Book: Будни тёмной ведьмы



Будни тёмной ведьмы




Будни тёмной ведьмы



Посвящается Насте Козак.

С 18-летием, солнышко!




Пролог

Сказки существуют совершенно

независимо от своих героев.




- Нам нужна история!

- И желательно про любовь.

- Настоящую.

- Красивую.

- Ради которой можно пойти на все...

- Где только нам найти такую? - мужской голос пресек поток красочных эпитетов.

- Найти. Или можно сделать свою. Берем прядь[1] вот... этого юноши,- в тонких женких пальцах оказалась белая нить: на первый взгляд обычная, но это только первое впечатление.- И вот эту,- к первой нити добавлена идентичная вторая.- А теперь сделаем так,- она ловко завязала узелок.- Готово!

- А что дальше?

- Дальше? - в красивом сопрано проскользнула насмешка.- А дальше смотрим и наслаждаемся историей.


А Сказка, которая раньше мирно дремала, пробудилась. Завертелись шестерки волшебства, и потоки Судьбы тех, кому суждено стать главными героями, сделав резкий поворот, устремились друг к другу.

Так сказка ожила.




Нелегко живется ведьмам,

особенно темным.


Меня зовут Анастасия, и я ведьма. Живу на окраине деревни Горная, что расположена недалеко от Змеиного тракта - дороги, пересекающей королевство Тимар[2] вдоль и поперек.

Дом мой расположен на хуторе. Немного перекошенный, он напоминает мне подпившего старика, опирающегося на свою трость - балку, которая держит карниз, чтобы в следующий сезон Шумных Ветров жилище не рассыпалось, будто карточный домик.

Повернутый "спиной" к золотистым пшеничным полям, а "лицом" к деревне, за которой лежал Змеиный тракт, одинокий, он больше навевал легкую грусть, чем уют и радость.

Но здесь прошло мое детство, началась цветущая юность, и образ залитого солнечными лучами домишки, следом за которым начинается безграничное, золотое море колосьев, навсегда останется в памяти.

Воспитала меня бабушка, пресловутая на весь округ знахарка, однако, полтора года назад ее не стало. Обычная простуда завладела старым телом и иссушила его, выпив немногочисленные соки ... И я осталась одна - учиться заново, ранее неведомой самостоятельной жизни.

Справившись с навалившимися трудностями, заняла место бабушки, за небольшие деньги или подарки принимая больных из деревни. Жизнь наладилась и вернулась в прежнюю колею, выбитая из нее внезапной трагедией.

История моего приключения началась в день восемнадцатилетия, с самого раннего утра... а именно: когда дверь распахнулась, бодрые, тяжелые шаги разорвали сонную тишину дома и грубый голос с хрипловатыми нотками ворвался в сладкие и томные объятия сна.

- Вот, ведьма! Забрать ее!

Затем холодные сильные руки обхватили меня, предварительно сорвав одеяло, подняли, грубо перекинули через плечо. И меня куда-то понесли.

- Отпустите! - я извивалась змеей, махала руками и ногами, однако, мужская рука, сжимающая талию, была словно капкан: железный и безжалостный.

Мои слабые попытки сопротивляться были с легкостью смяты, а вопросы остались без ответа. Мне удалось оцарапать одного из нарушителей покоя, когда он подошел слишком близко. Крепкая затрещина, последовавшая за кратким мигом триумфа, дала ясно понять, что лучше вести себя послушно.

- Кто вы?!

Нет ответа.

- Что вам нужно?! Отпустите! - кричала я снова и снова, пока в горле не запершило.- Я сказала: отпустите! Немедленно! - завопила в ухо несущему меня недоумку.

Авось оглохнет, сволочь!

Их было четверо, и все как на подбор: высокие, поджарые, одетые в светлую форму с вышитым на груди алым пером - верные меченосцы церкви Единого[3], известные своей охотой на колдуний и ведьм.

Как только символ попался мне на глаза, сердце моментально стиснула ледяная рука и липкий страх медленно, подобно змее, сполз по позвоночнику.

Попала! О, Всевидящая, попала ... прямо в руки святой инквизиции! Как нехорошо день рождения начинается! Очень нехорошо!

Тот солдат, через чье плечо я болталась, словно мешок картошки, толкнул дверь и вышел в раннее утро, наполненное прохладой.

Напротив дома семеро лошадей ожидали возвращения своих всадников. Две из них были впряжены в повозку, за решеткой которой томились еще пленницы.

Все девушки, примерно одного со мной возраста. Да и внешностью похожи: русые волосы, светлая кожа и глаза... Одну я даже узнала - это Катерина, дочь местного священника, первая красавица в нашей деревне. Она жалась в угол клетки, тихо размазывая слезы по красным полным щекам.

Даже ее, дочь священника, взяли...

Что же происходит, Всевидящая?! [4]

Что привело карателей в богами забытую деревеньку!

- А эта ничего такая,- хмыкнул ожидающий возле телеги солдат. - Точно ведьма.

- Хорошо гореть будет,- кивнул другой мужчина - высокий, крепкий бородач со светлыми волосами и желтыми крупными зубами.

Тогда я и поняла, что все серьезно... Если сначала тлела искорка надежды, что они, взглянув на меня, поверят в невинность и отпустят, то теперь тяжелое, будто скала, осознание пришло на смену панике и страху.

"Они за мной пришли... искали ведьму и нашли в конце концов".

Меня опустили на землю - я не сопротивлялась, затем подвели к клети и втолкнули внутрь - я тоже не предприняла никаких попыток сбежать.

Зачем?

Солдаты облачены в легкий доспех, оружие закреплено на седлах, так что догнать девицу, бегающую, мягко говоря, не очень быстро, им не составит труда. Тем более за такую наглость можно расплатиться жизнью еще до суда. Если он, конечно, состоится.

Решетка захлопнулась, и я опустилась на доски в углу, подальше от других несчастных. Их было пятеро, а Настя стала шестой и последней в поиске.

Почувствовав изучающие и сочувствующие взгляды, отвернулась - безысходность давила, в душе поселилась пустота и накатила резкая усталость, сковавшая и без того непослушное тело. А в придачу, и слезы подступили к глазам... из последних сил сдержалась, чтобы не расплакаться.

Ведьмы не плачут, тем более на публике. Не хватало, чтобы меня считали плаксивой и слабой!

Что ж, хотя бы остатки гордости как-то прорвались через плотную завесу обреченности и необратимости. Все не так уж и плохо ... по крайней мере, побываю за пределами деревни.

- Все! Возвращаемся в Тагун! - последовал приказ от командира - невысокого мужчины с густой черной бородой, что все это время сидел верхом, наблюдая, как меня тащат солдаты.

Я подняла голову и встретилась со взглядом Катерины - пустые голубые глаза, как у куклы. Иногда там мелькали искорки разума, но они сразу же гасли под давлением опустошенности. Она смотрела на меня не больше мгновения, потом опустила голову - волосы скрыли лицо.

Почему-то мне захотелось ее подбодрить, сказать, что судьи Божественного суда во всем разберутся, но ... не хватило духу солгать девушке, тем более, глядя ей в глаза. Поэтому я подтянула к себе ноги, поморщившись, когда задела царапину на колене, и, облокотившись плечом на холодные прутья, начала разглядывать свой дом, стараясь запомнить его до последней мелочь: до покосившейся ставни и кривого флюгера.

Двое слуг Церкви заняли места на козлах, один из них щелкнул поводьями - мы лениво тронулись и, жалостливо поскрипывая, покатились вперед.

А я сидела в углу и смотрела, как удаляется мой "выпивший" домишко. Когда краешек Младшей[5] показался над линией горизонта, телега уже покинула знакомые мне места и выехала на Змеиный тракт.



Человек жесток,

ведь им движет страх


Мне исполнилось одиннадцать, когда бабушка рассказала о ведьмах, чародеях и, конечно, магии. Это случилось после того, как я разбила горшок. Вроде бы ничего такого: горшок как горшок, новый можно купить за парочку медяков в деревне. У меня всегда все ломалось в руках. Моя родительница часто закрывала на это глаза, давно махнув рукой на ловкость внучки. Однако, в тот раз бабушка отреагировала по-другому...

Я все помню очень хорошо, словно это было вчера: я стою возле печи, хочу наклониться, чтобы собрать осколки, но неожиданно на моем запястье смыкаются длинные худые пальцы, и я встречаюсь с тяжелым, мрачным взглядом бабули.

- Я случайно,- плаксиво протягивает одетая в светлое платье девчушка и шумно шмыгает носом - меня тогда сильно испугал взор выцветших карих глаз. Да так, что озноб прошелся щекотливой волной по телу.

- Пойдем,- говорит и тянет меня за собой.

А я упираюсь. Мне становится страшно, неприятно, будто рядом не бабушка, а чужой человек... И чужак тянет меня, приговаривая "Пойдем". Настойчиво, с повелительными нотками.

- Горшок... я уберу...

- Не важно. Подождет.

И я сдаюсь - позволяю увести себя: сначала мы покидаем дом, потом идем к полю, за которым начинается лесной массив. Я тогда подумала, что бабушка ведет меня туда, в чащу - скормить голодному зверью непутевую девицу. Но нет - мы останавливаемся на островке условной границы нашего огорода и пшеницы... Гляжу на бабушку - она стоит и неотрывно смотрит на море колосьев, колышущееся под легкими дуновениями ветра.

- Ба?

- Настя, давно пора было тебе сказать...

- Я случайно разбила горшок! Не хотела, честно слово! - и слезы к глазам подкатывают, начинает щипать нос - еще немного и расплачусь.

- Горшок? - недоумение в её взгляде исчезает через пару секунд.- Ах, да... горшок. Ничего, новый купим. Я этот давно хотела выкинуть, но руки все не доходили.

- Так, ты не злишься? А о чем тогда хотела поговорить? - начинаю допытываться - любопытство всегда было и остаётся неотъемлемой чертой моего характера.

- Тебе здесь нравится? - слова она сопровождает жестом рук, словно хочет обхватить поле и лес, и небо... все вокруг.

- Да. Нравится.

- Мне тоже,- на губах расцветает нежная улыбка.- Ни разу не пожалела, что выбрала это место. Покой на закате лет - самое то после шумной столицы,- рассказывает, глядя на желтое живое море.- Знаешь, Настя, ты необычная девочка. И это не потому что моя внучка, нет... В тебе есть частица Всевидящей.

- Это делает меня особенной?

- Да,- кивает бабушка.- Это дар богини, и его надо беречь. Осторожно развивать. Самое главное, никому о нем не рассказывать, потому что существуют вещи, о которых другим людям лучше не знать.

- А есть еще особенные люди?

- Конечно, есть. Мы называем их Одаренными, но все привыкли звать ведьмами, колдунами, чародеями, шаманами. 

- Значит, получается, что я обладаю магией? - меня захватывает восторг от того, что говорит бабушка. Быть особенной, владеть магией  - мечта любого ребенка, а у меня не просто мечта. Сбывшаяся мечта.

- Хм, если утрировать, то да - твой дар можно назвать магией,- подумав немного, согласилась бабушка.

- И я могу изменять погоду? Вызывать духов? Летать? Владеть стихиями?! - вопросы сыпятся из меня один за другим, а пока я говорю, бабушка терпеливо слушает.

- Не совсем... все то, что ты перечислила по большей части является выдумкой, никто не может обладать такими способностями,- и заметив мой пригорюнившейся вид, ласково добавляет.- Хотя погоду менять не сложно.

- И вызвать молнию? - в моих глазах снова пылают факелы восторга.

- Да.

- И гром?

- Это тоже,- она тепло улыбается внучке, и улыбки, согревающей, словно стакан горячего топленого молока в зимний вечер, мне сейчас не хватает... всегда будет не хватать.

Той беседой бабушка сделала первый шаг к тому, чтобы научить меня управлять Даром. Так она называла мои способности.

Уже потом я узнала, что такое внутренняя сила (или энергия).

О, нет, погоду я менять не умею и вызывать духов тоже. Все оказалось куда сложнее, чем думала одиннадцатилетняя девочка - никаких волшебных палочек, огненных шаров, летающей метлы и волшебства. Магия трудный процесс, отнимающим много сил и времени, как до, так и после заклинания.

В первое время после смерти бабушки я забросила занятия, но, помня ее наказ, вернулась к столь нелюбимому делу ...

Да, наверное, я единственная ведьма, недолюбливающая магию, однако, эти длинные заговоры, символы, медитации, настраивающие на нужный уровень, амулеты... ох, лучше не вспоминать!

Поэтому целительство, одна из самых "легких" форм использования Дара, давалась мне без труда. Её я щелкала как орешки, даже порой гордясь своими небольшими достижениями 

- Кхе! Кхе!

Я вернулась в реальность, услышав надрывной кашель, с хрипом вырывающейся из легких - это Ада, одна из "ведьм". Она больна, тяжело больна. И я ей смогла облегчить боль, если рядом были бы соответствующие травы... но под рукой только рваное, грязное одеяло и стружки.

Просить наших охранников бесполезно - они только рады, если количество колдуний, населяющих Ло, сократится на парочку голов.

Ада замолчала - теперь она просто лежала, сжавшись в комок, пытаясь справиться с ознобом, который то и дело сотрясал ее хрупкое слабое тело.

Я подползла к ней и укрыла одеялом. Знаю, что толку мало, но хоть что-то ... Глядя на бледное осунувшееся лицо, покрытое бисеринками пота, на вздрагивающие веки и потрескавшиеся губы, я и сама не заметила, как положила ей руку на лоб, ощутив влажную горячую кожу.

А потом ...

Внешне могло показаться, что я сижу, положив руку на лоб страдалицы. Однако, это первое впечатление обманчиво. Внутри меня творилось неописуемое: заходили волны. Сперва слабые, они становились все сильнее и сильнее. Словно, в теле плескался океан. Доселе спокойный, он сейчас пришел в неистовое состояние.

Слова заговора я придумывала сама. Точнее они просто возникали в голове и произнесенные мысленно пропадали, уступая место другим.

Для меня время замедлило свой бег, стремительное течение Кроноса превратилось в патоку, что лениво текла вперед...

В мире Ло прошло не больше двух минут, а для меня десять. И когда океан внутри затих, так же внезапно, как и проснулся, и я открыла глаза - ничего не изменилось: Сестры на голубом небе, неспешный ход телеги, сопровождающийся поскрипыванием деревянных колес, приглушенная беседа солдат и пульс Ады, который я чувствовала прикосновением.

Ада спала - провалилась в один момент в забытье, в то самое, где нет боли. Она заслужила немного покоя и отдыха, пусть спит... Я же снова привалилась спиной к прутьям клети и попыталась собрать разбегающиеся мысли в кучу, из которой уже потом построить более-менее логическую цепочку.

"Ощущение океана" посещает меня не впервые, такое и раньше было: просто оно в один момент пробуждалось и также резко засыпало. Все мои попытки вызвать его самостоятельно провалились. И вот, спустя четыре месяца с прошлого раза, я снова ощутила эту силу, перетекающую во мне и требующую выхода... Одновременно завораживающее и страшное чувство.

- Ада заснула,- я посмотрела на Катерину - она первый раз со мной заговорила за сутки нашего путешествия.- Как у тебя это получилось?

- Получилось что? - еще один бабушкин наказ, после занятий и уборки, хранить секрет за семью замками, никому ни слова, иначе...  Хм, иначе окажешься в клетке с другими девицами на пути в суд Единого, где тебя скорее всего признают ведьмой и предадут смерти, перед этим вволю наигравшись в камере пыток. Подобное, должно было случится, если всплывет секрет наружу, но в следствии моего невероятного везения, я попала в эту передрягу, ни сказав никому ни словечка.

- Ты знаешь, о чем я.

- Нет, не знаю.

- Ты заставила ее заснуть,- буравила меня взглядом голубых глаз Катерина - ее слова привлекли внимание и других членов "экипажа".

- И каким образом? - спокойно спросила у нее я.

- Магией,- грозным шепотом ответила дочь нашего священника, блеснув загадочно глазами.- Ты ведьма.

- Ты тоже,- пожала я плечами.- Иначе не выиграла бы бесплатную поездку в столицу.

- Ты настоящая ведьма.

- Я ведьма ровно настолько, насколько и ты. Так что оставьте меня, коллега, в покое - я устала после проведения этого сложного ритуала,- и как еще яд не капает с моего языка?

Катерина замолчала, видимо, обдумывая услышанное... Я в свою очередь поудобней устроилась в уголке, собираясь чуток подремать. Происшедшее отняло много сил, правда, сразу это и не заметно.

Пару раз наши взгляды с Катериной встретились: иногда она искоса на меня поглядывала, все также с подозрением  и капелькой злобы.

Понимаю отчасти, хочет отсюда выбраться, а уж если одна из нас точно ведьма, и охранники об этом узнают, то ... ничего не будет. Наивно и глупо полагать, что кого-то отпустят.  Раз нас посадили вместе в одну клетку и везут уже вторые сутки, то отпускать точно не собираются. Разве что, на тот свет.

Невольно в памяти всплыл вчерашний сон, не весь - только обрывки сновидения. Мне снился тот день, когда меня забрали, немного исковерканный, как отражение реальности в кривом зеркале, но суть не менялась - церковь, ведьма, столица и суд.

Правда, во сне меня доставили в Тагун сразу же: вытащили из клетки и поволокли в зал суда, чтобы я предстала перед очами главы церкви. Больше никого не было - в столицу я пребыла одна, в своей персональной ... кхе ... карете. Разбирательство отсутствовало, пытки тоже - старик, ряженный в белое шелковое платье, долго смотрел на меня, затем подозвал своего помощника, что-то сказал ему. А потом подошли двое, взяли меня под руки и увели куда-то...



Конец сна я не досмотрела - разбудили нас еще до восхода Старшей. Сопровождающие решили, что раз они не спят, так и ведьмы спать не должны.

Я еще помню ощущение после сна: пяткам холодно, как будто я ходила по мокрой траве или, может, влажному камню, тело била мелкая дрожь, но понять от чего: утренней сырости или сна, сложно было сказать. В чем могу быть точно уверена, так это в том, что после сна во мне снова загорелся огонек надежды.

Идиотка, конечно. Однако, ощущение "все будет хорошо" стойко держалось, а я привыкла доверять своей интуиции. Главное, чтобы в этот раз она меня не подвела. В первый и заодно последний.

Вторые сутки пути подходили медленно, но верно к концу. Ничего кроме широкой ленты дороги посреди пустоши, желтой, сухой, испещренной оврагами, будто шрамами.

Начинало темнеть. Старшая давно скрылась за горизонтом, Младшая, также клонясь все ближе к земле, тускло освещала наш путь: слабенький розоватый свет исходил от маленького диска, одинокого, оставленного на небе своей сестрой. Небо со стороны запада уже темнело - вечерняя синева набирала силу, в то время, как дневная голубизна сдавала позиции, постепенно растворяясь в теплых тонах заката.

- Остановимся здесь на ночлег! - Арвинг - наш командир, ткнул пальцем в свободное от оврагов место, расположенное как раз недалеко от дороги.

Приказ был воспринят на ура, и уже через некоторое время сопровождающие расседлывали лошадей, собирали хворост для костра, осматривали местность и, наконец, проявили внимание к нам.

- Эй! - Константин, тот самый, солдат, который вытащил меня в то злополучное утро из кровати, остановился близко от решетки и потыкал рукоятью большого ножа в бок Аде.- Живая?

- Да,- вместо Ады, что снова зашлась в приступе кашля, ответила я.- Живая она.

- Рот закрой, мразь. Я не с тобой разговариваю,- сверкнуло лезвие, описав серебряную дугу, когда мужчина, сопровождая свои слова, подкинул нож вверх. Поймал его, оскалился в мою сторону и ушел, сплюнув через левое плечо.

Суеверный, урод!

Уж я бы наслала на тебя порчу... знала бы только, как насылать! И валялся бы ты от боли в животе или груди, или ...

Я тонко улыбнулась: знаю одну травушку, вызывающие очень бурные реакции в желудке, да и не только в нем. Мне бы только связку кошачьего хвоста, и к котелку пустить! Уж веселые поиски кустиков на абсолютно голой дороге, гарантирую!

После того, как сами солдаты поужинали, пришел черед нашей трапезы. Конечно, слово "трапеза" помпезно в этой ситуации, я бы даже сказала излишне, потому что все, что нам дали, это: кусок черствого хлеба и немного пресной каши. Но, когда поела ты только с утра, даже такая скудная еда покажется королевским ужином.

Затем рыцари Единого распределили дежурство: одни с удовольствием растянулись возле костра, а другие заступили на свои посты до того, как загорится Симон[6]. После будет смена.

- Как ты себя чувствуешь? - краем уха услышала вопрос Викты, адресованный проснувшейся только что Аде.

- Лучше, намного лучше ... - ответила та и принялась за свою порцию скудного ужина.

Мы редко разговаривали между собой, и этот вечер не стал исключением. Мне казалось, что девушки бояться беседовать, думая, что навлекут на себя гнев сопровождающих. Отчасти это было правдой - Арвинг мог жестоко наказать пленницу за то, что она всего лишь повисит голос. Он сам об этом рассказал, и я, как все остальные, склонна верить его словам ...

В подобном молчании мы и легли спать: каждая свернулась в своем уголке, желая поскорей забыться. Я подтянула к себе дырявое, пропахшее чем-то кислым одеяло и закрыла глаза. Прошло немного времени, прежде, чем я погрузилась в легкую дремоту, из которой меня вырвал мужской грубый голос:

- Эта мне нравится,- и глухой отзвук, когда рукоять кинжала встретилась с железными прутьями клети.

Я не открыла глаз, просто лежала, стараясь не дышать, и слушала ... со скрипом отворилась наша темница, затем тяжелые шаги, звон оружия на наборном поясе, и крик Викты, когда ее схватили за волосы и потащили к выходу.

Клетка закрылась, крик девушки резко оборвался, а я так и продолжила лежать неподвижно, лишь стиснула кулаки так сильно, что остались красные следы полумесяцы ...

Заснула только под утро, но очень скоро меня разбудили, и мы отправились дальше.

Викты среди нас не было.


Под Покровом Пурпурной

Луны


Такое явление происходит лишь раз в году - пурпурная луна. Почему обычно серебряное око восходит на просторы темного неба, сияя иным светом, никто не может объяснить. Просто в апрельскую ночь из-за горизонта поднимается пурпурная луна.

И как раз сегодня тускловатый сиреневый свет освещал путь, придавая некую мистическую нотку атмосфере широкой, разбитой дороге.

Нам впервые попался город, хотя "город" это слишком преувеличено звучит - городок или даже большое село под названием Гусиное.

Очень вовремя, кстати, потому что запасы были на исходе, и наши проводники в шутку обсуждали, кого из ведьм можно съесть. Шутки шутками, однако, у меня от их громких бесед ползли мурашки ... зная жестокость и нелюбовь к пленницам, ожидать от слуг Единого можно было чего угодно.

Мы въехали в город, когда пурпурная луна начала свой подъем над крышами домов: бледно-розоватый краешек показался на кошме ночного неба, бросая скупой свет на тракт. Не прошло и часа, как полная луна  взирала со своей головокружительной высоты на наш маленький отряд, лениво двигающийся по главной улице.

В окнах горели огоньки лучин, поставленных на подоконник - я видела отблески оранжевого пламени и тени, играющие на стенах.

Люди верят, что в ночь Пурпурной луны нечисть обладает большой силой, будто сам Отрекшийся[7] наделяет их могуществом. Поэтому возле окна они ставят свечу, на пороге рассыпают соль и вешают над кроватью венок из одуванчиков. Хотят себя обезопасить от злых сил. Глупости, конечно, но люди обладают удивительной способностью свято верить в абсолютно ненужные ритуалы. Собственно, их дело, не моё.

Мы остановились у таверны "Хромой Пес": проводники вошли внутрь, а ведьмы остались снаружи, во дворе.

Все стали укладываться спать, и только мне было не до сна: некое странное возбуждение завладело мной, будто вот-вот должно случится что-то очень значительное.

Прошел час, затем еще один, а великое событие, к которому я так долго и упорно готовилась, не хотело происходить, но и странное ощущение не спешило уходить...

В итоге, я сидела в своем уголке, обняв колени, и пыталась разобраться: или я медленно, но верно схожу с ума (что вполне вероятно в свете недавних событий), или нечто действительно должно произойти. Но тогда здравый смысл подбрасывал вопросы: что, когда и почему не происходит.

Оказывается копание в себе отнимает очень много сил, и я сама не заметила, как провалилась в неглубокий сон, среднее между реальностью и царством Базиры[8].

Я не помню, что мне привиделось. Сон очень быстро покинул меня, когда где-то заяли собаки - я проснулась в одно мгновение, в той же позе: прислонившись спиной к железным прутьям.

Шум исходил из таверны, но он казался приглушенным, будто заведение располагалось на другой улице, а не под боком.

Странно.

Тело и разум снова охватило то самое возбуждение, стоило мне глянуть на залитым неестественным светом двор ...

Только в этот раз дрожью и бешеным потоком мыслей в голове дело не ограничилось - внутри снова проснулся "океан". Пока я пыталась понять, что же такое происходит, случилось действительно невероятное.

Все спали, и я могу приписать это к игре ума, близкого к сумасшествию, но глаза мне вряд ли врали ... а я очень хорошо рассмотрела странное создание, парящее возле клетки. Фигура напоминала женский силуэт, и если приглядеться, можно было различить смазанные детали одежды.

- Привидение ... - догадалась я, стараясь не двигаться, чтобы не спугнуть странного гостя. Но последнему было плевать и на меня, и на моих спутниц - она парила, купаясь в сиреневом свете и наслаждаясь.

Не знаю, что дернуло меня за язык, однако, когда силуэт начал медленно таять, я тихо попросила:

- Открой, пожалуйста, клетку.

Я чувствовала, что она колеблется, раздумывая: помогать мне или нет, поэтому пришлось добавить:

- Пожалуйста. Я в долгу не останусь.

И призрак принял решение в мою пользу. В мгновение ока она оказалась у решетки, я же напряглась, пытаясь рассмотреть и запомнить каждое её движение, но, к моему огромному удивлению, приведение исчезло ... в ту же секунду оно просто исчезло, будто и не находилось здесь вовсе.

Следом за горьким разочарованием пронеслась цепочка мыслей, что я вероятно схожу с ума и мне придется принять этот факт, как данность ...

Открывшаяся дверь, чей скрип выдернул меня из размышлений, разбила все разумные доводы в прах.

"Уходи, пока не поздно",- чужой голос отозвался в голове, тело само поднялось, и ноги понесли меня к свободе.

Признаться, я никого не разбудила, обходила ведьм осторожно, стараясь не задеть, но не спешите меня обвинять ... мое тело было в тот момент не моим, словно невидимый кукловод управлял им. Уж что говорить про язык, неподвижный и непослушный, и странный туман, заволокший сознание? Все происходило будто во сне, и где-то в глубине души я очень боялась, что сейчас проснусь, открою глаза и обнаружу себя в уголке клетки...

Вывел меня из полу-транса холод, огнем обжегший спину. Я вздрогнула и оглянулась: оказалось, что я стою, прислонившись спиной к камню стены. Оглядевшись, поняла, что забрела на окраину городка, в противоположную сторону от ворот. Привратник видел нас взаперти, и разумно предположить, что он скорее поднимет тревогу, нежели выпустит меня. 

Пройдя по узкой улочке, образованной стенами домов, угрюмо нависающих надо мной, я вышла к кладбищу, окутанному покровом непривычного пурпурного света.

Черный выход из городка, если так можно выразиться. Хоть Гусиное и разросшееся село, о своей безопасности жители относительно позаботились. И это не свечки на подоконнике и соль на пороге, а невысокая стена, окружающая их дома.

Единственной брешью являлось кладбище, через которое я и собиралась покинуть Гусиное. Оно располагалось за городской чертой, но выйти к могилам можно было через калитку.

Перелезть ее не составила труда, тем более никакой охраны не было. Ничего удивительного: стена была построена давно, когда времена царили неспокойные, сейчас же в мирный период жители не видят необходимости в излишней безопасности.

Тихо, даже очень, только ветер иногда посвистывает среди надгробий.  Камня среди могил мало: лишь парочка склепов, да памятники с выгравированными именами, остальное деревянные кресты или просто безымянные захоронения.

Тело с не привычки быстро устало: руки потяжелели, ноги налились свинцом, заныла спина.

Я опустилась на прохладную землю, возле могилы, имя владельца которого было трудно прочитать - надпись почти стерлась.

У многих людей кладбище вызывает трепет или страх, а может, печаль, однако, я не отношусь к подобным.

На земле, где витает смерть, мне становится спокойней, будто что-то меня оберегает. Даже сейчас, сидя и глядя на ночное небо, я чувствовала: меня не дадут в обиду. Это прекрасное ощущение безопасности и покоя, мне так его не хватало! Оно пропало после смерти бабушки ...

Я закрыла глаза, полностью отдаваясь в невидимые руки, забираясь под крылышко - по телу разлилась волна тепла и в кончиках пальцах закололо. Меня уносило все дальше и дальше, ворота царства Базиры открылись, и я провалилась в сон.

А когда я проснулась, над Ло восходила Старшая Сестра.



По Дороге Узников



А утро встретило меня прохладой. Я некоторое время провела на кладбище, опасаясь встретиться с рыцарями Единого, которые скорее всего ловят сбежавших ведьм по всей округе.

Когда вслед за Старшей Сестрой поднялась на небо Младшая, я решила, что пора идти. Четкого плана действия не было и в помине, поэтому я всецело полагалась на случай.

Кладбище и тракт разделяла пустошь, параллельно главной дороге тянулась широкая, вытоптанная тропинка.

Когда-то недалеко от города была тюрьма, и через пустошь узников вели в городок на казнь. Село становилось на те моменты центром спектакля, в конце которого главные актеры погибали. Казнь - символ торжества власти, демонстрация могущества суверена.

Тюрьма была разрушена во время мятежа преступников и с тех пор больше не использовалась. Мрачный, темнеющий на горизонте памятник того, как иногда могут поменяться местами: преступник и судья.

Откуда я все это знаю, если вижу Гусиное и тюрьму впервые? Познавательно слушать истории наших солдат, когда они вечером собирались у костра и беседовали. В числе баек, рассказанных Константином, была история и про тринадцать повешенных.

Начинается повествование с того, что на казнь повели тринадцать заключенных. Среди них были и убийцы, и воры, и мелкие преступники. Но был и один невиновный.

И когда ему дали последнее слово, невиновный, когда палач затягивал петлю на его шее, крикнул в толпу, что он старший брат нынешнего короля и осужден только, потому что Его Величество позволило себе такую прихоть. Ходили слухи, что старший брат короля, пропавший недавно без вести, был очень набожным человеком.

- И кара настигнет гнездо убийц через год после моей смерти!

А потом палач выбил скамейку из-под ног осужденных … дольше всех объятиям смерти сопротивлялся тот, кто назвался членом королевской семьи.

Происшествие забылось, но потом воскресло в памяти населения, когда из тюрьмы Георга III сбежали заключенные, перебив при этом почти всю охрану. Случилось это ровно через год после казни тринадцати преступников.

Такая вот незатейливая и немного поучительная детская страшилка. Именно мне она сразу и пришла на ум, когда я встала на начало тропинки и зашагала на север.

- Анастасия!

Этот оклик, громкий, немного гневный, заставил меня через несколько минут обернуться. Тогда я перепугалась до смерти, подумав, что это кто-то из рыцарей Единого.

Да, на такой нервной почве и до паранойи недалеко …

- Анастасия!

Я обернулась и увидела бегущую ко мне Катерину - грязная юбка путалась в ногах, что мешало бегу, спутанные волосы развевались, открывая прохладному ветру круглое, красное лицо.

Остановилась и ждала, пока дочь священника добежит до меня. Катерина остановилась, приложив руку к ноющему боку и жадно хватала воздух ртом.

Я же стояла и разглядывала её. Красивая, ничего не скажешь. Невысокая девушка с аппетитными формами, такие всегда по душе мужчинам. Длинные прямые волосы цвета льна и ярко-голубые глаза в обрамлении светлых ресниц. 

Эх, не зря, Катя красавицей первой в нашей деревне считалась, не зря!

Даже завидно немного… но сейчас не до того.

Дав ей как следует отдышаться, я спросила:

- Давно за мной идешь?

- С кладбища.

- Не видела тебя там.

- Ты заснула, и я смогла прокрасться на другой конец.

- Ясно,- ответила я, нахмурившись.

Признаюсь, отнеслась к словам Катерины я с огромным подозрением. У нас с ней и до заключения отношения были напряженные: она набожная дочь священника, а я внучка знахарки с сомнительным происхождением. А в плену страсти только накалились, поэтому я и ожидала от девушки чего угодно. Вплоть до того, что она приведет за собой рыцарей церкви …

- Куда ты идешь? - спросила она.

- Не знаю. Куда глаза приведут …

Я ей ответила, не солгав - мне действительно было некуда идти: домой путь заказан, а больше вариантов и нет. Почему-то только после вопроса Кати, простого и понятного, я осознала - у меня больше нет крыши над головой.

Такая вот, неутешительная и странно спокойная мысль возникла у меня в голове. И я её приняла, как данность, от которой никуда не деться.

- Я тоже не могу вернуться домой … - поняла меня Катерина без слов.- Отец на порог не пустит, потому что это поставит семью под угрозу.

- Страшно,- проговорила я, потирая голые плечи руками - вытащили меня из дома в длинной льняной сорочке, босиком, поэтому я мало того, что осталась без дома, так еще и без гроша в кармане, голая и растерянная.

Утешало, что я не одна такая - Катерина в такой же ситуации.

- Так куда ты идешь?

- Сначала хочу уйти подальше, потом выйду на тракт и до ближайшего городка. Там можно будет еды или одежды, или денег попросить.

- Одним словом, надеешься на шанс? - подвела итог нашей недолгой беседы Катерина.

- Да, именно так.

- Можно, я пойду с тобой?

Даже не смотря на то, что у нас были далеко не теплые отношения, я бы все равно не смогла отказать … Мне страшно идти в неизвестность в одиночку, и я радовалась такой пусть и маленькой компании.

- Можно,- кивнула я и поманила ее рукой за собой.- Пошли.

Тонкая тропинка то и дело тонула в зарослях высокой желтой травы, будто пряталась от нас, игриво возникая и исчезая. Две Сестры с утра скупые на тепло, ближе к полудню палили во всю, в воздухе стояла духота, спертость, какая стоит обычно перед дождем.



Я подняла взгляд на чистое небо, констатируя, что дождь все-таки пойдет, но точно не сегодня. Чувствовать погоду умею - спасибо бабушке.

- Как тебе удалось сбежать? - мы долгое время шли в молчании, пока Катерина не задала этот вопрос.

Я шагала впереди и, чтобы увидеть девушку, мне пришлось полу-оглянуться.

- Долгая история. Да и не очень хочется ее рассказывать. Катя?

- Что?

- Я очень удивилась, увидев тебя среди плененных. Ты же дочь священника. Почему они тебя взяли?

- Они пришли за мной до восхода Старшей. Постучались в дверь, когда Старшей на небосводе не было … Я им подошла по описанию: молодая, светлокожая, русоволосая. Отец пытался им что-то донести, но они не слушали - у них был приказ от главы церкви Единого. А что может в такой ситуации обычный священник?

- Ничего.

- Да, ничего,- кивнула Катерина.- Забрали они меня, в клетку посадили и увезли. Еще отцу пригрозили, что если он меня отбить попытается, то вся наша семья пострадает. Так я стала пятой из шести заключенных.

- А меня они взяли, когда Старшая властвовала на небе … - решила я рассказать ей свою историю в ответ.

Так мы, сами бывшие узники, шли по Дороге Узников, рассказывая друг другу о своем аресте …

В этом была какая-то ирония. 

Я даже почувствовала ее кисло-сладкий вкус.


А ночь застала нас все на той же дороге Узников. От целого дня пути в никуда разболелись не только ноги, но и спина, особенно, сильно ныла поясница, плечи - одним словом, все тело, включая душу, исцарапанную когтями тревог.

Как только аметистовые тени заката поднялись, вытянулись к горизонту, где Младшая уже касалась своим краем линии между небом и землей, мы сделали привал.

Я, несмотря на ужасную усталость, которая подло накатила, стоило мне присесть, была готова идти дальше. Но Катерина, споткнувшись, со злостью пнула камень, попавший ей под ноги. Затем опустилась на землю, скрестила руки на груди и посмотрела на меня взглядом, не терпящим возражений.

Значить эта сценка могло только одно - ночлег.

Ночлег посреди пустыря, заросшего высокой жесткой травой, пустыря, где гуляет вечерний прохладный ветер, пустыря, где всевидящее небо смотрит на нас через манящие отрешенные звезды…  где спит холодная земли, окутанная запахом разнотравья.

- Хорошо,- согласилась я с идеей Катерины,- но будет лучше расположиться не на самой тропе, а подальше от неё.

Моя спутница кивнула. Через несколько минут мы уже сидели в укрытии высокой травы: она, обхватив себя руками и тревожно оглядываясь по сторонам, а я, вольготно расположившись на суховатом покрывале земли, вдыхала аромат вереска и, задрав голову, смотрела на постепенно затухающие, смазанные краски заката.

На поиски хвороста у нас обеих не хватило сил - я почти сразу же ощутила их недостаток, когда села, а Катерина и вовсе не могла сдвинуться с места от свинцовой тяжести, сковавшей её тело.

Не прошло и получаса после прихода обесцвеченных сумерек, как мы заснули. Обе, свернувшись, подтянув к себе колени и подложив руку под голову для удобства. Холод и твердость не были нам помехой, вслед за навалившейся усталостью, пришел сон. Пришел и взял нас в плен.


Мне снова снились тревоги… но самих снов я не помню, лишь ощущения, оставленные ими. Надвигающуюся грозу с соленым вкусом слез.

Страх простудиться, заснув на холодной почве, не оправдался - я проснулась еще до восхода Старшей, бодрая, с приподнятым настроением.

Впереди долгая дорога, и провести её  тоскливых размышлениях не хотелось. Будет у меня еще время предаться грустным мыслям, жалея себя и негодуя на Госпожу Судьбу.

- Вставай.

Как оказалось, Катерина тоже проснулась раньше восхода. Вероятно, моя возня ее разбудила, и она лежала с закрытыми глазами, то ли витая где-то в мечтах, то ли притворяясь спящей.

Звук моего голоса сразу же заставил ее разлепить веки и сесть. Катерина потянулась до сладкого хруста в позвоночнике и глянула на меня, делающую легкую утреннюю зарядку - от неудобной позы во сне затекли мышцы.

- Я есть хочу … - промямлила девушка, будто боялась признаваться в своем голоде.

- Да, я тоже,- отозвалась, разминая кисти.- Погоди, закончу и что-нибудь придумаю.

Я не обманула ожиданий своей спутницы … Ну, почти не обманула.

- Корни? - удивленно спросила она, разглядывая корешки растений: "Желудь", "Коготь", "Петрушка белая" и "Сытая трава".

- Ну … Ты ошиблась, ожидая, что я тебе спустя полчаса поисков по округе, принесу жареную картошку с салом и грибами.

- Поняла уже.

- Почисти их и ешь. "Сытая трава" на то и называется сытая, что небольшое ее количество утоляет голод. И не забудь оставить на дорогу - не хочется терять время на поиски.

Завтракали мы в молчании: Катерина с выражением брезгливости грызла корешки,  а я же, быстро управившись со своей утренней долей, наблюдала восход Старшей.

Бабушкины знания снова спасли меня. Да, бабуля умела вбивать в голову внучки то, что поможет выжить, а не бестолковую чепуху. Как знала старая, что я попаду в беду!

- Спасибо, Настя. Было сыто … и вкусно,- остатки Катерина спрятала в карман юбки.

А вкус у корешков "Сытой Травы" и вправду специфический. Вроде, сладкий, но не настолько сильный, чтобы вызвать жажду после себя. Легкая, воздушная сладость, не оставляющая после себя вязкого привкуса.

- Пожалуйста,- я поднялась и отряхнула сорочку от прилипших к ней травинок и комочков земли.- А теперь в путь!

Прошло совсем немного времени прежде, чем мы снова вышли на дорогу Узников. Второй день пути только начался. 



Мелодия Поющего леса



- Знаешь, ты мне всегда казалась немного странной,- одна из привычек Катерины начинать разговор внезапно: неожиданно начала и также неожиданно закончила.

- Странной? - спросила я, не оборачиваясь.

Еще один день пути клонился к вечеру, а ничего, хоть отдаленно напоминающего жилой поселок, не наблюдалось. Моя спутница уже начала высказывать догадки, что мы ничего не найдем, так и будем идти до самых степей, не встретив людей. Я же ее вежливо оборвала, сказав, что чувствую: удача на нашей стороне.

Стоило речи зайти о моих ощущениях, как Катерина замкнулась в себе, и вот, соизволила заговорить только ближе к вечеру.

- Необычной. Ты мне всегда казалась необычной девочкой.

- Хех,- я хмыкнула и, обернувшись, показала спутнице вежливой полу-улыбкой, что ее замечание нисколько меня не удивило.- Ты не первая, кто мне подобное заявляет.

- Поэтому я не удивлюсь, если узнаю, что ты на самом деле ведьма,- якобы ненароком произнесла Катерина.

Очередная попытка с ее стороны выведать у меня мой маленький секрет. Для дочери священника я просто-напросто внучка травницы, которой несказанно повезло выбраться из клетки (поистине чудеса существуют!) и которая может выжить, полагаясь только на свои знания.

Знаю, что для просто внучки знахарки я излишне удачлива и способная, однако, у моей спутницы нет выбора: либо она верит в такую сказку, либо нет. Другую я придумывать специально для нее не собираюсь.

- Думаю, что все-таки ты удивишься: я не ведьма.

- Послушай, мы с тобой вдвоем оказались в беде, вдвоем выбрались, вдвоем идем неизвестно куда. Я считаю, что секретов уже не должно быть.

- А их и нет,- ответила я просто.- Ты рассказала мне свою жизнь, я тебе свою. И даже приоткрыла свою маленькую тайну: поведала про первый поцелуй с сыном пекаря,- немного приукрасив, конечно, действительность.- Тебе придется поверить: это все, что у меня есть. Или ты считаешь, что жизнь знахарки полна приключений? - спросила с толикой насмешки, и Катерина, будто смутившись своих догадок, покраснела слегка и кивнула, соглашаясь.

Моя ей улыбка в ответ, и дорога вновь продолжилась.

Меня тянуло вперед так сильно, будто вокруг торса обмотана веревка и некто очень сильный тащит меня за собой. А я даже не упираюсь - просто иду туда, куда меня ведут.

Не знаю, чем было вызвано это ощущение, однако, я твердо знала: впереди нас что-то ждет. И до этого ждущего лучше добраться до заката.

- Настя, я устала!

Подступали сумерки, Старшая покраснела и теперь катилась к горизонту, за которым её ждал заслуженный отдых. Впереди ничего не было видно, кроме сосновых вершин - это чернел вдалеке лес. За последние дни мы прошли пустошь, свернув с Дороги узников (долго пришлось уговаривать Катерину свернуть с тропы и резко сменить маршрут, только потому что я почувствовала, что нам / мне / необходимо туда) и приблизились к зеленым чащам Поющего леса.

До него оставалось совсем немного: час с лишком, и мы достигнем стены скрипящих сосен...

Там ли кроется то, что ждет?

- Настя!

Оказывается, витая в своих раздумьях, я и не заметила, как ускорила темп и стремительно оторвалась от Катерины, пытающейся успеть за мной изо всех сил.

Но не смогла, поэтому остановилась и, приложив ладони ко рту, прокричала мое имя.

- Прости, я витала где-то в облаках,- принялась я за извинения, чувствуя легкий стыд перед Катериной, растирающей прохладными ладонями красные щеки.

- Ты не витала - ты неслась, будто грозовая туча,- пробурчала та.- Мы здесь остановимся на ночлег?

- Нет, нам нужно дойти до Поющего леса,- мотнула я головой и указала рукой вдаль, слегка очерчивая чернеющие на постепенно темнеющим небе вершины деревьев.

- До Поющего леса? - выдохнула Катерина, изумленно глядя на меня.- Настя, в лес нельзя! Там опасно! Тем более ночью!

- Нет, все пройдет хорошо,- сбивчиво затараторила я, краем глаза следя за ходом Старшей.- С нами ничего не случится. В лесу нам помогут.

- С ума сошла? Кто нам в Поющем лесу поможе ... - и запнулась, как-то с подозрением меня рассматривая.- Ну, тебе-то помогут, ты там своя со всякой нечистью в чаще. А что со мной сделаешь? - насупилась дочь священника.- Бунару (примечан.автора: крупная кошка) отдашь или оборотню скормишь, а?!

- Дура ты, Катя,- устало вздохнула я и пошла к стене леса.

А Катерина осталась за спиной, неподвижная и растерянная. Вот, только недолго длилось её удивление моим внезапным уходом: спустя несколько минут я услышала сбивчивое дыхание позади и тяжелые шаги, когда она догнала меня, чуть не врезавшись в спину. Молча поравнялась со мной и все также в молчании старалась не отставать. В большинстве случаев ей это удавалось.

Поющий лес с каждым шагом становился все ближе и ближе, но чувство каната не ослабевало, наоборот - усиливалось.

И голос, тот самый голос, который прозвучал у меня в голове, когда я покидала клетку с ведьмами, тихо произнес: "не сопротивляйся и иди вперед".

Пока тело, ведомое некой силой, подчинялось ей, я попыталась вспомнить все, что слышала про Поющий лес.

Сказать, что я осведомлена хорошо, будет не совсем верно - от бабушки да от приезжих, просивших у нас дом ночлег, я узнала про место, начинающее от пустоши и раскинувшееся до холодного Мраморного моря.

Это не просто лес, которыми богато наше королевство, далеко не простой лес. Есть легенда, что ранее, когда Поющий лес еще не входил в королевство Тимар, его населяли создания: прекрасные и могущественные, ищущие уединения дети самой Инары (примеч. автора: богиня лесов) - нимфы. Именно их чистая, первородная сила наделила земли и растения Поющего леса особенной энергетикой, оживила лес, подарив ему самостоятельную жизнь. Нимфы исчезли вместе с остальными волшебными созданиями, а Поющий лес остался ... и ночью после захода Младшей можно услышать его тоскливую песнь в честь ушедших хозяев.

Да, это всего лишь легенда - одна из многочисленных, красивых сказок на ночь, но Поющий лес носит дурную славу: не каждый мог войти в его объятия и выйти оттуда живым.

Я почувствовала, что мы почти у цели - Старшей уже почти не было видно, а Младшая вот-вот коснется горизонта.

- Катерина, не отставай!

Сливовое небо потемнело еще больше, алые оттенки заката почти рассосались, лишь местами небеса сохраняло голубые цвета; звезд не было, как и луны.

- Катерина! - внезапно осознав, что она не идет за мной, я обернулась и увидела ее, сидящей на земле в своей привычной позе "Не потерплю возражений".

- Я устала. И я не хочу идти в лес.

К сожалению, бабушка воспитала меня слишком правильно: совесть не позволяла бросить Катерину, одну и беспомощную, и пойти своей дорогой, хотя и очень хотелось ...

- Придется. Вставай! - я подскочила к ней и потянула за руку, но это не дало никакого толку - Катерина продолжала сидеть на земле, упрямо поджав губы.- Вставай!

- Нет!

- Что за капризы, как у маленькой девочки? - к беспокойству, точившему меня изнутри, прибавилась и злость на спутницу.

Еще немного, и я вышла бы из себя. А с моими способностями, с которыми я сама знакома лишь частично, это делать строжайше запрещено.

- Мы могли пойти дальше, не сворачивая с тропы! И тогда бы вышли к деревне или городу! У нас была бы еда и вещи! И кров! - казалось, что еще немного, и она расплачется.- Но вместо этого ты ведешь нас в лес! И не просто в лес, а в Поющий!

- Прекрати хныкать и вставай,- в моем голосе заиграли недоброжелательные стальные нотки.

- Хватит мне указывать! - теперь к истерике и нытью присоединилась и оскорбленная гордость - прекрасное трио; я посмотрела на Младшую - она коснулась своим бледно-розоватым краем линии вечернего горизонта. Уйдет Младшая, и скоро ночь заступит в свои владения.

- Хорошо,- гнев плескался во мне, и чаша терпения, переполненная, была готова вот-вот опрокинуться.

Но я с огромнейшим трудом удержала себя: просто стояла, держа руки за спиной, чтобы Катерина не видела моих кулаков, стиснутых до такой степени, что побелели костяшки и ногти впились в кожу.

- Никакого давления. Ты теперь сама себе хозяйка: я иду своей дорогой, ты своей. И никто тебе больше указывать не будет. Прощай,- резко повернулась к ней спиной и пошла к лесу, тень от чьей высокой стены деревьев, стоящих подобно стражам, скоро накрыла меня и полностью поглотила.

Меня не мучила совесть. Даже если бы она постаралась это сделать, то гнев, кипящий, будто масло на огне, тотчас пресек любые попытки изменить принятое решение.

Единственный раз я остановилась перед тем, как сделать шаг в Поющий лес, это когда мне показалось, будто я услышала свое имя ... но прислушавшись, не обнаружила ничего, кроме скрипа деревьев и тишины.


Стоило мне переступить некую невидимую черту, ощутимую лишь шестым чувством, как невидимый канат, притянувший меня в Поющий лес, пропал. Вероятно, тот, кто меня пригласил в чащу, хотел, чтобы я нашла жилище или его самого самостоятельно.

Задачка не из простых, однако, тем интересней узнать, кто же этот гостеприимный хозяин. Также в сложившейся ситуации отчетливо проскальзывал вызов, поэтому отступить я не в праве: во-первых, мне просто-напросто некуда отступать, а во-вторых, любопытство после недолгих пререканий со здравым смыслом все же взяло вверх.

Я двинулась вглубь, полагаясь всецело на свой внутренний голос. Безумно звучит, не правда ли?

Мне повезло: эта ночь была лунная. Спустя час после заката на темное беззвездное небо выплыла полная луна. По мне, она была похожа на монету, забытую рассеянным купцом на небесном прилавке из черного дерева.

Серебристый свет проник сквозь кроны, падая на землю неровными изрезанными полосками - Поющий лес преобразился, словно луна придала ему некого очарования, пробудив.

И тотчас, будто отвечая на мои мысли, заскрипели деревья, хотя ветра не было и в помине.

Я прислушалась к знаменитой песне деревьев ... Можете меня считать сумасшедшей - последняя моя выходка с поиском Таинственного Хозяина (назовем его так условно) явное тому доказательство, но, слушая тонкий, даже тягучий скрип, которым обменивались лиственницы, я действительно готова была принять его за мелодию ... Мелодию, сотканную из тихого шелеста листвы, успокаивающего, даже слегка убаюкивающего, скрипа: протяжного и короткого, громкого и едва слышного, - последним обменивались совсем юные елочки, и тишины, не той, что зовет гробовой или звонкой, а мягкой, обволакивающей, подобно одеялу и готовящей тебя ко сну ...

Я опомнилась только тогда, когда едва не слетела в овраг. Мотнув головой, прогнала остатки странного сладкого наваждения и теперь уже с толикой опаски взглянула на возвышающихся надо мной древесных великанов.

Их колыбельная одновременно прекрасна и ужасна до мурашек, разбегающихся по спине. Поющий лес вполне уже начал оправдывать свое звание зачарованного места.

А я все шла и шла, не сворачивая ни вправо, ни влево - только прямо, в самое сердце леса. Там меня ждут.

Возможно, моя дорога может показаться скучной: кругом ночной лес, поющий колыбельную (даже после того, как я сопротивлялась этой мелодии, все равно пару раз едва не задремала), животные - иногда их голоса присоединяются в общий хор, вплетаясь с удивительной точностью, и, конечно же, луна, внимательно следящая за моим путем и освещающая его. Она сейчас единственный, кто мне помогает, пусть и сугубо ради своего интереса.

Также моя дорога может показаться страшной, но я почти ничего не чувствовала: страх куда-то исчез, со скукой я бороться умею, семена сомнений в правильности поступка еще не взросли, поэтому единственное, что я испытывала - беспокойство.

Да и то не за себя, а за Катерину. Все-таки, она сейчас где-то одна, растерянная и главное - не имеющая никаких навыков выживания. Что же с ней будет?

Устав, я опустилась на полусгнивший пень.

Немножко посижу и продолжу дорогу.

И я виновата в том, что она попала в такое положение ... хотя, и часть её вины тоже присутствует. Даже не часть. Нет. Половина, так точно.

Хруст.

Я сразу же обернулась, но позади была только чернота кустов, идеально подходящая для того, чтобы кто-то голодный мог там спрятаться.

Не поворачивалась полностью спиной, моя рука потянулась к палке, на край которой падал лунный свет - отличная толстая дубинка для защиты хрупкой ведьмы.

Когда снова послышал хруст, я вскочила со своего места и со всей силы врезала дубиной по тому созданию, что выпрыгнуло на меня из зарослей.

- Да чтоб тебя побрали черти Отрекшегося!

- Дочь священнослужителя, а так ругаешься,- насупилась я и протянула руку Катерине, сидящей на земле и потирающей ушибленное плечо - именно туда пришелся мой удар.

- У меня веская и ... довольно тяжелая причина,- хмуро посмотрела на меня девушка.- И убери дубинку. Пока не уберешь, я к тебе и близко не подойду,- и в доказательство своих слов отползла от меня подальше.

- Тогда я пожалуй не расстанусь с ней. Слишком много у нее ценных, почти незаменимых качеств,- скептически заметила я, любовно проводя ладонью по шершавой коре.

Катерина между тем поднялась и отряхнула платье, правда, чище оно от этого не стало. Нас разделяло десять шагов, и моя бывшая спутница не делала ни одного на тропу примирения. Пришлось мне - я выкинула палку в сторону и продемонстрировала пустые ладони.

- Что ты здесь делаешь? - спросила я, стоило ей подойти ближе.- Тебя вроде бы в лес не тянуло.

- В одиночестве скитаться по пустоши мне тоже не прельстило. Поэтому я выбрала меньшее из двух зол и отправилась искать тебя. И нашла же ... - она с обиженным выражением лица потерла налитое красным плечо.

- Прости,- я развела руками, - а чего ты еще могла ждать, подкрадываясь ко мне со спины в ночном лесу?

- Уж точно не удара дубинкой,- бурчание в ответ.

- Скажи спасибо, что это была дубинка ... В моих руках могло оказаться кое-что и похуже,- отрезала, чтобы пресечь дальнейший спор.

- Спасибо,- отозвалась мрачная Катерина.- Куда ты идешь?

- Вглубь леса.

- Зачем? - продолжала допытываться она, семеня следом - я же шла, как обычно, впереди твердым уверенным шагом.

- Дело есть,- уклончиво ответила и, показав жестов Катерине стоять на месте, вернулась за грозным оружием, так небрежно мною брошенным. Девушка скривилась при виде палки, и мое богатое тотчас воображение нарисовало еще парочку сцен, где я случайно попадаю этой очаровательной вещицей в свою спутницу.

- Дело? В чаще? - не унималась она.

- А чем плохо? - "удивилась".

- Какие у тебя могут быть дела в чаще, тем более в Поющем лесу?

- Важные,- ответила я спокойно, нарочито замедлив шаг и поравнявшись с Катериной - взгляд у меня был весьма и весьма впечатляющий: тяжелый, подавляющий дальнейшие попытки выведать информацию. Ему меня научила моя бабушка, решив, что это пригодится. Как в воду глядела!

Сказать, чтобы пейзаж вокруг особенно менялся, я в принципе не могу: лес ночью однообразен, тосклив и уныл. Да, сперва он кажется мистическим, загадочным, однако, стоит провести среди мистики парочку часов, как уже и привыкаешь к этому.

- Ты точно знаешь, куда идти? - Катерина поежилась - стало прохладно, ведь мы спустились в низину, где была более мягкая и болотистая почва.

- Да. Знаю, - хотя на самом деле лгала и даже не краснела.

Дорогу я выбрала интуитивно, полностью полагаясь на внутренний голос. И видимо, он впервые меня подвел за эти годы.

Катерина зевнула, хоть и пыталась побороть зевок. Да, я тоже устала, а еще идти и идти... Сердце оказалось намного дальше, чем я предполагала. Намного дальше.

- Сделаем привал,- объявила я и без сил опустилась на покров низенькой приятной на ощупь травы. Катерина последовала моему примеру.

Этот день был действительно очень тяжелый, поэтому она уснула сразу же, как только голова её коснулась подложенной руки. Свою роль сыграла и колыбельная леса.

Я же еще пыталась бороться со сном, хоть усталость одолевала тело, глаза сами закрывались, а хитрое сновидение только и ждало, когда я отдамся слабости, чтобы схватить меня в охапку и унести в царство Базиры ...


А снились мне огоньки: тысячи и тысячи огоньков парили в темно-синем небе, стремительно взмывая вверх, все быстрее и быстрее превращаясь в маленькие яркие точечки, что и вовсе через пару минут пропадали из поля зрения.

Затем был голос: женский, низкий голос с чарующими нотками что-то пел на мелодичном красивом, но незнакомом мне языке.

Он вторгся внезапно в мой сон - огоньки поблекли, все потеряло свои былые краски в один миг - сновидение обесцветилось. Остался только голос, и так мне хотелось, чтобы эта песня не кончалась ... Но нет, вот, голос становился тише и тише, будто обладательница его удалялась от меня. И когда манящая мелодия окончательно покинула мое сновидение ...


Я проснулась.

Было еще темно. Странное послевкусие после сна беспокоило меня, однако я, решив не придавать ему особого значения, разбудила Катерину. Вместе мы позавтракали остатками кореньев и двинулись дальше.

И шли, шли, шли до вечера.

Опять дорога в никуда.

Опять иду, доверяясь своему чутью.


Хозяева и гости



- Настя!

Со всей силы ударила палкой - волк отпрыгнул, до меня донеслось его жалобное поскуливание. Мой удар пришелся прямо ему в худой ободранный бок.

Затем я обернулась и увидела, что Катерина окружена хищниками - стая взяла её в полукольцо, с каждой секундой становящееся все уже и уже. Скоро ловушка должна была захлопнуться.

Еще один хищник попробовал подобраться ко мне ближе. И получив от меня пламенный "привет", отскочил в сторону, угрожающе зарычав.

Скорее всего вожак.

- Убирайтесь,- прошипела я, глядя прямо в янтарные глаза зверя.

Сгущались виноградные сумерки. Очередной день пути к Сердцу Поющего леса остался позади, и мы начали искать место для ночлега … нашли мы отнюдь не место, а голодную стаю.

Они возникли, будто призраки - выскочили из-за деревьев, словно поджидали нас. Двадцать волков. Не меньше.

Волк замер, продолжая с вызовом смотреть в мои глаза.

- Настя! - Катерина от страха готова разрыдаться.

- Успокойся,- бросила я ей.- Их раздражает твой плач.

- Мне страшно.

- Не показывай свой страх. Постарайся держать себя в руках.

- Зачем?! - она сорвалась на крик - волки ответили ей рычанием.- Они нас сейчас съедят!

- Нет … - в глазах волка блеснула зеленоватая искра - и океан внутри меня начал пробуждаться.- Не съедят.

- Почему ты так думаешь?!

Звери взяли её в кольцо и замерли, не приближаясь к девушке, но и не выпуская её, в том числе, и из объятий страха. На каждое слово Катерины они отвечали либо глухим рычанием, либо скалились.

Я ей ничего не сказала больше - все мое внимание приковал к себе вожак - взрослый, крепкий серый волк, спокойно опустившейся напротив. Его взгляд изменился: теперь из грозного и голодного, он стал заинтригованным.

Зверю было интересно, что я собираюсь делать дальше. И я решила пойти ему навстречу: отшвырнула палку, которую схватила сразу же, как только первый волк показалась из-за деревьев, скрестила руки на груди и посмотрела с ожиданием на зверя.

- Сойдет?

Он оскалился, но отнюдь не злобно.

- Теперь веди, раз наигрался, - я даже насупилась.

Вожак поднялся, рыкнул остальным и потрусил по лесной тропинке, укутанной вуалью мрака - оглянулся и слегка склонил треугольную морду, будто спрашивал: иду я следом за ним или нет.

- А она?

Волки, взявшие Катерину в кольцо, не спешили отпускать её - девушка стояла, прислонившись к дереву, и смотрела испуганно на зверей.

Вожак отрицательно мотнул головой.

"Она остается. За ней присмотрят",- будто сказал он.

- Хорошо,- согласилась я, хотя эта идея мне не понравилась.

Но я сейчас не в той ситуации, чтобы ставить условия. Я всего лишь гость.

- Настя, ты куда?

- Успокойся. Я скоро вернусь.

- Настя, не оставляй меня!

- Они тебя не тронут.

- Настя, пожалуйста!

- Катя, успокойся и не зли их.

Она больше не протестовала, просто опустилась тихо на землю, подтянула к себе колени и обняла их. Я же пошла следом за волком - по темной тропинке.

Прошло немного времени, прежде чем волк остановился.

Я покрутила головой по сторонам: вокруг только деревья, кустарники и тонкая ниточка тропинки, теряющаяся в высокой траве.

Только хотела спросить у своего проводника, в чем дело. Даже не смотря на то, что ответа я бы вряд ли дождалась … но тут раздался звонкий девичий смех. Казалось, он разливался отовсюду: от шелестящей листвы, скрипучих верхушек сосен, перешептывающихся кустарников …

Смеялся сам лес.

- Молодец, Арн. Ты привел её,- знакомый голос резанул слух, и я вздрогнула - волк же в одно мгновение скрылся в зарослях.

Он свою задачу выполнил.

- Здравствуй, Анастасия,- низкий глубокий голос - тот самый, который я слышала в своем сне. Тот самый, который пел на незнакомом языке, провожая своей песней улетающие вдаль огоньки.

- Кто вы?

- Мое имя Нэль.

- И вы …

- Нимфа,- мое ухо обжег шепот, и я тотчас обернулась.

Моим глазам предстала невысокая хрупкая девушка с черными прямыми волосы до пояса и большими, слегка раскосыми синими глазами. Она усмехнулась, наблюдая, как вытягивается от изумления мое лицо.

Еще бы не удивиться! Передо мной стоит одна из хозяек Поющего Леса! Древняя нимфа!

О, Всевидящая!

Неужели это правда?!

- Я рада, что ты все-таки приняла наше приглашение. И пришла сюда. Путь был нелегок.

- В последнее время все стало нелегким.

- Времена перемен,- задумчиво изрекла нимфа, разглядывая кольцо на пальце.- А перемены всегда нелегки.

- Уж мне ли не знать, - я горько усмехнулась.- Зачем вы меня пригласили?

- Чтобы рассказать тебе немного правды.

- Касательно?

- Тебя,- Нэль улыбнулась, широко, по-доброму, но только взгляд темных глаз остался холодным.- Как ты думаешь, почему солдаты Единого пожаловали к тебе домой?

Этот вопрос не застал меня врасплох: я и сама часто думала, почему именно в день моего рождения, почему именно ко мне. Отрицать, что рыцари искали меня, глупо. Это очевидно.

- Им нужна была ведьма.

- Верно,- довольная нимфа подняла палец вверх,- но не просто ведьма. Таких много. Им нужна была Темная.

- Им нужна была я.

- Очевидно же.

- Зачем? - тот самый вопрос, который мучил меня так долго.

Неужели сейчас получу на него ответ?

- Потому что ты особенная … у тебя есть Дар. И, конечно же, есть те, кто желает его получить.

- Что? - я невольно коснулась груди, где в учащенном ритме забилось от страха сердце.- Не понимаю … Кто-то хочет моей смерти?

- Грубо говоря, да… - задумавшись на секунду, ответила девушка.

- И кто же?

- Могущественный человек,- отозвалась Нэль,- но лица я его не вижу,- она поднесла ладони к своим щекам.- Он спрятался от наших взглядов.

- Разве такое возможно?

- Да. Если знать, как…

- И что мне делать? Посмотри,- я всплеснула руками,- у меня ни гроша в кармане. Да и о каких карманах может идти речь? Если этот человек меня ищет, то ему не составит труда меня поймать! Потому что мне негде укрыться!

- Я помогу тебе.

- Ты спрячешь меня? - недоверчиво спросила я нифму, та покачала головой.

- Лес тебя не укроет. Но я тебе дам в дорогу все необходимое. Можешь, не волноваться.

- В дорогу? Куда?

- Ты не одна такая, Настя. Есть еще ведьмы … Их называют Кругом Семи. Они помогут тебе, потому по праву крови ты одна из них.

- Крови? - переспросила я, непонимающе.

- Наследства. Твоя мать была Второй ведьмой по старшинству. Теперь ты вправе занять её место.

- Моя мама умерла при моем рождении …

- Все далеко не так, как рассказывала тебе бабушка, Настя … - покачала головой Нэль, и её голос с грустными сожалеющими нотками был подобен быстрому, но меткому уколу. Сердце предательски заныло при воспоминания о доме.

- Но вы мне всего не расскажете, так?

- Сказка этого не простит, - последовал ответ Нэль.- Точно также, как и её создатели. Таков закон.

Если честно, я упустила нить разговора… Нэль заметила мой скептический взгляд и усмехнулась.

- Пойдем, - она поманила меня за собой,- ты устала и тебе надо отдохнуть. Мы готовы дать тебе приют на пару дней. Но не больше.

- Катерина …

- Девушка, путешествующая с тобой? - перебила меня нимфа - я лишь кивнула в ответ.- Лок и остальные привели её. Она ждет тебя или уже сладко спит на мягкой кровати.

- Скорее всего второе,- буркнула я, но Нэль это услышала и залилась звонким смехом.


И снова в путь.



Нэль привела меня в само сердце Поющего Леса - в обитель нимф. Ничего необычного я не увидела. Это было небольшое селение, окруженное невысоким частоколом. Пять-шесть домов, сложенные из сосновых брусьев. Простые на первый взгляд избы.

Но только на первый взгляд …

Может, селение и выглядело, как обычное, однако, проходя по широкой улице, единственной в обители, я отметила, что внутри снова просыпается ощущение "океана".

Все вокруг здесь, даже воздух, были пропитаны особой атмосферой! Силой с пурпурным вкусом боли … Красивая и жуткая одновременно смесь.

С одной стороны мне она кажется знакомой, что-то тянется к ней внутри меня, но с другой … немного страшновато.

Хотя, я нахожусь в Поющем Лесу, в котором принято испытывать первобытным мистический страх, накатывающий внезапно, берущий сердце в ледяные тиски и отпускающий также быстро. Так что ничего особенного … в таком-то особенном месте.

- Здесь ты будешь жить! - объявила мне Нэль, указывая на один из домов. Он был единственным, из чьей трубы струился в густую ночь дым, едва различимый на фоне темного неба.

Только сейчас я поняла, озираясь по сторонам, что Нэль и я единственные живые души в поселении.

Заметив, что я озадачена этим, нифма тихо засмеялась.

- Мы привыкли прятаться. Ты видишь нашу обитель так, как мы хотим, чтобы ты её видела. Но она не такая на самом деле,- Нэль обвела жестом пустые дома.

- И как же она выглядит на самом деле? Ваша обитель? - мне стало любопытно.

- Закрой глаза. Досчитай до трех. И приоткрой, но ненадолго,- усмехнулась моему желанию нимфа.

Я сделала так, как она приказала.

Раз.

Два.

Три.

И …

Мир переменился: я стояла, окруженная высокими, крепкими, древними деревьями, чьи верхушки уходили в темное ночное небо далеко - далеко.

Стражи Леса!

И вместе с шелестом листвы до меня донесся звонкий смех: кто-то смеялся за моей спиной. Затем перешептывания - их принес ко мне ветер. И снова смех.

Нимф самих я не видела.

Они привыкли прятаться и изменять своим привычкам не собирались. Не такая уж и важная гостья.

- Достаточно. Насмотрелась она уже,- раздался чей-то грубый голос, и в мгновение ока я снова оказалась на пустынной улочке. Рядом со мной стояла Нэль.

- Пойдем,- поманила она меня за собой.- Твой ужин стынет. И спящая подруга тебя ждет.

О, да! Последнее меня очень воодушевляет.

Вслух я этого не сказала, естественно.

А просто сделала шаг в избу, шаг в теплый воздух, пропитанный сводящим с ума ароматом жаркого.


Одна небольшая комната, примерно тринадцать шагов от одной стены до другой. В углу источала приятное тепло печь. Неподалеку стол, накрытый, как раз к моему приходу. В свете свечей, стоящих на столе и на подоконнике, дом казался слегка мрачноватым.

С печи донеслось сопение - Катерина спала, как младенец, укрывшись шерстяным одеялом. На её круглом лице застыло такое умиротворенное выражение, что я не стала её будить и принялась за еду.

Ужин, приготовленным нимфами, был просто потрясающий!

Жаркое буквально таяло во рту. Молодая картошка была горячая и мягкая. И прохладный эль прекрасно дополнял это трио, ничем не уступая.

Когда я отодвинула от себя тарелку, попрекая тем, что так наедаться нельзя, нифма, все это время сидящая напротив, произнесла.

- Уйдешь через два дня.

- Если вам неудобно, я могу уже отправиться в путь и завтра …

- Нет. Ты устала и тебе нужно отдохнуть. Дорогая до Круга Семи трудная и долгая.

Я кивнула, соглашаясь с её решением.

- Спи там,- нифма указала рукой на дверной проем, раньше мной незамеченный.- Мы приготовили для тебя ванну. Бадья в соседней комнате, - только приглядевшись, я различила в полумраке второй проем.

Я его точно не видела!

- Не пытайся,- объяснила нимфа,- этот дом непростой. Комнаты появляются и исчезают по его решению. Так что не пытайся угадать его следующее намерение.

- Не буду.

- Доброй ночи, Настя.

- Спасибо. И вам …

И она ушла.

Горячая вода … Как же мне её недоставало! Это поистине небывалое наслаждение окунуться в теплые воды, обволакивающие уставшее тело и дающие ему расслабление.

На невысокой полочке стоящей рядом я обнаружила маленькие горшочки с ароматными смесями. Скорее всего мыльная соль и шампунь.

Ну, все! Держись грязь!

Вода успела остыть, прежде чем я наконец вылезла из бадьи. Нашла полотенце, оставленное нимфами. Вытерлась досуха. С наслаждением провела рукой по влажным чистым волосам и коже.

Прекрасно!

А затем, дойдя, я упала на мягкую перину, уткнувшись лицом в подушку. Подтянула к себе ноги. Потом одеяло. И свернулась под ним калачиком, размышляя о том, что жизнь не такая уж и плохая штука.


- Ты можешь отправится со мной или …

- Или отправится в одиночестве куда глаза глядят? - закончила за меня Катерина. Она сидела на лавочке, наблюдая, как я складываю припасы в дорожную сумку.

Двое суток пролетели мгновенно. Что и не мудрено с такой-то удобной жизнью! И сейчас мне предстояло отправиться к Кругу Семи, а Катерине … а Катерине ничего не предстояло ровным счетом.

- Именно,- следом за припасами в сумку отправился нож, потом кошелек с монетами.

Кроме еды нимфы дали мне и оружие, и немного денег. Также одежду: вместо изношенной сорочки, переживший столько приключений, на мне был одет охотничий костюм: узкие кожаные штаны, просторная рубашка, жакет. Облик довершали черные блестящие ботфорты.

К этому дерзкому образу очень подходил и кинжал в набедренных ножнах.

Одним словом, к походу я была полностью готова.

Катерине, конечно, также выдали похожий комплект. Единственное, чем он отличался, так это одеждой. А в остальной - Катерина вполне могла путешествовать одна. Средства у нее для этого были. Вот, только желания как раз не наблюдалось.

- Так, что ты решила? - уложив все вещи в сумку, вопросительно посмотрела на Катерину.                                                                                               

Девушка думала над ответом недолго.

- Я с тобой пойду!

- Хорошо, - кивнула я, перекидывая ремешок сумки через плечо. Дотронулась до кармана жакета - там лежала сложенная вчетверо карта. Без нее мне не дойти до Круга Семи.

- Ты собралась?

- Да,- Катерина указала на пухлую сумку, лежащую у ног.

Если честно, я рада была, что она согласилась со мной идти. Пусть Катерина и капризна, ноет постоянно и вечно всем недовольна, но я к ней уже привыкла. Да и вдвоем как-то веселей отправляться в далеко и отнюдь небезопасное путешествие.

- Пошли тогда,- махнула ей рукой и вышла из дома.

Стоило Катерине переступить порог и ступить на землю, как изба, в которой мы жили на протяжении двух дней, исчезла.

В мгновении ока мы перенеслись из Сердца Леса на его окраину - на лесную тропинку, ведущую к редеющему ряду деревьев, за которым бежала на восток Одинокая дорога. Пустующий тракт, переставший пользоваться популярностью после строительства новой дороги.

И снова дорога.

И снова в путь.

Что же ждет нас впереди?


***************


В небольшую комнату проникал свет полуденной Старшей и, отражаясь от множества зеркал, он распадался на миллионы солнечных зайчиков.

Зеркала.

Он провел кончиками пальцев по зеркальной поверхности, чувствуя силу отражений, исходящую от них. Сила, потустороннего мира, будоражила кровь, заставляя сидящего внутри монстра просыпаться и показывать острые зубки.

Зеркала могущественны.

Люди в попытке заглянуть на ту сторону сумели приподнять слегка таинственный занавес, однако, на большее они не решились. Лишь избранные знают истинные возможности зеркал.

Человек, один раз глянув в зеркало, оставляет там частицу себя. И умеющий скользить по отражениям, способен найти оставленную кроху души.

Через зеркала можно путешествовать.

Можно следить.

Зеркала могут увеличить силу человека, а могут её и высосать.

Зеркала требуют правильного обращения. Тех, кто им не нравится, ждет не очень завидная участь.

Он закрыл глаза.


Ищи …


Прошло немного времени, прежде чем Повелитель Зеркал вернулся из ирреальности. Но искомого он не нашел. Очередной поиск закончился неудачей. Снова.

Он закусил губу и кинул задумчивый взгляд в зеркало.

Но вместо его отражения там отразилась только бесконечность зеркальных граней.


Кто же тебя прячет, девочка?


Вигго



Третий день пути остался позади, и когда небо тронули темные оттенки спускающегося вечера, я объявила привал. Так  получилось, что лес остался за нашей спиной, и дорога пересекала очередную пустошь.

Мы остановились на перекрестке.

Дорога расходилась на три стороны темными извилистыми змейками, пропадая из поля моего зрения.

Завтра уже разберемся по какой идти.

А сейчас больше всего на свете хочется отдохнуть.

- Мы будем ночевать на дороге? - поинтересовалась Катерина.

- Не на самом дороге, предлагаю сойти на обочину.

Мы спустились в неглубокий овраг. Там устроились поудобней - костер разводить не стали.

После того, как Нэль рассказала про желающего моей смерти, мне хотелось привлекать меньше внимания посторонних. Только Всевидящая знает, кто именно тот, кто скрывается от глаз нимф!

Катерина быстро уснула.

А ко мне вот сон не шел … даже не смотря на усталость.

Меня донимали вопросы: в какую историю я влипла? Что такое Круг Семи? Почему этот человек или не человек желает моей смерти?

- Почему? - обратилась я едва слышно к ночному небу.

Оно мне, конечно же, не ответило.

Ответы, ответы!

Где же вы, когда мне вас так не хватает?!


А на утро я проснулась от крика …

- Настя!!

Вскочила, пальцы сразу же сомкнулись на рукояти кинжала. И поспешила к Катерине, чью фигуру я заметила вдалеке.

- Что случилось?

- Смотри! - она указала мне на железную клетку.

В нашей стране есть такое наказание: особо провинившихся преступников сажают в подвешенные железные клетки и оставляют умирать. Обычно их темницы висят на людных перекрестках, чтобы каждый мог видеть страдания заключенного.

Но наш перекресток, где остановились мы, менее всего подходил под описание людный.

Однако, тут была клетка. С преступником.

- Привет,- поздоровался заключенный,- могла бы ты заткнуть свою подругу, потому что у меня раскалывается башка от её крика.

- Настя! - Катерина спряталась за меня, а я же с интересом разглядывала того, кто сидел внутри.

Это был мужчина, лет двадцати с хвостиком. У него были темные волосы, светлая кожа и удивительно теплые карие глаза. Правда, сказать симпатичный он или нет, я не могу: его одеждой были какие-то лохмотья, а лицо перемазано в грязи, в ссадинах и синяках.

В принципе, без слез и смеха смотреть можно …

Я опустила кинжал.

- Не бойся, Катя. Он же сидит за решеткой.

- Он выглядит просто ужасно! - дочь священника перекрестилась.- Вдруг он демон!

Я кинула взгляд на заключенного, который в свою очередь вопросительно смотрел на Катерину, явно пытаясь понять, шутит она или всерьез принимает его за демона.

- Не так уж и ужасно,- буркнул и обратился ко мне.- Послушай, девица, я не ел три дня! И вода, оставленная мне тюремщиками, закончилась прошлой ночью. Очень хочу пить. Помоги!

- Как тебя зовут? - спросила я.

- Вигго. Так ты дашь мне воды?

- Дам,- я развернулась и направилась к нашим вещам, оставленным на месте ночлега. Катерина так и осталась там стоять, буравя "демона" суровым взглядом.

Вернулась я с флягой, которую Вигго выхватил у меня из рук, когда я приблизилась к его клетке, и жадно припал к горлышку.

Смотрела, как он пьет, как капли влаги стекают по подбородку, затем по шее, как двигается кадык …

- Спасибо, Анастасия,- мне возвращена пустая фляга.

- За что ты здесь оказался?

Он улыбается: зубы на удивление ровные, белые - улыбка получается красивой.

- Я наемник. Как-то попался жандармам … и меня отправили сюда отдыхать,- в его низком голосе проскальзывают насмешливые нотки.

Мне начинает нравится этот парень, пусть он и не очень хорошо пахнет.

- Наемник? Ты хорошо владеешь оружием?

- Не просто хорошо, а прекрасно! - не удержался Вигго от бахвальства.- Я состоял в ордене Синего Кинжала, прежде чем подался в наемники.

- Интересно … - я задумалась.

- Слушай,- Вигго подался вперед,- куда ты идешь?

- На восток. К горам Мотылька.

- Две девушки идут на восток? - он даже удивился.- Ты хоть представляешь, как это опасно?

- Представляю, - пожала плечами.

- Мне кажется, что нет. В вашей бы девичьей компании пригодился тот, кто хорошо обращается оружием.

- Я и сама прекрасно сумею за себя постоять.

- На теории. А на практике?

Невольно я вспомнила, как в мой дом ворвались слуги Единого… Я ведь тогда ничего не смогла сделать, не смогла не позволить им увезти меня. Хоть и я ведьма, однако Вигго прав, только на магию полагаться нельзя. Причем на магию, которая когда захочет, тогда и появляется.

- Обычно теория оправдывает себя на практике,- но забери меня Слепой, если я признаюсь в своей слабости!

- И все-таки я бы порекомендовал вам в компанию третьего.

- То есть себя?

- Свобода в обмен на службу. Я согласен проводить тебя и твою красавицу-подругу,- он подмигнул Катерине,- до гор Мотылька.

Я удивленно приподняла бровь.

Мне что делают одолжение?

- Я вполне могу нанять себе проводника в городе или деревне.

- А где гарантия, что он не окажется мошенником?

- А где гарантия, что ты не окажешься мошенником? - парировала я.

Вигго задумался.

- Я сижу в клетке, жду смерти … И ты мой единственный шанс оказаться на свободе. Зачем мне тебя обманывать?

- Путь до гор далек. Ты будешь на свободе и бросишь нас одних.

- Идея, конечно, заманчивая, но ты думаю слышала о клятве наемника … Я перед Аном обещаю сопровождать тебя до твоего пункта назначения,- и положил руку на сердце в доказательство своих слов.

Хм…

Он только что дал слово перед богом наемников. И если нарушит клятву, то его ждет жестокая кара… в загробной правда жизни. Одно дело подставлять клиентов, а совсем другое - обмануть бога. Последний не терпит предательства.

- Хорошо. Я принимаю твою клятву.

- Тогда,- вся торжественность сразу же улетучилась, на губах Вигго играла широкая улыбка,- выпусти меня отсюда, девочка.

- Эээ .. Каким образом?

- Женщины,- вздохнул Вигго.- У тебя есть что-нибудь тонкое? - и получив шпильку для волос.- Как раз то, что нужно,- он вставил её в замок, висящий на боку клетки.- Смотри и учись,- не прошло и пары секунд, как тот щелкнул и упал на землю.

Вигго выбрался на свободу.

- Спасибо! Спасибо! - он прижал меня к себе, и мне пришлось задержать дыхание - аромат мужчины оставлял желать … срочной ванны. - О, Слепой, как я рад наконец выбраться! - отпустив меня, он принялся танцевать.

- До ближайшего города далеко? - спросила я у Вигго, который скакал, как безумный.

- Нет. Сутки.

- Прекрасно, примешь там ванну.

- С удовольствием. Кстати, крошка, а еда есть?

- Есть. И еще раз назовешь меня крошкой, пожалеешь,- строго сказала я и пригрозила ему кинжалом.

Он рассмеялся.

- Расслабься, крошка! Мне нравятся женщины, у которых есть за что ухватиться! - и наглец направился к месту ночлега, где возле вещей, замотавшись в дорожный плащ, сидела Катерина.

Есть за что ухватиться?

Кажется, я начинаю жалеть, что выпустила этого негодяя!


А к вечеру следующего дня мы вышли к небольшому городу. Одинокая дорога, по которой мы шли, к середине следующего дня стала шире, нам стали попадаться идущие навстречу путники, и вот, к вечеру мы, наконец, достигли города.

Ворота уже закрылись на ночь, поэтому нам пришлось ночевать за городской чертой. Расположившись подальше от бездомных и попрошаек, которых стража выгоняла на ночь из города, мы развели небольшой костер. Поели. И распределили дежурство.

Первым должен был дежурить Вигго, затем я, ну, а последняя Катерина.

Она заснула, а мне не спалось.

- Если сон не берет, можешь составить мне компанию,- Вигго улыбнулся, поворошив угли палкой.

Я присела, но не рядом … Пока он не примет ванну, я пожалуй выберу место подальше от наемника.

И не надо считать меня брезгливой … потому что я брезгливая, это да. Но что поделать? У каждого человека есть свои недостатки, и мой выражается в крайней чистоплотности, к которой меня с детства приручила бабушка.

Ведьма должна быть чистая.

Черная (или Темная) это название силы, а не внешнего вида ведьмы.

- Что, девчонка, нос морщишь? Посмотрел бы я на тебя, после того, как ты в клетке посидишь.

- Плохая идея.

- Вот, тоже так думаю. Так расскажи: зачем тебе идти к горам Мотылька? Там я слышал, твари опасные живут … и сытно поесть им удается не часто.

Я хмыкнула.

- Ты знаешь первое правило Дороги?

- Ага. Не говори своему встречному о цели своего похода, потому что он может оказаться врагом и помешать тебе. Но ведь, я твой спутник, не так ли? - в карих глазах блеснула искорка насмешливости.

- Я хочу посетить Круг Семи.

Вигго усмехнулся.

- Это выдумки.

Я лишь пожала плечами:

- Заодно и узнаем.

- И даже, если колдуньи существуют. Предположим,- он поднял большой палец вверх.- Что тебе от них нужно?

- Ответы.

- На что?

- На мои вопросы.

Прошло, наверное, секунды две, прежде чем он ответил …

- Ладно,- судя о выражению лица Вигго, он ничего не понял о цели моего путешествия: тем лучше.- Но я не верю в магию. Это всё сказки!

- Тогда во, что веришь?

- В крепкую сталь и хороший эль,- мужчина улыбнулся.

Я же вздохнула:

- Хотела бы и я во всё это верить …

- Не проблема. Знаешь, Настя, ты не похожа на ту, которая каждые выходные пускается в далекое путешествие.

- Ты мне не открыл новый континент,- фыркнула я, подобрав ноги и обхватив колени руками.

Повисло молчание: Вигго думал о чем-то своем, я же смотрела на огонь… Он зачаровал меня своим рыжим танцем.

- Почему тебя посадили?

- Ээээ … Скажем так,- Вигго почесал макушку,- я не совсем оправдал желание моего работодателя.

- Ясно.

- В городе есть отличная таверна. Гусыня называется… Там потрясающий эль! Ты обязательно должна его попробовать.

- Хорошо,- я кивнула.

На свою беду я тогда подумала, что может и не зря освободила наемника, однако утром мои мысли по этому поводу кардинально поменялись.

А все потому что Вигго пропал …

Когда я проснулась, то от него и след пропал.

- Вот, подонок! - ругнулась я, хотя это не стало большим сюрпризом.- Катя, кажется, мы с тобой снова остались вдвоем,- обратилась к заснувшей на своем дежурстве девушке.

Что ж, наемник оказался не таким уж крепким орешком - больше суток не выдержал женской компании.


У нас начинаются проблемы!


- Нельзя было выпускать преступника! - Катерина шла за мной и действовала на нервы своими нотациями.- Это было ожидаемо, что он нас бросит!

Утром мы вошли в город Семи Цветов.

Широкая главная улица, уже заполнившаяся разношерстным народом, должна была привести нас к корчме "Гусыня", которую мне вчера порекомендовал Вигго.

Так как я в городе новичок, то решила положиться на вкус нашего сбежавшего товарища и перекусить именно там.

В отличие от Катерины, исчезновение наемника я воспринимала, как само собой разумеющееся.

Ну, да он пообещал мне сопровождение до самых гор Мотылька. Да, он поклялся … Да, он убедил меня выпустить его…

Но, Всевидящая, этот человек преступник!

Ясное дело, что он попал в клетку, только потому что обманул своего клиента.  И ждать от него благородства по отношению ко мне очень глупо.

По крайней мере, я отчасти спасла его жизнь, поэтому могу гордится этим относительно хорошим поступком некоторое время.

- И что? - я повернулась к зудящей Кате.

- То есть?

- Вигго от нас сбежал. И что?

- Он нас обманул!

- И что это меняет? - продолжала я допытываться.

- Ничего …

- Вот, именно! Ничего это не меняет: мы собирались идти к горам, мы туда и идем. Вдвоем или втроем, не важно. Главное, что идем.

- Ты права … - кивнула Катерина - я удивилась: она соглашается со мной, что ли? - Просто неприятно, что нас так провели.

- Может, тебя и провели, однако для меня его выходка не является сюрпризом,- пожала плечами я.- Смотри, вон! Таверна "Гусыня"! - и направилась к вывеске с желтоватым и жирным гусем.

Толкнув дверь, я сделала шаг внутрь и …

Меня едва не сбил с ног большой бородатый мужик.

Он как раз летел или падал в мою сторону.

- Ой,- примерно с таким мышиным писком я успела отскочить обратно на улицу и закрыть дверь.

Глухой стук известил, что бородач все-таки встретился с дверью, и после их встречи та стала открываться труднее. Но кое-как я протиснулась в открывшееся пространство и огляделась …

Ну, вполне так неплохо.

Не назвать обстановку милой: белые стены, уже, конечно, не совсем, чтобы белые…, следом у входа стоит пианино, судя по количеству пыли, на нем давно не играли, затем столы и стулья, а дальше всех расположилась стойка, к которой я и направилась.

Оказалось, драка разгорелась среди пьяных постояльцев, не поделивших между собой что-то. Как сказал мне корчмарь, то это часто тут случается. Также он извинился за то, что меня чуть не раздавили. Приятный человек.

Я заказала обед и заняла стол, расположенный недалеко от стойки. Ко мне присоединилась Катерина.

Потянулось ожидание…

И такое бывает, что ты ждешь, тебе скучно, а в это время случается что-нибудь интересное. Вот, примерно, так было и в моей ситуации…

Вошли трое: все как на подбор. Высокие. С мощными, я бы даже сказала, фигурами. Мужчины прошли внутрь, и главный из них - с рыжей бородой - сразу же направился к лестнице.

Не прошло и нескольких минут, прежде чем сверху раздалось грозное "Где он?! Отвечай! Где?!!".

Все присутствующие сразу же замолкли, прислушиваясь.

Женский голос что-то ответил.

- Кому-то не повезло… - пробормотала Катерина.

Да, кому-то не повезло.

Этого кого-то спустили с лестницы прямо в руки ожидающих внизу товарищей рыжего бородача.

Мне как раз принесли эль, и я отвлеклась от происходящего.

- Это же Вигго!

Я тотчас повернула голову: в руки троицы действительно попал сбежавший наемник. Так вот, кто решил наставить рога рыжему!

- Мы что-нибудь собираемся делать? - с толикой беспокойства спросила Катерина.

Почему это она волнуется?

Я кивнула, отхлебнула эля и ответила:

- Да. Например, не вмешиваться.

- Но так обычно не поступают … - заметила осторожно Катерина.

- Не поступает кто? - поинтересовалась я.- Герои сказок? Жаль тебя расстраивать, но мы не в одной из них … И потом это его проблемы! Мы его туда лезть не заставляли! Да и он якобы хорошо обращается с мечом! И драться, наверняка, умеет…  - а вообще… мои жалкие попытки заткнуть совесть не удались. - Слепой! - выругалась сквозь зубы, поднялась и направилась к выходу, провожаемая удивленным взглядом Катерины.

И почему избиение обманувшего наемника не может оставить меня равнодушной?

Точно пора переходить на сторону Зла и прекратить всем помогать. Опасно для здоровья, вообще-то.

Вигго и его "друзья" нашлись в переулке.

В тот момент, когда подошла я, наемнику уже сломали нос.

Ну, нос не шея - заживет.

- Эй! - окликнула я бородатую троицу.- Эй! - приблизилась.- Прекратите бить моего мужа!

Они замерли, оглянулись на меня:

- Мужа? - переспросил рыжий.

- Мужа? - не остался в стороне Вигго.

- Да, мужа,- я протиснулась к лежащему на земле наемнику.- Я его как раз искала,- и незаметно так пнула мужчину - тот тотчас сообразил.

- Дорогая, прости, - Вигго сел, дотронулся аккуратно до сломанного носа,- но я тут встретил старых знакомых и задержался поболтать …

- Закончил?

- Слушай, девка, я нашел этого паршивца в шкафу у своей любовницы! Отойди. Наша дружеская встреча еще не завершилась!

Я посмотрела на бородача: особенно умным он не выглядел.

Ладно, попробуем.

Заглянула в голубые глаза, немного поддалась вперед, чувствуя, что нащупала нужную энергетическую линию и … потянула её на себя.

Взор мужчины потух, опустел.

- Ты его там не находил,- произнесла четко, ясно, как команду.

Взгляд был опустевшим еще несколько мгновений - бородач моргнул. Растерянно посмотрел на Вигго, затем на меня и неуверенно произнес:

- Может, и не находил…

- Теперь можешь уходить,- мой голос сохранял командные нотки.

- Да, да … - он развернулся и пошел к выходу из переулка. Его ничего не понимающие друзья последовали за ним, кидая на меня заинтересованные взгляды.

- Как ты это сделала, женушка? - наемник тем временем поднялся на ноги.

- Я женщина. Я умею убеждать.

- Надеюсь, что таким способом ты не заставишь меня на себе жениться …

- Хех,- я хмыкнула.- Ты слишком высокого о себе мнения. Уж если я и найду мужа, то он точно будет обладать фантазией побогаче твоей. И в шкафу любовницы будет прятаться в последнюю очередь.

- Ты просто не видела эту комнату! - Вигго говорил в нос, то и дело прикладывая пальцы к пострадавшей части лица.- Там и спрятаться-то негде! Шкаф и кровать! А этот тип так внезапно нагрянул ...

- Прекрати трогать перелом грязными руками,- я подошла к наемнику.- Покажи.

- Ты что лечить умеешь? - недовольно проворчал Вигго, но руки опустил.

- Умею.

- Внушение, врачевание … Если бы я верил в магию, то решил бы, что ты ведьма,- и посмотрел на меня внимательно.

Я лишь пожала плечами в ответ.

- Всякое бывает. Перелом без смещения. Надо смыть кровь. И не трогай ты только нос свой …

- У меня между прочим руки чистые.

- Были.

- Сегодня мылся.

- Да, я заметила, что возле тебя не летает привычное скопище мух.

- Хахах … - мрачно рассмеялся Вигго и ойкнул: свежая травма отдалась болью.

А я между тем оглядела вымывшегося наемника. Выглядел он намного лучше, признаться честно. На нем была чистая одежда… Ну, после того, как его поваляли в дорожной пыли, она стала относительно чистой.

Волосы у него оказались темно-русые, кожа лица смугловатая, на щеках легкая щетина… Довольно симпатичный, признаю.

Вигго, заметив, что я его оглядываю, усмехнулся.

- Кстати, спасибо, что помогла мне… Я бы конечно, и сам справился…

- Что ты, что ты… - я замахала руками.- Не буду тогда лишать тебя лавров победителя! Сейчас позову их обратно! - и широким шагом направилась прочь.

Локоть оказался в крепкой хватке Вигго - я остановилась.

- Ладно, понял. Спасибо. Видимо, судьба у меня - в горам тебя отвести.

- Счастье-то какое… А мы так соскучились по твоей компании!

- Ты не выглядишь сильно обиженной, что я вас бросил.

- Это был такой неожиданный поступок с твоей стороны, что я просто не могу до сих пор прийти в себя.

Вигго молчал не больше минуты.

- Интересная ты девушка, Настя. Как ты относишься к мужчинам с щетиной? - спросил лукаво, поглаживая свои щеки.

- Ты не в моем вкусе.

- А если побреюсь?

- Все равно…

- По крайней мере, стоило попытаться … - притворный тяжелый вздох.- Какой план?

- Перекусим в таверне. Затем отдохнем немного. И в путь.

- Сойдет. Кстати, раз ты моя жена, может покормишь голодного мужа?

- Неужели любовница ничем тебя не угостила? - и получив в ответ отрицательный жест, махнула рукой.- Хорошо, так уж и быть. Покормлю тебя, негодяя.

- Добрячка ты.

Спасибо, Вигго, а я без тебя не догадалась…


А к вечеру мы уже покинули город, двигаясь по Рыжему Тракту. Как только город поглотила сгущающаяся тьма надвигающейся ночи, дорога опустела.

Мы же продолжали идти вперед: надо было бы отыскать место для ночлега, но вокруг только канавы и камни, пыль и колючки.

- Надо было остаться в городе.

- Угу,- мрачно кивнул Вигго, сжав пальцы на рукояти кинжала.

Того самого, что мне дала в дорогу Нэль - наемник хорошо обращается с оружием, и я подумала, что будет больше пользы от него в руках мужчины.

- Прекрати оба! - я рассердилась: мне самой стало как-то не по себе, а эти двое еще больше усугубляли ситуацию.- Просто ночь пришла.

- Если бы просто ночь… - пробормотал Вигго, припадая ухом к земле.

- Что ты … - но он сделал мне знак замолчать - я послушалась.

В одно мгновение бестолковый, болтливый и нахальный Вигго, флиртующий весь день с Катериной, стал серьезным и осторожным. Эта перемена меня напугала. И не слабо.

А потом и до меня донесся шум.

Стук копыт.

По направлению к нам скакали всадники.

- Что-то около дюжины,- в полумраке сумерек блеснула сталь кинжала.

- Это может нас не касаться… - я оглянулась, когда стук стал отчетливо слышен и из сплошного силуэта отделились тени.

Шестое чувство закричало.

Даже скорее заорало… о том, что нас это касается. И еще Как.

Потом …

Катерина закричала, меня толкнул Вигго - и я полетела на землю, больно ударившись лбом о камень. Пошла кровь.

Но я на это не обращала внимание: темнота вокруг меня начала сгущаться, будто кто-то подлил в нее красок - гуще и гуще, пока не я смогла разглядеть даже поднесенной к глазам руки.

Отголоски того, что творились на улице, доносились до меня словно через вату. Приглушенные.

Я вспомнила: такое ощущение когда-то уже было… Когда мне призрак помог выбраться, но тогда не было такой темноты!

Стало страшно.

Но страх продлился недолго: темнота укутала меня, сдавила в своих крепких, но нежных объятиях. Каждое моя попытка вырваться сопровождалась тем, что объятия становились все туже и туже… И наконец, мне надоело бороться.

Я просто закрыла глаза …

И кажется, что прошептала.


- Настя!

Кто-то тряс меня за плечи.

Я открыла глаза - Вигго: его лицо склонилось над моим, оно было перемазано грязью, где-то была кровь. Он обеспокоено смотрел на то, как я обвожу взглядом снова опустевшую дорогу, затем сажусь и снова осматриваюсь.

- Что произошло?

- Это я у тебя должен спросить: что это было?! - теперь я видела, что он … напуган.

- То есть?

- Эта штука! Большая и черная! Будто сотканная из Тьмы! Она была похожа на большую кошку! Слепой,- наемник помог мне подняться и принялся ходить туда-сюда, описывая происходящее - только сейчас я увидела темные силуэты тел, лежащих на земле. Лошадей не было: видимо, разбежались,- эта тварь за несколько минут перебила четырнадцать людей-медведей! Четырнадцать! Людей-медведей!

- А я тут при чем?

- Она появилась, как только ты упала в обморок!

Я обхватила голову руками, пытаясь что-то вспомнить, но в памяти всплывала только темнота… больше ничего.

- Кто они? - указала на убитых.

- Наемники из клана Медведей.

- Им нужна была я?

- Судя по всему да. Я так с этими подонками не связывался.

Меня передернуло… Люди-медведи. Одни из самых опасных и жестоких наемных убийц.

И что им нужно от меня?

Хотя ответ очевиден … смерть.

Вигго, заметив, в какой я шокированном состоянии нахожусь, забрал у одного из мертвецов меч. Вытер с него кровь плащом бывшего хозяина. Взял меня за руку и потащил по дороге.

- Надо делать отсюда ноги … Не знаю, кто ты такая, девочка, но у тебя очень большие проблемы.

Перепуганная и непривычно молчаливая Катерина поспешила за нами: даже в таком скупом свете выглянувшего из-за рваных облаков месяца, я видела, как она бледна.

Еще бы …

Всевидящая, во что же, я действительно влипла?!

- Ты доведешь меня до гор Мотылька? - прошептала я Вигго.- Не бросишь?

- Если брошу, то боюсь, что эта тварь растерзает меня… - пробормотал наемник и, поймав мой взгляд, добавил, уже более уверенным тоном.- Да. Доведу.

Я лишь сжала сильнее его руку в благодарность.


Проблемы начинаются … и как-то не заканчиваются.



