Book: Сваха. В погоне за невестами



Екатерина Богданова

СВАХА. В ПОГОНЕ ЗА НЕВЕСТАМИ

Купить книгу "Сваха. В погоне за невестами" Богданова Екатерина

ПРОЛОГ

Сегодня у меня был очень важный день, судьбоносный, я бы сказала. До собеседования в брачном агентстве оставались считаные часы, а я была все еще не готова: ногти не обстрижены и накрашены, волосы прибраны и до неприличия ухоженные, одежда опять же приличная. Зубы… нет, зубы выбивать не буду даже ради такой престижной работы!

А все дело в том, что мне буквально вчера позвонил один знакомый, еще со времен обучения в Академии межрасовых отношений, и предложил просто-таки идеальную работу — ведущим агентом в брачном агентстве «Столкновение». Академию я окончила с отличием, но вот загвоздка — на такую должность возьмут только несуразное страшилище, коим я и была в студенческую бытность, чтобы невесты на фоне свахи выглядели все сплошь обаяшками, а женихи, насмотревшись на этакое безобразие, воспринимали всех претенденток как идеал красоты.

Ну вот зачем я занялась спортом? Зачем привела в порядок волосы и кожу? Теперь такое местечко могу из-за этого упустить! И ведь все равно никакой личной жизни, могла бы и дальше дурнушкой жить и горя не знать. А теперь ношусь по дому и ищу, чем бы таким намазать лицо. И ведь, как назло, аллергии ни на что нет!

Проносясь в очередной раз мимо кладовой, заглянула и туда. Там было много всего, только ничего подходящего для уродования меня распрекрасной не наблюдалось. В сердцах пнула коробку со старыми свитками, поднимая облачко пыли.

— А-а-апчхи! — выдала я и захлопнула дверь.

И тут меня осенило.

— Точно! Простуда! — воскликнула радостно и понеслась в ванную.

Под ледяным душем я выдержала ровно пять минут. Чихнула и с чувством выполненного долга выключила воду. Так-то лучше! Болезнь никого не красит, распухший сопливый нос и покрасневшие глаза мне обеспечены. Волосы спрячу под какую-нибудь неказистую шляпу, фигуру — под мешковатым страшненьким платьем, а грудь перетяну бинтом. Главное, не улыбаться, чтобы не демонстрировать ровные белые зубы и ямочки на щеках.

К назначенному часу я стояла у дверей кабинета директора агентства. Насморк уже начался, но для верности я натерла нос шерстяным платком, на голове красовалась большая помятая соломенная шляпа, в которой еще моя бабушка в молодости в саду работала, платье я тоже позаимствовала у бабули, она все равно после проведения процедуры «Вторая молодость» не старше меня выглядела и старый гардероб забросила. Вместо сумочки взяла потрепанную корзину для цветов, а лицо от волнения раскраснелось и пошло белыми пятнами. Теперь меня точно возьмут!

Дверь кабинета открылась, выпуская в приемную сногсшибательную блондинку в красном облегающем платье. Девица поправила прическу, окинула меня придирчивым взглядом, завистливо вздохнула и пригласила меня войти.

Шаркая старыми тапочками для пробежек и переваливаясь с ноги на ногу, я вплыла в обитель любви.

— Высоковата, — недовольно констатировал пожилой мужчина среднего роста и невыдающейся внешности, вставая из-за стола и окидывая меня изучающим взглядом, от чего я еще больше сгорбилась — Гномихи завидовать будут. — А ну повернись, — и рукой продемонстрировал процесс вращения.

Я медленно, неловко повернулась вокруг своей оси и чихнула. Достала из корзинки большой шерстяной платок и громко высморкалась.

— Недурно… — задумчиво проговорил директор. — А как вас величать, милейшая?

На этот случай у меня было заготовлено подходящее случаю имечко.

— Парасья Булькина, — представилась, отчаянно картавя и пришепетывая.

— Ваши документы, — благожелательно улыбаясь, попросил директор. — А ко мне можете обращаться господин Ирвин Дорти, госпожа Парасья.

Я подала документы, молясь о том, чтобы господин Дорти не заметил, как я переврала фамилию. Во всех метриках я значилась как Пенелопа Бооль’Кьен, но от имени в документах была только первая буква, а фамилия писалась на межрасовом диалекте, и прочитать ее можно было как душе угодно.

— Ну что ж, госпожа Парасья, вы нам подходите, — проговорил директор, протягивая мне руку для дежурного соприкосновения пальцами.

Я напрягла руку изо всех сил, чтобы все жилки обозначились четче, для верности еще и пальцы согнув, как у страдающей подагрой старушки.

Не успели мы закрепить договор о принятии на работу, как по кабинету разнесся мелодичный звон кристалла ментальной связи.

Господин Дорти замер, общаясь с тем, кто его вызвал, а потом как рявкнет:

— Что значит скончалась?! Это была моя лучшая сотрудница! — немного помолчал и опять: — Да вы там что, совсем все с ума посходили? Через месяц у главы ковена и его братьев ритуальное сватовство, а вы мне заявляете, что мой агент скончалась, невесты не подобраны, да еще и причина смерти моего работника неизвестна! Да я вас всех в… — поднял задумчивый взгляд на меня и передумал «всех в…» — А знаете что, ждите нового агента. Сегодня же порталом отправлю.

Тренькнул отключившийся кристалл, а господин Дорти подозрительно ласково заулыбался, подписывая договор.

— Поздравляю, вы приняты в лучшее брачное агентство объединенной империи, — мне опять протянули пальцы для соприкосновения, а после как огорошат: — И сразу же даю вам повышение и новое назначение. Будете главной свахой в провинции Магического Круга.

Я, как последняя Парасья, села прямо на пол и оглушительно чихнула.

Часть первая

СВАХУ ЗАКАЗЫВАЛИ?

— Господин Дорти, миленький, пощадите! — причитала я, упираясь руками в края портальной арки и не желая просовываться в дымчатое жерло самого портала. — Я же даже зубную щетку не взяла! И вещи, как я буду там без одежды?!

— Там все купишь! Я тебе командировочные выдал! — приговаривал директор, толкая меня в спину и пыхтя от усердия.

— Ну, господин директор… Ну, дядя Ирвин! — с перепугу даже картавить перестала и на панибратское общение перешла. — Давайте я сейчас быстренько сбегаю за вещами, родных предупрежу и вернусь. Честно-пречестно!

— Подписала договор, назвалась свахой, так полезай в портал, — категорично заявил этот плод запретной любви музы Эрато и брутального полутролля.

Родословную его я совершенно случайно узнала, просто у директора «Столкновения» на столе портрет родителей стоял, а музу Эрато все в лицо знают, она у нас дама известная и жутко плодовитая. В год по ребенку приносит и все никак не успокоится.

— Ну, дядюшка Ирвин, сжальтесь! — убрала руки с арки, и директор уже возрадовался, что я сдалась. Однако нас голыми руками не возьмешь! Резко развернулась и крепко обняла господина Дорти за шею, а после попытки избавиться от моих объятий, еще и ногами его обхватила для верности. Директор, понятное дело, такого пыла не ожидал, покачнулся, потерял равновесие, и мы вместе полетели в портал.

Хрясь! Ощущения от приземления были двойственными, в смысле — директору, видимо, было вполне комфортно падать на меня, а вот мне в качестве площадки для приземления достались мраморные ступени приемного зала ковена.

Я сдавленно (потому что была придавлена господином Дорти) застонала и уже хотела потерять сознание, но услышала строгий возмущенный голос прямо над головой и решила повременить с обмороком, интересно же, что дальше будет. Видеть говорившего я не могла, потому как бабушкино соломенное безобразие нахлобучилось прямо на лицо, так что оставалось внимательно слушать и стараться не перебивать своими стонами говоривших. Спину я знатно о ступени отбила.

А говорили неведомые, и невидимые, мужчины о чем-то совершенно непонятном.

— Кто, плесень вас пожри… — начал незнакомый голос. Начал и не закончил, сменив тон на более приветливый: — А-а-а, господин Дорти, смотрю, весело время проводите. Вы к нам случайно выпали или по какому делу заскочили?

— Ну что вы, проверяющий Альбор, какое веселье! Вот решил вам новую сваху лично доставить, — отдуваясь и сползая с несчастной, лежащей плашмя меня, поведал директор.

Я чихнула в шляпу, перевернулась на четвереньки и целенаправленно поползла к портальной арке. Ишь чего захотели! Я устраивалась работать агентом в родном, любимом городе, где и знакомых полно и связи какие-никакие есть, а магов женить я не подписывалась! Или подписывалась? Документы-то подмахнула не глядя, не до ознакомления было, радовалась, что приняли.

— Куда! — прикрикнул директор, хватая меня за шиворот и вздергивая на ноги. Чуть из безразмерного платья не вывалилась.

Не хочу к магам! Они все сплошь высокомерные, грубые и бабники к тому же. Таких так просто не женишь. Не удивлюсь, если моя предшественница сама на себя руки наложила, от безысходности.

Выпрямилась во весь рост, оправила серое мешковатое платье, скинула закрывающую обзор шляпу и, гордо утерев сопливый нос, громко заявила:

— Я увольняюсь!

— Поздно, милочка! Ты подписала договор на полгода, — победно улыбаясь, известил меня подлый директор.

Поплакать, что ли, с горя?


Поплакать не получилось, не до этого было. Директор быстро сбежал, вверив меня заботам проверяющего. Светловолосый худощавый маг окинул меня брезгливым взором и высокомерно велел следовать за ним. Но долго лорд Альбор со мной возиться не стал, ему пост у портала покидать нельзя было, и меня передали пожилой чванливой магине в форме распорядительницы.

— Так как вашей главной задачей является подбор невест для главы ковена, то и жить вы будете здесь же, в комнате предыдущей свахи. В город выходить только под охраной и по согласованию с дежурным капитаном. Для организации кастингов вам выделят двух помощниц, — вещала магиня, ведя меня по широким коридорам резиденции ковена. — Сегодня ужин вам принесут в комнату, а завтра покажут, где столовая для персонала. В обеденный зал для лордов и леди заходить строжайше запрещено.

Передо мной открыли одну из множества неприметных дверей в полутемном узком коридоре, в который мы попали, пройдя по застекленной галерее в стоящий особняком от основного здания корпус для прислуги.

М-да, чувствую, «весело» мне тут будет. Одна комната чего стоит! Маленькое затхлое помещение с маленьким окном почти у потолка, что не мешало свободно видеть через него хозяйственный двор, потому что до потолка можно было свободно дотянуться рукой. Мебель как в келье старовера, освещение не магическое, а чадяще-воняющее, под названием лампа масляная, доисторическая. Кровать такая, что на ней только на боку спать можно, иначе свалишься, стол — одна штука, стул — полторы штуки, грубо сколоченный шкаф из плохо отесанных кривых досок, голые стены и пол.

— Вы что, издеваетесь?! Я сюда на работу прибыла, а не срок отбывать! — возмутилась в спину удаляющейся женщины.

— Все вопросы и претензии можете высказать главе ковена при личной встрече, — проговорила магиня, даже не обернувшись и не замедлив шаг.

— Вот это попала! — озвучила и так очевидное, опускаясь на жесткую кровать с комковатым матрасом. Видел бы сейчас меня отец, сослал бы в родовой замок и замуж выдал, не испрашивая согласия. Да и мама вряд ли бы обрадовалась.


Ужин мне так и не принесли. Промаявшись бездельем до заката, вещей-то у меня с собой не было и комнату обживать было нечем, да не особо-то и хотелось обживать такое безобразие, решительно подошла к двери, открыла, поправила волосы, шмыгнула носом и пошла искать столовую для персонала.

Лампа источала копоть и дым, но наотрез отказывалась нормально освещать дорогу, так что бродила я по спящему корпусу практически на ощупь. Но даже в темноте, после тщательного обхода здания стало очевидно, что здесь едой и не пахло ни в прямом смысле, ни в переносном.

Но я даже и не подумала сдаваться. Мысленно помянула недобрым словом всех магов… кроме папы, и направилась в резиденцию. Ну не казнят же меня, в самом деле, за желание поесть хотя бы раз в день. Со всеми этими волнениями по поводу собеседования я пропустила как завтрак, так и обед, а стрессов сегодня на мою голову свалилось предостаточно. Лампу оставила в переходе у дверей, так как о своем удобстве маги позаботились, организовав магическое освещение. Бродила я по дворцу, а иначе это вычурное шикарное здание и не назвать, довольно долго. На верхние этажи не пошла, решив по здравом размышлении, что столовая должна располагаться на первом. И вот оно чудо! За очередным поворотом обнаружилась большая двустворчатая дверь, из-за которой доносились умопомрачительные запахи пищи. Приоткрыла одну створку и осмотрела помещение. Если это столовая для персонала, то я двухголовый ящер-прискол!

Это был однозначно обеденный зал для магов. И здесь меня явно не ждали. Один из столиков был накрыт на две персоны и оформлен в романтическом стиле: цветочки там, свечи, салфеточки и прочие детали стандартного набора для соблазнения леди. Но самих полюбовничков поблизости не наблюдалось, а от тарелок поднимался такой манящий аромат и живописный парок, что я, точно зная, что пожалею, вошла в зал, прикрыла за собой дверь и крадучись двинулась к столику. Никто не спешил меня останавливать, чем я и воспользовалась. Схватила накрахмаленную салфетку и начала быстро складывать в нее все, что под руку подворачивалось. А от тарелок парок поднимается и будто сам к моему простуженному носу тянется. Еще раз осмотрелась и присела за столик. А, была не была! Схватила ложку и набросилась на ароматный черепаховый суп. Я, когда у отца гостила, все время кухарке такой заказывала. Мм, вкуснотища!

— Мм, и что это такое? — спросили у меня этаким вкрадчивым голосом.

Я даже не подавилась от неожиданности. Дожевала и обернулась, чтобы увидеть говорившего.

Обычный такой маг, ничего особенного, красивый, так они все смазливые. Только костюм его меня смутил, уж очень на облачение главы ковена смахивал.

— Я воскрешу и повторно убью эту идиотку, — спокойненько так уведомил меня маг.

— Кого? — спросила и, не удержавшись, снова принялась за еду.

— Сваху, кого же еще, — ответил мужчина, усаживаясь напротив меня.

— А-а-а, — протянула я, задумавшись о том, что не составила завещание. — А за что?

— А вот за это, — указал на столик, похоже, глава ковена.

— Нормальный стол, — уведомила его я, продолжая, видимо, последнюю трапезу в своей жизни.

— Как суп? — поинтересовался маг, принюхиваясь.

— Удался на славу, — поделилась впечатлениями, не переставая уплетать на повышенной скорости.

— Ну тогда и я поем. Раз уж нам устроили эту пародию на свидание, то хоть поужинаем, — проговорил глава ковена и тоже начал неспешно поглощать черепаховый суп.

Я же, напротив, отложила ложку и, откашлявшись, спросила полушепотом:

— Какое свидание?

— Да вот это! Сваха, истеричная старуха, решила отомстить мне за отказ всем ее претенденткам и подсунула какую-то… В общем, милая девушка, вы и сами понимаете, что мы не пара, и думаю, на этом закроем тему.

Ух какой эмоциональный! Чуть ли слюной не брызжет.

— А знаете, я бы тоже за вас ни за что замуж не вышла, — сказала и пожалела. Но зато правду сказала. Ненавижу таких высокомерных типов! И чем это я ему не угодила? Ну да, немного не в форме, но это еще не повод так оскорблять.

Маг приподнял брови и тоже обиделся.

— Почему это? — поинтересовался он, наклонив голову набок и внимательно вглядываясь в мое лицо. Сканирует.

А вот ничего ты, любопытный мой, и не увидишь! Мама, когда я еще только ходить училась, отвезла меня к магистру-отшельнику из высших и попросила заблокировать как магию, так и возможность обнаружения ее присутствия. И ни она, ни я не разу об этом не пожалели. Если бы отец узнал, что я унаследовала его способности, то отобрал бы у мамы и отдал в пансион. А мы с мамулей очень друг друга любим и не были согласны с таким положением дел. Да и на роль выгодной невесты я без способностей не гожусь, и папа не пытается выдать меня замуж по своему усмотрению. Возможно, когда-нибудь я и верну себе магию, но это будет еще не скоро.

Маг усмехнулся, убедившись, что я обычный человек, и повторил вопрос:

— Так почему вы не вышли бы за меня замуж?

Надо было срочно как-то выкручиваться, мне ведь с этим магом еще работать предстоит.

— Да потому что вы не предложили, — ляпнула первое, что пришло в голову. Не очень логично, конечно, но лучше, чем просто молча хлопать глазами.

Глава ковена задумался, а по прошествии пары минут и нескольких ложек супа задал самый идиотский вопрос из всех возможных в данной ситуации.

— Госпожа…

— Пенни, — по инерции подсказала я.

— Госпожа Пенни, вы выйдете за меня замуж? — вопросил глава ковена магов, правитель одной из самых могущественных провинций и просто обалденный мужик, если быть откровенной.



И что я? Я оглушительно чихнула прямо в тарелку с остатками супа.

Сама, конечно, вся обрызгалась, но до «жениха», кажется, брызги не долетели. И то хорошо!

Мужчина, явно с трудом сдерживая смех, протянул мне салфетку и поторопил с ответом.

— Я все еще жду. И это не шутка. Пенни, — так уверенно проговорил он, что я наконец-то уверовала, что это не кошмарный сон, а кошмар наяву.

— А можно я подумаю? — пискнула в салфетку, трусливо пряча в ней лицо и делая вид, что вытираю капли супа.

— Вы меня поражаете! — засмеялся маг. — Как это ни странно, было приятно с вами побеседовать, Пенни. Но я вынужден откланяться.

Глава ковена встал, и я тоже поспешила подняться.

— Да, мне тоже пора, — пролепетала, опустив голову и отчаянно собирая крупицы смелости, чтобы признаться, кто я такая на самом деле. Если сейчас не скажу, то потом он меня лично вдогонку за моей предшественницей отправит.

— Спасибо. До свидания, — пискнула, припуская к двери. Вот же трусиха, жалкая глупая трусиха!

А вслед еще и донеслось:

— Это приглашение?

Я даже сначала не поняла, о чем он, а потом дошло, как двусмысленно прозвучали мои последние слова. Ну и… в общем, сбежала я, по пути чуть не сбив с ног какую-то разряженную леди.

Дорогу обратно нашла поразительно быстро. Лампа почти потухла, но барак был небольшим, и свою «камеру» я тоже быстро отыскала. Ворвалась вовнутрь, заперла за собой дверь и бросилась в маленькую, совмещенную с туалетом ванную. Полночи я грелась и растиралась, стараясь выгнать простуду, уже начавшую отражаться на общем состоянии. Уснула только под утро, закутавшись в жесткое полотенце и тонкое одеяло.


Проснулась я от оглушительного грохота. Резко села и увидела впечатляющую картину. Сам глава ковена, то есть мой вчерашний сотрапезник, вышиб дверь в мои апартаменты силовым ударом и сейчас с интересом меня разглядывал, а на мне из одежды одно полотенце!

— Живая ваша сваха, только нестандартная какая-то, — заявил маг, окатывая меня презрением, и вышел из комнаты.

А вместо него в маленькую, а теперь еще и захламленную обломками выбитой двери комнатку вбежали две миловидные девушки, явно чистокровные человечки. Вбежали и замерли, удивленно меня разглядывая.

— Ух ты, какая красивая! — выдала одна из них, та, что стояла ближе к кровати. Но потом спохватилась и добавила: — Простите, госпожа сваха, просто обычно вы страшненькие.

— Ты что несешь, Марыня! — одернула ее подруга. — Вы не страшненькая, это она свах имела в виду.

— Да что здесь происходит-то? — спросила я, в глубине души радуясь, что все так сложилось. Теперь и маскарад с переодеванием ни к чему, и маг меня не узнал! Еще бы, ведь вчера я была одета не пойми во что, волосы всклокочены и собраны в безобразный пук, нос распухший, да и освещение в обеденном зале было слабым. Только свечи и горели, видимо, для создания романтического полумрака. А сегодня глава ковена увидел меня в полотенце и с распущенными волосами.

Девушки, оказавшиеся выделенными мне помощницами, объяснили, что все утро колотили в дверь, но я не отзывалась, вот они и решили, что со мной тоже что-то случилось. Побежали за стражниками, но натолкнулись на лорда Орли, как я поняла — так звали главу ковена, и он изволил лично убедиться, что с новой свахой ничего непоправимого не случилось.

Он ошибался, со мной уже давно случилось непоправимое! Дура я непоправимая! Как можно было настолько глупо попасть к магам?!

После непродолжительной беседы с дежурным капитаном и быстрых сборов мы с девочками отправились в город за покупками. Марыня одолжила мне одно из своих выходных платьев, а Артима дала почти новые туфли, так что я чувствовала себя почти нормально и даже подметила заинтересованные взгляды стражников, которые сопровождали нас.

Но уже через час похода по магазинам взгляды стражников стали злыми, за что я нагрузила их еще большим количеством свертков и пакетов, чтобы злиться сил не осталось. Возможно, я и нажила в ковене троих врагов, но зато приобрела все необходимое для более-менее комфортного существования. И даже к обеду успела. Помощницы показали мне столовую, которая, по сравнению с обеденным залом для лордов, была просто хлевом. Старые столы, скрипучие скамьи и плохо приготовленная, невкусная еда. А еще на меня все смотрели как на невидаль. Ведь я привела себя в порядок и выглядела, как и положено выглядеть леди. Да, я внебрачная дочь, но тем не менее мои родители оба принадлежат к знатным родам объединенной империи, и отец меня признал, даже несмотря на якобы отсутствие магии. И вот теперь, возжелав самостоятельности и устроившись на работу, я оказалась белой вороной как в обществе работников, так и в кругу работодателей. Ну да ничего, вот встречусь с главой ковена и потребую переселить меня в более комфортные апартаменты.

Но пока я давилась переваренными овощами с пережаренным мясом и обдумывала предстоящую встречу с будущим брачующимся, жених сам возжелал встречи со мной.

«Свахе Булькиной приказано явиться в малый приемный зал лорда Орли на третьем этаже», — разнеслось по столовой магическое послание. Артима вызвалась проводить меня, по дороге инструктируя, как вести себя в общении с главой ковена, чтобы не навлечь его гнев.

По ее словам выходило, что мне следует только кланяться, смотреть в пол и со всем соглашаться. И я, конечно, попробую, но с кротостью у меня с детства проблемы были.

Малый приемный зал оказался обычным рабочим кабинетом вопреки моим ожиданиям. Я-то думала, что это будет большое помещение с красной дорожкой и подобием трона, на котором будет восседать его магейшество, с апломбом принимать просителей и решать, кого казнить, а кого помиловать. Но это был вполне уютный рабочий кабинет… И магов здесь не наблюдалось, вот прямо вообще ни одного. И зачем, спрашивается, меня срочно вызвали, если не ждут?

Прошлась по комнате, просмотрела корешки книг на полках, погладила листики пышного куста, обосновавшегося в кадке у окна, и, облокотившись на подоконник, занялась созерцанием открывающегося вида. А посмотреть здесь было на что, это не хоздвор, вид на который открывался из моего окошка под потолком. Из этого окна вся столица провинции была видна как на ладони.

— Какой вид! — воскликнул кто-то у меня за спиной, отчего я вздрогнула и едва не сшибла куст, резко повернувшись к говорившему.

Это был не глава ковена. Молодой еще совсем лорд, не больше тридцати лет, красивый, как и все маги. Черные волосы до плеч собраны в задорный короткий хвостик. И смеющиеся черные глаза, которыми этот нахал придирчиво осматривал мою затянутую в деловой костюм фигуру.

— Очередная претендентка на роль первой леди и моей невестки, я так понимаю? — скорее утвердительно, чем вопросительно проговорил… брат главы ковена.

Насколько я помнила, у теперешнего правителя провинции Магического Круга было два брата и одна сестра. Сестра давно замужем и вместе с мужем — драконом-атташе Поднебесных Гор — путешествует по столицам провинций с дипломатическими миссиями. Старший брат — видный ученый и один из сильнейших магов со степенью магистра. А вот про младшего брата я знала только то, что с ним лучше не ссориться. Была какая-то нехорошая история, связанная с его вспыльчивым характером. Кто-то кого-то оскорбил, что стало причиной схватки, в результате которой маг убил вампира из высших лордов. За что навечно стал персоной нон грата в провинции Кровавых Ночей. И если сейчас передо мной именно тот маг, то лучше сматываться отсюда, пока ненароком не сказала чего лишнего.

— Нет, вы ошиблись, я не претендентка, — проговорила спокойным, деловым тоном. — А вид из окна открывается действительно прекрасный.

— Я имел в виду не окно, — усмехнулся лорд, имени которого я не вспомнила бы даже под страхом смерти.

Но я его намек поняла и невольно покраснела. Ну что за воспитание! Ни один нормальный лорд не посмел бы намекать леди на такое! Вот и поворачивайся после такого к магам… спиной. И юбки узкие тоже носить не стоит.

— Знаете, я, наверное, лучше пойду. Если вас не затруднит, передайте лорду Орли, что сваха встретится с ним в любое удобное для него время, но при условии, что он соблаговолит присутствовать на встрече лично, — кивнула лорду, показывая, что наше общение закончено, и направилась к двери.

— Стоять! — приказал этот хам невоспитанный. Не попросил, а именно приказал!

Смерила грубияна возмущенным взглядом и вышла из кабинета… прямо в объятия главы ковена.

— Что ж вы носитесь, как бешеный драколак! — рявкнул лорд, хватая меня за плечи и отстраняя от себя.

Ну вот, уже и умертвием дракона обозвали. Замечательный сегодня день, ничего не скажешь. Чувствую, месяц будет вообще незабываемым.

— Здравствуйте, лорд Орли, — произнесла с намеком на то, что прежде чем оскорблять леди, мог бы хотя бы поздороваться с ней. Или после того, как вломился в мою спальню и узрел практически обнаженную в постели, можно переходить к неформальному общению?

— И вам доброго дня, госпожа Булькина, — пробурчал лорд, демонстрируя если не скверный характер, то препаршивое настроение уж точно.

После такой фееричной встречи сначала с братцем главы ковена, а потом и с ним самим мое настроение нельзя было назвать жизнерадостным, и ответ был соответствующим.

— Леди Бооль’Кьен, — поправила лорда, гордо взирая на него как равная. Так тебе, напыщенный индюк! Я тоже умею быть высокомерной.

Лорд же смотрел на меня как на душевнобольную. Наверняка сейчас думает, что я либо лгу, либо эксцентричная особа, купившая себе пост свахи из прихоти. А пусть думает, что хочет!

— Вы желали меня видеть, лорд, я явилась по вашему зову. Но, видимо, местные правила хорошего тона не предусматривают личного присутствия на назначенных вами встречах.

Вот что я несу?! Это же правитель провинции и мой непосредственный начальник на ближайший месяц, а я с первого же дня решила впасть в немилость и обеспечить себя дополнительными проблемами.

— Вернитесь в кабинет и соблаговолите выслушать меня… леди Булькина, — прошипел лорд сквозь зубы.

— Бооль’Кьен, — поправила мага, но натолкнулась на злобный взгляд и вернулась в кабинет. А там никого уже не было! И куда же подевался правительский братец? Других дверей в кабинете не наблюдалось, портальной арки тоже не было, ну не растворился же он в воздухе.

— Вас что-то не устраивает в интерьере кабинета? — ядовито поинтересовался лорд Орли, заметив мой ищущий взгляд.

— Да. То есть меня все устраивает, это же ваш кабинет, а не мой, — пожала плечами и постаралась выкинуть из головы странную встречу с озабоченным «видами не из окна» магом. — Так что вы хотели обсудить, лорд Орли? Критерии подбора кандидаток мне передали, наработанную моей предшественницей базу тоже. Так что я могу приступить к кастингам в ближайшие дни, — отчиталась, устраиваясь в кресле напротив рабочего стола, место за которым занял глава ковена.

— Вот об этом я и хотел с вами поговорить, госпожа… леди сваха, — проговорил лорд, глядя почему-то не на меня, а на потолок. — Я сделал выбор и могу освободить вас от обязанностей моей свахи. Вам еще моим братьям невест подбирать. Им жениться не обязательно, но традиция требует предоставить претенденток и для них.

— Постойте, постойте! — перебила я мага. — Что значит, вы выбрали? Почему сваху, то есть меня, никто не предупредил? — вскочила и принялась расхаживать по кабинету. — Да зачем меня тогда вообще сюда сослали?!

— Сядьте! — приказал лорд, и я села, только в этот момент диван у стены был ближе, чем кресло, и села я на него. — Я выбрал невесту из претенденток, предоставленных мне вашей предшественницей. Но возникли некоторые затруднения, она пропала, — поведал погрустневший глава ковена. Даже жалко его стало, влюбился, наверное, бедненький, а возлюбленная исчезла.

— Что значит пропала? — спросила, перебираясь в кресло. — Как зовут эту леди? Из какого рода? У меня данные всех претенденток, найти ее не составит труда.

— Неуверен, что эта леди попала в базу данных свахи Гулийки, я познакомился с ней только вчера вечером, уже после гибели свахи, — совсем загрустил лорд.

— Назовите ее имя, я проверю записи, — проговорила, смутно предчувствуя что-то неладное.

— Пенни, — прозвучало приговором в тишине кабинета.

Первым порывом было желание вскочить и убежать, не оглядываясь, вторая мысль оказалась более здравой — вежливо пообещать, что сделаю все возможное, а потом отправиться в бега. Но вместо этого я только покачала головой и с сожалением произнесла:

— Нет, такого имени в базе я не встречала.

— Так займитесь поисками! — раздраженно проговорил лорд. — Леди выглядит несколько необычно, и затеряться ей будет сложно. Я запишу ее приметы и отошлю вам вместе со слепком портрета из моей памяти. Свободны.

Встала и на негнущихся ногах вышла из кабинета. Как страшно жить…


Полдня промучилась, придумывая, как же выкрутиться из ситуации. Ничего не придумала и, приняв нелегкое решение признаться лорду Орли в своей некомпетентности, занялась подбором идеальной кандидатуры, чтобы отвлечь мага от себя.

После похода по магазинам места в моей комнатке стало еще меньше. Стол был заставлен всякими женскими штучками, для которых у каждой леди (кроме меня, разумеется) есть туалетный столик, так что с бумагами пришлось расположиться на кровати. На роль первой леди провинции подали заявки и предоставили анкеты, наверное, все незамужние леди брачного возраста. Причем не только из провинции Магического Круга. Представительницы других рас тоже встречались. Сваха Гулийка успела обработать только треть анкет, и мне предстояло перелопатить тонну бумажек. А ведь в коробках под кроватью дожидались еще и анкеты претенденток на роль символических невест для его братьев.

Прочитав первые две анкеты, я пришла к выводу, что сортировка будет не такой сложной, как казалось. Достаточно было просмотреть первые несколько строк каждой анкеты, чтобы отбросить ее в сторону или отложить в маленькую стопочку для дальнейшего изучения. Вот интересно, на что надеялась вдовствующая леди Азарини, пятидесяти девяти лет от роду, имеющая двоих детей и внука? Или леди Милькот, девица ростом полтора метра и весом взрослого тролля.

Мои размышления на тему не увядающих с возрастом девичьих надежд прервал стук в наспех сколоченную из неотесанных досок дверь.

— Войдите, — проговорила задумчиво, продолжая сортировать анкеты.

Дверь открылась, и кто-то вошел, но я была увлечена чтением и даже взгляд от листка не оторвала.

— Леди сваха, — позвал меня кто-то.

— Да-да, я вас слушаю. — Мне наконец-то попалась на редкость замечательная анкета! Эта леди просто идеально подходила на роль будущей жены правителя!

— Как продвигаются поиски моей невесты? — продолжил беседу пришедший.

— Нашла! — радостно заявила я.

— Рад, что вы оказались настолько профессиональны. Я желаю встретиться с этой леди сегодня же, — ответили мне.

— Ну не знаю, уже вечер. Но постараюсь связаться с леди и устроить вам свидание, — кивая в такт своим мыслям, проговорила, перечитывая данные.

— Я буду ждать в обеденном зале. И не дай вам боги подсунуть мне очередную разряженную куклу. Это должна быть именно леди Пенни.

Дверь с грохотом захлопнулась, а я чуть не рухнула в обморок, осознав, с кем и о чем только что договорилась.

Анкеты были заброшены и забыты, а леди сваха побежала искать жертву для раздевания. Подходящая бабуля нашлась на выходе в хоздвор. Она полоскала половые тряпки в ведре с грязной водой и напевала старую грустную песню про потерянную любовь.

— Бабушка! Вот вы-то мне и нужны! — налетела я на старушку. — Мне срочно, просто жизненно необходимо одно из ваших платьев.

Вот зачем, зачем я выкинула свой «маскарадный» костюм?

Бабуля хлопала глазами и смотрела на меня как на полоумного дитятю.

— Я заплачу! Сколько скажете! — пошла на почти крайние меры. В случае отказа пришлось бы опуститься до угроз. Но бабуля не отказала!

— Ну, раз надоть, так мне не жалко. Золотой! И портки тада дам, — заявила старушка, вытирая руки о подол.

— Нет, портки мне не нужны, — заверила я старушку. — Ведите.

Уборщица привела меня в почти такую же, как и моя, комнатку. Только у нее было более уютно. Видимо, не первый год бабушка здесь обретается. Старушка открыла шкаф и повела рукой.

— Выбирай, леди. Токмо выходное не отдам. Мне его муж перед смертью подарил, — проговорила она, отодвигая в сторону скромное тускло-голубое платье с пышной юбкой.

— Соболезную, — посочувствовала старушке.

— Тю, быльем уже поросло. Годков пятнадцать как сгинул пропойца, — отмахнулась бабуля. — Вон и платье-то уже выцвело, а берегу. Память.



— Ну да, — решила согласиться, доставая из шкафа один из бесформенных грубых нарядов грязно-бежевого цвета. — А шляпы у вас есть?

— Откуда ж? Я в город не хожу, на что мне шляпы, — развела руками старушка. — А вот на — примерь, — и мне всучили коричневый чепец с отворотами для дождливой погоды.

Да-а-а, видок у меня будет… как раз под венец!

Отдала уборщице золотой, для нее это полугодовое содержание, искренне поблагодарила спасительницу и, взяв с нее обещание забыть о нашей сделке, убежала прихорашиваться перед свиданием.

Насморк прошел, и пришлось опять натирать нос шерстяным платком, а там, в обеденном зале, может, перец найду или какую-нибудь другую приправу. В глаза насыпала пудры, чтобы добиться живописного воспаленно-красного оттенка, губы тоже слегка припудрила, а то слишком яркими были. Грудь перетянула, платье надела, но подпоясываться не стала, так колоритнее. Волосы взбила как следует и собрала в небрежный пучок, а сверху нахлобучила чепец. Большого зеркала в моих апартаментах не наблюдалось, но я и так знала, что неотразима.

Идти на свидание с главой ковена было очень страшно и нежелательно, но другого выхода я не видела. Только так я смогу заставить его передумать. Сегодня я буду самой вульгарной и невоспитанной леди во всей империи!

Пока я наряжалась, ужин уже давно прошел, и на город опустились сумерки. Вчера я пришла в обеденный зал примерно в то же время. А сейчас стояла перед двустворчатой дверью и не могла заставить себя протянуть руку и взяться за ручку.

За дверью послышались шаги. Глубоко вдохнула, выдохнула и резко распахнула обе створки, столкнувшись нос к носу (вернее, нос к подбородку, лорд все же был выше) с главой ковена.

Маг вздрогнул и отпрянул, широко распахнув темно-серые глаза. Только сейчас подумала, что они с младшим братом совсем не похожи, у этого лорда и волосы были гораздо светлее, и черты лица более мягкими. А еще заметила, что он, кажется, испугался!

— Вы сегодня выглядите… несколько иначе, чем вчера, — проговорил маг, вглядываясь в мое лицо.

Я поджала губы и напрягла подбородок, чтобы уж точно не узнал. Картину дополняли неровные тени и мерцание свечей. Я и сама себя вряд ли в таком виде узнала бы.

— Вы хотели меня видеть? — спросила писклявым, дрожащим голосом.

— Прошу, — пригласил меня к столу отошедший от первого шока лорд.

Поджала губы еще сильнее, теперь уже от недовольства, а не для конспирации, но к столику прошла. Черепаховый суп! А я пропустила ужин. Уселась за стол, не дожидаясь, пока лорд отодвинет мне стул, и тут же набросилась на суп. Ни один нормальный мужчина не согласится провести свою жизнь вместе с этакой свинкой, так что недолго мне осталось в переодевания играть.

Но это я так думала!

— Обожаю женщин с хорошим аппетитом, — заявил этот… извращенец и тоже принялся за еду.

Да что же это такое! Аппетит пропал мгновенно. И что же мне сделать, чтобы вызвать отторжение к себе? Вилкой в зубах поковырять? Так его и это вряд ли проймет. Значит, буду грубить.

— Так зачем позвали? — спросила, отодвигая тарелку с недоеденным супом.

— Вы подумали над моим предложением? — ответил вопросом на вопрос маг.

И что я должна на это сказать? Я ответила правду.

— Я не хочу выходить замуж, тем более за мага, — пропищала, хватая прямо рукой цыплячье крылышко, запеченное в сырном соусе. Хоть есть уже и не хотелось, но впилась в образчик кулинарного искусства с завидным рвением.

— Не будьте столь категоричны, Пенни. Давайте сначала пообщаемся, узнаем друг друга получше. Из нас может получиться хорошая команда, — принялся уговаривать меня лорд. Еще и за руку попытался взять.

Пришлось хватать крыло двумя руками.

А лорд Орли уставился на меня и отрицательный ответ категорически отказывался слышать.

— Знаете, — положила крыло на тарелку и потянулась к салфетке, но вовремя спохватилась и демонстративно вытерла руки о скатерть, — спасибо за ужин и компанию, но я, пожалуй, пойду. Дела, знаете ли.

— Вот! Об этом я и говорю. Мне нужна именно деловая женщина, жена, которая будет управлять ковеном вместе со мной, а не заботиться о том, подходят ли туфли к платью, а шторы к дивану, — с рвением политика заявил лорд, все-таки хватая меня за руку.

Попыталась вернуть себе свою конечность, но маг вцепился в нее мертвой хваткой. А вдруг он душевнобольной, просто хорошо это скрывал все эти годы? Да, я запаниковала, отчаянно дергая рукой и поглядывая на дверь. Как же все-таки хорошо, что я ела крылышки руками, а потом только о скатерть их немного отерла! Жирные пальцы все же выскользнули из мертвой хватки главы ковена, и я опрометью бросилась из обеденного зала, опрокинув стул на старте и едва не врезавшись в дверь на выходе.

— Буду ждать вас завтра здесь в это же время, милая Пенни, — крикнул мне лорд вдогонку.

«Жди, жди, я лучше на диету сяду. А перед сном есть вообще вредно», — думала я, на полной скорости убегая подальше от обеденного зала и свихнувшегося лорда. Но бегунья из меня всегда была не лучшая, а здесь еще и пол скользкий. На очередном повороте я споткнулась и, прокатившись на попе пару метров, врезалась в чьи-то ноги.

— Куда бежим? — поинтересовался… младший братец главы ковена, подавая мне руку и помогая подняться.

— Спасибо, — поблагодарила брезгливо вытирающего руку о полы пиджака лорда. Ну да, я же птичку ручками держала.

— Кто такая и от кого убегаешь? — поинтересовался маг.

Какой же он все-таки невоспитанный и грубый. Но я была слегка не в себе и поэтому ответила.

— Сваха, убегаю от лорда Орли, — отчиталась и уже собралась продолжить бег, но была остановлена очередной грубостью.

Маг схватил меня за локоть и почти до боли его сжал, не позволяя уйти.

— Ты-то мне и нужна. Я тут кое-кого ищу. Одну блондиночку, которую ты сегодня в обед отправляла в кабинет моего братца, — проговорил лорд, направляясь в сторону перехода. — Я тебя немного провожу, а ты мне расскажешь, что это за цыпочка и где ее найти.

В очередной раз пожалела, что не умею падать в обморок.

Пришлось опять прикинуться дурочкой и играть роль.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, лорд… — и посмотрела на мага в надежде, что он поймет намек и представится. Не понял.

— Предыдущая сваха почила, и теперь ты управляешь этим табуном невест. Так что не заговаривай мне зубы. Все равно Врано блондинок не любит, и конкретно та леди ему не подойдет, — проговорил лорд, продолжая тащить меня по переходу.

И я взбунтовалась. Сколько можно позволять этим наглым магам с завышенной самооценкой обращаться с собой как с рабыней!

— Отпустите мою руку, лорд не знаю как вас там! — рявкнула, пытаясь остановиться и выдернуть свой локоть из его руки.

— Не знаю как вас там? — переспросил маг, останавливаясь и отпуская-таки мою руку. — Теперь понимаю, почему ты убегала от моего брата. Он за такое поведение может и молнией приласкать.

— Вы сами не захотели представиться. Да мне это и неинтересно. Мне вам невесту нужно подобрать, а не документы выправлять, — заявила, потирая локоть и гордо удаляясь по коридору в направлении своей комнаты.

— Я все равно найду ту блондинку, — проговорил маг мне вслед.

Да что у них за привычка-то такая — в спину угрозами бросаться. Нелюбовь к магам имела все шансы перерасти в ненависть.

Спала я этой ночью как убитая, даже шишковатый матрас нисколько не мешал. Умаялась задень с женихами и их странными вкусами. А утром предстояло познакомиться с первой двадцаткой отобранных невест. Лучше бы это утро никогда не наступило…

— И где эта сваха! — разорялась высокая стройная леди в откровенном платье кричащего золотистого цвета. — Как она смеет заставлять нас ждать? Уволю мымру!

Я же стояла в паре метров от нее и осматривала поле деятельности. Двадцать красавиц всех мастей и рас ожидали собеседования со свахой, то есть со мной, в приемной местного брачного агентства, которое ковен на время подбора невест для сиятельных братьев нагло узурпировал, отправив владельцев в принудительный отпуск. И простым смертным теперь придется отложить свадьбы до тех пор, пока их правитель не выберет спутницу жизни. А помочь ему в этом должна бедная, несчастная я.

И каждая из этих двадцати породистых девиц готова была придушить меня, откажи я ей в праве на свидание. А у меня осталось всего двадцать дней и еще восемьдесят претенденток! Это же лорду Орли в обеденном зале жить придется, чтобы встретиться, пообщаться и разделить трапезу с каждой. Да он тогда ко времени самой свадьбы растолстеет и окончательно умом тронется!

Попыталась пройти в кабинет, чтобы быстрее разделаться с этой армией невест, но не тут-то было!

— Куда прешь, лахудра?! — рявкнула на меня одна из «кротких красавиц», хватая за рукав и оттаскивая от двери. — Тебя никто не звал! Лучше сразу иди отсюда, лорд Орли на такую не позарится!

Знали бы они, на КАКУЮ их вожделенный лорд позарился…

Остальные леди тоже загудели, выражая недовольство тем, что я «без очереди лезу». И что мне теперь делать? Не через окно же лезть!

— Молча-а-ать! — закричала я, перекрывая гул голосов. — Сейчас вы все успокоитесь и будете заходить в МОЙ кабинет, только услышав свое имя от моей помощницы. Все ясно? И будьте добры вспомнить, что вы леди! Базарных торговок в первые леди не берут!!!

Растолкала оторопевших девушек и гордо прошла к себе, где меня уже ждали Марыня и Артима.

Это были жуткие, ужасные два часа. Леди всячески льстили и изворачивались, чтобы понравиться мне, а когда не видели в моем взгляде должного восторга, мгновенно сбрасывали личин милых девушек и начинали угрожать и запугивать. В общем, было невесело, но я постаралась остаться объективной и выбрала всего трех претенденток из пятнадцати. Двенадцать отвергнутых леди искренне пообещали мне страшную долгую смерть, а одна даже попыталась напасть. Но я быстро остудила ее пыл, залив водой из графина как сформированный ею метательный огневик, так и саму леди. После того как оставшиеся в приемной увидели выходящую из кабинета мокрую плачущую соперницу, стало немного легче. Леди прониклись важностью момента и старались держать себя в руках.

С тремя из оставшихся пяти я быстро расправилась, объяснив им, что бесплодная жена для правителя неприемлема. Так же, как и супруга с дефектом речи, и тем более будет неуместно, если рядом с главой ковена окажется леди, страдающая хроническим нервным тиком. Непонятно, на что они надеялись, скрыв эту информацию при заполнении анкеты. Ведь отбор ведется в основном по родословной и физическим параметрам. Хотя я бы на месте лорда Орли интересовалась в первую очередь душевными качествами той, которая станет матерью его детей. И слегка пришепетывающая девушка показалась мне очень милой, в отличие от всех остальных. Но это только мое, сугубо личное мнение, которое я решила держать при себе.

— Всего две осталось! — прошептала Артима, приближаясь к двери. Открыла ее и громко проговорила: — Леди Эсхирая Морви.

В кабинет величественно вплыла очень красивая чистокровная вампирша. И все в ней было просто замечательно… кроме глаз! Их ярко-алый оттенок с золотистыми вкраплениями по краю радужки выдавал девицу с головой. Если бы я не закончила АМО с отличием, то, возможно, и не придала бы значения такому милому нюансу. Но я была прилежной ученицей и точно знала, что такой оттенок глаза вампиров приобретают только в одном случае — когда их владельцы питаются кровью магов!

— Вы нам не подходите, — проговорила, даже не дождавшись, пока леди займет кресло по другую сторону стола.

— Почему? — спросила леди Морви, остановившись и сощурив свои алые глазки.

— Потому что мы выбираем леди, которая разделит с правителем трапезу, а не выпьет у него всю кровь при первом удобном случае, — ответила прямо, не видя смысла искать более корректный повод для отказа. — Артима, пригласи последнюю претендентку.

— А нет там больше никого… живого, — вкрадчиво проговорила вампирша и демонстративно облизнулась.

Артима метнулась к двери, распахнула ее, выглянула в приемную и завизжала, оседая на пол.

У меня тоже появилось нестерпимое желание спрятаться под стол, потому что вампирша плавной походкой хищницы направилась ко мне. Пересилила детский порыв и, не разрывая зрительного контакта с хищницей, проговорила уверенным твердым голосом:

— Именем первой луны Кровавых Ночей, как сестра по крови, взываю о милости и покровительстве к дочери ночного дома.

Вампирша замерла и неверяще уставилась на меня. Марыня и Артима охнули, прижимая руки к груди. Просто я произнесла стандартную фразу при встрече полукровки с вампирьей кровью и чистокровного вампира. Слукавила, конечно, вампирьей крови во мне была едва ли пара капель. Мамина бабушка была полукровкой, вот и получалось, что я вампир только на одну шестнадцатую, потому что все остальные мамины предки были людьми, а отец у меня чистокровный маг. Но факт оставался фактом, во мне есть вампирья кровь, и теперь леди Морви обязана была стать моей защитницей, это у них дело чести.

— Ненавижу, — прошипела вампирша. — Не советую попадать в неприятности. Если мне придется бегать и спасать твою жалкую тушку, то тебе это дорого обойдется.

И вышла, переступив через ноги сидящей на полу Артимы.

— Что там? — спросила у Артимы громким шепотом, когда хлопнула дверь приемной, оповещая о том, что леди покинула агентство.

— Там… там… труп! — взвизгнула Артима, отползая от двери.

Я встала, обогнула стол и быстро вышла из кабинета. Картина, открывшаяся моему взору, впечатляла своей жестокостью и абсурдностью. На диванчике у окна сидела совсем еще молоденькая эльфийка с длинными волосами редкого розового оттенка. И она была жива! Но выпила ее вампирша основательно. Девушка едва дышала, зажимая рукой ранки на шее и боясь пошевелиться под прицелом наводящегося заряда обратной иллюзии. Обратная иллюзия — это довольно сложная в приготовлении, но легкодоступная для каждого обеспеченного существа капсула с совмещенным заклинанием. Подвергшийся действию этой капсулы попадает в ловушку, находясь под прицелом силового заряда, а для сторонних наблюдателей жертва капсулы выглядит так, как угодно злоумышленнику. В основном такие штучки использовали для розыгрышей, помещая в капсулу слабенький болевой удар и какую-нибудь каверзную иллюзию, например, обнаженности или будто ты вывалялся в грязи. Но конкретно этот заряд был снабжен довольно вредоносным ударом и иллюзией окровавленного трупа. Но не это удивило меня больше всего, я была в шоке, что смогла разглядеть наличие этой магической ловушки, в отличие от своих помощниц! А как же заблокированная магия? Ведь у меня не должно быть никаких способностей!

Об этом я решила подумать позже, сейчас нужно было помочь эльфийке.

Пришлось вызывать дежурного мага из управления Законности Магического Круга, благо находилось оно всего в паре минут ходьбы от агентства, и Марыня быстро сбегала за специалистом. Потом нас отправили в кабинет и заперли там, чтобы под ногами не путались. А когда эльфийку спасли и нас выпустили, я приняла ее в ряды прошедших кастинг без собеседования. Бедняжка столько натерпелась, что заслужила шанс стать первой леди.

— Еще только обед, а я уже так устала, — пожаловалась девочкам.

Они тряслись и осеняли себя знаком Круга, косо поглядывая на меня и явно желая о чем-то спросить.

— Ладно уже, спрашивайте, — махнула я рукой, устало откидываясь на спинку диванчика.

— А вы правда полукровка? — немного помявшись, выпалила Марыня.

— Да какая там полукровка? Прабабка была полукровкой, и то пассивной, ни клыков, ни долголетия не унаследовала от отца-вампира. Так что не бойтесь, я питаюсь исключительно хорошо прожаренной четвероногой живностью. Кентавры не в счет, — ответила задумчиво. Мысли крутились вокруг факта частичной разблокировки папочкиной наследственности.

Девушки переглянулись, расслабились и звонко рассмеялись.

— Вы чего? — спросила удивленно.

— Вы так про кентавров сказали, будто и их едите! — сквозь смех объяснила мне Артима.

— Нет, они невоспитанные и редко моются, — ответила, тоже посмеиваясь.

Стало немного легче, и произошедшее уже не казалось таким ужасным… пока не подумала о том, что еще четыре кастинга впереди.

В кабинет заглянул один из приставленных ко мне стражников, которые на время отбора невест сбежали в таверну за углом, подумав, что здесь со мной ничего плохого случиться не может.

— Там дежурный УЗМК предлагает отправить вас в резиденцию ковена через их портал, — виновато опустив голову, проговорил стражник.

Девочки оживились, и я их пожалела.

— Пусть моих помощниц переправят, а у меня еще остались дела в городе. Личные дела, так что сопровождать меня не нужно, — сказала, вставая с дивана и беря сумочку.

— Не положено, — строго проговорил стражник.

— А уходить в таверну положено было? Свободны, это не обсуждается, — ответила уверенно, отстраняя горе-охранника и выходя из кабинета.

Мне нужно было посетить местное книгохранилище, найти хоть что-то про блокировку магии и выяснить, по каким причинам она могла слететь.

Стражники попытались возразить, но я отказалась слушать их доводы и отправилась в книгохранилище, спросив у законника, как к нему пройти.

— Какая женщина, кремень! — услышала высказывание мага, уже поворачивая за угол.

М-да, таких комплиментов мне еще не делали.

До хранилища я добралась быстро и без приключений, чему не могла не порадоваться. Впечатлений от этого дня и так было предостаточно. Хранитель книжного царства выслушал мои пожелания, покивал головой, подумал, оглаживая острую седую бородку, и отправил меня в самую дальнюю часть огромного зала, объяснив, в какой секции искать нужный материал. А я-то, наивная, надеялась, что он сам сходит за книгами и мне останется только прочитать то, что нужно, устроившись за столом у большого окна в уютном читальном зале. Пришлось бродить между рядами полок, дышать книжной пылью и вглядываться в нумерацию секций при плохом освещении. Магическое освещение вредно для фолиантов так же, как и солнечный свет, поэтому хранилище освещали пропитанные специальным, нечадящим составом факелы. Располагались они на стенах, и разглядеть что-либо в центральных рядах было проблематично. Радость от того, что наконец-то нашла нужную секцию, сменилась огорчением от осознания, что находится она на втором ярусе и придется возвращаться в начало ряда за передвижной лестницей. Желание узнать про блокировку практически сошло на нет, но пошла за лестницей из чистого упрямства.

Но вот наконец-то мытарства закончились, и я, забравшись по лестнице на двухметровую высоту, занялась изучением корешков. Нашла парочку подходящих книг, достала их с полки и тут же открыла оглавление одной из них. Сверху света было гораздо больше, и интересующая меня глава нашлась сразу же. Прислонилась спиной к полкам и начала читать, как вдруг лестница дрогнула и покатилась, а я полетела вниз.

Приземление было жестким, но безболезненным… для меня, в отличие от того, на кого я упала.

Судя по возмущенному порыкиванию у меня под спиной, это был мужчина, чему я очень обрадовалась, женщину могла вообще пришибить. Перекатилась на четвереньки, собрала свои драгоценные «слитки знаний», встала, отряхивая юбку и колени от пыли и недовольно выговаривая мужчине:

— Смотреть же надо, когда лестницу хватаете, а если бы я не на вас упала, а на пол? Вы могли меня покалечить!

За спиной стояла полная тишина, и я с замиранием сердца медленно повернулась, молясь о том, чтобы потревоживший меня мужчина был жив и здоров.

— Здравствуйте, милая леди, — произнес живой и вполне бодрый коротко стриженный светловолосый лорд. Судя по испачканным реактивами рукавам белой рубашки свободного покроя и едкому запаху химикатов, это был ученый.

— Здравствуйте, — тоже поздоровалась и, не удержавшись, улыбнулась в ответ на его приветливую улыбку.

Если это был маг, то очень необычный, по крайней мере, я такого не встречала. Во-первых, он улыбался и выглядел совсем невысокомерным, а во-вторых, у этого мужчины были неидеальные, немного грубоватые черты лица, густые черные, несмотря на то что блондин, брови, квадратный подбородок с глубокой ямочкой и смеющиеся светло-голубые глаза. Да, лицо было далеко от совершенства, но как же ему шли эти мелкие недостатки, вкупе создавая весьма приятный образ.

— Приношу искренние извинения. Задумался и не заметил вас на лестнице. Предлагаю загладить свою вину, ну, скажем, обедом в ближайшей ресторации, — продолжая лучезарно улыбаться, проговорил лорд, и я, неожиданно для самой себя, согласилась.

Лорд Карбо оказался очень хорошим собеседником, а еще у него были связи в книгохранилище, и мне разрешили взять две выбранные мною книги с собой, стребовав обещание, что я непременно верну их в течение недели. Привел меня маг в маленький уютный ресторанчик, который находился буквально в нескольких метрах от хранилища. Его там хорошо знали, и нас сразу же проводили к столику у окна с прекрасным видом на маленький фонтанчик, у которого резвились дети под неусыпным присмотром нянек и матерей. Мы заказали обед, и лорд принялся расспрашивать меня, кто я и как очутилась в книжном хранилище. А я, опять не знаю почему, рассказала про учебу в АМО и о своем желании в будущем заняться изучением корней проблемы межрасовых конфликтов.

Принесли наш заказ, но не успела я взять в руки вилку и нож, как совсем рядом раздался мелодичный звон кристалла ментальной связи. Лорд Карбо достал этот самый кристалл из кармана брюк и замер, внимательно слушая кого-то. А потом как закричит на всю ресторацию:

— Да ты что? Время засек? Не трогай там ничего! Сейчас буду! — вскочил и, даже не взглянув на меня, куда-то убежал.

Было очень неприятно и даже стыдно расплачиваться не только за свой обед, но и за его нетронутый.


В резиденцию вернулась злая и уставшая и, конечно, прямо в холле столкнулась с младшим братом главы ковена.

— Какая встреча! — заявил маг, хватая меня под руку и увлекая в сторону обеденного зала. — Вот решил познакомиться с вами поближе. Вы же не откажете мне в удовольствии угостить вас обедом.

— Нет! — заголосила я как умалишенная, выдохнула и добавила более спокойно: — Спасибо, я не голодна.

— Ну, тогда прогуляемся по внутреннему саду. Вы уже видели наш сад? — проговорил лорд, резко разворачиваясь и меня заодно разворачивая. — А кстати, как зовут такую милую леди и почему я раньше вас не встречал.

— Пенелопа, — пискнула я, чуть не улетев вперед от резкого разворота. Он вообще замечает, что я тоже вроде как живой человек и у меня может быть свое мнение относительно собственного досуга?

— Замечательное имя, а меня можешь звать Рэв, — проговорил лорд, продолжая буксировать меня в дальнюю часть резиденции.

— А полное имя у вас какое? — спросила, чтобы на будущее запомнить, при звуке какого имени следует разворачиваться и убегать без оглядки.

— Лорд Рэвир Тронси, — представился маг и продолжил путь.

А я посмотрела на него более внимательно и отметила некоторые странности. Во-первых, на лбу лорда Тронси выступила испарина, во-вторых, у него были неестественно расширены зрачки и слегка нарушена координация. По спине пробежал холодок, меня тащит в какой-то там сад либо буйный псих, либо отравленный корнем агресс-травы мужчина! Что лучше, было под вопросом. Кто посмел отравить брата повелителя провинции и с какой целью он это сделал? И главное, кто поможет мне?! Ведь он же сейчас меня изнасилует и убьет, после чего умрет и сам. И будем мы с ним мирно покоиться под каким-нибудь благоухающим розовым кустом.

— Лорд Тронси, а давайте пообедаем. Что-то мне так есть захотелось, — пролепетала, осматриваясь по сторонам. Неадекватный маг притащил меня в пустующую мрачную часть резиденции, где даже освещение было приглушенным и стояла звенящая тишина, нарушаемая только звуками наших шагов. — И где сад? Мы же в сад шли, — пискнула, впадая в панику.

— Я тоже передумал, в саду сыро. Мы лучше в оранжерею сходим, там тоже красиво, — радостно заявил лорд. — А пообедаем потом как-нибудь.

Превосходно! Значит, будем мы с ним покоиться не под кустом, а под стеллажом с цветочными горшками.

— Немедленно отпусти мою руку, — проговорила тихим твердым голосом. Кричать сейчас было чревато. От повышенных эмоций действие яда могло только усилиться, а магу и так явно было несладко. Судя по дерганым, резким движениям и тому, как прерывисто он дышал, лорд активно сопротивлялся. Достаточно сильный маг вполне мог побороть действие яда, не совсем, конечно, только на краткий промежуток времени. Знать бы еще, этот конкретный лорд достаточно сильный или недостаточно…

— Остановись и отпусти, — повторила вкрадчиво, но реакции не последовало.

Мы пришли к большой стеклянной двери, за которой виднелась буйная растительность и — о чудо! — двое рабочих, увлеченно что-то пересаживающих и не замечающих ничего вокруг.

Тронси распахнул дверь, и в этот же момент я закричала, рванувшись изо всех сил. Вырваться не получилось, но лорд разозлился, встряхнул меня и занес руку для удара. Я вся сжалась и зажмурилась в ожидании пощечины или чего-то посерьезнее.

Удар был оглушительным! Я даже присела, прикрывая голову руками. В ушах стоял звон… разлетевшейся вдребезги двери. Маг весь побелел, сжал руки в кулаки и тяжело дышал.

— Беги, — произнес он сквозь стиснутые зубы и бросился… на оторопевших рабочих. А я побежала, но не из оранжереи, а к стоящему у стены, в нескольких метрах от нас, инвентарю. Ведь рабочие не маги, и у них ни шанса против лорда не было. А у меня был, ведь я подкралась со спины и изо всех сил ударила брата главы ковена лопатой по голове. К тому времени один из рабочих уже был без сознания, а из другого лорд усердно выколачивал душу.

Рэвир отпустил полуживого мужчину, медленно повернулся ко мне, провел рукой по скуле, с удивлением посмотрел на окровавленные пальцы, прошептал: «Какая ты нежная», — и рухнул на пол. Кажется, я убила брата местного правителя…


Я сидела в кабинете лорда Орли, утирала слезы и умоляла главу ковена уволить меня, пока еще кто-нибудь не пострадал.

— Это угроза? — насмешливо поинтересовался лорд.

— Надеюсь, что нет, — пролепетала, закрывая лицо руками.

— Да успокойтесь вы, Рэв жив, сейчас с ним Нэвор, так что скоро от действия агресс-травы и следа не останется. А рана на голове у него уже начала регенерировать, — раздраженно проговорил маг, протягивая мне очередной платок.

Два предыдущих я уже залила слезами и деловито развесила на спинке стула.

— Спасибо, — прошептала, принимая платок и вытирая распухший нос.

— Кого-то вы мне напоминаете, — задумчиво проговорил маг.

Еще бы! Видок у меня сейчас был еще тот, и гримироваться не надо.

— Ну если вы не хотите меня увольнять, то я пойду работать, — проговорила, вставая и направляясь к двери.

— Вечером я занят, так что даже не надейтесь натравить на меня очередную охотницу за властью и положением, — предупредил лорд, и я остановилась.

Развернулась лицом к магу и, сложив руки на груди, высказала то, что в нормальном состоянии ни за что бы не сказала:

— Меня сослали в эту дыру к ненавистным магам, заставили общаться с кровожадными девицами и поставили перед фактом, что всего за двадцать дней я должна найти идеальную невесту, нет — трех невест для самых влиятельных лордов провинции. А я даже понятия не имею, чего конкретно вы хотите! Да я даже не знакома практически ни с вами, ни с вашими братьями!

— Ну, с младшим вы уже успели познакомиться достаточно близко, чтобы отправить его в нокаут, — ухмыльнулся маг. — Старшего я попрошу встретиться с вами и обговорить ситуацию, но вы и сами прекрасно знаете, что жениться они не собираются. Однако не откажутся от приятного времяпрепровождения в обществе красивых девушек.

У меня чуть челюсть не отвисла.

— Что?!! Да вы в своем уме? Я брачный агент, а не сутенерша! Пусть ваши драгоценные родственнички самостоятельно ищут себе… девушек для развлечений! — чуть на крик не сорвалась, развернулась, открыла дверь и опять остановилась, услышав очередную брошенную в спину фразу.

— На моей свадьбе они должны присутствовать со спутницами. С лучшими спутницами. А подобрать их обязаны вы. Свободны, — грубо проговорил лорд, и я поспешила удалиться, громко хлопнув дверью.

После всех вышеозначенных событий работать не то что не хотелось, а просто не представлялось возможным! Мои помощницы, видимо, считали точно так же и куда-то запропастились. Но вместо них перед дверью в мою комнату, которая уже воспринималась как камера заключения, а кабинет главы ковена, следовательно, пыточная, появился стражник с туповатым выражением лица, долженствующим показывать всем злоумышленникам, что «враг здесь не пройдет». Не знаю, по каким параметрам в голове этого бравого воина происходило распознавание «свой-чужой», но меня почему-то тоже причислили к врагам.

— Стоять! — гавкнул бравый вояка, степень военной подготовки которого вызывала огромные сомнения, ибо даже символическое копье, используемое местной стражей для создания образа на посту, он держал острием вниз, опираясь на него как на посох.

Но я остановилась, путь-то мне этот молодчик преградил.

— Куда? — поинтересовался солдатик.

— Туда, — честно ответила я и указала на дверь за его спиной.

— Зачем? — спросил он.

— Устала, хочу принять ванну и поспать, — поделилась я планами на оставшуюся часть дня.

— А почему там? — не понял мужчина.

— Живу я там! — рявкнула прямо в лицо истукану, грубо оттолкнула его и наконец-то зашла в свою комнату.

Так меня уже давно никто не доводил! Скинула костюм, оставив его прямо на полу посреди комнаты, достала из шкафа халат, и изо всех сил хлопнув дверцей, собралась отправиться в ванную. Но в этот момент мою новую, неказистую, но все же дверь нагло выбили плечом, и в комнату ввалился тот самый не блещущий умом стражник. Порадовалась, что успела накинуть халат, быстро завязала на нем пояс, взяла колченогий стул, валяющийся в углу у шкафа, и молча, но уверенно начала надвигаться на озирающегося идиота.

— Вы чего? — вопросил служивый, пятясь к дверному проему.

— А ничего! — ласково ответила я и запустила в него стулом.

Убегал стражник гораздо более профессионально, чем охранял.

Мне даже удалось приставить то, что осталось от двери, на место и отправиться-таки в ванную. После получасового отмокания в теплой пенной воде приняла бодрящий душ и решила заняться распухшим от слез лицом, нанеся на него душистую травяную маску.

Удивлению моему не было предела, когда в дверь деликатно постучали, от чего она упала, развалившись окончательно, а я так и замерла с подсохшей маской на лице.

— Хм, прошу прощения, — смущенно проговорил… лорд Карбо! И как он меня нашел?! Я же ему ни слова про свою теперешнюю работу не сказала.

— Здравствуйте, уважаемая… сваха, — продолжил лорд, деликатно отводя взгляд в сторону. — Меня зовут Нэвор Карбо, я старший брат лорда Орли.

Описать свои эмоции в этот момент я не смогла бы даже при большом желании. Меня пригласил и бросил в ресторане один из сиятельных братцев. И он меня не узнал! Посмотрела на испачканную ядовито-зеленой кремообразной массой руку и поняла — у меня же маска на лице!

— Чем могу помочь? — спросила грубоватым, хриплым голосом, надеясь, что лорд не уловит в нем знакомые нотки, ведь мы с ним довольно мило беседовали на протяжении пятнадцати минут… пока он не сбежал.

— Понимаете, дело вот в чем… вы же брачный агент и должны знать многих леди в этом городе, — начал лорд.

— И не только в этом, — заверила я его, вспомнив сотни анкет, томящихся под кроватью.

— Вот я и подумал, что вы сможете помочь мне… найти кое-кого. Вы же занимаетесь подбором спутниц для нас с Ревиром, и эта леди вряд ли подавала заявку, но все же… — нерешительно продолжил маг.

— Говорите уже, — обреченно вздохнула я, уже догадываясь, кого ему нужно найти.

— Ее зовут Пенелопа, леди занимается наукой и озабочена межрасовыми взаимоотношениями, — затараторил лорд. — У нее светлые волосы, вот прямо как у вас, только немного посветлее, и я невольно оскорбил ее, а теперь не могу найти, чтобы принести извинения.

Ну, предположим, волосы у меня станут светлее, когда высохнут, а извинения мне его и даром не нужны, тем более учитывая то, чьим родственником он является.

— Я постараюсь вам помочь, но не могу гарантировать, что нужная вам леди окажется в моей картотеке, — проговорила холодно, надеясь, что лорд сам догадается, что его тут не ждали.

— Спасибо, буду вам очень благодарен. И простите за дверь. Я непременно поговорю с братом, чтобы вам выделили более подходящие покои, — заливался маг, а мне хотелось стукнуть его баночкой с кремом… или лопатой. — Ах, вот еще, вспомнил! Леди Пенелопа любит черепаховый суп!

— Эта информация вряд ли поможет в поисках, — заверила лорда.

— В таком случае…

Зазвенел кристалл ментальной связи, и повторилось то, что Карбо уже демонстрировал мне сегодня днем: выслушав того, кто с ним связался, он прокричал: «Сейчас буду», — и убежал, даже не взглянув на меня.

Этот день я запомню на всю жизнь! На ужин было решено не идти, на место отсутствующей двери было пожертвовано покрывало с кровати, тем более что эта старая тряпица ни на что более приличное уже и не годилась. Пришлось подоткнуть ее сверху парочкой щепок от почившей двери и ложиться спать с мольбами всем богам о том, чтобы хотя бы сегодня больше не было визитеров.


Проснулась глубокой ночью от стойкого ощущения, что на меня кто-то смотрит. Стараясь дышать ровно и не выдать своего пробуждения, постаралась рассмотреть хоть что-то, но, как назло, небо заволокли облака и через маленькое окно в комнату практически не проникал свет. Что не помешало мне каким-то чудом различить едва уловимое движение над кроватью и скатиться с нее за секунду до того, как жесткая подушка разлетелась в стороны множеством источающих запах гари перьев. От следующего магического удара я увернулась, закатившись под кровать и потеснив коробки с анкетами. А дальше отступать было некуда! И рассмотреть нападающего не было никакой возможности. Когда кровать затряслась и начала осыпаться на меня хлопьями зловонного пепла, пришло осознание, что пришел мой час — сейчас я умру, даже не зная, ради чего. А умирать ну очень не хотелось…

Меня вдруг начало мелко трясти, все тело покрылось странной колючей оболочкой, а в глаза ударил яркий свет. Потерев глаза и привыкнув к новому освещению, я поняла, что это не свет, а мое собственное зрение подстроилось к темноте, позволяя мне видеть окружающую обстановку в другом, более четком диапазоне.

Когда кровать окончательно истлела и пепел осел, я увидела ужасную картину! Прямо надо мной стоял какой-то мужчина, замерев в неестественной позе. Он был весь черным, словно обуглившаяся головешка, но не осыпался пеплом, как кровать, а просто замер, будто мумифицировавшись. Я закричала, теряя четкость видения, и опять оказалась в полной темноте.


— Здесь вам будет комфортно, и охрана в резиденции на порядок лучше, — говорила та самая магиня, которая заселяла меня в ужасную, убогую комнату не далее как вчера.

Покинула я эту камеру буквально пятнадцать минут назад, на руках самого главы ковена. Оказалось, что при нападении на меня сработали все ограничительные кристаллы резиденции, перегорев от резкого скачка энергии, что привлекло не только всю стражу, но и самого правителя, который явился в мою разгромленную комнату в ночном халате и с незабываемой прической. Он же и выманивал испуганную меня из угла комнаты, в который я забилась, не желая верить, что все закончилось. Примечательно так выманивал, сначала уговаривал расслабиться и снять защиту, а когда понял, что до меня его доводы не доходят, начал угрожать. Уж не знаю, о какой защите он говорил, но меня спеленали каким-то заклинанием, с шипением проникшим через незримый купол, который, оказывается, надо мной нависал. И сам лорд Орли взял меня на руки, чтобы перенести в шикарные апартаменты на втором этаже резиденции ковена. Вещи перенесли слуги, они же и разложили все по шкафам и столикам, а лорд-правитель удалился, пообещав утром серьезно со мной поговорить. О чем, гадать не было нужды. Теперь глава ковена будет допытываться, с какой целью я скрывала свою принадлежность к магам и почему не зарегистрировалась, как и должно всем существам, имеющим магические способности. А это, между прочим, подсудное дело!

— Ну что ж вы сразу-то не сказали, что из наших? — сокрушалась магиня, растеряв весь свой апломб. — И такое обращение терпели. А ведь по силе-то сразу видно, что из самых верхов. Сбежала, наверное, от родителей, приключений захотелось. Да у нас тут не те приключения, весь ковен поднялся, а концов так и не нашли. Две свахи уже погибли, но они-то были из людей, а теперь это дело чести — защитить свою.

— А людей, значит, защищать не обязательно? — вяло возмутилась я.

— Так знали же, на что шли! — ответила магиня, будто это оправдывало гибель двух женщин.

После известия о том, что погибла не одна сваха, а две, и обе они не своей смертью померли, как пытались преподнести маги, стало совсем страшно. И ведь не сбежишь, договор держит. А если обращусь за помощью к отцу, то непременно выдаст замуж, возрадовавшись, что в дочери его кровь проснулась.

— Я могу распорядиться, чтобы тебе принесли ужин, подсобницы сказали, что ты сегодня не ходила в столовую. И я тебя понимаю, деточка, там отвратительно кормят. С завтрашнего дня можешь спокойно посещать обеденный зал, я распоряжусь, чтобы слуги выполняли каждую твою прихоть, — не унималась магиня, и я не выдержала.

— Уйдите, я вас умоляю, пожалуйста, уйдите, — произнесла, зарываясь лицом в подушку.

— Конечно, конечно. Ты устала, отдохни, — проворковала эта льстивая стерва и наконец-то покинула мои новые комнаты.

Ишь как всполошились, не знают, из какого я рода, вот и боятся огласки. А мне хотелось только одного — сбежать из провинции Магического Круга и затеряться в столице объединенной империи. Там отец не имел надо мной власти, и можно было не опасаться быть «проданной» какому-нибудь высокопоставленному магу.


Утро началось с галдежа помощниц, которые как маленькие девочки радовались повышению по службе. Для них подняться на второй этаж резиденции после рабочих построек было верхом мечтаний. И даже тот факт, что находились они здесь только в качестве моих подручных, не омрачал искренней радости Марыни и Артимы.

— Сегодня мы будем проводить кастинг прямо здесь? — радостно спросила Марыня.

— Не говори ерунды, леди ни за что не пустит столько посторонних в свои покои, — одернула ее Артима.

— Так, прекратили споры и занялись анкетами. Критерии отбора я вам объяснила, — прервала я бессмысленный спор. — И не отлынивайте, — пригрозила девушкам, прежде чем покинуть покои. Мне предстояло каким-то непостижимым образом договориться с главой ковена о неразглашении моего маленького секрета.

В кабинете лорда Орли не оказалось, и мне пришлось отправиться на его поиски. Какой-то сердобольный маг сказал мне, что лорд отправился навестить раненого брата, и объяснил, где находятся апартаменты лорда Рэвира Тронси.

Пришлось идти на практически пустующий четвертый этаж, коридоры которого продувались всеми ветрами из-за открытых анфилад и огромных смотровых площадок, не отгороженных от основного коридора.

У означенной подсказчиком двери не было ни стражи, ни кого-либо еще. На стук никто не отозвался, и я рискнула войти без приглашения.

В шикарной огромной гостиной никого не было, и я, пройдя по ней, заглянула в следующую комнату — это была огромная спальня с кроватью внушительных размеров… пустой кроватью. Возможно, я ошиблась дверью и занедуживший лорд находился в других покоях. Развернулась и уже собралась удалиться из чужих покоев, когда за спиной послышались звуки открываемой двери и чьих-то шагов… шлепающих шагов босыми ногами по полу ванной.

— Блондиночка? — растягивая гласные, проговорил лорд Тронси. — А не соблаговолите ли вы, леди, обернуться и продемонстрировать мне свое личико?

Очень хотелось убежать, но, превозмогая трусливое желание, я все же развернулась и тут же зажмурилась с усилием. Казалось, если я смежу веки еще сильнее, то ресницы начнут скрипеть, выгибаясь. Этот нахал попросил меня взглянуть на него, выйдя из ванной абсолютно голым!

— Так это ты, моя спасительница и губительница в одном лице! — воскликнул мужчина.

Как ни старалась, но я сейчас могла думать только о том, что нахожусь в одной комнате с абсолютно посторонним обнаженным мужчиной! И у меня не было с собой даже лопаты!

— Прекрати строить рожицы и посмотри в глаза тому, кого чуть не зашибла лопатой, красавица, — посмеиваясь, проговорил лорд.

А я не могла открыть глаза, зная, что непременно взгляну туда, куда не следует.

Когда к лицу прикоснулись чьи-то пальцы, я готова была бежать с закрытыми глазами, только бы прекратить это.

— Глаза открой, я оделся, — прошептал мне на ухо маг.

Тут же распахнула глаза, почему-то сразу поверив лорду. А он и не обманул! Передо мной стоял лорд Рэвир Тронси, облаченный в… полотенце на бедрах.

— Оделся, значит? — возмущенно вопросила я.

— Не устраивает? Могу снять, — предложил маг, и я активно замотала головой, показывая, что меня и так все устраивает.

— Знаете, я лучше пойду, — пролепетала, пятясь к двери… и упала в кресло, каким-то непостижимым образом оказавшееся прямо в дверном проеме.

Вскрикнула, когда кресло вместе со мной плавно поплыло к магу, попыталась из него выбраться, но не смогла!

— Неужели вы, леди, даже не пожалеете мужчину, который чуть не потерял голову по вашей вине? — с намеком спросил лорд.

— Неправда! — возмутилась такому поклепу. — Я вас только слегка по макушке стукнула!

— Слегка? — переспросил маг. — Если бы ты била лопатой плашмя, то это, возможно, и можно было назвать слегка, но ты же мне чуть голову надвое не разрубила!

Неужели правда? Я как-то не приглядывалась, куда и как била. Не до того было.

— Простите меня, пожалуйста, — пролепетала я. И, сама не знаю почему, добавила: — Но если бы еще раз оказалась в такой же ситуации, то ударила бы снова.

— Рад это слышать, — усмехнулся маг, — этим ударом ты спасла меня от ужасной смерти.

— И я рада, — сказала искренне, потому что тоже могла стать его жертвой. — Обращайтесь, если что. Всегда рада помочь.

— Нет уж, уволь. Надеюсь, такая помощь мне больше не пригодится, — засмеялся маг. — А теперь, по-моему, пора нам все же познакомиться поближе.

— Не надо, — пискнула я, втягивая голову в плечи.

— Надо, милая, надо, — ответил мужчина, наклоняясь к креслу и опираясь руками на подлокотники.

И страх совершенно пропал, сменившись сильным раздражением на грани терпения. Если этот нахал сейчас сделает еще хоть крохотный намек на что-то неприличное, то я за себя не ручаюсь.

Но он не стал ни на что намекать, вместо этого лорд прислонился своей щекой к моей, после чего провел по виску и волосам губами и зарылся носом в мою прическу. И ведь это было даже больше, чем намек на неприличное, но весь мой запал мгновенно испарился, превращая меня в безвольную тряпичную куклу.

И способна эта кукла была только на то, чтобы вяло высказаться, растекаясь по креслу.

— Щекотно, обидно и от вас монорисом несет. Ненавижу монорис, — произнесла, вжимаясь в кресло, чтобы как можно дальше отстраниться от мага. Слукавила, конечно, у монориса был головокружительный запах, но я старалась не злоупотреблять этим алкогольным фруктом, чтобы не привыкнуть. Да и пьянела я от него очень быстро.

— Ну допустим, что щекотно и монорис не любишь, это понятно. А обидно-то почему? — поинтересовался Тронси, выпрямляясь и убирая руки с подлокотников.

— А потому, что у меня есть собственное мнение относительно того, с кем и как проводить свое время! — выпалила и вскочила, но лорд в этот момент подался вперед, видимо, чтобы ответить на мое экспрессивное высказывание, и мы буквально столкнулись лицами, да так, что оба схватились за носы и замычали от боли.

— Просила же лорда Орли отпустить меня, пока еще кто-нибудь не пострадал, так нет же, — прогнусавила, усаживаясь обратно в кресло.

— О моем брате можешь не беспокоиться, я предупрежу его, что ты уже занята, и он тебя больше не побеспокоит, — пообещал маг. А мне от его слов так гадко стало, я им не место в театре, чтобы меня занимать!

— Знаете что, отстаньте вы все от меня! — воскликнула, вставая на этот раз более осторожно. — Я сама себе хозяйка, и только мне решать, с кем и чем заниматься.

— Это предложение? — ухмыляясь, спросил мерзкий маг.

— Да, — прокричала прямо в его самодовольную рожу, — это предложение отвалить!

Оттолкнула лорда с дороги, отпихнула ногой кресло и гордо удалилась, даже не прикрыв за собой дверь.


В доведении меня до бешенства младший из братьев-магов преуспел больше своих старшеньких! Но и они тоже отличились, необходимо срочно найти главу ковена и поставить его перед фактом — я отказываюсь от должности свахи из-за повышенной смертности удостоенных этой сомнительной чести. Вторая попытка зайти в кабинет лорда Орли и застать его на месте оказалась успешной.

— А, вас-то я и искал, — проговорил маг, стоило мне пересечь порог. — Присаживайтесь и рассказывайте.

Не поздороваться, не поинтересоваться, как я себя чувствую после ночного нападения, лорд не посчитал нужным. Значит, и я не буду перед ним раскланиваться. Подошла к столу и сразу, без обиняков, заявила:

— Я увольняюсь!

— Ну что ж, я был к этому готов, — улыбнулся глава ковена и пододвинул ко мне какие-то документы. Пробежалась глазами по ровным строчкам и села, хорошо хоть не мимо стула.

Передо мной лежало мое личное дело и родительская метрика, в которой черным по белому было написано, кем являются мои родители, а самое главное, что я не являюсь магом. Осознание ввергло в панику, лорд Орли довольно тонко намекнул мне, что если не буду послушной девочкой, то у моих родителей будут большие проблемы. Обвинение в подделке документов и сокрытии факта наличия у ребенка магических способностей — это фактически крест на карьере отца и наказание, вплоть до ссылки, для матери. Отец занимал довольно высокий пост в сенате объединенной столицы, и его накажут, сместив с должности, а мама была обычной человеческой леди, живущей за счет родительского наследства, и ее смещать было неоткуда, так что ее просто вышлют на дикие территории.

— Чего вы хотите? — спросила, опустив голову, чтобы не показать навернувшиеся на глаза слезы.

— Дело в том, — начал лорд, — что я уже выбрал претендентку на роль будущей первой леди. Но она по каким-то непонятным мне причинам пока не согласна. А вы, как специалист в сфере брачного дела, сможете повлиять на нее. Даю вам слово, что, когда леди Пенни согласится стать моей женой, я отпущу вас… и даже не буду предпринимать репрессивных действий в отношении ваших родителей. Разумеется, при условии, что вы признаете свою принадлежность к провинции Магического Круга и зарегистрируетесь как лицо, имеющее определенные способности.

И так красиво, так складно он это говорил, но…

— Да что вы вцепились в это чучело?! Я вам стольких прекрасных леди подобрала, выбирайте любую! Так нет же, вам дурнушку подавай, — вскочила и, опершись руками о край стола, возмущенно проговорила: — Да меня раз десять убьют ваши неведомые враги, пока я за всякими страшилками буду гоняться!

— Не нужны мне ваши распрекрасные лживые леди, желающие ухватить кусок пожирнее, а после свадьбы содержащие своих любовников за счет обеспеченного мужа. Мне нужна женщина, которая будет думать о том, как соответствовать высокопоставленному мужу, а не наставить ему рога поветвистее и урвать побольше его денег! — рявкнул маг, тоже вставая и принимая такую же позу, как и я. — Сведешь меня с Пенни и свободна, охрану я обеспечу. Все, разговор окончен.

Ну все, вот теперь я действительно разозлилась.

— Будет тебе страшилка! Вечером в оранжерее, — развернулась и ушла, опять хлопнув дверью и, не таясь, поделившись впечатлениями: — Козел безрогий!

— Главное, что не рогатый! — донеслось из-за двери.

Ой, что-то я разошлась. Ну да ничего, я ему такое свидание устрою, что лживые красавицы ангелочками покажутся! А насчет рогов это у него нешуточный комплекс, обжигался уже, видимо. На чем я и сыграю.

Но до вечера было еще далеко, и у меня еще две коробки анкет, с которыми сейчас работали помощницы. Нужно поскорее найти спутниц для всех троих братьев, чтобы они оставили меня в покое и наконец-то отпустили восвояси. Я еще слишком молода, чтобы умирать ради устройства чужой личной жизни, у меня своей еще почти не было. Пока я ругалась с магами, девочки неплохо поработали, просмотрев большую часть анкет, мне осталось только ознакомиться с теми, которые они одобрили, и выбрать по десять претенденток для старшего и младшего братьев. Было откровенно жалко тех леди, которым выпадет испытание стать невестами таких эксцентричных магов. Надо было не отказывать той магоядной вампирше, тогда шансы были бы равны.

Пока я проверяла отложенные анкеты, девчонки беззастенчиво сплетничали, перемывая косточки троице женихов.

— Я слышала, что лорд Карбо неутомим в постели, но никогда не запоминает имен своих любовниц, — хихикая, прошептала Артима.

— У него, наверное, голова другим занята, — прошептала в ответ Марыня.

— Неутомим он, как же. Сбегает, поди, в самый ответственный момент, — пробурчала, перебирая листки.

Девочки захихикали громче и продолжили:

— А лорд Тронси вообще убил одну из своих женщин, когда застал с другим, — округлив глаза, поведала Марыня.

— Неправда! Он соперника убил, а ее только из дома, который снимал для нее и оплачивал, выкинул. Прямо так, голую за волосы выволок и бросил бедняжку посреди дороги, — сокрушалась Артима.

— «Замечательный» экземпляр, ничего не скажешь, — проговорила, отодвигая одну стопку и подтягивая поближе вторую. — Но и дама его тоже хороша, как поставила себя, так к ней и относились.

— Они все трое такие душки, — восхищались девушки наперебой. — Такие мужественные, красивые и властные.

— Так, притормозите, фанатки, я с этими «мужественными, красивыми, властными» за последние два дня на всю жизнь наобщалась. Если еще и слушать про них буду, то просто не выдержу, — отбросила бумажки и решительно направилась в ванную.

— Вы куда? — спросила Марыня.

— Приму ванну, зароюсь в пену по самый нос и постараюсь выкинуть из головы этих треклятых женихов-невест хотя бы на полчаса. А вы тут заканчивайте с анкетами, — ответила, скрываясь за дверью.

Я действительно взбила огромную шапку пены и просто блаженствовала, забыв на время про всяких страдающих отсутствием воспитания магов. И тем сильнее было мое потрясение, когда дверь неожиданно распахнулась и в ванную ввалился младший братец. Я взвизгнула и ушла под воду с головой. Вынырнула, отплевываясь от пены, которая теперь была везде: в ушах, в глазах, в носу и во рту. Да вся голова была покрыта пеной!

— Вы не отвлекайтесь, мадам сваха, плещитесь сколько угодно, — заявил перешедший в своей наглости все пределы тип. — Только шепните, где найти ту блондиночку, о которой мы беседовали в прошлую нашу встречу, и я сразу же удалюсь. И даже обещаю больше вас не тревожить.

Я чуть опять под воду не ушла. После чего набрала в легкие побольше воздуха и как завизжу! Пусть он подумает, что я буйнопомешанная, пусть сюда сбежится вся резиденция, было уже абсолютно наплевать, что обо мне подумают окружающие, только бы эти маньяки от меня отстали!

Но маг, вместо того чтобы сбежать, стремительно приблизился и попытался зажать мне рот рукой, за что жестоко поплатился. Я даже пожалела, что не унаследовала от прапрадеда клыки и жажду крови, впиваясь зубами в лордовскую ладонь.

— Ты что творишь, стерва? — взревел окончательно растерявший остатки вежливости маг, отталкивая меня и зажимая прокушенную до крови руку. — Полоумная старуха!

И эта сволочь магическая схватил меня за плечо, вздергивая вверх и встряхивая, как нашкодившего щенка. А потом еще и осмотрел оценивающе так.

— Хотя, может, и не старушка, — проговорил задумчиво, отпуская и даже отступая на пару шагов. — Не следовало выводить меня из себя, как вы уже, наверное, слышали, вчера я был отравлен корнем агресс-травы и его действие еще не до конца прошло.

— Предупреждать же надо! — возмутилась, снова прячась в пенной воде и сгорая от стыда. — И вообще, вас не учили, что нельзя врываться в чужие ванные комнаты?

— Не надо учить меня манерам… — зарычал маг, потом встряхнул головой и продолжил более спокойно: — Приношу свои извинения, но моя просьба остается в силе. Устройте мне встречу с той блондинкой, и я оставлю вас в покое.

После чего развернулся и ушел, осторожно прикрыв за собой дверь. Я снова ушла под воду, утопиться, что ли? Нет, такой радости я им всем не доставлю!

После обеда я отправилась в оранжерею, чтобы разведать обстановку и подготовить декорации для вечернего представления. В идеале было бы неплохо обзавестись кавалером на вечер, но завлекать мужчин в роли дурнушки дело, заранее обреченное на провал… только если этот мужчина не лорд Орли.

Осколки разбитой двери уже убрали, но новую еще не установили. Я осмотрелась в поисках подходящего места для встречи и чуть не споткнулась, натолкнувшись взглядом на сиротливо стоящий в углу горшок с вывороченным из земли повядшим кустиком… кустиком агресс-травы! Неужели яд был изготовлен прямо здесь, под носом у братьев?

Подошла к горшку, присела и удостоверилась, что часть корня отсутствует. Оторвала увядший листик, потерла его пальцами и принюхалась — точно агресс-трава. Ее сладковатый металлический запах ни с чем не спутаешь, запах крови.

За спиной послышались шаги, я обернулась и чуть не взвыла — передо мной стоял лорд Карбо, старший из кошмарных братьев.

— Леди Пенелопа! — радостно воскликнул лорд, и мне захотелось зарыться в цветочный горшок с головой, да вот беда — маловат он для меня.

Пришлось вставать и здороваться.

— Рада вас видеть, лорд Карбо, — нагло солгала я. — Но мне уже пора идти… межрасовые конфликты решать.

— Я смотрю, вы тоже интересуетесь ядовитыми растениями, — проговорил маг, взглянув на горшок с загубленным растением и нахмурившись. — А как вы вообще здесь оказались? — и подозрительно так сощурился.

— Да вот, заглянула на цветочки полюбоваться, а тут… Пойду я, мне действительно некогда.

Но уйти мне не дали! Лорд схватил меня за локоть и, сверля взглядом, проговорил:

— Леди, скажите мне, только честно, пожалуйста, что вы делаете в резиденции, и конкретно в этой оранжерее, — спросил маг и сверкнул глазами, не метафорически сверкнул, а вполне натурально!

Голова закружилась, в ушах зашумело, и я сказала… правду.

— Готовлю ловушку для лорда Орли, у нас сегодня вечером здесь свидание, — проговорила как заведенная кукла, сама того не желая.

— Вот, значит, как. И что за ловушка? — и снова глазками засверкал.

Опять в голове появился туман, но вместе с ним пришло и понимание — я смогу этому противостоять. Не знаю как, но смогу. Но прежде чем прогнать туман из головы, все же призналась:

— Еще не знаю, но что-нибудь непременно придумаю, — выдернула локоть из цепких пальцев мага и, нахмурившись, напомнила лорду то, чего он не мог не знать: — Ментальное принуждение противозаконно!

— Только не в случае угрозы государственного переворота, — патетически ответил Карбо.

— Это я, по-вашему, собралась государство переворачивать? — округлила глаза. — Да вы все здесь больные на голову! — поделилась мнением о местном населении и позорно сбежала.

Ну хоть старший братец теперь не будет искать со мной встречи после того, как я ему нагрубила. Или будет? Только уже не для того, чтобы извиниться, а как подозреваемую в отравлении своего младшенького. С каждым днем все «веселее и веселее»! Один теперь преступницей считает, другой родителям угрожает, а третий — вообще хам неуравновешенный, бросается на меня периодически с двусмысленными намерениями. Двусмысленными, потому что непонятно, чего ему больше хочется — приласкать или пришибить. Впору самой на дикие территории сбегать, там хотя бы знаешь, что ни от кого ничего хорошего ждать не стоит.

На свидание с главой ковена я сегодня собиралась особенно тщательно. Платье, купленное за немалые, кстати, деньги у старушки-уборщицы, тщательно выпачкала и измяла, волосы намазала жирным кремом, от чего они приобрели грязно-серый оттенок, после чего усердно разлохматила и оставила свисать живописными сальными локонами, лицо напудрила, предварительно тоже щедро смазав кремом. После пары минут мимических упражнений перед зеркалом кожа стала похожа на старые пересушенные перчатки, под глазами добавила немного румян, ими же щедро намазала нос и, нахлобучив на голову чепчик, уже собралась отправляться на судьбоносную встречу, когда в дверь постучали. Случился небольшой приступ паники, поскольку я не знала — кто пожаловал и, следовательно, в каком виде должна предстать перед посетителем сваха. Спрашивать: «Кто там?» — тоже было чревато, ибо я понятия не имела, каким голосом говорить. Да и запуталась уже, если честно, с кем из братьев как разговаривать.

— Кто? — спросила, непонятно как совместив в одном коротком слове и высокие ноты и низкий басок.

— Леди… сваха, это лорд Карбо. Я по поводу леди, в поисках которой просил вашей помощи. Ситуация несколько изменилась, и теперь необходимо найти ее во что бы то ни стало, — проговорил маг из-за двери.

— Входите, — пробасила обреченно.

Такого сногсшибательного эффекта на мужчин я еще никогда не производила. Открыв дверь и взглянув на меня, лорд отпрянул и попятился назад. Потом, видимо совладав с собой, остановился и вернулся к двери. Но в комнату так и не вошел, оставшись в дверном проеме.

— Леди… — прохрипел маг.

— Парасья Булькина, — чопорно представилась я.

— Леди Парашь… Булькина, вам помочь? — поинтересовался он.

Да, неплохо я постаралась, создавая образ.

— Насколько я помню, это вам была нужна моя помощь, — напомнила лорду, устраиваясь в кресле и закидывая ногу на ногу. Тапочки у меня были под стать образу, старенькие, рваненькие, но удобные, на случай, если придется спасаться бегством. Не то что туфельки, в которых не далее как несколько часов назад пришлось убегать от стоящего в дверях лорда.

— Может, войдете? — предложила Карбо. — Я не кусаюсь, — вспомнила произошедший в ванной инцидент и добавила: — Если меня не обижают.

Маг нерешительно прошел в комнату, но дверь за собой не закрыл. Странный он какой-то, неужели и правда боится страшной свахи?

— Дело вот в чем: леди Пенелопа, о которой я вам говорил, оказалась не той, за кого себя выдавала, и, скорее всего, является опасной преступницей. Возможно даже, она была причастна к нападениям на ваших предшественниц и гибели нескольких местных брачных агентов в прошлом году. И мы были бы вам благодарны, если бы вы помогли в ее поисках. Она конечно же только исполнитель, но могла бы вывести нас на заказчика. Другие известные нам участники заговора мертвы, и мы просто не имеем права упустить эту ниточку, — вещал лорд, а я медленно, но верно погружалась в пучину настоящего, всепоглощающего ужаса.

— Я постараюсь вам помочь, — только и проговорила, коверкать голос не пришлось, он охрип сам по себе от открывшейся перспективы. Меня либо убьют заговорщики, либо будут пытать, а потом тоже убьют братцы-маги.

— Ну, тогда я, пожалуй, пойду. А вы берегите себя, — проговорил лорд Карбо и спешно удалился. Видимо, компания этакой страхолюдины ему была неприятна. Но я нисколько не обиделась, меня его общество тоже не вдохновляло.

В оранжерее было светло благодаря фосфоресцирующим вьюнам, оплетающим практически все стены. И я пришла первой, как и задумывала. Из-за приключения с агресс-травой и лордом Карбо конкретного плана я так и не придумала. Единственное, что я точно знала — нужно срочно менять стратегию и начинать вешаться на шею главе ковена. Ведь отпугивает же его эта черта в других женщинах, значит, должно сработать и сейчас.

Пришлось попыхтеть, перетаскивая деревянную резную скамью в наиболее затененную часть оранжереи, где изобиловали отворотники. Очень красивые и ароматные цветы, вот только был у их пыльцы один интересный эффект: при попадании в организм человека или любого другого разумного существа она вступала в реакцию с органами восприятия и искажала получаемую информацию, делая вид, запах и голос любого находящегося рядом отвратительным подвергнувшемуся ее влиянию. А учитывая мой подкорректированный внешний вид, оставалось только надеяться, что лорда Орли не стошнит от моего облика.

Устроилась на скамье, надвинув чепец на глаза и призывно выпятив перетянутую бинтом, и по этой причине практически плоскую, грудь. Ждать пришлось довольно долго. И дождалась я не того, кого ожидала…

В оранжерею ввалились пять капитанов из стражи ковена во главе с лордом Ревиром Тронси, младшим из высокопоставленных братьев. Они тут же принялись обыскивать помещение, но меня пока не заметили. Я же следила за действиями военных сквозь просвет в зарослях тропических папоротников и думала, какие же они все мерзкие, противные и неуклюжие. Увлеклась созерцанием капитанов и не заметила, как Тронси меня обнаружил.

— Кто такая? — вопросил лорд, формируя в руке силовой удар.

— Сваха, — пискнула я, зажимая нос рукой. От мага исходил просто ужасный, тошнотворный запах. Слишком долго я находилась в опасной близости от отворотников, потому что весь его вид не вызывал у меня ничего, кроме отвращения. О чем я ему и сообщила.

— Вы отвратительны, — прогнусавила, брезгливо отодвигаясь по скамье подальше от стоящего рядом лорда.

— А вы на себя давно в зеркало смотрели, барышня? Как можно запустить себя до такой степени! Но это ваши проблемы. Меня интересует только одно: с какой целью вы сюда пришли и кого ждете.

— Лорда Орли, — ответила честно. — У нас с ним дела, знаете ли. Невесту ему ищем. — Нестерпимо хотелось убежать подальше от отвратного лорда.

Меня даже передернуло от омерзения, когда он оперся ногой о край скамьи и, нависая надо мной, вкрадчиво так проговорил:

— Про мою просьбу не забудьте, я подожду, ну, скажем, до завтрашнего вечера. А если к вечеру нужная мне леди не постучится в двери моих комнат, то я приду к вам без стука.

Лорд мерзко ухмыльнулся и оставил меня в покое.

— Здесь все чисто. Идем дальше, — приказал он капитанам, и я опять осталась одна.

Уже собралась уходить, когда заявился глава ковена. А я до такой степени пыльцы отворотников надышалась, что на все на свете наплевать было, и не успел лорд Орли меня увидеть, как сама к нему выскочила и активно начала приводить план в действие — вешаться на шею мага.

— Лорд Врано, ну почему вы заставляете меня так долго вас ждать? — проворковала, в буквальном смысле повиснув на нем и сдерживая рвотные позывы от ужасного запаха парфюма.

Маг сначала опешил, а потом рассмотрел меня, «красавицу», и просто впал в ступор.

— Знаете, я обдумала ваше предложение, оценила открывающиеся перспективы и пришла к выводу, что вы мне нравитесь, — прижалась к лорду покрепче, зажмурившись и стараясь дышать ртом, в ожидании ответной реакции. Ее не последовало. Пришлось усилить напор: — Я же стану первой леди, так? И меня все будут слушаться и прислуживать. А еще половина вашего состояния станет моей, а если вы вдруг умрете, то все, — продолжила перечислять перспективы, и лорд наконец-то вскипел. Снял мои руки со своей шеи, отстранил меня от себя и внимательно всмотрелся в лицо:

— Леди, я вас не знаю. Вы, конечно, выглядите весьма специфично, но нисколько не похожи на ту леди, с которой я договорился встретиться. — После чего резко вскинул руку и провел двумя пальцами по моей щеке. Посмотрел на оставшуюся на них пудру вперемешку с кремом и вынес вердикт: — Вы не Пенни. Да и голос совершенно другой, знакомый…

Я похолодела, осознав, что, увлекшись игрой, забыла изменить выговор и тембр голоса. А глава ковена тем временем схватил меня за руку и куда-то потащил. Подвел к желобу оросительной системы, по которому тонким ручейком текла вода, указал на него пальцем и приказал:

— Умойтесь, если не хотите, чтобы я сам вас умыл!

— Да что вы себе позволяете? — возмутилась, набрала побольше воздуха в легкие, чтобы высказать все, что я о нем думаю и… согнулась пополам от спазма в желудке. Как же от этого лорда воняло!!! Если бы я не пропустила ужин, то сейчас бы непременно продемонстрировала его Врано Орли. А так только плохо очень стало. Хоть бы не отравиться этой пыльцой. Я ведь не была ботаником и понятия не имела, бывает ли от отворотников передозировка.

— Вот только не нужно мне здесь спектакль разыгрывать! Я и так уже догадался, что это вы — сваха. Решила сама тепленькое местечко занять? Не выйдет! Умывайся, интриганка! — И меня буквально подтащили к желобу.

Пришлось смывать маскировку. Заодно и нос промыла, стало немного легче, но тошнота не проходила. И какой идиот додумался здесь эти гадкие цветы выращивать? Они, конечно, красивые, но отрава жуткая! И я тоже хороша! Не вышло из меня великой конспираторши. Теперь меня, несчастную этот лорд точно прибьет за такой обман. Но я оказалась не права — все было еще хуже.

— Где настоящая леди Пенни? — вопросил глава ковена. — Если ты сказала ей, что я не желаю ее больше видеть, чтобы самой занять ее место, то обещаю, и тебя и твоих родителей сошлют в ближайшие же дни!

И с такой уверенностью он это сказал, что сомнений не оставалось — сошлют. Решила, что если уж тонуть, то в гордом одиночестве, не утягивая за собой родных.

— Да не было никакой леди Пенни. Это была я! С самого первого дня, — сказала и зажмурилась. С одной стороны, от страха, а с другой — противный он, этот маг, до тошноты прямо.

— Не умеешь ты врать, сваха, — заявил лорд Орли. — Чтобы к завтрашнему вечеру у меня на столе лежала ее анкета! Иначе я дам ход делу о подделке документов и сокрытии магических способностей. И на что только ты надеялась? Неужели думала, что действительно сможешь таким образом добиться места первой леди?

— Да не нужно мне место первой леди и вы на дух не нужны! — прокричала, едва сдерживая слезы, развернулась и побежала, не разбирая дороги.

Как добралась до своих комнат, помнила смутно, было очень плохо. Голова ужасно болела, все вокруг раздражало и казалось отвратительным, но первое, что я сделала, ворвавшись в свои комнаты, — это бросилась к анкетам претенденток на это треклятое место первой леди. С трудом отыскала данные той самой милой леди с дефектом речи и возрадовалась, что не выбросила ее. Вот она, моя спасительница. Дело осталось за малым — уговорить леди Равину Бронсой подыграть мне. Если она согласится солгать лорду Орли, что встречалась с ним в неприглядном виде, чтобы определить, как он относится к ее душевным качествам, то ей он, возможно, поверит. Мне этот маг, видимо, не поверит уже никогда.

Полночи я промучилась от последствий действия отворотников, потом не могла уснуть из-за переживаний, не помог даже теплый душ. В результате задремала только с первыми лучами солнца. Но проспала я не больше получаса. В спальню ворвались взволнованные помощницы и принялись тормошить меня, причитая о грозящей опасности и каких-то слухах. Они такой гомон подняли, что мне не удалось скрыться даже под подушкой и одеялом.

— А ну замолчите, сороки! — прикрикнула на девчонок, со стоном откидывая одеяло. — Нет в вас сострадания! Я ведь только несколько минут назад уснула. С этими лордами ни сна, ни отдыха.

Девушки захихикали в кулачки, переглядываясь и поглядывая на меня.

— Вы чего? — спросила у хохотушек.

Они только активно головами замотали, показывая, что ничего и веселятся так просто, от нечего делать.

Махнула рукой на помощниц и опять натянула на голову одеяло.

— Вы что, мы же говорим — надо срочно вставать и готовиться, — заголосила Артима в то время, как Марыня активно отбирала у сопротивляющейся меня одеяло.

— Да что за срочность-то такая? К чему мне еще готовиться? После событий последних дней я уже ко всему готова! — возмущалась, цепляясь за подушку, которую тоже у меня нагло отбирали.

— Через два часа прибывает первая леди! — заголосили девчонки в унисон.

— Какая еще первая леди? Я же ее еще не выбрала. Девочки, вы что, на солнышке перегрелись с утра пораньше? — отмахнулась от глупых паникерш.

— Да не та первая леди! А та, которая жена предыдущего главы ковена! Это страшная женщина! С ней даже лорд Орли считается. И она очень не хочет терять свое место! — снова заголосила Марыня.

— И она едет сюда якобы проконтролировать выбор невесты для главы ковена, а на деле помешать этому, — добавила Артима.

— А расскажите-ка мне про убийства местных брачных агентов в прошлом году, милые мои помощницы, — проговорила, садясь и растирая лицо руками.

— Вы правильно подумали. Но никто ничего не смог доказать, кроме очевидного мотива, ковен ничего не нашел, репутация леди Брании Сквери безупречна, — прошептала Артима.

— Так чего же вы так боитесь? Если у нее безупречная репутация, не станет же она нападать на меня при всех только потому, что я не встречу ее с должным пиететом, — проговорила, зевая и пытаясь устроиться на кровати, уже без подушки и одеяла.

— Нападать-то не станет, да только примета есть такая нехорошая — если кто-то прогневит леди Бранию Сквери, то этот человек бесследно пропадает, — вкрадчиво поведала мне Марыня.

Пришлось снова вставать.

— Так это мать главы ковена и его братцев? — крикнула из ванной, умываясь холодной водой, чтобы хоть немного взбодриться.

— Что вы! Она на год моложе лорда Рэвира! Это их последняя мачеха. Поговаривают, она-то и отравила старого лорда Карбо, но опять никто ничего не смог доказать.

Информация, мягко говоря, не порадовала. Во-первых, мне предстоит встретиться с леди, которая предположительно на досуге занимается сокращением популяции свах, а во-вторых, если встречать ее будет вся правящая семейка в полном сборе, то меня поймает и обвинит в покушении на своего младшенького лорд Карбо, если этот младшенький не придушит раньше за то, что не призналась, что являюсь свахой. Вывод однозначен: мне крышка! Красивая такая, осиновая крышка от гроба. Ведь тех, в ком присутствует вампирья кровь, принято хоронить в осиновых гробах, от чего и пошли слухи среди народа, что вампиры боятся осины. Забоишься тут, если это милое во всех отношениях деревце ассоциируется с вечным упокоением.

— Девочки, а давайте вы скажете всем, что я заболела? Или нет! Лучше умерла, убили меня, и все тут, — предложила помощницам, выходя из ванной.

— А труп? — деловито осведомилась Артима. — Труп-то потребуется предъявить.

— Если я туда пойду, то точно стану трупом! — запричитала я, садясь на кровать и невзначай подтаскивая к себе одеяло.

— Нет уж, — заявила Марыня. — Если мы вас туда не приведем, то трупами станем мы. А свое, оно, знаете ли, как-то ближе.

— Что свое? — спросила, думая о предстоящей экзекуции и не прислушиваясь к словам девушки.

— Хладное тело свое! — рявкнула девица и отобрала одеяло, которым я уже практически накрылась.

— Злые вы, — пожаловалась я и пошла одеваться.

— Уж какие есть, — развела руками Артима. — Но вы не переживайте. Если что, у меня есть один знакомый, он в дикие земли переправляет. Недорого.

Это она меня так успокоила? Дипломатичные у меня помощницы, ничего не скажешь!


Вопреки моим самым худшим ожиданиям, встречали мачеху только лорд Орли, косо на меня посматривающий, двое чинуш из ковена и я.

Леди Брания оказалась совсем молоденькой красивой эльфийкой с примесью магической крови, судя по имени. Высокомерия в ней, конечно, было хоть отбавляй, но опасной она мне не показалась. А еще порадовал тот факт, что первая леди, поднимаясь по парадной лестнице резиденции ковена, прошла мимо меня, даже не взглянув. Рано радовалась, как оказалось.

Только я собралась тихо удалиться, чтобы лишний раз не попадать пред ясны очи главы ковена, как этот самый ясноглазый громко объявил:

— Позвольте представить вам приглашенного из объединенной столицы квалифицированного специалиста. Брачный агент леди Бооль’Кьен, — и так на меня посмотрел, что сразу поняла — не подойти чревато. И фамилию ведь правильно назвал, значит, досье изучал углубленно и всю подноготную по материнской линии досконально изучил.

— Рада познакомиться, леди Сквери, — поздоровалась я.

— Не стоит передо мной раскланиваться, мы почти равны по положению, леди Бооль’Кьен, — приветливо улыбаясь, проговорила первая леди. — Что меня изумляет, так это ваша смелость! Леди из привилегированной семьи осмелилась пойти против канонов и устроиться на работу! Я так об этом мечтаю! Но положение не позволяет.

М-да, либо первая леди отличная актриса, либо действительно полная дурочка, и вся ее грозная репутация — отлично созданный кем-то образ.

— В моем поступке нет ничего героического, — заверила эльфийку. — В объединенной империи уже шесть лет назад был принят и одобрен сенатом закон о равенстве рас и полов.

— Да что вы! — искренне удивилась леди. Или мастерски притворилась удивленной? — Я никогда не бывала в объединенной столице. Теперь непременно там побываю! Надеюсь, вы окажете мне честь быть моей компаньонкой?

— Это вы окажете мне честь, — улыбнулась, похоже, действительно обычной глупенькой девушке, попавшей в жернова власти и, естественно, не избежавшей груза сплетен.

— Сейчас мне нужно встретиться с Кругом ковена, но позже мы обязательно пообщаемся, — заверила меня Брания и переключилась на чиновников, раскланиваясь с ними.

— Время идет, я пока жду, — шепнул мне лорд Орли и отправился вслед за делегацией.

Намек я конечно же поняла. И побежала к дежурному капитану, чтобы договориться о поездке в пригород. Предстояло уговорить одну леди спасти меня от неминуемой гибели, а заодно устроить ее личную жизнь. Но девушку было жаль, врагу бы не пожелала такого мужа, как лорд Орли.

Моему невезению можно было смело возводить монумент, потому что в оплоте местной безопасности я нос к носу столкнулась с лордом Тронси!

— Какие у нас гости! — воскликнул младший, но не последний по значимости в моем личном реестре неприятностей, из братьев. — Капитан Дорен, вы не оставите нас с леди наедине.

Я уже было собралась возразить, объяснив, что пришла именно к капитану, но вовремя прикусила язык. Потому что лорд Тронси непременно осведомился бы о цели визита, но не могла же я признаться, что являюсь свахой и пришла за дозволением покинуть резиденцию. Или могла? Ведь если я прямо сейчас открою свой маленький секрет, то по крайней мере на одну проблему у меня станет меньше.

Капитан покинул комнату, а я так и стояла, сжавшись от страха. Да, я трусиха! Но у меня было оправдание — вдруг лорд Рэвир Тронси окончательно озвереет, узнав, что я столько времени водила его за нос.

— А сваха-то действительно мастер своего дела! — проговорил маг, подходя ко мне. — Ну что, малышка, мы уже достаточно близки, чтобы наконец познакомиться? Меня, я так понимаю, ты уже знаешь, а вот я пока остаюсь в неведении — как же зовут мою избранницу на время ритуального сватовства.

И говорил он все это, стоя ко мне непозволительно близко. Хорошо хоть руки распускать не начал, иначе у меня случился бы приступ неконтролируемой агрессии, как это называл наш институтский психолог. Проще говоря, при нарушении моего личного пространства у меня срабатывал коленный рефлекс… довольно метко срабатывал. Может, в институте я и не была первой красавицей, но ради возможности списать у меня выполненное задание некоторые индивидуумы шли на крайние меры и получали по заслугам. А лорд Тронси сейчас находился в опасной близости от моего колена, и удержаться было довольно тяжело.

— Ну что же ты молчишь, красавица? — вопросил маг, поднимая руку и проводя тыльной стороной ладони по моей щеке.

Пришлось положить руку на бедро, иначе нога не желала слушаться, норовя согнуться в колене и подняться вверх.

А дальше все произошло настолько быстро, что я даже и понять не успела — что это было. Лорд Рэвир Тронси наклонился к моим губам, шепча: «Я жажду услышать твое имя», после чего попытался меня поцеловать, но стоило нашим губам соприкоснуться, как вокруг все заискрилось, а мужчина отлетел к стене, живописно в нее вписавшись, и медленно сполз на пол уже в бессознательном состоянии. В помещение ворвались дежурный капитан и двое стражников, мне заломили руки за спину, сковав их заклинанием антимагии, и куда-то повели, не слушая сбивчивых объяснений.


Я просидела в обсидиановой камере уже более двух часов, и мне было очень плохо. Раньше, когда магические способности были заблокированы, этот минерал не причинял мне никакого вреда. Теперь же я буквально физически ощущала, как из меня уходят жизненные силы. Казалось, еще совсем немного, всего пара минут, и я просто умру от истощения.

Когда заскрежетал засов на двери, я одновременно обрадовалась и пришла в ужас. Ведь сейчас могло произойти два совершенно противоположных события: меня либо отпустят, поняв, что произошло недоразумение, либо добьют как преступницу, покусившуюся на жизнь высокопоставленного лорда.

Оба моих предположения оказались неверны! В дверях камеры появился лорд Тронси собственной персоной.

— Ну, рассказывай, — проговорил маг, устраиваясь на стуле перед распахнутой дверью. — А вы пошли все отсюда! — прикрикнул он невидимым мне персонам, находящимся в коридоре.

— Но она же опасна, — возразил кто-то.

— На рубежи сошлю, — пообещал маг, и соглядатаи поспешили удалиться.

— Давай, я жду, — поторопил мужчина. Ему-то хорошо, он находился вне действия обсидиана, а у меня уже все плыло перед глазами, и язык плохо слушался.

— Рассказать, говоришь? — спросила, не скрывая злости. — Так я тебе расскажу! Жила я, обычная человеческая девушка, без магии — заметь, никого не трогала. Так нет же, вспомнил обо мне один сокурсник из института. Связался со мной и говорит: «Пенни, лапушка, у меня есть для тебя прекрасное предложение! В одно очень престижное агентство требуется специалист твоего уровня. Сходи, не пожалеешь». А я, глупая, и пошла! И вот к чему пришла. Сижу здесь и страдаю! Из-за вас всех! Да чтоб вам никогда не жениться! Женщин жалко, — погрозила магу кулаком и потеряла сознание.

— Глазки открой, сказочница, — шептал кто-то совсем рядом, легонько похлопывая меня по щекам.

Пришлось открывать глаза и осматриваться по сторонам. Я находилась все в той же камере, только теперь рядом со мной был лорд Тронси. Как же он так? Не побоялся зайти в обсидиановую камеру и остаться наедине с «опасной преступницей».

— А если я сейчас нападу на вас? — прошептала, с трудом фокусируя взгляд на мужчине.

— Нападай, — усмехнулся он. — Ты мне только честно скажи: меня антигонией ударила специально или нет?

— Чем? — спросила, продолжая частично находиться в царстве бессознательности.

— Ясно. Ты меня магией специально долбанула или рефлекторно? — перефразировал лорд свой вопрос.

— А я вас долбанула, да? — спросила, опять погружаясь в болезненный сон.


Просыпалась я с четким ощущением, что меня кто-то обнимает. Причем обнимали не только рукой, но еще и ногой! Рассмотреть окружающую обстановку не получилось, судя по кромешной темноте, была глубокая ночь. Ночь! Мне конец! Глава ковена слов на ветер не бросает, и наверняка завтра меня арестуют, теперь уже по-настоящему. Попыталась встать, но обнимавший меня человек был явно сильнее и тяжелее. И он крепко спал. С трудом повернулась лицом к нежданному соседу по кровати и попыталась рассмотреть хоть что-то.

— И что тебе не спится… сваха? — с усмешкой в голосе поинтересовался лорд Тронси. Ну конечно, все логично, с кем засыпала, с тем и проснулась. Только вот в камере не было такой удобной широкой кровати.

— Отпустите меня, пожалуйста, — взмолилась, спихивая ногу мага со своего бедра.

Порадовалась, что рука наткнулась на ткань брюк, а не на обнаженную кожу. Значит, он хотя бы одет. Но вот когда Рэвир Тронси запустил руку под одеяло и притянул меня к себе, его рука прошлась по обнаженной спине, по моей обнаженной спине!

— Спи, до утра еще далеко, — заявил маг и затих.

— Что вы себе позволяете?! — взвизгнула, брыкаясь и пытаясь вырваться из его объятий. Вырвалась… прямо на пол. Вроде бы и кровать была невысокой, но, упав с нее, я взвыла от боли. Вспыхнул свет, и с кровати на меня уставился сонный, встрепанный младший брат местного правителя. Мелькнула шальная мысль: «Хорошо хоть не сам лорд Орли». А после начался истерический хохот. Я лежала на полу, завернувшись в нагло отобранное у лорда Тронси одеяло, и безудержно хохотала до слез. Вскоре смеха и слез стало поровну.

— А ты не могла до утра с истерикой подождать? — уныло спросил лорд Рэвир, но с кровати сполз и уселся рядом со мной. — Жалуйся, — предложил он и демонстративно подставил плечо. Последовал новый приступ истерического хохота.

— Может, в кровати посмеешься? Там и смеяться и спать удобнее, — предложил маг, дождавшись, когда очередной виток истерики немного стихнет.

— А меня завтра в ссылку отправят, — всхлипывая то ли от смеха, то ли от слез, проговорила я.

— О как! А по какому поводу? — поинтересовался лорд, украдкой устраивая голову на краю кровати и откровенно позевывая.

— Так я же магические способности скрывала, — призналась в содеянном.

— А-а-а, ну тогда понятно, почему контролировать их не умеешь. И зачем скрывала?

Было очевидно, что лорду разговор неинтересен, но он борется со сном либо из вежливости, либо из жалости. Второе было неприятно, но более вероятно, потому что вежливости я раньше за лордом Тронси не замечала. Но мне было уже все равно, по каким причинам и кто меня выслушает, необходимо было высказаться, выплеснуть и выплакать все накопившееся.

И я рассказала все! С самого начала. Как мама скрыла от всех, что я унаследовала способности отца, чтобы нас не разлучили. Как получила предложение работать свахой, замаскировавшись, подписала договор и сразу же была отправлена сюда. И про то, что глава ковена принял меня за страшненькую претендентку на роль первой леди и теперь требует от меня — свахи встречи со мной — дурнушкой. И про недоразумение с лордом Карбо, старшим из братьев, тоже рассказала. И даже пожаловалась лорду Тронси на него же самого.

Маг сначала медленно моргал, и казалось, сейчас уснет, но под конец рассказа едва сдерживал рвущийся наружу смех.

— Да-а-а, насыщенная у тебя жизнь, сваха! И брачным агентом приходится быть и невестой, — посмеиваясь, проговорил он. — С Нэвором я поговорю, объясню ему, что произошла ошибка, и он оставит тебя в покое. А вот с Врано тебе придется самой разбираться. По поводу сокрытия способностей не переживай, замолвлю словечко, но невесту найти придется. Он упертый, так просто не отстанет. А сейчас давай все же поспим, тебе нужно восстановиться после обсидиана, да и я подрастерял силы, пока с тобой возился.

И лорд как ни в чем не бывало забрался на кровать.

— Иди сюда, — похлопал он по простыни рядом с собой.

— Нет уж, я к себе пойду, — пробурчала, вставая.

— Я обещал тебе, что помогу избавиться от притязаний моих братьев, про себя ни слова не говорил, так что даже не мечтай так просто от меня избавиться. — И меня нагло повалили на кровать, дернув за край одеяла, в которое я куталась. — Спать, — приказал лорд, укладывая меня рядом с собой, запеленатую в одеяло как младенца, и взмахом руки выключая освещение.

Уснуть я больше не смогла. Поспишь тут, когда посторонний мужчина обнимает и в шею дышит. А в перспективе ожидает весьма неприятный разговор с главой ковена. Да и навязчивая мысль о том, что я теперь обладаю силой, которую совершенно не чувствую, и управлять ею не умею, не давала покоя. Когда в комнате немного посветлело от только занимающегося рассвета, Рэвир перевернулся на спину и наконец-то отпустил меня. Чем я не преминула воспользоваться, вскочила с кровати, поискала взглядом свою одежду, но ничего не обнаружила и вышла из покоев лорда Тронси прямо так, завернувшись в одеяло. И мне даже почти повезло ни с кем не столкнуться! Только парочка служанок прошла мимо, опустив глаза и тихо хихикая. И почему им приспичило выбрать именно этот коридор, в который я вышла из дверей лорда Рэвира Тронси. И вот «удача», шли они именно в том направлении, где находилась моя новая спальня. Последствия этой встречи я почувствовала уже за завтраком.

Мало того что все встречные леди и лорды косо на меня посматривали, так еще и обслуживающий персонал обеденного зала шептался за спиной и посмеивался. И ведь не докажешь никому, что ничего не было.

«Сваху ожидает лорд Орли. Леди Бооль’Кьен, немедленно пройдите в малый приемный зал», — возвестил магический вестник, и я с радостью покинула обеденный зал, сопровождаемая неприязненными взглядами. И чего они все на меня взъелись?

— Леди Бооль’Кьен, рад видеть вас в добром здравии. Вчера произошел неприятный инцидент, связанный с моим братом, — начал глава ковена, стоило мне только переступить порог кабинета, — и, судя по утренним новостям, мой братец верен себе. У вас есть претензии к лорду Тронси?

— О чем вы? — не поняла я.

— Мой брат воспользовался вашей беспомощностью, и прошедшую ночь вы провели в его спальне. Есть ли у вас какие-либо претензии к нему в связи с этим? — пояснил лорд Орли, и такой у него при этом был серьезный вид, что я не удержалась и улыбнулась.

— Да нет у меня повода предъявлять ему претензии! Мы немного посмеялись, немного поплакали, и все, — проговорила, присаживаясь на стул напротив главы ковена.

— Поплакали? — изумился лорд.

— Ну, я поплакала, а он мне плечо предлагал, — пояснила, чувствуя некоторую неловкость от этого в высшей степени нелепого разговора.

— Значит, обвинения в насилии не будет? — не унимался лорд Орли.

— Да что вы привязались ко мне с этим насилием? Ваш брат что, маньяк, что ли? — вспылила, вскакивая и опираясь руками на стол. — Вы меня вообще-то зачем вызвали?

— Я всего лишь проявил вежливость и поинтересовался, все ли с вами в порядке, — обиженно проговорил глава ковена. — Но если вам это не нравится, то перейдем сразу к делу. Вы связались с интересующей меня леди?

— Как же вы мне все надоели, — искренне призналась я, падая обратно на стул.

— А как мне все это надоело, — устало поделился сокровенным лорд. — Я вообще жениться не хочу, но закон обязывает. И если уж мне придется связать свою жизнь с кем-то, то пусть это будет простая, не амбициозная женщина.

— И где же я вам такую среди высших леди найду? Чтобы и знатная, и хорошая, да еще и без амбиций? — возмутилась невыполнимостью поставленной задачи. — Да сейчас во всех леди с пеленок честолюбие воспитывают!

— Я ее уже нашел! Это леди Пенни, — возразил непробиваемый глава ковена.

— Значит, в то, что это была я, вы категорически отказываетесь верить? — спросила обреченно.

Лорд улыбнулся, откинулся на спинку своего кресла и снисходительно проговорил:

— Все еще надеетесь занять место первой леди, — покачал головой и добавил: — Я не имею ничего против вашего желания добиться признания в Магическом Круге, но за мой счет у вас это не получится.

— Да не нужно мне никакое признание! Будет вам ваша неамбициозная леди! Только не ждите, что она окажется такой страшненькой, какой вы видели ее раньше, — заявила, вставая. — И еще, пока я выполняю свою часть обязательств, вы будьте любезны выполнять свою! Сегодня вечером вы отужинаете как минимум с двумя прошедшими кастинг претендентками… пока они меня не убили.

И повернулась, чтобы уйти, но в этот момент открылась дверь, и в кабинет без стука вошел лорд Карбо.

— Ты! — воскликнул маг и бросил в меня какое-то заклинание. «Папа, забери меня отсюда!» — подумала, проваливаясь в черноту.


Кто-то громко спорил совсем рядом. И предметом спора, похоже, была я.

— Среди реактивов и магических формул, милый братец, ты, может быть, и бог, но в людях совершенно не разбираешься, — ехидно проговорил знакомый голос.

— Она просто задурила тебе голову! Женщины всегда были твоей слабостью, Рэв. Стоит им пустить слезу и изобразить жертву, как ты тут же начинаешь играть в спасителя. Один раз уже доигрался — пришлось возвращать из-за грани. В следующий раз может так не повезти, — вещал второй голос.

— Замолчите оба! — прикрикнул третий голос. — Она приходит в себя.

Вот его я узнала, это был глава ковена лорд Орли. Значит, другие двое это его братья, лорды Карбо и Тронси. И если глава ковена относился ко мне почти нейтрально, а его младший брат излишне положительно, то старшего я уже откровенно боялась. Лорд Карбо вбил себе в голову, что я имею отношение к неким таинственным заговорщикам, и даже магией девушку ударить не постеснялся. Что характеризовало его как мужчину, не обремененного честью. Может, Тронси и наглый, высокомерный тип, но он даже под действием яда смог сдержать себя и не напасть на женщину, и сейчас он меня защищал, так что ему я и решила доверить свою безопасность.

Открыла глаза, нашла взглядом младшего из братьев и прошептала:

— Заберите меня отсюда.

— Ну вот, я же говорил! — воскликнул Карбо. — Она уже вертит тобой!

— Я все тебе объяснил, Нэв. И повторять не намерен, — отрезал Тронси, подошел к дивану, на котором я лежала, взял меня на руки и вышел из кабинета главы ковена, по пути послав куда подальше четверых стражников, ожидающих за дверью.

— Я могу идти сама, отпустите меня, пожалуйста, — попросила, когда мы оказались подальше от злосчастного кабинета.

— Молчи уже, проблема ходячая, — отмахнулся лорд, подходя к лестнице и поднимаясь наверх.

— Эй, вы куда меня несете? Отпустите немедленно! Мои комнаты на втором этаже, а не на четвертом, — начала громко возмущаться, делая жалкие попытки вырваться.

— А мои как раз таки на четвертом, — невозмутимо ответил маг и продолжил подъем по лестнице, не реагируя на мои попытки слезть с его рук.

Но стоило нам появиться в коридоре четвертого этажа, как лорд сам остановился, выругался и поставил меня рядом с собой. Я посмотрела вперед и поняла причину недовольства Рэвира — по коридору плыла в окружении других разряженных леди Брания Сквери, первая леди провинции Магического Круга. И куда только подевалась ее глуповатая доброжелательность? Леди Сквери так на меня глянула, что мне захотелось спрятаться за спину стоящего рядом мага.

— Как я посмотрю, ты времени даром не теряешь… сынок, — язвительно проворковала она, приближаясь к нам. — Но тебе не кажется, что таскать своих девок по коридорам среди бела дня — это проявление неуважения по отношению к окружающим?

— Еще слово, и я могу забыть, что ты женщина, Брания, — преувеличенно спокойно проговорил Тронси. У меня от его тона холодок по спине пробежал, а первой леди было весело!

— Да брось, Рэв, все знают, что, насколько бы ты ни был несдержан, по поводу женщин у тебя пунктик. Хоть чему-то хорошему безродная мамочка научила, — посмеиваясь, проговорила она.

Леди, сопровождающие Бранию, поспешили удалиться, опасливо косясь на лорда Тронси. Я посмотрела на мага и поняла почему — у него волосы начали искриться от едва сдерживаемого гнева. И это была не простая человеческая злость, а ярость мага, готового в любой момент сорваться.

— Ты предсказуем, как мальчишка, — продолжила Брания. — Стоит только упомянуть твою дорогую мамочку, и всей твоей хваленой выдержке приходит конец.

— Ну что ты, дорогая… мачеха, я никогда не давал тебе повода обвинить меня в измене ковену, не сделаю этого и сейчас, — сквозь зубы процедил лорд Тронси. — Но подумай о том, что в скором времени тебе предстоит распрощаться со своим положением и заодно с неприкосновенностью.

— Это угроза? — зло сощурившись, спросила леди.

— Просто констатация факта. А врагов ты за время правления нажила предостаточно. Делайте выводы, пока еще первая леди, — успокоившись, ответил маг и протянул мне руку. — Идем, Пенелопа.

Брания перевела взгляд на меня, плотоядно улыбнулась и заявила:

— Не обольщайся, деточка, он больше пяти раз еще ни одну женщину в кровать не укладывал.

— Ну, значит, у меня впереди еще пять незабываемых ночей! — радостно воскликнула я, хватая слегка опешившего от такого заявления лорда под руку и утягивая его подальше от неприятной особы. А то кто его знает, вдруг и правда забудет, что она женщина, а потом меня опять в чем-нибудь обвинят. Утверждает же лорд Карбо, что я кручу его младшеньким, как хочу. — Ну и стерва, — поделилась впечатлениями, когда мы отошли на достаточное расстояние.

— Согласен, — коротко ответил маг, и я предпочла помолчать, решив, что так целее буду.

Мы дошли до его покоев, и меня посетила запоздалая, но здравая мысль.

— И зачем вы меня сюда привели? — спросила, отказываясь проходить в услужливо распахнутую дверь.

— Так надо, — заявил маг и бесцеремонно втолкнул меня в свои апартаменты.

— Мне не надо, — пискнула, намереваясь выскочить в коридор, но дверь захлопнули прямо перед моим носом.

— Тебе-то как раз и надо, я бы даже сказал, жизненно необходимо, — проговорил маг, запирая дверь. — Давай на мгновение представим, что я собираюсь тебя убить или изнасиловать, что ты будешь делать?

— Мама, — прошептала я, прижимаясь к стене.

— Мама тебе точно не поможет, — усмехнулся маг. — А вот твоя сила будет весьма кстати. Нам несказанно повезло, что очередной свахой оказалась не простая человеческая женщина, а именно маг. У тебя есть все шансы выжить и найти уже наконец замену Брании.

— Так я не поняла, вы меня насиловать будете? — спросила, немного успокоившись.

— Вообще-то не собирался. Но, если хочешь… — И лорд Тронси шагнул ко мне.

— Не надо, — взвизгнула, перебегая на другую сторону комнаты.

— В верном направлении движешься, — проговорил маг, снова приближаясь, а мне отступать было некуда… кроме двери в спальню.

Пришлось бежать туда, но дверь запереть я не успела. А в следующее мгновение уже оказалась лежащей на кровати и придавленной к ее поверхности телом мага.

— Ну и что же ты будешь делать теперь? — спросил мужчина, лукаво усмехаясь.

А мне совершенно не было страшно, потому что я поняла, чего он добивается.

— Не получится, — покачала головой. — Я совершенно не чувствую свою магию.

— Паршиво, — ответил лорд. — Но попробовать-то можно.

И попытался меня поцеловать, но не успели наши губы соприкоснуться, как из гостиной послышался какой-то грохот, а через секунду дверь в спальню с треском распахнулась.

— Папа, — обреченно прошептала я в губы Рэвира.

Часть вторая

СВАХИ ТОЖЕ ЖИТЬ ХОТЯТ!

Я сидела в своей спальне и усиленно сдерживала рвущиеся из груди рыдания. Отец дал мне на сборы полчаса, заявив, что о возвращении домой не может быть и речи. Мне даже с мамой и бабушкой попрощаться не было позволено. «С этой аферисткой я сам поговорю», — сказал папочка и обрисовал мне перспективу на будущее: сначала обучение магии на дому, а потом замужество. И даже тот факт, что я уже давно совершеннолетняя, папочку не интересовал, ведь по законам Магического Круга родители являются опекунами магически одаренных детей до полного созревания их дара. А моя магия сейчас была на стадии младенчества.

От воспоминаний о триумфальном появлении родителя бросало в дрожь. Когда отец ворвался в спальню лорда Тронси и застыл в дверях каменным изваянием, застав меня на кровати с мужчиной, я даже почти не испугалась. Только констатировала факт, прошептав: «Папа».

— А папа у нас кто? Сенатор объединенной столицы, кажется? Ну, тогда продолжим тренировку чуть позже, — прошептал Рэвир, подмигнул мне и встал. После чего помог и мне подняться.

— Папа, — пролепетала я, — а мы тут магией занимаемся.

— Я вижу, чем ты тут занимаешься! — прошипел отец. — Но ты отправила мне зов о помощи, и я здесь. Представь мое удивление, дорогая дочь, когда я почувствовал магический зов от не обладающей силой дочери.

Я опустила голову, понимая, что оправдываться не имеет смысла. Рэвир сделал шаг вперед, собираясь что-то сказать, но отец его опередил.

— Не утруждайте себя объяснениями, лорд Тронси, ваша репутация говорит сама за себя, — холодно проговорил он. — Я уважаю вас как военного и признаю ваши заслуги перед империей в целом и провинцией Магического Круга в частности, но это моя дочь, молодой человек, и я не потерплю такого отношения к ней даже от вас. Идем, Пенелопа.

И меня практически уволокли из покоев брата главы ковена.

И вот теперь я сидела в пока еще своей спальне и ждала, когда за мной придет отец, переговорив с главой ковена.

В дверь постучали и сразу же открыли ее, не дожидаясь ответа. В комнату вошел лорд Тронси, посмотрел на мою заплаканную мордашку, покачал головой и… начал командовать.

— Так, сырость убрать, умыться, привести себя в порядок и пошли с папой договариваться, — распорядился лорд, распахивая дверь в ванную и указывая мне направление.

— О чем договариваться? — спросила срывающимся шепотом.

— О том, что ты никого не убьешь ненароком… под мою ответственность, — уже не так радостно проговорил маг.

— Не понимаю, — покачала головой, но встала и пошла умываться. — При чем здесь ваша ответственность, если отец меня забирает.

— Послушай, малышка, по-моему, проведенная в одной постели ночь дает нам право опускать формальности в приватной обстановке. Зови меня Рэв, — проговорил лорд.

— Ты не ответил на мой вопрос, — напомнила я, вытирая лицо и поправляя волосы.

— Скоро все узнаешь, — заверил меня маг, и мы пошли в кабинет главы ковена.

А там нас ждали лорд Орли и очень недовольный отец.

— Леди Бооль’Кьен, подойдите, пожалуйста, поближе, — попросил глава ковена.

Я подошла к столу, покосилась на смерившего меня сердитым взглядом родителя и повернулась к лорду Орли.

— Слушаю вас, — проговорила, уже ничего хорошего не ожидая.

— Это ваша подпись? — спросил глава ковена, протягивая мне какой-то документ.

Это оказался договор с брачным агентством «Столкновение», и подпись действительно была моя. Точнее, там было две подписи, одна под самим договором, а вторая под согласием на должность свахи в провинции Магического Круга. И формулировка была такая интересная «До освобождения от обязательств главой ковена». А я тогда так обрадовалась, что на работу взяли, что подписала все, даже не читая. И самое интересное, что имени главы ковена указано не было. Выходило, что если лорд Орли не освободит меня от этих обязательств, то я практически останусь собственностью ковена, даже при смене правителя.

Мне оставалось только уныло кивнуть, подтверждая свою дурость.

— Как ты могла это подписать?! — взревел отец. — И ради чего? Чтобы доказать неизвестно кому, что можешь быть самостоятельной и ни от кого не зависеть? Так теперь ты в полной власти ковена! Ты этого хотела?

— Лорд Сталье, не стоит так переживать, право решать судьбу вашей дочери остается за вами. Я же, как глава ковена, обязуюсь аннулировать относящуюся ко мне часть договора сразу же по выполнении вашей дочерью ее прямых обязанностей. Не далее как через месяц, после церемонии бракосочетания вы сможете забрать леди Пенелопу и заняться ее дальнейшим обучением. До этого времени ее безопасность и безопасность окружающих в случае неконтролируемого развития ее способностей обеспечит мой брат, военный советник провинции Магического Круга лорд Тронси. Думаю, в представлении он не нуждается.

— Имел сомнительную честь встретиться с ним сегодня, — прошипел папа, сверля взглядом Рэвира. — Может, он и сможет защитить мою дочь от опасностей извне, но кто защитит ее от него?

— Уверяю вас, сенатор, леди Пенелопа будет в полной безопасности. А за своего брата я ручаюсь. Слова главы ковена вам будет достаточно? — проговорил лорд Орли с едва сдерживаемым раздражением.

— Все зависит от того, сможете ли вы его сдержать, — холодно проговорил отец и направился к выходу. У дверей обернулся и, смерив братьев неприязненным взглядом, обратился ко мне: — Дочь, будь любезна уделить мне несколько минут не своего драгоценного времени, надеюсь, твой… владелец будет не против.

Пришлось идти за папой, обидно от его слов было очень, но я по нему так соскучилась, что решила промолчать.

Мы вышли из кабинета, прошли несколько коридоров в молчании и остановились у окна.

— Ты знала? — тихо спросил папа.

Я поняла, о чем он спрашивал, но отвечать не хотелось. Ему сейчас и так было несладко.

— Значит, знала. И участвовала во всем этом маскараде. Неужели тебе так претит мысль, чтобы я был с тобой рядом? Ведь все могло бы сложиться иначе, если бы Айлия сразу призналась, что ты унаследовала мою силу, то я смог бы взять ее в жены, и у нас была бы нормальная, полноценная семья. Или мать и тебе привила ненависть к магам?

— Ты сам сказал ей, что долг перед родом важнее чувств и тебе нужны чистокровные наследники, — ответила шепотом. — Ты сдался, и мама решила, что мы тебе не нужны.

— Кто дал ей право решать это за меня?! — повысил голос папа, а я позорно разревелась, осознав, чего лишилась из-за недопонимания и недомолвок родителей. — Вот только не нужно давить на меня, — мгновенно успокоился отец.

На него всегда мои слезы действовали не так, как на других мужчин. Папа сразу успокаивался и становился непробиваемым. И никогда не пытался утешить. Раньше я думала, что это черствость характера, а теперь поняла — это наигранное спокойствие, показывающее, что сделанного не воротишь и слезы тут не помогут.

— Прости, — проговорила, вытирая лицо.

— Позовешь, когда весь этот балаган закончится. Но учти, если этот вояка сделает тебе ребенка, то мой внук останется сиротой. Убью молокососа и плевать на законы, — заявил папа.

— Что, прости? — спросила, глупо хлопая ресницами. — Какого ребенка? Папа, ты о чем!

— Ты мне еще тут румянец смущения и обморок изобрази для полного эффекта. Ты же, как мать, не головой живешь, а сердцем. А про Тронси я вообще молчу, чем он думает, когда дело касается женщин, вся империя знает, — грозно проговорил папа.

После таких слов я действительно покраснела, но в обморок не упала… к сожалению.

— И чем же я думаю? — осведомился оказавшийся вдруг рядом Рэвир Тронси.

— Подслушивать приватную беседу отца и дочери это низко даже для вас, — прошипел отец.

— Я отвечаю за безопасность ковена в целом и его резиденции в частности. Следовательно, слышу и вижу все, что здесь происходит, — улыбаясь, поведал Рэвир.

— Жду вызова, — напомнил мне папа и ушел, даже не попрощавшись.

— И зачем нужно было его злить? — прошептала, когда родитель отошел на достаточное расстояние. — Весело тебе теперь? А мне невесело.

Папа замер, обернулся и напомнил:

— Я предупредил… насчет сиротства.

Лорд Тронси лучезарно улыбнулся, приобнял меня за талию и помахал моему разгневанному родителю рукой.

— Сама убью, — прошептала магу.

— Так не за что… пока, — заявил наглец и обнял второй рукой.

— Руки прочь! Не твое, так нечего лапать, — прошипела, сбрасывая нахальные ладони со своей талии.

— Ну что, пошли дальше тренироваться? — предложил Рэвир, игнорируя мое возмущение.

— Тренируйтесь с кем-нибудь другим, лорд Тронси. Мне сегодня еще предстоит устроить два свидания для вашего брата и кастинг претенденток на роль вашей избранницы, — ответила недовольно, предчувствуя очередное испытание агрессивно настроенными леди.

— Так это же замечательно! — обрадовался маг. — Я же теперь твой личный телохранитель и обязан всегда находиться рядом. Заодно и невестушек опроб… э-э-э… оценю.

День выдался нелегкий, но весьма плодотворный.

Двоим из четырех прошедших отбор леди были отправлены приглашения отужинать с главой ковена. Время я в приглашениях проставила с интервалом в два часа, здраво рассудив, что больше часа с первой претенденткой лорд Орли не продержится. Ну и оставила ему немного времени на отдых перед вторым ужином. Самого лорда о предстоящих встречах и их времени оповестила, послав ему записку с посыльным, и отправилась в город проводить кастинг. Лорд Тронси следовал за мной неотступно, но разговоров не затевал, и вообще, судя по сосредоточенному выражению лица, о чем-то глубоко задумался. В офис брачного агентства мы прибыли за полтора часа до начала отбора. Это время я решила потратить на углубленное изучение двадцати отобранных анкет, но появились запыхавшиеся помощницы и начали наперебой рассказывать, как разносили приглашения на кастинг.

— Ну, вы тут поболтайте, девочки, а я, пожалуй, прогуляюсь, — проговорил Рэвир и удалился.

— А чего это он сам на кастинг пришел? — спросила Артима, как только за магом закрылась дверь.

— Меня охраняет, — пожаловалась девочкам. — Ну или от меня…

— В каком смысле? — удивилась Марыня.

— У меня магические способности проклюнулись, вот и боятся теперь, что могу чего-нибудь натворить, — призналась покаянно.

— А-а-а, ну так об этом мы знаем, — отмахнулись девушки и продолжили делиться впечатлениями по поводу невест для вышеозначенного лорда.

— Это просто кошмар! — вещала Артима, хватаясь за голову. — Я, значит, прихожу в гостиничный двор, там же три леди остановились. Подошла к хозяину и спрашиваю, где, мол, мне найти таких-то леди, а они как гаркнут в один голос: «Здесь!», я приглашения и выронила. Что тут началось! Как они друг друга колотили, пока конверты делили! И все такие подтянутые, не визжали, волосы не рвали, били прямо кулаками и по лицу! Я даже не досмотрела, кто победил, сбежала, когда хозяин двора сказал, что это военные из пограничного с дикими территориями гарнизона сцепились.

— А меня одна схватила за грудки и прямо в воздух подняла, да и спрашивает: «Сколько единиц противника будет?», я растерялась и сказала, что нисколько. Она обрадовалась и заявила, что знала, мол, она вне конкуренции, — подхватила Марыня.

— Я умру, — сделала я вывод.

— А я? — в один голос спросили девушки.

— А вы, наверное, нет. С вас-то какой спрос, не вам же всем этим… леди отказывать, — совсем погрустнев, успокоила помощниц.

Вернулся лорд Тронси, прошел к дивану и буквально рухнул на него.

— Когда ты только все успеваешь? — возмущенно спросил маг, откидываясь на спинку дивана. — Несколько дней здесь провела, а уже столько врагов приобрела! Замучился удары отклонять. И сеть вокруг этой конторы на тебя наводящуюся установили, не простая, между прочим, штука, довольно энергозатратная. Признавайся, кому так качественно напакостила?

Я немного опешила от такой информации, да чего уж там, я была в шоке! Но я же леди… вспомнила весьма кстати.

— Вам поручили меня охранять, лорд Тронси, так охраняйте и не сетуйте, — заявила, гордо вздернув нос и отвернувшись к окну. И вовремя я к нему повернулась, чтобы увидеть летящий в меня огненно-синий сгусток энергии! Я закричала и наверняка не успела бы увернуться, но Рэвир в доли секунды оказался рядом и прикрыл меня собой. Ему же магический снаряд не причинил никакого вреда, растекшись по груди и впитавшись в одежду призрачной дымкой.

— Смотрины отменяются, — проговорил маг, прикрывая меня собой и ведя к двери. — Стерва запаниковала и начала открытую войну! Нужно спрятать тебя где-нибудь. Откройте, — приказал он трясущимся девушкам.

Те замотали головами, отказываясь выбираться из-за дивана и открывать.

— Глупые курицы! — выругался лорд и открыл дверь, выбив ее воздушным ударом. А в приемной нас ждали двадцать леди, половина из которых повыхватывали оружие, остальные приготовились к магической атаке, концентрируя в ладонях энергетические снаряды.

— Ой, — проговорила я, прижимаясь к Рэвиру и пряча лицо в ладонях.

— Леди, вы-то мне и нужны! — почему-то обрадовался маг. — Если поможете мне транспортировать сваху в резиденцию ковена в целости и сохранности, каждой обещаю незабываемое свидание.

Только когда двадцать вооруженных девиц радостно завизжали, я наконец-то поняла, что это невесты, а не пришедшие по мою душу наемные убийцы.

— Строимся кольцом и продвигаемся к Управлению защиты Магического Круга, — приказал Рэвир, и леди беспрекословно выполнили его команду. Только трое менее воинственных слегка замешкались, но и они быстро усвоили, чего от них хотят. Так меня и вели по улице в живом кольце, а над головой смыкались тонкие мечи, длинные кинжалы и даже парочка энергетических хлыстов. Рэвир шел рядом и все время бросал нам под ноги какие-то искры, растекающиеся багряными пятнышками и с шипением во что-то врезающиеся.

Наше появление в местном оплоте правопорядка было триумфальным и довольно громким. Сопровождающих нас леди почему-то не хотели впускать в здание управления, и они слегка разозлились. Пришлось лорду Тронси вмешаться, иначе бы без жертв не обошлось. Причем жертвами стали бы не леди.

— Ничто не остановит женщину на пути к счастью, — продекламировал Рэвир, подмигивая мне и успокаивающе поглаживая по спине. И так он увлекся процессом успокоения, что слегка сбился с курса, опустив руку ниже положенного.

— Тебя двадцать свиданий ждет, береги силы для них, — посоветовала магу, убирая его руку оттуда, где ей быть не положено.

После недолгого разговора с главой управления Рэвир повел меня в зал перехода, предварительно заверив оказавших нам услугу леди, что не забыл об обещании и они получат свои свидания.

— В резиденцию тебе пока нельзя, так что придется отправиться в не очень комфортное, но безопасное место, — проговорил лорд и без дальнейших объяснений втолкнул меня в портальную арку.

Мы оказались в сером каменном помещении с узкими высокими окнами и куполообразным потолком. И кроме нас здесь присутствовали еще три человека, если можно было их так назвать. Это были полукровки из горных, о чем свидетельствовали грубые черты лица, выдающиеся надбровные дуги, бугрящиеся камнеподобные мышцы и рост под три метра.

И все трое вытянулись по струнке при нашем появлении, но банально пооткрывали рты, глядя на меня, — маленькую и напуганную.

— Отвечаете дыханием. Чтобы волосок с головы не упал. И не грубить, это леди, — проговорил лорд Тронси, подталкивая упирающуюся меня к одному из громил и быстро скрываясь в портальной арке.

Я даже возразить не успела, как осталась наедине с тремя монстрами, которые, похоже, и говорить-то толком не умели. Точно убью гада!

Один из грозных, вооруженных до зубов воинов попытался взять меня под руку, но я взвизгнула и отскочила в сторону. Хотела прыгнуть в арку и перенестись хоть куда-нибудь, но ее деактивировали, вытащив один из кристаллов. Тот громила, к которому меня подталкивал Рэвир, указал рукой или, скорее, лапой на дверь, но я только отступила от него подальше.

— Бабы, — пробасил он, схватил меня и, перекинув через плечо, куда-то понес, по дороге довольно ощутимо приложив головой о дверной косяк.

Ненавижу магов!

Это была крепость, обычная такая, ничем не примечательная военная крепость. Разве что маленький нюанс смущал: она стояла посреди выжженной солнцем засушливой долины — дикие территории! Этот сумасшедший отправил меня на рубежи! А мои охранники, следовательно, были наемниками из местных аборигенов. Я же здесь не выживу, они людей едят по праздникам. Нужно срочно выбираться отсюда, а для этого сначала необходимо каким-то чудом выкрасть у одного из своих тюремщиков кристалл от портальной арки.

— Сиди. Здесь, — приказал громила, оставляя меня в некоем подобии комнаты. И здесь даже можно было бы жить, если бы не отсутствие внешней стены. Комната переходила в открытую смотровую площадку, откуда вся долина была видна как на ладони. И своеобразный пейзаж был бы даже красивым, но всполохи защитного полога по периметру крепости делали его размытым и зловещим. Ведь если стоит такая сильная защита, значит, окружающая природа агрессивна. Следовательно, выход отсюда один — через портальную арку.

Меня не только оставили одну, но даже и не заперли! Чем я и воспользовалась, выскользнув за большую тяжелую дверь, подальше от жалкого подобия рабочего кабинета необычной планировки. Долго по пустым мрачным переходам бродить не пришлось, дорогу от зала переноса я запомнила хорошо. Да и чего там было запоминать, коридор, длинная лестница наверх, еще один коридор. И практически полное отсутствие других помещений, только грубые каменные стены даже без намека на двери. Складывалось впечатление, что крепость вырубили из цельного куска скалы, каким-то образом перенесенного на равнину.

Зал перехода тоже был незаперт, в этом не было нужды, потому что все трое громил были здесь. Стояли на своих постах и молча пялились на арку, и кристалл был на месте!

Я уже собралась признать поражение и вернуться в комнату со смотровой площадкой, чтобы со злости побросать в полог все, что смогу поднять, но арка неожиданно активировалась. Вот он, мой шанс сбежать! Выдохнула, подобралась и рванула к порталу. Что произошло дальше, я просто не успела понять. Воины в один голос закричали: «Стой!» Но я уже набрала приличную скорость и влетела в портал. Ворвавшись в арку, на что-то натолкнулась, все завертелось, вокруг наступила полная темнота, и я повалилась на спину. А когда открыла глаза, надо мной стоял озадаченный лорд Орли.

— Рэв, ты в норме? Сбой в переходе или там заварушка какая? — поинтересовался глава ковена… у меня.

— Простите… — начала я и умолкла, услышав свой голос, вернее, совершенно не свой!

— Да, качественно тебя приложило! Рог на лбу уже проклюнулся. Ну да ничего, не все другим рога наставлять, теперь и сам обзавелся, — заржал глава ковена, подавая мне руку.

Должно быть, я действительно ударилась головой, и это галлюцинации.

Встала я с трудом. Ноги казались какими-то тяжелыми и слишком длинными, и даже видела я все по-другому.

— Так что там произошло? — спросил лорд Орли.

— Не знаю, — скуксившись, промямлила я.

— А тебя не магией ли приложило? Что-то ты расклеился, братец, — нахмурившись, проговорил глава ковена. Потом он сделал пасс рукой, и в незнакомое мне маленькое помещение с портальной аркой вошли двое стражников.

— Проводить лорда Тронси в его покои, — приказал Орли. Повернулся ко мне и, похлопав по плечу, отчего я чуть не упала, проговорил: — Ты пока полежи, я сейчас Нэвора вызову, пусть осмотрит тебя.

— Нет! — истерично «взвизгнула» я. На визг это было мало похоже. Но если бы это был мой голос, то определенно взвизгнула бы.

— Рэв, я понимаю, что вы сейчас не в лучших отношениях, но он наш брат. И давайте уже завязывайте, это же всего лишь сваха, было бы из-за кого ругаться, — заявил глава ковена.

— Всего лишь сваха? — возмутилась я.

— Ну хорошо, смазливая сваха из наших. Вот только не надо объяснять мне, что она — это последний шанс избавиться от Брании. Ты на нее повелся. Все, отдыхай. Позже поговорим, за свахой я сам схожу. — И лорд Орли шагнул в портал… за мной, а меня куда-то повели стражники.

Но у меня не было никакого желания ни отдыхать, ни встречаться с лордом Карбо, мне нужно было вернуть свое тело, потому что сейчас я находилась в теле Рэвира! А для этого придется вернуться к порталу и последовать за лордом Орли.

— Так, стоп. Свободны, мальчики, — сказала я оторопевшим стражникам, развернулась и пошла обратно.

— Но лорд Орли приказал… — попытался возразить один из них, но натолкнулся на мой грозный вид и замолчал. По крайней мере, я надеялась, что изобразила именно грозный вид, но, судя по взглядам стражников, кривлялась, как больной драконьим бешенством гоблин.

Ну и пусть, главное, что подействовало и конвоиры отстали. К арке я подходила медленно и с опаской. Когда дошла до определенной черты, портал открылся, но я медлила. Насколько мне было известно, если не задавать определенное направление, то открывается переход по последнему адресу активации. А вдруг это не так и меня унесет в неведомые дали? Но провести остаток жизни в теле мужчины было просто неприемлемо! Зажмурилась и шагнула.

Как же я обрадовалась, увидев перекошенную гневом рожу полукровки из диких.

— Родненький мой! — завопила, бросаясь верзиле на шею. Монстрик замер и даже, кажется, дыхание задержал.

Я опомнилась, отпустила шею громилы и спрыгнула на пол, до этого-то болталась на нем как на дереве, учитывая его рост. Сделала серьезное лицо, сдвинув брови и поджав губы, отступила на пару шагов и спросила:

— Где… баба?

— Так в кабинете, лорд командующий, — пробасил монстр.

Ух ты! А я, оказывается, еще и командующий. Величественно кивнула и удалилась царской походкой. Когда вышла в коридор, припустила так, что ветер в ушах засвистел. Мне такая скорость и не снилась никогда, а в этом теле чуть мимо лестницы не пролетела.

Поднялась, перепрыгивая через три ступеньки, и с разбега ворвалась в кабинет командующего. Это же теперь мой, по сути, кабинет, так что и входить я могу без стука. Меня там не ждали, особенно главный из страшил-воинов, с окровавленным лицом и полными страха глазами.

— Не бейте! — взмолился он, вставая на колено и прикрывая лицо рукой.

— Идиот! Я здесь! А это леди, которую вы, придурки, должны были охранять, пожаловала, — рявкнула… я. Даже не подозревала, что могу быть такой устрашающей! Во-первых, я никогда не хмурилась до такой степени, чтобы между бровей появились глубокие морщины, во-вторых, у «меня» натурально искрились волосы, по ним пробегали мелкие яркие искорки. Ну а окровавленные кулаки стали последним штрихом. Осознала, что боюсь «себя», и пожалела, что вообще сюда заявилась.

— Мм, простите, я позже зайду, — произнесла, пятясь к двери.

— Стоять! — приказал мне лорд Тронси моим голосом. — Подойди сюда.

Пришлось плестись к столу, у которого стояли разгневанный Рэвир в моем теле и посмеивающийся глава ковена.

— Какая походочка, — поцокал языком лорд Орли.

— Заткнись, — прорычал Рэвир, хмурясь еще сильнее.

— Прекрати портить мне лицо, морщины же появятся! — возмутилась я.

— Ты меня вообще в женоподобного слюнтяя превратила, — парировал лорд.

— Это я превратила? Да ты мне все костяшки на руках вот об этого сбил! — и указала на вздрогнувшего наемника.

— Как сбил, так и вылечу. Сама виновата, надо было сидеть здесь и не лезть куда не следует, — прошипел Рэв.

— Голубки, я вам не мешаю? — поинтересовался глава ковена. — У нас тут вообще-то проблема… даже несколько проблем, а вы инвентаризацией собственных недостатков тут занимаетесь.

— Верни мне мое тело! — рявкнула, не обращая внимания на слова лорда Орли.

— Непременно верну, только чуть позже, — усмехнулся Рэвир. В его исполнении даже на моем лице эта улыбочка была до неприличия ехидной.

А потом братья-маги просто забыли про меня, обсуждая какие-то планы, стратегии и прочую военную чушь. Из их разговора я поняла только одно: они собираются поймать Бранию с поличным при попытке покушения на сваху, то есть на мое тело. Меня будут использовать как приманку!

— Я против! — заявила, перебивая великих комбинаторов.

— А твоего мнения никто и не спрашивал, — спокойно ответил Рэвир и вернулся к разговору с братом.

С досады пнула кресло, а оно неожиданно резво вылетело через смотровую площадку за пределы комнаты и с треском сгорело, врезавшись в защитный полог.

— Ой, извините, — пролепетала, присаживаясь на край жесткого дивана. Больше я не перебивала мужчин, тихо сидела и старалась прочувствовать, на что способны мышцы этого тела.


— Здесь ее оставлять нельзя, эти остолопы все еще не верят в ментальное перемещение и с легкостью отпустят нашу сваху на все четыре стороны. А мне мое тело еще пригодится, — рассуждал Рэвир. — Придется вернуть ее в резиденцию и все время держать под наблюдением. Скажем всем, что… ну, к примеру, меня опять отравили агресс-травой или еще какой-нибудь лишающей адекватности гадостью.

— Об этом я позабочусь. Охрану придется выделить из моих людей, твои могут понять, что это не ты, — поддакивал ему лорд Орли.

— Я вообще-то здесь и все прекрасно слышу, — пробурчала обиженно.

— Вот и хорошо, что слышите. Проникнетесь серьезностью ситуации и будете выполнять все указания, — проговорил глава ковена.

— Да не трясись ты так, малышка. Будем надеяться, что Брания не упустит удобного случая и нападет в ближайшее время. Так что через пару дней все вернется на свои места, — «успокоил» меня Рэвир.

— Но как? Как мы сможем обменяться обратно? — проныла я.

— Не могу смотреть, как она измывается над моим телом, — скривился лорд Тронси. — Не гундось, не сутулься и, я тебя умоляю, не виляй моими бедрами при ходьбе!

— Я не виляю бедрами! — возмутилась, вскакивая. Но не учла новые габариты и едва не упала.

— Придется поработать над жестами и походкой, — задумчиво проговорил Рэв. — Сейчас этим и займемся.

— А пока вы будете заниматься познанием тел друг друга, я, пожалуй, встречусь с Бранией и совершенно случайно пожалуюсь на нерадивую сваху, занимающуюся экскурсиями по городу и окрестностям, вместо того чтобы подбирать мне невесту, — посмеиваясь, проговорил глава ковена.

— Точно, невеста! Мне же нужно встретиться с одной леди… но как же я теперь… — Глаза защипало, но заплакать я не успела.

— Если заревешь моими глазами, переоденусь во что-нибудь непотребное и пойду соблазнять мужиков! — проговорил Рэвир, а лорд Орли расхохотался в голос.

— Рэв, прости, но я должен это увидеть! — отсмеявшись, сказал он. — Не видел тебя плачущим с тех пор, как тебе сломанную ногу вправляли. Сколько тебе тогда было, пять, кажется?

— Не доводи! А то сам плакать будешь, — угрюмо предупредил Рэвир.

— И что ты сделаешь? Завизжишь меня до смерти? Или туфлями забро… — Договорить глава ковена не успел, его снесло силовой волной и впечатало в каменную стену.

Лорд выругался, потянулся, выгибая спину, и проговорил:

— Понял, больше не буду… наверное, — после чего опять засмеялся и по-мальчишески резво выбежал из кабинета, прокричав уже из-за двери: — Какая обидчивая дамочка!

А мне совершенно расхотелось плакать, губы сами собой растянулись в улыбке. Не ожидала я такого ребячества от грозного, вечно угрюмого главы ковена. По поведению этих братьев сразу было понятно, что они очень дружны. А вот старший брат совершенно не был на них похож.

— Чему радуемся? — недружелюбно поинтересовался маг.

— Ты так и не ответил, как мы вернемся обратно в свои тела? — спросила, меняя тему.

— Это довольно сложная, но уже не раз проверенная на практике процедура. Мы не первые, кто так попался. Нэвор со своей группой сейчас как раз работает над этим дефектом портальных арок. — Рэв подошел и устроился на диване рядом со мной. — А вообще, всем известно, что не следует соваться в портал, когда он открыт на выход. Так что сама виновата.

После чего лорд Тронси в моем теле разулся и закинул ноги мне на колени.

— Помассируй, а? Вообще не понимаю, зачем вы мучаете себя каблуками и такой узкой обувью, — заявил маг и погладил меня пальцами ног по бедру.

Я замерла, не зная, как на это реагировать, а маг продолжал поглаживать ногой бедро, и я почувствовала то, чего женщина в принципе не может почувствовать! Бросило в жар, стало как-то беспокойно… и тесно в одежде. Скинула свои ноги с условно своих коленей, встала и практически отбежала от дивана, на котором лежал мужчина в моем теле и заливисто смеялся, болтая в воздухе ногами, отчего юбка сползла, оголив их.

— А ножки у тебя красивые, — проговорил Рэв, разглядывая, между прочим, мои ноги!

— Хватит! — рявкнула я так, что сама вздрогнула от «своего» голоса.

— Ну хватит, так хватит, — покладисто согласился маг, вставая с дивана и одергивая юбку. — Давай немного поработаем над пластикой. Подойди ко мне.

Пришлось подходить.

— Походка ужасная, — вынес вердикт лорд. — Постарайся расслабиться и не контролировать каждый шаг как отдельное действие. Вот посмотри, как я двигаюсь.

Рэвир прошелся по комнате, развернулся, подмигнул мне и сложил руки на груди. И так он естественно это сделал, будто всегда женщиной был.

— Вот как у тебя получается так легко управлять чужим телом? — спросила завистливо. Мне каждое движение казалось неправильным и вымученным.

— Просто я хорошо знаком с женской анатомией, — усмехнулся маг. — А вообще, весь секрет в том, чтобы не пытаться контролировать каждое движение, а позволить телу двигаться самому, задавая ему только общую программу действий. Тебе нужно ходить, а не делать каждый шаг, говорить, а не проговаривать каждое слово, и, будь добра, оставь мимику моего лица в покое, оно само знает, когда какое выражение выдавать.

— А с магией что? Почему я не чувствую ее в тебе? — спросила, пытаясь расслабить тело и позволить ему самому двигаться.

— С этим сложнее. Мышцы помнят движения, а вот умение владеть магией это именно знание, а не рефлекс. Так что без длительного, нудного обучения тут не обойтись. За исключением спонтанных всплесков в стрессовых ситуациях, — пояснил Рэвир. — Из чего следует, что тебе сейчас категорически противопоказаны всяческие моральные встряски, мой резерв значительно больше среднего за счет постоянных тренировок и… некоторых произошедших в прошлом событий. Разволнуешься и разнесешь все вокруг себя, могут пострадать люди.

После этих слов я действительно сильно разволновалась, но взрыва, слава богам, не последовало. Зато когда в дверь громко постучали, я вздрогнула и случайно спалила угол стола тепловым ударом.

— Не думай о силе, не зацикливайся на магии, и она будет молчать, — посоветовал Рэв, подходя к двери. Приоткрыл ее, выслушал пришедшего, обернулся и сказал: — Пора. Идем, Врано очистил путь, третий и четвертый этажи перекрыты, нам никто не помешает.

До покоев лорда мы добрались без проблем, заминка произошла только у портальной арки. Мне очень не хотелось лезть в серую дымку перехода и пришлось, как и в прошлый раз, нырять зажмурившись. А на другой стороне в опасной близости, и не важно, что в паре метров, стоял лорд Орли. В него-то я и врезалась на полном ходу. Что удивительно, мы не упали. Глава ковена только пошатнулся, обхватив меня руками от неожиданности, а у меня дыхание перехватило от резкого толчка. А потом я открыла глаза, и перехватило не только дыхание, сердце тоже почему-то замерло, захлебнувшись в быстром ритме. Глаза лорда были непозволительно близко, и мне даже удалось в деталях разглядеть рисунок радужки. Но длилось это всего секунду, после чего глава ковена отпрянул от меня как от прокаженной, брезгливо передернул плечами и не попросил, потребовал:

— Никогда больше не смотрите на меня так, иначе я начну бояться собственного брата.

Я быстро пришла в себя, гордо задрала нос и заявила:

— А нечего под ногами путаться!

— Что у вас тут произошло? — поинтересовался Рэвир, выйдя из портальной арки и увидев демонстративно отвернувшихся друг от друга меня и главу ковена.

— Ничего! — ответили мы с лордом Орли в один голос, но покосился при этом маг на меня очень недобро.

— Идем, — сказал Рэв, хватая меня за руку и утаскивая из комнаты. — Мне еще предстоит весь вечер по полянам вокруг резиденции шататься и цветочки собирать.

Рэвир привел меня в свою спальню, приказал тренировать движения и походку и куда-то убежал. А я так устала от всего произошедшего, что упала на кровать и уснула, выкинув все мысли из головы.

Проснулась от ощущения, что рядом кто-то есть. И этот кто-то расстегивал на мне рубашку. И ладно бы рубашку, этот кто-то даже до ремня на брюках добрался! Открыла глаза и чуть не завизжала. Повезло, что горло вовремя перехватило.

— Ты проснулся, мой воин. А я пришла за обещанным свиданием, — с придыханием заявила смутно знакомая обнаженная леди, прижимаясь ко мне и целуя в губы. И при этом женщина умудрялась продолжать расстегивать брюки! А меня просто парализовало, я даже глазом моргнуть не могла от смеси страха и возмущения. Деятельная дамочка меж тем расстегнула брюки и запустила в них руку.

Как же я кричала! Не думала, что вспомню столько интересных слов, но высказала я этой особе все, что о ней думаю. А потом стало еще веселее. На крики сбежались стражники, которые по какой-то причине оказались слепы и пропустили постороннюю даму в охраняемую ими спальню. А я стояла посреди комнаты, держала сползающие штаны и отчитывала покусительницу на мою честь за неподобающее поведение. Покусительница же куталась в одеяло, хлопала глазами и обиженно надувала губки.

Леди благополучно выпроводили, стражники, извинившись, вернулись на свой пост за дверью, а я от волнения выпила целый стакан воды и практически сразу же почувствовала зов природы. Как-то не так, как обычно, почувствовала. Когда осознала, что мне предстоит более близкое знакомство с мужской анатомией, от волнения разломала в щепки дверь в ванную, разбила зеркало и спалила взглядом два халата, висящих на стене.

Минут десять стояла посреди ванной, собирая волю в кулак и успокаиваясь. В результате решила, что никуда смотреть и уж тем более трогать ничего не буду. Сяду, сделаю все, что нужно, и больше не выпью ни глотка воды до тех пор, пока не верну себе себя.

Это был самый страшный день в моей жизни! Еще и переодеваться пришлось. С трудом нашла одежду, влезла в нее с закрытыми глазами и зареклась путешествовать через портальные арки.

Но сидеть в неведении было просто невыносимо, и я решилась отправиться к лорду Орли, чтобы узнать, что вообще происходит и где бродит мое тело. Долго спорила с приставленной к покоям охраной, им, видите ли, было велено никуда не выпускать приболевшего лорда Тронси. Когда разумные доводы и терпение закончились, заявила, что сошлю их на рубежи, и стражники сразу же стали покладистее, согласившись сопроводить меня к «брату». Но невезение, видимо, решило сегодня меня просто добить!

Буквально перед лестницей я столкнулась с леди Сквери.

— А вот и мой болезный пасынок, — пропела Брания, ехидно скалясь. — Неужто головой приболел от чрезмерного усердия на поприще личного телохранителя нашей многоуважаемой свахи. А где она, кстати? Слышала, что отвлекаешь ты леди от работы. Совсем девушке голову задурил.

— Так она по полянам вокруг резиденции шатается и цветочки собирает, — на автомате ответила я, за что была удостоена недоуменного взгляда первой леди и скупых смешков своих конвоиров.

— Ты бы отдохнул, Рэв, что-то с тобой и правда не то. Даже не нагрубил, так не интересно, — заявила леди Сквери и спешно куда-то удалилась.

Тоже мне великие стратеги! Приманку отправили в поля, а Брании об этом не сказали.

Вот только если Рэвир не убережет мое тело, то это будет катастрофа! А что, если Брания его покалечит? Опять начала подступать паника, и в кабинет главы ковена я ввалилась на грани истерики.

А лорда Орли на месте не оказалось! Вместо него в кабинете находился его старший брат, уже ставший мне ненавистным лорд Карбо. И мое поведение его явно не обрадовало. Маг отпрянул от стола и замер, глядя на меня с явным страхом.

— Рэвир, что ты тут делаешь? — спросил он, стараясь незаметно ногой задвинуть нижний ящик стола.

Я отвернулась, делая вид, что смотрю в окно, и позволяя лорду быстро задвинуть ящик.

— Вот, пришел с братом пообщаться, — проговорила, стараясь копировать насмешливые интонации Рэвира.

— Его, как видишь, нет, — развел руками лорд Карбо.

— Вижу, — кивнула. — А ты что здесь делаешь?

Зря я, наверное, его провоцировала, но главе ковена будет интересно узнать, что его родной брат, пока никто не видит, роется у него в рабочем столе.

— Я тоже хотел обсудить кое-что с Врано. Но и к тебе у меня есть разговор. Присядем. — И маг указал на диван.

— Присядем, — ответила обреченно, чувствуя, что если сяду, то ремень на поясе просто порвется. Слишком туго затянула с непривычки, и теперь даже дышать было тяжело. И не ослабишь при лорде Карбо. Хотя они же братья!

Перестегнула ремень и села.

— Опять перекачался? — усмехаясь, спросил маг, присаживаясь на другом конце дивана. — Я, собственно, об этом и хотел поговорить. Мне необходимо провести осмотр и просканировать резерв. Тебе, возможно, и нравятся приобретенные после похода за грань способности, но я боюсь, что могут быть последствия.

— Позже, — ответила я, стараясь удержать челюсть на месте и не выдать недоумение. — Сейчас мне некогда.

— Конечно. Я же и не прошу тебя прямо сейчас отправиться в лабораторию. Но лучше не затягивать. Прошло уже два месяца с последних замеров, и я чувствую, что твоя сила слишком быстро растет. Организм может просто не выдержать перенасыщения, — вещал маг, а мне становилось все страшнее и страшнее.

— Но я себя прекрасно чувствую, — сказала чистую правду, прислушиваясь к себе, вернее, к арендованному телу.

— Это-то и странно, — задумчиво ответил лорд. — Ну да ладно, я пойду. А ты приходи, не затягивай.

Какой там обыск стола, да я обо всем забыла, представив, что меня будет обследовать лорд Карбо на предмет риска смерти от перенасыщения магией.

Главу ковена решила не дожидаться. Но и в четырех стенах сидеть было невыносимо, а потому, побродив по опустевшей вопреки обыкновению резиденции, отправилась в оранжерею. Но и там я не нашла успокоения, да и воспоминания об отворотниках и последствиях от их благоухания были еще свежи. Оранжерею заливал проникающий сквозь стеклянные потолок и стены солнечный свет, и мне непреодолимо захотелось выйти на свежий воздух. Тут же, в оранжерее, весьма кстати обнаружилась дверь, которой я не преминула воспользоваться и попала в маленький чудесный садик, украшенный статуэтками летящих птиц, с фонтанчиком в центре. Хотела подойти к фонтану, но услышала голоса и замерла в дверях.

Говорили двое, мужчина и женщина, но слов я разобрать не могла, как ни старалась. От напряжения даже голова заболела, а потом мир вдруг взорвался тысячами звуков, которые раньше были мне недоступны. И среди всей этой какофонии я отчетливо услышала голос Брании:

— Не раскисай, дорогой. Мы столько лет к этому шли! Когда ты давал мне яд для моего муженька, твоя рука не дрогнула. Теперь отступать поздно. Врано слишком правильный, и он не пойдет против законов ковена. Единственный, кто сможет нам помешать, это Рэв. Он не страдает излишней щепетильностью и запросто поднимет свою армию против нас. Мальчишку нужно убрать сейчас, пока он ослаблен болезнью. Займись этим, а я пока разберусь со свахой. Если Врано не представит ковену одобренную брачной гильдией невесту к концу месяца, у меня появится законное право оспорить его главенство. Из нас получится идеальная правящая пара!

— Но… — попытался возразить мужской голос, но Брания перебила его резким окриком: «Никаких но! Твои руки замараны так же, как и мои. Назад пути нет». Мужчина умолк, а я так и не смогла понять, знаком ли мне его голос. Послышались шаги, и я поспешила вернуться в оранжерею. Спряталась за тропическими папоротниками в надежде увидеть второго собеседника, но на входе его загородила первая леди, а потом он повернулся спиной, и я так и не узнала, кто это был. Подмывало выйти из укрытия и окликнуть интриганов, но инстинкт самосохранения подсказывал, что лучше не раскрывать своего присутствия. Только бы оставшиеся у входа в оранжерею охранники не вызвали у сговорившейся парочки подозрений!

В комнаты Рэвира теперь возвращаться было нельзя, чтобы не попасть в лапы заговорщиков. Нужно срочно найти лорда Орли, но где ж его искать? Одно я знала точно: в резиденции мне без главы ковена и Рэвира оставаться нельзя. А значит, придется воспользоваться портальной аркой. Оставался только один вариант — попросить помощи у отца.

Мои конвоиры были явно недовольны, но до комнаты с порталом проводить согласились. Открывая дверь, я не думала, что в помещении встречу еще кого-то, но перед аркой стояла леди Брания Сквери, и я замерла у приоткрытой двери, наблюдая за коварной эльфийкой. Леди настроила кристаллы, открывая портал в нужное ей место, и шагнула в серое марево. А я решилась последовать за ней! Скорее всего, это была полная глупость, но мне показалось, что узнать, куда она отправилась, было бы не лишним. Выждав долгих пять минут, вошла в комнату, подошла к арке и, дождавшись, когда она затянется маревом перехода, шагнула в портал.

А дальше был кошмар! Столкновение, искры из глаз, и меня выкинуло в каком-то незнакомом помещении.

— Леди Сквери, что с вами? — спросил у меня какой-то пожилой мужчина, помогая подняться.

Я приняла руку помощи, встала и осмотрелась. Это была какая-то лаборатория с кустарной портальной аркой, через которую я сюда и попала.

— Леди Брания, как вы себя чувствуете? Ничего не болит? — суетился вокруг меня ученый в грязном фартуке и нарукавниках. — Арка еще никогда не давала сбоев! Уверяю вас, я все проверю.

Я недоуменно озиралась, с трудом принимая осознание, что опять поменялась телами, только на этот раз с первой леди провинции Магического Круга.

Взглянула на свою руку и увидела зажатый в кулаке флакончик с какой-то прозрачной жидкостью.

— Что это? — спросила, демонстрируя бутылочку.

— Так все, как просили: две капли — временный паралич через минуту, пять — мгновенная смерть, — пояснил ученый, недоуменно на меня поглядывая.

И тут активировалась портальная арка. А-а-а, будь что будет! Отвинтила крышечку с мерной трубочкой, отбросила флакончик в сторону, капнула две капли на ладонь, слизнула их под испуганным взглядом алхимика и бросилась в марево портала, как только оно приобрело нужную плотность. Молясь, чтобы по ту сторону была именно Брания в теле Рэва, поспешившая обратно в поисках «себя».

Тело начало неметь, и одновременно с параличом появилось ощущение столкновения и бешеного вращения мира вокруг. В этот раз я даже не упала. Похоже, уже приобрела навыки путешествия по телам. Обрадовалась телу Рэва как родному, обняла бы, если бы была такая возможность.

Так, от Брании я на какое-то время избавилась, теперь нужно срочно найти главу ковена и Рэвира, пока меня не прихлопнули в каком-нибудь темном уголке.

На лестнице удача опять меня покинула, подсунув навязчивого лорда Карбо.

— Почему ты не сказал мне, что болен, Рэв? — возмущенно вопросил «заботливый братец». — Сейчас же отправимся ко мне и проведем полное обследование. Мне нужно провести полное сканирование энергополя и замеры магического резерва.

— Но мне сейчас правда… — начала я.

— Никаких отговорок! Как брат, я не намерен рисковать твоим здоровьем. Идем! — безапелляционно заявил лорд и буквально поволок меня обратно к комнате с портальной аркой, крепко ухватив за рукав рубашки.

— Нет, — дернула плечом, стряхивая навязчивую руку. — Сейчас у меня дела.

— Да о каких делах может идти речь, когда ты в любой момент можешь буквально взорваться от перенасыщения. Ты сейчас ослаблен и плохо понимаешь, что происходит, — продолжал упорствовать Карбо.

— Мне необходимо переговорить с Врано. Это срочно! — проговорила, разворачиваясь и не внимая увещеваниям «брата». — Это касается Брании. Я временно нейтрализовал ее, но это, наверное, ненадолго.

— Что? — возопил Карбо, будто это его собирались нейтрализовать. — Что значит, нейтрализовал? Рэв, это же первая леди! Да она тебя в подвалах ковена сгноит за измену!

Надо же, какой заботливый оказался. Но мне сейчас было не до его заботы.

— Это мы еще посмотрим, кто кого, — проговорила, усмехаясь. Кажется, с телом Рэвира мне достались и некоторые его повадки.

От Карбо я сбежала, буквально перепрыгнув на другой лестничный пролет. Сама от себя такой прыти не ожидала, но получилось легко и естественно, будто Рэвир каждый день с лестницы сигал. Попутно избавилась и от навязчивых охранников, проделав то же самое и с последующими лестничными пролетами. Оказывается, так спускаться с четвертого этажа на первый значительно быстрее. Куда бежать дальше, я понятия не имела и побежала, как говорится, куда глаза глядят. Глядели они почему-то в сторону барака для рабочих, в который меня определили в день прибытия. Оттуда я выбралась на хоздвор. И там не было так тихо, как в самой резиденции. Здесь кипела работа, кормили скот, что-то ремонтировали, что-то чистили и мыли. Мое появление произвело фурор, заставив замереть всех рабочих. В наступившей тишине я пересекла большой грязный двор, стараясь ни на кого не смотреть, прошла через ворота для грузовых повозок и благополучно покинула владения ковена. Куда идти дальше, я просто не знала, хоть садись на обочине и жди знака свыше.

Сидеть и ждать не пришлось. «Знак» сам меня догнал, похлопал по плечу и поинтересовался приятным мужским голосом:

— Куда направляешься, Рубеж? Да еще и черными ходами.

Вздрогнула и медленно обернулась.

— Только не надо делать вид, что не заметил меня. Все знают, что к тебе подкрасться невозможно, — проговорил улыбчивый рыжеватый мужчина в необычном светло-бежевом костюме.

— А-а-а, ну да… — невнятно пробормотала в ответ.

— Я вот тоже решил смыться от своих, захотелось пропустить пару стаканчиков и расслабиться. Как смотришь на совместную попойку? — предложил, судя по панибратскому отношению, друг Рэва.

— А где? — спросила осторожно, пить как-то совсем не хотелось. Но куда-то же мне нужно податься, пока Рэвир и глава ковена не вспомнят обо мне.

— Так, как обычно, махнем в объединенную столицу, а там нам всегда рады, — радостно пояснил рыжий.

— Как так — махнем? — не поняла я.

— Рубеж, ты чего, на голову пострадал? Порталом, как же еще? Ты же у нас уникум, по всему свету без арок шастаешь. Давай, пока никого нет, прямо отсюда и до «Ночной птахи». Или можно к той миленькой вдовушке, только она тебя в преддверии сватовства без обручального кольца на порог не пустит, — посмеиваясь, проговорил мужчина, и я поняла, что нужно срочно от него избавляться, пока он не понял, что я не Рэвир.

— Нет, я, пожалуй, воздержусь от порталов. Магнитные бури там, нестабильное пространство и все такое, — пробурчала, медленно шагая по пустынной дороге.

— Ну, тебе виднее. Тогда пошли к «Леди Лами». Знаю, что не любишь такие места, но тебя же никто не заставляет пользоваться всем спектром услуг. Посидим, поболтаем, выпьем. А дальше сам смотри, — не унимался последовавший за мной «друг». — Я к ней, собственно, и собирался. Даже крытый экипаж заказал, чтобы у общественной арки не светиться.

Пока он все это говорил, мы завернули за угол высокого забора, огораживающего территорию резиденции, и практически врезались в ожидающий экипаж. Нет, в сомнительное заведение с широким спектром услуг я точно не пойду, а вот экипаж весьма кстати подвернулся. Можно добраться до города, не привлекая лишнего внимания. А там уже найти заведение с портальной аркой не составит труда.

— Поехали, — бодро заявила, первой забираясь в сумрачное нутро повозки.

— Вот! Узнаю старину Рубежа, — радостно воскликнул рыжий, устраиваясь на сиденье напротив.

— А почему Рубеж? — спросила, не подумав.

— Ты чего, все еще обижаешься? Пора бы уже привыкнуть за столько лет, — посмеиваясь, проговорил попутчик. — Сам виноват, вечно всех на рубежи ссылаешь.

— Ну да, — пробурчала, мысленно ругая себя за невнимательность. Настоящий Рэвир наверняка в курсе, когда и почему ему дали прозвище.

— А ты вообще надолго к нам? Насколько я знаю, на западной границе опять подземники лютуют, — решил побеседовать рыжий. А я понятия не имела, о чем он говорил, и ответить вразумительно конечно же не могла.

— Там все под контролем, — ответила небрежно, стараясь выглядеть спокойной.

— А ты решил лично поучаствовать в параде невест? — засмеялся рыжий. — Слышал, что прямо со свахи начал.

— Что? — воскликнула возмущенно, потом взяла себя в руки и спросила более спокойно: — И что же говорят про сваху?

— Да чего там говорить-то? Ну затащил очередную пташку в постель, и что с того. Тем более что она оказалась высокородной, да еще и с совсем нетипичными для свахи внешними данными. Видел я ее, как надоест, свистни. Может, сгожусь в качестве утешительного приза, — похабно усмехаясь, заявил этот наглец.

— Нет! — рявкнула я в ответ, начиная закипать от услышанного.

— Да успокойся ты, Рэв. Я же шучу. Нравится тебе девочка, так наслаждайся, кто ж против, — сразу пошел на попятную рыжий пошляк.

— С леди Бооль’Кьен у нас только деловые отношения, — прошипела я, с трудом сдерживаясь, чтобы не перейти на крик.

— Так у тебя с ними со всеми деловые отношения, — уже не засмеялся, а просто заржал не подозревающий, в какой опасной близости от своей смерти он находится, мужчина. — Только договор обычно ты разрываешь в одностороннем порядке!

Экипаж дернулся и замер.

— О, прибыли, — радостно сказал рыжий и выбрался наружу.

А потом послышались возгласы и женский визг, и я решила удалиться. Тоже вылезла из экипажа и очутилась в маленьком закрытом дворике. А больше я ничего увидеть не успела, на меня налетела толпа вызывающе одетых девиц с ярким макияжем и своеобразной манерой поведения. И вся эта визжащая толпа буквально утянула нас с рыжим виновником происходящего в большой, выкрашенный в розовый цвет дом.

Я попыталась незаметно уйти, но как можно остаться незамеченной, если на каждой руке висит по женщине, впереди какая-то мадам гордо демонстрирует чуть ли не вываливающуюся из излишне откровенного корсажа пышную грудь, а к спине прижимается еще одна не обремененная моралью девица. И все они визжат, поглаживают и обещают незабываемый вечер. Да я и так уже этого никогда не забуду! Последней каплей стало наглое хватательное движение, пришедшееся мне пониже спины. Возможно, это и не мое тело, но сейчас-то в нем я, следовательно, и лапают тоже меня.

— Хватит! — рявкнула, буквально стряхивая с рук вешающихся «красоток».

Визги мгновенно сошли на нет, девицы отцепились и опасливо отошли на пару шагов.

— Рэв, расслабься. Ты пугаешь наших леди, — проговорил рыжий, которого я уже готова была придушить «собственными» руками, — впихивая в мою ладонь стакан с чем-то алкогольным. И, судя по запаху, это было явно не легкое вино. А я вообще практически никогда не пила, только, когда простужусь, бокал горячего вина со специями. Но мне и этого хватало, чтобы проспать мертвецким сном десять часов.

Рыжий выпил залпом полбокала, занюхал волосами прижимающейся к нему девицы и заявил:

— Верните мне моего друга! Это точно не он! Рубеж, когда ты отказывался пропустить стаканчик отменного «Бернойя»? — и, подозрительно щурясь, уставился на меня.

И что мне оставалось делать? Не признаваться же ему, что я не Рэвир Тронси. Пришлось зажмуриться и залпом осушить стакан. Горло перехватило, в глазах и носу защипало, и я не придумала ничего лучше, чем притянуть к себе первую попавшуюся под руку якобы леди и занюхать всю эту гадость ее надушенными волосами.

Обстановка сразу разрядилась, девицы опять повеселели и потянули нас с рыжим — ненавистным «другом» — к большим, заваленным подушками различных форм и расцветок диванам и принялись наперебой предлагать всяческие яства. Причем это были в основном экзотические фрукты и ягоды либо мясо, приготовленное с добавлением тех же фруктов и ягод, которые здесь изобиловали и в свежем и в сушеном виде.

— Девочки, нам это ни к чему. Мы и так на силу не жалуемся, — заявил рыжий, пихая мне под нос еще один стакан с алкоголем.

Я же чувствовала себя в высшей степени странно, тело, видимо не понаслышке знакомое с алкоголем, на выпитое вообще не отреагировало, а вот непьющее сознание, получив сигнал, что я выпила что-то, способное убить нормальную девушку, медленно, но верно погружалось в дымку забвения. В общем, я не потеряла четкость движений и ощущений, все прекрасно видела и слышала, но способность мыслить решила оставить меня в самый ответственный момент.

— Я, пожалуй, прилягу, — заявила, намереваясь завалиться на диван, на котором и так полулежала.

— Нет, нет, нет. Здесь вам будет неудобно, мой лорд, — проговорила одна из девиц и потянула меня за руку, заставляя подняться.

— Пойдемте, мы уложим вас в более удобную постельку, — проворковала вторая.

Они подхватили меня под руки и куда-то повели. Я обернулась, ища поддержки у того, кто меня сюда приволок, но он уже бесстыже целовался с одной из «леди», лаская при этом грудь другой. Меня передернуло от отвращения.

— Действительно, отсюда лучше уйти, — согласилась и покорно пошла с добрыми девушками.

— Мы сейчас устроим вас с наилучшим комфортом, вы не пожалеете, что почтили нас своим присутствием, — пообещала курносая брюнетка, обнимая меня за талию.

Я же так растрогалась, что полезла к ней обниматься в благодарность за заботу.

— Потерпите, мой лорд, мы почти пришли, — хихикая прошептала девица, поглаживая мою спину.

Меня привели в комнату с огромной кроватью, зашторенными окнами и множеством свечей, расставленных на маленьких полочках по всему периметру помещения. Зачем свечи, я понять так и не смогла. Ведь свет же будет мешать спать.

На кровать меня буквально повалили, и девушки тут же набросились на мою одежду.

— Зачем? Не надо, — вяло отмахивалась я, но ленивые мысли подсказывали, что в одежде спать неудобно, и я позволила стянуть с себя рубашку. Когда ловкие девичьи пальчики принялись за ремень на поясе, шевельнулось подозрение, что все это неправильно и я здесь быть не должна. Но девицы меня просто не слушали, а я не могла собраться с мыслями, чтобы четко выразить протест. Пока одна девушка сражалась с ремнем, вторая меня разула. И вот они уже обе принялись стаскивать с моего невменяемого тела штаны, когда дверь с треском распахнулась, являя всклокоченную, раскрасневшуюся… меня.

— О, а вот и я, — радостно улыбаясь, сказала замершим над полураздетой мной девушкам.

— Брысь отсюда, — приказала я, вернее, та я, которая теперь была не я, а Рэв.

— Ты дверью ошиблась, дорогуша, — посмеиваясь, заявила курносая девушка, которая так заботливо обещала уложить меня в постельку.

— Точнее, не дверью, а зданием, — хохотнула вторая, демонстративно поглаживая мою грудь.

— Щекотно, — капризно заявила я.

— Пошли вон, идиотки! — рявкнула я, которая не я. Ведь это же не могу быть я, потому что я лежу на кровати, а она стоит в дверях. Да еще и искрит вся, а я магией пользоваться не умею.

Девушки переглянулись, кивнули друг другу и встали между кроватью и дверью, уперев руки в бока.

— Это наш лорд! — проговорила одна.

— Ищи себе другого мужчину! — добавила вторая.

А мне почему-то стало так смешно. Я и засмеялась. Наверное, зря. Потому что та я, которая не я, от этого еще больше разозлилась и выволокла визжащих и сопротивляющихся девушек в коридор. Обеих одновременно! И это при том, что они были явно тяжелее и физически сильнее. После чего «я» вернулась в комнату, закрыла и заперла дверь, повернулась ко мне и молча уставилась… на мое раздетое тело. Я вскрикнула и прикрылась простыней, смутно соображая, что это же мужчина, хоть и в женском теле. Рэвир продолжал хмуро на меня взирать, и я вспомнила, что стесняться глупо, это же его тело. Или все же стоит смутиться, потому что сейчас же оно условно мое?

— Я запуталась, — призналась честно. — Мне тебя стесняться или нет?

— Бояться! — рыкнул Рэв, хватая меня за плечо и вздергивая вверх. Штаны окончательно свалились, и я опять захихикала.

— Да будь оно все проклято! — прошипел лорд или все-таки леди?

После чего он опустился передо мной на колени и принялся натягивать штаны, а я решила немного пригладить растрепавшиеся волосы, это ведь все же моя прическа. И в этот момент дверь слетела с петель, являя рыжего «друга», тоже, кстати, уже без рубашки.

Рыжий замер на входе, Рэвир, сдувая упавшие на глаза пряди, натянул-таки на меня штаны, приказал: «Держи», а убедившись, что я держу пояс, встал и начал угрожающе надвигаться на вломившегося.

— Урою, — прорычал он, опять начиная искриться.

— Эй, леди, вы чего? — пятясь, промямлил рыжий. — Рэв, уйми свою женщину!

— Это не моя женщина, это мое тело, — меланхолично ответила я, продолжая усердно держать штаны.

— Да плевать! Уйми ее! — завопил мужчина, врезаясь спиной в стену напротив двери.

— Тело, уймись, — попросила, продолжая держать то, что велено.

— Подожди, и до тебя очередь дойдет, — пообещало «тело», формируя в ладонях боевой импульс.

— Останови свою сумасшедшую сваху! — завопил рыжий, убегая на невероятной скорости.

Мое тело вышло в коридор и скрылось из поля зрения. А мне стало любопытно, что же там происходит, и я пошла следом, но забыла про штаны, и они опять свалились.

— А как же я? Мне-то что делать? — спросила у пустой комнаты.

Через пару минут Рэвир вернулся. Еще более злой и растрепанный, помог мне одеться и, не проронив ни слова, утащил в непонятно откуда появившееся на стене мутно-белое пятно. Мне идти в неизвестную субстанцию было страшно, и сопротивлялась я изо всех сил, которых оказалось немало. Даже подняла на руки… себя и бросила на кровать. За что получила болезненный магический удар, лишивший всяческих сил и возможности говорить. Пришлось зажмуриться и падать в стену. Длилось падение довольно долго, а упала я на кровать в спальне лорда Тронси.

— Спать! — рыкнул маг и сдернул с меня и так расстегнутую рубашку, а затем и штаны. После чего сам беззастенчиво разделся и улегся рядом.

Я же сжалась и отодвинулась на другой край кровати. Было стыдно и… волнительно.

Часа через полтора, когда магу надоело слушать мое сбивчивое, испуганное дыхание, он повернулся ко мне, подпер голову рукой и прочел мне целую лекцию.

— Вот чего ты боишься? Я вообще-то не извращенец, и собственное тело в сексуальном плане меня нисколько не привлекает. И вот представь мое состояние, когда мне стало интересно в интимном плане тело, в котором я сейчас нахожусь! Не представляешь, как меня бесит вся эта ситуация. Мне стоит невероятных усилий сдержать желание отправиться прямо сейчас к ближайшей портальной арке, вернуть все на свои места и ознакомиться с твоими прелестями традиционным способом. Так что прекрати сопеть и этим еще больше меня доводить! — высказался Рэв. После чего отвернулся, остервенело взбил подушку кулаком, положил руку на бедро, выругался, переложил ее на подушку и тоже засопел.

Я лежала, стараясь дышать ровно и не шевелиться. Скованность в теле прошла, но голос еще не вернулся. Да и о чем мне с ним говорить? Разве о том, что узнала про заговор, но это, наверное, подождет до утра. Сейчас все равно мысли путались, и изложить имеющуюся информацию вряд ли получилось бы. А тут еще и природа взяла свое, и выпитый алкоголь, переработанный организмом, попросился наружу. Пришлось вставать.

— Куда? — спросил Рэвир, не оборачиваясь.

Я же только вздохнула и направилась в ванную.

— Я спросил — куда? — повторил маг.

— Мм… — промычала я и заперлась в ванной.

В этот раз процесс единения с природой прошел более гладко. Во-первых, потому что мой рассудок еще витал в пьяных далях, а во-вторых, все равно уже все видела, когда девицы легкого поведения раздели. И ничего страшного я не обнаружила, все было как на рисунках в учебниках. Но руки потом все равно минут десять мыла, и лицо тоже. Потому что оно горело ярким румянцем. Забавно было видеть в зеркальном отражении зардевшегося от смущения лорда Рэвира. Состроила рожицу и рассмеялась в голос. Смех из-за паралича голосовых связок получился слегка лающим, отчего стало еще веселее. А потом пришел злой хозяин тела, над которым я потешалась, и заставил отправиться в кровать.

Не знаю как, но мне даже удалось уснуть. Проснулась от приступа удушья. Попыталась скинуть наброшенное на голову одеяло и поняла, что душит меня не какая-то тряпица, а сжимающийся все туже магический кокон. А рядом шла нешуточная борьба.

Видеть я ничего не могла, но даже сквозь удушающий панцирь слышала крики, грохот и вой магии. А потом все стихло, и я на мгновение поверила, что уже умерла. А в следующий миг сдавливающий кокон лопнул, и я смогла вдохнуть полной грудью… чтобы закричать от увиденного. Надо мной стоял Рэвир, на скуле у него был виден глубокий порез, шею пересекал кровавый след от удавки, и он был весь в крови. А самым ужасным было то, что это мое тело было покрыто кровью! Пусть сейчас в нем и был другой человек, но это было МОЕ обнаженное тело, руки и грудь которого были залиты кровью.

Крик резко оборвался, когда я получила пощечину окровавленной рукой.

— Успокойся, это не твоя кровь, — проговорил маг, видимо действительно думая, что меня это должно успокоить. Я осмотрелась по сторонам, но закричать уже просто не смогла. Их было несколько, сколько точно, сказать было невозможно по причине нарушенной целостности тел нападавших. Да он их буквально на части порвал!

На шум сбежались стражники, и Рэв удалился в ванную смывать кровь, а я сидела на кровати и монотонно объясняла дежурному капитану, что все уже хорошо и с нападавшими мы сами разобрались. Потом стражники уносили тела и смывали кровь. После приходила распорядительница, та самая леди, которая отвечала за мое размещение на территории ковена. Она довольно быстро, с помощью магии, убрала почти все следы кровавой расправы. Только сломанную мебель выбросили, и постель пришлось сменить, простыни тоже были забрызганы. А я наблюдала за происходящим остекленевшими глазами и старалась не трястись, чтобы не вызвать лишних подозрений. Рэвир вышел из ванной, только когда его покои покинули все посторонние.

— Ну как ты? — спросил он, устраиваясь рядом и заглядывая мне в глаза.

— Отпусти меня, пожалуйста, — попросила шепотом.

— Пока не могу, — развел он руками. — Со мной тебе безопаснее. Нам повезло, что они не знали об обмене и нейтрализовали именно мое тело, решив, что со свахой и без магии справятся. Нужно пользоваться этим преимуществом.

— А я подслушала заговорщиков, — призналась, шмыгнув носом. А потом рассказала обо всем, что слышала в оранжерее. И о том, как нейтрализовала Бранию на время. Рэв сначала разозлился, сделав выговор за неоправданный риск, а потом даже посмеялся и похвалил, но впредь запретил принимать такие решения, не посоветовавшись с ним.

— И как бы я с тобой советовалась? — вспылила я. — Пока ты там цветочки собирал, я здесь крутилась, как могла, чтобы спасти твою, между прочим, шкуру.

— Это не повторится. Теперь я глаз с тебя не спущу, пока все это не закончится, — пообещал маг и улегся, заявив, что намерен еще хоть немного поспать.

Какой же он непробиваемый! Только что растерзал нескольких наемников, которые пришли сюда отнюдь не для того, чтобы пожелать нам сладких снов, а после этого еще и спать собирается!

Я даже лечь не могла себя заставить. Внутри все тряслось, и каждый неясный шорох заставлял вздрагивать от леденящего душу страха.

Рэвир схватил меня за руку, потянул, заставляя лечь, и внимательно глядя в глаза, уверенно произнес:

— Все будет хорошо. Обещаю, я не дам тебя в обиду.

Я была очень благодарна ему за поддержку, хотя все равно не уснула бы, но почувствовала легкое покалывание в области висков, успела различить легкую дымку, тянущуюся от ладони мага к моей голове, и отключилась.


Пробуждение принесло ощущение дискомфорта и дезориентации. С трудом поняла, что во сне повернулась, и сейчас моя голова свешивалась с кровати, практически касаясь пола. И как только не упала? Нет, долго я в этом громоздком теле не выдержу. Нужно как-то заставить Рэвира поскорее вернуть все обратно. В тот момент, когда я твердо решила во что бы то ни стало стребовать свое родное тело, из ванной вышел маг и, повернувшись ко мне спиной, заявил:

— Дорогая, помоги с застежкой. Расстегивается все это намного легче.

Упала обратно на подушку, схватилась за голову и прошептала:

— Как я докатилась до такого!

— Как-как, по наклонной. Застегивай давай, — заявил Рэв. После чего еще и волосы приподнял для удобства.

— Убила бы, — прошипела, застегивая белье. — А кстати, откуда здесь мои вещи?

— Я распорядился перенести, — беззаботно проговорил маг, надевая одну из моих блузок.

— Замечательно! Теперь я еще и официально живу в одних покоях с мужчиной, — проворчала, мысленно попрощавшись с репутацией приличной леди.

— Я бы даже сказал больше: ты живешь в теле этого мужчины. А мужчина находится в твоем теле. Заманчиво звучит, — посмеиваясь, проговорил этот наглец и принялся медленно, с явным удовольствием натягивать на ногу чулок.

— Ненавижу, — искренне призналась магу.

— От ненависти до любви… — глубокомысленно процитировал Рэвир, приступая ко второму чулку. — Давай быстренько в душ и одеваться, у нас много дел.

— В душ? — просипела, начиная впадать в панику.

— Могу помочь, — предложил маг, и я поспешила скрыться в ванной, пискнув, что и сама прекрасно справлюсь.

Справилась я с великим трудом, и больше всего злило то, что доставшееся мне тело вызывало живейший интерес не только как объект для изучения. Все в нем было излишне притягательно: и рельефная грудь, и твердый живот, и мужественные черты лица, и проницательные глаза… Из ванной я выходила пунцовой от собственных мыслей. Одеваться мне помогал Рэвир, что тоже не способствовало моральному успокоению. А потом начался настоящий кошмар. Даже не позволив позавтракать, маг утащил меня в подвал резиденции, где находился тренировочный зал, в котором, как заявил лорд, он будет учить меня защищать его тело. Но времени нет, так что мне выделили всего три часа на познание азов магической защиты, после чего мы отправимся на очередной кастинг, а там нас всенепременно опять попытаются убить.

— Ну что за невезение! Очередное нападение, и опять допросить некого, — сокрушался маг, усаживая меня на высокий металлический стул.

— А ты не пробовал оставлять в живых хотя бы часть своих врагов? — спросила ехидно.

— Да когда мне там сортировать-то было? — возмутился Рэв.

Возразить было нечего. А потом на возражения не было уже ни сил, ни времени.

Я еще удивлялась, почему стул, на котором я расположилась, именно металлический. Когда после третьего подряд пропущенного мной энергетического импульса этот самый стул начал нагреваться, на смену удивлению пришло осознание, как я вляпалась.

— Неужели тебе не жалко свое собственное тело? — спросила с надеждой на сострадание со стороны Рэвира если не ко мне, то хотя бы к себе.

— У меня регенерация хорошая, — заявил маг, бросая в стул очередной пульсар, который я тоже благополучно пропустила, и сиденье стало уже не просто теплым, а чересчур теплым.

Радовало только то, что он в меня саму ничем не швырялся, но сидеть было весьма некомфортно.

— А может, ты мне еще раз объяснишь про внутренние ощущения? — спросила, ерзая на импровизированной сковородке.

— Я тебе уже два раза объяснил. Толку ноль. Так что остается один вариант — достучаться до инстинкта самосохранения. Должны же у тебя быть хотя бы его зачатки.

В стул полетел еще один «снаряд». Я вскочила, но была тут же усажена обратно с помощью воздушного тычка в живот.

— Садист! — поведала магу всю правду о его наклонностях.

— Зато живой садист. А ты, если так и будешь ныть, вместо того чтобы хотя бы попытаться защититься, скоро превратишься в жареную курицу, — ехидно оскалился маг.

— Это я курица?! — завопила, впадая в бешенство.

Следующий пульсар ударился в невидимую стену прямо перед стулом и с шипением растворился.

— Кто бы мог подумать, что у маленькой свахи гордости больше, чем страха, — посмеиваясь, проговорил Рэвир и наконец-то позволил встать с горячего стула.

Он промучил меня еще около часа, заставляя создавать щиты разного размера и прочности и отражать как магические атаки, так и физические. Не ожидала от себя, но я в этом преуспела.

— Вот видишь, ничего сложного в управлении магией нет, — заявил маг, официально признавая занятия оконченными.

— Я бы так не сказала, — пробурчала, морщась от боли. Пятую точку пекло нещадно.

— Если действительно так больно, то помоги себе, направь магию на ускорение процесса исцеления. Это тоже несложно. Сосредоточься и направь небольшой поток магии к… больному месту, — предложил Рэвир.

— Попробую, — пробурчала я, выполняя указания лорда.

А в следующее мгновение я басовито взвизгнула и буквально подлетела на метр от пола. Уж не знаю, что там нужно было направлять к больному месту, но меня так по этому месту шарахнуло, что искры из глаз посыпались.

Как же он ржал! Ни за что бы не поверила, что это благородный лорд, если бы не знала.

— Я же тебе сказал — небольшой поток, а ты со всей силы себя приложила! — давясь смехом, причитал он. — Ну как, легче стало?

— Убью гада! — завопила я и бросилась на него. Он от меня. И я бы непременно догнала паршивца, но подвал закончился слишком быстро, а носиться за «собой» по резиденции было нежелательно для моего же имиджа. Но я пообещала себе, что перед тем как вернуть свою оболочку, обязательно сделаю что-нибудь компрометирующее лорда Тронси. Сделать для него гадость теперь стало для меня делом чести.


Сегодня предстояло выбрать номинальную невесту для лорда Карбо. Отбор для Рэвира сорвался, но маг заверил меня, что у него уже есть на примете одна леди, которая будет его спутницей на свадьбе брата. Я только согласно кивнула, но в душе зародилось какое-то неприятное, навязчивое чувство. Объяснила это профессиональным недовольством — я же сваха, а значит, избранница должна быть одобрена мной — и постаралась выбросить все лишние мысли из головы.

В офисе брачного агентства нас никто не спешил убить, да и по дороге к конторе желающих сократить численность свах и лордов не наблюдалось. А потом начался кастинг, и это было представление не для слабонервных. Рэвир только что на ощупь качество невест не проверял, но у некоторых даже зубы смотрел. Когда кабинет покинула очередная отвергнутая красавица, я не выдержала и, заперев дверь, повернулась к магу с твердым намерением высказать все, что о нем думаю.

— Да мне их просто жалко! — заявил Рэв, не давая мне даже рот открыть. — Они же с Нэвом с тоски зачахнут. Пусть девушки лучше еще погуляют, опыта наберутся.

— Кстати, о лорде Карбо! — воскликнула, вспомнив, как застала его в кабинете главы ковена. — Я тут вчера застукала твоего старшего брата за обыском стола лорда Орли. Пришла спросить у лорда Врано, куда ты подевался, но его в кабинете не было. Но там был лорд Карбо, и он рылся в столе. А когда я пришла, испугался и попытался заболтать меня, заставляя пройти какое-то обследование и запугивая смертью от магического обжорства, — выпалила на одном дыхании.

Рэвир молчал минут пять, после чего отрицательно покачал головой и уверенно проговорил:

— Тебе показалось. Это просто ошибка.

— Да какая ошибка? Он тайком рылся в столе, и я это видела своими собственными глазами… вернее, твоими глазами, — возмутилась я.

— Я сказал, ты ошиблась! — рявкнул Рэв, вставая. — И чтобы я больше не слышал от тебя даже намека на сомнение в преданности моего брата ковену!

Маг стремительно вышел в приемную. И оттуда донеслось:

— Ты, ты, ты и ты — подходите. Остальные свободны!

Леди попытались возразить, но Рэвир опять рявкнул: «Свободны», — и девушки поспешили удалиться.

— В кабинет, — приказал маг, после чего попросил леди представиться, отложил в сторону их анкеты, остальные просто смял, выбросил в урну и отпустил леди, пообещав, что с ними свяжутся.

— Успокоился? — осторожно спросила я через десять минут напряженного молчания.

— Этому должно быть какое-то простое и логичное объяснение. Возможно, Врано сам попросил его взять какие-то бумаги. Нужно поговорить с ним, спросить напрямую, — тихо проговорил лорд, задумчиво перебирая анкеты.

— Нет уж! Я ни с кем говорить не буду, мне еще жить хочется! — активно помотала я головой. — Сами со своим братом разбирайтесь.

— Время еще есть. Брания пока не появилась, значит, пока не опасна. Ее сообщник слишком труслив, чтобы действовать самостоятельно. А наемники для нас не проблема. Идем, нужно посоветоваться с Врано. — Рэвир встал, создал портал в стене и указал мне на него взглядом.

— Как ты это делаешь? — восхищенно спросила я, вглядываясь в дымку магического перехода.

— Как-нибудь объясню, — пообещал маг, подталкивая меня к проходу.

Вышли мы прямо в кабинете главы ковена. Лорд Орли отреагировал на наше появление как на что-то обыденное, то есть никак не отреагировал, продолжая заполнять какие-то бумаги. Только указал рукой на диван и попросил подождать.

Видимо, Рэвир частенько из стен выходит, где ему вздумается, раз близкие уже к этому привыкли.

— Нет времени ждать, — проговорил маг, подходя к столу и заглядывая в заполняемые документы. — Указы о снижении налогов подождут. За один день торговцы не обеднеют, они за час на большую сумму народ обсчитают. Нужно переговорить без лишних ушей.

Глава ковена отложил ручку, пристально посмотрел на брата и кивнул. А в следующее мгновение мужчины просто исчезли! Они не ушли в портал, не провалились в пространственную дыру, они просто исчезли, растворившись в одно мгновение!

А я поняла, что до икоты боюсь лорда Рэвира Тронси.

Уж не знаю, что там обсуждали мужчины, но ожидание затянулось. Я уже начала задремывать, когда за дверью послышался какой-то шум. А в следующее мгновение она с треском распахнулась, являя помятую, растрепанную и очень злую леди Бранию Сквери. Левую скулу женщины пересекала красная полоса — эк ее приложило, даже щеку отлежала, бедная.

— Вот ты где, ублюдок! Тебя-то я и ищу! — завопила первая леди, бросаясь на меня. Эта гарпия одной рукой вцепилась в мои волосы, другой же старалась выцарапать глаза. А я за всю свою жизнь дралась только один раз, и было это лет двенадцать назад. Ухватила неадекватную эльфийку за шиворот и отодрала от своих волос. Часть прически так и осталась в руке истеричной особы. Рэву это вряд ли понравится.

— Пошутил, да? Урод! — брызжа слюной, верещала Брания. — Да я тебя свинарники охранять отправлю, будешь у рядовых стражников в подчинении ходить! Да я… ты, сволочь!

Первая леди перестала дергаться и, казалось, сейчас заплачет. Я отпустила ее, но опасливо отступила на пару шагов.

— Ненавижу тебя! Мерзавец! — заявила леди Сквери и бросилась на меня… чтобы впиться в губы неистовым поцелуем.

Я остолбенела и даже дышать перестала. Так и стояла столбом, вытаращив глаза, пока эльфийка меня целовала, шептала всякий бред на тему того, как ее заводят беспринципные негодяи, и запускала руки под мою рубашку.

— А у вас тут жарко, — послышалась реплика со стороны рабочего стола.

— И нас здесь явно не ждали, — присоединился второй комментатор.

Брания отпрянула от меня и перевела невменяемый взгляд на появившихся на том же месте, откуда полчаса назад пропали, лордов.

— Вы? — Леди явно была дезориентирована. Повернулась, посмотрела на меня. В глазах отразились страх и неприязнь. — Подонок! — окрестила меня первая леди. После чего влепила мне увесистую пощечину и гордо удалилась.

— И что это было? — поинтересовался Рэв. — То в бордель завалилась, теперь вот это. Я уже начинаю опасаться за свою репутацию.

— Меня сейчас стошнит, — скуксившись, призналась я.

— Да это меня сейчас стошнит! Ты осквернила мое тело лобызанием с этой стервозной интриганкой! — возмутился Рэв.

— Да это все она! Я не виновата! — почему-то начала оправдываться я.

— Избавьте меня от участи быть свидетелем ваших сцен ревности, — заявил глава ковена. — Рэв, придерживаемся плана, все изменения оговариваем заранее. И держи себя в руках, мне тоже не хотелось бы верить в возможность предательства, но проверить необходимо. И никаких процедур, пока не будем уверены.

Рэвир кивнул, схватил меня за рукав и вывел из кабинета.

— Сейчас переодеваемся, обедаем и идем гулять, — проговорил маг, ведя меня по коридору. — Нужно встретиться с Нэвором. Как себя вести и что говорить, я тебя проинструктирую. Врано будет неподалеку, на случай нападения.

— А охрана, военные или еще какая-нибудь помощь? — спросила я. Вопрос, почему лорды в одиночку пытаются бороться с заговором, крутился в голове уже давно, но озвучить его я осмелилась только сейчас.

— А что ты предлагаешь? Развернуть масштабные военные действия, довести ковен до раскола и привлечь внимание объединенного правительства? Да они разгонят ковен и присоединят провинцию к общим землям. И маги останутся без оплота своей силы. Создать новый Магический Круг мы сейчас вряд ли сможем, не те силы и знания, а без энергетического центра маги выродятся как вид, — развернуто ответил лорд, и я предпочла больше не лезть с вопросами. Все равно я далека как от политики, так и от армии.


До города мы добирались традиционным путем, то есть ногами.

— И как вы, женщины, только терпите эту пыточную обувь? — ворчал Рэв, довольно умело дефилируя по мостовой на каблуках.

Я же старалась придать мужественности своей походке, в результате чего переваливалась как престарелая гусыня.

— Прекрати измываться над моей репутацией, — возмущался маг. — Ты ковыляешь, будто меня по меньшей мере раз десять пнули для разгона, предварительно насыпав битого стекла в ботинки.

— Я не виновата, что у тебя такие непослушные ноги, — ответила, продолжая «мужественно» шагать вперед.

— Это они у тебя непослушные, меня они всегда слушались, — усмехнулся мужчина.

— Далеко еще? А то я все твои наставления забуду и наговорю лорду Карбо невесть чего, — спросила, оглядываясь по сторонам. Мы находились на центральной улице, как раз напротив того заведения, в котором меня так некрасиво оставил старший из проблемных женихов.

— Пришли, — заявил Рэвир, указывая на неприметный, среди таких же больших и шикарных, особняк. — Не трясись, не заикайся, побольше уверенности в себе. И улыбайся, не могу смотреть на свою угрюмую физиономию в твоем исполнении.

— А у меня морщины появятся от того, что ты постоянно скалишься, — проворчала в ответ и постучала дверным молоточком по дубовой лакированной поверхности.

Дверь открыл молодой парень в грязном рабочем халате и с каким-то странным приспособлением на голове, делающим его носителя похожим на циклопа.

— О, лорд Тронси! Мэтр вас давно ждет. Честно говоря, он уже и не надеялся, что вы соизволите о себе позаботиться, — радостно проговорил помощник лорда Карбо, пропуская нас в дом.

Я предпочла промолчать, чтобы не ляпнуть чего-то лишнего. Парнишка проводил нас вглубь дома, открыл двустворчатую дверь и удалился. А мы попали в царство бутылочек, колбочек, резких запахов, магических ловушек с заключенными в них заклинаниями и сгустками различной энергии и множества непонятных приспособлений различных размеров.

— Рэвир! Ну наконец-то, — воскликнул выглянувший из-под стола лорд Нэвор. Потом перевел взгляд на «меня» и скривился: — А эту зачем с собой притащил?

— В качестве моральной поддержки, — ответил Рэв.

Карбо окатил «меня» презрением и махнул рукой, тем самым давая дозволение остаться. И на том спасибо, наедине с этим жутким умником оставаться не было никакого желания.

— Так, ты проходи, устраивайся в измерительном кресле, а я сейчас вернусь, — засуетился лорд, направляясь к двери.

— Я пришел не для обследования, — проговорила вслед магу. — Нужно поговорить про Бранию.

Карбо на мгновение остановился и обернулся.

— А чего о ней разговаривать. Первая леди она и есть первая леди. Давай лучше займемся твоим здоровьем, — сказал он и излишне поспешно удалился.

— Странный он какой-то, — прошептала я, прохаживаясь между столами и диковинными конструкциями.

— Ты его еще в момент, когда он какое-нибудь открытие совершит, не видела, — усмехнулся Рэв.

Мое внимание привлекла интересная тумба в форме песочных часов, над которой непрерывно крутились друг вокруг друга два маленьких светящихся шарика. Подошла поближе, и тумба вдруг стала прозрачной, действительно оказавшись часами. Песок из верхней их части спускался вниз тонкой струйкой. В нижней же части было пусто. То есть песок-то сыпался, но исчезал, не долетая до дна часов. А шарики крутились, словно танцуя только им одним ведомый танец. Танец, который притягивал и завораживал. Рука сама собой потянулась к пляшущим солнышкам.

— Не смей, — откуда-то издалека донесся крик, но «светлячки» манили, они будто разговаривали со мной. Буквально в паре сантиметров от шариков рука натолкнулась на невидимую преграду и намертво прилипла к ней.

— Я же просил не трогать, — очень медленно, растягивая каждый звук, проговорил Рэв. А дальше затараторил с такой скоростью, что я ни слова не разобрала, а потом опять медленно.

И вдруг все замерло. Шарики перестали крутиться, Рэв буквально повис в воздухе, занеся ногу для очередного шага ко мне, но так и не поставив ее на пол. Даже нежащиеся в солнечных лучах пылинки больше не шевелились. Рука отлепилась от невидимого защитного купола, но я тоже не могла пошевелиться. А потом началось полное безумие, шарики сошли с привычной орбиты, медленно, явно с трудом просочились сквозь защиту и начали кружить над нами с Рэвом. Они носились по огромной лаборатории, пролетая сквозь мебель и прочие предметы, зависая над некоторыми из них, будто рассматривая, и снова летели дальше. Потом они разделились и зависли, один надо мной, другой над Рэвиром.

Повисели немного и разлетелись в стороны… как оказалось, для разгона. Я уже успела пожалеть обо всем не свершившемся в своей жизни, когда огненные сферы врезались в нас с Рэвиром, и мир буквально вспыхнул множеством ярких искр. А в следующее мгновение я упала на пол, больно ударившись бедром и… вывихнув ногу из-за подвернувшегося каблука!

— Идиотка, — прошипел Рэвир, именно Рэвир, в своем теле и с неизменно ехидным блеском в глазах. — Я же сказал, не трогать! Ты хоть представляешь, что выпустила наружу?

Я не представляла, в чем и призналась, недоуменно пожав плечами… своими плечами! Расцеловала бы себя, если б была такая возможность. Как же я соскучилась по родному телу.

— Это артефакт Истинного порядка. Ты выпустила духов порядка. И сейчас эти два божка носятся по городу, исправляя то, что, по их мнению, неправильно. Это же катастрофа! Именно по вине этого артефакта произошла революция в становище лесных орков, в результате чего они отделились от объединенной империи и теперь совершают набеги на южные пределы! От тебя одни проблемы! — зло проговорил Рэв. Еще и кулаком по опустевшей тумбе-часам стукнул. В его голосе и глазах было столько ярости… Я подтянула ноги к подбородку, обняла колени руками и расплакалась.

— Вот же гадство! Они еще и характеры наши по своему усмотрению подправили, — простонал Рэвир.

Вернувшийся лорд Карбо застал сидящую на полу и рыдающую меня и Рэвира, разломавшего от злости стол.

— Что здесь происх… — начал маг, но потом его взгляд упал на активированные часы, и лорд с размаха уселся на пол рядом со мной, схватился за голову и запричитал:

— Это конец. Меня отлучат от гильдии, откажут в признании исследований и сошлют на дикие территории.

— Не раскисай, поймаю, — жестко проговорил Рэв. — В прошлый раз поймал и сейчас справлюсь.

— В прошлый раз ты умер! — воскликнул Карбо.

— И что? Как умер, так и ожил. Если и в этот раз они посчитают, что я не должен присутствовать в этом мире, ты опять совершишь чудо и вернешь меня назад, — отрезал лорд Тронси.

— А если у меня не получится? — прошептал Карбо.

— Значит, похороните, — произнес Рэвир и исчез, растворившись в воздухе так же, как и в кабинете главы ковена несколько часов назад.

Я зарыдала в голос.

— По какому поводу истерика? — с неприязнью наблюдая за моими попытками утереть непрестанно льющиеся из глаз слезы, поинтересовался лорд Карбо.

— Не зна-а-аю-у-у, — проныла я. — Рэва жалко-о-о.

— Иди сюда, — приказал маг.

Я встала и покорно подошла к нему. Со мной творилось что-то неописуемое, в мыслях был полный разброд, слезы лились сами собой, и появились совсем уж несвойственные мне думы о спокойной жизни, замужестве и посвящении себя семье и домашнему уюту.

— Не хочу заму-у-уж, — заявила, погружаясь в новый виток истерики. — Нет, хочу-у-у!

— Так, все ясно, — пробурчал Карбо, усаживая меня на какой-то табурет. — Тебя бы сейчас понаблюдать, изучить, разные варианты лечения попробовать. Так не дадут же, — сокрушенно вздохнул и принялся разглядывать мои глаза, оттягивая нижние веки.

Я ревела и терпела. Он же мужчина, а мужчин нужно слушаться.

— Язык покажи. За пальцем смотри. Задержи дыхание, — коротко приказывал маг.

Я безропотно выполняла все указания.

— Так, а теперь встань, — сказал лорд.

Я встала и тут же была подхвачена потоком воздуха, перевернута в горизонтальное положение лицом вниз и перенесена на странный стол, мгновенно подстроившийся под форму моего тела. Сверху накрыло второй плоскостью, тоже принявшей форму моего тела. Только голова осталась снаружи. Вся эта конструкция с шипением развернулась, вернув меня в вертикальное положение, а лорд Карбо куда-то убежал. А я так и осталась, как леденец в формочке.

Карбо вернулся с каким-то шевелящимся коконом, который он держал большими щипцами. Следом за магом семенил его подмастерье, заглядывая через плечо учителя и подпрыгивая от нетерпения.

— А мы правда запустим паразита в нее? — спросил парень, глядя на меня глазами обезумевшего ученого.

— Запустим, конечно. Это просто идеально подходящий случай, чтобы проверить мою теорию, — ответил Карбо, приближаясь ко мне с шевелящимся сгустком явно магического характера.

— Что это? — прохрипела я, потеряв голос от «предвкушения» чего-то ужасного.

— Это новое, экспериментальное энергетическое полуразумное существо, созданное для корректировки личности по заготовленной матрице. Твоя матрица была отсканирована на входе в лабораторию системой безопасности, вот мы и попробуем исправить исправление, так сказать, — радостно поведал лорд. Сейчас это был не милый мужчина, с которым я познакомилась в библиотеке, и не злобный лорд, обвиняющий меня в предательстве. Передо мной стоял совершенно другой маг, все мысли которого занимало только одно — наука. Он явно не беспокоился обо мне, но и навредить не хотел. Ему было глубоко наплевать на меня как на человека, я превратилась в объект для изучения. И что-то мне подсказывало, что если Рэвир меня не заберет отсюда, то сваха исчезнет безвозвратно, превратившись в подопытного зверька в лаборатории безумного ученого.

— А может, не надо, — взмолилась я. — Мне и так хорошо.

— Нет, это прорыв в медицине. Если все получится, то мы победим любые психические заболевания. Тебе оказана честь быть первой, кого я вылечу, — патетично заявил Карбо и плюхнул магическую субстанцию прямо мне на голову.

Я попыталась закричать, но рот запечатало так же, как и глаза, нос и уши.

«Сейчас задохнусь», — подумала несчастная сваха, проклявшая свое желание работать.

А потом все завертелось, закружилось, сознание померкло на мгновение, а когда я открыла глаза, то стояла посреди площади, на которой творился настоящий хаос. Кто-то кричал, люди бежали, пригибаясь и уворачиваясь от носящихся над ними светящихся шариков. А я была опять в теле Рэвира.

— Нет, только не это, — простонала, разглядывая «свой» потрепанный вид. Одежда была вся в пыли, а местами и вовсе порвана. Локоть саднило, и один глаз видел чуть хуже другого из-за заплывшего верхнего века.

Что здесь вообще происходит?

— Да сделайте же хоть что-нибудь, — взмолилась женщина, прижимающая к груди маленькую собачку и тянущая за руку такую же маленькую девочку.

— Животину бросай, хватай ребенка и беги! — рявкнула я. Вот что за мамаша такая? Собаку несет, а ребенка как на поводке тянет.

Женщина на мгновение задумалась, подхватила девочку и побежала, но собаку не отпустила, зажав ее под мышкой. Отчего собачка звонко завизжала, и оба шарика устремились к источнику звука, перекрывающего все остальные.

Я же ужаснулась тому, что могут эти «блюстители порядка» сотворить с ребенком, и прикрыла их собой, тоже завопив от страха. Но мой крик резко оборвался. Шарики не успели свернуть и залетели мне в рот, оба. Я закашлялась и проглотила их… совершенно случайно, но проглотила. Интересно, а духоедство это преступление или нет?

Обдумать последствия я не успела, потому что меня стремительно куда-то потянуло. И уже через пару мгновений я спиной вперед влетела в окно лаборатории лорда Карбо.

Там бушевал Рэвир, он уже разворотил форму, в которую было заковано мое тело, и теперь угрожающе надвигался на Карбо, костеря его ругательствами разной степени неприличия. Меня бросило на Рэва, и мы оба повалились на пол. Шарики каким-то образом вышли прямо из моего живота и зависли над нами. Опять мир кувырком, и вот я снова в своем родном теле под тяжестью лежащего сверху Рэвира, а Карбо стремительно набросил на духов порядка магический аркан и поместил их на тумбу-часы. Шарики потускнели и начали вращаться вокруг друг друга.

— Слезь с меня, — прохрипела Рэву. — Ты тяжелый, как боров.

— На себя посмотри, истеричка, — пробурчал маг, но встал и помог мне подняться.

— Это когда я была истеричкой? — возмутилась, отряхиваясь.

— А кто тут пол слезами заливал? — усмехнулся лорд.

— Это я от радости, что от тебя избавилась, — ответила ядовито.

— Ну вот, все вернулось на свои места, — пропыхтел Карбо, буквально рухнув на стул… а потом и вместе со стулом, развалившимся под ним.

Лорд сразу же поднялся, потирая бок, но чуть снова не упал, попятившись, когда натолкнулся на угрожающий взгляд Рэвира.

— А поведай-ка мне, братец, что ты собирался сделать с моей… свахой? — спросил Рэв, сощурившись и сложив руки на груди.

— Спасти, что же еще! — возмущенно ответил Карбо, косясь на меня.

— Насколько я помню, ты никогда не страдал комплексом героя. Так с чего вдруг проявил завидное рвение? — продолжил допрос мой защитничек.

— Это был любопытный случай. А я не мог упустить возможность, — пробурчал лорд Карбо.

— Какую, к оркам, возможность?! Ты испытывал на ней одну из своих непроверенных игрушек! Тебе что, мало смертников, которых ты пачками гробишь на своих экспериментах? — Настолько злым Рэвир был, пожалуй, только когда меня из дома увеселений забирал. Хотя сейчас, похоже, злее.

— Но все же хорошо закончилось. Паразит выполнил свою функцию! И мог бы помочь многим людям… если бы не был уничтожен, — нашел оправдание Карбо.

— А если бы он разрушил ее сознание и превратил сваху в пускающую слюни идиотку? — рявкнул Рэвир. — Ты вообще о последствиях когда-нибудь думаешь? Или… а не этого ли ты и добивался, дорогой брат?

— Да как ты можешь? Я же ученый, для меня нет ничего важнее успешности эксперимента, — возмутился Карбо.

— Так ты признаешь, что экспериментировал над леди, находящейся под моей личной защитой? — подозрительно спокойным тоном проговорил Рэв.

— Вот только не надо так на меня смотреть. Знаю я этот твой взгляд. С точно таким же выражением лица ты вызывал на поединок того вампира, — затараторил Карбо. И я могла бы поклясться, что он был напуган.

— Не переживай, тебя я не убью. Но мое доверие вы потеряли, лорд Карбо, — отчеканил Рэв, схватил меня за руку и утащил из лаборатории.

Рэвир не произнес ни слова на протяжении всего пути до резиденции. Я тоже молчала, чтобы не попасть под горячую руку. И только у ворот маг повернулся ко мне и соизволил заговорить:

— В лаборатории мы не сможем ничего выяснить. Там он погружается в свой мир исследований и забывает обо всем остальном. Нужно провоцировать его здесь. Не верится мне, что брат предал нас, но что-то он явно скрывает. Иначе вел бы себя более уверенно. Ты сейчас пойдешь в мои покои и будешь сидеть там, пока я не разрешу выйти. А у нас с Врано есть кое-какие дела. И не переживай, Брания тебя не потревожит, она будет занята, — проговорил он, после чего кровожадно ухмыльнулся, подтолкнул меня к воротам, приказал стражникам: «Проводить до моих апартаментов и выставить охрану», развернулся и пошел обратно в город.

Мне хотелось сказать что-нибудь язвительное вслед раскомандовавшемуся лорду, но при охране было как-то неудобно. Пришлось промолчать и покорно пойти за стражником. До входа в резиденцию мы не дошли. Из-за угла здания выскочил и понесся на нас здоровенный жеребец. За ним волочился конюх на длинном объездном поводу.

— Твою ж границу! — выругался стражник. — Дикий, из полукровок! Бегите, леди.

И, не дожидаясь меня, горе-охранник рванул по лестнице вверх. Я побежала следом, но у стражника, видимо, инстинкт самосохранения был более развит, так что скорость он развил невероятную. Я еще только первый пролет в восемь ступеней миновала, а он уже был у дверей. Конь — а судя по восклицанию стражника, не совсем конь, — видимо, решил, раз все бегут по лестнице, то там бегать интереснее, и тоже взобрался на ступени. Спотыкаясь и громко скрежеща по мрамору когтями, вся эта неуправляемая махина неслась мне наперерез. И я приняла единственно верное решение — развернулась и побежала к воротам. Коняга мной не заинтересовался, что не могло не радовать, и я благополучно выскочила за ворота буквально за мгновение до того, как их заблокировал оклемавшийся конюх, чтобы животное не сбежало.

И вот стою я перед запертыми воротами и думаю, постучаться или им сейчас не до меня?

Решила не стучаться, а обойти вокруг и пройти через хоздвор. Но и там тоже оказалось заперто. И что мне теперь делать — через трехметровый забор перелезать? Нет уж, увольте. Да, увольнению я сейчас была бы весьма рада. Так нет же, вцепились в бедную сваху и требуют от меня идеальных невест. А где я им их возьму? Это же маги, ни одна нормальная девушка за них не пойдет. Только точно такие же повернутые на своем превосходстве леди и проявляют рвение. Кстати, о невестах! Мне же еще нужно за город смотаться, уговорить леди Равину Бронсой подыграть мне, а заодно и отхватить завидного жениха со статусом первой леди в качестве приданого.

Адрес я помнила, осталось только найти транспорт. Пришлось возвращаться в город, ловить извозчика и трястись в открытой жесткой повозке. В итоге в поместье Бронсой я появилась вся растрепанная, в пыли и злая.

Встретил меня скептически настроенный дворецкий.

— Вас ждут? — осведомился старик с военной выправкой и цепким взглядом выцветших серых глаз.

— Не ждут. Это сюрприз. Скажите, сваха пожаловала, — заявила я и, не дожидаясь приглашения, прошла мимо оторопевшего от такой наглости дворецкого.

— Прошу вас подождать у двери, — проговорил он, окидывая меня презрительным взглядом.

— Да пожалуйста, — покладисто согласилась я… присаживаясь на шляпную тумбу.

Дворецкий фыркнул, но промолчал, гордо удалившись.

Я же подскочила с тумбы и бросилась к зеркалу. Отряхнула одежду, поправила, насколько это было возможно, прическу и хорошенько вытерла лицо. В целом получилась вполне приличная сваха. Потрепанная немного, так и жизнь у нас — свах — не сахар.

Леди Равина появилась только спустя десять минут. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что все это время она потратила, впрочем безуспешно, на закрашивание синяка на скуле и мешков под глазами. Что свидетельствовало не только о том, что ее били, но и о том, что она довольно много плачет и недосыпает. Ну да, поспишь тут, когда глаза на мокром месте.

— Здравствуйте, вы хотели меня видеть? — холодно проговорила девушка.

— Да. Вы меня помните? Я сваха, — ответила улыбкой на явное нежелание общаться.

— Помню, — кивнула леди.

— Может, прогуляемся? У меня к вам конфиденциальный разговор, — предложила я.

Леди Равина повела себя неожиданно странным образом, она повернулась к дворецкому и с мольбой в покрасневших глазах посмотрела на старика. Произошедшая у меня на глазах трансформация впечатлила. Чопорный высокомерный старик вдруг сгорбился и посмотрел на девушку с такой нежностью, что я почувствовала себя лишней.

— Иди, внучка, я прикрою, — проговорил он и снова стал величественным дворецким.

Мы с леди Равиной вышли из дома, она схватила меня за руку и буквально потащила к маленькой, увитой густым плющом беседке. Внутри оказалось сумрачно и сыро, но нас здесь точно никто не увидит. Мои подозрения по поводу причины выбора места беседы оправдались, когда девушка проговорила:

— Здесь он нас не заметит. Говорите быстрее, чего вы хотели?

— Кого вы боитесь? Кто вас бьет? — спросила напрямую. И зря я так сделала.

— Не стоило нам выходить, — суетливо проговорила девушка, поворачиваясь и отодвигая полог из плюща.

— Постойте. Не хотите об этом говорить, не надо. Давайте поговорим о том, что я могу помочь вам избавиться от этого, — попросила, хватая девушку за руку и не позволяя ей уйти.

— Говорите, — сдалась она, возвращаясь к усыпанной листьями скамье.

— В общем, так, я хочу одобрить вашу кандидатуру как окончательный выбор будущей первой леди, — выпалила я, и ожидающе уставилась на леди Равину.

Девушка стояла, слегка улыбалась и, судя по недоуменному выражению лица, не верила мне. Я подождала еще пару минут и, не дождавшись никакой реакции, спросила, встряхнув девчонку за плечо:

— Первой леди стать хочешь?

— Д-да, — неуверенно, заикаясь, пролепетала Равина.

— Ну, с одним разобрались, — облегченно вздохнула я. — А насколько сильно хочешь?

— Очень, — стыдливо потупившись, прошептала леди.

— Ну вот и славно. Только нужно будет кое-что сделать, чтобы лорд Орли принял твою кандидатуру, — «обрадовала» я счастливую невесту. — Отужинаешь с ним, а я помогу приготовиться и научу, что говорить.

Девушка сразу сникла.

— Меня не отпустят на ужин. Ничего не выйдет. Ищите другую кандидатку, — проговорила она дрожащим голосом. В глазах Равины стояли слезы.

— Подожди. Не торопись. Сначала я обрисую тебе ситуацию, а потом, если ты согласишься, помогу устроить свидание. В крайнем случае организуем побег, а если Орли тебя одобрит, то и возвращаться не придется, — прервала я уже намечающуюся слезливую истерику.

— Вы не понимаете, она не простит мне этого никогда, — прошептала леди.

— Кто бы ни были твои таинственные обидчики, когда ты станешь первой леди, они покажутся тебе букашками, — пообещала я.

— Но она мой опекун, и от нее завишу не только я, но и мой дедушка. — Слезы все-таки покатились из больших голубых, как летнее небо, глаз.

— Делай все, как я говорю, и спасешь и себя и дедушку, — отрезала я. — Подожди, так дворецкий и правда твой дед? — спросила, вспомнив, с какой любовью смотрел на нее старик.

Равина только кивнула, глотая слезы.

— Как же так вышло? — Я не могла поверить, что родной дедушка чистокровной леди, а следовательно, он и сам был лордом по рождению, вдруг превратился в слугу.

— Леди Галида — моя тетушка, папина сестра, после смерти отца она стала моим опекуном. Мама умерла еще раньше. И теперь Галида не признает мое магическое совершеннолетие, чтобы управлять всем имуществом, а впоследствии оставить его своему сыну, — объяснила Равина.

— А дедушка?

— А дедушка — это мамин отец. Он разорился еще до моего рождения, но папа принял его, и все было хорошо… пока не пришла она. — Равина все же разрыдалась.

Я обняла девушку за трясущиеся плечи и пообещала себе, что во что бы то ни стало сделаю ее первой леди. Посмотрим тогда, как запоет эта Галида.

Когда Равина немного успокоилась, я начала долго и осторожно объяснять ей, что от нее требуется, но девушка не желала понимать, зачем такие сложности при первом свидании. Пришлось рассказать ей всю правду о переодеваниях и о том, как я случайно ввела в заблуждение главу ковена. А теперь он категорически отказывается из этого заблуждения выходить и требует от меня экстравагантную невесту.

Оказалось, что, когда Равина смеется, она становится просто необыкновенно трогательной и красивой. Повезло лорду Орли, не заслужил он такую невесту со своим-то твердолобым характером и жуткими родственничками в довесок.

Получив решительное согласие Равины сыграть роль не желающей выходить замуж дурнушки, правда с оговоркой, что в случае успеха к концу свидания она избавится от маскарада, я пообещала связаться с ней в ближайшие дни и помочь сбежать на судьбоносную встречу, а сама с чистой совестью отправилась в резиденцию. Извозчик мирно дремал, устроившись прямо на пассажирском сиденье, а когда я его растолкала, заявил, что с меня два золотых за ожидание и серебрушка за саму поездку. Сначала я хотела возмутиться, но передумала и велела ехать в резиденцию ковена. И вот я опять вся грязная, злая и растрепанная у злосчастных ворот. И меня чуть ли не с распростертыми объятиями встречает тот самый стражник, который бросил и позорно сбежал.

— Леди, вы вернулись! Слава Магическому Кругу! — заголосил он.

— Ты мне должен. Рассчитайся, — кивнула в сторону ожидающего возницы и гордо прошествовала во двор.

До комнат Рэвира я добралась сама, без приключений. Собрала свои вещи и потащила в свою комнату. Не собираюсь я с ним жить, даже под страхом смерти! Ишь раскомандовался, я не на него по договору работаю. Хочет охранять, так пусть под дверью спит. Я ему даже коврик из ванной выделю. А нет, так я и сама себя защитить смогу. Когда прижмет, магия и без тренировки срабатывает.

Вспомнился убийца-неудачник, которого я поджарила и мумифицировала, и настроение мгновенно испортилось. Он, конечно, был не лучшим из людей, да и сделала я это не специально, но факт остается фактом — я убила.

Пока страдала по невинно убиенному убивцу, не заметила, как добралась до своей комнаты. Открыла дверь, вошла… уронила вещи и выскочила обратно, захлопнув за собой дверь.

— Ну куда же ты, куколка? Я уже заждалась! — прокричали из-за двери.

А с другой стороны, можно и с Рэвом пожить. Не такой уж из него и плохой сосед. Во всяком случае, лучше, чем из окончательно свихнувшаяся леди Брания Сквери!

Вернулась на четвертый этаж и нос к носу столкнулась со злым лордом Тронси.

— Ты где шляешься? — прошипел он, хватая меня за локоть и нависая сверху как коршун над добычей.

— Да вот с первой леди сейчас виделась, — поведала я. — Глаза б мои на нее не смотрели!

— Где она? — сразу насторожился Рэв.

— Что, и тебя тоже достала? — сочувственно поинтересовалась я.

— Эта идиотка озабоченная нам всю игру сломала, — возмущенно пожаловался маг.

— И что она натворила? — поинтересовалась я из вежливости.

— Вместо того чтобы хоть как-то проявить свои намерения, она заявила, что готова лично вести Врано под венец и благословить его брак с кем угодно, только при условии, что я на ней женюсь. Совсем рехнулась, стерва, — разошелся Рэв. — А потом целоваться полезла. Кое-как оторвал эту пиявку от себя. А она заявила, что я обманул ее, и убежала.

— Ну да, в мою комнату убежала и решила там прилечь отдохнуть… предварительно раздевшись догола! — усмехнулась я.

— Похоже, она действительно тронулась умом. Или… постой, а какой у нее был яд, когда вы телами поменялись? — внезапно успокоившись, спросил лорд.

— А я-то откуда знаю? Мне как-то не до изучения было, — ответила чистую правду.

— Если это был яд из группы «смертельная любовь», то малые дозы обладают легким приворотным побочным действием. А так как перед воздействием яда на тело в нем находилась ты, то и приворот, вполне возможно, сработал на тебя. Поэтому-то она и целоваться в кабинете Врано полезла. И сегодня тоже, но не почувствовала былой тяги, потому что тебя в моем теле уже не было, и отправилась искать жертву своей любви. — Рэвир говорил и радовался своим догадкам как ребенок. Весело ему, видите ли, было!

— Все! Ты не выполнил данное моему отцу слово и не защитил меня! — заявила я. — Сейчас же вызову его и уберусь подальше от этого сумасшедшего дома терпимости!

— Не выйдет. Договор забыла? — усмехнулся маг. — И мы просто не имеем права не воспользоваться таким шансом! Ты же теперь можешь вертеть ею как захочешь.

— Но чего мне это будет стоить? — возмутилась, осознав, что мне предлагают.

— Парочка поцелуев и немного терпения. Разве это большая цена за мир и процветание целой провинции? — изогнув бровь, патетично вопросил лорд Тронси.

— Вот сам с ней и расплачивайся за свою провинцию! Я вообще не патриотка! — рявкнула обнаглевшему магу, обошла его и уверенно направилась к кабинету главы ковена.

— Даже не надейся, что Врано тебя поддержит, — усмехнулся Рэв, догнав меня и идя рядом.

Я только фыркнула и пошла дальше.

— Ну хорошо, признаю — немного погорячился. Целоваться с Бранией не нужно. Но, согласись, пусть лучше уж бегает за тобой из пылких чувств, чем с намерением убить, — нехотя произнес маг.

— Вот спасибочки, облагодетельствовал, разрешил не целоваться, — ехидно ответила я.

— Да остановись же ты! — Маг схватил меня за локоть и развернул к себе. — Сама подумай, пока Брания зациклена на тебе, ей нет дела до выбора невесты для Врано, и ты сможешь спокойно продолжить отбор. Во всяком случае, убивать она тебя не будет… Только если из ревности.

— А жить мне где прикажешь? — возмутилась я. — В моей кровати голая ба… леди возлежит!

— Не переживай, полежит и уйдет. А пока у меня, кровать большая, — ухмыляясь и подмигивая, заявил лорд.

— Ну конечно! И убьет она нас с тобой обоих из ревности. Так какая разница? Может, мотив и другой, а результат-то тот же, — проговорила, обдумывая пути отступления. Отец против закона не пойдет. Если заявлюсь до расторжения договора, сам обратно привезет. Ну не на дикие же земли мне бежать! Значит, выход один: как можно быстрее продвинуть Равину на место первой леди и попросить ее покровительства. А там она и перед Орли словечко за меня замолвит. И получу я долгожданную свободу. Но это все мечты.

— Идем, — проговорила уверенно, развернулась и, схватив Рэва за руку, потащила его к своей комнате.

— Куда? Я к ней не пойду! — заныл маг, как ребенок, картинно дуя губы и упираясь.

— Прекрати паясничать! Зайдешь, заберешь мои вещи и выйдешь, — строго проговорила я.

— Так, значит, все-таки ко мне? — спросил Рэв, мгновенно прекратив кривляться.

— А у меня есть выбор? Тебя, по крайней мере, уже не имеет смысла стесняться. Все равно уже все видел. А если ко мне ночью ввалится ваша шальная первая леди, то меня точно удар хватит, — призналась обреченно.

— Ну тогда веди меня в логово зверя, безжалостная сваха, — патетично проговорил Рэвир, предлагая мне свою руку.

Мы дошли до моих апартаментов, ну почти дошли. Я остановилась в нескольких метрах от двери и, указывая Рэву направление, патетично, в тон его последней фразе, произнесла:

— Иди, мой герой, вырви мои богатства из лап зверя.

Лорд усмехнулся и пошел совершать подвиг.

Подошел к двери, постучал и, не получив ответа, вошел, закрыв за собой дверь. А через пару мгновений из комнаты послышался душераздирающий крик. Кричал Рэв.

Я, не задумываясь, сорвалась с места и понеслась спасать мага. Распахнула дверь и влетела в комнату, а там…

Этот великовозрастный дитятя сложился пополам от хохота! И даже чуть не упал, так ему весело было.

У меня сердце было готово из груди выпрыгнуть, а как поняла, что маг так «изысканно» пошутил, замерло на мгновение и начало биться спокойнее, чем обычно.

— Видела бы ты свое лицо, — сквозь смех просипел маг. — Но зато теперь я знаю, что небезразличен тебе.

— Весело? — спросила, чувствуя, как внутри поднимается волна странного жара.

— Очень, — искренне признался Рэвир.

— Сейчас и мне будет весело, — проговорила, усмехаясь.

А потом все как-то само получилось. Из груди вырвался столб пламени и ударил в смеющегося лорда. Он оторопел от такого «веселья», но щит выставил. Однако слегка опоздал, и щит прикрыл только его лицо, волосы же и одежда занялись веселым пламенем. Я сама напугалась того, что совершила, и принялась бегать вокруг горящего мужчины. Он же даже не кричал. С помощью магии затушил огонь и метнулся в ванную. Я побежала следом и застала слегка подкопченного, с незабываемой прической, но вполне живого Рэвира под струями ледяного душа. В воздухе стоял запах паленых одежды и волос, а от лорда поднимался живописный парок.

— Извини, — пробурчала, опустив голову. Было и правда стыдно. Ну подумаешь, пошутил. А я его чуть не убила.

Лорд медленно поднял руку, провел ладонью по голове и одарил меня таким взглядом, что впору было самой в осиновый гроб ложиться.

Когда разъяренный, подпаленный лорд Тронси тащил меня к кабинету брата, я даже не сопротивлялась. Только старалась бежать быстрее, чтобы не упасть.

Мы ворвались без стука, меня буквально швырнули на диван. После чего Рэв бросил шокированному главе ковена: «Присмотри, скоро вернусь», и вышел, громко хлопнув дверью.

— Что случилось? — строго глядя на сжавшуюся на диване меня, вопросил лорд Орли.

— Я немного разозлилась, — пробурчала, втягивая голову в плечи.

— Так это вы его так? — искренне удивился глава ковена.

— Я не специально! Честно! Он меня напугал, я и разозлилась… немного, — принялась оправдываться, но заметила смеющийся взгляд лорда и замолчала.

Действительно, почему я должна чувствовать себя виноватой? Сам напросился.

Рэвир вернулся только спустя полчаса чистый, переодетый и коротко стриженный.

— Все это ерунда, но волосы он вам не простит, — громким шепотом проговорил Орли, широко распахнув глаза и картинно хватаясь за сердце.

Да что с ними происходит? Сначала казались серьезными, суровыми мужчинами, а за последние дни совсем распоясались!

— Это тебе я не прощу издевки. Будешь у меня лысым ходить, — рыкнул Рэвир, демонстративно не глядя в мою сторону.

Обиделся…

— А тебе, между прочим, так даже больше идет, — заявила, закидывая ногу на ногу и улыбаясь коротко стриженному лорду.

— Лучше молчи, — прошипел маг.

— Так, отношения выяснять потом будете. Сейчас давайте рассказывайте, что там у вас с Бранией случилось?

— Любовь с нашей первой леди приключилась. Позорная, противоестественная любовь… к свахе, — припечатал Рэвир.

Насладился непередаваемым выражением лица главы ковена, повернулся ко мне и проговорил мстительно:

— У тебя такая же мордашка была, когда меня от Брании спасать бежала.

И спрятался за лорда Орли.

— Прекратите дурачиться, — приказал глава ковена. — Тем более что у меня и так стрижка короткая. А лысый глава ковена это как-то несолидно.

— А надо мной издеваться — это, значит, в порядке вещей?! — возмутилась я. — Он, — указующий перст на вышедшего из «укрытия» Рэва, — вообще предлагал мне с этой вашей мачехой сблизиться, чтобы отвлечь.

Лорд Орли сурово воззрился на брата.

— Я не предлагал, а рассуждал… чисто гипотетически, — заявил Рэвир.

— Так, объясните мне, как такое вообще могло случиться и насколько все серьезно, — благоразумно сменил тему лорд Врано.

После рассказа о побочном действии яда и оккупировавшей мою кровать нагой эльфийке глава ковена крепко задумался.

— В принципе ты прав, Рэв, — проговорил он после пятиминутных раздумий. — До тех пор, пока не выветрится яд, Брания нам не помеха.

— Уж не хотите ли вы сказать, что я должна уступить ее притязаниям? — вопросила я, вскакивая с дивана.

— Конечно нет, — заверил меня лорд. — Тем более что сейчас как раз ваш ход. Я все еще жду встречи с известной вам леди. Да и сообщник нашей первой леди рано или поздно проявит себя.

— Об этом можешь не волноваться. Он охотится за мной… идиот, — усмехнулся Рэвир.

Без длинных волос он выглядел совершенно иначе. Я даже залюбовалась. А эта саркастическая ухмылочка превращала его в эдакую смесь ангела и грешника.

— Не стоит недооценивать противника. Кому, как не тебе, это знать, — вырвал меня из непонятных и абсолютно неуместных раздумий голос Орли. — Мы не знаем, откуда ждать удара, и в этом их преимущество.

— Не думаешь же ты, что я расслабился? — снова усмехнулся Рэв, отчего у меня сердце замерло.

Так, нужно срочно ему волосы отращивать, а то новый имидж лорда Тронси вызывает у меня неадекватную реакцию.

— А чем порадуете нас вы, уважаемая сваха? — спросил глава ковена, усаживаясь за стол.

— А у меня, собственно, все под контролем, — заверила я мага. — Только скажите, когда вам будет удобно, и я доставлю вашу избранницу к назначенному времени и месту.

Сказала я это весьма убедительно, в действительности же абсолютно не представляла, как выудить «прекрасную принцессу из башни», в которой ее заточила злая тетка.

— Ну что ж, тогда буду ждать завтра после ужина, в обеденном зале. Там мы впервые встретились, и там же я хочу все выяснить, — кивнул глава ковена. — А сейчас идите отдыхать, день сегодня выдался весьма насыщенным. И, Рэв, постарайся сделать все возможное, чтобы леди Бооль’Кьен вообще не встречалась с Бранией. Наша мачеха не из тех, кто действует благородно даже в том, что касается личных привязанностей.


По дороге к покоям Рэвира я не могла выкинуть из головы последнюю фразу Орли. Это он в общих чертах говорил или действительно на насилие намекал?

Как только мы вошли в гостиную Рэва, я тут же развернулась и, не дожидаясь, пока маг закроет дверь, пошла в атаку.

— Значит, так, мне нужна твоя помощь. И отказа я не приму! Ты мне должен за ту выходку с розыгрышем, — заявила, уперев руки в бока.

— Тихо-тихо, сбавь скорость, прыткая ты моя, — проговорил лорд. — За розыгрыш я волосами рассчитался. Хотя, если быть откровенным, уже давно подумывал подстричься.

— Вот, значит, ты мне еще и за помощь в принятии решения должен! И за это ты украдешь мне одну леди, — и кивнула в подтверждение серьезности своих намерений.

— О как! А почему только одну? Давай уж сразу нескольких. Чего мелочиться, — приподнимая бровь, усмехнулся Рэв.

Да что он все ухмылочки тут свои демонстрирует! С мысли сбивает! Отвернулась и продолжила, не обращая внимания на ядовитые замечания:

— Девушку терроризируют родственники, и ее нужно спасать. При последней встрече я заметила синяк у нее на скуле, и она явно запугана. Ты же поможешь?

— А сразу все объяснить не могла? Зачем было какие-то долги придумывать? — спросил маг, усаживаясь в кресло и указывая мне глазами на другое. — Рассказывай, кто? Где? Когда?

— Это та особа, которую я прочу на место первой леди, — призналась, устраиваясь в кресле напротив Рэва.

— Вот даже как. Ну что ж, будущей матери моих племянников, если, конечно, Врано ее примет, я просто обязан помочь, — кивнул Рэв. А потом пристально на меня посмотрел и потребовал: — Признавайся уже сразу, в чем подвох.

— Она магически не аттестована, тетка не признает ее зрелость, чтобы контролировать наследство леди Равины, — пробурчала, изучая взглядом подлокотник.

— Ясно. И ты конечно же в курсе, что по законам провинции, если нас вычислят, то мне, как похитителю, грозит либо ссылка, либо принудительная женитьба на похищенной, в зависимости от ее показаний? — Теперь в голосе лорда не было и тени улыбки.

— Да, это проблема. — Об этом я как-то не подумала. Ведь, по сути, я прошу Рэва совершить преступление.

— Так пусть Врано сам свою невесту уворует. Уж себя-то он точно в ссылку не отправит, — предложил маг. — А женитьба это как раз то, что ему и нужно.

— Нет. В ссылку он конечно же не отправится, но и от женитьбы может отказаться, если леди его не устроит, — отрицательно помотала головой. — И что тогда ждет девушку? Позорное возвращение в семью с несмываемым пятном на репутации.

— Значит, будем воровать осторожно, — улыбнулся Рэвир. — Не пойман — не вор.

— Нет, это тоже не подходит. Ее украду я. Меня-то точно не обвинят в покушении на честь леди. В крайнем случае стану соучастницей побега. А я сама еще не аттестована, так что мне ничего не грозит… кроме папочкиного гнева, — решила я.

— Свидание у нас когда? Завтра вечером? Плохо. Сейчас уже поздно начинать операцию, девчонку-то не предупредили, — рассуждал маг, а я сидела и усиленно не мешала ему, то есть молчала.

Рэв расспросил меня о месте нахождения поместья и обо всем, что я знаю о семействе Равины. И я честно призналась, что практически ничего не знаю, кроме разве что того, что заправляет всем злобная тетка, у которой есть сын, и дворецким там работает родной дед Равины, который ее горячо любит и наверняка не откажется помочь.

— Так этого более чем достаточно! — оживился лорд. — Ты ложись спать, а я сейчас пробью эту семейку по своим каналам и передам девушке весточку. Завтра к обеду леди Равина будет в твоем полном распоряжении. Нам ее даже похищать не придется, это сделает ее дед.

Я не успела вникнуть в сказанное, чтобы возразить, а за Рэвиром уже захлопнулась дверь.

Пришлось плестись в ванную, а потом укладываться спать в халате и на пустой желудок, о чем он, желудок, громко напоминал. Проворочавшись с боку на бок около часа, я встала, оделась и отправилась совершать набег на кухню.

Ужин уже давно закончился, но наверняка должно было остаться немало вкусностей, так что я была уверена в успехе вылазки. И моя уверенность оправдалась: я поживилась куриным паштетом, большим куском фруктового пирога, целым кувшином шоколадного молока и огромным спелым монорисом. Фрукт прихватила в последний момент, сама не знаю почему. Хотя нет, знаю. Его терпкий запах ассоциировался у меня с Рэвиром, и отчего-то захотелось отведать самого фрукта. И пусть я опьянею, все равно уже поздний вечер, а к утру хмель выветрится.

Сложив и составив всю свою добычу на большое блюдо, я направилась к выходу и чуть не уронила ценную ношу, когда дверь распахнулась за мгновение до того, как я протянула руку, чтобы открыть ее.

Передо мной стояла распорядительница собственной персоной. Леди придирчиво меня осмотрела, проинспектировала взглядом блюдо с яствами и поведала одну простую истину:

— Перед сном есть очень вредно для фигуры, уважаемая сваха, — проговорила она. — И почему вы сами себя обслуживаете? У нас превосходная, исполнительная прислуга. Леди не пристало разгуливать по коридорам с подносом в руках.

— Спасибо за советы и беспокойство, — сдержанно поблагодарила я. — Доброй вам ночи.

И гордо удалилась, даже не взглянув на посторонившуюся распорядительницу.

Вредно для фигуры, видите ли! А сама зачем тогда пришла? У меня-то, в отличие от нее, с фигурой проблем нет… а если и есть, то меня они не касаются, мне и так хорошо.

Пир я решила устроить в гостиной у камина. И совсем не важно, что огня в нем не было, здесь было уютнее всего.

В процессе поглощения кулинарных шедевров я обдумывала подробности создания образа независимой дурнушки для Равины. Сомнений в том, что Рэв сможет вызволить девушку, не было. Если уж этому магу доверила свою безопасность целая провинция, то с такой мелочью он справится без особых усилий.

Монорис решила оставить напоследок, и правильно сделала. Я и сама не заметила, как съела фрукт целиком! Последние кусочки почему-то двоились в глазах, но мне удалось их урезонить и отправить в рот. Было очень весело, я танцевала на диване и даже, кажется, пела, распинала по всей гостиной подушки с дивана, случайно оборвала портьеру и уснула на ковре у камина, закутавшись в воздушную нежно-сиреневую штору.

Просыпалась я долго и неохотно. Настолько неохотно, что даже всунутый мне в руки стакан с холодным настоем бодроги, помогающей от похмелья травы, приняла с закрытыми глазами и выпила залпом так же, не размыкая век.

— Знатно ты вчера покутила, — посмеиваясь, проговорил Рэвир. — А когда переносил тебя на кровать, чуть пьяную драку не устроила, с трудом угомонил. И где только выпивку нашла? Мои запасы все на месте.

— Это был не алкоголь, а монорис, — простонала, прячась под одеялом.

— Ты что, целый ящик монорисов съела? — удивился Рэв.

— Нет, только один, — призналась покаянно.

— Один? Да я им закусываю! Там дозировка младенческая, — не поверил мне маг.

— А я себя сейчас и чувствую как младенец, — пожаловалась несчастная я.

— Так, хватит разлеживаться, пьянчужка. Вставай, скоро завтрак, — раскомандовался лорд.

— Нет, есть я сегодня точно не смогу. Иди без меня. Я лучше еще посплю, — проговорила, поглубже зарываясь в одеяло.

— Вставай, я сказал! У нас вообще-то на сегодня похищение запланировано. Если есть не хочешь, так хотя бы прими душ и оденься. Я вернусь за тобой через полчаса, — заявил Рэв, отбирая у меня одеяло.

Пришлось вставать и, сжимая виски руками, плестись в ванную. После душа стало немного легче, а к тому моменту, когда я оделась, начал действовать отвар бодроги, и похмелье совсем выветрилось.

Через полчаса Рэвир за мной не пришел, как и через час. Пунктуальности лорду явно не хватает. Решила отправиться на поиски пропавшего сообщника сама. А то так мы точно Равину не похитим к нужному часу.

По дороге до обеденного зала я не встретила ни одного мага, что было весьма странно. Обычно в это время резиденция гудела как улей, обсуждая, кто чего успел натворить за ночь. Двери в обеденный зал были закрыты.

Я открыла одну створку, шагнула в помещение и замерла — все, абсолютно все присутствующие на завтраке спали вповалку, кто лицом на столе, а кто на полу, свалившись со стульев. И зал был полон, здесь были практически все лорды и леди ковена.

Словно в кошмарной готической сказке, я шла между столами, перешагивая через посапывающие тела, и искала взглядом Рэвира или хотя бы лорда Орли. Больше в этом террариуме я никому не доверяла. Рэв обнаружился за одним из угловых столиков, он трогательно посапывал, довольно удобно устроившись щекой на блюде с хлебом, как на подушке. Рядом с ним также мирно спал глава ковена. Лорду Врано повезло меньше, вместо мягкого хлеба ему в качестве подушки достался поднос с жесткими, намазанными джемом гренками.

Я протянула руку и осторожно потрепала за плечо Рэва. Реакции не последовало. Потрясла сильнее и чуть не уронила мага.

— И что мне теперь с вами со всеми делать? — вопросила у сонного царства, кусая нижнюю губу от переживаний.

Мне, разумеется, никто не ответил. Бросать Рэва одного не хотелось, ведь за ним охотится сообщник Брании, но и утащить его с собой я не могла. А сидеть на месте и ждать, пока проблемы сами решатся, было бы глупо.

Моему удивлению не было предела, когда на пути к выходу я увидела за одним из столов спящую первую леди! А я полагала, что этот незапланированный сонный час ее рук дело. Но она сама была в числе жертв. Так кто же и зачем нейтрализовал всех магов? Всех, кроме меня, а из меня маг еще тот.

Выбравшись из обеденного зала, превратившегося в одну большую спальню, я опрометью понеслась в столовую для персонала и обнаружила там еще более жуткую картину. Здесь были не только спящие люди, но и убитые. Видимо, несколько человек не успели отведать яда и поняли, что творится что-то неладное. И их убрали, чтобы не подняли шума. И куда мне теперь бежать? У кого просить помощи? Выбора не было, и я помчалась в город к лорду Карбо.

Вылетела во двор и чуть не завизжала от радости, стража стояла на своих местах! Двое бравых вояк бодренько расхаживали туда-сюда перед закрытыми воротами.

Подлетела к одному из служивых и встала перед ним, голося про нападение и спящих магов. Но страж на мое поведение просто не обратил внимания. Не отреагировал вообще никак! Он продолжил шагать вперед, глядя перед собой, и чуть не сбил меня с ног, еле успела отскочить в сторону. Со вторым охранником происходила та же беда, он доходил до угла, разворачивался и шел обратно, не реагируя ни на какие действия извне. И как они только не сталкивались на середине пути? Взглянула на землю и поняла, что бедолаги двигались по определенной траектории, чуть ли не в след, уже вытоптав ровные тропинки на пыльной дороге. Это определенно было магическое воздействие. Как снять заклятие, я не знала, а действовать наобум не решилась. Было бы весьма досадно случайно угробить тех, кого еще можно спасти. Да и чем они могли помочь? Обычные стражники, если у них и есть способности, то очень слабые.

Встречаться с Карбо не было ни малейшего желания, но и бросаться с мольбами о помощи к прохожим было бы неосмотрительно, только паники мне еще и не хватало. Устраиваясь на должность брачного агента, я не подписывалась на героические подвиги и спасение ковена, так что можно смело оспаривать договор… или хотя бы прибавки попросить за дополнительные услуги. Если будет у кого просить…

Пока обдумывала размеры моральной компенсации за нервную работу, сама не заметила, как добралась до нужного или, скорее, ненужного и жуткого здания. Входить совершенно не хотелось, но и сидеть сложа руки я тоже не могла. Не зря бабуля частенько корила меня за излишнюю совестливость. «Пропадешь ты, Пенька, — говорила она, — не за медяк пропадешь, с такими-то принципами невыгодными».

На стук молоточком по двери мне никто не ответил, когда стучать надоело, развернулась к ней спиной и принялась долбить каблуком.

Вот кто так делает? Взяли и распахнули дверь без предупреждения! Я и ввалилась в дом спиной вперед… причем не только ввалилась, а еще и упала, попутно уронив открывшего ее.

— За что? — прохрипел лежащий подо мной кто-то.

Опираясь локтями и ладонями на стонущего, я встала, оправила одежду и повернулась посмотреть, кого, собственно, приголубила.

Это оказался мой недавний рыжий знакомый, с которым мы в местный увеселительный дом ходили. А он-то что тут делает?

— Мм, здравствуйте, — вежливо поприветствовала отскребающего себя от пола лорда.

Рыжий встал и отошел на пару шагов, опасливо косясь на меня.

— Пульсарами кидаться не будете? — спросил он, поглядывая на открытую дверь.

— А что, надо? — спросила из вежливости. Все равно по заказу не могу, а довести меня до того, чтобы само собой получалось, пока только Рэвиру удавалось.

— Нет! Не надо! — поспешно ответил рыжий лорд. — Я, пожалуй, пойду. Прощайте.

И маг поспешил удалиться. Я хотела его окликнуть, все же друг Рэва, можно было и у него помощи попросить, но за спиной послышались шаги.

— Леди Бооль’Кьен, какими судьбами? — недоброжелательно проговорил лорд Карбо… облаченный в заляпанный кровавыми пятнами передник.

— Ой, знаете, я, наверно, адресом ошиблась, — пролепетала, глядя на кровавые разводы и пятясь к двери.

Карбо проследил за моим взглядом, улыбнулся и, снимая передник, проговорил:

— Извините, колба с рабойяновым реактивом разбилась.

Меня его слова нисколько не успокоили, потому что, во-первых, я понятия не имела, что там у него за реактив с непроизносимым названием разбился, а во-вторых, потому что доверяла старшему из проблемных магов меньше всего, то есть совсем не доверяла.

— Сочувствую, — проговорила, стоя уже на крыльце.

— Так зачем вы пришли? — осведомился маг.

Я вспомнила, что в резиденции вообще-то обширный рукотворный катаклизм произошел, и принялась сбивчиво объяснять про спящих в неурочное время магов, убитых рабочих и изображающих заводных солдатиков стражников.

— Стоп! — перебил меня лорд Карбо. — Теперь по существу: кто-то совершил нападение на ковен?

— Да! — подтвердила, активно качая головой, но оставаясь на крыльце.

— И все находящиеся в резиденции усыплены, убиты либо нейтрализованы другим способом? — продолжил допрос Карбо.

— Ну да, — согласилась я.

— То есть ты хочешь сказать, что все присутствующие в резиденции разумные существа подверглись нападению? — дотошно выспрашивал маг.

— Я же уже сказала — да! — повысила голос, начиная раздражаться. Ну что за тугодум в самом деле!

— Так объясни мне, почему ты в добром здравии? — приближаясь и буравя меня взглядом, прошипел лорд.

— Не знаю, — пискнула, делая шаг назад и начиная заваливаться, потому что там вообще-то ступени.

Маг протянул руку, схватил меня за грудки, втянул в помещение и захлопнул дверь.

— Я же их предупреждал, что тебе нельзя доверять, я приводил доводы и доказательства. Но мои братья всегда были падки до смазливых мордашек и не видели того, что увидел я, — приговаривал Карбо, волоча меня по коридору.

Я упиралась и умоляла отпустить. А когда поняла, что тащит он меня именно в свою лабораторию, начала просто истерично вопить и драться.

— Да прекрати же ты, — рыкнул лорд. — Я не собираюсь тебя убивать. Просто допрошу.

Меня его слова не успокоили. Даже, напротив, еще больше испугали. Вот почему моя непослушная магия молчит именно тогда, когда она так нужна? Долбанула бы его сейчас пульсаром или прическу огоньком подправила, и вмиг бы зауважал!

В лаборатории лорд приказал мне сесть на стул. Я гордо проигнорировала приказ.

— Не заставляй меня применять силу, — произнес он, буравя меня взглядом.

— И что, ударите женщину? — спросила, складывая руки на груди. — Я вообще-то за помощью к вам пришла. Там ваши братья спят. Они же сейчас абсолютно беззащитны. Если не хотите помогать, то хотя бы отпустите меня, сама что-нибудь придумаю.

— Что придумаешь? Как занять место первой леди? Я не в первый раз сталкиваюсь с такими, как ты. Вам плевать на моральные принципы, вы цените только силу и власть и идете к цели по головам, — разошелся Карбо. — А о том, что при этом ломаете чьи-то жизни, вы вообще не задумываетесь. Ненавижу корыстных женщин!

Эк его приперло. Видимо, обжегся с какой-то стервой и теперь вымещает обиду на мне. Но почему именно на мне? Хотя странный вопрос, на ком же еще? Я же просто громоотвод какой-то!

— Да с чего вы вообще решили, что у меня есть какие-то корыстные цели? — спросила, осматриваясь по сторонам. Тумбы-часов с шариками в лаборатории больше не было. Не то чтобы я собиралась опять активировать духов с извращенными понятиями правильности, но в крайнем случае пошла бы и на это. Жить-то хочется.

— С чего я так решил? — усмехаясь, переспросил лорд. — Да с того, что ты пыталась подцепить меня, подстроив встречу в библиотеке, а потом попалась возле куста агресс-травы, которой отравила моего брата.

— Да-а, очень логично. Я же была абсолютно уверена, что некий рассеянный лорд схватит лестницу, не заметив, что она занята, и свалит меня с нее себе на голову! Сами подумайте, это бред! А горшок с травой я нашла за пару минут до вашего появления! — попыталась достучаться до разума того, кто в принципе должен был быть умнее большинства. Он же ученый.

— Ты скрыла род своей деятельности при первой встрече, — заявил Карбо.

— Да и вы тоже не спешили уведомить меня о том, что приходитесь старшим братом главе ковена, — парировала я.

— Все, с меня хватит! — рявкнул маг, делая пасс рукой.

Я почувствовала покалывание в руках и ногах, а потом просто перестала контролировать свое тело.

— Сядь, — приказал маг, и я послушно устроилась на стоящем рядом стуле, хотя садиться совсем не собиралась.

— Расслабься и ни о чем не волнуйся, — продолжил он.

На душе стало спокойно, и все переживания отступили на второй план. Мелькнула мысль, что это неправильно, но разум отверг ее, повинуясь чужой воле.

— Расскажи мне, зачем ты заняла должность брачного агента при ковене Магического Круга? — приказал голос, противиться повелениям которого я просто не могла.

И я рассказала все с самого начала, с того момента, как позвонил одногруппник и предложил вакантное место.

На протяжении всей исповеди лорд старался сохранять серьезное выражение лица, но пару раз не удержался и хохотнул. А когда я закончила повествование душещипательной, по крайней мере для меня, истории, маг снова посуровел и спросил:

— А когда ты поняла, какие получила полномочия, решила воспользоваться шансом и занять главенствующий пост при ковене?

— Да не нужен мне ваш ковен! — вспылила, вскакивая со стула.

Лорд Карбо с удивлением уставился на меня, а я только сейчас осознала, что он пытался, причем довольно успешно, контролировать меня с помощью магического воздействия.

— Сядь, — приказал маг, делая пасс рукой в мою сторону.

Я автоматически выставила щит, все-таки не зря Рэвир мою пятую точку поджаривал на стуле. Хоть чему-то научилась.

— Да как вы посмели воздействовать на меня магией? Я под личной протекцией главы ковена и под защитой лорда Тронси! — возмутилась, чувствуя, что внутри начинает бурлить неведомая доселе сила.

— Успокойся. Ты теряешь контроль, — проговорил Карбо, отступая.

— И не без повода! — возразила я.

— Немедленно прекрати! — вскричал маг.

Я не совсем поняла, из-за чего он всполошился, но окружающее пространство вдруг предстало совсем в другом свете. Предметы, лорд и даже воздух теперь виделись мне совсем не такими, как мгновение назад. Каждая черточка мироздания стала более четкой и понятной, но больше всего привлекал внимание сам лорд. Вокруг головы Карбо я видела шевелящееся грязно-зеленое свечение.

Мне это свечение очень не понравилось, и я интуитивно потянулась к нему, чтобы снять гадость с головы лорда. Но стоило мне коснуться магической субстанции болотного цвета, как маг захрипел и повалился на пол. Я тут же отпрянула как физически, так и энергетически. А в следующее мгновение все исчезло, и я осталась наедине с бессознательным лордом Карбо, без способности видеть то, что видела мгновением раньше.

Сколько я ни трясла Карбо, он не желал приходить в себя, но дыхание присутствовало, что не могло не радовать. Если бы мои неумелые манипуляции стали причиной смерти еще и этого лорда, я бы просто не выдержала. С меня и смерти наемника, пришедшего по мою душу, на всю оставшуюся жизнь хватит.

В доме не оказалось больше ни одной живой души, и мои призывы о помощи остались без ответа. Пришлось признать свое поражение и уйти. Не знаю, куда бы пошла здравомыслящая леди на моем месте, но я поплелась обратно в резиденцию. Возможно, это было глупостью, но если там по-прежнему сонное царство, то я рискну воспользоваться портальной аркой. Это конечно же было опасно, но другого выхода я не видела. Отец привлечет спецслужбы объединенной империи, и этот змеиный клубок будет распутан в считаные часы. Такой скандал нанесет непоправимый вред репутации ковена Магического Круга, но по крайней мере все останутся живы… если, конечно, я смогу настроить арку. Иначе бродить мне неведомо где, и не факт, что меня там встретят дружелюбно.

Во двор резиденции я ворвалась как отчаянный солдат на поле боя, но мою браваду никто не оценил. Стражники продолжали патрулировать ворота, во дворе никого постороннего не наблюдалось, и я поплелась к входу, предчувствуя полный застой. Но мои предчувствия не оправдались!

В резиденции кипела жизнь, лорды и леди ходили туда-сюда, здоровались, улыбались и даже смеялись… как заводные болванчики. Меня никто просто не замечал. Да они и друг друга-то не замечали! Вся резиденция превратилась в импровизированную сцену кукольного театра. А я здесь выглядела лишним, лишенным реплик персонажем. Огибая прогуливающихся зомбированных магов, я побежала в обеденный зал и застала там только четырнадцать спящих магов, среди которых были Рэв, глава ковена, Брания, еще две леди, у которых шла носом кровь, и девятерых незнакомых мне магов. Все они спали, но, судя по беспокойному поведению, видели кошмары. Они сопротивляются! Осознание пришло как ответ на все мои вопросы. Не знаю почему, но я метнулась к первой леди, села рядом с ней и, положив ее голову на свои колени, начала гладить эльфийку по волосам, вкладывая в каждое прикосновение искреннее желание помочь.

Брания с трудом открыла глаза и прошептала: «Отворотники», — после чего потеряла сознание, и из ее носа тоже начала сочиться кровь.

— Отворотники, отворотники, отворотники, — твердила я, несясь в оранжерею на неимоверной скорости.

Безжалостно, зажав нос одной рукой, другой я рвала благоухающие цветы и складывала их в огромную корзину, первой попавшуюся в подсобном помещении. Я вырвала все цветки, еще парочку кустов выдернула и водрузила сверху для верности. И со всей этой растительной ношей побежала обратно, сбивая по дороге «остекленевших» леди и лордов.

Прибежала в обеденный зал и начала раскидывать цветы, будто сеятель зерна. Рэвиру и Врано досталось больше всех. Их я буквально забросала цветочками. Под конец распространения противных бутонов я уже откровенно брезговала всей этой магической братией. Закончив распределение коварных цветов по залу, я была вынуждена сбежать в комнаты Рэва, чтобы пообщаться «с природой». Меня банально выворачивало, потому что я не только надышалась пыльцой, но еще и сок от цветов впитался в кожу, давая двойной эффект. Пришлось принимать душ, чтобы отмыться от ядовитого сока и запаха.

Выходить из комнат было откровенно страшно, но сидеть и мучиться от неизвестности просто невыносимо. По резиденции по-прежнему бродили леди и лорды, создавая видимость кипящей жизни, а я содрогалась больше от мысли, что придется входить в обеденный зал и вновь испытывать на себе действие отворотников, чем от наводящих ужас пустых взглядов зомбированных магов.

У дверей в зал стояла минут пять, не желая расставаться с надеждой, что маги сами придут в себя и выберутся из «благоухающего» помещения. Ожидание не дало никаких результатов. Я набрала в легкие побольше воздуха, задержала дыхание и вошла… чтобы выдохнуть весь запас от удивления. В обеденном зале никого не было! Я не нашла ни одного из четырнадцати находящихся здесь еще двадцать минут назад магов. Вышла из зала, прикрыла за собой дверь, прислонилась к ней спиной и буквально сползла на пол. И что мне теперь делать? Внутренний голос противненько нашептывал, что это не моя проблема и самым верным решением будет самоустраниться, сбежать, в общем. А с другой стороны, пилила совесть, требуя действовать. А я сидела и думала, думала, думала… и ничего лучше не придумала, как отправиться на поиски пропавших братьев. Идея была, мягко говоря, так себе. Куда идти, я понятия не имела и просто бродила по резиденции за компанию с превратившимися в марионеток леди и лордами, заглядывая во все незапертые помещения, попадающиеся на пути. Обыск четырех этажей ничего не дал, остался только подвал. Если и там никого не найду, то придется воспользоваться портальной аркой. Возможно, маги пришли в себя и ушли порталом, тогда есть шанс, что я найду их, активировав арку по последнему набранному адресу.

Географию подвала я знала еще хуже, чем самой резиденции, а тут еще и освещение было не в пример хуже, так что немудрено было и заблудиться в многочисленных переходах и тупиках… что я и сделала. Благополучно заплутав в лабиринте коридоров, пришла к выводу, что теперь спасать нужно меня, но сдаваться не собиралась, продолжая бродить по полутемным закоулкам. Практически все двери по пути были заперты либо вели в подсобные помещения, где хранился всякий хлам вроде старой мебели или проржавевшего оружия. И зачем все это сюда складировали, было совершенно непонятно. Очередная дверь, обнаружившаяся в небольшом тупике, оказалась заперта.

В сердцах пнула железную створку, она ответила глухим гудением.

— Тьфу на тебя! — сказала двери и пнула еще раз.

За дверью что-то звякнуло, и она со скрипом приоткрылась. Я схватилась за витую широкую ручку и потянула на себя. Открывалась дверь с большой неохотой, пришлось тянуть двумя руками. Оказалось, засов проржавел до такой степени, что буквально рассыпался, видимо, от вибрации, когда я по ней долбила.

И мне бы еще тогда задуматься о том, что заперта-то дверь была изнутри, но радость победы затмила все остальные мысли. И я шагнула в абсолютную темноту, чтобы тут же отпрянуть, зажмурившись от неожиданно вспыхнувшего света.

Стоило мне ступить, как в центре зала вспыхнул яркий огонь. Высокий столб пламени поднимался из чаши, стоящей на спинах трех высеченных из камня животных, являющих собой помесь льва и дракона. А хвосты у них были скорпионьи. Жутковатые получились статуи, но так, видимо, и задумывалось. Вокруг замысловатого «светильника» стояли каменные кресла наподобие тронов с высокими спинками, на которых были искусно вырезаны разнообразные животные. Я насчитала девять тронов. Весь этот антураж можно было бы принять за Магический Круг, если бы не одно но. Я уже видела эту комнату в книге по древним культам, это был утерянный зал совета союза оборотней.

Дело в том, что несколько столетий назад, когда расы еще не объединились в одну империю, самым сильным и жестоким был союз оборотней. Они держали в страхе всех остальных обитателей нашего мира, периодически совершая набеги и устраивая кровавые бойни. А потом в союзе произошел какой-то разлад, и, пока оборотни воевали между собой, остальные расы объединились, чтобы победить ослабленного внутренней борьбой врага. И сейчас я стояла в последнем оплоте союза, где скрылись главы кланов оборотней, когда поняли, что проиграли. Но как эта комната оказалась в подвале резиденции ковена магов, я понять не могла.

Судя по тому, что вспыхнул огонь, это место пропитано магией… и я его активировала? Похоже на то. А раз уж влезла туда, куда и врагу не пожелаешь, то чего уж теперь-то, отступать поздно. И я смело, по крайней мере, мне хотелось так думать, направилась в центр помещения, поближе к факелу. Огонь хоть и светил довольно ярко, но совершенно не давал тепла. Здесь по-прежнему было промозгло и пахло плесенью. Когда я подошла к огню вплотную, что-то неуловимо изменилось, тени за тронами сгустились… или это только мне так показалось от того, что я приблизилась к источнику света? Белое пламя вызывало живейший интерес. Если от него не исходит тепло, то и обжечься наверняка нельзя.

Зря мама скрывала мою принадлежность к магам, быть может, если бы я обучалась магии с детства, то не протянула бы руку к ритуальному костру в наполненном магией помещении. Но я изучала магию, как и все обычные люди, только поверхностно и смело окунула ладонь в столб совершенно негорячего огня. Ожога не было, но кто ж знал, что, прикоснувшись к факелу, я приведу в действие заключенную в него века назад магию.

Зал наполнился воем, скрежетом, шипением и множеством других недружелюбных звуков. Из-за тронов полезли малоприятные глазу истлевшие скелеты, на глазах обрастая плотью и превращаясь в людей, вернее — в оборотней. И вот, спустя пару минут какофонии звуков, в которую вклинивались вибрации моих трясущихся поджилок и дробь, отбиваемая моими зубами, на всех девяти тронах восседали давно почившие главы девяти сильнейших кланов оборотней. И все они смотрели на меня своими нечеловеческими сверкающими глазами, будто чего-то ожидая.

— З-з-здравстуйте, — проявила я вежливость.

Оборотни не спешили проявлять ответную вежливость, продолжая молча сверлить меня взглядами.

— Как поживаете? — решила попытаться развить беседу. — Ну да, вы же все это время не жили… Как самочувствие? Не очень, наверное, приятно было лежать тут скелетами? — Что я несу? — Ну я, пожалуй, пойду, а вы тут… посидите пока, подумайте… о жизни.

Я рванула к двери, но она захлопнулась перед моим носом и открываться отказалась категорически, даже несмотря на то что снаружи никакого засова я не видела, а изнутри он рассыпался.

Развернулась лицом к незапланированно воскресшим мастодонтам мира оборотней и, вжимаясь в стену, спросила полушепотом:

— А вы, наверное, голодные после стольких веков?

Ожившие почившие синхронно подались вперед, принюхиваясь и присматриваясь ко мне.

— Э-э-э, я не про себя говорила! Я имела в виду, что могу принести вам чего-нибудь съедобного, — поспешила добавить, пока меня тут не съели.

— Зачем ты вернула нас? — с наводящей ужас синхронностью спросили оборотни в один голос. — Ты вызвала нас, мы ждем объяснений.

Отговорка «я нечаянно» тут явно не подойдет. И что мне им сказать? Попросить чего-нибудь? Но как бы я не была несведуща в магии, принцип рыночных отношений мне хорошо известен. За спасибо никто ничего делать не станет, если оборотни сделают что-то для меня, то, учитывая их слегка неживое состояние, цена может оказаться несоизмеримо велика.

— Может, вы пока тут посидите, а я за главным сбегаю? — просьба прозвучала весьма жалко, но сама я с ними точно никаких сделок заключать не собираюсь.

— Нас призвала ты. Ты главная, — хором возвестили оборотни.

Да, так я еще никогда не попадала! Вся эта история со свахой на фоне этого смотрелась детской забавой.

— Ну раз я главная, то приказываю вам сидеть здесь и ждать дальнейших распоряжений! — пошла ва-банк, уперев руки в бока и… зажмурившись на всякий случай.

Реакции не последовало, я открыла глаза и увидела усмешки на лицах оборотней. Но они не сказали больше ни слова, а дверь за моей спиной едва слышно скрипнула, отходя от косяка. Ну хоть на этом спасибо. Выскочила наружу, плотно прикрыла дверь, повернулась и призадумалась. Я же вроде как заблудилась, куда ж теперь бежать-то? Понятно, что подальше отсюда, но хотелось еще и из подвала выбраться. А там, наверху, дела тоже шли не очень хорошо, так что выбираться нужно не только из подвала, а вообще из провинции Магического Круга.

Внизу я бродила еще около получаса, костеря проектировщиков и сумасшедших кротов, которые вырыли все это безобразие. Наткнувшись на тренировочный зал, в котором Рэв поджаривал меня, пробуждая инстинкт самосохранения, радовалась как ребенок. Потому что отсюда я примерно помнила дорогу к выходу. А выбравшись, я не обнаружила в резиденции даже бродячих марионеток, здание, казалось, опустело полностью. Тишина вокруг стояла такая, что, даже стоя в холле первого этажа, я четко расслышала, как хлопнула дверь на третьем, и опрометью понеслась туда. Пусть даже это будут злоумышленники, я буду и им рада, только бы они были живыми и вменяемыми!

Пронеслась по третьему этажу, заглядывая во все подряд двери, обнаружила за одной из них не совсем одетую первую леди с еще мокрыми после мытья волосами, и дальше я бежала уже в компании несущейся следом Брании в неглиже, причитавшей, чтобы я остановилась и позволила ей «отблагодарить тебя, любовь моя, за спасение». После такого завидного предложения у меня открылось второе дыхание, и в кабинет главы ковена я влетела на такой скорости, что чуть не сиганула в окно, находящееся напротив двери, пролетев пространство самого кабинета по инерции. Пришлось возвращаться и невежливо захлопывать дверь перед самым носом любвеобильной леди. Заперев дверь, прислонилась к ней спиной, перевела дыхание и… с трудом поборола желание открыть ее, чтобы сдаться на милость первой леди.

Вольготно расположившись на диване, на меня с усмешкой смотрел лорд Карбо. Когда увидела занявшего кресло и тоже посмеивающегося Рэвира, страх пропал мгновенно. Сама того не желая, бросилась к магу и крепко его обняла, усевшись при этом к нему на колени. А как еще можно обнять сидящего в низком кресле человека?

— А тебе, похоже, рады, братец. Только я, кажется, знаком с этой леди, — проговорил Карбо, и я мгновенно отпрянула от Рэва, поправляя юбку и смущенно опустив взгляд. — Пенелопа, позвольте принести вам свои извинения за то, что так неучтиво оставил вас в том ресторане, не расплатившись и даже не попрощавшись, — заявил лорд Карбо, пытаясь прикоснуться к моей ладони.

Я отдернула руку еще до того, как поняла, что он собирается ее всего лишь поцеловать. Неужели я своими неумелыми магическими манипуляциями повредила лорду рассудок? Не знаю, что у него на уме, но на всякий случай я зашла за кресло, в котором сидел Рэвир, за его спиной было как-то спокойнее.

— Нэвор, позволь представить тебе ту самую сваху, которую ты в последние дни усердно пытался обвинить в измене и упрятать за решетку, — проговорил Рэв, вставая и вытягивая меня за локоть из-за кресла.

— Да мы вообще-то знакомы, — пробурчала, все равно стараясь держаться подальше от не внушающего доверия мага.

— Тогда вынужден попросить прощения и за это, — сокрушенно проговорил лорд Карбо. — Я совершенно ничего не помню с того момента, как вошел в свою лабораторию, покинув вас за обедом несколько дней назад.

— Нэвор был под влиянием вампирской магии, а она несколько отличается от обычной, и поэтому мы ничего не заметили, — пояснил Рэв, будто невзначай приобнимая меня за талию. А у меня не было ни малейшего желания сопротивляться, с ним было так спокойно и надежно. — И вот сегодня каким-то чудом ему удалось избавиться от контроля, — закончил Рэвир.

— Ну я бы не сказала, что чудом. Это я… случайно, — призналась, осознав, что в принципе ничего плохого не сделала, а совсем даже наоборот.

В дверь начали остервенело колотить.

— Отдайте мне мою единственную, — кричала, срываясь на визг, первая леди.

— Не отдавайте меня, — прошептала, инстинктивно прижимаясь к Рэву еще крепче.

— Что это с ней? — поинтересовался Карбо, кивая на дверь.

После того как Рэвир рассказал о предполагаемом привороте, Карбо немного посмеялся, но потом проговорил:

— Необходимо это прекратить. Она все же первая леди, представительница ковена.

И вышел, а через мгновение крики и возня прекратились. Не удержавшись, я отлепилась от Рэва, подкралась к двери, приоткрыла ее и увидела, как Карбо, взяв голову Брании в тиски своих рук, что-то внушает ей, воздействуя магией. Дверь я закрыла как раз вовремя, за секунду до того, как раздался очередной крик первой леди. Только на этот раз она никому не признавалась в любви, а костерила Карбо на чем свет стоит, требуя объяснений, почему она стоит посреди коридора в неглиже, а он держит ее за голову.

— Ну, рассказывай, где отсиживалась все это время? А самое главное, почему на тебя не подействовало коллективное заклятие подчинения? Вампиры на него не один десяток магов извели, сцеживая их кровь для ритуала, — проговорил Рэвир, усаживаясь обратно в кресло.

— Что? — воскликнула я. — Это я-то отсиживалась? Да я носилась тут как сумасшедшая, вас всех спасала!

— Ну да. И это при том, что на тебя, как на магически не подготовленную, подчинение должно было подействовать быстрее, чем на остальных магов, — усмехнулся лорд.

— На что ты намекаешь? — вопросила, складывая руки на груди.

— Я ни на что не намекаю, я жажду услышать твою историю, — сказал Рэв, указывая мне на диван напротив себя.

Пришлось сесть и в подробностях рассказать все, что произошло со мной за этот в высшей степени суматошный и наполненный ужасами день. Закончила рассказ на том, как заблудилась в подвале, разыскивая пропавших магов. Про комнату оборотней решила пока умолчать, а то кто их знает, этих магов, обвинят еще в измене и бросят в подвал. А там как раз и до оборотней недалеко. Глядишь, докричусь и попрошу наподдать магам как следует, чтобы мозги на место встали.

— Так, значит, ты, не будучи ни обученным магом, ни вампиром, вот так, походя, сняла с моего брата мастерски наложенное по крови подчинение, после чего, с легкостью вернувшись под опять же сильный, мастерски сработанный купол подчинения, умудрилась привести в чувство Бранию и по ее подсказке избавить нас от заклятия с помощью пыльцы отворотников? Затем спокойненько отправилась принимать душ, пройдя мимо подконтрольных магов, которые тебя — о чудо! — почему-то не тронули? А освежившись, не нашла нас и отправилась на поиски? — повторил Рэвир все сказанное мной. Только он преподнес мой рассказ так, что я и сама бы не поверила, если бы это не произошло со мной.

— Да, все так и было, — подтвердила, пожав плечами. А что я еще могла сказать? Разве что… — Ты не совсем прав относительно того, что я не вампир, во мне есть капелька вампирьей крови, одна шестнадцатая, если быть точной.

— Это, конечно, неожиданно, — подумав, проговорил Рэв, — но нисколько не помогло бы тебе. Одна шестнадцатая, да еще и пассивное родство, это капля в море.

— И что из этого следует? — спросила, ожидая уже чего угодно, вплоть до очередного обвинения в измене.

— А из этого следует подумать, какие у тебя еще есть связи с вампирами. Ведь по какой-то причине их кровная магия на тебя не действует, — заявил маг, и я немного расслабилась. Он мне поверил, что было весьма приятно.

— Так что все-таки произошло и куда все подевались? — спросила, устраиваясь поудобнее.

— Да ерунда, — махнул рукой маг. — Очередная попытка вампиров взломать Магический Круг. В этот раз они зашли слишком далеко. Так что придется напомнить им, что ковен Магического Круга — это сила, с которой стоит считаться. И ведь даже до самого круга добрались, там и застряли, влипнув в стазис, как мухи в смолу. Придется казнить всех и отправить в родную провинцию в осиновых костюмчиках.

— Ничего себе ерунда! Да они всю резиденцию под контроль взяли! А если бы поубивали вас всех? — удивилась я.

— Столько смертей мгновенно привлекли бы внимание, всколыхнув энергетическое поле, — пояснил лорд. — Сейчас, кстати, Врано вместе с советом ковена проводит допросы и суд. Не хочешь поприсутствовать?

— На казни? Нет уж, увольте, — отказалась я от сомнительной чести.

— Да не на казни, а на суде. Идем, — проговорил Рэв, вставая и протягивая мне руку. — Заодно, может, и узнаем, почему тебя они не тронули.

— Это ты мне очную ставку с вампирами собрался устроить? — спросила, не торопясь принимать приглашение.

— И где ты только таких слов набралась? Просто хочу показать идиотов, решивших, что они умнее магии, — пояснил Рэв, все-таки поднимая меня с дивана.

— Подожди, меня там, в подвале, кое-кто жде… — Договорить я не успела, с криком проваливаясь в портал, открывшийся не в стене, как Рэвир проделывал это раньше, а в полу, прямо под нами.

Вывалились мы на удобный диванчик, я так и села в полете, издав жалобное «вяк» и щелкнув зубами. А стоял этот диванчик в ложе, находящейся на небольшом возвышении в судебном зале ковена. Где в данный момент присутствовали: совет в полном составе во главе с лордом Орли, пятеро мужчин-вампиров, заточенных в частичный стазис, две женщины-вампирши, которых сейчас допрашивали, и представитель сената единой империи… мой отец собственной персоной!

— Ты зачем меня сюда притащил? — прошептала едва слышно, но все вампиры синхронно повернули головы в мою сторону.

И я узнала одну из леди-вамп, это была та самая претендентка, не прошедшая отбор и решившая напасть на меня. Вот и ответ на все вопросы: она выполнила свой долг перед вампирским родом и защитила меня от их магии! Вампирша усмехнулась, подмигнула мне и громогласно заявила:

— Я требую уплаты кровного долга! Вон та женщина связана со мной ритуальной клятвой взаимопомощи, — на меня указали острым красным ноготком. Дальше леди говорила уже только со мной: — Если ты не спасешь меня, то на всю твою вампирскую ветвь падет родовое проклятие. Готова ли ты, дочь трех народов, погубить своих братьев по крови?

Я втянула голову в плечи и не знала, куда себя девать, особенно страшно было от многообещающего взгляда отца.

В совете поднялся шум, все обсуждали новую информацию. Были среди советников и несколько мужчин из тех, кого я обложила отворотниками в обеденном зале.

— Да-а-а, ты полна сюрпризов, — прошипел Рэвир, хватая меня за руку и волоча за собой к лестнице вниз. А мне туда ну очень не хотелось, особенно из-за отца.

Но меня никто не спрашивал, чего я хочу. И вот я стою рядом с этой леди, чтоб ей всю оставшуюся жизнь только салатики есть, а Рэвир стоит рядом и держит меня за руку мертвой хваткой.

— Леди Бооль’Кьен, признаете ли вы факт ритуальной связи с этой женщиной? — вопросил глава ковена, посовещавшись с коллегами.

— Признаю, — обреченно проговорила я.

— Когда и при каких обстоятельствах был заключен данный договор? — продолжил допрос лорд Орли.

Пришлось рассказать о кастинге и агрессивном поведении леди.

— Это был единственный способ избежать нападения, — закончила я.

— А куда смотрела охрана? — возмутился один из советников.

— С этим я разберусь, — пообещал Рэвир.

— Леди Эсхирая Морви, мы признаем ваше право на возвращение долга жизни и не смеем противиться. По законам объединенной империи мы не имеем права производить действия, которые могут повлечь за собой гибель целой династии. Вы будете освобождены, но только при условии, что ритуальная связь с леди Бооль’Кьен будет разорвана здесь и сейчас, — возвестил лорд Орли, недобро поглядывая на меня.

— Да пожалуйста, — моментально согласилась вампирша. — Мне и самой нянчиться с этой девчонкой не в радость. Пришлось даже с вашего Карбо контроль снять, чтобы ее не зашибло, когда полезла к заклятию.

Ритуальные слова были произнесены, вампиршу сопроводили к портальной арке и отправили восвояси, сдав властям родной провинции. Там ее, конечно, не казнят, но за подрывающую авторитет родного народа деятельность по головке тоже не погладят.

Остальных приговорили к казни через усыпление и последующее умертвление. Заключенных увели, совет начал расходиться, а мой личный приговор и казнь меня еще только ждали — ко мне приближался отец.

— Иди собирать вещи, доченька, — прошипел родитель, сверля взглядом… Рэвира.

— А я-то тут при чем? Мы с ней тогда еще вообще не были знакомы! — заявил маг. — Сами воспитали безбашенную дочурку с напрочь атрофированным инстинктом самосохранения и повышенным чувством гордости, чтобы помощи попросить, а теперь виноватых ищете. — Но, говоря все это, Рэв продолжал держать меня за руку. Да я и сама в его ладонь от страха вцепилась.

Отец посмотрел на наши руки и спокойно так, даже вежливо проговорил:

— У тебя, парень, у самого с инстинктом самосохранения проблемы, как я погляжу.

— Ну мне не привыкать. На том свете я уже был, меня там не жалуют, обратно отправили, — нагло улыбаясь, поведал Рэв… продолжая держать меня за руку, похоже, больше для того, чтобы папу позлить, чем для того, чтобы меня поддержать.

— Нарываешься, мальчишка, — проговорил папочка, явно начиная выходить из себя.

— Да, — легко согласился Рэвир.

— Смелый, похвально… или глупо? — усмехнулся папа.

— Так, хватит! — решила я прервать назревающий конфликт. Отца я очень боялась, но вспомнила полные надежды глаза несчастной Равины и уверенно проговорила: — Я никуда не поеду, даже если лорд Орли освободит меня от обязательств. У меня есть личная ответственность перед леди, с которыми я работаю, я не могу все бросить. Прости, папа, но это мое решение, и я не прощу тебя, если ты не примешь его.

Отец сощурился, выдавая тем самым крайнюю степень возмущения, но промолчал. Только кивнул и отошел к главе ковена, напоследок одарив Рэвира убийственным взглядом. Но лорд Тронси отличался невероятной толстокожестью и, широко улыбаясь, помахал папе рукой, чем вывел его из себя еще больше.

Я тоже улыбнулась папе и с превеликим удовольствием со всей силы опустила каблук на носок туфли стоящего рядом лорда.

— Стерва, — прошептал Рэв сквозь зубы, продолжая улыбаться.

Отец заметил мой маневр и усмехнулся, видимо, поняв, что Рэвиру и так со мной несладко, так что мстить за дерзость не имеет смысла, я и сама с этим прекрасно справлюсь.

— Пошли отсюда. Я тебе еще кое-что не рассказала, — тихо проговорила лорду, осматриваясь в поисках нужной двери.

— Ну пошли, расскажешь, что еще натворила, — вздохнул маг и повел меня к ближайшему выходу.

— Почему сразу натворила? Я вообще-то сегодня спасла вас всех, — пробурчала, уже начиная раздражаться от того, что Рэв вцепился в мою руку и продолжает тащить за собой, как бессловесную куклу.

— Не спорю, помогла, за что тебе огромное магическое спасибо. Но я по глазам твоим виноватым вижу: ты что-то натворила. Я прав? — спросил лорд, посмеиваясь.

— Прав — не прав, видит он… — пробурчала себе под нос, чем вызвала приступ веселья у излишне прозорливого мага.

Рэвир привел меня в свои комнаты, усадил на диван, сам расположился в кресле, сложил руки на груди и приказал:

— Признавайся.

— Признаюсь, — бодро начала я, — в общем, я спустилась в подвал, чтобы проверить, не там ли вы прячетесь… А кстати, где вы все были?

— У Магического Круга. Не отвлекайся, — поторопил Рэв.

— Ну так вот, я туда спустилась и заблудилась, а потом… как бы поточнее сказать… в общем, я же не знала, что у вас там много чего в этом подвале понапихано… И нечего было бросать меня здесь одну… — Да, от бодрости не осталось ни следа.

— Пенелопа, не тяни! — грозно приказал маг, подавшись вперед.

— Я пробудила совет союза оборотней, — выпалила, втягивая голову в плечи.

Реакции не последовало абсолютно никакой. Рэвир сидел не шевелясь и даже не моргал.

— Я совершенно случайно, оно как-то само вышло! И все оборотни вдруг ожили и начали требовать от меня объяснений, и я пообещала принести им поесть. Короче, они там сейчас меня ждут… голодные. Вот, — протараторила я.

Маг сидел, не подавая признаков жизни минуты две. После чего медленно встал, совершенно спокойно проговорил: «Ты посиди пока тут», — и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. И вот как мне это понимать? То, что он не разозлился, — хороший знак или плохой?

Рэвира не было уже около получаса. Я извелась, бродя по гостиной как неприкаянная и прислушиваясь к каждому шороху. Но насколько бы тягостным ни было ожидание, твердо решила не выходить из покоев… чтобы еще что-нибудь не испортить.

Когда за дверью послышались приближающиеся шаги, бросилась навстречу и замерла, увидев вошедшего.

— Леди Бооль’Кьен, идемте. С вами хочет побеседовать глава ковена, — проговорил лорд Карбо, учтиво пропуская меня вперед.

— А где Рэв… лорд Тронси? — спросила, медленно выходя в коридор. Появилось стойкое ощущение, что меня ведут на казнь.

— Рэвир… он слегка занят, — грустно усмехаясь, проговорил маг. — Мой младший брат всегда отличался некоторой несдержанностью, так что вам лучше пока не видеться.

Ощущение безысходности стало еще четче.

Мы пришли в уже ставший привычным — так часто меня сюда вызывали — кабинет главы ковена. Лорд Орли сидел за столом и ждал… меня.

— Явилась… диверсантка, — проговорил он, но не злобно, а скорее подтрунивая.

— Все так плохо? — спросила шепотом.

— Ну, это смотря для кого. Вот куратору магически опасных объектов сейчас явно не позавидуешь. Его Рэвир… воспитывает, — поведал Орли. — И вот скажите мне, уважаемая сваха, почему он при этом называет его идиотка, дура безмозглая и курица безголовая?

— Ой, — только и сказала я, опускаясь на стул и нервно теребя край столешницы.

— Вот именно, что несчастному лорду Забирно сейчас «ой». И ведь не поможешь, а то всем достанется, — сокрушенно покачал головой глава ковена.

— И что же теперь делать? — спросила, шмыгая носом. Кажется, я сейчас опять позорно разревусь.

— А ничего. Подождем, пока Рэв немного успокоится, и будем решать, кому из нас вы передадите право управления военным советом почивших оборотней.

— Военным? — Голос вдруг охрип.

— А вы думали, что на сильнейших оборотней всех времен было наложено заклинание возрождения для того, чтобы в шарады с ними играть или об истории беседовать? Теперь эти живчики не упокоятся до тех пор, пока не победят в какой-нибудь войне, — объяснил лорд Врано. — Полководец из вас, я думаю, выйдет не столь блестящий, как сваха, так что придется провести ритуал передачи контроля.

А потом про меня забыли, листая какую-то старую книгу в чешуйчатом переплете и обсуждая принципы управления советом почивших.

— Сложнее всего будет с драконом, — говорил лорд Карбо. — Он, судя по летописям, был самым агрессивным и непримиримым.

— Ничего, если не ослаблять контроль, они будут думать как единый разум и не смогут проявлять индивидуализм, — отмахнулся лорд Орли.

— Дракон? — спросила я, не удержавшись. — Там же вроде бы были оборотни. При чем здесь драконы?

— Да, современная образовательная система слишком избирательна, — грустно проговорил Карбо. — Жаль, что власти объединенной империи все еще придерживаются принципа «Счастье в неведении».

— Драконы — это не мифические, магически одаренные существа, леди Пенелопа, — продолжил Орли. — Это всего лишь оборотни, имеющие довольно своеобразную вторую ипостась — летающую рептилию с повышенной термоотдачей. Всеобщее мнение, что драконы умеют превращаться в людей, это заблуждение. В действительности все наоборот, это некоторые люди в результате смешения рас получают возможность превращаться в драконов.

Мой правильный и понятный мир пошатнулся. Если в наших учебных заведениях намеренно преподают ложные догмы, то страшно даже представить, как устроен мир в действительности.

Лорды продолжили обсуждение, а я решила не прислушиваться, чтобы еще что-нибудь шокирующее не услышать. На сегодня с меня, пожалуй, хватит открытий.

Задумалась и вздрогнула от резкого стука по двери, от чего она распахнулась, впуская Рэвира.

— Идемте в подвал. Поскорее покончим с этим, — проговорил он, даже не глядя на меня.

А я смотрела… с ужасом.

— Ты бы переоделся, что ли, — предложил глава ковена.

Рэв окинул взглядом свой окровавленный костюм, взглянул на такие же кулаки и поспешил удалиться. Напоследок бросив на меня виноватый взгляд… Или мне только показалось? В конце концов, попробуй разбери, какой там взгляд, когда одна сторона лица забрызгана кровью, немного, но все же.

— Не стоит его осуждать, — проговорил лорд Карбо, заметив мой полный страха взгляд. — Куратор действительно допустил непростительную халатность, не обновляя защитные контуры на важных объектах. Ведь до оборотней мог добраться кто-то не столь доброжелательный, как вы.

— Я не осуждаю, — просипела, сама не узнавая свой голос. — Я боюсь.

— Лорд Тронси является военным, а не дуэньей, — излишне грубо проговорил глава ковена.

А ведь и правда, Рэв военный и не впервые пачкает руки в крови, но с этой его стороной я не была знакома… и знакомиться не имела ни малейшего желания.

Рэвир вернулся спустя пятнадцать минут. Одежда была чистой, а волосы еще влажными после душа. И он по-прежнему не желал на меня смотреть. Так мне и надо! Сама виновата. Сейчас мой поступок казался в высшей мере глупым, но тогда, в подвале, рассудительность покинула меня в самый неподходящий момент. Можно было списать это на стресс и страх, но это просто оправдания, в действительности я просто поступила безответственно, как бывало уже не раз в моей недолгой жизни. А расхлебывать придется, как это часто бывало, другим. От угрызений совести отвлек голос Рэва.

— Идемте, чем быстрее проведем передачу, тем больше шансов избежать бойни, — проговорил он, забирая из рук лорда Карбо старую книгу.

В подвал шли молча, резиденция начала оживать, маги притихли и были напуганы произошедшим, но все равно собирались группами и вполголоса обсуждали нападение вампиров. Знали бы они, что находятся на пороховой бочке — военном совете воскресших оборотней в подвале…

Подойдя к нужной двери, маги остановились, пропуская меня вперед.

— Заходим, проводим ритуал передачи, и ты уходишь, — приказал Рэвир, берясь за дверную ручку.

Я только кивнула, понимая… что ничего не понимаю и понятия не имею, что делать.

Лорд потянул дверь, но я его остановила, нервно крикнув: «Подождите!»

— Ну что еще? — раздраженно спросил Рэв.

Странно, но глава ковена и лорд Карбо самоустранились, отойдя в сторонку и ожидая… чего-то.

— А как я должна буду передать управление? Что делать-то? — спросила, поглядывая на приоткрытую дверь.

— Я объясню, что делать, на месте, — недовольно буркнул маг и, распахнув дверь, бесцеремонно втолкнул меня в зал совета оборотней. После чего вошел сам и прикрыл за собой дверь.

Оборотни синхронно повернули головы и спросили, как и прежде, хором:

— Ты привела одного из нас?

— Не дождетесь, мне и здесь неплохо, — заявил Рэвир, хватая меня за руку и подводя к чашеобразному факелу.

Оборотни в едином порыве встали со своих тронов.

— Прикажи им сесть на место и не рыпаться, — шепнул маг, всматриваясь в белое пламя, будто видя в нем еще что-то кроме всполохов.

Приказать? Сказать об этом проще, чем сделать…

— Сядьте на свои места и не шумите, — проговорила, в точности копируя тон и реплику своей преподавательницы по межвидовым правам леди Анисии Пранк. Это была жесткая, а иногда и грубая женщина. Так что гаркнула я на оборотней мощно.

Советники посмотрели на меня, как мне показалось, недружелюбно, но вернулись на свои троны.

— Подойди, — приказал Рэв.

Я приблизилась вплотную к огню.

— Сейчас мы возьмемся за руки и погрузим их в пламя жизни. Тебе достаточно оформить в голове и четко произнести, что ты отказываешься от права владения этими жизнями и передаешь их в мои руки.

— Мы протестуем, — раздалось со всех сторон сразу. — Один из нас не может держать наши жизни.

— Почему они считают тебя одним из своих? — прошептала, стараясь не смотреть на оборотней. Пугали они меня.

— Видишь ли, я отметился в мире мертвых, и они это видят. Но я не один из них, мой лимит еще не исчерпан, а их здесь удерживает только сила заклинания, и, выполнив его условия, они вернутся в небытие, — пояснил лорд, хватая меня за руку и сплетая наши пальцы. — Может быть немного больно. Готова?

Странный вопрос! После известия, что будет больно, я конечно же была не готова. Но кого это волновало?

Наши руки утонули в холодном пламени, как в проточной воде.

— Говори, — шепнул Рэвир.

— Протестуем, — пронесся гул по залу.

— Я отказываюсь от права владения этими жизнями и передаю их в твои руки, — произнесла дрожащим голосом, глядя в глаза Рэвира. В этом ритуале мне почудилось что-то большее, какая-то интимность…

— Я принимаю твой дар, — ответил Рэв, не отводя взгляда.

Пламя мигнуло и взвилось до потолка. Оборотни встали, недружелюбно глядя на нового хозяина.

— Ну вот и все, — констатировал Рэвир, быстро подводя меня к двери. Оборотни спустились с возвышений, на которых стояли их каменные кресла. — Все будет хорошо, — прошептал мужчина, стремительно поцеловал меня и вытолкал за дверь, захлопнув ее следом за мной.

Из-за железной преграды послышались грохот и замогильный гул. Я схватилась за ручку, пытаясь открыть дверь, но подоспевшие Орли и Карбо буквально силой оттащили меня от нее.

— Что там происходит? Ему же нужна помощь! Почему вы стоите и ничего не делаете? Он же ваш брат! — кричала я, пытаясь вырваться.

— Так и должно быть, — проговорил глава ковена, продолжая удерживать меня. — Он справится, должен справиться.

— Оборотней можно упокоить, только дав им бой. Иначе не избежать войны, — пояснил лорд Карбо. — А мы не можем этого допустить.

— Но почему пошел именно он? Почему один? Вы же глава ковена! — бросила в лицо Орли как обвинение.

— Вот именно, я несу ответственность за провинцию, — сухо ответил лорд.

— А Рэвиром, значит, можно пожертвовать? Он не столь важная персона? — возмутилась, повторив попытку вырваться.

— Не забывайтесь, — прошипел глава ковена.

— У других не было бы и шанса. Победить совет может только пробудивший. Но вы не подходите на роль укротителя почивших, поэтому было решено, что им станет Рэвир, — проговорил лорд Карбо.

— Если он умрет, я вам этого не прощу… я себе этого не прощу, — прошептала, прекратив попытки вырваться.

А за дверью стояла какофония ужасающих звуков.

— И что теперь делать? — спросила, сползая по стене и садясь прямо на влажный земляной пол.

— Ждать, — коротко ответил Карбо.

На главу ковена мне даже смотреть не хотелось. Заварила все это, конечно, я и вина моя, но он тоже хорош! Важная персона, видите ли, а если все получится, будет стучать кулаком в грудь и говорить, что это он, великий правитель, предотвратил войну… чужими руками!


Я успела поплакать, проклясть свою дурную голову несколько раз, мысленно помянуть недобрым словом лорда Орли и воскресших оборотней, а шум за дверью все не утихал.

— Так! С меня хватит. Сейчас эти оборотни узнают, что такое разгневанная сваха, — заявила, вставая и утирая слезы грязными руками. В приступе паники я ими землю царапала.

— Вы что задумали? — вопросил Орли.

— Сейчас увидишь, — ответила, стряхивая руку лорда со своего плеча и уверенно направляясь к двери.

— Вы даже приоткрыть ее не сможете, — проговорил мне вслед Карбо.

— Посмотрим, — буркнула, хватаясь за ручку обеими руками. — А ну, открывайся! — рявкнула изо всех сил, потянув на себя и пнув для верности.

Металл загудел, и дверь со щелчком приоткрылась. Грохот и вой стали просто оглушительными.

— Не смей! — завопили маги в один голос, рванув ко мне. Но они опоздали.

Я распахнула дверь и ворвалась в зал… а эти гады, вместо того чтобы присоединиться и помочь мне, захлопнули ее за моей спиной!

В помещении творилось нечто невообразимое. Рэвир сражался одновременно с тремя оборотнями, один из которых выпустил огромные когти и пытался дотянуться ими до горла мага. Двое воскресших почему-то дрались между собой, а остальные четверо были то ли разрублены, то ли разорваны на части и ползали по полу, подбирая отдельные части своих тел и спешно их приращивая. Что примечательно, крови у них не было. Пламя гудело, как кузнечный горн, два из девяти тронов были раскрошены, а один занял оборотень, пристраивающий оторванную в области колена ногу. Послышался треск и вой, и я поняла, как оборотни были расчленены. Рэвир схватил одного из нападающих за руки, уперся ему в грудь ногой и с силой рванул, буквально выдирая руки из суставов. Тот оборотень, что отрастил когти, воспользовался тем, что руки мага заняты, и полоснул когтями по его спине. Рэв зарычал от боли, отбросил оторванные конечности, повернулся к обидчику и, ловко запрыгнув ему на шею, с хрустом оторвал когтистому голову.

Меня никто просто не замечал.

Не знаю почему, но я точно чувствовала, что нужно подобраться к пламени, в нем заключается сила оборотней.

Найдя подходящую траекторию, я перебежками направилась в центр зала по дороге отшвырнув подальше ногу, до которой ее хозяин уже почти дополз.

Оборотень досадливо взвыл, одарил меня недобрым взглядом и пополз дальше догонять убежавшую конечность.

Я подбежала к факелу и просто перестала задумываться, что правильно и чего следует бояться. Я маг, а у нас есть родовая память и интуитивные знания. На это-то и была надежда. Схватившись за края чаши, поставила ногу на хвост одной из статуй, на которых держался факел и, подтянувшись, помогая себе локтями и ногами, буквально нырнула в огонь. Дышать здесь было практически невозможно, но я все-таки взобралась на чашу и встала в полный рост прямо в центре огненного столба. Глаза пришлось зажмурить, говорить было невозможно и пришлось наклониться вбок, чтобы набрать полную грудь воздуха. А потом, снова вернувшись в костер, закричала изо всех сил:

— Я забираю свой дар обратно и отзываю переданные души.

Казалось, ничего не произошло, пламя по-прежнему ревело, но, вынырнув из огня, чтобы вдохнуть, я услышала… вернее, ничего не услышала. В зале стояла оглушительная тишина, нарушаемая только шорохами, издаваемыми ползущим к своей ноге оборотнем.

Рэв отбросил в сторону чью-то кисть, которую, должно быть, только что оторвал, сплюнул кровь от разбитой губы и устало произнес:

— Вот идиотка.

Я уселась на край чаши, свесив ноги вниз, подперла подбородок руками, уместив локти на коленях, и осмотрела поле боя. Оборотни смотрели на меня как на полную дуру, Рэвир свое мнение на этот счет уже высказал, а я просто понятия не имела, что делать дальше.

Оборотни собрали потерянные части тел, привели себя в более-менее презентабельный вид и расселись по своим местам, Рэв просто уселся на пол, и все молчали.

Я неловко развернулась и, болтая в воздухе ногами, сползла на пол, поправила задравшуюся юбку, повернулась к честной компании и неуверенно начала:

— Ну, в общем, я подумала…

— Не смеши, — перебил маг.

Стало обидно, я же ведь ради него все это затеяла, а он…

— Ты опозорила нас и нанесла несмываемое оскорбление, женщина, — дружно провозгласили оборотни. — Военный совет не мог быть побежденным одной женщиной, но ты сделала это. Мы требуем упокоения и отказываемся подчиняться тебе.

— Да пожалуйста! — радостно заявила я. — Вас никто не держит.

— Везучая идиотка, — простонал Рэв, заваливаясь на бок.

Я бросилась к раненому, покосившись на оставшихся без кресел и сиротливо стоящих в сторонке оборотней. Это были именно те двое, которые дрались между собой. Наверное, они-то и сломали троны друг друга, из-за чего и сцепились… Хотя это же солидные военачальники, не стали бы они из-за мебели драться. Ладно, об этом потом у Рэва спрошу, сейчас нужно ему помочь. Маг выглядел не лучшим образом, регенерация уже шла полным ходом, но раны от когтей на спине не желали закрываться и обильно кровоточили.

— Как же ты так? — причитала я, укладывая лорда на бок и пытаясь зажать порезы руками.

— Случайно, — пробурчал маг. — Не трогай ничего, само заживет. Отправь лучше этих дружелюбных лордов восвояси.

Легко сказать!

— А я не знаю как, — призналась, вытирая испачканные в крови руки… о брюки Рэва.

За спиной послышались сдержанные смешки. И как это понимать? Минуту назад эти ожившие покойнички устроили тут кровавую бойню, а сейчас имеют наглость еще и посмеиваться надо мной!

— Так, живчики, — проговорила, поднимаясь, — а не пора ли вам и честь знать? Что-то вы загостились среди живых.

— Мы уйдем с последним всполохом пламени жизни, — дружно, как детский хор, проговорили оборотни.

Рэвир тем временем сел, морщась от боли, но не желая разлеживаться на сырой земле.

— Потуши факел, — прохрипел он, откашлялся и продолжил: — Нужно только желание и четко сформулированный приказ.

Я покосилась на наигранно хмурых оборотней и вернулась к огненной чаше. Так, с желанием вроде бы все в порядке. Мысли четко формулировать я тоже неплохо умею. Погрузила ладонь в пламя и громко произнесла: «Потухни», а в следующее мгновение с криком отдернула ладонь от огня. Кожа покраснела, всю руку пекло, а возле факела стало вдруг очень жарко.

— Уходим! — крикнул Рэвир, оказавшись рядом и хватая меня за непострадавшую руку.

Мы побежали к выходу, а оборотни стремительно меняли облик, перекидываясь в свои звериные ипостаси. Мы выбежали из зала и Рэв тут же начал накладывать на дверь удерживающие заклинания, поняв, что что-то пошло не так, к нему присоединились братья. Первый удар в стальную преграду оставил в ней небольшую выпуклость, но потом защита вступила в силу и дверь стала непробиваемой.

— А теперь поведай-ка мне, дорогуша, и чего же такого экзотического ты возжелала, когда ручки свои шаловливые в пламя жизни запустила? — прошипел Рэв, надвигаясь на меня.

Я оторопело хлопала глазами, не понимая, за что опять вечно недовольный лорд на меня взъелся.

— Подожди, Рэв, — проговорил лорд Карбо, — опуская руку на плечо брата. — Возможно, девушка тут ни при чем. Нужно разобраться, сопоставить все данные…

— Разберусь, — рыкнул Рэвир, хватая меня за локоть и буквально зашвыривая в появившийся в стене портальный провал.

Но в момент перехода что-то пошло не так. Почувствовала, будто меня горячим паром обдало, и… вывалилась на земляной пол зала военного совета оборотней. За спиной гудело и исходило жаром покрасневшее пламя, а на меня с интересом смотрело девять пар нечеловеческих глаз… с гастрономическим интересом.

— Привет, — пропищала я, раздумывая, что предпочтительнее: сгореть в пылающем за спиной пламени или быть съеденной девятью оголодавшими после долгой отлучки из мира живых оборотнями. Лично для меня оба варианта были невыгодными, но если посмотреть на ситуацию с прагматичной точки зрения, то стать обедом для уважаемых оборотней было бы более благородно с моей стороны. — Что за ужасы лезут мне в голову?! — вопросила у окружающего пространства. Вопрос был чисто риторическим, и ответа я не ожидала. И уж точно не могла даже предположить, что услышу то, что услышала.

— Забавная девочка, — произнесла одна из зверюг. Какая-то дикая кошка, вернее, кот. То ли леопард, то ли гепард.

— И совершенно не умеет скрывать свои мысли, — лениво растягивая слова, прошипела огромная, непрерывно шевелящая кольцами змея.

— А ты конечно же не удержался и заглянул в очаровательную головку прелестницы. Даже смерть тебя не исправила, Шиклай, — усмехнулся самый настоящий, дымчато-серый дракон средних размеров, то есть чуть больше лошади, со сложенными крыльями.

— А я и не горбатый, чтобы меня могила исправляла, — ответил змей.

— А сердечко-то как заходится, — поцокал языком матерый черный волк с серыми боками и полосой на спине. Только в его исполнении это было скорее не цоканье языком, а клацанье зубами.

— Так, стоп! Я не поняла, а куда синхронность подевалась? — спросила, почему-то уверившись, что меня есть никто не собирается. — Вы же раньше только слаженно, в один голос говорили.

— А она мне нравится, — протянул змей.

— Да тебе все, что женского пола и движется, нравится, — хохотнул бурый, не уступающий по размерам волку лис.

— Остынь, Шиклай, леди уже занята, — проговорил волк. — Чувствуешь, как сюда ломится какой-то маг? Переживает за нее.

— Да когда меня это останавливало? Так даже интереснее. Всегда приятно лишний раз доказать себе, что я неотразим, — заявила мерзкая змеюка и стремительно начала обращаться в стройного блондина с копной буйных кудрей и изумрудно-зелеными глазами.

Не представляю, как я успела все это разглядеть, потому что блондин был абсолютно голым, и я, взвизгнув, отвернулась.

Что, впрочем, мне мало помогло, потому что и другие оборотни решили принять человеческий облик. И куда бы я ни повернулась, меня окружали голые мужики! Зажмурилась, еще и руками глаза закрыла для верности.

— Стеснительная, — проговорил кто-то из оборотней.

— Девица, — констатировал второй.

— Юная, — еще один.

— Неискушенная. — Голос змея я узнала.

— А может, я пока пойду? — спросила несмело, по-прежнему закрывая глаза руками.

— Давайте уже впустим этого мага. Интересно посмотреть, что за типчик, — проговорил вместо ответа змей.

— Подожди. Сначала нужно разобраться, что произошло. Судя по всему, наша затея с возрождением удалась. Вот только кто нас вернул? — проговорил… наверное, волк. Мне показалось, он у них самый рассудительный.

— Да она и вернула. Пламя же по зову ее привело, — ответил… дракон?

— Вряд ли. Условие было «кровь и сила воина», а эта девочка на воина не тянет, — вступил в разговор еще кто-то.

Похоже, они совершенно не помнили, что происходило до того, как я попыталась погасить огонь и что-то напутала.

— Леди, вас не затруднит ответить на несколько наших вопросов? — спросил волк.

— Затруднит, — пробурчала я. — Может, вы во что-нибудь оденетесь?

— С этим пока сложно. Но чем быстрее мы разберемся в ситуации, тем скорее отпустим вас, — проговорил оборотень, судя по голосу, приблизившийся ко мне.

— Спрашивайте, — сдалась я.

— Какой сейчас год? — задал первый вопрос волк.

— Шестьсот тридцать четвертый от создания Единой Империи, — честно ответила я.

— А это еще что за балаган? — вопросил дракон.

— А в каком году по старому летоисчислению была создана Единая Империя? — продолжил допрос волк.

— В три тысячи двести семнадцатом от возрождения жизни, — отрапортовала зазубренные еще на уроках древней истории данные.

— Паршиво. Год нашего падения, — выругался дракон.

— Не кипятись. Мы проиграли, а поражения нужно принимать с честью. Теперь придется адаптироваться к новой жизни в новом мире, — одернул его еще какой-то голос, которого я до этого не слышала.

— Я никогда не принимал и не приму поражение! — взревел дракон.

Долго они еще тут беседы разводить собираются? Мне-то ведь некомфортно стоять с закрытыми глазами, особенно в окружении голых незнакомых мужчин. Я чувствовала себя попавшей в гарем бесшабашной амазонки монашкой, а им поговорить приспичило!

Вдруг послышались треск, грохот и гул от удара по металлической двери. Я открыла глаза и повернулась. А двери как таковой не было! В проеме стоял злой как… дракон Рэвир и держал в руке смятый, словно бумажка, кусок двери.

— Силен, — уважительно проговорил волк.

— Будет весело, — заявил змей.

— Пенелопа, на выход! — рявкнул Рэв.

И я даже не подумала ослушаться, бросившись к проходу и прошмыгнув мимо проводившего меня недобрым взглядом мага.

В коридоре меня встретили и, буквально подхватив под руки, выволокли из подвала два капитана из стражи. А в злосчастный зал голых оборотней отправились братья Рэвира. Стражники привели меня к покоям Рэва, дождались, когда я войду, и заперли. Из-за двери слышались приглушенные голоса, значит, остались охранять.

Ну и пусть! Представила, как и маги тоже оголяются, чтобы быть на равных с оборотнями, и все вместе нагие мужчины дружно усаживаются в кружок вокруг костра и ведут задушевные беседы. Улыбнулась собственному бреду, облегченно вздохнула и пошла принимать ванну. Не собиралась долго плескаться, но в результате отмокала около часа, пока вода совсем не остыла. Пришлось прекращать водные процедуры.

Но не успела я выбраться из ванны, завернуться в полотенце и выйти в спальню, как под ногами пропал твердый пол, и я куда-то провалилась, чувствуя окружающий со всех сторон жар и что-то мерзко-скользко-холодное, скользящее по обнаженным ногам.

Часть третья

НЕ ХОДИТЕ, СВАХИ, ЗАМУЖ…

Как же я визжала. Вот лежала на кровати, обвитая здоровенной, противной змеюкой, и визжала. Тело просто окаменело от страха, и попыток вырваться я не делала. Только и могла что кричать. Но и визжать долго на такой высокой ноте тоже не смогла, голосовые связки не выдержали, охрипла и заткнулась. Первый ужас постепенно прошел, сменившись просто стойким ощущением, что меня сейчас будут убивать. Мысли постепенно отошли от звукового удара, который я сама себе устроила, и медленно начали сплетаться в понимание — меня нагло украл недавно воскресший оборотень-змей, как его там, Шиклай, кажется? Пока я тряслась и обдумывала свою дальнейшую судьбу, змей медленно сполз на пол, освободив меня от «оков» своих колец, и перевоплотился в голого смазливого блондина. С трудом поборола желание пожертвовать ему свое полотенце. Но, рассудив, что закрыть глаза проще, чем прикрыть собственную наготу, полотенце оставила при себе. Перебралась на другую сторону кровати и, встав с нее спиной к оборотню, возмущенно вопросила:

— А не много ли вы себе позволяете? Немедленно верните меня обратно!

— Сколько страсти в голоске, — вкрадчиво проговорил блондин… прямо над моим ухом!

Я так шарахнулась в сторону, что сбила прикроватный столик и сама едва не упала.

— Пугливая, как маленькая мышка, — посмеиваясь, проговорил… одетый в свободные белые брюки и облегающую белую же жилетку оборотень. И когда только успел одеться? А одежда интересная, как у пустынных народностей.

— Нравлюсь? — поинтересовался блондин, заметив мой изучающий взгляд.

— Одежда интересная, — призналась, отводя взгляд.

— А то, что под ней? — провокационно поинтересовался блондин, делая шаг ко мне.

— Пусть под ней и остается, — пискнула я, вскакивая на кровать и перебегая на другую ее сторону так, чтобы широкое ложе опять было между нами.

— Как скажешь, красавица, — покладисто согласился оборотень. — Но раз ты не готова к более близкому знакомству, может, разделишь со мной трапезу? Нас здесь как дорогих гостей принимают, покои вот всем отдельные выделили, угощений всяких принесли. Я, возможно, и не ел более шести веков, но все это изобилие только в животной ипостаси осилю. Мой змей предпочитает питаться в пылу охоты, а эти зажаренные цыплята почему-то не хотят убегать. — Блондин указал на стол, действительно заваленный всевозможными яствами.

А я сегодня ведь ничего не ела, желудок сразу же свело судорогой, а рот наполнился слюной.

— Окажите мне честь, прекрасная леди, — лучезарно улыбнулся оборотень, отодвигая один из стульев.

Ему я совершенно ничего не хотела оказывать, но обо мне эти черствые, как сухари, маги вообще не позаботились. А здесь столько всего вкусного.

— Так уж и быть, окажу, — величественно проговорила я, поправляя полотенце и гордо присаживаясь на отодвинутый стул.

— Премного благодарен, — шутливо поклонился мужчина, встряхнув своей кудрявой шевелюрой.

В голове не укладывалось, как с такой ангельской внешностью этот оборотень умудрился получить такую гадкую вторую сущность? Пока я поражалась контрастом, блондин наполнил два бокала красным вином и один из них протянул мне.

— Спасибо, но я не пью, — вежливо отказалась я. В памяти еще были свежи незабываемые утренние ощущения.

— Что я вижу! — воскликнул змей. — Леди изволит обманывать меня?

Запоздало вспомнила, как этот… подколодный читал мои мысли при первой встрече, всего пару часов назад.

— Пить не буду, — пробурчала, изучая взглядом блюдо с цыплятами.

— А я выпью, — заявил блондин и залпом приговорил содержимое своего бокала.

Я протянула руку к большой двузубой вилке, чтобы переложить приглянувшегося цыпленка на тарелку, но оборотень ловко перехватил мою ладонь, склонился и поцеловал внутреннюю сторону запястья. И в этот момент распахнулась дверь.

В помещение ввалились Рэвир, глава ковена и двое стражников.

Пришедшие окинули взглядом «картину» происходящего, стражники потупились и синхронно шагнули назад, но вдвоем не вписались в дверной проем, создав небольшую сутолоку. После небольшой заминки бравым воякам удалось покинуть комнату, прикрыв за собой дверь.

— Я так понимаю, кричащей женщиной в покоях гостя были вы, наша вездесущая сваха? — усмехаясь, спросил лорд Орли.

Я выдернула свою руку из пальцев оборотня, встала, придерживая полотенце, и, не без гордости за свои вокальные данные, призналась:

— Да, я.

— Я не буду спрашивать, как тебе удалось сбежать из-под охраны, — тихо заговорил Рэв, — не буду интересоваться, как ты оказалась в спальне этого мужчины, да еще и в таком виде, я даже постараюсь не злиться за всю эту историю с оборотнями. Но скажи мне, пожалуйста, какого демона ты сидишь тут и любезничаешь с этой ископаемой рептилией?

Маг посрамил мое умение визжать. Нет, он не кричал, но от его голоса кровь в жилах стыла. Я даже попятилась, ткнулась спиной в грудь оборотня и замерла. У Рэвира волосы заискрились.

— Брат, остынь. Ты теряешь контроль, — проговорил Орли.

— Это моя вина, — вступил в разговор блондин, вставая рядом со мной. — Я позволил себе пригласить леди на ужин. Даже ископаемым рептилиям иногда приятно насладиться общением с очаровательной девушкой.

— Весьма неформальным общением, судя вашей одежде, — прошипел маг.

Я посмотрела на оборотня в белом легком костюмчике, на себя, тоже в белом, только полотенце. Взгляд опустился вниз, на наши с блондином босые ноги. Да, со стороны мы, наверное, смотрелись весьма колоритно. Босые блондины в белом.

— Спасибо за приглашение, — улыбнулась оборотню в основном для того, чтобы мага позлить. — Но я, пожалуй, пойду, отужинаем в другой раз.

— Ловлю на слове, — улыбнулся в ответ блондин.

Я бросила прощальный взгляд на красующихся золотистой корочкой жареных цыплят, мысленно пустила слезу, оплакивая нашу несостоявшуюся встречу, и сделала первый шаг к магам. В этот момент змей метнулся к столу, схватил двумя пальцами за ножку именно того цыпленка, которого я присмотрела, переложил его на тарелку, догнал меня и вручил вожделенное лакомство.

— Приятного аппетита, — заявил он, подмигивая мне и облизывая пальцы.

— Спасибо! — искренне поблагодарила я, вцепившись в тарелку. Пусть теперь сколько угодно ругают, все равно не отдам.

Маги взирали на все это с каменными лицами, но не произнесли ни слова. Я вышла из комнаты и, игнорируя удивленные взгляды охранников, гордо прошествовала по коридору, неся перед собой благоухающую тарелку.

Ожидала, что Рэвир догонит и выскажет все, что обо мне думает, но маг так и не присоединился.

Стражники у дверей покоев лорда Тронси были весьма удивлены появлением охраняемой ими леди. Мало того что я пришла из другого конца коридора, вместо того чтобы сидеть за дверью, у которой они стояли, так еще и в таком виде — в полотенце и с цыпленком на тарелке.

— Вот, покушать захотелось, — заявила я, подходя к двери.

Один из стражников открыл мне дверь, предварительно отперев ее, и отошел в сторону, второй банально пялился на то, чего не должен был видеть, проигнорировав тот факт, что объект охраны сбежал.

— Вы дверь можете не запирать, я больше никуда не пойду… разве что попить чего-нибудь захочется.

— В моем баре достаточно напитков, в том числе и безалкогольных, — послышалось за спиной.

Я чуть тарелку из рук не выронила. Обернулась, убедилась, что это Рэв, и обреченно прошла в гостиную. Сейчас весь аппетит нотациями испортит.

Но чего я не ожидала услышать, когда за нами закрылась дверь, так это извинений.

— Прости, сегодня был просто бешеный день, и я совершенно забыл, что о тебе тоже нужно заботиться. Обычно леди пользуются услугами местных служанок, которые приносят все, что ни попросишь. Но ты не привыкла к такому обслуживанию, а я об этом не подумал, — проговорил маг, устало опускаясь в кресло.

— Я привыкла сама заботиться о собственных нуждах, — сказала, пожав плечами. — Если хочешь поесть, сходи и возьми. Нужна чистая одежда, отнеси испачканную в прачечную. У нас есть домработница, но она не прислуживает нам, — пояснила, забираясь на диван с ногами и ставя тарелку на колени. Похоже, аппетит мне все же портить не собираются. Лишила цыпленка ножки и впилась зубами в сочное, источающее ароматы специй мясо. Последующее заставило меня возмущенно замычать. Этот наглый маг оттяпал у моего цыпленка вторую ножку и вгрызся в нее!

А ведь он же тоже сегодня наверняка не ел, если не считать приемом пищи утренний сон на блюде с хлебом. Посмотрела на мага и вдруг поняла, что он просто зверски устал, под глазами появились живописные синяки, щеки и подбородок потемнели от щетины, и сидел он как-то странно, не облокачиваясь на спинку кресла. Видимо, рваные раны от когтей еще не до конца затянулись, даже несмотря на то, что у него регенерация происходила в разы быстрее, чему у кого бы то ни было из моих знакомых магов. Да, то, что мы пережили этот день, это просто чудо, и сейчас нужно радоваться, а не ругаться.

— И ты меня прости… за оборотней, ну и вообще за все, — проговорила, прожевав. Я уже и сама забыла, что успела за сегодня натворить, так что на всякий случай извинилась сразу за все. С папой это всегда проходило на ура, а вот Рэв, кажется, все понял.

— За все, говоришь? — усмехнулся лорд. — Да, с тобой скучать не приходится.

Я предпочла промолчать, прикрывшись тем, что мне некогда говорить, я вообще-то ем.

Цыпленок как-то быстро закончился, но у меня уже не было сил возмущаться или просить добавки. Молча встала и поплелась в ванную умываться, а оттуда в спальню. Так и завалилась спать в полотенце, а Рэвир остался в гостиной.

Несмотря на усталость, уснуть почему-то не могла. Проворочавшись в кровати полчаса, не выдержала и пошла звать мага спать. Обнаружила его все в том же кресле, он так и уснул, навалившись боком на подлокотник и подложив руку под голову. Будить было жаль, но ведь неудобно же так спать.

Протянула руку, чтобы потрепать Рэва по плечу, и замерла, услышав сказанное совсем несонным голосом:

— И чего тебе не спится? У нас завтра похищение невесты, встреча с официальными представителями провинции вампиров и разбирательство с представителями единой империи по поводу оборотней. Ты там, кстати, одна из главных фигурантов. Так что иди, отдыхай, набирайся сил перед боем.

Известие о том, что приключение с оборотнями привлекло внимание высшей власти, не обрадовало, но тем не менее…

— Вот именно, завтра тяжелый день, так что пошли в кровать, — проговорила, положив руку на плечо мага.

— Двусмысленное предложение, не находишь? — усмехнулся лорд, так и не открыв глаза.

— Да мы с тобой уже несколько дней вместе живем, — напомнила я.

— Вот именно. Поднадоело мне, знаешь ли, святошу изображать. Мы уже в буквальном смысле побывали в шкуре друг друга, а так и топчемся на стадии первого свидания, — открыл глаза, поднял голову и, ухмыляясь, добавил: — Да что там, у меня и первое свидание почти всегда в совместный завтрак переходит. А с тобой я начинаю сомневаться, не потерял ли квалификацию.

— Пошли спать, герой-любовник, — зачем-то ляпнула я, развернулась и пошла в спальню.

За спиной послышались шаги. Но Рэвир ушел в ванную, а я уснула с чувством выполненного долга. Позаботилась о ближнем, так сказать.

Ночью проснулась оттого, что стало прохладно. Этот бесстыжий маг стянул с меня одеяло, полотенце, видимо, само размоталось, и сейчас Рэв лежал на боку, подперев голову рукой и нагло разглядывал меня в льющемся в окно лунном свете!

— Ты что делаешь?! — возмутилась я, ища рукой одеяло, но нащупала только голое мужское бедро. Отдернула руку и собралась встать, но Рэв поймал за запястье, не давая подняться, отрицательно покачал головой и, резко метнувшись вперед, оказался надо мной.

— Теперь ты от меня не убежишь, — прошептал маг, наклоняясь к моим губам.

Я возмущенно уперлась руками в грудь мужчины, пытаясь оттолкнуть его, но Рэв, казалось, даже не заметил этого.

— Лорд Тронси, вам жить надоело? — спросила, отворачиваясь и подставляя его губам щеку.

— Ты мне угрожаешь? — посмеиваясь, спросил маг.

— Я — нет, а вот мой отец предупредил, что убьет вас… если что, — уведомила лорда.

— Запомни, милая, родители — это запретная тема в постели с мужчиной, — проговорил маг, хватая меня за подбородок и неожиданно легко, нежно целуя.

Я замерла, растерявшись и забыв, что нужно сопротивляться. В голове промелькнула шальная мысль: «А нужно ли?» Я тут же ее прогнала и крепко сжала губы. Я сваха и нахожусь здесь на работе, сблизиться с одним из объектов было бы в высшей степени непрофессионально. «А о чем ты думала, когда соглашалась жить с ним в одной спальне?» — напомнил вредный внутренний голос. Получается, что я сама спровоцировала Рэвира, и самое паршивое во всей этой ситуации было то, что он мне нравился, очень нравился. Вот как волосы ему спалила, так и поняла, что нравится. Пока размышляла, сама не заметила, как расслабилась и начала отвечать на поцелуй. Ой-ой-ой, надо срочно прекратить это безобразие, иначе… папа убьет Рэва.

Но как остановить лавину, которая не спрашивает у горы позволения, когда срывается вниз? Рэвир продолжал целовать меня, усиливая напор. Поцелуи становились все глубже и чувственнее, руки лорда блуждали по моему обнаженному телу, и я не испытывала отторжения или страха, будто эти руки уже не в первый раз ласкают меня. Это безумие, но после обмена телами, на подсознательном уровне я, кажется, начала воспринимать Рэва как часть себя. Мы будто стали двумя половинками одного организма. Осознание такой психологической зависимости отрезвило, заставляя испугаться, что со мной что-то не так. Досадно было бы свихнуться на почве путешествия по чужим телам.

— Что-то не так? — прошептал маг, попутно целуя ямочку за ухом, заметив, что я замерла и перестала откликаться на его ласки.

Я уже открыла рот, чтобы признаться в том, что сомневаюсь в собственном здравомыслии, но не успела назвать себя свихнувшейся — в дверь громко, настойчиво постучали. Причем не в гостиной, а именно в дверь спальни.

— Ты кого-нибудь ждешь? — спросил Рэв.

Я отрицательно помотала головой.

— Вот и я не жду, — задумчиво проговорил маг. — Значит, что-то случилось.

Лорд встал с кровати и накинул на меня одеяло, а я его еще и на голову натянула, потому что он оказался голым! За сегодня я видела столько голых мужчин, что на всю оставшуюся жизнь хватит. Рэв прошлепал в ванную, потом к двери, вышел и прикрыл ее за собой. Вот так, значит? А как же я? Мне-то ведь тоже интересно, кто там пожаловал! Встала, закуталась в одеяло и, подкравшись к двери, прислушалась. Ничего не услышала и чуть-чуть приоткрыла дверь. Через маленькую щелочку я ничего интересного не видела, но зато слышимость была прекрасная.

— Когда? — спросил Рэв.

— Двадцать минут назад охранники услышали подозрительный шум, он исчез, — ответил глава ковена. — Проверка показала, что вместе с драконом пропали еще двое, лис и… — Он замялся, будто не решаясь назвать имя сбежавшего.

— Кто? — поторопил Рэвир.

— Брания. К ее покоям я приказал тоже приставить охрану, мотивировав это соображениями безопасности. Ты сам видел, какой нездоровый интерес она проявила к появлению оборотней, — нервно проговорил Орли. — Так вот, ее тоже нет. Магия, во всяком случае традиционная, не использовалась. Из покоев она не выходила. Пропала так же, как и дракон с лисом.

— А змей? — поинтересовался Рэв.

— Спит твой змей, — с усмешкой проговорил глава ковена. — Рыквар заверил, что все остальные члены военсовета лояльны. Только Эмирон и Логинал были откровенно недовольны своим положением.

— Ты доверяешь волку? — спросил Рэвир. — Я бы не советовал.

— Ты у нас военный советник, тебе виднее, — покладисто согласился Орли. — Но мне Рыквар показался вполне адекватным. Он понимает, что их время прошло и против объединенной империи ни один из кланов не пойдет.

— Резиденцию нужно изолировать до выяснения. Я рекомендую комендантский час, и не помешало бы подтянуть моих ребят, — задумчиво проговорил Рэв.

Потом послышался звон стеклянной посуды и бульканье наливаемого из бутылки напитка. Я поморщилась от запаха алкоголя и чуть не чихнула.

— А это не слишком? Только военного положения нам не хватало. Совет на меня давит, требуют представить им избранницу. Они уже не верят в мои сказочки о том, что она есть, но пока не желает привлекать внимание. Если мы изолируем резиденцию, ковен может решить, что это попытка узурпации, — нервно проговорил Орли.

— Ковен — это ты, — отрезал Рэв. — В крайнем случае покажешь им любую из отобранных свахой кукол, чтобы успокоились. И да, мы переходим на военное положение. Уж лучше так. Иначе это сделает объединенный союз. Мы их опередим и останемся хозяевами положения. Представители империи не рискнут столкнуть общие войска с нашими. Им тоже не нужны внутренние конфликты.

Мне стало зябко, несмотря на теплое одеяло.

— Собери оборотней, и не спускайте с них глаз. Стражу на охрану внутреннего периметра резиденции. А я пока своих подтяну, — приказал Рэв. Не посоветовал, а именно приказал, будто это он глава ковена, а Орли у него в подчинении.

— А что сваха? — почему-то вспомнил обо мне лорд Врано.

— Она со мной. Нельзя допустить, чтобы оборотни завершили ритуал, — ответил Рэв. А потом повысил голос: — Ну что, прониклась важностью своей персоны? А теперь марш одеваться. У нас времени в обрез.

Я закрыла дверь, чуть не прищемив нос, и даже, кажется, покраснела только на мгновение. Ну и что с того, что подслушивала? Они же мне ничего не рассказывают.

Одевалась я очень быстро, но все равно не успела. Рэвир проводил брата и вошел в спальню как раз в тот момент, когда я держала в руках юбку, собираясь ее надеть. Маг стремительно подошел ко мне, забрал предмет одежды и отшвырнул в сторону.

— Даже не мечтай. Никаких юбок, каблуков и прочей мишуры. Брюки, удобные ботинки, волосы собрать, и оденься потеплее, — проговорил он, сбрасывая халат и направляясь к шкафу со своей одеждой.

— Я тебе не солдат! — возмутилась я.

— А я тебе не компаньонка, — огрызнулся лорд, быстро одеваясь.

Пришлось тоже поторопиться.


— Так и знал, что с драконом будут проблемы, — ворчал Рэв, быстро шагая по коридору. Мне приходилось бежать, чтобы не отставать. Теперь понятно, почему маг настоял на походной форме одежды. Он приволок меня в какой-то военный гарнизон! Сослал на рубежи, в общем. И сейчас вышагивал весь такой бравый в форме командора, а я и два старших капитана бежали следом, слушая его рассуждения, но благоразумно помалкивая.

— Сказал же, изолировать и магическими заслонами обложить. Так нет, они, видите ли, гости, представители дружественной провинции. Это сейчас мы с оборотнями вроде как дружим, а эти пережитки прошлого не от теплых дружеских чувств себя в заклинание возрождения замуровали, — возмущался маг. — Вильор, — позвал он одного из капитанов. Коренастый маг с живописным шрамом, пересекающим скулу и уходящим под ворот форменной рубашки, поравнялся с Рэвиром. — Собери группу спецреагирования. Чтобы через пятнадцать минут были в зале перехода.

— В полном составе? — уточнил капитан Вильор.

— Основных. Всех разместить будет негде, — коротко бросил маг и ускорился.

Капитан Вильор облегченно вздохнул и развернулся, удаляясь в обратном направлении куда медленнее, чем приходилось бежать нам с оставшимся капитаном. Мы оба проводили его завистливыми взглядами, переглянулись и чуть не рассмеялись.

Рэвир резко остановился перед дверью, развернулся, хмуро посмотрел на меня, потом на капитана.

— Отвечаешь за нее головой, — сказал капитану, указывая на меня. — Из виду ни на минуту не выпускать. К портальным аркам даже близко не подходить, — повернулся ко мне и горестно так: — Пенелопа, я тебя очень прошу, пожалуйста, постарайся ни во что не вляпаться. Пожалей капитана Сэйда.

После чего открыл дверь с живописно намалеванным красной краской косым крестом с точками между лучами и удалился, оставив нас с Сэйдом одних в коридоре. Капитан опасливо покосился на меня, но предпочел промолчать.

Заговорила я.

— А что это такое? — спросила, указывая на живопись.

— Не знаю, — честно признался капитан. — В эту комнату нет доступа.

— Но лорд Тронси в нее же вошел, — проговорила, протягивая руку к старой шершавой металлической ручке.

Мою руку перехватили и повторили:

— Нет доступа. Ни у кого, кроме командора.

Он там что, медитирует в одиночестве? Опять ничего не объяснил, оставил с этим заводным болванчиком и смылся. И ведь до того, как Рэв приказал капитану со мной нянчиться, Сэйд вел себя вполне дружелюбно, а после того, как получил приказ, стал непробиваемым воякой.

— Пойдемте тогда, хоть посидим где-нибудь, — предложила я. Ну не стоять же нам посреди пустого коридора, подпирая таинственную дверь, за которую нет доступа.

— Это вы оборотней выпустили? — неожиданно спросил капитан.

— Я, — призналась, чего уж теперь.

— Лучше здесь постоим, — заявил капитан.

Больше он не произнес ни слова. Рэвир отсутствовал не больше десяти минут, но я за это время успела напридумывать всяких ужасов относительно таинственного завершения ритуала оборотнями и своего в нем участия, отколупать половину одной из нарисованных на двери точек между лучами креста и довести капитана до боли в шее. Я расхаживала по коридору от стены к стене, а капитан неотрывно следил за каждым моим движением. Через несколько минут моего блуждания Сэйд начал потирать шею, и я сжалилась, привалившись спиной к двери. За что и поплатилась, когда дверь резко распахнулась, а я улетела вперед прямо в объятия капитана. Военный оказался мужчиной крепким и даже не покачнулся, только резко выдохнул.

— Стучаться надо, — пробурчала я, отлипая от капитана.

Капитан же отступил от меня на несколько шагов и отрапортовал:

— За время вашего отсутствия никаких непредвиденных ситуаций не произошло.

— Это-то и пугает, — усмехнулся Рэвир. — Идем.

И мы опять пошли по коридору, вернее, Рэв шел, а мы с капитаном бежали следом. Меня распирало от желания задать целый ворох вопросов, но приходилось молчать. Как всегда говорила моя умудренная опытом бабушка: «Чем больше задаешь мужчине вопросов, тем меньше получишь ответов. Потерпи, и он сам тебе все расскажет». А мама обычно добавляла, что пока их, в смысле мужчин, дождешься, от любопытства умрешь. Проще самой все выведать.


Рэвир проконтролировал отправку спецгруппы в резиденцию, дождался, когда зал перехода опустеет, и перенастроил адрес выхода на портальной арке. Пройдя через арку, попали в лабораторию лорда Карбо. Сам Карбо в этот момент возился с каким-то прибором, а рядом с ним на столе лежал мужчина. Судя по неприглядному виду лежащего, он был либо мертв, либо близок к смерти.

— Как успехи? — не здороваясь, спросил Рэвир.

— Пока никак. Я все перепробовал, не получается. Не было там остаточной магии, они просто исчезли. Судя по фону, ушли обычным путем, открыли дверь и утопали, — пробурчал лорд, не отрываясь от своего занятия.

— А это что? — спросил Рэв, глядя на лежащее на столе тело.

— Не обращай внимания, так, один проект, — ответил Карбо.

— Да я и не обращаю внимания, а вот Пенелопа основательно побледнела и, похоже, собирается упасть в обморок, — усмехнулся Рэвир.

— Вот еще, — пробурчала я, отворачиваясь. Страшный человек этот Карбо.

— Ой, простите, я вас не заметил, леди Бооль’Кьен, — засуетился сумасшедший ученый, прикрывая тело простыней.

Я предпочла промолчать. Еще пару дней назад меня и саму здесь чуть в подопытное тело не превратили. Тяжела и незавидна доля свахи магов.

— Если что-то обнаружишь, свяжись, — проговорил Рэв и потащил меня к выходу.

— И куда мы сейчас? — спросила, когда покинули негостеприимный дом лорда Карбо.

— Времени крайне мало, скоро прибудут представители сената, сейчас быстренько заскочим за твоей невестой — и в резиденцию. Приготовишь ее для представления ковену в качестве невесты Врано, — ответил маг.

— Подожди! Нужно сначала устроить им с лордом Орли встречу, — возразила я.

— Потом встретятся, — отмахнулся лорд и вдруг произнес просто волшебную фразу: — Спрашивай, наверняка у тебя накопилось много вопросов.

Я даже растерялась, о чем спросить в первую очередь. По логике меня сейчас должно было интересовать, что там за ритуал должны завершить оборотни с моим участием, но спросила я почему-то о другом.

— А что было за той дверью с крестиком? — вопросила, хватая лорда за рукав и заставляя замедлить шаг.

— Следующий вопрос, — скривившись, проговорил Рэв, выдергивая рукав из моих пальцев и снова ускоряясь. Мы бежали по просыпающемуся городу, будто за нами кто-то гонится.

— А какой смысл спрашивать, если ты не отвечаешь? — надулась я.

— Можешь не спрашивать, — пожал плечами лорд.

В этот момент мы подошли к оплоту местной законности. Вошли в маленький холл, Рэв приказал: «Жди здесь», — и ушел.

Но не успела за ним закрыться дверь, как из другой вышел мой «знакомый» рыжеволосый собрат по хождениям в злачные места. Он скользнул по мне равнодушным взглядом и пошел к выходу, но резко остановился и обернулся.

— Кого я вижу, — протянул рыжий маг, быстро приближаясь.

А в следующее мгновение у меня подкосились ноги, и я буквально упала на руки лорда, чьего имени так и не узнала до сих пор. Как в тумане, я видела, что маг несет меня к залу перехода. По дороге нас никто не встретил и не остановил. Я с надеждой смотрела на дверь, за которой скрылся Рэвир, но не могла позвать на помощь, как ни старалась. Голос пропал, даже прошептать ничего не смогла. Сознание потеряла уже у портальной арки.


Не знаю, сколько времени я провела в бессознательном состоянии, но, когда пришла в себя, за маленьким высоким окном было уже темно. Осмотревшись, поняла, что, возможно, все не так уж и плохо. Комнатка, в которой я находилась, была точной копией той каморки, в которую меня заселили в день вступления на должность свахи, а значит, есть надежда на то, что я все еще нахожусь на территории резиденции ковена. Встала с жесткой узкой кровати и подошла к двери. Глупо было бы надеяться, что меня не заперли, но решила проверить на всякий случай. И каково же было мое удивление, когда дверь оказалась незапертой! Более того, даже охраны за дверью не оказалось. Вышла и крадучись пошла по коридору, вокруг стояла полная тишина, резиденция (если, конечно, это она) спала мирным сном.

Я уже уверовала в спасение, когда за очередным поворотом натолкнулась на кого-то. В темноте сложно было понять, мужчина это или женщина. Но произнесенные полушепотом слова не оставили сомнений.

— Быстро же ты очухалась. Но я пока не планирую тебя отпускать, посидишь немного взаперти, глядишь, и поймешь, что неправильно профессию выбрала, — заявил рыжий маг, хватая меня за руку и волоча обратно к только что покинутой мной комнате. Я хотела закричать, но опять ничего не получилось. В последние дни мне затыкают рот с завидной частотой. Но по словам похитителя я поняла, что убивать меня не собираются, по крайней мере, пока, и страх прошел, сменившись злостью. Вокруг вдруг будто посветлело, но я почувствовала, что это моя магия решила почтить меня своим присутствием, улучшив зрение, следующей радостной неожиданностью оказался вернувшийся голос.

— Отпусти, придурок! — рявкнула я, с легкостью вырывая руку из сильных пальцев мага.

Рыжий вскрикнул и непонимающе посмотрел сначала на свою ладонь, потом на меня.

— Только попробуй приблизиться, в мумию превращу, — прошипела, памятуя, что произошло с подосланным ко мне во вторую ночь пребывания в резиденции наемником.

Рыжий молча буравил меня ненавидящим взглядом. Неотрывно следя за ним, я, пятясь, направилась в противоположную от своей недавней камеры сторону и… провалилась в никуда. Успела только вскрикнуть и увидеть метнувшегося ко мне рыжего. Он протянул руку, чтобы удержать меня, я ухватилась за нее… и мы оба повалились на кровать.

— Так, я не понял, леди, зачем вы этого… мага с собой притащили? — возмущенно поинтересовался возвышающийся над кроватью блондинистый оборотень. — Он на нашем свидании явно будет лишним.

Рыжий вскочил и попытался напасть на змея, ударив его магией, но не успел. Оборотень что-то прошипел, и маг, точно так же, как мы оба минуту назад, провалился в превратившийся в подобие зыбучих песков пол.

Я села на кровати и горестно вздохнула, меня похитили у похитителя. Чувствую себя эстафетной палочкой.

— До меня дошли слухи, что вас похитили, леди Пенелопа, — светским тоном проговорил змей. — Ваш друг, лорд Тронси, если я не ошибаюсь, устроил мне допрос с пристрастием. И был весьма недоволен, поняв, что я не имею к этому никакого отношения.

— Ой, нужно найти его и сказать, что со мной все в порядке, — вскочила я.

— Ну уж нет, я тебя, красавица, не для того спасал, чтобы ты убежала в объятия к другому, — усмехнулся оборотень, протягивая мне руку. — Эти маги совершенно не умеют обращаться с женщинами. Прошу, отужинайте со мной.

Мм, еда! Я ведь сутки ничего не ела после разделенного с Рэвом цыпленка. Приняла предложенную руку и пошла ужинать. Пусть змей называет это как хочет, нравится ему думать, что это свидание, так пожалуйста! Главное, что он меня покормит, а уйти я всегда успею.

Оборотень опять отодвинул для меня стул и налил вина, на этот раз белого. А я так вымоталась за последние дни, что решила позволить себе немного расслабиться и приняла предложенный бокал.

— Опять забыли покормить? — участливо спросил Шиклай, заметив мой жадный взгляд, блуждающий по столу.

— Забыли, — скорбно вздохнула я.

— Приятного аппетита, — проговорил оборотень, тем самым давая мне знак, что можно приступить к трапезе.

Так мы и сидели за столом, я ела, а змей попивал вино и поглядывал на меня. Других напитков на столе не наблюдалось, и я выпила все, что налил мне Шиклай. Но не успел бокал опустеть, как змей наполнил его вновь. К концу второго бокала я была уже до неприличия сытой и почти настолько же пьяной.

А змей еще и пытался со мной побеседовать, допытался на свою голову…

Я ему все выложила: и то, как мне тяжко на поприще свахи, и то, какие маги гады неблагодарные, и про обмен телами рассказала. Даже про то, что они — оборотни под заклятием в подвале так неудачно под руку подвернулись. Судя по унылому выражению красивого лица, змеюка зеленоглазый уже как минимум раз десять пожалел, что вина мне налил.

— И вот представляешь, я же ему ничего плохого не сделала, только помочь хотела, а он меня идиоткой… Гад! И целоваться лезет, а сам бабник… У-у-у, все вы одинаковые, — вещала пьяная сваха.

— Так… — Змей хлопнул себя по коленям, встал и подошел ко мне. Присел на корточки, заглядывая в глаза, и вкрадчиво проговорил: — Сейчас ты протрезвеешь и будешь очень рада моему обществу.

Я кивнула, икнула, и… опьянение прошло, будто его и не было. Взглянула в изумрудные глаза и утонула… Дыхание перехватило, сердце забилось с удвоенной скоростью, а во рту пересохло. Я облизнула губы и попыталась отвести взгляд от мужчины, но не смогла. Не могла налюбоваться, он был просто идеальным.

— Так-то лучше, — усмехнулся Шиклай. — Но я хочу увидеть такой же взгляд без внушения, так что пока мы просто пообщаемся.

Не смогла сдержать вздох разочарования.

Оборотень усмехнулся, а я подалась вперед и поцеловала его… и в этот момент, по законам жанра, дверь с треском распахнулась. Змей схватил меня за щеки, всмотрелся в глаза и прошипел что-то непереводимое, а потом отлетел к столу и упал на пол, опрокинув его. Я моргнула, потрясла головой и вопросительно уставилась на разъяренного Рэва, потирающего кулак. Шиклай встал, облизал кровоточащую губу и довольно улыбнулся.

— Как невоспитанно нападать на гостя, — проговорил он, отряхивая забрызганные вином белые брюки. — И я бы с удовольствием ответил, но не при леди.

Рэв сжимал и разжимал кулаки, по его волосам с бешеной скоростью носились искорки переполняющей магии, и было видно, что он с трудом сдерживается.

Я встала, подошла к магу и осторожно положила руку ему на грудь.

— Рэв, успокойся, все хорошо. Пойдем отсюда, — проговорила, беря его за руку.

Он сжал мои пальцы до хруста, резко развернулся, вывел меня в коридор и вернулся в комнату, прикрыв за собой дверь. Я попыталась войти следом, но дверь оказалась заперта. Припала ухом к замочной скважине и услышала:

— Она моя, — грубо, отрывисто говорил Рэвир. — Не советую больше приближаться, в следующий раз я могу забыть о гостеприимстве.

— Девочка свободна, и только ей решать, — спокойно проговорил Шиклай.

— Я предупредил, — бросил Рэв и отбил мне ухо, резко распахнув дверь!

Я с криком прижала ладонь к пострадавшей голове. Рэвир отнял мою руку от раненого уха, осмотрел и вынес вердикт:

— Жить будешь. Это тебе наказание за излишнее любопытство. Все услышала? Довольна?

— Прямо счастлива, — пробурчала, потирая несчастное ушко.

— Я тоже, — рыкнул маг, и я предпочла заткнуться, пока по второму уху не схлопотала. — Я из-за тебя всю столицу на уши поставил! Открыто ввел войска в город и установил комендантский час, а ты тут с этой шкурой чешуйчатой… — разорялся Рэв, волоча меня за собой. — Ты хоть представляешь, сколько уродов на тебя охотится? А если Брания в сговоре с ренегатами оборотнического совета, то, заполучив тебя, они не только ковен получат на блюдечке. Они объединенную империю развалят и вернут темные времена правления двуликих.

Мы пришли в покои лорда, и мне было приказано переодеваться.

— Куда? — вопросила я. — Ночь же на дворе.

— Невесту воровать будем! — рявкнул маг.

— А зачем тогда переодеваться? — удивилась я.

— Родственничков ее отвлекать будешь, — заявил Рэвир. — Теперь я не могу подключить своих людей, столица на военном положении. Если их заметят, то ковен обвинят в узурпаторстве, нарушении гражданских прав и еще неведомо в чем.

Пришлось спешно переодеваться в вечернее платье, купленное для церемонии бракосочетания главы ковена. Ведь я надеялась на традиционную работу свахи и подготовилась к пожинанию плодов своей трудовой деятельности. Платье было замечательное, нежно-голубой шелк словно обнимал все тело, оставляя открытыми руки и часть спины. Вырез до середины бедра позволял продемонстрировать кружевные чулки и элегантные туфельки. Прическу делать не имело смысла, и я просто расчесала волосы, позволяя им рассыпаться по плечам.

Вышла в гостиную к ожидающему меня магу и гордо воззрилась на него.

Рэвир молчал минуты три. Просто молчал и смотрел на меня, вцепившись руками в спинку стоящего перед ним кресла.

— Я сейчас переоденусь, — проговорила, не выдержав пытки молчанием.

— Нет. Оставь, — тихо проговорил лорд. — Идем, — и протянул мне руку.

Я вложила свои пальцы в его ладонь и приготовилась, собственно, идти. Но Рэв открыл портал и повел меня в серую дымку.

А вышли мы прямо на крыльце особняка, из которого предстояло умыкнуть будущую первую леди.

Рэв постучал в дверь и нагло сбежал, скрывшись за углом здания. А я осталась стоять на крыльце, разряженная как кукла, и абсолютно не зная, что скажу! Мы же ничего не обговорили, план не обсудили. Я знала только то, что должна отвлекать домочадцев, пока маг будет уворовывать Равину. А на дворе уже поздний вечер и что я им скажу? Шла себе, шла по дороге и заблудилась? В получасе ходьбы от города, в котором, между прочим, комендантский час введен, и никто в такое время по улицам не прогуливается.

Дверь распахнулась, и на меня высокомерно воззрился дворецкий, тот самый — дедушка Равины.

Ну, держись, Рэв, сам напросился!

— Здравствуйте, — улыбнулась старику. — Не приютите бедную девушку?

На лице дедушки проступили узнавание и понимание, он сдержанно улыбнулся и пригласил меня войти.

— Я сейчас позову хозяев, подождите пока в гостиной, — громко произнес он и удалился, проводив меня в эту самую гостиную.

Обстановка в помещении была до неприличия вычурной, богатой и безвкусной. Присела на диван и приготовилась изображать несчастную леди, подвергшуюся нападению и ограблению. Отсутствие на мне драгоценностей подтверждало эту легенду. Только бы не переиграть.

Дверь в гостиную распахнулась, впуская тучную миловидную женщину с задорными ямочками на румяных щечках и высокого привлекательного молодого человека в домашнем костюме.

Я встала, состроила скорбную гримасу и поспешила навстречу радушным хозяевам.

— Прошу простить меня за столь позднее вторжение, — запричитала, хватая леди за пухловатую, унизанную перстнями руку. — Но меня ограбили, карету сожгли, а кучера и охрану убили. Чудом удалось избежать их участи и скрыться в вашем гостеприимном имении.

— Да что вы говорите? — покачала головой леди. — В наших краях уже давно не водится разбойников. Кто посмел сотворить с вами это кощунство?

Мысленно гаденько улыбнулась, смахнула с глаз несуществующие слезы и поведала страшную истину:

— В столице творится нечто невообразимое! Город заполонили военные, это сущие звери! Магию заблокировали, людей по домам разогнали, а у меня была назначена важная встреча, которую я просто не могла позволить себе пропустить. Вот они и напали на мою карету. — Ой, чувствую, влетит мне от Рэва за такое представление. Но сам виноват. Нечего было бросать меня в пекло без подготовленной легенды.

— Не волнуйтесь, леди… — Толстушка сделала паузу, ожидая, пока я представлюсь.

— Ой, простите мне мою невежливость. Но я так напугана. Все забрали! И манто, и украшения, и даже сумочку отобрали! — снова запричитала я.

Леди подвела меня к диванчику, усадила и погладила по спине.

— Все будет хорошо, милая, — ласково проговорила она, а потом, повернувшись к молодому человеку, судя по всему, своему сыну, и попросила: — Антэр, будь добр, распорядись, чтобы нам подали чай с успокаивающими травами и пирожные.

— Ну что вы! Совсем не стоит. Я и так потревожила ваш покой своим вторжением, — шмыгнула носом и уронила голову на плечо леди, сотрясаясь от «рыданий». На самом деле я с трудом сдерживала рвущийся наружу смех, ситуация складывалась просто абсурдная.

Молодой лорд быстро удалился, а леди продолжила допытываться:

— Так как же вас зовут, милая? Я отправлю весточку вашим родным, чтобы забрали вас.

— Нет! — вскрикнула я, выпрямляясь. — Родители в объединенной столице, и они не должны знать о моих неурядицах. Иначе тут же выдадут меня замуж за какого-нибудь мерзкого старика. Видите ли, мое приданое не позволяет мне выйти замуж за молодого лорда по той простой причине, что все они благородно предлагают подождать, пока станут достойными меня. Соответствующее состояние есть только у пожилых, уважаемых лордов. Но я не хочу выходить замуж по расчету, я хочу любви и молодого мужа!

— Бедняжка, — участливо произнесла леди.

Вернулся ее сын, и толстушка засуетилась, торопясь нас познакомить.

— Позвольте представить вам моего чудесного сына, лорда Антэра Бройни, — проворковала она. — Сынок, составь нашей дорогой гостье компанию, а я проверю, как там чай. — Антэр получил тычок в спину, и леди быстро удалилась.

Только бы не рассмеяться, только не рассмеяться.

— Леди, позвольте составить вам компанию? — учтиво поклонившись, предложил лорд.

— Позволяю, — жеманно ответила я, кинув на него игривый взгляд из-под ресниц. Всегда хотела попробовать этот прием, да вот случая подходящего не было… до сегодняшнего дня. Вообще никогда не любила, да и не умела кокетничать, а тут такая возможность попрактиковаться.

— Вы в наших краях проездом или надолго? — осведомился лорд Антэр, усаживаясь напротив меня.

— Надеюсь, что… надолго. — Чуть не ляпнула, что надеюсь смыться отсюда поскорее.

— Так это просто великолепно, — оживился лорд. — Вам обязательно нужно побывать в нашем закрытом клубе. Осмелюсь пригласить вас… ну, скажем, завтра вечером.

— Я подумаю, — ответила, лукаво улыбаясь и опуская взгляд.

Выгляжу, должно быть, как полная идиотка. Но на то и расчет. А вот то, что мамаша этого хлыща где-то запропастилась, не очень хорошо. Может помешать Равине собраться. Только открыла рот, чтобы спросить про нее, как в гостиную вошли служанка с подносом и сама необъятная леди.

Девушка споро разлила ароматный чай по красивым маленьким чашечкам, разложила пышные пирожные с кремом по тарелочкам и быстро удалилась. Леди подплыла к столику, загородив обозрение своими телесами, провозилась над ним с минуту и сама подала мне чай.

— Выпейте, деточка. Обещаю, все неурядицы вылетят из головы, — проворковала она, присаживаясь рядом со мной.

Запах от чашки исходил просто божественный, захотелось вернуться в детство, в те дни, когда я гостила у отца и вместе с братом и сестрой — детьми, рожденными в браке, — бегала по лугам, валялась в разнотравье и ела прохладные, спрятавшиеся в тени листиков сочные ягоды. Тогда сводные брат и сестра еще были детьми и не считали меня существом второго сорта. Да, те времена ушли безвозвратно, и в траве валяться мне уже не комильфо, а вот чаем с этими самыми травками вполне можно насладиться.

Благодарно улыбнулась радушной хозяйке и сделала глоток горячего, но не обжигающего напитка. Глядя на эту румяную улыбчивую тетушку, я с трудом верила в то, что, скрывшись от посторонних глаз, она превращается в домашнего тирана, но синяки Равины говорили сами за себя. Да и поведение ее сыночка наглядно демонстрировало, что маман держит его в ежовых рукавицах.

— Кушайте пирожное, — увещевала леди, — сладкое — это лучшее лекарство от всех невзгод.

Есть мне совершенно не хотелось, стараниями змея я была более чем сыта.

— Ой, знаете, я держу свое тело в строгости. Стараюсь не есть на ночь, — улыбнулась и сделала еще пару глотков чая.

Перед глазами вдруг все поплыло, чашку из ослабевших рук забрала переставшая приветливо улыбаться тетка, и я повалилась на диван, медленно погружаясь в липкий дурман опиумного сна. Сквозь наркотическую дымку слышала, как леди дает четкие отрывистые приказы сыну, но ни возразить, ни даже открыть глаза не было ни сил, ни желания.

— Неси ее в спальню, — приказала леди.

— В какую? Ты что, опоила ее? — вопрошал сын.

— Идиот, в свою неси! Это богатая наследница, и она на выданье, — прикрикнула маман. — Сделаешь все по-быстрому, пока она спит, и никуда не денется, как миленькая за тебя выскочит. И постарайся там как следует, чтобы понесла. Даже если и заартачится, родители ее быстро приструнят.

Перед тем как окончательно потерять связь с реальностью, почувствовала чьи-то руки, которые меня подняли и куда-то понесли.


Рядом кто-то сопел и настойчиво пытался стянуть с меня туфельки, а там застежка скрытая, на ремешке над пяткой. Я ее сама не заметила, продавщица показала. Хихикнула, не желая облегчать задачу горе-насильнику, и попыталась опять уснуть. Кто-то закричал, что-то загромыхало, отдаваясь в голове болезненным гулом, лорд Артэр оставил в покое мою ногу, и я свернулась калачиком, намереваясь опять провалиться в беспамятство.

— Не успел? — вопросила ввалившаяся в спальню хрипящая и свистящая на все лады тетка. — Слава небесам. Тащи эту прохвостку вниз, там по ее душу стражники явились.

— А как же наследство? — спросил мамашу Антэр.

— Какое наследство?! Это аферистка, проберется в дом, слезливую историю расскажет, а потом вынесет все драгоценности, и поминай как звали. Сам лорд Тронси на ее удочку попался, вот только разыскал. В бега поганка ударилась, да, видно, решила напоследок еще поживиться. А шиш тебе! — заявила невоспитанная тетя. Затем последовал болезненный тычок в бок и приказ: — Неси! Там с ней быстро разберутся; военный советник ух какой злой. Это ж надо, баба самого Черного Рубежа обдурила. Хитра, плутовка.

Меня опять взяли на руки и куда-то понесли. Надоели! Переносят и переносят, поспать не дают. Попыталась поднять голову и возмутиться, но получилось только невнятное мычание, и голова болталась, как у младенца.

Потом меня перекладывали с рук на руки и опять куда-то несли, еще раз кому-то передавали, и этот кто-то тихо бранился, сетуя на мою безголовость и неспособность позаботиться о себе даже в течение получаса.

Когда несчастную меня положили-таки на кровать, голова уже просто раскалывалась от боли, а шея ныла от тяжести болтающейся на ней головы. Обманул меня последний из тех, кто нес на руках, он утверждал, что она пустая. А пустая голова не может быть такой тяжелой. Опять кто-то привязался к моим туфелькам. Брыкнулась, судя по раздавшемуся в ответ стону, попала и все-таки уснула.


Как же мне было плохо! Проснулась от сухости во рту и ломоты во всем теле. Невыносимо болели голова и живот. Судя по саднящим ощущениям в горле, либо я долго кричала, либо меня сильно рвало. Попытка открыть глаза привела к тому, что я захрипела от боли. Кто-то протер мое вспотевшее лицо влажной тряпицей и положил ее на лоб.

— Что? — прошептала, на большее сил не было. — Что происходит?

— А вы не помните? — спросил приятный женский голос.

— Нет, — произнесла одними губами. Последним, что я помнила, было окаменевшее лицо Рэвира, когда он разглядывал меня в вечернем платье. Дальше была полная темнота. Мы же собирались выкрасть Равину, возможно, на меня напали во время похищения? От попытки вспомнить хоть что-нибудь стало еще хуже.

Немного полегчало, когда послышался звук открываемой двери и голос Рэвира.

— Как она? — спросил маг, явно беспокоясь обо мне. Приятно-то как, даже несмотря на препаршивое общее состояние.

— Может, все же позовем лекаря? — спросила моя сиделка. — Она пришла в себя, но ничего не помнит и совсем слаба.

— Я привел кое-кого получше, — проговорил Рэв. — Нэвор, посмотри, что можно сделать, а мы с леди Равиной подождем в гостиной.

Со лба у меня убрали влажное полотенце, и на его место легла ледяная рука лорда Карбо.

— Леди Пенелопа, пожалуйста, откройте глаза. Мне нужно посмотреть ваши зрачки, — попросил маг.

Превозмогая головную боль и резь в глазах от дневного света, я все же смогла посмотреть на лорда.

— Так я и думал. Это банальная передозировка. Сейчас мы вас за пять минут на ноги поставим. Есть у меня один замечательный магический коктейльчик, как раз на такой случай, — бодро заявил маг, доставая из небольшого переносного ящика бутылочку из черного светонепроницаемого стекла.

Лекарство оказалось безвкусным, вернее, это и не была микстура в традиционном смысле. Мне дали выпить именно смесь из заклинаний, каким-то образом трансформированную в аморфную, полужидкую и вместе с тем частично газообразную форму. И Карбо не обманул! Через пять минут я уже принимала душ, чувствуя себя как никогда бодро, но по-прежнему ничего не помня о произошедшем накануне.

Выйдя из ванной, обнаружила хмурого Рэва, сидящего на кровати и, собственно, меня и дожидающегося.

— Как самочувствие? — угрюмо поинтересовался лорд.

— Замечательное! — улыбаясь, ответила я, потому что и настроение тоже было превосходным.

— Убил бы, — буркнул маг и встал, намереваясь выйти из спальни.

— Постой, — догнала его, схватила за локоть и попыталась развернуть к себе. Рэв разворачиваться не желал, и пришлось мне самой встать перед ним. — Что вообще произошло? Что со мной было? Лорд Карбо сказал, что у меня была наркотическая передозировка, но я никогда бы не стала принимать опиум! — протараторила, заглядывая в глаза мага.

— Пенелопа, а ты как относишься к морю? — вместо ответа спросил Рэвир.

— Нормально отношусь, видела пару раз. А что? — проговорила, отступая на пару шагов и с подозрением глядя на лорда. Что он опять задумал?

— А как ты смотришь на небольшой отпуск? Отдохнешь, поплаваешь, никуда вляпаться больше не сможешь, — проговорил маг, явно прилагая усилия, чтобы говорить спокойно.

— Ты меня еще на рубежи сошли! — всплеснула я руками, отчего халат распахнулся на груди, давая непозволительно большой обзор.

Рэвир отвернулся, скривившись, будто перед ним не молодая девушка, а дряхлая старушка продемонстрировала свои увядшие прелести. Я поспешно оправила полы халата и возмущенно проговорила:

— Тебя никто не просил со мной нянчиться. Жила же я как-то все это время без твоего присмотра.

— Это-то и непонятно. Как дожила? — усмехнулся маг.

— Прекрасно! — огрызнулась я. — Все мои беды начались именно с вашего появления на горизонте!

— Да что ты говоришь? — ехидно проговорил маг. — Здесь до твоего появления тоже особых происшествий не было.

— Не было? Ну да, тихо, спокойненько убивали свах пачками и заминали это, чтобы лишнего внимания не привлекать. А я приехала и разворотила осиное гнездо, — почти прокричала в наглую рожу высокомерного лорда. — Все! С меня хватит. Освобождаю вас от сомнительной чести охранять мою персону. Катитесь на все четыре стороны, лорд Тронси.

И гордо прошествовала в гостиную. Там обнаружились лорд Карбо и леди Равина, при моем появлении попытавшиеся сделать вид, что увлеченно беседуют. Но было очевидно — они все слышали.

— Ненавижу его! — рявкнула я и пошла к выходу.

— Мм, леди Бооль’Кьен, а вы ничего не забыли? — спросил лорд Карбо, тщательно пряча улыбку и многозначительно глядя на меня.

Ну конечно же! Я чуть не вылетела в коридоры резиденции среди бела дня в халате и босиком.

Досадливо засопела и пошлепала обратно.

— Еще ничего не натворила, никого не покалечила и сама не убилась? Странно, — встретил меня ядовитой репликой Рэвир.

— Пока не покалечила. Не напрашивайся, — прошипела в ответ и, гордо задрав нос, пошла к шкафу.

Взяла одежду и проследовала в ванную, демонстративно не глядя на мага.

Но не успела я скинуть халат, как пришлось спешно натягивать его вновь. Этот наглец ввалился в ванную и уставился на меня, вальяжно прислонившись плечом к стене.

— Совсем совесть потерял? — возмутилась, завязывая пояс на халате.

— Моя ванная, имею право заходить, когда заблагорассудится, — заявил маг. — И куда ты собралась?

— Подальше от тебя, — пробурчала, залезая в огромную ванну и задергивая штору.

Успела надеть только нижнее белье, когда мое уединение было беспардонно нарушено.

— Я обязался охранять тебя и буду выполнять эту обязанность независимо от твоего желания, — проговорил лорд, отодвигая штору. — Ничего личного, все в интересах империи.

— Не справляетесь вы со своими обязательствами, лорд Тронси, — ядовито ответила я. — И мне мешаете выполнять мои.

Попыталась задернуть штору, но Рэв вцепился в нее мертвой хваткой. Дернула изо всех сил и поскользнулась, но не упала, маг поймал, обхватив одной рукой за талию и прижав к себе.

— Отпусти, — попросила, чувствуя, мягко говоря, неловкость от того, что он дышит мне в грудь.

— Не отпущу, — заявил Рэв, хватая меня за подбородок и целуя.

Я не растерялась, укусила его за губу, а когда отстранился, еще и пощечину влепила.

— Стерва, — прошипел Рэв, слизывая с нижней губы капельку крови.

— Выродок, — не осталась в долгу я.

Маг усмехнулся и тоже забрался в ванну. Я хотела вылезти, но мне не позволили, грубо схватив за волосы и опять поцеловав. Я так самозабвенно брыкалась и отбивалась, что не прекратила его дубасить, даже ответив на поцелуй. Странное, должно быть, было зрелище: страстно целующиеся и одновременно с не меньшей страстью борющиеся мужчина в одежде и женщина в нижнем белье, стоящие в ванне.

В распахнутую дверь ванной деликатно постучали.

Мы прервали поцелуй, я еще раз долбанула Рэва по груди для порядка и, вытолкав его из ванны, задвинула шторку.

Выйдя в гостиную, умилилась идиллической картиной: лорд Карбо и леди Равина сидели на диване и, держась за руки, о чем-то ворковали вполголоса. Рэвир стоял у бара и недовольно косился на парочку.

— А ну прекратите, — взвизгнула я, осознав, что происходит. — Я, можно сказать, жизнью рисковала, чтобы добыть первую леди, а вы!

Нэвор и Равина засмущались, но руки не убрали.

Топнула ногой от бессильной ярости и вопросила у Рэва:

— Вот как это называется, скажи мне, пожалуйста? Они же знакомы всего час!

— Но мы чувствуем, будто знаем друг друга всю жизнь! — счастливо улыбаясь, воскликнула леди.

— Он трупы в своей лаборатории разводит и на людях экспериментирует! — указала на потупившегося мага пальцем. — И меня убить хотел.

— Неправда! — вскинулся лорд. — Я был под чужим влиянием и не мог контролировать себя.

— Ничего, дорогой, я все понимаю, — ласково поглаживая Карбо по руке, проворковала Равина. — А твоя работа меня вообще не касается, главное, чтобы это было не опасно для тебя.

— И где я теперь первую леди возьму? — чуть не плача, спросила у несправедливой вселенной.

— Еще одна проблема, — вздохнул Рэв.

— Да это не проблема, это катастрофа! — возмутилась я.

— Расчехляй маскарадный костюм, сваха. Будешь сама перед советом невесту главы ковена изображать, — проговорил Рэвир. — Представление должно состояться через три часа.

— Что? — Я чуть не споткнулась на ровном месте. — Да ни за что! Лучше увольте меня за несоответствие! Не пойду я замуж за Орли!

— Думаю, он отреагирует примерно так же, — усмехнулся Рэв. — Только другую правдоподобную и надежную претендентку мы за пару часов при всем желании не найдем.

— Нет, — категорично ответила я.


Я сидела перед зеркалом и придирчиво разглядывала наложенный Равиной макияж. Ей удалось даже оттенок и разрез глаз изменить, умело нанеся тени и подводку. Учитывая то, что я никогда не пользовалась яркой косметикой, за исключением тех случаев, когда гримировалась под уродину для встреч с главой ковена, я и сама-то себя с трудом узнавала. Мои пшеничные локоны Равина слегка затемнила с помощью магии и уложила в замысловатую прическу, выпустив несколько прядок от висков, что визуально изменило овал лица.

— Где ты всему этому научилась? — восхищенно спросила я у девушки.

— Я с четырнадцати лет прислуживала тетушке, замазывая ее прыщи и морщины, так что с тобой работать одно удовольствие, — улыбаясь, проговорила Равина.

Платье мне тоже одолжила Равина, благо мы с ней были одной комплекции. Меня трясло всю дорогу до кабинета Орли, которого Рэв уже предупредил о предстоящем маскараде.

— Да не трясись ты так. Покажешься ковену, ответишь на пару вопросов и забудешь об этом как о страшном сне. Зато потом у нас будет целых десять дней, чтобы подобрать настоящую невесту. Сейчас главное — совет заткнуть, Брания их знатно расшевелила. Почти половина советников рвет и мечет, требуя продемонстрировать им будущую правительницу. Вот мы и продемонстрируем.

— Легко тебе говорить, не тебя же демонстрировать будут, — проныла я.

— Не кривись, ты будущая первая леди, — посмеиваясь, прошептал Рэв, открывая передо мной дверь в кабинет.

Здесь он должен был передать меня брату, и уже сам лорд Орли поведет меня в главный приемный зал, где нас дожидался совет ковена в полном составе, за исключением так и не давшей о себе знать леди Брании Сквери.

Глава ковена придирчиво осмотрел меня, покивал, поджав губы, и с явной неохотой признал:

— Такую невесту не стыдно показать ковену… — нахмурился и добавил: — Но даже не надейтесь, леди сваха, что действительно станете первой леди.

— Спасибо, — искренне поблагодарила лорда за такое заявление.

— Идите уже, чем быстрее начнете, тем быстрее закончите. Нам еще с оборотнями сегодня переговорить нужно, — махнул рукой Рэв. — Я буду ждать вас здесь. И, Врано, глаз с нее не спускай, а то опять умыкнут или еще какой-нибудь магообъект активирует.


Это было просто ужасно! Они только что зубы мои не смотрели и под юбку не заглядывали. Но взглядами, казалось, раздели раз десять. Причем смотрели все одинаково придирчиво-заинтересованно, даже четыре затесавшиеся в совет леди. Я представилась именем и фамилией двух разных претенденток, до сих пор ожидающих свидания с главой ковена, легенду рассказала, тоже надергав из памяти анкетных данных различных невест. Кажется, совет остался довольным. Я стояла перед этой оравой лордов и леди и думала: «Как же им повезло, что это унижение прошла не настоящая будущая правительница. Будь я на ее месте, точно запомнила бы и отомстила».

Представление закончилось, и я поспешила откланяться. Лорд Орли шепнул, чтобы я подождала его за дверью, и остался в зале обсудить какие-то политические вопросы. У меня же не было ни малейшего желания стоять под дверью и кого бы то ни было ждать. Пусть Орли сколько угодно со своими советничками советуется, а я и сама прекрасно до его кабинета доберусь. Заодно и подумаю по дороге, как бы побыстрее найти настоящую невесту для главы ковена, да такую, чтобы у него язык не повернулся отказаться. Может, Шиклая попросить, чтобы он лорда Орли загипнотизировал и приказал влюбиться в ту, на кого я укажу?

Пока размышляла, дошла до выхода в холл и уткнулась в глухую стену. Оторопело провела рукой по тому месту, где должна была быть дверь, и осмотрелась. Все тот же коридор, те же двери по одной стороне и залитые солнечным светом окна по другой, но выхода нет! Подбежала к ближайшему окну и похолодела — за ним ничего не было! Абсолютно ничего! Белый, слепящий свет лился в окна, будто здание в него погрузили полностью. Я в панике начала дергать ручки всех дверей подряд, но они все были заперты… кроме двустворчатой двери в зал совета. Но, распахнув ее, я упала в кромешный мрак, оцарапав ладони и колени о шершавый каменный пол.

Дверь за спиной захлопнулась, и я оказалась отрезана от всего мира, путаясь в темноте, как в липкой паутине. Встала и, медленно продвигаясь вперед, нащупала такую же, как и пол, неровную каменную стену. Пройдя по кругу, поняла, что нахожусь в маленькой, неправильной формы комнатке, похожей на выдолбленный в скале каменный мешок.

Вокруг было тихо, сыро и пахло грибами. Я чувствовала, что кричать и звать на помощь бесполезно, но продолжала бродить вдоль стен в надежде нащупать какую-нибудь дверь или щель. Должен же быть выход из этой ловушки.

— А она забавная, — послышался женский голос откуда-то сверху.

И я узнала этот голос! Это была Брания Сквери, пропавшая первая леди. Так вот кто меня похитил. Неужели эльфийка все еще горит желанием нейтрализовать меня, чтобы лорд Орли не уложился в сроки и остался без своей первой леди? Хотя странный вопрос, с чего бы ей менять свои планы.

— Да, завершение ритуала будет весьма приятным, — протянул смутно знакомый мужской голос.

— Наиграешься еще. Ведь убивать ее не обязательно, как я поняла? — беззаботно проговорила Брания.

— Убивать не обязательно, но крови потребуется много. И зачем она мне полудохлая? Так что поиграю перед ритуалом. В конце концов инициация супруги смерти это одно из условий, — посмеиваясь, сказал мужской голос.

Я сползла по стене, оцарапав спину об острые выступы, сжалась в комочек и мысленно простонала: «Папочка, забери меня отсюда. Мне так страшно».

— Так что, сейчас доставать или пусть еще посидит? — безразличным тоном спросила Брания.

— Доставай. Не люблю, когда от женщины страхом несет, — «сжалился» мужчина.

Я приготовилась к чему-то еще более ужасному, чем то место, в котором находилась сейчас, но сверху появился ровный круг света, освещая мою темницу, и Брания приказала:

— Встань и подойди.

— Тебе надо, сама и подходи! — огрызнулась, не собираясь облегчать им процесс моего убивания.

— Как хочешь. Но если я буду переносить тебя оттуда, могу случайно что-нибудь оставить. Руку, например, или ногу, — ехидно сказала первая леди.

Пришлось встать и пройти в круг света. А через мгновение я уже стояла в центре обычной комнаты, только без окон. В кресле у горящего камина сидели леди Брания и широкоплечий мужчина с длинными пепельными волосами и в сером костюме. Подойдя ближе и рассмотрев его лицо, я поняла, что это один из оборотней… вроде бы. Они передо мной предстали в таком виде, что лица я как-то и не успела рассмотреть. Если рассуждать логически, исходя из того, что Брания спелась с отступниками из совета оборотней, то это либо лис, либо дракон. Я была почти уверена, что дракон. Слишком уж он вел себя высокомерно, да и кто-то из магов как-то обмолвился, что дракон был бунтарем, судя по летописям.

— Чувствуешь? — спросила Брания у мужчины. — В ней кипит нерастраченная магия. Но дуреха ее просто не ощущает.

— А тебе-то откуда знать, остроухая? — посмеиваясь, проговорил оборотень.

— Моя бабка была придворной магиней в нашей провинции Вечных Далей, — гордо заявила первая леди.

— Это в эльфячьей резервации, что ли? — усмехнулся мужчина.

— Не смей! — окрысилась эльфийка. — Вечные Дали — это одна из самых больших и влиятельных провинций!

Вот уж не думала, что эта стерва страдает патриотизмом.

Оборотень издевательски рассмеялся и заявил:

— В мои времена эльфячья резервация была источником выносливых рабов и покладистых девочек для развлечения.

— Твои времена ушли безвозвратно, и теперь ты зависишь от меня, — злобно ответила Брания.

Я же в процессе их перепалки отступала к двери плавными маленькими шажочками. Еще один шаг, и я дотянусь до ручки.

После последних слов первой леди оборотень просто истерично расхохотался, а потом, резко выкинув руку вперед, схватил Бранию за горло и, прошипев ей в лицо: «Ты мне больше не нужна, кретинка», молниеносным движением свернул шею! Я приглушенно пискнула, открыла дверь и побежала…

Успела сделать только пару шагов и упала, врезавшись в еще одного оборотня. Он помог мне подняться и, явно веселясь, указал на дверь, из которой я только что выбежала.

— Прошу, леди, — галантно проговорил, судя по всему, лис.

Возвращаться туда? Паника медленно, но неотвратимо захватывала контроль над моим сознанием.

— Нет. Я туда не пойду, — прошептала, активно мотая головой. — Я его боюсь, — проговорила еще тише и прижалась к лису. В критической ситуации разум почему-то решил, что он меня защитит.

Оборотень, похоже, растерялся, приобнял меня, успокаивающе поглаживая по спине, заглянул в комнату, оценил открывшуюся картину, горестно вздохнул и предложил:

— Ко мне? Чаем тебя напою.

Я согласно кивнула.

— Логинал, слюни подбери. Я первый, — донеслось из комнаты.

— Ты у нас во всем первый… в мечтах, — язвительно ответил лис. — Расслабься, я просто хочу успокоить девочку. Она нас, между прочим, с того света вернула. Хоть бы спасибо сказал.

— Скажу перед тем, как пущу ей кровь, — проговорил дракон, появляясь в дверях и подмигивая мне.

— Пошли, не слушай его, — сказал лис, уводя меня по темному коридору без окон.

Мы пришли в небольшую комнатку с минимумом мебели, но тоже с растопленным камином. Здесь я почувствовала себя почти уютно. Лис усадил меня на стул возле маленького стола, налил в походную металлическую кружку исходящий паром чай, пододвинул сахарницу с торчащей в ней ложкой и приказал:

— Пей. Легче станет, там травы.

Я отодвинула кружку и пробурчала:

— Нет уж, напоили тут меня чаем с травками недавно. Чуть от передозировки не умерла.

— Да брось! Зачем мне тебя травить? Ты и так отсюда никуда не денешься. Меня, кстати, Логинал зовут, но для тебя просто Логи, — подмигнул лис, напомнив тем самым дракона, — а того невоспитанного дракошу — Эмирон. Его имя лучше не сокращать, бесится.

— А я Пенни, — представилась, отодвигая от себя кружку.

— Поесть предложить ничего не могу, разве что вот эти фрукты коварные, — предложил Логинал, снимая салфетку с блюда с монорисами.

— Нет уж, спасибо, — произнесла, скривившись.

— Ну да, я вообще выпить всегда был не дурак, но от этой дряни и меня уносит, — улыбнулся лис.

— Не понимаю, почему ты сбежал вместе с этим? Ведь вы совсем разные, — проговорила, насыпая сахар в остывающий чай.

— Родственники мы, он меня, можно сказать, из канавы вытащил. Наша мамаша была та еще… ну ты поняла. Так вот, она нагуляла меня от какого-то заезжего прохвоста, родила и выбросила в придорожную канаву, Эмирону тогда уже было за двадцать. Он меня подобрал, принес к своему отцу и все рассказал. Маму казнили, а я стал признанным бастардом. Так-то вот. Должен я брату по-крупному. Но я никогда не одобрял его грубых методов, — разоткровенничался лис.

Мне оставалось только пить горький, несмотря на три ложки сахара, чай и слушать.

Когда я допила чай, оставив в кружке черный осадок, действительно стало спокойнее. Логинал не обманул, это был просто чай.

— И что вы теперь со мной сделаете? — спросила, поражаясь своему спокойствию.

— Понимаешь, тут такое дело, заклинание времени, с помощью которого ты нас воскресила, было двойным. Первая его часть — поднять легендарных воинов с целью победить в войне, а вторая звучала примерно так: «Чистый сердцем и духом благородный воин вернет дыхания и души, низвергнув смерть в века», — Логи усмехнулся и плеснул мне еще чая.

— А я-то тут при чем? — вопросила, совершенно не понимая, какое я могу иметь отношение к благородным воинам и ритуалам.

— А ты у нас ключевая фигура, активировавшая вторую часть заклинания, — пояснил лис. — Вот только либо воин ты недостаточно благородный, либо помыслы твои были не чисты, но заклинание не сработало до конца, и мы живы, только пока жива ты. И теперь, чтобы закончить ритуал, нам придется обвенчать тебя со смертью, вернее, с одним из нас, и твоей кровью смыть ту грязь, которая приостановила завершающую стадию воскрешения.

— Я умру? — спросила после нескольких минут молчаливых раздумий.

— Совсем необязательно, — заверил меня оборотень. — Крови потребуется, конечно, немало, но ты выживешь. Я позабочусь об этом. Слишком много жизней мы отобрали в прошлом, пора платить по счетам.

Меня заявление лиса нисколько не приободрило. Как ни крути, а ждет несчастную сваху незавидная участь.

— А что значит, обвенчать меня со смертью? — спросила, уже догадываясь, что ничего хорошего это не может значить.

Логи замялся и даже, кажется, засмущался. Но все же ответил.

— Ты выйдешь замуж за Эмирона, а после подтверждения твоей принадлежности ему нужно будет наполнить твоей кровью чашу жизни, которую нам, кстати, ваша первая леди достала. — Говоря все это, мужчина смотрел куда угодно, но не на меня.

— Так! — проговорила, вставая. — Что значит «подтверждение принадлежности» кому-то там? Я не собираюсь ничего никому подтверждать.

Оборотень тоже вскочил и, нервно расхаживая по комнате, начал на меня кричать.

— Ты совсем глупая или притворяешься? — вопросил он. — Лучше помалкивай и делай то, что говорят. Мне и самому это не нравится, но против брата я не пойду. Хотя бы потому, что силенок не хватит. Ты ляжешь с ним, отдашь кровь и останешься жива. Только так! Если будешь артачиться, я не смогу тебе помочь.

Вдруг оборотень замер, к чему-то прислушиваясь. Покосился на меня и, приказав: «Жди здесь», — вышел из комнаты.

Я смогла продержаться не больше минуты, а потом тоже выбежала в темный коридор, осмотрелась и, не найдя никаких ориентиров, пошла в противоположную сторону от комнаты, в которой убили Бранию. Приходилось все время держаться за стену, потому что видимости вообще не было. Темень стояла такая же, как и в каменном мешке, в который я угодила из коридора резиденции.

Впереди послышался какой-то шум, и я уже хотела развернуться, чтобы бежать в обратную сторону, но услышала крик. Кричал Логинал. Душу затопило тревогой, этот оборотень не был моим другом, но он поддержал меня и не желал мне зла. И я побежала, но не в обратную сторону, а туда, где кричал лис. В темноте сложно было определить расстояние и положение, но, кажется, коридор вел вверх. Наткнувшись на препятствие, начала водить руками по стене и обнаружила дверную ручку. В узком коридоре, да еще и в полной мгле с трудом открыла дверь, которая почему-то открывалась вовнутрь, видимо, для усложнения выхода из коридора.

Открыв-таки дверь, я попала в большой, залитый светом зал и не сразу сориентировалась. Отскочила от летящего в меня предмета в последний момент, это оказался кусок колонны, который зацепил меня, поранив плечо. Я отлетела к стене, скупо порадовалась, что не в темный коридор, и, забившись в угол, попыталась понять, что вообще происходит.

А происходило следующее: в огромном зале с упирающимися в высокий потолок колоннами шла борьба. Дрались лис, дракон и змей! Не знаю, как здесь оказался Шиклай, но именно он противостоял Логиналу и Эмирону.

Выглядело это так: серый дракон и огромная змея, обвившаяся вокруг него, катались по полу, а тоже немаленький лис бегал вокруг, периодически прыгая на змея, норовя выцарапать ему глаза. Колонны, держащие потолок, трещали, покрывались трещинами. От ударов хвостами от них отлетали большие куски, и если дерущиеся не успокоятся в ближайшее время, то колонны, а следом за ними и потолок, просто обвалятся, похоронив нас всех под обломками. В общем, жуткое было зрелище.

— Логина-а-ал! — прокричала я, махая рукой и стараясь привлечь внимание лиса. Вторая рука повисла плетью и сильно болела после удара.

Лис услышал и повернул голову только после третьего крика. Отскочил от дерущихся, подбежал ко мне и зашипел.

— Останови их, — прокричала я.

Лис снова зашипел и начал толкать меня мордой в сторону двери, ведущей в подвал.

— Ты не понимаешь, — упиралась я, — если они не прекратят, то потолок обрушится и похоронит нас всех!

В подтверждение моих слов одна из колонн затрещала, осыпаясь у основания, упала, подняв облако пыли и проломив пол, по которому тоже пошли трещины, и едва не придавила оборотней. Лис посмотрел на творящийся погром, потом на меня, развернулся к дерущимся и заверещал. Да так, что я прикрыла ухо здоровой рукой, а второе прикрыть было нечем. В нем что-то противно щелкнуло, и я почувствовала, как по шее бежит что-то горячее, видимо, кровь.

Но зато дракон и змей замерли, прекратив сшибать колонны. Змей, воспользовавшись тем, что дракон отвлекся, обвил его еще крепче и рывком сжал кольца. Дракон дернулся и зарычал, но не мог пошевелиться. Логинал обратился и закричал на драчунов:

— Идиоты, вы сейчас потолок обрушите!

Змей медленно распустил кольца, оставив рычащего, но нешевелящегося дракона лежать на полу, а сам тоже обратился. Мне было уже абсолютно наплевать на то, что они голые, голова раскалывалась от боли, рука не желала шевелиться, и было очень страшно.

Шиклай и Логинал стояли и сверлили друг друга взглядами, дракон так и лежал в груде обломков и пыли, а я, придерживая пострадавшую руку, медленно пробиралась к большой двустворчатой двери, искренне надеясь смыться отсюда, пока оборотни между собой разбираются.

Уже почти добралась до выхода, когда послышались грохот, скрежет и замогильный вой. Оборотни, не сговариваясь, обратились, Логи бросился ко мне, но не успел. Дверь с треском вырвало и куда-то унесло, и в это же время одно из окон на другой стороне зала разлетелось вдребезги. В дверной проем ворвался злющий папа, а в оконный вплыл по воздуху не менее разъяренный Рэвир. И все замерло. Оборотни, отец и даже пылинки в солнечных лучах остановились. Только Рэв продолжал медленно подплывать ко мне. А я не могла ни шевелиться, ни говорить. Только и оставалось следить взглядом за приближающимся магом. Следить и бояться, потому что в нем что-то едва уловимо изменилось. По волосам не бегали шальные искорки, как обычно, когда он очень зол, лицо не кривилось в ехидной усмешке, и даже глаза стали какими-то… неживыми, что ли.

Маг подплыл ко мне, придирчиво осмотрел, сверкнул глазами на оборотней и, создав портал в стене за моей спиной, толкнул меня в него. И я не смогла ничего сделать, полетев в портал онемевшей статуей. Упала на что-то мягкое, но осмотреться не получилось по той простой причине, что шея не поворачивалась, а в поле зрения были только потолок и часть стены, незнакомой стены, что примечательно.

После пятнадцати минут ожидания я уже мысленно выла! Ведь там остались отец, Шиклай, пришедший меня спасать, и Логи, который тоже ничего плохого мне не сделал. В принципе, когда папа с Рэвом пришли, главный злодей был уже повержен. Дракон был жив, но не шевелился, видимо, змей сломал ему позвоночник или что там нужно сломать дракону, чтобы обездвижить. Мой перелом, кстати, совершенно не болел, как и ухо. Хотя, может, и болел бы, если бы я чувствовала свое тело. Сейчас же я ощущала себя бестелесным облачком с глазами. Хорошо хоть дышать могла, пусть и сдавленно. А Рэв сейчас там, злой и какой-то окаменевший, он же сначала поубивает всех, а потом разбираться будет!

Еще через полчаса я была готова сама убить кого угодно, только бы с меня сняли этот паралич. А спустя час устала от переживаний и просто уснула… или потеряла сознание.

Проснулась от ощущения щекотки. Открыла глаза и завизжала. Прямо передо мной, нос к носу, была ехидная лисья морда! И эта морда щекотала мою щеку усами. Когда она растянулась в клыкастой улыбке, крик перешел в хрип. А в следующее мгновение ее обладатель вякнул и отлетел в сторону, отброшенный волчьей лапой. У волка улыбка была просто незабываемая. Мой сдавленный хрип перешел в беззвучный крик, и волк отошел подальше, видимо, опасаясь, что скончаюсь от разрыва сердца, а они живут, только пока я жива. Я вскочила на кровати, отползая к изголовью, отстраненно отметила, что рука совсем не болит, и осмотрелась. В небольшой уютной спальне шагу ступить было некуда, здесь присутствовали семеро оборотней, и все они были в зверином обличье.

Я встала и, сжавшись, медленно пошла к двери, обходя хвосты и морды, но у самой двери замерла. Путь преградил волк. Зверь отрицательно покачал головой и уселся перед дверью.

— Выпустите меня, пожалуйста! — взмолилась я.

Опять отрицательный жест головой. В спину что-то ткнулось. Я обернулась и увидела лиса. Он схватил меня за рукав и потянул к кровати.

— Логи, пожалуйста, хоть ты объясни мне, что происходит, — прошептала, что было глупо, они же звери, и слух у них отменный. — Вы меня убьете?

Лис прикрыл морду лапой и засмеялся, что в его исполнении было весьма забавно и в то же время устрашающе.

Меня усадили на кровать, и семь пар звериных глаз следили за каждым моим движением.

— Ну не молчите же вы! Я же знаю, что вы можете говорить! — почти прокричала, впадая в настоящую панику.

— Не могут, — послышалось от двери.

Я посмотрела на говорившего и чуть снова не закричала. Это был Рэвир, но он был бледный, нет, даже не бледный, он был синюшный как покойник, и вся его одежда была испачкана в крови.

— Не переживай, все живы, — проговорил маг. — А оборотни не могут говорить и обращаться, потому что я так решил. По крайней мере до тех пор, пока мы не разберемся с проблемой их пребывания среди живых.

— А как мы будем с ней разбираться? — спросила, с опаской глядя на лорда. Как-то вдруг даже оборотни показались вполне симпатичными зверушками на фоне вот такого Рэвира.

— Говоря мы, я имел в виду себя и их, — указал на волка маг. — Ты будешь сидеть здесь и изо всех сил стараться ничего больше не натворить.

— А где мой отец? — спросила, поглядывая на испачканного в крови мужчину.

— Отбыл в объединенную столицу с докладом о том, что военсовет оборотней под контролем и не угрожает целостности империи. Еще вопросы есть? — проговорил Рэвир.

— Где Шиклай и дракон? Где я нахожусь и почему все оборотни рядом, будто сторожат меня? — начала я перечислять. — Как долго вы будете решать свои проблемы? Ведь мне нужно свои обязанности свахи выполнять и найти уже, в конце-то концов, будущую первую леди. Тем более что ее место теперь вакантно, — последнее произнесла шепотом.

— Змей и дракон сейчас восстанавливаются, скоро присоединятся к нам. Ты находишься в моем доме, и да, оборотни тебя охраняют, потому что тоже поняли, от насколько хрупкого и ненадежного в плане выживания существа они зависят, — ответил Рэв на все мои вопросы, кроме последнего.

— А как насчет времени? — напомнила я.

— Сейчас я не могу ответить на этот вопрос. Нэвор, Врано и еще парочка специалистов изучают особенности древней магии возрождения, но мы пока не решили, какой из возможных вариантов завершения ритуала будет оптимальным. Так что с обязанностями свахи придется повременить, тем более что в связи с кончиной первой леди ритуальное сватовство можно будет отложить, мотивировав это трауром. — Рэвир говорил, и все было понятно, но от каждого его слова по спине пробегал холодок. Он будто бездумно читал по бумажке совершенно незнакомый и не интересующий его текст.

— А можно вернуть голос хотя бы лису? — спросила с надеждой. — Иначе я сойду с ума под этими молчаливыми взглядами.

Маг недовольно скривился, но кивнул и вышел.

— Ну давай поболтаем, красавица, — заявил Логи, запрыгивая на кровать рядом со мной и кладя голову мне на колени.

Остальные оборотни недовольно заворчали, отворачиваясь и укладываясь кто куда.

— Ревнуют, — довольно сощурившись, протянул лис.

— Что произошло, когда меня отправили сюда? — спросила о том, что волновало в первую очередь.

— А-а-а, ничего особенного, — отмахнулся лис. — За ушком почеши, тогда расскажу.

— Не наглей! — возмутилась я, но начала почесывать за большим бурым ухом. Голова у него была довольно тяжелая, и колени уже начали затекать, но я терпела в ожидании подробностей.

Лис зажмурился и заурчал почти как обычный кот.

— Рассказывай, а то не буду чесать, — пригрозила я.

— Ладно, слушай, шантажистка, — заявил лис, который сам заставил меня гладить его в обмен на информацию. — Когда заявился этот твой неуравновешенный маг, он не стал разбираться, кто прав, а кто виноват. Накостылял всем без разбора. Мне еще меньше всех досталось, я самый маленький, — начал рассказывать лис. — Так что меня просто отправили стекать по стеночке прицельным пинком, а вот Шиклая он здорово потрепал, даже, кажется, кусок хвоста оттяпал. Успокоился, только когда другой маг снял с себя онемение и припечатал его каким-то усмиряющим заклинанием. Но домишко Брании восстановлению теперь вряд ли подлежит. Хотя ей уже все равно. Эмирона потом долго из обломков выковыривали, а у него переломы обоих крыльев, позвоночника и нескольких ребер. Но это уже заслуга не твоего.

— Он не мой, — пробурчала, спихивая голову лиса с колен.

— Твой, — заявил лис и опять рассмеялся необычным лающим смехом.

Меня данное заявление совсем не обрадовало, особенно учитывая странности, происходящие с магом.

— А ты не знаешь, почему он такой… как не живой? — спросила полушепотом.

Волк поднял голову, повернул ее в нашу сторону и тихо рыкнул.

— Извини, — произнес лис, — не велено говорить.

— Когда это ты успел стать таким послушным? — ехидно поинтересовалась, отсаживаясь подальше и таким образом спасая свои колени от участи лисьей подушки.

— А вот как пинок под дых схлопотал, так и решил исправиться, — недовольно пробурчал Логи.

Я пододвинулась обратно, сама переложила голову лиса на свои колени и начала поглаживать. Зверь сощурился и проворчал:

— Все равно не скажу… пока с Рыкваром не договоришься.

Я покосилась на дернувшего ухом при упоминании своего имени волка, вздохнула и заявила:

— А я тогда сбегу и сама все узнаю.

Все оборотни вскочили как по команде.

— Чего это они? — спросила у лиса.

— Так мы наслышаны о твоей способности исчезать в самый неожиданный момент и попадать в неприятности. А твоя шкурка нам сейчас дороже своей. Мы-то живучие, но если ты умрешь, то никакая регенерация не удержит нас среди живых, — пояснил Логинал.

— Тогда рассказывай, а то я от страха и любопытства умру! — воскликнула я.

Волк встал, недовольно покосился на меня и вышел из комнаты. Следом за ним удалились гепард и громко топающий, неповоротливый на первый взгляд зверь наподобие носорога, только у этого экземпляра под толстой шкурой перекатывались бугры мышц, а не жира. За ними потянулись и другие оборотни, почти все они были представителями семейства кошачьих, за исключением красивого коня с маленькими зачатками крылышек на спине.

Мы с лисом остались одни в комнате.

— В общем, из того, что мне удалось узнать из обрывков разговоров, по всему выходит, что твой мужик тоже возрожденный, только у него что-то вроде симбиоза с потусторонним миром. Он вроде как обычный живой маг, но при желании может обращаться к той стороне, подпитываясь от нее силой. Что-то вроде некромантии, но на другом уровне, гораздо выше традиционной магии. Ну и вот, когда Брания умыкнула тебя из резиденции, он и обратился к миру мертвых, чтобы найти тебя, но что-то пошло не так, какая-то там граница была нарушена, какой-то рисунок частично стерт, вот он и застрял одной ногой в могиле, как говорится. Ну и не торопится пока это исправлять, потому что времена сейчас неспокойные, а так его никто точно не убьет, и так мертвый практически, — скороговоркой выпалил лис. — Только если что, я тебе ничего не говорил.

Мне стало дурно. Из всего рассказанного я поняла только две вещи: Рэвир — живой труп, и, похоже, он стал таким по моей вине.

— Ты иди, позови своих, а я пока в ванную схожу, освежусь, — пролепетала, вставая.

— Э-э-э, нет. Я с тобой. Было велено глаз не спускать, — заявил лис.

— Ты совсем обнаглел?! — возмутилась я. — Может, еще и спинку мне хвостом потрешь?

— А можно? — спросил лис.

От брошенного ботинка зверюга увернулась уже у двери. Он вышел, а я подбежала к окну, оценила расстояние до земли и поняла, что уйти из-под опеки оборотней будет непросто. С третьего этажа я прыгать точно не стану, но и охрана мне теперь не нужна. Брания мертва, а оборотни вроде как союзники, так что нападать на меня некому. Разве что тот рыжий друг Рэвира опять умыкнет, но он-то меня убивать не собирался. Ему было нужно задержать сваху, но зачем — я так и не поняла. Нужно все же рассказать про него Рэву. Только когда он такой, мне даже смотреть на него страшно, не то что говорить. Сейчас я хотела поговорить с лордом Карбо, он больше остальных знает про связь своего брата со смертью, ведь это именно он придумал, как воскресить Рэвира. В ванной комнате тоже обнаружилось окно, но оно было затянуто плющом. А если есть плющ, то и решетка, по которой он вьется, тоже должна быть… Заперла дверь и включила воду. Ванная комната была небольшой, как и сама спальня, но вполне уютной. Удивляло лишь то, что она, вопреки обычаям, была выдержана в темных тонах. Даже сама ванна была рыжевато-серой и не металлической или керамической, а каменной.

— У тебя там все в порядке? Помощь не нужна? — спросил лис из-за двери.

— Я тебе сейчас хвост оторву и мочалку сделаю! — пригрозила ехидине лохматой.

— Ой боюсь, боюсь, — засмеялся лис.

А я в это время уже открывала окно и разгребала руками плотные заросли плюща. Листья были шершавыми и неприятными на ощупь, а на вид казались такими нежными и шелковистыми. Может быть, не стоит сбегать, а попробовать договориться с оборотнями, чтобы они отвели меня к брату Рэвира?

Подошла к двери и позвала:

— Логи, ты тут?

— А куда ж я денусь! Вдруг все же помощь понадобится, — откликнулся лис.

— Послушай, а если я попрошу вас отвести меня к лорду Карбо… ну или его позвать, вы согласитесь? — спросила и задержала дыхание в ожидании ответа.

Лис молчал с минуту, а потом шлепнул лапой по двери, заставив меня вздрогнуть, и проговорил:

— Ты извини, но из этой комнаты мы тебя не выпустим, алордам сейчас не до визитов, они, как нас спасти, решают.

— Вы и так не при смерти, — прошипела в дверь, пнула ее и пошла к окну.

Некогда, видите ли, лордам, оборотней бедненьких спасать нужно! А кто о самих лордах позаботится? Разгребла листву и нашла сколоченную из реек крупную решетку. Отлично! По ней можно как по лестнице спуститься вниз со всеми удобствами.

— Красавица, ты там не психуй. Маг твой сказал «из комнаты не выпускать и их не дергать по мелочам», — поскребся лис в дверь.

— Да я все понимаю. Ничего, — заверила я его, взбираясь на подоконник. — Я немного в ванне полежу, подремлю. А то все тело болит после ваших разборок, — крикнула, пробуя ногой решетку на прочность.

— Только не растай, сахарная, — съязвил лис.

— Уже растаяла, — прошептала, выбираясь из ванной.

Вниз старалась не смотреть. Гораздо приятнее было смотреть вбок, на виднеющийся в паре километров от дома город. И это определенно была столица провинции Магического Круга. И чего маги толкутся в этой резиденции? Ведь наверняка у каждого есть вот такой загородный особнячок. Нога пару раз соскальзывала из-за сока раздавленных листьев, но мне удалось добраться до земли без травм и приключений.

Прижавшись к стене, я свернула за угол, намереваясь припустить к столице напрямую, по полям, но увидела кое-что получше — конюшню! Юркнула в темное, пахнущее лошадьми и сеном помещение и практически у входа наткнулась на непривязанного, не загнанного в стойло коня.

— Ты-то мне и поможешь, — прошептала животному, поглаживая его по щеке. Будучи городской жительницей, я конечно же не умела седлать лошадей, но вот уроки верховой езды были в обязательной программе, когда гостила у отца за городом. И я даже без седла пару раз ездила довольно успешно. А у этого коня на ощупь была довольно длинная грива, так что должна справиться. Если он не стреножен и не привязан, значит, вымуштрован хорошо и доставит меня в столицу в лучшем виде.

Подвела коня поближе к одному из стойл, забралась на дверку, а уже с нее на спину животного. Сначала показалось, что на конской спине что-то лежит, но потом он встряхнулся, будто потянувшись, и сидеть стало значительно удобнее. Я бы даже сказала, что удобнее, чем в седле. Крепко ухватилась за шикарную конскую гриву, ударила пятками по бокам животного и попросила шепотом:

— Пожалуйста, отвези меня к Рэву, иначе я с ума сойду от волнения и неизвестности.

Конь постоял с полминуты, будто раздумывая, везти нежданного седока или скинуть ненужный балласт, но встряхнул головой и пошел к выходу. А там закрытые ворота! Я-то вошла в небольшую дверь, находящуюся в одной из створок ворот. Уже собралась слезать с коня, чтобы открыть ворота, а потом опять вести его к стойлу, чтобы забраться обратно, но животное подошло к воротам, подцепило мордой затвор и спокойно вышло из конюшни, толкнув ворота ногой.

Тревожные подозрения появились еще тогда. Когда же, набрав просто невероятную скорость и перепрыгивая через овраги, конь каким-то невероятным образом будто приподнимал меня над своей спиной, словно заботясь, чтобы ничего не отбила, подозрения переросли в стойкое ощущение западни. На относительно ровном участке дороги отпустила одной рукой гриву и, осторожно заведя ее назад, потрогала спину — так и есть, крылышки! Это оказался не обычный конь, а оборотень!

— Ну, теперь мы с тобой повязаны, — заявила, крепче хватаясь за гриву. — Я беглянка, а ты дезертир.

Конь резко остановился, и улететь бы мне вперед, бороздить лицом столь любимое мною разнотравье, но крылышки не только смягчали тряску, они еще и от падения неплохо страховали.

Отдышалась, обняла оборотня за шею и пообещала:

— Все, молчу. Больше ни слова не скажу. Только, пожалуйста, доставьте меня к магам.

Через пару минут мы остановились у ворот резиденции.

Я сползла со спины оборотня, поблагодарила его и повернулась, чтобы войти в ворота, но получила легкий тычок в спину.

Повернулась и увидела, как конь вращает глазами и мотает головой.

— Что? — спросила, совершенно не понимая знаков. Он замотал головой активнее.

— А-а-а, мы друг друга не видели? — предположила, улыбаясь.

Оборотень покивал и умчался в обратном направлении.

Все-таки хорошие они… почти все.

Во двор резиденции входила с некоторой опаской. Были у меня сомнения, что такую оборванку впустят. Одежда была грязной и помятой, один рукав на плече порван и испачкан в крови, ворот рубашки тоже в крови из уха, да и шею мне никто не удосужился помыть, хотя… сейчас намылят за побег. А еще один ботинок так и остался лежать в спальне, после того как был отправлен вдогонку за вредным лисом.

Мои сомнения оказались не напрасными.

— Куда прешь? — возмутился один из стражников, преграждая мне дорогу.

— Туда, — пояснила, указывая на здание. — Я вообще-то там живу.

— Ага, в покоях первой леди, — заржали стражники.

— Я сваха! — рявкнула в смеющуюся рожу. — Мои предшественницы вообще преставились, так что я еще неплохо выгляжу.

Лица вояк вытянулись, как у того оборотня с крылышками. Отодвинула опешившего стражника в сторону и решительно пошла… получать взбучку. О моем триумфальном шествии по коридорам резиденции, наверное, долго еще будут судачить. Но мне сейчас было не до пересудов и общественного мнения, я шла спасать Рэвира. Только бы кто меня от него спас…

Часть четвертая

СВАХА ВЫХОДИТ НА ТРОПУ ВОЙНЫ…

В кабинет главы ковена я ворвалась без пиетета. Распахнула дверь, вошла и замерла.

Меня здесь явно не ждали! Вокруг стола сидели лорды Орли, Карбо и еще два незнакомых мне пожилых мага, они увлеченно изучали какие-то свитки и книги. А вот на диване, удобно устроившись, развлекались Рэвир и какая-то девица сомнительной наружности. Вернее, Рэв лежал, заложив руки под голову, а девица стояла над ним на четвереньках и трясла перед его лицом своими прелестями, запустив руку под ремень его брюк.

— Простите, ошиблась дверью, — проговорила обернувшимся магам и вылетела из кабинета еще быстрее, чем влетела в него мгновение назад. Вот же дура! Непроходимая идиотка! Переживала за него, сбежала, рвалась спасать. Совсем разум потеряла, нашла о ком переживать. А он прямо при всех… бесстыдник!

— Пенелопа, стой! — Рэвир выбежал из кабинета, и я припустила по коридору. — Да стой же ты! — кричал маг, преследуя меня.

А я все ускорялась, растирая по лицу слезы и пыль. По дороге сбила с ног какую-то леди, врезалась в служанку, выходящую из комнаты с ворохом полотенец, врезалась в стену на повороте и едва не улетела головой вниз с лестницы. Падение прекратилось на расстоянии вытянутой руки от лица до ступеней. Меня вздернули вверх, поставили на ноги, схватили за запястье и втащили в ближайшую дверь. Это оказались чьи-то покои.

— Пошли вон! — рявкнул Рэв на леди и лорда, мило беседующих и распивающих чай.

Мужчину с женщиной как ветром сдуло.

— И чего ты там навыдумывала? — язвительно поинтересовался маг, захлопнув за ними дверь и отпустив мою руку.

— Ничего. Меня это не касается, — заявила, гордо задрав нос. Гордо не получилось, потому что шмыгнула им и опустила голову, сдерживая непрошеные слезы. И чего я реву? Мы же посторонние люди, он мне даже не нравится, вот совсем нисколько. На ковер упали две крупные слезинки.

— Вот глупая. Посмотри на себя, вся чумазая, растрепанная. И зачем от оборотней сбежала? Хотя я подозревал, что они тебя не удержат, — проговорил лорд, убирая волосы от моего лица и приподнимая его за подбородок.

Я взглянула на него и вздрогнула. Синюшная кожа, сеточка кровяных прожилок затянула практически все глаза, под глазами и на впалых щеках серые пятна. А рука ледяная. На мгновение даже показалось, что от него пахнет мертвечиной.

— Да, видок у меня сейчас непрезентабельный, — грустно усмехнулся Рэв, заметив мою реакцию.

— Настолько непрезентабельный, что приходится пользоваться услугами девиц легкого поведения? — спросила, отпихивая его руку и отходя в сторону. — Хотя это не мое дело, делайте что хотите, лорд Тронси.

— Вот только не нужно так на меня смотреть. В конце концов то, что ты видела, еще ни о чем не говорит, — заявил этот наглец.

— Действительно! О чем может говорить полуодетая девица, ползающая по тебе с недвусмысленными намерениями? — всплеснула руками и отвернулась. Видеть его не могу, во-первых, потому что сволочь, а во-вторых, потому что сердце разрывается, когда вижу его таким… неживым.

— Это была просто проверка моих… э-э… мужских сил, — замялся маг. — Для завершения ритуала возрождения оборотней они могут понадобиться, а я сейчас слегка не в форме, вот мы и проверяли… все ли мертво. В общем, не важно. Я даже имени этой девицы не знаю и уж тем более не испытываю к ней никаких чувств, — закончил Рэв.

— Слушать противно, — проговорила я. — Мне глубоко наплевать, что и с кем ты там проверяешь. Делай что хочешь, а я пойду выполнять свои обязанности, искать невесту для твоего брата.

Но уйти мне Рэвир не дал.

— Ты так и не поняла! Это было нужно для ритуала. Мы должны помочь оборотням, в конце концов, в том, что они застряли между жизнью и смертью, есть и твоя вина, — проговорил он, преграждая мне дорогу.

— Что, собрался выйти замуж за одного из оборотней? — ехидно поинтересовалась. — Совет вам да любовь. Могу, как представитель брачной гильдии, провести церемонию бракосочетания.

— Как ты любезна! Но, думаю, в данном случае твои услуги в качестве свахи не понадобятся, — ответил маг. — Я все тебе объяснил и оправдываться не считаю нужным. И заметь, не закатывал истерик и не требовал объяснений, когда ты нагишом щеголяла по спальне Шиклая и целовалась с ним у меня на глазах.

— Я была не нагишом, а в полотенце! — воскликнула, заливаясь краской. — И не хотела его целовать! Он меня загипнотизировал.

Рэв помолчал, кивнул своим мыслям и пробурчал:

— Подожду, пока прирастит, а потом опять оторву.

— Что? — спросила, не понимая, о чем он.

— Хвост! — рявкнул лорд. — Идем, приведем тебя в порядок. Нас ждут.

Меня опять схватили за руку, вывели из чужих апартаментов и потащили на четвертый этаж.

— Я вообще-то не простила тебя, — проговорила, пытаясь вырвать руку из его ледяных пальцев. Возможно, он и стоит одной ногой в могиле, но стоит достаточно крепко, и сил у него не убавилось.

— Время еще есть, простишь, — самоуверенно заявил маг. — Тем более что там и прощать-то нечего. Даже умысла преступного не было. Можешь успокоиться тем, что на ее месте я представлял тебя.

Стало еще более неприятно. И оправдания у него какие-то грубые, мерзкие. И вообще, это не тот мужчина, с которым я вот уже несколько дней практически живу вместе. Он стал холодным не только физически, каждое его слово, каждый поступок отдавали ледяной стужей.

— А ты сможешь вернуть все, как было? В смысле стать опять живым? — спросила, перестав сопротивляться и следуя за лордом.

— Конечно, смогу! Но не сейчас. Мы пока не знаем, какие последствия могут быть у ритуала. Когда ученые разберутся, тогда и решим, стоит ли мне возвращаться до ритуала или подождать его завершения, — пояснил Рэвир. — Ну и, собственно, от степени опасности зависит и вопрос твоего участия во всем этом.

Мы дошли до покоев Рэва, вошли вовнутрь, и маг повел меня в ванную.

— Раздевайся, — приказал он, подведя меня к ванне и включая воду.

Я сложила руки на груди и поинтересовалась:

— А скажи-ка мне, друг мой синюшный, и какую же роль я должна буду играть в этом вашем таинственном ритуале?

— Этот вопрос еще решается, — угрюмо ответил Рэв, проигнорировав мой ехидный выпад. — Раздевайся.

— Может, тебе еще и станцевать? — спросила, начиная закипать.

— Я бы не отказался, но времени нет, — совершенно без улыбки ответил Рэвир. — Могу отвернуться, но тебе не кажется, что мы уже прошли стадию смущения? Как-никак телами менялись. И чего я там не видел?

— Что, хочешь еще раз проверить… свою мужскую силу? — спросила, все еще злясь на него. Этого я ему точно не забуду.

— Уже проверил. С моей силой все в порядке, — заявил лорд и разорвал на мне рубашку. — Дальше сама справишься, — заявил наглец, отбрасывая в сторону обрывки одежды и отворачиваясь.

Пришлось забираться в ванну и мыться за задернутой шторой, а Рэвир все это время расхаживал по ванной, как стражник на посту. Он что, боится, что я через водосток сбегу? Так быстро я еще никогда не принимала душ.

Буквально через полторы минуты выключила воду, высунула руку из-за шторы и попросила:

— Подай полотенце, пожалуйста.

Получив полотенце, обтерлась и снова попросила:

— Халат.

Реакции не последовало. Я пощелкала пальцами и повторила:

— Халат подай.

В ответ тишина. Выглянула из-за шторы и подавилась собственным криком. Рэвир стоял посреди ванной, он был весь словно объят языками черного как смоль пламени, и во все стороны от него расползалась тьма. Моргнула и наваждение исчезло, а на моей руке повис халат.

— Поторопись, — заявил маг как ни в чем не бывало.

— Что это было? — спросила охрипшим голосом.

— Ерунда, — отмахнулся лорд. — Смерть зовет.

Халат свалился с моей опустившейся руки. Рэвир поднял его, протянул мне и напомнил:

— Время.

Одеваясь, я опять лицезрела спину мага, он не желал оставлять меня одну даже на минуту. Такое недоверие обижало, но если быть объективной, то я сама виновата, столько раз ускользала от него, пусть и не по своей воле, но я это допускала, хотя могла быть более осторожной.

— Я готова, — проговорила, зашнуровав ботинки. Эти были не столь удобны, как предыдущие, да и каблук имелся, но других у меня не было.

— Идем, — коротко бросил лорд, даже не взглянув на меня.


В кабинете главы ковена нас ждали все те же маги и девица, развалившаяся в кресле и попивающая что-то алкогольное из высокого хрустального стакана.

— Мои услуги больше не понадобятся? — спросила она, окинув меня пренебрежительным взглядом.

Я отступила от Рэвира, демонстрируя тем самым, что не стремлюсь занять ее место.

— Свободна, — проговорил Рэв, даже не глядя на нее.

— А рассчитаться? — возмутилась далеко не леди.

— Нэвор, твоя была идея, ты и рассчитывайся, — заявил Рэвир.

Лорд Карбо вручил девице несколько монет и, предупредив ее, чтобы помалкивала, выпроводил из кабинета.

— А за молчание могли бы еще золотой накинуть, жмоты! — заявила мадам, скрываясь за дверью.

— Леди Бооль’Кьен, рад видеть вас в добром здравии, — поздоровался лорд Орли.

Я только кивнула и прошла к тому креслу, которое не успела пометить своим присутствием девица. Хотелось забиться в угол, спрятаться и стать незаметной для всех, но в то же время все слышать и видеть. Ведь при мне они вряд ли будут столь откровенны, как в мое отсутствие.

— Ну как? Нашли альтернативу? — спросил Рэв у магов, мгновенно забыв обо мне.

— Нет, — покачал головой Карбо. — Варианта при любом раскладе всего два.

— Ошибаешься, три, — безэмоционально заявил Рэв. — Отправить зверей обратно в небытие.

— Не вариант. Их возрождение официально зарегистрировано сенатом. Уважаемый лорд Сталье счел правильным придержать информацию о том, каким именно образом произошло их возрождение, но сенат рано или поздно призовет оборотней, — не согласился с ним глава ковена.

Прислушивалась к разговору, а когда услышала имя отца, так с трудом удержалась, чтобы не вскочить и не засыпать Орли вопросами. Хотя что тут спрашивать? И так понятно, почему папа скрыл подробности воскрешения совета оборотней. Если о том, что к этому причастна его дочь, узнают верховные сенаторы, то у него могут возникнуть проблемы. И опять я буду во всем виновата. А все проблемы начались с того, что у меня по непонятным причинам слетел блок.

— И мы возвращаемся к исходным вариантам: либо кровавая жертва, либо венчание и инициация. Оба обряда не безопасны, но процент риска небольшой, — настаивал на своем Карбо.

— А что с участием Пенелопы? — спросил Рэвир.

— Без нее ничего не получится. Магия возрождения приняла двойную жертву, но не почувствовала твоего отклика, и процесс прервался, — проговорил Карбо.

— Потому что я ничем не собирался жертвовать. Тем более ради кучки истлевших перестарков! — вспылил Рэв.

— Ты пожертвовал ради леди Пенелопы, она ради тебя. Пламя приняло жертву, а во имя кого она была совершена, это уже не важно, — пожал плечами лорд Нэвор.

— Принимайте решение, к какому ритуалу готовиться, — прекратил лишние разговоры глава ковена.

Я выбралась из своего укрытия, подошла к лордам, потеснив Рэвира у стола, сложила руки на груди и поинтересовалась:

— А вам не кажется, что прежде чем принимать какое-либо решение, не помешало бы поинтересоваться моим мнением?

— Ну, собственно, вам с Рэвиром и принимать это решение, — усмехнулся Орли.

— Венчание, — коротко бросил Рэв.

— Постойте! Объясните мне суть ритуалов, чтобы я хотя бы приблизительно знала, между чем выбирать, — потребовала я.

— Да нет других вариантов. Кровавая жертва слишком опасна, — отрезал Рэвир.

— Не скажите, — вклинился в разговор один из незнакомых пожилых магов. — Вот посмотрите, леди, суть кровавой жертвы состоит в том, что вас с лордом Тронси возложат на алтарь, сохранился у нас один на руинах древних, вернее, под руинами. Но не важно, вас возложат на алтарь и пустят кровь. Когда все желоба заполнятся, ваша кровь и кровь лорда Тронси встретится и перемешается, ритуал будет завершен, и магия возрождения закончит начатое, — мне протянули старинный рисунок, изображающий силуэты двух людей, лежащих на длинном каменном алтаре головами друг к другу, и бегущие по выдолбленным в камне углублениям ручейки крови.

— И сколько потребуется отдать крови, чтобы заполнить эти желоба? — спросила шепотом.

— Понимаете, раньше много не потребовалось бы, — вступил в диалог второй пожилой маг. — Но алтарь старый, выщербленный, и камень стал пористым. Так что…

— Он вытянет из нас всю кровь, впитает ее как губка, и мы погибнем, а ритуал так и не завершится, — перебил его Рэв. — Венчание, без вариантов.

— Да что еще за венчание? — вспылила я. — Не хочу я выходить замуж за оборотней, тем более что они тоже обещали пустить мне кровь!

— Они не знали, что в процессе активации магии возрождения принимали участие двое, а не одна ты, — усмехнулся Рэв.

Впервые с тех пор, как стал ходячим мертвецом, я видела его усмешку, и теперь она не казалась мне такой притягательной, как раньше. Скорее, жуткой.

— Ритуал венчания означает наше с тобой… сближение, скажем так. Заключение брака и его инициация. Почти то же самое, только без большой кровопотери и даже приятно, — объяснил Рэвир.

Я покраснела от пяток до макушки и категорично заявила:

— Кровавая жертва, однозначно!

— Проблема в том, лорд Тронси, что в случае венчания мы понятия не имеем, как поведет себя магия, если вы будете руководствоваться только желанием завершить ритуал. Это процесс скорее духовного единения, нежели физического. А с кровью все понятно и просто, по ритуальному рисунку пустить ручейки, смешать, и все, — разошелся старый маг.

— Так там камень старый, да и неизвестно, примет ли он кровь, — возразил второй.

— А я настаиваю на кровавой жертве, — не унимался кровожадный старик.

— Опасно и безрассудно! Венчание будет более верным и эстетически приемлемым решением, — возражал старый развратник.

Они уже перешли на повышенные тона, но дослушать дискуссию мне не дали.

— Отойдем, поговорим, — шепнул Рэв, увлекая меня к двери.

Выйдя в коридор, маг потянул меня к окну, усадил на подоконник и, опершись руками на него по бокам от меня, прошипел прямо в лицо, обдавая ледяным дыханием:

— И чего ты упираешься, глупая девчонка? Или умереть для тебя предпочтительнее участи стать моей женой? — Каждое слово он будто выплевывал. Казалось, если бы его речь стала осязаемой, то слова складывались бы в ядовитые шипы. — И даже не надейся, что я позволю тебе так глупо и бездарно умереть на старом выщербленном камне только из-за глупых предрассудков и женского упрямства.

— И как ты себе это представляешь? — спросила, отстраняясь и упираясь спиной в стекло. — Мы устроим игрища на алтаре, а твои братья и оборотни будут почетными зрителями? Нет уж, лучше кровопускание!

— А если зрителей не будет? — прошептал Рэв, наклоняясь вслед за мной.

Я же ежилась от исходящего от него холода и не могла ни о чем думать, кроме того, что находящийся рядом мужчина скорее мертв, чем жив. Положила ладони на его грудь и попыталась оттолкнуть мага, но он не сдвинулся с места, даже не почувствовав моих жалких усилий.

— Да я просто находиться рядом с тобой не могу! Ты же почти мертвый! — выпалила, отворачиваясь.

— Так оживи меня! — почти выкрикнул Рэв, ударяя ладонью по окну.

Стекло рассыпалось вдребезги, и я едва не вывалилась из окна. Маг удержал, грубо схватив меня за грудки.

— Венчание и инициация. Я так решил. Советую смириться с моим решением. — После ультимативного заявления меня сняли с подоконника и подтолкнули в сторону кабинета.

Я же развернулась, сложила руки на груди и, окинув Рэвира придирчивым взглядом, проговорила:

— Во-первых, я ни за что не выйду замуж за хладного покойника, а во-вторых, сначала научись делать предложение руки и сердца, а потом поговорим.

Повернулась и гордо пошла… да в обеденный зал я пошла. Есть хотелось до головокружения.

Маг догнал и шел рядом, но попыток поговорить больше не делал. Так мы и пришли в обеденный зал, молча и делая вид, что мы не вместе. Я заказала обед и устроилась за маленьким столиком в дальнем углу помещения, хотя зал и так был практически пуст. Рэвир занял соседний стол, но заказывать себе ничего не стал. Да он, наверное, и не ест сейчас ничего. По крайней мере, судя по его виду, аппетит у самого лорда отсутствовал полностью, и у других, глядя на него, вряд ли возникло бы желание проглотить хоть кусочек. Я же со своим аппетитом расставаться не желала, а потому пересела спиной к лорду и быстро принялась поглощать заслуженную пищу. Со всеми этими приключениями и треволнениями скоро придется гардероб обновлять из-за катастрофического похудения. Если в ближайшее время весь этот кошмар не закончится, то я превращусь в живую мумию, и будем мы тогда с Рэвиром идеальной парой.

Быстро поела, встала и, демонстративно игнорируя мага, пошла в свою комнату. Хоть я и перебралась в апартаменты лорда Тронси, но комната все еще была в моем распоряжении. Там осталась часть моих вещей и анкеты претенденток. Пусть маги спорят сколько угодно, а я буду заниматься тем, для чего и была сюда сослана — искать невесту для главы ковена. Рэвир следовал за мной, притворяясь бессловесной тенью и довольно успешно распугивая всех в округе. Со мной даже не здоровался никто, все сбегали в первую попавшуюся на пути дверь, завидев вышагивающего по коридорам покойника. И не заботит же его, что сограждане подумают!

Вошла в свою комнату и хотела закрыть дверь, но Рэв не позволил. Тоже ввалился в мои апартаменты, обошел комнату по кругу, игнорируя мой возмущенный взгляд, заглянул в ванную и только после этого закрыл дверь, оставшись в комнате, разумеется.

— И долго ты еще будешь меня преследовать? — спросила, принимая стратегически важную позу — руки в бока.

— Я не преследую, я присматриваю. Практика доказала, что другим это нелегкое дело доверять не стоит, — заявил лорд, вставая рядом с дверью. — Зачем мы здесь? — поинтересовался он, опять проигнорировав мой в высшей степени возмущенный взгляд.

— Ты — не знаю! А я здесь живу и работаю, — проговорила, решив на время смириться с вынужденным соседством.

После чего переняла линию поведения мага и тоже сделала вид, что его здесь нет. Достала из-под кровати коробки с данными, вывалила содержимое одной из них на кровать и принялась перебирать анкеты.

Выбрала десять самых выдающихся и в противовес им десять самых сомнительных. Раз уж у нашего лорда Орли вкус на женщин такой своеобразный, так, может быть, имеет смысл поискать среди отбракованного материала. Рэвир довольно успешно продолжал изображать статую, и я решила не мешать ему совершенствоваться. Перебралась за стол, быстренько составила пригласительные на кастинг и побежала искать помощниц. Маг неотступно следовал за мной. Девушек я нашла на хоздворе по подсказке одной из служанок, которую пришлось буквально отлавливать. Так резво она улепетывала, завидев бледно-лилового лорда Тронси. Марыня, Артима и еще парочка девушек задорно смеясь, убегали от пытающегося их поймать стражника с завязанными глазами. При появлении Рэвира эти девушки отреагировали точно так же, как и все остальные, — бросились врассыпную. Я с криками побежала им наперерез и угодила прямо в руки стражника. Мужчина недолго думая ощупал меня, разобравшись, где лицо и, не обращая внимания на активное сопротивление, поцеловал.

— Нахал! — возмутилась я, но влепить пощечину не успела.

Рэвир буквально за мгновение оказался рядом, схватил служивого за шиворот и практически выдернул его из-под моей руки. Пощечина так и не достигла цели, но, когда стражник стянул с глаз повязку и увидел нависающего над ним трупоподобного лорда, мне его даже жалко стало.

— На рубежи? — заикаясь, проблеял горе-вояка.

— И не затягивай со сборами, — посоветовал Рэв, отпуская ворот форменной рубашки.

Стражник неэстетично плюхнулся на пыльную землю и схватился руками за голову. Досматривать представление мне было некогда.

— Отстань от человека, он же не специально! — прокричала Рэву и побежала догонять разбежавшихся помощниц.

— Полчаса на сборы, — послышалось за спиной.

М-да, зря я, наверное, заступилась…

Девчонок я нашла в закутке за амбаром, они жались к стене и громким шепотом обсуждали явление зомби. Мое появление девушки отметили дружным визгом и замолчали, только убедившись, что я не синяя и теплая. Остальные меня не интересовали, а вот своим помощницам я в приказном порядке велела прекратить панику и не обращать внимания на экзотический вид лорда Тронси. Рэвир дожидался нас за углом амбара и, видимо, чтобы не создавать лишнюю панику, отвернулся, когда мы вышли из укрытия. Но девушки все равно дрожали как мокрые котята и постоянно оборачивались.

— А чего он за вами ходит? — шепотом спросила Артима.

— Убила я его, вот и таскается следом, бедолага, — проговорила я, улыбаясь, а в душе холодея от мысли, что, возможно, так и есть. А что, если в том, что Рэв стал таким, виновата я? Ведь из-за меня же он обратился к смерти за помощью, да и рисунок на двери этой таинственной я немного отковыряла…

Девушки притихли, и пришлось убеждать их в том, что я пошутила, и лорд Тронси меня охраняет, а его неживой вид это последствие сорванного ритуала, и скоро все пройдет.

— А он так и будет за нами ходить? — прошептала Марыня у дверей в мою комнату.

— Нет, этой чести удостоена только я, — горестно ответила девушкам.

Рэв скрежетал зубами, но молчал.

Я вручила помощницам письма и велела доставить адресатам как можно быстрее. Ведь время кастинга в них я указала всего через три часа, а леди еще и собраться нужно. Хотя претендентки наверняка круглосуточно в полной экипировке только и ждут сигнала. Девушки убежали, а мне было приказано проследовать в кабинет главы ковена.

— Нужно узнать, додумались наши светлые умы до чего-нибудь умного или так и топчутся вокруг старого алтаря, — пояснил Рэв.

— Так иди и узнавай, а я тебя здесь подожду, — предложила я.

— Нет, — коротко ответил маг, и пришлось идти.

Сходили мы совершенно зря. Самого лорда Орли в кабинете уже не было. Сбежал, и я его понимаю. Лорд Карбо с престарелыми коллегами только что драться еще не начал, но их крики мы слышали задолго до того, как подошли к кабинету.

— Кровь и только кровь! — кричал один старик.

— Венчание! Вот верное решение! — на повышенных тонах отвечал ему другой.

— И получим два трупа вместо одного! Для венчания нужно, чтобы у них была связь! И нечего скалиться, извращенец. Я говорю о духовной связи. То, что они спят вместе, еще не говорит о наличии чувств, — оппонировал кровожадный дедуля.

— Я попросил бы следить за речью, лорды! — перекрывая всех, прикрикивал Карбо. — Хотя я тоже склоняюсь к венчанию. И, на мой взгляд, с чувствами проблем не будет.

Я стояла у двери, краснела, пыхтела и не могла понять, чего сейчас во мне больше — стыда или злости.

— Все ясно, можно не заходить, — констатировал Рэвир, хватая меня под руку и уводя подальше от места словесного сражения.

Уже у лестницы до нас донеслось громогласное: «Да что б вы понимали, теоретики! Позвольте мне лично присутствовать на ритуале, и я гарантирую положительный результат инициации!» «Может, тебе еще и поучаствовать позволить?!» По лестнице я спускалась, перепрыгивая через две ступени и с трудом перебарывая желание вернуться, чтобы предложить этим магам самим обвенчаться и зарезаться на алтаре.


До брачного агентства мы добрались, перенесясь через арку в УЗМК, а оттуда пешком. Хорошо, что находился офис рядом с Управлением, и Рэвир перепугал своим «не свежим» видом не весь город, а только половину. В офисе нас уже ждали. Вопреки ожиданиям, половина претенденток прибыла раньше установленного срока. Этих девушек вид Рэвира нисколько не смутил, или, по крайней мере, они этого не демонстрировали. Леди вежливо здоровались и отводили взгляд, скорее пренебрежительно, чем испуганно. Среди присутствующих я отметила только одну смутившуюся и боязливо отстранившуюся девушку. Возможно, это и есть то, что мне надо? Войдя в кабинет, я попросила Артиму пригласить ее в первую очередь.

Рэв, видимо, понимал, какое он производит впечатление на людей, и старался быть как можно более незаметным.

Той самой стеснительной девушкой оказалась чистокровная магиня с безупречной родословной и одним маленьким недостатком в виде неудачной беременности. После непродолжительного разговора выяснилось, что ребенок не появился на свет благодаря стараниям «благодетельного» отца девушки.

— Вы нам подходите, — проговорила я спустя пятнадцать минут с начала откровенного разговора.

— Не слишком ли ты категорична с выводами? — проговорил Рэвир, вставая с кресла, в котором благополучно прятался до этого момента. Леди вздрогнула и обернулась. Не знаю, каким чудом ей удалось сдержаться, но, увидев вышедшего из тени лорда, девушка только вздрогнула, округлив глаза. Я бы на ее месте наверняка завизжала бы. Да я и на своем месте чуть не закричала. Мало того что Рэв выглядел как мертвец недельной давности, так еще и тени от сгущающихся за окном сумерек «выгодно» подчеркивали черноту его лица. Глаза мага тускло поблескивали, демонстрируя начавшую появляться на зрачках белесую пленку. Буквально за пятнадцать минут он стал на сутки мертвее!

— Подождите, пожалуйста, в приемной, пока я опрошу остальных претенденток, — проговорила, косясьто на Рэва, то на дрожащую леди.

Она кивнула, степенно встала и направилась к выходу, но за пару шагов до двери не выдержала и сорвалась на бег.

— Что происходит? — спросила я, едва за леди закрылась дверь. — Ты стал еще… мертвее.

— Ночь, — пожал плечами маг. — Ночью смерть сильнее. Не волнуйся, к утру я опять возьму над ней верх.

— Не волнуйся?! Ты сам-то слышишь, что говоришь? Как я могу не волноваться, наблюдая, как ты медленно, но неотвратимо приближаешься к грани, из-за которой не сможешь вернуться? Я отказываюсь на это смотреть! — Кажется, мои нервы наконец-то не выдержали, потому что я вскочила со стула, оперлась руками на стол и буквально кричала все это в теряющее последние признаки жизни лицо Рэвира.

На лежащую на столешнице руку капнуло что-то мокрое, я осознала, что это слеза, и поспешила отвернуться. Вытерла глаза, повернулась к молча наблюдающему за мной лорду и выдвинула ультиматум:

— Если ты не изменишь свой статус мертвеца, я отказываюсь принимать участие в завершении какого бы то ни было ритуала возрождения оборотней. Сам разбирайся с ними, если не хочешь оживать, но я не лягу на алтарь с мертвецом даже для кровопускания, не говоря уже о… — запнулась, покраснела, подошла к двери, открыла ее и приказала: — Артима, приглашай следующую леди.

В приемной стояла гробовая тишина, судя по которой, с легкостью можно было понять, что у моего эмоционального монолога был не один слушатель, а намного больше. Первой отмерла Артима.

— Леди Мартика Принсил, — громко провозгласила она.

Помощницы сегодня пожелали остаться в приемной вместе с ожидающими претендентками. Уж очень им не нравилось соседство с таким лордом.

Рэвир опять спрятался в затененном углу, и я могла видеть только его пальцы, беззвучно отстукивающие дробь по мягкому подлокотнику.

Не уступлю! Пусть оживает, иначе и близко его к себе не подпущу! Возможно, это и эгоистично, но я не намерена еще больше сближаться с тем, кто вскоре совсем потеряет связь с миром живых. Это больно и страшно.

Среди оставшихся кандидаток меня заинтересовала еще одна девушка, полумагиня-полуоборотень. У нее была очень редкая, появляющаяся только при смешении различных рас вторая ипостась — феникс. Единственным недостатком этой претендентки были короткие волосы, они просто не успевали отрастать, сгорая до плеч при каждом обращении. Вот такая цена за прекрасную вторую сущность. Однако ее нисколько не портила столь нетипичная для высокородных дам прическа.

Когда кастинг был закончен и все, кроме двух прошедших отбор леди, были отпущены восвояси, уже окончательно стемнело, и я поняла, что будет проблематично уговорить Орли на два свидания подряд. Но, с другой стороны, все члены совета наверняка уже разбрелись по домам или комнатам и нас не застукают.


Вернувшись в резиденцию тем же путем, что и уходили, я повела девушек в свою комнату, а Рэва уговорила найти и сопроводить главу ковена в обеденный зал. Маг не хотел оставлять меня, но я заверила его, что никуда не денусь, ведь я сейчас на работе. Марыню отправила распорядиться насчет столика для предстоящих свиданий, а Артима осталась с нами, чтобы помочь подготовить леди.

Первой на встречу с судьбой в лице главы ковена решено было отправить Олиру, робкую магиню с нелегкой судьбой. Макияж мы просто смыли, прямые черные волосы собрали в низкий хвост и подобрали из гардероба Артимы самое простое платье. Олира была стройнее моей помощницы и в новом наряде выглядела немного несуразно, но разве не это привлекает Орли? Пусть увидит внутреннюю красоту леди, а не внешний лоск.

Проводив девушку до обеденного зала и убедившись, что лорд Орли ее встретил, я категорически отказалась от компании Рэвира, прямым текстом отправив скривившегося от недовольства моей просьбой мага оживать, и побежала готовить вторую претендентку.

Спустя полчаса Марыня привела раскрасневшуюся, но довольно улыбающуюся леди Олиру в мою комнату, а я повела Фенири, леди-феникса на свидание все с той же судьбой в лице все того же разборчивого главы ковена.

Мы уже практически дошли до обеденного зала, когда дорогу перегородил кто-то в плаще с капюшоном. Не успела я даже слово вымолвить, как в нас полетела магическая сеть. Я интуитивно смогла отразить ее, а вот обратившаяся Фенири запуталась в магической паутине и упала. А в следующее мгновение меня парализовало от очередного магического удара. Но упасть мне не дали, мужчина в капюшоне подхватил мое обездвиженное тело и прошептал:

— Вперед, милая. Твой выход, срази нашего привередливого главу наповал.

Прежде чем провалиться в забытье, я увидела стройную фигурку в откровенном вечернем платье, скользнувшую за дверь обеденного зала.


Пробуждение принесло неприятные ощущения сырости и холода. Еще бы! Я лежала в ванне с давно остывшей водой. Радовало только то, что это была моя ванная комната. Встала, скинула мокрую одежду и, закутавшись в халат, крадучись подошла к двери. Приоткрыла и в полной темноте увидела очертания лежащего на моей кровати человека. Открыла дверь пошире, чтобы выйти, полоска света из ванной осветила кровать, и я рассмотрела лицо, это была Олира. Она распахнула мокрые от слез глаза и грустно улыбнулась.

Олира рассказала, что я вернулась, проводив Фенири, сказала, что хочу помыться и, никого не слушая, закрылась в ванной. Помощницы решили не дожидаться моего возвращения и ушли спать, а сама девушка плачет, потому что Фенири так и не вернулась со свидания, а значит, лорд Орли выбрал ее, и теперь Олире придется вернуться домой под неуютное крыло опеки отца.

— Это мы еще посмотрим! Не реви, — строго проговорила утирающей слезы девушке. — Ложись спать, а я схожу, узнаю что там.

За Фенири было откровенно страшно! Что мог сделать с беззащитной птицей таинственный похититель? Хотя я догадывалась, кто это мог быть, и корила себя за глупость и неосторожность. Это ж надо было забыть рассказать Рэвиру про рыжего дружка, вставляющего палки в колеса нашей брачной гильдии! И на что он только надеялся, я никогда не одобрю брак с какой-то самозванкой, которую он подсунул Орли вместо моей претендентки.

Даже не переодевшись, вышла в тускло освещенный ночными светильниками коридор и побежала к Рэву. Нужно разобраться с рыжим наглецом!

Преодолев лестницу, зацепилась за какую-то то ли статуэтку, то ли вазу полой халата и не удержалась на ногах. Приложилась о паркет качественно, вытерла рукавом капающую из разбитого носа кровь, соскребла себя с пола и побежала дальше. В покои Рэва ворвалась без стука, слишком волновалась за леди Фенири, не до деликатности было. Рэвир лежал на диване в гостиной, и даже несмотря на хорошее освещение, он был будто в полумраке. Темнота расползалась от дивана, делая часть комнаты затененной, и сам маг был совсем черным!

— Рэвир, — позвала я вполголоса. Реакции не последовало.

— Рэвир! — повторила громче, он не шелохнулся. Я всматривалась в его фигуру и холодела от страха, он даже не дышал!

Подлетела к лорду, схватила за грудки и начала трясти. Рэв лениво приоткрыл глаза, взглянул на меня, потом осмотрелся вокруг и, резко сев, начал меня отпихивать.

— Убирайся немедленно! — рявкнул он, отдирая мои руки от своей рубашки и толкая в сторону от дивана.

Следующие события навсегда поселятся в моих ночных кошмарах! Тьма стала почти осязаемой, она будто выпустила черные щупальца и потянулась к моему лицу. Нос опять начал кровоточить, и Рэв зажал мне его рукой, но одна капля успела скатиться по подбородку и упасть в чернильный мрак. А в следующее мгновение чернота поглотила нас полностью!

Вокруг была липкая густая чернота, она заполняла все окружающее пространство и норовила пробраться в нос, рот, уши, заполнить меня изнутри. В этом глухом удушающем мраке единственной искоркой надежды была ледяная ладонь Рэвира, крепко сжимающая мое запястье. Воздуха катастрофически не хватало, тело до боли сжимала со всех сторон мгла, и с каждым мгновением становилось все холоднее. Казалось, больше не существовало привычного для меня мира, только всепоглощающая чернота. В сознании зародилась ужасающая мысль, а что, если я умерла? Что, если это то, что ждет меня после смерти? Но следующая мысль понравилась мне больше, и было решено признать ее единственно верной — если мой мозг способен рождать мысли, значит, я жива!

А потом я задохнулась от резко хлынувшего со всех сторон света, воздуха и тепла. Оказалось, что мы находимся посреди пустой комнаты, и Рэв держит меня на руках. Помещение было абсолютно белым — белые стены, пол, потолок. И ни окон, ни дверей. Только исходящая светом белизна.

— Ты не должна быть здесь, — проговорил маг, ставя меня на мягкий теплый пол. — Живым здесь не место! — Его голос звучал будто издалека, хотя сам Рэвир стоял совсем рядом.

— А ты совсем неживой? — спросила шепотом.

— Твоими стараниями скоро стану, — недовольно ответил Рэв. — Что случилось? Какой идиот посмел ударить тебя? — резко сменил он тему, приподнимая мое лицо за подбородок и разглядывая покрасневший нос.

Я инстинктивно отшатнулась от холодного прикосновения.

— Не идиот, а идиотка. Я сама упала, когда к тебе за помощью бежала. Нашла к кому обращаться, тебе самому помощь не помешает, — пробурчала, опустив голову.

— Что случилось? Твои помощницы сказали, что ты пошла спать, и я наивно решил, что хоть одну ночь ты сможешь прожить без сомнительных приключений. — Маг начал раздраженно расхаживать по комнате.

Я бросила на него взгляд исподлобья и открыла рот от удивления — он оживал буквально на глазах! Кожа быстро приобретала естественный оттенок, движения стали плавными, а не резко дерганными, и взгляд прояснился, демонстрируя недовольный блеск.

— Ты ожил! — радостно завопила я, бросаясь ему на шею.

Рэвир сначала опешил от такого бурного выражения эмоций, но быстро сориентировался и обнял меня… положив руки пониже спины.

— Рад, что угодил, — усмехнулся он.

Я отпрянула, скидывая наглые ручонки с того, на прикосновение к чему не было дано дозволения.

— Так, давай не будем отвлекаться. Что там у тебя опять стряслось? Невесты подрались? — резко сменил тему лорд.

— Нет, не подрались! — воскликнула я, поправляя халат. — У меня украли Фенири!

— Как украли? — удивленно приподнял брови Рэв.

Я быстро, немного путаясь от волнения, выложила все о произошедшем перед обеденным залом нападении и сразу же, не давая ему и слова вставить, покаялась, что забыла рассказать о рыжем похитителе. Рэв молчал нескончаемые десять минут, после чего вдруг опять начал бледнеть, приобретая мертвецкий вид.

— Жди меня здесь. Решу все проблемы и вернусь за тобой. Не волнуйся, здесь ты не проголодаешься, — проговорил он и начал проваливаться в расплывающуюся по белому полу чернильную кляксу.

— Нет! — в панике прокричала я, хватаясь за него. — Я с тобой.

Маг вернулся из положения «по колено в черной гадости» и раздраженно проговорил:

— Видишь ли, милая, благодаря твоему неожиданному появлению в моей гостиной, да еще и с кровоточащим носом, мы оказались в пространстве между жизнью и смертью. Но вот в чем проблема, выхода в мир живых два — белый, тот, что ведет в мой форпост, и черный — через смерть. Белый, к сожалению, не работает, потому что кто-то нарушил целостность печати, и она выгорела при последнем использовании. А через черный могу выйти только я, меня там знают и пропустят. Так что сиди здесь и жди, когда я разберусь с проблемами в резиденции, восстановлю печать и заберу тебя отсюда.

С каждым словом Рэвира я все сильнее втягивала голову в плечи. Ничего себе от скуки дверь поковыряла! Ни за что не признаюсь, что это была я!

— А ты можешь по-быстрому печать восстановить, а потом вместе будем с рыжим разбираться? — предложила, глядя в пол.

— По-быстрому вряд ли получится. Чтобы восстановить печать, мне нужно изловить в диких землях мантикору и нанести на дверь символ ее кровью. Так что жди, — ответил маг и быстро скрылся в черном пятне.

А я подумала, что просто сойду с ума, если останусь здесь, и шагнула следом, ведь сюда же мы вместе прошли, возможно, и обратно он меня протащит, у него же там связи…

Мелькнула паническая мысль: «Что я делаю!», а потом тело поглотил мрак, а разум — страх. Душа предпочла остаться в стороне от происходящего и притаилась где-то в области пяток. Я опять была в темноте, но иной, не такой густой и поглощающей, в какую попала с Рэвом. Вместо абсолютной тишины со всех сторон раздавался едва слышный шелест, будто я стояла под кроной дерева, а в его ветвях забавлялся легкий ветерок… с моими нервами забавлялся. Я же ничего забавного в происходящем не видела, видела я только густую серую, а не черную, как раньше, темноту. Под ногами была твердая почва, и дышалось здесь вполне комфортно. Только на этом комфорт и заканчивался. Я боялась даже пошевелиться, не то что куда-то пойти. Но и стоять на месте бесконечно в надежде, что Рэвир меня отыщет в бескрайнем неведомо где, было бессмысленно.

Почему я сиганула в этот жуткий портал? Ведь не собиралась же! Устыдилась того, что сотворила с нарисованным на двери символом, и собиралась покорно ожидать возвращения Рэва. А потом будто кто-то на ухо нашептал, что я должна… А что должна? Кому?

Шум усилился, а серая мгла стала немного светлее, но я все равно ничего не могла разглядеть. Стояла в этом необычном тумане и тряслась от страха, каким-то неведомым образом ощущая, что приближается что-то сильное, жуткое, но притягательное.

— Кто здесь? — спросила шепотом, когда ожидание стало просто невыносимым. Мой шепот разлетелся незримыми осколками и вернулся гулким эхом.

— Вот и поговорили, — пробурчала, обнимая себя руками за плечи и ежась от плохого предчувствия.

Моя реплика опять разнеслась гулким эхом. Да уж, лучше помалкивать, а то становится еще страшнее.

Встряхнулась, сбрасывая оцепенение, и уже собралась идти вперед (хотя попробуй тут разбери, где это — вперед), как вдруг в меня будто что-то врезалось, сбивая с ног и унося неизвестно в каком направлении, но точно не вперед. Это была какая-то магическая волна, она обжигала, окутывала со всех сторон и словно хотела просочиться под кожу. Каким-то чудом мне удалось создать щит и отгородиться от нее, но натиск только усиливался, и я чувствовала, как стремительно слабею. Если атака не прекратится, то мне придется впустить эту странную навязчивую силу. Я боролась, а в мозгу бились не мои мысли о том, что не стоит сопротивляться, все так и должно быть, я должна принять эту магию. Да кому опять должна-то? В голове зашумело, дышать стало тяжело, и в какой-то момент я потеряла контроль над защитой. Хрупкий неумелый щит лопнул, как мыльный пузырь, и меня буквально затопило холодной темной магией. Но она не оставалась внутри, проходя сквозь меня и что-то меняя. Буквально на мгновение потеряла сознание от перенапряжения, а очнулась уже в гостиной Рэвира, на полу возле дивана. Вскочила и бросилась в ванную. Минут пять придирчиво осматривала свое отражение в зеркале, но признаков омертвения не нашла.

Ну вот, а он говорил, что я не смогу выйти и остаться в живых. Хотя где-то глубоко в душе я знала, что изменилась. Что-то во мне стало другим. Прислушавшись к себе, поняла — я чувствую магию. Ощущения были одновременно приятными от осознания, что я на многое способна, и пугающими от понимания — я способна навредить. А еще я точно знала, что прыгнула за Рэвом, потому что меня позвала магия. Неведомо откуда, но знала. Хотя почему это неведомо откуда? Теперь я могла чувствовать свою силу, и она давала знание.

За окном занимался рассвет, Рэвира не было, и я отправилась одеваться, пока кто-нибудь не застукал меня выходящей из покоев лорда в одном халате. Глупо было переживать, ведь вся резиденция знала, что я практически живу у него, и репутация была непоправимо испорчена, но не хотелось очередной раз краснеть. Тем более что между нами ничего не было, но ведь другие-то об этом не знают.

Олира спала на моей кровати, беспокойно вздрагивая и всхлипывая. Бедняжка, видимо, проплакала всю ночь. Стараясь не шуметь, я взяла одежду и ушла в ванную. Пришлось принять душ, казалось, что все тело покрыто пылью. Кожа горела, и прохладные струи воды были весьма кстати. Одевшись, вышла из ванной и задумалась — куда же мне теперь идти? Было еще слишком рано, и Орли наверняка спит, а где его комнаты, я понятия не имела. Ревира же найти вообще не представлялось возможным, кристалла ментальной связи у меня не было, да и пользоваться я ими не умела. Оставалось только ждать, когда маги сами обо мне вспомнят.

Чтобы хоть чем-то себя занять, пошла в обеденный зал. Не знаю, что я ожидала там увидеть, но открывшаяся картина впечатляла. Столик, за которым глава ковена принимал невест, был опрокинут, посуда разбита, еда разбросана, и завершающим штрихом композиции были покрывающие весь этот невообразимый беспорядок красивые цветы. Присмотревшись, я просто не поверила — это были отворотники! Кто посмел водрузить на стол для свидания букет отворотников? Это же настоящая диверсия! Но и это было еще не все. В нос ударил специфический запах агресс-травы. Ее стебли были разбросаны вперемешку с цветами, будто какой-то сумасшедший составил букет из отворотников, щедро украсив его агресс-травой! Если ее не принимать внутрь, то не умрешь, но при попадании сока на кожу вполне возможны вспышки ярости. Да что здесь произошло?

Я точно помнила, что, когда привела Олиру, на столике стоял букет нежно-розовых лилий, значит, кто-то заменил цветы. Но кто? И главное, зачем?

Нужно было срочно найти лорда Орли и убедиться, что с ним все в порядке. Если глава ковена пострадал во время организованного мной мероприятия, то и мне, и всей брачной гильдии мало не покажется. Пришлось бежать к выходу и буквально требовать, чтобы дежурный стражник проводил меня к покоям главы ковена. Служака отнекивался и упирался, отговариваясь тем, чтоему нельзя покидать пост.

— Да никуда твоя дверь не убежит, — пыхтела я, толкая мужчину в спину. — А ну веди меня к лорду Орли, а то на рубежи сошлю.

Стражник опасливо покосился на меня и покорно повел к главе ковена.

Апартаменты Орли оказались тоже на четвертом этаже, только в другом крыле здания. И возле его двери стояли два охранника не из местной стражи. Эти ребята и одеты были странно и вели себя не в пример строже местных «вояк». Оба в черном, коротко стриженные и без оружия. Один из них заступил мне дорогу, а второй проговорил безэмоциональным тоном:

— Доступ ограничен.

— Мне нужно поговорить с лордом Орли, — сказала, не собираясь отступать.

— Доступ ограничен, — повторил здоровяк, который перекрывал мне этот самый доступ к двери.

— Я сваха и не просто поболтать пришла! — возмутилась. — Кто ограничил доступ?

— Доступ ограничен, — как заведенный болванчик повторил мужчина.

— Ну я пойду, — тихо пробурчал стражник.

— На рубежи сошлю, — прошипела дезертиру. Просто жуткие они были, эти парни в черном, и оставаться с ними наедине не было никакого желания. Но и уйти я не могла.

Услышав мою угрозу про рубежи, охранники слаженно хмыкнули, но промолчали.

— Так кто вас сюда поставил? — повторила я вопрос. Хотя и так уже догадалась кто.

— Доступ ограничен до дальнейших распоряжений командора Тронси, — отрапортовал явно представитель каких-то спецслужб.

— А где он сам? — оживилась я.

— А вы с какой целью интересуетесь, леди? — спросил возвышающийся передо мной маг.

— Да вот, хотела предупредить, что меня спасать уже не нужно, а то будет искать, волноваться, — ответила, опустив голову. Спохватилась и с возмущением добавила: — А вас это вообще не касается!

— Это, наверное, та леди, которая «безголовая дуреха», «сплошная проблема» и «безответственная заноза в…» — начал перечислять второй вполголоса, покосился на меня и замолчал на полуслове.

— Ну-ну, продолжайте, — попросила я. — Интересно узнать, что эта синюшная личность еще про меня наговорила.

Маги нацепили на лица маски безразличия и принялись изображать статуи. Видимо, догадались, что лишнего сболтнули. Тоже, наверное, на рубежи не хотят. Стражник стоял у меня за спиной и усердно старался не заржать. А мне было очень обидно, но сама виновата. В последнее время на меня действительно неприятности сыплются как из рога изобилия.

— Не пропустите? — спросила на всякий случай.

Маги синхронно помотали головами.

— Ну хотя бы скажите: он там живой?

Синхронный кивок.

— Ну и стойте, — пробурчала упертым служакам. — За мной! — скомандовала стражнику и пошла к себе.

Отошла на несколько метров, обернулась и проговорила:

— Вы своему командору передайте, если появится, что сваху спасать не надо. Без него обошлась.

И гордо удалилась, отпустив несчастного сопровождающего.


Олира уже проснулась и куда-то собиралась.

— Куда? — спросила я строгим тоном. — А вдруг глава ковена пожелает встретиться с тобой еще раз?

— Не пожелает, — прошептала девушка, накидывая на плечи невесомый широкий шарф.

— Так, леди Олира, я, как представительница брачной гильдии, не могу отпустить вас в таком состоянии, — заявила я, стягивая с поникших плеч шарфик. — Не пожелает, ну и ковен с ним! Мы тебе еще лучше жениха подберем!

В покрасневших от слез глазах девушки блеснула и тут же угасла надежда.

— Все равно отец не даст согласие на брак с каким-нибудь заурядным лордом. Он грезит о сенате, и я его единственный шанс туда пробиться, — грустно проговорила она.

— Какое согласие? Ты аттестована, так что достаточно будет одобрения брачной гильдии! — возразила я. — Давай-ка успокоимся и пойдем завтракать.

Девушка вздохнула, грустно улыбнулась и, прошептав «спасибо», снова накинула шарф на плечи.

— За столом он тебе будет только мешать, — улыбнулась я в ответ. Отправила шарф на кровать и потащила девушку в обеденный зал в надежде, что там уже убрали последствия бурного свидания.

Беспорядок в обеденном зале действительно убрали, но стойкий запах отворотников еще не выветрился. Я попросила Олиру подождать в зале, а сама побежала на кухню, чтобы попросить принести завтрак нам в покои лорда Тронси. И пусть думают, что хотят, но я намеревалась дождаться Рэва, чтобы потом не говорил, что я от него опять сбежала. Заказав завтрак на двоих, поспешила обратно, но Олиры в зале уже не было. Неужели все-таки сбежала?

В коридоре ее тоже не оказалось, и я поспешила к выходу, пытаясь догнать леди. Но стражники заверили, что никакая леди из резиденции в ближайшее время не выходила. Пришлось смириться и идти в покои Рэвира одной. Ковен уже просыпался, по дороге я встретила парочку ранних пташек, спешащих поесть и заняться управленческими делами. В гостиную ворвалась конечно же без стука и остолбенела — посреди помещения стоял встрепанный, в порванной одежде, весь в крови и очень злой Рэвир.

— Здравствуйте, — пролепетала я, пятясь обратно к двери.

За спиной послышался громкий хлопок закрывшихся путей к отступлению.

— На рубежи сошлешь? — обреченно спросила я.

— Нет, женюсь, — язвительно ответил маг.

Вид у него был, мягко говоря, устрашающий, и я предложила:

— А может, лучше на рубежи?

— Не нарывайся, — прорычал лорд.

— Молчу, — ответила я, но тут же не удержалась и спросила: — Мантикора буйная попалась?

Рукава его рубашки были располосованы на живописные ленточки, но кожа под тканью была не повреждена.

— Ей, видишь ли, в отличие от тебя, жить хотелось, — угрюмо поведал маг.

— Бедная обезьянка, — покачала я головой.

— Все! С меня хватит! — рявкнул Рэв, хватая меня за локоть и совсем неделикатно таща в ванную. Там я была прикована магическими силками к стене, а сам мужчина, нисколько не стесняясь, скинул одежду и отправился в душ.

Мне же оставалось только смотреть на стену, чтобы не увидеть чего лишнего и помалкивать. Он и так-то, когда злится, выглядит жутко, а злой и голый это уже перебор. Но было в происходящем и кое-что хорошее — он больше не был похож на мертвеца! Даже искорки в волосах стали ярче, особенно под струями воды. Ой, я же не собиралась смотреть! Снова отвернулась и постаралась подумать о чем-нибудь другом, ничего приличного почему-то в голову не приходило.

— А у меня вторую невесту стащили, — решила пожаловаться, чтобы хоть немного отвлечься.

— Дальше можешь не продолжать. Удивительно, что тебя в этот раз никто не прихватил, — ответил Рэв.

— Как это не продолжать? У меня похитили двух невест! Я обязана найти их и убедиться в том, что они не пострадали, — возразила я.

— Одну я нашел, — ответил Рэв. — Фенири, кажется. Она была с Брайтом и явно нисколько не огорчилась, что он ее похитил. Им даже было вполне приятно совместное времяпрепровождение… пока я не пришел к этому зас… лорду. Ты хоть знаешь, кто тебе все время мешал работать?

Говоря все это, Рэвир выключил воду, обмотал вокруг бедер полотенце, освободил меня от магического аркана и повел в спальню.

— И кто же это был? Как я поняла, этот рыжий твой друг? — спросила, покорно идя за магом.

— Был другом, — поправил Рэв, — до тех пор, пока не начал плести интриги с целью пробраться в совет. Лорд Брайт Тарбо до сегодняшнего дня занимал пост главы тайной канцелярии. Но ему, видишь ли, надоело оставаться в тени, захотелось почувствовать силу открытой власти.

— И что ты с ним сделал? — спросила я шепотом, снова отворачиваясь, пока лорд одевался.

— Сейчас его допрашивают. Я бы занялся этим сам, но пришлось отлучиться… чтобы тебя вытащить, — меня схватили за плечо и рывком развернули. — А теперь представь, что я почувствовал, когда не обнаружил тебя там?!

— Разозлился? — предположила я, втягивая голову в плечи.

— Дура! — рявкнул лорд, схватил за волосы на затылке и поцеловал. Да так поцеловал, что я подумала — он хочет вгрызться в мои губы!

Уперлась руками в его обнаженную грудь, рубашку он еще не застегнул, и ответила на поцелуй. Просто радость от ощущения теплой кожи и колотящегося под моими ладонями сердца затмила обиду за грубое обращение. Пусть злится, главное, что живой!

Руки сами поползли вверх по его груди, обвились вокруг шеи, и поцелуй стал более чувственным. Рэвир отпустил мои волосы и теперь сжимал талию, будто опасался, что опять куда-нибудь пропаду. А я запустила руку в его волосы и наслаждалась не только поцелуем, но и приятным покалыванием на кончиках пальцев от потрескивающих в его волосах искорок. Рэв прервал поцелуй так же резко, как и начал.

— Не сейчас, — прошептал он, прислонившись лбом к моему лбу и тяжело дыша. — Сейчас у нас важные дела. Нужно срочно разобраться с Врано и его девицей.

— Какой, — прохрипела я, откашлялась и повторила: — Какой еще девицей? На месте свидания был такой бедлам, что я опасалась за его жизнь.

— Напрасно, — ответил маг, отойдя от меня и продолжая одеваться. — Стоило поволноваться за безголовую сестрицу Брайта. Этот идиот решил обманом пропихнуть ее на вакантное место первой леди, но не учел, что отворотники вкупе с агресс-травой могут дать непредсказуемый эффект.

— И какой же они дали эффект? — спросила, в действительности плохо понимая, о чем он вообще говорит. Все мысли в голове крутились вокруг только что произошедшего, ноги были ватными, а перед глазами плавали радужные разводы. Так меня целовали впервые.

— Мой братец практически изнасиловал девицу. Она, конечно, не сопротивлялась, побоялась, что Брайт накажет, но это не меняет дело. Врано ее обесчестил, — ответил Рэв, и дурман как рукой сняло.

— Изнасиловал, — повторила я шепотом. — Да как он мог!

— Вот про этот непредсказуемый эффект я и говорил. Идем.

Рэвир взял меня за руку и вывел из спальни. А в гостиной мы обнаружили накрытый на две персоны стол.

— Ты кого-то ждала? — изогнув бровь, воззрился на меня маг.

— Я просто хотела позавтракать с Олирой здесь, чтобы ты, вернувшись, не бегал по резиденции, ища меня, — ответила я. — А пока распоряжалась, чтобы нам принесли еду, Олира куда-то пропала.

— Найдем, — кивнул Рэв. — Садись и ешь.

— Но нам же некогда, — возразила я.

— Никуда они не денутся, я к комнатам брата своих «ночных охотников» приставил. Ешь, — приказал лорд. А я действительно была голодна, так что решила не отказываться.

Но поесть мне так и не удалось.

Рэвиру захотелось побеседовать, только тему он выбрал такую, что после его слов аппетит пропал полностью.

— Кстати, насчет того, что женюсь, это я не пошутил. Ты даже не представляешь, что натворила, самостоятельно уйдя из промежуточного пространства. Твоя магия была как чистый лист, и смерть не преминула этим воспользоваться, записав на этот лист нужную ей информацию. У нее в последнее время с последователями туговато, вот и пользуется грязными методами, зараза ненасытная. Поздравляю, Пенелопа, теперь ты вне закона, ты некромантка. И твоя кровь не подойдет для завершения обряда возрождения оборотней, а вот для инициации ты по-прежнему вполне подходишь, — говоря все это, маг довольно, почти издевательски улыбался.

Я трясущейся рукой отложила вилку, отодвинула тарелку с салатом, даже губы салфеткой промокнула, встала из-за стола и впервые в жизни упала в обморок.

Кто-то легонько похлопал меня по щеке, неохотно открыла глаза и снова зажмурилась, вспомнив, что произошло.

— Ты пошутил? — спросила, едва шевеля губами.

— И не мечтай, — усмехнулся Рэв. — Но все не так страшно, я смогу поставить защиту от сканирования. Никто и не узнает о твоих способностях.

— Но как такое возможно? Ведь предрасположенность к какой-либо магии определяется при рождении, — спросила я, садясь. Рэвир перенес меня на диван, но при падении в обморок я ушибла локоть и бедро. И как только утонченные леди умудряются лишаться чувств, не набив себе синяков и не получив сотрясение мозга? Или у них это тоже не получается? Тогда частые обмороки вполне обоснованны.

— Твоя магия и так была младенческой, вот смерть и помогла ей определиться с выбором, — пояснил Рэв. — С этим мы позже разберемся, а сейчас вспомни, что ты сваха, и пошли разгребать устроенный Брайтом бардак. Судьбу его сестрицы предстоит решить нам с тобой, мне как ответственному за безопасность ковена и его главы, а тебе как ответственной за выбор первой леди представительнице брачной гильдии.

Я, конечно, знала, что должность брачного агента налагает ответственность, но не предполагала, что придется вершить чужие судьбы в прямом смысле этого выражения. Но отступать было некуда, вздохнула и встала.

— Пошли, — обреченно проговорила магу и первой направилась к двери.

Подойдя к двери в покои лорда Орли, я помахала магам в черном ручкой и весело произнесла:

— Да-да, это опять я, безголовая дуреха, проблема и заноза в каком-то таинственном месте.

Маги дружно покосились на Рэва, а я радостно поведала им:

— И он теперь наверняка сошлет вас на рубежи.

Ревир поскрежетал зубами, но комментировать мои реплики не стал, только коротко приказал:

— Идем.

— Только после вас, лорд Тронси. Откройте мне доступ, — ехидно ответила я.

Апартаменты главы ковена были гораздо больше и шикарнее, чем у Рэва. Сначала мы попали в приемную, за ней следовали гостиная и рабочий кабинет, две спальни и гардеробная. Сам Орли обнаружился в одной из спален. Он сидел на краю огромной кровати, а на другом ее краю, сжавшись в комочек, лежала миниатюрная привлекательная девушка с рыжими волосами и светло-голубыми, покрасневшими от слез глазами.

— Ну как вы тут, преступнички? — поинтересовался Рэвир.

— Не смешно, — буркнул глава ковена.

— Пенелопа, займись леди, Врано, отойдем, — распорядился Рэв.

Лорды вышли, а я подошла к кровати, присела на корточки перед девушкой и тихо спросила:

— Тебе что-нибудь нужно?

Она вздрогнула, будто только что заметила меня, и отрицательно покачала головой, отчего ее волнистые рыжие локоны разметались по подушке.

— Ты должна быть сильной. Я понимаю, что сейчас тебе очень плохо и страшно, но нужно взять себя в руки. Поговори со мной, — попросила я.

— Что будет с Брайтом? — спросила девушка, продолжая бездумно смотреть куда-то вперед.

— Это решать не нам, — ответила я.

— А кому? — снова спросила она.

— Пусть мужчины сами решают свои проблемы, мы должны позаботиться о себе, — ответила, улыбаясь.

— Все ради Брайта, у меня больше никого нет, — прошептала девушка и попыталась отвернуться.

Я схватила ее за плечо, не позволяя перевернуться на другой бок, и приказала:

— Встань!

Девушка вздрогнула и вскочила с кровати.

— Как тебя зовут? — продолжила я строгим тоном.

— Брайли, — ответила девушка. Она была совсем юной, на вид не больше восемнадцати.

— Сколько тебе лет? — спросила, глядя прямо в глаза запуганной девочки.

— Семнадцать, — прошептала она. — Но через два месяца будет восемнадцать.

— Так, маловато, но ничего, подрастешь. Политические основы проходила? — спросила, осматривая Брайли со всех сторон.

— Да, начальный курс, как и все, — испуганно ответила она.

— Ничего, научишься. Ну что, леди Брайли, будем делать из вас первую леди, — уверенно заявила я.

— Что? — опешила девушка.

— А ты как думала? Пришла на отбор невест, так соответствуй, — улыбнулась я.

— Но я не хотела, я не думала, — залепетала она.

— Не думала, что из затеи брата что-то выйдет? — уточнила я.

Брайли кивнула.

— Ну что ж, его замысел удался, только плоды пожинать будешь ты, а не он. Его наверняка сошлют в дикие земли, к таким же беспринципным мерзавцам, как и он сам. Это же надо было так низко пасть, чтобы подложить под главу ковена собственную несовершеннолетнюю сестренку! — возмущенно проговорила я.

— Нет, он хороший, он обо мне всегда заботился, — кинулась защищать брата наивная девочка.

— О себе он заботился, — перебила я. — А тебя использовал как разменную монету. Сиди здесь, а я пойду пообщаюсь с твоим будущим мужем.

— С кем? — хлопая ресницами, спросила девушка.

— С главой ковена, Айли, — пояснила я, сократив имя девушки.

Она вдруг улыбнулась и прошептала:

— Меня мама так называла.

— Кстати, я сваха. Можешь называть меня Пенни, — запоздало представилась я и убежала разбираться с лордом Орли. Если быть откровенной, я понятия не имела, каким образом заставить главу ковена жениться на обесчещенной им девушке. Но я не отступлю.

Рэв с братом были в гостиной, глава ковена пил какой-то крепкий спиртной напиток прямо из бутылки, а Рэвир грозился превратить его в уксус, если брат не остановится.

— Ну и до чего вы тут договорились? — спросила, войдя в комнату.

— Брайта я бы казнил, но Врано настаивает на изгнании, — ответил Рэв.

Смолчать я не смогла.

— Казнь это слишком. Ведь он никого не убил, меня он только похищал, но не стремился навредить, — возразила, наблюдая за тем, как Орли в очередной раз приложился к бутылке, а потом начал отплевываться и ругаться на Рэва, сдержавшего обещание и превратившего алкоголь в уксус.

— Не убил, говоришь? — усмехнулся Рэвир. — Он и был тем таинственным сообщником Брании. Они убили нашего отца. Но это еще не самое интересное. Старина Брайт оказался нашим незаконнорожденным братцем, и выходит, что он убил своего собственного отца в надежде пробиться к посту правителя провинции Магического Круга. Ну как, не передумала жалеть этого ублюдка? — жестко закончил маг.

— Я тоже ублюдок, — проговорила сквозь зубы. — Так, может, и меня казнишь, ведь я теперь вне закона.

— Не утрируй, — ответил Рэв.

— Решать вам, но мне кажется, что за всеми убийствами стояла леди Сквери. Ведь после того, как она выбыла из игры, он никого не убивал, а только пытался помешать мне выбрать кандидатку на роль первой леди, — высказала я свое мнение.

— Может, и так, — согласился Рэв. — В любом случае в империи ему больше нет места.

— Ссылка, — предложил лорд Орли.

— Посмотрим, — отмахнулся Рэвир. — Ну, что скажешь про девчонку? — обратился он ко мне.

— Она маленькая запуганная девочка и достойна справедливого решения проблемы, — ответила, уже приготовившись до последнего стоять за судьбу девочки.

— Ясно, — вздохнул Рэв. — Ее ты точно в ссылку не отдашь.

— Не отдам, — согласно кивнула. — По закону лорд Орли обязан жениться на девушке, — внимательно наблюдая за реакцией лорда добавила я.

Вопреки моим ожиданиям глава ковена согласно кивнул.

— Ну что ж, девчонку тебе на воспитание, а ее братца в дикие земли, — подвел итог Рэвир, обращаясь к брату. — Теперь что касается оборотней, обряд нужно провести в ближайшее время, эти недовоскресшие пробили блок и разбежались. Парочка даже здесь, в резиденции ошивается. Я их чувствую. Необходимо как можно быстрее закончить процесс и перепоручить их сенату. Пусть в столице с этими пережитками прошлого разбираются.

— И какой же обряд? — поинтересовался глава ковена.

— Венчание, — коротко ответил Рэв.

— Вообще-то я не давала согласия ни на какой обряд, тем более на венчание, — решила напомнить я.

— Не сейчас. Потом поговорим, — тихо проговорил Рэвир, сверля меня взглядом.

— Я пойду к Брайли, — проговорил лорд Орли.

— Иди, жених, — усмехнулся Рэвир.

— На себя посмотри, — пробурчал глава ковена, и улыбка Рэва мгновенно угасла.

Лорд Орли ушел в спальню, а мы с Рэвиром остались одни и как дети украдкой поглядывали друг на друга.

— Пошли искать твоих невест, — первым не выдержал он.

— И где мы будем их искать? — оживилась я, обрадовавшись смене темы.

— Феникса я уже нашел, но она слегка неадекватна, Брайт чем-то опоил. Так что пусть посидит немного в обсидиановой камере, лишним не будет, — ответил Рэв. — А по поводу второй есть у меня предположение, нужно проверить. Идем.

И мы пошли… к комнатам Шиклая.

— Здесь? — удивленно спросила я.

— Не ожидала? — усмехнулся маг. — Уж не ревнуешь ли?

— Обязательно, — язвительно ответила я и постучала в дверь.

Никто не спешил откликнуться на мой стук, а Рэвир не был таким деликатным и просто вышиб дверь ногой.

В гостиной никого не было, но шум ломаемой двери привлек внимание хозяина комнат куда лучше моего стука.

Из спальни с криком: «Кому жить надоело?!» — вылетел Шиклай в одних белых широких штанах.

— А, это вы, — мгновенно успокоился он, увидев нас с Рэвиром.

— А ты ждал кого-то другого? — усмехнулся Рэв.

— Я вообще никого не ждал. Никакой личной жизни в вашей резиденции! Постоянно кто-то шастает, что-то вынюхивают, — недовольно ответил змей.

— А тебе для личной жизни обязательно похищать женщин? По доброй воле, видимо, они с тобой общаться не хотят, — ехидно проговорил маг.

— Я никого не похищал! — воспылал праведным гневом оборотень.

Из спальни послышался девичий голос:

— Лорд Шиклай, а как это остановить?

— Олира! — воскликнула я, узнав голос леди.

Шиклай поднял невинный взгляд к потолку и сделал вид, что ничего не слышал. Я сердито посмотрела на оборотня, невежливо оттолкнула его с дороги и решительно вошла в спальню.

Олира лежала поперек кровати на животе, а по ее обнаженной спине беспрестанно катались какие-то упругие пупырчатые шарики. Услышав шаги, девушка приподняла голову и обернулась.

— Ой, леди Пенелопа, — пролепетала она, стремительно краснея.

— И как это понимать? — возмущенно вопросила я у румяной и вполне жизнерадостной леди.

— Вы все не так поняли! — воскликнула Олира, пытаясь встать, но шарики не позволили ей подняться, и девушка беспомощно вернулась в прежнюю позу.

— А как еще можно понять то, что ты лежишь голая в кровати мужчины? — вопросила я, складывая руки на груди. А потом вспомнила, сколько раз сама оказывалась в таком же виде в кровати Рэва и при этом между нами не было ничего, кроме парочки поцелуев, и задумчиво добавила: — Хотя… Излагай свою версию, я послушаю.

— Я ждала вас в обеденном зале, когда услышала грохот за дверью и поспешила проверить, что там случилось. Это оказался лорд Шиклай. Он боролся с огромным рыжим зверем, и они оба кубарем скатились по лестнице прямо к моим ногам. Я жутко испугалась, но даже закричать не успела, как дерущиеся буквально провалились в пол и утянули меня за собой, — затараторила Олира, довольно жмурясь от производимых катающимися по ее спине шариками манипуляций. — И я оказалась здесь одна. Дверь была заперта, и мне ничего другого не оставалось, как ждать прихода хозяев. Потом пришел лорд Шиклай, извинился за то, что случайно прихватил меня с собой, и предложил позавтракать с ним. Я хотела найти вас, но лорд убедил меня, что вам сейчас некогда со мной возиться. И я сама не заметила, как рассказала ему всю свою жизнь. Он такой хороший и отзывчивый собеседник…

Леди заливалась соловьем, и я поняла, что Шиклай умудрился за считаные часы не только залатать разбитое сердечко Олиры, но и покорить его. Вот только я не была уверена, что сделал он это честным путем, не прибегая к гипнозу. А о чистоте намерений вообще и говорить не стоило. Поиграется и бросит… ну, это он так наверняка думает. Но я буду не сваха, если позволю ему это.

Раздумья прервал какой-то шум из гостиной. Олира беспомощно барахталась на кровати, не в силах одолеть массажные шарики, а меня никто не сдерживал, и я бросилась к двери… чтобы увидеть поднимающегося с обломков стола и держащегося за подбородок Шиклая.

— Еще раз попробуешь воздействовать на нее, глаза выколю, — спокойно проговорил Рэвир, поправляя рукав.

Шиклай заметил мое появление в дверях спальни и обиженно пробурчал, обращаясь ко мне же:

— Нервный он у тебя. Травками успокаивающими, может, попои, а то чуть что — сразу в челюсть.

Распахнулась дверь, и в нее влетел взмыленный, весь в пыли и перьях огромный лис с громко вопящей курицей в зубах. Лис выплюнул бедную птицу, мгновенно обратился в не менее чумазого обнаженного Логинала и с воплем: «Спрячьте меня!» — ринулся в спальню. В следующее мгновение раздался девичий визг и грохот разлетающихся во все стороны магических массажных шаров. Эти упругие шарики принялись беспорядочно летать по комнатам, разбивая все разбивающееся, курица носилась по полу, креслам и диванам, громко кудахтая и разбрасывая перья, Олира не прекращала визжать, и завершающим аккордом сумасшедшего дома стала ворвавшаяся в распахнутую дверь дородная тетка в переднике и с вилами наперевес.

— Хде энтот бес?! — завопила она.

Мне в спину довольно болезненно врезался шарик, в этот же момент под ноги бросилась курица, и я не выдержала:

— Стоп! — рявкнула, вкладывая в одно слово все накопившееся за последние дни раздражение.

И все замерло! Шарики зависли в воздухе, люди замерли в тех позах, в которых их застал мой крик, даже куриные перья остановились, прекратив планирование на пол.

Вспомнила, как Рэвир тоже останавливал мгновение, когда пришел спасать меня от оборотней, но, присмотревшись к лордам, поняла, что я пошла дальше, они даже глазами не следили за моими передвижениями. Просто превратились в статуи. Сходила в спальню и убедилась, что Олира тоже окаменела, открыв рот в беззвучном крике. Взяла в руку один из шариков, рассмотрела его и отпустила, он остался висеть в воздухе. Перья, мимо которых я проходила, не реагировали на движение воздуха и оставались неподвижными.

Я схватила курицу, поднесла к тетке с вилами, прижала птичку ее рукой к ее же необъятной груди, с трудом оттолкала женщину от прохода и закрыла дверь, оставив рьяную охотницу на бесов в коридоре. Собрала все шарики и заперла их в ящике стола, сходила в спальню и закрыла Олире рот. В ванную решила не заглядывать — там прятался голый Логи — и с чувством выполненного долга вернулась в гостиную. Встала на то же место, где находилась, когда крикнула «стоп», и призадумалась — как же снова завести время?

Щелкнула пальцами, ничего не произошло. Проговорила «вперед», опять не сработало. Краем глаза заметила какое-то движение, обернулась и увидела, как Рэв медленно, с огромным трудом поворачивает голову. Он пытался что-то сказать, но не мог элементарно открыть рот. Я беспомощно развела руками, мол, я тут ни при чем, оно само как-то так получилось. Взгляд Рэвира не сулил ничего хорошего, и я решила во что бы то ни стало сама с этим справиться. Я обуздаю свою магию, обязательно обуздаю! Закрыла глаза, постаралась отрешиться от мыслей о злом Рэве и почувствовать свою силу. Получилось довольно быстро. Сосредоточилась на своих ощущениях, и вокруг будто мыльный пузырь лопнул, впуская звуки, запахи и… летящие во все стороны перья. В спальне пискнула и затихла Олира, Шиклай выпрямился (он пригибался, уворачиваясь от шарика), потирая скулу и озираясь по сторонам.

— Да что за бардак здесь происходит?! — возмущенно вопросил он.

Рэвир смотрел на меня, но молчал.

— Видимо, Логинал украл у кого-то курицу, вот она и устроила тут беспорядок, а потом сбежала, — невинно хлопая ресницами, предположила я.

— Воспользовавшись порталом? — усмехаясь, поинтересовался змей. — Мгновение назад она была здесь, как и мадам с вилами в дверях! Я только моргнуть и успел, а их уже нет.

— Медленно моргаете, — пробурчала я. Спохватилась и добавила: — Не знаю, я сама ничего не поняла.

Рэвир хмыкнул, но смолчал.

— Так, лорд Шиклай, и как вы объясните присутствие этой девушки в вашей спальне, более того — в кровати и раздетой?! — решила поменять тактику и пошла в наступление, пока оборотень не начал задавать еще больше вопросов.

— Малышка, а тебе не кажется, что это слишком личный вопрос? — расплылся в улыбке оборотень.

— Я сваха, личные вопросы моя специализация, — без тени улыбки ответила я. — И как официальный представитель брачной гильдии я являюсь агентом леди Олиры.

— Ну ты и попал, — констатировал Рэв.

Из спальни послышался громкий смех Логинала и застенчивое хихиканье Олиры.

— Или не ты, — глубокомысленно добавил маг.

— Да что же это такое! Ни на минуту девушку без присмотра нельзя оставить, — возмутилась я, направляясь в спальню.

— И не говори, — посмеиваясь, проговорил Рэвир. — Сам замучился.

На кровати в спальне я обнаружила идиллическую картину — завернувшуюся в простыню леди и облаченного в халат оборотня, чуть ли не в обнимку, дружно смеющихся.

Мое появление осталось незамеченным.

— Меня, кстати, Логинал зовут. Но для тебя просто Логи, — подмигнув девушке, заливался соловьем лис.

— Олира, — явно кокетничая, подала ручку для поцелуя моя подопечная. И куда только запуганная, стеснительная девочка подевалась? В глазах Олиры можно было прочитать много эмоций, но страха там точно не было.

— А ну брысь отсюда, курощип-недоучка! — рявкнула я.

— И зачем сразу обзываться? — обиженно вопросил Логи. — Мне было скучно, лис захотел поохотиться. Ну не за воронами же мне гоняться. Курица как-то посолидней, больше на роль добычи подходит.

— Ты той тетке с вилами об этом расскажи, а то она еще не догадалась о твоих благих намерения, — ядовито ответила я. — А сейчас руки прочь от моей невесты!

— Что? — округлил глаза Логи. — Пенни, ты что, из этих, что ли?

— Тьфу на тебя! — воскликнула я. — Я сваха, а это моя клиентка, — пояснила и так на мой взгляд очевидное. — Хотя в принципе можешь и не уходить, — продолжила, задумчиво наклонив голову.

— Э-э, ты чего это на меня так кровожадно смотришь? — насторожился оборотень.

— Олира, а как ты относишься к пушным зверям? — спросила, игнорируя вопрос Логинала.

— Ну я, пожалуй, пойду… за курицу извинюсь, — сразу засобирался лис.

— Сидеть! — приказала я. — Сначала мы решим, кто из вас больше скомпрометировал мою клиентку. Ну так что, Олира?

Леди удивленно переводила взгляд то на меня, то на Логинала, в дверях появился Шиклай, и ее взор заметался от лиса к змею.

— А можно я подумаю? — вдруг спросила она.

— Хорошо, выбирай, — кивнула я. — Только недолго.

Леди радостно кивнула и продолжила разглядывать оборотней, явно оценивая и сравнивая.

Я же гордо удалилась из спальни, игнорируя затравленные взгляды лордов. Видимо, они уже успели ознакомиться с законодательством объединенной империи и были в курсе, какой властью обладает представитель брачной гильдии. Любой суд примет мое прошение о заключении брака в связи с компрометирующими леди действиями. Оборотни пока не являются гражданами империи, но в скором времени сенат это исправит.

Рэвир ждал меня в гостиной.

— Ты не боишься, что они сбегут в дикие земли от такого напора? — посмеиваясь, спросил он.

— Не сбегут! Они слишком дорожат своим исключительным положением, — отмахнулась я. — Веди меня к Фенири.

Маг повел меня в подвал, и там я его чуть не придушила, когда нашла леди в обсидиановой камере. Она, конечно, была наполовину оборотнем, но ведь на вторую-то половину Фенири была магом! Леди едва хватило сил повернуть голову и посмотреть на стоящую в дверном проеме меня.

— Ты совсем со своими военными замашками умом тронулся! — разорялась я. — Она тебе не военнопленная! Это моя невеста, а ты ее в камеру для магзаключенных посадил! Немедленно вынеси леди из этого убийственного мешка и отнеси ее в мою комнату!

— Ничего убийственного в этой камере нет, — ворчал Рэвир, поднимая Фенири с лежанки. — Преступники в таких десятилетиями сидят, и ничего, выживают. А эта девица была не в себе.

— Сам ты не в себе! Сравнил преступников и утонченную леди, — продолжала я распекать мага, идя за ним по коридорам и лестницам.

Рэв больше не оправдывался, молча нес ослабевшую леди Фенири и иногда оглядывался на ворчащую меня. Ну как можно быть таким толстокожим, ему что девушка, что матерый убийца — все едино!

В своей комнате я дождалась, пока Рэвир положит леди на кровать, и выпроводила его за дверь, попросив, чтобы прислал моих помощниц.

Фенири быстро приходила в себя и восстанавливала магический баланс, но поведение девушки меня сильно тревожило. Марыня и Артима помогли ей принять ванну и переодеться, а сама леди была ко всему безучастна и за все время не произнесла ни слова. После очередной провальной попытки разговорить ее я была вынуждена сдаться и отправиться к Шиклаю. Не хотелось портить репутацию леди, обращаясь к докторам, а змей с легкостью расправился с депрессией Олиры, возможно, и тут он поможет. Страшно было даже представить, что эта рыжая сволочь сотворил с бедняжкой! Возможно, я проявила излишнее сострадание и стоило промолчать, когда Рэвир предлагал смертную казнь.

В покоях Шиклая самого змея не оказалось, но я застала там Логинала и Олиру. Они смеялись, ползали по полу как маленькие дети и ловили ускользающие от них массажные шарики.

— Вижу, вы нашли друг друга, — усмехнулась я.

— А? — Оборотень и Олира одновременно обернулись и вопросительно уставились на меня.

— Где Шиклай? — спросила я, решив пока не развивать тему, чтобы не спугнуть их зарождающуюся симпатию.

— Поищи где-нибудь, — отмахнулся Логи, и парочка продолжила младенческую забаву, забыв о моем существовании.

Ну ладно Олири, девушка молодая, но оборотень-то куда? Ему же больше шести веков!

Уже выходя из гостиной, услышала: «Я выиграл!» — радостно завопил лис. «Опять! Так не честно!» — воскликнула девушка. «Честно, честно. С тебя поцелуй. Нет, два. Ты мне за прошлый раз задолжала», — ответил Логи. Они еще что-то говорили, но я уже не слышала.

Куда идти и где это загадочное «где-нибудь», в котором находился змей, я понятия не имела. А потому пошла по прямой наводке, то есть куда-нибудь. Долго бродить не пришлось, проходя по коридору первого этажа, заметила какую-то сутолоку за выходящим во внутренний двор окном, присмотрелась и поняла причину сборища — Шиклай возжелал посетить конюшню резиденции. Он бы еще в змеином обличье туда отправился! Мало того что лошади подняли настоящий бунт, так еще и парочка полукровок из диких вырвалась из загонов, и теперь они гоняли оборотня по манежу. Шиклай с легкостью уворачивался от огромных когтистых и клыкастых зверюг и воспринимал это как забаву. А поглазеть на это представление собралась довольно большая толпа во главе с дежурным капитаном стражи, который пару раз порывался зайти в манеж, но, только чудом увернувшись от щелкнувших в миллиметре от его тылов конских зубов, ограничился словесными способами привлечения внимания. Я немного полюбовалась на импровизированные салочки и сама отправилась за неутомимым змеем. Растолкав зевак и пробравшись к ограждению, встала рядом с капитаном и поинтересовалась:

— И давно вы тут развлекаетесь?

— На два дежурства вне очереди уже потянет, — скорбно проговорил капитан. — А если Черный Рубеж заметит, то точно на рубежи сошлет. Лютует командор в последнее время, влюбился, говорят.

— Да что вы говорите? И в кого? — решила поддержать я беседу.

— А вас, милочка, это не касае… — Капитан замолчал на полуслове, повернувшись и увидев, с кем разговаривает.

— Ну и ладно, — пожала я плечами. — Сама узнаю, профессия у меня такая.

Капитан побледнел и начал озираться, будто ища, куда бы спрятаться.

— Мне бы вон того скакуна двуногого как-то выловить, — задумчиво проговорила я.

— Как прикажете, леди! — гаркнул капитан, сиганул через ограждение и на всех парах понесся к Шиклаю. Надо же, какой исполнительный!

Полукровок капитан явно боялся меньше, чем Рэвира. Мне его даже жалко стало, особенно когда один из скакунов ухватил-таки его за форменные штаны и вырвал приличный клок, выставляя на всеобщее обозрение премиленькое нижнее белье нежно-салатового цвета. Но, несмотря на потрепанность и явную панику, служивый добрался до змея, схватил его за плечо, развернул и, указывая на меня, что-то быстро проговорил. Шиклай радостно улыбнулся, помахал мне рукой, совершил акробатический прыжок, оказавшись прямо на спине несущегося на него полукровки, и понесся ко мне уже верхом на необъезженном агрессивном скакуне, норовящем ухватить его за ногу и сбросить. Не доезжая до ограждения несколько метров, оборотень сиганул вбок, одновременно заворачивая конягу рывком за гриву, чтобы зверь не врезался в забор, и приземлился верхом на ограждение. Видимо, Шиклай намеревался перелететь через него, но немного не долетел, а благодарная публика рукоплескала и ликовала… в отличие от покрасневшего, шипящего и буквально сползшего с ограды змея. Он потом еще минут пять так и сидел под забором и отказывался даже пошевелиться.

— Что ж ты так-то? — причитала я. — Мне же тебя еще женить надо.

— Уйди, несчастье, — прошипел змей.

— Не могу, — развела я руками. — Мне твоя помощь нужна.

— Убивать никого не буду, — простонал оборотень, покосился на меня и добавил: — И соблазнять тоже, а то знаю я тебя. Помог одной девушке, так чуть не женила.

— Но помог же! Вот и помоги еще одной, — заявила я.

— Рассказывай, — сдался змей, продолжая постанывать. Бедненький… но зато в ближайшее время можно не опасаясь оставлять его наедине с Фенири.

Я обрисовала суть проблемы и пояснила, что не хотела бы афишировать состояние девушки, чтобы не навредить ее репутации.

— Веди уже к своей пострадавшей, сделаю, что смогу, — пробурчал Шиклай.

Шли мы довольно долго, периодически останавливаясь. При этом змей ругал полукровок, заборы и меня, а я все это терпеливо выслушивала.

За время моего отсутствия ничего не изменилось, Фенири сидела на краю кровати и отрешенно смотрела перед собой, принесенный для нее обед остался нетронутым, а помощницы со слезами на глазах поглядывали на леди и шепотом ругали всех мужчин в целом и лордов в частности.

— Вот, — показала я змею фронт работы. — Что он с ней сделал, неизвестно, но она все время вот такая. Молчит и ни на что не реагирует.

— Ясно. Идите погуляйте, — распорядился оборотень.

Я с подозрением посмотрела на него и получила ответный гневный взгляд.

— Мне вообще-то сейчас не до этого. Воспоминания о встрече с ограждением еще свежи, — язвительно проговорил Шиклай и выпроводил нас с помощницами из комнаты.

— А есть-то как хочется, — призналась Артима.

— И мне, — поддержала ее Марыня.

— Тогда идемте обедать, — решила я.

— А как же? Вы же в обеденном зале едите? — удивились девушки.

— Ну не выгонят же меня из столовой, — улыбнулась я.

Устроившись в столовой, мы ели и болтали о всякой ерунде, по молчаливой договоренности не упоминая Фенири. Мы понимали, что с ней произошло что-то ужасное, и не было никакого желания обсуждать это за столом.

— Мм, какой мужчина, — простонала вдруг Марыня, глядя в сторону выхода.

Я проследила за ее взглядом и увидела того самого дежурного капитана. Он успел переодеться и сейчас щеголял в новой форме.

— Ой, да брось. Он же приближенный к лордам, в нашу сторону даже и не взглянет, — осадила ее Артима.

— А я все равно постоянно о нем думаю, — вздохнула Марыня.

— А он женат? — поинтересовалась я.

— Нет, — улыбаясь, проговорила девушка, провожая бравого стражника влюбленным взглядом.

— Ждите меня здесь, — уверенно заявила сваха и отправилась на охоту.

После непродолжительной беседы с капитаном я вернулась к помощницам и огорошила Марыню.

— Завтра идешь с ним гулять в город. И смотри мне, ничего лишнего не позволяй, а то потом труднее женить будет, — проговорила, строго глядя на девушку.


Придя в свою комнату, мы не могли не заметить определенный прогресс. Обед был почти съеден, взгляд Фенири больше не был таким пустым, но тоска стояла в нем жуткая. Леди тихо о чем-то разговаривала с Шиклаем, но при нашем появлении сразу же замолчала.

— Пойдем-ка поговорим, — сказал змей и вывел меня в коридор.

Когда дверь за нами закрылась, змей привалился спиной к стене, сложил руки на груди и проговорил:

— Ничего непоправимого этот маг с ней не сделал. Он воспользовался одним коварным заклинанием, сковав ее волю и… как бы помягче выразиться, приручив девушку. Само воздействие мне удалось нейтрализовать внушением, а побочное действие со временем пройдет.

— Какое побочное действие? — насторожилась я.

— Тоскует она по этому вашему похитителю. Как собака, которую с хозяином разлучили, — пояснил оборотень.

— Ну у тебя и сравнения, — возмутилась я.

— Зато наиболее точно передает картину происходящего, — пожал плечами змей. — По уму, мне бы с ней еще поработать надо. Да и присмотр за девочкой нужен, вдруг руки на себя наложить попробует.

— И что мне теперь делать? Не в лечебницу же ее отдавать, — пригорюнилась я.

— А отдай ее мне на сутки, верну здоровой и жизнерадостной, — предложил Шиклай. — Только давай без этих твоих профессиональных замашек, — поспешно добавил он.

— Хорошо, забирай, — через силу согласилась я. — Но смотри мне, если что…

— Да понял я, жениться заставишь, — усмехнулся оборотень. — Ты не переживай, я Фенири не обижу. Феникс это же такая редкость, тем более девушка.


Не успел Шиклай увести Фенири, как в дверь постучали и, не дожидаясь ответа, в комнату вошел Рэвир.

— Хм, никуда не пропала и никого не угробила. Неужели исправляешься? — улыбаясь, проговорил он.

— Не дождешься, — пробурчала я.

Помощницы встали и вышли, даже не поинтересовавшись, понадобятся ли они мне еще сегодня. Предательницы!

— Пошли узнаем, как там наши молодые, — предложил Рэв, не обращая внимания на то, что я вообще-то еще злюсь на него за Фенири.

— Какие молодые? — спросила из чистого интереса.

— А ты уже успела еще кого-то сосватать? — усмехнулся маг.

— Ну, так, работаю понемногу, — скромно ответила я.

— Другие меня как-то мало волнуют. Мне нужно Врано первую леди обеспечить, — проговорил Рэвир, хватая меня за руку и выводя из комнаты.

Я попыталась выдернуть ладонь из его пальцев, но не получилось.

— Мы что, так и будем за ручку по резиденции разгуливать, как дети? — возмутилась, дергая рукой в тщетных попытках вырваться.

— Ну вообще-то нам скоро предстоит венчание, так что не вижу в этом ничего предосудительного, — невозмутимо ответил лорд.

— Так, стой! Мне никто не делал предложения, и уж тем более я ни на что подобное не соглашалась, — возмутилась я, останавливаясь и упираясь изо всех сил.

Рэвир тоже остановился, повернулся ко мне и ласково так проговорил:

— Я же, кажется, уже объяснил тебе, радость моя проблемная, что для завершения обряда возрождения оборотней нам придется это сделать. Или ты хочешь, чтобы каждый твой чих до скончания жизни заставлял их вздрагивать от страха? А я человек военный, и неизвестно, что может случиться, так что мы обязаны отвязать их жизни от наших.

— И только? — почему-то тихо спросила я.

— Нет! — вдруг рявкнул маг. — Еще я наконец-то перестану чувствовать себя молокососом и затащу тебя в постель. И больше не позволю впутываться в сомнительные мероприятия вроде поиска первой леди для провинции Магического Круга!

— А-а-а, — протянула я, — ни за что. Я никогда не выйду за тебя замуж! — тоже рявкнула довольно внушительно. Вырвала-таки свою руку из его и пошла к главе ковена. В постель он меня, видите ли, затащит! Не дождется! И пусть я буду эгоисткой! Но вот так — для пользы дела — никогда!

Рэвир догнал меня, но шел следом и не пытался заговорить. И правильно! Если бы он попробовал начать уговаривать меня на этот ритуал ради оборотней, я бы точно сотворила что-нибудь непоправимое, с моей-то новой магией.

Лорд Орли и Брайли мирно беседовали в гостиной, попивая ароматный чай, и радушно приняли нас, предложив присоединиться к ним.

— Спасибо, но я откажусь, — ответила я. — Если вы пришли к соглашению, то я с радостью одобрю и заверю ваш союз, но сейчас у меня дела.

И, распрощавшись с главой ковена и будущей первой леди, вышла, даже не взглянув на Рэва. Он догнал меня уже у лестницы.

— Ты невыносима, — заявил маг, снова хватая меня за руку и буквально силой втаскивая в спешно созданный в стене портал.

Мы оказались на берегу какого-то озера, посреди высокого старого леса.

— Жди меня здесь. И не советую ходить в лес, там тебя могут скушать. А вот озеро вполне безопасно, можешь искупаться, — проговорил он и исчез в том же переходе.

Я даже возмутиться не успела. И что теперь делать? Куда он меня приволок и, главное, зачем?

Солнце палило нещадно, и я пошла поближе к воде. А минут через десять ожидания скинула юбку, блузу и туфельки и зашла в прохладную воду. Сразу стало так легко и хорошо. Это явно было не простое озеро. Я еще плохо разбиралась в магии, но чувствовать ее уже могла довольно отчетливо. Так вот, это озеро было наполнено магией, причем совершенно не похожей на мою, я бы даже сказала, противоположной. Из воды совершенно не хотелось выходить, но Рэв мог вернуться в любой момент, а щеголять при нем в одном намокшем нижнем белье не было никакого желания.

Лорд появился как раз в тот момент, когда я застегивала юбку. Успела! Что поразительно, с моим-то везением.

— Ну как водичка? — поинтересовался Рэвир, сгружая на траву какие-то вещи и корзины.

— Хорошо, в отличие от меня. Ты не хочешь объяснить, что все это значит? — спросила недовольно. Ритуального алтаря поблизости не наблюдалось, но кто его знает, этого мага. От него можно было ожидать чего угодно.

— Просто решил, что нам стоит пообщаться в неформальной обстановке. Немного расслабиться и забыть на время о проблемах, — беззаботно ответил маг, расправляя огромное толстое покрывало. — Помоги расстелить, — ну очень честно глядя на меня, попросил он.

Мне хотелось сказать какую-нибудь колкость или потребовать вернуть меня в резиденцию, а лучше вообще к отцу, но вместо этого я почему-то молча принялась помогать ему расстилать покрывало и доставать из большой корзины продукты. Маленькую корзину он отставил в сторону и даже заглянуть мне в нее не позволил.

— Это потом. — Вот и все, что ответил Рэв на мой вопрос «что там?».

Продукты были разложены, напитки и фрукты заботливо прикрыты белыми салфетками, чтобы не так нагревались на солнце (прикрывала, к слову, не я), и мне приказали отдыхать, лакомиться, а сам Рэвир отправился к озеру. Я чуть не подавилась ягодой, когда он, как, впрочем, и всегда, без всякого стеснения скинул с себя одежду и отправился купаться. Чуть не подавилась, но не отвернулась. Не смогла оторвать взгляд, к своему стыду. А вот когда он выходил из воды, мне пришлось буквально заставить себя отвернуться, потому что, во-первых, он увидел бы, что я смотрю, а во-вторых, без труда прочитал бы в моем взгляде то, что я осознала, наверное, еще тогда, когда рвалась из его дома в резиденцию, чтобы увидеть, убедиться, что он еще жив. Осознала, но не желала признаваться даже самой себе, да, я влюбилась в этого заносчивого, грубого мага. И от этого было еще больнее, ведь ему-то я не нужна, он просто хочет оборотням помочь.

Рэвир подошел к покрывалу и устроился на нем в непринужденной позе. И конечно же он пожелал остаться обнаженным по пояс, надев только брюки.

— Не хочешь еще поплавать? — спросил он, забрасывая в рот ягоду.

— Возможно, позже, — ответила, стараясь смотреть куда угодно, только не на него.

— Ну, тогда я предлагаю выпить немного вина. За примирение, — предложил лорд, подтягивая к себе корзину.

— Только если совсем чуть-чуть, — неохотно согласилась я, спешно поглощая канапе. Чем больше я съем, тем больше шансов не опьянеть.

— Ты не обедала? — поинтересовался Рэвир.

— А? Нет, просто все так вкусно и природа… — поспешила оправдаться я, отправляя в рот очередной маленький бутерброд.

— Ну-ну, — посмеиваясь, покачал головой он и отвернулся, копошась в корзине.

Послышалось бульканье наливаемого напитка, и по поляне разнесся пряный запах. Такого вина я еще не встречала. Я, конечно, не была специалистом, но у отца довольно богатый винный погреб, и такого запаха я еще никогда не встречала. Рэвир еще покопался в корзине, что-то ища и пересыпая, а потом протянул мне старинную, инкрустированную драгоценными камнями чашу. Подозрительно все это, но я протянула руку, чтобы принять ее. Рука Рэва дрогнула, и острый край чаши резанул мне по пальцу. Капля крови стекла по стенке фужера и растворилась в вине. Я отдернула руку и в этот же момент заметила, что маг тоже зажимает палец, из которого сочится кровь. И все поняла.

Возможно, другая бы и не догадалась, но я писала курсовую работу по древним обрядам, и сомнений не оставалось.

— Ты действительно считаешь, что я такая глупая? — спросила, с вызовом глядя на коварного мага. — Решил, что проведешь древний обряд венчания и я ничего не замечу? Может, и инициацию надеялся незаметно провести?

Нет, я не глупая, я полная дура! Расслабилась, растаяла и поверила, что он просто хочет побыть со мной. Как можно быть такой доверчивой? Это же маг, а маги все одинаковые!

Рэв поставил чашу на покрывало, наклонил голову набок и пристально уставился на пылающую праведным гневом меня.

— Да, ты все-таки глупая, — усмехнулся он. — Неужели ты действительно думаешь, что я связал бы свою жизнь с кем бы то ни было ради кучки задохликов шестивековой давности? Ты слишком хорошего мнения обо мне, милая. Да мне плевать на оборотней, и я этого никогда не скрывал!

Я растерялась и вообще перестала понимать, что происходит.

— Ну хорошо, — раздраженно продолжил Рэв, не дождавшись моей реакции на свою речь. — Ты хочешь это услышать?

Я не знала, что именно «это», но услышать почему-то очень хотелось.

— Да, — прошептала, глядя в сверкающие то ли гневом то ли еще чем-то глаза мага.

— Так слушай! Я никогда никому не позволял так с собой разговаривать, как это делаешь ты. С четырнадцати лет я ни разу не проводил ночь с женщиной, не переспав с ней. Меня бесит твоя способность влипать в неприятности и рисковать своей жизнью, и я никогда не покрывал ни одного некроманта и не собираюсь впредь этого делать… кроме тебя, разумеется. — Я сидела, хлопала ресницами, задержав дыхание, и слушала. Рэвир выругался себе под нос и буквально лишил меня не только способности дышать, но и думать, выпалив: — Я люблю тебя, дуреха! Так что давай уже, пей это пойло, и покончим с этим.

И в мои руки впихнули чашу, поднесли к губам и наклонили. А я во все глаза смотрела на него и пила. Когда чаша опустела наполовину, у меня ее отобрали, допили до дна и отбросили в сторону.

— Это мы сейчас обвенчались? — все еще находясь в ступоре, спросила я.

Ответом мне было напряженное молчание, очень напряженное, потому что Рэвир усиленно старался сдержать смех. Я улыбнулась, и он не выдержал, рассмеявшись в полный голос.

Я сидела и глупо улыбалась, не знаю даже, что чувствовала в этот момент, но чувство было очень приятным.

— А пойдем купаться, — предложил Рэв, отсмеявшись.

— Пойдем, — согласилась я.

Он встал, подал мне руку, помогая встать, и повел к воде. А потом началось форменное издевательство! Рэвир принялся меня раздевать!

— Эй, то, что мы обвенчались, еще не дает тебе права… — начала возмущаться я.

Он приложил палец к моим губам, не давая договорить, и прошептал:

— Дает. Теперь у меня есть это право.

После чего продолжил раздевать переваривающую информацию меня. И он не остановился на юбке и блузе! Я попыталась опять возразить, но мне снова закрыли рот, на этот раз поцелуем. Голова немного кружилась, видимо, от вина или от того, что происходило, и мне пришлось обнять Рэвира за шею исключительно для того, чтобы не упасть. Я понимала, что на поцелуях он не остановится, не теперь, но страх вытесняли другие, куда более сильные эмоции.

Мы плавали абсолютно обнаженные в сверкающей от закатного солнца воде, смотрели в глаза друг другу, и весь мир с его проблемами и заботами просто исчез. Остались только мы и это волшебное озеро.

Когда солнце окончательно затерялось за деревьями, погружая поляну в таинственный сумрак, Рэвир взял меня на руки и вынес из воды, уложил на покрывало и тихо спросил:

— Еще вина?

Я отрицательно покачала головой, не желая, чтобы он покидал меня даже на мгновение. Он и не покинул, устроившись рядом и снова припав к моим губам. А потом, покрывая поцелуями все тело, пробуждал во мне новые, дурманящие рассудок ощущения, и я не смогла бы противиться этому, даже если бы захотела. На небе начали появляться звезды, ночь укрыла нас покрывалом тьмы, а ласки все продолжались, заставляя меня стонать и просить большего. Когда он накрыл меня своим телом, я уже не могла думать ни о чем, кроме того, что ждала этого, наверное, всю свою жизнь.

Мгновение сильной боли осталось почти незамеченным, потому что мир вдруг закружился. Ощущение падения в никуда, и подо мной вдруг оказался не мягкий плед, а шершавый холодный камень. Но обдумать происходящее мне просто не дали, сводя с ума поцелуями и ласками. Звезды ярко мерцали на чернильном небе, и я парила вместе с ними. А потом мир погрузился во тьму. Такую счастливую и невероятно приятную тьму. И даже камень под нами, казалось, нагрелся, впитывая тепло наших тел и сердец.

Эпилог I

СВАТОВСТВО

Это был просто сумасшедший день, я носилась по резиденции, собирала невест и старалась никого не забыть. Мною, как представителем брачной гильдии, было принято нелегкое решение приурочить к ритуальному сватовству главы ковена и все остальные помолвки. Получилось шесть пар, капитана стражи и Марыню, с дозволения совета ковена, тоже допустили в святая святых провинции — Магический Круг, где и должно было состояться действо.

До действа, собственно, оставалось не более двух часов, а я потеряла Фенири и Равину, не успела подкорректировать ритуальную речь под шесть пар вместо трех, и сама еще в халате по этажам ношусь. Ну где этот Рэв! Смылся вчера вечером вместе с остальными женихами на вечеринку и до сих пор не вернулся, они все не вернулись! Вот будет скандал, если большая часть виновников торжества не явится к назначенному сроку! Одно радовало, праздничные столы были накрыты в ожидании едоков.

— Фенири! Равина! Ну попадитесь мне, паршивки! В монастырь отправлю! — в очередной раз завопила я, носясь по резиденции и распугивая разряженных гостей.

Они-то не опоздали, на несколько часов раньше заявились, все расфуфыренные и любопытные.

— Ну, девочки, не подводите меня! — срываясь на причитания, кричала растрепанная сваха в мужском халате. Мой мы позавчера на озере забыли, и жених презентовал мне свой, а я не пожелала с ним расставаться.

Пропавшие невесты обнаружились рыдающими в обнимку в комнатах Шиклая. Самого змея там конечно же не было, он пропал с остальными женихами. Ну ладно он, вот от Врано я такого точно не ожидала, он же правитель провинции, глава ковена, представитель прославленной расы магов и так далее, а загулял, как и все. Мужчины, что с них взять. А вся ответственность за этот бедлам лежит на моих хрупких плечах, хорошо хоть сами свадьбы будет директор агентства проводить. А я буквально через три часа ухожу в отпуск по семейным обстоятельствам. Но эти три часа еще продержаться нужно, всех, включая себя, помолвить и никого не потерять. Только сначала найти бы этих всех. Такими темпами я сама скоро потеряюсь.

— А ну утрите слезы и марш одеваться, а то глаза и носы красными будут! — рявкнула я на льющих слезы девиц.


Ну вот, мы все готовы, одеты в ритуальные невесомые платья небесного цвета и такие же летящие накидки на тон темнее, накрашены и даже улыбаемся, натянуто, правда, ведь женихи-то так и не появились. У меня полные рукава шпаргалок, чтобы имена от волнения не перепутать, а они не появились.

Эти изверги явились буквально за пять минут до начала церемонии, похватали невест не глядя, спохватились, обменяли, кто перепутал, и потащили нас к портальной арке. После перехода через портал было десятиминутное шествие по магически удлиненному коридору со множеством степеней защиты, и вот мы у магического круга. И ничего особенного я в нем не увидела, пещера с парой десятков кривых каменюк, стоящих относительно ровным кругом, а в центре бездонный колодец, из которого доносится то ли журчание, то ли рычание, но звук жутковатый. И рядом с этим шедевром магии, как считают некоторые, стоит толпа советников и парочка представителей сената объединенной империи. Ну и, конечно, одним из этих представителей оказался мой папочка. Я ему, естественно, отправила весточку, что выхожу замуж, но вот за кого, не уточняла. То-то папочка обрадуется… как бы в этот рычащий колодец меня на радостях не спровадил.

Руки трясутся, отец сверлит сердитым взглядом, а все остальные уставились в ожидании речи. Пока нашла нужную бумажку, все остальные растеряла, ну да ничего, буду по лицам имена вспоминать. И вот он, мой звездный час я делаю шаг вперед и начинаю вещать. Вещать приходится довольно долго и нудно. Когда дело дошло до имен и, собственно, самих помолвок, я уже охрипла, и окружающим приходилось прислушиваться. Но вот последние слова произнесены, поклоны Магическому Кругу отвешены, и я в отпуске! Теперь вся ответственность за продолжение празднества ложится на плечи управляющей резиденцией, и я наконец-то могу расслабиться. И да, а где же поздравления? Я ведь теперь официальная невеста лорда Тронси!

Эпилог II

СВАДЬБА

Я стояла перед зеркалом и силилась изобразить хотя бы подобие улыбки. Платье, прическа, макияж — все было просто идеально… за исключением одного — сегодня ночью мы с Рэвом жутко поругались и не разговариваем. Но свадьбу переносить он наотрез отказался. Я пробовала подослать к нему Логинала с этим предложением, так теперь лису придется жениться с синяком под глазом.

— Ну улыбнись же ты, — в который раз попросила Равина. — Это же все ерунда, вон как Шиклай с Фенири скандалят, только перья и чешуя в стороны летят, и ничего — мирятся.

— Какая чешуя? — не поняла я.

— Ну это я так, для полноты картины, — ответила леди.

— Тебе легко говорить, вы с Нэвором даже голос друг на друга не повышаете никогда, — простонала я, садясь на кровать и закрывая лицо руками. — А он на меня так орал, я думала, оглохну.

— Встань немедленно, а то платье помнешь, и убери руки, макияж размажешь, — строго проговорила Равина.

— Извини, — пробурчала, выполняя указания.

— Да что случилось-то? — не выдержала девушка. Обычно она не проявляла любопытства и очень деликатно относилась к чужой личной жизни, но я, наверное, действительно не только чувствовала себя ужасно, а еще и выглядела соответствующе.

— Не важно. Просто поругались из-за ерунды, — отмахнулась я.

Не совсем, конечно, это была ерунда, но зачем же такой скандал устраивать. Ну подумаешь, попыталась пробраться в мир мертвых в обход привратника. Ведь я же не знала, что у них там все отслеживается и меня еще на подступах обратно откинет, а эти гады потом Рэву настучат, что я границу нарушить хотела.

И вот теперь мне так плохо, а он даже не извинился. Еще и папе все рассказал, абсолютно все! И то, что я некромантка, а он меня покрывает, блокируя черные потоки моей магии от сканирования, и про то, что хочу освоить свою запретную магию, и даже про то, что категорически отказалась заводить детей в ближайшие лет десять. Папа мне с утра пораньше такую лекцию на тему «почитай мужа своего и не ходи на тот свет» прочитал, что до сих пор щека нет-нет да и дернется. А тут еще и свадьба эта. Вот возьму и скажу «нет» у алтаря, будет знать, как скандалы устраивать и родителям жаловаться. И ведь папа свое отношение к нему изменил, нашел же как-то к суровому лорду Сталье подход. Хотя этот и на тот свет как к себе домой шастает, что ему мой папа. У-у-у, гад, сам ходит, а меня не пускает.


«Да!» — четко и уверенно произнесла я, глядя в такие родные, полные нежности глаза. Ладно, на первый раз прощу, но за то, что отцу рассказал, все равно потом отомщу. Все новоявленные мужья взяли своих жен за руки и повели к выходу из зала бракосочетания, а мой, как всегда, выделился, подхватив меня на руки, за что его и люблю!

Эпилог III, ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ

— Рэв, ну пожа-а-алуйста, ну любимый. А хочешь, я тебе сына рожу лет так через семь, а не десять, — не отставала я от мужа.

— Я сказал нет! — в который раз повторил он. И ведь оба же знаем, что все равно сделает то, что я хочу, но все равно упирается.

— Ну и не надо, — надулась я. — Шиклая попрошу, они с Рыкваром все равно часто в дикие земли на охоту мотаются.

— Не зли меня, Пенелопа, — угрожающе проговорил муж. — И оборотней не подставляй, они, может, и ожили окончательно, но не бессмертные.

— Ну почему ты такой вредный? — вопросила я, обиженно отворачиваясь.

— Живым в мире мертвых не место, — занудно повторил Рэвир.

— Ой ли! А Брайт Тарбо вон живет и не жалуется, — возразила я.

— Потому и живет, что помалкивает и все прихоти жены выполняет, — парировал Рэв.

Он, конечно, прав, но факт остается фактом: Брайт прижился в мире мертвых, и теперь у меня отбоя от клиентов, желающих отхватить теплого, с бьющимся сердцем супруга или супругу, нет. Да, я открыла брачное агентство по ту сторону жизни. И не вижу в этом ничего удивительного, там тоже, оказывается, есть жизнь, и обитатели мира мертвых тоже хотят семейного счастья. А началось все с того, что Рэвир-таки согласился провести меня в обитель смерти после того, как я освоила азы некромантии, которые он сам мне и преподавал. Да, я могу быть настойчивой, а еще муж меня любит и не может отказать, если видит, что для меня что-то действительно важно.

Попав в мрачный, окрашенный в черно-красные тона мир, я осознала, что он так же многогранен, как и наш, живой. Что здесь тоже кипит жизнь, в несколько другом проявлении, но все же. И теперь уже даже не помню, как мне пришла в голову идея открыть брачное агентство для обитателей того света, но совершенно неожиданно меня поддержал привратник — огромный жуткий демон, без ведома которого между нашими мирами и мышиная душа не проскочит. Он же и обеспечил мне первого клиента, вернее, клиентку — свою не менее страшненькую, но вполне человеческих размеров дочурку, возжелавшую живого мужа. Я долго уговаривала Рэва, и когда он сдался, мы отправились в дикие земли, чтобы найти того, кого не жалко, как говорится. И нашли! Того самого рыжего интригана и негодяя Брайта. Уж не знаю, как ему удалось выжить в диких землях, но время доказало, что эта пакость где угодно выживет.

И вот теперь мы с мужем стояли в темном жутком мире перед яркой молочно-белой вывеской, на которой сочно-зелеными буквами было выведено: «Брачное агентство „ПОСМЕРТНАЯ ЛЮБОВЬ“. Мы оживим твой мир и подарим надежду!», и я не желала сдаваться, понимая, что это мой шанс выйти на новый, межмировой уровень.

— Ай, бес с тобой! — сдался Рэв. — Но не больше одного в месяц, чтобы баланс не нарушить.

— И ничего страшного, если нарушим и кто-то проживет на несколько лет дольше положенного. Люблю тебя! — радостно заявила, бросаясь мужу на шею.


Купить книгу "Сваха. В погоне за невестами" Богданова Екатерина

home | my bookshelf | | Сваха. В погоне за невестами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 124
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу