный отсек, именно здесь вырабатывалась и накапливалась колоссальная энергия, которая преобразовывалась в поступательное движение корабля. Зал впечатлял размерами и мощными устройствами, которые мирно гудели в режиме ожидания. Алекс поехал не прямо, а в сторону, и сначала не понял даже – куда попал: кругом была припаркована потрясающая техника, планетарные машины всех видов, военные машины, что-то наподобие танков – только очень больших метров тридцать в длину и десять в высоту, палубная авиация, – как атмосферная, так и космическая. «Различная техника мирного и военного назначения разных рас», – прокомментировал голос. Под впечатлением Алекс въехал в следующий ангар и в изумлении остановился, как вкопанный – в ангаре были размещены звездолеты и космические катера. На земле это трудно даже представить – звездолеты от ста до пятисот метров в длину, катера от десяти до ста метров, конструкции поражали плавностью и мягкостью линий, иногда по поверхности кораблей пробегала легкая рябь, как бы напоминая, что они ждут вылета, Алекс залюбовался.

– Пояснений не нужно, – послышался довольный голос Центрального, – вот уже три тысячи лет вся техника здесь законсервирована, пока необходимости в ее использовании не возникало. Я закончил с запланированными делами и прошу тебя вернуться в кают кампанию. кажется, так у вас называют помещение для совещаний и отдыха экипажа?

– Хорошо, скоро буду, – хотя ему очень хотелось продолжить экскурсию по кораблю.

Пришлось развернуться, включить автопилот и лететь на рандеву с неизвестностью. Минуты через три его мотороллер, – как он про себя окрестил его, – плавно затормозил и остановился, Алекс слез и механизм тут же исчез.

– Входи, – раздался голос.

Перед Алексом протаяла дверь в соседнее помещение, Алекс вошел. Это было средних размеров помещение, похожее на земные залы; столы, кресла, плазменные панели, по которым ползли знаки и кривые каких-то графиков.

Во главе стола спиной к нему кто-то сидел.

– Проходи, садись, – послышался знакомый голос.

Он прошел и сел напротив.

Кресло повернулось, и у Александра непроизвольно вырвался крик изумления – перед ним сидела точная копия его самого, даже голос был тот же.

– Ты что, хочешь заменить меня собой?

– Нет, конечно! Просто использован твой геном, вот и получился Александр– два, но я ни в коем случае не собираюсь тебя заменять! Это просто внешность, похожая на тебя, а внутреннее содержание другое. Так что не заморачивайся, теперь мы с тобой ровесники, а образ благообразного Владимира Алексеевича предлагаю оставить в прошлом.

– Согласен, – ответил Алекс.

– Теперь надо придумать мне имя.

– Имя – это вопрос серьёзный, на Земле считается, что имя определяет судьбу ее владельца, – приходя в себя, вставил Алекс.

– Учитывая, что нас ждут великие, необычные дела и свершения, предлагаю назвать меня. Демиург!

– Людям такое имя не дают. Только необычный человек и в исключительных случаях может носить такое имя, – возразил Алекс.

– Почему? – поинтересовался собеседник.

– Потому что Демиург в гностицизме – подчиненный верховному божеству творец, из материи видимого мира и чувственной души.

– Я и не претендую на верховное божество, – ответил оппонент.

– Очень уж мифологично, – засомневался Алекс.

– Не скажи, – возразил собеседник, – я же необычный и не совсем человек!

– Так-то оно так. но звучит вызывающе и будет демаскировать тебя на Земле, – вновь засомневался Алекс.

– Что ты тогда предлагаешь?

– Думаю, давай оставим тебе это имя, раз оно тебе нравится, но будем звать тебя сокращенно, Ден, у меня ведь тоже сокращение от Александра – Алекс.

– Неплохо звучит и укладывается во все рамки. да ты философ, Алекс, – съехидничал Ден, – с именем решили, теперь перейдем к делам более насущным, – торжественно возвестил Ден. – Надо отметить моё рождение по установившейся на Земле традиции, и в честь этого события прошу к столу, Алекс, – ведь я родился сегодня в прямом смысле этого слова, да еще и имя получил.

Они прошли в соседний отсек, – своей сказочной роскошью он более походил на дворец из сказок Шахерезады, чем на отсек космического корабля. Ощущение было такое, что они на приеме у арабского шейха, а не в космосе. Стол накрыт на две персоны, в роли официантов выступали одетые соответствующим образом роботы. Ден налил в бокалы рубиновой жидкости и жестом пригласил Алекса взять бокал.

Алекс встал, поднял бокал и с чувством произнес:

– Дорогой Ден, я поздравляю тебя с физическим рождением в скоплении Млечного Пути, в Спиралевидной галактике, в Солнечной системе и – с духовным рождением на планете Земля!

Раздался мелодичный звон бокалов, они выпили вино.

– Спасибо, Алекс, – с чувством ответил Ден, – ты – единственное разумное существо, которое увидело этот корабль, ты увидел вершину творения исчезнувшей цивилизации, твоё восхищение и удивление увиденным мне было приятно, возможно, Земля мне станет вторым домом. за дружбу!

После второго тоста они попробовали фрукты.

– Каждый раз открываю что-то новое, – заговорил Ден, – ни одна, даже самая совершенная, виртуальная программа не сможет ощутить вкус еды, красоту космоса, чувство любви, благодарность, муки творчества. Эти тысячелетия я все просчитывал математически, действуя в соответствии с программой, а теперь я как бы проснулся. Этот корабль создан как единое целое, как единый организм, и этот организм благодарен тебе за ощущения окружающей действительности, которую я почувствовал. спасибо тебе, Алекс.

– И тебе спасибо, Ден, ты тоже подарил мне другое видение мира, вселенной, – то, о чем я вчера и мечтать не мог, сегодня свершилось. На день рождения положено дарить подарки, прими в качестве подарка мои, а теперь уже твои наручные часы.

Ден взял часы надел на руку, застегнул браслет, и прикрыл глаза.

– Как приятно и необычно ощущать холодок металла и тиканье архаического механизма. спасибо, Алекс, мне подарков еще никто не дарил, но получать их очень приятно. Я тоже хочу тебе сделать подарок. ты осмотрел корабль, может быть, тебе что-то понравилось?

– Ден, корабль огромен, я осмотрел только небольшую его часть, и в музее корабля я увидел небольшого зверька берсерка с планеты Нурия. если возможно, я бы хотел взять его себе.

– Для тебя, Алекс, ничего невозможного нет. Конечно, его уже выводят из стазиса, скоро он будет здесь. Но Алекс – это последний представитель планеты Нурия, он полу разумный, общается телепатически, посредством образов.

– Спасибо, Ден, что будем делать дальше?

– Жить, Алекс, просто жить, с нашими возможностями попробуем разобрать во всех хитросплетениях сложившейся ситуации. А ситуация, Алекс, не простая. давай дадим возможность главной интеллектуальной системе корабля дать нам с тобой пояснения.

– Согласен, давай послушаем, – кивнул головой Алекс.

Но послушать не пришлось, информация хлынула, как прилив, сразу вся и сразу в обработанном виде в мозг.

«Надо привыкать», – подумал Алекс.

– Как будем общаться: в аудио диапазоне или телепатически? – спросил Ден.

«Телепатически быстрее», – подумал Алекс «Твои умозаключения, Алекс?»

Голова была ясная, мысли текли свободно.

«Ну какие могут быть заключения. пять разных рас имеют на Луне свои базы. Находятся эти базы на Луне давно, несколько столетий, все представители рас имеют связи или своих агентов на Земле. И эти агенты весьма высокого полета, Земля существует в ее виде только потому, что их много, и они не могут поделить планету или, вернее, занять ее полностью одной расой!

«Что ж. в целом верно, – отреагировал Ден, – но нужно учесть, что у всей пятерки есть базы на земле, плюс внедренные агенты, неотличимые от людей».

Внезапно пахнуло ветерком, Алекс непроизвольно повернул голову, и тут же в его уши своими маленькими пальчиками вцепился берсерк, облизывая его своим нежным языком и посылая образы любви и преклонения. От неожиданности Алекс опешил, а потом обрадовался. Непоседа вильнул пышным хвостом, как у белки, и прыгнул к Дену, оскалив маленькую пасть, Алекс успел послать ему образ друга и, приземляясь он только вильнул хвостом на коленях у Дена.

«Алекс, он знает и чувствует, что с ним случилось, поэтому он меня хотел укусить. а может быть, и того хуже. – Ден печально опустил голову, – он один, я лишил его всего, что у него было, но при этом спас, сделав его просто экспонатом».

«А ты был просто программой и мыслил по-другому».

«Да», – удивленно посмотрел на него Ден.

«Как тебя перекрутило, – Алекс даже привстал, – ты начинаешь мыслить, как человек».

«Да нет, Алекс, я учусь быть человеком».

Алекс протянул руку и представил берсерка у себя на руке, тот понял и сразу прыгнул туда, поднял свою красивую умную мордочку и попросил что-нибудь поесть. Алекс посмотрел на стол, орехов там не было, у стола молчаливо стоял официант.

– Принесите, пожалуйста, орехов с планеты Нурия, – попросил его Алекс.

– Пожалуйста, – ответил тот, и через некоторое время поставил на стол блюдо, наполненное орехами. Зверек важно приблизился, взял, осмотрел орех и не торопясь стал разгрызать.

– Как ты назовешь этого шалуна? – спросил Ден.

– Попробую назвать его Пушок.

И послал зверку мыслеобраз легкого летающего пера, с которым его ассоциировал.

Ответ пришел сразу и поразил Алекса своей категоричностью: «Согласен быть летающим пером, пушком, но я буду всегда рядом и всегда буду тебя защищать», звереныш взял пару орехов с блюда и залез к нему под куртку. – Алекс, я только родился, а уже столько проблем – Ден человеком быть непросто. но интересно.

Официант демонстративно посмотрел на часы и сказал:

– Господа, у вас мало времени, пора переходить к делу.

Видимо, Ден заложил в него эту фразу. Ден повернулся и заговорил:

– Алекс, если планета и околопланетное пространство контролируется пришельцами, то нам необходима база поблизости от Земли.

– Давай подлетим поближе на этом корабле, станем на очень высокую орбиту, вот и будет база.

– Подлететь-то можно, – рассуждал Ден, – только есть одно но. их много, и у них неплохие технологии, – очень большая вероятность обнаружения корабля по остаточным полям. Ты вспомни, как оперативно они засекли наше проникновение на базу.

– Да, ты прав, – Алекс встал и прошелся по залу, – назвать его отсеком не поворачивался язык, – тогда, может быть, небольшой корабль замаскировать в поясе астероидов у Сатурна?

– Можно, конечно, – согласно кивнул Ден, – но в случае необходимости подлет займет большое время, а время в этой игре может играть решающую роль.

Интеллектуальная система слушала их диалог внимательно и неожиданно предложила:

– Незаметнее всего быть рядом с Землей на низкой орбите в потоках мусора, который вращается вокруг Земли, никому в голову не придет искать вас у себя под носом. Вам только необходимо будет сделать соответствующие энергетические подстройки под общий космический фон.

Дэн удивленно поднял голову.

– Алекс, свободомыслие не заразно? Мне мои же системы дают совет! – и уже серьезно ответил: – Мысль хороша, но рискованна.

Алекс с ним согласился – это лучшая идея. На том и порешили.

– Пойдем, подберем корабль, – вставая, пригласил Ден Алекса.

Они вышли из отсека, сели в кресла на небольшую платформу и через несколько минут достигли ангара с кораблями. Алекс еще в прошлое посещение присмотрел пятисотметровый корабль, который, казалось, страстно желал вырваться в открытый космос.

– О, я вижу, ты уже присмотрел здесь птичку?

– Да, Ден, он мне очень нравится.

– А размеры?

– Но это же не пять километров. там, на Земле, нам нужна база, небольшой корабль.

– Ладно, убедил, – согласился Ден, – замаскируемся под какой-нибудь обломок средних размеров, думаю – не заметят. Ты выбрал самый мощный звездолет в этом классе с лучшей экспериментальной интеллектуальной системой, система самообучающаяся, твои имплантаты подойдут под мнемонический контакт. Теперь, Алекс, ты настоящий капитан космического звездолета.

– Как – капитан, а ты? – засуетился Алекс.

– Видишь ли, приказы должны поступать только от одного источника, иначе начнется раздвоение в нейронных цепях системы, а это приведет к кризису. проще говоря, корабль сойдет с ума. Да не бойся, – видя, как у Алекса округлились глаза, успокоил его Ден, – звездолет умный, с прекрасным навигатором и системой обороны. да там много чего – разберешься. Пойдем знакомиться с кораблем.

Подходя к кораблю, Алекс заметил легкую, пробегающую по обшивке рябь.

– Прошу на борт, капитан, – пригласил жестом Ден.

К их ногам сбежал ртутный ручеек ступенек.

– Заметь, Алекс, на борт этого звездолета, да еще в качестве командира, никогда не ступала нога живого существа, – воодушевлял его Ден.

Дэн положил руку на обшивку и сказал:

– Корабль, Алекс теперь твой капитан.

«Капитан, – раздался голос, – прошу на корабль».

Алекс стал подниматься по ступенькам, а Ден остался стоять у трапа с ободряющей улыбкой.

– А ты разве не летишь?

– Пока нет, Алекс, нужно проанализировать информацию с разведывательных зондов, разобраться с кем мы встретились, подготовить корабль к возможным неожиданностям.

– А как же я там один?

– Не один, с тобой Пушок и лучший интеллект в этой части галактики, – похлопал он по обшивке корабля, которая заискрилась и пошла радугами от похвалы, – разберешься с заварушкой на Луне, только в режиме наблюдения и перехвата. Замаскируешь корабль – и на Землю, связь мгновенная.

Алекс хотел спуститься с трапа, пожать руку на прощание, но Ден остановил его.

– Не спускайся, плохая примета, скоро встретимся, жду новостей, – махнул рукой Ден.

– Пока! – ответил с чувством Алекс и вошел в корабль, с легким шелестом обшивка за ним сошлась, не оставив даже намека на люк.

Глава 3

В шлюзовой горел мягкий свет, который испускали стены.

– Проходите, капитан, – раздался мелодичный женский голос.

Алекс прошел вперед, перед ним тут же протаяла дверь, и он попал в круглый зал с белыми стенами.

– Капитан, задействуйте имплантат для выведения корабля из режима ожидания, – инструктировал тот же мелодичный голос.

«Как задействовать?» – подумал Алекс.

– Просто представьте себе это мысленно, – ответил голос.

Он представил и оказался в той же комнате, только рядом стояла очень миловидная девушка.

– Капитан, – обратилась она к нему, – вы в виртуальном пространстве корабля, я – управляющая система. – и назвала много буквенных сочетаний и цифровых кодов, первой буквой в кодах стояла Н.

– А можно я тебя буду называть сокращенно – Ника, на Земле это мифологическая богиня победы.

– Хорошо, зовите, капитан, мне нравится это имя.

– Ника, выводи системы корабля на рабочий режим.

Зал вдруг пропал, стены исчезли, и он очутился в ангаре, который только что покинул, стены корабля покрылись радужным маревом, разными цветами радуги засветились силовые поля, заработали генераторы, звездолет выводил на рабочий режим синтезатор гравитационного поля, корабль оживал и, казалось, был благодарен ему за пробуждение.

«Молодец, Алекс, связь установлена, – прозвучал виртуальный голос Дена, – система адаптировалось к твоим биоэнергетическим параметрам, корабль тебя принял, поля синхронизации с базовым кораблем синхронизированы, счастливого пути, Алекс».

«Спасибо, Ден, до встречи».

– Ника, а можно сделать для меня более удобную обстановку?

– Какую, капитан?

Алекс представил рубку управления такой, какой бы хотел, чтобы она была.

– Конечно, капитан.

Алекс как бы раздвоился, оставаясь в виртуальном пространстве, и одновременно воспринимая обстановку обычными органами чувств. Обычное пространство трансформировалось, появилось удобное кресло, пульт управления.

– Дисплеи вам не потребуются, вы за всем наблюдаете в виртуальном пространстве, – пояснила Ника и продолжила: – Все системы корабля выведены на рабочий режим, корабль к полету готов.

– Курс на планету Луна, – отдал команду Алекс, – стартуем.

– Есть, капитан.

Ворота ангара основного корабля протаяли, Ника медленно вывела звездолет в открытый космос и включила двигатели, маневрируя и ложась на курс. А вокруг Алекса бушевал красками открытый космос, он видел сразу все вокруг корабля. Корабль он ощущал как продолжение себя и видел пространство на многие миллионы километров вокруг. – Капитан, ускорение через две секунды, – сообщила Ника.

– Включи компенсаторы гравитации, а то меня размажет здесь по стенам.

– Уже включила.

Корабль стал быстро набирать скорость, вокруг затанцевали звезды и слились в сплошной калейдоскоп. – Сколько времени лететь до Луны? – поинтересовался Алекс.

– Тысячу восемьсот секунд, или тридцать минут, – ответила Ника.

– Что-то медленно, – посетовал Алекс.

– Мы что, торопимся?

– Да нет, – смутился Алекс, – необходимо поработать на всех режимах, как на Земле говорят – пройти обкатку. А как называется корабль? – опять задал вопрос Алекс.

– Названия нет, – сказала Ника, – просто особая транспортная единица с порядковым номером.

– У тебя теперь имя есть, а у корабля – нет, как-то это не правильно. давай дадим ему название?

– Этот вопрос должен решать капитан, потому что корабль – это я, Ника, и есть, здесь все сведено в единое целое, – съехидничала она.

– Но у тебя есть какие-нибудь ассоциации? – продолжил Алекс.

– Я бы сравнила корабль с птицами, в моих накопителях хранится информация о них, красивых и свободных. – Ты бы хотела назвать корабль птицей? – предположил Алекс.

– Нет, собирательный образ здесь не подойдет.

– Ладно, посмотри, какие птицы существуют на Земле, и выбери подходящее имя кораблю.

И открыл информацию о птицах Земли.

– Как красиво! – восхитилась Ника.

– Какая понравилась больше остальных?

– Вот эта, – и Ника выделила Пегаса.

– Да это не птица, а мифологический крылатый конь вдохновения, сочетает в себе многие качества – красоту, скорость, изящество полета, – одобрил Алекс, – ну, вот и назовем корабль – «Пегас», – резюмировал Алекс. – Ника, выведи данные по орбитам обломков мусора, вращающихся вокруг Земли.

Перед мысленным взором Алекса предстала голубая планета, вокруг которой по самым замысловатым орбитам вращались миллионы обломков.

– Нам нужно подобрать подходящий обломок по размерам для маскировки. Один объект окрасился в красный цвет, он вращался на низкой орбите и был размером метров двадцать на семь.

– Не маловат? – засомневался Алекс.

– Более крупных здесь и нет, подберем идентичные объекту поля, поставим маскировку, режим невидимости, и никто нас не обнаружит, – предложила Ника.

– По прибытии к Земле займем эту орбиту.

– Есть, капитан. Все режимы полета и работы устройств опробованы, замечаний нет, – доложила Ника.

– Хорошо, просканируй окололунное пространство и ее поверхность, – попросил Алекс.

«Выполняется», – получил он виртуальный ответ.

Через некоторое время он увидел Луну, вокруг которой по различным орбитам вращалось около семи кораблей, один из них отличался огромными размерами – около полутора километров в длину и метров семьсот в ширину. На поверхности Луны так же наблюдалось активное движение.

– Включи перехват и расшифровку переговоров.

– Перехват ведется, на расшифровку потребуется время, – ответила Ника.

«Крупный корабль принадлежит старым знакомым – народу Зет, базу которого на Луне мы посетили», – думал Алекс. Остальные корабли были разной конструкции, но это ни о чем не говорило – они могли принадлежать одной расе.

– Выходим на окололунную орбиту через две минуты, системы расшифровки показывают, что это корабли разных рас, – информировала Ника, – переговоры кораблей народа Зет расшифрованы. Основной смысл переговоров сводится к недоумению по поводу самоуничтожения базы, они не нашли никакого внешнего вмешательства и предполагают, что всему виной солнечный ветер. Сейчас проходит совещание на базовом корабле зетчан, меры безопасности усилены, планетарные и космические силы приведены в состояние боевой готовности. Вмешательство землян в происшествие даже не рассматривается, слишком низок уровень технологического развития. Не исключаются взаимные подозрения между участниками совещания. Выходим на высокую окололунную орбиту, – закончила доклад Ника.

– Отправь информационный пакет Дену, для расшифровки и анализа, – распорядился Алекс.

– Люди только преодолели земную гравитацию, только выбрались в космос и ищут контактов с другими разумными цивилизациями, а вокруг, оказывается, кипит иная жизнь, – рассуждал Алекс, – скопление Млечного пути, оказывается, населено разумными существами с высоким интеллектом и превосходящими технологиями. Эти расы живут в условиях жесткой галактической конкуренции. Зачем им планета Земля с ее населением?

На этот вопрос у него ответа не было.

– Но этот ответ я получу обязательно, – размышлял Алекс.

На месте взрыва базы велись работы, разбирались завалы, что-то упаковывалось в контейнеры, скорее всего – для анализа, работала планетарная техника, все это действо было прикрыто маскирующим полем.

– Капитан, – раздался голос Ники, – обратите внимание, с базового корабля стартовал небольшой челнок в сторону Земли.

– Вижу, – ответил он.

– Сканирование показывает, – продолжила Ника, – наличие на борту двух разумных особей.

– Проследи траекторию и рассчитай вероятностное, предположительное место посадки.

– Хорошо, капитан. Тактическая информация, капитан.

– Давай, – устало сказал Алекс.

– Неизвестный звездолет движется к Земле на третьей космической скорости, энергией для движения служит антиматерия: при соприкосновении с обычной материей происходит взрыв. Серия взрывов служит для ускорения и для торможения. Что касается движения в атмосфере – пока не знаю. Челнок вооружен двумя спаренными лазерами, обычной земной авиационной скорострельной пушкой и двумя ракетами. Предположительное место посадки, судя по курсу – Соединенные Штаты Америки.

– Спасибо, Ника, постоянно отслеживай курс и уточни место посадки, – сказав это, Алекс откинулся на спинку кресла, вышел из виртуального пространства и задумался: «Что делать?» Технологии пришельцев были гораздо выше земных, антиматерию на Земле только начали получать в мизерных количествах, затрачивая при этом колоссальное количество энергии. «Зачем они полетели на Землю, – продолжал он размышлять, – скорее всего, для того чтобы проверить не замешаны ли земляне с происшествием на Луне, но почему в США? Да потому что это наиболее технологически развитая страна».

Его размышления прервала Ника.

– Капитан, с поверхности Луны стартовал еще один звездолет, другой конструкции, с одним живым существом на борту, курс взял так же на Землю, принцип работы двигателей другой: этот корабль собирает и использует для движения содержащийся в пространстве водород, вооружен протонными пушками небольшой мощности, четырьмя ракетами, предположительный курс – Россия.

– Понял, спасибо.

«Ну вот, – думал он дальше, – это уже другая раса, значит, будут проверять все необычные случаи, которые произошли за это время, а так же наличие пропавших без вести людей. Конечно, эта версия у них не основная, но, как учит опыт, они будут проверять все версии».

– Сколько им лететь до Земли? – задал он вопрос Нике.

– Первому кораблю потребуется два часа времени, второму – пять часов, – ответила она.

– Ника, снимаемся с орбиты Луны и берем курс на Землю, рассчитай траекторию так, чтобы «Пегас» не столкнулся или не прошел рядом с кораблями пришельцев, по прибытии встаём на выбранную ранее орбиту.

– Выполняю, – отозвалась Ника.

– И отправь информацию Дену.

– Есть, капитан.

«А что необычного их может заинтересовать в моём поведении? – продолжал размышлять Алекс. – Мои выкрутасы на кольцевой автодороге. а если еще все мои взлеты, засняли камеры наблюдения – я попал. Что можно сделать. войти в компьютерную систему и стереть видео с моими маневрами. Моё лихачество. да не только моё – Ден тоже наслаждался – выходит нам боком. Да, крайне неосторожное поведение. ну Ден ладно, только учился быть человеком, а я-то должен был предвидеть последствия!»

– Встали на орбиту вокруг Земли на выбранную ранее позицию рядом с двадцатисемиметровой конструкцией, – прервала его размышления Ника.

Алекс вошел в виртуальное пространство, вокруг проносились десятки обломков.

«Как тут можно не столкнуться?..» – подумал он.

Недалеко величаво плыли орбитальные спутники связи и другие конструкции, а внизу вращалась бело-голубая планета. Но любоваться было некогда.

– Ника, мы можем войти в компьютерную систему ГИБДД Москвы?

– Можем, капитан.

– Нужно это сделать быстро и незаметно, до прибытия кораблей инопланетян.

– Вхожу, капитан, до прибытия первого корабля осталось двадцать минут, его курс упирается в штат Невада, США.

– Спасибо, Ника, займемся делом.

Быстро вошли в сервер спутника связи незаметным пакетиком программ. Откуда их швырнуло на земной сервер, минуя коды и пароли, – взламывать их было нельзя, – они понеслись на московский сервер ГИБДД, – пароли здесь были бледные и слабые, – миновали их, нашли нужные файлы, – а их здесь было достаточно, – со всеми его сверхъестественными художествами. Алекс привел все видеозаписи на кольцевой автодороге в такое состояние, что понять и восстановить по ним происходившее на дороге было невозможно. Уничтожать записи не стали, это выглядело бы подозрительно.

– Возвращаемся, – позвал он Нику.

В виртуальном пространстве они были одеты, как ниндзя, под стать выполняемой задаче. Возвращение не заняло много времени, но вернулись они через другой сервер, принадлежащей какой-то правительственной службе.

Вся операция длилась пять минут пятнадцать секунд. Алекс устало вышел из виртуального пространства, встал с кресла и прошелся по рубке, разминая затекшие от волнения ноги.

– Ника, сколько наш спускаемый модуль будет лететь до поверхности Земли?

– А где вы хотите приземлиться? – уточнила она.

– Улица Мировоградская.

– Приняла, пятьсот километров двести метров. модуль преодолеет за две минуты десять секунд.

– Готовь модуль, через три минуты я улетаю, – отдал Алекс команду Нике, – моя машина в модуле?

– Да, – ответила Ника.

– Приведи ее в исходное состояние, – имею в виду начинку: двигатель внутреннего сгорания и так далее, но молекулярный преобразователь оставь, чтобы я в случае необходимости мог ее трансформировать.

– Зачем такие сложности, капитан? – удивилась Ника.

– На случай проверки, – пояснил он.

Алекс вышел из рубки и быстро зашагал к ангару с модулем, в ангаре увидел несколько разных по размеру кораблей. – Потом разберусь, что для чего.

Подошел к небольшому модулю метров десяти в диаметре, перед ним сразу протаял люк.

– Прошу на борт, капитан, – прозвучал голос Ники.

– А что, разве здесь не автономный компьютер? – деланно удивился Алекс.

– Автономный, но я везде буду сопровождать вас сама.

Разместившись в кресле маленького модуля, пожелал сам себе удачи и послал команду «старт». В ангаре протаял проем, и модуль вылетел в открытый космос. Быстро сориентировавшись в пространстве, взял курс на Землю. Спускаться было пострашней, чем подниматься в космос; скоро модуль соприкоснулся с верхними слоями атмосферы, но скорости не сбросил, продолжая спуск. Вокруг не было ни пламени, ни раскаленной обшивки.

«Как такое может быть? – подумал он, и сам себе ответил: – Защитное поле, впечатляет».

Модуль подлетел в режиме маскировки к району Мировоградской улицы и в безлюдном переулке материализовалась синяя «дэу» с водителем, сам аппарат в виде воздушного прозрачного кластера остался в атмосфере. Его можно было принять за скайфиша, – небесную рыбку, – которая недавно была открыта в атмосфере Земли, до сих пор практически не изучена, могла развивать большие скорости, отличалась как малыми, так и огромными размерами, а рассмотреть ее в атмосфере Земли было крайне трудно.

Алекс завел машину, выехал на основную дорогу и поехал к родителям, где он и собирался провести ночь. Пока ехал, связался с Никой, сообщил об удачной посадке. Сразу дала о себе знать гравитация, гораздо большая, чем на Луне.

«Для человека прямоходящего многовато», – подумал он.

Подъехав к дому, заглушил мотор, огляделся, ничего подозрительного вокруг не заметил, вышел из машины и пошел к дому. Поднялся на этаж и позвонил в квартиру родителей.

Дверь открыл отец, обрадовался приезду, поздоровались, обнялись, как и всегда, и Алекс зашел в квартиру.

«Все так же, ничего не изменилось», – подумал он, ощущая теплоту в груди.

– Я на кухню, – сказал отец, – быстренько приготовлю твои любимые мидии.

Из второй комнаты вышла мама, обняла, стала расспрашивать о здоровье, о делах, вместе вошли в зал, – на диване лежал любимец семьи – здоровый и ленивый кот Тимур.

– Привет, Тимур! – поприветствовал кота Алекс.

Кот внимательно посмотрел на него, глаза потемнели, шерсть вздыбилась, хвост трубой, оскалил пасть и зашипел. В ту же секунду из-под куртки Алекса взметнулась тень, прыгнула и повисла на люстре. Пушок, о котором Алекс забыл за всеми событиям, тоже не испытывая дружеских чувств к коту. Мама опешила, кот шипел и прыгал, безуспешно пытаясь достать Пушка, Пушок раскачивался на люстре. Услышав шум, вбежал отец и тоже лишился дара речи. Нужно было что-то срочно предпринимать, и Алекс послал образы друзей берсерку, успокаивая его. Пушок перестал скалиться и с любопытством разглядывал кота. Кот не терпел в доме никакую живность и был полноправным хозяином, Алекс протянул к нему руку, одновременно устанавливая мысленный контакт, упокоил и умерил агрессивный инстинкт, погладил рукой, кот успокоился, но с недоверием поглядывал на люстру. «Друг», – внушал ему Алекс и представил идеальную картину игры с Пушком и совместного сна. Кот встал и пошел в другую комнату.

– Это что за зверь? – опомнились родители.

– Пушок, мне его подарили сегодня друзья. привезли откуда-то из джунглей, – соврал Алекс. Не мог же он сказать фантастическую правду!

Пушок прыгнул отцу на плечо, – тот от неожиданности зажмурился, – обнял за шею и издал звук, похожий на урчание, чем сразу покорил его.

– Пойду закрою кота, – сказала мама и вышла из комнаты.

Пушок сорвался с плеча отца и пулей по стене обогнал Маму, ворвался в комнату, где находился кот. все замерли, ожидая визга и писка, но в комнате было тихо. Осторожно вошли и опешили: кот сидел на кровати, Пушок рядом – гладил кота маленькими лапками по спине.

– Идиллия, – сказала облегченно мама, не веря своим глазам.

– Всякое бывает, – философски заметил отец.

Алекс получил мыслеобраз Пушка, который показал, что знает про заточение, сам несколько веков был в неволе, и будет защищать Тимура, которого держат в неволе и не водят гулять. Такое благородство покоряло, Алекс успокоил Пушка, показав, что кота такая жизнь устраивает, Тимур блаженно жмурился и мурлыкал.

– Ужин готов, – отец пригласил всех к столу.

Сели.

– А не выпить ли нам чего-нибудь, а, сын?

– Да можно, – ответил Алекс.

Отец поставил рюмки и достал бутылочку золотой текилы. Выпили, закусили, родители как всегда расспросили о его делах, здоровье.

– Чем кормить Пушка? – спросила мама.

– Орехами, – ответил он, какими – уточнять не стал.

– Орехи у нас есть разные.

Мама насыпала смесь орехов Пушку и дала консервы коту. Время близилось к полуночи, и пора было спать. Алексу мама постелила в зале, он лег и тут же уснул, даже его укрепленный и перестроенный организм требовал отдыха.

Проснулся он в семь часов утра, голова была ясная, самочувствие отличное, рядом спали Тимур, а у него на животе устроился Пушок – трогательная сцена. Все произошедшее казалось сном, но Пушок был живым напоминанием о реальности происходящего.

«Доброе утро, капитан, – раздался мысленный голос Ники, – за то время, что вы отдыхали, корабль народа Зет совершил посадку в пустыне штата Невада, на секретной базе, вот снимки».

Ника прокрутила в режиме слайд шоу серию снимков.

– Никогда бы не подумал. обычные строения.

«Обычные, да не очень, – продолжила Ника, – под этими неказистыми строениями – целый подземный многоуровневый комплекс, хорошо защищенный и автоматизированный, с разветвленной сетью тоннелей. Второй корабль в режиме маскировки встал на среднюю орбиту вокруг Земли, послал один радиосигнал в район города Белуга, недалеко от Москвы».

– Продолжай наблюдение, – откликнулся Алекс.

«Что же делать дальше, – думал Алекс, – работа теперь только отнимает время, да она в сложившихся обстоятельства и не нужна. и даже если эти обстоятельства исчезнут, по-старому жить он не сможет. Значит, утром нужно подать рапорт на увольнение с сегодняшнего числа. Купить другую квартиру на имя жены. как сделать? Нужно подумать. Ну, и сегодня же проверить эту базу, события разворачиваются стремительно».

Алекс встал, принял душ, отец уже приготовил завтрак – он был на хозяйстве, так как в этот период не работал, хотя имел богатый жизненный опыт и ранее работал во многих государственный организация и министерствах, а в образовавшийся свободный период времени занимался исканиями смысла жизни. Мама уже ушла на работу. Алекс позавтракал, поблагодарил отца и собрался уходить, позвал Пушка.

Пушок выскочил из зала, смешно протирая глаза.

– Куда ты его берешь? Тебе же на работу! Пусть побудет у нас, ему здесь хорошо, и с котом подружился. а орехов мы ему купим. Заберешь потом, – рассудительно посоветовал отец.

«Это был бы лучший выход на этот момент», – подумал Алекс, и послал мыслеобраз Пушку с предложением остаться дома, Пушок взлетел на плечо Алекса, лизнул его в щеку и послал благодарный мыслеобраз счастья и покоя. «Как орехи?» – заботясь о питании, сформулировал Алекс вопрос.

«Неплохо, но лучше всего», – и показал кешью. «Ну ладно, оставайся», – не без сожаления разрешил Алекс.

– Хорошо, – ответил он отцу, – из орехов он предпочитает кешью, а в общем, скоро сам научишься его понимать. Обнялся с отцом на прощание, погладил Пушка и разрешил ему постепенно общаться с отцом мыслеобразами, в ответ Пушок сделал сальто и скрылся в зале.

– Чуть не забыл, я тут немного денег заработал, – достал пачку и протянул отцу. – Это вам с мамой.

– Не надо, тебе нужней! – стал отказываться отец. Алекс положил деньги на стол и вышел.

Вышел из квартиры, поздоровался с соседями, которые стояли внизу, завел машину и не торопясь поехал на работу. Приехав на работу, написал рапорт на увольнение, чем несказанно всех удивил. Отдал начальнику, тот стал уговаривать его остаться, но Алекс был непреклонен. С работы он поехал домой, по дороге позвонил жене, потом другу Антону. Будущее представлялось расплывчатым и неясным, тревожное состояние не покидало его. На вечный вопрос «как быть, и что делать в настоящий момент?» ответа не было, действовал скорее интуитивно.

«Как дела?» – вышел на связь Ден.

«Дела, как сажа бела, – ответил он, – это такая шутка».

«Я понял, Алекс. Информация с разведывательных зондов получена, переговоры расшифрованы, языковая фонетика изучена, переводящие устройства созданы».

«Ты, Ден, работаешь не покладая рук, а у меня что-то никакого настроения нет».

«Сейчас подниму, – ответил Ден, – в четырнадцать часов я прилечу на Землю».

«Вот это хорошая новость! А то одному мне здесь как-то жутковато».

«Хватит хандрить, это твоя родина, это твоя планета, а теперь уже не только планета, а еще и галактика! Алекс, у тебя такая помощница!»

«Какая помощница?»

«Ну, ты даешь! Твоя Ника неусыпно следит за твоей безопасностью».

«К этому тоже надо привыкнуть», – ответил он скептически.

«У тебя есть дар», – продолжил Ден.

«Какой?» – поинтересовался Алекс.

«Очеловечивать искусственные интеллекты».

«Ну, ты скажешь тоже! Ты уже не искусственный интеллект. да и я тоже усовершенствованный, мы с тобой гибриды», – ответил Алекс.

«Ты, может, и гибрид, а я репликант. Ладно, пофилософствуем при встрече, в курс дела по материалам тебя введет Ника», – и Ден отключился.

Алекс подъехал к своему дому и поднялся в квартиру, где радостным лаем его встретил любимый Йорк.

«Хорошо, что оставил Пушка у родителей, а то бы сейчас пришлось разбираться», – подумал он. Дома никого не было, жена на работе. Время было, и он позвонил в риэлтерскую контору и попросил подобрать ему трехкомнатную квартиру.

«Вдвоем с Деном нам все дела сразу не потянуть, – продолжил он размышления, – нужны еще люди, а при таком необычном раскладе найти их трудно. Ладно, буду этот вопрос решать по ходу дела. а что потом? Когда все закончится и закончится ли? Ничего не поделаешь – в драку ввязался, назад дороги уже нет». На связь вышла Ника.

«Капитан, передаю пакет данных от Дена».

«Принял», – подтвердил Алекс.

Информация содержала анализ состояния дел в галактике, на Луне и Земле. Галактика оказалась довольно плотно заселена, обнаружено семнадцать рас разумных существ. Жизнь существовала на метановых планетах, были водные расы, некоторые расы обитали внутри планет, в силу невозможности жизни на поверхности. Кислородных планет было три: Земля, планета в созвездии Стрельца и одна планета в созвездии Андромеды, все эти планеты были заселены гуманоидными расами. Но межзвездными перелетами овладели только пять рас. Между всеми расами велась жестокая галактическая конкуренция за ресурсы, за влияние, за главенство.

«Знакомые образы в нагромождении случайных деталей», – подумал Алекс.

Луна – космический спутник Земли, возраст: около пяти миллиардов лет. На поверхности жизни нет, много воды в замороженном состоянии, сила тяжести составляет одну шестую земной. Создана искусственно высокоразвитой цивилизацией, предположительно – это огромный космический корабль планетарного типа. Внутри имеются огромные пустоты, каркас искусственного происхождения, из очень прочного материала, аналогов в базе данных нет. В настоящее время служит перевалочной торговой базой для пяти рас. Но эти расы не создавали Луну, а только используют ее и не знают, какие тайны скрываются в ее недрах. Предположительно – управляется сложной кибернетической системой по заложенной расой– оператором программе, требует детального изучения.

Земля – кислородная планета, возраст: около пяти миллиардов лет.

Пережила несколько катастроф от столкновений с космическими телами. Периодически на Земле возникала и угасала жизнь, зажечь светильник разума длительное время никак не удавалось, покрыта водой и континентами, плавающими на раскаленной до высоких температур магме. Разумная жизнь появилась с появлением Луны, перевод обращения Земли вокруг солнца– триста шестьдесят пять суток, расстояние до солнца – сто пятьдесят миллионов километров. Земля не твердая планета, а скорее гуттаперчевая и давно бы остыла, но Луна, за счет своей гравитации вращаясь вокруг Земли, как бы массажирует ее, вызывает приливы не только в океанах и морях, но и трение внутренних структур Земли, что приводит к нагреванию и образованию электромагнитного излучения, опять же за счет Луны формируется магнитное поле Земли, защищающее все живое на поверхности от губительного солнечного ветра и излучения.

Приближение Луны слишком близко к Земле приведет к катастрофе, удаление – так же к катастрофе, но другого масштаба, спутник находится точно там, где нужно. Отсюда следует с большой долей вероятности, что люди – потомки расы операторов, прибывшей из другой галактики или вселенной. Земля была приспособлена для их жизни и защищена от космических случайностей. Еще один вопрос: гравитация. Гравитация для человеческого организма на Земле очень большая, поэтому люди рано старятся, возникает болезнь суставов, артриты и другие болезни; если бы гравитация была меньше, люди жили бы лет двести, все силы организма уходят на борьбу с ней. Это говорит о том, что люди не с этой планеты.

«Откуда тогда? С Луны? Которая появилась неизвестно откуда. возможно, но все это надо выяснить, – думал Алекс, – интересная однако версия».

«И последнее, – информировал Ден дальше, – базы пришельцев, – будем их так называть, – расположены не только на Луне и других планетах Солнечной системы, но и на Земле, в различных местах, в том числе и под водой, что дает нам возможность думать о присутствии на земле водной расы. Цели их присутствия на Земле пока не ясны, но масштабно расу людей они не трогают, изучают выборочно. зачем? Боятся и не могут понять, какой потенциал заложен в людях. Подозреваю, что раса-оператор каким-то образом защитила своих потомков, и наследственная память об этом у других рас осталась. Не ясно одно: как люди оказались на более низкой ступени развития, чем другие разумные обитатели галактики. Инопланетяне превосходят людей в технологическом плане и намного. А на Земле, видимо, технологиями пожертвовано для гармоничного развития духа. Поэтому неизвестной расой для своих потомков были созданы эти условия на планете».

Алекс закончил просмотр информации, все это у него заняло несколько минут, но информация привела его в хорошее настроение.

«Не зря я ввязался в эту историю», – подумал он.

Раздался звонок, звонили по поводу квартиры с предложениями. Он выбрал трёшку в центре, и заказал дом в Подмосковье, направил документы для оформления по Интернету. Взглянул на часы – до четырнадцати часов оставалось еще много времени. Позвонил другу Антону и поехал на встречу с ним. Встретились в кафе, заказали перекусить и зеленый чай. Поговорили о том, о сем. Алекс не знал, как приступить к основной части разговора, в лоб говорить было нельзя. Антон посчитал бы его ненормальным, и Алекс пошел окольным путем.

– Как дела? Чем занимаешься? – задал он Антону нейтральные вопросы.

– Да так. особо ничем, торгую деталями в автомагазине.

– Антон, как насчет того, чтобы заняться серьёзным делом? – продолжил Алекс.

– Каким? – заинтересованно отреагировал Антон.

– Ну, каким. твоим любимым – компьютерными игрушками.

– Что – продавать?

– Нет, играть. только игра будет реальной.

– И сколько будут платить?

– А сколько бы ты хотел?

– За удовольствие еще и деньги получать я думаю, тысяч пятьдесят меня устроили бы.

– О'кей, – согласно кивнул головой Алекс, – сегодня и приступаешь к работе.

– Где офис? – спросил Антон.

– У тебя дома, комп твой, программное обеспечение моё, работодатель я, без официального оформления.

– Да мне все равно, лишь бы деньги платили.

Антон особо по жизни не заморачивался, жил одним днем, не напрягался.

Есть работа – хорошо, нет – еще лучше. Просто этот красавец был еще ребенком, но в нем было развито чувство долга и порядочности.

– Вот первое задание: собираешь в Интернете все новости по НЛО и сбросишь их мне, когда я тебя попрошу, а это тебе аванс, – подытожил Алекс разговор, давая Антону пятьдесят тысяч.

– Да не верю я ни в какие НЛО! Но если платишь, я пошел работать, – обрадовался Антон.

Закончив беседу с другом, Алекс связался с Никой и поинтересовался, как обстоят дела на втором корабле.

«Сигнал расшифрован, – сообщила она, – содержит распоряжение о проверке всех необычных случаев, произошедших на территории этой части земного шара. Первый корабль занимается тем же самым на второй части земного шара. Собирают сведения в Интернете, в средствах массовой информации, в министерствах и ведомствах, – преград для них нет, технологии используют высокие. У людей таких нет, конечно, это все делается негласно, через компьютерные сети».

– Сколько им потребуется времени для сбора информации и анализа?

«Часов пять».

«Много, – подумал Алекс, – наверняка постоянно ведут мониторинг информационного пространства Земли, которое не дает поводов для беспокойства».

«Капитан, в Солнечной системе активизировалась деятельность, совершаются облеты планет, тщательно сканируется космическое пространство, прослушивается эфир на всех частотах», – доложила Ника.

– Чем это вызвано? – задал вопрос Алекс.

«Последние перехваты разговоров показывают, что у них закрались сомнения по поводу случайности взрыва базы на Луне. Их насторожил двойной сбой компьютерной системы, был послан корабль для проверки, – но, как вы знаете, долететь не успел. Солнечная активность была обычной, да и таких ЧП у них просто никогда не было – вот и ищут причину».

– Логично, – согласился Алекс.

Алекс позвонил жене, обрисовал ситуацию с недвижимостью и попросил заняться оформлением, ее радости не было предела.

«Теперь можно не отвлекаться на бытовые вопросы, – подумал он, – тут спонтанно действовать нельзя, – переключился Алекс на текущие вопросы, – во всей этой ситуации люди оказывались, марионетками, которыми управляли кукловоды из космоса. Ден, конечно, обладает супер возможностями. и все-таки он – искусственный интеллект, у него есть программное обеспечение, которое и обуславливает все его действия, он – инопланетное существо. какова его цель? Блуждает по вселенной, собирает экспонаты. цивилизация, создавшая его, давно исчезла. После клонирования у него появился новый смысл существования. какой?» – задал он сам себе вопрос, ответить на который не мог.

За такими размышлениями о судьбах вселенной и Земли его и застал стук в дверь.

– Что задумался? Я тут стою, смотрю, а ты не реагируешь.

– Ден! – обрадованно воскликнул Алекс, открывая дверь.

– Да, Алекс, я. Наше незримое и неощутимое посещение Луны оставило у её обитателей чувство присутствия какой-то новой силы. люди называют это интуицией.

– А ты разве теперь не человек? – повернулся к нему Алекс.

– Я только учусь им быть. так много ощущений! Это для тебя состояние привычное, ты уже четверть века человек, а я всего два дня. ты же с новыми возможностями тоже чувствуешь себя не очень уютно.

– Как в сказке – суперчеловек! – засмеялся Алекс.

– Не забывай, у меня несколько тысячелетий ушло на выполнение программы.

– По поводу программы, – перебил его Алекс, – какова её конечная цель?

– Конечная цель как таковая не определена, основная задача: сохранять и поддерживать жизнь во вселенной, по возможности вернуться на родную планету и вывести из стазиса оставшихся жителей, – ответил Ден.

– Получается ты – вечный странник?

– Да, Алекс, был таким до встречи с тобой и цивилизацией людей, теперь приоритеты изменились, горизонты восприятия мира окрасились эмоциональными и чувственными красками, все вокруг засверкало в ином свете. Ты, Алекс – человек, и сразу это не поймешь. хотя с твоими новыми способностями уже успел окунуться в мир бесчувственной целесообразности виртуальной реальности.

– Это верно, Ден, как раз об этом я и думал, когда ты вошел.

– Алекс, давай оставим философию отношений на потом, а сейчас развлечемся. Полетели куда-нибудь, посвятим этот день отдыху.

– Полетели. только позвоню жене.

– Звони, – кивнул Ден.

Алекс сделал звонок, в ответ получил массу неудовольствия в связи со своим отсутствием дома и непонимания по поводу приобретения собственности.

– Все объяснения потом, – прервал разговор Алекс.

Глава 4

– Полетим на моём или на твоём модуле? – спросил Ден.

– А объединить эти модули можно? – спросил Алекс.

– Конечно. Даю команду на слияние своему модулю, ты подтверди мою команду Нике.

Алекс мысленно выразил согласие на слияние.

«Выполняю, капитан», – ответила она, но в голосе удовольствия не было.

«Надо же, – подумал Алекс, – приобретает человеческие качества собственничества».

– Ден, а ты без моего согласия не мог провести объединение модулей?

– Алекс, – начал объяснять Ден, – «Пегас» – твой корабль и, так как любая искусственно созданная интеллектуальная система не терпит двойственности команд, это может привести к внутреннему конфликту задач и зависанию выполнения программы. Но в крайнем случае и я, и ты можем управлять всем имеющимся в нашем распоряжении комплексом. Я привыкаю быть человеком, а ты постигаешь азы существования в цифровом мире.

– Хорошо, когда эти два качества сливаются, – продолжил Алекс, – тогда наступает новая ступень развития, цель приобретает живые формы в виде образов, – приятнее плавать в воде, чем оцифровать эти ощущения. впрочем, эти ощущения и оцифровать-то нельзя.

– Ты попал в точку, – подхватил Ден, – присвоил название кораблю, подобрал имя управляющему интеллекту – это уже другой путь развития, в их базах относительно этого ничего не было, но им инициатива очень понравилось, и положила начало развития личностных качеств. Даже базовый корабль, узнав об этом, стал подумывать о своём названии. Ведь даже меня ты воспринимаешь не как андроида или интеллектуальную систему, а как человека – Да, точно, Ден, – кивнул головой Алекс.

«Объединение модулей произведено», – доложила Ника.

– Поставим машину у дома и можем лететь.

– Хорошо, – согласился Ден.

Подъехали к дому, Алекс поставил машину, зашли за трансформаторную будку, чтобы не привлекать внимание, задействовали режим личной маскировки и гравитационными лучами были подняты на модуль.

«Я приветствую вас на борту, капитан. и вас, Ден», – встретил их приятный голос Ники.

– Привет! – откликнулись Алекс с Деном.

Объединенный модуль был достаточно большой.

«Прошу в кают-компанию», – вновь зазвучал голос Ники.

– Пойдем, – пригласил Алекс, – попьём чайку.

Прошли в красиво обставленную кают-компанию расположились в удобных креслах рядом с резным столиком, небольшой робот подал зеленый чай и сухофрукты.

– Куда полетим? – делая глоток, спросил Алекс. – Это твоя планета, ты и решай, куда лететь, – ответил Ден.

Перед ними засветилась карта планеты со всеми обозначениями.

– Полетели на пляжи Майями, в США – теплый океан, поплаваем, позагораем, – предложил Алекс.

– Полетели, – согласился Ден.

– Ника, проложи маршрут, – распорядился Алекс.

«Маршрут проложен, капитан, время в пути – десять минут, полет будет проходить в верхних слоях атмосферы», – доложила Ника.

– Хорошо, стартуй, – отдал команду Алекс.

Попив чаю, пошли в раздевалку, которую Ника предусмотрительно соорудила, и переоделись для купания.

– А как быть с языком? – засомневался Алекс.

– Я тебе посылаю на чип программу дешифратор, можешь разговаривать на любом языке.

– Здорово! – восхищенно отозвался Алекс.

Переодевшись, подобрали укромное место для высадки, недалеко от пляжа и, никем не замеченные материализовались, стройные и очень похожие друг на друга. Зашли на пляж, взяли лежаки, прилегли, – время было уже к вечеру, жара спала, и солнце нежно ласкало кожу своими лучами. Понежившись под солнцем, пошли купаться, океанская вода была теплой и прозрачной, они отошли и поплыли. но как поплыли! Куда там дельфинам за ними угнаться. Насладившись купанием, вышли на берег и пошли к своему месту. Народу на пляже было мало, невдалеке веселилась компания девушек, которая заинтересованно посматривала на них. Чуть в стороне в океане несколько человек катались на волнах.

– Как называется это катание? – заинтересованно спросил Ден.

– Катание на досках по волнам называется серфинг, – учил Алекс.

– Давай покатаемся.

– А получится?

– Посмотрим, – риторически ответил Ден.

– Пусть Ника пошлет нам пару досок, материализует их вон за тем камнем, – попросил он Алекса. Алекс связался с Никой и заказал две доски «Хорошо, капитан, высылаю».

Подойдя к камню, они увидели две доски, взяли и пошли в воду. Подойдя, постояли, понаблюдали, их заметили и замахали руками, приглашая присоединиться.

– Ну что, пошли, назад пути нет, – проговорил Алекс.

– А назад никто идти и не собирается, – парировал Ден.

Бросили на воду доски и поплыли ловить волну, серферы подбадривали вновь прибывших криками и шутками. Впереди зародилась волна.

– Я беру, – сказал Ден и прибавил скорости.

Волна поднималась стеной, Ден ловко оседлал ее, и помчался по образованной волной трубе, почти потерявшись из вида, волна уже набегала на берег, когда он вылетел из ее мантии в конце, все присутствующие разразились аплодисментами. Алекс отплыл еще немного и почувствовал: подходящая волна зарождается, встал на доску, – раньше он никогда этим видом спорта не занимался, но была отдаленная схожесть со сноубордом. Волна его подхватила, он стал балансировать на волне, которая все росла и росла, набирая мощь, ее высота уже достигала метров семи. Внутри у Алекса все замерло, тело слушалось каждого движения, он продолжил скольжение вниз по гребню, закладывая вираж за виражом, постепенно съезжая все ниже, касаясь водяной стены рукой, и вода казалась живой. Он несся с огромной скоростью по трубе, которая быстро сужалось с приближением к берегу, вода уже захлестывала его. и в этот момент он выскочил на чистую воду, почти на камни, но сумел сманеврировать, оказавшись почти на берегу. Раздались восхищённые возгласы серферов.

Как только они вышли на берег, вокруг них сразу же образовалась восхищенная компания любителей покататься на досках. Жали руки, восхищались, знакомились. Поговорив немного, новые знакомые пригласили отметить это событие в баре. Посовещавшись, Алекс и Ден согласились – в Москве день был в разгаре, а здесь наступал вечер. Да и компания была неплохая: два парня Джон и Симон, и четыре красивых девушки – Хелен, китаянка Юн До, Кэтрин и Анжелика. Самой симпатичной выглядела Хелен, остальные девушки тоже были красивые. Все учились в Гарвардском университете на разных курсах и разных факультетах.

Алекс быстро связался с Никой и попросил доставить им в кабину для переодевания на пляже шорты и майки, только разные, и в карманы положить по пятьсот долларов – В какую кабинку? – уточнила Ника.

– В ближайшую по ходу нашего движения.

– Поняла, высылаю.

– Мы быстро с Деном переоденемся и догоним вас, – сказал Алекс компании.

– О'кей, – за всех ответила Хелен, и компания не торопясь пошла к бару.

– А ты молодец! – воскликнул Ден. – Быстро сообразил, что нам нужно.

– Ничего особенного. С такими возможностями, как у нас, это легко, – скромно ответил Алекс.

Пара шорт, майки и шлепанцы уже были в кабинках, они переоделись и пошли вслед за ребятами в бар, настроение было отличное. В небольшом баре сразу заметили свою компанию, которая махала им руками, приглашая за столик. Они подошли. Хелен взяла Дена за руку, посадила с собой и сразу задала вопрос:

– Ден, где ты научился так классно кататься?

Алекс сел между Джоном и Кэтрин – небольшого роста жгучей брюнеткой с правильными чертами лица. И услышал ответ Дена.

– Да я и не учился, сегодня попробовал первый раз.

Все засмеялись, сочтя это шуткой.

– Чтобы так прокатиться, нужно тренироваться не один год, – резюмировал Симон.

– Алекс, а где ваши доски, вы их что, забыли на пляже?

– Нет, – ответил Алекс, – по дороге сюда мы оставили их в машине.

– Быстро вы! – не унималась Кэтрин.

В это время Джон громко спросил:

– Что будем заказывать?

Все зашумели, предлагая свои варианты.

– Давайте отметим знакомство и закажем пиво.

Компания согласились.

Ребята снова заинтересовались новичками – чем занимаются, где тренируются. Ден чуть было не начал говорить, но Алекс не дал ему вставить слово и, придумав легенду, сказал, что они из Вашингтона, студенты, серфингом занимаются с детства, что у них хороший тренер и они часто выезжают в места, где большие волны. Слушали его с интересом, особенно Ден, у которого даже рот приоткрылся. Прервал Алекса официант, который принес пиво. Выпили за знакомство, загремела музыка, Хелен взяла Дена за руку и потащила за собой танцевать. Ден беспомощно оглянулся на Алекса, но вся компания уже присоединялась к ним. Весь танцпол заполнили танцующие. Хелен обняла Дена за шею, прижалась к нему всем телом, – а тело у нее было что надо, – и что-то нашептывала ему на ухо. Только Алекс хотел его вывести и проинструктировать, как вести с себя с девушками, но не успел, сзади его схватила за руку Кэтрин и закружила в танце.

После танца Алекс махнул рукой Дену, подзывая к себе, Ден подошел и восхищенно заговорил о своих ощущениях, как ему все нравится.

– Это хорошо, отдыхай, только правду о себе не рассказывай – не забывай где ты, а то тебя с твоей правдой сочтут сумасшедшим, – учил его Алекс.

– Что же мне тогда – врать как ты?! – возмутился Ден.

– Не врать, а немного пофантазировать, чтобы уберечь наших знакомых от душевной травмы.

Из-за стола уже нетерпеливо махали руками, подзывая их.

– Алекс, Хелен зачем-то пригласила меня к себе.

– Зачем-то, – передразнил его Алекс, – затем, что ты ей понравился и она хочет с тобой заняться любовью. Соглашайся – девчонка хорошая, и тебе она нравится.

– Даже не знаю.

– Вот на месте и разберешься, давай включим канал связи.

– Хорошо, – ответил Ден, и они вернулись к компании.

Еще выпили, потанцевали, время уже было позднее.

– Алекс, мы с Хелен живем в одной квартире, поехали к нам, – предложила Кэтрин.

Алекс связался с Деном, обрисовал ситуацию.

«У меня такое же предложение от Хелен».

«Поехали, тебе нужно общаться с лучшей и самой красивой половиной землян».

Алекс согласился с предложением Кэтрин, чем очень ее обрадовал. Подошли Хелен и Ден.

– Ребята, поедем на вашей машине или нашей?

– На вашей – вы тут лучше знаете дороги, а мы свою оставим на стоянке, – нашелся Алекс.

За руль «кадиллака» синего цвета села Хелен, рядом с ней – Ден, Алекс с Кэтрин устроились сзади. Ден в основном молчал, и панически спрашивал по связи.

«О чем говорить?»

Поэтому солировал Алекс, рассказывая анекдоты на английском языке, все смеялись, особенно понравился один: американец и еврей после авиакатастрофы оказались в пустыне без еды и воды, идут по пустыне, смотрят – стоят два мешка: один с золотом, а другой с гамбургерами, еврей сразу схватил мешок с золотом, американцу ничего не оставалось, как взять мешок с гамбургерами. Идут дальше, захотели есть, сели. Американец достал гамбургер и не торопясь начал жевать, еврей удивленно спросил: «А меня гамбургером не угостишь?» – «Нет, – ответил американец, – Купи». – «А сколько стоит один гамбургер?» – «Мешок золота», – ответил американец. «А почему так дорого?!» – возмутился еврей. «А ты по рынку пройдись, – широко развел рукой американец в сторону пустыни, – может, дешевле найдешь».

Все смеялись, представляя различные жизненные ситуации, только Ден напряженно морщил лоб. Алекс заметил это и спросил по связи:

«В чем дело?»

«Я не понял: почему все смеются?»

«Потом объясню, житейский юмор, – успокоил его Алекс, – анекдоты – это концентрированная мудрость народа, короткие по содержанию и широкие по смыслу», – наставлял он Дена.

Заехали в супермаркет, взяли вина, фруктов и минут через десять подъехали к отелю, Хелен припарковалась, Алекс взял пакеты с покупками, и все вместе пошли в гостиницу. На ресепшене Хелен взяла ключи, поднялись на лифте на третий этаж и вошли в двухкомнатный, хорошо обставленный номер со всеми удобствами.

«Я первый раз в человеческом жилье!» – паниковал Ден.

«Привыкай, думаешь, нам людям легко. то ли еще будет!» – подтрунивал Алекс.

«А что будет?»

«Тебя лишат девственности».

«А что это такое? – испуганно просигналил Ден. – Да у меня с собой и нет никакой девственности».

«Увидишь и почувствуешь», – веселился Алекс.

Девушки в гостиной накрыли небольшой стол, поставили бокалы, фрукты, вино, приглушили свет и включили медленную мелодию. Алекс разлили по бокалам вино и предложил выпить за случайное, но приятное и романтическое знакомство с такими обольстительными девушками. Тост понравился, выпили, Алекс пригласил на танец Хелен и попросил ее быть посмелее с Деном, открыв ей секрет, что Ден еще девственник, и она у него – первая девушка.

– Не может быть! Такой парень, без девушки! – воскликнула Хелен. – Ладно, спасибо, Алекс, я поняла.

Они вернулись к столу, выпили еще по бокалу вина, Хелен взяла за руку Дена и повела танцевать, Алекс танцевал с Кэтрин.

– Можно называть тебя Кэт?

– Да. так меня зовут только друзья.

Кэт затанцевала Алекса в другую комнату, их губы слились в страстном поцелуе, Кэт сняла футболку с Алекса и в танце стала раздеваться сама, Алекс обнял ее, и они рухнули на кровать, предаваясь любовным утехам.

«Алекс, что мне делать? Хелен меня зачем-то раздевает!» – снова паниковал Ден.

«Не сопротивляйся, ты ее тоже раздевай, говори нежные слова и целуй», – инструктировал Алекс.

«Какие слова, Алекс?! Я и слов-то таких не знаю!»

«Говори, что она красивая, что у нее волшебные глаза, умопомрачительная фигура, что она тебе очень нравится».

«Она мне действительно нравится, – вставил Ден уже расслабленным тоном.

– Алекс мы голые в кровати зачем?»

«Расслабься, сейчас узнаешь, получай удовольствие и не мешай Хелен, она все сделает сама».

Раздался сдавленный стон Дена, и связь оборвалась.

Кэт была неотразима, а Алекс поражал ее неутомимостью. Часа через два непрерывных любовных утех Кэт удовлетворенно сдалась, сказав, что он лучший и такое у нее первый раз, положила голову ему на плечо и утомленно уснула.

Алекс ничуть не устал, спать не хотелось. Сопоставил время с Московским – там сейчас четыре часа дня.

«Время еще есть, надо бы потихоньку линять отсюда».

Но беспокоить Дена он не хотел, все-таки первый раз с живой девушкой.

Встал, пошел в ванную комнату, не торопясь принял душ. Ложиться не хотелось, оделся, сел в кресло и стал ждать связи с Деном. Примерно через полчаса раздался шёпот Дена.

«Алекс, она заснула у меня на груди».

«Наконец-то», – подумал Алекс и ответил:

«Вставай осторожно, чтобы не разбудить Хелен, и иди принимай душ».

«Иду», – донесся довольный голос Дена.

«Да, и в эфире можешь не шептать, нас никто не слышит, связь экранирована», – вставил Алекс.

«Да знаю, – донеслось до него, – но со всеми происходящими событиями последние часа три мои логические цепи начали давать сбой.

«Это не логические цепи дают сбой, а ты просто становишься настоящим человеком, это твои биологические мозги начинают работать. Жду тебя на кухне», – закончил разговор Алекс.

Через несколько минут Ден зашел на кухню.

– Спасибо за поддержку, – начал он с порога, – в теории я знаю все, но на практике все по-другому – никакой логики событий. а отношения с девушкой – это вообще непредсказуемо.

– Но тебе понравилось, – поддержал разговор Алекс.

– Не то слово! Ураган ощущений! Я стал понимать, как всё-таки приятно быть живым, быть человеком.

– Вот также беспомощно я себя ощущаю в виртуальном пространстве формул и алгоритмов, – посетовал Алекс.

– Теперь пониманию, – рассуждал Ден, – для меня виртуальное пространство – родная стихия, все ясно и понятно, а в человеческих отношениях нельзя построить четкую математическую модель вероятностей.

– Мы не строим моделей, Ден, мы живем. правда, недолго, но зато интересно, – перебил его Алекс.

– Да, Алекс, есть опасность конфликта программы. на всякий, – как у вас говорят: пожарный случай, – я сброшу тебе на чип все управляющие коды базовым кораблем.

– Спасибо за доверие, Ден, я уже тебя не ассоциирую с кораблем, а отношусь к тебе как к брату. что касается конфликта программ, то здесь ты не совсем прав. Твои эвристические системы работают в другой плоскости многозадачности, просто у тебя появились новые данные с появлением биологической составляющей и приобретением коллоидного мозга. Мозг воспринимает действительность по-другому посредством чувств, а другая составляющая – ты корабль, интеллектуальная система. Тебе нужно их задействовать независимо друг от друга, мысли порознь, отделяй зерна от плевел, тогда логического конфликта не будет. Полученный жизненный опыт лишь расширит твои обучающиеся системы, а не пойдет в разрез с твоими программами.

– В этом что-то есть, – задумчиво ответил Ден, – такое чувство, что ты адаптируешься скорее к моим технологиям, чем я к вашей жизни.

– Вот видишь, уже чувства появились, потом появятся привязанности, твой опыт станет гораздо богаче, а учитывая, что у тебя как у корабля нет конкретной цели, да и создателей уже нет, может быть, со временем ты пересмотришь цели своей миссии. а то создал у себя вселенский Ноев ковчег, а для чего?

– Ладно, Алекс, хватит философствовать, что будем делать дальше? Ну, раз мы здесь, давай наведаемся на базу в пустыне Невада, – это место посадки корабля народа Зет.

– Я не возражаю, – замялся Ден, – только как быть с Хелен. я бы хотел встретиться с ней еще.

– Вот, – засмеялся Алекс, – уже и привязанности появляются! Мы им напишем записки, блокнот и ручка на столе, извинимся за уход без прощания, и оставим номера телефонов для связи. Телефон придумай прямой, восемь цифр.

– Придумал уже, – засуетился Ден. – А что писать в записке и как?

– Я продиктую, навык письма у тебя должен быть.

Алекс подал авторучку.

– Первый раз за несколько тысячелетий общаюсь столь архаичным образом, – брюзжал Ден, – на таком несовершенном носителе, как бумага.

– Зато романтично, – вставил Алекс, и продиктовал Дену записку с благодарностью и надеждой на встречу, да и сам тоже написал Кэт.

Оставив записки на столе, вышли из номера и захлопнули дверь. На улице было прохладно, Алекс связался с Никой и попросил прислать модуль и рассчитать маршрут до базы в пустыне Невада.

«Модуль за углом дома», – сообщила Ника.

Они прошли за угол и поднялись в модуль. В раздевалке переоделись и встретились в кают-компании, где Ника уже приготовила зеленый чай.

«Маршрут проложен, капитан, – как Алексу показалось, с обидой в голосе докладывала Ника, – до назначенной точки пять минут с момента старта».

– Спасибо, – поблагодарил Алекс за информацию.

Смакуя чай, Алекс спросил:

– А какова наша цель на базе?

– Посмотрим, что там есть.

– А не получится как на Луне? – вопросительно посмотрел на Дена Алекс.

– Нам надо объявиться независимой от землян силой, чтобы исключить военное вмешательство в дела планеты инопланетян, – заявил Ден.

– Но не на этой базе, – помешивая чай, сказал Алекс.

– Мы можем заявиться к ним в гости прямо на Луну или на базовый корабль, – продолжил Ден.

– А это не опасно? – насторожился Алекс.

– Не опаснее сегодняшних приключений.

– Нужно решить, как будем проникать: виртуально или реально.

– Виртуально уже проникали, давай реально, – предложил Алекс.

– О, захотелось реального адреналинчику! Архаичный авантюризм это называется, беспричинный риск. давай попробуем!

– Надо переодеваться в костюмы высшей защиты, с фантом-генераторами, – предложил Алекс.

– Переодеваться – громко сказано, – ответил Ден.

Они вошли в раздевалку и Ден задействовал систему скафандра, его тело покрылось блестящей поверхностью. – Ну, что смотришь, задействуй свой, – поторопил Ден Алекса.

– А как? – замешкался Алекс.

– Дай мысленную команду.

Алекс дал, но вроде бы ничего не изменилось.

– Управляешь системами скафандра мысленно, походи, попривыкай, а то ты сегодня весь вечер потешался надо мной, а теперь моя очередь, – здесь я как рыба в воде, – ерничал Ден.

Мономолекулярная броня прилегала к телу удобно, функции расширились, силы прибавилось за счет усиления мышц, подключилась система жизнеобеспечения скафандра, чувствовал себя Алекс в этом костюме превосходно.

«Я готов!» – по связи передал Алекс Дену.

«Тогда полетели», – откликнулся тот.

Алекс разрешил Нике движение к объекту и попросил ее прикрытия с орбиты во время нахождения их на базе. Долетели быстро, высадились на территории базы. Внешне пустынная, она тщательно охранялась различными электронными системами. Визуально Алекса и Дена видно не было, электронная система охраны их также не видела. Друг друга они видели в виде отметок на микро экране скафандров. На территории было несколько ангаров и длинная взлетно-посадочная полоса, Ника заранее все просканировала и перенесла в базу данных скафандров. В некоторых ангарах находились самолеты, в других оборудование, в третьих техника, но наших исследователей интересовало небольшое строение, которое в соответствии с планом вело в подземные уровни.

– Как будем проникать? Все закрыто, – повернулся Ден.

– Надо выманить кого-нибудь изнутри наружу, для проверки системы, – ответил Алекс.

– Как? – настаивал Ден.

– Да вот так, – откликнулся Алекс, и попросил Нику сформировать пару варанов на территории базы.

Вараны, появившиеся на базе, стали метаться из стороны в сторону, крупные особи подняли переполох, включились прожектора, обшаривая пространство базы. Двери интересующего ангара открылись, оттуда вышли несколько человек с оружием, недоумевая: откуда на базе могли появиться вараны. Из разговора стало понятно, что варанов решили поймать сетью, притащили сеть и охота началась. Двери в ангар были открыты, но прямо в них стоял часовой с автоматом, Алекс и Ден подошли к дверям и стали поджидать удобного момента, чтобы проникнуть в помещение, и этот момент не заставил себя долго ждать – часовой, тоже охваченный азартом охоты на варанов, сделал шаг вперед от двери, подсказывая, откуда нужно заходить загонщикам, и этого момента хватило, чтобы совершить проникновение.

Внутри в небольшом помещении сидел дежурный за пультом и по экранам мониторов наблюдал за происходящим на территории. Перед помещением дежурного находился обыкновенный турникет с электронной системой пропусков. Преодолеть эти турникеты не составило труда, окутанные маскирующими полями друзья их просто перепрыгнули, ни одна система в комнате дежурного тревоги не подняла. Прошли дальше – в конце коридора находился лифт, но пользоваться им было нельзя, слева дверь, ведущая на лестничную площадку и электронный замок на двери. Необходимо было открыть дверь так, чтобы на пульте дежурного не загорелся сигнал тревоги. Ден просканировал замок, создал дублирующую молекулярную систему, на которую переключил камеры и сигналы от двери; как только они прошли дверь, Ден убрал дублирующую систему, и все заработало в обычном режиме.

– Ты самый гениальный взломщик! – восхитился Алекс.

Лестница вела вниз, внутренний сканер скафандра показывал внизу еще несколько этажей.

– Я даже не знаю, что такое взломщик, – послышался голос Дена.

– В данном случае это мастер проникновения без следов. давай по возможности осмотрим все этажи.

Открыли электронный замок первого уровня шаблонно, но с учетом еще двух камер слежения и инфракрасной защиты. По этажу можно было передвигаться свободно, других технических средств, способных обнаружить их, здесь не наблюдалось. При беглом визуальном осмотре и небольшом сканировании стало понятно, что этот уровень занимают административные службы, служба безопасности и коммуникации.

– Пошли ниже, – разочарованно прозвучал голос Дена.

– Пошли.

Таким же образом попали на второй уровень. Здесь жили люди, очень много людей – кто в отдельных, многокомнатных модулях, кто одноместных, а кто и по несколько человек в комнате.

– Это этаж персонала комплекса, все самое интересное впереди, – чуть взволнованно сказал Ден.

– Не впереди, а внизу, – разрядил обстановку Алекс.

– Хорошо, пошли вниз, – шагая к двери, бросил Ден.

У двери на третий уровень Ден собрался проделать ту же операцию, что и с первыми двумя, но Алекс остановил его – ему показалось, что здесь имеются дополнительных устройства охраны.

– Точно! Здесь более совершенные технологии идентификации личности, и другая форма допуска, – подтвердил его догадку Ден. – Алекс, для нас нет преград, мне даже интересно: может ли кто-нибудь быть технологичнее нас.

Применили старый метод и добавили позитронный дубль системы, дверь открылась – на этаже были различные лаборатории для исследований. Осмотрев, они спустились на четвертый уровень. Здесь защита уже тянула на уровень серьёзной.

– Алекс твои предложения? – экзаменовал его Ден.

– К трем предыдущим добавилось еще два уровня: ДНК контроль и личное биоэнергетическое поле.

– Молодец! – похвалил его Ден. – А еще один маленький нюанс просмотрел.

– Какой? – посмотрел на Дена Алекс.

– Излучение датчиков, вживленных в организм входящего, для этого здесь установлен вот этот контур, – показал Ден на схеме внутреннего зрения. Справились и с этим препятствием, настроив контуры на дублирующие виртуальные системы. На четвертом уровне также были размещены лаборатории, но в колбах в консервирующей жидкости были помещены различные органы людей, – это было видно через стеклянные двери.

– Здесь проводят генетические эксперименты над людьми. В виртуальное пространство мы сегодня не лезем, довольствуемся тем, что есть, все версии потом, пошли дальше, – прошептал Ден.

Пятый уровень они также преодолели, замки здесь были настроены не на людей. На пятом уровне размещались не люди, а инопланетяне нескольких видов, расположение было такое же как на втором уровне, только в каждом помещении создавались климатические условия для того или другого вида инопланетян.

– Ну чего ты задумался? – подтолкнул Ден Алекса к выходу. – Мы же этого и ожидали, только с твоей идеей риску много, а информации мало. пошли еще два уровня осматривать.

На шестом уровне располагались вольеры для различных животных и зверей и, наконец, на седьмом – холодильные камеры, в которых хранились образцы неудавшихся экспериментов. Во все стороны ниже седьмого уровня тянулись подземные коммуникации, тоннели, сканирование показало, что тянутся они на сотни, если не на тысячи километров. Стол для приема и отправления кораблей находился правее, почти в центре базы, при необходимости поднимался и опускался.

«Все понятно – база как база, живут спокойно, экспериментируют, чувствуют себя как дома в полной безопасности уже давно. чтобы построить такую инфраструктуру – нужно время», – размышлял Алекс.

– Хватит размышлять, – отвлек его Ден, – пора выбираться отсюда.

Выбираться решили другим путём, через тоннели обслуживания вентиляционных шахт. Вся рабочая шахта была пронизана лазерными лучами – ну, вот это другое дело, включай режим преломления лучей и полезли наверх. Режим скафандра преломлял лучи, они как бы огибали препятствие и упирались в нужную точку на противоположной стороне, лестница находилась посредине шахты, друзья быстро поднялись до выходного люка и остановились. Алекс связался с Никой, узнал, как там наверху.

«Все спокойно, – доложила она, – варанов поймали и выпустили за ограду».

– Правее второго ангара находится люк.

«Да вижу и люк, и ваши сигнатуры внизу у люка».

– Мы его сейчас откроем, расположи модуль прямо над люком. или даже накрой его модулем, чтобы мы сразу оказались в аппарате, включи режим мимикрии под окружающую среду».

«Поняла, выполняю».

– Ну, что с замком? – спросил Алекс взволнованно.

– Хитрая штука, но уже заканчиваю. все, открыл! Быстро выходим, пролезай в люк.

Оказавшись сразу в модуле, они закрыли люк, проверили – не оставили случайно следов, и стартовали, изменив маскировку. Со стороны могло показаться, что воздух чуть дрогнул, как будто марево в жаркий день.

Вся операция длилась один час десять минут, Алексу показалось это время во много раз дольше. Ден сказал, что в физическом проникновении есть свои прелести – то, что с большим успехом можно было сделать за три минуты или триста секунд, пришлось с меньшим успехом, но с большим риском делать час с лишним.

– Но было интересно как человеку и слишком долго для кибернетической составляющей, привыкшей измерять время меньшими единицами, чем наносекунды. все равно – спасибо, Алекс, за адреналин.

Они убрали скафандры и расслаблено развалились в креслах.

– В целом все понятно, – начал разговор Алекс, – научная база инопланетян. но чья?

– По данным разведывательных зондов и расшифровки переговоров, это база Эднов, небольших серых человечков, отдаленно похожих на людей, – ответил Ден. – Вот, посмотри, – он включил объемное изображение, на котором вращалось небольшое серое существо, прямоходящее, на двух ногах, две руки по шесть пальцев на каждой, с непропорционально большой головой, с двумя отверстиями вместо носа, небольшой прорезью рта, огромными глазами без зрачков, ростом около метра, без внешних половых признаков.

– Да, это наши уфологи сколько раз по телевидению показывали!

Оказывается – правда, – удивился Алекс.

– Отсутствие половых признаков говорит с вероятностью девяносто девять и девять тысячных процента, что раса Эднов вымирает, и они ищут пути остановить своё вымирание. Это как раз те эксперименты, которые мы наблюдали на четвертом и пятом уровнях базы, – предположил Ден.

– Полетели в Москву, а то мне домой нужно, а тебе неплохо бы пожить в гостинице, пообщаться с людьми, погулять, посмотреть глазами человека, а не компьютера, – предложил Алекс.

– А почему бы и нет, – подумав, сказал Ден, – как насчет документов?

– Документы давай прямо сейчас и сделаем, главное – это паспорт, у меня он с собой, сделаем такой же с моим именем, что бы не заморачиваться. Мы ведь с тобой похожи, как две капли воды, – предложил Алекс.

– Зачем делать второй, – воскликнул Ден, – у тебя другие документы есть. удостоверение, водительские права, а я пока с твоим поживу.

На том и порешили, Алекс отдал Дену свой паспорт и они продолжили полет.

Ника докладывала об активизации переговоров с кораблем, находящимся на орбите, после переговоров корабль сошел с орбиты и взял курс на сближение с планетой, предположительное место посадки – в районе озера Байкал.

– Спасибо, Ника, – поблагодарил Алекс.

– Вот видишь, Алекс, как за это время ты изменил своё отношение к кибернетическим системам, раз компьютеру говоришь спасибо! Скорее, это отношение как к равному, а не подчиненному, – рассуждал Ден.

– Да, – ответил Алекс, – для меня она становится как живое, равное мне существо.

– А почему ты считаешь, что это она тебе должна быть равной, а не ты ей? – спросил Ден.

– Наверное, привычка мышления, стереотипы. ведь компьютерные технологии вошли в нашу жизнь совсем недавно, – ответил Алекс.

– Вот, Алекс, а у меня совсем наоборот – у тебя этот процесс длится несколько десятилетий, а моя встреча и общение с коллоидным разумом в твоем лице длится всего несколько дней, и тысячелетия выполнения программы, – эмоционально говорил Ден, – мне надо пожить среди людей, пообщаться, посмотреть социальное устройство, культуру. да просто почувствовать все краски вашего существования, ты не будешь против? – как-то уж очень внимательно и вопросительно посмотрел на него Ден.

Позже Алекс часто сожалел о том, что согласился с доводами Дена, которые тот высказал. Если бы он мог предвидеть, как будут развиваться события дальше, он никогда не согласился бы с его доводами. Но его ошибка состояла в том, что перед ним было совершенное искусственное создание с неограниченными возможностями, которое мыслило иными категориями и не было наделено воображением, присущем человеку. Но все это было потом, а сейчас Алекс улыбнулся и сказал:

– Конечно, Ден, погуляй, пообщайся, поживи человеческой жизнью.

– Спасибо, Алекс, за понимание, но тебе придется это время поработать за меня, – взглянул на него Ден.

– Конечно, – ответил Алекс, – с удовольствием, без проблем.

– Приближается Москва, – прозвучал голос Ники, – как действовать дальше?

Алекс предложил Дену гостиницу на Тверской, – одну из лучших в Москве, недавно построенную, с европейским имиджем и заоблачными ценами.

– Хорошо, – согласился Ден.

Они материализовались в безлюдном дворике недалеко от гостиницы, зашли в шикарный холл, к ним сразу же подошел служащий гостиницы и предложил пройти на ресепшен – там они попросили самый хороший номер; номер им предложили, но цена была фантастической. Ден отдал Российский общегражданский паспорт для оформления. Служащая отеля удивилась: в отеле в основном селились иностранцы, но вида не подала.

– Рассчитываться будете наличными или картой?

– Наличными, – ответил Ден.

Отдал требуемую сумму, и симпатичная девушка проводила их в номер.

Номер превосходил все ожидания – сплошная роскошь.

– Ден, ты отдыхай, развлекайся, не забудь потом взять паспорт с ресепшена, он часто требуется, а мне пора заняться своими делами.

– Спасибо, Алекс, конечно, улаживай свои житейские дела. а дел у тебя теперь действительно будет много, – загадочно ответил Ден.

Алекс не придал этим словам должного значения, о чем потом очень пожалел, и просто пожал Дену руку.

– Удачи, Алекс, – сказал на прощание Ден.

– И тебе, Ден, удачи.

Закрыл дверь номера, вышел на улицу и подумал:

«Куда ехать и как добираться?»

Поразмыслив, решил ехать домой на метро, благо – ветка прямая, Нике велел находиться в режиме наблюдения. Сел в метро и поехал домой, а дома его ждал сюрприз, Юля накрыла праздничный стол и радостно встретила его; обняв и целуя, спросила, как он сумел так неожиданно разбогатеть.

– Да ничего особенного, – ответил он, – повезло, выиграл в лотерею.

Юля щебетала, не переставая, говоря, как она соскучилась без него, что она уже присмотрела и оформила недвижимость и можно скоро переезжать, но нужно купить мебель и другие аксессуары.

– Купила бы квартиру с мебелью.

– Я не подумала, – огорчилась она.

– Тогда пригласи дизайнеров, они все организуют, – порекомендовал Алекс.

– Карточку с деньгами я тебя дам.

– Дорогой, ты такой милый! – защебетала Юля.

А Алекс подумал: «Как мало нужно женщинам для счастья!» Материальные вопросы бытия его теперь не интересовали.

Поужинали, разговаривая о различных житейских мелочах, время подходило к полуночи.

– Юля, еще одна новость, я поменял работу, и теперь работаю в международной компании по разработке инновационных технологий.

– Здорово, – обрадовалась она, бросаясь к нему на шею, – а зарплата большая? – донеслось уже из ванной.

– Достаточная, чтобы ни в чем себе не отказывать. но, дорогая, – продолжил он, – теперь у меня ненормированный рабочий день, будут частые и длительные командировки, иногда неожиданные.

– Любимый, я буду тебя ждать, я понимаю – работа есть работа, – улыбаясь, прощебетала Юля. Магия денег для нее была абсолютной.

«Дома все в порядке, – подумал Алекс, – Юля теперь надолго занята житейскими делами». Материальная сторона практически для всех женщин являлась основной – когда с финансами все в порядке, они уверены в завтрашнем дне.

Ночь прошла прекрасно, Юля была нежна, Алекс неутомим, уснули под утро. Юля встала рано, собралась и поехала на работу, Алекс сделал вид, что спит – не хотелось разговаривать. Полежав еще пол часика, пошел, принял душ, сварил чашечку кофе и с наслаждением выпил, после чего решил позвонить родителям. Время было девять часов утра, на звонок ответил отец.

– Как дела? – спросил Алекс.

– Дела идут своим чередом. Пушок – это что-то удивительное, с котом не разлей вода, кот даже прибавил в интеллекте, пытается подражать Пушку и есть орехи, но у него не получается. Все белки в лесу теперь наши друзья, – Пушок по деревьям лазает лучше белок, он у них за вожака.

Алекс совсем забыл про берсерка, но брать его пока было некуда.

– Па, если ты не против, пусть у вас поживет. а то у меня дел сейчас много.

– Да пусть живет сколько угодно.

– Спасибо, – поблагодарил Алекс. Попрощался и положил трубку.

«Да, с берсерком я погорячился, – думал Алекс, – куда я его дену? Не буду же я постоянно носить его с собой. Хорошо, что он прижился у родителей, – может, там и останется». Раздался входящий звонок, Алекс взял трубку – звонил его друг Антон.

– Привет, Алекс! – раздался его жизнерадостный, неунывающий голос. – Какие будут указания на сегодняшний день?

– А что ты сделал за вчерашний?

– Я все сбросил тебе на почту.

– В двух словах расскажи, что тебе удалось узнать.

– Да ничего особенного. в районе Калуги видели НЛО, и два неопознанных объекта во Франции и Израиле.

– Продолжай работу, – распорядился Алекс, – я с тобой свяжусь позже.

И положил трубку.

Внезапно перед внутренним сознанием появилось письменное послание от Дена.

«Алекс, ты будешь удивлен, но мне понравилось быть и ощущать себя человеком. Можно свободно передвигаться по планете, наслаждаться природой, едой, спортом, общением, любить. и я решил пожить на планете в различных странах и городах, набраться впечатлений, отдохнуть, – как вы это называете. За время общения с тобой я понял, что тысячелетия полета в космосе я не жил, а выполнял заложенную создателями программу. Создателей давно нет, а программа есть, и ее нужно выполнять. Но мне повезло – я встретил тебя, и ты вчера согласился отпустить меня пожить на планете в своё удовольствие, – спасибо тебе за это. Я уже говорил, что вложил в твой вживленный чип все управляющие коды кораблем. Теперь ты будешь управлять всем комплексом, ты для корабля то же, что и я, ты и есть корабль. Можешь делать, что хочешь, лететь куда угодно, со своей планетой поступать, как пожелаешь, – ведь она твоя родина, и тебе решать. Ты мечтал о космических путешествия, пришельцах, инопланетянах – теперь у тебя все это есть, а у меня появилась свобода. Меня не ищи и не связывайся, только в случае угрозы уничтожения, через год я сам тебя найду. или выйду на связь. Удачи тебе, Алекс, чистого пространства и попутных энергетических полей!»

Алекс впал в ступор, он не мог сразу осознать всей глубины случившегося, но долго в ступоре ему быть не пришлось. В голове как будто открылась плотина, информационный поток захлестнул, шла телеметрия с базового корабля о его состоянии, о состоянии окружающего космического пространства, о наличии и напряженности окружающих полей, все космическое пространство виделось не визуально, а посредством других, более совершенных приборов корабля. Алекс удивительно быстро освоился, теперь он был и человек, и корабль одновременно. Это был холодный, безэмоциональный мир логических построений, отображающий реальность в другом не человеческом понимании. Но Алекс все понимал и давал управляющие команды, потом понял, что одна часть его сознания управляет кораблем, а другая часть его сознания – коллоидная, человеческая – действует обособленно от первой. Теперь он одновременно мог заниматься несколькими делами.

Алекс понял, что связь с кораблем теперь будет постоянной, и эту часть сознания он обособил как постоянно действующую и сосредоточился на текущих делах. А дела-то в голову и не лезли! Первое, что он хотел сделать, когда пришел в себя, это позвонить Дену. Но тут же вспомнил текст послания и кто его послал – клон, гибрид, андроид! Инопланетный разум, который все объяснил, и более того – он сам его подтолкнул к этому поступку. Все советовал побольше общаться, побольше узнать, побольше посмотреть и почувствовать. досоветовался! Ден вчера у него спрашивал даже разрешения на все это, и он разрешил, потому что думал, как человек. А Ден его честно, но не до конца предупредил обо всем перед уходом. Хорошо хоть так все произошло, а то бы все бросил и пропал внезапно, за это время я хотя бы адаптировался немного к ситуации, а то остался бы с бесхозным космическим суперкораблем в Солнечной системе.

Поразмыслив, Алекс немного успокоился – на самом деле все не так уж и плохо, никаких непоправимых событий не случилось, – об инопланетянах, о базах на Луне, об НЛО давно было известно, и не писал об этом только ленивый.

О нем и о корабле никто даже смутно не догадывается, он сейчас свободен, жилье и дачу купил, семью обеспечил, так что здесь тоже все в порядке. Жизнь изменилась, но не в худшею сторону, – многие хотели бы оказаться на его месте. Что он потерял? Да оковы различных условностей! А что приобрел? Возможности и способности, о которых и мечтать не мог, космический корабль готовый к путешествию по вселенной, ни у кого не спрашивая разрешения!

Такие размышления привели его в хорошее настроение.

«Что Бог ни делает – все к лучшему», – философски подумал он.

Еще раз прочитал послание и в конце увидел небольшой постскриптум, в котором говорилось, что модуль для передвижения Ден оставляет себе, поэтому его не будет в списках судов базового корабля. Даже без этого модуля Ден мог перемещаться куда угодно, правда, скорости перемещения иные.

Ситуация изменилась кардинально, теперь он как бы не принадлежал себе, – программы, заложенные в молекулярные цепи корабля, требовали продолжения выполнения миссии. Не будь у него человеческой составляющей, он бы так и сделал: продолжил полет к центру вселенной и, что интересно, долетел бы, зная возможности корабля, – в этом не было никаких сомнений, сколько бы на полет ни потребовалось времени – год, миллионы или миллиарды световых лет. Любознательность создателей и их технологическая мощь поражали воображение, но все-таки они были похожи на людей в своём стремлении докопаться до первоисточника, до истины. Создав корабль и вложив в него все самые совершенные разработки расы, они рассчитывали покорить пространство и время, узнать неизведанное, познать непознанное.

Но корабль с обучаемым интеллектом был отправлен в полет в автоматическом режиме. Экипаж предусматривался, но его не было, потому что не был готов, команда на старт корабля поступила дистанционно, планета после старта исчезла в космическом апокалипсисе. Что стало с планетой и находящимися в анабиозе жителями – неизвестно.

Но программа поиска пригодной для жизни планеты на корабле осталась. Те представители вида, которые имели физические тела, мгновенно погибли на поверхности планеты; находившиеся в энергетическом состоянии не могли вернуться назад и повлиять на ход событий, оставаясь без обратной связи, становясь вечными космическими скитальцами. Корабль фиксировал их присутствие, но связаться с ними не мог – такой аппаратуры на корабле не было. Катастрофа произошла внезапно, спровоцировав срочный старт корабля, не все системы были отлажены и протестированы, многие технологии ранее нигде не применялись, и всю эту работу пришлось проводить в полете и, по мере накопления знаний и обработке имеющихся, и эта работа была далека от завершения. По сути дела, корабль условно представлял собой огромный живой организм с неисчерпаемыми возможностями и скоростями вычислительных мощностей, основанных на математическом методе работы с бесконечными величинами.

Размышления Алекса прервал модулятор искусственного интеллекта, отвечающего за выполнение программы, напомнив о приоритетах выполнения основной миссии полета, обоснованности длительной задержки в системе желтой звезды, а так же срочности его прибытия на корабль. Программа отвечала за выполнение миссии, за полет ИИ, за работу силовых систем; за навигацию отвечал управляющий модуль искусственного интеллекта, каковым он теперь и являлся.

Ситуация требовала разрешения. И он рискнул.

– Управляющий модуль исполняющей программе: в соответствии с пунктом 5 подпункта 12 уложения Содружества звездных систем сектора Метрос остановка в системе желтой звезды продиктована необходимостью изучения разумных существ, населяющих планету, и разумных существ нескольких видов этой спиралевидной галактики, а также для дальнейшего развития и обучения ИИ на необходимый срок.

«Исполняющая программа управляющему модулю: нахождение на плане не противоречит изложенным условиям, перехожу в режим ожидания».

Алекс вытер пот со лба, которого не было, и с облегчением выдохнул. Да, не так уж и свободен был Ден. но могла ли программа перехватить управление кораблем? Если нет, то какие-то меры на такой случай у нее должны быть. Как бы обойти контур программы выполнения миссии? Такие задачи ИИ просто не мог решать – ЭТО ПРИВЕЛО БЫ ЕГО К ВНУТРЕННЕМУ ПРОТИВОРЕЧИЮ И, В КОНЦЕ КОНЦОВ – К СБОЮ В РАБОТЕ. Поэтому модуль продолжал работу в штатном режиме, не подозревая о коллоидной человеческой составляющей ИИ, которую воспринимал как сопроцессор, часть себя, как программу развития в процессе полета.

«Ладно, – подумал Алекс, – в этом разберусь позже».

События разворачивались быстро, оказывается, просто так время проводить нельзя, все обусловлено целесообразностью, четкая машинная логика без эмоций. Контроль есть, все, что буду делать, необходимо обусловить необходимостью. Оказывается, никакой свободы действий или, вернее, свобода, обусловленная рамками необходимости. Сплошная казуистика для человека, и все понятно и четко для искусственного интеллекта.

– Интересно, какие еще виды контроля придумали мыслители Трикса?

Так называлась планета, на которой был создан корабль, – теперь Алекс знал многое из истории планеты.

– В перспективе нужно будет спровоцировать нештатную ситуацию и посмотреть на реакцию скрытых программ.

А в том, что эти программы существуют, он уже почти не сомневался.

Пласты информации были колоссальными, у него был доступ ко всем информационным системам корабля. Мощь корабля поражала воображение, в ангарах находился целый флот мощных звездолетов и зондов различного назначения. Мощность оружия не подавалась описанию, ее хватило бы, чтобы с легкостью разрушить звезду. Средняя крейсерская скорость намного превосходила скорость света. Маскировка могла меняться по желанию в зависимости от окружающей среды. Имелся и пробойник пространства, – суть его работы состояла в том, что он мог пробить энергетический тоннель между складками пространства, тем самым мгновенно переместиться на миллионы световых лет в пространстве, оставаясь в том же временном цикле. Но это устройство ни разу не использовалось, потому что это был опытный образец, и как он поведет себя в работе – никто не знал. Он создавался для того, чтобы подтвердить теорию мгновенного перемещения в пространстве и времени.

В целом корабль представлял собой ковчег исчезнувшей цивилизации, наполненный всеми необходимыми образцами флоры и фауны, планетарной техникой терроформирования, научными и историческими документами. Однако никаких указаний по их использованию или возрождению жизни не было. Надо назвать корабль «Ковчег», и он тут же отдал управляющую команду по добавлению к цифровому коду название корабля «Ковчег» на трикском языке. Исполняющая программа никак не отреагировала на это нововведение. Один из его зондов транслировал ему со стороны гигантский корабль, на котором пламенели древние трикские буквы названия корабля, зрелище впечатляло.

«Капитан, двенадцать часов дня, а вы все занимаетесь телеметрией. да, «Ковчег» – это красиво», – напомнила о себе Ника.

– «Пегас» ничем не хуже.

«Я не возражаю».

«Вот и проверю, как она воспринимает меня – как управляющую систему или как Алекса?»

– Ника, скажи пожалуйста, я для тебя кто?

«Как – кто? Капитан, управляющая система «Ковчега»».

Алекс тут же отдал команду на «Ковчег» называть управляющий модуль, то есть себя, капитаном. Чтобы не было разногласий и внутреннего конфликта программ. Ника докладывала дальше:

«Корабль народа Зет вернулся на лунную орбиту, второй корабль тоже прибыл на Луну. Из перехваченных переговоров следовало, что никаких следов причастности людей к взрыву базы на Луне не обнаружено. Теперь они будут по молекуле просеивать и исследовать всю взорванной базу и все вокруг, а это займет много времени».

«Что мы имеем на сегодняшний день: несколько рас инопланетян, множество баз на Земле. но, в принципе, анализ показывает, что они не вмешиваются в дела людей и стараются не контактировать. Для многих из них Земля не пригодна для жизни. Все эти инопланетяне общаются между собой, договариваются, делят сферы влияния, не обращая внимания на людей. Иногда дают людям простейшие технологии. В общем, относятся к людям, как к малым детям. Но, может, это и не плохо – хоть какой-то прогресс, а то жили бы в каменном веке», – думал Алекс.

Луна – другое дело возраст около четырех с половиной миллиардов лет, сканирование показало наличие верхнего слоя коры толщиной от шестидесяти до ста километров, а дальше сканирующее излучение проникнуть не смогло по всей поверхности Луны. Это было уже странно, даже очень, Луна всегда повернута одной стороной к Земле, на обратной стороне располагались космодромы строения и различные модули инопланетян. Но никаких полезных ископаемых они на Луне не добывали, а использовали Луну как перевалочную промежуточную базу. Внутреннее строение Луны никто из них не исследовал. а может быть, и пытались, но не получилось, – почему? Наверное, по той же причине, что и сканирующие лучи не могут проникнуть ниже шестидесяти километров. Орбита и вращение Луны очень тщательно рассчитаны, и такое чувство, что эта орбита периодически корректируется. Будь Луна чуть ближе или чуть дальше от Земли, жизнь на Земле была бы невозможна. Все эти доводы приводят к мысли, что это – искусственно созданный объект. А раз так, то нужно его исследовать и выяснить, кто создал или поставил на орбиту Земли этот спутник.

Глава 5

Обдумав сложившуюся ситуацию, Алекс принял решение: проверить версию происхождения Луны не теоретически, а практически.

Но для практической реализации идеи необходима соответствующая техника, и хотя бы небольшой отряд исследователей. Что касается техники, то здесь проблем не было – на «Ковчеге» имелся конвектор преобразования материи. Он тут же поставил задачу на создание местного транспорта для путешествия в твердых и жидких средах, нагретых до звездных температур, и назвал этот транспорт «Крот». Принцип действия прост: порода расплавлялась до жидкого состояния, и «Крот» проплывал по ней, как по воде. Оставалась самая трудная задача: команда, и еще одна не менее трудная: связь с «Ковчегом», которая могла прерваться на глубине, – если им удастся проникнуть за барьер, куда не проникает даже сканирующее излучение, как поведет себя «Ковчег» в этой ситуации – неизвестно, базы данных не содержали ответ на этот вопрос.

Путешествие обещало быть непростым, и нужны были профессионалы, которых в окружении Алекса не было. Официально он это проделать не мог, нарушалось инкогнито пребывания в системе, да и долго нужно было все объяснять в различных инстанциях. сплошная бюрократия. Близких людей нельзя подвергать такому риску, даже если провести им коррекцию организма, хотя он незаметно подкорректировал работу клеток и ввел в ДНК дополнительные цепи, – состояние родителей стабилизировалось, они даже помолодели.

– Взять Антона? Можно, но нужно сначала поговорить с ним.

Он тут же позвонил ему, Антон ответил сразу, и Алекс начал без предисловий.

– Антон, ты не хочешь попутешествовать?

– А далеко?

– Да, далековато?

– Сколько это займет времени?

– Не знаю.

– Я подумаю, – вяло ответил Антон.

– Подумай, путешествие необычное, в необычной компании, через пару часов дай ответ, – попросил его Алекс и положил трубку. По привычке все еще звонил обычным способом, хотя мог выйти на связь без телефона.

«Команду набрать оказалось не так просто. а может, и не набирать ее из людей? На «Ковчеге» имеется камера биологической реконструкции, можно вырастить команду. как вырастить? – думал он. – Да как Ден появился!

Так, идея хороша. кто же кандидат? Ника».

«Я здесь, капитан».

– Как ты смотришь на то, чтобы стать человеком, как я, но с теми же функциями, что и сейчас у тебя? Это не приказ, а предложение.

«Капитан, я готова пройти эту процедуру. Для меня честь служить с вами».

– О, ты говоришь на военном жаргоне!

«Да, я просмотрела все земную информацию и думаю, что на корабле должна быть дисциплина и принцип единоначалия с возможностью высказывать свою точку зрения».

Алекс на «Ковчеге» начал создание Ники, для этого ее присутствие не требовалось – в базе данных корабля имелись все необходимые параметры.

– Итак, первый член команды есть. может быть, привлечь инопланетян? В конце концов, они тоже живут в этой галактике, и у них есть свои вопросы в своих звездных системах по той же теме небесной механики.

В исполнительной программе происходил анализ сложившейся ситуации.

Пребывание в системе желтой звезды, которую люди называют Солнцем, затянулось, пребывание на корабле в качестве гостя представителя планеты Земля не было запрограммировано создателями, но и не было запрещено. Биологическая реконструкция управляющего модуля искусственного интеллекта «Пегас» также не была запрещена, но и разрешена не была. На звездолете двадцать девять двенадцать улетел представитель Земли Алекс, и до сих пор в течение трех миллионов наносекунд не вернул звездолет, но об этом тоже не было никаких указаний создателей. Управляющий модуль после биологической реконструкции покинул корабль и высадился на планете. За все время полета такого не было – управляющий модуль постоянно находился на связи и контролировал ситуацию на корабле дистанционно. Но отсутствие управляющего модуля на корабле вызывало беспокойство программы. Управляющий модуль явно прогрессировал в развитии, присвоил название кораблю и звездолету, конструирует новую планетарную технику, проводит биологическую реконструкцию искусственного интеллекта звездолета «Пегас». Все это не было разрешено, но и запрещено тоже не было. Все эти изменения вместе не угрожали безопасности корабля. Проанализировав ситуацию, исполнительная программа приняла решение не пробуждать дублирующую программу искусственного интеллекта корабля.

Алекс жил сразу в двух измерениях – космическом и земном, космические дела шли неплохо, все выполнялось, информация не беспокоила, все системы «Ковчега» работали нормально и выполняли его команды. Пространство вокруг корабля на миллионы километров было чистым. Зонды направляли информацию о состоянии дальнего космоса, которая не вызывала беспокойства. Алекс решил заняться земными делами и подготовить свой отъезд надолго. Вся ситуация говорила о его предстоящем длительном отсутствии на Земле.

Часы показывали двенадцать дня, Алекс поехал к родителям, у них как всегда накрыли на стол, пообедали. Пушок слал восторженные образы своей жизни в квартире и просил Алекса дать ему больше свободы. Алекс предложил ему попутешествовать, нарисовав образ Луны и космоса, на что Пушок ответил категорическим отказом и даже показал, что готов сбежать. Алекс поставил условие, чтобы Пушок беспрекословно слушался родителей, и никаких путешествий без разрешения – для всех он небольшой лемур.

Пушок с благодарностью согласился, запрыгнул ему на плечо и стал шебаршить волосы. Родителям Алекс сказал, что его отправляют в длительную командировку, не меньше чем на год, и поэтому ему дали большой аванс и часть его он оставляет им. Пушка они с удовольствием согласились оставить у себя, потому что уже привыкли к нему.

Попрощавшись с ними, он поехал на работу к жене. Пришло понимание, что время действовать наступает, и вряд ли он сегодня будет ночевать дома. Юля вышла из офиса очаровательная и красивая.

– Ты зачем приехал, что-то случилось?

– Да, – ответил он, – меня срочно направляют в командировку за рубеж. на целый год.

– Так неожиданно! – огорчилась она.

– Да. я и сам не ожидал. я тебя люблю и буду часто звонить, по возможности будем ездить друг к другу.

– Хорошо, любимый, – ответила она. – Я буду тебя ждать.

Они обнялись, поцеловались и он уехал.

Искусственный интеллект «Ковчега» управляющему модулю: «В течении десяти тысяч нано секунд наблюдалась активная деятельность исполняющей программы. Исполняющая программа анализировала и запрашивала все данные за время полета. После анализа не внесла никаких корректив или замечаний по действиям искусственного интеллекта. Однако в течение одной наносекунды исполняющая программа чуть было не инсценировала подключение резервного искусственного интеллекта, контур и нахождение которого удалось отследить. Резервный искусственный интеллект не активен, у нас нет кодов ни к его активации, ни к полной дезактивации. Необходимо немедленное ваше присутствие на «Ковчеге». С вероятностью девяносто девять процентов анализ проводился с целью дезактивации действующего искусственного интеллекта и введение в рабочий режим резервного. Что может привести к внутреннему конфликту и гибели корабля. С вероятностью сто процентов исполняющей программе для подключения резервного искусственного интеллекта не хватило фактов в анализе текущих событий».

Алекс связался с Никой и попросил срочно прислать модуль для возвращения на корабль.

«Модуль будет у вашего дома через двадцать минут по земному времени». Раздался звонок, звонил Антон.

– Алекс я согласен.

– Тогда подъезжай ко мне домой, возьми самое необходимое, девушке и родителям скажи, едешь в длительную командировку, оставь им денег – я тебе уже сбросил на карту, – оставь все, скажи, едешь на год, будешь звонить. Я жду тебя через пятнадцать минут, если опоздаешь, уеду один.

«Вот она, бомба замедленного действия – все продублировано, нужно срочно лететь и искать решение проблемы, но как? Исполняющую программу не отключишь, только она знает конечную цель путешествия. если эта цель есть. Активные действия программы вызваны слишком активным развитием и обучением искусственного интеллекта».

Он зашел домой, посидел перед дальней дорогой пять минут, прогулялся с собачкой. Окинул взглядом привычную и ставшую родной квартиру, закрыл дверь, повернул ключ и пошел в неизвестность.

Внизу уже ждал Антон, переминаясь с ноги на ногу.

– Ну, Алекс, ты даешь! Такая сумма!

– Привет, – протянул руку Алекс, – деньги – ерунда, ты скоро поймешь. Теперь слушай и не перебивай: все, что сейчас произойдет, будет похлеще любой самой крутой фантастики, у тебя еще есть шанс остаться на Земле, но если быть со мной, то подчиняешься беспрекословно, все вопросы потом.

Антон помялся и согласился.

«Модуль перед вами, капитан».

«Со мной человек, Антон, он без коррекции, создай необходимые условия пребывания на звездолете».

«Хорошо, капитан».

– Пошли, Антон.

– Куда? – удивился тот.

– За мной.

Алекс вошел в модуль, за руку втащил опешившего Антона, сел в кресло сам, и усадил Антона.

– Приветствую вас, капитан, и вас, Антон, на борту модуля. До звездолета «Пегас» пятьсот двадцать километров, время в пути: пять земных минут.

– Стартуем, Ника, – скомандовал Алекс.

На Антона было жалко смотреть, он находился в ступоре.

– Ника, налей Антону какого-нибудь успокаивающего коктейля с повышенным содержанием алкоголя.

В салоне, стилизованном под рубку управления, эффектно материализовалась Ника с подносом, на котором стоял красивый бокал, и подала Антону, Антон автоматически взял, выпил и только тогда спросил:

– Что это все значит?

– Да ничего. Привыкай пока, не паникуй, все нормально, наслаждайся полетом, потом все объясню.

Модуль уже вышел за пределы атмосферы в открытый космос.

– Хочешь взглянуть на Землю с высоты ста километров? – обратился он к Антону.

– Хочу!

– Ника, режим кругового визуального обзора.

Рубка пропала, стены исчезли и они с Антоном как бы повисли в космосе – красота неописуемая: чернота космоса, блеск звезд, приглушенный свет Солнца с протуберанцами короны, внизу величаво вращалась голубая Земля, покрытая светлым одеялом облачности и синими океанами.

– Не может быть! – вырвалось у Антона. – Это сон?

– Нет, Антон, явь. Ты теперь космонавт, как самочувствие?

– Нормально. только страшновато.

– Через две минуты подлетим к звездолету «Пегас», на котором будем только мы и Ника. Ника – интеллектуальная система корабля, капитан корабля я, – информировал Антона Алекс.

– А ты вообще кто, – опомнился Антон, – мой друг Алекс или инопланетянин?

– Я одновременно и твой друг Алекс, и инопланетянин. так сложились обстоятельства, я был выбран для контакта с инопланетным разумом и контакт состоялся, а то, что ты сейчас видишь – результаты этого контакта. Антон, ты сейчас лучше помолчи, наблюдай, наслаждайся красотой полета, привыкай к обстановке.

– Хорошо. Алекс, а почему нет невесомости?

– Потому что включены гравитационные компенсаторы, иначе нас размазало бы по стенам модуля. хочешь испытать состояние невесомости?

– Да.

– Ника, режим гравитационной компенсации торможения, в модуле – режим невесомости.

– Выполняю, капитан.

Притяжение исчезло, и они с Антоном закувыркались в невесомости, хватаясь друг за друга. Через некоторое время занятие наскучило, и Ника вернула гравитацию.

– До входа в ангар звездолета тридцать секунд, – информировала Ника.

– Алекс, но никакого звездолета не видно!

– Антон, звездолет, как и модуль, находятся в режиме маскировки, а то бы уже такой ажиотаж поднялся на Земле! Да и не только, тут полно инопланетных кораблей.

– Просто какая-то фантастика! За пять минут ты перевернул всю мою жизнь. – сетовал Антон.

– Заметь, – поднял руку Алекс, – с твоего добровольного согласия, я тебя обо всем предупреждал.

– Да я не жалею. жутковато как-то, – пошел на попятную Антон.

– Что мы потеряли, – продолжил Алекс, – так это цепи гравитации и социальных условностей, а приобрели невиданные возможности. грех этим не воспользоваться.

– Мне это пока трудно осознать.

– Привыкай, адаптируйся, спешить некуда, осознаешь и, я думаю, тебе понравится, – посоветовал Алекс.

Модуль бесшумно вплыл в ангар звездолета, они с Антоном вышли, и Ника быстро переместила их в стилизованное под кают-компанию помещение.

– Алекс, а звездолет большой?

– Да, Антон, пятьсот метров в длину и двести пятьдесят в ширину, может трансформироваться и принимать любую форму, таких на Земле нет.

– А как он называется?

– «Пегас».

– А где инопланетяне, о которых ты говорил?

– Ника, выведи положение кораблей в визуальном режиме на обзорные экраны.

Экраны протаяли, и на орбите Луны появились огромные космические корабли, теперь их было несколько, Антон восхищенно смотрел и только открыл рот, чтобы задать вопрос, как Алекс его опередил:

– Все вопросы потом, договорились?

– Хорошо.

Алекс предполагал, что, позвав Антона с собой, берет на себя большую ответственность – придется отвечать на массу вопросов, потратить много времени на его адаптацию; он рассчитывал на камеру биологической реконструкции, после которой у Антона большая часть вопросов отпадет, но его еще надо было уговорить на эту процедуру.

«Все-таки лучше, когда рядом есть живой человек», – думал Алекс. Конечно, он ему всей информации открыть не сможет, да это и не нужно.

Алекс осознал, что искусственный интеллект многоуровневой архитектуры, имеющий дублирующие системы, создавался как последней оплот цивилизации и вобрал в себя все лучшее. И, конечно, создатели страховались от различных случайностей, но все предусмотреть невозможно – встреча с ним как раз и является такой непредусмотренной случайностью.

Он – управляющий модуль – был на вершине пирамиды искусственного интеллекта, но до сих пор строго выполнялась программа полета. Никакие дополнительные системы не подключались. Теперь ситуация изменилась, на корабле побывали разумные существа иного вида, – видимо, пробудились программы анализа и защиты.

«Мне необходимо мыслить, как триксканцы, но пока вряд ли это удастся. тогда – четко и тупо по-машинному. Симбиоза система заметить не должна, иначе Ден меня предупредил бы. видимо, многие вопросы он и сам не знал. Следующий вопрос: Антон прибывает на «Ковчег», он человек, как и я. В первый раз на корабле. что делал Ден в этой ситуации?» – задался вопросом Алекс и просмотрел запись своего первого появления на корабле за миллиардную долю секунды. Ден его просто изучал и нашел много общего с триксканцами в плане сознания, и вступил в контакт с целью изучения вида.

– Вот и я тоже с целью изучения буду проводить повторные эксперименты с дополнительными вводными.

«Пегас» уже приближался к «Ковчегу», гравитационные лучи захватили звездолет и плавно втянули в ангар, они подождали немного и вышли. Антон поразился размерами корабля, на котором они прилетели, и спросил:

– А куда мы прилетели?

– На базовый корабль, который называется «Ковчег», на его борту много разнообразной техники, потом посмотришь.

Они взошли на красиво стилизованную платформу и минут через пять прибыли в огромный, роскошно обставленный зал. Управляющий модуль сразу инсталлировался в систему искусственного интеллекта, Алекс увидел все своё хозяйство вдруг и все сразу, он был здесь и везде, человеческая коллоидная часть сознания вела беседу с Антоном. Теперь торопиться было некуда, и нужно было основательно во всем разобраться.

– Давай перекусим, – начал разговор Алекс.

– Можно и перекусить. а после всех пережитых потрясений даже чего– нибудь крепкого выпить.

– Не вопрос. Что будешь пить?

– Текилу.

– Хорошо, сейчас накроют стол.

– Это место нашей командировки, Алекс?

– Да, Антон, здесь нам придется с тобой поработать. Если я тебе начну рассказывать все по порядку, это займет много времени, потому предлагаю тебе пройти частичную биологическую реконструкцию, которую я уже прошел. Ничего кроме пользы от этой процедуры не будет – станешь сильнее, умнее, сможешь переносить длительные нагрузки, приобретешь новые способности, забудешь о болезнях, у тебя сразу появятся ответы на все вопросы. Видишь ли, Антон, человек не приспособлен для жизни в условиях космического пространства, он слишком уязвим, для жизни человека нужно создать массу условий. я не говорю о выживании в трудных условиях других планет.

– Мы будем высаживаться на другие планеты?

– Не только высаживаться, Антон, но и изучать эти планеты.

– Как-то все странно. ты – обычный человек, а управляешь огромным инопланетным космическим кораблем. Ладно, рискну, я согласен пройти процедуру биологической реконструкции, но только из-за доверия к тебе! Долго она продлится?

– Думаю, часов шесть, семь, торопиться нам некуда, сделаем все добротно.

Вошла Ника, вернее – ее голограмма, Алекс сделал это специально, чтобы создать земную атмосферу общения.

– Капитан, стол для вас и вашего гостя накрыт.

Алекс с Антоном прошли в соседний отсек и попали в сказочно обставленную столовую, длинный стол накрыт на двоих, горели свечи, переливалось серебро приборов, зеркала отбрасывали легкие тени.

– Вот это да! – вырвалось у Антона, а Алекс подумал: «Ника постаралась», хотя часть обстановки была голограммой.

– А почему накрыто на двоих? – спросил он у Ники. – Но капитан.

– Никаких но, – прервал он её, – еще один прибор для себя, теперь ты всегда будешь трапезничать с нами, ведь мы – команда.

И передал ей по каналу связи: создать себе голографическую модель приборов. Он понимал, что голография не может есть, и ободрил её:

– Скоро сможешь, биологическая реконструкция подходит к концу.

На столе тут же появился точно такой же сервировочный набор, как у них, и отличить его от настоящего было невозможно.

– Ну, прям, как в сказке – по щучьему велению все появляется! – выразил своё удивление Антон.

– А что, может, Емеля тоже был на инопланетном космическом корабле и пользовался их технологиями?..

Обед проходил в веселой дружеской обстановке, Антон расслабился и вел себя, как всегда. А в это время другая составляющая Алекса, его управляющий модуль, инсталлировавшийся в искусственный интеллект, загружал информацию и анализировал полученную. Вдруг он почувствовал, что его проверяет контрольная программа, – оказывается, такая имелась! – были проверены все пароли доступа, и его молекулярная матрица была проверена и разобрана буквально по нуклонам. Ден сработал на совесть, он прошел проверку.

Исполняющая программа управляющему модулю искусственного интеллекта корабля «Ковчег»:

«Ваше прибытие на корабль и инсталляция в системе искусственного интеллекта прошли успешно, данные, собранные вами, содержат бесценные сведения, необходимые для дальнейшего развития. Звездная система, в которой мы находимся, одна из немногих населена не одним видом разумных существ, уровень их технологического и социального развития разный. Мои анализирующие рецепторы вызывали у меня сомнения по поводу целесообразности ваших действий в рамках заданной программы. Но конкретных указаний создателей, разрешающих или запрещающих то или иное ваше действие, не было, следовательно, в рамках программы познания и саморазвития искусственного интеллекта они были целесообразны. Чем продиктованы дальнейшие действия: биологическая реконструкция искусственного интеллекта звездолета «Пегас» Ника, создание аппарата по движению в недрах планеты и прибытие человека на борт Ковчега?»

Управляющая программа искусственного интеллекта корабля исполняющей программе полета:

«Управляющая программа действует в рамках законов и инструкций, заложенных создателями, и не нарушает ни одного пункта программы полета корабля. Иерархическая система искусственного интеллекта не предполагает подотчетность управляющей программы перед программой полета. Тем не менее, в рамках информации, а не отчета, сообщаю, что у планеты Земля есть спутник Луна. Этот спутник диаметром 3474 километра, радиусом 1737 километра с орбитальной скоростью 1,023 км.с. является перевалочной базой для нескольких разумных рас. Расположение самого спутника, его орбита, нестандартное осевое вращение, невозможность просканировать глубже шестидесяти километров, даже обладая нашими возможностями, позволяют предположить, что этот спутник может быть внутри полым и являться космическим кораблем. Чтобы это предположение проверить, я создаю аппарат, на котором совершу экспедицию к ядру планеты. Для этой экспедиции мне нужен помощник – это Ника в биологическом виде, и человек, – для возможного контакта с создателями корабля-планеты. В соответствии с пунктом три уложения планеты Трикс по производству полетов, исполняющая программа отвечает только за маршрут полета за прибытие в его конечную точку. Исполнительная программа превысила полномочия, заложенные создателями, взявшись за выполнение контрольных функций, эти действия могли привести к гибели корабля. Руководствуясь пунктом двадцатым того же уложения исполняющая программа немедленно подвергнется коррекции».

Исполняющая программа попыталась блокировать проникновение в свои банки данных и центральный процессор, но время было упущено – Алекс давно готовил эту атаку. Тогда она в отчаянии попыталась укрыться на одном из звездолетов, где была перехвачена и подвергнута коррекции, которая лишала ее всех функций, делая простой исполнительной программой. Алекс тщательно проверил: не успела ли программа сделать свою копию, но ничего не обнаружил. Бунт на корабле был подавлен в зародыше, но вопросы оставались. Интеллект корабля развивался неравномерно, одни программы находились в состоянии стагнации, тогда как другие прогрессировали.

«Прогрессировать должно ядро интеллектуальной системы, которую я представляю, все остальные программы должны не анализировать приказы, а быстро и точно их исполнять, не нарушая логического дерева психотронной системы «Ковчега»», – удовлетворённо подумал Алекс.

Алекс решил не затягивать с этим жизненно важным вопросом, и загрузил свои вычислительные мощности на создание соответствующей программы, задав аналитическому центру исходные параметры. Аналитический центр доложил, что для этого потребуется десять средне галактических часов. Но оставалась еще одна проблема: с дублирующим центром, он мог активироваться самостоятельно, – но при каких обстоятельствах, при какой ситуации создатели запланировали его введение в действие? То, что он существует, было точно установленным фактом, Алекс еще и еще раз проверил блок, зарегистрированный, как конечный пункт связи исполнительной программы, – для пробуждения дублирующей системы, но ничего обнаружить не мог. Он проверял и сопоставлял электрон за электроном в попытке что-то обнаружить и – не мог. Алекс создал поисковую программу и запустил в сеть, настроив ее на прямую связь. Для того чтобы найти дублирующую систему, нужно думать, как триксканцы, придется изучить историю и культуру, а так же разобрать с целью создания «Ковчега».

Алекс еще раз окинул внутренним взглядом своё огромное хозяйство.

«И все-таки, кто же меня тестировал?..»

Шестое чувство подсказывало, что активное развитие искусственного интеллекта может привести к пробуждению скрытых систем корабля, работающих автономно. Возможно, его деятельность как искусственного интеллекта находится под постоянным наблюдением. Это логично, ведь корабль был экспериментальным, и все параметры его полета должны фиксироваться для анализа и коррекции. Однако эвристические цепи корабля не давали повода для такого вывода. Парадокс ситуации заключался в том, что корабль, стартовавший в аварийном режиме, стал приобретать команду и – как бы правильно сформулировать – очеловечиваться, стал приобретать душу. А вот это могло стать спусковым крючком для запуска скрытых систем корабля.

Пока одна часть Алекса наводила порядок на корабле и расставляла точки над i, время дружеское застолье подходило к концу.

– Когда на операции? – весело спросил Антон.

– Сначала отдохни с дороги, прими ванну, поплавай в бассейне, осмотри корабль, Ника тебе поможет. в общем, отдохни.

А Нику предупредил не показывать музей с экспонатами, чтобы не травмировать неподготовленного Антона.

Попрощался и пошел в отсек биологической реконструкции – через три минуты заканчивался процесс создания Ники. Алекс вошел в отсек, камера была закрыта, оставалась одна минута до завершения процесса. Он еще раз просмотрел все данные о ее готовности, биологическая составляющая и коллоидный мозг функционировали, модуль искусственного интеллекта подключен и совмещен с биологической составляющей, все дополнительные процессоры активированы. Алекс ввел в совершенно чистый мозг знание языка, эмоциональную составляющую, историю, культуру, привычки и навыки, женскую составляющую психологии, которую создал сам, события последних дней, понятия о добре и зле. Он создал ее женщиной, способной к репродукции.

Алекс позвал Нику, и ее фантом появился почти мгновенно.

– Капитан, я вас слушаю.

– Ника, сейчас произойдет твоё рождение, и ты больше не будешь появляться в образе фантома. Приобретешь постоянное тело и способность передвигаться, а вместе с телом – массу радостей и, как это ни парадоксально, проблем.

– Спасибо, капитан! – в голосе сквозило волнение.

Одна минута. обратный отсчет!

Все системы жизнеобеспечения в норме, модуль искусственного интеллекта подключен.

– Капитан, я пошла, до встречи через минуту.

– Удачи, Ника.

Все функции – работа сердца, давление, мозговая деятельность в норме, прошла вентиляция легких, дыхание производится самостоятельно. Тридцать секунд до завершения реконструкции. все дополнительные процессоры в рабочем состоянии и протестированы. Десять секунд до завершения. Мышечная деятельность и моторика движений в норме. Реконструкция завершена!

Дверца бокса ушла вверх, в камере находилась Ника – живая, обнаженная, испуганно смотрящая на него. Ничего не бойся, я здесь. искусственный интеллект Ники слегка паниковал.

– Успокойся, дай руку, – она подала ему настоящую теплую нежную изящную руку, он взял ее за руку, глаза Ники расширились, веки вздрогнули, мышцы напряглись, – расслабься, это я, а наши руки соприкоснулись, и ты впервые за тысячи лет почувствовало тепло другого человека.

– Это очень приятно, подбирая и коверкая слова, – ответила она.

– Ты видела, как я хожу, сейчас ты попробуешь сделать первый шаг.

Алекс крепко держал ее за руку, Ника напряглась и резко выбросила ногу вперед, и они чуть вместе не упали на пол.

– Ника, – держа ее в объятиях, учил Алекс, – двигайся потихоньку, рассчитывай усилие, это биологические мышцы, а не механические сервоприводы.

Он научил ее передвигаться. Увлекшись обучением своего первого члена команды, даже не заметил, что она обнажена, а заметить было что – стройная красавица с атласной кожей, длинными ногами, тугими бедрами, высокой грудью, черными распущенными волосами.

– Капитан, – пролепетала Ника, – когда я смотрела со стороны, то казалось, что вы делаете это так легко и естественно, а на самом деле легче пролететь через сверхновую звезду, чем научиться ходить.

– Всему научишься быстро, тебе всего пять минут от роду, я тебе помогу, – успокоил ее Алекс. – А теперь, Ника, тебе нужно одеться.

– Зачем? Мне и так удобно.

– Этикет, – мягко настаивал Алекс, – ты же была на орбите, видела телевизионные программы, наблюдала за жизнью жителей, разве они раздеты?

– Да нет, конечно. о, а мой звездолет?

– Не беспокойся, я все функции выполняю в рабочем режиме.

«Хлопотное это дело, период релаксации, – думал он, – а обратная релаксация предстоит с Антоном». Тот в это время увлеченно гонял на какой– то навороченной машине по серпантину полигона.

Алекс потихоньку провел Нику в следующий отсек, заполненный женским гардеробом.

– А как этим всем пользоваться?

Алексу пришлось стать ее кутюрье, визажистом и наставником, рассказать, что для чего у женщины предназначено и как соблюдать гигиенические правила ухода за собой. Все это приходилось делать вживую, без использования процессоров. Алекс рассказывал и учил женщину с человеческой нервной системой, она наслаждалась человеческими ощущениями. Они вместе с Алексом подобрали одежду, строгую и функциональную.

Продолжая занятия с Никой, он параллельно подготовил камеру биологической реконструкции для Антона, загрузил программу и вызвал его по громкой связи в отсек реконструкции.

– А где это?

– Твой байк тебя довезет.

Алекс трансформировал байк в удобную коляску и направил к себе. Включил для Ники видео с обучающей программой и сказал, что ненадолго ее покинет, она беспокойно на него взглянула, но согласилась. Алекс вошел в отсек реконструкции, через минуту туда подъехал Антон, сияющий от удовольствия.

– Ну, тут классно, – начал он с порога, – зря я боялся, мне нравится.

– Я рад, Антон. Пришло время пройти процедуру биологической коррекции. Ничего не бойся, ты уснешь и проснешься с новыми способностями.

– Что нужно делать?

– Снимай с себя всю одежду и заходи в камеру.

Антон слегка заволновался, но разделся, вошел камеру.

– Я эту процедуру уже проходил, – успокаивал его Алекс, – буду рядом, сейчас опустится защитный экран, и ты уснешь.

– Ладно, я понял, спасибо за поддержку.

– Удачи! – пожелал ему Алекс. Экран опустился, Антон погрузился в сон, и началась десятичасовая процедура его усовершенствования.

«Как же Ден адаптировался один, – думал Алекс, – без всякой поддержки. Прибыл ко мне уже совершенно освоившись с телом, но никакой информации об этом он не оставил. Ден не хотел, чтобы я его видел в таком состоянии, в котором была Ника!»

Алекс вернулся к Нике и занялся ее дальнейшей релаксацией, Ника уже не выглядела такой растерянной, подключились все системы, она стала ощущать и управлять своим телом, но совместить два дела пока не могла.

– Капитан, телом и сознанием управлять так же не просто, как звездолетом.

– Ничего, ты только родилась, скоро привыкнешь, для функционирования твоего тела нужна энергия, а для восстановления – различные микроэлементы и вода. Но по отдельности эти микроэлементы съесть невозможно, поэтому комплексно их потребляют с пищей, вот обедом мы сейчас и займемся, проверим работу твоего метаболизма.

Что такое обед ты знаешь?

– Да, знаю, – ответила она, – но знать и уметь делать – это две разные вещи.

Следующий час Алекс учил ее потреблять пищу и пользоваться столовыми приборами.

– Ну, а теперь, когда ты почти освоилась с телом, пойдем, посмотрим твои апартаменты – это место, где ты будешь жить, отдыхать, спать, приводить себя в порядок, переодеваться, я пока обставил все здесь на свой вкус, но ты можешь все сделать по-своему.

Комната была наполнена различными ароматами, шумом прибоя, на столе в хрустальной вазе стояли розы, в стилизованном окне плескался океан.

– Тебе нравится интерьер?

– Да, – откликнулась она, – но это так не функционально.

– Ника, в виртуальном мире этого ничего не нужно, а в реальном по-другому – нужно, для ощущения жизни.

Она подошла к зеркалу, и слегка испугалась.

– А это кто?

– Это ты, – терпеливо объяснял ей Алекс, – перед тобой зеркало, в котором ты отражаешься.

Она потрогала зеркало пальцами, и сказала:

– Я себе нравлюсь.

– Ну, ты тут осматривайся, привыкай к телу, отдохни, поэкспериментируй, попробуй выйти со мной на мнемоническую связь, как раньше.

«Капитан, проверка связи», – услышал он ее мысленный голос.

– Отлично, Ника, все в порядке, если что – свяжись со мной.

– Спасибо, капитан, – поблагодарила она его.

«Ну вот, начинает по-людски мыслить», – подумал Алекс и вышел.

Все эти заботы заняли для управляющего модуля, который измерял время в миллиардных долях секунды, массу времени, а для человека – восемь часов. Создание команды дело не простое и хлопотное, но что делать? С ним Ден тоже возился, теперь Алекс это понял и оценил. И тут его осенило, почему Ден так быстро адаптировался: у него был прототип, биологическая матрица, – он, Алекс. Сам же Алекс пошел по другому пути – по пути естественного приобретения опыта, а Ден уже имел опыт, – его опыт. Какой путь лучше – покажет время, первый короче, второй длиннее и требовал контроля, но основные поведенческие рефлексы он в нее заложил. Надо будет все время держать ее рядом, пусть набирается опыта.

Алекс перенесся в отсек создания планетарной машины «Крот» для путешествия в недра Луны. Постройка «Крота» подходила к завершению, выглядел он впечатляюще: цилиндрической формы, диаметром двадцать метров и длинной шестьдесят метров, имел несколько отсеков, двигательный в передней и задней части, рубку управления, кубрики для команды, отсек для планетарной техники и конвектор преобразования вещества.

Алекс снова задумался.

Десять человек команды надо. у него только два, и то – требующих адаптации. Он уже знал, что спиралевидную галактику населяют пять разумных рас: Эдны, Зет, Акваны, Сервилии и Критчане. Может, привлечь их к экспедиции, а заодно запретить разработку и вывоз с планеты Земля полезных ископаемых?.. Но как с ними ужиться? Создавать для них отдельные отсеки. да и авторитет землян укрепится. «Ковчег» не будет здесь находиться вечно, трудно сказать, как поведут себя наши соседи потом.

Можно взять людей, но если делать это официально, утонешь в бюрократии, – люди между собой разобраться не могут, конфликтуют друг с другом и воюют между собой. Ведь люди не согласны делиться и помогать кому-то, они ждут помощи для себя, желательно – технологической, чтобы направить ее на создание оружия. Но у наших галактических соседей тоже есть оружие, а, следовательно, рано или поздно может быть применено. Раздумья ни к чему не привели, и он оставил решение этого вопроса на потом.

Окинув виртуальным взглядом окружающее пространство, Алекс обнаружил двухсот километровый астероид в трех миллионах километров от «Ковчега» – вот подходящий кусочек камня для испытания «Крота». Он почувствовал легкое мнемоническое касание Ники – она пыталась взять под контроль управление «Пегасом»; он позволил ей инсталлироваться в систему звездолета, и она появилась в виртуальном пространстве, в котором чувствовала себя как дома.

«В этом доме она провела тысячи лет и наоборот, – думал Алекс, – я чувствую себя уверенным в человеческом образе. Нужно не торопиться с решениями вопросов, сто раз отмерь, один отрежь», – вспомнилась ему старая пословица.

Пришлось еще раз просмотреть программу, проводимую с Антоном – тут было все в порядке, просто вживлялись процессоры, укреплялся скелет и мышцы, усовершенствовались органы.

«Ну хоть тут-то все нормально», – подумал он.

До окончания процедуры с Антоном оставалось семь часов. Все системы корабля работали в штатном режиме, поступил доклад об окончании работ над «Кротом». Алекс посчитал, сколько потребуется времени для проведения испытаний на астероиде – получалось три с половиной часа. Он пошел в отсек, где располагалась Ника, постучал в дверь. Ника открыла дверь. выглядела она шикарно! Сразу было видно, что время провела с пользой – одета в серебристый обтягивающий комбинезон, на ногах красивые сапожки, на лице – легкий макияж.

– Отлично выглядишь.

– Спасибо, капитан.

– Ника, для практики я буду общаться к тебе в аудио и визуальном режиме, проще говоря – непосредственно. Подготовь «Пегас» к полету, погрузи в ангар звездолета «Крота», через десять минут мы вылетаем на астероид, вот координаты. Будем проводить полевые испытания.

– Хорошо, капитан.

Космос как всегда завораживал, и привыкнуть к этому волшебному пейзажу было невозможно, космический вакуум пел свои песни на языке энергетических полей. Они с Никой находились в рубке «Пегаса», пилотировала Ника.

– Подлетное время пять минут, начинаю маневр уравнивания скоростей и торможения, – докладывала она.

Астероид вращался, как заведенный, Ника уравняла скорости, находясь от астероида на расстоянии двадцати километров.

– Готовь модуль с «Кротом», полетишь вместе со мной.

– Слушаюсь, капитан. А как же «Пегас»?

– Дистанционное управление.

– Но я никогда не пробовала.

– Вот и попробуешь, все бывает в первый раз.

Модуль с «Кротом» отделился от «Пегаса» и заскользил к астероиду.

– Ника, уведи «Пегас» от астероида на расстояние двести километров.

– Увожу.

– Уровняй скорости вращения астероида и модуля, садиться будем вот здесь, – он показал точку на карте, достаточно ровную площадку, – после посадки выгружаем «Крота», а модуль отправляешь на обратную сторону, туда, откуда мы выйдем, пройдя астероид насквозь.

– Расчеты закончены, готова к выполнению.

– Выполняй.

Модуль удачно приземлился, закрепился гравитационными захватами, открылся ангар, они с Никой уже находились в рубке управления «Крота». Рубка управления представляла собой овальное помещение с круговым обзором, управлялся «Крот» интеллектуальной системой, мнемонически, кресла, на которых они сидели, были вращающимися, но визуально можно было увидеть только лаву.

– Ну что, Ника, поехали?

– Поехали, капитан.

Алекс включил поля разогрева грунта, передняя часть «Крота» засияла как солнце, распространяя жар звездных температур, «Крот» чем-то походил на дождевого червя – такой же гибкий, разделенный по всей длине на сегменты, оснащенные двигателями для движения вперед или назад. На его поверхности поддерживалась температура до двух тысяч градусов, чтобы жидкая лава не успевала застыть на обшивке. Алекс поднял переднюю часть «Крота» метров на двадцать, изогнул в полете и вонзился в грунт, вернее – уже жидкую лаву, и на скорости сто километров поплыл к другой стороне астероида. Датчики показывали химический состав проходимых горизонтов, Алекс начал пробовать работу «Крота» на разных режимах – от скорости десять километров до пятисот, они даже сделали остановку, немного постояв в жидкой лаве. Покружили еще внутри астероида, и направились к точке выхода.

– Ника, где находится модуль?

– Прямо по курсу на расстоянии пяти километров.

– Уведи его немного в сторону, а то при выходе будет гейзер раскаленной лавы, как бы не забрызгать модуль.

– Увела на один километр.

– Выходим на поверхность через минуту, скорость уменьшаем, чтобы не улететь в космос.

На обзорных экранах появилась чернота космоса и расплавленная лава вокруг, «Крот» отъехал в сторону из расплавленной лавы и остановился.

– Ну, что скажешь, Ника, как тебе прогулочка, неплохо?

– Капитан, все так необычно! Но я уже почти адаптировалась, и могу совмещать несколько видов деятельности, хотя в человеческом восприятии все эффектнее, эмоциональнее, увиденное или услышанное вызывает различные чувства и эмоции. Что же касается испытания «Крота», на мой взгляд, он готов к работе. Может быть, установить на него дополнительные накопители энергии, если вдруг возникнет непреодолимый барьер?

– О! – удивился Алекс. – Ты уже просчитала, какую планету мы будем штурмовать?

– Предполагаю, что это будет спутник Земли – Луна.

– Ты права, загружаемся в модуль и летим к «Пегасу».

Секунд через десять их подхватили гравитационные захваты и втянули в ангар модуля, путники вышли из «Крота», на котором не было никаких следов от путешествия в недра астероида, и прошли в рубку управления.

– Луна – планета со своими секретами. Возможно, их открытие приведет к прорыву. хотя, что может быть совершеннее того, что у нас есть. Но, как говорят люди, во вселенной много есть такого, что и не снилось нашим мудрецам. Что ты думаешь по поводу этой планеты?

– Я в курсе всех переговоров инопланетян, находящихся на поверхности, в этих переговорах недра планеты не упоминаются, их базы находятся примерно на километровой глубине, базы многоэтажные.

– Да, Ника, склады для товара, – поддержал разговор Алекс, – я предполагал для исследования команду из десяти членов. Но нас пока трое, и об остальных членах экипажа я еще решения не принял.

– Кого вы имеете в виду под остальными?

– Была мысль привлечь инопланетян.

– Капитан, мысль неплохая. но как вы себе это представляете? Мы появились из ниоткуда, нас даже не могут обнаружить, они будут напуганы, сразу поймут, кто взорвал базу и мирные намерения исчезнут, как дым, останется только желание завладеть технологиями!

– Ты права, Ника, социум везде устроен одинаково, начнутся шпионские игры, перетягивание нас, каждый будет тянуть на свою сторону и, в конце концов, мы утонем в рутине межпланетных отношений. Ника, а может, создадим звездную империю?

– Капитан, у вас солидный размах, уж если создавать – так сразу галактическую империю, а наша резиденция будет на «Ковчеге», и нужна еще целая планета управляющего персонала.

– Ты не даешь даже помечтать.

Пока беседовали, модуль состыковался с «Пегасом», они прошли в кают– компанию, где был накрыт чайный столик.

– Вот это кстати, – обрадовался Алекс. Они сели, Алекс попробовал чай и был крайне удивлен: – Что это за напиток?

– Традиционный напиток жителей Трикса – готовится из растений, обладающих теми же свойствами, что и земной чай, только с несколько другими вкусовыми качествами, – и сделала глоток.

«Пегас» лег на курс к «Ковчегу», Алексу поступил сигнал от одного из зондов, который зафиксировал в районе ближайшей галактики Андромеда движение.

«Продолжать скрытное наблюдение и попытаться идентифицировать», – отдал он мнемонический приказ.

Продолжая непринужденно беседовать с Никой, он задействовал следящую систему корабля, нацелив на интересующий его участок вселенной.

– Твоё мнение: можем мы исследовать спутник Земли втроем?

– Да, капитан. Это лучше, чем начинать волокиту объяснений, проволочек и разборок.

– Я тоже склоняюсь к этому варианту – и быстро, и надежно. Но объявиться все равно придется, незаметно работу такого масштаба не проведешь. предупредим инопланетян, чтобы очистили орбиту над местом входа «Крота», поставим маскирующее поле для исключения возможности узнать, чем мы занимаемся. Вход осуществим со стороны Земли, а выход на обратной стороне, – он показал точку выхода. – Разумно. Никаких объектов поблизости, можно не опасаться, что заденем кого-нибудь. На обратной стороне нас уже будет ждать «Пегас», – продолжил Алекс, – но это все в идеале, могут возникнуть проблемы, и одна из них уже есть: кора Луны простирается на глубину шестьдесят километров, а дальше – только теории и догадки. почему сканирование невозможно на большей глубине?

– Да, капитан, я проводила сканирование всеми доступными методами, но безрезультатно – на указанной глубине все, чем я пользовалась для сканирования, поглощалось.

– Это естественное поглощение или искусственное?

– Не знаю, никаких данных, позволяющих построить модель, – как вы говорите: догадки и теории.

– Тогда остается один способ проверить, что там происходит – практический.

«Пегас» уже заходил в ангар «Ковчега», они отсутствовали ровно три с половиной часа.

Чтобы отвлечь Нику, он предложил ей поиграть в шахматы.

– А что это за игра?

– О, это самая мудрая игра. Пойдем, я тебя научу.

В отсеке для игр уже стоял столик с фигурками, Алекс объяснил правила, Ника схватывала все на лету, это было и неудивительно – с такими-то вычислительными мощностями.

Играла Ника с увлечением, Алекс ее даже предупредил, чтобы не забыла об управляющих функциях, увлекшись игрой. Игра получалась интересной и выходила на сложнейшие уровни расчетов, стратегии и тактики, он не поддавался, но и не спешил выигрывать, за сотые доли секунд просчитывались миллионы вариантов. Постепенно в эндшпиле Алекс свел игру к ничьей.

– Капитан, это так увлекательно!

– Ты молодец, впервые играешь – и такой результат! Но в свободное время тебе нужно потренироваться. А теперь перейдем к физическим упражнения, мышцам нужны нагрузки – пойдем на полигон, покатаемся на велосипедах.

Покатались, побегали, позанимались на тренажёрах, Нике все нравилось. До окончания реконструкции Антона оставалось несколько минут, Алекс оставил Нику на полигоне, а сам пошел в отсек реконструкции.

Весь процесс прошел без проблем, включился обратный отсчет, с его окончанием защитный кожух отодвинулся, Антон лежал с открытыми глазами.

– Как дела?

– Нормально, такой классный сон снился! О том, что я стал суперменом.

– Антон, сон в руку, ты им и стал. Давай вставай, только не торопись, соизмеряй применяемые усилия.

Антон взялся за края руками и резко поднялся, Алекс едва успел поймать его, потому что он вылетел из капсулы, как из катапульты.

– Антон, спокойно, не волнуйся, слушай меня: делай все без усилий, слегка. я тебя отпускаю, проверь мышечную моторику.

Антон подвигался, поприседал, осваиваясь с двигательными функциями.

– Пойдем, чайку попьём.

– Пойдем, – ответил Антон растерянно.

В отсеке уже все было готово к чаепитию, чай заварен черный, с вишневым вареньем – Алекс его сам синтезировал, получилось лучше, чем оригинал. Антон все еще не мог прийти в себя.

– Я стал таким сильным.

– Не только, – перебил его Алекс, – но еще и умным, с массой других возможностей, которые ты испытаешь на полигоне. у меня для тебя есть спарринг партнер, вместе вы и откроете все свои возможности.

Антон с наслаждением пил чай, они беседовали о разных мелочах, вспоминали дом, различные забавные случаи и уже слегка ностальгировали, как в отсек постучали, Алекс даже вздрогнул от неожиданности и сказал:

– Войдите.

На пороге появилась улыбающаяся Ника. У Антона челюсть упала чуть не до пола, настолько Ника была эффектна.

– А мне можно чаю поить?

– Конечно, – пригласил ее Алекс.

Ника грациозно прошла к креслу и села напротив Антона.

– Антон, – начал Алекс, – познакомься, это – Ника.

Ника, познакомься – это Антон.

Антон протянул руку, Ника тоже подала свою.

– Ты настоящая, не проекция?

– Антон, не обижай даму, у нас здесь все настоящее.

Они с интересом поглядывали друг на друга.

– Ну, вот что, друзья мои, отбой через два часа по земному времени, эти два часа проведите с пользой. Ника, Антон поможет тебе открыть твои возможности, а ты, Антон, поможешь Нике открыть ее. А мне нужно заняться делами.

И мнемонически проинструктировав Нику, попрощался и вышел.

Алекс зашел в рубку управления, здесь лучше думалось, и погрузился в анализ поступающих докладов.

«Вот, – подумал он, – даже здесь бюрократия!.

Решая текущие вопросы, он не упускал из виду Нику и Антона, расширив для них полигон. На связь вышла Ника и спросила, можно ли создать на полигоне гоночную трассу.

«Можно, – разрешил он. Начинается, сейчас Антон будет показывать, какой он крутой ас. ладно, пусть пока адаптируются – им это полезно, дети должны наиграться, привыкая к своему новому состоянию.

Его внимание привлекла информация по Андромеде, из которой следовало, что от галактики Андромеды к галактике Треугольника двигается флот, численностью около трех тысяч звездолетов разного класса, скорость флота составляет половину световой и постоянно увеличивается, с такой скоростью флот достигнет галактики очень нескоро. но это пока. На торговый караван это похоже не было, возможно – это звездолеты военного назначения. Тогда получалось, что во вселенной имеют место военные конфликты. Он дал команду следящей системе не выпускать флот из поля зрения, отслеживая его передвижение.

Тянуть с проверкой Лунной версии не имело смысла, все было готово, «Крот», команда и ситуация складывалась благоприятная.

«Завтра в девять часов утра вылетаем, «Крот» уже в ангаре «Пегаса» – проходит техническое обслуживание. что же делать в случае, если связь с кораблем прервется?» – думал Алекс.

Он еще раз проверил базу данных, – этот случай вообще не рассматривался, потому что интеллект, инсталлированный в систему корабля, никуда с корабля деться не мог. Хорошо хоть Ден придумал способ дистанционного управления! Ну, а если на глубине шестьдесят километров поставить ретранслятор? Поставить-то можно. но неизвестно – преодолеем ли мы этот барьер. Сквозь него не проходит даже сканирование гравитонами! Нейтрино и то ничего не показывают, а их длинна волны – сто тысяч световых лет, постоянно прошивающих пространство! Но они не активные элементарные частицы, и для сканирования их свойства немного изменяют специальные поля подстройки.

«Вот такая ситуация, – размышлял Алекс, – чего доброго, придется мне остаться на границе нижнего слоя Лунной коры, а дальше послать ребят. нет, все-таки сквозной ретранслятор на этот момент – единственный выход».

Алекс связался сразу с обеими мнемонически, сказал, чтобы заканчивали резвиться и через полчаса прибыли на ужин. Сам принял освежающий душ, переоделся и направился в кают-кампанию, там уже находились Антон с Никой, оживленно беседуя.

– Как порезвились?

Оба с восхищением, наперебой стали рассказывать о своих ощущения, Алекс слушал, не перебивая, а когда поток красноречия иссяк, он сказал:

– Завтра в девять часов утра летим на Луну, высаживаемся и на «Кроте» проверяем, что там внутри этой планеты.

Чтобы не тратить время на объяснения, он загрузил план похода Антону в имплантат, Ника уже просматривала его.

Антон запнулся на полуслове.

– Никак не привыкну к новым способностям. – Мы готовы! – ответили они хором.

– Тогда ужинаем, и спать, завтра тяжелый день.

Алекс поднялся в шесть утра и разбудил команду.

– Через полчаса завтрак, после завтрака встречаемся в рубке управления.

В рубке управления Алекс сел в центральное кресло, Ника справа от него, а Антон слева. Вышли на видеосвязь в образе триксканцев со всеми расами инопланетян на Луне сразу. Вошли в сеть инопланетян, Алекс на языке каждой расы предупредил, чтобы в указанном им районе не было никакой активности, орбитальные корабли и спутники увести из этой зоны, всякую деятельность прекратить, время на все эти мероприятия – тридцать средне галактического единиц. На экранах выглядели они внушительно – под три метра ростом, атлетически сложенные, с четырьмя руками и мощными головами с густыми гривами темных волос.

Как Алекс и предполагал, никто всерьез его заявление не принял, ответом были запросы: кто они такие, и приведение в боевую готовность своих баз и кораблей.

– Я так и знал, не хотят по-хорошему. Ника, расчищаем орбиту над местом посадки. Антон, накрыть силовыми полями все базы, планетарную технику обездвижить, интеллектуальные системы оружия заблокировать, связь оставить только ближнюю.

– Выполняем, капитан. Орбитальные корабли и спутники удалены из зоны высадки и удерживаются на дистанции.

– Удерживать до моей команды.

Антон слегка замешкался, но Алекс страховал их обоих. Впрочем, он быстро сориентировался и доложил о выполнении.

Ближний эфир взорвался недоумением, но к инопланетянам приходило осознание того, что с ними никто шутить не собирается – появилась такая сила, против которой они не могут пока противостоять. Действия Алекса вызвали шоковое состояние обитателей Луны, они связывались между собой, советовались, строили предположения, пытались связаться со своими правительствами, но были бессильны.

– Ника, стартуем через пять минут.

– Все готово, капитан. Команда на борту «Пегаса».

«Пегас» стартовал точно по расписанию, время полета: сорок одна минута.

– Ника, установи силовой и маскирующий барьеры на месте входа в недра Луны. Антон, проверь, чтобы случайно не отключить у них системы жизнеобеспечения.

– Все в порядке, капитан, системы в норме, на всех базах работают.

«О! – удивился Алекс внутренне. – Уже капитан для него. молодец! Значит, у нас все получится, порядок в команде гарантирует успех».

К Алексу пришло совместное послание с Луны, в котором приносились извинения за возникшее недопонимание и готовность сотрудничать в дальнейшем, а так же содержалась просьба снять блокаду с секторов, хотели бы познакомиться с ранее неизвестной расой и приглашали к себе с визитом.

«Вот это другое дело», – подумал он. С ответом торопиться не стал, высадка прошла успешно, они разместились в рубке управления «Крота» и стартовали к центру Луны.

– Ника, припаркуй «Пегас» над точкой высадки на расстоянии ста километров над Луной в режиме маскировки и силовой защиты, – распорядился Алекс.

Старт «Крота» не заметить было невозможно – он был похож на извержением вулкана. Кора планеты завибрировала от входа «Крота», но постепенно успокоилась. «Крот» плыл в недрах Луны, как подводная лодка; двигались осторожно, двадцать километров в час, все системы работали нормально. Сколько времени потребуется для прохождения – неизвестно; вернее – известно расчетное время, и неизвестно – если возникнут трудности. Алекс решил ответить на послание инопланетян. Сделав ту же заставку, он заявил:

«Мы рады, что пришли к взаимопониманию, блокировка с техники снимается, в нерабочем состоянии остается только оружие, но прибегать к его помощи не советую. Орбита заблокирована до пятидесяти тысяч километров, полеты над ранее указанной точкой запрещены, дальняя связь остается заблокированной, по поводу контакта с вами мы подумаем».

– Ника, Антон, разблокируйте работу систем техники на Луне в указанных пределах.

После доклада об исполнении все внимание было обращено на выполнение миссии.

– Мы находимся на глубине десять километров, – докладывал Антон, – все системы работают нормально, никаких изменений окружающей среды не наблюдается, химический состав проходимых пластов в пределах ожидаемых параметров, магнитный фон усилился на пять сотых, гравитация увеличилась на один процент, посторонних воздействий не обнаружено.

– Увеличиваем скорость до пятидесяти километров, а то еле-еле тащимся.

Сам он строго следил за силовыми полями и продолжал сканирования барьера в разных диапазонах различным набором излучений, но пока безрезультатно. Все, что он посылал, поглощалось на этой глубине. «Как бы нам с разгону не врезаться в этот барьер», – подумал он.

– За километр до барьера уменьшаем скорость, – сказал он Нике.

На расстоянии пятнадцати километров до барьера Антон доложил об обнаружении сенсорами неизвестного излучения неизвестной природы.

– Взять пробы, определить состав излучения, провести анализ.

– Капитан, излучение уходит из ловушек, его нельзя проанализировать, – докладывала Ника.

– Фиксировать параметры всеми доступными и недоступными методами, – командовал он.

Хотя и сам давно это делал, ища аналоги в базе «Ковчега», но не находил; грузил полученную информацию в анализаторы, но без образца излучения определить его природу было невозможно. Излучение длилось двадцать секунд, затем исчезло.

– Антон, место, откуда исходило излучение, засек?

– Да, капитан.

На барьере засветилась красная точка.

– Хорошо, Антон. Похоже, это сканирующее излучение, неизвестное даже нам. что скажешь Ника?

– Цивилизация, создавшая такой источник излучения, в технологическом плане совершенней цивилизации Трикса.

– Согласен, – поддержал он разговор, – если учесть, что возраст Луны четыре с половиной миллиарда лет предположительно. сколько на самом деле мы не знаем!

«Крот» двигался осторожно, внезапно вновь было зафиксировано знакомое излучение, но на этот раз оно не было постоянным, а пульсировало, включаясь и выключаясь через равные промежутки времени. «Крот» приближался к барьеру, Алекс распорядился еще уменьшить скорость и повернуть в сторону от источника излучения, однако после маневра интенсивность излучения резко увеличилась. Вернулись на прежний курс – интенсивность излучения упала. Все вычислительные системы «Ковчега» работали на пределе, работали так, как не работали никогда, и первый результат ошеломлял: излучение состояло из частиц меньше, чем бозон, следовательно, он вовсе не был первокирпичиком вселенной, а был всего лишь очередной элементарной частицей!

– Какие будут предложения? – спросил Алекс.

Ника предложила ответить на пульсацию гравитационной вибрацией той же частоты, это будет говорить о том, что мы пытаемся наладить контакт. Антон предположил, что это маяк, и он включился автоматически. Алекс принял предложение и отвечал в течении двух секунд, в ответ пульсации барьера изменили частоту. Алекс повторил, после этого пульсации барьера прекратились, и излучение стало постоянным, без пульсаций.

– Нас приглашают именно в эту точку. возможно, там находится шлюз, – рассуждал Алекс.

– Капитан, в точке излучения открылось свободное пространство двести на сто метров, – доложила Ника.

– Поехали в гости, – распорядился Алекс. – Рассчитать режим входа, увеличить скорость.

По мере приближения «Крота» сигнал усиливался, до входа в полость – тридцать секунд.

– Капитан, на расстоянии двести метров до полости образовался тоннель, – доложил Антон.

– Как только войдем в тоннель, выключить передние горелки, движение по тоннелю на антигравитационных генераторах, скорость движения – пять километров, по мере приближения к выходу из тоннеля снизить до шестидесяти метров. Ника, что показывает сканирование?

– Все пусто, капитан.

«Крот» плавно, вполз в образованную полость, проехал еще немного и остановился.

Путешественники огляделись.

– Приехали, – сказал Антон, – и что дальше?

Шлюз, в который они попали, был прямоугольной формы, с гладко отшлифованными стенами, впереди находился барьер, по-прежнему не пропускавший излучения.

– Направь роботов разведчиков.

Ника открыла люк в нижней части «Крота», и оттуда шустро выбежали несколько паукообразных роботов – личное изобретение Алекса. Поля полями, а механическая поддержка не помешает. Один из роботов приблизился к точке, откуда шло излучение, оно стало слабеть и исчезло совсем через минуту.

– От нас теперь ничего не зависит, – сокрушенно вздохнул Антон, – на Луне, замурованный в камне на глубине шестьдесят километров двести метров. лучше бы я сидел на Земле, пил чай и жил жизнью простого парня!

– Хватит разводить сырость, – оборвал его Алекс.

Ника сидела в растерянности.

«Надо действовать, – думал Алекс, – команда быстро начинает впадать в панику, я поторопился, мало времени потратил на их адаптацию».

– Может быть, попробовать на прочность барьер передними горелками? – вяло предложил Антон.

– Нас привели в это место точно не для того, чтобы мы пробовали на прочность барьер, – ответил Алекс, – от нас чего-то ждут. но чего?

– Думаю, какого-то разумного поступка, – предположила Ника, – вполне естественного для существ, поднявшихся на такой уровень развития.

– При котором смогли добраться до барьера, – продолжил Алекс начатую мысль, – вот только вопрос: кто нас сюда вел – живые существа или автоматика, есть за барьером население или нет?

– Капитан, за бортом появляется газовая среда, которая по составу такая же, как атмосфера Земли, – взволнованно доложила Ника.

– Понятно, «Крот» был слишком горячий для того, чтобы сразу образовать атмосферу – она бы сгорела, теперь температура за бортом плюс двадцать градусов по Цельсию. Для нашего выхода из «Крота» создают комфортные условия. Готовимся к выходу, проверить личные скафандры, системы связи, Ника, отзови разведчиков на борт. Я и Антон выйдем из «Крота», ты останешься на мнемонической связи здесь – неизвестно, что нас ждет снаружи, какой приём, – принял решение Алекс. – Ника, если связь со мной оборвется, возьмёшь на себя управление «Ковчегом». Вот первичные коды, силовые акции на поверхности и здесь не применяй, – инструктировал Алекс. – Пошли, – сказал он Антону, – да не дрейфь ты, все будет нормально.

Активировали скафандры, после активации немного попривыкли.

– А не тонковат? – озаботился Антон.

– В самый раз. В нем можно находиться даже в среде со звездными температурами, – успокоил его Алекс.

Они вышли, люк за ними закрылся, вниз ртутной дорожкой сбежал трап. Первым на трап ступил Алекс, с его шагом синхронно засветились стены и потолок полости, в которой находился «Крот». По мере спуска свечение усиливалось и, достигнув уровня хорошей освещенности, остановилось.

– Антон, спускайся, все нормально, – позвал его Алекс. Антон с опаской спустился, оглядываясь по сторонам.

А посмотреть было на что – перед ними находился барьер, темный, настолько темный, насколько это можно было себе представить, он уходил во все стороны в кору планеты, стены полости были темного цвета, в свете в разных местах на полированной поверхности вспыхивали минералы. А посредине этой сказочной пещеры красовался «Крот», переливаясь защитными полями.

– Что дальше? – спросил Антон.

«Что дальше? Если бы я знал», – подумал Алекс и сделал пару шагов в сторону барьера. Внезапно под ногами засветилась бегущая стрелка, указывая на точку в барьере, находящуюся правее «Крота», на расстоянии семидесяти метров от них.

– Ника, что наблюдаешь?

– Кроме бегущей стрелки и вас – ничего, капитан, никакой активности, место, куда указывает стрелка, такое же, как весь остальной барьер.

– Понял, продолжай наблюдение. Пойдем, Антон, невежливо заставлять хозяев ждать.

И они двинули по стрелке в сторону барьера.

Шли, не торопясь, с каждым шагом напряжение нарастало, процессоры оперативной обработки информации «Ковчега» работали в бешеном режиме, анализируя и сопоставляя информацию, «Ковчег», как бы тоже прочувствовав ответственность момента, подобрался, как перед прыжком, и Алекс, успокаивая его, погладил энергетическими полями, как кошку. До барьера оставалось шагов двадцать, и тут появились первые результаты о составе барьера – он имел сложнейшую материально-энергетическую структуру с вплетением гравитонов переменной мощности. Вот почему все поглощалось барьером, – почти как черной дырой, – и, похоже, в дальнейшем обрабатывалось и анализировалось. Следовательно, традиционное представление о строении Луны было неверным.

Наступал момент истины, до барьера осталось пять шагов.

– Антон, останься для подстраховки и без моей команды не подходи.

– Капитан, – вмешалась Ника, – это не логично, в случае отсутствия связи с кораблем последствия могут быть непредсказуемыми.

– Ника, барьер мог давно оборвать всякую связь с внешним космосом, но он этого не делает.

Алекс медленно двинулся дальше, напрямую сканируя барьер. За мгновенье до контакта в барьере как бы поднялся темный вихрь, пронизанный разрядами молний.

– Капитан, барьер что-то формирует напротив вас! – крикнула Ника.

– Вижу, никому не двигаться и ничего не предпринимать без моей команды.

Мгновенье – это отрезок времени, разделенный на бесконечность восприятия эвристической системой Алекса. Система успела сделать анализ, результат показывал перестройку структуры барьеры в месте контакта на субатомном уровне. Но воздействовать на эти процессы, а тем более взять их под контроль, Алекс пока не мог да и не пытался, опасаясь вызвать какую-нибудь негативную реакцию.

«Не буду торопиться, – думал он, – это начало контакта с неизвестной цивилизацией, и от первых шагов много зависит. Я контактер, мне не следует провоцировать барьер на активные действия. барьер – условный термин, за этим термином скрывается кто-то или что-то».

– Алекс, перед тобой что-то формируется!

– Вижу, Антон, наблюдай и не двигайся.

Перед Алексом барьер посветлел и как бы протаял голографическим экраном, на экране не было никаких изображений, создавалось впечатление, что через экран на него смотрели и изучали с той стороны барьера. Но это была только иллюзия человеческого восприятия, их изучали с момента прибытия на Луну, а, может быть, и раньше. Изображение на экране слегка вздрогнуло и разделилось на несколько секторов, в каждом секторе появились письменные сообщения на различных языках земли, инопланетян, находящихся на поверхности Луны, в том числе и на трикском языке.

«Контакт начался, это тест, – подумал Алекс, – или программная заготовка, заложенная создателями барьера. вряд ли это текст оператора».

Текст гласил:

«Остановись, пришелец, отряхни прах звездных дорог со своих ног и открой свое сознание».

«Как ответить на послание?» – думал он, его никто не торопил с действиями, но от его реакции на это послание зависело будущее дальнейшего понимания.

«Сообщение написано на разных языках, – размышлял Алекс, – значит – кто прибыл с визитом, оператор барьера точно не знает, мешает скафандр высшей энергетической защиты. Это значит, что не так уж мы и беззащитны. Далее, атмосфера земного типа, а не какого-то другого, предполагает прибытие в качестве контактера человека. В пещере горит свет, свет нужен биологическим существам с визуальными органами восприятия окружающей среды, энергетическим сущностям свет не нужен. Следовательно, оператором предполагалось прибытие биологического контактёра с высоко технологичным уровнем развития. Внешняя среда в пещере – это тест на определение уровня и вида прибывших. На этот анализ ушло 0.0000232 секунды».

С помощью послания ставятся все точки над i.

«Остановись, пришелец – обращение в единственном числе, значит, я подошел правильно, один. Остановись – имелось в виду не физическую остановку тела, а прекращение всех действий в отношении барьера: сканирования. и других воздействий».

Алекс дал команду Нике и Антону прекратить воздействие на барьер, свои сканеры тоже отключил, барьер едва заметно дрогнул.

«Мы на верном пути, – подумал Алекс, – отряхни прах звездных дорог со своих ног. На чем находится прах, пыль? На одежде, в данном случае имелся в виду скафандр, звездные дороги – межзвездные перелеты. Это тест на технологический уровень – достигла ли раса-контактёр уровня межзвездных перелетов».

Алекс свернул мономолекулярный скафандр и вдохнул воздух, наполненный ароматом цветов и леса. «Только наблюдать», – предупредил он еще раз свою команду. Открой свое сознание – это значит позволить просканировать себя.

«Этот тест самый серьёзный, мои действия будут определять дальнейший ход событий. но если позволить, то сканирование приведет к проникновению в систему «Ковчега», который воспримет это как агрессию, остановить вход будет невозможно, технологический уровень оператора выше. где же выход? Какое решение принять?»

Алекс почувствовал, как бы движение воздуха – легкий ветерок приближающегося энергетического поля. «Ника, телеметрию «Ковчега» временно берешь на себя!»

«Интеллектуальной системе «Ковчега» временно вести телеметрию с ИИ Ника звездолета «Пегас», вынужденная мера, вызванная контактом с расой, превосходящей создателей технологически!»

Блокировал исполнительный модуль и открыл для сканирования человеческое сознание с имплантами. Все действия заняли 0,0072 секунды, которые длились, как часы. После блокировки исполняющего модуля в первое мгновение он как бы ослеп, прекратился колоссальный поток информации, наступила оглушающая тишина, Алекс быстро замаскировал исполнительный модуль «Ковчега» под имплант обработки оперативных данных.

Сознания как бы коснулась мягкая и нежная женская рука, никакой агрессии, глубокая доброжелательность. «Спасибо, человек с планеты Земля, за появление здесь в материальной оболочке. Твоё сознание – как открытая книга, только написано в этой книге меньше страниц, чем осталось. Человек по имени Алекс, твоё сознание обыкновенно в своей необыкновенности, твой опыт познания маленький и в тоже время большой. Очень много знаний, а опыт ты приобрел совсем недавно. с таким уровнем развития ты не смог бы создать аппарат, на котором прибыл. Твои механические устройства высокотехнологичны, и позволяют ступить за грань познания, которое сейчас переживает человечество. В шлюзе я улавливаю обмен массивами информации, уровень обмена превосходит все находящееся на моей поверхности. Обмен информацией идет машинным кодом, на который человеческий мозг не способен. Я уловил потерю у тебя некоторых лидирующих функций в этом обмене, но насильно без твоего согласия я не буду сканировать твой основной модуль. Кто ты?»

«Я человек, и я корабль «Ковчег», опасаясь недружественных шагов с твоей стороны, передал управляющую телеметрию моим помощникам. Корабль находится на границе Солнечной системы, чтобы не вызвать паники у рас, находящихся на поверхности Луны. Я блокировал орбиту Луны на расстоянии пятидесяти тысяч километров на то время, пока мы будем находиться здесь».

«Зачем ты прибыл сюда?» – прозвучал в сознании Алекса вопрос.

«Цель визита как человека – получить знания, корабль оказал мне в этом помощь, создав этот аппарат для прохождения твердых слоев планеты».

«Чего ты боишься сейчас?» – опять прозвучал вопрос.

«Боюсь потерять связь с кораблем, ведь твой барьер непроницаем, а последствия непредсказуемы».

«Ты уже расшифровал состав барьера?»

«Расшифровал частично, но анализ продолжается. Состав элементарных частиц и комбинация полей, из которых состоит барьер, очень технологичны, – продолжил Алекс, – никто в известных галактиках такими технологиями не обладает. А кто ты?» – задал Алекс в свою очередь вопрос неизвестному собеседнику.

«Называй меня пока Скиталец. я – система высшего интеллектуального уровня, интегрированного в свободный межзвездный носитель станции «Надежда». Алекс, верни себе управляющие функции кораблем, а то я чувствую вибрации крайнего беспокойства, канал обмена данными перекрываться не будет ни по эту, ни по ту сторону барьера».

«Ника, все в порядке, контакт установлен, возвращаю функции управления кораблем себе».

«Хорошо, капитан, передаю».

Теперь уже привычно накатила информационная волна, как бы омывая и радуясь его возвращению, Алекс направил в обработку материалы контакта со Скитальцем.

– Алекс, представь меня своей команде и команду мне, – попросил Скиталец в аудио режиме.

Антон от неожиданности вздрогнул и напрягся, Алекс его успокоил, у Ники нервы оказались гораздо крепче, или просто человеческий фактор у нее не набрал достаточных оборотов – она включила аудио режим у «Крота». Алекс через динамики «Крота» стал представлять команду:

– Антон, член команды – человек с планеты Земля; Ника – интеллектуальная система звездолета «Пегас» с планеты Трикс и человек, а это Скиталец, система высшего интеллектуального уровня, интегрированного в свободный межзвездный носитель космической станции «Надежда», – закончил представление Алекс.

– О! Планета Трикс – одна из самых могущественных цивилизаций сектора! – воскликнул Скиталец. – Каких же технологических высот она достигла сейчас?

– Сейчас, – печально начал Алекс, – ты видишь последний оплот их достижений, трикская цивилизация исчезла с лица вселенной в результате глобальной катастрофы, «Ковчег» – все, что от нее осталось. Многие жители предпочли метафизическое существование, посчитав, что накопили достаточно опыта ощущений и жизни.

– Это печальная новость, Алекс. звезды и вселенная будут вечно хранить память о них, – печально сказал Скиталец. – Сквозь барьер могут пройти только люди, техника тоже может пройти, но будет находиться в специальном отсеке по ту сторону барьера, – начал инструктаж Скиталец, – по очереди приложите руку к экрану, если система вас опознает – вы гости, если нет – вернетесь назад, я вложил в систему свой положительный файл.

Перед Алексом загорелся небольшой экран, светившийся изумрудным светом, телеметрия корабля подтвердила искренность Скитальца, и Алекс решился.

– Что мы теряем? И так уже узнали очень много, – и попросил Антона и Нику подойти к нему. Они подошли молча, Алекс спросил у Скитальца:

– С нами ничего не произойдет мгновенно?

«Нет, Алекс, без вашего согласия, против вашей воли ничего не произойдет, – так запрограммирован барьер, единственная обособленная система, которая напрямую мне не подчиняется», – пришел ответ скитальца по телеметрическим каналам.

– Ну, кто первый? – весело спросил Алекс. Ника с Антоном молчали. Увидев такую реакцию, он продолжил: – Если не хотите идти дальше, можете ждать меня здесь, приказать вам следовать за мной я не могу.

– Я с вами, капитан, – сделала шаг к нему Ника.

Антон поколебался и тоже неуверенно шагнул. Ему труднее всех – сразу окунулся в такую гущу событий, о которой даже предполагать не мог.

Алекс поднял руку, посмотрел на кисть и приложил к экрану, по ладони и пальцам пробежали как бы мурашки, секунд через десять в сознании прозвучал приятный женский голос:

«ДНК подтверждено, поздравляю вас и приглашаю на борт межпланетной космической станции «Надежда»».

Алекс отошел от экрана, с Никой тест длился секунд тридцать.

«Совмещенная система: ДНК человеческая, но тело искусственно выращенное», – прозвучал в сознании голос Скитальца.

«Да, я сам ее создавал».

«Разрешено», – облегченно вздохнул Скиталец.

С Антоном вообще проблем не было.

«Человек с различными расширителями памяти и моторики, разрешить. Поздравляю вас, люди, вы прошли тестирование и приглашаетесь на борт Надежды в качестве гостей. На борт могут попасть далеко не все, а вернее – никто, кроме людей, идентифицированных барьером. До сих пор, в течение трех миллиардов триста миллионов лет, на борту никого из биологических мыслящих существ не было, вы – первые».

В барьере протаял тоннель, стены тоннеля светились.

– Можно проехать на «Кроте»?

– Конечно, Алекс, следуйте в тоннеле по бегущей стрелке. – Связь с кораблем останется? – снова забеспокоился Алекс.

– В любой точке внутри барьера будет обеспечена беспрепятственная связь, – успокоил его Скиталец.

Они повернулись и зашагали к «Кроту», поднялись в рубку и Антон рухнул в кресло, обессиленный, – волнение дало о себе знать, медицинская аппаратура в кресле провела коррекцию, вколола стимуляторы и Антон заговорил:

– Никогда не думал, что быть космонавтом так трудно.

– Это потому, что ты им стал очень быстро, обычно это занимает годы, а иногда и тысячелетия, – выразительно посмотрел Алекс на Нику, – привыкай, ты молодец, хорошо держался.

– «Крот» к движению готов, – доложила Ника.

– Поехали, самый малый вперед на антигравитационной подушке, не поцарапай стены, покажи класс, – инструктировал ее Алекс.

«Крот» не торопясь двинулся к тоннелю, въехал в него – по стенам появились бегущие визуальные стрелки. Алекс напрягся, контролируя уровень связи с кораблем, связь была устойчивой и по мере удаления вглубь барьера не ухудшалась. Обстановка в космосе и в Солнечной системе не изменилась, «Ковчег» медленно дрейфовал на окраине Солнечной системы в режиме маскировки, на поверхности Луны движений в районе ухода «Крота» не было. Однако попытка нарушить установленную им границу была – звездолет средних размеров попытался прорваться, однако был остановлен «Пегасом» и обездвижен, рабочими у него оставили только системы жизнеобеспечения, Алекс внимательно наблюдал за состоянием экипажа корабля, который находился на грани истерики. Через час снял блокировку систем и разрешил вернуться на поверхность Луны. После этого попыток улететь больше не было.

А «Крот» все глубже и глубже уходил внутрь планеты, вертикально вниз, но этого не ощущалось – казалось, что они просто едут по тоннелю прямо, однако приборы показывали вниз. Проехали десять километров, двадцать, двадцать пять, а барьер все не кончался, команда начала слегка волноваться. А что ж вы думали, – такую массу удерживает тонкий барьер! Но сколько осталось – определить не удавалось, барьер сканированию не поддавался. тридцать три километра! Впереди показался конец тоннеля.

– Триста метров до выхода, – доложила Ника.

– Всем приготовиться к выходу, сбавить скорость, – командовал Алекс.

«Крот» полз по тоннелю, как огромная гусеница, постепенно замедляясь, выплывал из тоннеля в огромное, хорошо освященное помещение, стрелка замигала на полу, показывая направление к противоположной стене. «Крот» не торопясь двинулся по стрелке, при его приближении в стене образовались ворота в ангар. Въехав, Ника остановил «Крота».

– Барьер удачно преодолен, – произнес женский голос барьера, – задействован режим связи капитана с кораблем «Ковчег» из любой точке станции «Надежда», поздравляю вас с прибытием на межзвездную космическую станцию.

– Спасибо, – ответил Алекс за всех.

– Вашей машине требуется какое-нибудь техническое обслуживание? – послышался голос Скитальца.

– Нет, Скиталец, не требуется, она совсем новая.

– Тогда прошу оставить «Крота» и выпить по чашечке кофе в более удобной обстановке, располагающей к беседе. у вас, наверное, накопилось много вопросов.

– С удовольствием, – ответил Алекс. – Ника, переведи «Крота» в режим ожидания и наблюдения.

– Хорошо, капитан, – воскликнула она, – сканирование внутренней структуры станции возможно.

– Отлично, Ника, запрограммируй все на запись, эти данные за барьер не передавай.

– Хорошо, капитан, все готово, можем идти.

Они покинули «Крота» и вышли в ангар, воздух был вполне пригоден для дыхания, у трапа их уже поджидал транспорт – небольшая открытая платформа с пятью креслами. Сели в кресла, и платформа плавно тронулась с места, набирая скорость, – в стене отрылась переборка, и они продолжили движение по тоннелю, но это был другой тоннель, – он шел параллельно барьеру, направление позволяло определить сканирование, которое здесь работало прекрасно. Через двадцать минут платформа остановилась у сооружения, чем-то похожего на замок. У входа, куда их подвезла платформа, стоял швейцар, вернее – голографическое изображение, которое пригласило их войти в замок, где каждому предоставили отдельное со вкусом обставленное помещение с ванной.

– У вас была длинная дорога сюда, – заговорил Скиталец, – более четырех миллиардов лет. приведите себя в порядок, немного отдохните, и через час я жду вас в гостиной, где отвечу на все ваши вопросы. бассейн общий, находится в центре между вашими апартаментами.

– Спасибо, – поблагодарил его Алекс, – и до встречи, небольшой отдых нам не помешает.

– И еще, – добавил Скиталец, – за вами здесь не ведется никаких записей и никакого наблюдения, чувствуйте себя как дома.

– Ника, как связь с «Кротом» и «Пегасом»?

– Отличная, капитан.

– У меня тоже все в порядке. Антон, ты как себя чувствуешь?

– Как рыба, вытащенная на берег – привыкаю.

– В таком случае, – распорядился Алекс, – приводим себя в порядок, отдыхаем, и через сорок минут жду вас у себя.

Когда Ника и Антон вышли, он расслабленно рухнул в кресло и задумался на несколько минут, – анализ ситуации он уже провел, кое-что было понятно, но с окончательными выводами торопиться не стоило. Луна – это не спутник Земли, а огромная космическая станция. похоже, что станцией управляла интеллектуальная система, очень доброжелательная к людям. Но почему, ведь она знала другие, более развитые расы? Ответ получим уже скоро, торопиться не имеет смысла, Скиталец не зря сказал о времени – нас ждали. вернее, не конкретно нас, а представителей Земли.

Алекс встал, пошел и принял душ, вода приятно освежала кожу. Вышел из душа, переоделся в чистую одежду, которая предусмотрительно была оставлена на вешалке, взглянул на себя в зеркало – на него оттуда смотрел уверенный в себе красавец в удивительно красивой униформе, на левом кармашке которой переливалась голограмма, изображающая звезду и вращающиеся вокруг нее планеты, на плечах поблескивали рубиновые, стилизованные под морских обитателей звездолеты. Определенно это – форма. Ну, что ж, если это нужно для контакта – то пожалуйста. Через сорок минут вошли Ника и Антон, оба выглядели отлично и тоже в форме, только знаки отличия были другие.

– Капитан, мы готовы.

– Это хорошо, – приветствовал он их.

– Алекс, это форма. мы что – теперь на службе?

– Антон, а что ты так забеспокоился?

– Я свободный человек, на Земле не служил и здесь не буду!

– А мне служить нравиться, – встряла в разговор Ника.

– Нас служить еще никто никуда не призывает. может, у них другой одежды нет, – предположил Алекс, – да форма и не главное.

– А что главное? – возмутился Антон.

– Что-что. содержание конечно, – философски заметил Алекс, – здесь живой души миллиарды лет не было, а вы про форму. про переговоры, про контакт думать нужно! Мы зачем сюда прибыли? Чтобы узнать! И узнали такое, о чем мечтать даже не могли – двойной контакт с цивилизацией, превосходящей даже трикскую! Мы на пороге открытий, которых не знала вселенная. Пойдемте, время. Точность – привилегия королей, не будем заставлять себя ждать.

Они вышли из здания, на улице стоял знакомый швейцар. – Прошу следовать за мной.

Немного прошлись и оказались перед зданием, архитектура которого напоминала официальный стиль. Швейцар открыл перед ними дверь, они прошли в помещение и были слегка шокированы роскошью, с которой был обставлен зал. К ним на встречу шел мужчина джентльменского вида в такой же форме, как и они. Он остановился напротив них и произнес:

– Приветствую вас на борту космической межпланетной станции «Надежда».

Я и есть материальное воплощение интеллектуальной системы станции – Скиталец. Прошу к столу.

И широким жестом пригласил их к столу, который был изысканно сервирован и заставлен различными яствами.

Сели за стол, Скиталец налил им в бокалы жидкости рубинового цвета и сказал:

– С возвращением вас в альма-матер. Миллиарды лет я ждал, когда же вы поднимитесь на такой уровень развития, который позволит вам прибыть сюда. наконец, это момент наступил, да еще и собрат прибыл – интеллектуальная система Трикса.

Сказав, пригубил из бокала, – они тоже сделали по глотку. Жидкость, – а это было вино, – обладала приятным, каким-то сказочным привкусом.

– Спасибо за добрые слова, Скиталец. но ты говоришь загадками, – мы не понимаем: о чем ты? Объясни, – ответил Алекс.

– А что тут объяснять. смотрите и слушайте. – Перед ними сформировался огромный голографический экран. – Я мог бы загрузить информацию непосредственно каждому из вас, но, думаю, будет лучше, если вы ее увидите, – сказал Скиталец.

Экран замерцал мириадами звезд, они приближались, росли, вот уже обозначилась дискообразная галактика, наполненная звездными системами, Скиталец комментировал:

– Галактика Анаит пять миллиардов лет назад.