- Эта вошь должна мне денег!!

Большой мускулистый мужчина тряс Вигго за грудки - голова наемника болтается туда-сюда. А я и Катерина стояли в стороне, наблюдая за этим странным спектаклем.

- Убью, тварь!!! Убью!!! - ревел Гвозь - тот самый, в чьи руки по счастливому стечению обстоятельств попал мой спутник.- Ты меня бросил!! Тварь!! И деньги все забрал!!

- За такое полагается смертная казнь,- спокойно объявил Гаррон, но его услышали.- Или … - он задумался, но тут его опередили: 

- Предлагаю поединок! - объявил громко Вигго, как только тряска прикатилась.

Присутствующие затихли: заявление, сделанное наемником, вызвало перешептывание, смешки и переглядывания. Конечно, Вигго на поединок позвал одного из самого популярных воина в Логове.

Гвоздь смерил Вигго оценивающий взглядом. Хмыкнул.

Ну да, на его месте я бы тоже хмыкнула, сравнивая жилистого наемника и свое большое крепкое тело.

- Принимаешь? - поинтересовался Вигго.

- Да.

И в таверне поднялся гам: воры улюлюкали, выкрикивали имя Гвоздя и Вигго, чокались, стучали по столу - мгновение назад тихое, даже немое Логово наполнилось всевозможными звуками.

Я посмотрела на Вигго, которого Гвоздь продолжал держал за грудки. Наемник поймал мой обеспокоенный взгляд, улыбнулся и произнес одними губами: "Все будет хорошо".

Тихо ойкнув, прикрыла лицо руками.

Всевидящая, сохрани этого идиота!

А начиналось все совсем не так.

Далеко не так …


- Так, значит ты всю жизнь прожила в деревеньке? - подвел итог моего рассказа Вигго.

Конечно, после случившегося я ему рассказала о причине своего путешествия и о том, как оно началось. Отчасти рассказала… утаив некоторые детали.

- Получается, что так,- кивнула.

Вдалеке маячили заманчивые огоньки приближающего поселка: там мы надеялись найти ночлег.

- И ни разу не выбиралась за её пределы?

- Да, однако один раз выбралась, и вуа-ля,- я развела руками,- оказалась здесь, с тобой и с ней,- указала на Катерину,- идущая за тридевять земель.

- Мда … - задумчиво изрек Вигго, почесав макушку.- А почему тебя забрали, не знаешь? Просто ты вроде настоящая ведьма и тут приходят в день твоего совершеннолетия солдаты, забирают тебя, остальных девушек, подходящих под описание, и везут в столицу…


- Не понимаю … Кто-то хочет моей смерти?

- Грубо говоря, да…


Невольно в памяти вспылил обрывок разговора с Нэль. Могущественный человек желает моей смерти, чтобы таким образом получить частицу Всевидящей.

Но кто он?

И зачем ему частица?

И почему бабушка молчала об этом?


Если я тебе все расскажу, сказка не простит мне этого. Как и её создатели.


Сказка?

А это тут при чем?

О! Вопросы-вопросы-вопросы!

Кто бы дал мне на них ответы?!

- Без понятия,- ответила я шагающему рядом Вигго.

Мы почти подошли к деревне: я смогла разглядеть небольшие домики, окна которых были подсвечены лучинами, затем отголоски музыки, шум …

- Что это за место?

Опасаясь погони, нам пришлось свернуть с главной дороги и пойти окольным путем. Ничего такого страшного, просто путь займет до степи Кугано на пару дней больше времени. Ну и дорога плохая: вся в кочках.

В темноте и ногу сломать немудрено!

Нам изредка попадались деревни, но они были небольшие: несколько домов, скудная обстановка и ужин, состоящий из кваса, хлеба и парочки луковиц. В таких случаях мы питались своими запасами: немного, чтобы оставить на дальнейшую дорогу. Не хотелось отягощать людей, которые дали нам ночлег.

Но, как я уже говорила, деревни попадались нам крайне редко, поэтому в основном, мы ночевали под открытым небом. Я уже и привыкла к такому образу жизни. Лишь иногда вспоминала своей покосившейся домик.

Вигго оказался неплохим малым. Веселым, знающим множество историй, только болтал он уж порой очень много. Такая красавица, как Катерина, приглянулась ему с первого взгляда, поэтому все свое обаяние Вигго пустил на то, чтобы очаровать дочь священника.

Она же кривилась в ответ, но было заметно: Катерине приятно мужское внимание. Небось тоже соскучилась по прежней жизни, когда возле ее дома постоянно кавалеры вились.

Кто бы мог предположить, что все так поменяется?

Вигго промолчал: вероятно, и сам не знал, что это за шумное местечко, к которому нас привела дорога. Но тут его взгляд упал на высокие столбы - темнеющие силуэты опустившейся ночи. И остановился …

Я и Катерина давно оставили их позади, прежде чем я, наконец-то, обернулась, не почувствовав Вигго, идущего за моей спиной.

- Что такое? - спросила.

Наемник молчал не больше нескольких секунд, а потом ответил:

- Не стоит нам сюда заходить …

- То есть?

- Потому что сюда входят только по приглашению! - раздался внезапно мужской голос - из окружающего нас полумрака вышли люди.

Откуда они взялись, я не имела понятия!

Раз - и появились.

Пятеро мужчин. Вооруженные: я разглядела в лунном свете, как они держали ладони на рукояти оружия.

- Вигго, дружище! - тот, кто заговорил первым, подошел к замершему Вигго и приобнял его за плечи.- А я думал, что ты сдох!

- Я тоже надеялся, что ты так думаешь, Гаррон! - насмешливо ответил Вигго.

- И что же тебя и твоих прелестных спутниц привело сюда? - продолжал допытываться мужчина.

- Да вот, шел мимо и подумал, что не мешало бы мне заглянуть к старым друзьям! Они-то, наверняка, думают, что я отошел в мир иной!

Гаррон расхохотался: он был высок, но худощав. У него темные курчавые волосы и громкий каркающий смех.

- Все будут рады тебя увидеть, Вигго! Пойдем,- и потащил наемника в сторону деревни.- Добро пожаловать в Логово Воров! - и снова расхохотался.

Катерина испуганно на меня посмотрела, будто ждала, что я сейчас что-то скажу или … может, сделаю.

Но нас окружили воры, поэтому ничего не оставалось, кроме того, как последовать за ними: уж как-то не нравился мне этот жест - ладонь на рукояти меча. Да и смотрели они на нас … отнюдь не доброжелательно!

О, Всевидящая …

Я убью этого наемника, если он мне не объяснит, куда мы снова влипли!

Вигго и Гаррон шли впереди, поэтому у меня не было возможности поговорить с наемником и расспросить его о том, что сейчас происходит. Поэтому я шагала рядом с Катериной, опасливо озирающейся по сторонам. Её, как и меня, немного тревожило наше новое положение …

Логово воров состояло из нескольких домов: как оказалось весь поселок был окружен подобными высокими столбами. Что-то вроде примитивной магии, которая должна отвести порчу от жителей, принести им удачу - все-таки в деле воров она играет не маловажную роль - и так далее. Конечно, эффекта от такой магии, ладно, назовем это мелким чародейством, маловато. Но, как говориться, хоть что-то …

Нас повели в самый большой, из открытых окон которого лилась в ночь музыка, вперемешку с голосами и шумом. Один из воров потянул дверь на себя, и нас втолкнули в эту обитель незаконопослушных граждан королевства!

Логово Воров.

Раньше я считала, что это сказка - место, где обитают воры, наемники, бродяги и прочие представители темной стороны общества. Мне казалось нереальным, что все, все соберутся в одной месте … "Что же будет там?" - думала я и качала головой, опровергая саму нелепость этой идеи.

О Логове Воров я часто слышала от мальчишек, живших в моей деревни: это были небылицы о том, что в логове спрятаны несметные богатства и попасть туда могут только достойные. И что все, живущие в Логове, целые дни веселятся и пьют… Эдакий рай для преступников.

Да, кто ж знал, что он существует?!

И что Шутница Судьба (а также один туповатый наемник - не буду показывать пальцем) нас туда отправит!

О, Всевидящая!

Помоги нам выбраться из этой задницы, в которые нам с Катериной выпадает большая честь попадать после знакомства с одним приду … кхе … Вигго.

Я хотела сказать: Вигго.

Итак, мы оказались в большом помещении, залитом неярким светом. За столами и барной стойкой, которую я увидела в углу, сидели в преобладающем своем большинстве мужчины. Хотя я приметила и парочку девушек - на коленях у этих самых преобладающих мужчин.

Что ж, маленький поселок, под названием Логово Воров, вполне неплохо так обустроен и пригоден для жизни.

На вошедших обратили внимание.

И, к моему величайшему огорчению, основная порция внимания было обращено именно на Вигго.

Опустилось молчание: Гарсон и наемник стояли на пороге, причем я заметила, как Вигго волновался.

Ну да… по-моему, появлению этого парня "безумно рады" все присутствующие!

- Влипли,- пробормотала я, не сдержавшись и опустила голову так, чтобы волосы закрывали лицо.

- Многоуважаемые коллеги! - Гаррон замахал руками и заговорил.- Среди нас неожиданный гость! И это Вигго! - он вытолкнул наемника вперед - обстановка в таверне заметно накалилась.

Спустя мгновение молчание прервалось.

- Эй! Да он не сдох!

- Точно! Не смахивает на покойника!

- Вигго, сукин ты сын, ты мне денег должен!

- И мне!

- И мне!

- А у меня он украл меч!

Ох… Теперь мы точно влипли!

- ВИГГО!

Этот рев заставил даже меня подпрыгнуть на месте от неожиданности, а что касается несчастного наемника … то он побледнел и закусил губу.

Неужели ты им должен еще что-то, кроме денег?!

Всевидящая, не человек, а просто … дорожная сумка без ручки!

Бестолочь!

Катерина ойкнула и прижалась, схватив меня за локоть, когда увидела того, кто двинулся к наемнику … Да и я, если честно, будь на месте Вигго попыталась удрать.

Жаль, что такой возможности не представилось.

- О, вот, и Гвозь пожаловал … - услышала, как перешептывались между собой стоящие за моей спиной разбойники.

Затем снова перевела взгляд на того, кого назвали Гвоздем: он был высок, наверное, метра два так точно… Знаете, имя Гвоздь ему подходило меньше всего, так как это была просто ходячая гора мышц!

И эта гора подошла к наемнику, схватила его за грудки и начала трясти.

Я ненароком подумала, что после такого голова Вигго вряд ли бы удержалась на месте, однако, шея у наемника оказалась крепкой.

- Убью, тварь!!! Убью!!! - ревел Гвозь - тот самый, в чьи руки по счастливому стечению обстоятельств попал мой спутник.- Ты меня бросил на деле!! Тварь!! И деньги все забрал!! Убью, ублюдка!!

- За такое предательство напарника полагается смертная казнь,- спокойно объявил Гаррон, и его услышали.- Или … - он задумался, но тут его опередили: 

- Предлагаю поединок! - объявил громко Вигго, как только тряска прикатилась.

Присутствующие затихли: заявление, сделанное наемником, вызвало перешептывание, смешки и переглядывания. Конечно, Вигго на поединок позвал одного из самого популярных воина в Логове.

Гвоздь смерил Вигго оценивающий взглядом. Хмыкнул.

Ну да, на его месте я бы тоже хмыкнула, сравнивая жилистого наемника и свое большое крепкое тело.

- Принимаешь? - поинтересовался Вигго.

- Да.

И в таверне поднялся гам: воры улюлюкали, выкрикивали имя Гвоздя и Вигго, чокались, стучали по столу - мгновение назад тихое, даже немое Логово наполнилось всевозможными звуками.

Я посмотрела на Вигго, которого Гвоздь продолжал держал за грудки. Наемник поймал мой обеспокоенный взгляд, улыбнулся и произнес одними губами: "Все будет хорошо".

Тихо ойкнув, прикрыла лицо руками.

Всевидящая, сохрани этого идиота!

Гвоздь опустил Вигго, явно удовлетворенный тем, как повернулась ситуация. Направился к стоящему за стойкой хозяину таверны, а мне же представился шанс протиснуться к наемнику.

Но не тут-то было!

Кто-то схватил меня за локоть и поволок к столу, где уже сидело несколько представителей профессии, неодобренной законом. Мне кое-как удалось высвободиться - хвала Всевидящей - и я поспешила к Вигго, усевшемуся на длинную лавочку с краю.

Опустилась рядом.

Не прошло и пары минут, как нас обоих снова куда-то потащили - на этот раз к столу Гаррона: самому большому и богато уставленному. Король Воров питался действительно по-королевски.

О, Боги!

Стоило аромату еды достигнуть моих ноздрей, как рот моментально наполнился слюной, а в животе требовательно заурчало. Конечно, несколько дней экономных завтраков и ужинов сказались на том, что перед таким количеством еды у меня разыгрался зверский аппетит.

Так получилось, что нас посадили рядом с Гарроном. Ну, не совсем получилось: он потребовал - через несколько минут я оказалась рядом с Вигго по правую сторона от Короля Воров, сидящего во главе стола.

Пока Гаррон был занят беседой, я наклонилась к уху Вигго и шепнула:

- Мы сильно попали?

- Да,- ответил наемник, накладывая мне еды, затем себе.

- Ты не хочешь мне поведать весьма занимательную историю? - прошипела я.

- Потом, когда нас отведут в дом, где мы переночуем,- наемник был необычно серьезен.- А сейчас ешь, улыбайся и делай вид, что тебе приятно здесь находится … Есть вероятность, что мы застряли тут надолго.

- Что? - я отреагировала моментально, однако Вигго уже увлекся беседой с Гарроном.

Мне же, ничего не понимающей, оставалось только приняться за еду и превосходный эль.

Я повернулась к Катерине, сидящей напротив меня, тонко улыбнулась ей, будто повторяя ранее сказанные слова Вигго "все будет хорошо".

Она кивнула и принялась за свою порцию драников.


- Я жду объяснений.

Вигго был прав: нам действительно на ночь выделили дом. Небольшой, одноэтажный домишко, сложенных из брусьев. Тут пахло смолой и травами - веточки Крыла Синицы были подвешены на окнах. Приятно пахнущая трава - она отгоняет насекомых, например, комаров.

Три комнаты: в одной широкая кровать, рассчитанная на двоих - просто тюфяк, набитый соломой и укрытый разноцветными одеялами. В соседней точно такой же тюфяк, только плоский, как блин и узкий. И наконец, главная комната: просторная, треть её занимала печь, стол и лавки.

В принципе, всё.

Осматриваясь, я ненароком вспомнила изменчивые дома нимф.

Только в отличие от них, этот не менялся по своему желанию.

К тому уже у двери дежурили двое - одни из самых приближенных к Гаррону людей.

Мы были никем иным, как пленниками.

Но обращались с нами неплохо…

- Не расслабляйся,- Вигго закрыл дверь, проверил окна - тоже закрытые - и опустился на лавочку.- Наше положение может ухудшиться. Это сегодня Гаррон захотел, чтобы мы жили здесь, завтра нас могут бросить к свиньям … Сложно угадать перемену в его настроении.

- Довольно прохладно,- пробормотала я, потирая ладони, и обратилась к Катерине: она как раз осматривала печь.- Ты бы могла подкинуть немного дров? - они  лежали недалеко, сложенные в аккуратную маленькую горку.

Та кивнула и принялась выполнять мою просьбу.

Тут все подготовлено.

Будто воры ждали гостей…

Хотя в последнее время я отвыкаю удивляться чему-то.

Снова вернулась наемнику, который сидел, разглядывая кончики своих сапог. Он поднял голову и встретился с моим взглядом - в полумраке, разгоняемым тускловаты светом горящих лучин, его глаза, обычно теплые, казались черными.

- Там, в таверне ты обронил, что мы здесь можем задержаться надолго… - я села рядом с понурым Вигго.- Что ты имел ввиду?

Тот взъерошил волосы.

Выглядел наемник встревоженным.

Да, что там встревоженным!

Вигго выглядел как пить дать напуганным.

Но долго тяготить с ответом вор не стал: посмотрел мне в глаза и ответил.

- Если я завтра проиграю бой, то вы можете остаться здесь до конца своих дней.

- А ты?

- Если проиграю, то погибну на арене … - задумчиво пробормотал Вигго.- Таково правило Логова.

- Нет,- очень недовольная сложившейся ситуацией, я вскочила на ноги.- Почему? Мы ведь простые путники, которые заблудились … или мы не заблудились, Вигго? - прищурившись, спросила я у наемника.

Тот выразительно на меня посмотрел.

- Издеваешься? - поинтересовался.- Думаешь, я сам так жаждал сюда попасть? Если бы мне хотелось рискнуть жизнью, я бы нашел другой способ.

- Ладно,- я примиряюще подняла руки,- допустим, что мы попали сюда случайно.

- Так и есть… На карте Логово не было обозначено. Её создатели допустили маленькую оплошность.

- Не кричите вы так,- начавшийся спор оборвала Катерина: огонь потрескивал в печи, занимаясь берестой. Стало заметнее теплее.

Дочь священника посмотрела сначала на меня, потом на Вигго. Нахмурилась.

- Если ты не знал, что здесь находится Логово, то как получилось, что в этом месте собрались все, кому ты либо должен денег, либо они хотят свернуть тебе шею.

Вигго молчал.

Я буравила его суровым взглядом.

- Это долгая история и она с вами никак не связана.

- Ошибаешься,- оборвала я наемника,- сейчас мы и твоя история связаны как никогда. Рассказывай! - стукнула кулаком по столу и тотчас пожалела - косточка заныла.

Потирая ушибленную конечность, я продолжала смотреть на Вигго, жалея, что не умею испепелять взглядом. Ох, сейчас бы это умение пригодилось!

- Ты специально нас привел сюда? Да? - от разбирающего меня гнева дрожал голос.

- Да,- спокойно ответил Вигго.- Как только мы решили свернуть с тракта, я специально выбрал ту самую дорогу, которая должна была нас привести в логово. Но,- заметив опасные огоньки в моих глазах, он вскинул руки, показывая, что не закончил,- я не знал, что все так обернется! Кто ж знал, что за пять лет все так кардинально изменится?! Что Лин умрет … - и замолчал.

Мне хотелось кричать.

Хотелось накинуться на этого … этого … ублюдка и выцарапать ему глаза!

Но все на что я оказалась способна - пощечина.

Звон огласил погрузившейся в тишину дом.

- Заслужил …- пробормотал Вигго, потирая красную щеку.

- Зачем ты нас сюда привел?

- Чтобы узнать, почему тебя ищут люди-медведи,- ответил просто, и я замерла с замахнувшейся для новой пощечины рукой.

Такого поворота я как-то не ожидала.

Совсем не ожидала.

- То есть? - сурово спросила.- И даже не думай увиливать от ответа.

- Не собираюсь, - отозвался Вигго - ему уже некуда было отступать.- Катя, может чайку? Под ароматный травяной напиток беседа пойдет легче.

Катерина вопросительно посмотрела на меня: я кивнула.

Чай много времени не займет.

Пока Катерина возилась с чайником, набирая в него воду и подвешивая над огнем, я опустилась напротив Вигго - на соседнюю лавочку и внимательно посмотрела на него.

Наемник или вор - даже не знаю, как мне его уже называть - рассматривал поверхность стола. Почувствовав мое пристальное внимание, он поднял голову и произнес мягко:

- Я действительно не думал, что все так обернется.

Ну, а я не думала, что в день рождения меня вытащат из дома солдаты Единого … не думала, что повезут в столицу на суд… не думала, что сбегу и окажусь тут, в знаменитом Логове Воров: с дочерью священника и вором.

Судьба она такая непредсказуемая дама.

Никогда не знаешь, какие козыри спрятаны у нее в рукаве.

- Готово,- произнесла Катерина, ставя перед нами чашки с ароматным горячим питьем.

Я посмотрела на темную жидкость, от которой шел сладковатый запах и различила в нем нотки "Благодарности" - травы, добавляющей в чай те самые игривые нотки сладости. Никакими другими свойствами, кроме запаха она не обладает.

- Я жду.

Вигго отхлебнул чай, затем положил руки на поверхность стола, сложив их, словно примерный ученик гимназии: 

- Мне было семь лет, когда я оказался в Логове Воров …


Он смотрел на себя в зеркало - в гладкой поверхности отразилось красивое скуластое лицо с темными глазами и тонкими кошачьими усами над верхней губой.

Ничто не выдавало волнения, кроме дрожания рук.

Но это можно легко скрыть …

- Сколько можно ждать? - раздраженно бросил мужчина, отвернулся от зеркала и начал мерить небольшую комнату широкими шагами.

Комната пуста: кроме зеркала здесь больше нет мебели.

- Потерпи …  - ответили ему с той стороны зеркальной поверхности.

- Ожидание сводит меня с ума.

- А твое мельтешение меня раздражает,- отозвался холодный голос.

Мужчина остановился.

- Хм…

- Что такое?! - он обеспокоено обернулся, глядя с ожиданием на замерший возле зеркальной грани силуэт.

- Пора,- кратко ответил тот.

Спустя мгновение последовал громкий стук в дверь. Не дожидаясь ответа, некто приоткрыл её - мужчина узнал слугу.

- Ваше Сиятельство, ребенок появился на свет. Это девочка.

- Прекрасно,- пробормотал мужчина, стремительно покидая покои.

Уже переступая порог, он бросил мимолетный взгляд через плечо - на зеркало, но поверхность того была пуста.

Ир ушел.

Теперь ход за Домиником.

Мужчина последовал за слугой: рыжеволосым мальчишкой. Они спустились на второй этаж, миновали галерею и вышли в длинный коридор с пятью одинаковыми белыми, украшенными резьбой дверьми.

Доминик толкнул вторую. Вошел и сразу же направился к лежащей на кровати девушке.

Она молода и красива, даже с исхудалым лицом и темными волосами, прилипшими к влажному лбу. У нее голубые глаза и ласковая улыбка, которую молодая мама дарит новорожденной на своихруках.

- Дорогой,- Миранда радостно улыбнулась вошедшему Доминику,- у нас родилась девочка. Я хочу назвать её Петра. Правда, красивое имя?

- Да,- пожал плечами отец.- Могу я?

- Конечно,- счастливая мать протянула Доминику дочь - тот бережно взял малышку на руки. Заглянул в её круглое красное личико, провел нежно по темными волосикам… и тонко улыбнулся, встретившись со взглядом ярких голубых глаз.  Доставшихся от матери.

Это его дочь.

Маленькая Петра.

- Она красавица … такая же, как и её мать,- Доминик подарил улыбку уставшей жене. - Тебе надо отдохнуть, дорогая,- обратился он к супруге - та согласно закивала.

Перед тем, как передать малышку служанке, мужчина высвободил руку девочки и воззрился на родимое пятно на предплечье - идеально ровное, светло-коричневое посередине и почти черное по краям.


Значит, все-таки она!


Служанка забрала ребенка. Унесла его - Доминик проводил её долгим взглядом, а затем повернулся к жене. Миранда почти спала - роды отняли много сил.

- Добрых снов,- Доминик коснулся губами лба супруги, а затем оставил её одну.

Ведь его ждал Ир на той стороне реальности.


Поединок


- Мне было семь лет, когда я оказался в Логове Воров,- начал свой рассказ Вигго - я по привычке подтянула к себе колени и обхватила их руками, внимательно его слушая.- Я оказался под опекой прошлого Короля Воров - Лина. Он воспитывал меня и Гаррона… Ведя вас сюда, я думал, что он еще жив. Лин нам бы помог. Он сам бывший солдат из отряда северных медведей.

- Тех самых?

Я слышала об "северных медведях" - это наемные убийцы, с которыми король подписал договор: он заплатил им золото, а взамен наемники отправились на холодные скалистые земли, где целыми племенами вырезали местных жителей - норвенов.

Жест короля, демонстрирующий на что способны наши солдаты.

После того, как северные медведи прошлись по долине Слезы - там никого из норвенов не осталось. Выживших после атак взяли в плен, в основном, это были женщины и дети.

Зато границы нашего королевства расширились.

Вигго кивнул:

- Да. Он бы мог многое рассказать. Разузнать, возможно, через свои связи, почему тебя ищут медведи… Это бы нам пригодилось. Но не судьба… - тяжело вздохнул, отпил немного чая и продолжил.- Гаррон давно на меня зуб точит: я был любимчиков у Лина, а он из кожи вон лез, чтобы понравится старику. Я ушел из Логова, ставшего мне вторым домом, в шестнадцать лет. Пора было браться за дела самому.

- А мне ты сказал, что являешься простым наемником и что состоял раньше в ордене Синих Кинжалов,- поддела я Вигго - он усмехнулся.

- Люблю врать людям.

- А сейчас?

- Нет,- мотнул головой вор,- сейчас я искренен.

- Получается, что во время твоего отсутствия Лин умер, а Гаррон занял его место,- сделала я вывод задумчиво, а потом снова спросила.- Когда мы подходили к Логову Воров, ты сказал: "Нам туда лучше не ходить", хотя сам нас сюда и привел… Почему?

- Когда Король Воров умирает, на столбе делают отметину. В тот день, когда я ушел, их было семь … вернулся - стало восемь. Несложно было догадаться, кто стал следующим Королем,- пожал плечами мужчина.- Но если с Гарроном еще можно договориться и даже с теми, кому я должен денег, то с Гвоздем нет. По закону Логова меня должна предать смерти. Мне повезло, что Гвоздь согласился на поединок … - он глотнул чая.

- Что ты сделал?

- На одно дело мы пошли вдвоем…

- И ты его бросил? - перебила я Вигго в попытке угадать концовку рассказа.

- Не совсем. Все пошло не так, как мы планировали. Долго рассказывать,- отмахнулся он,- но суть одна: Гвоздя ранили. Он был без сознания, когда я его вытащил… Оставил у своего знакомого алхимика и ушел, прихватив заодно и часть его денег, и то, что мы должны были доставить заказчику.

- Мда …

- Меня потом как раз заказчик и поймал. Это по его воле я оказался в клетке, ну, а по твоей снова на свободе.

- И по своему желанию снова в Логове Воров. Когда будет поединок?

- Завтра. Скорее всего утром … Не знаю: все зависит от Гаррона. Сейчас все зависит от его желания.

- Насмерть?

- Конечно.

- Что будет, если ты победишь?

- С меня снимаются все обвинения. Если я одержу победу, то по сути докажу всем, что могу бороться на свою жизнь … да и Гвоздь будет слишком мертв, чтобы утверждать, что я его обманул.

- А если он?

- В точности наоборот… я буду слишком мертв, чтобы сделать для тебя хоть что-то. Ты и Катерина,- Вигго ласково глянул в сторону Кати, тихо сидящей рядом со мной,- останетесь здесь в качестве развлечения для местных.

- Еще чего! - возмутилась Катерина.- Обойдутся! Настя, сделай же что-нибудь?

- Например? - поинтересовалась я у нее.

- Ты ведьма. И даже не думай это отрицать,- предупреждающе вскинула руку Катя.- Помнишь, как ты расправилась с людьми-медведями? - я неуверенно кивнула.- Поэтому почему бы тебе не повторить тот трюк?

- Тот трюк … - покачала я головой.- Катя, ты не понимаешь: я не могу повторить это, когда захочу. "Кошка" появилась сама… без моего желания.

- Ах … - она вздохнула, поникнув.- Это было бы удобно… и не пришлось бы особо переживать.

- Переживать за меня? - лукаво спросил Вигго.

- Конечно, нет! - слишком быстро и слишком громко ответила Катерина и слегка покраснела.

Маленькая тайна дочери священника всплыла наружу.

Вор кинул на меня мимолетный взгляд, победно усмехнулся, а я же насупилась в ответ.

Нет, ничего смешного в том, что влюбилась в тебя девочка. Тем более, разве не этого ты добивался, очаровывая ее своим обаянием? Поэтому наслаждайся, Вигго, и не надо так усмехаться.

Тоже мне воспитанный вор … хотя, о чем это я? Какое может быть воспитание у этого негодяя?!

- Что с нами будет в случае победы?

- Если я останусь жив, то договорюсь с Гарроном, чтобы вас отпустили. Думаю, что после смерти Гвоздя, он будет ко мне более лоялен.

- Почему?

- Как я слышал краем уха, то Гвоздь имеет свой вес в Логове. И уж очень ему приглянулось место короля… а Гаррон не хочет пока никому его уступать.

- И ты окажешь своему старому знакомому маленькую услугу, в случае победы? - хитро поинтересовалась я.- Об этом вы беседовали за ужином?

- Неужто подслушивала, ведьмочка? - хохотнул Вигго.

- Ненароком,- пожала я плечами и кинула взгляд в окно: черными чернилами сгустилась ночь, мерцая холодными маленькими звездочками; плыла луна, безразлично взирая на спектакль под названием "жизнь", развернувшейся под ней. - Пора идти спать… завтра сложный день, особенно, у тебя,- повернулась к вору.

Тот нахмурился.

- Да… пора…


Глубокая ночь.

Я проснулась внезапно: сон просто покинул, улетел обратно в царство Базиры, оставив темную ведьму, то есть меня, ворочаться на кровати в бесполезных попытках заснуть.

Мы с Катериной спали на широком тюфяке, Вигго же на узком.

Дочь священника тихо сопела во сне, а я же лежала на спине, разглядывая потонувший во мраке потолок.

Тишину нарушили шаги и приглушенный стук - в главной комнате кто-то ходил.

Я поднялась. Опустила ноги, поджав пальцы, когда коснулась холодного пола. Затем направилась к дверному проему. Разузнать, в чем дело.

Горела лучина, и в её тусклом свете я рассмотрела источник шума.

Им оказался Вигго.

Он сидел за столом и пил что-то.

И судя по тонкому запаху это было вино.

- О, Настя … за тебя! - он заметил и осушил неглубокую чащу.

Я покачала головой, присела рядом.

- Выпивка перед предстоящим поединком не самое лучший способ поднять боевой дух.

- Ай! - отмахнулся Вигго, наливая себе еще вина.- Будешь? - предложил мне - я кивнула и приняла чашу. Пригубила немного напитка - сухое красное вино, приятное и терпкое на вкус.

- Хорошо,- и вернула вору его выпивку.

- Может, быть я завтра умру…

- Если драться с похмельней головой будешь, то вероятней всего …

- В такие моменты начинаешь думать, что успел в жизни, а что нет… А потом, поразмыслив над упущенными возможностями, говоришь сама себе "да пошло все оно к Слепому"!

- Ясно,- я хмыкнула.

- Настя… - Вигго придвинулся ближе ко мне - мне в нос ударил запах алкоголя, исходящий от наемника. – Есть у меня одно предложение к тебе… - он придвинулся еще ближе, я склонилась к нему от любопытства – теперь нас разделяло всего ничего.

- Если она касается магии, то боюсь, придется отказаться.

- Нет,- наемник мотнул головой. - Касается далеко не магии …

А затем в следующую секунду его лицо оказалось рядом с моим - Вигго припал к моим губам жарким поцелуем.

Сначала я растерялась; руки наемника скользнули по моей талии, задержавшись там; он с игривостью легонько прикусил мне нижнюю губу, будто намекая на ответ … и я сдалась - ответила на внезапный поцелуй.

Он стал жарче: наемник становился то нежнее, то наоборот - сильнее впивался в мои губы. Словно его обуревало желание выпить весь жизненный сок из темной ведьмы.

Зарыла пальцы в волосы Вигго - как оказалось, они были довольно приятны на ощупь, пусть и жестковаты.

Затем горячие губы вора отстранились от моих, скользнули вниз.

Это было так приятно, что я слегка откинула голову назад, открывая Вигго тонкую, белую шею … он целовал её нежно, ласково, едва касаясь кожи, рисовал влажные узоры… 

Остановился Вигго только, когда спустился еще ниже; мои руки лежали на его плечах; одна же ладонь вора лежала на моей груди, слегка сжимая её.

Последний поцелуй - Вигго коснулся губами моей ключицы и отстранился. Вернулся к вину.

- Спасибо за пожелание удачи,- усмехнулся.

Я вопросительно приподняла бровь, а затем улыбнулась.

Неожиданный поцелуй оставил после себя приятное ощущение.

- Пожалуйста. Побеждай или умри … - поднялась, наклонилась к лицу наемника и чмокнула его в пряные губы.- В твоем случае лучше победить, иначе я тебя из того мира достану и отправлю твою жалкую душонку в весьма неуютно местечко, где она будет мучиться очень долго.

- Всегда мечтал перейти дорогу Черной Ведьме,- насмешка проскользнула в его голосе.

- Мечты имеют отвратительную привычку сбываться,- пожала я плечами.- У тебя есть до восхода несколько часов, чтобы помечтать о победе. Вдруг сработает.

- Ты необычная девушка, Настя.

- Уже говорил.

- Люблю таких.

- Опять врешь? - в шутку поинтересовалась я, помня о безграничной любви вора к правде и только правде.

- Конечно. За победу! - и осушил порцию вина - последнюю перед поединком.


Поединок был назначен на утро, как и говорил Вигго.

К тому времени, когда к нам в дверь постучались, я была уже на ногах и будила наемника.

- Дай мне еще поспать … - лениво протянул Вигго, переворачиваясь на бок и подтягивая к себе тоненькое одеяло.

- Я бы рада,- наклонилась и сдернула с мужчины покрывало,- да только Гвоздь расстроится, что ты проспал поединок.

- Слепой… - простонал мужчина - тут и до него донесся стук.

Катерина пошла открывать дверь, наемник же сел и протер заспанное лицо, взъерошил волосы. Посмотрел на меня.

- Вам не разрешат наблюдать наш бой.

Эта новость для меня стала неожиданностью.

- А раньше ты сказать не мог? - нахмурилась.

Наемник пожал плечами.

Вигго заснул полуобнаженным и сейчас ходил в поисках своей рубашки. Я протянула её ему - он вопросительно на меня взглянул.

- Я нашила на нее символ, приносящий удачу.

- Этот что ли? - поинтересовался мужчина, ткнув пальцем в маленькую красную спиральку на воротнике. – Когда ты успела, а?

- Раньше просыпаться надо,- усмехнулась.

Вигго молча натянул рубашку, поправил рукава. Подпоясавшись,  потянулся к лежащему возле тюфяка мечу.

- Спасибо, Настя,- а я думала, что он меня уже и не поблагодарит.

Наблюдала, как он закрепляет на наборном поясе.

Наемник был не против моего присутствия.

Даже наоборот … мне так кажется.

У бабушки были книги, где я читала баллады, посвященные воинам, уходящим на сражение и их верным женам. Сцены прощания: на закате или рассвете, поцелуи, клятвы хранить верность и так далее. А среди ощущений горечь расставания или боль … тревога, страх, надежда.

У меня же внутри царил такой запутанный клубок чувств, что вытащить одну ниточку было очень сложно. Да, я волновалась за Вигго. Да, желала его возвращения, потому что без его победы нас не отпустят. Но во мне за ночь окрепла странная уверенность, что он победит.

Точно такое же идиотское чувство, которые я испытывала и ранее, когда сидела в клетке и знала, что мне предстоит из нее выбраться.

Дура, знаю …

Но хочется верить в лучшее.

Вигго закончил собираться: откинул волосы со лба, подошел ко мне и положил руки на плечи. Набрал в грудь побольше воздуха и произнес.

- Я тебя всегда любил и буду любить до конца своих дней.

Я не удержалась и прыснула от смеха: помпезности в голосе наемника было хоть отбавляй.

Вигго тоже улыбнулся.

- Так-то лучше. Когда ты улыбаешься, нравишься мне больше,- он усмехнулся.- И не волнуйся ты так. Я пока умирать не собираюсь, иначе не вызвал бы Гвоздя на поединок.

- Очень обнадеживающе звучит,- буркнула я.

Мужчина хохотнул.

Приподнял мне уголки губ, растягивая их в фальшивой улыбке.

- Да, тебе определенно точно так идет.

Я шутливо шлепнула его по руке.

- Тебя Гвоздь заждался.

- И еще подождет … Я, вот, в раздумьях: целовать тебя или нет? - и склонил голову набок, якобы задумавшись.

Конечно, он говорил это в шутку, но в памяти воскрес момент нашего вчерашнего поцелуя, и внезапно я поймала себя на мысли, что не против «пожелать ему удачи» еще раз.

- Шутник ты, а не воин… - вздохнула.- Смотри, не заколи Гвоздя своей остротой.

- Буду осторожен,- он заботливо убрал прядь волос мне за ухо.

А я же внимательно смотрела в его лицо, пытаясь найти хоть какой-нибудь оттенок тревоги.

Вигго был весел, будто собирался на праздник, а не на поединок, где одного заберет в свое царство По. Но сейчас его безалаберность не раздражала… наоборот. Совсем наоборот.

А у меня плохо получалось держать себя в руках.

Особенно в такие моменты.

Поэтому …

- Оу… - примерно так отреагировал Вигго, когда я прижалась к нему.- Обычно такое следует либо после "буду любить", либо перед … Ну, уж никак не следом за обменом остротами.

- Заткнись,- уткнулась в его плечо - наемник обнял меня крепче.

- Хорошо…

Не знаю, сколько это длилось: просто во мне снова проснулся океан. Это ощущение было абсолютно для меня новым, словно тысячи тонких невидимых нитей исходили от моего тела, проникали в Вигго, расползались, заряжая его моей силой.

На долю секунды мы даже стали едины: я даже почувствовала волнение, хорошо спрятанное под маской шутника.

- Интересно,- пробормотал наемник, отстранил меня от себя.- Не знаю, что ты сделала, однако … мне это нравится. Приятно.

- Я буду ждать тебя.

- И хранить мне верность? - на его губах расцвела знакомая нахальная улыбка.

- Обойдешься,- ударила его кулаком в плечо.

Вигго состроил обиженную мину и двинулся к выходу.

Вроде момент прощания подошел к концу, но не тут-то было …

- Слепой! - зарычала я, чувствуя, как горит пятая точка, по которой секунду назад шлепнул Вигго.

Хорошо так ударил, сволочь!

Звонко!

- Это на удачу! - донеслось из гостиной.

Затем Вигго попрощался с Катериной: я видела в щели приоткрытой двери, как он обнял ее и поцеловал в щеку. Девушка в ответ пробормотала что-то сбивчивое, покраснев, и перекрестила наемника.

Дождавшись ухода вора, я вышла из комнаты, то обнаружила дочь священника, стоящую  на коленях. Руки сложены, глаза закрыты и губы что-то бормочут.

Молилась Катерина Единому, просила его помочь Вигго одержать победу.

Почувствовав мое присутствие, Катерина открыла глаза и глянула на меня через плечо. Нехорошо посмотрела. Очень нехорошо. Скорее всего приревновала, что я прощалась с Вигго так долго, тем более наедине .

От ее острого взгляда стало неприятно: я передернула плечами и вернулась в комнату Вигго.

Отношения с Катериной и так далекие от дружеских сейчас накалились. И причиной стал угадайте кто?

Да, этот самый наемник, который сейчас идет на залитую первыми солнечными лучами арену …

Перед глазами внезапно вспыхнула картинка: вот, идет Вигго в окружении тех самых воров, которые "сторожили" наш покой этой ночью. Он что-то шутит как всегда, однако, в карих глазах застыл холод, ладонь лежит на рукояти меча.

Я тряхнула головой, прогоняя наваждение.

- Ты в порядке? - в дверях стояла Катерина.

- Да,- помассировала виски - разболелась голова.

Хотя такое часто бывало, когда я применяла свою магию.

- Завтракать будешь?

- Нет … Пожалуй, я прилягу.

- Как знаешь,- пожала плечами Катя и оставила меня одну.

Я же откинулась на плоскую подушку, подтянула к себе одеяло. Оно еще хранило остатки тепла наемника.

Катерина, Катерина … Кто бы мог подумать, что дочь священника, обычно молчаливая, влюбиться в такого разгильдяя, как Вигго всего-то за пару недель пути? Тем более, глядя на его флирт со стороны, сразу было понятно, что ничего серьезного между ними быть не может…

Уму непостижимо, что она ревнует Вигго ко мне!

Да и поди объясни ей, что то, что я к вору ничего не чувствую, как и мужчина ко мне. Он и я абсолютно несерьезны. Просто игра, и тот поцелуй абсолютно ничего не значит.  

Хотя … именно шуток Катя зачастую не понимает.

Я засыпала.

Уже закрыв глаза, напоследок перед тем, как провалиться в сладкое сновидение, я подумала о том, что надо как-то доказать Катерине, что между мной и Вигго ничего нет, что мы просто дурачимся …

Между нами просто ничего не может быть: я же ведьма, а он вор … да и характеры у нас абсолютно разные.

Абсурд какой-то одним словом.


Ареной служит ничто иное, как площадка, расчищенная от всякого мусора. Светит тускловато Старшая - Младшая еще не вышла на небосвод. Небо не чисто голубое, нет. Оно еще местами темновато, местами серовато, а возле горизонта розоватое - палитра утренних красок.

Воздух свеж, он дрожит от голосов.

Вокруг арены собрались люди. Их много, очень много. Вероятно все Логово Воров пришло посмотреть на сегодняшний поединок.

Слышны подбадривающие и спорящие крики, кто-то делает ставки, кто-то громко разговаривает, активно жестикулируя - но гам смолкает, стоит на площадку ступить Гвоздю. Из противоположного конца выходит Вигго.

Напряжение между соперниками, среди зрителей очень сильно чувствуется. Иногда кажется, будто искры проскакивают в воздухе.

Я стою среди зрителей.

Я могу видеть их, но они не могут видеть меня.

Я, словно призрак, и я сплю … и точно знаю, что это сон … но почему он такой реальный?

Эти мысли проносятся в моей голове за долю секунды и перестают существовать, когда Гвоздь наносит первый удар.

Вигго не стал его блокировать - просто ушел в сторону.

Еще один удар противника - наемник снова увернулся.

Следующая атака – наконец, арена оглашается звоном скрестившихся клинков.

Этим неестественно тихим утром песня стали кажется слишком громкой. Она стоит в моих ушах еще несколько секунд; глаза же жадно ловят каждое па опасного танца, в котором закружились Вигго и Гвоздь.

Мой слух необычно чуток: я слышу, как клинок Гвоздя с характерным свистом вспарывает воздух места, где секунду назад стоял Вигго.

Ловкий и быстрый - такова тактика наемника.

Сильно и яростно - такова тактика Гвоздя.

Он, будто безумный, наносит удар за ударом - ощущаю, как внутри него горит ярость. Сумасшедший, не поддающейся контролю огонь с ярким багряным вкусом - он оседает у меня на языке, и я морщусь от этой остроты.

Сжимаю кулаки от тревоги: Вигго уступает Гвоздю в плане силы, поэтому от большинства атак он уворачивался, следовательно энергии его расходуются быстрее, чем силы Гвоздя.

Звон.

Ослепительный блеск стали.

Рык Гвоздя - он целился в грудь наемника, но тот блокировал удар.

Мое зрение также стало лучше: я вижу злорадные искорки в карамели глаз Вигго.

Затем он контратакует, но неудачно - клинки снова встретились.

А затем в следующее мгновение Вигго падает на землю со сломанным носом - кровь, бегущая тоненькими ручейками по лицу, пачкает ворот рубашки.

И тут …

Я не знаю, как это произошло: завороженно, глядя на кровь наемника, пропускаю момент, когда Вигго откатился в сторону - блеснула сталь клинка Гвоздя, вскакивает на ноги и, воспользовавшись замешательством противника, обходит его со стороны.

Секунда - с чавканьем меч Вигго входит в живот Гвоздя.

Наверное, Гвоздь не сразу понимает, что происходит: он удивленно смотрит сначала на оказавшегося слишком близко наемника, затем на оружие …

А потом приходит боль.

Я отворачиваюсь: Гвоздь опускается на землю - под ним стремительно расширяется алое пятно, Вигго сворачивает ему шею.

Aut Vincere Aut Mori.

Победить или умереть.

Все кричат.

Вигго вытирает меч, молча и угрюмо.

А я тихо ухожу - меня забирает сновидение: реальность вперемешку с фантазией.


- Ну, что? - Доминик нетерпеливо ждет решения главы Круга Семи - ведьмы Изабеллы.

Немолодая женщина с рыжими волосами и голубыми глазами, укачивает младенца, напевая ему колыбельную на незнакомом отцу языке.

В кровати, возле которой стоит хозяин поместья и гостья, лежит Миранда - она также с ожиданием смотрит на ведьму.

- Есть. Всевидящая подарила твоей дочери свою частицу,- Изабелла улыбается; на щеках Миранды расцветает румянец.

Она счастлива.

- Как ты её назвала? - обращается к ней Изабелла.

- Петра.

- Красивое имя. Вырастет девочка у тебя красавицей. Береги будущую ведьму Круга Семи,- и передает младенца матери.

- Спасибо.

Маленькой Петре как раз исполнилось одиннадцать месяцев, как Миранда написала письмо главе Круга Семис просьбой приехать, чтобы проверить: носит ли Петра частицу Всевидящей.

Ведь Миранда так боялась, что её дочь родилась обычной девочкой.

Но сейчас все страхи остались позади.

И отец, и мать вздохнули с облегчением.

- Ты можешь остаться у нас настолько, насколько захочешь.

- Спасибо, Доминик. Я бы с радостью у вас погостила, но дела не простят моего отсутствия. Только ночь.

Они вдвоем покидают Миранду и идут по галерее - Доминик лично вызвался проводить ведьму до приготовленных для нее покоев.

- Очень жалко.

- Мне тоже,- Изабелла тонко улыбается и, проходя мимо зеркала, поправляет волосы.

Она что-то говорит, но Доминик этого не слышит.

В голове только шепот Ира.


Она не доберется до Сумеречного Острова.

О девочке никто не должен узнать, иначе я её потеряю.

Ты меня понял?


- Да, господин,- одними губами отвечает Доминик.

Ведьма делает вид, что не заметила этого.

Внешне веселая и беззаботная, внутри нее нарастает напряжение.

Что-то должно произойти.


- Наааааастя,- раздалось у меня растянутое над ухом.- Наааааастя …

Я лениво приоткрыла глаза и воззрилась на сидящего рядом Вигго. Он только что вернулся с поединка, даже не умылся: засохшая кровь багровой корочкой покрывала его подбородок. Да и мой сонный взгляд упал на многочисленные царапины наемника: рубашку, изрезанную и грязную, можно было выбрасывать.

- А я живой! - радостно воскликнул наемник, как только я приняла сидячее положение.

- А я вижу … - пробормотала, продолжая оглядывать Вигго.

Еще несколько синяков заметила, парочку царапин.

Странно, когда он успел их получить?

Не помню, вроде не видела их в этом странном сне …

Вот же, несчастье ходячее!

- Твой несчастный нос … его уже второй раз ломают … - протянула я обеспокоено.

- Да, на удары в лицо мне везет,- усмехнулся наемник.- Но рад тебя обрадовать, это единственная серьезная травма, которую я получил.

- Обрадовал,- я улыбнулась.

Вигго, сидящий на корточках все это время, опустился на тюфяк, вытянул ноги.

- Завтра утром мы уйдем из Логово Воров. И все благодаря мне,- гордо произнес вор, сняв с пояса меч и положив его рядом.

- Спасибо,- поблагодарила.

- И все? - поинтересовался наемник.- А где же фанфары? Хвалебные оды и прекрасные женщины, почитающие меня, как бога?

Я усмехнулась.

Затем придвинулась к наемнику поближе, поцеловала его в кончик губ и шепнула на ухо:

- Спасибо.

- Так-то лучше, но не совсем хорошо,- мужчина потянулся было снова к моему лицу, но я приложила палец к его губам и покачала головой:

- Обойдешься.

- Эти женщины … - тяжело вздохнул наемник.- Мне надо принять ванну.

- А еще переодеться.

- Точно. Кстати, и тебе тоже.

- Это еще почему? - я нахмурилась.

- Вечером будет пир. Гаррон таким образом хочет со мной попрощаться. 

Я засмеялась.

- Проводы Вигго из Логово Воров - эдакий "тонкий" намек на то, чтобы ты здесь больше не появлялся.

- На этот счет я с Гарроном согласен. Ноги моей больше здесь не будет!

С улыбкой посмотрела на него.

Как же я рада, что он вернулся невредимым из поединка!

Пусть он и последний лгун, однако, я к нему уже привыкла.

Все-таки без него мое путешествие было бы лишено этого заманчивого и веселого очарования, которое принесла с собой компания наемника.


Правда лишь иллюзия


Неделю назад мы ушли из Логова Воров и снова оказались в лесу. Дорогая, все это время змейкой идущая через луга и поля, привела нас к лесному массиву, игриво огибая редкую стену деревьев.

Я нашла это место на карте - лес не густой, называется Тихий. За ним идут деревни, за которыми лежит второй по размеру город королевства после столицы - Белый.

Странный инцидент произошел вчера - он заставил нас изменить планы.

На чистом без единого облачка небе светили Сестры, было тепло и в воздухе пахло травами.

Мы шли по дороге. Вигго что-то рассказывал, мы с Катериной слушали очередную байку вора, когда нам повстречалась пожилая женщина, собирающая хворост.

Стоило ей взглянуть на меня - выцветшие, почти желтые глаза, как меня пробрал холод. Мурашки веселой разбежались по телу, и неприятное ощущение осело мерзким осадком в душе.

- Не найдется ли у вас еды? - и голос у старой был скрипучий, будто плохо смазанные шестеренки.

Бабушка учила меня помогать.

