Book: Танцующая со Смертью




Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru


Все книги автора


Эта же книга в других форматах




Приятного чтения!







Сотникова Юлия Олеговна

Танцующая со Смертью


Глава 1

Вы когда-нибудь испытывали боль? Боль, которая сметает все, оставляя только мысли о скорейшей смерти. Боль, которая выворачивает наизнанку, заставляя биться в конвульсиях, моля о пощаде? Боль, которая выжигает тебя изнутри, оставляя лишь оболочку, пепел, исцелить который никто не в силах. Нет? Вы родились под счастливой звездой.

Вытерев кровь с прокушенной губы, я посмотрела на счастливую мать, радостно обнимающую уже здоровую дочку. Староста деревни, в чьем доме я остановилась, обеспокоенно поглядывал на меня, стараясь быть начеку, чтобы в любую минуту успеть меня подхватить. Да я и сама знаю, что выгляжу хуже некуда, но ничего поделать не могу. Вот что бы вы сделали, увидев умирающего ребенка, которому вот-вот должно исполниться четыре года от роду? Я не смогла пройти мимо. Знаю, что это глупо, растрачивать силу на незнакомых людей, быть может, если бы я была истинной Чувствующей, я бы даже не задержалась в этой деревушке, но в том то и дело, что я НЕПРАВИЛЬНАЯ. А это уже диагноз.

Но давайте по порядку. Позвольте представиться, Рианоэль, для друзей просто Нели, или Нель, или Эль, это уже все, смотря какой именно друг. Просто так, без добавления гильдии или титула, от них все равно теперь никакого толку, так как обратно я не вернусь. Но, кажется, я забежала немного вперед. Дело в том, что я Чувствующая. Наша гильдия не так уж и велика, но с ней приходиться считаться. Чувствующие физически ощущают боль других людей, прогоняя ее через себя. Почти все из нашей гильдии — целители, знахари. С детства Чувствующих обучают тому, как выстраивать вокруг собственного разума стену, отделяющую их от чувств других людей, и те, кто не осваивает эту первую ступень знаний, погибают, не в силах справиться с болью всего мира. Потом выживших обучают врачеванию, запрещая использовать свою силу никак иначе, кроме диагностики больных. Тех, кто ослушивается, ждет суровое наказание в виде недельного сидения в одной из камер темницы, на воде и хлебе, в окружении умирающих или искалеченных узников. Думаете, это не жестоко? Ошибаетесь. В первые годы, когда Чувствующий еще не слился со своей ментальной защитой, он полностью зависит от своих жизненных сил, заточение его ослабляет, соответственно ослабляя и защиту. А теперь представьте, что может почувствовать ребенок, оставшись наедине с болью всех узников? Кто-то после такого ломается, кто-то с упорством начинает учиться всему, чему его обучают наставники, кто-то закрывается в себе, с лютой ненавистью к окружающему миру. Одно является общим — никто не остается равнодушным.

Что касается меня, в темнице я была частой гостьей, так что отличную защиту научилась ставить еще в детстве. Теперь же она со мной просто срослась так, что порой я совершенно забываю, кем являюсь.

С благодарностью оперевшись на руку старосты, я, молча, вышла из дома, не желая выслушивать поток благодарности от счастливых родителей. Медленно шагая по улице, я с наслаждением вдохнула свежий ночной воздух, радуясь, что Релис молчит, давая мне просто подумать. Подумать и вспомнить.

Я всегда была проблемным ребенком, но меня щадили, многое спуская с рук из-за силы. Дело в том, что я очень сильна. Моя сила позволяет вылечить любую болезнь, зарастить даже самую смертельную рану, исправить любое уродство. Именно поэтому я так нужна своей гильдии, желающей выслужиться перед правителем. Была нужна. У каждой медали есть обратная сторона, которая может оказаться очень неприятным сюрпризом. У меня этих сюрпризных сторон оказалось две: во-первых, я не могу лечить, как все представители моей гильдии, используя лишь часть силы. Видя болезнь, я пропускаю ее через себя, испытывая при этом сильнейшую боль, однако результат просто поражает, то, что при обычном врачевании лечится за несколько дней, благодаря мне проходит мгновенно. Правда после этого мне самой требуется довольно долго восстанавливаться, день за днем ощущая все прелести "отдачи". Во-вторых, это то, что было абсолютной неожиданностью для всех, включая меня саму, я могу нападать, используя боль. А это уже опасно. Принцип действия точно такой же, как и в лечении, я просто собираю все негативные эмоции, ощущения, чувства и, пропуская через себя, преобразовываю их. Однако, вместо того, чтобы просто растворить в себе, в моих силах послать этот сгусток энергии куда захочу, разрушая все на своем пути.

Этот феномен выяснился, когда однажды, сын главы гильдии, уже долгое время пытающийся увидеть меня в своей постели, подготовил "теплую" встречу у озера, где я любила проводить все свободное время. Ничего бы не произошло, если бы он не попытался взять меня силой, это оказалось самой главной ошибкой в его жизни. Нас не обучают физической самозащите, мы — целители, не воины, поэтому зачастую не можем дать отпор. До сих пор я вспоминаю тот миг, когда, уже прижатая к земле, под тяжестью тела похотливого парня, испытала дикий ужас, всепоглощающую ненависть и страх загнанного животного. Как совершенно четко пришла мысль об убийстве, как, осознанно, поняла, что именно надо делать, сумев себя остановить лишь в самом конце. Он был ужасным человеком, еще худшим сыном, однако он был живым, а, значит, я не имела право его убивать. После того случая, он перестал ходить. Та ненависть, что обуревала меня, нашла отклик в неизлечимой болезни, и никто уже ему не мог помочь. С тех пор меня начали бояться.

В то время мне только-только исполнилось двадцать пять, что в нашем мире, где продолжительность жизни около восьмисот лет, еще совсем юность. С виду я выглядела вполне взрослой, однако, чтобы выжить, мне не хватало жизненного опыта и серьезного обучения. Проблемой стало то, что никто не хотел брать меня в ученицы, опасаясь столь необычной силы. Лишь один человек решился обучать "проклятие гильдии", как меня тогда называли. Это был великий целитель, странник, не живущий в гильдии. Многие считали его сумасшедшим, однако я искренне рада, что именно Грейгор стал моим наставником. Благодаря ему, я сама признала свою силу, приняла ее как данность. Он не считал меня чудовищем, заставляя развивать не только целительские способности, но и силу воинов Смерти, как он это называл, радуясь любому достижению. Также именно Грейгор научил меня технике владения кинжалов, так как, являясь странником, был вынужден освоить оружие. Это не раз спасало мне жизнь теперь, когда я ушла из гильдии, отказавшись от семьи и имени. Это был мой выбор, так было необходимо, так как слишком опасен был для гильдии, Чувствующий, с силой воинов, это могло привлечь ненужное внимание правителя.

Тут надо немного рассказать про наш мир. Все люди здесь состоят в определенных гильдиях, объединяясь по своей силе: Воины, Чувствующие, Видящие, Правящие и Мирные. Гильдия правящих состоит из всего рода правителя, в их обязанности входит управление миром, представители этой гильдии эмпаты, их невозможно обмануть или что-нибудь скрыть, у них острый ум и отличная память, что помогает быть отличными правителями. Гильдия Воинов — армия этого мира, они разбираются во всех видах оружия, обладают молниеносной скоростью и способностью подчинять себе любую стихию, используя ее как в нападении, так и в защите. Представители этой гильдии достаточно высоки, очень сильны и атлетично сложены. Главной внешней особенностью Воинов являются черные, как смоль волосы. Никто не знает почему совершенно разные люди, не состоявшие в родстве друг с другом, так похожи внешне. Однако одного представителя гильдий можно легко отличить от представителя другой гильдии, не ошибившись при этом. Гильдия Видящих, максимально приближенная к правителю, все ее представители являются оракулами. Они предсказывают будущие результаты того или иного решения правителя, помогая сделать правильный выбор. Отличить Видящего можно легко по одежде и глазам. Они предпочитаю белоснежные "летящие" ткани, что довольно жутко смотрится в сочетании со светло-голубыми, почти выцветшими глазами, становящимися белыми, при пользовании своей силой. Гильдия Мирных — это рабочая гильдия, они занимаются земледелием, выращиванием скота и другими мирскими обязанностями. Представители этой гильдии управляют силой Земли, помогающей выращивать в мгновение ока любые травы и растения. Все Мирные смуглы, русоволосы и кареглазы, они предпочитают одежду зеленого или земляного цвета.

Однако, конечно же, люди не единственная раса, обитающая в нашем мире. Существуют, как мы их называем, Нечистые. Нечистыми является вся нечисть, обитающая в мире. Это разумные существа, лишь немногим отличающиеся от людей, живущие отдельно и держащиеся в стороне от нас и нашей политики. Между всеми нашими гильдиями существует договор, по которому никто не вправе нападать друг на друга, однако в последнее время все чаще начали случаться набеги Нечистых на поселения людей. Это не афишируется, однако отношения между нашими гильдиями стали весьма напряженными.

Устало плюхнувшись за стол, я с благодарностью посмотрела на жену старосты, тут же положившей передо мной тарелку с ароматным супом и большой ломоть хлеба с крынкой сметаны, пытаясь припомнить ее имя.

— Спасибо, Лукьяна. — упс, кажется, ее напугал мой хриплый от недостатка сил голос. Да это и неудивительно, слишком уж сильно болел ребенок, так что теперь таким голоском, я буду очаровывать всех дня два.

— Ой, детонька, да как же так можно? Совсем себя не жалеешь! — тут же захлопотала хозяйка.

— А как можно, Лукьяна? — я с аппетитом принялась за поздний ужин. — Рийка умирала, это все знают, по-другому я ее излечить не могла.

— А как же ты теперь?

— Да также как и всегда, — я пожала плечами, поморщившись от боли в напряженных мышцах. — Вот отосплюсь, а завтра уеду.

— Я тебе уеду! — Лукьяна яростно взмахнула половником, столь тщательно мытым ею уже несколько минут. — Ты на себя в зеркало-то смотрела? Да краше в гроб кладут, а ты "уеду". Значит так, — женщина уперла руки в бока, недовольно меня оглядывая. — Мне все равно, что ты там хотела, однако, пока полностью не оправишься, ни шагу за порог! В конце концов, мы должны хоть как то отблагодарить тебя за заботу.

— Ой, Лукьяна, не начинай, ты же знаешь…

— Вот именно, я, в отличие от других, прекрасно знаю, чем тебе обходится такое лечение, так что быстро марш в кровать. — Доев последнюю ложку супа и, с удовлетворенным вздохом выползая из-за стола, я занялась обдумыванием такого важного на данный момент вопроса, "как добраться до кровати, не упав по пути". Видимо мои мысли очень явственно проявились на лице, так как Коллен, сын Лукьяны, мигом подхватил мою слабо вырывающуюся тушку на руки. Ощутив под головой такую желанную подушку, я мигом отключилась, делая заметку на утро, обязательно поблагодарить семью старосты.

Проснулась я от щебетания птичек за окном и громких голосов на кухне.

— Да спит еще она, ну, сколько можно говорить?! — кажется, Лукьяна разошлась не на шутку. — Обождет твое дело, ничего с ним не случится. Ох, бестолочи, совсем девку замучили, скоро сама от вас сбежит, не разбирая дороги.

— Но, Лука! — вот и голос многоуважаемого старосты. Я с интересом стала следить за разговором, не подавая признаков бодрствования.

— Что, Лука?! — послышался легкий хлопок, видно хозяйка, не выдержав, огрела муженька полотенцем. — Релис, ты же сам видел, в каком состоянии она вчера была, неужто девку не жалко?

— Но нам это просто необходимо! — хм, судя по голосу, мужчина уже и сам был не рад своей идее.

— Прям таки необходимо? — в голосе Лукьяны было столько сарказма, что лично я бы, на месте старосты, тотчас же передумала о такой уж необходимости моего присутствия в решениях его проблем. В том, что у Релиса проблемы, я ни капли не сомневалась. — Ничего не знаю! Вот, денька через три, как только оправится, пожалуйста, спрашивай сам у нее все, что угодно, а пока даже соваться не смей. Так что давай, забирай своих ребят, пока они мне всю горницу не истоптали и… Коллен, а ну положил блин на место! Вот Эль проснется, тогда и завтракать будем.

На слове "блин" я все-таки соизволила открыть глаза. Ну ничего не могу с собой поделать, когда речь идет о Лукьяниных блинах. Это просто пища богов! Медленно сев, стараясь не застонать от боли во всем теле, я попыталась определить свое состояние: тело ломит, голова раскалывается, в ушах противный звон, а желудок яростно требует еды. В целом, неплохо, бывало и намного хуже. Поднявшись с четвертой попытки с кровати, я мельком оглядела себя, придя к выводу, что немного помятая одежда, все же лучше чем ее полное отсутствие и заглянула в зеркало, висевшее около двери. Нда, лучше бы я этого не делала… Хотя ничего, бывало и хуже, а так, зеленоватый цвет лица очень гармонирует с тусклыми зелеными глазами. Откинув с лица длинные волосы, с неудовольствием посмотрев на темные круги под глазами, я обреченно вздохнула. Лукьяна сделала огромный комплемент, описывая мое состояние. Кстати о волосах, это была моя личная гордость: длинные черные локоны и кроваво-красными прядями по всей голове. Они, как и я сама, тоже были неправильными. Все Чувствующие по природе своей рыжие и кареглазые, так что и здесь я отличилась. Такой разноцветной окраской никто похвастаться не мог, а уж в сочетании с изумрудными (когда я полна сил) глазами, я всегда была предметом разговоров. Закончив себя рассматривать, решив, что лучше уже ничего не получится, я, наконец, вышла, чтобы тут же замереть под пристальными взглядами пяти пар глаз. Не буду врать, говоря, что взгляды были восторженные, скорее поминально-виновато-жалостливые. Как приятно, когда о тебе заботятся!

— Привет, — довольная таким вниманием, я подошла к доверху набитому столу. — Лукьяна, это все мне?!

— Кушай, детка, кушай, — добродушная хозяйка всерьез решила скормить мне все продукты. — Тебе поправляться надо, гляди, какая худая.

— И вовсе я не худая, — с аппетитом поедая вкуснейшие блинчики с вареньем, я принципиально не обращала внимания на сопящих около двери мужчин. — Я стройная, гибкая и проворная. А потолстеть…мням… мне… умням… в ближайшее время явно…чавк… не грозит, — потянувшись за последним блином, я с неудовольствием наткнулась на руку Коллена, за что тот заслужил убийственный взгляд.

— Ух, я бы эту твою стройность! — Лукьяна звонко шлепнула сына по руке, подвигая ко мне тарелку, за что я смотрела на нее почти влюблено. Через некоторое время, наевшись и жутко довольная, я отвалилась от стола, как обожравшаяся пиявка, сыто поглаживая надувшийся живот. Сбоку кто-то тактично кашлянул. Взглянув на этого смертника таким взглядом, что тот мигом ретировался за спину старосты, я недовольно повернулась к мужчинам.

— Что?

— Эм… — Релис явно не знал, как начать разговор. — Рианоэль, — я невольно поморщилась, услышав полное имя, однако староста за все время нашего знакомства, в отличие от жены, никогда по-другому меня не называл. — Позволь спросить, как ты себя чувствуешь?

— Ужасно, — честно призналась я, с интересом отмечая, каким довольным стало лицо Лукьяны, и расстроенными у мужчин. — Но хоть чем-то помочь смогу. Рассказывай.

Всплеснув руками, громко ругая сумасшедших девчонок и неугомонных мужей, хозяйка дома быстро вышла с кухни, оставив меня наедине с четырьмя мужчинами (Коллен тоже остался).

— У нас проблемы. — Релис со вздохом подсел рядом.

— Это я уже поняла, — подождав, пока все рассядутся, я вновь посмотрела на старосту. — Давай все с начала и по существу.

— Да не знаю я начала, — мужчина облокотился о стол, и так тяжело вздохнул, что я занервничала. Таким обреченным его я никогда еще не видела. — Никто не знает.

— Релис, что происходит? — дотронувшись до руки старосты, я обеспокоенно заглянула ему в глаза.

— У нас умирают дети, — в кухне воцарилась тишина.

— Так Рийка…

— Да, она уже пятая, — Релис стойко выдержал мой взбешенный взгляд. Ненавижу, когда обижают детей! Это подло. Еще дома, при мне никто никогда не смел ударить ребенка, а ведь тогда мне едва исполнилось сорок и я сама считалась подростком. А здесь… Уже пятая…

— А остальные? — я с замиранием сердца принялась ждать ответа. Вновь все замолчали, виновато потупившись. Со злостью утерев выступившие слезы, я, переждав приступ головокружения, поднялась и подошла к распахнутому окну, вдыхая свежий воздух. — Почему раньше не сказали?

— Вчера самым главным была жизнь Рийки, — сложив руки на груди, я, молча, ждала дальнейших объяснений. — Когда ты приехала, я вознес хвалу всем известным мне богам. Уж думал, что малышке не выжить, но ты ее спасла. Предыдущие умирали очень тяжело, поэтому мы и не надеялись… — Релис замолчал. Да и не нужно ему было продолжать, так как все и так уже было ясно. Никто не верил в выздоровление девочки.



Итак, что мы имеем? В деревни умирают дети, никто не знает, что это за болезнь такая, даже я, Чувствующая, не смогла этого понять. И что это значит? А это значит, что дело дрянь. Кто-то напустил мор, опасный только для детей, а значит, если не вмешаться, смерти распространяться дальше, переходя от одной деревни к другой.

— Приезжал ли к вам недавно кто-нибудь незнакомый? — я обернулась, ожидая ответа, примерно догадываясь о том, что услышу.

— А откуда ты…

— Кто это был?

— Заезжал к нам один странник, — Релис устало потер покрасневшие глаза. — С маленькой дочкой. Болела она сильно, совсем плоха была, вот мы их и приютили, не отправлять же на ночь глядя в лес.

— А что дочка? — я недовольно нахмурилась, кажется, версия о моровом поветрии стала давать трещины.

— С ней все совсем странно, — мужчина удивленно на меня посмотрел. — А знаешь, я ведь пока ты не спросила, даже и не вспоминал об этом. Девочка то в первый вечер в сторонке все сидела, бледная, совсем без сил, даже вставать от слабости не могла. К нам как раз племянница с сынишкой в гости зашли. Нор как раз ровесником той девочки приходится, поэтому они все время играли вместе. Девчушка сперва дичилась, в уголке сидела, к нему не подходила, все кошку ласкала, а потом ничего, разговорилась, даже глазки заблестели и румянец появился. А скоро еще детишки пришли, тут уж им совсем весело стало. Только вот реакция ее отца мне не понятна была, в тот вечер я еще подумал, что он не рад, что дочка улыбаться начала. Хотя может она и не его дочь совсем, но тогда все были твердо уверены, что это именно так.

— Расскажи мне о нем побольше, — я все пыталась уловить какую-то мысль, крутящуюся в голове, однако пока безрезультатно.

— Да что о нем рассказывать? — Релис удивленно пожал плечами. — Совершенно обычный парень, ничего примечательного в нем нету. Высокий, крепкий, сразу видно, что к труду приученный, как только пришел, чем может помочь, спросил. У нас таких в деревне полно.

— Значит, ничего особенного, — я задумчиво уставилась в окно. Что-то тут было не так, не бывает не примечательных людей. Даже в ауре у каждого человека есть что-то особенное, и если ты не можешь выделить кого-то из толпы, значит, он специально навел чары, скрывающие сущность, а это весьма подозрительно. — А как он себя вел? Что ел?

— Да как обычно, кушал все, что дадут, с большим аппетитом, — Коллен встрял в разговор, потупившись под недовольным взглядом отца. — А вот девочка совсем ничего не ела.

— Не ела? — это уже было куда интересней.

— Точно, — Релис нахмурился, — А я ведь даже внимания не обратил. Девчужка как сидела с детьми, так и не вставала, к столу не подходила, да и отец ее не спешил кормить.

— И что, никто ей так ничего и не предложил?

— Нет, — староста выглядел растерянным. — Я даже не понимаю, как это произошло, вроде все вместе сидели.

— Не переживай, в этом нет твоей вины, Релис, — тяжело вздохнув, я обернулась к мужчинам. — Просто тебе довелось приютить в своем доме Дарракши-Лан, Пьющих Жизнь.

Наблюдая, как смертельно бледнеют лица мужчин, я лишь вновь повернулась к окну. Не люблю наблюдать обреченность людей, зная, что возможно ничем не могу помочь. А это именно такой случай. Если Дарракши-Лан приметили в свои жертвы всю деревушку, то никто не в силах их остановить.

— Но как? Эль… — я с силой потерла лоб и взглянула на старосту, заранее зная, о чем он собирается меня попросить. — Помоги нам.

— Я постараюсь, Релис, постараюсь, однако не могу сказать, получится у меня что-либо или нет.

— Ты сможешь, я это знаю! — в глазах мужчины было столько надежды, что я отчетливо поняла, что не смогу их бросить. И это было абсолютно не долгом крови, который, возможно, я, наконец, смогу вернуть семье старосты, а искреннем желании помочь. Однажды, очень давно, когда я только ушла из гильдии, меня, окровавленную, в лесу подобрал Релис и дал приют, позволяя залечить раны. В тот день я поклялась вернуть долг, и, видимо, сейчас этот день настал.

— Я попробую.

Глава 2

Осматривая последнего ребенка, я поняла, что совершенно выбилась из сил. Уже часов пять шла проверка всех жителей деревни, по очереди заходивших в дом старосты. Всего помеченными оказались три малыша, в тот вечер игравших с приезжей девочкой, среди которых был и Нор. Это новость оказалась слишком тяжелой для мягкосердечной Лукьяны, уже некоторое время не показывающейся на людях, пряча красные от слез глаза.

Откинув с лица упавшие на лоб волосы, я устало посмотрела на старосту.

— Релис, мне нужно свободное помещение, желательно баня.

— Конечно, можешь воспользоваться нашей. А зачем тебе баня?

— Она лучше всего подходит для очищения, — встав, я направилась к выходу, держа на руках пятилетнюю девочку. — Возьми Нора и неси его туда, второго малыша тоже не забудьте. Еще мне нужны их матери, надеюсь, они смогут удержать детей.

— Удержать? — подхватив сонного племянника на руки, Релис удивленно на меня посмотрел.

— Удержать на Грани. Та тварь основательно их зацепила, возможно, моих сил не хватит на лечение, и кто-нибудь уйдет за Грань, — вздохнув, я пристально посмотрела ему в глаза. — Я уже говорила, Релис, что только попытаюсь помочь. Я сделаю все возможное, однако сил у меня надолго не хватит.

— Что ты собираешься делать?

— Проведу ритуал, надеюсь, это поможет.

— Что за ритуал? — подозрительно на меня посмотрев, староста крепче прижал к себе малыша.

— Давай я тебе об этом расскажу чуть позже, — облокотившись спиной о стену, я переждала приступ головокружения, после чего посмотрела на лежащую у меня на руках девчушку. Ей досталось больше всего. Проверяя ее ауру, я была поражена тем, что она еще жива. С такой потерей жизненной силы, выжить почти нереально, но малышка упорно продолжала бороться, поражая такой силой духа в маленьком тельце. Она чем-то была похожа на меня: упрямая, сильная. И сирота. Может быть, именно поэтому в ритуале крови я решила заменить ей мать, да и сейчас поддерживаю в ней жизнь, отдавая собственную энергию. Нежно дотронувшись до золотистых локонов, на ощупь оказавшихся нежнее пуха, я тяжело вздохнула. Не хочу, чтобы она умирала, не хочу, чтобы вообще кто-нибудь из детей ушел за Грань.

— Рианоэль, с тобой все в порядке? — посмотрев на Релиса, я лишь усмехнулась, видя его беспокойство. Нельзя быть в порядке, когда у тебя на руках погибает жизнь. — Может, отдашь Лирицу Коллену?

— Нет, без меня она долго не протянет, — отойдя от стены, я вышла из горницы, радуясь свежему воздуху. Если что-то и может сейчас меня взбодрить, так это он. Идя следом за Релисом, я все думала об этих смертях. Дарракши-Лан уже очень давно не появлялись на землях людей, а тем более, не нападали. Что же должно было случиться, чтобы это изменилось? Дарракши-Лан, в простонародье называемые Пьющие Жизнь, это высшая нечисть, они не охотятся без причины. Возможно, та девочка умирала и ей были необходимы жизни кого-то из людей, Релис говорил, что она выглядела очень слабой. Но почему именно дети, это прямое нарушение договора между нечистью и людьми? А такие проблемы правителю их расы не нужны.

Зайдя в деревянную постройку, я аккуратно положила маленькую Лирицу на скамью и обернулась к столпившимся на пороге людям.

— Положите Нора и вторую девочку, пусть рядом с ними встанут их матери. А вы, — я посмотрела на Релиса и еще двух мужчин, являющихся по всей вероятности, отцами детей. — Принесите воду и разожгите печь, нам необходим огонь. И еще, — дотронувшись до развернувшегося старосты, я ободряюще улыбнулась. — Мне нужен пучок красноцвета, он должен быть у Лукьяны. Ты не мог бы его принести?

— Это очень редкая трава, — взгляд старосты стал обреченным. — Я не уверен, что…

— Не волнуйся, это травка точно найдется у нее в запасах. Судя по тому, что я знаю про Лукьяну, она никогда не позволит опустеть своему травнику.

— Хочешь сказать, что я плохо знаю свою жену? — грустно улыбнувшись, он открыл дверь.

— Вовсе нет, просто в том, что связано с ее увлечением, ты совершенно не разбираешься, — усмехнувшись, я вновь занялась детьми.

Ритуал крови, который я намеревалась провести, являлся самым сложным и опасным из магии Чувствующих. Он уже много столетий был строжайше запрещен, так как для целителя, проводящего его, была очень велика вероятность смерти. Но мне повезло, я обычным целителем не была никогда, а мой наставник жил задолго до того момента, как этот запрет был введен, поэтому всю запрещенную магию я знала лучше, чем простую. Самое главное при ритуале — самому не соблазниться Гранью и не уйти вслед за зовом.

Благодарно взглянув на отца одного из малышей, поставившего, следуя моим указаниям, на середину бани три таза, наполненных доверху родниковой водой, я обернулась к двум девушкам, с надежной и страхом наблюдающим за приготовлениями.

— Распустите волосы, разденьте детей и раздевайтесь сами, можно оставить лишь сорочки.

— Но…

— Хотя бы одно слово против, и я ухожу. Если ваше целомудрие дороже собственных детей, то я тут ничем помочь не смогу, — чувствуя, что усталость дает о себе знать все чаще, я глубоко вздохнула. В конце концов, они не виноваты в том, что я не успеваю как следует восстановиться уже несколько месяцев подряд. Подойдя к одной из матерей, совсем еще юной девушке, крепко прижимающей к себе трехлетнюю дочь, я успокаивающе положила руку ей на плечо. — Одежда будет мешать.

— Простите нас, госпожа, — она, как могла, не вставая со скамьи, поклонилась. — Вы правы, мы ведем себя очень глупо. Мое имя Айра, госпожа, а дочку зовут Майка. Прошу вас, госпожа, помогите нам.

— Ну, во-первых, — я недовольно поморщилась. — Я вам не госпожа, так что зовите меня просто Нель. А во-вторых, Айра, я попытаюсь, но и вы должны мне помогать. Что бы я ни говорила, все должно тут же выполняться, иначе все усилия будут напрасны.

— Я Верда, госпожа Нель, — утерев бежавшие по щекам слезы, племянница старосты, следуя примеру Айры, поклонилась в пояс, не отпуская при этом руку Нора. — Я сделаю все, что вы прикажете.

Мне осталось лишь тяжело вздохнуть, глядя, как она расплетает толстую черную косу. Нет, ну почему люди никогда не понимают с первого раза то, что я им говорю? Просила помочь, а они "сделают все, что прикажу".

Раздев Лирицу, я в замешательстве посмотрела на Верду. Мое состояние объяснялось очень просто: я не ношу нижних сорочек. Никогда. Меня вообще очень редко можно увидеть в платьях, в них неудобно ни бегать, ни драться. Пусть я Чувствующая, но за свою жизнь мне приходилось бороться чаще, чем многим.

Нагота меня не смущала, я могла легко провести ритуал и так, но вот для деревенских девушек, выросших вдали от столицы, это могло стать довольно серьезной проблемой. Одно дело, устраивать посиделки с подружками в бане, а совсем другое — спасать жизнь своему ребенку, тут любая мелочь может лишить собранности. Объяснив девушке, что мне нужно, заслужив при этом неодобрительный взгляд, я подошла к вошедшему Релису.

— Принес?

— Да, — пройдя к воде, староста разложил на полу небольшую тряпочку с пучком травы ярко-красного цвета. По бане тут же поплыл легкий сладковатый аромат.

— Дурман-трава? — Айра удивленно на меня уставилась. — Для кого это?

— Для меня, — пожав плечами, я спокойно разделила красноцвет на пять равных кучек, бросив три из них в воду, а одну в огонь. За сто пять лет жизни я так и не привыкла к боли, что было очень странно, учитывая мой способ лечения. Возможно, сказывалось то, что силу я применяла крайне редко, предпочитая вообще забыть, что когда-то состояла в гильдии и, если бы гильдия тоже забыла обо мне, это бы удалось. К сожалению, очень редко в жизни все получается именно так, как ты того хочешь.

Выбросив из головы ненужные мысли, я начала раздеваться, с благодарностью принимая у Верды длинную белую сорочку. Что-то тихо пробормотав, Релис поспешно вышел, уводя с собой застывших на пороге мужчин. Усмехнувшись, я взяла листья красноцвета, медленно растирая их в ладонях и с наслаждением вдыхая сладкий запах.

— Госпожа…

— Возьмите детей на руки и опустите их в воду, — подняв Лирицу, я медленно опустила ее в таз, ласково смотря в испуганные синие глаза. — Все хорошо, малышка, скоро будет легче.

Убедившись, что все готово, я положила несколько листочков дурмана в рот, ощущая, как по телу растекается приятный холод, и взяла в руки заранее приготовленный нож, опуская его в каждый из тазов, сосредотачиваясь на аурах детей. Готово. Одно отточенное за многие годы движение, и кинжал окрасился красным, а моя кровь с порезанного запястья закапала в воду. Теперь осталось самое главное.

— Держите детей крепко, что бы ни происходило, не отпускайте.

— Да, госпожа.

— Да помогут нам Боги, — глубоко вздохнув, я закрыла глаза. — Терра-нар… Терра-дон-Нар…

Тук. Тук..Тук… Три маленькие сердца бьются в унисон, подчиняясь четвертому, самому большому и самому главному. Тук…. Тук…. Тук…. Три пары детских глаз, со страхом смотрящих на мир, закрываются, тяжелее от усталости. Тук……Тук……Тук…… Три маленькие грудки в последний раз опускаются, выпуская столь необходимый воздух из легких. Тук……. Тук…….Ту…….

Боль. Разрывающая на части боль, медленно и мучительно сводящая с ума. Все таки я не рассчитала, отложив себе слишком мало красноцвета. Умирать всегда больно, а умирать за четверых, больно невыносимо. Но нужно терпеть. Открыв глаза, я огляделась вокруг, в который раз узнавая то место, где оказалась: повсюду, куда ни натыкался взгляд, плыл густой туман, не дающий рассмотреть даже собственную руку. Да и есть ли вообще рука у духа? Я стояла на Грани. Так называют место между жизнью и смертью, место, вылечивающее любые болезни, освобождающее от любых проблем, но не отпускающее уже никого. Почти никого. Здесь я была слишком частой гостьей, чтобы чего-то бояться.

— Пришла.

— Да, — обернувшись, я посмотрела на женщину, с ног до головы закутанную в длинный черный плащ. Лишь ее одну возможно было увидеть в этом странном месте.

— Ты забавная, — ткань капюшона чуть дернулась и на миг мелькнула белоснежная улыбка. — Люди боятся смерти, а ты все чаще ее ищешь.

— Я просто хочу помочь.

— Они обречены.

— Не правда, — я упрямо мотнула головой. — Вчера мне удалось спасти одну девочку, теперь же я не дам погибнуть остальным.

— Вчера я позволила тебе дать людям радость, но так будет не всегда.

— Почему?

— Не заставляй меня разочаровываться в тебе, дитя, — женщина подошла ближе, внимательно меня разглядывая. — Ты чиста душой, но многое тебе уже ведомо.

— Прости меня, это действительно был глупый вопрос.

— Ты умеешь осознавать свои ошибки, это редкое качество, — протянув руку, она коснулась моей щеки. Холод, убийственный холод. Кожу будто сковали льдом. — Ты забавная. Что ж, я позволю тебе забрать детей, но при одном условии: найди их, — с этими словами, женщина скрылась в тумане, оставив меня оглядываться по сторонам.

О, Боги, как же я ненавижу все эти игры! Немного побродив, я поняла, что от этого не будет никакого толка и прислушалась к ощущениям: перед обрядом я соединила свою ауру с аурами малышей, так что возможно мне удастся их отыскать.

Ничего, абсолютно пусто. Я стиснула зубы, упрямо идя вперед: что бы ни случилось, от детей я не отступлюсь.

Внезапная вспышка чужих эмоций заставила меня замереть на месте: где-то поблизости находился Нор. Идя вслед за спокойствием, счастьем и легкой грустью, которые так и опутывали мальчика, я, наконец, смогла увидеть малыша.

— Нор!

— Госпожа Нель? — в голосе мальчика послышалось изумление. Поднявшись на ноги, он подбежал ко мне, радостно улыбаясь. — Вам здесь нравится, госпожа Нель? Здесь так хорошо, а еще я слышу музыку, она играет вон там, — взяв меня за руку, Нор указал вдаль, где туман собирался еще плотнее и казался белой стеной.

— Музыка? — я обеспокоенно посмотрела на малыша. Кажется, дело плохо, даже очень. Нор уже услышал зов, а это значит, что ему как можно скорее необходимо покинуть Грань, иначе будет уже слишком поздно. — Нор, послушай и запомни хорошенько, — взяв в руки маленькие ладошки мальчика, я опустилась перед ним на колени, стараясь сделать так, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. — Ты не должен идти за музыкой, твое время еще не пришло.

— Но почему? Она такая красивая и мне хорошо, когда я ее слышу.

— Нор, — я глубоко вздохнула. Ну как можно объяснить маленькому мальчику, что иначе он умрет?! — Тебе надо вернуться. Ты ведь не хочешь, чтобы мама плакала? Если ты пойдешь за музыкой, ей будет очень плохо и даже твой отец не сможет ничего поделать. Ты нужен своей маме, Нор, но, если ты не вернешься к ней, возможно больше вы никогда не увидитесь.

— Я умру? — я невольно вздрогнула, поражаясь проницательности мальчика.



— Да, Нор, если ты пойдешь дальше, то умрешь.

— Не думал, что умирать так приятно, — посмотрев за Грань, он вздохнул. — Но мама без меня не справится, я должен ее защищать, так папа говорит.

— Тогда тебе пора возвращаться к своей маме. Иди, — я развернула его, направляя вперед, где туман постепенно рассеивался, заканчиваясь пустотой. — Ничего не бойся и все будет хорошо.

— А ты вернешься? — я невольно улыбнулась, замечая как Нор, незаметно для себя, перешел на "ты".

— Обязательно, вот только найду девочек и тут же вернусь.

— Тогда и я с тобой, — он упрямо поджал губы.

— Нет, — кажется, я сказала это слишком резко, так как Нор вздрогнул и попятился. — Это слишком опасно, Нор, особенно для тебя, так что возвращайся.

— Для тебя это тоже опасно, а если я буду рядом, то ты ничего не будешь бояться, и музыка тебе ничего не сделает.

— Нор…

— Я уже большой, — на меня умоляюще взглянули большие карие глаза, Нор изо всех сил пытался скрыть страх. — Папа говорит, что я мужчина, а значит, должен всех защищать.

— Ну, хорошо, — мне оставалось лишь тяжело вздохнуть, сжимая в руке его ладошку. — Тогда не отставай и не оглядывайся.

— А почему…

— И еще, — я наклонилась к мальчику, прижимая палец к его губам. — Не задавай никаких вопросов. Возможно, я потом тебе все объясню, но это будет уже дома и чуть позже, когда немного подрастешь.

Нор внимательно на меня посмотрел, и кивнул, давая понять, что все запомнил. Усмехнувшись, я посмотрела вперед, надеясь успеть вовремя, все чувства говорили о том, что обе девочки где-то рядом.


Майку мы нашли быстро, зова она еще не слышала, что не могло ни радовать, поэтому, обратно ушла легко и без приключений. Зато с Лирицей дела обстояли намного хуже. Сидя на коленях около девочки, я ласково гладила ее по длинным волосам цвета расплавленного золота. На малышку зов действовал намного сильнее, чем на остальных детей.

Почувствовав, как крепко сжались маленькие пальчики на моей руке, я сильнее прижала ее к себе, чувствуя, как по щекам катятся слезы. Умеет ли дух плакать? Мой умеет.

— Она тоже слышит музыку? — Нор сел рядом, прижимаясь ко мне. Ему было тяжело: личико побледнело и заострилось, появились темные круги под глазами, а рукам было необходимо мое прикосновение. Странно, я не думала, что в этом месте можно так отчетливо видеть других людей, хотя, вряд ли кто, идя за Грань, будет искать себе компанию.

— Не знаю, малыш, каждый зов слышит по-своему.

— Там мама… — голос Лирицы был чуть громче шепота. — Она зовет меня. И папа…

— Милая, ты не должна идти к ним, твое время еще не пришло, — глядя на то, как она мучается, я закусила губу, понимая, что ничем, кроме поддержки, помочь не могу.

— Откуда тебе известно, сколько времени кому отведено, Чувствующая? — резко обернувшись, я наткнулась на внимательный взгляд абсолютно белых глаз. В первый раз за все то время, что я оказывалась на Грани, Смерть (а женщина в плаще была именно ей) изменила своим привычкам, давая возможность увидеть то, что скрывалось под капюшоном. Радоваться таким переменам или же нет, я не знала, искренне надеясь, что все к лучшему.

— Нель, а почему у этой госпожи закрыто лицо? — робкий вопрос Нора заставил меня удивленно на него посмотреть.

— Закрыто?

— Ага.

— Не каждому дано видеть меня, Нор, — Смерть улыбнулась. А она красивая, даже очень: правильные черты лица, розовые чуть полные губы, красивые миндалевидные глаза. Портил это ощущение красоты лишь их цвет. — Смерть слепа к своим жертвам, — эти слова раздались прямо у меня в голове, заставляя напряженно посмотреть на женщину.

— А откуда вы знаете мое имя? — любопытство в мальчике все же пересилило страх.

— Вы находитесь у меня в гостях, а мне положено знать имена всех входящих сюда.

— Так вы… — в глазах Нора отразился ужас, когда он понял, кто перед ним стоит.

— Не пугай его, — я решительно встала между ним и Смертью.

— И что будет? — усмехнувшись, женщина внимательно меня оглядела, заставляя ежиться под ее взглядом.

— Я сделаю все, чтобы они отсюда ушли и мне все равно, чего мне это будет стоить.

— Зачем тебе это? — впервые на лице Смерти проявилось недоумение. — Мальчика забирай, он бы справился и без твоей помощи, а девочку придется оставить здесь, она слишком слаба.

— Нет, я уйду только со всеми.

— Почему тебе так важна это малышка? Ей нечего делать в мире живых, там ее никто не ждет.

— Не правда, — я упрямо покачала головой, даже не собираясь уступать женщине.

— Да? И кому же она там нужна?

— Никому, — опустив взгляд я посмотрела на Лирицу, с болью заглядывающую в мои глаза. — Здесь мои родители, а дома меня никто не ждет.

— Теперь все изменится, малышка, ты только вернись.

— Я не хочу быть одна, — девочка крепче прижалась ко мне, тихо плача. — Позвольте мне уйти, госпожа.

— Нет, — я зло посмотрела на Смерть, с интересом наблюдающую за нами. Сердце разрывалось от боли: я не могла потерять этого ребенка. Может все дело в той боли, с которой я сама жила все это время, может дело во внезапно (и так не вовремя) проявившимся материнском инстинкте, этого я не знала, но отпустить ее все же не могла. Не смотря на Лирицу, я продолжила. — Ты не будешь одна. Мы вместе поедем в Криатон, и там ты поступишь в академию. Я не смогу быть рядом все время, но обещаю, что буду приезжать так часто, как только смогу. А в академии будут учиться еще очень много ребят, так что скучать тебе никто не даст.

— Мы поедем в столицу?! — посмотрев на девочку, я с радостью отметила, как зажглись восторгом ее глаза.

— Обязательно, только для этого тебе надо пойти со мной.

— А как же мама?

— К ней ты всегда успеешь вернуться, но сейчас тебе надо жить, — взглянув на Смерть, я нахмурилась. — Ты обещала, что отпустишь детей, если я смогу их отыскать. Так вот, я их отыскала и все готовы вернуться. Ты сдержишь свое слово?

— Я всегда сдерживаю данное слово, — пожав плечами, она развернулась, оставляя нас одних. — Ты мне нравишься, Чувствующая, с нетерпение жду нашей новой встречи.

— Надеюсь, она будет не скоро, — ответом мне был лишь тихий смех.


— Госпожа Нель, а мы скоро приедем? — покрепче прижав к себе Лирицу, я пустила Белку чуть быстрее, не давая засыпать на ходу. Свое имя моя кобылка получила за рыжий окрас и вечно хитрющие глаза, так и смотрящие, что бы вкусненькое утащить. — Я кушать хочу.

— Держи, — я сунула в руки малышки большое яблоко, одно из тех, что надавала нам в дорогу счастливая Лукьяна. С тех пор, как я очнулась, ко мне успели подойти все жители деревни, непременно считающие своим долгом хоть как-то отблагодарить "их спасительницу". Именно благодаря их стараниям Белка теперь еле передвигалась, нагруженная таким количество сумок с едой и вещами для Лирицы, что здорово напоминала огромный шар на ножках.

Узнав, что я собираюсь взять в столицу девочку, Релис долгое время пытался меня отговорить, но, поняв, что это бесполезно, сдался, втайне от всех шепнув, что очень благодарен за заботу о сироте. И вот сейчас, это чудо, которое я сократила просто до Лиры, уже часа три пыталось выяснить, что ее ждет впереди, соблазняя меня раз пятнадцать повернуть обратно.

— Госпожа Нель…

— Так, Лира, еще немного и госпожа Нель будет очень злиться, потому что, во-первых, она уже давно просила называть ее по имени, а во-вторых, скоро наша добрая лошадка, которая не любит шума, начнет кусать всяких маленьких много болтающих девочек, — я шутливо щелкнула зубами рядом с ее носиком, заставив Лирицу звонко рассмеяться. — Не волнуйся, малыш, осталось ехать еще совсем немного, скоро уже будем в Криатоне.

Криатон, столица нашего королевства, место, куда мне очень не хотелось бы возвращаться. Как жаль, что жизнь решает иначе. Откинув назад волосы, я посмотрела на довольную девочку, беззаботно вертевшуюся в седле, рассматривая окружающий нас пейзаж. Итак, план на ближайшие дни: встретиться с наставником, так как одна я в этом деле с Дарракши-Лан точно не разберусь, попытаться снова не влезть во что-нибудь весьма сомнительное, не попадаться на глаза кому-нибудь из Гильдии. Но самое первостепенное — определить Лиру в академию. Помнится, господин Дайрин, нынешний директор, многим мне был обязан в свое время, что ж, появился отличный повод вернуть должок.

Глава 3

С академией не возникло никаких проблем: едва узнав, что я от него хочу, Дайрин сразу же уверил меня в том, что Лире в "этом чудном месте" будет очень комфортно. Естественно, девочку я представила как родную дочь, заранее предупредив ее, чтобы представлялась именно так, не давая даже намеков на подозрения.

Попрощавшись с малышкой, убедившись, что с ней будет все в порядке, я отправилась на поиски наставника. Насколько мне не изменяла память, Грейгор должен был находиться в трактире "Сытый волк", где постоянно останавливался после своих очередных поездок. Подойдя к дому, я невольно прислушалась к неестественной тишине за дверью, совершенно невозможной для этого места. Нерешительно заглянув внутрь, заготовив на всякий случай кинжал, я удивленно осмотрела пустой зал, остановив взгляд на трактирщике, меланхолично протирающего глиняные кружки.

— Нель? — оторвавшись от своего занятия, мужчина недоуменно на меня посмотрел. — Что ты здесь делаешь?

— Решила проведать наставника, — незаметно убирая оружие, я пожала плечами, подходя к нему. — Надеюсь, он здесь?

— Э… — Норт отвел глаза. — Возможно.

— Так да, или нет? — сложив руки на груди, я усмехнулась. — Что происходит, Норт? Почему здесь никого нет? Я не могу припомнить, чтобы такое хоть раз случалось. И даже не думай врать, меня тебе провести еще ни разу не удавалось.

— Шла бы ты сегодня отсюда, Нель, — тяжело вздохнув, трактирщик грустно покачал головой. — С Грейгором ты сможешь встретиться только завтра.

— Почему? — невольно нахмурившись, я внимательно посмотрела на мужчину.

— Он занят.

— Настолько занят, что не сможет принять собственную ученицу? Что-то ты темнишь, Норт.

— У него гости, Нель, важные гости. Не думаю, что он будет рад, если ты помешаешь.

— Мне все равно, — нетерпеливо откинув назад заплетенные в косу волосы, я направилась к лестнице, ведущей на второй этаж с жилыми комнатами. — Я принесла слишком серьезные новости, чтобы ждать, когда наставнику наскучит развлекаться с очередной пассией.

— Это не женщина, Нель, — быстро подойдя к лестнице, Норт встал между мной и проходом.

— Да? Я настолько заблуждалась по поводу его вкусов? — делано удивившись, я улыбнулась, видя смущение мужчины.

— Я не об этом… — он откашлялся. — К Грейгору приехал давний знакомый, и он просил, чтобы им никто не мешал.

— Настолько не мешал, что ты решил закрыть на сегодня трактир? — облокотившись о стену, я лишь усмехнулась, искренне забавляясь над его попытками не пустить меня к наставнику. — Брось, Норт, я уже давно не ребенок, чтобы понимать, насколько важен и силен, должен быть приезжий, чтобы заслужить такое отношение. Но и ждать не могу.

— Что-то случилось? — он нахмурился.

— Случилось. Дарракши-Лан напали на деревню недалеко отсюда, погибли четверо детей, еще четверых мне удалось спасти. Думаю, эта новость достойна того, чтобы отвлечь Грейгора на несколько минут. Если, конечно, у него в гостях не правитель, что просто невозможно.

Усмехнувшись, я обошла удивленного и мрачного Норта, быстро поднявшись наверх, не обращая внимания на его окрики. Дойдя до комнаты наставника, резко распахнув дверь и подмигнув стремительно приближающемуся трактирщику, я вошла внутрь.

— Грейгор, что происходит? Почему Норт не давал мне прой… — договорить я так и не смогла, пораженно уставившись на трех мужчин, сидящих в удобных креслах, непонятно каким образом очутившихся в простом трактире. Одним из них был сам правитель.

— Я пытался ее остановить! — вбежав в комнату, Норт виновато склонился перед Ронуэртом ля Риддоуном, правителем расы людей.

— Все в порядке, Норт, можешь идти.

— Так я угадала?! — ошарашено посмотрев на наставника, я невольно отступила назад, физически ощущая волны гнева исходящие от мужчины.

— Что…ты…здесь…делаешь?! — выделяя каждое слово, Грейгор медленно поднялся, буравя меня тяжелым взглядом.

— Я не знала… — глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, я, наконец, смогла взять себя в руки. В конце концов, я не сделала ничего такого, о чем впоследствии сожалела бы. Пока не сделала.

Хмуро посмотрев на правителя, я, молча, отвесила ему глубокий поклон, стараясь сгладить первое впечатление.

— Не знала она! Да ты…

— Все в порядке, Грейгор, — улыбнувшись, прервав Чувствующего, правитель поднялся, подходя ко мне ближе. — Так это и есть твоя знаменитая ученица? Любопытно…Весьма любопытно…

— Ученица? — недовольно поморщившись, вновь опустившись в кресло, Грейгор вздохнул. — Скорее головная боль. И что тебе не терпелось? Встретились бы завтра, ничего бы с тобой за это время не случилось. Хотя, зная тебя…

— Ну не такая уж я и безнадежная! — я возмущенно фыркнула, прекрасно зная, что наставник прав, еще ни одно мое посещение столицы не оставалось незамеченным. — У меня слишком серьезные новости, Грейгор, чтобы откладывать их на завтра.

— Не думаю…

— Пусть говорит, видно же, что она не отстанет.

Вздрогнув, я только сейчас обратила внимание на третьего мужчину, все это время остававшегося в тени. Лица его не было видно из-за полумрака комнаты, однако, судя по голосу, он был явно не стар. И очень уставший. Я невольно почувствовала жалость, однако тут же взяла себя в руки, прислушавшись к другим своим ощущениям, уже некоторое время предупреждающим об опасности. Так чувствуешь себя, находясь рядом с хищником, но никак не с человеком.

— Вы не против, правитель? — наставник посмотрел на Ронуэрта.

— Нет, — мужчина усмехнулся, внимательно меня разглядывая. — Раз девочка считает, что новость важна, то пусть говорит.

Почувствовав, как медленно поднимается волна гнева, я заставила себя успокоиться. Ненавижу, когда меня разглядывают! Пройдя вглубь комнаты, я забралась на кровать, подобрав под себя ноги, справедливо решив, что, раз все кресла заняты, то эту наглость мне простят, тем более что в комнате наставника мне известен каждый угол. Немного поерзав, устраиваясь поудобнее, я с интересом обнаружила, что на кровати, с головой укрывшись одеялом, кто-то спит.

— Не смей! — я так и застыла на месте с протянутой к одеялу рукой, удивленно смотря на мужчин, тут же подскочивших с кресел.

— А в чем дело?

— Эль, — мгновенно оказавшись рядом, наставник подтянул меня к краю кровати, настороженно поглядывая на спящего. — Говори быстрее, что хотела и не трать больше наше время.

— Хорошо, — подозрительно оглядев мужчину, я лишь пожала плечами. Все равно ведь узнаю, что здесь происходит. — Недалеко отсюда произошло нападение Дарракши-Лан на деревню, причем жертвами стали лишь дети. Четверо погибли, еще четверых мне удалось спасти. Из разговора с жителями я узнала, что Пьющих Жизнь было двое, мужчина и маленькая девочка, все дети общались с ней до смерти.

— Ты в этом уверена? — правитель напряженно посмотрел сначала на меня, после чего перевел взгляд на незнакомца.

— Да.

— Как тебе удалось спасти остальных? — мужчина, остававшийся в тени, поддался вперед. И вновь появилось чувство опасности, заставившее меня тут же поднять щиты.

Настороженно наблюдая за ним, я поднялась, отходя к окну, чтобы в случае чего, иметь возможность выбраться.

— Что такое, Эль? — Грейгор удивленно следил за моими действиями.

— Это я хотела спросить у тебя, наставник, — обернувшись, я посмотрела на него. — Почему, как только я вошла в твою комнату, меня не отпускает чувство опасности? Даже на Грани я чувствовала себя спокойнее.

— Ты побывала на Грани? — судя по голосу, незнакомец очень удивился.

— По-другому детей спасти я не могла, пришлось рискнуть. Можешь не стараться, Грейгор, — заметив гневное выражение лица мужчины, я недовольно поморщилась. — Мне прекрасно известно, что ты хочешь сказать. Да, я дура, но ты не видел и не чувствовал того, что там происходило.

— Это твоя жизнь, если хочешь уйти за Грань раньше положенного срока, пожалуйста, мешать не буду, — он скрестил руки на груди.

— Брось, мне почти ничего не угрожало, бывать на Грани я привыкла.

— Привыкла?! О, Боги, когда же ты, наконец, образумишься? — Грейгор нервно взъерошил короткие волосы, цвета меди.

— На погребальном костре, да и то не факт, — я усмехнулась, наблюдая за наставником.

— Никогда не слышал, чтобы кто-либо смог ступить на Грань, выжив при этом, тем более, несколько раз, — правитель задумчиво посмотрел на спящего человека. — Мне кажется, это именно то, что нам нужно.

— Нет, это исключено, — Грейгор мгновенно вскочил на ноги, встав перед мужчиной, закрывая меня собой.

Кажется, что-то происходило, но что именно, я совершенно не понимала, удивленно оглядывая присутствующих.

— Больно… — тоненький голосок, раздавшийся с кровати, заставил всех подскочить.

Резко подбежав к маленькой девчушке, показавшийся из-под одеяла, незнакомец опустился перед ней на колени, поднеся стакан воды к губам.

— Выпей, лиарни, станет немного легче.

— Не хочу пить, — девочка отвернулась, болезненно поморщившись. — В груди болит.

Лиарни…Милая. Обращение на языке Древних. Странно, я думала, что на свете больше не осталось никого, кто мог бы на нем говорить. Нетерпеливо отмахнувшись от наставника, попытавшегося меня остановить, я подошла к малышке, присев около нее, даже не пытаясь дотронуться, лишь просматривая ауру. Перед глазами все поплыло, а в висках появилась тупая боль. Не понимая, что это такое, я протянула вперед руку, коснувшись щеки девочки.

— Тьма! — резко отскочив назад, прижимая к телу руку, полыхающую адской болью, я обессилено прислонилась к стене, точно бы оказавшись на полу, однако третий мужчина успел вовремя подхватить меня на руки. — Что это такое?

Почувствовав под собой мягкость кресла, я притянула к себе колени, сжавшись в комочек, изо всех сил стараясь, молча переждать приступ боли. Но она казалась бесконечной. С каждой секундой рука горела все сильнее, заставляя до крови закусить губу. Будто издалека доносились голоса мужчин, но я их даже не замечала, полностью отстранившись от всего происходящего.

Внезапно что-то изменилось. Открыв глаза, я наткнулась на обеспокоенный взгляд ярко-синих глаз с необычными зрачками, имеющими форму звезды.

— Не плачь, — малышка залезла ко мне на руки, вытирая слезы маленькими ладошками. Странно, а я и не заметила, что они катятся по моим щекам. — Прости меня, я не хотела сделать тебе больно, — удивительные глазки закрылись, а девочка вздохнула, свернувшись, будто котенок, у меня на груди.

Боль тут же спала, а малышку начала бить сильная дрожь. Посмотрев на застывших мужчин, настороженно разглядывающих меня с разных сторон, я повернулась к тому, кто до сих пор не представился.

— Что с ней такое, Дарракши-Лан?

— Значит, догадалась, — мужчина усмехнулся.

— Я всегда все схватывала на лету, — пожав плечами, я дотянулась до пледа, лежащего на соседнем кресле, и завернула в него ребенка. — Так что с ней такое? Почему ей были так необходимы жизни других людей?

— Почему? Но мы, же Пьющие Жизнь, разве может кто-нибудь из нас обходиться без простых убийств? Просто так, ради развлечения, — он презрительно посмотрел на меня, будто пытаясь убедить в том, что только что сказал.

— Я никогда так не считала, иначе бы поехала с новостью о деревне сразу же к правителю, а не наставнику. Хотя, — усмехнувшись, я перевела взгляд на Ронуэрта. — Оказывается, он и сам уже давно обо всем знал.

— Знать обо всем, что происходит в мире, моя обязанность, Чувствующая, — правитель все также задумчиво смотрел на меня с малышкой на руках. — Так что ты намеревалась делать после того, как поведала бы все Грейгору, девочка?

— Ничего особенного, — я отвела взгляд, не в силах выдержать столь пристальное внимание мужчины. Только теперь я поняла, почему именно его гильдия является правящей: смотря в серые холодные глаза, которые, казалось бы, заглядывают в душу, невозможно было даже подумать о неподчинении или лжи. — Я собиралась отправиться к их правителю.

— Правителю? — Пьющий Жизнь поддался вперед, ошарашено меня рассматривая.

— Чокнутая! — наставник в сердцах взмахнул руками.

— А что случилось? Может мне все-таки кто-нибудь это объяснит? И вообще, — я нахмурилась, одаривая мужчин возмущенным взглядом. — Прекратите так на меня смотреть!

— Грейгор, ты уверен, что в детстве эту милую леди не били головой об стол?

— Знаешь, Селиэр, я уже ни в чем не уверен, — мужчина скептически приподнял бровь, качая головой. — Эль, ты хоть понимаешь, что могли бы с тобой в столице Дарракши-Лан, если бы ты приехала туда одна и без сопровождающих? Где ты потеряла свои мозги, девочка?!

— На дорогах мира, — я лишь усмехнулась, наблюдая, как он теряет весь свой пыл. Именно Грейгор наставил меня на путь странницы, все время, переживая по этому поводу, так как только потом понял, насколько опасно Чувствующей в пути. — Прекрати, наставник, ты прекрасно меня знаешь, я никогда бы так не рискнула жизнью. Во-первых, о моем решении знал бы ты, после чего, а это уже, во-вторых, я просто уверена, что ты поставил бы в известность правителя, естественно, не придавая событие огласке. И, в-третьих, я никогда не верила в кровожадность Дарракши-Лан, это высшая нечисть, а, значит, они ничем кроме силы от нас не отличаются.

— Сейчас другая ситуация, Эль.

— Может, прекратишь ходить вокруг да около, и все расскажешь? — я тяжело вздохнула.

— Я не уверен…

— Селиэр, мне кажется, эта девочка именно то, что вам было нужно, — правитель повернулся к Дарракши-Лан. — Ты же видишь, что рядом с ней малышке становится лучше, да и, насколько мне известно, Рианоэль всегда отличалась силой от своей Гильдии.

— Она еще слишком юна! — Селиэр упрямо поджал губы.

— Не скажи, — Ронуэрт перевел взгляд на меня. — Сколько тебе лет, Чувствующая?

— Сто пять, — я растеряно обвела взглядом мужчин. — Но почему это так важно?

— Все равно! Она не воин, а нам нужен не только целитель, — Селиэр гневно посмотрел на правителя. — Я не собираюсь отвечать за ее смерть перед людьми.

— Она как раз таки не просто целитель, — наставник грустно усмехнулся. — Чувствующая с силой Воина.

— Но как? Этого просто не может быть!

— Должно быть, все дело в ее родителях, — правитель откинулся на спинку кресла, задумчиво наблюдая за игрой дождя на улице, сквозь открытое окно. Надо же, а я совсем его не заметила…

— Родителях? Вы их знали?!

Мне всегда было нелегко думать о том, чего я лишилась навсегда еще в младенчестве. Как мне сказали, оба моих родителя умерли уже очень давно, выполняя какое-то задание Гильдии. Кем они были, я так и не смогла узнать, сколько бы сил не приложила к разгадке. А сейчас… Сердце забилось как сумасшедшее, рискуя вырваться из груди, а руки невольно сжались в кулаки при одном только упоминании о давно погибших людях.

— Ты ей не сказал? — правитель удивленно посмотрел на хмурого Грейгора.

— Нет.

— Ясно, — он усмехнулся. — Твоей матерью являлась одна из самых лучших женщин Гильдии Воинов, а отцом был Чувствующий. Ты знаешь, что по нашим законам представители разных Гильдий не могут сочетаться узами брака, поэтому этот союз уже изначально был обречен. Но им удалось совершить невозможное, уберечь свое дитя, отдав при этом свои жизни.

— Что? — смотря на правителя, я честно пыталась держать себя в руках.

Значит, мои родители умерли из-за меня… В груди тут же стала невыносимо жечь скопленная сила, готовая в любой момент вырваться наружу.

— Эль!

Посмотрев на наставника, предостерегающе положившего мне на плечо руку, я глубоко вздохнула, успокаиваясь. Он прав, нельзя давать волю эмоциям.

— Почему ты мне ничего не сказал? — я обвиняющее посмотрела на Грейгора.

— Тогда еще было не время, — он грустно улыбнулся, присев рядом. — Ты бы не справилась с чувствами, как сейчас.

— Понятно, — аккуратно, чтобы не потревожить спящую девочку, я освободила руку, устало потерев лоб. — Так что здесь происходит? Кто эта малышка и почему я могу помочь Дарракши-Лан?

— Я должен быть уверен, Чувствующая, что все сказанное в этой комнате, останется между нами, — сложив руки на груди, Селиэр внимательно на меня посмотрел.

— Клянусь Жизнью.

— Как много ты знаешь о Дарракши-Лан?

— Вы высшая нечисть, способная питаться жизненной энергией людей. Живете отдельно и довольно далеко от всех Гильдий, у вас есть свой правитель, свои законы, обычаи. От людей вы почти ничем не отличаетесь кроме глаз и силы. Вот, пожалуй, и все.

— Для Чувствующей, ты очень хорошо осведомлена, — мужчина задумчиво меня оглядел. — Даже слишком хорошо. Не думал, что кто-то еще не верит в те сказки, которые о нас рассказывают.

— Ничего удивительного, я привыкла полагаться лишь на собственные наблюдения.

— Ладно, — он взъерошил темно-каштановые волосы. — До достижения десяти лет, наши дети не способны управлять своей силой, именно поэтому никто из людей, никогда не встречал ни одного ребенка Дарракши-Лан. По этому поводу тоже сочинены много небылиц, но, ни в одной из них нет и намека на правду. У нас есть специальное место, где первое время живут и учатся дети, что-то вроде закрытой школы, академии, так как необузданная сила способна причинить вред даже их родителям. Однако, недавно в Херроуш-Вил, как называется школа, начали происходить странные вещи, многие ученики тяжело заболели, они все будто чахнут на глазах. Мы пытались сделать все возможное, чтобы помочь детям, но мало кто вообще смог пробиться к ним, так как их сила накрыла само здание чем-то вроде купола, своеобразного кокона, пропуская лишь избранных. По какому принципу идет этот отбор, никому неизвестно, только вот назад вернулись совсем немногие. Нам удалось забрать из школы принцессу, остальные дети до сих пор там.

— Поэтому вы и обратились к правителю, — я нахмурилась, обрабатывая полученную информацию.

Херроуш-Вил, что с древнего языка означает, Закрытая Обитель, что ж, очень подходит к тому месту. Итак, что мы имеем? Болеют дети, сила взбунтовалась, попасть в школу почти нереально и, наконец, у меня на руках спит дочь правителя Дарракши-Лан, которой, по какой-то причине, я приглянулась. Замечательно, лучше не придумаешь!

— А зачем вам я?

— Необходимо, чтобы кто-то не только узнал, что там творится, но и помог детям, — наставник подошел к небольшому столу, стоящему около окна, разливая вино по бокалам. — Целитель необходим внутри, но только воин сможет пробиться через кокон. Для этого нужна большая сила и упрямство, а тебе ни того, ни другого не занимать, да и как Чувствующая ты самая сильная среди нас.

— Я стараюсь не пользоваться способностями, тебе это прекрасно известно.

— Эль, — протянув один из бокалов, Грейгор умоляюще на меня посмотрел. — Неужели ты откажешься помочь? Как твой наставник, я, конечно, на это очень надеюсь, девочка, ты мне как родная дочь и я очень переживаю за твою жизнь, но как Чувствующий… — он тяжело вздохнул.

— Для нас ценна каждая жизнь, я знаю, — отпив немного сладкого вина, я посмотрела на девочку. — Как ее зовут?

— Ролана нэй Аррткур, — подойдя к нам ближе, Селиэр с нежностью провел по пепельным волосам малышки. — Ты видела ее болезнь?

— Да, но я никак не могу понять, что это такое. Вокруг нее тьма, я даже пробиться не могу, слишком больно, тьма будто живая.

— Живая? — нахмурившись, правитель удивленно посмотрел на меня. — Что это значит?

— Не знаю, как объяснить, я просто это чувствую, — я лишь устало пожала плечами.

То, что я видела, коснувшись малышки, больше напоминало непонятный туман, все время перемещавшийся вокруг совей жертвы, вытягивая все силы, и я совершенно не была уверена в том, что когда-нибудь еще раз захочу испытать то, что почувствовала, когда эта тьма переключилась на меня.

— Эль?

— Она будто выпивает ее до капли, — прижав Ролану к себе чуть сильнее, я уткнулась лицом в ее волосы, чувствуя, как от моих прикосновений ей хоть немного становится легче.

— Ты сможешь помочь? — взгляд Селиэра стал обреченным.

— Вряд ли, по крайней мере, пока не выясню причину всего происходящего. Но могу попробовать сделать так, чтобы малышке стало немного легче.

— Так ты согласна отправиться с ними?

— Придется, — я аккуратно поднялась, стараясь не разбудить девочку, и подошла к кровати, медленно опуская ее на постель.

Но у малышки, как, оказалось, были свои планы на этот счет: вцепившись в меня руками и ногами, она, ни на секунду не отпускала меня от себя. Поняв, что пытаться отцепить ее бесполезно, я повернулась к мужчинам.

— Кажется, мы с ней поладим, — ответом был лишь дружный приглушенный смех мужчин. — Так, когда выезжаем?

— Завтра с утра, — Селиэр попытался взять у меня принцессу, но та не поддавалась, нетерпеливо дернув маленькой ножкой, угодив ему по зубам. — Тьма! Лана, прекрати!

— Не трогай меня… Не хочу… — шепот девочки заставил мужчину отступить, с болью смотря на побледневшее личико. — С ней хорошо, не больно… Ты же не отпустишь меня? Побудь со мной, мне страшно ночью… Ночью темно… Я не люблю ночь, — на меня умоляюще посмотрели самые красивые глаза, которые я когда-либо видела.

— Конечно побуду, не переживай, — я ласково потрепала ее по волосам, подхватывая поудобнее. — Даже не спрашиваю, к чему такая спешка, сама все прекрасно понимаю. Только еще один вопрос, нас будет лишь трое?

— Нет, конечно, я не позволю допустить, чтобы на пути из столицы, с дочерью правителя Дарракши-Лан что-нибудь случилось, — правитель внимательно посмотрел на Селиэра, которому, судя по всему, это идея не очень понравилась. — С вами будет отряд.

— Никакого отряда! Мы не хотим придавать случившееся огласке.

— Но безопасность…

— С этим вам могу помочь я, правитель, — Грейгор чуть склонил голову, привлекая к себе наше внимание. — У меня есть на примете небольшой отряд, всего три человека, но в бою они легко могут заменить целый полк. В них я абсолютно уверен, и, если вы согласны, завтра же они будут ждать вас у выхода.

— Они умеют хранить чужие тайны? — глубоко вздохнув, смиряясь с мыслью, что без сопровождения нас все равно не отпустят, Пьющий Жизнь вновь опустился в кресло, настороженно поглядывая на наставника.

— Эти бойцы не раз проверенны в деле, даже на Грани они никогда не предадут меня, а это значит, и вас.

— Что ж, раз без этого никак нельзя обойтись, пусть лучше будет ваш отряд. Скажите, что завтра на рассвете мы будем ждать их внизу.

— Отлично, — Грейгор довольно улыбнулся.

Поняв, что ничего интересного больше не будет, я все же забралась на кровать, уложив Лану так, что она даже не проснулась, лишь сильнее сжала ладошки, вцепившись мне в руку. Расположившись рядом с малышкой, не обращая внимания на мужчин, я устало подумала, что одежду снимать просто лень, тем более, что раздеваться при таком количестве народа, я даже не собиралась. Где будет спасть наставник, меня совершенно не волновало, он привычный, так что даже пол для него не будет слишком жестким, к тому же, Норт никогда не оставит старого друга без постели. С этими мыслями я закрыла глаза, надеясь хоть в этот раз немного восстановить собственные силы. А через секунду я уже спала.

Глава 4

Проснулась я оттого, что по мне кто-то прыгал, совершенно не интересуясь моим мнением по этому поводу. Приоткрыв один глаз и увидев маленькую голую пятку перед своим носом, я невольно нахмурилась, хватая наглую конечность и подтягивая ребенка к себе.

— Щекотно! — захихикав, Лана попыталась вырваться.

— А вот нечего будить злых и не выспавшихся Чувствующих, — притянув малышку к себе, я поднялась, с удивлением понимая, что чувствую себя превосходно, полностью восстановив весь баланс сил. — А где твой сопровождающий? — оглядевшись, я так и не нашла Силиэра.

— Сил? — обняв меня покрепче, Лана улыбнулась. — А он не сопровождающий.

— А кто тогда?

— Он мой дядя, — девочка доверчиво на меня посмотрела.

— Дядя? — удивленно взглянув на малышку, я подошла к небольшому умывальнику, с радостью отмечая, что он почти заполнен, свежей водой.

— Сил младший брат моего папы, — малышка любопытно заглянула в раковину, за что получила в лицо брызги ледяной воды, которую я не пожалела, тщательно умывая маленькую принцессу. — Ой, мокро! — весело смеясь, она ответила мне тем же, заставив поежиться от продирающего до костей холода. — Вот возьму и пожалуюсь Дану, он тебя на поединок вызовет!

— А тебе меня не жалко? — состроив умильную рожицу, я весело посмотрела на ребенка.

— Жалко, — немного подумав, Лана все же решила. — Ладно, так и быть, я ничего ему не скажу.

— А кто такой Дан?

— Мой дядя.

— Еще один? — я усмехнулась.

— Ага, — отойдя от меня на несколько шагов, она где-то нашла небольшое полотенце, вытерев себе лицо, и тут же подбежала обратно, прижимаясь к моим ногам. — Сил самый младший, а Дан средний, — не переставая говорить, Лана потянула меня за руку вниз, заставляя наклониться, и провела тканью по лицу, вытирая мокрые капли. — Дантариэль очень сильный и его все боятся, даже папа не любит с ним спорить. Но это не правда, что про него говорят.

— А что говорят? — отодвинув от лица полотенце, я выпрямилась, приводя себя в порядок. Ну вот, а всего-то и нужно было, что нормально выспаться: теперь из зеркала на меня смотрела вполне симпатичная девушка с блестящими двухцветными волосами, изумрудными глазами и светлой кожей, от которой так и веяло здоровьем, а не то пугало, которым я явилась вчера к наставнику.

— Многие считают его злым и жестоким, говорят, что он никого не любит и никого не прощает, но это неправда, — девочка упрямо поджала губы — Он очень добрый, просто не любит чужих.

Нда, веселые перспективы… Значит, придется ехать неизвестно куда, но, судя по всему, место это отнюдь не безопасное, использовать силу, что выльется в несколько недель ужасного самочувствия, если, конечно, выживу, так еще на горизонте замаячила таинственная фигура местного злодея, с которым неизбежно придется встретиться.

— Ты ведь не будешь его бояться? — малышка доверчиво на меня взглянула.

Не уверена.

— Конечно, нет, — я старательно улыбнулась. — Может даже, я с ним еще и не встречусь.

— Встретишься, — она тут же разбила вдребезги все мои надежды. — Он один из тех, кто смог попасть в школу.

— Понятно. Послушай, Лана, — подхватив ее на руки, я внимательно посмотрела на девочку. — Что у вас произошло? Как ты заболела?

— Не помню, — она грустно вздохнула, положив голову мне на плечо. — Дан меня тоже об этом спрашивал, но я ничего не помню.

— Совсем?

— Совсем.

— Не переживай, все будет хорошо, — ободряюще улыбнувшись принцессе, я открыла дверь, направляясь вниз и рассчитывая на вкуснейший завтрак от Норта, к которым я пристрастилась уже очень давно. — А почему ты дома? Зачем Сил взял тебя с собой?

— А мы как раз и направляемся домой, — поднявшись с места, Силиэр отодвинул для меня стул рядом с собой. — Херроуш-Вил находится далеко от Арона, нашей столицы, дорога к нему ведет как раз через людские города.

— И тебе доброе утро. Надеюсь, можно на "ты"? — улыбнувшись, я села за стол, где собрались уже Дарракши-Лан и, по всей вероятности, обещанный отряд Грейгора: мужчина из Гильдии Воинов, молодой юноша, лет пятидесяти, все время с любопытством меня разглядывающий, и еще один незнакомец, Гильдию которого я так и не смогла определить, не отрывающий взгляда от собственной тарелки.

— Думаю, можно, — Селиэр задумчиво посмотрел на племянницу, залезшую с ногами на стол, пытаясь достать последний пирожок из тарелки Воина. Не выдержав, тот сам ей его протянул, заслужив благодарную улыбку. — Все-таки не один день ехать вместе будем.

— Спасибо за разрешение, по гроб жизни благодарна буду, — насмешливо усмехнувшись, забавляясь над выражением лица парня, когда тот понял, что над ним просто издеваются, я пристально оглядела присутствующих.

Глядя на Селиэра, невозможно было определить возраст, ему можно было дать одновременно и лет семьдесят, и сто пятьдесят, но определенно, парень был молод. Темно-каштановые коротко стриженые волосы, вечно насмешливое выражение лица, волевой подбородок, светло-карие глаза со зрачком в форме звезды, немного тонковатые губы, искривленные в данный момент в некой подобии ухмылки. Он был очень хорош собой, можно было даже сказать, красивый.

Представитель Гильдии Воинов был уже немолод, но и до старости ему еще очень далеко: короткие черные волосы, умные голубые глаза, внимательно смотрящие прямо на меня, широкий лоб и крепкое телосложение. Он был опытным бойцом, в чем ни на секунду невозможно было усомниться. Ответив на взгляд, я чуть склонила голову, отдавая дань уважения его мастерству, но тут же выпрямилась, чуть улыбнувшись, давая понять, что не позволю собой командовать, отчего мужчина лишь рассмеялся.

— Мое имя Гейр, Чувствующая, — он протянул вперед руку. — Очень рад, наконец, познакомиться с ученицей старины Грейгора.

— Зовите меня просто Эль, — моя ладошка "утонула" в его широкой ладони, отчего я невольно почувствовала себя безумно хрупкой и маленькой рядом с Воином. — Вы хорошо знаете наставника?

— Ко мне можешь тоже обращаться на "ты", малышка, не такой уж я и старый, — Гейр улыбнулся. — А с Грейгором нам многое пришлось пережить вместе.

— А я Малик, — сидящий напротив, юноша, перехватил мою ладонь, галантно коснувшись ее губами. — Грейгор много о тебе рассказывал, счастлив, наконец, познакомиться, так сказать, лично.

— Что-то раньше не замечала у наставника такой черты, как болтливость, — столь пристально внимание начинало раздражать, и я недовольно поморщилась, заметив какими восторженными глазами, смотрит на меня мальчик.

Малик был довольно симпатичный: длинные волосы пшеничного цвета убраны сзади в хвост, зеленые миндалевидные глаза в обрамлении длинных густых ресниц, о которых мечтает любая девушка, светлая, почти белоснежная кожа. Он казался нереально юным, но все же я не давала себе расслабляться, зная, что наставник никогда не переоценивает силы воинов, а, значит, в этом юноше скрыто много умений.

— Просто мы с твоим наставником давно друг друга знаем, — Гейр улыбнулся. — А это Крил, — Воин указал на молчаливого мужчину, так и не поднявшего взгляд.

— Очень приятно познакомиться, Крил, — я приветливо посмотрела на него, протягивая ладонь для рукопожатия (старая привычка, доставшаяся мне от наставника), но тот даже не двинулся с места, совершенно меня игнорируя.

— Извини его, малышка, Крил не очень жалует чужих, но я уверен, что ему тоже очень приятно, — Гейр нахмурился, толкая друга в бок. — Так ведь?

— Очень, — судя по недовольно бурчанию мужчины, перспектива провести в моем обществе некоторое время, его не прельщала.

Вздохнув, решив не обращать внимания на хмурого спутника, я принялась за еду, так кстати, принесенную молоденькой девушкой, в который раз отмечая божественную кухню Норта.

Позавтракав и покормив Лану, мы отправились в путь. Девочка сразу же забралась на Белку, заставив меня, с открытым ртом, ошарашено на нее посмотреть, не понимая, как такой малышке удалось с первого раза запрыгнуть на лошадь. Устроившись так, чтобы она находилась передо мной, я пустила Белку медленным шагом, отметив, что нас с принцессой взяли со всех сторон в плотное кольцо: Силиэр ехал впереди, указывая дорогу, Гейр и Малик по бокам, а Крил позади отряда. Прижимая к себе принцессу, я все время чувствовала тяжелый взгляд в спину, но оборачиваться не стала, не понимая, чем не угодила мужчине.

Равномерные движения лошади успокаивали, и Лана тут же уснула, изредка подрагивая во сне, чем я и воспользовалась, выезжая из центра и приблизившись к Силу.

— Расскажи побольше о Херроуш-Вил.

— Зачем тебе? — парень недовольно на меня посмотрел.

— Зачем? Это немного странный вопрос, все-таки мне придется попытаться туда попасть и постараться при этом выжить, так что не думаю, что такая информация будет лишней.

— Болезнь представляет опасность лишь для детей, еще ни один взрослый не заразился, так что об угрозе твоей жизни речи не идет, — смотря только вперед, он нахмурился. — От силы детей тебя будут защищать наши воины, так что твоей задачей останется лишь выявить болезнь.

— Боюсь, что все не так просто, как ты себе это представляешь, Силиэр, — грустно усмехнувшись, я придержала Белку, подозрительно косящуюся на хвост жеребца парня. Зная свою лошадку, я могла бы с уверенностью сказать, что добром это не кончится.

— Я что-то не знаю? — наконец-то удалось вызвать у него хоть какой-нибудь интерес.

— Открою тебе секрет, все знать невозможно, — я весело улыбнулась, наблюдая, как недовольно морщится Силиэр.

— Я серьезно.

— Я тоже, — я лишь пожала плечами. — Моя сила имеет свои минусы, именно поэтому наставник не хотел, чтобы я участвовала во всем этом.

— Ты хочешь сказать, что можешь умереть? — поняв, что переубеждать я его не собираюсь, парень зло прищурился и выдал такое, что я еще минут пять сидела с красными щеками, откладывая в памяти, особо понравившиеся моменты мелодичной ругани на языке Древних. Этот язык Грейгор заставил меня выучить еще в подростковом возрасте, так что, если наши спутники и не поняли, куда, кого и особенно, как, послал Силиэр, то мне об этом было прекрасно известно. — Ты должна вернуться, мы никуда не едем, — успокоившись, он резко остановился.

— Ни за что, — спокойно посмотрев в глаза парню, я усмехнулась. — От меня так просто не отвязаться.

— Но ведь…

— Сил, я ведь уже пообещала помочь, а отказываться от собственных слов, я не привыкла, тем более что тут замешаны дети.

— Я тебя не понимаю, — Силиэр устало потер лицо, качая головой. — Как ты можешь рисковать жизнью ради тех, кого все ненавидят и боятся?

— Это суть Чувствующих, по-другому я жить не умею. И вообще, не стой, замерзнешь, чем быстрее доберемся, тем быстрее вылечим детей.

— Нет, я не могу так рисковать, — парень упрямо поджал губы.

— Что происходит? — не дождавшись, пока мы возобновим движение, Гейр подъехал ближе. — Почему остановились?

— Эта леди едет обратно.

— Никуда "эта леди" не едет, — я зло посмотрела на Силиэра, стараясь говорить так, чтобы не разбудить Лану. — Не хочешь, чтобы я ехала с вами? Да, пожалуйста, поеду одна! Это моя жизнь и лишь мне решать, что с ней делать.

— Неужели ты не понимаешь, чем для всех может обернуться этот риск?! — он крепче сжал поводья. — Смерть Чувствующей в столице Дарракши-Лан!

— Так бы сразу и сказал, Пьющий Жизнь, что тебя волнует отнюдь не моя безопасность, — зло усмехнувшись, заметив, как виновато отводит глаза парень, я крепче прижала к себе девочку. — Не волнуйся, претензий по поводу моей смерти никто предъявлять не будет, правителю прекрасно известна правда, а наставник все уже понял. Тем более что умирать я не собираюсь.

— Смерть? — Воин непонимающе переводил взгляд с меня на Силиэра. — Что случилось?

— Ничего особенного, — я пожала плечами.

— Мы приставлены охранять вас, девочка, так что должны знать все, — Гейр внимательно на меня посмотрел, давая понять, что не отступит.

— Просто у нас с Силом возникли некоторые недопонимания, — недовольно поморщившись, я посмотрела на подъехавших и тоже ожидающих ответа, спутников. — Он не желает, чтобы я использовала силу, так как это слишком опасно для моей жизни, что весьма нежелательно для не самой лучшей репутации их расы.

— Это то, про что нам рассказывал Грейгор? — нахмурившись, Малик поддался вперед.

— По всей вероятности, да, — Воин повернулся к Дарракши-Лан. — Не беспокойся, мы всегда будем рядом с ней, даже если для этого придется пробить силовой кокон. В этом мы поклялись перед ее наставником.

— Если это так… — парень задумчиво осмотрел отряд. — Ладно, двигаемся дальше, до Арона еще несколько дней пути, а нам следует торопиться. Как там Лана? — он встревожено посмотрел на племянницу, сладко спящую у меня на руках.

— С ней все в порядке.

— Странно, — внимательно разглядывая меня, Силиэр вдруг удивленно округлил глаза. — Этого не может быть!

— Что?

— Ты не даешь ей свои силы, но при этом лечишь, облегчая боль, — он ошеломленно покачал головой. — Кажется, теперь я понимаю, почему ваши Гильдии запрещают смешенные браки. Ты удивительно сильна.

— Смешенные браки? — впервые за все это время, Крил проявил интерес к происходящему.

Обернувшись к мужчине, я смогла, наконец, нормально его рассмотреть, отметив, что он снял капюшон, открывая на обозрение темно-русые волосы до плеч, волевые черты лица, смуглую кожу и глаза… Необычного василькового цвета, с кошачьими вертикальными зрачками.

— Оборотень, — слово вырвалось помимо воли.

Оборотни в нашем мире были не редкость, Нечистые вообще славились своим разнообразием, но встретить одного из них в отряде сопровождающих я никак не ожидала. Хотя, как я могу удивляться, если сама еду помогать Дарракши-Лан? Не люблю оборотней. Семь из них как-то напали на небольшую деревню, недалеко от нашей Гильдии и всем Чувствующим пришлось бежать на помощь жителям. Это было поселение Мирных, а они не рождены для войн. Тогда погрызли всю деревню, ни одного человека не уцелело. Несколько лет после того случая я просыпалась ночью, видя в кошмарах растерзанные тела.

— Ты что-то имеешь против оборотней, Чувствующая? — Крил презрительно сощурился.

— Возможно, — я ответила ему тем же. — Не ожидала увидеть одного из них здесь в отряде.

— Значит, тебе не повезло, малышка, так как придется видеть меня еще очень долго.

— Ну, это можно легко исправить, — медленно потянувшись к кинжалам, спрятанным в сапогах, я заметила, как насторожились мужчины.

— Прекратите! — Гейр сжал плечо оборотня, а Малик подъехал так, чтобы оказаться между мной и Крилом. — Вы ведете себя как дети.

— Если хочешь, чтобы мы без проблем доехали до нужного места, держи этого кошару подальше от меня, — резко развернув Белку, я посмотрела на Силиэра, небрежно указывая головой на мужчину. — У меня аллергия на таких как он.

Пустив лошадь трусцой, я глубоко вздохнула, успокаиваясь и ругая себя на всех известных языках. Ведь не хотела лезть на рожон, честное слово! Как говориться, хотела, как лучше, а получилось как всегда. Посмотрев на проснувшуюся девочку, я невольно улыбнулась, заглядывая в сонные глазки.

— Спи, набирайся сил.

— Почему ты грустная? — Лана удивленно провела ладошкой по моей щеке.

— Потому что поругалась с дядей Крилом, — я всегда считала, что с детьми необходимо быть предельно честными. Лучше что-то недоговорить, чем солгать, так как они очень тонко чувствуют правду.

— С барсом? — вопрос малышки поставил меня в тупик.

— Барсом? — недоуменно посмотрев на принцессу, я поправила выбившиеся из косы волосы.

— Он может быть и человеком и барсом, — Лана любопытно посмотрела по сторонам, и, найдя взглядом Силиэра, радостно ему улыбнулась. — Разве ты этого не чувствуешь?

— Возможно, — я невольно нахмурилась, не понимая, как ребенок мог так тонко прочувствовать истинную сущность мужчины. — Но откуда тебе это известно?

— А я все вижу, — Лана смешно наморщила носик. — Около каждого человека находится его двойник, ну, или как вы его называете, душа. У дяди Крила это барс, у дяди Гейра — воин с мечом, у Малика — лучник.

— Лучник? — я удивленно оглянулась на парня. Он не похож на Воина, а никто другой оружием обычно не владеет.

— Да, — малышка уверенно кивнула. — Лучник.

— А у меня?

— А ты… — внимательно меня оглядев, она внезапно радостно улыбнулась. — А ты самая лучшая!

— В каком смысле? — не понимая, что это означает, я нахмурилась.

— Ты особенная. Ой! — принцесса зажала ладошками рот. — Не скажу, сама потом узнаешь.

— Знаешь, малышка, мне иногда кажется, что тебе намного больше лет, чем кажется, — я задумчиво ее оглядела.

— Я Дарракши-Лан, это наша сущность, — обезоруживающе улыбнувшись, она вновь крепко меня обняла, ложа голову с пепельными волосами мне на грудь. — Скоро ты это сама узнаешь.

— Отлично, — недовольно поморщившись, я решила закрыть тему. — Расскажи мне о вашей школе.

— Херроуш-Вил это не просто школа. Мы там живем с самого детства, учимся управлять силой.

— А как же учителя? Для них не опасно находиться рядом?

— Нет, — она тяжело вздохнула. — Школа охраняет их от нас.

— А ваши родители?

— Папа навещал меня очень часто, а потом пришла болезнь, и никто к нам попасть больше не смог, — внезапно девочка напряглась, сильнее прижимаясь ко мне. — Ох…

В висках застучала тупая боль, но я терпела, прекрасно понимая, что малышке сейчас намного хуже. Отпустив поводья, позволив Белке идти, куда ей заблагорассудится, я обеими руками обняла Лану, отдавая свою силу и пытаясь хоть немного помочь. Перед глазами все плыло, в ушах раздавался противный звон, но я упрямо держалась в седле.

— Эль!

Будто издалека раздался крик Сила, а затем и топот копыт, но мне было уже все равно. Остались лишь я и малышка, чью ауру я привязала к себе, наполняя собственной жизненной энергией. Последней мыслью, промелькнувшей в голове, прежде чем отдаться сладостной тьме, было то, что завтра опять будет плохо.


По лицу медленно двигалось что-то мокрое и неприятное, доставляя массу неописуемых ощущений. Рядом раздавался встревоженный шепот мужчин и еще один тоненький голосок. Полежав неподвижно некоторое время, приводя память в порядок, я, наконец, вспомнила, кто это такие, и как я очутилась на земле. Первое, что я увидела, открыв глаза, были настороженные и немного виноватые лица спутников, а уж потом на меня запрыгнула счастливая Лана.

— Ты очнулась!

— Ага, вот только если ты с меня слезешь, будет еще лучше, — схватившись за ноющие ребра, я невольно выдохнула, скорчившись от боли. Было такое ощущение, будто меня кто-то долго пережевывал, а затем выплюнул.

— Извини, — малышку тут же сняли и Силиэр помог мне медленно сесть. — Просто она рада, что ты в порядке.

— Ну, про порядок я бы не заикалась, но жить буду, возможно, даже до старости.

Приняв более-менее сидячее положение, я огляделась по сторонам: вокруг был лес, причем, как мы в нем оказались, я так и не поняла. Посередине небольшой полянки горел костер, вокруг которого были устроены несколько лежанок, а на весело пляшущем огоньке поджаривалось сочное мясо, запах которого кружил голову, заставляя желудок громко ругаться, требуя положенной ему пищи. Посмотрев на маленькую принцессу, виновато потупившую глазки, прижимаясь к ногам дяди, я улыбнулась и протянула к ней руки, показывая, что не сержусь.

— Иди сюда.

— А вдруг тебе опять будет больно? — малышка нерешительно переступила с ноги на ногу.

— А ты аккуратненько, — обняв подбежавшую девочку, я ласково провела рукой по ее нежной щечке, с удивлением ощущая подозрительную влагу под пальцами. — Ты плачешь?! Малышка, все в порядке.

— Я не хочу делать тебе больно, — она громко всхлипнула.

— Ты и не делаешь, — повернув к себе ее личико, я внимательно заглянула девочке в глаза. — Все отлично, я себя чувствую в полном порядке и ты здесь ни при чем. Это я решила поделиться с тобой энергией, а не ты ее забрала.

— Я Дарракши-Лан, забирать силу — моя сущность. — Лана покачала головой, изо всех сил вцепившись в меня маленькими ладошками. — Я причиняю только боль. Ты хотела помочь, а вместо этого…

— Так, все, прекращаем слезы, — нахмурившись, я начала аккуратно подниматься.

Тьма!!! В голове будто что-то взорвалось, и Гейр стремительно подхватил мою обмякшую тушку, не давая упасть. Болела каждая клеточка, создавалось ощущение, что все мое тело — это одна большая кровоточащая рана, хотелось лишь забиться куда-нибудь, чтобы никто не трогал, но этого позволить я себе не могла.

— Гейр, все хорошо, можешь меня отпустить, — в ответ мужчина только скептически хмыкнул и понес меня к костру, устраивая у себя на коленях. — Я и сама могу! Гейр…

— Цыц, малышка, — промелькнувшая около моего носа огромная ручища, заставила всерьез задуматься над своим поведением.

— Ну и ладно, — вздохнув, я откинулась ему на грудь и посмотрела на Силиэра, успокаивающе прижимающего к себе племянницу. — Так будет всегда?

— Скорее всего, — пожав плечами, он внимательно взглянул на меня. — Я до сих пор не перестаю поражаться, что ты смогла придти в себя после такой потери сил. Это просто невозможно!

— Как видишь, возможно, — я недовольно поморщилась. Опять у меня все не так, как у нормальных людей! — Где мы?

— Недалеко от Ниартона.

Я невольно присвистнула. Ниартон был небольшим портовым городком и находился в пяти днях езды от столицы. Это сколько же я была в отключке?! В ответ на мои размышления, в желудке противно заурчало, требуя, наконец, что-нибудь поесть

— Может кто-нибудь накормит голодную Чувствующую? — я жадно облизнулась, наблюдая, как Малик делит на куски прожаренное мясо.

Взглянув на меня, парень попятился, видимо испугавшись плотоядного взгляда, но тут же взял себя в руки, протягивая вперед самый большой кусок.

— Шпашибо.

Мням…Божественно! Моментально доев свою порцию и облизав перепачканные пальцы, я с нетерпением посмотрела на Гейра, медленно, но с аппетитом, принявшегося за свой кусок.

— Что? — мужчина удивленно и немного настороженно взглянул на меня.

— Вкусно? — свой голос даже мне показался нежным и участливым, что уже говорить о Воине.

— Очень.

— А у меня все закончилось, — состроив невинное выражение лица, я протянула вперед обе руки, специально покрутив ладонями перед его лицом.

— Молодец, — нахмурившись, мужчина попытался отвернуться, но я упорно не вставала с его колен. Помучившись, некоторое время и, в конце концов, подавившись, он всучил мне остатки еды. — Держи, вымогательница.

— Гейр, ты прелесть! — я моментально запустила зубы в ароматное мясо, совершенно не обращая внимания на усмешки спутников — Я шебе…чафк… эого…мням… не абушу.

— Тебе надо набираться сил, — подойдя ближе, Малик протянул половину своей порции Воину. — А мы уже успели по пути перекусить.

— Что я пропустила? — поев, я с интересом уставилась на спутников.

— Как ни странно, ничего особенного, — пожав плечами, Силиэр с удовольствием потянулся. — Ты была без сознания, Лана все время спала, так что, за исключением беспокойства за ваше состояние, все было на удивление тихо и мирно.

— Значит, снова в путь? — почувствовав себя гораздо лучше, я поднялась.

— В путь? — Крил презрительно усмехнулся. — Ну уж нет, Чувствующая. Пока кое-кто изображал из себя кисейную барышню, мы несколько ночей ехали совершенно без сна, так что, думаю, заслужили немного отдыха.

— Прекрати! — Малик моментально оказался рядом с оборотнем, с силой сжав плечо мужчины. — Не нарывайся, Крил, ты прекрасно знаешь, что Эль тут ни при чем.

— А то что? Что ты мне сделаешь, мальчишка? — он с непонятной для меня злобой посмотрел на парня, угрожающе оскалив заострившиеся клыки.

— Он, может быть, и ничего, зато я могу сделать тебе очень больно, — поднявшись, Гейр медленно к ним подошел, не отрывая взгляда от оборотня. — Не знаю, с чего возникла эта неприязнь между тобой и девочкой, но могу сказать лишь одно, ты поклялся защищать ее перед Грейгором, а я всегда считал, что ты сдерживаешь данные обещания.

— Она такая же, как и остальные, — мужчина окинул меня таким взглядом, что моментально захотелось где-нибудь вымыться. Нда, умеют же некоторые смотреть…

— А какой ей, по-твоему, быть?! — Малик яростно сжал кулаки. — Она не виновата в том, что случилось с твоей семьей, Крил. Ты сам видишь, что Эль искренне пытается помочь совершенно чужим людям, и не просто людям, а Нечистым, Дарракши-Лан. Неужели ты всерьез думаешь, что другие стали бы помогать нечисти? Ты не прав, друг, она очень сильно отличается от остальных.

Смотря на ругающихся мужчин, я не переставала удивляться их реакции на попытку оборотня мне досадить. Но больше всего меня поразило поведение Крила после слов Малика: дернувшись, словно от удара, он с болью посмотрел мне в глаза и тяжело вздохнул, качая головой.

— Возможно, ты прав, — отвернувшись, оборотень направился в гущу леса. — Но я пока в этом не уверен.

— Не бери в голову, малышка, — вздрогнув, отворачиваясь от почти уже скрывшегося за деревьями мужчины, я посмотрела на подошедшего Гейра. — Он отойдет.

— Да все в порядке, — я лишь пожала плечами, усаживаясь у костра. — Мне не за что любить оборотней, потому я и не жду от кого-либо из них хорошего расположения к себе.

— Люди всегда ненавидели Нечистых, — раздавшийся позади тихий голос Силиэра заставил меня внимательно на него посмотреть. — В этом нет ничего удивительного, вы верите тому, что судачат вокруг, не удосужившись узнать нас ближе.

— Не правда. Я никогда не судила о ком-нибудь по россказням. Мне приходилось иметь дело с оборотнями лично и уверяю тебя, Сил, ничего хорошего мне это не принесло.

Отвернувшись, я подтянула колени к груди, обхватив их руками, и уставилась взглядом в огонь, наблюдая за игрой пламени. Разговаривать совершенно не хотелось, поэтому на попытки спутников заговорить, я лишь отделывалась короткими фразами. Поняв, в конце концов, что от меня им ничего не добиться, мужчины начали укладываться на ночь. На мой вопрос, кто будет ставить защитный круг, отпугивающий мелкую нечисть, Силиэр рассмеялся, сообщив, что, пока рядом кто-нибудь из Дарракши-Лан, нам беспокоиться нечего, так как никто из низших Нечистых не посмеет навредить кому-нибудь из тех, кто находится под их защитой.

Сидя около костра и прижимая к себе спящую Лану, я задумчиво смотрела вдаль, размышляя о том, как изменилась за это время моя жизнь. Я уже давно была странницей, привыкнув к дорогам, новым лицам, опасностям, но никогда еще мне не хотелось иметь свой дом так, как сейчас. Смотря на малышку, я в первый раз поняла, что значит, хотеть заботиться о ком-либо, стараться защитить родное существо, любить… Любить?! Э, нет, кажется, собственные мысли меня подводят.

Устало проведя ладонью по лицу, отгоняя непрошеные размышления, я невольно прислушалась к окружающей нас тишине. Просидев так какое-то время, я, наконец, поняла, что меня так насторожило: вокруг не было слышно ни звука. Ни пения птиц, ни шорох листвы, ни свист ветра, ничего… Казалось, будто время остановило свой бег, подчиняясь чей-то воле.

Внезапно тишину прорвал громкий звериный рык, заставив меня тут же подскочить с места, перекладывая Лану на лежанку, подбежав к Воину.

— Гейр! — никакой реакции. — Гейр, что-то случилось! — тишина.

Наклонившись, я потрясла его за плечо, стараясь привести в чувство, однако создавалось впечатление, будто мужчина вообще меня не слышит. Отвернувшись от Воина, я поочередно подошла к каждому из спящих, но везде меня ждала одинаковая реакция, мужчины не просыпались. Рык повторился вновь, и было в нем что-то такое знакомое, отчего я невольно похолодела. Крил! Во второй ипостаси я его никогда не видела, но все ощущения Чувствующей просто кричали о том, что это именно оборотень и ему нужна помощь. Не дав себе время на раздумья, я побежала вперед, изо всех сил стараясь поменьше спотыкаться. Хоть бы успеть! Вокруг был густой лес, напрочь скрывавший от человеческого глаза блеск луны, ни вперед, ни назад дороги не было, так что мне пришлось пролазить через колючие кусты, покрывая всеми известными мне ругательствами оборотня, во главе со всей его родней вместе взятой.

Тьма! Борясь с особо вредным растением, так и норовившим запутаться в волосах, целясь в незащищенные глаза, я резко дернула зацепившуюся рубашку на себя, с удивлением ощущая, что меня больше никто не держит, и кубарем выкатываясь на небольшую полянку, приземлившись на что-то мягкое и белое.

— Да ты ж….и в…. Какого лешего я вообще сюда поперлась?! — слизывая красные капли с разодранных ладоней, я не переставала высказывать свое отношение к происходящему.

— Ррррр…

— Уйди, — занятая собственными наблюдениями за пораненными руками, я нетерпеливо отодвинула вбок чью-то морду.

— Ррррр? — рык стал удивленным и несколько обиженным.

— Не мешай! Не видишь, разве, что я занята? — резко развернувшись, я возмущенно уставилась на огромного белоснежного барса, болезненно прижимающего к себе переднюю лапу. — Крил, ты можешь мне объяснить причину недавних криков? Я тут себе чуть ноги не переломала, пока тебя искала! Да ты… — наступая на ошарашено попятившегося оборотня, я не сразу заметила промелькнувшие у него на морде алые блики. — Крил? Что случилось?!

Резко поддавшись вперед, я легонько дотронулась до шерсти, после чего поднесла руку к глазам, растирая между пальцами свежую кровь.

— Может это лучше всего получится объяснить мне?

Обернувшись, я удивленно посмотрела на одного из трех всадников, совершенно беззвучно подъехавших ближе, встретившись взглядом с такими знакомыми карими глазами.

— Лирт?! Что ты здесь делаешь, и что тут происходит? — смотря на Чувствующего, знакомого мне еще с детства, я никак не могла понять, каким образом он смог здесь очутится.

— Тот же самый вопрос я могу задать и тебе, — спешившись, Лирт медленно подошел ко мне, внимательно разглядывая мигом подобравшегося Крила. — Ты знаешь этого оборотня?

— Знаю, он путешествует со мной, — я все никак не могла узнать в стоящем передо мной мужчине друга детства.

Что-то слишком сильно изменилось за то время, что я провела в пути, от прежнего Чувствующего, так часто выручавшего меня, защищая от наставника, никогда не исходило столько ярости и ненависти. Никогда он не мог причинить вред кому-либо. А сейчас… Переведя взгляд на Крила, я невольно шагнула между ним и Лиртом, оказываясь между двумя прожигающими друг друга взглядами.

— Что тут, тьма побери, происходит?! Лирт, ты знаешь Крила? — сцепив руки в кулаки, я толкнула в плечо Чувствующего, привлекая к себе внимание.

— Знаю? С чего ты так решила? — парень удивленно на меня взглянул.

— Тогда с чего столько ненависти?

— Он нечисть, — зло усмехнувшись, Лирт пожал плечами, доставая меч.

— И что с того? Лирт, с каких это пор Чувствующие стали носить при себе оружие? — отступив на шаг, я подозрительно уставилась на него, вытаскивая из сапог кинжалы.

— Что ты делаешь? — парень впервые проявил любопытство, замерев на месте и не сводя взгляда с моих лезвий. — Ты хочешь драться?

— Я не понимаю происходящего, Лирт, — не давая себе расслабиться, я выпрямилась, не спуская глаз с друга.

— Что ты хочешь понять?

— А ты сам посуди: я чувствую чары, заглушающие все звуки вокруг, после чего не могу разбудить ни одного из своих спутников, а когда бегу на зов в лес, нахожу окровавленного небезызвестного мне оборотня, окруженного всадниками, одним из которых является мой лучший друг, который, как оказалось, за время, что мы провели врозь, научился владеть мечом. И ты еще спрашиваешь, что мне непонятно?! Да все!

— Не истерии, Эль, тебе это не идет, — хмыкнув, Лирт вновь перевел взгляд на Крила. — Все очень просто, неподалеку отсюда произошло нападение оборотней на небольшой караван, движущийся в Ниартон. Мы вызвались помочь в поисках нечисти, и, как ты понимаешь, наткнулись на твоего, так называемого друга, — парень зло прищурился. — Ты можешь поручиться, что он тут ни при чем?

Обернувшись к Крилу, я глубоко вздохнула и пристально посмотрела ему в глаза. Он ждал. Не просил, не боялся, ни, тем более, нападал, а просто ждал моего решения, понимая, что одно только мое слово и он уже не выстоит против четырех людей, двое из которых были, судя по моим ощущениям, Воинами.

— Могу, — ох, неужели я все-таки это сказала?! Как всегда, жизнь ничему хорошему не учит… — Крил все время был со мной и отлучился лишь несколько минут назад, а за это время он просто не мог ни на кого напасть. В нем я уверена.

— Точно? — Лирт подозрительно меня осмотрел.

— Он друг Грейгора.

— Ясно, — на миг мне показалось, что парень не отступит, но тут он повернулся к Воинам. — Передайте ему, что я остаюсь.

— Ты уверен? — судя по голосу, один из них изрядно удивился. Лиц Воинов я так и не могла рассмотреть.

— Да.

— А как же…

— Скажи, что я сам все решил. Сделаю все, что в моих силах.

— Отлично.

Резко развернув коней, мужчины скрылись в лесу, оставив нас одних. Все еще не до конца уверенная в том, что Лирт оставил оборотня в покое, я подошла к Крилу, опасливо косясь на меч друга.

— Может, уберешь кинжалы? — словно читая мои мысли, Лирт напряженно кивнул на мои руки, все еще сжимающие оружие.

— Сначала ты.

— Тьма, это просто нелепо! — раздраженно проведя рукой по коротким огненным волосам, он убрал меч, протягивая вперед руки. — Теперь веришь?

— Да, — пожав плечами, я последовала его примеру, убирая лезвия в высокие сапоги и вновь поворачиваясь к раненому. — Крил, ты как? — раздраженный рык высказал, все его отношение к происходящему. — Отлично, хоть в чем-то наши мнения совпадают. Разбуди, пожалуйста, Силиэра и предупреди о случившемся остальных. Я скоро подойду. — Фыркнув, Крил не тронулся с места, напряженно поглядывая на Лирта. — Крил! — в ответ мне достался возмущенный взгляд. — Разбуди остальных. Действие сонных чар уже должно было пройти, мы скоро подойдем.

— Мы? — обернувшись, я посмотрела на улыбающегося друга. — Ты больше не сердишься?

— Не радуйся раньше времени, Лирт, у нас есть что обсудить, — заметив краем глаза, что оборотень отправился к привалу, я облегченно перевела дыхание.

Теперь можно было спокойно поговорить и узнать все, что меня интересует. А вопросов была целая куча: кто эти Воины, с каких пор Лирт владеет оружием, эта лютая злоба, появившаяся в его глазах, и что, наконец, означают сказанные всадникам слова парня.

— С превеликим удовольствием, — пожав плечами, не спуская улыбку с губ, парень довольно потянулся и сел на траву, облокотившись о дерево. — Спрашивай.

Глава 5

Пройдя по поляне, и усевшись напротив друга, я внимательно его осмотрела, не спеша начинать разговор. За двадцать лет, что мы не виделись, он действительно сильно изменился, что сказалось даже на внешности: некогда мягкие длинные рубиновые волосы, теперь смешно топорщились коротким ежиком, в обычно теплых карих глазах поселился лютый холод, а губы то и дело кривила жестокая усмешка. Что же с тобой случилось, Лирт?

— Ну как, нравлюсь? — парень недовольно поморщился.

— Не очень.

— Я глубоко разочарован.

— Лирт, что происходит? — тряхнув волосами, я переползла к другу, обняв его и положив голову на колени, как всегда делала в детстве.

— Что именно тебе интересно? — тяжело вздохнув, устроившись поудобнее, он запустил руки в мои волосы, перебирая каждую прядь.

— Все. Что с тобой произошло? Ты очень изменился, Лирт, я с трудом смогла тебя узнать, и уж тем более, никогда бы не подумала, что ты возьмешь в руки оружие. Ты истинный целитель, который сколько себя помню, постоянно всем помогал, залечивал раны и скандалил за то, что Грейгор обучал меня владению кинжалами. Но для меня это было жизненно необходимо, а что подвигло на это тебя, я не могу понять.

— Многое поменялось, Эль, наша гильдия стала намного жестче, правила изменились.

— Изменились правила? — подняв голову, я удивленно посмотрела на парня. — Что это значит? Насколько мне известно, в нашей гильдии было лишь одно правило: жить по велению сердца, не причиняя вреда другим и не отказывая в помощи.

— Сколько ты уже не была дома? — он нахмурился.

— Около тридцати лет. В последний раз мы с тобой встречались в столице, но в гильдию я так и не заходила.

— Тогда понятно, почему ты ничего не знаешь, — Лирт напрягся, сжав кулаки, а вместе с ними и мои волосы, причиняя боль.

— Осторожно!

— Прости, малышка, — удивленно посмотрев на собственные ладони, парень тут же разжал руки, устало покачав головой. — Теперь у нас появилось слишком много правил: не предавать Гильдию, служить правителю, лечить лишь тех, кто относится к расе людей, уничтожать нечисть и чтить свои корни.

— Уничтожать нечисть? Лечить лишь людей?! Лирт, ты шутишь? — мгновенно сев, я непонимающе уставилась на друга. — Это же абсурд! Мы целители, помогать всем расам наш долг! Кто решил по-другому?

— Новый глава гильдии.

— Новый? Так, давай по порядку, что именно я пропустила?

— Начнем с того, что Витольд погиб. После его смерти все переменилось, нас начали обучать искусству владения оружием, наказания за провинности стали еще более жестче, чем раньше, в ход пошли физические расправы.

— Они же запрещены! — возмущенно посмотрев на Лирта, я все никак не могла поверить в правдивость его слов.

— Уже нет, — грустно усмехнувшись, парень пожал плечами. — Если раньше самым главным наказанием было пребывание в подземельях, то теперь о них все лишь мечтают, предпочитая остаться наедине с болью узников, чем быть избитым до полусмерти раскаленными щипцами.

— Не может быть…

— Может, и это еще не самое страшное.

— Но как правитель смог допустить все это?

— Правитель далеко, Эль, какое ему дело до какой-то гильдии.

— Почему же Грейгор мне ничего не сказал? — сев, я запустила руки в волосы, пытаясь привести в порядок, бешено скачущие мысли. — Тьма, что же происходит?! Сначала Дарракши-Лан, потом гильдия…

— Дарракши-Лан? — Лирт тут же напрягся.

— Об этом мы поговорим позже.

— Ты что-то скрываешь, малышка?

— Это не моя тайна, Лирт, — вздохнув, я вновь положила голову ему на колени. — Я поклялась жизнью, что никому ничего не скажу.

— Эль? — в голосе друга проскользнули нотки гнева, заставив меня разом напрячься.

— Все чуть позже, Лирт.

— Отлично. Тогда может, скажешь мне хотя бы, как ты оказалась здесь, да еще и в компании оборотня?

— Кажется, тебя ждет немало сюрпризов, — грустно усмехнувшись, я провела ладонью по траве, радуясь тому, что ссадины, оставленные мне колючками, уже зажили. — Помимо оборотня со мной путешествуют Дарракши-Лан и два Воина.

— Что?!

Мгновенно оказавшись полностью лежащей на земле, я удивленно посмотрела на подскочившего парня. Обнажив меч, тот двинулся туда, где, судя по ощущениям, находился наш отряд.

— Только попробуй причинить им вред, — за считанные секунды, оказавшись перед ним, я вновь обнажила лезвия кинжалов. — Успокойся, Лирт, ты тоже многого не знаешь.

— Ты защищаешь их? Нечисть?! — он пораженно меня оглядел. — Неужели ты сможешь пойти против меня?

— Не делай этого, Лирт, не спрашивай о том, ответ, на что тебе не понравится.

Смотря в дорогие сердцу глаза, я чувствовала, как внутри все переворачивается от боли. Его боли. Лирт не понимал меня. Тот самый Лирт, с которым я в детстве делилась всем, позволяя себе плакать лишь на его плече, всегда зная, что он никогда меня не осудит.

— Вот как, значит, — парень зло прищурил глаза. — Никогда бы не подумал, что ты станешь приспешницей проклятой нечисти.

— Все совсем не так, как ты думаешь!

— Как ты можешь знать, что я думаю, Эль? — резко подойдя ко мне, он с силой сжал мои плечи, заставляя поморщиться от боли. — Все эти годы от тебя не было никаких известий, я уже даже не надеялся увидеть тебя живой, а теперь…. После стольких лет ты вдруг появляешься и заявляешь, что общаешься с теми, кто сеет вокруг лишь зло. Что я, по-твоему, должен думать?

— Почему ты так ненавидишь нечисть, Лирт? Что с тобой произошло, что заставило тебя так измениться? — проведя рукой по его щеке, я почувствовала, как по собственному лицу бегут слезы. Я оплакивала того, кого когда-то горячо любила, зная, что уже не смогу вернуть прошлого.

— Нет, малышка, это ты слишком сильно поменялась, — оттолкнув меня, парень подошел к жеребцу, мигом запрыгивая в седло. — Я сделаю последний дар нашей дружбе и забуду то, что увидел и услышал здесь, но большего ты от меня требовать не в праве.

— Зачем ты так? — я до боли сжала кулаки. — Почему ты даже не хочешь попытаться меня понять?

— А зачем? Кажется, ты для себя уже все решила.

— Нет, — глубоко вздохнув, я, наконец, решилась. — Слезай, Лирт, я хочу тебя кое с кем познакомить.

— Неужели с нечистью? Прости, малышка, но, боюсь, ничем хорошим это не кончится, — усмехнувшись, он попытался развернуть коня, но я не позволила, мгновенно оказываясь рядом.

— И все же я тебя об этом прошу, Чувствующий. Лирт, пожалуйста…

— Ты не знаешь, о чем просишь, малышка, — криво усмехнувшись, он резко отдернул мои руки. — До встречи, Эль.

Провожая взглядом друга детства, я устало вздохнула. Тьма, да что происходит с этим миром?! Все вокруг словно сошли с ума! Сначала Дарракши-Лан, потом гильдия, Лирт. И что еще за новый глава? Столько вопросов… Ладно, будем разбираться с проблемами по мере их поступления, и в первую очередь Лана.

Вспомнив про девочку, я быстро направилась обратно, надеясь, что с момента моего отсутствия, с малышкой ничего не случилось. Пробираясь сквозь заросли, отцепляя от одежды вездесущие кусты, я замерла, почувствовав рядом с собой чье-то присутствие.

— Спасибо.

Резко развернувшись, оглядываясь вокруг, я удивленно выдохнула, натыкаясь взглядом на оборотня, успевшего принять человеческий облик. Он стоял, облокотившись спиной о могучее дерево, и внимательно меня рассматривал.

— За что? — осторожно подойдя ближе, я недовольно поморщилась. — Я ничего особенного не сделала.

— Не каждый вступится за нечисть, — усмехнувшись, Крил сложил руки на груди. — Тем более, пойдет против своих же.

— Прекрати, — фыркнув, я развернулась, продолжив путь. — Я не знаю, что произошло в гильдии, и почему все так против вас ополчились. Я не говорю, что наша раса любила нечисть, однако мы могли существовать в мире.

— Мира не было никогда, девочка, все слова вашего правителя были лишь иллюзией.

— Но, согласись, раньше все было по-другому.

— Возможно.

— Крил, — остановившись, я пристально посмотрела на мужчину. — Почему ты пошел за мной? Мне показалось, что ты меня ненавидишь.

— Но ведь и ты не блистаешь особой любовью к оборотням, не так ли? — усмехнувшись, он пожал плечами. — А у меня нет причин любить людей.

— Как всегда, разногласия рас.

— Скорее жестокость по отношению друг к другу.

Наблюдая за мужчиной, я невольно заметила крепко сжатые кулаки и напряжение в синих глазах. Кажется, Малик что-то говорил про семью оборотня, но эту информация в тот раз, я пропустила мимо ушей, теперь же, я, кажется, догадывалась об истинной причине его ненависти.

— Я не собираюсь говорить, что сожалею о том, что случилось в твоем прошлом, Крил, во-первых, потому что не знаю, что именно произошло, лишь догадываюсь, а во-вторых, это были бы попросту пустые слова. Мне лишь жаль, что все именно так, — подойдя ближе, я нерешительно дотронулась до его плеча, замечая капли крови на одежде и аккуратно, так, чтобы он этого не заметил, направляя собственную энергию на лечение. Не знаю, что двигало мной в этот момент, скорее всего, просто любовь к жизни любого существа. Передо мной стоял тот, кого я всегда презирала, но все же позволить ему страдать от полученных ран я не могла. — Я действительно не люблю оборотней, но в, то, же время, готова повторить то, что сказала там, на поляне: я верю тебе. Ты друг моего наставника, и если он тебе доверял, то и у меня нет смысла делать обратное.

— Мне не нужна твоя жалость и твое доверие, Чувствующая, — дернувшись, отстраняясь от моей ладони, оборотень зло прищурился.

— А кто тебя жалеет? — делано удивившись, я лишь пожала плечами, отходя в сторону и морщась от боли.

У Крила оказались пораненными ухо, плечо и левый бок, что тут же сказалось и на мне. Подойдя к ближайшему дереву, опускаясь на траву, я прижала колени к груди, пережидая неприятные ощущения.

— Ты можешь возвращаться Крил, я скоро подойду, — мда, а голос-то подводит.

— Чувствующая? — мгновенно подобравшись, мужчина подозрительно меня оглядел.

— Все, должно быть, уже волнуются, — стараясь сделать так, чтобы голос не звучал столь хрипло, я закусила губу. — Иди, я пойду следом.

— Что с тобой происходит, девочка? Ты… Тьма!

Подняв лицо с колен, я удивленно посмотрела на Крила, подозрительно осматривающего когда-то раненные места, от которых теперь не осталось и следа, так ругаясь при этом, что я невольно заслушалась.

— Кто тебя просил меня лечить?! — подбежав ко мне, мужчина опустился на колени, пристально вглядываясь в мое лицо. — Как ты?

— Просто замечательно, а разве не заметно? — усмехнувшись, я чуть отодвинулась, не желая, чтобы он видел мое состояние. Все тело уже сотрясала мелкая дрожь, да и выглядела я, скорее всего, не важно, но это должно было очень скоро пройти.

— Зачем? — крепко сжав мои плечи, Крил внимательно заглянул мне в глаза.

— Я Чувствующая, Крил, не забывай об этом.

— Дура!

— Да? Ну и иди тогда отсюда! Что стоишь? — я изо всех сил сдерживала подступившие слезы. В груди противным клубком свернулась обида и боль, заставляя сжать кулаки от злости. — Да, я дура… Дура, раз взялась помогать оборотню!

— Эль… — отшатнувшись, он растеряно посмотрел вокруг, видимо, не ожидая от меня такой реакции.

— Не беспокойся, истерику закатывать не стану, — резко поднявшись, я на миг замерла, пережидая головокружение, и огляделась вокруг, пытаясь определить направление стоянки. Как назло, все чувства упорно молчали, сосредоточившись лишь на самочувствии. — Куда идти? — обернувшись, я обреченно посмотрела на хмурого оборотня.

Не говоря ни слова, Крил подхватил меня на руки, заставив вскрикнуть от удивления, и быстро пошел вперед. Не желая, чтобы меня кто-то нес, я попыталась возмутиться, однако тут же закрыла рот, едва не прикусив язык, услышав ругань мужчины. Справедливо рассудив, что, раз ему это так нравится, пускай несет, я расслабилась, подумав, что как все-таки приятно иногда почувствовать себя слабой женщиной.

Услышав взволнованные голоса, я сонно приоткрыла глаза, успев уже задремать на руках Крила. Осмотревшись вокруг, и поняв, что мы уже пришли, я тяжело вздохнула, заметив бледную Ролану, тут же подскочившую с места при нашем приближении.

— Эль!

— Все в порядке, милая, — устало улыбнувшись встревоженной малышке, я попыталась слезть с рук оборотня, однако Крил лишь усмехнулся, крепче прижимая к себе мою сопротивляющуюся тушку.

— Да успокойся ты, не съем. Меня абсолютно не привлекают костлявые пигалицы.

— А кто вас, оборотней, знает? Вдруг это твой способ завлечения жертвы. И вовсе я не костлявая! — нахмурившись, я возмущенно посмотрела на него, пытаясь понять такую резкую перемену в отношении ко мне. Еще недавно он даже видеть меня не хотел, а теперь подтрунивает.

Внимательно осмотрев мужчину, я поняла, что все время казалось мне необычным: дело было не в его облике, а в выражении глаз, Крил казался…виноватым.

— Ну тогда тебе крупно не повезло девочка, ибо из моих когтей еще никто никогда не убегал, — подмигнув, он подтвердил свои слова наглядно, выпустив, для пущей убедительности, несколько длинных коготочков.

— Не советую тебе со мной связываться, кошак, — поняв, что самой мне идти не дадут, я откинулась на грудь мужчины, наблюдая за хмурыми спутниками.

— Неужели у такой малышки имеются острые зубки? — Крилу явно нравилось меня злить.

— А ты проверь! — подняв голову, я вызывающе на него посмотрела, вызвав этим лишь его громкий смех.

— Может, кто-нибудь объяснит, что все это значит? — поднявшись с места, Силиэр хмуро нас осмотрел. — Я, конечно, понимаю, что ругаться друг с другом вам намного приятнее, но мы все очень волновались и теперь ждем объяснений.

— Да ничего особенного не произошло, — все-таки отстранившись от Крила, я подошла к огню, устраиваясь поудобнее на ближайшей лежанке. — Просто кое-кого подлечила, вот и результат.

— Если это результат лечения нескольких царапин оборотня, от которых не осталось бы и следа уже под утро, то, что будет, когда ты…

— Я знаю, на что способна, Сил, — перебив Нечистого, я завернулась в теплый плащ, обнимая подбежавшую Лану. — И не волнуйся, со мной уже все в полном порядке.

— Если бы ты сейчас могла себя видеть, то не говорила бы так, — Грейг хмуро осмотрел меня с ног до головы, заставив поежиться под его взглядом. — Бледная, глаза потухшие, губы синие… Да краше в гроб кладут!

— Спасибо за участие, но к такому самочувствию, я уже давно привыкла, так что не стоит паниковать, тем более что все это очень скоро пройдет. А уж если отосплюсь, так вообще все будет просто здорово.

— Как хочешь, но сначала расскажи, что все-таки произошло, — Силиэр требовательно посмотрел сначала на меня, а потом и на оборотня, не дождавшись от моей скромно потупившейся персоны хоть какой-нибудь реакции на свой вопрос. — Крил?

— Я и сам ничего не понял, — пожав плечами, мужчина опустился рядом со мной, подкладывая в костер несколько сухих веток. — Просто решил пробежаться, остыть…А потом налетели всадники.

— Ничего не объяснив?

— Абсолютно. Если бы ни реакция, меня бы здесь уже не было.

— Недалеко отсюда было совершено нападение оборотней на караван, движущийся в Ниартон, так что люди были в своем праве. То, что Крил в этом не виноват, никто разбираться не стал, — грустно усмехнувшись, я с трудом подавила зевок.

Все-таки лечение давало о себе знать, что с неохотой мне пришлось признать. Не люблю пользоваться силой, и, вплоть до последних событий, мне как-то удавалось скрывать свою гильдию, не пользуясь способностями, а теперь… Нет, ну за что мне все это?! Почему не жилось, как всем нормальным людям, спокойно, без лишних переживаний, и уж тем более, без всяческих проблем с нечистью?

— Эль?

Открыв глаза (а я ведь даже и не заметила, как их закрыла!), я удивленно посмотрела на усиленно махавшего руками перед моим лицом, Малика.

— Что?

— Ты, совсем меня не слушала?! — выражение лица паренька было таким обиженным, что я не смогла сдержать улыбки. — Прекрати!

— Что прекратить?

— Ты издеваешься? — голос парня стал обреченным, а по взгляду я поняла, что он, похоже, смирился со всеми моими фокусами.

— И не думала даже, — я еле успела прикрыть отчаянно зевающий рот ладошкой. — Малик, ну что тебе от меня еще надо, а? Я спать хочу.

— Между прочим, спать хотят все, это не мы провели в отключке несколько дней подряд! — он упрямо поджал губы, вскинув подбородок, но, спустя мгновенье, виновато посмотрел на меня, поняв, что только что сказал.

— Если хочешь, можем поменяться местами, я не против, — фыркнув, я улеглась на лежанку, повернувшись к нему спиной и притянула к себе ребенка. Спасть хотелось ужасно, веки будто налились свинцом, и негромкое бормотание парня по поводу моего поведения, меня уже совершенно перестало волновать.

Однако, поспать мне не дали, разбудив самым бесцеремонным образом и, вместе с девочкой, взяв в плотное кольцо. Не понимая, что случилось, я лишь сильнее прижала к себе Ролану, наблюдая, как воины обнажают оружие, а перевоплотившийся уже Крил злобно рычит на ближайшие кусты.

— Что происходит?

— Тихо, — Силиэр бросил на меня тяжелый взгляд.

— Нет, а все-таки, что происходит? — я искренне не понимала, почему возникла такая паника. — Я не чувствую опасности!

— Чувствовать опасность могут лишь Воины, Эль, — Малик недовольно поморщился. — И, уж поверь, мы ее ощущаем.

Нахмурившись, я прислушалась к собственным ощущениям. Что бы там ни говорил парнишка, а на опасность у меня имелся свой собственный нюх, который даже наставника ставил в тупик. Закрыв глаза, я осмотрелась вокруг лишь на уровне чувств, заглядывая в каждый уголок леса и замечая всех его обитателей. Птицы, звери, духи… Все как обычно, ничего не нарушало спокойствия этого места. Если недалеко отсюда и было совершено нападение оборотней, то они уже ушли, не решившись подходить близко к территории Дарракши-Лан. И никакого намека на опасность.

Погладив малышку по волосам и шепнув, чтобы она ничего не боялась, я быстро выбралась из круга парней, не обращая внимания на их гневные окрики, и решительно подошла к месту, которое так невзлюбил оборотень. Кусты как кусты, ничего особенного в них нет, да и присутствия кого-то живого за ними я тоже не ощущала.

— Эль, не дури!

— Здесь никого нет, Гейр, — обернувшись, я сложила руки на груди, недовольно осматривая мужчину. — И я не понимаю, с чего все так переполошились, здесь пусто…

Внезапно замерев, я, наконец, поняла, в чем тут дело. И от этого мне стало действительно страшно, но не за себя, а за побледневших спутников, жестами пытающихся что-то мне показать. Что-то… Медленно обернувшись, я заставила себя успокоиться, уже заранее зная, что увижу: не касаясь земли, прямо в воздухе висела еле прозрачная дымка, все время, меняя форму и то, приближаясь, то, наоборот, удаляясь. И как же я могла быть такой дурой?! Ведь ясно же видела духов, но вот принять их за опасность… Тьма, кажется, пребывание на Грани действительно притупляет чувство страха, или же я просто привыкла к тому, что мне за это ничего не бывает, но, как оказалось, у мертвых имеется и свое мнение.

Чувствуя, что все тело охватывает нестерпимый холод, я медленно попятилась назад, но не смогла сделать больше двух шагов, как дымка тут же опутала меня, отрезая пути отступления.

— Эль!

Где-то позади истошно закричала Лана, но я не могла ее даже успокоить, с ужасом понимая, что тело попросту отказывается меня слушать.

— Чувствующая… — необычный звук, больше похожий на эхо, заставил меня перестать пытаться сопротивляться духу. — Забавная…

— Кто ты? — сделав над собой огромное усилие, мне все же удалось издать тихий шепот.

— Сильная, можешь сопротивляться… Это хорошо… Кто я? Я здесь хозяин, а вы непрошенные гости… Я не люблю гостей…

— Проклятое место…

Тьма, это же надо было так влипнуть?! Проклятым местом могло оказаться все что угодно, от мест сражений, до простого захоронения. Такие участки обязательно охранял дух — стражник, призванный специально, или же просто оставшийся в этом мире, не решившись уйти за Грань. Такие духи питались жизнями путников, которым, как и нам, не посчастливилось устроить привал на их территории.

— Умная…

— Наоборот, дура! Это же надо было не почувствовать такое? — сжав кулаки, я разозлилась на себя за беспечность, невольно чувствуя, что оцепенение постепенно исчезает. — Ты ведь не отпустишь? — я обреченно оглянулась вокруг, но не увидела ничего, кроме плотного тумана.

— Вы сами виноваты… Не цените жизнь… Ищите смерти… Я помогу…

— Это не правда и ты это прекрасно знаешь! Покажись, — я сложила руки на груди, все так же оглядываясь по сторонам. Дух медлил, и это давало шанс договориться.

— Зачем тебе это?

— Мне? — я сделал вид, что удивилась. — Мне показалось, что именно тебе нужна помощь, Бестелесный.

— Самоуверенная… Наглая… Не боишься?

— Чего? Ты мог убить меня намного раньше, но решил поговорить, а это значит, что тебе нужна помощь. К тому же, я до сих пор не ощущаю опасности, дух. Ты с самого начала не хотел причинять нам зла.

— Умная…

— Ты это уже говорил, — поняв, что попала в самую точку, я незаметно перевела дыхание. Все-таки мне действительно было страшно, я боялась ошибиться и проиграть, боялась, что чувства меня подведут. — Покажись, и я попробую тебе помочь.

— Мне не нужна помощь…

— Но ты же сказал…

— Это ты сказала, Чувствующая… — на миг меня обжег холод, будто дух злился. — Мне не нужна помощь… Просто уходите…

Устало проведя ладонями по лицу, я покачала головой, совершенно не понимая происходящего.

— Почему?

— Ребенок… Забирай ее и уходи… Двоим не место на одной земле…

— Двоим? Что ты имеешь в виду?

— Проклятие… Двоим не место… Уходи… Уведи ее…

В тот же миг туман испарился, оставив меня стоять, уставившись взглядом в одну точку. Лана проклята… Знал дух это или нет, но он невольно помог, точно определив причину бедствия Дарракши-Лан.

— Эль!

С трудом сфокусировав взгляд, я посмотрела на окружающих. Нда, лучше бы меня убил призрак, так хотя бы было менее болезненно.

— Ты хоть понимаешь, что делаешь?! Ты вообще думать умеешь? — крепко сжав кулаки, на меня грозно надвигался Гейр.

— Хм… — переводя взгляд с одного мужчины на другого, я поняла, что нигде не найду поддержки: Сил казался взбешенным, Крил то и дело ругался, а Малик вообще отвернулся, видимо, не желая наговорить лишнего. — Я…

— Значит так, девочка, — подойдя ко мне вплотную, Гейр встряхнул меня с такой силой, что я чуть было, не прикусила язык. — С этого момента ты больше никуда не лезешь, всегда находишься рядом со мной или Крилом и не споришь ни с кем из нас, понятно?

— Но…

— Я сказал, не споришь! — он так рявкнул, что я невольно отступила, вспомнив свое детство и скандалы с Грейгором. Только я давно уже выросла, да и Воин не мой наставник.

— Не кричи на меня, Гейр, это и я умею, — устало вздохнув, я обошла мужчину, подходя к своим вещам, сваленным около лежанки. — Что бы ты ни думал, и как бы я ни выглядела, но я уже давно не ребенок и кое-что повидать в жизни тоже успела. Нам не угрожала опасность.

— Но…

— Мы набрели на проклятое место, Воин, и дух просто предупредил и попросил уйти.

— Попросил? Ты хоть понимаешь, что сейчас говоришь? — Силиэр пораженно на меня посмотрел. — Этого не может быть.

— Скажи спасибо своей племяннице, Сил, это ее заслуга, — отвязав от дерева свою лошадь, я крепко прикрепила у седла свой мешок и потянулась к Лане, помогая малышке, все время беспокойно оглядывающейся по сторонам, прижимаясь ко мне, забраться на Белку.

— Что это значит? — Пьющий Жизнь подозрительно прищурился.

— Лишь то, что нам необходимо как можно быстрее отсюда смываться, пока хозяин этого места столь благодушно настроен, — с этими словами я запрыгнула в седло, пустив кобылу мелкой трусцой, точно зная, что остальные последуют за мной.

Глава 6

Я с детства любила дождь, любила просто сидеть на камне, ощущая как прохладные капли снимают жар всего дня, слышать, как весело поет свою звонкую песню ручеек и наблюдать, как медленно стекают по стеклу длинные дорожки "слез неба", как называл их наставник… Я люблю дождь, но, ни тогда, когда скачешь по скользкой дороге, прижимая к себе насквозь промокшего ребенка.

После нашего стремительного побега с поляны, никто не проронил ни слова, да и мне было совершенно некогда разговаривать, все помыслы были направлены лишь на то, чтобы как можно скорее оказаться подальше от злополучного места. В голову невольно лезли мысли о проклятии Дарракши-Лан, но я немедленно их отгоняла, предпочитая подумать об этом потом, в спокойной обстановке. Бедняжка Лана совсем вымоталась из сил и теперь спала, не обращая внимания ни на бешеную скачку, ни на грозу все сильнее и сильнее разыгравшуюся на улице.

— Надо сбавить темп! — обернувшись, я с трудом смогла разглядеть за занавесом воды Силиэра, подъехавшего ближе и теперь усиленно делавшего мне знаки остановиться. — Мы уже около Арона.

— Нам необходимо как можно быстрее оказаться в городе, а ты хочешь остановиться? — от удивления я даже притормозила Белку.

— Открыто въехать в Арон нам никто не даст, — парень раздраженно вытер мокрое от дождя лицо. — Если ты забыла, везде идет охота на нечисть и не думаю, что там нам будут рады.

— И что ты предлагаешь?

— Ждать, — он пожал плечами, оглядываясь на подъехавших спутников. — В город можно попасть не только через главные ворота. Нас должны встретить.

— Что ж, в таком случае, предлагаю тебе попытаться найти здесь хоть одно сухое место, так как Лане необходимо хоть немного обсохнуть. — Усмехнувшись как можно язвительнее, я рукой указала на простирающийся во все стороны лес.

— Ты думаешь, я этого не понимаю, Чувствующая? — прищурившись, Сил бросил на меня испепеляющий взгляд. — Но лучше уж мы все промокнем, чем угодим в лапы охотников. Ждать осталось совсем немного, я уже связался с братом, так что очень скоро вы, леди, будете отогреваться в собственной комнате, не страшась немного подмочить свою…

— Прекратите! — спешившись, к нам подошел Гейр, встряхнув Пьющего Жизнь так, что тот невольно отступил на шаг. — Мы все устали и замерзли, Сил, так что нечего срываться на Эль, она действительно старается помочь. И заметь, о себе малышка не сказала ни слова, так что лучше помолчи и помоги нам найти укрытие.

Сжав кулаки, Силиэр недобро посмотрел на Воина, заставив меня в который раз поежиться от той силы, что исходила от парня. Но он ничего не сделал, лишь резко выдохнул и, развернувшись, отправился прочь, чуть не сбив по пути Малика.

— Прости его, Эль, — взяв у меня Ролану, Гейр чуть отошел, давая мне возможность спешиться. — У нас всех был слишком тяжелый день, а парнишке досталось больше всех, не считая тебя, конечно. Ты ведь даже не представляешь, как ему тяжело наблюдать за тобой и девочкой.

— Тяжело? — взяв Белку по уздцы, я направилась вслед за мужчиной.

— Конечно, — он внимательно взглянул на меня. — Дарракши-Лан привыкли никому не доверять, не впутывать в свои проблемы и уж тем более, не вверять жизни, а тут появляешься ты. Эль, то, что ты делаешь для девочки невероятно, и тем более, в такое время, когда все сильнее разгорается война между людьми и нечистью. Поэтому я и не удивляюсь, что Силиэр переживает. Он не понимает, можно ли тебе доверять или же эта очередная ловушка людей, в которую ему не повезло попасть. Он еще молод, очень молод, поэтому ему и трудно без поддержки.

— Это его личные проблемы, — подойдя к очерченному кругу, обложенному ветками, я аккуратно переступила огорождение, с наслаждением ощущая, как дождь остается снаружи. — Купол? Но это, же безумно энергоемко!

— Ничего, как-нибудь переживу, — раздавшееся за спиной тихое бормотание заставило меня мгновенно обернуться, удивленно посмотрев на Дарракши-Лан, упорно отводящего взгляд в сторону. — Я погорячился, извини.

— Ничего, считай, уже забыли, — примиряющее улыбнувшись, я небрежно пожала плечами, показывая, что не собираюсь продолжать разговор. — Малик, не мог бы ты принести мои сумки? Я пока займусь девочкой, не хватало еще, чтобы она простыла.

— Дарракши-Лан не болеют, — Силиэр аккуратно забрал спящую племянницу у Воина. — Простуда, это напасть людей, нечисть ею не страдает.

— Да неужели? — благодарно посмотрев на мигом возвратившегося с вещами парня, я тут же начала копаться в сумках. — Не хочу тебя разочаровывать, но в ее состоянии, Лана намного слабее любого человеческого ребенка, а, значит, простуда — это самое малое, что может ей грозить в случае переохлаждения. Тьма, да где же он?! Вот так вечно, засунешь куда-нибудь, а потом ищи. Может здесь? Хм… — в поисках нужной бутылочки с целебным отваром, сопровождающим меня во всех путешествий, мне пришлось перерыть все имеющееся у меня "добро", спокойно умещавшееся всего в одной сумке. Правда сумочка эта была с секретом, она могла вместить в себе все что угодно, уменьшая при этом вес находящихся в ней вещей в десятки раз, так что теперь рядом со мной возвышалась значительная горка скопленных за годы странствий пожитков.

— Ммм… Эль?

— Да? — оторвавшись от своего занятия, я нетерпеливо посмотрела на Крила, с удивлением разглядывавшего что-то сине-зеленое и жутко вонючее, возвышающееся на груде рубашек, корсетов, юбок, брюк, книг, склянок, порошков и всего того, без чего я просто не могла обходиться.

— А это что? — оборотень аккуратно ткнул пальцем в заинтересовавший его шарик. По лесу тут же поплыл непередаваемый "аромат". — Фу…

— Осторожней! — откопав из-под завала небольшую тряпочку, я осторожно, стараясь не сделать еще хуже, завернула в нее очень ценный в приготовлениях отваров и зелий "Жабий пузырь". Ну не виновата же я в том, что он так пахнет?! — Между прочим, это "фу", как ты выразился, на черном рынке стоит баснословных денег, а уж в обычных торговых рядах его вообще не сыскать.

— И для чего ЭТО используют? — стараясь держаться подальше, Крил выразительно посматривал на мои ладони, в которых все еще лежал пузырь. — Надеюсь, не для лечения простуды? А то мне уже жалко бедную девочку.

— Нет, конечно, — фыркнув, я отвернулась от веселившегося мужчины, убирая сверток обратно. — "Жабий пузырь" используется для противоядий, ну, или для ядов, это смотря в каких пропорциях соединять вещества.

— И кого тебе пришлось убить ради столь ценного продукта?

— Никого, это подарок.

— Ничего себе подарок! — присвистнув, оборотень резко поддался вперед, заставив меня чуть отодвинуться. — Сколько ты говоришь, он стоит на черном рынке? Может, и меня познакомишь со столь щедрым дарителем?

— Ты не в его вкусе, и вообще, не топчи мои вещи, они мне ценны как память. Нашла! — вытащив из-под ноги Крила нужную скляночку, я, наконец, повернулась к подозрительно отводящим глаза спутникам. — Вы чего?

— Скажи, Эль, а ты всегда так что-нибудь ищешь? — судя по безудержному кашлю Малика, не только Лане требовался отвар.

— А что? Кого-то что-то не устраивает? — кашель стал еще сильнее, переходя в надрывные всхлипы, заставив меня утвердиться в предположении, что кое-кто бессовестным образом надо мной смеется. Ну, ничего… Кашель у него, значит… — Малик, милый, тебе плохо?

— Не. ет

— А мне почему-то кажется, что да. Подожди секундочку… — вернувшись к сваленным в кучу вещам, я откопала еще одну баночку с чудесной жидкостью. — Вот.

— Что это? — смех парня тут же прошел, когда он увидел, как уверенно я иду к нему, а в глазах появилась тревога. Бедняга, он до сих пор думал, что сможет отвертеться.

— Это? Да ничего особенного, просто микстура от кашля, — я улыбнулась.

— Хм… Спасибо, Эль, но мне уже намного лучше, — парнишка затравленно оглянулся на товарищей, но тем было любопытно узнать, чем же закончится этот спектакль, так что вступаться за своего младшего никто не спешил. — Нет, честно, намного лучше.

— А выпить отвар все же придется, не могу же я допустить, чтобы ты заболел! — незаметно подмигнув ухмыляющемуся Гейру, я трагически заохала над хмурым лучником. — Обязательно выпей, причем залпом.

— А почему залпом то? — видимо смирившись с тем, что от меня не отделаешься и за глупость надо платить, Малик обреченно взял из моих рук склянку и осторожно понюхал содержимое. — Уф, из чего это сделано?! Воняет как из уборной!

— А я тебе его не нюхать предлагаю, а пить, поэтому и говорю, чтобы залпом, можешь даже нос закрыть, раз не нравится.

— Эль, а может не надо? — парень с такой жалостью посмотрел на меня, что невольно захотелось простить бедолагу, но…

— Надо, Малик, не хочешь же ты вечно с этим кашлем ходить, того и гляди оружие в руках держать не сможешь.

— Ладно, — крепко зажмурившись, он залпом осушил склянку, тут же втянув в себя свежий воздух. — Гадость знатная!

— Гадость не гадость, а средство чудодейственное, скоро сам почувствуешь, — довольно улыбнувшись, я повернулась к Силиэру, заботливо уложившему Лану на сооруженную лежанку и теперь подозрительно поглядывающему на второй пузырек у меня в руках. — Теперь очередь малышки.

— Что там? — парень напряженно замер.

— Не волнуйся, ничего опасного, просто травы. Они помогут ей немного окрепнуть, — подойдя к ним, я уселась прямо на землю, ласково погладив девочку по волосам. — Лана сейчас слаба, так что этот настой поможет ей не заболеть. Уверяю, он безопасен, я ни за что бы не причинила ей вреда.

— Но…

— Сил, я пообещала помочь и я помогаю, так что перестань искать в каждом моем действии подвох. Да, у меня немного напряженные отношения с нечистью, с некоторыми из ваших представителей даже есть личные счеты, но сейчас это не имеет никакого отношения к тому, что тут происходит и к тому, что происходит на вашей земле. Давай договоримся хоть немного доверять друг другу.

— Я вовсе не имел в виду, что не доверяю тебе, Чувствующая, — тяжело вздохнув, парень устало потер покрасневшие глаза. Что-то тут было не так, весь его вид мне очень не нравился, он был слишком уж вялым. Может, сказывались напряжение и усталость, да к тому же и потеря сил от поддержания купола, укрывающего нас от дождя, но что-то все равно не давало мне покоя. — Просто я не привык, чтобы…

— Я все понимаю, Сил, можешь не продолжать, — перебив Силиэра, я аккуратно приложила ладонь к его лбу. Тьма, так и есть, жар! — Скажи мне, Сил, как давно у тебя болит голова?

— Что? — парень обескуражено посмотрел на мою руку, все еще прикасающуюся к его коже.

— Как давно ты стал плохо себя чувствовать?

— Около часа назад, а что такое?

— Ничего особенно для людей, а вот с тобой могут возникнуть проблемы. У тебя жар, Сил. — Тяжело вздохнув, я поднялась на ноги, оставив лекарство рядом с девочкой. — Гейр, необходима еще одна лежанка и костер, нам нужно тепло. И еще нужно перекинуть на кого-нибудь купол, Силиэр больше не в силах его поддерживать.

— Не надо ничего перекидывать, я мо…гу… — съежившись под моим взглядом, Дарракши-Лан послушно замолчал. Вид у него и впрямь был неважный: на обычно бледных щеках горел румянец, глаза покраснели и слезились, на лбу блестели капельки пота, да и то, что он так легко замолчал, не рискуя со мной спорить, говорило о том, что ему повезло стать первым Пьющим Жизнь в истории своего рода, который умудрился простудиться.

— Конечно, можешь, я не спорю, но сначала лучше проспись, — сделав все так, как я сказала, Воин помог Силиэру устроиться на ночлег. — Почему он заболел, Эль? Сил говорил правду, я тоже никогда не слышал, чтобы кому-нибудь из Дарракши-Лан были страшны людские болезни.

— Отойди, — подойдя к больному, который слабел с каждой секундой. Я укрыла его несколькими плащами: моим, его собственным и плащом Гейра, любезно предложенным воином. — Линию силы купола перекинули?

— Да, не волнуйся, я смогу поддерживать его несколько дней кряду, — Крил обеспокоенно посмотрел на мгновенно забывшегося беспокойным сном парня. — Что происходит?

— Сама ничего не понимаю, — я покачала головой. — Похоже, Дарракши-Лан ошиблись и то, что происходит с детьми, все же коснулось и взрослых. Они стали более уязвимее, более человекоподобнее, что ли… Не могу это выразить словами.

— А что с детьми? Ты ведь что-то узнала там, на поляне. — Гейр не спускал с меня внимательно взгляда, заставив нервно поежиться.

— Ты прав, узнала. На них наложено проклятие, именно поэтому дух нас отпустил, лишь велел убираться как можно быстрее.

— Значит, проклятие… — сев около костра, Гейр задумчиво посмотрел на огонь. — Но кому это нужно?

— Понятие не имею, — пожав плечами, я подошла к своим вещам, оставляя лишь то, что может пригодиться, а остальное, убирая обратно в сумку. Отложив в сторону несколько трав и отваров, я направилась к девочке. Лана до сих пор не проснулась и не подавала признаков беспокойства ни при переноске ее с места на место, ни при громких разговорах. Это могло быть просто последствием усталости, но рисковать я не могла, поэтому, подойдя к малышке, я решительно подняла ее на руки.

— Лана, милая, просыпайся, — никакой реакции, лишь тяжелое дыхание, вырвавшееся с бледных губ. — Малыш, тебе надо кое-что выпить, а потом можешь снова заснуть… Лана…Ролана, ты должна очнуться, есть еще кое-кто, кому нужна моя помощь, твой упрямый дядя Силиэр заболел.

— Сил… — имя парня, слетевшее с губ девочки, пролилось, словно бальзам на старые раны. Медленно приоткрыв потускневшие от боли глазки, она внимательно посмотрела на меня. — Что…с Силом?

— Не волнуйся, он просто простудился, вот увидишь, завтра Силиэр уже будет таскать тебя на руках и ругаться за то, что мы уложили его в постель, — улыбнувшись, я поднесла к ее рту отвар. — Выпей, милая, станет легче.

— Он горький? — мгновенный страх, промелькнувший в невероятно красивых глазах василькового цвета, заставил меня невольно усмехнуться: какой бы расы ни был ребенок, а страхи к лекарствам везде остаются одинаковыми.

— Вовсе нет, попробуй.

После того, как последние капли были выпиты, и девочка заснула, я решила всерьез заняться ее дядей. Честно говоря, как лечить такого рода нечисть я понятия не имела, а силу тратить не хотела, уж слишком часто в последнее время мне приходилось к ней прибегать, а обычную простуду можно вылечить и простыми травами.

— Крил, помоги мне влить в него отвар.

Промучившись, некоторое время с Силиэром мы, наконец, напоили его лекарством, услышав при этом много язвительных комментариев со стороны Гейра.

— Послушай, Воин, еще одно слово, и ты отправишься вслед за Маликом! — усевшись около костра, я устало вздохнула, размышляя над тем, кого можно заставить идти под дождь и ставить котелок для сбора воды.

— А где, кстати, он? — удивленно обернувшись по сторонам и не найдя младшего спутника, мужчина вопросительно уставился на меня, ожидая ответа. — Эль?

— Что? — подняв на него самый невинный взгляд, который только получилось смастерить, я непонимающе пожала плечами. — Что-то случилось?

— Что ты дала этому несчастному?

— Почему сразу я виновата? Может он охладиться решил…

— Эль!

— Да ничего с твоим Маликом не случится, посидит немножко под кустиками, освежится, поймет над кем можно смеяться, а над кем нельзя и приползет, — решив, что добровольцев искать не стоит, того и гляди, прибьют, я решительно взяла в руки котел.

— Как понять, приползет? Тьма, чем ты его напоила, Чувствующая?! — мгновенно оказавшись рядом, Гейр резко схватил меня за плечи, разворачивая к себе и заставляя смотреть прямо в глаза.

— Ничем опасным, простым настоем на лепестках выцвеня.

— Выцвеня?! — Крил медленно опустился на корточки, согнувшись в приступе беззвучного смеха.

— Выцве…что? — проводив удивленным взглядом друга, Гейр медленно отступил назад, давая мне возможность двигаться. — Это что еще за гадость?

— И вовсе это не гадость, а лучшее слабительное, которое только можно придумать! — победно улыбнувшись, подмигнув утирающему слезы оборотню, я вновь направилась к границе купола. Но то, что предстало перед моими глазами, заставило уже меня, бросив котел, опуститься на землю: на место стоянки медленно вошел, чуть покачиваясь и держась за живот, предмет всеобщей истерики, к которой успешно присоединился и Воин.

— Гады… Чего смеетесь то? — остановившись, парнишка обвел нас, все время хихикающих и отводящих глаза, хмурым взглядом. — Вас бы так…

— Хих…хм…кхе… А что случилось? — отсмеявшись и сделав серьезный вид, Крил сочувствующе посмотрел на Малика.

— Да съел, видимо, что-то не то, — он состроил такое жалостливое выражение лица, что даже мне на секунду стало стыдно, но лишь на секунду. — Или выпил… — наблюдая, как нахмурился парень, я невольно начала вести отчет, до того момента, как он поймет, кому обязан лазанию по мокрому лесу. — Выпил… Ты!!! — на меня обвиняющее уставили грязный палец. — Да я ж тебя… Да ты у меня… Убью!

— Все, мальчики, кажется мне пора, — схватив котелок и отпрыгнув в сторону от скрючившегося, но все же пытающегося достать меня, парня, я бодро устремилась под дождь.

— Эль! — остановившись возле самой границы купола, я удивленно посмотрела на зовущего оборотня. — Недалеко отсюда есть озерцо, вода там, вроде, чистая.

— Куда идти?

— Чуть влево и вниз по тропинке.

— Отлично, скоро буду, — сделав глубокий вздох, я решительно вышла под ливень. Ой, холодно-то как!

Тропинка…Тропинка…Это слово я повторяла уже примерно час, пытаясь отыскать хоть что-то похожее на озеро. Нет, луж вокруг было предостаточно, но не думаю, что вода в них оказалась бы пригодной для питья. В голове созрел коварный и жутко жестокий план по убиению вредных оборотней, а ноги все упрямо несли вперед.

— Тьма!

Вытерев кровь с поцарапанной щеки, я начала внимательнее вглядываться в темноту леса, стараясь ступать как можно аккуратнее. Вы знаете про закон подлости? Кажется, он меня преследует…

— Да я ж… Куда… И вот так… А уж… Уф! — кое-как выползая на берег, я вновь с ненавистью подумала о Криле. Судя по всему, озеро я нашла и даже успела в нем искупаться, и теперь, вся мокрая, исцарапанная, грязная и злая, сидела по пояс в воде. — Ну, Крил, я тебе устрою, озерцо, я тебе покажу, тропинку… Ты у меня месяц сидеть не сможешь, ни то, что Малик! Я тебе…

— Тихо, — меня полностью сковало заклятие, не давая даже шанса вырваться. — Ты же не хочешь, чтобы твои спутники узнали о нашем присутствии.

Тихий мужской голос, раздавшийся прямо у меня за спиной, заставил невольно напрячься. Низкий, бархатистый, он одновременно был безумно холодным и властным, он завораживал и заставлял дрожать от ужаса.

— Что будем с ней делать? — этот голос мне не понравился, слишком резкий.

— Ничего, оставим здесь, к утру заклятие спадет.

— А может…

— Нет! — от того, каким тоном это было сказано, даже у меня по коже побежали мурашки. — Мы не убийцы, Шин, не забывай об этом.

— Как скажете, ваше высочество.

Прислушиваясь к разговору, я мысленно присвистнула. Это надо же, сам "высочество" решил меня оставить здесь, на съедение, если не нечисти, но волкам уж точно. Кажется это должно мне льстить, однако, почему-то ничего подобного я не испытывала, лишь злилась на все вокруг.

Внезапное тепло в груди заставило меня напрячься и изо всех сил стараться успокоиться. Нельзя, это неправильно, я не должна выпускать силу. Но жар становился все сильнее, заставляя меня до боли прикусить губу. Прикусить? Прислушавшись к ощущениям, я вдруг поняла, что заклятие спало, и я снова могу двигаться.

— Недалеко отсюда расположена небольшая поляна, на ней… Что? Но это невозможно… — на меня уставились сразу семь вооруженных до зубов воинов, которым судя по всему, еще не доводилось видеть прыгающих и ругающихся пленниц. Ну не виновата я, что все тело затекло! — Ты…

Медленно отступая прямо в воду, я настороженно следила за приближающимся мужчиной, судя по голосу, являющимся командиром и "его высочеством" в этой шайке.

— Кто ты?

— Кажется, это мне следует спросить у вас, — вода была мне уже по пояс. — Что вам здесь надо?

— От тебя — ничего, просто тебе, малышка, не посчастливилось быть именно здесь и именно в это время, — голос мужчины завораживал и я, может быть, даже остановилась бы, если бы ни голова, готовая взорваться на части от боли. Все чувства кричали о том, что на меня пытаются воздействовать с помощью силы, инстинкты орали бежать, а тело приказывало погрузиться в воду, спасаясь от нахлынувшей боли. — Не сопротивляйся…

— Не подходи! — собрав мысли в кучу, я решительно остановилась, призывая силу. — Не знаю, кто ты и что тебе здесь нужно, но советую как можно скорее убираться отсюда.

— Смелая девочка, забавно будет видеть твое поражение, — усмехнувшись, незнакомец одним плавным движением оказался стоящим вплотную ко мне. — И что теперь ты собираешься делать?

— Не волнуйся, ты узнаешь об этом одним из первых, — грустно усмехнувшись, я посмотрела ему прямо в глаза, с удивлением понимая, что уже расцветает и в лесу стало намного светлее. Настолько, что теперь я совершенно отчетливо могла видеть того, на кого смотрела, вернее его глаза…ярко-синие со зрачками в форме звезд…Дарракши-Лан…

— Дан, кончай с ней возиться! — обернувшись на голос, я заметила, как нетерпеливо передернул плечами один из Пьющих Жизнь, подавая знаки двигаться дальше.

Дан… В голове не переставая крутилось это имя, призывая вспомнить, но сила, ждущая освобождения, все время отвлекала, не давала сосредоточиться. Дан… Кажется, Лана как-то упоминала одного Дана как своего дядю и тогда… Спутники называли его "высочеством", а дядя малышки младший брат правителя! Тьма!!!

— Уходи! — резко дернувшись в сторону, я попыталась отстраниться от мужчины. — Это опасно, уходи!

— Что? — судя по обескураженному выражению лица, тот явно ничего не понимал в происходящем.

— Уходи! — боль от бьющейся в груди силы стала нестерпимой. — Забирай людей и беги на поляну…

— Послушай, малышка…

— Тьма, ты что, самоубийца?! — ноги подкосились, отказывая держать, и я опустилась в воду, возле нахмурившегося Дантариэля нэй Аррткура, наследного принца Дарракши-Лан. — Я не смогу долго сдерживаться… Уходите…

Кажется, он что-то понял, по тому, как резко развернувшись, мгновенно оказался на суше, уводя небольшой отряд вглубь леса. Больше я ничего не смогла разглядеть сквозь туман боли, застилавший глаза. Даже раздавшиеся внезапно голоса не смогли вытащить меня из того состояния, в котором я сейчас находилась. Кажется, кто-то звал Лану… Но скорее всего, мне это просто показалось, здесь неоткуда было взяться этой малышке. Кажется кто-то звал меня… Но сейчас слишком больно было даже думать об этом. Кажется, меня кто-то обнял… Но вырвавшейся на свободу смертоносной силе уже ничто не могло помешать. Кажется, я закричала…

Глава 7

Качает… Сильно… Медленно открыв глаза, я некоторое время просто сидела, с удивлением оглядываясь вокруг. Не знаю, как я здесь оказалась, но то место, где я сейчас находилась, определенно было не лесом: небольшая комнатка всего в несколько шагов в ширину, полностью оббитая деревом, возле крохотного окошечка находился стол, стул и узкая кровать, на которой я сейчас и находилась. Вот и все, ничего другого сюда попросту бы не уместилось.

Откинув одеяло, я попыталась встать, однако тут же упала обратно, не удержавшись на ногах. Так, кажется, мои опасения оправдались, и кто-то перетащил меня на корабль. Узнать бы только кто именно, руки оторву и скажу, что так и было! Ненавижу воду! Нет, гулять под дождем или искупаться в летний зной мне очень даже нравится, но вот переплывать огромные расстояния на не внушающем доверия корыте, по ошибке названном "кораблем"… Ну уж нет, на такие жертвы я явно была не готова.

После третьей попытки, мне все же удалось встать и даже дойти до двери, если конечно можно назвать самостоятельным хождением, медленное передвигание "по стеночке". Настроение было, самое что ни на есть паршивое, но меня упорно вела вперед мысль о смерти несчастного, обрекшего меня на такую пытку, в которой я лично приму самое непосредственное участие. Однако кое-что все же заставило меня остановиться — зеркало, накрепко прибитое около двери. Нда… Я, конечно, всегда знала лишь правду о собственной внешности, но то нечто, что смотрело на меня сейчас, попросту не могло быть мной! Бледная, с темными кругами под горящими от гнева зеленущими глазами, волосы больше напоминают разноцветный веник, который кто-то по ошибке напялил на голову… Одним словом — жуть!

Оторвать мое внимание от разглядывания собственной персоны смог лишь желудок, недвусмысленно давший понять, что ему все же необходимо кушать, даже если его хозяйка частенько об этом забывает. Задумавшись над тем, где отыскать хотя бы признаки столовой, я решительно открыла дверь, выходя наружу. Судя по всему, плыли мы уже довольно давно, по крайней мере, сейчас было уже далеко за полдень. Мимо меня туда-сюда сновали бывалые матросы, которых, видимо, ни сколько не смущал тот факт, что по палубе разгуливает незнакомая пигалица в одной ночной рубашке, которой, кстати, у меня раньше и в помине не было, так что это был еще один вопрос, который я обязательно задам тому самоубийце, благодаря которому здесь оказалась.

Решив, что простой прогулкой я так ничего и не добьюсь, я начала действовать решительно, и, схватив за руку проходящего рядом матроса, постаралась улыбнуться как можно ласковее.

— Простите, — юноша побледнел. Хм, кажется, я слегка перестаралась. — Милейший, не подскажите ли где здесь находится столовая? Ну, или что тут у вас вместо нее…

— Сирена!!! Морская сирена! — парнишка попятился, вознося молитву всем известным ему богам и тыкая в меня пальцем с обгрызанным ногтем. На шум потихоньку стали оборачиваться люди.

— Эй, успокойся… Подожди… Да замолчи ты!

Упс, кажется с нервами у него тоже не все в порядке, ровно, как и с головой. Закатив глаза, матрос рухнул на палубу, оставив меня стоять рядом, ошарашено косясь по сторонам.

— Ну и фиг с тобой, сама разберусь.

Когда спустя час я, наконец, вошла в огромную каюту, в которой, по всей вероятности, и обедали на этом корабле, то мысли о еде были у меня на самом последнем месте.

— Эль, ты очнулась! — радостно смеясь, ко мне вприпрыжку подбежала Лана, выглядевшая до неприличия бодрой и здоровой. — Я так рада! Правда, на море здорово? А ты уже видела чаек? А водичку? А… Ой, Эль, а что у тебя с лицом? Тебе плохо? Эль!

Резко развернувшись, успев на последок бросить убийственный взгляд на посмеивающегося Силиэра, с довольным видом уплетавшего свой ужин, я молниеносно выбежала из комнаты, чтобы уже в который раз за все это время склониться за бортом. Ненавижу плавать…

— Не знал, что у Чувствующих может быть морская болезнь, как мне казалось, вы должны полностью контролировать все свои слабости, связанные со здоровьем, — раздавшийся за спиной знакомый мужской голос, заставил меня невольно заскрежетать зубами.

— Судя по всему, вы вообще мало что знаете, Дантариэль нэй Аррткур, — поморщившись, я медленно развернулась к мужчине, давая ему возможность воочию увидеть все прелести морской болезни у Чувствующих.

Нда, лучше бы я этого не делала… Первая мысль, пришедшая мне в голову, при виде него, была о том, что более красивых мужчин я еще не встречала: молодой, однако, естественно, намного старше меня, высокий, широкоплечий, с черными как вороное крыло волосами до плеч, бледной кожей, которой могли похвастать все представители Дарракши-Лан и пронзительными синими глазами с необычными зрачками. Он не был похож на своего брата. На мой взгляд, Силиэр больше походил на принца крови, нежели он. Тот, кто сейчас находился передо мной, был воином, закаленным в боях, не знающий поражения и не признающий слова "нет". В каждом его жесте чувствовалась такая сила, что мне на мгновение стало не по себе.

— Как приятно, когда тебя узнают, — он вежливо улыбнулся, однако эта улыбка не коснулась глаз, пристально следящих за каждым моим движением.

— Не сомневаюсь, — скрестив руки на груди, я, как на это надеялась, с вызовом посмотрела на Дана. — А еще приятнее, когда к тебе не подкрадываются со спины в попытке начать разговор. Ах, да, это же ваша любимая привычка, впрочем, как и ночные прогулки по лесу, — наблюдая, как морщится мужчина, вспоминая нашу первую встречу, я мысленно улыбнулась, радуясь, что смогла досадить ему. Не знаю почему, но меня страшно раздражал этот тип.

— Кажется, нам необходимо объясниться, а это лучше сделать в спокойной обстановке, — обернувшись, он указал на просторную каюту, возле дверей которой нас уже с нетерпением поджидал Малик.

Оценив расстояние между нами и дверью, я невольно всеми силами вцепилась в поручни. Я этого не вынесу…

— Кажется, вам необходимо извиниться, а это можно сделать и тут, — во взгляде мужчины мелькнуло удивление, заставив меня задуматься о том, отказывали ли ему вообще когда-нибудь, но потом он увидел мои судорожно вцепившиеся в борт руки и…

Понимание, прочитавшееся во взгляде Дарракши-Лан, заставило уже меня скривиться, как после съеденного лимона. Миг, и я оказалась у него на руках, крепко зажмурив глаза и вцепившись в мужчину всеми конечностями.

— Отпусти!

— Ты действительно этого хочешь? — он мгновенно остановился.

— Ты еще спрашиваешь?! Я… — чуть приоткрыв глаза, я тут же их зажмурила, чувствуя, как неприятно приближается к горлу новая порция непередаваемых ощущений при виде окружающей нас воды, качающегося судна и расстояния от меня до пола. — Нет, не хочу…

Усмехнувшись, Дантариэль возобновил движение, и уже спустя пару мгновений, я с наслаждением почувствовала под собой удобное кресло.

— Эль, ты как?

Открыв глаза, я тут же наткнулась на обеспокоенный взгляд склонившегося надо мной Гейра.

— Жить буду, хотя, кажется, недолго, — судорожно сглотнув, я с надеждой посмотрела на стоявшего поблизости оборотня. — Крил, сделай хоть раз доброе дело, прибей меня, пожалуйста.

— Ради тебя, Чувствующая, все что угодно, — сделав вид, что собирается выполнять мою просьбу, он даже выпустил несколько коготочков, за что получил довольно-таки чувствительный подзатыльник от Гейра.

— Не дури! Эль, я, конечно, понимаю, что такой расход силы должен доставлять тебе определенные неудобства, но…

— У нее обычная морская болезнь, — перебив Воина, ко мне вновь подошел Дан, протягивая вперед бокал с непонятной жидкостью. — Выпей, должно полегчать.

— Что это? — взяв бокал, я с сомнением принюхалась к его содержимому.

Пахло просто отвратительно, что свидетельствовало о действенности отвара, да и, судя по тем травам, что я в нем узнала, вреда он никакого принести не мог. Решившись, наконец, я до дна осушила бокал, готовясь в очередной раз бежать к борту. Но, кажется, на этот раз, все обошлось. Прислушавшись к собственным ощущениям, я с радостью поняла, что чувствую себя намного лучше и даже готова начать вести мирные переговоры, тем более, меня очень интересует, как мы все здесь оказались.

— Ну? — на меня ожидающе уставились все присутствующие, кроме, естественно, Дана, тот лишь стоял поодаль с усмешкой наблюдая за моей реакцией.

— Кажется, от меня вам избавиться, пока не удастся.

— Ну вот, опять придется ждать подходящего случая, — весело мне подмигнув, оборотень уселся в свободное кресло.

Кстати, об обстановке, каюта, где мы все находились, была на редкость просторной: большой стол, полностью уставленный яствами, стоящий посередине комнаты, по краям которого были прибиты множество стульев, коих я насчитала ровно двадцать, четыре удобных кресла, расположенных так, чтобы заняв их всех, можно было с легкостью видеть собеседника и несколько небольших окон, впускающих внутрь свежий морской воздух.

— Не слушай этого болтуна, он первый же бросился тебя искать, когда мы поняли, что что-то не так, — ловко увернувшись от зарычавшего после такого раскрытия Крила, Малик уселся на подлокотник моего кресла. — Мир?

— Так уж и быть, мир, — улыбнувшись, я протянула руки к Лане, все это время нерешительно стоящей чуть поодаль. — Так и будешь там стоять?

Дальше было много писка, визга и непонятных бормотаний повисшей на мне девочки, видимо, пытавшейся что-то рассказать. Не дал мне оглохнуть опять-таки Дантариэль, подошедший к племяннице и что-то тихо шепнувший ей на ушко, заставив Ролану тут же замолчать, виновато посмотрев на меня.

— Прошу прощения, я часто веду себя не подобающим образом.

Смотря на это чудо этикета с опущенным взором и маленькими ручками, робко теребящими край юбки, я невольно поджала губы, чтобы не высказать тому болвану, который превратил нормального ребенка в жеманную принцессу, все, что я о нем думаю.

— А разве я когда-нибудь была против этого? — улыбнувшись, я приподняла ее личико за подбородок, заглядывая в глазки. — А вот если, по совету своего абсолютно невоспитанного дяди ты будешь строить из себя непонятно кого, я действительно обижусь. — Ну наконец-то мне удалось пробить этот образ всеобщего послушания! Открыв от удивления ротик, Лана ошарашено переводила взгляд с меня на Дана, гневно сверкающего глазами.

— Не думаю, что проблемы воспитания двора правителя Дарракши-Лан должны вас волновать, Чувствующая!

Ну вот, снова на "вы". Посмотрев в темно-синие глаза мужчины, я еле сдержала улыбку: кажется, мне опять удалось его зацепить.

— Отнюдь, — я покачала головой. — Мне придется довольно долгое время провести с вашей расой, так что это естественно должно меня волновать.

— Вы можете отказаться хоть прямо сейчас.

— Ну уж нет, — гневно прищурившись, я сжала кулаки. — Если я кому-то даю слово, поверьте, я его выполняю до конца.

— Мы легко можем вам его вернуть, дорогая Чувствующая, — сложив руки на груди, Дан язвительно улыбнулся, чуть склоняя голову.

— Так, все, прекратите! — решительно вставший между нами Силиэр, возмущенно посмотрел на брата. — Ты, вроде, хотел объясниться, а вместо этого споришь по малейшим пустякам как ребенок. Дан, очнись, да что с тобой такое?

Ничего не говоря, Дантариэль резко развернулся и вышел из каюты, так хлопнув при этом дверью, что все невольно подскочили с мест.

— Извини его, Эль, просто Дан устал. Наверное…

— Да ничего, кажется, я уже привыкла, — потрепав нежные пепельные волосы Роланы, я внимательно посмотрела на Сила. — Что произошло? Я помню, как освободила силу, а что было дальше…

— Честно говоря, мы сами ничего толком не поняли, — усевшись на один из стульев, парень налил себе вина. — Тебя долго не было, Крил уже хотел пойти на поиски, как Ролана вдруг резко подскочила и бросилась прямо в лес. Мне к тому времени уже полегчало, я же говорил, что Дарракши-Лан не страдают людскими болезнями, поэтому побежал следом.

— И не он один, — встав рядом со столом, Малик задумчиво провел взглядом по еде, останавливая свой выбор на чем-то жареном и абалденно вкусно пахнущем.

— Да, не я один, — Силиэр усмехнулся. — Когда мы прибежали на озеро, то увидели, что вокруг него мечутся мои сородичи, во главе с братом, а тебя к себе прижимает Лана, впитывая в себя, как губка непонятное облако силы. Честно говоря, Эль, я еще ни разу такого не встречал, твоя сила не похожа ни на что ранее мной виденное.

— Так значит, это мне тебя надо благодарить, за то, что всех спасла? — повернувшись к малышке, я ласково ей улыбнулась.

— Ты не сердишься?

— За что?

— Я взяла силу без разрешения, — она виновато опустила глазки.

— Не сержусь, в этот раз ты поступила правильно, — обняв девочку, я вдруг наткнулась на внимательный взгляд стоящего в дверях Дантариэля. Странно, я даже не заметила, как он вошел. — Как ты себя сейчас чувствуешь? — отвернувшись от мужчины, я вновь обратила все свое внимание на принцессу.

— Хорошо и совсем не больно, — радостно засмеявшись, она слезла с моих колен, закружившись по каюте.

— Не больно? — где-то далеко в душе загорелась надежда, и я немедленно перехватила малышку за руку, притягивая к себе. — Постой-ка секундочку.

Закрыв глаза, я погрузилась в ощущения, начав прощупывать болезнь… Этого не может быть! Я ожидала увидеть кокон, тот самый кокон из плотной тьмы, что оттолкнул меня при первом нашем знакомстве, но никак не то небольшое пятнышко около маленького сердечка. Нет, проклятие никуда не ушло, оно всегда будет с малышкой, но тот недуг, что заставлял ее страдать, будто выгорел изнутри, испарился, как не бывало.

— Эль? — обеспокоенный голос Сила вывел меня из задумчивости.

— Она здорова.

— Что? — мгновенно оказавшись рядом, Дан опустился на колени возле меня с малышкой. — Повтори то, что ты сейчас сказала.

— Проклятие никуда не ушло, лишь затаилось, но Лана совершенно здорова! — я радостно улыбалась всем вокруг.

— О каком проклятии ты говоришь? — нахмурившись, Дантариэль с силой сжал мою ладонь, привлекая внимание.

— Что за проклятие? — Сил присоединился к брату и теперь на меня выжидающе смотрели две пары завораживающих глаз.

— Ты же не знаешь! Слушайте…

Под конец моего рассказа о встрече с духом и о собственных предположениях, Лана лежала у меня на руках, прижавшись всем телом и задумчиво теребя локон, Крил с Гейром, уже слышавшие об этом, сидели тихо, нахмурившись и думая каждый о своем, Малик сидел, запустив руки в длинные светлые волосы, Силиэр расхаживал по каюте, грозя протереть дырку в полу, а Дан все также находился у моих ног, уставившись невидящим взглядом в окно, и не выпуская моей ладони из руки. Это было даже приятно. Немедленно отогнав от себя предательские мысли, я попыталась высвободить руку, но куда уж там, проще было попросту отрубить ее, чем вытащить из железной хватки принца Дарракши-Лан. Видимо устав от моих попыток освободиться, Дан нехотя повернулся ко мне лицом, с удивлением уставившись на собственную ладонь. Руку тут же отпустили, вновь отвернувшись и отодвинувшись для надежности. Ну и ладно.

— Ты уверена, что проклятие все еще осталось? — остановившись, Сил внимательно посмотрел на меня.

— Уверена, — я тяжело вздохнула. — Болезнь каким-то образом прошла, но не проклятие.

— Но почему никто из нас об этом не знал? — встав с места, Дан подошел к окну, повернувшись спиной ко всем присутствующим.

— Все знать невозможно, — я лишь пожала плечами. — Но теперь о проклятии известно и, надеюсь, вы станете более осторожными.

— Осторожными? — обернувшись, Пьющий Жизнь удивленно посмотрел на меня, выжидающе приподняв бровь.

— Как я уже сказала, оно коснулось не только детей, но и взрослых и твой брат уже успел почувствовать это на собственной шкуре.

— Ты не говорил, — Дан холодно взглянул на Силиэра.

— Эль преувеличивает, я не думаю, что то недомогание было вызвано проклятием, — бросив на меня обвиняющий взгляд, Сил сложил руки на груди. — К тому же, это длилось не долго.

— У тебя был жар, Силиэр, уж мне ли не знать, что это такое! — у меня даже руки зачесали от желания чем-нибудь стукнуть этого упрямца. Нет, ну почему все мужчины такие?! — Подумай хорошенько, бывало ли раньше с тобой нечто подобное? Нет? Ну так прекрати упрямиться и согласись со мной.

— Ты нас просматривала? — от вопроса, тихо заданного Даном, я невольно поморщилась. И все-таки я дура, причем полная. Действительно, почему я сразу не просмотрела их ауру?!

— Нет…

— Хм, — одним небрежным хмыканьем, Дарракши-Лан выразил все свои мысли по этому поводу.

Заставив себя успокоиться и не обижаться на особо вредных представителей мужского пола, тем более что здесь я сама виновата, я закрыла глаза, мысленно касаясь необычной ауры Пьющих Жизнь. Я оказалась права, оба брата действительно были прокляты, судя по тьме, что притаилась около их сердец. Но еще больше меня поразила сама аура, она была живой, в прямом смысле этого слова. Если у человека она подразумевала собой легкое облако, окутывающее его с ног до головы, то у Дарракши-Лан это было что-то напоминающее жидкий кокон, постоянно меняющий форму и переливающийся всеми цветами радуги. Я и раньше замечала столь необычную окраску у Ланы, но у нее аура почему-то больше напоминала ауру человека.

— Ее сила еще не сформировалась.

— Что? — очнувшись от размышлений, я удивленно посмотрела на Дана.

— Ты думала вслух, — мужчина улыбнулся. — Наша аура зависит от силы, у Ланы сила еще не сформировалась. Так значит проклятие все же наложено на всех… — нахмурившись, он повернулся к брату. — В таком случае, Эль права и мы должны стать намного осторожнее, пока с этой историей не будет покончено.

— Ты думаешь…

— Я ничего пока не думаю, — резко перебив Сила, Дантариэль направился к двери. — Мне необходимо отлучиться на некоторое время, Сил, проследи, чтобы за то время, пока меня не будет рядом, Чувствующая не выходила из каюты в таком виде, — почувствовав на себе оценивающий взгляд, которым меня наградил Дан, я невольно начала поправлять ночную рубашку, чувствую как предательски краснеют щеки. Ну, Дан… — Нет, за свой экипаж я, естественно, уверен, а вот за поведение некоторых особ… — кувшин с водой разбился о вовремя закрывшуюся за мужчиной дверь, за которой отчетливо послышался довольный смешок.

Весело ему! Встав, пересадив Лану на свое освободившееся место, я прошла к столу, стараясь не обращать внимания на спутников, вежливо сцеживавших смешки в кулак.

— Сил?

— Да? — стараясь не улыбаться в тридцать два зуба, парень с участием посмотрел на меня. Убью…

— А твой брат всегда такой…

— Веселый?

— Серьезный?

— Может, забавный?

— Нет, скорее властный.

— Хм… — обведя хмурым взглядом вовсю веселившихся мужчин, выдвигающих самые разнообразные предположения о характере Дарракши-Лан, я, наконец, решила. — Мерзкий!

— Ха! — Силиэр все-таки не выдержал, растягивая улыбку на все лицо. — Ну это смотря с кем он общается. Чем-то ты ему, видимо, насолила.

— Ничего, скоро я ему, в таком случае, и поперчу немного.

— Даже не думай! — видимо что-то было в выражении моего лица такого, что Сил действительно испугался. Правда непонятно за кого: за брата, которому в ближайшем будущем я собиралась устроить "сладкую" жизнь, или же за меня. — Эль, не связывайся с Даном, уверяю, ничего хорошего из этого не получится.

— А я и не собираюсь с ним "связываться", как ты говоришь, — мило улыбнувшись, я принялась к поглощению пищи. Ммм, божественно! — А о он деа а ошеле?

— Что?! — На меня удивленно уставились несколько пар глаз. Прожевала.

— А что он делал на озере?

— Помнишь, я говорил про помощь, которая должна была скоро появиться? — Я кивнула, припоминая что-то похожее. — Так вот, Дан как раз и шел с тем отрядом.

— Так они должны были помочь нам? — кажется, у меня начиналась истерика. Отложив в сторону жареную курочку, я медленно сползла на пол, тихо посмеиваясь и вытирая выступившие слезы. — Помощники…

— Эль, ты что? — Сил ошарашено следил за каждым моим движением.

— Может последствие потери сил? — сев рядом со мной, Крил аккуратно дотронулся до моего плеча, заставив рассмеяться еще сильнее. — Эль, ты как?

И они еще спрашивают?!

— Нет, вы представляете, они шли на помощь… — заставив себя хоть немного успокоиться, я подняла заплаканное от смеха лицо на обеспокоенных спутников. — Да они чуть всех не переубивали!

— Ну не все так серьезно…

— Не серьезно? — резко перебив Силиэра, я внимательно посмотрела ему в глаза. — Поверь, если бы не Лана, вокруг меня на расстоянии в сотни метров вымерло бы все живое. Я знаю свои способности, Сил, и в этот раз я хотела именно убить. Не покалечить, а именно убить, так как не знала, что это был за отряд. По разговорам я поняла, что они идут на место нашего привала, и, судя по тому, что им не нужны были свидетели, я решила, что это обычная шайка разбойников. Правда обращение к Дану как к "его высочеству" меня немного сбило с толку, но тогда я попросту не могла рассуждать по-другому. Лишь в самом конце я поняла, кто стоит передо мной, и немного исправила конечную цель силы. Теперь она должна была не убивать, а защищать, может быть именно поэтому Лана и вылечилась. Но уверяю тебя, Сил, что если бы до этого момента Ролана не рассказала бы мне про еще одного брата своего отца, сил бы на их уничтожение я бы не пожалела.

— Ты думаешь, что смогла бы справиться с десятком взрослых Дарракши-Лан? — Силиэр скептически усмехнулся. — И это при том, что одна маленькая девочка смогла полностью вобрать в себя все твои силы?

Я задумалась. В чем-то он был прав, Лана действительно смогла всех остановить, но почему то я была просто уверена в том, что произошло бы что-то плохое, выпусти я силу на свободу.

— Так что же они даже подойти к нам, судя по вашим словам, не смогли?

— Хм… — кажется, теперь задумался Сил.

— А может вместо того, чтобы болтать, Эль, наконец, сможет спокойно поесть? — решительно поднявшись, Гейр усадил меня за стол, лично наполняя стоящую рядом со мной тарелку всевозможными блюдами. Мама, я же столько не съем!

Все мои робкие попытки напомнить о том, что желудок у меня вовсе не резиновый, остались незамеченными и, спустя пол часа, доев под пристальным вниманием Воина последние крошки, я впервые в жизни подумала, что еда — это вред. Да я ж теперь даже из-за стола не встану!

— Ну вот и отлично, хоть на человека станешь похожа, — довольно улыбнувшись, Гейр поднялся с места.

— А сейчас я на кого похожа?! — моему возмущению не было предела.

— На миленького, вредного, маленького человечка, — рассмеявшись, Крил толкнул в бок смутившегося Воина. А меня в это момент посетила одна мысль…

— Сил, а ты не знаешь, на этом корабле случайно нет твоего сородича, такого высокого, светловолосого, — медленно прокручивая в голове последние воспоминания, связанные с озером, я попыталась вспомнить имя того, кто мне был нужен. — Кажется, его звали Шин.

— Шин? — парень удивленно уставился на меня. — Зачем он тебе?

— Так он здесь или нет?

— Здесь.

— Отлично, — довольно потерев ладошки, я решительно направилась к выходу из каюты. — Малик, ты останешься с Ланой…

— Но…

— Ты же не хочешь, чтобы маленькая девочка где-нибудь потерялась? — перебив парнишку, я внимательно посмотрела на него, заставив нахмуриться.

— Нет, не хочу.

— Значит, немного посидишь с ней.

— Стой! Куда это ты собралась? — мгновенно оказавшись рядом, Силиэр перегородил мне дорогу к двери.

— Хочу навестить одного своего внезапного знакомого, — я мило улыбнулась.

— Но Дан…

— Дан сказал, чтобы в таком виде я не появлялась на палубе, так? — все молчали, ожидая продолжения. — Ну так я переоденусь.

С этими словами, я активизировала заклинание связи. Миг, и в руках у меня уже лежала моя любимая сумка.

— Что ты задумала? — Дарракши-Лан подозрительно прищурился и, не дождавшись ответа, тяжело вздохнул. — Что хоть этот бедняга тебе сделал? Учти, он лучший друг моего брата.

Лучший друг, значит… Ну, господин Шин, кажется вы скоро весьма пожалеете о собственной кровожадности.

— Я был не прав, — вздрогнув, я удивленно посмотрела на Сила, все это время внимательно разглядывающего мое лицо. — Кажется, мне следовало было опасаться за Дарракши-Лан, когда я соглашался взять эту бестию с собой.

А я что? Я ничего… С довольным хмыканьем, я начала копаться в сумке, в поисках вещей. Кажется, плавание все-таки пройдет весело.


8 глава


— Вы там скоро? — раздраженный шепот Малика заставил всех подпрыгнуть на месте.

— Тише ты! Скоро мы, скоро, осталось совсем чуть-чуть, — толкнув в бок Крила, чтобы не мешал, я сосредоточенно добавила последний ингредиент в зелье.

После того, как меня все-таки заставили объяснить, почему мне так не нравится этот самый Шин, поучаствовать в операции "Отмщение", как ее назвал Малик, захотелось абсолютно всем. Однако Гейр, как самый старший, решил остаться с Ланой, освободив лучника от этой участи. Отыскать каюту нужного нам Дарракши-Лан оказалось совсем не сложно, а вот придумать способ мести, намного сложнее. Слушая различные предложения своих спутников, я невольно задумалась, с кем же я путешествую. Мне даже на миг стало жалко того беднягу, в чьей комнате мы находились, так как с их фантазией он бы точно не дожил до следующего утра. В результате было решено добавить одно очень коварное в данной ситуации зелье в графин с вином, стоявший на столе. Коварность заключалась в том, что зелье это было любовное и действовало моментально, влюбляя выпившего его в первого встречного, что попадется ему на глаза. Действовало оно, правда, не долго, всего сутки, если ты человек, а на Дарракши-Лан, по моим подсчетам, должно было подействовать всего лишь часа на три-четыре.

Готовить зелье, естественно, ни в каком другом месте, кроме как каюты самого Шина никто не додумался, так что дела теперь у нас обстояли так: Малик следит за тем, чтобы сюда никто не вошел, я заканчиваю все приготовления, Сил стоит рядом с графином вина, а Крил активно мешает мне сосредоточиться, высматривая все ингредиенты.

— Ну как, налили?

— Да, все, — разбавив вино, я аккуратно его перемешала.

— А это точно подействует? — Бросив свой пост, Малик заинтересовано осмотрел графин и понюхал жидкость.

— Точнее не бывает, — Я отняла у него столь ценный продукт и поставила его на стол.

— Послушай, малышка, я до сих пор не понял, в чем заключается месть. — Сев на кровать, Крил сложил руки на груди. — Ну выпьет он это зелье, ну и что с того?

— А то, что зелью все равно в кого влюблять, а много ли ты знаешь женщин на борту, кроме меня? А если учесть то, что моя персона даже не собирается попадаться на глаза этому Шину? Ну так как? — Я довольно улыбнулась, наблюдая за тем, как округляются от понимания глаза оборотня.

— Знаешь что, Эль?

— Что?

— Если в следующий раз я тебя чем-то разозлю, лучше сразу убей, хорошо? — Он с совершенно серьезным видом посмотрел мне в глаза, вот только взгляд мужчины выдавал его с головой. Надо мной просто напросто смеялись!

— Ах ты…

— Тихо! — Мы все замерли, настороженно смотря на напряженного Сила. — Сюда кто-то идет. Быстрее прячемся!

— Но куда?! — Малик закрутился на месте, пытаясь найти место для укрытия.

— В шкаф! — Схватив его за шиворот, Сил подтолкнул парня к узкому шкафу.

— А нам? — Я обреченно посмотрела на Крила. Миг, и мы уже лежим под кроватью, тесно прижавшись, друг к другу, стараясь слиться с обстановкой. Фу, сколько здесь пыли! Такое чувство, будто здесь год не убирали, все ждали нашего появления.

Открылась дверь. Мы замерли.

— Ты, правда, думаешь, что все это имеет смысл? — В каюту вошли двое. Один из них, судя по голосу, Шин, уселся прямо над нами, второй же, расположился на небольшом кресле, стоящем около стола, напротив кровати.

— Я думаю, что стоит попытаться, — Все, нам конец… Вторым незнакомцем оказался никто иной как Дантариэль собственной персоной. Судя по тому, как заскрежетал зубами оборотень, он тоже понял, во что мы влипли.

— Неужели ты доверяешь этой пигалице?! — Так, кажется, разговор шел обо мне.

— Я мало кому доверяю, и ты это знаешь, Шин, — судя по голосу, Дан нахмурился. — И обычно для этого руководствуюсь фактами. Эль исцелила Лану и для меня этого достаточно, чтобы попросить ее помочь нам всем.

— Ты сошел с ума!

— Возможно, однако, нам нужна помощь, и ты не можешь это отрицать.

— В этом ты прав, — кровать под Шином заскрипела, мужчина устроился поудобнее. — Но сам посуди, что одна человеческая девушка может сделать против сотни Пьющих Жизнь? Дан, наши дети попросту поглотят всю ее жизненную силу до капли!

— Ты думаешь это так просто? — Дантариэль усмехнулся, а я напряглась, чувствуя, что сейчас узнаю о себе нечто такое, о чем мне не очень-то и хотелось знать.

— О чем ты?

— Неужели ты думаешь, что там на озере я не пытался к ней пробиться? — Что?! Я невольно сжала кулаки. — Нет, я, конечно же, не хотел ее убивать, просто лишить сил. Она бы заснула, а проснувшись, подумала, что так устала за день, что даже не дошла до места стоянки.

— И что? — судя по звукам, Шин заинтересованно поддался вперед.

— Ничего, абсолютно ничего. Вокруг Чувствующей словно невидимый кокон, не подпускающий к ней никого, ты сам видел насколько хватило моего обездвиживания.

— Но как?

— Не знаю, но Сил говорил, что она постоянно поддерживала Лану своей энергией, причем, заметь, не жизненной силой, а именно энергией.

— Честно говоря, Дан, после того, что я узнал, не знаю, чего больше хочу, чтобы она нам помогла, или же, чтобы держалась подальше. — В ответ Дантариэль лишь усмехнулся.

Так значит, он все же пытался проверить на мне свои силы. Я еле сдерживала бушующую внутри ярость. Ну, Дан…

— Эль! — еле слышный шепот Крила привел меня в себя. — Вино.

Осторожно выглянув из-под кровати, я чуть не выдала нас всех своим воплем: разлив напиток в два бокала, Шин один из них протянул ни о чем не подозревающему Дану. Тьма, такого не должно было случиться! Сзади меня активно подталкивал оборотень, делая знаки, чтобы я остановила все это безобразие. А я что? Мне еще жить хочется…Обреченно наблюдая за тем, как он подносит бокал ко рту, я тяжело вздохнула. Ой, мама, пыль! Ну почему у меня вечно так?! Зажав себе нос двумя руками, стараясь не чихать, я вновь выглянула наружу, успев заметить, как опустился бокал, в руке Дана. Блин…

Не в силах себя сдерживать, я громко чихнула, больно ударившись головой о дно кровати. Секунда, и я уже вишу в воздухе, выдернутая за шкирку, будто котенок, чьей-то сильной рукой.

— И что ты здесь делаешь? — тихий голос, прозвучавший возле самого уха, заставил меня еще сильнее зажмуриться. Дан… — Посмотри на меня. — Я упрямо покачала головой, все еще надеясь на спасение. — Эль! — меня встряхнули с такой силой, что я прикусила себе язык.

— Тьма! — зашипев, я что есть силы, пнула Дана, попытавшись вырваться. Теперь уже зашипел он, но руки так и не разжал.

— Ты что творишь?! — решившись, я медленно приоткрыла глаза, встретив взбешенный взгляд Дарракши-Лан.

— А вот нечего меня трясти! — Как там говорят, наглость второе счастье? Лучшая защита — это нападение? Будем надеяться, что так оно и есть…

— Я еще и не начинал, — Дан зловеще улыбнулся, а мне резко поплохело. — Скажи, радость моя, что ты делала под кроватью в чужой каюте? Разве я не запретил тебе выходить куда бы то ни было? — судя по тону, парень был в ярости, но больше всего меня насторожило не это, а обращение ко мне. "Радость моя"?!

— Э… А я где-то…ммм…сережку потеряла, вот пришла поискать, — я усиленно косила под дурочку. — Вы случайно не видели? Маленькая такая, с…

— Ты же не носишь сережек, — поставив меня на пол, Дан медленно коснулся моего уха, заставляя невольно замолчать. — Ну так что?

— Хм… — в горле внезапно пересохло, так что мне пришлось откашляться, перед тем, как снова посмотреть ему в глаза. — Вот после этого и не ношу.

— Не лги мне, Эль, — Дантариэль недовольно прищурился и внимательно заглянул в глаза, не убирая при этом руки с моей спины, прижимающей меня к нему. Кажется, я покойница… Все элементарно: Дан выпил зелье, я первая, кого он увидел после этого, и, как результат, на ближайшие несколько часов, он в меня влюбился. Я влипла…

— Дан, послушай… — я попыталась отстраниться.

— Забавно. Так это и есть та спасительница, что ты хотел привезти в столицу? — Резко обернувшись, я наткнулась на насмешливый взгляд необычных серых глаз. Удобно устроившись на кровати, Шин явно забавлялся. Я тут же перевела взгляд на бокал: полный, из него еще не было сделано ни глотка. Это конец…

— Скорее это наша напасть, — Дантариэль тяжело вздохнул. — Шин, позволь тебе представить леди Рианоэль, — я скривилась. Ненавижу, когда меня называют полным именем, и где только он его узнал?! — Эль, это мой давний друг, Шилинэр нэй Ларман, или же просто Шин.

— Счастлив наконец-то с вами познакомиться, леди Рианоэль, — поднявшись, Шин учтиво поклонился.

— Боюсь, что не могу ответить вам тем же, — Обернувшись к Дану, я снова попыталась разжать его руки. — Отпусти!

— И чем же я так не угодил вам, леди? — Шин удивленно округлил глаза.

— Тем… Дан, прекрати!… Что хотели… Тьма! — бросив бесполезные попытки освободиться из объятий тихонько посмеивающегося Дарракши-Лан, я повернулась к Шину. — Там на озере ты хотел меня убить и не думай, что я так легко это забуду, Пьющий Жизнь.

Руки, обнимающие меня, напряглись, а Шилинэр нахмурился.

— Я прошу прощения за тот случай, — парень недовольно поморщился. — Мы не знали кто ты такая и, естественно, хотели обезопасить своих сородичей.

— Не воспринимай все так близко к сердцу, лиарни, Шин просто хотел помочь мне. — От жаркого дыхания Дантариэля коснувшегося моей шее, по телу прошла волна дрожи. Да что это со мной?! А с ним? Лиарни… Это надо же, он назвал меня "милой" на языке Древних!

— Хм…

— Так я прощен? — удивленно переводя взгляд с друга на меня, Шин вопросительно изогнул бровь.

— Ладно, забыли, — я попыталась немного отодвинуться. — А теперь можно я пойду в свою каюту?

— Ну уж нет, — обреченно смотря как этот блондинчик достает еще один бокал, до верху наполняя его вином, я молча взмолилась ко всем богам одновременно. — Сначала я предлагаю выпить за знакомство и начало дружеских отношений, — после слова "дружеских", мне показалось, что в шкафу кто-то приглушенно заржал. Ну, спутнички… помогу я вам в следующий раз!

Незаметно показав шкафу кулак, я приняла бокал, радуясь, что меня хотя бы на миг выпустили из объятий, чтобы взять собственное вино. С каждой секундой я все больше жалела, что все это затеяла, а ведь зелье будет действовать еще несколько часов!

— Дан? — Я робко улыбнулась.

— Что, лиарни? — Мне улыбнулись в ответ, нежно убирая упавший на лицо локон.

— Ты не мог бы меня отпустить на несколько минут? Мы пьем за такой чудесный тост, а мне не видно одновременно тебя и Шина, — я изо всех сил старалась быть душкой.

— Если все дело в этом, радость моя, то конечно, — улыбаясь мне так, что не будь у меня в голове мысли только о скорейшем побеге из этой комнаты, я бы и сама была не против его объятий, Дарракши-Лан подвел меня к креслу, усаживая поудобнее и поднимая бокал. Я, как могла, мило улыбнулась. — За самую прекрасную Чувствующую в мире.

Судя по сведенной челюсти и по застывшему лицу Шина, моя улыбка теперь больше напоминала оскал. Из-под кровати послышалось легкое царапание когтей о дерево, похоже, оборотню там сейчас было очень весело.

— У тебя в каюте крысы? — оторвавшись от напитка, Дан удивленно посмотрел на друга, залпом осушившего весь бокал и теперь пристально разглядывавшего принца.

Принца?! О…. Не выдержав больше этой пытки, я зажала себе рот ладонями, стараясь не захохотать в голос. А что? Все получилось именно так, как я и хотела, Шин влюбился в мужчину, только вот после того, как все раскроется, не думаю, что этот самый мужчина меня помилует. Лучшее, что меня ждет, это самостоятельное возвращение в Арон, путем выбрасывание в открытое море. А в худшем…

— Дан…

— Что? — нахмурившись, Дантариэль подозрительно уставился на друга, восторженно рассматривающего его с выражением благоговения на лице.

— А я ведь раньше никогда не замечал, какой ты… — слыша это робкое признание, я уже не сдерживала рвущийся наружу смех.

— Какой? — недоуменно переводя взгляд с ржущей уже на полу меня, на Шина, Дарракши-Лан сложил руки на груди.

— Мужественный…

Видимо больше не выдержав, из шкафа вывалились двое хохотавших парней, поочередно стонущих и вытирающих выступившие от смеха слезы.

— Что тут происходит?! — На Дана было страшно смотреть.

— Нет, Сил, ты слышал? Му..у..ой, не могу…мужественный! — держась за живот, Малик тихонько плакал от смеха.

— Это еще что! Как он ее… лиарни! А ведь она… — моментально прекратив смеяться, услышав угрожающее рычание брата, Сил удивленно оглянулся. Судя по всему, он даже не понял, что они находятся уже не в укрытии. — Привет, Дан.

— Что…тут…происходит?! — рывком подняв Силиэра, Дан повторил свой вопрос, выделяя каждое слово.

Чувствуя, что запахло жаренным, я медленно опустилась на пол, находя взглядом посмеивающегося оборотня и залезая к нему под кровать.

— Куда это ты? — меня самым наглым образом перехватили за ногу, вытягивая из-под такого близкого убежища.

— Пусти! — я изо всех сил вцепилась в Крила, заставив того зашипеть от боли.

— Шин? Что ты там делаешь? — судя по голосу, Дан явно был озадачен нашим поведением. — Эль?

— Дан, дорогой, она уползает! — для наглядности, меня еще раз потянули за ногу.

— Так, все, хватит, — резкий рывок, и я оказалась на руках у Дантариэля, а Крил, которого я так и не отпустила, вылетел на середину каюты, громко ругаясь и зализывая глубокие кровоточащие полосы от моих ногтей. — Понятно, — парень подо мной вздохнул. — И этот здесь. Все, больше надеюсь, сюрпризов не предвидится? — на меня внимательно взглянули темно-синие глаза, заставив покорно покачать головой. — Отлично. А теперь, пусть кто-нибудь объяснить мне, что, в конце концов, здесь происходит?

Сев в кресло, усадив к себе на колени мою слабо вырывающуюся тушку, он осмотрел присутствующих. Все упрямо молчали. Шин усмехался и обожающе смотрел на друга. Весело.

— Что, неужели никто не хочет ничего сказать? — наткнувшись на взгляд сородича, Дан замер, поперхнувшись. — Шин? С тобой точно все в порядке?

— Ты так обо мне волнуешься? — на лице Дарракши-Лан расцвела счастливая улыбка.

Взгляд принца стал подозрительным. Молча осмотрев друга, он внимательно посмотрел на меня, а потом и на мой бокал, который я умудрилась аккуратно поставить на стол не пролив ни капли. Парень напрягся.

— Эль, милая, не хочешь ли немного выпить? — он ласково мне улыбнулся, заставив поежиться.

— Что-то не хочется, — я оглянулась на друзей, взглядом моля о помощи. Друзей?! Интересно, когда они ими стали?

— А мне что-то подсказывает, что хочется, — взяв бока, Дан поднес его к моему рту. — Пей, Чувствующая, пей.

— Не буду… Нет… Не… — в меня насильно влили жидкость. А вино, ничего, даже вкусное, сладкое, почти как… Тьма побери, вино!

— Ну и как, вкусно? — крепко зажмурившись, я изо всех сил попыталась вырваться. Меня тут же отпустили, позволив упасть на жесткий пол. Больно!

— Эль, ты как?

— Эль!

— Отстаньте! — резко вырвавшись из кучи рук, пытающихся помочь, я села, обхватив колени руками и положив на них голову с закрытыми глазами. Теперь самое главное ни на кого не смотреть.

— Что происходит? Что со мной, было? — кажется, на Дарракши-Лан зелье действует не так долго, как я думала и, судя по голосу, Шин уже пришел в себя.

— Думаю, этот вопрос следует задать нашей маленькой целительнице, не так ли, Эль? — насмешливый голос Дана заставил меня еще сильнее сжать кулаки.

— Прекрати, брат, она тут ни при чем, это была обычная шутка, — Сил опустился на пол рядом со мной, ободряюще положив руку на плечо.

— Ну так я тоже хочу посмеяться, братишка. А еще больше хочу узнать, что было подмешано в вино.

— Дан!

— Любовное зелье, — подняв голову, я не открывая глаз, повернулась в ту сторону, где находился Дарракши-Лан. — В графине было зелье, разбавленное напитком.

— И зачем тебе нужно было зелье? — в голосе мужчины послышались нотки удивления.

— Месть, — я небрежно пожала плечами. — Шин хотел меня убить, я хотела отомстить, вот и все.

— Так значит, ты хотела, чтобы я в тебя…

— Нет, Шин, что ты, — усмехнувшись, я повернулась на второй голос. — Как ты мог подумать, чтобы я была столь эгоистична? Ведь вокруг столько мужчин…

— Убью! — кажется, я перегнула палку.

Меня рывком подняли в воздух, быстро куда-то неся. Где-то закричали друзья, что-то громко приказывал Дан, но Шин, который, по всей вероятности и нес меня, совершенно не обращал на них никакого внимания. Извернувшись, я что было сил, куда-то пнула парня, заставив того громко выругаться и встряхнуть меня так, что в ушах зашумело. Стараясь освободиться, я начала призывать силу, но та даже не шелохнулась, не восстановившись до конца. Где-то послышались грубые смешки матросов, желающих Дарракши-Лан приятно провести ночь, кто-то советовал парню не тратить со мной время, а потом все как-то резко стихло… И взорвалось криками паники, проклятий, ругани и свиста ветра за бортом… А потом стало холодно, настолько холодно, что я невольно задохнулась, отпуская из рук Шина, которого вместе с собой утащила под воду. Этот гад сбросил меня с борта! Просто выкинул, как нашкодившего котенка!

Барахтаясь в воде, захлебываясь волнами, я закричала что было сил. Недалеко раздался всплеск, будто кто-то прыгнул в воду, но меня это уже мало волновало. Сил становилось все меньше и меньше, а через секунду я перестала бороться, открыв глаза, и наблюдая, как смыкается надо мной море. Последней мыслью было то, что так умирать попросту глупо, а потом глаза будто налились свинцом, призывая заснуть… Просто заснуть, чтобы больше уже никогда не проснуться.


— Эль!

— Шин, я тебя убью!

— Откуда я мог знать, что она не умеет плавать?!

— Ты идиот!

Голоса, доносившиеся казалось отовсюду, просто сводили с ума. Хотелось закрыть уши, сжаться комок и хоть немного согреться. Было больно и холодно, грудь будто сдавили тяжелым обручем, не позволяя сделать даже вздоха. В ушах шумело, а сознание, на миг вернувшееся в тело, вновь решило его покинуть.

— Эль…

Что-то горячее коснулось моих губ, а легкие наполнились воздухом. О, боги, как же больно! Я попыталась открыть глаза, но предательская слабость не давала даже пошевелиться.

— Она умирает!

Я стала различать голоса, кажется, кричал Малик. В легкие снова попал воздух, заставив меня застонать от боли. Из глаз брызнули слезы, а самая я резко содрогнулась, выпуская из себя всю воду, что успела наглотаться.

— Эль!

Кричали со всех сторон, заставив меня все же закрыть ладонями уши. Болело все, словно меня кто-то долго и упорно пережевывал, решив выплюнуть в самом конце, за что я была ему очень "благодарна". Кажется, я снова застонала, так как все звуки резко смолкли, а меня подняли на руки, в который раз куда-то неся. Видимо я то и дело теряла сознание, так как дорога показалась мне крайне короткой и, очнувшись в последний раз и открыв глаза, я поняла, что лежу на кровати в незнакомой просторной комнате, а за мной внимательно следят синие глаза со зрачками в виде звезд.

— Отдыхай.

Последнее, что я почувствовала, проваливаясь во тьму, было нежное прикосновение пальцев к моей щеке. Дан…


— Эль, не будь дурой, открой дверь! — стоящий снаружи Крил в который раз уже попытался выбить дверь.

— Ни за что! — собственный сиплый голос заставил меня недовольно поморщиться.

— Ну и что ты этим добьешься? — терпению Гейра можно было только позавидовать.

— Спокойствия!

— Тьма, Эль, не веди себя как ребенок! — Малик раздраженно пнул уже ненавистную им дверь.

— На себя посмотри! — я снова задохнулась в приступе кашля.

Так продолжалось уже несколько часов с тех пор, как я пришла в себя, обнаружив, что нахожусь в незнакомой каюте. Постепенно вернулись воспоминания прошлого дня, заставив меня в бешенстве разворотить пол комнаты так, что хозяин этих апартаментов явно будет не в восторге, увидев свое теперь уже бывшее жилище. Хуже всего было то, что я, не переставая, думала о Дане, постоянно борясь с собой, чтобы не выбежать наружу, в поисках этого…этой…мерзопакостной нечисти! Нет, ну зачем он меня напоил зельем?! Ну кто его просил?

А еще, я заболела, окончательно и бесповоротно, с кашлем, температурой, забитым носом и отвратительным самочувствием, что, конечно же, сказалось и на настроении, отныне находящимся на отметке "хуже некуда".

— Эль, может быть, поешь? — робкий вопрос Сила заставил меня вернуться с небес на землю.

— Не хочу!

— Что тут за столпотворение? — услышав раздраженный голос Дана, я подскочила на месте, свалившись при этом с кровати. — Эль? Что происходит?

— Она заперлась.

— И ничего не ест.

— А еще, благодаря недавнему купанию, кажется, заболела, но никого к себе не подпускает.

Слушая, как эти преданные стражники, поклявшиеся меня защищать, с удовольствием сдают меня принцу, я зло посмотрела на результат двухчасового труда: прямо около двери, подпирая ее с разных сторон, возвышалась огромная куча всевозможных вещей, начиная со шкафа, и заканчивая тяжеленным сундуком, нашедшимся в одном из углов каюты.

— Эль, — уставший голос Дантариэля, пробившийся сквозь надежное заграждение, заставил мое сердце бешено забиться. Ууууу, ненавижу! — Что ты опять натворила?

— Ничего, — не думаю, что мой тихий шепот мог кого-нибудь убедить. Нда, голос я, похоже, точно посадила.

— Открой дверь, — это явно был приказ.

— Ни за что.

— Эль, не дури…

— Отста… Пчхи! — ну вот, как всегда не вовремя.

— Кажется, легче выбить дверь, — задумчивый голос Шина заставил меня сжать кулаки.

— А ты вообще убирайся отсюда! Это все из-за тебя.

— Может еще я сам и зелье себе в графин подливал? — Язва.

— Шин, прекрати, — Дан раздраженно повысил голос. — Эль, открой немедленно, не испытывай мое терпение.

— Открою, — за дверью все облегченно вздохнули. — Как только кончится действие зелья, обязательно открою.

— Бестия! — в многострадальную дверь что-то врезалось, едва не сбив ее с петель.

А мне было уже все равно. Подойдя к кровати, устроившись поудобнее под теплым одеялом, я вновь переждала приступ кашля, в который раз, думая, что лучше бы осталась на дне, так хотя бы было менее мучительно и скучно. Зато появилось время подумать. Не обращая внимания на разговоры снаружи, я вновь собрала все имеющиеся у меня факты по делу Дарракши-Лан. Во-первых, теперь ясно, что во всем виновато проклятие, во-вторых, менее всего защищены от него дети, и, в-третьих, взрослых оно тоже не обошло стороной, награждая человеческим здоровьем. Вывод? Кому-то очень сильно насолили Дарракши-Лан, и эти кто-то ни перед чем не остановятся, лишь бы истребить эту расу. Почему именно истребить? Все очень просто: сначала они убиваю всех детей, то есть, будущее этого вида нечисти, а затем и всех остальных. На мой взгляд, очень умный и продуманный план, ведь, если бы не дух, вряд ли бы мы когда-нибудь узнали о проклятии. Вопрос теперь лишь в том, чтобы узнать, кто именно наложил проклятие и как его снять.

— Эль? — тихий задумчивый голос Дана вывел меня из размышлений.

— Да?

— Знаешь, а это даже приятно, знать, что в тебя влюблена та, которая должна спасти весь твой род, — он усмехнулся, а я замерла, не в силах поверить в услышанное.

— С чего ты взял, что я влюбилась именно в тебя?

— Ну а как же? — голос мужчины стал тише. — Сегодня ночью я многое узнал. Оказывается, ты разговариваешь во сне, Чувствующая…

Как, оказывается, просто сломать за пару секунд то, над чем ты билась несколько часов. Мгновенно распахнув дверь, я яростно уставилась на улыбающегося Дана, победно подмигнувшего тихо хихикающим парням.

— Ну вот, я же сказал, что она обязательно откроет!

— Ах, ты… — договорить мне не дали, подхватив на руки и вновь внеся внутрь каюты.

— Ну и что ты тут устроила? — Дантариэль недовольно скривился, увидев, что я сделала с его, по всей вероятности, комнатой. — Боги, Эль, ну когда ты повзрослеешь? Знаю тебя всего пару дней, а от неприятностей уже успел устать.

— А тебя никто и не просит вмешиваться в эти самые неприятности, — скрестив руки на груди, я надула губы, смотря в сторону и пытаясь успокоить разыгравшиеся гормоны. — И вообще, положи, пожалуйста, меня на кровать и отойди подальше.

— А если не отойду? — аккуратно устроив меня между двумя огромными подушками, он встал рядом, внимательно изучая меня своими завораживающими глазами.

— Тогда я за себя не ручаюсь, — я показала ему язык. — И, заметь, это будет всего лишь последствием зелья, которым ты меня сам и напоил!

— Но ведь я тоже пил это зелье, не так ли? — улыбнувшись, он опустился на кровать, наклоняясь все ближе и ближе ко мне, заставляя сердце, бешено колотиться в груди. — И, заметь, ты сама меня напоила им.

— Не правда, ты сам его выпил. И вообще… — почувствовав его дыхание на своей шее, я решительно уперла руки в его грудь, облизнув мгновенно пересохшие губы. — Дан, что ты делаешь? Отойди, я… — почувствовав в руках непонятную вибрацию, я внимательно посмотрела на мужчину, внезапно приходя в ярость. Да он же смеется! — Пошел вон! Иди отсюда, я тебе сказала!

— Ах, милая, что же ты так нервничаешь? — громко смеясь, Дан быстро поднялся на ноги, уклонившись от запущенной в него подушки, после чего подошел к двери, выходя буквально на несколько мгновений, чтобы вернуться уже с подносом, полным еды. — А теперь серьезно, Эль, если ты не поешь, мне придется лично тебя кормить, и, поверь, я это сделаю, даже если мне понадобится для этого разжимать тебе ножом зубы.

Смотря на Дарракши-Лан, я вдруг ни на секунду не усомнилась в правдивости его слов. Медленно встав, обмотавшись простыней вокруг короткой рубашки, в которой была одета все это время, я села за стол, принявшись за еду, только сейчас понимая, как же проголодалась.

— Умница, — мужчина довольно улыбнулся.

Когда с едой было покончено, а горячий чай под пристальным вниманием Дана, выпит до капли, меня снова подняли на руки, укладывая в кровать. Эх, так ведь и привыкнуть не сложно!

— А теперь займемся твоим здоровьем, — подойдя к шкафу, он вытащил оттуда небольшой пузырек с жидкостью непонятного фиолетового цвета.

— Что это? — я невольно отодвинулась назад.

— Лекарство, — Дан пожал плечами, откупоривая флакончик и выливая снадобье в чашку.

— Я это пить не буду! Мне уже намного лучше… — как назло, именно в этот миг вредный кашель дал о себе знать.

— Да уж, вижу, — нахмурившись, он сел около меня, вкладывая чашу в мои руки. — Не волнуйся, это снадобье в два счета поднимет тебя на ноги.

— Откуда ты знаешь, ведь, судя по словам Сила, Дарракши-Лан не болеют? — я подозрительно принюхалась к содержимому. Пахло преотвратно.

— Мы — нет, но вот торговать с другими расами нам никто не запрещает, а уж если на нашей земле растут редкие травы, способные быстро исцелять, почему бы не научиться использовать это в выгоду своему народу?

— Действительно, — тяжело вздохнув, я до капли выпила снадобье, сморщившись от горечи. — Гадость!

— Знаю, зато через два-три дня ты сможешь хоть заново нырять в море, не боясь снова заболеть, — укрыв меня по самые уши, как маленького ребенка, Дан улыбнулся.

— Я не умею плавать… — на меня внезапно навалилась такая сонливость, что приходилось прикладывать колоссальные усилия, чтобы держать глаза открытыми.

— Я тебя научу.

— Обещаешь? — уже засыпая, я вдруг почувствовала, как он взял меня за руку, нежно целуя запястье. Но ведь этого не может быть и мне, верно, просто показалось…

— Обещаю.

А в следующий миг я уже спала.

Глава 9

— Что тут происходит?!

Ой, ну зачем же так орать? Тяжело вздохнув, я перевернулась на другой бок, накрываясь с головой одеялом и мысленно посылая непонятно откуда взявшегося Дантариэля в одно общеизвестное место. И снова спаааать….

— Дан? — сонное и удивленное бормотание где-то слева от меня, заставило напрячься. — Что ты тут делаешь?

— Вообще-то, я пришел в свою каюту, а вот что тут делаешь ты, мне совершенно не понятно, — перевернувшись обратно, я нерешительно приоткрыла глаза, смотря на Дарракши-Лан, спокойно облокотившегося о стену и холодно смотрящего на кого-то позади меня. Судя по голосу, этот "кто-то" был Шином. Нда…

— Твоя каюта? — кровать заскрипела и на мой живот легла рука Шилинэра, прижав к матрасу и доставляя массу неописуемых ощущений.

— Тьма! Да…. - дальше последовала целая череда самых нецензурных выражений, адресованных в адрес парня, тут же отпрянувшего в сторону, упав при этом с кровати. — А поаккуратней нельзя?!

— Чувствующая? — кажется, Шин и сам был в шоке от того, что здесь происходило.

— Уже не уверена, — потирая то место, где еще недавно была его рука, я болезненно скривилась: точно останется синяк. — Ты мне все отдавил!

— Что ты тут делаешь? — поднявшись, он непонимающе переводил взгляд с меня на Дана.

— Это что Я тут делаю? — у меня просто не было слов, что случается крайне редко, голос, только-только давший о себе знать, после вчерашнего отсутствия, снова опустился до хриплого шепота. Убью! Отвернувшись от парня, я соскочила с кровати, тут же об этом пожалев, едва не упав на пол от внезапного головокружения. Дан подоспел вовремя.

— Ладно, поговорим об этом позже, — подхватив на руки, Дарракши-Лан вновь аккуратно усадил меня, но не на кровать, как я того ожидала, а в удобное кресло. — Сейчас есть дела поважнее ваших нежностей.

Чего?! Я так и осталась сидеть с открытым ртом, удивленно смотря на мужчину. Нежностей?

— Что-то случилось? — поправляя на себе одежду, в которой по всей вероятности и спал, Шин обеспокоенно нахмурился, подходя к другу.

— Случилось, — Дан устало потер глаза, заставив меня задуматься, а отдыхал ли он сегодня ночью вообще? — Корабль, — он взглянул на парня. — Он не отстает, а до черты осталось всего пара часов.

— Сколько я спал? — Шин нахмурился.

— Насколько я знаю, ты ушел от нас около трех часов назад, а вот, сколько из них ты спал… Тьма!

А мне даже полегчало! Довольно наблюдая за мокрым Дарракши-Лан, на которого благодаря моим стараниям вылилось несколько литров воды, я, наконец, первый раз за все это бешенное утро, улыбнулась.

— Давно хотел это сделать. — Обернувшись, я с удивлением обнаружила сидящего около меня на подлокотнике кресла, Шилинэра. — Думаю, пока наш командир занят, — усмехнувшись, он указал на злого Дантариэля, снявшего рубашку и теперь разгуливающего по комнате в поисках сухой одежды. Я даже невольно залюбовалась, глядя на его обнаженное по пояс тело. — Мне следует извиниться, — продолжил Шин.

— Извиниться? — отведя взгляд от Дана, я непонимающе посмотрела на парня. О, Боги, о чем я только думаю?! — За что?

— Ну, во-первых, за нашу первую встречу, — он усмехнулся. — Поверь, я тогда думал лишь о безопасности принцессы. Во-вторых, за купание в море, не знаю, что на меня нашло, но, согласись, ты тоже была в этом виновата. А, в-третьих, — тут Шин запнулся, нахмурив брови. — Если честно, то я даже не помню, как сегодня здесь оказался, просто дошел до ближайшей каюты и отрубился.

— Какие-то проблемы? — я напряглась.

— Скоро узнаешь, — парень усмехнулся.

— Ладно, забыли, — я протянула вперед ладонь для рукопожатия, которую он тут же принял.

— Какая идиллия, — я недовольно поморщилась, услышав полный сарказма голос Дантариэля. — Надеюсь, не помешал?

— Дан, неужели ты ревнуешь? — я сделала вид, что удивилась, тихонько посмеиваясь про себя. — Можешь не волноваться, сердце Шина навеки принадлежит лишь тебе, у моего зелья стопроцентный результат.

— Эль! — на мне скрестились два яростных взгляда. А что я такого сказала?

— Стопроцентный результат, говоришь? — внезапно Дан усмехнулся, заставив меня мгновенно напрячься. Что он задумал на этот раз? — Так значит, твое сердце навеки принадлежит мне? — от взгляда, которым меня одарил мужчина, стало безумно жарко.

Тьма, все-таки вспомнил! Уууу, гад, еще ведь и голос сделал такой ласковый-ласковый! Ну погоди…

— Что ты, — взяв себя в руки, я невинно похлопала ресничками, старательно изображая из себя одну свою знакомую, вечно строящую глазки всем подряд. По мне, так дура дурой, но мужчинам нравилось. — На людей оно действует всего сутки, так что обо мне можешь не волноваться, лучше подумай о собственном сердце, уж очень в ненадежные руки оно попало. — Горестно вздохнув, я покачала головой, всем своим видом показывая, как ему не повезло.

— И все-таки она тебя сделала, друг, — весело хохотнув, Шин с усмешкой посмотрел на примолкшего Дантариэля, внимательно разглядывающего меня с ног до головы. Мне стало не по себе, этот тип явно что-то задумал.

— Ладно, посмеялись, и хватит, — тяжело вздохнув, Дан запустил руку в волосы, взъерошив черные локоны. — У нас проблемы.

— Так что там с кораблем? — Шин мгновенно стал серьезным.

— На нем знаки правителя расы людей, но за все то время, что они следуют за нами, не было сделано ни одной попытки связи с нашим кораблем, — Дан присел на кровать, обеспокоенно смотря на друга.

— А что думает Сил?

— Он советует ждать, говорит, что после разговора с Ронуэртом, более чем уверен, что правитель на нашей стороне, но я не могу этому доверять.

— Почему? — не дожидаясь, когда кто-нибудь что-нибудь мне объяснит, я влезла в разговор.

— Что почему? — на меня непонимающе уставились темно-синие глаза.

— Почему ты не можешь доверять нашему правителю? — я нахмурилась. — Я лично присутствовала при разговоре Силиэра с Ронуэртом, и уверяю тебя, он был искренен, когда хотел помочь.

— Мнения людей подобны ветру, всегда меняют свое направление, — Дан жестко усмехнулся. — Для вас мы всего лишь нечисть, а слово, данное нечисти можно и не держать.

— Ты сам до этого додумался, или кто подсказал? — я скрестила руки на груди. — Вы пытались с ними связаться?

— Нет.

— Но почему? — я удивленно переводила взгляд с одного парня на другого.

— Ты не понимаешь всей ситуации, Эль, — повернувшись, я внимательно посмотрела на Шина, вступившего в разговор. — Если они сами до сих пор не вступили в контакт с нами, эти означает лишь военные действия. Не ясно только одно, почему они медлят?

— Это так странно?

— Очень, — Шин нахмурился. — До черты осталось совсем немного, они не могут ни понимать, что преимуществ у них остается все меньше и меньше.

— А что такое черта? — я удивленно посмотрела на парней.

— Это невидимая грань между нашими землями и землями людей, — встав, Дан подошел к небольшому окну, за которым простиралось море. — О ней знают капитаны всех судов, ровно, как и то, что дальше черты без личного разрешения нашего правителя, им дороги нет. Любой, кто нарушит это правило, будет уничтожен.

— Уничтожен?

— Именно, — резко обернувшись, он холодно посмотрел на меня, заставляя вспомнить, кто именно передо мной находится. — Жизнь жестокая штука, Чувствующая, и если в ней играть не по правилам, то обычно это заканчивается весьма плачевно.

— Можешь не учить меня жить, Дантариэль нэй Аррткур, этот урок я выучила уже очень давно. — Ответив ему не менее теплым взглядом, я аккуратно поднялась, радуясь тому, что голова уже не кружится, хотя болезненная слабость еще до конца не прошла. — У этого судна, как я понимаю, разрешения нет?

— Нет, — в голосе принца было столько уверенности, что я даже не подумала спорить. — Я сразу же связался с братом, разрешения не давали уже очень давно.

— Понятно.

Подойдя к кровати, я подняла с пола уже давно мною замеченную сумку. Знала бы, кто ее сюда принес, точно бы поцеловала в знак благодарности. Мне не жалко, а он заслужил. Вытащив из сумки местами помятое и жутко ненавистное, но самое главное, чистое платье, я задумчиво посмотрела на мужчин, внимательно следящих за каждым моим движением.

— Хм… Я, конечно, понимаю, что то, что на мне кем-то любезно надето, может быть нравится вам больше, чем это, — я демонстративно помахала платьем, стараясь незаметно спустить белоснежную рубашку, в которой сейчас находилась, чуть пониже. — Но не могли бы вы, отвернуться? — язвительно усмехнувшись, парни медленно повернулись ко мне спиной. — Спасибо.

Быстро напялив на себя это орудие пыток, жалея о том, что под руку не подвернулось что-нибудь более практичное и удобное, я прислушалась к собственному самочувствию. Итак, что мы имеем? Голоса нет, хриплю, голова уже не болит, и на этом спасибо, слабость чувствуется, но куда уж без нее, а вот температура в норме, что не может ни радовать. Вывод: та гадостью, что я выпила, действительно помогает и очень скоро я снова смогу вновь наслаждаться жизнью.

— Дан! — в каюту ворвался взмыленный Сил, заставив всех обеспокоенно обернуться. — Эль? Как ты себя чувствуешь? — нерешительно остановившись посреди комнаты, он с надеждой уставился на меня.

— Жить буду, — я невольно нахмурилась: по мере того, как парень слышал мой голос, взгляд его становился все обреченнее. Знаю, в таком состоянии слушать меня, то еще удовольствие, но чтобы такая реакция…

— Что-то случилось? — Дан задал именно тот вопрос, что уже вертелся у меня на языке.

— Да… — нахмурившись, Силиэр попытался вспомнить, зачем, собственно говоря, пришел. — Командование корабля вышло на связь, они поравнялись с нами и теперь хотят поговорить с нами обоими.

— В переговорной? — Дантариэль мгновенно оказался возле двери.

— Да, только есть проблема.

— Куда уж без нее? — Шин недовольно поморщился. — Что еще?

— Им известно, что у нас на борту люди, и они требуют, чтобы, цитирую, "Девушка со своей командой тоже участвовали в переговорах".

— Странно, — Дан резко обернулся, все взгляды присутствующих в комнате скрестились на мне. Стало на удивление неловко, и что я опять натворила?! — Откуда они могли узнать, что на корабле правителя Дарракши-Лан плывут "девушка со своей командой"?

— А что сразу я? — возмущенно фыркнув, я демонстративно отвернулась от мужчины. — Если тот кораблю идет под знаменем Ронуэрта, то вполне логично будет предположить, что правитель сам их сюда послал, снабдив соответствующей информацией.

— Она рассуждает здраво, — поднявшись с подлокотника кресла, Шин подошел к Дантариэлю. — Вполне возможно, что все именно так.

— В любом случае, мы это скоро выясним, — Дан вновь повернулся к брату. — Это и есть проблема?

— Не совсем. — Я хмуро посмотрела на Силиэра, ожидая очередной гадости. — Крил с Воинами уже в переговорной, ждут лишь нас и Эль, только вот не думаю, что ее появление принесет нам что-нибудь хорошее. В историю о купании в холодной воде, естественно, никто не поверит, тут же придумав кучу небылиц, что нам совершенно не на руку.

— Однако если она совсем не придет, будет еще хуже. Придется нашей Чувствующей хоть раз в жизни говорить поменьше.

Развернувшись, Дан вышел из каюты, заставив нас поспешить следом. После душной комнаты, прохладный морской воздух приятно холодил кожу, немного поднимая настроение.

— Какой красавец!

Посмотрев на шедшего позади Шина, я покачала головой, в который раз убеждаясь, что, мужчины везде одинаковы, какой бы расы они ни были. Все взгляды были направлены на огромное судно, стоящее совсем рядом с нашим. Что я могу сказать? Обычный корабль, с парусами, матросами, и пассажирами на борту, ничего примечательного в нем не было, но все почему-то упорно вздыхали и мечтательно закатывали глаза. Наблюдая за Силиэром и Шином, я еще раз поразилась тому, как можно смотреть таким влюбленным взглядом на деревянное корыто, пусть даже и красиво обделанное.

Еще раз, пройдясь взглядом по кораблю правителя, я вдруг наткнулась на то, что привлекло мое внимание гораздо больше каких-то там деревяшек. Вернее на того. Около борта, прямо напротив меня стоял молодой парень с волосами цвета меди и, не отрываясь, пристально рассматривал мое лицо. Но что он тут делает?!

— Эль, ты идешь? — раздавшийся прямо над ухом голос Сила, заставил меня оторваться от наблюдения, и обернуться. — Нас ждут, — он указал туда, где около еще одной каюты стоял Дантариэль, нетерпеливо ожидающий нашего прихода.

— Да, конечно, — я еще раз обернулась на корабль, но у борта уже никого кроме матросов не было, а в том, что тот парень был не матросом, я была уверена. Точно также я была уверена и в том, что как только он в следующий раз попадется мне на глаза, без глаз останется! Ну Лирт, ну друг любезный, ты у меня еще получишь…

В комнате переговоров, куда мы все пришли, на мой взгляд, не было ничего интересного, кроме зеркала, занимающего полностью одну из стен, напротив которого располагались несколько кресел. Она была очень просторная, чуть больше столовой, однако без единого окна, все освещение брали на себя магические светильники, висящие на стенах.

— Как ты себя чувствуешь? — при моем появлении, Крил, Малик и Гейр, удобно устроившиеся в креслах, повскакивали с мест.

— Отлично, — подойдя к ним, я устроилась около Гейра.

— А по голосу так прямо и не скажешь, — нахмурившись, Крил посмотрел на Дана, садящегося рядом со мной. — Надеюсь, никаких проблем не будет?

— Мы тоже на это надеемся, — голос принца был необычайно холоден, таким мне его видеть еще не приходилось: надменный холодный взгляд, расслабленная поза, даже энергия, исходившая от него, просто кричала о том, что он здесь хозяин.

Внезапно наши отражения в зеркале смазались, и теперь передо мной предстала совершенно другая комната, с точно так же сидящими напротив нас тремя незнакомыми мужчинами. Ну, почти незнакомыми. Зеркальная связь была совершенно обычным делом в нашем мире, однако лично мне еще ни разу не удавалось наблюдать ее в таком масштабе. Максимум, что я могла себе позволить, это связываться с наставником раз в год через маленькое зеркальце, всегда лежащее у меня в сумке, что-то большее же мне было совершенно не нужно.

— Рады приветствовать вас, Дантариэль нэй Аррткур, наследный принц правящей династии Дарракши-Лан, и вас, принц Силинэр нэй Аррткур, а также ваших гостей, — почтительно поклонившись, первым заговорил седовласый мужчина, сидящий напротив Дана. Судя по тому, как уверено он себя держал, незнакомец был капитаном корабля правителя.

— Мы тоже рады приветствовать вас, лорд Вейвьен, — Дантариэль чуть склонил голову в знак уважения к собеседнику. — Судя по всему, о моих гостях вы все уже знаете, так позвольте узнать, кто ваши спутники.

— Вы правы, ваше высочество, кое-что о ваших гостях мы действительно знаем, — мужчина улыбнулся. — Разрешите представить вам моего хорошего друга и товарища, а также главу гильдии Воинов, герцога Веллириана, — он указал на черноволосого мужчину слева от себя, а я перевела взгляд на наших Воинов, следя за их реакцией: Малик казался взволнованным, то и дело, поглядывая на Гейра, а тот, напротив, был абсолютно спокойным, учтиво поклонившись главе своей гильдии. — И помощника главы гильдии Чувствующих, лорда Дарриша.

Вновь посмотрев на третьего мужчину, я изо всех сил сжала кулаки. Так значит, помощник нового главы гильдии. Что ж, Лирт, многого же ты добился за те годы, что меня не было дома. Смотря в когда-то родные карие глаза, я невольно вспомнила наш последний разговор в лесу, тогда он даже слушать ничего не захотел про нечисть, а сейчас же спокойно сидит на переговорах с ними.

— Что ты задумал, Лирт?

— Ты его знаешь? — я даже не поняла, что произнесла это вслух до тех пор, пока не услышала тихий голос Дана возле уха.

— Да, Чувствующего я знаю с детства. Только вот что он тут делает?

— Понятно. Позвольте узнать причину вашего появления вблизи границы территории Дарракши-Лан, — Дан снова обратился к лорду Вейвьену. Сейчас, наблюдая за ним, я невольно поменяла свое первоначальное мнение о мужчине. И с чего это я взяла, что он не подходит на роль принца? Хотя нет, быть принцем ему действительно не подходит, а вот правителем… Дан мастерски держался, не позволяя никому даже мысли о его слабости, напротив, он всеми силами подавлял собеседника. Даже я, просто сидя рядом, чувствовала робость и неуверенность под взглядом этих необычных глаз, что жутко нервировало и выводило из себя.

— Насколько я знаю, мы все еще во владениях людей, — в разговор вступил Лирт.

— Это действительно так, однако ни одно из судов не рискует заплывать настолько близко к черте.

— Нам передано вручить вам послание от правителя расы людей, Ронуэрта ля Риддоуна. — А у главы гильдии Воинов приятный голос. Посмотрев на говорившего, я вдруг наткнулась на его взгляд. Герцог Веллириан смотрел прямо на меня, завораживая и не давая отвести глаза. Внезапно, внутри меня что-то перевернулось и потянулось к этому странному мужчине, будто неведомый зов, словно магнитом влек меня на ту сторону зеркала.

— Эль! — вздрогнув, я изумленно уставилась на Дана, крепко держащего меня за руку, не давая сделать и шага. Но больше всего меня поразило то, что мы стояли посреди комнаты, и как тут оказалась, я совершенно не помнила. — Сядь на место.

Чувствуя, что все тело сотрясает мелкая дрожь, я немедленно опустилась в кресло, стараясь понять, что же тут только что произошло.

— Почему ты относишься к гильдии Чувствующих, девочка? — услышав вопрос главы Воинов, я невольно напряглась. Неужели он почувствовал?!

— Я вас не понимаю, герцог. — Я прикрыла глаза, не желая больше встречаться с ним взглядом.

— Ты не похожа на целителя ни внешностью, ни силой.

— Что вы знаете о моей силе? — этот вопрос заинтересовал меня до такой степени, что я поддалась вперед, совершенно забыв о том, что секунду назад не хотела даже смотреть на мужчину.

— Ну, — он нахмурился, обернувшись на заинтересованно следящих за происходящим, спутников. — Ты больше Воин, нежели целитель, твоя сила откликнулась на мой зов, а это значит, что ты не можешь быть Чувствующей.

— И все-таки я не Воин, господин герцог, — я тихо выдохнула, стараясь не показывать собственного разочарования: ничего нового, все это я и сама знала уже очень давно.

— Как твое имя, девочка? — он не отступал.

— Эль.

— Скорее Рианоэль, если быть точным, — посмотрев на Лирта, я прожгла его гневным взглядом. Зачем он влез?

— Рианоэль… Весьма необычное имя, это ведь язык Древних? — капитан корабля удивленно оглянулся на присутствующих.

— Да, — наглым образом проигнорировав мой взгляд, Лирт повернулся к лорду. — Однако боюсь, что я не знаю его значение.

— Танцующая со Смертью? — я застыла каменным изваянием, боясь даже дышать. — Весьма необычное имя для ребенка. — Заставив себя успокоиться, я медленно повернулась к Дантариэлю, холодно отвечая на заинтересованный взгляд принца.

— Увы, я не принимала участия в выборе собственного имени.

— Танцующая со Смертью? — Тьма, до чего же у него острый слух! Обреченно посмотрев на главу Воинов, я недовольно поморщила, заметив, как тот напрягся. — Кто твои родители, Чувствующая?

— Послушайте, может вам еще и всю мою родословную рассказать? — я поняла, что больше не выдержу. — Не понимаю, к чему все эти разговоры, кажется, у вас было послание от повелителя, не так ли?

— Она сирота, — Лирт вновь влез в разговор, заставив меня сжать зубы, чтобы не высказать бывшему другу кучу нелицеприятных слов. — Оба родителя погибли после ее рождения.

— Не может быть…

Ошарашенное выражение лица герцога Веллириана, стало последней каплей. Не знаю, что его так поразило, но оставаться и дальше на переговорах, чтобы узнать это, у меня просто не было сил. Резко поднявшись, я вышла из каюты, с наслаждением вдыхая прохладный воздух. Не могу долго говорить о родителях, слишком больно. В детстве я часто представляла себе их лица, думала о том, какие они были при жизни, и каждый раз обещала себе отомстить за их смерть. А теперь… Мстить себе? Бессмысленно. Закону, гласившему, что представители разных гильдий не могут породниться? Еще глупее. Остается лишь жить с болью в сердце, чем я и занималась.

— Как ты? — вздрогнув, я с удивлением обнаружила рядом с собой Дантариэля, обеспокоенно разглядывающего мою лицо. — Ты плачешь?

— Это ветер, — вытерев мокрые от слез глаза, я посмотрела на солнце, удивляясь тому, сколько прошло времени с момента моего выхода на воздух. — Все закончилось? Что хотел правитель?

— Он настоятельно просит нас оказать гостеприимство двум его посланникам, которыми, как ты верно уже догадалась, являются герцог Веллириан и лорд Дарриш, — он не сводил с меня внимательного взгляда.

— Оказать гостеприимство? В такое время? — я была просто поражена услышанным.

— Это проверка, — губы Дана скривила жесткая усмешка. — Сейчас везде идут очень напряженные отношения с нечистью и Ронуэрту нужны доказательства того, что мы ничего не замышляем против людей, а для этого необходимо свидетельствование известных и уважаемых людей.

— Таких как главы гильдий.

— Именно.

— Понятно, — я зло сощурилась. — Значит, у меня будет возможность наглядно объяснить Лирту, что можно говорить, а что нельзя.

— Тебя задели слова о родителях? — в голосе Дарракши-Лан было столько внезапной заботы, что я мгновенно отвернулась, изо всех сил вцепившись руками в борт, стараясь совладать со вновь всколыхнувшимися чувствами.

— Извини, я не хочу об этом говорить.

Мои слова прозвучали грубо, даже не слова, а то, что было ими прикрыто. Я не хотела, чтобы кто-то лез мне в душу, стараясь "облегчить", то, что там накопилось. Легче не станет, зато другой увидит все мои слабости, все то, чем легко можно воспользоваться против меня. Жизнь очень часто преподавала мне уроки, которые я слишком хорошо запомнила, чтобы довериться кому-то настолько, чтобы снять перед ним маску, всегда сопровождающую меня на дорогах мира. И он это понял, молча удалившись и оставив меня одну. Снова одну.

Смотря, как к нашему кораблю приближается небольшая лодка с двумя посланниками правителя, я вдруг поняла, что устала. Устала от странствий, вечной борьбы, недоверия, от вездесущей боли, сводящей с ума. Захотелось все бросить и бежать, мчаться, куда глаза глядят, лишь бы подальше ото всех. Внезапно перед моим взором встали одни из самых красивых глаз, что я когда-либо видела, василькового цвета со зрачком в форме звезды. Лана… Дети… Я не могла отступить, я должна была помочь им. А вот потом, если выживу, конечно… Кажется дома, в столице, меня ждут не менее прекрасные маленькие глазки, цвета зелени. Лира. От этой мысли стало так тепло, что я невольно улыбнулась, первый раз в жизни я так хотела вернуться домой. И я обязательно туда вернусь.

Глава 10

Встречать посланников правителя, я не хотела, решив, что высказать Лирту накопившееся, смогу и чуть позже. Остановив одного из матросов и узнав у того, где находится каюта маленькой принцессы, я направилась к Лане, заранее предвкушая теплый прием. И не ошиблась: едва я вошла в комнату, на меня набросился мелкий визжащий и радостно смеющийся бесенок, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Роланой.

— Эль! — крепко меня, обнимая, малышка счастливо вздохнула. — Я так рада, что ты пришла. Почему тебя так долго не было? Малик сказал, что ты болеешь, но ведь это не правда? Я не хочу, чтобы тебе было плохо.

— Что ты, — подхватив ее на руки, я прошла внутрь помещения и села на кровать, устроив Лану у себя на коленях. — Мне вовсе не плохо, просто немного простудила горло, вот и все. Как ты себя чувствуешь?

— Отлично, — она нетерпеливо завозилась. — В груди больше не болит. Эль, а хочешь, я тебе почитаю? Сил учит меня читать, говорит, что я, как принцесса, должна все-все знать, — спрыгнув с колен, девочка подбежала к столу, взяла толстенный фолиант и принесла его на кровать, положив рядом со мной. — Только он не знает, что читать я уже давно умею!

Смотря в эти не по-детски хитрые и умные глаза, я вновь поразилась отличию между людьми и Дарракши-Лан. В ее возрасте многие дети, даже не задумываются ни о каких проблемах, а те, что сейчас нуждались в моей помощи, с самого раннего детства должны были просчитывать каждый свой шаг, контролировать силу, чтобы не причинить вред родным и близким.

— Почему же ты ему об этом не скажешь? — я улыбнулась.

— А зачем? Так интересно наблюдать, как он старается, — Лана так заразительно рассмеялась, что через секунду мы хохотали уже вместе.

— Тебе что, совсем не жалко своего бедного дядю? — отсмеявшись, я подхватила ее на руки и бросила на постель, прямо на мягкие подушки.

— Жалко конечно, — она села, поджав ноги под себя. — Но мне так скучно!

— Прости, что я не появлялась, малышка, — обняв девочку, я нежно поцеловала ее в щечку. — Ну, посмотрим, что же он заставляет тебя читать? Хм… Не удивительно, что ты скучаешь.

Листая ветхий и пыльный фолиант с "захватывающим" названием "История рода Аррткуров, верховных правителей Дарракши-Лан", я подумала о том, каким же нужно быть чудовищем, чтобы дать маленькому ребенку читать ЭТО?

— Скажи, а ничего поинтересней у тебя больше нет? — я решительно закрыла книгу, убирая ее подальше.

— Есть, но Сил не разрешает мне ее читать, он говорит, что все это глупые сказки, — не решаясь принести то, что ей запрещает дядя, Лана вопросительно на меня посмотрела.

— Знаешь, — улыбнувшись, я подмигнула малышке. — Думаю, мне не повредят "глупые сказки", а еще я люблю читать вслух, так что если ты что-то совсем нечаянно услышишь, то ведь это будет только моя вина, не так ли?

Наблюдая за тем, как с радостный воплем, Ролана подбегает к небольшому шкафу и достает из него не менее толстую книгу в яркой, красочной обложке, я вдруг поняла, что за все это время сильно привязалась к девочке. Она словно солнышко освещала все вокруг одной своей улыбкой и заражала всех весельем и любовью. Любовью? Смотря, как она забирается на кровать, устраиваясь рядом, я, наконец, признала себе, что действительно полюбила малышку. Что ж, тем хуже, видимо не все уроки жизни я еще выучила.

— Что это такое? — оторвавшись от размышлений, я в изумлении уставилась на название книги. — "Мифы и сказания Древних"? Откуда это у тебя?!

— Из библиотеки, — девочка непонимающе на меня посмотрела.

— Но ведь она считается потерянной уже не одно тысячелетие! Точнее считалась…

Листая пожелтевшие от времени страницы бесценного фолианта, я ощутила что-то похожее на благоговейный трепет. В моих руках было сокровище, за обладание которым даже правитель не пожалел бы целого состояния, а то и жизни. Древними была раса, исчезнувшая из нашего мира еще задолго на разделения в гильдии, поговаривали, что они просто-напросто покинули наш мир, разочаровавшись в его обитателях. Это был самый загадочный, сильный и справедливый народ, обладающий бесконечной силой. В старинных рукописях часто упоминались сцены сражения, в которых всего сотня Древних с легкостью усмиряла несколько тысячное войско своих потомков. Мы до сих пор не знали, почему с каждым новым поколением наша сила уменьшается: Чувствующим не удается исцелять некоторые виды болезней, Воины стали больше полагаться на оружие, чем на собственный дар, Мирные стали терять связь с землей, уничтожая урожаи. Даже правитель, судя по последним событиям, связанным с нечистью, стал ошибаться. Нам не нужна была война, и это понимали все, однако страх в сердцах людей намного сильнее голоса разума и больше всего я боялась, что он затмит и сознание правителя.

— Эль… — отвлекшись от размышлений, я с удивлением посмотрела на нетерпеливо прыгающую по мне Лану. — Ты меня совсем не слушаешь!

— Прости, милая, — я ласково и чуть виновато улыбнулась. — Что ты сказала?

— Почитаешь мне про Эллириэс?

— Эллириэс? Это одна из легенд? — мне стало очень любопытно: раньше я частенько слушала сказания Древних от Грейгора, но эта история была мне не знакома.

— Ага, — девочка забрала у меня книгу, быстро ища нужную страницу. — Моя любимая, только вот Силу она, почему-то, не нравится.

— Ну-ка, давай посмотрим, — взяв древнюю рукопись, я пораженно уставилась на небольшую картинку, изображенную в самом начале легенды.

Ничего более красивого мне видеть еще не доводилось: на вершине скалы, смотря вниз, на бушующие у подножья волны, стояла молодая девушка. Длинные светлые локоны развевались на ветру, тонкое легкое платье облепляло девичий стан, казалось, будто сама природа решила обрушить свой гнев на это неземное хрупкое создание. Смотря на картину, я все не могла понять, чего на ней изображено больше: красоты, боли или же обреченности.

— Грустно…

— Что? — подняв взгляд на Лану, я невольно заметила с какой болью она смотрит на изображение.

— Она потеряла все, что любила, а это грустно, — пододвинувшись, девочка прижалась ко мне. — Это Эллириэс, родоначальница расы людей, она Древняя. Знаешь, Эль, я уже не хочу читать.

— Почему? — я удивленно посмотрела в синие глазки. — Что-то не так?

— Я не хочу, чтобы ты грустила, — улыбнувшись, она закрыла книгу, убирая ее подальше. — Хочешь, я тебе лучше расскажу про свой дом?

Наблюдая за этим не по годам умным ребенком, я все больше поражалась ее внимательности и рассудительности. Меня действительно очень впечатлила эта картина, тронула какие-то струны в душе, словно это я стояла на обрыве, будто меня терзала сильнейшая боль и обреченность. Тот, кто рисовал изображение, был действительно мастером своего дела.

— Хорошо, — я взъерошила ее длинные пепельные волосы. — Только если ты обещаешь мне потом рассказать эту легенду.

— Ну, Эль! Так не честно, — она недовольно скривила носик.

— Честно, — улыбнувшись, я пожала плечами. — Иначе мне придется спрашивать о ней у Сила.

— Он все равно тебе ничего не скажет, — девочка тяжело вздохнула. — Он не любит эту историю, говорит, что все это пустые бредни, которые даже слушать не надо.

— И все же мне интересно.

— Не буду.

Видя, как решительно она сложила руки на груди, нахмурив лобик, я встала, взяла фолиант и переместилась в удобное кресло, решив, во что бы то ни стало ознакомиться с заинтересовавшей меня историей. С детства обожаю легенды! Открыв книгу на нужной странице, я углубилась в чтение. Итак, что тут у нас? Хм…

Эллириэс была самой прекрасной девушкой своего народа, веселой, приветливой, очень доброй и отзывчивой. В то время только начинались появляться новые расы, и она всеми силами старалась делать так, чтобы между разными родами не было раздоров, и все жили в мире и согласии. Но некоторые Древние были с ней не согласны, считая, что в мире должны остаться лишь сильнейшие, а для этого необходимы войны, естественным образом отсеивающие слабые расы. В результате, мир Древних раскололся на две части: тех, кто был за кровопролитие, и тех, кто был против. Эллириэс очень переживала из-за раздоров, день за днем девушка старалась примирить своих родичей, однако каждый раз безрезультатно.

Случилось так, что в один прекрасный день, гуляя по лесу, она повстречала незнакомого юношу. И что-то необычное случилось с ней в тот самый миг: сердце стало биться быстрее, мир, и до того ею любимый, стал прекрасней прежнего, а в сердце навсегда отпечатался образ незнакомца. Эллириэс полюбила. Безумно, горячо и необузданно. Каждый день она приходила в лес, в надежде увидеть возлюбленного, каждый день и он подходил на место их первой встречи.

Шло время, Эллириэс была счастлива, она уже не думала о проблемах своего народа, теперь в мыслях девушки поселился лишь темноволосый юноша с необычным взором. Но однажды все изменилось. Как то раз, придя на полюбившееся место, Эллириэс как обычно бросилась на шею к любимому, однако что-то было не так, уж очень холоден и груб стал юноша. Слишком поздно она поняла, что на поляне они не одни, слишком поздно вспомнила, кого ей так напоминал возлюбленный, слишком поздно… Шесть лет она провела в плену у своих сородичей, вставших на сторону зла, моля богов о смерти, лишь бы не видеть насмешливых глаз когда-то горячо любимого ей человека, оказавшегося сыном предводителя отделившихся Древних.

Непомерно высокую цену заплатила Эллириэс за свою доброту и доверчивость: вокруг бушевали войны, мир захватили разруха и голод, те Древние, что были верны своим убеждениям, покинули свой дом, решив не тратить сил понапрасну. А молодая девушка, сумевшая, наконец, каким-то чудом убежать из заточения, в одночасье потеряла все самое дорогое в своей жизни. Не смогла она простить того предательства, что совершил ее возлюбленный, и, забравшись на самую высокую скалу, спрыгнула вниз, растворяясь в бушующей бездне воды. И никто не слышал последние слова прародительницы расы людей, лишь скалы и ветер, что разнос их по всему свету: "Все в нашем мире связано, на смех отвечают смехом, на слезы — слезами, а совершенное зло, вернется троекратно своему хозяину. И не будут счастливы те, кто разрушил мой мир, ибо нет им прощения".

Прочитав последнюю строчку, я медленно закрыла книгу. Было…больно, так больно, будто это я стояла на обрыве, обреченно смотря вниз, будто меня предали, разбив сердце на мелкие осколки.

— Не плачь, — вздрогнув, я с удивлением посмотрела на Лану, забравшуюся ко мне на колени. — Это всего лишь легенда.

— Я понимаю, малышка, все хорошо. — Утерев покатившиеся по щекам слезы, я постаралась улыбнуться как можно безмятежнее. — Хорошие истории всегда заставляют сопереживать. Так значит, эта твоя любимая?

— Ага, правда…

Раздавшийся за дверью шум заставил нас обеих напряженно замереть: снаружи явно что-то происходило и, судя по ругани Крила (его голос я уже могла узнать где угодно), на это стоило взглянуть лично.

— Сиди здесь, — мгновенно поднявшись, я осторожно приблизилась к двери.

— Но, Эль!

— Я сказала — сиди! — кажется, маленькая принцесса действительно испугалась… меня. Наблюдая за тем, как Лана съежилась в углу кровати, я лишь вздохнула, но ничего говорить не стала. Да, иногда меня стоит бояться, да, мои эмоции слишком часто выходят из-под контроля, но на них зиждется и моя сила, а в случае опасности, только она сможет нам помочь. А за это я не собиралась извиняться, даже если страх в глазах девочки и причиняет мне боль.

Отвернувшись от Роланы, я резко распахнула дверь, тут же натыкаясь на оборотня, в который раз вспоминавшего чью-то мать.

— Что здесь происходит? — воздух был наполнен самыми разнообразными звуками, казалось, будто небо раскалывается на две части, оглушая нас стоном боли, так что чтобы меня услышали, пришлось повторить свой вопрос прямо на ухо парню.

— Иди в каюту! — обернувшись, Крил повелительно махнул рукой, указывая направление. — Здесь слишком опасно.

— Не говори ерунды, что здесь творится? — полностью проигнорировав попытки парня вернуть меня назад, я осмотрелась вокруг.

Хм, что можно сказать? Вы когда-нибудь пытались рассмотреть что-либо в кромешной тьме? Уверяю, вас, это безрезультатно! Вокруг, не было ничего, тьма будто облепила весь корабль, ослепляя всю команду и нас в том числе. Непонятный гул заставлял бороться с желанием закрыть уши, а громогласные раскаты — испуганно подпрыгивать на месте.

— Я сам ничего толком не понял, — Крил подошел ко мне вплотную. — Я искал тебя, а потом резко опустилась тьма и… Короче дальше ты все сама знаешь, рассказывать не буду.

— Где остальные?

— Были с Дарракши-Лан и приплывшими.

— А почему ты не с ними? — стараясь не упасть и не натолкнуться на что-нибудь не очень приятное, я медленно двинулась вперед.

— Ты прекрасно знаешь мое отношение к людям, не думаю, что мое отсутствие кто-то заметил. Эль?

— Что? — я остановилась.

— Смотри. — Напряжение в голосе оборотня заставило напрячься, обернувшись, я посмотрела по сторонам. Ничего.

— На что смотреть то?

— Дура, перейди на магическое зрение!

Недовольно поморщившись, я решила оставить "дуру" без внимания, прекрасно понимая, что заслужила. Глубоко вздохнув, я закрыла глаза и замерла, не в силах скрыть восторга от увиденного. Тьмы не существовало, она, будто разошлась, представив взору многообразие цветов. Вокруг нас клубился легкий разноцветный туман, обволакивая и переливаясь на свету. Да, тут был свет! Я удивленно вертела головой, пытаясь определить, откуда он исходит, однако ничего не вышла, свет, казалось, шел отовсюду.

— Что это такое? — я сама удивилась робкому шепоту, вырвавшемуся из собственного рта.

— Понятия не имею, — Крил настороженно оглядывался по сторонам.

— Что ж, тогда пойдем и поищем того, кто знает, что за гадость здесь творится.

Наверное со стороны смотрелось немного странно, как девушка с закрытыми глазами пробирается по палубе, отчаянно честеря всю нечисть вместе взятую, за незабываемое путешествие, а рядом с ней недобро усмехаясь идет один из представителей этих самых "безмозглых обормотов", активно подсказывая нужные выражения. При этом оборотень совершено спокойно пользовался магическим зрением, даже не закрывая глаз. У меня никогда так не выходило. Сколько бы ни бился со мной Грейгор, а отстраняться от нормального восприятия у меня не получалось, лишь закрыв глаза и полностью погрузившись в себя, я могла улавливать ауры и сущности окружающих меня существ. Поэтому я даже немного завидовала Крилу, с совершенно невозмутимым вином идущему рядом.

Потыкавшись в несколько кают и не обнаружив там ни души, мы решили подняться на верхнюю палубу, надеясь застать там нужных нам Дарракши-Лан. Поднимаясь по лестнице, я невольно отметила, что туман, опутывающий корабль здесь намного гуще, на миг мне даже показалось, что я могу его коснуться. Замерев, я протянула вперед руку и…

— А!!!!!!!!!

Резко отшатнувшись и вопя, что есть сил, я потянула на себя руку, которую кто-то схватил с обратной стороны тумана. Не удержавшись, я соскользнула вниз, наталкиваясь на Крила и вместе с оборотнем летя вниз, слушая на лету самые изощренные ругательства и посылая силовую волну в того, кто так и не отцепился от моей руки. Запахло паленным… И жаренным…

Приземлившись на что-то мягкое и отчаянно стонущее, я облегченно вздохнула и тут же выпустила весь воздух из легких, ощутив на себе всю прелесть тяжести упавшего на меня тела. Снизу послышался хрип.

— Идиотка!…. Сумасшедшая!…. И кто меня дернул согласиться…. на охрану этой дурехи?! — оборотень всеми силами старался спихнуть с себя мою стонущую тушку. — Слезь с меня!

Интересно как?! Понимая, что задыхаюсь, я отчаянно попыталась вырваться. Двигаться было больно, похоже, я умудрилась сломать себе пару ребер, однако не это волновало меня в данный момент, а лежащее сверху существо, судя по ругани, оказавшееся Дантариэлем собственной персоной. Все, хана мне и белые тапочки…

— Воздуха… — кажется, меня услышали! По крайней мере, слезли мгновенно, даже подняли и встряхнули с такой силой, что я серьезно забеспокоилась о возможном сотрясении мозга. Хотя… Какой мозг?!

— Что ты вытворяешь?! — ой, ну зачем же так орать?

Медленно приоткрыв один глаз, я робко посмотрела на своего мучителя со зверским видом оглядывающего меня с ног до головы как нашкодившего котенка. Нда… Губы сами собой растянулись в улыбке, переходящей в истерический смех. Черный, как ночь, весь обугленный и местами обгоревший, Дан представлял сейчас собой интереснейшее зрелище. Теперь главное ничего не говорить, своя жизнь дороже… Не говорить…

— А тебе так даже больше идет! — и все-таки я не удержалась. Дан зло прищурился, послышалось угрожающее рычание… Дарракши-Лан умеют рычать?! Мама…

— А мне кто-нибудь поможет, наконец, подняться? — недовольное бормотание Крила заставило нас обоих вздрогнуть и повернуться к оборотню. — О, спасибо, что обратили внимания, премного благодарен, прям таки вечно буду вашим должником… Да поднимите же меня в конце концов!!!

— Дан! Вы как? Дан! — сверху послышались торопливые шаги.

Не обратив никакого внимания на окрики брата, Дантариэль одним рывком поднял помятого оборотня на ноги, не выпуская при этом меня из рук.

— Дан! — услышав голос Силиэра недалеко от себя, я попыталась вырваться, за что заслужила убийственный взгляд Дарракши-Лан. — Дантариэль, тьма тебя побери, ты где?! Привратник…

— Иду, — резко перебив брата, Дан, наконец, опустил меня на палубу, повернувшись в сторону лестницы, однако внезапно замер, будто что-то обдумывая. Миг, и мир вокруг меня перевернулся, заиграв всеми красками, а я оказалась висящей на плече у Пьющего Жизнь, болтаясь вниз головой.

— Пусти! — я попыталась вырваться, но хватка мужчины была "железной". — Пусти, тебе говорят! Я ж тебе… Да я тебя…

Меня опустили. Ошеломленная такой податливостью, я некоторое время недоуменно смотрела на внимательно оглядывающего меня парня. Что-то тут было не так.

— Дан? — я подозрительно прищурилась.

— Снаружи небезопасно, — победно усмехнувшись, он отошел на несколько шагов и, не давая мне, время на обдумывание его слов, захлопнул дверь.

Только тогда я соизволила оглянуться: он запер меня в каюте! В том, что дверь действительно была заперта, я тут же убедилась, потратив некоторое время на безрезультатные попытки взломать замок. Нет, все-таки этот подгоревший кретин просто невыносим! "Снаружи небезопасно"… И что? Почему небезопасно, что там вообще происходит и кто этот Привратник, в конце концов?! Оставил меня в комнате, даже не потрудившись толком ничего объяснить, а мне теперь мучиться. Ну уж нет…

Твердо решив выбраться отсюда, во что бы то ни стало, я еще раз пригляделась к двери — заперта. На ключ. А что на счет магии? Подойдя ближе, я приложила ладонь к деревянной поверхности, пытаясь обнаружить узор силы. Каждое заклятие, накладываемое на что-либо, имеет свой рисунок, что-то вроде паутины, отпечатывающийся на своем носителе. Науке различать такие узоры обучали лишь Воинов, ровно, как и изменять их по своему усмотрению. Чувствующие же не могли обладать такой способностью, и я очень надеялась, что спеша наверх, Дан не вспомнил о моей особенности, а, значит, если и наложил защиту на дверь, то не слишком сложную и энергоемкую.

Закрыв глаза, я полностью отдалась ощущениям, тут же натыкаясь на огненно-красные линии охранного знака. Тьма! Как ему удалось поставить его за считанные секунды?! Не знаю, чего больше опасался этот Дарракши-Лан, того, что наружу выйду я, или же что то, что осталось снаружи заберется внутрь, но защиту он поставил самую мощную. Даже у наставника я никогда не видела столь яркий и путаный рисунок. Какой же силой нужно обладать, чтобы сотворить такое?! Линий было слишком много, они переплетались и обрывались, складываясь в самый необычный узор, что мне только приходилось видеть. Они завораживали, приковывали взгляд…

Не знаю, сколько я так простояла, прижавшись к двери и совершенно забыв обо всем, кроме непонятного проявления силы Пьющего Жизнь, однако вывел меня из этого состояния транса лишь звонкий детский голосок, требовавший, чтобы его обладательницу пропустили к какому-то Рихнеру. Лана?! Страх за малышку змеей проник в самое сердце, заставив до крови закусить губу. Что она тут делает, если даже мне, судя по слова и поведению Дантариэля, снаружи очень опасно? Плюнув на осторожность, я сосредоточилась на той части своей силы, про которую уже давно безрезультатно пыталась забыть. Нужны эмоции? Да, пожалуйста, сколько угодно! Где-то внутри меня медленно разгоралась волна ярости и страха, придавая сил. Внезапно снаружи послышались ругань и голоса, но не это заставило меня вмиг напрячься, а необычный звук, словно что-то размером с человека упало в воду. Или кто-то… Лана! Сердце с бешеной скоростью пустилось вскачь, грозя выпрыгнуть из груди, но я этого даже не заметила, выпуская наружу всю имеющеюся у меня энергию и направляя ее вперед, сметая со своего пути дверь, вместе с косяками и некоторым количеством двери. Было больно. Очень больно. Грудь будто сдавило огненным кольцом, не выпуская наружу остатки жизненно необходимой силы. Кажется, я перестаралась… Но сейчас это было не так важно. Отстранившись от боли, я выбежала наружу, чуть притормозив при виде неподвижно лежащих тел матросов, попавших под силовую волну. Подойдя к ним ближе, я поняла, что они лишь оглушены и медленно выдохнула — живы. Развернувшись, я вбежала на верхнюю палубу и направилась туда, где перед бортом столпилась небольшая кучка людей и нечисти, активно ведущих спор с кем-то, находящимся, по всей видимости, в воде. Лишь спустя мгновенье я, наконец, разглядела маленькую принцессу, стоящую около Силиэра, воинственно уперев кулачки в бока. Жива. Напряжение, охватившее меня с того момента, как я услышала голос Роланы, медленно отступило.

Остановившись недалеко от спутников, я пригляделась к обстановке получше: что-то изменилось. Постояв так несколько секунд, я, наконец, поняла, что было не так. Тьма исчезла, и наступили сумерки, не давшие сразу заметить эти перемены, вокруг весело гулял морской ветерок, теребя волосы и лаская кожу. И все, ничего магического не было.

— Ты не имеешь на это никакого права, Привратник, — голос Дантариэля, заставивший меня оторваться от наблюдений, был холоден, как лед. — Не следует создавать неприятности ни нам, ни себе, Рихнер.

— Ты сам ведешь в свой дом беду, принц. Понимаешь ли ты это? — голос, раздавшийся, казалось бы, со всех сторон разом, заставил меня боязливо поежиться. Не знаю, кто такой этот Привратник, но такого голоса мне еще никогда слышать не доводилось. В нем чудились одновременно и шум прибоя, и свист ветра, и раскат грома, будто сама природа говорила в этом непонятном существе.

— Я прекрасно знаю, что делаю, Рихнер, и не тебе спрашивать меня об этом.

Взглянув на Дана, я невольно восхитилась его невозмутимостью. Наблюдая за ним, никто бы даже не усомнился в его принадлежности к правящей династии, сейчас перед нами был истинный правитель, не знающий жалости и неповиновения.

— Я намного старше и мудрее тебя, мальчик, — Привратник вздохнул. — Я жил здесь еще задолго до появления вашей расы. Одумайся, поверни назад и отвези людей в их города. Ты же знаешь, что им нет места на нашей земле.

— Они могут помочь! — Силиэр упрямо вскинул голову, а у меня защемило сердце: лишь полный дурак не смог бы заметить, сколько надежды было в голосе парня.

— Они?! — существо громогласно расхохоталось, заставив присутствующих здесь людей попадать на колени, заткнув уши. Безучастными к оглушающему звуку оказались лишь нечисть и…я? — Не хочу тебя огорчать, младший принц, но я не вижу здесь, ни одного из тех, кто смог бы хоть немного помочь вашей расе. Ни одного. А вот тех, кто сможет принести вред — сколько угодно!

— Это неправда! — звонкий голосок Роланы и топанье маленькой ножки заставило меня улыбнуться и, подойдя к борту, посмотреть на этого таинственного Привратника.

Не может быть… Вцепившись руками в широкий поручень, я во все глаза смотрела на первого в своей жизни дракона. Огромный (и как это я его раньше не заметила?!), изящный, с переливающейся серебристой чешуей и бездонными зелеными глазами, он был прекрасен.

— Я устал спорить, Рихнер, — в голосе Дантариэля зазвучал металл. — Ты не можешь противиться воле моего рода, а, значит, не можешь мешать нашему возвращению домой вместе с людьми.

— Ты много чего не знаешь, мальчишка! — кажется, дракон разозлился. — Неужели ты желаешь гибели своего народа?

— О чем ты? — Дан подозрительно прищурился.

— Люди…

— Дан! — прервав начавшего было говорить Рихнера, на палубу вбежал Шилинэр и остановился около борта, активно указывая вниз, туда, где я только что устроила погром. Хм, кажется, сейчас мне будет не до веселья. — Эта…Эта…

— Кто "эта"? — Дантариэль раздраженно сложил руки на груди, недобро поглядывая на подбирающего слова друга.

— Чувствующая, — нда, от того каким тоном это было сказано, я невольно поморщилась. В устах Шина мое звание звучало подобно оскорблению. — Эта пигалица, Рианоэль, она сбежала, выбив дверь и раскидав твоих людей по палубе! Многие до сих пор не могут придти в себя.

— Этого не может быть, я лично ставил защиту!

— Ну так иди и сам во всем убедись, — Шин мрачно усмехнулся. — Клянусь, если бы сам не видел, никогда бы не подумал, что кому-либо под силу снять твои чары.

Наблюдая за тем, как недобро сузились глаза Дарракши-Лан, я попыталась как можно тише убраться подальше. Не знаю, почему мне до сих пор не заметили, но долго так точно продолжаться не могло. Отойдя в самый темный угол палубы, я забралась на поручень, стараясь слиться с обстановкой.

— Я убью эту девчонку!

А он действительно разозлился! Эх… Смотря как Дан решительно спускается вниз, я вновь подумала о том, что бесить людей… ну, или нелюдей — мой талант.

— И как же тебе это удалось? — голос, раздавшийся за спиной, заставил меня испуганно подпрыгнуть. Тьма!

Не удержавшись, я перевалилась за борт, громко крича и перебирая всю родню одного противного, так перепугавшего меня дракона, готовясь вновь встретиться с ледяной водой. Однако упасть мне не дали: рывок — и я оказалась лежащей на чем-то жестком и ужасно скользком.

— Интересно, и когда это такая малышка, как ты, могла встретиться с моей бабушкой? — вцепившись в огромные чешуйчатые пластины на спине Рихнера, я возмущенно посмотрела в смеющиеся глаза серебристого дракона.

— И тебе не стыдно?! — я была возмущена до предела.

— Стыдно? — мне все-таки удалось сбить его с толку.

— Конечно. — Усевшись поудобнее, упершись ногами в углубления между пластинами, я сложила руки на груди. — Подкрадываешься к невинным девушкам, пугаешь, а потом еще и сбрасываешь в воду!

— Я тебя не сбрасывал! — дракон возмущенно фыркнул, окатив меня струей горячего воздуха и сбив с насиженного места.

Было больно… Слетев со спины Рихнера, я покатилась вниз, изо всех сил пытаясь зацепиться за чешую и отбивая себе все, что только вообще можно отбить.

— Эль! — испуганный вопль Силиэра и крик Роланы застали меня уже в воде.

Этот дракон… Убью! Странно, но на этот раз море не показалось мне таким уж холодным, возможно, все дело в той ярости, что сейчас кольцом сжимала мне грудь, но в какой-то миг я поймала себя на мысли, что водичка мне нравится. Нырнув глубже, я несколько секунд просто плыла, отдавая ощущениям и радуясь, что могу хоть на несколько мгновений побыть наедине со стихией. С нехваткой воздуха проблем не было, еще с детства Грейгор обучал меня плаванью, в том числе и тому, как оставаться под водой на протяжении нескольких часов. Однако никто кроме нас двоих об этом не знал. Наверху поднялась паника, я прекрасно чувствовала ярость, страх, ужас и огромное чувство вины, охватившие сейчас моих спутников, однако всплывать все же не торопилась. Водный мир был прекрасен: голубая вода позволяла видеть все вокруг: небольшие стайки самых разнообразных рыб, изумительные по красоте кораллы, все было словно в сказке. Поддавшись стихии, я вдруг поняла, насколько глубоко заплыла, однако отбросила эти мысли, расслабляясь и наслаждаясь той свободой, что наполняла сейчас каждую клеточку моей души и тела.

Внезапно что-то изменилось. Проводив удивленным взглядом стайку перепуганный рыб, я вдруг ощутила сильный удар, выталкивающий меня на поверхность. Нет! Я отчаянно начала сопротивляться, пытаясь вновь вернуться в манящее спокойствие воды. Развернувшись, я наткнулась на встревоженный взгляд дракона, мордой толкавшего меня на воздух, и что есть силы вцепилась в чешуйки, пытаясь дотянуться до самого уязвимого места — глаз. Ну я ему покажу! В груди полыхнула ярость, вырываясь наружу и окутывая меня коконом силы. Остался всего один рывок до поверхности, но меня это уже не волновало, мрачно усмехнувшись, я сделала то, чего требовало все мое существо.

Рихнер моментально вылетел из воды, оглушая всех громоподобном рыком боли. Да, никому не понравится, если ему прямо в морду выпустят обжигающую силу. Полетев вверх, я вдруг поняла, что не смогу удержаться на петляющем как заяц драконе и прыгнула в воду, оттуда наблюдая за пируэтами, которые выделывал ослепленный на какое-то время Привратник.

— И что ты на этот раз натворила? — услышав тихий и безумно усталый голос неподалеку от себя, я оторвалась от наблюдений. Дантариэль выглядел так, будто не спал, по крайней мере, неделю.

— Ничего, — я попыталась пожать плечами, однако тут же наглоталась ледяной воды. Да, именно ледяной, потому что после того, как я истратила большую часть своей силы, вода вдруг оказалась на удивление холодной. У меня начали стучать зубы. — Я…просто…плавала.

— Три часа? — наблюдая за тем, как меня трясет от холода, Дан лишь покачал головой и подплыл ближе, обхватив меня за талию и прижав к себе. Может в другой раз я и возмутилась бы, но сейчас мои мысли были заняты совершенно другим: три часа?! — Держись. — перехватив мои ноги под коленями, он прыгнул, моментально оказавшись на палубе, заставив меня открыть рот от изумления. Да тут же огромное расстояние! — Сил, принеси побольше полотенец и что-нибудь разогревающее.

Отдав указание, Дан понес меня дальше, судя по всему, в каюту. Оглядев столпившихся на палубе мужчин, я вдруг поняла, что все они были промокшие до нитки, словно… словно искали под водой одну несносную Чувствующую, как всегда приносящую окружающим одни лишь неприятности. В груди клубочком свернулось тепло, согревая, лучше любого одела или теплой и сухой одежды. Меня здесь любят, обо мне переживают.

— Где эта тварь?! — раздавшийся рык, заставил всех подпрыгнуть от неожиданности. Всех, кроме Дантариэля, так же неторопливо продолжавшего двигаться в каюту. — Дайте сюда мне эту пигалицу!

Так, это он меня тварью назвал?! Я возмущенно вскрикнула, вырвавшись из рук не ожидавшего такой подлости, Дарракши-Лан, и подбежала к борту, одаривая яростным взглядом бесившегося дракона. Нда… Не удержавшись, я громко захихикала, схватившись за живот и опустившись на корточки. Вы когда-нибудь видели драконов с подбитым глазом? Нет? Считайте, что очень многое в жизни упустили. Зло лупя хвостом по воде и выпуская пар из ноздрей, на меня смотрел, наверное, самый необычный дракон во всем мире, с огромным черным, набухающем кругом вокруг изумительного по красоте глаза. Черное на серебристом. Красота…

— Ты! — на меня обвиняющее указали огромным когтем. Ржу дальше, не отвлекаюсь. — Ты хотя бы знаешь, кто я такой? Да ты… Ты… Хватит!!!

Меня попросту смело звуковой волной, больно ударив о попавшуюся на пути мачту. Все, ему не жить.

— Эй, ты, — поднявшись с пола, потирая ушибленные места, я медленно и, судя по тому, как шарахнулся от меня народ, угрожающе, двинулась к Привратнику. — Ящер-переросток, звук убавить не желаешь?

— Как ты меня назвала?! — мне на какую-то секунду стало даже немного жаль несчастного, растерянно оглядывающегося вокруг, словно ища поддержки. Кажется, с таким отношением к собственной персоне он сталкивался впервые.

— Повторить? — мило улыбнувшись, я сложила руки на груди. — С удовольствием. Ящер-переросток.

— Да… — глаза Рихнера опасно сузились, а я внезапно вспомнила, кто именно передо мной находится. Нет, ну почему я сначала говорю, а уже потом думаю, а?! — Интересно… Очень интересно.

— Что? — постояв еще некоторое время с зажмуренными глазами и поняв, что убивать меня пока никто не собирается, я настороженно посмотрела на Привратника.

— Он хоть знает, какой ге… хм, какую головную боль везет на свои земли? — дракон выглядел на удивление довольным. Внимательно разглядывая меня с разных сторон, он то и дело удовлетворенно щурился и…улыбался! Улыбка дракона… Кажется я теперь еще долго не смогу спокойно спать по ночам. Нет, честно, если бы сама не увидела, никогда бы не подумала, что он может улыбаться.

— Интересно, а все драконы такие противные или это просто мне так везет? — не люблю, когда на меня пялятся, как на диковинку.

— Еще и острый язычок в придачу. Да, на это явно стоит взглянуть лично. — Рихнер чуть ли не замурлыкал от удовольствия.

— Смотри, чтобы было чем глядеть, — он меня бесил. Пристально взглянув на оставшийся целым глаз, я сделала вид, что прицеливаюсь.

— Только попробуй! И вообще, девчонка, — он возмущенно фыркнул, отплывая подальше. — Я до сих пор не могу понять, как тебе это удалось. — Мне еще раз продемонстрировали синяк. — Дракону нельзя причинить вред обычным всплеском силы.

— Если бы я сама могла это понять… — я, лишь тяжело вздохнула.

— А знаешь, принц, — Привратник не сводил с меня задумчивого взгляда. — Я изменил свое решение, люди тоже могут двигаться дальше.

— И что же на тебя повлияло? — от спокойного голоса Дана, меня бросило в дрожь. Он был в бешенстве.

— Любопытство, — глаза дракона едва ли не светились от предвкушения.

— Любопытство? — парень нахмурился.

— В мире много тайн, мальчик, так много, что даже мне некоторые из них неизвестны.

С этими словами он взлетел, стремительно удаляясь от застывших от изумления людей.

Глава 11

Драконы странные существа, они жили в нашем мире еще задолго до появления первых Древних. Они грациозны, красивы и нет в мире никого столь же мудрого как дракон. Однако в данный момент мне безумно хотелось придушить одного из них. Что означала последняя фраза Привратника? Что такого интересного увидел во мне этот ящер (хотя кто его знает, ящер он или нет)? Вопросы, вопросы, и ни оного ответа!

Почувствовав, что мои зубы от холода уже отбивают какой-то непонятный ритм, я обернулась к Дантариэлю, с обреченностью ожидая нового внушения.

— Ты в порядке? — наверное, у меня было слишком ошарашенное выражение лица, так как он грустно усмехнулся. — Не смотри на меня как на монстра, сама виновата. Естественно, можешь даже не надеяться, что все это сойдет тебе с рук, просто я слишком устал, чтобы ругаться.

Дан? Устал?! Я даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что это не сон. Ой!

— Я и не надеялась, — потерев руку, я попыталась унять дрожь. — Хотя, ты мог бы и спасибо мне сказать.

— Спасибо? — брови парня полезли вверх. — Это, интересно, за что?

— А разве не благодаря мне мы успешно плывем дальше?

— Не думаю, что в этом есть твоя заслуга, — Дан скептически хмыкнул. — Рихнеру все равно бы пришлось подчиниться, он всего лишь страж, Привратник, его обязанности служить нашему роду.

— Не знала, что драконы могут кому-нибудь "служить", — я удивленно посмотрела на парня. — Мне всегда казалось, что они никогда не позволяют, кому бы то ни было приказывать себе.

— Рихнер — особый случай, он принес клятву верности.

— Дракон в услужении… Вы явно опасные противники, — криво усмехнувшись, я поежилась: ветер становился еще более пронизывающим. — Увижу еще раз этого…плавучего гада, ящерицу недоделанную, одним синяком не отделается!

— И по какому поводу столько ненависти в голосе? — Дантариэль удивленно вскинул брови. — Насколько я помню, это ему пришлось от тебя отбиваться, а не наоборот. Это надо же было, пробить броню дракона!

— А нечего было меня пугать, — я насупилась. — И вообще, кто его просил меня из воды доставать? Мне, между прочим, там очень даже понравилось.

— Понравилось? — взглянув на Дарракши-Лан, я невольно нахмурилась, видя, с каким выражением на меня смотрит парень. Нда, чувствуется, сейчас будет взрыв. — Я еще ни разу не видел человека, способного пробыть под водой три часа подряд. Разве ты умеешь плавать? Помнится, в прошлый раз, попав в воду, ты чуть не утонула. Тьма, Эль, да ты вообще понимаешь, что делаешь? Мы уже не надеялись увидеть тебя живой, когда Рихнер вытолкал тебя наружу.

Тьма, ну почему мне так стыдно?! Хмуро посмотрев на окружающих меня мужчин, я невольно поморщилась под их осуждающими взглядами. Вот что значит, почувствовать себя полной свиньей. Нет, ну чего это они?

— Во-первых, плавать я умею, а в тот раз, наглоталась воды от неожиданности. А во-вторых, кто вас просил волноваться? — сложив руки на груди, я повернулась ко всем спиной, что было мочи, вцепившись в поручень. Ненавижу чувствовать себя виноватой, а тут еще и тупая боль начала медленно скапливаться в груди, напоминая, что за это вечер мне слишком часто приходилось прибегать к силе. — Я бы выбралась и сама, мне не привыкать.

— Так тебе бы больше пришлось по душе, если бы мы просто стояли и смотрели, как ты тонешь? — от гневных ноток в голосе Дана, мне тут же захотелось забиться куда-нибудь подальше и не показываться годков, эдак, десять.

— Ах, да, я же забыла, что моя жизнь очень ценна для вашей расы! — Боги, ну что я несу?!

— При чем здесь наша раса, Чувствующая? — голос Дантариэля стал холоден, как лед, а сам парень внезапно успокоился.

— Как же можно дать погибнуть той, что сначала должна избавить вас от проклятья? Разве не так? — боль стала почти невыносимой, и я невольно прижала одну руку к груди.

Тьма, ну кто дернул меня за язык? Почему я всегда на него срываюсь? Напряженная тишина за спиной так и давила на уши, вызывая желание закрыть их руками.

— Я рад, что вы это осознаете, Чувствующая, — я вздрогнула. — Ваша жизнь действительно очень ценна для нашей расы, так что впредь я вас убедительно прошу так не рисковать.

Лучше бы он меня ударил. Смотря невидящим взглядом вдаль, я слышала, как удаляются шаги Дарракши-Лан, и расходится по своим местам команда. Почему я наговорила ему все эти гадости? Ну что мне стоило просто сказать "спасибо", ведь знала же, что они все действительно переволновались. А теперь… Сама виновата!

— Эль…

— Что? — боль стала настолько нестерпимой, что я даже не обернулась к подошедшему Гейру.

— Ты ведь знаешь, что не права, — это был не вопрос, а утверждение, которое я даже не собиралась оспаривать. А смысл? — Зачем ты так с ним? Дантариэль старается и это всем видно, любой другой на его месте уже давно оставил бы тебя в ближайшем порту, а он терпит!

— Премного ему благодарна! — свой язвительный тон даже меня заставил поморщиться. О, Боги, пусть он уйдет…

— Ты ведешь себя как ребенок. — Мне на плечо легла рука Воина, заставив вздрогнуть от неожиданности: прикосновение его горячей кожи было для меня подобно ожогу. — Тьма, да ты холодная, словно лед!

— Все в порядке, Гейр, — вырвавшись из его рук, я обошла мужчину и, стараясь не встречаться ни с кем взглядом, направилась в каюту.

Только бы никто не заметил… Пробираясь на нижнюю палубу, я изо всех сил старалась унять ноющую боль. Рядом, то тут, то там сновали хмурые матросы, одаривающие меня нелюбезными взглядами, но мне сейчас было совершенно не до них, одна лишь гордость не позволяла мне даже звуком показать, насколько невыносимым стало огненное пламя в груди. Не смогла остановиться вовремя, лишком заигралась во всемогущество. В следующий раз буду умнее.

Закрыв за собой, наконец, заветную дверь, я с едва слышным стоном опустилась на пол, прижимаясь холодным лбом к теплому, для меня сейчас, дереву. Скоро… Очень скоро станет легче. Долгожданная тьма всегда приносит облегчение.


— Ну здравствуй, Рианоэль, давненько же ты не появлялась, — нежный женский голос, назвавший меня по имени, заставил с неохотой приоткрыть глаза.

— Неужели на этот раз я не выдержала? — сев, я в который раз уже увидела привычную для себя картину: снежно-белый туман, не дающий разглядеть ничего вокруг. Грань.

— О, нет, — Смерть весело рассмеялась, будто я сказала что-то очень забавное. — Ты слишком сильна для того, чтобы умереть от обычного отката.

— Тогда что же я тут делаю? — подтянув колени к груди, я обняла их руками, внимательно разглядывая находящуюся передо мной женщину. Многое изменилось с наших последних встреч: никогда еще она не сидела рядом, полностью копируя мою позу и наблюдая за мной с понимающей и немного насмешливой улыбкой. Никогда еще она не называла меня по имени, и вот уже во второй раз лицо Смерти было открыто.

— Отдыхаешь, — я ошарашено смотрела, как подмигнув, она вновь засмеялась.

— Я не ослышалась?

— Не удивляйся, дитя, все смертные когда-нибудь устают, а тебе очень скоро понадобятся все силы.

— Это касается Дарракши-Лан? — я взволнованно поддалась вперед, заслужив еще одну усмешку.

— Ты слишком торопишься, Рианоэль, — Смерть неодобрительно покачала головой. — Впрочем, как и все смертные.

— Почему все изменилось? — решившись, я, наконец, задала интересующий меня вопрос. — С каких пор вы стали называть меня по имени? Что происходит?

— Тебе больше по душе "Чувствующая"? — женщина деланно удивилась. — Что ж, дитя, будь, по-твоему.

— Вы прекрасно знаете, что я имею в виду совсем другое, — я внимательно вглядывалась в ее незрячие глаза, единственное уродливое пятно на безупречном по красоте лице. — Я слишком часто бывала на Грани, чтобы не заметить перемены.

— Все всегда меняется, время идет и жизнь не стоит на месте, однако люди редко это замечают, — поднявшись, Смерть внезапно оказалась совсем рядом со мной, крепко зажав в пальцах мой подбородок она заставила смотреть себе прямо в глаза. — Возможно, это ты изменилась, дитя.

Не успела я опомниться, как густой туман скрыл в себе женскую фигуру, оставив меня наедине с собой.

Опять тайны… Тяжело вздохнув, я вновь улеглась на пол (хотя, был ли здесь вообще пол?), и свернулась клубочком, подтянув колени к груди. Что она пыталась мне сказать? Что значит, я изменилась? Как? Возможно дело в том, что в последнее время все чаще приходится использовать ту часть своей силы, что раньше оставалась дремлющей? Тьма, столько вопросов! Не знаю почему, но я была твердо уверена, что именно эта сила как-то влияет на меня. Да и откат… Чем чаще я прибегаю к своей не свойственной целителям стороне, тем легче он проходит. И что самое удивительное, я больше не боюсь того разрушения, что приносит с собой эта сила. Возможно мне, наконец, удалось принять ее как часть себя? Не знаю…

Лежа так, закрыв глаза и полностью расслабившись, я вдруг почувствовала небывалую легкость и спокойствие. Вокруг не было ни проблем, ни тревог, ни чувства долга, что сжигает изнутри хуже любой боли. Я действительно устала и, как бы ни странно это звучало, была благодарна Смерти за возможность просто подумать, отстранившись от внешнего мира.

Она сказала, что очень скоро мне понадобятся все силы, и мне почему-то казалось, что она имела в виду именно проклятье Дарракши-Лан. Интересно, что она знает? И скажет ли, если я спрошу? Нет, не скажет. Это не в ее власти. Но, как не странно, она мне помогает. Тьма, что же за игру ведут Боги, раз сама Смерть стоит на стороне нечисти?! Или людей? Я ведь все-таки человек…

Еще одна головная боль — дракон. Что он увидел во мне, почему это древнее существо так заинтересовала какая-то Чувствующая? Я просто обязана еще раз с ним поговорить. И извиниться перед Даном. Думать об этом совершенно не хотелось, но последние слова принца прочно засели в голове. Я его обидела.

Тьма, Эль, во что же ты вляпалась на этот раз? Разве мало потрепала тебя жизнь? Разве ты не научилась чему-нибудь на дорогах мира? Глупая, гордая, маленькая Чувствующая…


— Эль… Эль… — беспокойство в до боли знакомом голосе, все время повторяющем мое имя, заставило меня глубоко вздохнуть и посмотреть на его обладателя. Лирт.

— Чего тебе?

— Очнулась, наконец! — кажется, друг был в бешенстве. — Ты хоть понимаешь, что с собой делаешь?

— Я? — я делано удивилась. — Да вроде ничего, лежу тут… Кстати, а где я лежу? — медленно сев, я обнаружила себя, уютно устроившуюся на незнакомой кровати в просторной комнате. Нда, мы явно были уже не на корабле. Это ж сколько я была на Грани?!

— Сегодня утром мы прибыли в столицу Дарракши-Лан, — заметив мой удивленный взгляд, Лирт усмехнулся. — Скажи, у тебя это вошло в привычку, или же ты просто получаешь удовольствие, заставляя всех волноваться?

— Ни то, ни другое, уж тебе ли не знать, что бывает, когда я слишком часто применяю силу. — Я недовольно поморщилась, понимая, что парень прав, и я действительно сплошная головная боль. — Долго я была без сознания?

— Учитывая, что уже ночь — два дня.

— Тьма! Что б еще раз я согласилась на ее "отдых"! — я раздраженно взъерошила волосы.

— На чей? — Лирт внезапно напрягся. Так, впредь надо следить за тем, что говорю.

— Что? — я состроила невинный взгляд.

— Ты сказала, что больше не согласишься на ее отдых. На чей отдых? — он подозрительно прищурился.

— Я сказала? — я упорно косила под дурочку.

— Да. Ты… — парень вздохнул. — Ладно, не хочешь говорить — не надо, все равно силой из тебя ничего не выбьешь.

— Что-то в последнее время ты стал слишком кровожадным, — поднявшись с кровати, я с удовольствием потянулась, стоя к нему спиной. — На тебя это так не похоже. — Тишина в комнате вдруг стала просто оглушающей. — Лирт?

Обернувшись, я невольно замерла под тяжелым взглядом парня, медленно разглядывающего меня с ног до головы. Да что с ним такое? Отступив на шаг, я мельком взглянула в огромное зеркало, висящее на противоположной стене, и чуть не взвыла. Ну кто умудрился напялить на меня такую тонкую ночную рубашку, что при свете луны, она теперь оказалась почти прозрачной?!

Быстро подойдя к остолбенелому парню и грубо столкнув его с кровати, я по самые уши закуталась в длинное одеяло.

— Эль…

— Что? — обернувшись, я смерила его гневным взглядом.

— Не злись, — он примиряющее поднял руки.

— Мог бы, и сказать, а не пускать слюни. — Я возмущенно фыркнула.

— Ну прости, — отвернувшись, он подошел к большому настежь распахнутому окну. — Если ты еще не заметила, я все-таки мужчина.

— В первую очередь ты целитель и мой друг. Хотя во втором я уже сильно сомневаюсь.

— Что? — резко обернувшись, он ошарашено на меня уставился. — Из-за какой-то минутной слабости…

— При чем здесь это? — я раздраженно скривилась. — Не говори ерунды, не забывай, что я уже не ребенок, Лирт, и все прекрасно понимаю. Дело в самом тебе. Ты очень изменился, Чувствующий, это я тебе уже сказала и при первой нашей встрече. Ты что-то скрываешь, и я это прекрасно чувствую, да и то, что теперь ты правая рука нового главы гильдии… Думаешь, я не знаю, что нужно было совершить, чтобы добиться такого положения? Да еще и получить титул. Тот, кто пришел на место Витольда, жесток, он тщеславен и преследует лишь свои цели, не думаю, что он окружил бы себя людьми другого сорта. — Я презрительно скривилась. — Ты мне противен, Лирт.

— Не говори так, — яростно сжав кулаки, парень судорожно вздохнул, стараясь успокоиться. — Ты абсолютно ничего не знаешь.

— Ну так расскажи мне! — я внезапно даже для самой себя сорвалась на крик.

— Не могу, — посмотрев в глаза парня, я поразилась той боли, что читалась в его взгляде. — Прости, но я не могу.

— У нас никогда не было секретов друг от друга, Лирт, — отвернувшись, я подошла к двери, открыв ее и недвусмысленно давая понять, что не желаю больше его видеть. — Очень жаль, что все изменилось.

— Эль… — я еле сдержала всю свою решительность, видя, как бессильно опустились протянутые ко мне руки. Так будет лучше, уж слишком много тайн стоит теперь между нами.

— Вы сами заметили, что уже ночь, лорд Дарриш, — я нарочно не смотрела на него. — Не думаю, что будет прилично, если вы еще дольше задержитесь в моей комнате.

— Ты совершаешь ошибку, малышка, — остановившись в дверях, он ласково потрепал меня по голове, как делал в детстве. — И я докажу, что ты не права.

Решительно выйдя из комнаты, Лирт медленно побрел по коридору, я а все так же смотрела ему вслед, безумно желая, чтобы его слова оказались правдой. У меня слишком мало друзей, чтобы их терять.

— Лирт, — он остановился. — Не смей больше распространяться насчет моей семьи и меня, лично. Есть вещи, которые не следует знать остальным.

— Ты намекаешь на разговор на корабле? — обернувшись, он внимательно на меня посмотрел.

— И не только.

— Это приказ? — он холодно усмехнулся.

— Нет, что ты. Это, как ты однажды выразился, "последний дар нашей дружбе", просто просьба.

С этими словами я вернулась в комнату, плотно закрыв за собой дверь. На душе было…противно. С Лиртом нас слишком многое связывало, чтобы можно было просто вычеркнуть его из памяти. Не смотря на то, что он многое скрывал, я почему-то ему верила, все мои чувства просто кричали о том, что парень не причинит вреда ни мне, ни кому бы то ни было вокруг.

Заставив себя не думать о целителе, я, наконец, смогла осмотреть предоставленные мне апартаменты. Комната была просторная и, судя по количеству больших окон (целых три!), довольно светлая, огромная кровать, на которой я и очнулась, занимала немало места, и оказалась такой красоты, что я невольно залюбовалась. Два удобных кресла, письменный стол со стулом, находящиеся возле одного из окон и большой шкаф — здесь было все самое необходимое для комфортного проживания. Однако не это заинтересовало меня больше всего, а изумительная по красоте ванная, оказавшаяся за одной из дверей, ведущих из комнаты. Огромная, деревянная, с резной отделкой, она так и манила к себе доверху заполненной горячей водой (интересно, откуда она взялась?). Сказка. Такой роскошью у нас могли похвастаться лишь правители. Не давая себе времени на раздумья, я тут же разделась и запрыгнула в воду, чувствуя, как расслабляется каждая клеточка тела. Блаженство…

Не знаю, сколько бы я еще так пролежала, однако настырный стук в дверь заставил меня недовольно открыть глаза. Ну кого еще принесла нечистая?!

— Леди Рианоэль? — входная дверь открылась и в комнату кто-то вошел. Хм, интересно, додумается ли он постучать в ванну? — Леди… — незваный гость оказался настойчив.

— Тьма! — тихо выругавшись, я медленно поднялась, ища глазами малейший кусок ткани, чтобы прикрыться. Взгляд наткнулся на заброшенную в угол ночную рубашку, заставив меня задуматься над тем, успею ли добежать или нет?

— Леди Рианоэль? — незнакомец подошел к двери в ванну, отчего я недовольно вздохнула: все-таки додумался.

— Что… Тьма! Да что ж такое?! Ну кто ж… Да… Ой!

— Леди, что с вами? Вы в порядке? Леди Рианоэль?!

Потирая ушибленные части тела, я медленно поднялась на ноги, стараясь больше не ругаться и не обращать внимания на подозрительно трещавшую под ударами дверь. И почему я такая неуклюжая? Вот угораздило же поскользнуться именно сейчас.

— Что опять случилось? — а вот этот голос был мне уже очень хорошо знаком. — Лиэр, что ты здесь делаешь?

— Пришел познакомиться, — кажется тот, кого Дантариэль назвал Лиэром был явно взволнован. Интересно, чем? — Леди Рианоэль, что случилось? Почему вы кричали? Немедленно откройте!

— Кричала? — ого, а вот теперь Дан по-настоящему заинтересовался. — Эль? — я не отзывалась, с интересом ожидая, насколько хватит их терпения. — Эль, если ты сейчас же не выйдешь, я выбью дверь.

Ну-ну, посмотрим. Сев на краешек ванны, я сложила руки на груди, предвкушая интереснейшее зрелище: обеспокоенный Дарракши-Лан выбивает дверь в женскую ванную комнату. Губы сами расползлись в улыбке от всплывшей в воображении картины.

— Эль! — что-то в голосе парня заставило меня напрячься, кажется, он настроен решительно.

Не успела я встать, чтобы прекратить весь этот фарс, как с противнейшим хрустом дверь, в прямом смысле слова, разлетелась на щепки, заставив меня от неожиданности вскрикнуть и дернуться, падая прямиком в воду. Да что б его!

— Тьма! — вынырнув, я яростно уставилась на влетевшего в комнату и рухнувшего прямо на меня парня. — Дан, я тебя убью! — мгновенно перевернувшись, я вцепилась руками ему в волосы, в тщетной попытке потопить несчастного. Меня еле от него оторвали. Самоубийца.

— Успокойся! — окрик Дарракши-Лан, как ни странно, подействовал.

Вырвавшись из рук незнакомого мужчины, я раздраженно прошла в спальню, на ходу выжимая волосы и оставляя на мягком (и судя по всему безумно дорогом) ковре, мокрые лужи. Молодец, добилась своего, теперь расплачивайся. Эх… Решив, что ночную рубашку, насквозь мокрую и, после совместного купания, местами порванную, можно смело выкидывать (не своя — не жалко), я, попросту ее сняла, завернувшись в одеяло. После чего, найдя свою сумку, оказавшуюся на одном из кресел и откопав в ней все необходимое, я хмуро посмотрела на парней, каменными изваяниями застывших в конце комнаты.

— Вы сами отвернетесь или вам помочь?

Миг — и перед моим взором оказались две спины, одна из которых подозрительно подергивалась: кажется, Лиэру было весело. Надо будет как-нибудь это исправить. Мрачно размышляя на тему: "Все мужики сволочи, или же лишь мне достались редкие экземпляры?", я быстро переоделась в любимые сердцу брюки из мягкой кожи, легкую рубашку и корсет (с ним я провозилась намного дольше) и уселась в кресло, скрестив ноги и сложив руки на груди. Надеюсь вид у меня грозный.

— Можете поворачиваться, а заодно и объяснить, что тут делаете.

— Сил был прав, брат, она просто чудо, — не выдержав, Лиэр в голос расхохотался. Брат?!

— Ага, — Дан мрачно усмехнулся, снимая промокшую рубашку и брезгливо выкидывая ее обратно в ванну. Меня бросило в жар при виде его обнаженного тела. — В перьях. — Жар схлынул, осталось одно лишь раздражение.

— Кто бы говорил!

— Да ладно вам, не ссорьтесь, — отсмеявшись, незнакомец подошел ко мне ближе, склонив голову в приветственном поклоне. — Позвольте представиться, леди Рианоэль, Лиэрман нэй Аррткур, правитель расы Дарракши-Лан.

Правитель? О, Боги, какая же я бестолковая, у Дана ведь всего два брата!

— Очень приятно познакомиться с вами, правитель, — я тут же подскочила с места, сделав неумелый реверанс. — Позвольте принести вам свои извинения за случившееся. — Чувствуя, как кровь приливает к щекам, я стиснула зубы, готовая провалиться под землю от стыда. Ну почему мне так "везет"?!

— Извинения? — он весело хохотнул. — Ну что ты, поверь, я уже давно не получал такого удовольствия, наблюдая как кто-то дает взбучку братишке. Обычно это именно его привилегия. И вообще, — я с изумлением наблюдала, как он берет меня за руку, медленно поднося ее к губам. — Я и весь наш род, приносим вам свою благодарность, Чувствующая, вы не только спасли мою дочь, но и вызвались помочь всей нашей расе. Отныне я ваш должник.

— Ну что вы, — я вновь покраснела под насмешливым взглядом Дантариэля, которому, по всей видимости, доставляло удовольствие видеть мое смущение. Ну не люблю я, когда меня благодарят. — Мне это ничего не стоило, да и помогать любым расам — обязанность Чувствующих.

— Ничего? — правитель удивленно посмотрел на брата. — Однако я владею совершенно другой информацией.

Я гневно уставилась на Дана. Предатель.

— Осторожней с этой особой, Лиэр, ей палец в рот не клади — без руки останешься, — усмехнувшись, Дантариэль развалился на кровати, подложив руки под голову. — Уверяю, ты еще сотню раз пожалеешь о своих словах.

— Не думаю, что эта милая девушка сможет принести много неприятностей, — взгляд Лиэрмана стал скептическим.

— Эта "милая девушка", как ты выразился, только, что чуть не утопила твоего брата!

— Сам виноват, нечего было врываться ко мне в комнату, — вновь устроившись на кресле, я положила голову на прижатые к груди колени.

— Нечего было кричать, — Дан сел, одаривая меня хмурым взглядом.

— Что хочу, то и делаю, быть может, это у меня привычка такая — кричать в ванной.

— А с синяками ходить, тоже входит в одну из твоих привычек? — взгляд парня уперся мне в щеку. Так, надеюсь это не то, о чем я подумала.

Подскочив к зеркалу, я обреченно уставилась на свое отражение. Ну вот, я так и знала: на левой щеке, прямо во всю скулу расползся отвратительнейший синяк, отливающий всеми цветами, начиная от темно-синего и заканчивая ярко фиолетовым. Интересно, когда именно я умудрилась его получить: когда поскользнулась, или же после потасовки с Дарракши-Лан?

— Конечно входит, — обернувшись, я одарила Дантариэля холодной улыбкой. — Ни одна уважающая себя Чувствующая, которая находится в компании Дарракши-Лан, просто не может выйти из комнаты без нового синяка. Разве тебе об этом не известно?

— Кажется, я теперь понял, почему Ролана от нее в полном восторге, — переводя взгляд с меня на брата, и обратно, правитель задумчиво ухмылялся. — Вы просто удивительное создание, леди Рианоэль, я даже припомнить не могу, когда в последний раз кто-нибудь мог дать отпор Дану.

— Посмотрим, как ты заговоришь, когда она решит попрактиковаться на тебе, — недовольно поморщившись, парень запустил руку в смоляные волосы. — Ладно, шутки кончились, как ты себя чувствуешь? — на меня подозрительно уставились, ожидая ответа.

— Отлично, чего и тебе желаю.

— Может, объяснишь, почему, обыскав весь корабль, мы нашли в одной из кают твое почти бездыханное тело?

— А если не объясню? — я тяжело вздохнула, прекрасно понимая, что отвертеться мне не дадут.

— Тогда нам придется обратиться за разъяснениями к твоему наставнику, — посмотрев на хмурого Дана, я поняла, что тот не шутит. — Эль, не веди себя как ребенок.

— Ничего особенного не было, обычный откат, — небрежно пожав плечами, я подошла к окну. — Просто в последнее время я слишком необдуманно пользовалась силой.

— То же, что было на озере? — Дантариэль поддался вперед, странно переглянувшись с братом. — Но в тот раз ты стонала от боли несколько дней, а тут… Будто просто заснула.

— Не думаю, что смогу ответить на этот вопрос, так как сама ничего не знаю, — сев на подоконник, я заинтересованно посмотрела вниз, с удивлением понимая, что даже ночью здесь кипит жизнь. Повсюду сновали какие-то люди (хотя людьми, в прямом смысле слова их назвать было сложно), то и дело слышались голоса, ржали лошади. Прямо на моих глазах, какой-то малец, споткнувшись, рассыпал огромную корзину с яблоками, тут же получив втык от подбежавшего мужчины. Все было так знакомо, так…по-людски. — Что происходит? Почему все такие оживленные?

— Еще один отряд наших воинов отправляется в Херроуш-Вил, — вздрогнув, я удивленно посмотрела на подошедшего Дана.

— Еще один? Какой смысл, если в школу все равно никто не может попасть?

— Мы не оставляем попытки, леди Рианоэль, если хотя бы один из отряда сможет пройти внутрь, нам будет спокойнее. — Тяжело вздохнув, Лиэрман поднялся с кресла. — Если с вами действительно все уже в порядке, то надеюсь, вскоре и ваша делегация сможет оказаться на месте.

— Думаю, будет намного проще, если вы будете называть меня просто по имени, правитель, я не привыкла к такому обращению. Просто Эль, надеюсь, вы не возражаете — улыбнувшись на миг, я вновь нахмурилась, подсчитывая время на обратную дорогу в школу Дарракши-Лан. — Сколько туда добираться? — я мысленно ужаснулась, представляя, сколько еще придется терпеть детям, ожидая помощи.

— Ваш отряд достаточно мал, чтобы использовать обычный переход прямо в Херроуш-Вил, так что дня два в запасе, чтобы побыть в столице у вас еще есть. Поэтому, Эль, советую тебе, немного отдохнуть и набраться сил, чувствую, что вам всем они еще пригодятся, — выделив мое имя, он открыл дверь, ведущую из комнаты, и чуть задержался на пороге. — Добро пожаловать в Крилман, нашу столицу. И, кстати, можешь звать меня просто Лиэр.

Провожая остолбенелым взглядом вышедшего правителя, я еще некоторое время старалась "переварить" услышанное. Называть правителя другой расы просто по имени?! Немыслимо…

— Что-то ты притихла, — раздавшийся прямо над ухом раздраженный голос Дантариэля, заставил вернуться с небес на землю. — Неужели мой брат произвел на тебя такое впечатление?

— Неужели ревнуешь? — подняв на него взгляд, я усмехнулась.

— С чего бы это? — я на секунду залюбовалась его лицом, губами, сжатыми в тонкую линию, скептически выгнутыми бровями и, конечно же, глазами, бездонно-синего цвета. Тьма, куда же тебя несет, Чувствующая?!

— Ну не знаю, — я отвернулась, не в силах больше выдерживать его притягивающий, как магнит, взгляд. — Возможно, потому что он намного приветливей тебя, а еще милей, улыбчивей и симпатичней, — перечисляя качества правителя, я с ехидной улыбкой загибала пальцы на руке. — И самое главное, — обернувшись, я ткнула указательным пальцем в грудь парню. — Он блондин!

— А это аргумент? — зажав ткнувшуюся в него конечность в своей ладони, Дан напряженно вглядывался куда-то поверх моей головы.

— Конечно, — я попыталась вырваться. — Девушки любят блондинов, они очень обаятельные, привлекательные и вообще… Дан! — я удивленно пискнула, мгновенно оказавшись в объятиях Дарракши-Лан.

— Так значит, он симпатичнее? — его пальцы медленно поползли по моей спине, вырисовывая какой-то непонятный узор, отчего я попросту задохнулась от зарождающегося в груди жара.

— Да… — мой голос внезапно охрип.

— И приветливей? — его дыхание обожгло мне щеку, заставив судорожно вздохнуть и облизать мгновенно пересохшие губы. О, Боги, что он со мной делает?

— Возможно…

— И обаятельней? — его губы ласково коснулись моего виска.

— Бесспорно… — я судорожно вцепилась руками в его обнаженные плечи, боясь не устоять на ногах.

— Бестия! — довольно усмехнувшись, он нежно притянул к себе мое лицо. Его губы оказались на слишком опасном расстоянии от моих, отчего все мысли, просто перемешались в голове. — Что ты со мной делаешь?

Странно, этот вопрос я совсем недавно задавала себе. А потом он меня поцеловал и на размышления уже не осталось ни сил, ни времени…ни желания.

Глава 12

Тук… Тук… Тук… Я невольно отвлеклась на непонятный стук в окно. Что это может быть? Тук… Тук…

— Тьма, я убью его! — жаркое дыхание Дантариэля коснулось моей щеки, вызвав дрожь во всем теле. Кошмар, что же со мной творится?!

— Эль! — донеслось с улицы. — Я знаю, что ты очнулась, так что хватит отлеживаться, Чувствующая, пора на подвиги, родина ждать не будет.

— Крил, прекрати, весь дом разбудишь! — раздраженный шепот Сила заставил оборотня приумолкнуть. Правда, ненадолго.

— Я же ради вас стараюсь, — кажется, он обиделся. — Вот уйдем без малышки, так потом никому мало не покажется!

— Кажется, ты создала себе не самую лучшую репутацию, — фыркнув, Дан крепче прижал меня к себе. Не смотря на то, что в комнате было очень темно, я легко различила его довольную улыбку. — Интересно, они все там собрались?

— Понятия не имею, — я попыталась отстраниться. Душу разрывали противоречивые чувства: с одной стороны, часть меня изо всех сил стремилась к Пьющему Жизнь, с другой же, я прекрасно понимала, что это невозможно. — Отпусти.

— А если не отпущу? Что ты сделаешь? — он медленно и дразнящее наклонился к моей шее, покрывая ее легкими, как прикосновения бабочек, поцелуями. У меня подкосились колени. Судорожно вздохнув, я вцепилась в плечи парня, стараясь удержаться на непослушных ногах.

— Дан, прекрати… Не надо.

— Что именно? — внезапно я почувствовала прикосновение его языка к своей разгоряченной коже. В голове все перемешалось, и на какое-то время я вообще забыла, как дышать.

— Нет! — резко его оттолкнув, я мгновенно оказалась на другом конце комнаты.

— Ты ничего не слышал? — снаружи послышалось обеспокоенное перешептывание. — Эль? Ты меня слышишь, девочка? Что у тебя там происходит? — я невольно улыбнулась, не услышать Гейра может только труп. — Послушай, если ты сейчас же не отзовешься, мы перебудим весь замок своими криками. — Хм, что-то мне это напоминает…

— Может поднять Дана? — встревоженный голос Шина стал для меня полной неожиданностью. Он-то что тут делает?!

— И испортить нам весь праздник? — Крил возмущенно фыркнул. — Ты же сам говорил, что Крилман можно почувствовать только ночью и только веселившись. А какое же веселье, если все время тебе в спину упирается взгляд вашего принца?

Переведя взгляд на Дана, я с опаской наблюдала за его реакцией. А ему казалось было даже… весело. Облокотившись о стену и сложив руки на груди, парень с едва заметной улыбкой прислушивался к разговору, однако взгляд его неотрывно упирался лишь в меня. Решив не обращать на него внимания, я быстро подошла к окну, вывалившись из него почти наполовину.

— Что вы тут делаете?

— Эль! — задрав головы к верху, все радостно разулыбались. О, Боги, неужели здесь действительно ВСЕ?! Гейр, Крил, Малик, Сил и даже Шилинэр. Кошмар… Ошарашено переводя взгляд с одного мужчины на другого, я мысленно представляла последствия нашей прогулки для столицы. Нда… — Как ты себя чувствуешь?

— До этой минуты все было хорошо, а вот теперь, благодаря вашим стараниям, не разберу, то ли хвататься за сердце, то ли в обморок падать. — Обреченно вздохнув, я убрала с лица упавшие волосы. — Что вы опять задумали?

— Почему это опять? — Малик состроил умильную рожицу. — Это ты у нас спец по разным пакостям, а мы просто решили немного погулять, почувствовать мир Дарракши-Лан, так сказать, изнутри. Ты с нами?

Глупый вопрос, они прекрасно знали ответ.

— Еще бы! Вы ж без меня пропадете, — улыбнувшись, я отвернулась от окна, раздумывая, как бы избавиться от Дана.

— Эль!

— Что? — вновь высунувшись наружу, я недовольно посмотрела на Гейра.

— Ты… это… — мужчина подбирал слова.

— Вообщем, в окошко прыгай, не хвата еще разбудить кого-нибудь. — Крил, в отличие от Воина отсутствием слов не страдал.

— Ты имеешь в виду кого-то конкретно? — внизу все так и застыли, а я со вздохом обернулась, хмурым взглядом осматривая подошедшего сзади Дарракши-Лан. Ну чего ему не стоялось на месте?

— Ой, — Малик не смог сдержать удивленного возгласа.

— Привет, Дан. — Все почему-то обвиняющее посмотрели на меня. А я-то здесь причем?!

— Я на секундочку.

Ответив им возмущенным взглядом, я толкнула ухмыляющегося Дантариэля внутрь комнаты.

— И что это было?

— Ты о чем? — какие невинные глазки. Аж противно!

— А то ты не знаешь! Зачем показался? — насупившись, я сложила руки на груди.

— Я просто старался быть вежливым.

— Здорово! Теперь придется объяснять, что ты делал у меня в комнате.

— А разве ты должна перед кем-то отчитываться? — кажется, ему пришелся не по вкусу мой тон. Ну ничего, мне тоже много чего не нравится.

— Не должна, — я стиснула зубы, не давая вырваться наружу раздражению. — Однако если ты еще не заметил, внизу стоят мои друзья и мне важно, что они подумают.

— А что могу подумать я, если ты внезапно исчезнешь из комнаты, тебя не волнует? — взгляд Дана стал холоден, как бывало обычно, когда он очень злился.

— Думаю, ты это легко сможешь пережить.

— Так значит, тебя абсолютно не волнует мое мнение, Чувствующая? — он угрожающе оскалился, заставив меня попятиться назад. Нда, зрелище не для слабонервных.

— Что ты хочешь от меня услышать, Пьющий Жизнь, — он поморщился, словно от зубной боли, услышав человеческое название своей расы. — Что я спешу докладывать тебе о каждом своем шаге? Этого никогда не будет. И если ты считаешь, что этот всплеск разыгравшихся гормонов что-либо изменил, то глубоко ошибаешься.

— Так значит для тебя это лишь "всплеск гормонов"?

Тут мне стало по-настоящему страшно. Медленно приблизившись, Дантариэль окинул меня с ног до головы презрительным взглядом со смесью ярости. Я его довела. Сильно.

— Открой глаза. — Не просьба, приказ. Странно, я даже не заметила, как их зажмурила. Открыла. Как оказалось, это я сделала зря. Увидев, с каким выражением на меня смотрит парень, я вся сжалась, желая оказаться как можно дальше, лучше всего на другом конце света. — Так значит, во всем виноваты гормоны?

И вновь поцелуй. На этот раз все было совершенно по другому: не было той нежности, проникающей, казалось, в самую душу, той пьянящей страсти. То, что происходило сейчас, было подобно наказанию, в этом поцелуе слились ярость и боль, гнев и безумное желание. Казалось, он длился вечность.

— Хм, — оторвавшись от моих губ, Дантариэль хрипло рассмеялся. — Интересная реакция. — Открыв глаза, я обескуражено на него уставилась. — Опять гормоны? — проведя ладонью по щеке, он резко меня отпустил и вышел из комнаты.

Тьма, кажется, я никогда не пойму эту нечисть! Внутри медленно поднималась волна гнева. Нет, ну почему он так себя ведет? Что ему от меня надо?

— Эль! — обеспокоенный шепот с улицы заставил меня глубоко вздохнуть и успокоится. — Ты там жива?

Не уверенна.

— Все в порядке, — О, Боги, до чего же у меня хриплый голос! — Иду.

Нервно проведя руками по лицу и волосам, приводя мысли в порядок, я подошла к окну, прикидывая расстояние до земли. Второй этаж. Ничего, бывало и хуже.

— Эй, я же пошутил! — Крил нервно оглянулся по сторонам, ища поддержки. — Не смей прыгать, еще не хватало, с тобой нянчится, когда ноги переломаешь.

— В каждой шутке есть доля правды!

Невесело рассмеявшись, я спрыгнула вниз, приземлившись на что-то мягкое. Как оказалось, на руки вовремя меня подхватившего Шина.

— А где Дан? — Силиэр насторожено поглядывал на пустующее окно.

— Понятия не имею, я его в кармане не ношу. — Опустившись на землю, я поблагодарила Шилинэра, чем явно его ошарашила. — Ну, так какие планы на ночь?

Взгляды, которыми обменялись мужчины, были очень многообещающие. Кажется, сегодняшняя ночка будет веселой.


— Сил, ну хоть ты угомони это чудо в перьях!

— А я-то тут причем? Мне своя жизнь дорога. — Устроившись рядом со мной на крыше местного трактира, принц, с улыбкой наблюдал за снующими туда-сюда по улице друзьями. — К тому же сами виноваты, нечего было ее доводить.

— Да кто ее доводил?!

— На тебя пальцем указать или сам догадаешься? — посмотрев вниз, я мстительно показала язык, чуть не упав с крыши. Спасибо Силу, успел подхватить вовремя.

— Аккуратнее!

— Стараюсь, — вернувшись на прежнее место, я довольно вздохнула, вспоминая последние часы нашего гуляния.

Справедливо решив, что дух Дарракши-Лан можно ощутить только в местах скопления народу, мы отправились прямиком в ближайший трактир, где, по словам Силиэра, варили отличный клерн. Что это такое нам пришлось выяснять на собственной шкуре, шатаясь после этого по всему помещению, сбивая лавки и гоняясь за непонятными существами: ярко-синими, маленькими, полностью покрытыми шерстью и почему-то не переставая ругающимися. Вообщем, дух нечисти мы явно почувствовали, перепугав при этом самих Дарракши-Лан. И все бы ничего, так этим…нехорошим личностям вдруг приспичило покопаться у меня в душе. Нет, ну не самоубийцы ли? Кому придет в голову лезть к пьяной Чувствующей с нестандартными способностями, которая к тому же напрочь отказывается говорить на откровенные темы? А связывать ее и угрожать страшнейшими пытками в виде отдачи на съедение синемордым монстрам? Да к тому же еще и щекотать. Я боюсь щекотки, жутко боюсь. А теперь ее, кажется, боятся и все остальные, так как желание сдерживать рвущуюся на свободу силу у меня не было. В результате, теперь по улицам Крилмана бегало небольшое стадо мелких синих уродцев (как оказалось, до этого, они были лишь плодом нашего бурного воображения), а местами потоптанные и побитые Малик, Крил и Шин, главные зачинщики пыток, упрашивали меня спуститься с крыши, где в безопасности устроились мы с Силиэром, заслужившим мое прощение бутылочкой самого лучшего вина и плиткой шоколада. Обожаю шоколад. Гейр же, как самый старший (на вид), пошел извиняться перед трактирщиком.

— Эль, ну прости, мы идиоты! — Крил тяжело вздохнул.

— Знаю, — я была непоколебима.

— Тут страшно, — это уже Малик.

— А тут нет, — мстительно усмехнувшись, я указала на крышу.

— Пусти нас, а?

— А сами взобраться не можете? — я сложила руки на груди и улыбнулась, прекрасно зная их ответ.

— Да какой там! Мы даже подойти к вам не можем, Гейр даже просил трактирщика выйти на улицу, так как внутрь никто из нас зайти просто не в состоянии. Что ты сделала, Чувстующая? — недовольно поморщившись, Шилинэр уселся прямо на землю, с укором смотря наверх. Думает, что поможет? Ха, наивный!

— О чем ты? Я ничего не делала.

— И долго ты собираешься им мстить? — Сил наблюдал за нашими переговорами с едва сдерживаемой улыбкой.

— Не очень, мне и самой этом порядком поднадоело.

Вздохнув, я легла на крышу, с наслаждением рассматривая розовеющее небо. Рассвет. Та бурда, которой нас напоил принц, постепенно выветривалась из головы, вновь возвращая меня к мыслям о Дане. Зачем он меня поцеловал? Почему именно сейчас, сегодня. Тьма, как же все запутанно!

— Эль?

— Да? — я насторожилась, заметив нерешительность в голосе Сила.

— Только не психуй, ладно? — Это было уже интересно. Приподнявшись на локтях, я удивленно посмотрела на парня. — Что у тебя с Даном?

— И ты туда же! — я со стоном опустилась обратно.

— Эль, пойми, он мой брат, я волнуюсь. — Взгляд принца был таким виноватым, что я невольно вздохнула и успокоилась.

— Он уже не маленький.

— Хм, — губы Силиэра расползлись в улыбке. — Мне бы даже в голову не пришло такое определение связать с Даном. Просто…

— Сил, не заставляй меня нервничать, это плохо для здоровья окружающих. Если хочешь что-то сказать — говори, а не тяни кота за хвост.

— Я уже давно не видел брата таким оживленным. Он словно снова начал жить, чувствовать. — Притянув к себе колени, он положил на них голову, запустив руки в медные волосы. — Наверное, не стоит тебе говорить то, что я знаю, однако, думаю, именно ты причина того, что Дантариэль становится прежним, и я тебе верю. Когда-то брат сильно обжегся. Он доверился девушке, впустил ее в свою душу, но она его предала. В том, что произошло, не было ни чьей вины, ни его, ни ее, просто сердце молодой невесты выбрало другого, и она вышла замуж. Как ты уже поняла, не за Дана. С тех пор он жил лишь войной, запрещая собственным эмоциям брать верх над разумом. Но ты все изменила. Уж не знаю, чего в тебе нашел мой братец, по мне, так тебе бы не повредило немного поправиться и изменить характер, — я возмущено фыркнула, а Сил лишь рассмеялся. — Но при тебе он оживает.

— А что стало с той девушкой? — меня очень тронула эта история, я бы никогда не подумала, что Дан способен на такие чувства.

— Как я уже сказал, она вышла замуж за любимого человека и стала правительницей Дарракши-Лан.

— Что?! — Я не смогла сдержать удивленного вопля. — Но получается…

— Именно, Тайра вышла замуж за Лиэра и родила очаровательную девочку, в которой мы все души ни чаем и которую ты каким-то непонятным образом излечила от болезни.

— Но как они общаются после того, что было? — Бедный Дан…

— Как обычно, — Силиэр пожал плечами. — Он уехал на несколько лет из столицы, а когда вернулся, все изменилось, они даже подружились. Но с тех пор к любым представителям вашего пола братец стал относиться холодно. Он ими просто играл, как когда-то, по его мнению, сыграли им самим.

— Так почему же ты думаешь, что я что-то изменила? — слова Сила про игру задели меня, сердце предательски сжалось при мысли о том, что все это правда.

— С тобой он другой, — резко обернувшись, парень внимательным взглядом заглянул мне в глаза. — Я еще никогда не видел, чтобы брат так за кого-нибудь переживал, даже за Тайру! И, заметь, он терпит все твои фокусы, тогда как любой другой на его мете давно бы уже вернул одну несносную целительницу домой.

— О да, это самый главный аргумент! — Мы с ним весело рассмеялись. — Я никак не могу его понять, Сил, — подвинувшись к нему, я уютно устроила голову на коленях у принца. Странно, но к этому парню я давно уже стала относиться как к родному брату, пусть даже у меня его никогда и не было. — Что он от меня хочет? Сначала ругает, выводит из себя, заставляет злиться, а потом целует, да так, что ноги подкашиваются. Я запуталась.

— Целует? — Силиэр весело хохотнул. — А я похоже прав, сестренка! — повернувшись, я мрачно на него уставилась. — Да ладно тебе, не злись.

— А хуже всего то, что я не понимаю, почему все происходит именно сейчас. Неужели он не мог выбрать более подходящего времени?!

— Сразу видно, что ты никогда не любила, — вздохнув, принц взъерошил мне волосы, заставив зашипеть от возмущения. Как с маленькой, честное слово! — Для чувств никогда не будет подходящего времени, они возникают неожиданно. И вообще, чем тебя не устраивает мой брат? Красивый, знатный, богатый, с удивительным чувством юмора и замечательным характером. Я уже и не говорю о двух братьях, сестре и племяннице, которые у тебя появятся, если все пойдет хорошо!

— Не забывай к тому же, что он нечисть, с которой назревает конфликт у моей расы, — я моментально отогнала от себя картину, так прекрасно расписанную Силом. И такую желанную… Нет, нельзя даже думать об этом! — К тому же, этот "замечательный" характер, как ты выразился, кого хочешь, в могилу сведет. И вообще, хватит мне сватать своего братца!

— А что, идея ведь неплохая, верно?

С глухим рычанием я набросилась на хохотавшего парня, оставляя легкие удары везде, где только дотягивалась.

— Эль, прекрати! Ха! Тьма, да ты просто ненормальная кошка, Чувствующая! — уворачиваясь от меня, он не прекращал весело смеяться. — Эй, подумай, что скажет Дан! Уй…

Раздавшийся треск заставил нас замереть на месте. Кажется, дело дрянь. Мама!!! Крыша внезапно проломилась и мы рухнули вниз, на ходу цепляясь, за что только можно. Ближе всего ко мне оказался сам парень, поэтому, недолго думая, я попросту зацепилась за него. Удар оказался на удивление мягким и безболезненным. Даже странно.

— Ох… — где-то подо мной раздался протяжный стон. Так вот почему было мягко! Посмотрев вниз, я с мрачным удовлетворением увидела болезненно морщившегося Сила. — Тьма, Эль, слезь с меня!

— Обещаешь больше не поднимать эту тему? — я воинственно сдвинула брови, не двигаясь с места.

— Шантажистка!

— Какая есть. — Я ослепительно улыбнулась. — Ну так как?

— Ладно уж, что с тобой поделаешь, — вздох парня был таким проникновенным, что я на секунду почувствовала себя полной скотиной. Ну ничего, переживет. — Обещаю.

— Отлично.

Поднявшись на ноги, я огляделась вокруг, с удивлением понимая, что провалились мы достаточно глубоко. Прямо в винный погреб!

— Эль? — в голосе Сила проскальзывали нотки восторга. — Ты тоже это видишь?

— А то!

— Это мы удачно попали…

Снаружи слышались крики, кто-то кого-то звал, кажется нас, но, ни мне, ни Силиэру это было уже не интересно. Лично меня интересовало лишь одно: сколько всего я успею перепробовать, пока нас, наконец, не найдут?

Оказалось, что много. Сидя около одной из бочек, я с интересом наблюдала за пытающимся подняться принцем.

— А ты…это…за стену держись. — Я изо всех сил старалась подбодрить парня.

— За какую из восьми? — на меня удивленно уставились карие глаза со зрачком в форме звезды. Странно, я никогда не замечала, что у Дарракши-Лан по три глаза.

— Почему восемь? Их тут шесть.

— Шесть?

Я медленно пересчитала стены. Ну точно, шесть.

— Ага, — я захихикала.

— Попробую. — Покачиваясь из стороны в сторону, он протянул руки к стене. Почему то рук было три. Странно… — Получилось! — на меня в полном восторге посмотрели три очаровательных глаза. — Теперь твоя очередь.

— Не, мне и тут хорошо. — Для убедительности, я похлопала ладошкой по полу и сложила руки на груди.

— Не упрямься.

— Даже не думала. — Я надула губы. Ну что он все время со мной как с маленькой?!

Снаружи послышался топот ног и глухой треск двери. Кажется, нас все-таки обнаружили.

— Рианоэль? Сил? Вы там? — послышался обеспокоенный голос Гейра.

— Тсс… — посмотрев на Сила, я прижала указательный палец к губам.

— Сил! — Шилинэр заколотил кулаками по двери. — Вы там?

— Нас здесь нету. — Медленно соскользнув по стене вниз, парень пьяно захихикал, выдавая нас с головой.

— Отойдите, надо просто выбить это проклятую дверь. — Ой… От этого голоса у меня по спине прошлась целая гвардия мурашек. Дантариэль, собственной персоной. Мы влипли.

— Э… Дан?! — кажется, Силиэр тоже был в ужасе.

Не желая видеть то, что произойдет потом, я поднялась на колени и аккуратно поползла к сваленным в кучу доскам, бывшими когда-то крышей трактира.

— Ты куда? — обернувшись, я увидела друга по несчастью, выполняющего те же маневры, что и я. Покачиваясь и постоянно путаясь в ногах (не удивительно, их же у него оказалось целых шесть!), он упорно полз ко мне.

Показав жестами, что я хочу попытаться выбраться через дыру в крыше (сама не понимаю, и чего это нас так долго искали?), я полезла дальше, почему то постоянно соскальзывая с рассыпающихся досок. Сзади послышался оглушительный треск и грохот. Я быстрее заработала руками и ногами, стараясь забраться как можно дальше.

Как говорится, не судьба. Почувствовав, как кто-то схватил меня за ногу, я изо всех сил дернулась, пиная этого "кого-то" куда придется. Сзади послышалась ругань, и рука на миг разжалась, чем я не замедлила воспользоваться.

— Стоять! — рык Дана лишь придал мне ускорения.

Но далеко уйти он мне не дал, не успела я сделать и двух ползков, как меня подняли в воздух и перекинули через плечо, шлепнув по ягодицам, чтобы не вертелась и не вырывалась. Я примолкла. От шока. Нет, да как он смеет меня бить?! Да я его… Да я ему…

Подо мной раздался тяжелый вздох. Кажется, Дан что-то понял.

— Эль, — Меня поставили на пол, оказавшимся почему-то кривым. Если бы ни руки Дарракши-Лан, я точно бы упала. — Перестань, ты устала, еле на ногах держишься. — Я захихикала, прекрасно зная, почему не держусь на ногах. — Не создавай нам проблем.

— Так оставь меня здесь, раз я создаю проблемы, мне и тут хорошо. — Я обиженно надула губы.

— Боги, Эль, не веди себя как ребенок!

— Так значит я ребенок? — я попыталась вырваться. В голове странно шумело и перед лицом все расплывалось, что не придавало хорошего настроения. — Ну тогда нечего было целовать ребенка! И вообще, устала я от вас. Сначала убить пытаются, потом сами же и лечат, внезапно целуют, а потом ругаются и убегают. А может, я еще хочу, может я…

— Тшш… — Дан заставил меня умолкнуть, ласково коснувшись губами моей щеки. — Я просто не хотел мешать, если бы ты попросила, я бы не ушел.

— А я не могу просить, — вымученно вздохнув, я прислушалась к ощущениям. Что-то мне было не хорошо, судя по всему, сказывалось количество выпитого. — Я гордая и упрямая. А еще не люблю боль.

— Я это обязательно запомню. — Аккуратно повернув к себе мое лицо, Дан нежно коснулся моих губ, вызывая своими прикосновениями бурю эмоций. Где-то в животе уже в который раз разгорелся бушующий пожар, становящейся все сильнее по мере того, как углублялся поцелуй. Не думая о последствиях, я закинула руки ему на плечи, всем телом прижимаясь к парню и наслаждаясь сладостной дрожью, что зарождали прикосновения его губ. Кажется, я пропала…

— Не делай мне больно… — мольба вырвалась прежде, чем я успела об этом подумать.

— Никогда. — Его жаркое дыхание коснулось моей щеки.

Никогда — это слишком долгий срок… Но почему-то я ему верила. Возможно, я бы и передумала, но тут измученное сознание попросту отрубилось, затягивая меня в спасительный омут тьмы.

Глава 13

Утро выдалось на редкость приятным. Во-первых, я выспалась, что, исходя из последних событий, было просто чудом, а, во-вторых, полностью восстановилась, что тоже относилось к разряду немыслимых вещей. Довольно вздохнув, я потянулась, ощущая, как ласково холодит шелк белья обнаженную кожу и…замерла, наткнувшись ладонью на чью-то руку, бережно и очень собственнически прижимающую меня к телу, что лежало позади. Медленно перевернувшись на другой бок, я удивленно уставилась на безмятежно спящего Дана, пытаясь понять, откуда он взялся в моей постели. Вспомнилась встреча в ванной, разговор с правителем, поцелуй… Много поцелуев. А потом… Мне стало стыдно. Мало того, что мы подняли на уши всех Дарракши-Лан, так еще и нанесли огромный ущерб местному трактирщику, не говоря уже о том, что изрядно израсходовали запас вина. Нда… Интересно, почему я себя замечательно чувствую? Я украткой взглянула на спящего принца. Одет, причем полностью — это обнадеживает. Чего нельзя сказать про меня, оказавшуюся в чьей-то рубашке. Уф, что же было после того, как нас отыскали? Нет, свое безобразное поведение я помню, отчего легче никак не становится, но вот что было потом… Эх… И то, как я вела себя с Даном… Тьма, что же ты натворила, Рианоэль? Мысленно застонав, я обреченно закрыла глаза, до боли закусив губу. Нет, ну где были мои мозги? Ладно, здравый смысл, его у меня отродясь не бывало, но разум-то имелся! До этой ночи. И вот что теперь делать? Ясно же, что для него это все несерьезно, а как же иначе? Дан принц, лучший воин своей расы, зачем ему какая-то Чувствующая? Безродная, да к тому же с кучей тараканов в голове, неприятностей за пазухой и скверным характером в рукаве. И не важно, что говорит Силиэр, этого просто не может быть.

Аккуратно приподняв руку парня, я попыталась выбраться из постели так, чтобы случайно его не разбудить. Так… Еще чуть-чуть…

— Эль… — я замерла, моля всех богов, чтобы он не проснулся.

Проходили мгновенья, секунды, казавшиеся мне вечностью, но ничего так и не произошло. Фух, пронесло. Встав с кровати, я оглядела комнату, в поисках своих вещей, с удивлением обнаруживая собственные пожитки аккуратно сложенными на кресле. Быстро одевшись, я мышкой пробралась к дверям, обернувшись напоследок на спящего мужчину. Сейчас он был еще прекрасней, чем обычно: черные волосы разметались по подушке, лицо такое одухотворенное и расслабленное, что никто бы не посмел даже подумать, что оно может быть очень злым или же жестоким. Дантариэль казался богом, снизошедшим до обычных людей. Сердце предательски сжалось и мне пришлось использовать всю свою силу воли, чтобы не броситься обратно в такие манящие объятия. Нет, нельзя, лучше уйти, не давая себе даже надежды на что-то еще, иначе будет очень больно. Кто сказал, что к боли можно привыкнуть? Глупцы. Боль бывает разной, уж не мне ли об этом знать?

Выйдя из комнаты, я медленно побрела по коридору, разглядывая жилище Дарракши-Лан и с удивлением понимая, что мне здесь безумно нравится. Что-то было необычное в этом замке. Он не был мрачным, как это обычно бывает, наоборот, вокруг казалось слишком много света, а от стен так и веяло уютом, отчего я тут же почувствовала себя как дома.

— Леди Рианоэль? — звонкий женский голос заставил меня оторваться от разглядывания одной из изумительнейших картин и обернуться. Передо мной стояла совсем молоденькая девушка, едва ли не моя ровесница и приветливо улыбалась.

— Вы меня знаете? — не улыбнуться в ответ ей было невозможно. Клянусь, мне еще не доводилось видеть столь прекрасных девушек, как она. Хрупкая, маленькая (я оказалась выше ее на пол головы, это при том, что и сама не могла назваться высокой), с копной золотых волос, водопадом спускающихся ниже пояса, большими зелеными глазами со зрачком в форме звезды и немного полными чувственными губами. Она была эталоном женственности и невольно располагала к себе.

— Конечно, знаю, — смех девушки оказался легким и звонким, подобным звукам колокольчика. — Вы единственная человечка в Крилмане, так что ошибиться довольно сложно, не находите?

— Да уж, — я усмехнулась. — Кажется, теперь мне придется не выходить на улицу без маски.

— Не думаю, что это поможет, — незнакомка сочувствующе вздохнула. — Я хотела бы поблагодарить вас за помощь Лане и всей нашей расе, вы не представляете, что значит для нас потеря детей. Они наше всё, а после случившегося в Херроуш-Вил, мы к ним даже попасть не можем. Все наши женщины сходят с ума от горя. Если бы Лана не выбралась, я даже не знаю, что делала бы… — глаза девушки наполнились слезами, и я невольно представила, сколько горя выпало на плечи этой маленькой женщине.

— Я сделаю все возможное, все, что в моих силах, чтобы спасти детей, поверьте, — подойдя ближе, я ободряюще улыбнулась, радуясь робкой ответной улыбке, вновь появившейся на губах блондинки. Терпеть не могу успокаивать плачущих людей.

— Конечно, я в этом даже не сомневаюсь. По рассказам дочери я поняла, что вы действительно искренне хотите нам помочь. Лана от вас в полном восторге и уже два дня не переставая, рвется к вам. Я еле уговорила ее немного подождать.

— Дочь?! — я ошарашено уставилась на девушку.

— Да, дочь, — она весело рассмеялась. — А что, разве Ролана не похожа на меня?

— Ну… — я все еще не могла представить это неземное существо в роли чьей-то матери.

— Что ж, будем считать это комплиментом. Не смущайтесь, — она ободряюще дотронулась до моего плеча, заглядывая в глаза. — Я знаю, что выгляжу очень молодо. К тому же, я до сих пор не представилась, мое имя Тайра.

— Эль, — я представилась скорее по привычке. Так вот кто такая эта Тайра, про которую мне говорил Сил. Мне пришлось с сожалением признать, что она действительно очень красива, не удивительно, что когда-то Дан потерял от нее голову.

— Очень приятно, Эль, — она вновь улыбнулась. — Ты голодна? Ведь можно на "ты"? Так намного удобнее.

— Конечно можно, — общаться с Тайрой было настолько легко, что я тут же забыла, что эта милая девушка правительница Дарракши-Лан. — Я недавно встала, так что просто умираю с голоду.

— Отлично, тогда не будем терять время, — подхватив меня под руку, она быстро пошла куда-то по коридору, рассказывая удивительные истории создания замка и заставляя лишь гадать, откуда в столь хрупком создании столько энергии. — Это здание уже много раз перестраивалось, так что от того, что было при Древних осталось лишь старое крыло, в которое никто давно не ходит, боясь провалиться.

— Старое крыло? — меня особенно заинтересовала эта часть рассказа.

— Да, то, что осталось от прежней постройки.

— А что там раньше было?

— Лиэр упоминал что-то про библиотеку, но честно говоря, я никогда этим не интересовалась, предпочитая пользоваться той, что находится на первом этаже в новом здании, — пожав плечами, она удивленно на меня посмотрела. — Ты думаешь, там есть что-нибудь интересное?

— Честно говоря, не знаю, надо будет заглянуть туда.

— Ты считаешь, что там можно отыскать что-нибудь про проклятие? — она остановилась, требовательно смотря мне в глаза.

— Ты уже знаешь? — я даже не удивилась.

— Да, Дантариэль сказал, что оно коснулось не только детей, но и нас всех, это правда?

— Боюсь, что так, — я кивнула. — Если малышам оно приносит боль, то взрослые просто становятся намного беззащитнее перед людскими болезнями.

— Ясно, — нахмурившись, Тайра открыла дверь, около которой мы остановились, пропуская меня вперед.

Кажется, мы оказались в столовой: посреди комнаты стоял длинный богато сервированный стол, туда-сюда бегали Пьющие Жизнь, прислуживающие в замке, из огромных окон лился солнечный свет, наполняя комнату сказочным сиянием. Красота.

— Нравится? — обернувшись, я удивленно посмотрела на Тайру, внимательно следящую за моей реакцией.

— Очень, — я улыбнулась. — Честно говоря, я никогда не думала, что замки могут быть столь уютными.

— Я так рада, что тебе здесь хорошо! — глаза девушки так и светились от счастья, заставив меня улыбнуться в ответ.

Сев за стол и приступив к трапезе, мы некоторое время просто ели, не говоря ни слова. Интересно, она, правда, любит Лиэра или же сохранила чувства к Дану? Сидя напротив, я то и дело бросала любопытные взгляды на правительницу.

— Тебя что-то тревожит? — Тьма, она заметила!

— Думаю, в наши времена всех что-нибудь тревожит, — я постаралась улыбнуться как можно любезнее, прекрасно понимая, что улыбка выходит вымученной. — Я переживаю за завтрашний день, что если я не смогу пробиться в Херроуш-Вил?

— Ерунда, у тебя все получится. — Эх, если бы… Но глядя на энтузиазм написанный на лице девушки, я невольно успокоилась. Я сделаю все возможное.

— Спасибо.

— Ерунда, я уверена, что все получится. Какие планы на день? — откинувшись на спинку стула, Тайра мило улыбнулась.

— Не знаю, наверное, схожу в библиотеку, если ты, конечно, не против. Хотелось бы получить побольше информации.

— Составить компанию?

— Конечно, я только "за". Кстати, а где все?

— Ты про Сила с Даном, или про людей? — видя, что я наелась, она поднялась с места.

— И про тех, и про других. — Я последовала ее примеру и вышла из комнаты.

— Насколько я знаю, все, кроме Дантариэля сейчас на тренировке. Даже Силиэр. Думаю, ему сегодня хуже всех. — Рассмеявшись, она весело мне подмигнула.

— Очень плохо? — Вспомнив, сколько мы вчера выпили, я поморщилась: мы явно переборщили. Даже странно, что мне так хорошо.

— Да уж, не позавидуешь.

— Тогда пойдем к ним?

Выйдя наружу, с наслаждением ощущая на своем лице ласковые прикосновения ветерка, я вздохнула полной грудью. Интересно, как там младший принц?

— Эль! Тайра! — я удивленно оглядела снующих туда-сюда людей в поисках окликавшего меня Силиэра. Легок на помине. — Привет, правительница, — он по-свойски чмокнул в щеку рассмеявшуюся девушку, после чего повернулся ко мне. — Ты уже поднялась? — парень вымучено улыбнулся, перехватывая находящийся в руке меч, поудобнее.

— Как видишь, — я заинтересованно посмотрела за его спину, где отчаянно бились на мечах три Воина, оборотень и несколько Дарракши-Лан. — Тренируетесь?

— Как видишь, — он скопировал мой тон, заставив меня улыбнуться. — Как самочувствие?

— Прекрасно, чего явно не скажешь про тебя, — я смущенно замялась. — Видимо, мне придется извиниться за вчерашнее?

— За что? — он явно был удивлен.

— А разве не за что?

— Брось, все в порядке, уверен, что Дан уже все уладил. Кстати, — Подозрительно прищурившись, парень внимательно оглядел меня с ног до головы. — Я думал, ты до вечера не выйдешь из комнаты. Интересно, кто вылечил?

— Ты это о чем? — я напряглась.

— Да так…

— Сил? — фраза парня меня очень заинтересовала.

— Просто кто-то очень качественно избавил тебя он плохого самочувствия. Мне бы так. — Страдальчески вздохнув, он подхватил нас с Тайрой под руки и направился на поле. Я хотела было продолжить расспрос, но тут мое внимание привлек герцог Веллириан. Его техника просто поражала той легкостью, с которой он уклонялся от ударов и, наоборот, делал смертельные для противника, выпады.

— Он прекрасен.

— Кто? — Сил недоуменно переводил взгляд с меня на людей.

Будто почувствовав мое внимание, глава гильдии Воинов обернулся, встречаясь со мной взглядом. И вновь я почувствовала то, что недавно произошло со мной на корабле: та часть сущности, что жаждала боя, вновь потянулась к мужчине, заставляя до боли сжать кулаки, чтобы не подойти ближе, приклонив колено перед вассалом.

— Эль? — беспокойство в голосе Силиэра привело меня в чувство.

— Все в порядке, не волнуйся, — успокаивающе улыбнувшись, я повернулась к другу.

— Леди Рианоэль? — обернувшись, я с удивлением увидела прямо перед собой герцога Веллириана собственной персоной. — Не желаете ли потренироваться?

— Кажется, вы забываете, что она Чувствующая, герцог…

— С удовольствием, — резко перебив Пьющего Жизнь, я поклонилась Воину, доставая из сапог парные кинжалы, так привычно легшие в руки.

— Но, Эль…

— Тебе что-то не нравится? — насмешливо просмотрев на принца, я внезапно поняла, что он за меня переживает. — Сил, все в порядке, я знаю, как ими пользоваться. — Для наглядности я несколько раз прокрутила в руке один из кинжалов с самым длинным лезвием, заставив парня интуитивно дернуться.

— Прошу, — чуть склонившись, Воин жестом пригласил меня на поле.

Проходя на середину, я со всех сторон ловила на себе заинтересованные взгляды окружающих. Похоже, никто из них не верил, что целитель может обращаться с оружием. Ну что ж, придется убедить их в обратном. Посмотрев на герцога, я вновь ощутила приятное волнение, как всякий раз перед схваткой. Может герцог действительно прав и во мне намного больше от представителей его гильдии, чем я думала?

Он напал первым. Перехватив кинжалы, я полностью отдалась ощущениям тела, отстранив разум от происходящего. Удар, уйти в защиту, закрыться, шаг в сторону, подсечка… Лезвия мелькали в руках как заведенные, не давая герцогу приблизиться на расстояния удара. В груди ярким пламенем полыхала сила, заставляя еще отчаяннее делать выпады, согревая, наполняя энергией, но, не причиняя боли. Все кончилось так же стремительно, как и началось: внезапно оказавшись в другом конце поля, глава гильдии Воинов опустил меч и поклонился, давая понять, что бой закончен. Странно, я даже не заметила, что он бился мечом.

— Кто тебя учил, девочка? — подойдя ко мне, мужчина странным взглядом осмотрел мое оружие.

— Мой наставник. — Тьма, зачем это ему?

— Могу ли я спросить его имя? — герцог не отставал.

— Я знаю его под именем Грейгор, милорд, однако многие называли его Странником. Почему вас это так интересует? — я подозрительно прищурилась.

— Странник? — его глаза удивленно распахнулись. — Так ты та самая Чувствующая, выбрала вслед за наставником, путь странницы?

— Неужели я так известна? — недовольно поморщившись, я заметила, что мы привлекаем слишком много ненужно внимания.

— Думаю любой, кто идет против принципов гильдии будет известен.

— Боюсь, милорд, эти принципы больше не имеют значения, — я стиснула зубы, подавляя внезапную вспышку гнева.

— Что ты имеешь в виду, девочка? — Воин заинтересованно поддался вперед.

— Думаю, об этом вам будет лучше поинтересоваться у лорда Дарриша, уверяю, он знает намного больше, — я мстительно усмехнулась, видя, как помрачнел стоявший неподалеку Лирт.

— Благодарю, я обязательно спрошу его мнение, — непонятно чем довольный, мужчина улыбнулся. — У тебя потрясающая техника, малышка, если бы я не знал, что ты Чувствующая, клянусь, никогда бы не усомнился в том, что ты Воин. Прирожденный Воин с даром целителя… Может мы ошибались?

— Ошибались? — я нахмурилась, стараясь понять, что значит эта фраза.

— Что? — мужчина окинул меня удивленным взглядом, словно не ожидал, что я услышу. — А, это… Не обращай внимания на бредни старого человека, девочка.

— Думаю, вы на себя наговариваете, герцог. — Скептически выгнув бровь, я медленно окинула оценивающим взглядом фигуру главы Воинов. Назвать его старым мог лишь полный идиот. И хотя я знала, что он намного старше любого человека, присутствующего на поле, однако воспринимала как ровесника Гейра.

— Благодарю, — он довольно рассмеялся. — Давненько я не получал такие комплименты от столь юных дев.

— Я не так юна, как кажется.

— Ну это кому как, — подойдя ко мне, герцог Веллириан взъерошил мне волосы, заставив зашипеть от возмущения. — Не обижайся, Рианоэль, просто по сравнению со мной ты действительно еще ребенок.

— Я и не думала, — улыбнувшись, я почтительно поклонилась. — Благодарю за тренировку и за урок, милорд.

— Прими от меня ответную благодарность, девочка, и передай поклон своему наставнику, он прекрасный учитель.

— Обязательно передам, уверена, что Грейгору будет приятна ваша похвала. — Еще раз поклонившись, я вложила кинжалы в сапоги и, развернувшись, пошла прочь с поля. По телу разливалось приятное томления, все мышцы просто пели от удовольствия вновь ощутить вкус боя.

— Ну как? — я подошла к Силиэру, наблюдающему за мной с задумчивым видом.

— Слушай, если ты так обращаешься с кинжалами, то, что будет, если в руки тебе попадется меч?

— Меч? — я сделала вид, что задумалась. — Вероятно будет картина: "Растерянная целительница пытается понять, с какой стороны нужно браться за страшную железяку".

— Прекрати, я серьезно, — парень хмыкнул, видимо с воображением у него было все в порядке.

— Так я тоже! И вообще, оденься, не думаю, что разгуливать по замку в таком виде будет прилично. — "И безопасно для нежных желудков девушек" — добавила я про себя. Нет, я конечно не против, пускай полюбуются великолепным торсом парня, только как бы слюной платья не испачкали.

— С каких это пор тебя заботят правила приличия? — от тихого голоса неслышно подкравшегося Дана я подскочила на месте. Тьма, что ему здесь надо?!

— С тех самых, как оказалась в Крилмане, — обернувшись, я холодно посмотрела на Дантариэля, стараясь не подавать даже виду, как внутри все сжалось, стоило мне его лишь увидеть.

— Странно, никогда бы не подумал, что наша столица может так кого-нибудь изменить. Тем более после того, что мы имели честь лицезреть этой ночью.

Вот язва!

— Быть может именно эта ночь заставила меня пересмотреть свои взгляды? — я делано удивилась, чуть вскинув брови. — Извини, Дантариэль, но нам пора, — я перевела пристальный взгляд на его брата. Надеюсь, он меня поймет правильно. — Сил обещал мне экскурсию по замку, а так как времени у нас мало, не думаю, что стоит медлить.

— Да? — Силиэр удивленно переводил взгляд с меня на брата. — А, ну да, точно. Я сейчас переоденусь и вернусь.

— Но… — не успела я договорить, как фигура принца замелькала уже на пол пути к зданию. Тьма! Ну почему мужчины такие недогадливые?

— Что происходит? — почувствовав жаркое дыхание Дана на своей шее, я напряглась, изо всей всех сил стараясь успокоить взбунтовавшиеся гормоны. Что-то я слишком остро реагирую на его присутствие, не к добру это.

— Что ты имеешь в виду? — обернувшись, я отошла на шаг назад.

— Вообще-то, проснувшись, я надеялся обнаружить тебя рядом, а не бегать по замку в поисках сбежавшей человечки, надеясь, что с ней все в порядке. — Он нахмурился, вновь сокращая расстояние. Боги, неужели он не видит, что делает со мной его близость?! Или же видит?

— А зачем было бегать? Я не маленькая, не заблужусь, да к тому же, вокруг полно народу. — Я пожала плечами, отведя взгляд в сторону. Вся моя сущность сейчас тянулась к парню, и мне приходилось бороться с желанием его обнять. Еще никогда я не испытывала столь противоречивых чувств, как сейчас. Я прекрасно понимала, что не могу быть с ним, слишком сильное неравенство, слишком разные расы, слишком неподходящее время. Слишком… Слишком… Слишком! Кажется, я уже начала ненавидеть это слово.

— О чем ты сейчас думаешь? — на миг я почувствовала на своей щеке пальцы Дана. Пришлось на него посмотреть.

— Обо всем по-немногу.

— И это тебя так расстроило?

— Что ты хочешь от меня услышать?

— Например, что с тобой происходит? — нахмурившись, я внимательно посмотрел мне в глаза.

И что мне ему сказать? Что я боюсь? Что мне непонятна вся эта ситуация?

— Я запуталась. — Позволив ему притянуть меня к себе, я уткнулась лицом ему в грудь.

— Э… Я пожалуй, пойду, ладно? — услышав за спиной смущенный голосок Тайры, я напряглась. Тьма, я совсем забыла про правительницу!

— Мы будем за это тебе очень благодарны. — Дан крепче сжал руки, зная, что я обязательно попытаюсь вырваться. — Можешь передать Лиэру, что я хотел бы поговорить с ним с глазу на глаз?

— Конечно. Приятно было познакомиться, Эль, я буду ждать тебя в своей комнате. Дан тебя проводит, не так ли?

— Конечно, — он усмехнулся. — Только чуть позже. Скажешь Лиэру, что я буду в кабинете?

— Ага. — Судя по звукам, она удалялась. — До встречи, Эль!

— До встречи. — Естественно, моих слов она не услышала, так как, во-первых, они были произнесены сквозь зубы, а, во-вторых, в рубашку Дана.

— Ну так на чем мы остановились? — он отпустил меня ровно настолько, чтобы я смогла легко видеть его лицо. Самодовольное лицо. Гад!

— Зачем все это представление? — Я злилась.

— Просто хотел остаться с тобой наедине, разве это так плохо? — Знал, чем крыть. Уф… — Так что же происходит, лиарни?

По телу прошлась горячая волна наслаждения. Всего от одной фразы. Как странно, я никогда бы не могла подумать, что всего одно слово может принести человеку столько радости. Впервые с той истории про зелье, он назвал меня "милой".

— Я не знаю, все так сложно, — покачав головой, я снова уткнулась ему в грудь.

— Ты боишься? — я похолодела. Он слишком хорошо меня чувствовал. — Я тоже боюсь, малышка, но ничего не могу с собой поделать. Это жизнь.

— Мы слишком разные, Дан.

— Но ведь в этом-то и вся прелесть, не так ли?

— Нет, не так. Я… Пусти.

Я попыталась вырваться, но он не позволил. Вместо этого, Дан взял меня за руку и поднес ее к своим губам, медленно и дразнящее целуя запястье, вырисовывая непонятный узор на белоснежной коже. Ноги у меня тут же подкосились, а в голове зашумело от переполнявших эмоций. Это было похоже на пытку, и он это прекрасно знал. Боги, что же со мной творит этот Дарракши-Лан?

— Ты прекрасно знаешь, что я прав, — улыбнувшись, парень в последний раз прикоснулся к моему запястью и отступил на шаг, выпуская меня из объятий. Странно, но я вдруг почувствовала себя…одиноко. — До встречи, лиарни, не вздумай больше без меня что-нибудь натворить.

— Хочешь лично поучаствовать? — я скрестила руки на груди, пытаясь избавиться от ощущения его губ.

— Было бы неплохо! — Подмигнув, он весело рассмеялся и обернулся, выискивая кого-то у замка. — А вот и он. Ну что ж, оставляю тебя в надежные руки.

Только тут я заметила, что к нам бодрой походкой направляется Силиэр. Значит, он ждал его? А смысл? Если бы Дан боялся оставить меня одну, можно было бы просто не отсылать Тайру, и все.

— Ага, очень надежные. — Я все-таки не удержалась от язвительного комментария.

— Хм… — Дан нахмурился, видимо вспомнив, что именно эти "надежные руки" и были со мной вчера в трактире.

— Ну что, готова к экскурсии? — подбежавший Сил, казалось, не замечает скрещенных на себе взглядов.

— Еще как! — подхватив его под руку, я посмотрела на Дантариэля. — До встречи.

— Глаз с нее не спускай и если хоть один волос упадет с этой буйной головки…

— Понял-понял, если что, то ты меня прибьешь, так? — рассмеявшись, силиэр поднял руки в знак защиты. — Обещаю охранять нашу бесценную Чувствующую.

— Так-то лучше.

Еще раз, окинув меня внимательным взглядом, парень развернулся и быстро пошел в замок. Интересно, о чем он хотел поговорить с правителем?

— Ну что, идем? — Сил нетерпеливо дернул меня за руку. — Куда сначала?

— В старое здание.

— Зачем? — на его лице проявилось недоумение.

— За книгами. Мы идем в библиотеку.

Глава 14

— Апчхи!

— Будь здоров.

Я со вздохом посмотрела на Сила, уже в который раз потиравшего покрасневшие глаза. Ну кто же знал, что у него аллергия на пыль, если даже он сам об этом не догадывался? Кажется, мы не ошиблись, и проклятие действительно награждает Дарракши-Лан человеческими слабостями. Мы уже битых два часа бродили по старому крылу замка в поисках злосчастной библиотеки, но так и не добились успеха. Силиэр клялся, что идем мы правильно, и он не понимает, почему еще не пришли. Я же была склонна предполагать, что он и сам просто заблудился.

— Эль, может, плюнем на все, а? — услышав жалобный голос парня, я улыбнулась. А еще меня ребенком называют!

— Даже не думай об этом. — Не останавливаясь, я продолжила путь, брезгливо убирая паутину со стен. Ненавижу насекомых.

Часть замка, оставшаяся со времен Древних оказалась очень заброшенной и теперь мне было совершенно ясно, почему все бояться здесь провалиться. Я и сама весьма аккуратно передвигала ноги, прислушиваясь к каждому шороху.

— Ну зачем тебе сдалась эта библиотека? И вообще, давай вернемся, тебя Тайра ждет.

Тьма, правительница! Ну как я могла про нее забыть?

— А ты раньше про нее сказать не мог? — остановившись, я обвинительно посмотрела на друга.

— Эй, я-то здесь причем? — он совершенно не обратил на меня внимания, занятый вытаскиванием паутины из волос. Бе, гадость! — Сама меня сюда потащила.

— Ладно, оба хороши. Ну что, пошли обра-а-а-а…

Я даже не заметила, как провалилась. Вопя изо всех сил и молотя ногами в полете воздух, я старалась за что-нибудь зацепиться, чтобы сбавить скорость и не покалечиться. В итоге лишь ободрала руки в кровь.

Приземляться было больно… Очень. Выпустив из легких весь воздух, я некоторое время просто лежала, пытаясь придти в себя. В голове шумело и я боялась даже пошевелиться, чтобы не испытать нового приступа боли.

— Эль!!! Эль, что с тобой? Ты жива?! Эль! — голос принца, эхом отражающийся от стен замка, доносился словно издалека и не вызывал ничего, кроме раздражения. Кажется, у меня уже входит в привычку куда-нибудь падать. — Эль!!!

Я попыталась вздохнуть и вновь скорчилась от пронзительной боли: вероятно, сломано несколько ребер. Ничего, бывало и хуже, теперь самое главное отстраниться от ощущений и сосредоточиться на диагностике. Я была права, прислушавшись к собственному организму и выпустив силу Чувствующей, я действительно обнаружила два сломанных ребра, кучу синяков и вывихнутую руку, которая обещала обернуться кучей проблем. Но не это взволновало меня больше всего, а колотая рана в левом боку. Кажется, приземлившись, я умудрилась на что-то сильно напороться. Тьма!

Пошевелившись, я изо всех сил стиснула зубы, чтобы не закричать — боль была просто невыносимая.

— О Боги, Эль, ты как там? Ответь, прошу тебя! — судя по голосу, Сил был просто в панике.

— Я… — нет, не могу говорить, слишком больно. Тьма, мне нужен Лирт, причем срочно! — Сил, ты меня слышишь? — звуки вырывались не громче шепота, но я надеялась, что способности Дарракши-Лан не преувеличены и он меня услышит.

— Эль? Как ты? Подожди, я сейчас попробую спуститься.

— Нет! — я снова задохнулась от боли. — Нет, не надо, лучше найди Лирта и приведи его сюда.

— Ты ранена? — в голосе парня проскользнули панические нотки.

— Тьма, Сил, просто найди мне целителя, а потом и поговорим!

— Хорошо, я быстро. Держись.

Слушая как торопливо отдаляются шаги принца, я обреченно подумала, что так вляпаться могла лишь я. На душе было противно и гадко, а нарастающая боль в боку не прибавляла хорошего настроения. Если Лирт не сможет быстро меня исцелить, то это обернется для завтрашней отправки в Херроуш-Вил большими проблемами. Тьма!

Отогнав от себя мрачные мысли, я немного приподнялась, тихо ругаясь сквозь зубы, и огляделась по сторонам. Нда… Как бы это смешно ни звучало, но библиотеку я нашла. Рассматривая сваленные в кучу книжные шкафы, придавленные обрушившимися плитами (бывшим потолком), я невольно пожалела, что не могу двигаться. Столько книг мне еще видеть не доводилось! То там, то здесь были разбросаны старинные фолианты, при виде которых безумно хотелось раскрыть ветхие страницы и окунуться в то время, что никогда больше не вернется снова. Мир Древних.

Пошаря здоровой рукой вокруг себя, я вдруг с радостью обнаружила совсем тонкую книжицу в кожаном переплете. Кажется, еще не все потеряно! Кое-как оторвав рукава от рубашки, я зажала рану на боку, мрачно ощущая, как промокает от крови ткань. Долго так я не протяну. Стараясь не думать о мрачных перспективах, я провела рукой по гладкой поверхности книги, ощущая приятное покалывание на кончиках пальцев. Интересно… Маленькая, тонкая, с изумительным по красоте изображением черной кошки на переплете, она словно магнитом тянула заглянуть на свои страницы. Что я и замедлила сделать. Хм… Что такое не везет и как с этим бороться? Нет, я уже порядочно устала от черной полосы, что преследует меня с самого первого дня встречи с Дарракши-Лан! Вот и сейчас страницы книги оказались совершенно пустыми. Боги, ну за что мне все это, а? Нет, я вас спрашиваю, за что?!

— Тьма! — внезапная боль в запястье заставила меня с криком выбросить ветхий фолиант и подуть на руку. Создавалось ощущение, будто кто-то прикоснулся к коже раскаленным железом, ставя клеймо. Да что тут происходит?

Боль все не проходила, усиливаясь с каждой секундой. Из глаз брызнули слезы, и я прижала руку к груди, проклиная всю нечисть вместе взятую и тупоголовых Дарракши-Лан в первую очередь. Что ж так больно то?! Перед глазами все поплыло и даже раны, полученные мною в результате падения, отошли на второй план перед внутренним огнем, внезапно охватившим мою руку. Я молила, я страстно желала провалиться в беспамятство, однако спасительное забвение так и не приходило, заставляя в полной степени терпеть эту пытку.

Сколько я так пролежала, баюкая на груди руку, я не знала, время уже не имело смысл, а секунды казались вечностью. Все прошло также быстро, как и началось. Открыв глаза, я неверяще уставилась на собственное запястье, где черным цветком расцвело изображение той самой кошки, что я видела на обложке книги. Запретив себе даже мысли о том, что это не сон, я осторожно дотронулась до рисунка. Ничего, просто кожа.

— Да что ж это такое?! — не сдерживая накопившиеся эмоции, я запустила одним из валявшихся рядом камней в противоположную стену и прижила колени к груди, обхватив голову руками. Так, стоп, кажется я что-то упустила… Подняв голову, я в который раз осмотрела свои руки, ноги, бок и чуть было не закричала. От ужаса. Ран не оказалось, кто-то, или же что-то, вылечило меня полностью, вправив вывих и залечив раны полностью. Не осталось даже ни одного синяка! Я невольно поежилась, прекрасно зная, что ничего не дается просто так, а значит, за исцеление придется платить. Вот только кому?

— Успокоилась? — внезапно раздавшийся прямо над ухом вопрос, заставил меня подпрыгнуть с места. На следах разрушения сидела и смотрела прямо на меня изумрудно-зелеными глазами, черная кошка. Точь-в-точь такая, что теперь была изображена у меня на руке. Чтобы убедиться, я даже поднесла запястье к глазам. Пусто. — Уж не меня ли там ищешь? — казалось, эта хвостатая тварь попросту надо мной издевается.

— Кто ты такая? Что-то я еще ни разу не встречала говорящих кошек. — Я отступила назад, увеличивая расстояние между нами.

— А кто сказал, что я обычная кошка? — вся ее мордочка выражала такое самодовольствие, что у меня просто руки зачесались что-нибудь сделать. И желательно с ней. Возможно, она что-то почувствовала, так как внезапно взгляд этой твари стал очень внимательным, я бы даже сказала, человеческим. Если человек, конечно, может быть настолько умным, как то, что читалось в ее глазах. — Я Хранительница тайн, девочка.

— Кто? — я ошарашено застыла, пытаясь "переварить" услышанное.

— Хранительница великих тайн древности, Рианона Рильт Милириан… — слушая все имена, что называло это хвостатое чудо, я еле сдерживала рвущийся наружу смех. Нет, ну никак я не могла поверить, что все происходящее здесь — правда. И даже тот факт, что я полностью излечилась, а передо мной с важным видом стоит говорящая кошара, не помогало. — Ты первый человек за тысячу лет, — меж тем напыщенно продолжала кошка. — Что проник в этот храм знаний, ты освободила меня ото сна и теперь… Э… Девочка? Ты чего? Да ты, никак… Хватит ржать!

Не в силах сдержаться, я повалилась на пол, обнимая уже ноющий от смеха живот. Нда… Вот что называется фирменная истерика, получите, распишитесь.

— Ой, не могу! Она — Хранительница тайн… Эта… Как ее? Риануна… Ри… Рель… Тьфу ты, язык сломаешь! Хвостатый Хранитель, это надо же было придумать!

— Ты чего? — подняв взгляд на Рину, как вкратце я обозвала кошку, я с умилением увидела крайне удивленную и обиженную мордочку. Как же, сама Хранительница тайн явила мне, простой смертной, свой лик, а я бессовестно смеюсь.

— Значит так, не знаю, кто ты, и что тут делаешь, но советую побыстрее убираться, так как очень скоро сюда придут хозяина замка. — Отсмеявшись, я утерла выступившие слезы и посмотрела на этот комок шерсти.

— Хозяйка здесь — я! — выгнувшись, Рина зашипела, что, по-видимому, должно было меня впечатлить. Облом, не впечатлило.

— Понизь самооценку, хвостатым это не идет. — Не обращая на нее никакого внимания, я подошла к завалу и внимательно осмотрела внушительную дыру в потолке. Интересно, смогу ли я выбраться самостоятельно?

— Ты мне не веришь?! — кажется, кошечка была в шоке.

— Неа.

— Но как же? Я ведь… Да я… Я тебя вылечила, между прочим! — на меня обвинительно указали лапкой. Эх, все-таки кем бы ни была эта кроха, она такая миленькая.

— Да? — я удивленно приподняла брови. — Ну ладно, покормлю тебя сметанкой в знак благодарности.

— Да как ты смеешь?! Ты всего лишь человек, представитель самой слабой расы. Ты должна мне подчиняться, а вместо этого попросту издеваешься! — Хм, интересно, она это только что заметила? — Я не собираюсь это терпеть.

От ее разъяренного шипения у меня по коже побежали мурашки. Кажется, я перегнула палку. На миг мелькнула паническая мысль: "А вдруг это правда?", а потом запястье вновь обожгло нестерпимой болью, заставляющей опуститься на колени. Так это она?! Сволочь…

Я и сама не поняла, что произошло дальше, как я оказалась так быстро около Хранительницы тайн, но спустя мгновение ее шкурка была надежно зажата у меня в руке.

— Немедленно прекрати это, кисуля, если, конечно, хочешь и дальше красоваться в собственной шкуре. — Я что было сил, ее встряхнула. Красота… Ответом мне был обиженный мяв и заветное облегчение в запястье. — А теперь говори правду, хвостатая, кто ты и что тебе от меня нужно.

— Я тебе уже все сказала! — на меня испуганно смотрели две изумрудные бусинки кошачьих глаз. — Я Хранительница тайн. Ты меня разбудила и теперь должна мне служить.

— Что?! — я повторила процедуру встряхивания.

— Ладно-ладно! Пошутила я, понимаешь, по-шу-ти-ла! Это я теперь буду твоей помощницей, я, а не ты. Эх, ну вот почему мне всегда так не везет? — Рина обреченно подняла глазки к потолку, поджав лапки. — Ну почему меня не разбудила милая блондиночка, само обаяние и доброта? — слушая ее причитания, я невольно представила себе Кайну. Вот кто уж точно подходит под все описания. — Так нет же, обязательно попадется такая разноволосая стерва, которая сначала всю душу из тебя вытрясет, а потом еще и на шею сядет. А я между прочим, уже не молодая, третье тысячелетие доживаю.

— Сама виновата, нечего было силу использовать. — Добившись от нее ответов, я попросту разжала пальцы, совершенно не заботясь о том, как приземлиться обладательница пушистого хвоста. И что это я к нему так прицепилась? Завидую, что ли? — И вообще, что это за изображение было у меня на руке?

— Да я это, я.

— Ты?! — я угрожающе оскалилась.

— Ну сама подумай, не могу же я показываться на глаза всем подряд. Да и для тебя же будет лучше, если про меня никто не узнает! — бегая по завалам и проворно уворачиваясь от запущенных в нее камней, кошка пыталась оправдаться. Как будто мне от этого легче! Носить на руке эту…это… пушистое не пойми что! Я ее убью!!!

— Эль!

— Нели!

— Чувствующая, ты как? Жива? Эль, отзовись!

Раздавшиеся сверху голоса заставили меня замереть на месте с булыжником в руках. Ну вот, помощь подоспела.

— Не говори про меня! — мне в штанину вцепились острые коготки. А если учесть, что штаны были из легкой ткани, а когти у этой киски поострее некоторых кинжалов… Зашипев от боли, я кое-как отцепила Рину от себя. — Не говори.

— Это еще почему? — я гневно уставилась в зеленые глазищи, умоляюще заглядывающие, казалось бы, в самую душу.

— Я их боюсь.

Что?! Недолго думая, я озвучила свою мысль.

— Я ведь Хранительница древних тайн, не забыла? В отличие от тебя, кое-кто из них обязательно сразу меня узнает. А что будет, если кому-то захочется что-нибудь узнать? Я ведь такая ма-а-аленькая…

— Как же, маленькая. — Я лишь возмущенно фыркнула, вспомнив сколько "приятных" ощущений доставила мне эта киска. Но в одном она была права, за право обладания информацией в нашем мире, люди не пожалеют никого.

— Эль!!!

— Я здесь! все в порядке, только вытащите меня отсюда, — подав голос, успокаивая парней, я снова посмотрела на Рину. — А если я захочу что-нибудь узнать? — Кошка тяжело вздохнула и покачала головой. — Ладно, на это я даже и не рассчитывала, уж слишком было бы просто. Тогда зачем ты мне вообще нужна?

— Ну тебе зачем то ведь понадобились эти книги? А я знаю здесь каждую закладку, каж… — сверху послышались аккуратные шаги — друзья пытались спуститься. — Я потом все объясню, не сейчас. Пусти, а?

— Ладно, — я со вздохом протянула вперед левую руку, прекрасно понимая, о чем она просит.

Не прошло и секунды, как на запястье опять красовалось изображение грациозной кошечки. А ведь она просто прелесть, когда молчит.

— Эль, ты тут? — из дыры на потолке сначала показалась голова, а после и все тело обеспокоенного Дана. Ну ему-то зачем было говорить? Я прибью Сила, это факт. — С тобой все в порядке?

Утонув в объятиях парня, чьи бережные пальцы легкими прикосновениями искали у меня хоть малейшие признаки повреждения, я довольно вздохнула. Как все-таки хорошо.

— Зачем ты сюда полезла?! — Все, конец наслаждению, Дарракши-Лан проснулся.

— Тебя спросить забыла, — отстранившись, я сложила руки на груди и хмуро посмотрела на разозленного парня.

— Вот именно, забыла, — я невольно съежилась под его взглядом. — Ты хоть понимаешь, как повезло, что ты ничего себе не сломала?

Нда, знал бы ты, милый, КАК мне действительно повезло…

— Но ведь не сломала же.

— Ты меня вообще, когда-нибудь слушаешь?

— Нет, а надо? — я состроила невинные глазки.

— Вообще-то не мешало бы, — тяжело вздохнув, Дан лишь покачал головой, видимо смиряясь. А я что? Я ничего…

— У вас тут все в порядке? — Услышав деликатное покашливание за спиной, мы оба удивленно обернулись. Лирт. — Я не помешал?

— Нет, все в порядке, — отцепив от себя руки Дантариэля, я подошла к целителю. — Хм… Спасибо, что пришел за мной.

— Всегда, пожалуйста. — Он нерешительно переступал с ноги на ногу, тоже, по всей вероятности, не зная, как себя вести после недавнего разговора у меня в комнате. — Ты не ранена?

— Вроде нет.

— Странно… — Лирт бегло меня осмотрел, задержав взгляд на тех местах, что недавно мне залечила Рина. — Когда это ты умудрилась распороть бок и вывихнуть руку? И кто лечил?

— Ты прекрасно знаешь, что я странница, Лирт, у меня были раны и похуже.

— Но эти еще свежие! — взгляд целителя не обещал ничего хорошего. — И сама бы ты их залечить не смогла. Да и никто бы ни смог, тебе прекрасно известно, что мы не можем лечит собственные травмы.

— Слушай, отстань, я слишком устала, чтобы объяснять что, где и как получила.

Тем более что правду ты от меня все равно не дождешься.

— Так еще всего лишь день!

— Ага, а вот переживаний за этот день мне на целую неделю хватит. И вообще, — я внимательно посмотрела на мужчин. — Нам завтра еще в Херроуш-Вил отправляться, так что, думаю, мне вполне положен отдых.

— Ты права, — подойдя ко мне, Дантариэль чуть наклонился, прошептав так, чтобы никто кроме меня не смог ничего услышать. — Но не думай, что сможешь меня обмануть, лиарни. Из своей комнаты ты сегодня уже не выйдешь.

Может сказать ему, что именно это мне и нужно? Нет, не буду рушить эти замки из песка, пусть думает, что на это раз победил. А потом посмотрим…


— Вылезай!

— Не вылезу!

— А я говорю, вылезай! Нет, ну что за ребячество? Это всего лишь вода. Тебе три тысячи лет, в конце концов, пора бы и повзрослеть!

— А я все равно не вылезу.

Этот спор продолжался уже час. Придя в комнату и торжественно пообещав подозрительно прищурившемуся Дантариэлю никуда не выходить, я первым делом решила вымыть свалившуюся на мою голову Хранительницу тайн. (Еще не известно что она могла подцепить за три тысячи лет!) Что тут началось! Как оказалось, этот милый пушистик до ужаса боится воды. Я пол часа гонялась за этой паразиткой по комнате, перевернув все с ног на голову. В результате, вся красная, взлохмаченная и взмыленная, я оказалась стоящей на четвереньках перед шкафом, под который благополучно забралась Рина.

— Это совсем не больно. — Я не отчаивалась.

— Не вылезу!

— Ну Риночка, ты же такая хорошая, красивая, а когда вымоешься, будешь просто прелесть.

— Что ж тогда сама не помоешься, раз так помогает?

Нет, она еще и издевается!

А ну немедленно вылезай, хвостатая! — поняв, что лестью ее не возьмешь, я решительно запустила руки под шкаф. Уй, зараза!

— Пусти! Не хочу! Лю-у-у-ди, помоги-и-ите! Убива… Бульк…

Я с непередаваемым наслаждением опустила несносную кошку под воду, наблюдая, как прозрачная водица медленно окрашивается в розовый цвет. Все-таки знатно она мне руки расцарапала, качественно. По воде судорожно зашлепал мокрый хвост, привлекая мое внимание к своей хозяйке. Нда… Все-таки жизнь прекрасна! Особенно когда смотришь в такие выпученные глаза, полные смертельной паники. Я злая? Я злая. Но ведь и ее предупреждали, что меня лучше не доводить. Хвост задергался с удвоенной скоростью, грозя отвалиться, а в мои ладони, прижимающие брюшко кошки ко дну ванны, впились острейшие когти. Прямо в старые ранки. Гадина!

— Кхе…Кхе… Ты… Ты! — забившись в дальний угол ванной комнаты, на меня обвиняющее уставился мокрый черный комок шерсти.

— Я, я, я. — Я согласно закивала головой, залечивая кровоточащие полосы на руках и отвечая не менее обвиняющим взглядом.

— Ты пыталась меня убить!

— Когда? — я даже растерялась от такого наговора.

— Только что, вот в этом орудии пыток! — Рина с паникой посмотрела на ванну. И чем она ей так не угодила?

— Это называется "мыться".

— Это называется "топить"!

— Если бы ты не вырывалась, все было бы совершенно по-другому. — Я пожала плечами.

— Ага, Грань и белые тапочки.

Нет, ну что за язва?

— А причем тут тапочки? — я заинтересованно подалась вперед, не забыв захватить с собой огромное полотенце. Два полотенца, так как я тоже, благодаря стараниям одной особы, вымокла до нитки.

— Не знаю, — сев на задние лапки, Рина мечтательно замурчала. — Просто мне всегда хотелось именно тапочки, и именно белые. Ведь кто знает, как там, на Грани?

— Бело, ничего не видно и спокойно. — Пробурчав собственные впечатления от этого места, я подошла к кошке, заворачивая ее совершенно послушную тушку в полотенце. И чего это она притихла? Даже страшно как-то…

— Ты была на Грани?! — сказано это было с таким суеверные ужасом, что я невольно поморщилась. Ну почему все именно так реагируют?!

— Была, и не раз, так что могу точно сказать, что тапочки там тебе не пригодятся.

На некоторое время стало тихо. Вытерев Рину, отчего она стала похожа на взъерошенную, облезлую и мокрую мышь, я зашла в ванную и протерла огромные лужицы, оставшиеся после купания все тем же полотенцем, оставшимся от кошки. Вода уже поменялась (я до сих пор не разобрала, как это происходит) и теперь маняще блестела на солнышки, чьи лучи пробивались сквозь распахнутое окно. Быть или не быть? Эх… Не долго думая, я мигом разделась и залезла в воду, отстраняясь от окружающей действительности. Хорошо-то как…

— Кхм… - со стороны распахнутой двери донеслось деликатное покашливание.

— Чего тебе? — я даже не соизволила открыть глаза.

— Э… А как тебя зовут?

Нет, честное слово, я умилилась. Сначала правит силой, потом обливает с ног до головы, руки раздирает в кровь, а уже после всего этого мило так спрашивает, как меня зовут. Идиотизм. Ради такого своеобразного знакомства, я даже немного привстала и посмотрела на нерешительно мнущуюся у порога кошку.

— Рианоэль, но все зовут меня просто Эль.

— Танцующая со Смертью? — во взгляде кошары промелькнула жалость. Опять какую-нибудь гадость скажет. — Это кто ж из родителей тебя так не любит?

Ну вот, я же говорила.

— Слушай, не нарывалась бы ты киса, я ведь в запале, и убить могу.

— Меня?! — Кажется, она была поражена до глубины души. А кто говорил, что будет легко?

— Ничего личного, простая констатация факта.

— Но…

— Послушай, дай мне спокойно помыться, а?

— Ладно, я просто хотела познакомиться. — Рина обиженно фыркнула. — А то как-то неудобно получается: я не знаю имени собственной хозяйки.

— Кстати, о хозяйке, — я мгновенно встрепенулась, вспомнив о незаконченном разговоре. — Что ты там говорила о помощи?

— Ну… — она замялась.

— Очень многообещающее начало.

— Тебе же нужны были книги из библиотеки? — я кивнула. — Ну так я знаю их все, причем наизусть.

— Ты же сама говорила, что ничего мне не расскажешь, даже если я попрошу. — Выбравшись из воды, я завернулась в пушистое полотенце, и направились в комнату.

— Я не могу раскрыть тайн, но ведь то, что написано в книгах может прочитать любой, не так ли? — забравшись вслед за мной на кровать, Рина села на задние лапки, внимательно следя за каждым моим движением, смешно наклонив голову. — Тебе лишь нужно правильно задавать вопросы.

— Послушай, а зачем это тебе?

— Зачем?

— Ну да, — завернувшись в одеяло, я легла на живот, внимательно заглядывая в зеленые кошачьи глаза. — Ты говоришь, что я тебя разбудила и теперь ты обязана мне помогать. Но почему? Что мешает тебе уйти?

— Но ведь это правила… — Я подозрительно прищурилась, заметив, как задергался пушистый хвост, первый признак беспокойства, а сама Рина старается избегать моего взгляда. Дожила, уже с кошками не только разговариваю, но и подозревать в одной лишь тьме известно чём начинаю.

— Правила? Ну давай, покажи мне хоть что-нибудь, где бы эти правила были написаны. — Я сложила руки на груди, изображая ожидание.

— Ты задаешь не те вопросы! Так не честно. — Вскочив, она начала нервно ходить по кровати взад-вперед, бурча себе под нос непонятные мне слова. Правда проскакивали и вполне разборчивые выражения, ставившие меня в тупик. — За что мне это?…. Им не понравиться, что она что-то подозревает… Ну почему я?!… Нет, они будут просто в ярости!

— Кто? — поддавшись вперед, я схватила ее за шкирку, приподнимая над кроватью.

— Эй, поставь меня на место!

— Кто будет в ярости?

— Никто. И вообще, нечего подслушивать. — Рина попыталась вырваться, но я держала крепко.

— Хватит юлить, киска, ты сказала, что ответишь на правильно поставленные вопросы, так вот, я спрашиваю: кто тебя подослал?

— Никто, я сама.

— Рина. — Перехватив ее так, чтобы невозможно было пошевелиться, я тихонько стряхнула этот пушистый комочек. — Я действительно хочу знать, что творится с этим миром. И если ты сейчас же не объяснишь, что значат твои слова, то можешь катиться на все четыре стороны.

— Не лезла бы в это дело, Эль, в играх богов люди слишком часто оказываются проигравшими.

Так значит, это боги. Это плохо, очень плохо. Положив кошку обратно на кровать, я обреченно откинулась на подушки. Что-то подобное я подозревала и раньше, вот только, зачем это им? Зачем?

— Эль? — скосив взгляд вниз, я хмуро посмотрела на виноватую мордочку Хранительницы тайн.

— Чего тебе?

— Я ведь пришла помочь. — Нерешительно подойдя ближе, она встала на задние лапки, опершись на меня. — Я ведь и, правда, знаю очень много.

— Но ответишь только на правильно заданные вопросы? — Я не сомневалась в ответе.

— Да.

— Отлично, тогда дай мне время подумать. Хотя бы до завтра.

— А что будет завтра? — взгляд хвостатой стал удивленным до крайности.

— А завтра ты наглядно убедишься, какими жестокими могут быть игры тех, кто тебя сюда послал. Мы отправляемся в Херроуш-Вил.

Глава 15

— Да стой ты спокойно! — Гейр зло сверкнул глазами, заставив испуганно замолчать и без того паникующего Малика.

— А это точно не больно?

— О, Боги, за что вы в наказание послали нам этого юнца?! — на это раз уже не выдержал Крил.

Все происходило в кабинете Лиэра, где мы уже часа два безуспешно пытались уговорить Малика пройти через проход в Херроуш-Вил. Воин наотрез отказывался идти в "тьма знает какое место!". Я предложила послать его намного дальше. Все идею поддержали, а Малик обиделся. А вот нечего людям нервы портить! И нелюдям тоже.

— Ну не будь ребенком, ты мужчина, в конце концов!

— А вдруг там западня? — парень не сдавался.

— Ну конечно, специально для тебя подготовили. — Смачно плюнув на пол, отчего правителя Дарракши-Лан попросту перекосило, Крил подошел к проходу, оказавшемуся обычным зеркалом в полный рост. — Значит так, я пошел, а вы, если хотите, можете и дальше уговаривать этого придур… — остальное заглушил переход, моментально принявший в себя оборотня.

— Отличная идея. — Поклонившись правителю, следом за мужчиной в проход нырнули Лирт и герцог Веллириан.

— Вот видишь, ничего особенного, обычный проход, — Гейр нетерпеливо передернул плечами. — Воину не пристало чего-нибудь страшиться.

— И все равно…

— Ладно, я пошла. — Решительно перебив парня, я подошла к зеркалу.

Этот балаган уже порядком надоел, и у меня появились некоторые идеи, как его прекратить. Теперь самое главное, чтобы Малик ни о чем не догадался. Переместившись так, чтобы парень оказался между мной и проходом, я незаметно подмигнула подозрительно прищурившемуся Гейру, получив в ответ зловещую ухмылку. Кажется, Воин понял меня правильно и полностью поддерживает.

— Послушай, Малик, — я внимательно посмотрела на парня. — Нам очень дорого время, поэтому не обижайся, ладно?

— За что? — он недоуменно вскинул брови.

— За это. — Мгновенно оказавшись совсем близко от него, я изо всех сил толкнула парня в грудь, опрокидывая назад, в обманчиво гладкую поверхность прохода. Парень не успел даже вскрикнуть, как исчез из кабинета правителя Дарракши-Лан.

— Малышка, ты гений! — Гейр по-отечески обнял меня за плечи, заставив невольно улыбнуться. Все-таки приятно, когда тебя хвалят.

— Но и нам не стоит задерживаться, — переглянувшись с Силом, Дантариэль подошел к зеркалу. — Жду тебя в Херроуш-Вил, лиарни. — Не дав мне опомниться, он на одно короткое мгновение прижался к моим губам и исчез в проходе. Тьма, этот чурбан бесчувственный снова со мной играет! Хотя почему бесчувственный? Ему явно нравится меня целовать…

— Не узнаю своего брата. — Обернувшись, я заинтересовано посмотрела на Лиэра, удивленно разглядывающего то место, где недавно скрылся Дан.

— Не ты один, братишка, не ты один. — Весело мне подмигнув, Силиэр последовал за братом, оставив в комнате меня и Воина.

— Кажется и нам пора. Я рада была познакомиться, Лиэр, надеюсь, еще встретимся. — Я поклонилась правителю, еле сдержавшись, чтобы не поежиться. В душу тонкой струйкой пробирался мерзкий холодок, непонятного предчувствия. Слишком высока была вероятность, что мне не суждено было встретиться ни с кем из окружающих людей и нелюдей после посещения школы. Слишком высок риск.

— Я в этом даже не сомневаюсь, Чувствующая, — мужчина ободряюще улыбнулся. — Будь осторожна, Эль, я не хочу, чтобы…

— Меня подождите! — не дав договорить правителю, в кабинет вбежала Тайра и остановилась посередине комнаты, мрачно оглядывая супруга.

Вид у нее был, самый что ни на есть решительный. Вместо обычного платья, на девушке красовались штаны из мягкой кожи, такая же куртка и высокие сапоги, а пояс обхватывал набор кинжалов. Не самых плохих, между прочим. Откинув с плеча длинную косу, она уперла руки в бока, грозно надвигаясь на Лиэра.

— Так значит, ты хотел скрыть от меня, что они перемещаются?

— Кайра, лиарни, все совсем не так, как ты думаешь… — Я еле сдержала улыбку, услышав столь популярную у мужчин фразу.

— Так ты еще и телепат, дорогой? Знаешь, что я думаю? — Кайра зло сощурила зеленые глаза. А я невольно восхитилась силой духа этой на вид хрупкой девушки. — Ты прекрасно знал, что я собиралась пойти с ними и поэтому все от меня скрыл!

Пойти с нами?

— Э… Кайра? — я решительно встала между супругами.

— Что?

— Ты решила отправиться с нами?

— А ты имеешь что-то против, Чувствующая? — кажется, ей было все равно на кого кричать.

— Прекрати, Кайра, я не виновата в том, что Лиэр захотел тебя защитить.

— Знаю, — девушка тяжело вздохнула. — Просто…

— Там тебе не место, Кайра, лучше присмотри за Ланой. — Ободряюще улыбнувшись, я обняла правительницу и отошла к проходу. — Обещай, что поцелуешь за меня принцессу, я так и не успела с ней попрощаться.

— Но я могла бы помочь. — Девушка не сдавалась, однако в голосе ее проскользнули весьма нерешительные нотки.

— За пределами Херроуш-Вил и так много помощников, дорогая, а в школу тебе, увы, пробраться не удастся. — Встав позади жены, Лиэр ласково обнял ее за тонкую талию, прижав к себе.

— Ну, если вы так говорите… — Кайра тяжело вздохнула и грустно посмотрела на меня. — Я передам Ролане, что ты очень хотела ее увидеть и попрощаюсь за тебя.

— Спасибо. — Улыбнувшись на прощание, я шагнула в проход.


Тьма! До чего же я не люблю всякого рода переходы. Такое чувство, будто тебя расщепляют на миллиарды частиц, а потом склеивают заново, и не факт, что все останется в целости. Выйдя из прохода, я в первую очередь ощупала себя на предмет сохранности всех конечностей. Так, руки-ноги имеются, значит жить можно.

— Все в порядке? — отвлекшись от изучения собственного тела, я посмотрела на стоящего передо мной Дана.

— Вроде да, по крайней мере, ничего лишнего не обнаружила.

— Ты неподражаема, — парень усмехнулся. — Меня всегда удивляла твоя способность шутить даже в самой серьезной ситуации.

— Потому и шучу, что ситуация слишком серьезная. Где это мы?

Обернувшись вокруг, я пристально осмотрела обстановку, стараясь ничего не пропустить. Мы оказались на огромной поляне, с двух сторон окруженной лесом, а с одной — трехэтажным старинным зданием, обвитым плющом и огороженным высоким забором. С первого взгляда, я бы даже предположить не смогла, что это воздушное строение и есть та самая неприступная школа, про которую мне рассказывали. Однако, посмотрев на нее внутренним зрением… Клянусь жизнью, такого мне видеть еще не приходилось! Вокруг школы клубилась сила, образуя неприступный кокон. Потоки так и извивались, сплетаясь в разнообразные узоры и не оставляя ни одного отверстия даже для самой маленькой птицы.

— Ваше высочество! Милорд Дантариэль! — справа от нас раздались призывные крики.

Обернувшись, вслед за Даном, на голоса я обнаружила то, на что раньше не обратила внимания: на поляне был разбит небольшой городок Дарракши-Лан. Я насчитала двадцать три временно сооруженных одноэтажных домов, прежде чем к нам подошел отряд Пьющих Жизнь во главе с Шином.

— Наконец то! Все уже готовы, ждем лишь тебя и Чувствующую. — Шилинэр явно нервничал, то и дело, поглядывая на здание.

Следующий час меня активно пытались напугать страшилками про школу для детей Дарракши-Лан, постепенно отбивая охоту вообще туда соваться. Нет, ну кто в здравом смысле полезет в "место свободы разрушительной силы", где даже преподаватели (самые сильные из рода нечисти) нервно оглядываются по сторонам, боясь вовремя не заметить угрозы? Ага, так попасть могу лишь я одна. Ну, или не одна. Стрельнув взглядом в угол дома, который Шилинэр выбрал для временного обоснования, где мы дружно сидели за столом с раскрытой картой школы, я удовлетворенно заметила на лицах людей и одного оборотня озабоченно-испуганные выражения. Нда, кажется, не на меня одну произвели впечатление рассказы Шина.

— То есть вы хотите сказать, что если мы туда попадем, то нам придется быть все время настороже? — Гейр задумчиво покусывал нижнюю губу.

— Именно это мы и хотим сказать.

— А если мы туда не попадем? — вперед подался герцог Веллириан, цепким взглядом осматривая всех вокруг и останавливая его, почему то, на мне. — И вообще, с чего вы решили, что Рианоэль сможет попасть к детям?

— Дело в том, герцог, что защитное поле впускает почему-то исключительно воинов по духу, при этом выбирая между ними по каким-то непонятным критериям. Внутрь смогли пробраться лишь шесть представителей нашей расы, однако я уверен, что Эль пополнит этот список наших воинов.

— А вот я в этом абсолютно не уверен. — Обернувшись, я удивленно уставилась на незнакомого мне Дарракши-Лан. Он стоял у двери, облокотившись спиной о стену, и внимательно следил за каждым моим движением. Я невольно поежилась, отмечая волны жгучей ненависти, исходящей от мужчины. Интересно, какая муха его ужалила? Мы вроде еще не знакомы, чтобы так меня не любить. — Никогда не поверю, что эта пигалица на что-нибудь способна.

— Следи за словами, Фрай. — Рядом со мной угрожающе поднялся Дантариэль.

— И на чем же основаны ваши предположения? — взяв настороженного принца за руку, я с нажимом потянула его вниз, стараясь успокоить. — Сказывается личный опыт или же простая неприязнь?

— На что это ты намекаешь? — мужчина зло прищурил глаза поразительно фиолетового цвета.

— На то, что сам пробраться в школу не смог, так теперь ищешь козла отпущения. — Меня этот тип порядком раздражал, и больше всего я хотела, чтобы он ушел. Однако у него на этот счет явно были собственные соображения.

— Ошибаешься, человечка, я в отличие от вашей расы кое-что могу… — Фрай внезапно осекся, услышав яростное рычание Дана. — Что? Наследный принц Дарракши-Лан защищает человеческую девушку?

— Повторяю в последний раз, родич, выбирай выражения когда обращаешься к Рианоэль. — Взглянув на Дантариэля, я медленно выдохнула, борясь с желанием убежать как можно дальше отсюда от ужаса. И чего он так разошелся? Ну подумаешь, поцапались с этим идиотом, таких как он полно, одним больше, одним меньше. И вообще, ему то какая разница?!

— Дан?

— Да, лиарни? — лица Пьющих Жизнь вытянулись от изумления. Тьма, я его скоро убью!

— Ты не мог бы выйти?

— Что? — теперь, кажется, больше всех удивился он. Повернувшись, парень уставился на меня немного обиженным взглядом. Ну сейчас то я в чем провинилась?

— Тебе необходимо немного остыть, а то еще что-нибудь нечаянно разгромишь, — я, как могла мило улыбнулась. — Да и остальным надо успокоиться.

— Ты этого хочешь? — взгляд принца стал холоден, как лед. Тьма, опять разозлился.

— Да, хочу.

— Что ж… — резко развернувшись, Дан быстро вышел из дома, хлопнув дверью с такой силой, что та покосилась. Сам виноват, нечего было лезть в разговор, теперь на меня еще обвиняющее уставились все присутствующие. Тьма!

— На чем мы остановились? — встав со стула, я покопалась в своем рюкзаке и. откопав сочное яблоко, смачно захрустела, вызвав тем самым смешок Шина. Он к моим фокусам, кажется, уже привык.

— Как тебе удалось приручить принца? — взгляд Фрая так и лучился ехидством.

— Как тебе удалось прожить столько лет и не захлебнуться собственным ядом? — я ответила ему любезной улыбкой. По комнате раздались подозрительные покашливания.

— Ты хоть знаешь, с кем говоришь?

— Знаю, — я уселась на краешек стола, задумчиво разглядывая разозленного Дарракши-Лан. Почему то мне казалось, что в обычной жизни он не такой уж и плохой, вот только что-то здесь не так. Может… — Я говорю сейчас со сгорающим от беспокойства отцом, чей ребенок находится в школе. Ты смог попасть внутрь, вот только помочь хоть чем-нибудь оказался не в силах и теперь винишь всех и вся в собственной неудачи, отказываясь верить в то, что кто-нибудь сможет сделать то, в чем лично ты потерпел поражение. Я не права?

На комнату после моих слов опустилась гробовая тишина. Кажется, я все же угадала.

— Кто тебе рассказал? — на лице Дарракши-Лан заиграли жевалки. Сжав кулаки, он медленно двинулся ко мне, однако дорогу ему тут же перегородили Силиэр с Шином.

— Успокойся, родич, Эль не нужно было что-нибудь рассказывать, чтобы

понять, что кому-нибудь плохо. Она Чувствующая, это ее суть.

— Она всего лишь женщина!

— А ты всего лишь мужчина, — недовольно поморщившись, я решительно направилась к выходу из дома. — Хотите спорить — спорьте, а мне это порядком уже надоело.

Оказавшись на улице, я облегченно вздохнула, радуясь тому, что осталась одна. В последние дни все шло кувырком, слишком много событий затягивали, словно омут, в свои объятия и казалось, что мне уже никогда не придется вернуться к обычной жизни странницы. А может и действительно, никогда… Мир менялся, я это чувствовала каждой клеточкой тела, каждой каплей своей силы. Я не знала, чем нам грозят эти изменения, да и он сам этого не знал, возможно, наконец, наступит покой и порядок, однако существовал и другой исход изменения. Война, разруха и гибель для всего живого. Этого я боялась больше всего. Но самые главные события происходили здесь, в этом укромном уголке, где мучаются сотни беззащитных детей. Почему именно это так беспокоило мир, я не знала, ведь повсеместно можно встретить и более страшные картины: нищие, калеки, деревни, сплошь истребленные моровыми поветриями, толпы нечисти, в страхе отступающие перед решительно настроенными Воинами. Тупая резня, имеющая лишь один исход — смерти, боль, горе и тысячи трупов. Но почему именно проклятие Дарракши-Лан так беспокоит мир? Казалось, будто здесь и сейчас решался исход тысячелетнего спора и именно от того, выиграем ли мы в этой борьбе с болезнью или нет, будет зависеть дальнейшее развитие мира, для кого-то дома, для кого-то просто куска земли, а для Чувствующих — строгого, но ласкового отца и друга.

Оторваться от размышлений меня заставило внезапно накалившееся изображение кошки на запястье. Тьма, больно-то как! Закатав повыше рукав рубашки, я изо всех сил принялась дуть на Хранительницу тайн, проклиная тот день, когда разрешила ей поселиться у себя на руке. Прошла секунда, другая, запястье перестало жечь, зато на место боли пришло напряжение столь осязаемое, что, казалось, стоит протянуть руку, и ты его коснешься.

— Что вы здесь делаете?! — раздавшийся рядом удивленный голос, заставил меня обернуться и посмотреть на его обладателя. Мужчина, сразу видно, что воин, ни на миг, не расстающийся с оружием, на вид весьма молодой, однако возраст выдавали седина, пробивающаяся из когда-то смоляных волос и зеленые глаза, смотрящие казалось бы, в самую душу. Не знаю, кем был этот Дарракши-Лан, но мне сразу, же захотелось склонить голову перед его опытом и силой.

— Я здесь стою, — поправив рукав рубашки так, чтобы изображения не было видно, я улыбнулась незнакомцу.

— Это я вижу, мне не понятно одно: как ты можешь стоять именно здесь, в Херроуш-Вил?

Что?! Ошарашено уставившись на мужчину, я некоторое время не могла опомниться. Но как? Когда? Медленно обернувшись, я внезапно поняла, что действительно нахожусь в школе, а передо мной, на некотором расстоянии от настежь раскрытых ворот столпилась целая куча изумленной нечисти и парочка-другая людей. Лица мужчин выражали даже не удивление, а ужас, что заставило задуматься, а так ли легко было пробиться сюда остальным? Видимо, я так задумалась, что даже не заметила границу между поляной и Херроуш-Вил, зато это заметила кошка, заставившая меня вовремя очнуться.

— Кто ты такая? — меня опять отвлек незнакомец.

— Я Чувствующая, присланная правителем расы людей, Ронуэртом ля Риддоуном, чтобы попытаться помочь. Мое имя Рианоэль, — я почтительно склонилась перед Дарракши-Лан.

— Я Марриэр лэтр Рей, директор Херроуш-Вил, главный наставник наших маленьких сорванцов, — он улыбнулся, а я невольно отметила, с какой любовью мужчина отзывается о детях. — Рад приветствовать в наших рядах целителя, это как раз то, что нам сейчас просто необходимо. Вот только как ты смогла попасть сюда, девочка, кокон пропускает лишь воинов, а ты сама только что сказала, что им не являешься. К тому же… — он замялся. — Я еще ни разу не видел, чтобы кто-то так легко смог сюда попасть, сдается мне, ты даже не почувствовала перехода.

— Именно так, — поежившись, я пожала плечами. Слова наставника заставили меня насторожиться. — Я это поняла, только когда вы меня окликнули. То, что меня пропустит кокон, мы предполагали, так как помимо целительства я обладаю силой Воинов и вслед за своим наставником выбрала путь странницы, однако я даже представить себе не могла, что это будет так легко.

— Поверь, не ты одна.

Вздрогнув, я удивленно посмотрела на стоящих позади меня Дана, Крила, Гейра и Фрая. Последнего мне видеть совершенно не хотелось, и я тут же отвернулась, не желая встречаться с ним взглядом. Лица мужчин были бледнее обычного, а на лбу каждого выступила испарина, как во время тяжелой болезни.

— Тьма, Эль, как тебе удалось так легко сюда попасть? Я думал, что вообще никогда не дойду. — Крил уставился на меня недоуменным взглядом.

— Так тяжело?

— Ты даже представить себе не можешь! Такое ощущение, будто тебя давит к земле целая гора, казалось, что это длится вечно.

— Странно…

— Вот именно, странно что ты отделалась лишь легким испугом. Как ты себя чувствуешь? — Приблизившись, Дантариэль обеспокоенно заглянул мне в глаза, видимо ища во взгляде что-то, что могло его обеспокоить. Это продолжалось несколько секунд, после чего он, успокоившись, отступил.

— Со мной все в порядке, ничего подобного тому, что описал Крил, я не почувствовала.

— Может, пройдем внутрь? — Марриэр приглашающее указал на школу, даже не скрывая заинтересованности во взгляде.

— Конечно.

Херроуш-Вил оказался самым любопытным местом, где мне только приходилось бывать. Воздушной и неукрепленной здание казалось лишь издалека, теперь же, идя по бесконечным лабиринтам коридоров, я все больше убеждалась, что создавали его на совесть. Каждый камень, каждая дверь этого сооружения была пропитана силой и мощью, которая смогла бы удержать в стенах школы сотню даже самых могучих по силе моей расы, а тут дети… Я невольно представила, что может нас здесь ожидать и… И решила не думать об этом, чтобы не паниковать и не считать монстрами тех, кому должна была помочь.

— Думаю, здесь нам будет удобнее всего, — открыв перед нами дверь, Марриэр ободряюще мне улыбнулся. Кажется, мне следует скрывать эмоции более умело. — Все не так плохо, как о нас говорят люди, девочка. Да, эти дети сильны, но им сейчас очень плохо и я уверен, что никто не станет причинять боль тебе, ведь ты пришла помочь.

— Знаю, просто немого не по себе, — я заставила себя выдавить улыбку. — Вы не против, если я немного пройдусь?

— Не думаю, что это будет хорошей идеей. — Дан нахмурился.

— Я ненадолго, просто… — Мне хотелось на некоторое время побыть одной и почувствовать это место, но никому из присутствующих я этого говорить не хотела, заранее зная их ответ. Поэтому пришлось срочно что-нибудь придумывать. — Марриэр, вы не подскажите, где я могла бы немного освежиться? — для убедительности, я опустила глаза и улыбнулась, что должно было выражать легкое смущение. Хоть бы получилось!

— Э… Конечно, — мужчина понимающе кивнул. — Прямо за поворотом самая первая дверь.

— Я провожу.

— Дан, — тяжело вздохнув, я посмотрела на самого красивого, но в то же время и самого упрямого из встреченных мною принцев. — Думаю, до уборной я вполне смогу дойти и сама.

Развернувшись, я вышла в коридор, искренне желая, чтобы он за мной не увязался. Прошла минута, вторая, а шагов я так и не услышала. Отлично! Так, и что это у нас тут? Полностью отдавшись чувствам, я начала бродить по замку, то удивляясь, то улыбаясь, то до дрожи в коленках пугаясь увиденного. Здание было живое, оно оказалось словно сотканным из нитей силы, оберегающих своих чад. Где-то нитей было больше, видимо именно там, где и находились дети, где-то меньше, однако все смотрелось так органично, что я на секунду позволила себе расслабиться. Но лишь на секунду.

— Тетя? — Остановившись, как вкопанная, я уставилась на появившегося посреди коридора, словно ниоткуда, малыша. — Тетя, а ты кто?

— Привет, — не зная, что делать, я улыбнулась и присела на корточки, чтобы его личико оказалось на уровне с моим лицом. — Меня зовут Эль, и я пришла, чтобы тебе помочь. Ты ведь хочешь вылечится?

— А ты, правда, сможешь? — мальчик недоверчиво нахмурился, отчего на его лобике образовалась морщинка.

— Я буду стараться изо всех сил.

Решив, что так будет удобнее, я уселась прямо на пол, подобрав под себя ноги, и внимательно посмотрела на малыша. Совсем маленький, даже младше Ланы, с огромными голубыми глазами и темно-русыми чуть вьющимися волосами, мальчик очаровывал сразу, но не это меня интересовало сейчас, больше всего, а огромный клубок тьмы, сгустившийся вокруг маленького сердечка и причиняющий ему боль.

— Как тебя зовут?

— Руперт, тетя Эль. — Подойдя ближе, он доверчиво уселся ко мне на колени, прижавшись, как котенок. Боги, до чего же им тут плохо! Сердце предательски сжалось от невыносимой тоски. Я должна помочь, я смогу.

— Закрой глазки, Руперт, и ничего не бойся. Все будет хорошо, я обещаю.

— Хорошо, — малыш улыбнулся. — Я вам верю.

Верит… Это маленькое сердечко, только начавшее познавать мир, вверило мне свою жизнь. Боги, как же это тяжело. Но я не имею права отказаться. Закрыв глаза, я выпустила на свободу уже давно бьющуюся в груди силу, направив ее на уничтожение того зла, что мучает ребенка лишь в самый последний момент исправив ее назначение на защиту жизни малыша. Как тогда, на озере, когда я смога излечить Ролану. Перед глазами все поплыло и, если бы я стояла, то давно бы уже упала, но ничего для меня сейчас не было важнее, чем лицо Руперта, на глазах светлеющее от облегчения, чем его щечек, наливающихся румянцем и радостно заблестевших глаз.

— Спасибо.

Спасибо… Как же может согреть всего одно слово, сказанное от души. Теперь можно и отдохнуть… Улыбнувшись мальчику, я, наконец-то погрузилась в сладостную тьму.

Глава 16

Откуда-то издалека раздались быстрые шаги и грязная ругань. Именно это и привело меня в чувство, а еще ощущение назревающей бури под названием "гнев Дарракши-Лан". Кое-как сев, я тихонечко охнула и обхватила голову руками: создавалось ощущение, словно внутри кто-то настойчиво стучит в набат. Больно-то как! Интересно, сколько на этот раз я пробыла без сознания? Хм… Судя по тому, что хватились меня только недавно — не долго. А это значит, что есть очень даже неплохой шанс привести себя в порядок. Хотя бы в относительный. Почему-то мне очень не хотелось показывать всем насколько тяжело дается лечение. Возможно оттого, что я сама прекрасно понимала, чем это легко может обернуться для моей жизни, и что бы ни говорили друзья, а умереть они мне ни за что не позволят. По крайней мере, все, кроме Лирта, уж ему-то прекрасно известно, на что я могу пойти, ради спасения детей. Да, это самоубийство, да, никто из Чувствующих на такое не решился бы, да, я сумасшедшая. Но это мой выбор.

Поднявшись, я еле удержалась на ногах от нахлынувшего головокружения. Тьма, да что ж это такое? А ну-ка, Эль, соберись!

— Я оставил ее там, — раздавшийся в дальнем конце коридора детский голосок заставил меня замереть, как вор, застигнутый стражами в разгар преступления.

— На этот раз ей придется покинуть территорию Херроуш-Вил! — голос Дана, не предвещавший ничего хорошего, я узнала сразу.

— Это неразумно.

— По вашему будет лучше, если все останется так как есть? — судя по тону, Дантариэль был очень зол. — Чтобы она и дальше изводила себя из-за наших проблем?

— Я вас не узнаю, принц, — послышался голос Фрая. — Чтобы хоть раз вы поставили интересы людей выше собственной расы? Это неслыхано!

— Успокойся, Фрай, — в разговор вступил Марриэр лэтр Рей, — Дантариэль очень переживает за нас, так что твои обвинения в данном случае неуместны.

— Но…

— Однако в одном ты прав, отправлять эту девочку за пределы школы нелогично. — Внезапно шаги стихли, будто говорившие остановились. — Дан, мальчик мой, я понимаю твои чувства, но эта Чувствующая первый целитель, который смог пробраться через купол. Она нужна нам.

Нда… Вот уж не думала, что буду согласна с этим напыщенным индюком, Фраем, но на этот раз мы с ним действительно заодно. Осторожно поднявшись и переждав приступ головокружения, я как могла быстро побрела вдоль по коридору, прочь от приближающихся голосов. Нет, ну кто так строит?! Разве нельзя было сделать хоть одну нишу в этом сером и мрачном лабиринте? Или на худой конец, комнату? Ну хоть что-нибудь…

Так, а это что такое? Надеясь, что мне не показалось, и за углом действительно тускло мерцает свет, я ускорила движение.

— На твоем месте, я бы не стала туда заходить.

Подскочив от неожиданности, я обернулась и мрачно посмотрела себе под ноги, откуда доносился голос. Там, на холодном каменном полу, поджав под себя пушистый черный хвост, мирно сидела ни кто иная, как Хранительница тайн. В голове тут же пронеслись картины убиения несчастного животного. Кажется, все это отразилось в моем взгляде, так как, резко подскочив на ноги, и угрожающе изогнувшись, Рина зашипела и попятилась. Нда, надо лечить нервы… Глубоко вздохнув, я посмотрела на нее уже более мирно.

— У тебя привычка такая, вечно пугать людей?

— А у тебя — влипать в неприятности?

Гордо выпрямившись, словно не она только что испуганно шипела, кошка величественно прошла вперед меня, виляя пушистым задом и размахивая длинным хвостищем. Нет, вот зараза мелкая, напугала, чуть ли не до смерти, так еще и крайней делает!

— И почему же мне туда лучше не лезть?

— Простейшая логика, — Рина насмешливо фыркнула. — Если ты после одного ребенка в полуживом состоянии по коридорам шатаешься, то, что будет после встрече с тремя десятками маленьких Дарракши-Лан?

— Они все там?! — Я так и рванула за заветный поворот. И откуда, только силы взялись?

— Стой, дура! Идиотка! Ты разве не слышала, что я сказала?! — опередив меня, Хранительница решительно встала перед простенькой на вид дверью с видом "отсюда меня смогут лишь вынести".

— Ты действительно думаешь, что сможешь меня остановить? — Я скептически осмотрела это полутораметровое чудо, еще недавно испуганно пятившееся от меня.

— Проверим?

Интересно, что это она задумала? Замерев на месте, Рина нехорошо оскалилась, заставив меня задуматься на секунду, а все ли я правильно делаю, и может быть плюнуть на все и свалить по добру по здорову, пока вообще цела? Что-то уж очень не понравился мне блеск зеленых глазищ Хранительницы. И внезапно отросшие клыки… И изменившиеся размеры… Раз в семь в высоту. Ой, я ж еще жить хочу!

Тихонько охнув, я медленно попятилась назад под пристальным взглядом вмиг выросшей кошары. Однако далеко уйти так и не смогла, наткнувшись на подло стоящую позади стену. Нет, ну опять мне не везет! Грубо выругавшись так, что Рина внезапно фыркнула и поджала уши, я изо всех сил навалилась на злосчастный камень, мгновенно вытаскивая из сапог два обоюдоострых кинжала, привычным движением легших в руки.

Послышавшийся из-за спины непонятный звук, заставил меня напряженно замереть. Нет, ну как одному человеку может ТАК не везти?! Стена ведь не должна двигаться, да? А-а-а-а-а!!!

Не знаю, что я сделала, но бетонная плита, до поры до времени служившая опорой для моей спины, вдруг отъехала в сторону, любезно роняя меня в кромешную тьму. Последнее, что я увидела, были озадаченная мордочка Хранительницы, уже принявшей свои нормальные размеры, и лица моих спутников, которым наконец-то удалось найти одну "вредную заразу", как изволил выразиться Крил. А потом был полет в бесконечность, глухой звук падающего тела и острая боль, пронзающая все тело.

Так, я все еще жива? Пытаясь выяснить, сей факт, я аккуратно села, внезапно поняв, что лучше уж было бы наоборот. Тьма, ну почему человек не может привыкнуть к боли?! Кряхтя и постоянно ругаясь, вспоминая "ласковым" словом Дана, его братца, наставника, подтолкнувшего меня в это сомнительное мероприятие и самого правителя во главе всего этого безобразия, я кое-как поднялась на ноги, с радостью отметив, что на счастье ничего себе не сломала.

Ну и где это я? Блин, да тут так темно, что я даже руку рядом с собственным носом не рассмотрю! Надеюсь, что здесь действительно кромешная тьма и со зрением у меня все в порядке. Да и проход, через который я сюда попала, судя по всему, закрылся. Интересно, они догадаются его открыть тем же самым способом, что и я, или нет?

— Эй! — тишина. — Здесь есть кто-нибудь?

"Кто-нибудь" не отозвался. А что я, собственно говоря, ожидала? Природа Чувствующей подсказывала, что живых существ, кроме меня, здесь нет, а скелеты не разговаривают, если они здесь вообще имеются. Надо отсюда выбираться, и чем скорее, тем лучше. Вытянув руки вперед, я начала медленно двигаться вперед, делая маленькие шажки, стараясь не оступиться и вопя во всю мощь легких. А что? Если кто-нибудь здесь все же есть — испугается, а мне так намного веселее и приятнее идти в неизвестность, к тому же есть вероятность, что меня все же услышат. Чем тьма не шутит? Да я сейчас даже Фрая была бы счастлива увидеть!

— Лю-у-у-ди! Ау-у-у… Челове-е-е-е-ки! Чело-о-о… Тьфу, ты! Нелюди! Обо-о-ротни-и-и! Ну хоть кто-нибу-у-удь… О, Хранительница! Ри-и-и-и-на… Эй, ты, кошара блохастая, я сюда из-за тебя попала, так что тебе меня и вытаскивать! Да-а-ан… Нет, ну что за чело… хм, нечисть несчастная! Я тут, понимаешь ли, совсем одна, в непонятном помещении, непонятно с кем, а он там даже не волнуется! А может тут мужской гарем, а я здесь одна, вся такая невинная и целомудренная. Хотя… Все, я передумала, дайте мне гарем и я останусь тут надолго. И спасать меня не надо будет! Слышите? Я… Уй, зараза!

Все-таки споткнувшись и задев рукой что-то острое, разрезавшее кожу на ладони словно масло, я решила все-таки заткнуться. Пошарив рукой по полу и нащупав собственные кинжалы, так нерадушно встретившие свою хозяйку, я глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться и понять, что же мне делать дальше. Итак, что мы имеем?

— Ну наконец-то успокоилась, а то разоралась так, что я чуть не оглохла!

Раздавшийся рядом хриплый старушечий голос заставил меня подскочить на месте. Нет, честно, никогда бы не подумала, что буду так визжать. И это я, выбравшая путь странницы и уже достаточно пережившая за свои сто пять лет жизни. Кажется, это мне, а не Рине, пора лечить нервы.

— Все? Звуковая атака закончена или мне еще немного поберечь уши? Нет, ты покричи-покричи, я не против, только ножички убери подальше. Здесь темно, поранишь еще кого-нибудь ненароком. — Мне показалось, или непонятно откуда взявшаяся старуха и правда издевается?

— Прошу меня простить, я не знала, что здесь есть кто-то еще, — я безрезультатно пыталась рассмотреть ее в кромешной тьме. — Могу ли я задать один вопрос?

— Ну попробуй. — Старуха усмехнулась.

— Вы ведь видите здесь, не так ли? Но как?

— Это уже два вопроса, но так и быть, отвечу на оба. — Послышался шорох, и голос женщины раздался прямо над моим ухом. — Да, я здесь действительно вижу, но ведь по-другому и быть не может, ведь я у себя дома.

— Вы тоже Дарракши-Лан? — этот вопрос я задала просто так, прекрасно отдавая себе отчет в том, что до сих пор не чувствую присутствия живого существа. Тьма, да кто же она такая?!

— Эта нечисть? Нет, конечно. — Она возмущенно фыркнула.

— Но как же вы тогда сюда попали?

— А все тебе расскажи, — тон старухи смягчился, а через секунду я почувствовала на своем плече довольно-таки теплую и живую человеческую руку. Хоть это радует. — Пойдем-ка лучше отсюда, девочка, нечего тебе здесь делать, не твое это место.

— Что?

— Ничего, милая, ничего, нечего много слушать старых женщин, их слова иногда могут запутать кого угодно, даже их самих. Лучше закрой глаза и доверься мне, обещаю, что ничего плохого с тобой не случится. Ты ведь доверяешь мне, Рианоэль, не так ли?

На секунду я даже перестала дышать и остановилась как вкопанная. То, что здесь происходило, нравилось мне все меньше и меньше.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Это не важно, имя не дает над его носителем никакой власти, оно лишь предопределяет судьбу, данную богами. Любой может узнать имя, но лишь немногим известно, что оно означает. Не переживай, маленькая дрейге, я не причиню тебе зла. Доверься мне.

С этими словами она настойчиво подтолкнула меня вперед, заставляя двигаться. Вопросов с каждой секундой становилось все больше и больше. Откуда она меня знает? Что значат ее слова о судьбе, данной именем? И что означает "дрейге"? И вообще, куда это мы идем и самое главное, кто она такая? Я не могла поверить собственным ощущением, но, даже, ощущая жар ее рук и чувствуя бьющуюся в ней жизнь, я могла с уверенностью сказать, что рядом со мной НИКОГО нет. Абсолютно никого. Но ведь так не бывает! И к тому же она сказала, что не является Пьющей жизнь, но ведь никто другой, кроме меня, конечно, не мог бы здесь находиться, иначе бы Дан об этом знал. Или от меня что-то скрыли, и в Херроуш-Вил находится еще один человек.

— Ну что же ты так долго? — раздавшийся впереди старушечий голос, заставил меня отвлечься от размышлений. — Я уже устала ждать, поторапливайся, девочка.

— Так не видно же ничего!

— А ты ножками передвигай побыстрее, вот и дойдешь.

Пробубнив себе под нос все, что думаю, о не пойми, откуда взявшихся старухах, я ускорила шаг, каждую секунду напряженно ожидая очередного падения. Или мне так везло, или же это постаралась моя новая знакомая, но упасть мне так и не пришлось. Дотронувшись до моего плеча и сказав, чтобы остановилась, женщина что-то прошептала, и в ту же секунду прямо передо мной открылся узкий проем меж стен, тускло освещенный светом на другом его конце.

— Иди-иди, не бойся, — сзади раздался ехидный смешок.

И я пошла. А что еще оставалось делать? Пройдя через проход и оказавшись в освещенном помещении, я некоторое время просто стояла, постоянно жмурясь и привыкая к яркому свету, исходящему от заговоренных ламп.

— Ну что встала, как истукан? Проходи, располагайся, чувствуй себя, как дома. — Пройдя мимо, незнакомка чуть подтолкнула меня вперед. — Ну иди-иди, нечего в проходе стоять.

— Послушайте, хватит меня все время толкать! — отойдя от нее на некоторое расстояние, я, наконец, смогла осмотреться.

Помещение, в котором я оказалась, было ничем иным, как маленькой, но уютной комнаткой. Около двух стен возвышались дубовые шкафы, битком набитые всевозможными книгами, в дальнем углу расположилась небольшая кровать с резными ножками и спинкой, а пол застилал мягкий ковер. Повсюду, куда падал взор в больших расписных горшках, цвели самые прекрасные цветы, которые мне когда-либо доводилось видеть, а около одной из стен примостился великолепный диван. На котором и расположилась хозяйка комнаты. Глядя на пожилую женщину, я с трудом могла определить ее возраст, слишком уж молодым был ее взгляд для столь почтенного возраста, слишком живой и игривый. Никак не вязался он с глубокими морщинами, изрезавшими ее лицо и длинными седыми волосами, убранными в аккуратный пучок.

— Налюбовалась? — незнакомка понимающе улыбнулась. — И как тебе?

— Интригующе, — улыбнувшись в ответ, ответила я, прекрасно понимая, что спрашивает она отнюдь не об обстановке и присела рядом.

— А ты забавная, — она рассмеялась. — Мне всегда нравилась способность людей выражать свои эмоции всего лишь одним словом.

— Вы говорите так, словно сами не человек.

— В каком-то смысле это так и есть, однако еще очень многое от человека во мне осталось. Что ты здесь забыла, дрейге? — насмешливый тон внезапно исчез и взгляд женщины стал более цепким.

— Почему вы уже во второй раз называете меня дрейге? — я облокотилась на спинку дивана, сложив руки на груди, и ответила не менее внимательным взглядом.

— Разве тебя учили отвечать вопросом на вопрос? — она делано удивилась.

— Отнюдь. Меня учили не доверять незнакомцам, особенно, если они не представляются.

— Ох, прости, совсем, видимо, стара стала, раз даже порой забываю представиться. Меня зовут Риса, девочка, просто Риса.

— Очень приятно познакомиться, госпожа Риса, кажется, мое имя вы уже знаете. — Склонив голову в знаке приветствия, я в который раз отметила, что тот образ, в который она заставляет меня поверить, просто не укладывается в голове. Словно он был создан именно для меня. — Так вы скажете, что означает дрейге?

— Странно, что ты не знаешь этого, — Риса нахмурилась. — Мне казалось, что родители должны были рассказать тебе историю нашего мира еще в детстве.

— Историю я прекрасно знаю, но, ни о чем подобном никогда не слышала. К тому же, своих родителей я никогда не знала, они оба погибли незадолго после моего рождения.

— А… Ну что ж, это многое объясняет. — Внезапно поддавшись вперед, она схватила меня за подбородок, притягивая к себе мое лицо. — Ты еще так юна, девочка, но в глазах уже столько боли и печали. А еще безумная усталость и обреченность. Почему?

— Кажется, мы немного отошли от темы, — я аккуратно, но настойчиво вырвалась из ее цепких рук. — Вы так и не ответили на вопрос.

— Не доверяешь? — отодвинувшись, Риса грустно усмехнулась. — И правильно делаешь. В этой жизни мало кому можно доверять. Дрейгами называли детей смешанного ремесла. Или Гильдий, как теперь это называется.

— Но как? Во все времена существовал закон, запрещающий данные союзы!

— Но ведь о своей особенности ты знаешь, не так ли? — она лишь пожала плечами. — Ты не глупа, это видно, поэтому не мне тебе объяснять, как легко можно убедить людей во всем, что угодно. Истинную историю знают лишь единицы, дожившие до сегодняшнего дня. Во времена Древних никто никогда не разделял людей по Гильдиям и уж конечно, не запрещал эти союзы. Люди не враждовали между собой, дорожа своим временем и силами.

— А как же война с Нечистыми?

— Это не самый приятный отрезок тех времен, девочка. — Мне показалось, что эти воспоминания чем-то задели чувства Рисы, уж слишком напряженным стал ее взгляд. — Да, те, кого ныне вы именуете как Нечистые, предали своих отцов, однако это не мешало многим парам любить друг друга, являя на свет детей разных рас.

— Вы хотите сказать, что люди и нечисть…

— Я ничего не хочу сказать, малышка, все, что есть у меня в голове, я говорю сразу и на прямоту. Итак, я ответила на твой вопрос, теперь очередь за тобой. Что ты здесь делаешь, дрейге?

— Я просто пришла помочь, — мне стало очень неуютно под ее пристальным взглядом васильковых глаз, что, казалось бы, заглядывали прямо тебе в душу. — Я Чувствующая, мое призвание лечить других и помогать в беде.

— А разве здесь кому-то нужна помощь? — кажется, Риса действительно удивилась.

— Но вы ведь здесь живете… — я растеряно нахмурилась, абсолютно не понимая, что творится с этой женщиной и почему мне все время кажется, что меня дурачат? — Вы должны знать о болезни детей Дарракши-Лан!

— Боюсь, что я слишком давно не выходила наружу и уже не в курсе последних событий, девочка. — Встав, она подошла к одному из шкафов, что-то старательно ища в его глубинах. — Неужели Пьющие жизнь стали болеть? И тем более обращаться к людским лекарям?

— Я не могу поверить, что вы ничего не знаете! Вокруг Херроуш-Вил силовой барьер, не пропускающий никого, кроме воинов по духу, да и то не всех, обычному целителю сюда никогда не пробраться. А дети… Они умирают.

На миг Риса замерла, а после пожала плечами и обернулась, держа в руках небольшой поднос с двумя чашками чая, аромат от которого тут же поплыл по комнате. И как она может быть такой спокойной, после того, что узнала?! Да и вообще, как она, живя здесь, была не в курсе столь важных событий?

— С каких это пор людей стали заботить проблемы Дарракши-Лан?

— С тех пор, как начал назревать крупный конфликт между нашими расами. Не понимаю, как вы можете так говорить? — я была просто поражена происходящим. — Это же дети! Не они выбирали себе расу, не они начинали эту вражду. Они лишь хотят жить!

— Так значит, сюда могут попасть лишь Воины? — меж тем продолжила женщина, будто я не сказала ни слова до этого. — Но ты же целитель. Вероятно по одному из родителей, не так ли? Тогда получается, что второй был Воином. Интересно, кто: отец или мать? — на миг она прищурилась, внимательно всматриваясь в мое лицо (и что там такого интересного?), а потом довольно хохотнула. — Ну, конечно же, мать, как же я могла сомневаться! Я ведь права, девочка, твоя мать была Воином?

— Но откуда… — я была поражена.

— Откуда я узнала? — усмехнувшись, женщина вновь опустилась на диван, вкладывая в мои руки чашку с ароматным напитком. — Это очень просто: в тебе слишком много силы. В каждом жесте, взгляде, слове бушует пламя, которое не может жить ни в одном мужчине. Эта сила передается от матери к дочери из поколения в поколение, именно она помогает нам давать новую жизнь или жертвовать своей ради своего чада. Именно она дает нам стойкость и мужество изменять целые истории, противостоя в одиночку тысячным войскам. Эта сила бьется в груди у каждой женщины, но лишь у Воинов она превращается еще и в оружие. Ты истинная дочь своей матери, дорогая.

— Главное, чтобы этой силы хватило на помощь детям.

— Зачем тебе это? — она внезапно замерла, а мне показалось… да нет, я была просто уверена в том, что от моего ответа зависят несколько десятков жизней горящих в хрупких детских грудках и сердцах. Откуда я это взяла — не знаю, но в этот момент я знала одно: теперь все зависит лишь от меня.

— Я не могу по-другому. — Вскочив с дивана и поставив угощение Рисы обратно на поднос, я принялась мерить шагами маленькую комнатку. — Они всего лишь дети, в них будущее этого мира, поэтому они должны жить. Жить и радоваться каждому дню, каждой прожитой секунде. А не мучится от невесть кем насланного проклятья.

— Проклятья? — Риса, не отрываясь, смотрела на воду, словно что-то обдумывая.

— Да, все происходящее связанно именно с ним. Дарракши-Лан стали уязвимы для людских болезней.

— Вот как, значит… Ну что ж, — она вновь посмотрела на меня, и, к своему удивлению, во взгляде женщины я увидела интерес. Не озабоченность или неприязнь, которую многие люди испытывают к тем, кто связывается с Нечистыми, а именно интерес, словно происходящее ее весьма веселило. — Тогда тебе следует вернуться к своим обязанностям.

— А вы разве не пойдете со мной?

— Это не моя борьба, Рианоэль, а твоя. Да, именно твоя… Ведь имя определяет судьбу.

Внезапно поднявшись, Риса подошла к единственной в комнате, не загороженной стене, и провела по ней рукой, вычерчивая непонятный узор. Не прошло и секунды, как в стене образовался проход, напоминающий что-то вроде тоннеля.

— Видимо, здесь нам придется расстаться, дрейге. Мне было весьма интересно пообщаться с тобой, милая, и, не скрою, очень приятно. Ты заставила меня поверить, что этот мир еще не отжил свой век и есть еще надежда. До встречи, Чувствующая с душой Воина.

— До встречи, госпожа Риса.

Поклонившись, я пошла по проходу, запретив себе оборачиваться. Есть вещи, которые лучше не видеть. Есть вещи, которые лучше не знать. Но есть ведь еще и здоровое любопытство! Не удержавшись и почти уже выходя из тоннеля, я резко обернулась… И медленно выдохнула, ни капли не удивленная увиденным, я ведь сразу почувствовала, что что-то было не так. На другом конце прохода, понимающе улыбаясь, на меня смотрела молодая девушка с прекрасными и завораживающими глазами цвета первых васильков. В какой-то момент мне даже показалось, что она что-то собирается сказать, но та лишь взмахнула рукой, и проход закрылся, а я оказалась в просторной комнате, в которой не было ничего, кроме множества маленьких кроваток. И их обитателей. Кажется, я, наконец, нашла то, что искала.


Подходя от одной кроватки к другой, я с каждой секундой все больше понимала, что мне нужен отдых. Прошло уже более шести часов с того времени, как я прошла в детскую и с тех пор мне ни разу не пришлось присесть, избавляя маленьких Дарракши-Лан от боли. Я все еще не понимала, почему рядом со мной им становится легче, но моя энергия помогала малышам заснуть, а этого пока хватало. Всего я насчитала двадцать три ребенка, из которых десять были в очень плачевном состоянии. И самое обидное было то, что в данный момент я ничем не могла им помочь, кроме своего присутствия рядом. После лечения первого мальчугана, сил не осталось ни капли, а мотание по школе, да еще и различные путешествия по лабиринтам этого замка, не способствовали их накоплению. В итоге, когда последняя девочка заснула, я, чуть ли ни рухнула на пол, прижав колени к груди и спрятав в них лицо. Ну почему я такая бестолковая, что даже простую болезнь вылечить не могу? Ну и что, что никто другой из людей даже подойти к этим детям не может, я ДОЛЖНА это сделать! Я просто не могу смотреть, как они мучаются…

— Не плачь, лиарни, ты справишься, вот увидишь.

Меня ласково обняли до боли знакомые руки, опрокидывая назад, позволяя прижаться к сильной мужской груди, и немного успокоиться. Дан… А я ведь даже не заметила, как он вошел. С тех пор, как я упала в нишу, мы с ним так и не виделись, и первое, что я ожидала от него услышать, была ругань, но никак не слова, так согревшие мне сердце.

— Ты не будешь ругаться? — подняв к нему зареванное лицо, я с надеждой посмотрела в его невероятно красивые глаза.

— Надо было бы, — он делано нахмурился, но тут же грустно улыбнулся, лишь крепче прижав меня к себе. — Но тебе и так сегодня слишком досталось. Я лишь надеюсь, что в следующий раз, когда соберешься исчезнуть, ты хотя бы сообщила об этом мне. А еще лучше — брала с собой, я, знаешь ли, тоже не прочь иногда исчезнуть на время от всего мира. Я так переживал, думал, что ты разбилась.

— Но ведь со мной ничего не случилось. — Жалостливо шмыгнув носом, я довольно расслабилась, понимая, что взбучки не будет.

— Это еще не известно. Если бы ничего не случилось, ты бы не сидела здесь с таким видом, будто рухнул весь мир.

— Просто я немного устала, а в остальном все отлично, — вздохнув, я немного отстранилась. — К тому же, я даже не представляю, что мне делать: как вылечить их всех?

— Уверен, ты что-нибудь обязательно придумаешь. — Грустно улыбнувшись, Дан нежно дотронулся до моего лица, дразнящее рисуя какие-то узоры на щеке, слегка задевая губы. О, Боги, он решил испытать меня на прочность?!

Все неприятности и заботы тут же отошли на второй план, оставив меня наедине с единственным мужчиной во всем мире, способным принести мне утешение, мир и счастье. Тьма, ну что со мной делает этот Нечистый?! Решив, что сейчас не время и не место, я попыталась встать, однако сильные руки Дарракши-Лан не дали отодвинуться ни на миллиметр.

— Пусти. — Я возмущенно посмотрела на мужчину.

— Нет. — Довольно усмехнувшись, он придвинул меня еще ближе.

— У меня нет сил играть в твои игры, Пьющий жизнь, я слишком устала для этого.

— А я и не играю, Чувствующая, — он мгновенно стал серьезным. — Я всего лишь хочу помочь.

Поняв, что изменить все равно ничего не смогу, я закрыла глаза и постаралась отстраниться от происходящего и не поддаваться на провокации этого несносного принца. Нет, ну что за нечисть, а? Знает же, что перед ним мне не устоять и с превеликим удовольствием этим пользуется. Однако боевой настрой быстро потух, едва я ощутила его губы на своей щеке… виске…губах… Мысли разбежались, как тараканы, оставив лишь две, отчаянно борющиеся между собой: "сейчас не время" и "а пошли все к лешему, мне так хорошо".

Проходили секунды, казавшиеся вечностью, и тут я поняла, что происходит что-то непонятное. Я вся горела, словно была пламенем, казалось, что по венам течет не кровь, а жидкий огонь, приносящий тепло и облегчение в каждую клеточку тела. Боли и усталости как не бывало, энергия и сила так и бились в моей груди, призывая творить, действовать, исцелять или мстить, но не сидеть без дела.

— Как ты? — чуть хрипловатый голос Дантариэля заставил меня оторваться от попытки проанализировать собственные чувства.

— Что ты сделал?

Сжав его лицо в ладонях, я внимательно как клещ впилась в него взглядом, подмечая каждую деталь: и мертвецкую бледность кожи, и затуманенный и чуть потухший взгляд, и синеву губ, и легкую испарину, выступившую на ледяном лбу. Создавалось ощущение, будто у него совершенно не осталось сил. Не осталось сил? Тьма побери этого идиота!

— Дурак! — резко оттолкнув Дана, я вскочила на ноги, гневно поглядывая на него и стараясь ругаться как можно тише, чтобы не разбудить детей. — Зачем ты отдал мне силу?! Я тебя просила? Нет! Вот и не лез бы со своей помощью!

— Ты на себя со стороны смотрела? — поднявшись с пола, Дантариэль окинул меня гневным взглядом. — Да краше в гроб кладут! Бледная, уставшая, с темными кругами под глазами и размазанными по щекам слезами. Ты хотела, чтобы я спокойно на это смотрел?!

— Да!

— Отлично, тогда в следующий раз так и сделаю! — кажется, я его действительно довела.

Резко развернувшись, он вышел из комнаты, так хлопнув дверью, что я испугалась, как бы сюда не сбежалась вся школа. Но, на этот раз все обошлось, дети, благодаря лишь чуду, не проснулись, а в спальню с криками "мы спешим на помощь" никто не ворвался. И на том спасибо. Нет, ну что у меня за характер такой, нельзя разве было просто сказать спасибо? Ведь мне действительно было очень плохо. А теперь плохо ему. Дан лишь хотел помочь, а я… Тварь я не благодарная, вот кто я! Он со мной энергией делится, а я на него за это всех собак спускаю. Подождите-ка… Делится энергией? На миг я даже перестала дышать от внезапно пришедшей в голову мысли. Если все Дарракши-Лан могут не только забирать энергию, но и отдавать ее, то я действительно смогу помочь детям! Еще не все потеряно! Поняв, что мне срочно надо обсудить эту идею, я помчалась прочь из детской туда, где, насколько я помнила, оставался весь наш маленький отряд. И лишь на секунду подумав о том, что после падения до сих пор не повстречала Хранительницу, да и Дан даже не спросил, где все это время я была. Как-то все это странно…

Глава 17

Коридоры, коридоры… О, боги, ну зачем здесь столько разветвлений?! И как мне вообще удалось сюда добраться? Уже целый час я плутала по лабиринтам школы, пытаясь найти друзей, однако все безрезультатно. Но как то же я сюда попала!

— Эль? — раздавшийся позади меня знакомый голос, сильно порадовал и успокоил и без того расшалившиеся нервы. — Что ты здесь делаешь?

— Привет, Крил, — радостно улыбнувшись, я подбежала к оборотню, застывшему на другом конце длинного коридора. — А я тут вас ищу.

— Ты? Ищешь? — он как-то нехорошо прищурился, оглядывая меня с ног до головы. Нет, ну что я опять успела натворить? — Скажи-ка мне, малышка, а чем ты занималась последние семь-восемь часов?

— Э… Крил? — я медленно попятилась назад, не доверяя обманчиво-счастливому голосу парня. Кажется, будут бить.

— Куда же ты, радость моя? Ты же так нас искала, — он неумолимо приближался. — А мы-то думали, где она, что с ней, уже всю школу на уши поставили, а ты, оказывается, нас ищешь! Ну что же ты отходишь-то? Я ведь по тебе так соскучился, что сейчас просто задушу в объятиях!

Ой, как мне не понравилось это "задушу", прозвучавшее так, словно Крил готов приступить к задуманному прямо сейчас и с превеликим удовольствием.

— Сейчас не время… Я не хочу… Ну зачем сразу обниматься-то? Я ведь… Крил? Крил! Кри-и-и-ил!!!!!

Вы когда-нибудь видели превращение оборотня? Нет? Ну тогда считайте, что вам крупно повезло, зрелище не для слабонервных. А уж если эта "милая собачка" скаля немаленькие клыки явно готовиться на вас наброситься? Решив не ждать продолжения, я развернулась и помчалась прочь от монстра под названием Крил. Сзади послышался протяжный вой и скрежет когтей о каменный пол. Он явно решил немного побегать…за мной! Я же долго так не выдержу! Убегая и уворачиваясь от мощных лап, так и норовящих сбить меня с ног, я залетела в одну из дверей, гостеприимно раскрытую настежь. И тут же налетела на ее обитателя.

— А-а-а-а-а….

— Эль! Твою… в… на… Чувствующая, ты наконец-то слезешь с меня или нет?! — выдав череду нецензурных слов, приглашающих меня прогуляться до одного очень интересного места с дальнейшем веселым времяпровождением, Гейр, наконец, обратил внимание на визжащую меня.

— А-а-а-а!!!

— Да успокоишься ты, или нет? Что стряслось? — меня невежливо встряхнули, заставив прикусить язык.

— Ничего, — мгновенно успокоившись, я с предвкушающей улыбкой посмотрела на Воина. Ничего, поймет он скоро, как меня трясти.

— Так какого лешего ты визжишь как большая и упитанная свинья?! — они что тут, все не в настроении?

— Просто мы с Крилом немного повздорили. — Ну разве я не сама любезность?

— И что?

— И он прямо позади тебя.

Раздавшийся в подтверждении моих слов леденящий душу рявк, заставил мужчину таки обернуться. И тут же загородить меня своей спиной, моментально вытащив меч.

— Не шевелись.

— Ага, щас, вот прямо стою тут и не шевелюсь! — отбежав в угол комнаты, в которой я с удивлением опознала кабинет директора Херроуш-Вил (все-таки я ее нашла!), я изо всех сил попыталась привлечь к себе внимание оборотня. — Крил! Ну прекрати, я же не специально, — в ответ снова рявкнули. Продолжаем переговоры. — А я нашла детишек. — О, есть контакт! Крил умолк, заинтересованно навострив уши. — И, кажется, знаю, как им можно помочь. А еще я видела Дана-а-а…

Коротко рявкнув, он одним прыжком сократил расстояние между нами, повалив меня на пол и прижав мощными лапами. Идиот. Опасности я не чувствовала, прекрасно понимая, что друг хочет лишь меня припугнуть в ответ за все волнения, что я заставила их пережить. Однако инстинкты и привычки тела невозможно остановить, хоть я и пыталась, мгновенно замерев и стараясь не выпустить наружу силу. Тьма! Ну почему он не уходит?!

— Слезь ты с нее, раздавишь еще ненароком, — кое-как собрав волю в кулак, я медленно повернула голову на бок, отыскивая взглядом спокойно стоящего в стороне Гейра, и давая ему заглянуть себе в глаза. Тот побледнел. — Крил, кажется, тебе действительно лучше сейчас ее отпустить.

— Рррр? — в ответ удивленно прорычали.

— Крил… — собственный голос показался мне чужим и безумно холодным. — Перевоплотись, я долго не выдержу.

— Рррр? — все тот же удивленный рык. О, боги, дайте ему мозги!

— Делай, что говорят.

Похоже, командный тон Воина подействовал лучше всего. Мгновенно отпустив меня, давая возможность подняться на ноги, он отошел подальше и перевоплотился.

— Ну что, наигрались? — сев в одно из кресел, Воин принялся сверлить нас обоих гневным взглядом. — Полегчало?

— Лично мне — очень. Давненько не приходилось наблюдать Рианоэль такой испуганной. — Расположившись рядом с мужчиной, Крил удовлетворенно вздохнул, совершенно не скрывая счастливой улыбки на лице. — Буду потом потомкам рассказывать, как одна Чувствующая убегала от меня по коридорам школы, вопя во все горло.

— Если будет, кому рассказывать! — судя по тому, как напрягся парень, холод моего голоса все же заставил его засомневаться в веселости того представления, что он учудил.

— Эль?

Не говоря ни слова, я подошла к раскрытому окну, вдыхая свежий воздух и стараясь успокоиться. Внутри все еще колотилась ярость, порываясь вырваться наружу. Как же я это ненавижу. Сила Воинов, унаследованная мною от матери… Зачем она мне, если даже простое баловство мое тело принимает за опасность? Ничего, с этим я справлюсь, я всегда могла успокоить пламя, бушующее в груди. Возможно, это из-за сочетания во мне двух таких разных сил, как силы Чувствующей и Воина, если первая холодна как вода, спокойно и размеренно делающая сове дело, то вторая — огонь, сжигающий все на своем пути. Верно поэтому я быстро успокаиваюсь, но и вспыхнуть от ярости для меня не составляло никакого труда. А сейчас… Крил еще получит свое, уж об этом я позабочусь. Что-что, а мстить я всегда умела, причем качественно и со вкусом. Случай с Шином ему покажется лишь цветочками.

— Успокоилась?

— Да. — Обернувшись, я посмотрела на Гейра, давая Воину убедиться в своих словах.

— Вот и хорошо, — облегченно вздохнув, он расслабился. — Не люблю я, когда темнеют твои глазки, девочка, зеленый цвет идет тебе гораздо больше.

— Темнеют? — оборотень непонимающе переводил взгляд с мужчины на меня.

— В следующий раз думай, что делаешь, — Воин недовольно посмотрел на парня. — Ты уже давно не щенок, а поступаешь беспечнее младенца. Я не узнаю тебя, Крил, раньше ты не был столь невнимательным. Малышка еле сдержала силу, а тебе хоть бы что!

— Но как ты…

— Ее глаза. При использовании силы глаза Воинов чернеют, ее же глаза были чернее самой ночи.

— Кажется, я перестарался, — оборотень недовольно поморщился. — Совершенно забыл, с кем имею дело. Да, что-то в последнее время я теряю бдительность.

— Вот-вот, не хотелось бы когда-нибудь из-за этого прикапывать твой труп под ближайшим деревом. Всё, забыли, — переведя взгляд на меня, Гейр приглашающее похлопал по ближайшему креслу. — Иди сюда, малышка, и выкладывай, где пропадала все это время. Крил, конечно, переборщил, но в целом он прав, мы действительно очень переживали. А уж когда увидели, как ты упала в тот проход… И знаешь, что самое странное? — Воин нахмурился, вспоминая. — Сколько бы мы ни пытались его открыть, ничего не выходило. Кстати, а от кого ты спасалась?

— В смысле? — подойдя к нему, я опустилась на подлокотник кресла и удивленно приподняла бровь.

— Ну… — мужчина замялся.

— Когда мы прибежали на место, то там была лишь маленькая кошка, — Крил усмехнулся. — Но не от нее же ты пыталась спрятаться в проходе, это же просто смешно!

Нда, знали бы они, кем была эта "маленькая кошка" за несколько секунд до этого. И вообще, действительно странно, что Рина все не появляется, надо будет ее поискать. Удивительно, но за те несколько дней, что она со мной, я уже привыкла к тому, что она красуется у меня на запястье, живя вместе со мной, и ее отсутствие немного нервировало.

— Так что? — меня оторвали от размышлений.

— А с чего вы взяли, что я пыталась спрятаться? Просто неудачно облокотилась, вот и все. — Я вызывающе посмотрела на обоих мужчин. Нельзя вам знать правду, я никогда не нарушаю слова.

— Ага, а кинжалы ты тоже просто так достала. — Гейр скептически хмыкнул. Все-то он замечает, блин!

— Какие кинжалы? — я сделал вид, что ничего не знаю.

— Те, что теперь спокойно лежат у тебя в сапогах. — Он кивком указал на мои ноги.

— Не понимаю, о чем ты. — Я была непреклонна.

— Тьма, Эль, неужели тебе так нравится играть в загадки? — Крил не выдержал первым. — Если тебя что-то беспокоит, то следует сказать об этом нам. Чувствующие терпеть не могут оружия, и если ты достала кинжалы, а это видели мы все, то должно было быть что-то действительно напугавшее тебя.

— Неужели страшнее, чем ты? — Я язвительно улыбнулась, а оборотень тут же заткнулся. — Не волнуйся, ты получишь право первым меня задушить.

— Так, все, перестаньте! — под пристальным взглядом Воина мы потупились. — И вообще, следует передать остальным, что Эль нашлась.

— А разве Дан не передал? — я удивленно посмотрела на мужчину.

— Дан? — он нахмурился. — Боюсь, он ничего нам не сказал. Некоторое время назад мы нашли его в одном из коридоров без сознания. — Я оцепенела. — Создается ощущение, словно кто-то или что-то вытянуло из него всю силу. Довольно необычно для Пьющего жизнь, однако, думаю дети…

— Но с ним же было все в порядке! Он не мог отдать мне все!

— Отдать? — Крил подскочил с места и подошел ближе, садясь передо мной на корточки и беря за руки. — А ну-ка говори, что это значит? И не забудь про детей, я так и не понял, что ты имела в виду, говоря, что знаешь, как им помочь.

— Хорошо. После того, как я вылечила мальчика…

Рассказывая о произошедшем, упуская общение с Хранительницей, я все время думала о Дане. Ведь когда он вышел из детской, все было в порядке. Да, он выглядел изможденным, но судя по тому, с какой яростью хлопнула дверь, падать от недостатка сил принц явно не собирался. Или… Тьма! Какая же я дура! Я его взбесила… После того, что я ему наговорила, на его месте я бы тоже даже виду не подала, как мне плохо.

— Да… выходит довольно интересно. — Выслушав мой рассказ, Гейр задумался. — Кто была эта женщина? Нам никто про нее не говорил, да и вообще, насколько я знаю, в школе находятся всего две женщины — это ты и дочь Марриэра лэтр Рей. Она оказала одной из тех, кого пропустил купол, однако под описание этой Рисы никак не подходит.

— Понятие не имею, откуда она взялась, но эта женщина человек.

— Человек, про которого не узнали Дарракши-Лан? Сомневаюсь.

— Вечно ты влипаешь в неприятности! — Крил озадаченно нахмурился.

— Видно судьба такая, — я усмехнулась. — Ты, например, из них вообще не вылезаешь и ничего, живешь ведь как-то.

— Вы оба друг друга стоите! — Гейр обреченно покачал головой. — Давайте лучше думать, что делать дальше будем?

— Где сейчас Дан? — решив, что с волчарой можно разобраться и позже, я требовательно уставилась на Воина.

— В одной из комнат, предоставленной Марриэром лэтр Реем. С ним сам директор и Фрай, их явно обеспокоило его состояние.

— Еще бы! Это они должны силу впитывать, а не из них. — Крил мрачно усмехнулся. — Ничего, пусть немного и в наших шкурах побудут. Эй, ты чего?

— Шкурку-то забрать свою не забудь, а то им еще понравится. — Я удовлетворенно посмотрела, как оборотень болезненно морщится, потирая ногу, куда любезно угодил мой острый каблучок.

— Надо рассказать все остальным. — Гейр недовольно нахмурился, наблюдая за нами двоими. — К тому же, насколько я понял, ты хочешь воспользоваться нашей силой для лечения детей, так?

— Не совсем, — я посмотрела на него. — Мне нужны двадцать три представителя Дарракши-Лан. Лишь они смогут отдать мне именно ту силу, которая нужна. И именно в тех количествах.

— Ого! — оборотень аж присвистнул. — Да у тебя поистине королевские замашки. Где ты здесь возьмешь СТОЛЬКО Дарракши-Лан? В Херроуш-Вил всего десять взрослых, один из которых сейчас валяется совершенно без сил, а другая, сильно стукнутая на голову, сидит передо мной.

— Ничего, значит, придется провести ритуал, — я пожала плечами, показывая, что все не так страшно. — Дети в очень плохом состоянии, так что помощь нужна прямо сейчас. Если мне придется лечить всех по отдельности, но многие точно не выживут, а этого допустить нельзя. Дело в том, что у меня будет лишь одна попытка, однако после этого на протяжении нескольких дней, если не недель, я буду абсолютно бесполезна как для детей, так и для вас.

— В каком смысле? — мужчины напряглись.

— Ничего страшного, любому целителю необходим отдых, тем более, после такого масштабного лечения.

— Что-то ты недоговариваешь. — Крил стал мрачнее тучи.

Конечно же, не договариваю. А они что, ожидали, что я выложу по полочкам как все это тяжело? Что после лечения детей вопрос уже пойдет о моей жизни? Да после такого меня к ним близко не подпустят! По крайней мере, некоторые личности. А они разве виноваты в том, что по-другому лечить я не умею?

— Отнюдь, — грустно усмехнувшись, я поднялась с места и обошла напряженного оборотня. — Все, что хотела сказать, я сказала. Чем скорее мы найдем остальных, тем скорее все это закончится. Ну так что, кто-нибудь проводит меня, или мне опять целый час блуждать по коридорам?

— Думаю, нам следует пойти всем вместе.

Поднявшись, Гейр прошел к двери и вышел из комнаты, кивком головы показывая следовать за ним. И вновь серые лабиринты школы. Ох, как же я от них устала. Идя за Воином, я невольно задумалась над тем, что же будет дальше. Ну, вылечим мы малышей, и что? Проклятье это не остановит и очень скоро все пойдет по второму кругу. А как это остановить, я не знала, и от этого становилось еще хуже. Кто мог наложить проклятие на всю их расу? Нет, я, конечно, понимала, что врагов у них много, даже очень в связи с назревающим конфликтом между людьми и нечестью, однако чтобы проклясть столь сильную расу понадобилось бы слишком много сил. Обычный человек на такое не способен.

— Неужели это наша Чувствующая? — ехидный голос Фрая оповестил о том, что мы пришли.

— Ты уже успел соскучиться? — я насмешливо фыркнула и прошла мимо стоящего в дверях одной из комнат парня. — Боюсь, что не могу ответить тебе тем же, без тебя мне было намного приятнее.

— Что ж, тогда я рад снова оказаться рядом. — Он поклонился, насмешливо усмехнувшись.

— Не сомневайся, мне также приятно доставить тебе такое удовольствие.

— Госпожа Рианоэль, — увидев меня, директор Марриэр лэтр Рей коротко кивнув в знак приветствия. — Рад, что с вами все в порядке.

— Уверяю вас, я тоже этому очень рада. — Пройдя вглубь комнаты, я остановилась возле единственно кровати, на которой лежал Дантариэль. — Как он?

— Все в порядке, просто ему необходим отдых, — Марриэр ободряюще улыбнулся. — Завтра будет как новенький, наши силы быстро восстанавливаются.

— Вот только как он оказался в таком состоянии совершенно не понятно. — Фрай нахмурился.

— Зато мы знаем. — Пройдя в комнату, Крил расположился рядом со мной, вольготно рассевшись на резном стуле. — Это надо сказать спасибо одной неусидчивой особе.

— Что ты имеешь в виду?

— Крил… — я зло взглянула на него, надеясь, что он замолчит. Ха, наивная!

— Нет, вот женщины пошли! — оборотень притворно вздохнул. — Все соки из нас выпьют, и сидят, радуются. Да еще и правду сказать запрещают. Кошмар!

— Сейчас я одному несносному волчаре все клыки-то повыбиваю!

— Опять вы за свое?! — я даже вздрогнула, услышав рык Гейра. Да, чтобы вывести из себя столь опытного Воина надо еще постараться.

— Я что? Я ничего. — Крил улыбнулся, явно довольный результатом. И в кого он такой… такой… Несносный!

— Что все это значит? — директор требовательно оглядел всех присутствующих. — Вы что-то знаете?

— Дан сам отдал всю свою силу Эль.

— Но зачем? — Дарракши-Лан удивленно посмотрел на меня.

— Я…

— После лечения того мальчишки наша всеми любимая Чувствующая была не в лучшем состоянии, вот и пришлось принцу пожертвовать собой ради ее полной боевой готовности.

Кажется, у меня появился личный летописец, в виде Крилмана. Еще бы он так не извращал факты, как сейчас — цены бы ему не было! Ну да ладно, Марриэр не глупый мужчина и суть уловить сможет легко, а это самое главное. Оставив рассказ случившегося оборотню, я занялась Даном. В свете заговоренных ламп он выглядел смертельно бледным, что немного нервировало. Однако директор был прав, с принцем действительно оказалось все в порядке за исключением переутомления и истощения сил. А вот черное пятно в области сердца, выросшее в несколько раз после того, как я видела его в последний раз, меня очень взволновало.

— Чувствующая?

— Что? — оторвавшись от изучения ауры Дантариэля, я удивленно посмотрела на обратившегося ко мне Фрая.

— Ты действительно думаешь, что сможешь помочь всем детям, если мы дадим тебе свою энергию?

— Да.

— И для этого тебе необходимы двадцать три представителя нашей расы?

— По одному на каждого ребенка. — Я утвердительно кивнула.

— Но сюда больше никто не сможет войти, и ты это знаешь. — Дарракши-Лан начал нервно мерить шагами комнату. — Может тебе хватит нашей силы?

— Их слишком много, даже если я буду брать энергию лишь у вас, долго не продержимся ни я, ни вы. К тому же, это займет гораздо больше времени, а его у нас нет.

— Что ты имеешь в виду? — все присутствующие напряглись.

— Несколько детей в крайне плохом состоянии, если что-то срочно не предпринять, то спасать будет уже некого.

Ну вот, я это сказала. В комнате повисла звенящая тишина, никто не мог поверить в мои слова. О, боги, ну почему мне сейчас так тяжело? Ведь эти люди и нелюди никто для меня! Но их боль… Она режет все мое существо, словно раскаленный острый нож, причиняя невыносимые страдания. Все прекрасно понимали, что нужные мне Дарракши-Лан не могут пробраться в школу, да и тот ритуал, который я собиралась провести, был ничем иным, как надеждой. Нам должно было ОЧЕНЬ повести, чтобы сила, отдаваемая за пределами школы, смогла просочиться в Херроуш-Вил. А силовой барьер легко мог ее не пропустить. И тогда… Нет, лучше об этом даже не думать.

— Что можно сделать? — Марриэр с надеждой взглянул на меня.

— Можно попробовать провести ритуал на крови. — Я вздохнула. — Но обещать, что он поможет, я не могу.

— Но ведь попытаться можно! — Фрай был настроен решительно.

— Долго длятся приготовления к ритуалу?

— Нет, вообще-то, я могу все сделать уже этой ночью. — Я посмотрела за окно, где уже наступили сумерки. — На приготовление уйдет не больше пары часов, а после проведения ритуала, если конечно он сработает, мне останется только лечить.

— Что для этого нужно, малышка? — Гейр внимательно следил за каждым моим словом и действием, словно чего-то ждал. Чего именно? Или он думает, что услышит чуть больше, чем я хочу сказать? Напрасно. — Я пройду за пределы школы и все подготовлю.

— Боюсь, что нам придется идти вместе, — я поднялась с кровати. — Потом я уйду, и все уже ляжет на тебя.

— Я против! — Фрай, наконец, остановился и мрачно на меня уставился. Этому-то что опять не нравится? — Ты останешься здесь.

— И кто же мне запретит выйти с территории Херроуш-Вил? — встав напротив мужчины, я вызывающе на него посмотрела, сложив руки на груди. — Уж не ты ли?

— Возможно, что и я, — он презрительно поморщился. — Откуда нам знать, что ты не сбежишь при первом же попавшимся случае?

— Да как ты смеешь?! — сидящий рядом со мной Крил соскочил с места, гневно сжав кулаки с быстро отрастающими когтями. — Эль пришла сюда, чтобы вам помочь.

— Я привык не доверять людям и Чувствующая не является исключением. — Фрай упрямо поджал губы. — И она не выйдет отсюда, пока не вылечит всех детей.

— Ты хотел сказать, твою дочь? — Я спокойно ждала, пока он перестанет беситься и одумается.

— Что? — парень обескуражено замолчал.

— Здесь ведь находится твоя дочь? Маленькая белокурая девочка с добрыми глазами цвета горького шоколада. Ведь так? — Я с мрачной улыбкой наблюдала, как он бледнеет. — Я сразу ее узнала, уж слишком девочка похожа на отца. Вот только не думаю, что тебя обрадует новость о том, что она относится к тем десяти малышам, которым помощь нужна больше всего.

— Врешь!

— И не думала. — Я хлестала его правдой, как пощечинами, зная, что каждым словом давлю на открытую рану. — Я хочу ей помочь, как и всем остальным, причем, чем быстрее, тем лучше. Но если ты против, чтобы я выходила наружу, так как, видишь ли, не доверяешь, то, пожалуйста, я останусь здесь, ради твоего спокойствия и пущу все на самотек. Только потом не удивляйся, если ритуал не сработает, только потому, что кто-то что-то не так сделает. Но тогда твоей дочери уже никто не поможет!

— Ты все это говоришь специально! — парень в ярости запустил в стену хрустальную вазу, стоящую на одной из полок в шкафу. — Мразь! Ты за это ответишь!

— Что…здесь…происходит?!

Картина маслом: Фрай застыл с застывшим кулаком в воздухе, который, судя по всему, должен был опуститься мне на лицо, Крил устроился передо мной, закрывая мою скромную персону своей широкой спиной, а Гейр напряженно переглянулся с мрачным директором, не спеша убирать длинный меч. Мне осталось лишь одно: медленно обернуться и, убрав в сапоги вытянутые кинжалы, виновато посмотреть на сидящего на кровати Дантариэля. Ну вот, разбудили.

— Я спрашиваю, что здесь происходит? — он цепким взглядом прошелся по каждому, потом внимательно осмотрел меня с ног до головы, и уже после этого перевел мрачный взгляд на Фрая. — Ты что-то собирался сделать, риссо?

— Нет, ваше высочество. — Парень виновато склонился.

— Знаешь, а мне так не показалось. — Дан поднялся и медленно подошел ближе, холодно смотря на Пьющего жизнь. — Разве я не говорил, что жизнь этой девушки ценится выше любого из нас? Разве ты не был в курсе того, что будет, стоит лишь причинить ей вред?

— Но… — Фрай попытался возразить.

— Разве ты не знал, что, пока она здесь, ее слово — закон для любого из нас? — Дан был неумолим.

— Да, ваше высочество.

— Я думал, что ты не дурак, Фрай, и поймешь, что сейчас в своих руках, Рианоэль держит все наше будущее. Если она не сможет или откажется помогать, то наша раса вымрет, не оставив от себя и следа. Ты этого хочешь?

— Нет, конечно.

— Подойди ко мне, — Дан повелительно протянул руку.

А дальше произошло то, что мне придется помнить еще очень долго. Подойдя к своему принцу, Фрай обреченно опустился на колени, склонив голову вниз и подставляя беззащитную шею под внезапно отросшие когти Дантариэля. Миг, и они вонзились в белоснежную плоть, выпуская наружу алые струйки крови. Резко выдохнув, Фрай крепко сжал кулаки, выдавая испытываемую им боль, а я, не отрываясь, смотрела на того, кто, как я думала, мне хорошо известен. Никогда еще я не видела такой жестокости ни в одном живом существе, ему явно нравилось причинять страдания. Прошла, казалось, целая вечность, а я все не могла оторвать взгляда от затуманенных синих глаз…самых жутких из тех, что мне приходилось видеть, с вращающимся звездообразным зрачком и смертью в отражении.

Внезапно что-то изменилось. Приглушенно вскрикнув, Фрай поддался вперед, и в ту же секунду меня скрутило от боли. Я знала, что боль не моя, она предназначалась Дарракши-Лан, рассердившему наследного принца своей расы, однако легче от этого не становилось. Перед глазами замелькали картинки прошлого, принадлежащие, по всей вероятности тоже ему.

"Вот мне тепло и искренне улыбается невероятно красивая молодая девушка с белоснежными волосами, кому навеки принадлежит мое сердце. Вот она же нянчит на своих руках младенца, а меня переполняет чувство невероятного счастья… Вот я держу ее в своих объятиях… Лириэта, любовь всей моей жизни лежит убитая проклятыми людьми, а я стараюсь спрятать дочь, единственное сокровище, что у меня осталось… Ненавижу!…Маленькие глазки с надеждой смотрят прямо на меня, в них столько боли и страдания, что хочется рыдать. И я не могу ей ничем помочь. Зачем я позволил отобрать ее у себя? Зачем спрятал в Херроуш-Вил? Умирает… Как ее мать… Я не переживу потерю их обоих… Девчонка! Да как она смеет заявлять, что может вылечить наших детей?! Всего лишь человек. Дерзкая человечка с разноцветными волосами и безумно прекрасными глазами… Будь она проклята, за то, что сводит меня с ума! Не сдамся… Не отступлю… Почему ей все доверяют? Человек всегда предает, он не знает, что такое верность… Где она? Ищем ее уже несколько часов, но все безрезультатно. Тьма! Ну почему я все время думаю об этой чувствующей?! Похоже, я схожу с ума… Нашлась. Как всегда дерзка, но это даже хорошо, злиться на нее я себе разрешаю… Принц?! О, боги, что я творю? Проклятая девка все-таки вывела меня из себя! Теперь мне не уйти от ответа, Дантариэль не спустит мне нападения на свою лиарни. Ха, а это забавно, мне даже немного жаль избалованную человечку. Интересно, какого это, быть игрушкой Дарракши-Лан? Или она думает, что он выберет ее? Глупо. Правитель наверняка уже подобрал подходящую партию для своего брата… Не может быть! Дан не сможет сделать со мной такое перед всеми… Боль…"

Перед глазами все плыло, но я с удивлением поняла, что все еще стою на ногах. Каждая клеточка тела буквально кричала от боли, но это было ничего, по сравнению с тем, что я узнала. Воспоминания Фрая… Тихий шорох падающего тела заставил меня вновь посмотреть туда, где проводилось наказание. Склонившись над подрагивающим от боли телом парня, Дан дразнящее провел окровавленным пальцев по его щеке, заставив меня невольно дернуться от отвращения.

— Она моя, риссо, только моя…

К горлу подступила тошнота, а все затрясло от мелкой дрожи. Теперь я поняла, почему люди считают Дарракши-Лан чудовищами, почему пугают ими своих детей и истребляют при первой возможности. За свою жизнь я видела много жестокости, но ни разу от этого мне не было так больно. Внутри них действительно жили монстры, совершенно не ценящие жизнь, способные лишь на убийство. Я не думала об этом, стараясь помочь всей расе, видя в них только хорошее и приняв, как друзей. Однако боюсь, что уже никогда не смогу этого забыть.

Медленно попятившись к двери, я все никак не могла оторвать взгляда от склонившегося над Фраем Дантариэля. Бежать… Ни секунды не медлить… Бежать…

— Госпожа Эль… С вами все хорошо? — голос Марриэра донесся словно сквозь слой ваты, однако он подействовал на принца.

Резко поднявшись, Дан замер, словно только что осознал, что натворил.

— Эль? Я…

— Нет! — он остановился, так и не сделав второго шага по направлению ко мне. — Не подходи.

— Эль… Прошу тебя…

Поняв, что больше не выдержу, я развернулась и выбежала из комнаты, стараясь выбросить из головы выражение боли в глазах принца. Чушь. Чудовища не могут испытывать боль, они ее причиняют.

Глава 18

Идя к лагерю Дарракши-Лан, я все еще не понимала, что буду делать дальше. Нет, детям я помогу, это мой долг, но вот как быть со взрослыми? После того, как я увидела истинное лицо Пьющих жизнь, относиться к ним так же, как и раньше, я не могла. Что-то внутри меня сломалось, причиняя невыносимую боль и заставляя закрыться ото всех. Мне необходимо было подумать обо всем, что произошло наедине с собой. Но сначала я должна была сделать то, для чего приехала.

— Эль?! Эль!!! — внезапный оклик заставил меня резко отпрыгнуть в сторону, на ходу выхватывая кинжалы и выпуская наружу силу, коконом окутавшую меня с ног до головы. — Ты чего это?! — Малик остановился, удивленно разглядывая мою напряженную позу.

— Чувствующая? — Позади изумленного Воина показался не менее пораженный Шин. — Что ты тут делаешь? И оружие… — Он нахмурился. — Ты кого-то боишься?

— Что здесь за шум? — из ближайшего домика высунулся раздраженный Силиэр. — Эль?!

— Есть разговор. — Опустив приветствие, я сразу перешла к делу, стараясь при этом не смотреть в глаза Дарракши-Лан. Чувствуется, мне еще долго не захочется их видеть.

— Что-то случилось? — парня напряглись.

— Еще нет, но очень скоро может случиться, если мы не поторопимся. Ну так как? — Я требовательно взглянула на Сила.

— Конечно, проходи. — Он распахнул дверь, приглашая пройти внутрь.

Не думаю, что с моей стороны было разумно идти в дом Нечистого, однако другого выбора не было. Я лишь старалась ничем не выдать своего отвращения, проходя мимо принца, в чем, судя по всему, не преуспела. По крайней мере, раньше я никогда не шарахалась в сторону от его случайного прикосновения. Сделав вид, что не замечаю подозрительные взгляды парней, я прошла вглубь помещения и уселась на подоконник, рядом с открытым окном. А что? В случае непредвиденного, можно легко выпрыгнуть наружу.

— Ты хотела поговорить? — Шин внимательно следил за каждым моим движением.

— Да. Я видела детей и знаю, как им можно помочь.

— Но? — Сил не сводил с меня напряженного взгляда.

— Но для этого мне потребуется двадцать три представителя вашей расы. — Я смотрела исключительно на Малика, радуясь, что с ним все в порядке. За то время, что мы провели вместе, юноша стал мне словно младший брат, и я очень переживала за него во время пребывания в школе.

— Что ты хочешь сделать?

— В Херроуш-Вил находятся двадцать четыре ребенка, одного из них я вылечила, однако, если придется лечить каждого по отдельности, то это может затянуться на недели, так как после каждого из них, мне придется восстанавливаться несколько дней. Но недавно мы выяснили, что Дарракши-Лан могут не только забирать энергию, но и отдавать ее по своему желанию. Если вы согласны будете отдать определенное количество силы для детей, то я постараюсь излечить их всех одновременно. Тем более что некоторые в крайне тяжелом положении.

— Но как же мы пройдем в школу? — парни выглядели озадаченными.

— Этого и не потребуется. — Пожав плечами, я откинулась на стену, уставившись в одну точку. — Я проведу ритуал на крови, закрепив конечную связь на себе, а это значит, что где бы вы ни находились, сила будет поступать прямо в меня.

— Ты уверена, что это подействует? — Малик нетерпеливо вскочил на ноги и принялся расхаживать по комнате.

— Надеюсь. — Я вздохнула. — В любом случае, это единственное, что мы можем делать.

— Чем все грозит лично тебе? — В голосе Силиэра чувствовалось напряжение.

— Ничем.

— Не думай, что сможешь нас обмануть, Эль, — резко встав из-за стола, за которым устроился вместе с принцем, Шин медленно приблизился ко мне. — Мы прекрасно видели, что было с тобой после лечения Ланы, здесь же все в десятки раз сложнее. Не делай из нас идиотов, Чувствующая.

— Вас не должно волновать, что будет со мной после ритуала и исполнения долга. — Я решительно встала и обошла Дарракши-Лан, оказавшись рядом с дверью. — Как только детям ничего не будет угрожать, меня здесь не будет. А как я прибуду в Гильдию: на своих двоих или же с помощью одного из спутников — мое личное дело.

— Как ты можешь так говорить?! — Малик пораженно посмотрел на меня, заставляя чувствовать себя настоящей свиньей.

— Что случилось? — Сил медленно поднялся с места. — Тебя кто-то обидел? Кто-то из Дарракши-Лан, не так, ли? — выйдя из-за стола, он все также медленно и осторожно двинулся ко мне. — Уж не брат, ли? Эль, что он сделал?

— Сообщите всем, кто захочет помочь, что я буду ждать их около этого дома через час. Думаю, времени хватит.

С этими словами я вышла из помещения, оставив внутри обескураженных друзей. Ну почему все должно быть именно так? Почему те, к кому я так привязалась, оказались кровожадными чудовищами? Так не должно было быть… Но сейчас не время думать об этом, главное для меня в данный момент — найти Лирта и подготовить все для ритуала.

Целитель нашелся на удивление быстро, стоило мне только подойти чуть ближе к лесу, как я мгновенно узнала торчащую из кустов нижнюю заднюю часть рыжего лекаря. Опять ему прибило искать целебные травы, на ночь глядя.

— Ну и как клад, ищется?

Лирт так и подскочил, услышав мои слова над самым ухом.

— Эль?! Живая! Что ты здесь делаешь? — сграбастав меня в объятия, парень, видимо, попытался честно придушить мою вяло сопротивляющуюся тушку. — А где остальные?

— Остальные в школе, они не знают, что я здесь. — Кое-как от него отбившись, я отошла на шаг назад. — Мне нужна твоя помощь.

— Что ты собралась делать? — он напрягся.

— Провести ритуал на крови, чтобы собрать силу Дарракши-Лан.

— Это слишком опасно. — Парень упрямо поджал губы и мрачно осмотрел меня с ног до головы. — Тебе что, жить надоело?

— Это уже мои проблемы, жертвовать тебя своей жизнью я не заставляю. — Сложив руки на груди, я ответила ему не менее хмурым взглядом. — Ну так как, поможешь?

— Куда ж я денусь? — он обреченно вздохнул. — Что от меня требуется?

— Лишь завершение ритуала. Я его начну, после чего перемещусь в школу, а ты должен будешь проследить за тем, чтобы Дарракши-Лан отдали лишь нужное количество энергии и прервать круг до того, как ритуал будет впитывать их жизненные соки.

— Договорились. Когда начинаем?

— Где-то через пол часа, так что нужно поторапливаться, дети ждать не будут. У тебя есть все необходимое?

— Думаю, найдется, — Лирт на секунду задумался. — Да, точно найдется. Пошли ко мне.

Зайдя в один из домов, я с любопытством огляделась вокруг. Вот как значит, устроился целитель. Помещение, как и все сооруженные в этом лагере, было небольшое, однако уютное. По крайней мере, было, пока сюда не заселился мой друг детства. Теперь же единственная комната скорее напоминала жертву грабежа, чем спальню: стоящую в углу кровать еле видно из-под наваленных сверху вещей, небольшой обеденный стол превратился в хранилище всевозможных трав, зелий, противоядий и прочей атрибутики любого уважающего себя Чувствующего. Кроме меня. На полу то тут, то там можно было различить различные пятна (некоторые даже прожженные) от пролившихся эликсиров. Все это напоминало самую настоящую свалку… И было таким родным и знакомым. Сразу вспомнилась собственная комната в Гильдии, где мы вдвоем с Лиртом частенько проводили свободное время, смешивая ингредиенты и составляя новые рецепты различных лекарств, ядов, ну или просто придумывали шалости, с предвкушением ожидая реакции наставников. Как же это было давно.

— Где она у меня была? — подойдя к кровати, целитель решительно закопался в куче хлама, постепенно скидывая вещи на пол. — Не то… Это тоже… Да где же она? Хм… Нашел! — Лирт с победным криком выбежал на середину комнаты, протягивая мне глубокую золотую чашу с выгравированным по краям исцеляющим заговором. — Держи, это именно то, что нужно.

— Надеюсь, — я насмешливо осмотрела то, что осталось от выкинутых на пол вещей. Нда… — Теперь главное раздобыть свечу.

— Где-то была. — Парень озадаченно нахмурился, видимо припоминая, куда убирал искомый предмет. — Ты пока располагайся…где-нибудь, я сейчас.

Некоторое время, понаблюдав за бегающим туда-сюда Лиртом, я освободила от всякого хлама один из стульев, и села, сложив руки на стол и положив на них голову. В нос ту же полезли разнообразные ароматы трав и настоев, вызывая легкое головокружение. Внезапно навалившаяся усталость дала о себе знать, и я глубоко вздохнула, закрывая глаза и надеясь отдохнуть хотя бы пару минут. Всего пару минут…

— Я должен убедиться, что с ней все в порядке!

Хм, какой знакомый голос… Где-то я его уже слышала… Интересно, где?… Но это не важно, все уже не важно… Я устала… А здесь так хорошо. Медленно покачиваясь, я лежала на воде, подставив лицо нежному и теплому свету. Из тела постепенно уходило напряжение последних дней, давая, наконец, ему отдохнуть. Дней? Разве было что-то важное в последнее время? Время… Просто слово… Оно ничего не значит для этой воды, уверенно держащей меня на своих потоках. Спокойствие и тишина. Вот только голос, противный голос раз за разом повторяющий мое имя никак не давал покоя.

— Эль… Просыпайся, Чувствующая!… Тьма, Эль, ты всех пугаешь!… Эль…

Кто он? Тот, кто так отчаянно зовет меня? Неужели он не знает, как здесь хорошо и спокойно? Почему он так напуган? Со мной все в порядке, здесь я счастлива, тут мой дом.

— Прости меня, девочка…

Другой голос… Он пугает и заставляет мое сердце сжиматься от боли. Кто он такой? Кто тот, кто просит прощения? Не важно… Все не важно…

— Эль… Малышка, ну проснись ты, наконец! Без тебя нам не справиться… Дети, вспомни о детях. Они нуждаются в твоей помощи…

Дети? В груди предательски заныло, заставляя меня нахмуриться. Почему это так тревожит меня? Дети… Мне надо было что-то сделать… Только вот что? Почему я не могу вспомнить?!

— Что вы делаете?! Оставьте ее в покое! — и снова первый голос. Интересно, что его так взволновало?

— Она одурманена, нам необходимо привести ее в чувство.

— Нет. Я не позволю причинить ей вред!

— Это всего лишь небольшой надрез. Боль должна вывести ее из оцепенения.

— Я сказал нет!

— Но…

— Неужели ты позволишь, чтобы пролилась ее кровь, принц? — О, сколько ненависти и горечи в его голосе. Где же я его уже слышала? Низкий, бархатный, убаюкивающий каждым звуком… С немного рычащими нотками…

— Выйдите. — Опять он. Тот, от которого болит сердце. Ну почему они не оставят меня в покое?!

— Но…

— Я сказал, чтобы все вышли!

— Как пожелаете, ваше высочество.

Высочество? Это ведь должно что-то значить… Нет, не помню.

— Почему ты остался?

— Я не доверяю тебе. — Снова первый голос. Это хорошо… С ним спокойнее…

— Взаимно, Нечистый.

— Кто бы говорил, Пьющий жизнь.

— Как ты думаешь, она когда-нибудь сможет смотреть на меня, как раньше? — боль… Почему в его голосе столько боли? Нет, не хочу слушать, лучше просто плыть, греясь под теплым солнцем. Этот голос ранит, а я так не люблю боль…

— Не знаю. Возможно, со временем она и прости, Эль всегда была слишком великодушной.

— Не смей меня осуждать! Ты не знаешь, что значит быть наследным принцем своей расы.

— Да куда уж нам! Мне все равно, что ты чувствуешь, Дарракши-Лан, сейчас главное разбудить малышку. Подвинься-ка… Эль… Ты слышишь меня? — О, боги, что они от меня хотят? Сделайте так, чтобы они ушли… Мне слишком больно…И почему-то хочется плакать. — Ты заставляешь меня нервничать, милая, а когда я нервничаю, то становлюсь злым и страшным. Ты ведь уже как-то убедилась в этом, не так ли? — по коже пошли мурашки…Я действительно это знала. Но вот где я могла все это видеть? Кто были незнакомцы, чьи голоса я слышала?

— Это бесполезно. Тьма, я разорву на части этого целителя! Как он мог додуматься оставить на видном месте этот проклятый нерми… нур…

— Нермиармин. Его еще в простонародье называют дурман-травой. Если она не очнется в течение получаса, то не очнется уже никогда. Давай, малышка, просыпайся. Не вынуждай меня отдавать тебя на расправу этим мясникам. Нет, надо же было до такого додуматься, собраться порезать ее ножом!

— Они лишь хотели помочь.

— Я тоже хочу помочь бедным зверям, когда голодно облизываюсь в шкуре волка. — Я невольно улыбнулась, чувствуя тепло, исходящее от этого голоса. Опять спорит… — Эль, ну давай же… Рианоэль, тьма тебя побери, а ну-ка быстро просыпайся!

Рианоэль? Вода вокруг меня внезапно забурлила, заставив испуганно охнуть и погрузиться в нее с головой. Рианоэль… Это имя било словно кнут, наказывая за бездействие и заставляя кричать от боли. Сил не осталось, легкие готовы были разорваться от нехватки воздуха, но я не сдавалась.

— Борись, девочка, твое время еще не пришло. — Тихий женский голос, словно ветер, донесшийся до меня издалека, в отличие от остальных, я узнала сразу. Было бы странно, после стольких бесед, не узнать саму Смерть. — Борись, Рианоэль.

Опять это имя… Почему все изменилось, стоило кому-то его произнести? Мое имя.

— Что ты с ней сделал?! — где-то неподалеку раздался гневный вопль Дана.

Дан… Я вспомнила! Вспомнила все и наконец, поняла, что здесь происходит. Дурман-трава. И как я не смогла распознать ее сразу?! Яд. Сознание затуманилось от боли, а тело забилось в конвульсиях, однако с каждой секундой становилось все легче и легче.

— Что тут у вас происходит?! — послышался звук хлопающей двери и топот ног. — Что с ней?

— Да не знаем мы! Эль! Эль, девочка, ты меня слышишь?

— Ты и мертвого с того света достанешь… — глубоко вздохнув и с наслаждением почувствовав приток кислорода в легкие, я заставила себя по возможности успокоиться. Тело все еще сотрясала мелкая дрожь, но в целом, самочувствие улучшилось настолько, что я смогла открыть глаза и осмотреться.

— Ну наконец-то!

Нда, осмотрелась, называется…

— Кхе… э… Крил… Ты меня сейчас задушишь!

— Прости, — мгновенно отпустив, оборотень впился в меня внимательным взглядом. — Никогда больше не пугай нас так.

— Не могу ничего обещать. — Я криво усмехнулась.

Сев на кровати, на которую, судя по всему, меня перенесли спутники, я огляделась по сторонам. Ну, как и ожидалось, все знакомые лица собрались возле моей скромной персоны. Им что здесь, медом намазано?

— А что здесь происходит? — я сложила руки на груди и делано удивилась. — У кого-то похороны?

— Как всегда в своем репертуаре. — Усмехнувшись, ко мне подошел Шин и сел на кровать. Я отодвинулась. — Не бойся, не укушу.

— Кто тебя знает? — я попыталась выдавить из себя улыбку. Получилось плохо. — Один вон уже придушить попытался.

— Эль? — я замерла, мгновенно узнав говорившего, но не находя в себе сил обернуться и посмотреть на него.

— Вы что-то хотели, Дантариэль нэй Аррткур? Не волнуйтесь, со мной все в порядке, так что к ритуалу мы сможем приступить уже через несколько минут. Я помню свое обещание. — Присутствующие замерли, пораженно смотря то на меня, то в сторону, где, судя по всему, располагался принц.

— Зачем ты так, малышка? — посмотрев на Гейра я удостоилась его понимающего, но все же осуждающего взгляда.

— А разве я сказала что-то не то? — я упрямо поджала губы и с вызовом посмотрела на Воина. — Я лишь проинформировала наследного принца Дарракши-Лан о своем состоянии. Кстати, а где Лирт? — внимательно осмотрев комнату, я нигде не нашла Чувствующего.

— Понятия не имеем, — Воин нахмурился. — Он открыл нам дверь, а после куда-то выбежал.

— Что-то мне это очень не нравится. — Подойдя к заваленному столу, Силиэр принялся перебирать различные травы, задумчиво разглядывая каждый листочек. — И откуда интересно у обычного целителя взялся столь редкий в наше время Нермиармин?

— На что вы намекаете, принц? — к нему подошел помрачневший герцог Веллириан. — Лорда Дарриша я знаю уже несколько лет и готов поручиться, что в произошедшем он не виноват. Дурман-трава действительно является дорогим и редким ядом, однако она используется также и в лечебных целях. Думаю, отправляясь на территорию Дарракши-Лан и зная, что помощь потребуется детям, он легко мог взять с собой это растение.

— Тогда как вы объясните его отсутствие? — Все-таки обернувшись, я с интересом посмотрела на поднявшегося с места Дана. Странно, я не привыкла видеть его таким раздраженным.

— Причины могли быть разными…

— Так, все, хватит! — Я решительно поднялась с кровати, чуть не упав при этом от накатившего головокружения. Спасибо Крилу за то, что вовремя подхватил. — Поисками целителя можно заняться и позже, сейчас лично для меня гораздо важнее правильно провести ритуал и вылечить детей. Если вы забыли, то я могу напомнить, что многие из них в крайне тяжелом состоянии. — Обведя притихших мужчин тяжелым взглядом, старательно избегая Дантариэля, я вздохнула, и устало провела руками по лицу. Когда же все это закончится? — Послушайте, Лирт мой друг, и я не думаю, что он сознательно смог бы причинить мне вред. Да к тому же, он Чувствующий, а мы… то есть они, не могут навредить ни одному живому существу. Силиэр, — я обратилась к младшему Аррткуру. — Ты нашел добровольцев?

— Абсолютно все Дарракши-Лан готовы отдать тебе силу.

— Отдать силу? — Дан напрягся, требовательно взглянув сначала на меня, а потом на брата. — Что это значит? Почему меня не поставили в известность?

— Думаю, будет лучше, если все объяснит Эль…

— Эль ничего объяснять не собирается, — убедившись, что уже окрепла настолько, что легко могу выйти на улицу, я решительно прошла мимо принцев, обернувшись лишь около двери. — Надеюсь, вы сможете решить эту проблему сами, не имею никакого желания снова наблюдать за разбирательствами Пьющих Жизнь.

Дан дернулся как от пощечины, а в глазах Силиэра мелькнуло понимание. Но меня это уже не волновало. Развернувшись, я вышла на улицу, с облегчением вдохнув свежий ночной воздух. Я знала, что своими словами причинила ему боль, однако ничего не могла с собой поделать. Что-то изменилось после того, как я увидела истинное лицо Дантариэля, что-то перевернулось в моей душе. Возможно, все было бы по-другому, знай, я, что на самом деле принц другой, такой, каким он бывал наедине со мной, однако в тот момент, когда мучился Фрай, в глазах Дана было мрачное удовлетворение, ему явно доставляло удовольствие чувствовать свое превосходство. Невольно припомнились слова Силиэра, когда тот говорил, что Дантариэль прирожденный воин, не ведающий жалости. Наверное, надо было еще тогда прислушаться к словам друга.

— Помощь нужна? — сзади раздался голос Сила.

— Возможно. — Я немного отступила, увеличивая расстояние между нами. — В доме осталась золотая чаша и свеча, правда я не знаю, где они могут находиться. Не принесешь? Я буду около кокона, думаю, там намного легче можно пробить защиту, если ритуал будет проходить именно там.

— Хорошо, я мигом. Эль? — он остановился, так и не открыв дверь.

— Да?

— Не принимай поспешных решений, — парень грустно вздохнул. — Мы не плохие и не хорошие, моя раса такая, какая есть и не следует нас осуждать. А Дан…

— Сил, прежде чем ты сейчас начнешь защищать брата, я скажу, что мне все равно. — Отвернувшись, я со всей силой сжала кулаки, впиваясь ногтями в нежную кожу ладоней, надеясь, что это хоть немного отвлечет от переполнявших эмоций. — Это не мой мир и меня не касаются различные качества ни вашей расы, ни будущего правителя. Извини.

Отвернувшись от парня, я направилась вперед, стараясь как можно быстрее уйти подальше от этого проклятого дома. Почему они никак не оставят меня в покое? Хотя… Я сама виновата в том, что творилось в душе. Разве я не знала, что Дантариэль нечисть? Дарракши-Лан должны быть жестокими. Это у них в крови. Но, с другой стороны, разве я сама поступила бы иначе? Разве не показала бы свою силу и власть, видя неподчинение моим приказам? Разве не защитила бы того, кто дорог? Дорог… А дорога ли я ему? Фрай был прав, у нас с Даном нет будущего, а становиться просто "игрушкой Дарракши-Лан" я не собиралась.

Почувствовав привычное жжение на запястье, я остановилась, с удивлением обнаруживая образ кошки на своей руке. Ну наконец-то!

— Рина? — нарисованный хвост нервно дернулся, а я внезапно поняла, что стою прямо на границе со школой. Пришлось немного вернуться обратно. — Так лучше? — изображение исчезло, а прямо передо мной возникла Хранительница тайн.

— Могла бы и сразу догадаться. — Она возмущенно фыркнула. — Ощущения, знаешь ли, не из приятных.

— Ну прости, — я сложила руки на груди, насмешливо наблюдая как она подозрительно оглядывается вокруг. — Могла бы уже давно появиться и извиниться, между прочим. Я из-за тебя чуть не убилась!

— Не у одной тебя могут быть дела, а за падение действительно извини, не думала, что ты так испугаешься. Кстати, а что это ты собираешься делать?

— Провести ритуал слияния сил. На крови.

— С ума сошла?! — Рина возмущенно зашипела. — Ты хоть раз брала силу Дарракши-Лан?

— Брала. — Я нахмурилась. — А в чем дело?

— Когда?

— Что, когда?

— Когда брала силу? — она в раздражении забила хвостом по земле.

— Совсем недавно Дан отдал мне часть своей энергии. Что-то не так? — Мне стало жутко под пристальным взглядом черных глаз.

— И как парень себя чувствует?

— Нормально. — Я нахмурилась, припоминая подробности. — Сначала ему было плохо, на какое-то время он даже потерял сознание, но теперь все хорошо. Только вот…

— Ну?

— За последние несколько часов столько всего произошло, что я уже не понимаю что и с чем связано. — Я вздохнула. — Но все-таки мне показалось, что он стал более…раздражительным.

— И ты называешь себя Чувствующей? — Рина зло фыркнула. — Скажи, девочка, а когда человек ведет себя крайне раздражительно?

— Когда у него нет настроения или… — Я на секунду запнулась, поняв, к чему клонит Хранительница. — Когда у него что-нибудь болит. О, Боги, какая же я дура! Ведь сразу обратила внимание, что действие проклятия на него возросло! Но это значит…

— Вот именно, — она самодовольно зажмурилась. — Взрослые Дарракши-Лан слишком сильны для него, но стоит кому-нибудь забрать у них энергию, как проклятие тут же дает о себе знать.

— Тогда ритуал проводить нельзя ни в коем случае!

— И дать умереть детям? — взгляд черных глав стал насмешливым. Ее явно развлекала сложившаяся ситуация. — Ты же знаешь, что самой тебе их никогда не спасти.

— Я попытаюсь… Я…

— Что? Умрешь ради них? — кошка насмешливо фыркнула. — И что в итоге? Вылечишь с десяток детей, за одного из которых отдашь жизнь и своей смертью разразишь войну между людьми и нечистью. Хорошенькие перспективы, не находишь? Помни главный закон всего сущего: одна смерть за одну жизнь, больших ты спасти не сможешь.

— Но что тогда делать?! — я опустилась на землю, едва сдерживая крик отчаяния.

— Нам всегда приходится чем-то или кем-то жертвовать, — запрыгнув на колени, Рина уперлась передними ламами мне в плечи и заглянула в глаза. — Взрослые Дарракши-Лан намного сильнее малышей, у них больше шансов продержаться несколько дней, а возможно и недель. А за это время можно что-нибудь придумать.

— Ты ведь знаешь, как снять проклятие, не так ли? — Я с болью посмотрела на нее, только сейчас заметив, как катятся по щекам слезы. — Но не скажешь.

— Я не могу, Чувствующая, тебе ли не знать, что такое долг.

— Но если они все умрут…

— Значит на то воля богов. Лучше они, чем дети.

— Как ты можешь так говорить?! — Вскочив на ноги и стряхнув с себя эту хвостатую тварь, я в ярости запустила руки в волосы, взъерошивая непослушные пряди.

Почему все так? Почему всегда приходится жертвовать тем, что так дорого сердцу? Или же в моем случае, кем. Дарракши-Лан… Жестокие монстры, не щадящие никого. Но почему тогда так больно при мысли, что мне, возможно, придется забрать их жизни? Сил…Шилинэр…Марриэр… Фрай, чью историю я случайно узнала… Дан. Я не могла и не хотела причинять вред кому-либо из них! Дан… Ему уже плохо, и в этом виновата лишь я. Не могу… Не могу заставить себя подставить под разрушительное действие проклятия еще кого-нибудь. И наплевать на то, что они жестоки. Разве я не видела боль в глазах принца? Он ведь действительно переживает и не знает, как исправить то, что натворил, а я… Разве я не так же жестока по отношению к нему?

— Эль? — подняв голову, я встретилась взглядом с потемневшими от волнения глазами цвета васильков. С вертикальными кошачьими зрачками. Крил. — Почему ты плачешь? Что случилось?

— Я не могу…

— Что? — Парень подошел ближе, и, приобняв меня за плечи, внимательно посмотрел в глаза. — О чем ты говоришь?

— Если я заберу силы Дарракши-Лан, то проклятие их убьет. — Не в силах больше сдерживаться, я уткнулась лицом ему в грудь и разрыдалась. О, боги, какими же жестокими бывают ваши игры!

— С чего ты это взяла? — аккуратно обняв, он сильнее прижал к себе мою сотрясающуюся от рыданий тушку, давая возможность выплакаться. Внезапно стало легче и спокойнее, словно оборотень взял себе часть моих переживаний. Постепенно на место отчаяния приходила тупая обреченность.

— Проклятия Дана усилилось после того, как он отдал мне энергию, я это сразу заметила, но поняла только сейчас. Ритуал нельзя проводить.

— Но ведь он жив? — отодвинувшись, парень тяжело вздохнул. — Дети болели несколько недель, так почему ты думаешь, что взрослые Дарракши-Лан могут погибнуть сразу после ритуала?

— Но… — я растеряно на него посмотрела, не зная, что сказать. А ведь действительно, с чего я решила, что будет именно так? Крил с Риной правы, у нас еще будет какое-то время на их лечение.

— Я понимаю, что ты переживаешь, малышка, но даже если случится так, что ты не успеешь, я уверен, что ни один Дарракши-Лан не отступит. Они слишком дорожат своим потомством, как и любое живое существо.

— Ты прав. — Вздохнув, я достала один из кинжалов, спрятанных в высоких сапогах. — Я должна это сделать, другого выбора нет.

Опустившись на колени, я решительно воткнула острое лезвие в землю, со всей силы прорезая твердую почву.

— Что ты делаешь? — Рядом опустился оборотень, внимательно следя за каждым моим действием.

— Вывожу руну жизни, она должна соединить силы всех Дарракши-Лан. — стараясь не ругаться, я изо всех сил тянула на себя кинжал, вычерчивая линию за линией. — Тут самое главное сделать все очень аккуратно. Тьма! — лезвие застряло в земле, никак не желая двигаться дальше.

— Дайка сюда. — Отодвинув меня в сторону, Крил легко сдвинул его с места, проводя линию дальше. — Говори, что надо делать, а все остальное предоставь мне.

Наблюдая за тем, как быстро парень справляется с указаниями, я вдруг поняла, что еще никогда мне не было так спокойно и легко. И даже то, что через несколько минут я должна была оставить без защиты пару десятков живых существ, не портило эти ощущения. С Крилом я всегда чувствовала себя защищенной и… Нужной кому-то. Странно, раньше я над этим никогда не задумывалась. Я всегда была странницей, свободной птицей, не знающей, что такое дом и семья. Но теперь многое изменилось.

— Ну как? — поднявшись с земли, Крил обернулся, вопросительно смотря на меня и показывая работу.

— Отлично, — я внимательно осмотрела красующуюся посреди поляны руну жизни. — Теперь самое главное найти Сила и…

— А меня и искать не надо. — Обернувшись, я с удивлением посмотрела на приближающуюся толпу Дарракши-Лан во главе с мрачным Силиэром и чересчур бледным Даном. — Ты это просила принести?

— Именно. — Взяв у друга чашу и толстую свечу, я с беспокойством посмотрела на Дантариэля. — Как ты?

— Все в порядке. — Он казался озадаченным моей реакцией. — Эль, там в школе…

— Забудь, — я решительно подняла руку, прерывая его оправдания. — Ты такой, каков есть и тебя уже не переделаешь. Тот, кому суждено занять место правителя должен быть жесток, так что все в порядке. Кажется, это мне следует просить у тебя прощения, не так ли?

— Не говори так, лиарни, — подойдя ближе, он осторожно меня обнял, будто боялся, что в любой момент я смогу оттолкнуть его. Глупый, неужели он не понимает, насколько дорог мне? Вот только почему мне так неловко? Словно я делаю что-то не так.

— Ты должна им сказать.

От раздавшегося позади голоса Крила меня бросило в жар. Да что с тобой происходит, Чувствующая?! Почему боль, проскользнувшая в его голосе, так на тебя действует?

— Что сказать? — чуть отодвинувшись, Дан озадаченно заглянул мне в глаза.

— Скажи мне, как ты себя чувствуешь? — я отошла от парня, встав в середину руны и внимательно следя за каждым его движением. — И учти, что я знаю о том, что все НЕ в порядке. Мне нужна правда.

— Я чувствую себя слабым, но это из-за нехватки сил. — Дантариэль нахмурился, нехотя признаваясь в недуге.

— Голова болит?

— Да. — Принц стиснул зубы, отвечая на вопрос.

— Головокружение?

— Да.

— Тошнота?

— Может, хватит? — Взгляд парня похолодел.

— Не будь ребенком, — я уперла руки в бока, упрямо заставляя его говорить дальше. — Мне необходимо знать, что с тобой происходит. Это важно!

— У меня болит сердце. Я… — внезапно побледнев еще сильнее, Дантариэль покачнулся.

— Дан! — я дернулась было к нему, но тот устоял, жестом показывая всем оставаться на местах.

— Все нормально, это лишь минутная слабость.

— Нет, это действие проклятия. — Глубоко вздохнув, я, наконец, решилась. — Взрослые Дарракши-Лан слишком сильны для того, чтобы проклятие убивало их точно также как детей, однако, если вы отдадите силу, то оно будет медленно разрушать вас изнутри.

— Как давно ты об этом узнала? — опустившуюся после моих слов напряженную тишину прервал вопрос Сила.

— Недавно. То, что проклятие, лежащее на Дане, стало проявлять активность, я заметила еще в школе, когда он был без сознания, но не сразу придала этому значение. Теперь же я полностью в этом уверена.

— Значит, стоит нам…

— Да, те, кто решится отдать свою силу во время ритуала, в полной мере испытают на себе действие проклятия.

Все, я сказала то, что должна была, теперь уже дело было только за ними. С каждой секундой до стоящих вокруг меня Дарракши-Лан отчетливее доходило, чем им могло все это грозить. Раз за разом я наблюдала, как в глазах мужчин и женщин появляется понимание неизбежного. И с каждой проходящей секундой уверялась, что никто не собирается отступать.

— Вот значит как… — Решительно тряхнув головой, вперед вышел незнакомый мне мужчина. — Ну это ничего, если дети смогли столько вытерпеть, то мы просто обязаны справиться. Бери мою силу, Чувствующая.

— И мою.

— И мою.

— Я тоже готов отдать силу.

Смотря, как Дарракши-Лан выходят вперед, предлагая забрать свою энергию, я вздохнула, чувствуя огромное облегчение от их выбора. Никто не остался в стороне.

— Вы должны делать то, что я скажу, полностью мне доверяя, иначе ничего не получится. — Выбрав ровно двадцать три Дарракши-Лан, и расставив их внутри руны, образуя круг, я подошла к Крилу. — Поможешь мне? Лирт до сих пор не объявился, а одной мне ритуал не закончить. Я должна быть в школе.

— Конечно. Что нужно делать? — он сосредоточился.

— Следа за свечой, — я указала в центр руны. — Как только пламя станет черным, затуши ее. Тем самым ты завершишь ритуал и не дашь мне взять слишком много энергии.

— Что будет с тобой? — перехватив меня за плечо, парень придвинулся, требовательно заглядывая мне в глаза. — Обещай, что будешь беречь себя, что бы то ни стало.

— Я…

— Обещай! — грозно рявкнув, он несильно меня встряхнул.

— Я постараюсь. — Сделав шаг вперед, оказываясь почти вплотную к нему, я свободной ладонью нежно прикоснулась к его щеке, стараясь успокоить и поблагодарить за то, что так за меня переживает. — Не беспокойся, я обязательно вернусь, надо же кому-то доводить тебя.

— Дура, — криво усмехнувшись, парень отпустил меня, накрывая мою ладонь своей. — Если вздумаешь поиграть в благородство, я тебя и с того света достану. И принца твоего натравлю, чтобы неповадно было.

— Ну, раз так, то у меня просто нет другого выхода. — Приятно, когда о тебе так переживают.

Развернувшись, краем глаза замечая яростный взгляд Дана, я вышла к Дарракши-Лан.

— Мне нужна ваша кровь…

Началось. Секунды тянулись бесконечно, заставляя меня изрядно понервничать, пока, наконец, последний представитель расы Нечистых не пролил несколько капель своей крови в чашу, и не пришла очередь за мной. В тот момент, когда острое лезвие кинжала разрезало мою ладонь, и кровь моя смешалась с кровью Нечистых, я вдруг почувствовала себя центром сплетения нитей жизни. Словно лучики они входили в мое тело, наполняя его невероятным теплом и силой. Однако это было лишь началом. Закрыв глаза, я увидела стоящих вокруг нелюдей, как частичку себя, заставляя их раствориться во мне, жить со мной и чувствовать все то, что чувствую я сама. Мгновение за мгновением я привязывала Дарракши-Лан к себе, заставляя их силу течь по моим жилам, а потом… Резко открыв глаза, я увидела результат: руна ярко светилась золотистым светом, бликами играющим на стоящих вокруг мужчинах, взгляды которых были прикованы ко мне, а прямо передо мной в воздухе висела белая свеча, сияя ровным светом. Отлично, пока все идет как надо.

Развернувшись, я быстро пересекла поляну, искренне надеясь, что смогу пройти сквозь защиту Херроуш-Вил. Шансов, что купол не посчитает меня угрозой для детей, было немного, но попытаться стоило.

— Эль? — удивленный оклик с поляны заставил меня остановиться рядом с границей со школой. — Что ты делаешь? — подойдя ко мне, Дантариэль впился в меня непонимающим взглядом.

— Собираюсь попасть в Херроуш-Вил раньше, чем закончится ритуал. — Я подняла на него взгляд, с удивлением замечая, как вздрогнул парень. — Что-то не так?

— Твои глаза… — он нахмурился. — Никогда не думал, что скажу это, но они невероятно жуткие. Постоянно меняют цвет с зеленого на черный…

— Спасибо за комплимент. — Я усмехнулась. — Это, кажется, для меня нормально. Пожелай мне удачи.

— Ты справишься, — придвинувшись ближе, он резко притянул меня к себе, жадно припадая к моим губам. Словно прощаясь. По телу прошлась волна жара, заставив меня тихонько охнуть, а он все не отпускал, целуя так, что на какое-то время я вообще забыла, где нахожусь. — Удачи.

Нет, эта зараза еще и улыбается! Резко выдохнув, я развернулась и побежала в школу. Губы все еще горели от поцелуев, а мысли разбегались в разные стороны. Зачем он меня поцеловал? Да еще и на глазах у всех! И в такой ответственный момент. О, боги, как я могла забыть о происходящем?! Нет, вот вернусь, сама этого проклятого Дарракши-Лан на тот свет отправлю! Если, конечно, доживет…

Выбросив из головы все ненужные мысли, я вдруг поняла, что нахожусь в Херроуш-Вил, причем не на улице, а в самом здании! Надо же, совершенно не заметила, как до сюда добралась. Остановившись посреди одного из коридоров, я внезапно подумала, что не знаю, куда идти. Я и до этого постоянно блуждала в этих лабиринтах, а теперь уже и подавно. И проводить некому. Хотя…

— Рина? — поднеся запястье к лицу, я требовательно посмотрела на изображение кошки, которая снова оказалась на своем законном месте, стоило появиться Крилу. — Хоть в этом-то ты помочь можешь?

— Конечно могу, не делай из меня монстра.

Мгновенно оказавшись передо мной, Хранительница быстро побежала вперед, совершенно не обращая внимания, успеваю ли я за ней. А я успевала. Удивительно было ощущать себя настолько полной сил, что казалось, словно я могу абсолютно все. Будто весь мир лежал у моих ног. И лишь я решала, как ему существовать дальше…

— Чувствующая? У тебя получилось! — обернувшись, я облегченно посмотрела на Марриэра лэтр Рея.

— Похоже, пока все идет так, как нужно. Где дети? — Я нетерпеливо откинула назад волосы.

— Конечно, идемте скорее.

Делая знак следовать за ним, директор быстро направился прямо по коридору, сворачивая столько раз, что я уверилась, что дорогу обратно мне точно не найти. Наконец, спустя пару минут, мы вошли в уже знакомую мне дверь.

— О, боги! — панический крик вырвался против моей воли.

Но ведь так не бывает! Еще ни разу за всю свою жизнь я не видела ТАКОГО проклятия! Оно было живое. В прямом смысле слова. Каждого ребенка в комнате опутывала самая настоящая тьма, растущая из их маленьких сердец. И как я раньше этого не замечала?! Почему не могла увидеть столь ужасающую картину?

— Эль? Что-то не так, девочка? — рядом раздался взволнованный голос Марриэра.

— Не так, — я не могла оторвать взгляда от увиденного. — Проклятие зарождало болезнь не только в их сердцах, она вокруг них, опутывает с разных сторон. Такое чувство, словно тьма заглотила их целиком!

— Но разве такое возможно? — мужчина побледнел.

— Вы еще не научились ничему не удивляться? — взяв себя в руки, я прошла вглубь комнаты, присаживаясь на одну из кроватей рядом с очаровательным мальчиком, чьи впалые щечки, капельки пота на белоснежным лобике и темные круги под глазами вызывали слезы. Они не заслужили таких мучений. — Вам лучше уйти, директор.

— Но…

— Я не прошу вас покидать это место, — вздохнув, я нежно убрала мокрые пряди со лба малыша. — Просто выйдете из комнаты и подождите, пока все закончится в коридоре. Мне так будет легче.

— Ты уверена?

— Да. — Ну не объяснять же ему, что я понятия не имею, что здесь будет происходить, стоит мне начать лечить детей?

— Хорошо, но знай, что я здесь. Если что — кричи.

— Обязательно.

Проводив взглядом вышедшего Марриэра, я тяжело вздохнула. Пришла пора самого тяжелого. Закрыв глаза, я мысленно потянулась к нитям, связывающим меня со взрослыми Дарракши-Лан, закружившись в водовороте их силы. Перед глазами встали Нечистые, словно сейчас я была не в детской, а на поляне, перед несколькими десятками нечисти.

— Отдаете ли вы обещанное? — мои слова прозвучали вслух, хотя я только подумала.

— Отдаем. — Голоса Дарракши-Лан слились в один, словно шелест листвы прозвучавший в моей голове.

И в ту же секунду по моим жилам потек такой поток энергии, что прежнее состояние показалось мне лишь разминкой перед боем. На какое-то мгновение я даже перестала дышать, еле справляясь с таким количеством силы.

— Вы кто?

Посмотрев вниз, я наткнулась взглядом на удивленное личико того самого малыша, что недавно метался в жару. И на удивительно теплые глаза цвета горького шоколада, полные боли. Я не позволю тебе страдать, милый, обещаю.

Ничего не ответив, я взяла мальчика за руку, вновь закрывая глаза и растворяясь в несколько десятках жизней. Я стала детьми, а они стали мной. Отныне мы были единым целым, разделяя между собой недуг и страдания. И боль.

Тьма, как же больно! Казалось, словно я стою в огне, сгорая без остатка. Я хотела кричать, но у меня не было голоса, я хотела умереть, но душа не может умереть, пыталась рыдать, но без тела это невозможно. Боль была немыслимой, она сводила с ума, заставляя забыться и мечтать лишь о покое. Нет, я не могу, мне нельзя забывать… Я должна что-то сделать… Меня ждут, мне верят… Я должна сопротивляться… Должна.

Проходили секунды, минуты, часы, время перестало играть для меня всякую роль, остались лишь я и боль. Но ведь это для меня не ново. Чувствующих с детства приучали к боли, вбивая правило, что за все следует платить и после дарования человеку здоровья, целитель будет мучиться от сосущей пустоты в груди из-за нехватки сил. Для меня все было в сотни раз сложнее, так неужели я сейчас отступлю? Да ни за что! Расслабившись и перестав с ней бороться, я слилась с болью, почувствовав ее как саму себя… И она стала отступать. Нет, она не прошла, просто отступила на второй план, позволяя мне думать и видеть. А видела я страшное.

Вокруг была непроглядная тьма, опутывающая меня со всех сторон, казалось, стоит мне прикоснуться к ней и все погибло. Она была паразитом, выжирающим все живое изнутри и не оставляя даже шанса выбраться из смертельного капкана ее щупалец. На секунду стало страшно, а потом… Потом я разозлилась. Страшно разозлилась. Не позволю какой-то твари мучить ни в чем не повинных детей! Вокруг меня взбунтовалась сила, словно воронка засасывающая в себя проклятую тьму, с корнем выдирая ее ото всюду. Раздавшийся внезапно стон боли стал для меня совершенной неожиданностью. Я не понимала, кому принадлежит этот голос, то ли мне, скрючившейся от боли на полу, то ли детям, чьи жизни слились в одну, то ли тьме, заметавшейся по комнате, чьи прикосновения приносили нестерпимые муки. Не могу… Больше не могу… Поняв, что еще немного и я не справлюсь, я собрала в одну всю силу, что давали мне Дарракши-Лан и выпустила ее, направляя прямо в сердца детей и выжигая болезнь из измученных тел. А после, залечивая уже своей энергией, мечтая только о том, чтобы весь этот кошмар, наконец, прекратился.

Глава 19

Просыпалась я медленно, то погружаясь во тьму, то выныривая на поверхность. Именно в эти моменты мне слышались знакомые голоса, уговаривающие очнуться, но не было сил. Я пыталась бороться, но быстро сдалась, предоставив всему идти своим чередом. Не знаю, сколько времени я провела в таком состоянии, прежде чем однажды поняла, что могу открыть глаза.

— Эль? — медленно сев, я посмотрела в угол незнакомой мне комнаты, где устроился на кресле встревоженный Малик. — Ты очнулась!

В голосе парня было такое облегчение, что я невольно напряглась, почему-то зная, что радуется он абсолютно не из-за меня. Сердце кольнуло от дурного предчувствия.

— Что произошло?

Кошмар! И это мой голос?! Еще ни разу не чувствовала себя хуже… Да и не разговаривала.

— Ничего, — Воин замялся. — Как ты?

— Малик, или ты сейчас же выкладываешь мне все как есть, или же я сама все узнаю, вот только это будет стоить мне определенных сил, которых сейчас и так нет. Что с детьми?

— С ними все отлично, — парень улыбнулся. — Ты просто чудо! Малышей переправили в столицу, все абсолютно здоровы.

— Тогда в чем проблема? — нахмурившись, я начала перебирать последние запомнившиеся мне события. Лечение… Школа… Ритуал… Быстро набирающее силы проклятие… Истощение сил Дарракши-Лан… Дарракш-лан! Меня бросило в жар от пришедшего внезапно ответа. — Что с Нечистыми?

— Хм… Понимаешь…

— Так, мне необходимо срочно попасть… — В глазах тут же потемнело, стоило мне лишь соскочить с постели. Если бы не Малик, вовремя успевший меня подхватить, валялась бы я сейчас на полу.

— Ну куда ты рвешься-то? Совсем еще слаба, а на подвиги потянуло. — Ругаясь и причитая, он вновь уложил меня кровать. — Тебе что, спокойно не живется?

— Нет, и ты прекрасно знаешь, почему. — Я нахмурилась и сложила руки на груди, требовательно смотря на него. — Рассказывай, что произошло после того, как я покинула поляну.

— Не думаю, что тебе это нужно…

— Это уж позволь решать мне. — Я резко оборвала его на полуслове. — Рассказывай.

— Да что говорить то? — тяжело вздохнув, Малик сел рядом. — Что произошло около защиты, я так и не понял, просто в какой-то момент Крил вбежал на середину начертанной руны и принялся что-то делать со свечой, а потом Пьющие Жизнь просто попадали. Знаешь, как то жутко было видеть расу ужасающих Дарракши-Лан столь беспомощными. Мы сначала даже не поняли, что все закончилось, пока оборотень вдруг не сорвался с места и не помчался сюда. А когда в школу подошли и мы, тебя уже перенесли в эту комнату, а дети мирно спали. Знала бы ты, как всех перепугала! Бледная, еле дышишь, совершенно не шевелишься, а тут еще Марриэр все время рассказывал, как ты кричала в детской. И… Дарракши-Лан тоже кричали, так, будто мучились от невыносимой боли. Не знаю, прав ли я, но мне показалось, что в тот момент вы были одним целым, и им было плохо только потому, что мучилась ты. Фрай уже думал, что не выкарабкаешься, пытался предложить добить, чтобы не мучилась, только эти двое ненормальных ему быстро рот заткнули. Я-то сразу знал, что ты справишься.

— Двое ненормальных? — я удивленно взглянула на ухмыляющегося парня.

— Ни за что не поверишь. — Улыбка Малика стала еще шире. — Я еще ни разу не видел, чтобы Крил с нэй Аррткуром так слаженно выступали против кого-то, ругаясь между собой при этом с особым наслаждением. Честное слово, эти двое ни отходили от тебя, ни на минуту, по крайней мере, пока Дана не унесли. После этого Крил остался на посту в гордом одиночестве, что, честно говоря, его совершенно не расстроило. Если бы Гейр не заставил его немного поспать, пригрозив, что вообще замурует эту комнату, он до сих пор сидел бы рядом с тобой.

— Вот олухи, я ж… — улыбнувшись, было, я вдруг замерла. — Подожди, что значит, Дана унесли?

— Хм… Я не должен был этого говорить. — Он виновато опустил взгляд, однако я успела заметить мрачное удовлетворение, промелькнувшее в выражении глаз парня. — Принц держался до последнего, однако нехватка сил сказалась и на нем.

— Что с ними?

— С кем? — Воин обескуражено нахмурился.

— С Дарракши-Лан. — Я начинала раздражаться. — Как я понимаю, принц относится к их расе, и не только он сейчас лежит пластом?

— Насколько я могу судить, на лицо все признаки лихорадки: жар, слабость, бред.

— Кто-нибудь из целителей смог прибыть сюда?

— Смеешься? — Малик презрительно скривился. — Да ваша Гильдия даже думать об этом отказывается, не то, чтобы прислать кого-нибудь. Правитель нашей расы просто руками разводит от бессилия.

— Ты хочешь сказать, что новый глава Чувствующих пошел против Ронуэрта ля Риддоуна? Но это же немыслимо! — Я чуть не открыла рот от изумления.

Приказы правителя не обсуждаются, никто не осмеливается перечить Риддоуну. Поэтому на ум приходят лишь два варианта: либо этот новый глава, даже имени которого я не знаю, совсем спятил и подался в самоубийцы, либо сам правитель не желает помогать Дарракши-Лан. И это значит, что войны не избежать. Но… Тьма побери, это же совершенно противоречит его изначальным действиям! Я сама видела, как обеспокоило его положение Дарракши-Лан, как не хотел он дальнейшего конфликта и искренне пытался помочь. Ничего не понимаю…

— Это действительно так. — Малик пожал плечами. — Мы все сначала отказывались верить, однако Лиэрман нэй Аррткур лично связывался с Риддоуном.

— Правитель Дарракши-Лан здесь?

— Да, его очень обеспокоило состояние брата. К тому же, купол уже снят.

— Мне необходимо посмотреть, что с ним. Помоги.

Оперевшись на руку юноши, я аккуратно поднялась, радуясь, что меня умудрились переодеть в довольно таки длинную рубашку, приходящуюся мне как раз до колен. Интересно, кто взял на себя эту обязанность?

Путь от моей комнаты до комнаты принца, занял как минимум минут десять. Эти ненормальные решили поселить его в башне! Нет, ну кому только пришла в голову эта идея? Подходя к заветной двери, я практически уже повисла на Воине, терпели взвалившем на себя эту нелегкую ношу. Сил катастрофически не хватало, но я упрямо тащилась вперед. Наконец-то!

Открыв дверь и ввалившись в комнату, я тут же направилась к единственному объекту, который волновал меня в данный момент больше всего — кровать. Не знаю, что подумали Гейр, правитель Дарракши-Лан и глава Гильдии Воинов, тут же вскочившие с мест при нашем появлении, когда я улеглась прямо рядом с Даном, наглым образом подвинув принца на край, но меня это мало волновало. Несколько минут я просто лежала, закрыв глаза и наслаждаясь тишиной. Слишком напряженной тишиной. А что, собственно говоря, происходит?

— Да не волнуйтесь вы, с ней все в порядке, просто не рассчитала силы.

— Ты должен был за ней следить!

— Но…

— Никаких "но"! Ты…

— А может, хватит? — повернув голову на бок, я устало посмотрела на герцога Веллириана, приглушенным шепотом отчитывающего Малика. — Никто за мной следить не должен, не маленькая уже.

— Как ты себя чувствуешь? — ко мне подошел Лиэрман нэй Аррткур и присел рядом.

— Бывало и лучше. — Усмехнувшись, я приподнялась на подушки. — Сколько я провалялась без сознания?

— Два дня. — Обойдя недовольно поглядывающего на меня герцога, Гейр подошел ближе. — Мы уже не знали, что делать.

— Так долго… — На несколько секунд я прикрыла глаза, прикидывая, сколько сил у меня восстановилось, и какое количество времени понадобится на то, чтобы я снова могла исцелять. Выходило, что достаточно много. Даже если я целыми днями буду заниматься исключительно собой, полностью силы восстановятся лишь за неделю.

— Эль?

— Да? — открыв глаза, я удивленно посмотрела правителя. Слишком неуверенным был его голос.

— Я понимаю, что ты сейчас слишком слаба, но… — Мужчина замялся, но я и без слов поняла, что он хотел сказать. Только вот помочь ничем не могла.

— Нет, — я опустила взгляд. — Тех крох силы, что у меня остались, хватит лишь на то, чтобы облегчать боль, на большее я сейчас не способна. Мне очень жаль.

Отвернувшись от поникших мужчин, я прижалась к Дану, чуть вздрогнувшему при моем прикосновении. Все тело его горело, а на белоснежном лбу выступили капельки пота. Бедный… И все это из-за меня! Хотя, если бы не передача сил, мы бы никогда не спасли детей. Только этим я и успокаивалась, чувствуя, как он мучается. Лихорадка и у обычного человека протекает весьма мучительно, а у Дарракши-Лан все ощущалось в несколько раз сильнее. Они не привыкли к болезням, реагируя намного чувствительнее ко всему, и от этого становилось еще мучительнее наблюдать за их страданиями.

— Такое состояние у всех?

— В большинстве своем, да, но есть случаи и похуже. — Обернувшись, я заметила, как правитель с болью рассматривает брата. — Никогда не думал, что увижу такое… Сильные воины, не знающие поражения, оказались беспомощнее младенцев. И за что? Что наша раса сделала, чтобы так мучиться? Сначала дети, единственное ради чего мы живем, а потом… — Лиэр обреченно вздохнул, закрыв лицо руками. — Да, мы убивали, на наших руках сотни жизней, но ведь так мы оберегали свой народ. Люди истребляют целые расы, не щадя никого, ни детей, ни стариков, и им все сходит с рук. А мы…

— В этом я с вами не согласен, правитель. — Глава Гильдии Воинов зло усмехнулся. — На протяжении последних месяцев нападения Нечистых на людей неимоверно возросли. И, уверяю вас, методы, которыми убивают Дарракши-Лан, встречались довольно часто.

— Этого не может быть! — Лиэр вскочил с места, одаривая герцога гневным взглядом. — Я могу поручиться за каждого из своей расы.

— Но факты говорят об обратном.

— Ложь. — Правитель упрямо покачал головой. — Вы не понимаете, герцог, я чувствую любого из своего народа, в этом особенность правителей нашей расы. Восходя на престол, мы получаем силу, позволяющую мне сейчас с уверенностью утверждать, что никто из Дарракши-Лан за последнее время не тронул ни одного человека. За исключением несколько детей в одной из ваших деревень. Однако это дело рук моей, в то время умирающей, дочери и я готов понести любую ответственность за это происшествие, которую сочтет нужным Ронуэрт ля Риддоун.

— Хм… — нахмурившись, глава Воинов внезапно посмотрел на меня. — Я знаю, что ты можешь узнать все о чувствах других существ, девочка, поэтому, прошу тебя, помочь нам определить правду.

— Вы оскорбляете меня своим недоверием, герцог. — Взгляд Лиэра стал холоден как лед и столь же колюч. — Однако мне понятно ваше беспокойство и лишь, поэтому я пойду вам на уступки. Что ты чувствуешь, Эль, лгу ли я?

Все взгляды присутствующих в комнате скрестились на мне, заставив нервно поежиться. Ну вот, опять я крайняя. Узнать, что на самом деле чувствует правитель… Ненавижу копаться в чужих эмоциях! Ну почему глава Гильдии Воинов вспомнил об этой особенности целителей? Да, мы должы знать, что чувствует больной, однако это не означает, что нам это нравится. При использовании этой силы, создается ощущение, словно ты копаешься в чьем-то грязном белье, вынося все подробности наружу. А это неприятно. Но у меня нет выбора. Эх…

Сосредоточившись на ощущениях, я внезапно насторожилась: беспокойство, недоверие, убеждение в собственной правоте, любовь к своему народу, недоумение, ненависть и страх. Все эмоции смешались, не позволяя с точностью сказать, кому именно они принадлежат. Но откуда взялись последние два чувства? Жгучая ненависть… И страх, что я это замечу. Не понимаю…

— Так что, девочка? — Меня нетерпеливо окликнули.

— Лиэр говорит правду, — я ответила немного отстраненно, все еще пытаясь определить того, кто так люто ненавидел Дарракши-Лан. А в том, что злоба направлена именно на них я не сомневалась.

— Что-то не так? Тебе плохо? — Видимо, не понимая, что со мной происходит, правитель обеспокоенно дотронулся до моего плеча, привлекая внимание и заставляя посмотреть на него.

— Нет, все в порядке, просто…

— Где она?! — грохот от распахнувшейся двери заставил меня испуганно вздрогнуть. — Я спрашиваю, где Эль? Почему ее нет в комнате?

Замерев около кровати, Крил наконец-то заметил меня, возлежащую на подушках. Страх в кошачьих глазах цвета васильков сменился облегчением, а затем и смущением, когда парень заметил, с каким удивлением на него поглядывают присутствующие. Все чувства, которые я с таким трудом почти уже распределила между мужчинами, внезапно исчезли, уступив место ярким эмоциям оборотня: беспокойство, страх за мою жизнь, радость от того, что очнулась, неуверенность в себе из-за выставленных напоказ чувств, досада и… Нет, хватит, больше я этого не выдержу! Тьма, Эль, да что же ты творишь? Ведь обещала себе никогда больше не копаться в чужих эмоциях! Мое дело — лечить, а не разбираться в межрасовых конфликтах. А Крил… Я не должна была считывать его чувства. Не должна была… Но почему тогда на душе так тепло, и хочется глупо улыбаться? Я точно сошла с ума.

— Со мной все хорошо. — Криво улыбнувшись оборотню, я вдруг поняла, что говорю чистую правду. Сил все еще не было, но вот самочувствие намного улучшилось. — А когда это у тебя вошло в привычку выбивать двери? Нет, я конечно не против, но ведь можно было и постучать, ты не сомневайся, мы бы открыли.

— Вообще-то она была не заперта. — Усмехнувшись, Крил облокотился о ближайшую стену и сложил руки на груди.

— Тем более! — Я ехидно фыркнула. — Нападение оборотней на ни в чем не повинную мебель, это попахивает паранойей.

— Или сумасшествием. — Молчавший уже довольно давно Малик тихо хихикнул, но тут же заткнулся, стоило Крилу лишь взглянуть на него. — А я что? Ничего не говорю, никого не трогаю…

— И правильно делаешь, своя жизнь дороже. — Ну вот, к оборотню уже вновь вернулось привычное ему ехидство. — Как давно ты очнулась? — Требовательный взгляд вновь метнулся ко мне.

— Не так уж и давно, — я пожала плечами. — Это моя первая остановка после выхода их комнаты.

— Что значит, первая? — глава Гильдии Воинов недоуменно нахмурился. — Ты еще слишком слаба.

— А то и значит, что я должна осмотреть всех Дарракши-Лан. Помочь — не помогу, но хотя бы облегчу боль. И еще мне бы хотелось связаться с Гильдией.

— Зачем? — Малика буквально подбросило вверх после моего заявления, словно какой-нибудь ядовитый гад ужалил беднягу в мягкое место.

— Во-первых, я не имею ни малейшего представления о местоположении Лирта. Его до сих пор не нашли, иначе я бы уже об этом знала, не так ли? — обведя молчавших мужчин внимательным взглядом, я поняла, что мои догадки верны. — А во-вторых, здесь требуется помощь нескольких Чувствующих и мне плевать на то, что говорит наш новый глава. В любом случае, свяжусь с наставником, возможно, он сможет предоставить нам несколько человек. И объяснит мне, наконец, что твориться в столице!

— Думаешь, это поможет? — Лиэр скептически усмехнулся.

— Понятия не имею, но попытаться можно. Грейгор имеет определенную репутацию в наших кругах, возможно, ему удастся уговорить Чувствующих пойти против главы и перебраться сюда.

— Даже если они согласятся, их переправа займет несколько недель, а мы не знаем, сколько времени у нас осталось. — В голосе правителя Дарракши-Лан сквозило отчаяние.

— Но ведь из вашей столицы мы смогли перебраться по порталу, так почему бы…

— Потому что, мы были на нашей территории, — резко меня перебив, Лиэр поднялся с кровати и подошел к распахнутому окну, упершись руками в раму и повернувшись к нам спиной. — У нас не хватит сил открыть проход на земли людей.

Вот как, значит… Сердце предательски сжалось от безысходности. Даже если Чувствующие приедут, они могут не успеть, а этого мы допустить не могли. Дан… Повернувшись к парню, я вновь прижалась к его разгоряченному телу, уткнувшись лицом ему в плечо, стараясь спрятать выступившие на глазах слезы. Так не должно быть! Внутри все переворачивалось от боли. Я не могла его потерять… Да, я знала, что никогда не смогу быть рядом с наследным принцем Дарракши-Лан, но и дать ему умереть не могла тоже. Дантариэль слишком много сделал для своего народа, чтобы страдать из-за какого-то проклятия. Он создан, чтобы править и я не позволю чему-то помешать этому. Сосредоточившись, я как могла, постаралась облегчить его страдания. Дыхание выровнялось, и Дарракши-Лан заметно расслабился, а я устало вздохнула. Никогда бы не подумала, что даже такое малейшее действие, как снятие жара потребует от меня таких колоссальных усилий. На миг в глазах потемнело и мне потребовалось какое-то время, чтобы придти в себя.

— Эль? — рядом раздался обеспокоенный голос Крила.

— Почему все так? Почему? — отстранившись от парня, я посмотрела на оборотня, замечая, каким напряженным внезапно стал его взгляд. Ну что опять не так?

— Очень жаль, что мы не можем ему помочь. — Лицо парня словно окаменело, не позволяя прочитать никаких эмоций. — Я попытаюсь найти Лирта, думаю, мне это будет сделать легче, чем кому бы то ни было в своей второй ипостаси.

— Но… — видя, что он уже собрался выходить из комнаты, я попыталась его остановить. Что-то не нравился мне его взгляд.

— Я сделаю все, что смогу, малышка. — Остановившись, он внезапно быстро подошел ко мне и нежно вытер пальцем слезинку, медленно катившуюся по щеке. — Только не плачь.

Проводив взглядом чуть ли не выбежавшего из комнаты оборотня, я разревелась во второй раз, ругая себя всеми известными мне словами. Ну как я могла быть такой идиоткой? Слезы над телом Дарракши-Лан… О, Боги, ну какой же он дурак! Ну почему Крил не может понять, что Дантариэль мне дорог. Равно как и все, с кем мне пришлось пережить эти последнее мучительное время. Равно как и он сам. Глупый, несносный оборотень! Ну куда он убежал, а?

— Может тебе следует немного отдохнуть? — подняв взгляд, я с удивлением посмотрела на встревоженного Малика.

— Отдохнуть? Боюсь, что у нас нет на это времени. — Посмотрев в последний раз на Дантариэля, я поднялась с кровати и подошла к Лиэру. — Как я поняла, связываться с наставником не имеет смысла, но я все же хочу с ним поговорить. Где это можно сделать?

— Я провожу тебя, — осмотрев меня с ног до головы, задумчиво задержавшись на длине рубашки, которую я до сих пор не сменила на что-нибудь более закрытое, правитель вдруг усмехнулся. — Вот только подберем тебе что-нибудь не столь… Хм… Не столь привлекающее внимание. Я, конечно, понимаю, что сейчас все присутствующие в Херроуш-Вил слишком заняты тем, что помогают нашим женщинам ухаживать за больными, однако не думаю, что столь открытый наряд можно не заметить.

Выйдя через какое-то время из комнаты, переодетая в свои горячо любимые и родные вещи (правитель Дарракши-Лан что-то шепнул Малику и уже спустя несколько минут мне торжественно вручили мое небольшое имущество), я удивленно осмотрелась по сторонам, наблюдая возле двери одного лишь Лиэра. Странно, когда я выставила всех из спальни, чтобы спокойно переодеться, мужчин было как минимум, трое.

— Не волнуйся, остальных я отправил на поиски твоего Чувствующего, не все же оборотню отдуваться. — Правитель усмехнулся, проследив за моим удивленным взглядом. — Идем?

— Переговорная комната находится далеко? — мне вдруг вспомнилось, как мы сюда добирались. Нда, больше такого марафона я явно не выдержу.

— Не волнуйся, — улыбка мужчины стала еще шире, не коснувшись, однако, глаз. — На этот раз тебе повезло. Подойдя к соседней в комнату принца двери, Лиэр легко ее отпер и приглашающе распахнул для меня.

Войдя в помещение, я огляделась по сторонам, невольно подумав, что переговорные комнаты Дарракши-Лан слишком похожи друг на друга: мягкие кресла, полукругом расположенные напротив огромного зеркала, вот и все ее убранство. Подойдя ближе к зеркалу, я обернулась, с удивлением замечая, что правитель остался снаружи.

— Думаю, здесь ты справишься и без меня.

— Я совсем не против компании, — усмехнувшись, я пожала плечами. — Все о чем я буду говорить с наставником, касается вашу расу тоже, и вас в частности.

— Знаю, поэтому и не хочу мешать. Я уже давно понял, что ты достойна доверия, девочка.

С этими словами он закрыл дверь, оставив меня одну. Да уж. В чем не откажешь правителю Дарракши-Лан, так это в тактичности. Решив не терять времени даром, я осмотрела зеркало, вспоминая, как им пользоваться. Так, приложить ладонь к его поверхности, представить того, с кем хочешь связаться и все. Прошла секунда… Вторая…

— Эль?! — меня просто оглушил изумленный вопль наставника. — Ну наконец-то! Что случилось? Как ты себя чувствуешь? Знаешь, что я хочу тебе сказать, девочка моя? Ты идиотка! Ну кто тебя просил так выкладываться, полностью отдаваясь лечению, а? Я? Да никогда такого не было! После того, как со мной связался Гейр и толком ничего не объяснив, сообщил, что ты уже сутки не приходишь в себя, я весь извелся!

И все в таком духе. Некоторое время я, молча, стояла, выслушивая поток ругательств и обвинений, прекрасно понимая, что пережил Грейгор за последние несколько недель. Я была для него как родная дочь, поэтому естественно, что Чувствующий переживал все это время. Вот только где он сейчас находился, оставалось для меня полной загадкой. Отражение в зеркале совершенно не изменилось, усиленно показывая мой исхудалый облик, а значит, он не дома, поэтому общается с помощью маленького зеркальца в медальоне, что носил на груди, по которому мы с ним всегда связывались, если кто-то из нас уходил надолго. Таких медальонов всего штук двадцать, не больше, что крайне мало, учитывая, сколько народа за ними гоняются. Однако наставнику повезло.

— Наговорился? — переждав пару минут напряженную тишину, я решила все-таки начать разговор. — Надеюсь теперь можно высказаться мне? Что у вас там происходит?

— Это я у тебя хотел спросить, малышка. Чем ты там занимаешься?

— Спасаю жизни, чего и всем желаю! — я не выдержала и сорвалась на крик. — Чего вы творите в Гильдии?! Отказать в помощи умирающей расе, это надо же было додуматься! Да в своем ли вы уме?

— О чем ты говоришь? — судя по голосу, наставник был обескуражен. — Я ничего не понимаю. Что с детьми?

— Ты не знаешь? — теперь уже пришла моя очередь удивляться. — Детей мне удалось вылечить, однако это повлекло за собой последствия в виде лежащих пластом Дарракши-Лан. Мы все еще в Херроуш-Вил, где в данный момент умирают двадцать три мужчины, а у меня совсем не осталось сил. Лиэр связывался с правителем и просил о помощи, но тот отказал, ссылаясь на нашу Гильдию. Риддоун сказал, что Чувствующие отказались помогать нечисти.

— Что за чушь?! — в голосе Грейгора послышались нотки ярости. — Никто из нас не отказывал Дарракши-Лан! Тем более, зная, что тебе нужна помощь, я прибыл бы без промедления.

— Есть еще одна новость, — я глубоко вздохнула. — Лирт пропал.

— То есть как, пропал? Эль, ты меня, конечно, извини, я не так часто бываю в Гильдии, однако после твоего отъезда, я отсюда не отлучался. И поверь мне, о пропаже парня никто ничего не слышал.

— При чем здесь Гильдия? — с каждой секундой я запутывалась все больше и больше. — Лирт приехал в Херройш-Вил вместе с нами. Они с герцогом Веллирианом находятся здесь как послы от нашей расы.

— О чем ты говоришь, девочка? Глава Гильдии Воинов находится на территории Дарракши-Лан? Послы от расы людей? Но этого не может быть! — На какое-то время он замолчал, видимо обдумывая новую информацию. Все было более чем странно. — В последнее время я стал частым гостем правителя, но, ни о чем подобном даже не слышал. Интересно… Я попробую во всем разобраться, малышка, а ты пообещай мне ни во что пока не влезать.

— Но…

— Никаких но! — наставник грозно рявкнул. — Здесь происходит что-то очень нехорошее, а я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Не хочу ничего утверждать, но по всей вероятности кто-то специально провоцирует войну между расами. Ты меня поняла? Не смей лезть в неприятности, Рианоэль, иначе я тебя хоть из-под земли достану и покажу, чем сулит невыполнение моих приказов.

— Так значит это приказ? — Я грустно усмехнулась, чувствуя его беспокойство.

— Хуже, — Грейгор тяжело вздохнул. — Это моя просьба. Береги себя, девочка, я ни за что не прощу себе того, что оправил тебя в это змеиное логово, если что-то случится.

— Не волнуйся, мне своя жизнь все еще дорога.

— Вот и хорошо. Ты еще говорила, что Дарракши-Лан умирают. Что это значит?

— А то и значит, что я совершенно не знаю, как им помочь. — По телу прошлась нервная дрожь, и я присела на одно из кресел, стараясь успокоиться. — На пьющих жизнь наложено проклятие, которое сначала убивало детей, а теперь и взрослых. Я не понимаю, что происходит, Грейгор, и не знаю, что мне делать.

— Я постараюсь прибыть к вам как можно быстрее и привезти с собой подкрепление, главное, чтобы правитель Дарракши-Лан открыл проход между нашими территориями. Держись, малышка.

— Не волнуйся, вас обязательно встретят. — Я глубоко вздохнула, чувствуя некоторое облегчение от слов наставника. — Только поторопись. И… — Я на секунду запнулась. — Спасибо тебе.

— Помни о своем обещании, девочка.

Через секунду связь была прервана и я вновь осталась одна и в тишине. На душе почему-то стало так тоскливо, что хотелось спрятаться от всего мира и завыть, закричать, разнести все в пух и прах, только бы выплеснуть наружу все те чувства, что разрывали на куски. Забота Чувствующего, его беспокойство, перевернули все в моей душе, заставляя забыть обо всем и желать лишь вернуться домой. В по-отечески родные объятия мужчины. И Лира… Маленькая девочка, волею судьбы встретившаяся мне на пути, моя маленькая названная дочь. Интересно, как она там? Нравится ли ей в академии? Все это время я редко вспоминала о малышке, слишком уж насыщенными были последние недели и дни, но теперь я хотела оказаться рядом и крепко ее обнять, согрев теплом своего сердца. Странно, никогда бы не подумала, что смогу так полюбить незнакомую девчушку, однако Лира была моим отражением, таким же загнанным зверьком, оставшимся без родителей и слишком рано узнавшим настоящую жизнь. А я не хотела бы, чтобы она прошла через все то, что когда-то поджидало меня саму. И все больше и больше разгорающийся конфликт между расами… Я не могла допустить, чтобы Лира узнала, что такое война, голод и смерти. Да, она рано лишилась родителей, но пусть это будет единственной ее потерей. А значит, я должна что-нибудь придумать, чтобы помочь Дарракши-Лан. Иначе всем мечтам и надеждам придет конец.

Решив не терять времени даром и проведать всех Пьющих жизнь, я вышла из комнаты и оглянулась по сторонам. Странно, я ожидала увидеть здесь правителя, однако в коридоре не оказалось абсолютно никого. И куда мне теперь идти? Во-первых, надо было поскорее найти Лиэра, чтобы передать ему, все, что я узнала. В нашей столице происходило совершенно что-то непонятное, и я надеялась, что Грейгору все-таки удастся разобраться в происходившем. Одно ясно — причиной всему стал новый глава Гильдии Чувствующих. Уж не знаю, чем ему так не угодили Нечистые, но добивается их истребления он всеми своими силами.

А во-вторых, надо отыскать комнаты с больными. Женщины Дарракши-Лан не привыкли иметь дело с болезнями, так что, даже без сил, мои знания будут весьма полезны. Вот только как бы мне отсюда выбраться, не блуждая по коридорам часами? Нда…

Глава 20

Первым делом, после выхода из переговорной, я заглянула в комнату Дана и, убедившись, что Лиэра там нет, спустилась с башни, надеясь отыскать правителя Дарракши-Лан внизу. Но закон подлости срабатывает всегда. Преодолев препятствие в виде сотни ступенек, я, наконец, оказалась на жилом этаже Херроуш-Вил и остолбенела, переводя взгляд с одного коридора на другой. Развилка! И куда теперь идти? Тьма! Ну почему я не могу здесь ориентироваться?!

Внезапно какое-то движение я конце одного из коридоров привлекло мое внимание. Люди! Или нелюди? Да какая разница!

— Подождите! — я ринулась вперед, стараясь догнать неясную фигуру в длинном плаще. — Эй! Да стойте же вы! — чувствуя, что начинаю уставать, я сбавила темп. Он что, глухой?

Доковыляв до угла, я завернула в другой коридор, вновь замечая незнакомца, теперь стоявшего возле одной из стен, что-то делая с ее поверхностью. Внезапно фигура обернулась и посмотрела на меня нереально яркими, пронзительными васильковыми глазами. Риса?! Женщина улыбнулась и прошла сквозь стену. Лишь подойдя ближе, я смогла рассмотреть узкий проход. Открытый проход. Все выглядело так, словно она приглашала меня последовать за ней: и игры в догонялки, и медленное открытие потайной двери, в которую, я уверена, можно войти за считанные мгновения, и якобы случайно оставленный открытым вход. Риса явно желала, чтобы я пошла за ней.

И я пошла. Не знаю, что на меня нашло, но я действительно начала спускаться по узкой каменной лестнице, петляющей и уходящей глубоко под здание школы. Пару раз я замечала впереди себя фигуру женщины, однако, сколько бы я не старалась привлечь ее внимание, Риса не реагировала, уверенно идя вперед и ведя меня за собой. Куда мы идем, долго ли еще, и вообще, зачем я за ней пошла, я не понимала. В голове прокручивались самые разнообразные мысли, а я все шла, стараясь не думать о том, что больше всего эта ситуация похожа на ловушку мудрого и хитрого паука, наблюдающего как мучается муха, попавшая в его сеть. Мухой, естественно, была я, а вот роль паука отводилась Рисе, умело завлекающей меня вперед. А ведь я не знала про нее абсолютно ничего, за исключением того, что она может искусно менять свой лик. Ни кто она такая, ни откуда, ни что тут вообще делает. Ничего. Но почему-то верила ей. Что-то внутри меня тянулось к ней, уверяя, что женщина на моей стороне и не причинит мне никакого вреда. Ей словно нужна была помощь, но вот попросить о ней она не могла… Или не хотела.

Почувствовав под ногами ровный пол, я удивленно огляделась. Надо же, совершенно не заметила, как спустилась вниз. А где Риса? Не могла же она просто исчезнуть! Обведя взглядом мрачный и темный коридор, освещенный лишь одним горящим факелом посреди длинного тоннеля, я убедилась, что женщины действительно нет. Она словно испарилась, доведя меня до нужного места. Кто же ты, Риса?

Решив не стоять на одном месте, я двинулась вперед, пробираясь сквозь слои пыли и занавеси паутины. Такое чувство, что здесь лет сто никого не было! Однако факел, не имеющий абсолютно никакого отношения к магии и зажженный явно рукой человека, говорил об обратном. Интересно… Идя все дальше и дальше, я вдруг начала различать голоса, раздававшиеся довольно далеко и отголосками долетающие до меня. Не думала, что здесь есть кто-то еще. Чем ближе я подходила, тем отчетливее становились голоса, принадлежавшие двум мужчинам. Один говорил едва слышно, не давая опознать себя, а вот второго я узнала сразу. Лирт. Я чуть было не бросилась к Чувствующему, однако резкая боль в запястье быстро меня отрезвила. Изображение кошки словно горело огнем, предупреждая об опасности и не пуская к другу детства. О, боги, что тут вообще происходит? Одна зазывает вперед, другая не дает идти… Если честно, я даже не вспоминала о существовании Хранительницы тайн после того, как очнулась в комнате. Как-то привыкла, что она постоянно, то исчезает, то появляется. Однако боль быстро помогает вспомнить. Вот пусть только появится передо мной эта пушистая тварь, я ей устрою такую сладкую жизнь, что никто не позавидует!

— Тьма, да она никогда не согласится! — раздавшийся вопль заставил меня испуганно вздрогнуть. Ну чего разорался то? — Нет…Ты не понимаешь… Вот пусть сам и уговаривает, а я пас!…Не смей мне угрожать, юнец, я прекрасно знаю твои способности, а вот ты мои — нет, так что не рискуй играть с огнем…

Судя по голосу, Лирт был очень зол. Вот только тот, на кого он сорвался, все также оставался для меня загадкой. В отличие от Чувствующего, его собеседник голоса не повышал и вообще старался говорить как можно тише, а рассмотреть говоривших я еще не могла. Стараясь ступать как можно тише, я медленно приближалась к тому месту, где собрались мужчины, отмечая, что с каждым моим шагом голоса раздавались все громче и громче. Наконец, я подошла к широкой арке в одной из стен и аккуратно заглянула внутрь, стараясь стоять так, чтобы меня не заметили. Интересно, а сами Дарракши-Лан знают про это место? Я с удивлением рассматривала огромный зал, освещенный сотнями свечей, с высокими потолками и сотнями зеркал в человеческий рост по стенам. Но как здесь все это помещается?!

— Без нее у нас мало шансов проделать задуманное, и ты это знаешь, — этот голос… Кого-то он мне напоминает. Вот только кого? — В твои обязанности входило переманить Чувствующую на нашу сторону, а что ты сделал вместо этого? Чуть не убил? Это бы, конечно, облегчило нам расправу над малолетними ублюдками, однако не решило бы проблему со взрослой нечистью. Так что ты сглупил, да к тому же потерял ее доверие.

— Это вышло случайно! — я, наконец, смогла рассмотреть Лирта, нервно ходящего по залу. Друг выглядел изможденным и… отчаявшимся. Интересно, что тут происходит? Что-то мне совсем не нравятся такие разговоры. — Ее вообще не должно было быть в лагере!

— Поэтому ты до сих пор жив, — Чувствующий замер, а я подвинулась чуть вперед, заглядывая за выступающую стену, мешавшую мне рассмотреть говорившего. Бесполезно. Мой взгляд наткнулся на черный плащ, скрывающий незнакомца с ног до головы. Ну кого он мне напоминает?! Думай. Эль, думай… — Ты, кажется, считал, что нужен Шэллиэру? Отнюдь, — мужчина рассмеялся. — Ему нужна Рианоэль, а ты всего лишь инструмент, который может ее привести к нам. Хотя в последнее время Чувствующая сблизилась с оборотнем… Может быть мы поставили не на того игрока?

— Да как ты смеешь, мальчишка?! Шэллиэр — глава нашей Гильдии, и не думаю, чтобы он стал делиться своими планами на меня с тобой. К тому же Эль мне доверяет, и этого не изменит никакой оборотень. Я знаю про нее все, и это дает огромные преимущества.

— Ошибаешься, — незнакомец усмехнулся. — Ты знал про нее все, однако, насколько мне известно, девочка в последнее время совсем отбилась от рук, выбрав путь странницы. Хотя… В одном ты прав, она действительно тебе доверяет. Это даже немного странно, учитывая ее способности. И как она смогла не почувствовать в тебе предателя?

— Замолчи!

— Ну что ты, Лирт, — он подошел к Чувствующему, положив руку на плечо. — Не стоит расстраиваться. Ведь если Эль не почувствовала предательства, значит его и не было, и мы все делаем правильно. Всего лишь избавляем мир от мерзости.

— Прекрати, — отшатнувшись, Лирт брезгливо поморщился. — Тебе прекрасно известно, что я не люблю, когда ты их так называешь.

— Конечно, — мужчина вновь рассмеялся, а я внезапно на какое-то время даже перестала дышать, расслышав и узнав столь знакомые нотки в его несколько жестоком смехе. Этого не может быть… Как я могла не заметить злобу в его душе? — Вы, Чувствующие, считаете, что любое существо имеет право на жизнь, даже эти твари. Вот только позволь напомнить тебе, целитель, что это вы начали войну. Наша Гильдия лишь поддержала идею, поданную Шэллиэром. Но ведь Чувствующие у нас самые слабые и кроткие, мы должны вас защищать и делать всю грязную работу, а за это, добрые лекари исцелят наши раны, — голос парня так и сочился ядом. — Ненавижу! Как же меня тошнит от этой вашей слащавой невинности!

— Успокойся, юнец!

— А то что? — стянув с себя плащ, Малик недобро посмотрел на парня, угрожающе положив руку на рукоять меча. — Ты не в том положении, чтобы указывать мне, Чувствующий.

На какое-то время наступила напряженная тишина.

Стоя так, чтобы меня не могли увидеть, я пыталась переварить услышанное… И не могла. Почему именно они? Лирт, друг детства, которому я действительно доверяла. Ну почему я не послушала внутренний голос, почему не остановила его еще тогда, когда в первый раз поняла, что что-то не так? Малик… Воин, которому доверился Грейгор, и которому верила я. Как они могли? И самое главное — почему? Что им сделали Дарракши-Лан, чтобы их так ненавидели?!

Не знаю, сколько бы я еще так простояла, если бы ни ноющее запястье, вновь напомнившее о себе новой порцией боли. Рина, зараза! Зашипев, я прижала руку к груди, стараясь хоть немного заглушить боль. И в этом заключалась моя ошибка.

— Эль? Что ты тут… — подняв взгляд, я затравленно взглянула на изумленного Лирта.

— И давно ты здесь стоишь? — Мрачно усмехнувшись, Малик медленно двинулся ко мне, заставив отступить назад. — Ну куда же ты, малышка? Здесь ты в полной безопасности.

— Эль, все хорошо.

Меня уговаривали, словно испуганное животное, а я все отходила, прижимая больную руку, жжение в которой становилось просто невыносимым.

— За что? — подумав, что отступать нет никакого смысла, я остановилась и взглянула на тех, кто когда-то был так дорог моему сердцу. На тех, кто разбил его на мельчайшие осколки. — За что вы их так ненавидите?

— А разве ты не понимаешь? — видимо поняв, что убегать я не собираюсь, Лирт остановился. — Они нечисть, не люди.

— И что? Разве они не живые существа? Не умеют любить, или не чувствуют боли? Ты же сам видел, как дороги им дети, как переживают они за каждого малыша. А теперь? Неужели ты не чувствуешь слезы жен и дочерей, караулящих возле постелей своих мужчин? Я не узнаю тебя, Лирт.

— Можешь не стараться, малышка, твой друг уже давно определился, на чьей стороне он выступает в этой войне, — опершись спиной о стену, Малик сложил руки на груди и насмешливо посмотрел на меня, вызывая навязчивое желание стереть эту ухмылку с его лица. — А вот за кого ты?

— Зачем вам все это? — я специально не ответила на вопрос. — Зачем затевать вражду? Насколько я успела понять, все начал глава нашей гильдии, Шэллиэр, кажется. Знаешь, Лирт, — нахмурившись, я посмотрела на парня, — а кто он вообще такой? Даже странно, что во главе Гильдии стал никому не известный Чувствующий.

— Отнюдь, — Лирт отчего-то напрягся, — Шэллиэр был весьма известен в наших кругах задолго до этого, но ты ведь…

— Я стала странницей, — зло усмехнувшись, я опустила взгляд, не желая показывать им обуревавшие меня эмоции. — Да, это действительно так, я слишком долго не появлялась дома. Хотя… Дом ли это? Теперь я в этом уже не уверена. Сейчас наша Гильдия больше похожа на осиное гнездо. И знаешь что? Грейгор мне тоже ничего не говорил по поводу нового главы, а тебе самому прекрасно известно, что наставник отнюдь не последний человек в Гильдии и в политике дома Правящих, хоть и является лишь Чувствующим. Многие, и я в том числе, считали, что именно он придет на смену Витольда.

— Даже если и так, — Малик ухмыльнулся, — теперь уже ничего не исправишь. Война между расами началась: люди уверены, что нечисть взбунтовалась и вышла из-под контроля, убивая всех подряд.

— Но ведь это не так, — на какое-то время я замерла, внезапно понимая, чью ненависть ощущала тогда в комнате. Да, Лиэр действительно говорил правду, ни Дарракши-Лан, ни какой-либо другой род Нечистых не причастны к нападениям, участившимся в людских поселениях. Но как им удалось так точно копировать стиль убийства, основывающийся только на силе нечисти?

— Поверь, это было совсем не сложно, — кажется, я задала этот вопрос вслух. — Если помнишь, в деревнях, на которые, якобы, напали Нечистые, в живых никого не осталось. Да и сложновато найти кого-нибудь в дотла сгоревших поселениях.

— Но с чего тогда все решили, что убийства дело рук нечисти?

— Все были мертвы, это да, — во взгляде Малика мелькнуло мрачное удовлетворение, и я невольно поежилась, чувствуя исходящие от него волны ненависти и жестокости. Откуда в тебе столько злобы, парень? — Однако после каждого происшествия находились свидетели, довольно четко и слаженно описывающие все буйства, учиненные различными видами Нечистых.

— И им так легко верили?

Стараясь отвлечь парней разговором, из которого я узнавала все больше ужасающих подробностей, я медленно согнула в колени ногу и немного ее приподняла, пытаясь как можно незаметнее вытащить кинжал. В то, что меня так легко отпустят после всего услышанного, я не верила, а поддержки они от меня добиться не смогут. Можно было бы на время притвориться, что меня их идеи весьма заинтересовали, но только не в этом случае. Я так и ощущала силу Лирта, пропитывающую все помещение. Если я солгу — он тут же это почувствует. Поэтому оставалось лишь готовиться к борьбе. И что-то подсказывало мне, что на кону стоит моя жизнь.

— А почему бы и нет, — меж тем продолжал Малик, совершенно не замечая моего копошения. Так, один кинжал есть… — Как ты думаешь, кому больше поверит правитель: нечисти, уже не раз показавших себя кровожадными монстрами, или же верным ему людям из такой славной и беспомощной Гильдии, как Чувствующие? Да, милая, именно представители вашей Гильдии обычно выступали в качестве свидетелей. Были, конечно, и Мирные, однако чаще всего именно им доставалась роль жертвы жутких и коварных Нечистых.

— Но зачем? — я, наконец, задала вопрос, интересовавший меня больше всего. — Для чего все это?

— Месть, — в глазах юноши полыхнул огонек ярости. — Наша Гильдия из покон веков ненавидит этих тварей. Воины никогда не прощают предательства, поэтому отвращение к ним мы впитывали с молоком матери.

— О чем ты говоришь? — я чуть было не выронила из рук кинжал, спрятанный за спиной, услышав его внезапное признание. — Какое предательство? Уже много веков подряд Нечистые совершенно не вмешиваются в дела людей.

— О, малышка, это началось не каких-то там несколько веков назад. Неужели тебе никто никогда не рассказывал про первую войну между нашими расами еще во времена Древних? Они предали наших предков.

Какое-то время я не знала, что и ответить, просто смотрела на парня и молчала. Неужели у них в Гильдии все ненормальные? Но ведь за Гейром я такого не замечала… Как можно винить кого-то за ошибки предков? Тут же вспомнилась легенда, прочитанная Ролане на корабле. Первое предательство Дарракши-Лан… Первое предательство Нечистых. Но ведь те времена давно прошли!

— Та война давно позади, и это глупо — мстить за то, что произошло тысячелетия назад! — я пораженно переводила взгляд с Воина на Чувствующего. — А ты, Лирт? Что же тебя подтолкнуло наплевать на все принципы, что вкладывались в наши головы годами? Что позволило считать себя лучше и выше других?

— Не драматизируй, Эль, — парень поморщился, словно мои слова причиняли ему боль. — Ты прекрасно знаешь мое отношение к Нечистым. Они убили Каролину.

— Убили Каролину? — внутри меня что-то оборвалось. Теперь я начала понимать причину той лютой ненависти, что показалась мне странной при первой нашей встрече в лесу. Тогда я гадала о возможностях такого поведения, а сегодня, наконец, поняла. Перед глазами встал образ молодой девушки с копной огненных волос и насмешливым взглядом теплых карих глаз. Каролина. Единственная, кого я когда-то могла назвать подругой. Невеста Лирта. — Но как, когда?! Почему мне никто ничего не сказал?

— А разве у тебя было бы время узнать о ней? — голос Лирта был холоден как лед. — За все это время ты ни разу о ней не вспомнила, занимаясь исключительно проблемами этих ублюдков!

— Перестань! Они нуждаются в помощи! — повысив голос, я тут же об этом пожалела, понимая, что тем самым показала свою слабость. Сердце разрывалось от боли потери дорогого человека, а к горлу подкатывали рыдания, но я заставила себя успокоиться. Не сейчас… Поплакать всегда успеется. По крайней мере, я на это очень надеюсь. — Мне очень жаль, что Каролина погибла, Лирт, действительно жаль. Ты знаешь, как я дорожила ее дружбой. Но Дарракши-Лан здесь ни при чем.

— Ты так думаешь? — лицо друга превратилось в холодную и безразличную маску. — Когда нашли ее тело, она казалась просто спящей, словно легла в один прекрасный миг и больше не проснулась. А так убивают лишь Пьющие жизнь.

— Но ведь могло случиться все, что угодно, — я отказывалась верить в слова парня. — Возможно, сердце…

— Кем ты меня считаешь, милая, юнцом, только начавшим проходить обучение? — Лирт подскочил ко мне так резко, что я невольно отпрянула, прижавшись спиной к одной из стен, и покрепче сжав в руке кинжал. — Она была абсолютно здорова! Слышишь? Абсолютно. Я лично осматривал ее тело и не обнаружил ничего, кроме полностью выгоревшей ауры. А такое никак не могло произойти само собой.

— Почему ты не позвал меня?

— Какая теперь разница? — тяжело вздохнув, Лирт отступил назад, давая мне возможность отлипнуть от стены. — Каролину уже не вернуть, и Дарракши-Лан заплатят за это.

— Так ты все еще считаешь, что мы не правы? И что этим монстрам можно позволить жить?

Голос Малика так и сочился триумфом, а в глазах легко можно было прочесть уверенность в победе. В победе надо мной. Вот только он не учел моего мнения на этот счет.

— Я считаю вас лишь игрушками в руках опытного кукловода, которому зачем-то понадобилось истребить все расы, кроме людей. И единственные монстры в этом здании — это вы. Хотите знать мое мнение? — я посмотрела сначала на Лирта. — Ты поступаешь точно также как, и те, кого ненавидишь. Убиваешь невинных, разоряешь дома и отправляешь других на верную смерть. И за что же ты хочешь мстить? Судя по всему, Кэрол умерла легко, она не мучилась перед смертью как те, кого на это подверг ты. И теперь ты утверждаешь, что Дарракши-Лан "ублюдки"? Что они "кровожадные монстры"? Посмотри в зеркало, Лирт, и увидишь в нем тварь гораздо худшую, чем те, кого ты так презираешь.

— Да как ты…

— А ты, — не обращая внимание на разъяренного Чувствующего, я посмотрела на Малика, — говоришь, что Воины никогда не прощают предательства? Тогда чем занимаешься ты? Разве не тем, что предаешь Грейгора, вверившего тебе мою жизнь, Гейра с Крилом, что относятся к тебе как к брату? Меня, что поверила тебе и не раз жертвовала собой, ради вас всех? А знаешь… Кажется ты прав, Воины не умеют прощать. А я наполовину Воин.

Не дожидаясь реакции парней на мои слова, я резко оттолкнулась и рванула вперед, рассекая руку Малика, попытавшегося меня перехватить. Сзади послышались ругательства, но мне уже было все равно, я бежала как можно дальше от тех, кого когда-то называла друзьями. Внезапно торопливые шаги за спиной смолкли.

— Ну и что ты теперь собираешься делать, Чувствующая?

Самодовольные нотки в голосе Малика заставили меня замедлить свой бег и посмотреть, наконец, куда я мчусь. Тьма!!! О, боги, ну в кого я такая дура? Вместо того чтобы бежать по коридору, я направилась прямиком в огромный зал, заканчивающийся тупиком. Теперь я в ловушке. Нет, ну где была моя голова, когда я выбирала дорогу?!

Развернувшись, я достала второй кинжал и напряглась, рассматривая неторопливо приближающихся с разных сторон парней.

— Куда же ты убегаешь, малышка? Мы ничего плохого тебе не сделаем.

Ага, так я и поверила. Пятясь назад, я следила за каждым их движением боясь пропустить нападение. Сил у меня было катастрофически мало, так что вся надежда оставалась на оружие, но как бы неплохо я им ни владела, для Чувствующей, долго против Воина мне не выстоять. Перед глазами встал тот единственный бой с главой их Гильдии. Тогда на все ушло не более пары минут, после чего герцог прекратил поединок, однако я прекрасно знала, что при желании, я не простояла бы и пары секунд. Но теперь все совершенно по-другому. Это уже не тренировка, здесь нет ни судей, ни наставников, ни нескладных учеников, старающихся быть похожими на мастера. Я не сомневалась, что, если сможет, Малик меня убьет. Это читалось во взгляде. Вот только обидно было умирать, не закончив того, для чего я здесь появилась: не вылечив Дарракши-Лан. И не увидев Крила…Не обняв Дана… Не прижав к себе в последний раз мою малышку. А ведь я пообещала, что приеду за ней. Придется приложить для этого все усилия.

Малик напал неожиданно. Не успела я опомниться, как на меня посыпались каскады ударов меча, от которых я еле успевала увернуться. Техника боя была привычной, движения отточенными, но усталость все больше давала о себе знать. Я уже не думала о нападении, уйдя в глухую защиту и едва успевая отбивать удары.

— Что ты делаешь?! — внезапно между нами возник Лирт. — Мы так не договаривались!

— Она должна умереть.

— Кто так решил?

— Я, — усмехнувшись, Малик крутанул в руке меч, насмешливо оглядывая Чувствующего с ног до головы. — Вот уж не думал, что у тебя хватит смелости ее защищать. Отойди, Лирт, чем быстрее я ее убью, тем скорее мы уйдем отсюда.

— Нет, — парень медленно достал меч, покоившийся у него на бедре. Он что, действительно собрался драться?! — Только через мой труп.

— Легко.

И вновь я стала лишь зрителем. Надо было отдать ему должное — оружием Лирт владел весьма неплохо, вот только это "неплохо" не шло ни в какое сравнение с "отлично" Малика. Уворачиваясь и нанося удары, парни были, казалось, везде, не оставляя мне шансов выбраться незамеченной из этого проклятого зала. Мне лишь оставалось с обреченностью наблюдать за поединком и ждать его окончания. Или… Решившись, я рванула вперед, вставая рядом с Лиртом и нанося удары Воину.

— Дура!… Беги!

— Ага… И как…ты…себе…это…представляешь? Шшш… — резко отпрыгнув в сторону, я зашипела словно испуганная кошка, зажав рукой рассеченное плечо. Ладонь тут же окрасилась кровью.

— Девочку ранили? — без труда отбивая удары Лирта, Малик, не отрываясь, смотрел на текущую по моей руке кровь. — Вот что бывает, когда делаешь неправильный выбор. А вот это бывает с предателями.

Сделав резкий выпад, парень выбил меч из рук Чувствующего и нанес последний удар. Не в силах поверить собственным глазам, я с ужасом смотрела на конец меча Воина, торчащий из спины друга. Лирт…

— Он был всего лишь трусом, не способным следовать своей цели, — резко выдернув оружие, парень брезгливо оттолкнул от себя тело, медленно завалившееся на каменный пол.

— Нет! — не думая, что делаю, я подбежала к целителю и упала рядом с ним на колени. Слишком поздно…Пытаясь нащупать нить жизни, я наткнулась на непробиваемую стену. Мертв.

— Кажется, теперь твоя очередь, Рианоэль, Танцующая со Смертью, думаю, тебя уже заждались на последний танец.

— Нет, — я подняла взгляд на Малика, уже занесшего надо мной меч.

— Что? — парень дрогнул.

— Он не был трусом. Лирт был настоящим Чувствующим и умер, защищая меня. Он никогда меня не предавал.

Сказав это, я закрыла глаза и расслабилась, ожидая удара. Какой смысл стараться что-нибудь делать, если меня убьют в любом случае? Лучше сейчас, пока еще слишком больно, чтобы думать и переживать. Пока горечь потери так велика.

Раздавшийся из коридора громкий рык застал нас обоих врасплох. Резко открыв глаза, я отшатнулась, заметив промелькнувшую мимо меня белую тень, набросившуюся на Воина. Парень внезапно вскрикнул, а я с удивлением узнала Крила, в своей второй ипостаси. Белый барс. Но как?

Не давая парню ни единого шанса для нападения, оборотень рвал его когтями, острыми, словно лезвие меча. Всего несколько ударов, и оружие Воина отброшено в угол. Еще пара — и он лежит, истекая кровью и не подавая признаков жизни. Но он не убит, я это чувствую, всего лишь оглушен.

— Как ты?

Переведя взгляд с Малика на Крила, уже успевшего принять свой человеческий облик, я некоторое время не могла вымолвить ни слова.

— Он убил Лирта.

— Вижу, — парень присел рядом со мной, двигаясь очень плавно и медленно, словно боялся меня спугнуть. — У тебя кровь.

— Да, он меня ранил, — поднеся к глазам свою ладонь, всю измазанную свежей кровью, я несколько секунд просто смотрела на капли, пытаясь собраться с мыслями. У меня шок — это раз, Лирт убит — это два, рядом со мной вполне здоровый и не покалеченный оборотень, вырубивший Малика — три и четыре.

— Эль? Ты меня слышишь?

— Да? — я с трудом очнулась от размышлений и посмотрела на перепуганного моим состоянием Крила. — Не волнуйся, это всего лишь шок. Не каждый раз приходится столько переживать.

— Что тут произошло? Почему Малик…

— Они пытаются развязать войну между расами, Гильдии Воинов и Чувствующих.

— Так вот почему Лирт так внезапно исчез, — он брезгливо посмотрел на еще не остывшее тело.

— Не смей так говорить! — мое злобное шипение удивило даже меня саму. — Он мой друг, и умер, защищая мою жизнь.

— Я не хотел никого обидеть, малышка, просто… — внезапно оборотень побледнел и начал заваливаться вперед, падая мне в руки.

— Крил? Крил… Крил!!!

Вцепившись в парня, я пыталась выдавить из него хотя бы один вздох, лишь один удар сердца, лишь одну улыбку на посеревших губах. Но как?! Что произошло?! Он умирал, медленно, мучительно, но верно. Я чувствовала, как с каждой секундой жизнь все больше уходит из его обмякшего тела. И не могла отпустить.

— Из-за тебя убит еще один твой друг, не так ли? — Услышав раздавшийся неподалеку хриплый голос Малика, я подняла на него заплаканные глаза, смутно различая размытые очертания лежащего на полу тела.

— Ты… Но как?

— Но ведь у Воинов, кроме оружия, есть еще и другая сила.

Действительно, есть. Вновь посмотрев на оборотня, я уложила его на пол, растянувшись рядом и целуя в холодеющий лоб.

— Я не отпущу тебя, слышишь? Ты не можешь бросить меня одну, ты обещал.

Закрыв глаза, я прильнула к его широкой груди, думая о том, что, видимо, мне вновь придется встретиться со своей давней знакомой, Смертью. И остановила себе сердце, выпустив наружу все остатки своей силы. Последнее, что я услышала, был звон разбитого стекла.

Глава 21

Находясь в белом тумане, я молча ждала появления той, от которой теперь зависела жизнь дорогого мне оборотня. Проходили минуты, но никого не было: я все также стояла в одиночестве посреди белоснежного пространства. Хотелось закричать от безысходности, но не было сил даже на слабый шепот. Я была поражена тем, что вообще могла стоять, создавалось такое ощущение, словно кто-то тянет из меня все соки. Почему то в этот раз не было той легкости и споко йствия, сопровождавших каждое мое появление на Грани. Напротив, все тело ломило, голова кружилась, а сердце разрывалось от боли.

— С возвращением, дитя.

Медленно развернувшись, я с облегчением посмотрела на женщину, чей приход так долго ждала.

— Я… — приложив усилия, мне все же удалось заставить себя говорить. — Я пришла просить о помощи.

— Знаю, можешь не продолжать, — она понимающе улыбнулась, — но, боюсь, что от меня сейчас ничего не зависит. Я могу лишь задержать твоего оборотня на Грани, не дать на какое-то время перейти черту. Все остальное зависит только от тебя, Рианоэль.

— Но… — я упала на колени и закрыла ладонями лицо, не желая показывать ей свои слезы. Этого не может быть! — У меня нет сил. Я не смогу.

— Это кто тут не сможет? Что-то я тебя совсем не узнаю, девочка, даже не верится, что в тебе есть частичка меня.

Услышав новый столь же знакомый голос, я изумленно посмотрела на стоящую рядом со Смертью пожилую женщину. Риса?! Но как? Что она здесь делает?

— Ну что же ты так удивленно на меня смотришь, родная? — Риса усмехнулась. — Насколько я помню, с утра на мне узоров не было. Хочешь что-нибудь спросить — спрашивай, на что смогу — отвечу.

— Кто вы?

— Не в бровь, а в глаз, — женщина звонко рассмеялась, на глазах меняя свой облик и вновь становясь юной девушкой с задорной улыбкой и ласковым взглядом васильково-синих глаз, — я уже давно заметила, что из всех вопросов, ты выбираешь главный. Мое полное имя Эллириэс, я прародительница всего людского рода.

— Древняя! — я пораженно выдохнула.

— А вот с этим я могу поспорить, не такая уж я и старая!

Наблюдая за Рисой, я не могла поверить в реальность происходящего. Я находилась на Грани, мирно беседовала со Смертью и прародительницей нашей расы, а в это самое время Крил должен был бороться за свою жизнь. Так не может быть… Это же просто нереально!

— Я прошу прощения, если чем-то вас обидела, госпожа… — внезапно перед глазами потемнело, и я еле удержалась, чтобы не упасть.

— Рианоэль? — в голосе Эллириэс послышалось беспокойство. — Как ты себя чувствуешь, девочка?

— Она связана с оборотнем, — Смерть внимательно наблюдала за мной своими выцветшими глазами, — Крил находится на Грани, малышка, и лишь ты удерживаешь его перед чертой и придаешь сил. Тебе ведь плохо? Не отвечай, я знаю, что это так. Будет еще хуже, если ты не примешь решение.

— Какое? — я не понимала, о чем она говорит.

— Жить ему или умереть, — женщина усмехнулась и пожала плечами, словно это само собой разумелось.

— Это шутка? — я ошарашено на нее уставилась. — Как я могу решать его судьбу?

— Очень просто. Подумай и ты поймешь, что от тебя требуется.

Сердце медленно сковывал холод. О чем она говорит? Что я могу сделать, если сама едва стою на ногах? У меня осталась лишь моя жизнь. Жизнь… О, боги, а это выход! Жизнь!

— Ну вот, а говорила, что не можешь, — улыбнувшись, Смерть подала мне руку и помогла подняться на ноги. — Готова ли ты разделить свою судьбу с мальчиком? Подумай хорошенько перед тем, как ответить, Эль, ведь ты навеки свяжешь себя с этим оборотнем. Твой последний день станет и его последним днем тоже, его смерть умертвит и тебя. Согласна ли ты пойти на этот риск? Понимаешь ли, на какие жертвы придется пойти?

— Всегда быть около него. Не рисковать жизнью. Оставить путь странницы.

Я опустила взгляд, представляя себе ту жизнь, что ждет меня, сделай я этот выбор. Никогда не быть с тем, кого люблю. Дан… Да, я его действительно любила, но ведь этого мало. Мало для того, чтобы быть с ним счастливой, слишком мало, чтобы просить оставить свое призвание и быть со мной. Он будущий правитель, зачем ему такая, как я? Обычная Чувствующая со смешанными корнями. Тогда почему так больно? Почему так хочется выть раненным зверем при мысли, что от всего этого придется отказаться? Но ведь иначе умрет тот, кто мне столь же дорог. Я не могла допустить его смерти, не могла и не хотела. А это значит, что я сделаю все, что в моих силах, даже если это будет стоить мне любви. В конце концов, у меня будет другая, не менее счастливая судьба. А Крил… Он мне этого не простит. Не простит того, что пришлось пожертвовать собой, того, что и сам никогда не сможет познать истинной любви. Он ведь меня — любит, это я чувствовала столь же явно, как и другие эмоции умирающего парня. Вот только для меня он, прежде всего брат. Брат по духу. Возможно, я жестока, раз хотела привязать к себе того, на чувства которого никогда не смогу ответить, обрекая на муки безответной любви. Но по-другому поступить я не могла. Наверное, я эгоистка, но потерять его было выше моих сил. Лирта уже не вернуть, моего первого и верного друга, который отдал свою жизнь ради моей защиты, если же за Грань уйдет и Крил, я никогда не смогу себя простить. Интересно, получают ли боги удовольствие, наблюдая за мучениями людей? Что за игры ведутся там, куда никогда не попасть простому смертному? Надеюсь, что им также плохо, как и мне.

— Что я должна делать? — я решительно посмотрела на нахмуренных женщин. Судя по всему, им точно так же не нравилась эта ситуация.

— Доверься мне, девочка.

Ласково улыбнувшись, Смерть протянула вперед руку, держа бережно в другой, словно самое дорогое сокровище мира, небольшой тускло светящийся золотистый шар, висящий в воздухе и отбрасывающий сотни бликов. Какое-то время я завороженно смотрела на это великолепие, пока Риса деликатным покашливанием не напомнила мне, что здесь происходит. Вздрогнув, я вложила свою руку в ладонь слепой женщины и… Что случилось потом, я так и не поняла. Боль и слабость внезапно исчезли, уступив место блаженному теплу где-то глубоко в груди. Жар все нарастал, и я внезапно поняла, что залита ярким золотистым светом, исходящим, казалось бы, изнутри. Удивленно посмотрев на Эллириэс, я заметила немного грустную и понимающую улыбку прародительницы. Почему-то это прибавило мне сил и уверенности, и я даже не удивилась, когда напротив моей груди появился точно такой же светящийся шарик, что держала в руке Смерть, правда свет от него был намного ярче.

— Готова ли ты связать свою жизнь с Крилом, девочка? Сейчас у тебя есть последний шанс отказаться.

— Вы прекрасно знаете ответ на свой вопрос, госпожа. Готова.

Кивнув головой, словно и не сомневалась в ответе, женщина соединила два шара, являющихся сплетениями жизней. Внезапно появилось ощущение полета, казалось, что стоит только оттолкнуться, и можно подняться высоко в небо, где царят стихия и свобода. Где можно не думать о завтрашнем дне и просто наслаждаться тем, что дарит тебе судьба. А в следующий миг сердце сковала невыносимая тяжесть, давя и прижимая к земле, словно невидимые оковы. Ощущение длилось всего несколько секунд, после чего все прошло. А я открыла глаза, удивляясь, что вообще успела их когда-то закрыть. Вокруг ничего не изменилось, все тот же белый туман, все те же старые знакомые, пытливо наблюдающие за моей реакцией. Лишь одно стало другим: в руках Смерти играя лучами, светился яркий шар, соединивший наши с Крилом жизни и переплетший судьбы.

— Уже все? — видимо, мой голос был слишком изумленным, так как обе женщины весело и облегченно рассмеялись.

— А ты чего ожидала? — приподняв сгусток жизни, Смерть легко дунула, направляя его в мою сторону. Паря над полом, маленькое солнышко приблизилось к моей груди и внезапно исчезло, растворившись где-то в глубинах моего сердца. — Порой сложнее принять верное решение, чем воплотить его в жизнь. Не переживай, девочка, теперь все будет хорошо. Твой оборотень жив и здоров и очень переживает. Ты ведь чувствуешь это?

Заинтересовавшись словами женщины, я прислушалась к собственным ощущениям. Недоумение… Злость… Напряжение… И страх потери. Вот только ничего подобного сама я не испытывала, а это значит, что мы с Крилом действительно стали единым целым.

— Мне надо вернуться, — прикрыв глаза, я запустила руки в волосы и глубоко вздохнула. — С Крилом все в порядке, а вот Дарракши-Лан…

— За них тоже можешь не волноваться, — Эллириэс довольно улыбалась. — Наверное, мне следует тебя благодарить, за то, что исправила мою ошибку, совершенную в порыве отчаяния. Знаешь, девочка, когда в твоих жилах течет сила, способная уничтожить целый мир, подчас очень легко сорваться и наделать слишком много глупостей.

— Не понимаю…

— Не все легенды — это детские сказки, некоторые из них хранят в себе достоверные сведения давно минувших дней. Когда-то очень давно я совершила самую большую глупость за всю свою жизнь: не найдя в себе сил простить предательства любимого, я обрекла его народ на проклятие, снять которое так и не смогла. Ведь для этого нужно было простить и искренне пожелать помочь тому, чей народ причинил тебе невыносимую боль. Я оказалась слабее, чем думала. Но не ты, — вздохнув, будто признавая свое поражение, Риса подошла ко мне и заглянула в глаза, ласково обхватив мое лицо руками. — Спасибо тебе, милая, за то, что подарила мне надежду. Мне и всему миру. Знаешь, малышка, даже боги иногда не могут изменить ход событий, уповая лишь на удачу. И этой удачей для всех стала ты, дитя старого времени и двух Гильдий, не боящаяся препятствий и готовая умереть ради спасения любого живого существа. Даже собственного врага.

— Но ведь я не сделала ничего особенного!

— О, нет, не скажи, — мое внимание привлекла Смерть, держащая на руках черную, как ночь, кошку, млеющую при малейшем прикосновении. Рина? — Помнишь те зеркала в зале, где состоялся ваш последний бой с Воином? — Я погрустнела, тут же вспомнив предательство Малика, обернувшееся гибелью Лирта. — Не надо, девочка, не тревожь покой мертвых, не заставляй своего друга мучиться от мысли, что тебе без него плохо. Он достоин покоя.

— Да, конечно, вы правы, — я отступила на шаг от Рисы и опустила взгляд. Не люблю, когда кто-то видит мои слезы.

— Зато ты спасла не только зверя, но и своих ненаглядных Дарракши-Лан! — спрыгнув с рук женщины, ко мне подбежала Хранительница тайн.

— Но как? — моему удивлению не было предела. Заметив, как переглянулись друг с другом женщины, я внезапно подумала, что безумно устала от всех этих тайн и загадок. Но как все же я смогла помочь Пьющим жизнь, ничего для этого не делая?!

— Ты была готова расстаться с жизнью ради нечисти, выпустив силу в зале хранилища душ.

— Хранилища душ? Ничего не понимаю.

— Не удивительно, — Риса насмешливо фыркнула. — Тот зал, с сотнями зеркал, был не чем иным, как тюрьмой Дарракши-Лан. Каждое зеркало в нем закрепляло на себе проклятие одного Нечистого, однако выброс силы заставил их треснуть, а твое самопожертвование — разбиться на тысячи осколков. Ты рискнула ради нечисти, чей род считала своим врагом.

— Но при чем здесь Крил? — я покачала головой, совершенно не видя логики в словах прародительницы. — Он никак не связан с Пьющими жизнь, а ведь проклятие было именно на них!

— Верно, но ведь он тоже нечисть. К тому же ты пыталась защитить Нечистых и не пошла на поводу у людей, что тоже сыграло свою роль. Но главное, конечно — это желание, безумное желание помочь. Именно оно воплотилось в твоей силе и разрушило старые чары.

— Так значит, Дарракши-Лан…

— Именно, — женщины наблюдали за мной со снисходительными улыбками. — С ними все в полном порядке.

— Но почему проклятие сказалось именно сейчас? Почему не тысячелетия назад, когда оно и было наслано?

— Но ведь я не одна обладала столь выдающейся силой, милая, — Риса пожала плечами. — Все Древние были одарены способностями, о которых нынешнее поколение не может даже мечтать. Проклятие выжидало, подтачивая силы Пьющих жизнь веками, пока, наконец, не пришло его время. Дарракши-Лан очень сильны, ты знаешь это не понаслышке, поэтому требовалось время.

— Ей пора, — Смерть тронула Эллириэс за плечо, привлекая внимание.

— Да, конечно, — Риса улыбнулась. — Ну что ж, дитя, кажется, мы больше не увидимся. Я рада, что в тебе течет моя кровь.

Миг, и их поглотил белый туман, вновь оставив меня одну. Но в этот раз все было совсем по-другому. С плеч будто свалился огромный камень, позволяя наслаждаться каждым вздохом. Мы победили…


По-летнему яркое солнце ласково согревало не только тело, но и душу. Казалось, в доме не нашлось бы ни единого угла, в который еще не успели заглянуть его любопытные лучики. Подойдя к распахнутому окну, я выглянула наружу и посмотрела во двор, где среди цветов и зелени весело резвились двое самых дорогих для меня людей. Внезапно маленькая девочка с волосами цвета расплавленного золота, звонко рассмеялась и повисла на мужчине, подкидывавшем ее в воздух и тут же ловившем, не дав упасть на землю. От этой картины захватывало дух и больно сжималось сердце. Как бы мне хотелось, чтобы на его месте оказался совершенно другой… Прекрасный и загадочный, как сама ночь… С темно-синими глазами со зрачками в форме звезд. О, боги, ну когда же я перестану все время думать о нем?!

— Ма-ма!!!

Вздрогнув, я помахала из окна резвящейся во дворе Лире. Малышка… С тех пор как я вернулась от Дарракши-Лан, мы были неразлучны, и я с радостью отмечала, как горят огнем и светятся от счастья ее глаза. Мама. Она назвала меня так в первый же день после возвращения из академии, а я лишь разревелась, прижимая к себе хрупкое тельце названой дочери.

— Почему грустим? — подойдя к окну, Крил легко запрыгнул на подоконник и, перегнувшись через меня, проворно схватил со стола спелое красное яблоко, тут же откусив от него весьма внушительный кусок.

— Ах ты! — делано возмутившись, я столкнула его на улицу. — Оно было для пирога!

— До сих пор не могу поверить, что ты умеешь готовить, — раскатисто рассмеявшись, оборотень отсалютовал мне огрызком. — Причем очень даже вкусно! Не ожидал…

Не удержавшись, я запустила в него еще одним яблоком, которое брат без труда поймал, расплывшись в еще более счастливой улыбке, и убежал обратно к дожидающейся его Лирице, вручив ей добытый трофей. Да, быстро же эти двое спелись.

Улыбнувшись, я вернулась к столу и вновь занялась раскатыванием теста для любимого яблочного пирога Лиры, который я обещала испечь по случаю приезда в наш дом Грейгора. Интересно, что могло понадобиться наставнику? С тех пор как я приехала в столицу, мы с ним виделись лишь однажды и больше не общались. Мне хотелось начать совершенно новую жизнь и позабыть обо всем, что было. И обо всех. До сих пор я частенько просыпаюсь от собственных криков, раз за разом во сне переживая заново случившееся в зале под Херроуш-Вил. Раз за разом смотрю в застывшие глаза Чувствующего, чувствуя, как остатки жизни покидают его обмякшее тело. Невольно вспомнился тот день, когда я очнулась после пребывания на Грани в последний раз.


Открыв глаза, я тогда не сразу поняла, что нахожусь в замке правителя Дарракши-Лан, именно в той комнате, где остановилась сразу после приезда в их столицу. В помещении, кроме меня, никого не было, поэтому некому было мешать мне быстро привести себя в относительный порядок. Выйдя из комнаты, я легко отыскала нужный коридор и спустилась вниз, радуясь про себя, что здесь нет таких лабиринтов, как в школе, а все довольно просто. Какого же было мое удивление, когда и там мне не удалось никого обнаружить, кроме одного пожилого Дарракши-Лан, которого мое появление не просто поразило, а ошарашило. Мужчина какое-то время просто молчал, после чего посоветовал мне поторопиться, если я хочу застать казни лично. Кого казнили, мне было неизвестно, однако само это слово заставило меня почти бежать из замка.

Выбравшись, наконец, на улицу, я прошла мимо небольшой группы Пьющих жизнь, тут же замолчавших и склонившихся в знак глубокого уважения при моем приближении. На какое-то время я оторопела, а потом попросту попросила проводить меня к правителю. Как оказалось, зря. Никогда не любила видеть смерть, а уж тем более смерти сотни людей, чьи тела были повешены на высоких столбах на побережье. Прекраснейшее море и изуродованные трупы, что может быть ужаснее… Я не стала спрашивать, что здесь происходит, все и так стало ясно, едва я увидела обоих правителей стоящих вместе на обрыве и смотрящих на происходящее с холодным безразличием. Повешенные были предателями своей расы, за что и понесли наказание. Взглянув на воду, я с удивлением увидела десятки кораблей со знаками Ронуэрта ля Риддоуна, людских кораблей. А это значит, что наставника все же встретили и без моей помощи. Вот только ни самого Грейгора, ни остальных я так найти и не смогла. Неужели Риса обманула, и проклятие не снято?

— В последнее время нам всем пришлось весьма несладко, — вздрогнув, я подняла взгляд на Лиэра, обращавшегося к собравшимся. — Обе расы понесли невосполнимые потери, и мы скорбим вместе с вами. Некоторые представители обоих рас хотели стравить наши народы и развязать кровопролитную войну. Однако нельзя идти против воли богов! Посмотрите на тех, чьему духу никогда не обрести покоя, — он указал на тела. — Среди них не только люди, но и Нечистые, предавшие свою расу. Вот что бывает с теми, кто идет против своего народа.

Толпа одобряюще заревела, а я внезапно приметила стоящих поодаль друзей, и чуть было не рванула к ним, но внезапно остановилась. Гейр, Силиэр, Крил и Дан. Не хватало двоих погибших в потайном зале школы, и это словно ножом резануло по сердцу. Наблюдая за теми, с кем так много пережила за последнее время, я наткнулась на пристальный взгляд оборотня. Меня охватили чувства облегчения и радости, испытываемые парнем. Самое удивительное было то, что он знает о сплетении наших жизней, я чувствовала это, но, судя по всему, не испытывает никакого дискомфорта. И не ненавидит меня за сделаное. Внезапно взгляд парня стал крайне возмущенным, и меня накрыли волны гнева, он явно пытался наказать меня за такие мысли. Ох, Крил…

Решив все же для начала найти наставника, я подошла к нескольким знакомым мне Чувствующим, стоящим в небольшой группе высаженных на землю людей, сообщивших, что Грейгор так и не смог приехать из-за ранения. От них я узнала все подробности того, что пропустила. После моего сообщения, наставник прямиком отправился к правителю и крайне озадачил его моим рассказом. Дело в том, что никаких послов к Дарракши-Лан Ронуэрт не посылал, более того, он даже не подозревал о том, что Нечистые просили о помощи. А на вопрос, кто же тогда разговаривал с Лиэрманом, лишь недоуменно хмурился. В тот же день правитель собрал отряд проверенных годами Воинов и направился в Гильдии, повсюду находя предателей. Многие пытались сопротивляться, однако скрыться не удалось никому, дар эмпата не оставлял шанса на ошибки. Во главе всего, как и следовало ожидать, оказался глава нашей Гильдии, люто ненавидящий нечисть. Чувствующие до сих пор не могли прийти в себя от того, как много представителей нашей Гильдии висели сейчас на столбах. Слишком много, с точки зрения целителей. На мой вопрос, как они сюда попали, один из лекарей ответил, что как только все предавшие своего правителя были пойманы, Ронуэрт связался с Лиэром, решив, что наказание необходимо провести на глазах сразу двух рас, чтобы показать всем наше единство. Поэтому здесь сейчас собрались несколько представителей от каждой Гильдии людей и от каждого рода Нечистых.

Решив, что узнала достаточно информации, я поблагодарила Чувствующих, и поспешила прочь от этого места, насквозь пропитанного смертью. Долго ли я шла и вообще, куда направлялась, не знала, просто в один момент остановилась и поняла, что рядом никого нет, а передо мной успокаивающе шумит море. Подойдя к невысокому холму, я уселась на камни и глубоко вздохнула свежий, морской воздух, успокаиваясь и размышляя над полученной информацией.

— С возвращением, малышка, — раздавшийся надо мной голос, больше похожий на свист ветра, серьезно подпортил нервы. Сев и посмотрев вверх, я с удивлением узнала Привратника, принятого мною за холм. — Вот мы и встретились.

— И тебе здравствуй, Рихнер, — я поспешно поднялась. — Что ты здесь делаешь?

— А ты? — дракон хитро прищурился. — Я здесь у себя дома, Чувствующая, не забывай об этом.

— Да, — я опустила взгляд, — ты прав, это действительно твой дом. Тогда я, пожалуй, пойду.

— Разве я говорил, что хочу, чтобы ты ушла? — он фыркнул. — Лучше расскажи мне, как поживает малышка Эллириэс.

— Ты знал?! — от возмущения я даже сорвалась на крик. — Ты все знал про проклятие!

— Я этого не говорил.

— Но…

— Лучше сядь и успокойся, девочка, — мне показалось, что ящер вздохнул. — В мире слишком много тайн и загадок, а также запретов, которые ни в коем случае нельзя нарушать, иначе может произойти страшное. Все должно находиться в гармонии, милая. Я не мог открыть то, что знал, ни Дарракши-Лан, ни тебе, ни кому бы то еще. Но ведь ты и сама справилась! Расскажи…

И я рассказала. Проходили минуты, часы, а я все также сидела около дракона, изливая ему душу и понимая, что с каждым сказанным словом становится легче. А он не перебивал, лишь сидел и довольно жмурился от каждой узнанной детали. Наконец, все слова были сказаны, и я поняла, что мне больше нечего здесь делать. Я хотела лишь домой. Уйти, позабыв обо всем на свете и быть счастливой. Дан… Я не могла больше вернуться в замок. Возможно, я поступала, как самая настоящая трусиха, но прощание с ним было выше моих сил. Я знала, что не смогу уплыть, стоит лишь раз заглянуть в омуты его глаз.

— Ты поступаешь неправильно, малышка, — вздрогнув, я удивленно посмотрела на Рихнера. — Дантариэль заслуживает хотя бы пары слов.

— Иногда приходится поступать так, как нам совсем не хочется, развернувшись, я побрела обратно, надеясь уговорить какого-нибудь капитана отплыть немедленно.

— Рианоэль! — я обернулась. — Подбросить?


Да, никогда не забуду тот полет на драконе. Всем присутствующим на корабле потом долго пришлось объяснять, что им ничего не грозит. А вот Крил, ожидавший на палубе, меня изрядно удивил. Оказалось, что он уже давно почувствовал, что я собиралась уйти, ни с кем не попрощавшись, и, узнав, какой корабль собирается отплывать первым, раздобыл нам билеты. А потом все закрутилось: приезд в столицу, нагоняй от наставника, вознаграждение от правителя за помощь Дарракши-Лан, поиск подходящего дома, адрес которого не знал никто, кроме Грейгора, встреча с Лирой. Мы втроем стали одно большой семьей, зарекшись вспоминать о прошлом. Для соседей мы были супружеской парой с прекрасной дочуркой. На самом же деле, наши отношения с оборотнем давно уже были обсуждены и помечены ярлыком "братские". Я могла предложить ему лишь это, да и в самом парне после того, как я объединила наши жизни, что-то изменилось. Его чувства ко мне поменялись, словно мы действительно были лишь братом и сестрой. И это безумно радовало, давая надежду, что хоть ему повезет в любви.

— Дядя Гор! Дядя Гор!!!

Я моментально вынырнула из воспоминаний и улыбнулась, услышав крики Лиры. Малышка видела наставника лишь раз, но сразу же поразила его в самое сердце. Он даже разрешил ей называть себя просто Гором, заметив, как тяжело дается ей произносить его полное имя.

— Мама! Дядя Гор приехал!!!

Вытерев руки, я вышла на крыльцо, с улыбкой наблюдая, как довольно улыбается учитель, сажая мою дочь себе на плечи. Приметив меня, он помахал рукой и направился к дому.

— Как доехал? — улыбнувшись, я пропустила их в дом, ведя на кухню, откуда уже доносились приятные запахи. Судя по горящему взгляду обоих мужчин, они это заметили.

— Отлично, — усевшись на скамью, Грейгор спустил малышку, пристраивая ее у себя на коленях. — Я всегда прекрасно запоминаю дорогу. Кстати, вы знаете, что в столицу прибыла делегация Дарракши-Лан?

Я вздрогнула и поспешно повернулась лицом к печи, делая вид, что занимаюсь готовкой. Сердце предательски сжалось, и я почувствовала, как нахмурился стоящий в дверях Крил.

— Ну и что? — оборотень прошел внутрь и сел напротив наставника. — Нас это не касается.

— Меня просили передать тебе кое-что, малышка, — обернувшись, я с удивлением посмотрела на сложенный листок бумаги, протянутый мужчиной.

— Что это?

— Письмо.

— От кого? — я нахмурилась.

— Откуда я знаю? Я его не читал, — фыркнув, Грейгор достал из-за пазухи еще один предмет, предназначавшийся уже Лире. — А это тебе, маленькая, носи и радуйся.

— Бусики!!! — глаза ребенка зажглись восторгом.

Оставив наставника нянчиться с Лирицей, я сжала в руке письмо и вышла на улицу, желая остаться одной. Руки предательски тряслись, а сердце готово было вырваться из груди. Это не может быть он. Конечно, нет. Дантариэль никогда не простит мне побега. Ведь я отказалась от него, я… Раскрыв лист, я уставилась на единственную фразу, написанную ровным, красивым почерком, и медленно села на крыльцо, закрыв лицо, с бегущими по щекам слезами, руками. Всего лишь пара слов, способных сделать счастье безграничным. "Не отпущу".


Конец


Апрель, 2010

Казань




Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru


Оставить отзыв о книге


Все книги автора


home | my bookshelf | | Танцующая со Смертью |     цвет текста