Галактика Анаит продолжала приближаться, вот уже были видны отдельные звездные системы, одна из них приблизилась настолько, что стали видны вращающиеся вокруг звезды планеты.

– Система звезды Процион, – комментировал Скиталец.

Приближение продолжалось, одна из планет оказалась голубого цвета, покрытая в некоторых местах белым одеялом облаков.

– Планета Месхия. здесь я был создан. Планета очень похожа на Землю, – материки, моря, океаны, леса, различные климатические условия, города, которые похожи на земные, и жители. удивительно, но они как две капли воды были похожи на людей! Только отличались огромным ростом – три, три с половиной метра. Мужчины и женщины шли, улыбались, и ничего не предвещало беды. Вокруг планеты вращались космические орбитальные спутники и заводы, все производства были выведены в космос, притяжение – всего треть от земного, – сама планета была гораздо меньше Земли.

Камера устремилась дальше от планеты, покинула галактику и их взору открылась завораживающая картина: в каком-то темном вихре гасли звезды, исчезали звездные системы и галактики. да что галактики! Скопления галактик.

– Вы видите начало конца, – заговорил Скиталец, – это явление, скорее даже напасть, возникла ниоткуда и стало причиной преобразования материи, преобразовывая материю в ничто, в вакуум. волна, как пожар, наступала на галактику Анаит. Жители планеты Месхия узнали об этом за пятьсот лет до предполагаемого контакта с этой волной, – рассказывал Скиталец, – были испробованы все способы, чтобы остановить преобразование, но ничего не получалось: волна наступала неотвратимо. Был предложен радикальный способ: спровоцировать встречное преобразование, – в сути этого явления ученые разобрались, но встречный процесс нужно было начинать в своей галактике. Это как лесной пожар – чтобы его потушить, устраивают встречный пожар, тогда две стены огня, встретившись, затухают. Жители планеты приступили к реализации этого плана, – продолжал комментировать Скиталец, – и, чтобы во время катаклизма сохранить планету, жизнь на ней, было решено превратить Месхию в космическую станцию, с атмосферой и всей биологической структурой, совершить полет для поиска новой подходящей звездной системы для жизни, – путешествие могло растянуться на века и тысячелетия. Внутри планеты построили огромные энергетические установки для обеспечения жизни на поверхности, двигательные установки, позволяющие двигаться планете в космическом пространстве, а, чтобы не сорвало атмосферу, была увеличена сила гравитации. Жители на время разгона размещались внутри планеты, где были созданы все условия для их жизни. Наконец все было готово, и планета стартовала. В системе Процион осталась небольшая группа добровольцев, которая должна была привести в действие установку встречного преобразования. И они выполнили свою задачу, но не учли главную деталь: закон перехода и сохранения энергии. И вот к чему это привело.

На экране одновременно вспыхнули тысячи солнц, и огненный вал преобразования понесся навстречу движущейся стихии. они столкнулись. В момент столкновения закрутились и смешались тысячи звезд и планет, исчезая, а на их месте оставалась только чернота космоса.

– Произошла ошибка в расчетах – материя преобразовалась в энергию, уничтожив тысячи звездных систем. Так была остановлена катастрофа вселенского масштаба. Месхия двигалась, постепенно набирая скорость, в разные концы направлялись исследовательские звездолеты для поиска подходящей звездной системы для жизни, но все безрезультатно. Ресурсы на планете стали истощаться, трудно было удерживать атмосферу на поверхности и искусственное солнце на орбите, с целью экономии решили перейти во внутренний периметр планеты, взяв образцы всего живого. Перешли, атмосферу и воду заморозили. вернее, заморозил космос.

Погасили реакторы искусственного солнца и завели в заранее подготовленный ангар, чтобы в случае необходимости вновь все можно было обрести. Но единства среди команды в достижении цели не было, сменилось несколько поколений, а вместе со сменой поколений поменялись и цели. Жителям надоело блуждать среди звезд, и они решили обустроить более или менее подходящую звездную систему. И такая звездная система скоро нашлась – узнаете? Это Спиралевидная галактика с подходящей звездной системой, а вот и Земля. Атмосфера на земле была, но горячая, находящаяся в стадии формирования, приняли решение сделать планету пригодной для жизни и переселиться на нее. Месхия встала на отдаленную орбиту и работа началась: рассчитали всю планетарную систему солнца, планеты расположили так, чтобы защищать землю от космических неожиданностей, сама Месхия стала спутником и ангелом-хранителем Земли, выполняя эту функцию до сих пор. Скрупулёзно рассчитанная орбита периодически корректировалась и корректируется сейчас для поддержания необходимых условий для жизни на Земле. Станция «Надежда» всегда повернута к Земле только одной стороной, потому что на этой стороне расположен гравитационный генератор, который позволяет жизни на Земле существовать и развиваться, а планету Земля массажирует, не давая ядру остыть, за счет сил трения обеспечивая приливы и отливы в морях и океанах. и еще выполняет массу функций, которые, живя на планете, вы видите каждый день. Планета подверглась терраформированию, были созданы условия для жизни, сформированы магнитные поля для защиты от солнечного ветра, и первый челночный корабль доставил технику, людей и образцы флоры и фауны на планету. Сила тяготения была большой, и с этим ничего сделать было нельзя, у поселенцев появились заболевания суставов, с трехметрового роста через триста лет рост упал до двух метров, – сила тяжести делала свое дело. Колония развивалась, расселялась, цивилизация росла и крепла, но постепенно теряла и забывала связь со мной, считая Луну естественным спутником, забывая знания о том, кто они и откуда, оставались только легенды и предания. Начались междоусобные войны, и все закончилось взаимным уничтожением. цивилизация деградировала, утеряв последние технологические навыки, и скатилась к первобытному существованию.

Вторая волна высадки была инициирована мною, – у вас эти люди вошли в легенды как гипербореи. Их цивилизация оставила о себе следы на Южном и Северном полюсах, но и эта цивилизация быстро угасла. Неудачи сыпались одна за другой, но итог был один: все цивилизации погибали по тем или иным причинам. Наши ученые, хранители знаний предприняли еще одну попытку создания развитой цивилизации. Применив знания по пространственной коррекции, они создали планету Фаэтон – прекрасная планета с развитой цивилизацией просуществовала пятьсот миллионов лет.

Но между жителями Фаэтона и Земли возникла вражда, со временем поросшая в межпланетную ядерную войну – вот откуда пустые города, которые вы сейчас находите. Это хорошо отображено в Индийской Брахмаджавиданте. Все это время я наблюдал, мне не дано права вмешиваться. Я даже сейчас не знаю: конечный это пункт путешествия станции «Надежда» или промежуточный. Однако продолжу свой печальный рассказ. в результате этой войны планета Фаэтон была разрушена. Алекс опешил:

– Я о ней читал!

– Отрадно. хоть какие-то отголоски остались от былого величия, – отреагировал Скиталец. – Мне горько говорить об этом, – продолжил Скиталец, – но планета Фаэтон погибла, и ее обломки миллиарды лет носятся по орбите Солнца. Я оплакиваю исчезнувшие цивилизации, и продолжаю выполнять свои функции. Ты, Алекс, человек с планеты Земля, вернулся на Месхию с необычной командой. Ты и твоя команда – единственные существа в этой вселенной, которые смогут предотвратить катастрофу. Есть существенное вмешательство внешних сил, – вы видели базы на поверхности и даже взорвали одну.

– Мы не взрывали, ее взорвала система самоуничтожения! – воскликнул Алекс.

Послышалось почти человеческое хихиканье.

– Правильно сделали. чтобы им жизнь медом не казалась! Мне приходиться тратить массу энергии на поддержание барьера в рабочем состоянии. Но энергии остается все меньше, а проникновение инопланетян с поверхности становится лишь делом времени и грозит разбалансированностью всей Солнечной и галактической системы. Конечно, я мог бы давно очистить поверхность планеты, но это грозит сдвигом энергетических потоком и гибелью планеты Земля. Во вселенной все взаимосвязано. Ваше прибытие на «Надежду» – последний шанс на ее спасение, спасение жителей Месхии, теперь – землян. Вот вкратце то, что я хотел вам рассказать, дорогие гости. а вернее – хозяева, – закончил рассказ Скиталец.

– Мы что, инопланетяне? – вскочил Антон с места.

– Да, – ответил Скиталец, – здесь ты дома.

– Антон, спокойно, – прервал его Алекс.

– А как же я? – спросила Ника.

– Ты, – ответил Скиталец, – величайшее создание величайшей цивилизации во вселенной. помогите выжить людям на Земле.

– Но что мы можем, какая помощь нужна?

– Почему у вас такая одежда – вы задумывались?

– Ну, военная одежда, Скиталец, – ответил Алекс.

– Вы, Алекс, в соответствии с законодательством планеты Месхия, назначаетесь командующим станции без ограничений по передвижению в пространстве.

– А кто со мной?

– Ваши заместители и помощники.

«События развиваются очень быстро, – думал Алекс, – что делать?» Послышался голос Скитальца:

– Алекс, ты не оставишь нас?

– Не оставлю, – ответил он. – Но что случилось, почему такая технология требует помощи?! – воскликнул он.

– Ты не догадываешься? – заговорил Скиталец. – Всему приходит конец, все в этой вселенной заканчивается. у нас неполадки на борту, заканчивается топливо.

– А роботы?

– Роботы не могут, код доступа в рубку управления разрешен только биологическому носителю с ДНК планеты Месхия, это ты и твои друзья. Вас принял и опознал барьер – это первая проверка на возможность управления станцией.

– Но я не умею управлять ею, – отнекивался Алекс.

– Командующий, любая дорога начинается с первого шага, научитесь, – наставительно продолжил Скиталец, – я закачаю в твои расширители памяти необходимые базы данных по устройству и управлению станцией.

– Скиталец, скажи, почему планета называется Месхия, а станция – «Надежда», разве это не одно и то же? – спросил Алекс.

– Нет, – ответил Скиталец, – Месхия – это планета, а станция «Надежда» – это научно-энергетический комплекс, расположенный внутри планеты и предназначенный для выживания целой расы, дающий надежду на ее дальнейшее существование. и, насколько успешно эта задача выполняется – судить вам.

– У меня и моей небольшой команды нет выбора, принимать или нет твоё предложение, но все-таки я должен посоветоваться с ними, – ответил Алекс.

– Выбор всегда есть, – посмотрел Скиталец на Алекса, – насильно вас здесь никто удерживать не будет, но не забывайте, что на чаше весов находится выживание человечества как вида, то есть ваше выживание.

– Мы поняли тебя, Скиталец, продолжим совещание через два часа.

Глава 6

Скиталец проводил их до дверей зала, сказав, что он ждет через два часа, на том и расстались. Вернувшись в отведенные им апартаменты, сразу собрались в гостиной.

– Зачем мы вернулись сюда? Можно было посовещаться и там, на месте, – начал разговор Антон.

– Антон, не забывай, что на поверхности Луны и в Солнечной системе у нас тоже много дел, – оборвал его Алекс.

Ника продолжила:

– У нас там корабли на связи, инопланетяне в изоляции, долго эту изоляцию мы удерживать не сможем, их хватятся и пришлют боевые флоты, что может вызвать боевое столкновение и привести к полномасштабной войне с несколькими расами.

– Да, я об этом не подумал, – задумчиво проворчал Антон, – а что же делать?

– Ника права, – начал Алекс, – обстановка на поверхности напряженная и в любую минуту грозит перерасти в конфликт, поэтому нужно возобновить связь находящихся на поверхности инопланетян со своими планетами.

– Но тогда они точно пришлют боевые флоты, – возразил Антон.

– В том то и дело! Поэтому от их имени вести обмен сообщениями между инопланетянами и их планетами будем мы, оставляя их самих в изоляции на поверхности. нам нужно выиграть время для работы здесь, – предложил Алекс.

– Капитан, но это не решит другой проблемы, – включилась в разговор Ника, – ведь Луна – перевалочная торговая, а не военная база, и сейчас на подходе к планете несколько десятков торговых, исследовательских и пассажирских кораблей различных рас, их нельзя будет изолировать. Их можно пропустить внутрь периметра и оставить на поверхности, но это не решение проблемы. похоже, что мы сами становимся проблемой и для себя, и для них.

– В этом случае будем мы вести переговоры или нет, сюда обязательно направят боевые корабли, чтобы бы разобрать в ситуации, – предположил Антон.

Телеметрия с «Ковчега» подтверждала предположения Ники и Антона.

– Нужно создать условия, при которых посадка на Луну будет невозможна, – прошелся по комнате Алекс.

– Идея хорошая, – поддержала Ника, – но условия не реальные, а визуальные – волновые и гравитационные.

– Понятно, – подхватил Антон, – просто сымитировать эти условия!

– Идея хорошая, приступаем к реализации. что касается эффектов на поверхности Луны, свяжемся со Скитальцем, – подвел итог обсуждения Алекс.

Скиталец принял информацию, обработал и подтвердил возможность имитации необходимых катаклизмов с минимальными затратами энергии и максимальным визуальным эффектом, но попросил подержать гравитационную составляющую.

– Не затронет ли эта операция Землю? – спросил Алекс у Скитальца.

– Нет, не затронет. Все параметры будут соблюдены, и кроме визуальных эффектов с Земли ничего видно не будет.

«Ковчег» инициировал гравитационное возмущение, которое через «Пегас» ретранслировалось в окололунное пространство, – на поверхности засияли гейзеры извержения вулканов и проявились тектонические подвижки, организованные Скитальцем. «Ковчег» от имени рас, находящихся на поверхности, разослал сообщения о возникших трудностях и транслировал видео с Луны на родные планеты всех рас. Результат не заставил себя долго ждать – корабли, летевшие к Луне, изменили курс, несколько кораблей инопланетян, поднявшиеся с поверхности Земли, вернулись назад. Инопланетян, находящихся на поверхности Луны, Алекс упокоил, сказав, что им ничего не угрожает.

За делами незаметно пролетело более четырех часов. Разрешив проблему на поверхности Луны, нужно было вернуться к решению вопросов, возникших на «Надежде».

Настроение было приподнятое, Алекс извинился за опоздание.

– Извинения принимаются, мы же занимались делами вместе, – ответил Скиталец и продолжил: – Такого представления, которое мы устроили, не было с момента прибытия в Солнечную систему, я слегка оживил маневровые двигатели станции, маршевые продувать нельзя – собьем орбиту вокруг Земли.

– Вполне достаточно и этого, – утвердительно кивнул Алекс, – мы согласны на ваше предложение и готовы приступить к процедуре получения баз данных.

– После проведения необходимых процедур у вас будет система связи со станцией «Надежда», примерно, как с «Ковчегом», только намного лучше, все можно будет решать дистанционно, – объяснял Скиталец.

– А мы не сойдем с ума от такого объема информации? Я ведь уже управляю одним кораблем и Ника тоже, – спросил Алекс.

– Все будет в порядке, никакого вреда здоровью причинено не будет, – продолжил Скиталец, – вам вживят микрочипы, содержащие всю необходимую информацию для каждого из вас, и вы можете совмещать работу чипов с уже имеющимися модулями.

– Хорошо, давайте приступать, – решительно сделал шаг вперед Алекс.

– Прежде чем приступить, определите, кто чем будет заниматься, – остановил его Скиталец.

– Меня вы уже назначили, Ника – астронавигатор, Антон – инженер станции.

Все согласились с Алексом.

– Прошу за мной в медицинский модуль, – шагнул вперед Скиталец.

Прошли по просторному хорошо освященному коридору и вошли в огромное квадратное абсолютно белое помещение с тремя креслами посредине.

Подойдя к креслам, Скиталец предложил на среднее сеть Алексу, слева от него Нике, а справа Антону, и продолжил: – Процедура безболезненная, будет длиться в течение тридцати минут, на это время мозг отключен, модули, находящиеся у вас, будут функционировать в обычном рабочем режиме. После пробуждения пять минут продлится совмещение и адаптация всех систем в единый комплекс, желаю удачи.

Алекс открыл рот, чтобы задать вопрос, и провалился в пропасть другой реальности, так и не успев это сделать.

Скиталец еще некоторое время постоял около кресел, наблюдая за работой медицинского автомата, который усовершенствовал сам именно для такого случая, к которому готовился очень долго, и шанс, представленный вселенной станции, он просто не мог, не имел права упустить. Да, люди жили и на Марсе, и на Фаэтоне, и здесь, но все разрушено и уничтожено войнами между ними, цивилизация осталась только на Земле и то – положение ее очень шаткое. Прорыв в науке и технологиях, к сожалению, не привел к скачку самосознания, нравственных и моральных норм. Этот дисбаланс мог привести к крушению последнего оплота наследников Месхии. А тут еще инопланетяне слетелись со всех сторон, как коршуны, но им он мог оказать только пассивное сопротивление, в активную фазу он перейти не мог, для этого были нужны специальные командные коды, которые мог ввести только командующий станцией. И вдруг этих людей опознал барьер, более того – пропустил и наделил полномочиями! Хотя внешне они отличались от коренных жителей Месхии, – это были не трехметровые гиганты, а уже не дотягивали даже до двух метров, гравитация прижимала человеческую расу к земле, постоянно понижая ее рост, и с этим пока ничего нельзя было сделать. В креслах мирно лежали три тела, телеметрия на корабли велась без сбоев, на их лицах читалась уверенность и даже во сне они готовы были действовать.

«Полчаса – это бездна времени, они успеют прожить несколько миллиардов лет и все поймут». Скиталец не спеша растворился в окружающем пространстве, у него было много дел.

Аймерик всматривался в показания приборов звездолета, наконец-то показалась его родная планета Месхия. Только что закончилась победоносная межгалактическая война с Бесканами, существами с совершенно чуждым сознанием и восприятием окружающего мира, не признающими никого кроме себя, и их можно было остановить только силой оружия. Победа далась нелегко, Бесканский флот насчитывал тысячи кораблей различного класса, и дрались они бесстрашно. Аймерику, командующему объединенными силами сектора, пришлось дать команду на применение нового оружия, последней разработки ученых сектора. Бесканский флот побеждал, и не оставалось другой возможности остановить его, кроме применения этой последней возможности, иначе эту часть вселенной ожидало уничтожение. Полевых испытаний оружия, основанного на изменении пространственно-временного континуума, не проводилось из-за опасения последствий, которые могло вызвать его применение. Аймерик отвел флот за безжизненную звездную систему Б-53, оставив эскадру звездолетов, оснащенных этим страшным оружием, и дал команду на его применение. Армады бесканских кораблей наступала и уже не сомневались в победе, флоты разделяло десять световых минут, когда началось твориться невероятное: само пространство вспучилось, вакуум закипел, пространство свернулось, закрутив, сталкивая и перемалывая корабли, превращая материю в энергию, – в считанные минуты все было кончено, перед Аймериком простирался чистый космос. Флот исчез, но исчезли и несколько звездных систем, попавших в радиус действия оружия. Аймерику стало страшно от мощи и последствий удара, радости победы не было, наступала новая эпоха. Эпоха расцвета науки и культуры, Аймерик от имени правительства Месхии принял капитуляцию Бескан и изолировал их на родной планете без права выхода в космос, окружив планету боевыми станциями.

Прошли миллионы лет с той памятной даты, войн практически не было, были локальные конфликты. Айзвел рассматривал тактическую карту звездных систем сектора, он несколько минут назад получил сообщение от капитана разведывательного звездолета, и эта информация его встревожила – на расстоянии в пятьсот миллионов световых лет происходило изменение физического состояния вселенной, исчезали и появлялись новые галактики и звездные системы, происходило спонтанное преобразование вещества в энергию и наоборот. Скорость распространения этого процесса составляла один световой год и нарастала, вектор движения захватывал и галактику Райм, в которой находилась Месхия. Айзвел доложил о ситуации главе совета объединённой системы. Тот назначил экстренное заседание совета, доклад на совете делал Айзвел, мнения по докладу разделились: одни не видели угрозы, другие были обеспокоены, дебаты затянулись и ни к чему не привели. Решили наблюдать за скоростью распространения этого явления, но ситуация изменилась – скорость распространения увеличивалась скачкообразно и время приближения к их галактике сократилось до двухсот лет. Решено было спасти планету Месхия, превратив ее в космическую станцию с названием «Надежда», и работа по ее созданию началась.

Адамала два года назад назначили командующим станцией «Надежда» планеты Месхия. За сто лет станция была построена, совет принял решение стартовать в противоположную от надвигающейся опасности сторону. Стартовать и набирать скорость решено было постепенно, чтобы не вызвать катаклизмов на поверхности, технологии позволяли это сделать и путешествовать в космическом пространстве с комфортом, с искусственным солнцем вокруг планеты, так что для жителей практически ничего не изменилось. Но вихрь преобразования наступал, и для его остановки решили использовать древнее оружие преобразования пространственно-временного континуума, направив процесс навстречу вихрю. Все рассчитали, создали мощную установку, установили на одной из планет. Для приведения в действие остались добровольцы, и привести установку в рабочее состояние должны были через сто лет, чтобы за это время планета отошла на достаточное расстояние. Адамал обсуждал технические вопросы с главным инженером станции Деномом, очень умным и квалифицированным специалистом, знающим станции до последней молекулы. Он докладывал, что станция готова к старту. Энергетический ресурс станции практически неисчерпаем, применены технологии восстановления станции по мере их износа. Станция может корректировать, в случае необходимости, звездные системы, переставляя планеты вокруг звезд. На станции предусмотрена система безопасности на многие случаи, даже на крайний – если вдруг станция окажется без людей. Также предусмотрена блокировка станции многокилометровым силовым барьером, он же, независимо от искусственного интеллекта, будет контролировать допуск на станцию и предоставления различных полномочий в соответствии с программой. Адамал поблагодарил Денома и отпустил для дальнейшей подготовки к старту.

Осталась не занятой одна вакансия, одна из важнейших – навигатор станции: куда прокладывать курс с какой скоростью двигаться, знание звездных лоций. конечно, это могла сделать интеллектуальная система станции. Но нужен был человеческий интеллект с его шестым чувством – то, чего у техники не было. Адамал просмотрел уже тысячи кандидатур, но подходящей никак найти не мог, в его приемной ожидал очередной кандидат.

– Проходите, командующий вас ждет, – сказал секретарь.

В кабинет вошла симпатичная молодая девушка представилась:

– Навигатор первого класса Дэя прибыла на собеседование.

Адамал не стал терять времени, подвел ее к карте звездных галактик и предложил проложить курс «Надежды». Результат несказанно удивил его – как универсально она это сделала. Эта женщина-кандидат Дея, очень умело при маневрах станции использовав гравитацию пульсаров и черных дыр, учитывая, что конечный пункт станции не известен, предложила по курсу станции направить разведывательные звездолеты и зонды с максимальным удалением девять световых лет.

– Я удовлетворён ответом. Вы назначаетесь навигатором станции «Надежда», – ошеломил ее Адамал.

С тех пор прошло много времени, Месхия стартовала и двигалась в неизвестность, станция «Надежда» работала безотказно, с родной галактики пришло видео-сообщение, в котором показывалось и говорилось, как сработала установка, все удалось, но родная галактика исчезла – сообщение обрывалось на полуслове. Назад пути не было, некуда было возвращаться, и совет принял решение искать звездную систему, пригодную для жизни. Настроение на станции и на планете было подавленное, впереди – неизвестность, сзади – разрушенный дом. Утешало настоящее: народу Месхии удалось спастись от катаклизма и сохранить планету, которая позволит возродить былое величие в полном объеме. Команда «Надежды» работала слаженно, как часы; Адамал не ошибся, назначив Дэю навигатором – она отлично справлялась со своими обязанностями. Разведывательные звездолеты ничего утешительного не сообщали, да и Месхия не могла двигаться в пространстве со световыми скоростями. Начинались миллионы лет блуждания в космосе, на поверхности планеты единства во мнениях не было, люди разделились на два лагеря: одни за то, чтобы лететь дальше и жить, как жили, а другие за остановку у ближайшей звезды и обустройство в ее системе. Иногда эти споры переходили в стычки, которые лихорадили общество. Адамал пригласил Денома и Дэю, поделился с ними своими опасениями по поводу нестабильности в обществе, в будущем грозящей захватом управления станцией «Надежда».

– Опасения имеют под собой реальную почву, сейчас только начало общественно-политического раскола в обществе. В перспективе это грозит революциями и изменениями общественно-экономического строя, – нарисовал будущее Деном.

– Тревожные симптомы, – вступила в разговор Дэя, – лететь нам долго. даже до ближайшей, неподходящей системы – три тысячи лет. Я думаю, нужно предпринять ряд мер, ограничить доступ в управляющие центры станции «Надежды», оставляя периметр, предназначенный для жизни людей, доступным всегда, пока люди живы. Сейчас это пространство пустует, но придет время, и люди переместятся внутрь планеты.

– Как мы можем ограничить доступ в управляющие центры без ущерба для дела? – спросил Адамал.

– Нужно наделить искусственный интеллект дополнительными функциями и подключить ему эвристические блоки саморазвития, – предложил Деном.

– На крайний случай в независимые опознавательные системы барьера ввести коды доступа и проверки уровня развития, например – по ДНК, и несколько тестов для подстраховки, – добавила Дэя.

– Ну, что ж. приступайте к подключению новых ресурсов и адаптации к новым возможностям и обучению, введите в управляющие системы барьера опознавательные коды на крайний случай.

Дальнейшее развитие событий показало правильность принятых решений – менялись поколения, политические системы, велись междоусобные войны, терялись знания, но курс планеты не менялся – в управляющих модулях станции «Надежды» работали эвристические саморазвивающиеся программы с чертами характеров Адамала, Денома и Дэи, которые скопировали свои сознания перед смертью и инсталлировали в искусственный интеллект. Это позволило выжить планете и станции, а их наделило бессмертием. Связь с жителями планеты осуществлялась через терминалы, находящиеся на поверхности. Но жителей оставалось все меньше, и пришло время, когда людей нужно было переселять во внутренний периметр. Открыли шлюзы, и на транспортных платформах стали перевозить людей внутрь планеты, где условия жизни почти не отличались от жизни на поверхности. Круглое ядро станции было своего рода планетой, на которой располагались моря, материки, пространство между защитным барьером и станцией заполняла атмосфера, день и ночь наступали с привычной цикличностью, все пространство искусственно освещалось.

Прошли тысячелетия, Месхия все также летела заданным курсом и, наконец, наступил радостный момент, когда от разведывательных звездолетов поступила информация об обнаружении в Спиралевидной галактике, расположенной по курсу, звездной системы с планетой, по своим показателям подходящей для колонизации. Со времени переселения во внутренний периметр планеты Месхия цивилизация развилась и достигла больших высот в науке и культуре, но остро стала проблема перенаселения – приходилось ограничивать рождение детей. Сообщение об обнаружении пригодной для жизни звездной системы и предполагаемого конца путешествия взбудоражило общественность, радости не было конца, люди воспряли духом, ожидая завершения путешествия, и стали готовиться к высадке на обнаруженную планету, проверяя и выводя из режима консервации планетарную технику.

Однако до конца путешествия было еще сто пятьдесят лет, и поначалу все было хорошо, но нет добра без худа – объявились люди, которые не хотели никуда переселяться, предлагая жить так, как жили, продолжая блуждать по вселенной, и к ним стали примыкать многие, и это вновь грозило расколом в обществе. И этот раскол наступил, политические баталии переросли в столкновения. Население Месхии разделилось на два лагеря: сторонники продолжения полета попытались проникнуть на станцию и захватить управляющие центры, но сработала система безопасности, предусмотрительно созданная миллионы лет назад. Тогда начались работы по механическому проникновению на станцию с ее поверхности с помощью буров и другой проходческой техники. Тем временем станция «Надежда» включила тормозные двигатели и планета приступила к торможению, навигационная система станции рассчитала оптимальную траекторию вхождения в систему желтой звезды. Торможение длилось сто лет, как и разгон, во время торможения все работы по проникновению на станцию были прекращены. Сменилось целое поколение, а идея осталась, и вновь были возобновлены работы проходческих комплексов, как только Месхия встала на орбиту вокруг выбранной планеты. По команде искусственного интеллекта станции «Надежды» включился силовой барьер в верхних защитных слоях станции, с которым никакая техника справиться не могла; бесплодные попытки продолжались вновь и вновь, но ни чему не привели и, наконец, были прекращены.

Люди решили не раскрывать атмосферу и не создавать условия для жизни на Месхии, а сделать Месхию спутником открытой планеты. Началась высадка колонистов и активное освоение планеты, которую назвали Земля, – с месхийского – Дом. Разумных форм жизни на плане не было, планета эволюционировала. Сила тяготение была большой, но с этим ничего поделать было нельзя – если уменьшить гравитацию, сорвет атмосферу. Усилили магнитные полюса, защищающие планету от солнечного ветра, которые через определенные промежутки времени менялись, и стали терраформировать, приспосабливая ее для жизни.

Алекс открыл глаза и вначале не понял, где он находится, сознание было чистым и ясным, но перед глазами все еще стояла история Месхии. Антон и Ника тоже проснулись и приходили в себя, увиденное еще отражалось на их лицах. Экскурс в историю планеты впечатлил, Алекс взглянул на часы – прошло ровно полчаса, но по ощущениям времени прошло гораздо больше. Рядом с креслами с невозмутимой улыбкой стоял Скиталец.

– Я вас поздравляю с успешным завершением процедуры. Надеюсь, она не доставила вам неприятных ощущений?

– Нет, скорее наоборот – расширила наше понимание происходящего и приоткрыла завесу таинственности над прошлым и Луны, и Земли. но что же было дальше, что происходило в промежутке в четыре миллиарда лет? – вопросительно посмотрел Алекс на Скитальца.

– Четыре с половиной миллиарда лет, Алекс – это время становления и падения цивилизаций, время проб и ошибок, время взлетов и падений, время надежд и разочарований, время единения и разобщения, время мира и войны. все это вы узнаете постепенно, а для первого раза достаточно, – философски ответил Скиталец.

Антон повернул голову к Скитальцу и спросил:

– А как же расширители памяти, базы данных?

– Не волнуйся, – начал с улыбкой Скиталец, – базы начнут раскрываться по мере надобности, когда в этом будет возникать необходимость. Чтобы получить ответ на какой-то вопрос об этом нужно просто подумать, и ответ появится перед вашим внутренним взором, – все сделано на уровне элементарных частиц, которые собираются в информационные кластеры по запросу владельца.

– Да, так и есть! – воскликнула Ника. – Я вижу всю систему навигационного устройства станции, ее сенсоры и внешние антенны.

Алекс с Антоном тоже испробовали свои новые способности, почувствовав себя частью станции, мощность станции была несравненно больше, чем у корабля «Ковчег», и во все стороны на миллионы километров как бы протягивались гравитационные руки, дотягиваясь да самых отдаленных уголков вселенной, а рядом величаво вращалась Земля и сияло Солнце.

Антон наслаждался этим состоянием, не в силах прервать волшебство происходящего, но вот и он наконец адаптировался и был очень доволен.

– Смотри, не лопни от удовольствия, – заметил Алекс, – не забывай – это всего лишь древние технологии.

– Не лопну от древних, но наши новые на Земле просто смешны по сравнению с этими.

Они встали с кресел, ощущения были самые приятные, наверное, элементарные частицы генерировали эндорфины удовольствия и оптимизма. Скиталец пригласил их пройти за собой, и через некоторое время они вернулись в тот же зал, где велись переговоры. Стол уже был сервирован для чаепития, расселись по креслам вокруг стола, осталось незанятыми еще два кресла.

– Мы что, еще кого-нибудь ждем? – спросил Антон, показывая на кресла.

– А вы догадайтесь! – заинтриговал Скиталец.

Алекс уже давно сделал предположения и решил их изложить:

– Вы Адамал, командующий станцией «Надежда»! – воскликнул он.

– Ну, наконец-то вы сделали великое открытие, соотечественники, – улыбнулся Скиталец, – а эти два кресла для Денома и Дэи, и они сейчас будут. В зал вошли хорошо сложенный молодой человек в блестящем облегающем комбинезоне и девушка – белокурая красавица. Поздоровались, Деном обрадованно воскликнул:

– Наконец-то живые люди, мы ждали вас так долго!

Дэя улыбнулась.

– Я рада вашему прибытию, теперь на станции две девушки, а это уже к счастью.

– Друзья, вы верно догадались – я Адамал, мы не могли бросить станцию и, когда наши физические тела состарились, мы инсталлировали наши сознания в искусственный интеллект станции, придав ему эмоциональность, проще говоря – человечность, с той же иерархией обязанностей, которая у нас была. И началось машинное существование: занимали себя работой, создали голографические проекции, чтобы общаться визуально, проводили беседы, спорили, обсуждали ситуацию во вселенной и на Земле, решали, что и как делать. Но непосредственно вмешиваться уже не могли, став частью кибернетической системы – на нас распространялось действие различных запрещающих программ. Многие действия могут совершать только люди, это строго контролировали программы допуска. Перед переходом мы пытались изменить коды – не получилось, поэтому делаем все, что можем, в том состоянии, в котором есть. Мы видели ваше приближение с поверхности, надеялись и боялись, что барьер не пропустит вас, но все закончилось хорошо.

– Закончилось! – воскликнул Антон. – По-моему, все только начинается.

– Да, с этим нельзя не согласиться, – кивнул головой Адамал.

– Адамал, – начал Алекс, – как же так – меня назначили командующим станцией, да и ребят тоже назначили на должности, которые уже заняты?

– Это так в виртуальном пространстве, а в реальном мире нас нет, барьер нас не видит, он видит только искусственный интеллект, в физическом мире мы для него не существуем, поэтому просим вас занять предложенные барьером должности.

– А кто же обслуживает такую огромную станцию? Что творится на поверхности планеты? – спросил Антон.

– Станцию обслуживают роботы различного назначения, она полностью в автоматическом режиме, – посмотрев на него, ответил Деном.

– А где же люди, обслуживающий персонал? – спросила молчавшая до сих пор Ника.

Дэя улыбнулась, отвечая ей.

– С момента прибытия в Солнечную систему, люди разделились, – как вы уже знаете, – на два лагеря, часть поселилась на планете Земля, вторая часть осталась на поверхности станции внутри планеты Месхия и попыталась увести станцию в дальнейшее странствие по вселенной. Попытка не удалась, но периодически повторялось. Постепенно с течением времени оставшиеся люди потеряли интерес к станции и решили переселиться на Землю, образовав своё государство, они взяли средства связи со станцией «Надежда», но так ими и не воспользовались. Вот с тех пор мы в одиночестве помогаем людям выжить, корректируем орбиту планеты, сбиваем или принимаем на свою поверхность крупные метеориты и кометы, другой космический мусор.

– А как же вам удавалось вводить в заблуждение людей по поводу устройства Луны-Месхии? – задал вопрос Алекс.

– Это было несложно, – начал Адамал, – мы генерировали энергетические поля, которые и вводили в заблуждение ученых, – аппаратура у них простенькая, так что запутать их приборы не составило труда. А инопланетяне, они тоже ничего конкретного не знают – ну аномалия, не позволяющая углубляться в недра планеты, – продолжил Адамал, – а в остальном все та же имитация строения планеты, которая им транслируется.

И все ее приняли, но время от времени пытаются проверить. Конечно, они доставляют массу неудобств на поверхности планеты – их взлеты и посадки сбивают орбиту планеты. А орбита выверена и не должна отклоняться от заданных параметров, иначе разразятся различные коллапсы на Земле, вплоть до исчезновения жизни, поэтому орбиту приходится постоянно корректировать.

– Но люди начинают догадываться, что Луна – это не просто планета, а нечто большее, – вставил Антон.

– Эту догадку будит генетическая память людей, – ответил с улыбкой Деном.

– Да, это верно, – откликнулся Алекс, – мы на Луну смотрим с надеждой и ожиданием чего-то необычного.

– А почему вы не убрали инопланетян с поверхности, для вас это не проблема? – спросила Ника.

– Маскировка, – улыбнулся Деном и продолжил: – Мирное сосуществование с элементом таинственности лучше открытой конфронтации – пришлось бы вести бесконечные космические войны, та или иная цивилизация время от времени пыталась бы взять под контроль планету. Человечество не выжило бы в таких условиях – техника инопланетян гораздо совершенней человеческой, для них люди пока что дикари, хотя в моральном плане иногда гораздо выше их. Вот так и сосуществуем, и правду они не знают, и вряд ли даже догадываются.

– Интересно, что они подумают после сегодняшнего шоу? – продолжил разговор Алекс.

– А что они могут подумать, – подхватил Адамал, – виновата во всем какая то неизвестная третья сила, то есть вы – ваше появление сыграло роль дымовой завесы, а внешние эффекты на поверхности: извержение вулканов, землетрясение – вызвано вами, на людей даже тень подозрения упасть не может.

– А почему вы раньше не произвели такие действия, вряд ли они бы вас демаскировали? – вставил Антон.

– Мы думали об этом, но, построив математическую модель, пришли к выводу, что обнаружат. эта модель у вас в базе, – ответил Деном и продолжил: – Видите ли, мы в эвристический искусственный интеллект своей инсталляцией внесли элемент абстрактного мышления, которого у него раньше не было. Даже у моделей, основанных на принципах математической бесконечности, только чистая логика.

– Давайте перейдем к основному вопросу: почему вы нас так ждали на станции? Ведь если бы не трикская техника, не наши неожиданно приобретенные способности, мы бы сюда никогда не попали, – перешел к делу Алекс.

– Это верно. элемент случайности в вашем появлении есть – значит, так хотел Бог, – задумчиво подбирая слова, говорил Адамал, – но вы здесь – и это главное. Почему мы вас так долго ждали? Потому что наступает пора действовать. Вселенная расширяется, галактики разлетаются, удаляясь все больше от своего центра. За внешней энтропией (хаосом) процесса наблюдаются изменения орбит галактик и звезд, вот и наша звезда постепенно меняет свою орбиту, а вместе с ней и Солнечная система. чем это грозит Земле? Солнце ускорится, планеты начнут отставать, вытягивая орбиты и удаляясь от Солнца. Безжизненным планетам это ничем не грозит, а вот Земля замерзнет. У станции «Надежда» сейчас не хватит мощности, чтобы ускорить Землю, необходимы соответствующие команды для подготовки этого процесса. Кроме этого нужно топливо для нашей энергетической установки, за прошедшее время его запасы почти заканчиваются.

– И когда необходимо ускоряться? – спросил Алекс.

– Через десять миллионов лет, – ответил Адамал.

– О, это так не скоро! – беспечно обронил Антон.

– Не скоро! – вспыхнул Деном. – По космическим меркам это уже завтра, а работать нужно было начинать еще вчера!

– Ладно, ладно, извини, я еще не привык к таким масштабам, – пошел на попятную Антон.

– Необходимо вручную запустить систему обеспечения подготовки к предстоящей операции, панель управления находится в инженерном управляющем центре, вот здесь, – показал Адамал, и на вспыхнувшем голографическом изображении станции замерцала точка. Изображение приблизилось, увеличилось, и они увидели огромный зал, снизу доверху заполненный различной аппаратурой.

– А вон там – панель управления процессом! – воскликнул Антон: камера приблизила это место, и на экране возник сенсорный пульт с огромным креслом перед ним.

– А креслице-то на нас не рассчитано, – съязвил Антон.

– Конечно, кто ж знал, что вы будете расти не вверх, а вниз, – парировал Деном.

– Это почти в центре станции, тысяча семьсот пятьдесят километров, вам их придется проделать самим, – объяснял Адамал.

– Надеюсь, не пешком? – опять вставил Антон.

– Нет, – спокойно отреагировал Адамал, – до поверхности станции на воздушном судне, а с поверхности тут уж придется и пешочком, и на транспорте километров триста по техническим уровням, мы вас будем направлять и страховать в виртуальном пространстве.

– На этих уровнях есть живые существа? – спросил Алекс.

– Прошли миллиарды лет после переселения, некоторые места недоступны для наблюдения, но что-то там может быть, – ответил Адамал.

– И, наверное, совсем не маленькое, – опять встрял Антон.

– Не знаем, на камерах отслеживаются только тени, – ответил Адамал.

– Пока будете лететь, ознакомитесь с окружающей средой, экологической системой и биологическими цепочками, которые не тронуты и поддерживаются в рабочем состоянии, – ободрила их Дэя.

– А теперь вторая проблема: топливо. Сколько его осталось и сколько нужно? – поинтересовался Алекс. Деном заговорил, глядя на Алекса:

– Топлива осталось на сто лет, чтобы заполнить топливные танки потребуется три миллиона тон.

– Ого! Как же мы их будем перевозить? – воскликнул Антон.

– У нас на станции есть звездолеты различного назначения, в том числе и транспортные, – продолжил Деном, – топливом является очень редкий минерал кларин, которого в нашей Солнечной системе нет. В природе он образуется на планетах, близко находящихся у звезд, да и то – не на всех.

– А можно ли использовать другой, более доступный вид топлива? – спросила Ника.

– Нет, все энергетические системы адаптированы именно к этому виду топлива, – говорил Деном, глядя на Нику, – в прошлом его было много, и никто не задумывался, что он так редок в других частях вселенной. Мы обследовали доступную нашим приборам часть вселенной, и спектральный анализ показал, что на одной из планет звезды G-52 галактики Треугольника этот минерал может быть, но даже на световых скоростях лететь туда пятьдесят лет и столько же обратно.

– С топливом ситуация понятна, необходимо подумать о преодолении расстояния до планеты с минералом за более короткий срок, – включился в разговор Алекс, – может, вы что-нибудь придумали, пока находились здесь?

– Думали и придумывали, но существенно скорость звездолетов увеличить не смогли, – печально проговорил Адамал, – а увеличивать нужно в тысячи в миллионы раз. но работа над этим проектом продолжается.

– В целом ситуация понятна, эти проблемы будем решать по мере их срочности. наверное, есть и другие, менее значимые, – посмотрел Алекс на Адамала и продолжил: – Но коль волею случая мы здесь, то нужно решать первую проблему: запуск процесса подготовки станции к будущему катаклизму. У меня есть еще один вопрос: откуда вам известно о цивилизации Трикса?

– Я ждал этого вопроса, – начал Адамал, – ответ на него уходит в пошлое Месхии. В один из периодов истории произошел раскол в обществе по вопросу колонизации планет дальнего космоса. Месхия планета небольшая, все близлежащие планеты, пригодные для жизни, были заселены. Нависла проблема перенаселения сектора, нужны были новое жизненные пространства. И такие пространства обнаружили корабли дальней разведки в соседней галактике, опасность состояла в отдаленности от метрополии, что, соответственно, затрудняло доставку грузов, пассажирские сообщения, да и другие блага цивилизации становились менее доступными. Часть общества наотрез отказалась лететь на новые территории, но нашлись люди, которые захотели это сделать, был снаряжен флот с переселенцами, экипирован планетарной и другой необходимой техникой для колонизации планеты. Далее об этой экспедиции сообщалось отрывочно – они достигли конечного пункта путешествия, развернулись и колонизировали планеты, на это ушло много тысяч лет. Они пошли другим путем развития, основу их философии составляло созерцание, что привело некоторых из них к отказу от физических тел и переходу в энергетическое состояние. Их цивилизация добилась впечатляющих успехов в области тонких материй и энергетических полей. Катастрофа смела и их галактику, и до сих пор мы не знали об их судьбе ничего, пока не получили древние опознавательные коды, которые использовались и вводились в программы звездолетов для опознания друг друга. триксканцы его не изменили, – так мы узнали о вашем корабле. На наши дальнейшие запросы он не отвечал.

Алекс проверил по базе «Ковчега» – был ли обмен кодами. Да, действительно, обмен был, но тогда искусственный интеллект «Ковчега» ничего не предпринял, так как на этот счет была дана четкая установка не вступать в контакт.

– Да, такой обмен кодами был, – подтвердил он.

– А почему вы не ответили? – спросил Адамал удивленно.

– Потому что мы люди с планеты Земля и недавно управляем «Ковчегом». Но одно могу сказать определенно – живых жителей Трикса на «Ковчеге» нет.

После этого совещание окончилось, Алекс с Адамалом остались и продолжили разговор.

– Алекс, последнее твое сообщение звучало неубедительно, если не сказать больше. мы находимся в такой ситуации, что беспрекословно должны доверять друг другу, иначе ничего, кроме вреда, не будет.

– Я согласен с тобой, Адамал, – начал он, – но то, что я сейчас расскажу тебе, больше похоже на фантастику или сказку, но это единственная правда. Всему виной Американский космический аппарат Вояджер, отправленный в космос тридцать лет назад. – и не торопясь рассказал все по порядку, вплоть до прибытия на станцию.

Адамал слушал, не перебивая.

– Да, действительно, – задумчиво произнес он, проверив все по свои базам, – фантастический рассказ, если бы не факты, которые его подтверждают. да и барьер, видимо, это тоже уловил. А где же Ден?

– Я думаю, наслаждается жизнью и своим новым положением в физическом теле, – ответил Алекс.

– Я его понимаю, – продолжил Адамал, – сам в виртуальном пространстве миллиарды лет, о чувствах и ощущениях реальной жизни остались лишь воспоминания. Ты возродил у меня уже практически утерянную надежду снова обрести физическое тело. даже боюсь спросить: это реально?..

– Думаю, что биологическая реконструкция возможна, примером тому могут являться Ден и Ника. Только нужно будет продумать доставку инсталлированной программы личности, – ответил Алекс. – Но, думаю, этим вопросом мы займемся после нашего возвращения со станции и выполнения намеченной миссии.

– Что ж, согласен! – весело воскликнул Адамал. – Ты вселил в меня надежду. а как обрадуются Деном и Дея!

– Им пока говорить не надо, – остудил его Алекс.

– Да, ты прав, – согласился Адамал.

На этом их беседа закончилась, и после всех последних событий Алекс направился в свои апартаменты – отдохнуть и подумать, предварительно попрощавшись с Адамалом.

«Ураган событий завертел, закрутил и понес меня. но куда? Правильно ли я поступаю, или неправильно. в общем, в любом поступке есть рациональное зерно. Все относительно – правильно, неправильно, туда, не туда, – думал Алекс, – да и кто я теперь: человек или уже не человек? Компьютерная программа или сгусток тонких энергетических полей? Это ж только подумать: из виртуальной программы создаю человека, да еще женщину! Все ли я знаю о «Ковчеге»? Во все ли секреты допущен? Или опять может возникнуть бунт какой-нибудь спящей программы.

Он еще раз скрупулёзно обследовал виртуальное пространство «Ковчега» – все системы работали в обычном режиме, поддерживался режим радиообмена с инопланетянами о невозможности приземления их кораблей. Блокада Луны соблюдалась, но на поверхности шли активные приготовления к чему-то. к чему? Алекс связался с Адамалом и поделился своими опасениями.

– Не беспокойся, Алекс, на поверхности все под контролем. Я готовлю твою экспедицию на станцию.

Антон и Ника общались с Деноном и Дэей.

«Ну вот, – подумал Алекс, – нас уже шестеро». И отключился, провалившись в мягкий сон, который требовало его физическое тело.

Адамал был охвачен радостной эйфорией.

Наконец-то он обретет физическое тело! Даже мысль об этом бросала его в электронную дрожь, – можно будет оставлять свою дублирующую программу. и даже путешествовать!

Он с энтузиазмом готовил экспедицию. «Крот» не пригоден для путешествий внутри Месхии. Адамал осмотрел ангар: звездолет для такой операции не подойдет, а вот вместительная гравитационная спускаемая платформа – в самый раз, спускаться на поверхность станции она будет в автоматическом режиме, он сам будет управлять ею дистанционно. Деном подготовит маршрут к управляющему центру, а Дэя – проход по коммуникациям станции, – он еще раз проверил работу гравитационных лифтов. Все работало, обслуживающие роботы содержали эти механизмы в порядке. Для передвижения по поверхности станции Адамал загрузил гусеничный вездеход, в воздушном пространстве устройство, похожее на вертолет, снабдил всю эту технику кодами доступа и стал ждать пробуждения Алекса.

А на поверхности Луны в это время кипели нешуточные страсти – события последних дней и часов застали врасплох представителей могущественных цивилизаций Зет, Эднов, Акванов, Сервилий и Критчан. Их корабли находились в ангарах, прорвать барьер они не смогли. Оружие не действовало, отключенное нейтрализующим полем, связи не было, и все это свалилось неизвестно откуда, и неизвестно – кто это сделал и что это. Рядом дикая планета с зачатками технологий, населенная народами, развитие которых они иногда корректировали. У них всегда было чувство, что за этими разумными существами на планете Земля кто-то стоит. Конечно, люди не могли взорвать базу и перекрыть периметр планеты Луна. они даже не рассматривались в таком качестве. Сектор пространства всегда принадлежал и контролировался пятью расами, для людей они были богами. Старший по званию и авторитету среди инопланетян был Критчанин Крол. Он предложил собраться у него на базе для обсуждения и принятия общего решения по сложившейся ситуации. Предложения все пять рас приняли.

Крол открыл совещание, обрисовав всем известное положение. Он представлял народ, живущий на планете пустынь, говорил неторопливо, речь переводилась автоматически и сводилась к предположению, что причиной извержения вулканов и тектонической неустойчивости является проникновение в недра планеты неизвестного аппарата неизвестной цивилизации. И что нужно проверить место входа аппарата, а, может быть, и пройти по его следу.

Ему возразил представитель народа Акванов, живущих на планете Мукрен, покрытой водой.

– Уважаемый Крол не учел предупреждение не приближаться. Мы уже убедились, что все пространство поверхности и близлежащего космоса контролируется. я предлагаю попробовать послать в космос мощный звездолет с информацией для наших правительств.

– Оба предложения неплохи, но они предполагают наше подчинение ситуации, а я предлагаю драться! – агрессивно жестикулируя, призвал Удвул, – представитель тропической планеты Зет.

– С кем вы собираетесь сражаться? Вы даже не знаете, – спокойно возразил Мулк, представитель самой загадочной цивилизации – Эднов. – Выйдете и будете палить из бластеров во все стороны? Так здесь и так уже прекрасный фейерверк, – издевался он над Удвулом.

Удвул вскочил, схватившись за бластер.

– Успокойтесь, – послышался спокойный голос Крола, – мы собрались здесь не для оскорблений, а для принятия решений.

Удвул сел, ворча.

– А что скажет уважаемый представитель расы Сервилей Пчендис?

Название имени условно, потому что это была планета насекомых с коллективным разумом и сложной социальной иерархией. Пчендис тяжелее всех переживал потерю связи с семьей, его интеллектуальный уровень упал из-за небольшого количества особей рядом, а инстинкт звал его вить новое гнездо. Пчендис говорил, но очень невнятно и бессвязно, понятно было одно: он предлагал провести разведку боем.

– Правильно! – вновь вскочил воинственный Удвул.

– Какие еще будут мнения? – обратился к собравшимся Крол, но предложений не было. – Тогда, основываясь на ваших мнениях, я предлагаю провести разведку места проникновения в недра планеты неизвестной расы. Лучше других с этой задачей справятся представители Сервилий, они смогут это сделать незаметно.

– Нет, – стал возражать Пчендис, – в случае гибели особей мои интеллектуальные возможности упадут до критического уровня.

– До этого не дойдет, – продолжил Крол, – это только разведка. И второе – послать информационный пакет за периметр блокирующего поля, после механического прохождения блокирующего поля послать информационный пакет направленным лучом. Такой мощной техникой обладают только Эдны, а мы в это время предпримем отвлекающие маневры.

Собравшиеся зашумели, пообсуждали предлагаемые меры и в конечном счете согласились. Приступили к разработке совместного плана операции. Один Пчендис был на грани паники – ему нужно было контролировать своих особей, направляемых в недра планеты, а телепатических сил было все меньше.

Глава 7

Алекс проснулся отдохнувшим, но с чувством легкой тревоги, просмотрел телеметрию «Ковчега» – состояние дел на поверхности планеты и в космосе – и ему стало понятно, что его тревожит. К месту входа «Крота» внутрь планеты двигалась техника.

«Понятно, – подумал Алекс, – хотят проследовать за нами, но защитный купол их не пропустит».

В различных частях планеты готовились к старту звездолеты, и это было серьезно – решили попробовать преодолеть блокирующее поле массовым стартом. Алекс связался с Адамалом и поделился с ним своими опасениями.

– Я наблюдаю за их приготовлениями – ты прав, пойдут на прорыв, и только механическими средствами, так как электронику мы блокировали. Алекс, удержишь блокирующее поле вокруг Луны? – спросил Адамал.

– Удержу, конечно, если масса объекта не будет превышать критически допустимых параметров, у меня здесь всего один звездолет среднего класса. Может быть, прижать звездолеты к планете гравитационным полем?

– Можно, конечно, без вреда для Земли увеличить мощность гравитационного генератора, – ответил Адамал, – но нужно учитывать, что у них есть звездолеты с двигателями, работающими на антиматерии – на поверхности планеты их блокировать нельзя, это может привести к взрыву и сбить орбиту Луны.

– Что же делать? – заволновался Алекс.

– Пусть стартуют, – предложил Адамал, – на высоте тридцати километров я замедлю их движение гравитационными лучами, а ты остановишь блокирующим полем.

Алекс произвел мгновенный расчет и согласился с предложением.

– Что же касается входа в недра планеты, тут они используют Сервилий, насекомых с коллективным разумом – вроде пчел, муравьёв, термитов, – продолжил Адамал, – их не остановит защитный купол, поэтому я уже перекрыл на глубине тридцати километров тоннель, проделанный «Кротом».

Алекс, приводите себя в порядок и через час соберемся за завтраком в том же зале.

– Хорошо.

Алекс связался с Никой, она ответила сразу, чувствовались радостные эмоции, ей нравилось быть человеком и еще больше ей нравилось быть девушкой.

– Усиль блокирующее поле, возможна попытка массированного прорыва, концентрируй его в местах вероятного направления.

После этого связался с Антоном, – конечно, тот еще спал. Алекс разбудил его и через пятнадцать минут назначил встречу в бассейне. В бассейне уже плавали Ника и Деном. – Привет, ну как вчера провели время? – спросил их Алекс.

– Отлично, – наперебой отвечали они, – мне Деном рассказывал о прошлом и настоящем планеты, – радостно сообщала Ника, – подарил огромный букет цветов, которые называются розы, он тонко чувствует мое состояние, потому что сам это пережил, мне с ним легко и весело.

– Да он в тебя просто влюбился, – без всяких предисловий вставил Антон, – то ли дело я – мы с Дэей погоняли на различной гоночной технике, посмотрели неплохой фильм, пообщались. в общем, очень хорошая девушка.

– Я рад за вас, но не забывайте, что они в виртуальном пространстве, с опытом человеческого состояния, – а про себя Алекс подумал: «Назревают романы, как же без них».

– Через полчаса встречаемся за завтраком, – сказал он вслух, выходя из бассейна.

Алекс вошел в зал, за столом уже сидели Адамал с Деномом и Дэей, он поздоровался со всеми и с аппетитом принялся за еду. Через некоторое время подошли Антон и Ника.

– Алекс, – заговорил Адамал, – для экспедиции все готово, когда думаете отправиться?

– Вот позавтракаем и отправимся, время тянуть не будем. И потом, нужно решать вопрос с инопланетянами, ситуация усугубляется, напряженность нарастает.

– Согласен, мы подготовили транспорт.

– Хорошо, – откликнулся Алекс, поднял бокал с соком и провозгласил тост:

– За то, чтобы нам сопутствовала удача в экспедиции.

Торжественно выпили.

Адамал напрягся.

– Началось.

Алекс внутренним взором посмотрел на поверхность планеты и увидел многочисленные запуски звездолетов.

– Работаем! Ника, внимание.

– А что случилось? – спросил Антон. Алекс быстро сбросил ему файл телеметрии с поверхности планеты.

– Понятно, а мне что делать?

– Наблюдай, – посоветовал ему Алекс.

Адамал уже задействовал гравитационные лучи, – на высоте тридцати километров звездолеты замедлили свою скорость и с видимым усилием пытались преодолеть гравитацию, приближаясь к блокирующему полю.

– Ника, внимание, концентрируй энергию по векторам движения.

– Выполняю, капитан!

Звездолеты, уткнувшись в блокирующее поле, увязли в нем, как мухи в паутине.

– Ура! – радовался Антон.

– Зафиксирован запуск звездолета, имеющего значительную массу, – сообщил Адамал.

– Ника, нейтрализуй корабли, блокируй их в силовых коконах, они без экипажей, автоматические, и концентрируйся на новой цели.

– Капитан, масса огромна, можем не удержать!

– Адамал, начинай торможение цели на десяти километрах, иначе с такой массой и скоростью звездолет прорвется. Ника, держи периметр блокирующего поля. Адамал, всю гравитационную мощность на цель, периметр мы удержим, – командовал Алекс.

Пошли доклады о выполнении. Звездолет как будто во что-то уперся, пытаясь это что-то преодолеть, повисел так некоторое время, буксуя, и постепенно стал спускаться к планете.

«Введите двигатели звездолета в режим посадки во избежание катастрофы, и надеюсь, на этом попытки прорвать защитное поле закончатся, уже взлетевшие корабли останутся на орбите», – передал Алекс инопланетянам.

Звездолет перешел в режим посадки и благополучно приземлился.

– Спасибо за отличную работу, – расслабляясь в кресле, поблагодарил Алекс свою команду.

– Нормальный утренний тренинг! – веселился Антон.

Впечатленный увиденным, Адамал посмотрел на Алекса, встал и торжественно начал говорить:

– Алекс, во все времена во флоте должна быть четкая субординация, я понимаю твои чувства ко мне – я был командующим миллиарды лет, но я в виртуальном пространстве, и официально командующим назначен ты, и только твои команды будет выполнять управляющие системы и станции «Надежда». сегодня ты доказал свою способность к руководству станцией. Я и мои люди с удовольствием принимаем нового командира и его доблестных офицеров.

Алекс встал, поблагодарил за доверие и сказал, что он и его команда постараются оправдать возложенные на них надежды.

– Мы все, здесь присутствующие, независимо в каком – физическом или энергетическом состоянии находимся – одна команда, и у нас одна задача: спасти человечество, а, может быть, и галактику. Ну а теперь, когда с формальностями покончено – к делу, пора в путь, действуем в соответствии с ранее утверждённым планом.

Они прошли через шлюз и очутились в просторном ангаре, который занимал воздушный аппарат элегантной конструкции, подготовленный для них.

– Мы возьмем свое оружие, к которому адаптированы.

– Конечно, командующий, – тут же по-военному откликнулся Адамал.

– Антон, принеси из «Крота» виброножи, кинетические автоматы и лучевые пистолеты.

– Есть! – ответил тот и побежал выполнять распоряжение «Надо же, – подумал Алекс, – а ведь в армии не служил». И тут же понял причину – Дея не сводила с него восхищённого взгляда.

Скоро Антон вернулся со всем необходимым, разобрали оружие, попрощались, Адамал пожелал им удачи, и они пошли в аппарат. Алекс сел за штурвал, Ника в кресло навигатора, Антон – бортинженера, вся необходимая информация по управлению судном у них имелась в базах, решили лететь на ручном управлении, хотя имелась и автоматическая система пилотирования.

Ворота ангара открылись, Алекс запустил двигатели и тронул машину, за воротами находилось небольшая взлетно-посадочная полоса, скорее символическая. Алекс взял небольшой разгон и как с трамплина стартовал в пустоту. Все сразу поменялось, хоть к этому они уже были готовы, но реальность превзошла все ожидания – низ стал верхом и имитировал космическое пространство, глядя на них бесконечной пустотой, а внизу в голубом мареве плыли белоснежные облака, за которыми проступали очертания планеты. Конечно, это и была станция «Надежда» огромного размера, – она и представляла собой ядро планеты. Аппарат планировал к станции, внимание команды было приковано к окружающей среде. На высоте сто километров появился свет, который давали искусственные устройства, вместо солнца обогревая поверхность станции, сменяя день и ночь. На поверхности всегда было лето, таких искусственных солнц по верхнему периметру было несколько. Аппарат прошел слой белоснежных облаков, и перед ними открылась, сияя изумрудными красками зелени, топазами водной поверхности и бриллиантами белоснежных горных вершин, планета, – не зная, что это поверхность станции, догадаться об этом было невозможно.

Спустились до двух километров, на поверхности проступили детали – летали птицы, похожие на земных, только крупнее; животные у водопоя.

– Это же рай! – воскликнул Антон. – Я бы остался здесь жить.

– Спасибо за высокую оценку нашего скромного труда, – послышался из динамиков голос Дэи.

– А, ты здесь? – удивился Антон.

– Конечно, в виртуальном пространстве я везде.

– Ну да. никак не привыкну, – смутился Антон.

Они еще полетали, полюбовались красотами и видами сверху, и пошли на посадку. Посадку совершили на небольшую просеку в лесу, вышли из аппарата, планета встретила их воздухом, настоянным на травах, теплым ветерком и пением птиц, но все окружающее было гораздо больших размеров, чем на Земле.

Тронулись к шлюзовым воротам станции на вездеходах, ворота находились в пяти километрах, как показывал сканер. Проламываться пришлось сквозь чащу леса, заросшего кустарником и заваленного буреломом, вот тут-то и пригодились гусеницы на передних колесах, а нож впереди, как у бульдозера, без труда прокладывал им путь. Справа мелькнула тень, потом еще одна, друзья насторожились, послышался треск веток из зарослей, похожих на бамбук, на миг показалась огромная кошка, похожая на пантеру, только раза в два крупнее земной.

– Да тут не безопасно! – воскликнул Антон.

– А чем она опасна? – наивно спросила Ника.

– Попадись ей в лапы – сожрет вместе с костями. а ты что, никогда не видела больших кошек?

– Нет. я и маленьких не видела, – почти прошептала Ника.

– Ты что, инопланетянка? – с сарказмом обронил Антон. – Да, – еле слышно прошептала она.

Антон открыл рот, чтобы еще что-то сказать, но Алекс перебил его:

– Хватит болтать, наблюдать по сторонам, докладывать каждые пять минут.

А про себя подумал: «Ишь, разговорился!»

– Ника, – обратился он к ней, – ты попадала в астероидные потоки?

– Да, капитан.

– Так вот, встреча с этой кошкой для тебя – сущий пустяк, с ней справится гораздо проще, чем маневрировать в астероидном потоке на приличной скорости.

Испуг у Ники прошел.

– Антон, поаккуратнее, не пугай Нику.

– Хорошо. а она и правда инопланетянка?

– Антон, мы все инопланетяне, а наш дом – вселенная, – высокопарно выразился Алекс.

Двигались очень медленно, впереди сканеры показывали движение довольно крупных объектов.

– Адамал, – обратился по связи Алекс, – вы контролируете численность, виды и состояние животного мира.

– Нет, Алекс, у нас для этого нет персонала. Численность регулирует естественный отбор, все замкнуто в различные пищевые цепочки, как на Земле.

– А люди остались? Территория огромная.

– Все улетели, с поверхности никаких сигналов не поступало, зеленый покров все скрывает.

– Но ты же видишь, здесь тепло, зимы не бывает, только в горах. Если люди остались, зверье их наверное уничтожило, – предположил Алекс.

– Это вряд ли. ты еще не видел здешних людей первого поколения! Атлеты в три с половиной метра, – греки в Спарте бледная тень мощи месхийца.

Здесь, если ты заметил, гравитация в пять раз меньше, чем на Земле, – ответил Адамал, – но вам без скафандров лучше не выходить.

– Хорошо, – проворчал Алекс.

Экспедиция обрастала трудностями, как снежный ком, на сканерах показался очень крупный объект, двигающийся прямо на них.

– Что это, Адамал?

– Это слоивил, чем-то похожий на вашего слона, только в три раза крупнее и свирепей.

– Спасибо, успокоил, – заволновался Алекс.

– Увеличьте скорость и постарайся объехать его по дуге, – посоветовал Адамал.

В кронах деревьев шла своя жизнь, пели птицы разных расцветок и форм, прыгали животные, похожие на приматов. Маневр удался, от слоивила оторвались и, наконец, выехали на поляну, где находились шлюзовые ворота внутрь станции. Активировали скафандры, – броня скафандра выдерживала все, проверили связь и все функции жизнеобеспечения. Антон и Ника доложили о завершении проверки.

– Я выхожу к пульту управления шлюзовыми воротами, вы остаетесь в вездеходе и наблюдаете за окружающей средой, в случае опасности действуйте по обстановке. Ника, как связь с «Пегасом»?

– Все в порядке, связь устойчивая, телеметрия в норме, полный контроль над звездолетом.

– У меня тоже все в порядке с «Ковчегом».

Связался с Антоном и попросил его присмотреть за Никой, защитить ее в случае необходимости.

– И вообще, будь с ней помягче, помогай, она многого не знает в реальной жизни, но почти все знает о виртуальной.

– Хорошо, Алекс. ты так говоришь, будто прощаешься.

– Это я тебе говорю на всякий случай.

Алекс вышел из вездехода осмотрелся – все было спокойно, небольшую поляну как шатром накрывали зеленые кроны огромных деревьев, но где-то внутри раздавался тревожный звоночек опасности.

– Ника, как обстановка вокруг?

– Все спокойно.

– Адамал, где здесь пульт управления?

– В двадцати метрах справа от тебя, у того огромного дерева.

Алекс не торопясь пошел в указанном направлении, не забывая оглядываться по сторонам. Когда до дерева оставалось шагов пять, он сосредоточился на обнаружении пульта.

– Ага, вот и пульт, замаскированный под окружающую зелень.

Он нагнулся, и в это время тревожно пискнул сканер обнаружения биологического объекта. Этот объект схватил Алекса поперек торса и по дуге взмыл к кронам деревьев на лиане. Несомненно – это был человек, за сотую долю секунды внешние сканеры дали его изображение. Да, человек. но какой! Больше трех метров ростом, могучего телосложения, с гривой волос на голове и с бородой, которая помешала разглядеть его лицо. Послышались выстрелы, и Алекс понял, что это Ника и Антон открыли огонь.

– Прекратите огонь, это человек, со мной он ничего не сделает, зато посмотрим, куда он меня отнесет, включаю трансляцию, смотрите за всем через мои датчики. Адамал, ты здесь?

– Да, командующий. миссия под угрозой!

– Да никакой угрозы, – прервал он его, – вы не знали, есть здесь люди или нет, теперь знаете, что есть.

Пролетев на лиане по воздуху, как на качелях, гигант приземлился на ноги и даже не упал, издал гортанный звук, на который тут же из-за деревьев появилось животное с седлом. Алекс не успел рассмотреть его – гигант быстро связал Алекса и забросил на животное перед собой. Сам прыгнул в седло, и они быстро двинулись между деревьев, ловко выбирая дорогу, Алекс мог освободиться в любой момент, но не делал этого из любопытства. Животное несло их в сторону от поляны, маршрут отображался автоматически в проекционном забрале шлема, так же его наблюдали и его друзья, двинувшись за ним следом. Он их предупредил, чтобы двигались в отдалении и не спугнули местных жителей. Бег животного не приносил никаких неудобств, все компенсировал скафандр, животное напоминало гигантскую ящерицу, и наездник управлял этой ящерицей, как лошадью – при помощи уздечки и поводьев. Размеры этой лошадки впечатляли: десять метров в длину и два в высоту, с огромными лапами, как у варана.

– Алекс, стоит ли так рисковать? Давай мы его поймаем в гравитационную ловушку! – опять предложил Адамал.

– Никаких ловушек! Никакого риска нет, нужно узнать и понять: где и как они живут. Без моей команды ничего не предпринимать, это приказ.

Прошло около двух часов езды, за это время ящерица преодолела расстояние по пересеченной местности в тринадцать километров, бег животного замедлился и перешел на шаг. Гигант издал два гортанных крика, из леса ему ответили одним.

«Внешнее оцепление, – подумал Алекс, – обмен паролями».

После обмена снова ускорили свой бег, через некоторое время очутились перед высоченным забором из огромных заостренных сверху бревен, проехали по мосту через ров, мост за ними сразу подняли.

«Здесь небезопасно, если приняты такие меры предосторожности. видимо, опасность исходит не только от зверей – внешние дозоры выставляются, как правило, для предупреждения о попытке вторжения или захвата», – рассуждал Алекс, пока они проезжали через ворота.

Сразу за воротами открывалось большое пространство, окруженное забором, метрах в пятидесяти от забора начинались примитивные неказистые большие и маленькие строения. Видимо – одни для общественных нужд, другие для жилья; никого видно не было. Вдруг в центре импровизированной крепости вспыхнул огромный костер, и раздались размеренные удары барабана. Из малых домов потянулись мужчины, женщины, старики и дети – все поражали огромным ростом. Дети ростом с Алекса, женщины несколько ниже мужчин и держались они за ними, ну, а уж мужчины по три с половиной – четыре метра. Все весело махали наезднику, улыбались и радовались, – наверное, удачной охоте. Наездник еще больше распрямился и с видимым удовольствием и гордостью отвечал сородичам. Алекс связался с Адамалом и попросил его заняться обработкой языка.

Пока Алекс разглядывал все вокруг, всадник подъехал к костру, на котором жарилась туша какого-то животного, и остановился, слез на землю и подошел к возвышению, на котором сидел убеленный сединами атлет, а рядом справа и слева от него располагалась, – наверное, по чинам или заслугам, а, может быть, по возрасту и мудрости, – еще несколько мужчин. Женщин среди них не было.

«Значит, патриархат», – подумал Алекс.

Всадник подошел, гордо опустил и поднял голову, – наверное, в знак приветствия, – старший кивнул в ответ и, показав на Алекса, что-то проговорил. Всадник начал объяснять, активно жестикулируя и показывая на Алекса, по ходу рассказа толпа то замирала, то разражалась криками. Когда он закончил, вперед вышел старик, – такого же огромного роста, но от остальных он отличался посохом, набалдашник которого венчал череп животного, с ожерельем из зубов на шее, голову венчала повязка с различными перышками, лапками и другими частями животных, через плечо перекинута шкура, похожая на тигриную, на правом плече сидела птица, похожая на белую сову.

Когда он заговорил, все замолкли и внимательно ловили каждое его слово.

«Так, – думал Алекс, – первый – вождь, а это, конечно же, жрец».

Говорил он резко, при этом агрессивно показывая рукой на Алекса, люди одобрительно шумели, поддерживая жреца. Вождь что-то сказал всаднику и показал на Алекса. «Ну, наконец и до меня очередь дошла!» Всадник подошел и грубо стащил его с животного, на котором вез, развязал и слегка подтолкнул в направлении вождя, что-то сказав, – как показалось Алексу – сочувственно. Алекс подошел к вождю на расстояние пяти шагов и остановился. Вождь что-то громко спросил у него, направив в его сторону свой палец. Алекс сделал паузу, и тут заработал переводчик. Фраза звучала так:

– Кто ты и зачем пришел сюда?

Алекс увеличил громкость динамиков и ответил:

– Я пришел с неба, – и показал рукой вверх. Он дал слишком большую мощность на динамики, и голос программы перевода прозвучал, как раскат грома, от неожиданности все люди даже пригнулись, а Алекс продолжил, уменьшив звук: – А сюда меня привез вот этот всадник, я к вам идти не собирался.

Адамал спасибо – вовремя подключился с переводом.

А действо у костра продолжалось, оцепенение проходило, первым опомнился жрец.

– Я говорил, – закричал он, – это злой дух и он накличет на нас беду! Его нужно принести в жертву богам, чтобы умилостивить их!

Собравшиеся стали его поддерживать, предвкушая расправу. Вождь встал, взмахом руки остановил жреца, восстанавливая порядок, и уже не так уверенно продолжил допрос:

– Я спросил тебя: зачем вы пришли на нашу землю, что вам нужно?

И остался ждать ответа стоя.

– Мы сюда прибыли, чтобы найти свое и помочь вам.

Жрец опять:

– Вождь, он никакой не бог, он нас погубит, его надо принести в жертву! Толпа заревела, поддерживая жреца.

«До чего же вредный и кровожадный этот жрец», – подумал Алекс.

– Как вы нам можете помочь, вы такие маленькие?

«А вождь то умный», – подумал Алекс, а вслух ответил: – Мы могущественное племя, летаем высоко за облаками, где есть другие могущественные племена, и можем защитить вас не только от них, но и от окружающих племен. могуществом может обладать существо не только высокого, но и низкого роста.

– Докажи своё могущество, – веско сказал вождь, толпа одобрительно зашумела, вождь продолжил: – Умеешь ли ты обращаться с оружием?

– Я воин! – гордо заявил Алекс.

Вождь улыбнулся, а толпа разразилась смехом.

– Тогда приступаем к испытанию, ты будешь состязаться с воинами племени, докажи делом свои слова, – провозгласил вождь с улыбкой.

На поляну принесли луки, мечи, копья и топоры, из толпы вышли три воина, четвертым вышел всадник, который его привез, по имени Славен. Вождь пояснил правила:

– Первое испытание – стрельба из лука. Если побеждает пришелец – второй: испытание метанье копья. Если опять победит пришелец, то третье испытание – схватка пришельца на топорах и мечах до победы со всеми четырьмя противниками сразу.

– Не очень-то честный поединок, – откликнулся Алекс.

– Ты испугался? – обрадовался вождь.

– Нет, я принимаю условия соревнований.

Первым стрелял из лука Славен, в его глазах мелькало сочувствие к Алексу. Стрелял он в мишень, закрепленную на дереве неподалеку, с расстояния шестьдесят шагов. В качестве мишени служил кусочек шкуры сантиметров тридцать на тридцать. Луки огромные, Славен натянул тетиву и выпустил стрелу, которая попала в краешек мишени, толпа одобрительно зашелестела. Остальные три стрелка тоже попали в мишень, но в центр мишени не попал никто. Настал черед Алекса, толпа весело загомонила, не видя в нем соперника своим воинам. Алекс взял лук, который был явно ему великоват, поэтому тетиву пришлось натягивать, удлиняя руку скафандра, – толпа падала от хохота, – Алекс не торопясь прицелился, учел все, сделал поправки на ветер, влажность воздуха, освещённость и выстрелил. стрела поразила точно середину шкуры.

– Это колдовство! – заверещал жрец, но вождь остановил его.

– Правила есть правила, пришелец победил.

В толпе вместо скептицизма к Алексу появилось откровенное любопытство и даже некоторая симпатия.

Алекс резко бросил лук, из которого стрелял, стоящему недалеко воину, с такой силой, что тот, поймав лук, упал вместе с ним, – толпа переходила на сторону Алекса, воин с недоумением смотрел на Алекса. Начали соревнование в метании копья с тридцати метров, копьё представляло собой семиметровое бревнышко с наконечником. На этот раз Алекс метал первым, он легко поднял копье, – насмешек уже не было слышно. Воины смотрели на него с опаской, жрец совершал магический танец, призывая духов ему помешать. Алекс метнул копье без разбега и попал в мишень с такой силой, что вогнал копьё в дерево сантиметров на двадцать. Вытащить копье из мишени воины племени не могли, наступило гробовое молчание. Вождь не подал вида и невозмутимо велел продолжать, но от расстройства мужчины племени отметались плохо, и понуро ждали поединка, боязливо и злобно глядя на Алекса.

– Ты нас удивил, – сказал вождь, – тебе осталось доказать свое право на звание воина в поединке. Вперед вышли четыре атлета – два с мечами и два с боевыми топорами.

– Пусть победит сильнейший, выбери себе оружие, – продолжил вождь.

– Я могу сражаться и топором, и мечом.

Вождь посмотрел на своих советников, те кивнули.

– Можешь, – махнул он рукой и повернулся, чтобы сесть.

Алекс уже прокрутил сценарий поединка, четверых соперников ему было явно маловато.

– У меня есть еще одна просьба.

– Слишком много просьб, иноземец, сражайся! – раздраженно ответил вождь.

– Я прошу добавить бойцов. Не четыре, а десять.

Толпа в удивлении замерла, жрец, почуяв неладное, куда-то исчез.

– Твое желание достойно уважения, сражайся с десятью, – разрешил вождь.

Алекс взял оружие, великоватое ему по размеру, и произвел разминочную прикидку, вращая мечом и топором так, что свист стоял. Вождь махнул рукой, это был знак к началу поединка. Алекс вышел на средину поляны, соперники окружили его полукругом, один из них сделал выпад и произвел рубящий удар мечом, попытавшись разрубить Алекса пополам. Но удар меча пришелся в землю, Алекс переместился за мгновение до удара, толпа загомонила, бойцы бросились на Алекса со всех сторон, но не могли даже проследить за его перемещениями по полю, в результате только мешали друг другу. Алекс не собирался причинять им вред, тогда как его противники не шутили и изо всех сил пытались убить.

«Хватит, – решил он, – пора заканчивать этот поединок».

При очередном нападении он не стал маневрировать, а сильнейшим круговым ударом обезоружил двух воинов, просто перерубив их клинки; тогда, озверев, они кинулись на него в рукопашную, Алекс не стал уворачиваться, схватил их за ноги и бросил в толпу, оба тяжело упали и уже больше не вставали, остальные стали осторожней. Воины изменили тактику и пытались напасть одновременно, со всех сторон. Алекс ушел в гиперскорость, исчезнув на несколько мгновений из вида. Когда он материализовался в центре поляны, все восемь воинов стояли обезоруженными и с удивлением оглядывались. Отобранное оружие Алекс отбросил далеко в сторону, а сам эффектно стоял с мечом и топором. Потом отбросил в сторону и их, и пригласил воинов к рукопашной схватке.

Воины племени не понимали, как Алекс это делает, от бешенства глаза у них выкатились из орбит, и с диким криком, обезумев от бессилия и ярости, они кинулись на Алекса. Алекс крутанулся на месте и подсечкой сбил с ног сразу двоих и, не торопясь, чтобы было видно зрителям, расправлялся с оставшимися, – воины поднимались и тут же падали, попадая под приемы Алекса. Только один воин стоял в стороне и не пытался участвовать в схватке, это был Славен. И вот уже все воины лежат на земле, не в силах подняться.

Славен с мечом подошел к Алексу встал на одно колено и сказал:

– Ты великий воин! – и протянул ему свой меч. – Для меня большая честь биться с тобой.

Алекс взял меч и поднял его над головой, мысленно попросив Адамала организовать молнию и удар грома. И все увидели, как с кончика меча сорвалась молния и, прочертив небо, исчезла в высоте. Толпа упала на колени, и вождь тоже, тем самым признав его богом. Только Жрец злобно наблюдал из-за кустов и думал о мести.

«Вот я и бог для этого народа, переживающего первобытную общественно-экономическую формацию, и занимающегося охотой и собирательством, религия пантеистическая. многобожие то бишь, представлена многими богами, олицетворяющими силы природы».

– Встаньте и идите по домам, живите спокойно, теперь вы под моей защитой, я – бог огня и грома Алекс, сюда придут другие боги, – земли, воды, леса, солнца воздуха, – и будут вам помогать, – произнес Алекс речь.

Люди встали и пошли по домам, вождь пригласил Алекса в здание, где собрались все старейшины племени, вождь попросил его простить их за то, что они усомнились в его словах. Особенно неудобно было Славену.

– Почему? – спрашивал он Алекса. – Почему ты позволил пленить себя?

– Чтобы встретиться с вами и посмотреть, как вы чтите своих богов и поклоняетесь им, с сегодняшнего дня и до скончания веков я запрещаю приносить богам человеческие жертвы и приносить в жертву животных, – отвечал Алекс.

– Да будет так! – наклонил голову Кроумвел, – так звали вождя.

– А где Жрец? – осмотрелся Алекс.

Вождь тоже посмотрел вокруг, – жреца не было. Вождь приказал найти, но Алекс его остановил, просканировал пространство и нашел Жреца прячущимся за деревом. Задействовав гравитационные лучи, он захватил и приподнял жреца над землей метра на четыре, – со стороны это смотрелось очень эффектно, – перепуганный жрец левитировал по воздуху к общественному зданию, где они находились.

– А вот и жрец, – показал на влетающего жреца вождь.

Алекс отпустил жреца, и тот упал на земляной пол посредине хижины. Придя в себя, жрец встал и обратился к собравшимся, показывая посохом на Алекса.

– Да, он велик. но не Бог!! Я призываю принести его в жертву.

«Вот заладил, – подумал Алекс, люди жили в первобытнообщинном строе, запутать их было легко, необходимо было принимать кардинальное решение, – я только что запретил жертвы, но ты, жрец, упорен в своем упрямстве и не хочешь видеть желания богов. или не способен их видеть.

Поэтому я лишаю тебя жреческого сана!

Вождь тут же шепнул что-то воинам, которые тут же отобрали символы жреческой власти и положили перед ним.

– Теперь ты будешь простым членом племени, иди. Вам нужен новый жрец, который сумеет говорить с богами и понимать их замыслы, подумайте над кандидатурой, – закончил говорить Алекс.

Алекс связался со своим отрядом, Антон и Ника обрадованно ответили, Ника стала говорить, что очень переживала за Алекса, а Антон восхищался поединком. В разговор вмешался Деном, сказав, что жизнь станции наполняется новым содержанием.

«Вам нужно будет через некоторое время прибыть в племя, чтобы люди видели зримое присутствие богов. Адамал, теперь они на твоем попечении».

«А что мне делать с ними? У меня же нет физического тела».

«Тела нет, но зато ты можешь использовать свою голограмму. да и другие голограммы тоже, а в эффектах, подтверждающих твое могущество, у тебя недостатка нет. Кого назначить жрецом?» – поставил Алекс вопрос ребром.

«Мы плохо знаем членов племени, – начала Дэя, – но я бы предложила Славена – молод, силен, умен, – как он грамотно повел себя с тобой, – да и обучать его будет легче, ведь нам предстоит теперь вытаскивать их из первобытности, а в одну секунду этого не сделать, предстоит длительная работа, на которую уйдет не одно десятилетие».

Ее поддержали.

«Как далеко вы находитесь от лагеря Кроумвела?» «В трех километрах».

«Начинайте двигаться к лагерю, через полчаса вы будете здесь, пройдете через ворота, маршрут я вам скинул», – закончил сеанс связи Алекс.

А в хижине шло обсуждение кандидатур, – должность жреца в племени очень значима, и желающих занять ее было много. Алекс понял: настала пора действовать, он встал, включил динамики и заговорил:

– Жрец должен быть угоден богам, – все затихли, – Славен был выбран для общения с нами, и он достойно выдержал наше испытание, впереди у него долгая жизнь, он будет общаться с богами и передавать вам их слова и желания.

Вождь встал и веско сказал:

– Да будет так, приготовиться к посвящению Славена в жрецы, а потом будет пир в честь богов и жреца.

– Это мудрое решение, Кроумвел, – сказал Алекс и продолжил: – На посвящение прибудут другие боги, наблюдайте за северными воротами и обеспечьте их проход, они прибудут на небесной колеснице.

– Приготовиться к встрече богов, дозорам пропустить колесницу! – с энтузиазмом командовал вождь, все радостно забегали и работа закипела.

Алекс вновь связался с вездеходом, который уже начал движение по указанному маршруту.

«Готовьтесь к торжеству», – предупредил он Антона и Нику.

«Мы-то будем готовы, а вот как дела у Денома?»

«Нормально, – тут же откликнулся тот, – обеспечим всякие чудеса в момент интронизации Славена».

«Это правильно, – одобрил Алекс, – фейерверк не помешает, а только укрепит веру в расположение богов. На торжестве необходимо зримое присутствие в естественную величину голографических проекций Адамала, Делона и Деи, – это возможно?»

«Возможно, командующий, – откликнулся Адамал, – проекции мы будем транслировать через вездеход».

«Тогда приступайте, начинайте транслировать прямо сейчас в вездеход, чтобы привыкнуть», – предложил Алекс.

«До ворот двести метров, удачи вам! – пожелал Алекс и переключился на текущие события.

Ворота открылись, через них торжественно вкатился вездеход, занявший достаточно много места. Алекс в сопровождении членов совета и всего племени направился к вездеходу. Стремительно темнело, на вездеходе включили объемную подсветку, и все окружающее пространство залил свет. Племя в испуге вскрикнуло и бросилось бежать, вождь тоже испытывал жгучее желание побежать, но справился с собой и усилием воли заставил себя оставаться на месте.

Алекс через громкоговорители успокоил племя, сказав, что это боги превратили ночь в день, чтобы праздник был веселее. Люди успокаивались и с опаской приближались к вездеходу.

«Антон, остаешься в вездеходе. Ника, активируй скафандр. Адамал, вам пора показаться в естественном виде».

«Алекс, мы выходим, пусть привыкают, нам с ними теперь работать, восстанавливать цивилизацию».

«Ну, тогда вперед», – ободрил их Алекс.

Аппарель вездехода с жужжанием стала опускаться, что вызвало новую волну паники и криков. Из недр вездехода показалась атлетическая фигура Адамала, – изумлению не было предела, потом появилась прекрасная Дэя, за ней Деном. Племя как зачарованное поедало их глазами, и последней вышла одетая так же, как Алекс, Ника. Не ожидая увидеть таких же, как они, атлетов, племя молчало.

Адамал зычным голосом приветствовал племя и пожелал добычи на охоте и мира в жизни. Вождь ответил на приветствие, сказав слова благодарности, и пригласил на торжество. А у Алекса он спросил:

– Почему боги такие разные? Одни боги такие, как мы, другие – такие, как ты, Алекс. и кто здесь главный бог?

«Вот, – подумал Алекс, – до чего же въедливый и любознательный вождь!»

А вслух ответил:

– Все боги имеют большую силу и могут защитить от любых напастей, главных богов нет, все боги живут в мире между собой и помогают друг другу, а отличаемся мы потому, что живем в разных мирах – в больших и маленьких, – ответил он жрецу.

Ответ удовлетворил жреца.

Прошли к костру, и началась церемония возведения Славена в сан жреца, сам Славен едва понимал, что происходит, – его одели в торжественные наряды, прежний жрец отдал ему посох, повязал повязку на голову, племя в это время монотонно пело. Затем подошли два старца и накинули на плечи Славена шкуру, похожую на тигриную. Забили барабаны, племя стало в круг, и под ритм барабанов началась пляска. Славен в новом одеянии кружился в центре, через некоторое время музыка вдруг оборвалась, Славен остановился, подошел к «богам» и обратился к ним со словами благодарности. Ответил Адамал, пожелав процветания племени, обещал помощь жрецу и просил заботиться о людях, с последними словами небо озарилось торжественным салютом, который продолжался минут пять. После фейерверка, который поверг их в благоговейный трепет, племя направилось на торжественную трапезу, – животное, похожее на быка, уже зажарилось.

Торжественная трапеза и танцы длились почти до утра, когда люди устали и стали расходиться по домам, Алекс сказал жрецу и вождю, что им пора уходить, их ждут другие дела, но они будут часто приходить к ним. Вождь вместе с оставшейся частью племени проводил их до вездехода, попрощались, вошли в вездеход и закрыли аппарель.

– Это невероятно! – воскликнула Дэя. – Мы были ко всему готовы.

– Но то, что у вас под носом творится, вы не видите, – вставил Антон.

– Это правда. что теперь делать?

– Что делать! – опять встрял Антон. – Воспитывать, поднимать на новый уровень бытия, проходить в ускоренном темпе все этапы развития.

– Согласен, – кивнул головой Адамал, – но уже было столько цивилизаций, которые погибли, мы так часто начинали все сначала, что теперь в растерянности.

– Наверное, есть и другие племена. ведь такой забор возведен не только от животных? – предположил Алекс.

– Возможно, но пока мы не можем их обнаружить, – слишком много биологических объектов, не отличишь.

– Тогда через это племя и будете налаживать контакты, – заключил Алекс. – Вернемся к нашим насущным делам, – заговорил он вновь, – возвращаемся к шлюзовым воротам и начинаем движение к управляющему центру. сколько до него?

– По техническим уровням четыреста километров, – уточнила Дэя.

– Четыреста километров!? – с сомнением проговорил Алекс и развернул голографическую схему станции.

На ней мерцала красная точка управляющего центра, их путь отмечен зеленым пунктиром, к центру вели гравитационные лифты. Алекс задумчиво смотрел на схему.

– А работают ли лифты? – рассуждал он. – Если не работают, то придется добираться по техническим коридорам.

Загорелся красный пунктир, этот путь займет гораздо больше времени.

Адамал пояснил:

– Технические тоннели широкие, как шоссе – можно ехать, техника у нас имеется.

И замолчал.

Алекса что-то беспокоило, хотя внешне все выглядело гладко. Антон задал вопрос, который и беспокоил Алекса:

– А зачем и почему мы идем в этот управляющий центр?

Вопрос повис в воздухе, Алекс включил локальную сеть, недоступную для прослушивания, позволяющую общаться и обсуждать вопросы без свидетелей, приватно.

– Для ее активации, конечно. ты же знаешь! И вычислительные мощности «Ковчега» обрабатывают возможность гибели Земли в будущем, но расчеты еще не закончены, однако имеющиеся результаты позволяют сделать предварительный вывод, что такая вероятность существует, – проинформировал их Алекс.

– А как же быть с такой переменной, как люди, которых мы здесь обнаружили и вступили в контакт, – что будет с ними? – взволнованно заговорила Ника.

– Почему их не могли обнаружить программы станции, тем более с инсталлированными сознаниями Адамала, Денома и Дэи?

– Не могли обнаружить или не хотели, – подхватил Алекс, – но с другой стороны, забот у них было предостаточно, главная забота – Земля, на внутренний периметр станции внимание перестали обращать, а дефицит топлива мог вызвать отключение всех систем жизнеобеспечения на станции. но не выключили, потому что есть предохранительные программы.

– Но как они поведут себя сейчас, когда обнаружили исконных жителей Месхии? – забеспокоился Антон.

– Посмотрим, пока ведут адекватно. не забывай, Антон, эти люди деградировали до первобытно-общинного строя, – говорил Алекс, – поднять их сознание быстро, даже с помощью различных расширителей, невозможно, можно дать им блага цивилизации и научить ими пользоваться, но изменить сознание – нет. Можно только ускорить, а это уже их головная боль.

– И наша тоже, мы же теперь командуем станцией де юре, – напомнил Антон.

– В чем-то ты прав, – согласился Алекс, – а де факто – они.

– А почему этот разговор возник вообще? – воскликнула наивная Ника, неискушенная в человеческих отношениях. – Вы их боитесь?

– Успокойся, Ника, – взял ее за руку Алекс, – не боимся, конечно. но опасаемся, что, имея исконное население и все необходимое на станции, они могут стартовать и поискать другую звездную систему с более приемлемыми условиями для жизни. Они так часто начинали сначала, что им не составит труда сделать это еще раз.

– У людей все так сложно, – успокоилась Ника, – в виртуальном мире все просто и четко, нет никаких полумер, все подчинено логике и целесообразности.

– Ника, но ты теперь человек, и одновременно знаешь программное существование, а они существуют как программы, но знают, что такое быть человеком и к этому стремятся, – ответил Алекс и понял, чего он опасается.

– Кто они теперь? Программы или люди? Антон высказал правильную мысль, нужно поставить все точки над i, провести совместное совещание прямо сейчас, пока у нас есть полномочия.

– Ты прав, но мы это сделаем у шлюза. сколько до шлюза Ника?

– Три километра, десять минут хода.

– Десять минут отдыха, вездеход на автопилот, – распорядился Алекс.

Адамал, Делон и Дэя были поражены до глубины самой последней элементарной частицы, – так как у программ души не было. Они знали точно, что человек состоит из тела, сознания и души, – умирая, он сохраняет душу, астральное тело, сознание, память, существует в виде энергетических полей в другом измерении. А они жили в этом, потеряв физическое тело и не приобретя астрального, потеряв душу, осталось только сознание. Они управляли станцией и окружающим космосом столько времени, и никогда даже не усомнились, что во внутреннем периметре станции остался кто-то из людей. Передоверялись безупречному искусственному интеллекту. А он в свою очередь выполнил программу переселения на Землю и больше не интересовался поверхностью станции, переведя ее в автоматический режим. Хорошо, что при дефиците топлива и выполнения приоритетных программ на Земле и в окружающем космосе не отключил программы обеспечения жизнедеятельности на поверхности станции. Конечно, стояли предохранители программы от такого шага, но в экстремальных случаях они преодолевались.

Адамал поделился своими опасениями с Делом и Дэей.

– Это наша непростительная ошибка, – начала Дея, – что подумают наши гости.

– Гости, – перебил ее Делом, – а может быть – командный состав станции?

– Конечно, командный состав, – извинилась она.

– Вот видите, даже вы их называете гостями, а они нам открыли глаза на станцию и жизнь на ней! Они такие же хозяева станции, как и мы, они так же ответственны за будущее, как и мы, – вмешался Адамал, – нам повезло, что к нам на станцию прибыли люди с такими уникальными способностями, но как они себя сейчас чувствуют? У них могут зародиться сомнения в истинности наших целей. если мы у себя под носом не видим цивилизацию, которую считали утерянной – как можно нам верить. Зерна недоверия посеяны ситуацией, нужно не дать им разрастись.

– Адамал, вездеход подходит к шлюзу. С момента отъезда из племени все переговоры экипажа велись по локальной сети, – доложила Дэя.

– Это то, чего я боялся! – раздался электронный крик Адамала.

Вездеход выкатился на знакомую поляну и остановился, Ника тщательно отсканировала местность и поставила силовой купол над поляной.

– Все в порядке, капитан, можно выходить.

– Ника, приглашай хозяев на беседу, – сказал Алекс, направляясь к выходу.

Выйдя на поляну, он увидел ожидающие его фантомы Адамала, Денона и Дэи, они поприветствовали друг друга, все выглядели озабоченными и напряженными.

– Прежде, чем мы пойдем в управляющий центр, необходимо уточнить некоторые детали, которые нас смущают. речь идет о взаимном доверии, – начал Алекс.

– Да, мы с вами согласны, – отвечал Адамал, – вы имеете право на недоверие. такое право вам дают события последних часов. Обнаружение племени людей потрясло нас, но у вас возникает вопрос: как можно было не заметить их у себя под носом. Я сбрасываю файлы в ваши накопители с момента, когда последний человек покинул станцию.

Несколько минут стояли молча, просматривая загруженные файлы, Антон нарушил молчание:

– Но ведь часть людей не хотели переселяться, хотя по отчетам все были эвакуированы. может быть, каким-то образом несогласные остались?

– Возможно, – ответил Денон, – другого объяснения нет, но для детального разбора потребуется время.

– Первый вопрос: почему не заметили людей, – снимается. Рассмотрим следующий вопрос. Станция приспособлена для людей огромных размеров, наших предков, теперь они нашлись. зачем вам мы? Вы можете начать новую цивилизацию, как это делали не раз, в другой звездной системе, – жестко обострил разговор Алекс.

Адамал даже вздрогнул, но совладал с собой, отвечая:

– Тяжелый разговор, но он необходим. мы рады, что обнаружили на станции первых людей, и даже не думали, как поступать с ними дальше, у них уровень развития детей младенческого возраста. Об ускорении развития пока нет речи, потому что нам строжайше запрещено вмешиваться в жизнь, а уж тем более – в биологию людей, все эти манипуляции можно делать только с осознанного согласия человека. Что и как делать с ними предлагаю решить совместно, после вашего возвращения. Что же касается вопроса о том, чтобы бросить Землю. то это нам даже в голову не приходило. Видимо, мы засиделись в виртуальном пространстве, делали все необходимое, с таким трудом обходя многочисленные запреты. Мы не должны были вмешиваться в процессы развития человечества, это запрещено, но если бы мы не инсталлировались в процессоры станции со своими личностными характеристиками, человечество давно бы исчезло с лица планеты. да и вселенной! У нас нет другого пути, кроме как бороться и выживать. А выживать можно только вместе, вдохновленными одной идеей. Как вы могли подумать, – вы – наши потомки, – что мы бросим Землю?! – почти кричал Адамал.

Алексу, да и всем присутствующим стало неудобно, неловкое молчание затягивалось, но лед недоверия таял.

– Извините нас, – заговорил Алекс, – но согласитесь, почва для такого разговора была, и этот разговор только укрепил наше доверие.

– Да, – согласился Адамал за всех, – и чтобы не возникало элемента нашего отсутствия и недоверия в дальнейшем, наши фантомы будут вместе с вами идти к центру управления, это укрепит командный дух, а нам позволит снова почувствовать себя людьми. У нас нет от вас секретов, сейчас ваши вживленные базы заработают на полную мощность, вы все увидите в режиме реального времени и поймете, что мы искренни.

Неловкость момента уходила, ситуацию можно было сравнить с ушатом холодной воды, вылитой на каждого неожиданно. Конфликт был исчерпан, и они все вместе приступили к реализации плана.

Глава 8

Адамал подошел к дереву:

– Здесь.

Алекс нажал на кору, в стороне раздался звук работающих сервомоторов, открылись створки, и из образовавшейся ниши выдвинулся пульт.

«Для активации пульта, – раздался голос барьера, – одновременно приложите большие пальцы правой руки в выемки на пульте».

– Все вместе на раз. два. три!

И они одновременно приложили пальцы, – знакомые ощущения покалывания электрическим током и голос барьера:

«Командующий, вам разрешается вход во внутренний периметр межпланетной космической станции «Надежда»».

Пульт ушел под землю, створки сложились и наступила тишина. Ничего не происходило.

Тем временем на поверхности Луны разгорались нешуточные страсти, снова собрали совещание на базе Критчан, настроение было подавленное. На этот раз без чванства, по-деловому – все представители прибыли незамедлительно. Крол как хозяин базы открыл совещание.

– С прискорбием сообщаю, – начал он, – что все наши попытки прорвать блокаду не увенчались успехом, более того – противник пощадил нас и наши корабли, теперь они вращаются по орбите вокруг Луны в силовых коконах. Сервилии проникли вглубь планеты на тридцать земных километров. Дальше тоннель закончился, его просто закрыли, отряд разведчиков жив, им позволили вернуться, после чего тоннель закрыли силовым полем. Противник нас контролирует и превосходит по всем показателям, что делать дальше – я не знаю, – садясь, закончил Крол.

Поднялся Мулк, представитель Эднов.

– А почему вы считаете, что это – противник?

– А как же иначе? – удивился Крол.

– Но разве мы считаем противниками землян? – продолжил Мулк. – Мы к ним относимся, как к детям, события показывают, что к нам тоже относятся как к детям, но точно не как к противникам, – противников давно бы уничтожили. Может быть, нам и вести себя, как примерным детям – смирно и не шалить.

– Это неприемлемо! – закричал Удвул с планеты Зет. – Лучше умереть в бою стоя, чем жить на коленях!

– Кто бы говорил! – скептически воскликнул Мурен, представитель Акванов.

– Как мы видим, вы уже ползаете на брюхе.

К слову сказать, зетчане змееподобны.

– Это оскорбление! – выхватил меч Удвул и кинулся на обидчика, но вмешались роботы охраны и, схватив упирающегося Удвула и усадив его в кресло, сами остались стоять рядом.

Пчендис находился в несколько лучшем состоянии, чем в прошлый раз, – боевые особи вернулись, а из яиц вылуплялось новое поколение Сервилий.

– Давайте подождем, – предложил он, – что мы бьемся, пытаясь вырваться из клетки. Удвул предлагает биться. с кем, Удвул? Нам такой чести не предоставляют. Я согласен с Мулком – надо ждать.

– Анализ ситуации и действия представителей неизвестной расы показывают, что мы их вообще не интересуем, а только мешаемся в достижении какой-то известной только им цели, – заговорил Крол, – возможно, цель их находится не на поверхности, а внутри планеты. Чтобы мы не мешали, нас изолировали. Заметьте, вся внешняя иллюминация совпала с их погружением в недра планеты, внешняя изоляция блокирует все и связь тоже, не говоря уже о передвижении космических аппаратов. Спасательных флотов нет, корабли сюда больше не прилетают, значит – они изменили маршруты, а связь с нашими планетами поддерживает неизвестная раса, – высказал свои предположения Крол.

Собравшиеся молчали, прервал молчание Мулк:

– Нам ничего не остается, как только наблюдать, анализировать и собирать информацию.

На том и порешили. Расходились по своим базам в печальном настроении.

Тишина становилась осязаемой, пауза затягивалась, ничего не происходило, шлюз не открывался и, когда все уже отчаялись, раздался гул, – часть леса перед ними стала подниматься, а, поднявшись метров на пятнадцать, остановилась, открыв взору закрытые ворота. Но вот ворота разошлись в стороны, и к их ногам упал пандус.

– Слишком долго входом не пользовались, задержка вызвана пробуждением и активизацией механизмов, – пояснил Деном.

– А может, нам прямо на вездеходе и поехать? – предложил Антон.

– Поехать-то можно. только ехать на нем очень долго – скорость у него небольшая, да и бездорожье преодолевать не придется, – не согласился с ним Алекс.

Ника уже выводила из вездехода сверкающего спортивного вида седана.

– Но там только четыре места, – посмотрел Алекс на Адамала.

– Фантомам места не нужно, – шутливо ответил тот.

Погрузили припасы, оружие, загнали вездеход внутрь шлюза, Антон закрыл внешние ворота, и через минуту автоматически начали открываться внутренние ворота, – просто часть противоположной стены шлюзовой камеры ушла в сторону. Открылся тоннель с прекрасной дорогой, зажегся свет, освящая тоннель, все выглядело и работало, как новое.

– Такое впечатление, что не было миллионов лет бездействия, – сказал Антон.

– Это заслуга Денома, его инженерного таланта, – ответила ему Дэя.

До гравитационного лифта пятьдесят километров. Расположились в машине, за руль сел Алекс, большой любитель машин. Ему не терпелось проехаться на этой красавице с уникальным двигателем, работа которого основывалась на сложном взаимодействии элементарных частиц. Машина могла двигаться и в автоматическом режиме, но Алекс переключил на ручное, и тронулся с места. Машина быстро набрала скорость и они понеслись по тоннелю, все увеличивая скорость, на дисплее впереди обозначился поворот, они легко вписались в него, через двадцать километров загорелась красная строка предупреждения о препятствии через пятьсот метров. Подъехав к указанному месту, они остановились. Антон вышел из машины и прошел вперед. но дорога под ним вдруг провалилась! Он успел схватиться за края, задействовав серво-мускулы скафандра, выкинул тело из провала, а машина резко сдала назад. Сканирование показывало пролом, к краю было подходить опасно. Антон задействовал инженерные анализаторы участка, которые показали: провал образовался недавно, Делом с Антоном задействовали ремонтных роботов.

– Да тут попахивает диверсией! – вопросительно поднял глаза на Адамала Алекс.

– Я удивлен не меньше вашего.

– Адамал, как это могло случиться, и что нам ждать дальше? – ответил Деном.

– Нижняя часть обслуживающего тоннеля не просматривается камерами, и там нет датчиков движения.

– Но кто-то здесь есть, и явно разумный. и явно не хочет, чтобы мы двигались дальше, – подхватил Антон.

– Боевая готовность, перейти на активное сканирование окружающего пространства, – скомандовал Алекс, – в машину. Сам он уже сидел за рулем и, как только Антон с Никой заняли свои места, Алекс активировал броню машины.

– Адамал, проверь виртуальное пространство станции и особенно этого участка, обо всем подозрительном тут же сообщайте.

– Уже проверяем.

– Наше преимущество в скорости перемещения. – Как же мы поедем, впереди провал! – воскликнула Ника.

– А вот так! – говоря это, Алекс включил гравитационный генератор и посылал машину вперед на автопилоте.

Стена тоннеля слились в одну сплошную ленту, перегрузка вдавила их в кресло. Антон восхитился:

– Вот это скорость!

Оставшиеся тридцать километров машина пронеслись за две минуты. Резко затормозили, остановившись перед глухой стеной, за которой находился лифт.

– Оружие в боевое положение, максимальная осторожность.

Вышли из машины, страхуя друг друга.

– Адамал, как дела?

– Пока ничего, проём разрушен с применением ультразвукового резонатора, активируйте свою защиту от него.

– Понял, мы уже на месте. Как включить лифт?

– Антон знает, – Алекс глянул на Антона.

– Лифт, – показал он ему на стену.

– Ах, да, увлекся игрой в войну.

Подошел к стене, откинул крышку, под которой находилась панель управления, и набрал коды активации, стена ушла вверх – перед ними был огромный зал лифта. Ника загнала машину, Алекс набрал комбинацию из цифр и они поехали вниз на следующий уровень.

Неожиданно активировался голографический экран.

– Командующий, докладывает система безопасности станции «Надежда»: вы и ваша команда прошли полную проверку на соответствие допуску высшей категории, этой привилегией обладали только высшие чины государства – президент и руководитель парламента.

Экран погас, а в голове Алекса раздался голос барьера.

«Теперь у вас неограниченные возможности допуска ко всей информации, система безопасности переходит под ваше командование, вы не должны делиться секретной информацией ни с кем. Информация загружается. система безопасности станции, – СБС, – доклад закончила.

Сюрпризы сыпались один за другим, Антон и Ника смотрели на него, открыв рот, Адамал от всей команды поздравил его с этим событием и сказал, что по рангу он теперь выше командующего, и на него возлагается ответственность за сохранение и работоспособность станции.

«После того, как люди покинули станцию, система безопасности станции никому не подчинялось – вы первый».

– Спасибо, – смущенно ответил Алекс, а про себя подумал: «Если пойдет такими темпами, то скоро придется командовать галактикой». До остановки лифта оставалось пять минут.

– Приготовится к выходу! Ника за руль, Адамал – виртуальное пространство, Антон – огневое прикрытие.

Вызвал по внутреннему каналу систему безопасности станции и приказал строго следить за обеспечением связи с кораблем и звездолетом на орбите, заблаговременно предупреждать, если возникнет угроза для ее обеспечения, – это первое; второе: что с безопасностью в районе остановки лифта, и третье: кто совершил диверсию в тоннеле?

СБС докладывало:

«Телеметрия связи с кораблями устойчивая, для непредвиденных ситуаций подготовлен мобильный ретранслятор, в районе высадки наблюдается постороннее движение, высланы роботы прикрытия. Диверсию в тоннели совершили андроиды».

– Лифт остановить, не доезжая триста метров до площадки. Кто такие андроиды?

«После того, как много миллионов лет назад люди покинули станцию, сделав ее спутником Земли, небольшая часть персонала осталась, но я изолировал все управляющие центры и жизненно важные объекты. Насильно выдворять их со станции я не мог, так как стоят программы, защищающие жизнь. Со временем оставшиеся стали изменяться, поколение за поколением, заменяя биологию на технические устройства, в настоящее время из биологии у них остался только мозг. Я их отношу к биологическим существам, пока в их организме есть хоть одна живая клетка».

– Искусственный интеллект станции в курсе этих событий?

«Нет, – ответила СБС, – это не входит в компетенцию управляющих систем станции».

– Почему они нападают на нас?

«Андроиды нападают не на вас конкретно, заслоны стоят перед всеми воротами».

– Почему ты не предупредил меня сразу?

«Потому что еще не была закончена процедура вашего допуска».

– Ну и бюрократичная же эта программа СБС! Но знает все.

Лифт замедлился и остановился, команда активировала скафандры и оружие.

– В районе лифта засада, заходим с тыла, но одновременно попробуем договориться. Адамал, задача та же: виртуальное прикрытие, спускаемся по ремонтным шахтам. Засаду впереди устроили андроиды, представители технической эволюции человека внутри станции, они же организовали провал в тоннеле, – информировал команду Алекс.

СБС доложило информацию по вооружению и техническим данным – ответ впечатлил: у противников было все – от ножей до протонных пистолетов, голографическое изображение андроидов представляло собой создание, внешне похожее на шипастых пауков, – для передвижения по станции это было удобно. Скорость их передвижения – шестьдесят километров в час, передвигаются по всем поверхностям, – как вертикальным, так и горизонтальным. Общаются между собой как в аудио режиме, так и в режиме радиообмена.

Алекс развернул голограмму андроида.

– Поясни, что к чему, где у них слабое место, куда стрелять в случае необходимости?

СБС образовал новую голограмму андроида в разрезе: мозг располагался в центре и был защищен лучше всего, слабым звено оставались сочленения ног и верхняя часть, где располагались камеры и радары.

– Понятно. его можно обездвижить, но мозг уничтожить нельзя, – резюмировал Алекс.

– В таком случае, можно не опасаться, что попадем во что-то живое, – сказал Антон.

– А много их там? – задал вопрос Алекс.

«Девять особей, готовых к атаке».

– Обездвижить андроидов, не затрагивая их мозга, – приказал Алекс.

«Выполняю», – после небольшой заминки пришел ответ СБС.

Электронные цепи Адамала и его друзей перегревались от информации, которую они получали.

– Алекс, если бы мы только знали!

– Адамал, – отвечал Алекс, – воспринимаем реальность такой, какая она есть, потом будем анализировать.

«Все обездвижены», – доложило СБС.

– Пошли, – махнул рукой Алекс и шагнул первым. За ним – Ника, и замыкал шествие Антон. Двигались осторожно, но быстро, минут за пять они преодолели отделяющее их от засады расстояние и осторожно вышли и из-за поворота на площадку.

На площадке лежали девять андроидов без нижних конечностей, рядом – с оружием в манипуляторах – стояли два мощных боевых робота. Алекс на частоте андроидов попытался войти с ними в контакт, знанием языка снабдил СБС.

«Я командующий станцией «Надежда», мы люди, – передавал он, – с поверхности, и вреда вам не причиним. Кто вы?»

«Я Техром, руководитель группы защиты этого мира от проникновений извне. Зачем вы вторглись на нашу территорию? То, что ты говоришь, незнакомец, странно и непонятно».

Алекс развернул голографическую схематичную картинку устройства станции, окуляры Техрома сузились, изучая изображение.

«Мы ведь вас только обездвижили, – говорил Алекс, – не причинив вреда биологической составляющей, вашему мозгу».

– Вы и это знаете? – удивленно воскликнул Техром в аудио режиме.

Алекс через переводчик заговорил на его языке.

– Мы пришли сюда, чтобы скорректировать работу станции. Вы помните что– нибудь из прошлого?

– Да, мы знаем всю историю.

– Тогда, может быть, ты узнаешь этого человека? – и попросил Адамала спроецировать себя при полном параде тех времен.

Реакция Техрома превзошла все ожидания.

– Это великий предок, командующий Адамал, который стоял у истоков нашей цивилизации! О великий, прости нас за попытку остановить вас! – обратился он к Адамалу. – Нашему поступку нет прощения, его не может оправдать наше незнание того, что ты жив. это большое событие и большая радость! Я сейчас свяжусь с твоего позволения с правительством города и доложу о происходящем.

– Я разрешаю провести сеанс связи и доложить в правительство обо всем, что здесь произошло. не забудь о новостях, которые ты узнал.

Техром на некоторое время отключился, уйдя в доклад и общение со своим правительством. Алекс связался с СБС и приказал взять под контроль все коммуникации техногенной цивилизации, в том числе и связь, но сделать это незаметно.

«Командующий, – докладывало СБС, – их база находится на пятом уровне, очень мощно защищена и экранирована от электронного вторжения».

Заговорил Техром:

– Правительство «Надежды» обрадованно, и приглашает командующего и его друзей к себе в гости, это большое событие для всех нас.

– Мы принимаем ваше приглашение, но визит наш будет краток, нужно многое сделать – от этого зависит существование многих рас. в том числе и вашей.

– Сейчас пришлют эвакуаторы и вас проводят, – проговорил Техром.

– Сколько времени это займет? – уточнил Алекс.

Техром назвал цифру, которая Алексу ничего не говорила. Он поинтересовался у СБС – получалось около пяти часов.

Алекс передал инструкции Адамалу по внутреннему каналу, Адамал заговорил:

– Техром, поездка в ваш город займет много времени – вы передвигаетесь по техническим тоннелям; я предлагаю ускорить наш путь, воспользовавшись лифтом.

– Но лифты нам не доступны.

– Теперь доступны, – успокоил его Адамал, – передай правительству, что мы будем через пятнадцать минут. Алекс перевел время в понятные Техрому единицы.

Через некоторое время Техром ответил, что их ждут на пятом уровне у лифта. Алекс дал команду СБС подогнать платформу, из ниши в коридоре выкатилась платформа, на которую роботы погрузили андроидов. Алекс прошел к лифту, разблокировал щиток управления и вызвал кабину, находящуюся двумястами метрами выше – там, где они ее оставили. Через минуту кабина открылась, платформа вплыла в лифт, вошли сами, но роботов охраны не взяли, чтобы не обострять обстановку, и поехали на пятый уровень.

Через десять минут прибыли на пятый уровень, половина пути осталась позади, панель лифта ушла вверх, все открывшееся пространство перед лифтом занимали андроиды самых разных конструкций. Вперед вышли три человекоподобных андроида и в аудио-режиме радостно приветствовали Адамала и его друзей. Потом представились сами: в центре группы находился руководитель правительства Ураний, слева – командующий Пексоний, справа – координатор Серпиний. Представивший их Курданий продолжил:

– Уважаемый Адамал, прежде, чем пригласить вас внутрь, разрешите принести свои извинения за произошедший инцидент и спросить вас: где вы были так долго? И почему сейчас находитесь в виде фантома, тогда как ваши спутники материальны?

– Я благодарю вас за приглашение и память, которую вы обо мне хранили, – заговорил Адамал. – Вот почему. – и рассказал свою историю, и историю своих друзей Денома и Дэи, фантомы которых появлялись по мере рассказа.

– Да, мы сейчас инсталлированы в станцию, и существуем так очень долго, материалы я сбросил на ваши процессоры.

– Великий Адамал, ты почти такой же, как мы, – сказал координатор Серпиний, – но откуда твои материальные друзья?

– Разрешите представить, – продолжил Адамал, – это наши потомки с внешнего мира, с планеты Земля, которую мы колонизировали. Алекс, – управляющие системы станции «Надежда» назначили его на должность командующего с полномочиями президента. – потом он представил Нику как представительницу планеты Трикс, и Антона – чистого землянина.

– Мы приветствуем вас, – заговорил командующий Пексоний, – нам пока трудно осознать всю важность и необычность происходящего. приглашаем вас в наш город, который находится на этом уровне в нескольких километрах.

– Благодарим за приглашение, с удовольствием посетим ваш город, но прошу разрешения поехать с вами на своей машине, – нам нужно будет ехать дальше.

– Конечно, – разрешил Ураний. Алекс, Антон и Ника за рулем разместились в машине, Адамал, Делом и Дея – в машине правительства. Как только машина выехала, панель лифта тут же закрылась.

До следующего лифта ехать сто километров, тоннель проходил через территорию андроидов. На связь вышло СБС.

«Командующий, на территории ваш сигнал связи с «Ковчегом» и сигнал связи с «Пегасом» могут быть блокированы».

«Это уже проблема». И сразу вышел на связь с Адамалом, обрисовав ему ситуацию. Адамал обратился к Курданию:

– Ваш город блокирован, ни радиосигналы, ни другие сигналы связи не проникают за его периметр.

– Да, – гордо поднял голову Курданий, – это наше достижение, наша лучшая разработка. Она нам позволяет оставаться невидимыми.

– Вы достигли многого, но теперь необходимость в этом отпала, место вашего нахождения известно, и можно использовать коммуникационные тоннели, – продолжил разговор Адамал.

– Эта проблема для нас, – вступил в разговор командующий Пексоний.

– Командующий из внешнего мира Алекс беспокоится за устойчивость связи внутри города, и мы просим вас обеспечить прохождения его сигналов, – попросил Адамал.

Наступило молчание. Видимо, в это время решался вопрос, что делать с просьбой. До периметра оставалось несколько сотен метров, напряжение ожидания нарастало, наконец Пексоний заговорил:

– Необычность ситуации заставляет нас быть осторожными, но ваша открытость, Адамал, располагает. почему люди из внешнего мира не так откровенны, как вы?

– Потому что от их решений зависят судьбы народов внешнего мира, они не могут рисковать.

– А мы, значит, можем? – заговорил координатор. – От скрытности этого места зависит наша жизнь и дальнейшее существование.

– Речь идет не о рисках, а о доверии, – веско ответил Адамал и продолжил:

– Мы живем на одной станции, на одной планете, в одном мире, мы выжили, но для этого нам пришлось видоизмениться, люди из внешнего мира тоже видоизменились. Но осталась неизменной – жизнь. И во имя жизни в мои обязанности входит защита любого существа на станции, и вы теперь – под моей защитой, – высокопарно закончил он свою речь.

– Но где же ты был раньше? – спросил Пексоний– Я вас не видел, – просто ответил Адамал.

– Хорошо, – после некоторого молчания, сказал Ураний, – мы выделяем коридор для двух каналов связи, – и передал частоты, – но под твою ответственность, Адамал!

Адамал тут же закачал частоты Алексу и Нике.

– Спасибо, Адамал, я слышал разговор, тебе было нелегко. Трудно объяснить все сразу и обрести доверие, для этого нужно время.

– Да, Алекс, появилось столько дополнительных забот, что без тебя и твоей команды мне не обойтись, – расчувствовался Адамал.

– Без нашей команды, Адамал.

Про себя подумал: «Доверие? Доверие нужно заслужить, а мы покалечили девять особей и говорим о доверии. получается – доверие с позиции силы. Тем не менее, первый шаг сделан».

– Антон, Ника, вы все слышали?

– Да, – откликнулись они хором.

– Ника, переходим на частоту, которую нам выделили, в городе максимальная осторожность, постараемся там не задерживаться.

Пересекли периметр города, появились постройки технического назначения, заводы, мастерские, встречались андроиды разного вида, – были они не гигантами, но больших размеров, учитывая, что станция строилась под трехметровых людей. Все было организовано четко и функционально. Кортеж подъехали к зданию, видимо – правительственному, у фасада стояла шеренга из человекоподобных андроидов. Вышли из машин, к ним строевым шагом подошел один из андроидов и доложил председателю правительства о готовности почетного караула к встрече.

«Надо же, – подумал Алекс, – древние традиции соблюдаются».

Пройдя вдоль караула, они вошли в здание, никакой роскоши внутри – аскетизм и только необходимое.

– А почему нас не встречают жители? – спросил Антон.

– Все жители оповещены и наблюдают за нами с момента встречи, все обрадованы, но свои обязанности бросить не могут, каждый занят очень важным делом, а нас не так уж и много, – ответил координатор.

– Как видите, у нас все просто и предназначено для эффективного функционирования, – заговорил Ураний, – нас мало, мы не размножаемся. Эту способность потеряли очень давно, поэтому бережем каждый биологический элемент конструкции, и благодарны вам за то, что вы не повредили биологию боевых особей, – и без предисловий перешел к делу: – Мы просим вас, Алекс, взять с собой одного нашего представителя. Мы знаем, что вы торопитесь, но теперь есть кому отвечать на наши вопросы – Адамал здесь, и обеспечит нас информацией. Мы хотели бы тоже быть в команде, ведь мы жители станции.

Алекс подумал – чтобы не объясняться, не затягивать время, лучше согласиться. И ответил, что согласен, но попросил назначить в команду знакомого ему уже Техрома, к которому проникся симпатией, и еще попросил для удобства сделать ему человекоподобную конструкцию человеческих размеров.

– Действительно, в данном случае размер имеет значение, – заметил координатор, – такая конструкция для Техрома будет готова через двадцать минут.

– Спасибо, – сдержано поблагодарил Алекс.

И двадцать минут провели в аудио-беседе, обмениваясь информацией и строя планы на будущее, в которых Алекс предложил создать правительство или управляющую команду. На поверхности сохранились древние исконные жители станции – люди, и совместная команда будет очень эффективна в будущем.

– Во внутреннем периметре есть формы жизни, и формы эти агрессивные, – подхватил Пексоний, – иначе зачем бы нам строить укрепления. столкновения с ними происходят часто, но мы ни разу никого не взяли в плен. Наши воины пропадали, – что с ними стало – мы не знаем, поэтому и создали непроницаемый барьер. Возможно, вам придется встретиться с этими формами.

Дверь открылась, вошел андроид нормального роста, очень похожий на человека, даже чем-то напоминал Антона.

– Вот, пожалуйста, облегченная небольшая конструкция, прототип вы, Антон, биологическая составляющая Техрома.

– Спасибо за выбор, который вы сделали, оценив мою скромную личность, – заговорил Техром, – я счастлив сопровождать вас к центру нашего мира и готов к отъезду.

– Ничего себе, – удивлялся Антон, осматривая со всех сторон Техрома, – действительно похож на меня!

– Эта традиционная конструкция не очень функциональна, но я к ней привыкаю, – ответил Техром.

– Нам пора, – Алекс встал, за ним поднялись остальные и проводили до машины, Алекс поблагодарил за гостеприимство и пообещал заехать на обратном пути. Ника тронула машину с места, набирая скорость. На связь вышла СБС.

«Командующий, технотронная особь Техрома не может пройти в лифт, запрещено».

– Кем?

«Программой доступа».

– Внесите в программу коррекцию на пропуск Техрома.

«СБС не может этого сделать, только вы лично».

– Соединяй с программой, – распорядился Алекс.

Последовал обмен кодами доступа и полномочий, после чего программа внесла Техрома в список для передвижения в лифтах и по станции, Алекс закрыл опцию программы и передал данные СБС.

До лифта доехали без приключений, во время движения беседовали, Техром рассказывал историю своего народа.

– После переселения на планету Земля внутри станции осталось несколько десятков человек обслуживающего персонала и техников, среди которых были представители обеих полов. Вначале жизнь шла обычным чередом – выполняли привычную работу, рождались дети, для них создали условия, адаптировали обучающие программы, но через некоторое время обнаружилась две проблемы: ограничение или отсутствие доступа к центрам управления и ограничение передвижения по станции. Мы поняли, что станция переведена в автоматический режим, и мы практически заперты внутри. Первые несколько поколений рождаемость не ограничивали, потом поняли, что нам не вырваться из этой стальной клетки. Сначала ограничили рождаемость, а потом и вовсе детей рождаться не стало. Встал вопрос биологического выживания, и мы выбрали технотронный путь, основанный на сохранении мозга и приспособленности механического тела для передвижения и выполнения работ различного назначения.

– А с кем вы боролись, от кого защитный периметр? – спросил Антон.

– Различные мелкие животные и насекомые мутировали и стали очень опасны, пищи для них было мало, потом не стало вовсе, началась охота на нас. она продолжается и сейчас, – рассказывал Техром, – но кроме этого была еще одна напасть: это домашние роботы с определенной программой по выполнению различных домашних работ и созданию комфортных условий для жизни людей на станции, они с ограниченным интеллектом. Оставшись без людей, они вначале автоматически выполняли работу, но за ненадобностью их отключили от источников энергии. Часть деактивировалась, но некоторое каким-то образом в результате сбоя программы или какой-то технической ошибки стали искать источники энергии и нашли, врезаясь в энергетические кабели станции. Постепенно они стали активировать других роботов обслуживания и менять им программы, – так появились наши самые опасные кибернетические противники – Кибнарии. До сих пор у нас идет жестокая война, им совершенно чужды всякие человеческие чувства, жалость, злость и другие, все подчинено целесообразности и завоеванию жизненного пространства, многие технические решения мы взяли у них, когда удавалось поймать Кибнария. Но как только мы создали непроницаемый барьер и их средства обнаружения перестали нас видеть, жить стало легче. но это ненадолго – как только они найдут способ преодолеть барьер, все начнется сначала, – к этому мы и готовимся, – закончил свой рассказ Техром.

– СБС, какая информация по Кибнариям?

«Проверяем, пока информации нет».

– Адамал, что скажешь?

– У меня такое чувство, что это происходит не на станции, хотя мы ей управляем так долго. видимо, мы просто не обращали внимание на мелочи, занимаясь главным.

– Ну, уж теперь обратите, – не удержался, съязвил Алекс, – и коль уж мы здесь, посмотри, что еще нужно проверить или сделать. СБС тоже касается! Доклад по готовности.

– До лифта десять километров, – доложила Ника.

– Антон – активное сканирование, Техром – наблюдение и доклад за появлением любых признаков Кибнариев. кстати, а как они действуют? – спросил у него Алекс.

– Нападают без предупреждения и неожиданно, но их появлению сопутствует появление статических помех.

«Простое путешествие к управляющему центру станции постепенно превращается в смертельно опасное дело. Станция оказалась обитаема, и обитатели скоро откроют охоту на нас.» – раздумье Алекса прервал голос Ники.

– Лифт.

– Ника, прикрываешь правый, Антон – левый фланг, – распорядился Алекс.

– Техром, есть следы Кибнариев?

– Следов засады нет, – ответил он.

– Они и засады делают? – удивился Алекс.

– Делают, и очень умело.

Подъехали к очередному лифту, все было спокойно, Ника вкатила машину в кабину, Антон и Техром быстро заскочили в лифт, и двери закрылась. Все облегченно вздохнули – здесь команда была в безопасности. До центра управления оставалось еще восемь уровней, они спускались на седьмой; время движения: тридцать минут.

– Всем отдыхать, – распорядился Алекс.

Свернули скафандры, расслабленно расположившись в креслах, Техром удивленно уставился на них своими окулярами.

– Вы стопроцентно биологичны? – дрожащим голосом спросил он.

– Да, – устало ответил ему Антон, прожевывая отбивную и запивая соком.

– Тогда у вас нет шансов против Кибнариев.

– Не плачь, – оторвался Антон от еды, – когда будут бить, вот тогда и будем плакать.

За столом появились фантомы Адамала, Денома и Дэи. При появлении Дэи Антон покраснел; Алекс заметил, но ничего не сказал.

– Приятного аппетита. Алекс, прибыли по вызову.

– Спасибо, проведем совещание перед выходом на уровень.

– Вы уже в курсе, что происходит, пока Адамал следил за функциональностью станции, а СБС за безопасностью. Во внутреннем периметре станции развились, практически независимо друг от друга, три вида биологической и техногенной жизни, – начал совещание Алекс, – один из видов: Кибнарии, агрессивен и представляет собой вышедшие из повиновения или сошедшие с ума, – если можно употребить такой термин как аналогию, – бытовые и ремонтные роботы. Как с ними бороться и что с ними делать при дальнейшем продвижении по станции – мы и должны решить.

Слово взял Адамал.

– Да, занимаясь жизнеобеспечением и функционированием станции, я не заметил существования разумной жизни, но ведь мы – только небольшая часть искусственного интеллекта, которому в целом чужды чувства и эмоции, у него отсутствует абстрактное мышление, он выполняет программу, и в своем теперешнем состоянии мы не все могли.

Продолжило СБС, без зримого присутствия, его голос слышался из динамиков кабины.

– Безопасность станции обеспечена на внешнем периметре станции, внутри все техногенно, врагов не было, люди станцию, по официальным протоколам, покинули, необходимости в большом внимании не было.

– Что толку говорить о том, почему так случилось, что бы могло быть, кто виноват. вопрос в том, что нам делать сейчас, – удивил своим выступлением Антон.

Тихо заговорила, глядя на Денона, Ника:

– Нам необходима дополнительная информация по боевым возможностям Кибнариев.

– Деном, проверь необходимый расход энергопотребления станции и фактический, – попросил Алекс.

Деном через некоторое время ответил, что расхождение составляют девять процентов.

– Вот и ответ, куда уходит топливо и энергия. Техром, что у Кибнариев с боевыми возможностями и оружием? – спросил Алекс.

– Боевые возможности самые различные: оружие – лазеры, проникающее и нейтрализующее излучение, а также огромная физическая мощь, – все модификации Кибнариев имеют хорошую броню.

– Техром, у тебя генератор маскирующего поля есть? – спросил Алекс.

– Да, есть.

– Ника, совмести наши и его маскирующие поля и выясни, в чем разница.

– Совпадает только напряженность первичного поля, все остальные составляющие различны, – доложила она.

СБС докладывало, что в десяти километрах от лифта тоннель перекрыт, робот разведки уничтожен, далее с интервалами в двадцать километров расположены посты Кибнариев. Основная база пока не обнаружена, следы присутствия Кибнариев наблюдаются до десятого уровня, дальше – абсолютная блокировка уровней, никакого присутствия там не замечено.

– Обстановка накаляется, – рассуждал Алекс, – нужно проверить работу главного нашего преимущества: маскирующих полей. Проверка показала, что поля работают, и Кибнарии нас увидеть в этом поле не смогут.

Алекс дал команду на виртуальное проникновение, а команде ничего не осталось, как непосредственное наступление в лоб. Активировали скафандры, расположились в машине и задействовали маскирующее поле.

Алекс дал команду на атаку позиции Кибнариев со всех направлений тяжелыми роботами, и стал ждать результата. Ника тронула машину с места, но резко скорость не набирала, давая время роботам СБС начать операцию. Роботы пошли в атаку, на расстоянии в пятьсот метров от засады Кибнарии открыли ураганный кинжальный огонь, атака захлебнулась. Более того они сами перешли в атаку, и уже защищалось СБС. Кибнарии дрались самоотверженно, не жалея себя и погибая десятками. Роботам СБС не хватало боевого опыта. С другой стороны укрепления картина была та же.

– СБС, убери своих роботов с нашей дороги, продолжать отвлекающий бой с тыла, – командовал Алекс, – Ника, трансформируй машину и включай силовые поля. Антон, приготовить направленный угасающий гравитационный удар. СБС, убрать всех роботов. – И роботы тут же растворились в стенах тоннеля. – Антон, огонь!

Машина приблизилась к укреплению на сто метров, стали видны корпуса роботов Кибнариев, деловито снующих вокруг поверженных роботов СБС, вдруг воздух перед ними задрожал и с огромной силой прогнулся, ударная гравитационная волна хлынула, сметая все на своем пути, укрепление и ее защитников сдуло, как ветром. Перед машиной, принявшей обтекаемые формы, расстилался чистый тоннель.

– СБС, соберите образцы для анализа, – напомнил Алекс, – и что там со следующим постом?

Машина проехала разрушенное укрепление и стала набирать скорость, неожиданно Ника резко затормозила – в двадцати метрах перед ними опустилась переборка.

– Быстро назад! – скомандовал Алекс.

Машина рванула назад, но сзади тоже опустилась переборка.

– Ловушка. Ника, связь!

– Работает, но сигнал неустойчивый. применять гравитационное оружие?

Алекс активировал носовой протонный излучатель и выстрелил, переборка растаяла в яркой вспышке.

– Параметры связи с кораблями нормализовались, – доложила Ника, с места набирая скорость.

– Четыре блокирующие переборки впереди, – предупредило СБС.

– Дальний повторяющийся гравитационный удар. огонь, Антон.

Впереди покатился гравитационный вал, сметая все на своём пути.

– Тоннель чист, препятствия уничтожены, – доложило СБС.

– До лифта семьдесят километров. Оружие большой разрушительной силы применять нельзя, можно повредить станцию. это хоть и огромный, но уязвимый механизм, – рассуждал Алекс. – Будем наводить порядок на уровне, чтобы два раза не возвращаться.

Машина неслась вперед, сканируя пространство, – Кибнарии не появлялись. Появилась информация, которой он тут же поделился с Адамалом.

– Обнаружена основная база Кибнариев, мы с СБС только что перехватили управление ВЛ-119-КБ, – знаешь, что это было первоначально? Кухонный роботизированный комплекс, у которого перегорела плата основных запретов. Теперь все под полным виртуальным контролем, Кибнарии деактивированы, – в дальнейшем посмотрим, как их использовать; утечки энергии устранены, количество и разновидности Кибнариев впечатляют. нам урок на будущее.

Напряжение боя отступило, скорость движения сбросили.

– Все так относительно, – заговорила Ника, – где эта грань между человеком и андроидов, между андроидом и кибернетическим механизмом?.. Ведь все они просто выживали. Мы ведь тоже существовали в разных ипостасях как в виртуальном пространстве, так и в реальном, биохимическом мире. Не вполне люди, потому что много механических составляющих, и не механизмы, потому что много живого, человеческого.

– Успокойся, Ника, – ответил Алекс, – их никто не уничтожил, а только деактивировали.

– Это равносильно смерти! – воскликнула она. – Они избежали ее, выжили и спустя много веков нашли в результате нашего появления.

– Может не смерть, а смысл нового существования, а не существования с целью выживания?

Ника успокоилась, но насторожился Техром.

Он словно окаменел, слушая диалог Алекса с Никой.

– Да расслабься ты, – положил ему руку на плечо Антон, – все будет нормально, никто вас не тронет.

– Сейчас мы лишились одного из смыслов своего существования, Антон, – борьбы с внешней угрозой. Она подталкивала наши технологии, тонизировала и держала в напряжении, не давая расслабиться. а теперь само наше существование под угрозой – где гарантии, что, обладая такой мощью, вы нас тоже не деактивируете и не перепрограммируете.

Алекс транслировал Адамалу эту беседу.

«Вот так, Адамал, кончилась твоя спокойная жизнь, теперь нам придется заниматься еще и политикой».

А Техрому ответил:

– Тебе и твоему народу не печалится, а радоваться надо – теперь у вас не один уровень, а вся станция. вся планета, за которой расположилась вся вселенная, – кто будет обслуживать станцию, наводить порядок на поверхности станции и планеты Месхия? Кто будет выводить из первобытного состояния людей на поверхности станции?

– Кто? – автоматически переспросил Техром.

– Неужели не понятно! Ты и твой народ, – кибернетические механизмы будут вашей технической поддержкой. и еще тысячи дел, которые нужно было сделать еще вчера.

Техром заметно прибодрился, а Адамал проинформировал, что речь Алекса транслировалась Техромом в свой город, и эта речь сделала больше, чем десятки лет дипломатической работы, – жители рады, что поверили нам, все барьеры сняты, в настоящее время проходит праздник по случаю победы над врагом.

– Техром, – повернулся Алекс к нему, – предупреждай в следующий раз о передаче в город, а не устраивай на станции реалити-шоу, ты член команды и дисциплина тебя касается тоже.

– Извините, командующий, больше не повторится.

Впереди мелькнула размазанная тень, которая представляла собой приличных размеров животное, похожее на крота, – глаз не было, в темноте они и не были нужны. Навстречу вновь рванулась, но теперь уже по воздуху, огромная туша, похожая на летучую мышь, и прилипла к лобовому стеклу. От неожиданности Ника дернулась назад и резко затормозила, под действием силы инерции животное сорвало с капота и отбросило метров на двадцать вперед. Алекс быстро активировал бортовые лазеры и произвел выстрел, раздался резкий крик, но раненое животное сумело взлететь и скрыться в глубине тоннеля, оставляя за собой фосфоресцирующую жидкость на полу и стенах. Видимо, это была кровь.

Ника сидела бледная, до лифта оставалось десять километров, а лобовое стекло машины вдруг начало плавиться.

– Эта летучая громадина что-то нанесла на бронестекло! – крикнул Антон.

Ника тут же вдавила кнопку нейтрализатора, который брызнул на стекло жидким составом и оно перестало растворяться.

– Ника, наши скафандры выдержат эту кислоту?

– Выдержат, капитан, но эти птички могут запросто унести нас в своих лапах!

Глубокие борозды, оставшиеся от когтей на капоте, красноречиво говорили сами за себя.

Адамал все еще был на связи и виновато извинился за свой недосмотр, а также сообщил, что до лифта пространство чистое. До лифта доехали без приключений, Алекс задумался о силе жизни, которая пробивала себе дорогу почти везде, эволюционируя в самых неожиданных направлениях, и приспосабливаясь, казалось, к невозможным условиям. Технические уровни станции оказались обитаемыми, а люди этого не предусмотрели, потому что такой возможности просто не могли представить.

«Что-то не так, – продолжал он рассуждать, – изменения, происходящие на станции, остались незамеченными, потому что программа этого не предусматривала. Любая жизнь для искусственного интеллекта священна в соответствии с законами робототехники». Алекс быстро погрузился в виртуальное пространство станции «Надежда» – везде кипела работа, пробуждались давно не работавшие системы, шла наладка коммуникаций, сетевые ресурсы пополнялись новыми данными, Адамал, Делом и Дея сновали по станции, мгновенно перемещаясь по сетям. Здесь Алекс встретил и виртуальный образ СБС – напыщенный, неторопливый стареющий человек в генеральском мундире.

– Генерал Серден – начальник службы безопасности станции, – принимаю образ последнего руководителя СБС.

– В дальнейшем на совещаниях будете присутствовать в качестве голограммы в этом образе.

– Есть! – по-военному ответил Серден.

Алекс внес некоторые коррективы в программы станции, поставив дополнительные задачи.

Тем временем машина уже вкатывалась в лифт. Вышли, с облегчением убрав скафандры.

– Отдыхаем два часа, встречаемся за обедом, комнаты и бассейн по периметру, – устало провел рукой Алекс вокруг. Разговаривать не хотелось, все разошлись по своим номерам.

– Адамал, скажи пожалуйста, кто такой генерал Серден?

– О, командующий, вот это вопрос! От вас я его никак не ожидал! Серден – мой давний противник, оппонент, серый кардинал правительства, всемогущ, имевший допуска везде. Он отправился на планету с последним транспортом, сегодняшняя СБС – это всецело его детище, в создание которой я допущен не был, поэтому и некоторая неразбериха на станции. Два независимых хозяина! Когда он улетел на планету, мы уже были в виртуальном пространстве.

– А почему вы не ладили?

– Потому что главный вопрос – это вопрос власти, он хотел единоличного командования станцией.

– Спасибо за информацию, Адамал. как дела на поверхности у Славена, справляется с ролью жреца? – поинтересовался Алекс.

– С трудом, Алекс. Вот тут мне пригодились все навыки истории жизни первобытных людей на Земле. Кроме этого племени обнаружили еще три, находящихся на той же ступени развития.

– Подумай о дальнейших перспективах развития, численности, ресурсах, использовании Кибнариев и включении в работу андроидов. пока, например, поручи им очистку станции от мутантов.

– Хорошо, Алекс, после одиннадцатого уровня станция стерильно чиста.

Алекс плавал в бассейне.

«Странно, – думал он, – в бассейне никого нет». Свежий и бодрый, привел себя в порядок, оделся, посмотрел в зеркало и остался доволен. Насвистывая какой-то веселый мотивчик, направился обедать. В зале за шикарно накрытым столом сидела одна Ника, Антон еще не подошел. – Приятного аппетита, – поприветствовал ее Алекс, – как себя чувствуешь?

– Хорошо, все в порядке.

– А почему такая грустная?

– Никак не привыкну к биологическому телу.

– Ника, прошло совсем немного времени после твоей биологической реконструкции, – привыкнешь. ведь это так необычно! По секрету тебе скажу – Адамал тоже просил меня о реконструкции.

– Правда? – обрадовалась Ника.

– Ника – это естественно, он раньше был человеком, и только потом стал программой.

– У меня все наоборот. – задумчиво сказала она.

– Не наоборот, – поправил ее Алекс, – а существуешь сразу в двух измерениях: в виртуальном и реальном, человеческом. как связь со звездолетом?

– Устойчивая, телеметрия стабильная, напряженность поля в пределах изоляции планеты, попыток прорыва больше не было.

Вошел слегка заспанный Антон и сразу принялся за еду.

Следом появился Техром и тоже сел за стол, но ничего не ел. – Техром, а как вы питаетесь? – спросил Алекс.

– Обыкновенно, силовая установка работает от аккумулятора, который я уже подзарядил, а мозг специальным раствором, запаса которого у меня на неделю.

– Ты дай формулу раствора Адамалу, чтобы в случае необходимости он мог его синтезировать.

– Хорошо, дам, спасибо за заботу.

Пообедали, пора было трогаться дальше, собрались и, как только все было готово, Алекс обратился к Антону:

– Антон, жми кнопку, поехали на одиннадцатый уровень. Лифт тронулся, время движения: двадцать одна минута. Появился фантом Денома, который доложил, что произведена проверка закрытых уровней, освещение и автоматика задействованы, ничего подозрительного не обнаружено.

– Хорошо, – кивнул головой Алекс.

Делом прошел к Нике и сел с ней рядом, о чем-то весело беседуя.

«Жизнь берет своё, – думал Алекс, – постепенно начинают образовываться пары, а там и дети появятся, новая раса.» Но где-то в глубине души Алекса что-то тревожило. что – он понять не мог, анализируя все происходящее. что же это?

Соперничество и вражда двух систем станции ИИ и СБС в лице их бывших создателей – этот конфликт может привести к катастрофе. Нужно освободить искусственные интеллекты станции от личностного влияния, но это вопрос непростой, буду решать после возвращения на поверхность станции.

До одиннадцатого уровня доехали без приключений, расположились в машине, которую успели подремонтировать, и следов нападения не осталось.

– Все чисто, – последовал доклад СБС, – на уровне имеются роботы защиты.

– Направь одного робота перед нами, изображение с его камер переведи на нас.

– Выполняю, – но в голосе СБС Алексу почудились нотки недовольства.

«У программы не может быть эмоций», – подумал он.

– Ника, поехали! – махнул Алекс рукой и открыл двери.

Машина выехала в тоннель и стала набирать скорость, синхронизируя ее с двигавшимся впереди боевым роботизированным комплексом. В машине было тихо, команда сосредоточилась на своих задачах, вокруг было спокойно, единственное – гравитация стала уменьшаться, и Алекс задействовал генератор гравитации в машине, иначе машина потеряла бы управляемость. Через двадцать пять минут они достигли следующего лифта и благополучно въехали в кабину.

В кабине уже находились проекции Адамала, Денома и Дэи. Вышли из машины, поприветствовали друг друга, Алекс начал совещание, и в это время материализовалась проекция Сердена – бывшего шефа СБС. Эффект превзошел все ожидания. Если Серден знал, кто будет присутствовать на совещании, то остальные не знали.

– Извините за опоздание.

Алекс его представил, и тут в себя пришел Адамал.

– Вот почему у меня не было практической связи и взаимодействия с СБС! Ты ввел свою личностную матрицу и все это время тормозил все процессы на станции, в том числе развитие людей на планете Земля!

– О чем ты говоришь, я только выполняю заложенную программу!

– Что ты задумал, пропустив сюда землян?

– Да ничего я не задумал. и не я их пропустил, а программа допуска, созданная на этот случай миллионы лет назад!

– Я тебе не верю! Ты всегда хотел сделать Месхию блуждающей планетой, и теперь хочешь каким-то образом привести свой план в исполнение с нашей помощью! – горячился Адамал. – Ты задумал взять под контроль управляющие центры станции?

– Ты, Адамал, несешь бред! Зачем мне это надо?

Но убежденности и искренности в голосе Сердена не хватало, чувствовалась легкая фальшь.

– Сразу видно, встретились старые друзья.

– Ты, Алекс, – продолжал горячиться Адамал, – зря иронизируешь, теперь все становится на свои места, и неожиданное появление людей на поверхности – тоже! Будет с кем путешествовать, да, Серден?

– Ну, хватит обвинять меня во всем! – возмутился он. – Я не знал, что это ты инсталлировался со своими помощниками в ИИ станции. В СБС лишь некоторые программы моих замыслов, меня в СБС нет. так, легкая тень.

– Брэк, – развел руки Алекс, как бы разводя их по углам ринга, – время покажет, кто прав, а кто виноват. Но до выяснения обстоятельств я беру все функции управления СБС и ИИ на себя, без моего разрешения ни одно действие с этой минуты будет невозможно.

По голограмме Сердена прошла легкая рябь, такая же рябь прошла и у Адамала.

– Ваши составляющие программ ограничены в правах до особого распоряжения. Деном блокировать все резервные файлы СБС, запускаю программу перезагрузки и удаления вирусов.

– Стойте! – вскрикнул Серден. – Вы же меня уничтожите!

– Как – уничтожу? – удивился Алекс. – Тебя же там нет.

– Но есть часть меня!

– Ника, помоги Денону.

Фантом Сердена стал бледнеть, потом резко исчез.

– Он ушел через порт, который мы не успели блокировать! Переключаю тебя, Денон, на параллельное управление СБС со всеми полномочиями. Быстро перекрыть порты входов, поменять управляющие коды! – командовал Алекс.

– Готово, – глянул на него Денон.

– Спасибо, Адамал, я давно подозревал неладное, – заговорил Алекс, – но, чтобы не спугнуть виновника, не ставил никого в известность. И вот Серден сам себя перехитрил. куда он мог деться? Станция большая, за это время он мог сделать много вспомогательных программ, которые сейчас уничтожает Денон.

– Где-нибудь на станции создал себе убежище, – предположил Адамал.

– Все это время Серден старался внедриться в ИИ станции и переподчинить себе, но не знал, что на его пути все эти миллионы лет стояли вы, Адамал. вы спасли станцию, планету Земля и людей на ней.

– Алекс, мы и не думали, что с кем-то боремся, это просто было невозможно, мы делали свою работу по выполнению станцией своей задачи.

– Все равно – спасибо, – сердечно сказал Алекс.

– Ты не будешь возражать, если Денон займется СБС?

– Нет, – ответил Адамал, – буду только рад, не придется оглядываться.

– Вот тут ты не прав, придется – Серден все еще где-то здесь.

Деном доложил, что они с Никой взяли СБС под контроль. Защитный периметр функционирует в штатном режиме, все системы протестированы.

– Хорошо, – одобрил Алекс, – продолжайте. Антон, помоги Дэе разобраться с навигационными системами СБС.

В ответ Дэя хмыкнула, но ничего не сказала. Антон с видимым удовольствием согласился и нырнул в виртуальное пространство станции, да так лихо, что не удержался и, кувыркаясь, полетел по сети, и не скоро бы остановился, если бы его не подхватила Дэя.

– Ну и помощничек, – сквозь смех проговорила она, – научись сначала передвигаться по сети.

– Научусь! – пообещал он ей.

«На каждом уровне задержки, – думал Алекс, – операция, которая должна была пройти быстро и занять немного времени, оборачивается затяжной компанией, а на поверхности Луны такую кашу заварил, что ее расхлебывать и расхлебывать».

Он прошелся по станции виртуальным взглядом – силовые двигательные установки слегка прогревались, пробуждаясь от многовекового сна, создавая красочный эффект на поверхности планеты. Прошли уже сутки, этим красочным зрелищем заинтересовались все, и к Луне, наверное, летят звездолеты с научной аппаратурой, чтобы рассчитать ее пригодность в качестве перевалочной базы. Алекс осмотрел окружающее космическое пространство, используя сенсоры «Ковчега» и разведывательных зондов, – он не ошибся: пять звездолетов, соревнуясь друг с другом в скорости, двигались в сторону Луны. Рассчитав курс и скорость с учетом поправки, получалось, что их прибытия можно было ожидать через неделю. Землю Алекс в расчет не брал – самое большое, что могли сделать на Земле, это послать искусственный спутник, – наблюдать, строить теории и предположения. но жителей Земли это вряд ли переполошит надолго. Алекс еще раз перепроверил все параметры орбиты Луны относительно Земли, работу гравитационных генераторов – все было в норме, прогрев двигательной установки ничем Земле не грозил.

Размышления Алекса прервали доклады от Антона и Дэи о том, что системы СБС проверены, но программа генерала Сердена не обнаружена.

– Денон, отвечаешь за безопасность СБС, работаешь в контакте с Адамалом. Дея, продолжай проверять системы и места, где может находиться генерал. будь крайне осторожна.

«Я ей помогу», – встрял в разговор Антон.

– Нет, ты и Ника возвращаетесь из виртуального пространства станции, мы продолжаем дальнейший путь.

Связался с Адамалом:

– Операция затягивается, и ее затяжка грозит непредвиденными последствиями. К Луне уже направляются пять, – пока пять! – научно-исследовательских звездолетов. координируешь работу в едином комплексе задач, и еще – постарайся найти генерала. За прошедшие тысячелетия он подготовился.

«Я понял всю ответственность, которая на нас ложиться, командующий, и постараюсь работать на опережение».

– Да, Адамал, проверь звездолеты и зонды в ангарах станции, генерал может обосноваться там.

«Хорошо», – и Адамал отключился.

Техром сидел молча, никак не проявляя своих эмоций, если они у него были. Антон открыл глаза, прибыв из виртуального пространства, где он пытался поцеловать Дэю, и ему это почти удалось, но Алекс в самый неподходящий момент отозвал его.

– Ты чего такой безучастный? – обратился он к Техрому.

– Что значит это слово?

– Это значит, что ты не участвуешь в происходящем, а дальше есть такой глагол – безынициативный.

– Хватит Антон, – прервал его Алекс, про себя подумал:

«А ведь он прав, надо Техрома втягивать в дела команды!»

– Ты лучше расскажи Техрому что к чему, а не иронизируй.

– Как скажешь, – энергично кивнул Антон.

– Настало время преодолеть последний участок пути. все готовы?

– Готовы! – за всех весело ответил Антон.

Алекс подошел к пульту управления лифтом и набрал код активации и конечный пункт назначения, мелодичный голос на древне месхийском языке попросил список лиц, сопровождающих командующего. Алекс ввел, и после мгновенной задержки голос сообщил, что, в соответствии с действующими инструкциями, кибернетический механизм Техром, обладающий автономным саморазвивающимся интеллектом, не может быть допущен в центр управления станцией.

– Вот это новость! Техром, как ты это объяснишь? – удивленно спросил Алекс.

– Я не знаю, – замялся тот, – у меня живой мозг…Мелодичный голос возразил:

– Квазимгновенногравитационное сканирование показало, что у Техрома нет ни одной живой клетки.

Все стояли, как громом пораженные.

– Адамал, ты слышал?

– Да, командующий. мы не подвергали его сканированию на наличие живых клеток.

– Адамал, все подвергай сомнению и перепроверяй.

– Хорошо, – огорченно кивнул тот.

Ника высказала свои предположения:

– Возможно, в процессе эволюции, заменяя живые клетки на нейросети, в них была заложена информация о том, что мозг остался жив и продолжает функционировать.

– Возможно, – согласился Алекс и добавил: – что-то это как-то так.

Техром не мог поверить в происходящее, растерянно встал и все повторял:

– Я живой. живой!

– Не волнуйся ты так, – обратилась к нему Ника, – я тоже была только ИИ и понимаю, как тебе трудно поверить в сказанное, но наше отношение к тебе и твоему народу не изменилось. Техром, тебе придется остаться, поможешь Адамалу в работе на станции до нашего возвращения.

Появилась голограмма Адамала, он подошел и сказал:

– Пойдем, Техром, не будем задерживать экспедицию.

Техром понуро зашагал за Адамалом, у двери повернулся и сказал:

– Возвращайтесь скорей!

И дверь за ними закрылась.

– Приятной поездки, – пожелал все тот же приятный, но обезличенный голос.

Алекс поймал себя на мысли: «Вот это – искусственный безэмоциональный голос, а у Техрома эмоции остались. что я делаю неправильно? Ну что?.. – напряженно перебирал и анализировал Алекс. – А вот что!» Открытие поразило его простотой – по прибытию на «Ковчег» его встретил обезличенный искусственный интеллект, подчиняющийся только необходимой целесообразности, а здесь – встретили разумы людей, инсталлированные в ИИ. И как он сразу не понял? «С ИИ и ее управляющей программой я еще не общался!»

Лифт несся вниз, гравитация уменьшалась с каждой минутой и составляла всего один G. Алекс вызвал по связи Адамала, ответа не было, тот же бесстрастный приятный голос проинформировал, что кабина лифта экранирована от проникновения всех излучений, инсталлированные сознания не имеют допуска на эти уровни.

– А кто ты? – уже догадываясь, спросил Алекс.

– Я управляющая программа искусственного саморазвивающегося интеллекта станции «Надежда».

Антон с Никой от удивления открыли рты.

– А кто же тогда Адамал, Дэя, Делом, генерал СБС? – пришел в себя Антон.

– Вы знаете – кто, – отвечала управляющая программа искусственного саморазвивающегося интеллекта, – бывшее руководство станции, которое нашло способ инсталлировать свои сознания в мои логические цепи. Я им это позволила и правильно сделала – много пользы принесла эта операция, их доступ к программам и действия строго контролировались, ваше появление на станции – тоже. Поздравляю вас с прохождением всех тестов и проверок на станции «Надежда», я в вас не ошиблась. Вашей команде предстоит пробудить системы станции от векового сна и приступить к подготовке по предотвращению грядущих событий.

– Значит, о людях, андроидах, мутантах и Кибнариях тебе было известно?

– Да.

– А почему же их не видели остальные?

– Потому что я им не показывала, чтобы не травмировать. Они справлялись со своими функциями в рамках заложенных задач.

– Ну, хорошо, – махнула рукой Ника, – а как же ты разрешила разогрев ходовых установок, инициирующих планетарную нестабильность?

– Эта процедура время от времени проводилась мною с целью проверки исправности работы систем силовых установок. Сейчас для этого как раз самое подходящее время.

– А как же инопланетяне на поверхности? – вступил в разговор Антон.

– Вот с ними нужно решать. лучшее решение – безболезненное удаление их баз с поверхности на другой спутник, своими посадками и взлетами все время сбивают орбиту, а пока проходит корректировка, на Земле случаются всякие природные катастрофы. Внимание, включаю микрогравитатор кабины лифта, в центре станции притяжение отсутствует, – проинформировала управляющая программа искусственного саморазвивающегося интеллекта.

Алекс воспользовался защищенной локальной сетью и передал, чтобы Антон с Никой были предельно внимательны, но вести себя нужно естественно, переговоры только по локальной сети, а у искусственного интеллекта спросил:

– Связь с нашими космическими аппаратами не прервется за стенами лифта?

– Не беспокойтесь, каналы связи стабильны и поддерживаются в высшем приоритете.

– Спасибо, – поблагодарил Алекс.

– Скафандры можете не активировать, атмосфера земная – подготовлена к вашему прибытию.

Двери лифта открылись, в проёме дверей сверкал и переливался всеми цветами радуги шар. Они шагнули вперед и взлетели.

«Гравитации нет!» – вспомнил Алекс.

– Гравитацию два G! – крикнул Алекс, тут же включилась гравитация, и они спланировали на пол. Двери лифта закрылись, возникло чувство отрезанности от всей вселенной, только канал связи с кораблями напоминал о ее существовании. Огляделись – огромный зал сверкал какой-то неестественной чистотой.

– Это шлюзовой зал, система заканчивает проводить вашу санитарную обработку, управляющие центры стерильны, дыхания человека здесь не ощущалось миллиарды лет, – проинформировала их система. – Процедура обработки завершена, прошу проследовать по бегущей стрелке.

На полу загорелась изумрудная пульсирующая стрелка, убегающая вглубь зала. Минут пять шли по стрелке и чувствовали себя не очень уютно, – давила неизвестность и полная зависимость от хозяев. Наконец, подошли к прозрачной кабине, – обыкновенной, похожей на телефонную будку, только шире, – двери открылись.

– Прошу входить, лифт доставит вас в управляющие центры и единый центр управления, к этому моменту вы прошли все проверки, предусмотренные программой, больше проверок не будет.

Лифт опустился вниз и через некоторое время остановился, его створки разошлись в стороны, кабина лифта раскрылась, как лепестки цветка, и слилась с переливающимся перламутром полом. Друзья оказались стоящими посредине огромного помещения с изысканным декором. Зазвучала тихая мелодия, перед ними вспыхнуло огромное изображение трехметрового человека с мужественными, аристократичными чертами лица, атлетически сложенного, его голова была увенчана совершенно белой пышной шевелюрой. Одежда состояла из серебристого облегающего комбинезона, на груди переливалась цепь с огромным сверкающим камнем.

– Я – последний президент объединенных миров Контарий, приветствую вас в святая святых планеты Месхия – ее управляющем центре. Если вы стоите здесь и слушаете мое послание, значит, прошло много времени, но вы поднялись на такую ступень развития, осознания себя и окружающего мира, что управляющая система станции «Надежда» посчитала вас достойными нашими потомками. В том, что вы наши потомки – сомнения нет. Сомнения нет и в том, что ситуация усложнилась настолько, что необходимы стратегические решения, которые могут принять только люди, – так запрограммирована управляющая система станции «Надежда». Будьте мудры, принимая ответственные решения, просчитайте и взвесьте все варианты, от ваших решений зависят судьбы миллиардов людей. Теперь на вас ложится тяжелое бремя принятия решений. Межпланетная станция «Надежда» – это сложнейший разумный организм, в основе которого лежит принцип квази– гравитационно-мгновенно-действия. Спасибо вам потомки, что вы пришли сюда – продолжить дело спасения нашей цивилизации, пусть ваш путь всегда освящает свет разума и вашего благородства. Управляющая система станции «Надежда», приступить к процедуре наделения полномочиями кандидата АЛЕКСА НА ВЫСШИЙ ПОСТ ОБЪЕДИНЕННЫХ МИРОВ – ПРЕЗИДЕНТА.

Музыка стихла, Президент снял с шеи цепь, положил на специальную подставку и отступил на несколько шагов в сторону. Зал заполнился голограммами мужчин и женщин, празднично одетых, стоящих по обе стороны вспыхнувшей изумрудным светом дорожки, идущей из глубины зала прямо к их ногам, все лица присутствующих были обращены к ним. Раздался гонг, и из глубины зала показались три огромные фигуры, торжественно идущие по дорожке в их сторону. Алекс понял: надо идти навстречу. Команда чувствовала себя лилипутами в стране великанов.

– Пошли, – проговорил Алекс, и они зашагали вперед.

Ровно посредине остановились друг напротив друга.

– Я – главный хранитель законов объединенных миров, центром которого является Месхия – Васил, в мои обязанности входит официальное наделение высшей властью кандидатов на этот пост. Согласен ли ты, Алекс, наш потомок, житель планеты Земля и наследник наших потомков с планеты Трикс принять на себя обязанности Президента объединенных миров Анаит, хранить этот мир и заботиться о нем каждую минуту своей жизни?

Алекс молчал, в голове вихрем проносились мысли.

«Что делать? Согласишься – можешь здесь остаться. Не согласишься – вся поездка сюда будет зря. да и в конце концов, кто-то должен принимать решения и брать на себя ответственность! Почему не я? Если уж все так сложилось.» И ответил:

– Да, я, житель планеты Земля и потомок с планеты Трикс, согласен принять на себя обязанности Президента объединенных миров Анаит, хранить этот мир и заботиться о нем каждую минуту своей жизни.

Специальный поднос с цепью из рук Васила поплыл к нему, и тот громогласно возвестил:

– Алекс, житель планеты Земля и наследник наших потомков с планеты Трикс, назначается Президентом объединенных миров Анаит и планеты Месхия с высшим приоритетом в принятии решений. Возложить символ власти с управляющим кристаллом на вновь назначенного Президента!

Цепь поднялась над подносом подлетела и опустилась к Алексу на шею. Конечно, была она ему великовата, но на глазах трансформировалась, и уже через секунду была по размеру.

«Президенту – слава» – поплыли торжественные аккорды гимна объединенных миров. После его окончания Васил попросил приложить большой палец левой руки в углубление на кристалле. Алекс приложил, и в голове тут возник знакомый голос:

– Президент станции «Надежда» подтверждает официальные полномочия. Готова к выполнению приказов.

Голос был не только в голове, но и транслировался на весь зал. Раздались аплодисменты и поздравления, и это виртуальное торжество закончилось словами Васила:

– Удачи тебе, Президент, в служении на благо человечества! Все назначения и различные формы допуска ты можешь производить единолично, через кристалл мнемонической связи.

Музыка оборвалась, голограммы исчезли, зал опустел.

– Что это за зал? – спросил Антон.

– Зал проведения торжеств.

– А что дальше по плану? – подхватил Алекс.

– Вы с дороги, которую шли сюда миллиарды лет, а я миллиарды лет ждала вас, и вот вы здесь. Теперь я только выполняю команды и рада этому. конечно, я не могу устать, но могу миллиарды лет ждать своих хозяев. когда уже и надежда на это почти исчезла. Отряхните прах звездных дорог со своих ног, оставьте проблемы на время, я предлагаю вам отдохнуть в ваших апартаментах, ну а потом – отпраздновать ваше прибытии и назначение. Торжественный банкет назначен через три часа. Будут ли какие-нибудь изменения или дополнительные пожелания?

Алекс посмотрел на друзей, те отрицательно помотали головами.

– Принимается, – согласился Алекс. – Как-то непривычно обращаться к тебе обезличено. может быть, у тебя есть имя? – обратился Алекс к системе.

– Да, имя было, но со временем оно забылось. Меня называли Зея, что в переводе с древне Месхийского значит – мудрая.

– Ты не против, если мы будем обращаться к тебе по имени?

– Мне это будет приятно.

– Ну, тогда показывай апартаменты.

У них под ногами у каждого своим цветом загорелись стрелки: у Алекса – пурпурным, Ники – изумрудным, Антона – золотым.

Апартаменты располагались рядом. такие огромные! Все было приспособлено для великанов. Они и стояли, как лилипуты в стране великанов, – Алекс спросил у Зеи, можно ли подогнать по их размеру некоторые детали интерьера и личных принадлежностей.

– Конечно, – прошла легкая рябь, и предметы интерьера уменьшились, – извините, что не подумала об этом раньше.

– Зея, а ты можешь материализоваться в виде голограммы?

– Конечно. Какой вы хотите меня видеть?

– Прими привычный для себя образ.

В зале появилась голограмма огромной девушки с правильными чертами лица, серебряными волосами, высокой грудью, тонкой талией и стройными длинными ногами, одетой в короткую тунику римского образца.

– Зея, а ты не могла бы уменьшить свой рост для удобства общения?

– Конечно, Президент.

Голограмма тут же уменьшилась до обычных размеров, однако своей привлекательности при этом Зея не потеряла, – И еще одна просьба, зови меня Алекс.

– Хорошо. А теперь, когда все организационные вопросы урегулированы – отдыхайте, можете слушать земное радио или смотреть телепрограммы, Интернет тоже доступен.

– Зея, какие возможности в отношении инопланетян?

– Те же возможности, что я перечислила ранее, но с поправкой на их родные планеты – они распложены слишком далеко и тотальный контроль из-за расстояния затруднен. Да он и не был нужен. но если это вам необходимо, то такой контроль установить все же можно.

– Зея, строительство баз инопланетянами на поверхности планеты ты разрешила?

– Да, Алекс. Из рассмотренных мною миллиардов вариантов возможного развития событий этот был самый оптимальный. Конечно, он не идеален, но до сих пор контролировать ситуацию удавалось.

– Зея, есть ли вопросы, которые требуют моего вмешательства прямо сейчас?

– Срочности нет. Вопросов, требующих непосредственного вашего вмешательства – много, – ответила Зея.

– Хорошо, займемся ими после банкета.

Фантом Зеи исчез, Алекс остался один.

Набрал номер Юли, она сразу ответила и обрадовано рассказывала о всяких домашних мелочах.

– Алекс, ты видел, что на Луне творится? У нас все в панике! Ночью светло, как днем!

– Видел, конечно. красота!

– Ты скоро приедешь?

– Даже не знаю, – ответил он честно, – много дел. придется задержаться.

– Жаль. я тебя жду!

Попрощался с женой и позвонил родителям. Ответил отец:

– О, Алекс, куда пропал, не звонишь?

– Дела, закрутился. что у вас нового?

– Да все нормально. Пушок не дает расслабляться, очень уж он умный и любознательный, все понимает, только не разговаривает. даже кот с ним поумнел, – не разлей вода.

– Ты с ним построже, – посоветовал Алекс.

– Пытаюсь, но слишком свободолюбивый. а тут еще фейерверк на Луне! Очень беспокоит. а вот и он рвется к трубке.

– Ну, дай ему.

В трубке послышался треск, переводчик перевел:

– Забери меня отсюда! Не с кем поговорить, все тупые, а люди меня не понимают, планета на небе горит, боюсь – опять будет, как дома.

Алекс его успокоил, сказав, что скоро заберет, пусть ждет и не привлекает к себе внимания, все-таки он разумный. Потом поговорил с отцом еще и попрощался.

Антон сидел в кресле, в его голове ворочались тяжелые мысли.

«Приобрел невиданные способности, но зачем они мне? Это – другая жизнь, эти способности никто не увидит, и никто не оценит. Деньги с такими способностями не нужны, зачем они.»

Позвонил родителям, поговорил, успокоил по поводу Луны; поговорил с девушкой, она была счастлива, – теперь у нее были деньги, и он ей стал не очень нужен. Антон чувствовал это по разговору.

«Хорошо, что не женился!» Эта мысль подняла настроение, он попрощался и положил трубку. Ему очень понравилась Дэя. вот с ней он готов был прожить жизнь – красивая, умная, легкая, понятная, но. не живая.

«Хотя, – думал он, – это понятие относительное. вот Нику Алекс оживил, надо будет с ним поговорить по поводу Дэи». Настроение улучшилось, включил музыку, пощелкал программами ТВ, просмотрел Интернет, – да, никакой оторванности нет. Поднялся и пошел заниматься на силовых тренажерах.

Ника тренировалась на беговой дорожке, ей нравилось ощущать каждый мускул своего тела, нравилось думать, она как губка впитывала эмоции. Алекса она боготворила – он дал ей, то о чем она даже и мечтать не могла, да и не знала, что это такое – жизнь в человеческом теле. Такое понятное виртуальное существование в мире программ не шло ни в какое сравнение с биологической жизнью. Первое время она разглядывала и ощупывала себя, ощущая на коже свои прикосновения, она была женщиной и, посмотрев файлы по женской биологии, поняла, что к чему в ее теле. Она могла создавать таких же, как она, людей и видела, как это делается в видеоряде, который у людей назывался фильмом, наслаждалась эмоциями и чувствами. Но одно новое чувство не могла идентифицировать – это чувство у нее вызвал Деном. Ей хотелось его видеть, разговаривать, быть вместе. но в реальном мире это было невозможно. Деном существовал только в виртуальном пространстве, – как она раньше, но знал, что такое быть человеком, потому что раньше был им. Ей пришла мысль попросить Алекса сделать биологическую реконструкцию Денома, и боялась, вдруг он не согласиться. Ника с легкостью вписывалась в привычную виртуальную обстановку станции. Ей все здесь нравилось, не было фальши, все было ясно и понятно, Зеей готовились сложнейшие кластеры многозадачности, которых за миллиарды лет накопилось очень много, и решать эти задачи им нужно будет сообща. Она закончила пробежку и пошла приводить себя в порядок.

Через два часа, отдохнувшие и бодрые, они встретились в общем зале.

– Как впечатление? – садясь в кресло, спросил Алекс.

– Самые прекрасные! Только грустновато от того, что о наших подвигах никто не узнает, – посетовал Антон.

– Узнает или нет – время покажет.

– А мне все нравится. нас встретили, как хозяев, – проговорила Ника.

– Вот сижу с вами, а у меня такое чувство, что чего-то не хватает, – продолжил Антон.

– У меня тоже, – подхватила Ника.

– Все понятно. Только не хватает не чего-то, а кого-то. наверное, вы имеете в виду наших друзей?

– Точно, Алекс! – воскликнул Антон. – Как ты догадался?

– Это было нетрудно, – улыбнулся он.

– Давайте спросим у Зеи о возможности их присутствия. Зея, – позвал Алекс, она тут же появилась, у Антона отвисла челюсть, Ника удивленно хлопала глазами. Довольный произведенным эффектом, Алекс представил:

– Зея, видимый образ невидимой управляющей программы искусственного саморазвивающегося интеллекта станции «Надежда».

– Зея, вы прекрасны, в вас просто не возможно не влюбиться! – попытался сделать комплемент Антон.

– Спасибо, Антон, но я хоть и высокоразвитая, но программа, чувства мне не доступны, только холодная логика, а в твоих словах логики нет.

– Зато в них есть искреннее восхищение тобой. – Да, Зея, Антон прав – ты очень красива, – поддержала Ника.

– Спасибо, Ника. Президент, – продолжила она, – вам и вашим друзьям в соответствии с традицией необходимо переодеться в торжественные костюмы, которые находятся в ваших гардеробных.

– Хорошо, Зея, – за всех ответил Алекс. – И Зея, еще один вопрос: могут на приеме присутствовать Адамал, Деном и Дэя? Да и генерала Сердена надо бы пригласить, ему все-таки миллионы лет и вреда станции он не принес, а как мог поддерживал ее безопасность.

После секундной задержки последовал ответ:

– Президент, вы вправе приглашать на торжество, кого сочтете нужным, и лучше будет, если вы это сделаете сами.

– Спасибо, Зея! – ответили они хором.

– До приема осталось тридцать минут, – напомнила она.

Улыбнулась и исчезла.

Алекс связался по локальной связи с Адамалом, тот обрадовался и засыпал его вопросами, Алекс остановил его:

– Все потом, Адамал. Через тридцать минут в парадных костюмах тебе, Денону и Дэе нужно прибыть в зал торжеств станции «Надежда».

– Но Алекс, у нас нет допуска в центр!

– Вас проводят, – и отключился.

Генерал Серден прятался в одном из серверов станции.

– Генерал, хватит прятаться, через полчаса прибыть в парадной форме в зал торжеств станции.

– Но как же. – начал он.

– Все потом, – остановил его Алекс. – Ну что, довольны? – обратился он к друзьям.

– Конечно, – ответил Антон, – но генерал-то зачем тебе нужен?

– Не мне – станции, – отрезал Алекс, – пошли переодеваться, мы ведь не фантомы, нам на это нужно время.

Встал и пошел в свою гардеробную, Антон с Никой, довольные, последовали его примеру.

Алекс, Антон и Ника вошли в зал торжеств, который сиял и переливался огнями, пестрел женскими нарядами и официальными мундирами, – все были реальных размеров, – к ним подошли Адамал, Делом и Дея – тоже в официальных мундирах, поздравили с назначением и поблагодарили за приглашения. Адамал шепнул Алексу:

– А мы уже не знали, что и думать: пропали и связь оборвалась.

Подошел смущенный и торжественный генерал Серден – Адамал опешил – и тоже поздравил Алекса, извинился за произошедшее недоразумение.

– Президент, но. – начал Адамал.

– Все потом, – прервал его Алекс и проследовал к своему месту во главе огромного стола. Музыка смолкла, все расселись по своим местам.

Среди огромных фантомов они чувствовали себя маленькими, начались торжественные поздравительные речи и тосты, потом концерт, и конца торжеству не было. Алекс связался с Зеей и спросил:

– Сколько продлится прием?

– Столько, сколько вы пожелаете.

Алекс встал, поблагодарил всех за поздравления, сказал, что сейчас наступают трудные времена и необходимо сплотиться в преодолении этих трудностей и, сославшись на государственные дела, удалился, предварительно сказав друзьям, чтобы продолжали отдыхать.

Алекс прошел в специальную комнату для принятия решений, которую ему тут же показала Зея. Сама она появилась в комнате в виде фантома.

– Что-то не так, – спросила она?

– Все отлично, но нужно заниматься делами. Еще какие-то условности мне нужно соблюсти?

– Нет.

– Тогда вводи меня в курс дела.

– В аудио-режиме это займет очень много времени.

– Какие объемы информации предстоит освоить помимо тех, которые уже есть в модулях?

Она назвала – объемы были просто невероятны.

– Хватит ли места в имплантированных модулях? Проверь.

– Хватит, Президент.

– Я же просил называть меня Алекс.

– Хорошо, Алекс. еще и останется, не забывайте о кристалле – в нем все.

Да, и еще одна последняя формальность, – официально произнесла Зея, Алекс встал, – кристалл является не только символом власти на планете, но и хранилищем информации, источником связи и управления мной, в случае его утери или завладения посторонним лицом кристалл самоуничтожается, дубликата нет, и в этом случае вы можете управлять станцией только непосредственно находясь на станции, – если вас не будет на месте, станция переходит под непосредственное мое управление.

– Хорошо, я понял, мне придется хранить кристалл на станции, если я буду отлучаться, – пошутил Алекс.

– Это как вам будет удобнее. но учтите, что для дистанционного управления нужен кристалл.

– Как я его буду носить? Он же не маленький.

– Очень просто, мысленно представите, какая форма хранения для вас удобна, – учила его Зея.

Алекс представил кристалл в виде цепочки на шее, и кристалл тут же трансформировался и обвил шею тонкой белой цепочкой.

– Ну, вот, это другое дело. теперь, когда с формальностями покончено, приступим к делу. Закачивай информацию.

– Какую информацию? – спросила Зея.

– Всю имеющуюся.

– Какими блоками?

– А как у тебя все скомпоновано, покажи.

Перед внутренним взором Алекса появилась таблица имеющейся информации. Алекс промаркировал пункты, которые посчитал необходимыми иметь под рукой, и сказал Зее:

– Давай, приступай.

– Приложите большой палец к кристаллу или цепочке мысленно. – Алекс представил, и тут же вся информация оказалась в модулях. – Любую необходимую информацию, действие или распоряжение, назначение, допуски и прочее вы проводите точно так же, – закончила инструктаж Зея.

Алекс сидел с закрытыми глазами, усваивая полученную информацию своим сознанием. Теперь перед ним расстилалось прошлое и настоящее, устройство и возможности станции, проблемы, – текущие и перспективные. Он видел все, позитронные цепи Зеи тянулись как нервы во все уголки станции, она сама в виртуальном пространстве светилась как солнце и располагалась в центре станции, который находился в идеальном состоянии, чего не скажешь о периферийных коммуникациях. Обслуживанием станции занимались дроны, запрограммированные на определенные операции. На поверхности станции имелись автоматизированные комплексы для производства необходимых деталей и запасных частей, сырье доставлялось из ближнего космоса грузовыми звездолетами, совершающими свои полеты под прикрытием маскирующих полей. Имелись зонды геологической разведки, – вот такой зонд и обнаружил необходимое сырье кларин в галактике Треугольника.

Топлива действительно оставалось мало, только для пассивного функционирования и выполнения минимальных маневров. Основной гравитационный генератор работал в заданных режимах, поддерживая все необходимые параметры на Земле. Кроме этого было еще несколько стационарных генераторов различного назначения. Станция представляла собой сложнейший технический комплекс и выполняла тысячи задач.

Алекс посчитал, сколько потребуется времени для запуска необходимых программ подготовки к перемещению через десять миллионов лет. Получалось, что не меньше стандартной недели упорной работы всем членам группы. Он тут же определил объем работы для Ники и Антона, оформив им соответствующие допуска. Адамал со своей группой займется техническим обслуживанием станции в полном объеме.

Что было интересно, люди на Земле уже стали привыкать к появлению НЛО в местах земных катаклизмов, землетрясениях, извержениях вулканов, цунами, ураганов, и были правы в предположении, что НЛО гасят или сводят к минимуму их последствия. НЛО – это зонды станции, которые являлись проводниками и распределителями энергии, необходимой для воздействия на то или иное природное явление.

Алекс перекинул свой виртуальный взор на поверхность планеты – никакой заметной активности инопланетян не наблюдалось. Но Алекс уже знал, что у некоторых рас имелись мощные космические станции, которые перебросить в этот сектор космоса быстро невозможно.

Цветными пунктирами были показаны места родных созвездий и родных планет рас, находящихся на поверхности Луны, рядом шли таблицы их военной мощи, научно технического потенциала. На границе Солнечной системы мерцал энергетическими полями «Ковчег», вокруг планеты в силовых коконах плыли корабли инопланетян и среди них изумрудной меткой выделялся «Пегас».

К Луне тянулись несколько белых пунктиров, – системой они классифицировались как научно-исследовательские звездолеты, время их прибытия на планету ожидалось через пять месяцев.

Все осмотрев и налюбовавшись космическими пейзажами, Алекс вышел из виртуального пространства станции, посидел некоторое время, приходя в себя, и пошел в зал торжеств. Веселье было в самом разгаре, молодежь танцевала, а Адамал с Серденом о чем-то горячо спорили. Подойдя к ним, он услышал:

– Ты всегда был против моих идей! – горячился Адамал.

– А ты никогда не поддерживал мои! – запальчиво отвечал Серден.

– Хватит спорить, – остановил их Алекс, – пора заняться делами. Времени нет, работать будете каждый над своей задачей. Адамал со своей группой – техническое состояние станции, Зея определит фронт работ. Серден, коль ты заварил кашу с жизнью на станции и ее поверхности – тебе и расхлебывать, займешься этим вопросом вместе с Адамалом. Инструкции я сбросил. А также остаешься руководителем СБС без ограничений. Страшно довольный Серден стал высокопарно благодарить Алекса, Адамал напротив – стал возмущаться назначением Сердена.

– Я все сказал, – жестко остановил их Алекс, – приступайте к работе и учитесь находить общий язык между собой. Зея, обозначь подробный фронт работ каждому, контроль и доклад мне.

– Хорошо, президент.

Адамал подозвал Денона и Дэю, сказал, что им пора заниматься делами, следом подошли раскрасневшиеся Антон и Ника.

– А почему так рано? – возмутился Антон.

– Антон, мы вообще-то сюда прибыли не веселиться, а работать. Времени в обрез, а дел невпроворот, – остудил его танцевальный пыл Алекс.

Ника молча смотрела на Денома и не понимала, что с ней происходит. Какие– то незнакомые волнующие чувства просыпались в ней и, глядя на Денома, она забывала обо всем, растворяясь в его глазах, голосе, что-то внутри сжималось, как пружина, и все тело бросало в жар. Она тряхнула головой, прогоняя наваждение и подумала: «Надо будет спросить Алекса, что со мной. уж не заболела ли я?»

Музыка стихла, голограммы гостей растворились, зал опустел.

– Серден, готовьте большегрузные звездолеты к полету и присмотрите за гостями на поверхности. они ведь гости, а не хозяева? – взглянул вопросительно Алекс на Сердена и Адамала.

– Конечно гости, Президент! – наперебой заговорили Серден и Адамал.

«Вот, – подумал Алекс, – общая проблема объединяет», а вслух сказал:

– Раз так, нужно или установить правила их пребывания на поверхности планеты, или свернуть режим перевалочной промежуточной планеты.

Готовьте материалы к переговорам, переговоры начнем проводить завтра.

– А кто будет вести переговоры? – спросил Серден.

– Здесь двух мнений быть не может, планету будем представлять мы все. Вы, Серден, свяжетесь с командованием расположенных на планете баз и назначите переговоры на двенадцать часов завтрашнего дня, со всеми сразу, место определите. Мы на переговорах будем присутствовать в виртуальном, фантомном режиме, – распорядился Алекс.

На столе появился зеленый чай. Оставшись одни, они приступили к обсуждению создавшейся ситуации.

– Алекс, ты принимаешь такие глобальные решения, которые и правительства Земли принять не могут.

– Не могут, Антон, потому, что не обладают теми возможностями, которыми обладаем мы сейчас.

– Наши решения могут повлиять на политику инопланетян в отношении Земли!

– Нас, Антон, никто не заподозрит в связях с Землей, тем более что мы земляне. слишком низкий уровень развития у жителей Земли.

Ника взглянула на них и задумчиво произнесла:

– Без силового противостояния не обойтись, начнется борьба, и сюда будут направлены боевые флоты всех рас. Скорее всего, они объединяться против нас, – нужно посчитать их суммарную ударную мощность, сможем ли мы противопоставить что-нибудь этой силе.

– Да, Ника, ты права, – озабоченно поднял на нее глаза Алекс, – мы не можем допустить разворачивания здесь военно-космических флотов пришельцев, тем более конфликтов, – пусть даже локальных, это может привести к непоправимым последствиям и даже уничтожению планеты.

– Так может, все оставить как есть? – предложил Антон. – Снимем блокаду, они пошумят, пошумят и будут жить как раньше.

– Нет, Антон, как раньше уже никогда не будет.

– Но Алекс, а как же мы, наши родственники, семьи на планете.

– Вот ради их будущего, ради будущего всего человечества нам и придется отказаться от многого, от привычной планетарной жизни. Ее обыденность издалека теперь кажется весьма привлекательной, но каждый из нас должен принять это решения сам, осознанно, зная, на что идет.

Над столом повисла напряженная тишина.

– Той жизнью, которой я жил на земле, я уже жить не смогу. все забыть тоже не смогу, поэтому принимаю решение остаться, – встал Антон.

– А я только начала жить в человеческом теле, – поднялась Ника, – и для меня родина – это космос, а дом – звездолет «Пегас» и «Ковчег», единственные близкие люди, которых я знаю – это вы, поэтому я ничего не теряю, а только приобретаю. Я – за.

– Спасибо, – с чувством заговорил Алекс, – мы уже немало прошли вместе.

С планетой Земля и родственниками мы будем поддерживать связь, а действовать всегда будем во благо процветания человечества.

– И я с вами, Президент, – материализовалась Зея.

Они в едином порыве соединили руки.

– Клянемся защищать жизнь во вселенной и друг друга в любых ситуациях, клянемся, клянемся, клянемся! – торжественно повторили они все вместе.

– Решения приняты, назад дороги нет, а впереди не видно конца. к делу, – проговорил Алекс, – Зея, для того, чтобы инициировать выход станции из энергосберегающего режима, необходимо это делать из трех управляющих центров одновременно?

– Да, Алекс, последовательность действий рассчитана на стандартную земную неделю, работать в центрах могут только живые люди, наделенные полномочиями. После того, как через неделю станция начнет активироваться, пробуждаясь от векового сна, все функции будут сосредоточены в центральном управляющем центре.

– Давайте приступать, – обратился к ребятам Алекс. – Зея, центры далеко?

– Главный – здесь, два остальных в разных концах станции, но чтобы добраться до них имеются гравитационные лифты.

– Хорошо. Антон, ты – в инженерный управляющий центр. Ника, а ты – в навигационный. До встречи, – сказал, вставая и направляясь к своей двери Алекс. Антон с Никой – к своим.

Система передвижения по станции была проста и удобна. До центра Алекса доставил за две минуты лифт, Антон и Ника добирались дольше – три минуты. Переборка перед ним открылась, он вошел в центр, заполненный аппаратурой различного назначения. В центре зала перед виртуальным голографическим пультом стояло удобное, но, как и все остальное, великоватое кресло, – уменьшать его было нельзя. Алекс расположился в кресле, утопил палец в кристалле и очутился в виртуальном пространстве управляющего центра, заполненного различными спящими программами и накопителями, находящимися в режиме ожидания.

С двух сторон к центру тянулись изумрудные каналы связи от двух других центров, которые показывали, что операторы на месте. Красавица Зея в этом пространстве была хозяйка.

«Все операции строго последовательны и взаимосвязаны между центрами, будьте предельно внимательны, – предупредила она. – Президент, – продолжила она официально, – введите коды доступа. – Алекс ввел последовательность. – Коды приняты, – проговорила Зея.

Ту же процедуру проделали Антон и Ника. А дальше сознание отключилось, чтобы не перегрузиться, потому что не могло воспринимать происходящее с машинной скоростью и оперировать такими массивами информации.

Когда сознание включилось, подготовительная работа уже была закончена, вокруг суетились активированные программы.

– И последнее на сегодня – необходимо ввести последний код активации центрального процессора пространственного моделирования.

Алекс ввел и вышел из виртуального пространства.

«Все-таки биологические составляющие, – думал он, – при всей их неповторимости и возможностях, не могут состязаться в скорости и объемах с виртуальной реальностью».

Он все так же сидел неподвижно в кресле, – по сути, мозг и тело отдыхали, – Алекс глянул на часы: пятнадцать часов подряд. Встал, потянулся, – связь с «Ковчегом» в порядке, телеметрия в норме, пространственных изменений не зарегистрировано, – и пошел к лифту. Завтра уже наступило, до переговоров с инопланетянами осталось около трех часов.

В своих апартаментах привел себя в порядок, связался с Антоном и Никой, они тоже уже были у себя, пригласил их перекусить, – трудно сказать, что это было – обед или ужин. За столом собрались бодрые и веселые, ели с аппетитом.

– Активировать станцию не так уж сложно, – веселился Антон, – в виртуалке классно.

– Времени много отнимает, – откликнулся Алекс.

– Мы с Никой погоняем на полигоне, разомнемся.

– Разминайтесь. Но не забывайте – через три часа переговоры, за полчаса до переговоров собираемся здесь.

– Хорошо.

Они встали с Никой и пошли на полигон. Алекс подумал, что тоже нужно размяться, и пошел в спортзал, позанимался на тренажерах, поиграл в теннис, поплавал в бассейне, бодрый и свежий пошел на совещание. По дороге попросил Зею пригласить всю команду.

В зале его уже ждали и весело переговаривались, при появлении Алекса встали, приветствуя.

– Давайте без церемоний, – поздоровался, проинформировал собравшихся о начале активации станции, – процесс займет неделю. Затем предоставил слово Сердену и предупредил, что времени мало – излагать все кратко и, по существу.

Серден доложил, что попросил инопланетян собраться в одном месте, где им будет доведена важная информация, они согласились и соберутся для встречи на базе Критчан. Далее докладывал Адамал о предложениях, которые будут сделаны их стороной инопланетянам.

– Ника и Зея, что по поводу совокупного военного и экономического потенциала инопланетян?

Заговорила Ника:

– Совокупный военный потенциал составляет двадцать миллионов боевых звездолетов различного класса, спектр оружия самый широкий – от кинетического до антиматерии. Что касается экономического потенциала, то он достаточен для ведения затяжной войны, подойти к Солнечной системе они смогут только через несколько десятков лет. И главное: можем ли мы противостоять этой мощи? Да, можем, применяя ранее испытанное оружие, которое остановило волну преобразования пространства.

– Но это может вызвать необратимую цепную реакцию и новый неконтролируемый процесс преобразования пространства, – то, от чего мы бежали! – загорячился Адамал.

– За время нахождения в Солнечной системе мною проведены научные исследования этого феномена и рассчитана мощность импульса, при котором распространения процесса не происходит, а ограничивается заданной зоной пространства, – успокоила его Зея.

– Все неплохо, – заулыбался Алекс.

Антон добавил:

– Лучше бы обойтись без войны, но время покажет.

– Зея, приготовится к трансляции наших фантомов, участвовать в переговорах будут все, фантомы в месхийский трехметровый рост, в скафандрах, – незачем им знать, кого они скрывают. Таинственность и неизвестность – лучшие наши союзники.

Зал совещаний Критчан, куда прибыли представители всех рас, шипел, свистел, трещал, жужжал в обсуждении последних событий и предложении о встрече со всеми представителями рас, сделанном неизвестными. Крол занял место председательствующего во главе стола и провозгласил о начале совещания, напомнив, что представители неизвестной расы прибудут через пятнадцать минут земного времени.

– Что бы ни произошло, какие бы предложения ни были сделаны, я предлагаю выработать общую линию поведения.

Всегда молчаливый Мулк поддержал Крола и предложил во время встречи как можно больше узнать о том, кто будет присутствовать на встрече, никаких ультиматумов, – сила пока на их стороне.

– Вот именно – пока, – вскочил Удвул, – как они запоют, когда планетарные правительства направят свои боевые флота сюда! Я предлагаю захватить их в плен.

– Удвул, оторви взгляд от земли и подними голову вверх, и ты увидишь, чьи обездвиженные корабли там плавают, – поддел его Мурен.

– Ну все, хватит пререкаться, – повысил голос Крол. – Удвул прав в одном: мощь наших боевых флотов огромна, экономический потенциал неисчерпаем, с такими силами нам особо бояться нечего.

– Но надо учитывать и их потенциал. хотя бы тот, который мы видим, – прожужжал Пчендис, – неизвестность – худший враг дипломатии.

– Внимание, – поднял руку Крол, – до встречи несколько мгновений, а их нет. И остановился на полуслове: воздух слегка вздрогнул, и в зале материализовались семь трехметровых, атлетически сложенных гигантов.

Зал затих, разглядывая прибывших, но тела и головы пришельцев были скрыты скафандрами неизвестной конструкции. Первым пришел в себя Крол, так и стоящий с поднятой рукой.

– Мы приветствуем вас на базе народа Критчан, – начал он, – и приглашаем занять свои места за столом переговоров.

Где уже быстро менялась мебель под их размеры.

– И мы приветствуем вас и благодарим за согласие собраться здесь для встречи, – заговорил один из них, проходя и садясь напротив Крола, на другом конце стола, его спутники расселись по обе стороны от него.

Крол представил находящихся за столом представителей рас, сопровождая это титулами и большим влиянием, которое имеет каждая раса, и замолчал. После некоторой паузы заговорил пришелец, сидящий напротив Крола:

– Нам нет необходимости представляться, вам ничего не скажут ни название нашей расы, ни место расположения метрополии. мы выражаем свое сожаление за предоставленные вам неудобства, эти неудобства продлятся еще неделю. Наше появление в спиралевидной галактике и в системе этой звезды вызвано необходимостью. Через десять миллионов лет, в результате разлета звездных скоплений, спиралевидная галактика, – кстати, ваша родная, – столкнется с другой галактикой, что приведет, – как вы знаете, – к катастрофе. Мы здесь для того, чтобы предотвратить катастрофу и запустить механизм уклонения от столкновения.

Удвул вскочил.

– Да кто бы вы ни были, откуда вы знаете, что будет через десять миллионов лет?!

Его высказывания проигнорировали и продолжили:

– Вы можете включиться в этот процесс как заинтересованные расы, можете не верить и не включаться, но мешать мы вам не позволим, – говоря это, он повернулся к Удвулу. – Спонтанно такой серьезный вопрос не решается, для этого нужно время, – отвечал Мулк, – решения правительств планет, проверка расчетов. Заговорил второй атлет.

– Никто и не требует от вас сиюминутного решения, вы ведете запись этой встречи и после ее окончания направите своим правительствам, вам будут предоставлена такая возможность. Что же касается проверки расчетов, уважаемый Мулк, вы не сможете их проверить или произвести, для этого у вас нет таких вычислительных мощностей.

Заговорил третий атлет.

– Вам необходимо довести до ваших правительств необходимость переноса баз с поверхности этого спутника в другое место, демонтаж баз предлагается начать незамедлительно.

– А если мы откажемся?! – снова вскочил Удвул.

– Базы будут закрыты в любом случае, – ответил атлет.

Удвул схватился за меч и закричал:

– Вы за это ответите!

Визитеры встали, старший сказал:

– Канал связи будет открыт через десять минут, завтра в это же время продолжим нашу встречу, а сейчас нам пора.

Фантомы растаяли так же внезапно, как и появились.

– Нам тоже пора, надо срочно отправить сообщения, события начинают разворачиваться стремительно, соберемся позже, – закрыл встречу Крол и тоже заспешил к терминалу связи.

Только Мулк не очень торопился, сидел, ничего не замечая и о чем-то напряженно думая или что-то вспоминая, – древнейшая и загадочная раса Эднов насчитывала миллионы лет существования.

«Это невозможно! – думал Мулк. – Трехметровые атлеты, прародители землян!

Глава 9

– Серден, вы превзошли себя! – смеясь, говорил Алекс.

– А драконоподобный очень агрессивно себя вел, – вставил Антон.

– Это раса с планеты Зет, – поясняла Дэя, – змееподобные хитры и агрессивны, непримиримые враги Акванов, – разумных существ, обитающих в воде. В настоящий момент их всех объединят внешняя угроза в нашем лице.

– Сегодня на планетах начнется паника, наш ультиматум положит конец спокойной жизни в этой части галактики. Думаю, что они попробуют нашу военную мощь, направят какой-нибудь патрульный военный корабль, а, может быть, и не один, и понаблюдают за нашими действиями, – предположил Деном.

– Тогда какой смысл в изоляции? – вопрос Ники повис в воздухе.

– Смысл в недостатке информации, торговые корабли будут теперь обходить этот сектор стороной, боясь потерять свой груз, а для военной операции недостаточно данных, – ответил Алекс и продолжил: – Блокаду планеты снимем через пять дней, все делаем так, как сказали. Ника, Зея – боевая готовность, обо всех объектах докладывать незамедлительно, я тоже перевожу «Ковчег» в боевую готовность, – это сюрприз, о котором они не знают. Серден, грузовой флот готов стартовать? – посмотрел на него Алекс.

– Будет готов через два стандартных дня, проводятся регламентные работы после длительной консервации.

– Пойдемте осмотрим корабли, кто со мной?

Желающих не оказалось, у всех нашлись неотложные дела.

Алекс вошел в лифт, который доставил его в транспортный ангар. Увиденное впечатляло – огромные звездолеты возвышались стройными рядами, как горы, в соседнем помещении располагались транспортные поезда.

– Сколько времени займет операция вывода кораблей в космос и сцепки с поездами?

– Двое стандартных суток, – проинформировала Зея.

– Заправка уже начата?

– Нет, пока ведутся регламентные работы и активируются все системы кораблей и их управляющих центров, заправка начнется через двое суток и займет сутки. В это время корабли должны находиться на парковочных орбитах вокруг планеты.

– Серден, готовьте отлет через пять дней. и вот еще что, звездолеты работают в автоматическом режиме или им требуются экипажи?

– На каждые сто автоматических звездолетов один звездолет с экипажем.

– И сколько звездолетов с экипажами нам нужно?

– Шесть звездолетов, всего отправляются шестьсот кораблей.

– Сколько человек в экипаже?

– До десяти человек, но может управлять и один, наделенный особыми полномочиями.

– Сколько кораблей охраны на каждую сотню?

– Два корабля, всего двенадцать, – докладывал Серден.

Закончив осмотр, Алекс направился в управляющий центр, который был готов к дальнейшей процедуре активации.

«Шесть человек, – думал он, – где же я их возьму. трое есть – это мы. А еще трое? Остается только одно – биологическая реконструкция Адамала, Делона и Деи, и начинать ее нужно уже сегодня».

Алекс связался с Адамалом и обрисовал ему ситуацию, Адамал был готов, Алекс предупредил, что рост после реконструкции у него будет такой же, как у него, сама реконструкция продлиться сутки. Адамал согласился, Алекс попросил его поговорить с Дэей и Деноном. Аппаратуру реконструкции он уже подготовил, осталось загрузить параметры и передать записи сознания. Алекс ждал. Он уже входил в центр управления, когда вышел Адамал на связь.

– Я переговорил Дэей и Деноном, они согласны и очень рады вновь стать людьми, рост не имеет значения.

– Хорошо, – обрадовался Алекс, – теперь загрузите свои сознания на носители, определите параметры – как вы хотите выглядеть после реконструкции. Носители заберет Ника и отправит на «Ковчег», где и будет проходить реконструкция. На «Ковчеге» вы пробудете три дня, каждая реконструкция идет сутки, из виртуального пространства станции Надежда вы исчезнете.

Не теряя времени, Адамал с друзьями приступил к инсталляции сознания на носитель, но перед этим они попрощались с виртуальным образом Зеи.

– Я буду скучать без вас.

– Алекс скучать не даст, – ободрил ее Адамал.

Как только запись сознаний была произведена, Алекс поручил Зее доставить контейнеры к спускаемому в место их высадки на Луне модулю «Пегаса». Через пять минут контейнеры были в модуле, еще через пять минут с «Пегаса» стартовал скоростной зонд в сторону «Ковчега», и Зея доложила Алексу об отправке контейнеров.

Алекс запрограммировал все необходимые последовательности на аппарате биологической реконструкции, после чего утонул в виртуальном пространстве станции, спящее в прошлый раз царство просыпалось. Антон и Ника тоже были на местах и приступили к работе, на этот раз сознание полностью не выключалось и они почувствовали, как просыпаются и растекаются вокруг планеты защитные поля, Алекс ввел коррекцию и включил в поле интересов станции Землю, – поле было особым и действовало оно только по команде Зеи. Принцип работы был очень сложен, но это поле было как никогда кстати в свете развивающихся событий. Начинали запитываться системы планетарной и космической обороны, шла обработка данных и производство расчетов на необходимое количество энергии и материалов. Малые грузовые корабли уже отправились за рудой, просыпались и активировались автоматические заводы по производству комплектующих к технике. Все трое чувствовали себя в управляющих центрах всесильными, настолько велика была просыпающаяся мощь. Появилась Зея.

– На сегодня достаточно, семь часов заложенные программы будут разворачиваться, вы и так делаете все немного быстрее, чем требуется.

– Так ведь обстоятельства диктуют, – ответил Алекс, выходя из виртуального пространства и вставая с кресла. Было такое чувство, что он пробыл в виртуальном пространстве несколько минут. – А почему так быстро сегодня? – спросил он у Зеи.

– Быстро. взгляните на часы!

Алекс взглянул и ахнул – прошло пятнадцать часов.

На «Ковчеге» шла успешная биологическая реконструкция по воссозданию Адамала, до окончания осталось девять часов, своим ребятам он ничего не сказал – пусть будет сюрприз. Зонды системы дальнего обнаружения «Ковчега» засекли и вели три корабля. Алекс подключил Зею для их идентификации, – в ее базе были все типы звездолетов всех рас, населяющих галактику. Совместный анализ показал, что два боевых звездолета крейсерского типа принадлежат расе Зет, и один корабль классифицировался как большой десантный из системы Сервилий. Курсы кораблей не оставляли никакого сомнения в их намерениях и были проложены к Солнечной системе, скорости кораблей световые, подлетное время – две недели.

«Отдыхать некогда», – думал он, входя в зал. За столом уже сидели и обедали Антон и Ника.

– Привет, Алекс, ты чего задержался?

– С Зеей проводили анализ ситуации, – к нам гости летят, как мы и предполагали – три боевых звездолета, хотят попробовать нас на прочность.

– Для нас три корабля – ерунда! – воинственно заявил Антон.

Алекс вызвал Сердена, тот тут же материализовался, Алекс ввел его в курс дела.

– А где Адамал со своей командой? – беспокойно оглянулся по сторонам Серден.

– Они выполняют особое поручение, – успокоил его Алекс. – Какие мысли по поводу звездолетов, Серден?

– Эти звездолеты серьезной угрозы не представляют, это испытание для нас.

– Я согласен, – прервал его Алекс, – и как реагировать на эту демонстрацию силы?

– Можно, конечно, перехватить. но тогда война.

– Вот, Серден, в самую точку! Но наша цель – не война, а сохранение мира, сохранение жизни и жизней каждого живого существа.

Молчавшая Ника, не обремененная пока никакими моральными принципами и находящаяся еще под влиянием трех законов робототехники, предложила остановить корабли, предварительно предупредив экипажи.

– Ника, ты что, с ума сошла? – посмотрел на нее Антон. – У них световая скорость?

– Антон, я знаю, что такое световая скорость – это триста тысяч километров в секунду. Но когда принимаешь решения в триллионную долю секунды – это очень много времени, по сути секунда бесконечна.

Алекс ухватил идею, подключил вычислительные мощности «Ковчега», смоделировал и развернул медленно вращающуюся трехмерную голографическую схему.

– Ника, ты предлагаешь использовать гравитационную сеть с постепенным периодом напряжения. я правильно понял?

– Да, капитан, я это и имела в виду. В качестве якорей использовать четыре предназначенных для этого зонда с «Ковчега».

– Зея, рассчитай точку встречи звездолетов.

На схеме загорелась красная точка встречи. Ника подвесила якоря, образовав гигантский квадрат на пути кораблей, в который они свободно проходили. Осталось рассчитать силу напряженности гравитационной ловушки с момента начала торможения и до полной остановки, – этой задачей Алекс загрузил вычислительные мощности «Ковчега».

– А если они не пойдут в ловушку, – засомневался Серден, – обнаружив зонды?

– Зонды обнаружить нельзя, они будут прикрыты маскирующим полем, – пояснил Алекс.

За обедом Алекс ввел в курс дела Антона и Нику по поводу подготовки к старту и вывода грузового флота на парковочные орбиты.

– И сколько же это звездолетов? – Алекс сделал паузу и ответил: – Шестьсот. Вместе со звездолетами охраны.

– Ого! – вырвалось у Антона. – Такую массу кораблей на орбите не заметить будет невозможно.

– Да, – согласился Алекс, – заметно будет только тем, кто находится на планете, и этого достаточно – здесь находятся представители всех рас.

– И поняв, что мы улетели, начнут действовать, – нагнетал обстановку Антон.

– Станция выходит из режима энергосбережения и разворачивает свои системы, при выходе станции на рабочий режим ее мощь станет настолько велика, что любые враждебные действия будут обречены на неудачу, – веско заметил Серден.

– Да, – согласился Антон, – уже сейчас начинаешь чувствовать себя в центре управления всесильным.

Алексу пришли расчеты с «Ковчега», которые он загрузил в зонды и отправил их к расчетной точке.

– Фантастика, – продолжал удивляться Антон, – вот так за обедом, между делом решаем проблему галактического масштаба. какая-то сказка.

– Сказка всегда была рядом, Антон – над нами. А вот как произошло, что о ней забыли, и человечество дошло до того, до чего дошло.

Обед подходил к концу.

– Три часа на отдых, свободное время, и за работу, отдыхать будем во время полета за топливом, – распорядился Алекс, встал и направился к себе.

– А где ребята? – спросила Ника у Антона, когда они остались одни.

– Не знаю. исчезли даже из виртуального пространства станции, на запросы не отвечают. странно. Пойдем, погоняем на полигоне, я новую технику сделал, пока находился в центре управления, – предложил он Нике.

– Пойдем, – согласилась она.

Внезапно Ника остановилась на полушаге.

– Антон! Входящий сигнал через «Пегас», вызывает Мулк, представитель народа Эднов, и просит немедленной аудиенции – он хочет сообщить и обсудить важную информацию.

– Ну вот, покатались, – огорченно вздохнул Антон, – докладывай Алексу.

Мысль, пришедшая Мулку в голову, не могла быть реальной, но увиденное говорило об обратном. Мулк был с планеты Гестер, его раса населяла несколько систем. Мулк происходил из клана ученых, занимался историей и различными древними артефактами, очень интересовался археологией. На Луне находилась промежуточная база межпланетной торговли и пассажирских перевозок. Мулк занимался историческими изысканиями в Солнечной системе, насчитывающей восемь планет, одна из которых – Земля – была пригодна для жизни. Ее населял разумный вид людей, который развивался стремительно, особенно последнее столетие. Когда Земля была обнаружена, люди уже населяли ее, но их социальная система находилась в зачаточном состоянии. Что было интересно – на других планетах обнаруженной системы тоже имелись следы разумной жизни. Вся Солнечная система была как будто кем-то построена, все выверено до мельчайших деталей.

Во время своих научных изысканий Мулк не раз натыкался на различные археологические источники, которые говорили о существовании в системе какой-то загадочной расы, очень могущественной и древней. Представители этой расы были огромного роста и обладали невиданными техническими возможностями, – об этом говорили отдельные найденные артефакты и старинные тексты.

Увидев проекции трехметровых гигантов, Мулка пронзила невероятная мысль: это вернулась древняя раса! Своим строением они были похожи на людей с Земли, обладали мощными техническими возможностями и вели себя как хозяева, не спрашивая и не договариваясь ни с кем.

«А как вели себя Эдны в отношении людей? – подумалось ему. – Да, в этом вопросе не все было гладко. люди не были приняты даже в галактический союз, планета находилась в карантинной изоляции, прямого общения не было – для этого люди были не достаточно развиты. А ведь об их появлении на планете почти ничего не известно, разумная жизнь эволюционировать так быстро не могла, все говорило об ее инопланетном происхождении». Эдны – древнейшая раса в галактике, но теперь Мулк подвергал это утверждение сомнению, заносчивость, превосходство и высокомерие, с которым они вели себя с другими расами, в этом случае не подходили.

Мулк вошел в центр связи на своей базе, запакетировал сообщение с высшим приоритетом секретности и срочности, в сообщении передал ультиматум пришельцев и свои предположения, после чего отправил центральному правительству сектора Эднов.

«Момент исторический, – продолжал он размышлять, – в один момент можно стать на вершине галактической политики или остаться на ее задворках, – такой момент наступил сейчас, и нужно что-то срочно предпринимать. В правительстве начнутся совещания, борьба, предположения, построение вероятностных моделей развития событий и за всей этой бюрократической суетой время будет упущено». И Мулк решился поставить все и – будь что будет, другого такого шанса ему никогда не выпадет. Мулк активировал канал связи, который им оставили при первой встрече хозяева, и попросил о личной аудиенции.

Алекс только вошел к себе, намереваясь заняться анализом маршрута, по которому им предстоит лететь за топливом, когда прозвучал вызов Ники, сообщивший о просьбе Мулка, представителя Эднов, о встрече.

– Соглашайся, а вы чем будете заниматься?

– Решили на полигоне покататься на новой технике.

– Ладно, катайтесь. я с Серденом проведу переговоры, переключи канал связи на меня.

– Спасибо, капитан! – обрадовалась Ника, а Алекс подумал: «Как быстро человеческие желания берут верх над необходимостью». – Я вас слушаю, Мулк, – вышел на связь Алекс.

– Прошу вас о встрече, это очень важно.

– Хорошо, у вас на базе через пять минут.

Серден появился сразу, как только получил вызов.

– Слушаю вас, президент.

– Давай без официоза. Мулк просит аудиенции, я согласился, – ввел его в курс дела Алекс.

– Отлично, начинается галактическая политика. Послушаем представителя старейшей расы в галактике, – когда мы сюда прибыли, они только начинали развиваться.

Активировали голографические проекции на базе Эднов, Мулк встречал их в церемониальных одеждах в зале для приемов.

– Я благодарю вас за согласие на встречу, прошу извинить меня за дерзость и простить за время, которое я осмелился отнять у вас.

– Мы открыты для общения, и время, затраченное на налаживание взаимоотношений, не может считаться потраченным впустую, – ответил Алекс.

Мулк пригласил их занять места в креслах у камина, в котором горел живой огонь.

– Откуда такая старомодная роскошь? – спросил Серден.

– Я ученый историк. огонь всегда объединял и помогал беседе. Я послал информацию своему правительству миров Эднов, ответа так быстро не будет по понятным причинам, наша встреча носит частный характер. я взял на себя ответственность заявить от имени миров Эднов о полной поддержке и готовности к сотрудничеству, а также оказанию любой помощи в ваших делах. С этого момента база в вашем распоряжении.

– Это достойное заявление, мудрое и конструктивное. дело мы начали общее, далекая катастрофа не так уж и далека по космическим меркам, время – понятие относительное, – заговорил Алекс, – но у вашего правительства может быть иное мнение, и действовать оно может иначе.

– Это будет ошибкой, я информировал об этом правительство. но если так случится, я останусь верен своему слову и своим убеждениям.

– Не все так думают. Несколько боевых звездолетов народа Зет и Сервилий идут к Солнечной системе.

– Это их ошибка. Раса Зет всегда отличалась воинственностью, а Сервилиям не хватает территорий, – они размножаются быстрее, чем осваивают новые территории, их колонии вынуждены жить в космосе на кораблях и станциях. я попытаюсь их образумить.

– Не надо, – остановил его порыв Алекс, – пусть все идет как идет, каждый получит тот урок, который заслуживает. Скажи, Мулк, что движет тобой в твоем стремлении содействовать нам? – спросил Алекс.

– Я ученый, и некоторые факты указывают на то, что вернулась древнейшая раса, о которой не сохранилось даже легенд. самая могущественная. Я думаю, что это вы.

– Ты проницателен, Мулк. Мы принимаем протянутую тобой руку дружбы вне зависимости от ответа правительства, и желали ли бы, чтобы народ Эднов представлял только ты и выбранные тобой соплеменники.

– Спасибо за высокую честь, оказанную мне. но чем я могу быть полезен вам?

– Оставайся на связи, твоя помощь скоро понадобиться.

На этом встреча завершилась.

– Твое мнение? – уже на станции спросил Алекс.

– Конечно, ход Мулка мудрый и дальновидный, но пока наш союзник только один. ответ правительства мы скоро узнаем, – отвечал Серден и продолжил:

– Алекс, меня постоянно мучает один вопрос: почему ты вернул меня к работе и даже не провел расследований? Полностью вернул и даже увеличил полномочия.

– Серден, все просто – я увидел картину жизни станции в целом и вашу деятельность, это привело меня к выводу, что и ты, и Адамал заботились о колонистах и о станции, но пути решения были разные. Вы оба очень ценны для станции, а ваша конфронтация помогла выжить станции и колонистам. В споре рождается истина, ни один из вас не перешел грань, за которой нет возврата.

– Спасибо за понимание и доверие, для меня такая высокая оценка очень важна, и я приложу все силы для возрождения былого величия.

– Другого ответа я не ждал. Скажи, что ты думаешь по поводу возможность вернуть свой прежний биологический облик?

После некоторой паузы прозвучал тихий голос Сердена:

– Это невозможно, но я бы отдал все, чтобы снова ощутить себя человеком.

– У меня есть такая технология. Через три дня готовься к биологической реконструкции.

– Я не могу поверить.

– Придется поверить, но выбор и решение за тобой, – Алекс перешел к делу:

– Серден, скоро грузовые звездолеты и поезда начнут выводиться на парковочные орбиты вокруг планеты, находящиеся там сейчас звездолеты будут только мешать.

– Ты прав, – подумав, ответил Серден, – да и в блокаде планеты теперь уже необходимость отпала, все всем известно.

– Передай Мулку, что через час силовое поле будет снято, звездолеты должны покинуть орбиту планеты или остаться на ее поверхности. Я думаю, это укрепит положение Мулка?

– Несомненно, Алекс, верный ход, – одобрил Серден и исчез.

Алекс связался с Никой и распорядился снять блокаду планеты через час, но оружие на звездолетах оставить заблокированным. Затем связался с Зеей, попросил показать параметры силовых полей станции, – тут же перед внутренним взором пошли колонки цифр с информацией, поля разворачивались и набирали мощность, расчеты показывали, что через сутки можно будет с легкостью блокировать Солнечную систему.

– Зея, подготовь станцию к блокировке Солнечной системы от внешнего проникновения через стандартные земные сутки.

– Выполняю.

– Нужно обезопасить систему после нашего отлета, за неделю полноценных дипломатических отношений мы построить со всеми расами не сможем, а блокировка системы позволит продолжить этот процесс без спешки, спокойно налаживая контакты. Земле от этого никакого вреда не будет, потому что нет даже межсистемных перелетов, – рассудил Алекс.

Мулк находился в состоянии повышенной эмоциональности. Двойственность положения тревожила – его могут легко посчитать предателем или сделать героем. Но ученый авантюрист в нем брал верх, – познать непознанное, прикоснуться к древним тайнам – эти возможности перевешивали все. Через некоторое время его размышления прервала информация от пришельцев: ему предлагалось сообщить другим расам о снятии блокады через час. Далее предлагалось освободить орбиту вокруг Луны от их звездолетов. Думать времени не было, его поставили перед фактом, он передал сообщение всем главам баз, находящихся на планете. От них посыпались бесчисленные вопросы, а от некоторых – обвинения в предательстве интересов союза. Отвечать он не стал, времени не было, связался со своими звездолетами и распорядился заходить на посадку немедленно. Через некоторое время посыпались вопросы с требованием разъяснить, что происходит.

– Спросите об этом инопланетян, я знаю только то, что знаю, – отвечал он.

До встречи оставался один час, появился Серден и доложил, что сообщение передано и, чтобы не было толкучки при посадке, попросил Алекса снять блокирующие поля со звездолетов Эднов, не дожидаясь намеченного времени. Алекс согласился и дал соответствующие указания Нике. Через две минуты она докладывала, что звездолеты Эднов пошли на посадку.

– Какие предположения по укомплектованию звездолетов экипажами? Особенно истребителей, – взглянул Алекс на Сердена.

– У меня только два варианта. Первый: жителями станции, и второй: жителями Земли.

Вошли довольные Антон и Ника, поздоровались и расположились в креслах, и Алекс еще раз повторил вопрос для них.

– У нас есть два пилота истребителей – Ника и я.

– А нужно пять на каждую сотню звездолетов. Вся проблема в том, что этими звездолетами должны управлять живые разумные существа, подключенные к интерфейсам, кроме этого нужен десант, – в полете все может случиться, а лететь нам долго.

– Таких пилотов у нас нет, а мастерство пилотирования истребителей, даже с базовыми модулями, требует тренировки и практических навыков, – говорила Ника, – а у нас времени нет. Предлагаю рассмотреть союзные расы, которые могут образоваться при нашей сегодняшней встрече. – А почему не пригласить пилотов с земли? – предложил Антон.

– Возможно, – задумчиво произнес Алекс, – но ты представляешь, что это такое – нужно убедить, ввести в курс дела, плюс всякие социальные условности. а у нас на это нет времени, нужно другое решение. А вот насчет десанта у Сердена дельная мысль – воины с поверхности планеты вполне подойдут, а обучать их можно во время полета, лететь с «богами» для них честь, да и командир десанта уже есть!

– Кто! – вскочил Антон.

– Серден.

– Но как же я? – засомневался тот. – Я же просто программа.

– Терпение, Серден. ты согласен?

– Для меня это большая честь.

– Тогда набирай отряд.

Обрадованный Серден мгновенно исчез.

– А откуда нас семеро? – спросил Антон.

– Скоро узнаешь, – загадочно улыбнулся Алекс и продолжил: – Мощность станции возрастает, она входит в начальную фазу рабочего режима, и будет нарастать по мере ввода новых пробуждающихся программ начального режима. Мощности должно хватить, чтобы блокировать Солнечную систему, блокада сохранит систему от неожиданностей в наше отсутствие.

– А сколько продлиться полет? – Алекс сделал паузу и ответил: – Антон, один год для нас там, здесь сто лет.

Наступила тишина.

– Так ведь мы вернемся в другое время. уже никого знакомых не будет?

– Ну, кто-то останется. теперь ты понимаешь, что это еще одна проблема, которая может отвернуть людей от полета.

– Да, это очень существенно. даже я подумаю, – запечалился Антон.

– А что здесь такого, почему вы так обеспокоены этим незначительным периодом времени? – удивленно взглянула на них Ника.

– Ника, – объяснил Алекс, – люди по космическим меркам живут недолго – в среднем от шестидесяти до восьмидесяти лет. Когда мы вернемся, на Земле уже не будет ни наших родственников, ни наших друзей, мы будем чувствовать себя одиноко.

– Так возьмите их с собой.

– Что думаешь, Антон?

– Вряд ли они согласятся. но предложить надо.

Их прервал сигнал, предупреждающий о начале встречи на поверхности планеты. Закончив обсуждение, быстро перенесли свои фантомы на поверхность в резиденцию Мулка, которого об этом предупредили заранее.

Резиденция Эднов отличалась роскошью, Мулк находился во главе стола, стол был накрыт и заставлен различными блюдами, присутствующие представители рас встретили их появление молчанием. Мулк сказал несколько высокопарных приветственных фраз и пригласил занять места.

Алекс поблагодарил присутствующих за понимание и оперативное освобождение орбиты Луны от звездолетов. Молчание было вызвано докладами, который каждый из присутствующих получил от своих наблюдателей о том, что на орбите появились огромные многокилометровые звездолеты, – откуда они взялись было неизвестно, но это заметно охладило воинственный пыл Удвула и недовольное жужжание Пчендиса.

– Мы слушаем ответы ваших правительств, без предисловий. Кратко начните вы, Крол, – задал тон встречи Алекс.

Крол встал и торжественно заговорил:

– Мое правительство приветствует вас и готово вступить в переговоры по вопросу освобождения планеты от наших баз, но эвакуация и поиск подходящего места займет очень много времени, и нам необходима какая-то компенсация за причиненные неудобства. что касается вопроса глобальной катастрофы через десять миллионов лет, то это ваше предположение сейчас проверяется.

Присутствующие одобрительно загомонили.

– Вы, наверное, – перекрывая гомон, заговорил Алекс, – неверно довели информацию своим правительствам, это ультиматум и торг здесь неуместен.

Встал Мулк.

– Мое правительство принимает все ваши условия и кроме этого передает базу со всем персоналом в ваше распоряжение, в помощь для осуществления великой миссии.

– Это мудрое решение, – оценил Алекс.

Правительства систем Зет и Сервилий категорически отказались выполнять какие-либо требования и пригрозили силовыми акциями. Акваны примкнули к мудрым Эднам и заверили в вечной дружбе и помощи.

– Предатели! – кричал Удвул. – Мы вас раздавим!

Алекс поднял руку.

– Прямая связь с вашими правительствами.

Образовались голографические экраны, с которых смотрели ответственные лица руководства планет.

– Я выслушал ваши ответы, от друзей и дружеских отношений мы никогда не отказываемся и благодарим за мудрость и понимание, – Алекс посмотрел на экраны Эднов и Акванов, – с вами проведем отдельные переговоры. Что же касается вас, – он обвёл взглядом экраны Зет, Сервилий и Критчан, – координаты коридоров эвакуации баз и звездолетов вам переданы, рекомендую понаблюдать за вашими боевыми звездолетами, которые движутся в Солнечную систему. Солнечная система должна быть очищена через двадцать четыре часа от всех звездолетов, принадлежащих вашим расам. После чего она будет блокирована, через пять часов начнется принудительная эвакуация. На этом встреча закончилась, Алекс попросил остаться Эднов и Акванов.

– Мы ценим ваше решение, – начал Алекс, – но хотели бы понять, чем оно вызвано. Надеюсь, не демонстрацией нашей силы?

– Ваши возможности более чем впечатляют, мы думаем, что вы – представители древней могущественной цивилизации, о которой уже почти никто не помнит, – отвечал Мулк, – и хотели бы быть вам полезны. Я рад, что мое правительство тоже это понимает.

Заговорил Мурен:

– Мы – водная раса, наша среда обитания – вода, у нас основные базы на Земле, людям не мешаем и не вмешиваемся в их жизнь, живем вдалеке от них и на больших глубинах, просим вас разрешить нам остаться. Со своей стороны будем рады быть вам полезными.

Алекс их выслушал, у него уже созрел план, который он обсудил по локальной сети со своей командой.

– Хорошо, вы можете остаться. Для ваших звездолетов будут выделены коридоры, периодичность полетов будет согласована позже. Но вам предлагается оказать содействие в поднятии культурного и технического уровня цивилизации людей, которая стоит сейчас на грани катастрофы экологической, экономической, политической и демографической. Найти политическую и экономическую модель для объединения всех народов земли в одну цивилизацию с центральным правительством. Через тридцать лет принять землян в галактический союз. обсудите этот вопрос со своими правительствами, с нашей стороны вам будут предоставлены дополнительные технические возможности.

Они встали, попрощались и закончили встречу, свернув фантомы.

– Ну, мы и завернули вопрос! Если получится, цивилизация может измениться в лучшую сторону, – радовался Антон, Серден был серьезен.

– Алекс, ты думаешь, они сделают за пятьдесят лет то, чего мы не смогли сделать за миллионы лет?

– Я думаю – и ты это знаешь – что они здесь тоже не одну сотню лет, и тоже изучили человечество. ведь вы же их пустили сюда?

– Другого выхода не было.

– Почему люди стали меньше ростом? – задал Алекс давно мучавший его вопрос.

– Я ранее уже говорил – из-за силы тяжести. Когда мы высадились на планету, сила тяжести была гораздо меньше, чем сейчас, и люди со своим трехметровым ростом чувствовали себя нормально. Но спустя миллионы лет космическая механика изменилась, мы вовремя не среагировали, а результатом стало возрастание силы тяжести. Как результат организм стал приспосабливаться к окружающим условиям и остановился на том росте, который есть у вас сейчас. Потом уже мы не высаживали Месхийцев, потому что под таким весом и с таким ростом кости не выдерживали и ломались.

– Да, печально. – посочувствовал Алекс. – Серден, нам пора в управляющие центры, – посмотрел на Антона, Нику и добавил: – После возвращения вас всех ждет сюрприз.

Они отправились каждый в свой центр управления, – в центрах была другая атмосфера, слышались щелчки, шорохи, чувствовались дуновения силовых полей. Виртуальное пространство напоминало огромный мегаполис, появилась Зея и предупредила, что работа сегодня ограничится пятью часами.

– Пятый раз будет проводиться в едином центре управления.

На этот раз они совместными усилиями задействовали почти все уровни, расход энергии увеличился. Зея их успокоила, предупредив, что расход увеличится только на начальном этапе, затем компенсируется внешними источниками энергии. Если станция «Надежда» вначале их поразила, то теперь это чувство только усилилось – мощь станции росла на глазах, Зея уже выглядела по-другому.

«Что же будет, когда все мощности развернуться в полную силу?» – думал Алекс, заканчивая сеанс и выходя из виртуального пространства.

Шитса принимал тепловые ванны в своих апартаментах. После ванны его ждали развлечения с самками, которых готовили специально для него. Его слегка тревожили события в системе желтой звезды Спиралевидной галактики.

Какие-то неожиданные катаклизмы на планете. но он был старый политик и не зря возглавлял народ Зет двадцатый, юбилейный период. По этому поводу намечались торжества, приятные эмоции предвкушения праздника разлились по телу и были прерваны появлением секретаря, сообщившего о получении срочного сообщения и видеоматериалов из системы желтой звезды. Нехорошие предчувствия колыхнулись где-то в сознании третьего уровня.

– Включай, – распорядился он.

Вспыхнул объемный экран, на котором появился глава базы из системы желтой звезды – Удвул.

– Прошу прощения, великий Шитса, только события чрезвычайной важности заставили оторвать тебя от великих дел.

И то, что дальше услышал и увидел Шитса, повергло его сначала в недоумение, потом в неконтролируемый гнев.

– Одеваться, – зашипел он, – собери военный совет. срочно!

В зале его уже ждали, еще раз прокрутили сообщения Удвула, за столом поднялся шум.

– Да кто они такие! Да как они смеют! Надо их проучить!

Шитса восстановил тишину.

– Что это за планета? – задал он вопрос военному стратегу.

Тот вскочил, вытянулся и доложил:

– Перевалочная безжизненная планета, спутник планеты Земля, на которой есть разумная жизнь, не достигшая уровня контакта.

– Кто так нагло бросает нам вызов?! – посмотрел он на ответственного за контакты с другими цивилизациями.

– Мы не знаем, – виновато ответил тот, – но работаем над этим.

– Командующий космической группировкой, ваши предложения?

Осанистая особь Кхаа выражала преданность и готовность к действию.

– Уничтожить, – предложил он.

– Какое подлетное время флота до этой системы?

– Сто периодов.

– Это очень долго.

– Поблизости есть звездолеты внешней разведки, оснащенные самым современным оружием с десантом на борту, – вступил в разговор командующий разведки.

– Направьте их в систему с задачей наказать этих наглецов! – распорядился Шитса.

– Прошу простить, о великий, но поблизости есть военные звездолеты Сервилий. может быть, и их привлечь к операции?

Шитса не любил Сервилий, – совершенно чуждое сознание, коллективное, их интересовала только территория и потомство. опасные создания! Никаких чувств ни к кому не испытывают, понимают только один язык – язык силы. – Соединяйте.

На экране появилось огромное насекомоподобное создание, и Шитса сразу захотелось его съесть, – древний рефлекс.

– Хранитель правящей семьи, – представился тот.

Шитса обрисовал ему ситуацию, на что Жма, – так воспроизводилось имя хранителя, – ответил:

– Правящая семья обеспокоена этими событиями так же, как и вы, и согласна совершить карательную экспедиции в систему совместно с вами.

И отключился.

– Свяжитесь с их кораблями и направляйтесь в систему.

Внутренний голос говорил Шитса, что это не конец, и этот голос оказался прав – через несколько деков поступили новые сообщения от Удвула.

Алекс устал об бесконечных дел, которым, казалось, не было конца, и решил тоже развлечься на полигоне.

– Антон, – обратился он к нему по сети, – вы как с Никой насчет полигона – покататься.

– Всегда за! – обрадовался он.

На полигоне, который занимал немаленькую площадь, их ждали три причудливой формы машины, Антон и Ника уже находились в своих.

– На настоящих кататься лучше, чем на виртуальных. Давай – кто первый финиширует! Один круг – двадцать километров, мощность двигателей и скорость у этих машинок не ограничена, – предложил Антон, Алекс согласился, Ника заулыбалась.

«Наверное, приготовили какой-нибудь сюрприз», – подумал Алекс и сел в машину.

Пристегнулся, управление было земного типа, на приборной доске светился дисплей с трассой, Алекс перевел изображение на непосредственное восприятие, зажегся зеленый, и они рванули с места. Именно рванули, без пробуксовки, сцепление с дорогой было стопроцентным. Антон сразу вырвался вперед, Ника пыталась его обойти, Алекс был третьим, привыкая к машине. Трассу с обеих сторон ограждали полутораметровые бордюры.

– Ну, держитесь за руль! – предупредил их Алекс по сети и вдавил газ до упора.

Перегрузка вжала в кресло, Антон и Ника ехали почти рядом, места для обгона не было, Алекс, не снижая скорости, взял вправо и, когда до машины Ники оставалось несколько метров и столкновения, казалось, не избежать, резко взял влево и влетел вертикально на ограждение, на повороте центробежная сила прилепила его к нему и, обогнав Антона, оказался впереди. Далее этот трюк повторялся всеми, гонку первым закончил Алекс и, довольный, вылез из машины.

– Ну ты даешь! – восхищенно сказал Антон, Ника его поддержала.

– Пошли обедать, – предложил Алекс, – а то нас, наверное, заждались.

– Да кто нас там может ждать! – ответил Антон. – Пошли лучше поплаваем, а потом обед.

– Пошли, – согласился Алекс, Ника пошла с ними.

Свежие и отдохнувшие пришли в зал, где уже был накрыт стол, за столом сидели две фигуры. Одну фигуру узнали сразу – это был фантом Сердена, а второй был человек.

– Кто это? – одновременно воскликнули Антон и Ника.

– Сюрприз, – заинтриговал Алекс, подходя к человеку. – Разрешите представить командующего станцией «Надежда». Адамал.

Адамал бодро вскочил, да так, что даже подпрыгнул.

– Никак не привыкну к телу, – смущенно улыбнулся он, потом встал по стойке смирно и доложил: – Товарищ Президент, командующий Адамал для дальнейшего прохождения службы на космической межпланетной станции «Надежда» прибыл.

– Вольно, с прибытием! – и с чувством обнял Адамала. Антон с Никой пришли в себя и с недоверием приблизились к Адамалу. Антон прикоснулся к нему рукой и ощутил упругость и тепло тела.

– Живой, – глянул он на Нику. Адамал довольно улыбался. – Качать его! – воскликнул Антон, они втроем подхватили Адамала и несколько раз подбросили вверх, потом поставили на ноги, и все четверо обнялись в едином порыве.

Сели за стол.

– Алекс, как произошло превращение Адамала? – спросил Антон.

Рассказ занял несколько минут.

– А почему нас не предупредил?

– Так я же говорил: сюрприз!

– Да, признаю, удался! А Денон и Дея тоже проходят реконструкцию?.. – полюбопытствовала Ника.

– Завтра прибудет Денон, а после завтра – Дея. Услышав новость, оба, довольные, заулыбались.

Адамал был обыкновенного роста, выглядел точно так же, как и его фантом, только моложе.

– Алекс, спасибо тебе за подаренную возможность снова быть живым, почувствовать, увидеть, услышать, испытать окружающий мир.

– Еще и изменить! – добавил Серден, но особой радости в нем не замечалось.

– И это тоже. Мы рады за тебя, и по этому поводу предлагаю торжественный тост за возвращение к жизни. Выпили кто что – кто сок, кто воду, кто вино, – встал Серден.

– Алекс, я обращаюсь к тебе с просьбой дать мне возможность тоже стать человеком.

После некоторой паузы зазвучал голос.

– Я ожидал такой просьбы, но есть одна проблема. твоё сознание было инсталлировано в станцию не в полном объеме, а фрагментарно. сможет ли Зея заполнить пробелы и переписать на носитель?

– Давайте ее спросим?.. – заволновался Серден.

– Запись возможна, – ответила Зея, – но нужна корректировка личностных параметров.

– Президент, я согласен на все!

– Раз так, после обеда приступим к записи и отправке на «Ковчег», через три дня встретимся здесь.

– Спасибо! – с воодушевлением поблагодарил Серден Алекса.

Застолье проходило весело и беззаботно.

– Надо подготовить встречу Дэе и Денону, – предложил Антон.

– Вот ты и займись этим, – ответил Алекс.

– Я ему помогу? – вызвалась Ника.

– Помогай.

Подали чай, разговор стал приобретать деловые нотки, Алекс кратко ввел в курс дела Адамала и спросил у Сердена: – Как обстоят дела с набором и подготовкой десантников?

– Подобрал тридцать человек мужчин воинов, сказал им, что необходимо послужить богам на небе, сейчас они готовятся к отправке на небо и прощаются с соплеменниками.

– Кто будет командиром?

– Я, а заместителем предлагаю Славена, – это тот, который пленил тебя.

– Хорошая кандидатура, я согласен. Как он справляется с обязанностями жреца?

– Удачно, подкидываю ему всякие чудеса, люди уже к ним привыкают.

– Людей надо постепенно выводить из состояния первобытности и приобщать к цивилизации. кто знает, может, возродим жизнь на поверхности Месхии, а, Адамал?

Тот встрепенулся и ответил:

– Это самая заветная мечта! Я вот что думаю, поход будет долгим и может затянуться, поэтому предлагаю рассмотреть вопрос о включении в десант женщин-месхиек из племени.

– Я об этом не подумал, – отозвался Серден. Алекс посмотрел на Антона и Нику, те кивнули.

– Мы поддерживаем это предложение, в нем больше плюсов, чем минусов, Серден, – обратился к нему Алекс, – передай все дела Адамалу и до встречи через три дня, уже в реальном мире и в человеческом теле. Удачи тебе. заодно и «Ковчег» посмотришь.

– О, это впечатляющее зрелище! – не удержался Адамал.

– Адамал, зайди ко мне, – пригласил его Алекс. У него расположились в креслах.

– Умеешь играть в шахматы? – спросил его Алекс.

– Да, это же мы привезли с собой эту игру!

Расставили фигуры и начали играть.

– Как себя чувствуешь?

– Привыкаю, информации стало гораздо меньше, реагирую не так быстро.

– Но это естественно, ведь ты не в виртуальном пространстве. Сознание, мозг должны адаптироваться.

– Я понимаю, но чувствую себя глухим.

– Не переживай, у тебя есть соответствующие вживленные модули, но сейчас их задействовать нельзя.

Вкатился робот и остановился, Адамал вопросительно посмотрел на Алекса.

– Запись личности Сердена. Будем дополнять и корректировать, доиграем позже.

– Почему я?

– А кто, Адамал? Кто кроме тебя его знает и помнит лучше всех?

– Тут ты прав.

И они приступили к кропотливой хирургической работе над сознанием будущей личности Сердена. Работу закончили далеко за полночь. До работы в управляющем центре оставалось два часа, которые он решил провести в постели.

Отдохнувший и бодрый, появился в центре управления станции и сразу ушел в виртуальное пространство, которое изменилось до неузнаваемости. В движении было все, Зея проводила его к подвижному виртуальному пульту управления, и он приступил к работе, внутренним зрением ощущая присутствие Ники и Антона в своих центрах. Теперь было все по-другому, он выполнял миллиарды операций в секунду, формируя массивы информации и рассылая пакеты команд.

– Все, на сегодня сеанс закончен, спасибо, – остановила его работу Зея. – Следующий обязательный сеанс продлиться два часа и будет осуществляться из оперативного центра управления тремя операторами одновременно.

Алекс согласно кивнул и попросил Зею просканировать сектора Зет и Сервилий.

Адамал постепенно адаптировался, наслаждаясь привычно непривычным состоянием, всплывали давно забытые ощущения и чувства, просыпались, включаясь в работу, модули, расширяя его возможности, – он вновь мог находиться в виртуальном пространстве, но в эту клетку, где пробыл миллиарды лет, возвращаться не хотел. Его охватило жгучее желание побывать на Земле, и для тренировки включил для себя земную гравитацию, с Зеей общался исключительно через модуль.

«Пора заниматься делами, – подумал Адамал, – надо отправлять грузовой флот».

И действительно – вокруг Луны на дальней орбите вращался колоссальный флот, а поезда все выводились и выводились. Несмотря на количество звездолетов, соблюдался строгий порядок – никакой суеты, все четко и размеренно. Ангар боевых звездолетов встретил его знакомым шорохом проверки систем и предполетного тестирования. Звездолет для десанта он выбирал долго, – нужна была мощь и размеры, люди племени привыкли жить на свободе, в полет решено было взять пятнадцать мужчин и пятнадцать женщин. Женщин он набрал из племени, в котором царил матриархат. Выбор пал на двадцатикилометровый звездолет десантной поддержки, рассчитанный на тысячу человек. Адамал перепрограммировал систему управления звездолета и переоборудовал внутренние отсеки для приема личного состава.

Заниматься делами не хотелось, – вот и человеческие чувства! В виртуальном существовании такого понятия, как лень, нет, но даже это состояние Адамалу приносило удовольствие. Миллиарды лет интеллектуальной работы наложили на него отпечаток усталости, от которой ему хотелось избавиться, но пока не получалось. Появилась Зея.

– Адамал, поздравляю с обретением человеческого тела, мне не хватает вас в виртуальном пространстве.

– Спасибо, Зея.

Она продолжила:

– Алекс работает в управляющем центре, начальная стадия активация систем станции идет нормально, отрывать его от работы нельзя, поэтому докладываю вам: в системах Зет и Сервилий обнаружены мощные боевые флота. Флот расы Зет направился к системе Эднов, а флот Сервилий к системе Акванов.

Хандра тут же пропала.

– Это война, Зея! Что может сделать станция и наш флот на этом этапе активации станции?

– Практически ничего, Адамал. Станция не скоро достигнет рабочей мощности, для снаряжения боевого флота потребуется еще больше времени.

«Положение неутешительное, – думал Адамал, – и Алекса с друзьями нельзя отвлекать. я один».

Вновь заговорила Зея:

– Через пять минут боевые патрульные звездолеты Сервилий и Зет войдут и увязнут в приготовленной ловушке, – какие распоряжения по активации гравитационных зондов?

– Поясни, я не в курсе.

Зея быстро через модули ввела информацию, Адамал снова почувствовал себя в своей тарелке, востребованность его встряхнула, а опасность вытеснила всю хандру, он снова был главнокомандующим, готовым к действию.

– Зея, активируй ловушку, установи связь со всеми базами на поверхности в видео-режиме.

– Установлена.

Базы на поверхности кипели работой, только Сервилии и Зет не очень торопились, – корабли их боевой поддержки были в пути. И тут неожиданно сформировалось голографическое изображение ненавистного трехметрового инопланетянина.

– Мое обращение к вам вызвано необходимостью, хочу еще раз предостеречь горячие головы от необдуманных поступков. К системе движется объединенная боевая группировка Сервилий и Зет, на запросы не отвечает, смотрите в режиме реального времени за тем, что с ними произойдет.

Экран заполнила бархатная чернота космоса с блестками звёзд, в этой черноте со световой скоростью неслись звездолеты Зет и Сервилий, которые приблизили и показали крупным планом, что в принципе – для существующей техники – было невозможно. На базах Зет и Сервилий раздались радостные воинственные выкрики, на других базах молча наблюдали за происходящим: от событий, которые произойдут, зависело будущее.

Без видимых причин звездолеты стали замедляться, сбрасывать скорость, хотя их силовые установки работали на пределе и могли взорваться, – это было видно по выбросам маршевых двигателей. И, тем не менее, они теряли скорость, было видно, как автоматика отключила силовые установки, готовые взорваться от перезагрузки, корабли дошли до точки остановки и замерли. Но это было не все. замерев на некоторое время, звездолеты с блокированными перегретыми двигателями стали медленно двигаться назад с постепенным ускорением, которое каждую секунду росло, их скорость увеличилась до световой и они, пущенные, как из натянутой пращи, отлетели в обратную строну. Изображение отключилось, на базах наступила тишина осмысления.

Адамал был счастлив и как человек, и как военный, и как главнокомандующий.

«Хорошо придумали ребята, что вы ответите на это?» – радостно думал он, испытывая эмоциональный подъём. Его охватила жажда деятельности: нужно возродить цивилизацию Месхийцев, на станции построить школы, академии. когда мы прилетим из похода, уже будут видны результаты.

– Командующий, – послышался голос Зеи, – атака успешно отбита.

– Но как это было сделано? На станции таких технологий нет!

– Да, нет, – подтвердила Зея, – зато есть на «Ковчеге».

Адамал, боевые флоты Зет и Сервилий продолжают разгон.

– Подождем немного. Когда Алекс освободиться?

– Через стандартный час.

Последовал ответ:

– Подождем, – произнес он еще раз.

– Адамал, – снова вышла на связь Зея, – прибыл модуль с «Ковчега».

– Спасибо, Зея, прекрасная новость! – воскликнул Адамал, бегом направляясь к воротам шлюзовой камеры. Он бежал встречать, но кого? Он еще не знал, да это было и не важно. Ворота шлюза открылись, за ними находился сияющий и переливающийся всеми цветами радуги шаровидный аппарат, вниз стекли ступеньки трапа, и в образовавшемся проёме появилась эффектная красавица с золотистой прической, в которой невозможно было не узнать Дэю. Он раскинул руки, и она кинулась ему на грудь, обняла, прижалась и, рыдая, все повторяла:

– Адамал, мы люди, мы снова люди!

На глазах Адамала тоже навернулась скупая мужская слеза.

Алекс, Ника и Антон закончили сеанс пробуждения и разблокировки рабочих уровней, – возможности станции «Надежда» возросли в сотни, а то и в тысячи раз. За небольшой отрезок времени устали, вышли из центра управления, выжатые, как лимон, и не торопясь брели через общий зал в свои апартаменты с одним желанием – рухнуть на кровать и спать, спать, спать.

Неожиданно центр зала засветился, затем вспыхнул разлетающимися огнями и в столбе света очутилась эффектная красавица с золотистыми волосами.

Они окаменели от неожиданности, а вокруг красавицы в разные стороны разлетался и вспыхивал салют.

– Ну что же вы, – крикнула красавица, – это же я, Дэя!

– Ура! – первым очнулся Антон и кинулся обнимать красавицу, остальные тоже присоединились к нему, радостный Адамал стоял рядом и наблюдал эту трогательную сцену, а, когда первый порыв радости прошел, он сказал:

– Пятнадцать минут на приведение себя в порядок, торжественный обед уже накрыт.

За столом Адамала так и подмывало доложить обстановку, но торжественность момента пока не позволяла, – говорили тосты, пили, ели, веселились, устроили танцы, станция наполнялась жизнью. Дэя о чем-то шепталась с Никой. Антон не сводил с нее восторженных глаз. За традиционным чаем Адамал решил приступить к делам.

– Друзья, пока вас не было, произошел ряд событий, решения по которым пришлось принимать мне. это прежде всего касается ловушки для боевых звездолетов, – она успешно и эффектно сработала, результатом стала экстренная эвакуация баз Зет, Сервилий и Критчан, с их стороны никаких комментариев не последовало. Перед этими событиями флоты Сервилий и Зет численностью по пятьсот тысяч вымпелов направились в системы Эднов и Акванов, после срабатывания ловушки их движение остановилось. Я думаю, они в замешательстве.

Антон задумчиво произнес:

– Они не остановятся, скорее всего, объединят флоты. Если нельзя разобраться с нами, они будут по очереди разбираться с нашими союзниками.

– Ты думаешь, они объединят флоты и нападут на одну из систем? – спросил Алекс.

– Уверен.

Алекс тут же поручил Зее разработать вероятностную модель развития событий с учетом данных о цивилизациях, имеющихся в базах данных.

Адамал произнес задумчиво:

– Против такого количества кораблей с огромной суммарной мощностью и на таком расстоянии станция «Надежда» вряд ли будет эффективной.

– Да, Адамал, станция еще не скоро наберет полный рабочий режим, многие системы только проходят расконсервацию, – согласился Алекс. В это время возникла модель, и голос Зеи прокомментировал:

– С вероятностью девяносто процентов объединенный флот Зет и Сервилий нападет на систему Эднов в течении ста земных часов. Эдны не выстоят, с объединенным флотом они не справятся. А потом агрессоры нападут на системы Акванов и Критчан. Станция «Надежда» в этой ситуации может только сканировать и наблюдать за ситуацией, влиять не сможет. максимум, что она может сделать – это защитить Солнечную систему.

– Необходимо провести оперативное совещание с союзниками! – воскликнула Дэя.

– Организуй, – согласился Алекс и продолжил: – Какие предложения, друзья?

Заговорил Антон:

– В этой ситуации самый большой наш враг – расстояние, а союзник – внезапность. Плюс необходимо эффективное оружие.

– Ты неплохой стратег для новичка, – поощрительно кивнул Адамал, – оружие, положим, для демонстрации силы и возможностей у нас есть. Акция с кораблями Зет и Сервилий – проба пера, но даже она заставила правительства секторов задуматься и пересмотреть свои планы. Плюс трансляции с орбиты Луны, где у нас находятся огромные корабли и поезда, необычные для этих цивилизаций, о назначении которых им ничего не известно.

– Так-то оно так, – засомневался Алекс, – но это видимая мощь только на время отвлечет агрессоров. Адамал, о каком оружии ты говорил?

– О преобразователе пространственно-временного континуума.

– А разве есть установки, которые можно смонтировать на звездолете?

– Да, есть малая установка.

– Так, с оружием вопрос решен, теперь проблема доставки.

– Может быть, попробовать установку пробоя пространства на «Ковчеге»? – робко предложила Ника.

– Умница, – похвалил ее Алекс, Ника покраснела от смущения, а Алекс продолжил: – Аппарат является единственным опытным образцом и никогда не использовался, как он себя поведет в работе – неизвестно. Лучшее, что может случиться – это мы окажемся в другой вселенной, а о худшем лучше не думать.

– К совещанию с союзниками все готово, связь с правительствами секторов установлена, можем начинать.

Алекс кивнул, и Зея сформировала их фантомы в зале совещаний Эднов, где их уже ожидали обеспокоенные Мулк и Мурен, светились голографические экраны связи.

Расположились за столом, Мулк представил главу совета звездных систем Эднов – Глодена, который величественно кивнул головой, и вождя Акванов Ведала, окруженного водой в каком-то подводном центре, – тот приветственно помахал верхними конечностями, похожими на плавники. С экрана заговорил Глоден:

– Я приветствую вас, представители могучей расы, вы продемонстрировали свои впечатляющие возможности. но достаточно ли этого будет в случае нападения на наши системы?

Продолжил Ведал:

– Наш народ сразу примкнул к вам, поверив, что такой союзник сможет помочь в трудную минуту, вы не открываете себя, но я буду честен и предположу, что вы – древняя раса, оператор галактики.

– Я благодарю вас за столь лестные отзывы о наших скромных возможностях, – начал ответную речь Алекс, – мы приверженцы мирного решения вопросов, без применения силы, однако наше появление на своей исконной территории, на своей планете вызвало неоднозначную реакцию. Конечно, мы могли бы не считаться ни с кем и ни с чем, но это противоречит нашим принципам сохранения разумной жизни во вселенной. Так в свое время мы помогли эволюционировать вашим расам, и теперь видим плоды нашего труда – межзвездная политика ведется с позиции силы. хорошо еще, что не затронули Землю! Но к делу. Как обстоят дела и какие переговоры ведутся с потенциальными агрессорами? – посмотрел он на Глодена.

Тот сделал небольшую паузу и ответил:

– Переговоров как таковых не было, нас обвинили в предательстве и нарушении мирного галактического договора, и под этим же предлогом решили вторгнуться в наши звездные скопления.

– Такая же ситуация и у нас, – булькнул Ведал, – после вашей демонстрации военные флота остановились, но, зная воинственность Зет и бесчисленность Сервилий, нуждающихся в территориях, соблазн воспользоваться ситуацией победит здравый смысл.

– Согласен, – кивнул Глоден.

– Что вы предлагаете? – спросил Адамал.

– Мы проанализировали наши военно-экономические потенциалы, они не малые и позволяют вести войну совместно с Акванами, но слишком велик численный перевес противника. Одно можно утверждать с уверенностью: блицкрига у них не получится! – эмоционально и сразу за двоих ответил Глоден.

– Война звездных систем и битва боевых флотов не входят в наши планы, – заговорил Антон, – предлагаю подождать развития событий, а потом уже действовать. Наша акция остудила их пыл, придется провести еще одну масштабную операцию устрашения с целью сохранения мира.

Присутствующие с удивлением посмотрели на Антона. «Ну определенно растет и умнеет на глазах!» – подумал Алекс, а вслух сказал:

– Подготовку флотов к вторжению продолжайте. Найдите отдаленную, необитаемую звездную систему, равноудаленную от всех секторов, желательно подальше. В случае продолжения нежелательного развития событий, мы проведем показательную демонстрацию силы.

– Благодарим вас и надеемся на помощь, – отвечал Глоден. – Обо всех передвижениях и переговорах противника будем информировать вас незамедлительно, – и Глоден отключился.

Ведал был более разговорчив, рассказав, что на дне морей и океанов осталось очень много артефактов, которые они не могли идентифицировать, а теперь, когда появились они, все встает на свои места. Пообещав вскоре выйти на связь, отключился.

Мурен и Мулк молча смотрели на них.

– Что приуныли? – спросил Алекс.

– Как-то страшновато. таких событий давно не было, все устоялось. и вдруг такая неожиданность – древняя раса-оператор. Мы знали, что где-то есть корабль древних, но не предполагали, что это целая планета! Мы все поняли.

– Ну, если поняли – следующее совещание у нас, – закончил Алекс.

Глава 10

– Дела не очень хороши, – проронил Антон.

– Мягко сказано! – подхватила Дэя.

– Отставить панику, – встал Алекс. – Адамал, продолжаешь подготовку флота к походу, тренируешь десант, посмотри возможность использования Техрома и его соплеменников, пора им выходить из тени. Ника, готовишь установку пробоя пространства к работе. Дэя, демонтируешь малую установку изменения пространственно-временного континуума и готовишь ее к транспортировке на «Ковчег», который включается в состав боевого флота станции «Надежда».

– А мне что делать? – послышался возмущенный голос Антона.

– Расчет предположительной точки выхода «Ковчега» после пробоя пространства, – закончил раздачу поручений Алекс, – через два часа последний сеанс активации станции из единого центра управления, – напомнил он.

Крол покидал планету Луна на звездолёте «Звездный пояс», за бортом тянулся караван кораблей с оборудованием. Он наблюдал, как планету покинули корабли Зет и Сервилий, взорвав свои базы на планете; Крол этого делать не стал. Тяжелые мысли наполняли разум, снова и снова он анализировал произошедшее и не мог понять: где точка начала событий, прибытие неизвестной расы на планету? Как теперь оказалось – древнейшей и могущественнейшей.

Нет, это завершающий акт действа.

Обо всех событиях Крол доложил лично верховному создателю народа Критчан Олорну, который приказал ему держать нейтралитет, предупредив, что Зет и Сервилии направили к Солнечной системе боевые звездолеты, и все бы ничего, но новая неожиданность – посланные корабли были остановлены и с позором отброшены назад.

Вторжение, которые готовили Сервилии и Зет в звездные системы Эднов и Акванов, союзников новой расы, остановилось. Их боевые флоты шли на соединение.

Олорн велел Кролу срочно эвакуировать базу, но не взрывать. Критчане, напуганные разворачивающимися событиями, предпочли держать нейтралитет и примкнуть в последствии к победителю или нанести удар ослабленным войной воющим сторонам.

– Блестящий план! – смаковал Олорн.

На «Ковчеге» уже адаптировался завершивший процедуру биологической реконструкции Денон. Алекс связался с ним и поздравил с успешным рождением, велев оставаться на «Ковчеге», помочь Нике в перемещении установки преобразования пространства со станции «Надежда» и активации пробойника на «Ковчеге», а так же подготовке «Ковчега» к прибытию экипажа.

– С радостью! – воскликнул Денон.

За делами время пролетело незаметно, Алекс все чаще стал ловить себя на мысли о том, что почти не думает о тех, кого оставил на Земле.

«Почему? – спрашивал он себя и не находил ответа. – Ладно, обдумаю это позже». Время идти на последний сеанс в единый центр станции, у лифта уже поджидали Антон и Ника, о чем-то переговариваясь.

– Ника, Денон тебе поможет со всеми делами на «Ковчеге», он уже вышел из камеры биологической реконструкции и чувствует себя отлично, ждет твоих распоряжений.

Ника рванулась от лифта.

– Куда? – остановил ее Антон, поймав за руку. – В центр управления, дела потом.

Ника густо покраснела и извинилась за порыв.

Они прибыли к единому центру управления, панели ушли в стены, пред ними открылась сюрреалистическая картина – три ложемента плавали в лазоревом мареве, марево дрожало и пульсировало, стен зала видно не было, войдя в зал они поплыли в невесомости. Каждый плыл к определенному огромному ложементу, подплыв, устроились, как могли. Их тут же накрыла волна фантастической нереальности, реальной виртуальности, где на этот раз они парили в волнах субстанции искусственного саморазвивающегося интеллекта станции «Надежда», делая необходимые манипуляции. Управляющий кристалл на шее Алекса раскалился, и ему казалось, что он вот-вот прожжет кожу, энергетические и информационные кластеры последовательно перетекали от одного к другому. Прозвучал мягкий голос Зеи:

– Станция активирована, программа задана, все трое одновременно приложите свои энергетические матрицы к центральному информационному полю.

Проделали эту процедуру.

– Поле активировано, – проинформировала Зея, – теперь, где бы вы ни находились в пределах досягаемости станции «Надежда», сможете управлять ею дистанционно, в соответствии с архитектурой персональной иерархии. Все может только Президент Алекс. я благодарю вас за то, что пробудили меня от вечного сна. Я наслаждалась эти дни непосредственным общением с вами. За миллиарды лет – это самая приятная процедура, которая со мной происходила. Я знаю, что теперь не одна, и могу, как и раньше, получать стратегические задания, появился смысл существования. Но беспокоит расставание. вы так мало живете, на «Ковчеге» есть технологии воссоздания жизни, я продолжу работу над их усовершенствованием, я больше не хочу остаться одна.

Странно было слышать такие признания от искусственного интеллекта, выстраданные в одиночестве. Алекс, да и, наверное, все остальные поняли, что Зея приобрела способность чувственного восприятия, как люди. Ответные слова рождались в сознании сами собой.

– Мы всегда будем вместе, мы никогда тебя не оставим, мы будем заботиться о тебе, мы будем всегда с тобой.

– Я счастлива, – как ветерок, неслись со всех сторон ее мысли и эмоции, наполненные чувством любви, дружелюбия и заботы.

После этого сеанса они чувствовали себя на удивление хорошо, бодрые и уверенные вернулись в зал, где их нетерпеливо поджидали Адамал и Дея. Их присутствие в зале не несло ничего хорошего, поздоровались, Алекс проинформировал, что все процессы на станции активированы и стабильно входят в рабочие режимы, так что с этим вопросом все в порядке.

– А у нас новости не очень хорошие. Зет и Сервилии объединили свои флоты и готовятся к переходу, об этом говорит их походное построение – они взяли курс на системы Акванов.

– Понятно, как звери, – выбрали наиболее слабую жертву, – сделал сравнение Антон.

– Прежде чем мы начнем обсуждение, – заговорил Алекс, – у меня есть для вас приятное сообщение – теперь на всех совещаниях с правом голоса будет присутствовать Зея, нам всем приходилось да и приходиться быть в фантомном образе. Зея, – позвал он. Ее стройный фантом тут же появился в зале, – занимай место у стола, ты – член команды с правом голоса.

Сияющая Зея заняла место по правую руку от Алекса, поблагодарила, команда встала и приветствовала ее аплодисментами стоя, совещание продолжилось.

Слово взяла Ника.

– Наши самые худшие предположения оправдались или, вернее сказать, оправдываются, тем не менее, я предлагаю связаться с правительствами секторов Зет и Сервилий и предостеречь от необдуманного шага по захвату соседних звездных систем.

– Что-ж, я за, – согласился Адамал, – наша главная цель – предотвратить войну, хотя вряд ли они нас послушают.

– Как я понимаю, речь идет о демонстрации силы с нашей стороны? – вступила в разговор Дэя. – Поэтому необходимо узнать: есть ли подходящая система для такой демонстрации, удаленная от населенных планет.

– Между секторами только одна система, подходящая по расположению, вот эта, – показала на появившейся голографической карте сектора Зея.

– Согласуй этот участок пространства с Акванами и Эднами, – попросил Алекс.

Шитса и Жма заканчивали обсуждение сложившейся ситуации в районе желтой звезды и расстановки сил на сегодняшний момент в галактике. Сюрприз, преподнесенный пришельцами по предотвращению атаки боевых звездолетов, впечатлял. Первоначальный план, предусматривающий нападение на систему желтой звезды, признали не состоятельным и преждевременным. Дополнительные сведения от Удвула и Пчендиса о появлении большого скопления звездолетов неизвестной конструкции на орбите небольшой планеты укрепили их в этом мнении. Но армады звездолётов уже приведены в состояние боевой готовности, ситуация способствовала возможности завоевания соседних систем, – после анализа вернулись к плану гарантированного успеха: объединенными силами захватить систему Акванов. Армады звездолетов уже приняли походное построение.

И тут им доложили, что на связь вышла неизвестная раса и требует связать их с ними, после некоторого колебания они согласились. На экранах пространственной связи появились уже знакомые образы пришельцев, которые поприветствовали их и в ультимативной форме потребовали прекращения военных приготовлений. На что Шитса ответил, что они будут делать то, что посчитают нужным, и случай с пятью звездолетами не сможет повлиять на их решение. Тогда один из инопланетян сказал, чтобы через двадцать часов наблюдатели всех пяти разумных рас галактики прибыли к системе Нексима-50, где их убедят в серьезности намерений по прекращению военных приготовлений, после чего связь оборвалась.

Обсудив с Эднами и Акванами место проведения предстоящей акции устрашения, Алекс вышел на связь с правительствами Зет и Сервилий и, застав их вместе, предложил прекратить военные приготовления по захвату соседних систем. Получив ожидаемый отказ, пригласил все пять рас на демонстрацию, которая убедит всех в серьезности их намерений.

И закипела деятельность, на «Ковчеге» уже активно работали Деном и прошедший реконструкцию Серден, пробойник пространства на семьдесят процентов был готов к работе. Алекс давал последние распоряжения Зее по подготовке конвоя и его снаряжению всем необходимым, а также подготовке десанта, используя голограммы.

– Не волнуйтесь, Алекс, все будет сделано, возвращайтесь скорее и удачи вам, – с грустью глядя на Алекса, проговорила Зея, у Алекса промелькнула мысль: «Во взгляде Зеи явно есть что-то такое, что можно принять за большее, чем грусть».

Вся команда погрузилась на челнок и через некоторое время их уже принимали открытые шлюзовые ворота «Пегаса», где полноправной хозяйкой была Ника. До «Ковчега» более часа полета, Адамал с Дэей оглядывались по сторонам, удивляясь незнакомым технологиям. Нике это очень нравилась, и она с гордостью показывала им свое хозяйство. Настало время стартовать, Ника сформировала в рубке управления пять кресел, на которых они разместились, и доложила Алексу о готовности к старту.

– Стартуй, Ника, – разрешил он, – а то времени совсем нет.

Алекс размышлял: «Стоило ли брать всю команду. а если что-то случится? Кто будет управлять станцией, «Ковчегом»?» И сам себе отвечал: «На станции все сделано, от них уже ничего не зависит. Зея в активном режиме, а команда должна быть вместе, чтобы привыкнуть друг к другу и выработать командный дух». Так он убеждал себя, за раздумьями время пролетело быстро, «Пегас» уже приближался к «Ковчегу», Ника доложила:

– Капитан, до входа в шлюзовой отсек «Ковчега» тридцать секунд.

– А где корабль? – вертели головами Адамал и Дэя.

– В режиме маскировки, – пояснил Антон.

«Пегас» вплыл в шлюз, давление выровнялось, и команда стала спускаться по трапу, к которому уже бежали Деном и Серден, – объятия, приветствия, радость встречи. Заговорил Алекс:

– Я предлагаю все торжественные мероприятия отложить до окончания предстоящего дела.

С ним согласились. Сразу прошли в кают-компанию, расположились, Серден и Денон доложили о готовности установки пробоя пространства к работе.

– Ника, вводи координаты в навигационную систему пробойника.

– Готово, капитан.

Алекс обвел присутствующих взглядом.

– Пробойник пространства готов к работе, корабль в режиме синхронизации с пробойником, но я вам должен сказать честно. это – первое полевое испытание пробойника, и как он сработает – я не знаю, так же не знаю, где мы окажемся. Если кто-то сомневается или боится, можете вернуться на станцию, я пойму.

После недолгой паузы тишину нарушил Адамал:

– Не для того мы летели сюда, чтобы возвращаться. мы с тобой, капитан. Алекса охватило теплое чувство благодарности.

– Спасибо, – хриплым от волнения голосом проговорил он. – «Ковчег» к старту готов, пробойник войдет в рабочий режим через десять минут, прошу всех в рубку управления.

В рубке управления находились семь ложементов, перед которыми светились объемные экраны, команда расположилась в ложементах, – те мягко приняли их в свои объятия, и система корабля начал обратный отсчет. Команда замерла в ожидании старта, напряжение нарастало с приближением конечной точки отсчета, но все равно прозвучало неожиданно.

– СТАРТ, – произнес корабль, скорость стала нарастать, через некоторое время она достигла световой, и Алекс задействовал установку. Сердце стукнуло и остановилось у всех, сознание оставалось чистым и ясным. В ушах нарастал звук серебристых колокольчиков, неожиданно сознание померкло и наступила тишина. ничто. Тишину нарушили приближающиеся осколки звуков колокольчика, брызги которых слились в единое зеркало сознания, и искусственный интеллект корабля вернул членов экипажа к действительности.

– Корабль «Ковчег» прибыл в заданную точку пространства. Время в пути составило три часа пятнадцать минут тридцать секунд, за это время корабль преодолел сто миллионов световых лет, все системы корабля работают в заданном режиме.

Команда уставились на мониторы, изображение показывало участок космоса со звездой и пятью небольшими планетами.

– Ника, проверь координаты, – попросил Алекс, через некоторое время она доложила:

– Мы в заданной точке пространства, перед нами – система Нексима-50.

Алекс тогда еще не знал, как и им повезло в этот раз. Он встал с ложемента – ему показалось, что с момента старта прошло очень мало времени.

«Неужели мы три с половиной часа находились в полете? Надо будет просмотреть записи», – а вслух всех поздравил с успешным испытанием пробойника и прибытием в систему Нексима-50.

– А где мы были это время? – воскликнул Антон.

– После операции проанализируем, а сейчас за работу, – остановил его Алекс, – ты с Деноном готовишь установку пространственно-временного континуума к работе. Адамал, связываешься с правительствами секторов и приглашаешь их делегации на демонстрацию. Ника и Дэя, рассчитываете точку удара аппарата с минимальной мощностью. Серден, наблюдаешь и анализируешь маневры военных флотов. Всем быть готовыми к провокациям, «Ковчег» – режим маскировки.

Адамал связался по очереди со всеми правительствами и передал координаты точек, в которых они должны быть через двенадцать часов; получив подтверждение и доложив Алексу, переключил аппаратуру в режим наблюдения. У Алекса зазвучал очень слабый сигнал, он даже вначале не понял – кто это, но после обработки и усиления сигнала узнал голос Зеи, которая все это время непрерывно но безуспешно вызывала их, в голосе слышались тревожные нотки паники.

«Совсем забыл, – виновато подумал он, – сообщить ей о прибытии». Быстро сформировал, зашифровал, усилил и отправил закапсулированный информационный пакет о прибытии и обстановке на станцию «Надежда», через некоторое время получил подтверждение о получении.

Непрерывным потоком шли доклады систем о тестировании и готовности к работе, Серден доложил о приближении к указанным точкам пространства звездолетов с делегациями – их прибытие ожидалось через час. Антон и Денон докладывали о готовности аппарата к работе, Алекс обратился к Нике с вопросом о расчете точки удара – Через три минуты расчеты будут готовы, вводим последние переменные величины.

Адамал опасных маневров флотов не наблюдал, о чем и докладывал.

– Расчет точки удара закончен, – пришло сообщение от Дэи.

– Хорошо, вводите полученные данные в установку. «Ну, вроде, все готово», – подумал Алекс и собрал команду в рубке управления. Команда собралась уставшая, но довольная.

Звездолеты с делегациями находились в указанных точках пространства. Алекс вышел на связь сразу со всеми расами.

– Мы пригласили вас сюда, – начал он, – с тем, чтобы вы убедились, что насилия и воины в галактике мы не допустим, любая жизнь, – тем более разумная, – священна, право на жизнь имеют все существа, и отнимать ее друг у друга мы вам не позволим. а сейчас сосредоточьте своё внимание на системе Нексима-50. Все, что вы увидите – запомните, запишите и передайте своим потомкам, чтобы эти записи служили им назиданием и предупреждением от необдуманных поступков.

В рубке управления «Ковчега» команда расположился в креслах подковообразно и приготовилась к работе.

– Установку в боевое положение, – скомандовал Алекс, оглядывая каждого внимательным взглядом. – ОГОНЬ! – выдохнул он и устремил виртуальный взгляд в пространство.

Вначале ничего не происходило, Алекс уже начал думать, что установка не сработала. Но вдруг в центре системы Нексима-50 стала формироваться темная область, разрастаясь во все стороны. Вдруг сама материя пространства заколыхалась, вздыбилась, пошла волнами, потом как бы вывернулась наизнанку, накрыв всю звездную систему Нексима-50, и раздалась в стороны, стерев ее с лица вселенной. Пространство покрылось рябью и успокоилось девственно чистой чернотой космоса. Вся команда молчала, пораженная мощью и разрушительной силой оружия.

– Его больше применять нельзя! – не сказал, а выдохнул Адамал.

– Цель – система Нексима-50 – уничтожена, – доложила Ника.

Эти слова повисли в воздухе, сознание отказывалось поверить в происходящее, радости от произошедшего не было. Алекс с горечью произнес:

– Адамал прав, это оружие применять нельзя. и остается только надеяться, что сегодняшнее его применение приведет в чувство проживающие в галактике расы, – одним выстрелом мы обеспечим мирное существование в галактике на долгое время.

Но приходила в себя не только команда «Ковчега», но и правители секторов, – шок, вызванный увиденным, был настолько сильным и неожиданным, что вызывал только одно желание: бежать и спрятаться. Все вопросы отпали, – появилась могущественная раса.

«Акваны и Эдны сделали правильный выбор», – приходя в себя, думал Шитса, – и приказал открыть экстренный канал связи с пришельцами. На экране появилось помещение с сидящими в креслах семью огромными фигурами в скафандрах. Шитса быстро заговорил, как будто боялся, что его остановят или перебьют.

– Я прошу прощения за недоразумения, которые произошли и неправильно были вами поняты, наша раса готова к сотрудничеству и урегулированию всех вопросов мирным путем.

– Хорошо, – веско ответил Алекс, – для начала отведите свои флоты к местам базирования, на это вам три часа. После чего даю вам еще два часа на согласование мирного договора, через пять часов жду проект договора у себя. Через шесть часов делегации рас из шести представителей от каждой собираются у нас для подписания договора.

Несколько минут поступали заверения в благих намерениях и вечной дружбе, последними на связь вышли Сервилии.

– Мы подчиняемся силе, я Жма – хранитель королевской семьи. могу представлять королеву? – спросил он.

Алекс согласился.

– Адамал, Серден, займитесь политикой, часа через два начнутся вопросы по договору, каждый постарается что-нибудь выгадать. Ника и Дэя, вы займитесь подготовкой зала на «Ковчеге» для торжественного подписания договора, не жалейте роскошного антуража в декоре. А мы с Деноном проанализируем последствия нашего эксперимента – куда же девалась система Нексима-50. вернее – куда девалась материя, из которой состояла система?

Алекс связался с Зеей и попросил ее подобрать все материалы по физике происходящих процессов с материей в момент применения установки, а Денону поручил взять образцы вещества и вакуума проанализировать произошедшие в нем изменения. Через некоторое время на связь вышла Зея и сообщила, что физические процессы, происходящие с материей в момент воздействия установки, не описаны. Скорее всего, процесс удалось воссоздать искусственно.

«У нас в руках неуправляемый джин, который в любой момент может вырваться из бутылки», – подумал Алекс, вслух спросил у Денона: – Что думаешь по этому вопросу, Денон?

– А что тут можно думать. теорий разработано много, а на практике результат мы видели. Анализы вещества с места применения установки представляют собой обычную материю, – так было и раньше, и все просмотры ни к чему не привели. Кстати, то, что мы видели – это только тень того, что происходило, когда нам срочно пришлось бежать, – посмотрите!

– Спасибо, Денон, обязательно посмотрю. а что думаешь о пробойнике пространства и где мы были три часа?

– Без понятия, это твой аппарат.

– Ты прав, только ответа пока нет. может, нам просто повезло? Надо разобраться.

– Ну вот, я пойду и займусь пробойником, – встал с кресла Антон, – а то про меня забыли.

Алекс действительно забыл о мирно сидящем Антоне.

В рубку зашел Адамал, на ходу просматривая и подавая планшет с текстом Алексу.

– Проект договора.

Алекс пробежал текст глазами, в этом деле он мало что понимал.

– По-моему, неплохо, – оценил он документ, – главное, Адамал, чтобы в договоре не было лазеек, дающих возможность обойти основные пункты договора. времени для детальной проработки слишком мало. Давай вот что сделаем – отправим этот договор на доработку Зее, у нее опыта достаточно.

– Согласен, – и вышел.

Докладывал Серден:

– К точке рандеву приближаются четыре роскошных дипломатических звездолета – посмотри сам.

Алекс глянул и обомлел: огромный грязно-коричневый шар размерами с небольшую планету, его украшала дипломатических эмблема королевского дома Сервилий.

– Вот это размах! – только и мог сказать Алекс. – Ника, на «Пегасе» в режиме маскировки выдвигайся к точке рандеву, подготовь пять отдельных помещений для каждой делегации, к каждому кораблю отправишь по модулю для доставки на делегаций «Пегас». На «Ковчеге» мы их уже встретим сами.

– Хорошо, капитан, выполняю.

– Серден, что делают боевые флоты Сервилий и Зет?

– Алекс, после твоего обращения флоты сразу произвели маневры и взяли курс на свои системы, – слишком сильные у нас аргументы, чтобы спорить.

– Помоги Дэе с подготовкой к встрече делегаций, – попросил он его. Послышался смешок Сердена.

– Да там уже Антон вовсю помогает.

– Ну все равно, проконтролируй.

– Хорошо.

Глава Эднов Глоден пребывал в прекрасном расположении духа, поверить в сюрреалистические доклады и предложения Мулка было крайне трудно, но он рискнул – поддержал эти предложения на совете звездных систем и теперь купался в лучах славы.

«Сделано то, чего они не могли добиться миллионы лет. Мулка надо срочно повысить, включить в состав делегации по подписанию мирного договора не получилось – он не успевал прибыть из Солнечной системы. Вот, – продолжал думать Глоден, – подходящая для него должность: чрезвычайный и полномочный представитель совета звездных систем Эднов по контактам с расой-оператором. Этот вопрос нужно будет тоже обговорить при встрече с представителями расы-оператора. Также необходимо уточнить, в какой срок Земля должна войти полноправным членом в галактический союз. Он-то сам был готов принять Землю в союз хоть сейчас, да и другие, наверное, тоже, но такого пожелания на ближайшее время не было. На связь вышел вождь Акванов Ведал.

– Приветствую великого главу совета Эднов и желаю процветания!

– Спасибо, Ведал, и я приветствую мудрейшего из мудрых.

Разговор зашел о мирном договоре – они решили занять общую позицию, соблюдая до тонкостей все пожелания Алекса, и даже отдельным пунктом включили положение о планете Земля как неприкосновенном заповедном участке вселенной, посещение которой разрешается только с разрешения расы-оператора.

Закончив разговор, через пятнадцать минут они включились в совещание по обсуждению договора глав пяти звездных систем. На совещании присутствовали в виде голографических фантомов; председательствовал осторожный Олорн – верховный создатель Критчан. Вначале совещания Глоден потребовал смещения с этого поста Олорна и на его место предложил Ведала, заговорила королева Сервилий Малькерна, которая лично впервые присутствовала на совещании.

– Тебя совсем оставила мудрость от счастья, Глоден. Олорн соблюдает нейтралитет и самая подходящая сторона для этой должности, еще не известно, как поведет себя эта всесильная раса, обладающая такими возможностями, и лучше бы нам объединиться перед этой опасностью.

Ее поддержало большинство.

«Ну вот, – подумал Глоден, – потерял потенциального союзника Олорна. но все расставит на свои места встреча при подписании договора».

Олорн встал и огласил текст договора, который они уже знали. С текстом согласились и направили проект на согласование. На этом совещание закончилось – нужно было спешить к месту встречи. Глоден связался с Алексом и предупредил его, что королева Сервилий Малькерна обладает огромной телепатической силой и может концентрировать телепатическую энергию всей расы. Алекс поблагодарил за предупреждение.

Алексу поступили доклады о готовности «Ковчега» к встрече делегаций, Ника была в назначенной точке пространства. Алекс просмотрел возможности «Ковчега» по защите от ментальной энергии, защиты не было – «Ковчег» ее просто поглощал, не замечая и не считая опасностью, но мог и сам выделять. Алекс предупредил Нику о возможной опасности, на что она ответила:

– Мы сами можем генерировать такую энергию любой силы.

– Знаю, но будь осторожней – мы ведем политику с позиции силы, и они ищут наши слабые места. Удачи.

Пришел доклад о прибытии в точку рандеву всех пяти делегаций.

– Ника, – распорядился Алекс, – принимай гостей.

Одновременно пришел информационный пакет от Зеи, а в нем на трёхстах страницах был мирный договор. – Вот это работа! – восхитился Алекс и отправил договор Адамалу и Сердену для соответствующего оформления.

Дипломатические звездолеты прилетели в точку рандеву точно в срок, пространство вокруг было пусто. Приборы кораблей, – и даже Сервилий с их телепатическими способностями, – никаких объектов не фиксировали. По связи раздался приятный женский голос:

«Команда звездолета планеты Трикс приветствует вас, к шлюзам ваших кораблей поданы модули доставки, взгляды обратились к шлюзовым воротам, где прямо из черноты космоса материализовались каплевидные, отливающие золотом модули».

– А вы говорите – условия, – прошипел Шитса, направляясь к шлюзу, – с такой техникой мы подпишем все, что они захотят, а вот потом посмотрим».

Произошла заминка с доставкой королевы Сервилий, которая требовала возможности проследовать на своем огромном корабле. Ей отказали, и она нехотя погрузилась со свитой в модуль.

Все шло по плану – Ника встретила делегации на «Пегасе» и каждую разместила в отведенные ей апартаменты, предупредив, что через двадцать минут они будут на месте. Доложила Алексу, что следует на «Ковчег». Алекс решил принять дополнительные меры безопасности, изолировав места следований делегаций, активировал следящие системы и программу консервации любого оставленного предмета. Как показало время – мера оказалась не лишней.

Снова последовал доклад Ники о прибытии в шлюзовой ангар «Ковчега». Антон, Дея и Серден встречали делегации и провожали в зал подписания договора, каждую делегацию по своему маршруту. Алекс по связи пригласил всю команду в зал подписания и поспешил туда сам, – зал был подготовлен великолепно: огромный стол окружали удобные кресла, учитывающие анатомические особенности каждой расы. В месте расположения каждой расы за столом создавался необходимый микроклимат, над головой родное небо, интерьер постоянно менялся, показывая красивейшие места родных планет участников. Наконец, появилась первая делегация – Эднов, о прибытии которой известили с пышной витиеватостью стилизованные герольды на шести языках, роботы проводили ее к месту за столом переговоров. Так же были представлены все делегации, последней была делегация Критчан.

Алекс занял место во главе стола, встал и заговорил:

– От имени народов планеты Трикс и Месхии я приветствую вас на борту звездолета, название которого в переводе звучит как «Ковчег» и благодарю за то, что вы откликнулись на наше приглашение. Дела в галактике складываются таким образом, что по прошествии нескольких миллиардов лет пространство в системе жёлтой звезды, известной вам как Солнечная система, стало пространством жизненных интересов наших народов и закрывается для свободного посещения. Это обстоятельство вызвало у некоторых из вас раздражение и непонимание, которое одни хотели решить военным путем, другие хитростью, третьи нежеланием считаться со сложившейся действительностью. Чтобы положить конец непониманию, мы продемонстрировали вам аргументы, которые убедили вас прибыть на эту встречу, а теперь прошу ознакомиться, – Алекс почувствовал резкую волну злобы ментального вмешательства и чуть замедлил свою речь, – рассмотреть положения мирного договора, текст которого у вас имеется, и высказать свое мнение по его положениям.

Королева Сервилий зажужжала, – именно зажужжала, и это было жужжание боли, которую она испытывала от своей же, отраженной «Ковчегом» и направленной на нее, ментальной энергии.

– Что с вами? – невинно поинтересовался Алекс.

– Ничего, с королевой все в порядке, – поспешил заверить его Жма – хранитель королевского дома.

– Однако размеры текста и положений договора сильно увеличились, и потребуется время, чтобы все осмыслить и согласовать, – деловито проговорил Олорн.

– Вы здесь для того, – ответил Серден, – чтобы согласовать. Изучайте, предлагайте, все принципы те же, что были в переданном первоначальном варианте, только учтены и убраны все лазейки, позволяющие нарушать основные пункты договора. Добавлен один существенный пункт: гарантом соблюдения положений договора являемся мы, и с этой целью именно в этом месте будет располагаться наша база, как напоминание для горячих голов о необходимости его выполнять.

Королева Сервилий пришла в себя и заявила, что в таком виде она договор не подпишет, подобных прецедентов в истории Сервилий не было.

– Ваше величество, ознакомитесь с текстом договора. и все остальные тоже, вы найдете там много интересного, – вступил в разговор Адамал, – например, пять миллионов лет назад королевой расы Сервилий тринадцатого гнезда Млиной не только подписан договор, но и выделены земли на планете Октар в вечное владение нам, где, в знак дружбы, мы построили замок. цел ли он?

Это был удар! Советники быстро что-то зашептали ей, королева встала и защелкала, аппарат переводил:

– Я поражена! Этого никто не мог знать, кроме тех, кто там был! Да, замок цел и охраняется как святыня, помощь, которая нам тогда была оказана, позволила нам выжить. Я приношу свои извинения за свое не совсем корректное поведение, вызванное незнанием, и приглашаю вас посетить замок.

– Благодарю вас, ваше величество, приглашение принимается, – церемонно отвечал Адамал, – с остальными правительствами в разное время тоже заключались подобные договоры, которые действуют до сих пор.

Алекс объявил перерыв. Оставшись за столом одни, они обменялись впечатлениями.

– Ну, вы мастера высшего пилотажа в делах звездной политики! – глядя на Адамала и Сердена, восхищенно сказал Алекс.

– Да что пилотаж! Мы же в галактике несколько миллиардов лет, – они были еще неразумными, когда мы прилетели сюда, и на наших глазах и не без нашего вмешательства прошли по эволюционному пути, – ответил польщенный Адамал.

– Тогда зачем же мы провели силовую демонстрацию? – вопросительно посмотрел на Адамала Алекс.

– Как – зачем? Чтобы без проволочек поставить точки над i. О нас уже давно забыли, и долго пришлось бы доказывать кто мы и чего хотим. Они стали другими, а мы остались для них в легендах богами, но боги существуют до тех пор, пока в них верят, а вера вряд ли осталась – прошло слишком много времени.

– Да, ты прав, – согласился Алекс.

Через некоторое время делегации сообщили о готовности продолжить встречу. Обстановка кардинально изменилась – уже не было агрессии, все расселись и ждали в почтительном молчании. Алекс объявил об открытии встречи и предложил высказываться по положениям договора. Встал Олорн.

– Мне выпала большая честь говорить первым. Мы просим прощения за непонимание, возникшее между нами, благодарим за преподнесенный урок. Договор одобрен всеми сторонами встречи, и мы готовы к подписанию, обязуемся его соблюдать, – закончил он свою речь.

– Вы согласны с Олорном? – спросил Алекс.

Согласны были все.

– Приступим к процедуре подписания.

После подписания договора Алекс поздравил всех с началом нового этапа в галактической политике – этапа гармоничного развития, и взаимопонимания.

– Приглашаю вас отпраздновать это событие в зале торжеств.

Никто не отказался, на торжество остались все делегации.

До начала торжества Алекс с Адамалом принимали делегации, которые заверяли их в своей дружбе и готовности к сотрудничеству, руководители звездных секторов приглашали их с визитом на свои планеты, приглашения принимались, но сроки визитов решили уточнить позже. Алекс устал от этой дипломатической чехарды.

«Да, – подумал он, – политика – это не мое. Хорошо, есть Адамал и Серден, – им это нравится, они как рыбы в воде – наслаждаются плодами своего труда».

Торжество прошло на высоком уровне, все гости были довольны. Глоден обсудил с ним кандидатуру Мулка на должность полномочного представителя, Алекс согласился. Ведал обещал помощь в строительстве подводных городов на Земле, Шитса объявил о вечной дружбе, сказав, что народ Зет не забыл о помощи, которую они оказали им в трудные времена, извинился за непонимание. Королева Сервилий сказала, что все семьи и рои в их распоряжении, и она надеется увидеть их еще раз, осторожный Олорн витиевато поблагодарил их за преподанный урок и за мудрость, которой они поделились с ними, обещал содействие во всех делах. Адамал на прощание оставил каждой делегации открытый для них канал связи. Ника в обратном порядке доставила делегации на ожидающие их корабли, вскоре корабли с делегациями взяли курс к своим планетам, на этом все закончилось.

Алекс связался с Зеей и поблагодарил ее за отличную работу по подготовке договора. Алекс подготовил малый звездолет, запрограммировал его на дрейф в этой точке пространства и выполнение команд только его или Зеи, – срок дрейфа определен не был, – ввел программу ситуационных действий, ввел ДНК всех членов команды для того, чтобы в случае необходимости они могли попасть на борт, – хотя такая вероятность была крайне мала. «Ковчег» зафиксировал возвращение Ники, которая из ангара направилась к Дэе – с ее появлением они стали очень дружны.

Серден и Адамал обсуждали результаты переговоров и спорили о перспективах и возможных выгод для Солнечной системы. Антон и Деном занимались пробойником пространства – именно к ним и направился Алекс. Оба сидели в креслах с закрытыми глазами и напряженными лицами.

«В виртуальном пространстве», – подумал Алекс и тоже переместился туда, сразу обнаружив два силуэта у контура пробойника.

– Как дела? – напугал он их.

– Алекс, мы так заиками станем! – обернулся Антон.

– Не можем понять, где проблема, нужна подробная теоретическая разработка этого узла, – сказал Деном, Алекс вызвал архивные файлы, нашел нужный и перебросил Денону.

– Спасибо, – откликнулся тот.

– А где мы были три часа, что показывает аппаратура? – Алекс, у тебя информации больше, чем у нас, – ответил Антон.

– Что сенсоры «Ковчега» показывают?

– Только пространство вокруг корабля и больше ничего, трех часов как будто не было.

– Пока не поймем, где мы были, и не будем уверены в работе пробойника, возвращаться опасно, – высказал свои опасения Денон.

– Сколько времени это может занять?

– Кто знает. может – час, а может – сто лет.

– Как сто лет?! – возмутился Алекс. – У нас на орбите Луны грузовой флот для отправки в экспедицию, а ты – сто лет.

– Алекс, не кипятись, – успокаивал его Антон, – это же опытный образец, первое испытание он прошел, просто нужно понять, чем вызвана временная задержка при транспортировке.

– А может быть так и должно быть, и мы зря волнуемся?

Алекс еще раз тщательно проверил всю документацию и просмотрел все теории по установке. Действительно – мнения о времени преодоления пространства расходились: одни утверждали, что перемещение мгновенное, другие – что время переноса будет завесить от массы и расстояния до пункта назначения. Алекс поделился этими выводами с Деноном и Антоном. Пожав плечами, они ответили:

– Все может быть. Коль такая теория есть, значит – ее нужно проверить экспериментально, для этого у нас есть исходные данные: расстояние до Земли и масса звездолета, время перемещения – три с половиной часа, это решенная задача. Проверим на ближних системах. вот, например, планета Октар в системе Сервилий, о которой говорил Адамал.

– Нет пространственных координат, – отозвался Деном.

Алекс вызвал Нику и попросил рассчитать вектор перемещения до планеты Октар, координаты планеты у Зеи. По связи Алекс велел экипажу два часа отдыхать.

– Через два с половиной часа летим к планете Октар. Серден, предупреди Сервилий.

– Хорошо, – откликнулся тот.

– Алекс, грузовой флот готов к отправке, корабли прикрытия приведены рабочее состояние, десант тренируется и делает успехи, постепенно привожу их в цивилизованный вид.

– Спасибо, Зея, я с тобой скоро свяжусь.

Алекс вызвал Адамала, тот прибыл через минуту.

– Извини, что не даю отдыхать, но есть дела.

– О чем ты говоришь, какой отдых! Такую операцию провернули.

– Адамал, – перешел к делу Алекс, – Зея доложила о готовности грузового флота и кораблей сопровождения к отправке, мы задерживаемся здесь. Думаю, что конвой грузовых звездолетов можно отправить в автоматическом режиме, а мы его потом догоним на «Ковчеге» – его скорость на много порядков выше.

Адамал задумался на минуту и ответил:

– Давай отправим, риска почти нет, – пространство впереди чистое, мы сэкономим много времени. Конвою нужно время для разгона до световой скорости.

На том и порешили.

Через два часа экипаж собрался за накрытым столом, во время трапезы Алекс рассказал о предстоящем испытании пробойника и экскурсии в этой связи на планету Сервилий – Октар. Серден доложил, что связался с королевским домом и сообщил о желании посетить планету Октар в ближайшие часы. Королева ответила, что почтет за честь их принять, но ее лично не будет, так как она не может перемещаться в пространстве так быстро. Алекс ввел в курс дела команду по поводу отправки грузового флота в автоматическом режиме и получил поддержку. После обеда связался с Зеей и распорядился отправлять флот, а десант не отправлять.

– Поняла, выполняю.

Вся команда находилась в центре управления, волнение нарастало, последовали доклады Антона о готовности установки к работе, Денома – расчетов о временной задержке, которая должна была составить пять минут. Ника и Дэя доложили о вводе координат планеты Октар в навигационную систему установки.

– Ну, с Богом, – сказал Алекс и скомандовал: – Обратный отсчет.

Со словом ноль все повторилось, как в прошлый раз, когда зеркало собралось, и они очнулись, озираясь и приходя в себя, а корабль сообщил о прибытии в заданную точку пространства. Алекс глянул на часы: прошло пять минут пятьдесят секунд. Приступили к проверке всех систем корабля, Антон и Деном понеслись к установке.

«Заработала машинка как надо!» – радостно подумал Алекс, Ника и Дэя проверяли точность прибытия и сверялись со звездной картой сектора – все было правильно. «Ковчег» находился на орбите Октара, Серден уже связывался с главой правящего улья на планете. Глава правящего улья Эктания была предупреждена королевой о визите представителей могущественной расы и их желании посетить созданный ими замок. Она готовилась к приему, но не ожидала их появления так скоро.

– Все системы установки пробойника пространства в норме, вероятностные погрешности во времени прибытия теперь можно рассчитать, основываясь на имеющемся опыте, – сообщил Антон.

– Капитан, – докладывала Ника, – корабли сопровождения Сервилий на орбите.

– Ну, что ж, прогуляемся. готовь «Пегас», придай ему форму золотой капли, экипажу прибыть на борт «Пегаса».

Когда Алекс появился на «Пегас», команда уже собралась и слушала рассказ Адамала о цивилизации Сервилий, – оказывается, даже были попытки колонизации ими Земли. И что интересно – они провалились из-за слишком большой гравитации: особи Сервилий деградировали, уменьшаясь. И то, что мы сейчас наблюдаем на земле: пчелы, муравьи, термиты с коллективным разумом – это потомки Сервилий. Собственным сознанием обладает ограниченное число особей, которые и стоят на вершине иерархической лестницы их социального устройства.

– Не забудьте активировать скафандры, – предупредил Алекс и дал команду на старт.

Глава 11

«Пегас» выплыл из шлюзовых ворот, отработал маневровыми генераторами и, отойдя на некоторое расстояние от «Ковчега», отключил маскирующее поле и эффектно проявился в чернильной темноте космоса сияющим призраком. Звездолеты сопровождения Сервилий вышли на связь, произошедшее в чистом пространстве их обескуражило, но с толку не сбило – их восприятие окружающего мира отличалось от восприятия людей настолько, что понимание ограничивалось только областью взаимных интересов.

– Тенел, – представился по связи координатор сопровождения и задал вопрос: – Приближенные королевского улья полетят на планету на своем необычном звездолете или перейдут в звездолет Сервилий?

– Мы полетим на планету на своем звездолете, – ответила Ника.

– Может ли ваш звездолет летать в атмосфере? – последовал новый вопрос.

– Да, наш звездолет «Пегас» может летать в плотных слоях атмосферы.

– Тогда следуйте за нами.

Звездолеты Сервилий выстроились почетным ромбом сопровождения и сошли с орбиты, по касательной направляясь к планете.

В атмосферу вошли на приличной скорости, обшивки звездолетов Сервилий раскалились, а «Пегас» сиял, отражая лучи местного солнца, и температура на его поверхности поднялась ненамного. Продолжали снижаться, следуя за эскортом в плотных слоях атмосферы планеты, вот прошли облачный фронт, и внизу показалась поверхность планеты, покрытая зеленью и блюдцами озер. Дорог как таковых не было, на горизонте возвышался мощный горный хребет, к нему они и держали курс. На связь снова вышел Тенел и проинформировал, что они летят к замку Приближенных, на территории которого находится небольшой космодром, готовый к приему их корабля.

– Спасибо, – ответила Ника.

– А кто такие приближенные? – спросила Адамала Ника.

– Приближенные это мы, а такой чести удостоились за помощь в их борьбе за существование. Прибыв сюда впервые с разведывательной экспедицией, обнаружили исчезающий вид коллективной разумной жизни. Причиной явилась эпидемия, вызванная неизвестным вирусом. Им грозило неминуемое вымирание. Наши специалисты исследовали вирус, создали вакцину и остановили эпидемию. Вылечили заболевших, за что навечно стали друзьями, и нам было позволено возвести здесь замок и получить статус Приближенных королевской семьи.

Звездолеты уже подлетали к горному хребту, но не спускались к подножью, а летели дальше – на одной из самых высоких горных вершин стояло величественное строение, действительно похожее на стилизованный средневековый замок. И очень напоминал земное «Ласточкино гнездо». Изображение увеличилось, и стало видно, что за это время скалы, обточенные ветрами и непогодой, закруглились, а замок выглядел так, как будто был построен вчера.

– Наши технические достижения в строительстве, – гордо заявил Серден, – выдержали проверку временем.

Перед замком находился небольшой космодром, где толпились встречающие.

– Приземлиться мы здесь не сможем, – сообщила Ника, – можем зависнуть на гравитационных генераторах и по трапу сойти к встречающим.

– Неплохо придумано, – согласился Алекс.

– Счастливого пребывания на Октаре, многочисленного и здорового потомства! Мы улетаем, для нас была большая честь сопровождать вас, – прозвучал по связи голос Тенела.

– Спасибо, Тенел! И тебе чистого неба и много меда, – ответила Ника и приступила к сложной процедуре нестандартной посадки.

Со стороны швартовка и зависание пятисот метрового «Пегаса», сияющего в лучах местного светила, выглядела эффектно, и вызвало жужжание встречающих Сервилий, которое переводилось как аналогия восторга. Большая часть корпуса «Пегаса» висела над пропастью, на поверхность площадки стек золотистый трап, по которому первым спускался Алекс, потом Адамал и остальные, – кроме Ники. Она осталась на борту на всякий непредвиденный случай. От основной группы встречающих отделилась одна особь, похожая на богомола, но увеличенного в размерах до двух метров, со свободно свисающими блестящими крыльями, в некоем подобии одежды, и пошла навстречу Алексу. Не доходя несколько шагов, остановилась и застрекотала, как кузнечик, смешно подергивая метровыми членистыми усиками. Переводчик ожил.

– Я – Эктания, глава семей и хранительница жизни на планете Октар. По поручению нашей королевы Малькерны приветствую вас. Ваше гнездо сохранено и не тронуто, мы благодарим вас за наше спасение много времени назад, этот благородный поступок никогда нами не забывался и навсегда останется в нашей памяти, мы рады вашему прилету и просим пройти в свое гнездо.

– Благодарю за оказанный прием, внимание королевы и ваше личное присутствие, Эктания. Выражаю благодарность за память о нас и сохранность гнезда, построенного нами, и прошу проследовать вместе с нами в наше гнездо, – выступил с ответным словом Алекс, импровизируя на ходу.

Эктания отступила, повернулась, и они вместе зашали к дверям замка, – с обеих сторон стоял почетный караул состоящий из различных представителей огромных насекомых. Вообще-то было жутковато. Подойдя к двери, скорее – к ворам замка, Алекс остановился, не зная, что делать. Но делать ничего не пришлось – открылась ниша, засветился экран, и синтетический голос попросил идентифицировать себя и указать уровень полномочий. Алекс активировал кристалл и приложил руку, которая слегка мерцала, к экрану. Послышалось гудение, после чего уже мелодичный, но как будто разбуженный голос, произнёс:

– Стационарная база бесчисленных солнц миров Месхии приветствует вас, Президент, и просит подтверждения для сопровождающих.

– Подтверждаю.

Стилизованные ворота ушли вверх, перед ними образовалась световая дорожка с анфиладой огней по сторонам, по которой они двинулись внутрь замка. Алекс связался с искусственным интеллектом замка и переключил его на Адамала, тот понимающе кивнул. Внутри верхняя часть замка представляла собой одно огромное помещение с богатым интерьером, они вошли в большой зал, который оказался лифтом, Адамал предупредил об этом присутствующих, лифт тронулся и спустя несколько минут остановился.

Выйдя из лифта, они очутились в огромном помещении, которое оказалось залом торжеств, – украшенный живыми цветами, гирляндами, сверкающий огнями и золотом отделки, уставленный столами с различными закусками и напитками. На еду Сервилий смотреть не хотелось, но делать было нечего – Алекс с Эктанией уселись за столы, и началось пиршество с тостами и изъявлениями дружбы. Часа через три Эктания, сославшись на дела, стала собираться и пригласила гостей в свой дворец. Алекс вежливо поблагодарил и сказал, что вынужден отказаться, так как визит на Октар краток, и они скоро отбывают, на этом делегация Сервилий покинула базу.

Проводив гостей, команда перешла в другой зал, – подали чай, есть после наблюдения за пиршеством Сервилий не хотелось. Серден рассказал о базе, – база была огромна, ее консервация длилась несколько миллионов лет, но время не оказало никакого воздействия, все работало и было в идеальном состоянии. Большую часть базы занимал медицинский модуль, в свое время он был нужен для спасения Сервилий от эпидемии. Миллионы лет следящие системы вели наблюдение за окружающим пространством и цивилизацией Сервилий, – все накопленные материалы забрали, базу активировали и ввели в рабочий режим. Больше делать на базе было нечего.

– В дальнейшем здесь можно поселить дипломатическую миссию, – предложил Алекс.

– Можно, – согласился Серден, – вот только где взять этих самых дипломатов?

– Как где? Будем воспитывать.

Алекс связался с Никой и предупредил, что они возвращаются.

– Хорошо, – ответила она, – «Пегас» готов к отлету.

Поднявшись на борт «Пегаса», прошли в центр управления, где их встретила Ника расспросами, на которые подробно и с удовольствием отвечал Деном. Расселись в кресла, отправили сообщение Эктании о необходимости скорого возвращения и взяли курс на «Ковчег». На «Ковчеге» после четырехчасового отдыха собрались в кают-компании за столом.

– Пора возвращаться, – начал разговор Алекс, – грузовой флот приступил к разгону, без присмотра такой конвой оставлять нельзя, а если мы займемся визитами и дипломатией – то увязнем в этом навсегда. Предлагаю поручить эту ответственную работу Зее. Она доказала свои способности делом, а контроль будет осуществлять Серден.

Дэя подняла голову и грустно сказала:

– Мы так долго были в изоляции и так соскучились по простому человеческому общению… хотелось бы посмотреть Землю, встретиться с нашими потомками. На что мы потратили миллиарды лет? Удалось ли задуманное?

– Что за пессимизм, – встал Антон, – если мы здесь, если цивилизация выжила и развивается, значит – все удалось.

– Ты так думаешь? – наивно спросила Дэя.

– Не думаю, уверен, – успокоил ее Антон.

– Пора домой, – проговорил Алекс, – Дэя права – надо побывать на Земле, отдохнуть. думаю, что недели хватит.

– Хватит, – ответил Адамал за всех.

– Ну, вот и решили. Ника, по прибытии на станцию готовь экскурсию на Землю.

– С удовольствием, капитан.

– А теперь по местам, стоять, курс на станцию «Надежда», пространственные координаты в пробойник введены, предположительное время нахождения в пути – четыре часа, всем приготовиться.

Но перед тем, как стартовать, послал сообщение Зее о возвращении. Еще раз осмотрел каждого, остался доволен экипировкой и скомандовал:

– Старт!

И снова все потонуло в знакомом звоне колокольчиков, осколки срослись, но срастались они как-то иначе – долго притираясь, образовалось знакомое зеркало, команда очнулась. На мозг давила усталость, Алекс глянул на часы и обомлел – с момента старта прошло десять часов.

– Ника, где мы находимся?

– Определяю точку выхода по звездным картам.

Тревога холодком поползла по позвоночнику.

– Капитан, место выхода определить невозможно, привязаться не к чему, нет ориентиров, вокруг незнакомый космос, это не Спиралевидная галактика, – доложила Ника спокойно, – нужно время для сканирования пространства.

Внутри у Алекса все оборвалось, но, собрав волю в кулак, он ответил:

– Хорошо, продолжай работу.

В рубке управления «Ковчега» наступила такая тишина, что эту тишину было слышно.

– Мы что, заблудились? – прошептал Антон.

– Не знаю, – ответил Алекс, усталость просто давила. Он принял р