И пусть мне эта женщина не очень нравится, моя совесть не простит мне такого поступка.

- Есть … - я открыла сумку и достала завернутые в широкие листья бутерброды - спасибо Гаррону, что в дорогу он дал нам достаточное количество припасов. Протянула женщине, стараясь не встречаться с ней взглядом, однако, все равно - вызывающие у меня мурашки глаза заглянули в мои.

Брррр!

- Ты мне помогла,- произнесла она медленно, слегка растягивая гласные, - и я помогу тебе.

- Как? - поинтересовалась.

- Вас преследуют. Не идите по дороге.

- Кто? - спросил Вигго, опережая меня на долю секунды - такой же вопрос был вот-вот готов сорваться с моих губ.

- Не знаю,- она пожала плечами.- Вижу, что преследуют … и вижу, что они опасны. Прощайте. И удачи, Анастасия,- спрятала еду в глубокий карман своего серого, поношенного халата и пошла дальше.

А я же ей изумленно смотрела ей вслед.

Точно также, как Вигго и Катерина.

- Ты ее … - начал было наемник, однако я перебила его.

- Впервые вижу,- мотнула головой.

Затем Вигго заявил, что она просто сумасшедшая старуха, заметив тень страха, которая легла на мое лицо … но с предложением сойтись с дороги все согласились.

Уж очень были живы воспоминания о нападении людей-медведей.

Сейчас наступал вечер: Старшая уже скрылась за линией горизонта, Младшая же коснулась краешком линии между небом и землей. Сгущались сумерки. Заметно похолодало.

От каши исходил будоражащий аппетит аромат, от костра же шло приятное тепло. Я бросила немного сухой травы в еду - это должно было придать ей легкую сладость. Затем посолила.

И вот, донеслось:

- О, этот запах сведет меня с ума! - голос Вигго раздался совсем рядом - ухо обожгло горячее дыхание. Наемник сел подле меня - Катерина же опустилась напротив.

Дочь священника попросила Вигго научить её драться, поэтому пока я занималась ужином, вор уделил Катерине внимание. В основном, они, конечно же дурачились, и Катерина частенько висла на шее вора, поглядывая косо на меня… явно ожидала увидеть ревность, но я как-то не обращала на это все внимания, делая вид, что полностью поглощена готовкой.

Сейчас они оба раскрасневшиеся, уставшие и жутко голодные, сидели, ожидая, когда все будет готово.

- Приятного аппетита, дамы и господа,- стоило мне это сказать, как к котелку сразу же потянулись ложки.

- А ты что не будешь? - спросил Вигго, когда я поднялась.

Мотнула головой.

- Не, голодна.

- Куда собралась? - продолжая держать тарелку, вскочил на ноги наемник, чудом не опрокинув на себя ужин - я отошла немного от костра, почти миновав границу тени и света, отбрасываемого огнем. Обернулась, услышав его вопрос.

- Хочу немного пройтись.

- С тобой можно?

- Поешь сначала,- хмыкнула.- Да и хочу в одиночестве остаться.

Вигго насупился.

- Учти, что тут тебе не городской парк, а лес. Не уходи далеко.

- Как скажешь, мамочка,- кивнула.- Играть буду поблизости.

- Если что кричи,- Вигго уселся на землю, скрестив ноги кренделем.- Прийти на помощь не обещаю, но может голосок твой зверя дикого и отпугнет.

- Хаха … - приторно рассмеялась я, развернулась и пошла прочь от лагеря.

Когда огонек стал едва различим между деревьями, опустилась на землю и задрала голову, любуясь звездным небом.

- Могу к тебе присоединиться? - раздалось за спиной.

Катерина.

- Конечно,- кивнула - девушка села рядом.

- Ужин выше всяких похвал.

- Спасибо.

- Я хотела с тобой поговорить,- начала Катерина - во мне шевельнулось нехорошее предчувствие. Серьезный разговор, видимо, ждал. - Я много думала над тем, что я делаю здесь … то есть, в вашей команде…

"Нашей команде, Катерина" хотела поправить её я, но не смогла перебить девушку. Видела, как трудно даются ей эти слова.

- Я ведь по сути бесполезна: ты умеешь колдовать, а Вигго байки травит, с оружием обращаться умеет, а я ничего. Все больше начинаю чувствовать себя лишним грузом,- замолчала - я её не торопила.- Понимать это и не иметь возможности исправить - еще больше давит на сердце. Поэтому я приняла решение уйти. Я бы и раньше это сделала, но мы находились слишком далеко от деревень или городов… а идти в одиночку уж очень было страшно. Погоди, Настя, - она остановила открывшую было рот меня,- я не хочу идти к Кругу Семи - это твой путь. Твой и Вигго,- погрустнела.- Не мой. Поэтому завтра я уйду… Выйду на дорогу и направлюсь в ближайшую деревню, судя по карте она лежит недалеко. Вот … - закончила говорить она. Затем подняла голову, обратив свой взор на звезды и протянула.- Красивые они… звезды эти.

- Да. Красивые, - согласилась.

- Когда-то давно мне мама рассказывала историю, что звезды - это души умерших людей. Верные Богу, они попадали на небеса, откуда могли наблюдать за нашей жизнью.

- Славная сказка.

И снова опустилось напряженное молчание.

Я закрыла глаза, вдыхая лесной аромат: свежий с таинственной ноткой вечера.

Слышала, как Катерина поднялась, слышала её удаляющиеся шаги, затихающие с каждой секундой.

Когда я же открыли их - дочери священника рядом не было.

Я вернулась в наш маленький лагерь, когда Катерина уже спала - до меня донеслось её мерное дыхание. Вигго же дежурил первым: он подбрасывал хворост в костер.

- Поздно ты … - произнес он в полголоса.

- Хотелось побыть одной,- протянула руки в огню - от ночной прохлады меня била мелкая дрожь, даже толстая шаль, которую я накинула на плечи, не сильно помогла.

А в следующую секунду сильные руки прижали меня к крепкой груди, горячее дыхание, щекоча, обожгло шею и мочку ухо; я почувствовала, как Вигго зарылся лицом в мои волосы.

- Что ты делаешь?

- Ты замерзла, и я решил тебя согреть. 

- Очень благородно.

- Ладно,- слишком быстро согласился Вигго и разомкнул кольцо объятий…

- Ну, уж нет,- мне снова стало холодно, поэтому я сама прижалась к наемнику.- Грей ведьму, ей холодно.

- Тощая, поэтому и мерзнешь,- усмехнулся мужчина.

Мммм … так приятно, когда его дыхание касается кожи!

Непередаваемое ощущение.

- Спасибо за комплимент, Вигго.

- Хех,- приобнял он меня крепче - я же расслабилась в своеобразной колыбели его сильных рук и зажмурилась от удовольствия.

- Мрр,- тихо замурлыкала, когда наемник начал почесывать меня за ушком.

- Значит, вот, где твое слабое место? - я почувствовала его наглую улыбку.

- Держи его в секрете,- зевнула.

В согревающих объятиях меня начало клонить в сон. Стоило закрыть глаза, как сновидение подкрадывался ко мне и пыталось унести в царство Базиры.

- Договорились,- шепот Вигго вернул меня в реальность. - Спеть тебе колыбельную?

- Неа … Тсссс,- приложила палец к своим губам.- Помолчи… - и снова закрыла глаза.

Глупая, темная ведьма.

Я и не заметила, как заснула на руках Вигго.

А этот засранец и не вздумал меня разбудить!


- Возьми еще денег… - растерянная я стояла поде Катерины, которая укладывала в свою сумку снедь, следом флягу с водой.

Я же протягивала ей кошелек с третьей частью наших средств. Она приняла его и спрятала в карман мешковатой куртки - Гаррон также снабдил нас и одеждой.

Король Воров был очень щедр. Настолько щедр, что у меня даже закралось некоторое подозрение насчет Вигго. Не обокрал ли он своего старого приятеля. Уж очень торопливо мы покидали Логово Воров ранним утром после пира.

- Спасибо, Настя,- поблагодарила.

Катерина окончательно собралась.

Я обняла её крепко-крепко, пожелала удачи в пути, в жизни, во всем. Катерина же шептала мне на ухо "спасибо, спасибо"… и в ответ желала мне удачи и всех благ.

Затем она подошла к Виггу, тот распахнул объятия, но … Катерина неожиданно сделала рывок наемника, обвила руками шею Вигго и впилась в губы мужчины.

Тот, мягко говоря, растерялся: так и продолжал стоять с раздвинутыми в разные стороны руками, затем все же приобнял девушку. Однако, хитрый взгляд карих глаз был адресован мне: стоящий неподалеку и ожидающей конца этой сцены.

Я сделала вид, что не замечаю его.

Наконец, Катерина, красная от смущения, отстранилась от Вигго.

- Прости… - пробормотала и потупила взор, похватали сумку и развернулась, чтобы идти.

Вигго схватил её за локоть, приблизил к себе и легонько поцеловал в лоб.

- Нам будет тебя не хватать! Кто же будет меня одергивать, когда я начну шутить слишком пошло,- эти слова вызвали у нее улыбку. - Удачи.

- Спасибо, Вигго,- Катерина покраснела еще сильнее.- Мне пора идти. Доберись, Настя, до гор. А ты, Вигго, храни её! Мне пора… - повторила она и направилась прочь.

Я и наемник смотрели ей вслед, пока силуэт Катерины не скрылся с наших глаз.

На одного участника в нашем маленьком отряде стало меньше. И пусть Катерина зачастую раздражала меня, мне её будет не хватать. Я же добрячка… еще и ведьма в придачу.

Нелепость какая-то.


- Срочно собирайся! - Изабелла возникла на пороге гостиной - Миранда, сидящая в кресле и читающая в свете камина, тотчас вскочила.- Одевайся! Я укутаю ребенка! - и бросилась к лестнице на второй этаж.

- Изабелла,- растерянная девушка так и осталась стоять посреди комнаты, - что происходит? Расскажи мне.

- Нет времени. Одевайся,- раздраженно бросила ведьма.- Я увожу тебя обратно в горы.

- Но зачем? - Миранда поспешила вслед за главой Круга Семи.- Что происходит?! Объясни!

В это время Изабелла укутывала малышку Петру в бежевое одеяло, пока Миранда меняла платье на более теплое, обувалась и собирала вещи для малышки.

Глава Круга Семи редко бывала в таком нервном состоянии. Если честно, Миранда впервые видела ведьму такой, поэтому послушалась её.

Интуиция подсказала, что лучше делать то, что велят, иначе будут проблемы. Большие проблемы, судя по состоянию женщины.

Изабелла же начала вводить молодую ведьму в курс дела.

- Твой муж заключил сделку с демоном Зазеркалья. Боюсь, что это может быть Ир…- Миранда замерла, но её изумление продлилось не больше секунды - надо было собираться.- Ты и твоя дочь в опасности.

- С чего вы взяли, что Доминик заключил такую сделку?

- Когда я ехала от вас, на меня напали … создания из Зеркал. Одного из них мне удалось удержать перед Возвратом. Оно рассказало, что вызывающий мужчина… и Доминик подходит под его описание.

- Но это же не значит, что именно он виноват?! - со слезам на глазах пыталась оправдать мужа Миранда.

Вызов демона Зазеркалья - непростительный поступок со стороны мага. Он карается по закону смертной казнью. И Миранда не хотела верить, что её муж - третий маг королевства Тимар пошел на такой глупый, непродуманный поступок, как сделка, чтобы получить еще больше силы.

Ведь человек мало, что может дать демону.

Только душу.

А отдав её, человек входит полностью под власть Зазеркалья.

- Не значит,- согласилась Изабелла, прижимая к себе младенца. Девочка была на удивление спокойна.- Но все равно, рисковать нельзя. Лучше вам побыть у нас под крылом. Мне так будет спокойнее.

Миранда недолго думала.

Она застегнула сапог, поднялась, накинула на плечи плащ. Слишком тонкий для царившей снаружи холодной ночи и зашагала к выходу из комнаты.

- Я буду ждать тебя за воротами. Привратник спит. Оглушила его. Даю тебе несколькоминут, чтобы оседлать коня.

- Это не займет много времени,- и Миранда бегом бросилась вниз по лестнице.

Времени оставалось мало.

Скоро должен был вернуться домой Доминик.

Миранда чувствовала его приближение, ведь с Домиником они были связаны особенной связью.


- Настя, ты сожгла весь бекон! - Вигго от разбирающей его злости скакал вокруг костра, пытаясь спасти остатки своего драгоценного мяса; я же сидела и задумчиво грызла корешок "сытой травы".

- Мне очень жаль.

- Это ты бекону скажи! - обижено взвыл мужчина.

- Мне очень жаль,- повторила, глядя на пригоревший завтрак наемника.

И снова погрузилась в задумчивость.

Волнуюсь я за Катерину. День назад она ушла от нас, и как бы Вигго не пытался меня убедить, что с ней все будет хорошо, недоброе предчувствие мучило меня.

Кошки не то, что скребли, просто исцарапывали душу!

О, Всевидящая сохрани её!

- Он тебе этого не простит,- злобно пробормотал Вигго, однако, заметив мое выражение лица, сжалился.- С ней все будет хорошо.

Я сбилась со счета, сколько раз он это уже сказал.

Остановилась на тридцать четвертом… вроде бы.

Мужчина наложил мясо на булку, сверху прикрыл еще одной и принялся завтракать.

- Не знаю … все равно нехорошее ощущение.

- Ты профто фолнуффся …

- Что?

- Волнуешься ты просто говорю,- повторил Вигго на этот не набитым ртом.- Ты привыкла к ней. Да и я тоже. Сейчас она ушла - все стало не так, как прежде. Перемены, дорогуша.

- Может, ты и прав,- пожала плечами.

- Конечно, я прав. Скорее всего Катерина сейчас в какой-нибудь деревне, выспавшаяся, чистая, ловит заинтересованные взгляды местных юнцов.

- Скажешь уж,- усмехнулась я.

Вигго, заметив, что ему удалось немного поднять мне настроение, продолжил:

- А девка она неплохая, признаюсь. Не будь тебя рядом, так покорила бы она мое сердце. Грудь у нее была потрясающая! - и закивал в подтверждение своих слов.

- Именно грудь сердце твое покорила бы? Или все-таки сама Катерина? - уточнила я у наемника.

Вигго хохотнул.

- Одно другого не исключает,- философски заметил он.- Но ты затмишь любую, Анастасия… Вот! Ты уже улыбаешься! - весело заметил наемник.- Хороший знак.

- И чтобы я без тебя делала? - с улыбкой поинтересовалась.

- Ходила бы угрюмой Принцессой Несмеяной,- заключил Вигго и снова принялся за свой несчастный бекон, жадно уплетая его за обе щеки.

Я же начала собирать вещи - пора было двигаться в путь.

Наши припасы были на исходе, так что мы с Вигго решили выйти на дорогу и зайти в деревню, чтобы закупиться там всем необходимым. Тем более мне до смерти хотелось принять ванну и поспать на относительно мягкой кровати. Судя по тому, каким радостным возгласом Вигго поддержал мою идею зайти к людям, то и он соскучился по благам цивилизации…

Может, заодно и разузнаем что-нибудь про Катерину.

Ну, не могу я перестать думать о дочери священника!

Волнуюсь ужасно … и очень надеюсь на то, что Вигго прав: это просто нервы, а не что-то худшее.

- Поднимайся,- обратилась к стряхивающему крошки с одежды наемнику.- Десять минут на сборы и пойдем.

- Да, капитан,- мужчина отдал мне честь и в следующую секунду увернулся летящей в его сторону шишки.

В ответ показал мне язык.

Ну, не вор, а просто шут какой-то!


До деревни мы дошли к вечеру: злые, уставшие, голодные, как волки. Поэтому и у меня, и у Вигго вырвался вздох облегчения, когда мы наконец дошли до поселка под названием "Лесной".

Едва передвигая ногами: мы не делали остановок, хотели поскорей добраться до деревни, я и наемник, ориентируясь на слова встречного, дошли до таверны. Правда, мы заблудились, успели поругаться, помириться и снова поругаться, когда второй раз зашли не туда.

Однако, сейчас все позади.

Вигго толкнул дверь и я зашла внутрь.

Правда, тут больше подойдет слово ввалилась, так как на данный момент я чувствовала себя чем-то громоздким и очень неуклюжим…

- Наконец-то ванна,- выдохнула, очень "грациозно" плюхнувшись на первое свободное место, которое попало в поле моего зрения.

- Наконец-то выпивка … - Вигго сел рядом и уронил голову на сложенные руки.- Как же я соскучился по элю!

- Что будете заказывать? - в мгновение ока перед нашим столиком возникла симпатичная девчушка.- Вы выглядите уставшими … Долго шли? Откуда вы? Может, сначала хотите снять комнату? - вопросы сыпались из нее один за другим, и мне пришлось поднять руки, чтобы болтушка закрыла свой прелестный рот.

- Мы хотим есть. Очень. Также нам нужна комната с двумя кроватями. Мне ванна, а ему выпивка.

- Хорошо. А что на ужин будете?

- А что вы посоветуете? - перебил меня Вигго, очаровательно улыбаясь официантке.

Вот, уж где любитель пофлиртовать с женщинами!

Так и дала бы ему по шапке… но сил нет…

- Я бы порекомендовала вам тушенную картошку. Или дранники со свиным ухом. А еще у нас есть грибной суп в хлебушке.

- Прекрасно! Тащи суп в хлебе и ухо - мне. А ты? - глянул на меня.- Тоже ухо.- Вигго хлопнул в ладоши. -И эля принеси, пожалуйста, красавица.

- Вам ключ от комнаты отдать сейчас или после ужина?

- Лучше после.

- Хорошо. Скоро все принесу,- и упорхнула.

Вигго повернулся в мою сторону.

- У тебя видок еще тот …

Подбрив рукой подбородок, я устало оглядывала заведение, в которые мы заглянули.

Оно было большим: таверна не ограничивалась одним залом - их было несколько, скорее всего два или три. Лестница, ведущая на второй этаж, где располагались комнаты. Камин, где весело потрескивали поленья. Рядом с ним стоят широкие кресла, занятые двумя пожилыми людьми. Могу предположить, что это старейшины деревни …

Здесь было тепло, я бы даже сказала душно.

Играла задорная музыка - она доносилась из соседнего зала. Вместе с ней смех, голоса, шум, звон приборов.

Даже не верю, что мы дошли!

О, мои ноги … такое ощущение, что они сейчас отвалятся.

Давно я Так не уставала.

- У тебя тоже…

Сил не хватало даже на обыденный обмен любезностями, поэтому еды мы дожидались в молчании.

Девушка действительно вернулась быстро: поставила перед нами тарелки, кружки и положила тяжелый бронзовый ключ.

- Воду нагреем в бадье за отдельную плату.

- Сколько?

- Пять ви.

- Грейте,- кивнула и подтянула к себе тарелку, вдыхая упоительный аромат горячей еды.

Но большее наслаждение, чем сытость, меня ждало спустя десять минут - и это ванна. Широкая деревянная бадья и поднимающейся над ней пар.

Я закрыла дверь купальни, опустив задвижку, сбросила одежду и окунулась в воду.

Потрясающе … нет, не так … Божественно! Великолепно! Величайшее удовольствие, которое только можно получить… Мммм…

У меня просто нет слов. Да и разве нужны они?

О, Всевидящая! Только бы это был не сон …


Всадники остановились. Спешились и поспешили к калитке к большому двухэтажному дому, в окнах которого горел свет.

Вошли и сразу же направились в гостиную.

Пахло жасмином. Горел мерно огонь в камине. И хозяйка сидела в широком плетеном кресле, поглаживая серую кошку, уютно устроившуюся у нее на коленях.

- Вы принесли с собой северный ветер,- она поднялась - кошка недовольная спрыгнула на пол, потянулась и гордо прошла мимо поздний гостей, не обращая на них внимания.

- Главное, что только его … Миранда - это Мария,- Изабелла представила молодой ведьме целительницу: высокая, статная с русыми волосами, собранными в косу, и синими глазами.- Она была моим учителем, пока не покинула Круг Семи.

- Приятно познакомится,- склонилась перед старшей темная ведьма, прижимая к себе укутанную малышку.

Прошло шесть дней с тех пор, как Миранда покинула поместье своего супруга, отправившись с Изабеллой.

Глава Круга Семи решила, что слишком опасно будет оставлять ребенка среди ведьм, поэтому она предложила доверенного человека, который сможет позаботиться о маленькой Петре. Временно, конечно. Пока Круг Семи не разберется с Домиником и угрозой Зазеркалья.

После долгих уговоров Миранда согласилась на такой шаг.

Она верила, что все разрешится в скором времени.

- За вами была погоня,- Мария пригласила ведьм присесть. Сама же поднялась, подбросила парочку поленьев в огонь.- Создания зеркал. Еще чувствую их запах …

- Мы вызвали грозу, и они отстали.

- Ненадолго. Эта та самая девочка?- внимание Мари было приковано теперь к спящей малышке.

Молодая мама воспользовалась легкой магией, чтобы усыпить малышку, уберечь её от холода. Дорогая слишком опасна для такой крохи, тем более погоня.

- Да,- кивнула Миранда.

- Можно?

- Конечно,- и передала ребенка целительнице.

Та осторожно взяла Петру и взглянула на личико спящей девочки. Улыбнулась сначала ребенку, затем матери - улыбка была теплая, добрая и успокаивающая. Согревающая.

- Я позабочусь о ней.

- Её зовут Петра…

- Если ты решила спрятать ребенка, не правильно оставлять ему прежнее имя,- заметила Мария, продолжая любоваться девочкой.- Пусть будет … - задумалась. - Анастасией. Хорошее имя для ведьмы.

- Моя маленькая Настенька, - прошептала Миранда и заплакала.


Тихие шаги. Осторожные. Крадущиеся, словно у хищника.

Холод разбегается мурашками по спине. Рука сжимает рукоять кинжала, подаренного Настей, чтобы Катерине было чем постоять за себя. Бешено стучит сердце. Губы едва слышно шепчут молитву.

Страшно …

Кое-как находя в себе силы, Катерина оборачивается и облегченный вздох вырывается у девушки: никого нет.

Показалось!

- Нервы и усталость … Нервы и усталость,- бормочет дочь священника и снова поворачивается к огню, кладет рядом с собой оружие и протягивает ладони к огню.

Вчера она ушла из деревни и эту ночь проводит под открытым небом, недалеко от тракта, ведущего в Белый город. Там решила попытать удачу Катерина.

А почему бы и нет?

Шумный, многолюдный город - там точно найдется дело какое-нибудь молодой и целеустремленной девушке. Может, и жених сыщется.

Катерина улыбается, представляя себе сцену встречи с суженным … он будет высок, у него русые волосы и карие глаза…

Девушка хмурится: суженный уж больно-то на Вигго похож.

- Он вор. Он не для тебя … - вздыхает и подбрасывает еще парочку сучьев в огонь.

Тот с треском пожирает их.

И снова страх поднимается в душе: на этот раз девушка точно слышала, как за спиной хрустнула ветка.

Ладонь снова сжимает рукоять.

Катерина вскакивает на ноги и тотчас оборачивается.

- Ну, здравствуй … - приветствует её темнота вокруг.

Не успевает девушка и звука издать, как на шее смыкаются длинные пальцы, холодные, будто лед, и огонь гаснет - все вокруг тотчас погружается во мрак.

- Кто ты? - хрипло спрашивает Катерина: пальцы сильно сдавили горло, но говорить можно, хоть и с трудом.

Дрожь бьет тело.

Сердце стучит бешено.

А душа, ушедшая в пятки, не спешит возвращаться оттуда …

- Хм … - некто оставляет её вопрос без ответа.- Тебе есть, что мне рассказать… Я это вижу, - равнодушный блеск зеркальных граней там, где у порождения темноты должны быть глаза.- Да… - удовлетворенно протягивает и разжимает пальцы.

Катерина падает на землю, корчится на ней, жадно хватая воздух ртом.

Затем уверенность возвращается - пальцы ощущают холод стали. Она делает рывок в намерении поразить незнакомца, но не натыкается на преграду - вокруг лишь сплошная темнота.

Девушка снова падает, но чьи-то пальцы хватают за волосы - от резкой боли брызнули слезы, поднимают голову - шепот раздается над ухом.

- У нас с тобой будет долгая беседа, милая. Хм … клинок нимф… отвратительно, так же, как и эти лесные создания,- шипит, и Катерина различает нотки злости в мужской голосе.- Поведай мне все, что ты знаешь о темной ведьме Анастасии …

- Ничего не знаю!

- Врешь,- в голосе проскальзывают жгучие нотки предвкушения, и в следующую секунду крик Катерины разрывает хрупкую тишину ночи.


А мне сняться зеркала… я стою в зеркальной комнате: тысячи отражений устремляется в никуда. Меня так много, что становится не по себе … и все отражения смотрят на меня, правда, вместо глаз пустота …

Мне страшно.

Но я не могу сдвинуться с места: стою и смотрю в зеркала - они манят меня, притягивают и не отпускают.

Чувствую, должно что-то произойти.

Так и есть.

Проходит несколько секунд - отражения исчезают, теперь зеркала пусты, будто глазницы черепа.

Не знаю, почему такое сравнение пришло мне в голову …

Все мысли стремительно исчезают, когда раздается этот голос. Низкий со стальными нотками, пугающий и грозный, вызывающий дрожь и слабость в коленках.

Я боюсь его, хотя слышу впервые.

Это первобытный страх, въевшийся в меня, словно кислота.

- Попалась, - шепчет кошмар мне на ухо, но я не чувствую ничего, кроме холода… и липкого, скользкого страха.

А потом, кажется, я кричу…

Не помню.

Последнее, что происходит во сне - разбиваются зеркала. Миллионы блестящих острых осколков падают и падают в сплошную темноту - комнаты больше нет…

Я и сама лечу следом за зеркальным дождем.

Мне больше не страшно.

Кто-то забрал меня из объятий Зазеркалья.


Он бросил кинжал перед зеркалом.

Сел в кресло и воззрился на блестящую поверхность, за которой сгустился густой, будто деготь, мрак.

Ждал прихода Ира.

И тот не заставил себя ждать.

- Что это? - бросил брезгливый взгляд на оружие демон.

- Кинжал, принадлежащий нимфам.

- Дрянь … - брезгливо поджал губы Повелитель Зеркал, затем перевел взгляд на своего слугу.- Так вот кто укрывал девчонку от моего взора?

- Именно. Но сейчас,- Доминик развел руки в стороны,- это препятствие устранено. Она полностью в твоей власти.

- Прекрасно,- его собеседник тонко улыбнулся.- Думаю, что в этот раз ты заслужил небольшую награду.


Предрассветные небеса окрасились в жемчужно-розовые тона. В воздухе царила приятная прохлада. На траве и листве блестели маленькими алмазами капли розы - пройдет немного времени и первые лучи Старшей высушат её. Где-то робко запели птицы.

Обычное и в тот же момент неповторимое утро.

Никто еще не знал, сколько нового оно принесет … поэтому мы сладко спали, не подозревая о новом узелке на наших прядях.


Когда Катерина открыла глаза, первым, что она увидела, оказался серый потолок с деревянными, потемневшими от времени, балками. Затем, когда взгляд скользнул на стены и одно единственное окно, девушка отметила, что уже стоит день …

- О, ты очнулась! - раздался женский голос.

Катерина повернула голову и воззрилась на вошедшую женщину: лет пятьдесят, полноватая, с седой толстой косой до талии. Она, опустившись на край кровати, тепло улыбнулась слегка испуганной дочери священника и поспешила её заверить, что все хорошо и ей не причинят вреда.

- Мой муж нашел тебя на обочине. Ты была без сознания. Он привез сюда и я стала за тобой ухаживать. Прошло два дня - наконец очнулась,- и она снова улыбнулась.

Взгляд серо-голубых глаз заботливо посмотрел на девушку, затем она протянула руку и коснулась лба Катерины.

- Жар спал… - пробормотала.- Меня Роса зовут.

- Катерина,- представилась дочь священника в ответ.

Она смутно помнила, что произошло тем роковым вечером, однако ощущение тревоги и страха не оставляли девушку даже сейчас, в уютной кровати.

- Голодна?

- Немного,- смутилась дочь священника.

Роса звонко рассмеялась.

- Немного … да ты голодная, скорее всего, как волк! Сейчас все принесу.

- Не стоит … я и помочь могу … неудобно как-то …

Роса прервала её поток сбивчивых бормотаний.

- Все хорошо,- улыбнулась.- Мне не сложно принести тебе завтрак,- поднялась. - А потом ты можешь еще полежать или если стало лучше, погулять со мной. У нас красивый сад.

- Если я вам стесняю, могу уйти сразу после …

- Катерина,- Роса покачала головой,- разве в предложении прогуляться по саду проскользнули злые нотки? Мне приятно, что ты моя гостья, пусть и повод такой печальный,- Катерина передернула плечами, вспоминая холодные длинные пальцы на шее,- однако ты можешь оставаться здесь, сколько твоей душе угодно.

- Спасибо…

Через день Катерина рассказала Росе и её мужу Эгюсу свою историю, которая началась в одно далеко не прекрасное утро, когда в их деревню пришли солдаты Единого.

Пожилая пара переглянулась, выслушав рассказ девушки, и затем удалилась в соседнюю комнату обсудить кое-что. Катерина испугалась было, что они захотят сдать её церкви и начала было собирать вещи, однако Роса и Эгюс неожиданно вышли … как раз тогда, когда девушка перекидывала свою сумку через плечо.

- Ты уже уходишь? - грустно спросила Роса.- А мы как раз хотели предложить тебе остаться с нами жить.

- Навсегда?

- Ну, пока мы, старики, не надоедим тебе,- улыбнулась хозяйка. - Оставайся … тебе же все равно некуда идти.

Иногда судьба расщедривается на шанс, который может выпасть один раз в жизни, а может и не выпасть … в случае Катерины, ей определенно повезло: после череды неудач началась белая полоса. Исписанная и испачканная страница перевернулась - чистый лист и заполнить его можно по-другому.

Стоит ли говорить, что Катерина воспользовалась выпавшей возможностью.

Она ни разу не пожалела о своем выборе.


- Как вкусно! - воскликнула я, общипывая виноградную веточку и пихая ягоды за обе щеки.

Хорошо, хорошо! Признаюсь, что впервые пробовала виноград, поэтому для меня маленькие зеленые сладкие ягодки показались самым вкусным деликатесом на свете.

О, просто бесподобно!

- Осторожно,- заметил Вигго, сидящий напротив.- Не подавись.

- Я умею жевать, в отличие от некоторых,- насупилась, однако темп слегка поубавила.

Да и смотрится, наверное, странно со стороны: накинулась девушка на виноград так, будто не ела несколько дней!

Некрасиво, что ли …

- Ну, так прояви свои умения во всей красе,- усмехнулся наемник.

Я тщательно прожевала виноград, открыла было рот, чтобы ответить этому нахалу, как раздалось кое-что до боли знакомое, пусть и позабытое со временем: 

- Вот, ведьма! Схватить её!

И после этого меня действительно схватили: некто выбил стул из-под меня - я упала на дощатый пол. Не успела прийти в себя, как кто-то меня рывком поставил на ноги, затем на руках сомкнулась что-то холодное и тяжелое, а мир вокруг померк - на голову мне надели что-то темное … последнее помню, как меня кто-то перекинул через плечо и понес куда-то.

Кажется, последнее из того, что я помню, были собственные слова: "неужели опять". А следом резкая боль и сплошная темнота …


Схватить ведьму!


Кроме магии, бабушка учила меня быть осторожной.

"Ведьма – опасное занятие",- часто повторяла она, а потом рассказывала страшные истории про то, как вершат суд слуги Единого над теми, кто умеет колдовать. Исключение составляет знаменитый Круг Семи, но только потому что большинство людей считает его выдумкой … ну, и ведьмы не дадут себя в обиду.

Правда, я являюсь исключением.

На меня-то беды сыплются как из рога изобилия!

Вот, и вторник стал не исключением.

Началось довольно мирно: я и Вигго ночевали в маленькой деревне (названия не помню, хоть убейте!), проснулись рано утром, умылись, спустились завтракать … и как раз когда утренняя "трапеза" подходила к концу, все пошло не так.

А именно то, что в таверну как раз заглянул один достопочтенный селянин: невысокий, полноватый с редкими светлыми волосами - староста, в сопровождении старого священника … Последнему я как раз попалась на глаза. Точнее даже не сама я.

И все бы ничего, только старику хватило ума бросить на меня свой пронырливый взгляд и заметить мое родимое пятно на предплечье - в помещении было душно, и я сняла жилетку, оставаясь в рубашке без рукавов.

Я же не знала, что большое родимое пятно отличительный знак ведьм! Как-то бабушка забыла об этом упомянуть … или я забыла одно из многочисленных её предостережений!

Дура, одним словом!

Идиотка полная!

Не важно уже собственно все эти мелочи …  потому что спустя несколько секунд раздалось "Вот, ведьма! Схватить!", и я оказалась там, где я оказалась, а именно в тюрьме, которой служил чей-то сарай.

Неплохо день начался, не правда ли?

Дальше еще лучше: меня отведут на суд, где присяжные и подслеповатый судья единогласно признают меня ведьмой. А разоблаченной ведьме два пути: на костер или в реку. Последней как-то не наблюдается, так что гореть мне ярко на радость простому народу.

Такая вот веселая перспектива.

Как-то не правильно заканчивается мое путешествие.

- Может, еды принесете … - прокричала, подойдя к дверям.

Ах, да! Еще одна "хорошая" новость: тот самый рьяный священник осветил этот убогий сарай три раза, окропил святой водой и молитву прочел столько, что я успела сбиться со счета … Итог, мои силы заблокированы.

Я слепа и глуха в энергетических планах. Мои способности заснули глубокий бесстыдным сном, а инстинкту самосохранения как-то все равно, какая судьба меня ожидает.

И ко всему прочему, я не без понятия, что с Вигго!

Хотя … зная этого засранца, у меня складывается впечатление, что он выкрутиться. Уж кто-кто, а Вигго умеет выбираться сухим из воды. В отличие от меня, конечно же.

Дверь сарая со скрипом приоткрылась: мне навстречу шагнул высокий, хорошо сложенный мужчина. Скорее всего кузнец. В его руках маленькая чаша с бульоном.

- Отойди, нечисть! - пригрозил и ткнул мне в лицо символом Единого - шестиконечной звездой с глазом в центре.

Я отошла.

Но не потому что символ нового бога мне противен или причиняет боль … просто неприятно, когда чем-то тычут в лицо и кричат.

Но по-другому с "нечистью" верные слуги одного бога не умеют разговаривать.

- Жри,- бросил мне солдат, оставляя миску, и удалился.

Скрипнула дверь, закрываясь. Щелкнул тяжелый замок с той стороны. До меня донеслись отголоски беседы, но разговор пошел о местных девушках, поэтому я прекратила подслушивать. Все равно ничего полезного для себя не узнаю.

Принялась за холодный и мерзкий бульон. Выпила его в три глотка и поморщилась.

Отвратительно!

О, прекрасные времена моего заточения! А я уже еще не успела соскучиться по вам, как вы вернулись … к моей несказанной радости.

Слепой! И почему именно во время волнения во мне просыпается плохо прикрытый сарказм?

Так все, Анастасия, хватит ныть!

Возьми себя в руки … пусть и падаешь ты при этом трюке.

Скорее всего вечером или на рассвете меня поведут на суд, решение которого мне уже известно.

И что же делать?

- Что… что… что … - я ходила туда-сюда и бормотала под нос, но в голову ничего не пришло.

Вот, так всегда!

Когда надо - там сквозняк гуляет …

- Хорошо,- разговоры с самой собой меня всегда успокаивали.- Выбора нет… Придется сделать все, что в моих силах. Устроить представление! Я должна как-то изменить приговор … иначе полыхать мне на костре! О,- простонала, вспоминая, что актриса из меня ужасная.

Но надо.

На костер же мне пока идти не хочется … ой, как не хочется!


- Настя.

Кто-то осторожно дотронулся до моего плеча - я проснулась сразу же. Приподнялась и воззрилась на черный силуэт в сгустившемся вокруг меня мраке.

- Вигго? - спросила у темноты.

Заснула я на полу, скорчившись в немыслимой позе, чтобы кое-как согреться, поэтому тело отдалось резкой болью, когда я попыталась приподняться.

- Да, это я.

- Как …

- Тсссс … - вор приложил палец к моим губам.- Я тебя вытащу. Не волнуйся.

- Сейчас?

- Нет … с тебя глаз не спускают… - пробормотал растеряно.- Я час сидел на крыше, не двигаясь. Оценивал обстановку… И скажу тебе, что все плохо, поэтому и залез к тебе через вот это маленькое окошко,- ткнул куда-то под потолок.

Я проследила взглядом и обреченно выдохнула.

Ловкости, как у Вигго, у меня нет, значит, и выбраться таким путем бесполезно.

Я скорее наделаю больше шума, нежели, словно тень, покину этот ненавистный сарай!

- Не стоило так рисковать …

- Поздно коришь. Уже рискнул,- усмехнулся он.

- А что слышно? - я жаждала новостей.

- Все в страхе … все-таки суеверные люди испугались ведьму, пусть ты довольна мила на вид. Я вовремя успел смыться, когда тебя забирали. Забрал все вещи из комнаты до того, как туда пришли деревенские … и спрятал в надежном месте. Не волнуйся,- о, Вигго, ты так говоришь, будто мне делать нечего, кроме как волноваться о вещах! - Суд состоится на восходе Старшей.

- А как ты успеешь меня вытащить?

- Вот, я как раз над этим и думаю …

- И?

- Пока еще думаю,- признался наемник.

Слепой…

Вигго легонько толкнул меня со словами: "не унывай". Затем приблизился, осторожно приподнял подбородок пальцами и нежно поцеловал в губы.

- Сказал же, что вытащу.

- Опасно верить словам вора,- хмыкнула, чувствуя, как его горячее дыхание касалось моей кожи.

- Опасно ведьме помогать,- знакомые шутливые нотки проскользнули в его голосе. За ними последовал еще один поцелуй, более страстный. И Вигго отстранился.- Я же перед богом наемников пообещал довести тебя до гор Мотылька. Обещания надо выполнять.

- Вот, и довезешь мой пепел … - неудачная попытка пошутить.

- Слушай, однажды твоя магия растерзала людей-медведей… давай, ты не будешь списывать это со счетов. Хорошо?

- Я бы рада, но она не поддается моему контролю… Как можно рассчитывать на то, что приходит без моего ведома?

- И все равно рассчитывай,- Вигго замолчал, прислушиваясь: снаружи разговаривали сторожа моей темницы.- Ты вся дрожишь … замерзла?

- Немного,- призналась, и спустя несколько секунд оказалась в крепких объятиях вора.- Останься со мной еще, пожалуйста…

- Конечно… Все будет хорошо. Выберешься - и снова продолжим наш путь к горам Мотылька.

Не знаю, кого Вигго хотел подбодрить: самого себя или меня. Но я не придавала особого значения словам, просто слушала его голос, крепче прижавшись к вору - рядом с ним я чувствовала себя в безопасности; присутствие Вигго меня успокаивало.

Жалкая попытка урвать кусочек покоя перед предстоящим судом.


Доминик вошел в покои без стука и аккуратно закрыл за собой дверь. Глава церкви Единого - пожилой худощавый мужчина - оторвался от своего ужина и обратил внимание на верного новой вере мага.

Магия запрещена верно, но ради Бога и веры можно прибегнуть к чарам Отрекшегося. Главное, не поддаваться соблазну и искушению.

- Ты нашел девчонку?

- Да,- ответил Доминик, разглядывая зеркало в массивной оправе.

Глава церкви живет нескромно, даже очень нескромно: большая комната с прилегающей ванной и гардеробной. Из мебели широкая кровать с балдахином, секретер, длинный дубовый стол, за который мужчина как раз и обедает, затем зеркало, высокое, старинное, и пианино.

Вот, так существуют наместники Единого бога.

Точнее из трех остался в живых один.

Он очень любит власть и деньги, а также не очень любит делиться.

- И где она?

- На пути к горам Мотылька.

- Славно,- на тонких губах расползлась улыбка.- Все идет по плану, разве нет?

- Да, Ваше Сиятельство.

- И очень скоро в наших руках будет преимущество … все неверные склоняться перед мечом Единого. И даже … - он замолчал на долю секунды.- Даже Зазеркалье. Подойди сюда, Доминик,- подозвал мага жестом - тот послушался.- Ты сегодня снова будешь пользоваться зеркалами?

- Так я смогу найти ведьму быстрее всего.

Его Сиятельство поднялось.

- Помолимся же, дабы сила Единого помогала тебе вомраке Зазеркалья,- и опустился на колени.

Доминик последовал его примеру - в его голове раздался саркастичный смешок Ира: "его молитвы не помогут за зеркалом".

- … In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen.

- Amen,- произнес одновременно с ним Доминик.

Затем глава церкви встал и протянул магу руку - тот поцеловал перст на безымянном пальце, сам поднялся и оставил старика одного.

Его Сиятельство еще один раз пожелал мужчине удачи, перед тем, как захлопнулась дверь.

Стоило Доминику сделать несколько шагов прочь, как Ир вновь дал о себе знать:


"Пусть забирает себе остальных ведьм. Мне нужна только одна".


"Мы найдем её раньше, чем солдаты Единого",- заверил демона Доминик.


"Для тебя будет лучше, если все так и произойдет",- в голосе Ира проскользнули металлические нотки угрозы.

И как по себе знал  Доминик, ничего хорошего они не предвещают.


А мне снова cнятся зеркала … я стою в зеркальной комнате: тысячи отражений устремляется в никуда. Меня так много, что становится не по себе … и все отражения смотрят на меня, правда, вместо глаз пустота …

Мне страшно… в очередной раз. 

Но я не могу сдвинуться с места: стою и смотрю в зеркала - они манят меня, притягивают и не отпускают.

Чувствую, должно что-то произойти.

Все повторяется … ощущения, мысли, липкий страх …

- Ты хочешь спастись? - спрашивает у меня тягучая темнота вокруг - я киваю.

- Конечно.

Она усмехается.

Или Оно?

А может, он?

Я же вздрагиваю - мне становится холодно, очень холодно.

- Ты боишься зеркал?

- Да… - лгать не могу - это создание все равно почует ложь.-Бабушка наказывала держаться от них подальше.

- Если хочешь сгореть на костре - слушайся её.

- Что мне надо сделать? - спрашиваю.

- Всего лишь найти зеркало… Остальное предоставь мне. Согласна?

И вот, зеркала начинают разрушаться: осколки летят вниз, посылая мне на прощание блеск зеркальных граней.

Он дает мне слишком мало времени на размышления, чем чревато мое согласие. Требует ответа либо сейчас, либо никогда.

- Да! - кричу и падаю вслед за блестящим дождем - прочь из Зазеркалья.

Все-таки  я хочу жить …


- Вигго,- тихо позвала наемника.

Как оказалось, вор не спал. Съедаемый тревогами, Вигго неподвижно сидел, прижимая меня, спящую, к себе.

Наверное, пытался придумать, как мне выбрать из этого сложного положения… А может, и нет.

- Что? - он отозвался сразу же.

- Я знаю, как мне избежать костра … - пробормотала, отстраняясь.

- Как? - нетерпеливо спросил наемник.

- Мне нужно зеркало.

- Зеркало? - переспросил, предположив, что ослышался.

- Да,- кивнула.- Ты сумеешь его достать?

- Конечно. Но как оно поможет?

Мотнула отрицательно головой.

- Пока не могу сказать… Ручного зеркальца будет достаточно. Даже самого маленького.

- Хорошо … я постараюсь передать его тебе перед судом,- пообещал мне Вигго.

Неужели я настолько отчаялась, что решила прибегнуть к помощи зеркал. Даже после того, что мне рассказывала бабушка? Хотя, когда на кону стоит твоя жизнь, чего только не сделаешь, ради спасения…

В том числе, заключить сделку с Зазеркальем.


А Сказка продолжается …


Этот эпизод из своего детства я запомнила очень хорошо. Мне было восемь лет, когда к бабушке пришел пекарь - у него очень сильно болела голова последние несколько дней, настолько сильно, что он не мог спать. И селянин решил обратиться за помощью к знахарке.

Бабуля вылечила его, и в благодарность он подарил нам зеркало: высокое, в массивной старинной оправе и очень тяжелое.  В наш дом подарок внесли трое сыновей пекаря. И как только они ушли, бабушка накрыла зеркало плотный покрывалом, наказав мне его не трогать.

Но я была маленькой и любопытной, поэтому ночью, когда бабуля заснула, выбралась из кровати и прошлепала в основную комнату, где мрачным и немного угрожающим силуэтом возвышалось зеркало.

Помню, лунный свет падал кривыми полосами на пол. Я сдернула покрывало - свет осветил зеркало, но не отразился от его поверхности, а наоборот - потонул, будто светил в сплошную темноту бездонной пропасти.

Это было так странно …

Но я не испугалась - у нас дома было только одно зеркало, но оно стояло в бабушкиной комнате, и она запрещала к нему приближаться. Мне тогда показалось, что так и должно быть.

Долго смотрела на свое отражение: невысокая, худощавая девчонка со спутанными волосами и большими глазами стоит, как и я, слегка согнув правую ногу.

Начала корчить самой себе рожицы.

Было забавно … пока отражение не пропало, а вместо себя, я не увидела пустоту: густой, словно деготь, мрак.

И вот, я испугалась, но закричать так и не смогла. Незримая рука сдавила мне горло, лишая меня возможности издать какой-либо звук. Ну, а страх довершил дело: я была словно парализована, не в силах отвести глаз от зеркала, по ту сторону которого клубилась чернота. 

Но вот, в следующее мгновение кто-то толкнул меня - я упала на бок, очень больно ударившись локтем. А затем спустя секунду до меня донесся звон стекла.

Обернувшись, я увидела бабушку.

Она разбила зеркало; его осколки равнодушно блестели в лунном свете. И только глядя на них, меня начал отпускать страх …

- Бабушка! - говорила я с дрожью в голосе, слегка заикаясь.- Бабушка! Отражение пропало! Я …

- Тише, Настя,- она подошла ко мне, помогла подняться и погладила успокаивающе по голове. - Тише … Ничего страшного не произошло.

- В зеркале кто-то был! Был,- повторяла я, будто заведенная.- Зеркало живое …

- Нет,- неожиданно твердо ответила бабуля.- Зеркало всего лишь проводник, а вот, то, что за гранью действительно живое. И очень опасное. Остерегайся зеркал, Настя. Они коварны.

Больше о зеркалах мы не говорили.

Если я начинала разговор, то бабушка уходила от темы. Точно также она уходила от беседы, когда я пыталась что-то выяснить про своих родителей.

Потом бабушка заболела, и мне стало совсем не до зеркал, а после её смерти и подавно. Вот, только её слова про коварство зеркал я очень хорошо запомнила …

"Они опасны … "

Да, опасны, но сейчас это единственное, что мне может помочь… по крайней мере, я хочу в это верить.

Вигго ушел еще до восхода Старшей и я, оставшись одна, решила помолиться Всевидящей. Попросить у нее помощи и защиты … потому что сейчас я растеряна: вся уверенность исчезла, как утренний туман с подъемом Младшей.


Всевидящая, дай мне силы …


Дверь со скрипом отворилась: в сарай вошли трое мужчин, в лице одного я узнала старейшину - он был со священником в таверне, другой же держал в руках веревку. Ею связали мои запястья, очень крепко - веревка больно натирала кожу.

- Пошла,- один из них толкнул меня - я послушалась и направилась к выходу.


Всевидящая, защити меня: от людей и от зеркал. Молю тебя.


Старшая уже поднялась над горизонтом, окрасив небеса в рассветные оттенки. Было прохладно, и я поежилась, когда подул утренний ветер.

Меня повели по главной и единственной улице в деревне. Я насчитала шестьдесят шагов, когда мы свернули и моим глазам предстало то, место, где должно было состояться правосудие …

Это был деревянный столб, свежевыстроганный, от него еще пахло смолой; наверху закреплены цепи, внизу солома и дрова.

- Вы обещали, что будет суд! - возмущенно закричала, попыталась вырваться, но крепкие руки кузнеца сомкнулись на моих плечах, сжав их так сильно, что на глаза навернулись слезы. - Вы же обещали суд! - гневно смотрела на идущего ко мне священника.

Он все также в молчании подошел и неожиданно аккуратно закатал мне рукав рубашки. Я думала, что он порвет его с громким в этой хрустальной тишине треском.

- Она помечена Отрекшимся! Знак того, что ведьма состоит в связи с демонами! - заговорил он громко - присутствующие, а поглазеть на горящую ведьму собралась вся деревня, затихли, кто-то начал молиться, а кто-то осенил себя символом Единого. - Огонь очистит твою душу, дитя. И Бог её примет,- он криво усмехнулся, предвкушая свою очередную победу над силами Зла. - Привяжите ведьму к столбу!

И меня повели на место встречи со смертью.

Оказывать радость собравшимся не собиралась, шла с гордо поднятой головой, твердым шагом, смело заглядывая в лица присутствующих.

Люди всегда жестоки, когда бояться.

Они готовы уничтожить то, что не понимают … лишь бы это что-то не причинило им вреда. Страх и непонимание, точнее нежелание понимать, приводит к огню … 

Холодом железо сомкнулось на моих запястьях. Вместо веревки металл … вместо суда костер …

Я подняла голову, глядя на небо, раскрасневшееся с восходом Младшей.

Неужели это все?

Нет, ведь не может все так закончится … или может?

И где Вигго?

Священник нараспев читал молитву, громко и уверенно; его голос с восторженными нотками звенел в утреннем тишине; я скользила взглядом по лицам людей, пытаясь отыскать вора.

Пожалуйста, Вигго, появись!

Мне было страшно: ладони вспотели, сердце стучало, как бешеное, казалось, что оно вот-вот выпрыгнет из груди, а все мысли были только о боли, которую мне причинит огонь …

А я его очень боюсь. И смерть от оранжевых языков пламени, жарких, лижущих мое тело, для меня самая ужасная …

Вигго!

Где тебя Отрекшийся носит?!

Вигго!!

Пожалуйста … пожалуйста… пожалуйста …

Священник закончил читать молитву, взял протянул факел и лично поджег тряпицу, которой было обернуто дерево. Направился ко мне. И на его лице царило поистине довольное выражение.

Ох, как же мне хотелось сейчас выцарапать ему глаза, чтобы стереть эту наглую ухмылочку!

Но все, что я могла делать - это лишь беспомощно дергать цепи, которыми была прикована, и молиться Всевидящей. 

Вигго так и не появился… и вряд ли появится… уже слишком поздно - священник остановился и после "прими её душу Лорд милосердный" ткнул головкой факела в солому.

Огонь разгорелся быстро.


Всевидящая, прошу тебя, подари мне быструю смерть …


- Нет, нет, нет! - она топнула от злости ногой. - Сказка не может так закончится! Иначе это уже не Сказка!

- Девчонка сама виновата…

- Нет, - самая младшая ничего не хотела слушать.- Ты мне обещал сказку! И я хочу сказку!

Присутствующие переглянулись. Одна из женщин тяжело вздохнула и уступила требованием дочери.

- Избалованный ребенок … Спасайте девочку. Пусть история идет дальше,- махнула рукой.


Почти остановившиеся шестеренки волшебства снова завертелись… Сказка продолжила жить.


Огонь дышал жаром мне в лицо. Вскрикнув, я прижалась к столбу, с ужасом глядя на рыжие языки пламени, все ближе и ближе подбирающиеся ко мне.

Всевидящая, как же страшно! И жарко!

Стало тяжело дышать: хоть пламя меня еще не достигло, воздух уже наполнился дымом - он проникал в легкие, вызывая сухой кашель и боль в горле…

Я начала задыхаться.

Все меньше и меньше чистого воздуха поступало в легкие. С каждым вдохом и выдохом грудь буквально раздирало на части …

Неужели это и есть моя смерть?

Еще один вдох раскаленного огнем воздуха.

В глазах начало темнеть, легкие охваченные пламенем, как и все вокруг меня, горели от боли и взгляд, не видящий почти ничего, скользнул по людям вокруг места моей казни … и я тут увидела Вигго: он пытался пробраться ко мне … но его остановили селяне … Дальше я ничего уже не видела.

Темнота распахнула свои объятия, и я уже была готова нырнуть в их, отдаться полностью,  как произошло действительно неожиданное.

А именно: пошел дождь…

Нет, не просто дождь!

В один миг светлое небо затянули свинцовые, тяжелые, обремененные влагой тучи и спустя секунду повалил ливень как из ведра!

Это меня и спасло - вырвало из когтистых лап Смерти, почти утащившей в свое мрачное царство По.

Огонь погас быстро; прохладные струи воды стекали по моим волосам, лицу, пропитали одежду, но самое главное - привели меня в чувство - я начала возвращаться в реальность.

Затем раздался оглушительный раскат грома, будто исчезнувший дракон вернулся в Ло вместе с грозовыми тучами. Сверкнула ослепительно молния.

А потом раздался крик, потонувший в очередном сотрясающим небосвод раскате.

- Настя, ты жива? - раздался над ухом голос Вигго с ярко выраженными нотками тревоги. Я ощутила его прикосновение к шее - наемник искал мой пульс. Облегченный выдох - нашел и почувствовал, что сердце мое бьется. 

Я обессиленная кивнула.

- Слава Богам … Я сейчас … вытащу … - бормотал вор, занятый моими кандалами. Не прошло и пары секунд, как они щелкнули, открываясь - я была свободна.

Ноги, слабые и ватные, не удержали меня - я упала, если бы Вигго вовремя не подхватил меня.

- Все будет хорошо,- сказал он, прижимая меня к себе - мое тело била крупная дрожь: то ли от холода влажной одежды, то ли от пережитого.

Скорее всего от всего вместе.

- Ты промок до последней нитки … - пробормотала.

- А ты законченная добрячка,- он усмехнулся.- Все позади.

Я же слегка кивнула, потом отыскав в себе силы, открыла глаза … Перед моим взором свинцовое небо - дождь постепенно слабел, затем пустая площадь … и распластанное на земле тело. По одежде я узнала священника, того самого, что приговорил меня к сожжению.

- В него ударила молния,- заметив мой взгляд, произнес Вигго.- Остальные люди спрятались в домах. Они считают, что это твоих рук дело, и очень тебя бояться …

- Вот, и славно,- ответила.- Мы уже уходим?

- Да,- последовал ответ Вигго.

- Где ты был? - мысли стали такими тяжелыми, а язык будто налился свинцом - больших усилий стоило мне говорить.

- Искал зеркало … и не нашел.

"Хорошо, что не нашел… ",- эта мысль не была озвучена, мне на нее просто не хватило сил - я закрыла глаза, и слабость унесла меня во владения Базиры.

В этот раз мне снился обычный сон.

Неужели зеркала оставили меня в покое?


- Вот, уж не думал, что Они вмешаются… - задумчиво произнес Доминик, краем глаза замечая появление Ира в зеркале.

Демон сегодня на редкость спокоен.

Девочка была почти у него в руках. И если бы наемник нашел зеркало, то Зазеркалье получило бы душу темной ведьмы, просто и без лишней мороки.

- Мы едва все не потеряли… - заметило создание Зазеркалья.

- Странно, что не нашли зеркало. 

- Ничего странного … - отмахнулся от слов  Доминика  Ир.- Они так захотели, чтобы зеркало не было. Представление надоело - опускайте занавес… Но нашелся кто-то, желающий довести историю до конца.

- И мы ему должны сказать спасибо? - поинтересовался маг.

Демон только хмыкнул в ответ.


Это так непривычно и немного странно: просыпаться и осознавать, что не помнишь сновидения. В последнее время меня так часто посещали необычные сны, воспоминания или что-то, связанное с зеркалами, что я привыкла к ним … привыкла просыпаться и размышлять над тем, что же это может значить.

А тут ничего. Просто приятное послевкусие, словно я видела что-то доброе и светлое. Даже Вигго сказал, что я улыбалась во сне, и спросил, что же мне такое приснилось.

- Не помню, - пожала плечами.

- Эх, а я думал, что я тебе снюсь,- вздохнул вор и протянул мне миску с рисом.- Сам сварил,- и выпятил грудь вперед.

Оказалось, что давно опустился вечер: Старшая и Младая скрылись за горизонтом; небо укутали сумерки, приближалась ночь.

Мы находились в лесу, на опушке: я лежала на спальной мешке, заботливо укрытая плащом Вигго, слева весело потрескивали в огне поленья - над пламенем чернел котел, и от него шел потрясающий, возбуждающий аппетит аромат.

Но одного взгляда на рыжего зверя, хватило, чтобы меня передернуло: слишком живо было воспоминание о том, как я сама оказалась среди дров … едва не сгорев.

- Тебе помогли старые боги,- Вигго опустился рядом со мной.

Старые боги … забытые и почти канувшие в лету … только на севере и на востоке до сих пор жива вера в них. Потому и называют их старыми.

Единый сверг своих предшественников: мечи под его знаменем разграбили храмы и убили жрецов, а проповеди увели за собой людей. Мир не стоит на месте. Религия не может быть вечной.

- Ты веришь в старых богов?

- Я родом с севера,- пожал плечами Вигго.- Мои родители верили в них, и я верю.

- Я просила Всевидящую спасти меня … - задумчиво поковыряла ложкой в каше. Аппетит моментально пропал, стоило мне вспомнить кольцо огня, окружившее меня, и жар.

- И она спасла.

- Я никогда не была так близко к смерти … она стояла буквально в шаге от меня … и темнота … - перед глазами ожила картинка владений По: непроницаемая, бесконечная тьма бесконечности - она звала меня, обещала укрыть и избавить от боли…

- Настя,- позвал Вигго, заметив, как помрачнело выражение моего лица,- все позади. Ты жива,- приобнял за плечи, легонько чмокнул в макушку - я же отложила тарелку с нетронутой кашей.- И мы отправляемся с утра в горы Мотылька. До них осталось меньше шести дней пути.

Шесть дней… и все: мое путешествие действительно закончится. И на этот раз не резко, на костре и в страшных муках, а действительно закончится.

Хм. Сама мысль, что не нужно будет куда-то идти, кажется немного … абсурдной. Видимо, я настолько привыкла не только к странным снам, но и к тому, что всегда куда-то иду, что остепениться и остаться на одном месте станет для меня сложной задачкой.

- Что? Не вкусно? - заметив, что я не съела его каши, повар, а в том числе вор и отпетый лгун, перехватил инициативу в свои руки.

Не успела я и глазом моргнуть, как он уже сжимал в руках тарелку.

- Давай, ложечку за меня? - пропел ласковым отеческим голосом.- Слушай, не смотри так! Когда мне еще предоставить шанс покормиться темную ведьму? - искренне изумился Вигго моему недовольству.- Давай… на чем мы остановились? Ах, да на мне! Ложечку за меня! - я послушно открыла рот и секунду спустя пережевала кашу, которая, кстати, оказалась очень даже неплохой на вкус.- Таак.. и снова: ложечку за меня.

Лишь покачала головой проказам вора: Вигго такой Вигго …

Слепой, получается, что через шесть дней мы с ним расстанемся… я останусь с Кругом Семи, а у него будет своя дорога...

- Настя, третья ложка … - вывел меня из размышлений голос наемника. 

- За тебя? - опередила я Вигго на долю секунды.

Он усмехнулся.

- А ты знаешь других достойных воров? Нет? Вот, и прекрасно. Так что третья ложка и снова за меня.

Ох, уж этот вор!

Ему действительно только в цирке и выступать!


За час до того, как закрыли Главные ворота Белого города, к ним приблизилась телега, запряженная тощей старой кобылой в яблоках: она шла медленно, тяжело дыша. Мужчина, сидевший на козлах, подбадривал животное, обещая, что они вот-вот доберутся и Песчинка получит свою порцию свежей воды и вкусного клевера.

Девушка же, занимавшая рядом с ним, восторженно крутила головой по сторонам, удивляясь высокой стене, окружающей Белый город.

Стражники расспросили о цели поездки и пропустили: заскрипела телега, пересекая городскую черту.

И вот, они миновали бедный район за стеной, оставив позади серые и неприметные, угрюмые дома, где темные окна, затянутые бычьем пузырем или промасленным холстом, зияли будто пустые глазницы, и въехали на мощеную брусчаткой улицу.

Резкая смена обстановки изумила девушка: она, привыкшая к родной деревни, никогда в своей жизни не видела столь высоких и красивых зданий с резными ставнями и изящными балкончиками, не видела таких широких улиц с высаженными по бокам деревьями и клумбами.

Фонарщик как раз зажигал последний фонарь - мягкий свет разлился по улице Меча, затопляя её и сгоняя густой, вязкий полумрак в углы и закоулки.

- Днем Белый город еще красивее. Когда его озаряют лучи солнца, он преображается - глаз невозможно отвести, - с улыбкой произнес Эгюс, замечая восхищение в глаза Катерины.- Истинная столица Тимара.

- Но столица - это Тагун,- возразила дочь священника.

- Стала ей после того,  как к власти пришел король из семьи Ланкастеров. По его желанию, первым городом стал Тагун, но жемчужиной все равно считается Белый город.

Катерина лишь прищелкнула языком, покачав головой. Как дочь священника, она умела читать, но не писать, а уж историю девушка подавно знала поверхности - отец, строгий слуга Единого, запрещал дочерям учиться, считая, что женщине знания ни к чему.

- Так, ты говоришь, что твой брат владелец таверны? - полюбопытствовала она.

Они свернули с широкой улицы на более узкую. Как рассказывал Эгюс, то до пункта назначения - корчмы "Летняя", осталось совсем немного.

- Да, он обещал оставить нам комнаты. У Тадаса лучший эль во всем Белом городе! - мужчина и не скрывал хвастливых ноток. - И жена у него потрясающе готовит! Гусь, запеченный с яблоками … Ммм. Пальчики оближешь!

Он был горд за своего брата и нисколько этого не стеснялся - Катерина лишь улыбнулась ему в ответ.

За то небольшое время, что она провела у Росы и Эгюса, эти люди ей настолько близки, как не была прошлая семья. Удивительно, но это так: и девушка еще ни разу не пожалела, что решила остаться в этой семье. Она была убеждена, что черная полоса закончена.

И вот, когда пару дней назад Эгюс собрался на городскую ярмарку, девушка попросилась с ним. Ей очень хотелось увидеть знаменитый Белый город, а старику не помешала бы пара лишних рук. Да и компания тоже. Все-таки дорога долгая: вдвоем ехать намного веселей.

- А, вот, мы и приехали! - радостно воскликнул Эгюс и соскочил на землю, помог Катерине спуститься.- Ты иди внутрь, а я пока распрягу Песчинку и отведу её в конюшню.

А на следующий день они отправились на ярмарку. Пришлось встать очень рано - с первыми лучами Старшей, помогать Эгюса ставить палатку и расставлять товар - различные подделки из дерева, в том числе и посуду, расписанную Росай.

Потом Катерина лично украсила прилавок: белая скатерть, свежие цветы в маленькой вазе - Эгюс наблюдал за стараниями девушки, не скрывая удовольствия - на его губах играла широкая добрая улыбка. Ему нравилась Катерина и еще больше ему нравилось то, что девушка старается помочь, приносит свою лепту в их общее с Росай дело. Именно такой они с супругой видели свою дочь, которую Единый им и не послал.

Народ заполнил площадь, когда уже поднялась Младшая. Погода стояла жаркая: ветра не было, а Сестры сегодня не поскупились на тепло. Многолюдно и шумно: отголоски бесед, смеха, криков торговцев, лай собак, музыка - все это напоминало тугой клубок ощущений, не только звуков, но и запахов, цветов и эмоций.

Водоворот ощущений, он захватил Катерину: ей не терпелось прогуляться вдоль прилавков. Так интересно же!

И Эгюс, заметив желание девушки, дал ей монету, тяжелую, прохладную, с отчеканенным профилем короля на одной стороне, и гербом королевской семьи на другой, и отпустил гулять.

Все было прекрасно: новые люди, новые впечатления, такие яркие, пропитанные эмоциями, как бисквит кремом в медовом пирожном, и настроение было особенным, играющее оттенками эйфории.

Никогда хорошо себя так девушка не чувствовала!

И тут её взгляд упала на высокого мужчину, стоящего неподалеку - он о чем-то разговаривал с хозяином лавки игрушек. И не узнать его Катерине не могла, ведь именно он вырывал её из рук матери, заталкивал в клетку к остальным ведьмам, а потом пригрозил отцу, что если он попытается заступиться за дочь, то сам окажется на эшафоте. Константин. Один из рыцарей Единого.

Катерина тотчас развернулась, молясь богу, чтобы солдат её не увидел, но за спиной раздалось: "Вот, девчонка! Держи её!" … и тут девушка бросилась прочь.

Она бежала, расталкивая людей, вырываясь из хваток тех, кто пытался её задержать, то и дело бросая испуганный взгляд через плечо - за ней гнался уже не один Константин, а трое рыцарей алых крестов. И единственная причина, почему Катерина не попалась в руки инквизиции - это толпа, через которую они пробирались.

Но вот, свободное пространство - Катерина сделала последний рывок и … оказалась прямо перед Арвингом - командующим отрядом мечей Единого.

Спустя секунду сильные руки сомкнулись на плечах девушки, сжав так сильно, что та тихо всхлипнула. И Арвинг потащил Катерину прочь с площади - в переулок, где и солдата, и дочь священника уже ждал всадник.

- На колени перед Его Святейшеством,- прорычал Арвинг и толкнул Катерину - та упала за землю; при падении задралось платье.

Сжавшись у ног Его Святейшества, Катерина тотчас поправила его, чем вызвала громкий смех у солдата Единого и получила еще один от него пинок.

- Прекрати,- скомандовал мужской голос - Арвинг тотчас умолк, затем некто обратился к самой Катерине, твердо, но без стальных ноток угрозы.- Поднимись. И посмотри на меня,- попросил, когда Катерина встала на ноги и опустила голову так, что волосы скрыли лицо.

Девушка сделал так, как он захотел, и увидела перед собой мужчину средний лет: высок и обладает поджарой фигурой, подчеркивающийся синим камзолом, темные волосы тронуты сединой, и карие глаза, внимательно изучают лицо Катерины.

- Она, милорд? - вежливо спросил Арвинг.

Катерина даже немного удивилась: они никак не думала, что командир Единых может быть вежливым, но как оказывается в жизни всякое бывает.

Доминик ответил не сразу: глядя в глаза испуганной девушки, он потянул на себя нить её энергии, сразу же узнавая вкус. Да, где-то маг встречал девчонку уже …

Но где …

Вспомнил!

Именно у нее Доминик забрал кинжал нимф и именно у нее при помощи создания Зазеркалья пытался выведать информацию о Темной Ведьме.

Маг усмехнулся: надо же, а Ир не подвел его, когда сказал, что искомое бродит по близости. Сначала Доминик подумал про Петру, свою дочь, но демон Зазеркалья имел ввиду совсем другу "ведьму" …

А ведь Доминик и отправил сюда солдат Единого, надеясь на хорошую память Арвинга. Он должен был вспомнить, как выглядит Темная Ведьма… что ж, эта девчонка лучше, чем ничего!

- Она, - Доминик кивнул Арвингу, потом обратился к Катерине.- Ты ведь не хочешь оказаться на эшафоте? - девушка вздрогнула, в глазах мелькнула тень страх, она отчаянно замотала головой.- Вот, и славно. Значит, мы договорились: пойдешь со мной,- мужчина взял её за локоть. - Твоя плата! - бросил солдату кошелек - тот ловко поймал его и сразу же заглянул внутрь, довольный улыбнулся.

- А что делать с остальными пойманными ведьмами?

- Мне они ни к чему. Отправьте их на суд,- отмахнулся и повел дочь священника к широкой, заполненной людьми улице Солнца. Там его уже ждал экипаж.

- Зачем я вам? - осторожно спросила Катерина.

- Ты знаешь то, что мне необходимо.

- А если я не расскажу?

Доминик хмыкнул.

- О, поверь, я знаю достаточно способов сделать из тебя любительницу поболтать,- мило улыбнулся и скомандовал.- А сейчас шевели конечностями! - и сильнее сжал её локоть.


Предгорье


- Смотри! Мы почти дошли! - я не верила своим глазам, всматриваясь в силуэты гор Мотылька: синеющие вдалеке они казались мне теперь еще менее недостижимыми, чем пару дней назад, когда я едва могла их разглядеть на фоне синего неба. - Вигго, мы почти дошли! - и от радости захлопала в ладоши.

Только моего веселья вор не разделил: он натянуто улыбнулся, бросил мне бесцветное "Здорово" и пошел дальше. Да уж, чем ближе мы к горам, тем угрюмее становится мой спутник. Все меньше я слышала от него шуток, все меньше беззаботной болтовни, которую вор так любил в дороге … Замкнутый и молчаливый Вигго, мало того, что не нравился мне, так и пугал немного.

Я не привыкла видеть мужчину таким.

Он шел вперед, положив руку на меч, в его движениях проскальзывала некая настороженность, будто Вигго всегда начеку, он довольно часто оглядывался: бросал внимательный взгляд через плечо, хмурился, а потом снова вперед.

Что стало с прежним Вигго?!

Например, я без понятия … даже и не знаю, что думать о резкой смене настроения вора. Конечно, приятно предположить, что он грустит из-за разлуки со мной, но что-то подсказывало, а именно хорошее знание характера Вигго, что вряд ли бы он стал впадать в меланхолию только по этой причине.

Должно быть что-то еще.

Мы остановились на ночлег, когда Младшая начала клонится к закату. Я смотрела на горы, багровые на фоне закатных небес, и думала о том, что завтра увижу их величие вблизи.

- Я буду первым на дежурстве,- Вигго развел костер и теперь грел ладони, протягивая их к пока еще слабоватом огню.

- Хорошо,- опустилась рядом с ним.- Вигго, что с тобой происходит? - спросила напрямую я у него.

Терпение у меня далекое от безграничного, тем более в свете последних событий. И вообще, мы вроде как … друзья, что ли … мог бы уже и поделиться тем, что на душе!

- Со мной ничего,- и поймав мой скептический взгляд, вздохнул с таким видом, будто я его достала уже своими вопросами.- Просто предчувствие нехорошее, - и снова оглянулся на Горный тракт - дорогу, которая должна была нас привести к горам Мотылька.

- Нехорошее предчувствие? - уточнила.

- Будто следит кто-то за нами… А ты что-нибудь чувствуешь?

Я прислушалась к своей интуиции, но она молчала, заснув крепким сном.

- Нет.

- Значит, у меня паранойя,- пожал плечами Вигго, глядя на огонь.- А может, мне просто не хочется с тобой расставаться,- на его губах заиграла знакомая мне усмешка.- Спи, Настя, я буду сторожить твой покой,- и в оранжевом свете блеснул меч, который Вигго положил рядом с собой.

Такой знакомый блеск, чем-то похожий на блеск зеркал.

Зеркала …

Давно же вы мне не снились.

И почему мне не верится, что Зазеркалье оставило меня в покое? Конечно, нет … скорее всего затаилось и ждет удачной возможности.

Невольно я бросила тревожный взгляд на дорогу. Беспокойство проснулось во мне … но от чего? То ли от слов Вигго, то моя интуиция дала о себе знать?


- Старик бросил вызов Зазеркалью? - Ир расхохотался.- Он совсем с ума сошел. Когда у меня в руках окажется дар, я покажу ему всю силу зеркал.

- Девчонка может оказаться у него в руках. Не исключай такую возможность.

- Ты найдешь её раньше,- тонкие губы демона скривились в подобие улыбки.- И я тебе в этом помогу. Зеркала помогут …


- Где она?! - Миранда ворвалась в домик; через распахнутую дверь залетел февральский ветер вместе с острым, мелким снегом.- Где?

- Не кричи ты так,- устало отозвалась Мария: она сидела в своем любимом кресле и вязала. Судя по тому, что никакого удивления внезапное появление ведьмы у целительницы не вызвало, то она ждала её прихода. - Разбудишь ребенка.

- Я забираю свою дочь,- Миранда решительно направилась к спальне Насти, но её остановила Мария - она резко вскочила со своего места и схватила юную ведьму за локоть. И твердо произнесла: "Сядь. Сперва поговорим".

Миранда подчинилась. В свободное кресло напротив опустилась и сама Мария, же отложила прерванное вязание и заговорила. Голос её был ровным, насыщенный успокаивающими нотками.

- Если девочка действительно обладает даром, в чем я уже нисколько не сомневаюсь, судя по действиям  Доминика, то рядом с тобой она подвергнется большой опасности. Твой муж знает, кто ты и как тебя найти  - вы с ним связаны. Он найдет тебя, найдет и ребенка. Со мной ей будет безопасней. Я буду беречь её до тех пор, пока не проснется сила.

Миранда поникла: её помрачневший взгляд обратился к огню в камине. Никогда еще она не чувствовала себя такой уставшей.

- Доминик примкнул к церкви Единого. Ему удалось убедить Петра, что он будет полезен…

- Маг на службе у Единого,- Мария фыркнула.- Недолго же он там продержится. Его отправят на костер за первую ошибку … - от Марии не укрылось, как тревожно сцепила руки в замок Миранда, при упоминании того, что её мужу грозит смерть.

Любовь делает людей глупыми, а ведьм она в придачу делает беспомощными.

- Твой супруг сам выбрал свой путь,- заметила целительница.

- Дело даже совсем не в этом … Неужели наш брак был построен всего лишь на расчете, на желании получить ребенка с Даром? - Миранда посмотрела на Марию, и та заметила, как глаза ведьмы начинают наполняться слезами.- Неужели я была для него всего лишь сучкой, которая должна была родить породистого щенка?!

- Скорее всего … да.

На удивление Миранда не заплакала, как ожидала Мария: смахнув слезы, она шумно вобрала воздух, пытаясь подавить всхлип, рвущейся из горла - пару мгновений ведьме понадобилось, чтобы взять себя в руки.

- Завтра я возвращаюсь в Круг Семи … навсегда,- поднялась.- Я могу её увидеть?

- Да,- Мария кивком указала на комнату, где мирно посапывала в колыбельной девочка.

Миранда сбросила тяжелый плащ с плеч. Прошла по коридору и скрылась за дверью, оставив её слегка приоткрытой. Через щелочку до Марии донеслась колыбельная, которую ведьма пела своей дочери.


Свеча погаснет и растает,

В нуге утонет серый быт.

Ты видишь: вдалеке мигает

Звезда. Она над облаком парит.

Звезда - маяк. Лети к нему.

Во сне своем, как в сладкой вате.

Ты так же сладко наяву.

Спокойно спишь в своей кровати.


Сновидение, наполненное тревогами, напоминало мне высокий глиняный кувшин: поднимаешь крышку, а там много змей. Они шипят, ползают друг на друге - ядовитый клубок, который обречет тебя на смерть, если засунешь внутрь руку…

Но я во сне именно это и делаю: играю с риском, хожу по лезвию ножа, готовая вот-вот сорваться вниз, в непроглядную темноту, которая уже распахнула свои объятия, готова принять меня … Всего шаг, всего одно движение - опустить руку и коснуться кончиками пальцев холодной змеиной коже. Это так просто; разум протестует, все чувства кричат, нет, скорее вопят, об опасности, но я, не смотря ни на что продолжаю испытывать судьбу.

Одна из змей кусает меня …

- Настя,- кто-то дотронулся осторожно до моего плеча; дыхание приятным жаром коснулось уха - Вигго.- Настя, твоя очередь дежурить,- его голос забирал меня из сновидения, возвращая в реальность, где царила ночь и потрескивал хворост в оранжево-желтом пламени.

Пока я протирала заспанные глаза, Вигго подкинул еще веток, сложенных горкой неподалеку, в огонь и вытянулся на спальнике. Он заснул сразу, как только его голова коснулась сумки, служившей подушкой.

Ничего страшного: сон у вора чуткий, при малейшем намеке на опасность он проснется и схватиться за оружие, лежащее подле.

Я же, заботливо укрыв его плащом, опустилась на землю и воззрилась на непостоянный танец языков пламени.

Что может значить этот сон?

Неужели я на данный момент играю со змеями: засовываю руку в кувшин, проверяя укусят меня или нет?

По привычке начала наматывать прядь волос на палец.

Да уж … сновидения в своем репертуаре! Размытый смысл либо кроется в глубине, либо плавает на поверхности,  и я его не замечаю, как обычно бывает.

Тревога!

Это резкое сдавливающее ощущение подкралось ко мне внезапно, сжало в своих тугих кольцах и не отпускало, даже когда я вскочила на ноги и огляделась по сторонам.

Дорога пуста.

Вокруг тоже ни души: только стрекочут кузнечики, что спрятались в высокой траве, невидимые скрипачи наступившей ночи. Я подняла взгляд на полную луну - одинокое, потерянное око, лениво бороздящее просторы темного неба. Луна, конечно, не дала мне ответов … только терпкий привкус опасности осел на языке после того, как я отвела взгляд от бледной королевы ночи.

Сама не понимая зачем и почему, взяла одну из палок, предназначающихся для огня, подошла к спящему Вигго - спал вор сегодня на удивление крепко, но не стала его будить … нет, я лишь нарисовала круг на земле, в центре которого находился мужчина. Затем что-то написала: линии и закорючки, смысл которых до сих пор остается для меня тайной. Закончив отошла, весьма довольная проделанной работой.

Странное ощущение, будто все мои действия делала одновременно я и не я… мой внутренний океан бушевал, его невидимые волны разозлились не на шутку - иногда "океан" так переполнял меня, что становилось трудно дышать.

Все еще сжимая палку, я пошла прочь: к сгущающейся завесе темноты… похожей на ту, в которую мне грозило сорваться, если оступлюсь.

Подальше от огня, подальше от Вигго, чтобы он не пострадал - это мне казалось единственным верным решением. Его меч тут не поможет …

Сорок шагов.

Столько я насчитала, отойдя от лагеря. И начала рисовать круг для себя … но Он появился раньше, чем ожидалось.

Грубый толчок в спину - я упала в высокую траву, ударившись лбом и локтем о холодную землю. Но в следующую секунду меня уже подняли: сплошная темнота дернула за руку; резкий вскрик от боли так и замер на губах, когда я встретилась взглядом с зеркальным блеском в том, что было у этой твари вместо глаз.

Зазеркалье … пленительная нуга власти и могущества по ту сторону зеркал … достаточно лишь отдаться ей, положить в ладонь, сотканную из тьмы, ключик от души и все - станешь могущественной колдуньей.

Так просто.

Это как засунуть руку в кувшин со змеями.

- Ну, здравствуй, Иллая … - он смотрел в мои глаза, но видел что-то другое… или кого-то другого?

Я же могла не опустить взор - блеск зачаровал меня, оплел, сжимая крепко-крепко.

И я увидела: на короткое мгновение за осколками зеркал - очи создания из Зазеркалья - мелькнул Он, тот, кто прислал за мной своего слугу … я успела заметить лишь золотые волосы и серые глаза с острыми гранями вечного льда…


- Он произнес твое имя! - гневный бог войны обернулся, глядя на невысокую светловолосую девушку: она держалась ото всех в стороне в тени колонн.

Та промолчала в ответ, лишь коснулась двумя пальцами повязки на глазах.


"Это как засунуть руку в кувшин со змеями … вроде просто, но главное, не бояться",- внезапный шепот заставил меня вздрогнуть, очнуться от колдовства зеркал, спавшее, будто пелена …

Я протянула руку к черноте, клубившейся, закрыв глаза - картинка недавно сна ожила: высокий глиняный кувшин.

Подняла крышку и опустила в нутро руку.

А там внутри шипит и извивается тот самый ядовитый клубок, который грозит смертью. Все во мне кричало и сопротивлялось столь отчаянному жесту, однако я продолжала погружать руку в вязкую темноту, ощущая, как она обтекает мои пальцы, запястье …

Все дальше и дальше, навстречу змеям.

Темнота становилось гуще, она плотней обхватывала руку - на секунду я даже испугалась, что лишусь конечности, но тут снова раздался мягкий и успокаивающий голос: "Не волнуйся.  Дотянись до его сердца и сломай его".

Само создание Зазеркалья замерло … оно не двигалось, будто его создатель лично наблюдал за тем, что я пытаюсь сделать. Ему заинтересовали мои действия.

Но почему?

А сердцем оказалась тонкая зеркальная грань.

Она с тихим хрустом сломалась пополам в моей ладони: сердце такой сильной твари не выдержало и одного прикосновения. По руке потекло что-то теплое… наверное, я порезалась осколками… 

Густая тьма растворилась в ночи.

Создание зеркал вернулась обратно в Зазеркалье, а я же рухнула на землю, как подкошенная, пытаясь справится с крупной дрожью, охватившей тело.

Пару раз к горлу подкатывал тугой комок тошноты, но я справилась с этим отвратительным ощущением, и как только слабость оставила меня, на негнущихся ногах пошла к лагерю.

Огонь почти погас - я подкинула засыпающему демону пару веток и бросила косой взгляд на Вигго: вор спал и видел сладкие сны; на его лице застыло выражение умиротворения.

Спи, вор… Утром расскажу, что интуиция тебя не подвела… нас действительно кое-кто преследовал, а потом кто-то спас.


- Сказка живет уже независимо ни от своих героев, ни от своих создателей,- задумчиво пробормотала она, ни к кому не обращаясь… просто мысль вслух.

- Надо было убить ведьму.

- Теперь события набрали оборот и мы всего лишь наблюдатели.

- Бред какой-то!

- А все из-за тебя и твоей дочери!

Маленькая Фрейя не обращала внимания на возмущенные крики наблюдающих за историей богов: её взгляд был прикован к той, что спряталась в тени. Она подошла к позабытой всеми в разгаре спора девушке. 

- Ты спасла её,- произнесла негромко.

- Она еще сыграет свою роль.

- Я тебе верю,- кивнула Фрейя, зная, что после потери глаз Иллая обрела возможность видеть прошлое, будущее и настоящее… Словам молчаливой богине привыкли доверять все.

- Зачем ты продолжила Сказку? - обратилась Иллая к девочке.- Если бы Петра погибла в огне, история осталась бы просто историей.

Фрейя усмехнулась.

- Ты так долго боялась. Помнишь: нам не до сна, мы дети богов …

- Наша участь известна … - закончила за нее Иллая, являющаяся в мире Ло богиней Всевидящей.


Доминик открыл глаза и резко сел - это движение отдалось острой болью в висках. Поморщившись, мужчина приложил пальцы и помассировал ноющие точки.

Глянув в сторону, он заметил фигуру Ира на той стороне зеркал. Демон сидел, скрестив ноги, и задумчиво вертел что-то в руках. Приглядевшись, Доминик понял, что это просто-напросто камешек. Таких полным полно на речном дне.

- Почему ты приказал мне ничего не делать?! - спросил злобно.- Я мог привести девчонку. Она была у меня в руках, а ты .. ты все испортил! - впервые Доминик позволял в адрес Ира такие дерзости.

Но Повелитель Зеркал ничего не замечал: разумом он был очень далеко, в приятных воспоминаниях, и, поглаживая камешек, Ир улыбался.

- Иллая … - он повторял это уже не в первый раз, будто попробовав его вкус, демон не мог отказать себе в удовольствие пить нектар такого нежного и такого родного имени еще и еще. - Успокойся,- наконец-то Ир позволил себе обратить внимание на человека.- Пусть идет к Кругу Семи и узнает правду … все равно жить ведьме осталось недолго. Иллая… - и снова улыбка заиграла на тонких губах.

Туман, заклубившейся в Зазеркалье, скрыл от глаз  Доминика фигуру демона. И спустя мгновение Ир исчез, оставив человека в одиночестве, наедине с догадками и предположения столь странного поведения Повелителя Зеркал.


Горы Мотылька


- А разбудить меня было сложно?! - возмущался Вигго, пока заматывал мне порез, предварительно обработанный травяным отваром.- Тоже нашлась мне борец со Злом! 

Тоже нашел мне Зло!

Ох, начинаю жалеть, что рассказала ему о том, что произошло вчера.

Но содеянного не исправить: не дождавшись утра, я разбудила Вигго и поведала ему о своей встрече с созданием Зазеркалья. Конечно, же вор тотчас схватил меч и отправился исследовать окрестности. Мои слова о том, что опасность миновала, каким-то образом пролетели мимо его ушей, поэтому час вор бродил вокруг с оружием в руках и пытался найти затаившихся врагов. Пока он играл в героя, я успела собрать нужные травы, часть приложила их к порезу, часть поставила вариться - отваром нужно промыть, чтобы устранить возможность заражения крови.

Вовремя вернулся хмурый Вигго. Молча он помогал мне, однако поток возмущения все-таки прорвался: теперь вор чем-то походил на бабушку. Она точно также ругалась на меня, когда я делала то, что могла принести мне вред.

От сравнения Вигго и бабули я невольно улыбнулась.

Мужчина заметил это, нахмурился еще больше и пробурчал:

- Еще и улыбается, безголовая! - о, это мне старая очень часто говорила.

Здравствуй бабушка, а я по тебе так скучала!

- Не злись.

- Ты могла погибнуть,- завязав бинт, которым служила прохладная и скользкая на ощупь ткань, он отстранился и строго посмотрел на меня: в теплых глазах мелькнули искорки холода. - Понимаешь?

- Мне не пять лет. Конечно, понимаю,- отозвалась с нотками недовольства.

Не люблю, когда меня попрекают, тем более, если ничего страшного не произошло. Всего лишь руку порезала...

- И вместо того, чтобы рисовать вокруг меня эти каракули, могла разбудить …

- И что? - перебила я Вигго. - Ты думаешь, что создание Зазеркалья испугается твоих размахиванием мечом?

Вор думал не больше секунды.

- Я еще воинственно кричать умею,- добавил.

- О, от этого они точно придут в ужас,- едко заметила я. 

Наемник улыбнулся и приблизился ко мне, провел ласково пальцем по лицу, очерчивая изгиб лица.

- Ты первая девушка, за которую мне приходится так волноваться …

- Остальных просто не преследовали зеркала и рыцари Единого,- усмехнулась я.

- Это правда,- согласился со мной Вигго.- Их не преследовали. Что еще один раз доказывает, что ты особенная,- он понизил голос, придавая ему некую тягучую и чарующую томность с привкусом корицы.

- Вигго,- красноречиво на него взглянула - на губах вора снова расцвела нагловатая улыбочка,- и скольким необычным девушкам ты говорил такой комплимент?

Он задумался.

- Многим, но точное количество вспомнить не могу.

Ну-ну, конечно, не можешь.

Я только покачала головой в ответ: тоже мне скромный сердцеед нашелся.

Вигго же водил пальцем по моей ладони, рисуя невидимые узоры, пока я не убрала руку, стиснув пальцы в кулак.

- Ты может иди спать,- я сломала ветку и бросила её в огонь - тот с жадностью набросился на добавку, уплетая её с треском,- а я буду дежурить.

- Нет,- мотнул головой наемник.- Ты свое уже надежурила,- поднялся и размял кисти; едва слышно хрустнули суставы.- Хватит с тебя. Теперь моя очередь.

- Как знаешь,- и в знак согласия я широко зевнула, прикрыв рот здоровой ладонью, и опустилась на спальник. Подтянула сумку, устраиваясь на ней поудобней; Вигго же сидел возле костра, неотрывно глядя на пляшущие языки пламени.

- Настя, если бы эта тварь забрала тебя с собой … - он замолчал.

Несколько секунд я ждала продолжения, однако пришлось спросить самой - его не последовало.

- То что?

- Я представил себе твою пропажу и подумал, что скорее всего отправился бы тебя спасать…

Его слова меня приятно удивили. Я чувствовала, что Вигго не лукавил и льстил, не пытался как-то успокоить - он говорил правду.

- Спасибо,- натянула плащ до подбородка и отвернулась.

Заснула я с улыбкой на губах.

Слова Вигго меня действительно подбодрили.


Раненная лошадь хрипела в предсмертной агонии. Доминик обнажил кинжал и одним ударом прекратил мучения кобылы. Затем взглянул на сгорбленную фигуру, которая, прижимая к себе сверток, пыталась подняться.

Вот, ведьме удалось встать на ноги. Все-также прижимая к себе одеяло, в которое было закутано самое ценное, что было у нее, Миранда не двигалась, пока Доминик приближался к ней.

Она возвращалась на Сумеречный Остров, к своим сестрам-ведьмам, но супругу удалось настигнуть её раньше, чем Миранда добралась до них.

Девушка стояла; губы что-то шептали - она молилась старым богам, просила о защите, а глаза неотрывно смотрели на клинок - в лунном свете капли крови, что стекали по нему, казались черными …

Доминик спрятал кинжал в ножны, приблизился к Миранде и попробовал вырвать из её слабых рук ребенка. Но ведьма отчаянно сопротивлялась: она кричала, ругалась на древней языке, а потом внезапно захохотала, когда Петра оказалась в руках мужчины …

- Слепой! - выругался он, когда вместо дочери обнаружил тряпичную куклу. - Где она?! - и ударил хохочущую ведьму по лицу.

Та замолчала - упала на укрытую снегом землю, чувствуя, как холод обжигает похлеще удара мужчины.

- Где наша дочь? - Доминик склонился над ней - застывший взгляд Миранды был устремлен в темное неба, откуда падали и падали крупные пушистые снежинки. Они касались горячей кожи и таяли, оставляя влажные дорожки, белели на ресницах и волосах.

- Миранда,- мягко позвал её Доминик - голубые глаза ведьмы посмотрели на супруга,- где она?

Девушка протянула руку, чтобы словить снежинку.

- Она умерла …

Мужчина тяжело вздохнул, понимая, что мать врет … она скажет, что угодно, лишь бы спасти ребенка. Назовет любое место, лишь бы он, злодей-отец, не добрался до дочери.

- Вставай,- скомандовал  Доминик, но Миранда не шелохнулась. Тогда мужчина взял её на руки - ведьма не сопротивлялась. Она походила на ту тряпичную куклу, которую в гневе отбросил в сторону Доминик.

- Куда ты меня несешь? - спросила Миранда.

- Домой,- последовал его ответ.


И с восходом Младшей мы отправились в путь.

Горы. Я видела их впервые в своей жизни: высокие и покрытые зеленым ковром леса, до чьих темных, прячущихся среди облаков вершин, так далеко-далеко.

Мы взбирались по пологому склону: извилистая, едва заметная тропинка вела нас наверх; вокруг зелена трава и цвел белыми цветами низкий стелющейся по земле кустарник; светили ярко два солнца; было жарковато.

Настоящие горы были похожи на те, что я воображала себе, когда читала про странствия благородных рыцарей или путешественников. Таких книг было много у бабушки: я не помню, чтобы она их покупала, просто у нее всегда была большая библиотека. Оставалось только даваться диву, откуда они у такой небогатой целительницы. На мои вопросы бабуля только усмехалась в ответ и загадочно отвечала: "узнаешь, Настасья, но позже".

К сожалению, так ничего она мне и не рассказала перед своей кончиной. А судя по моим приключениям, ничем не уступающих книжным, рассказать можно было много всего.

Постепенно мы приближались к лесу: трава начала желтеть, редеть, то и дело из земли выступала темно-серая гордая порода, лысая, местами покрытая мхом. Попадались редкие деревца: тощие с желтоватыми листьями.

- На твоей карте же отмечено точное место? - спросил Вигго.

Я кивнула, но на всякий случай достала подарок нимфы. Проследила внимательно наш путь - палец остановился на горном озере Тодоса, располагающегося в долине, до которой еще идти и идти.

- Хорошо. Значит, - Вигго заглянул мне через плечо,- нам надо миновать лес и подняться выше. Ориентиром послужит вот эта речушка.

И вор оказался прав: скоро я услышала шум - это оказался небольшой водопад. Река, что брала свое начало где-то высоко-высоко, от ледников, рвалась вниз, ревя бурным потоком.

То, что Вигго назвал речушкой, оказалась далеко не такой: она была значительно шире и глубже. Подобрав длинную палку, я измерила глубину: кое-где вода доставала до пояса.

Примерно полчаса мы искали пригодное для переправы место - мелководье нашлось, когда мы отошли настолько, что, чтобы услышать шум водопада, приходилось прислушиваться.

У берега мы быстро перекусили, набрали воды и пошли дальше. Путь наш проходил в молчании: я любовалась окружающим меня новый пейзажем, Вигго же думал о чем-то своем.


Он зашел в её комнату: Миранда лежала, свернувшись под одеялом; еда, которую Доминик принес вечером, так и осталась нетронутая, молодая супруга выпила лишь немного воды.

Маг опустился на краешек кровати, дотронулся до лба жены: влажный и горячий. Все началось три дня назад, обычный кашель и насморк переросли в воспаление легких. И Доминик пытался сделать все, что в его силах, но Миранда упрямо не принимала его помощь: она почти ничего не ела, только пила воду, не принимала лекарства, а лекаря и вовсе выгнала …

Мужчина заботливо убрал светлые пряди с её лица - Миранда открыла глаза, взглянула на мужа, несколько секунд внимательно смотрела в его лицо, затем опустила взгляд, зашлась в разрывающем грудь кашле.

- Тебе надо поесть.

Она промолчала в ответ.

- Миранда,-  Доминик говорил мягко и спокойно, однако желание встряхнуть жену, заставить её поесть, выпить лекарство, да хотя бы облегчить ей боль, становилось все сильнее и сильнее,- поешь, пожалуйста.

Все также молчание в ответ.

Один раз мужчина уже вышел из себя: зажав ей нос, он залил снадобье в рот жены, заставил его проглотить. Но ведьма, стоило ему уйти, спровоцировала рвоту - лекарство не возымело никакого эффекта.

- Пожалуйста,- перехватив её взгляд, Доминик посмотрел на нее с мольбой.

Тяжелый взгляд и ни слова в ответ.

- Если продолжишь упрямиться, можешь умереть.

Ведьма только подтянула к себе одеяло, натянув его почти до подбородка.

Доминик вздохнул.

Она всегда отличалась редким упрямством: если ранее эта черта привлекала Доминика, то сейчас играла как против самой Миранды, так и против её мужа.

- У нас с тобой могут быть еще дети.

- Я же сказала, что она умерла …

- Слепой! - прорычал  Доминик.- Я сейчас не об этом! Я хочу, чтобы ты поела! Тебе нужны силы, чтобы выздороветь … - и замолчал, когда Миранда повернулась в его сторону: лицо исхудало, кожа пожелтела, под глазами легли тени, из-за очи цвета неба казались еще больше, только их яркий цвет потускнел…

- Почему тебя это волнует? - прошептали обескровленные губы.

Доминик молчал, лишь смотрел на нее смешанным взглядом: недовольство, мольба и что-то еще, напоминающее нежность. Затем он поднялся и направился к двери.

Уговоры не возымели своего действия.

- Поешь, Миранда, пожалуйста,- попросил  Доминик, прежде чем уйти.

Возле одного из зеркал его настиг Ир.

- Убей глупую ведьму. Она бесполезна.

- Нет,- слишком резко ответил  Доминик, в карих глазах мелькнули искорки ярости.- Она мне нужна.

- Зачем? - поинтересовался демон.

Зачем … для того, что перебирать её светлые волосы, чтобы смотреть в ясные глаза, слышать её звонкий смех, а не кашель, чтобы целовать мягкие губы …

Всего этого маг не смог сказать Иру.

- Просто нужна,- ответил мужчина.

Но даже не смотря на это, через несколько дней Миранда скончалась.


Я вспомнила, как однажды бабушка рассказывала про то место, где выросла. Она поведала, что в детстве лишилась родителей - их забрала эпидемия, гуляющая в то время в королевстве, и её трехгодовалую малышку взяли под опеку родственники - они как раз жили в горах.

Во время рассказала я сидела в кресле, накрывшись шерстяным толстым пледом, а в соседнем устроилась бабуля с вязанием. Закрывая глаза и слушая её голос, я представляла себе горы, чьи острые верхушки врезаются в бледное небо, жилища горцев - крепкие невысокие дома, сложенные из камня, их хозяев: высоких грозных троллей и их шаманов, одетых в шкуры, бурные горные реки, отвесные скалы и пологие склоны, узкие тропинки и непроходимые заросли колючих кустарников, но больше всего мне нравилось рисовать себе картинку вида, открывающегося с какого-нибудь высокого утеса…

С детства, наслушавшись бабушки, мечтала увидеть что-то подобное, и теперь мне выпал шанс осуществить мечту. Осталось только забраться повыше, да найти утес подходящий.

- Это правда, что здесь тролли живут? - спросила я у впереди идущего Вигго.

Тот поравнялся со мной и только тогда ответил.

- Да,- кивнул.- Но поселения горцев выше - они живут в чащах. Не любят быть у всех на виду.

Прямо как нимфы.

- А мы их встретим? - спросила я.

О троллях известно немного. Живущие в горах и редко спускающиеся в долины, они довольно замкнутый народ, о котором людям известно урывками. Тем более сейчас политика церкви Единого направлена на уничтожения всех, кто не принадлежит человеческой крови и не согласен принять нового бога, поэтому тролли благоразумно остаются в горах, где у них преимущество, ору ушли в степи, а канты поклонились Единому, правда были сосланы на юг королевства.

Вигго хмыкнул.

- Лучше не стоит. У них с чужаками разговор короткий: петля на шею и покачиваться тебе на сосне.

- Откуда знаешь? - прищурилась. - Очередная байка?

- Нет,- мотнул головой вор.- Я как-то побывал у них в гостях.

- И? - нетерпеливо поторопила я его.

Мне было очень интересно услышать продолжение, однако Вигго улыбнулся и закончил так и не начатую толком историю словами:

- И благодаря своей ловкости и уму, сумел уйти оттуда живым.


Спустя три дня после похорон супруги,  Доминика вызвал к себе глава церкви - Петр. Он как раз находился в Белом городе и жаждал встречи с мужчиной. Как никак  Доминик, поступая на службу к Единому, обещал кое-что очень заманчивое, кроме своей силы - в обмен на помилование.

Петр пощадил мага, который состоял на службе бывшего короля, решив, что его знания могут пригодится. Слуги Единого действуют огнем и мечом, однако нельзя упускать из виду, что есть враги, обладающие способностями, против которых сталь зачастую бессильна.

Только огонь всесилен: он способен уничтожить и физическую силу, и духовную - все гибнет в оранжевой пасти ненасытного зверя.

- Ваша Светлость,- вошедший  Доминик склонился перед сидящим Петром.

Невысокий худощавый мужчина, облаченный в белую рясу, сам поднялся и жестом приказал магу сделать тоже самое. Затем он подошел к большой карте Второго континента, закрепленное на стене: желтая гладкая бумага с отмеченными на ней извилистыми путями рек, голубыми пятнами озер и морей, синим океаном, темными хребтами гор и зелеными цветущими долинами, желтоватыми степями, за которыми начинается неизвестная, губительная, полная тайн пустыня - земля выжженная солнцем и занесенная песком.

Неизвестно живут ли там люди или демоны. Разве может существовать человек там, где дожди почти не идут и где вода на вес золота. Нет … это земля демонов: смуглых, курчавых, что по легендам ездят не на лошадях, а на странных горбатых созданиях.

Таких же порождениях Отрекшегося, как и их наездники.

- Эти земли,- Петр указал на пустыню Соломона,- богаты золотом и серебром. Я изучил достаточно книг, чтобы знать точно: в этих песках спрятаны богатства! Несметные богатства.

- А как же демоны? - с толикой ехидства, почти не заметной, поинтересовался у него Доминик.

Петр хмыкнул.

- Демоны тоже бояться огня и стали.

- А если нет?

- А если нет… есть еще одно средство. Сила, которая поставит всех демонов на колени и сделает меня правителем всего Второго континента… - задумался, замолчав, а потом снова заговорил.- Но это позже, сейчас меня волнует Круг Семи. Они мне могут помешать в дальнейшем.

Доминик прекрасно понимал, куда клонит глава церкви. Поступая на службу к новому правителю Тимара: король полностью подчинен церкви, Петр управляет им, как марионеткой, как аргумент в свою пользу маг привел знание, которое доступно только посвященным - местонахождение ведьм.

Тот самый Сумеречный Остров.

Многие знают, что он на востоке, но никто не может точно назвать местонахождение. Покровом магии он скрыт от глаз обычных смертных, однако маг, благодаря Миранде, знал лазейку в обороне ведьм … и сейчас её должен был узнать Петр.

Круг Семи мешает не только Петру, но и Доминику: они спрятали ребенка. Лучше будет, когда их не станет, тогда никто не сможет помешать мужчине дождаться пробуждения силы и исполнить свою роль в божественном спектакле.

- Сталь и меч против ведьмовского колдовства… - глава церкви налил себе вина и бросил долгий взгляд на карту, скользнувший снова на юг - к пустыне Соломона.

Круг Семи, конечно, захочет помешать амбициям Петра. Им это не выгодно: женщины боятся гнева богов. Но что такое старые боги, когда к власти пришел новый?

И именно во имя его будут захвачены новые земли и будут построены новые храмы, благодаря его милости церковь получить богатства, а имя Петра войдет в историю…

- Не стоит забывать, что они всего лишь женщины. И огонь они тоже боятся,- заметил  Доминик. - Если послать туда сто или двести солдат, неужели вы действительно предполагаете, что пять десятков ведьм сумеют оказать достойное сопротивление?

- Да… да… - пробормотал Петр.- Ты прав. Они всего на всего люди, это не стоит забывать. Но также не стоит забывать, что ведьмы, особенно, Первые, вполне могут дать отпор воину. Люди суеверны и просты, они могут испугаться колдовства, даже самого простого.

- Пламя веры, горящее в их сердцах, поможет преодолеть страх.

Петр смерил мага оценивающим взглядом, а затем расхохотался.

- Ты верно подметил, маг, пламя веры. Именно, что пламя! Но будет одно условие.

- Какое?

- Ты отправишься на Сумеречный Остров и принесешь мне  Дар. Ты знаешь, о чем я говорю, не так ли?- в ответ на его слова маг кивнул.- Поэтому в этом деликатном деле я доверяю тебе. Дар должен остаться невредимым.

- Я сделаю все, что в моих силах. 


В дороге время всегда летит быстро. Когда мы достигли леса, Старшая уже опустилась за линию горизонта, а Младшая вот-вот должна была коснуться краешком этой черты.

Сгущался темными красками вечер, и горы преобразились: угрюмые силуэты громад почти сливались с темными небесами, становились едва различимыми, деревья же, словно вытянулись, их верхушки, постанывая, покачивались на ветру…

Все всегда меняется с приходом темноты. Вокруг полумрак: кажется, он населен невидимыми дикими созданиями, которые наблюдают за тобой, спрятавшись в коконе вечера. И если приглядеться, воображение действительно рисует фигуры незримых наблюдателей.

Но взошла полная луна: её серебряным свет затопил горы. Он лениво тек в долину, хлынув с небес, будто наполнял доселе пустую чашу …

Зажглись звезды-стекляшки. Вступила в свои права ночь.

Пора искать место для ночлега.


Он смотрел с противоположного берега на горящий Сумеречный остров: пламя рвалось вверх в безмятежные ночные небеса, в обреченной на провал попытке достичь их. Горело все: дома ведьм, их драгоценная библиотека, склады и центральная площадка, где проводились танцы, горели также и сами ведьмы, что ж, им огонь к лицу. А пламя тем временем пожирало все, не брезгуя и плотью.

Маг опустил взгляд на забинтованную правую руку. Атакуя, он не успел вовремя поставить щит - за это и поплатился. Ожог. Неприятно, но все же не сравнимо с потерей руки. А именно этим и могло все закончится в худшем случае.

- Милорд,- к нему подошел один из рыцарей Единого,- нескольким ведьмам удалось скрыться. Мы их почти нагнали, но они вдруг исчезли … - солдат растеряно развел руками в стороны.

Доминик нахмурился.

- У них было что-то в руках?

Мужчина задумался, припоминая.  Доминик вспомнил его имя: Арвинг. Тот самый с отличной памятью.

- Нет,- мотнул головой рыцарь.- Руки у них были пусты.

- Спасибо,- кивнул ему  Доминик, затем развернулся, чтобы идти, и направился в свой шатер.

Там царил мягкий и уютный полумрак. Из мебели только стол, два стула, кровать и зеркало, накрытое покрывалом. Сдернув его, маг повернулся к графину, чтобы набрать себе вина.

"Они тебя обманули",- Ир приблизился максимально близко к зеркальной грани. - "Твоей дочери тут нет".

- Что ты имеешь ввиду?

Демон хмыкнул.

- "Ты действительно думаешь, что твоя жена спрятала бы девочку у Круга Семи? На Сумеречном острове, местонахождение которого ты знаешь? О чьей лазейке в магической обороне ты осведомлен? Нет,",- покачал головой демон.- "Ведьмы слишком предусмотрительны. Они не станут так рисковать … Петры здесь никогда не было, я бы почувствовал послевкусие  Дара".

Молчанием  Доминик согласился с его доводами, а затем спросил:

- Если ты знал, почему раньше не сказал?

- "Ведьм так или иначе необходимо было убрать … в будущем, они бы осложнили поиски девочки.  Да и",- Ир улыбнулся, если, конечно, эту кривую усмешку, можно назвать улыбкой,- "я получал невероятное удовольствие, глядя на то, как они горели… "

- Некоторым удалось сбежать.

-"Ничего, когда я выберусь из своей темницы, то не оставлю даже пепла от Круга Семи. Они сгорят в холодном огне … а следом за ними нифмы… а потом … ",- Ир замолчал на долю секунды, блаженно улыбаясь от одной мысли об убийстве давней знакомой,- " я убью Иллаю… и всех тех, кто запер меня здесь".

- Сначала надо девочку найти. Ты можешь её почувствовать? Хоть немного?

- "Нет.  Дар скрыт от зеркал - ведьмы хорошо спрятали его".

Доминик отпил вина и внимательно посмотрел на слишком уж радостного Ира. Хотя его хорошее расположение духа можно понять - давние враги демона сгорели заживо … это вероятно, должно приподнимать ему настроение.

- И что нам делать? - спросил  Доминик.

- "Ждать",- пожал плечами демон,- "сколько бы ведьмы не прятали девочку, Дар рано или поздно проснется … и вот тогда, когда сила достигнет пика, я почувствую её".

- На это могут уйти годы … - заметил  Доминик.

- "Я ждал рождение твоей дочери четыреста лет. Могу подождать и еще… Мне в Зазеркалье только и остается, что ждать".


- Ты мне обещал страшную историю,- поудобней устраиваясь около огня, потребовала я с Вигго обещанную еще днем страшилку. Наемник сидел рядом со мной и грел ладони, протянув руки к огню. Он задумался, припоминая то ли историю, то ли обещание. Скорее всего второе. Историй у Вигго хватает с лихвой!

- Хорошо,- вор приобнял меня и, наткнувшись на мой взгляд, пояснил.- Это на тот случай, если ты бояться будешь … прижмешься ко мне и весь страх уйдет,- заключил он с широкой улыбкой. 

- Ладно, - согласилась я с его весьма "вескими" доводами и оказалась в кольце сильных рук вора; провела кончиками пальцем по шрамам на руке - таких трофеев у наемника предостаточно.- Я готова бояться,- и с ожиданием взглянула на мужчину.

- Я поведаю тебе о древнем народе, что раньше жил на пустынных землях Соломона,- заговорил наконец-то Вигго, глядя на огонь - в его карих глазах плясали отблески пламени.- Это было тысячелетия назад, теперь от могущественной цивилизации остались лишь руины и  легенды. Они считали себя детьми богов, что однажды спустились с небес на землю. И называли себя они "дети Аро", так звали их главного бога. А хочешь узнать, как они хоронили своих соплеменников?- неожиданно веселым тоном поинтересовался вор.

Ясно, страшилки я уже не дождусь.

Ткнув кулаком в плечо Вигго, возмутилась в шутку:

- Вигго, никто так истории не рассказывает!

- Но про похороны очень интересно. И это моя любимая часть,- иногда он напоминает мне ребенка, а не зрелого мужчину.- Давай я сперва расскажу её, а потом все остальное?

Махнула рукой, соглашаясь на такой ход повествования. Все равно расскажет, с моим разрешение или нет.

- Слушай,- понимая, что препятствовать истории мертвецов детей Аро, я не буду, Вигго оживился,- когда умирал человек, они хоронили его не сразу. А сначала удаляли ему мозг, засовывая в нос раскаленную кочергу. Что? Ты же хотела страшилку? - поинтересовался вор, заметив выражение моего лица, после упоминания извлечения мозга. - А ты представляешь, что они могли такое и живым людям делать… Вот, ты пошевелиться не можешь, а к тебе жрец подходит в маске шакала, в руке у него раскаленная кочерга - красная от жара, и он её в тебе в нос засовывает. И болтать начинает … - со смаком начал расписывать наемник.

К сожалению, воображение у меня бурное, я-то и представила во всех красках …

- Все спасибо, Вигго. Мне этого достаточно.

- Ну, а как же канопы? Сосуды, куда складывали отдельные внутренние органы умерших? О, - продолжал делиться своими знаниями Вигго,- а еще после смерти душа человека попадает на божественный суд. Там есть весы: на одной чаше человеческое сердце, а на другой перо истины. И если перо тяжелее, то душа обретает вечный покой, а если нет … то её пожирает гигантское чудовище, похожее на ящера. Здорово, правда?

Я скептически на него посмотрела.

Зная тебя, Вигго, и частично твои прошлые подвиги, могу утешить, что перо истины вряд ли перевесит твое доброе и безгрешное сердце.

- Очень мило,- отозвалась, натянуто улыбнувшись.

- Зануда,- последовал ответ вора, а затем он крепче прижал меня к себе; его дыхание жаром коснулось шеи - по телу пробежала мелкая, приятная дрожь.- Испугалась же, признайся, - голос стал ниже, Вигго насытил его чарующими нотками, входя в роль обольстителя. - Ну признааааайся,- и легонько коснулся губами шеи, целуя.

Нежные невесомые поцелуи, щекочущие шею - я даже прикрыла глаза, наслаждаясь умелой лаской … его губы скользнули ниже … а  очнулась я только, когда наемник начал расстегивать на мне рубашку.

- Не стоит … - вывернулась из таких уютных, согревающих объятий и поспешно застегнула две пуговицы, до которых все-таки добрались ловкие пальцы Вигго.- Спасибо за историю … - пробормотала. 

Несколько секунд вор смотрел на меня смешанным взглядом: я не могла понять, что сейчас творится у него на душе, хотя вряд ли его отказ сильно задел. Потом он указал на огонь:

- Не помешал было еще хвороста собрать, - с этими словами вор поднялся.- Я скоро. Не вздумай попадать в неприятности,- и направился в сторону темнеющего леса.


Петр продолжал смотреть на карту. Доминик же стоял в стороне, наблюдая за реакцией главы церкви на новость о том, что Дар потерян … на неопределенное время.

Взгляд Петра перекочевал с пустыни Соломона, такой желанной и манящей разум главы церкви,  на ждущего ответа мага.

- Я десять лет провел в королевской библиотеке, изучая древние манускрипты. Десять лет мне потребовалось на то, чтобы раскрыть тайну поверженного бога  … Тайну зеркал,- он посмотрел на свои руки, а именно на пальцы, перевернувшие не одну сотню страниц. - Я могу подождать и еще двадцать-тридцать, чтобы найти  Дар. Рассвет принадлежит лишь одному … - замолчал, а потом затем произнес то, что повторял про себя  Доминик уже не первый год, то, что навсегда изменило жизнь тогда еще юного ученика, когда он натолкнулся на почти забытые в веках строчки, то, что расставило приоритеты, толкнув Доминика за грань зеркала.

- Бессмертие и огненная сила

Миры замкнуться. Вот конец,

В котором, прелесть всего мира

Разрушится, в борьбе за золотой венец.

Проклятье заточенья на века

Пророчил Бог, тому, кто оступился.

На род бессмертных опустилась тьма

И тот разрушит чары, кто родился

Как свет, нося божественную кровь.

"Как свет нося божественную кровь."

- тихо прошептал Ир, закончив предсказание вместе с Петром.- "Мою кровь…"


- Ты чего такая хмурая? - Вигго вернулся быстро; в руках он держал собранные на окраине леса ветки. Сложив их горкой, наемник опустился на землю, достал флягу, глотнул воды, вытер влажные губы рукавом и взглянул на меня.- Опять предчувствие нехорошее? Зеркала? - сразу же насторожившись, спросил на полтона ниже и положил ладонь на рукоять меча.

- Нет, - я мотнула головой, отрицая приведенные вором догадки.- Просто сейчас я подумала, что ничего не знаю о том, что ждет меня дальше …

На самом деле я немного слукавила: не сейчас, а как только на горизонте показались горы Мотылька, меня начала посещать назойливая и далеко не радостная мысль, что я действительно не знаю, что же ждет меня в будущем.

Что ждет меня в Круге Семи?

Разрешат ли мне вообще туда войти?

Нэль сказала мне туда идти, но не уточнила: ждут ли меня там …

Может, вообще вся эта авантюра закончится на том, что я приду, а меня ведьмы не пустят на порог… и тогда, придется развернуться и пойти, куда глаза глядят.

Да уж, такой ход событий будет забавным.

И отправится тогда Настя в поисках новой жизни.

А если примут?

Получается, останусь жить в горах среди ведьм и скорее всего буду изучать аспекты колдовства.

Ох, так сложно судить, совсем ничего не зная о том, чего ждать от ведьм?

Но как часто говорила моя бабушка: "надо, потому что нет выбора". И у меня нет выбора, кроме того, как идти в Круг Семи.

Очень ободряюще звучит.

- Ничего плохо, подозреваю,- ответил Вигго, подкладывая огню добавки.

- Может, ты и прав, - пожала плечами я.

- В крайнем случае, можешь оставаться со мной. Будем вместе промышлять воровством. Вор и ведьма,- Вигго расплылся в мечтательной улыбке, явно представляя, как мы с ним обчищаем дома богатейших людей королевства.- Из нас получится отличная команда.

Ох, Вигго!

Если ты воруешь также, как и рассказываешь истории, то дело вряд ли выгорит.

Кстати, об историях …

Я придвинулась к Вигго поближе.

- Расскажи мне пожалуйста еще о детях Аро,- и снова удобно устроилась в его объятиях, ощущая, как чувство безопасности разливается приятной волной по телу. С закрытыми глазами слушала я голос вора, увлекающий меня все дальше и дальше - прочь из гор Мотылька, прочь из королевства Тимар, он уносил меня далеко на юг, где пески великой Пустыни Соломона помнят начало времен …


В маленьком доме, чью слегка покосившуюся крышу поддерживала балка, из-за чего домишка напоминал старика с тростью, умирала старая знахарка.

Простая простуда вроде бы, однако утомленный жизнью организм не нашел в себе силы бороться даже с такой по сути безобидной заразой.

Подле кровати умирающей сидела её внучка. Невысокая, худощавая девушка с заплетенными в тугую косу русыми волосами. Её голубые глаза, такого редкого и насыщенного цвета, покраснели, но слез не было. Все выплакала Анастасия, когда поняла, что старую уже не спасти.

Сейчас же она, в эту дождливую ночь, со страхом, к которому примеривалась обреченность, ждала конца, слушая, как снаружи воет ветер и шумит дождь.

У женщины был жар; она то и дело открывала глаза, бормотала что-то, могла даже закричать. Тогда Настя брала чашу, где было смешано вино и тертые белые цветы белены. Это должно снять боль.

- Выпей, бабушка, станет легче,- ласково приговорила девушка, напоив старую.- Пей,- затем осторожно вытерла капельки вина с подбородка и погладила седые волосы целительницы.

А снаружи погода разыгралась не на шутку. Яростными порывами восточный ветер, который еще называют ветром Гроз, налетал на дом, будто хотел подхватить его и закружить в своем буйном танце. Громко стучал по крыше дождь - кое-где она протекала, поэтому Настя подставила посуду под капающую воду. Гремел гром и сверкала молния, разрезая темноту яркой мгновенной вспышкой - пришла пора Шумных Ветров. Грозы обычное дело в начале весны.

Белена почти сразу же оказала свое действие - Мария затихла и только грудь, вздымающаяся от тяжелых вздохов, указывала на то, что старая еще жива.

Настя же прикрыла глаза, откинулась на спинку кресла, которое она специально перенесла в спальню больной, и посмотрела на задернутое темным покрывалом зеркало.

Единственное, что стояло у них дома, и то к нему бабушка строго-настрого запретила подходить.

- Не успела рассказать… - пробормотала Мария; Настя тотчас повернулась в её сторону, с тихой грустью произнеся: "Спи, бабушка, завтра расскажешь".

Кажется, старая усмехнулась… или это игра теней?

- Опасайся зеркал.

Настя присела на край кровати, дотронулась ладонью до влажного лба, отмечая, что жар немного спал, а потом взяла худую, с желтоватой, как пергамент, кожей руку в свою.

- Хорошо,- кивнула, понимая, что несчастная просто бредит.

- Они ищут тебя … ищут, ищут и найдут после моей смерти … он всегда ищет …

- Не найдут, Ба. Не найдут … успокойся. Все будет хорошо.

- Ты меня не слушаешь! - неожиданно резко выкрикнула старуха, затем немного приподнялась, притянув к себе внучку: та с долей страха заглянула в выцветшие глаза с горящими ранее незнакомыми огоньками: яркие, неудержимые искоры магии. - Он коварен и он жаждет крови. Он могущественен - отражения умножают силу, но выбраться не может … потому что у него нет ключа...

- А где ключ? - осторожно спросила Настя.

Мария снова откинулась на подушку; её пальцы расслабились и Настя смогла высвободить руку.

Но ответа она не получила; женщина забормотала тихо, напевая - девушке пришлось склониться к ней, чтобы разобрать строчки.

- Бессмертие и огненная сила

Миры замкнуться. Вот конец

В котором, прелесть всего мира

Разрушится, в борьбе за золотой венец…

Внучка решительно поднялась и направилась к столу, где стояли глинянык мисочки с сухими травами.

Мария продолжала что-то бормотать …

- Сейчас,- пробормотала она,- я сделаю тебе еще один напиток от боли. Потерпи,- для этого понадобился пучок мелких желтоватых цветов с красными прожилками, которые Настя положила в глиняную ступку и стала ловко толочь их в порошок, морщась от едкого запаха. - Вот, почти все…

- Я вижу их… своих родителей и брата … Они улыбаются мне. Они зовут меня в царство По…

- Бабушка, здесь никого нет,- Настя снова присела подле нее и приложила край чаши к сухим, потрескавшимся губам.- Пей.

- О, и твоя мама тут,- рука молодой ведьмы непроизвольно дрогнула - вино разлилось на белую простыню, расширившись алым пятном.-  Она так тебя любила, что оставила здесь …. в безопасности … она тоже улыбается … смотрит на тебя и улыбается … ты на нее похожа… - Мария протянула руку куда-то в сторону, словно приветствуя кого-то.

- Ты сказала, что мама умерла при родах,- тихо произнесла Настя, больше обращаясь к себе, нежели к бабушке. 

Старая её уже не услышала - её взгляд был направлен куда-то вдаль, на губах расцвела странная, даже пугающая улыбка, а потом Мария дрогнула - прядь её жизни оборвалась: взгляд потух, а рука, тянувшаяся к чему-то, обвисла. Грудь же больше не вздымалась от вдохов - Смерть забрала её в свое темное царство.

- Прощай, бабуля,- тихо произнесла Настя, ставя чашу на прикроватную тумбочку, затем она закрыла глаза Марии - веки навсегда скрыли потухший взгляд.

А снаружи все также шумела гроза.


Что такое Зазеркалье?

Это все и ничего одновременно: царство тысячи отражений, где тебя разрывает на куски, разбивает на множество осколков, где твое настоящее я теряется среди бесчисленного числа подобных… здесь просто затеряться, исчезнуть в зеркальной Грани, растворившись в ней, подобно кристаллам соли в горячей воде.

Но, назло всем тем, кто запер его здесь, Ир выжил, приспособившись к изменчивой среде своей тюрьмы, отдав ей часть своей души, из бога превратившись в демона - повелителя зеркал.

Да и нужна ли здесь божественная кровь?

То, чем так гордятся его братья и сестры, быстро теряет свою ценность, когда хочешь выжить …

Демон усмехнулся, взъерошив пшеничные волосы - они и зеленые глаза единственное, что осталось от прошлого, от того бога лукавства и обмана Ира - тем, кем он был …

В зазеркалье просто сойти с ума: здесь пустота и отражения, здесь мысль летит навстречу зеркальной грани, отражается от нее, устремляясь к следующей и так до бесконечности.

Но Ир сохранил трезвость рассудка … относительную, конечно же.  В зазеркалье невозможно остаться полностью нормальным, все равно тронешься умом. А вот насколько, это уже зависит от тебя.

Демон растворился в одном из зеркал и стремительно понесся по отражениям, все быстрее и быстрее, пока не замер возле одного из них.

Ты можешь видеть все, ты везде, ты всевидящ, но ты ничего не можешь сделать … ты только наблюдаешь…

Каково тебе такое наказание, Ир, за гордыню?!

Демон скрипнул зубами, вспоминая эти слова, которые бросил ему в лицо Аро перед тем, как швырнуть своего брата в пучину зеркальных отблесков.

Он остановился перед одной из зеркальных граней, как можно ближе подойдя к краю.

Она сидела на пожухлой листве, скрестив ноги и устремив взгляд в небо: в их маленький мир пришла осень. Золотые волосы собраны в высокий хвост, взгляд устремлен на хмурое небо, а рядом лежит зеркальце … она с ним ходит, зная, что он почти всегда за ней наблюдает.

Ир поддался еще немного вперед, положил руку на прохладную поверхность зеркала и тихо позвал: "Иллая", пусть богиня этого и не слышит.

Просто произнес это родное и нежное имя, оседающее на губах свежестью лета. Становится легче, будто истерзанную жаждой мести, ненавистью и злобой душу лечат ласковые лучи солнца… его солнце по имени Иллая.

- Иллая …

- Иллая! - раздалось за её спиной - богиня вздрогнула и обернулась, взгляд видящих по-иному глаз, скрытых под повязкой, обратился к подошедшему мужчине.

- Все ждут только тебя.

- Уже иду,- она поднялась, взяла зеркальце, поднесла и шепнула едва слышно "Уходи, иначе он тебя заметит".

Значит, чувствовала гостя все это время - их связь не разрушило ни время, ни изгнание.

А далее прелая осень исчезла, уступив место зеркальным граням и отражениям; из души ушло тепло, уступив место холоду и затверделой злобе с острым багровым вкусом.


Круг Семи


- Я не верю своим глазам! - воскликнула я восторженно.- Замечательно! - и развела руки в стороны, будто хотела охватить весь раскинувшейся передо мной пейзаж.

Долина была как на ладони: я видела её противоположную стену, укутанную синевой, покрытые густым хвойным лесом склоны, затем само горное озеро Тодос с водами необычного темно-зеленого насыщенного цвета.

Даже дух захватывает!

- Было бы замечательно, если бы ты отошла от края,- строго произнес за моей спиной Вигго, пока я восхищалась открывшимся мне видом.

Все именно так, как я себе и представляла!

И ветер, играющий с моими волосами, насыщенный запахом хвои и разнотравья, и солнечные пятна, застрявшие в верхушках сосен - когда те покачивались, свет лениво стекал по стволам …

- Лучше посмотри, какая красота!

- Я вижу. А вот, ты рискуешь полететь этой красоте навстречу,- буркнул вор, схватил меня за локоть и оттащил от края.

- Но не полетела же,- в тон ему ответила.- Настроение у тебя, конечно, сегодня просто потрясающее…

- Прости, что не радуюсь тому, что ты скачешь возле обрыва,- отозвался в свою очередь Вигго.

И все: больше мы на эту тему не говорили, просто продолжили путь, заново углубившись в лес.

Сосны, высокие и стройные, низенькие елочки, кустарники и кустарнички, устилающие землю, желтые иголки под ногами и шишки, запах хвои - все это спустя час расступилось, и мы вышли к горному озеру Тодос. Озеру, путь до которого отнял у меня чуть больше месяца, того самого, где находится Круг Семи.

Горное озеро оказалось небольшим: окруженное с одной стороны отвесными скалами, а с другой - лесом, оно действительно было хорошо спрятано само природой.

Вода мерцала в лучах Сестер; ленивые волны набегали на каменистый берег.

- И где Круг Семи? - спросил, озираясь Вигго.

Хороший вопрос, мой спутник, хороший вопрос …

- Я думаю,- произнесла, прислушиваясь к своим ощущением, но интуиция молчала. Как всегда в нужные моменты.- Думаю… что нам нужно обойти озеро.

- Получается, что ты не знаешь, где Круг Семи?

- Нет,- призналась я, стыдливо опустив глаза.- Нимфа отметила только озеро Тодоса. Дальше, наверное, нам надо самим искать.

- Ничего не бывает просто … - задумчиво произнес Вигго и поправил сползший ремешок дорожной сумки.- Давай, обойдем озеро. Посмотрим, что к чему. Я думаю, что ведьмы почувствуют чужака на своей территории.

Мне оставалось только согласится с вором и последовать за ним.

- А может, их здесь вообще нет… - обернувшись, поделился он со мной своей догадкой.- И нимфа эта тебя обманула.

- Надеюсь, что нет,- пробормотала себе под нос.

Как я уже упоминала, озеро было небольшим, поэтому достигнуть противоположного берега не заняло много времени: полчаса, и мы стоит на другом конце, озираясь по сторонам: все те же деревья, все те же камни и все та же вода … Ничего нового.

- Даже не знаю,- Вигго опустился на валун, достал флягу из сумки.- Здесь ни души. Либо твои ведьмы притворились камнями и слились с окружающей средой, либо их здесь действительно нет.

В последнее время мне очень не хотелось верить, поэтому я предложила подождать и походить по окраине, вдруг и найдем искомое. Или нас найдут.

Однако ничего мы не нашли, поэтому свинцовые сумерки, а затем наступивший вечер встречали на берегу озера.

- Не расстраивайся,- попытался подбодрить меня сидящий рядом Вигго, даже приобнял - я уткнулась ему в предплечье, всхлипнула. От разочарования, постигшего в конце столь долгого и трудного путешествия, захотелось расплакаться. - Вероятно, Круг Семи действительно всего лишь легенда …

- Но зачем тогда Нэль отправила меня сюда? - спросила, шмыгнув носом.

- Ну… вероятно, ей нравится издеваться над доверчивыми девушками,- предположил Вигго.- Ты только не плачь. Жизнь вообще штука такая, полная разочарований.

- Просто так обидно,- слезы все-таки подступили к глазам,- я так много ждала… гадала, примут они меня или нет, а оказывается их здесь вообще нет.

- Это будет тебе уроком,- ласково произнес Вигго, поцеловав меня в висок,- что нельзя доверять лесным созданиям.

- Да,- несколько слез скатилось по щекам, оставляя за собой влажные дорожки - я их тотчас вытерла тыльной стороной ладони.- Только все равно обидно …

- Скоро пройдет,- заверил меня вор.- Есть хочешь? Я очень проголодался,- поднялся к моему неудовольствию - страдать в объятиях мужчины было намного приятней. Я кивнула - Вигго достал маленький котелок и остатки каши. Отломил кусок хлеба и протянул мне.

- Спасибо.

- Ты только не плачь. Я не могу видеть женские слезы… тем более, если бы ты не отправилась в это путешествия, умер бы я с голода в клетке. Так уже лучше,- засчитал он мою слабую попытку растянуть губы в улыбке.- Пойду воды наберу,- и направился к озеру.

Я же, повернувшись лицом к стене леса, грызла зачерствевший хлеб, глядя на темно-синее небо над верхушками деревьев.

Вот так …

Надеялась ты, Настя, что будет тебя ждать приключение! Что откроется тебе какая-то тайна! Хахаха! Как же … размечталась ты, девочка! Да и прав Вигго: лесные создания зачастую любят подшутить над людьми. Нэль и обвела тебя вокруг пальца! И в еще одном наемник прав: не отправься я в этот путь, не встретила бы его … хотя сложно сказать, к лучшему это или к худшему…

Неприятное ощущение чужого присутствия за спиной вывело меня из грустных размышлений.

- Вигго, я же столько раз просила не стоять у меня за спиной. Это дико раздражает,- даже не обернувшись, бросила я недовольно.

Знает же, как я не люблю это, и все равно продолжает испытывать мое терпение!

- Настя, - раздался почему-то издалека голос вора,- я не стою за твоей спиной.

Ой! 

- Так вот ты какая, Петра… - женский голос за моей спиной - вскрикнув от неожиданности, я тотчас вскочила на ноги и обернулась.

Нежданным гостем оказалась пожилая женщина: невысокая, седые волосы заплетены в длинную толстую, на удивление, косу, у нее лицо, покрытое сеткой глубоких морщин, и голубые глаза, взирающие на меня с интересом.

- Петра? - переспросила у нее.- Меня зовут Настя, - представилась, заметив, что к нам осторожно и тихо приближается Вигго.

Незнакомка молчала несколько секунд, а затем щелкнула пальцами, будто вспомнив что-то.

- И то верно! Стой, мальчик,- повернулась в сторону крадущегося вора,- я прекрасно слышу твои шаги… - и снова обратилась ко мне.- Настя, ты похожа на свою мать,- оглядела, не скрывая улыбки.- И немного на отца,- улыбка тотчас исчезла с тонких губ.- Я Изабелла,- назвалась наконец незнакомка.- Глава Круга Семи… точнее, того, что от него осталось.

- Я вас искала…

- Знаю, - перебила она меня.- Я видела тебя и твоего спутника, но днем не решалась подойти. Хотела проверить не следует ли за вами кто-то еще.

Я сразу вспомнила тварь из Зазеркалья, и мороз пробежал по коже щекотливой волной. Это не укрылось от зорких глаз ведьмы.

- Вижу, что ты уже знакома с Иром… Отчасти это хорошо… - бормотала она себе под нос - я с трудом могла различить слова.- Собирайся, - сказала, нет, даже приказала, мне.- Отправляешься со мной.

- А Вигго?

Ведьма перевела взгляд на наемника, который так и остался стоять в десяти шагах от нас. Затем кивнула ему - он подошел ближе и удостоился еще одного оценивающего взора.

- Нет, - мотнула головой Изабелла.- Только ты.

- Но … - попыталась возразить я ей, шагнув к вору.

- Настя,- на этот раз меня перебил Вигго,- иди с ней. Со мной все будет хорошо. Я в отличие от тебя сумею за себя постоять. И не препирайся,- добродушно улыбнулся.- Иди.

Я кивнула, затем, подняла свою сумку с земли, перекинула её через плечо, но прежде чем сделать шаг следом за ведьмой, направилась к вору.

Остановившись, положила руки на его широкие плечи, приподнялась на цыпочки и поцеловала вора.

Тот явно не ожидал от меня такого, поэтому ответил не сразу… но вот, мужчина жарче впился в мои губы, его руки крепче прижали меня к твердой груди, а мои ладони сомкнулись на щеках, покрытых трехдневной щетиной.

- Достаточно,- он прервал поцелуй первым.- Тебя ждут,- чмокнул в кончик носа.- Ты не думай, мы с тобой еще не закончили,- не заметить лукавые огоньки в его глазах было очень сложно.

- А я так и не думаю,- и хитро улыбнулась в ответ.

- Вот, и молодец. Свою романтическую роль ты сыграла, а теперь бегом к ведьме,- развернулся меня и подтолкнул, на прощание шлепнув по попе.- Это на удачу,- донеслось мне вслед.

Вигго, Вигго!

Горбатого могила только исправит!

Ведьма, наблюдающая за нами, только покачала головой, пробормотав что-то вроде: "Одна с магов связалась, другая с разбойником. Это, видимо, семейное…".

Огонек костра стал едва различим за деревьями, что сомкнулись за нашими спинами.

- А куда мы идем? - поинтересовалась у впереди шагающей ведьмы.

- Туда, где прячется Круг Семи.

Прячется?

-От кого же вы прячетесь? - полюбопытствовала я у нее - Изабелла хмыкнула в ответ.

- От зеркал и их помощников.

Неужели наконец-то я получу ответы? Даже не верится!

- У меня к вам столько вопросов.

- Вопросов? - переспросила Изабелла, полуобернувшись. Мне показалось, либо на её лице действительно промелькнуло удивление. - Неужели Мария тебе совсем ничего не рассказывала? Вот, уж где лентяйка! - тяжело вздохнула.- А тебя небось ко мне отправила, чтобы я все поведала. Так? - и посмотрела на меня с ожиданием, что я сейчас дам утвердительный ответ.

- Нет,- мотнула я отрицательно головой.- Бабушка умерла год назад, так ничего мне и не рассказав … а примерно полтора месяца назад, домой ворвались рыцари Единого, они хотели увезти меня и остальных ведьм в Тагун, но мне удалось сбежать…

- Рыцари Единого? - вот, теперь ведьма точно была удивлена - я кивнула, подтверждая сказанное.- Получается, что колдун жив … а я думала, что он сгорел уже на костре … Тебе, Настья, много предстоит узнать. Но разговоры позже, сначала дойдем до дома, накормлю тебя, а потом и побеседуем.

Что ж, такой расклад меня вполне устраивает.

Оглянувшись на такой далекий-далекий огонек, задумалась о том, как там Вигго. Скорее всего сейчас варит себе кашу или занят оружием … За него действительно можно не волноваться, вор себя в обиду не даст.

Мы шли не больше часа: казалось, что ночной лес, окутанный бледным лунным светом, никогда не кончится, но вот, неожиданно деревья расступились и мы вышли к еще одному озеру: оно было поменьше размером, а его воды такими темными, будто вобрали в себя темноту небес …

Только приглядевшись я различила отдаленные огоньки в окнах домов, спрятанных в коконе темноты. Я насчитала около пяти, хотя возможно, их на самом деле больше.

- Ух, ты,- мы прошли мимо двух камней с начертанными знаками защиты - тело пробрала дрожь от близости ранее неизвестной магии, и оказались посреди площадки, окруженной семью невысокими деревянными домами. - Так и значит и есть Круг Семи? - я огляделась по сторонам: за домами чернели силуэты гор, вокруг скрипел тихо лес, и едва ощутимо касался кожи ветер.

Стояла небывалая тишина.

Даже жутковато как-то становилось …

- Да,- Изабелла поманила меня за собой: к домику, что возвышался напротив нас.

Я успела краем глаза заметить, как дернулась занавеска в окне дома по соседству: вероятно, остальные ведьмы наблюдали за нами. Любопытство, вероятно, наша общая черта.

Внутри было тепло, светло, пахло корицей и яблоками.

- Располагайся,- Изабелла направилась к печке, чтобы подкинуть пищи угасающему огню, а я же опустилась на лавку, положив локти на стол, укрытый белой скатертью.

Обстановка в доме главы Круга Семи напоминала до боли обстановку дома: большая, сложенная из белого камня печь, пучки самых разнообразных трав - когда бабушка была жива, она тоже любила сушить травы везде, где только можно, низенькие лавочки, затем вышеупомянутый стол, на котором стояла ваза с белыми цветами, и наконец, две двери, ведущие в прилегающие к основному залу комнаты.

- Голодна? - поинтересовалась у меня ведьма.

- Вы меня увели прежде, чем я успела поужинать.

- Сейчас накрою,- засуетилась ведьма.

И вот, через несколько минут Изабелла придвинула ко мне тарелку, где дымилась жареная картошка, посыпанная луком, с кусочками мяса.

- Приятного аппетита,- пожелала она мне и, подхватив чайник вышла за водой.

Пока я расправлялась с едой - одного взгляда на горячий ужин хватило, чтобы я почувствовала себя очень голодной, ведьма успела вернуться, повесить чайник над огнем и опуститься на место против меня.

- Если Мария ничего тебе не рассказывала, представляю сколько у тебя вопросов … - произнесла она, наблюдая за мной - я закивала.- Сейчас чай, и будем с тобой говорить,- засветил натужно чайник, Изабелла сняла его, затем разлила кипяток в выставленные заранее на стол кружки - одна из них была пододвинута ко мне. Я же в свою очередь отодвинула пустую тарелку, поблагодарила за вкусный ужин и с интересом посмотрела на ведьму.

Мне не терпелось получить ответы.

- Тебе Мария совсем ничего не рассказывала? - поинтересовалась у меня Изабелла.

- Нет.

- Тогда я пожалуй начну с истории Круга Семи: когда и зачем он был создан. Все началось много веков назад, когда Старые Боги были в почете …


Она перевернулась набок, подтянула к себе, одеяло почти спрятавшись под ним, и только потом смахнула слезы. Снова воспоминания одолевают её, снова прошлое стучится в почти закрытые двери …

Иллая закрыла глаза, вспоминая Ира: его густые золотые волосы, зеленые глаза, с плясавшими в изумрудной глубине бесенятами, мягкие губы, дарящие страстные или ласковые поцелуи, сильные руки и их крепкие, одновременно с этим нежные объятия, и шепот, сводящий с ума шепот: "Только ты, моя Иллая… Только ты."

Когда они переступили эту границу между просто братом и сестрой, Иллая уже и не помнила: наверное, со своего рождения. Их всегда связывала особенная связь … сильнее каната, крепче стальной цепи … И она только укрепилась, после той ночи, когда в сладком плену страсти слились тела бога лукавства и богини врачевания, тогда, когда его шепот обжигал, словно священный огонь:

- Только ты, моя Иллая … Только ты … 

Вдвоем они были счастливы … вот, только счастье это продлилось недолго: Ир всегда жаждал большего. По своей натуре лидер, он положил глаз на трон Аро - главного бога.

С этого все и началось …


- Ир захотел отобрать власть у Аро, на тот момент правящего пантеоном. И ему бы это удалось,- рассказывала мне Изабелла, пока я маленькими глоточками попивала чай,- если бы не его сестра Иллая. Ир собрал готовых пойти за ним, никто, кроме доверенных богов и полубогов о заговоре не знал …

- Иллая сдала его? - догадалась я.

Изабелла кивнула.

- Лишившись верных последователей, Ир успел добраться до Иллаи раньше, чем его схватили боги Аро …


Он был в гневе: Иллая никогда его таким не видела. В страхе прижавшись к стенке комнаты, она не могла вымолвить ни слова, только смотрела, как он закрывает дверь, а затем приближается к ней.

Остановился напротив, положил руки ей на плечи и тихо спросил:

- Зачем?

Девушка заглянула в его зеленые глаза: вместо привычных искорок нежности или огоньков страсти, там горела ярость … ярость и что-то еще с горьким белым вкусом разочарования.

- Зачем? - повторил он, легонько встряхнув сестру.- Зачем ты рассказала Аро?!

- Я испугалась за тебя … - Иллая начала оправдываться.- Очнись, брат, ты не сможешь занять его место. Лучше сдайся, тогда Аро пощадит тебя!

- Не смогу занять его место… - повторил задумчиво Ир.- Так ты не веришь в меня, любимая? - ласково, слишком ласково провел рукой по золотым волосам. - Закрой глаза.

- Ир, пожалуйста,- её голос дрожал, но сестра послушалась брата: зажмурилась. Спустя секунду она почувствовала, как на веки легли пальцы брата.

- Я тебя так любил …

- Пожалуйста…

- Ты увидишь, как я приду к власти. И тогда все твои сомнения развеваются,- его рука потеплела, а потом стало очень жарко… так, жарко, что хотелось кричать …


Я вздрогнула.

- Он выжег ей глаза? - переспросила у Изабеллы.

- А взамен подарил зрение Провидца. Тогда Иллая и перестала быть богиней Лета, став Всевидящей.

Я передернула плечами от неприятного ощущения, вызванного рассказом.

Тоже мне любящий брат! Так с сестрой обойтись! Хотя она и сама виновата … Ох, ну, и отношения у этих богов!

- И что случилось дальше с Иром?

- Он спрятался в мире Ло, в обличье человека, пока его не поймали.


- Иллая, ты единственная, кто может его почувствовать,- Аро подвел девушку, чьи глаза были скрыты под повязкой, к карте мире Ло.- Пожалуйста, помоги нам поймать твоего брата.

- Нет, нет,- она замотала головой, вырвав руку из хватки мужчины.- Ты его убьешь…

- Не убью,- последовал твердый ответ Аро, затем он ласково погладил Иллая по волосам. - Твой брат безумен.

- Не заставляй меня это делать… пожалуйста…

- Он выжег тебе глаза. Он заслуживает быть пойманным,- твердо произнес Аро.- Это ужасно, милая моя, что Ир с тобой сделал … Он сошел с ума. Он монстр. Неужели ты хочешь, что такое чудовище было на свободе?

Чудовище?

Неужели её любимый брат действительно монстр?

Неужели …

Богиня молчала.

- Иллая, помоги нам, пожалуйста.

- Если Ир узнает, кто его выдал, он меня погубит …

- Мы этого не допустим …

- Я скажу, только … не убивай его, умоляю,- повернулась к старшему богу.- Только не убивай.

- Не убью,- пообещал ей Аро.

"Ему предусмотрено наказание хуже смерти".


- Ир был пойман и заперт в Зазеркалье. Без возможности выбраться, вот только боги не предусмотрели одной маленькой, но весьма важной детали. Вечно прятаться от врагов не получится, Ир это прекрасно понимал, поэтому он предусмотрел запасной выход… Спустя девять месяцев у человеческой женщины родился ребенок, в чьих венах текла кровь бога.

Меня пробрала мелкая дрожь, а в памяти всплыл тот вечер, когда умирала бабушка … она что-то бормотала. Сначала я сочла это за бред, но сейчас …

Что же бабуля тогда говорила?

Вроде, вспомнила!

И тот разрушит чары, кто родился

Как свет, нося божественную кровь,- оказывается, я сказала это вслух.

- Так, ты знаешь …  - рассматривала плавающие чаинки в кружке ведьма, а затем тихо напела, почти точно также, как и бабушка в свой последний час.

Бессмертие и огненная сила

Миры замкнуться. Вот конец,

В котором, прелесть всего мира

Разрушится, в борьбе за золотой венец.

Проклятье заточенья на века

Пророчил Бог, тому, кто оступился.

На род бессмертных опустилась тьма

И тот разрушит чары, кто родился

Как свет, нося божественную кровь.

- Что это?

- Это предсказание,- просто ответила Изабелла.- Божественная кровь, иначе говоря Дар, есть ничто иное, как ключ от темницы Ира. Если человек, носитель Дара, худеет принесен в жертву при правильно проведенном ритуале - Ир станет свободен. Сила бога передается не по кровному родству, она путешествует по Ло, как ей вздумается. И лишь Ир знает, где и когда родится следующий ребенок-ключ. Именно поэтому и был создан Круг Семи. Мы: ведьмы и колдуны, верные слуги Старых Богов, оберегаем их покой, следя за тем, чтобы Дар не попал в руки приспешников Ира. В Зазеркалье он стал слишком могущественным … ведь, зеркала умножают силу.

Но тогда остается еще кое-что.

- А я …

- Ты, малышка, носитель Дара,- тяжело вздохнула Изабелла, перебивая меня.- Именно поэтому мать спрятала тебя у Марии, чтобы Доминик и Ир до тебя не добрались…

- Именно поэтому бабушка предостерегала меня, что зеркала опасны и коварны? - от услышанного мне стало немного дурно. 


- Не понимаю … Кто-то хочет моей смерти?

- Грубо говоря, да…


Так, вот о чем предупреждала меня Нэль!

Остается лишь узнать, кто жаждет моей смерти …

- И кто собирается принести меня в жертву?

- Твой отец.

- Мой отец… - я повторила это словосочетание, будто пробуя его на вкус. Бабушка никогда не рассказывала мне об отце. Про маму она упомянула, что та умерла при родах, а отец никогда не упоминался … - Но ведь я у Круга Семи! - повысила голос: меня колотила крупная дрожь, ладони вспотели, а дыхание участилось.- Вы мне сами сказали, что были созданы беречь Дар. Так, как вы защищаете, таких, как я?!

- Мы их убиваем.

Все…

Это стало последней каплей.

Я плюхнулась на скамейку: ватные ноги отказывались меня держать.

Спрятав лицо в ладони, тихо спросила:

- Вы меня сейчас убьете? Или попозже?

- Не собираюсь я тебя убивать,- негодующе отозвалась Изабелла и поднялась.- Ведьмы друг друга не убивают, а уж члены Круга Семи так точно. Это древний закон.

- Но разве Дар …

- Поверь, милая, у меня было много случаев отправить тебя на тот свет. Сейчас уже поздно, да и не поднимется у меня на тебя рука … малюткой еще помню.

- Вы не представляете, какое облегчение это слышать.

- Могу поверить,- усмехнулась Изабелла.

- Но раз я … Дар, то как мне быть?

- Мы тебя спрячем. Кроме того, что ты носишь в себе силу Ира, - получается, тот самый "океан", просыпающейся во мне, и есть сила бога … - ты также являешься членом Круга Семи. А мы друг друга не бросаем.

- Нимфа получается не зря меня сюда отправила … Она сказала, что моя мать тоже была ведьмой. Это правда?

- Да. Она была второй ведьмой по старшинству. 

- Вы мне расскажете про нее? И про моего отца? Бабушка не распространялась на эту тему особо, - попросила и взглянула на Изабеллу с мольбой.

Та согласилась, кивнув.

- Твоя мать воспитывалась на Сумеречном острове, вместе с остальными ведьмами, в том числе и мной. Когда ей исполнилось девятнадцать, мы вместе отправились ко дворцу прошлого короля, где  она имела несчастье познакомиться с молодым и очень амбициозным придворным магом. Знаешь, любовь делает ведьму не только глупой, но и беспомощной … Твой отец, Третий маг королевства Тимар, по имени Доминик. Именно он заключил сделку с Иром и теперь ищет тебя, именно он скорее всего прислал солдат Единого к тебе домой - Дар проснулся и Ир почувствовал твое местонахождение. К сожалению, Миранда слишком ему доверяла и рассказывала, что рассказывать было не нужно… После того, как тебя спрятали у Марии, Доминик во главе двухсот солдат Единого высадился на Сумеречный остров … - она замолчала; в глазах застыла  застарелая злость.- Спаслось не больше десятка ведьм … все остальные сгорели … Я всей душой надеялась, что Петр приказал казнить Доминика, после того, как он вернулся с Сумеречного острова с пустыми руками.

Повезло мне с отцом, ничего не скажешь.

- Моя мама …

Изабелла догадалась, о чем я хочу спросить, поэтому ответила, не дослушав вопрос до конца.

- Её больше нет в живых. Думаю, что и тут Доминик приложил свою руку.

- По… получается, что мой отец мог в любой момент появится в нашей с бабушкой жизни, забрать меня и … - это слово далось мне с трудом,- принести в жертву?

- Нет. Ритуал можно провести только тогда, когда Дар находится на пике своего пробуждения. Тогда, когда ты и Ир настолько близки, что  и представить сложно. Такое бывает только один раз в жизни …

- Но, если мы с ним сейчас близки, даже очень, он все равно найдет меня! Где бы вы меня не спрятали, Ир отыщет меня …

- Ир могущественен в Зазеркалье, но в Ло беспомощен - Доминик его уши, глаза, руки и ноги. Не доберется до тебя колдун, не доберется и демон!

- Что ж… это немного ободряет,- я опустила взгляд на свои сцепленные руки.- И сколько может длиться этот "пик пробуждения Дара"?

- Может, год, а может, пять лет,- ведьма развела руками.- Почти всех носителей Дара Круг Семи убивал еще в детстве, поэтому я могу лишь предполагать. Но ты не волнуйся, мы тебя в обиду не дадим. Прости, тебе, наверное, все это очень тяжело слышать. Я сейчас заварю успокаивающий чай.

Я - ключ от темницы древнего бога, которое освободит моя смерть … Всевидящая, мне такое и в страшном сне не могло присниться! И почему я думала, что если дойду до Круга Семи, то моих проблем станет меньше.

- Мне помогали нимфы … Зачем?

Изабелла отвлеклась от мелиссы, листочки которой она складывала в заварочный чайник.

- Они помогали Аро заточить Ира в темницу. Если он выберется, то лесным создания, мягко говоря, не сдобровать …

Почти все. Остался только последний вопрос.

- А мой отец знал, что я появлюсь на свет … такая?

- Да.

Прекрасно. Можно смело утверждать, что своим существованием я обязана амбициям коварного папаши!

- Настя,- ласково позвала меня Изабелла - я подняла на нее взгляд.- Ты здесь. С нами. И все остальное уже не важно. Ты больше не одна.

Я и до этого не была одной …

Сразу же вспомнила Вигго.

Рассказать ему всю эту историю бы. Вот, уж удивленное лицо у вора будет!

Я усмехнулась, представив себе изумленного Вигго, выслушивающего весь этот запутанный клубок чужих желаний, чувств и ненависти.

- А… - кстати, забыла уточнить,- когда вы спрячете меня? - если так можно выразиться.

- Послезавтра отправимся к западной границе королевства. И отправимся в степные земли.

Послезавтра …

Так скоро?

- Мой спутник, которого вы видели на берегу озера, можно он отправится с нами?

Изабелла взглянула на меня с заботой в терпким вкусом грусти.

- Нет. Чужаков мы не берем. Одно из правил.

- Но он хороший воин … - по его же словам.

- Прости, но нет. Я дам вам возможность попрощаться. Завтра. Потом хотелось, чтобы он ушел с территории Круга Семи.

А вот, теперь действительно конец нашего путешествия …

Какой-то он слишком грустным получается.

Сказки же должны заканчиваться хорошо, но видимо, моя сказка не относится к большинству.


- Пожалуйста… - она скорчилась в уголке, будто маленький беззащитный зверек.- Пожалуйста … хватит … я вам все сказала…

- Я всего лишь принес тебе еды,- Доминик прикрыл за собой дверь и поставил поднос на пол - Катерина продолжала пристально наблюдать за его действиями. - Ты ведь голодна?

- Да,- кивнула девушка.

- Ну, так ешь,- позволил  Доминик, и девушка, осторожно приблизившись к подносу, придвинула его к себе.- Не буду я у тебя еду забирать. Не волнуйся.

Катерина разломала булочку надвое.

- Почему вы меня не отпустите? Я вам все рассказала.

- Мне недостаточно слов. Я хочу увидеть … увидеть, где она жила, увидеть её еще девочкой. Просто хочу увидеть...

Катерина содрогнулась.

Один раз она на себе испытала магию колдуна, когда тот расспрашивал девушку в очередной раз про Настю. И его интересовало все, вплоть до вредных привычек ведьмы.

Девушка заплакала от страха - это случилось спустя пару дней пребывания дочери священника у колдуна. Тогда Доминик и вызвал эту тварь: тень шагнула из зеркала и набросилась на девушку, сомкнув её в своих леденящих объятиях.

Как оказалось, мужчина терпеть не мог женских слез.

Единственное, что его не интересовало - это куда направляется Настя. Но, как подозревала Катерина, маг был прекрасно об этом осведомлен.

- Мне будет больно? - поинтересовалась у него девушка.

Доминик криво усмехнулся.

- Все зависит от того, будешь ты сопротивляться или нет.

- Не буду. Вы все равно получите желаемое.

- Верно,- согласился с ней мужчина.- А сейчас ешь. Тебе потребуются силы.

А спустя час Доминик сидел на краю кровати, на которой лежала Катерина, полностью погрузившейся в её жизнь.

Он наблюдал от лица дочери священника, как маленькая Настя продает травы селянам вместе со своей бабушкой, жадно ловя каждый её жест, каждую деталь её образа: русые косы, загорелая кожа, простое льняное платье на худощавой фигуре …

- Она так похожа на мать… - Доминик и не заметил, как произнес это вслух.

Дальше глубже: Настя стала старше, красивее, еще больше мужчина нашел в дочери сходства с покойной Мирандой…

Из омута чужой жизни, его выдернул голос слуги.

- Мой господин, вам письмо,- мальчик протянул желтый листок колдуну - тот сразу заметил печать главы церкви на нем.

- Спасибо. Можешь идти,- отпустил его Доминик, затем вскрыл и прочитал послание.

" - Что там?" - поинтересовался у него Ир.

Он как всегда появился внезапно и без приглашения.

- Петр завтра прибудет в Белый город.

Демон хмыкнул.

"- Он не доверяет тебе. Чует подвох. У этого старика шпионы по всему Тимару. Не удивлюсь, если он узнает, что ведьма оказалась у тебя в руках, раньше, чем мы её получим."

- Кстати, насчет Анастасии … 

"- Она у Круга Семи. Эти ведьмы спрятались в горах Мотылька.  Дар на пике… - продолжал говорить демон - Доминик повернулся в сторону настенного зеркала.- Изабелла знает, что я её почувствую … следовательно, она недолго пробудет в горах. Высылай солдат немедленно. Чем скорее мы с этим покончим, тем лучше". 

Стояла глубокая ночь, когда люди-медведи прибыли по срочному вызову колдуна.

Их дюжина. Одетые во все черное, сливающиеся с этой пасмурной темной ночью, они похожи чем-то на вестников смерти, изображенных на гравюрах одного художника. 

Их лошади принадлежат алтурианской породы - самая быстрая и выносливая кровь из всех на Втором континенте. Сейчас это как нельзя важно.

- Путь до гор Мотылька займет примерно двое суток пути. Это если останавливаться на ночлег. Но мы сможем достигнуть озера Тодос раньше,- предводитель медведей - Г'лор забрался в седло. - На таких лошадях доберемся за полтора дня.

- Просто прекрасно. Как только ведьму окажется у тебя в руках, ты знаешь, что делать.

- Конечно,- ответил Г'лор, слегка склонив голову, и стегнул коня.

За ним внутренний двор поместья Доминика покинули и остальные люди-медведи.

- Что дальше?

"- Избавься от старика. Как только он узнает о том, что Дар у тебя, то постарается нам помешать".


- Ваше Святейшество.

Петр оторвался от чтения и воззрился на вошедшего в шатер мужчину. Тот поприветствовал главу церкви, поклонившись, затем поднялся, направился к сидящему Петру и отдал ему записку с красной меткой - срочная депешу.

- Это принес ворон.

Петр распечатал его, внимательно прочитал - он сразу же узнал почерк одного из лучших своих шпионов.

Тот передал занимательную информацию о том, что люди-медведи покинули пределы поместья  Доминика и направились на восток по тракту, ведущему к горам.

Старик усмехнулся: не зря он отправил людей следить за магом. Восемнадцать лет поиска окончились успехом, и Петр не хотел терять вот-вот обретенную награду за свои старания. А доверять Доминику в такой ситуации тоже самое, как засунуть руку в пасть льва и наивно полагать, что он не захочет её откусить

- Полет птицы вряд ли занял больше двух часов… Собирай солдат Единого. Пусть двигаются по следам людей-медведей,- и Петр усмехнулся.- Доминик решил меня провести. Что ж, давно пора от него избавится. Уж слишком заметно его желание занять мое место…


Прощание


Завтра наступило очень быстро. Казалось, только коснулась голова подушки и закрылись веки, как тотчас наступило утро и меня уже будит Изабелла: "Вставай, милая. Вставай".

И вот теперь я иду обратно к озеру Тодос, где сейчас находится Вигго, и репетирую прощальную речь.

Младшая только-только поднялась над горизонтом,  небо еще сохранило жемчужно-розовые оттенки восхода, в воздухе стояла утренняя свежесть, было прохладно - кутаясь в шерстяную шаль, я шла к лесу по узенькой, едва заметной тропинке.

О, и что же мне сказать наемнику?

Хотя … чего я собственно ждала? Ясно было с того момента, как Изабелла увела меня, что теперь я остаюсь с Кругом Семи. И может, возможно, я зря так переживаю и эту новость Вигго воспримет нормально … Может, просто мне не хочется, чтобы он уходил?

Наверное, так и есть. Я слишком сильно привязалась к наемнику.

Над озером Тодос клубился туман - постепенно тающее невесомое покрывало.

Я бросила взгляд на кострище, затем перевела на пустой спальник и только затем увидела Вигго, умывающегося водой из озера. Вор обернулся, заметив меня, шагающему к нему, и широко улыбнулся.

- Я думал, что ты уже не придешь.

- А я думала, что ты спишь,- улыбнулась в ответ, вглядываясь в лицо вора: в карих глазах зажглись знакомые мне огоньки хитрости, на губах улыбка, а по щекам стекают капельки влаги… Оказывается, Вигго точно также рад меня видеть, как и я его.

Жаль, что видимся в последний раз.

- Только с тобой позволяю себе валяться до позднего времени. Расскажи мне, что тебе сказала ведьма из Круга Семи. Ты получила нужные тебе ответы?

- Да, - ответила, а спустя несколько секунд добавила. - К сожалению… все оказалось не так-то и просто, как кажется на первый взгляд,- пора уже сказать ему, Настя.- Вигго, завтра я ухожу вместе с Кругом Семи. Мы направляемся в степи Сокола.

- Подальше от зеркал? - уточнил моментально ставший серьезным вор.

Я кивнула.

- Чем дальше от Тимара, тем лучше … на кону моя жизнь, а я пока не готова умирать…

- Надолго?

- Не знаю. Может, на год, а может, и всю жизнь в путешествии проведу.

Вигго, пока я говорила, разглядывал мелкие камушки на берегу.

- Так значит, это прощальная сцена? - спросил он, не поднимая глаз.

- Я спросила у Изабеллы, можно ли тебе пойти с нами. Она ответила отказом. И попросила, чтобы ты покинул территорию Круга Семи, как можно скорее.

- Что ж,- Вигго натянуто улыбнулся, однако в его взгляде не было и намека на радость: все её искорки погасли,- раз хозяйка желает моего ухода, не буду задерживаться. Прощай, Настя,- развернулся и направился к вещам. Начал собираться.

А я же так и осталась стоять на берегу, наблюдая за ним.

Это что все?

То есть … это и есть все прощание?

Он что издевается?!

- Вигго! - я возмущенно окликнула вора.

- Что? - тот полуобернулся и с вопросом взглянул на меня, явно не понимая причины моей внезапной злости.

- Вот, именно, что ничего! - я направилась к нему и, не сдержавшись, ударила в плечо. Обидно до слез между прочим! - Так не прощаются.

- Хм,- он положил толстую сумку на место.- А чего ты собственно ждала? - поинтересовался Вигго, потирая ушибленное место.

- Чего более … романтичного, что ли. 

Вор довольно хмыкнул: не успела я и глазом моргнуть, как его руки оказались на моей талии, мужчина прижал меня к себе - я же в свою очередь обвила крепкую шею Вигго, поднялась на цыпочки и примкнула к его губам.

Он целовал темную ведьму неторопливо, смаковал вкус моих губ, растягивая удовольствия от поцелуя … последнего поцелуя.

И когда это все перестало быть просто игрой?

Когда он стал значить что-то большее, нежели просто проводник, влипающий в неприятности?

Думаю, что и Вигго не смог бы ответить мне на этот вопрос.

Все случилось неожиданно … даже слишком.

- Прощай, Настя,- шепнул мне на ухо Вигго, я в ответ же крепче обняла его.- И береги себя,- последний поцелуй в висок, он высвободился из моих объятий, подобрал дорожную сумку, закрепил меч на наборном поясе - я же поежилась; без его объятий это утро стало внезапно неуютным и сырым.- Я буду тебя вспоминать, - обратился ко мне.- Иногда,- добавил с шутливыми нотками - я тонко улыбнулась.- Мне нравится, когда ты улыбаешься. Делай это почаще. И не скучай,- помахал мне рукой на прощание и направился прочь.

Я смотрела ему вслед.

Вигго ни разу не обернулся.

В какой-то момент к глазам подступили слезы… но Темные Ведьмы не плачут, поэтому глубокий вдох, Настя, и все пройдет.

Вот, вор окончательно скрылся с моих глаз.

Прощай, Вигго. И спасибо за все.

Пусть хранят тебя, Старые Боги.


Всего в Круге Семи оказалось одиннадцать ведьм, большинство которых были старше меня в два или в три раза. Лишь несколько ведьмочек одного со мной возраста.

На рассвете Младшей следующего дня мы должны были покинуть территорию Круга Семи и отправится в путь, поэтому сегодня все ведьмы, в том числе и я, занимались сборами: вещей в дорогу требовалось немало.

Вечер опустился быстро: я окунулась в дела с головой и не сразу заметила, как стемнело за окном, как зажглись постепенно холодные звезды и как выплыла полная луна, зависнув над макушками сосен.

- О, уже почти ночь … - домыв пол, я усталая опустилась на лавку.

Пришла Изабелла - в руках она несла деревянные ведра, до краев полные воды.

- День порой приходит незаметно,- усмехнулась ведьма, поставив ношу на влажный пол.- Настя, спасибо большое, что помогла с уборкой.

- Как говорила моя бабушка, дом надо держать в чистоте. Собственно, и оставлять его грязным не стоит.

- Правильно,- кивнула Изабелла.- Мария терпеть не могла грязь,- усмехнулась.- Помню, как она нас гоняла с уборкой.

- Ой, знаю-знаю,- я тоже улыбнулась, вспоминая выходные, которые были в нашей маленькой семье обычно посвящены наведению чистоты и порядка.

- Сейчас погрею ужин … Ты же не имеешь ничего против гречневой каши?

- Нет,- мотнула головой, выжала половую тряпку и подхватила ведро с грязной водой - вылью её за дом, в тот уголок, где растут сорняки.

Когда я вернулась, на столе меня уже ждал ужин, после которого меня одолела сонливость: глаза закрывались, тело будто налилось свинцом, и я-то и дело зевала, прикрывая рот ладонью.

Изабелла, заметив, что еще немного и я засну прямо за столом, отправила меня спать.

Кровать встретила теплом шерстяного одеяла, мягкостью подушки  и сладостью подступившего сновидения.

На краю сознания, почти падая в томные объятия Базиры, я вспомнила про Вигго.

Как он там?


Г'лор развернул карту: при тускловатом свете "светлячка" (**магического кристалла, излучающего мягкий зеленоватый свет) он проследил путь горной тропинки до озера Тодос - алыми чернилами Доминик лично отметил место, где скрываются, по словам Ира, ведьмы и Дар.

Один раз колдун уже посылал медведей поймать девчонку, заплатив Г'лору приличную сумму, но команда так и не вернулась… В этот раз люди-медведи вооружились не только обычным оружием, но и недавно прикупленными на Черном рынке магическими артефактами. Они должны были защитить от магии. Не полностью, конечно, отразить все заклинания, но хотя бы частично…


Как только ведьму окажется у тебя в руках, ты знаешь, что делать.


Да, Г'лор знал, что делать, когда Дар: ведьмочка, лет восемнадцати, с русыми волосами и голубыми глазами, окажется у них в руках… Перебить всех остальных и сжечь Круг Семи, чтобы на этот раз ни одна из ведьм не смогла спастись.

Мужчина задрал голову, глядя на луну, равнодушно взирающую на то, что происходит внизу - её мертвый свет разлился вокруг, добавляя редколесью нотку мистичности.

Хотя такая атмосфера вполне подходит охоте на ведьм, которая вот-вот должна была состояться.

До озера Тодос оставалось еще полчаса.


А я плыву в молоке: оно очень горячее, но мне это нравится - тепло, будто вторая кожа, окутало меня обнаженную, согревая, расслабляя и отгоняя тревоги прочь…

Пахнет почему-то корицей.

Хотя я с детства люблю этот запах. Он у меня ассоциируется с тем временем, когда бабушка пекла яблочный пирог из кисловатых, несладких яблок.

Я вдыхаю этот знакомый и любимый запах и неспешно плыву дальше -молочному морю нет конца, но меня это не волнует…

Так хорошо.

Так приятно.

Ощущение небывалого спокойствия заполняет меня, будто вода пустой сосуд.

Я улыбаюсь …

- Я нашел девчонку! Вот, ведьма! Хватай её!

А потом все повторяется, как в страшном сне: с меня, еще сонной, ничего не соображающей, сдернули одеяло, стащил с кровати за волосы - слезы тотчас брызнули из глаз, остатки сновидения покинули меня, а с губ сорвался короткий крик. 

Их было четверо: мужчины, одетые в черное, все как один с волосами до плечами и густыми курчавыми бородами. И только нашивка медвежьей лапы на рукаве подсказала, с кем я имею дело.

Сначала Святая Инквизиция, теперь люди-медведи …

Моя слабая попытка сопротивляться, когда мой локоть оказался в железной хватке медведя, а именно извиваться и пару раз ударить мужчину по плечу и груди, не возымели нужного эффекта.

- Успокойся, мразь, иначе получишь,- предупредили меня.

- Пожалеешь… - пригрозила я, но сопротивляться перестала.

Они потащили меня к выходу, и мне же ничего не оставалось делать, как следовать за ними.

Мы сделали шаг наружу, где царствовали кровь и огонь...

Пламя, огненный дракон с треском, рвущейся к темным небесам и мертвые ведьмы на площади - это последнее, что я запомнила перед тем, как резка боль вспыхнула где-то в районе макушки, лихо прокатилась вниз по позвоночнику и замерла в районе поясницы …

Потом я провалилась во тьму.

В отличие от молока, она была холодной и неприветливой.


Белый Город



Вернувшись из густой темноты, в которую я провалилась после удара медведя, еще несколько минут лежала неподвижно, не открывая глаз.

Где же я нахожусь?

Надо сориентироваться…

Спина ощущала что-то твердое и холодное - вполне возможно я лежу на земле, слух же улавливал треск, с которым огонь уплетал хворост, обрывки разговоров, храп лошади, а кожа почувствовала ласковое прикосновение ветра.

Значит, мы где-то на открытом пространстве, скорее всего, покинули лес, окружающий озеро Тодос, и спустились к предгорью.

Я открыла глаза и увидела темное ночное небо, усеянное звездами. Судя по тому, как потускнел их свет, через часа два-три должна была взойти Старшая.

Однако долго я была без сознания.

- Очнулась,- раздался мужской голос - я повернула голову и увидела сидящих вокруг костра медведей. Один из них поднялся и направился ко мне, что-то сжимая в руках.

Только сейчас я обнаружила, что руки и ноги связаны, а лежала я действительно на земле, покрытой жестковатой желтой травой.

Тело затекло, каждое движение сопровождалось болью, когда я попыталась принять сидячее положение. Да и голова раскалывалась. Конечно, ведь меня ударил какой-то идиот!

Получилось с помощью солдата, который рывком посадил меня и всучил в руки миску с водой. 

Это оказалось очень кстати, потому что меня мутило, а во рту пересохло.

- Пей.

Пара глотков вернули ясность мыслям, голова перестала кружиться, отступил тугой комок тошноты.

- А руки развязать? - поинтересовалась таким же тоном, возвращая пиалу.

- Обойдешься, ведьма,- буркнул медведь.

Он собрался было уходить, но мой вопрос заставил еще ненадолго задержаться.

- Куда вы меня везете?

- Узнаешь,- он усмехнулся. - И достаточно с меня вопросов. Я отвечать на них не нанимался.

И дураку понятно, для чего таких, как вы, нанимают.

Да и догадаться, кто собственно, наниматель не сложно.

Доминик.

Отец - единственный, кто приходит мне сейчас на ум.

И судя по тому, что мне принесли еду и теплый плащ, я ему нужна живая и желательно здоровая.

Завернувшись в плащ, я уселась настолько удобно, насколько это было возможно.

Спасение утопающих дело рук самих утопающих.

Медведи отвезут меня к Доминику, а тот принесет в жертву Иру … 

И никто мне больше не поможет, следовательно, надо помогать себе самой.

Только как?

Думай, Настя, думай. Должен же быть какой-то выход!

По привычке закусила кончик большого пальца.

О, Всевидящая, подскажи, что мне делать. Убежать от медведей?

Нет, даже, будь я не связанная, убежать от быстроногих наемников мне не светит.

Договориться?

Доминик, любимый папочка, скорее всего заплатил немало… а и мне предложить-то нечего.

Воспользоваться магией Ира?

Дельная мысль, знать бы еще как силой бога пользоваться… она всегда просыпалась по собственному желанию и засыпала точно также.

Я сделала несколько глубоких вдохов: главное, не волноваться и сохранять трезвость рассудка.

Выход найдется, должен же …

Но к утру никаких дельных мыслей не появилось: моё положение окрасилось в более мрачные тона, когда взошла Старшая. С её первым лучом мы отправились в путь: мне развязали ноги, усадили на седло - я ехала на лошадке в яблоках, которую вел Г'лор.

Медведь перед тем, как подсадить меня, погрозил кинжалом из обсидиана. Дорогая и очень опасная вещица между прочим.

- Дернешься, прирежу.

- Я Доминику живой нужна,- это на данный момент мое единственное преимущество, поэтому можно и понаглеть.

Медведь хмыкнул.

- Живой-то живой, а вот, целостность твою мы с колдуном не обговаривали,- он демонстративно повертел перед моим носом оружием. - Не вздумай делать глупостей, ведьма.

- Колдовство считается глупостью? - поинтересовалась, поудобней устраиваясь в седле.

До этого все пару раз в жизни ездила верхом, да и то эта была старая тощая кляча по кличке Пчелка, принадлежащая кузнецу.

Когда я была маленькая, он иногда позволял мне на ней прокатиться. Сколько мне тогда было? Может, лет восемь …

- Глупостью считается все, что ты сделаешь для побега. Понимаешь, ведьма?

- Понимаю.

- Вот, и молодец,- мужчина довольно оскалился.

Вот, он забрался в седло и дал команду выдвигаться, потянул мою лошадку за собой - та послушно последовала за медведем; я же крепче  вцепилась в луку седла и бросила прощальный взгляд на горы Мотылька, укутанные утренней сизой дымкой.


Я не помню точно, как все началось…

Дорога была спокойная: два медведя переговаривались, Г'лор молчаливо ехал впереди, кто-то дремал в седле, кто-то насвистывал мелодия, я же, устав любоваться однообразным пейзажем: вокруг лишь высокая трава, погрузилась в некий полусон, то проваливаясь в него, то возвращаясь в реальность.

Окончательно в реальность меня вытянула песня, которую затянул один из солдат. У него оказался красивый низкий голос с бархатными нотками. Слушать его было приятно.


В тумане странный образ

Вдруг может появиться,

И ты, его увидев,

Не бойся, не беги.

Проедет безобидно

Угрюмый, сонный рыцарь.

И конь – и конь,

Хромой на три ноги.

Заржавленные латы

Готовы развалиться,

Изъедены до дырок

Стальные сапоги.

Дорог не выбирая,

Блуждает сонный рыцарь.

И конь – и конь,

Хромой на три ноги.

Когда-то на планете

О нем гремела слава.

Он в честном поединке

Любого был сильней.

Был меч его – защитой

Для бедных и для слабых.

А конь? – А конь

Был лучшим из коней!

Но вот одной колдунье

Приспичило влюбиться.

"Уйди, – сказал ей рыцарь, –

С тобою мы враги!"

И стал навеки сонным

Несчастный этот рыцарь…


Допеть он не успел - впереди показались всадники, полноценный отряд, количество которого мешало разглядеть мне расстояние.

Нехорошее предчувствие закралось в душу, когда Г'лор приказал обнажить оружие.

Всадники приближались; я же сильнее вцепилась в луку седла от переполняющей тревоги.

Всевидящая, спаси и сохрани!

Несколько секунд осталось до столкновения: медведи приготовились к встрече.

Раз.

Два.

Три…

А дальше все смешалось: нападавшие покинули свое убежище, запела сталь - её звонкая песня сплелась в тугой комок с криками раненных, ругательствами и гвалтом.

Никто не умирает молча…

Моя лошадка испугалась, поднялась на дыбы - и я грациозно шлепнулась на пятую точку

Вокруг творился хаос, поэтому, воспользовавшись им, я поспешила прочь.

Единственная мысль билась в голове: "Прочь!".

Бежать! Бежать, пока никто не заметил, пока никто не бросился вдогонку!

Бежать!

Бежать, пусть и прятаться мне сейчас негде… просто оказаться как можно дальше.

- А ну стой, мразь! - раздался рык у меня за спиной, и спустя несколько минут я лежала на земле.

Споткнулась и, не удержав равновесие, упала в дорожную пыль, чувствуя, как болит разодранное колено.

Не успела, Настя, отбежать хотя бы на приличное расстояние, как её снова схватили! Моя полоса везения оставляет желать лучшего!

- Вставай! - этот голос, раздавшей за ухом, насыщенный нотками жестокости я не могла не узнать.

Арвинг - рыцарь из ордена Единого бога…

Из рук наемников снова попасть в руки Святой Инквизиции! Кажется,  боги надо мной издеваются.

Рыцарь поднял меня с земли.

Внезапно мне стало смешно, и я громко захохотала. Находясь на грани истерики вместо слез выбрала смех, ведь Темные ведьмы не плачут.

Рыцарь отпустил меня, явно недоумевая о причине внезапного веселья - я запрокинула голову; от смеха начал болеть живот, но я не могла остановиться.

Хватит, я устала … будь что будет … не в жертву, так на костер … только пусть все это прекратится …

Но все закончилось, когда Арвинг влепил мне пощечину.

- Заткнись.

И я заткнулась: потирая красную щеку, исподлобья смотрела на мрачного мужчину. Тот повел меня обратно, где рыцари Единого добивали раненных.

Я взглянула на мертвых медведей, лошадей не было, видимо, разбежались …

- Пошла.

Мы миновали мертвецов и пошли дальше, пока я не увидела еще нескольких солдат Единого и … клетку - похожую на ту, в которой меня когда-то хотели доставить в Тагун.

А может, эта она и была.

Хаха! С чего все начиналось, тем и закончилось!

Какая ирония, не правда ли?

Щелкнул замок, и я оказалась заперта… вспомнила первый день знакомства с Инквизицией: тогда мне было страшно, я была растеряна, а сейчас … сейчас я так устала, что заговорив рану на колене, я свернулась на досках и закрыла глаза.

Делайте, что хотите.

- Трогайся! Нас заждались в Белом городе.

Так вот куда меня везут …

Ай, все равно: везите хоть на край Ло, только оставьте меня в покое на некоторое время...

- А ну прочь!

Я вздрогнула и резко открыла глаза: как оказалось, рыцарям повстречался путник. Арвинг гаркнул на него - тот послушно отошел к обочине, пропуская отряд рыцарей.

Рассеянно взглянула на беднягу и узнала … Вигго!

Однако далеко он успел уйти, хотя у него сутки были в запасе, да и привык мужчина много ходить.

Вор хмуро ждал пока слуги Единого проедут, его мрачный взгляд скользнул по всадникам и остановился на мне…

Что ж, зрелище резкой смены недовольства на изумление, смешанного  с непониманием, стоило того, чтобы увидеть.

- Что за ..? - одними губами спросил наемник, продолжая смотреть на меня. - Настя? - он, мягко говоря, был ошарашен увиденным.

Ему повезло, что рыцари не обратили на странника внимание, иначе сидеть Вигго в клетке со мной, как тому, кто состоит в сговоре с Отрекшимся.

А потом вор внезапно развернулся и стремительно пошел в противоположную сторону - я могла видеть лишь его спину, да и то она скоро исчезла из моего поля зрения.

Эм, и что это значит?

Что он задумал?


Однажды давным-давно мне приснилось, что меня забрали из моего дома и в тот же день доставили в Тагун. И этот сон снова посетил меня, только теперь я въезжала в Белый город.

Высокие белые врата раскрылись, и мы пересекли городскую черту. На улицах никого. Мерно катиться телега; скрипят колеса; о чем-то переговариваются всадники.

Знаете, во сне события резко сменяют друг друга, не успеваешь опомниться, как вместо улицы, находишься в судебной зале: рядом со мной стоит Авринг.

В залу зашел невысокий старик в белом одеянии. Он двинулся ко мне и кивнул Арвингу. Тот схватил меня за руку, больно сжав её, и  другой распорол рукав платья.

Во сне я пропустила момент, откуда у него взялся нож.

Старик довольно посмотрел на мое родимое пятно и причмокнул губами.

- Хорошая работа. Отведи Дар вниз…

Еще один в погоне за могуществом Ира?

- Настя,- раздался откуда-то голос Вигго.- Нааааастя …

Я разлепила глаза и воззрилась на наемника, сидящего на корточках возле клетки. Глянула в сторону: рыцари Единого ужинали поодаль, кольцом окружив костер, им было не до меня, поэтому нам выпало немного времени для разговора.

Стоял вечер. Луна шла на убыль - скупого света Симона явно было недостаточно Вигго, который рассматривал замок клети. Да и месяц постоянно прятался за черными рваными облаками.

- Черти Отрекшегося! - ругался вор.- Да это явно работа кузнецов из дома Родниковой Стали. Отмычки эту дрянь не берут. Только ключ,- почесав задумчиво макушку, мужчина взглянул на рыцарей.

- У них не своруешь.

- А что насчет магии? - поинтересовался вор.

Я засопела.

- Вигго, ты со мной путешествовал, видел хоть боевое заклинание от меня? Нет, потому что я целительница. И меня всю жизнь учили разбираться в травах.

- А кошка?

- Это не моих рук дело,- вспомнила непроницаемую темноту, укутавшую меня, подобно одеялу, - сила Ира. Бог действительно могущественен, и зеркала умножили его возможности, превратив божество в демона.

За все приходится платить.

- Понял,- Вигго поднял руку с зажатой в ней отмычкой.- От тебя помощи не дождаться. Тоже мне Темная Ведьма.

Ох, знал бы он, как тяжело настроиться на нужный поток энергии! И потом управлять им, и это во врачевании. А что уж говорить про боевые навыки … бабушка до последнего откладывала обучение серьезным и сложным техникам, собственно, из-за её смерти, приступить я не успела.

- Я дама, попавшая в беду, - обхватила прутья руками и придвинулась ближе к решетке.- Меня спасать надо.

Вигго поддался ко мне - его дыхание коснулось кожу приятным теплом.

- Ты почти всегда в беду попадаешь,- он провел пальцем по моему лицу, касаясь губ; в карих глазах отразилась тревога.- Мне может надоесть тебя выручать … Куда тебя везут?

- В Белый город.

- Знаешь, зачем?

Рыцари Единого не появились просто так: они явно ждали медведей, возвращающихся с добычей. Персональная … гм… карета… назовем так ... служит еще одним доказательством - Арвинг и его солдаты были готовы к моему появлению.

Судя по всему, кто-то еще, кроме Доминика, желает получить Дар в свои руки.

И раз он пускает в ход слуг Единого бога, то неизвестный имеет отношение к церкви. Хотя… Изабелла упоминала, что отец служит новой вере. Но вряд ли бы колдуну стали доверять настолько, что позволили использовать военные ресурсы …

Нет, проще нанять наемников и не отчитываться. Так скорее всего поступил мой отец.

А затем рыцари Единого - некто решил перехватить добычу, пока она не попала в руки конкурента. Значит, в Белом городе меня ждет вовсе не суд, а знакомство с тем, кто также желает освободить Ира.

- Знаю, - я кивнула.

Вигго прищурился.

- Это ведь не суд над ведьмой?

- Нет.

Вор задумчиво склонил голову набок.

- Тот, кому взбрело в голову доставить тебя в Белый город, не последний там человек.

- И связан с церковью.

Вигго усмехнулся.

- Это понятно,- бросил взгляд в сторону рыцарей - один из них поднялся, вероятно, проведать меня. Помнят, как я и остальные сбежали у них из-под носа. - Мне пора уходить. Я буду следовать за вами и найду тебя в Белом городе. Не бойся,- поцеловал меня в кончик носа.

Когда Арвинг подошел ко мне, силуэт вора уже растворится в темноте ночи - Симон снова скрылся за облаками; мрак выбрался из своего укрытия, куда его загнал слабоватый серебристый свет, и затопил все вокруг.

- Твой ужин, ведьма,- бросил мне солдат.

А на следующий день мы достигли Белого города.


- Иди вперед!

Провести меня вызвался Арвинг: мы шли по длинному коридору, стены которого были завешаны картинами в массивных золотых рамах, а пол устлан толстым ковром. Пахло ландышами.

Когда Младшая взошла над горизонтом, отряд рыцарей остановился перед пышным особняком, располагающемся в самом престижном районе Белого городе. Собственно, об этом говорили и красивые дома, и аккуратные чистые улицы, и ухоженные деревья, и стража в парадной форме - абсолютно противоположное зрелище царит в бедных кварталах, расположенных за городской чертой.

- Я к Петру,- доложил Арвинг слугам, стоящим у массивной двухстворчатой двери - те, кивнув, открыли её, впуская нас в большую залу.

Шелковые обои молочного цвета хорошо гармонировали с паркетом на полу, натертым до блеска, и потолком, расписанным сценами из жизни Старых богов. Вот, Аро обращается в Великого Змея - его глаза сапфиры, а кончики когтей пластины из золота. Вот,  Фрейя скачет на большой кошке, вцепившись в загривок зверя: золотые волосы развевает ветер, а на алых губах играет улыбка … И наконец, золотоволосая Всевидящая с костями судеб в руке - их роль выполняют изумруды, зажатые в руке девушки.

Старые Боги … хотя бы тут они остались нетронутыми.

Оглядывая особняк, я никак не могла предположить, кому он может принадлежать. Герб королевской семьи - олень - на воротах говорил о том, что неизвестный принадлежит правящей семье. Однако я ошиблась …

За массивным столом читал книгу старик, облаченный в белое платье с вышитым красным крестом, посреди которого чернел глаз - символ главы церкви Единого.

Значит, все-таки моя догадка подтвердилась...

Арвинг опустился на колени, я благоразумно последовала его примеру; старик же наоборот поднялся и направился ко нам.

- Поднимись, дитя.

Я послушалась. Он оглядел меня внимательно: заглянул в глаза, затем его взор прошелся по моей фигуре и перекочевал на рыцаря.

- Покажи,- обратился глава церкви к Арвингу.

Тот встал с колен и закатал аккуратно рукав моей рубашки - я не сопротивлялась, демонстрируя родимое пятно.

Старик кивнул; в его мутно-серых глазах зажглись огоньки удовлетворения. 

- Это она … - прищелкнул языком.- Хороша, девка. Отведи её в камеру. А затем пригласи ко мне Доминика.

Арвинг склонил голову, затем больно сжал мой локоть и повел прочь. Мы прошли коридор, спустились по винтовой лестнице вниз - я насчитала тридцать пять каменных ступеней, и оказались на нижнем уровне, оборудованном под тюрьму.

Тут находилось всего три камеры - мы миновали две железные двери, замерев перед крайней. И все три пустые. 

По крайней мере, так было до того, как появилась я.

- Заходи,- Арвинг втолкнул меня внутрь и обратился к тюремщику, закрывающему замок моей камеры.- Як, ты с ней не любезничай. Ведьма это. Нечисть,- сплюнул и покосился на меня.- И не бойся: место святое, колдовать она не сможет.

У Яка вырвался вздох облегчения, пока Арвинг говорил, тюремщик - полноватый и лысоватый мужчина неопределенного возраста - настороженно поглядывал на меня.

-  Не похожа она на нечисть,- вытер он рукавом сальные губы.

Видимо, мы оторвали его от ужина.

- Так это нечисть маскироваться умеет, - "объяснил" сторожу рыцарь.- Вот, что братец, глаз с нее не спускай. Опасна она.

Я скорчила гримасу, когда взор маленьких темных глаз Яка вернулся ко мне.

- Понял?

- А то! Конечно, понял. Сторожить, как зеницу ока! - о, какая мне честь-то оказана.

Да я просто поражена вашим гостеприимством и любезностью!

- Молодец,- хлопнул его по плечу Арвинг. - Завтра проверю, как поживает колдунья. Удачи,- и пошел прочь.

Як проводил его долгим взглядом, затем снова взглянул на меня, покачал головой и тоже ушел. Я слышала, как за ним скрипнула, закрываясь, дверь.

Вот, теперь точно осталась одна.

С такой мыслью опустилась на холодный каменный пол, прижавшись спиной к стене: в камере царил полумрак - свет факелов в коридоре кое-как разгонял эту противную и холодную темноту.

И мне стало страшно …

Так страшно, что я едва не расплакалась от удушающего чувства безысходности и беспомощности.

Место и вправду освящено, мои силы, даже целительские, заблокированы, а выбить металлическую дверь мне, к сожалению, не по зубам.

Тихо всхлипнула; в гнетущей тишине этот звук показался очень громким. Следом раздался приглушенный писк…

Крысы! Мамочки!

Сильнее прижалась спиной к стене; меня передернуло при одной мысли о пищащих серых крысах.

Вигго, Вигго, Вигго!

Пожалуйста, забери меня отсюда! И я клянусь, что не буду больше в неприятности попадать!  


Прибывший в Белый Город Петр обосновался в осеннем дворце - ранее принадлежащий королевской семье, ныне он являлся щедрым подарком правителя главе церкви и становился резиденцией Петра при каждом визите слуги Единого в Белый город.

Доминик стало одним из первых гостей по приезду Петра: по указанию он прибыл поздно ночью и инкогнито.

Колдун вошел, прикрыв за собой осторожно дверь, и замер, не решаясь пройти вглубь помещения.

Чутье подсказывало, что внезапный вызов в покои Петра ни к чему хорошему не приведет… а своей интуиции колдун привык доверять.

Возможно, раньше мужчина забеспокоился о возможной шаткостью своего положения, но не сегодня, когда все границы почти пройдены.

До развязки осталось совсем немного …

- С самого первого момента, как я взял тебя на службу, знал, что колдуну нельзя доверять,- раздался голос Петра - Доминик увидел его фигуру у окна. Глава церкви развернулся и подошел к столу, где стоял графин с вином. Только наполнив бокал, он продолжил говорить.

- Мы с тобой соперники, и нас объединяет награда, которую Ир подарит в благодарность за свободу. Но отличие в том, что мне не приходится прогибаться … - Петр усмехнулся, сделал глоток вина и взглянул на молчавшего соперника. - Не зря я установил за тобой слежку. Мои шпионы засекли, как территорию твоего дома покинули люди-медведи. Ты их отправил за Даром, решив, обвести меня вокруг пальца! Хаха,- засмеялся хриплым смехом.- Но нет, колдун, не на того напал … Солдаты Единого убили твоих медведей, а стоит мне позвонить в колокольчик, как сюда вбежит стража. Дар у меня, а ты сгниешь в тюрьме… кхе-кхе! - старик закашлялся.

Доминик же позволил себе усмехнуться.

Он все также стоя у двери наблюдал, как подгибаются колени Петра, как падает на пол; алое пятно вина расширилось на светлом ковре.

Подойдя ближе, мужчина заглянул в перекошенное от боли лицо старика - страшная маска злости и боли.

Петр задыхался.

Ему осталось жить считанные минуты - яд действовал быстро и безотказно.

- В отличие от тебя, я все делаю тихо. Осенний букет,- кивком указал на пятно,- приправленное парой капель Слезы Моры. Дивный напиток, последний который ты выпьешь … А все будет выглядеть так, будто сердечный приступ, - и широко улыбнулся.- Ты пока тут умирай, а у меня много дел,- поднялся с корточек, пригладил карман пиджака.- Не хочу, чтобы меня видели выходящим из твоих покоев. Еще подумают, что я причастен к твоей смерти,- подошел к зеркалу и зашептал заклинание - поверхность стала жидкой, пошла мелкими серебряными волнами.

- Встретимся в По … - донеслись до острого слуха колдуна хриплые слова умирающего.

- Надеюсь,- ответил колдун и шагнул в портал.

И он сделал шаг в портал.

За секунду до того, как в комнату пожаловали Красные Плащи - личная стража Главы Церкви.

Был приказ от Петра, в определенное время ворваться  в покои мужчины и схватить заговорщика, который будет там находится. Вот, только заговорщика солдаты не обнаружили, только мертвого Петра … они опоздали, буквально на пару секунд: зеркало еще продолжало играть серебром, а затем приняло прежний вид.

Никто не заметил ухода колдуна.

Это сыграло Доминику на руку.

Все шло точно по плану, и теперь путь мага лежал в темницу осеннего дворца, где томилась та, которую он искал целых восемнадцать лет.

Тридцать пять каменных ступенек и колдун оказался внизу, где царствовал неуютный полумрак, кислый запашок и крысы - одна как раз пробежала под ногами колдуна.

Да, обстановка внизу разительно отличается от той, что царит вверху, хотя крысы повсюду … эти мелкие твари буквально заполонили Белый город, хлынув из подземелий, расположенных под градом. Бывшие катакомбы, где прятались контрабандисты, а потом и мирные жители во время войны.

Теперь крысы вторая напасть Белого города, после высоких налогов.

- Господин? - Як удивленно воззрился на подошедшего колдуна.

Кого-кого, а Доминика, известного колдуна на весь Белый город, в том числе единственного, он не увидеть здесь не ожидал.

Доминик не произнес ни слова, лишь сделал движение рукой, резкое и неожиданное: стилет из черной крепкой стали вошел в глаз тюремщика - человек рухнул на каменные плиты.

Колдун вытащил оружие, вытер кровь об одежду мертвого, снял связку ключей и пошел дальше - его интересовали камеры, а именно одна… та, где сидела Темная Ведьма.

Щелкнул замок, открываясь, скрипнула дверь и свет хлынул в укутанную мраком камеру.

- Вигго! - донеслось радостное, и к нему бросилась девчонка, но когда их разделял буквально шаг, она замерла, понимая, что обозналась.

- Здравствуй, Петра. Меня зовут Доминик. И тебе придется отправится со мной.


Это у нас семейное …


Не знаю, сколько прошло времени - я потеряла его счет, сидя в холодной и темной камере. Может, прошел час, а может и день… по мне так время остановилось: одна лишь темнота, писк крыс и холод стены, к которой я прижималась спиной.

Иногда я окуналась в легкую дремоту, погружаясь в нее с головой, утопая в сновидении, приносящим покой, а потом также резко возвращалась в неуютную реальность.

Все изменилось, когда я услышала торопливые шаги. Затем звякнули ключи, не прошло и нескольких минут, как дверь распахнулась - на пороге замер мужской силуэт.

В мою доселе темную камеру хлынул неяркий свет, но и его было достаточно, чтобы отвыкшие глаза заслезились. 

Я удивленно приподнялась: размытый мужской силуэт был высокого роста и довольно худощавого телосложения.

Неужели Вигго?!

Не может быть!

Но похож однако …

- Вигго! - я вскочила на ноги и поспешила к вору, но, когда нас разделял буквально шаг, я сумела различить лицо неожиданного гостя: темные волосы, зачесанные назад, скуластое лицо и карие глаза - это был не Вигго.

Что-то знакомое сквозило в незнакомце, который оглядев меня, произнес:

- Здравствуй, Петра. Меня зовут Доминик. И тебе придется отправится со мной,- голос, насыщенный холодными нотками, ясно говорил о том, что возражений мужчина не потерпит.

Затем он протянул мне свернутый плащ.

- Одень. И закрой лицо.

- Мое имя Настя вообще-то … - буркнула я, однако приказ -  просьбой его обращение язык не поворачивается назвать - выполнила.

Доминик не ответил, лишь хмыкнул и направился к выходу из темницы, я же поспешила следом за ним.

Что-то мне подсказывало, что папочку лучше слушаться, иначе будет доченька бита … или убита.

Переступив через тело убитого Яка, он спокойно продолжил свой путь, а вот, я немного замешкалась …

- Что не так? - обернулся мужчина и поинтересовался у меня строго.

- Да все в порядке,- я перешагнула через тюремщика, стараясь не смотреть на изуродованное лицо.

Да, отец у меня выше всяких похвал.

Хотя трогательной встречи отца и дочери у меня хватило ума не ждать, поэтому жаловаться, собственно, не на что …

- Не отставай,- бросил мне через плечо Доминик.

А не так-то и просто было успеть за его быстрым машистым шагом, тем более длинные полы плаща и капюшон, так и норовящий сползти на глаза, отнюдь не облегчали данную задачу.

Вот, мы поднялись по ступеням и замерли перед дверью, выводящей во дворец.

Колдун сложил пальцы в простой знак, прошептал что-то, и я почувствовала, как меня коснулась энергия: будто незримое прикосновение едва ощутимого ветерка с пряным запахом корицы.

- Наведи на себя маскировку.

- Я не умею колдовать.

Доминик явно посчитал мои слова шуткой: с полуулыбкой, играющей на тонких губах, отец поинтересовался:

- То есть не умеешь колдовать?

- Не умею.

А сейчас маг явно был удивлен … и это мягко сказано.

- Ты дочь Третьего мага в Тимаре и Второй ведьмы из Круга Семи, почему, Слепой побери, ты не умеешь колдовать?

Я смерила хмурым взглядом того, чье самолюбие так уязвили мои слова, и ответила с гордостью:

- Я целитель.

- Позор… - пробормотал Доминик.- Ведьмы совсем разума лишились… Закрой глаза.

Кто тут из вас разума лишился еще можно поспорить, кстати.

- Зачем? - невольно взглянула на ступени позади меня.

- Раз сказал, значит, надо,- рявкнул Доминик - я так и сделала, замерла напряженная, готовая ко всему, вплоть до того, что заботливый папочка спустит меня с лестницы.

- Расслабься. Не собираюсь я тебе вредить.

- Да ну? - ехидно поинтересовалась.

- Язвительно явно от меня,- он усмехнулся, и я почувствовала, как его ладонь легла мне на плечо, затем Доминик что-то зашептал… скорее всего заклинание, а через пару секунд раздалось.- Открывай и следуй за мной. И торопись - у нас мало времени.

Почему у нас мало времени, я сначала и не поняла, только потом, когда мы проходили мимо солдат с алыми плащами, до меня дошло, что нас в упор не замечают.

Мы были невидимыми!

Догадка подтвердилась, когда я и Доминик миновали зеркало: своего отражения я там не обнаружила.

Такое колдовство ни в какое сравнение с моим скромным целительством не пойдет!

Что касается ощущений, то они были обычными: по-иному я себя не чувствовала. Единственное, что проголодалась, но это вряд ли имеет отношение к колдовству.

Покинули мы осенний дворец и прилегающие к нему территории незримые обычному человеческому глазу. Заклинание рассеялось, когда мы уже двигались по центральной улице города.

Стояла глубокая ночь, но улица была освещена фонарями; гуляли редкие прохожие: на нас они почти не обратили внимания.

Шли мы недолго, Доминик свернул с широкой и светлой улицы в более узкую - там нас уже ждал экипаж.

- Залезай.

Я послушалась: в карете было темно и пахло ванилью. Усевшись на обитое бархатом сиденье, наконец, откинула капюшон и поправила волосы.

Ванна бы не помешала.

Доминик, занявший место напротив, был такого же мнения.

- Помыться тебе нужно. Трогай! - отдал команду, повысив голос - экипаж тронулся, и мы неспешно покатились вперед.

Я хмуро посмотрела на отца: во мраке лишь чернотой угадывался его силуэт.

- Куда мы едем?

- Домой, - обронил он, и либо мне показалось, либо в его голосе мелькнули нотки облегчения.- Домой, Настя.


- Это и есть твой дом? - спросила я, оглядывая белый особняк, окруженный высоким кирпичным забором: мы находились во внутреннем дворе, широкую площадку которого окружали невысокие голубые ели.

- Да,- сказал Доминик и направился к пологим ступеням, ведущим к крыльцу; я же поспешила за ним.- Ты здесь родилась.

Подняла голову и взглянула на двухэтажный дом с высокими темными окнами, он казался неуютным и неприветливым.

Собственно, холл, холодный и скупо освещенный, также подходил под это описание.

Я передернула плечами от неприятного ощущения одиночества в доме.

- Ты один живешь?

- Слуги считаются? - поинтересовался Доминик, направляясь по коридору. Мне ничего не оставалось сделать, как последовать за ним.

Ясно, значит, папочка живет один.

Собственно, вполне ожидаемо от злого гения.

- Знаешь,- я семенила следом, скользя взглядом по многочисленным охотничьим трофеям, которыми были увешаны стены,- как-то это не правильно…

- Что именно? - не оборачиваясь, поинтересовался Доминик.

- Ну … В сказках обычно, когда хорошая героиня попадает в руки злодея, то её запирают в подвале, там пытают, не кормят и рассказывают о том, какая ужасная участь её ждет…

Отец остановился, обернулся и внимательно посмотрел на меня, давая  ясно понять, какую я сейчас ляпнула глупость.

- Кто-то в детстве перечитал сказок,- заметил он спустя несколько секунд.

А кто-то собственную дочь в жертву Иру принести хочет.

- В сказке ложь, да в ней намек.

- Намек вернуть тебя обратно в подземелье осеннего дворца?- осведомился у меня папочка.

Я сделала вид, что задумалась, а потом мотнула головой.

- Нет. Намек покормить и отмыть. В жертву хочу быть принесена чистой и сытой.

Выслушав мое замечание, Доминик расхохотался. Затем поманил следом за собой; десять шагов - мы прошли через арку и оказались в гостиной.

Приятный полумрак, разгоняемый приглушенным светом ламп, аромат лаванды, успокаивающий, навевающий сон, треск поленьев в камине, пейзажи, обрамленные в тонкие рамы, и большое зеркало - эту комнату действительно можно было назвать уютной.

Я прикрыла глаза, вдохнув этот легкий запах с фиолетовым оттенком, только сейчас понимая, как я на самом деле устала … от всего.

- Мы вас ждали вечером, господин,- раздался за моей спиной хриплый голос, и я, не удержавшись, ойкнула, подскочив на место.

- Опоздал. Ро, распорядись накрыть на стол. Но сперва нужна горячая ванна для девушки,- и кивнул в мою сторону.

Тот, кого Доминик назвал Ро, оказался невысокий пожилым мужчиной с длинной седой бородой. Одет он был в аккуратный чистый темный кафтан.

Оглядев меня с головы до пят и явно уловив некое сходство со своим хозяином, Ро удивленно приподнял брови. На этом проявление изумления с его стороны и закончилось.

- Конечно,- он слегка поклонился.- Все будет сделано, господин,- направился к выходу из комнаты, удостоив меня на прощание еще одним оценивающим взглядом.

- Присаживайся,- отец кивком указал на широкие кресла, возле камина - в одно из них и я опустилась, вытянув ноги к огню.

Доминик же направился к стеклянному столику, где стоял графин. Судя по темной жидкости, это было вино.

- Будешь? - спросил он - я кивнула.

Два изящных кубка из красного стекла, в которых вино казалось черным, в руках колдуна: один достался мне, из второго пил Доминик.

Заметив, как я не решаюсь отпить, он усмехнулся.

- Не отравлено.

- Хорошо,- и сделала глоток терпкого букета.

Опустилось молчание. Отец смотрел на огонь, я же, попивая вино, исподтишка наблюдала за ним: маска строгости сменилась усталостью, будто Доминик за минуту постарел на несколько лет, в темных глазах отблески огня и застарелая грусть с синим вкусом.

Точный и мгновенный укол жалости в мое сердце … Прав был Вигго: все-таки я действительно добрячка. 

Наконец-то я решилась задать вопрос, мучавший меня долго.

- Какой была моя мама?

Изабелла рассказывала мне про нее и про отца достаточно, но сейчас захотелось услышать именно от Доминика.

Почему-то мне важно было услышать именно его слова… не знаю, почему… просто важно.

Мужчина тепло улыбнулся:

- Замечательная,- и это было сказано с такой нежностью в голосе, что  даже я удивилась: она никак не подходила к образу жестокого колдуна.

Теперь во взгляде Доминика появилось что-то еще: ласковое, будто воспоминания о Миранде были для него, подобны согревающим лучам солнца.

- Изабелла сказала, что ты знал о том, что у тебя от связи с ведьмой родится ребенок с Даром …

- Знал,- не стал отрицать мужчина.- И тогда во дворце двадцать лет назад я очаровал её нарочно… а потом она очаровала меня … - он горько усмехнулся и откинулся на спинку кресла.- Изабелла, наверняка, рассказывала о том, какой я монстр, но в одной она не права: я действительно любил её.

- И убил?

Доминик задумался, но молчание не затянулось надолго.

- Я её погубил … - ответил, разглядывая вино в бокале.

И мне стало обидно и горько до такой степени, что на глаза навернулись слезы, а внутри проснулось желание подскочить к отцу и влепить ему звонкую пощечину… но я осталась сидеть неподвижно, сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, и поинтересовалась:

- У тебя было все,- мой голос все равно дрожал.- Почему ты это разрушил? Что такого предложил тебе Ир, ради чего ты поставил на кон самое ценное?

Вероятно, Доминик ждал этого вопроса: рано или поздно его кто-то должен был задать.

- Бессмертие и власть … когда я был молод, мне казалось, что ради такой награды можно пожертвовать всем. А сейчас … сейчас это напоминает движение по инерции: мне когда-то дали толчок, и я все качусь и качусь в пропасть, не в силах остановиться …

- Может, ты просто и не хочешь останавливаться.

- Может, - согласился со мной отец.- Но не мне уже поворачивать назад - я зашел слишком далеко. Награда и служба Иру это все, что у меня осталось,- и взглянул на меня. - Прости меня, Настя… за всё.

Я отвернулась, чтобы он не видел слез, предательски стекающих по моим щекам. Плакала я тихо, закусив губу до крови, иногда вздрагивая, когда крупная дрожь пробирала тело.

Доминик молчал, давая мне время успокоиться.

Я постаралась взять себя в руки, но на душе все равно остался неприятный и горький до слез осадок.

Немую сцену откровений и раскаяния отца, смешанных с моими солеными слезами, прервал Ро: он вошел, остановился в нескольких  шагах от нас и тихо объявил:

- Ванна готова, госпожа. Ужин сервировать в обеденной зале?

- Да,- ответил слуге Доминик.- И позови нашу гостью. Думаю, Насте будет интересно с ней встретиться. Проводи мою дочь в купальню.

Я поднялась, поставила кубок на каминную полку и повернулась к Ро.

- Конечно. Идемте со мной, госпожа,- и жестом попросил следовать за ним.

Только когда мы покинули гостиную, я осмелилась спросить у слуги:

- Кто эта гостья?

Ро тонко улыбнулся.

- Узнаете, госпожа, узнаете.

Но с таинственным гостем я повстречалась намного раньше, чем предполагала: Ро вел меня в ванную, когда позади раздалось изумленное.

- Настя?! - и голос такой до боли знакомый, что я даже сперва не поверила, что он принадлежит именно Катерине.

Но обернувшись и увидев дочь священника, спешащую ко мне, все сомнения были развеяны: это действительно была Катерина.

- Ох,- вырвалось у меня, когда она заключила меня в свои крепкие объятия. Уж слишком они были крепки. - Всевидящая, что ты здесь делаешь?! - когда кольцо рук разомкнулось, я отстранилась от девушки и взглянула на нее: вроде цела и невредима.

Но что она делает у колдуна?!

- Это очень долгая история,- вздохнула Катерина.

- А ваша ванна остынет,- подал голос Ро: ему явно не пришлась по душе наша неожиданная встреча.

- Ничего,- бросила я ему и снова повернулась к Катерине.- О чем он тебя спрашивал?

- Обо всем, что с тобой связано.

И тут я испугалась: сердце сжала холодная рука, а по спине сползла змея липкого страха.

Вор.

- Он знает про Вигго?

Катерина кивнула.

- Колдун залез в мою голову и вытянул все воспоминания про тебя … и Вигго там тоже есть… - она опустила глаза в пол, устланный толстым синим ковром. - Он сказал, что все, кто может тебе помочь, будут убиты.. Прости меня, Настя,- еще немного, и Катерина сейчас расплачется: её поникшие плечи задрожали, волосы скрыли лицо - она закрыла его ладонями и шумно вобрала в грудь воздух.

Вигго … Вигго …

Мечом ты махать умеешь, но против колдовства Доминика сталь не поможет.

- Успокойся,- и откуда в моем голосе эта твердость? - Вигго - не мальчик, сумеет за себя постоять.

По крайней мере, я надеюсь на его изворотливость и удачу. Всевидящая, помоги ему!


По правилам Сказки


Кабак "Костыль" находился в Сером квартале Белого города - том самом, который слывет далеко не самым дружелюбным и безопасным, особенно, тогда, когда Сестры опускаются за горизонт. Кабак пользоваться популярностью среди определенного слоя населения, а именно, воров, наемников, шарлатанов и прочего сброда, которые собирались в "Костыле" обычно после десяти часов.

Когда-то давно Вигго и сам любил здесь посидеть, выпить дешевого пива в компании тех, кого он называл друзьями, познакомиться с девочками поближе, но не сегодня … в этот вечер вор заглянул в "Костыль" исключительно по очень важному делу.

Стоило сделать шаг внутрь, как в нос ударил аромат табака и спиртного, а глаза ослепил яркий свет, но это всего лишь на мгновение: Вигго обвел взглядом заполненный народом зал и двинулся к крайнему столику.

- Тролль отруби мне ногу, это же Вигго! - раздалось со стороны.

Вор рассеяно махнул рукой.

- А я думал, что он сдох!

- Вигго, дружище, иди к нам!

Но внимание вора было приковано только к крайнему столику, за которым сидел полноватый мужчина, потягивающий пиво - один из семи тюремщиков в Осеннем дворце, и с ним Вигго хотел поговорить на очень интересную тему.

Мужчина оторвался от кружки с пивом и взглянул на подошедшего вора; маленькие карие глазки скользнули с угрюмого лица вора на темную рукоять меча; туда же легла и ладонь Вигго.

- Можно? - учтиво, но холодно осведомился вор.- Тебя же Морк зовут, так?

Ему кивнули в ответ.

Вигго улыбнулся.

- У нас сейчас с тобой будет занимательная беседа.

Пухлая ладонь Морка сильнее сжала ручку кружки; в темных глазах зажглись едва заметные огоньки страха -  он волновался.

Самой сути дела Морк не знал, просто ему передали, что оно важное и срочное.

- Ты Вигго, да?

- Именно,- кивнул вор.- Не волнуйся. Бить тебя я не собираюсь,- "пока что".- Есть маленькая просьба, за которую, соответственно, заплачу. И неплохо.

Эти слова воодушевили Морка: он облегченно выдохнул.

- В тюрьме Осеннего Дворца заперли ведьму. И,- Вигго поднял палец вверх,- даже не думай этого отрицать. Мне нужно, чтобы ты провел меня к камерам. 

Морк молчал несколько секунд, а затем тихо и даже, как показалось Вигго, виновато ответил:

- Я не могу …

А вот, это в планы не входило.

Вигго нахмурился: взор Морка невольно вернулся к мечу.

"И в правильном направлении вернулся",- мелькнула недовольная мысль у вора.

День ушел на то, чтобы разыскать старого знакомого, имеющего связи с Осенним замком. Еще несколько часов и приличная горстка монет (как раз недавно украденных) на то, чтобы старый знакомый пошевелился и помог Вигго.

"Есть тот, кто проведет тебя в темницу … но на него надо надавить, тогда согласится. Он из пугливых",- вспомнил вор слова Пса и  продолжил.

- Может, мне стоит тебя уговорить за пределами кабака? - усмехнулся Вигго.

Морк замотал отрицательно головой, жадно глотнул пива и, вытерев влажные губы рукавом, пояснил:

- Ведьмы больше нет в замке.

- То есть? - не понял вор.

- Исчезла она! - всплеснул руками Морк и, наклонившись ближе к вору, зашептал.- А еще Петра и Яка - начальника моего - убили. Неизвестно кто … ведьму твою Отрекшийся забрал. Точно он.

Вигго почесал затылок и пробормотал:

- Пес мне как-то об этом не сказал …

- Это немногие еще знают.

- Отрекшийся говоришь?

Морк позволил себе усмехнуться: полуулыбка вышла кривая.

- Он самый. Ведьма ему служила, возможно, даже любовницей была. Попала в неприятности, и он спас её. Сейчас она в Темном мире со своим повелителем скорее всего!

"Отрекшийся… "- Вигго поднялся и, не прощаясь, направился к выходу, толкнул дверь и вышел в прохладную ночь.

- Слепой,- раздраженно бросил наемник, ни к кому не обращаясь, затем поднял голову и взглянул на темное, усеянное звездами небо.- Где же ты теперь, Настя? Где? - спросил, но ответа так и не получил: небеса остались молчаливы.

Безымянная улочка привела к еще одной такой же: узкой, не носящей имени и плохо освещенной, в углах которой сгустился непроницаемый мрак.

Нехорошее предчувствие всколыхнулось внутри; вор замер, занеся ногу для шага, а затем резко обернулся, ожидая увидеть того, кто стоит за его спиной … но пусто: только кирпичная стена домов, чьи темные окна угрюмо взирали на вора.

И все равно: неуютно, будто кто-то наблюдает, будто кто-то рядом и таит в себе опасность - рука Вигго легла на рукоять меча, пальцы сжали прохладный металл.

- Ну… выходи … - пробормотал мужчина, опасливо озираясь по сторонам, но противник, а в его существовании, воо не сомневался, предпочитал прятаться в темноте. - Выходи…

И он вышел: тьма отделилась от сплошной и двинулась в сторону наемника, принимая черты мужского крепкого тело.

Сталь рассекла воздух, тьму и не причинила ни малейшего вреда странному созданию. Вторая атака - результат остался тем же.

А затем тварь нанесла удар: силы во тьме было достаточно - Вигго выронил меч и согнулся от резкой, слепящей боли в животе. Еще одна стремительная атака порождения зеркала - мужчина с глухим стуком упал на камни мостовой.

Поединок обещал закончиться раньше, чем рассчитывал вор.

А потом тварь оказалась возле него и положила черную руку на грудь мужчины - тот не смел ей мешать, с ужасом обнаруживая, что тело не слушается, а боль наоборот разрастается… жгучая волна, словно раскаленный огонь, она начиналась в груди и растекалась по всему телу, бежала по венам огненными дорожками, отдаваясь жгучей болью, агонией, сравнимой лишь с той, что приносит огонь.

Стало трудно дышать - легкие были объяты пламенем, сердце же стучало, как бешеное, прогоняя через себя потоки горячей крови.

И в зеркальных осколках, которые были вместо глаз у твари, мелькнуло злорадство.

Столько боли …

Вигго начал терять сознание: уплывал куда-то вдаль, туда, где нет жидкого огня в теле, где царит забвение и покой …

- Прочь!

Женский голос, звонкий, полный гневных ноток раздался в этой хрустальной тишине, куполом накрывшей безымянную улочку.

А следом яркая вспышка - несколько секунд вор, с трудом цепляющейся за острые грани реальности, ничего не видел, слышал только шипение, с которым растворялась зеркальная тварь в ослепляющем свете…

А вместе с ней исчезла и боль: океан огня ушел из тела, и мужчина вобрал полную грудь воздуха, чувствуя, как возвращается все под контроль хозяина.

- Ты цел? - спросил некто, присевший рядом.

Вигго повернул голову и воззрился на сидящую на корточках фигуру в сером плаще - её лицо скрывал капюшон.

- Да,- ответил наемник, разглядывая своего спасителя.

- Это хорошо,- произнес женский голос, мелодичный, с томными грудными нотками - спрятанная под плащом фигура поднялась.

Вигго последовал её примеру, но попытка встать на ноги вышла не такой плавной и грациозной: ватные ноги не держали, а к горлу подкатила тошнота - последствия "огня" еще давали о себе знать.

Неподалеку тускло блестел в свете звезд меч -  вор спрятал его в ножны, закрепленные на поясе, и повернулся к своей спасительнице.

- Ты Вигго,- опередила она его на долю секунды: непонятно было, то ли незнакомка спрашивала, то ли утверждала.

На всякий случай он кивнул.

- А вы …

- Иллая,- перебила его девушка и поманила за собой; вор послушно засеменил следом за невысокой фигурой, она шла медленно, даже очень, и осторожно.- Расскажи мне Вигго, что ты знаешь о темной ведьма Анастасии?

- А зачем вам?

Иллая усмехнулась.

- И тогда я расскажу тебе, что я знаю о ней.

- Я как раз …

- Ищешь её… знаю,- снова перебила его Иллая,- и я знаю, где найти Настю. Но скажу, при условии, что ты пойдешь со мной. Мне одной туда не добраться.

Вигго позволил себе улыбнуться.

- Судя по тому, как вы расправились с этой тварью … - вор не договорил - Иллая откинула капюшон, открывая взору мужчины повязку на своих глазах.

Вигго издал короткое "О", осознав, кто собственно стоит перед ним – покровительница лекарей и целителей.

- Я вижу прошлое, настоящие и будущее. Вижу тепло живых существ и холод нечисти, но не вижу дорог, деревьев, ухаб и улиц - одним словом, я скорее убьюсь насмерть, натыкаясь на стены, нежели дойду до того места, где твою Анастасию принесут в жертву,- её красивые губы изогнулись в кривой ухмылке.

"Аро выбросил меня специально подальше от Каменных Гигантов … ему хочется взглянуть на то, как я, слепая, буду ползти к Иру… Тварь. После такого, я даже не против, чтобы брат уничтожил его".

- Значит, буду вашим проводником,- Вигго взял Иллаю, вновь спрятавшую лицо, под руку, и они направились вдоль пустой улицы: теперь богиня шагала увереннее.- Дорога судя по всему не до ближайшего перекрестка, поэтому буду рад услышать то, что вы знаете о Насте. Желательно, про жертвоприношение поподробнее.

Иллая кивнула и начала свой рассказ, крепче вцепившись в руку человека.


Каменные Гиганты


Этой ночью мне снится тревожный сон: я лежу на холодном камне, не в силах пошевелиться, глядя в жемчужное небо, тронутое розоватыми красками в преддверии рассвета; мне холодно, мне страшно, но я ничего не могу поделать - лежу и жду своей участи.

Молюсь.

Старшая еще не поднялась над линией горизонта, однако небо светлое, в воздухе стоит прохлада и пахнет травами. Вокруг меня стоят, заросшие мхом, скалистые великаны: их восемь, они окружают меня, грозные, угрюмые творения неизвестных скульпторов, которые вырезали из безжизненных скал воинов - каменных гигантов.

Кто и для чего они здесь, никто не знает?

Единственные, кто может ответить - это ветер и земля, но они никому не раскрывают секрета.

Тихо шелестел вереск под дуновениями легкого ветра, несущего в себе не только прохладу уходящей ночи, но и запах разнотравья.

Меня накрывает тень.

Теперь во мне просыпается животный страх, паника - я боюсь боли, я боюсь того, что ждет меня впереди, боюсь темноты, лежащей по ту сторону горизонта.

Хочу кричать, не получается: губы не двигаются; я словно заперта в клетке.

- Прости меня,- раздается такой знакомый голос, а затем равнодушный отблеск стали в лучах восходящей Старшей и боль, такая резкая и нежданная в сновидении, что мой крик все-таки срывается  с губ…

- Настя, успокойся,- на плечи легли сильные руки, они уложили меня обратно на мягкие подушки. Разлепив веки, я посмотрела на Доминика, наклонившегося надо мной.

- Тебе снился кошмар,- ответил и отошел от кровати.

Я обвела настороженным взглядом спальню, выполненную в темно-зеленом тоне, и напрягла память, пытаясь вспомнить, что же мне точно снилось.

Но в памяти пустота: лишь послевкусие сна осталось, горькое, разбавленной желтым привкусом паники и холодным блеском стали.

Я глянула в окно, за которым чернела безлунная ночь; до восхода еще далеко.

Доминик что-то положил на кровать - этим чем-то оказалось синее платье, простого покроя, кожаный пояс и последний штрих: плащ, из толстой грубой ткани.

В таком я не должна буду замерзнуть …

- Одевайся. Нам пора.

- Куда?- поинтересовалась я, выбираясь из-под теплого одеяла.

- К Каменным Гигантам,- ответил мне мрачный Доминик и направился к двери.- Даю десять минут. Жду в коридоре,- и ушел, оставив меня одну.

Я сделала глубокий вдох: вот, и все - сказка подошла к концу и далеко не счастливому. Ой, как не счастливому!

Доминик действительно ждал меня в коридоре: стоило мне выйти, как он жестом приказал следовать за ним - мы спустились вниз и вышли на площадку перед домом. Там нас уже ждал экипаж: карета, запряженная двойкой крепких лошадей, и кучер, закутанный в черное - его сутулый силуэт я даже сперва и не заметила на козлах, он почти сливался с ночью.  А еще от него веяло холодом …

Когда он повернулся в мою сторону, и в скупом свете ночного неба блеснули зеркальные осколки, я испуганно отшатнулась.

Зеркала!

Спустя секунду на мои плечи легли широкие ладони Доминика, и его шепот жаром коснулся уха.

- Не вздумай сбежать. Ир следит за тобой.

Я передернула плечами - прикосновения колдуна были мне неприятны.

- Чувствую,- отозвалась: с самой первой минуты пребывания в доме Доминика меня не отпускало ощущение чужого внимания, неприятное, тяжелое - оно сперва не давало мне уснуть половину ночи, а потом преследовало в тревожных снах. Никто, кроме Ира, не может вызывать у меня такого темного свинцового страха.

- Залезай внутрь,- в голосе Доминика заиграли тонкие стальные струны - неподчинения колдун вряд ли потерпит.

Внутри все также пахло ванилью. Вот, только теперь к легкой и нежной сладости примешивалась терпкая нотка мускуса.

- Где Катерина? - я закуталась поплотней в плащ - было прохладно.- Что ты с ней сделал?

- Ничего,- ответил отец, помолчав.- Она спит. Утром Ро даст ей немного денег и отправит на все четыре стороны.

Утром …

- А я …

Доминик мотнул головой, тем самым отвечая на мой вопрос.

- Это надо сделать на восходе Старшей.

Что ж, Катерине, в отличие от меня, повезло пережить восход Младшей.

- Смирилась? - прищурившись, поинтересовался колдун.

В ответ я смерила его хмурым взглядом.

- Нет. Просто не считаю, что будет больше толку, если начну кричать, плакать и биться в истерике,- отвернулась к окну.- Тебя этим не разжалобить. Ты скорее меня оглушишь, чем отпустишь.

Тонкие губы Доминика тронуло подобие улыбки.

- Сейчас ты похожа на мать.

- Тем, что тоже близка к смерти по твоей вине? - язвительно спросила.

- Да,- помедлив, произнес.- Нам еще долго ехать. Можешь, вздремнуть,- отец обронил это таким тоном, будто мы едем на прогулку, а не приносить меня в жертву.

Собственно, колдуну скорее всего без разницы: он скоро получит то, чего так долго ждал.

Нет, спать я не буду…

Боюсь, что больше не проснусь.

"Смирилась?"

Нет, просто не вижу больше выхода.

Сбежать мне не удаться: он быстрее и сильнее меня, ударит заклинанием в спину убегающей девицы, оглушит и все равно доставит к Каменным Гигантам.

Много лет назад отец уже принял решение и сейчас он идет к своей цели, не смотря ни на что… ему нечего терять.


"Кроме Ира и его службы у меня ничего не осталось".


И это действительно так. Мне отца не переубедить - Зазеркалье отнимает душу у своего слуги и подчиняет своей воле. Такова цена за силу Отражений.

Доминик её заплатил.


Вигго остановился. Иллая самостоятельно прошла несколько шагов вперед  и обернулась.

- Почему остановился? - в отличие от наемника, богиня не устала от долгой пешей прогулки: её дыхание было ровным, на лбу не выступили капельки пота, а сердце лишь немного ускорило свой темп.

- Привал,-отмахнулся вор и достал из сумки флягу с водой, сделал несколько жадных глотков и глянул на Иллаю.- Будешь?

Та отрицательно мотнула головой.

- Только недолго. У нас осталось немного времени.

- Я предлагал украсть лошадь.

Иллая поджала губы: она была против этой затеи тогда и сейчас придерживалась такого же мнения.

- Мы успеем.

- Он принесет её в жертву на восходе Старшей,- Вигго стер пот со лба и задрал голову, вглядываясь в темное небо.- А он наступит примерно через часа три.

- Мы успеем,- с нажимом повторила богиня лета.

- Ты это видишь? - за то время, что они прошли, вор уже позволял себе обращаться к Всевидящей на "ты".

- Да.

Слову Иллаи привыкли доверять боги, поэтому мужчина не стал с ней спорить: отдохнув немного, он снова взял слепую девушку под руку и они направились дальше по Разбитой дороге.

- И все равно, я, спасающий Настю, выглядел бы лучше на коне.

- На той полудохлой кляче, которая свалилась бы не дойдя до Каменных Гигантов?

Вигго улыбнулся, уловив ехидный оттенок в голосе Иллаи.

- Доминик, надеюсь, будет один? А то я знаешь ли вряд ли с армией наедине справлюсь.

- Один. При ритуале никто не должен присутствовать посторонний. Только Доминик и Дар. И Ир, конечно же.

- Это радует … - пробормотал вор,- однако, сталь против магии…- рассеянно покачал головой.

- Будет момент, когда колдун станет уязвим.

- Мм? - Вигго заинтересованно посмотрел на Иллаю.

- Это буквально пару минут, когда колдун занесет кинжал над Настей, ты должен успеть его убить… это самый ответственный момент ритуала. Доминик будет полностью поглощен им и не сможет контролировать ситуацию.

Вор кивнул.

Он давно решил сделать все, чтобы спасти юную ведьму.


Сколько веков здесь стоят Каменные Гиганты?

Никто не мог дать точный ответ на этот вопрос…

Каменные фигуры восьми воинов, образовавших круг: заросшие мхом, местами потемневшие от времени, они стояли посреди моря зеленой высокой травы, навсегда застыв в воинственных позах, вскинув топор или занеся для удара меч.

Не зря именно это место выбрано ритуалом освобождения Ира: выбравшись из темницы, ему потребовалась бы подпитка силой мира Ло - каменные статуи, по легенде, бывшие никем иными, как суровыми северными воинами, превращенными детьми леса в камень, идеально подходили для этой цели.

Этой легенде не одна сотня лет, и теперь уж никто уверенно не скажет: правда это или нет, но рассказывают, что когда нимфы воевали с людьми, на переговоры с ними были отправлены восемь князей - славные воины задумали неладное, а именно убить на переговорах лесных колдуний, оставив противника без лидеров. План был один, на деле получилось иначе: послов, окруживших хрупких и на вид безобидных девушек постигла участь быть превращенными в камень. Давно наступило перемирие, люди уже и забыли о существовании лесных, нимфы же отправились на север, и только гиганты остались неизменными, застыв на века в камне, они все еще бросаются в бой…

Их ненависть и жажда боя жива, поэтому разрушив камень, выпив остатки жизни в скале, Ир полностью обретет себя после ритуала - Зазеркалье неохотно отпускает своих пленников.

Создание зеркал наблюдало, как Доминик, смешав краски с кровью недавно убитого волка (он специально заготовил её еще дома), рисует на гигантах непонятные символы - древний, почти забытый Первый язык.

Доминик усыпил ведьму за час до того, как они достигли пункта назначения. К сожалению, ритуал требовал, чтобы жертва находилась в сознании, поэтому убить Настю спящей колдун не мог. Даже при всем своем желании: из двух зол, он хотел бы выбрать меньшее - то, что причинило бы наименьший вред дочери, но такого не было.

Дул утренний свежий ветерок: по поверхности зеленой травы прокатились волны, зашелестел вереск, а сам западный ветер наполнился запахом разнотравья.

Гиганты молчаливо, угрюмо взирали на ранних гостей: выражения их лиц уже сложно разобраться - время не щадит никого, даже камень. Но Доминику они показались злыми…

Небо светлело: темнота ночи уступила место предрассветным краскам, отступая к западу, сгустившись там темно-синими тонами и звездами, что вот-вот погаснут. Посеребренная инеем трава скоро должна была оттаять под лучами Старшей, но до её восхода оставалось еще минут двадцать - времени для приготовления было достаточно.

Кучер - создание Зазеркалья, вызванное Домиником, держалось Настю на руках, пока колдун готовился к ритуалу.

Его глаза, которыми служили зеркальные осколки, скользнули равнодушным взглядом по гигантам; он чувствовал от них исходящую энергию мощи; силу крови, спящую жизнь…

Время действия заклинания "пыльца фей" заканчивалось: Настя начала просыпаться.

Доминик закончил приготовления, когда ведьма окончательно открыла глаза и рассеянным, еще немного сонным, взглядом обвела Каменным Гигантов и вздрогнула испуганно, обнаружив, на чьих руках находится.

- Положи её в центр, - отдал команду Доминик, расставляя медные фигурки в определенном положении - узор звезды Эрцгаммы. - И принеси зеркало.

"Пыльца фей" - заклинание-снотворное имело одно очень неприятное свойство, после пробуждения болела голова, во рту появлялась сухость, хотелось пить и немного поташнивало, тем более, тело наливалось тяжестью, что хотелось снова провалиться в крепкие объятия забытья.

Создание зеркал осторожно опустило Темную Ведьму на траву, и направилось к карете, где находилось, завернутое в плотную ткань, невысокое зеркало в тонкое серебряной оправе.

Осторожно достав его, темный слуга поставил его в шаге от лежащей ведьмы и отошел в сторону.

- Следи за тем, чтобы нам никто не помешал, - бросил слуге Доминик и присел на корточки возле дочери, извлек из ножен кинжал.

Предосторожность никогда не повредит.


Жутко болела голова и хотелось пить; во рту было так сухо, что я и слова не могла сказать; тело и то не слушалось меня: какого труда мне стоило разлепить веки и обвести затуманенными взглядом открывшейся пейзаж: каменные статуи, высокая трава и светлеющее в преддверии рассвета небо.

Ох, как же голова болит!

А все отец и его колдовство: я прекрасно помню, как он оглушил меня заклинанием, после того, как объявил "будем на месте".

Может, боялся, что я убегу?

Хотя вряд ли … я обвела взглядом каменный круг и простирающуюся равнину.

Куда мне бежать?

Я повернула голову и встретилась взглядом с равнодушным взором зеркальных осколков - страх, тот самый, свинцовый, с вязким серым вкусом, вновь поднялся, и невольно вздрогнула.

Сейчас, как никогда, я чувствовала свою беспомощность, раскрывшейся передо мной, блеснувшей всеми своими оттенками, заставляя ощутить её вкус полностью.

И вкус был не из самых приятных.

- Положи её в центр,- донеся до меня голос Доминика - создание Зазеркалье послушно зашагало к колдуну, который расставлял маленькие фигурки животных в определенном порядке.

Только, когда нас разделяло всего несколько шагов, я узнала узор - Звезда Эрцгаммы. Символ Ира, когда он еще входил в пантеон богов Ло.

Постепенно тяжесть и усталость покидали меня: я уже могла пошевелить рукой, ногой, боль отступила, жажда прошла, а в висках прекратила отбивать бодрый ритм молоточки.

Тварь положила меня в центр звезды - на влажную, еще покрытую местами инеем (даже если бы здесь царили жаркие ночи, иней все равно покрывал траву), выстроенной Домиником и отошла в сторону; отец же присел на корточки рядом, извлекая кинжал из набедренных ножен.

- Следи за тем, чтобы нам никто не помешал,- бросил он и повернулся мне, встал на колени и начал шептать заклинание …


Норт, геир потран доурс кан!

Диери сорл маин тир!


- Ты сказала, что он будет один,- прошипел Вигго, опустив на землю - высокая трава полностью скрыла вора.

Заклинание маскировки, наведенное Иллаей, сделало и богиню, и вора невидимыми, однако время действия было ограничено. Тем более, если подойти ближе, можно быть замеченным колдуном, пока еще не настолько сконцентрировавшимся на ритуале, а также тварью, преданно охраняющей Доминика.

Их разделяло не больше тридцати шагов - достаточно, чтобы острое зрение Вигго выхватило высокую фигуру Доминика, одетого в черную мантию - колдун склонился над лежащей на земле Насте. Пальцы Вигго сомкнулись на рукояти меча.

- Не спеши,- шепнула Иллая.- Надо выждать подходящий момент. Если он нас почувствует раньше, то одной тварью зазеркалья не ограничится.

- А что с ней делать? Сталь тьму не берет.

- Зеркала оставь мне. Главное, убей колдуна.

Вигго тяжело вздохнул.

- Я тебе скажу, когда начинать … Сейчас остается только ждать.

- Ждать так ждать,- буркнул вор, сорвал травинку и засунул её в рот.


Сказать, что мне было страшно, это не сказать ничего!

Мне было очень страшно: я боюсь боли, боюсь неизвестности, но больше всего, это того, что все происходит со мной в реалии.

Где-то, в глубине души, я еще надеюсь, что это все дурной сон, что сейчас я проснусь и обнаружу, что сплю в своей кровати, в нашем покосившемся домике, и что все приключения мне приснились!

- Пожалуйста … - прошептала, но отец этого не услышал или сделал вид, что не услышал.

Вот же .. мерзавец!

Пока Доминик шептал слова на древнем и незнакомом мне языке, я не отрывала глаз от блестящего кинжала в его руках.

Заметив, а, вероятно, даже почувствовав мой страх, колдун наклонил голову - во время ритуала он смотрел в розоватое рассветное небо - и едва заметно улыбнулся. Потом Доминик коснулся прохладной ладонью моего лба и что-то прошептал.

Либо мне показалось, либо там действительно мелькнуло что-то похожее на "прости меня"…

А потом небо внезапно потемнело: перед моими глазами заиграли все оттенки черного …

Невероятно!


- Пора,- вскочила на ноги Иллая, Вигго тотчас последовал её примеру.- Он открыл врата Отражений!

- И что это значит? - поинтересовался вор, обнажая оружие.

- Что у тебя осталось мало времени. Колдун не должен пролить кровь.


Черные небеса…

Мертвые небеса…

Небеса, играющие многочисленными оттенками всепоглощающего черного цвета…

- Ноутс Ирм Карм Дорн! - доносился до меня голос Доминика, но все мое внимание было приковано только к небесам, манящим, черным небесам…

Почему они такие?

- Потому что в Зазеркалье все мертво,- ответил низкий голос с хрипловатыми сухими нотками.

Ир.

Он был рядом и одновременно далеко: все, что нас разделяло, это зеркальная грань. Я чувствовала, как велико его желание вырваться на свободу, как он жаждет мести и как бурлит его ненависть.

- Наша ненависть.

Пик Дара - мы с ним едины; наши чувства смешались, превратившись в опасный гремучий коктейль, наши души почти слились.

- Почти …

- Ирг саум норт гиерн.

Лорг нит евас - пробормотали и бог, и я следом за колдуном.

Совсем немного осталось до нашего полного единения.

До моей смерти.


Ир поддался вперед: нетерпение и предвкушение победы вскружило ему голову.

Неужели! Неужели то, чего он так должно ждал, о чем так долго мечтал, наконец-то свершится, наконец-то воплотиться в реальность!

Зазеркалье волновалась: открылись врата Отражений, осталась лишь Грань и тогда он будет на свободе.

Звон пронесся по темнице Ира - это разбивались многочисленные Грани - они не выдерживали той силы, которая рвалась в Зазеркалье, чтобы освободить пленника.

Ир облизал губы.

Осталось совсем немного.

Последний шаг к победе.


Медленно, словно неохотно, поднималась над горизонтом Старшая: линия между небом и землей окрасилась в красноватые оттенки; ночь окончательно покинула предела небес Ло и теперь все замерло в ожидании нового дня.

Вот, желтоватый край Старшей показался над Ло, и первые, еще немного робкие лучи, поползи по миру…

Мягкий золотистый свет коснулся каменных гигантов, стирая с них угрюмую печать ночи, сейчас они казались менее злобными, чем в темноте, следом солнце осветило бормочущего заклинание мага, раскрасневшегося и вспотевшего, лежащую рядом ведьму - она, не отрываясь смотрела в розоватое небо, но в голубых глазах не отражалось рассвета, только темнота… и наконец-то солнечный луч достиг зеркала, но не отразился от поверхности, исчезнув в расплавленном серебре - зеркальная грань не отражало ничего, она лишь поглощала. Поглощала все, будто ненасытная темная дыра.

- Во имя Аро, бога змея, во имя Руны, богини орлицы, во имя Тора, бога быка, я открываю разбиваю Грань! Прольется кровь, и сила вернется к истинному хозяину. Да сгорят враги в твоей ненависти, Ир,  бог лев, да захлебнуться они в твоей месте… да будешь ты править отныне!

И в первых, еще немного робких, мягких золотистых лучах блеснула сталь …


Когда кинжал вошел в мое тело, я вернулась в реальность… просто оторвалась от притягивающего неба и посмотрела на рукоять, украшенную алым рубином, торчащую у меня в груди.

Боли не было и в помине: единственное, что я чувствовала - это горячее прикосновение крови, которая пропитывала платье, обжигая меня своим теплом.

Крови было много …

Почему мне не больно?

Почему я  до сих пор живу?


Ритуал продлил тебе жизнь … Минуты, отобранные у смерти, чтобы закончить начатое.


- Настя!

Оторваться от оружия в собственном теле, меня заставил далекий, но такой знакомый оклик … Я повернула голову и рассеяно воззрилась на Доминика, который с некоторым удивлением смотрел на острие меча, с которого капала кровь на траву, покрытую росой.

Его кровь…

Меч прошел отца насквозь.

Все еще не понимая происходящего, Доминик повернулся и посмотрел на стоящего за его спиной Вигго.

Резким движением вор вытащил клинок - колдун рухнул на землю, Вигго же подскочил ко мне.

- Слепой! Настя! Я не успел … Слепой!

- Мне не больно, Вигго… - кровь все уходила и уходила; тепла в теле оставалось все меньше и меньше, холод начал подбираться все ближе ко мне - я даже почувствовала прохладное дыхание По на своем затылке.

Я оказалась в колыбели его сильных рук.

Боли нет.

Уютно и хорошо … только холодно.

- Настя! - Вигго растерянно смотрел на меня; в его взгляде  я прочитала страх и панику. - Я старался, но он успел быстрее … Слепой!

Я подняла руку и коснулась его губ.

- Тише… - мои пальцы были в крови - они оставили алый след на подбородке мужчины. - Тише…

Холод стал ощутимее.

Вигго прижал меня к себе крепче, будто не хотел забирать у Смерти её заслуженную награду.

- Я даже не знаю, что надо говорить в такие моменты… - наемник поник головой.

Я слабо улыбнулась.

- В сказках герои признаются друг другу в любви и вечной верности,- а голос мой уже не такой громкий.- Вот, я тебя люблю.

Вигго усмехнулся, но в его глазах не было и намека на радость, лишь отчаяние загнанного зверя. Вор поцеловал меня и прошептал - его горячие дыхание коснулось моих губ.

Тепло. 

- Я тоже себя люблю.

- Дурачок, никто так в любви не признается… - я покачала головой.

Стало еще холоднее - Смерть присела рядом со мной; я чувствовала, как она ждет своего часа.

Тепла почти не осталось.

Только холод.


- Иллая … - Ир провел ладонью по зеркалу, очерчивая её плавный изгиб лица.

Она стояла так близко к зеркалу, что демон мог почувствовать знакомый и родной запах жасмина.

Иллая.

Ир ощутил её эмоции: смешанные, в которых сплелись неуверенность, испуг, ненависть и давно позабытая любовь. 

- Ты можешь меня освободить,- жарко зашептал Ир, положив ладонь на холодную Грань.- Тебе достаточно лишь закончить ритуал, Иллая. Я буду свободен,- его жесткий наполнился знакомыми бархатными, ласкающими слух нотками, в зеленых же глазах Иллая заметила родные огоньки нежности.- И мы будем вместе… Вместе, Иллая. Тебе достаточно лишь закончить ритуал… Сделай это… И мы будем вместе… - Ир почти умолял.

Она прикрыла глаза, вспоминая: его жаркий шепот, сильные руки, ласкающие её молодое тело, жадные поцелуи, зеленые глаза и наслаждение, которое он дарил ей …

… и страх за него, когда Ир поделился своим планом по захвату власти…

… и боль: огненная, алая боль, когда он выжигал ей глаза …

… и ненависть, родившаяся тогда, когда он изуродовал её…

Тот, кого она любила больше всех, сломал её и сжег в том ненасытном огне своей алчности.

Месть, такой же ненасытный зверь, как и огонь, только подписывается она ненавистью и горит холодным пламенем. Как давно Иллая мечтала об этом и вот…

Иллая поджала губы: ненависть, рожденная из любви, рвалась теперь наружу, кипела, бурлила, разливаясь по венам тяжелым золотом.

Ир нахмурился, когда его сестра, гордо вскинув голову и стиснув кулаки, выплюнула:

- Будь ты проклят, ублюдок! - под повязкой блеснули багровые огоньки ненависти - Ир нахмурился.- Ты просидишь здесь до конца вечности!

И тут, к её удивлению, Ир расхохотался: оказавший так близко к победе, он потерял все, он снова оказался у старта - в очередной раз жар-птица выскользнула из его рук, но Ир хохотал.

"Он точно безумен",- мелькнула мысль у Иллаи.

- В сказках злодеев наказывают. Я злодей. Так убей меня, Иллая,- он снова подался вперед.- Уничтожь свою кровь. Твоя ненависть способна на такое! Давай!

И тут пришел черед Иллаи улыбаться: кривая ухмылка тронула её красивые губы.

- Нет… Теперь я понимаю Аро и почему он заточил тебя сюда - ты сгниешь здесь, Ир… и никогда не выберешься… Растворишься в отражениях, разобьешься о Грань, и Зазеркалья сожрет тебя, оставив лишь пустую оболочку. Нравится такая участь? - Иллая позволила насмешке проскользнуть в голосе.

Демон молчал.

- Дар будет на пике еще пять лет. И я доберусь до этой ведьмы.

- Я тебе не позволю.

- Посмотрим,- холодно бросил сестре Ир: он снова надел маску спокойствия.- Мне нравится, что ты меня ненавидишь. Это придаст нашим отношениям пикантности,- хмыкнул.

- Ты сошел с ума.

- Когда у тебя есть ненависть и месть, не тронуться умом довольно сложно.

- Ты сломался.

- Ты тоже… Моя маленькая Иллая научилась ненавидеть… Даже если не сейчас, даже если мне придется ждать снова двести, три или пятьсот лет появление Дара, я дождусь. И выберусь из своей клетки. И ты будешь первая, кого я убью. Запомни это, моя маленькая Иллая,-он улыбнулся и развернулся, чтобы уйти в кокон непроницаемой тьмы.

- Ир! - окликнула его Иллая и, когда демон полуобернулся, не нашла в себе сил признаться…

"Мне тебя не хватает…"

Словно прочитав её мысли, демон кивнул:

- И мне тоже, Иллая. И мне тоже … - рассеяно обратился к темноте и исчез в ней спустя мгновение.

В зеркале больше никто не отражался.


- Настя... - Вигго прижал меня к себе крепче: я с трудом разлепила веки и воззрилась на него.- Слепой!

- Мне очень холодно…

Я чувствовала его губы, целующие мой лоб, глаз, губы, кончик носа, видела его безнадежное отчаяние в карих глазах. Таких родных и теплых.

- Прости, что не успел… - шепнул он и погладил меня волосам.

- Ничего,- я вымученно улыбнулась.

Сил почти не осталось: они покинули меня вместе с теплом; холод же подбирался все ближе и ближе.

- Добрячка.

- Знаю.

- Люблю тебя,- он снова поцеловал меня.

Я ничего не ответила: просто закрыла глаза - последняя попытка урвать последние мгновения нашей близости.

Ритуал, проведенный отцом, продлил мне жизнь: без него я умерла бы сразу… и сейчас оставшиеся минуты утекали, как вода сквозь пальцы...

Мне казалось, что я засыпала: погружалась в некую дремоту, где холодное течение вот-вот должно было подхватить меня и унести в царство По, где в тишине и во мраке я нашла бы покой…

Но Вигго вздрогнул.

Собрав остаток сил в кулак, я открыла глаза и посмотрела на сидящую рядом девушку: золотые, как солнце, волосы и глаза, спрятанные под повязкой. Всевидящая. Иллая.

- Моя бедная девочка,- прошептала богиня.- Ты так настрадалась … так намучилась…

- Умоляю тебя: спаси её, - услышала голос приглушенный Вигго. - Я отдам все, что хочешь. Даже жизнь… Только спаси её. Умоляю тебя…

- Оставь свою жизнь себе. Она тебе еще пригодится,- на зыбком краю реальности и темноты, в которую мне угрожало вот-вот сорваться, я почувствовала, как положила мне ладонь на грудь.- Все будет хорошо. Спи, Анастасия.

Её мягкий голос обволок меня подобно одеялу, укрыл от холода По и согрел.

Мне стало тепло.

И я заснула.


Эпилог


Высокий черноволосый мужчина поднялся на второй этаж и постучал в третью от лестницы дверь. Ждать пришлось недолго: дверь распахнулась и на пороге замер заспанный Эгюс.

- Чего тебе, Тадас? - зевнув, осведомился он.- Такая рань… Еще даже Младшая не поднялась... - рассеяно пробормотал, бросив мимолетный взгляд в окно.

Взъерошенные волосы, покрасневшие глаза и помятое лицо свидетельствовали о том, что Эгюс далеко не рад неожиданному визиту братца.

- Пойдем,- поманил Тадас за собой брата.- Дело есть важное.

Тот недовольно засопел, но за ним последовал.

Корчма "Летняя" встретила Эгюса пустым первым этажом и небывалой тишиной: все постояльцы спали.

- И что за дело…- мужчина не договорил: его взгляд упал на полноватую девушку в светлом платье, стоящей между столиков. - Единый! Катенька! - всплеснул руками Эгюс и шагнул к Катерине, распахнув объятия: та прижалась к крепкому телу и всхлипнула.- Катюша! Солнышко моё! - и гладил светлые волосы.- Где?! Где ты отыскал её?!

С тех пор, как девушка пропала, Эгюс не находил себе места: прочесав весь Белый город, опросив массу людей, обращаясь к гвардейцам, терпя неудачу за неудачей, он все равно не отчаивался.

И вот, она наконец-то нашлась, его русоволосая дочурка!

- Да сама пришла,- пожал плечами Тадас.- Постучалась в двери еще до восхода Старшей. Я сперва подумал оборванка обнаглела, но приглядевшись, узнал её. Успокоил, накормил и тебя будить пошел.

- Девочка, где же ты пропажа?! Ты бы знала, как я за тебя волновался!

- Это долгая история,- отозвалась Катерина.- Очень долгая.

Эгюс вздохнул и погладил её по голове.

- Расскажешь мне её по дороге домой,- мужчина тепло улыбнулся.- Роса нас небось уже заждалась.


Проснувшись, я продолжала лежать неподвижно: светлый теплый сон, наполненный запахом яблок и корицы, ушел, оставив мне приятные воспоминания и ощущения.

- Ты не спишь… - нежный поцелуй в плечо.- Я знаю.

Перевернувшись на другой бок, я открыла глаза и увидела лежащего рядом Вигго.

- Доброе … уже не совсем утро… день. Добрый день,- он улыбнулся и  нежно провел ладонью по моей щеке.

- И тебе,- не сдержала ответной улыбки я.

Вокруг колыхалась на ветру высокая трава; а лежали мы на расстеленном плаще - том самом, который дал мне Доминик.

Доминик.

Только сейчас я вспомнила происшедшее на рассвете, и моя рука непроизвольно потянулась к груди, но ладонь Вигго накрыла мою, останавливая, и вор произнес:

- Там ничего нет.

Опустила взгляд: запачканное кровью и порванное платье единственное напоминание о том, что случилось. Единственное, что заставляет меня поверить - происшедшее не сон.

- Иллая спасла тебя,- рассказывал Вигго, рисуя травинкой узоры на моей ладони.- Ир остался в Зазеркалье. Доминик мертв. Богиня сказала, что Дар будет на пике еще пять лет. Не бойся: не даст тебя в обиду ни она, ни я.

- Это хорошо,- кивнула, поудобней устраиваясь на широкой груди вора.

- Знаешь,- веселье исчезло из его теплых глаз, уступив место серьезным огонькам,- тогда, когда ты умирала … я хочу, чтобы ты знала: я сказал правду. Я действительно тебя люблю, темная ведьма Анастасия.

- И я чувствую это… - наклонилась к его лицу и коснулась полураскрытых губ; руки мужчины скользнули по моей талии и Вигго меня прижал к себе крепче. 

- Итак,- весело поинтересовалась я, немного отстранившись,- какой план?

- Ммм… - вор сделал вид, что задумался.- Сначала украдем тебе новое платье.

- Украдем? - переспросила я шутливо.

- Именно,- на губах вора расцвела знакомая мне наглая улыбка. - Тебе пора учиться воровать. Буду так уж и быть твоим учителем.

- Какая честь! - я засмеялась.

- А затем отправимся в Тагун. В столице всегда есть, чем поживиться. Ты только представь: вор и темная ведьма! Да мы на уши весь город поставим! - Вигго самодовольно улыбался, уже представляя, как будет выносить мешки с золотом из домов богатой знати.

Вигго такой Вигго, что просто нет слов!

- И что я бы без тебя делала? - чмокнула его в щеку.

Заметив хитрый взгляд вора, не сдержала широкой улыбки: в ответ вор снова притянул меня к себе и запечатлел на губах долгий поцелуй.


Зазеркалье.

Он лежит, раскинув руки в разные стороны; взгляд зеленых глаз устремлен в небеса, играющие всеми оттенками черного - неживые небеса, полные вязкой тьмы.

- Я вернусь,- шепчут искусанные до крови губы, и Ир улыбается.

Улыбается, предвкушая свою победу

Примечания

1

Прядь - нить Судьбы.

2

Тимар - государство, расположенное между двух рек - Тим и Ар, соединенное название которых и дало имя стране. Управляется группой аристократов, получивших название Звездная Палата. Основной доход - это залежи порошка для Греческого Огня в горах, также торговые пути. Территория населена, в основном, людьми, в очень отдаленных районах живут тролли, ору и канты.

3

Единый - единственный бог, которому поклоняются почти все жители королевства. Язычество еще существует, однако церковь Единого ведет активную борьбу с "неверными".

4

Всевидящая - богиня из языческого пантеона. Слепая дева с повязкой на глазах, которая обладала способностью видеть и прошлое, и настоящее, и будущее одновременно.

5

Младшая - в мире Ло два солнца, называются они Сестры: Старшая (то, что побольше) и Младшая (соответственно, меньше по размеру).

6

Симон - название месяца.

7

Отрекшийся - антипод Единого. Бог, который отрекся от жизни на небесах, променяв ее на жизнь среди людей, чтобы предаваться вместе с ними пороку и искушениям. Впоследствии, стал противоположностью Верховного бога. Второе его имя - Слепой.

8

Базира - языческая богиня сновидений.


home | my bookshelf | | Будни тёмной ведьмы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу