Book: Солнечный поцелуй



Солнечный поцелуй

Альберта Ванделер

Солнечный поцелуй

Купить книгу "Солнечный поцелуй" Ванделер Альберта

1

– Катитесь к черту, мистер Бертон, – с презрительной полуулыбкой процедила Шеннон. – Вы – жалкий, мерзкий, отвратительный старикашка. И если вы думаете, что я прыгну к вам в постель только ради того, чтобы сохранить эту паршивую работу, то сильно ошибаетесь. Я ухожу. Да, ухожу. Вы еще приползете ко мне и будете на коленях умолять вернуться, но… – она подняла руку и покачала пальцем, – я не вернусь. И не просите. Счастливо оставаться.

– Но… но… вы не можете просто так взять и уйти, – жалобно заскулил Саймон Бертон, главный редактор популярной в Сан-Франциско газеты «Ньюс». – У нас контракт и…

– Я пришлю своего адвоката, – решительно перебила его Шеннон. – Разговаривайте с ним. – И, гордо вскинув голову, промаршировала из кабинета, не забыв хлопнуть дверью так, что бронзовая чернильница – упрямый старикан писал только перьевой ручкой – на письменном столе перевернулась и ее содержимое безжалостной волной окатило аккуратно разложенные бумаги.

Так тебе и надо, мстительно подумала Шеннон и открыла глаза. Ничего не скажешь, получилось эффектно. В последнее время она часто разыгрывала эту сцену в своем воображении, каждый раз внося в нее новые детали и доводя до совершенства.

К сожалению, в действительности ситуация выглядела несколько иначе. За окном снимаемой Шеннон квартирки на шестом этаже старого жилого дома в районе Кастро открывался прекрасный вид на бухту. Возможно именно благодаря виду платить за две комнаты с тесной ванной и крохотной кухней приходилось немалые деньги, восемьсот долларов в месяц. Иногда Шеннон опаздывала с оплатой, и тогда управляющий, Джин Забирски, поймав нерадивую квартиросъемщицу, читал ей длинную и нудную лекцию о безответственности, в коей он, Джин, усматривал корень всех бед не только современной Америки, но и всего мира, и обещал применить самые суровые из предусмотренных договором мер. Заканчивался конфликт всегда одинаково: Шеннон обещала внести плату в самые ближайшие дни, а Джин, сменив гнев на милость и проникшись сочувствием к бедняжке, советовал не торопиться.

– Жизнь чертовски вздорожала, – жаловался он, попивая предложенный кофе и оглядывая скромную кухоньку, в которой не могли разойтись даже двое. – Когда я только приехал сюда в шестьдесят девятом, мне хватало трех сотен в месяц, чтобы чувствовать себя королем. А сейчас, если ты зарабатываешь меньше трех тысяч, на тебя смотрят как на неудачника. Помяни мое слово, Шен, дальше будет еще хуже. Америка обречена. Пройдись по улице и прислушайся – вокруг говорят на каких угодно языках, но только не на английском. Каким таксистом может быть парень, еще полгода назад умевший управлять разве что верблюдом! Даже поесть толком невозможно. Фалафель, шакенуки, пельмени… Ты знаешь, что это такое? Мексиканцы, китайцы, арабы, русские… Да, Америка катится в пропасть. Наши внуки будут разговаривать на испанском. Серьезно, я сам недавно об этом читал в каком-то журнале. А телевидение! Что они нам показывают! Не смотрел бы!

Посокрушавшись и допив кофе, Джин уходил, а Шеннон открывала блокнот и садилась за подсчеты.

Хотя она и работала в трех местах, денег катастрофически не хватало. Еще три года назад, сразу по приезде в Сан-Франциско, Шеннон установила для себя строгие правила экономии и завела тетрадь, куда ежедневно записывала все свои расходы. По прошествии двух месяцев выяснилось, что примерно треть заработка уходит на мелочи, без которых вполне можно было бы обойтись. Еще через два месяца, после повторной ревизии, она поняла, что не может обойтись как раз без этих мелочей.

Если не можешь сокращать расходы, увеличивай доходы. Следуя этому правилу, Шеннон огляделась, прикинула и взялась за то, что поначалу рассматривала исключительно в качестве подработки и что со временем увлекло ее полностью: стала вести рубрику «Разговор по душам» в газете «Ньюс».

Душ выплеснул последнюю порцию горячей воды и недовольно заурчал. Зная по собственному опыту, что за этим последует, Шеннон торопливо ополоснула волосы и повернула кран. Где-то в недрах водопроводной системы снова заурчало, забулькало, загудело.

Боже, неужели мне это слушать до конца жизни?

Шеннон наспех вытерлась, накинула халат, купленный в безумном приступе мотовства год назад, после того как Стивен устроил ее в газету. Интересно получилось: халат служит верой и правдой, даже почти не полинял после нескольких стирок, а вот Стивен… Шеннон вздохнула – от любовника остались лишь воспоминания. Впрочем, от иных знакомств остается порой кое-что похуже. А Стивен ведь действительно сделал для нее немало.


Стивен появился в ее жизни в тот самый момент, когда эта самая жизнь, как протараненный торпедой корабль, легла на бок и готовилась пойти ко дну. Шеннон до сих пор во всех деталях помнила то серое ноябрьское утро. Она прожила в Сан-Франциско более двух месяцев и уже начала привыкать и к самому городу с его особой атмосферой, и к сумасшедшим в сравнении с провинциальным Ред-Блаффом ценам, и к необходимости жить в совершенно ином темпе. Конечно, Сан-Франциско не Лос-Анджелес и не Нью-Йорк, где путь к цели напоминает бесконечную гонку с препятствиями, но Шеннон казалось, что она пересела со старенького, мило тарахтящего «форда» на стремительно несущийся по скоростной автостраде «ламборгини».

Но, увы, на первом же повороте она не справилась с управлением, и ее вынесло с автострады на обочину. Сейчас, по прошествии двух лет, Шеннон могла позволить себе улыбнуться, вспоминая ситуацию, в которой оказалась, когда рекламное агентство в лице своего далеко не главного менеджера объявило, что не нуждается в ее услугах. Разумеется, никаких объяснений ей никто давать не собирался, и только тот самый менеджер, щеголеватый молодой человек, снисходительно бросил, что она, Шеннон Ридж, не подходит по типажу.

– Так какого черта вы целый месяц морочили мне голову?! – не выдержала Шеннон. – Зачем нужны были эти дурацкие фотосессии? Эти так называемые пробы? Вы что, не могли сразу сказать, что у меня не тот типаж?

Менеджер, на лацкане пиджака которого висел значок с изображением эмблемы агентства – женского силуэта в объективе видеокамеры – и претенциозным девизом «Бог создал человека – мы делаем его красивым», с кривой усмешкой посмотрел на нее и покачал головой.

– Прямой путь, – мисс Ридж, не всегда самый надежный и короткий. Боюсь, вам еще только предстоит постичь сию простую истину.

Что он хотел этим сказать, она поняла несколько позже, когда одна из новых знакомых, Люси Тревейн, по секрету призналась, какие обходные пути привели ее к заключению двухгодичного контракта.

– Эскорт-услуги? – ужаснулась Шеннон. – Но это же… И ты согласилась?

Люси вспыхнула.

– А как ты думала? Это у птицы есть крылья, а у женщины только… сама знаешь что…

В тот день Шеннон поклялась, что никогда в жизни не переступит порог рекламного или модельного агентства. Еще две недели она держалась на плаву и искала более или менее приемлемую работу, пока не поняла, что нужно либо возвращаться в Ред-Блафф, либо существенно понизить уровень притязаний.

Те две недели мытарств, строжайшей экономии и нарастающего отчаяния стали самым тяжелым периодом в ее двадцатитрехлетней жизни. И вместе с тем суровым, но необходимым уроком.

А потом судьба послала ей Стивена.


Предаваться воспоминаниям за чашечкой свежесваренного утреннего кофе занятие, конечно, приятное, но брошенный на часы взгляд заставил Шеннон поторопиться. Поспешно дожевав оладьи и проглотив то, что еще оставалось в чашке, она расчесала короткие каштановые волосы, сменила халатик на майку с изображением Ди Каприо и светлые джинсы, сунула ноги в кожаные индийские мокасины и, прихватив сумку, выскочила за дверь.

– Доброе утро, мисс Ридж, – приветствовала ее соседка по площадке миссис Доуэр. – Если опаздываете, советую спуститься по лестнице. Лифта нет уже минут пять. В этом доме, похоже, никто ни за что не отвечает. А знаете почему? Потому что наш мэр – демократ. Да, я и сама за него голосовала, как за худшее из зол, но кто же мог подумать…

Политика была любимой темой миссис Доуэр, которая более двадцати лет трудилась в мэрии и за это время прониклась убежденностью в том, что все беды Америки от демократов. В подтверждение своих взглядов она каждый раз приводила в пример последнего президента-демократа Билла Клинтона, «спутавшегося с этой шлюшкой Моникой». Впрочем, его местные однопартийны еще хуже, утверждала старушка, туманно намекая на зловещие оргии, свидетельницей которых ей довелось стать за время работы на благо общества.

– Вы правы, миссис Доуэр, – согласилась Шеннон, не желая вступать в дискуссию на сомнительную тему. – Пожалуй, я так и сделаю.

– Конечно, конечно. Я в ваши годы никогда не пользовалась лифтами. Зато и фигурка была на зависть многим. Не то что у нынешних…


Когда-то Шеннон считала себя романтиком. Со временем, после знакомства с суровой реальностью, взгляды на жизнь претерпели существенную трансформацию, но даже переход в стан прагматиков никак не сказался на ее отношении к городу, в который она влюбилась с первого взгляда.

Богемный и провинциальный, авантюрный и фривольный, старинный, но не старящийся Сан-Франциско крепко впитал в себя ароматы амбиций и страстей, надежд и разочарований всех тех, кого в разное время приводили сюда поиски лучшей доли, покоя и успеха, счастья и богатства. Что бы ни случалось в мире, какие бы кризисы ни сотрясали страну, какие бы землетрясения и бури ни обрушивались на него, город так и остался беззаботным прожигателем жизни, беспечным игроком и космополитом. Говорят, индейцы племени костаноан, обосновавшиеся в этих краях более пяти столетий назад, назвали его «танцующим на краю мира».

На дорогу от дома до деловой части города у Шеннон уходило обычно около двадцати минут. Оставив машину на стоянке, она поднялась на тринадцатый этаж административного здания, где помещалась редакция «Ньюс», и мгновенно погрузилась в ту особую атмосферу, которая свойственна учреждениям творческого профиля.

В «Ньюс» Шеннон оказалась в общем-то случайно и во многом благодаря Стивену. Именно он привел ее к Саймону Бертону, с которым состоял в приятельских отношениях, на место заболевшей ведущей рубрики «Разговор по душам». Бертон неохотно согласился взять незнакомую, практически без рекомендаций женщину, предупредив, что никаких гарантий на будущее не дает. Однако уже через три недели рейтинг рубрики резко устремился вверх, что стало сюрпризом не только для коллектива, встретившего «чужую» довольно настороженно, но и для нее самой. Еще через месяц, когда стало известно, что прежняя ведущая рубрики Лиз Кранц на работу не вернется, Шеннон предложили заключить контракт на год с возможным его продлением.

По прошествии года она подписала новый контракт с «Ньюс» на уже более выгодных для себя условиях. К тому времени Стивен исчез в неизвестном направлении, а его место попытался занять Саймон Бертон, пятидесятидвухлетний отец трех уже взрослых дочерей и примерный супруг. Поначалу Шеннон принимала легкое заигрывание за шутку, но шеф, не получив от ворот поворот, счел это поощрением и перешел к более решительным действиям. Он уже несколько раз приглашал ее в ресторан, намекал на перспективы, которые откроются перед Шеннон, если она будет покладистее, то и дело без всякой на то причины заглядывал в кабинет и вообще вел себя как последний идиот.

По условиям контракта ей надлежало отрабатывать в офисе не менее двенадцати часов в неделю и появляться в понедельник, среду и пятницу. Самым ответственным днем была пятница, когда Шеннон сдавала редактору материалы, рубрики, выходившей во вторничном выпуске. Также в пятницу составлялись рейтинги. На понедельник обычно назначались разного рода организационные мероприятия.

Сегодня была как раз пятница, и Шеннон уже спланировала, чем займется в наступающий уик-энд. Вечером…

Довести мысль до конца не удалось – сворачивая за угол, она врезалась в незнакомого мужчину, с беспечным видом шествовавшего по коридору редакции.

Столкновение наверняка закончилось бы для Шеннон падением на зеленую ковровую дорожку, если бы незнакомец оказался менее проворным. Однако он успел не только вытащить руки из карманов, но и поймать молодую женщину вместе с соскользнувшей с ее плеча сумкой.

– Черт бы вас побрал, – пробормотала Шеннон, выпрямляясь и поднимая голову. – Могли бы… – Дальнейшие слова застряли в горле, потому что на нее смотрел самый красивый в мире мужчина: высокий, спортивного сложения, с ясными серо-голубыми глазами и слегка вьющимися светло-русыми волосами.

Он пожал плечами.

– Извините. Я тут в первый раз. Вы в порядке? Не ушиблись? Если нужно помочь, я полностью в вашем распоряжении.

Голос у него был под стать внешности: густой, низкий, с волнующей хрипотцой. По спине Шеннон пробежали мурашки. Пожалуй, со времен Стивена ни один мужчина не оказывал на нее столь ошеломительного эффекта. И даже Стивен…

– Спасибо. Со мной ничего не случилось. – Она заставила себя отвести взгляд в сторону и только теперь заметила, что незнакомец продолжает поддерживать ее. – Но все же советую быть внимательнее, иначе ваш визит может закончиться для кого-нибудь не столь благополучно.

Учту. – Он усмехнулся и, подняв руку, осторожно провел по ее щеке тыльной стороной ладони. В то же мгновение между ними словно проскочил электрический разряд. – Между прочим, меня зовут Винсент. Вы не могли бы уделить мне несколько минут? Если, конечно, это не нарушит ваши планы.

Больше всего Шеннон не терпела в мужчинах самодовольство и глупость.

– А вы так уверены, что нескольких минут будет достаточно?

В серо-голубых глазах мелькнуло удивление.

– Что вы имеете в виду?

– Неужели непонятно? Обычно мужчинам требуется по крайней мере пара дней, чтобы исполнить ритуальный танец, а уж потом тащить женщину в постель. Могли бы пригласить меня на ланч или прислать цветы домой. Или вы из тех, кто не привык тратить время на ухаживание? Для вас секс нечто вроде спорта, верно? Все средства хороши… на войне как на войне… победителей не судят… Какими еще принципами вы руководствуетесь?

– Э, послушайте… – попытался было возразить незнакомец, но Шеннон было уже не остановить.

Подобное с ней случалось и прежде, но чтобы вот так, без особой на то причины, – это впервые. Наверное, она и сама бы затруднилась объяснить, что ее задело. Может быть, эмоциональный взрыв стал своего рода защитной реакцией?

– Нет, это вы послушайте. – Шеннон ткнула пальцем в его грудь. – В следующий раз, когда вам…

– Мистер Эбернотт! Вот вы где! – Из-за угла коридора появился запыхавшийся Саймон Бертон. – А я вас повсюду ищу. – Его взгляд перепрыгнул на Шеннон. – Мисс Ридж? Вы ко мне? С материалами?

– Вообще-то… – Она перевела дыхание. Боже, что с тобой, подруга? С чего ты раскипятилась? Бедняга не сделал ничего плохого, а ты словно с цепи сорвалась.

– Извините, я сейчас занят. Освобожусь минут через сорок, – продолжал главный редактор. – Надеюсь, у вас все готово? Как всегда?

– Конечно, – пробормотала Шеннон.

– Вот и отлично. – С опозданием вспомнив о хороших манерах, Бертон повернулся к назвавшемуся Винсентом мужчине. – Вы уже познакомились? Нет? Мистер Винсент Эбернотт – мисс Шеннон Ридж. Работает недавно, но уже успела неплохо себя зарекомендовать. Разумеется, недостатки есть, но при соответствующем старании…

– Очень приятно. – Эбернотт галантно поклонился, и Шеннон показалась, что по его тонким губам скользнула усмешка.

– Взаимно, – буркнула Шеннон и, резко повернувшись, поспешила по коридору к кабинету, который делила с младшим редактором Шейлой Брунсвик.

– Шеннон у нас второй год, – долетел до нее голос Бертона. – Ведет рубрику «Разговор по душам». Рейтинг…

Голоса смолкли. Странно, с какой это стати Бертон так распрыгался перед этим парнем? Эбернотт… Винсент Эбернотт… В имени и фамилии было что-то знакомое. Шеннон почти не сомневалась, что уже слышала их где-то. Но где и по какому поводу?

– Тебе звонили, – сообщила Шейла, едва Шеннон вошла в комнату. – Приятный голос.

Мужчина, лет тридцати с небольшим. Думаю, брюнет. Уверенный, несомненно успешный. И, по-моему, ты ему нравишься.

– Что же он сказал? – равнодушно поинтересовалась Шеннон, давно привыкшая к необыкновенным способностям подруги.

– Доброе утро. Могу я поговорить с Шеннон? Извините, – процитировала Шейла.

– И на основании этого ты заключила, что у него темные волосы? Может, и состояние бумажника успела оценить?

– У брюнетов и блондинов совершенно разный тембр голоса. Это доказывают научные исследования, проводившиеся в прошлом году в Принстонском университете. Если бы ты читала не только детективы и мелодрамы, а и заглядывала порой в серьезные издания…



– …То могла бы давать нашим читательницам советы, основанные на точном знании психологии, а не на своем скудном личном опыте и туманных представлениях о женском счастье, – закончила Шеннон. – И тогда наши рейтинги…

– …Разбились бы о камни. – Шейла рассмеялась. – Ладно, кофе будешь? Или сразу за работу?

– Кофе? Пожалуй, нет. Между прочим, излишнее, больше трех чашек в день, потребление кофе плохо влияет не только на состояние слизистой желудка и сердечную деятельность, но и портит цвет кожи.

Держу пари на десятку, что ты почерпнула эти познания в «Космополитен», – Шейла усмехнулась. – Только там печатают такую псевдонаучную чушь, рассчитанную на недоучившихся домохозяек.

– А вот и проиграла. В «Гламуре». Так что готовь денежки. – Шеннон села за свой стол, включила компьютер и достала из сумки приготовленные материалы. – Кстати, я только что наткнулась на некоего красавчика, разгуливающего по нашему коридору с видом плантатора, попавшего на выставку современной живописи. Его зовут Винсент Эбернотт, и я уверена, что где-то слышала это имя.

Шейла вскинула голову.

– Что ты сказала? Как его зовут?

– Винсент Эбернотт. По крайней мере, так его назвал Саймон. Мне показалось, что они знакомы.

– Винсент Эбернотт! Шеннон! Могучий Вине! Спасатель! Ну тот, о котором в последнее время много пишут. Он вытаскивает газеты.

Шеннон ахнула – она вспомнила.

2

Звезда Винсента Эбернотта взошла неожиданно и стремительно. Пять лет назад далласская «Стар», влачившая до тех пор жалкое существование и не пользовавшаяся популярностью даже в родном Техасе, ворвалась вдруг в десятку наиболее влиятельных газет штата, за год вдвое увеличив тираж. Автором чуда в журналистских кругах называли некоего молодого и амбициозного менеджера, выпускника Йельского университета. Не прошло и двух лет, как чудо повторилось уже в скромной Монтане. Конечно, успех провинциальной «Рипорт», едва ли не единственного печатного органа городка Грейт-Фаллс, прошел практически мимо внимания широкой общественности, но знатоки знали: газета просто прыгнула выше головы. Утроение тиража, привлечение имеющих общенациональную известность авторов, совершенно новый, можно сказать, революционный способ подачи информации, ликвидация долгов… Опыт «Стар» и «Рипорт» наглядно свидетельствовал – провинциальная газета может приносить прибыль и при этом оставаться независимой. Имя творца очередного успеха одни произносили с уважением, другие с завистью: Винсент Эбернотт. Разумеется, нашлись и критики, утверждавшие, что ничего особенного не произошло, что Эбернотт использует давно известные технологии и обязан своими достижениями неким закулисным махинаторам, создающим дутую знаменитость, что он закачивает в провинциальные листки собственные средства, создавая мыльные пузыри, которые неминуемо лопнут, как только иссякнет подпитывающий их финансовый источник.

И тогда Винсент Эбернотт совершил третье чудо. На этот раз он реанимировал не что-нибудь, а лос-анджелесскую «Пасифик тайме». И не просто реанимировал, а вернул в десятку самых популярных изданий Тихоокеанского побережья. Критики умолкли, а Винсент стал знаменитостью. Могучий Вине, Спасатель, Реаниматор – как только ни называли новоявленного гения менеджмента.

И вот он объявился в Сан-Франциско.

Зачем?

Неужели его цель – «Ньюс»?


Странное дело, Саймон Бертон не предпринял ни малейшей попытки задержать Шеннон. Более того, у нее сложилось впечатление, что он вообще хочет избавиться от нее как можно скорее.

– Да-да, все хорошо. Вы молодец, мисс Ридж. У меня нет никаких замечаний.

С трудом скрывая удивление, Шеннон встала со стула.

– Так я могу идти?

Бертон даже не поднял головы – похоже, у него появились другие заботы.

– Конечно, идите.

– Тогда до понедельника, мистер Бертон?

– Да-да, до понедельника, мисс Ридж. Шеннон поспешно выскользнула за дверь, все еще опасаясь, что в последний момент редактор очнется, выйдет из транса и попросит задержаться, чтобы возобновить скучную, бесперспективную осаду.

Шейлы в кабинете уже не было – она всегда уходила с работы ровно в пять минут шестого, – а потому Шеннон схватила со стула сумку, проверила, выключен ли компьютер, заглянула в ящики стола и вышла в коридор. В тот самый момент, когда дверь захлопнулась и щелкнул замок, в офисе зазвонил телефон.

Возвращаться плохая примета, и Шеннон, поколебавшись, все же направилась к лифту.

Звонили Шеннон много. Те, кому нравилась ее рубрика. Те, кто ее терпеть не мог. Звонили поклонники прежней ведущей Лизы Кранц. Иногда Шеннон приходилось отвечать в день на два или даже три десятка звонков. Некоторые проливались бальзамом на душу, после других хотелось как можно скорее встать под душ. На первых порах было особенно трудно. Шеннон до сих пор помнила звонок некоей особы, обвинившей ее в подкопе под Лизу. Она пыталась оправдываться, но незнакомка только распалялась, и в конце концов Шейла, заметив состояние коллеги, просто выхватила трубку из ее онемевших пальцев и бросила на рычаг.

– Если будешь принимать звонки слишком близко к сердцу, долго не протянешь.

– Боже, ты бы знала, что она мне говорила, какими словами называла… – Шеннон постаралась перевести дух. – И откуда в человеке столько злости?

– Отрицательных эмоций хватает у каждого. Одни не дают им выхода, копят в себе, а потом, когда масса достигает критического уровня, сходят с рельсов и отправляются поправить нервишки в какую-нибудь недешевую клинику. Другие выплескивают негатив на окружающих и живут до ста лет. Так что привыкай.

– Разве можно привыкнуть к такому? Привыкнуть к тому, что на тебя кричат? Оскорбляют?

Шейла с сожалением посмотрела на нее и покачала головой.

– Дорогуша, нравится тебе это или нет, но ты теперь публичный человек со всеми полагающимися статусу плюсами и минусами. Так что или смирись и попытайся не обращать внимания на такие вот всплески, или уходи.

Шеннон помолчала, обдумывая услышанное, потом осторожно спросила:

– А что моя предшественница? С ней тоже такое случалось?

– Лиз вела рубрику четыре года, – спокойно ответила Шейла. – С ней много чего случалось. Лиз – очень откровенный человек и не стеснялась высказывать свое мнение по самым острым проблемам. Иногда ей крепко доставалось. Но не все так плохо. В конце концов, если бы не рубрика, она бы так и не познакомилась со своим нынешним мужем.

– Вот как? Расскажешь?

– Как-нибудь в другой раз.

Постепенно Шеннон выработала свою линию поведения – она научилась распознавать плохие звонки по первым же ноткам голоса абонента и просто отключала внимание. Теперь этот прием она довела почти до автоматизма. Иногда определять характер звонка удавалось еще до того, как она снимала трубку.

Сейчас, идя к лифту и вслушиваясь в удаляющиеся трели, Шеннон чувствовала, что совершила серьезную ошибку, что этот звонок нес некую важную информацию, может быть, даже предупреждение.

Дважды в неделю Шеннон посещала спортзал. Во вторник – аэробика, в пятницу – фехтование. Фехтованием она занялась еще в школе и, перебравшись в Сан-Франциско, не отказалась от давнего увлечения. Конечно, многие предпочитают посвящать пятничный вечер более интересным, на их взгляд, занятиям, но Шеннон, пропустив однажды визит в спортзал, чувствовала себя потом совершенно не в своей тарелке. Вот почему, отправляясь в пятницу на работу, она всегда захватывала с собой спортивный костюм и обувь.

Когда Шеннон вышла из раздевалки, держа в одной руке защитную маску, а в другой рапиру, занятия еще не начались. Несколько членов тренирующейся в этом же зале олимпийской команды делали упражнения на растяжку. Одни отрабатывали защиту, другие наносили удары, делая стремительные выпады. Наблюдая за ними, Шеннон, как всегда, по-хорошему позавидовала людям, сумевшим довести мастерство почти до совершенства.

В этот раз ей почему-то никак не удавалось сосредоточиться. Партнер, Клайв, верзила лет двадцати, из начинающих, очевидно, надеялся победить исключительно за счет силы. Шеннон же хорошо знала, что в фехтовании важно другое: точность, хладнокровие, расчет, стратегия. Тот, кто полагается на силу, становится обычно медлительным и не способным на внезапный маневр.

Отразив очередную, неподготовленную и оттого неудачную атаку противника, Шеннон позволила себе оглядеться. Слева и справа звенели рапиры, слышались короткие, резкие возгласы, практически неотличимые одна от другой фигурки двигались синхронно, ритмично, как заведенные автоматы.

Рассеянность, утрата концентрации в фехтовании всегда наказуемы – рука напрягается, деревенеет, и ритм теряется. Выпад противника достигает цели.

– Есть! – воскликнул Клайв, отыграв очко. Его круглое, рыхлое лицо расползлось под защитной маской в самодовольной улыбке.

Пропущенный укол заставил Шеннон взяться за дело по-настоящему. Ложный маневр, перехват, выпад…

– Проклятье!

В последние минуты Клайв преуспел лишь в том, что поставил ей несколько синяков. Но поражение его не смутило – как-никак два очка для него большой успех, ведь в предыдущих схватках он проигрывал ей всухую.

– Ты отлично фехтуешь. Давно этим занимаешься? – Стащив металлическую маску, Клайв вытер вспотевшее лицо.

– Пятый год.

– О…

Он замялся, не зная, что еще сказать, и Шеннон затаила дыхание. Клайв уже несколько раз приглашал ее поужинать, но она отказывалась, приводя самые разные причины. Судя по напряженным глазам и угрюмому выражению лица, ему надоело натыкаться на стену.

– Ладно, – пробормотал он, избегая встречаться с Шеннон взглядом. – Ты домой?

– Да.

– Ну, пока. До следующей пятницы.

– Пока.

Пожав друг другу руки, они разошлись. Мужчины вроде Клайва никогда не нравились Шеннон. Мало того что плохо фехтует и почти не прогрессирует, так еще и проигрывать не умеет. Типичный неудачник.

Уложив спортивную форму в сумку, она вышла на улицу. Погода в Сан-Франциско может меняться по несколько раз надень, и, если утром светило солнце, это еще не значит, что после полудня небо не затянется пришедшими с океана тучами и прохожим не придется пожалеть об оставленном дома зонтике.

Мировая популярность Сан-Франциско вообще основывается на не вполне соответствующих действительности мифах. Считается, например, что это самый чистый в экологическом отношении город Соединенных Штатов. В доказательство приводят обычно тот факт, что капризные морские котики живут здесь круглый год, вызывая восхищение туристов и гордость местных жителей. Но при том климат города настолько удивителен, что днем вы можете встретить и мужчину в теплой куртке, и женщину в шортах – зависит от того, из какого района они выехали утром.

Соседство океана вовсе не означает, что на пляжах нет свободных мест – входить в воду рискуют только серфингисты в теплых костюмах. Проблема в том, что температура воды редко превышает 10–12 градусов.

День выдался ясный, хотя и ветреный. Шеннон подумала, что небольшая прогулка не повредит, и, выйдя из спортзала, неспешно зашагала по узкой мощеной улочке, которая привела к южной стороне Ботанического сада. Она медленно прошла по тропинке, пролегавшей вдоль журчащего в тени ручья, потом пересекла широкую, залитую солнцем лужайку. Вдалеке показалась верхушка венчающей Телеграф-хилл башни Койт мемориал, ярко сияющая на фоне чистого голубого неба.

Вернувшись к автостоянке, Шеннон обнаружила, что с ее «короллой» ничего не случилось, и уже открыла дверцу, когда заметила засунутый под дворники листок.

– Интересно, как это я ухитрялась нарушить какие-то правила, если никуда не ездила? – пробормотала она.

Листок, однако, оказался не штрафной квитанцией, а запиской.

«Привет, милая. Надеюсь, ты без меня не очень скучала? Рад, что не изменила привычкам. До скорой встречи».

Подписи не было, но Шеннон сразу узнала твердый, с легким наклоном и уходящий вверх почерк.

Стивен…


Она сидела на открытой террасе кафе у залива, глядя на остров Алькатрас с его знаменитой тюрьмой и думая о том, что приключение закончилось. Денег оставалось только на билет до Ред-Блаффа. Надежда умерла еще накануне. Прощай, Сан-Франциско. Может быть, мы еще встретимся с тобой… в следующей жизни.

– Если вы думаете, что, обчистив какой-нибудь банк, попадете в тюрьму Алькатрас, то ошибаетесь и зря тешите себя иллюзиями. Тюрьмы там больше нет. – Голос принадлежал мужчине, который, судя по скрипу стула, устроился за ее спиной.

– Почему? – не поворачивая головы, спросила Шеннон.

– Потому что тюрьма Алькатрас была мифом. Славу темницы, из которой невозможно сбежать, поддерживали с помощью обязательного ежевечернего теплого душа. Молва гласила, что те заключенные, которые на свой страх и риск предприняли бы попытку сбежать с острова, не выдержали бы ледяной воды залива. Тем не менее однажды трое смельчаков благополучно преодолели считавшийся неприступным барьер, и власти, которым, мягко говоря, утерли нос, предпочли переоборудовать тюрьму в музей. Сейчас туда водят экскурсантов. Вот так-то, Шеннон.

Она мгновенно обернулась. Он действительно сидел у нее за спиной, закинув ногу на ногу, руки за голову и держа на колене блюдечко с чашкой дымящегося черного кофе. Достаточно было одного неверного движения, чтобы чашка опрокинулась и белые льняные брюки оказались безнадежно испорченными.

– Откуда вы знаете, как меня зовут? – требовательно и даже сурово спросила Шеннон.

– Видел вас в агентстве «Ностальжи». Вы, кажется, собирались устроиться на работу. – Незнакомец покачал головой. – Вам повезло.

В каком смысле? – удивилась Шеннон, за последние несколько дней твердо укрепившаяся во мнении, что удача отвернулась от нее надолго.

– У «Ностальжи» не очень хорошая репутация. Правда, у вас пока нет вообще никакой, но лучше начинать с нуля, чем с минусовой отметки.

Она рассмотрела его получше: небрежно-элегантный, безукоризненно одетый, с гладко зачесанными назад черными волосами, с резким, волевым лицом и темными глазами, незнакомец напоминал какого-то киноартиста.

– Спасибо за то, что просветили насчет Алькатраса, – сказала Шеннон, вставая. – Придется менять планы. Банку повезло.

– Не уходите. – Он положил руку на соседний стул. – Садитесь.

– Зачем? – Она усмехнулась. – Хотите предложить мне поработать на благотворительную организацию «Братья-самаритяне»?

– Нет, но думаю, что сумею вас заинтересовать. Вы ведь ищете работу?

Шеннон так и не поняла, почему не ушла, почему осталась. Наверное, потому что уж больно не хотелось менять Сан-Франциско на Ред-Блафф. Город, в который возвращаются навсегда, как сказал однажды ее отец.

– Если вы полагаете, что я готова…

Он скользнул по ней взглядом и покачал головой.

– Кстати, меня зовут Стивен. Возможно, вам будет неприятно это слышать, но вы не в моем вкусе. Мне больше нравятся буритас и мягкое мороженое. Да садитесь же, а то вас заприметит какой-нибудь мачо и уведет у меня из-под носа.

Шеннон хмыкнула и опустилась на плетеный стул.

– Хорошо, Стивен, выкладывайте ваше интересное предложение и…

– Сначала мы поедим, – твердо сказал он. – Не хочу, чтобы кислота разъедала стенки желудка. Между прочим, от язвы умирают чаще, чем от СПИДа.

В «Старбаксе», куда они зашли, было, как обычно, полным-полно студентов, влюбленных парочек, ухитряющихся целоваться даже за кофе, и одиноких мужчин, прикрывающихся газетами, но исподтишка посматривающих на женщин за соседними столиками. Тем не менее Стивену удалось отыскать пустую кабинку, где разговору никто не мешал.

– Что будете есть? – спросил он.

– Кофе… – Шеннон пожала плечами и опустила глаза. В последние дни ей приходилось экономить даже на еде. – И все.

Он улыбнулся, кивнул и уверенно, как будто в заде никого не было, направился к стойке. Что-то сказал кассирше, и та весело засмеялась. Он вообще производил впечатление сильного, не сомневающегося в себе человека, способного постоять за себя. Как она завидовала ему тогда – элегантный, решительный, красивый. И рядом с ним… кто? Какой видят ее другие? Усталой? Замученной? В дешевом платье и туфельках со сбитыми мысками?

Через минуту Стивен вернулся с подносом, на котором, кроме двух чашек кофе, нашлось место для гамбургера и чизбургера, картошки и фруктового салата.

– Половина ваша, – сказал он. – Какая – выбирайте сами. Разговаривать куда приятнее, когда собеседник тоже ест. Согласны?

Шеннон выбрала чизбургер и салат и вопросительно посмотрела на своего благодетеля.

– Вот и правильно, я и сам бы выбрал то же самое.

Так они познакомились. А уже на следующий день Шеннон, пройдя несколько проб, получила работу на одной из небольших радиостанций. Поначалу ей доверяли только чтение метеосводок, потом дали озвучить рекламу, а по прошествии трех месяцев допустили к прямому эфиру.

Вместе с заработками росла популярность – Шеннон стали узнавать. Поэтому, когда Стивен порекомендовал ее Саймону Бертону, главный редактор «Ньюс» знал, что получает работника с некоторым профессиональным опытом.



Еще раньше Стивен помог Шеннон снять квартиру в районе Кастро, сделав это в типичном для себя стиле.

До того – Шеннон жила с Люси Тревейн в квартире с двумя спальнями и видом на самый богатый район Сан-Франциско Си-Клифф. Платить приходилось немало, но главная проблема заключалась в другом: Люси любила шумные компании, и ей не надо было вставать по утрам. Сначала Шеннон терпела, закрываясь в своей комнате и ложась спать с берушами, потом попыталась высказать подруге претензии, но добилась только того, что Люси перестала с ней здороваться.

Однажды вечером к ним заглянул Стивен.

– Уже легла? – спросил он, входя в комнату Щеннон. – И даже вечерние новости не смотришь?

Шеннон выразительно развела руками.

– Понятно, – пробормотал, прислушавшись, Стивен. – И часто у вас такое?

– А ты как думаешь?

Он постоял посреди комнаты, задумчиво огляделся, усмехнулся, а потом подошел к встроенному шкафу и резко распахнул створки.

– Все эти вещи твои?

Она молча кивнула.

– Тогда собирайся. – Стивен наклонился и вытащил с нижней полки два чемодана. – Складывай сюда. Что не влезет – оставим.

– Стив, послушай…

– Собирайся, – повторил он. – У меня есть на примете кое-что получше. И подешевле.

– Но уже поздно, – запротестовала Шеннон. – Я не хочу ночевать в парке, мне завтра на работу.

– Не беспокойся. В крайнем случае переночуешь у меня. И не бойся – не съем.

Когда через четверть часа они вышли в общую комнату, туда же выплыла Люси.

– О, куда это вы? С такими чемоданами… Избавляетесь от трупов? – Она глупо хихикнула. – Шен…

– Я съезжаю. Навсегда. Можешь пользоваться моей комнатой. Пока.

– Постой, а как же быть с оплатой? Я одна не потяну всю сумму! – забеспокоилась Люси. – До конца месяца еще целая неделя…

– Сколько ты отдаешь в месяц? – Стивен поставил чемодан и достал из кармана пиджака бумажник.

– Тысячу двести. Но…

Стивен вынул пачку стодолларовых банкнот и, отсчитав двенадцать штук, протянул их Люси.

– Достаточно?

– Да, – прошептала та, с восхищением глядя на мужчину с толстым бумажником.

В тот же вечер Шеннон обосновалась в двухкомнатной квартире в районе Кастро.

Кто он, Стивен?

Почему помогает ей, Шеннон?

Ответов она не знала. Не знала даже, где он живет. Стивен никогда не навязывал ей свое общество, никогда ничего не требовал, ни о чем не просил. Иногда, примерно раз в неделю, он звонил и предлагал поужинать где-нибудь. Если Шеннон отказывала, не обижался. Возможно, так продолжалось бы и дальше, если бы не поездка на праздник дегустации вина в долину Напа.


Съездить туда предложила Шеннон. Стивен согласился. Погода стояла великолепная, цены в ресторанах улетали за облака, и они старались залить в себя как можно больше. Возвращаться домой они не захотели, а если бы и захотели, то не смогли бы. Остановились в каком-то захудалом мотеле, в номере с одной, правда, достаточно широкой кроватью.

Стивен благородно предложил ей воспользоваться всей роскошью спального места в одиночку, но Шеннон и слышать об этом не желала. После недолгих препирательств они прекрасно устроились вдвоем и мгновенно уснули.

А утром случилось то, что неизбежно случается между мужчиной и женщиной, оказавшимися в одной постели.

Шеннон проснулась от ощущения, что кто-то на нее смотрит. Смотрел, конечно, Стивен.

– Ты такая красивая, – прошептал он, заметив, что Шеннон открыла глаза.

– Давно проснулся?

– Полчаса. – Он протянул руку и провел ладонью по теплой, с полосой от подушки щеке Шеннон. – У тебя золото в глазах.

Она улыбнулась, потянула на себя простыню и нечаянно обнажила Стивена.

– Больше всего на свете мне сейчас хочется выпить стакан апельсинового сока, – проговорил он, нисколько не смущаясь того, что предстало взгляду Шеннон и указывало на совсем другое желание.

Шеннон стало смешно, она невольно прыснула и тут же потянулась к нему.

Его рука скользнула ниже, и Шеннон в ответ приподнялась и прижалась губами к его уху. В следующий момент Стивен уже оказался над ней и ласкал ее груди, живот, бедра, покрывал поцелуями губы, подбородок, шею.

– Раздень меня.

Стив ловко избавил ее от футболки и шортов, под которыми больше ничего не было, и Шеннон застонала от удовольствия, когда их обнаженные, заряженные страстью тела наконец соприкоснулись. От сна не осталось и следа, каждая клеточка ожила, подпитываясь энергией любви, каждый нерв задрожал, запульсировал. В ушах ее звенела музыка, подчиняясь ритму которой она задвигалась, зашевелилась…

Они оба хотели одного и того же, и остановить их не могло уже ничто на свете. Его губы сводили ее с ума, его руки проделывали с ней что-то невероятное. Напряжение в ней достигло предела, и она, торопя Стивена, сама раздвинула ноги.

Больше Шеннон не помнила ничего, а когда сознание вернулось, ей показалось, что она покачивается на упругих, нежных волнах, вынесших ее из стремительного водоворота к безопасному берегу.

Стивен наклонился и поцеловал ее в мягкие, теплые губы.

– Все хорошо?

Шеннон обняла его за шею.

– Лучше не бывает.

3

За окном кричали чайки, и их пронзительные крики влетали в распахнутое окно вместе с бодрящим утренним ветерком. Напоенный ароматом сосен воздух действовал лучше любого привычного стимулятора. Часы показывали всего лишь половину седьмого, но Шеннон не собиралась расслабляться.

Этот домик в пустынном месте в паре сотен метров от океана она купила шесть месяцев назад и почти никому о нем не рассказывала. Когда-то его снимал некий писатель, без устали клепавший в двухэтажном коттедже триллеры и детективы, позволившие ему после нескольких лет упорного труда перебраться в пентхаус в престижном районе Пасифик хайте. О том, что коттедж продается по смехотворной цене в двести тысяч долларов, Шеннон узнала от бывшего коллеги по работе на радио. На то, чтобы осмотреть недвижимость, провести независимую финансовую оценку, оформить кредит в банке и заключить сделку, ушло менее недели.

Поначалу сомнения были, но они рассеялись после того, как она определилась с тем, для чего именно ей нужен коттедж. Шеннон старалась приезжать сюда по возможности каждый уик-энд и ни разу не пожалела о том, что провела два дня не в городе, а в глуши, где, впрочем, ей удалось поднять уровень цивилизации до вполне приемлемой отметки.

С понедельника по пятницу за коттеджем присматривал живший неподалеку отставной сержант Сэм Парсли, главным занятием которого была рыбалка.

Поднявшись с кровати, Шеннон подошла к большому окну спальни с видом на океан и остановилась, глядя на расстилающуюся до горизонта водную гладь, на повисшие над ней кудрявые облака и на вылизанный волнами песок. Иногда казалось, что океан оказывает на нее чисто терапевтический эффект, снимает усталость, поднимает тонус, убирает психологическое напряжение.

На какое-то время она забыла и о надоевшем Саймоне Бертоне, и о голубоглазом незнакомце, оказавшемся Винсентом Эберноттом, и о внезапно напомнившем о себе Стивене.

Спустившись по широкой деревянной лестнице на первый этаж, Шеннон прошла в кухню и заглянула в холодильник. Накануне по пути из города она свернула в придорожный супермаркет и запаслась стандартным набором продуктов, позволявшим продержаться ближайшие пару дней. Кроме того, в доме всегда имелся запас оливкового масла и сахара, сигарет и спиртного, консервов и бензина, а во дворе, под навесом, лежали запасенные Сэмом дрова для камина. К тому же он всегда делился с Шеннон своим уловом. Вот и сейчас на полке в холодильнике лежали два выпотрошенных и готовых к жарке морских угря.

Шеннон приготовила чай, сделала два горячих бутерброда и, перекусив, вышла из дому. Двухмильная прогулка по берегу всегда помогала ей прочистить голову и легкие.

В коттедже она не только отдыхала, но и работала.

Два месяца назад, после выхода очередного выпуска «Разговора по душам», в котором речь шла о детской наркомании, ей позвонили из редакции одного из местных кабельных телеканалов и предложили встретиться, чтобы обсудить интересную для обеих сторон тему. Разговор с редактором закончился тем, что Шеннон согласилась попробовать написать сценарий документального фильма, посвященного затронутой в рубрике проблеме. Свободного времени у нее было не так уж много, так что пришлось жертвовать выходными. Пока Шеннон в основном занималась отбором материала, чтобы потом выстроить его в соответствии с уже сложившимся планом.

Она сняла с полки толстую папку газетных вырезок, включила компьютер и, глубоко вздохнув, приступила к делу.


Едва выйдя из кабины лифта, Шеннон поняла – что-то случилось. Точнее, вот-вот случится. Лица пробегающих по коридору сотрудников «Ньюс» несли печать тревоги и озабоченности. Несколько человек кивнули на ходу Шеннон, но никто не остановился, как обычно, никто не поспешил поделиться последними новостями.

Пожав плечами, она направилась в кабинет. Обычно по понедельникам Саймон Бертон устраивал что-то вроде летучки, на которой присутствовали его заместители и все те, кто определял лицо газеты и обеспечивал ее существование. Но к таким собраниям все уже привыкли, и никто не воспринимал их как повод для ажиотажа.

Шейла Брунсвик уже сидела за столом. Мало того, она – неслыханное дело! – стояла перед зеркалом и пристально себя в нем рассматривала.

– Привет! – бросила с порога Шеннон. – Что тут у нас случилось? Все носятся, как будто президент с минуты на минуту объявит о том, что Северная Корея запустила в нашу сторону ракету!

– Это было бы не самым худшим вариантом, – пробормотала Шейла, подкрашивая губы. – Тебе нравится моя помада? А брови?

Может быть, их стоит немного проредить? Ну же, ты ведь у нас специалист.

– Что с тобой, Шейла? Куда ты собираешься? К нам пожаловал саудовский шейх, спешно отыскивающий кандидаток на роль четвертой жены?

– А ты разве не знаешь?

– Не знаю. Но буду знать, если ты мне скажешь. Ну, что произошло?

Шейла вздохнула, закрыла глаза и театральным тоном произнесла:

– Нас продают!

– Продают? Как это? Кому?

– Ничего пока не известно. Слухи ходят самые разные. На десять часов назначено общее собрание. Больше я ничего не знаю.

– Неужели? – Шеннон усмехнулась. – А чего ж ты вертишься перед зеркалом? Уж не затем ведь, чтобы произвести впечатление на старика Бертона!

Если Шейла и смутилась, то не подала виду.

– А что тут такого? Если сменится владелец, начнется большая реорганизация. Держу пари, половина тех, кто работает в «Ньюс» сейчас, завтра окажутся безработными. Так что надо произвести впечатление.

– Но на кого? А если владельцем станет женщина?

– Полагаю, что нет. – Шейла поправила воротник белой блузки. – Вообще-то у меня есть кое-какие предположения на этот счет, но я пока придержу их при себе.

– Да-а, – протянула Шеннон, становясь перед зеркалом рядом с коллегой. Утром, собираясь на работу, она надела привычные вельветовые брючки с потертостями на коленях и обтягивающий свитерок из тонкой шерсти. – Жаль, я не сообразила принарядиться. Ну да ладно, как-нибудь переживу.

Она прошла к столу и включила компьютер – надо познакомиться с отзывами на ее последнюю рубрику. Читатели оставляли порой весьма нелестные послания, но все же чаще всего ее рубрика удостаивалась похвал и одобрительных откликов. Потом наступил черед электронной почты. Зачитавшись, она даже не заметила, как стрелки часов подползли к десяти.

– Эй, нам пора.

Шеннон вскинула голову – Шейла уже стояла у двери, держа под мышкой тоненькую папку.

– Где сбор?

– Как обычно, в главном зале. Поторопись, а то мест не хватит и придется стоять.

Им повезло – свободные стулья еще оставались. Впрочем, уже через несколько минут народу в относительно небольшом помещении собралось столько, что пришедшим последними ничего не оставалось, как расположиться у стены.

Обменявшись приветствием с сидевшими рядом, Шеннон обвела взглядом собравшихся и замерла от удивления – во главе длинного полированного стола, между Бертоном и генеральным менеджером Диком Гвардиолой, расположился не кто иной, как ее недавний знакомый Винсент Эбернотт.

Интересно, а он что тут делает? Неужели…

В этот момент Эбернотт посмотрел на Шеннон. Их взгляды встретились, и все мысли вылетели у нее из головы. Шеннон почувствовала, как заливается краской лицо, а по спине бегут мурашки. С ней явно творилось что-то неладное. Еще минуту назад она шутила и смеялась, а теперь, как зачарованная, не могла отвести глаз от сероглазого мужчины.

Словно не замечая, что с ней творится, Эбернотт улыбнулся и едва заметно кивнул.

Дик Гвардиола, как всегда в строгом сером костюме, бледно-голубой рубашке и в синем, в тонкую полоску галстуке, поднялся, поправил модные, без оправы, очки и, откашлявшись, сухо произнес:

– Мы собрали вас для того, чтобы сделать важное сообщение. – Он умолк, обежал взглядом замерший в напряженном ожидании зал и, убедившись, что никто не отвлекается, продолжил: – Не буду ходить вокруг да около, это, как вы знаете, не в моих правилах. Главная новость заключается в том, что наша газета, предприятие, которому мы все отдали немало сил и времени, проект, ставший главным делом жизни для многих из присутствующих здесь, меняет владельца.

Дик Гвардиола сделал паузу, понимая, что сообщение требует осмысления. По залу прокатился приглушенный рокот взволнованных голосов.

– Понимаю ваши чувства, леди и джентльмены. Вы, разумеется, хотите знать детали. Прошу вас запастись терпением и предоставляю слово новому владельцу «Ньюс» мистеру Винсенту Эбернотту.

Владельцу?

– Ты слышала?! – взволнованно шепнул на ухо Шеннон сидевший справа фотограф Том Шенкли. – Он ведь занимался раньше только менеджментом, верно? Какого черта… Ничего не понимаю. Разве что…

– Спасибо, Дик. – Винсент Эбернотт поднялся и, обменявшись рукопожатием с Гвардиолой, повернулся лицом к залу. – Полагаю, кое-кто из вас кое-что обо мне слышал. Прежде всего хочу рассеять ваши опасения. Я не собираюсь устраивать реорганизацию, размахивать метлой и делать прочие малоприятные жесты. В ближайшие две недели все останется по-прежнему. Считаю своим долгом…

Шеннон слушала, но ничего не слышала. Ее колотила дрожь. Голос Эбернотта доходил до нее будто через подушку. В животе, выбравшись из коконов, махали крылышками сотни бабочек. Ее бросало то в жар, то в холод. По спине ползла струйка пота. Боже, что подумает Шейла. Впрочем, той, похоже, было не до Шеннон – подавшись вперед и приоткрыв губы, Шейла ловила каждое слово новоиспеченного хозяина.

– …Познакомлюсь с каждым из вас, а уж потом мы вместе подумаем о том, что сделать для того, чтобы поднять нашу газету на новую высоту, – закончил Эбернотт. – Если у кого-то есть вопросы…

Все молчали.

– Что ж, в таком случае я никого не задерживаю. Моя секретарша миссис Далтон составит удобный для вас график встреч.

Обычно после совещания сотрудники сбивались в группки, шумно обменивались мнениями, но сейчас все было иначе: люди молча поднялись и потянулись к выходу. Все пребывали в растерянности.

Шеннон постаралась взять себя в руки. Надо успокоиться, а уж потом обдумать, что делать дальше. Может быть, не дожидаясь аудиенции, подать заявление об увольнении?

Опустив голову и ни на кого не глядя, она дошла до дверей и уже собиралась выскользнуть в коридор, когда кто-то тронул ее за руку.

– Мисс Ридж?

Шеннон вздрогнула и повернула голову. Боже, я веду себя как нашкодивший подросток.

– Да, мистер Эбернотт?

Он задумчиво посмотрел на нее.

– Знаете, раньше, до нашего знакомства, я представлял вас другой.

– Разочарованы? – Она развела руками. – Извините, если не оправдала ожиданий. У вас все? – Проклятье, ну нельзя же так разговаривать с тем, от кого зависит твоя участь. – Простите, но у меня много дел и…

– Мне хотелось бы… познакомиться с вами поближе. – Он сделал ударение на последнем слове… или ей только показалось? Нет, конечно, показалось. – Когда мы сможем поговорить?

Шеннон пожала плечами и постаралась придать лицу равнодушное выражение.

– В любое удобное для вас время. Но, если не ошибаюсь, вы поручили миссис Далтон составить некий график.

Эбернотт вздохнул.

– С вами нелегко разговаривать.

– Со мной и работать нелегко. – И кто только, черт возьми, тянет ее за язык?

– Вижу. – Он вдруг легко, открыто и весело улыбнулся. – И все же мне почему-то кажется, что у нас все получится. Вы согласны? – Его пальцы на мгновение коснулись ее запястья, и Шеннон снова как будто пронзил электрический разряд. Эбернотт удовлетворенно кивнул, словно ждал именно такой реакции. – Жду вас завтра в двенадцать. И захватите, пожалуйста, материалы за последние четыре недели.

Он повернулся и как ни в чем не бывало зашагал по коридору.

Вернувшись в кабинет, Шеннон села за компьютер и постаралась сконцентрироваться на работе. Обычно для каждой рубрики она выбирала три-четыре темы, ориентируясь либо на письма и звонки, либо на собственные предпочтения. Так, прежде всего, наркотики в школе… после того жуткого случая в Миннесоте, где тринадцатилетняя девочка умерла от передозировки… какие у него необычные глаза, то обдают тебя холодом, то пышут жаром… Стоп, хватит! Итак, наркотики в школе. Надо поговорить с кем-то из полиции, нельзя выставлять себя полным профаном… и улыбка, от которой ноги становятся мягкими, как воск… Черт возьми, ты способна думать о чем-то ином, кроме…

Промучившись минут десять, Шеннон с досадой выключила компьютер и посмотрела на часы – всего-то начало двенадцатого. Обычно по понедельникам она еще до ланча определялась с темами пятничного выпуска, а вторую половину дня посвящала работе на радио. Но сегодня все указывало на то, что планы придется менять.

В кабинете было непривычно тихо, и Шеннон повернулась к Шейле. Та вычитывала какой-то текст и то ли уж очень увлеклась, то ли делала вид, что в комнате больше никого нет.

– Эй, как дела? Шейла не ответила.

– Ты на что-то обиделась?

Ссоры между ними возникали часто, иногда по пустякам, порой вообще без повода, но обе понимали, что работа в одном помещении предполагает по меньшей мере минимум общения, и старались не зацикливаться на мелких недоразумениях.

– Даже не сказала, что знакома с Эберноттом, – с обидой пробурчала Шейла. – А уж чего скрывать…

– С чего ты решила, что я с ним знакома? – искренне удивилась Шеннон. – Да, видела его один раз, в пятницу. Но я же тебе рассказывала. Мы с ним просто столкнулись в коридоре. На большее не хватило времени.

– Просто столкнулись, – передразнила Шейла. – То-то он тебя так обхаживал. И за руку брал, и в глаза глядел. Это не только я – все заметили. Ну признавайся, что у тебя с ним?

– Ей-богу ничего. Сказал, что хочет посмотреть мои материалы. – А что, так ведь оно и было. По крайней мере, себя Шеннон в этом почти убедила. – Назначил аудиенцию. Завтра в двенадцать. Вот и все.

– Хм. – Шейле, конечно, хотелось услышать другое, но, зная скрытность коллеги во всем, что имело отношение к ее личной жизни, она на большее и не рассчитывала. – Ну и как он тебе?

– Кто?

– Ох, не прикидывайся дурочкой. Эбернотт, конечно. – Она откинулась на спинку стула, закинула голову и мечтательно закрыла глаза. – Вот это мужчина, да? Наш Саймон ему и в подметки не годится. Даже Дик Гвардиола, уж на что представительный мужчина, но и он… бледноват.

– А по-моему, ничего особенного, – пожав плечами, ответила Шеннон, старательно контролируя тембр голоса. – Да, говорят о нем много, но… не знаю… Как говорится, поживем – увидим.

– Нет-нет, ты не права, – горячо возразила Шейла. – Таких мужчин теперь днем с огнем не сыщешь. Штучный товар. Эксклюзивное издание. – Она картинно вздохнула. – Мачо.

– Меня другое удивило. – Шеннон попыталась увести разговор на менее зыбкую почву. – Зачем ему покупать «Ньюс»? Раньше ведь он только менеджментом занимался. Что-то вроде кризисного управляющего. А тут…

– А тут все просто, – с готовностью подхватила Шейла. – Я тебе объясню. Эбернотт набил руку, вник в суть дела, заработал кое-какие денежки и решил, что может идти дальше. Поднимать, так сказать, планку.

– То есть?

Покупает газету. За пару лет выводит ее в высшую лигу. А потом продает. Но уже совсем за другие денежки. Пара миллионов в кармане – не так уж и плохо.

– Думаешь, дело именно в этом? – внезапно погрустнев, спросила Шеннон. – Думаешь, ему нужны только деньги?

– А что же еще?! – воскликнула Шейла. – Держу пари, через пару лет мы все окажемся в кармане какого-нибудь тупого магната, которому газета нужна только для того, чтобы хвастать ею на банкетах. – Она помолчала и негромко добавила: – Это в лучшем случае. Боюсь, как бы Могучий Вине не отправил нас всех на улицу. Тебе-то, понятно, опасаться нечего, а вот мне…

Они помолчали. Шеннон посмотрела на часы – почти двенадцать.

– Не знаю, как ты, а я совершенно не в состоянии работать. Может, сорвемся пораньше на ланч? Честно говоря, на душе кошки скребут.

– Не у тебя одной.

– Я бы даже выпила.

– А я бы составила тебе компанию.

– Пошли.


– Спасибо, миссис Далтон, вы отлично поработали. – Винсент Эбернотт пробежал глазами длинный список сотрудников газеты. Шеннон Ридж значилась в нем под номером 43. – Пожалуйста, подготовьте график к завтрашнему утру. Только отметьте, что с двенадцати до половины первого я буду занят. С мисс Ридж.

– Хорошо, мистер Эбернотт.

– Думаю, по полчаса мне для начала вполне хватит.

Секретарша молча наклонила голову.

– И не более восьми человек в день, – добавил Винсент.

– Я все сделаю так, как вы хотите.

– Вот и отлично. – Он поднялся из-за стола. – Я сегодня не успел позавтракать, так что на ланч пойду раньше. Что вы мне порекомендуете?

Миссис Далтон на секунду задумалась.

– В этом здании есть кафетерии. На каждом четном этаже. Я бы сказала, на троечку.

– Понятно.

– На улице, в пределах двухсот метров в ту и другую сторону, два заведения – суши-бар «Киото» и пиццерия «Дольче Вита». Немногим лучше. Рекомендую ресторан «Глейзер» в переулке за первым поворотом налево.

– Благодарю, мисс Далтон. Вы сэкономили мое время. Я вернусь к половине второго.

Спустившись вниз, Эбернотт вышел на улицу, повернул, следуя указаниям секретарши, направо и зашагал по улице.

День обещал закончиться поздним вечером, и он знал, что так будет еще долго. Новое дело всегда требует полной отдачи. Конечно, можно было бы и не связываться с покупкой «Ньюс», но, с другой стороны, тридцать четыре года не тот возраст, чтобы останавливаться на достигнутом и почивать на лаврах. Настоящий мужчина всегда идет вперед, ставя перед собой новые цели, отвечая на вызовы, доказывая всем и себе в первую очередь, что ничего невозможного нет. Сидеть на скамеечке и смотреть, как, образно говоря, крутятся колеса, – не его удел. Да и повторять трижды пройденный путь слишком скучно. Новое предприятие могло стать очередной ступенькой вверх, а топтание на месте в бизнесе равнозначно сползанию вниз.

Да, дел впереди много, и времени на раскачку нет. Надо как можно скорее познакомиться с людьми, оценить потенциал каждого, наметить перспективы.

– Да, перспективы, – задумчиво пробормотал Винсент Эбернотт, вспомнив Шеннон Ридж.

Несмотря на все усилия, мысли то и дело поворачивали к ней. Ему нравились такие, как Шеннон: независимые, гордые, умеющие постоять за себя. К тому же она, определенно, не даром ела свой хлеб. Он уже успел сравнить ее работу с тем, что делала прежняя ведущая рубрики Лиз Кранц. В материалах Лиз чувствовался профессионализм, жизненный опыт, основательность и рассудительность. Шеннон брала другим: страстностью, задором, свежестью мыслей и искренностью. А ведь разговор по душам – это прежде всего искренность и заинтересованность. Разумеется, не все было гладко, и кое в чем ей требовалась подсказка, но в целом…

Ладно, приятель, признайся, что она просто тебя зацепила.

Что ж, пусть так. В конце концов он свободен от обязательств. Винсент Эбернотт знал, что нравится женщинам, но старался не заводить служебных романов и никогда не давал никому серьезных обещаний. Не считая Камиллы.

4

Принципы и правила полетели ко всем чертям, когда он познакомился с Камиллой. Она была невероятно, потрясающе, сногсшибательно красива: высокая блондинка с шикарной фигурой, точеными чертами лица, золотистыми волосами, зелеными глазами и низким, грудным голосом. Когда она смеялась, в нем напрягался каждый нерв, каждый мускул. Когда она танцевала, его пожирало пламя страсти. Когда она улыбалась ему, его душа улетала в рай. Стоит ли говорить о том, что случилось, когда она взмахнула ресницами и пригласила его на чашечку чаю?

Они поженились через два месяца после знакомства. Поженились, несмотря на то что друзья в один голос призывали его опомниться, одуматься или хотя бы подождать. Он никого не слушал. Он был готов ради нее на все. Он считал, что ему сказочно повезло. В общем, классический случай.

Глаза открылись только месяца через два после свадьбы. Милая, добрая, понимающая, заботливая красавица превратилась в жадную, вульгарную, пошлую, злую и эгоистичную особу, занятую только собой и видящую в муже исключительно средство для достижения собственных целей.

Еще через месяц он окончательно убедился в том, что совершил самую большую в жизни ошибку. Камиллу интересовали только деньги. Она не желала ни учиться, ни работать, а все свободное время проводила в походах по салонам красоты, магазинам, на вечеринках и приемах или перед телевизором.

Он предложил развестись. Камилла отказалась. Они разъехались. Содержание супруги обходилось недешево, но Винсент понимал – за ошибки надо платить. Полгода назад она потребовала развода, объяснив это заботой о его будущем.

– У нас ничего не получилось, Вине, – с притворной печалью говорила Камилла. – Мы слишком разные люди. Но у тебя еще все впереди. Ты обязательно встретишь новую любовь. Я не хочу связывать тебе крылья.

Он молчал, ожидая, что последует дальше.

– Ты такой талантливый. О тебе говорит вся Америка. Твои проекты… – О его проектах Камилла имела такое же представление, как о фауне пустыни Гоби. – Они такие… талантливые. Ты уже заработал кучу денег и, несомненно, заработаешь еще больше.

Он насторожился – разговор переходил на практическую плоскость.

– Мне будет трудно одной. – Она промокнула платком сухие глаза. – Да, трудно. Но я хочу работать. У меня есть планы. Мы с Риком…

– Ты имеешь в виду Рика Армстронга? – уточнил Винсент. Ее новый роман не был для него тайной.

– Э… да. Ты только не думай…

Спектакль успел изрядно его утомить. Винсент знал Рика Армстронга, молодого и многообещающего архитектора, попавшегося, похоже, на тот же, что и он, крючок. В этом не было ничего удивительного – Камилла могла свести с ума любого мужчину, а безумцами легко управлять.

– Сколько?

Она сделала вид, что не поняла вопрос.

– Что?

– Сколько денег тебе нужно? Во сколько ты оценила мою свободу?

Ей даже удалось выжать слезу. Винсент подумал, что если бы Камилла пошла в актрисы, то, возможно, могла бы зарабатывать на сносное существование.

– Как ты можешь так говорить! Я столько для тебя сделала! Если бы мне нужны были деньги…

Он поморщился. Нет, слишком наигранно, слишком неестественно. Впрочем, искренность и естественность для театра не самое главное.

– Й все-таки?

Она закусила губу и настороженно посмотрела на него исподлобья. В этот момент Винсент понял, что жизненный опыт обходится порой слишком дорого.

– Миллион.

Он согласно кивнул, и она не выдержала, улыбнулась. Триумфально. Хищно.

– Я дам тебе пятьсот тысяч.

Кто бы мог подумать, что столь красивое лицо может быть таким злобным.

– Этого мало!

Винсент пожал плечами и, скрестив руки на груди, откинулся на спинку кресла.

– Можешь подать в суд. Но имей в виду, что, во-первых, суд примет решение не раньше чем через пару месяцев, а за это время Рик Армстронг может рассмотреть то, чего не видит сейчас. Во-вторых, у меня есть деньги на хороших адвокатов, а у тебя их нет. В-третьих, полмиллиона неплохой заработок за полгода супружеской жизни. Думаю, на то, чтобы заработать вторую половину, тебе понадобится намного больше времени. И, наконец, в-четвертых, я могу рассказать обо всем Рику. Уверен, он и не догадывается, как…

– Ладно, – процедила сквозь зубы Камилла. – Я согласна. Меня больше устроят наличные.

– Не сомневаюсь. Двести пятьдесят тысяч ты получишь завтра. Остальную сумму после развода.

Она медленно и грациозно поднялась, демонстративно качнув перед ним бедрами, и Винсент почувствовал, как закипает в крови дикое, первобытное желание.

– Не хочешь? На прощание?

Он заставил себя посмотреть ей в глаза.

– Нет.

Камилла усмехнулась и, наклонившись, прошептала ему на ухо:

– А ведь ты хочешь меня, Вине. Даже встать боишься. Так вот что я тебе скажу: когда ты мне понадобишься, я приду и поманю тебя пальцем. И ты ничего не сможешь поделать. Потому что запал на меня. Потому что ты – слабак. Я у тебя в крови – навечно.

Ему стоило немалых трудов промолчать, до боли закусив губу. В тот момент Винсент понял еще одну истину: красота бывает страшной.


Впереди уже показался тот самый поворот направо, о котором говорила миссис Далтон, когда из-за распахнувшейся двери пиццерии пахнуло теплым, острым ароматом.

А почему бы и нет?

Он сбежал по каменным, посыпанным опилками ступенькам и оказался в небольшом фойе. Одна дверь вела в полупустой зал, другая – в небольшой, но уютный бар, заполненный, как говорится, под завязку. Колеблясь между естественным желанием выпить холодного пива и нежеланием пробиваться через толпу, Винсент остановился в нерешительности и вдруг увидел через стеклянную перегородку нечто такое, что заслуживало внимания.

Две молодые женщины, восседая на высоких, обитых красной кожей табуретах, держали в руках по стакану, в которых плескалась жидкость, отдаленно похожая на пепси. Впрочем, судя по блестящим глазам и оживленной мимике, в стаканах все же был не прохладительный напиток.

Разумеется, в стране победившего феминизма женщина имеет полное право опрокинуть стаканчик спиртного. Но только не в разгар рабочего дня.

В одной, сидевшей лицом к нему, Винсент без труда опознал младшего редактора Шейлу Брунсвик. Во второй, когда она, рассмеявшись, задорно запрокинула голову, Шеннон Ридж.

Внутренняя борьба завершилась не в пользу пива. Покачав головой, Винсент прошел в зал, где заказал мясной рулет.

Похоже, девочки снимают стресс, здраво рассудил он. Я бы на их месте тоже опрокинул стаканчик.


Шеннон нервничала. На двенадцать назначена встреча с боссом, часы показывают половину девятого, а она никак не может решить, что надеть. С одной стороны, надо бы принарядиться, подать себя, так сказать, в лучшем виде. С другой стороны, старания могут быть неправильно восприняты коллегами.

Извлечены из шкафа, примерены, рассмотрены и отвергнуты были: бежевое платье с короткими рукавчиками и воротником-стойкой – слишком просто, три блузки – слишком празднично, две юбки – одна чересчур короткая, другая уж очень длинная, и еще с десяток нарядов по самым разным причинам. Теперь куча одежды возвышалась на кровати немым укором ее тщеславию.

А какого черта ты так стараешься?! Тебе же не в церковь с ним идти.

Шеннон решительно натянула купленные год назад узкие джинсы с тонким кожаным ремешком, сняла с вешалки хлопчатобумажную рубашку в мелкую клетку и достала с полки коробку с новыми итальянскими босоножками на высоком каблуке – они отлично гармонировали с сумочкой.

Капелька духов, чуть-чуть помады с влажным блеском и… достаточно. Она покрутилась перед зеркалом и, не найдя ничего такого, что явно диссонировало бы с избранным на сегодня имиджем в меру скромной, но знающей себе цену работницы, вышла из квартиры.

Только держи себя в руках и почаще прикусывай язычок.


Придя на работу, как обычно к половине девятого, миссис Далтон обнаружила, что ее новый босс уже на месте. Она положила на стол приготовленный график встреч с сотрудниками и вопросительно посмотрела на Эбернотта, ожидая дальнейших распоряжений. Он протянул ей два исписанных мелким почерком листка.

– Здесь имена и номера телефонов людей, которых вы будете соединять со мной немедленно. Я также хочу, чтобы вы связались с теми, чьи фамилии помечены галочкой, и договорились о встрече с каждым, начиная с послезавтра. Предпочтительнее во второй половине дня.

Миссис Далтон кивнула.

– А сейчас, пожалуйста, принесите мне личные дела тех, с кем мне предстоит встретиться сегодня.

Миссис Далтон снова кивнула.

– Отлично. Пока все.

– Вы уже позавтракали, мистер Эбернотт? – спросила секретарша тоном строгой учительницы.

– Хм, пожалуй, нет. Если вас не затруднит, принесите мне кофе и сандвич. Я пью черный, без сахара.

Миссис Далтон вышла из кабинета, а Винсент потянулся за телефоном.

– Саймон? – Услышав в ответ слегка надтреснутый голос главного редактора, он коротко добавил: – Жду вас у себя в половине десятого.

Работа началась.


К половине двенадцатого нервы у Шеннон напряглись до предела. Она чуть ли не ежеминутно посматривала на часы, на что в конце концов обратила внимание Шейла.

– Ну что ты так волнуешься? Все пройдет отлично. У твоей рубрики высокий рейтинг. Бертон тебя ценит. Читатели обожают. Я бы на твоем месте была спокойна как удав. Держу пари, Эбернотт даст тебе прибавку к жалованью.

– Какую прибавку?! О чем ты говоришь?! Я вела себя с ним как полная дура. Накричала. Может, он из тех самодовольных типов, которые готовы сжить человека со свету, если он нечаянно чихнул в их сторону?

– Не думаю. По крайней мере, мне он самодовольным не показался. И, знаешь, нам повезло.

– Что ты имеешь в виду? – Шеннон поймала себя на том, что снова смотрит на часы. До двенадцати оставалось пятнадцать минут.

– Представь, что газету купил бы какой-нибудь мерзкий старикашка, который потребовал бы, чтобы мы являлись на работу в бикини.

– Что ж, сэкономили бы на одежде.

Они рассмеялись. Шейла вздохнула и тоже бросила взгляд на часы.

– Тебе хорошо, отмучаешься сегодня и свободна. А меня эта чертовка Далтон записала на послезавтра, да еще на девять. А если я просплю?

– Переночуй у него в приемной. Большим шишкам нравятся такие маленькие знаки преданности.

Шейла фыркнула.

– Я бы не отказалась переночевать в его постели. Как по-твоему, такой знак преданности придется ему по вкусу?

Без двух минут двенадцать Шеннон остановилась у двери приемной. Поправила волосы. Подавила желание посмотреться в зеркало. Облизнула губы.

Тебе нечего бояться. У тебя все в порядке. Никто тебя не съест. Держи себя в руках. И следи за языком.

Говоря себе это, она понимала, что волнуется вовсе не из-за работы. Сердце колотилось и трепыхалось каждый раз, когда мысли сворачивали к Винсенту Эбернотту. А сворачивали они туда слишком, слишком часто.

Шеннон открыла дверь.

– Здравствуйте, миссис Далтон. Я…

– Добрый день, Шеннон, – с улыбкой приветствовала ее секретарша. – Мистер Эбернотт предупредил, что освободится через пару минут. У него сейчас Джейк Барнстоу. – Она оглянулась на массивную деревянную дверь и, понизив голос, добавила: – Похоже, бедняге приходится нелегко.

Шеннон понимающе кивнула. Джейк возглавлял отдел рекламы, и именно от него во многом зависело финансовое благополучие газеты. Последние месяцы выдались для него кошмарными: сначала он угодил в больницу, потом развелся с женой, а вдобавок у него угнали машину, новенький «шевроле».

Миссис Далтон, похоже, собиралась поделиться с Шеннон еще какой-то полусекретной информацией, но дверь открылась и в приемную выскочил Джейк. Судя по раскрасневшемуся лицу и ослабленному узлу галстука, досталось ему крепко.

Закрыв дверь, он сделал два шага, остановился, глубоко вдохнул и растерянно посмотрел на миссис Далтон.

– Воды? – спросила та.

– Нет-нет. Мне нужно кое-что покрепче. – Джейк ослабил узел галстука и перевел взгляд на Шеннон. – Ты к нему?

– Да.

– Тогда даю бесплатный совет: побольше кивай и не вздумай возражать. Я вот попытался и…

На столе звякнул телефон, и миссис Далтон поспешно нажала кнопку громкой связи.

– Слушаю?

– Мисс Ридж пришла? – послышался глуховатый голос Винсента Эбернотта. – Если да, пусть войдет. И предупредите мистера Калвера, чтобы не опаздывал.

– Да, сэр. – Секретарша сочувственно посмотрела на Шеннон. – Идите, милая.

– И не забудь про мой совет, – напутствовал ее Джейк.

– Постараюсь.

Владелец газеты сидел в просторном кабинете, полностью сохранившем прежний интерьер: широкий письменный стол, два обтянутых черной кожей кресла, диванчик у стены, жалюзи на окнах и книжный стеллаж, занимавший всю заднюю стену. На полу – тонкий ковер неопределенного цвета. Шеннон бывала здесь нечасто, но когда все же переступала порог, ее каждый раз охватывало желание выгнать хозяина на пару дней и все здесь переделать. Столько пространства, такой чудесный вид из окна – на мост Золотые Ворота, – и демонстрация полного отсутствия фантазии и вкуса.

– Мистер Эбернотт…

Он поднял голову от какой-то бумажки. Скользнул по Шеннон равнодушным взглядом.

– А, мисс Ридж. Садитесь. У меня очень плотный график, так что не будем терять времени.

– Конечно. – Шеннон осторожно опустилась на край кресла. – Я вас слушаю.

– Мне нравится ваша работа, мисс Ридж. Нравится то, как вы подбираете темы, как подаете их. Рейтинг вашей рубрики заметно возрос за последний год, но… – Винсент замолчат, открыл папку. – Но в последние два месяца роста нет. Как вы можете это объяснить?

– Что? – Шеннон с трудом понимала, о чем он говорит. Эбернотт вел себя совсем не так, как она ожидала, исходя… Исходя из чего, идиотка? На что ты рассчитывала? Что тебя засыплют комплиментами? Что босс станет ходить вокруг тебя, как кот вокруг сметаны? – Извините. Да, конечно. Я могу это объяснить.

– С удовольствием послушаю. – Винсент откинулся на спинку кресла. – Только покороче.

– Причина стабилизации рейтинга очевидна, мистер Эбернотт. Каждая рубрика имеет свой потолок. Тот сектор читателей, на который она рассчитана…

– Вот именно, – перебил он. – Сектор читателей. Согласен, вы исчерпали ресурсы определенной категории. Так расширьте свою аудиторию.

– Но…

– До сих пор, мисс Ридж, вы ориентировались главным образом на женщин от, скажем, восемнадцати до сорока. Я прав?

Шеннон пожала плечами.

– Ну в общем-то да.

– Попробуйте заинтересовать других. Понимаю, это трудно. Поищите темы, которые привлекли бы не только женщин, но и мужчин. По крайней мере, молодежь. Уверен, что у вас это получится. Вам нужно лишь расширить собственный кругозор.

Она молчала.

– И еще, – продолжал Винсент. – Советую внимательнее изучить опыт вашей предшественницы Лиз Кранц. У нее есть чему поучиться.

Шеннон вздохнула. Как ни досадно было это признавать, но Эбернотт действительно нашел возможности роста. И как легко! Вот уж действительно – пришел, увидел, победил. Профессионал, что и говорить.

– Вот, пожалуй, и все. – Заметив, что она сделала движение, чтобы подняться, он остановил ее нетерпеливым жестом. – Подождите.

– Да?

– Надеюсь, вы на меня не в обиде, мисс Ридж?

– Мне не на что обижаться. Вы совершенно правы. – Впервые за время разговора их взгляды встретились, и в этот миг Шеннон будто окатила горячая волна. – Я постараюсь.

Винсент вдруг поднялся и, выйдя из-за стола, подошел к ней. Шеннон сжалась, будто кролик перед подползающим питоном.

Он положил руку ей на плечо.

– Как насчет того, чтобы пообедать? Скажем, в половине седьмого?

Шеннон нашла в себе силы подняться и тут же поняла, что сделала это зря. Теперь они стояли совсем рядом, так близко друг от друга, что она чувствовала запах Винсента: запах дорогого лосьона, запах шампуня и еще один запах, едва уловимый, тяжелый, мужской. Этот запах заставлял колотиться сердце, толкал к Винсенту, пробуждал почти неодолимое желание. Все мысли испарились, и голова наполнилась клубящимся розовым туманом. Взгляд, который Шеннон упорно направляла на безобразный ковер под ногами, скользнул по жилистой шее Винсента и остановился там, где под расстегнутой рубашкой курчавились жесткие короткие волоски.

Винсент наклонился, и жаркое дыхание обожгло ее щеку. Шеннон стиснула зубы, чтобы не застонать. Его губы оказались в нескольких миллиметрах от ее губ, и она, уступая разгорающейся страсти, подалась ему навстречу.

Звонок телефона прозвучал в ее ушах колокольным набатом.

– Черт… – Винсент шагнул к столу и снял трубку. – Слушаю, Эбернотт.

Еще не вполне придя в себя, Шеннон проковыляла на непослушных ногах к двери, толкнула ее и вышла, точнее, вывалилась в приемную.

– Боже мой, милая, что с вами?! – Встревоженная миссис Далтон устремилась к ней. – На вас лица нет! Он вас отругал?

Шеннон покачала головой.

– Нет… не волнуйтесь… Со мной все в порядке. – Она несколько раз глубоко вздохнула и неуверенно улыбнулась. – Просто… знаете, мне что-то нездоровится. Но это пройдет. Это пройдет…

Прежде чем вернуться в кабинет, Шеннон зашла в дамскую комнату и лишь минут через пять, приведя себя в порядок и немного успокоившись, сочла себя готовой предстать перед Шейлой.

К счастью, в кабинете было пусто.


Положив трубку, Винсент вытер вспотевший лоб и вернулся за стол. Черт возьми, еще немного, и он овладел бы этой женщиной прямо здесь, в кабинете, на том жутком и наверняка скрипучем диване. Или на этом идиотском облезлом ковре.

Он скрипнул зубами. Но на кого злиться? На Шеннон? Она совершенно ни при чем. По крайней мере, не пыталась его соблазнить. Не вертела бедрами, не покачивала туфлей у него под носом. И вообще не пускала в ход все эти женские штучки. Верно, она едва не ответила на его попытку поцеловать ее, но что же в том преступного?

Нет, виноват он сам. Только он. Никакого самоконтроля. Никакой выдержки.

Может, я болен? Почему так получается, что уже вторая женщина оказывает на меня такое воздействие? Сначала Камилла, теперь Шеннон.

Нет, я должен взять себя в руки. Быть твердым как камень и холодным как лед. А если не получится… Что ж, придется проконсультироваться у психотерапевта. Или купить резиновую куклу.

Винсент нажал на кнопку.

– Миссис Далтон, Росс Калвер в приемной? Да, можно. – Довольный тем, как звучит голос, он застегнул пуговицу на рубашке и открыл следующую папку.

5

То, чего удалось избежать наяву, настигло ее во сне.

Винсент Эбернотт был с ней. Она гнала его, просыпаясь в поту и с колотящимся в груди сердцем. Она приказывала себе думать о другом, но едва смыкала глаза, как он возвращался, появляясь из мрака ночи или тьмы подсознания. Он нависал над кроватью, большой, сильный, невероятно сексуальный, и она протягивала к нему руки. Он наклонялся, срывал простыню, и она подавалась ему навстречу, выгнув спину и разведя ноги, готовая принять его любовь, жаждая его ласк, задыхаясь от переполнявшего ее желания.

Руки сжимали ее бедра, губы тянулись к ее губам, но в тот самый миг, когда их тела должны были вот-вот слиться воедино… звонил телефон.

Она резко, рывком садилась, всматриваясь в обступающую темноту, вслушиваясь в давящую со всех сторон тишину, потом вставала, подходила к окну и смотрела на пустынную, залитую бледным светом фонарей улицу.

Что с ней? Влюбилась?

Около четырех часов, поняв, что уснуть уже не удастся, Шеннон решила почитать. Пару дней назад она, поддавшись общему ажиотажу, купила бестселлер Дэна Брауна «Код Да Винчи» и уже успела одолеть почти сотню страниц.

Однако на тумбочке книжки не оказалось. Остановившись посредине комнаты, Шеннон постаралась призвать на помощь логику. Куда можно положить книгу? Простая задача на концентрацию.

– Держу пари, что найду с трех попыток, – прошептала она, вспомнив Шейлу.

Прежде всего надо проверить спальню. Если книги нет ни на тумбочке, ни на полу, ни на подоконнике, то остается… Шеннон решительно подошла к шкафу, приподнялась на цыпочках, пошарила рукой наверху и…

Есть!

Шеннон потянула книгу.

– Черт…

Вместе с книгой на нее свалилась старая коробка из-под обуви. Содержимое рассыпалось по полу. Пришлось включить свет.

Шеннон называла ее «коробкой воспоминаний». В ней хранилась всякая всячина, десятка полтора-два артефактов, тех вещиц, которые, накапливаясь с течением жизни, постепенно теряют всякую ценность, но которые жалко выбросить, потому что зачастую это все, что осталось от канувших в прошлое событий и людей.

Она опустилась на пол.

Книжка Стивенсона «Остров сокровищ», подарок Роя Киннока, мальчика, жившего по соседству и, кажется, испытывавшего к ней теплые чувства. Семья Роя уехала из Ред-Блаффа, когда Шеннон исполнилось десять. Перед самым отъездом Рой забежал к ним домой и сунул ей в руки сверток, а потом наклонился и поцеловал ее в щеку. Она открыла книжку только вечером и обнаружила в ней открытку с видом Сиэтла. Короткий текст гласил: «Мы будем жить здесь. Я люблю тебя. Рой».

Первое признание в любви.

А вот утенок Дак, игрушка-сувенир из «Макдоналдса». Память о Бобби Уизерспуне. Бобби… С ним она потеряла невинность.

Шеннон усмехнулась. Какая любовь была у них на втором курсе колледжа! Наутро после той первой, самой горячей, самой безумной, самой суматошной и невероятной ночи он отвел ее в кафе и, вывернув все карманы, купил полный обед, за что получил этого самого утенка.

Их любовь оборвалась через два месяца, когда Бобби, выйдя вечерком за сигаретами, наткнулся на наркомана, зарезавшего его из-за жалких десяти долларов.

Серебряный крестик на длинной цепочке напомнил о бабушке, умершей в тот год, когда Шеннон окончила школу.

На глаза навернулись слезы. Она торопливо собрала вещи, сложила их кое-как в коробку и уже собралась вернуть ее на место, когда заметила закатившийся под шкаф «волшебный кубик». Нижняя пластинка кубика от удара отвалилась. Шеннон попыталась вставить ее в паз и вдруг заметила, что внутри кубика что-то есть. Это оказался маленький металлический ключик на колечке с биркой. Перевернув бирку, она увидела цифры – 693219.

Интересно, что бы это могло значить? «Волшебный кубик» ей подарил Стивен. Точнее, не подарил, а просто оставил. Вечером накануне своего исчезновения.

Стоп. В тот последний вечер – тогда Шеннон, конечно, и не подозревала, что вечер последний, – Стивен что-то говорил. Нет, он о чем-то рассказывал. Да, о криптографии. О кодах и шифрах.

И еще о чем-то…

Стивен никогда не болтал попусту. Стивен ценил слова. Если он оставил ключ, то оставил и подсказку. Он знал, что когда она найдет ключ, то станет искать подсказку в их последнем разговоре.

Стивен был для нее загадкой. Где он работает? Сколько ему лет? Живы ли его родители? Есть у него братья или сестры?

Шеннон не знала о нем ничего. Но, конечно, старалась узнать. Расспрашивала. Даже попыталась следить за ним.

Она улыбнулась, вспомнив тот эпизод.

Она увидела его совершенно случайно на одной из центральных и самых длинных улиц города Гир-стрит, из окна старинного экскурсионного трамвайчика. Гид рассказывал об инженере Эндрю Халлиди, благодаря которому такие трамваи вошли в строй в 1873 году. Без них путешествие по городу было делом весьма нелегким, поскольку лошади просто не могли одолеть подъемы раскинувшегося на холмах города. Трамвайчик как раз достиг пересечения Маркет-стрит и Пауэлл, где два здоровяка, позируя восторженным экскурсантам, ловко, с помощью рычагов, переставляют его с одного пути на другой. Выглянув в окно, Шеннон, к полному своему изумлению, увидела Стивена стоящим у какого-то магазинчика с небрежно одетым пожилым мужчиной. Решение созрело мгновенно. Она вскочила со своего места, прошла к выходу и, воспользовавшись тем, что трамвай замедлил ход, соскочила с подножки.

Стивен все еще разговаривал с незнакомцем, и Шеннон была уверена, что он ее не видит, поскольку стоит к ней спиной. Прохожих на Гир-стрит всегда хватает, так что затеряться в толпе не составляло труда.

Минуты через три Стивен похлопал своего знакомого по спине и неспешно зашагал по улице. Шеннон, разумеется, последовала за ним.

Вести слежку – занятие, может быть, и увлекательное, но только не для молодой женщины, не имеющей никакого опыта в столь специфичном ремесле. Стивен, похоже, гулял, и Шеннон, не привыкшая передвигаться со скоростью меньше трех миль в час, уже через полчаса проклинала себя за то, что ввязалась в авантюру. То прилипая к витринам, то отскакивая за угол, то прячась за спинами прохожих, она с возрастающим нетерпением ждала, когда же «объект» займется делами.

В конце концов Стивен зашел в магазин женской одежды. Прошмыгнув следом, Шеннон взяла под наблюдение оба выхода. Минут через пять Стивен, побродив по отделу дамских сумочек, поднялся на второй этаж, а сыщица укрылась в небольшом кафетерии, откуда ей были видны и эскалатор, и обе двери. Довольная своей сообразительностью, Шеннон опустилась за столик, и в этот момент к ней подошел официант с подносом, на котором стояла чашечка капучино и тарелочка с ее любимым шоколадным пирожным. Поклонившись, он поставил заказ перед ней и уже хотел отойти, когда Шеннон схватила его за руку.

– Извините, но я еще ничего не заказывала! Вы ошиблись!

Официант, парень лет восемнадцати, пожал плечами.

– Вы ведь мисс Ридж, не так ли?

Да, но откуда вы знаете, как меня зовут? – изумилась Шеннон, которая прежде не только не бывала в этом магазине, но и не знала о его существовании. Парень снова пожал плечами.

– Я лишь выполняю заказ. Минуты три назад ко мне подошел темноволосый мужчина в светлом костюме и попросил принести его знакомой, которая вот-вот появится здесь, кофе и пирожное. Он еще просил передать вам, чтобы вы провели свободный день с большей для себя пользой.

Шеннон ничего не оставалось, как признать поражение, выпить кофе, съесть пирожное и вернуться домой.

Стивен пришел к ней через пару дней, как обычно без предупреждения и довольно поздно. Они поужинали, выпили бутылку вина, а потом легли в постель.

Утром, перед тем как уйти, он сказал:

– Пожалуйста, не ищи со мной встреч. Если увидишь меня случайно на улице – пройди мимо. У тебя есть номер моего сотового. Звони, если что-то случится, но только в самом крайнем случае.

– Ты можешь объяснить, в чем дело? Тебе угрожает опасность? Чем ты занимаешься? Кто ты такой?

Стивен покачал головой, потом обнял Шеннон за плечи и нежно поцеловал в губы.

– Не могу. Пока не могу. Но обещаю, что расскажу все, когда наступит время. И поверь, я никому не делаю ничего плохого.

– Боже, разве ты не понимаешь, что у меня нет сил жить в таком напряжении! – взорвалась Шеннон. – Я постоянно волнуюсь, не зная, где ты и что с тобой! Я…

Некоторое время Стивен молча смотрел на нее, потом обнял и тихо прошептал на ухо:

– Мы будем вместе. Я обещаю тебе это. Но надо подождать. Ты мне веришь?

Она верила ему – Стивен ни разу ее не обманул.

– Сколько нужно ждать?

Стивен отстранился, заглянул ей в глаза, потом опустил голову и достал пачку сигарет. Курил он очень редко.

– Не меньше года. Но и не больше полутора.

Как долго! И вместе с тем Шеннон стало легче, ведь появилась хоть какая-то определенность. Больше она никогда и ни о чем его не спрашивала. Ждала. Время шло. А потом Стивен исчез.

Исчез, чтобы через столько времени напомнить о себе странными звонками, загадочными записками и вот этим ключом.


– Отлично! – Кит Барклоу поднял вверх большой палец. – Прекрасная работа. – Он вышел из-за пульта, снял очки и обвел взглядом участников записи. – Всем огромное спасибо. Предлагаю сделать перерыв на ланч, а потом мы соберемся и прослушаем уже окончательный вариант. Пусть пока поработают монтажеры. Шеннон, задержись, пожалуйста.

Над записью радиоверсии одного современного драматурга они работали уже второй месяц. Отвечавший за выпуск спектакля Кит с самого начала объявил, что хочет провести эксперимент с приглашением не профессиональных актеров, а любителей, голоса которых еще не успели надоесть радиослушателям. Шеннон получила от работы истинное удовольствие и нисколько не сожалела о потраченном времени. Ей досталась роль брошенной невесты, и поначалу у нее почти ничего не получалось. То есть ей самой казалось, что все идет как надо, но когда включали запись… Боже, она не узнавала собственный голос! Неверные интонации, неуместные паузы, дурацкий пафос… В какой-то момент Шеннон даже заявила, что отказывается от дальнейшего участия. Хорошо еще Киту хватило терпения, выдержки и профессионализма. Он заставлял их подолгу отрабатывать каждую фразу, доводя исполнение до автоматизма, советовал, уговаривал, ругал, подсказывал…

И вот венец всех мук и усилий.

– Послушай, если ты хочешь, чтобы я еще раз произнесла «ах, кончено, мой дух на волю рвется», то лучше убей, – простонала Шеннон. – Только дай сначала перекусить.

– Успокойся, речь пойдет совсем о другом. – Кит взял ее за локоть и отвел в сторонку. – У меня предложение, которое должно тебя заинтересовать.

– Какое? Сыграть книжный шкаф или швабру? Он рассмеялся.

– Всего лишь саму себя.

– Саму себя? И что же это за спектакль? «Личная жизнь Шеннон Ридж, или Дневник неудачницы»?

– Это кто у нас неудачница? Хватить жаловаться на жизнь, Шеннон, надо жить.

Она устало потянулась.

– Ладно, что там у тебя?

Кит оглянулся и, убедившись, что в студии никого нет, обнял Шеннон за плечи.

– Я предлагаю тебе сняться для одного издания.

Она удивленно посмотрела на него.

– Шутишь?

– Нисколько.

– И что же надо делать? Изображать девушку, с которой сняли последний бюстгальтер? Или невесту Кинг-Конга? Еще я могу прыгать вокруг шеста.

– О чем ты говоришь! – запротестовал Кит. – Все совершенно пристойно и абсолютно легально. Ты же меня знаешь. Мне бы и в голову не пришло подставлять такую девушку, как ты. Просто появилась возможность неплохо заработать, и я подумал… Тебе ведь нужны деньги, верно?

– Деньги нужны всем. Давай поподробнее.

– Слушай. На меня вышли парни, представляющие одну совершенно новую фирму по пошиву женской одежды и белья. Материалы они получают из Италии, Египта и Юго-Восточной Азии. Дизайнеры у них свои. Шьют в Коста-Рике – так дешевле. Сейчас у них готовы первые партии, которые будут продаваться поначалу только в Сан-Франциско и ближайших городах. Сама понимаешь, без рекламы новый товар не протолкнешь. Привлекать профессиональных моделей они не хотят – слишком дорого, к тому же многие девочки связаны контрактами, по которым им запрещено рекламировать чужие марки.

– Ясно.

– Подумай. Если заинтересуешься, приходи завтра.

– Завтра у меня свободна только вторая половина дня, – предупредила его Шеннон.

– Отлично. Тогда к четырем вот по этому адресу. – Кит протянул ей сложенный вдвое листок. – Тебе все расскажут и покажут. Подпишешь договор. Оплата очень неплохая.

– Думаешь, я им подойду? – с сомнением спросила Шеннон.

Кит окинул ее оценивающим взглядом.

– Я, конечно, не специалист, но, по-моему, у тебя есть все необходимое… выпуклости… изгибы… – Он изобразил в воздухе нечто напоминающее волнистую линию и смущенно пожал плечами. – В том смысле, что… Ну, в общем, мысли ты внушаешь далеко не праведные.

– Ты хочешь сказать, что я сексуальная? – Шеннон подмигнула ему.

Кит, несмотря на то что ему было далеко за тридцать, отличался крайней застенчивостью в вопросах секса. Поговаривали, что еще не нашлось той, которая лишила бы его девственности.

– Угу, – пробурчал он, отводя глаза.

Шеннон рассмеялась и хлопнула его по спине.

– Ладно, Кит, не тушуйся. И спасибо. Я загляну к ним завтра. Кстати, ты идешь на ланч?

Он развел руками, сопроводив жест драматическим вздохом.

– Некогда. На два назначено последнее прослушивание. У меня еще куча дел. Кстати, не опаздывай.

Вторник, казалось, не закончится никогда. Винсент вертелся как белка в колесе, но испытывал при этом странное ощущение бессмысленности того, что делает. Поначалу он старался просто не обращать на это внимания, полагая, что все дело в непривычном окружении, но уже к ланчу вынужденно признал: проблема далеко не так проста. И ключ к проблеме – Шеннон Ридж. Именно она не давала ему покою. Без нее все валилось из рук. Винсент упрямо отгонял посторонние мысли и неуместные фантазии, сами собой рождавшиеся в разгулявшемся воображении, но, как заметил один мудрец, война с собственными желаниями всегда заканчивается безоговорочной капитуляцией.

К концу дня Винсент выяснил о ней все, что мог: откуда родом, где живут родители, сколько лет, какой колледж закончила, где живет, и еще много всего.

Легче от этого не стало. Успокаивало одно: в среду Шеннон первую половину дня проводила в редакции. Будучи человеком активным, Винсент не собирался пускать их отношения на самотек. Он знал, что нравится ей. Знал, что она живет одна. А раз так, то что мешает предпринять масштабное наступление? Вести длительную осаду, отвоевывая крохотные плацдармы, довольствуясь микроскопическими успехами, – не для него. Его стиль – стремительный штурм, дерзкая вылазка, схватка врукопашную.

Ему нужен был план.

Закончив с делами в начале девятого, Винсент позволил себе пройтись до временно снятой квартиры неподалеку от Юнион-сквер. Сан-Франциско нравился ему все больше и больше. Подобно многим расположенным на берегу океана городам, он в любое время года переполнен приезжими, и, может быть, благодаря этому местные жители отличаются от обитателей глубинки куда большим гостеприимством, незлобивостью, терпимостью и даже мечтательностью. В Сан-Франциско научились уважать и ценить свободу, даже если она принимает не вполне привычные формы. Здесь никто не гоняет бездомных, мирно посапывающих не только под дверями церквей, но и на скамейках парков. Здесь никто не пнет уснувшего на крылечке особняка пьяницу. Здесь не бьют себя в грудь и все воспринимают с легкой иронией и шуткой: даже один из фешенебельных небоскребов, гордый шпиль которого дерзко пронзает облака, местные остряки прозвали «мечтой импотента».

Многочисленные туристы обычно приходят в восторг от Сан-Франциско; им кажется, что это та самая мечта, к которой стремятся все и которую достигают немногие. Но, пожив во Фриско какое-то время, открывают для себя другую истину: мечта так и не сбылась, а за прекрасными, романтическими ландшафтами и сказочной, волшебной атмосферой, являющимися всего-навсего умело созданными декорациями, проходит самая обыденная жизнь со всеми сопутствующими неприятностями в виде непомерной квартплаты, безработицы, налогов и тому подобного.

Погода для начала июня была не слишком теплая, но из-за дымчатой пелены серых облаков проглядывало солнце. Винсент сунул руки в карманы и зашагал по тротуару. Войдя в парк, он свернул на окаймленную деревьями дорожку, которая шла вдоль набухшего после дождей канала. Ему нравилось здесь. В парке было тихо, и мозг отдыхал после проведенных за компьютером напряженных часов. Винсент остановился на горбатом мостике, откуда можно было полюбоваться на небольшой водопад. Какой-то мужчина с вытатуированными на лице иероглифами предложил ему героин. Винсент отрицательно покачал головой и торопливо продолжил путь.

Прогулка подняла настроение, но не дала никакого толчка в разработке плана штурма крепости под названием Шеннон Ридж. Впрочем, расстраиваться Винсент не стал, зная, что жизнь рано или поздно всегда предоставляет шанс тому, кто держит глаза открытыми. Завтра он увидит Шеннон и… что-нибудь придумает.


Стивен Джерард осторожно приоткрыл глаза и медленно, не поворачивая головы, огляделся. Он лежал на кровати в маленькой, даже крохотной комнатушке с одним-единственным зарешеченным окном. Плотный внешний ставень не пропускал свет, и определить время суток было невозможно. Стивен не мог пошевелить руками, но часы с него, похоже, сняли.

Он не знал, сколько времени находится в этой комнате, не знал даже, какой сейчас месяц. Память его напоминала выжженное не до конца поле – что-то забылось, что-то нет. В голове шумело, и Стивен знал, что, если сейчас некий неведомый спаситель освободит его от веревок, у него не хватит сил даже дойти до двери.

Они дают мне какой-то наркотик… – мысль возникла из заполняющего голову тумана и исчезла в нем же.

Кто они? Что им нужно от него? Как он оказался здесь?

В комнате никого больше не было, но Стивен знал – скоро кто-нибудь придет. И еще он знал, что должен вспомнить что-то важное. Важное не для них, а для кого-то еще. Для…

Ему показалось, что голова лопнет от напряжения. Пальцы сжались в кулаки. Ну же, вспомни!

Нет, ее имя снова ушло за горизонт памяти.

Ее?

Значит, человек, которому грозит опасность, женщина. Может быть, попробовать метод ассоциаций?

Интересно, откуда такие слова?

За дверью послышались шаги, и Стивен закрыл глаза. Точно он сейчас знал только одно: шаги не предвещают для него ничего хорошего.

6

– Вы отказались со мной пообедать. – Он произнес это таким тоном, словно она подожгла его дом.

– Неужели? – Шеннон пожала плечами. – А по-моему, вы просто не проявили должной настойчивости.

Минуту назад Винсент Эбернотт ворвался в их с Шейлой кабинет, как голодный тигр в клетку с мирно грызущими морковку зайчиками, и объявил, что ему нужно поговорить с мисс Ридж.

Шейлу, разумеется, тут же как ветром сдуло. Уже закрывая за собой дверь, она бросила на подругу сочувственный взгляд и провела ребром ладони по горлу.

– Не проявил настойчивости? Как это понимать? Я что же, должен был…

– Не мое дело давать вам советы, мистер Эбернотт. – Шеннон сама удивлялась, что держится так спокойно и уверенно.

– Вот как? – Он был явно обескуражен.

– Вот так. – Шеннон позволила себе оторваться от монитора и повернуться к боссу. – У вас что-то еще? Если нет, то позвольте мне заняться делом. Мистер Бентон требует, чтобы материалы были готовы именно в среду, а вторая половина дня у меня занята.

– Позвольте узнать чем. Или это секрет?

– Вовсе нет. Мне нужно быть на пробах.

– О, так вы еще и актриса!

– Модель. – Шеннон подняла голову и улыбнулась.

Наверное, делать это не стоило, потому что в тот самый момент, когда их взгляды встретились, внутри у нее мгновенно набух, лопнул и разлился горячей волной бутон желания.

Не говоря ни слова, Винсент наклонился, обнял ее одной рукой и со сдержанной страстью поцеловал в сами собой приоткрывшиеся губы.

Шеннон застонала от наслаждения и, обвив его шею руками, подалась навстречу. Где-то в глубине сознания звенел тревожный звоночек, но она не желала прислушаться. Истосковавшееся по мужской ласке тело звенело, как натянутая струна. Язык Винсента уже проник в ее рот и устремился в глубь…

Звоночек прозвенел громче, пробиваясь через туман в ее голове, и Шеннон поняла, что звонит телефон.

– Черт, – пробормотал, отстраняясь, Винсент и протянул руку к трубке, но Шеннон опередила его.

– Да?

– Мисс Ридж, это Энн Далтон. Мистер Эбернотт у вас?

– Он здесь, миссис Далтон, – официальным тоном подтвердила Шеннон. – Секунду.

Винсент хмуро посмотрел на нее, но трубку все же взял. Выслушав сообщение, он бросил короткое:

– Сейчас буду, – и направился к двери. – Во сколько ваша фотосессия?

– В четыре мне нужно быть на Рамси-стрит.

– Я зайду за вами в три тридцать. – Не дожидаясь ее реакции, Винсент вышел в коридор.

Дверь не успела захлопнуться, как в кабинет влетела Шейла.

– Ну что?! Как ты?! Боже, настоящий зверь! Что он с тобой сделал?

Шеннон облизала губы.

– Я и сама не знаю, – честно призналась она и уже тише добавила: – И мне это совсем не нравится.

Что делать? Бежать, спасаясь от Винсента Эбернотта и всего того, что сулил роман с ним? Или уступить страсти, вспыхивающей каждый раз, когда он оказывался рядом? Поставить под угрозу все, чего успела добиться за последние пару лет? Рискнуть пусть скромным, но зато независимым положением? Или спрятаться, затаиться, переждать внезапно налетевший ураган любви?

Что делать?

Занимаясь привычными делами, перебрасываясь шутками с Шейлой, отвечая на звонки, Шеннон снова и снова пыталась найти ответ на этот вопрос. И чем ближе стрелки часов подбирались к половине четвертого, тем тревожнее становилось на душе.

Снова и снова анализируя ситуацию, она признавалась, что давно не испытывала ничего подобного. Может быть, в колледже, с Бобби. Но тогда в них обоих просто разгулялись гормоны. Здесь все было по-другому.

А как же Стивен?

Да, Стивен… Любила ли она Стивена? Пожалуй, нет. Разумеется, он очень ей помог, и Шеннон была бесконечно благодарна ему. Да, они занимались любовью, но та любовь скорее служила существенным, но не необходимым дополнением к их отношениям вообще, отношениям старшего и младшего, сильного и слабого, покровителя и протеже.

Да, ей было хорошо с ним. Иногда даже очень хорошо, но она вполне обходилась и без него, довольствовалась его редкими визитами и не нуждалась в большем. Если бы она любила Стивена, разве пережила бы так легко его исчезновение? Разве смирилась бы с тем, что любимый просто взял и исчез? Конечно нет.

Шеннон ощутила укол вины. Что, если Стивен нуждался в ее помощи? Рассчитывал на нее?

И почему она думает о нем в прошлом времени? А может быть, он жив и до сих пор ждет ее? Что, если он, например, попал в автомобильную аварию и потерял память? Что, если он лежит сейчас в больничной палате, не зная даже собственного имени? Боже, почему она, Шеннон Ридж, ведущая рубрики «Разговор по душам», оказалась такой бездушной, такой неблагодарной по отношению к человеку, сделавшему для нее очень, очень много? Почему она молчит? Почему не ищет Стивена? Почему притворяется, что ничего не случилось?

Шеннон тяжело вздохнула.

Она знала почему.

Потому что он был загадкой. Потому что не впустил ее в свою душу. И даже не подпустил к себе. Потому что она почти ничего не знала о нем.

Потому что Стивен всегда ассоциировался в ее сознании с тревогой, тайной и опасностью.

Кто он? Мафиози? Шпион? Террорист? Агент спецслужб?

В любом случае Шеннон знала, понимала, чувствовала, что называется, нутром: жизнь со Стивеном никогда не будет спокойной и счастливой. В каком-то смысле ей даже стало легче после его исчезновения.

Она еще раз вздохнула и поймала обеспокоенный взгляд Шейлы.

– Что-то случилось? Ты сегодня сама не своя. Если хочешь, расскажи.

Шеннон покачала головой.

– Нет, со мной все в порядке. Я скоро уйду, но прежде хочу кое о чем тебя попросить. Помнишь, ты говорила о каком-то странном звонке…

– А, того парня, которого я приняла за брюнета?

– Да. Ты запомнила его голос?

– Хм. – Шейла задумалась. – Пожалуй, да, хотя я и не уверена твердо. Но я определенно узнаю его, если услышу еще раз.

– Послушай, если тот мужчина позвонит еще раз и спросит меня, то передай, что я его жду. Так и скажи: Шеннон вас ждет. А еще лучше спроси, не Стивен ли он.

Шейла недовольно поморщилась.

– Извини, но инструкции ты давать не умеешь. Итак, я снимаю трубку и, если слышу тот голос, спрашиваю, не Стивен ли он. Так?

– Так. Только…

– Подожди. Не перебивай. Далее возможны два варианта. Первый – он отвечает утвердительно, и я передаю ему твое сообщение. Второй – он отвечает отрицательно, и… Что тогда?

– Тогда, разумеется, ничего передавать не надо.

Шейла удовлетворенно тряхнула головой.

– Теперь все ясно. Значит, ты ждешь только Стивена. Между прочим, почему я слышу о нем в первый раз? Что еще за таинственный персонаж появился в твоей жизни?

– Я расскажу тебе о нем, только не сегодня, ладно?

– Ладно.

Шеннон взглянула на часы и поспешно вскочила. Уже двадцать пять минут четвертого, а она еще не готова. Что, если Винсент зайдет за ней сюда? Что тогда подумает Шейла? Да и все остальные. Нет, она понимала, что отношения не скроешь, а попытки их замаскировать обречены на неудачу и не вызывают у зрителей ничего, кроме смеха или раздражения, но пока никаких отношений нет, а афишировать то, что не существует, пожалуй, глупо.

– Куда торопишься?

– Ты не поверишь, Шейла. Мне предложили попробовать себя в рекламе одежды одной новой фирмы. На четыре назначены пробы, а еще надо добраться до Рамси-стрит. Не хотелось бы опаздывать.

– Везет же некоторым, – с завистью произнесла Шейла. – Да, с твоей фигурой можно рекламировать что угодно, от меховых палантинов до белья. Честно говоря, я до сих пор не могу, понять, почему ты не обзавелась парочкой любовников. Уверена, мужчины…

В коридоре послышались энергичные, явно мужские шаги, и Шеннон, сорвав с вешалки сумочку, метнулась к двери.

– Пока. До пятницы.

– Счастливо! – крикнула ей вслед Шейла, удивленно качая головой. – Держу пари, у нее свидание. На пробы так не летят. Интересно бы посмотреть на того, кто сумел подцепить нашу красотку Шеннон.

Винсент настоял на том, чтобы они поехали на его машине, которая в отличие от «короллы» Шеннон стояла не на открытой стоянке, а в подземном гараже. Дорога до студии заняла чуть больше двадцати минут. В полдень над городом собрались тучи, пролившиеся коротким и теплым летним дождиком, и теперь чистенькие улицы сияли на солнце.

Нужное здание отыскали не без труда, а вот свободного места на парковке не нашлось. Высадив Шеннон, Винсент покатил дальше по улице.

Войдя в фойе трехэтажного здания старой постройки, Шеннон не обнаружила ни одной живой души. Указателями здесь тоже не пользовались. Времени оставалось совсем мало, а опаздывать не хотелось. Она поднялась на второй этаж и постучала в первую же дверь, табличка на которой гласила «Бизнес-консультации. Услуги юриста».

– Извините, я ищу «Студию Д». Вы не могли бы…

Сидевшая за столом женщина средних лет в деловом костюме и строгих очках в старомодной роговой оправе оторвала взгляд от какой-то толстенной книги и перевела его на Шеннон.

– «Студию Д»? По-моему, это на третьем этаже. Прямо и направо. Третья дверь.

– Спасибо.

Она взлетела по лестнице, свернула направо и, сделав несколько шагов, увидела большую светящуюся букву «Д».

– Ну, вперед… – Шеннон толкнула дверь, переступила порожек и зажмурилась от ударившего в глаза ослепительного света.

– Эй, кто там еще? – послышался недовольный голос, и навстречу Шеннон выступил мужчина лет сорока в расстегнутой цветастой рубашке и грозящих соскользнуть с бедер линялых джинсах. – Вы кого-то ищете, мисс? Если не меня, то проваливайте ко всем чертям!

Кого-то такое начало возможно и смутило бы, но Шеннон научилась не обращать внимания на грубость. Как говорится, кто лает, тот не кусает.

– Я от Кита Барклоу. Мне сказали…

– От Кита? – Мужчина скользнул по ней профессиональным, оценивающим взглядом. На Шеннон были обтягивающие вельветовые брюки и топ. – Ладно, сейчас посмотрим. – Он повернулся к группе из двух девушек и трех парней, горячо обсуждавших что-то в темном углу комнаты. – Сара, Майкл, у нас еще одна кандидатка на роль звезды. Приготовьте мисс…

– Ридж, – подсказала Шеннон. – Шеннон Ридж.

– Приготовьте мисс Ридж. Давайте вечернее платье, то, темно-зеленое. И поживее! Шевелитесь, бездельники!

Одна из девушек, миниатюрная блондинка в легкой кофточке и мини-юбке, кивнула Шеннон.

– Пойдемте со мной. Майкл, подай нам платье. Гвинет, займись макияжем.

– Парень, которого назвали Майклом, задумчиво почесал в затылке.

– Мне нужны ваши размеры, шеннон.

– Я ношу восьмой и десятый. Он досадливо покачал головой.

– Все размеры. Что вы далеки от классики, это я вижу. Вы, наверно, впервые на пробах, не так ли?

– Кое-какой опыт у меня есть.

– Рад слышать. Итак, бюст, талия, бедра?


Винсент Эбернотт осторожно приоткрыл дверь студии и замер, даже не переступив порог. На невысоком подиуме посреди зала стояла Шеннон. О том, что это она, он узнал по тому, как заколотилось сердце, как напряглись все мышцы, как заклокотала кровь.

На Шеннон было темно-зеленое, с золотистым отливом вечернее платье, едва держащееся на плечах при помощи тонких бретелек. Лиф туго обтягивал грудь, а глубокое, откровенное декольте позволяло любоваться смуглой, покрытой ровным бронзовым загаром нежной кожей. Округлые плечи плавно переходили в высокую, изящную шею, на которой красовалось колье с огромным изумрудом. Такие же камни, только помельче, были и в серьгах.

Шеннон стояла вполоборота к Винсенту, глядя на неопрятного седого мужчину, который, судя по строгому выражению лица, был здесь главным.

– Так… хорошо. Теперь повернись, – скомандовал мужчина, – покажи нам спину!

Женщина на подиуме повернулась, и Винсента окатила горячая волна желания – вырез сзади доходил до талии, открывая такое пространство восхитительной женской плоти, что созерцание ее подняло бы с одра и разбитого параличом старика.

– Молодец, – сдержанно похвалил седой. – А теперь покажи, на что ты по-настоящему способна. Сделай так, чтобы я тебя захотел. Посмотри в камеру. Нет, не поворачивайся совсем. Через плечо… да, только еще сексуальнее. Зажги во мне огонь. Ну же, соблазни меня! Посмотри так, чтобы у меня зашевелилось в штанах! Черт, нет!

Шеннон смущенно пожала плечами. От одного этого жеста Винсента бросило в жар. Какого черта еще надо этому хрычу от Шеннон? Может, он гей? Сам Винсент чувствовал себя угрем на сковородке.

– Вот что… – продолжал, подумав, седой. – Представь, что ты в своей квартире. Что рядом с тобой твой любимый мужчина. Ты хочешь его, и он…

Легко сказать. Шеннон вздохнула, подняла голову и вдруг увидела стоящего у двери Винсента.

Притворяться, переноситься в мир грез и напрягать фантазию уже не требовалось.

– Есть! – воскликнул седой. – То, что надо! – Он подал знак фотографу. – Давай, Пол! Щелкай!


Следующие двадцать минут, пока Шеннон обговаривала детали контракта и обсуждала с хозяином студии Дэном Дарроу график работы, превратились для Винсента в невыносимую пытку. Хорошо еще, что на него никто не обращал внимания.

Уже выходя из студии, Шеннон задела грудью его плечо. Сделала она намеренно или случайно, определить было невозможно, но в любом случае эффект получился такой, какого не ожидал и сам Винсент.

До машины дошли молча, и, только захлопнув дверцу и повернув ключ зажигания, Винсент, не поворачивая головы, хрипло спросил:

– К тебе или ко мне?

– К тебе, – коротко ответила Шеннон, и он молча кивнул.


Едва Шеннон, переступив порог, вошла в комнату, как Винсент склонился над ее плечом. Ощущая каждой клеточкой тела, каждым нервным окончанием его притягательную близость, она поежилась.

– Ты дрожишь. Не беспокойся, здесь никого нет, и нам никто не помешает. – Он поднял ее подбородок легким прикосновением пальца. – Я так хочу тебя…

– Я тоже, – неожиданно для себя призналась Шеннон.

Взяв гостью за руку, Винсент провел ее в гостиную, освещенную только меркнущим светом опускающегося в океан солнца.

– Принести выпить?

– Да, если можно – вина.

Пока он отсутствовал, Шеннон успела немного успокоиться и, сбросив босоножки, забралась с ногами на широкий упругий диван.

Винсент вернулся с бутылкой калифорнийского и двумя высокими разноцветными бокалами и, разлив вино, опустился рядом.

– Иди ко мне.

Его низкий, богатый обертонами голос действовал на Шеннон волшебным образом. Винсент мог приказать ей выпрыгнуть в окно, и она бы беспрекословно подчинилась.

– Ты уверена, что хочешь этого?

Шеннон кивнула.

– Да.

Винсент не стал торопить события, а наклонился и приник губами к ее шее. Этого оказалось достаточно, чтобы всколыхнуть затихшую было страсть. Шеннон запрокинула голову и закрыла глаза.

Его губы переместились выше, к мочке уха. Шеннон застонала.

– Да… да…

Она услышала, как он скрипнул зубами, сдерживая закипающее желание, и замер, прежде чем сделать следующий шаг. Шеннон сама нашла его губы, и они надолго слились в волнующем поцелуе.

Одна его рука пробралась под топ, другая скользнула ниже, к «молнии» брюк Шеннон. Не обнаружив на ней бюстгальтера, Винсент на секунду замер.

– Давай же, – прошептала она, – раздень меня.

Наверное, с точки зрения экономии времени ей следовало раздеться самой, но поспешные, неловкие маневры Винсента странным образом возбуждали Шеннон. Сначала он стащил топ, обнажив упругую, с набухшими сосками грудь, и тут же, не удержавшись, припал к ней горячими губами.

Жар в Шеннон разгорался все сильнее, и она нетерпеливо повела бедрами. Винсент рванул «молнию» и одним движением стащил с нее брюки вместе с трусиками.

Шеннон открыла глаза. Занимаясь ею, Винсент не забыл и о себе и уже почти успел раздеться.

– Иди ко мне. – Она призывно раздвинула ноги, и тут плотина, сдерживавшая все это время напор его страсти, не выдержала.

Винсент обрушился на нее, захватив ртом сосок, и одновременно подхватил ее под бедра и рванул на себя.

Шеннон снова застонала и выгнулась под ним.

– О, Винсент…

Ее тело жаждало близости, той близости, при которой мужчина и женщина становятся единым существом, познают тайны и мысли друг друга. Он провел ладонью по животу, ниже, и Шеннон содрогнулась от дрожи, предвещающей приближение оргазма.

По коже, там, где ее касались губы Винсента, как будто пробегал электрический разряд. Казалось, она вот-вот взорвется и как ракета взлетит высоко-высоко, за облака, туда, где нет ничего, кроме райского блаженства.

Но это было еще только начало. Винсент осторожно раздвинул ее согнутые колени и спустился ниже, бережно и тщательно обрабатывая кончиком языка чувствительную плоть.

Шеннон инстинктивно задвигала бедрами, следуя этим волнующим, манящим прикосновениям, изнемогая от желания, от того, что скопившаяся страсть не находит выхода.

Дрожь волнами пробегала по телу, волны наслаждения накатывали одна за одной, и Шеннон не выдержала. Приподнявшись на локтях, она подалась навстречу Винсенту и, глядя прямо в потемневшие, налитые желанием зрачки, прохрипела:

– Я больше не могу! Пожалуйста…

Боясь, что Винсент не услышит, Шеннон обхватила его ногами и резко вскинула бедра. Оба застонали и тут же задвигались уже вместе, как единое целое, в общем ритме. Шеннон изгибалась, вращала бедрами, откидывалась назад и припадала к его груди, пока наконец перед ее глазами не вспыхнул разноцветный фейерверк, а с губ не слетел последний, тихий стон.

7

– Ты разве не собираешься на работу? – удивленно спросила Шеннон, открыв глаза и увидев рядом с собой на кровати мирно дремлющего Винсента. – Уже половина восьмого. Пора бы…

Ничего. Быть хозяином имеет свои преимущества – не надо ни перед кем отчитываться. – Он сладко потянулся. – Между прочим, я жутко проголодался. Что тебе приготовить? У меня хорошо получается, например, омлет с грибами или яичница с беконом.

– Я, пожалуй, поеду. – Шеннон стыдливо потянула на себя простыню.

Ночь получилась бурная, и они уснули, только когда небо на востоке уже начало светлеть. Но ночь ведь и создана для романтики и любви. День – совсем другое время. Время трезвых решений.

– Но тебе же не надо в редакцию. Или я ошибаюсь? – Винсент наклонился к ней, приник губами к теплому плечу, сунул руку под простыню. – Ничего, если мы позавтракаем на полчасика позже?

Шеннон охнула, когда его пальцы нежно сжали сосок.

– Это все, на что тебя хватит? – поддразнил ее Винсент.

Пальцы его закружили вокруг другого соска, и из груди Шеннон исторгся новый стон.

– Хочешь пари? – тоном змия-искусителя продолжал Винсент.

– Ка… какое?..

– Кто раньше придет к финишу, тот и готовит завтрак. Согласна?

Задыхаясь от накатывающих одна за другой волн наслаждения, Шеннон все же нашла силы прошептать:

– Да.

Винсент медленно стянул простыню и приложил ладонь к напряженному холмику соска. Потом начал круговые движения, от которых по коже Шеннон, как круги по воде, разбегались волны наслаждения.

Жар внутри разгорался, и Шеннон придвинулась к Винсенту поближе. Винсент переключился на другую грудь, затем, понаблюдав за реакцией Шеннон, удовлетворенно кивнул и взялся сразу за обе.

– Вине…

– Сдаешься?

– Не дождешься. – Она потерлась о него животом и тут же ощутила ответную реакцию. – Предлагаю ничью.

– И разбегаемся?

Ей еще хватило сил рассмеяться.


Они завтракали, когда зазвонил телефон, и Шеннон машинально потянулась за трубкой.

– Я возьму, – сказал Винсент, но было уже поздно.

– Да? – беззаботно бросила она и только тогда сообразила, что находится не в своем кабинете и не у себя дома, а в кухне босса.

Шеннон виновато посмотрела на Винсента, но он только вскинул бровь и пожал плечами.

Две или три секунды на том конце провода молчали, потом незнакомый женский голос немного удивленно произнес:

– Извините, мне нужен Винсент. Винсент Эбернотт.

– Мистер Эбернотт сейчас занят. Не будете ли вы столь любезны перезвонить через двадцать минут?

– Да, конечно. Простите, а с кем я разговариваю?

– С его личной секретаршей, – строгим тоном сообщила Шеннон. – Не хотите ли оставить для мистера Эбернотта сообщение?

– О, это отличная идея! – обрадовалась незнакомка. – Пожалуйста, запишите. Готовы?

– Диктуйте.

– Милый, я прилетела в Сан-Франциско по нашему общему делу. Буду у тебя в офисе в полдень. Целую.

– Это все? – Шеннон пришлось собрать силы, чтобы не швырнуть трубку на рычаг.

– Да, все.

– Вы не назовете свое имя?

– Ах да, разумеется. Камилла Эбернотт. – Женщина немного помолчала и уже другим, напряженным и злым голосом добавила: – Я его жена.

Шеннон положила трубку и медленно повернулась к Винсенту.

– Извини, что так получилось. Мне не следовало отвечать. Это вышло автоматически.

Он махнул рукой.

– Ничего страшного. Кто звонил? С кем ты так любезничала?

Она пристально посмотрела на него.

– А ты разве не слышал?

– Нет. – Винсент непонимающе уставился на нее. – Что случилось? У тебя такое выражение, словно…

Шеннон тяжело поднялась. Запахнула полы слишком большого для нее мужского халата.

– Звонила твоя жена.

– Что? – Рука Винсента с чашкой замерла на пути ко рту. – Не может быть.

– Прости. Я оденусь и сейчас уйду. Камилла сказала, что будет в твоем офисе в полдень. Не провожай меня.

– Подожди! – Винсент вскочил, резко отодвинув чашку с кофе. – Подожди, я все объясню!

– Не надо. – Она шагнула к двери. – Мне не нужны объяснения. Просто… ты должен был сказать.

– Я не успел, – возразил он. – Не было подходящего момента. Послушай…

– Перестань, – устало бросила через плечо Шеннон. – Ты же успел снять кольцо. И даже заехать за мной в студию. Не оправдывайся.

Винсент нагнал ее уже за дверью и схватил за руку.

– Да постой же ты, черт возьми! – рявкнул он. – Посмотри мне в глаза. Как, по-твоему, я тебе вру?

– Я не собираюсь…

– Зато я собираюсь! Да, я был женат. Был! Мы с Камиллой развелись два месяца назад. Слышишь?

Шеннон молчала.

– Мы поедем в редакцию, и ты сама все узнаешь. Мне нечего от тебя скрывать. И я не собираюсь прятать тебя от кого бы то ни было. Я люблю тебя и не стыжусь этого.

Люблю.

Нет на свете мужчины, который не произнес бы это слово хоть раз в жизни. Кое-кто пользуется им так же часто, как бритвенным станком. Многие от случая к случаю. Большинство изредка, под давлением обстоятельств. И при этом каждый вкладывает в него свое значение.

Все это Шеннон прекрасно знала. Знала так же хорошо, как и миллионы других женщин. Но ведь даже рыба заглатывает пустой крючок, а что уж говорить о человеке. Каждый верит в то, во что хочется верить.


Камилла была немало удивлена, когда, позвонив по номеру домашнего телефона Винсента, разузнать который, кстати, оказалось не так-то просто, услышала женский голос. Сначала она подумала, что что-то перепутала и позвонила не на домашний, а на рабочий телефон, но потом, проверив все еще раз, убедилась – ошибки не было.

Получалось, что ее бывший муж успел обзавестись любовницей – иного объяснения присутствию в его квартире женщины быть не могло. То, что Винсент Эбернотт сумел так быстро найти ей замену, немало опечалило Камиллу, пребывавшую доселе в полной уверенности, что оставленные ею мужчины уже не способны к новой любви и обречены на медленное угасание в печали и тоске по ней, единственной и несравненной.

– Каков негодяй… – прошипела она сквозь зубы и уже начала набирать заново тот же номер, но остановилась, осененная внезапно пришедшей идеей.

Что она выиграет от скандала? Ничего. Можно, конечно, потешить самолюбие, выставить Винсента в идиотском виде перед его сотрудниками, но практическая польза от такого спектакля будет равна нулю.

Не попытаться ли сыграть тоньше, повернув ситуацию в свою пользу? Только сначала надо узнать, что собой представляет та, что заняла ее место в постели Винсента. Для этого нужно заглянуть в «Ньюс». А повод у нее есть.


– Ну вот, теперь ты знаешь обо мне почти все, – с усмешкой подытожил Винсент, сворачивая к спуску в подземный гараж. – Так что решай сама, обманывал я тебя или нет.

Шеннон кивнула.

– Ты был со мной очень откровенен, и я это ценю. Но дело в том, что откровенность не может быть односторонней. Ты рассказал мне о себе, теперь моя очередь рассказывать. Только вот я к этому еще не готова. Прости.

Он пожал плечами.

– Ничего страшного. Я тебя не тороплю.

Шеннон погладила его по щеке.

– Мне нужно кое в чем разобраться. Не знаю, сколько на это уйдет времени, но у меня остался долг перед одним человеком.

– Ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь. Если понадобятся деньги…

– Нет-нет, проблема не в деньгах. – Шеннон вздохнула и, расстегнув сумочку, достала из кармашка ключ с биркой. – Тебе говорят что-нибудь эти цифры?

Посмотрев на бирку, Винсент медленно покачал головой.

– К сожалению, ничего. Но у меня есть приятель, большой любитель всяких головоломок. Если хочешь, могу познакомить тебя с ним.

– Было бы неплохо.

– Тогда давай не откладывать дело в долгий ящик. – Винсент выключил двигатель, наклонился и крепко поцеловал ее в губы. – Я уже соскучился по тебе.

Шеннон и сама могла сказать то же самое.

– Подниматься не буду. У меня дела на радио.

– Пообедаем? – Он с надеждой посмотрел на нее. – В половине седьмого, ладно?

– Хорошо. Только давай предварительно созвонимся. – Шеннон покопалась в сумочке, выудила визитную карточку и протянула Винсенту. – Здесь все мои телефоны.

– Отлично. Тогда до вечера.

Она выскользнула из машины, помахала рукой и не оглядываясь ушла.

Проводив Шеннон взглядом, Винсент взял «дипломат», запер машину и прошел к лифту. Появление супруги не сулило ничего хорошего, но Винсент решительно настроился на то, чтобы сделать это свидание последним. Камилла должна была приехать еще на прошлой неделе, и он удивился, когда в конце прошлой недели она сообщила, что задерживается. Может, ей уже не нужны деньги?

В приемной миссис Далтон разговаривала с кем-то по телефону.

– Позвоните, пожалуйста, через час. Сейчас мистера Эбернотта нет, и я… – Увидев входящего шефа, она поспешно добавила: – Он будет через пятнадцать минут.

– Держите оборону, миссис Далтон? – спросил Винсент, когда секретарь положила трубку. – Моя вина. Пришлось задержаться. Вы записали, кто звонил?

– Конечно. – Она протянула листок со списком в дюжину фамилий. – И у нас получился сбой в графике. – В ее голосе прозвучали укоризненные нотки.

– Надеюсь, ничего страшного не случилось. Я сам урегулирую эту проблему. Спасибо, миссис Далтон.

Винсент прошел в кабинет. Конечно, так дела вести нельзя, но, с другой стороны, не каждый день тебе на голову сваливается такой подарок, как Шеннон Ридж! Эта ночь стала для него настоящим праздником. Шеннон оказалась восхитительной любовницей, страстной, неутомимой, умеющей не только брать, но и отдавать. В любви человек раскрывается по-настоящему, ведь в постели почти невозможно притворяться. Именно о такой женщине Винсент всегда мечтал. Именно такой он видел поначалу Камиллу. Так что, учитывая печальный опыт, спешить с выводами не стоит.

Но и тянуть нельзя, напомнил себе Винсент. Пожалуй, лучший вариант – поговорить с самой Шеннон, выяснить ее планы. Сам он пока был не готов бросаться в омут очередного брака. Если она разумный человек – а оснований считать иначе у него нет, – то поймет его и не станет торопить, К тому же у нее, похоже, тоже нет намерения спешить. Два разумных человека всегда способны найти удовлетворяющее обоих решение. Сегодня вечером…

Винсент не успел довести мысль до конца – телефон замигал красным глазком.

– Да, миссис Далтон?

– К вам посетительница, сэр.

– Кто?

– Миссис Камилла Эбернотт, – неуверенно произнесла секретарша. – Вы примете?

Винсент негромко выругался под нос.

– Да, пусть войдет.

Камилла тщательно подготовилась к встрече и, надо признать, выглядела потрясающе: высокая, в облегающем платье из тончайшего шелка, ее лицо могло бы украсить обложку любого журнала, а на создание прически ушло не меньше трех-четырех часов.

– Здравствуй, милый. – Она прошествовала к столу, наклонилась так, чтобы взгляд Винсента уперся в колыхнувшиеся под нежной тканью груди, и поцеловала его в щеку. – Извини, что пришла раньше, но пришлось менять планы. – Она огляделась. – Хм, не могу сказать, что мне так уж нравится твой кабинет.

– Садись, Камилла, и давай перейдем к делу. Извини, но я могу уделить тебе не больше пятнадцати минут.

Она с улыбкой опустилась в кресло.

– Ты не очень-то любезен. Впрочем, я не в обиде. У мужчин всегда на первом месте их игрушки.

– А в какие игрушки играешь ты? – раздраженно бросил Винсент и тут же мысленно упрекнул себя за несдержанность – вступать с Камиллой в перепалку не входило в его планы. – Итак, ты привезла документы?

– А ты приготовил деньги?

– Я смогу получить их сегодня. Во второй половине дня.

– Двести пятьдесят тысяч? – уточнила Камилла. – Ты готов отдать мне двести пятьдесят тысяч?

– Да.

Она закинула ногу на ногу. Жест был точно выверен, многократно отрепетирован и рассчитан на вполне однозначный эффект.

– Видишь ли, дорогой. После нашего разговора произошли кое-какие события. Обстоятельства изменились, и прежняя сумма меня вовсе не устраивает. Я хочу получить миллион. Не больше, но и не меньше.

Винсент с трудом удержался от того, чтобы не стукнуть кулаком по столу.

– Я не знаю, какие обстоятельства изменились в твоей жизни, но у меня все осталось по-прежнему. Повторяю, двести пятьдесят тысяч – это все, на что ты можешь рассчитывать.

Камилла покачала головой.

– Жаль, что ты так упрям. Я думала, мы сумеем урегулировать разногласия мирно. Что ж, придется пойти другим путем. Только не говори потом, что я тебя не предупреждала. Не хотелось бы, как говорится, ворошить грязное белье…

– Ты о чем? – насторожился Винсент.

– О чем? – Камилла картинно всплеснула руками. – И ты еще спрашиваешь! О твоей как бы секретарше! Не успел развестись, а уже забавляешься со шлюхами! Я всегда знала…

– Перестань! Что ты имеешь в виду? О какой секретарше речь?

– Да уж конечно не о той, что сидит в приемной, а о той, которая имела наглость разговаривать со мной по телефону сегодня утром.

– Моя личная жизнь тебя больше не касается.

– Неужели? Вот тут ты ошибаешься. Мы ведь все же супруги, хотя ты и стараешься об этом не вспоминать.

– Ты что же, еще не подала на развод? – медленно спросил Винсент, уже прокручивая в уме возможные последствия такого варианта.

– Не подала. Извини, так уж получилось. Но подам обязательно. Только формулировка будет другая. Супружеская измена…

– У тебя нет доказательств.

– В наше время раздобыть их будет нетрудно. Ты же не собираешься отказываться от сладкого, а? Да и она вряд ли обрадуется, когда узнает, что влезла в постельку не к холостяку, а к женатому мужчине. Не думаю, что вам обоим так уж нужен скандал. – Камилла поднялась. – Ты говорил о каких-то делах? Ухожу, не буду мешать. – Уже открыв дверь, она громко, чтобы слышала миссис Далтон, добавила: – У тебя есть неделя, Винсент. Одна неделя, чтобы урегулировать нашу семейную проблему к взаимному удовольствию.


Вернувшись домой после ланча, Шеннон взялась за уборку. Она уже решила, что предложит Винсенту поужинать не в ресторане, а у нее. Тихо, спокойно, почти по-семейному.

Впрочем, тихо и спокойно с Винсентом вряд ли получится, с улыбкой подумала она. Тело еще болело после сумасшедшей ночи, а душа уже жаждала новой. При одном только воспоминании о Винсенте Шеннон охватывала сладостная дрожь.

Прибравшись и поставив в вазу свежие цветы, она отправилась по магазинам.

Что купить? Что приготовить для романтического ужина? Что нравится Винсенту?

Поломав голову и не найдя ответа на эти простые вопросы, Шеннон решила положиться на собственный вкус. Креветки в остром соусе с рисом. Фруктовый салат. И… И бутылка калифорнийского.

Ей повезло – в ближайшем супермаркете за углом нашлось все необходимое. Продавец креветок, живот которого мог вместить, наверное, бочку пива, лукаво подмигнул.

– Интимный вечерок, да? Хотите разогреть своего паренька?

– Что-то вроде того, – призналась Шеннон. – Хотя он и без того горяч.

– О, в этом деле, предосторожность не помешает. Лучше заранее подстраховаться, чем полночи смотреть на храпящего мужчину.

– И что же порекомендуете? – полюбопытствовала она. – Перепелиные яйца или шпинат?

– Нет-нет, есть кое-что понадежнее. – Он оглянулся по сторонам и, понизив голос, прошептал: – Верное средство. Стопроцентная гарантия. Прошло полную клиническую апробацию. Потрясающий эффект.

– Насчет апробации… Вы сами… апробировали? – с сомнением поинтересовалась Шеннон.

– А как же! Иначе не рекомендовал бы. – Он самодовольно усмехнулся.

– Хм. И сколько же стоит этот… афродизиак?

– Стоит, понятное дело, недешево, но к Африке, смею вас уверить, не имеет никакого отношения. Доставлено из джунглей Амазонки. – Он опустил руку в карман и извлек маленький флакончик, наполовину заполненный невзрачным зеленовато-серым порошком. – Только натуральные компоненты.

– И сколько?

– Триста долларов. Здесь пять-шесть порций. Растворяется в вине. Действие наступает через полчаса.

– Ну не знаю…

Продавец понятливо закивал.

– Понимаю. Сейчас на рынок пробиться трудно. Но я вам так скажу, кто не рискует…

– А вдруг здесь какая-нибудь гадость? – продолжала сомневаться Шеннон. – Вроде сушеного помета летучей мыши.

На лице мужчины появилось выражение оскорбленного достоинства.

– Я работаю в этом магазине двенадцать лет. Мори – это мое имя – все знают. – Он посмотрел на Шеннон и вдруг усмехнулся. – Впрочем, вы мне нравитесь, а потому я дам вам пробную порцию. Даром.

– Но…

– Ничего, ничего. Подождите минутку, сейчас отсыплю. На пробу.

Через три минуты Шеннон спрятала в сумочку пакетик с пробной порцией зелья, которое, если верить заверениям ее нового знакомого Мори, должно было превратить Винсента в ненасытного любовника.

– Послезавтра расскажете! – крикнул ей вслед Мори.

Шеннон остановилась и оглянулась.

– А почему не завтра?

– Завтра вам будет не до меня. Она вдруг вернулась.

– Скажите, а каков состав этой смеси? Мори смущенно почесал кончик носа.

– Я бы мог сказать, но, поверьте, этого вам лучше не знать.


Она еще раз оглядела свою довольно скудно обставленную гостиную: черный кожаный диван, два кресла в тон ему и телевизор. На тумбочке высокая стеклянная ваза из темно-зеленого стекла с букетом ромашек, на дальней стене картина, изображающая женщину, одиноко стоящую на фоне театра. Деревянный пол блестит – она натерла совсем недавно. На низком кофейном столике откупоренная бутылка вина, два бокала на длинных тонких ножках, широкая ваза с фруктами. Нигде ни пылинки.

И все-таки что-то не так. Может, плюнуть на все и пойти в ресторан?

А ты в состоянии себе это позволить? Или рассчитываешь на чужой бумажник?

Деньги, деньги, деньги… Того, кто их придумал, следовало бы колесовать.

Ладно, одернула себя Шеннон, хватит ныть. Не так уж все и плохо. Если удастся подписать контракт, доходная часть ее бюджета получит серьезную прибавку.

Шеннон вздрогнула, услышав пронзительный звонок.

Винсент!

Она торопливо схватила трубку.

– Да?! А, это ты…

– Я, конечно, кто же еще! – рассмеялась Шейла. – Только что пришла домой и сразу звоню тебе. У нас такие новости! Если стоишь, лучше сядь.

Шейла могла болтать часами, а потому Шеннон положила рядом с собой сотовый – если Винсент не пробьется по одному телефону, то позвонит по другому.

– Села. Рассказывай. Только по порядку. Что там у нас? Неужели Бертон подал в отставку?

– Он еще всех нас пересидит. Нет, это касается Эбернотта. Да-да, нашего нового босса. Представь себе, заявился в редакцию около одиннадцати, помятый, с красными глазами. Не иначе как отрывался напропалую всю ночь. Знаешь, я увидела в нем человека.

– Так ты к нему не попала? – спросила Шеннон, вспомнив, как подруга тряслась три дня в ожидании аудиенции у шефа.

– Нет, меня перенесли на завтра. Но дело не в этом, слушай дальше. – Шейла сделала паузу, и из трубки донеслись булькающие звуки. – Не подумай чего, это только пепси. А теперь приготовься. Если сидишь, ухватись за что-нибудь покрепче.

– Ухватилась.

– Ну вот, сидим мы с Грегом Бланшетом в приемной у миссис Далтон, дожидаемся, и вдруг… – Шейла сделала паузу, но не ради драматического эффекта, а потому что поперхнулась и закашлялась. – Извини. На чем я остановилась? Ах да… И вдруг входит обалденная красотка и представляется миссис Камиллой Эбернотт. Боже, ты бы ее видела! Уж на что Грег парень спокойный, но и он заволновался.

Шеннон почувствовала, как отлила от лица кровь. Камилла Эбернотт. Жена Винсента. Бывшая жена. Винсент ведь сказал, что они развелись. Или не развелись? Неужели он солгал ей?

– Эй, ты меня слушаешь? – повторила Шейла. – Самое интересное впереди. Пробыла она в кабинете минут десять, а когда выходила, то громко так, чтобы все слышали, бросила: «У тебя есть неделя, Винсент. Одна неделя, чтобы урегулировать нашу семейную проблему к взаимному удовольствию». Это я процитировала. Слово в слово. Ты же знаешь, какая у меня память.

– Знаю, – тупо пробормотала Шеннон.

Она вдруг почувствовала необъяснимую усталость. От разговоров. От лжи. От разочарования. Жизнь, казалось, только-только начала налаживаться, и вот… Как легко разбиваются надежды. Как быстро рушатся возведенные в мечтах замки. Как больно ранит обман.

Шейла еще что-то говорила, но Шеннон уже не слушала. Хотелось забиться в темный угол, отгородиться от всего мира, закрыть глаза, заткнуть уши и уснуть.

– Извини, ко мне пришли, – солгала она. – Я перезвоню позже. Или…

– Ладно-ладно, беги, – проворчала Шейла, недовольная тем, что ей не дали довести рассказ до конца. – Увидимся завтра. У меня еще куча деталей.

Завтра? Зачем ей завтра, если оно будет продолжением сегодня? Шеннон отключила все телефоны и устало побрела в спальню.

8

Шеннон не позвонила. Ни один из указанных в карточке телефонов не отвечал. Уж не случилось ли с ней чего? Черт возьми, могла бы, по крайней мере, сообщить, что у нее все в порядке.

Раздражение усиливалось, а потом к нему добавилась еще и тревога. Как Винсент ни старался отвлечься, как ни пытался сосредоточиться на работе, ничто не помогало. Мысли постоянно возвращались к Шеннон.

В половине шестого Винсент вызвал секретаршу.

– Миссис Далтон, мне нужен адрес Шеннон Ридж. Можете помочь? Это срочно.

– Да, конечно. Сейчас посмотрю.

Она вышла и вернулась через пару минут.

– Есть. – Миссис Далтон положила на стол листок. – Если не ошибаюсь, это в районе Кастро. Найдете?

– Да. Спасибо, миссис Далтон.

– Я вам сегодня уже не нужна?

– Нет, можете идти. Вы и без того перерабатываете.

Он заставил себя вернуться к бумагам, но через полчаса с досадой отодвинул их в сторону и снова взялся за телефон. Длинные гудки звучали равнодушно и холодно.

Винсент скрипнул зубами. Черт! Он злился на Камиллу, злился на Шеннон, на весь мир, но больше всего на самого себя.

Почему он сам не занялся разводом? Почему, зная, что представляет собой Камилла, предоставил ей заниматься таким важным делом? И вообще, каким слепцом надо быть, чтобы жениться на эгоистичной, глупой, жадной, бессердечной, раскрашенной кукле! Что руководило им, когда он решил сделать ей предложение? Неужели примитивный, первобытный инстинкт сильнее логики, ума, здравого смысла и элементарной осторожности? А ведь друзья предупреждали, намекали на то, что у Камиллы на первом месте деньги, на втором тоже деньги, а на третьем удовольствия и развлечения. Почему он пропустил предостережения мимо ушей?

И вот теперь итогом небрежности, неосторожности и легковерности стала ситуация, когда Камилла загоняет его в угол. Конечно, легче и проще всего рассчитаться с ней, отдать миллион и подвести черту под не самым лучшим эпизодом, но проблема заключалась в том, что у Винсента в данный момент не было таких денег – едва ли не все средства оказались вложенными в покупку газеты.

Да, ошибки обходятся порой слишком дорого.

И где гарантия, что он не совершает подобную ошибку с Шеннон? Что ему известно о ней? О ее семье, знакомых? О привычках и вкусах? О прошлом? И кто тот загадочный и бесследно исчезнувший Стивен?

Размышляя таким образом, Винсент тем не менее ехал к Шеннон.


Ей снился сон.

По воскресеньям они с матерью всегда ходили в церковь. Вдвоем. Отец, работавший в пожарной службе, предпочитал высыпаться, и его старались не тревожить. Получалось не всегда.

Мать обычно будила Шеннон в семь часов. Дел было много: умыться, расчесать волосы, выбрать платье и обувь. Впрочем, у матери этих утренних дел набиралось еще больше, и в начале девятого ситуация в доме накалялась. Шеннон, уже причесанная и одетая, не могла долго сидеть на месте и начинала бегать по дому. Мать, причесанная, но еще не одетая, призывала дочь к порядку.

– Ты разбудишь папу и получишь по попе!

– Папа никогда меня не тронет!

– Чем носиться, пошла бы в кухню и приготовила завтрак.

– Мы все равно не успеем поесть, потому что ты копуша.

Копушей жену называл мистер Ридж, и Шеннон ужасно нравилось это слово.

– Я не копуша. А твой папа, который так говорит, просто соня и грубиян.

Дочь немедленно вступалась за отца:

– Папа не соня, он много работает. Если бы не он, весь город уже давно бы сгорел.

– Подумать только!

В конце концов они все же добирались до кухни, где поспешно завтракали, и выходили из дома.

Шеннон нравилось ходить в церковь. Там собирались едва ли не все ее подруги, кроме Сары Ратцер, которая, как объяснила мать, исповедовала другую веру. Сидя на жесткой деревянной скамье, Шеннон вертела головой, переглядывалась с другими девочками, а иногда даже строила рожицы мальчишкам. Время от времени детская активность перехлестывала через край, в помещении становилось шумно, и тогда читавший воскресную проповедь священник умолкал, окидывал собравшихся строгим взглядом и качал головой. Родители тут же брали детей в оборот, и порядок на некоторое время восстанавливался.

После службы они гуляли по парку, делали кое-какие покупки и, усталые, возвращались домой.

Отец еще спал. Мать отправляла Шеннон переодеваться, а сама шла готовить второй, настоящий завтрак, после чего они вместе будили главу семейства.

Шеннон часто снилось то время, потому что, наверное, оно было самым беззаботным и веселым.

Беззаботность и веселость ушли из дома, когда отец обгорел на пожаре.

Во сне Шеннон перенеслась в тот день.

Отец не вернулся с ночной смены. Время шло, ей нужно было идти в школу, но Шеннон упрямо, скованная страхом, сидела у окна и смотрела на дорогу. Мать пыталась скрыть беспокойство, то переходя из комнаты в комнату, то возвращаясь в кухню, к дочери, то скрываясь в спальне, чтобы вытереть слезы.

Потом к дому подъехала черная машина, из которой вышли начальник пожарной команды и Джек Хиггинс, самый близкий друг отца. Шеннон замерла. Сердце остановилось. Она знала, что случилось что-то страшное, но не могла, не хотела в это верить. Мужчины прошли по дорожке, и Джек позвонил в дверь.

– Он?..

Начальник пожарной службы, плотный мужчина в темно-синем костюме с неумело завязанным галстуком, покачал головой, и Шеннон закрыла глаза.

– Нет, ваш муж жив, миссис Ридж, но… обгорел. Мы хотим, чтобы вы поехали с нами в больницу.

Они поспешно собрались и побежали к страшной черной машине. Пока ехали, Джек держал руку Шеннон в своей. Их сразу провели в палату. Люди в белых халатах молчали, и от этого становилось еще жутче.

Они вошли в палату. Сидевшая у кровати медсестра поспешно поднялась и кивнула, приглашая их подойти ближе. Шеннон подошла первой и в растерянности остановилась. То, что лежало на кровати – обмотанное бинтами, с запекшимися губами, черным, как головешка, носом, – не могло быть ее папой! Она посмотрела на медсестру, чтобы сказать, что та ошиблась, что их привели не в ту палату, но тут мать глухо застонала и сползла по стене на пол.

Не обращая на нее внимания – она инстинктивно чувствовала, что с мамой все в порядке, – Шеннон снова повернулась к кровати и вдруг увидела, как правый глаз лежащего на ней закрылся и открылся. Как будто подмигнул ей.

– Папа? – недоверчиво спросила она.

И глаз снова подмигнул.

Потом было много всего, но в памяти Шеннон остался именно этот эпизод с подмигивающим глазом.

С того дня она больше не ходила в церковь. И прежняя жизнь закончилась, словно упершееся в тупик шоссе.


Что-то врезалось в сон. Долгий, раздражающе настойчивый писк. Шеннон повернулась на другой бок. Писк продолжался. Она открыла глаза. Подняла голову. Огляделась, пытаясь определить источник звука, и поняла: звонят в дверь.

Шеннон встала, шлепая босыми ногами по деревянному полу, пересекла гостиную и остановилась у двери. Приподнявшись на цыпочках, посмотрела в глазок. На площадке, нетерпеливо переминаясь, стоял Винсент. Она повернула задвижку, потянула за ручку.

– Наконец-то! Я уже начал волноваться. Мы же договорились, что созвонимся. – Он сделал шаг вперед, но Шеннон и не подумала уступить ему дорогу. – Что случилось? Ты… ты спала? У тебя кто-то есть?

Шеннон усмехнулась – типичный для мужчины ход мысли.

– Ничего не случилось. И у меня никого нет. Я просто устала и хочу отдохнуть.

– Это из-за Камиллы? Ты решила, что я тебя обманул, да?

– А если и так? – Шеннон осеклась – получилось слишком громко. Привлекать внимание соседей не хотелось, хотя некоторые из них время от времени тоже позволяли себе пошуметь. – Если и так? Почему ты не подумал, что мне, может быть, не хочется иметь дело с женатым? Есть ведь общие для всех правила. Или, может, подумал, что если купил газету, то приобрел и всех, кто в ней работает?

Дверь соседней квартиры открылась, и на площадке появилась миссис Доуэр с большим мусорным пакетом. В тот же момент Винсент, воспользовавшись тем, что Шеннон на мгновение утратила бдительность, отодвинул ее плечом и, перешагнув через порог, закрыл за собой дверь.

– Эй, что ты делаешь?! – возмутилась она. – Я тебя сюда не приглашала! Уходи!

– А если не уйду? – усмехнулся он, глядя на нее сверху вниз. – Вызовешь полицию? Или выпрыгнешь в окно?

– Как ты смеешь врываться в чужую квартиру?! – уже во весь голос бушевала Шеннон. – Кем ты себя возомнил, а?! Хозяином жизни? Убирайся или…

Я никуда не уйду, – негромко, но твердо сказал Винсент. – Не уйду, пока не поговорю с тобой. И чем скорее ты успокоишься, тем быстрее мы закончим.

– Мне не о чем с тобой разговаривать. У меня просто нет желания…

Шеннон не успела ничего больше сказать – Винсент одним быстрым движением подхватил ее на руки, запечатал рот поцелуем и понес в спальню.


Прежде чем открыть глаза, он прислушался.

Тишина редко бывает полной, абсолютной. Может быть, потому что наркотики, которыми его пичкали на протяжении то ли недель, то ли месяцев, обостряли восприятие, может, по какой-то еще причине, но сейчас окружающее пространство было наполнено самыми разными звуками.

Где-то совсем рядом тикали часы. Пищал комар. Шуршала занавеска. За тонкой, будто сделанной из картона стеной капала вода. В коридоре гудел вентилятор.

Он слушал долго, несколько минут, но так и не услышал ровных, характерных для дыхания звуков. И только тогда открыл глаза.

Та же самая тесная комната с единственным закрытым ставнем окном. Та же жесткая деревянная кровать. На тумбочке стакан с водой и будильник. На грязно-белом потолке паутина и трещины.

Он попытался пошевелиться и обнаружил, что может это сделать: руки и ноги были свободны.

Но самое главное открытие заключалось в том, что голова работала ясно, мысли не путались, не терялись в тумане.

Меня зовут Стивен Джерард. Я родился в Дареме, штат Северная Каролина. Мне тридцать шесть лет. И я украл деньги мафии.

Его обострившийся слух уловил стук двери. Голоса. Звук шагов. Люди – их было трое – поднялись по лестнице, прошли по коридору и остановились. Звякнул ключ. Дверь открылась.

Стивен закрыл глаза.


Несколько минут они лежали без движения, тяжело дыша, прижавшись друг к другу, приходя в себя. Ураган унесся, оставив после себя изменившийся до неузнаваемости пейзаж, захватив с собой сомнения и страхи. То, что только что произошло между ними, было единственным и бесспорным доказательством взаимных чувств. Других не требовалось.

То, что Винсент еще не уладил свои Отношения с Камиллой, не имело никакого значения. Как не имело никакого значения и все прочее. Шеннон знала одно: она любит его и он любит ее. То, что случилось, было не просто сексом, не простой физической близостью – они раскрылись друг другу, обнажив самое интимное, поделившись самым сокровенным, не оставив темных уголков, в которых могла бы прятаться ложь.

Он положил руку ей на грудь.

Она накрыла его ладонь своей.

– Я решу все проблемы с Камиллой в течение недели. Обещаю тебе.

– Не торопись. Это не важно.

– Важно. Для меня. Для нас обоих. Не хочу, чтобы ты во мне сомневалась. И еще… – Он замолчал, словно не зная, нужно ли продолжать.

– Что?

– Давай отыщем Стивена.Шеннон вздохнула.

– Это тоже не важно.

– Нет, важно. Для тебя. Ты чувствуешь себя обязанной ему. К тому же я не хочу, чтобы он когда-нибудь появился и…

– Я не люблю Стивена.

– Речь не об этом. Мы начнем новую жизнь, но прежде рассчитаемся с прежней.

– Хорошо, – согласилась Шеннон. – Только я не представляю, где его искать. Стивен никогда не рассказывал мне о себе. Я понятия не имею, чем он занимался и где жил.

– Но вы же как-то познакомились?

– Совершенно случайно. – Она помолчала, вспоминая обстоятельства их первой встречи. – Пожалуй, одна зацепка есть. Стивен сказал, что видел меня в модельном агентстве «Ностальжи». Значит, его могут там знать. Мы съездим туда и…

– В том-то и дело, – подхватил ее мысль Винсент. – У нас нет даже его фотографии. И все же я с тобой согласен, агентство это уже ниточка.

– Есть и еще одна. Черт, как я могла забыть! – Шеннон даже хлопнула себя по лбу. – Саймон Бертон!

– Бертон? А он тут при чем? – удивился Винсент.

– Бертону меня представил именно Стивен. Значит, они знакомы. Только…

– Предоставь это мне. С Бертоном я как-нибудь разберусь, – пообещал Винсент.

– Остается ключ с биркой.

– Я совсем про него забыл! – Винсент посмотрел на часы. – Сейчас всего лишь половина девятого. Поедем к тому парню, о котором я говорил. Уверен, Харви сможет разобраться в этих цифрах. – Он сделал попытку подняться, но Шеннон удержала его за руку. – Что?

– Ничего. – Она посмотрела ему в глаза. – Просто, раз уж мы оказались в постели, было бы глупо не использовать эту возможность на все сто процентов.

Винсент медленно покачал головой.

– Ах ты плутовка! Что ж, не имею ничего против.


Дверь открылась. В комнату вошли двое. Третий остался в коридоре. Стивен расслабился, сделав вид, что спит.

– Какой хитрый, – рассмеялся один из вошедших. – Да только есть похитрее.

– Открывай глаза, Стив, нечего притворяться, – с оттенком раздражения сказал другой. – Мы знаем, что ты очнулся. В комнате установлена камера, и за тобой наблюдают двадцать четыре часа в сутки.

Это могло быть блефом, но, скорее всего, было правдой. К тому же они знали его имя. Они вообще, похоже, знали о нем больше, чем он сам.

Стивен открыл глаза. Перед ним стояли двое: один среднего роста, пожилой, крепкого телосложения; второй высокий, худой и заметно старше. Одеты оба были почти одинаково: темные, не бросающиеся в глаза костюмы, светлые рубашки, галстуки и черные туфли. А вот выражения лиц… Первый, тот, что пониже, смотрел на Стивена с нескрываемым любопытством и даже с симпатией. Второй – враждебно, с презрительной миной, как на кучку мусора, неизвестным образом оказавшуюся на полу в его гостиной.

Стивен решил, что наибольшую опасность представляет собой именно первый.

– Не узнаешь, Стив? – Первый шагнул к кровати. – Не узнаешь старика Чарли? – С минуту он пристально, напряженно всматривался ему в глаза, потом кивнул и быстро переглянулся со вторым. – Да, видно, не узнаешь. Здорово они над тобой поработали. Но будем надеяться на лучшее. Теперь ты у друзей, и тебе ничто не угрожает. Отдохнешь, наберешься сил – глядишь, и вспомнишь. А теперь посмотри на моего приятеля. Его имя Аарон. – Чарли как будто вцепился взглядом в Стивена. – Помнишь Аарона?

Притворяться не было нужды – он их не помнил.

– Ладно. – Чарли вздохнул. – Сегодня тебя осмотрит врач, а потом будем решать. – Он потрепал Стивена по руке. – Но и ты постарайся. Напряги память. Нам нужен чемоданчик. Нам очень нужен чемоданчик.

Я не… – Стивен умолк. Кто это сказал? Кто произнес эти два слова? Неужели он сам? Нет, невероятно! У него же совсем другой голос. Надо повторить. – Я не понимаю, о чем вы говорите. – Да, голос все же принадлежит ему. Хриплый, глухой, незнакомый.

Чарли и Аарон снова переглянулись.

– Да-а-а, – протянул первый. – Похоже, серенады ты в ближайшее время распевать не сможешь.

И тут второй потерял терпение.

– Хватит причитать, Чарли! – раздраженно бросил он и, наклонившись к Стивену, прошипел ему в лицо: – Напряги память, Стив! Вспомни! Куда ты дел чемодан? У тебя есть трое суток. Не вспомнишь – мы сделаем больно твоей подружке Шеннон. Понял меня?

Шеннон!

Все, что память держала под замком в непроницаемом сейфе, выплеснулось наружу, как будто имя девушки было секретным паролем, кодом, магическим заклинанием, отодвинувшим тяжелую плиту.

Конечно, Шеннон!

Стивен вспомнил все.

Имена и фамилии этих двоих.

Все, что случилось с ним самим.

Собственное прошлое.

Чемоданчик.

И еще очень и очень многое.

Вероятно, что-то отразилось на его лице, потому что Чарли, он же Чарльз Хэккетт по кличке Бэмби, снова наклонился к Стивену.

– Ну? Ты ведь что-то вспомнил, да? Стивен покачал головой.

– Нет. Только…

– Только что?

– Я вспомнил, почему тебя прозвали Бэмби. – Он повернулся к длинному. – Я и тебя вспомнил, Аарон. Это ведь ты приказал Дэнни Марчисону выдать мне билет в один конец, верно?

Секунду или две Чарли смотрел на лежащего на кровати изможденного мужчину, потом перевел взгляд на своего спутника.

– Что он такое говорит, Аарон?

– У парня, похоже, крыша поехала, – процедил сквозь зубы длинный. – Идем, Чарли. А этот никуда от нас не денется. – Он повернулся к Стивену. – Если что вспомнишь, постучи в дверь – там Домингес.

Домингес. Телохранитель Чарли. С ним было связано что-то. Что-то такое, о чем сознание предпочитало не помнить. Стивен попытался встать, но покачнулся и вынужден был снова лечь.

Дверь захлопнулась. Он снова остался один. Под наблюдением камеры.

Итак, ему дали три дня. Стивен прекрасно знал, что будет, если он не вернет чемоданчик. Впрочем, если даже и вернет, это ничего не изменит. Мафия не прощает отступников. Значит, нужно, по крайней мере, спасти Шеннон. Женщину, которую он любил. Женщину, ради которой он рискнул всем. И проиграл.

Ему нужен был план.


– Твой друг живет здесь? – немного удивленно спросила Шеннон, глядя из окна на растянувшиеся вдоль дороги грязные, неухоженные двухэтажные домишки.

К вечеру на город опустился туман, и машина медленно тащилась по Аквависта-уэй.

– Да. Не удивляйся, он немного чудаковат. Смотри получше, нам нужен 1540-й.

– Вижу! – воскликнула через минуту Шеннон. – Вон он! Тот, трехэтажный!

Оставив «вольво» у тротуара, они направились к обшарпанному мрачному зданию по вымощенной потрескавшимися плитами дорожке. Улица проходила в непосредственной близости от океана, и повсюду пахло сыростью. Через трещины пробивался мох.

– Ты здесь впервые?

– Был один раз. Место, что и говорить, не самое приятное.

Они свернули за угол и оказались во внутреннем дворике, обсаженном оливковыми деревьями. Наверное, сажавшие их люди думали о том, чтобы как-то облагородить это место, но времена наступления цивилизации давно прошли. У сломанной деревянной скамейки валялся когда-то белый, порезанный ножом пластмассовый столик. Чуть дальше на чудом сохранившемся клочке травы чернело пепелище. Мусор, судя по переполненному контейнеру, не вывозили больше недели. В одном из валявшихся рядом мешков возился здоровущий и толстый рыжий кот. Увидев чужаков, он выгнул спину, поднял хвост и злобно зашипел.

– Не отставай, – предупредил Винсент, поворачивая к одному из двух подъездов. – Нам на второй этаж.

– А в подъезд мы попадем? – забеспокоилась Шеннон.

– Что-нибудь придумаем. В прошлый раз я бросил камешек в окно, и Харви спустился.

– Предупредил бы раньше, – проворчала, оглядываясь, Шеннон, – я набрала камней на дороге.

Пройти в подъезд оказалось совсем нетрудно – двери просто не было. Они поднялись по замусоренной лестнице и свернули направо.

– Здесь. – Винсент остановился перед потемневшей дверью и постучал. – Надеюсь, Харви дома. Он редко куда выходит.

– О, кого я вижу! – Человек, возникший на пороге, мог бы запросто пройти кастинг на роль сумасшедшего профессора: высокий, сухой как щепка, с всклокоченными волосами, крючковатым носом и косо сидящими на нем огромными очками с двойными стеклами. – Вине, друг мой, какой ветер занес тебя в наши края? Не иначе как… – Он поперхнулся и замолчал, только теперь заметив стоящую за спиной Винсента молодую женщину.

– Знакомься, Харви Даттон. – Винсент подтолкнул спутницу вперед. – Харви, это Шеннон.

– Здравствуйте, – робко пробормотала Шеннон, протягивая руку! – Извините, мы, наверное, не вовремя.

– Гости никогда не бывают не вовремя, – заверил ее Харви, отступая в сторону. – Проходите и устраивайтесь. Я вернусь через минуту. – Он махнул в сторону углового диванчика и исчез за перегородкой, отделяющей жилое пространство от кухни.

Шеннон с любопытством осмотрелась. Свободного места в комнате было мало из-за слишком большого компьютерного стола и стоящего у стены велотренажера. На столе – «Сан-Франциско бук ривью» и недопитая чашка чаю, аккуратно поставленная точно на середине салфетки. Возле диванчика – приземистый круглый столик, на котором разложен паззл. Приглядевшись, Шеннон узнала замок, изображение которого видела в каком-то журнале. Гостиная плавно перетекала в спальню, хотя назвать так эту часть квартиры можно было лишь с большой натяжкой. Справа – забитый книгами шкаф. Возле узкой деревянной кровати разбросанная одежда. На комоде – фотография в рамке, изображающая самого Харви на фоне того самого замка, мозаичную картину которого она только что видела. На стене – пейзаж.

– Прошу к столу, – окликнул ее Харви.

Шеннон повернулась – хозяин уже успел поставить на стол бутылку вина, три бокала и коробку шоколадных конфет.

Винсент укоризненно покачал головой.

– Мне ты конфет никогда не предлагал.

– Ты был у меня только один раз, так что твое «никогда» звучит неуместно, – парировал Харви, разливая вино. – Выпьем за знакомство, а уж потом поговорим о том, что привело вас сюда, на задворки цивилизации.

9

Природа наградила Камиллу телом, которое служило ей неиссякаемым источником самых изощренных удовольствий. Как всегда, она с готовностью ответила на первое же прикосновение, но лишь тогда, когда партнер удовлетворил ее голод, сама пустила в ход весь свой разнообразный арсенал. Ее игры напоминали пытки, и каждый раз, подводя Рика к порогу наслаждения, Камилла оставляла его в муках, не позволяя переступить заветную черту. На этот раз, когда чаша терпения переполнилась, он взял инициативу в свои руки. Победа была уже близка, но в тот момент, когда Рик издал торжествующий вопль триумфатора, Камилла посмотрела с него с выражением глубочайшего удовлетворения – все снова получилось так, как хотелось ей.

– Тебе понравилось? – игриво спросила она, склоняясь над обессиленным любовником.

Рик Армстронг промычал что-то нечленораздельное. Они познакомились три месяца назад на какой-то вечеринке, стали любовниками два месяца назад и собирались пожениться через месяц. По крайней мере, именно такой срок определила для себя Камилла.

Она приподнялась, перегнулась через партнера и взяла стакан с апельсиновым соком. Рик просительно открыл рот и был вознагражден за свои старания двумя полноценными глотками.

– Отдохнул?

– Дай мне еще минут десять! – взмолился Рик, чувствовавший себя выжатым лимоном.

Откровенно говоря, примчавшись в Сан-Франциско из Денвера, где он занимался реализацией многообещающего проекта, Рик никак не рассчитывал на затяжной секс-марафон и в глубине души начинал сожалеть о собственной опрометчивости. Мало того что Камилла обходилась слишком дорого, она еще и не давала ему спуску в постели.

– Ладно, – неожиданно легко согласилась Камилла. – Отдохни. – Она допила сок, вернула на место стакан и откинулась на спину. – Между прочим, я сегодня виделась с Винсентом.

– И что? – без особого интереса поинтересовался Рик.

Историю взаимоотношений Камиллы и Винсента, точнее, ее версию в изложении Камиллы, он знал наизусть.

– Он не согласен на развод.

– Неужели? – Ему не пришлось изображать удивление – еще пару недель назад Камилла утверждала, что заставила мужа капитулировать. – И почему же?

– Потому что… – Она вздохнула. – Ну, я, может быть, не совсем верно выразилась. На развод он в общем-то согласен, но совершенно не хочет учитывать мои интересы.

– Сколько ты у него требуешь? – спросил Рик, с первой попытки угадав причину разногласий.

– Не так уж и много.

– И все же?

– Миллион. – Произнесено это было таким тоном, словно речь шла о сотне долларов, без которых бедняжка обрекалась на полуголодное существование.

По-моему, ты перегнула палку, – осторожно заметил Рик. – Насколько мне известно, Эбернотт инвестировал значительную сумму в покупку газеты и…

– Мне наплевать сколько и во что он инвестировал! – с неожиданной злостью воскликнула Камилла. – Я намерена получить миллион, и я его получу.

– Но зачем тебе такие деньги? Полмиллиона тоже немало. К тому же и я неплохо зарабатываю.

– Знаешь, я сыта этим по горло! Мужчины постоянно твердят, как много они зарабатывают, и совершенно не думают о том, что женщине необходимы собственные, независимые средства. Вот где корни мужского шовинизма! Но со мной такой номер не пройдет! Я вырву из него деньги! Даже если мне придется нанять детектива, чтобы… – Она резко замолчала, опасаясь, что сболтнула лишнее.

Рик вскинул голову.

– Ты собираешься нанять детектива? Зачем?

Камилла молчала, закусив губу.

– Понятно. Похоже, твой муж встречается с какой-то женщиной, и ты, прознав об этом, решила его шантажировать.

– Это не шантаж! – воскликнула Камилла. – Ты все представляешь в неверном свете. Какое он имел право заводить роман на стороне, если не развелся с женой?!

Рик вздохнул. Иногда нелогичность любовницы повергала его в смятение. В такие минуты в нем начинали зреть сомнения.

– Послушай, но ты ведь тоже не самая верная в мире супруга. Не думаешь, что Винсент может предъявить тебе встречное обвинение? Если такое случится…

– Пусть попробует! Если дело дойдет до суда, я так изваляю его в грязи, что ему долго придется отмываться.

– А ты не подумала, как при этом буду выглядеть я?! – воскликнул, поднимаясь с ложа любви, Рик. – Ты вообще думаешь о других?! Ты способна просчитать последствия своих поступков?!

– Не смей на меня кричать! – Камилла тоже вскочила, и теперь они стояли друг против друга, разделенные кроватью. – Ты мне еще не муж! Вместо того, чтобы помочь…

– Вот что, с меня хватит. – Рик решительно натянул брюки, надел рубашку и сунул в карман галстук. – Я ухожу. Подумай как следует обо всем, иначе останешься одна. Прими это как бесплатный совет. – Он решительно пересек комнату и вышел, захлопнув за собой дверь.

А Камилла, оставшись одна, сделала то, что сделали бы на ее месте девять из десяти женщин, – она горько расплакалась.

10

У Стивена Джерарда были все основания обижаться на судьбу. Сколько он себя помнил, злодейка с завидной регулярностью наносила удары по нему самому и по его близким, словно поставила своей целью испытать его на прочность.

Первой жертвой ее необъяснимой ненависти стала мать Стивена, успевшая порадоваться рождению сына ровно три дня. В результате мальчика поочередно воспитывали две тети, сестры умершей Кейт Джерард. На выходные отец забирал сына домой.

Взгляды двух женщин на воспитание ребенка были схожи примерно так же, как схожи атмосфера Марса и атмосфера Венеры. Старшая из сестер, Сесилия Вудроу, придерживалась знаменитого принципа «пожалеешь розгу – испортишь ребенка». Вторая, Эмили Карстен, яростно защищала точку зрения, согласно которой «дитя – живой цветок, и дело воспитателя – не заслонять от него солнце». Что касается отца Стивена, Сэмюеля Джерарда, то ему было не до идей и теорий, поскольку он всю жизнь посвятил достойному, но не очень хорошо оплачиваемому ремеслу краснодеревщика. В руках Сэма любой, самый невзрачный кусок дерева мог превратиться в зайца с морковкой, в чернильный прибор или в забавную свистульку. В их доме стояла только мебель, сделанная его руками. Когда заказов не было, мастер тосковал, но не отчаивался и всегда искал утешения не в стакане виски, а в том или ином проекте, рожденном собственной фантазией.

К сожалению, как это часто бывает, сын не унаследовал ни способностей, ни жизненной философии отца. К двенадцати годам Стивен понял, что их семья никогда не выбьется из бедности, если он, именно он, не выйдет из проторенной предыдущими поколениями Джерардов колеи. Примерно в то же время им овладела навязчивая идея: решить все проблемы одним махом. Средством такого решения подросток избрал игру.

Стивен подошел к делу с унаследованной от отца основательностью: изучил предмет сначала теоретически, по книгам и фильмам, и только потом перешел к практике. В шестнадцать лет он знал все, что можно знать, о рулетке и картах, бильярде и костях. В семнадцать лет судьба бросила ему наживку: Стивен выиграл в подпольном казино восемь тысяч долларов.

Спрятав радость под маской равнодушия, он заявился домой в четыре часа утра и лег спать. В половине восьмого счастливчик достал из-под подушки целлофановый пакет, битком набитый десятками и двадцатками, и поднялся в комнату отца. Стивен даже приготовил вступительную фразу: «Здесь вполне хватит на новый деревообрабатывающий станок». Однако произнести он успел лишь первые три слова – отец лежал на кровати в неестественной позе, глядя в потолок невидящими глазами.

Прибывшие медики констатировали смерть в результате остановки сердца.

Провожая отца в последний путь, слушая вполуха соболезнования и наставления знакомых и незнакомых людей, Стивен уже знал, что ни за что не останется в этом городишке. Через полгода он окончил школу и вопреки советам озабоченных судьбой единственного племянника тетушек отправился не в колледж, а в сказочный, мистический, волшебный, манящий и отвергающий авантюристов всей Америки город.

В Лас-Вегас.

Первыми обосновавшимися здесь европейскими поселенцами были мормоны, которых привлекла богатая артезианскими источниками долина. Потом они ушли, но поселение не захирело, а даже расцвело после строительства армейской базы Форт Бейкер, железной дороги и, главное, дамбы. Постепенно поселок превратился в городок, круглогодичный курорт, а потом его власти добились легализации игорного бизнеса.

Так Лас-Вегас обрел свое лицо и свою судьбу.

Стивен прибыл в столицу развлечений не с пустыми руками – он привез с собой все, что смог выиграть за последние месяцы пребывания в родном городишке. Пятнадцать тысяч баксов жгли карманы, но юноша не спешил. Сняв дешевую – по меркам Лас-Вегаса, разумеется, – квартиру на окраине, Стивен потратил первые три недели на знакомство с самыми знаменитыми казино «Голден Пэлэс», «Фламинго», «Вавилоном» и другими и лишь потом приступил к осуществлению плана.

Возможно, если судьба отнеслась к нему хотя бы с трешкой снисхождения, она просто вывернула бы у юнца карманы, наградила парой увесистых затрещин, ткнула физиономией в грязь и, дав коленкой под зад, отправила подальше от места, прозванного праведниками царством греха. Но фортуна ведет со своими избранниками куда более изощренные игры.

Через три года Стивен Джерард мог похвастать внушительным счетом в банке, роскошным автомобилем и собственной квартирой в получасе ходьбы от Стрипа, знаменитой главной улицы столицы развлечений. Его узнавали, к нему относились с уважением и завистью.

Деньги – самый сильный в мире магнит. Они притягивают все и всех. Лас-Вегас притянул и не отпускал Стивена, а молодой и удачливый игрок в свою очередь притягивал тех, кто рассчитывал поживиться за его счет. Среди прочих, вовлеченных в его орбиту, оказалась и девушка по имени Стейси. Они познакомились в ресторане «Золотая миля», где юная особа работала официанткой, и уже по прошествии двух недель начали строить планы на будущее.

Все было прекрасно. Мечта становилась явью. Стивен не собирался задерживаться в Лас-Вегасе надолго. Положить на счет миллион и перебраться в уютный, тихий городок на Западном побережье. Он объехал всю Калифорнию и в конце концов остановился на Кармеле.

До заветной суммы оставалось совсем немного, когда Стивен поделился своей мечтой со Стейси. Он вообще многим с ней делился. Наверное, молоденькой официантке не улыбалось провести остаток жизни вдали от блеска и роскоши. Наверное, она решила, что сумеет воспользоваться деньгами куда лучше, чем ее любовник. Так или иначе, но в один прекрасный день Стивен лишился и денег, и Стейси, и надежд на спокойную жизнь.

Судьба отправила его в нокдаун, но двадцатитрехлетний профессиональный игрок не сломался. Он лишь стал другим. На полгода Стивен вернулся в родное гнездо, затерянное в одном из самых глухих уголков штата Южная Дакота. К тому времени обе его тетушки как-то разом сдали, постарели и уже не пытались кормить племянника крупицами собственного жизненного опыта. Они окружили его заботой и вниманием, теплом и лаской, сожалея о том, что не усвоили раньше простое правило: у каждого в жизни свой путь.

Дав ране затянуться, Стивен снова отправился на бой с Лас-Вегасом. Но удача отвернулась от недавнего счастливчика, а беда следовала за ним как тень. Не везло ему в общем-то в мелочах, но сила мелочей в том, что их много. В нем все отчетливее проступали черты человека, перешедшего грань. Игра на деньги не позволяла ему почувствовать себя победителем, потому что он не успевал остановиться. Ему всегда было мало и он рвался получить больше – сыграть еще одну игру, выпить еще один стакан, полюбить еще одну женщину. Нет, он не был прирожденным тупоголовым любителем рискованных авантюр. На роду ему было написано другое: никогда не быть довольным жизнью. Мало-помалу он потерял все.

А потом пропал. Кто-то думал, что Стивена Джерарда убили за долги. Другие не сомневались, что он пустил себе пулю в висок или ввел смертельную долю наркотика. Его списали со счетов, о нем забыли, его вычеркнули из всех списков.

На самом же деле Стивен предпринял еще одну попытку спастись. Уехав из Лас-Вегаса в Сиэтл, он записался матросом на сухогруз и надолго ушел в плавание. Ветры странствий переносили его из Северного полушария в Южное, с востока на запад. Иногда, устав от однообразия матросской жизни, Стивен сходил на берег и оставался в чужой стране. На пару недель. На несколько месяцев. Даже на годы. Он плел корзины на Борнео. Нырял за жемчугом на Таити. Добывал изумруды в Колумбии. Работал барменом в Глазго. Он ни с кем не сходился близко, не заводил друзей, не привязывался к женщинам. В конце концов Стивен Джерард понял, что ничего не потерял, но многое приобрел. И тогда он посчитал, что может вернуться в Штаты. Побывать на могиле родителей. Сделать что-то для тетушек. И поселиться в родном доме до конца жизни.

Нечего и говорить, что судьба распорядилась иначе.

Рядом с могилами отца и матери появились могилы Эмили и Сесилии, а родной дом сгорел еще раньше.

О Кармеле нечего было и мечтать, и Стивен обосновался в Сан-Хосе, где нашел работу на обувной фабрике. На свой тридцать третий день рождения Стивен сделал себе подарок. Он надел свой единственный приличный костюм, повязал единственный галстук, купил билет на самолет и улетел в Лас-Вегас. С собой у него было восемь тысяч долларов. Они лежали в дешевом пластиковом «дипломате». Перед отлетом он расплатился за квартиру и сказал, что не вернется. В потертом кожаном бумажнике лежали еще четыреста долларов, которых хватило бы на пистолет. С одним патроном.

Он шел по Стрипу, узнавая знакомые места, дивясь на выросшие за десять лет торгово-развлекательные комплексы, шикарные отели, ультрасовременные казино… Город изменился – его хозяева делали упор на семейные развлечения, – но его дух, его атмосфера остались теми же, что и в далеком тысяча девятьсот тридцать первом году, когда здесь открылись первые игровые заведения.

Стивен завернул в «Вавилон». Когда-то здесь рулетка принесла ему первый выигрыш. Сначала он подсел к автомату и уже с третьей попытки три семерки, выстроившись в ряд, высыпали на лоток пригоршню сияющих жетонов. Верный давнему и не им установленному правилу, Стивен тронул за плечо соседку, женщину лет пятидесяти в цветастом платье.

– Возьмите, это вам.

Она испуганно вскинула голову, потом перевела взгляд на щедрого незнакомца.

– Не беспокойтесь, все в порядке. – Он повернулся и зашагал прочь, но, отойдя шагов на пятнадцать, оглянулся – женщина торопливо рассовывала жетоны по карманам.

Следующим остановочным пунктом стал стол для игры в баккара. Баккара – простая игра и потому привлекает обычно новичков. Сорока минут ему хватило, чтобы проиграть первую сотню.

Раньше Стивену больше всего везло в рулетке. Он начал осторожно, поставив сначала на «черное», потом два раза на «красное» и, лишь поверив в себя, перешел на цифры.

Покинув «Вавилон» с выигрышем в семьсот долларов, Стивен взял курс на «Бинго Пэлэс», где задержался на два с половиной часа и откуда унес уже полторы тысячи.

К утру его выигрыш составил шестнадцать тысяч. Оставаться в Лас-Вегасе он не стал, а, так как возвращаться было некуда, купил билет на первый же рейс.

Самолет унес его в Сан-Франциско. На подлете к городу Стивену выпало редкое удовольствие полюбоваться удивительно ясным видом на мост Золотые Ворота и раскинувшийся за ним город.

Новая квартира в районе бухты. Новая работа в книжном магазине. Новый костюм.

Ровно через месяц Стивен Джерард нанес очередной визит в Лас-Вегас. И пополнил копилку еще несколькими тысячами. Он старался нигде не играть по-крупному и не задерживаться долго, но его приметили, и однажды на выходе из «Пирамиды» к нему подошли двое и вежливо предложили прокатиться с ними. Разумеется, их привлекли не лежавшие в его кармане двенадцать тысяч, а то, что отнять невозможно, – его удача.

Стивен Джерард ничего не знал о Чарльзе Брэккетте. Чарльз знал о нем почти все. Разговор состоялся в отдельном кабинете казино-отеля «Пчела».

– Я хочу предложить вам взаимовыгодное сотрудничество, – перешел к делу Брэккетт после первых общих фраз. – Вы вольны отказаться, но буду откровенен: Лас-Вегас для вас закроется.

– А если я соглашусь? – сдержанно поинтересовался Стивен, уже догадываясь, чего от него хотят.

Брэккетт рассмеялся.

– Тогда перед вами откроются новые горизонты. Мы даем вам деньги. Вы играете. Двадцать процентов выигрыша ваши.

– Выигрывать постоянно невозможно.

– Разумеется. Но бизнес вообще невозможен без риска.

– Как часто мне придется играть?

– Решайте сами. Но не реже двух раз в месяц. Впрочем, если постараетесь, можете и сократить.

– Какой суммой я буду располагать?

– Для начала мы дадим вам двести тысяч. Но это далеко не предел.

Они поговорили еще немного, уточняя детали. В конце Стивен спросил, есть ли у него время на раздумье.

– Конечно. До конца недели. Будем ждать вас в пятницу. Позвоните перед вылетом, и вам снимут номер в любом отеле.

Стивен усмехнулся.

– Вы, похоже, уверены в моем согласии.

– Игра – болезнь. У вас она в крови, – пожав плечами, ответил Брэккетт. – Вы обречены и знаете это.

Стивен не ответил и стал подниматься, но собеседник поднял руку.

– Минутку. Я хочу вам кое-что показать. – Брэккетт сделал знак стоявшему у двери крепышу в черном костюме, и тот вышел, но почти сразу же вернулся, ведя за руку женщину лет сорока-сорока пяти. – Узнаете?

Стивен удивленно посмотрел на него, потом на женщину. Серое лицо, дряблая кожа, тусклые глаза. И все же в чертах мелькнуло что-то знакомое.

– Стейси? – неуверенно произнес он.

Чарльз Брэккетт кивнул.

– Да, Стейси. Стейси Уорвик. Ваша подружка. Если не ошибаюсь, нагрела вас на семьсот тысяч, да?

– Почти на восемьсот.

Женщина молчала, глядя себе под ноги.

– Ваших денег ей хватило на полтора года. Есть что вспомнить, а, Стейси?

– Пошел к черту, – буркнула она.

– Так вот, Стивен, – продолжал Брэккетт. – Примите ее как знак нашего желания сотрудничать. Можете делать с ней все, что угодно. Она ваша.

Странно, но он ничего не чувствовал. Ни злости, ни ненависти, ни даже жалости. Все сгорело, и пепел развеял ветер.

– Отпустите ее, – сказал Стивен. Брэккетт задумчиво посмотрел на него, пожал плечами, сделал знак охраннику.

– Вышвырни ее на улицу.

Так Стивен начал работать на мафию.


– Давайте кое-что уточним, – сказал Харви, рассматривая маленький серебристый ключик. – Что конкретно вы хотите от меня?

Шеннон уже открыла рот, но ее опередил Винсент.

– Мы хотим, чтобы ты показал нам тот замочек, в который нужно вставить этот ключик.

Надо признать, сформулировано все было предельно точно и лаконично.

– Ну, если дело только в этом, то я готов, – бесстрастно заметил Харви. – Вот если бы вы пожелали…

– Нет-нет, больше ничего не надо, – поспешил вставить Винсент, знавший о способности друга часами читать лекции на тему шифров и кодов.

Шеннон недоверчиво посмотрела на странного человека, с легкостью решившего загадку, над разгадкой которой она билась несколько дней.

Харви перехватил ее взгляд и развел руками.

– Извините, я мог бы, конечно, изобразить напряженную мыслительную деятельность, выкурить две-три трубки или сыграть что-нибудь меланхолическое на скрипке, но, боюсь, вам такой спектакль был бы скучен. Дело в том, что криптография как наука…

Винсент многозначительно откашлялся.

– Намек понял. Перехожу к нашему случаю. Мы имеем ключ и некий цифровой ряд. Вы, наверное, концентрировались на цифрах, не так ли?

Шеннон и Винсент закивали.

– Так вот, я обратил внимание на ключ. И сразу все понял.

– Так уж и сразу! – сыронизировал Винсент.

Харви пропустил его реплику мимо ушей.

– В каком-то смысле мне повезло. Совсем недавно, недели три назад, я сам пользовался таким ключом.

– Ну вот, так я и знал! Совпадение! Если бы мне на глаза попался такой ключ, я бы тоже…

– Помолчи! – Шеннон положила руку на плечо Винсента.

– Но даже если бы я его не узнал, то все равно поставил бы на первое место ключ. Зашифрованная цифровая последовательность нам не помогла бы. Слишком мало материала. Ключ же… – Харви сделал паузу. – Ладно, не буду вас томить – этот ключ от камеры хранения на автобусном вокзале.

– А цифры? Их шесть, – напомнила Шеннон. – Камер хранения с такими номерами не бывает.

– Верно. Но у нас и вокзалов несколько. Предположим, я оставляю что-то в камере хранения на одной из автостанций и хочу, чтобы вы это нашли. Я не стану изобретать нечто особенное, но укажу всего два параметра поиска: номер камеры и ориентир станции.

– Ладно, – вмешался Винсент. – Номер камеры от одно – до трехзначного. А еще три цифры? Как они укажут нам на нужную?

– У меня есть одна теория, и мы сейчас ее проверим. – Харви вышел в соседнюю комнату и через пару минут вернулся с телефонным справочником.

– Поняла! – воскликнула Шеннон. – Три цифры – номер камеры, а еще три – номер телефона автостанции!

– Все зависит от того, в каком порядке это записано. Логично предположить, что первые цифры – номер телефона. Я бы сделал именно так. Наши три первые цифры…

– Шесть-девять-три, – быстро подсказал Винсент.

– Так, посмотрим. – Харви провел пальцем вниз по столбику. – Ага, есть. Вот. Автостанция «Эмити бас». Номер телефона… первые три цифры – шесть-девять-три. Что у нас дальше?

– Два-один-девять.

– Значит, мы имеем совпадение по четырем цифрам – шесть, девять, три, два. Тогда номер кабинки…

– Девятнадцать!

– Точно!

– Здорово!

– Отличная работа!

– Харви, ты гений!

– Я, пожалуй, соглашусь с тобой, но только после того, как мы проверим теорию практикой.

– Едем прямо сейчас! – Шеннон вскочила с дивана, готовая бежать. – Ну же, Винсент!

– Не самая хорошая мысль. Я знаю эту станцию. Мрачноватое место. Там постоянно ошиваются бездомные. И не только. Отложим до завтра.

– Согласен, – поддержал друга Харви. – Днем на нас никто не обратит внимания.

– Хорошо, – неохотно согласилась Шеннон. – Пусть будет завтра.

– Заедем туда после работы. Харви, ты с нами?

Он покачал головой.

– Думаю, вы и без меня прекрасно справитесь.

Как выяснилось впоследствии, предвидение оказалось не самой сильной чертой любителя криптографии.

11

За два года Стивен выиграл для своих хозяев более полутора миллиона долларов. Казалось, богиня удачи усыновила его. Тем не менее Стивен никогда не испытывал ее привязанность на прочность и всегда останавливался на заранее определенной сумме. Со временем Стивен выработал ряд правил, которых неукоснительно придерживался: например, никогда не играл по понедельникам, никогда не задерживался в одном казино более чем на три часа и никогда не рисковал всей суммой. Конечно, иногда случались и осечки. Однажды он проиграл сто двадцать тысяч и отказался играть дальше, несмотря на заклинания и угрозы сопровождавшего его Брэккетта.

– У тебя еще осталось восемьдесят тысяч, – настаивал Чарльз. – Продолжай. Черт возьми, ты не можешь уйти с пустыми руками.

– Нет. Это знак. Я не должен больше играть сегодня. И не буду. С судьбой не спорят – ей подчиняются.

В конце концов Брэккетт отступил, хотя и долго еще ворчал, называя Стивена упрямцем и трусом.

Надо признать, хозяева соблюдали условия соглашения – Стивен всегда получал свои двадцать процентов. Денег вполне хватало на безбедное, хотя и скромное существование. Он перебрался в Сан-Франциско, стал ходить в театры и на кинопремьеры. Но ни новая квартира, ни шикарный автомобиль, ни счет в банке не спасали от одиночества и понимания бесцельности такой жизни. Самые близкие люди, родители и тетушки, умерли, так и не дождавшись от него благодарности, ушли с чувством вины за то, что не смогли привить ему понимание простых человеческих ценностей. Единственная женщина, которую он любил и с которой связывал планы на будущее, предала его, но при этом погубила себя.

Иногда в минуты отчаяния Стивен с беспощадной ясностью понимал, что прожил жизнь впустую, не принеся никому счастья, никого не согрев, что и сам никому не нужен.

Он искал любви и понимания, но находил в людях только жадность, желание поживиться за чужой счет, готовность продаться и предать.

И вдруг…

Она привлекла его с первого взгляда. Вроде бы обычная молодая женщина, приехавшая в Сан-Франциско из провинции в надежде сделать карьеру модели. Конечно, красивая, но красавиц он повидал немало. Нет, она тронула его не красотой, а необыкновенной открытостью, искренностью, естественностью.

Стивен наблюдал за ней несколько дней, но познакомиться решился только после того, как Шеннон – так ее звали – потерпела неудачу в агентстве «Ностальжи».

Отношения между ними развивались медленно. Наученный горьким опытом, он не спешил, и даже после того, как они стали любовниками, не настаивал на том, чтобы она переехала в его квартиру. Он помог Шеннон устроиться в газету, воспользовавшись знакомством с Саймоном Бертоном. Помог сменить жилье. Время от времени делал подарки. И постепенно разрабатывал план.

Стивен понимал, что Чарльз и Аарон никогда не выпустят его из своих цепких когтей, а если узнают о Шеннон, то в их руках окажется еще один инструмент давления на него. Оставалось только одно: уехать так далеко, где их никто никогда не найдет. Только вот согласится ли Шеннон?

В любом случае, чтобы начать новую жизнь, требовались немалые деньги. Собственных сбережений, учитывая накладные расходы, хватило бы разве что на самое первое время…

Где взять деньги? Ответ был ясен: украсть у мафии.

Стивен начал готовить пути для отхода. Проблема была не в том, чтобы взять деньги, а в том, чтобы успеть скрыться с ними. В Лас-Вегасе его обычно встречал Чарльз со своим телохранителем. Иногда к ним присоединялся Аарон. Но в казино Стивен ходил только с Домингесом. В обязанности последнего входило обеспечение охраны и доставка выигрыша шефу в конце «смены». На первых порах телохранитель не спускал со Стивена глаз, следуя за подопечным буквально по пятам, но постепенно надзор слабел. К тому же, как и у всякого человека, у него была слабость.

Наконец план Стивена обрел окончательные очертания. В общих чертах он выглядел так: взять все выигранные деньги, отвлечь Домингеса, улететь в Бразилию, где уже снята на год скромная вилла, убедиться в том, что мафия не вышла на след, а потом вернуться за Шеннон. Стивен ни о чем ей не рассказывал и более того, опасаясь слежки, в последние два месяца почти перестал встречаться с ней. Догадывалась ли она о чем-то? Подозревала ли что-то? Наверное. Однажды Шеннон даже попыталась следить за ним. Конечно, он не занимался ничем предосудительным и даже с удовольствием поводил бы ее за нос, поиграл как кошка с мышкой, но за ним могли наблюдать, а ему меньше всего хотелось подставлять любимую женщину.

Оставалось только выждать удобный случай, и такой случай подвернулся, когда Аарон отправился по делам в Нью-Йорк. Перед тем как покинуть Сан-Франциско, Стивен перевел все свои сбережения в банк на Каймановых островах.

В Лас-Вегасе его встречали, как обычно, Чарльз и Домингес. Впрочем, Брэккетт, передав Стивену двести тысяч, тут же исчез – в Лас-Вегасе развлечений хватает не только для любителей поиграть.

Стивен решил ни в чем не отступать от привычного графика, начав с «Вавилона» и далее следуя по известному маршруту. Домингес со скучающим видом таскался за ним, но в три часа ночи в зале игровых автоматов клуба «Кайзер» к нему приклеилась совсем еще юная проститутка. Стивен хорошо изучил вкусы мексиканца и знал, на какую наживку он обязательно клюнет. Домингес боролся с соблазном почти час, но все же не устоял. Предупредив, что отлучится ненадолго, телохранитель исчез. До конца «смены» оставалось два часа, и в карманах у Стивена лежало уже больше полумиллиона долларов. Он намеревался довести эту сумму до миллиона, но не собирался рисковать. Самолет в Сан-Франциско улетал в половине восьмого утра.

В шесть Стивен вышел из казино и взял такси до аэропорта. В семь ему позвонил ошалевший от счастья и беспокойства Домингес. Стивен сказал, что возвращается домой, и предложил встретиться вечером. Мексиканец вовсе не торопился расставаться с гостеприимным Лас-Вегасом и с удовольствием согласился, попросив только ни о чем не говорить Чарльзу.

Оставалось уладить последние дела: оформить продажу квартиры и автомобиля и наведаться к Шеннон. Выполнение первого пункта заняло около восьми часов, а после этого Стивен пришел к женщине, которую любил и которая даже не догадывалась о том, что стала частью хитроумного плана. Он спешил, и откровенного разговора не получилось. Зато у нее остался ключ от камеры хранения, в которой стоял теперь чемоданчик с девятьюстами тысячами долларов.

Почему он оставил ей деньги? Стивен и сам не знал, что толкнуло его на этот шаг. Деньги пригодились бы ему и в Бразилии, даже если бы обстоятельства сложились наилучшим образом. Он понимал, что они расстаются надолго, что Шеннон, не исключено, даже не дождется его, что и с ним может случиться всякое.

Ну и что? Он чувствовал, что должен оставить после себя хоть что-то, и если ничего другого у него нет, то пусть этим чем-то будут деньги. А кому их оставить, если не женщине, которая придала смысл последним месяцам его жизни в Сан-Франциско?

Стивен уже закрывал за собой дверь, когда Шеннон, наверное почувствовав что-то, спросила:

– Когда мы встретимся?

И он, помедлив, ответил честно:

– Не знаю.


Винсент Эбернотт вернулся домой поздно и не в самом лучшем расположении духа. Шеннон, сославшись на то, что у нее разболелась голова, даже не пригласила его к себе, а перспектива провести вечер в одиночестве Винсента не вдохновляла. Настроение его упало ниже нулевой отметки, когда, выйдя из лифта, он увидел на площадке перед дверью знакомую фигуру.

– Камилла? Что ты здесь делаешь?

– А как ты думаешь? Разумеется, жду тебя.

– Давно? – Пошарив в кармане, Винсент достал связку ключей, отомкнул замок и сделал приглашающий жест. – Входи, но только…

– Знаю, знаю, – Камилла поморщилась, – у тебя куча дел, тебе рано вставать и… О, может быть, ты кого-то ждешь? В таком случае я, конечно, уйду. Жена ведь не любовница, с ней можно не церемониться.

– Перестань. Тебе еще не надоело? – Винсент захлопнул дверь и включил свет. – Мы же взрослые люди, так что давай обойдемся без пикировки. Если ты пришла что-то обсудить, я готов тебя выслушать.

– Хочешь сказать, что если я пришла для чего-то еще, то мне нечего здесь делать?

Винсент устало вздохнул. Обсуждать что-то с Камиллой было просто невозможно. Она цеплялась за каждую фразу, за каждое слово, находила любой предлог, чтобы превратить разговор в бессмысленную перепалку.

– Выпьешь?

– Уходишь от ответа? – Не дожидаясь приглашения, Камилла прошла в гостиную и, остановившись посредине комнаты, огляделась. – Не откажусь от шампанского.

Шампанское! И что только люди находят в этой шипучке? Тем не менее Винсент открыл бутылку и, до половины наполнив бокал пенящимся вином, протянул бокал Камилле.

– Ты разве не будешь? – Камилла остановилась перед окном, из которого открывался чудесный вид на залитый вечерними огнями город.

Черт возьми, что ей нужно?! Не просто же так она сюда явилась, да еще прождала его на площадке под взглядами любопытных соседей!

– Буду. Только не шампанское. – Винсент достал из бара бренди. – Итак, я тебя слушаю.

В стекло ударила капля. За ней вторая. Дождь, которого ждали весь день, явился с опозданием.

Камилла сбросила жакет, опустилась на диван и закинула ногу на ногу. Только теперь Винсент обратил внимание, что она тщательно подготовилась к визиту: надела топ с глубоким вырезом, из которого едва не вываливалась роскошная, не стесненная бюстгальтером грудь, и шелковую юбку, длина которой компенсировалась открывавшим тугое бедро разрезом. Когда-то ему хватало одного взгляда на эти ноги, чтобы почувствовать прилив желания. К счастью, те времена прошли.

По крайней мере, так ему казалось. Еще минуту назад.

Он не без труда отвел взгляд в сторону.

– Итак, какие у тебя проблемы? Если я могу чем-то помочь…

Если у Камиллы и было какое-то дело, переходить к нему она не спешила.

– У тебя здесь немного… пустовато, хотя квартира мне нравится. Много платишь? Говорят, в Сан-Франциско жилье стоит ужасно дорого. Впрочем, достоинства этого города перевешивают недостатки, не так ли?

На что она намекает? К чему клонит? Хорошо зная Камиллу, Винсент уже не сомневался, что за ее неожиданным визитом кроется некая, пока неясная цель.

Покачивавшаяся прямо у него под носом туфелька не удержалась на пальцах и свалилась на пол. Камилла не стала ее поднимать, а сбросила вторую туфлю и поджала ноги под себя, давая понять, что никуда не торопится.

– Мне здесь нравится, – с опозданием ответил Винсент. Сидеть с опущенной головой, уставившись в пол, было, конечно, глупо, но он боялся поднять глаза. Боялся, что не выдержит и сделает что-нибудь такое, о чем будет потом долго сожалеть. – Я даже допускаю, что останусь в Сан-Франциско навсегда. Надо же когда-нибудь бросать якорь.

– Ты прав. Годы идут, мы не становимся моложе. Знаешь, я все чаще ловлю себя на том, что мечтаю о тихой семейной жизни, о детях…

Винсент едва не присвистнул от удивления. Тихая семейная жизнь – и Камилла? Легче поверить в существование крокодила-вегетарианца! А дети? Господи, она же всегда чуралась детей и принимала все меры предосторожности, чтобы не забеременеть. Ну и ну!

– Мне так жаль, что мы не смогли сберечь наши чувства, – продолжала Камилла. – Ведь мы же любили друг друга, правда? Скажи, Вине, ты любил меня?

Много ли на свете найдется мужчин, способных дать отрицательный ответ на этот вопрос? Винсент не принадлежал к меньшинству.

– Да. – Он выпрямился. – Но…

В следующий момент произошло то, о чем он догадывался, что подозревал с самого начала, чего ждал со страхом и, что уж скрывать, с надеждой. О приближении этого момента его оповещала система безопасности, встроенная природой в каждое разумное существо. Сигналы были четкими и недвусмысленно указывали на опасность: в ушах гудела кровь, в груди стучало сердце, внизу живота нарастало давление…

Ее горячее дыхание коснулось его щеки. Руки оплели шею. Грудь прижалась к плечу. Он зажмурился, но было уже поздно – губы Камиллы, мягкие, теплые, податливые, нашли его губы… настойчивый язычок проскользнул в его рот… ее пальцы прошлись по ширинке, словно оценивая состояние готовности…

Винсент знал, что должен что-то сделать, остановить Камиллу любой ценой, даже если придется выпрыгнуть в окно, но воля к сопротивлению таяла с каждой секундой, уступая древнему, животному инстинкту брать, завоевывать, подчинять, обладать. Без этого инстинкта мужчина никогда бы не смог стать самым сильным, самым главным, самым могущественным зверем на земле. Без этого инстинкта он никогда бы не вышел из пещеры, не пересек океан, не слетал на Луну. Без этого инстинкта он остался бы жалким бесполым существом, достойным лишь того, чтобы об него вытирали ноги.

Камилла прекрасно знала, какой эффект оказывает на мужа ее гибкое, горячее тело, и сейчас без всякого стеснения пользовалась этим знанием. Она знала, что если выйдет из схватки победителем, если заставит Винсента уступить импульсу, то сможет продиктовать ему любые условия капитуляции.

– Нет, – прохрипел он, отталкивая ее от себя. – Нет!

– Да, милый, да, – горячо шептала Камилла, пытаясь справиться с пуговицами его рубашки. – Ты же хочешь этого, правда? И я… я тоже хочу тебя. Мы все начнем сначала. Завтра же… сегодня… сейчас…

Вести борьбу на два фронта – дело почти безнадежное. Винсент чуть ли не разрывался между тем, что толкало его к женщине, и тем, что велело остановиться. Голые груди прыгали перед глазами, терлись о лицо напрягшимися багровыми сосками. Губы оставляли на коже горящие следы. Камилла попыталась повалить его на диван, и это ей почти удалось, но в последний момент Винсент вывернулся и скатился на пол, больно ударившись затылком о ножку стола.

– Черт… – Он поднял голову, и именно в этот момент Камилла опустила ногу. – Черт! Ты попала мне в глаз!

– Ты это заслужил!

– Вот как?

– Вот так!

Трудно сказать, чем бы завершился эпизод, если бы они одновременно не посмотрели друг на друга и не увидели себя со стороны: он – с всклокоченными волосами, следами помады на шее и щеке, в расстегнутой рубашке; она – в съехавшем с плеча топе, с задранной юбкой и горящими глазами.

Проклятия так и не слетели с языка Винсента. Губы Камиллы дрогнули. Они улыбнулись – сначала несмело, потом широко – и рассмеялись.

– Ну и вид у тебя!

– У тебя не лучше!

– Боже, ты едва меня не раздела!

– А ты почти стащил с меня юбку! Винсент вздохнул, поправил рубашку и шагнул к дивану. Камилла покачала головой.

– Не надо, Вине.

– Надо. Нам надо поговорить. Обо всем.

Они проговорили два часа и легли спать далеко за полночь. Она – на кровати, он – на диване.

Сан-Франциско просыпается неспешно, как человек, любящий понежиться в постели, досмотреть сладкий утренний сон, помечтать о чашечке кофе и о горячем, расслабляющем душе. Правда, находятся и здесь отщепенцы, так называемые приверженцы здорового образа жизни. Это они с энергией раскаявшихся грешников строят повсюду гимнастические залы и спортивные клубы, открывают магазины «натуральных продуктов», носятся по утрам – и даже во время ланча! – по дорожкам парка, окидывают презрительными взглядами тех, кто осмеливается травить себя никотином, и устраивают пикеты у баров.

Шеннон лениво потянулась, спустила ноги с кровати и вдруг заметила на полу пуговицу. Маленькую белую пуговицу от мужской рубашки.

Винсент?

Нет, она отлично помнила его рубашку с черными пуговицами.

Странно. Неужели… Неужели здесь побывал чужой? Вор? Но из квартиры, кажется, ничего не пропало. Шеннон огляделась. Выдвинула ящик тумбочки. Заглянула под кровать. Открыла дверцу шкафа. Все на своих местах.

Какая глупость. Кто мог забраться в ее квартиру? У нее нет ни драгоценных украшений, ни знаменитых картин, ни антикварных вещиц. Что же могло привлечь сюда любителей поживиться?

Ничего. Чужой в доме – только ее воображение. Пуговица? Возможно, она просто валялась у Винсента в кармане и выкатилась, когда он снимал брюки. Вот именно. Так все и было. Для всего есть простое объяснение. Глупо повсюду видеть загадки. Надо поменьше читать триллеры.

Боже, ей впору обращаться к психотерапевту! Нашла пуговицу и уже развернула сценарий в духе Хичкока!

Прими душ и успокойся.

Шеннон открыла кран и, ожидая, пока пройдет холодная вода, откинула крышку унитаза.

Сердце как будто сжали ледяные пальцы – на воде покачивался окурок.

12

Стивен понимал, что шансов практически нет. Почти месяц его накачивали какими-то наркотиками в расчете сломить волю и получить нужную информацию. Вероятно, ему даже вводили так называемую «сыворотку правды». Если бы он не научился искусству мозговой блокады, его труп был бы давно сброшен в Атлантический океан.

Да, год жизни в Бразилии не прошел даром. Он многому научился, многое понял, а главное, пришел к миру с самим собой. Теперь Стивен знал – смысл жизни в том, чтобы делать людям добро. Украв деньги у мафии, он поступил правильно, потому что эти деньги они использовали бы во зло. Оставалось лишь позаботиться о том, чтобы миллион попал в хорошие руки. В руки Шеннон. Она сумеет распорядиться ими, как нужно.

Или они уже у нее? Как это узнать? Как повидаться с Шеннон? Как вырваться из плена?


Почти год Стивен провел в Салвадоре, третьем по величине городе Бразилии, городе причудливом и мистическом, городе церквей и музеев, искусных ремесленников и ловких торговцев, городе, разделенном, как на два мира, на две части, нижнюю и верхнюю.

Жизнь в Бразилии стоит дешево. Во всех смыслах. Здесь можно набить живот за пару долларов и получить нож в спину, если кому-то приглянется ваша старая рубашка. Здесь праздников больше, чем рабочих дней, а знаменитый карнавал, продолжающийся официально неделю, растягивается на целый месяц. В Бразилии всегда, в любое время года, можно найти что-нибудь свеженькое, сорвать с дерева банан или выпить кокос. Здесь доступны любые удовольствия, от самых простых до самых изысканных.

И-все же Стивена тянуло домой. Тянуло так сильно, что однажды, не выдержав намеченного срока, он купил билет и улетел в Штаты.

При виде раскинувшегося на холмах города, заключенного в объятия великолепной бухты с переброшенным через нее мостом, у него даже защипало в глазах.

Разумеется, Стивен не собирался рисковать, открыто разгуливая по городу. Но ему нужно было увидеть Шеннон. Он успел позвонить ей и оставить записку на ветровом стекле машины. Стивен выбрался из квартиры всего на два часа, но и этого оказалось достаточно. Кто-то заметил его. Кто-то сообщил Чарльзу Брэккетту. Когда он вернулся к себе, его уже ждали.


– Что ты меня так рассматриваешь? – не выдержала наконец Шеннон, поймав на себе очередной любопытный взгляд Шейлы. – Бородавка на носу выросла?

Застигнутая врасплох, Шейла сконфуженно отвернулась и пожала плечами.

– Ты сегодня какая-то не такая, как всегда.

– И какая же? – Шеннон вставила в компьютер дискету и включила принтер – Бертон категорически отказывался читать тексты с монитора и требовал обязательного представления распечатки.

– Трудно сказать. Довольная? Или удовлетворенная? Или, может быть, счастливая? Решай сама.

– Ну ты скажешь! – Шеннон весело рассмеялась, подумав, что подруга, наверное, права – она действительно чувствует себя счастливой. Женщине ведь для этого надо совсем немного. – Просто хорошее настроение.

– И это тоже, – легко согласилась Шейла. – Но ведь и хорошее настроение ни с того ни с сего не появляется. По-моему, ты влюбилась.

– Перестань, – смутилась Шеннон. – Лучше дай бумагу, а то у меня кончилась.

Но подруга и не думала менять тему.

– И я, кажется, даже знаю в кого.

На этот раз Шеннон промолчала – разговор развивался в опасном направлении.

– Да, – безжалостно продолжала Шейла, – кто бы мог подумать, а? Мне бы, честно говоря, такое и в голову не пришло. Чудеса да и только.

– Может, сменишь пластинку? – снова не выдержала Шеннон.

– Но больше всего меня поражают темпы, – долбила свое Шейла. – Знакомы от силы неделю, а уже…

Наверное, она в конце концов все же вынудила бы Шеннон перейти к прямому физическому воздействию, но тут дверь распахнулась.

– У нас принято стучать, – сердито бросила через плечо Шейла. – Если у вас… – Она обернулась. – Э-э-э… вам кого?

Женщина, решительно переступившая порог кабинета, более всего напоминала скандинавскую богиню: высокая, статная, фигуристая, с длинными распущенными волосами и синими глазами. На высокой крепкой груди, обтянутой серо-голубым свитером из тонкой шерсти, вполне мог бы удержаться бокал с шампанским. Ноги были такие длинные, что мужской взгляд, вероятно, мог бы подняться по ним не иначе как за два приема, да и то с передышкой.

– Мне нужна Шеннон Ридж. – Сказано это было так, будто незнакомка заколачивала голосом гвозди. С одного удара. И по самую шляпку. – Я – Камилла Эбернотт.

Шейла посмотрела на Шеннон. Шеннон моргнула.

– Это я. Может быть, мы выйдем и…

Блондинка покачала головой.

– Меня вполне устроит и эта комната. К тому же я ненадолго.

– Думаю, мне лучше оставить вас наедине, – прощебетала Шейла и тихонько, по-предательски, вдоль стены, пробралась к выходу.

– Садитесь. – Шеннон указала на освободившийся стул.

Камилла усмехнулась, но села.

– Знакомый голос. Это вы изображали секретаршу моего мужа?

– Извините, глупая шутка.

– Понимаю. – Камилла окинула соперницу оценивающим взглядом. – Вы давно знаете Винсента?

– Нет. – Шеннон перевела дыхание. Оцепенение, охватившее ее в первую минуту, прошло, и она даже успела успокоиться. – Вы хотели о чем-то со мной поговорить?

– Не поговорить. Мне хотелось на вас посмотреть.

– Посмотрели?

– Да. – Камилла расстегнула сумочку, достала пачку сигарет «Данхилл» и, не спрашивая разрешения, закурила.

Шеннон с трудом подавила желание поискать пепельницу.

Пауза затягивалась. Женщины смотрели друг на друга внешне спокойно, даже расслабленно, как будто играли в детскую игру «кто кого пересмотрит».

– Я вижу, что нашел в вас мой муж, – сказала наконец гостья. – Но что вы нашли в нем?

– Не думаю, что вас это касается.

Камилла задумчиво покачала головой.

– Да, конечно, конечно. А вам известно, что мы еще не развелись?

– Винсент об этом рассказывал.

– И вы не остановились? Шеннон вздохнула.

– Знаете, мне надо работать и… Совершенно неожиданно Камилла поднялась и, не говоря ни слова, шагнула к двери. Однако в тот самый момент, когда Шеннон решила, что можно перевести дух, Камилла оглянулась.

– Вы еще так молоды, мисс Ридж. Мне вас жаль. Винсент… он очень влюбчив.

Через минуту в комнату влетела Шейла.

– Расслабься, подруга! Миссис Эбернотт только вошла в лифт. А теперь, черт возьми, рассказывай! Кстати, не пора ли нам на ланч?


После ланча Шеннон поспешила на Рамси-стрит. Визит на автобусную станцию опять откладывался, по крайней мере до окончания фотосессии. Винсент пообещал заехать за ней домой около шести.

В «Студии Д» ее уже ждали.

– О, вот и наша звезда! – воскликнул Майкл и многозначительно посмотрел на часы. – Почти не опоздала.

– Но мы же договаривались к трем! – запротестовала Шеннон. – А сейчас еще без десяти.

– Ты так и будешь сниматься, в джинсах и в рубашке? Или сбросишь все? Я бы не возражал. Забросили бы твои фотографии в Интернет и…

– Перестань трепаться, – раздраженно перебила парня Гвинет и, взяв Шеннон за руку, повела в гримерку. – Ты его не слушай, он только на словах такой шустрый, а как дойдет до дела… – Она скорчила выразительную гримасу. – Главный здесь – Дэн. Мастер. Несколько лет работал в Европе. И, между прочим, не в самых худших домах. Сюда перебрался из-за женщины. Влюбился в одну модель. Та, понятное дело, высосала из него все, что могла, и вернулась в Италию, а бедняга Дэн застрял здесь.

– В чем мне придется щеголять сегодня? – поинтересовалась Шеннон.

– Не знаю. Дэн приказал обработать тебя по полной программе: волосы, лицо, руки, ноги… В общем, готовься.

Через минуту на помощь Гвинет пришла вторая визажистка, Келси, и они вместе взяли Шеннон в оборот.

Сидя в высоком кресле, вызывающем ассоциации с креслом дантиста, Шеннон с любопытством наблюдала за происходящими буквально на ее глазах переменами. Волосы вымыли каким-то особенным шампунем, ополоснули особенным ополаскивателем, высушили самым обычным феном, причесали и закрепили опять-таки особенным гелем. Лицо после пилинга, скраба, массажа и еще каких-то манипуляций выглядело помолодевшим и свежим. Брови приобрели выразительный изгиб. Ногти на руках и ногах подпилили, отполировали и покрыли лаком. Подошвы долго и беспощадно шлифовали, а потом покрыли увлажняющим кремом.

Потом все сделали короткий перерыв, во время которого Келси рассказала о походе в бар, где ее приняли за лесбиянку.

– В этом городе все перевернуто с ног на голову. Если ты не лесбиянка, на тебя никто и не посмотрит. А что делать тем, кто хочет завести детей?

– Детка, почему же ты так долго молчала? – спросил, входя в гримерку, Дэн. – Тебе нужны дети? Воспользуйся моими услугами. У меня первоклассные гены – мой дед был ковбоем в Миссури, а прабабка родилась в Румынии, на родине Дракулы.

Все рассмеялись, после чего Дэн посерьезнел и приказал принести для Шеннон одежду. Из громадного вороха после споров и криков было выбрано вечернее бархатное платье, которое облегало фигуру так плотно, что Шеннон боялась вздохнуть. Наряд дополняли туфли-лодочки на высоченном каблуке, тонкие чулки и замшевая сумочка. Даже без украшений Шеннон выглядела потрясающе.

– Боже, будь я мужчиной, меня бы не удержали никакие цепи! – воскликнула Келси.

– А теперь представь, каково мне, – пожаловался Майкл, пожирая глазами округлые стройные бедра. – Кажется, ночь придется провести в ванной.

Даже скупой на похвалы Дэн зааплодировал, когда Шеннон приняла позу женщины-вамп.

– Только не забывай, что это все на время, – предупредил он, когда Шеннон замерла перед зеркалом. – На самом деле таких женщин нет. Они существуют только на обложках журналов да в воображении чересчур впечатлительных юнцов вроде нашего Майкла.

Фотосессия прошла быстро – Шеннон работала в отличном ритме, ловила на лету указания Дэна, принимала нужные позы и улыбалась так, будто у нее день рождения. Отщелкали нужное количество кадров, после чего Дэн пригласил всех обедать.

Шеннон посмотрела на часы – до встречи с Винсентом еще оставалось время – и согласилась.


Прибыв в студию к назначенному времени, Винсент с удивлением обнаружил, что дверь заперта на ключ, а на стук никто не отвечает. Он попытался связаться с Шеннон по сотовому, но бесстрастный механический голос сообщил, что «абонент временно отключен».

Он прошелся по этажам, но в тех офисах, где кто-то еще работал, никто ничего не знал. Бормоча проклятия, Винсент спустился вниз и уже шел к машине, когда заметил припаркованную в сторонке «короллу». На ветровом стекле, под дворниками, белел листок.


«Мы в „Реджине“. Все отлично. Жду. Скучаю. Ш.»


Винсент навел справки и выяснил, что «Реджина» – итальянский ресторанчик по соседству, куда полчаса назад и отбыла вся компания.

На душе сразу стало легче, тревога отступила. После того как Шеннон коротко рассказала ему о следах, оставленных неизвестным в ее квартире, Винсент приказал ей никуда не ходить без него и постоянно быть на связи. Но разве женщины способны подчиняться инструкциям? Они могут визжать от страха при виде вполне безобидной мышки и в то же время разгуливать по городу, зная, что в каком-нибудь закоулке их поджидает киллер! Ладно, пусть не киллер, но все равно…

Через пять минут он вошел в зал ресторана и, скромно расположившись за ближайшим к двери столиком, заказал лазанью.

Компания веселилась.

Наблюдая за Шеннон, Винсент забыл не только об остывающей лазанье, но и вообще обо всем на свете. Она была прекрасна – так мила, так молода, так невинна!

Сердце его дрогнуло и остановилось, как будто задохнулось от счастья.


– Домингес! – слабо позвал Стивен. – Домингес!

В замке заскрежетал ключ. Дверь приоткрылась, и в щель просунулась наголо обритая голова мексиканца.

– Ну, чего тебе?

– Воды, – прошептал Стивен. – Принеси воды… пожалуйста…

Верзила с сомнением посмотрел на лежащего на кровати человека. Выглядел пленник не лучшим образом: лихорадочные пятна на ввалившихся щеках, бисеринки пота на восковом лбу, запекшиеся губы.

– Что, плохо? – с оттенком участия спросил Домингес. – Ничего, скоро полегчает – сыграешь в ящик, и никаких проблем. – Он ухмыльнулся – шутка удалась. – Ты одурачил меня, приятель, но я зла не держу. У каждого свои игры. Ты выиграл ту партию – я возьму верх в этой. Так что, считай, квиты.

– Воды…

– Ладно, сейчас подам. Только без фокусов, понял?

Стивен не ответил. Его план зависел от слишком многих обстоятельств, вероятность совпадения которых представлялась ничтожно малой. Но другого у него не было.

Мексиканец вошел в комнату – первый плюс.

Не запер за собой дверь – второй.

Взял с тумбочки стакан – третий.

Ну, Стив, это твоя последняя партия.

Набрав воды, Домингес повернулся к пленнику.

Если поставит стакан на тумбочку – я пропал, подумал Стивен.

– Держи. – Домингес шагнул к кровати.

А теперь самое главное – не промахнуться.

Для того чтобы вывести человека из строя, существует много способов. Можно выстрелить из дробовика. Можно размозжить голову обухом топора. Ударить ножом в сердце. Брюс Ли неоднократно демонстрировал эффектный прием – валил противника с ног движением одного пальца. Бойцы из Шаолиня способны нанести удар, после которого человек умирает не сразу, а через несколько дней от разрыва того или иного внутреннего органа. По слухам, именно так убили знаменитого иллюзиониста Гарри Гудини. На теле человека есть с десяток уязвимых точек, нужно лишь точно попасть в определенное место.

Стивен знал, куда ударит Домингеса, – в шею, под левым ухом. Он не собирался убивать мексиканца – только отключить его на время.

Лишь бы не дрогнула рука.

Охранник наклонился. Стивен протянул левую руку, отвлекая внимание, и молниеносно выбросил правую. Не издав ни звука, здоровяк мешком рухнул на пол.

Путь к свободе был открыт. Только бы хватило сил выбраться из «тюрьмы» и доехать до автостанции. Потом – к Шеннон. А там…

Впрочем, заглядывать далеко Стивен себе не позволял.

Он немного посидел на кровати и, пошатываясь, поплелся к двери.


Кении Роббинс имел все основания быть недовольным прожитым днем. Смена заканчивалась, а он больше прокатал, чем заработал. Нет, таксист – не профессия, а судьба, печально размышлял Кении, совершая последний рейс. Уж лучше бы он пошел в сантехники, как советовала Джина. Впрочем, ковыряться с трубами, лазать по канализационным туннелям, таскать с собой тяжелую сумку с инструментами – тоже удовольствие не из больших.

Кении едва успел ударить по тормозам, когда из-под растянувшихся вдоль дороги деревьев прямо на проезжую часть вынесло какого-то бедолагу. Тем не менее столкновения избежать не удалось – мужчина наткнулся на бампер и свалился под колесо.

– Чтоб тебя, недоумок! – взвизгнул, холодея от страха, Кении. – Не иначе как обкурился! Или нализался до чертиков! Ну все, приехали. Сейчас налетят копы…

Подавив в себе желание смыться с места происшествия, он заглушил мотор, вылез из машины и подошел к лежащему под колесом незнакомцу.

Мужчина застонал.

– Слава богу, жив! – Кении наклонился. – Эй, приятель, ты как? Где болит? Вызвать «скорую»?

– Нет.

Крови видно не было, и Кении перевел дух. Может быть, все не так уж и страшно.

– Где ты живешь?

– Отвези меня… – Незнакомец попытался подняться, но получалось у него плохо.

Впрочем, каких-то видимых повреждений Кении не заметил. Странно, однако и спиртным от него не пахло.

– Я отвезу тебя домой, о'кей? Только скажи куда.

Мужчина ухватил Кении за плечо и поднялся.

– Отвези меня к автостанции «Эмити бас». Я заплачу.

Человек говорил четко, связно, глаза его смотрели осмысленно, и Кении, повидавший за годы работы таксистом всякого, усомнился в своем первоначальном диагнозе. Может, просто больной?

– Хорошо, друг. Куда скажешь. И не надо никаких денег. Мы же люди, верно? А все люди – братья. Если бы я нырнул под колеса, ты ведь тоже не бросил бы меня на дороге, так?

По губам незнакомца скользнула улыбка.

– Ты прав, друг, я бы не бросил.

– Вот и отлично. Так, говоришь, «Эмити бас»? Далеко собрался? – Он помог мужчине устроиться на заднем сиденье и поспешно скользнул за руль. – Или живешь где-то там?

Ответа не последовало, и Кении, бросив взгляд в зеркало заднего вида, обнаружил, что странный клиент то ли уснул, то ли потерял сознание.

– Ох не нравится мне это, – пробормотал Кении. – Чертова работа…


– Ну что? Едем на автостанцию? – спросил Винсент, когда они вышли из «Реджины».

В глубине души он надеялся, что Шеннон предложит какой-то другой вариант, но она утвердительно кивнула.

13

Здание автобусной станции напоминало островок, окруженный со всех сторон морем залитого асфальтом парковочного пространства. Пассажиров было немного, основной поток уже схлынул.

– Куда? – спросила Шеннон, настороженно осматриваясь.

После обнаруженного в унитазе окурка ей повсюду мерещились подозрительные личности.

– Сейчас спрошу. – Винсент направился к одной из двух работающих касс.

Шеннон отошла к стене. Какой-то неряшливо одетый мужчина с рюкзаком остановился рядом, похлопал себя по карманам и повернулся к ней.

– Мисс, у вас…Она вздрогнула.

– Нет… извините.Незнакомец усмехнулся.

– Я вас испугал? Мне всего лишь нужна зажигалка.

– Я не курю. – Шеннон поспешно отошла в сторону, поближе к группке молодых парней, по виду спортсменов.

К счастью, обратиться к ним за помощью она не успела – Винсент уже возвращался.

– Узнал. Камеры хранения внизу. Идем?

– Да, мне здесь не очень-то нравится. – Шеннон бросила взгляд на неряшливого незнакомца, но тот уже исчез. Подозрительно быстро.

Они спустились по узкому лестничному пролету, за которым открылся небольшой зальчик с несколькими десятками камер хранения.

– По-моему, вон тот ряд, справа.

– Вижу.

Камера под номером «19» не отличалась с виду от всех остальных – серая металлическая коробка с набитыми через трафарет цифрами и выведенным красной краской ругательством.

– Открывай… пока никого нет, – прошептала Шеннон. Почему шептала, она и сама не знала.

– Ключ у тебя, – нетерпеливо напомнил Винсент.

– Да, конечно, совсем забыла. – Шеннон открыла сумочку, достала ключ, на котором все еще висела бирка с номером, и протянула Винсенту.

За углом послышались шаги.

– Подожди.

Винсент устало вздохнул.

– Ты сегодня на себя не похожа. Успокойся. Сейчас мы откроем камеру, возьмем то, что там есть – если что-то есть, – и поедем к тебе.

– Нет! Только не ко мне, – снова зашептала Шеннон.

Из-за угла вышел высокий темнокожий мужчина в надвинутой на глаза бейсболке и в кожаной куртке с поднятым воротником. Скользнув равнодушным взглядом по замершей в неестественной позе женщине, он посмотрел на Винсента, пожал плечами и опустил руку в карман.

Шеннон напряглась. Наверное, если бы незнакомец достал из кармана револьвер и направил его на кого-то из них, она и тогда не двинулась бы с места и безропотно приняла смерть.

Однако вместо револьвера мужчина вынул ключ, открыл дверцу камеры под номером «22», вынул синюю сумку на длинном ремне и, перекинув ее через плечо, направился к выходу.

– Да что с тобой сегодня? – В голосе Винсента слышалась озабоченность. – Что-то случилось?

– Нет-нет, – быстро пробормотала она.

– Нет? Точно? Тогда почему ты не хочешь, чтобы мы поехали к тебе?

– Потому. Да открывай же эту скорее эту чертову камеру! – Шеннон сорвалась на крик.

– Ладно, поедем ко мне. Только по дороге ты все расскажешь, хорошо?

– Хорошо.

Ключ легко вошел в замочную скважину, повернулся, внутри что-то щелкнуло, и дверца открылась.

– Так, что у нас здесь… посмотрим. – Винсент наклонился и заглянул в камеру.

– Ну?

– Что-то есть.

Он сунул руку в темную пасть железного ящика, и Шеннон вдруг представила затаившееся там, внутри, злобное и голодное маленькое чудовище с острыми как бритва клыками и горящими желтыми глазами.

– Винсент!

Он выпрямился, держа в вытянутой руке черный пластиковый чемоданчик.

– Смотри-ка! Заглянем?

– Нет. Пойдем отсюда. Откроем дома. – Шеннон нервничала все больше, чувствуя себя как будто под прицелом.

– Ладно.

Винсент быстро вытер запылившийся чемоданчик носовым платком, и они поднялись наверх. Зал практически опустел: только в углу, прислонившись к стене, сидел мужчина с рюкзаком да какая-то женщина в длинном плаще с накинутым на голову капюшоном покупала в кассе билет.

Солнце скрылось за собравшимися над западным краем горизонта тучами. Ветер усилился, и в воздухе ощущалось приближение дождя. Шеннон поежилась от пробежавшего по спине холодка.

– Замерзла? Сейчас согреешься. – Винсент обнял ее за плечи. – Примешь ванну, выпьешь бренди…

Погрузившаяся в темноту площадка еще больше напоминала застывшее море. Лампочки на двух столбах были разбиты, а единственная оставшаяся освещала лишь небольшой круг около столба.

Чувство тревоги не уходило и не ослабевало. Казалось, из темноты за ними пристально наблюдают чьи-то глаза. Шеннон уже не могла списать свои ощущения только на нервы. Она будто превратилась в приемник, ловящий поступающие со всех сторон таинственные, не понятные мозгу сигналы. Никогда раньше с ней не случалось ничего подобного.

Разве что в тот день, когда обгорел отец.

Винсент распахнул заднюю дверцу.

– Садись.

– Ты не против, если я сяду впереди?

– Конечно нет.

Мотор «вольво» негромко и как-то успокаивающе заурчал. Шеннон перекинула через плечо ремень безопасности. Машина медленно выползла со стоянки и уже через минуту свернула на широкую, залитую огнями улицу.

Дышать стало легче.

– Приехали, приятель. – Кении Роббинс оглянулся – его странный пассажир сидел неподвижно, с опущенной на грудь головой. Уж не умер ли? – с тревогой подумал таксист. – Эй! Ты меня слышишь?

Мужчина пошевелился и едва заметно кивнул.

– Что?

– Приехали, – повторил Кении, всей душой желая, чтобы смена наконец закончилась. Уж лучше пустой карман, чем полная охапка неприятностей. – Ты говорил, что тебе нужна автостанция «Эмити бас», так? Вон она. – Он указал на приземистое серое здание.

– Спасибо. Сколько с меня? – Пассажир опустил руку в карман.

Кении неестественно громко рассмеялся, словно смех мог разогнать страх, спугнуть прячущиеся в черных лужах тени злых духов, в существование которых свято верила его жена.

– Ничего. Ничего не надо.

Мужчина не стал спорить, но открыл дверцу и не совсем твердо ступил на асфальт.

– Ты точно справишься сам? – спросил Кении, хотя внутренний голос требовал убираться подальше и от этого мрачного места, и от странного незнакомца.

– Да. Не беспокойтесь. – Мужчина осторожно переступил через бордюр. – И спасибо. Вы хороший человек.

Себя не переделаешь, подумал, отъезжая, Кении.

Стивен знал, что времени у него немного. Не более трех-четырех часов. А успеть нужно многое. Прежде всего позаботиться о Шеннон.

Выйдя из машины, он постоял пару минут, осмотрелся и, не обнаружив ничего подозрительного, двинулся к зданию автостанции.

Забрала ли Шеннон чемоданчик? Если нет, то лучше всего оставить его на месте. Если да, то…

В голове все еще шумело, мысли путались, и выстроить план, который предусматривал бы все возможные варианты развития ситуации, не удавалось. В таких условиях, как хорошо знал Стивен, необходимо концентрироваться на чем-то одном, ставить и решать одну, ближайшую задачу и не отвлекаться.

Держась тени, он приблизился к автостанции и уже собирался открыть дверь, как вдруг через стекло увидел идущую ему навстречу Шеннон.

Да, это была она – Стивен знал, что не ошибся, потому что сердце на мгновение замерло и тут же сорвалось на бег. Шок оказался настолько велик, что он буквально окаменел, впившись в нее взглядом, отыскивая и находя знакомые и дорогие черты. И лишь потом заметил идущего рядом с Шеннон мужчину.

Стивен отступил в тень.

Двое прошли так близко к нему, что, сделав шаг вперед и протянув руку, он мог дотронуться до ее плеча. Женщина что-то говорила своему спутнику, но до него долетело только одно слово: «Винсент».

Словно почувствовав его взгляд, Шеннон обернулась, и в эту долю секунды Стивен успел заметить печать тревоги на бледном лице. Мужчина обнял ее за плечи. В руке он держал черный чемоданчик.

Пара направилась к стоящему поодаль серому «вольво». Перед тем как сесть, Шеннон еще раз повернулась, и оставшемуся в тени Стивену показалось, что она смотрит на него.

Машина выкатилась со стоянки, мигнула задними огнями и, свернув, исчезла.

Вот и все, подумал Стивен. Он постоял еще с минуту, глядя в поглотившую Шеннон темноту, потом встряхнулся, сунул руки в карманы и толкнул стеклянную дверь автостанции.


За прозрачной плексигласовой перегородкой девушка читала книжку в яркой обложке и жевала жвачку. Стивен постучал, и она нехотя подняла голову.

– Куда?

– На ближайший.

– Вам что, все равно куда ехать? – удивилась кассирша и даже перестала двигать челюстью.

– Да.

– Тогда… – Она скосила глаза на листок с расписанием. – Через полчаса пойдет автобус до Сан-Луиса.

– Давайте.

Девушка зевнула, выписала билет и просунула в щель под перегородкой.

– С вас семьдесят шесть долларов.

Стивен усмехнулся. Из карманов Домингеса он выгреб в общей сложности сто семьдесят три доллара. Оставалась еще почти сотня, и этого должно было хватить на то, чтобы перекусить, а потом добраться до Лос-Анджелеса. Там, тоже в камере хранения автовокзала, лежала сумка с кредитной карточкой, несколькими сотнями долларов наличными и паспортом.

– Спасибо.

Кассирша рассеянно кивнула, пересчитала деньги, выдала четыре доллара сдачи и вернулась к книге.

Через полчаса, заняв место в полупустом салоне автобуса, Стивен откинулся на спинку кресла, хранящую сладкий запах духов предыдущей пассажирки, и закрыл глаза. Он знал, что через сутки покинет эту страну, и, может быть, навсегда, но не испытывал по этому поводу никаких особенных чувств. Он не жалел о том, что оставлял здесь. Не корил себя за предпринятое рискованное путешествие. Не грустил о потерянной любви. У жизни свои законы, и только глупец пытается изменить их в свою пользу. Принимай с достоинством все, что посылает тебе судьба, и довольствуйся малым. Счастье – иллюзия, но есть душевное равновесие, которого может достичь каждый.

Сан-Франциско еще дарил покидающим его свои красоты, но Стивен уже спал.


– И ты рассказываешь мне об этом только сейчас! В твою квартиру врываются бандиты…

– В мою квартиру никто не врывался, – поправила Шеннон. – Они проникли. И…

– Невелика разница! – Винсент просто не мог успокоиться. – Почему ты не сказала раньше? Нужно было вызвать полицию. Невероятное безрассудство!

– Хватит. Перестань. – Она поморщилась. – Да, наверное, я поступила не так, как следовало бы. Но теперь махать руками уже поздно.

Логика в ее словах была, и Винсент, задержав дыхание, попытался успокоиться.

– Хорошо. Сейчас мы сделать ничего уже можем, но завтра…

– А завтра посмотрим. Давай лучше заглянем в чемоданчик. – Странное дело, но, едва переступив порог его квартиры, она почувствовала себя гораздо увереннее и спокойнее, как будто страхи и тревоги остались где-то там, на ночных улицах города. – Тебе разве не любопытно?

– Любопытно, – признался Винсент, кладя чемоданчик на стол и пробуя замки. Удивительно, но ключ не понадобился. Защелки отскочили едва ли не сами собой. – Ну, открываем?

Шеннон молча кивнула. Винсент поднял крышку.

– О! Все, как в кино!

Шеннон охнула – чемодан был забит целлофановыми пакетами, в которые кто-то явно второпях напихал банковские билеты самого разного достоинства.

– Как думаешь, сколько здесь?

– Трудно сказать. Придется пересчитать.

– Ну так чего же мы ждем!

Они разделили пакеты на две части и взялись за дело. Первым закончил Винсент. Через минуту черту подвела Шеннон.

– У меня четыреста шестьдесят две тысячи пятьсот сорок.

– А у меня немного больше, ровно пятьсот восемнадцать.

– Итого… – Винсент поднял глаза к потолку и беззвучно зашевелил губами. – Девятьсот восемьдесят тысяч триста сорок долларов.

Шеннон, проделавшая ту же операцию на листке, покачала пальцем.

– Похоже, твой калькулятор дал сбой. У меня немного больше. Девятьсот восемьдесят тысяч пятьсот сорок.

– Почти миллион.

– Да, без малого.

– Чьи они?

– Думаю, их оставил мне Стивен. Зачем – не знаю. Откуда они у него – не знаю. – Она задумчиво посмотрела на разложенные стопками бумажки. – Там ничего больше нет?

Винсент посмотрел в чемодан.

– Есть. Папка с какими-то бумагами. И… письмо.

– Письмо?

– Да. Оно адресовано тебе. Прочтешь сейчас? – Он протянул обычный конверт, на котором было написано всего два слова: «Шеннон Ридж».

– Нет. Завтра.

– И ты сможешь укротить свое любопытство до утра?

Она улыбнулась, подошла к Винсенту и обняла его.

– Надеюсь, ты предложишь мне кое-что поинтереснее.

14

– Не может быть! Ты выходишь замуж? – Шейла всплеснула руками. – И когда же?

– Через две недели. – Шеннон помолчала и, не дождавшись продолжения, удивленно посмотрела на подругу. – И это все? Все, о чем ты хочешь спросить?

– А о чем еще спрашивать? – Шейла сделала невинное лицо. – То есть нет, у меня, конечно, есть еще несколько вопросов.

– Так спрашивай!

– Ты уже выбрала платье? Какие украшения наденешь? Где будет проходить венчание? Кто будет твоей подружкой? И самое главное…

– Да?

– Куда вы отправитесь в свадебное путешествие? – Шейла мечтательно закатила глаза. – Я бы, например, выбрала Италию. Это так романтично! Венецианский фестиваль…

– Он уже прошел! – сердито бросила Шеннон.

– Да? Ну тогда…

– Послушай, перестань разыгрывать из себя дурочку! Почему ты не спрашиваешь, за кого я выхожу замуж?

– Хм, тут не надо быть ясновидящей.

– Ну-ну, порази меня своим знаменитым умозаключением.

Шейла наморщила лоб.

– Хочешь пари? На пятьдесят баксов?

– Согласна!

– Винсент Эбернотт!

Шеннон пристально посмотрела на коллегу. Сюрприз явно не удался, и это немного испортило ей настроение.

– Откуда ты знаешь?

Шейла вздохнула так, как вздыхает мать, видя, что ее неразумное дитя не научилось к семи годам завязывать шнурки.

– Об этом в редакции говорят уже полгода. Похоже, ты так влюблена, что ничего вокруг себя не замечаешь. И, между прочим, знаешь, кто догадался первым?

– Нетрудно угадать, – передразнила ее Шеннон. – Разумеется, ты.

– А вот и нет! Миссис Далтон! Она еще перед Рождеством…

– Перед Рождеством? Не может быть! Мы с Винсентом сами решили это только два месяца назад, в марте.

– Не хочешь – не верь, но все было именно так.

– Ну, в таком случае ей нужно менять работу. За гороскопы платят куда больше. – Шеннон устало опустилась на стул, а подошедшая сзади Шейла обняла ее за плечи.

– Ты молодец. Держала все в себе до самого последнего момента. Я бы так не смогла.

– Я бы тоже. Знаешь, мне и самой в это не верилось, но вчера мы получили брачную лицензию…

– Не буду поздравлять раньше времени и предлагаю просто отметить такое событие за ланчем.

– Отличная мысль! – обрадовалась Шеннон. – Я уже сдала материалы Бертону, так что вторая половина дня у меня свободна.

– А я сейчас пойду и отпрошусь, – решительно заявила Шейла. – Скажу, что иду к стоматологу.

– Придумай что-нибудь поубедительнее. С твоими зубами можно сниматься в рекламе зубной пасты.

– Да? – огорчилась Шейла, но тут же просияла. – Есть! Намекну, что ты попросила помочь выбрать свадебное платье.

– Полагаешь, это для него аргумент?

– Конечно. Саймон дрожит за свое кресло и ни за что не посмеет вызвать недовольство босса.

– А если ты понадобишься Винсенту?

– Тогда меня прикроешь ты!

– Ладно, – после недолгого раздумья согласилась Шеннон. – Я тебя прикрою, но только с одним условием. После ланча мы пойдем выбирать мне свадебное платье. Согласна?

– На все сто! – обрадованно воскликнула Шейла, заключая подругу в объятия. – Можешь положиться на мой вкус.


Винсент поднялся, вышел из-за стола и шагнул навстречу посетителю, моложавому мужчине в строгом деловом костюме, в котором и без увеличительного стекла нетрудно было разглядеть адвоката.

– Мистер Эбернотт?

– Мистер Ладлоу?

– Совершенно верно. Я имею честь представлять интересы вашей супруги Камиллы Эбернотт.

– Проходите, устраивайтесь. – Хозяин кабинета сделал приглашающий жест в сторону кресла. – Могу предложить вам что-то? Кофе? Чай?

– Спасибо, не стоит. – Адвокат опустился в кресло, положил на колени тонкий черный кейс с хитроумными замками, открыл его и достал папку. – Вопрос, который мне поручено обсудить, касается вашего развода с миссис Эбернотт.

– Пожалуйста. – Винсент тоже сел. – Давайте обойдемся без лишних формальностей, мистер Ладлоу. Переходите прямо к делу. Мы с Камиллой уже обговорили предварительно условия, так что, если она не передумала, я готов подписать бумаги.

Гость замялся.

– Вообще-то одно изменение есть. Оно касается удовлетворения финансовых претензий вашей супруги.

– Вот как? – Винсент откинулся на спинку стула. – Что ж, этого следовало ожидать.

Адвокат откашлялся и достал из папки несколько сколотых вместе листов.

– Этот документ касается раздела имущества, как недвижимого, так и прочего. Насколько я понимаю, вы достигли определенного согласия?

– Да. Наша нью-йоркская квартира со всем в ней находящимся остается в собственности Камиллы. Автомобиль «рено» тоже.

Адвокат кивнул и пододвинул листы Винсенту.

– Пожалуйста, подпишите в отмеченных местах. Но сначала ознакомьтесь со списком.

Винсент скользнул взглядом по длинному перечню предметов.

– Все верно. – Он взял со стола ручку и поставил подпись. – Что еще?

– Теперь тот самый вопрос о…

– О сумме финансовых претензий, – закончил Винсент. – Мы сошлись с Камиллой на семистах пятидесяти тысячах долларов. Сколько же она хочет теперь?

Адвокат вздохнул так тяжело, словно только что закончил марафонскую дистанцию.

– За свободу приходится платить, мистер Эбернотт. Понимаю, сам недавно прошел через это.

Винсент промолчал.

– Так вот, ваша жена заявляет, что согласна с условиями предыдущей договоренности.

– То есть?

– То есть ее устроят пятьсот тысяч долларов, а так как двести пятьдесят тысяч она уже получила, то вам остается перевести на ее счет ровно столько же.

Это что-то невероятное! Камилла отказалась от денег! Сама. Без какой-либо видимой причины.

Заметив, как изменилось выражение лица Винсента, адвокат улыбнулся.

– Понимаю ваши чувства, но поверьте мне, никакого жульничества здесь нет. Если вы согласны, то, пожалуйста, распишитесь здесь. – Он положил на стол еще одну бумагу. – И тогда через неделю можете вдохнуть свободу полной грудью.

Винсент расписался и, отложив ручку в сторону, посмотрел на Ладлоу.

– Не откроете ли вы мне маленький секрет? С чем связано такое решение Камиллы?

Прежде чем ответить, адвокат аккуратно сложил бумаги в кейс, защелкнул замки и, уже поднимаясь, едва заметно подмигнул.

– Насколько мне известно, вам, мистер Эбернотт, не терпится расстаться с драгоценной свободой. Так вот, у вашей супруги та же тяга к узам Гименея.

Винсент медленно кивнул.

– Вот оно что. Понятно. Речь идет о некоем Рике Армстронге, если не ошибаюсь?

– Это устаревшая информация. Как вы понимаете, мои уста, так сказать, скреплены печатью молчания, но могу намекнуть, что в данном случае мистер Армстронг сильно проигрывает на фоне нового проекта миссис Эбернотт. Это птица куда более высокого полета.

Он поднес палец к губам и, уже взявшись за ручку двери, добавил:

– Следите за новостями, мистер Эбернотт. Всего хорошего и до свидания.

Проводив гостя, Винсент подошел к окну и задумчиво уставился на великолепную бухту с перекинутым через нее знаменитым мостом.

– Камилла в своем репертуаре, – пробормотал он и пожал плечами. – Что ж, удачи ей.


– Спасибо. – Стивен положил трубку, выдвинул ящик стола и, пошарив рукой, извлек из дальнего угла пачку сигарет. Курил он редко, но совсем от вредной привычки не отказывался, полагая, что человек в наши дни и без того лишает себя слишком многого.

Закурив, он прошелся по комнате, служившей ему гостиной, хотя и обставленной очень скромно. Он не стремился к роскоши, хотя и мог бы зарабатывать намного больше, чем сейчас. Занимаясь бизнес-консультациями, Стивен имел массу свободного времени, которое посвящал либо чтению, либо морским прогулкам, для которых приобрел небольшой катер. Иногда, прогуливаясь вечерами по улицам Салвадора, пронизанным атмосферой риска и веселья, опасности и страсти, он заходил в то или иное развлекательное заведение и даже позволял себе сыграть, но выигрыш всегда отдавал кому-то из оказавшихся рядом знакомых, а небольшой проигрыш воспринимал спокойно. Он доказал себе главное – от пристрастия можно избавиться.

Выйдя на балкончик, с которого открывался вид на Атлантический океан, Стивен сделал последнюю затяжку и, подержав дым в легких, выпустил его тонкой сизой струйкой, которая почти мгновенно рассеялась в жарком, влажном воздухе.

Новость, которую ему сообщили по телефону, касалась женщины. Он любил ее, но судьба распорядилась так, чтобы она принадлежала другому, а он остался один.

Так тому и быть. Грусть вырвалась из него вместе с дымом, и душа снова обрела покой. Стивен повернул лицо к северу и послал легкий воздушный поцелуй.

– Будь счастлива, Шеннон.

О том, что ее бывший муж собирается жениться, Камилла узнала от своего нового жениха, футболиста Кена Риддла. Они познакомились на вечеринке у общих знакомых, и Кен, один из самых богатых спортсменов Америки, мгновенно был очарован ее красотой.

Через три дня он предложил Камилле выйти за него замуж, а узнав, что любимая состоит в браке, потребовал, чтобы она развелась.

– Винсент никогда не согласится на развод, – жаловалась Камилла, прижимая к глазам платочек. – Он говорит, что не может жить без меня.

– Дадим ему денег. Он ведь, кажется, небогат?

Камилла задумалась. Предложение Кена пришлось ей по вкусу. Но, наученная горьким опытом, она знала, что железо следует ковать, пока оно горячо.

– Не вздыхай так тяжело – у меня сердце разрывается! – воскликнул Кен.

Разумеется, Камилла не могла допустить, чтобы сердце такого человека, гордости всей Америки, разорвалось из-за нее!

– Хорошо, давай попробуем. Я предложу ему денег, и, если он согласится…

– …Мы сразу же поженимся, – радостно подхватил Кен, в голове которого, увы, слишком часто гуляли сквозняки. – Сколько ему, по-твоему, хватит?

– Ну-у-у… – осторожно протянула Камилла, – может быть, тысяч…

– Нет, предложи ему миллион, – твердо заявил Кен. – С условием, что все решится в течение недели.

– А это не слишком?

– Не беспокойся, – уверил ее сгорающий от страсти любовник, – этих миллионов у меня как… – Не найдя подходящего сравнения, он заключил Камиллу в объятия. – Позвони ему прямо сейчас. Я сам с ним поговорю.

– Нет, что ты! – всполошилась Камилла. – Ни в коем случае!

– Почему?

– Потому что если он поймет, что мы спешим, то потребует больше или…

– Дадим больше, – беспечно предложил спортсмен. – Невелика беда!

– …или упрется, и тогда его ничем не сдвинешь.

– Ладно, ты в этих делах разбираешься лучше, так что действуй по своему усмотрению. Но… – Кен горячо поцеловал Камиллу в шею. – Но только поторопись.

– Хорошо, приступлю прямо сейчас.

Кен покачал головой.

– Только не сейчас. Прежде я хочу попрыгать с моей малышкой на кровати. Провести тренировку.

– Ты такой неутомимый, – прошептала ему на ухо Камилла. – Неудивительно, что они столько тебе платят.


За неделю до свадьбы Винсент и Шеннон отправились на уик-энд в ее коттедж на берегу моря. День выдался на редкость солнечным и теплым, и парочка, оставив вещи в машине, отправилась искупаться.

Океан лучился солнечными бликами, волны бесшумно накатывали на берег, и картину полной безмятежности дополняли застывшие высоко в небе курчавые облака.

– Ты уже купила платье?

– Да, мы выбирали его вместе с Шейлой. Уверена, тебе понравится.

– Нисколько не сомневаюсь, хотя без платья ты нравишься мне еще больше.

Винсент провел ладонью по спине, и Шеннон поежилась. В его присутствии она неизменно ощущала нечто вроде притяжения. Ее влекло к нему днем и ночью, как, впрочем, и его к ней.

– Я составила свою половину списка гостей, как обещала, а что с твоими?

– Мм, совсем забыл. – Винсент с сожалением прервал поцелуй. – Сделаю сегодня.

– Ты ведь обещал еще вчера, – упрекнула его Шеннон.

– Был так занят, что совсем из головы вылетело.

– Если не секрет, чем?

– Утром приходил адвокат Камиллы. Ты не поверишь, она сократила сумму претензий и готова удовольствоваться пятью сотнями тысяч.

– На нее не похоже, – пробормотала Шеннон.

– Совершенно не похоже. Но дело в том, что у нее новый роман, и она спешит.

– С кем же? – полюбопытствовала Шеннон.

– Я навел справки и кое-что выяснил. Камилла подцепила на крючок Кена Риддла.

– Знаменитого футболиста?

– Вот именно. Он миллионер. Парень, конечно, сгорает от любви, а Камилла торопится воспользоваться моментом.

– Я ее понимаю. С такой красотой женщине трудно прожить в одиночестве.

Винсент вдруг наклонился к ней и положил руки ей на талию.

– Боже, я так люблю тебя! Иногда мне кажется, что все это только сон и, когда я проснусь, тебя не будет рядом.

– Я тоже тебя люблю. – Она подставила ему губы, и они забыли обо всем на свете, наслаждаясь этим волшебным моментом.

– Может быть, вернемся в коттедж? – предложил Винсент. – Заниматься любовью на камнях как-то…

– Ты прав, только сначала разберем вещи. Кстати, мне пришла какая-то посылка, надо посмотреть.

Они повернули назад.


Присматривавший за коттеджем Сэм Парсли как раз запирал дверь на замок.

– О, вы уже возвращаетесь. А я подумал, что раз ушли на прогулку, то вернетесь нескоро. Погода отличная.

– А вы куда, Сэм? – спросил Винсент.

– Собираюсь немного порыбачить. Вечерком загляну к вам, принесу что-нибудь свеженькое.

– Спасибо, Сэм. Удачи вам, – пожелала Шеннон.

– Вы долго здесь пробудете?

– К сожалению, только до воскресенья. – Винсент развел руками. – Слишком много дел.

– Понятно, – проворчал старик. – Дела, дела… Люди так заняты делами, что забывают про самое важное.

– А что самое важное? – поинтересовалась Шеннон.

– Любить друг друга, – пожав плечами, ответил Сэм. – Наслаждаться природой. И не гнаться за деньгами, их всё равно все не заработаешь.

– Согласен с вами, – кивнул Винсент. – Но…

– Понимаю, я и сам в молодости спешил, бегал, суетился… Теперь вот жалею, что мало уделял внимания Джудит. – Он помолчал, вздохнул и посмотрел на океан. – Она умерла три года назад. И зачем мне теперь деньги?

Пока Винсент переносил вещи в коттедж, Шеннон заглянула в холодильник. По пятницам они никогда не обедали в городе, а готовили что-нибудь уже вечером, часто разводя огонь прямо во дворе, где Сэм установил барбекю.

Занявшись готовкой и мурлыча под нос любимую мелодию, Шеннон так увлеклась, что и не слышала, как в кухню вошел Винсент.

Некоторое время он стоял, облокотившись на притолоку и наблюдая за ней, женщиной, которая так неожиданно легко вошла в его жизнь. Как бы он жил без Шеннон? Без ее задора и оптимизма, решительности и искренности, без ее поддержки и ободрения? Как бы он жил без ее улыбки, ее шуток?

Как бы он жил без этих волшебных ночей, когда они оставались вдвоем и забывали обо всем на свете?

– Эй, кто это там смотрит мне в спину? – не оборачиваясь, спросила Шеннон.

Винсент подошел сзади, обнял ее за плечи и привлек к себе. Шеннон мгновенно ощутила силу его желания. При первом же прикосновении ее саму будто ударило током. Они были знакомы уже целый год, но страсть не ослабевала, а только разгоралась все сильнее. Вот и сейчас Шеннон только что не таяла в его объятиях.

– Может, ужин подождет? – прошептал ей на ухо Винсент. – Я так соскучился по тебе…

– Я тоже соскучилась по тебе, но все же давай сначала приготовим хотя бы по бифштексу. Есть хочется просто ужасно.

– Ладно, – Винсент вздохнул, – я пока открою вино. Ты какое будешь, красное или белое?

– Давай красное. – Шеннон повернулась и легко поцеловала его в щеку. – Кстати, ты перенес все вещи?

– Да, а что?

– Моя посылка…

– Ах да, минуту, сейчас принесу. Винсент ушел и вскоре вернулся с небольшой коробочкой.

– Смотри-ка, из Бразилии. Салвадор. Ну, признавайся, кто у тебя там?

– В Бразилии? – Шеннон недоуменно покачала головой. – Никого.

– Откроем?

– Конечно.

Она вытерла руки и осторожно развязала шнурок. Под плотной оберточной бумагой обнаружился завернутый в мягкую синюю ткань футляр. Он был обтянут темно-зеленым бархатом.

– Интересно, – пробормотал Винсент. – На бомбу не похоже.

– Думаю, произошла какая-то ошибка. У меня нет знакомых ниже экватора.

Шеннон бережно подняла крышку и ахнула.

– Боже!

Винсент заглянул ей через плечо.

– О, какая красота!

На рубиново-красном атласе лежало великолепное колье с изумрудами и рядом с ним серьги с камнями такой же огранки.

– Вот это да!

– Погоди, здесь какая-то записка. – Винсент показал на белую карточку в углу футляра.

Шеннон перевернула листок.

На нем золотыми буквами было написано всего лишь несколько слов: «Поздравляю и желаю счастья. Помню и люблю».

Подпись отсутствовала.

– Это от него, – медленно проговорила Шеннон. – Конечно, от него.

– От кого?

– От Стивена. Значит, он в Бразилии. – Она повернулась и посмотрела на Винсента. – Что мне с этим делать?

– Не знаю. Это ведь подарок тебе. – Он взял колье. – Повернись.

Она повернулась, и Винсент осторожно защелкнул замочек у нее на шее.

– Теперь серьги.

Шеннон повиновалась.

– А теперь выйди на свет.

Она подошла к окну. И в тот же миг камни ожили, заиграли, заискрились в ярких солнечных лучах.

Шеннон зажмурилась. В какой-то момент ей показалось, что чьи-то теплые, нежные губы коснулись ее губ. Или то было только солнце?

– Ну так что?

– Думаю, тебе надо его принять. Ты уже отдала девятьсот тысяч на программу борьбы с детской наркоманией. Но то были деньги мафии. А здесь совсем другое дело. Он ведь любил тебя и, может быть, любит до сих пор. А любовь нужно принимать с благодарностью. Даже если не можешь на нее ответить.

– Ты прав. – Шеннон посмотрела в окно и, поднеся к губам ладонь, послала воздушный поцелуй тому, кто был от нее за тысячи миль, но чье тепло она чувствовала даже здесь.

Спасибо, Стивен. И счастья тебе.


Купить книгу "Солнечный поцелуй" Ванделер Альберта

home | my bookshelf | | Солнечный поцелуй |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу